/ Language: Русский / Genre:sf,

Дикая Тварь Из Дикого Леса

Виталий Забирко


Забирко Виталий

Дикая тварь из дикого леса

Виталий Забирко

Дикая тварь из дикого леса

Когда катер омохов, отчаянно тормозя покорёженными дюзами, упал посреди леса, асклепи лежал на верхнем суку огромной сикойи. Жмурясь от полуденного солнца, он умиротворённо мурлыкал на всю округу. Боль ломаемых катером деревьев заставила его сжаться в комок; он ощетинился и зашипел.

Два катера - имперский торпедоносец омохов и минный заградитель хомов - встретились в пустоте средь неподвижных звёзд. И завертелись звёзды, и пустота наполнилась всполохами залпов орудий, шрапнелью веерных аннигиляционных зарядов, спиралями инверсионных следов торпед, оставляемых в пустоте продуктами горения химического топлива, а невидимые гравитационные удары заставили и без того бешеную карусель звёзд вздрагивать и мигать от коробящейся метрики пространства. Бой закончился так же внезапно, как и начался. Получив пробоину в корме и расстреляв почти весь боезапас, катер омохов проломил метрику пространства и через топологический туннель выпал в атмосферу неизвестной планеты. После него в космосе осталась лишь голографическая копия, которую тут же в прах разнесли мины катера хомов.

Натипак с трудом отстегнул ремни противоперегрузочного кресла, дотянулся до тумблера и отключил истошно верещавший зуммер. Аварийное освещение заливало рубку управления багровым потусторонним светом, от чего чудовищный разгром в ней выглядел окончательным и полным: осколки взорвавшихся экранов кровавым хрусталём засыпали всё помещение, за сорванными панелями в переплетениях коммуникационных систем искрили закороченные провода, из-за решётки вентиляционной шахты медленно выползал чёрный дым, а лопнувший радиатор кондиционера плевался хлопьями снежного пара. Соседнее кресло было завалено обломками внутренней обшивки, поверх которых покоилась погнутая хромированная стойка, вырванная взрывом из вентиляционной шахты. Под обломками, запрокинув голову на изголовье кресла, неподвижно сидел Толип. Даже в красном свете аварийного освещения его лицо было неестественно бледным.

Натипак вытер кровь с подбородка и включил интерком.

- Машинное, как дела? - спросил он.

- Отлетались... - глухо отозвался Кинахем.

- Орудийное, доложите обстановку!

- Осталась одна торпеда и два веерных заряда. Лазерная защита вышла из строя.

- Рубка связи?

Молчание.

Смахнув рукавом с пульта стеклянное крошево, Натипак отыскал на панели целый экран и подключил к нему систему внешнего обозрения. К его удивлению экран засветился, и видоискатель, пройдясь по панораме несуразно буйного леса планеты, показал корму катера с пробоиной на месте рубки связи.

"Значит, нас осталось четверо, - спокойно констатировал Натипак. Четверо, если жив Толип".

Натипак был боевым офицером до мозга костей. Война с хомами, начатая ещё до его рождения, сделала из него жестокого рационального исполнителя. Торпедоносец, которым он командовал, стал для него боевой единицей, команда - включая и его самого - пушечным мясом. Не колеблясь, он посылал солдат на смерть и шёл в бой сам. Единственным смыслом жизни для него стало уничтожение хомов. И отступал он только тогда, когда такой возможности у него не было. Как в последнем бою.

Но бой ещё не кончился - Натипак это прекрасно понимал. Уходя с поля боя, катер столь жёстко проломил метрику пространства, что хомы без особого труда могли определить место пролома и вычислить направление топологического туннеля. Поэтому Натипак, проверив действующие системы торпедоносца, накрыл его маскировочным полем, а в трёх километрах к северу создал в лесу фантом катера. Затем приказал орудийному отсеку обеспечить наблюдение за небом и только тогда встал с кресла и подошёл к Толипу.

Глазницы Толипа смотрели в потолок воронками, полными крови. Резким движением Натипак сбросил с Толипа засыпавший его хлам. Толип застонал.

"Жив, - отстранёно подумал Натипак. - На его месте я лучше бы умер".

Разорвав санпакет, он приложил тампоны к глазницам Толипа и туго прибинтовал их. Но вколоть морфий не успел - завыла сирена боевой тревоги.

Отшвырнув шприц, Натипак бросился к экрану. Минный заградитель хомов застыл в зените, окружённый радужной оболочкой лазерной защиты.

- Не стрелять! - прошипел Натипак в интерком.

И тогда ударил минный заградитель хомов. Огненный луч скользнул от него к горизонту, и там, где Натипак создал фантом торпедоносца, вспух раскалённый шар плазмы.

Натипак впился взглядом в экран. У него был один шанс уцелеть и победить. Один - на миллион. И упускать его Натипак не собирался.

Катер хомов опустился ниже, затем зашёл со стороны солнца и стал приближаться к месту своего лазерного удара. Чтобы определить, действительно ли он уничтожил торпедоносец омохов, или же атаковал фантом, ему предстояло на секунду отключить поле защиты. Это мгновение и было шансом Натипака.

И он его не упустил. Звериным чутьём хищника, затаившегося в засаде, Натипак предугадал начало торможения минного заградителя хомов и отдал приказ об атаке.

Дуплет веерных зарядов достиг минного заградителя как раз в момент снятия защитного поля, и броня катера брызнула в стороны перьями подбитой птицы. А затем в борт минного заградителя врезалась торпеда, и очередной взрыв потряс Дикий Лес планеты.

Больше всех не повезло Радисту. Его катапульту заклинило, и тело Радиста, аннигилировав вместе с катером, нуклонным паром вознеслось в стратосферу.

Вторым по невезению оказался Механик. Лишь мгновение промедлил он с катапультированием, и плазма взрыва запекла его в спасательной капсуле, как утку в глине. Но его обгоревший труп достиг земли.

Третьим в списке невезучих шёл Капитан. Его капсулу выстрелило вертикально вниз, она врезалась в ствол дерева и раскололась. И Капитан, ломая ветви, канул с огромной высоты в сумрак Дикого Леса. С пробитой головой и переломанными ногами. Но остался жив.

Стрелок и Пилот приземлились нормально.

...И привиделись ему заболоченные джунгли в дельте Насси на Душной Малаге, с рыжим едким туманом, разъедающим кислородные маски, с бурлящими топями, изрыгающими этот туман, с огромными деревьями, ломающиеся с оглушительным треском от топота ногокрыла, с диким хохотом аррианской совы. Привиделись гнёзда ногокрыла, сплетённые из живых, смрадно дышащих спитар, облепленных анабиозной глиной, и сами птенцы, жёлтые и пушистые, скулящие и царапающиеся. Привычным движением он скручивал их длинные мохнатые шеи, обрывал крылья, пух и поедал птенцов прямо у гнезда, не отходя, не потроша, просто сырыми. Он ел их, не насыщался, и снова искал светящиеся гнёзда в гнилых, булькающих болотах, а где-то совсем рядом стонал и метался, круша деревья, обездоленный, убитый горем ногокрыл, а за сетью лиан, за дымкой слоистого, шевелящегося тумана, прятались, смотрели на него жуткими зрачками пульсаторов благовоспитанные егеря из "Лиги защиты возможно разумных животных"...

Капитан очнулся и увидел, что лежит ничком, уткнувшись лицом в ворох влажной, гниющей листвы. В юности, пока его не призвали в республиканские легионы, он действительно браконьерствовал в проклятых парных болотах Душной Малаги и загребал валюту лопатой - взбесившиеся с жиру нувориши Республиканского Союза платили несусветные деньги за тушку свежего, молочного птенца ногокрыла, чтобы отведать экзотического блюда, дарующего по поверью здоровье и долголетие. Но всё это давно прошло, кануло в Лету, после того дня - Судного дня!, - когда им всё же не повезло, и они нарвались на засаду. В лицо полыхнула раскалённая молния интегратора, и Траппер, старый Траппер, его напарник, с чёрной, обугленной дырой посреди лба плюхнулся в жёлтую зловонную жижу. И она, удовлетворённо чавкнув, заурчала... Егеря потом долго искали тело, слышно было, как они тяжело бухают сапогами где-то рядом, у самого схрона, глухо переговариваются, матерятся, а он, затаив дыхание, зажав клапан респиратора, чтобы тот не хрипел, лежал, зарывшись в гниющий ил, скрючившись между корягами, и старался не обращать внимания на точивших кожу пиявкочервей...

Превозмогая слабость, Капитан с трудом перевернулся на бок. Боль в сломанных ногах на мгновение помутила рассудок, но сознания он не потерял. В сумраке леса царили глухая тишина и мёртвая неподвижность. Сладким дурманом тлена кружила голову прелая листва; влажные испарения почвы, конденсируясь где-то вверху под пологом леса, срывались на лицо мелкими, почти неощутимыми, тёплыми каплями безвкусных слёз. Сумрак съел глубину леса, и Капитан видел только фиолетовую мглу, да ближайший ствол огромного дерева, хищной пятернёй заскорузлых корней впившегося в почву. Статичность мглы, густой вязкий воздух и монотонный, почти неслышный шорох капели предсмертной тоской гипнотизировали Капитана. Взгляд его остекленел, и он отрешённо стал ждать смерти.

И она пришла. Пришла в виде чёткого пятна чернильной могильной тьмы, сконденсировавшейся на корнях дерева Дикой Тварью Дикого Леса. И настолько Тварь была черна, что было непонятно, то ли она повернула голову к Капитану, то ли просто открыла глаза, и два жёлтых немигающих зрачка уставились на пришельца.

Но именно этот недобрый взгляд заставил медленно сочащуюся из тела жизнь встрепенуться, и Капитан очнулся от безразличного оцепенения. И страстно захотел жить. И рука его потянулась к поясу.

- Мыр-р! - грозно предупредила Дикая Тварь, заметив движение Капитана, и бездонной тьмой стала разрастаться, выгибая спину.

Но Капитан уже дотянулся до излучателя, и вспышка огня ударила в пятно тьмы, поедающее его жёлтыми глазами.

По звуку выстрела Пилот и Стрелок отыскали Капитана.

Капитан лежал на ворохе прелых листьев и бредил.

Он был чёрным и лоснящимся. Он был бос и лыс. Он был ловок и смел. Он был татуированным охотником племени Прячущихся из тёмных лесов патанагонойской Маракайбы. И у него была жена, такая же сухопарая и темнокожая, такая же лысая и голая, такая же татуированная. Каждый год, каждое весеннее половодье она рожала ему ребёнка, чёрного и лысого, но ещё не татуированного; но каждый раз, как они не прятались, где они не скрывались, Чёрный Жрец находил их, а татуировка на младенце ещё не успевала проявиться, и Жрец забирал его, плачущего, хнычущего, орущего, отрывал от разбухших сосков матери, чтобы принести в жертву Счастья и Благоденствия бездонной зубастой расщелине, изрыгающей клубы ядовитой смерди. Каждый год, каждое весеннее половодье они уходили за топкие зловонные болота, забирались на крону Верхнего Леса, обрубив за собой лианы, окружив себя тройным кольцом ям-ловушек с ядовитыми колючками на дне и стенах... Но Чёрный Жрец везде проходил, везде проникал, и стоило им только облегчённо перевести дух, как он возникал рядом с ними, из ничего, чёрным столбом дыма, пепла и забирал ребёнка. Каждый год, каждое весеннее половодье... А он всё старел, всё хирел, горбился, становился всё немощнее, сгибался, татуировка на нём вытиралась всё больше, исчезала, становилась всё незаметнее, уж и лысина начинала мшиться... И не было у него наследников...

Пилот со Стрелком соорудили из жердей носилки и перенесли Капитана на поляну Дикого Леса, выжженную взрывом минного заградителя. Катер аннигилировал не весь, и среди его обломков, разбросанных по поляне, отыскалось покорёженное колченогое кресло, на которое и усадили Капитана, подставив под кресло для равновесия осколок брони. Стрелок наложил на ноги Капитана шины, а Пилот перебинтовал ему голову и вколол инъекцию тонизатора.

И Капитан очнулся.

Он увидел Пилота и Стрелка. Он увидел выжженную поляну посреди химерического леса, заваленную пеплом и обломками минного заградителя. Он вспомнил гибель катера, мгновенно оценил обстановку и принял решение. Капитан минного заградителя хомов был не меньшим фанатиком войны, чем Натипак имперского торпедоносца омохов. Поэтому решение у него было одно найти катер омохов и уничтожить его команду.

Ледяным тоном Капитан отдал приказ. Пилот и Стрелок вытянулись перед ним в струнку, козырнули и исчезли в лесу. Словно андроиды, которым ввели программу действий.

А Капитан остался ждать, глядя неподвижным взглядом на тропу, прорубленную Пилотом в стене обступившего его Дикого Леса.

Но ждал он недолго. Не успел затихнуть звук удаляющихся ударов мачете, как по тропе концентрическими кругами заплясали искры, обрубленные ветви сами собой поднялись в воздух и приросли на свои места. А на границе пепла и леса сконденсировалось пятно чёрной мглы и открыло жёлтые глаза.

На этот раз Капитан не потерял самообладания. Он ждал.

И тогда Дикая Тварь сама пошла на него из Дикого Леса. Шаг - и искры посыпались с её вздыбленной шерсти. Шаг - и искры пали на пути Дикой Твари. Шаг - и пепел с осколками, окроплённые искрами, поглотила почва. Шаг - и из почвы проклюнулись зелёные ростки.

И Капитан не выдержал.

- Что тебе надо, Дикая Тварь из Дикого Леса? - спросил он.

- Мыр-р... - сказала Дикая Тварь и сделала очередной шаг.

"Кто ты? - услышал Капитан. - Почему ты здесь?"

- Я - воин, - сказал Капитан. - Я пришёл сюда убить своих врагов.

- Мыр-р... - сказала Дикая Тварь, приближаясь ещё на шаг.

"Кто такие враги? - услышал Капитан. - Зачем ты их убиваешь?"

- Враги - это те, кто стоит на моём пути, - сказал Капитан. - И я убиваю их затем, чтобы самому не быть убитым.

- Мыр-р... - сказала Дикая Тварь, следующим шагом сокращая расстояние между ними.

"Всё живое должно жить, - услышал Капитан. - Зачем ты убиваешь мой лес?"

- Твой лес мешает мне убить моих врагов, - сцепив зубы сказал Капитан. - А всё, что мне мешает, я убиваю!

- Мыр-р... - сказала Дикая Тварь, и очередной её шаг заставил почву поглотить осколок кормового стабилизатора минного заградителя.

"Разве мы враги?" - услышал Капитан.

- Ты хитрая, Дикая Тварь из Дикого Леса, - процедил Капитан. - Но я хитрее. Не заговаривай мне зубы. Уйди. Если ты сделаешь ещё шаг, я убью тебя.

- Мыр-р... - сказала Дикая Тварь, и от её шага из почвы выстрелил зелёный росток с алым бутоном.

"Я несу мир", - услышал Капитан.

И тогда Капитан поднял излучатель и второй раз убил Дикую Тварь из Дикого Леса.

Система слежения торпедоносца была нарушена при аварийном приземлении, и Натипак не заметил спасательных капсул среди разлетающихся осколков гибнущего минного заградителя хомов. Поэтому, привыкший, что подобное поражение противника в пространстве есть окончательное и полное, Натипак не учёл сложившихся условий и не выставил караул. Беспрекословная вера в свой военный талант сыграла с ним злую шутку.

Эйфория победы быстро улетучилась, когда Натипак обследовал состояние торпедоносца. Если некоторые из коммуникационных систем ещё работали, то двигательные установки вышли из строя полностью. Помощи ждать было неоткуда, так как внепространственный передатчик был разрушен попаданием мины хомов в рубку связи. Оставалась лишь слабая надежда, что удастся починить гравитационный стартовый двигатель и на нём довести катер в открытом пространстве до ближайшей базы. Но прежде, чем приступить к ремонту гравитационного двигателя, необходимо было залатать все пробоины. Поэтому Натипак вместе с Колертсом и Кинахемом приступили к работе сразу же после уничтожения минного заградителя хомов. И мысли не допуская, что кто-то из хомов мог остаться в живых.

Гулкие удары кибера, подгонявшего листы брони к обшивке торпедоносца, послужили хорошим ориентиром для Пилота и Стрелка. Они прекратили прокладывать себе путь мачете и стали осторожно пробираться на звук сквозь глухую чащу. Серебристые комбинезоны, рассчитанные на быстрое обнаружение терпящих бедствие в открытом космосе, демаскировали их, но в Диком Лесу некому было обращать на них внимание. В том числе и занятым работой омохам.

Подобравшись почти к самому торпедоносцу омохов, Пилот и Стрелок залегли за густым кустом. Почти час они наблюдали, как трое омохов латали пробоину в корме торпедоносца, пока из обрывков доносившихся разговоров не выяснили, что из команды в живых осталось четверо, но четвёртый, тяжелораненый, находится где-то на катере. Тогда они распределили омохов между собой. Стрелок взял на себя Натипака и Кинахема, а Пилоту достался Колертс. Такое распределение оказалось фатальной ошибкой. Пилот, не ахти какой стрелок, на мгновение опоздал с выстрелом, и натренированный до автоматизма Колертс, уже падая с пробитой грудью, ответил точной очередью в куст, где его гаснущее сознание в последний момент уловило предательский блеск комбинезонов хомов.

Толип очнулся от выстрелов в Диком Лесу, эхом прокатившимся по коридорам катера. Голова разламывалась от нестерпимой боли, кровь в висках стучала набатным колоколом. Толип застонал, охватил голову руками и ощутил под пальцами тугую повязку. В одно мгновение он вспомнил бой с минным заградителем хомов в пространстве, вспомнил бегство торпедоносца через топологический туннель, аварийную посадку на планету и брызнувшие в лицо осколки экранов. И только тут понял, что ничего не видит. Толип попытался моргнуть, но у него ничего не получилось. Тогда он провёл рукой по повязке на глазах, и его пальцы стали липкими.

- Натипак! - позвал он. - Натипак!!!

- ...типак! пак... пак... - ответило эхо пустых коридоров торпедоносца.

- Что со мной?! - в истерике закричал Толип. - Есть здесь кто-нибудь?!

В этот раз эхо не ответило, и Толип понял, что он не один. Появился в рубке ещё кто-то. Чужой. Жуткий. Как тьма в глазах.

- Кто здесь? - севшим голосом спросил Толип, леденея сердцем.

И тогда беспредельная глухая тьма, окружавшая Толипа, открыла два жёлтых горящих глаза и, прыгнув на него, проглотила его душу.

Толип сорвал с головы повязку, равнодушным взглядом обвёл разгромленную рубку, встал с кресла и выбрался из торпедоносца.

Склоняющееся к горизонту солнце косым, остывающим взглядом смотрело на Дикий Лес; деревья распрямляли листву, поворачивали к солнцу вершины, подставляясь под его скупую, предзакатную ласку. Высоченные сикойи по-королевски снисходительно раздвигали свои ветви, позволяя остывающим лучам достигнуть среднего яруса Дикого Леса, где в хаотическом переплетении ветвей и лиан простирался бесконечный лиственный полог. А в самом низу, в преддверие ночи, готовились ко сну хвощи, опуская к земле длинные стебли; сжимались мхи, консервируя в себе до утра крохи уловленного тепла; из-под корней деревьев начинала бурно пузыриться ведущая ночной образ жизни розовая одноклеточная плесень, чтобы утром, при первых признаках света, рассыпаться пылью спор.

Дикий Лес пел вечернюю песню жизни, в которую диссонансом вторгался стон сломанных, изувеченных аварийной посадкой торпедоносца деревьев.

Этот стон вызвал у Толипа горестный вздох. Он спустился по трапу на землю, присел и коснулся сломанной ветки турпалии с поникшими листьями и увядшими цветами. Лёгким пухом с кончиков пальцев сорвались блеклые искры, пали на ветку, и она распрямилась, место перелома вздулось кольцом клеевого нароста, листья расправились, цветы ожили, налились соком и раскрылись хрустальными, удивлёнными жизни чашами. Вздох облегчения вырвался у турпалии.

И тогда Толип встал и пошёл вокруг торпедоносца, как Сеятель разбрасывая по сторонам искры жизни. Раненые деревья оживали, регенерировали, наполняя душу Толипа светлым счастьем излечения, а мёртвые - тихо поглощались почвой, щемящей тоской утраты обволакивая сердце. Жизнь и смерть - основы основ всего сущего - проходили через Толипа; и разум его ликовал, и разум его скорбел, и сущность бога Дикого Леса непомерным бременем давила на плечи. И понял Толип, почему боги всех времён и народов столь строги и столь бесстрастны. Забота о живых и скорбь по ушедшим переполняли их и не оставляли места другим чувствам.

И Толип шёл, щедро и беспристрастно даря жизнь, и лес за его спиной вставал зелёной стеной, и стихали стоны, и всё больше и больше голосов вливалось в торжественную вечернюю песнь Дикого Леса, посвящённую прощанию с солнцем. Лишь громада торпедоносца молчала хмуро и мёртво. Путь Толипа был грустен, но светел: он знал, что жизнь имеет свой конец, и что каждое дерево рано или поздно умрёт, но если оно умрёт своей, не наглой смертью, то на его месте вырастет новое, молодое; и пока будет так - Дикий Лес вечен.

Он шёл в строгом обличье бога Дикого Леса, воскрешая и хороня, пока не наткнулся на три чуждых лесу трупа. Проснулась тогда память Толипа, и узнал он своих товарищей: Натипака, Колертса и Кинахема. И понял он, что не воскресить их, потому как древо омохов далеко, среди звёзд, а они оторваны от своего древа навсегда. Но и будь древо омохов здесь, среди Дикого Леса, не удалось бы свершить таинство дарения жизни, ибо древо омохов гнилое и бесплодное. И Толип сделал единственное, что смог - похоронил трупы по-омоховски, в земле, в братской могиле, и насыпал на могиле холм. А в изголовье посадил росток вечной сикойи.

Когда остывшее солнце устало коснулось ладони горизонта, последнее сломанное дерево выпрямилось сращённым стволом и включилось в хор прощальной песни Дикого Леса. И только громада торпедоносца молчала, внося диссонанс в гармонию жизни.

Скорбно склонив голову, Толип попросил почву поглотить неживое чужое создание, земля заколебалась, торпедоносец дрогнул и стал погружаться в землю. Лишь тогда застонал торпедоносец усталым мёртвым металлом, а из-за куста ему ответил чужой живой стон.

Толип посмотрел на куст, и куст послушно раздвинул ветви. И увидел Толип двух лежащих хомов: Пилота, убитого наповал, и Стрелка, смертельно раненного в живот, но ещё дышащего.

Толип подошёл, нагнулся над Стрелком, и Стрелок, почувствовав чьё-то присутствие, открыл глаза.

- Мир тебе, - сказал Толип и протянул хому руку.

Но Стрелок, верный присяге и воинскому долгу хомов, увидев над собой склонённого врага с угольно-чёрной Дикой Тварью на плече, разрядил в них всю обойму излучателя.

И клочья тьмы пали на Стрелка.

До позднего вечера прождал Капитан возвращения Пилота и Стрелка. Но, когда солнце стало садиться, перенапряжение нервов, потеря крови и боль ран отключили его сознание.

Он сидел в катапультированном из подбитой спасательной шлюпки кресле посреди пустыни. И не было в пустыне больше никого и ничего, кроме песка и ночи.

Ночь выдалась тихая, ярко-звёздная. Горизонт, близкий и ровный, трепыхался зарницами, мягкими и лёгкими. Было тепло по-весеннему; изредка по небу рассыпающейся чертой скользил метеор.

В полночь, когда небо стало темней, звёзды - ярче, резче, а зарницы больше и злее, потянул холодный ветер. И тогда из пустыни постепенно вырастающей фигурой пришёл Мудрец. Он шёл от самого горизонта, шёл неторопливой, шаркающей походкой, подойдя, остановился у самого кресла, внимательно посмотрел на Капитана, а затем степенно опустился на песок. Мудрец был очень старый, морщинистый, с куцей редкой бородкой, в заношенном звездчатом халате и такой же, островерхим колпаком, чалме звездочёта. Его сухое, тёмное лицо, похожее на старый засохший сморчок, разверзлось провалом рта, и он прошамкал:

- Ты помнишь свой последний сон?

Капитан хотел ответить, но не смог - превратился в безмолвную сидячую статую.

- Помнишь... - кивнул Мудрец. - Ты пришелец здесь, - проговорил он и замолчал. Затем продолжил: - Пришелец, а не хозяин... Ты - Чужой. И не только для нас... Ты свой только самому себе.

Мудрец замолчал и теперь уже надолго. Думал, перебирал тяжёлые старческие мысли.

- Послушай, - наконец сказал он. - Ты помнишь свой последний сон? Помнишь... Послушай, если бы всё это было на самом деле: ты был бы охотником, смелым и ловким, сильным, жил бы с любимой женой в родном, кормящем тебя лесу, и каждый год жена рожала бы тебе ребёнка, твоего наследника, твоего сына, Твоё Дитя!.. А Чёрный Жрец... Чтобы ты с ним сделал? Чтобы ты сделал со Жрецом? Вот если бы всё так было, чтобы ты с ним сделал?

Мудрец вздохнул. Опустил голову.

- Тяжело. Ты - Чужой. Ты свой только самому себе.

Небо расчерчивали метеоры: на квадраты, на чёрные бездонные треугольники, равнобедренные, косые и кривобокие.

Больше старик ничего не сказал. И лишь перед самым рассветом прошептал:

- Так чтобы ты с ним сделал?

Капитан очнулся.

Две луны невидящими бельмами глаз равнодушно пялились с неба. Глухая тишина Дикого Леса давила на сознание кошмаром ирреального сна, и Капитан застыл в прострации, и не мог пошевелиться, словно сон ещё продолжался. Болела голова, разрывалась грудь, не

насыщавшаяся тёплой ватой сгустившегося воздуха. И глаз Капитан закрыть не мог, загипнотизированный бельмами лун. Левое бельмо было меньше правого, с теневой щербиной, и от этого казалось, что Дикий Зверь космоса, нависший над Диким Лесом планеты, сильно косит.

"Так умирают", - понял Капитан.

"Так умирают", - подтвердил Дикий Зверь с неба.

"Так умирают", - придавила его чёрная вата воздуха.

"Так умирают", - хрустнул веткой Дикий Лес.

И тогда из темноты на поляну вышел серебристый призрак с Дикой Тварью Дикого Леса на плече. Дикая Тварь была беспросветно черна, как и её собрат космоса. Клок тьмы на плече призрака. Но глаза её горели живым огнём. Огнём пекла выжигали они душу Капитана.

- Капитан, - сказал серебристый призрак загробным голосом Стрелка, я вернулся. Но я вернулся другим.

"Я вернулся мёртвым", - услышал Капитан.

- Я больше никогда не буду воевать, - продолжал Стрелок. - Я больше никогда не буду убивать.

"Я больше никогда не буду жить", - слышал Капитан.

- Можно ли назвать войну жизнью? - говорил Стрелок. - Мы жили смертью.

"Смерть", - услышал Капитан только последнее слово.

- Удел Человека - мир, - продолжал Стрелок. - Меня научили понимать мир и жизнь. И я научу этому вас.

"Я научу тебя смерти", - понял Капитан.

"Не-ет!" - диким зверем хомов закричало всё естество Капитана, но рта он раскрыть не смог. И тогда дуновение смерти достигло сердца Капитана, и оно дрогнуло.

- Не бойтесь, Капитан. Мир прекрасен, - сказал Стрелок, протянул вперёд руку и заглянул в душу Капитана жёлтыми глазами Дикой Твари.

И тогда сердце Капитана остановилось. И гипнотическое наваждение двух лун покинуло мёртвое тело, и голова Капитана упала на грудь, и посмертной судорогой сжались кулаки.

И рука трупа нажала на спуск излучателя, и полыхнула молния.

Когда асклепи ожил в четвёртый раз, вставало солнце. Перед ним лежало два мёртвых тела странных созданий, пришедших с неба и сеявших смерть. Так и не понял их асклепи. Не понял, что ими двигало. Не понял, почему жажда смерти для них была важнее жажды жизни. И почему они отделяли свою жизнь и смерть от чужой жизни и смерти. Анализ их психологии требовал долгих размышлений, но времени на это у асклепи не было. Ему предстояло убрать следы смерти, оставленные пришельцами на планете. А потом его ждала ежедневная тяжёлая работа: дарить жизнь и помогать жить всем - от огромной сикойи до одноклеточной пузырчатой плесени. Ибо всё хотело жить - на то и Дикий Лес.

И асклепи принялся за работу.