/ Language: Русский / Genre:sf,

Свои

Владлен Юфряков


Юфряков Владлен

Свои

Владлен ЮФРЯКОВ

СВОИ

Они находились в глубоком космосе, далеко от транспортных и пассажирских линий, когда был принят сигнал SOS. Они долго вслушивались в него и все не могли поверить, что здесь, в несусветной дали от обитаемых систем, оказались люди и люди эти терпят бедствие.

Компьютер определил: до источника сигнала - второй планеты маленькой и то ли не открытой, то ли забытой богом и людьми системы - две недели пути.

И все же Борису и Вадиму удалось внести коррективы в расчеты машины и выиграть у нее двое суток. А потом осталось только одно - ждать.

Ждать!

Они ждали часто и подолгу. Но по-настоящему привыкнуть к ожиданию так и не смогли. А теперь оно было и вовсе невыносимым - час за часом, день за днем они слышали: SOS! SOS! SOS!..

Сигналы подавал автомат. Никто из экипажа, терпящего бедствие, на связь не выходил. И потому космонавты не получили никаких необходимых сведений: что за планета? каковы условия на ней? что случилось с кораблем? Услужливое воображение рисовало самые страшные картины.

И вдруг, когда напряжение, казалось, достигло предела, сигнал бедствия пропал. Космонавты словно оглохли. Вадим торопливо проверил настройку. Все было точно. А сигнал пропал. Очевидно, прекратил работу автомат, кричавший SOS на весь огромный космос. Но что с ним случилось? Отказали источники питания? Или его отключили за ненадобностью...

Вадим с интересом разглядывал место посадки. Ничего страшного или угрожающего. Вроде бы сели на Землю, только не на космодром, а прямо в поле, недалеко от леса. Было такое впечатление, что сейчас появится космодромная служба; экипаж получит нагоняй... В общем-то, что надо.

- Красиво... - Вадим даже вздохнул. - И так похоже на Землю!

- По внешнему виду - да, - растягивая слова, отозвался Борис. Посмотрим, как атмосфера.

Выходить без скафандров приборы запретили. Они уловили какое-то неизвестное излучение. Но время пребывания за пределами корабля внешними факторами не ограничивалось.

Первым к выходу подготовился Вадим.

- Осторожно! - напутствовал его Борис. - Не забудь: в этой твоей красоте несколько часов назад звучал сигнал бедствия.

Грунт был нормальным, Вадим двигался свободно, связь с кораблем работала отлично.

- Как датчики? - спросил Борис.

- Все в действии. Скафандр в полном порядке. Слышу тебя хорошо, доложил Вадим официальным тоном.

- Добро. Давай к лесу. Только не забывайся и не лезь, куда не надо. Иначе верну.

С Борисом шутки плохи. Вернет и глазом не моргнет. И возможности у него такие есть. Вадим вышел в специальном скафандре для аварийных работ, который снабжен усилителем подвижных соединений. Они, в свою очередь, могут управляться как изнутри скафандра, так и с пульта корабля. Сами астронавты пользовались усилителями довольно редко, хватало хорошо тренированных мускулов.

"Лес" представился Вадиму совсем в ином виде, чем через иллюминатор корабля. Он стоял мощной стеной без просветов. Мясистые темно-зеленые образования в палец толщиной и длиной около полуметра свисали сплошным занавесом, прикрывая массивные ветви и толстые красноватые стволы гигантских растений.

Астронавт остановился у живой стены и долго всматривался в сочную зелень. Чего-то не хватало в этом мире ярких красок. Но чего?

- Почему остановился? - Борис был недоволен.

- Думаю. Этот лес отличается от нашего, земного, не только видом деревьев, но еще чем-то. Только не могу понять - чем.

- С каких пор движение мешает тебе думать?

- Спасибо. Именно движения не хватает ему и еще - шелеста, - только теперь Вадим сообразил, что его насторожило. На поляне тишина, и ни одна веточка, ни один стебелек не шелохнутся. Вадим раздвинул зеленый занавес, шагнул и скрылся из вида.

Вдвоем они летали давно. Первое время Борис сердился. Ему казалось, что Вадим специально разыгрывает его, причем в самое неподходящее время. Вадим мог вдруг отвлечься в наиболее напряженный момент на какую-нибудь незначительную мелочь, задавал неожиданные, порою не совсем понятные вопросы. Мог через день и даже два вслух отвечать на свои же вопросы, на которые собеседник не счел нужным ответить. Борис привыкал тяжело. К разговорам привык, на остроты не обижался, а от волнения, когда Вадим находился вне корабля, избавиться не мог. Казалось, что тот вот-вот допустит по рассеянности оплошность.

Когда Вадим исчез из поля зрения, Борис переключил внимание на датчики его скафандра. Шкалу датчиков члены экипажа выбирали сами. Борис чаще работал с числами, Вадим - с цветом.

Борис переключил шкалу температурных датчиков скафандра Вадима с цифровой на цветовую. Перед глазами появилась ровная синяя полоска. Среди массы цифр это смотрелось совсем неплохо.

Может, Вадим прав, цветовая шкала приятнее. Но насколько она точна? Борис благодушно глянул на синюю полоску. Ему показалось, что сбоку она чуть отливает зеленоватым.

В следующее мгновение от его благодушия не осталось и следа. Полоса не одного цвета! Борис сменил шкалу на цифровую. Так и есть, температура по скафандру неравномерная, ботинки имеют на пять градусов выше. Что за наваждение!

- Вадим! Как самочувствие, чем занимаешься?

- Самочувствие прекрасное. Лес превосходный. Иду.

- А температура?

- Нормальная. Размялся хорошо. Даже ноги согрелись.

Борис насторожился:

- Ты действительно чувствуешь, что ногам тепло?

- Самым натуральным образом.

Борис покосился на шкалу. Странно! Ощущать пятиградусную разницу через скафандр, рассчитанный на сотни градусов!

В центре обширной поляны, заваленной иссохшими древовидными гигантами, возвышался опрокинутый остов межпланетной ракеты. На уцелевших конструкциях висели остатки наружной обшивки. В огромные дыры проглядывали голубое небо и лес. Только реакторный отсек еще стоял темным монолитом.

"Это ли мы искали?" Вадим остановился на краю поляны. Осмотрелся. Потом неторопливо направился к кораблю. Ни одной блестящей детали, словно перед ним возвышался силуэт, вырезанный из темной бумаги. Зато над мрачным силуэтом угадывалось слабое розовое мерцание.

С близкого расстояния картина разрушения выглядела еще страшнее. Корабль в любом месте можно было пройти насквозь. Но астронавт не торопился попасть внутрь. Осторожно обойдя ракету вокруг, он наконец решился притронуться к одному из свисающих кусков обшивки. Интуиция не подвела - металл оказался удивительно хрупким. Легкое усилие... и большой кусок словно изъеденного ржавчиной металла оторвался от ракеты и рассыпался на мелкие куски у ног астронавта. Вадим подозрительно посмотрел наверх, прикидывая вес висящих над головой остатков обшивки. Искать что-либо в подобной обстановке было бесполезно и опасно. Корабль напоминал обглоданный скелет. Другого сравнения Вадим не находил. Ему доводилось видеть потерпевшие аварию корабли. Но такого рода разрушения попались впервые. Судя по сохранившемуся остову, ни взрыва, ни удара не произошло. Материалы же, из которых изготовлялись космические корабли, практически не поддаются коррозии. Чтобы они дошли до такого состояния, потребовались бы сотни, тысячи лет. Какая же сила превратила корабль в бесформенную груду?

Поляна напоминала место боя. Мощные деревья были срезаны под самый корень и завалены хаотично. Только в одном месте к остову корабля подходила узкая, расчищенная от завалов полоса. Вадим проследил ее взглядом. Дальше за пределами круглой поляны - просека.

Произведя беглый осмотр, Вадим остановился в нерешительности. Что же дальше? Главное - разыскать людей. В этой куче обломков можно найти только трупы.

Телескопический щуп с миниатюрным резаком помог Вадиму обрушить наиболее опасные куски конструкций и на несколько метров проникнуть внутрь корабля. Обломки под ногами крошились с треском, напоминающим шум лопающегося льда на дорожных лужах ранним морозным утром. Тяжелые куски легко выскальзывали из-под ботинок разведчика.

Даже название корабля ему не удалось отыскать. Разве только в реакторном отсеке?

Счетчик радиации угрожающе затрещал, и Вадим невольно остановился, разглядывая поврежденные экраны противорадиационной защиты. И здесь искать людей, нуждающихся в помощи, было бесполезно.

Вадим выбрался из обломков, снова окинул взглядом останки поврежденного корабля. Каким ядовитым дыханием отравлен здесь каждый квадратный сантиметр? Где экипаж?

Вадим торопливо зашагал к просеке. Вне всякого сомнения, полоса, по которой он шел, была расчищена для продвижения техники. По ней уходили люди, покидая гибнущий корабль. Каким был этот отход? Паническим бегством? Организованным отступлением? Но почему? Почему?! Вадим ломал голову, никак не мог понять, каким образом, по каким причинам корабль мог прийти в такое состояние, что люди вынуждены были покинуть его. Далеко ли удалось им уйти? Вадим достиг очередного поворота просеки, за ним была еще одна поляна. На ней, не далее чем в двухстах метрах от опушки, чернел силуэт, напоминающий вездеход.

Вадим не сразу откликнулся на вызов Бориса.

- Что с твоим скафандром, Вадим? Приборы фиксируют сильные повреждения! Что случилось, ты слышишь?

Борис был встревожен, это чувствовалось по голосу.

- Слышу, Боря. Дай разобраться, - Вадим только сейчас заметил тревожные сигналы датчиков: повреждена голень скафандра. И ногу пощипывает в этом же самом месте. Может, повредил, пробираясь через завалы? Вадим ощупал скафандр, внимательно осмотрел подозрительное место. Все в порядке. Только во внешнем виде скафандра было что-то неестественное, непривычное. Запачкался? Грязи и пыли нет. Только там у корабля...

Мелькнула догадка, но Вадим не захотел сразу поверить. Неторопливо и спокойно провел он рукой по обычно блестящему поясу...

Скафандр потерял блеск! Как погибший корабль. А вот и розовые отсветы.

Перед глазами стояли мощные листы сверхпрочной наружной обшивки корабля, превратившиеся в труху. Что скафандр по сравнению с ними?!

Первая разведка складывалась неудачно. Вот тебе и ласковый пейзаж с голубым озером! Вадим огляделся по сторонам, может, что-нибудь изменилось. Вокруг все оставалось по-прежнему. Только скафандр потемнел, да впереди виднелся черный силуэт вездехода. Надо возвращаться.

- Что ты там бормочешь, Вадим? Требуется помощь? Я выхожу!

Вадим овладел собой и чуть хрипловатым голосом произнес:

- Не кричи. Уже возвращаюсь. Сиди на месте.

Вадим собрался было повернуть назад. Сейчас приду, сброшу скафандр... а Борис отправится обследовать вездеход. Но где гарантия, что ему придется легче? Вадим прибавил шагу и старался больше не обращать внимания на цвет своего скафандра.

Вездеход был в лучшем состоянии, чем корабль, но не настолько, чтобы надеяться на радостную встречу с его экипажем. Герметический входной люк распахнут настежь. В ярко-зеленой траве разбросаны какие-то предметы. Даже переносной изолирующий сейф. "Джой - 0045" - разобрал Вадим выпуклую надпись на его стенке.

- Вадим, где ты, почему молчишь?!

- Иду!

Вадим бегом бросился к вездеходу. Внутри, естественно, никого. В салоне беспорядок. Над пультом довольно четкие буквы и цифры "БМЕ - 1002".

На столе несколько листков потемневшей бумаги. От прикосновения они рассыпаются, скользят к краю, падают на пол, раскалываются на еще более мелкие кусочки. Вадиму чудится, что он даже слышит звон. "Растяпа!" ругает сам себя, но прекрасно понимает, что унести такие листки невозможно. Их надо изучать на месте, пока не рассыпались в прах под своим собственным весом. Может быть, они что-то скажут об экипаже. Изучать на месте... Скафандр приобрел зловеще черный цвет...

- Какого черта ты там застрял! - Высшая степень волнения.

Вадим вздрогнул от неожиданности и поторопился успокоить Бориса:

- Иду. Извини, задержался.

В ответ на извинения посыпались не слишком лестные выражения. Такого Вадим от Бориса еще не слышал. Но пренебрегать опасностью в подобной ситуации было действительно глупо. Вадим все превосходно сознавал и продолжал осматривать салон, уже отступая к выходу.

В стенном шкафу он обнаружил два контейнера. Ручки для переноски обломались, как только он за них взялся. Пришлось ограничиться одним контейнером. Вадим торопился. Неосторожное резкое движение и он почувствовал, что пол уходит из-под ног... Добрая половина салона оказалась на грунте. Вадим с опаской посмотрел на потолок, высвободил из-под обломков ноги. Там, где раньше ощущалось пощипывание, появилась острая боль.

Борис был готов к выходу. Не смотря на то, что связь работала нормально, и Вадим докладывал об обстановке деловито и спокойно, он чувствовал: что-то неладно. Наблюдая за поляной, отсчитывал секунды. Если Вадим не покажется из леса еще десять секунд...

Он показался. И какой-то странной, покачивающейся походкой торопливо направился к ракете. Черный, словно обуглившийся скафандр резко выделялся на фоне яркой зелени и еще больше подчеркивал неуклюжесть и неуверенность движений.

Доли секунды потребовалось Борису, чтобы очутиться в выходном отсеке. Показалось, что люк открывается слишком долго. Борис рванул аварийную рукоятку, стремглав выбежал на площадку трапа. Вадим должен быть здесь, рядом. Но поляна оказалась пустой. Высокая трава покачивалась в едином ритме, низко склоняя стебли в сторону ракеты. В первый момент Борис растерялся, настолько неожиданным было исчезновение разведчика. Но, присмотревшись внимательнее, он заметил черный скафандр, скрытый стеблями травы.

Вадим лежал, стиснув зубы, подчиняясь приказам электронного анализатора. Наблюдая за ним, Борис чувствовал его страдания. Все, что можно было сделать, не снимая скафандра, уже сделано.

Наконец, световое табло разрешило вход во внутренние помещения корабля. Удобно устроив раненого на диване в каюте, Борис сел рядом. Трудно было понять, спит Вадим, бодрствует или без сознания. Лицо побледнело, осунулось.

В тревожном напряжении прошло довольно много времени. Борис приготовился сделать очередную инъекцию.

- Не надо, - тихо произнес Вадим. Он продолжал лежать с закрытыми глазами, словно собирался с мыслями и силами. Борис придвинулся поближе, готовый выполнить любое его желание.

- Борис, обрати внимание на розовое мерцание вокруг. Это, кажется, опасная вещь. В чем дело, я не совсем понимаю, но чувствую опасность.

- Ты о чем, Вадим?

- Ракета разрушается на глазах. Людей нет, да они и не могли находиться там долго. Ты видел мой скафандр?

Борис утвердительно кивнул.

- Пока ты со мной возился, я думал о наших с тобой размышлениях. Помнишь, неделю назад... - Вадим замолчал, еще плотнее сжал веки... Через некоторое время, снова неожиданно: - Вокруг ракеты поваленный лес, длинная просека, а этот лес не безобидный.

- Успокойся, Вадим. Тебе лучше уснуть.

- Не надо. "Джой - 0045" - на сейфе и "БМЕ - 1002" - на пульте вездехода...

Борис внимательно слушал товарища. Бредит, решил он и приготовился сделать успокоительную инъекцию. Пусть поспит. Но Вадим словно читал его мысли.

- Я еще в своем уме. Слушай. Без меня не выходи. Там остался только реактор. Действовать надо быстро. Что произошло, сказать трудно. Но люди ушли.

Вадим замолчал, не в силах продолжать, и вскоре уснул. Тогда Борис позволил себе отлучиться за контейнером.

Пристроившись тут же в каюте у письменного стола, он осторожно вскрыл контейнер. Относительно большой по габаритам, он содержал в себе всего две капсулы. В первой хранились пленка и диск для диктофонной записи. Их поверхность покрывали микроскопические кристаллики, на образование которых, похоже, пошла часть материала этих предметов: дорожки с записью были съедены кристаллами. Ни о каком восстановлении и речи быть не могло. Горько разочарованный, Борис принялся за вторую капсулу. В ней лежал какой-то предмет, втиснутый явно не без труда. Борис не стал рисковать: раскроил предохранительный корпус надвое, снял верхнюю половину. В капсуле была книга. Четыре аккуратные застежки придерживали листки со всех сторон. Обложку украшал затейливый рельефный орнамент. Некогда он, видимо, сверкал, а сейчас был тускло-серым.

Мягко притронувшись к одной из застежек, Борис почувствовал, как хрупка книга. Без специальной обработки рассматривать ее было рискованно. Борис принес из лаборатории химикаты и приборы.

Закрепив украшенный орнаментом переплет, он извлек книгу из капсулы и осмотрел со всех сторон. Признаки разрушающего воздействия видны были повсюду.

Борис осторожно разъединил тонким лезвием потемневшие страницы в середине книги. Если что-то сохранилось от текста, то скорее всего в самой толще. И точно: часть записей уцелела. Да еще каких записей! Книжка оказалась дневником астронавта.

Первые же прочитанные строки заставили насторожиться.

"Проклятое место! Долго мы здесь не выдержим. Борг, кажется, начинает сдавать. Толкует о каком-то розовом тумане, которого никто не видит..."

Розовый туман. Розовый туман? Борис прекратил чтение, оглянулся на Вадима. Он ведь тоже говорил о чем-то таком: то ли о розовом тумане, то ли о розовом мерцании. Борис встал из-за стола, подошел к товарищу. На лице Вадима больше не было признаков внутреннего напряжения, дыхание стало более глубоким. Борис в раздумье постоял у изголовья, затем вновь принялся за дневник.

С каждой страницей писавший явно терял самообладание и, как показалось Борису, объективность. Нелестных выражений обо всем, что есть на этой планете, было предостаточно. Жаль, что первые страницы полностью разрушены! Наверняка, там было много пылких слов о ее красоте...

О Борге автор писал уже как о теряющем рассудок человеке. Не мудрено, если корабль разваливался на глазах! Взлететь они не могли. Странно раскачивающий ветвями лес вокруг корабля завалили.

Чтение продвигалось медленно, каждую страницу приходилось брать кропотливым трудом. Прочитанное Борис записывал, не стараясь пока делать каких-либо выводов. Главное было узнать, где люди.

Сигнал тревоги "Внешняя опасность" поднял Бориса из-за стола.

Минут через десять в отсеке управления появился и Вадим.

Борис оторвался от обзорного экрана, резко обернулся, готовый взорваться по поводу легкомыслия товарища, но осекся, взглянув на него.

Вадим обвел взглядом поляну. Ничего нового и угрожающего.

- Трава! - подсказал Борис.

Трава как трава, качается под ветром... а его нет!

В едином ритме она медленно отводила стебли и вдруг склоняла их в сторону корабля. И так - куда ни глянь. Звездолет являлся центром этой своеобразной концентрической волны.

- Почему сигнал?

- Растет нагрузка на опоры, или опоры слабеют.

- А точнее?

Борис пожал плечами. Пока что его поиски не дали результата. Никаких внешних признаков разрушения опор. Стоят тоже стабильно. Ни осадки, ни подвижки, так что даже опорные подушки доступны для осмотра. Разве только небольшие потемнения на метровой высоте.

Рассматривая сочные стебли раскачивающейся травы, Вадим вновь уловил розовое мерцание, преследовавшее его на гибнувшем корабле. Он даже прикрыл на время глаза, опасаясь, что это кажется ему от перенапряжения. Не помогло.

- Шел бы ты отдыхать, - Борис заметил его попытки дать отдых глазам. - Обойдусь без тебя. Поверь, мне будет гораздо легче и спокойнее.

- Подожди, Боря! Ты не замечаешь розового свечения над травой? остановил его Вадим.

Борис ответил не сразу:

- Что-то смутное...

- Но что-то все-таки есть?

- Ладно, Вадим, иди в каюту немедленно. Не могу смотреть, как ты стоишь тут полусогнутый, - Борис заговорил громко и настойчиво. - Сейчас управлюсь и приду к тебе.

Вадим и сам чувствовал, что едва стоит на ногах. Борису сейчас, конечно, не до его розовых картинок. Не хватало еще грохнуться тут же был бы у товарища полный набор забот. Надо действительно пойти полежать.

Вернувшись, он обратил внимание на вскрытый контейнер, странную книжку и листки, исписанные Борисом. Попытался перевернуть страницу книжки и сразу же услышал звенящий звук ломающейся бумаги.

"Попадет от Бориса!" - подумал он, заметив приспособления, разложенные на столе. Решил ограничиться записями, сделанными товарищем.

- Ага! Значит не я один. Розовый туман есть! - вслух произнес Вадим.

Остальное он прочел без восклицаний, не торопясь улегся. Было над чем подумать. Розовое мерцание он видел там, над останками корабля, у брошенного вездехода, и тут, рядом, над стеблями колеблющейся травы. В этом сомнения не было. Да, если бы записи вел Борг, пользы было бы больше. Борг связывал опасность с розовым туманом. Наверно, не все видят так, как я и Борг. Надо проверить себя еще раз у смотрового экрана. Надо помочь увидеть Борису.

На этот раз Борис воздержался от замечаний. Вадим воспользовался этим и прильнул к экрану. Утомленные глаза не сразу уловили загадочный оттенок. Со стороны озера его нет, вдоль поляны - слабый, со стороны леса довольно четкий. Случайно это или есть какая-то закономерность?

Приблизив кромку леса, Вадим заметил движение. То самое, которого не хватало, когда он входил под его кроны для первой разведки. Есть ли ветер? Приборы показывали слабые потоки атмосферы под днищем корабля. Может ли от этого так раскачиваться лес? Скорее наоборот...

Не значит ли это, что ветви гонят воздух, гонят розовые волны. Чтобы освежать наш корабль?

Борис должен увидеть то, что вижу я.

Догадка пришла сразу. Розовое мерцание или, как правильнее его назвал Борг, розовый туман - это оружие. Скорее всего - фитонциды. А передвигают туман потоки воздуха, вызванные колыханиями ветвей и травы. Как раз то, что можно увидеть сейчас на поляне. Кажется, все становится на свои места.

Теперь, глядя на поляну, Вадим видел не ласковую земную зелень, какой она показалась в первые минуты посадки, а сотни тысяч зеленых смертоносных жал, направленных против пришельцев. Взгляд стал улавливать уже не беспорядочное мерцание, а организованные атакующие валы. Это была не осада, а яростный штурм. Без грома пушек и криков. Но оружие было страшнее пушек, а упорство и настойчивость сохранялись без подбадривания. Многое теперь прояснялось, кроме одного вопроса - почему это происходит? Почему природа ополчилась на людей?

- Еще несколько часов и надо взлетать, - нарушил молчание Борис. Если пойдет такими темпами, опоры долго не выдержат.

- Ты видишь розовый туман? - перебил его Вадим.

Борис оглянулся, и Вадим прочел в его взгляде примерно следующее: сейчас я уложу тебя и никакие уговоры не помогут. Вслух было сказано другое:

- Ты же знаешь, я не очень четко улавливаю оттенки.

- Думаю, что и тебе придется этому научиться, - и Вадим сбивчиво высказал свои соображения.

Борис какое-то время молча смотрел на него, словно прикидывая, верить или нет. Опять этот розовый туман. Потом резко повернулся к экрану.

Несколько минут стояла напряженная тишина. Один из друзей додумывал свою догадку, все больше уверяясь в своей правоте, другой искал подтверждение только что услышанному. А подтверждения не было. Не видел Борис розового тумана. Не видел - и все.

- Давай попробуем светофильтры или импульсное излучение - наткнется же оно на что-то, - предложил Вадим, видя растерянность Бориса.

Работали долго. Светофильтры приглушали то одни, то другие цвета, но теперь и Вадим не видел тумана. Он уже хотел попросить нормальный экран, чтобы проверить, не исчез ли туман вообще, но Борис опередил:

- Обрати внимание, какие-то затемнения... Вот, справа, совсем слабые, слева - почетче...

- Стоп! - остановил Вадим. - Я сажусь рядом за простой экран. Буду говорить, слушай и поправляй.

Вадим, не торопясь, устроился поудобнее, на минуту прикрыл глаза рукой, потом включил экран и заговорил:

- Наиболее яркая окраска тумана со стороны леса. Вижу несколько полос или волн...

- Различаю пять кольцевых волн... - подхватил Борис.

Несколько минут они наперебой уточняли друг друга, словно соревнуясь в остроте зрения.

- Теперь мы можем избавиться от этой чертовщины, - подвел итог Борис. - Подпалить в радиусе сотни метров и достаточно. Опоры уже потеряли тридцать процентов прочности.

- Да, этого достаточно. Но лучше надвинь вторую секцию на поврежденные места, пока мы не опрокинулись, - отозвался Вадим.

Борис не стал спорить. Телескопические опоры корабля состояли из трех секций. При посадке на ровный грунт обычно пользовались только первой. Борис нажал одну из кнопок на пульте, и вторые секции опустились на опорные плиты, скрыв внутри себя поврежденные.

Почти в тот же момент раздался тревожный сигнал, оповещающий о неполадках в нижней части корабля: была повреждена защитная обшивка.

Борис среагировал сразу. Корабль вздрогнул и стал плавно подниматься, пошла в ход третья секция опор.

- Прибыли спасать, а спасаться надо самим. - Вадим встал и, прихрамывая, направился к выходу. Борис не стал его спрашивать - куда. И так ясно - читать записную книжку.

Все виды внешней связи действовали непрерывно. Но те, кто совсем недавно звал на помощь, не откликались. Значит, надо или найти людей, или доказательства того, что нет смысла ждать их и даже искать.

Вдруг снова сигнал тревоги нарушил напряженную тишину корабля. Приборы опять показывали активную коррозию наружной обшивки. Ненадолго хватило запаса высоты третьей секции опор. Ядовитый туман теперь не просто плыл над зеленым полем, а, направляемый чьей-то волей, наседал на космический корабль. Появились видеопомехи. Что же еще пострадало? Защитные стекла? Оптика? "Повреждение видеодатчиков", - вспомнил Борис отрывок фразы из записной книжки. Что еще сумел там вычитать Вадим? Начало по крайней мере совпадает. Но финал... Похоже, только взлет мог предохранить корабль от разрушения.

Борис поймал себя на мысли, что больше думает о спасении своего корабля, чем о цели прибытия на планету. Три часа, как они сели, и добрая часть времени ушла впустую. Произведен всего один выход на поиск. И уже серьезная травма. За каких-то сорок минут вышел из строя скафандр. Сильно повреждены опоры, слабеет обшивка. Не слишком ли много событий за такой короткий срок. Немудрено, что за две недели от корабля остается один остов.

А люди?

- Что удалось еще вычитать, Вадим? Пока все идет по-написанному? Борис представил, как напарник копошится над книжкой.

- Да-да, по-написанному, - пробурчал Вадим.

- Может, все-таки подпалить?

- Подожди ты со своей подпалкой. По-написанному нам уже известно, чем кончилось.

Борис и сам прекрасно понимал, что создание безопасной зоны - не выход из положения, но медлить нельзя. Надо искать людей. Не то будет поздно.

- Выключи ты этот проклятый сигнал. Мешает соображать, - раздраженно попросил Вадим. Борису и самому был неприятен резкий отрывистый посвист. К сожалению, его отключение не решало вопроса.

- Послушай, Вадим, времени у нас в обрез. Постарайся уяснить, что с людьми, а я выхожу на поиск. Что узнаешь, сообщи. Рассчитывай, что часа через полтора все равно придется стартовать.

- А люди?!

- Через два часа нам самим понадобится помощь, - отрезал Борис.

- Погоди, погоди, я сейчас.

Через минуту Вадим появился в командирском отсеке у пульта.

- Боря, а если воздухом? Разогнать туман осторожно, потихонечку... глаза Вадима блестели надеждой.

Борис посмотрел на товарища. Превосходная идея! Как это им раньше не пришло в голову. Ведь можно отогнать туман, включив мощные наружные вентиляторы.

- Зачем потихонечку! Сейчас как дунем... - Борис осекся, заметив перемену в настроении товарища.

- Именно потихонечку, почти незаметно, - Вадим даже показал, как это надо сделать, плавно отводя руки от груди ладонями вперед.

- Сделаю, как просишь, только сядь, пожалуйста, и успокойся. На тебе же лица нет...

- Давай, Боря, давай! Осторожненько.

Подготовка к обдуву заняла не больше минуты. Легкий поток колыхнул край розоватого облачка, чуть отодвинул его в сторону и плавно потянул вниз, к грунту.

- Отлично, Борис.

Некоторое время астронавты увлеченно наблюдали, как садится и отступает розовый туман. Трудно было поверить такому легкому избавлению от смертельной опасности. Этот способ можно применить даже к скафандру.

- Все ясно, готовлюсь на выход. Не говори ничего! - предупредил Борис возражения товарища. - Твоя задача - прочесть записную книжку, и чем быстрее, тем лучше.

Расшифровка текста шла плохо: слишком сильно пострадала записная книжка и очень отвлекало отсутствие Бориса. К тому же от слабости кружилась голова, дрожали руки.

"...опоры не выдержали на третий день. Боковые амортизаторы не сработали. Удар оказался страшным. Мы чувствуем, что все вокруг нас несет смерть". Вадим записывал прочитанное и продирался дальше. "...лес зашевелился без ветра..." - интересно, подтверждает наши предположения. Вадим хмыкнул.

- Что нового? - сразу же отозвался Борис.

- Ничего, это я так, - ответил Вадим, - читаю описание природы. А что у тебя?

- У вездехода полно всякого добра. Чуть подальше - еще одна куча. Брошено самое необходимое.

- Да, я видел, - подтвердил Вадим.

Борис внимательно осмотрел вездеход.

След его колес привел астронавта к просеке. Продолжая осмотр, Борис неожиданно обнаружил второй след. Туда и обратно? Зачем обратно? Борис пересек просеку, внимательно разглядывая грунт. Совершенно точно, две колеи. Но вездеход здесь, он никуда не ушел. Откуда вторая колея? Борис легко проследил ее от кромки леса. Колея привела на поляну и оборвалась у второй кучи брошенного оборудования.

Неожиданно и громко защелкал сигнал. Борис спохватился: баллон воздушной завесы, наскоро приспособленный им самим, иссяк.

- Борис, пора, твое время истекло, - загудел Вадим.

Разведчик добрался обратно благополучно, но не в лучшем настроении. Вадим заметил, что он потирает ноги. Все-таки прихватил лишнего! Теперь двое калек на корабле, мрачно подумал Вадим, и вдруг почувствовал, что в нем нарастает досада и злость. Может, Борис прав: выжечь сотню метров вокруг...

Словно в подтверждение его правоты поляна опять зашевелилась. Начался новый штурм.

- Видишь, что делает! - Лицо Вадима ожесточилось.

Розоватый туман поднялся над искусственным воздушным потоком и пошел к кораблю. Это уже походило на разумные действия - прекратить доступ к кораблю воздуха, накрыть сплошной оболочкой розового тумана. Значит, надо изменить направление потоков воздушной завесы. Трава слишком низкоросла, чтобы перебороть мощные двигатели. Небольшая корректировка - и атаку можно отбить. Но если бы такое происходило в лесу...

- Ну, как твое мнение насчет расчистки? - Вадим уже сидел у пульта с угрожающей готовностью, не отрывая взгляд от экрана.

- Чуть повремени. Я кое-что попробую.

Не дожидаясь согласия, Борис взял управление на свой пульт.

Через несколько минут поток розового тумана оказался перехваченным, мягко, как и в первый раз. Продолжая плавно управлять потоками завесы, Борис рассказывал о наблюдениях, сделанных во время выхода.

- Понимаешь, на поляне и просеке совершенно четко видны две колеи, а вездеход на месте... Получается, что он с поляны отправлялся в лес и вернулся обратно. Но тогда, как он очутился на поляне?

- "БМЕ-1002" и "Джой-0045", - вдруг забормотал Вадим, - это же разные марки!

- Опять ты за свои бе-ме! Я дело говорю.

- А я тоже дело, - спокойно отозвался Вадим. - Все на корабле должно иметь одну марку. Кстати, что было на контейнере?

- "Джой-0045".

- Верно, так и должно быть, хоть и взял я его с "БМЕ-1002", эти материалы были упакованы в "Джой-0045". "БМЕ-1002" не стал бы этого делать, а перевозил он.

- Ты по-человечески можешь объяснить?

- Могу, - Вадим как-то посветлел, занятый интересной мыслью. - Могу смело сказать, что все, кроме вездехода, имеет марку "Джой-0045". И что здесь уже побывал корабль "БМЕ-1002". Это он забрал людей! Возможно, в дневнике мы найдем доказательства.

Второй день розовый туман отчаянно штурмовал корабль. Астронавты попеременно маневрировали воздушной завесой, сдерживали "розовую смерть". Пока один из них сидел у экрана, второй занимался дневником.

Дело подвигалось с трудом. Разъединить хрупкие странички никак не удавалось. Они ломались, крошились. Наконец, решили "просветить" книжку. Хаос рукописного текста, да еще многократно наложенного друг на друга, поверг в полное уныние. Хотя... Борис тщательно скопировал все встреченные в прочитанном тексте буквы. Получился своеобразный, но не полный алфавит. Прикинув на глаз количество листов книги, астронавт подсунул это месиво мощному корабельному компьютеру на расшифровку. Машина "думала" довольно долго. Наконец, пошел текст.

Все встало на свои места. Записи подтвердили появление "БМЕ-1002". Экипаж "Джой-0045" спасен!

Астронавты облегченно вздохнули.

Теперь можно бы и стартовать. Но... оставалась еще тайна розового тумана. И тайна живой травы. Надо было походить по этой странной планете, попытаться понять, что к чему. Однако выйти из корабля пока что не представлялось возможным: туман еще буйствовал и вряд ли при такой его активности мог помочь местный обдув скафандров. Оставалось ждать.

Атака захлебнулась на третьи сутки. Это произошло неожиданно. Вадим глянул на экран и увидел спокойную поляну. Исчез и туман. Анализаторы подтвердили нейтральность атмосферы вокруг корабля.

Вадим уговорил Бориса разрешить ему произвести наружный осмотр корабля. Приборы показывали значительные разрушения от первых атак розового тумана, пока не была найдена защита. Осмотреть все это собственными глазами было просто необходимо.

Явных внешних признаков разрушения не было. Мощные опоры плотно стояли на песке, надежно удерживая многотонный корабль. Вадим осмотрел одну опору; перешел к другой, погладил холодный металл. Какие дефекты уловили приборы?

Присмотревшись внимательно, Вадим заметил своеобразный пояс серебристо-пепельного налета на темной поверхности опоры. Он находился в метре от грунта и был шириною не более тридцати сантиметров. Никаких других изменений на опорах обнаружить не удалось. Вадим припомнил, что раньше на этих участках различались слабые потемнения. Едва заметный налет он обнаружил и на нижней части внешней обшивки.

Вадим бросил взгляд на озеро. Вот уже третьи сутки, как они здесь, а к озеру не подходили ни разу. Теперь торопиться некуда, хватит времени и на озеро. Но сейчас для него главное - трава. Как она спокойна и ласкова на вид. Вадим медленно побрел к зеленой кромке поляны. Неужели здесь все так враждебно к человеку или любому другому существу, и без жестокой борьбы невозможно даже изучить этот мир? "Джой-0045" погиб в отчаянной борьбе. Если бы он сразу расчистил площадку и создал атмосферную завесу продержался бы еще какое-то время. "Надо было выжечь в десять раз больше, тогда бы нас оставили в покое. ...с "БМЕ-1002" подтвердили, что это все из-за проклятого леса", - Вадим дословно вспомнил записи из дневника. А мы держимся на одной воздушной завесе.

Вадим остановился и присел на самом краю песчаной полосы. Протянул руку к зеленым стеблям. Потрогал, словно снисходительно пожурил за несознательно причиненную боль. Вид песка, травы и яркого неба пробудил детские воспоминания. Пожалуй, еще нигде он не встречал настолько схожего с земным пейзажа. Только этот розовый туман...

- Вадим, ты еще не уснул?

- Нет, Боря. Здесь просто здорово! Если бы еще сбросить скафандр...

- Не говори глупостей, лучше осмотри себя, да проверь контрольные приборы. Молчат.

Вадим осмотрел перчатку, скафандр. Поднялся и, сделав несколько шагов, упал в густую сочную траву...

Наблюдавший за ним Борис вскочил с кресла, но прежде чем броситься к выходу, осмотрел датчики. Все в норме! В это время Вадим перевернулся на спину, широко раскинул руки, а из динамиков до Бориса долетел приглушенный смех.

- Вадим! Ты меня слышишь?

- Слышу, Боря! - Вадим покатился по траве и рассмеялся в полный голос. - Присоединяйся! Вспомни, как давно мы не лежали с тобой на траве.

- Перестань дурачиться и объясни свой идиотский смех! - Борис остался у экрана, не решаясь ничего предпринять.

- Датчики молчат, соображаешь?

Датчики действительно молчали. Уже двадцать пять минут, как Вадим покинул корабль, а, исходя из опыта, "заговорить" они должны были через пять, в крайнем случае, через десять минут. Но они молчали.

И вдруг трава ожила. По экрану заколыхались зеленые массы. Вадим на это не реагировал, продолжал лежать. Откуда ему было видеть то, что видел Борис. Как ребенок, он поднимал над травой руки и что-то радостно и оживленно бормотал.

- Вадим, осторожнее, - как можно спокойнее сказал Борис.

Вадим приподнялся и замер в неудобной позе. Оцепенение длилось недолго. Он снова опустился на траву и затих.

Борис наблюдал за датчиками. Розовый туман не появлялся.

Прошла минута, вторая...

На третьей Вадим снова начал подавать признаки оживления. Чуть позже совсем бодро произнес:

- Ну что ты медлишь, Боря, собирайся живее! Выходи, признают за своих! Понимаешь, мы все-таки сумели доказать, что человеку можно верить! Пусть это высокие слова, но человек здесь произвел доброе впечатление.

- И ты полномочный представитель человечества, - усмехнулся Борис.

- Угадал, - Вадим ничуть не смутился. - Этот понимающий мир надо изучить основательно. Готовься к большой программе.

Когда Борис неожиданно появился в ходовой рубке, Вадим сразу заметил резкую перемену в его настроении.

- Что еще стряслось? - тревожно спросил он.

- Надо срочно взлетать, Вадим. Каждую минуту можно ожидать взрыва ядерной установки "Джой-0045", - холодно и с расстановкой сообщил Борис. Вадим побледнел, несколько раз сглотнул - горло сразу пересохло:

- А нейтрализатор?

- Наверное, не сработала система, а может...

Вадим живо представил себе скелет погибшего корабля и темный силуэт ядерной установки. В каком же состоянии защитные экраны и система нейтрализации? Когда он осматривал корабль и приблизился к ядерному отсеку, радиационный счетчик трещал, как сумасшедший. Что же творится сейчас?

Опасность слишком близка. Рассчитывать на случайность нельзя. Рисковать кораблем - тоже.

- А сколько в нашем распоряжении времени?

- Сутки, час, а может, - только минута.

Вадим посмотрел на часы и замолчал, лихорадочно обдумывая положение. Посмотрел еще раз на часы.

- Вот видишь, Борис, у нас времени больше минуты, ведь прошло уже полторы. И ничего мы за это время не придумали. Полномочные представители человечества.

- Это хорошо, что ты не теряешь чувство юмора, но взлетать все-таки надо.

- Ты уверен, что взрыв будет?

- Убедись сам, - Борис подошел к пульту, но Вадим остановил его.

- Не надо. И все это, когда мы почти поняли друг друга. Когда осталось только закрепить успех.

- Не обманываешь ли ты себя, Вадим? Назвать это взаимопониманием трудно. Может просто выдохлась атака, а сейчас набираются новые силы. Мы защищались техникой, а они нападали живой силой. Каждую минуту может вновь появиться розовый туман.

- Так же, как в любой момент может произойти взрыв. Представляешь, что останется от этого леса и поляны? - Вадим вскочил с кресла. - Мне довелось однажды видеть подобный взрыв. А им совсем нечем защищаться, кроме живой силы. Озеро за нами и то закипит! Подумай, сколько времени понадобится природе, чтобы ликвидировать последствия? Годы... Годы! Это страшная штука, Борис.

- К сожалению, ничего не сделаешь.

- Можно, Боря, можно, - Вадим прищурил глаза.

- Вручную?!

Вадим подошел к товарищу, положил руки на его плечи. Посмотрел в глаза - глубоко, задумчиво, серьезно.

- Это может стоить... - Борис не договорил.

- Не волнуйся, Боря. Не будем терять человеческое достоинство из-за каких-то мелочей.

- Не торопись, Вадим. Если нейтрализатор вышел из строя, не стоит рисковать. Тут и вручную ничего не сделаешь.

Разведчик улыбнулся наивной уловке отговорить его. Борис неожиданно вспылил:

- Какого черта скалишь зубы! Вот тут уже сидят твои выходки, - Борис выразительно провел ребром ладони по горлу. - Это же эгоизм высшей марки. Ему захотелось, видите ли! Лучше залазь в стартовое кресло и подготовь свои покалеченные члены к аварийному старту. Объявляю трехминутную готовность!

Вадим на минуту растерялся.

- Ну куда ты такой пойдешь! - продолжал наступление Борис. - Посмотри на себя!..

Вадим снова улыбнулся и прервал товарища:

- Ты думаешь, у тебя лучше получится? Не выйдет, Боря, не имеешь права.

Полчаса прошли как вечность. Переговорили, кажется, обо всем, успели поругаться и помириться. Из динамика слышалось усердное сопение и невнятные "бур-бур" и "там-там".

- Как дела, Вадим?

- Чудесно... добрался великолепно. Еще чуть-чуть и все будет в полном порядке.

- Что с системой нейтрализации?

- Я ожидал худшего... так что еще чуть-чуть... Вот та-а-ак.

Борису хотелось крикнуть, чтобы Вадим прекратил это глупое бормотание. Сейчас он был готов лететь с ним куда угодно, лишь бы побыстрее закончилась эта операция. Разве не было взрывов на Земле? Чем лучше эта планета? Ничего с ней не случится. Со временем здесь опять поднимется лес...

- Ты скоро? Что у тебя с дозиметром?

- Разладился, по-моему. Да я уже возвращаюсь. Еще одна минутка.

Борис напряженно осмотрел поляну: не выкинет ли она новых сюрпризов. Сейчас это совсем некстати. Но никаких признаков розового тумана не было. Скафандр Вадима тоже в порядке. Может "они" действительно соображают или хотя бы чувствуют... Борис потряс головой. Кто же тут может соображать или чувствовать?

- Ну, я почти дома, - загудел динамик, настроенный Борисом на полную мощность, чтобы слышать даже дыхание разведчика.

Борис облегченно вздохнул, увидев товарища на краю поляны. Через несколько минут он принял Вадима в профилактическом отсеке корабля, внимательно проследил за показаниями приборов и, как только представилась возможность, вошел сам помочь освободиться от тяжелого противорадиационного скафандра.

- Вот видишь, как все здорово получилось. Теперь никуда не надо торопиться, - бодро начал Вадим, как только оказался без шлема.

Не обращая внимания на болтовню товарища, Борис еще раз осмотрел скафандр. Неужели никаких признаков разрушения и полная защита от радиации? Ну вот!..

Борис потрогал пальцем место, где недавно находился дозиметр. Вырван он был, что называется, с корнем.

- Что ты на меня так смотришь? - отводя взгляд, спросил Вадим. - Ну, сломался...

- Ладно, будь по-твоему. Иди отдыхай, а то сам сломаешься, неожиданно миролюбиво согласился Борис и покинул отсек.

Вадим вздохнул с облегчением. Наигранная улыбка сбежала с лица. Бессильно опустились руки. "Борис прав, самому бы не сломаться". С трудом выбравшись из скафандра, он подошел к зеркалу. На кого же ты похож, полномочный представитель? Сумеешь ли выдержать большую программу исследований или только оставишь приятные впечатления?

Вадим потрогал ввалившиеся щеки, подмигнул своему изображению: "Так-то, брат".

Несмотря на протесты, Борис заставил Вадима пойти с ним в контрольный блок. Усадил в кресло. Почти сразу со всех сторон к Вадиму потянулись самой причудливой формы приборы для снятия показаний деятельности организма. Вадим никак не мог привыкнуть к этому аппарату и часто начинал смеяться, когда какой-нибудь проворный датчик мягко, но настойчиво пробирался по обнаженному телу. Сейчас ему было приятно расслабиться в удобном кресле, и приборы мало беспокоили.

- Ну давай, да поживее, - напутствовал он товарища и прикрыл глаза, чтобы полнее воспользоваться вынужденным отдыхом. Тихо пощелкивала и шелестела аппаратура. Что-то себе под нос бубнил Борис, колдуя над пультом, куда менее привычным, чем главный корабельный. Лица коснулось слабое дуновение, напоенное ароматом березовой рощи. И сразу шелест приборов перешел в шелест листьев. Невольно всплыли воспоминания последних земных вечеров, проведенных за городом... "Что же так долго возится Борис?" - слабая, ленивая тревога промелькнула в сознании. Вадиму захотелось открыть глаза, но веки оказались слишком тяжелыми.

Убедившись, что Вадим крепко спит, Борис привел кресло в стартовое положение и направился в ходовой отсек.

Считанные секунды стоял он в раздумье у главного пульта. Кораблю ничто не угрожало; ни розовый туман, ни ядерный взрыв.

Но Борис не мог отдать своего друга даже за целый новый мир, ради которого друг сам рисковал жизнью.