/ / Language: Русский / Genre:sf, / Series: Сквозь Время

Брошенные В Реальном Времени

Вернор Виндж


sf Вернор Виндж Брошенные в реальном времени ru en solt Emacs 2005-01-04 42da348b8a1671ec5ccdcb93ffb1a84b 0.1

ИНТЕРЛЮДИЯ

НЕУПРАВЛЯЕМЫЕ

Фирма �Эл-защищает� располагалась в Манхэттене, штат Канзас. Несмотря на громкое название, эта маленькая, ориентированная главным образом на работу со страховками компания обеспечивала полицейской охраной около двадцати тысяч клиентов, живущих в пределах ста километров от центрального офиса. Однако Эл, безусловно, не был лишен чувства юмора: в его рекламных объявлениях полицейские походили на бандитов из двадцатого века. Вил Бриерсон полагал, что дело тут в ностальгии. Даже мичиганское полицейское управление, форму которого он носил, полагалось на любовь широкой публики к старым именам и традициям.

�И все равно в названии �Мичиганское полицейское управление� достоинства больше�, – подумал Бриерсон, опуская флайер на площадку рядом с офисом Эла. Утро было тихим. Даже перед самым восходом солнца небо оставалось темным, а воздух влажным. Полгоризонта затянуло грозовыми тучами. Вдали беззвучно сверкали молнии. Погода вполне соответствовала мольбе Эла, полученной штаб-квартирой в Ист-Лансинге всего четыре часа назад.

Из теней вынырнула худощавая фигура.

– Как я рад вас видеть!.. Элвин Свенсен, владелец. – Он энергично пожал руку Вила. – Я боялся, что вы решите подождать, пока пройдет грозовой фронт.

Костюм Свенсена – мешковатые штаны и особенно толстый пиджак на подкладке – вызвал бы у Фрэнка Нитти1 чувство законной гордости. Местный полицейский шеф повел Бриерсона вверх по ступеням. На улице больше никого не было; пусто, как и следует ожидать ранним утром возле деревенского полицейского участка. Ну и что же у них случилось такого экстренного?

Перед панелью связи сидел клерк (или полицейский?), одетый в точности, как сам Эл.

– Джим, приехал представитель мичиганского полицейского управления. Они в самом деле готовы оказать нам помощь! Представляешь?.. Давайте пройдем в тот конец коридора, лейтенант, в мой кабинет. Скоро мы отсюда уедем, но пока, думаю, там можно спокойно поговорить.

Вил озадаченно кивнул, ничего не понимая. Из полуоткрытой двери в дальнем конце коридора лился свет. На поверхности матового стекла кто-то нацарапал слова �Большой Эл�. Старый ковер источал едва уловимый запах плесени, а деревянные половицы слегка прогибались под весом Вила – все-таки девяносто килограммов. Бриерсон с трудом сдержал улыбку – может быть, Эл вовсе не выжил из ума. Гангстерский мотив в оформлении являлся отличным оправданием царящим повсюду неряшливости и беспорядку. Вряд ли клиенты станут доверять обычной полицейской компании, если она будет так выглядеть.

Большой Эл завел гостя в свой кабинет и махнул рукой, указывая на кресло, показавшееся Виду чересчур мягким. Тощий угловатый Свенсен скорее походил на школьного учителя, чем на полицейского – или гангстера. Его рыжеватые волосы в беспорядке торчали в разные стороны, словно он постоянно их дергал или недавно выбрался из постели. Глядя, как Свенсен взволнованно бегает по кабинету, Вил решил, что, наверное, первое предположение выглядит более правдоподобно. Свенсен производил впечатление человека, находящегося на грани нервного срыва. Он посмотрел на жетон Бриерсона, и на его лице расплылась улыбка облегчения.

– В. В. Бриерсон. Я о вас слышал. Не сомневался, что мичиганское управление меня не подведет; они прислали своего лучшего сотрудника.

Вил улыбнулся в ответ, надеясь, что Эл не заметил его замешательства и смущения. Слава Бриерсона частично объяснялась политикой мичиганского управления, и он ее ненавидел.

– Спасибо, э-э... Большой Эл. У нас особые обязательства перед полицейскими компаниями, которые обслуживают клиентов, не имеющих права на ношение оружия. Однако вы должны рассказать мне поподробнее о том, что у вас стряслось. И к чему такая таинственность?

– Я боюсь болтунов, – махнув рукой, пояснил Эл. – Не имею права рисковать. Пока вы не появились на сцене, враг не должен был знать, что я вас вызвал.

Странно, что он говорит �враг�, а не �мерзавцы�, или �подонки�, или �жулики�.

– Но ведь даже большую банду можно напугать, если сообщить им...

– Послушайте, я говорю не о шайке хулиганов. Речь идет о республике Нью-Мексико. И об их вторжении на нашу территорию. – Свенсен плюхнулся в кресло и заговорил более спокойно, словно передавая Виду информацию, он одновременно перекладывал на его плечи весь груз ответственности. – Вы потрясены?

Бриерсон тупо кивнул.

– Я тоже. Точнее, был бы – месяц назад. Республике постоянно приходилось решать свои внутренние проблемы. И хотя они предъявляют права на все земли, расположенные к югу от реки Арканзас, у них нет ни одного поселения в радиусе нескольких сотен миль отсюда. Я считаю, что мы легко сможем подавить эту авантюристическую вылазку одним мощным ударом. – Свенсен посмотрел на часы. – Послушайте, скорость, с которой мы предпримем ответные действия, конечно же, имеет решающее значение, однако нам необходимо скоординировать усилия. Сколько боевых патрулей прибудет вслед за вами?

Увидев выражение, появившееся на лице Бриерсона, он застонал:

– Что? Проклятие! Ну, по-видимому, тут я сам виноват. Развел секретность... Вил кашлянул.

– Большой Эл, я единственный агент, которого послало мичиганское управление.

Свенсен как-то весь обмяк, облегчение сменилось маской отчаяния, которая, в свою очередь, уступила место ярости.

– Черт бы вас побрал, Бриерсон! Я могу потерять здесь все, что создал, а люди, которые мне доверяют, лишатся своего имущества. Клянусь, я подам в суд на мичиганское управление и не успокоюсь, пока не сотру вас с лица земли. Я исправно плачу вот уже пятнадцать лет и ни разу ничего не просил. А теперь, когда мне понадобились ударные силы, они прислали одного-единственного придурка с пугачом в кармане!

Бриерсон поднялся на ноги и несколько мгновений рассматривал Свенсена с высоты своего двухметрового роста. Затем он протянул руку и сжал плечо Эла – то ли хотел успокоить, то ли заставить замолчать. Голос Вила звучал тихо, но уверенно:

– Мичиганское полицейское управление никогда никого не подводило, мистер Свенсен. Вы платите за то, чтобы вас защищали против массовых проявлений насилия – и вы такую защиту получите. Наше управление еще ни разу не нарушило условий контракта, заключенного с клиентом.

Он выделил последние слова и еще сильнее сжал плечо Эл-вина Свенсена. Они некоторое время смотрели друг на друга; потом Большой Эл неохотно кивнул, и Бриерсон вернулся на свое место.

– Вы правы. Прошу меня извинить.., мы платим за результат, а не за методы, которыми вы его добиваетесь. Но я знаю, какая сила нам противостоит.., и я боюсь, черт побери!

– Я как раз и прибыл сюда, чтобы выяснить, с чем нам пришлось столкнуться, а не бросаться, очертя голову, в самую гущу событий. Вы ожидали чего-то иного?

Эл откинулся на спинку кресла, которое тихонько заскрипело, и выглянул в окно, где по-прежнему царили предрассветные сумерки и тишина – казалось, на одно короткое мгновение напряжение его отпустило. Наконец кто-то другой намеревался взять на себя груз ответственности.

– Все началось три года назад и выглядело совсем невинно – и уж, вне всякого сомнения, операции были совершенно законными...

Хотя республика Нью-Мексико претендовала на некоторые земли к западу от Колорадо, востоку от Миссисипи и к северу от Арканзаса, большинство их поселений располагалось вдоль Залива и по берегам Рио-Гранде. Почти в течение целого века территории Оклахомы и северного Техаса оставались незаселенными. �Граница�, проходящая по реке Арканзас, не особенно интересовала республику, у которой хватало забот в связи с �Войнами за воду� в Колорадо. И уж меньше всего она беспокоила фермеров, живших на южной окраине неуправляемых земель.

За последние десять лет начала увеличиваться эмиграция из республики в более плодородные северные районы. На территории Манхэттена осталось совсем мало южан: большинство отправилось на север в поисках работы. Однако в последние три года сюда стали перебираться состоятельные граждане Нью-Мексико, причем они соглашались платить за землю любые деньги.

Совершенно очевидно, что эти люди являлись агентами правительства республики. Они выкладывали гораздо больше, чем могли заработать фермерством, – а операции по приобретению земли начались сразу после выборов нового президента. Кажется, его зовут Гастингс Мартинес. Так или иначе, многим из нас удалось хорошенько заработать. Если какой-то богатей желает владеть расположенными в стороне от остальных поместьями на неуправляемых территориях – что ж, дело хозяйское. Кроме того, даже если собрать все деньги республики вместе, они не смогут купить и десятой части Канзаса.

Сначала поселенцы вели себя как образцовые соседи. Они даже заявили, что намерены подчиняться законам Среднего Запада и попросили поддержки у компании Эла. Однако время шло, и стало очевидно, что они и не фермеры, и не бездельники-богачи. Местные жители довольно быстро сообразили, что приезжие являются рабочими, прибывшими сюда по контрактам. Бесконечные потоки грузовиков доставляли оборванных, грязных мужчин и женщин из южных городов: Галвестона, Корпус-Кристи, даже из столицы – Альбукерке. Их селили в бараках, которые владельцы построили на своих землях, и они до позднего вечера трудились на полях.

Фермы начали выдавать урожаи, удивившие местных жителей. И хотя многие по-прежнему сомневались в целесообразности сделок, заключенных южанами, в газетах появились статьи, задававшие вопрос: нельзя ли считать труд наемников более выгодным, чем использование автоматизированного оборудования, которое приходится брать в аренду? Вскоре южане стали наниматься на работу к местным фермерам.

Они трудятся больше и старательнее, а денег просят меньше. Каждый вечер их отвозят на грузовиках в бараки, так что наши ребята общаются с ними не больше, чем с машинами. В конце концов наемные рабочие победили автоматическое оборудование – их использовать на пять процентов выгоднее.

Бриерсон начал понимать, к чему идет дело. Похоже, кто-то в республике отлично разбирается в законах Среднего Запада.

– Гм-м, знаете, Эл, окажись я на месте одного из рабочих, я не стал бы задерживаться в сельскохозяйственном районе. На севере есть конторы по трудоустройству, которые предлагают ученикам дворецкого больше, чем зарабатывает начинающий полицейский. Богачам всегда будут требоваться слуги, и сегодня они получают сказочные деньги.

– У нас тоже есть состоятельные люди, – кивнув, проговорил Эл. – Сообразив, за какие гроши соглашаются работать приезжие, они решили воспользоваться их услугами. Вот тут-то и возникли первые проблемы.

Южане с трудом понимали, о чем речь, и твердили, что обязаны работать там, где им приказано. Сначала очень немногие, буквально единицы, приняли предложения.

– Они были по-настоящему напуганы, те первые смельчаки. Постоянно требовали подтверждения, что в конце дня им позволят вернуться к своим родным. Казалось, они думали, будто их намерены держать в качестве заложников. А потом словно мир взорвался – многие с радостью соглашались бросить работу на фермах и просили разрешения взять с собой семьи.

– Именно тогда ваши новые соседи и закрыли лагеря?

– Совершенно верно, приятель. Отказались выпустить семьи. Кроме того, нам стало известно, что владельцы ферм конфискуют заработанные рабочими деньги.

– Они заявили, что подписали с ними долгосрочные контракты?

– Нет, черт подери. Возможно, их поведение можно считать законным с точки зрения �Корпорации судопроизводства�, однако рабство по договору не поощряется на Среднем Западе – а ведь именно там и подписаны контракты. Теперь я понимаю, что и это сделано намеренно.

А вчера произошло нечто совершенно невероятное. Красный Крест прислал своего представителя с предписанием от судьи: отправиться в поселения и поставить в известность бедолаг-рабочих, какие у них имеются права – с точки зрения закона. Я решил сопровождать его, прихватив парочку своих ребятишек. Нас отказались впустить. А когда представитель Красного Креста стал настаивать, его выставили силой. Их главный головорез – его зовут Стронг – вручил мне документ, где говорится, что отныне они намерены решать все свои дела самостоятельно, включая полицейскую охрану и правосудие. Затем нас выпроводили – под дулом пистолета.

– Итак, они перешли к решительным действиям. Никаких проблем. Насколько я понимаю, рабочие по-прежнему остаются вашими клиентами?

– Верно. Более того, прежде чем возник конфликт, некоторые из них подписали личные контракты со мной и Средним Западом. Все это ловушка, и я в нее попался.

– Точно. У вас оставался только один выход – обратиться с просьбой о помощи в нашу компанию, – кивнув, сказал Вил.

Большой Эл наклонился вперед, возмущение уступило место страху.

– Разумеется. Но я еще не все вам рассказал, лейтенант. Рабочие – точнее, рабы – явились частью ловушки, в которую нас заманили. Однако большинство из них честные и храбрые люди. Они прекрасно понимают, что происходит, и испытывают такое же негодование, как и я. Вчера вечером, после того как нас вышвырнули из поселения, троим рабочим удалось бежать. Они прошли пятнадцать километров до Манхэттена, чтобы встретиться со мной, и умоляли меня не вмешиваться, забыть о контрактах, подписанных их товарищами.

Они объяснили почему. За все время путешествия сюда – а рабочие проделали примерно сто километров – им ни разу не позволили взглянуть на окрестности. Но они слышали разговоры, а один из них умудрился проделать дырку в борту грузовика. К югу от Арканзаса он увидел старательно закамуфлированные бронированные автомобили и боевые самолеты. Проклятые ублюдки из Нью-Мексико привели часть своего техасского гарнизона и тайно разместили солдат меньше чем в десяти минутах лета от Манхэттена. Они готовы выступить в любой момент.

Рассказ звучал вполне убедительно. В последние годы �Войны за воду� с Азтланом постепенно утихли. Представители Нью-Мексико наверняка накопили массу оружия и оборудования, даже учитывая тот факт, что им приходилось постоянно наводить порядок в городах, расположенных вдоль побережья.

Вил встал и подошел к окну. Над далекими темными тучами появилась полоска света – начался рассвет. Неожиданно он почувствовал себя страшно уязвимым: смерть может свалиться с неба в любой момент и без предупреждения.

В. В. Бриерсон не слишком увлекался историей, однако обожал кино и видел множество фильмов про войну. Если агрессор ценит общественное мнение, он обязательно устроит провокацию – иными словами, постарается найти повод для того, чтобы прибегнуть к массовому насилию, замаскированному под самооборону. Представители Нью-Мексико очень ловко создали ситуацию, в которой Бриерсон – или кто-то иной на его месте – будет вынужден применить силу (по условиям договора) против их поселений.

– Если сейчас мы будем вести себя тихо, насколько нам удастся оттянуть вторжение?

Ему не нравилось, что обстоятельства вынуждают до определенной степени менять условия контракта. Однако когда речь идет о заложниках, в качестве оружия часто приходится использовать время.

– Их уже ничто не остановит. Они готовы к наступлению. Полагаю, если мы ничего не станем делать, они используют мой вчерашний �рейд� в качестве повода для введения войск. С моей точки зрения, нас спасет только одно – если мичиганское управление направит сюда все свои силы. Массированное сопротивление может испугать ублюдков и заставить их ретироваться.

Бриерсон отвернулся от окна и посмотрел на Большого Эла. Он прекрасно понимал, почему так напуган Свенсен. Шеф местной полиции продемонстрировал огромное мужество, когда всю ночь ждал его в здании, где располагался участок. Но теперь ответственность за происходящее легла на плечи Бриерсона.

– Ладно, Большой Эл, с вашего разрешения я возьму командование операцией на себя.

– Буду только рад! – Эл вскочил на ноги, и его лицо озарила счастливая улыбка.

Вил тем временем направился к двери.

– Первым делом нужно поскорее отсюда убраться. Сколько еще человек в здании?

– Двое – кроме меня.

– Найдите их и приведите в вестибюль. Если у вас есть оружие, прихватите.

Вил доставал из флайера оборудование, когда из дверей участка выбежали три человека и направились прямо к нему. Он помахал им рукой, чтобы не подходили.

– Если у южан и в самом деле серьезные намерения, первым делом они попытаются завладеть преимуществом в воздухе. У вас есть наземный транспорт?

– Несколько автомобилей. Дюжина мопедов. Джим, открой гараж.

Полицейский, ужасно похожий на хулигана-стилягу, умчался выполнять приказ. Вил с некоторым любопытством посмотрел на существо, оставшееся рядом с Элом. Лет четырнадцати, она (?) сгибалась под тяжестью пяти коробок, часть из них была снабжена лямками, но остальные производили впечатление вещей, которые ни один человек в здравом уме не станет за собой таскать. Диковинное существо радостно ухмылялось.

– Кики ван Стин, лейтенант. Она помешана на военных играх, и как раз сейчас ее увлечение может оказаться полезным.

– Привет, Кики.

– Рада познакомиться, лейтенант. – Девчушка приподняла одну из коробок размером с хороший чемодан, словно собиралась помахать рукой. Несмотря на свое тяжеловесное снаряжение, она с трудом сдерживала возбуждение.

– Надо решить, куда мы направимся и каким образом туда попадем. Пожалуй, лучше всего подойдут мопеды. Они достаточно маленькие...

– Ну, знаете, лейтенант! – вмешалась Кики. – Разглядеть их с воздуха ничего не стоит. А добираться нам совсем не далеко. Я проверяла несколько минут назад, и до сих пор вражеская авиация в воздух не поднималась. У нас есть по меньшей мере пять минут.

Вил посмотрел на Эла, и тот кивнул в ответ на его невысказанный вопрос.

– Ладно, пусть будет машина.

Девушка улыбнулась еще радостнее и помчалась к гаражу.

– Она очень хорошая девочка, лейтенант. Хотя и разведена. Большую часть того, что я ей плачу, тратит на военные игрушки. Полгода назад Кики начала говорить о том, что на юге происходят странные вещи, но ее никто не слушал, и она перестала к нам приставать. Слава Богу, сейчас Кики здесь. Всю ночь она наблюдала за южными границами. Как только неприятель начнет наступление, мы сразу об этом узнаем.

– Вы уже приготовили убежище, Эл?

– Да. Земли к юго-западу отсюда изрезаны тоннелями и скалами с пещерами. Старый комплекс Форт-Райли. Моему приятелю принадлежит большая его часть. Вчера вечером я отослал туда почти всех своих людей. Их немного, но по крайней мере кое-какой урон врагу мы все-таки сумеем нанести.

Рассвет начал вступать в свои права, завели монотонную песню насекомые, а на дереве у полицейского участка Вил заметил голубя. Солнце высветило края грозовых туч, но воздух по-прежнему был влажным и прохладным. Да и горизонт все еще оставался темным. Отвратительная погода. �Интересно, кому она на руку?� – подумал Вил.

Относительную тишину утра разорвал пронзительный кашель поршневого двигателя. Несколько секунд спустя из гаража на дорогу выехала антикварная редкость – Вил разглядел изящный, удлиненный силуэт � линкольна�, появившегося на свет, наверное, в сороковых годах. Бриерсон и Большой Эл сложили свое снаряжение и оружие на заднее сиденье и забрались в машину.

Как же далеко может завести нас ностальгия, пронеслось в голове у Вила. Восстановление �линкольна� наверняка стоило Элу не меньше, чем вся его компания. Автомобиль легко выкатился на дорогу, идущую параллельно территории полицейского участка, и только тут Вил сообразил, что едет не в оригинале, а в дешевой копии. Ему следовало догадаться, что старина Эл не из тех, кто станет швырять деньги на ветер.

Постепенно полицейский участок скрылся из виду.

– Кики, ты можешь настроиться на антенну участка?

– Могу, – кивнув, ответила девушка.

– Мне нужна такая связь с Ист-Лансингом, чтобы создавалось впечатление, будто сигнал идет из вашего полицейского участка.

– Запросто.

Кики выполнила его указания и передала Вилу микрофон. Уже через несколько секунд, назвав нужные коды, он вступил в переговоры сначала с дежурным в Ист-Лансинге, а потом с полковником Поттсом и несколькими директорами компании.

Когда он закончил, в глазах Эла появилось нечто схожее с благоговейным ужасом.

– Сто боевых самолетов!.. Четыре тысячи солдат!.. Боже мой, я и не представлял, что вы способны вызвать такие огромные силы!

Бриерсон ответил ему не сразу. Отдав микрофон Кики, он проговорил:

– Переключись на каналы прямой связи, Кики, Сообщи всей Северной Америке о том, что здесь происходит. – Наконец он повернулся к Элу и смущенно сказал; – На самом деле не способны. В распоряжении мичиганского полицейского управления.., ну, наверное, около тридцати боевых машин, двадцать из них вертолеты. Главным образом, они сосредоточены на Юконе. Можно оборудовать орудиями поисковые и спасательные корабли – у нас их несколько сотен, – но на это уйдут недели.

Эл побледнел, однако не стал шуметь и ругаться, как во время первого разговора с Вилом.

– Значит, вы просто блефовали?

– МПУ пришлет нам все, что у них есть, причем безотлагательно. Если республика Нью-Мексико затеяла не слишком грандиозную военную кампанию, этого хватит, чтобы заставить их отказаться от своих планов.

Казалось, Большой Эл ушел в себя, он молча и как-то равнодушно смотрел на дорогу впереди. Кики, устроившаяся на переднем сиденье, пронзительным голосом сообщала в микрофон о передвижениях неприятеля, предупреждая всю Северную Америку о грядущем вторжении. Время от времени она называла позывные и знаки отличия, чтобы никто не сомневался, что передача ведется полицейской службой.

Врывающийся в открытые окна ветер принес сладкий аромат росы и свежей зелени. Вдалеке сверкал серебристый купол пузыря, под которым фермеры выращивали свежие овощи. �Линкольн� миновал маленькую методистскую церковь, ослепительно белую на зеленой лужайке, заросшей яркими цветами. Позади нее кто-то работал в огороде.

Дорога оказалась не слишком хорошей и предназначалась для широких шин фермерских автомашин. Так что набрать скорость более пятидесяти километров в час Джиму не удалось. Время от времени навстречу попадались то трактор, то грузовичок, направлявшиеся на работу в поля. Водители весело махали проезжающему мимо них �линкольну�. Самое обычное деревенское утро в неуправляемых землях.

Скоро все изменится. Каналы новостей уже наверняка поймали сообщение Кики. Через несколько часов сюда прибудут корреспонденты, чтобы передавать голографические изображения передвижений и действий противника. Часть репортажей будет совершенно сознательно направлена на территорию республики для того, чтобы общественное мнение страны агрессора повернулось против своего правительства. Впрочем, вряд ли это возможно.

Скорее всего воздух у них над головами вот-вот взорвется визгом металла. Конец мирному существованию.

Большой Эл коротко хихикнул. Когда Вил удивленно на него посмотрел, полицейский пожал плечами.

– Так, мысли разные лезут в голову. Полицейское управление чем-то похоже на банк, где можно получить ссуду. Вместо золота МПУ подкрепляет свои обещания силой. Это вторжение стало чем-то вроде проверки вашего �банка насилия�. У вас достаточно средств, чтобы справиться со стандартными проблемами, но когда приходит время кризиса...

...Вас ждет смерть или рабство. Сознание Вила не желало принимать такую аналогию.

– Может, и так, однако, как большинство банков, мы заключили соглашения со своими коллегами. Бьюсь об заклад, что портлендская служба безопасности и мормоны одолжат нам несколько воздушных боевых машин. В любом случае республике наши земли ни за что не удержать. Вы обслуживаете тех, кто не имеет права на ношение оружия, но ведь многие из здешних жителей вооружены до зубов.

– Конечно. Моим главным конкурентом является корпорация � Правосудие�. Они всячески поддерживают тех из своих клиентов, кто вкладывает деньги в ручное оружие и охранное оборудование для домов. Разумеется, рано или поздно они с республикой разберутся. Только мы к тому времени обанкротимся и погибнем – вместе с несколькими тысячами ни в чем не повинных людей.

Водитель Эла оглянулся и посмотрел на них.

– Эй, лейтенант, а почему МПУ не заплатит какой-нибудь крупной энергетической компании, чтобы ответить республике тем же – например, накрыть пузырями важные места на их территории?

Вил покачал головой:

– Правительство Нью-Мексико позаботилось об охране всех имеющих значение объектов при помощи поглотителей Вачендона.

Неожиданно Кики прервала свой монолог, передаваемый в эфир, и крикнула:

– Бандиты! Бандиты!

Повернувшись к Бриерсону, она протянула ему дисплей. Знакомая модель, но машину трясло на дороге, и Вил никак не мог разобрать, что она там увидела. Изображение формировалось при помощи показаний радара с орбиты, к которым добавлялось огромное количество дополнительных данных. Зеленый цвет обозначал растительность, пастельные оттенки – расположение облаков.

Картинка представляла собой головоломку, пока Вил не выделил Манхэттен и реку Канзас. Кики включила увеличение. От разрастающейся стаи красных точек, расположившихся на юге, отделились три штуки и устремились вперед. Постепенно они становились все ярче. Бегущая строка над каждой сообщала ее скорость и высоту.

– Вышли из-за облаков, – объяснила Кики.

– Передача ведется по открытому каналу?

– Конечно! – радостно улыбнувшись, заявила она. – Но это не надолго. – Девушка повернулась, чтобы показать на дисплей. – Через две минуты станция Эла взлетит на воздух. Я не хочу рисковать и подсоединяться к спутнику из машины, а остальное еще опаснее.

Совершенно верно, мысленно согласился с ней Вил.

– Классно! Потрясающе, просто невероятно. Целых два года �Милитаристы� – так называется наш клуб – наблюдали за �Войнами за воду�. У нас есть программное обеспечение, необходимое оборудование, шифры – все, чтобы следить за происходящим. Мы могли делать предсказания и биться об заклад с другими клубами, но принять участие в военных действиях – никогда! И вот у нас началась настоящая война, прямо здесь! Здорово!

Кики погрузилась в счастливое молчание, и Вил мельком подумал, что она, возможно, психически нездорова, а юность и наивность здесь совершенно ни при чем.

– В полицейском участке есть камеры наружного наблюдения? – спросил он, ни к кому в отдельности не обращаясь. – Было бы неплохо, если бы нападение транслировалось на другие станции.

Девушка кивнула.

– Я настроила два канала. Кроме того, камера на антенне передает то, что происходит на юго-западе. Вся страна увидит, как враг уничтожит полицейский участок.

– Ну-ка, покажи.

Кики недовольно нахмурилась.

– Ладно. Только вряд ли вам это понравится.

Заглянув к ней через плечо, Вил заметил у нее на коленях большой плоский дисплей, на котором появилась новая картинка, только на сей раз она состояла из сложного переплетения зашифрованных надписей. Вил присмотрелся внимательнее, и они показались ему смутно знакомыми. А в следующее мгновение он сообразил, что видел подобное в старых кинофильмах: древние стенографические обозначения для описания возможностей военных подразделений.

По-видимому, у клуба �Милитаристы� есть программы для трансляции данных, получаемых со спутников, на обычные дисплеи. Вот это да! Может быть, у них даже есть оборудование, которое позволяет прослушивать переговоры противника. Девушка что-то сказала о том, что о наступлении врага узнает вся страна – похоже, их клуб играет в войну по-настоящему. Они определенно спятили, но в складывающихся обстоятельствах могут оказаться чертовски полезными.

Кики что-то пробормотала в свой микрофон, и экран дисплея, который Вил держал в руках, разделился на две равные части. В левой фиксировались передвижения врага по карте местности, а на правой появились поля и парковочная площадка у полицейского участка. Вил видел, как от поверхности его флайера отражаются солнечные лучи – оказывается, он посадил машину в нескольких метрах от глазка камеры.

– Пятнадцать секунд. Их уже видно.., смотрите, вон там, на юге.

Машина сделала поворот, и Джим показал в окно:

– Вижу! Я их вижу!

И тут Вил заметил неприятеля. Три черных жука, бесшумно парящих в воздухе – рев моторов заглушали расстояние и скорость. Они повернули на запад и исчезли за деревьями, однако, с точки зрения камеры, установленной на антенне, вражеские корабли неподвижно зависли над полицейским участком. Из брюха зловещих насекомых вырывались клубы дыма, а солнечные лучи отражались от их гладких спинок. Прошло всего несколько секунд, и неприятель начал бомбить участок.

Как ни странно, камера даже не дрогнула – пассажиры �линкольна� отлично видели все, что происходило внизу. Полыхало пламя, в разные стороны летели обломки. Мимо пронесся обломок флайера... И вдруг экран потемнел. Только сей час Вил догадался, что угол, под которым шла съемка, выбран не специально – просто антенна с камерой медленно падала, не переставая при этом работать.

Прошло несколько секунд, и над машиной раздался оглушительный грохот, за которым последовал пронзительный вой бомбардировщиков, набирающих высоту.

– Прощайте, открытые каналы, – проговорила Кики. – Я считаю, что, пока мы не доберемся до укрытия, нам следует вести себя как можно тише.

Джим прибавил скорости. Он не видел картинки на дисплее, но даже человеку, лишенному воображения, хватило бы шумовых эффектов, чтобы все понять.

До сих пор дорога была неровной, сейчас она напоминала стиральную доску. Вил схватился за переднее сиденье. Если враг свяжет их с передачами...

– Далеко еще, Эл?

– Ближайший вход примерно в четырех километрах по прямой, но чтобы до него добраться, придется объехать ферму Шварца. – Он показал на высокий забор из колючей проволоки на правой стороне дороги. К северу от него тянулись кукурузные поля. Вил заметил вдалеке среди зелени комбайн. – Еще минут пятнадцать...

– Десять! – крикнул Джим, и их затрясло сильнее.

– ..чтобы объехать ферму.

�Линкольн� взобрался на вершину невысокого холма, и Вил увидел дорогу, уходящую прямо на север.

– А почему бы не воспользоваться дорогой?

– Исключено. Она проходит по владениям Шварца. – Большой Эл посмотрел на Вила. – Дело вовсе не в том, что я такой законопослушный, лейтенант. Просто это равносильно самоубийству. Джейк Шварц около трех лет назад стал армадиллом. Видите вон ту штуку на поле? – Он махнул рукой.

– Комбайн?

– Какой там комбайн? Оружие! Думаю, робот. Посмотрите внимательнее, на нас направлена пушка.

То, что Вил принял за соломорезку, скорее походило на высокоскоростную катапульту.

Их машина промчалась мимо пересечения с дорогой Шварца, и Вил успел заметить ворота и таблички, сообщающие о том, что перед ними частное владение. Украшали объявления человеческие черепа. Поля к западу от дороги казались заброшенными. Небольшая рощица на вершине холма скрывала фермерские постройки.

– Это же очень дорого. Даже если он блефует...

– Ничего не блефует! Джейк всегда был горлодером и хамом. Заключил контракт с корпорацией �Правосудие� и постоянно повторял, что даже они чересчур мягкосердечные на его вкус. А однажды вечером его сын – который еще глупее, чем Джейк, – напился, как свинья, и прикончил другого кретина. К несчастью для этой семейки, убитый оказался моим клиентом. В соглашении с корпорацией �Правосудие� нет приговоров, предусматривающих исправительные работы. Несмотря на денежную компенсацию, сынок Джейка проведет в тюрьме достаточно много времени. Джейк поклялся, что больше никогда не предоставит суду защищать свои права. У него богатая ферма, и с тех пор он тратит почти все, что она ему приносит, на оружие, западни и детекторы. Как они там живут – сущий кошмар! Поговаривают, будто он собрал на развалинах Хэнфорда смертоносную пыльна случай, если кому-нибудь удастся пройти мимо всех его заграждений.

Ну и даже армадиллы на севере не заходят так далеко. В последние несколько минут Кики не обращала на них никакого внимания, потому что не сводила глаз с плоского дисплея, лежащего у нее на коленях. На голову девушка надела маленький наушник и не переставая что-то бормотала в микрофон. Неожиданно она воскликнула:

– Ой! Не успеем, Большой Эл. – Кики начала убирать свои дисплеи в коробки с оборудованием. – Я их поймала. Неприятель только что отдал приказ вертолетам. Нас найдут без проблем. Осталась пара минут, не больше.

Джим чуть притормозил и крикнул, не поворачиваясь:

– Если я вас высажу, а сам поеду дальше?.. Успею отъехать на несколько километров, прежде чем они меня засекут.

Бриерсон нередко замечал, что не имеющие права на ношение оружия служащие полицейских участков отличаются поразительной храбростью.

– Отлично! Пока!

Кики распахнула дверцу и выскочила в густую и, очевидно, мягкую траву у дороги.

– Кики! – крикнул Большой Эл, обернувшись, чтобы посмотреть назад.

В кустах промелькнули ящики и коробки с процессорами и другим оборудованием, потом на одно короткое мгновение появилась Кики, которая пыталась затащить свои сокровища поглубже в заросли Из рощи послышался рокот моторов. Да, получается, у них и двух минут нет.

Вил наклонился вперед.

– Нет, Джим, гони изо всех сил. И помните, нас только трое.

Джим кивнул, машина с визгом вырулила на середину дороги и устремилась вперед. Рев мотора и грохот, с которым они мчались по неровной дороге, моментально заглушил шум преследования. Прошло тридцать секунд, и у них за спиной появилось три вертолета. Итак, сейчас с нами поступят так же, как с полицейским участком, В следующее мгновение из вертолетов начали стрелять. Дорога перед машиной взорвалась водопадом грязи и мелких камней. Джим нажал на тормоза, автомобиль метнулся в сторону, каким-то чудом миновал ямы и остановился.

Когда мотор перестал работать, рев вертолетов стал таким оглушительным, что, казалось, их окружила плотная, почти ощутимая на ощупь стена. Самый большой вертолет опустился на землю, не обращая внимания на столбы пыли. Остальные кружили в воздухе, держа �линкольн� Большого Эла под прицелом.

Дверца со стороны пассажирского сиденья опустившегося на землю вертолета открылась, и из него выскочили два вооруженных типа. Один принялся энергично размахивать автоматом, приказывая всем покинуть машину. Бриерсона и его спутников вытолкнули на середину дороги, а один из солдат отправился обыскивать �линкольн�. Вил смотрел на происходящее, словно неожиданно стал сторонним наблюдателем, но при этом как-то слишком остро чувствовал пыль у себя на лице и во рту – прах унижения.

У него отобрали пистолет, который лежал в кобуре, а потом приказали:

– Давайте, все на борт, господа. Резкий, очень характерный говор жителя нижнего запада. Вил как раз поворачивался, когда со стороны одного из висевших над дорогой вертолетов донесся приглушенный грохот и возникла вспышка пламени. А в следующее мгновение его хвостовой винт превратился в мелкие осколки. Машина начала безвольно вращаться и вскоре рухнула на дорогу позади �линкольна�. Бледные языки пламени лизали двигатель, тут и там возникали маленькие вспышки взрывов. Раненые члены команды пытались выбраться наружу.

– Я сказал, забирайтесь внутрь. – Вооруженный солдат сделал шаг назад, но не отвел глаз от пленников, которых продолжал держать на прицеле. Наверняка ветеран �Войн за воду� – узаконенного кровопролития, которое Нью-Мексико и Азтлан называли �войной наций�. Этот тип получил приказ и непременно его выполнит. Никакие неожиданности и катастрофы ему не помеха.

Трое �военнопленных� забрались в относительную темноту вертолета. Вил увидел, как солдат, все еще стоящий снаружи, оглянулся на обломки и что-то быстро проговорил в шлемофон. Затем он впрыгнул внутрь и закрыл за собой дверь. Вертолет поднялся в воздух, немного повисел над землей и начал набирать скорость. Они полетели к западу от места крушения, но рассмотреть хоть что-нибудь в крошечные окна не представлялось возможным.

Несчастный случай? Кто в канзасских полях может владеть достаточно мощным оружием, способным сбить военный вертолет? И тут Вил вспомнил: прежде чем лишиться хвоста, вертолет полетел на север от дороги и миновал высокую ограду, отмечавшую владения Джейка Шварца.

Бриерсон взглянул на Большого Эла, который едва заметно кивнул. Вил откинулся на спинку и с трудом сдержал улыбку. Незначительная потеря, если говорить о целом вторжении, но благодарение Богу, что на свете существуют армадиллы. Теперь дело за организациями вроде мичиганского полицейского управления – им предстоит убедить врага в том, что это только начало, и продвижение в глубь неуправляемых территорий не пройдет для него безболезненно.

***

Сто восемьдесят километров за шесть часов. Потери республиканцев: столкновение мотоцикла с грузовиком и крушение одного вертолета. Эдвард Стронг, главный советник президента, чувствовал, как довольная улыбка появляется у него на лице всякий раз, когда он смотрел на большой информационный экран, где отмечалось продвижение армии республиканцев.

Во время парада в День Свободы, в центре Альбукерке, и то бывает больше жертв. Его собственный анализ ситуации, сделанный лично для президента – так же, как и более подробный и менее красивый отчет группы аналитиков, – предсказал, что расширение владений республики от Канзаса до Миссисипи пройдет без проблем. Однако с фанатиками из Азтлана приходилось сражаться за каждый метр, и ему было несколько не по себе, когда сейчас они проделывали по несколько сотен километров в день.

Стронг прошагал по узкому коридору вагона, где располагался командно-контрольный пункт, мимо аналитиков и клерков. Он постоял несколько минут у задней двери, чувствуя, как холодный ветерок из кондиционера освежает лицо. На вагон накинули камуфляжную сеть, но сквозь нее он видел, как зеленые листья играют в пятнашки с тенями на фоне светло-желтого известняка. Состав стоял в лесном ущелье – эти земли Разведка купила еще несколько лет назад.

Где-то на севере находились бараки с людьми, которых Разведка импортировала якобы для работы на фермах. Они обеспечили республику законными основаниями для вторжения в неуправляемые земли. Наверняка никто из них не понимал, какую важную роль они сыграли в реализации планов республики. Кроме того, бедняги даже не догадываются о том, что через несколько месяцев они освободятся от нищеты и получат в собственное владение фермы в землях, которые могут стать бесконечно более гостеприимными, чем пустыни юго-запада.

В шестнадцати километрах к северо-востоку расположен Манхэттен. Не главная цель, однако военные республики не хотели рисковать. Это будет важной проверкой их анализа. В городке и вокруг него живут Мастеровые. Выпускаемое ими электронное оборудование и оружие достойны всяческого уважения, а следовательно, здесь необходимо соблюдать осторожность.

Сам Стронг считал Мастеровых единственной реальной угрозой плану вторжения, предложенного им президенту три года назад. Три года тщательного планирования, попыток – иногда тщетных – перевести средства из одних отделов в другие, заставить людей, начисто лишенных воображения, заглянуть в будущее. Вне всякого сомнения, самой легкой частью плана оказалась операция здесь, в Канзасе.

Результаты наступления на Манхэттен будут переданы генералу Крику, возглавляющему моторизованную армию, двигающуюся по шоссе номер семьдесят. Ближе к вечеру танки Крика подойдут к окраинам Топеки.

Старая система американских шоссейных дорог давала возможность проводить операции, ранее неизвестные в военном деле. Если захват Манхэттена пройдет в соответствии с планом. Крик займет Топеку к наступлению ночи, а затем начнет марш в сторону Миссисипи.

Стронг посмотрел на часы, установленные на информационном экране, где фиксировалось продвижение армии. Через двадцать минут на связь выйдет президент, который хочет стать свидетелем наступления на Манхэттен. До тех пор в расписании Стронга образовалось свободное время. Может быть, стоит еще раз все проверить. Он повернулся к полковнику, являвшемуся его армейским связным.

– Билл, вы арестовали троих местных – тех, что занимались защитой. Я хочу с ними поговорить до того, как со мной свяжется шеф.

– Здесь?

– Если можно.

– Хорошо.

В голосе офицера появилось едва различимое неодобрение. Стронг видел, что Билл Альварес не понимает, зачем приводить агентов неприятеля в вагон, где располагается командно-контрольный пункт. Ничего, им вряд ли представится возможность рассказать о том, что они здесь видели. Кроме того, он должен оставаться на месте – вдруг старик объявится раньше.

Несколько минут спустя арестованных доставили в вагон. Пока они растерянно моргали, пытаясь приспособиться к царящему там полумраку, у Стронга появилась возможность их рассмотреть: три самых обычных человека, правда, одетых исключительно неординарно. Например, крупный чернокожий мужчина был в сапогах для верховой езды и в военной форме с полным набором знаков отличия и кобурой. Вылитый фашист!.. Стронг узнал эмблему мичиганского полицейского управления у него на рукаве. МПУ считалось в неуправляемых землях одним из самых могущественных гангстерских синдикатов. Разведка докладывала, что у них достаточно современного оружия, чтобы �клиенты� вели себя прилично.

– Садитесь, господа.

Мрачно звеня цепями, троица уселась на предложенные стулья. У них за спинами тут же встал вооруженный охранник. Стронг быстро просмотрел данные на своих пленников, которые появились на дисплее.

– Мистер.., э-э.., лейтенант Бриерсон, вас, возможно, заинтересует сообщение, что войска и военно-воздушные силы, о которых вы просили свое начальство сегодня утром, так и не появились. Разведка продолжает считать, что вы предприняли довольно бессмысленную попытку нас обмануть и просто-напросто блефовали.

Северянин молча пожал плечами, однако блондин в безобразной полосатой рубашке – Элвин Свенсен, так значилось в отчете – наклонился вперед и прошипел:

– Может, и блефовали. А вдруг нет, задница! Да и все равно, вы тут многих перебьете, но в конце концов, поджав свой поганый хвост, уберетесь назад, на юг.

Стронг навострил уши – фигурально говоря.

– В каком же смысле, мистер Свенсен?

– Почитайте учебник истории. Вы пришли отнять собственность у свободных людей, а не у кучки азтланских рабов. Каждая ферма, каждая семья настроена против вас. Кроме того, здесь полно образованных людей, у которых есть оружие и которые умеют с ним обращаться. Возможно, нам понадобится время. Возможно, вам удастся разрушить многое из того, что нам дорого. Но каждый день вы будете нести потери. И когда вы поймете, что с вас хватит, вы отправитесь домой.

Стронг посмотрел на отчет о потерях на информационном экране и почувствовал, что с трудом сдерживает смех.

– Бедняга, как же ты глуп! Какие свободные люди?.. Мы видели ваши пропагандистские видеофильмы. Ну и о чем же они говорят? В этой части континента правительства нет вот уже восемьдесят лет. Вы, мелкие гангстеры, завели себе пистолеты и поделили земли. Большинство из вас даже не позволяет своим �клиентам� иметь огнестрельное оружие. Бьюсь об заклад, что многие из ваших жертв с радостью будут приветствовать власть, которая обеспечит торжество закона, а не пули.

Нет, мистер Свенсен, маленькие люди в неуправляемых землях ничего не значат в вашем status quo, а что касается вооруженных отрядов, готовых вести с нами партизанскую войну... Вы слишком долго жили в исключительно благоприятных условиях. И не имеете ни малейшего понятия о том, что такое существование на земле вроде Нью-Мексико, где царит нищета. Со времен Войны Пузырей нам приходилось сражаться за каждый литр воды с врагом, гораздо более кровожадным и стойким, чем вы думаете. Мы одержали победу, возродили и укрепили демократическое правительство – и остались свободными...

– Как же! Такими же свободными, как те несчастные бараны, которых вы запираете вон там. – Свенсен махнул рукой в сторону бараков с рабочими.

Стронг наклонился над узким столом и попытался пронзить собеседника суровым взглядом.

– Мистер, я вырос как один из �тех несчастных баранов�. В Нью-Мексико даже бедняки получают шанс на лучшую жизнь. Земли, которые вы объявили своими, практически не заселены. Вы не знаете, что нужно сделать, чтобы построить там фермы, у вас нет правительства, которое занялось бы сооружением большой дамбы и ирригацией. Вам даже неизвестно, как использовать сельскохозяйственные проекты для того, чтобы облегчить жизнь фермерам.

Конечно, мы не могли сказать тем рабочим, зачем привезли их сюда. Но когда все закончится, они станут героями и получат участки, о которых не могли и мечтать.

Свенсен отшатнулся перед напором Стронга, но слова южанина его явно не убедили. �Неудивительно, – подумал Стронг. – Разве способен волк поверить в то, что кто-то искренне желает добра овцам?�

На дисплее Стронга зажегся сигнал тревоги, и один из служащих объявил:

– На связи президент, мистер Стронг.

Стронг тихонько выругался. Старик позвонил раньше времени. Он собирался получить у этой троицы кое-какую информацию, а не спорить о политике.

Во главе стола возникло яркое сияние и тут же превратилось в изображение четвертого президента республики. Биологический возраст Мартинеса равнялся примерно пятидесяти годам – самый подходящий возраст, чтобы вызывать уважение и производить впечатление человека решительного. С точки зрения Стронга, Мартинес был не лучшим из президентов республики, однако советник держался с ним почтительно и сохранял лояльность. В ответственности, которую накладывает на человека пост президента, есть что-то делающего его особенным.

– Господин президент, – вежливо поздоровался Стронг.

– Эд, – кивнул Мартинес.

Проекция почти ничем не отличалась от оригинала, словно президент явился во плоти. Стронг не знал, чем это объясняется – то ли тем, что в вагоне царит полумрак, то ли президент ведет передачу по волоконным кабелям из своего поместья в Альвии в трехстах километрах отсюда.

Стронг махнул рукой в сторону троих пленников.

– Это местные, сэр. Я надеялся... Мартинес подался вперед.

– Мне кажется, я вас уже видел, – сказал он, обращаясь к офицеру МПУ. – Реклама мичиганского полицейского управления... Наши представители разведки мне кое-что показывали.

Бриерсон кивнул и печально улыбнулся. Теперь и Стронг его узнал и выругал себя за то, что не заметил такой важной подробности раньше. Если реклама говорит правду, Бриерсон – один из лучших работников МПУ.

– Судя по тому, что они утверждают, вы супермен. Неужели вы и в самом деле думаете, будто способны остановить модернизированную, дисциплинированную армию?

– Рано или поздно, господин Мартинес, это непременно произойдет.

Президент улыбнулся, однако Стронг не знал, действительно ли он в хорошем расположении духа, или его разозлило заявление Бриерсона.

– Наши войска продвигаются к Манхэттену в соответствии с планом, сэр. Насколько вам известно, мы рассматриваем эту кампанию в качестве поворотной точки. Манхэттен – одно из крупнейших поселений на неуправляемых территориях, он почти так же велик, как и Топека, в нем размещено немало предприятий, выпускающих домашнюю электронику.

Стронг знаком показал охраннику, чтобы тот увел арестованных, но президент поднял руку.

– Пусть останутся, Эд. Офицер МПУ должен узнать о происходящем первым. Эти люди, возможно, живут не по закону, но я не поверю в то, что они лишены здравого смысла. Чем быстрее они поймут, что мы обладаем огромными силами – и используем свою армию самым что ни на есть честным образом, – тем скорее примут сложившуюся ситуацию.

– Слушаюсь, сэр Стронг принялся нажимать на кнопки, и на информационном табло загорелось сразу несколько дисплеев. Одновременно над столом повисла голографическая карта центральных районов Канзаса. Северяне с изумлением на нее уставились, а Стронг с трудом сдержал улыбку. Вне всякого сомнения, они не имели ни малейшего представления о размерах операции, начатой Нью-Мексико.

Четыре месяца республика занимала позиции вдоль берегов Арканзаса. Скрыть такие широкомасштабные действия невозможно; эти трое наверняка о чем-то догадывались. Но до тех пор, пока военная машина не начала работать, как ей положено, они не представляли ее мощи. Стронг, разумеется, нисколько не обманывался на сей счет. Дело вовсе не в том, что военные Нью-Мексико перехитрили сложную электронику северян. План Стронга ни за что не удалось бы реализовать, если бы у них не было современного оборудования – частично купленного у тех же северян.

Тщательно отобранные компьютером радиосигналы создавали фон разговору. Стронг и его техники спланировали все заранее: президент не пропустит ни одной детали столь важной операции.

Он показал на карту.

– Полковник Альварес командует бронетанковой дивизией к северу от старого шоссе номер семьдесят. Они войдут в Манхэттен с востока. Другая дивизия начала движение несколько минут назад и приближается к городу по одной из второстепенных дорог.

Крошечные серебряные точки поползли по карте в указанном направлении. Повисшие в нескольких сантиметрах над дисплеем огоньки обозначали вертолеты и другие воздушные средства, в чью задачу входило прикрытие войск. Они грациозно курсировали взад и вперед, время от времени приближаясь к поверхности земли.

На фоне рева моторов прозвучал голос, который сообщил о том, что армия захватчиков не встретила никакого сопротивления у восточных окраин.

– Практически мы даже никого не видели. Часть людей сидит по домам, а кое-кто запузырился при нашем приближении. Мы не подходим к зданиям и фермам и стараемся держаться открытых мест.

Стронг увеличил одну из картинок, изображающих западные окраины города. Ее снимали с воздуха: дюжина танков двигалась по сельской дороге, оставляя у себя за спиной клубы пыли. По-видимому, в вертолете, оборудованном камерой, имелся и микрофон, поскольку рев моторов и лязганье гусениц на несколько минут заглушили все остальные звуки. Республика Нью-Мексико гордилась своими танками. В отличие от самолетов и вертолетов, их корпуса и моторы были на все сто процентов произведены в республике.

Нью-Мексико не могла похвастаться большими запасами природных ископаемых, но, как Япония в двадцатом веке, а перед этим Великобритания, республика имела практически неограниченные людские ресурсы, причем отменного качества. Впрочем, сейчас лучшие системы связи и приборы для проведения разведывательных мероприятий выпускали Мастеровые – многие из которых жили на неуправляемых территориях.

Стронг и его соратники давно поняли и признали, что это их самое слабое место. Вот почему им приходилось довольствоваться оборудованием, произведенным в разных частях света, а иногда покупать второсортное снаряжение, которое затем использовалось для исключительно важных целей. Разве могли они знать наверняка, что приобретенные приборы не снабжены специальными ловушками или �жучками�? Ведь имелись в истории и такие прецеденты: исход Войны Пузырей, по большей части, решил тот факт, что Мастеровые внедрились в разведывательную систему Мирной Власти.

Стронг узнал дорогу, по которой двигались танки – в нескольких сотнях метрах перед передовыми машинами на почерневшем участке земли валялись обломки вертолета.

Рядом с первым танком появился едва заметный дымок. В следующее мгновение они услышали взрыв и вслед за ним голос Билла Альвареса:

– По танкам ведется огонь. Похоже на пушки. Танк по большому кругу продолжил движение в сторону ямы. Орудия и сенсоры на других машинах повернулись на север.

– Врагу повезло... У нас есть данные радара. Выстрел сделан с дальней стороны фермы, расположенной неподалеку. Похоже на тоннель, ведущий в старый Форт-Рейли... Подождите, мы перехватили радиопередачу противника как раз перед тем, как все произошло.

Донесся шум – передача шла с большим усилением, – потом женский голос произнес едва разборчиво:

– Генерал ван Стин силам... Стреляйте, когда будете готовы... Раздался пронзительный вой.

Стронг заметил, как у Свенсена от удивления – или ужаса? – отвисла челюсть.

Генерал ван Стин?

– Из разных точек чуть дальше к северу поступили ответы, – сообщил полковник Альварес. – Первое орудие выстрелило еще два раза.

Одновременно у гусениц двух танков появились клубы дыма. Ни один из них не был уничтожен, но ни тот ни другой не могли продолжать движение вперед.

– Господин президент, мистер Стронг, стреляют из одного и того же места. Могу побиться об заклад, что �генерал ван Стин� – какой-то местный гангстер, который решил поиграть в героя. Скоро выясним наверняка.

На голокарте от стаи звездочек, обозначающих отряд поддержки с воздуха, отделились две точки и помчались над миниатюрным изображением Канзаса.

Президент кивнул, а потом обратился к другому невидимому наблюдателю:

– Генерал Крик?

– Я согласен, сэр. – Голос Крика звучал так же четко и громко, как и голос Альвареса, хотя генерал находился в пятидесяти километрах к востоку во главе колонны, направляющейся к Топеке. – Но мы видели бронированную машину на одной из ферм, не так ли, Билл?

– Да, – ответил Альварес. – Она стоит там уже несколько месяцев. По-моему, это всего лишь корпус. Мы ее тоже разбомбим.

Стронг заметил, как напряглись северяне. Такое впечатление, что Свенсен с трудом сдерживается, чтобы не закричать. Что им известно?

Боевые самолеты, двухмоторные серо-зеленые машины, появились на главном экране. Они летели всего в двадцати или тридцати метрах над землей, ниже уровня камеры и, возможно, невидимые противнику. Первый из них чуть отклонился к востоку и выпустил ракеты по неподвижному силуэту, стоящему между заросшими кукурузой холмами. Через мгновение цель исчезла в языках пламени и дыма.

...А секунду спустя мирные поля превратились в настоящий ад: из невидимых проекторов возникли бледные лучи, и военные самолеты стали стремительно падать, превратившись в огромные огненные шары. В тот момент, когда в танках сработала автоматическая система подавления огня, и они навели свои пушки на источник лучей, из других точек, расположенных к северу от дороги, начался обстрел из ракетных и лазерных орудий. Четыре танка взорвались одновременно, большинство остальных горели. Из машин, спасаясь от неминуемой смерти, выскакивали солдаты.

Стронгу показалось, что к северу от фермы он заметил взрывы. Стреляли и там!

Затем прямым попаданием был сбит вертолет с камерой на борту, и изображение принялось вращаться вокруг собственной оси, падая в огненный поток, в который превратилась дорога. Экран потемнел. Старательно подготовленный Стронгом спектакль обернулся жестоким поражением.

Голос Альвареса перекрыл остальные крики, он требовал подкрепление, находившееся по-прежнему на шоссе номер семьдесят, к югу от Манхэттена. Стронг слышал, что Крик приказал части машин воздушного прикрытия отправиться на поле боя.

Только много позже Стронг понял, что означали фразы, которыми перекинулись северяне в тот момент.

– Кики, как ты могла! – Свенсен наклонился над голокартой и в отчаянии (или от стыда?) покачал головой.

Бриерсон смотрел на дисплеи совершенно спокойно.

– То, что она сделала, совершенно законно, Эл.

– Конечно, законно. И чертовски аморально. Бедняга Джейк Шварц. Бедняга Джейк.

Снова появилось изображение поля боя, только на сей раз картинка была не такой четкой – возможно, ее передавала камера, установленная на каком-нибудь разведывательном вертолете, находящемся к югу дороги. Голокарта замерцала, а в следующее мгновение на ней загорелись новые данные. Местные жители неплохо потрудились; более того, их контратака прошла чрезвычайно успешно. В пределах пяти километров не оказалось ни одного отряда, который мог бы оказать танковым частям Нью-Мексико хотя бы какую-нибудь поддержку. Силы северян, засевшие посреди полей, стреляли ракетами в южном направлении, уничтожая подкрепления, спешившие на помощь со стороны старого шоссе номер семьдесят.

– Докладывает Крик, господин президент. – Голос генерала звучал четко и профессионально. Служба безопасности займется им позже. – Враг локализован, но у них на удивление надежные укрепления. Возможно, нам удастся его обойти, но я не хотел бы оставлять в тылу столь мощный очаг сопротивления. Мы собираемся немного их потрепать, а потом всеми силами атакуем.

Стронг невольно кивнул. Они просто обязаны захватить противника, чтобы понять, что же у него все-таки есть.

Над голокартой возникли несколько дюжин ярких точек, которые направились в сторону вражеской крепости. Часть из них летела по широкой дуге, другие прижимались к земле, чтобы не попасть под прямой обстрел вражеской артиллерии.

Свет от топографического изображения падал на лица северян. Свенсен побледнел еще больше; Бриерсон сохранял спокойствие, словно происходящее его не касалось.

Проклятие. Этих троих засада удивила не меньше, чем южан, – но Стронг не сомневался, что они понимают, кто руководит атакой и когда начнется новое наступление. При помощи специальных препаратов и при наличии времени он мог бы получить нужные ответы...

Советник наклонился над столом и обратился к офицеру МПУ:

– Итак, вы не блефовали. Но даже если у вас есть еще ловушки вроде этой, вам все равно не победить.., ну разве что немного задержите наше продвижение. И конечно же, с обеих сторон будут жертвы.

Свенсен собрался что-то сказать, но посмотрел на Бриерсона и передумал. Казалось, темнокожий полицейский решает, что и в каком объеме следует открыть врагу. Наконец, он пожал плечами и заявил:

– Не стану вам лгать. Силы МПУ не имеют к нападению на ваши танки никакого отношения.

– Какая-то другая банда?

– Нет, вам просто не повезло, вы нарвались на фермера, который защищает свою собственность.

– Чушь Эд Стронг отлично разбирался в тактике и разведывательных данных, появляющихся на дисплеях. Но, кроме того, имея личный опыт боев у Колорадо, он знал, каково сражаться на земле, где свистят пули и шрапнель. И что нужно для того, чтобы организовать оборону, с которой они только что столкнулись.

– Мистер Бриерсон, вы утверждаете, будто один человек в состоянии приобрести столько разного оружия и спрятать его так надежно, что даже сейчас мы не до конца понимаем сложность ловушки? Один человек может позволить себе приобрести лазерные пушки ?

– Разумеется. Фермер, о котором идет речь, и его семья последние годы посвятили защите своей собственности. Они тратили все свободные деньги на ее охрану, постепенно создавая надежную оборонную систему. Но, думаю, очень скоро у них закончатся ракеты, – вздохнув, сказал он. – Так что вам не о чем беспокоиться.

Ракетный и артиллерийский огонь накрыл цель. Яркие вспышки разноцветного огня метались по экрану, на котором возник причудливый абстрактный рисунок, скрывший изображение местности. Бомбардировщики держались в стороне, берегли боеприпасы. Пока оборона противника не уничтожена, они не станут тратить снаряды.

Через несколько минут экраны дисплеев заполнили обломки, дым и пламя. Внутри ослепительно желтого облака полыхал напалм. Вражеские лазеры продолжали стрелять еще несколько секунд – потрясающее зрелище.., но совершенно бесполезная трата сил. На голокарте тут и там возникали вспышки – ракеты устремлялись в погоню за бомбардировщиками. А потом пропали и они.

Республиканцы не прекратили обстрела, и мрак над канзасскими полями разрывали яркие огненные вспышки. Дисплей не транслировал звук, однако весь вагон содрогался – в конце концов они находились всего в семи тысячах метров от поля боя. Стронг мимолетно удивился тому, что враг не попытался уничтожить командный пункт. Возможно, Бриерсон представляет серьезную ценность – и знает больше, чем делает вид.

Прошло несколько минут. Все присутствующие, включая президента, наблюдали за тем, как обстрел прекратился. Когда ветер разогнал дым, их глазам предстала картина разрушения, которую несет с собой современная война. С севера на восток поля окутало пламя. Танки – и окончательный захват территории – были уже совсем близко.

Впрочем, республиканцы разрушили не все вокруг, они сосредоточили огонь на проекторах и ракетных установках – там земля была вспахана сначала мощными дистанционно управляемыми бомбами, а затем сожжена напалмом. Разведывательные вертолеты проносились над самой поверхностью, их камеры выискивали резервное оружие неприятеля. Когда прибудут танки и грузовики с солдатами, они еще раз прочешут местность, чтобы окончательно убедиться в том, что враг уничтожен.

Наконец, Стронг решил, что пришла пора вернуться к нелепому утверждению Бриерсона.

– Вы утверждаете, будто ферма, хозяин которой тратит все свои деньги на вооружение, по чистой случайности оказалась на пути нашей колонны.

– Случайность и небольшая помощь со стороны.., генерала ван Стина.

Голос президента Мартинеса звучал ровно, но Стронг, знавший своего шефа достаточно хорошо, услышал в нем напряжение.

– Мистер Бриерсон, сколько у вас еще таких мини-крепостей?

Бриерсон откинулся на спинку стула. Его ответ мог бы показаться нахальным, но в нем не прозвучало даже намека на сарказм.

– Понятия не имею, господин Мартинес. До тех пор, пока они не причиняют беспокойства нашим клиентам, МПУ ими не интересуется. Не все так хорошо закамуфлированы, как защитники фермы Шварца, но я бы на вашем месте на это особенно не рассчитывал. Если вы не будете соваться на их собственность, вас не тронут.

– Вы хотите сказать, что, если мы их засечем, но постараемся обойти стороной, они не станут мешать реализации наших планов?

– Именно.

На главном экране, в нескольких сотнях метров от горящих полей, появились танки. Изображение сдвинулось, и Стронг увидел, что Крик не пожалел подкрепления: по крайней мере сто машин – большая часть резерва – приближались фронтом в пять тысяч метров. Следом за ними двигались грузовики с солдатами. А с воздуха колонну надежно прикрывала авиация. Любая попытка открыть огонь по передним танкам будет немедленно пресечена.

Камера снова показала разрушенную ферму, в сторону которой они направлялись. Стронг сомневался, что там осталось хоть что-нибудь живое.

Казалось, президента совершенно не интересуют дисплеи, все его внимание было обращено на северянина.

– Итак, мы можем обходить стороной стационарные очаги сопротивления, пока не посчитаем, что подошло время с ними разобраться... Поразительно, мистер Бриерсон, вы рассказываете о силе и слабости своих сограждан равно невероятные вещи. Мне кажется, вы не особенно рассчитываете на то, что мы вам поверим. Но сами вы верите в то, что говорите.

– Вы все отлично понимаете, господин Мартинес. Я попытался блефовать – сегодня утром. Судя по тому, каким оружием и оборудованием вы обладаете, – он помахал рукой в воздухе, – нам, возможно, удалось бы испугать вас и заставить вернуться домой. Но это сработало бы всего один раз. Осознав, что мы сделали, вы немедленно вернулись бы назад – в будущем году или в будущем десятилетии, и нам пришлось бы все начинать сначала, только уже всерьез.

Поэтому, господин Мартинес, я считаю, что будет лучше, если вы с первого раза поймете, с чем столкнулись. Люди вроде Шварца всего лишь начало. Даже если вам удастся стереть их с лица Земли, а вместе с ними и службы типа МПУ, в конце концов, вы получите партизанскую войну – причем такую, с какой до сих пор никогда не сталкивались. Может получиться даже так, что ваш собственный народ пойдет против вас. У вас ведь существует воинская повинность?

Лицо президента стало жестким, и Стронг понял, что северянин зашел слишком далеко.

– Да, существует, как и у каждого свободного народа, вошедшего в историю – или по крайней мере у каждого, кто стремился сохранить свою свободу. Если вы намекаете на то, что солдаты Нью-Мексико станут дезертирами благодаря вашей пропаганде, должен вас огорчить – мой личный опыт указывает обратное.

Он отвернулся, словно решил, что ему больше не о чем разговаривать с Бриерсоном.

– Войска на месте, сэр.

По мере того как танки занимали позиции среди дымящихся холмов, грузовики начали разгружать пехоту. Крошечные фигурки двигались быстро и уверенно, подтаскивая необходимое оборудование к ямам в земле. Время от времени Стронг слышал какие-то хлопки. Не заводится мотор? Или взрываются боеприпасы?

Тактические самолеты прочесывали воздушное пространство, их ракеты и орудия были готовы в любой момент прийти на выручку пехоте.

Неожиданно зазвучал голос техника, который докладывал обстановку:

– Обнаружены три вражеские точки... – Послышалась стрельба из мелкокалиберного оружия. – Две уничтожены, одна захвачена... Сонарные пробы показывают множество тоннелей. Электричество у...

Люди на экране подняли головы, словно вдалеке что-то увидели.

Больше ничего не изменилось, однако радары перехватили сигнал, и на голокарте появился общий анализ ситуации: крошечная световая точка медленно оторвалась от поверхности карты, поднялась на пятьсот метров, шестьсот.., набрала высоту, замедлила движение. К ней устремился самолет и...

Багровая вспышка, яркая и беззвучная, затмила все. Голокарта и дисплеи заморгали, потемнели, потом снова ожили. Появилось изображение президента, но звука не было – очевидно, передача прервалась.

Все, кто находился в вагоне, аналитики и служащие, быстро справились с потрясением и начали лихорадочно настраивать приборы. Горький дым окутал вагон. Безопасные, четкие картинки на дисплеях заменила смертоносная реальность.

– Высоконапряженный атомный заряд. – Голос звучал спокойно, словно принадлежал не человеку, а машине.

Нейтронная бомба!

Стронг вскочил на ноги, не в силах справиться с яростью и ужасом. Если не считать зарядов в старых пузырях, за последние восемьдесят лет в Северной Америке не взорвалось ни одной атомной бомбы. Даже во время самых тяжелых �Войн за воду� Азтлан и Нью-Мексико не решились прибегнуть к ядерному оружию, решив, что самоубийство – не самый правильный путь решения конфликта. Однако здесь, в таких богатых землях, без предупреждения и без всякой на то причины...

– Звери! – крикнул он северянам. Свенсен наклонился вперед.

– Черт побери! Шварц не мой клиент!

Потом налетела ударная волна. Стронга отбросило прямо на топографическую карту, а в следующее мгновение швырнуло назад. Охранник, стоявший за спинами пленников, отлетел к дальней стене, и станнер выпал у него из рук; солдат с трудом поднял голову и пополз сквозь изображение президента Мартинеса.

До той минуты, когда произошел взрыв, Бриерсон сидел, скорчившись у стола и спрятав под ним руки. Неожиданно он сделал резкое движение и схватил скованными руками пистолет. Стронг с ужасом наблюдал за тем, как Бриерсон промчался по вагону, поливая все вокруг огнем из станнера. Ударная волна коснулась и тех, кто находился в глубине, и они только начали вставать; многие так и не поняли, какая сила заставила их снова повалиться на пол. Однако один человек в дальнем конце вагона сохранил ясную голову. Один человек был готов к сражению не хуже Бриерсона.

Билл Альварес выскочил из-за процессора, держа в руке пятимиллиметровый пистолет, и двинулся вперед.

А потом сознание Стронга онемело, и все погрузилось во тьму.

***

Вил посмотрел в глубь темного вагона. Никто не шевелился, хотя несколько человек громко храпели. Билл Альварес упал, его рука замерла в нескольких миллиметрах от пистолета. Сквозь отверстие в стене над головой Вила виднелось голубое небо, что говорило о серьезных намерениях стрелявшего – если бы тот оказался чуть-чуть быстрее...

Вил протянул станнер Большому Элу.

– Скажи Джиму, чтобы он забрал пистолет, а сам стреляй в каждого, кто начнет подавать признаки жизни.

Эл кивнул, хотя еще не до конца пришел в себя. За последние несколько часов его мир перевернулся. Сколько из его клиентов – людей, плативших ему за защиту, – убито? Вил заставил себя об этом не думать; ведь косвенно те люди зависели и от МПУ. Чудом не запутавшись в своих кандалах, он переступил через упавшего охранника и занял место у ближайшего монитора. Несмотря на то, что республика Нью-Мексико считалась другой страной, компьютерная система оказалась знакомой. Республиканцы использовали электронику Мастеровых, хотя, похоже, не особенно ей доверяли. Подозрительные детали были заменены приборами собственного изготовления, отчего аппаратура стала работать хуже. Что же, такова цена паранойи.

Бриерсон взял в руки микрофон, сделал простой запрос и внимательно прочитал ответ, появившийся на экране.

– Эй, Эл, передача прервалась сразу после взрыва!

Бриерсон быстро отдал команду, которая стерла изображение Мартинеса и заблокировала все дальнейшие передачи. Затем попытался выяснить обстановку.

Кондиционер вышел из строя, но внутренние системы должны были проработать еще некоторое время. Аналитические приборы, установленные в вагоне, определили, что мощность взрыва около трех килотонн. Внутри у Бриерсона все похолодело.

Он кое-что знал про ядерные взрывы – возможно, даже больше, чем республиканцы. Использование такого оружия запрещалось законом. Сезон охоты открывался всякий раз, когда какой-нибудь армадилл просто объявлял, что имеет его в арсенале. Однако время от времени МПУ сталкивалось с ситуацией, когда подобное оружие все-таки применяли. Всякий, кто оказался в радиусе двух тысяч метров от эпицентра взрыва, наверняка погиб. Маленькая война, затеянная Шварцем, уничтожила значительную часть сил противника.

Те, кто находился внутри вагона, получили приличную дозу облучения; впрочем, если не тянуть с медицинской помощью, с ними все будет в порядке. На территории вокруг вагона уровень радиации существенно выше. Сколько времени пройдет, прежде чем оставшиеся войска прибудут сюда, чтобы выяснить, почему замолчал командный пункт? Если бы только удалось позвонить...

Но тут Судьба решила лично разобраться с В. В. Бриерсоном. В переднюю дверь кто-то громко стучал.

Вил знаком велел Элу и Джиму не шуметь, затем неуклюже выбрался из-за монитора и подошел к двери, выглядывая в маленькое окошко сбоку. Вдалеке он заметил каких-то людей, которые тащили носилки от машин �скорой помощи�. У дверей стояло пятеро солдат – достаточно близко, чтобы Бриерсон сумел разглядеть ожоги на коже и превратившуюся в лохмотья форму. Однако оружие у них было в полном порядке, а тощий парень, колотивший в дверь, казался энергичным и весьма целеустремленным.

Вил понял, что должен быстро что-то придумать. Как же звали того важного типа в гражданском? Ага!.. Вил крикнул, стараясь изо всех сил воспроизвести акцент жителя Нью-Мексико:

– Извините, мистер Стронг не хочет, чтобы внутрь проник зараженный воздух.

Господи, только бы они не заметили пулевых отверстий в стене за углом!

Сержант отвернулся от двери, и Вил по губам прочел, что он сказал: �Вот дерьмо!� Совершенно ясно, о чем подумал тот парень. Люди снаружи чуть не зажарились живьем, а тут засел какой-то гражданский тип, которого беспокоят несуществующие опасности.

Затем сержант снова повернулся к двери и спросил:

– А как насчет жертв?

– Если не считать радиации, несколько разбитых носов и зубов. Мы не можем вести передачи, потому что вышла из строя энергетическая установка, – ответил Вил.

– Понятно, сэр. Ваша станция выпала из сети. Мы связались с главой Оклахомы и мобильным дивизионом. Глава Оклахомы хочет поговорить с мистером Стронгом. Мобильный дивизион желает услышать мистера Альвареса. Сколько вам понадобится времени, чтобы привести все в порядок?

Сколько попросить? Сколько мне нужно?

– Пятнадцать минут, – крикнул Вил после короткого размышления.

– Есть, сэр. Мы вернемся.

Сержант и его команда отправились восвояси, даже не предполагая, что их слова прозвучали как угроза. Бриерсон поспешил к пульту.

– Следи за спящими, Эл. Если мне повезет, пятнадцати минут хватит.

– Для чего? Чтобы связаться с МПУ?

– Есть кое-что получше. Мне следовало это сделать еще утром.

Он настроил передатчик на синхронизированный спутник, который коммуна Хайнан повесила над Бразилией. Разговор по узконаправленному лучу скорее всего республиканцы не засекут.

На экране появилось сообщение, что сигнал добрался до острова Уидби. Прошло несколько секунд. Бриерсон слышал, как в лагере село несколько вертолетов. Еще врачи?

Черт тебя подери, Робер! Мне необходимо, чтобы ты оказался дома!

Над столом возник голубоватый туман, который тут же превратился в залитую солнцем веранду, выходящую на заросший деревьями берег залива. В воде кто-то весело хохотал и плескался. Старина Роберто Ричардсон всегда пользовался полной голографической картинкой, однако изображение казалось бледным, почти призрачным – на большее системы энергообеспечения, имеющиеся внутри вагона, были не способны. Крупный мужчина лет примерно тридцати поднялся по ступенькам на веранду и сел, всматриваясь в лица вызвавших его людей.

– Вил, ты, что ли?

Если бы не духота и полумрак, царившие внутри вагона, Вил решил бы, что перенесся на другой конец континента. Ричардсон жил в поместье, занимавшем весь остров Уидби. В Тихоокеанской временной зоне недавно наступило утро, и легкие тени резвились на лужайках, протянувшихся до границы тщательно ухоженных лесных массивов. Уже не в первый раз Виду вспомнились сказочные пейзажи Максфилда Пэрриша2. Роберто Ричардсон был самым богатым человеком в мире и мог позволить себе любую фантазию.

Бриерсон повернул камеру, стоявшую на столе.

– Dios. И в самом деле ты, Вил! Я думал, ты погиб или попал в плен.

– Пока ни то ни другое. Ты знаешь, что тут происходит?

– Роr cierto3. Все агентства новостей подробно освещают вторжение Нью-Мексико. Наверняка они тратят на эту войну больше денег, чем твое благословенное мичиганское полицейское управление. Если только ядерная бомба не из вашего арсенала... Вил, дружище, какое потрясающее зрелище! Ты уничтожил двадцать процентов бронетанковых сил неприятеля. – Мы тут ни при чем, Робер.

– Ну и ладно. Средний Запад обязательно разорвал бы контракт со всяким, кто выкинул бы такое.

И хотя Вил понимал, что у него совсем мало времени, он не удержался и спросил:

– А как отреагировало МПУ?

– Примерно так, как я и предполагал, – вздохнув, ответил Ричардсон. – Наконец решили отправить к вам самолеты. �Спрингфилдский киборг-клуб� взял на себя заботу о дорогах, по которым армия Нью-Мексико получает подкрепление. Кое-что им удалось сделать. Киборгов убить непросто, а компания �Обеспечение безопасности Норкросс� снабжает их оружием и транспортом. У республиканцев есть поглотители Вачендона – у каждого батальона, – поэтому о пузырях речи не идет. Эта война похожа на войны двадцатого века.

Общественное мнение, пожалуй, на вашей стороне – даже в республике, – но вот что касается огневой мощи... Знаешь, Вил, вам следовало больше у меня покупать. Ну, конечно, сэкономили несколько миллионов, когда отказались от воздушных торпед и самолетов-штурмовиков. И посмотрите, в каком положении вы оказались сейчас. Если...

– Господи, настоящий Робер Ричардсон! – вскричал Большой Эл, изумленно уставившийся на голографическое изображение.

Ричардсон прищурился.

– Я почти ничего не вижу, Вил. Ты откуда, черт побери, говоришь? А для вас, сэр, которого я не вижу.., меня зовут Роберто Ричардсон.

Большой Эл шагнул к освещенному солнцем крыльцу, но примерно в двух метрах от Ричардсона налетел на стол.

– Вы – тот подонок, из-за которого началась война. Вы продавали республиканцам все, что они не в состоянии произвести сами: современные самолеты, вертолеты и военную электронику. – Эл обвел рукой темный вагон.

Он был совершенно прав. Вил уже давно заметили логотип компании Ричардсона на некоторых приборах и аппаратах: �Корпорация ВВС США – мы продаем самое лучшее оружие вот уже более двадцати лет�. Военные из Нью-Мексико даже не утруждали себя замазать краской надписи.

Изначально Роберто был всего лишь мелким азтланским дворянином. Во время Войны Пузырей ему посчастливилось оказаться в нужном месте; в результате сейчас он контролировал огромные запасы оружия, оставшиеся после Мирной Власти. Так родилось его состояние. Затем он перебрался на неуправляемые земли и начал выпускать собственное оборудование. Тяжелая промышленность, которую он развивал в Бельвью, практически достигла уровня двадцатого века – или современной республики Нью-Мексико.

Ричардсон чуть привстал в кресле и рубанул рукой воздух прямо перед собой.

– Знаете что, с меня довольно оскорблений подобного рода от племянницы и ее внуков. Я не позволю незнакомым типам разговаривать со мной в таком возмутительном тоне!

Он вскочил на ноги, отбросил в, сторону дисплей и направился к ступенькам, ведущим к прячущейся в тенях реке.

– Подожди, Робер! – крикнул Бриерсон и знаком велел Большому Элу отойти куда-нибудь подальше от стола. – Я связался с тобой вовсе не затем, чтобы обмениваться оскорблениями. Ты спросил, где я нахожусь. Ну, так слушай...

К тому моменту, когда он закончил, старый торговец оружием снова опустился в свое кресло невесело расхохотался.

– Мне следовало догадаться, что ты засел прямо у врага под носом. – Неожиданно он перестал смеяться. – Ты попал в ловушку, верно? И никаких гениальных идей, которые приходят на ум в последний момент? Мне очень жаль, Вил, честно, жаль. Если бы я мог что-нибудь сделать, я бы непременно тебе помог. Я всегда возвращаю долги.

Вил очень рассчитывал услышать именно эти слова.

– Ты действительно ничего не можешь для меня сделать, Робер. Наш обман здесь в вагоне через несколько минут вскроется... А вот остальным небольшая благотворительность не помешала бы.

На лице Ричардсона ничего не отразилось.

– Послушай, бьюсь об заклад, что на заводе Бельвью последнюю проверку проходит достаточное количество самолетов и бронетехники. Кроме того, наверняка у тебя на складах полно боеприпасов. Если соединить усилия МПУ, корпорации �Правосудие� и еще нескольких полицейских управлений, нам хватит народа, чтобы управлять твоей техникой. По крайней мере мы заставим ублюдков из Нью-Мексико хорошенько подумать, прежде чем начинать против нас новую войну. Однако Ричардсон покачал головой.

– Я не жадный человек, Вил. Если бы у меня была техника напрокат, ваше управление непременно получило бы все что угодно... Но нас перехитрили. Всех! Власти республики Нью-Мексико – и люди, которые их прикрывают, – заключили со мной эксклюзивный контракт на всю продукцию, выпускаемую на моих предприятиях, – на четыре месяца. Ты понимаешь, о чем я говорю? Одно дело помогать тем, к кому я хорошо отношусь, а другое – нарушить условия договора, особенно если учесть, что мы всегда делали упор на надежность нашего слова.

Вил кивнул. Блестящая идея – но из нее ничего не вышло.

– Может, так даже лучше, Вил, – чуть понизив голос, продолжал Ричардсон. – Я знаю, твой дружок болтун мне не поверит, и все-таки.., полагаю, Среднему Западу сейчас не стоит ввязываться в войну. Мы оба знаем, что из вторжения ничего не выйдет – в конце концов. Вопрос заключается только в том, сколько жизней оно унесет и какое количество собственности будет уничтожено. Не нужно забывать и о том, что кто-то непременно затаит зло, которое найдет выход впоследствии.

Республиканцы, вне всякого сомнения, заслуживают того, чтобы на них сбросили парочку атомных бомб, но они могут воспользоваться этим в качестве предлога и объявить священную войну. Ведь ты же знаешь, по какой причине постоянно происходят столкновения на берегах Колорадо. С другой стороны, если вы позволите им занять территории, на которые они так стремятся, а они попытаются установить там �порядок�.., ну, через двадцать лет они превратятся в счастливых анархистов.

Вил невольно улыбнулся, зная, что сам Роберто первоначально был агентом Азтлана, в задачу которого входило подготовить вторжение на территорию северо-запада.

– Ладно, Робер. Я подумаю. Спасибо за то, что поговорил с нами.

Ричардсон посмотрел прямо в глаза Вилу:

– Береги себя. Вили.

Северный пейзаж, где царила уютная прохлада – словно в сказочном саду, – затянуло на секунду туманом, изображение дрогнуло, и его место заняла жестокая реальность – холодный пластик, дисплеи и лежащие без сознания на полу вагона республиканцы.

И что теперь, лейтенант? Идея связаться с Робером была единственной, больше ничего в голову не приходило. Можно, конечно, позвонить в МПУ, но что он им скажет? Закрыв потное лицо руками. Вил облокотился на консоль. Почему бы не поступить так, как посоветовал Робер? Сдаться, и пусть история сама обо всем позаботится.

Нет! Многие говорят о �неизбежности течения истории�. Бриерсон никак не мог убедить себя в том, что такое понятие существует – разве что в воображении отдельных индивидуумов. Люди придумали институт правительства тысячи лет назад; нет никаких оснований считать, что республика Нью-Мексико развалится сама по себе. Необходимо продемонстрировать им, что их деятельность непрактична и требует слишком больших капиталовложений.

Кроме того, существовала другая, более личная причина. Ричардсон разговаривал с ним так, будто данное вторжение есть нечто особенное, выходящее за границы контрактов, коммерции и закона. Он ошибался. Если не считать мощной армии и уверенности в собственной правоте, военные Нью-Мексико ничем не отличаются от какой-нибудь банды, которая решила ограбить клиента МПУ. И если он, а вместе с ним и мичиганское полицейское управление, спустит им это с рук, будут нарушены условия контракта – что совершенно недопустимо. Как и Робер, МПУ гордилось и всячески поддерживало свою репутацию надежного партнера.

Следовательно, нужно продолжать бой. Единственный вопрос заключался в том, что они с Элом и Джимом могут сейчас сделать.

Вил повернулся к экрану, который транслировал изображение с камеры, установленной у входа в вагон; картинка не передавалась на компьютеры – типичный недостаток подобных устройств. Впрочем, ничего особенно интересного Вил не увидел. Штаб дивизии был уничтожен, а сам вагон находился на дне небольшого ущелья. Вокруг дымящаяся листва и желтый известняк.

Неожиданно донесся рев моторов. Проклятие! К ним приближались три автомашины. Бриерсон узнал сержанта, с которым разговаривал некоторое время назад. Если еще можно что-то сделать, нельзя терять ни минуты.

Вил огляделся по сторонам. Стронг занимает пост советника президента. Имеет ли это какое-нибудь значение? Вил напрягся изо всех сил. В Азтлане с его феодальными законами такой человек может играть чрезвычайно важную роль. Безопасность первых официальных лиц часто становится главной целью правительства. Республика Нью-Мексико в этом смысле отличалась от Азтлана. Правителя выбирали; действовали четкие законы наследования, и люди, вроде Стронга, скорее всего особой ценности не представляли.

Однако такое государство напоминает огромную корпорацию, где граждане играют роль держателей акций. Аналогия небезупречна – ни одна компания не станет силой заставлять акционеров делать то, что ей выгодно. Есть, конечно, и другие различия, и тем не менее... Если людям, возглавляющим такую организацию, будет что-то угрожать, это может оказаться гораздо более действенным, чем.., скажем, попытки убедить правление МПУ, что пришла пора действовать. На неуправляемых территориях расположено около десяти полицейских участков уровня МПУ, многие из них имеют контракты с более мелкими фирмами.

В таком случае вопрос заключается в том, как добраться до Гастингса Мартинеса или генерала Крика.

Вил нажал на кнопку, чтобы вывести на экран картинку поля боя. Со стороны фермы Шварца на юго-восток тянулись клубы дыма, но в основном воздух оставался относительно прозрачным. На горизонте к северу на небе повисли грозовые тучи. Метеорологическая служба города Топека подтвердила – надвигается торнадо.

Бриерсон поморщился. Он знал об этом весь день, и где-то в глубине его сознания теплилась надежда, что непогода обрушится на головы тех, кто заслужил ее гнев. Глупости, конечно: современная наука располагала всем необходимым для того, чтобы справиться с любым торнадо, но направить его в нужную сторону не мог никто.

Современная наука в состоянии справиться с любым торнадо. Вил с трудом сглотнул. Оказывается, он все-таки в силах кое-что предпринять. Нужно только сделать один звонок в штаб.

Снаружи начали колотить в дверь, раздались громкие крики. Вагон стал раскачиваться – кто-то карабкался на крышу. Не обращая внимания на шаги над головой, Вил попытался связаться с МПУ через спутник. Едва на экране возник сине-золотистый знак мичиганского управления, как дисплей погас. Вил принялся набирать коды экстренной связи – без какого бы то ни было результата. Он видел, что снаружи, рядом с вагоном что-то отчаянно кричит майор с искаженным лицом. Вил включил звук.

– Мы только что наладили систему, майор. Что тут происходит?

Офицер отступил от вагона и продолжил уже спокойнее:

– Я говорил, что выпадение радиоактивных осадков не отмечено. – У него за спиной какой-то солдат тихо блевал в кустах. Возможно, радиации тут и нет, но если майор и его парни в ближайшее время не получат медицинской помощи, у них будут серьезные проблемы со здоровьем. – Вы можете открыть двери.

– Майор, мы почти готовы выйти на связь. Я не хочу рисковать.

– С кем я разговариваю?

– Эд Стронг. Главный советник президента. – Вил произнес эти слова с вызовом и высокомерием, которые наверняка были характерны для настоящего Эда Стронга.

– Понятно, сэр. Могу я поговорить с полковником Альваресом?

– Альваресом? – По-видимому, майор хорошо с ним знаком. – К сожалению, он ударился головой об угол стола и еще не пришел в себя.

Офицер повернулся и бросил на сержанта многозначительный взгляд. Тот кивнул, словно хотел сказать: �Я понял�. Вил опасался, что они и в самом деле все поняли. Майор поджал губы, что-то тихонько шепнул сержанту и отошел к машинам.

Вил повернулся к другим дисплеям. У него оставалось всего несколько секунд. Майор заподозрил неладное, а без спутникового передатчика не переговорить с Ист-Лансингом. Только местные телефонные линии не проходили через вражеские сети передачи данных. Он мог позвонить на метеорологическую станцию города Топека. Даже если там не захотят ему помочь, то уж сообщение в штаб МПУ, вне всякого сомнения, переправят.

Вил быстро пролистал справочник, и уже через минуту на экране появилось черно-белое изображение. Молодой привлекательный мужчина сидел за большим рабочим столом. Он ослепительно улыбнулся и сказал:

– Метеорологическая станция города Топека. Отдел связей с клиентами. Я могу вам чем-то помочь?

– Надеюсь, сможете. Говорит Бриерсон из мичиганского полицейского управления.

Слова срывались с языка легко, словно он несколько часов репетировал свою речь. Совсем не сложная идея, но очень важны детали. Когда Вил заканчивал, он заметил, что майор возвращается к вагону. Один из солдат нес оборудование для связи.

Служащий метеостанции слегка нахмурился.

– Вы наш клиент, сэр?

– Да нет же, черт побери! Вы что, не смотрите новости? В сторону Топеки по старому шоссе номер семьдесят направляется колонна из четырехсот танков. Началось вторжение, дружище!

Молодой человек едва заметно пожал плечами, будто хотел сказать, что его совершенно не волнуют новости.

– Какая-то банда собралась захватить Топеку? Сэр, у нас тут город, а не маленькая ферма. Ваша идея насчет истребителей торнадо – сущий бред! Мы...

– Послушайте, – перебил его Вил ласково, почти заискивающе. – Хотя бы передайте мое сообщение в мичиганское управление. Ладно?

Юный метеоролог снова одарил его сияющей улыбкой.

– Разумеется, сэр.

Вил понял, что проиграл. Он разговаривал с кретином или низкопробным имитатором – теперь уже не имело значения, с кем именно. Метеостанция Топека походила на другие компании – демонстрировала ровно столько старания, сколько требовалось, чтобы не разориться. Вот уж не везет, так не везет!

Снаружи доносились тихие, но довольно ясные голоса.

– ..кто бы они ни были, передача идет по местным телефонным линиям, – доложил майору связист.

Майор кивнул и шагнул в сторону вагона.

Так, времени на раздумья не осталось. Вил быстро нажал на кнопку, и �специалист� по связям с клиентами метеостанции Топека исчез с экрана, а вместо него появился рисунок из переплетающихся колец.

– Ладно, мистер Стронг, – громко крикнул майор, стараясь, чтобы его голос услышали внутри вагона. Офицер протягивал наушники. – Президент на связи, сэр. Он хочет поговорить с вами.., немедленно. – На его лице расцвела мрачная усмешка.

Вил быстро пробежал пальцами по панели управления; установленный снаружи микрофон громко взвизгнул и смолк. Краем уха Вил услышал, как связист сказал:

– Они продолжают вести передачу, майор.

И тут поверхность экрана очистилась, кольца исчезли... Последний шанс! Даже автоответчика будет достаточно. На экране появилось изображение пятилетней девочки.

– Резиденция Траск. – Девчушка немного испугалась сердито нахмурившегося Вила.

Однако она говорила четко и ясно – очевидно, родители научили ее, как нужно отвечать на телефонные звонки незнакомых людей. Глядя в серьезные карие глаза, Бриерсон вспомнил собственную сестру. Она знает и понимает достаточно для того, чтобы выполнить его указания.

Ему потребовалось сделать над собой огромное усилие, чтобы немного расслабиться и улыбнуться.

– Привет. Ты знаешь, как записать мой звонок? Девчушка кивнула.

– Запиши его, пожалуйста, а потом покажи родителям, хорошо?

– Ладно.

Она протянула руку куда-то за экран. В углу загорелся сигнал начала записи, и Вил заговорил. Очень быстро. Снаружи снова донесся голос майора:

– Ломайте, сержант.

Вил услышал шаги, что-то ударило в дверь.

– Вил! – Большой Эл схватил Бриерсона за плечо. – Пригнись. И подальше от двери. Они палят из огнестрельного оружия!

Но Бриерсон не мог прервать передачу. Он оттолкнул Эла в сторону и махнул ему рукой, советуя спрятаться среди лежавших без сознания республиканцев.

Раздался взрыв, вагон закачался. Связь не прервалась, и Вил продолжал говорить. Однако в следующее мгновение дверь вылетела, и внутрь хлынул дневной свет.

– Отойдите от телефона!

Маленькая девочка на экране, казалось, смотрела куда-то за спину Вила. Глаза у нее широко открылись... И все погрузилось во тьму.

***

Бриерсону снились диковинные сны. В одних он мог только видеть, в других лишался зрения, однако сохранял слух и обоняние. А иные пронизывала нарастающая боль – мучители вгоняли иголки ему под кожу и сжимали плоть щипцами, чтобы заставить его страдать. Но еще он чувствовал, что родители и сестра Бет находятся совсем рядом, только почему-то все время молчат. Порой, когда к нему возвращалось зрение, а боль на время отступала, он видел цветы – целое море цветов – прямо у своего лица, они пахли пением скрипки.

Снег. Нежный, белый, далеко, до самого горизонта. Деревья в хрустальном наряде, сверкающем в лучах солнца на фоне ослепительно синего неба. Вил поднял руку, чтобы протереть глаза, и с изумлением обнаружил, что она его слушается, касается лица – делает то, что он приказал.

– Вили, Вили! Ты снова с нами! – Сбоку кто-то выскочил, крошечные ручки обхватили за шею. – Мы знали, что ты очнешься! Но как же долго ты не приходил в себя! – Пятилетняя сестра прижалась лицом к его груди.

Вил опустил руку, чтобы погладить ее по голове, и тут откуда-то появился техник.

– Подожди немного, милая. Глаза у него, конечно, открыты, но он еще не очнулся окончательно. До этого далеко. – Затем он увидел улыбку на лице Вила и едва не лишился дара речи. – Лейтенант Бриерсон! Вы меня понимаете? – Вил кивнул, и техник посмотрел куда-то поверх его головы, по-видимому, на диагностический дисплей. – Вы и в самом деле меня понимаете! Минутку, я позову начальника. Ничего не трогайте. – Он выскочил из комнаты, удивленно бормоча себе под нос:

– Я уже начал думать, что у нас ничего не выйдет...

Бет Бриерсон посмотрела на брата.

– Тебе уже хорошо, Вили?

Вил пошевелил пальцами ног и почувствовал, как они двигаются. С ним все в порядке! Он кивнул сестренке. Бет отошла от его кровати.

– Пойду позову маму и папу.

– Я подожду здесь, – снова улыбнувшись, ответил Вил. Бет умчалась. Бриерсон огляделся по сторонам и узнал место, где его мучили. Впрочем, на самом деле он находился в обычной больничной палате, возможно, слишком заставленной разным электронным оборудованием.

...Однако он был здесь не один. Элвин Свенсен, одетый так же вызывающе, как и всегда, сидел в тени у окна. Теперь он встал и подошел к кровати.

– Родителей моих тут нет, – фыркнул Бриерсон, – зато дежурит Большой Эл.

– Тебе просто не повезло. Если бы ты, как приличный человек, пришел в себя при первой попытке привести тебя в чувство, то увидел бы всю свою семью и еще половину персонала МПУ. Ты был настоящим героем.

– Был?

– Ну, и по-прежнему остаешься. Только, знаешь, прошло некоторое время... – Эл криво ухмыльнулся.

Бриерсон бросил взгляд в окно и понял, что наступила зима. Пейзаж показался ему знакомым. Он вернулся в Мичиган и, по-видимому, лежит в Медицинском центре Окемоса. С другой стороны, Бет заметно не изменилась.

– Около шести месяцев? Большой Эл кивнул.

– Нет-нет, я не сидел здесь все это время, дожидаясь, пока ты очнешься. Просто приехал в Ист-Лансинг по делам. Мичиганскому полицейскому управлению и моей компании нужно уладить кое-какие проблемы с контрактами. МПУ сразу же оплатило крупные страховки, но мелочи – вроде отверстий от пуль в стенах домов и все такое прочее... Тут они тянут кота за хвост. Вот я и решил заглянуть к тебе и посмотреть, есть ли какие-нибудь новости.

– Гм-м. Итак, флаг Нью-Мексико не развевается у нас в Манхэттене?

– Что? Нет, конечно! – Тут Эл сообразил, с кем говорит. – Послушай, Вил, через несколько минут сюда заявится толпа врачей, которые начнут радостно вопить и пожимать друг другу руки, гордясь очередным чудом медицины. И разумеется, не обойдется без твоей семьи. А потом прибудет полковник Поттс. Он расскажет тебе обо всем, что произошло. Ты и в самом деле хочешь услышать трехминутный отчет Эла Свенсена о Войне Большой Равнины?

Вил кивнул.

– Ладно. – Эл придвинул свой стул к кровати. – Республиканцы покинули неуправляемые территории через три дня после того, как захватили тебя, меня и Джима Тернера...

Официальная версия происшедшего, которой придерживается Нью-Мексико, звучит так: республика прибегла к помощи военной силы, хотя и в достаточно ограниченной степени, и одержала победу. �Банды гангстеров�, доставлявшие неприятности поселенцам из Нью-Мексико, наказаны, а некий В. В. Бриерсон, вожак преступников, убит.

– Я умер? – спросил Вил.

– В той мере, в какой им это необходимо. – Вилу показалось, что Большой Эл несколько смутился. – Не знаю, должен ли я говорить больному человеку, в каком тяжелом положении он находился, но ты получил по голове пятимиллиметровым взрывателем! Ньюмексы не причинили ни мне, ни Джиму никакого вреда, так что вряд ли это месть. Представь – они взрывают дверь, а тут прямо на пути ты, что-то делаешь с их архиважной аппаратурой...

Пятимиллиметровый взрыватель. Он должен был умереть. Наверняка разнесло все лицо... Вил с опаской прикоснулся к носу.

Эл заметил его движение.

– Не волнуйся, ты остался таким же красавчиком. Но тогда ты выглядел очень мертвым – даже с точки зрения лучших медиков из Нью-Мексико. Тебя погрузили в стасис. Мы втроем провели около месяца в тюрьме в Оклахоме. Когда нас �репатриировали�, специалисты из центра Окемоса без проблем вернули тебе твое лицо. Наверное, и в Нью-Мексико это можно было сделать... Проблема заключается в том, что ты лишился части мозга. – Эл слегка коснулся своего затылка. – Восстановить ее медицина бессильна. Поэтому врачи прибегли к помощи процессоров, которые попытались совместить с тем, что осталось.

Вил вздрогнул. Выходит, на самом деле он умер, а вся эта � реальность� – лишь плод воображения компьютерной программы?

Эл увидел его лицо и вскричал:

– Честное слово, Вил, не хватало буквально какого-то пустяка!

Минутная слабость прошла, и Вил с трудом сдержался, чтобы не расхохотаться. Если под вопросом сама его личность, то разве можно хоть в чем-то быть уверенным?

– Хорошо. Получается, что вторжение армии Нью-Мексико прошло успешно. Что же в таком случае заставило их уйти? Неужели бомба Шварца?

– До определенной степени.

Даже после использования атомной бомбы потери республиканцев были несущественными. Погибли пехотинцы и экипажи танков, находящихся в радиусе четырех тысяч метров от эпицентра взрыва – примерно две с половиной тысячи человек. С точки зрения Вила огромная цифра, но по меркам �Войн за воду� – сущие пустяки. Короче говоря, республика Нью-Мексико со всеми основаниями могла заявить, что операция оказалась �дешевой�.

Однако тот факт, что даже простые фермеры владеют атомным оружием, произвел на военных из Нью-Мексико тяжелое впечатление. Они-то полагали, что, захватив Средний Запад, столкнутся с проблемами директора школы, в которой ученики носят огнестрельное оружие. Они не знали, что соседи немедленно линчевали бы Шварца, если бы им стало известно о наличии в его арсенале подобного оружия.

– Но, думаю, что не менее важную роль сыграл твой телефонный звонок.

– Относительно истребителей торнадо?

– Точно. Одно дело наступить на гремучую змею, и совсем другое – вдруг понять, что вокруг их сотни. Метеослужбы снабдили истребителями торнадо практически все фермы от Окемоса до Грили.

В тот солнечный летний день, когда Вил еще находился в полном сознании, он сообразил, что истребитель торнадо – это самая простая воздушная торпеда. Их применение координировалось метеостанциями, которые платили фермерам за разрешение разместить их на своей земле. Во время серьезных бурь процессоры, установленные на центральной метеостанции, записывали показания датчиков, расположенных в разных районах, и включали оборудование в нужной точке. В обычной ситуации торпеда находилась в воздухе несколько минут, но могла парить в течение часов. Как только сенсоры регистрировали опасность, она устремлялась к верхушке пятидесятиметровой воронки и уничтожала ее.

Используйте способность торпеды висеть в воздухе и лишь слегка измените программу – и вы получите оружие, способное пролететь сотни километров и доставить по назначению целую тонну ценного груза.

– Даже если на время забыть об атомных бомбах, истребители торнадо – достаточно грозная дубинка. Помнишь, Трасков – ту семью, до которой ты дозвонился? Брат Билла Траска сдавал метеостанции Топеки площади под три истребителя торнадо. Один истребитель он стащил и сделал точно так, как ты сказал. Агентству новостей удалось узнать, где в тот момент находился Мартинес; и Траски отправили истребитель в Оклахому, прямо на крышу особняка, в котором засели президент и его штаб. Мы снимали происходящее со спутника. Ты бы видел – все самые важные шишки из их правительства выскочили на улицу и разбежались в разные стороны, точно перепуганные насмерть муравьи!

Даже сейчас, несколько месяцев спустя, Большой Эл расхохотался, вспомнив, как все это выглядело.

– Билл Траск написал на фюзеляже: �Эй, Гастингс, следующая будет настоящей!� Готов спорить, что главари ньюмексов до сих пор сидят в бетонных убежищах и раздумывают, не отключить ли поглотители Вачендона.

Впрочем, они все поняли. В течение следующих двенадцати часов войска республики развернулись и начали марш домой, на юг, повторяя на всех углах, что они защитили своих граждан и проучили бандитов.

Вил тоже рассмеялся, и комната поплыла у него перед глазами, превратившись в разноцветный калейдоскоп огней. Больно не было, но ощущение оказалось таким необычным, что он тут же заставил себя успокоиться.

– Отлично. Итак, помощь кретинов с метеостанции Топеки не понадобилась.

– Более того, они заставили меня арестовать Трасков за кражу. Но когда в конце концов им удалось чуть-чуть отмыться от грязи, они сняли все обвинения и даже сделали вид, будто с самого начала идея использования истребителей принадлежала им. Сейчас они модифицируют старые модели и продают клиентам права на использование аппаратуры в случае чрезвычайных происшествий.

Где-то далеко (Вил вспомнил длинные коридоры медицинского центра Окемоса) послышались голоса. Все незнакомые. Проклятие. Медики решили заняться им первыми, родственников впустят потом.

Большой Эл услышал шум, высунул голову за дверь и заявил:

– Ладно, лейтенант, мне пора. По крайней мере вкратце я успел тебе все рассказать. – Он прошел по комнате, чтобы взять свой чемоданчик.

Вил проследил за ним глазами.

– Итак, конец получился счастливым, если не считать... – Тех несчастных парней из Нью-Мексико, которые попали под огонь, что сияет ярче канзасского солнца. Если не считать... – Кики и Шварца. Жаль, что они не знают, как все повернулось.

Большой Эл остановился у двери.

– Кики и Джейк? Одна слишком умна, чтобы умереть, а другой – слишком мерзкий тип! Кики знала, что Джейк захочет сделать из нее отбивную за то, что она привела на его земли армию республики. Она и мои ребята надежно спрятались, прежде чем ферму сровняли с землей. Кстати, Джейк тоже, и никто не мог его найти...

Знаешь, Вил, они стали еще большими знаменитостями, чем ты! Старина Джейк теперь самый популярный армадилл Среднего Запада. Никто из нас и не подозревал, а меньше всех сам Джейк, что он будет получать удовольствие от своей популярности. Они с Кики зарыли топор войны и с пеной у рта обсуждают планы создания международного клуба армадиллов. Идея такова: если один герой сумел помешать вторжению целого государства, то группа таких смельчаков свернет горы! Их лозунг �За безопасность неуправляемых территорий!�

А потом Эл ушел, и Бриерсон не успел додумать до конца мысль о том, какие неприятности могут возникнуть у мичиганского полицейского управления от идей Кики ван Стан и Джейка Шварца, потому что в комнату ввалилась толпа ликующих медиков.

БРОШЕННЫЕ В РЕАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ

Всем, кто был брошен без всякой надежды на спасение, посвящается

Глава 1

В день большого спасения Вил Бриерсон отправился погулять по пляжу. Он не сомневался, что сегодня утром здесь будет совсем пусто.

Небо оставалось чистым, но из-за обычного в этих местах морского тумана видимость была очень плохой – всего несколько километров. Пляж, полоску дюн и море окутывала легкая дымка, которая, словно большая туча, неподвижно висела на одном месте. Вил шлепал босиком вдоль берега, там, где волны делали песок ровным и прохладным. За ним оставалась четкая дорожка следов – не зря он весил больше девяноста килограммов. Вил брел, не обращая внимания на морских птиц, которые с пронзительными криками носились вокруг. Опустив голову, он наблюдал за тем, как при каждом новом шаге вода, просачиваясь сквозь песок, пенится и шипит, обдавая брызгами его босые ноги. Влажный ветерок нес с собой острый и приятный запах морских водорослей. Через каждые полминуты набегала большая волна, и тогда чистая морская вода добиралась до лодыжек Вила; это можно было назвать �прибоем� Внутреннего моря.

Когда Вил брел вот так вдоль кромки воды, ему почти удавалось убедить себя, что он снова на берегу озера Мичиган, каким оно было много Лет тому назад. Каждое лето они с Вирджинией приезжали на озеро и ставили палатку возле самой воды. Он представлял, что возвращается в лагерь после долгой прогулки туманным мичиганским днем и что стоит ему пройти еще совсем чуть-чуть, как он обязательно встретит Вирджинию, Анну и Билли, с нетерпением его ждущих и подтрунивающих над его пристрастием к одиноким прогулкам Вил поднял взгляд. В тридцати метрах впереди он увидел то, что явилось причиной шума, поднятого морскими птицами. Небольшое племя обезьян-рыболовов резвилось в полосе прибоя. Обезьяны, должно быть, тоже его заметили. Раньше они моментально исчезали в море при появлении людей или машин; теперь они остались у берега. Когда Вил двинулся в их сторону, несколько молодых обезьян вразвалочку направилось к нему. Вил опустился на одно колено, а они столпились вокруг и начали с любопытством шарить своими перепончатыми ручками у него в карманах. Одна обезьяна вытащила дискету. Вил усмехнулся и отобрал добычу из ее цепких лапок.

– Ага! Попался, карманник. Ты арестован!

– Вы так и остались навсегда полицейским, инспектор? – Голос был женским, а тон шутливым.

Говорили откуда-то сверху. Вил поднял глаза. Радиоуправляемый флайер висел в нескольких метрах у него над головой.

– Стараюсь не растерять навыков. Это вы, Марта? Я думал, все заняты приготовлениями к вечерним �празднествам�.

– Так и есть. Среди прочего я должна проследить, чтобы на пляже не было праздношатающихся людей. Фейерверк начнется еще до наступления темноты.

– Почему?

– Стив Фрейли устроил грандиозную сцену, пытаясь убедить Елену отменить спасение. Ну, Елена и решила начать операцию немного раньше, чтобы напомнить Стиву, кто командует парадом. – Марта усмехнулась. Вил не понял, над чем она смеется: над строптивостью Елены Королевой или над претензиями Фрейли. – Так что, пожалуйста, будьте любезны, шевелите копытами поэнергичнее, сэр. Мне надо поторопить еще кое-кого. Надеюсь, вы вернетесь в город раньше этого флайера.

– Есть, мадам!

Вил вскинул руку в шутливом приветствии, повернулся и неторопливо затрусил по собственным следам обратно. Он пробежал метров тридцать, когда у него за спиной раздались истошные вопли. Бросив взгляд через плечо, Вил увидел, что флайер с включенными прожекторами и оглушительно ревущей сиреной метнулся вниз к обезьянам. От такой неожиданной атаки храбрость человекообразных мгновенно испарилась. Они запаниковали, а учитывая, что флайер нападал на них со стороны моря, им ничего не оставалось, как схватить детей и броситься в дюны. Флайер Марты мчался следом, сбрасывая шумовые шашки. Вскоре флайер и обезьяны-рыболовы исчезли в джунглях, которые начинались сразу за дюнами.

�Интересно, – подумал Вил, – как далеко придется Марте их гнать, пока они не окажутся в безопасности�.

Марта отличалась добросердечием и практичностью, смешанными в равных долях. Она никогда не стала бы пугать животных, если бы была какая-нибудь другая возможность согнать их с пляжа в безопасную зону. Вил улыбнулся. Он не удивился бы, узнав, что Марта выбрала именно этот день и это время года, чтобы свести до минимума урон, который взрыв нанесет дикой природе.

Через три минуты Бриерсон уже почти добрался до самого верха шаткой лестницы, ведущей к монорельсовой дороге, и, посмотрев вниз, с удивлением заметил, что не только он гулял по пляжу. Кто-то подходил к основанию лестницы. За полмиллиона прошедших столетий Королевы спасли и собрали под свои знамена поразительную коллекцию самых разнообразных чудаков, но все они по крайней мере походили на нормальных людей. Эта.., личность была иной. Незнакомец нес складной зонтик и был обнажен, если не считать набедренной повязки и сумочки, висевшей на плече. Кожа у него выглядела бледной и какой-то нездоровой. Когда он начал подниматься по ступенькам, зонтик отвело ветром в сторону, и показалась яйцеобразная безволосая голова. Только тут Вил понял, что незнакомец с тем же успехом мог оказаться женщиной, а то и вовсе существом неопределенного пола – оно было невысоким и стройным, с изящными движениями.

Бриерсон неуверенно помахал рукой – с новыми соседями надо дружить. Однако когда странное существо подняло на него темные глаза, даже на таком расстоянии взгляд поразил Бриерсона холодностью и безразличием. Вил сглотнул и отвернулся, намереваясь продолжить свой путь по пластиковым ступеням. Вероятно, от некоторых соседей лучше держаться подальше.

Королев – так официально именовался город (идея принадлежала Елене Королевой). Желающих назвать город по-другому было почти столько же, сколько и жителей. Индийские друзья Вила хотели, чтобы это был Новейший Дели. Правительство Нью-Мексико (находящееся в бессрочной ссылке) выбрало для города имя Новый Альбукерк. Оптимистам нравилось название Еще Один Шанс, пессимистам – Последняя Возможность, Страдавшие манией величия жители стояли за Мегаполис.

Город располагался в предгорьях индонезийских Альп, достаточно высоко, чтобы экваториальная жара и влажность делали местные климатические условия, мягко говоря, не очень приятными. Здесь Королевым и их друзьям наконец удалось собрать всех, кого они спасли в разных столетиях. Здесь каждый мог удовлетворить свой архитектурный вкус. Выходцы из Нью-Мексико жили на главной улице, вдоль которой высились большие (главным образом, пустые) здания, воспевавшие, по представлениям Вила, их бюрократию. Большинство других людей, прибывших из двадцать первого века, в том числе и сам Вил, заняли небольшие дома, к которым они привыкли. Выстехи расположились выше в горах.

Город Королев был построен так, что в нем могли жить тысячи людей. В настоящий момент его население насчитывало менее двухсот человек. Им были просто необходимы новые жители;

Елена Королева отлично знала, где можно отыскать еще сотню человек. И намеревалась их спасти.

Стивен Фрейли, президент республики Нью-Мексико, считал, что именно эту сотню спасать не следует. Он еще продолжал выдвигать свои аргументы, когда появился Бриерсон.

– ..вы недостаточно серьезно относитесь к истории нашей эры, мадам. Мирная Власть подошла очень близко к тому, чтобы покончить с человеческой расой. Конечно, вы получите несколько новых живых тел, однако тем самым поставите под угрозу само существование нашей колонии, а вместе с ней и человечества.

Елена Королева казалась спокойной, но Вил достаточно хорошо ее знал, чтобы понимать: она вот-вот взорвется. Елена побледнела, на щеках у нее выступили яркие пунцовые пятна. Она провела рукой по своим светлым волосам.

– Мистер Фрейли, я прекрасно знаю историю вашего времени. Не забывайте, что большинство из нас – вне зависимости от нашего истинного возраста и опыта – провели детство в пределах общих двух столетий. Мирная Власть, – тут она коротко усмехнулась, – возможно, и начала глобальную войну в 1997 году. Очень может быть, что именно эти люди несут ответственность за страшные эпидемии первого десятилетия двадцать первого века. Но как правительство они вели себя относительно кротко. Эта группа в Кампучии, – Королева махнула рукой на север, – вошла в стасис в 2048 году, когда Мирная Власть была свергнута, и еще до того, как люди научились следить за своим здоровьем. Весьма вероятно, что среди них нет настоящих преступников.

Фрейли открыл и закрыл рот, но так ничего и не сказал. Лишь немного отдышавшись, он проговорил:

– Разве вы не слышали о тайном плане �Возрождение�? В 2048 году Мирная Власть была готова уничтожить миллионы людей. У ребят из Кампучии, наверное, больше разных дьявольских бомб, чем блох у шелудивой собаки. Эта база – их секретный козырь. Если бы они не напутали со стасисом, то, выбравшись из него в 2100 году, взорвали бы всех нас. А вы скорее всего даже не родились бы...

– Дьявольские бомбы? – прервала его Елена. – Хлопушки! Даже вам это наверняка хорошо известно. Мистер Фрейли, если к нашей колонии прибавится еще сотня человек, мы сможем выжить. Марта и я не для того потратили свои жизни на сохранение колонии, чтобы увидеть, как она умрет из-за нехватки людей. Мы отложили создание Королева до нынешнего времени только потому, что собирались спасти этих людей, когда их пузырь лопнет.

Она повернулась к своему партнеру.

– Всех удалось разыскать?

Пока они спорили, Марта Королева хранила молчание, ее лицо было спокойным и задумчивым. Обруч с маленькими наушниками связывал Марту с многочисленными автоматическими устройствами. Последние полчаса она управляла полудюжиной флайеров, которые разыскивали гуляющих колонистов, замеченных со спутников.

– Удалось найти всех, люди в безопасности. Более того, – тут Марта заметила Вила, устроившегося в задней части амфитеатра, и улыбнулась ему, – очень многие сейчас здесь, на территории замка. Я думаю, нам предстоит стать свидетелями незабываемого зрелища.

Она не следила за спором между Еленой и Фрейли, а еще более вероятно – решила не обращать на него внимания.

– Ладно, тогда начинаем.

Собравшиеся зрители нетерпеливо и взволнованно зашептались. Большинство людей, как и Вил, прибыли сюда из двадцать первого столетия. Однако они уже достаточно хорошо знали выстехов, чтобы понимать: распоряжение может стать сигналом для начала самых удивительных событий.

Виду с верхней части амфитеатра открывался превосходный вид: лес на севере постепенно переходил в серо-зеленую массу экваториальных джунглей, за которыми густая стена тумана скрывала Внутреннее море. Даже в редкие ясные дни, когда туман рассеивался, кампучийские Альпы прятались за горизонтом. Тем не менее Вил не сомневался, что зрители собрались не зря: они увидят очередную спасательную операцию во всех подробностях (естественно, насколько это вообще возможно); странно, что до сих пор далекая голубизна северного горизонта еще ничем не нарушена.

– Обещаю, что немного погодя станет интереснее. – Голос Елены заставил его обернуться.

Два больших дисплея висели в воздухе за спиной Королевой, создавая странный контраст с инкрустированным золотом храмом на заднем плане. Замок Королевых являл собой типичный пример изощренной архитектуры, которую предпочитали почти все выстехи. Облицовка камнем и скульптурные группы были завершены полтысячи лет назад, после чего горные дожди и ветры превратили замок в великолепную древнюю постройку. На стенах появился мягкий мох, а вокруг выросли огромные деревья. Специальные строительные роботы, завершив свое дело, конечно же, спрятали следы использования техники двадцать второго столетия внутри �руин�. Здесь даже ласточка не могла пролететь незамеченной. Владельцы замка были одинаково надежно защищены как от ножа в спину, так и от прямого попадания баллистической ракеты.

– Действительно, уже само существование пузыря Мирной Власти хранилось в секрете. Он с самого начала был помещен под землю, а сейчас опустился еще глубже. Кто-то допустил ошибку. Они предполагали, что прыгнут на пятьдесят лет вперед, а на самом деле... По нашим данным, пузырь должен лопнуть через одну-две тысячи лет. Люди находятся в стасисе пятьдесят миллионов лет. За это время произошло смещение целых континентов. Часть Кампучии оказалась погребенной под новыми горами.

На дисплее за спиной Елены возникло разноцветное сечение кампучийских Альп. Земная кора была обозначена синим цветом снаружи, а дальше цвета менялись на желтый и оранжевый. Как раз на границе между оранжевой полосой и ярко-красным пятном магмы можно было заметить крошечный черный диск – пузырь Мирной Власти, случайно оказавшийся у врат ада.

Внутри пузыря время остановилось, для его обитателей стрелки часов замерли в тот момент уже почти забытой всеми войны, когда проигравшие решили спастись в будущем. Никакая сила не могла повредить содержимое пузыря или изменить время его жизни.

Но когда пузырь лопнет, когда кончится стасис... Люди окажутся под землей, на глубине сорок километров. Несколько кратких мгновений грохота, невыносимого жара и страшной боли – и все поглотит магма. Сто женщин и мужчин умрут, а человеческая раса сделает еще один шаг навстречу полному уничтожению.

Королевы предлагали поднять пузырь на поверхность, где он сможет спокойно пролежать оставшиеся два тысячелетия.

Елена махнула рукой в сторону дисплея.

– Сейчас вы видите, в каком положении находился пузырь перед началом операции. Вот что происходит в настоящий момент.

Изображение начало мигать. Граница красной магмы поднялась на тысячи метров над пузырем, а на оранжевом и желтом фоне засверкали ослепительно белые точки. На месте каждой такой точки вспыхивало красное сияние и расползалось во все стороны почти так же – Вила даже передернуло от этой мысли, – как кровь после удара ножом.

– Каждая вспышка – бомба в сотню мегатонн. За последние несколько секунд мы высвободили больше энергии, чем за все человеческие войны вместе взятые.

Красное мерцание распространялось в разные стороны, а в это время на груди Кампучии начала затягиваться огромная рана. Магма все еще находилась в двадцати километрах от поверхности земли. Последовательность взрывов бомб была рассчитана так, чтобы расплавленная огненно-красная волна магмы поднималась все ближе и ближе к поверхности. В нижней части экрана, как ни в чем не бывало, не затронутый бушующими вокруг могучими силами, спокойно плавал пузырь с заключенными в нем людьми. Его движение вверх при таком масштабе было почти незаметным.

Вил оторвал взгляд от дисплея и посмотрел в сторону северного горизонта: там все оставалось по-прежнему – лишь холодная, ничем не потревоженная голубизна. Предполагаемое место выхода пузыря на поверхность находилось в полутора тысячах километров отсюда, однако Вил ожидал увидеть впечатляющее зрелище.

Прошло несколько минут. Прохладный ветерок пробежал по рядам зрителей и спрятался в ветвях палисандровых деревьев вокруг сцены, окутав людей ароматом цветов. Семья пауков на верхних ветвях одного из деревьев соткала роскошную паутину; шелковое кружево поблескивало радужными красками на фоне голубого неба.

Часы в углу экрана показывали, что прошло почти четыре минуты. Бомбы продолжали взрываться в тысячах метров от поверхности земли.

С места поднялся президент Фрейли.

– Мадам Королева, пожалуйста, еще есть время остановить вашу операцию. Я знаю, что вы спасали всех: безумцев, искателей приключений, преступников, их жертв. Но эти люди – чудовища!

Впервые Виду показалось, что в голосе Фрейли прозвучало искреннее чувство – может быть, даже страх. Вдруг он прав? Ест слухи подтвердятся, если Мирная Власть действительно была виновна в возникновении эпидемий в начале двадцать первого столетия, тогда на их совести гибель многих миллионов людей. Если бы проекту �Возрождение� сопутствовал успех, были бы уничтожены почти все, кому посчастливилось пережить эпидемии.

Елена Королева бросила взгляд на Фрейли, но ничего не ответила. Президент Нью-Мексико напрягся, а затем подал своим людям знак. Сто мужчин и женщин, одетых в форму НМ, быстро встали. Это был драматичный жест, даже если за ним ничего и не стояло: когда они уйдут, здесь почти никого не останется.

– Господин президент, я предлагаю вам и всем остальным занять свои места, – сказала Марта Королева.

Ее голос звучал, как всегда, мягко и спокойно, хотя обидный намек, содержавшийся в словах, заставил Стива Фрейли покраснеть. Он сделал сердитый жест и повернулся к каменным ступенькам, ведущим к выходу из театра.

Вил был склонен толковать слова Марты буквально: Елена нередко прибегала к сарказму и повелительной властности, но Марта, как правило, давала советы, стараясь помочь. Вил посмотрел на север. Над склонами покрытых джунглями гор воздух начал дрожать. Бум!.. Вдруг все поняв, Вил плюхнулся на ближайшую скамейку.

А через мгновение земля вздрогнула. Движение было беззвучным, плавным, однако ноги Фрейли подкосились, и он упал. Помощники президента быстро его подняли, но он ужасно разозлился и, бросив на Марту злобный взгляд, начал быстро подниматься вверх по ступенькам. Вила президент заметил, только когда поравнялся с ним. И то, что Вил был свидетелем его унижения, оказалось последней каплей, переполнившей чашу терпения Стива Фрейли. Генералы поспешили увести своего президента из амфитеатра. Те, кто последовал за ним, бросали на Бриерсона мрачные взгляды или совсем на него не смотрели.

Постепенно их шаги стихли, а несколько секунд спустя взревели моторы бронированных автомобилей, и вся компания отбыла в свою часть города.

Землетрясение не прекращалось. На человека, выросшего в Мичигане, оно производило пугающее впечатление. Земля почти безмолвно раскачивалась. Птицы смолкли, паук замер на своей роскошной паутине. Древние камни замка начали скрипеть.

На экране дисплея стало видно, что магма почти добралась до поверхности земли. Крошечные огоньки, изображавшие бомбы, вспыхивали уже совсем близко от голубой границы, а последний желтый слой твердой почвы просто.., испарился.

Однако взрывы продолжались, образуя широкое багряное море.

Наконец на северном горизонте стало заметно какое-то движение – появилось прямое свидетельство происходящих там катаклизмов. Ослепительное сияние озарило светло-голубое небо словно восходом солнца. Прямо над вспышками вторым горизонтом начала медленно подниматься белая полоса. Взрывы превратили в пыль кампучийские Альпы.

По рядам зрителей пронесся вздох. Вил посмотрел вниз и увидел, что несколько человек, размахивая руками, указывают наверх. Громадное розовое облако, чуть ярче самого неба – загадочный и немного пугающий призрак, – расползалось с севера на юг. Дневной восход?

По склонам гор у самого подножия замка метались молнии. Воздух в театре был насыщен статическим электричеством, однако вокруг царила непривычная тишина. Спасение пузыря сопровождается таким грохотом, который разнесется на многие сотни километров, однако лишь через час звук дойдет от кампучийских гор до Внутреннего моря.

Пузырь Мирной Власти, подобно обломкам корабля, освободившимся под солнцем ото льда, всплывал на поверхность.

Глава 2

Все согласились с Мартой, что зрелище получилось грандиозное. Впрочем, многие не понимали, что это �зрелище� не ограничится одним вечером ослепительных фейерверков. Отзвуки � аплодисментов� будут слышны еще довольно долго.

Спасательный взрыв был примерно в сто раз мощнее, чем произошедший в девятнадцатом веке в Кракатау. Миллионы тонн пепла и камней оказались выброшенными в стратосферу. В последующие несколько дней солнце представляло собой тусклый красноватый диск, прятавшийся в дымке. В Королеве землю по утрам сковывал мороз. Палисандровые деревья умирали. Пауки, населявшие их, погибли или перебрались в кусты. Теперь даже в джунглях, расположенных у побережья, температура редко поднималась выше четырнадцати градусов.

Почти каждый день шел дождь, только на землю с небес опускалась пыль, а не вода. Когда пыль была сухой, она напоминала серо-коричневый снег, причудливо собиравшийся на крышах домов и деревьях; жители Нью-Мексико испортили последний вертолет, на горьком опыте узнав, что делает каменная пыль с двигателями. Однако когда с неба падала мокрая пыль, было гораздо хуже – черная жидкость превращала в грязь все вокруг. То, что бомбы были чистыми и пыль являлась �натуральным продуктом�, служило довольно слабым утешением.

Роботы Королевых быстро восстановили монорельсовую дорогу, и Вил с братьями Дазгубта отправился на море.

Дюны исчезли – цунами унесли весь песок в глубь материка. Деревья к югу от дюн лежали на земле, верхушками в противоположную от моря сторону. Зеленого цвета больше не было, все покрывал пепел. Даже морская вода помутнела. Удивительно, но часть обезьян-рыболовов выжила. Вил заметил, что они собрались в небольшие группы на пляже, сосредоточенно очищая друг другу шкуру. Большую часть времени обезьяны проводили в по-прежнему теплой воде.

Само спасение, несомненно, прошло успешно – пузырь Мирной Власти выскочил на поверхность. Флайер Королевых навестил его на третий день. Сделанные фотографии производили большое впечатление. Мощные ветры продолжали нести пепел над серой, покрытой лавой землей. Сквозь трещины виднелся тлеющий оранжевый огонь. В центре медленно замерзающего каменного озера покоилась идеальная сфера – пузырь. Две трети сферы выступали из каменного озера. Конечно же, на ее идеальной, зеркально-гладкой поверхности не было ни царапинки. А над всей этой жутковатой картиной клубился серый туман.

Типичный пузырь в совершенно нетипичном месте.

�Все проходит� – любимое выражение Рохана Дазгубта. За несколько месяцев расплавленное озеро застынет, и человек сможет спокойно подойти к пузырю Мирной Власти. Примерно тогда же прекратятся грязевые дожди и осядет пепел. Закаты последующих лет будут слишком яркими, а погода – необычно холодной. Израненные деревья оправятся, вырастет новая трава и кустарник. Через пару столетий природа забудет о нанесенном ей оскорблении, и в пузыре будет отражаться зеленый лес.

Однако пройдут тысячелетия, прежде чем пузырь лопнет, а люди, заключенные в нем, присоединятся к обитателем колонии.

Как и всегда, у Королевых был план. Как и всегда, у остальных не было выбора: им оставалось лишь следовать этому плану.

– Послушайте, сегодня у нас вечеринка. Хотите прийти?

Вил оторвался от работы. После трех часов возни с лопатами, грязью и пеплом чернокожие, белые, китайцы, индусы, аэтлане – все они, с ног до головы покрытые слоем серого пепла, мало чем отличались друг от друга.

Обратившееся к ним видение было одето в сверкающий белый наряд. Летающая платформа зависла над собранной посреди улицы большой кучей пепла. Одна из дочерей Дона Робинсона.

– Тэмми?..

Девушка будто сошла с обложки журнала мод двадцатого века: загорелая блондинка лет семнадцати с веселым, дружелюбным лицом.

Дилип Дазгубта улыбнулся ей в ответ.

– Мы бы с удовольствием. Вот только если не убрать пепел до того, как Королевы накроют нас всех пузырями, он останется здесь навсегда.

Спина и руки Вила ужасно болели, но он вынужден был согласиться. Они занимались уборкой последние два дня, с того самого момента, как Королевы объявили о дате �запузырения�. Если они успеют избавиться от пепла в домах, за тысячу лет дожди его смоют к тому моменту, как пузыри лопнут. Работали все, хотя и не без ворчания, направленного в основном против Королевых. Даже граждане Нью-Мексико прислали добровольцев с тележками и лопатами. Вил удивился: он не слишком верил в то, что Фрейли вдруг овладел дух сотрудничества. Это было либо честное желание помочь со стороны низших чинов, либо тонкий маневр, чтобы переманить технический персонал в лагерь НМ в качестве будущих союзников против Королевых и Мирной Власти.

Платформа подлетела поближе к Дазгубта. Посмотрев по сторонам, дочка Робинсона сказала заговорщическим шепотом:

– Мое семейство хорошо относится к Елене и Марте. Но папа думает, что они слишком далеко заходят. Вы, ранние пташки, через каких-то несколько десятилетий достигнете нашего уровня технологий. Так зачем же вам заниматься таким бессмысленным трудом?

Она прикусила ноготь.

– Я правда хочу, чтобы вы пришли на вечеринку... Послушайте! Почему бы не сделать так: вы продолжаете работать, скажем, до шести. Может быть, к тому времени вы успеете все закончить. Если же нет, мы пришлем роботов, которые доведут дело до конца, пока вы будете приводить себя в порядок. – Девушка улыбнулась, а потом почти смущенно добавила:

– Так хорошо? Тогда вы сможете прийти?

Дилип посмотрел на своего брата Рохана и сказал:

– Гм-м, пожалуй.

– Вот и отлично! Теперь послушайте меня. Вечеринка начнется у нас в доме около восьми. Так что не работайте после шести, ладно? И постарайтесь ничего не есть. Мы наготовили кучу разных вкусностей. Вечеринка будет продолжаться до Часа ведьм – успеете вернуться домой до того, как Королевы закатают всех в пузыри.

Ее флайер отплыл немного в сторону, а потом начал подниматься над деревьями.

– До встречи!

Двенадцать потных землекопов молча смотрели на удаляющуюся платформу.

Потом на широком лице Дилипа расцвела улыбка. Он взглянул на свою лопату, затем перевел глаза на остальных и неожиданно заорал:

– Да пропади оно все пропадом!

Швырнул лопату на землю и запрыгал на ней. Остальные поддержали его радостными воплями, включая и солдат НМ. Прошло всего несколько минут, а рабочие, столь неожиданно получившие свободу, уже направлялись к своим домам.

На улице остался только Бриерсон, который по-прежнему смотрел в ту сторону, куда улетела девушка из семейства Робинсонов. Он испытывал благодарность и любопытство одновременно. Вил сделал все, что было в его силах, чтобы как можно лучше узнать обладателей высоких технологий, или, как их часто называли, выстехов. Казалось, все они объединены между собой, а возглавляют их Королевы. Впрочем, между ними существовали и определенные разногласия.

Интересно, что собираются сделать Робинсоны?

***

Площадка перед особняком Робинсонов выглядела гораздо уютнее, чем площадка перед замком Королевых. На ветках дубов висели лампы накаливания. С танцевальной площадки, сделанной из тикового дерева, можно было попасть в комнату с баром, на открытую террасу и в затемненный театр, где хозяева обещали устроить какое-то необычное домашнее представление.

Пока собирались гости, дети семейства Робинсонов с шумом носились по танцевальной площадке, с веселым хохотом прячась за спинами взрослых – они играли в пятнашки. Взрослые терпеливо сносили шалости – в конце концов единственные дети во всем мире...

В некотором смысле все присутствующие здесь люди были ссыльными. Кого-то заставили покинуть свое время силой или обманом, кто-то надеялся таким способом избежать наказания (заслуженного или нет), иные (например, братья Дазгубта) предполагали, что, перескочив через несколько веков, в течение которых их капиталовложения будут увеличиваться, они станут по-настоящему богатыми. В основном все совершали короткие прыжки – в двадцать четвертый, двадцать пятый и двадцать шестой век.

Однако где-то в двадцать третьем веке остальное человечество исчезло. Путешественники, вышедшие из стасиса сразу после Уничтожения, обнаружили руины. Некоторые из путешественников – наиболее легкомысленные или удиравшие преступники – не взяли с собой ничего. Они голодали или вынуждены были вести весьма жалкую жизнь в разлагающемся мавзолее, которым стала Земля. Те же, кто оказался предусмотрительнее – жители Нью-Мексико, например, – имели все необходимое, чтобы вернуться в стасис. Они накрыли себя пузырем, чтобы проскочить через третье тысячелетие в надежде обнаружить в далеком будущем возрожденную цивилизацию. Однако увидели мир, погружающийся в природу, – творения рук Человека постепенно исчезали в джунглях, лесах и на дне морей.

Даже эти путешественники могли продержаться в реальном времени всего несколько лет. У них не было надлежащего медицинского обеспечения, возможности сохранять машины и производить продукты питания. Их электронное оборудование и другие приборы очень скоро перестанут работать, и им придется иметь дело с дикой природой.

Совсем немногие покинули свое время в конце двадцать второго столетия, когда развитая технология давала отдельным личностям гораздо больше, чем в двадцать первом веке получали целые нации. Эти немногие были способны производить все, кроме самых сложных приборов. Некоторыми двигала жажда приключений; они имели возможность спасти тех, кому не повезло и кто оказался заброшенным в разные века и тысячелетия. Так прошли миллионы лет.

Дети были только у Робинсонов. Решение проблемы потомства откладывалось на будущее, когда человечество предпримет последнюю попытку возродиться. Так что дети, игравшие в пятнашки на танцевальной площадке, были в каком-то смысле даже большим чудом, чем разнообразные технологические штучки выстехов. Когда дочери Робинсона увели их, чтобы уложить спать, над танцевальной площадкой повисла какая-то странная, грустная тишина.

Вил бродил по бару, время от времени останавливаясь, чтобы с кем-нибудь поговорить. Он намеревался познакомиться со всеми. Ну и цель: если ему повезет, все представители человеческой расы станут его знакомыми. Самой большой группой – их Вилу было труднее всего понять – являлись республиканцы из Нью-Мексико. Президент Фрейли не показывался, но его люди были здесь. Вил увидел нескольких солдат, которые помогали сгребать пыль, а они представили его своим приятелям. Все было просто чудесно, пока к ним не подошел офицер НМ.

Вил извинился и медленно направился в сторону танцевальной площадки. На вечеринке было много выстехов, заметно отличавшихся от других гостей. Вокруг Хуана Шансона собралась толпа. Археолог излагал свою теорию Уничтожения человеческой расы:

– Вторжение. Гибель. Начало конца. – Он говорил энергично и отрывисто, что делало его речь еще более впечатляющей.

– Но, профессор, – возразил Рохан Дазгубта, – мы с братом вышли из стасиса в 2465 году, то есть не более двух веков после Уничтожения. Новейший Дели лежал в руинах. Многие здания были практически разрушены. Однако мы не видели никаких свидетельств того, что была произведена ядерная или лазерная атака.

– Конечно, согласен. В районе Дели – нет. Только поймите, мой мальчик, что на самом деле вы видели лишь малую часть большой картины. К сожалению, те, кто вышел из стасиса сразу после Уничтожения, не имели возможности внимательно изучить обстановку. Могу показать вам фотографии... Лос-Анджелес, превращенный в пятидесятиметровый кратер, на месте Пекина – огромное озеро. Даже сейчас, при помощи соответствующего оборудования, можно заметить следы взрывов.

Я провел несколько веков в поисках путешественников, которые жили в конце третьего тысячелетия. Я ведь даже разговаривал с вами. – Шансон несколько секунд задумчиво смотрел вдаль. Как и большинство выстехов, он носил на голове компьютерный обруч. Одна мимолетная мысль могла возродить поток воспоминаний. – С вами и вашим братом. Где-то в районе десятого тысячелетия, после того как Королевы спасли вас...

Дазгубта радостно закивал. Для него это произошло всего несколько недель назад.

– Да, нас отправили в Канаду. До сих пор не знаю почему...

– Безопасность, мой мальчик, безопасность. Лаврентийский Щит – очень надежное место, не хуже орбиты кометы. – Он махнул рукой. – Дело в том, что я и некоторые другие исследователи собрали воедино множество отдельных свидетельств. Это достаточно сложно: цивилизация двадцать третьего века обладала огромной базой данных, однако средства массовой информации практически перестали существовать за несколько десятилетий до Уничтожения. У нас меньше документальных свидетельств о тех временах, чем о времени майя. Тем не менее их вполне достаточно... Могу показать вам восстановленные надписи на стенах, относящиеся ко времени Норкросского вторжения. Это предсмертные вопли человеческой расы.

Располагая подобными свидетельствами, любой разумный человек согласится, что Уничтожение стало результатом массированной атаки на беззащитное население.

Однако кое-кто утверждает, что человеческая раса попросту сама с собой покончила, дескать, причиной его гибели явилась мировая война, которой так боялись жители двадцатого века...

Шансон бросил взгляд на Монику Рейнс. Художница с изборожденным морщинами лицом кисло ему улыбнулась, но не клюнула на наживку. Моника принадлежала к группировке, которая придерживалась следующего философского лозунга: �Люди ничего не стоят�. Для нее Уничтожение не таило в себе никаких загадок.

Помолчав немного, Шансон продолжил:

– Если вы займетесь настоящим изучением всех свидетельств, то заметите следы постороннего вмешательства. Вам сразу станет ясно, что люди были убиты кем-то.., пришедшим извне.

– Но эти... – удивленно воскликнула женщина, стоявшая рядом с Роханом, – инопланетяне. Что стало с ними? А если они вернутся – мы же является прекрасной мишенью!

Вил отошел от группы и направился в сторону танцевальной площадки. За спиной у него раздался торжествующий голос Хуана Шансона.

– Вот именно! Это и составляет практическую сторону моего исследования. Необходимо выставить охрану на границах Солнечной системы... – Его слова утонули в шуме и звуках музыки.

Вил пожал плечами. Из всех выстехов Хуан Шансон был самым контактным, и Вил уже слышал эту теорию. Конечно, загадка Уничтожения – самая важная в их жизни. Но обсуждать эту проблему на вечеринке – все равно что спорить на теологические темы.

***

На площадке Вил заметил около дюжины пар. Алиса Робинсон и ее дочь Эми играли на музыкальных инструментах. Эми держала в руках нечто напоминавшее гитару, Алиса сидела за традиционным небольшим пианино. Они импровизировали при помощи автоматических музыкальных синтезаторов. Однако присутствие двух живых исполнителей, чьи голоса органично вплетались в музыку, делали ее волнующей и неподдельной.

Играли все – от вальсов Штрауса и песен �Битлз� до В. В. Араи. Некоторые вещи Араи Вил услышал впервые – вероятно, они были написаны уже после его.., отбытия. Пары менялись после каждого танца. Мелодии Араи собрали на площадке более пятнадцати пар. Вил стоял с краю, решив сначала просто понаблюдать. На противоположной стороне площадки он заметил одиноко стоящую Марту Королеву.

Со слабой улыбкой на лице она прищелкивала пальцами в такт музыке и слегка покачивалась. Шоколадной кожей Марта немного походила на Вирджинию; не приходилось сомневаться, что отец или мать Марты были американцами. Однако другая половина ее крови была несомненно китайской.

Этим сходство не ограничивалось. Марта обладала таким же чувством юмора, здравый смысл у них обеих сочетался с умением сопереживать. Старясь не показывать виду, Вил долго наблюдал за Мартой Королевой. Кое-кто похрабрее – Дилип в первых рядах – приглашал ее танцевать. Она с радостью приняла первое приглашение и после этого уже почти не покидала танцевальной площадки. На нее было очень приятно смотреть. Если бы только...

До плеча Вила кто-то дотронулся, и он услышал женский голосок:

– Послушайте, мистер Бриерсон, а правда, что вы полицейский?

Вил заглянул в голубые глаза. Тэмми Робинсон пришлось встать на цыпочки, чтобы прокричать свой вопрос прямо ему в ухо. Теперь, убедившись, что она привлекла его внимание, девушка встала с ним рядом, и Бриерсон решил, что рост у нее около ста восьмидесяти сантиметров. На ней было такое же безукоризненно белое платье, как и до этого, а обруч компьютера напоминал изысканное украшение, удерживавшее массу роскошных длинных волос. Когда девушка улыбалась, на щеках возникали очень симпатичные ямочки; казалось, что даже ее глаза радостно улыбаются собеседнику.

– Да, – проговорил Бриерсон, – по крайней мере я был полицейским.

Девушка взяла Вила под руку и потащила его за собой туда, где было немного тише.

– Ни разу в жизни не встречала полицейского!

– Вот как?

– Угу. Я родилась около десятка мегалет после Одиночества – Хуан называет этот период времени Уничтожением. Я много читала и видела фильмы о полицейских, преступниках и военных, но до сих пор мне не приходилось встречать ни одного из них.

– Ну, сейчас вы разговариваете сразу и с тем, и с другим, и с третьим, – рассмеялся Вил. Тэмми явно смутилась.

– Простите, но я не настолько невежественна. Мне известно, что полицейские офицеры отнюдь не то же самое, что преступники и военные. Но вот что странно: эти виды деятельности могут существовать только в том случае, если много людей договорятся жить вместе.

Много людей. Больше, чем одна семья. Бриерсон заглянул в пропасть, разделявшую его и эту девушку.

– Я думаю, вам понравится, когда здесь появятся новые люди, Тэмми.

Девушка улыбнулась и сжала руку Вила.

– Папа тоже так говорит. Теперь я начинаю понимать, что он имеет в виду.

– Еще до того, как вам исполнится сто лет, городок Королев превратится в большой город. Вы познакомитесь с людьми, гораздо более достойными и интересными, чем преступники и полицейские.

– Гм-м. Нас тут не будет в это время. Мне бы хотелось оказаться среди множества людей – ну, хотя бы среди сотен. Но я не понимаю, как вы можете так долго оставаться на одном месте? – Тэмми посмотрела на Вила, словно неожиданно сообразила, что вся жизнь Бриерсона прошла в одном-единственном веке. – Фу! Ну, как бы вам это объяснить? Вот смотрите – там, откуда вы пришли, существовали воздушные и космические путешествия, так? – Бриерсон кивнул. – Вы могли отправиться куда угодно. А теперь представьте себе, что вы вынуждены провести всю жизнь в маленьком домишке в какой-нибудь долине. Временами до ваших ушей доходят рассказы о других местах, но вы не можете выбраться из своей долины. Разве не стала бы эта ситуация сводить вас с ума? Именно так я и чувствовала бы себя, если бы жила всегда в Королеве. Мы здесь вот уже шесть недель. Это не так долго, если сравнивать с некоторыми из наших предыдущих остановок, но уже достаточно, чтобы у меня возникло это неприятное чувство. Животные не меняются; выглядываешь в окно, а горы по-прежнему стоят на своих местах. – Девушка сердито фыркнула. – Я не могу вам этого объяснить. Но сегодня вы поймете, что я имею в виду. Папа обещал показать видео – мы сняли очень красивый фильм!

Вил улыбнулся. Существование пузырей не меняло того факта, что по времени можно было перемещаться только в одну сторону.

Она прочла в его глазах несогласие.

– Вы должны чувствовать то же, что и я. Ну хотя бы чуть-чуть! Вы ведь зачем-то вошли в стасис? Он покачал головой.

– Тэмми, здесь очень много людей, которые попали в пузыри не по доброй воле... Меня похитили.

Он расследовал дело о растрате. Когда Вил думал об этом, воспоминания были настолько яркими, что они в некотором смысле казались ему куда более реальными, чем окружавший его в последние недели мир. Расследование выглядело совершенно заурядным. Вооруженный частный детектив понадобился из-за элементарных формальностей: пропавшая сумма едва ли превосходила десять тысяч золотых кредиток. Но кто-то впал в отчаяние или был недостаточно осторожен.., или просто оказался чудовищем. Во времена Вила суд трактовал заключение человека в пузырь на срок, превышающий столетие, как убийство. Стасис Вила продолжался тысячу столетий. Конечно, сам Вил не считал, что это преступление следует расценивать, как убийство В. В. Бриерсона. Преступление было куда более ужасным – мерзавец одним ударом уничтожил мир, в котором Вил жил, и всех тех, кого он любил.

Когда Вил рассказал девушке свою историю, глаза Тэмми широко раскрылись. Она изо всех сил пыталась понять, почему в его голосе звучит горечь, однако Вилу показалось, что девушка скорее удивлена, чем сочувствует ему. Он смутился и замолчал.

И попробовал сменить тему разговора, как вдруг заметил на противоположной стороне танцевальной площадки бледную фигуру – ее он видел сегодня на пляже.

– Тэмми, кто это?

Девушка с трудом оторвала взгляд от лица Вила и посмотрела на странную фигуру.

– О! Она очень необычная, не правда ли? Космическая путешественница. Можете себе представить? За пятьдесят миллионов лет она могла облететь всю галактику. Мы полагаем, что ей больше девяти тысяч лет. И все это время в одиночестве. – Тэмми содрогнулась.

Девять тысяч лет. Значит, она самый старый человек из всех когда-либо виденных Видом. Сейчас на незнакомке было куда больше одежды: блуза и юбка подчеркивали ее женственность. На черепе появились короткие черные волосы. Вил подумал, что когда волосы отрастут, она будет выглядеть, как обычная молодая женщина китайского происхождения.

Вокруг женщины-космонавта постоянно оставалась пустота, в то время как на площадке уже собрался народ. Многие хлопали в ладоши и пели; мало кому удавалось не поддаться музыке и не начать притопывать ногой, кивать в такт или хлопать в ладоши. Но женщина из космоса стояла спокойно, почти неподвижно, ее темные глаза невозмутимо изучали танцующих. Изредка ее рука или нога вздрагивали, словно реагируя на зажигательные ритмы.

Казалось, незнакомка почувствовала на себе взгляд Вила. Она посмотрела на него холодным оценивающим взглядом. Это женщина видела больше, чем робинзоны Королевы – больше всех выстехов вместе взятых. Виду вдруг показалось, что он превратился в жука, попавшего под микроскоп пытливого, но равнодушного исследователя. Губы женщины изогнулись – точно такое же движение Вил уже видел на пляже. Тогда подобная мимика показалась ему абсолютно чуждой и холодной; теперь Вил вдруг понял; после девяти тысяч лет, проведенных в одиночестве, девяти тысяч лет среди неизведанных миров, может ли человек помнить простые вещи – ну, например, как рождается улыбка?

– Мистер Бриерсон, пойдемте потанцуем!

Рука Тэмми Робинсон настойчиво легла на его локоть.

Этим вечером Вил танцевал больше, чем за все время после ухаживания за Вирджинией, Тэмми не отпускала его. Нельзя сказать, что она была крепче Бриерсона. Он постоянно тренировался и поддерживал свой биовозраст на рубеже двадцати лет; учитывая массивность фигуры и склонность к лишнему весу, он не мог позволить себе роскошь сохранять модный в последнее время средний возраст. Но Тэмми обладала энтузиазмом семнадцатилетней. Если раскрасить ее в более темные тона, она сразу станет похожей на его дочь Анну: живую привлекательную девушку, в повадках которой появлялось что-то от пантеры, когда она сталкивалась с понравившимися ей мужчинами.

Музыка подхватывала их и несла... Марта Королева танцевала всего несколько раз и всегда с разными партнерами; большую часть времени она проводила в разговорах. Эта вечеринка, несомненно, внесет некоторые поправки в мнение о Королевых остальных жителей колонии. Позднее, увидев, что Марта уходит с площадки. Вил вздохнул с облегчением. Ему надоело делать вид, что он на нее не смотрит.

Свет стал ярче, а музыка зазвучала приглушенно.

– Остается час до полуночи, – послышался голос Дона Робинсона. – Мы приглашаем вас потанцевать до наступления Часа ведьм, но у меня есть фильм и идеи, которыми я хотел бы поделиться. Если вам это интересно, пожалуйста, проходите в зал.

– Тот самый видеофильм, о котором я вам говорила. Послушайте папу.

Тэмми повела Вила с площадки, хотя началась новая песня. Эми и Алиса Робинсон сошли со сцены. Теперь будут звучать лишь записи.

Пока они шли по залу, свет начал тускнеть. Теперь театр заливало голубоватое сияние. В воздухе повис четырехметровый шар Земли. Вилу уже доводилось видеть подобные эффекты, но не в таких масштабах. Пользуясь информацией, передаваемой с нескольких спутников, можно создать голографическое изображение планеты и поместить его в воздухе перед зрителями. Если смотреть со стороны входа в театр, получалось, что в Гималаях как раз наступило утро. Над Индийским океаном слабо мерцала луна. Очертания материков соответствовали Веку Человека.

Однако что-то неуловимо странное чувствовалось в этом глобусе. Лишь через несколько мгновений Вил сообразил, в чем тут дело. Над Землей совсем не было облаков.

Он уже собрался сесть в кресло, как вдруг заметил две тени. Они походили на Дона Робинсона и Марту Королеву. Вил остановился, отправив Тэмми вперед на лучшие места. Зал быстро заполняли участники вечеринки, но Вил понял, что только он заметил стоявших в тени Робинсона и Королеву. Между ними происходило нечто странное. Марта была очень возбуждена, каждые несколько секунд она решительно взмахивала рукой. Тень Дона Робинсона сохраняла неподвижность, в то время как Королева все больше волновалась. Похоже, страстные требования одной из сторон отвергались холодными, короткими репликами другой. Слов Вил не слышал: либо Дон и Марта были защищены звуконепроницаемым барьером, либо говорили очень тихо. Наконец, Робинсон повернулся и скрылся за глобусом. Продолжая жестикулировать, Марта последовала за ним.

Даже Тэмми ничего не заметила. Она подвела Бриерсона к креслам, и они сели. Прошла минута. Со стороны освещенного солнцем полушария вышла Марта, прошла вдоль рядов и уселась рядом с дверью.

Раздалась музыка – достаточно громкая, чтобы заставить аудиторию замолчать. Тэмми коснулась руки Вила.

– Сейчас появится папа.

Дон Робинсон неожиданно возник возле залитого солнцем полушария. Он не отбрасывал тени на глобус.

– Добрый вечер всем! Я хотел завершить нашу вечеринку этим маленьким шоу и поделиться с вами некоторыми идеями, над которыми, я надеюсь, вы поразмыслите на досуге. – Он поднял руку и обезоруживающе улыбнулся. – Обещаю, что в основном это будут картинки!

Его изображение повернулось, чтобы дружески похлопать поверхность глобуса.

– Большинство из нас, если не считать нескольких счастливчиков, отправились в путешествие по времени совершенно не подготовленными. Первый прыжок был случайным, или люди, совершившие его, надеялись, что цивилизация будущего окажется более дружелюбной, чем тот мир, в котором они жили. К несчастью – как мы все обнаружили, – такой цивилизации не существует, и ожидания многих из нас оказались обманутыми.

Голос Робинсона был какой-то масляный – подобный тон у Вила всегда ассоциировался с рекламными объявлениями или религиозными проповедями. Его раздражало, что Робинсон говорил �мы�, даже когда имел в виду путешественников, обладавших низким уровнем технологических знаний – низтехов.

– Однако среди нас было несколько путешественников, запасшихся самым разнообразным превосходным оборудованием. Они постарались спасти тех, кто попал в трудное положение, и собрать нас всех вместе для того, чтобы мы могли свободно решить, каким путем должно идти человечество дальше. Моя семья, Хуан Шансон и другие делали все, что было в наших силах, но именно Королевы, обладающие соответствующими ресурсами, сумели добиться успеха. Марта Королева сегодня с нами. – Он сделал широкий жест в сторону Марты. – Я считаю, что Марта и Елена заслужили наше восхищение. – Раздались вежливые аплодисменты.

Дон Робинсон снова погладил глобус.

– Не беспокойтесь. Я уже очень скоро обращусь к нашему приятелю... В результате спасательных мероприятий большинство из нас провели последние пятьдесят миллионов лет в длительном стасисе, дожидаясь, когда все участники смогут собраться для решающих дебатов. Пятьдесят миллионов лет – большой срок, произошло много самых разнообразных событий.

Вот о чем я хотел поговорить с вами сегодня. Алиса, наши дети и я были среди тех, кому повезло больше других. У нас есть генераторы пузырей последних моделей и разнообразное автоматическое оборудование. Мы сотни раз выходили из стасиса и были в состоянии жить и развиваться вместе с Землей. Фильм, который я собираюсь вам показать сегодня, не что иное, как �домашнее кино�, где рассказывается о нашем путешествии из прошлого в настоящее.

Начнем с самого общего плана – Земля из космоса. Картинку, которую вы сейчас видите, я скомбинировал так, чтобы убрать облачный покров. Запись была сделана в начале четвертого тысячелетия, сразу после того, как закончилась Эпоха Человека. Это точка нашего старта.

Изображение Робинсона исчезло. Теперь перед зрителями висело лишь изображение глобуса. Вил заметил серую дымку, слегка дрожавшую над льдами полярного круга.

– Мы движемся вперед со скоростью полмегагода в минуту. Камеры на спутниках запрограммированы делать снимки в одно и то же время каждый год. При такой скорости даже климатические циклы будут видны лишь как смягчение резкости изображения.

Серая дымка соответствовала краю антарктических льдов!.. Вил более внимательно посмотрел на Азию. На ее территории с фантастической скоростью сменяли друг друга зеленые и коричневые цвета – засухи и наводнения. Леса и джунгли сражались с саваннами и пустынями. На севере, словно молнии, возникали вспышки белого света. Неожиданно яркое пятно стремительно поползло на юг. Оно опускалось вниз, а потом начало подниматься наверх. Снова и снова. Менее чем за четверть минуты пятно вернулось к северному горизонту. Только в Гималаях осталась мерцающая белая полоска, а зеленые и коричневые цвета вновь захватили Азию.

– На Земле была самая настоящая ледниковая эра, – объяснял Робинсон. – Она продолжалась более ста тысяч лет... Здесь почти не осталось людей. Теперь я увеличу скорость до пяти мегалет в минуту.

Вил посмотрел на Марту Королеву. Она наблюдала за шоу, но на ее лице застыла совсем не характерная для нее гримаса недовольства. Руки Марты сжались в кулаки.

Тэмми Робинсон наклонилась к Виду и прошептала:

– Сейчас будет особенно интересно, мистер Бриерсон!

Вил снова посмотрел на глобус, однако его продолжала занимать тайна гнева Марты.

Пять миллионов лет в минуту. Ледники и пустыни, леса, джунгли.., все смешалось. Цвета мгновенно менялись, хотя в целом картина оставалась неподвижной. А затем.., начали двигаться континенты! Когда люди сообразили, свидетелями каких грандиозных явлений они стали, по залу пробежал шум. Австралия двигалась на север, к восточным островам Индонезийского архипелага. Там, где происходили столкновения, возникали горы. Теперь эта часть мира находилась как раз вдоль линии восхода. Новые горы отбрасывали длинные тени.

Все это сопровождалось звуком. С поверхности глобуса доносился шум, который напомнил Вилу скрип влажных поверхностей дерева, трущихся друг о друга. Звук* похожий на шелест сминаемой бумаги, сопровождал рождение индонезийских Альп.

– Шум настоящий, друзья, – заметил Дон Робинсон. – Мы оставили на поверхности целую систему сейсмофонов. Сейчас вы слышите усредненные звуки сейсмической активности. Тысячи больших землетрясений создали каждую секунду этого шума.

Пока он говорил, Австралия и Индонезия слились воедино, после чего продолжали, слегка поворачиваясь, вместе двигаться на север. Уже можно было различить очертания Внутреннего моря.

– Никто не мог предсказать того, что произошло после всех этих событий, – продолжал Робинсон свои разъяснения. – Вот! Обратите внимание на трещину, идущую вдоль Кампучии и разбивающую азиатскую платформу. – Цепочка узких озер протянулась вдоль Юго-Восточной Азии. – Очень скоро мы увидим, как новая платформа изменит направление движения и протаранит Китай – так возникли кампучийские Альпы.

Краем глаза Бриерсон увидел, что Марта направилась к двери. Что здесь происходит ? Вил начал подниматься и только тут обнаружил, что его руку по-прежнему сжимает рука Тэмми.

– Подождите. Почему вы уходите, мистер Бриерсон? – прошептала она, тоже вставая.

– Я должен кое-что проверить, Тэмми.

– Но...

Тут она сообразила, что продолжительная дискуссия может отвлечь всех от шоу. Девушка снова села, а на ее лице появилось удивленное и немного обиженное выражение.

– Извини, Тэм, – прошептал Вил. Он направился к двери, а у него за спиной продолжали сталкиваться континенты.

***

Час ведьм. Время между полуночью и началом следующего дня. Этот промежуток занимал скорее семьдесят пять минут, чем час. Со времен Эпохи Человека вращение Земли замедлилось. Теперь, через пятьдесят мегалет, день продолжался немногим больше двадцати пяти часов. Вместо того чтобы изменить определение секунды или часа, Королевы издали декрет (еще один из их многочисленных декретов), в котором говорилось, что стандартный день должен состоять из двадцати четырех часов плюс то время, которое требуется Земле, чтобы завершить полный оборот. Елена называла это лишнее время Фактором жулика. Все остальные окрестили его Часом ведьм.

Весь Час ведьм Вил разыскивал Марту Королеву. Он все еще находился во владениях Робинсонов, это было очевидно: как и все продвинутые путешественники, Робинсоны владели большим количеством роботов; пепел, выпавший после извержения вулкана, тщательно убрали с каменных скамеек, фонтанов, деревьев и даже с земли. Прохладный ночной ветерок наполнял сад ароматом цветов палисандровых деревьев. Даже и без крошечных огоньков, которые плавали вдоль тропинок, Вил без особого труда нашел бы дорогу. Впервые после спасения пузыря ночь выдалась ясная – ну, не совсем ясная, конечно, однако луну вполне можно было разглядеть. Пепел, поднявшийся в стратосферу, лишь добавил розового в ее слабый свет. Старушка Луна выглядела почти так же, как и во времена Вила, хотя пятна от индустриальных отходов исчезли. Рохан Дазгубта утверждал, что сейчас Луна находится немного дальше от Земли и что больше никогда не будет полного затмения солнца. Серебристо-розовое сияние освещало сад Робинсонов, но Марты нигде не было видно.

Вил остановился, затаил дыхание и прислушался. До него донесся звук шагов. Он побежал в том направлении и наткнулся на Королеву, которая все еще находилась на территории владений Робинсонов.

– Марта, подождите.

Она уже остановилась и повернулась к нему. Что-то темное и массивное висело в нескольких метрах у нее над головой. Вил посмотрел вверх и перешел на шаг. Некоторые автоматические устройства его до сих пор смущали. В том времени, из которого он прибыл, таких не существовало. И сколько бы ему ни говорили, что они совершенно безопасны, Виду всегда становилось не по себе при мысли об этих роботах – ведь они могли привести оружие в действие вне зависимости от воли своих хозяев. Когда в воздухе над головой Марты парил защитник, она была почти в такой же безопасности, как и в своем замке.

Теперь, догнав ее, Вил не знал, что сказать.

– Что случилось?

Сначала ему показалось, что Марта ничего не ответит. В лунном свете Вил заметил на ее лице следы слез. Марта опустила голову и прижала ладони к вискам.

– Этот уб-блюдок Робинсон. Этот хитрый ублюдок! – Слова получились не очень внятными.

Вил подошел поближе. Защитник тоже переместился немного вперед, так, чтобы Вил находился в поле его видимости.

– Что произошло?

– Вы хотите знать? Я вам расскажу... Давайте только сначала сядем. Я.., я не думаю, что могу еще хоть сколько-нибудь простоять на ногах. Я т-так рассвирепела.

Она подошла к ближайшей скамейке и села. Вил опустился рядом с ней и ужасно удивился. На ощупь скамейка казалась каменной, но она поддалась под его телом, словно подушка.

Марта положила руку Виду на плечо, и он подумал, что вот сейчас она положит ему на грудь голову. Мир опустел. Марта напомнила ему о том, что он потерял... Однако вставать между Королевыми было опасно, и Вил не собирался этого делать.

– По-моему, здесь не лучшее место для разговоров. – Он махнул рукой в сторону фонтана и аккуратно подстриженных деревьев. – Я уверен, что поместье Робинсонов просто напичкано подслушивающей аппаратурой.

– Ха! Мы прикрыты экраном. – Марта убрала руку с плеча Вила. – Кроме того, Дон знает, что я о нем думаю. Все эти годы они делали вид, будто поддерживают нас. Мы им помогали, дали им планы заводов, которые не существовали в то время, когда Робинсоны покинули цивилизацию. А они, оказывается, просто ждали, пока мы сделаем всю работу – соберем остатки человеческой расы в одно время и в одном месте.

Теперь же, когда нам это удалось, когда нам просто необходимо сотрудничество, именно теперь они начали переманивать людей на свою сторону. Вот что я скажу вам, Вил: наше поселение является последним шансом человечества. Я сделаю все, все, что в моих силах, чтобы его защитить.

Марта всегда казалась Виду оптимистичной и веселой. Именно поэтому ее ярость произвела на него особенно сильное впечатление. Сейчас она походила на ставшую смертельно опасной кошку, готовую в любой момент броситься на защиту своих котят.

– Значит, Робинсоны хотят разделить город? Чтобы организовать свою собственную колонию? Марта кивнула.

– Но совсем не так, как вы думаете. Эти безумцы собираются отправиться в путешествие по времени, они рассчитывают, что смогут добраться до вечности. Робинсон полагает, что, если ему удастся убедить большинство, людей последовать за ним, возникнет стабильная система. Он называет это �урбанизация временем�. В течение нескольких следующих миллионов лет его колония будет проводить около месяца в каждый мегагод вне состояния стасиса. Когда солнце начнет гаснуть, они отправятся в космос, делая при помощи пузырей все более длинные и длинные прыжки. Он хочет следовать за эволюцией всей нашей чертовой вселенной!

Бриерсон вспомнил слова Тэмми Робинсон о том, как ей становится скучно, если она долго находится в одном и том же времени. Сейчас ее отец вербовал себе сторонников, и она, вне всякого сомнения, с радостью ему помогала.

Вил покачал головой и ухмыльнулся.

– Извините. Я смеюсь не над вами, Марта. Просто по сравнению с теми проблемами, о которых вам следует беспокоиться, эта кажется мне несерьезной. Понимаете, большинство низтехов похожи на меня. Ведь с точки зрения объективного времени, с тех пор, как я покинул цивилизацию, прошло всего несколько недель. Даже жители Нью-Мексико провели всего несколько лет в реальном времени перед тем, как вы их спасли. Мы не прожили многие годы в пути, как вы, выстехи. Мы еще чувствуем боль. И больше всего на свете нам хочется остановиться и выстроить заново то, что было разрушено.

– Но Робинсон такой скользкий тип!..

– Да, весьма скользкий. Ваша беда в том, что вы слишком долго находились вдали от таких типов. Там, откуда я пришел, нам почти каждый день пытались что-нибудь продать... У него есть только одна возможность добиться успеха, и именно об этом вам следует беспокоиться.

– Елене и мне приходится беспокоиться о таком количестве разных вещей, Вил!.. – Марта устало улыбнулась. – У вас есть для нас что-нибудь новое?

– Пожалуй.

Вил помолчал несколько минут. Фонтан рядом с их скамейкой что-то негромко бормотал, а листья деревьев тихо перешептывались между собой. Вил и не надеялся, что ему представится такая возможность. До этого момента он никак не мог пробиться к Королевым – вовсе не потому, что они никого к себе не подпускали, просто ему казалось, что они его не слушают.

– Мы все благодарны вам и Елене. Вы спасли нас от смерти или по крайней мере от одинокой жизни в пустом мире. У нас есть возможность возродить расу людей... Тем не менее многие низтехи относятся враждебно к продвинутым путешественникам, живущим в замках над городом. Им не нравится, что решения за вами, что от вас зависит, какое оборудование мы получим и какую работу должны будем делать.

– Да, мы не очень хорошо все объяснили. Мы кажемся всесильными и всезнающими. Но неужели вы не понимаете, Вил? Мы, выстехи, являемся всего лишь горсткой людей из 2200 года, которая пытается применить к жизни свое представление о самом надежном способе выживания. Однако мы не можем воспроизвести самые сложные и прогрессивные из наших механизмов. Когда они сломаются, мы будем такими же беспомощными, как и вы.

– Я думал, что ваши роботы способны продержаться еще сотни лет.

– Конечно, так и было бы, если бы мы пользовались ими только для своих нужд. Необходимость поддерживать целую армию низтехов сильно сокращает срок жизни роботов. У нас в запасе остался всего лишь век. Мы необходимы друг другу, Вил. Врозь обе группы обязательно погибнут. Если же мы объединимся, у нас появится надежда. Мы можем дать вам базы данных, оборудование и уровень жизни двадцать первого века – на несколько десятилетий. А когда наша поддержка иссякнет, вы обеспечите всех руками, умами и творческими способностями, которые помогут справиться с возникающими трудностями. Если бы нам удалось добиться достаточно высокого уровня рождаемости и создать инфраструктуру двадцать первого века, мы бы смогли выжить.

– Голыми руками? Как в тот раз, когда нам пришлось лопатами убирать пепел? – Вил не собирался говорить так резко, но слова уже вылетели.

Марта снова дотронулась до его руки.

– Нет, Вил; Мы были не правы. И слишком высокомерны. – Она замолчала и заглянула ему в глаза. – Вы когда-нибудь летали при помощи ракетного ранца?

– Что? А, нет.

Обычно Вил не искал приключений.

– Но ведь в ваше время это был очень популярный вид спорта, верно? Похожий на дельтапланеризм, только куда более захватывающий – особенно для тех, кто не носил с собой генераторов пузырей. Наша ситуация напоминает мне типичную катастрофу при полете с ракетным ранцем: вы находитесь на высоте 20 000 метров, и тут двигатель ракеты неожиданно перестает работать. Ужасно интересная ситуация. Если вы справитесь со скоростью и каким-то образом сможете включить двигатель – ваше счастье; если же нет – на земле появится небольшой кратер. Так вот, у нас сейчас достаточно сложное положение. Двигатель нашей цивилизации заглох. Нам придется очень долго падать. Вместе с представителями Мирной Власти низтехов станет около трехсот человек. С вашей помощью мы доведем технологию до приличного уровня – ну, скажем, двадцатого или двадцать первого века. Если нам это удастся, мы очень быстро восстановим цивилизацию. Если же нет, если мы окажемся в дотехнологическом веке.., когда прекратят работать наши машины, нас будет слишком мало, чтобы надеяться на выживание. Итак, убирать пепел лопатами не было необходимости. Но я должна быть с вами честной: на нашу долю могут выпасть весьма тяжелые времена, и тогда нам придется очень много работать. Марта опустила глаза.

– Я знаю, вы уже слышали все это раньше. Не очень соблазнительный товар, правда? Я думала, у меня будет больше времени. И надеялась убедить большинство из вас в том, что у нас самые лучшие намерения... Я ни секунды не верила Дону Робинсону, его дружелюбию и сладеньким обещаниям.

Марта казалась такой несчастной, что Вил погладил ее по плечу. Вне всякого сомнения, у Робинсонов были собственные планы, похожие на планы Королевых, и они останутся тайными до тех пор, пока низтехи не согласятся отправиться с Робинсонами в задуманное ими путешествие.

– Наверняка большинство выстехов сообразят, чего добиваются Робинсоны. Вам нужно объяснить им, в каких именно аспектах обещания Дона Робинсона являются лживыми. Если бы вы только могли покинуть свой замок и сосредоточить внимание на Фрейли!.. Если Робинсон сумеет убедить его, вы потеряете поддержку жителей Нью-Мексико. Фрейли не дурак, но он не отличается гибкостью и не всегда в состоянии контролировать свой гнев. Он ведь и вправду ненавидит Мирную Власть. – Почти так, же сильно, как меня.

Прошло примерно полминуты, и Марта горько рассмеялась.

– Так много врагов. Королевы ненавидят Робинсонов, Фрейли ненавидит Мирную Власть, почти все ненавидят Королевых...

– А Моника Рейнс ненавидит человечество. На этот раз Марта рассмеялась гораздо веселее.

– Да уж. Бедная Моника. – Она наклонилась к Вилу и на этот раз действительно положила голову ему на плечо. Вил инстинктивно обнял ее, а Марта вздохнула. – Нас только двести человек, и это почти все, что осталось. Я не сомневаюсь, что всеми нами движет зависть и мы строим козни не хуже, чем это было принято в Азии двадцатого века.

Вил почувствовал, как напряжение постепенно покидает тело Марты, но для него все было иначе. О, Вирджиния, что мне делать? Марта ему очень нравилась. Сейчас было бы совсем не трудно погладить ее по спине, а потом опустить руки на талию. Она почти наверняка смущенно отшатнется. Но если бы она ответила... Если бы она ответила, появилась бы еще одна причина для ревности и зависти.

Поэтому рука Вила неподвижно лежала на плече Марты. Потом он часто спрашивал себя, как все сложилось бы, если бы он не избрал путь здравого смысла и осторожности.

Бриерсон в отчаянии искал тему, которая разрушила бы создавшееся настроение.

– Знаете, Марта, а ведь я один из тех, кого насильно изгнали из собственного времени.

– Гм-м.

– Странный вид преступления – запузырить человека в далекое будущее. Можно расценивать его как убийство, однако на этот счет суд сомневался. В мое время юриспруденция многих стран определила специальное наказание за это преступление.

Молчание.

– Вслед за жертвой закатывали в пузырь все необходимое оборудование и судебные записи. А потом ублюдка, который совершил преступление, тоже закатывали в пузырь – так, чтобы он вышел из стасиса после своей жертвы...

Волшебство было разрушено. Марта медленно отодвинулась от Вила.

– Однако порой суды не могли предсказать длительность существования пузыря? Вил кивнул.

– Я совершенно уверен в том, что в моем случае срок был известен. Подозреваемых было только трое; я совсем близко подобрался к вору. Именно поэтому он и запаниковал. – Вил замолчал. – Вы спасли его. Марта? Вы спасли.., человека, который сделал это со мной?

Марта покачала головой. Открытая доброжелательность покидала ее, когда она была вынуждена лгать.

– Скажите правду. Я не собираюсь ему мстить, – пожалуй, он имел право немного солгать, – мне просто необходимо знать. Марта снова покачала головой, но на этот раз ответила:

– Не могу, Вил. Нам нужен каждый. Неужели вы не понимаете, что подобные преступления теперь потеряли свою остроту и смысл?

– Ради моей собственной безопасности... Она поднялась, и Вил последовал ее примеру.

– Нет. Мы дали ему новое лицо и новое имя. Теперь у него нет мотива вам вредить, тем более он получил предупреждение, что при первой подобной попытке...

Бриерсон пожал плечами.

– Эй, Вил, неужели в стане моих врагов стало на одного больше?

– Н-нет. Я никогда не буду вашим врагом. И я не меньше вашего хочу, чтобы поселение следовало за такими людьми, как вы с Еленой.

– Я знаю. – Марта легко помахала ему рукой. – Спокойной ночи, Вил.

– Спокойной ночи.

Марта ушла в темноту, а ее робот-защитник медленно поплыл рядом с ее плечом.

Глава 3

На �следующее� утро все изменилось. Сначала изменения показались Бриерсону самыми обычными.

Пропали пыль и пепел, а небо утратило свой грязный цвет. Рассвет, заливал кровать солнечным сиянием; сквозь зеленые листья деревьев просвечивала голубизна. Вил медленно просыпался, ему почему-то казалось, что он все еще спит. Он закрыл глаза, снова открыл их и посмотрел на яркое солнце.

Они это сделали.

– . О Господи, они действительно это сделали!

Вил скатился с кровати и натянул на себя какую-то одежду. Не следовало ничему удивляться. Ведь Королевы всех предупреждали. Поздно ночью, после того как закончится вечеринка Робинсонов и когда их роботы-наблюдатели сообщат, что все благополучно добрались до своих домов, они накроют колонию пузырем. Люди промчатся через множество веков, выходя из стасиса всего на несколько секунд каждый год, только для того, чтобы проверить, не лопнул ли пузырь Мирной Власти.

Вил бегом спустился с лестницы, промчался мимо кухни. Завтрак можно пропустить. От одной только мысли о том, что он увидит голубое небо, яркий солнечный свет и зелень деревьев, Вил снова чувствовал себя ребенком, проснувшимся рождественским утром. И вот он уже выбежал из дома и остановился, радуясь теплу солнечных лучей.

Вся улица заросла палисандровыми деревьями. Их цветы касались головы Вила, а многочисленные семейства пауков резвились среди листьев. Огромная куча пепла, сложенная прямо посреди улицы, исчезла, ее смыли дожди – интересно, сколько же их было за это время? Единственное, что указывало на давнее загрязнение среды, находилось возле дома Вила – полоса, которая отмечала то место, где проходила граница стасисного поля: с одной стороны была живая, цветущая природа, а с другой – покрытая пеплом земля и умирающие деревья.

Бродя по молодому лесу, в который превратилась улица, Вил неожиданно осознал странность ситуации: его окружала живая природа, но он не встретил ни людей, ни роботов. Неужели все проснулись раньше, скажем, в тот момент, когда взорвался пузырь?

Он дошел до дома, где жили братья Дазгубта, и увидел как навстречу ему идет большой чернокожий человек – его собственное отражение. Выходит, остальные все еще находились в стасисе. Возле самого пузыря росли деревья, вокруг летала легкая радужная паутина, однако поверхность пузыря оставалась нетронутой. Ни растения, ни пауков не привлекала эта зеркально-гладкая поверхность.

Теперь, когда он знал, что искать, его задача была совсем простой: солнечный лик отражался от двух, трех, полудюжины пузырей. Взорвался только его пузырь. Вил посмотрел на деревья, птиц и пауков. Эта идиллическая картина его совсем не радовала. Сколько времени он продержится без цивилизации? Все остальные могут выйти из стасиса через несколько секунд или через сто лет, а может быть, через тысячу; у него нет ни единого шанса узнать, когда это произойдет. А пока он в одиночестве; возможно, единственный живой человек на Земле.

Вил свернул с улицы и направился к роще расположившихся на холме старых деревьев. С вершины будут видны некоторые особняки продвинутых путешественников.

Страх сдавил ему горло. Голубое небо, сияющее на нем солнце, зелень травы на склонах холмов.., на том месте, где раньше стояли особняки Хуана Шансона и Фила Генета, теперь были шары. Тогда Вил посмотрел на юг, в сторону замка Королевых.

Золотые шпили, зелень деревьев! Там не было серебристой сферы!

В воздухе над замком он увидел три точки: флайеры, словно истребители из старого фильма, быстро направлялись в его сторону. Они подлетели уже через несколько секунд. Средний снизился, приглашая садиться.

Земля стремительно ушла вниз. Вил увидел кусочек Внутреннего моря, голубого в прибрежной дымке. Все особняки продвинутых путешественников были накрыты пузырями, так же как и резиденция президента Нью-Мексико. На западе виднелось несколько особенно крупных пузырей; наверное, они скрывали автоматические фабрики. Все, кроме особняка Королевых, находилось в стасисе.

Флайер начал быстро снижаться. Сады и башни выглядели точно так же, как и раньше, но огромный круг отмечал место, где совсем недавно был пузырь, – Вил сразу обратил внимание на разные оттенки зеленого. Как и он сам, Королевы до самого последнего времени находились в стасисе. По какой-то причине они оставили остальных в пузырях, а сами решили поговорить с В. В. Бриерсоном без свидетелей.

В библиотеке Королевых не было дискет или старинных бумажных книг. Доступ к информации открывался из любого места огромного замка; библиотека же являлась местом, куда приходили посидеть и подумать (при помощи соответствующих вспомогательных устройств) или провести маленькую конференцию. В стенах были сделаны голографические окна с изображением окружающей замок природы. Елена Королева сидела за большим мраморным столом. Она жестом предложила Вилу сесть напротив.

– Где Марта? – автоматически спросил Бриерсон.

– Марта.., мертва, инспектор Бриерсон. – Голос Елены был еще более ровным, чем обычно. – Ее убили.

Вилу показалось, что время остановилось. Марта... Мертва? Эти слова причинили муку, несравнимую с той физической болью, которую ему довелось испытать, когда пули проникали в его тело. Он открыл рот, но почему-то не смог произнести ни звука. Однако, похоже, у Елены было множество своих вопросов, и она намеревалась задать их Вилу Бриерсону.

– Я хотела бы знать, какое вы имеете к этому отношение, Бриерсон.

Вил покачал головой – это был скорее жест крайнего изумления, чем отрицание своей вины.

Елена с силой ударила ладонью по мраморной крышке стола.

– Проснитесь, мистер! Я с вами разговариваю. Вы последним видели ее живой. Она отвергла ваши приставания. Этого оказалось достаточно, – чтобы ее убить?

Бессмысленность и безумие выдвинутого против него обвинения заставили Вила прийти в себя. Он внимательно посмотрел на Елену, сообразив, наконец, что она находится в еще более отчаянном состоянии, чем он. Как и Марта, Елена Королева выросла в Хайнане двадцать второго века. Однако у Елены не было и следа китайской крови. Ее предками были русские, приехавшие в эти края из Средней Азии после катастрофы 1997 года. Прекрасное со славянскими чертами лицо, как правило, всегда оставалось холодным, хотя время от времени Елена позволяла себе расслабиться, и тогда становилось ясно, что она обладает тонким чувством юмора. Сейчас ее лицо было спокойным, но она вес время трогала рукой подбородок, и указательным пальцем касалась уголка губ. Елена находилась в состоянии невыразимого ужаса. Вилу доводилось видеть ее такой всего несколько раз – всегда в случае чьей-то неожиданной смерти. Краем глаза Вил заметил, что один из ее роботов-защитников плавает над дальним краем стола, прикрывая хозяйку от возможного врага.

– Елена, – наконец проговорил Вил, изо всех сил стараясь, чтобы его голос звучал спокойно и разумно, – до этой минуты я ничего не знал про Марту. Мне она нравилась.., я.., уважал ее больше, чем кого бы то ни было в этой колонии. Я не смог бы причинить ей вреда. Никогда.

Королева долго не сводила с него глаз, а потом с трудом выдохнула. Смертельное напряжение чуть уменьшилось.

– Я знаю, что вы собирались сделать той ночью, Бриерсон. Мне известно, как вы хотели отплатить нам за наше великодушие. Я всю жизнь буду вас за это ненавидеть... Однако вы говорите правду: ни вы, да и никто другой из низтехов не мог убить Марту.

Она смотрела сквозь Вила, то ли вспоминая погибшую, то ли общаясь со своим компьютером. Когда она заговорила снова, голос ее звучал совсем тихо, почти неслышно.

– Вы ведь знаменитость. Я про вас читала, еще когда была ребенком... Я сделаю все, чтобы добраться до убийцы Марты, инспектор. . – Что с ней произошло, Елена? – наклонившись вперед, спросил Вил.

– Она.., ее оставили.., оставили вне пузыря.

Вил сначала не понял, что имела в виду Елена. А потом вспомнил, как шел по пустынной улице и размышлял о том, что, возможно, он здесь один и что ему неизвестно, сколько пройдет лет, прежде чем взорвутся остальные пузыри. Раньше он считал, что насильственное запузырение в будущее – самое страшное из всех преступлений. Теперь он понял, что не менее страшно оказаться в полном одиночестве в настоящем.

– Сколько времени она пробыла одна, Елена?

– Сорок лет. Всего лишь сорок проклятых лет. Но у нее не было ни медицинского обеспечения, ни роботов. Я г-горжусь Мартой. Ей удалось продержаться целых сорок лет. Она справилась с отсутствием цивилизации, одиночеством и тем, что годы постепенно начали брать свое. Она боролась целых сорок лет. И почти победила. Всего десять лет... – Голос Елены прервался, и она закрыла руками глаза. – Успокойся, Королева, – проговорила она. – Излагай только факты.

Вам известно, что мы собирались двигаться вперед по времени до того момента, когда взорвется пузырь Мирной Власти. Мы планировали начать это движение, как только закончится вечеринка у Робинсонов и все разойдутся по домам. Каждые три месяца пузыри должны были взрываться, а в задачу сенсорных исследовательских устройств входило осуществление проверки автоштов и состояния пузыря Мирной Власти. На эту проверку им отводилось всего несколько микросекунд. Если Мирники по-прежнему пребывали в стасисе, автоматы должны были накрывать нас пузырем еще на три месяца. За сотни тысяч лет вы бы заметили всего лишь несколько мгновенных вспышек.

Марта оказалась в одиночестве. Поняв, что контрольные интервалы превышают три месяца, она отправилась пешком вокруг Внутреннего моря, направляясь к пузырю Мирной Власти. Ей надо было пройти две с половиной тысячи километров.

Елена заметила удивление на лице Вила.

– Мы не сдаемся без боя, инспектор. Если бы нас пугали трудности, мы не смогли бы продержаться так долго.

Территория вокруг пузыря Мирников представляет собой застывшую мертвую равнину. Марте потребовалось несколько десятилетий, но она все равно сумела соорудить там нечто вроде сигнального знака.

Окно за спиной Елены неожиданно превратилось в экран, на котором появилась картинка, снятая из космоса. С такого огромного расстояния пузырь был всего лишь солнечным бликом с заостренной тенью. К северу от него шла неровная черная линия. Очевидно, снимок сделан во время рассвета, а черная полоса – тень от выстроенного Мартой знака. Его высота равнялась нескольким метрам, а в длину он тянулся на многие километры.

– Возможно, вам это неизвестно, но у нас есть самое разнообразное оборудование в зонах Лагранжа. Некоторые приборы находятся в тысячелетнем стасисе, иные �пробуждаются� каждое десятилетие. Конечно же, они не настроены на то, чтобы подмечать все мельчайшие изменения, происходящие на земле.., но эту линию в состоянии заметить даже самый простой монитор. В конце концов был послан наземный робот, в задачу которого входило проверить... Они опоздали всего на несколько лет.

Вил заставил себя не думать о том, что обнаружил исследовательский робот. Благодарение богу, Елена не стала воспроизводить эту картинку на своем окне.

Сейчас надо определить метод.

– Как это было сделано? Я думал, что целая армия охранников прошлого никуда не годится в сравнении с вашими домашними роботами-защитниками.

– Да. Никто из низтехов не смог бы к нам подобраться. Мне казалось, что даже продвинутые путешественники не в силах это сделать. Мы имеем дело с саботажем. И я, по-моему, определила метод. Кто-то воспользовался нашей внешней коммуникационной системой, чтобы связаться с программами, отвечающими за расписание работы автоматов и выхода из стасиса разнообразных приборов. Они не были в достаточной степени обеспечены защитой. Марту просто исключили из цикла проверки, а изначальный план кратковременного выхода из стасиса каждые три месяца был заменен на столетнее заключение. Убийце повезло: если бы он решил выбрать более длительный срок, разнообразные контрольные системы непременно забили бы тревогу.

– Такое может произойти снова?

– Нет. Преступник прекрасно разбирается в подобных делах, Бриерсон. Он воспользовался �жучком�, которого больше не существует. Кроме того, теперь я изменила систему приема информации моими машинами.

Вил кивнул. Он отстал на целый век, несмотря на то, что в своем времени специализировался на судебной компьютерной экспертизе. Оставалось лишь верить Елене на слово, когда она утверждала, что с этой стороны им не угрожает никакая опасность – подобного рода убийство больше никто совершить не сможет. Зато Вил был силен в человеческой психологии...

– Мотив. Кому было нужно, чтобы Марта умерла? Елена мрачно рассмеялась.

– Вот они, мои подозреваемые.

Окно библиотеки превратилось в мозаичное панно, изображавшее всю колонию целиком. Некоторые картинки были очень маленькими – все жители Нью-Мексико поместились в одном углу. Другие, например, сам Бриерсон, занимали гораздо больше места.

– Почти у всех есть к нам претензии. Однако вы, выходцы из двадцать первого века, не в состоянии совершить это преступление. Технически. И несмотря на то, что мне ужасно хотелось бы обвинить вас, Бриерсон, – Елена бросила мимолетный взгляд на Вила, – вы не входите в список подозреваемых лиц.

Изображения низтехов исчезли с импровизированного экрана. Глядя на остальные. Вил почему-то вспомнил афиши, выставленные на фоне живописного пейзажа в каком-нибудь парке. Он смотрел в лица продвинутых путешественников (всех, кроме самой Елены): Робинсоны, Хуан Шансон, Моника Рейнс, Филипп Генет, Тюнк Блюменталь, Джейсон Мадж – и женщина, про которую Тэмми сказала, что она космическая путешественница.

– Что касается мотива, инспектор Бриерсон, мне кажется, что убийцей двигало желание покончить с нашей колонией. Кто-то из этих людей хочет, чтобы человечество навсегда перестало существовать, или, что гораздо более вероятно, намеревается устроить все на собственный лад, переманив на свою сторону людей, которых мы спасли.

– Но при чем тут Марта? Убив ее, они лишь продемонстрировали свои намерения и не смогли...

– Не смогли помешать Королевым? Вы не понимаете, каково положение вещей, Бриерсон. – Елена провела рукой по своим длинным светлым волосам и опустила глаза. – Наверное, этого не в состоянии понять никто. Вы же знаете, я инженер. Я достаточно жесткий человек и была вынуждена принять несколько решений, весьма непопулярных в нашей колонии. Наш план никогда не добрался бы до этой стадии, если бы не я.

Но именно Марта занималась планированием и разработкой деталей. В том времени, откуда мы родом, Марта создавала новые программы и была одним из лучших специалистов в своей области. Это она придумала наш проект еще до того, как мы покинули цивилизацию. Марта предвидела, что в двадцать третьем веке должна произойти катастрофа. Она на самом деле хотела помочь людям, затерявшимся в чужом времени... Теперь у нас есть колония. Чтобы она не погибла, а стала процветать, нужен гений, равный гению Марты. Я знаю, как заставить работать тот или иной прибор, и могу победить практически любого в открытом сражении. Однако сейчас, когда Марты не стало, наш проект может просто развалиться. Нас здесь так мало; а противоречия и зависть так сильны... Думаю, убийце это тоже известно.

Вил кивнул, его удивило, что Елена способна так четко оценить свои недостатки и слабости.

– Я буду очень занята, Бриерсон, потому что собираюсь потратить не одно десятилетие своей жизни, готовясь к тому моменту, когда Мирники выйдут из стасиса. Мечта Марты должна сбыться, и я не могу позволить себе тратить время на поиски убийцы. Однако я хочу его поймать. Иногда мне даже кажется, что я немного спятила, так сильно мне этого хочется. Если вы займетесь этим делом, можете рассчитывать на любую разумную помощь. Согласны?

Прошло целых пятьдесят мегалет, а Вилу Бриерсону все равно нашлось, чем заняться.

Вил знал, чего он должен потребовать, и, находясь в своем собственном времени, не колеблясь сделал бы это. Бросив взгляд на защитника Елены, который по-прежнему висел в воздухе возле дальнего края стола, он проговорил:

– Мне понадобится личное транспортное средство. Защита. Возможность поддерживать связь с каждым жителем колонии, потому что мне потребуется их помощь.

– Вы все это получите.

– Кроме того, мне необходимы ваши базы данных, по крайней мере все, что касается жителей нашего поселения. Я должен знать, откуда и из какого времени они попали сюда и каким образом им удалось избежать Уничтожения.

Елена прищурилась.

– Вы намереваетесь продолжить свою собственную вендетту, Бриерсон? Прошлое умерло. Я не позволю вам устраивать разборки с вашими прежними врагами. Кроме того, низтехи не входят в список подозреваемых лиц, так что вам нечего там искать.

Вил покачал головой. Все как в старые добрые времена: клиент решает, что должен знать профессионал, а чего ему знать не следует.

– Вы являетесь одним из выстехов, Елена. Но ведь вы решили воспользоваться услугами низтеха, иными словами, привлекли к работе меня. А почему вы считаете, что ваши враги не могли иметь помощников?

Люди вроде Стива Фрейли теперь превратились в марионеток. А ведь они мечтали стать кукольниками. Объединиться с кем-нибудь против Королевых... Президент Нью-Мексико сделал бы это с превеликим удовольствием!

– Гм-м, хорошо. Вы получите базы данных – только ваше дело будет оттуда исключено.

– А еще мне необходим высокоскоростной интерфейс, как у вас.

– Вы умеете им пользоваться? – Елена задумчиво провела рукой по обручу у себя на голове.

– Нет.

– В таком случае забудьте об этом. Современные версии изучить гораздо проще, чем те, которые были в ходу в ваше время, но я выросла с этой штукой, и все равно мне подчас приходится очень сложно. Если не начать заниматься этим с детства, можно учиться годами – и безуспешно.

– Послушайте, Елена, у меня достаточно времени. Одному богу известно, сколько еще пройдет лет, прежде чем Мирники выйдут из стасиса и вы возобновите работу над созданием колонии. Даже если мне понадобится пятьдесят лет, это не будет иметь решающего значения.

– У вас времени нет. Потратив целый век на решение этой задачи, вы потеряете то, что заставило меня предложить ее вам.

Она была права. Вил вспомнил слова Марты о рекламной кампании Робинсонов.

– Естественно, – продолжала Елена, – в убийстве замешан кто-то из продвинутых путешественников. Возможно, это самое главное из того, что нам известно. Тут уже работают специалисты.

– Да? Тот из выстехов, кому вы доверяете? – Вил махнул рукой на изображения на стене.

Елена Королева грустно улыбнулась.

– Тот, кому я не доверяю меньше, чем остальным. И не забывайте, Бриерсон, за всеми вами будут следить мои роботы. – Елена задумалась. – Я надеялась, она успеет вернуться, чтобы принять участие в этом разговоре. Она единственная, у кого не могло быть никакого мотива. За все прошедшие мегагоды она ни разу не вмешалась ни в один из наших проектов. Вы будете работать вместе. Думаю, сотрудничество окажется плодотворным. Она знакома с самыми разнообразными технологиями, однако она немного.., странная.

Елена снова замолчала, а Вил подумал о том, что, вероятно, никогда не сможет привыкнуть к безмолвному общению человека и машины.

***

Краем глаза он заметил какое-то движение. За их столом появился еще один человек. Это была та женщина – космическая путешественница. Вил не слышал ни звука шагов, ни того, как открылась дверь... Но тут он заметил, что женщина сидит под каким-то странным углом к столу. Голографическое изображение!

Женщина серьезно кивнула Елене.

– Мисс Королева, я по-прежнему нахожусь на орбите, но если хотите, мы можем поговорить.

– Отлично. Я собиралась представить вам вашего партнера. – Елена улыбнулась, словно вспомнила какую-то старую шутку. – Мисс Лу, это Вил Бриерсон. Инспектор Бриерсон, Делла Лу.

Вил уже слышал это имя раньше, только никак не мог вспомнить где. Хрупкая женщина с азиатскими чертами лица выглядела точно так же, как на вечеринке у Робинсонов. Он сообразил, что она, вероятно, вышла из стасиса всего несколько дней назад, ее прическа совсем не изменилась – те же короткие гладкие черные волосы.

Лу несколько секунд не сводила с Елены глаз после того, как та представила ее Вилу, а потом повернулась к нему. Если все это не спектакль, устроенный в его честь, значит, она находится где-то возле луны.

– О вас прекрасно отзываются, инспектор, – произнесла женщина из космоса и улыбнулась одними губами. Она выговаривала слова очень осторожно, каждое было отделено от другого короткой паузой, но в остальном ее английский язык ничем не отличался от северного диалекта, на котором говорил Вил.

Прежде чем он смог что-либо ответить, Елена сказала:

– Как насчет наших главных подозреваемых, мисс Лу? Еще одна короткая пауза.

– Робинсоны отказались остановиться.

В окне появилась картинка, снятая из космоса. Вил увидел ярко-голубой диск и еще один – более бледный, скорее даже серый. Земля и Луна. За спиной Лу висел пузырь, от поверхности которого отражались Солнце, Земля и Луна. Пузырь окружала похожая на паутину металлическая конструкция, на вид очень прочная. Дюжины серебряных шаров медленно вращались вокруг большой сферы. Периодически они исчезали, а вместо них появлялся большой, главный пузырь, включающий в себя и металлическую конструкцию.

– К тому времени, как мне удалось их догнать, они уже покинули антигравитационное поле и шли на импульсном ускорении.

Бум, бум... Вил довольно быстро понял, что получил возможность рассмотреть ядерный полет вблизи. Идея была настолько простой, что ею пользовались даже в его время. Нужно выпустить бомбу, затем на несколько секунд войти в стасис – как раз на время взрыва, который с силой подтолкнет вас вперед. Выйдя из стасиса, вы можете сбросить еще одну бомбу и повторить все сначала. Конечно, для тех, кто будет в этот момент поблизости, процедура может оказаться смертельной. Чтобы получить эти снимки, Делле Лу пришлось, вероятно, повторить весь цикл вслед за Робинсонами, воспользовавшись своими собственными бомбами.

– Обратите внимание: когда движущий пузырь взрывается, они немедленно генерируют более мелкие пузыри, которые умещаются внутри их защитной системы.

Предметы, находящиеся в стасисе, имеют абсолютную защиту от внешнего мира. Но пузыри рано или поздно лопаются. Если срок жизни пузыря короток, враг может затаиться, чтобы пристрелить вас в тот момент, когда вы выйдете из стасиса. Если же срок существования пузыря более длительный, враг может закинуть вас прямо на солнце – и абсолютная защита закончится абсолютной катастрофой. Продвинутые путешественники пользовались целой системой автономных истребителей, постоянно входящих в состояние стасиса и выходящих из него. Когда они находились в реальном времени, их процессоры решали, каким по длительности должно быть следующее запузырение. Приборы, рассчитанные на разное время работы, действовали синхронно, передавая по цепи необходимые распоряжения. В результате командный пузырь путешественников мог находиться в неприкосновенности довольно длительное время.

– Выходит, они сбежали? Спрятались во времени и межзвездном пространстве... Молчание, молчание, молчание.

– Не совсем. Они заявили, что не виновны в преступлении и оставили представителя своего клана, чтобы он мог выступить в их защиту.

Одно из окон осветилось, и в нем возникло изображение Тэмми Робинсон. Сейчас девушка казалась еще более бледной, чем обычно. Вил почувствовал, как его охватывает злость на Дона Робинсона. Возможно, он поступил умно, но каким же мерзавцем надо быть, чтобы оставить свою молоденькую дочь, которая должна ответить на предъявленное всему клану обвинение в убийстве?

Лу продолжала:

– Она со мной. Мы приземлимся через час.

– Хорошо, мисс Лу. Я бы хотела, чтобы вы и Бриерсон с ней поговорили. – За окнами вместо мерцающего космического пространства снова появились деревья. – Порасспросите Тэмми как следует про все, что ей известно, прежде чем вы отправитесь дальше по времени.

Вил посмотрел на космическую путешественницу. Она производила странное впечатление, но в своем деле определенно разбиралась. Кроме того, она была достаточно серьезным свидетелем. Не обращая внимания на робота-защитника Елены, Вил постарался придать своему голосу как можно больше уверенности и проговорил:

– Кое-что еще, Елена.

– Ну?

– Нам нужна полная копия дневника.

– Ка.., какого дневника?

– Того, что Марта вела в те годы, что ей пришлось провести в одиночестве.

Елена захлопнула рот, сообразив, что Вил наверняка блефует – и что она уже проиграла этот раунд. А Вил не сводил с нее глаз, но при этом заметил, что защитник поднялся повыше: инспектор Бриерсон сильно рисковал.

– Вас это совершенно не касается, мистер Бриерсон. Я читала дневник: Марта не имела ни малейшего представления о том, кто совершил это преступление.

– Елена, мне нужен дневник.

– Вы его не получите! – Марта приподнялась, затем вновь опустилась на свой стул. – Меньше всего мне хочется, чтобы вы копались в личных записях Марты... – Елена повернулась к Лу. – Может быть, я покажу вам кое-какие отрывки из дневника.

Вил опередил Деллу Лу, не дав ей возможности ответить. – Нет. Там, откуда я прибыл, сокрытие улик считалось преступлением, Елена. Здесь законы прошлого, естественно, не имеют никакого значения, но если вы не дадите мне дневник – целиком, – я откажусь от ведения дела и попрошу мисс Лу сделать то же самое.

Елена в бессильной ярости сжала кулаки. Открыла было рот, чтобы что-то сказать, но потом передумала. Ее лицо скривилось в злобной гримасе, однако через несколько мгновений она проговорила:

– Хорошо. Вы получите дневник. А теперь проваливайте отсюда. Я не хочу вас больше видеть!

Глава 4

Тэмми Робинсон была очень напугана. Она расхаживала по комнате, а в ее голосе звучали истерические нотки.

– Как вы можете держать меня в этой камере? Это же самая настоящая темница!

Чисто белые стены, без украшений. Вил заметил, что одна дверь ведет в спальню, а другая – на кухню. Лестница уходила куда-то наверх, по всей вероятности, в кабинет. Тэмми разместилась на ста пятидесяти квадратных метрах – с точки зрения Вила, не то чтобы просторный дворец, но и темницей это помещение вряд ли можно назвать. Он отошел от Деллы Лу и положил руку Тэмми на плечо.

– Это корабельная каюта, Тэм. Делла Лу не предполагала, что ей придется перевозить пассажиров.

Он высказал всего лишь предположение, однако оно оказалось правильным. Все продвинутые путешественники вполне способны жить в космосе, но корабль Лу был специально построен так, что он всегда мог оставаться ее домом, даже если бы исчезли все планеты.

– Ты находишься в заключении, а когда мы доберемся до города Королева, тебе предоставят более подходящее жилье. Делла Лу склонила голову на один бок.

– Да. Елена Королева позаботится о вас. У нее есть гораздо...

– Нет! – Глаза Тэмми округлились. – Я же сдалась вам, Делла Лу. Добровольно. Я не скажу ничего, если вы... Королева... – Девушка поднесла руку к губам и без сил упала на стоявший поблизости диван.

Вил уселся рядом с ней, а Делла Лу взяла стул и устроилась напротив них. Черные брюки Лу и куртка с высоким воротником напоминали военную форму, но она сидела на самом кончике стула и смотрела на испуганную Тэмми почти с детским любопытством. Вил бросил в ее сторону выразительный взгляд (можно подумать, от этого была какая-то польза) и продолжал:

– Тэмми, мы не позволим Елене причинить тебе вред. Тэмми была расстроена, но далеко не глупа. Она посмотрела мимо Вила на Деллу.

– Вы мне это обещаете, Делла Лу? Лу неожиданно ухмыльнулась, но повела себя вполне разумно.

– Да. Это обещание я смогу сдержать. Они смотрели друг на друга несколько мгновений, лотом девушка немного расслабилась.

– Ладно. Я вам все расскажу. Конечно же, расскажу. Ведь именно ради этого я и осталась – чтобы моя семья не была несправедливо опозорена.

– Вы знаете, что произошло с Мартой?

– Я слышала обвинения, которые Елена выдвинула против нас. Когда мы вышли из того странного, слишком длительного стасиса, она сразу связалась с нами и сообщила, что бедняжку Марту оставили в реальном времени.., и что она лалумерла. – На лице Тэмми появился самый искренний ужас.

– Верно. Кто-то сознательно испортил контрольную программу Королевых. Стасис продолжался сто лет вместо трех месяцев, а Марта осталась вне пузыря.

– И мой папа является главным подозреваемым? – Тэмми была явно удивлена. Вил кивнул.

– Я видел, как твой отец о чем-то спорил с Мартой. А потом она рассказала мне, что твоя семья хочет, чтобы жители Королева присоединились к вам... Если бы колонии пришел конец, вы от этого только выиграли бы.

– Конечно. Но мы же не банда подонков из двадцатого века, Вил. Мы уверены в том, что можем предложить людям гораздо более захватывающее приключение, чем план Королевых, посвященный возрождению человеческой расы. Нормальному человеку нужно совсем немного времени, чтобы это понять, и в конце концов люди все равно выбрали бы нас. Вместо этого Елена заставила нас спасаться бегством.

– Вы не думаете, что Марту убили? – спросила Лу. Тэмми пожала плечами.

– Нет, наверное, действительно убили. Это было бы трудно имитировать, в особенности если вы, – она кивнула в сторону Деллы, – настаиваете, что видели останки. Я думаю, что Марта была убита – и что ее убила Елена. Разговоры о саботаже извне просто смешны!

По правде говоря, Вила тоже беспокоила именно эта версия. В его время склоки внутри семей были наиболее распространенной причиной насильственной смерти. Елена казалась самой могущественной среди выстехов. Если преступница она, жизнь удачливых детективов может оказаться совсем короткой.

Вслух он сказал:

– Она очень переживает из-за смерти Марты. Если она делает вид, то у нее это уж слишком хорошо получается. Тэмми отреагировала мгновенно:

– Я не думаю, что она только делает вид. Мне кажется, она убила Марту по каким-то своим, личным причинам и горько об этом жалеет. Теперь же, когда сделанного не воротишь, она собирается использовать ситуацию, чтобы уничтожить всех, кто противится великому плану Королевых.

– Гм.

Возможно, он, В. В. Бриерсон, и был причиной смерти Марты. Если Елена решила, что теряет любовь Марты... Для людей с неустойчивой психикой такая потеря равносильна гибели любимого человека. Такие люди убивают, а потом не кривя душой обвиняют в смерти любимого человека других... Вил вспомнил, как при их встрече в глазах Елены вспыхнула необъяснимая ненависть.

Он с невольным уважением посмотрел на Тэмми. Раньше она не казалась ему такой умной. Он даже почувствовал... Ему вдруг показалось, что им манипулируют. При всем своем страхе девушка показывала немалое присутствие духа.

– Тэмми, – негромко проговорил он, – сколько тебе на самом деле лет?

– Я... – залитое слезами юное лицо на секунду застыло, – ..я прожила девяносто лет, Вил.

На пятьдесят лет больше, чем я. Вот уж действительно юная особа.

– Н-но это не секрет. – Ее глаза снова наполнились слезами. – Я честно отвечала всем, кто меня спрашивал. И я ничего из себя не строю. Просто я всегда старалась смотреть на мир широко открытыми глазами. Мы собираемся прожить много лет, и папа говорит, что, если мы постараемся взрослеть помедленнее, нам будет легче. Лу рассмеялась.

– Это зависит от того, как долго ты собираешься прожить, – сказала она, ни к кому не обращаясь.

Бриерсон вдруг сообразил, что здесь у него нет никаких оснований выдавать себя за знатока человеческой натуры. Раньше он, возможно, и был специалистом в этой области, теперь же все его знания устарели. Когда он покинул цивилизацию, методы продления жизни уже были разработаны. В те времена Тэмми вряд ли смогла бы обмануть его таким способом. Елене Королевой понадобилось около двухсот лет, чтобы научиться лгать. Делла Лу настолько далека от всего остального человечества, что понять ее было практически невозможно. Разве мог Вил оценить слова этих людей?

Нужно продолжать играть роль добродушного дядюшки. Он погладил Тэмми по руке.

– Ладно, Тэм. Я рад, что ты нам рассказала. Девушка кисло улыбнулась.

– Разве вы не понимаете, Вил? Моего отца подозревают в убийстве, потому что он не соглашался с Мартой. Все Робинсоны отправились в путь, я же осталась в надежде доказать вам, что мы не пытаемся избежать расследования... А вот с Еленой все обстоит иначе. Делла Лу сказала мне, что Елена хочет вернуть вас обоих в стасис прямо сейчас. Она останется одна на месте преступления. К тому времени, как вы оба выйдете из пузыря, все улики устареют – а то, что останется, будет носить следы ее вмешательства.

Я захватила с собой наши семейные архивы, в которых рас-сказывается1 о событиях, происшедших за несколько недель до вечеринки. Вам с Деллой следует их изучить. Они могут показаться скучными, но это по крайней мере правда.

Вил кивнул. Очевидно, Робинсоны обсудили на семейном совете, что Тэмми придется говорить. Он продолжал расспрашивать ее еще минут пятнадцать, пока она окончательно не успокоилась. Лу время от времени вставляла короткие замечания, иногда очень тонкие, а временами не совсем понятные.

Вил довольно быстро пришел к выводу, что сохранение доброго имени не имело для клана Робинсонов принципиального значения. В том времени, куда они направлялись, мнение о них живущих сейчас людей имело ценность прошлогоднего снега. Однако они по-прежнему нуждались в сторонниках. Родители Тэмми были уверены: жители города Королев в конце концов поймут, что оставаться в настоящем времени равносильно попаданию на тупиковую ветку эволюции и что само время является идеальным местом, в котором только и может находиться человечество. Если Тэмми сумеет доказать, что их семья не имеет никакого отношения к убийству, она получит возможность в течение нескольких лет вербовать сторонников. А потом девушка догонит свою семью. Ее родители организовали несколько условных точек для встреч в течение последующих мегалет. Тэмми категорически отказалась рассказать, где они находятся.

– Вы хотите растянуть свою жизнь, чтобы она стала такой же бесконечной, как вселенная? – спросила Лу.

– Ну, по крайней мере.

– А что вы будете делать в самом конце? – ухмыльнувшись, поинтересовалась Делла Лу.

– Все зависит оттого, каким будет конец. – Глаза Тэмми загорелись. – Папа считает, что все загадки, которые люди когда-либо пытались решить – даже тайна Уничтожения, – могут открыться именно там. Это место встречи всех мыслящих существ. Если время циклично, мы сумеем при помощи пузырей добраться до самого начала, и Человек познает Вечность.

– А если вселенная в конце концов погибает?

– Ну, возможно, нам удастся этому как-нибудь помешать. – Тэмми пожала плечами. – Если же у нас ничего не выйдет – по крайней мере мы там побываем и все увидим собственными глазами. Папа говорит, что мы поднимем бокалы и выпьем в память обо всех вас, ушедших раньше. – Тэмми улыбнулась.

Глядя на нее, Бриерсон подумал, что эта девушка, похоже, самая безумная из всех его знакомых.

***

Позднее Вил и Делла Лу попытались выработать план расследования. Это оказалось совсем не просто.

– Была мисс Робинсон расстроена в начале допроса? – спросила Лу.

Вил воздел глаза к небесам.

– Да, у меня создалось такое впечатление.

– Угу. И у меня.

– Послушайте, – э-э, Делла. То, что Тэмми говорила о Елене, достаточно разумно. Это самый настоящий абсурд: полицейские – иными словами, мы с вами – не должны покидать место преступления. У нас в Мичигане засадили бы за решетку любого, кто посмел бы внести подобное предложение. С другой стороны, Елена права – мои попытки собрать улики были бы любительскими. Ваше оборудование ничуть не хуже, чем у нее...

– Лучше.

– ..и она не должна возражать против вашего присутствия во время сбора вещественных доказательств.

Лу некоторое время молчала – общалась через обруч со своими компьютерами?

– Мисс Королева хочет быть одна по чисто эмоциональным причинам.

– Гм-м. В ее распоряжении тысячи лет до того момента, когда здесь появятся Мирники. Вам следует хотя бы произвести вскрытие и записать его результаты.

– Хорошо. Значит, мисс Королева тоже под подозрением? Вил развел руками.

– На данном этапе она и Робинсоны возглавляют список подозреваемых. Как только мы начнем всюду совать свой нос, могут обнаружиться существенные несоответствия. На мой взгляд, совершенно не правильно, я бы сказал, не профессионально, оставлять ее одну на месте преступления.

– Мисс Королева относится к вам дружески?

– Не особенно. А какое отношение это имеет к расследованию?

– Никакого. Я пытаюсь найти... – казалось, Делла Лу не может подобрать нужное слово, – ..подходящую манеру поведения с вами.

Вил кисло улыбнулся, вспомнив холодность Елены.

– Буду вам весьма благодарен, если вы не станете подражать Елене в этом вопросе.

– Ладно, – без улыбки ответила Лу.

Глядя на Деллу Лу, Вил прекрасно понимал, что ей очень трудно общаться с людьми, но если она так же ловко обращается со своими приборами, как не ладит с людьми, то они с Видом составят лучшую пару детективов в истории человечества.

– Есть еще один очень важный вопрос. Елена обещала обеспечить меня охраной и доступом к ее базе данных. Я бы хотел иметь еще и вашу защиту – хотя бы до тех пор, пока мы не докажем невиновность Елены.

– Конечно. Кроме того, я могу организовать ваш прыжок по времени.

– И я бы хотел иметь доступ к вашей базе данных. Перепроверить Королевых будет только полезно. Делла заколебалась.

– Хорошо. Хотя частью информации вам будет трудно воспользоваться.

Вил осмотрел каюту Деллы – или рубку управления? Она была даже меньше, чем комната Тэмми, и почти такая же пустая. На столе горшок с маленьким кустом роз; их аромат наполнял воздух. На стене висел акварельный пейзаж. Все цвета показались Вилу неестественными, словно художнику не хватило мастерства.., или, может быть, на картине был изображен не земной пейзаж.

А ведь Бриерсон собирался отдать свою жизнь в руки этой странной женщины. В мире чужаков нужно кому-то доверять, но...

– Сколько вам лет, Делла?

– Я прожила девять тысяч лет, мистер Бриерсон. Я была далеко отсюда.., и многое видела. – Ее лицо снова стало холодным – таким Вил запомнил его еще с их первой встречи на пляже. Некоторое время Делла смотрела мимо него, возможно, на акварель, а может быть, куда-то совсем далеко. Потом ее лицо приняло прежнее невозмутимое выражение. – По-моему, пора вернуться к людям.

Глава 5

Примерно через пятьдесят тысяч лет последние представители Мирной Власти – единственной мировой империи в истории человечества – вернулись в реальное время. �Новеньких� приветствовали роботы Королевых, не подпустившие их к пузырям на южном побережье Внутреннего моря. У них было три месяца, чтобы осмыслить положение, в которое они попали, прежде чем лопнули остальные пузыри.

То, к чему так долго стремились Марта и Елена, наконец произошло.

Тысячи тонн оборудования, фермы, фабрики и рудники были распределены между низтехами. Эти дары раздавались индивидуально, в соответствии с тем опытом, который люди приобрели в своем собственном времени. Братья Дазгубта получили два грузовика аппаратуры связи. К удивлению Вила, они немедленно отдали все это оборудование офицеру связи из Нью-Мексико в обмен на ферму в тысячу гектаров. Елена Королева возражать не стала. Она лишь указала на приблизительные сроки работы каждого вида оборудования и обеспечила базами данных тех, кто хотел спланировать свое будущее.

Многие низтехи, не подчинявшиеся никакому правительству, были довольны: выживание, да еще и с прибылью. Уже через несколько недель у них появились тысячи проектов по совмещению высокотехнологического оборудования с примитивными производственными линиями. Подобное производство способно успешно функционировать в течение нескольких десятилетий – постепенно высокотехнологичное оборудование будет иметь все меньшее и меньшее значение. В конечном счете образуется достаточно жизнестойкая инфраструктура.

Правительства не выказали особого восторга. Мирники и республика Нью-Мексико обладали достаточно мощным вооружением, но до тех пор, пока Королева стояла на страже Внутреннего моря, все оружие двадцать первого века оставалось не более убедительным, чем бронзовая пушка, установленная на лужайке перед зданием суда. Как те, так и другие имели достаточно времени, чтобы осознать ситуацию. Они внимательно следили друг за другом и объединяли усилия, когда жаловались на Королеву и других выстехов. Их пропаганда отметила тщательность, с которой выстехи скоординировали свои дары и их ограниченное количество. На самом деле они были во многом правы: никто не получил оружия, генераторов пузырей, самолетов, вертолетов, флайеров, роботов и медицинского оборудования. �Королева создала иллюзию свободы, не более того�, – говорили многие.

Все эти волнения прошли мимо Вила. Иногда он ходил на вечеринки, время от времени смотрел новости Мирников или Нью-Мексико. Но времени на то, чтобы по-настоящему участвовать в жизни, ему не хватало. У него появилась работа, в некотором смысле похожая на ту, которой он занимался раньше: нужно поймать убийцу. Все остальное, не связанное впрямую с этой главной целью, проходило мимо него, не привлекая внимания.

Убийство Марты произвело на жителей колонии большое впечатление. И хотя у всех было очень много работы, люди находили время, чтобы поговорить об этом. Теперь, когда Марты не стало, все вспоминали ее доброжелательность. Всякое новое заявление Елены сопровождалось вздохами сожаления: �Если бы Марта была жива, все было бы совсем иначе�. Поначалу Вил оказался в центре всеобщего внимания. Но он почти ничего не мог сказать. Кроме того, он находился в уникальном – не слишком приятном для него самого – положении: Вил был низтехом, но пользовался частью привилегий, которыми обладали только выстехи. Он мог в любой момент полететь, куда ему хотелось, в то время как другие низтехи были вынуждены пользоваться �общественным� транспортом, предоставленным Королевой. У него были свои собственные роботы-защитники – одного он получил от Деллы, другого – от Елены. Многие низтехи наблюдали за ними с явной опаской. Эти привилегии были даны только ему, и очень скоро Вила начали избегать.

Один из фундаментальных принципов Королевых был нарушен: поселение перестало быть компактным. Мирники отказались пересечь Внутреннее море и поселиться в Королеве. С ошеломляющей наглостью они потребовали, чтобы Елена помогла им основать город на северном берегу. Таким образом, Мирников и остальных колонистов разделяло расстояние в девятьсот километров – дистанция скорее психологическая, чем реальная, ведь шаттл Елены преодолевал ее за пятнадцать минут. Тем не менее многие были удивлены, когда она дала на это свое согласие.

Елена вообще сильно изменилась. С тех пор как колония вернулась в реальное время, Вил говорил с ней только дважды. Первый разговор произвел на него шокирующее впечатление. Внешне Елена выглядела точно так же, как и раньше, но в первый момент она его явно не узнала.

– А, Бриерсон...

Услышав, что Лу предоставила ему робота-защитника, она лишь пожала плечами и сказала, что ее робот-защитник будет продолжать охранять Вила. Даже враждебность Елены стала менее явной – у нее было достаточно времени, чтобы привыкнуть к утрате.

Елена провела сто лет, двигаясь по следам Марты вдоль побережья. Она и ее приборы записали и отсортировали все, что могло иметь отношение к убийству. В истории человечества еще не было убийства, которое расследовалось бы столь же тщательно. Если только этот следователь сам не убийца, проворчал тихий голос в голове Вила.

В эти годы, проведенные в одиночестве, Елена занималась не только расследованием; она сделала попытку повысить свое образование.

– Теперь я осталась одна, инспектор, и хочу жить за двоих. За эти сто лет я изучила все, что имело хоть какое-то отношение к специальности Марты, самым внимательным образом обдумала все проекты, о которых она когда-либо упоминала. – По лицу Елены пробежала тень сомнения. – Надеюсь, этого окажется достаточно.

Елена, с которой Вил был знаком до смерти Марты, никогда не позволила бы себе такой слабости.

Итак, вооружившись знаниями Марты и пытаясь скопировать ее отношение ко всему, Елена не стала возражать, когда Мирники решили обосноваться на северном побережье Внутреннего моря, и даже организовала регулярные рейсы шаттла между двумя поселениями. Более того, Елена уговорила двух выстехов – Генета и Блюменталя – перенести свои особняки на территорию Мирников.

А расследование убийства было целиком и полностью предоставлено Лу и Бриерсону.

Хотя с Королевой он за все это время говорил лишь дважды, с Деллой Лу Вил встречался почти каждый день. Она составила список подозреваемых. В одном Лу была целиком и полностью согласна с Королевой: низтехи исключались. Из числа выстехов самыми вероятными подозреваемыми по-прежнему оставались сама Елена и Робинсоны. (К счастью, Лу оказалась достаточно осторожной и не стала докладывать Елене о всех своих подозрениях.) Сначала Вил думал, что именно способ убийства был самой важной уликой. Он почти сразу заговорил об этом с Деллой.

– Если убийца мог обойти защиту Марты, почему же он не убил ее сразу? Сама по себе идея оставить человека одного, конечно, довольно романтична, но у Марты были вполне реальные шансы уцелеть.

Делла покачала головой.

– Ты не понимаешь.

Теперь ее лицо обрамляли гладкие черные волосы. Она оставалась в реальном времени девять месяцев – больше не разрешила Елена. Ничего стоящего Делле узнать не удалось, зато успели отрасти волосы. Теперь она выглядела, как самая обычная молодая женщина, и могла довольно долго разговаривать, не впадая в странное, отчужденное состояние, когда ее пустой взгляд начинал блуждать где-то далеко-далеко. Лу, как и прежде, оставалась самой необычной из всех продвинутых путешественников по времени, только теперь она больше походила на земного человека.

– Защитная система Королевых очень сильна. Тот, кто разделался с Мартой, воспользовался чрезвычайно хитрыми трюками. Убийца нашел слабое место в логике защитной программы и тонко его использовал. Увеличение срока стасиса на сто лет не грозит серьезными последствиями. То, что Марта осталась вне стасисного поля, само по себе тоже не было опасным для ее жизни.

– А вместе эти два фактора ее убили.

– Вот именно. В обычной ситуации защитная система это заметила бы. Если бы наш преступник предпринял нечто очевидное, у него не было бы никаких шансов обмануть систему защиты и убить Марту. При таком же варианте у него появлялась надежда на успех.

– Если только убийца не Елена. Насколько я понимаю, она в состоянии преодолеть защиту?

– Конечно.

Но, сделав это, она сразу выдаст себя.

– Гм-м. Кто-то оставил Марту в реальном времени без надежды на спасение. Почему же убийца не организовал для нее несчастный случай? Почему он позволил ей прожить целых сорок лет?

Делла немного подумала.

– Ты хочешь сказать, что, запузырив всех остальных на сто лет, он сам остался снаружи?

– Естественно. Задержаться всего на несколько минут было бы явно недостаточно. Неужели это так сложно?

– Само по себе совсем просто. Однако при подготовке к прыжку все были связаны с Королевыми. Если бы кто-то задержался хотя бы на немного, потом ничего не стоило бы это установить. Я эксперт по автономным системам, Вил. Елена показала мне конструкцию генераторов. Они очень похожи на мои, потому что были сделаны всего на год позже. Исказить показания приборов...

– Невозможно?

Специалисты по системному программированию никогда не меняются. Они способны творить чудеса, но очень часто объявляют самые тривиальные проблемы неразрешимыми.

– Ну, если убийца все спланировал заранее, можно предположить, что у него был незарегистрированный дополнительный генератор, оставленный вне стасисного поля... Только я все равно не представляю себе, как убийца изменил данные в компьютерах, если он полностью не проник в систему Королевых.

Получалось, что они имели дело с хорошо подготовленным и продуманным преступлением. И если отбросить некоторые детали, убийство Марты вполне соответствовало вероломному удару ножом в спину.

Глава 6

Королева отдала им дневник Марты вскоре после того, как вся колония вернулась в реальное время. Когда Вил потребовал, чтобы Елена предоставила дневник в их распоряжение, ее глаза вспыхнули гневом. На самом деле Вил не испытывал ни малейшего желания читать записи Марты. Просто, получив копию дневника, Делла могла подтвердить, что Елена ничего с ним не сделала. До этого момента Елена продолжала оставаться главным подозреваемым. Теперь же, когда дневник находился в его распоряжении, Вил мог со спокойной совестью положиться на свою интуицию и поверить в невиновность Елены. Он принялся читать выводы Елены и заключение Деллы. Если здесь не найдется ничего интересного, дневник перестанет быть важной уликой.

Елена прислала голографическое изображение записей Марты и мощный компьютерный анализ всего текста с запиской, где говорилось, что оригиналы дневников находятся в стасисе, и их можно получить по предварительному запросу за пять дней.

Оригиналы. Вил о них не думал: как вести дневник, не имея под рукой компьютера или писчей бумаги? Короткие послания можно вырезать на коре дерева или выбить на скале, но для настоящего дневника требуется ручка и бумага. Марта провела в одиночестве сорок лет – у нее было более чем достаточно времени для экспериментов. Самые ранние свои записи Марта сделала ягодным соком на внутренней стороне коры деревьев. Она спрятала запечатанные глиной тяжелые страницы под пирамидой из камней. Когда пятьдесят лет спустя их достали, оказалось, что кора сгнила, а пятна сока стали совсем неразличимыми Елена и ее роботы тщательно изучили хрупкие останки. Микроанализ показал, где раньше были следы сока; таким образом, первые главы дневника были восстановлены. Вероятно, Марта довольно быстро сообразила, какая опасность грозит ее письмам:

�бумага�, найденная в следующем хранилище, была сделана из тростника. Темно-зеленые чернила почти не выцвели.

Первые записи носили чисто повествовательный характер. Ближе к концу дневника, после того, как Марта провела целые десятилетия в одиночестве, страницы заполнились рисунками, эссе и поэмами. Сорок лет – долгий срок, в особенности если ты вынужден прожить его в одиночестве. Марта написала более двух миллионов слов. (Елена снабдила Вила компьютером для работы с текстом, Грин-Инком. Среди прочего Вил выяснил, что объем дневника сравним с двадцатью довольно толстыми романами.) �Бумага� Марты получалась гораздо толще обычной, а ей приходилось проходить тысячи километров. Всякий раз, отправляясь на новое место, Марта складывала пирамиду из камней, где прятала свои записи. Первые несколько страниц в каждой новой пирамиде повторяли наиболее важные вещи – например, места, где расположены другие пирамиды. Позднее Елене удалось их отыскать. Она восстановила все записи, хотя одна из пирамид была затоплена.

Вил провел целый день, изучая краткое содержание дневника, сделанное Еленой, и анализ, произведенный Деллой. Он не нашел никаких неожиданностей. Позднее Вил не удержался и посмотрел, есть ли в тексте упоминание о нем самом. Всего их насчитывалось четыре, причем последнее было помечено в списке первым. Вил вывел его на экран:

Год 38.137 Пирамида № 4 Шир 1436 С Долгота 1.01 В (К-меридиан) Запросить эвристическую перекрестную ссылку

Возник заголовок в верхней части экрана. Ниже зеленым курсивом был набран текст. Мигающая красная черта отмечала упоминание: ..и если я не сумею этого сделать, дорогая Леля, пожалуйста, не трать время, пытаясь разгадать тайну моей смерти. Живи за нас обеих, ради нашего проекта. А если все-таки очень захочешь разобраться, поручи решение задачи кому-нибудь другому. Среди низтехов был полицейский, не могу вспомнить его имени... (О! В миллионный раз я молюсь об обруче интерфейса или хотя бы об обычном компьютере!) Передай эту работу ему, а сама сосредоточься на более важных делах.

***

Вил откинулся на спинку стула и пожалел, что компьютер оказался таким чертовски умным. Марта даже не помнила его имени! Он попытался утешить себя: в конце концов она прожила почти сорок лет после их последнего разговора. Будет ли он помнить ее имя через сорок лет?

Да! Он будет помнить свои душевные муки, и их близость той последней ночью, и свое благородство, когда он сумел вовремя отступить... А для нее, выходит, он был всего лишь каким-то низтехом.

Быстрым движением руки Вил убрал все остальные упоминания о себе с экрана, встал и подошел к окну кабинета. Ему предстоит важная работа. Его ждет разговор с Моникой Рейнс, а потом с Хуаном Шансоном. Следует подготовиться к этим разговорам.

Поэтому, постояв немного у окна, Вил вернулся к письменному столу.., и к самому началу дневника Марты:

Дневник Марты Куихаи Кен Королевой

Дорогая Леля, – начинался дневник. Всякий новый отрывок открывался обращением �Леля�.

– Грин-Инк, вопрос, – сказал Вил. – Кто такая Леля?

На боковом дисплее компьютера высветилось три наиболее вероятных варианта. В первом значилось: �Уменьшительное от имени Елена�.

Вил кивнул – он подумал то же самое – и продолжал считывать информацию с центрального дисплея.

Дорогая Леля, прошел уже сто восемьдесят один день с тех пор, как я осталась одна, – и это единственное, в чем я уверена.

То, что я начала дневник, в некотором смысле является признанием поражения. До сих пор я вела тщательный учет времени – мне казалось, что этого будет вполне достаточно. Ты помнишь, мы планировали мерцающий цикл в девяносто дней. Вчера должно было произойти второе мерцание, однако я ничего не видела.

Поэтому сегодня я решила, что нужно смотреть на вещи отстраненно. (Как спокойно я об этом говорю; вчера я только и делала, что плакала.) Я очень многое должна рассказать тебе, Леля. Ты ведь знаешь мою любовь к разговорам. Самое трудное – процесс письма. Я просто не понимаю, как могла развиваться цивилизация, если на письменность приходилось затрачивать такие усилия. Эту кору находить совсем не трудно, но я боюсь, что она будет плохо сохраняться, Об этом следует подумать. Сделать �чернила� тоже оказалось не очень сложным. Но тростниковое перо оставляет кляксы. А если я напишу что-нибудь не то, приходится закрашивать ошибки. (Теперь я понимаю, почему каллиграфия считалась высоким искусством.) Чтобы записать даже самые простые вещи, требуется уйма времени. Однако мое положение имеет определенное преимущество: у меня уйма свободного времени. У меня его сколько угодно.

Воспроизведенный оригинал показал неуклюжие печатные буквы и многочисленные зачеркивания. Интересно, подумал Вил, сколько времени понадобилось Марте, чтобы выработать изящный почерк, который он видел в конце дневника.

Когда ты будешь это читать, ты скорее всего уже получишь ответы на все вопросы (надеюсь, непосредственно от меня!), но я хочу рассказать тебе то, что помню я.

У Робинсонов была вечеринка. Я ушла довольно рано, поскольку так разозлилась на Дона, что мне хотелось плюнуть ему прямо в лицо. Знаешь, они сделали нам кучу гадостей. Так или иначе, уже прошел Час ведьм, и я шла по лесной тропинке в сторону нашего дома, Фред находился примерно на высоте пяти метров, немного впереди меня; я помню, что лунный свет отражался от его корпуса.

Фред?.. Компьютер объяснил, что так Марта называла своего робота-защитника. Раньше Вил и не подозревал, что у робота может быть имя. Он никогда не слышал, чтобы кто-нибудь из выстехов обращался к роботам по имени. С другой стороны, если немного подумать, в этом не было ничего удивительного; выстехи обычно общались со своими механическими приятелями через обручи.

Благодаря Фреду я могла наблюдать за окрестностями. За мной никто не следил. До нашего замка было около часа ходьбы. У меня на это ушло даже больше времени. Мне хотелось успокоиться к тому моменту, когда мы с тобой станем разговаривать о Доне и его замыслах. Я уже почти подошла к ступеням нашего замка, когда это произошло. Фред ничего не заметил. Ослепительная вспышка, и он рухнул на траву. Впервые в жизни я не получила никакого сигнала об опасности.

Огромные ступеньки передо мной исчезли, а на меня смотрело мое отражение. Фред лежал у самого края пузыря. Стасисное поле разрезало его пополам.

Мы пережили с тобой нелегкие времена, Леля, – к примеру, когда сражались с осквернителями могил. Они были такими сильными... Мне казалось, что наша битва будет продолжаться пятьдесят мегалет и все погубит. Ты, конечно, помнишь, какой я была, когда все закончилось. То, что случилось, ударило меня гораздо сильнее. Наверное, на время я просто обезумела. Я твердила себе, что все это дурной сон. (Даже сейчас, шесть месяцев спустя, мне иногда кажется, что лучшего объяснения найти невозможно.) Я побежала вдоль пузыря. Все осталось как прежде, вокруг царили тишина и покой, только у меня больше не было Фреда, который обеспечивал вид сверху. Диаметр пузыря достигал нескольких сотен метров. Его поверхность уходила в землю сразу за огромными ступенями нашего замка. Похоже, это был тот самый пузырь, который мы с тобой вместе спланировали.

Так вот, если ты читаешь эти записи, значит, тебе известно и остальное. Поместье Робинсонов было накрыто пузырем. И дом Тенета. Мне понадобилось три дня, чтобы обойти Королев: все дома прятались под пузырями. Совсем как мы планировали, если не считать двух вещей: 1) бедняжку малышку Марту оставили снаружи; 2) все оборудование и механизмы пребывали в стасисе.

Сперва я надеялась, что каждые девяносто дней контрольные автоматы будут проверять состояние пузыря Мирников. Мне не приходило в голову ни одного разумного объяснения случившегося. (Если честно, я до сих пор этого не понимаю.) Впрочем, может быть, произошла одна из тех дурацких ошибок, над которыми потом все весело смеются. Мне нужно было продержаться только три месяца.

Вне стасиса, Леля, почти ничего нет. О спасении Фреда не могло быть и речи. Глядя на небольшую кучу железок, в которую он превратился, я с удивлением думала о том, что практически ничего не могла бы для него сделать – даже если бы у меня был доступ к источникам энергии. В одном Моника Рейнс права: лишившись машин, мы имеем все шансы превратиться в дикарей. Роботы стали нашими руками. И это еще не самое страшное: без процессора и доступа к базе данных я чувствую себя слабоумным инвалидом. Когда у меня возникает какой-нибудь вопрос, ответ я могу получить исключительно в моем сером веществе. Я вижу мир только своими собственными глазами, я ограничена в пространстве и времени. Страшно представить себе, что раньше люди всю жизнь находились в таком лоботомизированном состоянии! Впрочем, им было легче – они не знали, чего лишены.

Однако в другом Моника ошибается: я не сидела сложа руки и не умирала от голода. Тренировки по �спортивному выживанию� не прошли для меня даром. Робинсоны оставили кучу мусора на границе между нашими владениями. (Что вполне понятно.) На первый взгляд там не было ничего особенно ценного: сотня килограммов ненужных деталей, пруд с органическими отходами – меня чуть не стошнило от одного его вида – и несколько алмазных резаков. Резаки оказались достаточно острыми, чтобы ими подровнять волосы. Каждый весил около пятисот граммов, и я насадила их на деревянные ручки. Кроме того, я нашла несколько лопат на куче каменной пыли в самом центре города.

Помнишь, выбравшись из стасиса, мы заметили нескольких хищников? Если они все еще здесь, то, вероятно, где-то прячутся. Прошло несколько недель, и я начала себя чувствовать в относительной безопасности. Мои силки срабатывали, хотя не всегда так хорошо, как во время спортивных соревнований; природа еще не совсем оправилась после проведенной нами операции по спасению пузыря Мирников. Как мы с тобой и планировали, южная галерея замка осталась вне стасисного поля. (Тебе показалось, что она еще недостаточно старая.) Это всего лишь голый камень, лестницы, башни и залы, но из них получилось хорошее убежище.

Я не помнила, когда ожидалась очередная проверка, поэтому решила послать тебе сообщение. У основания главной лестницы, между деревьями, я построила большую раму и влажным пеплом вывела трехметровыми буквами надпись �ПОМОГИТЕ�. Монитор над библиотекой не может ее не заметить. Мне удалось закончить работу за неделю до срока.

Девяностый день был в сто раз хуже, чем ожидание приговора суда. Я сидела возле своего знака и наблюдала за собственным отражением на поверхности пузыря. Леля, ничего не произошло! Цикл мерцания превышает три месяца, или контрольные приборы вообще не делают проверки. Никогда в жизни мое лицо не вызывало у меня такого отвращения, как в тот день, когда я видела его в идеальном зеркале серебристой сферы.

Марта, естественно не сдалась. На следующих страницах она рассказывала о том, как построила такие же сигнальные знаки возле домов всех выстехов.

Прошел сто восьмидесятый день, пузырь по-прежнему на своем месте. Я ужасно много плакала. Мне так тебя не хватает. Игры в выживание – веселая забава, однако наступает время, когда они надоедают.

Придется мне подготовиться к более долгому ожиданию. И сделать новые знаки, ненадежнее прежних. Я хочу, чтобы они продержались по крайней мере сто лет. Интересно, сколько выдержу я ? Без медицинского обеспечения люди жили около века. Я поддерживала свой биологический возраст на уровне двадцати пяти лет, так что мне осталось лет семьдесят пять. Не имея базы данных, нельзя быть ни в чем уверенной, однако мне кажется, что семьдесят пять – это нижняя граница. Должно ведь еще сохраниться действие моего последнего омоложения. С другой стороны, старики были очень хрупкими, не так ли ? Если мне придется заботиться о собственной безопасности и добывать себе пищу, это может стать серьезным фактором.

Хорошо, настроимся на пессимистический лад. Предположим, я смогу прожить только семьдесят лет. Каковы мои шансы на спасение ?

Можешь не сомневаться, я много об этом думала, Леля. Столько всего зависит от того, чем была вызвана эта катастрофа, – а все ответы находятся с твоей стороны пузыря. У меня есть идеи, но без базы данных я не могу даже оценить, насколько они разумны�.

Марта составила цепочку случайных ошибок, вследствие которых она осталась вне пузыря, а все автоматическое оборудование – внутри. Кроме того, она рассмотрела и те варианты недоразумений, которые привели бы к изменению периодичности контрольного цикла. Однако единственным разумным объяснением случившегося был саботаж; Марта не сомневалась, что кто-то решил ее убить.

Я не сильна в технической стороне вопроса, но вряд ли период мог быть очень сильно увеличен. Кроме того, у нас есть электронное оборудование в других местах: в зонах Лагранжа, рудниках Вест-Энда, возле пузыря Мирной Власти. Если мне повезет, то в следующие семьдесят пять лет там будут проведены проверки. А еще мне кажется, что мы оставили несколько автоматических генераторов в реальном времени в Канаде. По-моему, в этом времени существует перешеек, который ведет в Америку. Если я смогу туда добраться, может быть, мне удастся спастись.

Так что большую часть времени меня не покидает оптимизм. Но представь, что мне не повезло, и ничего не вышло. Значит, я стала жертвой убийцы, а еще я опасная свидетельница. Хотя ты не получишь записей Фреда, посвященных вечеринке у Робинсонов, тебе все равно про нее расскажут. Это единственная зацепка, которая у меня есть.

Не допусти гибели нашей колонии, Леля.

Глава 7

Утро допроса Моники Рейнс началось не слишком удачно.

Бриерсона разбудил дом, оповестив его, что Делла уже ждет на улице. Вил простонал, медленно пробуждаясь от тяжелых утренних снов, затем посмотрел на часы и скривился.

– Прошу прощения. Я сейчас спущусь.

Собственно говоря, кто придумал, что нужно так рано начинать?.. Тут он вспомнил, что сам и принял это решение и что оно каким-то образом связано с временными зонами.

После душа стало немного легче. На кухне в глаза бросилась коробка продуктов в яркой разноцветной упаковке. Пятьдесят миллионов лет... Говоря, что обеспечивают колонию уровнем жизни двадцать первого века, Королевы не шутили. Автоматические фабрики работали по тем же программам. Однако ощущение было скорее странным, чем приятным. Вил засунул коробку в сумку. Почему-то он решил, что должен взять побольше еды, ведь они с Деллой отправляются чуть ли не на другой конец мира. Впрочем, наверняка они вернутся назад через пять часов, даже завтрак не стоило брать с собой. Вил дал последние инструкции домашним автоматам и вышел в утреннюю прохладу.

Утро было таким прекрасным, что любители подольше поспать вполне могли бы принять решение изменить своим привычкам, если бы только смогли так рано проснуться. В лучах солнца зелень вокруг дома казалась особенно яркой и сочной. Все вокруг сверкало чистотой и первозданной прелестью. Вил перешел через заросшую мхом улицу к закрытому флайеру Лу. Два робота-защитника – один от Елены и один от Деллы – покинули посты над домом и медленно поплыли вслед за ним.

– Эй, Вил! Подожди минуточку. – Дилип Дазгубта, стоявший возле своего дома, помахал ему рукой. – Куда это ты направляешься?

– В Калафию, – крикнул Вил.

– Ого! – воскликнул Рохан.

Братья уже успели встать и одеться. Они подбежали к Вилу.

– Продолжаешь расследовать убийство? – спросил Дилип.

– Ты ужасно выглядишь, Вил, – сообщил Рохан. Бриерсон проигнорировал заявление Рохана.

– Угу. Мы летим повидать Монику Рейнс.

– О! Так она под подозрением?

– Нет. Нам нужно установить кое-какие факты, Дилип. Я хочу поговорить со всеми выстехами.

– Ясно...

Дилип был явно разочарован, как болельщик, любимая команда которого не оправдывает ожиданий. Еще несколько дней назад к этому разочарованию примешивался бы страх. Все тогда были на взводе, полагая, что гибель Марты является лишь прелюдией к массированной атаке на их поселение.

– Вил, я не шучу. – Рохана совсем не просто сбить с толку. – Ты и в самом деле ужасно выглядишь. И дело не в том, что сейчас еще очень рано и все такое. Не позволяй этому проклятому расследованию полностью поглотить тебя. Ты начинаешь отдаляться от друзей. Нельзя все время проводить в одиночестве, Вил... Сегодня, например, мы собираемся на большую рыбалку у Северного побережья. Ее организовали Мирники. С нами поедет этот тип Генет – на случай, если попадется что-нибудь такое, с чем мы не сможем справиться. Честно говоря, я не понимаю, почему у правительства такая плохая репутация. И Мирники, и ребята из Нью-Мексико объединены в нечто вроде клуба или студенческого братства. Они так дружески общаются со всеми.

И не забывай, Вил, мы начинаем здесь новую жизнь. Большая часть человеческой расы связана с одной из этих двух групп. Там полно женщин и симпатичных ребят, с которыми приятно пообщаться.

Бриерсон улыбнулся: он был смущен и немного тронут вниманием и заботой Дилипа и Рохана.

– Вы правы. Мне не следовало так отделяться от всех. Рохан похлопал его по плечу.

– Послушай, если освободишься днем, то попроси эту Лу высадить тебя на Северном побережье. Могу спорить, что веселье будет еще в самом разгаре.

– Договорились!

Вил повернулся и пошел к флайеру Лу. В чем-то братья Дазгубта были правы. Однако во многом они жестоко ошибались. Вил улыбнулся, когда представил себе, что сказал бы Стив Фрейли, услышав, как республику Нью-Мексико сравнивают с клубом.

***

– Доброе утро, Вил. – Лицо Лу ничего не выражало; казалось, она и не заметила задержки. – Полтора �g� для тебя нормально?

– Конечно.

Бриерсон уселся в кресло. Вот уж Делла точно не будет задавать вопросов о его настроении. Похоже, она понимала только слезы, смех и улыбка – нюансы для нее не существовали.

Вил нервничал, а теперь из-за ускорения флайера стал испытывать еще и физические неудобства. Прошлой ночью он собрал с помощью Грин-Инка сведения о своей семье вплоть до конца двадцать второго столетия. Вил гордился своими детьми. Анна стала астронавтом; Билли выбрал, карьеру полицейского, а в зрелом возрасте начал писать книги. Вирджиния так больше и не вышла замуж. Все трое исчезли в двадцать третьем столетии вместе с родителями Вила, сестрой и остальным человечеством.

В 2140 и в 2180 годах они послали ему самое лучшее оборудование для выживания, какое только можно было купить за деньги – так сообщил Вилу Грин-Инк. Все досталось мародерам, грабившим пузыри. Именно они в основном и обитали на Земле в первые несколько мегалет после того, как Эпоха Человека закончилась. Может, это и к лучшему. В посылках почти наверняка находились семейные видеофильмы. Ему было бы очень тяжело их смотреть.

...Но все это время его преследовала тайная мечта: Вирджиния направилась вслед за ним, во всяком случае после того, как их дети завели собственные семьи. Странно: он молил бы ее не делать этого, однако теперь почему-то чувствовал себя.., преданным.

Слабое посвистывание за окном уже давно стихло, но отнимающее силы ускорение продолжалось. Внимание Вила вернулось к флайеру. Он посмотрел вперед и увидел голубой океан с пятнышками облаков. Взглянул вверх сквозь прозрачный колпак: голубая кромка Земли уходила в черное пространство космоса. Машина стремительно поднималась – это было совсем не похоже на те пологие траектории полетов, к которым он привык.

– Сколько еще? – с трудом выдавил из себя Вил.

– Довольно медленно, да? – вздохнула Делла. – Теперь, когда мы окончательно перешли реальное время, Елена не хочет, чтобы мы использовали ядерные двигатели вблизи от Земли. При таком ускорении до Северной Америки еще полчаса.

Внизу быстро промелькнула цепь островов. Чуть позади Вил увидел двух своих роботов-защитников, летевших следом.

– Я по-прежнему не совсем понимаю, почему ты так хотел поговорить с мисс Рейнс. Она чем-то отличается от других? Вил пожал плечами.

– Я предпочитаю сначала допрашивать тех, кто не проявляет особого энтузиазма. Она не согласилась прилететь к нам, я же не намерен вести допросы по видео.

– Это разумно, – согласилась Делла. – Большинство из нас общается исключительно по, каналам голографической связи... Однако из всех выстехов Моника, пожалуй, наименее сильна. Не могу себе представить, что мисс Рейнс – убийца.

Через несколько минут Делла развернула флайер. Некоторое время они мчались, продолжая ускоряться, прямо в океан. Вил порадовался, что не успел позавтракать. Когда машина вошла в атмосферу у западного побережья Калафии, скорость заметно снизилась.

Калафия... Королевы удачно придумали название. Во времена Вила одним из самых распространенных местных оскорблений было предсказание, что в один прекрасный день вся Калифорния соскользнет в море. Однако этого так и не произошло. На самом деле Калифорния поплыла по морю; подгоняемая землетрясениями, она скользила вдоль впадины Сан-Андреас тысячелетие за тысячелетием – пока все юго-западное побережье Северной Америки не превратилось в остров длиной в полторы тысячи километров. Это действительно была Калафия – огромный узкий остров, который испанские мореплаватели обнаружили пятьдесят миллионов лет назад.

Последние несколько сотен километров флайер преодолел на бреющем полете. Внизу быстро проносились пляжи, на севере и юге, насколько хватало глаз, волны набегали на идеально чистый и гладкий песок. Нигде не было видно ни городов, ни дорог. Мир находился сейчас в межледниковом периоде, очень похожем на Эпоху Человека. Линия побережья действительно напоминала Калифорнию. Эта картина не вызвала у Вила той ностальгии, которую он почувствовал бы, увидев Мичиган, но все равно у него перехватило горло: они с Вирджинией часто приезжали в Южную Калифорнию в конце девяностых годов двадцать первого века, после того как правительство Азтлана прекратило свое существование.

Флайер пролетел над холмами, поросшими вечнозелеными деревьями. Полуденное солнце четко освещало зазубренный рельеф гор. За горными хребтами растительность было серовато-зеленой, местами совсем сухой. А еще дальше расстилалась прерия и Калафийский пролив.

***

– Ладно, давайте ваши дурацкие вопросы. – Моника Рейнс, не оглядываясь, вела их в свою келью, так она сама называла это помещение. Вил и Делла поспешили за ней. На Вила не произвела никакого впечатления резкость художницы. Она никогда не делала секрета из того, что ей не нравятся Королевы и она не одобряет их планов.

Деревянные ступени уходили в тенистый сумрак. Воздух наполнял аромат мескитовых деревьев. Внизу, почти невидимая среди ветвей и дикого виноградника, стояла небольшая хижина. Пол устилали толстые мягкие ковры, на которых повсюду валялись подушки. С одной стороны комната не имела стены, она выходила прямо на равнину. Вил увидел целую кучу оборудования – оптического?..

– Я была бы вам очень признательна, если бы вы постарались говорить тихо, – сказала Моника. – Мы находимся меньше чем в ста метрах от гнезда поджигателя.

Моника начала манипулировать своими приборами; на голове у нее не было обруча. Дисплей вспыхнул, и они увидели двух.., стервятников? Птицы возились возле небольшой кучи камней и веток. Картинка получилась не очень четкой из-за того, что стояла жара – в воздухе повисло марево.

– А зачем вам телескоп? – тихо спросила Лу. – С помощью камер слежения вы могли бы...

– Угу, ими я тоже пользуюсь. Покажите мне картинку, – велела Моника неизвестно кому. Засветились экраны еще нескольких дисплеев. Картинки были тусклыми даже в этой затемненной комнате. – Не люблю разбрасывать камеры; они портят окружающую среду. Кроме того, у меня почти не осталось хороших камер. – Моника показала пальцем на главный дисплей. – Если повезет, птицы-драконы устроят для вас настоящее представление.

Птицы-драконы? Вил снова посмотрел на уродливые тела, голые головы и шеи. Лично ему эти птицы очень напоминали стервятников. Существа серовато-коричневого цвета прыгали вокруг кучи камней, время от времени надуваясь, как индюки. Неподалеку Вил заметил еще одно такое же существо, размером поменьше – оно просто сидело и наблюдало за происходящим. Верхняя часть клювов поджигателей была острой как бритва.

Моника, скрестив ноги, уселась на тюку. Вил, чувствуя себя очень неловко, устроился рядом и приготовил свой электронный блокнот. Делла Лу бродила по комнате, разглядывая картины на стенах. Это были самые знаменитые произведения Моники Рейнс:

�Смерть на велосипеде�, �Смерть посещает парк аттракционов�... В 2050 году, когда был открыт секрет вечной молодости, эти картины пользовались огромной популярностью – именно тогда люди поняли, что могут жить вечно, теперь они могли умереть только от несчастного случая или насильственной смертью. Неожиданно смерть превратилась в симпатичного старичка, освободившегося от тяжкой многовековой ноши. Неумело сидя на велосипеде, милый старичок проезжал по лесной дороге, а его коса выглядывала из-за спины, словно флаг. Рядом с велосипедом бежали дети, радостно улыбаясь доброму старичку. Вил прекрасно помнил эти картины; сам он тогда был еще ребенком. Однако здесь, через пятьдесят миллионов лет после гибели человечества, они показались ему странными и зловещими.

Он заставил себя сосредоточиться на Монике Рейнс.

– Вам известно, что Елена Королева назначила мисс Лу и меня расследовать убийство Марты. Главным образом предполагалось, что я буду разнюхивать все вокруг – как в старых детективных романах, – а Делла Лу проанализирует полученные мной сведения при помощи имеющегося у нее оборудования. Все это может показаться несерьезным, однако я всю жизнь работал именно так: я хочу поговорить с вами и узнать, что вы думаете об этом преступлении.

И попытаться выяснить, какое вы имели к нему отношение. Впрочем, вслух Вил этого не сказал; он изо всех сил старался держаться как можно спокойнее и увереннее.

– Вас никто не принуждает давать показания. Мы не можем заставить вас, если вы сами не захотите, отвечать на наши вопросы.

Моника Рейнс скривилась.

– Вот что я думаю об этом убийстве, мистер Бриерсон: я не имею к нему никакого отношения! А если изложить мою мысль понятными для вас словами, то у меня нет мотива, поскольку меня совершенно не интересуют жалкие попытки Королевых возродить человечество. Кроме того, я просто не в состоянии совершить это преступление, потому что их защитные средства много совершеннее моих.

– Но ведь вы же из числа выстехов.

– Лишь по времени моего запузырения. Когда я покинула цивилизацию, то взяла с собой лишь самое необходимое. У меня не было электронного оборудования, которое позволило бы построить фабрики по производству роботов. Я могу путешествовать по воздуху и в космосе, и еще у меня есть взрывчатые вещества, однако их ровно столько, сколько необходимо для безопасного выхода из стасиса. – Моника махнула рукой в сторону Лу. – Ваша партнерша может это подтвердить.

Делла ловко устроилась на ковре и положила подбородок на сложенные ладони. Сейчас она была похожа на очень молоденькую девушку.

– Вы дадите мне просмотреть вашу базу данных?

– Да.

Делла Лу кивнула и стала увлеченно наблюдать за картинкой на экране дисплея. Птицы перестали суетиться возле кучи камней и веток. Теперь они по очереди бросали маленькие камешки в нечто похожее на гнездо. Вил ничего подобного в жизни не видел. Птицы подходили к куче камней и веток и, казалось, старательно там рылись. Потом одна птица брала в клюв маленький блестящий камешек, движением головы посылала его прямо в середину кучи и быстро взлетала в воздух.

Моника Рейнс проследила за взглядом Деллы и улыбнулась. Сейчас ее улыбка была не такой циничной, как обычно.

– Обратите внимание, что птицы располагаются с наветренной стороны.

– Это поджигатели? – спросила Лу. Моника резко вскинула голову.

– Вы ведь обитатель космоса. Неужели вам приходилось видеть подобные вещи?

– Да, однажды. Но это были.., не совсем птицы. Моника Рейнс помолчала несколько мгновений; казалось, любопытство борется в ее душе с привычным желанием смотреть на людей свысока. Любопытство потерпело поражение в схватке, но, когда она снова заговорила, голос ее звучал гораздо дружелюбнее.

– Прежде чем они начнут свои попытки, все должно быть подготовлено. Лето очень сухое, а птицы построили костер на границе территории, где вот уже несколько десятилетий не было пожаров. Обратите внимание: вдоль холмов дует свежий ветер.

Теперь и Лу улыбалась.

– Да. Значит, они машут крыльями в момент броска, чтобы искры могли разгореться?

– Точно. Может быть... Ой, смотрите, смотрите! Смотреть было особенно не на что. Когда один из камешков коснулся другого камня в гнезде – костре, как называла его Моника, – Вил заметил слабую искру. Тотчас же от сухой травы начал подниматься слабый дым. Стервятник стоял совсем рядом и медленно размахивал крыльями. Его гортанный крик эхом разносился среди гор.

– Нет. Не получается... Впрочем, иногда птицам-драконам даже слишком успешно удается справиться со своей задачей. Если огонь попадает на перья, птица вспыхивает, точно факел. Мне кажется, именно поэтому самцы работают парами: один у них про запас.

– А если все получается... – начала Лу.

– А если получается, возникает отличный пожар.

– Им-то от этого какая польза? – спросил Вил, который, впрочем, предполагал, что и сам знает ответ.

– Пища, мистер Бриерсон. Эти птицы не ждут, когда обед по собственной инициативе свалится к их ногам. Пожар иногда распространяется быстрее, чем бегают животные. После его окончания остается масса изжаренного мяса. Острые клювы приспособлены для соскребания углей с добычи. Птицы-драконы становятся такими толстыми, что с трудом передвигаются. Хороший пожар всегда служит началом успешного периода размножения.

Вил видел много фильмов о природе, даже те, что снял Дисней, но если в качестве иллюстрации приводились жестокие картины неожиданных смертей, он никогда не испытывал восторга.

Дела шли все хуже.

– Значит, они в основном ловят мелких животных? – спросила Делла.

Рейнс кивнула.

– Хотя есть любопытные исключения. – Она включила еще один дисплей. – Это изображение передается камерой, которая находится в четырех километрах к востоку от нас.

Картинка вздрагивала и подпрыгивала. В густых зарослях кустарника копались мохнатые существа, отдаленно похожие на обезьян.

– Удивительно, какие странные превращения могут произойти с приматами, не правда ли? Природа создала их такими многообразными, такими упорными. Если не считать одного вымершего вида, они – самые интересные из всех млекопитающих. В разные времена я видела, как они приспосабливаются практически к любым изменениям окружающей среды; например, обезьяны-рыболовы стали вообще больше походить на пингвинов. Я наблюдаю за ними очень внимательно и не сомневаюсь, что наступит день, когда они превратятся в водоплавающих. – Радостная воодушевленная улыбка осветила обычно мрачное лицо Моники.

– Вы считаете, что обратное развитие эволюции превратило человечество в обезьян-рыболовов и вот в эти.., страшилища? – Вил показал на дисплей. В его голосе прозвучало нескрываемое отвращение.

Моника фыркнула.

– Чушь! Вид гомо сапиенс всегда был склонен к самоуничтожению. Люди так долго не занимались физическим трудом, что небольшое количество представителей этого вида, переживших уничтожение технологии, не смогли выжить. Нет, современные приматы произошли от тех диких животных, которые населяли леса в то время, когда человечество кончало счеты с жизнью. Она тихонько рассмеялась, заметив выражение лица Вила.

– Вы не имеете права судить птиц-драконов, мистер Бриерсон. Это прекрасные существа. Им удалось продержаться полмиллиона лет – почти столько же, сколько человек экспериментировал с огнем. Костры сначала были всего лишь небольшими кучками блестящих камушков, чем-то вроде сексуального призыва самцов. Первые пожары возникли случайно, но на протяжении сотен тысяч лет в этот ритуал были внесены определенные изменения. Он не обеспечивал птиц пищей в полной мере, но давал дополнительные преимущества. Как свадебный ритуал этот обычай сумел пережить даже периоды высокой влажности. Когда летом становится особенно сухо, кучи камней снова готовы к употреблению.

Именно так и нужно пользоваться огнем, мистер Бриерсон. Драконы просто стараются извлечь из него максимальную выгоду. Их возможности ограничены, они не влияют на баланс природных сил. Это люди извратили суть огня, сделав его орудием всеобщего уничтожения.

– Значит, вы не верите в теорию Хуана Шансона, что человечество погибло от рук инопланетян?

– Никчемные выдумки! Общие тенденции очевидны. Человечество все разрасталось и усложнялось, его требования становились невыполнимыми. Вы видели рудники, которые Королевы устроили к западу от Внутреннего моря? Они простираются на многие километры – открытые карьеры, повсюду роботы. К концу двадцать второго столетия столько ресурсов потреблял один индивид! Наука дала возможность каждому человеческому животному вести себя так, словно он – маленький божок. Земля не смогла этого вынести. Проклятие, я даже не верю в войну. Просто вся структура рухнула под собственной тяжестью, отдав насильников на милость их жертвы – природы.

– Но существует ведь пояс астероидов. Промышленность можно было убрать с планеты.

Уже во времена Вила появились подобные проекты.

– Нет. Процесс развивался по экспоненте. Выход в космос лишь на несколько декад отсрочил неизбежную катастрофу. – Моника поднялась на колени, чтобы взглянуть на дисплей телескопа. Стервятники возобновили прыжки вокруг груды камней. – Очень жаль.

Вряд ли сегодня у нас будет огонь. Они стараются больше всего в утренние часы.

– Если вы так относитесь к людям, почему же вы вышли из стасиса именно сейчас? – спросила Лу. А Вил добавил:

– Вы думаете, вам удастся убедить новых колонистов вести себя более.., уважительно по отношению к природе? Рейнс печально улыбнулась.

– Конечно, нет. Вы ведь ни разу не слышали от меня увещеваний, правда? Меня это совершенно не интересует. Эта колония – самая большая из всех, что мне доводилось видеть, но, как и остальные, она обречена на гибель. И тогда на Земле снова наступит мир. Я.., просто совпадение, что мы все вышли из стасиса в одно и то же время. – Моника немного помолчала. – Я.., я художник, мисс Лу. Я пользуюсь достижениями ученых, но в душе я художник. Находясь в рамках Цивилизации, я чувствовала, что грядет Уничтожение: не останется более никого, кто стал бы насиловать природу, но не будет и тех, кто мог бы эту природу прославлять.

– Поэтому я пустилась в путешествие по времени, – продолжала Моника, – проживая в среднем по году в реальном времени на каждый мегагод, делая рисунки и заметки. Иногда я останавливалась только на день, иногда – на неделю или месяц. Последние несколько мегалет я развила большую активность. Сообщества пауков чрезвычайно интересны, а в последние полмиллиона лет появились птицы-драконы. Нет ничего удивительного в том, что мы все живем в одно и то же время.

Ее объяснения звучали как-то несерьезно. Год наблюдений, распределенный на миллион лет, оставлял слишком много пустого пространства. Колония находилась в реальном времени всего несколько месяцев. Вероятность встречи была очень низкой.

Под испытующим взглядом Вила Рейнс явно нервничала. Она лгала – но почему? Очевидное объяснение полностью оправдало бы ее. Несмотря на всю свою враждебность, Моника Рейнс продолжала оставаться человеческим существом и хотела жить среди людей.

– Но задержалась я здесь далеко не случайно, мистер Бриерсон. Я закончила наброски и готова в путь. Кроме того, полагаю, что ближайшие несколько столетий – время, которое потребуется для того, чтобы колония окончательно вымерла, – будут крайне неприятными. Я бы уже давно отправилась дальше, если бы не Елена – она требует, чтобы я оставалась. Грозит сбросить мой пузырь на солнце, если я ее не послушаюсь. Сука. – Похоже, Рейнс в отличие от Робинсонов явно не могла противостоять Елене. – Теперь вы понимаете, почему я готова сотрудничать с вами. Избавьте меня от нее.

Несмотря на очевидную горечь, Моника разговаривала с посетителями охотно. За свое пятидесятилетнее путешествие Рейнс собрала такой архив, который мог бы посрамить любую национальную библиотеку двадцатого столетия. Фильмы снимал не только Дон Робинсон. Роботы Моники могли показать удивительные изменения, происходившие с самыми разными животными за миллионы лет: одна форма невероятным, устрашающим образом плавно перетекала в другую. Казалось, Моника намеревается показать им все, что у нее есть, а Делла Лу – во всяком случае, именно такое впечатление создалось у Вила – с удовольствием смотрела.

Когда они вышли из хижины, уже начали сгущаться сумерки. Рейнс проводила гостей до выхода из маленького каньона. Сухой теплый ветерок шелестел в зарослях чапареля; у птиц-драконов не возникнет проблем с разжиганием костра, если погода не изменится. С вершины перевала открывался чудесный вид. На западном горизонте полыхали оранжевые и красные ленты, чуть выше шла тонкая зеленоватая полоса, а дальше – фиолетово-черная звездная пустота. В воздухе разливался слабый, похожий на мед, запах.

– Красиво, правда? – тихо спросила Рейнс. Земля, чистая и нетронутая рукой человека... Неужели она и в самом деле этого хотела?

– Да, но когда-нибудь разум возникнет снова. Даже если вы правы насчет человечества, мир не сможет оставаться таким вечно.

Моника ответила не сразу.

– Не исключено. Есть пара видов, которые находятся на грани разумности, – пауки, например. – Моника посмотрела на Вила. Ее бледное лицо осветилось отблесками заката; или она покраснела? Судя по всему, его замечание попало в точку. – Если это произойдет.., ну что ж, я буду здесь, буду наблюдать за этим процессом с самого начала. Возможно, мне удастся сделать так, что им не будет присуща агрессивность моей расы.

Как Бог, она поведет новые существа истинным путем. Моника-Рейнс найдет народ, который будет по-настоящему почитать ее – даже если ей придется участвовать в его созидании.

***

Флайер летел через Тихий океан. Солнце быстро поднималось из-за края Земли. Яркое солнце и голубое небо (на самом деле это был океан, раскинувшийся далеко внизу) создавали совсем другое настроение. Всего несколько минут назад их окутывал мрак, а в ушах до сих пор звучали безрадостные предсказания бедняжки Моники.

– Безумцы, – сказал Вил.

– Что?

– Да все эти продвинутые путешественники. В прошлые времена можно было год проработать в полиции и ни разу не столкнуться с подобными странными типами. Елена Королева, которую злит то, что мне нравится ее подружка, и которая целое столетие провела в одиночестве в то время, как мы все находились в стасисе. Симпатичная малышка Тэмми Робинсон – вообще-то она мне в матери годится, – главная цель жизни которой встретить Новый год там, где кончается время. Моника Рейнс, которая переплюнет любого самого фанатичного борца за чистоту окружающей среды из двадцатого века...

И Делла Лу, прожившая на свете так долго, что ей приходится заново учиться быть похожей на человека.

Он вдруг замолчал и с виноватым видом посмотрел на Деллу. Женщина понимающе усмехнулась, и на этот раз ее глаза потеплели. Проклятие. Временами Вилу казалось, что Делла прекрасно его понимает.

– А как ты думал. Вил? Мы с самого начала были со странностями, ведь каждый из нас покинул цивилизацию добровольно. Потом мы провели сотни, а иные и тысячи лет, стараясь добраться сюда. Для этого нужна сила воли, которую ты бы назвал манией.

– Не все выстехи были безумцами с самого начала. Вот, например.., тобой двигало желание исследовать ближний космос, не так ли?

– Ну, по вашим меркам, это был вовсе не ближний космос. Я потеряла любимого человека и хотела побыть в одиночестве. На миссию к звезде Гейтвуда ушло тысяча двести лет. Вернулась я позже периода Своеобразия – Моника и Хуан называют его периодом Уничтожения. Именно тогда я и отправилась в свои самые длительные путешествия. Тебе просто не повезло. Вил, ты не встретил никого из разумных выстехов. Они остались в первых мегагодах после гибели человечества. Ты же познакомился с самыми странными.

Делла права. Виду было гораздо легче разговаривать с низтехами. Он считал, что причиной тому их принадлежность к одному культурному слою, однако все оказалось сложнее. Почти все низтехи покинули цивилизацию не по собственной воле – кое-кого перебросили в будущее хитростью, другие преследовали свои цели (например, мечтавшие разбогатеть братья Дазгубта). Даже жители республики Нью-Мексико, которые отличались весьма своеобразными взглядами на жизнь, покинув цивилизацию, провели в реальном времени не более пары лет.

Что ж, значит, все подозреваемые сумасшедшие. А Вил должен найти сумасшедшего преступника.

– Как насчет мисс Рейнс? Она, конечно, говорила, что ей наплевать на планы Елены, но ведь она и не скрывала своей враждебности к Королевым. Может быть, это она убила Марту, чтобы ускорить � естественный процесс� гибели колонии.

– Не думаю, Вил. Я провела небольшую разведку, пока вы с ней разговаривали. У нее хороший генератор пузырей и достаточно роботов, которые могли бы осуществлять программу наблюдений, но Моника совершенно беззащитна. У нее нет возможности обмануть контрольную программу Королевых... По правде говоря, у Моники не хватает оборудования. Если она будет проживать один год в каждый мегагод, то не продержится и пары сотен мегалет – начнут ломаться роботы. Вот тогда-то она и узнает все про дикую природу из первых рук... Тебе следует похвалить меня, Вил, я выполняю твои указания относительно ведения допросов. Я изо всех сил старалась не смеяться, когда Моника начала рассуждать про мир и равновесие в природе.

– Да. С тобой вместе было просто замечательно вести допрос... – Бриерсон улыбнулся. – Только вряд ли мисс Рейнс планирует путешествовать вечно. На самом деле она намеревается играть роль Господа Бога при следующей разумной расе, которая возникнет на Земле.

– Следующей разумной расе? Ну, в таком случае она не понимает, что разум встречается крайне редко. Можно, конечно, считать, что птицы поджигатели – это нечто особенное, но подобные странности далеко не всегда приводят к возникновению разума. Скорее солнце превратится в красного великана, чем на Земле снова появится разумная раса.

– Гм-м. – Тут Вил спорить не мог. Делла Лу была единственным живым существом, возможно, единственным во всей истории человечества, разбиравшимся в этих вопросах. – Хорошо, значит, она лишена чувства реальности.., или скрывает свои ресурсы, например, в зонах Лагранжа или где-нибудь среди дикой природы. Вы уверены, что она не прикидывается?

– Пока не уверена. Но когда она даст мне допуск к своим базам данных, я все тщательно проверю. Моника Рейнс покинула цивилизацию за семь лет до меня. Какое бы оборудование она ни взяла с собой, мое наверняка лучше. Если она что-то скрывает, я это обязательно раскопаю.

Одним подозреваемым меньше – может быть. Тоже своего рода прогресс.

Они летели некоторое время молча. С одной стороны в иллюминаторы заглядывала голубая Земля, а с другой – скользило солнце. Вил видел, что один из роботов защитников ярким пятном выделяется на фоне облаков.

Может быть, ему следует взять выходной и отправиться на рыбалку на Северном побережье... И все же в Монике Рейнс было что-то смутно его беспокоившее.

– Делла, как ты думаешь, что сказала бы мисс Рейнс, если бы колония начала успешно развиваться? Держалась бы она так же равнодушно, если бы предполагала, что мы в состоянии причинить вред природе?

– Мне кажется, она была бы удивлена, страшно рассержена.., и бессильна.

– Не знаю. Возможно, у нее нет военного снаряжения, которым обладают выстехи. Но если хочешь уничтожить колонию, не обязательно устраивать яркое зрелище: она могла бы, например, прибегнуть к какой-нибудь болезни с длительным инкубационным периодом.

Лу удивленно раскрыла глаза; при этом вид у нее сделался ужасно забавный. Вил подмечал такую же привычку у Елены Королевой. Так вели себя все люди, поддерживающие непосредственную связь с компьютерами: когда им задавали неожиданный вопрос, требующий серьезного анализа, они сначала казались удивленными, а потом смущенными.

Прошло несколько секунд.

– Ну, в общем, не исключено. Моника Рейнс происходит из семьи биоученых, а небольшую лабораторию совсем не трудно спрятать. Медицинская служба Королевых находится на хорошем уровне, но она не приспособлена для ведения военных действий.

Делла Лу улыбнулась.

– Очень интересная идея. Вил. Хорошо разработанный вирус может заразить всех, причем симптомы не будут проявляться достаточно долго. Даже запузырение не спасет от болезни.

Интересная идея... Бриерсон употребил бы совсем другие слова. Эпидемии, начавшиеся после войны 1997 года, погубили большую часть человечества. Даже во времена Вила население Америки составляло менее сорока миллионов человек. С тех пор люди забыли свои страхи... И все же – лучше бомбы и пули, чем вирусы.

Он облизнул губы.

– Надеюсь, сейчас об этом нам беспокоиться не нужно. Елена ведь должна знать, каким будет ответ выстехов на ее действия. Однако если колонии будет сопутствовать слишком большой успех...

– Да. Я это помечу. Теперь, когда мы готовы к такой возможности, нетрудно принять соответствующие меры. У меня есть специальное медицинское оборудование.

– Угу.

Беспокоиться не о чем. Они потеряли одного подозреваемого – зато, вероятно, приобрели маньяка, помешанного на идее геноцида.

Глава 8

Вил не пошел на вечеринку на Северном побережье. Во-первых, после встречи с мисс Рейнс� у него было совершенно неподходящее настроение, ну и.., ведь кто-то же убил Марту. Скорее всего этот �кто-то� хотел, чтобы колония погибла. А инспектор Бриерсон так и не продвинулся в раскрытии преступления. С вечеринками придется подождать.

Вил подсоединил компьютер к домашнему архиву. Можно было бы пользоваться дисплеями напрямую, но он чувствовал себя гораздо свободнее со своим портативным компьютером... Кроме того, этот компьютер проделал с ним вместе весь путь из прошлого. Память машины напоминала чердак, набитый уймой личных воспоминаний; дата на экране сообщала, что сегодня 16 февраля 2100 года – так было бы, если бы Вил остался в своем времени.

Он подогрел обед и начал задумчиво жевать овощи, одновременно поглядывая на экран. Фатально не хватает времени на изучение данных – еще одна уважительная причина, чтобы остаться вечером дома. Люди, не имеющие никакого отношения к полиции, даже и представить себе не могут, сколько информации следователь добывает при помощи компьютера – как правило, полицейские пользуются общественными базами данных. В источниках, которые Виду необходимо изучить, наверняка содержатся необходимые ему улики. Его домашний архив содержал гораздо больше информации, чем архив любого другого низтеха, плюс копии некоторых разделов баз данных, принадлежавших Королевой и Лу.

Вил настоял на том, чтобы у него были собственные копии. Он не хотел пользоваться сетью, поскольку знал, что данные иногда загадочно меняются в зависимости от настроения их владельцев. За эту независимость ему пришлось заплатить тем, что он не всегда мог расшифровать получаемую информацию. Его собственные процессоры с трудом адаптировались к более сложному построению базы данных выстехов.

С �записями� Елены все было не так уж страшно. Ими можно было пользоваться не только при помощи обруча, но и в режиме давно устаревшего диалогового общения. Временами попадалось, конечно, кое-что, чего Вил не понимал, однако в целом он справлялся.

Совсем другое дело – базы данных Деллы. Ее Грин-Инк был на год моложе, чем тот, которым пользовалась Елена, но Делла предупредила партнера, что часть информации сильно пострадала во время ее путешествия. Это еще слабо сказано! Целые блоки информации, относящиеся к концу двадцать второго века, оказались поврежденными или вообще отсутствовали. Наверняка личная база данных Деллы на самом деле находилась в целости и сохранности, но она общалась со своим компьютером только через обруч. Процессоры Вила практически не справлялись с вызовом нужной информации. Как правило, то, что он получал в результате, скорее напоминало аллегорические галлюцинации. А временами на первый план выходило изображение какого-то мужчины... В который раз Вил пожалел, что не умеет пользоваться обручем интерфейса. Их уже изобрели в его время. Если человек обладал достаточно высокими интеллектуальными способностями и воображением, такие обручи превращали его сознание и компьютер в единое целое. Вил вздохнул. Елена говорила, что обручи, разработанные в ее эпоху, гораздо проще в обращении. Жаль, что она не дала ему времени научиться.

В свою базу данных Делла вместила девять тысяч лет путешествий. Глазам Вила представали потрясающие картины – мир, где растения летали, словно птицы; скопление звезд вокруг какого-то темного и явно двигающегося предмета; снимок зеленой, усеянной множеством кратеров планеты, сделанный с орбиты... На одной из планет в сиянии огромного красного солнца Вил заметил нечто похожее на развалины. Однако признаков разумной жизни он не обнаружил больше нигде. Была ли она настолько редкой, что глазам Деллы представали только руины цивилизаций, исчезнувших многие миллионы лет назад? Вил еще не расспрашивал Деллу о ее путешествиях; им следовало разобраться в том, кто убил Марту, кроме того, до последнего времени с Деллой было совсем не просто разговаривать. Впрочем, Вил неожиданно понял, что Делла и не особенно стремилась обсуждать эти темы.

Исследования остальных объектов проходили более успешно. Он внимательно изучил все, что касалось большинства выстехов. Кроме Елены и Марты, они не имели никаких отношений друг с другом в своем времени. Тем не менее это еще ничего не значило. Собранные о выстехах данные вряд ли были полными; многое могло остаться спрятанным.

На Филиппа Генета данных оказалось меньше всего. До 2160 года Вилу не удалось найти о нем вообще никаких упоминаний. Именно в этом году появились объявления, в которых Генет рекламировал свои услуги в качестве архитектора. К этому времени ему было по меньшей мере сорок лет. Нужно жить полным отшельником или иметь очень много денег, чтобы до сорока лет не попасть ни в какие списки и нигде не упоминаться. Впрочем, до 2160 года Генет мог находиться в стасисе... Вил не стал заострять внимание на этом вопросе – пришлось бы начать отдельное расследование. Между 2160 и 2201 годами, когда Генет покинул цивилизацию, следы его деятельности были редкими, но вполне различимыми. Он не совершил никаких преступлений, за которые полагалось наказание, не участвовал в политической жизни и не написал ни одной статьи, заинтересовавшей общественное мнение. Судя по рекламе, которую Генет давал в средства массовой информации, архитектурная деятельность приносила ему определенную прибыль. Счета его компании были довольно солидными, но ничем не выделялись среди других, да и на рекламу он тратил немного. В последней декаде двадцать второго века он поддался всеобщему безумию и начал специализироваться на космических конструкциях. Вил нигде не сумел найти ни малейшего намека на возможный мотив убийства. Однако, учитывая участие Генета в космических проектах, можно предположить, что он владел более современным оружием, чем многие выстехи. Спокойное консервативное прошлое Генета никак не объясняло причину его прыжка в будущее. С ним необходимо поговорить в первую очередь; во всяком случае, будет приятно пообщаться с нормальным выстехом.

С точки зрения наличия документации, Делла Лу представляла собой другую крайность. Бриерсону следовало узнать ее имя уже при первом упоминании, ведь оно фигурировало в книгах по истории, которые Вил читал в детстве. Если бы не она, революция 2048 года против Мирной Власти потерпела бы ужасающее поражение. Делла являлась двойным агентом.

Вил только что перечитал историю этой войны. Лу была офицером секретной полиции Мирников и сумела внедриться в ряды повстанцев. Когда восставшие осаждали Ливермор, Делла Лу находилась в штабе Мирной Власти и в самый решительный момент, под носом своего начальства, сумела окружить пузырем штаб Мирников и себя. Конец сражения; конец Мирной Власти. Остальные силы Мирников либо сдались, либо попрятались в пузыри. Мирники, которые сейчас устроились на Северном побережье, были тайным азиатским гарнизоном, в чьи задачи входило продолжение войны в будущем; к несчастью для себя, они попали в слишком далекое будущее.

То, что сделала Делла, требовало немалого мужества. Она находилась в окружении людей, которых предала, и после выхода из стасиса могла в лучшем случае рассчитывать на быструю смерть.

Все это произошло в 2048 году, за два года до рождения Вила. Он помнил, как ребенком читал книги по истории и мечтал, что будет найдена возможность спасти храбрую Деллу Лу, когда ливерморский пузырь наконец лопнет. Бриерсон не дожил до этого момента. Его тайно запузырили в 2100 году, как раз перед тем, как Делла вышла из стасиса. Теперь Вил мог узнать все подробности ее спасения и проследить за жизнью Лу в двадцать втором веке.

С самого начала она была знаменитостью. Биографы внесли свою лепту в общее дело – самым подробным образом описали всю жизнь Деллы. Как сильно она изменилась! О, лицо осталось тем же, да и волосы в двадцать втором веке Делла носила очень короткие. Только тогда ее движения отличались точностью и силой. Она напоминала Вилу полицейского или даже солдата. Когда Вил рассматривал лицо Деллы Лу из прошлого, он видел, что оно выражало счастье и глаза ее искрились весельем; сейчас ему казалось, что Лу приходится заново осваивать эти человеческие чувства. Она вышла замуж за Мастерового, Мигеля Росаса – тут-то Вил и узнал мужчину, чье лицо видел, когда изучал базу данных Деллы. В 2150-м супруги вновь стали знаменитыми – на этот раз благодаря исследованиям внешней части Солнечной системы. Росас погиб во время экспедиции к Темному спутнику. Делла оставила цивилизацию ради полета на звезду Гейтвуда в 2202 году.

Вил изучил итоговые выводы, сделанные компьютером по просмотренным материалам. Забавно: Делла Лу была исторической личностью из его прошлого, а он являлся исторической личностью для нее. Такое оказалось возможным только благодаря изобретению пузырей. Делла говорила ему, что после своего освобождения читала о нем; она восхищалась человеком, который �в одиночку остановил наступление республиканцев из Нью-Мексико�. Бриерсон грустно улыбнулся. Он просто оказался в нужном месте в нужное время. Если бы не это, вторжение закончилось бы немного позже и было бы более кровопролитным, на самом деле Канзас спасли люди вроде Джейка Шварца и Кики ван Стин. Компания, на которую работал Вил, сильно преувеличивала его способности. Для дела просто здорово – и совершенно отвратительно для самого Вила. Клиенты ожидали чудес, если за дело брался В. В. Бриерсон. Громкая репутация чуть не погубила его во время той заварушки в Канзасе. Проклятие! Даже спустя пятьдесят миллионов лет меня продолжает преследовать дурацкая пропаганда. Елене Королевой и в голову не пришло бы поручать это дело обычному полицейскому. Вообще-то ей нужен был настоящий следователь, а не боевик, получивший известность и славу явно не по своим истинным способностям.

Вил обхватил голову руками. Вирджиния всегда говорила, что человеку иногда очень полезно себя пожалеть.

– Вам звонит Елена Королева.

– Угу. – Вил откинулся на спинку кресла. – Ладно, дом, соедини меня с ней.

Возникло голографическое изображение Елены, сидящей в библиотеке замка. Она выглядела усталой; впрочем, в последнее время она всегда так выглядела. Вил с трудом удержался от желания пригладить волосы; вне всякого сомнения, он казался таким же утомленным.

– Привет, Бриерсон. Я только что говорила с Деллой по поводу Моники Рейнс. Вы исключили ее из списка подозреваемых.

– Да, а Делла говорила вам, что Рейнс, может быть...

– Да-да, насчет биологической войны. Это.., толковая мысль. Знаете, я предупредила Рейнс, что убью ее, если она попытается забраться в пузырь и сбежать. Однако теперь мне есть о чем поразмыслить. Если она не подозревается в убийстве и в то же время представляет угрозу нашей колонии и возможно, мне следует �убедить� ее сделать прыжок – по крайней мере на мегагод. Что вы об этом думаете?

– Гм-м, я бы подождал до тех пор, пока мы не изучим ее личную базу данных. Лу утверждает, что способна защитить нас от биологической атаки. Да и вряд ли Рейнс попытается что-нибудь предпринять до тех пор, пока наша колония не добьется существенных успехов. Через миллион лет она, возможно, будет представлять для человечества куда более серьезную угрозу, чем сейчас.

– Может, вы и правы. Полной уверенности в том, что мы останемся здесь, у меня нет. Надеюсь, мы с успехом пустим здесь корни, но... – Елена неожиданно кивнула. – Ладно. Будем иметь это в виду. А как продвигается расследование в других направлениях?

Бриерсон рассказал Елене о том, что предложил Лу осмотреть систему вооружения всех продвинутых путешественников, а затем о своей работе с Грин-Инком. Королева внимательно его слушала. Она явно справилась со вспышками яростного гнева, который охватывал ее во время их первых разговоров об убийстве Марты. Место гнева заняли упорство и хладнокровие.

Вилу показалась, что Елена не особенно довольна его отчетом, но ее голос оставался спокойным и доброжелательным.

– Вы потратили немало времени, пытаясь найти улики в цивилизованных эрах. В этом нет ничего дурного; в конце концов мы все пришли оттуда. Но вы должны понимать, что продвинутые путешественники – за исключением Джейсона Маджа – большую часть своей жизни провели после Своеобразия.

В разные времена нас собиралось до пятидесяти человек. – Физически мы все не зависели друг от друга, каждый передвигался по времени с той скоростью, с какой хотел. Но мы поддерживали между собой связь, а иногда встречались. Как только стало ясно, что остального человечества больше не существует, у каждого из нас появились собственные планы. Марта называла наше общество свободным, она говорила, что это сообщество привидений. Постепенно нас становилось все меньше и меньше. Выстехи, которых вы видите сейчас, инспектор, это те, что оказались самыми крепкими. Явные преступники были убиты тридцать миллионов лет назад. Легкие на подъем путешественники, вроде Билла Санчеса, откололись от нас довольно рано. Люди останавливались на несколько сотен лет и пытались создать семью или основать город; в мире всем хватало свободного места, можно было остановиться где угодно. Многих из них мы так больше и не увидели, правда, иногда группа – или какая-то ее часть – объявлялась где-то в далеком прошлом. Наши жизни тесно переплетены между собой. Вам следует изучить мои личные базы данных на этот предмет, Бриерсон.

– Те поселения ранних лет.., потерпели неудачу. Есть ли какие-нибудь свидетельства постороннего вмешательства или саботажа?

Если убийство Марты можно рассматривать всего лишь как одно событие в целой цепи...

– Именно вы и должны это выяснить, инспектор. – В голосе Елены появилось что-то похожее на прежнее презрение. – До сих пор мне не приходили в голову подобные мысли. С точки зрения тех, кто оставался в каком-то определенном времени, далеко не все потерпели неудачу. Несколько пар просто захотели прожить жизнь в одном времени. Достижения медицины в состоянии значительно отсрочить естественную смерть человека; но мы обнаружили другие препятствия. Время проходит, личность человека меняется. Мало кто из нас прожил больше нескольких тысяч лет. Ни наше сознание, ни машины не в состоянии выдержать очень долго. Чтобы восстановить цивилизацию, необходимо взаимодействие многих людей, нужен хороший генофонд и стабильность роста населения в течение нескольких поколений. Это практически невозможно, если вы имеете дело с небольшой группой людей – особенно когда у всех есть генераторы и каждая ссора может привести к разрушению колонии. Елена резко наклонилась вперед.

– Бриерсон, даже если убийство Марты и не является частью заговора против нашего поселения... Даже в этом случае я не уверена, что смогу сохранить его.

Елена и вправду изменилась. Вилу и в голову не могло прийти, что настанет время, когда Елена Королева придет поплакать у него на плече.

– Низтехи не хотят оставаться? Елена покачала головой.

– У них нет выбора. Вы знаете, что такое �поле подавления� Вачендона?

– Конечно. В поле подавления невозможно генерировать новые пузыри.

Это изобретение унесло столько же жизней, сколько и спасло – поле не давало возможности избежать воздействия оружия, которое сжигало и калечило людей.

Елена кивнула.

– Приблизительно так. Почти вся Австралоазия накрыта полем Вачендона. Республиканцы из Нью-Мексико, Мирники и остальные низтехи будут оставаться в реальном времени до тех пор, пока не научатся бороться с полем подавления. Это займет у них по меньшей мере десять лет. Мы надеялись, что они успеют пустить корни и захотят остаться здесь. – Елена посмотрела на розовый мрамор своего библиотечного столика. – И наш план сработал бы, инспектор, – негромко проговорила она. – План Марты сработал бы, если б не эти ублюдки политики. – Стив Фрейли?

– Не только. Руководство Мирников – Ким Тиуланг и его банда – ничуть не лучше. Они просто не желают со мной сотрудничать. Республиканцев всего 101 человек, а Мирников – 115. Вместе они составляют более двух третей населения Земли. Фрейли и Тиуланг считают себя хозяевами своих групп. Самое ужасное заключается в том, что люди с ними согласны! Это безумие пришло из двадцатого века – в результате Стив Фрейли и Ким Тиуланг обладают безграничной властью. И оба жаждут командовать парадом. Вы заметили, что они постоянно вербуют себе сторонников? Они хотят, чтобы остальные низтехи стали �гражданами� их группировок, и не успокоятся до тех пор, пока один из них не захватит всю власть в свои руки. Они способны заново изобрести высокую технологию только для того, чтобы победить.

– Вы говорили об этом с другими выстехами? Елена нервно потерла подбородок. Если бы только Марта была здесь... Вилудаже показалось, что она произнесла эти слова вслух.

– Пыталась, однако многие из них находятся в еще больших сомнениях, чем я. Впрочем, Делла мне помогла; когда-то и она занималась политикой. Но с ней очень трудно говорить. Вы это заметили? Она меняет свой внешний и внутренний облик, как наряды, словно пытается найти тот, который ей больше подходит.

– Инспектор, – продолжала Елена, – вы родились не так давно, как Делла, но в ваше время еще были правительства. Черт побери, вы ведь способствовали крушению одного из них. Как такое примитивное устройство может успешно функционировать сейчас?

Бриерсон поморщился. Оказывается, он сверг правительство Нью-Мексико!.. Вил откинулся на спинку кресла и – совсем, как в прежние годы, – попытался придумать слова, которые могли удовлетворить преувеличенные ожидания клиента.

– Елена, власть действительно часто служит для обмана народа – а руководство всегда остается в выигрыше. Большая часть граждан большую часть времени должна быть убеждена в том, что национальные интересы важнее их личных. С вашей точки зрения, это напоминает бесконечный сеанс массового гипноза, поддерживаемого постоянным преследованием инакомыслящих.

Елена кивнула.

– Да, �массовый гипноз�... Любой из них в любой момент может плюнуть на все их порядки и уйти – ведь Фрейли не станет, да и не сможет убивать непокорных. Однако они остаются и продолжают быть орудием в его руках.

– Да, но это и им дает некоторую власть. Если они решат уйти, то куда им идти? Других групп нет. В мое время не существовало общества без правителей.

– Зато теперь такое общество существует. Земля пуста, и почти треть низтехов не подчиняется никакому правительству. Ничто не мешает людям думать о своих собственных интересах.

Вил покачал головой, удивленный собственным прозрением, а еще больше тем, что решился вступить в спор с Еленой.

– Как вы сами не видите? У них и сейчас есть правительства. Существует Мирная Власть, республика Нью-Мексико – но над всеми низтехами стоит Елена Королева.

– Что?! Но я же не правительство! – Лицо Елены покрылось красными пятнами. – Я не собираю налогов. Не призываю на военную службу. Я только хочу сделать так, чтобы людям было лучше.

Хотя Елена сильно изменилась в последнее время, в этот момент Вил порадовался, что робот-защитник Деллы Лу висит над его домом.

Вил особенно тщательно подбирал слова, когда отвечал Елене.

– Все это правда. Однако вы обладаете двумя из трех важнейших атрибутов правительства: во-первых, низтехи верят – и тут, как мне кажется, они не ошибаются, – что вы властвуете над их жизнью и смертью; во-вторых, вы пользуетесь этой их верой – хоть и в мягкой форме, чтобы достичь целей, которые в каждый данный момент кажутся правильными вам, а не им.

Простейшие законы социологии из века Вила, но на Королеву они произвели колоссальное впечатление. Она в растерянности потерла подбородок.

– Значит, все низтехи, по меньшей мере на подсознательном уровне, должны решить, на чьей стороне им стоять?

– Да. И как наиболее мощная сила вы пользуетесь у них наименьшим доверием.

– Что же вы мне в таком случае посоветуете?

– Я, м-м...

Вил сам загнал себя в угол. Предположим, я прав. Что тогда? Маленькая колония, находящаяся в пятидесяти мегагодах от его времени, ничем не напоминала то общество, в котором жил Бриерсон. Весьма вероятно, что без усилий Королевых горстка семян, оставшихся от человечества, была бы навсегда развеяна ветрами времени. И тогда эти семена уже не взошли бы вновь.

Находясь в своем времени, Вил никогда не задумывался о �серьезных проблемах�. Даже в школе он предпочитал не участвовать в спорах на религиозные темы и обсуждениях естественных прав человека. Мир с его точки зрения был вполне разумным местом и, как ему казалось, адекватно реагировал на поведение человека. Когда Вил потерял Вирджинию, в голове у него все перепуталось. Неужели ситуация может оказаться настолько необычной, что он встанет на защиту правительства?

Елена криво улыбнулась.

– Вы знаете, Марта говорила нечто похожее. Вам, конечно, не хватает образования, но чувство реальности у вас такое же, как у нее. Впрочем, моя нежная интриганка не боялась последствий своей деятельности. Мне нужно добиться популярности. С другой стороны, я должна продолжать делать все так, как считаю нужным...

Елена посмотрела на Вила, а потом, казалось, приняла решение.

– Послушайте, инспектор, я бы хотела, чтобы вы побольше общались с другими людьми. С теми, что живут в Нью-Мексико и с Мирниками – они частенько устраивают разного рода вечеринки, где вербуют себе сторонников. Сходите на следующую вечеринку Мирников. Послушайте, о чем там говорят. Может быть, тогда вам удастся объяснить мне, чего они добиваются. А может быть, вы сможете втолковать им, чего хочу я. Вы были очень популярны в своем времени. Поделитесь вашими мыслями – даже расскажите, что вам во мне не нравится. Если они должны выбирать, на чью сторону перейти, мне кажется, я их единственная надежда.

Вил кивнул. Сначала Дазгубта, а теперь и Королева. Они что, сговорились действовать сообща, чтобы вернуть В. В. Бриерсона в активную жизнь?

– А как же насчет расследования? Елена помолчала несколько минут.

– Вы нужны мне и для того, и для другого, Бриерсон. Я скорбела по Марте сто лет. Я проследила ее путь по побережью Внутреннего моря метр за метром. У меня есть записи и образцы всего, что она делала и что писала. Я.., я думаю, мне удалось победить в себе ярость. Теперь главная задача моей жизни – сделать так, чтобы смерть Марты не оказалась напрасной. Я приложу все силы для того, чтобы колония стала процветать. Для этого необходимо найти убийцу и заставить низтехов поверить в мое дело.

Глава 9

Вечером Вил решил еще раз взглянуть на дневник Марты. Теперь особой необходимости в этом не было, но он не мог сосредоточиться ни на каком другом занятии. Елена читала этот дневник несколько раз, ее роботы проанализировали его во всех подробностях с точки зрения стиля, а потом еще и Лу проверила их выводы. Марта знала, что ее убили, но все время повторяла одно и то же: у нее нет никаких зацепок. Только события на вечеринке у Робинсонов. В последние годы она редко возвращалась к деталям, а если и принималась заново описывать случившееся, сразу становилось ясно, что ее ранние воспоминания были более точными.

Сейчас Вил просматривал разделы дневника, относящиеся к самому началу пребывания Марты в реальном времени. Она оставалась возле Королева больше года. Хотя Марта и утверждала обратное, она явно надеялась на спасение. Впрочем, в любом случае ей нужно было хорошенько подготовиться к путешествию она планировала отправиться в Канаду.

...километр за километром, это занятие вряд ли можно квалифицировать, как занятия по спортивному выживанию – среднего уровня трудности, – писала она. – На это могут уйти годы, и я пропущу очередную контрольную проверку здесь, в Королеве, однако меня это не пугает. Я уже решила, что выставлю сигнальные знаки возле шахты Вест-Энда и у пузыря Мирников. Как только ты меня заметишь, подай какой-нибудь сигнал, Леля: например, прикажи автоматам взрывать ядерные бомбы в небе в течение целой недели. Я найду открытое место и буду ждать роботов.

Марта прекрасно знала местность возле Королева. Ее убежище в том крыле замке, что осталось в реальном времени, было надежным, рядом протекал ручей и располагались �охотничьи угодья�. Отличное место для подготовки длительного путешествия. Марта провела несколько экспериментов с оружием и инструментами, вспомнив все, что узнала во время занятий по спортивному выживанию. В конце концов она решила, что возьмет с собой копье с алмазным наконечником, нож и небольшой лук. Она сохранила остальные алмазные лезвия про запас, поскольку не собиралась расходовать их на наконечники для стрел. Из остатков корпуса Фреда Марта построила повозку. Пора было приступать к экспериментам. И она предприняла несколько осторожных вылазок.

Милая Леля, если я должна отправиться в путь, то почему бы не сейчас? Я по-прежнему планирую доплыть до наших шахт в Вест-Энде, затем отправиться на север до пузыря Мирников и дальше в Канаду. Завтра я иду на побережье; сегодня закончу собирать вещи. Поверишь ли, я сделала для себя столько всяких разных приспособлений, что мне пришлось составить список; наступил век компьютерной обработки данных!

Надеюсь встретиться с тобой до того, как я продолжу свои записи. Очень тебя люблю. Марта.

Это была последняя запись, сделанная на коре и оставленная Мартой в замке. В двухстах километрах вдоль южного побережья Елена обнаружила вторую каменную пирамиду – трехметровую груду камней на опушке палисандрового леса. Марта построила здесь хижину, которая все еще стояла на своем месте, когда Елена добралась сюда через сто лет. Это убежище сохранилось лучше других.

С тех пор как Марта покинула замок Королевых в горах, прошло полгода. Она все еще не растеряла оптимизма, хотя и рассчитывала добраться до шахт без остановки. У нее возникли проблемы, одна из которых оказалась достаточно болезненной и опасной. Пока Марта жила в хижине, она описала все свои приключения, – начиная с того момента, как покинула замок.

До побережья я добралась по монорельсовой дороге. Знаешь, я говорила, что строить здесь дорогу, которая потом нам никогда больше не понадобится, пустая трата сил. Ну, надо сказать, я рада, что ты послушалась Генета, а не меня. Эта дорога проходит прямо через лес. Мне удалось избежать необходимости карабкаться по очень крутым горам – я просто поставила повозку на рельсы и пустила ее вперед. Я сразу вспомнила одну из наших тренировок, которые мне пригодились гораздо больше, чем я могла себе представить.

Я забыла так много полезного, Леля! Теперь в моем распоряжении всего лишь мозги. Если б я знала, что меня тут оставят, я бы набила себе голову самой разнообразной информацией. (Впрочем, если бы я предвидела такой поворот событий, мне наверняка удалось бы избежать этого приключения! Тут остается лишь вздыхать. Счастье, что я серьезно относилась к нашим тренировкам по выживанию.) Во всяком случае, в голове у мет только наши планы по поводу колонии и то, что я думала на вечеринке. Я почти не помню карт. Мы с тобой много занимались изучением дикой природы, нас занимали идеи Моники, Однако это все осталось в прошлом.

Некоторые растения, похожие на те, что росли в наше время, я узнаю. А вот пауки и палисандровый лес... Они не имеют ничего общего с отдельными деревьями и маленькими паутинками, которые мы наблюдали в нашем замке. Деревья здесь огромны, а леса уходят в бесконечность. Я поняла это, когда шла вдоль монорельсовой дороги. Кустарник покрыт плотной паутиной. О, если бы тогда я помнила все, что узнала гораздо позже, то уже давно пришла бы на рудники.

Вместо этого я с большим интересом изучала серый шелк паутины, свисающей с палисандровых деревьев. Я не решалась проделать в паутине дыру и углубиться в лес; в то время я еще опасалась пауков. Это маленькие существа, вроде тех, что мы с тобой видели в горах, но, если присмотреться внимательнее, можно увидеть тысячи таких существ, снующих по паутине. Я боялась, что они поведут себя, как боевые муравьи, которые нападают на каждого, кто пересекает границу их владений. Со временем мне удалось проделать проход в паутине, куда я могла пролезть, не касаясь шелковых нитей... Леля, это совсем другой мир, куда более спокойный и мирный, чем тот, что мы с тобой видели в густых зарослях красных деревьев. Повсюду тусклый зеленый свет – самая густая паутина располагается вдоль границы леса. (Конечно, мне удалось найти объяснение этому факту, но значительно позже.) Здесь нет иной растительности, нет животных – только запах плесени и зеленая дымка в воздухе. (Могу спорить, ты наверняка сейчас смеешься надо мной, поскольку тебе уже, конечно, известно, что является источником этого запаха.) Так или иначе, на меня этот мир произвел большое впечатление. Напоминает собор.., или усыпальницу.

Первый раз я провела там только час; пауки все еще наводили на меня страх. Кроме того, главной целью моего путешествия был выход к морю. Я по-прежнему собиралась сделать плот и отправиться на запад, а если ничего из этой затеи не получится, проплыть вдоль берега, останавливаясь на ночь – я предполагала, что так все равно выйдет быстрее, чем пешком.

Когда я вышла на берег моря, началась буря. Мне было известно, что побережье сильно пострадало от цунами, которое мы устроили, когда спасали Мирников, но картина, представшая моим глазам, меня просто потрясла. Казалось, что огромный, безжалостный великан вытоптал джунгли на многие километры вдоль берега моря. Стволы деревьев были навалены один на другой. Помню, я подумала тогда, что найти подходящий материал для строительства плота не составит никакого труда.

Спрятав свою повозку, я пошла вдоль побережья. Сгнившие лианы оплетали лежащие на земле деревья. Стволы были ужасно скользкими. Я шла или ползла по ним, с трудом перебираясь с одного на другой, а шторм все усиливался. Последний раз я была на пляже, когда пыталась найти Вила Бриерсона...

***

Вил улыбнулся. Значит, она все-таки помнит мое имя. В процессе последующих приключений, за сорок лет, она успела его забыть, но некоторое время Марта все-таки помнила, что его звали Вил Бриерсон.

...как раз перед тем, как мы подняли пузырь с Мирниками – теплое уютное место. А сейчас сверкали молнии, гремел гром и бушевал ветер, несущий струи дождя. В этот день у меня не было никаких шансов добраться до моря. Я проползла вдоль огромного ствола к его вывернутым корням и заглянула вниз. Фантастический мир! Сюда стекались три водяных струи. Они постоянно меняли направление, то сливаясь в речушку, то разбегаясь в разные стороны. Один из ручейков убегал от моря, прямо в глубь материка. Он нес грязь и обломки деревьев. Я заползла в укромное местечко, где ветер не мог меня достать, и стала прислушиваться к реву бури. До тех пор, пока он заметно не усилится, я здесь в относительной безопасности.

Мой план строительства плота, похоже, рухнул. Буря очень сильная, а плот вряд ли сумеет выдержать и обычное волнение. Вообще, как часто здесь бывают подобные шторма ? Внутреннее море во многом напоминало старое Средиземное. Я подумала об одном парне по имени Одиссей, который провел полжизни, плавая из одного конца этого пруда в другой. Жаль, что мы не занимались водными видами спорта; плавание по Катилине не считается – мы даже не сами построили свою лодку. Идти вдоль побережья тоже показалось мне не слишком разумным. Я вспомнила фотографии: цунами прошлось по всему южному побережью. Нигде не осталось ни пляжей, ни бухт, только миллионы тонн вывороченных из земли деревьев и грязи. К тому же мне придется нести всю еду на себе, если я решусь продвигаться по берегу.

Так я и сидела в своей норке, промокшая и расстроенная. Мое расписание было нарушено. Это, конечно, звучит смешно: у меня было сколько угодно времени – в этом и состояла моя проблема.

Совсем рядом вспыхнула молния. И тут на меня что-то бросилось. Когда я повернулась, тварь вцепилась мне в плечо и попыталась схватить за шею. В следующее мгновение другая тварь прыгнула мне на живот. И еще одна – на ногу. Знаешь, я никогда в жизни так громко не визжала, однако мой вопль утонул в раскатах грома.

...Это были обезьяны-рыболовы, Леля. Целых три. Они прижались ко мне крепко-крепко, словно приросли; а одна спрятала лицо у меня на животе. У них и в мыслях не было кусаться. Я сидела несколько минут не шевелясь, готовая в любой момент вступить с ними в схватку. Та, что сидела у меня на ноге, закрыла глаза. Все три дрожали и так сильно ко мне прижимались, что мне даже стало больно. Я постепенно расслабилась и положила руку на ту из обезьян, что устроилась на моем животе. Сквозь мех, похожий на тюлений, я чувствовала, как она дрожит.

Они напомнили мне маленьких детей, бросившихся к мамочке, когда стало слишком страшно. Мы сидели под деревом, пока гроза не стихла. Обезьяны почти не шевелились все это время, и их теплые тела прижимались к моей ноге, животу и плечу.

Буря постепенно перешла в мелкий дождь, и воздух опять прогрелся. Забавная троица не убежала, обезьяны сидели и внимательно меня разглядывали. Знаешь, Леля, даже я не верю в то, что в природе полно очаровательных зверюшек, которые только и ждут момента, чтобы полюбить человека. У меня появились кое-какие малоприятные подозрения. Тогда я поднялась и перебралась через поваленное дерево. Обезьяны последовали за мной, затем немного отбежали в сторону, остановились и начали что-то лопотать, делая мне какие-то знаки. Я подошла к ним, и они снова отбежали в сторону, а потом остановились. Уже тогда я дала им имена: Хьюи, Дьюи и Льюи. (Интересно, как Дисней писал эти имена?) Конечно, обезьяны-рыболовы совсем не похожи на уток – ни на настоящих, ни нарисованных. Но эту троицу объединяла какая-то общая странность, так что имена им очень подходили, Наша игра в догонялки продолжалась некоторое время. А потом мы подошли к груде недавно упавших деревьев. Обезьянки повели меня вокруг.., туда, где между двумя стволами застряла большая обезьяна. Понять, что произошло, было совсем не трудно. Под грудой поваленных ветром деревьев протекал довольно широкий ручей; обезьяны, вероятно, ловили в нем рыбу. Когда началась буря, они спрятались среди стволов. Ветер наверняка сделал ручей еще более полноводным, и вода сдвинула упавшие деревья с места.

Все три гладили и тянули в разные стороны своего друга, но как-то без особой уверенности; его тело уже остыло. Я видела, что у него проломлена грудь. Может, это была их мать. Или главный самец – возможно, даже дядюшка Дональд.

Я расстроилась гораздо больше, чем следовало, Леля. Мне было известно, что спасение пузыря Мирников серьезно нарушит экосистему планеты; по этому поводу я уже поплакала и порассуждала. Но.., я вдруг подумала о том, сколько обезьян-рыболовов осталось на южном побережье. Они, наверное, оказались в погибших джунглях. А теперь еще и это. Мы сидели совсем рядом, словно утешая друг друга. По крайней мере, я надеюсь, что так оно и было.

Поскольку путешествие по морю исключалось, мои возможности были достаточно ограниченными. Джунгли тянутся параллельно берегу и уходят в глубь материка, поднимаясь на две тысячи метров над уровнем моря. Понадобится сто лет, чтобы пройти это расстояние пешком, особенно учитывая тот факт, что на дороге мне встретится множество рек и ручейков. Оставался только палисандровый лес – с его прохладой и паукам.

Да, обезьян-рыболовов я взяла с собой. Точнее, они отказались остаться. Теперь я была их матерью, или главным самцом, или дядюшкой Дональдом. Эта троица двигалась примерно с такой же ловкостью, как пингвины. Большую часть дня они проводили в по возке. Когда я останавливалась, чтобы отдохнуть, обезьянки сразу начинали гоняться друг за другом, стараясь и меня вовлечь в свою игру. Потом Дьюи подходил и садился рядом со мной. Он был очень странным типом. В буквальном смысле. Хьюи оказалась девочкой, а Льюи – другим самцом. (Я не сразу это выяснила. Признаки пола обезьян-рыболовов скрыты куда лучше, чем у обезьян нашего времени.) Их отношения между собой носили чисто платонический характер, но иногда Дьюи испытывал потребность в друге.

Мне кажется, я вижу, Леля, как ты качаешь головой и бормочешь что-то насчет сентиментальной слабости. Но вспомни, что я не раз говорила тебе: если мы сможем выжить и сохранить в своей душе сентиментальность, жизнь будет куда веселее. Кроме того, я решила взять обезьян с собой в палисандровый лес не только из альтруистических побуждений; в некотором смысле мною двигал холодный расчет. Обезьян-рыболовов нельзя назвать чисто морскими существами – они не только ловили рыбу в ручьях, но и с удовольствием поедали ягоды и корни. Растения изменились не так сильно, как животные, за пятьдесят мегалет, однако некоторые изменения все же произошли. Дьюи и его приятели не желали трогать воду, собиравшуюся в листьях определенных видов пальм; мне было очень плохо после того, как я попила такой воды по дороге на побережье.

Дальше в дневнике шли рисунки, обработанные роботами Елены, которые восстановили выцветшие от времени краски. Каждый рисунок сопровождала короткая надпись: �Дьюи не станет касаться этой штуки в том случае, если она зеленая...� или �похоже на трилистник, вызывает раздражение, как ядовитый плющ�.

Вил внимательно прочитал несколько первых страниц, а потом перескочил вперед к тому месту, когда Марта вошла в палисандровый лес.

Сначала я была немного напугана. Обезьянам передался мой страх – они сидели в повозке и, испуганно повизгивая, глазели по сторонам. Воздух был влажным, но дышалось гораздо легче, чем в лесу на побережье. Зеленоватый туман, который я видела раньше, не пропадал даже днем. Дурманящий запах плесени тоже не исчезал, однако уже через несколько минут я перестала его замечать. Зеленый свет, проникавший сквозь полог листвы, не давал тени. Периодически сверху падали отдельные листочки или веточки. Никаких животных мы не встретили; если не считать опушки леса, пауки предпочитали устраиваться на листьях деревьев. В лесу росли исключительно палисандровые деревья – никакой другой растительности. Землю покрывал толстый ковер опавших листьев и, возможно, останков пауков. От ходьбы в воздух поднимались чуть более густые клубы мелкой зеленой взвеси, которой и так был насыщен воздух. Стояла почти полная тишина. Изумительно красивое место, да и идти по палисандровому лесу было удивительно легко.

Теперь ты понимаешь, почему я нервничала, Леля? Всего в нескольких сотнях метров вниз по склону в густых джунглях бушевала жизнь. Должно быть, в палисандровом лесу таилось что-то очень страшное, если сюда не заходили животные и не попадали посторонние растения. Мне, как и прежде, мерещились армии кровожадных пауков, высасывающих все соки из несчастных путников.

Первые несколько дней я вела себя очень осторожно, стараясь держаться поближе к северной окраине леса, чтобы слышать доносившиеся из джунглей звуки.

Довольно быстро мне удалось заметить, что граница между джунглями и палисандровым лесом является зоной военных действий. Чем ближе к границе, тем больше на земле �трупов� обычных деревьев. Сперва это какие-то сгнившие куски древесины, которые даже и за деревья-то трудно принять; ближе к границе на глаза попадаются целые стволы, некоторые из них еще продолжают стоять. Паутина полностью скрывает их листву. Грибы красивых пастельных тонов толстым слоем покрывают ствол дерева.., но обезьяны никогда их не едят.

Еще немного, и ты выходишь из-под палисандровых деревьев. Начинаются джунгли, которые отчаянно бьются за свою жизнь. Здесь паутина самая густая, она, словно покрывало из серебряной сети, лежит на верхушках деревьев. Битва бурлит именно там, деревья пытаются пустить побеги поверх паутины, а пауки снова их накрывают. Знаешь, как быстро все меняется в джунглях? Растения тянутся к солнцу, стараясь выбраться из тени, вырастая за сутки на несколько сантиметров. Паукам нужно очень торопиться, чтобы не отстать. Потом я часто сидела на границе между палисандровым лесом и джунглями и наблюдала за этим полем боя. Иногда мне казалось, что паутина буквально кипит – с такой быстротой возникали новые шелковые нити.

Там, на границе между палисандровым лесом и джунглями, иногда встречались животные. Паутина перекидывалась с одного дерева на другое, черная от застрявших в ней насекомых. Для более крупных животных шелковые нити не представляли серьезного препятствия. Змеи, ящерицы, похожие на кошек хищники – я видела их всех в тридцатиметровой зоне, идущей вдоль границы палисандрового леса. Однако ни нор, ни берлог мне не удалось найти ни разу. Животные либо спасались бегством, либо гнались за кем-нибудь, либо были очень больны. Здесь не было зверей, которые могли бы напугать мелких животных; просто никто не хотел находиться поблизости от палисандрового леса. Сейчас у меня есть кое-какие теории, но тогда прошла почти неделя, прежде чем я сообразила, в чем тут дело.

Один или два раза в день мы подходили к границе джунглей. Здесь я охотилась, и мы собирали ягоды, которые нравились обезьянам. На ночь устраивались, отойдя на несколько сот метров в глубь палисандрового леса – другие животные не смели заходить так далеко. До тех пор, пока мы оставались внутри этого загадочного леса, нам удавалось довольно быстро продвигаться вперед. Умершие палисандровые деревья быстро превращались в труху, которая вдобавок сглаживала неровности почвы. Единственным препятствием оставались ручьи, часто пересекавшие нам дорогу. Вода сама по себе была чистой, хотя в тех местах, где русло расширялось и течение становилось медленнее, на поверхности возникал знакомый зеленый налет. Рыба в ручьях водилась.

Обычно я без колебаний пью из ручьев, даже в тропиках; здесь я проявила осторожность – у первого ручья стала ждать решения экспертов. Мои обезьянки принюхались, сделали по паре глотков, а затем прыгнули в воду. Уже через несколько секунд они сумели обеспечить себя обедом. С тех пор я, толкая перед собой тележку, смело входила в лесные ручьи.

На пятый день Хьюи захандрила и отказалась вылезти из повозки поиграть. Дьюи и Льюи ласково гладили ее, но она не обращала на них внимания. На следующий день и самцы стали такими же вялыми и равнодушными. Они начали хрипеть и покашливать. Именно этого я и ожидала. Пришла пора решать серьезные вопросы, Я перешла границу джунглей и нашла подходящее место для лагеря. Здесь было хуже, чем в палисандровом лесу, но совсем рядом располагалось озеро. К этому времени мои спутники настолько ослабели, что мне пришлось самой ловить рыбу, чтобы их накормить.

Я наблюдала за обезьянками целую неделю, пытаясь проанализировать ситуацию и понять то, что раньше могла сообразить в одно мгновение. Виноват в их болезни зеленый туман – , в этом я ни секунды не сомневалась. Зеленые частички непрерывно падали с верхушек палисандровых деревьев. Сверху сыпался и другой мусор: кора, листья, останки пауков. Зеленый туман – испражнения пауков. Находясь в палисандровом лесу, ты все время вдыхаешь эту дрянь. Рано или поздно мелкие частички даже самого безобидного свойства, проникая в легкие, начинают влиять на твое здоровье. Я поняла, что пауки пошли дальше. В зеленой дымке содержался какой-то яд. Микотоксины? Слово всплыло в памяти, но, черт возьми, больше я ничего не могла вспомнить. Проблема заключалась не просто в раздражении слизистой оболочки; очевидно, ни одно из живых существ не научилось бороться с этим ядом. Однако действовал он не молниеносно. Обезьяны-рыболовы продержались в лесу несколько дней. Вопрос: как быстро яд проникнет в более крупное животное (вроде твоей подружки) ? И прекратится ли воздействие яда, если покинуть лес?

Ответ на второй вопрос я получила через несколько дней. Вся троица начала приходить в себя. Вскоре они уже сами ловили рыбу и гонялись друг за другом с прежним энтузиазмом. Так что мне снова предстояло принимать решение, только на этот раз я располагала чуть большим количеством информации. Стоит ли двигаться дальше по палисандровому лесу, стараясь пройти его как можно быстрее? Или мне ничего не остается, как продираться сквозь тысячи километров непроходимых джунглей? Мои �морские свинки� совершенно поправились, и я решила вернуться в лес, по крайней мере, до тех пор, пока у меня не появятся соответствующие симптомы.

Это означало, что я должна оставить Дьюи, Льюи и Хьюи. Надеюсь, здесь им будет лучше, чем там, откуда я их привела. В озере было полно рыбы, ничуть не меньше, чем в любом другом месте. Обезьяны моментально бросались в воду, как только возникала опасность приближения какого-то хищника. В воде же им могло угрожать лишь большое зубастое существо, отдаленно напоминающее крокодила, но оно перемещалось слишком медленно. Конечно, в джунглях на морском побережье обезьянки чувствовали бы себя куда увереннее, но я останусь здесь до тех пор, пока не выстрою для них подходящее убежище.

Я не учла того факта, что мои навыки по спортивному выживанию были получены совсем в другую эру. На сей раз сентиментальность привела к печальным последствиям.

Утром седьмого дня я поняла, что неподалеку умерло какое-то крупное животное. Во влажном воздухе прекрасно распространялись ароматы жизни и смерти, вот и сейчас до меня донесся отчетливый запах разложения. Хьюи и Льюи не обращали на него ни малейшего внимания, гоняясь друг за другом вдоль берега озера. Дьюи нигде не было видно. Обычно, когда остальные обезьяны прогоняли его, он приходил ко мне; правда, иногда он куда-нибудь уходил и мрачно сидел в одиночестве, Я уже начала беспокоиться, когда Дьюи, радостно вереща, выскочил из кустов. В руках он держал здоровенного жука.

Большую часть страницы занимал рисунок. Странное существо отдаленно напоминало жука-навозника, но Грин-Инк сообщил мне, что его длина составляет более десяти сантиметров. Большую часть тела занимало огромное брюхо. Хитиновый панцирь был черным и толстым, изборожденным множеством желобков.

Дьюи подбежал к Хьюи, отпихнув Льюи в сторону. Теперь у него было то, что не мог предложить его соперник. Надо сказать, что на Хьюи жук произвел впечатление. Она ткнула жука в округлую спину и в испуге отскочила назад, когда тот пронзительно свистнул. Страшно довольные, обезьяны стали бросать жука друг в друга, завороженные странными звуками, которые тот издавал. Вскоре от жука пошел какой-то едкий запах.

Мне тоже стало любопытно. Когда я к ним приблизилась, Дьюи схватил жука и протянул его мне. Вдруг он взвыл и бросил жука в мою сторону. Тот ударился мне в правую ногу – и взорвался.

Я даже не знала, что подобная боль существует на свете, Леля. Вряд ли я потеряла сознание, но на некоторое время мир вокруг меня перестал существовать, осталась только боль. Наконец, я пришла в себя настолько, что почувствовала, как по ноге течет кровь. Мелкие кости ступни были раздроблены, осколки хитинового панциря глубоко вошли в икру и голень. Дьюи тоже был в крови, но его рана оказалась простой царапиной по сравнению с моей.

Я назвала их жуками-гранатами. Теперь я знаю, что они питаются падалью, а их защита может сравниться с целым арсеналом двадцать первого века. Когда на них кто-то нападает, метаболизм жуков претерпевает мгновенные изменения, и начинает расти внутреннее давление. Однако они не хотят умирать, поэтому, прежде чем взорваться, издают громкие предупреждающие звуки. Ни одно из обитающих в этом регионе существ не связывается с жуками-гранатами.

Я плохо помню, как прошли следующие несколько дней, Леля. Мне пришлось причинить себе еще большую боль, когда я пыталась вправить кости правой стопы. Вытаскивать кусочки хитина было почти так же трудно. Они пахли разложением – ведь жук как раз плотно позавтракал падалью. Один только Бог знает, от каких инфекций спасли меня панфаги.

Обезьяны-рыболовы пытались помочь мне, приносили ягоды и рыбу. Я могла ползать или ходить, опираясь на костыль, хотя это причиняло ужасную боль.

Другие-животные каким-то образом прознали о моей болезни. Многие мелкие хищники стали появляться возле хижины, но обезьяны прогоняли их. Однажды утром я проснулась от пронзительных криков моих друзей. Какой-то крупный зверь проходил мимо, и вопль обезьяны оборвался отчаянным визгом.

С тех пор я больше никогда не видела Дьюи.

Джунгли не терпят больных. Если я не вернусь в палисандровый лес, очень скоро мне придет конец. И если оставшиеся обезьяны будут такими же верными, как Дьюи, их тоже ждет неизбежная гибель. Тем же вечером я сложила в повозку ягоды и свежевыловленную рыбу. Метр за метром я потащилась в палисандровый лес. Льюи и Хьюи проводили меня только до половины дороги. Даже со своим смешным пингвиньим шагом они не отставали от меня. Однако они боялись леса, а может быть, Льюи и Хьюи просто не были такими безумными, как Дьюи, поэтому в конце концов отстали. Я до сих пор помню, как обезьяны звали меня.

За долгие годы это было самое реальное столкновение Марты со смертью. Если бы рыбы в первом же ручье, на который она набрела, было поменьше, или если бы в палисандровом лесу нашлись какие-нибудь, пусть даже самые мелкие, хищники, Марта погибла бы.

Прошло несколько недель, потом месяцы. Раненая нога постепенно заживала. Марта провела почти год у ручья на окраине палисандрового леса, лишь на короткое время возвращаясь в джунгли – чтобы запастись свежими фруктами и проведать обезьян. Иногда ей ужасно хотелось послушать хотя бы их невнятное бормотание. Это место стало ее вторым большим лагерем с хижиной и пирамидой. Марта описывала в дневнике все свои приключения и продолжала изучать лес. Он далеко не всюду был одинаковым. Попадались участки со старыми, умирающими палисандровыми деревьями. Здесь пауки сплетали особенно густую паутину, так что проникающий сюда свет становился синим и красным. Лес, описанный Мартой, напоминали Вилу катакомбы, но еще больше он походил на собор, в котором паутина играла роль цветного стекла. Марта никак не могла понять, зачем пауки делают такую густую паутину. Она долгие часы проводила под одним из таких деревьев, пытаясь разгадать тайну. Что-то сексуальное, так ей казалось. Но вот для пауков ли.., или для деревьев? На какой-то безумный миг Вилу вдруг захотелось заглянуть в ответ и сообщить его Марте; потом он покачал головой и вернулся к чтению.

Марта сумела определить большую часть жизненного цикла пауков. Она видела огромные количества насекомых, пойманных в паутину на границе палисандрового леса, а также застрявших в листве. Кроме того, Марта заметила, что опадающие листья очень часто оказываются размельченными, и правильно догадалась, что пауки создают гусеничные фермы, точно так, как это делают муравьи с растительной тлей. Она проделала работу, которая была под силу лишь настоящему натуралисту, оснащенному необходимыми оборудованием.

Но я так ни разу и не болела в лесу, Леля. Тайна. Неужели за пятьдесят миллионов лет эволюция ушла так далеко, что я оказалась вне досягаемости яда, выделяемого экскрементами пауков? Я не могу в это поверить, потому что яд поражает все живые существа, способные двигаться. Скорее всего дело тут в нашей медицинской системе – меня защищают панфаги.

Вил оторвался от рукописи. Это, конечно, еще далеко не конец. Оставалось по меньшей мере два миллиона слов.

Он встал, подошел к окну и выключил свет. На противоположной стороне улицы, в доме братьев, Дазгубта, еще темно. Звезды бледной пылью облепили небо, вырисовывая кроны деревьев. Прошедший день тянулся удивительно долго. Возможно, из-за полета в Калафию – Вил увидел два заката. Но скорее всего из-за дневника. Вил знал, что продолжит читать его. И что потратит на него гораздо больше времени, чем того требует само расследование.

Глава 10

Вилу Бриерсону сны всегда начинали сниться под утро. Когда он был помоложе, они, как правило, поднимали ему настроение; теперь же сны сидели в засаде и поджидали своего часа, как враги.

Прощай, прощай, прощай... Вил плакал и плакал, но рыдания выходили беззвучными, а слез практически не было. Он держал за руку молчащую женщину, закутанную в светло-синие тени. Ее лицо принадлежало Вирджинии и одновременно Марте. Она печально улыбнулась – и ее улыбка не могла опровергнуть правду, которая была известна им обоим... Прощай, прощай, прощай. Его легкие давно опустели, но он продолжал рыдать, выдавливая из себя остатки воздуха. Теперь Вил видел сквозь женщину оттенки синего и голубого. А потом она исчезла, и то, что он хотел спасти, было потеряно навсегда.

***

Вил проснулся от того, что ему не хватало воздуха. Он сделал такой глубокий выдох и, взглянув на серый потолок, вспомнил рекламу из своего детства. Расхваливались медицинские мониторы: мол, шесть часов утра – самое опасное для здоровья время, и многие люди страдают от остановки дыхания и сердечных приступов как раз перед тем, как проснуться, – и как этого можно избежать, если купить автоматический монитор.

При современном уровне медицины такого случиться не могло. Во-первых, роботы-защитники Елены и Деллы, парящие над домом, вели за ним постоянное наблюдение, во-вторых – Вил кисло улыбнулся, – было десять утра. Он спал почти девять часов – и все равно проснулся, чувствуя себя разбитым.

Вил поплелся в ванную и смыл странную влагу, которую обнаружил возле глаз. Он всегда старался производить впечатление спокойствия и уверенности в собственных силах, особенно на своих клиентов. Это было не слишком трудно: внешне он очень походил на танк, а спокойствие являлось одной из самых характерных черт Вила Бриерсона. За время его долгой карьеры изредка возникали дела, которые заставляли Вила нервничать, но это естественно – кто станет веселиться, когда над головой свистят пули. Вил не раз видел, как у других людей случались нервные срывы. Несмотря на рекламу, которую получали случаи, подобные Канзасскому вторжению, большая часть насильственных смертей в его эру приходилась на скандалы в семьях, когда люди не выдерживали напряжения на работе, или у них не складывалась личная жизнь.

Вил уныло улыбнулся своему изображению в зеркале. Он никогда не думал, что подобная история может произойти с ним самим. Теперь каждый раз перед тем, как проснуться, он блуждал долгими тропами ночных кошмаров. И похоже, что дальше будет только хуже.

Вил распахнул окна, приглашая в дом утренние запахи и звуки. Будь он проклят, если позволит ночным кошмарам парализовать себя. Днем должна зайти Лу. Они обсудят, как ей лучше осуществить проверку оружия выстехов и кого следует допросить следующим. Пока же у него еще оставалось полно работы. Елена была права, предложив внимательно изучить жизнь каждого выстеха после Уничтожения. В особенности ему хотелось узнать подробности о заброшенной колонии Санчеса.

Он едва приступил к работе, когда заявился Хуан Шансон. Собственной персоной.

– Вил, мой мальчик! Мне хотелось поболтать с тобой. Бриерсон впустил гостя, раздумывая над тем, почему выстех предварительно не позвонил ему. Шансон начал быстро расхаживать по гостиной, как всегда, излучая нервную энергию.

– Bias Spanol, Вил?

– Si, – не подумав, ответил Вил; он довольно сносно говорил на испано-негритянском диалекте.

– Buen, – продолжал археолог. – Понимаешь, я чертовски устал от английского. Все время не хватает нужных слов. Могу спорить, некоторые люди считают меня из-за этого дураком.

Вил только успевал кивать. На диалекте Шансон говорил еще быстрее, чем по-английски. Это производило впечатление – хотя далеко не все удавалось разобрать.

Шансон перестал мерить гостиную шагами и ткнул большим пальцем в потолок.

– Я полагаю, наши друзья слышат каждое слово, которое произносится здесь?

– М-м, нет. Идет постоянная фиксация функций моего тела, но без моей команды разговор записываться не будет.

И я попросил Лу позаботиться о том, чтобы Елена не могла подслушивать меня без моего ведома.

Шансон понимающе улыбнулся.

– Ну, они тебе еще и не то пообещают. – Он положил на стол серый продолговатый предмет; на одном из его концов мигнул красный огонек. – Вот теперь можно утверждать, что их обещания окажутся выполненными. Наш разговор не будет записан.

Он жестом пригласил Бриерсона сесть.

– Мы ведь говорили с тобой об Уничтожении, не так ли?

– Si.

Несколько раз. Шансон махнул рукой.

– Конечно. Я со всеми говорил об этом. Только вот кто мне поверил? Пятьдесят миллионов лет назад человеческая раса была погублена. Вил. Разве для тебя это не имеет никакого значения?

Бриерсон откинулся на спинку кресла. Утро было испорчено.

– Хуан, проблема Уничтожения очень важна для меня. Вила выкинули из собственного времени почти за столетие до этого. Именно тогда умерли в его сердце Вирджиния, Анна и В. В. Бриерсон-младший, хотя из их биографий Вил знал, что они дожили до начала двадцать третьего века. Его самого протащили через сто тысяч лет, теперь он жил в пятидесятом мегагоду. Даже и без Уничтожения он находился в таком далеком будущем, про которое никто в его время и не думал. Предполагалось, что человеческая раса к этому моменту уже прекратит свое существование.

– Многие выстехи, – продолжал Вил, – не верят во вторжение инопланетян. Алиса Робинсон полагает, что человеческая раса вымерла ближе к концу двадцать третьего века. Кроме того, если вторжение произошло на самом деле, было бы множество беженцев. Однако никто из нас ни разу никого не видел – кроме последних выстехов из 2201 и 2202 годов.

Шансон презрительно фыркнул.

– Робинсоны самые настоящие идиоты! Они подгоняют факты под свои слюнявые теории. Я провел тысячи лет в реальном времени, пытаясь разобраться в этой проблеме, Вил. Я исследовал каждый квадратный сантиметр Земли и Луны при помощи всех известных человеку методик. Билл Санчес проделал аналогичную работу с остальными планетами Солнечной системы. Я переговорил со спасенными низтехами; большинство выстехов считают меня помешанным – им кажется, что я злоупотребляю их гостеприимством. Я не понимаю многого в собственной теории об инопланетянах, но кое в чем мне удалось разобраться. Из двадцать первого века не было беженцев потому, что инопланетяне умели блокировать действие генераторов пузырей; у них имелась более мощная версия поля подавления Вачендона. Уничтожение человечества не имело ничего общего с ядерной войной двадцатого века – все было кончено за несколько недель. У меня есть рисунки, высеченные на камнях в Норкроссе, они относятся к 2230 году. Судя по всему, с самого начала войны инопланетяне использовали какое-то специальное, действующее только на людей оружие. С другой стороны, запись на ванадии, которую Билли Санчес обнаружил на спутнике Сатурна, по-видимому, относилась к более позднему времени. Все это связано с появлением новых кратеров здесь и на астероидах. Инопланетяне подавляли остатки сопротивления при помощи ядерного оружия.

– Ну, не знаю, Хуан. Это происходило так давно – как теперь можно опровергнуть или доказать какие-либо теории? Гораздо важнее сейчас сделать все, чтобы нашему поселению сопутствовал успех, и человечество получило шанс.

Шансон наклонился над столом, его лицо стало еще более напряженным;

– Именно. Но неужели ты сам не понимаешь? У инопланетян тоже есть генераторы пузырей. То, что уничтожило цивилизацию ранее, снова грозит нам гибелью.

– Через пятьдесят миллионов лет? Зачем им это?

– Не знаю. В подобных расследованиях далеко не все удается выяснить, как бы терпеливо и тщательно они ни проводились. Однако мне кажется, что тогда, в двадцать третьем веке, чаша весов колебалась. Инопланетяне в конце концов использовали все свои ресурсы, и их едва хватило для победы. Война очень ослабила врага; возможно, инопланетяне даже оказались на грани вымирания. Они ушли из Солнечной системы на миллионы лет. Но про нас не забыли.

– Вы думаете, они готовятся к новому вторжению?

– Этого я больше всего и боялся, однако сейчас мне начинает казаться, что они будут действовать иначе. Их осталось слишком мало. Теперь они постараются разделить нас и поссорить друг с другом. Убийство Марты было только началом.

– Что?

Шансон улыбнулся быстрой гневной улыбкой.

– Игра перестает носить чисто академический интерес, мой мальчик, не правда ли? Подумай сам: совершив это убийство, они нанесли нам серьезный удар. Ведь именно Марта является автором плана Королевых.

– Вы хотите сказать, инопланетяне среди нас? Я считал, что выстехи в состоянии контролировать появление всех кораблей, входящих в Солнечную систему.

– Конечно, хотя остальные на это никогда не обращали особого внимания. Одно из самых безопасных мест для долговременной базы – орбиты комет. Пузыри возвращаются оттуда в Солнечную систему каждые несколько сотен тысяч лет. И только я заметил, что на Землю прилетает больше пузырей, чем покидает ее. С огромным трудом я создал систему слежения. За прошедшие мегагоды мне удалось обнаружить три пузыря, влетевших в Солнечную систему по гиперболическим орбитам. Два из них оказались в реальном времени внутри ловушки, которую я им приготовил. Вил, они начали стрелять, как только вышли из стасиса.

– И воспользовались мощными полями подавления Вачендона?

– Нет. Думаю, техника инопланетян едва ли намного лучше нашей. Так или иначе, мне удалось их уничтожить.

Вил удивленно посмотрел на маленького человечка. Как и все выстехи, Шансон был фанатиком; всякий, кто преследует свою цель в течение нескольких веков, неизбежно становится маньяком. Над выводами Шансона смеялись почти все выстехи, однако он не обращал на них внимания и делал все, что было в его силах, чтобы защитить других от угрозы, в которую никто не верил. Если Шансон прав...

Во рту Вила вдруг пересохло. Он начал понимать, к чему клонит гость.

– А что произошло с третьим, Хуан? – тихо спросил он. Снова та же гневная улыбка.

– Третий пузырь появился здесь совсем недавно и успел произвести разведку прежде, чем я занял позицию. Меня обвели вокруг пальца. Когда я вернулся на Землю, враг уже был здесь и утверждал, что он человек – Делла Лу, давно ушедший в космос астронавт. Твой партнер – чудовище, Вил.

Вил старался не думать о могучих роботах, висевших над его домом.

– У вас есть какие-нибудь серьезные доказательства? Делла Лу была вполне реальной личностью. Шансон рассмеялся.

– Теперь инопланетяне совсем слабы. Подобного рода диверсии – единственное, что им остается. Ты ведь и сам видел эту �Деллу Лу�, когда она только появилась среди нас. Назвать подобное существо человеком.., смешно! Объяснять же ее странную внешность долгими годами, проведенными в одиночестве, просто несерьезно – это самая настоящая чепуха. Лично мне более двух тысяч лет, но я веду себя совершенно нормально.

– Она провела все это время в одиночестве. – На словах Вил продолжал защищать Деллу, однако теперь он вспомнил их первую встречу на пляже, ее странную манеру двигаться, холодный, ничего не выражающий взгляд. – Я уверен, что медицинский тест дал бы нам ответы на все вопросы.

– Может быть, да, а может быть, и нет. У меня есть основания полагать, что инопланетяне очень похожи на людей. Если их медицина достигла таких же успехов, как наша, то им ничего не стоит сделать так, чтобы внутренности �Деллы Лу� соответствен вали человеческим стандартам. Что же до химических проб, то на них и вовсе полагаться нельзя.

– Кому еще вы об этом говорили?

– Елене. Филиппу. Не волнуйся, я не делал публичных обвинений. Лу знает, что кто-то атаковал ее на входе в Солнечную систему, но мне кажется, ей неизвестно, кто именно. Она может предположить, что это были роботы. Даже если Лу прибыла сюда одна, она все равно представляет для нас страшную опасность, Вил. Мы не можем выступить против нее до тех пор, пока все выстехи не решат, что им следует объединиться. Я молюсь, чтобы это произошло до того, как она уничтожит нашу колонию.

– Не знаю, верит ли мне Филипп, – продолжал Шансон. – Надеюсь, он будет действовать с нами заодно, если нам удастся привлечь остальных на свою сторону. Что же до Елены... Я уже сказал тебе, что она играла второстепенную роль – все серьезные вопросы решала Марта. Елена сделала кое-какие тесты и считает, что враг не способен на подобное. На нее странное поведение Лу не произвело никакого впечатления. Дело в том, что Елена совершенно лишена воображения.

Возможно, ты окажешься ключевой фигурой в этой игре. Вил. Ведь ты общаешься с Лу каждый день. Рано или поздно она допустит ошибку, и тогда ты убедишься в моей правоте. Очень важно, чтобы ты был готов к этому моменту. Если нам повезет, ее ошибка проявится какой-нибудь малозаметной мелочью, которую ты сумеешь внешне проигнорировать. Если тебе удастся скрыть от Лу свое знание, тогда, возможно, ты выживешь. А оставшись в живых, ты, вероятно, сможешь убедить Елену в нашей правоте.

А если враг меня убьет, то Шансон получит неопровержимую улику.

Глава 11

Делла Лу прилетела незадолго до полудня. Вил вышел встречать ее на улицу. Роботы-защитники, которыми его снабдили Елена и Делла, продолжали честно нести свою службу, зависнув в нескольких сотнях метров над домом. Интересно, подумал Вил, как будет выглядеть сражение между двумя роботами, и удастся ли ему пережить это сражение. До сих пор Вил рассчитывал, что робот Деллы защитит его в случае необходимости от Елены; теперь же стало ясно, что мог возникнуть и обратный вариант.

Пока Делла Лу шла к нему, Вил изо всех сил старался сохранить невозмутимое выражение лица.

– Привет!

Хотя Вил помнил, какой Делла была вначале, сейчас он не мог поверить в обвинения Шансона. Она была одета в розовую блузку и широкие брюки. Короткая челка, совсем как у девчонки, открытая естественная улыбка.

– Привет, Делла.

Он улыбнулся ей в ответ. Оставалось только надеяться, что его улыбка получилась такой же естественной. Делла первой вошла в дом.

– Мы с Еленой не смогли прийти к единому мнению и хотели, чтобы ты...

Внезапно она замолчала, и ее тело напряглось. Быстро обойдя вокруг стола, женщина внимательно осмотрела его поверхность. Неожиданно блеснуло что-то круглое. Лу подняла маленький, почти невесомый предмет.

– Ты знаешь, что комната прослушивалась?

– Нет!

Вил подошел к столу. Сферическое углубление диаметром в сантиметр красовалось на том месте, где ставил свое продолговатое устройство Шансон.

Делла протянула ему серебристый шарик, который размером точно соответствовал углублению в столе, и сказала:

– Извини, что пришлось испортить твой стол, но я решила сразу накрыть эту штуку пузырем. Некоторые �жучки� кусаются, когда их пытаются обезвредить.

Вил посмотрел на свое лицо, которое отражалось в крохотной сфере. Внутри могло содержаться все что угодно.

– Как тебе удалось обнаружить его? Делла пожала плечами.

– �Жучок� слишком маленький, робот-защитник не заметил. Здесь у меня встроены кое-какие дополнительные устройства. – Она похлопала себя по лбу. – Я лучше подготовлена для подобного рода вещей, чем обычный человек. Я могу видеть в ультрафиолетовом и инфракрасном спектрах, например... Большинство выстехов не затрудняли себя подобными приспособлениями, но иногда они весьма полезны.

М-да. Вил несколько лет прожил с вживленными в мозг электродами, и ему это совсем не понравилось.

Делла прошла через комнату и присела на подлокотник кресла. Потом поставила ноги на сиденье и подперла подбородок руками. Ее детская поза странно контрастировала с тем, что она сказала:

– Мой робот подсказывает мне, что твоим последним посетителем был Хуан Шансон. Он подходил к столу?

– Да. Он сидел именно там.

– Г-м. Очень глупый трюк – слишком велика вероятность, что �жучка� обнаружат. Зачем он приходил?

Вил подготовился к этому вопросу, поэтому ответил быстро и небрежно:

– Упражнялся в риторике, как обычно. Ему кто-то доложил, что я говорю на испано-негритянском диалекте. Боюсь, теперь я стану его любимым собеседником.

– Думаю, за визитом Шансона стоит нечто более серьезное. Я не смогла договориться с ним о встрече. Он ни разу не отказал прямо, но всякий раз возникало бесчисленное количество отговорок. Кроме него, разговора с нами пытается избежать только Филипп Генет. Нам следует занести этих людей на первые места в списке подозреваемых.

Делла Лу доказывала правоту Хуана гораздо лучше, чем он сам.

– Дай мне немного подумать... А что послужило причиной ваших разногласий с Еленой?

– Елена хочет засадить Тэмми в пузырь на ближайшее столетие – до тех пор, пока низтехи не �пустят корни�.

– А ты возражаешь?

– Конечно. У меня есть на это несколько причин. Я обещала Робинсонам, что с Тэмми все будет в порядке. Именно поэтому я и отказываюсь передать ее Елене. Кроме того, я обещала дать Тэмми возможность очистить от подозрений семейное имя. По словам Тэмми, это будет возможно, только если она сможет действовать в реальном времени.

– Дону Робинсону наверняка наплевать на свое доброе имя. Его семья попала в список подозреваемых, а ему по-прежнему требуются сторонники. Если Тэмми окажется в пузыре, она не сможет убедить новых добровольцев последовать за ней.

– Да, практически то же самое говорит и Елена. – Делла спрыгнула с кресла и села на него, как полагается. Переплетя пальцы, она некоторое время смотрела на Вила. – Когда я была совсем молодой – еще моложе, чем ты, – я работала полицейским на Мирную Власть. Не знаю, понимаешь ли ты, что это значит. Мирная Власть была настоящим правительством, что бы они сами при этом ни утверждали. Исполняя свои обязанности, я придерживалась совсем не той морали, какой следуешь ты. Основой моей морали были долговременные цели Мирной Власти. Мои собственные интересы, интересы других людей – все это стояло на втором плане, я твердо верила, что судьба человечества зависит от достижения Мирной Властью своих целей. В исторических книгах в основном пишут о том, как я остановила проект �Возрождение� и помогла свергнуть Мирную Власть, но до этого.., я совершала ради Мирной Власти весьма сомнительные поступки – взять хотя бы мое участие в Монгольской Операции.

– Так вот, – продолжала она, – та, молодая Делла Лу очень просто отнеслась бы к решению данной проблемы: риск, конечно, совсем невелик, но Тэмми может нести в себе угрозу. Та Делла Лу без малейших колебаний заключила бы Тэмми в пузырь или просто уничтожила бы ее – чтобы не рисковать.

– Но я выросла из этих взглядов. – Руки Деллы опустились, а лицо стало мягче. – В течение ста лет я жила среди людей, которые сами придумывали себе цели и охраняли свое благополучие. Нынешняя Делла Лу готова рискнуть; ей совсем небезразличны данные ею обещания.

Вил заставил себя вникнуть в возникшую проблему.

– Я тоже стараюсь соблюдать взятые на себя обязательства, однако в данном случае не совсем понимаю условия договора. И все же я склонен отпустить Тэмми на свободу. Пусть вербует себе сторонников, только без обруча интерфейса. Я сомневаюсь, что без него она сумеет причинить нам вред.

– Вполне возможно, что Робинсоны спрятали в укромном месте оборудование, добравшись до которого Тэмми вместе с вновь обращенными сможет ускользнуть из реального времени.

– Тогда получится, что Робинсоны заранее знали о готовящемся убийстве. Почему бы нам не отпустить Тэмми, предварительно напичкав все ее вещи �жучками�? Если она попытается что-то сделать, мы засунем ее в пузырь. Тэмми и ее семья по-прежнему остаются главными подозреваемыми. Если мы сейчас от нее избавимся, то, весьма вероятно, никогда не сможем раскрыть убийство... Как ты думаешь, Елена согласится на такой вариант?

– Да. Мы его обсуждали. Елена сказала, что не будет возражать, если тебя устроит подобное решение.

Вил поднял брови. Он был одновременно удивлен и польщен.

– Значит, вопрос решен. – Он выглянул в окно, стараясь придумать, как повернуть разговор к вопросу, который интересовал его больше всего. – Ты знаешь, Делла, у меня была семья. При помощи Грин-Инка я выяснил, что они дожили до Уничтожения. Мне бы очень не хотелось думать, что Моника права – и что человечество просто совершило самоубийство. Идеи Хуана мне кажутся не менее отвратительными. А что по этому поводу думаешь ты?

Вил надеялся, что ему удалось скрыть истинную причину, по которой он задал этот вопрос. К тому же эта проблема его действительно занимала, и ему было интересно узнать мнение Деллы.

Делла улыбнулась. Казалось, у нее не возникло никаких подозрений.

– Всегда легче выглядеть мудрым, когда ты делаешь мрачные прогнозы. Правда состоит в том, что.., никакого Уничтожения не было.

– Как это?

– Что-то произошло, но что именно... У нас только косвенные свидетельства.

– Да, �что-то� убило всех людей, которые находились вне стасиса. – Виду не удалось скрыть сарказма. Делла пожала плечами.

– Я так не думаю. Сейчас я попытаюсь дать свою интерпретацию этих косвенных свидетельств. Последние две тысячи лет развития цивилизации показали, что прогресс практически во всех случаях идет по экспоненте. С девятнадцатого века это стало очевидным. Люди начали экстраполировать тенденции. Результаты получились абсурдными: передвижение со скоростью звука – к середине двадцатого века, человек на Луне – чуть позже. Все это было достигнуто, а прогресс продолжался. Элементарные вычисления показывали, что к концу двадцать первого века потребляемая энергия, мощность компьютеров и скорость летательных аппаратов достигнут бессмысленно огромных величин. Более изощренные предсказатели утверждали, что должно наступить насыщение – в цифры, которые получались при прямом экстраполировании, было просто невозможно поверить.

– Гм-м. Мне кажется, они были правы, ведь 2100 год отличался от 2000-го не больше, чем 2000-й от 1900-го. Мы сумели существенно увеличить продолжительность жизни и выйти в космос, однако эти достижения укладывались в самые консервативные прогнозы, сделанные еще в двадцатом веке.

– Да, но ты забываешь о войне 1997 года, которая почти уничтожила человеческую расу. Потребовалось не менее пятидесяти лет, чтобы справиться с ее последствиями. После 2100 года мы снова вышли на экспоненциальную кривую. К 2200 году только слепцы могли отрицать, что мы оказались на пороге фантастических событий. Человечество практически достигло бессмертия. Мы стали отправляться в межзвездные путешествия. Компьютерные сети существенно увеличили интеллектуальные возможности человека – ожидался грандиозный скачок и в этой области тоже.

Делла замолчала, а потом, казалось, сменила тему разговора.

– Вил, тебя никогда не интересовало, что стало с человеком, в честь которого ты назван?

– С самим В. В.?.. Послушай! – с удивлением воскликнул он. – Ты ведь его действительно знала? Она улыбнулась.

– Я несколько раз встречалась с Вили Вачендоном. Он был весьма болезненным подростком, и мы находились во враждующих лагерях. Тебе известна его судьба после падения Мирной Власти?

– Ну, он столько всего изобрел, что я даже и не смогу назвать. Большую часть своей жизни он провел в космосе. После 2090 года я ничего о нем не слышал.

– Вили был самым настоящим гением. Уже тогда он умел пользоваться интерфейсом лучше, чем я это делаю сейчас. Чем больше проходило времени, тем меньше общего оставалось между ним и остальными людьми. Его разум витал в других реальностях.

– И ты думаешь, что нечто похожее случилось со всем человечеством?

Делла кивнула.

– К 2200 году люди научились усиливать человеческий интеллект. А разум – основа прогресса. Я полагаю, к середине столетия любая задача, в которой не содержалось внутренних противоречий, могла быть решена. Что же произойдет через пятьдесят лет после этого? Конечно, останется еще достаточно нерешенных проблем, но понять их суть нам будет уже не по силам.

– Называть это время �Уничтожением�, – продолжала Делла, – просто абсурдно. Это было Своеобразие – место, где экстраполяция прекращает свое действие, и возникают новые модели. И эти новые модели находятся за пределами нашего понимания.

Лицо Деллы сияло. Виду было очень трудно поверить, что перед ним существо, созданное �уничтожителями� земной цивилизации. Идеи, которые она высказала, были рождены человеком.

– Забавно, Вил. Я покинула цивилизацию в 2202 году. Мигель умер несколькими годами раньше. И это значило для меня больше, чем что бы то ни было. Я хотела некоторое время побыть одна, а миссия на звезду Гейтвуда идеально подходила для моих целей. Там я провела сорок лет, да еще находилась в стасисе около тысячи двухсот. Я была совершенно готова к тому, что, вернувшись, застану цивилизацию неузнаваемой. – Улыбка Деллы получилась немного кривой. – Но когда выяснилось, что Земля опустела, я была сильно удивлена. Ведь нет ничего более неожиданного, чем отсутствие всякого разума. Уже в девятнадцатом веке люди начали задумываться о назначении науки. И теперь для нас, находящихся по другую сторону Своеобразия, тайны науки и познания остаются не менее глубокими.

Уничтожения не было, Вил. Человечество просто получило выпускной диплом, а ты, я и остальные обитатели колонии пропустили день награждения.

– По-твоему, получается, что три триллиона людей просто перешли в другое измерение? В этом есть нечто мистическое, Делла.

Она пожала плечами.

– Разговоры о сверхчеловеческом разуме так или иначе связаны с религией. Если желаешь услышать религиозную версию... Ты когда-нибудь разговаривал с Джейсоном Маджем? Он утверждает, что Второе Пришествие Христа состоялось в двадцать третьем веке. Истинно верующие были спасены, остальные – уничтожены; а мы оказались прогульщиками.

Вил усмехнулся в ответ; он слышал Маджа. Его версия о Втором Пришествии тоже объясняла исчезновение людей – в одном аспекте даже лучше, чем теория Лу.

– Твои идеи мне нравятся больше, чем идеи Маджа. Но как ты объяснишь физические разрушения? Не только Шансон считает, что в конце двадцать третьего века применялось ядерное и биологическое оружие.

Делла немного поколебалась.

– Это единственное, что не укладывается в мою теорию. Когда я вернулась на Землю в 3400 году, я увидела множество доказательств того, что на Земле бушевала война. Кратеры уже успели зарасти, но с орбиты мне было видно, что ядерные удары наносились по городам. Архивы Шансона и Королевых гораздо лучше моих; они почти все четвертое тысячелетие провели в реальном времени, пытаясь понять, что же все-таки произошло; одновременно они спасали низтехов, попавших в это время случайно. Все напоминало обычную ядерную войну, которая велась без применения пузырей. Свидетельства применения биологического оружия куда менее очевидны.

Не знаю. Вил. Этим фактам должно быть какое-то объяснение. Тенденции развития в двадцать втором веке были такими явными... Я не могу поверить, что человечество совершило самоубийство. Может быть, люди просто устроили напоследок праздничный фейерверк. А может быть... Ты слышал о спортивном выживании?

– Только читал об этом в Грин-Инке.

– Физические кондиции всегда играли значительную роль в любой цивилизации. К концу двадцать второго века медицина автоматически поддерживала тело в прекрасном состоянии, так что люди начали работать над другими проблемами. Большинство представителей среднего класса владели поместьями в несколько тысяч гектаров. Некоторые объединенные владения были даже больше, чем иные государства двадцатого века. И тогда стало модно развивать в себе умение выжить в трудных условиях, не пользуясь современной техникой. Участников соревнований голыми выбрасывали в дикую природу – в Арктику, в джунгли.., куда именно, в строжайшем секрете решали судьи. Не разрешалось пользоваться никакими техническими приспособлениями, хотя медицинские роботы постоянно вели наблюдение за каждым участником, ведь временами возникали критические ситуации. Даже те, кто не принимал участия в соревнованиях, нередко проводили по несколько недель в году в условиях, которые оказались бы смертельными для обитателей городов двадцатого столетия. К 2200 году люди были куда крепче. Все они заботились о своем теле, что совсем не характерно для людей прежних эпох.

Вил кивнул. Марта на деле продемонстрировала способности человека двадцать второго века к выживанию.

– Как же это объясняет ядерную войну?

– Ну, есть одно объяснение, хотя и притянутое за уши... Представь себе, как обстояли дела перед началом эпохи Своеобразия. Люди сохранили интерес к примитивным условиям жизни. Для них ядерная война могла оказаться как раз подходящим испытанием на выживание.

– Да уж, это объяснение не назовешь серьезным. Делла развела руками.

– Выходит, Хуан оказался в меньшинстве со своими теориями об уничтожении человечества? – спросил Вил.

– Пожалуй. Елена согласна со мной. Однако не забывай, что до последнего времени у меня не было возможности обсуждать эту проблему. Я возвратилась в Солнечную систему на несколько лет в районе 3400 года. Люди находились в стасисе, я прочитала лишь послания: Королевы уже тогда призывали всех встретиться в пятидесятом мегагоду. Хуан Шансон оставил робота, который бесплатно сообщал всем желающим теории своего хозяина. Они могли спорить бесконечно, не имея возможности однозначно хоть что-нибудь доказать. А мне хотелось уверенности. И, как мне кажется, теперь она у меня есть.

На лице Деллы вновь возникла странная, кривая улыбка.

– Значит, ты вернулась в космос из-за этого?

– Да. То, что случилось с нами, должно было происходить и с другими – должно было! Вселенная огромная. Начиная с двадцатого века астрономы искали свидетельства наличия разумной жизни за пределами Солнечной системы. Им так и не удалось ничего найти. Мы размышляем о великом молчании на Земле, которое наступило после 2300 года; они размышляли о молчании звезд. Их тайна – космическая версия нашей.

– Но есть отличие, – продолжала Делла. – В космосе я могу путешествовать в любом направлении. Я была уверена, что рано или поздно обязательно найду расу, находящуюся на грани Своеобразия.

Вил слушал Деллу, и его охватила странная смесь страха и разочарования. Она знает то, о чем остальные могут только догадываться. Однако не исключено, что ее речам нельзя верить. А вопрос, который поможет отличить правду от лжи.., приведет к смертельному удару?

– Я пытался пользоваться твоей базой данных, но в них чертовски трудно разобраться.

– Ничего удивительного. За эти годы мои архивы понесли невосполнимый урон. Что же до моей личной базы данных.., ну, я ее довольно сильно обработала.

– Неужели ты не хочешь, чтобы другие люди увидели то, что видела ты?

Делла почему-то всегда помалкивала о времени, которое она провела там.

Она явно колебалась.

– Когда-то хотела. Теперь.., не уверена. Есть люди, которые не желают знать правду. Кто-то обстрелял меня, когда я вошла в Солнечную систему.

– Тебя обстреляли? – Бриерсон надеялся, что удивление в его голосе прозвучало искренне. – Кто?

– Понятия не имею. Моя защита работает в автоматическом режиме. Полагаю, это был Хуан Шансон. Он больше всех страшится пришельцев.

Вил неожиданно подумал об �инопланетянах�, которых, как признался сам Хуан, тот уничтожил. Может, некоторые из них были возвращавшимися на родную Землю астронавтами?

– Тебе повезло, – сказал Вил, проводя осторожную разведку.

– Везение тут ни при чем. В меня и раньше стреляли. Всякий раз, когда я нахожусь на расстоянии, не превышающем четверти светового года от звезды, я готова сражаться – или убежать.

– Значит, другие цивилизации существуют ? Делла надолго погрузилась в молчание. Казалось, она в очередной раз сменила личность, ее лицо стало бесстрастным и холодным.

– Разумная жизнь встречается очень редко. Я потратила на ее поиски девять тысяч лет, – наконец продолжила Делла, – распределенных на пятьдесят миллионов лет реального времени. В среднем моя скорость не превышала одной двадцатой скорости света. Но этого оказалось вполне достаточно. Я успела посетить Большое Магелланово Облако и Систему Форнакса, не говоря уже о нашей собственной галактике. Я останавливалась в десятках тысяч мест и видела очень странные вещи. Большинство медленно вращающихся звезд имеют планеты. Около десяти процентов этих звезд имеют планеты типа Земли. И почти на всех таких планетах есть жизнь.

– Если Моника Рейнс любит чистую жизнь, лишенную разума, то она любит одно из самых распространенных явлений во вселенной... За все девять тысяч лет, проведенных в космосе, я нашла только две разумные расы. – Делла посмотрела Вилу прямо в глаза. – Оба раза я опоздала. Первую расу я нашла в Форнаксе. Я разминулась с ними на миллиарды лет; даже их колонии на астероидах успели обратиться в пыль. Пузырей там не оказалось, и я не сумела определить, был ли их конец неожиданным.

Второй раз мне удалось подойти к разумной планете намного ближе – и в пространстве, и во времени. Эта звезда находится в самых глубинах галактики. Мир был красивым, больше Земли, а атмосфера такой плотной, что многие растения росли прямо в воздухе. Там жила раса кентавров. Я разминулась с ними на несколько мегалет. Их базы данных испарились, но космические колонии почти не пострадали.

Они исчезли так же внезапно, как человечество с Земли. Одно столетие они еще населяли свою планету, а в следующее – никото. Впрочем, были и отличия. Во-первых, я не нашла следов ядерной войны. Во-вторых, народ кентавров основал две межзвездные колонии. Я их посетила. Мне удалось обнаружить данные, говорящие о росте населения, независимом технологическом прогрессе.., а потом наступило их собственное Своеобразие. Я провела в этих системах две тысячи лет, распределенных на протяжении половины мегагода, изучила их так же тщательно, как Шансон и Санчес изучили нашу Солнечную систему.

У кентавров мне удалось обнаружить пузыри. Их было не так много, как поблизости от Земли, но и времени после Своеобразия прошло гораздо больше. Я знала, что рано или поздно обязательно с кем-нибудь встречусь.

– Так и произошло? – не утерпел Вил. Делла кивнула.

– Кого можно встретить через двести мегалет после исчезновения цивилизации?.. Кентавр вышел в реальное время, стреляя. Я бросилась бежать. И бежала пятьдесят световых лет, пока кентавр не потерял ко мне интерес. Затем, через несколько миллионов лет, я незаметно вернулась обратно. Как и следовало ожидать, он снова находился в стасисе, а в качестве защиты использовал роботов. Я оставила ему целую кучу сообщений, а также специальные устройства – если бы он дал им хотя бы полшанса, они научили бы его моему языку и убедили в моих мирных намерениях.

Его защитные силы, находящиеся в реальном времени, атаковали меня в ту же минуту, как услышали мои передачи. Я потеряла половину своих роботов-защитников, сдерживая атаки, и чуть не погибла сама; именно там были повреждены мои базы данных. Через тысячу лет сам кентавр вышел из стасиса. Тогда все его силы набросились на меня. Наши автоматы сражались еще тысячу лет. Я многое узнала. Кентавр хотел говорить, хотя уже давно разучился слушать. Последние двадцать тысяч лет своей жизни он провел в одиночестве. Когда-то, очень давно, он был ничуть не безумнее, чем большинство из нас, но двадцать тысяч лет выжгли его душу.

Делла немного помолчала. Может быть, она думала о том, что могут сделать девять тысяч лет с человеческой душой.

– Кентавр стал пленником определенной схемы, и эту схему не мог – и не хотел – сломать. Он считал свою звездную систему мавзолеем, который ему следует защищать от осквернения. Одного за другим он убивал кентавров, выходящих из стасиса. Он сражался по меньшей мере с четырьмя космическими странниками. Один только бог знает, кем они были – кентаврами-астронавтами или �деллами лу� из других рас.

Как и мы, кентавр не умел восстанавливать свои самые сложные машины. Он уже потерял большинство из них, когда я его нашла; на сто мегалет раньше у меня не было бы никаких шансов. Наверное, со временем я бы победила, однако мне пришлось бы уплатить за это тысячами лет своей жизни; а может быть, ценой была бы моя душа. В конце концов я решила оставить его в покое.

Делла долго молчала, а ее лицо медленно оттаивало... Почему в ее глазах появились слезы? Плакала ли она о последнем кентавре – или о проведенных в одиночестве тысячелетиях? Ведь ей так и не удалось раскрыть тайну исчезновения человечества.

– Девяти тысяч лет недостаточно. Артефакты, оставшиеся после Своеобразия, были такими многочисленными и разнообразными, что сомневающиеся могли просто их отбросить. А формы прогресса, вслед за которыми обязательно происходило исчезновение, можно объяснить как угодно, особенно на Земле, где остались следы войны.

Между тем, что утверждала Делла и что – все остальные, существовало серьезное различие, сообразил вдруг Вил. Она единственная не была ни в чем уверена до конца и постоянно искала доказательства. Невозможно поверить, что такой двусмысленный, полный сомнений рассказ придуман инопланетянами для прикрытия... Проклятие, она казалась куда более человечной, чем Шансон!

Делла улыбнулась, но даже не попыталась стряхнуть влагу с ресниц.

– В конечном счете есть только одна возможность точно узнать, в чем состоит Своеобразие, – находиться на месте, когда оно происходит. Королевы собрали вместе всех, кто остался на Земле. Я думаю, у нас достаточно людей. Может быть, нам потребуется несколько столетий, но если мы сумеем заново отстроить цивилизацию, то сможем устроить свое собственное Своеобразие.

И на этот раз я ни за что не пропущу день выдачи дипломов.

Глава 12

На следующей неделе Вил отправился на вечеринку на Северное побережье.

Там собрались практически все, даже кое-кто из выстехов. Делла и Елена отсутствовали, а Тэмми было сказано, что ей не следует участвовать в подобных мероприятиях. Вил заметил, что Блюменталь и Генет тоже здесь. Сегодня они выглядели почти так же, как и все остальные. Их роботы-защитники парили высоко в небе, почти невидимые в ярком солнечном свете. Впервые с начала расследования убийства Марты Вил не чувствовал себя посторонним. Его собственные роботы-защитники затерялись среди других, а когда они попадались кому-нибудь на глаза, то казались не более угрожающими, чем воздушные шары, украсившие лужайку.

Каждую неделю проходило две вечеринки, одна в Королеве – ее спонсировало Нью-Мексико, а другая на Северном побережье – за ее организацию отвечали Мирники. По словам Рохана, обе группы из кожи вон лезли, чтобы заполучить в свои ряды тех, кто не принадлежал ни к одной из этих группировок.

Люди отдельными группами расположились на одеялах в разных концах лужайки. Многие толпились вокруг жаровен, от которых аппетитно пахло мясом. Большинство были одеты в шорты и футболки. Отличить представителей Мирников от республиканцев НМ и от неприсоединившихся казалось делом совсем непростым.

Сам Стив Фрейли принимал участие в вечеринке. Его приближенные, устроившиеся на складных стульях, вели себя несколько скованно, зато были одеты в гражданское. Глава Мирной Власти Ким Тиуланг подошел к Стиву Фрейли и пожал ему руку. Издалека их разговор выглядев вполне дружелюбным...

Елена отправила Вила на вечеринку, чтобы оценить, насколько популярны ее планы. Что ж, инспектору Бриерсону пришлось ехать на этот пикник по долгу службы, но братья Дазгубта – да и элементарный здравый смысл – говорили ему, что нельзя все время только работать. Теперь он был рад, что пришел сюда, и это чувство не имело ничего с общего с долгом.

Ландшафт Северного побережья произвел на Вила сильнейшее впечатление. Здесь все разительно отличалось от южного берега Внутреннего моря. Сорокаметровые скалы круто спускались на узкие пляжи. Лужайки перед скалами были ничуть не хуже, чем в любом цивилизованном парке. В нескольких сотнях метров на север скалы переходили в холмы, поросшие деревьями и цветами, и поднимались все выше и выше, к самому небу. Три водопада сбегали по склонам. Эта картина напоминала волшебную сказку.

Но сам по себе прекрасный вид лишь в небольшой степени способствовал хорошему настроению Вила. За последние несколько недель он видел множество прекрасных пейзажей, чистых и нетронутых – противники урбанизации о таких могли только мечтать. Впрочем, временами ему начинало казаться, что это строгая и классическая красота усыпальницы, куда время от времени приходит некий призрак, чтобы поплакать на дорогих могилах.

Вил оторвал взгляд от горных вершин и посмотрел на толпы отдыхающих. Толпы!.. На губах инспектора Бриерсона заиграла непрошеная улыбка. Двести, триста человек – в одном месте. Сейчас он понял, что у них действительно есть шанс, что у, них могут быть дети и будущее, что красота не пропадет даром.

– Эй, лентяй, раз уж ты не собираешься помочь нам с едой, то хотя бы подвинься! – К нему подошли улыбающиеся Рохан и Дилип. Братьев сопровождали две женщины. Симпатичная азиатка, подружка Рохана, весело кивнула Вилу. Другая девушка была черноволосой и ослепительно красивой – Дилип знал толк в женщинах.

– Вил, это Гейл Паркер, сотрудник Фрейли. На девушке были длинные шорты и хлопчатобумажная кофточка; Вил в жизни не догадался бы, что она из правительства Нью-Мексико.

Девушка протянула ему руку, – Мне всегда хотелось посмотреть на вас, инспектор. С тех пор, как я себя помню, мне рассказывали разные истории о здоровенном черном коварном северянине по имени В. В. Бриерсон... – Она оглядела его с ног до головы. – На вид вы не кажетесь таким уж опасным.

Вил неуверенно взял руку Гейл и тут заметил хитрый блеск в ее глазах. Он встречал немало жителей Нью-Мексико после их вторжения на свободные земли. Некоторые даже не знали его имени. Многие были ему благодарны, считая, что он помог свергнуть правительство Нью-Мексико. Другие – те, кто до сих пор сохранил преданность старым идеям, – ненавидели Вила всеми силами души, придавая его личности уж слишком большое значение.

Вил улыбнулся и ответил девушке таким же беззаботным тоном:

– Мадам, я действительно большой и черный, но совершенно не коварный.

Реплику Гейл прервал невероятно громкий голос, разнесшийся по всей лужайке:

– ДРУЗЬЯ... – После небольшой паузы усиленный голос Продолжал уже не так громко:

– Ой, это слишком... Друзья, я прошу уделить мне несколько минут вашего времени. Подружка Рохана негромко проговорила:

– Как замечательно – речь!

Она говорила по-английски с сильным акцентом, но Виду показалось, что он уловил в словах девушки сарказм. Сам он надеялся, что после отбытия Дона Робинсона ему больше не придется выслушивать �дружеских� речей. Захотелось посмотреть, кто собирается попотчевать их выступлением. У микрофона стоял глава Мирников, который разговаривал с Фрейли несколько минут назад.

Дилип протянул Виду банку с пивом.

– Советую выпить, друг. Это единственное, что может тебя спасти.

Вил торжественно кивнул и открыл банку. Худощавый Мирник продолжал:

– Вот уже третий раз мы, Мирники, организуем вечеринку. Если вы были на предыдущих, то знаете, что мы собираемся сделать сообщение, но не хотим беспокоить вас длинными речами. Теперь, когда мы уже достаточно познакомились, я надеюсь, у вас хватит терпения меня немного послушать. – Тиуланг нервно рассмеялся, и в ответ послышались сочувственные смешки.

Вил глотнул пива и внимательно посмотрел на оратора. Он мог поспорить на что угодно, что этот парень действительно смущен и что он не привык выступать перед большой аудиторией. Вил уже успел изучить историю Тиуланга. С 2010 года до падения Мирной Власти в 2048 году Ким Тиуланг был Директором Азии. Он правил третью планеты. �Если ты диктатор, – подумал Вил, – тебе совсем не обязательно производить впечатление уверенного в себе человека�.

– Кстати, я предупредил президента Фрейли о своих намерениях и предложил ему выступить с ответной речью. Он с благодарностью отклонил мое предложение.

Фрейли встал и сложил руки рупором.

– Вот придете на нашу вечеринку... Послышался смех, а Вил нахмурился. Фрейли – самый настоящий солдафон, для него не характерны красивые поступки. Тиуланг снова обратился к собравшимся:

– Ладно. В чем я хочу вас убедить? Присоединиться к Миру. Если нет, то продемонстрировать солидарность с интересами всех низтехов, которых представляют Мир и республика Нью-Мексико... Почему я прошу вас об этом? Мирная Власть пришла и ушла до того, как многие из вас появились на свет; то, что вы о ней слышали, – самые обычные выдумки, которые победители рассказывают о побежденных врагах. Но вы должны знать: Мирная Власть всегда стояла за выживание и благополучие человечества.

Голос Тиуланга стал тише.

– Дамы и господа, не вызывает сомнения одно: наше поведение в последующие несколько лет определит, выживет ли человеческая раса. Все зависит от нас. Ради будущего человечества мы не можем слепо следовать за Королевой или другими выстехами. Поймите меня правильно: я восхищаюсь Королевой и другими. Я испытываю к ним чувство глубокой благодарности. Они дали нашей расе еще один шанс. План Королевых кажется очень простым и щедрым. Елена обещала, что, эксплуатируя свои фабрики, она сумеет поддерживать нынешний уровень жизни еще несколько десятилетий. – Тиуланг показал на холодильники для пива и жаровни. – Королева утверждает, что ее оборудование придет в негодность на столетия раньше, чем в том случае, если бы она использовала его только для своих нужд. Пройдут годы, и системы одна за другой начнут выходить из строя. Мы сможем рассчитывать только на то, что сумеем к тому времени создать сами.

– Таким образом, – продолжал Тиуланг, – в нашем распоряжении есть всего несколько десятилетий, чтобы построить новые машины.., или превратиться в дикарей. Королева и другие выстехи снабдили нас инструментами и базами данных, чтобы мы создали свои собственные средства производства. Думаю, мы все понимаем серьезность сложившегося положения. Сегодня я пожал несколько рук и заметил мозоли, которых там раньше не было. Я говорил с людьми, которые работают по двенадцать-пятнадцать часов в день. Пройдет совсем немного времени, и такие встречи, как эта, станут единственным перерывом в борьбе за выживание.

Тиуланг сделал паузу, и девушка-азиатка негромко рассмеялась.

– Вот оно, сейчас.

– Кто возражает против разумных доводов?.. Но Мирную Власть и наших друзей из республики Нью-Мексико не устраивают методы Елены Королевой. Мы с вами словно попали в старую, как мир, сказку об уехавшем в дальние страны господине, о королеве в замке и о рабах, до седьмого пота трудящихся в полях. По причинам, которые так и не были раскрыты, Елена Королева отдает информацию и оборудование отдельным людям – и никогда не отдает организациям. У одиночек, не присоединившихся к той или иной из двух группировок, есть только одна возможность во всем разобраться – следовать указаниям Королевой.., вырабатывая навыки рабского труда.

Вил опустил банку с пивом. Теперь все собравшиеся молча слушали Мирника. Елена, конечно же, тоже слушала эту речь, но поняла ли она, к чему клонит Тиуланг? Скорее всего нет; слова главы Мирной Власти оказались полной неожиданностью для самого Вила, а он полагал, что уже оценил все доводы, которые можно привести против плана Королевых. Интерпретация Тиуланга была тонким и скорее всего бессознательным извращением плана Марты. Елена раздавала орудия труда и оборудование в соответствии с тем, чем каждый человек занимался раньше. Если кто-то решал передать полученное Мирной Власти или республике – это его личное дело; Елена никогда не запрещала подобных передач.

Более того, она не давала никаких указаний: люди могли пользоваться ее дарами по собственному усмотрению. Королева просто делала общим достоянием свои базы данных, необходимые для данного типа производства. Любой мог ими пользоваться, чтобы совершать сделки и координировать дальнейшее развитие производства. Те, кому это удастся лучше, естественно, вырвутся вперед, но сказать, что они обречены на �рабский� труд... Только государственные деятели могут потерять что-то при таком развитии событий.

Вил посмотрел на собравшихся людей. Он не верил, что слова Тиуланга произведут впечатление на низтехов, не принадлежащих ни к какому правительству. План Марты сводил все к самому обычному бизнесу – насколько это возможно при данных обстоятельствах. Но для Мирников и республиканцев подобные идеи были чуждыми. И эта разница в восприятии могла привести к гибели плана Марты.

Ким Тиуланг тоже наблюдал за аудиторией, дожидаясь, пока люди осмыслят его доводы.

– Я не думаю, что кто-нибудь из вас хочет быть рабом, но разве мы сможем избежать этого, если Королева обладает таким колоссальным преимуществом в техническом оснащении?.. Я хочу поделиться с вами одним секретом. Выстехи нуждаются в нас больше, чем мы в них. Если бы выстехов совсем не было, у человеческой расы еще оставались бы какие-то шансы на выживание. У нас есть то, что действительно необходимо, – люди. Мы, Мирники, республиканцы и те, кто еще не определился в своих симпатиях.., всего нас почти триста человек. Больше, чем в любой другой колонии после Уничтожения. Наши биологи утверждают, что этого генетического материала достаточно – с самым маленьким запасом, – чтобы возродить человеческую расу. Без нас выстехи обречены. И они это знают.

Поэтому главное – мы должны держаться вместе. Мы находимся в таком положении, что можем ввести демократию, когда правит большинство.

Гейл Паркер за спиной Вила проговорила:

– Боже мой, какой лицемер! Мирная Власть за все годы своего правления ни разу не заикнулась о выборах – ведь тогда они вершили судьбы человечества.

– Если мне удалось убедить вас в необходимости единства – честно говоря, нужда эта столь очевидна, что об этом, на мой взгляд, даже не стоит особенно распространяться, – остается еще один вопрос: почему Мир для вас лучше, чем республика?

Человечество однажды уже стояло перед пропастью. В начале двадцать первого века эпидемии уничтожили миллиарды людей. Потом, как и сейчас, высокая технология оказалась доступной всем. И случилась беда – население уменьшилось до критических цифр. В истории человечества нет правительства, которое обладало бы более надежным опытом в решении подобных проблем, чем Мирная Власть. Мы сумели отвести человечество от края пропасти. Что бы ни говорили о Мирной Власти, никто не станет отрицать, что мы эксперты по выживанию... Тиуланг неуверенно пожал плечами.

– Вот, собственно, и все, что я хотел сказать. Подумайте о моих словах. Какие бы решения вы ни приняли, я надеюсь, сначала вы все тщательно взвесите. Мои люди и я будем счастливы ответить на любые вопросы, но это лучше делать в частном порядке.

Тиуланг выключил усилитель.

Все зашумели. Многие последовали за Тиулангом к его павильону возле будочки, где выдавалось пиво.

Вил покачал головой. Этот тип привел ряд достаточно серьезных доводов. Люди, естественно, не поверили всему, что он сказал. Гейл Паркер устроила для братьев Дазгубта небольшой экскурс в историю. Мирная Власть олицетворяла собой страшное зло в начале двадцать первого столетия, а сам Вил жил в достаточной близости от того времени, чтобы знать правду. Конечно, дружеская, скромная манера держаться произвела хорошее впечатление на людей, немного смягчив мрачную репутацию Мирников, но мало кто поверит в пропаганду достоинств Мирной Власти.

Прислушиваясь к разговорам вокруг. Вил понял: общая оценка положения, данная Тиулангом, не оставила аудиторию безразличной. Особенно его утверждение, что политика Королевой направлена на то, чтобы держать жителей колонии в повиновении. Похоже, людям понравился его постулат о необходимости �солидарности� против �королевы из замка�. Особенно популярной была мысль Тиуланга о восстановлении демократии. Вил понимал, почему эту идею с таким удовольствием восприняли республиканцы из Нью-Мексико: правление большинства – основной принцип их системы. А если большинство решит, что все люди с темной кожей должны работать бесплатно? Или что следует оккупировать Канзас? Неужели неприсоединившиеся жители колонии проглотят подобную приманку?

Бриерсон поднялся на ноги.

– Пойду принесу чего-нибудь поесть. Вам захватить пива? Дилип оторвался от дискуссии с Паркер:

– Нет, мы хорошо запаслись.

– Ладно. Скоро вернусь.

Он не торопясь пошел через лужайку, аккуратно обходя одеяла, на которых расположились отдыхающие. До него долетали обрывки разговоров: энтузиазм Мирников, недоверие республиканцев, которые, однако, признавали �исходную мудрость� речи Тиуланга, и самые разнообразные мнения неприсоединившихся. Добравшись до еды, Вил наполнил пару тарелок. У политических дебатов было одно достоинство – ему не пришлось стоять в очереди.

Неожиданно за спиной раздался иронический бас:

– Этот Тиуланг – настоящий клоун, не правда ли?

Вил обернулся.

Его союзник был одет в плотное и не слишком чистое одеяние. При росте метр семьдесят он был достаточно низким, чтобы Вил смог разглядеть его выбритую макушку. На лице говорящего застыла неподвижная улыбка.

– Привет, Джейсон.

Бриерсон постарался скрыть появившееся в голосе раздражение. Из всех здесь собравшихся только один человек разделял его мысли – Джейсон Мадж, профессиональный сумасшедший! Это уж слишком!

Вил продолжал идти вдоль столов, наполняя тарелки. Джейсон следовал за ним, не обращая ни малейшего внимания на еду и занимаясь собственным анализом бреда Тиуланга: Тиуланг совершенно не правильно понимает кризис Человека, он хочет увести человечество от истинной веры; Мирники, республиканцы и сторонники Королевой с каждым днем все глубже погружаются в пучину неверия.

Изредка Вил что-то бормотал в ответ, избегая осмысленных фраз. Добравшись до конца столов, он вдруг сообразил, что ему не пронести еду, которую он набрал на тарелки, через лужайку, не растеряв половины по пути; часть придется съесть прямо здесь. Вил поставил тарелки и набросился на пирожки с сосисками.

Мадж кружил вокруг, решив, что Бриерсон остановился его послушать. Стоило Маджу начать говорить, как он уже не мог замолчать. Правда, сейчас он произносил свои речи сравнительно тихо. Чуть раньше он стоял на возвышении в северной части лужайки и без передышки вещал в течение четверти часа. Его голос даже без усилителей разносился над лужайкой не хуже голоса Тиуланга. И хотя он говорил очень громко, слова нанизывались одно на другое с невероятной скоростью, причем каждое начиналось с заглавной буквы. Смысл проповедей Маджа был очень прост, он всегда повторял одно и то же: нынешние люди являлись прогульщиками, избежавшими Второго Пришествия Господа. Он, Джейсон Мадж, пророк третьего и последнего пришествия. Все должны покаяться, получить отпущение грехов и ждать спасения, которое последует незамедлительно.

Поначалу речи Маджа показались людям забавными. Кто-то выкрикнул, что, учитывая многочисленные пришествия, Мадж, похоже, очень любит ходить в гости. Насмешки лишь усиливали пыл Джейсона; он будет говорить до самого Судного дня, если останется хоть один не раскаявшийся грешник. Наконец, к проповеднику подошли братья Дазгубта и что-то коротко ему сказали. И речи закончились. Потом Вил спросил у них об этом эпизоде. Смущенно улыбнувшись, Рохан ответил:

– Мы обещали сбросить его со скалы, если он не перестанет на нас кричать.

Зная Дилипа и Рохана, невозможно было поверить в серьезность их угроз. Однако на Маджа они произвели впечатление; он оказался из тех пророков, которые не стремятся стать мучениками.

И вот Джейсон слонялся по лужайке, пытаясь найти себе слушателя... Вил с тоской жевал рогалик с яйцом. Хорошо бы извлечь хоть какую-нибудь пользу из �общения� с этим типом. Делла и Елена давно потеряли интерес к Маджу, но Вил впервые разговаривал с ним один на один.

Строго говоря, Джейсон Мадж был выстехом. Он покинул цивилизацию в 2200 году, уверенный, что второе пришествие Христа произойдет в конце следующего столетия. Очевидно, история обожает посмеяться над людьми – Мадж не выдержал напряжения и запузырился прямо в 2299 год, надеясь попасть в последние дни греховного мира. К сожалению, к 2299 году человечество исчезло с лица Земли; Мадж оказался на пустой планете. Он охотно и весьма пространно объяснял всем и каждому, что ошибся, трактуя библейские предсказания. На самом деле Второе Пришествие произошло в 2250 году. Более того, его ошибки были предопределены судьбой, как наказание за гордыню – ведь он попытался �избежать трудностей и сразу попасть в лучший мир�. Но Господь в Его бесконечной доброте дал Джейсону еще один шанс. Как пророк, пропустивший Второе Пришествие, Джейсон был назначен пастырем несчастного, потерявшего всякий стыд стада, которое будет спасено во время третьего пришествия.

О религии достаточно. Грин-Инк показал Вилу и другую сторону этого человека. До 2197 года Джейсон работал системным программистом. Когда Вил узнал это, имя Маджа сразу передвинулось вверх в списке подозреваемых лиц. Псих с дипломом, вне всякого сомнения, хотел, чтобы Королевы потерпели неудачу. А кроме того, специальность этого психа вполне могла дать ему возможность оставить Марту вне стасиса.

Елена не подозревала его. Она говорила, что к концу двадцать второго столетия большинство профессий требовало знания системного программирования. А с учетом того, что продолжительность жизни существенно увеличилась, многие люди овладевали несколькими специальностями. С тех пор, как закончилась Эпоха Человека, пути Маджа и Королевых пересекались не один раз, и Мадж всегда нуждался в помощи. Из всех выстехов, добровольно покинувших цивилизацию, у него было самое плохое оборудование: его флайер не мог покидать земную орбиту, у него не было роботов-защитников, его архивы состояли лишь из нескольких религиозных сочинений.

И все же Вил не стал исключать Маджа из списка подозреваемых. Вряд ли человек способен так надежно скрывать свои возможности, тем не менее не исключено, что Мадж спрятал кое-какое оборудование. Вил попросил Елену проследить за Маджем, чтобы проверить, не выходит ли он на связь с какими-нибудь роботами.

Теперь у Вила появилась возможность на деле продемонстрировать � легендарную смекалку Бриерсона�. Наблюдая за Маджем, он понял, что маленький человечек не нуждается в обратной связи. До тех пор, пока его слушают, Мадж будет говорить. В состоянии ли он вообще реагировать на вопросы? Посмотрим.

Вил поднял руку и вставил короткую реплику:

– Мы не нуждаемся в сверхъестественных объяснениях происшедшего. Хуан Шансон утверждает, что Уничтожение учинили инопланетяне.

Филиппики Маджа продолжались еще почти секунду, прежде чем он сообразил, что ему ответили. Мадж на мгновение раскрыл рот, а потом.., рассмеялся.

– Этот вероотступник? Не понимаю, откуда такая вера в его слова! Шансон отрекся от Христа ради фальшивого блеска науки. – Последнее слово Мадж произнес так, словно это было ругательство. Джейсон покачал головой, а его улыбка стала еще шире. – Но ваш вопрос весьма показателен. Мы и в самом деле должны учесть...

Последний пророк придвинулся поближе к Виду и сделал очередную попытку заставить его понять...

...и Вил в самом деле понял. Джейсону Маджу требовались люди. Когда-то давно, в прошлом, маленький человечек решил, что единственная возможность привлечь внимание других людей – говорить о космических проблемах. И чем напряженнее он пытался объяснить что-то, тем недружелюбнее становилась аудитория; в конце концов сам факт, что у него есть хоть какие-то слушатели, становился триумфом. Если интуиция Бриерсона хоть чего-нибудь стоит, Елена права: Джейсона Маджа можно вычеркнуть из списка подозреваемых.

***

Казалось, разница невелика – в сутках двадцать четыре часа или двадцать пять. Но этот лишний час был одной из самых приятных вещей в новом мире. Похоже, впервые в жизни теперь у всех на все хватало времени: и сделать дела, и даже немного подумать. Конечно, говорили колонисты, пройдет время, и мы привыкнем. Однако неделя проходила за неделей, а эффект оставался.

Длинный день начал клониться к вечеру, и постепенно напряженность, возникшая после речи Тиуланга, прошла. Внимание собравшихся переключилось на волейбольные площадки, устроенные в северной части лужайки. Наступило приятное, бездумное время отдыха.

Бриерсон всегда любил подобные мероприятия. Но сегодня с течением времени он все сильнее ощущал беспокойство. Почему? Если все люди Земли собрались здесь, значит, человек, который отправил его в будущее, тоже отдыхает вместе со всеми. Где-то в радиусе двухсот метров находится тот, кто причинил ему столько боли!.. Раньше Вил полагал, что сможет не обращать на это внимания; ему даже показалось забавным, что Королева боится, как бы Бриерсон не начал мстить обидчику.

Как он плохо себя знал... Вил вдруг понял, что смотрит на игроков, пытаясь найти лицо из далекого Прошлого. Он начал допускать элементарные ошибки, больше того, в какой-то момент он врезался в другого игрока.

После последней ошибки Вил решил, что лучше ему понаблюдать за игрой из зрительских рядов. Да и кого он ищет? Дело о растрате было совсем простым; найти преступника не составляло никакого труда. Подозревались трое: Парнишка, Заместитель и Сторож – так Вил назвал их для себя. Еще несколько дней – и он арестовал бы виновного. Однако Бриерсон недооценил то состояние паники, в котором находился преступник, – в этом и заключалась его главная ошибка. Было украдено совсем немного; только безумец мог решиться запузырить следователя, зная, что за это его ждет страшное наказание.

Парнишка, Заместитель, Сторож. Вил даже не помнил их имен, зато лица четко запечатлелись в его памяти. Вне всякого сомнения, Королевы изменили внешность преступника, но Вил был уверен, что через некоторое время сумеет его узнать.

Это безумие. Он практически пообещал Елене, а еще раньше Марте, что не станет мстить. Да и что мог он сделать, если бы нашел своего врага? Во всяком случае, жизнь стала бы для этого подонка куда менее приятной, чем раньше... И тем не менее Бриерсон внимательно разглядывал людей, собравшихся на вечеринку, – давал о себе знать тридцатилетний опыт работы в полиции. Вскоре Вил покинул территорию спортивных площадок и начал медленно обходить парк.

Большую часть присутствующих волейбол не заинтересовал. Бродя с деланно равнодушным видом, Вил внимательно наблюдал, не пытается ли кто-нибудь избежать с ним встречи. Ничего похожего.

Потом Бриерсон начал переходить от одной группы к другой. Он держался совершенно спокойно и даже весело. В прежние времена такое поведение было естественным для него; сейчас это было двойным обманом. Откуда-то сверху за каждым его шагом следила Елена... Наверное, довольна. Инспектор делал именно то, чего она хотела, – за два часа ему удалось поговорить почти с половиной неприсоединившихся, при этом ни один из них не догадался, что он действует как официальное лицо. Вил кое-что узнал: например, многие прекрасно понимали, что стоит за словами Тиуланга. Хорошая новость для Елены.

Одновременно Вил занимался собственным расследованием. Поболтав минут десять или пятнадцать, он вычеркивал еще одного подозреваемого из своего списка. Бриерсон старался как можно лучше запомнить лица и имена. Незнакомец, сидевший в самой глубине его существа, ужасно радовался тому, что он так ловко дурачит Елену.

Враг должен обязательно держаться в стороне от других. Интересно, как такой тип станет прятаться? Ответа на этот вопрос у Вила не было. Он заметил, что здесь практически нет одиночек. Оказавшись на опустевшей Земле, люди старались держаться ближе друг к другу, изо всех сил пытаясь помочь тем, чья боль была особенно острой. Вил видел, что очень многие прячут невыносимые страдания за маской веселости. Некоторые люди вышли из стасиса всего месяц или два назад, для них боль потери особенно остра. Наверняка были случаи психических срывов; как Елена справляется с ними? Вполне возможно, что того, кого пытался отыскать Бриерсон, здесь нет. Впрочем, это не имеет значения. Вернувшись домой, Вил проверит имена присутствовавших на вечеринке людей по спискам жителей колонии. И сразу выяснит, кто решил отсидеться дома. После следующей вечеринки или двух он уже будет точно знать, за кем охотиться.

***

Солнце медленно опускалось, и Вил, выросший в средних широтах, был потрясен. Тени сгустились, зелень лужаек и склонов холмов постепенно приобрела красноватый оттенок; сейчас больше чем обычно окружающий пейзаж напоминал картину художника-фантаста. Небо сначала стало золотистым, а потом багровым. Сумерки быстро перешли в ночь, возле волейбольной площадки зажегся свет. Кое-где вспыхнули костры; их веселый желтый огонь соревновался с голубым мерцанием вокруг спортивных площадок.

Вил поговорил почти со всеми неприсоединившимися и примерно с двадцатью Мирниками. Не так уж и много, но ведь ему приходилось двигаться очень медленно, чтобы ввести в заблуждение Елену и быть уверенным в том, что его никто не обманывает.

Темнота освободила Вила от навязчивой идеи; теперь не было никакого смысла вступать с кем-нибудь в разговор. Он вернулся к спортивной площадке, чувствуя легкое возбуждение. Он даже перестал стыдиться того, что обманывает Елену. Не прикладывая особых усилий, он сегодня отлично на нее поработал. О некоторых услышанных доводах и рассуждениях Елена никогда не говорила.

Вдалеке от света костров сидели люди, тихо и напряженно беседующие. Вил уже почти подошел к спортивной площадке, когда наткнулся на одну из таких групп – почти тридцать человек, только женщины. Присмотревшись внимательнее, он узнал Гейл Паркер и кое-кого еще. Здесь были представители всех группировок. Вил остановился, и Паркер подняла голову. В ее взгляде не было прежнего дружелюбия. Вил пошел прочь, чувствуя на себе сердитые взгляды.

Он знал, что они обсуждали. Люди, вроде Кима Тиуланга, могли рассуждать о возрождении человеческой расы. Для этого требовался высокий уровень рождаемости в течение по крайней мере века. Без устройств для искусственного выращивания зародышей эта задача полностью ляжет на плечи женщин. Значит, женщины превратятся в рабов, причем совсем не тех, о которых говорил Тиуланг. Этих рабов будут любить и оберегать – и они сами, может быть, станут верить в то, что так и надо, – но ведь именно на их хрупкие плечи ляжет самая тяжелая ноша. Так было раньше. В начале двадцать первого века эпидемии практически покончили с человечеством, а многие из тех, кто остался в живых, были не способны иметь детей. Женщины того времени играли очень своеобразную роль в жизни. Родители Вила выросли как раз в те времена: единственной серьезной проблемой, из-за которой у них возникали ссоры, было желание его матери открыть собственное дело.

Установить рабство матерей сейчас гораздо сложнее. Эти люди пришли сюда не из времен страшных войн и эпидемий. Если не считать Мирников, они все происходили из конца двадцать первого и двадцать второго веков. Женщины были высокообразованными, большинство из них имело по несколько специальностей. Довольно часто они чем-то руководили. И нередко романы завязывались по их инициативе. Многим из двадцать второго века исполнилось по шестьдесят или семьдесят лет – молодые и прекрасные тела скрывали богатый опыт; с ними нельзя говорить с позиции силы.

...И тем не менее Гейл и остальные прекрасно понимали, что в ближайшем будущем расу людей ждет полное уничтожение, если женщины не пойдут на жертвы. Вопрос заключался в том, на что соглашаться, а на что нет. Какие выдвинуть требования и какие принять. Вила радовало, что ему не надо участвовать в этих совещаниях.

Впереди в воздух взлетело что-то ослепительно яркое, а потом быстро опустилось на землю. Вил поднял голову и бросился бежать, заставив себя выкинуть из головы все посторонние мысли. Свет вспыхнул снова, и по лужайке заметались тени. Кто-то принес сверко-мяч! С трех сторон волейбольной площадки уже собралась большая толпа. Бриерсон подобрался поближе, чтобы посмотреть на игру.

Неожиданно Вил сообразил, что глупо улыбается. Сверко-мячи были новинкой, они появились всего за несколько месяцев до того.., до того, как его запузырили. Подобные мячи оказались новинкой для Мирников и даже для республиканцев. Мяч на ощупь и размерами ничем не отличался от обычного волейбольного – только его поверхность светилась ярким светом. Команды играли в полной темноте, лишь при свете, идущем от мяча, и Вил знал, что первые несколько партий будут ужасно забавными. Мяч превращался в центр вселенной. Через несколько мгновений вы уже не видите своих товарищей по команде – и не чувствуете земли под ногами. Игроки из рядов Мирников и республиканцев большую часть времени провели, валяясь на земле. С дальней стороны площадки раздался веселый смех: сразу трое зрителей неожиданно оказались на траве. Этот мяч был лучше, чем те, что Вилу доводилось видеть. Каждый раз, когда он отскакивал от чего-нибудь, раздавался мелодичный звук, а свет его становился золотисто-желтым. Очень впечатляющий трюк.

Однако не у всех возникали проблемы. Вне всякого сомнения, Тюнк Блюменталь прекрасно умел играть в сверко-мяч. На самом деле главная проблема Тюнка заключалась в том, чтобы играть, не выделяясь среди своих партнеров. Выстех, не менее массивный, чем Вил, однако двухметрового роста, двигался быстро и обладал прекрасной координацией. Тем не менее, когда он отходил на второй план и давал возможность другим играть, ни у кого не складывалось ощущение, что он держится свысока. Тюнк – единственный из продвинутых путешественников – тесно общался с низтехами.

Через некоторое время все игроки поняли, как нужно играть в сверко-мяч: они меньше смотрели на него, а принялись следить друг за другом. И что гораздо важнее, они наблюдали за тенями; тени превратились в длинные извивающиеся пальцы, указывающие, где только что побывал мяч и куда он направляется.

Партия следовала за партией – мяч был только один, а поиграть хотелось многим. Вил довольно быстро отказался от желания попасть на спортивную площадку. Он бродил в толпе, наблюдая за мечущимися тенями и световыми бликами, которые на мгновение выхватывали то одно лицо, то другое. Забавно – взрослые вели себя словно дети!..

Одно лицо привлекло внимание Вила: Ким Тиуланг стоял немного в стороне от толпы, метрах в пяти от Бриерсона. Несмотря на то, что Тиуланг являлся главой Мирников, он не нуждался в свите �адъютантов�, как Стив Фрейли. Невысокого роста, Тиуланг прятался в тени, и лишь время от времени ослепительные вспышки выхватывали из темноты его застывшую улыбку и ничего не выражающий взгляд.

Вила поразила хрупкость Мирника. Таких, как он, не существовало в то время, когда жил Вил – если не считать некоторых безумцев или жертв метаболических несчастных случаев. Тело Кима Тиуланга было старым; оно находилось в финальной стадии старения, которая до середины двадцать первого века ограничивала продолжительность жизни примерно до ста лет.

Ким прожил менее восьмидесяти лет. Если сравнивать его с � молодежью� из двадцать второго века, он самый настоящий юнец. К примеру, Елена прожила в реальном времени около трех веков, не говоря уже о том, что Делле Лу около девяти тысяч лет. И тем не менее в каком-то смысле Тиуланг был старше Королевой и Лу.

Бриерсон посмотрел отчет Грин-Инка об этом человеке. Ким Тиуланг родился в 1967 году – за два гида до того, как люди начали освоение космоса, за тридцать лет до того, как началась Война и эпидемии, и по крайней мере за пятьдесят лет до того, как родилась Делла Лу. В определенном смысле Ким Тиуланг действительно был самым старым человеком на Земле.

Он родился в Кампучии в разгар одной из войн двадцатого века Несмотря на то, что некоторые из войн ограничивались пространством времени, они были столь же ужасны, как и то, что последовало за кризисом 1997 года. Детство Тиуланга пропиталось смертью – в отличие от эпидемий двадцать первого века, когда убийцы не имели лица, смерть в Кампучии являлась результатом голода, стрельбы и разрушений. Грин-Инк утверждал, что вся семья Тиуланга исчезла во время этих событий.., и маленький Ким оказался в США. Он был очень способным ребенком – к 1997 году уже получил докторскую степень по физике и начал работать на организацию, которая свергла правительство того времени и превратилась в Мирную Власть.

Сведения, относящиеся к последующему периоду, представляли собой газетные статьи, которые отражали все, что происходило в мире и в жизни Тиуланга. Никто, не знал, имел ли он отношение к эпидемиям. (Впрочем, не было неопровержимых доказательств того, что именно Мирники виноваты в разразившихся на Земле эпидемиях.) К 2010 году этот человек стал Директором Азии и держал треть Земли в строгом порядке. Его репутация была лучше, чем у других Директоров; если не считать восстания в Монголии, Тиулангу удалось избежать кровопролития в больших масштабах. Ким Тиуланг оставался у власти до самого ее падения в 2048 году – для него с тех пор прошло меньше четырех месяцев. Поэтому, хотя Ким Тиуланг и родился на несколько десятилетий раньше, чем кто-либо из живущих ныне людей, не это, а его прошлое выделяло диктатора среди остальных жителей колонии. Юность Директора Азии прошла в мире, где люди регулярно уничтожали других людей. Он был единственным, кто правил и убивал для того, чтобы остаться у власти. Рядом с ним Стив Фрейли скорее напоминал президента выпускного класса в колледже.

После сильного удара сверко-мяч взлетел над толпой, осветив Тиуланга, – и Вил увидел, что Мирник смотрит на него. Чуть улыбнувшись, Ким подошел к Бриерсону. Вблизи Вил заметил, что лицо бывшего диктатора покрыто морщинами и оспинками. Наверное, от старости?

– Ваша фамилия Бриерсон и вы работаете на Королеву? – Голос Тиуланга едва перекрывал смех и крики. Блики света продолжали причудливый танец. Вил ощетинился, но потом решил, что пока его еще не обвиняли в предательстве интересов низтехов.

– Я расследую убийство Марты Королевой.

– Гм-м. За последние несколько недель я прочитал кое-что интересное, мистер Бриерсон. – Тиуланг сложил руки на груди и усмехнулся. – Знаете, эти годы прошли совсем не плохо, на лучшее трудно было рассчитывать. Я всегда считал, что без Мирной Власти человечество себя уничтожит... Может, так оно и произошло, но вы Более столетия обходились без нас – наверное, во многом благодаря открытию бессмертия. Эта штука действительно работает? Вы выглядите лет на двадцать...

Бриерсон кивнул.

– Однако мне пятьдесят.

Тиуланг постучал каблуком по земле. В его голосе послышалась печаль.

– Да. Похоже, теперь и я смогу этим воспользоваться. Перспектива помогает смягчить взгляд на вещи. А еще я прочитал, как ваши историки описывают Мирную Власть. Из нас сделали самых настоящих монстров! Да, черт возьми, было всякое... – Он снова посмотрел на Вила, и его голос стал более резким. – Но я действительно убежден: человеческая раса попала в трудное положение, и Мирная Власть лучше других сможет справиться с проблемой. Вы очень важны для нас, Бриерсон. Мы знаем, что Королева прислушивается к вам... Не перебивайте меня, пожалуйста! Мы тоже можем поговорить с ней в любой момент, но нам известно, что она уважает ваше мнение. Если вы верите в то, что я вам сейчас говорю, значит, у нас есть шанс, что и она нам поверит.

– Ладно, – сказал Вил. – Но в чем смысл ваших намерений? Вы возражаете против политики Елены, хотите ввести правление большинства... А что будет, если ваши люди не добьются победы? Республиканцы из Нью-Мексико имеют гораздо больше общего с неприсоединившимися и выстехами, чем вы. Если мы вернемся к системе государственного правления, скорее именно Фрейли и его люди окажутся у власти. Вы готовы принять такой исход?

Или в этом случае вы возьмете власть силой, как в конце двадцатого века?

Тиуланг посмотрел по сторонам, словно хотел убедиться в том, что их никто не подслушивает.

– Думаю, мы победим, Бриерсон. Мирная Власть успешно решала и не такие проблемы. Но даже если мы не победим, наш опыт все равно пригодится. Я разговаривал со Стивеном Фрейли. Вам он, наверное, кажется слишком жестким... Мне – нет. Он немного глуповат и любит смотреть на* людей свысока, однако между собой мы с ним всегда сможем договориться.

– Между собой?

– Это еще один вопрос, который я хотел с вами обсудить. – Тиуланг бросил осторожный взгляд куда-то за плечо Вила. – Есть силы, о существовании которых Королева должна знать. Не все хотят мирного разрешения проблем. Если выстехи поддержат одну сторону, мы... – Мирник внезапно замолчал, а вспышка света высветила его лицо с застывшей гримасой ненависти.., или страха. – Сейчас я больше не могу говорить. Не могу. – Он повернулся и неловко зашагал прочь.

Вил огляделся и не увидел поблизости ни одного знакомого лица. Что спугнуло Тиуланга?..

Вил начал медленно перемещаться вокруг площадки, наблюдая за игрой и зрителями.

Прошло несколько минут. Партия закончилась. Начались обычные веселые споры. Тюнк Блюменталь предложил �сыграть во что-нибудь новенькое�. Общий шум немного стих, когда Тюнк начал объяснения, и опустили волейбольную сетку. Затем игра возобновилась, и Вил увидел, что Блюменталь действительно придумал нечто новое.

Тюнк встал на линию подачи, и сверко-мяч пролетел через площадку над головами игроков другой команды. Когда он пересекал дальнюю границу площадки, последовала зеленая вспышка, и мяч отскочил, словно ударился о какую-то незримую преграду. Он полетел назад и вверх – и отскочил вниз от невидимого потолка. Когда мяч ударился о землю, он стал желтого цвета. Тюнк подал еще раз, теперь другому краю площадки. Мяч отскочил, как от вертикальной стены, затем ударился о невидимую заднюю стенку, а потом о другую боковую. Зеленые вспышки сопровождались четкими звуками ударов. Толпа примолкла, если не считать отдельных удивленных восклицаний. Значит, команды оказались в ловушке? Эта мысль пришла в голову нескольким игрокам одновременно. Они подбежали к невидимым стенам и протянули руки, чтобы их потрогать. Один из них потерял равновесие и упал на землю.

– Тут ничего нет!

Блюменталь объяснил простые правила, и началась игра. Поначалу царила сплошная неразбериха, но уже через несколько минут игроки разобралась, что к чему. Это была странная смесь волейбола и гандбола. Вил не мог представить себе, как такой трюк вообще возможен, но зрелище было крайне интересное. Раньше мяч летал по изящным параболам, меняя направление только после ударов игроков; теперь он отскакивал от невидимых преград – и вслед за ним прыгали тени.

– Бриерсон! Почему стоим в сторонке? Вам нужно выйти на площадку. Я видел, вы отлично играете.

Вил повернулся на голос. Это был Филипп Генет с двумя подружками из числа Мирников. На девушках были надеты открытые кофточки и трусики от бикини; темнокожий Генет щеголял в шортах. Выстех шел между девушками, обнимая их за талии.

Вил рассмеялся.

– Мне пришлось бы долго тренироваться, чтобы успешно участвовать в таком диком мероприятии. Впрочем, у вас бы наверняка отлично получилось.

Генет пожал плечами и притянул к себе женщин. Он был одного с Бриерсоном роста, однако весил килограммов на пятнадцать меньше, так что казался худощавым.

– Не знаете, откуда взялся сверко-мяч?

– Понятия не имею. Наверное, принес кто-то из продвинутых путешественников.

– Это уж точно. Ну, у вас в двадцать первом веке было что-то похожее: нужно засунуть в мяч навигационный процессор и высокоинтенсивный источник света, и вот вы уже можете играть в волейбол ночью. Однако посмотрите на него, Бриерсон. – Выстех кивнул в сторону сверко-мяча, который метался по площадке, отскакивая от невидимых барьеров. – Он снабжен устройством для управления тяготением и вместе с навигационным процессором создает отражающие стены. Я играл в эту игру раньше. Подобный мяч способен один выполнять функции целой команды. Если не хватает одного человека, вы сообщаете мячу – и в дополнение к стенам он создаст недостающего игрока. Вы можете играть даже в одиночестве, нужно только сообщить ему уровень умения и стратегию воображаемых противников.

Интересно. Вил почувствовал, что его внимание разделено между описанием игры и самим выстехом. Он впервые разговаривал с Генетом. Когда Бриерсон смотрел на него издалека, Генет казался мрачным и неразговорчивым, в полном соответствии с теми сведениями, которые выдавал о нем Грин-Инк. Сейчас же он был возбужденным и почти веселым.., и еще более неприятным. Этому человеку было присуще высокомерие, характерное для очень богатых и очень глупых людей. Разговаривая, Генет все время гладил своих подружек по попкам. У Вила возникло ощущение, словно в мерцающих вспышках света перед ним развертывается стриптиз. Представление было одновременно завораживающим и отвратительным. Во времена Бриерсона многие люди легко относились к сексу вне зависимости от того, занимались ли они им для удовольствия или за деньги. Но тут другое: Генет обращался с подружками, словно с собственностью – так поглаживают красивую мебель. Девушки не возражали. Эта парочка была прямой противоположностью тем женщинам, что составляли группу Гейл Паркер.

Генет искоса посмотрел на Вила и улыбнулся.

– Да, Бриерсон, сверко-мяч попал сюда от выстехов. Такие мячи не выпускались до... – Он помолчал, консультируясь со своей базой данных. – До 2195 года. Вам не кажется странным, что на вечеринку его принесли республиканцы Нью-Мексико?

– Очевидно, какой-нибудь выстех дал им мяч несколько раньше. – Вил ответил резко, потому что его отвлекали руки Генета.

– Очевидно. Однако подумайте о том, что это может означать, Бриерсон. Республиканцы являются одной из двух самых крупных группировок, без них план Королевых не реализовать. Нью-Мексико любит править; из истории – моей собственной, и из вашего личного опыта – мы знаем, что лишь техническая отсталость мешает им подчинить себе остальных... А теперь представьте: какой-то выстех решил победить Королеву. Чтобы помешать осуществлению ее плана, необходимо сотрудничать с республиканцами. Выстех может обеспечить их роботами, современными генераторами и другим оборудованием. Королева, так же как и остальные выстехи, не может себе позволить не считаться с республиканцами; они необходимы, если мы хотим восстановить цивилизацию. Выходит, нам придется капитулировать перед тем, кто стоит за этим заговором.

Тиуланг пытался сказать мне нечто похожее.

Прохладный вечерний ветерок вдруг показался Вилу ледяным. Странно, что такая невинная вещь, как сверко-мяч, стала первым свидетельством попытки захвата власти. Каким образом это отразится на списке подозреваемых? Тэмми Робинсон могла воспользоваться сверко-мячом в качестве взятки, чтобы заполучить сторонников. А может быть, прав Шансон, и сила, положившая конец цивилизации в двадцать третьем веке, продолжает действовать. Или враг просто стремится к власти и ради достижения своей цели готов рискнуть уничтожением всей колонии.

Вил посмотрел на Генета. В начале вечеринки Бриерсон с огорчением думал о том, что вновь могут возникнуть так называемые демократические правительства. Теперь же он вспомнил о существовании более примитивных и опасных форм правления.

От Генета исходило чувство уверенности в себе, более того, выстех любовался собой. Неожиданно Вил подумал, что он способен подсунуть ему улику, привлечь к ней внимание, а потом с наслаждением наблюдать за его сомнениями.

Вероятно, на лице Вила что-то отразилось, потому что улыбка Генета стала шире. Он приподнял кофточку одной из девушек и занялся своей � собственностью�. Вил немного расслабился; за годы работы в полиции он не раз имел дело с очень неприятными людьми. Этот выстех мог оказаться врагом; а мог и не оказаться. Пока же Вил не позволит ему раздразнить себя.

– Вы знаете, что я расследую убийство Марты, мистер Генет. Я передам Елене ваши слова. Как по-вашему, что нам следует сделать?

– �Сообщите�? – хихикнул Генет. – Мой дорогой Бриерсон, я ни секунды не сомневаюсь в том, что каждое наше слово попадает прямо к ней... Однако вы правы. Гораздо проще притворяться. А вы, низтехи, будете вести себя соответственно. Тогда никто и сплетничать не станет.

– Ну а относительно того, что следует сделать, – продолжал Генет, – я не советовал бы вам предпринимать никаких решительных действий. Мы не знаем, был ли сверко-мяч ошибкой или тонким заявлением о победе. Я предлагаю установить за республиканцами постоянное наблюдение. Если появление мяча – результат ошибки, мы сможем без проблем им помешать. Лично я не считаю, что НМ получила значительную помощь; мы бы это заметили. – Он еще несколько мгновений наблюдал за игрой, а потом повернулся к Вилу:

– Наверное, вы будете особенно рады, если события примут такой оборот, Бриерсон.

– Если они связаны с убийством Марты, мы решим и эту загадку.

– Я имел в виду совсем другое. Вас ведь тайно запузырили из вашего времени?

Вил коротко кивнул.

– Вы когда-нибудь интересовались, что стало с тем типом, который проделал это с вами? – Генет сделал паузу, но Бриерсон был не в силах даже кивнуть. – Наша милая Елена, конечно, не захотела поделиться с вами информацией, но я считаю, что вы имеете право знать его имя. Негодяя поймали, у меня есть запись процесса над ним. Не знаю, как этот болван надеялся избежать правосудия. Суд вынес обычный приговор: его запузырили так, чтобы он вышел в реальное время через месяц после вас. По-моему, будет только справедливо, если вы с ним поквитаетесь. Однако Марта и Елена работают иначе, они спасали всех, кого могли, считая, что каждый новый человек увеличивает шансы колонии на выживание.

Марта и Елена взяли с преступника слово, что он будет держаться от вас подальше. Потом изменили его внешность и послали жить в республику Нью-Мексико. Они полагали, что он сможет затеряться там в толпе. – Генет рассмеялся. – Теперь, я думаю, вы понимаете, почему я сказал, что вас обрадует такой поворот событий, Бриерсон. Получив возможность оказать давление на НМ, вы растопчите насекомое, из-за которого попали сюда. – Он заметил удивление на лице Вила. – Думаете, я вас разыгрываю? Проверить мои слова совсем не трудно. Директор НМ, президент или как там они его называют.., прямо влюбился в вашего приятеля. Он теперь работает на Фрейли. Я видел их вместе всего несколько минут назад, на другой стороне спортивной площадки.

Худое лицо Генета расплылось в улыбке. Выстех обнял покрепче свою �собственность� и скрылся в темноте.

– Проверьте мои слова, Бриерсон. Вы еще получите удовольствие от жизни.

– После того как Генет ушел, Вил несколько минут стоял не шевелясь. Он следил за игрой, но его глаза больше не были прикованы к сверко-мячу. Наконец, Бриерсон повернулся и пошел вдоль толпы. Мяч освещал его путь всякий раз, когда взлетал на головами болельщиков.

Стив Фрейли и его друзья сидели у дальнего края площадки. Каким-то образом им удалось уговорить остальных зрителей отойти в сторону, так что они наблюдали за игрой сидя. Вил остался стоять в толпе. Отсюда он рассматривал республиканцев, не слишком беспокоясь о том, что они обратят на него внимание.

Всего в группе было пятнадцать человек, в том числе и несколько неприсоединившихся. Президент сидел в центре группы, рядом с ними устроились два его заместителя. Они в основном разговаривали с неприсоединившимися, не очень обращая внимание на игру. Фрейли имел огромный опыт предвыборной борьбы. В девяностые годы двадцать первого века его дважды избирали главой Нью-Мексико. Впечатляющее достижение, но совершенно бесполезное – к концу века правительство республики напоминало пляжный домик, затерявшийся в дюнах. Война и попытки экспансии не принесли успеха, неудача Канзасского вторжения показала это со всей ясностью. А экономически НМ не могла соперничать со свободными зонами. Трава действительно оказалась зеленее по другую сторону изгороди, а так как выезд из республики не ограничивался, ситуация постоянно ухудшалась. Правительство, пытаясь выжить в конкурентной борьбе с соседями, издавало один указ за другим. В отличие от Азтлана, республика так и не была окончательно распущена. Однако в 2097 году конгресс Нью-Мексико внес поправки в конституцию – не обращая внимания на вето Фрейли – и отменил все налоги. Стив Фрейли возражал, утверждая, что республика осталась без правительства. Конечно же, он был прав, но пользы из этого извлечь не смог. В результате остались те институты власти, что были действительно жизнеспособными. Республиканская полиция и судебная система быстро развалились, не выдержав конкуренции со стороны частных компаний. А вот конгресс остался. Туристы со всего мира приезжали в Альбукерке, чтобы платить �налоги�, голосовать и просто наблюдать за работой государственного аппарата. Призрак республики просуществовал еще много лет, оставаясь источником доходов и гордости своих граждан.

Однако Стиву Фрейли этого было недостаточно. Он использовал остатки президентской власти на то, чтобы воссоздать военную машину. И с сотней приверженцев запузырился на пятьсот лет в будущее, где, как рассчитывал Фрейли, это безумие закончится.

Вил состроил гримасу. Что ж, как и многие другие сумасшедшие, мошенники и просто жертвы, которым посчастливилось перескочить Своеобразие, Фрейли и его соратники оказались на берегу озера, бывшего когда-то океаном – через пятьдесят миллионов лет после окончания Эпохи Человека.

Помощники Фрейли, как и многие другие люди, всерьез относившиеся к собственной особе, поддерживали свой возраст в районе сорока пяти лет. Седые и худощавые, они являли собой образец идеала политического деятеля. Вил помнил обоих еще из выпусков новостей двадцать первого века. Ни один из них не может быть.., существом, которого он ищет.

Бриерсон начал пробираться через толпу поближе к пустому пространству, окружавшему политических деятелей НМ.

Некоторых из тех, что сидели рядом с Фрейли, Вил раньше не встречал и принялся их внимательно разглядывать, воспользовавшись системой проверки, которую изобрел в прошлом.

Сам того не заметив, Вил вышел из толпы. Теперь он видел всех, кто собрался вокруг лидера НМ. Несколько человек прислушивались к дискуссии, которую вел президент с неприсоединившимися, остальные следили за игрой. Вил внимательно разглядывал каждого, мысленно сравнивая с Парнишкой, Заместителем и Сторожем. И тут ему на глаза попался азиат средних лет. В этом человеке было что-то странное. В том, как держался азиат, не было уверенности, столь характерной для советников Фрейли. У него уже появилась небольшая лысина, и он был слишком толстоват. Вил смотрел на незнакомца, пытаясь представить себе, как бы выглядел этот человек, если бы убрать морщины с лица и синяки под глазами.

Если внести эти изменения и вычесть тридцать лет, получится... Парнишка. Племянник того человека, которого ограбили. Вот это ничтожество отняло у него Вирджинию, Билли и Анну. Это он разрушил мир Бриерсона – только для того, чтобы избежать нескольких лет исправительных работ.

Душой Вила овладело какое-то холодное и отвратительное существо, уничтожило способность разумно мыслить.

Он обнаружил, что находится на открытом пространстве между площадкой и республиканцами. Должно быть, он что-то кричал – все смотрели только на него. Фрейли, разинув рот, тоже уставился на Вила. На мгновение президент показался ему напуганным. Потом он заметил, куда Вил направляется, и рассмеялся.

А вот в реакции Парнишки было все что угодно, кроме веселья. Он вздернул голову, мгновенно узнав Бриерсона. Несчастный вскочил на ноги, неловко выставив перед собой руки – то ли защищаясь, то ли моля о пощаде. Какая разница?.. Вил неуклюже побежал. Республиканцы бросились в разные стороны. А Вил даже не обратил внимания на то, что у него на дороге оказался кто-то недостаточно ловкий; тело этого человека отлетело от Бриерсона, как от стенки.

Лицо Парнишки перекосилось от ужаса. Он попятился назад, споткнулся; теперь ему вряд ли удастся спастись.

Глава 13

Что-то сверкнуло в воздухе над Видом, и у него онемели ноги. Он упал в нескольких шагах от того места, где застыл Парнишка, и сразу же попытался подняться. Тщетно. Способность рационально мыслить вернулась через минуту. Кто-то выстрелил в него из парализующего пистолета.

Вокруг не смолкали крики. Волейбольный матч остановился.

Когда Бриерсон перекатился на спину и привстал, опираясь на локти, шум утих.

С широкой улыбкой на лице подошел Стив Фрейли.

– Ну и ну, инспектор! Немножко увлеклись? Я думал, вы куда более хладнокровны. Вы лучше других должны понимать, что нам необходимо забыть о старых обидах.

Чем ближе подходил Фрейли, тем труднее становилось Вилу смотреть ему в лицо. В конце концов он сдался и опустил голову. За спиной президента он увидел Парнишку, блюющего в траву.

Фрейли подошел совсем близко к лежащему на траве Бриерсону, который теперь не видел ничего, кроме его спортивных туфель. Интересно, подумал Вил, что бы я почувствовал, получив удар ногой в лицо – он почему-то был уверен, что Стив думает о том же.

– Президент Фрейли. – Голос Елены доносился откуда-то сверху. – Совершенно с вами согласна по поводу старых обид.

– Да. – Фрейли отступил на пару шагов. Когда президент снова заговорил, Вилу показалось, что он смотрит вверх. – Хорошо, что вы его оглушили, мисс Королева. Мне кажется, пришло время разобраться, кому вы можете доверять, а кому нет.

Елена не ответила. Вокруг Вила возобновились разговоры. Он услышал приближающиеся шаги и голос Тюнка Блюменталя.

– Мы только хотим, чтобы он отошел в сторонку, Елена Дай ему возможность воспользоваться ногами, ладно?

– Договорились.

Блюменталь подхватил упавшего за плечи. Оглянувшись, Вил увидел, что Рохан Дазгубта взял его за ноги, однако он ощущал только прикосновение рук – ноги, казалось, ему больше не принадлежат. Вдвоем Блюменталь и Рохан оттащили Вила в сторону от толпы и света. Для хрупкого Рохана ноша оказалась слишком тяжелой. Каждые несколько шагов зад Вила стукался о землю; он слышал звук, но ничего не чувствовал.

Наконец вокруг стало совсем темно. Его опустили на землю, прислонив спиной к большому камню. Волейбольные площадки и костры превратились в отдельные маяки света в океане мрака. Блюменталь присел на корточки рядом с Бриерсоном.

– Как только почувствуешь покалывание в ногах, советую сразу встать и походить. Тогда боль будет терпимее.

Вил кивнул. Такой совет давали всем пострадавшим от парализующего выстрела – в тех случаях, когда не было затронуто сердце.

– Боже мой. Вил, что произошло? – Любопытство в голосе Рохана смешалось со смущением.

Бриерсон глубоко вздохнул; угли ярости еще продолжали тлеть.

– Ты ведь никогда не видел, Рохан, чтобы я терял самообладание, не правда ли?

Мир опустел. Все, кого он любил, исчезли.., и их место в душе занял гнев, какого Вил до сих пор еще не знал. Он покачал головой. Ему и не снилось, насколько сильно мешает жить ненависть.

С минуту они сидели молча. В ногах Вила началось крайне неприятное покалывание. Никогда ему не приходилось видеть, чтобы последствия парализующего удара улетучивались так быстро; наверняка это еще одно достижение выстехов.

– Посмотрим, смогу ли я ходить, – пробормотал он и поднялся, опираясь на плечи Блюменталя и Дазгубты.

– Здесь есть тропинка, – сказал Блюменталь. Они медленно двинулись по тропинке, уходящей вниз, в сторону от большой лужайки. Крики и смех постепенно стихли, и вскоре самым громким звуком стал стрекот насекомых. Здесь чувствовался сладковатый запах – цветов? – которого Вил никогда не замечал в городе Королевых. Воздух был прохладным, у него даже немного замерзли ноги – в тех местах, где восстанавливалась чувствительность.

Сначала Виду приходилось сильно опираться на Блюменталя и Рохана. Ноги казались бесполезными обрубками, коленные суставы плохо слушались. Через пятьдесят метров он вновь обрел способность ощущать камешки на тропинке и уже мог выбирать место, куда лучше поставить ногу.

Ночь выдалась ясной и безлунной. Света звезд, однако, было достаточно, чтобы смутно различить слабое свечение между ними... Млечный Путь? Вил посмотрел на небо впереди. Бледный свет показался ему странно ярким. Он падал с востока широкой полосой, которая постепенно сужалась и тускнела. Восток? Неужели мегагоды изменили и это? Вил споткнулся и сразу почувствовал, что руки его спутников сжались сильнее, не давая ему упасть. Он поднял взгляд еще выше и увидел настоящий Млечный Путь, перерезавший небо совсем в другом направлении.

Блюменталь усмехнулся.

– В ваше время в зонах Лагранжа не происходило ничего интересного, не так ли?

– На орбитах L4 и L5 были населенные станции. Они выглядели, как очень яркие звезды.

Если запустить в небо побольше всякого барахла, можно будет заметить не просто несколько новых звезд. В его времена на Луне жили миллионы людей. Всю тяжелую промышленность Земли постепенно перевели на Луну. Появилось слишком много отходов. Нельзя бесконечно производить, не отравляя окружающую среду. Рано или поздно последствия начнут сказываться.

Теперь Вил вспомнил, что говорили Елена и Марта.

– Сейчас там остались только пузыри.

– Да. Свечение вызвано отнюдь не промышленными отходами – те давно уже �смыты� влиянием третьих тел. Теперь это самое подходящее место для хранения оборудования и размещения аппаратуры слежения.

Интересно, подумал Вил, сколько тысяч пузырей должно там находиться, чтобы свет получился таким ярким. Он знал, что Елена до сих пор держит значительную часть своего оборудования вне Земли. Сколько миллионов тонн грузов крутится там, на лунной орбите? И сколько еще путешественников по времени остаются в стасисе, не заметив посланий Королевых, оставленных ими в разных эпохах? Этот свет действительно был призрачным.

Они прошли еще несколько сотен метров на восток. Постепенно координация движений восстановилась, и Вил смог шагать без посторонней помощи, лишь изредка спотыкаясь о небольшие камешки и корни деревьев. Его глаза полностью адаптировались к темноте. Цветы светлых оттенков украшали кусты, и временами сладковатый запах становился сильнее. Интересно, подумал. Вил, естественного ли происхождения та дорожка, по которой они идут. Он рискнул оторвать взгляд от земли – его походка все еще была не совсем уверенной, – чтобы посмотреть вверх. Как и следовало ожидать, он увидел темные очертания роботов-защитников у себя над головой.

Тропинка начала отклоняться к югу, к голым скалам, которые шли вдоль гряды холмов. Снизу доносился тихий плеск воды. Будто на озере Мичиган в спокойную ночь. Не хватало только комаров, чтобы он почувствовал себя совсем как дома.

Долгое молчание прервал Блюменталь:

– Вы были одним из моих любимых героев, Вил Бриерсон.

Вил почувствовал, что выстех улыбается.

– Что?

– Да. Вы и Шерлок Холмс. Я читал все романы, которые написал ваш сын.

Билл написал.., обо мне?

Грин-Инк сообщил Вилу, что его сын стал писателем, но Бриерсон так и не успел посмотреть, что представляют собой его произведения.

– Сами приключения были вымыслом, но вы всегда оставались главным героем. Ваш сын писал романы, сделав предположение, что Дерек Линдеманн не сумел вас запузырить. Он написал почти тридцать романов; ваши приключения продолжались вплоть до конца двадцать второго века.

– Дерек Линдеманн? – переспросил Дазгубта. – Кто... А, понятно.

Вил кивнул.

– Да, Рохан. – Паршивый Дерек Линдеманн. Парнишка. – Тот тип, которого я пытался сейчас убить.

В этот момент собственная ярость показалось Вилу бессмысленной. Он печально улыбнулся в темноте. Подумать только – Билли придумал ему искусственную жизнь вместо той, которой его лишили. Видит бог, он обязательно прочитает эти романы!

Вил посмотрел на выстеха.

– Я рад, что вам доставили удовольствие мои приключения, Тюнк. Полагаю, вам удалось перерасти это детское увлечение. Кажется, вы занимались строительным бизнесом?

– Верно. Если бы я захотел стать полицейским, это было бы очень трудно сделать. Во второй половине двадцать второго столетия на миллион населения приходилось менее одного полицейского, а в сельских местностях и того меньше. Преступления стали невероятно редкой штукой.

Вил улыбнулся. У Блюменталя был странный певучий акцент. Никто из выстехов так не говорил. Во времена Вила разница в произношении уже размывалась; средства связи и быстрота передвижения окончательно разрушили границы. Блюменталь вырос в космосе, в нескольких днях пути от Земли.

– Кроме того, мне больше хотелось строить, чем защищать людей. В начале двадцать третьего века мир изменялся невероятно быстро. Бьюсь об заклад, что за первое десятилетие двадцать третьего века было сделано больше изобретений, чем за все предыдущие столетия вплоть до двадцать второго. Вы заметили разницу между продвинутыми путешественниками? Моника Рейнс покинула цивилизацию в 2195 году; что бы она ни говорила сейчас, у нее лучшее оборудование, существовавшее на тот момент. Хуан Шансон ушел в 2200 году, причем денег у него было намного меньше. Однако оборудование Шансона выше качеством буквально во всех отношениях. Его роботы провели несколько тысяч лет в реальном времени и будут работать по меньшей мере еще столько же. Моника прожила в реальном времени шестьдесят лет, а у нее остался всего один исправный робот. Разница составила всего пять лет! Королевы покинули цивилизацию через год после Шансона. Они накупили огромное количество оборудования, однако потратили на это денег немногим больше Шансона; за один год все стало куда более доступным. Хуан, Елена, Генет – они все это хорошо знают, хотя вряд ли представляют себе, каким мог быть дальнейший технический прогресс... Вам известно, что я покинул цивилизацию последним?

Вил читал об этом в записях Елены. Тогда разница в несколько лет не показалась ему существенной.

– Вы вошли в стасис в 2210 году?

– Именно. Передо мной была только Делла Лу – в 2202 году. Нам не удалось найти никого, кто оказался бы ближе к Своеобразию, чем она.

– Вы, наверное, самый могущественный из всех, – тихо проговорил Рохан.

– Должен быть.., возможно. Однако на самом деле я вовсе не стремился отправляться в путешествие. Я был более чем счастлив на своем месте. Я не собирался прыгать в будущее или становиться основоположником новой религии, и в мои планы не входила организация хитроумных махинаций на рынке ценных бумаг... Ох, простите меня, Рохан Дазгубта, я...

– Все нормально. Мы с братом пострадали от собственной жадности. Мы думали: ну что такого может произойти? Наши капиталовложения выглядели совершенно надежными; через пару веков мы должны были стать очень богатыми людьми. А если бы этого не произошло.., ну, уровень жизни наверняка стал бы таким высоким, что даже будучи бедняками мы должны были бы жить лучше, чем нынешние богачи. – Рохан вздохнул. – Мы поставили на прогресс. Мы совсем не предполагали оказаться в джунглях и на развалинах мира, где нет людей. – Они прошли несколько шагов молча, но потом любопытство взяло верх, и Рохан спросил:

– Так, значит, вас выбросили из вашего времени так же, как и Вила?

– Я.., нет, не думаю; поскольку после меня никто не появился, невозможно утверждать наверняка. Я занимался капитальным строительством, иногда там происходят несчастные случаи... Ну, как ноги. Вил Бриерсон?

– Что? – Неожиданная смена темы застала Вила врасплох. – Значительно лучше.

– Тогда пошли назад?

Они двинулись в противоположную от скал сторону, мимо цветов со сладковатым запахом. Костры были не видны из-за холмов. Обратную дорогу все молчали, даже Рохан не произнес ни слова.

Вил успокоился, на место слепой ярости пришла тихая грусть. � Интересно, что произойдет в следующий раз, когда я увижу Дерека Линдеманна?� Он вспомнил выражение животного ужаса на лице своего врага. Его внешность на самом деле была кардинально изменена. Если бы Фил Генет не указал на Парнишку, прошла бы не одна неделя, прежде чем Вил вычислил бы его. Линдеманну явно сделали пластическую операцию. Что касается возраста.., когда Елена и Марта принимали какое-нибудь решение, они действовали даже слишком грубо и прямолинейно. В то время когда Вил и все остальные пребывали в стасисе, Дерек Линдеманн прожил тридцать лет без всякой медицинской поддержки. Возможно, Королевы тогда тоже не находились в стасисе; роботы, занимавшиеся поддержанием порядка на их ферме пузырей в районе Канадского Щита, наверняка были в состоянии обеспечивать Линдеманна всем необходимым. Парнишка тридцать лет прожил в полнейшем одиночестве. Все это время он занимался только изучением содержимого собственной души. Тот Линдеманн, которого знал Вил, был ничтожеством. Вне всякого сомнения, организованная им кража являлась мелкой местью родственникам, владевших компанией, где он работал. Конечно же, он запузырил Бриерсона в будущее из-за того, что впал в детскую панику. Все тридцать лет Парнишка прожил в страхе, что наступит день, когда В. В. Бриерсон его узнает.

– Спасибо.., за то, что вы со мной поговорили. Обычно я так себя не веду.

Чистейшая правда. Пожалуй, именно это и расстроило Вила больше всего. За тридцать лет полицейской карьеры он ни разу не вышел из себя. Наверное, ничего удивительного в этом нет; если не хочешь, чтобы тебя вышибли с работы, надо вежливо обращаться с клиентами. Однако Виду не составляло никакого труда всегда сохранять спокойствие. Он действительно был очень выдержанным человеком. Как часто именно он успокаивал тех, кто начинал вести себя отвратительно под влиянием озлобления или паники. И никогда он не позволял ярости брать над собой верх. Впрочем, за последние несколько недель он изменился...

– Вы оба потеряли не меньше моего, не так ли? Вил подумал обо всех тех людях, с которыми разговаривал сегодня вечером, и ему стало ужасно стыдно. Может быть, старина В. В. Бриерсон до сих пор вел себя пристойно только потому, что у него никогда не было настоящих проблем? А в сложной ситуации проявил слабость...

– Все в порядке, – сказал Блюменталь. – Здесь и раньше случались драки. Некоторые люди переживают крайне тяжело. Впрочем, все мы время от времени впадаем в хандру.

– Кроме того, ты ведь особенный. Вил, – сказал Рохан.

– Да?

– Мы заняты восстановлением цивилизации. Королева дала нам огромное количество разнообразного оборудования. За ним надо присматривать; роботов не хватает. Мы работаем так, словно вернулись в двадцатый век. Причем не только мы, но и большинство выстехов тоже. Вот Тюнк, например.

Но ты, Вил, в чем заключается твоя работа? Она нисколько не проще той, что делают все остальные... Ты пытаешься понять, кто убил Марту. Не очень-то веселенькое занятие. Тебе приходится проводить все время наедине с самим собой, думая о вещах, которые остались в далеком прошлом. Даже самый ленивый из выстехов тебе не позавидует. Если бы кто-нибудь захотел свести тебя с ума, более подходящей для этой цели работы не придумать.

Вил вдруг сообразил, что улыбается. Он вспомнил, как Рохан пытался заманить его на одну из вечеринок.

– Что вы мне пропишите, доктор? – весело спросил он.

– Ну... – неожиданно вызывающе заговорил Рохан, – ты мог бы бросить это дело. Только я надеюсь, ты так не поступишь. Мы все хотим знать, из-за чего погибла Марта. Мне она нравилась больше всех выстехов. Кроме того, убийство Марты может быть частью заговора, который приведет к гибели колонии... Главное – ты прекрасно понимаешь, как важно раскрыть это преступление. И вовсе ты не начал распадаться на части, просто находишься под гораздо более серьезным давлением, чем все остальные.

Но я считаю, что нет никакой необходимости все время заниматься только решением этой загадки. Могу побиться об заклад, ты целыми часами сидишь и пялишься в пустоту. Тебе просто необходимо больше общаться с людьми. Вдруг отыщешь какие-нибудь улики!

Вил подумал о последних двух часах, проведенных им на вечеринке. Возможно, Рохан совершенно прав.

Глава 14

Расстояние от Северного побережья до Королева равнялось примерно тысяче километров, и большая часть этого пути проходила над Внутренним морем. Елена не стала ограничивать количество воздушных кораблей, курсировавших между двумя поселениями. Когда Вил уходил с пикника, три флайера поджидали гостей с южного берега. Вил полетел вместе с братьями Дазгубта, остальные поместились в двух других.

Воздушный кораблик поднялся с привычным-, почти беззвучным ускорением, которое постепенно нарастало. Перелет в город Королев занимал всего пятнадцать минут. Огни костров быстро уменьшались, а потом и вовсе отодвинулись далеко в сторону. Теперь снаружи доносился лишь приглушенный вой ветра, который то нарастал, то стихал совсем Зажглось внутренне освещение, и за иллюминаторами воцарился непроглядный мрак. Если не считать ускорения, вполне можно было представить себе, что сидишь в кабинете.

Братья Дазгубта и Вил отправились домой раньше, чем большинство остальных гостей. Вила удивило, что Дилип решил так рано уйти с вечеринки. Он подумал о девушке, с которой видел его днем.

– А чем кончилось с Гейл Паркер? Мне показалось... – Вил замолчал на полуслове, вспомнив собрание женщин, на которое случайно наткнулся, когда бродил по поляне.

Обычно беззаботный и жизнерадостный Дилип Дазгубта грустно пожал плечами.

– Она.., она не захотела. Гейл вела себя достаточно вежливо, но ты же знаешь, как это бывает. Я вообще заметил, что общаться с девушками с каждым днем становится все труднее. Боюсь, нам предстоит принять несколько жестких решений.

Вил понял, что необходимо сменить тему разговора.

– А не знаете, кто принес сверко-мяч? Рохан ухмыльнулся и с удовольствием подхватил разговор на эту безобидную, по его мнению, тему:

– Потрясающая штука, не правда ли? Я и раньше видел сверко-мячи, но таких – никогда. Разве не Тюнк Блюменталь принес его?

Дилип покачал головой.

– Я был возле поля с самого начала. Мяч принесли люди Фрейли. Я видел, как они вышли с ним из шаттла. Тюнк присоединился к игре позже.

Именно это и сказал мне Фил Тенет.

Продолжая ускорение, флайер начал медленно разворачиваться, но пассажиры догадались об этом только по неприятному ощущению в животе. Они уже пролетели половину пути до дома.

Вил откинулся на спинку сиденья и начал не торопясь обдумывать прошедший день. Когда он жил в своем времени, расследование преступлений не требовало такого невероятного напряжения сил. Там все было именно тем, чем казалось. Над ним стояло начальство, были клиенты, на помощь могли прийти юристы. Как правило, эти люди работали с ним долгие годы; он знал, кому из них можно доверять. Здесь же есть где разгуляться параноику. Если не считать Линдеманна, Вил никого не знал из прошлого. Строго говоря, все выстехи производили впечатление людей неуравновешенных. Шансон, Королева, Рейнс, Лу – прожившие на тысячелетия больше Вила, порой они казались невообразимо странными. И еще Генет. Вот он-то не производил на Вила впечатление человека со странностями: ему не раз приходилось встречаться с подобными людьми. Многое из прошлой жизни Генета оставалось загадкой, но после сегодняшней ночи было ясно одно: Фил Генет стремился к бесконтрольной власти. Убивал он кого-нибудь или нет, насильственная смерть с точки зрения его морали считалась явлением вполне допустимым.

С другой стороны, Блюменталь производил впечатление действительно симпатичного парня. Как и Вил, он отправился в будущее не по своей воле, только у него не было заклятого врага вроде Линдеманна.

Бриерсон подавил улыбку. В стандартных детективных сюжетах именно симпатичный персонаж обязательно оказывался преступником. В реальном же мире события редко принимали такой оборот... Проклятие, в этом реальном мире может произойти все что угодно. Ладно, какие есть основания для того, чтобы заподозрить Блюменталя? Мотив? Тут Вил ничего не смог придумать. На самом деле, о Блюментале было известно совсем немного. Грин-Инк 2201 года упоминал о нем, как о десятилетнем ребенке, который потом работал на компанию, занимавшуюся добычей полезных ископаемых и принадлежавшую его семье. О самой компании информации было и того меньше – небольшая фирма, занимавшаяся разработками в области хвоста кометы. Учитывая, что он последним покинул цивилизацию, никто не мог написать биографию Тюнка. Только из его собственных слов следовало, что он попал в пузырь в 2210 году. Это вполне могло произойти гораздо позже, может быть, из самого сердца Своеобразия. Блюменталь утверждал, что в результате несчастного случая произошел взрыв, и его забросило прямо на солнце. Этот факт тоже нигде и ничем не подтверждался. А если взрыв произошел не случайно, тогда скорее всего Тюнк стал проигравшим в битве, где применялось ядерное оружие и пузыри и где победители стремились к полному уничтожению побежденных.

Любопытно, какое место занимает Тюнк в списке подозреваемых � инопланетян�, составленном Шансоном...

***

Разбросанные среди деревьев фонар