/ Language: Русский / Genre:sf,

Я Оборотень

Window Dark


Dark Window

Я - оборотень

Dark Window

Я - оборотень

I'm Werewolf

Чсть первя.

Глв первя. Случй н дороге.

В этот день мы с Колькой договорились пойти н шоссейку. Шли последние летние дни. Погод был отличня, но штться по лесу или удить рыбешку в пруду уже ндоело.

С Колькой я сидел з одной пртой с третьего клсс. С тех пор мы нкрепко сдружились, но через несколько дней пути нши рсходились.

Минувшей весной был зкончен девятый клсс, и теперь я с нетерпением ждл осени, чтобы очутиться в городе, который рсполглся километрх в тридцти от ншего сел. Тм мне предстояло обучться профессии токря в одной из пэтэушек, куд я месяц нзд подл документы. А Кольк решил мхнуть в мореходку. В ккую именно, он не говорил, д и вообще о своих новых делх Кольк рсскзывл неохотой, поэтому я еще не знл, выгорело у него с поступлением или нет.

А н шоссейку мы шли з "зелененькими" или уж кк повезет. Дело в том, что нше село стояло неподлеку от дороги н Питер, по ней то и дело туд-сюд сновли крсочно рзрисовнные втобусы с инострнцми н борту. Они ездили в город, чтобы полюбовться двумя зхудлыми церквушкми или, кк их теперь торжественно нзывли, соборми.

Дорог до город от Ленингрд (вернее уже Снкт-Петербург) был неблизкой. Кроме того не все буржузные средств передвижения были оборудовны должными уборными. Поэтому втобусы остнвливлись, пссжиры рссредоточивлись по окрестностям, уж тогд не зевй.

Пок светит звезд Горбчев, мировое сообщество мечтет лично взглянуть н стрну победившей демокртии, все зпдные туристы пдки н "ршен соувенирс". Поэтому в ткие моменты из объемистых сумок извлеклись рсписные ложки, деревянные медведи и куч подобных мелочей, символизирующих згдочную русскую душу.

Продвлось все это з дешевку, но нш выручк солидно окуплсь в тех случях, когд нм удвлось вырвться в город. З несколько чсов мы, не спеш, осмтривли влютные киоски и зкупли крсочную мелочевку. А н чердке или в сре у кждого из нс бережно хрнилсь коллекция цветстых бночек из под "Фнты", "Пепси" или "Кок-Колы", рсствленных вдоль стены н смом видном месте.

Вот только с сувенирми в последнее время шл нклдк з нклдкой. Теперь, когд толпы жждущих устремились з рубеж и буквльно вымыли прилвки мгзинов, отыскть тм что-либо, устривющее инострнцев было весьм непростым делом. Приходилось усиленно крутиться по округе, потому что в городе появляться было опсно. Городские пцны, звидев уже отовренных туристов, просто лоплись от злости и все нмеревлись рзнюхть, кто же это вствляет им плки в колес, но до конкретных рсследовний, блго, не нходилось времени.

Все это я рсскзывю со слов знющих пцнов, потому что см учствовл в подобных прогулкх всего дв рз. Другое дело - Колян. Он и придумл всю эту зврушку, и втянул в коммерцию всех местных. И в этот день именно он подбил меня пойти с ним, вручив обширную сумку, нбитую воинской муницией. Ростом Кольк не вышел, зто сноровкой нделил его бог з двоих, если не более. Он то и достл все эти петлички-звездочки.

"Тетеньк, продйте, - кнючил он чуть ли не кждый день в мгзине у воинской чсти, - брт в отпуск приезжет, просил купить". И продвщиц, скрепя сердце, выделял ему все зпрошенное, хотя строго-нстрого зпрещлось продвть что-либо лицм, не имеющим отношения к воинской службе.

День был жркий, кпли пот обильно стекли по моему лицу. А Кольке было все нипочем. Он весело гнл по пыльной дороге громыхющую консервную бнку, стрясь попсть в телегрфные столбы, что, впрочем удвлось весьм редко. И поэтому Кольке чстенько приходилось сворчивть в поле и рзыскивть тм свою бнку, бережно прижимя к груди небольшую коробку, в которой перектывлось десятк дв мтрешек.

Военную продукцию, которой у нс хвтло, брли не очень охотно, вот мтрешки шли нрсхвт и были смой ходовой чстью товр, зто достть их было прктически невозможно. Мтрешек этих притщил откуд-то Леш, и теперь выручку з них предстояло делить н троих.

От избытк чувств Кольк зсвистл во весь дух, я, здумвшись, зпнулся о бугорок и чуть не грохнулся в густую дорожную пыль.

- Э, э, осторожней! - испуглся Колян з сумку, которя вырвлсь у меня из рук. Но я спс свою репутцию, вовремя подхвтив ее, и тем смым освободил себя от нудных колькиных излияний о том, кого не ндо брть с собой в дело, и о тех, кто испортит все, к чему ни прикоснется.

- Ну что, бртн, решил куд поступть? - нстроение у Кольки моя неловкость по всей видимости не испортил.

- В училище, куд еще, - вздохнул я. Хотя город и мнил меня, но с змирнием сердц подумлось, что предстоит покинуть село и жить в чужом городе с чужими людьми.

- А то двй со мной, в мореходку, - Кольк сплюнул н дорогу. - Хорошо моряку жить. З сезон - тыщи четыре-пять.

Я понимюще кивнул и погрузился в свои мысли.

- А н кого учить будут? - не умолкл Колян.

- Н токря, - коротко ответил я. Дльше, пмятуя о Колькиной збывчивости, рспрострняться не имело смысл.

Подобные вопросы Кольк здвл мне кждые семь дней, внимтельно выслушивл мой обстоятельный ответ, потом все это сообщение мгновенно вылетло у него из головы, и ровно через неделю он был подготовлен к тому, чтобы вновь здть свой фирменный вопрос.

- Был охот, - Кольк явно был нстроен поговорить, - скукот.

- Почему же? - возмутился я.

- Рбот, телевизор, сон и снов по кругу.

- Кждому свое, - огрничился я и снов змолк.

С пионерского возрст Колькой влдел единствення мечт - срубить деньжт по легкому и побольше. Но попробуй, рзвернись с ткой мечтой в селе. Кольке нужен был простор и свобод действий, и поэтому он слонялся по округе кк неприкянный, тоскливо зглядывя в глз кждому встречному.

Но вот по телику покзли кк ловят пцнов, продющих сувениры у гостиниц "Интурист". Весь вечер Кольк летл по селу окрыленный и всем без исключения рсскзывл о бснословных выручкх млолетних торговцев.

Н следующий день, срзу после школы, Кольк знял боевой пост н обочине шоссе. Тк кк в сельмге не было ничего подходящего, средств н бллйку пок не хвтло, он, не долго думя, стянул вленки стрик Пхомыч и решительно бросился н встречу новой жизни.

Звидев первую мшину, Колян рдостно зорл и змхл обеими рукми. Но когд из мшины высунулся здоровенный мужик и пробурчл: "Чего ндо, млец?" - Кольк понял, что продть товр можно длеко не кждому.

Первый блин не охлдил Колькин порыв. Он продолжл упорно стоять и тем временем подмечть особенности своих будущих клиентов.

Не требовлось большого ум, чтобы догдться голосовть только при появлении мшин с инострнными номерми. И вот колькин счстливя звезд все-тки появилсь н его тумнном небосклоне. Рядом с ним притормозил крсивя мшин серебристого цвет. Открылсь сверкющя дверь с зтемненным стеклом, покзлся очкстый инострнец. Ошршенный успехом Кольк сунул ему под нос вленки. Тот критически потыкл их пльцем и, нконец, вымолвил: "Ту доллрс фо ту синг". Рзумеется, Кольк не понял ни единого слов, но тут в руке инострнц появились две зелененькие бумжки, уж деньги Кольк узнл бы дже в темноте или с звязнными глзми.

Колян деловито похрустел полученным кпитлом и долго рссмтривл н свет водяные знки, которых он, впрочем тк и не обнружил. Инострнец, тем временем, згрузился и скрылся з горизонтом. Тк, со стрых, изъеденных молью вленок нчлсь колькин торговя крьер, результты которой скзлись уже через две недели.

Именно тогд Колян нпросился в город вместе со своим дядькой. А уж про влютные киоски он достточно слышл от стрших прней. Поэтому в первую очередь он ринулся туд.

Возвртившись, Кольк вечером собрл нс в сре, где ночевл все лето, и вытщил коробку, с которой склились счстливыми улыбкми Том и Джерри. Это был блок, д, целый блок жвчки, о которой до этого мы могли только мечтть. Нходясь н вершине слвы, Кольк проявил неслыхнную щедрость и рздл кждому из нс по одной штуке, не збыв поведть о том, ккими путями они у него появились. Случилось это в ме прошлого год.

С той поры прошло пятндцть месяцев. З минувшее время коммерция Кольки резко пошл в рост. После школы Колян уже не мялся от безделья, рыскл по округе в поискх товр, который мог привлечь внимние инострнцев. А по воскресеньям он весь день пропдл н шоссейке. Выручк соствлял от десяти до пятидесяти доллров. Возврщлся Кольк устлый, но счстливый.

Звл он и нс, но по нчлу к его предложениям никто серьезно не прислушивлся. И тут грянуло повышение цен. Теперь нд Колькой уже никто не подсмеивлся, уж когд он привез из город змечтельные вреные штны с вышитым рисунком н зднем крмне, о которых вздыхли дже довольно обеспеченные из нс, то стл смым почитемым пцном в селе. И многие теперь тоже рыскли по окрестным мгзинм и выходили н дорогу в поискх ощутимой выручки.

Не все приживлись. Некоторым ндоедло все свободное время тртить н куплю-проджу, не всем везло, и после двух-трех неудчных попыток они отсеивлись. Это в основном были новички. И все же число втянувшихся в коммерцию росло. Дорог был рзбит н учстки, соблюдение грниц которых строго контролировлось, нрушения жестоко пресеклись. Кольк збил себе смый прибыльный учсток. Лучший знток дороги - он вычислил место, где чще всего остнвливлись солидные фирменные втобусы. Теперь он ходил н дело не один, брл одного-двух помощников, которые тщили з него сумку и голосовли проезжвшим иномркм с соответствующими номерми. Звл он и меня.

Я, честно говоря, торговлей не интересовлся, ндеялся, что вырсту, выучусь и обеспечу себя всем, чему Колян посвящет любую свободную минуту. Н шоссейку я ходил с ним всего дв рз до этого.

Первый рз зрботли всего по три доллр н душу, во второй рз не повезло совсем. Несмотря н все нши стрния ни одн мшин возле нс не тормознул. Но хуже всего было то, что втобусы, н которые тк ндеялся Кольк, молнией проносились мимо, одривя нс бензиновыми выхлопми. Кольк руглся и мхл им вслед кулком, н обртном пути злился н меня, говоря, что это я нкликл порчу, и божился, что больше меня с собой не возьмет ни рзу.

Под конец лет Кольк вдруг збросил коммерцию и окунулся в нормльную сельскую жизнь. Тем более, что в дни вгустовского путч инострнцы кк сквозь землю провлились. Но перед смым отъездом згорелось ему сходить в последний рз - попытть счстья. А был это смый рзгр рбот - все в поле. И Кольке пришлось упршивть меня.

Особых трудов это не соствило, тк кк я совершенно не предствлял кким обрзом убить время в оствшиеся до отъезд дни. Все мысли мои были уже в городе, и я был вообще-то не прочь приехть туд не с пустыми рукми.

Вот поэтому мы и шли теперь по пыльной дороге н зветное Колькино место, рсположенное у небольшого леск, со всех сторон которого н многие километры рскинулись поля. Еще две недели нзд зеленые, они теперь стли золотыми. И этот контрст - злитое солнцем желтое море, по которому ходили невысокие волны, и небо, голубизну которого не омрчло ни облчк - создвл неповторимое ощущение ккого-то прздник. И я нисколько не жлел, что Кольк вытщил меня в это небольшое путешествие - нескоро придется мне вновь пройтись по этой пыльной дороге.

А дорог щедро рссыпл пыль, взбивемую ншими ногми. Я двно подвернул свои штны, Колькины вренки поменяли исконный сине-голубой цвет н грязно-серый.

- Не жлко? - я кивнул головой в нпрвлении вренок.

- Жлко у пчелки, - огрызнулся Кольк и посмотрел н свою обновку. - А, плевть. Новые куплю.

Я с сомнением покчл головой, и в этот момент н нс упли тени высоких елей того смого леск, где рсполглось Колькино доходное место. Солнце то скрывлось з верхушкми немолодых уже елей, то вновь выглядывло в просветы и осыпло нс своими жркими лучми. Мы пришли.

Кольк попрвил звязнную узлом н животе рубху и, выйдя н обочину, стл зорко всмтривться вдль. Я осторожно поствил сумку с товром н землю и присоединился к нему. Здесь совсем не было жрко. То и дело откуд ни возьмись возникл прохлдный ветерок, приятно ксвшийся нших рзгоряченных тел. Кое-где солнечным лучм удвлось прорвться сквозь густую поросль мягкими световыми линиями свет и тени. Место и впрямь было змечтельным.

Торговля нш шл тоже неплохо. Не прошло и чс, кк в результте ншего усиленного голосовния возле нс мягко остновилсь "Тойот-королл" вишневого цвет. Из нее вылез полный мужик с ндутыми щекми и вопросительно уствился н нс, догдвшись, что мы вовсе не путешественники втостопом.

Кольк мгновенно рзложил перед ним обрзцы товров и стл всячески их рсхвливть н языке, состоящем из смеси нглийского с нижегородским. Инострнец вытщил несколько купюр, незнкомых ни мне, ни дже Кольке. Брть незнкомые деньги Кольк остереглся после того, кк дв негр сунули ему в уплту две бумжки, которые привлекли его большим количеством нулей. Их откзлись брть во всех без исключения коопертивных киоскх. Кольк тк и не узнл, ккой стрной был выпущен ткя неблгондежня влют, и требовл теперь в уплту только доллры, в крйнем случе соглшясь н бундесмрки.

Инострнец, видимо, понял его и вытщил пчку, в которой преоблдли уже знкомые мне "зеленые", припсенные, скорее всего для рзных мелких рсходов. Об они стли ожесточенно торговться, я стоял в стороне и учился.

После долгих и упорных торгов, в течении которых то Кольк сворчивл свое имущество, то покуптель поворчивлся к мшине, было куплено четыре мтрешки по три доллр з штучку и дв сувенир "Мужик и медведь", которые Кольк уговорил з семь.

Пртия этих сувениров появилсь в нчле лет в ншем сельмге. Кольк тут же скупил всю пртию, невзиря н тридцтирублевую цену з штуку. Он угрохл н эту оперцию весь свой нличный кпитл, зто теперь зтрты сторицей окуплись.

Во время торгов инострнец зсунул куд то свою пчку и, не нйдя ее извлек из крмн две десятидоллровых бумжки, после чего стл требовть сдчи. Ни минуты не думя, Кольк всучил ему в ответ сувенир, изобржющий мленькие козлы с бревном н них, в которое был воткнут пил с зтейливо выгрвировнной ндписью "Делу - время, потехе - чс". Зтем они рзошлись вконец изнуренные, но удовлетворенные собой.

Тким обрзом в ктив можно было зписть двдцть, из которых четыре полглось Леше, шесть мне и десять Кольке, кк оргнизтору и идейному вдохновителю.

Я уже было подумывл о том, чтобы потихоньку отпрвиться в обртный путь, но Кольк был непреклонен. Он ждл втобус.

- Вот сейчс он остновится, вот сейчс, - бормотл себе под нос возбужденный Кольк. Но очередной втобус проезжл мимо, оствляя у Кольки горячее желние - зпустить ему вслед булыжником. Ндежды нши стновились все призрчней, солнце пробежло добрый кусок небосклон, я уже нмеревлся обрушить н Кольку кскд предложений, ненвязчиво нмекющих н возврщение в село.

Кольк злобно зшипел в ответ, когд я выдл первое из них - дух коммерции был неистребим. И тут метрх в пятидесяти впереди нс остновился тот смый втобус, о котором он мечтл все время.

Кольк мгновенно рсцвел и ринулся з ним. Мне ничего не оствлось, кк подхвтить сумку и следовть туд же.

Но стрнное дело - из втобус никто не вышел и, похоже, не собирлся выходить совсем. Лишь с другой, невидимой нм стороны негромко хлопнул ккя-то дверц. Покзлсь одинокя мужскя фигур, которя медленно двинулсь к лесу, не обрщя н нс внимния, и через полминуты скрылсь з придорожными кустми.

Кольк уже двно добежл до втобус и теперь безуспешно штурмовл ндежно зпертую дверь, тщетно пытясь пробиться н второй этж, где удобно рсположились инострнные туристы.

А я остновился н полпути, догдвшись, что через эту дверь в втобус не пробрться. Я решил перехвтить того одиночку, по всей вероятности водителя, который осмелился покинуть пределы втобус и теперь зседл где-нибудь неподлеку.

Хотя эт перспектив был довольно рсплывчтой (водители тких втобусов нведывлись в Союз чсто и, нверняк, могли приобрести сувениры в любом другом месте), но я решил попытть счстья и тем смым докзть Кольке, что он не зря взял меня с собой. Поэтому я с ндеждой вглядывлся в придорожные кусты, з которыми исчез тинственный шоферюг.

Внезпно метрх в десяти от меня в кустх что-то зшевелилось. Я уствился туд, ожидя увидеть невысокого мужчину в серой куртке. Но это был не он. Злыми глзми н меня глядел осклення звериня морд. Я в испуге отштнулся, хищник выпрыгнул н дорогу и, осклив псть, приготовился к прыжку.

Это был огромный великолепный волк. Шерсть его лоснилсь и переливлсь в лучх солнц. Глз, освещемые бгровым зктом, кзлось горели голодным кроввым сиянием. Но ярче всего мне зпомнились клыки, - ослепительно белые, они приковывли внимние, поржя своими рзмерми. Я, не в силх оторвть глз от этого гипнотического взгляд, не двиглся с мест. А волк, издв зловещее рычние, сделл прыжок и понесся прямо н меня.

Я не успел дже повернуться, кк он сбил меня с ног мощным удром передних лп и впился клыкми в мою неприкрытую ничем грудь. Боль от укус пронзил все мое тело, он отпрыгнул и, перескочив через меня, бросился в перед. Я упл лицом к втобусу и поэтому увидел, кк волк, пролетев в двух шгх от Кольки, скрылся з кбиной. Кроввя пелен зтопил мои глз. Последнее, что я еще видел - это втобус, плвно тронувшийся с мест и постепенно нбирющий скорость...

... Очнулся я в незнкомом для себя месте, в котором постепенно узнл плту ншей сельской больницы. Все время смотреть н белый потолок с желто-серыми рзводми, оствшимися после весеннего снеготяния, было скучно, но едв я чуть-чуть шевелился, кк жгучя боль снов просыплсь внутри меня, хотя он теперь был уже слбее, чем тм, н дороге. Я предпочитл побольше спть, збывя н это время обо всем. Ничего не хотелось делть, единственным желнием было: лежть в полусне, не двигясь, и думть о чем-нибудь отвлеченном.

Мть неотступно нходилсь рядом. Изредк зходили и другие. Окзлось, что в беспмятстве я провлялся трое суток. Но и теперь положение мое оствлось довольно неопределенным. Рн не хотел зживть, кроме того были сломны дв ребр.

Збежл перед отъездом в мореходку и Кольк. Он молч остновился передо мной.

- Уезжешь? - чуть слышно спросил я, с трудом приподняв голову.

- Угу, - ответил Кольк и змолк.

После этого мы долго смотрели друг н друг и об молчли. Говорить было не о чем.

Я уже знл все подробности того вечер. Меня, потерявшего сознние от боли, оттщил с дороги Кольк. Н мое счстье мимо проезжл нш сельчнин Федор, живущий по соседству со мной. Увидев знкомых прней, он остновил свой "Москвич", згрузил меня с Колькой и доствил в больницу. Удр волчьих клыков ндежно встретил грудня клетк, поэтому и обошлось все только двумя ребрми д обширной рвной рной. Если бы волк прыгнул чуть повыше и полоснул по горлу, то все было бы кончено прямо тм, н дороге.

Через неделю, когд состояние мое стло зметно улучшться, зшел председтель.

- Ну, воин, кк живешь-дышишь? - спросил он и, видя, что я пытюсь сесть, поспешно добвил. - Лежи, лежи.

- Д я ничего, Петр Ивнович, я н попрвку пошел, - вновь приняв горизонтльное положение, ответил я. Снитрк, стоявшя рядом с председтелем, соглсно зкивл.

- Поймли его, Петр Ивнович? - с ндеждой спросил я.

- Нет, - сокрушенно вздохнул он. - Нши охотники все поля цепочкой прочесли, уж тот лесок рз пять досконльно проверили, - пусто. А собки волк чуяли лишь от первых елок до дороги - больше нигде след нет! Непонятно, откуд ткой волчин взялся и куд потом девлся. Волков то в нших местх почитй что с смой войны не видывли.

Постояв еще немного Петр Ивнович попрощлся и вышел из плты. Но, когд он проходил мимо окон моей плты, я снов услышл его голос. Председтель рзговривл с кем-то невидимым мне:

-... Д нет, не следы. Смое стрнное, что волк посреди бел дня н дорогу вышел и н человек нпл, зтем не потщил добычу з собой, бросил и скрылся.

- Тк может испуглся волк? - уже издлек донесся голос мехнизтор с МТС дяди Вси.

- Нпсть не испуглся, тщить испуглся, тк что ли? Нет, не может быть ткого. Вот, что стрнно. Не волчьи это повдки.

Глв вторя. Первые дни.

Серое, сумрчное небо и мелкий противный дождь, мокрые крыши и грязь, в неимоверных количествх нлипшя н мои ботинки, - вот и все, что зпомнилось мне в то прощльное утро, когд я покидл село. Мть проводил меня до втобус и побежл н рботу - кртошку теперь убирли в любую погоду. А я, окзвшись не в очень уютном, зто сухом слоне втобус, прильнул к окну, з которым рскинулсь кртин, видимя мною сотни, тысячи рз.

Невысокие одноэтжные дом, з исключением промтоврного мгзин, имевшего н этж больше, д дом культуры н взгорке, где кждую среду покзывли кино, по пятницм мигли огни дискотеки. А дльше только поля. Поля, уходившие в бесконечность. Унылые поля под хмурым осенним небом.

Автобус тряхнуло, и дом з окном медленно поехли, оствясь позди. Водитель зорко смотрел вперед, опсясь грязных луж. Збрызгнный глиной "ПАЗ", перевливясь с боку н бок, неуверенно продвиглся по рзмокшей дороге, вполне ндежной в сухую погоду.

Появилсь ноющя боль, но не в месте укус, глубже - кзлось, что больше мне сюд не вернуться. А втобус тем временем выбрлся н уже знкомую вм шоссейку и помчлся в нпрвлении город.

Промелькнул и исчез тот смый лесок, из которого нпл н меня огромный и непонятный волк. Темные ели теперь не кзлись могучими и тинственными, выглядели н фоне псмурного неб убого и жлко.

Дождь усилился. Н лобовых стеклх усердно прыгли "дворники", по моему окну проктывлись грязные дождевые волны, косо стеквшие в левый угол, пропдя зтем в неизвестности. З окном срзу все стло неясным и рсплывчтым, и я углубился в собственные мысли.

Из-з волчры я две недели провлялся в больнице и поэтому безндежно опоздл в колхоз, куд должен был поехть со своей, пок еще неизвестной группой н уборку кртофеля. Я отпрвил спрвку в училище, укзв причину неявки в прилгемой к спрвке зяве, и с чистой совестью отдыхл еще четыре дня дом, ожидя понедельник - нчл знятий. Но я решил пропустить первые чсы и зйти в кнцелярию училищ - узнть что и кк.

Автобус тормознул и змер. Смотри-к, уже приехли. Нрод поднимлся со своих мест и выходил из втобус н сырую площдь городского втовокзл, изобилующую бегущими ручьями и объемистыми лужми.

Я поспешил покинуть слон втобус, прихвтив свой небольшой чемодн, в котором лежли две пры носков, вполне приличные джинсы, подренные двоюродной теткой, теплый вязнный свитер из грубой серой шерсти, д рзные мелочи вроде тетрдки, ручки и зубной щетки.

Дождь здесь уже зкончился. Мои ботинки поднимли веер брызг из окрестных луж. Серые, хлопчтобумжные штны, имевшие довольно потрепнный вид, в втобусе почти высохли и только по швм еще немного холодили ноги. А н синей болоньевой куртке вообще не было зметно никких следов от утренней непогоды.

Угрюмое серое небо неприветливо нвисло нд высокими пятиэтжными домми. Мимо проносился поток мшин. В редкие секунды, когд желтый цвет светофор прегрждл дорогу н все четыре стороны, чуть слышно доносился шорох влжной листвы деревьев, которые ровной линией были высжены вдоль улицы. То и дело мимо лиц пролетл желтый, либо крсный лист и уносился в дль.

Я плохо еще рзбирлся в втобусных мршрутх и поэтому решил пройтись пешком. Было чсов десять утр - своего будильник у меня пок не было, спршивть у прохожих я стеснялся. Но дорогу к училищу я уже знл и уверенно шгл в нужном нпрвлении, хотя рз дв чуть было не збыл свернуть куд ндо.

Вот, нконец, я у цели. Звернув во двор и пройдя струю двухэтжку, я очутился н территории училищ. Слев было новое здние мстерских с огромными стеклянными окнми, ндежно зкрытыми решеткой от попдния случйных мячей из рскинувшегося рядом спортгородк. Прямо передо мной высилось трехэтжное здние учебного корпус, простоявшее здесь не один десяток лет.

Взойдя по ступенькм крыльц и окзвшись под зщитой кменного козырьк, крепившегося н мощных стльных трубх, я рвнул н себя тяжелую дверь, выделявшуюся темным пятном н желтом фоне стены.

Дверь легко открылсь, и я окзлся в сумрчном пустынном коридоре с высокими потолкми. Я поднялся н второй этж, усиленно вспоминя, где же именно рсположен нужный мне кбинет. Скорее по нитию, чем по пмяти я повернул нпрво и в небольшом зкутке обнружил искомую дверь с тбличкой "Кнцелярия".

Несмело постучв, я толкнул дверь и вошел в небольшую светлую комнту, у првой стены которой стоял высокий до потолк шкф, у левой стоял стол. Н нем сверкл пишущя мшинк, з ней нходилсь женщин лет сорок с высокой, но короткой стрижкой.

- Тебе чего, мльчик? - тут же спросил он.

- Здрвствуйте, - решил поздоровться я. - Я по поводу общежития.

- Фмилия? - вновь спросил женщин.

Я нзвл свою фмилию. Секретрш уточнил мою специльность, вытщил соответствующую ппку, долго коплсь в ней и, нконец, нйдя нужную крточку, углубилсь в чтение.

- Болел что ли? - снов последовл вопрос, когд он внимтельно дочитл до конц.

Я молч кивнул. Секретрш взял ручку и что-то нписл н клочке бумжки.

- Здесь нзвние и номер твоей группы, - пояснил он и, добвив к нписнному еще несколько слов, зкончил, - ткже дрес общежития. Подойдешь к коменднту.

Дльше последовло долгое и нудное объяснение - кк до него добрться. Я пытлся зпомнить все это, но безуспешно. Я дже немного рсстроился.

И все же опсения окзлись безосновтельными. После пятиминутной прогулки я стоял перед четырехэтжным зднием. Сложенным из белого кирпич, который со временем приобрел серовтый оттенок. С помощью бдительного вхтер я без труд ншел коменднт, по счстью окзвшегося в своем кбинете.

- Зовут меня Степном Егоровичем, - предствился он, нстороженно взглянув н меня, кк бы прикидывя в уме все виды проступков, которые я мог совершить в ближйшее время. Я молчл.

- Отбой в одинндцть чсов, - продолжил он. - Двери н ночь зкрывются, тк что опздывть не рекомендую. Курить только в отведенных для этого местх. Пить, игрть в крты и приводить девок ктегорически зпрещено. Схитрить и не пробуй. Нрвешься - срзу будешь выселен. А чемоднчик твой двй-к вон в ту комнту определим - тм у нс кмер хрнения. И не вздумй хрнить что-нибудь в комнте - уведут моментльно.

Я кивнул и безропотно отдл свой чемоднчик коменднту. Он склонился нд плном общежития, выискивя свободное место, зтем спросил мою фмилию и вписл ее крндшом в один из квдртиков.

- Комнт твоя - 412, - объявил он, - ключ н четырех человек. Иди туд, ключ уже выдн. Д, не збудь получить у кстелянши постельное белье.

Он крупно нчертил мелом цифру 412 н моем чемодне и зсунул его под стол.

- Д, стой! - остновил он меня у смой двери, - нсчет курения я тебе уже говорил. Двй-к, рспишись, что с првилми противопожрной безопсности ознкомлен.

Я черкнул свою фмилию в ведомости и вышел из коменднтского кбинет. Пройдя по коридору в другую сторону от выход н улицу, я обнружил лестницу. По ней я без приключений поднялся вверх и добрлся до серо-зеленой (под цвет стен) двери, н которой четко выделялся черный номер "412".

Дверь был чуть приоткрыт. Я немедленно рскрыл ее полностью и вошел в комнту. Нвстречу мне поднялся белобрысый пренек ростом чуть повыше меня и вопросительно уствился мне в лицо.

- Привет, - поздоровлся я, - коменднт скзл, что здесь есть свободня койк.

- Првильно скзл, - хмуро подтвердил он, - вон т верхняя спрв.

Действительно верхняя спрв койк единствення из всех имел вид незнятой. Если остльные три были кое-кк зпрвлены чистым постельным бельем, то н ней в нличии имелся лишь серый мтрц и черня, весьм помятя подушк.

Я внимтельно оглядел эту небольшую комнту, где мне предстояло жить почти дв год. Большую ее чсть знимли две железные двухъярусные кровти, которые когд-то имели светло-голубую окрску, но теперь от нее остлись небольшие островки, словно светившиеся н черном фоне. Кроме кровти в комнте присутствовли слегк поцрпнное зеркло и чуть покосившийся шкф, который тоже был покрыт серо-зеленой крской, сквозь которую ясно проступло выцрпнное ножом, короткое слово из трех букв. Прямо нпротив меня рсполглось широкое окно, поделенное н три чсти. Во избежние всяческих эксцессов в его рмы были збиты большущие гвозди. Только блгодря мксимльно рскрытой форточке в комнте чувствовлся приток свежего воздух.

- Простыни знешь где получть? - прервл молчние прень. Я кивнул, помня укзния вхтер о том, что кбинет кстелянши нходится в середине первого этж.

- Иди, получй, пок он н обед не ушл, - добвил он и уствился в окно, по которому скользили кпли вновь нчвшегося дождя, я без промедления последовл его совету и ринулся н поиск кстелянши.

Кбинет ее я ншел быстро, но он был крепко зкрыт и, несмотря н все мои стрния, открывться не хотел. Через пру минут стучться мне уже ндоело, и я змер в ожидтельной стойке возле неприступной двери. Не зню, сколько прошло времени, но кстелянш все же изволил появиться. Это был грузня шестидесятилетняя женщин в белом, кое-где сильно потертом хлте.

- Тебе чего? Белье получть? - срзу нкинулсь он н меня. - А порньше нельзя было прийти.

- Я только что приехл. - попробовл опрвдться я, но безуспешно.

- Мне ккое дело! - возмутилсь он. - Я что, должн из-з вс тут до ночи сидеть? Всем было ясно скзно: получить белье до двендцти!

- Я, видите ли, болел...

- Он болел! - кстелянш повернулсь чуть в сторону, словно приглшя невидимого собеседник полюбовться н кретин, не получившего белье исключительно по своей идиотской збывчивости.

Я скромно молчл, понимя, что любое новое дополнение вызовет целую очередь гневных обвинений в мой дрес. Нконец, кстелянш смилостивилсь.

- Н! Держи! И не дй бог хоть что-нибудь пропдет! - С этими словми он, зписв мою фмилию, сунул мне в руки две простыни, нволочку, полотенце и синее одеяло, повидвшее не одно поколение учщихся.

Ободренный, я мигом взлетел н четвертый этж и зстл в комнте уже не одного, двух прней, одним из которых был мой белобрысый знкомый. Они о чем-то тихо переговривлись, но при моем появлении одновременно подняли головы и взглянули н меня. Белобрысый, видимо, не успел еще меня збыть и поэтому приветливо кивнул. Покзв рукой н собеседник, он вымолвил:

- Это вот Лех...

См предствиться он уже не успел. Тк кк дверь з моей спиной резко рспхнулсь, и н пороге появился высокий плотный прень с вихрстым, отливвшим чернотой, чубом и юркими глзми, по-хозяйски оглядыввшими комнту.

- А, Пхн, уже приехл. Тебя тоже помню. - он укзл пльцем н Леху и пробурвил меня взглядом. - А это что з фрукт?

Прень резко повернулся ко мне и коротко спросил:

- Кто и откуд?

Я предствился. Он внимтельно выспршивл обо всем и все время будто что-то прикидывл, д просчитывл. Зтем он повлился н нижний ярус свободной кровти и скзл, обрщясь ко мне:

- Пойди-к сюд.

Я чуть помедлил, и он добвил:

- Д ты не бойся, бить не буду.

Я тут же подошел к кровти и недовольно пробурчл:

- Чего мне бояться.

- Вот и првильно. Д ты не стой, сядь.

Ловко согнув ногу. Он вытщил из под кровти опрокинутую тбуретку, рзумеется, серо-зеленого цвет. Я молч сел и уствился н кршеные доски неровного пол. Прень уверенно вытщил нчтую пчку "Столичных", щелчком выбил две сигреты, одну прикурил от зжиглки см, другую сунул мне. Я зкурил, глотя горький дым, и стрлся не зкшляться этим дымом, который неимоверно жег с непривычки всю глотку. Лех и его белобрысый товрищ, сидя н соседней койке, молчливо поглядывли н меня.

- А ты - ниче. Стоящий пцн, - зметил рзвлившийся н кровти прень, - зчем в ншу учгу попер, ?

- Н токря хочу учиться.

- Д ну? А че не н втослесря?

- Чего я тм не видл.

- И то верно. А слышь, зем, у меня спожки не грязные?

Прень здрл ноги и внимтельно оглядел свои споги:

- Смотри-к, действительно грязные! А ндо чтобы сверкли от чистоты. Непорядок.

Я смотрел н его ухмыляющееся лицо еще не понимющими глзми.

- Ты, слышь-к, сними их и помой хорошенько.

- Вот еще, - хмыкнул я и нпряженно повернулся к окну, вполглз нблюдя з прнем.

Нглую ухмылку с его лиц кк ветром сдуло. Оно срзу стло злым и жестоким.

- Д ты борзый? - с оттенком удивления спросил он и вдруг резко. Кк н пружинх, сел н койке. Его рот с желтыми зубми и бычком, зжтым в дырке верхней челюсти рядом с поблескивющей фиксой окзлся н уровне моих глз. Я молчл. Н нродном языке эт оперция звлсь "проверкой н вшивость".

- Ты, гнилье, откуд ткой выисклся? Че то я тебя рньше не видл, ? Пок твои товрищи в колхозе пхли, ты, пдл, дом н кровтке полеживл. Смый основной выисклся, ?

Я снов молчл - не рсскзывть же ему про волк, про свою рну, которя только-только зжил. Не имело смысл. Никто этому не поверит. Для кких-то своих, непонятных мне целей прню выгодно было считть, что все это время я отсиживлся дом, предствив липовую спрвку.

Внезпно лицо его стло печльным. Словно ему очень и очень было жль меня. Он встл, стряхнул н пол пепел с сигреты и, выходя из комнты, произнес:

- Лдно, бртн, живи! До вечер! А вечером мы тебе прописочку оргнизуем. И з колхоз, и з опоздние, и з борзость твою великую.

Хлопнул дверь. Я выкинул в форточку свою двно потухшую сигрету с нмокшим от внезпно вспотевших рук фильтром.

- Ты вот что, - произнес Лех. - Если деньги есть, то избвься от них до вечер. Н сохрнку отдй или проешь что ли, то пропдут. Ворон ничего не оствит.

- Это тот чернявый, с чубом?

Об одновременно кивнули.

- А почему Пхн? - решил уточнить я у белобрысого.

- Д Пшк я, - ответил он. - А Пхном стршки прозвли. Тебе тоже при прописке кликуху ддут.

Я медленно вышел из общежития с чрезвычйно подвленным нстроением. Денег у меня было не густо, - всего десятк с мелочью. Тлонов н питние я еще не получил и поэтому проесть ее не соствляло никкого труд. Я плотно пообедл в первой попвшейся столовой, н оствшиеся дв рубля купил коопертивное эскимо, окзвшееся н вкус довольно пресным.

Покинув столовую, я увидел большие чсы, привинченные к фонрному столбу, стоявшему неподлеку. Большя стрелк стоял н против четырех, мленькя только-только, кчнувшись, подскочил к цифре "12". Идти в общгу, чтобы нрвться н новые неприятности, не хотелось, и я отпрвился осмтривть город, еще ткой незнкомый.

Серое небо уже потеряло свой темный дождливый оттенок и стло светлым, почти белым. Но эт бесконечня уныля однообрзность в совокупности с предстоящей неведомой пропиской, от которой не ожидлось ничего хорошего, приводил меня в отчяние.

Тк хотелось, чтобы в этой сплошной серой пелене проглянул хотя бы один, смый-смый мленький кусочек чистого неб. Но серя звес, отгородившя меня от желнной голубизны и сверкющего желтого шр солнц, рссыпющего повсюду теплые лучи, был непреодолим и монолитн. Дул прохлдный ветер, по внушительного вид лужм пробегл легкя рябь.

Проплутв чс четыре, я порядком змерз и повернул обртно к общежитию, куд тк не хотелось возврщться.

- Лдно, чего тм. Не съедят же в конце концов меня н этой прописке, скзл я см себе и решительно зшгл в выбрнном нпрвлении.

Нпрвление это привело меня прямо к дверям общги. Нбрвшись смелости, я приоткрыл дверь и пристльно осмотрел пустынный вестибюль. Тм было тихо и спокойно. Я пулей взлетел по лестнице и окзлся у двери своего нового жилья. Н этом зпс смелости у меня кончился, и я тихонько змер, чутко прислушивясь к звукм, доносившимся из комнты. От волнения мое сердце гулко билось в груди, в ушх стоял неясный шум и поэтому рзобрть, что же творилось з дверью, было зтруднительно. Тк ничего и не поняв, я робко открыл дверь и зшел в комнту.

В уши срзу же бросился гул, глзм предствилось огромное количество нрод, сидевшего н нижних ярусх кровти и неизвестно откуд появившихся тбуреткх. Кроме Лехи и Пхн здесь был куч незнкомых мне людей. Множество глз впилось в меня нпряженными взглядми. Рзговоры срзу смолкли, и только з первыми шеренгми, где-то в дльнем углу комнты продолжлсь игр в крты.

- О, явился. - рздлся нсмешливый голос Ворон, через секунду он см стоял передо мной, рзглядывя презрительно прищуренными глзми мое лицо. Человек десять громко згоготли, остльные упорно сохрняли мрчное молчние.

- А мы то уж думли, мльчик испуглся, - видимо Ворон решил взять н себя роль ведущего этого вечер, - мы то уж думли, мльчик домой поктил, к мме.

Смех усилился. Я терпеливо ждл дльнейших событий. Впрочем я не мог придумть ничего более оригинльного.

- Ну что ж, рз мльчик вернулся, то ндо принять его в нш дружный коллектив, - редкие черные волосики нд верхней губой Ворон нходились в непрестнном движении, - А тк кк мльчик отдыхл дом вместо того, чтобы со своей дружной группой учствовть в спсении урожя, то прописочк будет ему покруче.

Н этот рз зсмеялись уже все или почти все, потому что з общим ржнием не было слышно: зкончилсь или нет игр в крты.

Я уже не видел отдельных лиц. Все они слились в сплошную однородную мссу. Серя чужя толп, словно гигнтский отвртительный спрут, стоял нпротив меня, и одно из ее ужсных щуплец, нзывемое Вороном, крутилось вокруг меня, резвилось, игрло, не предвещя конц рзвлечениям...

... И тогд я резко отпрыгнул нзд, удрил под дых одного и оттолкнул второго из двух шестерок, охрнявших выход. Зтем я рывком рспхнул дверь, сшиб с ног фишку, дежурившего в коридоре и згрохотл ногми вниз по лестнице, всеми силми стремясь к свободе...

... Все это я проделл, рзумеется, мысленно. А н деле я кк стоял, тк и остлся стоять, дже не пошевелившись. Ноги у меня стли совершенно втными, душ нполнилсь стрхом, и теперь я при всем желнии не смог бы сдвинуться с мест.

- Нчнем, - Ворон покровительственно кивнул головой публике. - пусть будут гонки. А, мльчик, нверное, не знет, что ткое гонки? Ну-к, быстренько, освободим рену для мльчик.

Толп рсположилсь между мной и дверью, очистив кровти и перенеся з собой тбуретки.

- Гляди, пцн, - обртился ко мне Ворон. - Гляди сюд, говорю.

Он встл ногми н первый ярус кровти и держлся рукми з второй. Зтем прыжком перебросил ноги н спинку кровти первого ярус, рукми ухвтился з верхнюю спинку. Потом, подтянувшись н рукх, зцепился ногми з верхнюю койку, встл н нее, перепрыгнул н соседнюю и проделл те же оперции, но в обртной последовтельности.

- Понял? - почти лсково спросил меня Ворон, вновь окзвшись н полу. - В быстром темпе кждое движение знимет секунду. Итого шесть секунд. Сделешь десять кругов з минуту - свободен. И упси тебя бог ступить н пол. З кждый промх скидывется по десять секунд.

Нступившую тишину вновь прорезл смех, который, однко, быстро умолк. Все змерли в ожиднии.

- Н стрт, - руководил Ворон, - вним--ние. Пошел!

Времени н рздумья не оствлось, и я зсккл по койкм, стрясь делть движения кк можно быстрее и умудряясь не коснуться пол. Крутнувшись по кровтям десять рз, я с тупой ндеждой взглянул н Ворон.

- Не успел! - Ворон горестно рзвел рукми и сочувственно покчл головой. - Ну ничего, попробуй еще рз. Должно получиться. Но з то, что не успел, снимю с минуты пять секунд. Ну, пошел!

Ворон склонился нд чсми, по циферблту которых резво прыгл секундня стрелк, я вновь пошел мотть круги, вклдывя в это все свои силы. Окзвшись н полу, я осторожно посмотрел н толпу.

- Пятьдесят семь секунд. - гордо зявил Ворон, словно см проделл этот нелегкий путь. - Ты бы тк в первый рз прыгл, теперь снимю еще пять секунд.

Проявляя все чудес ловкости, я открутил еще одну десятку, но безуспешно. Н этот рз я не уложился дже в минуту.

А когд я не попл в зветные уже сорок пять секунд, Ворон вновь включился в игру.

- Д, плохо, плохо, - процедил он, - придется добвить ускоритель. Ну, кто хочет быть ускорителем? Может ты, Пхн?

Но Пшк мигом зтерялся в толпе, н роль ускорителя вызвлся здоровенный шкф, сидевший н тбуретке в первом ряду. Теперь, чуть я здерживлся н кком-либо этпе, ускоритель отвешивл мне чувствительного пинк тк, что я пулей взлетл или опусклся н следующую ступеньку мучительной трссы.

Подгоняемый стрхом и пинкми ускорителя, я снов нчл свой тяжкий путь. Но не помог и ускоритель.

- Пошло дело, - скзл Ворон, одобрительно поглядев н меня. - Лучше, чем прежде. Но ты, брт, снов не уложился. Снимю пять секунд.

И я вновь включился в эту проклятую гонку. Однко, н пятом кругу, когд Ворон выносил н всеобщее обсуждение идею - не придть ли мне еще одного ускорителя - я зцепился з спинку верхней кровти и рухнул вниз головой.

Я лежл, молч скрючившись н полу. Легкие с шумом ходили туд-сюд, выссывя кислород из все новых и новых кубиков окружющей среды. Сердце колотилось тк быстро, что, кзлось, выскочит сейчс из грудной клетки и умчится вдль, подльше от этой мрзи.

Похоже, что н теле не было ни единого мест, которое бы не болело в тот момент. Но не боль жгл меня, обид, н то, что я ничего не мог сделть, н то, что все были против меня, н то, что толп диктовл здесь свои условия, я не мог ей противостоять, н то, что эт кодл двил своей силой и могл зствить меня делть все, что было ей угодно. И от этого н душе стновилось невыносимо погно...

... Это вм хорошо. Сидите себе в одиночестве, почитывете себе книжку, д возмущетесь между делом: "Уж я бы конечно, не стл тк выпрягться. Уж я бы, рзумеется, всем им покзл, кк должен себя вести нстоящий пцн". Д что сейчс об этом, - посмотрел бы я, что бы вы делли в моем положении, если среди вс не окжется вдруг прочки Брюсов Ли, рскидывющих вргов пчкми по ближйшим кустм. Здесь зубы зговривть бесполезно - против толпы приемов не предусмотрено.

... Легкий пинок возвртил меня к действительности.

- Не зснул, бртн? - осведомился Ворон и вздохнул. - Лдно, с гонкми зкончим.

Тяжело дыш, я поднялся и оглядел нсмешливые лиц толпы.

- Че бы тебе еще придумть? - не унимлся Ворон. - А! Шхмты! Ты в шхмты умеешь игрть?

Я молч кивнул.

- Э, Федя, тщи шхмты.

Худенькя фигурк выскользнул в дверь. Пок ходили з шхмтми. я отдышлся и постепенно пришел в норму. В шхмты я игрл невжно и довольно редко. Теперь же я усиленно вспоминл свои стрые ошибки, чтобы не допустить их в этой, ткой ответственной для меня игре.

Тем временем вернулся Федя. Рскрыв принесенную коробку, Ворон возмущенно зорл:

- Ты че принес, пдл? Я рзве тебя з этой туфтой посылл? Беги, неси стрые!

- Может не ндо, Ворон, - чуть слышно произнес Федя.

- Во дет! Д ты, бычр недобитя, кого зщищешь. Шкл, который с девочкми блдел, пок вы все месяц в колхозе умирли. Ты меня че, учить вздумл?

Понурив голову, Федя вновь скрылся из комнты. Обрдовнный непредвиденной передышкой, я почувствовл себя более уверенно. Похоже, что жизнь снов входил в свою колею. Но тут появился Федя с другой коробкой.

- Во! Это то, че ндо! Видл ткие шхмты? - Ворон сунул рскрытую коробку мне под нос.

Шхмты, действительно, были стрыми. Я тких рньше не видел. Могучие фигуры были искусно выточены н стнке. Конские морды смотрели кк живые, остльные фигуры окнчивлись конусовидными бшенкми. Дже пешки в этой коробке были остроконечными, не круглыми, кк делют теперь.

- Ну, двй, лезь н шкф, - Ворон зхлопнул коробку и прогремел шхмтми у меня нд ухом. - Д, ботинки сними, не збудь, то нследишь тм. И носки, пожлуй, тоже.

- Зчем? - не понял я.

Толп вновь зхохотл.

- Ты, мльчик, здесь вопросы не здешь. Ты только исполняешь. Понял?

Я кивнул, скинул ботинки и носки и полез н шкф. Тот нтужно зскрипел, зтем угрожюще зтрещл, но выдержл.

- Че сел то? Вствй!

Я встл и посмотрел вниз. Н полу возле шкф Ворон в произвольном порядке рсствлял фигуры н принесенной доске.

- Во комбинция! - скзл он, зкончив, и дже прищелкнул языком от восхищения. - Ну, че встл? Прыгй двй.

Ткого поворот событий я не ожидл и поэтому змер в нерешительности н крю шкф. Только теперь до меня дошло, почему не подошли новые шхмты.

- Прыгй, или тебе тут не жить! - зловеще пообещл Ворон. Комнту зполнил тишин. Толп змерл в предвкушении нового зрелищ. И тогд я крепко зжмурив глз, прыгнул вниз.

Словно рскленные иглы впились в мои ступни. Я вскрикнул от боли и повлился н пол рядом с рзрушенной "композицией".

- Н сегодня все! - торжественным голосом объявил Ворон конец предствления. - Д, чуть не збыл. Погоняло твое будет - Сверчок.

Скорее всего он выбрл первое слово, пришедшее ему в голову. Но мне уже было все рвно. Я лежл, вглядывясь в пыльное прострнство под кровтью, и крепко зкусил губу, стрясь не взреветь от боли и обиды, пережитой мною з этот вечер.

Глв третья. День получки.

И потянулись серые однообрзные дни, кк небо в день моего приезд. Подъем, учг, штние по городу, вечер в общге, сон. Круг змкнулся. В учебе я особо не выпряглся, чтобы не прослыть прогибщиком, и числился твердым середняком. Учиться было скучно и тягостно. Я уже нчл жлеть, что тк рно вырвлся из дом. Впрочем мне и после одинндцти клссов ничего особенного не светило.

Отсидев положенное время в учебном корпусе или н скмейкх в кустх з мстерскими, я отпрвлялся бродить по городу, стрясь не нрвться н ккую-нибудь местную шоблу. В общге сидеть - одн скукот, д и не безопсно. Если ты не попл под руку коменднту и не угодил н очередную уборку территории под окнми, щедро усыпнной обломкми стульев, осколкми, бычкми и рзным другим мусором, то тебя мгновенно вычисляли стршки, и весь вечер приходилось проводить у них н побегушкх.

Вычислить тебя могли и в столовой, где кждый учщийся бывл в среднем дв рз в день - то звтрк проспишь, то н ужин опоздешь или перехвтишь что-нибудь н стороне. Денег водилось мло, поэтому н кино и более солидные мероприятия рссчитывть не приходилось. Блго питние оргнизовывлось по бесплтным тлонм, ими стршки не интересовлись, им нужны были нличные деньги.

Пхн с Лехой тоже пропдли где-то целыми днями и появлялись почти одновременно со мной - перед смым зкрытием дверей. Меня они с собой не звли, нвязывться я не хотел, хотя жить в одиночку было довольно тяжко. Я их совершенно не интересовл. Об они смотрели н меня, кк н пустое место.

Четвертый обиттель комнты - Андрей - не вылезл с третьего этж, где в 305 жили четыре его земляк. Все они были уже стршкми, жили до учги в одном рйонном центре и хорошо знли друг друг и Андрея. Поэтому он все время проводил с ними, ходил по общге без опски и зявлялся в 412 только спть.

Рн, получення в конце лет, совсем было успокоилсь, если бы не злосчстный день получки.

В этот день, кк вы, нверное, уже поняли, в учге производится выдч стипендии. Получив мленькую стопочку купюр, я снов сел н свое место. Рдужные мысли переполняли меня. Я решил, что оствлю себе тридцтку, остльное отошлю мтери. Нет, оствлю лучше себе сорок - тогд хвтит н кино, и н видк. А может предложить Пхну и Лехе втроем сходить в кфешку, что неподлеку от ншей общги? А вдруг познкомлюсь с ккой-нибудь девчонкой! А мть то кк обрдуется, нверное, когд получит от меня первые, зрботнные.

Восторженным взглядом я окинул всех, кто нходился вокруг меня. Однко рдости моей не рзделял, похоже, никто. Нпротив, шли негромкие рзговоры о том, что нши и местные супер уже здесь и двно ждут во дворе. Я тихонько выскользнул из толпы, прошелся по коридору и осторожно выглянул в окно.

И првд, едв ккой-нибудь лопух выходил из учги во двор, кк к нему незметно подходили трое или четверо крепких пцнов и культурно, спокойненько уводили его куд-то по нпрвлению к пустынному скверику, рсположенному между здней стеной мстерских и трнсформторной будкой. Тм его спокойно, без помех, освобождли от нличных и возврщлись обртно. Постепенно я уже стл узнвть некоторые примельквшиеся компхи.

Я, рзумеется, не рискнул выйти, решил отсидеться в учебном корпусе до вечер. Но только схлынул основной поток учщихся, кк нчлось второе действие предствления, в котором я игрл довольно незвидную роль. Несколько незнкомых прней решительно поднялись н крыльцо и скрылись под нвесом. Внизу хлопнул дверь.

Это были нводчики. Они выцепляли лохов по учебным кбинетм. Но не трогли их, сообщли приметы суперм. И только укзнный объект появлялся вблизи училищ или общги, супер выцепляли его из толпы и безопсно бомбили где-нибудь в сторонке.

Оствться в коридоре было нельзя. И я двинул искть более ндежное укрытие. Ноги привели меня н чердк. Но только моя голов поднялсь нд квдртным отверстием, кк по чердку проктился шорох и нступил нпряження тишин. Меня рзглядывл десяток невидимых глз.

- Д это нш, - рздлся знкомый голос. Из-з двух повленных бочек покзлся Лех. Следом з ним высунулсь белобрыся голов Пхн.

- Тебе чего, Сверчок? - спросили меня откуд-то спрв.

- Тм во дворе нших стригут, - пояснил я, хотя это знл кждый, инче бы никто из них здесь не прятлся.

- Ты то что сюд приперся? - рздлось из темного зкоулк слев. - Не видишь, тут и без тебя нроду хвтет. Гони отсюд, то нведешь кого-нибудь своим бзром.

- Д, д, шел бы ты отсюд, - посоветовл Лех, - тут и тк все мест зняты.

Огорченный, я спустился по вертикльной железной лесенке н площдку, медленно прошел один пролет вниз и собрлся уже было снов войти в широкий коридор, кк вдруг услышл оттуд уверенные шги, по звуку приближвшиеся ко мне.

Я немедленно втиснулся в узкий треугольник, огрниченный двумя стенми и рспхнутой дверью, ведущей в коридор и змер, уствившись в узкую щель между дверью и стеной. Секунд через десять в ней покзлся прень, стрше меня год н дв. Он неторопливо прошествовл к лестнице, ведущей н чердк, солидно поднялся н площдку, зтем, рзмеренно ухвтывясь з железные переклдины, полез нверх.

Я мксимльно нпряг слух, но бесполезно. Слышлись только уверенные шги, безошибочно выбирвшие нужное нпрвление, вычисляя все новых и новых дойных коров, безуспешно пытвшихся уклониться от стрижки в смых укромных зкоулкх чердк.

В скором времени из люк покзлись ноги, обутые в ткие шикрные колес, что я с горестью оглядел свои зношенные ботинки. Не спеш нводчик отпрвился в обртный путь. Через две минуты в том же нпрвлении ушли шестеро унылых пцнов, обиженно вздыхя и тихонько поругивя всех без исключения стршков. Из ншей группы было трое - Лех, Пшк и Вня. Остльных я не знл.

Нводчики продолжли рыскть по училищу, рзыскивя уклонистов. Не было никкой уверенности, что они не догдются зглянуть в мое убежище. Кроме того, стоять тм было довольно неудобно, и у меня уже порядком зтекли ноги.

Поэтому я решил выбрться из учги. Но, рзумеется, не через глвный вход, через черный, которым длительное время уже никто не пользовлся. Он нходился под лестницей в крохотной комнтке с тремя дверями. Войдя из коридор первого этж в одну из них, я окзлся в темном и тесном помещении.

Рядом со входной дверью рсполглсь вторя, ведущя в подвл. Н ней присутствовл внушительный змок, и поэтому никкого интерес он для меня не предствлял.

Оствшяся дверь обычно всегд был звлен грудой носилок, лопт и нполовину поломнных метел. Но в этот день весь хлм был отодвинут от двери и рзбросн по всему полу. Пру рз споткнувшись то ли об грбли, то ли об лопту я пробился к двери. Он не был зперт - тоненькя полоск дневного свет проникл в щель между створкми. Я потянул з плохо прибитую ручку и дверь со скрипом открылсь.

Выход вел н спортплощдку. Н ней никого не нблюдлось - мне все-тки удлось ловко выкрутиться. Я осторожно выбрлся н свежий воздух и спокойно, кк подобет солидному человеку, зшгл по нпрвлению к дырке в зборе.

- Э, пцн, стой! - фрз, подобно молотку удрил в голову. Я чуть рзвернулся впрво. Со скмейки в кустх поднялись три прня и, не спеш, нпрвились ко мне.

- Подойди-к сюд, - позвл один из них.

Э нет, ребят. Я хорошо знл, что им было нужно, и поэтому ускоренно рвнул, но не к дырке, где в спешке можно нкрепко зстрять, к проходу, ведущему к воротм учги, которые выходили н оживленную улицу.

Ндо зметить, что ребят бегли хорошо и по физкультуре у них, нверняк, стояли одни пятерки. Они без проблем догнли меня у ворот, но мне все же удлось выскользнуть н улицу. Тм они кольцом обступили меня, прижв к збору.

- Ну, пцн, н хрен ты бежл, ? - поинтересовлся один из них, смый высокий. Н нем был крсивя темно-синяя болоньевя куртк, н которой повсюду были рссыпны золотистые зклепки и кнопки. Н кждой ккуртно черным цветом был выдвлен орел и ндпись "Montana". Н голове у него нходилсь спортивня шпк синего цвет с белой полосой, н которой крсными буквми знчилось "Swix". Серыми стльными глзми он бесстрстно рзглядывл меня и, видимо, ждл ответ.

- Ну ты, козел. Мы что бегть з тобой должны? - вступил в рзговор второй. Он был одет поскромнее: в зтертую кожную куртку и спортивные штны, судя по угловтой, рзмшистой ндписи, коопертивного производств.

- Чего, мрзь, молчишь? Щс дм в хлеборезку, мигом язык вывлиться, пообещл третий прень в фирменном спортивном костюме и жокейке, что никк не вязлсь с довольно прохлдной погодой.

Высокий решил вернуться к основной теме ншего рзговор:

- Воздух есть? Двй сюд! Ну, живо!

- К-кой воздух? - не понял я.

- Вот тормоз! Ну фишки, ббки.

- Нету! - решил схитрить я и рвнулся сквозь кольцо.

Чувствительный удр в грудь остновил меня н месте...

... Со стороны кзлось, что трое друзей повстречли своего строго товрищ и теперь дружески хлопют его по плечм, искренне рдуясь встрече. Немногие из прохожих нтыклись н несчстный, зтрвленный взгляд этого четвертого. А если и нтыклись, то срзу отводили глз и спешили дльше. В конце концов у кждого были свои собственные вжные проблемы и не позволяющие ни млейших отлгтельств дел. У кждого был своя собствення и единствення жизнь, которую нужно было прожить достойно, поэтому некогд было остнвливться, рзбирться, вникть. А те прни? Д пусть они сми рзберутся между собой. Чего именно мне лезть в чужие дел, я то ведь тоже не смый крйний. А может этот мльчик см виновт, и бьют его з дело! Тем более я один, конечно же, здесь не спрвлюсь. А если и смогу что-нибудь сделть, то потом, в следующий рз, когд не буду тк сильно знят. А мльчику ндо смому нучиться постоять з себя. И ободренный ткими логичными мыслями случйный прохожий спешил дльше, не обремененный больше никкими зботми.

... Пцнм, вероятно, ндоело торчть у всех н виду. И хотя они были твердо уверенны в своей безопсности, но все же клиент предпочитли обрбтывть недине.

- Пошли-к, отойдем, - предложил высокий.

- Ну, двигй, - потрепнный сплюнул н мой ботинок и больно пнул по ноге. Понурив голову, я двинулся вперед.

Троиц, держ меня в плотном кольце, окзлсь в пустынном тупичке, где уже никто не мог им помешть.

- Гони ббки! - зявил спортсмен, - з пробежку с тебя три чирик. Морльня компенсция.

Я понял, что без жертв не обойтись, и без рздумий рсстлся с тремя десяткми, отдв их высокому.

- О, пдл, косч! А нм говорил, что нет ничего. Ты че нм нвоз з воротник зкидывл? - зшипел потрепнный.

- З брехню знешь что полгется? Дв угл! - вторитетно зявил спортсмен, нчиня проверять содержимое моих крмнов. Я молчл и тихо ндеялся, что все не зберут.

- Двух червонцев не хвтет, - зявил высокий, подсчитв выручку и проявляя большую осведомленность о рзмере моей стипендии. - Повтори!

Это уже относилось к спортсмену, который нчл повторный осмотр. Ну и пусть ищут! Все рвно ничего не нйдут.

Однко поиски вел длеко не мльчик. Спортсмен внимтельно обследовл подклдку моей куртки, отогнул плотно прижтый воротник рубшки, зтем нгнулся и обхвтил лдонями резинки моих носков.

- Ншел! - победно сообщил он и вытщил зпрятнные купюры.

- Ты что, пдл, зжть хотел? - потрепнный пнул меня по второй ноге. - Дйте мне, я его урою!

- Лдно, пусть живет, великодушно рзрешил высокий. Все трое, высоко подняв головы, с чувством выполненного долг гордо зшгли из тупик.

Я остлся стоять н месте. Из всего нличмн сохрнилось только семьдесят шесть копеек, не зинтересоввшие упорную троицу. Домой посылть было нечего. Н кино, видк и девочек в ближйшее время рссчитывть не приходилось.

Рньше я много читл в гзетх и журнлх о подобных случях, но почему то никогд не думл, что это может произойти со мной. Я поплелся в общгу. Нстроение было нстолько пршивым, что по городу бродить не было никкого желния. Мне хотелось поскорее добрться до 412, упсть н кровть и зснуть, чтобы хоть н несколько чсов покинуть этот проклятый чужой мир.

У общги возле крыльц сидели стршки и высмтривли недоенных еще лохов. Мой унылый вид не вызвл у них никких сомнений, что к ктегории нужных им людей я уже не отношусь.

- Нулевой чувк, - зявил один из них, оглядывя меня с ног до головы. Остльные зсмеялись.

- Что, Сверчок, ощипли кк цыпленк, - зржл Ворон, и все подхвтили громкий смех.

Нстроение у меня чуть улучшилось - хоть этим от меня ничего не перепло. Я поднялся н четвертый этж, зшел в комнту, збрлся н свой второй ярус и пострлся зснуть. Лех и Пхн были уже здесь и, судя по всему, тоже совершенно пустые. Андрей снов отсутствовл. Блгодря землякм, положение его было горздо устойчивей. И хотя большя чсть кпитл тоже ушл нверх, но кое-что остлось и у него. Поэтому ему переживть было не о чем, и в это время он, вероятнее всего, вместе с земми угощлся в ккой-нибудь збегловке или коопертивной пивнушке.

Зснуть вскоре удлось, но, кк окзлось, прелести сегодняшнего дня еще длеко не зкончились. Не зню сколько прошло времени, меня рзбудил легкий толчок в плечо. Я поднял голову. У кровти стоял Лех.

- Пошли, Сверчок, стршки зовут.

- Куд?

- Куд! К ним, конечно, не к теще н блины.

- А почему именно меня?

- Д не боись, не тебя одного. Всех нс зовут.

Пришлось слезть с кровти. Впрочем спть уже не хотелось. З окном рзлилсь темнот, но это еще ни о чем не говорило. Н дворе вторя половин октября - темнеет рно. Чтобы определить время я выглянул в окно. По освещению окон и их количеству в нходившемся нпротив жилом доме и стоящей впритык к нему девятиэтжке, было не больше одинндцти вечер.

Мы с Лехой вышли в коридор, где нс уже поджидл Пхн. Вместе с ним мы отпрвились к местной блт-хте.

Блт-хт рсполглсь н третьем этже, в комнте з номером 310. Тм испокон веков жили смые крутые стршки. Свет тм горел до глубокой ночи, но коменднт это не волновло, тк кк Степн Егорович, проследив, чтобы вхтерш зперл дверь изнутри, с чистой совестью отпрвлялся домой, вхтерш тут же уклдывлсь спть в небольшой клдовой. Зто в 310 шел пир горой.

Но если зглянуть в эту комнту днем, то можно было порзиться идельной чистоте и порядку. Скзывлсь усердня рбот первогодков, которые шуршли тут до звтрк, если не успевли, то и вместо него. Некоторые ненвидели эти утренние уборки, но имелись и ткие, что рвлись сюд чуть ли не ежедневно. Ловко припрятывя пустые бутылки, они сдвли их днем в мгзины и получли тм хоть и слезы, но н безрыбье и рк рыб - н видк хвтло.

Пок вы все это читли, мы уже спустились н третий этж и подошли к нужной двери, зтем остновились - никто не решлся открыть ее первым. Но сколько не стой - зходить все рвно придется. Отдлив опсное мгновеньице н целую минуту, Пшк дернул дверь з ручку и медленно потянул н себя. Я чуть зжмурился от яркого свет, ослепившего меня после сумрчного коридор, освещемого редкими лмпми дневного свет, и переступил порог.

Комнт был полн нроду, явно рзделенного н две ктегории. Первя в непринужденных позх влялсь или сидел по всей комнте. Вторя скромно сосредоточилсь в левом от меня углу. А вокруг был сплошной брдк.

Сдвинутые вместе кровти стояли почти в смом центре. Н верхнем ярусе поперек кровтей лежл и хрпел ккой-то посторонний небритый тип. Внизу рзвлился Кирпич - смый глвный супер в учге. Любой знл, что з ним стоят мощные вторитеты, которые не рз приходили к нему и о чем то тихо договривлись.

Поэтому Кирпич не боялся ничего и жил, кк хотел. В днный момент он лежл, согнув одну ногу в зимнем "дидсе", другой упирлся в спинку кровти. Рукми он обхвтил двух полурздетых девчонок. Одн из них был кршенной блондинкой с яркими лыми губми (нверняк не союзный смопл). А у той, которя лежл спрв от Кирпич, волосы были ни то, ни се, д и лицо ккое-то невырзительное, кк у овцы. Я ее вообще дже не зпомнил. В пмять врезлсь лишь дырк н чулке - ослепительно беля кож н черном фоне. Я тут же стл вспоминть, где видел их рньше, но окзлось - нигде; ткую шикрную блондиночку я бы зпомнил ндолго. Скорее всего к ншей учге они не имели ни млейшего отношения.

По бокм от кровтей в выжидтельных позх стояли подручные Кирпич Бхыр и Стопрь. Бхыр был нерусским, но змечтельно умел мхться, з счет этого и выдвинулся н столь высокое место. "Адидсовскя" футболк, штны "Мэвин" и зимние "Голд кп" без слов говорили об этом. Стопрь был известным хроником и, нпившись, злобно гонял всех первогодков по этжм по крйней мере рз в неделю. Сейчс он уже был под грдусом, о чем крсноречиво свидетельствовл цветстя порвння рубх, свесившяся н широченную "Пирмиду", уже где-то вывлянную в грязи. Спрв от Бхыр, в углу сидел Ворон в чистенькой белой, дже отутюженной рубшке с фирменной нклейкой н крмне и беспощдно дрл в крты ккого-то денежного чйник. Слев от Стопря стояло ведро с пивом, из которого угощлись несколько других стршков. Из них я знл только Жеку и Рудик.

Вторя ктегория собрвшихся был предствлен несколькими первогодкми, среди которых были Мотор (Вня) и Слизняк (Федя).

- Во, Кирпич, еще подошли, - отметил нше прибытие Стопрь и сдвинулся с мест. З ним обнружился ящик с водкой, три пустых бутылки из которого уже вовсю ктлись по комнте.

- Все пришли? - спросил Кирпич.

- Всэ, - ответил Бхыр, подергивя тонкую полоску своих черных усов.

- Нчнем, - скзл Кирпич, приподнялся и сел, зтем крепче обхвтил девчонок и посдил их рядом с собой.

- Что ж вы, пцны, стрших то подводите? - нчл он, торжественно обрщясь к нм. - Ббки получили, где они? Нету! Отдли! Кому отдли?

Мы дружно молчли.

- Нехорошо! Мы для вс стремся, никто вс в округе не трогет, вы бшли н сторону! Кк это нзывется?

Я уствился в потолок, укрдкой посмтривя н блондинку. Звякнул кружк об ведро с пивом.

- Зпдло! По вшей милости рзоримся скоро, бескультурными стнем. Н тетр денег нет, н цирк тоже нет. Ну что ж, сми виновты. Теперь сми и будете нс рзвлекть. Понятно? Девочки, хотите кино посмотреть?

- Хотим, хотим! - подтвердили свое желние девочки. Стршки зржли. Мы продолжли упорно молчть.

- Ну, кто смый смелый? - спросил Кирпич.

Вперед вышел высокий худой пренек и уствился н Ворон, который нсмешливо оглядывл нс всех.

- А, Бондрь! Считй, повезло тебе. Иди в коридор, стой н фишке.

Когд з Бондрем зкрылсь дверь, Кирпич продолжил:

- Ну, девочки, ккой фильм будем смотреть?

Девочки зхихикли, но ничего не скзли.

- Стопрь, ?

- Чпев, - пробсил Стопрь и глухо зржл.

- Отлично! - возликовл Кирпич. - Ты, Пхн, будешь белым пулеметчиком, ты, Хилый - его помощником, Сверчок - Чпевым.

Через минуту я изобржл Чпев, из последних сил переплыввшего Урл. Пхн строчил из пулемет, сделнного из тбуретки, Хилый зпрвлял и поддерживл невидимую ленту с птронми. Стршки вовсю веселились и зкидывли меня кружкми и рвными носкми. Я продолжл широко рзмхивть рукми, леж н полу, и стрлся увернуться от летящих в меня предметов.

- Поможем герою, - зсмеялсь блондинк и, освободившись от объятий Кирпич, зпустил в пулеметчиков пустой водочной бутылкой. Поллитровк угодил Хилому по голове, отскочил от его коротко остриженного зтылк и рзбилсь о стену.

- Конец первой серии, - объявил Кирпич, - про что будем смотреть дльше, девочки?

- Про любовь, - зпищл вторя.

- Хорошо, - соглсился Кирпич. - Вторя серия. Хилый, тбуретку н место. Стопрь, ккие знешь фильмы про любовь?

- Чпев, - пробсил Стопрь и снов впл в трнс.

- Змечтельно, - обрдовлся Кирпич. - Смотрим продолжение. Хилый, знвеску.

Хилый злез н подоконник и снял знвеску.

- Итк, кто у нс еще не учствовл, - нчл рспределять роли Кирпич, - Крючок (Лех), Бурый, Мотор и Слизняк. Д, еще Сверчок, то он плохо стрлся.

- Д ну, вполне нормльно изобржл, - вступилсь з меня блондинк.

- Плохо, я скзл! Сверчок, держи знвеску, делй из нее юбку, будешь Анкой-Пулеметчицей.

- Не буду, - я бросил знвеску н пол.

- Че ткое? Бхыр, Ворон, рзберитесь.

Ворон встл, скзл лоху: "С тебя, бртн, стольник и еще восемьдесят колов", и подошел ко мне. С другой стороны приблизился Бхыр. Он неожиднно и резко удрил меня в живот, Ворон сделл подножку, и я упл. К Ворону и Бхыру присоединился Рудик, и они спокойно и методично стли пинть меня ногми.

В ккой-то книге год нзд я прочитл, что в кждом человеке есть что-нибудь хорошее. Но кк трудно нйти это хорошее в тех, кто зпинывет тебя, корчщегося от боли н полу, и считет, что тк должно быть всегд.

Тем временем Бхыр нступил н ногу Рудику, тот змтерился, стршки зсмеялись. В общем всем было весело, кроме меня. А я влялся у стены. Из нос и рзбитой губы текл кровь. Жутко болел грудь в месте укус.

Ворон продолжил игру в крты. Бхыр встл н свое место. Роль Анки достлсь Феде.

Ндев юбку, сделнную из знвески, Федя под оглушительный хохот изобржл любовь Анки с Петькой и Чпевым одновременно. Их роли исполняли Бурый и Лех.

Сцену эту я перескзывть не нмерен. Ее может предствить себе кждый, тк кк я уверен, что нет ткого человек, который бы не слышл подобных некдотов про эту троицу. Я лежл и глядел н этот содом невидящими глзми. Кто знл, что полнолуние, внезпно перевернувшее всю мою жизнь, уже не з горми.

Глв четвертя. Полнолуние.

События этого дня склдывлись для меня крйне неудчно. Снчл две "пры" н знятиях. Зтем зпорол проходной, з что получил втык от мстер, только что зточившего этот злополучный резец, и "неуд" з испорченную детль.

А после знятий в общге у 412 меня поджидл Кирпич:

- Эй, Сверчок, куд девл стольник?

Рзумеется я не въехл о кком тком стольнике шл речь. Тогд Кирпич собрл кулком мой свитер н груди и притянул меня к себе.

- Стольник Ворон! - пояснил он.

Тут до меня дошло, и я срзу вспомнил события недельной двности.

Кк то вечером я возврщлся к себе после штния по городу. Н площдке третьего этж курил Кирпич.

- А, Сверчок, пойдем со мной.

Мысленно ругнувшись я последовл з ним в 310. Тм Кирпич вытщил из недвно починенной тумбочки учебник по обрботке метллов и извлек из его середины сторублевую бумжку. Я смотрел по сторонм, - было тк непривычно видеть 310 тихой и пустой.

- Смотри сюд, Сверчок, - скзл он. - отдшь этот стольник Ворону. Я и см бы знес, д Ворон сейчс в общге нет. А мне уходить пор. Понял?

Я молч кивнул, приняв купюру и, согнув ее в четыре рз спрятл в крмн брюк. Вечером, рзыскв Ворон, я вручил ему этот стольник и почти срзу збыл об этом, кк окзлось, совершенно нпрсно.

- Я его Ворону отдл, - зверил я Кирпич.

- Он скзл, что ему никто ничего не передвл, - мрчно зметил Кирпич, нмекя н грозные последствия для того, кто змылил чужой стольник.

- Пошли, спросим у него, - предложил я.

Кирпич соглсился, и мы двинулись к лестнице. Ворон жил в 314, которя рсполглсь посередине коридор третьего этж. Кроме Ворон здесь еще жил Жбн - довольно мирный прень, и Артур с Коськой, которых обычно было не видно и не слышно. Вот и теперь эти двое отсутствовли, зто Ворон был здесь. Он влялся н нижнем ярусе и читл потрепнный журнл. Н соседней кровти сидел Жбн и стртельно пришивл зплтку н свои брюки. Увидев Кирпич, Ворон сел, вытщил пчку "Ту-134" и зкурил, уствившись н нс.

- Отдвл он тебе ктеринку? - спросил Кирпич, вытлкивя меня вперед. Н лице Ворон появилсь обычня нсмешливя улыбк, и он отрицтельно помотл головой.

- Куд дел деньги, Сверчок? - повернулся ко мне Кирпич. - Чего молчишь?

- Отдл ему, - хмуро кивнул я н Ворон.

- Ты чего гонишь, пдл, когд? - возмутился Ворон.

- Д в прошлый вторник, - пытлся докзть я.

- Кто видел? - прервл нш спор Кирпич.

Я змолк. В тот момент, когд я передл сотню Ворону, в комнте никого не было. И теперь Ворон этим умело воспользовлся.

- Никто, - тихо ответил я.

- Ну, друг, тк дело не пойдет, - скзл Кирпич. - Кто теперь тебе поверит? Придется вернуть ктеринку.

Рзумеется лишнего стольник у меня не было. Д что говорить, у меня не было вообще никкого стольник, и дже н петрофн едв ли бы нбрлось мелочи.

Мысли лихордочно сккли в мозгу, срочно требовлся выход из этого скользкого положения.

- А кто тебе поверит, что ты мне стольник дл, - обртился я к Кирпичу, - тм тоже никого не было.

Ворон дико зржл, Жбн тихо усмехнулся, Кирпич, приблизившись ко мне, угрожюще-лсково скзл:

- Ты, шмкодявк, не по годм борзый стл. Сколько тебе ндо свидетелей? Три, пять, десять?

- Хотя бы двух. - неуверенно произнес я.

Кирпич моментльно скрылся з дверью и приволок из коридор двух незнкомых мне пцнов. Кирпич встл в позу, повернувшись к одному из них.

- Ты видел, кк в прошлый вторник я этому, - Кирпич кивнул в мою сторону, - двл сто рублей.

Прень покосился н меня и после некоторой зминки скзл:

- Д, видел.

- А ты? - спросил Кирпич второго.

- Видел, - не моргнув глзом, ответил тот.

- Все, пцны, свободны, - отпустил их Кирпич и снов повернулся ко мне.

- Ну кк, все понял? Тких свидетелей я могу откопть хоть сотню.

- Но ведь в комнте никого не было, - еще сопротивлялся я.

- Ну и что с того? Просто пцны знют, что они должны видеть и что говорить. А ккие свидетели у тебя?

Я подвлено молчл. Кирпич и Ворон знл вся общг, кто мог поручиться з меня?

- Ну тк кк же с ктеринкой, ? - подл голос Ворон.

- Д, бртн, должок нужно вернуть! - поддержл его Кирпич.

- У меня нет стольник, - уныло пробубнил я.

- Тогд включем счетчик, - пригрозил Кирпич, - звтр уже будет сто десять, послезвтр - сто двдцть...

- Лдно, пожлеем его, - скзл Ворон, - может у него из вещей что есть. Тщи-к, Сверчок, сюд свой чемоднчик.

Я поплелся вниз. Кк нзло, коменднт окзлся н месте, поэтому спсительную версию о том, что кмер хрнения зкрыт, приходилось отбросить. Впрочем я уже понимл, что и зкрытя кмер не спсл бы меня от неминуемой рсплты.

- Степн Егорович, выдйте чемодн, пожлуйст, - попросил я, оторвв коменднт от кроссворд. Степн Егорович недовольно встл и, пройдя в кмеру, долго коплся тм. Нконец, он покзлся оттуд, держ в првой руке небольшой чемодн, н котором крсовлсь моя фмилия и полустершийся номер комнты. Я подхвтил свой бгж и отпрвился в 314, где меня поджидли Ворон и Кирпич.

- Ну-к, зсмотрим, что у тебя тм, - потер руки Ворон, принял у меня чемодн и грохнул его об стол. Зтем он открыл его, пошрил внутри и вытщил свернутые джинсы.

- Ношенные немного, - рзочровнно произнес он, - ну д лдно. Пойдут, згнть можно.

Он рзвернул их. И н стол выпл кулек с конфетми. Ндо скзть, что, хотя я открывл чемодн несколько рз, но джинсы не трогл - не было повод нряжться. И поэтому я, конечно, не знл о спрятнном в них кульке. Скорее всего мть, чтобы сделть мне сюрприз, сунул его в чемодн перед смым отъездом.

Кк ни стрнно Ворону пришл в голову точно ткя же догдк.

- О, ммочк о сыночке позботилсь, - он покчл кульком в воздухе, выудил одну конфету, остльные россыпью бросил в открытую форточку.

- Держи, Жбн, угощю, - Ворон швырнул последнюю конфету ему н колени.

Если вм когд-нибудь дорогой человек дрил пусть дже незнчительный подрок, зтем кто-то по борзому отбирл его, высмеивл, нплевв вм в душу, потом деловито рзлмывл, будто тк и нужно, или, что еще хуже, присвивл себе, то вы знете, кк тяжело и пкостно стновится внутри.

Я не выдержл этого и с кулкми бросился н Ворон. Но сзди мне дл подножку Кирпич, когд я упл, Ворон метко пнул меня в живот тк, что я согнулся, кк перочинный кнопрь.

- Зпомни, Сверчок, ты здесь - никто, - скзл Ворон, прихвтив джинсы и скрывясь в днный момент з дверью, - будь счстлив, что ничего не должен нм пок.

Дверь зхлопнулсь. Жбн, зкончив со штнми, взял оствленный Вороном журнл и углубился в чтение. Я с трудом поднялся и вышел в коридор, не збыв взять свой теперь уже почти пустой чемодн.

И все же, не смотря н обиду, я понимл, что мне еще дико повезло. Я теперь ничего не должен! А в это смое время сотни, тысячи пцнов бегют по городу, рзыскивя деньги, чтобы хотя бы погсить нбегющие по счетчику проценты. И если бы у меня не окзлось тех смых, почти новых джинс, то долг мой в короткое время вырос бы до строномических рзмеров. И мне бы пришлось воровть, грбить или доствть деньги другими незвидными путями, чтобы мой долг не переключили н более солидных людей, которые знялись бы мной более солидно и основтельно. Но к счстью этого не произошло, и я мог спокойно перевести дух, пок.

Вот именно, что пок. Нет, тк дльше жить нельзя. Мысли сумбурно носились в голове, я понимл, что в общге не выживу. Что же делть? Мне вдруг ясно предствилсь кртин, кк я знкомлюсь с дочерью директор училищ, он по уши влюбляется в меня, мы женимся и переезжем н квртиру к директору. С тех пор моя жизнь и учеб идет без проблем. А по окончнии училищ я стновлюсь обеспеченным человеком, рзвожусь и нчиню новую жизнь. Зхвченный ткими блестящими перспективми, я дже змер н несколько минут посреди коридор. Но исполнению желний мешли срзу две проблемы. Во-первых я не был уверен, что у директор есть дочь подходящего возрст, во-вторых я совсем не умел знкомиться с девочкми и дже не решлся зговорить ни с одной из них.

Но все же и из несчстья при желнии можно вынести что-нибудь полезное. Утомленный горестными рздумьями мой мозг быстро устл, и вечером, когд я лег спть, то уснул моментльно, не прилгя ни млейших усилий...

... Среди ночи я внезпно проснулся, будто что-то меня толкнуло. Я сел н своей кровти и огляделся. Комнт был злит серебристым лунным светом. Три широкие полосы пролегли по полу, рзделенные еще двумя, узкими, обрзоввшимися из-з нличия двойных рм. Свет пдл н дверь и зеркло и обрывлся нд ним, зхвтив крешек шкф и кровти Пшки.

Спть не хотелось. Я осторожно слез с кровти и подошел к окну. Н дворе был смя середин ночи - дв светлых окн в пятиэтжке подтверждли, что время уже длеко з полночь. Н пустынной улице ярко горели фонри, выстроившись в ровный ряд, прерывемый одним поломнным столбом, увезенным в ремонт. Н чистом небе ледяными крошкми переливчто сверкли звезды. Прямо передо мной н темном фоне ночного неб ослепительно холодным светом сиял полня лун.

Мельком взглянув н нее я уже не мог отвести взгляд. Бледный круг тинственным обрзом притягивл внимние. Я словно знл, что в этот момент должен стоять у окн и неотрывно смотреть в лицо ночному светилу.

Я никогд не любил луну. Где-то я читл струю поговорку, что лун это солнце для влюбленных. Но минули сотни лет, выскзывние двно потеряло свой изнчльный смысл. Влюбленные теперь предпочитют встречться под ярким и теплым светом нстоящего солнц, не рискуя гулять по ночным пустынным улицм, тящим в своей темноте опсность. И если рньше прочки рзгуливли ночи нпролет, то теперь ромнтик ушл - остлся лишь инстинкт смосохрнения. И мягкий свет луны стл твердым и холодным, словно впитл в себя злобу всех черных дел, вершщихся под покровом ночи.

Но в этот миг я смотрел н нее широко рскрытыми глзми и чувствовл в ней что-то родное. Что-то шевельнулось в моей душе, сжвшейся в последнее время в серый невзрчный комок под невзгодми, обрушившимися со всех сторон новой городской жизни. Что-то повернулось и приподнялось, стремясь рзогнуться и знять крепкое устойчивое положение. И вот уже все беды-несчстья позди. И дже джинсы, которые я тк нелепо потерял вчер днем, уже не терзли воспоминниями.

Но нет, не внутри, снружи творилось что-то непонятное и необъяснимое. Нервной мелкой дрожью зтряслись руки, мышцы лиц вдруг резко здерглись. И только глз змерли в неподвижности. Их взгляд был нмертво приковн к одной точке, прямо перед собой, и вдруг упл вниз н пустынную улицу.

Я очнулся. Теперь я мог спокойно повернуть голову, что и сделл. Пшк беспечно спл. Н темном, недоступном луне прострнстве кровти чуть зметно угдывлись неподвижные очертния его тел. С верхнего ярус свешивлсь рук Лехи.

Свет луны потерял влсть ндо мной, но руки продолжлись противно трястись, мышцы лиц дерглись все сильнее. Резкие зпхи внезпно нполнили комнту. Я не спеш подошел к зерклу и уствился в его темный прямоугольник, н котором ярко сиял ровный круг луны.

Стрнно, но мои глз явно стли лучше видеть. Теперь я ясно рзличл свое лицо в зеркле. Вот выступ нос, вот темнеют губы, вот глз,.. светящиеся неярким крсновтым светом.

Я дже не успел особенно удивиться, кк почувствовл удр, исходящий из внутренностей десен. Я немедленно открыл рот и с изумлением увидел, что дв зуб н верхней челюсти нчинют плвно рсти вниз, преврщясь в огромные клыки. То же смое происходило с двумя н нижней. Они рсполглись симметрично, через четыре зуб друг от друг. С оствшимися зубми пок не происходило никких изменений.

Я хотел было зкрыть рот, но побоялся прикусить язык. Тогд я поднял првую руку, пощелкл пльцми по мленьким нижним, подергл з большие верхние клыки и тут зметил, что руки покрывются плотным волосяным покровом, густеющим с кждой минутой. Вдруг, к моему ужсу, ногти н пльцх з пять секунд выросли втрое, скрутились, и вот н их месте уже острые когти, громдных рзмеров. А пльцы рук словно уменьшились в рзмерх, густя шерсть зтопил их. Я снов посмотрел в зеркло и зметил, что лицо (если можно это было нзвть лицом) почти зросло шерстью, лишь глз светились мрчным блеском н фоне темного, зловещего силуэт.

Не в силх вынести подобное зрелище я отштнулся от зеркл и тут, уже без его помощи, увидел, кк мой нос и подбородок поехли вперед после того, кк в горле рздлся чувствительный толчок. Это было нстолько необычно, что я с трудом добрлся обртно к зерклу и вновь зглянул туд. Н меня смотрел волк!

Д, это был именно волк. Првд он стоял н здних лпх, его грудь рспирл белую мйку, но от этого он не перествл быть волком. Из его глз исходил чуть видимый крсный свет, в морде, пожлуй, был ккя-то стрння особенность. В ней определенно было что-то не волчье.

Но подробно здумывться об этом я не стл, тк кк обнружил, что стоять н здних лпх не очень удобно, и, чтобы сохрнить рвновесие, опустился н передние. Сейчс мне было не до мелочей, ибо в этот миг я осознл, что стл оборотнем.

Нверное, те из вс, кто нсмотрелся ужсов об оборотнях, с нетерпением ждут, что я сейчс нброшусь н спящих и рстерзю в клочья чуть ли не пол-общги. Нет! Мысли мои текли спокойно и ясно. Я полностью контролировл себя и твердо знл, что являюсь учщимся первого год профтехучилищ и учусь н токря, хотя вряд ли кто поверил бы в днную гипотезу, взглянув н меня в эту минуту.

Нет, я не хотел остться волком нвсегд. Теперь я желл только одного - поскорее превртиться обртно в человек, пок никто не проснулся и не увидел меня в тком жутком обличьи. Откуд-то я знл, что мне нужно сделть для этого. Я нпряг все мышцы, мысли сконцентрировл н единственном стремлении - принять прежний облик.

Прошло полминуты, и я с рдостью почувствовл, кк все мое тело, поросшее темной шерстью, звибрировло мелкой дрожью. Это был верный признк возврщения в прежнее состояние. Вытянутя морд стремительно сокрщлсь в рзмерх. Шерстяной покров рсссывлся, и по зуду тел я понял, что волоски скрывются под покровом кожи. Когти, секунд з секундой преврщлись в обычные, немного отросшие, человеческие ногти. Минуту спустя я уже не чувствовл резких зпхов, волноввших мой нюх. Перерождение шло полным ходом.

Внезпно я увидел, что стою н четверенькх в довольно неудобной позе, и встл н ноги, вновь окзвшись перед зерклом. Глз мои уже не светились, руки не дрожли, мускулы лиц постепенно успокивлись и уже не дерглись, словно тихонько перектывлись с мест н место. В зеркле я с огромным трудом рзличл черты лиц. В общем, я снов ничем не отличлся от смого себя, кким был несколько чсов нзд.

Я подошел к окну. Лун уже уплыл с середины небосклон и не приковывл к себе внимния. В теле чувствовлсь устлость, сильно хотелось спть, глз зкрывлись сми собой. Зплетющимися ногми я добрлся до своей кровти и с трудом злез н верхний ярус.

Только я принял горизонтльное положение, кк поток мыслей охвтил меня. В комнте црил тишин, чуть слышно нрушемя сопением трех человек. З окном изредк проезжли одиночные мшины, но они не могли помешть рссуждениям, нервно скчущим в моей голове.

Итк, я - оборотень! Оборотень в полном смысле этого слов. Человеко-волк или ноборот - нучного нзвния своей сущности я, рзумеется, не знл. Прежде всего следовло вспомнить, что я вообще знл об оборотнях. Ничего! Д, д, совсем ничего. В голове нчли громоздиться посторонние мысли, и я вновь нпряг пмять. Вспомнилсь слышння еще в детстве скзк о том, кк один мужик в полнолуние втыкл ножик с медной рукояткой в пень, перекидывлся через него три рз тк, чтобы в третий рз упсть н сторону луны, и стновился волком. А, зтем, побегв по лесу и слвно поохотившись, тем же путем преврщлся в человек. И ни пули его не брли, ни дубины. Стоп! По крйней мере я твердо знл, что в 412 комнте ншей общги не было никкого пня, д и у меня, к слову скзть, не было зветного ножичк с медной рукояткой. Из всех тех условий выполнялось только одно - полнолуние. И тем не менее я стл оборотнем.

Я мысленно пронлизировл весь свой путь от кровти к окну и от окн к зерклу. Я не переступл никких тинственных огоньков, железных или медных полосок. Знчит причины следовло поискть в другом месте. Я уже совсем пришел в себя, и меня теперь ничто не беспокоило, дже рн н груди. Рн? Стоп! Рн, получення от волк! От волк ли? Теперь я уже сильно сомневлся в том, что н меня нпл нстоящий волк. Впрочем, времени рссмтривть его тогд у меня не было. Волк! Я вспомнил тот жркий солнечный день во всех подробностях:

Хлопнул дверц н противоположной от нс стороне втобус в то время, когд Кольк штурмовл основную. Знчит человек, который вышел из втобус, мог быть только водилой. Водитель скрылся в лесу, и все - больше я его не видел. Зто из лес выскочил волк, прокусил мне грудь и исчез з втобусом. А втобус взял и поехл. Стоп! Ведь втобус никуд бы не уехл без водителя, он тем не менее звелся и спокойно поктил дльше. Следовтельно водитель снов окзлся в кбине. Но кк?

События того, поворотного в моей судьбе дня выстроились в четкую логическую цепочку. Скрывшись в лесу, водитель превртился в волк, когд он снов очутился н невидимой нм стороне, то без помех стл человеком и полез н свое место в кбину. Вновь окзться в втобусе он мог только тким путем. Хотя, не случись событий, происшедших со мной полчс нзд, я скорее поверил бы, что з пять минут водил обежл вокруг земного шр, волк огромными прыжкми умчлся з грницу ншей облсти.

Ну хорошо, водитель был оборотнем. Но почему и я стл им? Оствлся один единственный вринт - через рну н груди. Никких более достоверных вринтов вроде бы не существовло. Тк я вывел для себя один из основных зконов оборотней, еще пок не известных мне, - "Любой человек, укушенный оборотнем, если выживет - стновиться оборотнем см".

Это открытие потрясло меня, и я несколько минут лежл ошршенный. Что делть дльше? Ведь не дй бог кто узнет, кем я являюсь с этой ночи. Дернул же черт именно меня встть н пути оборотня.

Постой-к, ведь втобус был импортный, знчит и водил - не нш. С чего бы это он стл проявлять свою ктивность здесь, в Союзе? А может ему было дно здние - сделть кого-нибудь оборотнем в ншей стрне? Ткя гипотез зхвтил меня и увлекл. Ведь я теперь являюсь не кем-нибудь, первым оборотнем в СССР! Все прежние неудчи отступили н второй плн, мрчные прогнозы будущего рссеялись, откуд-то появилсь твердя уверенность. Вот теперь зживем! Теперь все будет хорошо! Рзве может быть что-либо плохо у оборотня, тем более у первого оборотня в Советском Союзе!

Гордость переполнял меня. Я повернулся к стене и зкрыл глз. Через пру минут к сонному сопению трех человек в темной комнте з номером 412, чуть освещенной крешком луны, почти скрывшейся з пределми окн, прибвилось сопение четвертого.

Глв пятя. Волк выходит н тропу.

Проснувшись утром, я мгновенно вспомнил о своих (вернее уже не своих) джинсх, и поэтому меня уже ничто не рдовло: ни прекрсня погод, ни испрвлення пр по лгебре. Нстроение в конце знятий подпортил и Перец (тоже стршк). Когд я проходил мимо него по коридору, он ловко пнул меня д тк, что я чуть не рзмзлся по стенке. В тот же миг я ощутил, кк в лдонь мою впились мои же острые когти (хотя, скорее, это были всего лишь ногти, резко увеличившиеся в рзмерх), во рту стло тесно от внезпно выросших клыков. Перед глзми срзу же встл вчершняя колдовскя лун, и я с ужсом понял, что преврщюсь в волк. Чтобы не допустить этого, все свои мысли я нпрвил н сохрнение нстоящего облик - и мне это удлось. Но мое лицо в это время выглядело тким жлким и измученным, что все стоящие рядом стршки громко зржли, я поспешил скрыться подльше от их злобных нпдок.

Но нет худ без добр. Тк я узнл, что стновиться волком можно в любое время суток, не только в полнолуние, кк упоминлось в той строй, полузбытой скзке.

Я почти бегом добрлся до общги, пулей взлетел в 412-ю и змер перед зерклом, уствившись н свое отржение. "Мне нужно стть волком, мне нужно стть волком", - мысленно твердил я, убеждя себя все больше и больше. Но... никкого результт не последовло. Я рзинул рот пошире, пощелкл по зубм, тщтельно обследовл их н ощупь. Они и не думли увеличивться! Чтоб вс всех, не того я ждл.

Огорченный, я от зеркл повернулся к окну. Сквозняк з моей спиной приоткрыл пошире плохо прикрытую дверь, з тем неожиднно для меня, громко хлопнул ею об косяк. Я ж подпрыгнул от испуг. Ногти впились в мою лдонь. Резко рзвернувшись к зерклу я отчетливо рзглядел во рту мощные клыки. Выглядел я, конечно, по-идиотски, но мне сейчс было не до этого. Я понял, что не убеждения и не внушения меняет мой облик, что-то иное, просыпющееся, когд н оборотня нпли, рзозлили или испугли, словно инстинкт смосохрнения, действующий в минуты опсности.

Я не стл остнвливть этот процесс. Плечи мои рсширились, я нчл рсти, в глзх появился злобный блеск; словом повторялись события минувшей ночи. И через минуту я снов стл волком.

Результты опыт окзлись очень плчевными. Мои штны не выдержли нплыв могучей волчьей фигуры и с треском лопнули. Уже не по отржению в зеркле, по своим внутренним ощущениям я понял, что процесс потек в обртную сторону. К моему счстью никто не зшел в незпертую комнту з эти пять минут.

Весь остток дня я кропотливо зшивл свои брюки. Меня спсло то, что лопнули они по шву, инче положение мое было бы совсем незвидным, тк кк сми понимете - что ткое остться без штнов, когд у тебя нет ни подменки, ни денег.

С этого дня я изменил свой режим. После знятий я спешил в 412-ю, быстро делл письменные здния, чсов с четырех или с пяти, прикинувшись больным, ложился спть и просыплся лишь в полночь. Все дргоценные ночные чсы я тртил исключительно н тренировки. Скинув с себя всю одежду и нкрывшись с головой одеялом, я шг з шгом проходил все стдии преврщения в волк и обртно, стрясь удержться н промежуточном уровне - смой середине процесс.

Ндо скзть, это было нелегким делом. Я то не дотягивл до нее, то передерживл и, когд процесс стновился неупрвляемым, неожиднно окзывлся волком. Но я чувствовл, что именно в этой промежуточной стдии, где соединены воедино две противоположных сущности - слбый, незщищенный, псующий перед условиями человек и могучий, приспособленный к жизни, беспощдный с вргми волк - и кроется полученное мной могущество. Снов и снов я мысленно включл тинственную кнопку, и потусторонние силы нчинли свое згдочное действие.

Мысли все тк же текли в голове, все ткими же были ощущения, но к ним прибвлялось что-то новое, нзвния которому я не знл. Но оно было! И вслед з тем, кк оно появлялось, нчинлся зуд в зубх и росли клыки. Кк только все четыре клык знимли свое положение, глз рсширялись, зрение улучшлось во много рз. Я уже рзличл кждую трещинку н потолке, тем временем ногти н дрожщих пльцх вырстли в крепкие и цепкие когти. Претерпевли изменения язык и горло, но это я уже не мог видеть, только чувствовл. Лицо мое принимло уродливую и злую гримсу, глз зпдли и светили из черной глубины впдин крсными зрчкми. Потом нчинло... Стоп! Все! Вот он - вершин! Мигом рньше я еще был человеком, мигом позже стну хищником. Но этот крткий миг, достигемый упорным трудом, стоил целого дня. Ощущение счстья, свободы, силы, уверенности охвтывло меня. Хотелось встть, выбежть н улицу и идти, идти, идти... Невжно куд и зчем - не это было глвным сейчс. Но что?

А мгновение просккивло мимо, стновясь в шеренгу тких же, обрзующих стройные ряды секунд, минут, чсов, соствляющих Время, в безбрежном окене которого неуклюже брхтлось мленькое, беспомощное существо, случйно вторгшееся в згдочный мир, првил и зконы которого были непонятны и неизвестны.

Лицо мое рзглживлось, черты приобретли человеческий облик, пропдло сверхнормльное зрение и обоняние. Устлость зполнял тело, но я вновь нпрягл свои силы и учился упрвлять неведомым мехнизмом внутри меня.

Я знл, что мне ндо выжить в этом мире, где есть учг, стршки, рйонные супер, толпы рвнодушных людей, коротко змкнувшихся н себя. Здесь, чтобы выжить смому, необходимо унижть других, инче унизят тебя. И ничего нельзя сейчс этому противопоствить - третьего просто не дно.

А тм? Что меня ждет тм, я не знл. В том мире црил спокойня, безмолвня пустот. Тм я был один и мог отдохнуть от всех неудч, от всех толчков, которыми щедро нгрждл меня жизнь этого мир. Но был ли пустот н всем протяжении той жизни? Этого я тоже не знл. Ведь мне приоткрылсь пок только мленькя чстичк. Я словно стоял у двери в углу, крепко упирясь в стены, и боялся потерять свою ндежную опору. Я боялся шгнуть вперед, ведь впереди все прятлось в беспросветном мрке. Он не пугл меня. Меня остнвливл неизвестность. Что ждло мою сущность тм, в темноте? Прятлось ли тм зло, или добро укрывлось от него в этой бесконечности? Хотя был ли тм бесконечность? Впрочем путь к зннию всегд бесконечен - это мы проходили в школе. А мой крохотный огонек знний мог осветить пок лишь тот угол, где стоял я. И никто здесь не мог помочь мне. Только я см смогу, нкпливя бгж знний, бережно рздувть свой фкел, увеличивть его мощность и освещть все новые и новые метры неведомого мне мир, зствляя отступть грозную неизвестность.

Вот поэтому я не спл ночью, тренировлся и тренировлся. Вскоре я четко обознчил вершину и мог нходиться н ней столько, сколько считл нужным. Но этого мне уже было мло. Я зсекл время позимствовнными у Андрея чсми и стрлся достигнуть вершины з строго определенное количество секунд, постепенно его сокрщя. Теперь я мог приобрести свой устршющий вид з десять секунд, полностью стть волком з тридцть три. И хотя это был не предел, я тихо рдовлся и с некоторым дже неудовольствием встречл утро. В комнте зжиглся свет, приходилось поднимться и влчить свое жлкое существовние, с нетерпением ожидя ночь.

Тк шел день з днем. С кждой ночью я все более совершенствовл свое мстерство и, зтясь, ждл крутых перемен в жизни.

И тот чс пробил. Ясным ноябрьским вечером я возврщлся в общгу. В этот день я решил устроить себе выходной и побродить по городу. Уже выпл снег. С утр мокрые хлопья слепили глз, но после знятий снегопд утих. Я ходил по городу, вдыхл по-зимнему леденящий воздух и тихо, степенно рзмышлял все о том же.

Я - оборотень! Но что мне это дло? Д ничего! Что с того, что я могу быть и волком, и человеком? Другие ншли бы тысячу применений своим новым способностям. А я? Я ничего не мог придумть. Но ведь не зря же я стл оборотнем? Нверное не зря.

- Стоп, Сверчок, - огонек сигреты выплыл из темноты и чуть не уперся мне в лицо, освещя мрчное лицо Кирпич.

Я змер н месте, сердце испугнно зстучло.

- Хорошо жить хочешь? - спросил меня Кирпич приглушенным шепотом.

- Кто не хочет, - сдвленно ответил я.

- Ну тк вот, слушй. Звтр стипех - деньги отдшь лично мне. Понял?

Я, конечно не знл, что Кирпич вчер крупно проигрлся зезжему ктле и теперь тянул деньги по всем возможным кнлм.

- Ты - мне, я - тебе! - хохотнул Кирпич. - Зто будешь жить кк положено.

И вдруг я решился. Я вспомнил рздумья сегодняшнего дня и понял - не зря!

- А если нет? - твердо спросил я, трясясь всеми внутренностями. Крсивое лицо Кирпич вытянулось от удивления.

- Не понял! - произнес он. - Я тебе не ясно скзл?

- Ясно, - ответил я.

- Доходчиво?

- Доходчиво!

- Тк ты что, дергнный в рот, тут горчицу н хлеб рзмзывешь? Ты, крыс дойня, в кого ткой борзый пошел? - голос Кирпич обрел прежнюю уверенность.

- До тебя еще не дошло? - удивился я.

Кирпич выдохнул воздух и схвтил меня з воротник куртки:

- Я тебя, пдл, сейчс убивть буду.

Я бегло посмотрел по сторонм. Слев было пусто, спрв вдли дв темных силуэт медленно шли в ншу сторону.

Рвнувшись, я хотел освободиться, но рук Кирпич мертвой хвткой вцепилсь в куртку. Тогд я резко толкнул Кирпич в бок. Он от неожиднности поскользнулся и полетел в кусты, крепко держсь з мой воротник и увлекя меня з собой. Но теперь я твердо знл, что делть. З те секунды, пок летящие нвстречу ветки больно били меня по лицу, мой мозг, вооруженный могучей силой, срботл кк ндо.

Кирпич мгновенно вскочил и готов был броситься н меня, но я уже был во всеоружии. Клцнули громдные клыки, сверкнули глз, тело нливлось мощностью. Рук метнулсь и впилсь в горло Кирпичу. Тот со всей силы удрил по ней обеими рукми, сжтыми в змок. Моя рук дже не шелохнулсь, сжл горло еще сильнее. Кирпич зтрвленно зхрипел. Я чуть отпустил его горло и, нклонившись к смому уху, зшептл:

- Слушй сюд и слушй внимтельно. Все изменилось. Теперь ты, лично ты, отвечешь з мою безопсность. Мои деньги остются в целости и сохрнности. Меня не будет трогть никто из стршков, понял? Д, чуть не збыл, и рйонные бухрики тоже. Я теперь н особом положении. Если кто меня тронет, я убью не его, я убью тебя! Понял?

Произошло небывлое. Кирпич, неустршимый Кирпич - глв стршков ншей учги - испуглся. Д, испуглся смым обычным обрзом. Куд исприлсь вся его блтня уверенность и недоступность. Передо мной стоял пцн. Просто пцн стрше меня всего н год. И он боялся меня: я н днный момент был сильнее, и он это чувствовл.

- Понял? - еще рз спросил я, сжимя хвтку.

- Понял, - пробормотл он, - но с рйонными я не связн. Тут я ничего грнтировть не могу.

- Меня это не ксется, - пояснил я, сжв его горло сильнее, и посмотрел прямо ему в лицо...

... Кирпич зтрясло от бессилия. Звидя его, все пцны стрлись рзбежться с глз долой, но сейчс... Сейчс действительно был особый случй. Холодня нечеловеческя рук цепко держл его горло. Из темного провл рт стршного существ, которое еще недвно являлось всего лишь кким-то Сверчком, злобно торчли белые острые клыки. Мрчные морщины придвли лицу зловещее выржение, совсем кк у мертвецов из видеофильмов. Но ужсней всего были кроввые глз н темном фоне глзных впдин, окймлявших эти дские зрчки. Это было! Это существовло!! Это стояло здесь!!!...

-... Понял? - я убрл руку с горл Кирпич.

- Понял, - утвердительно кивнул он.

Я выбрлся из кустов и двинулся к общге.

- Только в другие рйоны не ходи, - рздлся позди меня голос Кирпич, - з них я не отвечю.

Кровь рдостно бухл в моей голове, зубы двно приняли подобющие рзмеры. Я торжествовл - он пришл - первя, но знчительня побед. Я выигрл сржение, потому что стл оборотнем. Нчло было положено, и я был готов к новым схвткм...

... Н следующий день действительно двли стипендию. Стршки весело кружили с утр по коридорм, нпоминя о првх и обязнностях. Кирпич не отствл от других, но, увидев меня, понимюще кивнул.

Не дожидясь конц знятий, три пцн из ншей группы скололись из учги, ндеясь проскочить до приход основных сил местной мфии. Кк впоследствии выяснилось, это им все же удлось, но ккими пртизнскими тропми они выбирлись из плотного кольц осды, тк и остлось неизвестным.

После знятий основной поток учщихся уныло потянулся во двор учги, где их уже ждли. Более хитрые не упускли возможности спрятться получше. По слухм кое-кому в прошлый рз удлось укрыться от бдительных глз нводчиков. Првд половину из них потом изрядно потрепли стршки, но появилсь ндежд.

Я стоял в пустынном коридоре и ждл, нрывясь н неприятности. После вчершней стычки с Кирпичом я вовсе не собирлся псовть перед рйонными суперми. Теперь я мог постоять з себя.

Н лестнице послышлись четкие шги, и в коридоре появились дв пцн. Они понимюще кивнули друг другу, з тем один из них скрылся з дверью, ведущей н лестницу и, судя по шгм, нчл поднимться н следующий этж. Второй, сплюнув н пол, нпрвился ко мне.

- Чего ждешь, пцн? - спросил он меня.

Я молч уствился н него.

- Чего молчишь? - не унимлся он.

Я продолжл молчть.

- Чтоб тебя в рот! Тм н дворе тебя, дохляк, зждлись.

Нконец, я открыл рот и послл пцн подльше. Он явно не ожидл ткого поворот событий, угрюмо посмотрел н меня и, злобно бормоч себе под нос ккую-то нерзбериху, скрылся з дверью и згрохотл вниз по лестнице. Я, не спеш, получил в грдеробе свою куртку и вышел н холодное прострнство двор.

Срзу же возле меня окзлсь четверк мощных прней в ярких турецких курткх.

- Вот он! Вот он, козел, - зхлебывясь, зорл нводчик, появившись откуд-то спрв. Он мельтешил возле моего лиц кулкми в черных перчткх и едв сдерживлся, чтобы не вмзть мне по морде.

- Сбрызни! - повернувшись к нему, скзл прень, ближе всех стоявший ко мне, схвтил его з плечо и оттолкнул от меня.

- Д дйте же мне проучить эту корову! - нводчик не удержлся н ногх, сел в невысокий сугроб и теперь во всю глотку орл оттуд.

- Зткнись, - скзл тот же прень, по-видимому стрший в четверке, этого оговорено не трогть. Не того выцепил, Сухрь. Гони обртно в учгу.

Сухрь зшипел и поплелся обртно. Впрочем, тков был его судьб. А четверк, звидев следующего пцн, который огородми пытлся выбрться с опсной территории, ринулсь з добычей, оствив меня одного.

Я не верил своим глзм. Не зню, когд Кирпич успел покзть меня рйонным суперм, но результт был нлицо. Свершилсь вторя и довольно весомя побед. Теперь я приобрел мтерильную незвисимость.

Пмятуя о своих многострдльных брюкх, я решил купить спортивные штны, где тлию охвтывл резинк, ткнь могл рстягивться, что являлось очень немловжным достоинством во избежнии возможных потерь при экстренных преврщениях в волк.

В госудрственные мгзины я мог и не зглядывть. Последний рз мне покупли спортивный костюм в госторговле, когд я пребывл в беспечном пионерском возрсте. Цены комков с их "дидсми", "пумми" и "ренми" сверкли нулями не для моего крмн. Оствлось идти н толчок, где в изобилии рскинулись коопертивные киоски. Тм можно было купить з вполне сносную цену просторные брюки в спортивном стиле.

Площдь, где нходился толчок, еще скрывлсь з близлежщими срями, где рсполглись овощные склды, но музык, кускми доносившяся оттуд, выдвл его присутствие. Это торговли кссетми три-четыре мужик со связями н бзх, еще не нкопившие пок н постройку собственного киоск с гордым нзвнием "Студия звукозписи".

Врубив н полную мощность укрытую целлофном технику, они зорко нблюдли з своими чемоднми, нбитыми рзличными модификциями союзных кссет и китйско-гонконгской дрянью, и хмуро поглядывли н толпу, которя окружл их кольцом, рссеяно читя предлгемый ссортимент зписей. Недовольство продвцов можно легко понять - кссеты брли неохотно, шум и гм вокруг сильно действовл н нервы.

Между ними приткнулись юркие мужички кк бы из обществ глухонемых. Они торговли фотогрфиями Шврценеггер, Стллоне, индийскими знменитостями и эротико-порногрфическими клендрикми в черно-белом исполнении. Пройдя их лотки я очутился в книжном црстве.

Было просто удивительно, ккие книги выпускются в ншей стрне. Дже не верилось, что все это произведено в Союзе, особенно если вспомнить прилвки мгзинов, збитые коопертивной мкултурой з крылтые цены. А здесь было все, нчиня от крсочно изднной "Анжелики" и зкнчивя солидными томми "мстеров детектив". Встречлись тут, конечно, и знкомые коопертивные книжонки, но их держли в рсчете н периферию, которя пшет всю неделю и только в воскресные дни вырывется в город, когд все мгзины зкрыты. Когд-то и я относился к ней, и это были не смые худшие дни в моей жизни. Кк гордо мы шгли по городу в воскресенье, и ккими смешными и неловкими кзлись мне теперь сельские пцны, которых я теперь легко поствил бы в тупик одной метко брошенной фрзой. Окинув беглым взглядом книжные россыпи, я двинулся дльше.

Всюду сновли смуглые цыгнские ребятишки и сми цыгнки в цветстых юбкх и плткх, нстойчиво предлгющие жвчку, сигреты и губную помду. Оствшись рвнодушным к их приствниям, я нырнул в рскрытую дверь рыночного пвильон. Многоголосый шум остлся з моей спиной и едв проникл з эти толстые стены. Здесь рсположились гости из среднезитских республик, впрочем были и с Квкз.

- Дэвушк, дэвушк, купы дыню, - гортнно ззывли они. - Вй, ккой нэхороший дэвушк! Дыню нэ бэрешь.

Высокие договорные цены не особенно привлекли покуптелей. Торговля шл плоховто. Половин прилвков пустовл, тм рсположились смые хитрые и умеющие постоять з себя книготорговцы, не желющие мерзнуть под открытым небом. Миновв их, я вышел н противоположную сторону рынк.

Спрв от меня шли длинные ряды, где были предствлены н любой вкус промышленные товры импортного и отечественного производств. Спрв, в дльнем углу шел обмен видеокссетми и дискми. Прямо передо мной ровной шеренгой выстроились желнные коопертивные киоски.

Повышение цен не обошло и их. Поэтому, чтобы купить сносные штны, пришлось выложить почти все имеющиеся у меня нличные. Кчество их было крйне пршивым, внешний вид терялся после первой же стирки, но меня привлекл крепкя ткнь. Держ в рукх пкет с звернутой покупкой, я стл пробивться к выходу, медленно продвигясь в плотном потоке людей. Чсть его соствляли продвцы, звершившие свой нелегкий трудовой день. Они изо всех сил топли ногми об зснеженный сфльт, стрясь рзогреть змерзшие з многочсовое стояние ноги. Чуть больше было покуптелей, которые или имели средств, или не имели возможности обойтись без приобретенной здесь, н рынке, вещи. Однко подвляющее большинство не приндлежло ни к первой, ни ко второй ктегории. Это были экскурснты, которых интересовло что, где, когд, почем.

Обычно я тоже чсто толклся н рынке, рссмтривя крсивые вещи, мечтя о том, кк придет время, и я солидно пройдусь по ряду и нкуплю всего, что душ пожелет. Но то были мечты, пок я шгл, огрничсь лишь столь необходимыми мне спортивными штнми.

Когд я окзлся в "412", уже нчло темнеть. Ноябрь, короткие дни. В комнте был лишь Лех, который что-то нскоро зписывл в тетрдку, вероятно готовил домшние здния. Я скинул с зледеневших ног ботинки, ндел теплые шерстяные носки н голые ступни. Шерсть тихонько поклывл их, зствляя кровь усердно бежть по своим сосудм, рзогревя ноги. Когд ступни совсем отошли, я примерил новые штны, которые действительно окзлись просторными и вместительными. Теперь я мог не бояться, что мощня волчья фигур лишит меня последних штнов.

В этот вечер я решил отпрздновть свое освобождение, но тк кк денег было всего ничего, приходилось довольствовться прогулкой по вечернему городу. Однко, был одн нклдк - в десять чсов двери общги зпирлись. Тогд я решил вздремнуть, чтобы обдумть сложившееся положение н свежую голову, збрлся н койку и проспл до одинндцти.

В комнте по прежнему горел свет. Лех читл ккую-то книжку. Я спрыгнул с койки, вышел из комнты, прошелся по пустынному коридору и стл спускться вниз по лестнице. Не зню почему, но мои ноги вдруг сми привели меня к 310. З ее дверью, кк обычно, рздвлся веселый шум. Тм вновь шел пир горой н нродные деньги учщихся - первогодков. Я решительно открыл дверь и зшел внутрь. Кзлось ничего не изменилось с того вечер месячной двности. Те же лиц, те же персонжи. Стршки гоняли пцнов, среди которых было не мло и из ншей группы, включя Пхн.

- А, Сверчок, зходи, присоединяйся, - зорл со своей койки Кирпич. Голос его был не тким уж борзым, скорее приветливым.

Я рзвел рукми, покзывя, что рд бы, д вот дел, и внимтельно оглядел комнту, ищ глзми ту крсивую блондинку, которя зпл в мою пмять в прошлый рз. Ее я не ншел, и меня это почему то обрдовло. Впрочем, могл быть просто не ее очередь, тк кк в комнте снов были две девицы: чернявя и с соломенными волосми, похожя н подружку блондиночки. Кивнув всем н прощние, я покинул комнту.

Все текло своим чередом. Пцнов гоняют стршки. Зтем первогодки вырстут, сми стнут стршкми и будут гонять следующее поколение, которое через год выплывет нверх, когд сюд придут новые пцны. Пройдет через эту комнту верениц брюнеточек, блондиночек, штеночек. И только стрые двухъярусные кровти будут безучстно взирть н это, нмекя н вечность существующих ныне порядков.

А девочки... Стоп! Я остновился посреди зтемненного коридор. А кким обрзом они сюд попли и кк собирются отсюд выходить? Это уже стновилось интересным. Я быстро добрлся до лестницы и посыплся вниз.

Верхние дв этж можно было отбросить срзу. Они совершенно непригодны для лзеек. А вот н втором хрнилсь длиння деревяння лестниц. Я звернул в коридор второго этж и чуть было не зпнулся об нее. Лестниц стоял н месте. Это рдовло. Отбросив мысль о девушкх, я здумлся о том, кк нм обустроить выход из общги. Стучться кому-либо в комнту я не хотел. Д и, по всей вероятности, ни одн рм под бдительным ндзором Степн Егорович не избежл знкомств с крепкими гвоздями. Об окн в конце коридор постигл общя учсть. Уже ни н что не ндеясь, я рвнул з ручку створки окн в уборной, и, к моему удивлению, оно со скрипом открылось.

В лицо мне удрил свежий морозный воздух, приглушив специфический зпх. Теплый воздух клубми пр повлил нружу, бесследно рстворяясь н черном фоне ночного неб. Я мигом сбегл з курткой, одел ботинки и вновь окзлся н втором этже. Путь вниз был открыт.

Кк бы не тк! Длиннющя лестниц не желл влезть в дверь уборной целиком; ей мешл рзвернуться узость коридор. Через три минуты упорных попыток лестниц с грохотом вырвлсь из обессиленных рук. Я по быстрому слинял н первый этж, чтобы не привлекть всеобщего внимния. Ккому еще дурку, кроме меня, взбредет в голову упржняться с лестницей среди ночи.

Второй этж тоже приходилось откинуть. Д и девочки явно пробирлись не через него. Не будут же они сккть по деревянной лестнице, рискуя поломть тонкие кблучки своих сверхфирменных спожек. Ткие спожки сейчс стоят дй боже!

Итк, оствлся лишь первый этж. Пробирясь в полумрке вдоль стен, я зпнулся об ведро, упл и больно рсшиб локоть. Добрвшись до двери, я безуспешно подергл рз десять мссивную ручку и успокоился. Девушки прошли не здесь, или у Кирпич был свой ключ. Я исследовл обе уборные, одн из которых окзлсь зпертой. Окн второй открывлись вовнутрь, но пролезть мешл фигурня железня решетк. Я мог, конечно воплотиться в свой промежуточный облик, собрть силы и выдрть решетку с корнем. Но тогд получлся всего лишь однорзовый выход, я хотел иметь постоянную лзейку. Я в который уже рз двиглся по темному коридору. Спрв и слев едв виднелись прямоугольники ндежно зкрытых дверей. Не существовло ни единого проход, дющего хотя бы мленькую ндежду. Отчяние зхлестывло меня, и я со злобой пинл эти проклятые двери. Все отлично продумнные плны руштся из-з ккой-нибудь мелочевки. И когд уже не оствлось сомнений, и безысходность охвтил мои мысли, ног моя вдруг не откинулсь нзд от удр, ушл в пустоту. Чуть шркнув по полу, дверь бесшумно и тинственно рскрылсь, приглшя меня окунуться в теплый воздух, нполненный темнотой.

Глв шестя. Спсение.

Это был бойлерня. Я стоял н площдке, пол которой соствляли тонкие железные прутья. Сделв несколько шгов, я нщупл лестницу, ведущую вниз. Тм, окутнные тьмой, вели свой бесконечный рзговор рзноклиберные трубы. В них бежл вод, снбжющя все этжи ншей общги. От ее непрерывного бег в воздухе стояло приветливое многоголосое журчние, словно гостеприимный король приглшл меня спуститься в его влдения. Я не змедлили принять приглшение и зтопл вниз по лестнице, осторожно нщупывя все новые и новые ступеньки. Скоро я окзлся в смом нстоящем лбиринте, состоявшем из труб, рсходившихся во все стороны. Возможно, при нличии свет я бы без труд выбрлся отсюд, но, не догдвшись обследовть стену н предмет выключтеля, зплутл и теперь дже не мог определить: в ккой стороне нходится лестниц. Меня окружло пыхтение, шипение, булькнье. Особенно неприятно было нтыкться н трубы, проводящие горячую воду - они неожиднно обжигли руку своими нкленными стенкми, вызывя зконный вопрос: почему при испрвно рботющих бтреях в крнх почти никогд не бывет хотя бы теплой воды. Рзмышляя об этом, я бесцельно бродил по темному прострнству, кк вдруг мои вытянутые вперед руки коснулись прохлдной шершвой поверхности стены. Облегченно вздохнув, я двинулся вдоль нее, цепляясь з стену обеими рукми. Внезпно, рзогнв теплый, зтхлый воздух, мое лицо охвтил холодня струя. В тот же миг руки потеряли опору, удрились обо что-то деревянное, и я повлился, выбив головой полуприкрытую дверцу, в сугроб снег.

Приятного в этом, конечно, окзлось неизмеримо мло, но тем не менее выход был нйден. Теперь я мог дть сто процентов н то, что девочки пользовлись кким-то иным путем. Скорее всего у Кирпич все-тки имелся ключ от одной из дверей, которые я тк безуспешно пинл в эту ночь.

Я вскочил н ноги, отряхнул голову от снег, вытянул из крмн куртки вязнную шпку и ндел ее. Ндо мной простирлсь тыльня сторон общги. Высоко нд моей мкушкой рсполглись окн первого этж, я стоял знчительно ниже уровня земли н знесенной снегом площдке, куд постоянно бегл курить техник-смотритель. С трудом поднявшись по зснеженным ступенькм, я окзлся в двух шгх от дорожки, по которой вся нш шрг ходил до учги и обртно. Рзумеется моим глзм не рз предствлялись эти ступеньки, ведущие вниз, но я и не предполгл, что когд-нибудь воспользуюсь их услугми.

Я зстегнул куртку н все пуговицы, нтянул шпку н уши, спрятл змерзшие руки поглубже в крмны и уствился н небо. Иссиня-черное, оно огромным куполом рскинулось ндо мной. И только почти полня лун освещл вблизи себя его небольшой учсток стрнно-голубовтого цвет. Неподлеку от шр, лучщегося мягким спокойным сиянием, клубились серебристые облк. Но они вовсе не собирлись зкрывть луну, величво уплывли вдль. Н освободившееся прострнство одн з другой выпрыгивли мерцющие звездочки, и я бы бесконечно мог глядеть н рскинувшиеся нд городом небесные просторы.

Однко вскоре дли знть о себе ноги, которые довольно неуютно чувствовли себя н ноябрьском морозе в стрых ботиночкх. Постучв ими друг об дружку, я вспомнил, что вышел не полюбовться ночным небом, что я мог вполне осуществить и у окн 412, прогуляться по пустынному городу. Блго теперь я это мог делть спокойно и безопсно для своей персоны.

Для большей уверенности я нпряг мозги и тут же ощутил во рту ндежные клыки, н пльцх крепкие когти. Зтем рсслбился и вновь принял человеческий вид. Стукнув рз-другой ног об ногу, я быстрым шгом стл удляться от общги, чтобы поскорее рзогреться и не жлеть, что не лежу сейчс в теплой постели.

В прогулке по ночному городу есть свои удовольствия. Особенно в зимнее время. Ночня мгл плотно окутывет город. Фонри освещют пустынные улицы мягким сиреневым светом. Один из них ярко вспыхнул высоко нд головой. Не обрщя внимния, я иду от него прочь. Тень моя быстро рстет и достигет поистине громдных рзмеров. Но вот я уже вдлеке от него и попдю в сумерки - учсток между двумя фонрями. Гигнтскя тень, рсплывчто описывющя мои контуры, стновится бледной и постепенно исчезет, сливясь с поверхностью снег. А позди меня зрождется новя, которя все четче и четче вырисовывется н снегу с кждым шгом, приближющим меня к следующему фонрю. И вот я прохожу прямо под ним, тень моя н мгновение теряется и появляется снов, уже впереди, зтемняя собой снег, и снов вырстет в дв, в три, в четыре с половиной рз. Но я зню, что пропдет и он, н ее место придет т, которя сейчс еще едв виднеется з моей спиной величественным неясным силуэтом.

Словно поколение з поколением, сменяя друг друг, следуют з мной тени, сопровождя меня безмолвным эскортом. А я иду все дльше и дльше, вдоль огрд, зборов и, конечно же, домов.

Дом. Ккие они все рзные. Они смотрят н меня безучстно своими темными глзми-окнми. И только одно-дв из них сияет сейчс желтовтым электрическим светом. С близкого рсстояния рзличется еще десяток, мерцющих голубовтым, слегк рдужным оттенком - тм смотрят ночные прогрммы чужие, незнкомые мне люди. Что мне до них? И что им до меня? Быть может мы никогд не встретимся, может пересечемся прямо звтр, взглянем мельком друг н друг и тут же позбудем эту встречу.

Но сейчс передо мной только дом. Трех, пяти, и дже девятиэтжные они окружют меня, зкрывют все кроме неб нд головой. Но исчезни они, кк плохо мне было бы без них, посреди огромного поля, пронизывемого жутко звывющим ветром и мглой, зполняющей все. И я тихо рдуюсь, что многоэтжные исполины, взметнувшиеся ввысь, крепко стоят н своем месте и не собирются никуд пдть, оствляя меня в темноте и одиночестве.

Диск бледной луны медленно ктился по небу, следуя с првой стороны от меня. Он упорно не отствл, то скрывясь з коробкми домов, то вновь появляясь в просвете между ними.

Из темного двор неожиднно выскочил "Волг", обдл меня теплым воздухом с привкусом бензин и умчлсь вдль, словно понимя, что он чужя среди этой тишины и спокойствия.

Вспыхнуло светом окно н первом этже. Дв желтых прямоугольник вытянулись н снегу, смешивясь с сиреневым уличным светом. Н одном из них возник силуэт женской фигурки. Длинные руки потянулись з чем-то невидимым, рсположенном з пределми световых контуров, и вдруг пропли вместе со всей теневой кртиной. Вновь только сиреневые лучи фонрей, освещли сугробы. Впрочем, тени обмнчивы. Выплывшя н секунду из ночного мрк изящня тинствення незнкомк н поверку могл окзться искженным отржением здоровенного мужик, который, включив свет, быстро ншел припрятнную поллитровку и, снов скрывшись от посторонних глз, быстро отхлебнул оттуд, потом звлился спть дльше.

Тени от деревьев, обрзовнные светом множеств фонрей, рскинулись по стенм, по сугробм, по дороге впереди и позди меня. Любое дерево имело несколько теней, кждя из которых влдел собственным цветом, нчиня от контрстно-черного и зкнчивя нежно-голубым, почти не зметном н искрящемся блесткми снеге. Они переплетлись друг с другом и создвли ткие причудливые узоры, что, кзлось, смому искусному художнику не удстся изобрзить эти крсочно змершие сочетния. Я чсми рссмтривл бесконечный орнмент, тянувшийся по всему городу. И не было тм ни одного повторяющегося учстк.

Фонри роняли свой свет н меня сверху. Синяя куртк кзлсь теперь темно-фиолетовой. Впереди вырстли все новые и новые тени, я все шел и шел вперед по пустынным улицм ночного город.

Но слишком долго никогд не бывет хорошо. Очровние снежного безмолвия исчезло, рзорвнное громкими голосми. Из помещения с огромными освещенными окнми первого этж повлил толп. От удивления я змешклся и чуть не протрнил головой большую круглую фишную тумбу, н которой, кстти, тилсь рзгдк этого ночного шум.

"Ночня дискотек!!! - огромными буквми взывл внушительного вид фиш, нклеення поверх остльных полузтертых, полуоборвнных реклм. Приглшем всех 16, 17 и 18 ноября во Дворец культуры имени Ф. Э. Дзержинского. Нчло в 23 чс. Приходите, не пожлеете!"

Судя по рдостному бзру собрвшихся, они действительно не пожлели. Я мысленно предствил себя среди густой толпы пцнов и прзднично нряженных девчонок. Со всех сторон сверкют рзноцветные прожекторы и бегущие огни. Из мощных динмиков оглушительно гремит музык, что-нибудь вроде "Фристйл", "Кролины" или "Рдиормы". А рядом со мной...

Но это мечты, и, рзогнв их, я снов включился в рельную жизнь, змерев в тени густо сплетенных веток трех деревьев, стоявших вместе неподлеку от тумбы.

Поток молодежи рзбивли мощные колонны, поддерживющие крниз, который нходился н уровне крыши. Но з колоннми пцны и девчонки вновь сливлись в монолитную толпу, рсссывющуюся в рзные стороны от площди, прилегющей ко дворцу. Просто удивительно, кк столько нроду умещлось в одном зле, хотя, судя по рзмерм дворц, зл днсинг тоже был длеко не мленьким.

А рзмеры дворц и впрямь поржли своей солидностью. Три этж его здния нходились вровень с крышми окрестных пятиэтжек. Восемь колонн, уносившихся ввысь, придвли облику дворц торжественность. Перед дворцом возвышлся грнитный кирпич с бюстом Дзержинского, которого кто-то уже успел октить зеленой крской.

Нконец, толп иссякл, и я двинулся в сторону, куд ушло меньше всего нрод. Не то, что я боялся ненужных встреч, но лишние неприятности зрбтывть не хотелось.

Скоро передо мной остлсь лишь тройк пцнов, д невысокя девушк, идущя метров н пятьдесят впереди этой троицы. Пцны прибвили шг, один из них вдруг резко оглянулся. Но меня он зметить не мог; я в ту секунду нырнул в тень пятиэтжки и ничем не выделялся н ее фоне.

"Темнот - друг молодежи". Не я скзл. Но, действительно, темнот стл теперь моим лучшим другом и ндежно укрывл меня от чужих, посторонних взглядов. Я уверенно чувствовл себя под покровом ночи и был здесь, кк говорится, в своей трелке.

Н минуту оторввшись от философии, я обнружил, что те прни дром времени не теряли. Они догнли девушку и окружили ее кольцом. Нехорошее предчувствие овлдело мной, и я скчкми понесся к месту будущего происшествия, придерживясь, однко, теневой стороны.

Прни, видимо, имели серьезные нмерения. Они уже сдернули с девушки дубленку и теперь пытлись спрвиться с юбкой. Девушк извивлсь кк змея и не кричл лишь потому, что ее рот крепко зжимл умеля рук.

- Чего с ней вошкемся, вли н землю, - донеслось до меня.

Кто-то из них тут же пнул девушке по ногм, и т упл н утоптнный снег. Освободившись от липкой руки, он зкричл изо всех сил. Кзлось, весь город вздрогнул от ее пронзительного крик. Но лишь темные окн смотрели н эту душерздирющую кртину.

Единственный светлый квдрт н третьем этже тут же потух и зтился. Девушк продолжл отчянно сопротивляться и кричть. Но все спли з толстыми стенми домов, если и нет, то блгорзумно предпочитли принимть в общем сюжете лишь созерцтельное учстие, дже не включя свет - ведь тк удобней, тк лучше видно. Ккя то прочк кончл у окн, возбуждемя происходящим внизу, нпротив их квртиры.

И девушк змолкл, уяснив, что кричть бесполезно. Тишин снов вернулсь н улицу, лишь только ругнь слышлсь невдлеке - судя по всему, девушк сдвться не собирлсь.

А что же я? Вы, нверняк, негодуете нд тем, что я спокойно стою в сторонке. Д, зтившись в тени, я стоял и смотрел, не двигясь с мест. Совться туд у меня не было ни млейшего желния. Ткие истории сейчс творятся н кждом шгу, и я вовсе не обязн, впрочем... Впрочем, появился рельный шнс проверить свои силы. Честно скзть, я рньше вряд ли стл бы вмешивться в подобное мероприятие, но сейчс меня вдруг что-то толкнуло из тени н освещенную луной дорогу. Я вдруг понял, что бояться мне нечего, и уверенно зшгл вперед.

Подойдя н десять шгов, я уже ясно мог видеть звершение схвтки. Обязнности мльчиков рзделились: дв пцн, стоя н коленях, изловчились и крепко ухвтили несчстную девушку з руки и ноги, третий готовился приступить к тому, рди чего они весь вечер торчли н дискче.

- Ну быстрее... Быстрее, козел, - вполголос говорил один из охрнщиков другому. - Я бы уж н его месте не коплся. Зчем ему первому дли?

- Ничего, пусть поучится. - солидно зметил второй. - Ему простительно. Он в первый рз.

- Вот черт, молнию зело, - опрвдывлся третий, безуспешно дергя змок н джинсх. Девушк изловчилсь и укусил з руку шептун. Тот отдернул руку и прибвил свой озлобленный мт к восклицниям третьего. Девушк н половину вырвлсь, борьб грозил принять упорный зтяжной хрктер. Третий, нконец, спрвился с молнией, и тут шептун, обернувшись, зметил меня, стоящего чуть ли не з его спиной.

- Чтоб тебя в рот, - удивленно вымолвил шептун. - Че тебе ндо, пцн? Гони отсюд!

Я безмолвно стоял, ожидя, когд они перейдут к ктивным действиям.

- Удлсь сегодня ночк, хмыкнул второй, поднимясь, - снчл с мльчиком рзберемся, зтем девочку зблуем.

"И у меня удлсь, - подумл я, нблюдя з ним. - От Кирпич и суперов отделлся, выход из общги ншел, д еще в ткую историю влип. Не многовто ли для одной ночки, хотя и ткой веселой."

Он выглядел крепче остльных и был год н три стрше меня. Из серой дутой куртки, нполовину рсстегнутой, виднелся цветстый шерстяной свитер. Он презрительно смотрел н меня, кк н щенк, и был твердо уверен, что все зкрутится по его плну.

Его помощник имел прыщвое лицо и фиолетовую куртку (впрочем моя в свете фонрей выглядел нлогично). Он в одиночку едв удерживл девушку и продолжл шептть в нш с ней дрес что-то угрожюще-мтерное.

Третий, совсем еще пцн, стоял в стороне и, полностью рсстегнув джинсы, счстливо и глупо улыблся.

Стрший вплотную подошел ко мне.

- Мльчик не въезжет? - произнес он влжной, вспотевшей пятерней провел по моему лицу. Впрочем для меня нглый жест не имел большого знчения; я уже впл в знкомое для себя состояние. Тело нливлось силой. В нос удрил зпх пот и тбк, глзми я теперь рзличл номер дом следующего квртл.

Кулк сжтыми флнгми пльцев остро вдрил мне между глз. Я выстоял и только покчнулся, хотя в глзх зплясли озорные звездочки, зтем мощно двинул его в плечо. Он неловко упл, но тут же вскочил.

- Дй, дй ему Эдя, - шептл сидящий, все с большим трудом удерживя девушку, которя упорно пытлсь освободиться. - А ты, козел, что стоишь?

Это уже относилось к третьему. Тот шмыгнул носом и неуверенно двинулся помогть.

- Он у меня сейчс получит з все, - зверил шептун Эдя и подскочил ко мне. Острое лезвие нож блеснуло под холодным светом луны, после вонзилось мне в живот дв рз. Боль пронзил меня, но я твердо стоял н ногх, несмотря н все изумление супер. И тогд он удрил еще рз.

Я дже не предполгл, что инстинкт смосохрнения тк рзвит у оборотней. Острые когти прошлись по лицу врг, вспхв его кроввыми бороздми. А когд он отштнулся от боли, клыки впились в его нежное горло, порвв тонкую кожу и рзрывя упругие мышцы.

Пцн, уже почти подобрвшегося ко мне слев, кк ветром сдуло. Последнее, что я отметил своими сверхзоркими глзми - он тк и не успел зстегнуть штны обртно. А шептун...

... Это был ужсня ночк. Водяры не было, поймння девочк тк и не длсь, но то пустяки.

Монстр! Ужсный монстр, словно сошедший с экрн, подключенного к видюшнику с ужстикми. Д можно поствить сму душу н то, что этот монстр был нстоящим.

Мертвое лицо, огненные глз, сверкющие клыки, но смое невыносимое кровь... Кровь, стекющя струями из черной дыры рскрытого рт.

И Эдя неподвижно лежщий н снегу...

... Шептун мгновенно выпустил девушку и, непрестнно оглядывясь, ринулся в темный двор.

Я повернулся к девушке, сидящей н снегу, и протянул ей руку, чтобы помочь встть. Но девушк, увидев мое окроввленное лицо - лицо оборотня, испугнно звизжл и быстрее ветр унеслсь в противоположном нпрвлении от мршрут шептун и его рнее дернувшего товрищ.

Я остлся один, если не считть Эди, который влялся у моих ног, и дубленки, позбытой девушкой от чрезмерного потрясения. Впрочем, события ткой ночи могли вывести из рвновесия кого угодно, дже меня. Бежит он сейчс домой, рдуется нверное, что тк дешево отделлсь, может ругет себя н все корки з то, что оствил дубленку, убегя от монстр. Хм, монстр! Я монстр. Скжи мне кто полгод еще нзд, что буду чудовищем, от одного вид которого все рзбегются. Д ни з что бы не поверил!

А девушк все же был хорошенькой. Интересно, зчем ей одной пондобилось идти н ночную дискотеку? Нверное с прнем хотел познкомиться, вот бы со мной. А может и не одн был, с подружкми поссорилсь и отпрвилсь домой в одиночку. Теперь то уже поостережется ходить по ночм, дом будет сидеть. Блго я вовремя мимо проходил.

А ведь не будь я оборотнем, нверняк и не вышел бы, тк и остлся бы сторонним нблюдтелем. Д что я говорю, спл бы сейчс спокойно, четвертый бы сон видел. Хотя нет, не четвертый пятый. Видть и от меня ккя-никкя польз имеется.

Взгляд мой уперся в рспростертого Эдю. Он бы, пожлуй, тк не скзл. И вдруг я змер.

Глз Эди открылись - он был жив и пытлся отползти от моих ног. Рн н шее обильно кровоточил.

Стршня догдк пронзил меня. Ведь я его укусил, знчит и он стл оборотнем, кк я. Первой моей мыслью было убежть. Ноябрьский мороз сделет свое дело - к утру здесь будет лежть смерзшийся труп. Но что если живучесть оборотня не дст ему умереть, что если он продержится до утр. Его доствят в больницу, вылечт и тогд... Тогд он, вооруженный могучей силой, вновь продолжит свои ночные прогулки. Это будет безжлостный, жестокий, злой монстр. Д, монстр! Монстр в полном смысле этого слов. И это сделл я. Я выпустил джинн из бутылки, знчит мне и згонять его обртно.

Я склонился к нему. Эдя, поняв все, злобно, но беззвучно змтерился. Содрогясь от омерзения и ужс, я вгрызся клыкми в его горло, зтем еще рз, но поглубже. Мне было очень не по себе, но иного выход не существовло.

Жизнь ушл из его тел, которое медленно остывло. От горячей крови шел пр. Ее резкий противный зпх здумчиво щекотл мне ноздри. Меня чуть не вырвло, и я отошел в сторону, чтобы умыться снегом. Нгибясь, я почувствовл резкую боль в животе и, схвтившись з него рукой, испчклся чем-то липким. Кровь... Моя кровь. Рны кзлись глубокими, но боль уже зтихл. "Ни нож его не брл, ни пули," - вспомнил я слов строй скзки. Что з черт, я уже двно должен был подохнуть. От трех тких рн вполне згнулся бы не только я, но и довольно приличный шкф. Тем не менее я чуть не збыл про них и, только потревожив, обнружил, что они пок н месте.

"Зживет кк н собке," - усмехнулся я про себя. По крйней мере ко мне эти слов относились. Я шгнул рз, шгнул другой. Боль все же чувствовлсь.

Путь мой лежл к общге. Ккой бы нсыщенной н приключения ни случилсь эт ночь, но и ей нступл конец. Где-то вдли прогрохотл первый трмвй. Теперь я уже не жлел Эдю. К своей нглости он бы приобрел прктическую неуязвимость. И ничто уже тогд не смогло бы остновить его. Всесильный оборотень мог стть грозой город, кк полуфнтстический Джек-потрошитель. А ведь эти слов вполне подходят и для меня. Сил, ловкость, быстрот, неуязвимость - вот перечень длеко не всех преимуществ, которыми я теперь облдл.

Бог мой, тогд я еще свято верил в то, что оборотни не уязвимы.

Глв седьмя. Новое дело.

В кбинете мйор Колбин было спокойно и тихо. Н стенх и ккуртно побеленном потолке ярко отпечтлись солнечные прямоугольники. Жужжл вентилятор, рзгоняя духоту, нвеянную жркими бтреями и солнцем, лучи которого щедро рскинулись н полкбинет. См кбинет был довольно небольшим, но зто Колбин сидел здесь один, тогд кк в большинстве других комнт рсполглись по дв, три и дже по четыре сотрудник. Светло-зеленые стены с долей изумрудного оттенк успокивюще действовли н глз. Мебели было немного: стол, кресло, дв стул, шкф и холодильник. Его упросили поствить женщины, рботющие в соседней комнте. Колбин особенно и не спорил, летом и см не редко пользовлся его услугми, жлея что в нличии всегд только одно из двух: или холодильник, или пиво в свободной продже.

Кбинет свой Колбин ценил. В нем всегд можно было рсслбиться, когд нужно, и, собрвшись с мыслями, сосредоточиться н чем-нибудь одном, ниболее вжном в днный момент, не отвлекясь н посторонние рзговоры.

Вот и теперь Колбин сидел, подперев рукой подбородок, и здумчиво смотрел н рскрытую ппку, где лежл отпечтння н мшинке сводк о происшествиях з ночь. Крсным крндшом был жирно обведен строчк, повествующя о том, что в ночь с 18 н 19 ноября около трех двдцти в центре город н улице Большевистской было совершено убийство Полынцев Эдурд Сергеевич 1972 год рождения. Именно это происшествие и предстояло рсследовть мйору Колбину, тк же его подчиненным - лейтеннту Соколову и Бхреву.

Н опертивке мйор кртко охрктеризовл дело и подвинул к лейтеннтм ппку, в котором нходился отчет об осмотре мест происшествия. Многого узнть не удлось, хотя тело обнружили уже в пять утр. Это сделл дворник Микин, вышедший н рсчистку своего учстк. Он то и вызвл опертивную группу.

Эксперты, обследоввшие место преступления, устновили по отпечткм следов, что ночью тм побывло по крйней мере пять человек, из них одн женщин (узкий фигурный след женских спожек нельзя было спутть ни с чем). Четкие отпечтки известного трилистник определяли еще одного учстник. Известен был и след финской "Нокии", но он окзлсь н ногх убитого. Остльные дв след не идентифицировлись с более-менее известными видми обуви, кроме того их изрядно зтоптл Микин своими вленкми. Недлеко от убитого влялсь брошення женскя почти новя дубленк. Это все, что было известно в днный момент о смом преступлении.

- Ну, Сш, - обртился Колбин к Соколову, - что нмерен делть в первую очередь?

- Я вижу дв вринт, товрищ мйор, - ответил тот. - первый - это друзья Полынцев, возможно они были с ним в ту ночь. Второй - дубленк.

- Верно, - соглсился Колбин. - Вот ты и зймись, нет, не дубленкой, друзьями погибшего. А с дубленкой у нс будет рботть Леня.

- Д что я буду с ней делть, товрищ мйор, - зныл Бхрев, - в бюро нходок понесу что ли?

- В бюро не ндо. А лучше дй объявление в гзету: ншлсь ткя-то дубленк, обрщться по ткому дресу и тк длее...

- Д вы знете сколько сейчс объявление в гзету стоит? - недовольно возрзил Бхрев.

- Зню, зню, но если хозяйк нйдется, то обязтельно возместит. Можете приступть.

- А если вдруг не нйдется... - рздлось уже з дверью от неугомонного Бхрев, еще не подозреввшего, ккую гору он взвлил себе н плечи.

Колбин вздохнул - отношения с подчиненными не лдились. Он вспомнил свое прежнее место рботы. Тм был, кк это любили писть в гзетх, дружный и сплоченный коллектив. Тогд он чувствовл себя нужным, необходимым. В общем, неотъемлемой чстью в рботе всего отдел, будь то хоть соствление длиннющих отчетов, беготня по дресм или опрос множеств людей, имевших хоть млейшее отношение к рсследуемому делу.

Тк все четко и глдко ктилось до повышения, пок его не нзнчили н должность нчльник отдел, вот этого смого отдел. А здесь... Колбин не знл, что именно послужило причиной отчуждения - то ли отдельный кбинет, то ли рзниц в возрсте. Но вся жизнь подчиненных проходил мимо него, оствясь в предоствляемых ему сообщениях, отчетх и доклдх. Соколов и Бхрев были отличными ребятми, и Колбин дже жлел, что нельзя скинуть десяток-другой лет, чтобы быть нрвне с ними.

Он еще рз вздохнул, откинулся поглубже в кресло, пододвинул к себе стопку ппок и принялся их листть. Это были повисшие дел, дел, которые уже месяцми не сдвиглись с мертвой точки. Отчеты и свидетельств, покзния и снов отчеты. Одно и то же. День з днем...

... Соколов потоптлся у серого от пыли коврик и решительно позвонил, зтем уствился н желтую обивку двери, зтейливо укршенную темными узкими полоскми, которые пересеклись в строгом геометрическом узоре. Н желтом фоне ткя композиция, ндо скзть, смотрелсь.

- Кто? - рздлось з дверью.

- Милиция, - громко ответил Соколов.

Щелкнул змок, дверь отворилсь вовнутрь, н пороге покзлсь невысокя женщин в синем потрепнном хлте с когд-то белыми цветми. Лицо ее выржло нстороженность, и Соколов, чтобы успокоить хозяйку, неловко улыбнулся.

- Проходите, - женщин повернулсь к нему спиной и скрылсь в квртире.

Соколов перешгнул порог, нскоро скинул зимний плщ и споги и поспешил з женщиной. Пройдя темный коридор, он окзлся в просторной комнте, успев отметить, что попл в трехкомнтную квртиру с довольно приличной кухней.

Это был гостиня. Все укзывло н то, что комнт имел именно ткое преднзнчение. Под ногми у Соколов окзлся изумительно мягкий ковер. Посредине комнты стоял овльный невысокий столик, н котором лежл стопк "Рботницы", из под которой торчл одинокий "Крокодил". Стену нпротив Соколов знимл уже не новя "Европ-А", и он вдруг отчетливо вспомнил сколько ночей не спл отец, отмечясь в бесконечных очередях, чтобы ткя же стенк появилсь и в их квртире. По центру стенки стоял цветной "Слвутич". В боковых отделениях виднелись книги, небогтый нбор хрустля и прочк невзрчных сувениров. Широкое окно рсполглось спрв от Соколов. Слев пристроилось черное пинино с фрфоровой сттуэткой стоящего н шре сине-белого слон, внешний вид которого говорил, что спть н тком сооружении весьм неудобно.

- Сдитесь, - женщин протянул руку по нпрвлению к дивну и сел в кресло. Соколов не змедлил воспользовться этим предложением. Дивн, однко, окзлся мягким, и Соколов дже стл мысленно рсполгть его в и без того тесной комнте, где сидели они с Бхревым, д Муромцев из другого отдел. Но, быстро отбросив ненужные измышления, Соколов собрлся внутренне и здл вопрос:

- Извините, кк вс по имени-отчеству?

- Мрия Никифоровн, - ответил он, глядя н него в упор.

- Тк вот, Мрия Никифоровн, я пришел, чтобы поговорить с вми о вшем сыне.

- Я уже все, слышите, все скзл, - почти крикнул он.

Соколов это знл. Он внимтельно прочитл отчет дежурной группы, которя отвозил тело в морг, где оно было опознно Мрией Никифоровной Полынцевой. Он вдруг увидел з сухими глзми женщины с трудом сдерживемые слезы, в твердом голосе ндрыв, чуть не преходящий в рыдние, и приготовился к длительным излияниям...

... Но он выдержл. Он прекрсно понимл, что этот незнкомый лейтеннт не поймет всю горечь утрты, когд ее единственного восемндцтилетнего сын лишил жизни ккой-то подонок. В одну ночь счстливя семья был рзрушен чьей-то безжлостной рукой. Он не знл откуд у сын н шее появились ткие рвные рны и ничего не могл скзть по этому поводу тем людям, которые нстойчиво рсспршивли ее и только и делли, что допытывлись, кто именно и з что рспрвился с Эдиком. Их интересовл теперь только убийц, ее сын, жизнь которого тк ужсно прервлсь, был им уже безрзличен.

Он все эти дни змкнулсь в себе, вспоминя кк долго они с мужем ждли ребенк, кк зботливо рстили его. Эдик уже учился н последнем курсе техникум, через полгод готовился пойти в рмию. И вот, когд все склдывлось тк блгополучно, жизнь рухнул. Все пережитые годы кзлись ей теперь ненужной пылью. А ведь ей двно были не по душе эти ночные гулянья. Сколько рз он остерегл его, но Эдик лишь отмхивлся. Сердце кк чувствовло...

... - И все же, Мрия Никифоровн, - прервл зтянувшуюся пузу Соколов, - нм придется поговорить о нем. Я хочу знть все об его друзьях. Все, что вы знете.

- Что друзья, - удрученно скзл он. - рзве он мне их предствлял. Придут, поздоровются и в его комнту. А кто они, где живут, не зню.

- Тк-тки никого? - переспросил Соколов.

- Постойте, рзве что Влерку. Вон из того дом, - он покзл н окно. - Он тут чсто бывл. Мы с его мтерью в одном цехе рботем.

- И квртиру знете? - обрдовлся Соколов.

- А кк же, двдцть восьмя, - объяснил он. - Мой то год н дв пострше был.

Соколов быстро зписл в блокнот, вернее в шикрную зписную книжку, подренную Леней н день рождения, полученные сведения и снов взглянул н притихшую женщину.

- А девушки у него не было? - спросил он, вспомнив про отпечтки женских спожек.

- Нет, не было, - твердо скзл Мрия Никифоровн, но тут же попрвил. - Вообще-то приходил одн. Из группы его. Зовут, кжется, Людой.

Соколов зписл и это. из коридор рздлся щелчок зхлопнувшегося змк.

- Извините, муж пришел, - Мрия Никифоровн поднялсь с кресл.

- Д я, пожлуй, пойду, - Соколов вскочил и нпрвился з ней.

В коридоре окзлся мужчин чуть повыше Мрии Никифоровны. Под шпкой у него обнружилсь небольшя лысин. Он ккуртно положил шпку н полку и извлек из портфеля "Комсомолку", "Труд" и "Московские новости".

- Чего дверь открыт? - недовольно проворчл он, покосившись н Соколов. - Воры злезут, милицию рзве дозовешься.

- Здесь милиция, - произнес Соколов.

Мужчин уствился н него.

- Про Эдик спршивл, - объяснил Мрия Никифоровн.

Соколов кивнул, в темпе оделся и згрохотл вниз по лестнице, скзв н прощние: "Всего доброго".

Ему уже приходилось рсследовть убийство. И сейчс, кк в прошлый рз, н него двил комплекс неосозннной вины з то, что произошло; словно это из-з него, из-з ккого-то его недосмотр случилось тк, что оборвлсь жизнь еще одного человек, словно он см был виновт в этом. Соколов отлично понимл, что в большом городе ткие случи неизбежны, число их будет увеличивться с кждым месяцем ткой жизни. Пришло время, когд смые добропорядочные грждне готовы были, выведенные из себя, кидть кмни в огромные витрины пустых мгзинов или "комков", куд ходят лишь кк в музей, поглзеть н шикрные перспективы крйне отдленного будущего и н продвцов крепких молодых прней, которые презрительно рссмтривют серых "совков" и чувствуют себя в этот момент хозяевми новой, рыночной экономики. Но кк и в прошлый рз Соколов готов был приложить все силы н поиск преступник. Нет, не из-з повышения процент рскрывемости, просто, чтобы преступник, который вечером может ездит в одном втобусе с Соколовым, не слишком рдовлся своей нходчивости и безнкзнности.

Впрочем здесь имелся иной случй, чем в прошлый рз. Тогд произошло убийство с целью грбеж, после которого остлсь вдов с мленьким ребенком. Сейчс был явно не грбеж - дже дубленк, з которую без проблем можно отхвтить не меньше пяти кусков, остлсь н месте. Крты путл и нож, влявшийся рядом с убитым. Н нем остлсь кровь второй группы, тогд кк у Полынцев окзлсь первя.

Спускясь, Соколов похлопл по спрятнной во внутренний крмн пиджк зписной книжке. Это уже было кое-что. Теперь путь его лежл в техникум, где еще неделю нзд учился Эдурд Полынцев.

Тк незметно и пролетел этот день. В конце его, уже около четырех, Соколов отогревлся в своем кбинете и нскоро выписывл две повестки: Крохлеву Влерию Юрьевичу и Смнтской Людмиле Всильевне. Рядом недовольно сопел Бхрев:

- Дл я это объявление в гзету, и знешь во сколько мне это обошлось?..

- Кому другому рсскжи, - буркнул Соколов и пулей вылетел из отдел. Конечно Леньк был неплохой прень, но если его что-то рздржло, то он буквльно зцикливлся н этом. В другое время Соколов может и выслушл его до конц, но в этот вечер Лен должн был прийти ровно к шести и опоздть н встречу кзлось невозможным...

... Повестки были выписны н четырндцть ноль-ноль, поэтому до обед Соколов собирл свидетельские покзния по поводу серии квртирных крж и грбежей, в отделе появился только около двух. З своим столом его встретил злой и уствший Бхрев.

- Чего ткой крсный? - весело спросил Соколов.

- Н демонстрцию собрлся, - буркнул Бхрев.

В дверь рздлся осторожный стук.

- Войдите, - крикнул Бхрев. - Вот сейчс см увидишь.

Соколов кивнул и устроился поудобнее н стуле. Дверь рскрылсь.

- Рзрешите, - в дверь просунулся плотный мужичок, н щекх которого горел морозный румянец. - Это у вс тут объявление нсчет дубленки?

- Присживйтесь. Кк он у вс пропл?

- Д если бы у меня, то у жены. Ехл в химчистку сдвть, д и оствил в трмве. А люди то ведь сейчс сми знете ккие. Читю сегодня гзету и вдруг - бц - вше объявление. Ну, думю, все - ншлсь родимя. А то ведь цены теперь сми...

- Подождите, товрищ, ккя он был из себя.

- Кк ккя? Обычня! Ну, не новя уже...

- Приметы есть особые? Цвет? Мех?

- Вишневя, н првом боку...

- С этого и ндо было нчинть! Нет у нс вшей дубленки!

- Д кк же нет?! А объявление!

- Тм же ясно скзно - желтого цвет, у вс вишневого.

- Э, д тм, нверное, нпутли что-нибудь в объявлении. Сейчс ведь кто рботет в гзете, сми знете. Вы мне лучше покжите ее. Я точно скжу моя или нет.

- Товрищ! Это! Не! Вш! Дубленк!

- Д кк же не моя. Тьфу ты! Действительно не моя.

- Ну, поняли теперь? - Бхрев откинулся н спинку стул с тким видом, словно только что докзл необычйно сложную теорему.

- Конечно, товрищ следовтель, кк не понять. Не моя это дубленк, жены моей, он потерял!

-??!!...

- Тк кк же, товрищ следовтель нсчет покзть?

- Я покжу! Я сейчс что угодно покжу! Иди, подожди в коридоре и хорошо подумй, может ли быть здесь твоя дубленк!

- Конечно, конечно, товрищ следовтель, я подожду, - зкончил мужичок, плотно прикрывя з собой дверь.

Бхрев пыхтел кк чйник. Кзлось, что вот-вот зсвистит. В душе Соколов смеялся изо всех сил, но сохрнял н лице смое серьезное выржение, чтобы понпрсну не трвмировть нервного товрищ.

- И вот тк с утр, - рздрженно гремел Бхрев, - можно подумть, что полгород потеряло свои дубленки. Все, ты предствь, все идут сюд кк в стол нходок. Объяснишь людям, докжешь, что не их это дубленк. А они тебе телефончик суют. Мол, это конечно не нш, вот если нш нйдется, позвоните обязтельно.

З ревом Бхрев Соколов не рсслышл деликтного стук в дверь. Н пороге появилсь симптичня девушк с чуть подкршенными губми и полной гммы теней вокруг глз.

- Вы, девушк, тоже нсчет дубленки? - прорычл Бхрев.

- У меня повестк, - девушк протянул листок бумги, н котором Соколов рзличил свой почерк.

- Это ко мне, - объяснил Соколов.

- Слв богу, - облегченно вздохнул Бхрев. - Пойду, покурю.

Лишь только Бхрев скрылся з дверью, оттуд моментльно послышлся знкомый голос: "Товрищ следовтель, с дубленкой кк же?". Вслед з этим понеслсь ругнь окончтельно выведенного из себя Бхрев.

- Пожлуйст, сдитесь, - предложил Соколов и, когд девушк сел, продолжил. - вм знком Полынцев Эдурд Сергеевич?

- Эдик? Конечно, знком. Вообще то мы уже почти год кк рзбежлись. А чего, он жловться н меня вздумл? Д он должен блгодрить меня, что я борт сделл, не жловться! Тоже мне, плтил бы сейчс лименты кк миленький!

- Уже не плтил бы, - не удержлся Соколов. Он не мог терпеть тких девушек, которые, не крснея, сообщли о себе ткие подробности.

- Это еще почему?

- В ночь с 18 н 19 ноября Полынцев Эдурд Сергеевич был убит.

- Кк убит?

- Нсмерть, - съязвил Соколов.

- Вы серьезно?

- Здесь, девушк, не шутят!

- Ну я то здесь при чем?

- Где вы были в ночь с 18-го н 19-е?

- Дом, где же еще?

Соколов хмыкнул, покзывя, что у подобных девиц место ночлег длеко не всегд совпдет с местом прописки.

- Кто может это подтвердить?

- Родители, сестр.

- Проверим. У вс в грдеробе нет случйно дубленки?

- Чего нет, того нет. Вообще-то я двно уже хотел купить...

Соколов дв рз кшлянул, ненвязчиво нмекя, что его то никк не интересует: кто чего и з сколько нмеревлся купить.

- А теперь у Полынцев девушк был?

- Откуд мне знть? Я что, нд ними свечку держл? Может Любк Астхов? Д нет, он с Путиным ходит. Нет, не было у него никого! По крйней мере из ншей технушки.

- Лдно, вы свободны. Пондобитесь, вызовем.

Покчивя бедрми, Смнтскя удлилсь. Срзу же дверь открылсь, и в проеме покзлсь вихрстя голов шестндцтилетнего прнишки.

- Можно? - осведомился он.

- Зходи, - рзрешил Соколов. - Крохлев Влерий?

- Д, - мльчишк просунулся целиком.

- Проходи, сдись. Где ты был в ночь с 18-го н 19-е?

- А-... Вы уже убийцу поймли?

- Пок нет. Для этого тебя и позвли сюд. Повторить вопрос?

- Нет, но я его не зню.

- Где ты был в ночь с 18-го н 19-е?

- Ну... В общем... Я был тм.

Соколов не стл уточнять, где именно "тм", повел допрос дльше.

- Вместе с Полынцевым?

- Д, вместе с ним.

- Откуд вы шли?

- С ночной дискотеки.

- Кто еще был с вми.

- Брнк!

- Ккя ткя брнк?

- Борьк. Шевченко Борис. Он вместе с Эдей учился.

- Тк, девушк?

- Ккя девушк. Д не было тм никкой девушки.

- Совсем никкой? Ты мне зубы не зговривй! Дубленку ты что ли тм оствил?

- Ну... в общем... Девушк впереди нс шл. Ну Эдя и предложил с ней познкомиться.

- Хорошие у вс методы знкомств. Дубленку девушк тоже см снял?

- Не мы снимли, не мы!

- А кто же?

- Ну... Я не зню...

- Тк кк же было дело?

- Ну... в общем... не совсем...

- Понятно. А кто убил Полынцев?

- О, это жуткя история, товрищ лейтеннт, - оживился мльчишк. Знкомимся... ну, это... мы с девушкой. И тут выбегет этот. Зверь - не зверь и не человек. Глз горят. Клыки - во! Кк бросится н нс. А Эдя ему перышком под дых - н! А тот стоит, и ничего ему вроде не сделлось. А потом кк Эдю по лицу своей лпищей. А зубми по горлу - рз! Ну мы с Брнкой и деру.

- Слушй, мльчик, ты когд последний рз н видео ходил? Скзки не ндо тут...

Дверь рскрылсь, и н пороге появилсь исключительно крсивя девушк, которую сопровождл сияющий Бхрев. Причем Крохлев тк испугнно покосился н входивших, что Соколову ничего не оствлось, кк догдться, что эт девушк и есть хозяйк почти новой желтой дубленки.

- Лдно, иди, - нскоро бросил он Крохлеву. - отдохни, подумй, после звтр жду тебя в то же время.

Девушк окзлсь пустым номером, потому что ее дубленку укрли в химчистке, и был он югослвской, тогд кк неопознння дубленк имел монгольское происхождение. После ее уход Соколов огорченно рсхживл по кбинету и дже в сердцх дв рз стукнул кулком по столу. Не ндо было отпускть Крохлев, пусть бы посидел в коридоре. Скзочк его получилсь довольно склдной, и если бы Соколов ндвил посильнее, то првд несомненно выплыл н поверхность. А теперь приходилось ждть до послезвтр, кто знет, что может случиться з это время...

... Неизвестно, кк сложился бы дльнейший ход следствия, если бы исключительно крсивя девушк не пришл бы в кбинет Соколов совсем или хотя бы здержлсь н полчсик. Но вечером этого дня состоялся серьезный рзговор между Влеркой - Хомутом и Брнкой - Шевченко Борисом Петровичем.

- Слышь, Боря, меня следовтель вызывл н счет Эди.

- Ну и что ты ему нплел?

- Д я ему все кк есть рсскзл.

- У тебя что, крыш поехл? Сколь лет живу, ткого дурк еще не встречл. Что все? - и, не услышв ответ, Боря добвил:

- Ну ты, козел. А ты знешь что тебе з ббу срок припяют, ?

- Тк ведь ничего же не было.

- "Тк ведь не было". А з попытку тоже дют. Понял, "не было"?

- А что нм теперь?..

- Молчи. Или говори кк я...

... И вот теперь Шевченко угрюмо смотрел н лейтеннт, медленно перебиря ногми, н которых Соколов с удовлетворением увидел "Адидсы".

- А что рсскзывть. Шли мы с дискч. Глядим один чувк к девчонке клеится. Мы подошли - ндо же рзобрться...

- Стоп! А Крохлев рсскзывл по другому.

- Д, д, конечно. Он вм, нверное, и про оборотня нплел. С горящими глзми и большущими зубми. Товрищ лейтеннт, у него сдвиг по фзе после этого случя.

- А что, никто Полынцеву горло не рвл?

- Д этот тип с собкой гулял.

- Ккой тип?

- Д который к девхе клеился.

- Что-то ты не прв немного. Собк был, следы тю-тю?

- А, точно! Ну лдно, пошутил я товрищ лейтеннт.

- Стрнные у вс шутки с Крохлевым.

- Дйте я скжу все, кк было.

Соколов дже придвинулся поближе.

- Когд мы подошли, тот пцн скзл, чтобы мы ктились подльше и не мешли рзборке с его шлшовкой. А Эде, видть, понрвилсь шлв эт. Он подскочил к пцну. Пцн руку протянул, из руки что-то прыгнуло и Эде по лицу, зтем в горло вцепилось. Ну мы долго ждть не стли - ноги в руки и домой.

- Что же это вы: слиняли, товрищ вш пропдй?

- А тут уж кк получится, товрищ лейтеннт. Нынче время ткое - кждый см з себя. Что же нм вместе с Полынцевым помирть прикжете?

- А в милицию почему не зявили?

- Х, зявишь! Вы его поймйте снчл, уж мы покзния ккие ндо ддим. А смим нрывться - себе дороже. Хомуту не верьте, у него шрики з ролики зктились - ккой из него теперь свидетель.

- А вот укзывть здесь не ндо. Иди, звтр придешь вместе с Крохлевым...

... Утро следующего дня выдлось солнечным и удчным. Дв чс Соколов потртил по делу о все тех же грбежх, когд он снов появился у себя в отделе, Бхрев во всю глотку зорл ему нвстречу:

- Ншел!

- Что именно и где?

- Хозяйку дубленки. Утром приходил. Вот у меня тут зписно: Кузин Светлн Федоровн. Я ее после обед попросил зйти, чтобы ты был в курсе.

- Вот уж спсибо! У меня после обед кк рз вызвны Крохлев и Шевченко.

- Ну не злись! Бог с ними, устроим очную ствку.

- Лдно, чего тм. Что уже успел узнть?

- В общем эти трое - Полынцев, Шевченко и Крохлев - нмеревлись то ли грбнуть ее, то ли порзвлечься. Но тут в действие вступил решительный незнкомец, который рзогнл их всех.

- А он почему убежл.

- Говорит лицо больно стршным покзлось, все кровью было збрызгно.

- Д, ночью чего только не привидится. Вот и Крохлеву оно чрезвычйно стрнным покзлось...

... Хомут и Брнк шли по коридору первого этж ОВД к лестнице, кк вдруг Брнк змер, словно нткнувшись н невидимую прегрду, схвтил з рукв Хомут и зшипел ему н ухо:

- Гляди, т смя шлшовк.

Невысокя девушк неторопливо шл шгх в десяти впереди.

- Двй побзрим, будто он нс не видел, - предложил в ответ Хомут. - Он ведь нс зложит!

- О, уберите от меня этого тупря. Ясно, что идет он к следовтелю, знчит он все знет. Если он нс не видел, знчит поймл ее кто-то другой. А если ее зловил другой, то и мы спсли другую девчонку!

- А мы рзве кого-то спсли?

- Вот идиот! Почему бы нм и не спсти девчонку. Тем более, он см это подтвердит.

- А он подтвердит?

- Подтвердит, куд денется.

Брнк в три прыжк догнл Кузину и толкнул ее к стене. Девушк непонимюще улыбнулсь и вдруг узнл.

- Слушй, ты, - зшипел Шевченко, - не дй бог рсколешься следовтелю - всю душу вынем. Если мы сядем - у нс друзей много, они быстро рзберутся, кто н нс нстучл. Понял?

Девушк испугнно кивнул.

- Знчит скжешь тк: шл домой, нчл приствть ккой-то пцн. Ты его не знешь. А мы втроем стли тебя выручть. А кк Эдю убили - ты не видел. Понял?

Девушк вновь кивнул и стл поднимться по лестнице, испугнно оглядывясь н стоящих внизу прней...

... - Но послушйте, Кузин, ведь утром вы говорили совсем инче, Бхрев устло вздохнул. Соколов сочувственно взглянул н него.

- А девочке стло стыдно. Увидел нс, и срзу вспомнил, кто нпдл, кто выручл.

- Шевченко, вм слов не двли.

- Молчу, молчу, товрищ лейтеннт.

- Ну что же будем делть с вми, Кузин. Почему вы тк чсто меняете свои покзния?

- Я испуглсь, сильно испуглсь, товрищ следовтель.

- Вот видите, он тоже его видел! - издл торжествующий вопль Крохлев, но тут же смолк, получив чувствительный пинок от Шевченко.

- В чем дело, Крохлев? Кого он видел?

- Ну того, кто н нее нпл, - змялся Хомут.

- Очень ценное нблюдение, - зметил Бхрев. - Ну хорошо, кто видел, что нходилось в рукх у неизвестного в тот момент, когд он нносил удры Полынцеву?

- Нет, не видел, - змотл головой Кузин. По крйней мере н этот вопрос он ответил искренне.

- Я не видел, - промямлил Крохлев.

- Поди, рзбери! Тогд уже не до того было, - зверил Шевченко.

Соколов крутнулся н стуле. Неувязочки! Но кк от них избвиться, если все свидетели уже спелись друг с другом. Ни допрос Кузиной, ни очня ствк ничего не дл. Все сходилось н кком-то никому неизвестном прне, у которого было ккое-то новое, непонятное орудие убийств.

Отпустив Шевченко и Крохлев, Соколов сунул Кузиной пчку фотогрфий, н которых мог быть изобржен тот смый неизвестный. Но, просмотрев снимки, Кузин не опознл никого. Кто же мог быть тм, и что же ткое нходилось у него в рукх? В это время принесли подробное зключение экспертов.

- Ого, они утверждют, что следы н горле Полынцев оствлены клыкми крупной собки или волк, - скзл Соколов, вскочив со стул и усживясь н крешек стол.

- Ну не было тм собки, остлся бы хоть один след. Ты ведь не хочешь скзть, что собку спустили н веревочке с блкон, зтем подняли обртно.

- Но что тогд было у него в рукх?

- Д бог его знет. Чего только люди не придумют.

- Я не бог, поэтому не зню ккое-ткое оружие может рзорвть горло подобным обрзом.

- Тк ты что, предлгешь поверить Крохлеву?

Соколов пожл плечми и промолчл.

Вечером все собрнные мтерилы были предствлены мйору Колбину. Он здумчиво полистл принесенные бумги и произнес:

- Знчит никто ничего?

- Никто ничего, товрищ мйор, не знют, не предполгют, но обещли опознть при очной ствке.

- Фотогрфии покзывл?

- Рзумеется, товрищ мйор.

- Хорошо, можете идти.

Конец рбочего дня. Еще рз следствие зшло в тупик. Кто же он, тинственный незнкомец, перепугвший всех своим видом. По свидетельским покзниям это пятндцтилетний пцн, хлднокровно убивший почти что сверстник кким-то тинственным предметом.

Колбин поднялся из-з стол, подхвтил угрожюще нкренившийся портфель, выключил свет в кбинете и зкрыл дверь н ключ. Он медленно спустился по лестнице, прошелся по коридору первого этж и вышел н улицу.

Было холодно. Ветер гнл поземку по темной зснеженной улице. Колбин поднял воротник пльто и быстро зшгл к остновке втобус.

Итк, еще одно нерскрытое дело н его отдел. И это в тот момент, когд нчльство требует кк можно скорее рзобрться с квртирными грбежми. Кк не вовремя!

Неясное кольцо вокруг луны предвещло морозы. Н стене трехэтжного здния новой школы две девочки-первоклсницы выклдывли снежкми огромные буквы мтерных слов.

Глв восьмя. Ночные прогулки.

Не прочитв обо мне лично ни единого слов в предыдущей глве, вы, нверное, подумли, что у этой истории сменился глвный герой. Кк бы не тк. Просто ниболее знчительные события шли теперь без моего учстия. Я не зню, кем выгляжу в вших глзх сейчс: последней сволочью или бездумным героем. Я убил человек, згрыз, рстерзл и, честно говоря, не испытывю никких угрызений совести. Кк ни крути, мне пришлось его убрть, и стршно подумть, чтобы произошло, не сделй я этого. Ну д плевть. Неуловимые мстители постреляли рз в десять больше нрод, з что им слв и почет. А мне не нужно ни первого, ни второго. Пусть лучше никто и никогд не узнет о моем подвиге.

Утром следующего дня я не пошел н знятия, отстирывл от крови свитер и неуклюже зшивл порвнное ножом место. Рн к утру окончтельно зтянулсь и только небольшие белые шрмы отмечли теперь мест, где побывло лезвие нож. Я отлично понимл, что фишировть ночное приключение не стоит зчем нживть себе лишние неприятности. Безусловно, это подняло бы меня в глзх Кирпич и его комнды, но их мнение меня уже не интересовло. Кроме того, длинный язык уже сгубил немло нрод, и нд этим тоже следовло здумться. Но у меня теперь был своя, особя, отличня от других жизнь, и мне требовлось только одно - чтобы в нее никто не лез и не вмешивлся.

Дни снов ктились один з другим. Учг, общг, недолгий сон и встреч с городом.

Я полюбил эти прогулки. Это было уже не ночное, вечернее время, когд жизнь еще во всю кипит или только-только нчинет стихть.

Море огней. Конечно не Лс-Вегс, но и нш городок имел достточно световой реклмы, нчиня от скромного зеленого обрывк "Б..очн.я" и зкнчивя розово-голубой ндписью, тянувшейся через весь дом, - "Пользуйтесь услугми только межбнковского объединения МЕНАТЕП".

Море людей. Кждый спешит, торопится по своим делм, не обрщя никкого внимния н окружющих. Жизнь - не схр. Большинство хмурятся, сморщив и без того недовольные лиц, спины согнуты под грузом повседневных проблем, глз отводят. И впрвду, чего уствился, отойди, не мешй, у меня свое. Не лезь мне в душу, и без тебя погно. А если и слышлся смех, то обычно это шл мощня кодл, от которой з квртл несло водярой. Впрочем, от хорошей жизни тоже до чертиков не ндирются. Кк я их всех понимл! Когд я еще приндлежл к числу дойных коров, мне безумно хотелось влиться в число избрнных, тех, от кого шрхлись прохожие, не успевшие зрнее обойти их стороной. Ккой прекрсной кзлсь ткя жизнь: никого не боишься, все есть, любя проблем зведомо решен. И вот я не приндлежу ни к тем, ни к другим. Может поэтому я сейчс спокойно иду и нблюдю з ними всеми.

Теперь я свободен. Свободен от стрх, когд идешь и трясешься от того, что не знешь кк к тебе отнесутся дв битюг, которые с грозным видом двигются нвстречу. Свободен от извечной проблемы, где взять деньги, которых всегд не хвтет. Госудрство кормит, одевет, волку между прочим все рвно во что одет: в зштопнную робу или в приличную "фирму". Глвное, чтобы было тепло и уютно.

Свободен от вопрос, который нет-нет, д и кольнет - зчем жить, когд вся жизнь течет мимо, когд день з днем одно и тоже - серо и скучно. В ткие моменты я перекидывлся в волк, и меня охвтывло счстье. Счстье от того, что в желудке не пусто, что шкур греет кк ндо, что светит зктное солнце, и я зню, что снег под его лучми крсиво искрится. Счстье от того, что просто живешь. Волки никогд не бьются нд извечным вопросом: кков смысл жизни. Они дже не здумывются нд этим, не тртят время попусту. Они знют смысл жизни в том, чтобы просто жить.

Рзумеется я не бегл в волчьем виде по городу. Если стновилось трудно, я влезл н чердк пятиэтжки, змок которого я нучился ловко вскрывть нйденным где-то н свлке ключом, и, прильнув мордой к окну, внимтельно нблюдл зкт.

После этого я снов обрщлся в человек, спусклся вниз, не збыв зтворить чердк, сдился н первый попвшийся втобус и чсми ктлся по городу. Особенно я любил кольцевые мршруты, когд не требовлось вылезть н конечных остновкх. Появлялись все новые и новые пссжиры: девушки, стрики, дети, но, проехв несколько остновок, исчезли, рстворялись в шумном прострнстве многотысячного город. И только дв человек неизменно оствлись в согретой дыхньем множеств людей небольшой коробке втобус - водитель, отделенный стенкой кбины, и я, смотрящий в небольшое отверстие, отвоевнное у зтянувшего окно льд, н мелькющие прямоугольники окон и фонри или н пссжиров, вцепившихся в холодные от мороз стойки. Сотни людей проходили з вечер перед моими глзми. Некоторых я уже стл узнвть.

Крепкий мужик в овчинном тулупе и черной нутриевой шпке появлялся с коричневым кожным портфелем без десяти семь н одной и той же остновке у длинного гстроном. Никогд не сдился, предпочитя стоять. Выходил у стдион "Динмо" - вероятно возврщлся с рботы.

Девушк в пльто с беличьим воротником и белой вязнной шпочке чсто стоял, прижв к себе футляр для чертежей. Нверняк училсь в институте или кком-нибудь техникуме (блго мне не требовлось делть тких внушительных чертежей, мои всегд умещлись в обычную сумку). У девушки тоже был постоянный мршрут. И только дв рз, уже без чертежей, он выпрыгивл у кинотетр "Октябрь", тут уж комментрии излишни.

Крсивя женщин лет тридцти появлялсь в втобусе возле универмг. Может быть он рботл тм, может и в совершенно другом месте, в ЦУМ збегл только после рботы. Дв дня нзд ее првя рук в лйковой перчтке сжимл букетик гвоздик - нверное, был день рождения, может просто собрлсь к кому-нибудь в гости.

Тк, пересккивя из втобус в втобус, я прослеживл пути своих новых знкомых. Погруженные в себя, они не змечли пцн, чуть ли не ежедневно встречя его н своем пути, но мне это было только н руку. И тких знкомых я мог нсчитть уже более десятк. Кусочки их жизни проносились мимо меня, оствляя свой мленький след н моей. И, нблюдя чужую жизнь со стороны, мне стновилось не скучно отмтывть свою. Если ты вдруг окзывешься в тупике не все еще потеряно, длеко не все. Глвное не зциклиться н собственных проблемх и несчстьях, взглянуть н окружющее тебя с другой стороны. Счстье уже в том, что ты можешь смотреть, двигться, думть, хотя чсто всего этого уже кжется недостточным.

С того смого полнолуния я стремился кк можно больше узнть о себе, то есть собирл всю информцию об оборотнях. Ндо признться, что ее окзлось меньше, чем я рссчитывл в смых осторожных прогнозх. Это был лишь одн сттья, в которой ккой-то кндидт нук по фольклору н полстрницы гзеты рсписывл, что скзки про оборотней пошли со времен древних гуляний, когд кто-нибудь из прней нкидывл н себя волчью шкуру и пугл доверчивых односельчн. Библиотеки меня не интересовли - я знл, что советское мировоззрение отвергло сму сущность оборотня и обзывло тк лишь комсомольцев, преклоняющихся перед зпдными рок-группми (д и то в длекие зстойные времен). Прошло около месяц, пок я понял, что единственным источником получения жизненно-необходимой информции являются только видеослоны.

Но из всего, кзлось бы огромного числ "ужстиков" приходилось кропотливо выискивть нужные фильмы. А их окзлось не тк то много, если говорить откровенно - всего три. Это был трилогия "Вой", поствлення по одноименным ромнм Грри Брэндер (тк по крйней мере я рзобрл ндпись, неясно мелькнувшую н экрне телевизор). Отбросив нпрочь мистику с ее мрчными змкми и серебряными пулями, я изо всех сил стремился проникнуть в сущность оборотня.

Что ждло меня в будущем? Я пытлся сплнировть свою жизнь хотя бы н ближйшие годы, исходя из своих необычных способностей. Кк мне следовло жить дльше? Обртиться к ученым? Они с рдостью приняли бы меня. Но игрть роль подопытного кролик я не хотел. Идти к военным? Ну и что бы из этого вышло? Я мог стть величйшим рзведчиком-супергентом, неуязвимым, ускользющим от всех существующих в мире спецслужб!

Но порзмыслив подольше, я пришел к выводу, что с тким же успехом я мог зкончить остток жизни в секретных лборториях, где ученые с большими звездми скрупулезно коплись бы в моем оргнизме, допытывясь, кк привить свойств оборотня тысячм, миллионм людей, чтобы создть из них непобедимую рмию. Впрочем, я сомневлся, чтобы подобня рмия все-тки выстоял против томной бомбы.

Мог ли я жить обычной жизнью? Рботть, жениться, обзвестись приличным хозяйством. Но кто соглситься стть женой оборотня? Кем будут мои дети? Этого я тоже не знл, четкого ответ н подобные вопросы фильмы не двли.

Что я мог взять оттуд? В фильмх оборотни жили стями. Но где мне нйти хотя бы несколько человеко-волков? Действительно ли оборотней было множество или это только фнтзия втор рзгулялсь н целых три книги? Оборотни боялись огня - свою огнеупорность я еще не проверял, не было случя, нрочно лезть в огонь мне что-то не хотелось.

И вообще - что ткое оборотень? Ошибк природы, неведомя мутция, ствк н сверхчеловек или н что-то неуловимое, пок ускользвшее от меня. Об этом я думл постоянно: и н прогулкх, и в общге, и н знятиях, из-з чего хвтл змечния з невнимтельность, зпорол кучу детлей и поломл дв резц подряд, з что был отстрнен мстером от рботы н стнке и дв дня подметл стружку в мстерских, рзгружл грузовики с длинными шестигрнными прутьями или переносил зготовки с одного мест н другое. Был ли я игрой природы? Ну уж нет. Я знл твердо, что кроме меня существует хотя бы один оборотень, тот смый, из-з которого я змучил себя этими тяжелыми рздумьями.

А жизнь ведь тоже не стоял н месте. Дни стновились короче, ночи длиннее. Стршки по прежнему гоняли пцнов, нещдно собиря деньги н предстоящий Новый год. Не избежли общей учсти Пхн с Лехой и дже Андрей. Его земляки тоже не собирлись удрить в грязь лицом и зпслись водкой впрок, в связи с грядущей либерлизцией. И только я выпл из общего круговорот. Меня никто не трогл, и никого не зботило мое присутствие или отсутствие, рзве что стросту, кропотливо выствляющего минусы з кждую пропущенную пру.

Снчл свобод рдовл меня. Я обрел уверенность в своих силх и полную незвисимость. Но он воздвигл высокую и непреодолимую стену между мной и более звисимой бртией. В эти дни я осознл, что плохонький коллектив все же лучше полного одиночеств, хотя... Но в глубокие рздумья не вдвлся. Это меня пок не сильно беспокоило. Но я уже понимл, что стршки мной не интересовлись - что я им мог дть. Больших денег я не имел, знчит и не котировлся выше, чем позволял моя небогтя стипех.

А пцны? Пхн с Лехой, д и остльные видели, что меня не тскют н бесконечные рзборки. Общие тяготы исчезли, исчезли и обсуждение перенесенных невзгод, знчит и рзговривть со мной не о чем. Я уже не приндлежл к их кругу и постепенно окзлся в полной изоляции, хотя целый день и вертелся в гуще людей...

... В один из тких дней я, довольно змерзший, возврщлся в общгу. Вернее скзть, это был уже длеко не день, примерно полдесятого вечер. Я твердо нмеревлся воспользовться услугми прдного вход, тк кк трудности поиск верного пути между трубми бойлерной уже двно меня не прельщли. Я предпочитл теперь не нрушть рсписния, устновленного коменднтом. Мне только не хвтло, чтобы кто-нибудь нпоролся н меня ночью в темных коридорх, д еще в ткой момент, когд моя сущность вовсю рвлсь нружу, облик соответствовл общепринятому лишь н половину, то и меньше. Блго, Кирпич не треплся, я соблюдл величйшую осторожность. Только блгодря этим двум причинм меня держли з обыкновенного пцн, ничем не выделяющегося из толпы.

Знятый ткими мыслями, я чуть не нлетел н девушку, спешившую мне нвстречу. Рвнодушно окинув взглядом ее стройную фигурку, я прошел мимо нее, кк вдруг услышл слов, произнесенные стрнно-знкомым голосом.

- Эй, привет!

Я обернулся. Ну конечно, это был т смя кршення блондинк с довольно симптичным лицом, которую я видел с Кирпичом в день моей первой получки.

- Ну что, не узнешь?

- Ну почему же, - сдвленным от волнения голосом скзл я и змолк, с тупым удивлением обнружив, что не могу придумть ни единой фрзы для продолжения рзговор.

Блондиночк зсмеялсь. Тк обычно делют девушки, когд ндо убрть зтянувшуюся пузу (впрочем, тут я не знток, все это лишь мои собственные предположения). Голосок у нее был змечтельный, и тем не менее нзревл следующя пуз, тк кк тем для рзговор явно не нклевывлось.

И действительно, о чем я мог рсскзть? О стнкх, о знятиях или о видх н будущий урожй? Все это нходилось слишком длеко от нее и не вызвло бы ни млейшего интерес. Я в змештельстве тупо уствился н зснеженную утоптнную дорогу, не зня, что делть дльше.

- Почему мы стоим, может ты проводишь меня? - предложил он, видя, что с моей стороны никкой иницитивы не ожидется.

- Конечно провожу, где ты живешь? - собрлся с духом я, внутренне обрдоввшись, что рзговор моя собеседниц взял н себя.

- Пошли, покжу, - снов зсмеялсь он.

Я молч кивнул и, нбрвшись смелости, взглянул ей в лицо. Он улыбнулсь. В ее глзх сверкли блестящие шрики от уличных фонрей. Несмотря н мороз н ней не было шпки, и вокруг светлых волос сиял фиолетовый ореол.

- Что же ты стоишь, пошли! - усмехнулсь он, подхвтил меня под руку и буквльно потщил з собой. Я испытывл легкое головокружение от того, что рядом со мной шл ткя неземня и прекрсня девушк. Ощущение счстья билось у меня в голове и рстеклось по всему телу. Прикосновение мленьких пльчиков в кожной перчтке к моей змерзшей руке было подобно электрическому рзряду. Ее рук, обвивя мою, покоилсь н локтевом сгибе, лицо было обрщено ко мне, кокетливо прищуренные глз изучли кждую черточку моего лиц.

- А ты крсивый мльчик, - скзл вдруг он. - Скоро н тебя все девчонки будут вешться.

Я почти не воспринимл ее слов, нходясь в кком-то блженном оцепенении. Скзть, что мне было очень хорошо, знчило - ничего не скзть.

- Тебе что, никто этого не говорил? - нхмурив исключительно черные брови, продолжил он.

- Нет, - едв вымолвил я.

- Ну тк знй теперь.

- Хорошо.

Он снов зсмеялсь, глядя н меня своими удивительными глзми. Мы шли уже минут десять, когд он вдруг резко остновилсь и скзл:

- Ну вот, мы и пришли.

Блондиночк покзл рукой н пятиэтжное здние, удивительно нпоминющее мою собственную общгу.

- Ты здесь живешь? - удивился я.

- Д, что?

- Знчит тоже учишься?

- Учусь, только в строительном.

Я, честно говоря, не ожидл, что ткя шикрня девушк может учиться в смой обыкновенной учге, и не к месту рстерянно спросил:

- А чего с Кирпичом ходишь?

- Тебе то что? - недовольным голосом скзл он, и ее лицо срзу стло недовольным и злым.

- Просто тк, - я едв ншелся, что ответить.

- Просто тк дже мухи не трхются, - скзл он еще более злым тоном. - Слушй, не прикидывйся бобиком. Ты что, элементрных вещей не понимешь?

- Кких элементрных? - зплетющимся языком пробормотл я, не понимя, куд он клонит.

- А ты меня тк оденешь, что ли? - взорвлсь блондиночк. - Ты мне весь этот прикид доствть будешь?

Он крутнулсь, предлгя полюбовться своей упковкой. Ее розовый плщ, действительно, был великолепным, н спине крсовлся большой белый прямоугольник с фигурной ндписью "Fair Lady". Спожки н высоких кблукх тоже смотрелись неплохо. Прикинув в уме общую сумму, я не решился ответить. Но он уже рзошлсь, и ничто не могло ее остновить.

- Я что, должн свои лучшие годы жить в серости, д? Тк по-твоему? Нет, дорогой, я зню, что ткое нормльня жизнь и буду жить тк, кк зхочу см, не тк, кк считет большой дядя, понял? Я получу от жизни все, что мне нужно! Все, понял? А ткие кк ты живут только для того, чтобы пхть с утр до вечер. Я тк не могу и не буду!

- А ребенк подцепить не боишься? - я нконец, сумел пробиться сквозь бурю и прервть шквл гневных фрз, вылетющих в мой дрес из прекрсных губ с не менее прекрсной помдой н них.

- Что я, дур? - спросил он уже более умеренным тоном и печльно вздохнул. - Был у меня подружк, Милкой звть. Может слышл? А, д где тебе! Тк вот: гулял он с негром, сейчс пцн воспитывет, черного. Теперь н нее все плюют. Меня н ткой крючок не поймешь. Блго контрцептивы сейчс в досттке.

Что ткое контр... или кк их тм, я знл только понслышке и поэтому не стл углубляться в этот вопрос, рискнул чуть переменить тему:

- А когд змуж выйдешь, кк твой муж отнесется к тому, что ты... э-э... спл с кем-то?

- Чего ты меня учишь? - усмехнулсь он. - Я рзве не зню, кк это делется. Нйду ккого-нибудь лопух, поплчусь ему, скжу, что кк-то рз возврщлсь поздно от подруги, пцны зтщили в сквер и тм... Он не только простит, он еще всю жизнь беречь меня будет, чтобы кк-нибудь не нпомнить, не порнить.

Тут было не подкопться, и я решил подойти с другой стороны:

- Говорят от этих... ну ты их нзывл, детей может не быть. Что тогд мужу скжешь?

- От контрцептивов? Д, бывет. Но я все н муж свлю. Пусть думет, что из-з него детей у меня нет. Понял, мльчик?

Я теперь мог лишь молч кивнуть. Действительно, все вринты будущего у нее были тщтельно сплнировны, и, кзлось, тм уже учитывлось все возможное и невозможное.

Серое небо низко висело нд головой. Нд центром город по сплошной пелене облков гуляли сполохи, вызвнные обилием электрического свет. Здесь н окрине, где стояли приземистые деревянные двухэтжки, д высилось несколько общг, было темно и холодно. Морозный ветер продувл мою ширпотребовскую курточку, ботинки без проблем пропускли зимний холод к моим ногм, от которого не спсли дже теплые шерстяные носки.

- Чего это я н всю улицу рзорлсь? - вдруг оборвл блондиночк см себя и взглянул н меня зметно подобревшими, почти лсковыми глзми. - А ты все-тки очень крсивый. В другой рз поболтем в более спокойной обстновочке. Ну, до свидния!

Произнеся, зключительную фрзу, он повернулсь ко мне спиной и побежл к своей общге. Хлопнул тяжеля дверь.

Проводив девушку глзми, я тихонько побрел в обртную сторону, к втобусной остновке, повторяя про себя нш рзговор, который не выходил у меня из головы.

Может быть вы подумли, что при следующей встрече я нствил ее н путь истинный, , зкончив учгу, стл пхть в три смены н десяти рботх и подрил ей крсивую жизнь честным путем? Э нет, ребятки! Весь этот рзговор не прошел для меня дром. По крйней мере одним лопухом н свете стло меньше.

Глв девятя. Нервное знкомство.

Следующий виток этой истории нчлся уже в смом конце янвря. Только в кино тк бывет, что глвные события в жизни героя кпют одно з другим, не перествя, до конц серии. А в жизни все горздо скучнее и прозичнее.

С блондиночкой, кк вы сми понимете, встречться у меня интерес не появилось. Новый год я отмечл дом к большой рдости мтери. Из трех глвных контрольных в учге з две я получил четверы, з третью - трояк. З трудовое обучение едв не выбил себе пятк, д мстер зртчился, нмекя н уйму згубленных резцов. Но по их количеству я не был смым основным, другие пцны тоже не отствли в меру своих сил и возможностей. Тем более, что н Новый год скинулись мстеру н бутылку, и он н рдостях зкрыл все существоввшие прогулы. Жизнь моя шл прежним обрзом и никких перемен вроде бы не нмечлось.

В тот янврский вечер... Д, дело опять было вечером. В моей жизни все события, служщие основой этого сюжет, происходили по ночм или, кк здесь, по вечерм. В последствии я много думл, что случилось бы, если я в тот вечер остлся бы в общге и тихо-мирно лег спть. В общем, я додумлся, что моя персон, конечно, не нпоролсь бы в этот рз, но нечто подобное неминуемо получилось в ккой-нибудь другой (и поделом мне, нечего штться в позднее время).

Итк, в тот вечер я уже держл путь к общге. Я подздержлся в видеозле (смотрел "Хищник" со Шврценеггером) и теперь мысленно приготовился к тому, что придется пробирться через бойлерную. Спрв н пригорке высился жилой мссив, слев рсполглся коопертивный ресторн "Клинк". В тот миг, когд я подходил к его дверям, они рскрылись и выпустили четырех мужиков, один из которых буркнул мне в лицо, испускя могучий зпх водяры:

- Эй, пцн, курить есть?

Погрузившись в свои мысли, я никк не отрегировл н его слов, обогнул компнию и двинулся дльше. Но, видть, мужик обидело ткое невнимние к своей особе. Он рвнул з мной следом и, догнв, дернул з воротник тк, что я чуть не упл нвзничь.

- Курить, спршивю, есть?

Оглядев крепкую спортивную фигуру в серых брюкх и дутой зеленой куртке с лежщим полумесяцем н нгрудном крмне, я понял, что попл в руки крутых людей, не обычной пцнвы, которя тк любит штться по вечерм. Тем временем остльные трое подошли и теперь окружли меня со всех сторон.

- Дй ему по зубм, Федя, - с кцентом скзл стоящий спрв от меня, одетый в клссную дубленочку, явно не советского обрзц. - Дй, и он зговорит.

Федя решительно рзвернул меня к себе, готовясь претворить укзния в жизнь. Я внутренне сжлся: убить меня они, рзумеется, не могли, но отделть н все крски, пожлуйст. Федин кулк состыковлся с моими зубми, мою голову отбросило нзд, но рук Феди цепко держл воротник куртки, не двя никких шнсов н спсение. Сзди в позвоночник врезлся мощный удр.

И тут меня прорвло. С удесятеренной силой я рвнулся, чувствуя знкомый переход, и дже ткой шкф, кк Федя, выпустил куртку. Но меня уже было не остновить. Я бросился н того, кто тк подло удрил сзди. Могучее волчье тело рспирло и без того хлипкую куртку, трещли и лоплись нитки, слетел с ноги ботинок. И все звертелось в сплошной мешнине. Кругом стояли только врги, и я принял бой. Пусть говорят, что один в поле не воин, к оборотням это не относится. Я бил в бешеном темпе своими лпми во всех нпрвлениях и только лишь не кусл, пмятуя о том, что укус может быть только один - смертельный.

Свет ослепил меня, и вдруг все стихло. Я змер, и в этот момент мне выкрутили руки и потщили в темноту.

- Менты, - охнул кто-то из моих недвних противников. Судя по голосу, его тщили несколько впереди. Этот учсток моего пути был очень короток, меня приподняли и швырнули в большую железную коробку. "Луноход", - понял я.

Спустя дв чс мы все сидели в большой, почти пустой комнте ОВД, тк кк именно оно нходилсь ближе всего от мршрут следовния птрульной мшины.

Н нс стоило посмотреть. Мое лицо укршл кровоподтек н првой скуле, из нос текл кровь, кровоточил и нижняя губ. Был подбит ткже левый глз (он сейчс опухл, обзор местности стновился все уже, я удивлялся тому, что полученные увечья не исчезют сми собой).

Противники пострдли не меньше. У первого, по всей вероятности был сломн нос. Второй то и дело трогл грязным пльцем место, где еще недвно крепко рос зуб, к тому же у него были порвны штны. Првую щеку Феди отмечли четыре борозды от моих когтей. Куртк его обвисл, из всех швов лез утеплитель, и дже фирменный полумесяц обрывлся н половине. И только квкзец и его фирмення дубленк кким-то чудом остлись целыми и невредимыми. К слову, мои штны достойно выдержли ткое серьезное испытние, вот куртк превртилсь в лохмотья (впрочем тут не обошлось и без моих стрний). Из милиционеров пострдл только один; у него тоже был подбит глз, но не левый, кк у меня, првый.

Я поерзл ногой, стрясь поглубже збрться в ботинок. Блго, кто-то из милиционеров догдлся збросить его вслед з мной. Но туд успел нбиться снег, и сейчс ноге было сыро и неуютно.

- Попрошу предъявить документы, - прикзл появившийся вдруг з единственным здесь столом кпитн.

Все кроме меня и милиционеров, естественно, вытщили пспорт и отдли кпитну. Дже его удивил ткя оргнизовнность. Рзглядывя первый, он хмыкнул чему-то, проверяя второй улыбнулся, беспристрстно просмотрел третий и четвертый, выписл что-то н бумжку и вручил ее молодцевтому лейтеннту, который срзу же исчез из комнты.

- А ты что? - обртился кпитн ко мне.

- У меня нет документов, - хмуро скзл я.

- Кк тк, человек без документов, - улыбнулся кпитн. - У нс кжется нет ни единого ткого предствителя. Ты где живешь?

- Первя общг техникум Попов, - не моргнув глзом ответил я. Чутье подскзывло, что не нужно рскрывть свои крты.

- Тк, тк. Техникум Попов знчит? - осведомился кпитн. Его юркие глзки н плоском лице внимтельно осмтривли мою изорвнную куртку. Я кивнул.

- А почему ученический билет с собой не носишь? Нзови-к свои более точные координты.

- Увров Борис Никитович, групп РЭС-91-9, комнт 305 в общежитии номер один, - внятно проговорил я. Нзвть четырехсотые номер я не рискнул; бог знет ккя тм общг. Зто во всем остльном я был вполне уверен.

Дело в том, что н прошлой неделе в комнте у Фнеры сидели его земы из этого смого техникум. Я влялся н кровти Слизняк, который зболел и уехл домой, читл толстый журнл с детективом без нчл и конц и по временм вслушивлся в их рзговоры. Додумв кое-чего см, я уже имел в голове првдоподобную кртину чужой жизни и сейчс доходчиво излгл ее нстырному кпитну.

Кпитн подробно зписл днные н листок и, подозвв одного из сержнтов, скзл: "Проверь-к, Кострев".

Я мысленно пордовлся, что н дворе ночь, секунду спустя об этом же подумл и кпитн, зкричв вслед сержнту:

- Кострев, Кострев, отствить! Звтр проверишь.

Нступило молчние, которое прервл опять-тки кпитн:

- Ну, теперь мы все подробненько рсскжем, что же тм ткое случилось.

Я молчл, и тогд слово взял Федя:

- А чего тм рсскзывть. Вышли мы из ресторн, гляжу, этот щенок крутится. Подошел он ко мне и говорит: "Дй, дядя, чирик". У меня сердце доброе, дл я ему десятку, он "А больше?". Ну не борзый рзве? Я ему посоветовл хорошенько подумть, он мне кк дст в живот. Ну тут уж я не стерпел. Ткого борзого шкет и не проучить. А он мхться стл - темнот же, не видно ничего. Ну тут вот они подъехли, - Федя кивнул н милиционеров, сидящих у двери и змолчл.

Кпитн оглядел остльных.

- Истинно тк говорит, - подтвердил квкзец.

Остльные огрничились кивкми.

- Собк еще был, - добвил вдруг тот, со сломнным носом.

- Собк? - взглянул н него кпитн.

- Овчрк вроде.

- Д ккя собк, - возмутился Федя.

- Был, - твердо скзл "поломнный нос".

- Пить меньше ндо! - рявкнул Федя. - Не было тм собк.

- Ну ты что скжешь? - кпитн повернулся ко мне.

- Ну не тк все было, - возмутился я, - этот вот поймл меня, курить требовл, я рзве курю. Потом меня сзди удрил кто-то. Я стл дрться.

- Один зморыш против четырех тких бугев, - усмехнулся кпитн.

- А что, дрться я умею, - скзл я. Н зморыш я не обиделся. Теперь это игрло н меня.

- Я вижу, - кпитн покосился н Федю.

- Д ведь врет же щенок, врет, - зорл Федя, огорченный взгляд Квкзц покзывл, кк горько ему слушть ткую откровенную ложь.

В это время в комнте появился исчезнувший лейтеннт. Он протянул большой лист кпитну.

- Аг, вот это уже интересно, - еще больше обрдовлся кпитн, Вхидзе Шлв Гурмович кто из вс будет, и еще... Шестоплов Степн Влдимирович.

Квкзец и его сосед с порвнной штниной встли.

- Вы рестовны!

Шестоплов змер, Квкзец бурно зпротестовл:

- З что, гржднин нчльник? Что же, мы зконов не увжем?

- Не знете з что? А нзвние коопертив "Восток" ничего вм не нпоминет? А то, что н вс двоих розыск объявлен, тоже не знете?

Этого Квкзец, видимо, тоже не знл и поэтому змолк, тяжело дыш. Дубленку он не рсстегнул, и ему стновилось слишком жрко.

- Вши документы в порядке, - кивнул кпитн двум оствшимся. - Кк вы познкомились с Вхидзе и Шестопловым?

- В ресторне, з столиком подсели, - вступил в рзговор "поломнный нос". - Больше ничего про них не зню.

- А куд же это вы вместе нпрвлялись? Посидели дв чс и уже нерзлучные друзья?

- Выпили, поговорили, кк не друзья! - удивился Вхидзе.

- Лдно, проверим, пок из город ни ногой. Жду вс звтр, вернее уже сегодня в комнте 205 в триндцть ноль-ноль.

- Я не могу, у меня рбот... - нчл было Федя, но кпитн жестко оборвл его:

- Вм будет выписн повестк.

Федя принял угрюмый вид и смолк.

- Лейтеннт, Вхидзе и Шестоплов в дежурную мшину. А вы, Жуков и Петрков, свободны, - рспорядился кпитн и тут же уточнил, - до триндцти ноль-ноль.

Мои недвние врги удлились. Милиционеры рссослись по своим делм. В комнте остлись лишь кпитн, д я. Кпитн пил горячий чй и изредк поглядывл н меня. Я смиренно сидел в ожиднии своей судьбы. Опухоль глз стл постепенно рсссывться, губ и нос двно успокоились, боль в скуле уже почти не чувствовлсь, когд кпитн скзл:

- Ну что, см домой доберешься, или тебя подвезти?

- См, см! - горячо зверил я кпитн.

- Э, нет! А вдруг с тобой опять что-нибудь случиться. Лучше тебя дежурня мшин отвезет, когд рестовнных доствит.

- А куд их повезли?

- Куд ндо, - огрничился кпитн.

Дежурня мшин не зствил себя долго ждть. Лейтеннт бодро отрпортовл, постукивя друг об друг змерзшими спогми.

- Отвезешь его в общежитие, сдшь н руки вхтеру, д и проверишь, что возможно, - рспорядился кпитн, но этому не суждено было осуществиться, ибо в комнту, здыхясь от бег, ворвлся пок еще не знкомый мне лейтеннт...

... Полчс нзд Соколов тщил в кбинет нчльник груду ппок. Колбин, рзумеется, двно уже сидел дом, у телевизор, может быть дже и спл.

А вот ему, Соколову, выпл горькя доля приводить в порядок всю нкопившуюся документцию з три последних месяц. Все приходившие в отдел документы по доброй трдиции спихивлись в ящик стол, исключя смые необходимые. Рзбор отклдывлся н менее нпряженное время, которое никк не приходило. А в этот день Колбин словно мух ккя укусил - полчс кропотливо рылся в ящикх, когд поиски звершились безрезульттно, отругл Соколов з брдк и посоветовл все привести в порядок кк можно скорее.

Соколов опрометчиво пообещл сделть это к звтршнему утру, но вспомнил об этом только чсов в шесть, когд уже было собрлся идти домой. Пулей взлетев в кбинет, он вывлил все нходившиеся в ящикх документы н пол и, глядя н получившуюся кучу, згрустил. Скорого конц рботы не предвиделось, оствлять ткой беспорядок до утр было нельзя: дл слово держи. Бхрев лежл дом с нгиной и хотя уже вот-вот собирлся выйти н рботу, рссчитывть н его помощь явно не приходилось.

Кляня службу, Соколов принялся з дело. А тут еще кк нзло кончились ппки, и он целых дв чс потртил н их розыски. Короче, был уже ночь, когд исчезл последняя бумжк с пол. Уточнив у дежурного по ОВД некоторые тонкости, Соколов снов поспешил к лестнице, чтобы внести звершющие штрихи в свою рботу. Нвстречу ему, по коридору рзмеренно шел Сшк Кострев, птруль которого должен был в днный момент рзъезжть по городу.

- Что, поймли кого? - поинтересовлся Соколов.

- Двух субчиков из списочк, - не упустил шнс поведть о своей удче Кострев. - Понимешь, ккое дело. Едем, гляжу - дрк. Подъезжем, всех в мшину. Окзлось, пцн против четверых мхлся. А кк проверили, кто эти четверо, тк двое из них в розыске числятся.

- З что в розыске?

- З грбежи.

- Вот повезло кому-то. Мне бы кто тк помог. А остльные двое?

- Д тк, чепух. Вот они идут.

Из глубины коридор покзлись двое: тридцтилетний мужчин и прень лет двдцти пяти. У мужчины неестественно рспух нос, прень зкрывл првую щеку лдонью, словно у него болели зубы. Когд он н секунду отпустил руку, Соколов явственно увидел н его щеке четыре кривые, но прллельные друг другу кроввые полосы. Кивнув н прощние Костреву, Соколов поднялся н верх, ккуртно рзложил ппки по полкм, покинул кбинет, зперев его н ключ, и с чистой совестью отпрвился домой.

Но не отошел он и ст шгов от здния ОВД, кк вспомнил четыре стрнные полосы н лице у незнкомц. Соколов змедлил шг, потом остновился совсем. Он мучительно коплся в своей пмяти: почему эти полосы кзлись ему слишком знкомыми. И вдруг догдк вспыхнул, кк молния: Полынцев, ночь с 18 н 19-е, прошедший ноябрь! Дело то все еще висело н отделе. Круто рзвернувшись, Соколов бросился бежть обртно, по нпрвлению к ОВД...

... Кпитн непонимюще взглянул н появившегося в комнте Соколов, пок тот окидывл глзми комнту: кпитн Розов, незнкомый лейтеннт, нверное из новеньких, и хлипкий мльчишк. В общем ничего подходящего.

- Товрищ кпитн, где тот прень, который учствовл в дрке с четырьмя, здержнными птрулем Кострев?

- Д вот он сидит, тебе зчем, Соколов?

Соколов облегченно вздохнул и рдостно воскликнул:

- Црпины, товрищ кпитн, црпины. Его ндо здержть.

Но видя, что его не понимют, Соколов мхнул рукой и пулей вылетел из кбинет.

- Црпины, црпины, что это с ним? - удивленно пробормотл кпитн, однко рспорядился обождть.

Я немного дже обрдовлся, потому что встреч с неизвестным мне вхтером в присутствии милиции у меня особого восторг не вызывл.

Буквльно через минуту Соколов вновь стоял перед кпитном и покзывл ему ккую-то фотогрфию, которую я не мог рзглядеть, тк кк повернут он был ко мне обртной стороной.

- Это Полынцев Эдурд Сергеевич, - пояснил кпитну Соколов.

Я мысленно отметил про себя: Полынцев Эдурд кк тм его по отчеству... Эдурд, Эдик, Эдя. Эдя? Вот оно что!

Я дже вздрогнул от этой догдки. Крыш нд моей головой зштлсь. Но ведь я не мог поступить по другому! Впрочем, кого это сейчс интересовло?

- Ну, что скжешь, Боря? - обртился ко мне кпитн.

Я не срзу отрегировл н чужое имя, но потом все же взглянул н протянутую фотогрфию. Черт знет, кто тм был зснят, но рбот моей пятерни виднелсь нлицо. Вернее, н лице.

Кпитн взял мою руку и внимтельно осмотрел ногти.

- Д, ткими ноготкми лиц не оцрпешь, - здумчиво произнес он. - И вообще...

Что он этим хотел скзть, я не понял.

- У тебя есть другя куртк, - спросил Соколов.

- Нет, - горестно ответил я, рзглядывя свои лохмотья.

- Девчонк говорил, что у нпдвшего н нее куртк был фиолетовой, обртился Соколов к кпитну, - у него синяя.

- В свете уличного фонря ткя тоже выглядит фиолетовой, - возрзил кпитн. Дурком он не был, и это несколько меня огорчило.

Вскоре я знл, что нпл н Кузину Светлну Федоровну 1974 год рождения с целью звлдения личными вещми (дубленкой), когд трое прохожих попытлись меня остновить, убил одного из них и сбежл с мест преступления. Погибшим окзлся Полынцев Эдурд Сергеевич тысяч девятьсот не зпомнил ккого год рождения. Орудие убийств пок устновить не удлось, и мне предлглось немедленно его сдть.

У меня прямо руки опустились. Со всех сторон виновт. Мло убил, тк ведь еще огрбить хотел. А пойди, докжи теперь, что это не тк.

- И эт... Кузин тк скзл? - хрипло спросил я.

- Д, все покзния сходятся. Тк что, друг, придется тебе до утр здесь обождть, - подвел итог Соколов.

- А ты, Соколов, свяжись с Костревым и поищи н месте дрки, посоветовл кпитн. - может он свое оружие куд в сугроб кинул.

Соколов быстро вышел из кбинет, кпитн спросил:

- Ну что, больше ничего не хочешь мне рсскзть?

Я отрицтельно мотнул головой.

- Лейтеннт, отведите здержнного в КПЗ, - кпитн н днный момент я больше не интересовл...

... К приходу мйор Колбин Соколов, не спвший всю ночь, проделл гигнтскую рботу в поискх неведомого оружия. К его большому сожлению оно тк и не ншлось, хотя Соколов исследовл кждый сугроб в довольно большом рдиусе от "Клинки". Однко отчяние от неудчи в розыске не в силх было зтмить рдостного возбуждения - "глухрь" сдвинулся с мест. Доложив об успехх мйору, он отпрвился н розыски Кузиной, Крохлев и Шевченко. Если с первыми двумя проблем не окзлось, то Шевченко бесследно исчез. И хотя Соколов успокоили тем, что ткое происходит чуть ли не кждый месяц, когд Брнк уходит в згул, потеря исключительно вжного свидетеля могл окзть серьезную здержку следствию...

... В десять ноль-ноль, кк это было видно по чсм н руке невысокого, нчвшего седеть мйор, я отогревлся в его кбинете.

- Зовут меня Колбин Алексндр Филиппович, - внятно пояснил мйор. Веду твое дело. Рсскжи подробнее все, что ты делл в ночь с 18-го н 19-е ноября прошлого год.

Я рсскзл все, умолчв только о времени, когд был волком. В свете полученных рнее покзний рсскз мой большого доверия не вызвл.

- Скжи-к, куд тебя рнил ножом Полынцев?

Я демонстртивно встл, здрл свитер и рубху и покзл три шрм н животе.

- Во-первых, по внешнему виду они явно десятилетней двности, во-вторых, если бы удры были ннесены туд, куд ты покзывешь, то дворник ншел бы тебя, не Полынцев.

Я вытянул свитер и покзл три грубых стежки, исполненных черными ниткми, зтем нлогичные мест н куртке.

- Ну, с куртки теперь ккой спрос, вот свитер... Сними-к его. Соколов, отнеси н экспертизу.

Отдв свитер здержвшему меня ночью лейтеннту, я зябко поежился. В КПЗ я проспл всего двдцть минут, все остльное время трясся от холод. Соколов уже исчез, мйор продолжил допрос (или снятие покзний, не зню кк точнее нзвть).

- Смый интересный вопрос: что у тебя было в рукх?

- Ничего не было!

- Тк-тки ничего?

- Перчток у меня нету, товрищ мйор. А попробуйте нести что-нибудь без перчток в ткой мороз.

- Чем же ты тогд убил Полынцев?

Этот вопрос зстл меня врсплох. Срочно требовлось хоть что-нибудь придумть.

- А ножиком! Его ножиком, - ншелся я.

- Опять ты см себе противоречишь. Ккя у тебя групп крови?

- Вторя, - зявил я (при поступлении проверяли, и я не збыл).

- Хм, вторя... Тк вот, н ножике был кк рз вторя, у Полынцев первя. Кк ты это объяснишь? Или может он вдруг встл после смерти и удрил тебя три рз?

Молчние. Это был ловушк, и я в нее угодил. Тем временем вернулся Соколов со свитером и что-то зшептл мйору.

- Стрнно, - удивился Колбин, - но шрмы у него, видит бог, не новые. Вызвны свидетели?

- Только Крохлев и Кузин. Шевченко я не ншел.

- Плохо! Лдно вызывй Крохлев...

... Хомут неуверенно вошел в комнту и опустился н предложенный стул. В кбинете нходился уже знкомый ему молодой лейтеннт, мйор и ккой-то пцн, хмуро глядевший себе под ноги.

- Не узнешь его? - послышлся вопрос мйор.

Хомут пристльно взглянул в лицо этого худого пцн и вдруг с ужсом увидел, кк глз его вспыхнули злобны крсным светом.

- В! Оборотень! - зорл от стрх Хомут и збился в смый дльний от монстр угол.

Колбин мгновенно перебросил взгляд с Крохлев н здержнного, но крсные огоньки уже потухли, и в лице не было ничего зловещего, неестественного. Дльнейший рзговор с Крохлевым ничего не дл. Он только неврзумительно мычл и опсливо косился н "оборотня". Можно ли было считть очную ствку удвшейся, Колбин не знл, но с нервми у Крохлев, действительно, было не лдно.

Срзу после его уход впустили Кузину.

- Узнете его? - кивнул н здержнного мйор.

Кузин оглядел прня с головы до ног...

... Он! Ну точно - он! Тот смый пцнчик, что тк смело вступился з нее. Боже, кким стршным покзлось ей его лицо в ту ночь. А сейчс он выглядел очень симптичным. Что-то срзу подскзло ей; это он и никто другой! Вот сейчс он все, д все, рсскжет о событиях той ужсной ночи.

Но... пожлуй, нет. Что он могл сделть? С другой стороны н нее двил сил, предствитель которой сидел рядом с ней в коридоре и злым взглядом нпоминл ей об обещнии, днном в ноябре.

Нет. Он не могл скзть, просто не могл. Кким бы змечтельным не был этот дурчок, окзвшийся тогд рядом, - он всего-нвсего один. А их было много, и если они снов изловят ее, то точно доведут дело до конц. Ее тк сковли мрчные предчувствия, что он понял - лучше молчть. Тем более, что пцн кзлся млолеткой, и большой срок ему все рвно не ддут. Пусть все идет, кк есть. Все, что ни делется, к лучшему.

- Не зню, - проговорил он. - Вроде похож, но точно утверждть не могу. Темно было.

Мйор рсстроено посмотрел н Кузину. Он нпряженно уствилсь н угол стол...

... Когд девушк покинул кбинет, мйор повернулся ко мне:

- Может хочешь что-нибудь добвить?

А что я мог добвить? Девушку явно зствили говорить против меня. Вот только кто? Я ждл, когд введут Шептун, чтобы послушть, ккую лпшу он будет вешть н уши. Но его все не было. Может быть он убежл тк длеко, что его не рзыскли до сих пор?

- Я уже рсскзл вм, кк все было. Больше добвить мне нечего!

- Тогд придется тебя здержть до выяснения некоторых обстоятельств, скзл мйор и взял телефонную трубку.

Вскоре я уже стоял перед желтым гзиком в сопровождении двух сержнтов: шофер и охрнщик (или конвойного, может еще кк). Меня посдили в коробку. Охрнщик хотел влезть вслед з мной, но постоял, подумл, зхлопнул дверь и нпрвился к кбине.

- Отогреюсь хоть немного, то змерз з ночь. Куд пцну убежть... донесся до меня обрывок их рзговор. Зурчл мотор, и гзик поехл.

Одиночество мне было сейчс просто необходимо. Я знл, что теперь делть. Пришлось вспомнить, кк Эдди из "Воя" зпросто сбежл из морг, порвв длеко не тонкую дверь из желез. После бессонной ночи меня мутило. Я едв стоял н ногх. Собрв все силы в кулк, я приготовился. В голове неприятно шумело, но я вновь и вновь концентрировл волю н единственном желнии - стть выше всего этого, вырвться из змкнутого прострнств н свободу, тм пусть ищут...

... Острые когти прошлись по дверце луноход, рзрывя ее кк фольгу. Обнжился змок. Могучя лп схвтил его и вырвл. Гзик мчлся по пустынной улице, зполненной зснеженными одноэтжными домми. Здняя дверь резко рспхнулсь. Вывлилсь жуткя полуволчья-получеловеческя фигур и поктилсь черным лохмтым мячиком по дороге, исчезнув в знесенном снегом кювете...

... - Сбежл? - кким-то чутьем угдл Колбин, увидев зпыхвшегося Соколов. Тот соглсно кивнул. Через три минуты об рзглядывли изуродовнную дверцу гзик.

- Црпины!!! - воскликнул Соколов, ткнув лдонью в продвленные мест. Они удивительно нпоминли кроввые борозды н лицх Полынцев и Жуков.

- Д, почерк хрктерный, но это ккую силищу ндо иметь, - удивился мйор.

- Товрищ мйор, вот его координты, - Соколов сунул в руку Колбин листок, принятый вчер от дежурного кпитн (вернее, уже сегодня ночью).

- Ты думешь он срзу бросится туд?

- Попытк не пытк, товрищ мйор. И потом, ведь это мльчишк. Кто может скзть, куд он кинется в следующую минуту.

- Поехли, - коротко кивнул Колбин, и дежурня мшин понеслсь к общежитию No1 техникум А.С. Попов.

- Все, что имеется н Увров Борис Никитович из 305 комнты, переводя дыхние, вымолвил Соколов коменднту. Колбин, не теряя времени преодолевл пролет з пролетом в нпрвлении третьего этж; двно уже он не совершл подобных пробежек.

- Есть ткой Увров, - коменднт, покопвшись, вытщил ккую-то тетрдку. Только вовсе он не Никитович, Констнтинович, и живет не в 305-ой, в 215-ой комнте.

- А где он сейчс может быть? - нетерпеливо вствил Соколов.

- Воскресенье сегодня. Домой, нверное, уехл. Впрочем, поднимитесь н второй этж, можете проверить сми.

Добрвшись до площдки второго этж, Соколов столкнулся со спусквшимся Колбиным. Вместе они ринулись к искомой комнте. Дверь ее был приоткрыт. Опсение зкрлось в душу мйор, и он притормозил. "Приготовиться", - шепнул он и, рывком рспхнув дверь, окзлся в комнте. Соколов без промедления последовл з ним.

З столом в полном одиночестве сидел толстый невысокий прень в стром тренировочном костюме и с копной рыжих волос н голове. Он отлмывл от бтон большие куски, зпихивл их в рот и стртельно пережевывл.

- Милиция, - отрекомендовлся Колбин. - Увров Борис в этой комнте живет?

- Ну я - Увров, что?

Ткое зявление нстолько потрясло Колбин и, особенно, Соколов, проведшего бессонную ночь, что они не смогли вымолвить не слов. Увров в недоумении хлопл глзми с длинными пушистыми ресницми. Колбин и Соколов понимюще переглянулись - здесь все было ясно. Однко, о тинственной личности, которя могл с легкостью рзломть дверь милицейского гзик и убить человек кким-то непонятным зверским способом, им было известно ровно столько, сколько и дв месяц нзд.

Глв десятя. Тихя погоня.

Пдение из милицейского гзик прошло вполне блгополучно. Я ничего не сломл, только сильно ушиб првую руку. Отлежвшись в кнве, я вылез оттуд и пристльно огляделся. Деревянные дом, словно вросшие в снег, не пордовли моего взгляд, но вдлеке виднелся прикрученный к дереву желтый прямоугольник, обознчющий втобусную остновку. Я поспешил туд и, кк окзлось, не нпрсно.

Н мое счстье подктил втобус. И я вместе с тремя теткми, лохмтой девчонкой и двумя прнями чуть пострше меня с трудом втиснулся в теплый слон. Автобус был нбит н все сто. Воскресенье - нрод спешил н рынок. Н ккое-то мгновение дв мужик, стоявшие слев от меня, рздвинулись. В обрзоввшуюся щель я увидел окно, з ним дорогу и дом, уплывющие вдль. Улиц был по прежнему пустынн. Я тихо обрдовлся - ведь если милиция и вернется, то обнружит лишь мои следы, обрывющиеся н втобусной остновке.

Неделя пролетел кк миг. И если первые дни после знятий я безвылзно сидел в общге, боясь покзться н улице, и смотрел по телевизору все подряд, не обрщя н мелькющие передчи почти никкого внимния (вот-вот, именно сейчс откроется дверь, и групп зхвт из ОМОН блестяще продемонстрирует свои способности), то к пятнице уже сообрзил, что бояться мне нечего. Если бы милиция знл где искть, то двно вытщил меня бы отсюд, несмотря н всю мою конспирцию.

Я догдлся, что мои розыски, конечно же, зшли в тупик. Что знли они обо мне? Ничего! Ни дрес, ни имени, ни мест учебы. Если нжмут н нстоящего Увров, то я его видел всего один рз, он меня, рзумеется, не зпомнил, может и не зметил вообще. Тк что эт ниточк тоже не могл привести ко мне. Я успокоился и с субботы возобновил прогулки по городу. Прошел феврль. Нступил весн.

Првд, зим вовсе не собирлсь сдвть свои позиции. Н улицх были все те же сугробы, все те же холод. Зто дни уже стли зметно длиннее. А я продолжл все тк же учиться, и н душе моей было все тк же спокойно.

Но опсность всегд приходит именно с той стороны, откуд не ждешь. Тк произошло и н этот рз. Подбирясь в сумеркх к общге, я не обртил никкого внимния н силуэт, мячивший неподлеку от вход. А зря! Меня то он и поджидл. Я это понял срзу, когд незнкомец в мгновение ок очутился рядом со мной. Крошечный огонек сигреты с трудом освещл его лицо, н првой щеке которого резким контрстом чернели глубокие рытвины. "Федя!" - догдлся я.

Это действительно окзлся Федя. По суровому выржению его лиц виделось, что шутить он не нмерен. Я уже нчл ндеяться, что с одним Федей упрвлюсь без особого труд, кк вдруг сзди возникли четыре фигуры, обступившие нс. Две слев и две спрв.

Теперь бежть было некуд. В отчяние я впдть не собирлся, незметно рсстегнул потрепнную черную куртку, купленную в нчле феврля у струхи н брхолке, и стл готовиться к прыжку.

Откуд-то из длек до меня долетли слов Феди - угрозы, пересыпемые мтом. Он, видимо, решил нпутствовть меня перед нелегким концом. Я не питл особых ндежд (в лучшем случе мне порвли бы првую щеку, кк у Феди - я уже говорил, что ребят повстречлись серьезные), но был уверен, что вырвусь. И когд, зчитв приговор, Федя мхнул рукой стоящим вокруг, глз мои вспыхнули, из псти вырвлся змечтельный грозный рык, и я, оттолкнувшись ногми от земли, удрил передними лпми тех, кто прегрждл мне путь.

От неожиднности и сильного толчк они рухнули н дорогу, я бросился вперед. Полностью волком я стновиться все же не стл - боялся потерять ботинки. Выскочив из переулк, я окзлся н довольно людном месте и поэтому в мксимльно короткие сроки придл своему лицу человеческий вид.

Федя тоже не рстерялся. Упустив меня у общги, теперь он умело вел погоню, ловко огибя прохожих, не имевших отношения к предмету его поисков. Пятерк крепких прней не отствл от меня и готовилсь использовть любой шнс, чтобы взять меня в кольцо и отбуксировть в менее оживленное место.

Но я и не собирлся сдвться. Я кк рыб лвировл в толпе, мельком оглядывя полупустые витрины длинного мгзин, торговвшего электротоврми, если они, конечно, имелись в нличии. Волшебный неоновый свет - зеленый, голубой, фиолетовый - мягко освещл пирмиду крсиво уложенных выключтелей. В этот миг мне до ужс хотелось окзться тм, внутри, где сейчс спокойно и темно, но ничуть не стршно, ноборот - совершенно безопсно (вот бы взбесились мои преследовтели). Но это было не в моих силх, и я продолжл продирться сквозь толпу, чувствуя зтылком злобные взгляды.

Вновь и вновь, шг з шгом уже почти бесцельно я перествлял свои ноги, двигясь вперед. Зчем? Куд можно было скрыться от нвязчивой погони, от неизбежной рсплты? Уклоняясь от идущих нвстречу прохожих, я не смотрел в их лиц, не мог. Что им до меня? Кто я им? Никто из них не сумел бы меня выручить. Нходясь в толпе, я вновь и вновь чувствовл стршное одиночество, зполнившее, кзлось, кждую клетку моего тел. Тупое безрзличие овлдело моей человеческой сущностью, и только ккой-то инстинкт зствлял двигться вперед, одновременно нблюдя з пятеркой, неотступно следоввшей з мной. Нчли уствть ноги, дико болел шея, которую я постоянно выворчивл чуть ли не н 180 грдусов.

А мои новые друзья, похоже не торопились в полной уверенности, что никуд я от них не денусь, не оствляя мне ни единого шнс.

Крем левого глз я отметил втобус. Это был обычный рейсовый "Икрус". Посдк уже звершилсь, и я своим обостренным от нпряжения слухом услышл хрктерное шипение сжтого воздух, предшествоввшее зкрытию дверей. Словно ккя то пружин удрил меня под ботинки и збросил в втобус. Дверь зхлопнулсь з спиной, отделив меня от преследовтелей. Они явно не ожидли ткого поворот событий. Резко повернувшись, я рзглядел сквозь стекло их рстерянные лиц, искженные изморозью.

Вот и все. Кк поется в тких случях: мы ушли от проклятой погони, перестнь моя крошк рыдть... Автобус уже ехл, унося меня от этой, действительно, проклятой погони. Я немедленно успокоился и прошел вперед по слону. Несмотря н скопление пссжиров, большинство мест в втобусе пустовло. Пссжиры предпочитли стоять, избегя зледеневших поверхностей сидений. Я протолклся к кбине водителя и уствился вперед.

Окно водителя было идельно чистым, словно н улице не свирепствовли морозы. З ним стремительно рзворчивлсь, пролетя, пнорм ночного город. Нервы уже двно пришли в порядок, но нстроение ничуть не улучшилось. Куд теперь? У общги, нверняк, зсд. А впереди еще ночь. Я сильно устл и змерз, но идти было некуд. У меня не было дом.

Но если бы дже у общги меня никто не ждл - мог ли я нзвть ее своим домом? Когд вместе н крохотных метрх комнты живут четыре чужих человек, когд в комнте нельзя хрнить приличные вещи, инче в вше отсутствие они с чистой совестью бесследно испряются, когд в вшу комнту в любой чс ночи может ввлиться пьяня толп и избить или устроить импровизировнный "тетр" ткое место нельзя нзвть своим домом. Нет, дом - это совсем другое, это тм, где хозяин ты, только ты и никто другой.

Я был чужим в этом городе, где у жителей существовл свой обособленный мирок, теплый и ндежный. И тм не было мест мне - голодному и оборвнному пцну. Я см должен был построить свой дом - свою крепость, чтобы змкнуться в ней, успокоиться и не обрщть внимния н тех, кто мечется по ночному городу, рботть и мирно врщться в круговороте жизни. Но я не мог...

Я стл оборотнем, но что с того? Жизнь крутил и бросл меня кк хотел. Пусть я вывернулся сейчс, что дльше? Кто позволит мне создть свой мир, чтобы и мне было тихо и хорошо? Не потом, сейчс... Почему я не могу получить свою порцию счстья? Можно было бесконечно отвечть н этот вопрос. Не те обстоятельств?! Обстоятельств... Н них кивют только слбки, это я знл. Впрочем я и был одним из них. Ибо, получив огромную силу, я не знл, кк ей воспользовться.

И все-тки мощным усилием воли я откинул эти мысли. Не время рсклеивться, особенно сейчс. Нужно было нйти решение. И позволив мозгм рботть н всю ктушку, я вновь взглянул вперед, в темноту позднего мртовского вечер.

Из дльней точки возникли крохотные домики со светящимися звездочкми окон. Они росли, рзбеглись в стороны, выстривясь одни спрв, другие слев. И вот уже окн взмывли вверх, крыши возвышлись н недосягемой взору высоте. Дом проносились мимо втобус и исчезли позди, теперь не доступные моему взгляду. Смотреть н это было жутко интересно, лишь бы мршрут не повторялся, и для меня уже не существовло иного мир, кроме темноты з окном, рзрывемой сиреневыми фонрями, желтыми прямоугольникми окон, д неоновыми вывескми. Некоторое рзнообрзие тк же вносили подмигивющие светофоры или лмпы дневного свет в витринх. И вдруг все это исчезло. Лишь тьм црил вокруг. Автобус выскользнул из жилого мссив, проехл по короткому мосту через небольшую, сковнную льдом речку и, увеличив скорость, понесся в гору, нвстречу новым домм.

Проехв еще несколько остновок, я, нконец, решил куд подться. Рзумеется н вокзл. Я уже недоумевл, кк эт мысль не пришл в мою голову рньше. Однко, вокзл нходился в нпрвлении, обртном мршруту втобус. Тогд я сделл шг к дверям, они рспхнулись и выпустили меня н промерзшую улицу, где з меня принялись отнюдь не весенние холод.

Вокруг высился рйон пятиэтжной зстройки. Автобус октил меня теплой струей бензиновых выхлопов и уехл. В его окнх тинственно мерцл свет, пробивясь сквозь змерзшие стекл.

Сзди зшуршли, рзбрсывя измолоченный снег, колес, и вблизи втобусной остновки остновилось ткси. Я чуть не зплкл от бессильной злости. Из желтой "Волги" неторопливо вылезли уже знкомые мне лиц. Ребятки, действительно, взялись з меня всерьез, и теперь вряд ли что-нибудь могло им помешть. Я см змнил себя в ловушку.

Здесь было пустынно. Только вдлеке мячил прочк, д стрик переходил дорогу, еле слышно стуч плкой по мостовой. Ткси, включив зеленый огонек, скрылось з поворотом. Федя зсунул руку в крмн, зтем резко выдернул ее оттуд. В руке окзлся пистолет.

И тогд я побежл. Я не знл, з что должен умереть, но знл, что умереть должен. Может быть з то, что из-з меня посдят двух фединых корешей, но скорее из-з порвнной фединой щеки. Шрмы, конечно, укршют мужчину, но перепхнное лицо выглядит уродливым, не героическим.

Я нырнул в проход между двумя домми, пронесся мимо трнсформторной будки. Погоня не отствл. З спиной я услышл хлопок выстрел и внутренне сжлся. В книжкх я чсто читл, кк глвный герой "... бодро шел, не обрщя внимния н свист пуль нд головой". Стрнно, но мои уши не уловили никкого свист. Тем не менее я прибвил ход, тк кк последовл второй выстрел, зтем еще один. Я резко свернул впрво. Под ногми то и дело исчезл тонюсенькя тропк, левым плечом я чуть не цеплялся з железные прутья изгороди, з которой рскинулсь территория детского сд с угрюмыми темными окнми. Впрочем нет, от волнения я спутл стороны: слев высился пятиэтжный дом. З светлыми окнми его квртир отдыхли те, кому повезло со спокойной жизнью.

Вновь послышлись выстрелы - пушк, судя по всему был не только у Феди. Я выдыхлся и мечтл только дотянуть до поворот. И вдруг толчок, болезненный удр под првую лоптку. Пуля прошл нвылет. Я схвтился рукой з грудь и ощутил теплое, липкое прикосновение крови.

З поворотом окзлся двор, большой и темный. Лвируя между детскими горкми и турникми, я быстро проскочил его и, обогнув дом, перебежл через дорогу, чудом не поскользнувшись и не угодив под колес синего "жигуленк". Я бежл вдоль улицы, где слев тянулся ряд кпитльных гржей, спрв шеренг пятиэтжных домов, стоявших торцми ко мне. Дорог шл под гору. Я без особых усилий мчлся по ней, стртельно избегя скользких мест. И все же преследовтели неумолимо приближлись. Выстрелы рздвлись один з другим, и федины прни рдостными выкрикми приветствовли кждое удчное попдние.

Пули впивлись в мое тело... Черт побери, крсиво скзно. В действительности все было горздо прозичнее. Болезненные судороги сотрясли меня, кровь зливл одежду. Првя ног, в которой уже сидели две пули, почти не слушлсь. Но я не сбвлял скорости и не позволял устлости и боли звлдеть мной.

Улиц круто повернул, и передо мной рскинулся лбиринт гржей. Строились они н протяжении лет двдцти и поэтому обрзовли не стройные ряды, путнные переходы.

Я без промедления нырнул в первый же проход. Преследовтели, потеряв меня из виду, змтерились в пять голосов и ринулись н поиски. Но здесь обнружить меня было не тк то просто. Я использовл кждую щель, кждый переулок. Мне сопутствовло дикое везение, и только блгодря ему я не зстрял нигде, дже в смых узких местх. Погоня продолжлсь, но федин пятерк уже не был комндой. Они потеряли друг друг, зплутв в бесконечных поворотх. Тяжелое дыхние выдвло их присутствие, и я, зслышв его, вжимлся в темные стены или исчезл в зснеженных зкоулкх.

Внезпно гржи остлись у меня з спиной, я окзлся перед десятком деревянных домов, з которыми возвышлись девятиэтжки. Я зтрвленно оглянулся, преследовтели вроде отстли. Я перевел дух и пошевелил првой ногой. Колючя боль выросл в нестерпимую и я не сдержл стон.

- Э, вот он, - донесся до меня торжествующий крик сзди. Я с трудом повернулся. Дв темных силуэт, прыгя по крышм гржей, приближлись ко мне. Я бросился вперед к высоченному збору. Вдруг тихий шорох рздлся оттуд. Я приготовился к неминуемому нпдению, но лишь шепот выскочил из темноты.

- Эй, иди сюд.

Я змер и прислушлся.

- Ну быстрее же.

Голос был незнкомый, но к беспощдной пятерке он не относился. Выбор у меня не оствлось; я из последних сил перемхнул через збор и приземлился рядом с срем, из которого исходил неизвестный мне голос.

Н пороге сря стоял пцн, мой одногодок. Уж н что я был худой, но он был еще более хлипким н вид. Впрочем, нродня пословиц говорит: не родись шкфистом, родись кртистом.

Штясь, я едв смог сделть несколько шгов, чтобы добрться до сря. Прень приоткрыл дверь, и я ввлился вовнутрь.

Здесь было тепло. Горел лмп втт н двдцть пять или пятндцть. И в этом неярком свете я рзглядел небогтую обстновку сря: стол, дв стул, полки, нбитые железякми непонятного преднзнчения, полурзобрнный мотоцикл в центре, дивн, кмин в углу и несколько цветных ящиков от стеклотры, поствленных вдоль стены.

Мой спситель зботливо прикрыл дверь. Он был в стрых, вытертых джинсх, н которых густо были рзбросны темные пятн (скорее всего от мшинного мсл), и в свитер черного цвет.

Теперь я мог оглядеть и себя. Вид у меня был ткой, кк будто я только что принял учстие в Бородинском сржении. Левый рукв куртки был рсполосовн. Н груди, животе и првой ноге рсползлись кроввые пятн. Еще три отверстия чувствовлись н спине. По обычным меркм я уже полчс должен был вляться в сугробе и подыхть. Но я был оборотнем.

- Я сейчс, подожди минутку, - мой спситель критически оглядел меня и исчез з входной дверью, я, не в силх стоять, опустился н стул. Прень, действительно, скоро появился. Он притщил ведро теплой воды и поствил его предо мной.

- Отвернись, - попросил я, и он понимюще сел спиной ко мне. А я принялся вытскивть зстрявшие пули.

Ничего мучительнее этой процедуры я до сих пор не испытывл. Кждое прикосновение к рнм причиняло жгучую боль. Рздвигя живое, трепещущее мясо пльцми, я, стиснув зубы, продвиглся внутрь, с трудом нщупывя твердые инородные куски. Это было не столько больно, сколько противно, но совершенно необходимо. Вытщив обе пули из ноги, я минуты три отдыхл, скрипя зубми, зтем принялся з спину. Вот где нчлись трудности. Выгнув руку неестественным обрзом, я извлек третью пулю, испытывя при этом неимоверные стрдния. Мне оствлось только блгодрить судьбу з то, что остльные две пули, попвшие в спину, прошли нвылет. Зкончив с этой неприятной процедурой, я промыл рны и деликтно кшлянул, нмек, что уже можно поворчивться ко мне лицом.

Он рзвернулся, и мы молч смотрели друг н друг, не зня с чего нчть рзговор.

- Зчем меня спс? - решил я срзу пойти с мест в крьер, тк кк не привык, чтобы кто-нибудь принимл ткое деятельное учстие в моей судьбе.

- Просто меня один рз вот ткже гоняли по гржм, - ответил он и с грустью добвил, - только поймли.

- Рсскжи, - попросил я, тк кк см не в силх был что-нибудь пояснить, сидеть в молчнии было невыносимо: жизнь в общге приучил меня к бесконечным рзговорм.

Прень кивнул и нчл:

- Когд родители рзошлись, ншу двухкомнтку рзменяли н комнту в пригороде и этот дом. Отец с новой женой туд уктил, нм с мтерью эт вот рзвлюх достлсь. Но не это окзлось плохо. Ребят слишком крутые, чужих здесь не любят. И кк только я появился, стли меня гонять, гоняют они жестоко. Один рз форменную облву устроили. Згнли меня в эти гржи и большой кодлой ловить стли. Кк кто-нибудь н меня нпорется, срзу кмнями зкидывет. А потом окружили и стли зпинывть. Думл не выживу. Д ничего, чсок отлежлся в грязи, встл кое-кк и сюд, в срйчик, чтобы мть не увидел. Потом уж нврл ей, что по стройке лзил, д сорвлся. Худо мне было, не знл что делть.

- А сейчс кк? - поинтересовлся я.

- Сейчс все в норме. Я понял, что мне ндо выжить, любым способом, но выжить.

- И что? - спросил я, с трудом ворочя языком от устлости.

- Штуку интересную придумл. Ведь эт компх здесь не основня. Здесь всех в рукх держт фшисты.

- Кто? - не понял я.

- Фшисты! Ну в кожных курткх ходят, со свстикой, с крестми, некоторые еще бреются нлысо.

Я кивнул, хотя видеть тких пцнов мне пок не доводилось.

- Купил знчок н толкучке з стольник, - прень достл потертую кожную куртку коричневого цвет, н отворот которой был прикручен знчок: черня свстик н белом фоне, вокруг крсный с рельефными зубчикми ободок, и продолжил, - стричься я не стл, знчок нцепил и вышел. Гляжу, идут. Я нвстречу. Взглянули, увидели знчок, рсступились и больше никких проблем. Тк, с осени, и ношу его не снимя.

- И что, никто и слов не скжет? - удивился я.

- Д кто сейчс вообще н других внимние обрщет! А кто зметит, пошипит только и все. Боятся! Не меня, конечно, тех, - прень кивнул куд-то в сторону, - фшистов. А я теперь спокойно живу. Мотоцикл вот купил поломнный, д ничего, починю. Ездить будет.

- Неплохо придумл, - соглсился я.

Прень еще рз сбегл в дом и принес котелок с жреной кртошкой и бинты. Я моментльно проглотил кртошку, от бинтов откзлся - рны уже сми перестли кровоточить. После сытного ужин в тепле у меня уже слиплись глз. Мой спситель зметил это и не стл меня ни о чем спршивть, кивнул н дивн и предложил мне рсполгться н нем. См он положил н ящик овчинный полушубок, лег н него и звернулся непостижимым обрзом тк, что укрыл и голову, и ноги. Н мою долю достлось темно-синее строе одеяло. Я вырубил свет и лег н дивн.

Прень уснул мгновенно, я лежл в темноте, уствившись в потолок. В углу мерцл розовым светом спирль кмин. Рны зудели, но я знл, что к утру от них остнутся только крсновтые следы.

И мне вдруг подумлось, что прень имел полное прво носить свстику н куртке. Ведь изнчльно в древнеиндийских иероглифх он ознчл добрый символ, кжется, знк счстья и блгополучия. Пусть потом ее извртили, использовли люди, погубившие миллионы жизней. Пусть он стл символом зл. Но если теперь, уже в нши дни он спсл жизнь хотя бы одному-единственному человеку, знчит он имел прво н существовние.

Глз мои сомкнулись, и я провлился в ослепительно яркий сон.

Глв одинндцтя. Знк оборотня.

Федя, нервно подергивя порвнной щекой, в сотый рз обводил пристльным взглядом окружющую местность. Пцн не мог длеко уйти. Его темный силуэт еще две минуты нзд мячил н фоне снег и вдруг исчез.

Остльные четверо неторопливо курили, негромко мтерясь где-то сзди. Федя повертел в рукх бесполезную уже пушку и двинулся к збору. Четверк медленно, словно нехотя, нпрвилсь з ним. Нгнувшись поближе к зснеженной земле, Федя по следм выглядывл путь беглец. Следы вели к збору.

Один только Федя знл кких трудов ему стоило отыскть в большом городе нужного пцн. Другой н его месте уже двно плюнул бы н это дело и жил бы спокойно дльше. Другой, но не Федя. Он никому никогд ничего не спускл. Он всегд помнил свои долги, но любил чтобы и ему рсплту не здерживли.

Феде вдруг вспомнился случй еще школьных времен. Клссе в четвертом они с другом весело толклись в школьном коридоре, и друг толкнул его кк-то особенно сильно. Федя, рзумеется, ответил ему тем же. Тогд друг толкнул его еще сильнее и вдобвок нступил н ногу. После уроков Федя отвел друг в школьный сд и н глзх у всего клсс кк следует отделл, укзв ему н свое место. Дружб после не сложилсь, зто пришло увжение. "Бей своих, чтоб чужие боялись", - првильня пословиц, и Федя н деле увидел это. Потеряв одного, он приобрел многих. Мощня школьня компния принял его в свои ряды. Этому помогло и нличие у Фединого отц фирменного импортного мгнитофон, который в Союзе был тогд редкостью No1. Федя устривл дом вечеринки, н которые собирлсь школьня мфия и клссные девочки. Н мгнитофоне изумительно звучли и переписывлись смые новейшие зписи. В ту пору везде звучл Зпд, все советские скотобойные песенки еще рождлись в подвлх и только-только вылезли из них в отглженные ВИА. Д, было времечко.

Прошли-пробежли школьные годы, приятели рзлетелись кто куд, но Федя уже знл свое место в жизни. И когд пришли трудные времен, он не стл плкться в жилетку и жловться н жизнь, пошел рботть продвцом в "комок". К своей длеко не мленькой зрплте Федя прибвлял и солидную рзницу между госудрственной и рыночной ценми, когд скупл оптом товр где-нибудь н бзе и продвл в своем "комке" лохм, не видящим дльше собственного нос. Он успел приобрести квртиру и обствить ее еще до того, кк цены резво посккли в гору, и теперь с усмешкой посмтривл н копошщихся вокруг совков, которые уныло тянули от получки до получки.

И теперь, когд ему поплся охреневший до невозможности пцн, Федя не собирлся брость нчтое н полдороги. Он нжл н все известные пружины, звязнные н стршкх в учгх и технушкх, отследил весь путь нстоящего Увров з неделю до происшедшего, и все же пондобилось немло времени, прежде чем удлось выйти н некоего Сверчк, обитвшего в одной из общг, куд Увров чстенько збегл по вечерм. Был проверен почти сотня возможных кндидтур, но они отпдли одн з другой. Федя выкопл этого хрен по рсскзу трех стршков, которым их зем постоянно зклдывл ккого-то пцн с кликухой Сверчок. Он будто бы уже четыре месяц не доен, и, смое смешное, будто бы з ним никто не стоит. Федя усмехнулся тогд, понимя ккую ловкость ндо проявить, чтобы ежемесячно увертывться от своей доли. Ловкость то и обртил н себя внимние. Борзый пцн тоже был донельзя ловок, он нколол дже милицию. Это Федя понял по нводящим вопросм в ОВД, куд его вызывли еще дв рз. Интересным тк же было то, что основные стршки упорно не кололись н этот счет, только хлопли глзми, словно удивляясь, кк же они могли просмотреть ткой непорядок.

См Увров этого Сверчк, кк ни стрнно, и в глз не видл, но порвння куртк синего цвет фигурировл. Рзумеется этого было мло, но проверить все же не мешло. Н худой конец оствлись дв неведомо куд исчезнувших пцн из технушки, но здесь ндежды было еще меньше. Однко, Федя твердо дже не сомневлся, что прень из общговских; домшних всегд видть с первого взгляд.

Нконец, собрв четверых верных людей и доств три пушки и еще кое-что, Федя вечерком решил нвестить нмеченную общгу. Но в общге Сверчк не окзлось, и Федя решил обождть у вход, мхнув рукой остльным четверым, чтобы рссредоточились по окрестностям. Они, проклиня собчий холод, ждли и, кк окзлось, не нпрсно. Около десяти невдлеке покзлсь стрнно знкомя фигур. Сделв несколько скчков ей нвстречу, Федя понял, что не ошибся, угробив н поиски чуть ли не месяц. С кким удовольствием он бы прикончил этого щенк, изуродоввшего его невесть чем. Эт мысль согревл его в томительном ожиднии, ибо Федя знл твердо, что теперь для того, чтобы понрвиться ббм, ему придется зтртить горздо больше фишек и рзных других ццек, нежели рньше.

И вот цель стоял перед ним. Выплеснув в злобном крике всю досду, Федя приготовился помучить пцнчик, кк вдруг тот, сделв прыжок вперед, ускользнул от них, опрокинув двух длеко не хилых корешей.

Коротко обругв их, Федя бросился в погоню. Пцн испугнно крутился в толпе, потом юркнул в втобус. Мльчик, видимо, решил, что блгодря ткому хитрому способу ему удстся избежть уготовнной учсти.

Поймв первую попвшуюся тчку, Федя зпихнул туд всех четверых, сунул шоферу для рскчки стольник и голосом, не терпящим возржений, прикзл следовть з втобусом. Он зорко всмтривлся во всех пссжиров, покидвших втобус, и в нужный момент толкнул шофер. Тот резко зтормозил, рзбудив успевших зкемрить дружков. Сунув шоферу еще полтинник сверх счетчик, Федя выскочил из мшины, - цель вновь был перед ним. Обстновочк окзлсь подходящей - темно, и вполне можно пошбшить, не отклдывя. Поэтому, не ств медлить, Федя выхвтил пушку, чтобы припугнуть шкленк, и рвнул з припустившим снов пцном. Стрелять он снчл и не собирлся, но пцн упорно не хотел остнвливться, этого Федя уже стерпеть не мог.

Дльше события рзвернулись ну совсем кк в боевикх, которые Федя лениво просмтривл по видку чуть ли не кждый вечер, но теперь глвным героем был он см. Три пушки беспорядочно плили, стрясь порзить мленькую фигурку, бегущую впереди. Вот только (что кзлось довольно стрнным) Федя готов был поклясться чем угодно, что по крйней мере две пули достигли цели (в спину и првую ногу). Но беглец, дернувшись от боли, вовсе не думл пдть и дже не сбвил скорость, потом взял, д и зтерялся в гржх. Переполненный прведной злобой Федя и тут ншел выход. Именно он догдлся вскочить н крышу грж и оттуд сумел вычислить неуловимого Сверчк.

Но ушлый пцн опять ускользнул, и дже верные люди ничем не смогли помочь Феде. Теперь эти верные люди стояли невдлеке и переругивлись, нмекя, что они не ннимлись торчть здесь всю ночь. А Федя, пригнувшись, шг з шгом повторял путь тк и не поймнного беглец. У збор следы обрывлись, вернее сливлись со множеством тких же. Ккя-то многочислення втг прошл здесь совсем недвно, и следы Сверчк безндежно терялись в перепхнном снегу.

Федя попинл збор ногой, обутой в зпдногермнскую "Слмндер", и оценил его высоту. Метр дв с половиной. Ткой прыжок вряд ли мог совершить дже спортсмен мирового клсс, вот дохлый пцн в зимней одежде и с простреленной ногой перемхнул збор в дв счет. Нерельно, поэтому, несмотря н змнчивость, ткой вринт приходилось откинуть и продолжть следовть вдоль збор по нпрвлению к месту, откуд нчлсь погоня. Остльные четверо безмолвно двиглись з предводителем, сми не зня того, что удлялись прочь от искомого объект.

И все же ккой-то внутренний голос подскзывл Феде, что поиски должны быть продолжены в этом рйоне, ведь две (по крйней мере две) пули вывели бы из строя и не ткого хиляк, кк Сверчок. Но отсутствие крови возле единственных ведущих от гржей следов вызывло недоумение и нсторживло...

... И все тки я ушел от него. Ушел, провлявшись в сре целый день и рсскзв про себя все, кроме, конечно, своей сущности оборотня. Я мог одним мхом докзть ему смое невероятное, покзв зжившие к утру рны или преврщение в волк, но что-то удерживло меня. Нерешительность? Пожлуй. Кто знет, кк поведет себя он, узнв во мне чужк. А оборотни и вмпиры (теперь я был готов поверить в кого угодно, хоть в экстрсенсов, хоть в двухметровых крыс) всегд были чужими в этом мире. Они не могли существовть среди людей, и люди изгоняли их отовсюду, оствляя потомкм леденящие душу истории об их кроввых похождениях. Это я вынес из всех фильмов, которые мне удлось посмотреть о своих сородичх, д и вообще обо всей нечистой силе. Впрочем, я никогд не причислял себя к нечистой силе, я не был ее порождением. Я не игрл роль в мрчном фильме, где ужсные чудищ внедряются в человеческое общество, прикрывясь оболочкой. Нет, во мне ничего не изменилось после того полнолуния. Я смог стновиться волком, приобрел уверенность, сноровку, стрх покинул меня. Ну и что?! Дже в волчьей шкуре я оствлся все тем же пцном, учщимся первого год ПТУшки. Ведь днем я отсиживл положенные пры, зубрил теорию, решл здчки по лгебре.

Но все это я говорил лишь смому себе. В мире и тк мло хороших людей. Что будет, если и они оттолкнут тебя?

И все же я покинул свое убежище, улучив минуту, когд мой спситель (черт возьми, я ведь тк и не узнл его имени) потщил пустые трелки в дом з ужином. Нкинув совсем потерявшую вид куртку, я выбрлся н крыльцо, плотно прикрыв з собой дверь.

Зимний вечер обжег мои щеки холодом, но небо было ясным, з одной из девятиэтжек, нверняк, потерялсь лун. Я подбежл к збору и, сконцентрировв все внимние н зубчтом кре, без труд перескочил через него. Я был уверен, что спсший мне жизнь прень поймет меня, хотя в первую минуту стршно огорчится из-з того, что я не взял его с собой. Именно об этом шел у нс рзговор целый день. Не спорю: вдвоем всегд легче. Но я тк же знл, что не имел прв брть его с собой. Здесь уже не поможет фшистский знчок, здесь слишком крутые ребят. Они не признют вторитетов - они сми вторитеты. Это не мелкя шлв вроде Эди и его дружков, которые мгновенно рзбежлись, увидев силу куд более могучую, чем шесть их жлких кулков, легкое перышко, д пр увиденных в кино приемов. Вот только почему и девчонк покзл против меня? Бог ее знет.

Опять я швыряюсь мыслями в голове вместо того, чтобы зняться делом. Сейчс нужны не философские измышления, нстороженное внимние потревоженного хищник и волчья рекция. Блго и того, и другого имелось у меня в досттке.

Вот я уже одолел улицу с кпитльными гржми, перешел через дорогу, где меня чуть не сбили вчер синие "Жигули". Снег под ногми перестл искриться миллионми рзноцветных блесток; свет фонрей остлся позди.

Я бодро шгл по тому смому, длинному двору, который тк плохо рзглядел вчер. Впрочем и сегодня тут рзглядывть было нечего. Смый обычный двор. Светятся окн домов, брося н серый снег светлые угловтые фигуры. Темнеют силуэты зпорошенных снегом деревьев, д поктя ледяня горк рсположилсь неподлеку от тропинки.

Из-з нее вдруг вылетел, словно огнення мух, орнжевя точк и плвно поплыл нвстречу мне. Он кзлсь особенно яркой н фоне черной фигуры, неотступно следоввшей з ней. "Опсность", - здрожли нервы. "Опсность!" - подтвердило что-то внутри. В иное время я не обртил бы н одиночного прохожего никкого внимния, но истрепння з минувшие сутки нервня систем был нтянут до предел.

Темнот скрывл лицо незнкомц, но чувство опсности уже охвтило меня целиком. В првой руке незнкомц возник ослепительный круг, и я непроизвольно зжмурил глз секунды н две. Свет фонрик октил меня с ног до головы, повернулся, пробежл по двору, беспорядочно освещя сугробы и рссеялся в черной щели между домми.

Темное прострнство щели отозвлось тким же ярким кружком, только длеким и мленьким. Он сиял несколько секунд, зтем исчез, погснув или рзвернувшись, чтобы оповестить о своем появлении кого-то третьего. Тем временем незнкомец приблизился ко мне вплотную и промолвил спокойным хриплым голосом: "Ну что ж, пцн, ты см к нм пришел".

Это был не Федя, но один из его четверки. Видимо, они веером рсположились по микрорйону, и если бы я двинулся другим путем, то нпоролся бы н того, у щели, или н третьего, контролирующего следующую дорогу, по которой я мог бы проскочить.

Крутые прни не зствили себя долго ждть. Я шел обртно тем же мршрутом, по которому меня гнли прошлым вечером, рссчитв по ртиллерийскому зкону, что дв снряд в одну и ту же воронку не злетят. Но почему Федя решил, что я пойду именно вчершней дорогой. Очевидно, все случилось по зкону подлости. Впрочем, кому подлость, кому, нпротив, большя удч, это уж с ккой стороны взглянуть. Но все это опять же философские измышления.

Я не стл ждть пок один из них схвтит меня своими клешнями, ловко ушел впрво и проскочил мимо. Я мог бы легко сделть его, но предпочитл оствить это н крйний случй и поэтому несся сейчс к узкому проходу между домом и детским сдом, где мне вчер влепили первую пулю. Сзди слышлось недовольное пыхтенье. Преследовтель явно не собирлся рсствться со своей добычей. С другого конц двор, из темной щели приближлся еще один охотник. Но мне было н него нплевть, я уже достиг проход и ринулся в его спсительную темноту, но с ужсом увидел черную фигуру, которя уверенно неслсь н меня. Третий преследовтель. А может уже четвертый? Я окзлся в смом центре хитро сплетенной путины.

Теперь выбор не было. Я перескочил через збор, состоящий из железных прутьев, и окзлся н территории детского сд. Сзди грохнул выстрел; кто-то пытлся достть меня пулей, но безуспешно. Я окинул круговым взглядом громоздящиеся н площдке лесенки, горки, домики, две вернды и провоз, полузнесенный снегом, но все же волокущий з собой дв небольших вгон. После этого я, пригнувшись, скрывясь з сугробми рвнул вперед по рсчищенной ккуртной рукой дворник (вернее лоптой) угловтым дорожкм.

Мой взор уперся снов в темные неживые окн здния. Они оствлись ткими же холодными рвнодушными кк вчер, только теперь нходились несрвненно ближе, и я ощутил неприятно пробежвший по спине холодок. Но не время было предвться эмоциям, и я осторожно выглянул из-з сугроб. Преследовтели преодолевли препятствие, осторожно перебирясь через збор. Вот спрыгнули двое, з ним еще трое. Треск мтерии пояснил, что последний из них ознменовл свой спуск испорченным пуховичком. "Ну вот, - подумл я, теперь достнется еще и з куртку".

Итк, их пятеро. Никто не потерялся вчер и ничего себе не отморозил. Жль! Но с другой стороны было отлично, что число преследовтелей не увеличилось. Пистолетов у них дв или три, поэтому высовывться все же не рекомендовлось. Попдния не причиняли мне особого вред, но отнимли силы вчер я бежл н кких-то зпредельных возможностях. А сегодня я мог выдохнуться и рухнуть в первый попвшийся сугроб, и тогд преследовтели могли делть со мной все что угодно. Я совсем не был уверен, что выживу, если мне, к примеру, отрубят голову.

Тем временем мрчня пятерк, освещя сугробы фонрикми, медленно приближлсь к рсчищенным дорожкм, н кждом шгу глубоко провливясь в снег. Тм мои следы зкнчивлись, тк кк свежего снег не было, то мой путь, нчиня с этого момент, уходил в неизвестность.

Дорожк рзветвлялсь влево, впрво и вперед. Федя с дружкми н минуту змешклся, но потом он решительно мхнул рукой. Преследовтели рзделились: один нлево, другой нпрво, трое вперед. Это было мне н руку - ветвлений у дорожки было более чем достточно. Дже если бы вдвое больше преследовтелей рыскло здесь в темноте, то их все рвно не хвтило бы н все зкоулки. Это нельзя было нзвть лбиринтом - просто большой прямоугольник, рзбитый н множество мленьких. В центре стояло двухэтжное здние детского сд.

Перебирясь от сугроб к сугробу, я осторожно обогнул здние и окзлся н противоположной стороне. Здесь тк же нчинлись дорожки - зимний прк был рзбит симметрично. Теперь преследовтели могли отсечь его половину. Один из них должен был встть у прдного вход в здние, другой у черного, третий н дльней дорожке, которую не прерывл корпус детского сд, от нее тк же шло ответвление к выходу с территории, и четвертый н симметричную ей дорожку с другой стороны сд. А пятый тем временем мог спокойно обшривть все оствшиеся дорожки. Плн был блестящим, но ткя комбинция сковывл основные силы, и вряд ли Федя стнет действовть подобным обрзом. Тк и случилось.

Зтившись з сугробом, я пристльно нблюдл, кк дв светящихся кружк, обознчющих фонри, осторожно пробирются с првой (бывшей левой) от меня стороны здния. С другой, невидимой мне стороны, вероятно, шли остльные. Я нчл понемногу отступть в глубину прк, погоня, не спеш, рссредоточилсь и стл методично прочесывть оствшуюся чсть дорожек. Я сидел, сжвшись, з смым высоким сугробом.

Вскоре мой чуткий слух уловил поскрипывние снег, стновившееся все громче. Я змер в испугнном ожиднии. В голове было пусто, словно стрх вымел подчистую все копошившиеся во мне мысли. Чувство опсности пульсировло внутри меня не двя сосредоточиться.

Внезпно в проход сунулсь рук с фонриком, и я что есть силы удрил по ней. Пльцы рзжлись, фонрик упл и поктился в мою сторону. Я, не медля, с силой нступил н него ногой. Корпус прогнулся, стекло хрупнуло, пучок свет исчез. Мне дико повезло - этот прень был пустой. Поэтому он стремительно отпрыгнул з сугроб и мхнул кому-то рукой.

В этот момент из-з дльнего поворот вывернул Федя. Лун освещл его лицо и придвл ему мертвый оттенок, рвные полосы лишь подчеркивли эту ужсную бледность. Он без промедления выстрелил в мою сторону. Что-то чиркнуло возле моей головы, и теплый воздух н мгновение согрел нчвшее змерзть ухо.

Я тут же скрылся з ближйшим поворотом и вскоре окзлся н последней дорожке. З ней тянулись непролзные сугробы. Я уже нчл подумывть о том, чтобы ринуться через них к збору, перелезть его и оствить преследовтелей в дуркх, но опслся зстрять и быть поймнным н полдороги.

Выстрел слев оборвл мои рздумья. Н беду я стоял точно посредине дорожки, метрх в трех от двух ближйших проходов. Тогд я подпрыгнул, погрузился в сугроб и вплвь, оттлкивясь рукми и ногми от снежной мссы, преодолел рсстояние до следующей прллельной дорожки. Сзди вновь послышлся выстрел, но пуля опять ушл в "молоко". Стреляли сегодня горздо хуже, чем в прошлые сутки.

Еще рз сильно оттолкнувшись ногми, я вдруг потерял опору и рухнул вниз. Н мое счстье дорожк в днный момент пустовл. Я сильно ушиб зтылок и не срзу смог встть. Мои глз смотрели вперед и вверх. Тм сиял полня лун.

Полнолуние! Знчит я нходился н пике своих возможностей. Еще один из зконов оборотней я вывел срвнительно недвно. Именно в полнолуние я первый рз стл оборотнем. В полнолуние мне легче всего двлось обрщение. И только в полнолуние я чувствовл себя легко и спокойно, кк никогд.

И тогд я решил - Все! Хвтит игрться. Я ведь могу их прикончить кк щенков, но если все и дльше тк будет ктиться по их сценрию, то к утру они меня достнут. Хвтит дергться - ндо нступть!

Я вскочил н ноги, здрожл всем телом (не збыв, впрочем рсстегнуть куртку), облизл языком появившиеся во рту клыки, потер лпми змерзющие уши, постепенно перемещющиеся нверх, зтем длинную морду, которя быстро зрстл густой серой шерстью.

Но нет, н этот рз я решил выложиться до конц. Я скинул с себя всю одежду и ботинки, вытряхнув из них снег. После этого я прочно встл н все четыре лпы и приготовился к нпдению. В этот смый момент н меня выбежл тот, с дльней дорожки, и змер, порженный увиденным. Не рссуждя, я склонил голову нпрво и прыгнул, глубоко полоснув клыкми по его горлу. Приземлившись, я обернулся - он лежл неподвижно с головой, нполовину оторвнной от туловищ.

Срзу стло тепло - покров шерсти ндежно согревл. В псти чувствовлся вкус крови, пьянящий почти кк смогонк, которую мы с Колькой не рз хлебли н сеновлх. Н секунду воспоминния охвтили меня, и я почувствовл лето, лучи солнц, потоком льющиеся из мленького окошк нверху... Но это не сейчс. В днный момент для меня решлся вопрос жизни и смерти. И я огромными прыжкми понесся к зднию.

Пдя, моя вторя жертв испустил ткой истошный вопль, что я не удержлся и подвыл ему немножко, сейчс уже рскивлся в этом. Впрочем, н весь сотворенный шум рссчитывть не приходилось. Если ноябрьской ночью никто не откликнулся н пятиминутные крики девчонки, то н ткой не слишком продолжительный и мелодичный вопль явно не сбежится вся округ.

Но этот вопль зствил остльных преследовтелей сгруппировться и зтиться, потушив фонрики. Я без проблем достиг здния, встл н здние лпы и прислонился к прохлдной стене. Все окутл тишин и тьм, рзрывемя только бледным светом луны и длекими фонрями. Я не знл, сколько прошло времени, для меня оно летело слишком быстро. Но тихо было вокруг, ни одн мшин не беспокоил эту тревожную тишину. Редкие окн горели в окружющих сдик пятиэтжкх. Не слышлось ничьих шгов. Только ветер изредк свистел где-то нверху. Я змер, уствившись вперед неподвижным взглядом.

Но обмнчиво было это опустившееся спокойствие. Четыре черных силуэт выдвинулись слев н рсчищенную около здния площдку. Двое тут же перебежли н другой ее конец, двое остлись н месте. Зтем все четверо медленно, не включя фонриков, двинулись ко мне. Я бегл по нм глзми, нмечя следующую жертву. Не доходя до меня десяти шгов, они остновились и рзом включили фонри. Сноп свет октил меня и у троих из них вырвлись возглсы удивления. Они явно не ждли ткого зрелищ.

Только второй слев был спокоен. Лицо его, чернеющее рытвинми, словно змерло в кменной мске. Федя кк будто нмеревлся увидеть что-то подобное. До меня дошло, что он если еще не понял до конц, то уже догдывлся, сопоствив безвредные для меня пистолетные пули и мое тинственное исчезновение. Чем это мне грозило, я еще не уяснил, но знл твердо лишь одно: чем больше людей увидит мою истинную сущность, тем хуже для меня...

... Рзумеется удивился и Федя. Д и кто не удивился бы, увидев вместо Сверчк огромного волк, склившегося н них. Д, это был волк, но Федя точно знл, что это в то же время и Сверчок, инче почему возле лп волк лежл ккуртно связнный узелок с одеждой. Сверчок стл волком, хрен с ним отступть Федя не нмерен. Сунув в крмн мломощную пушку, он пристльно взглянул н огромного волк, то и дело рзевющего зубстую хлеборезку, и мхнул рукой н противоположный крй площдки. Один из прней, стоявших тм, с треском рвнул вниз молнию и вытщил спрятнный тм АКСУ...

... Очередь гулких выстрелов взорвл тишину. В живот вдвило четыре рсплвленных кмня. Меня отбросило к стене, в глзх помутилось, но я устоял. Мло того, секунду спустя я уже летел к этому долбнному стрелку с трясущимися от ужс рукми. Увидев мои огненные глз, он выпустил еще одну очередь, но он прошл в стороне от меня, рзбив стекл в огромных окнх здния. Мой удр был нпрвлен не в горло, в грудь. Он попытлся прикрыть ее втомтом. В последний момент я резко нгнул голову и врезлся черепом в корпус АКСУ. Он буквльно вдвился в грудь стрелк, с хрустом ломя ребр. Изо рт неудчник хлынул кровь, и душ его (если он у него был) вылетел из тел.

Предел выдержки есть дже у крутых прней. При виде волк с окроввленной пстью, который нходился в нескольких шгх от них и явно готовился нпсть снов, ребят бросились врссыпную. Я не стл их преследовть - я выигрл. Рядом со мной лежл мертвый стрелок, нпоминвший в темноте груду строго тряпья, н перекрестке дорожек, вдли, зтерялся еще один мертвец. Черт побери, все произошло тк стремительно, что я дже не успел рссмотреть их, когд они были еще живыми. Я молч стоял, оглядывя место боя, зтем нбрл в псть жгучего и противного снег, выгнл из нее возбуждющий зпх крови, подхвтил клыкми свою одежду и в быстром темпе понесся к своей общге...

... Н следующий день меня вновь не было н знятиях. Отоспвшись, я сидел в "412" штопл штны и зклеивл порвнную куртку, вечером меня нвестил Кирпич.

- Слышь, Сверчок, - добродушно нчл он, - чего тебе одному. Двй к нм. У нс ткя мфия, и ты тм лишним не будешь, тем более всегд при деньгх.

- Нет, - змотл я головой, - Я уж кк-нибудь см по себе. Тк спокойнее.

- Ну кк знешь, - кивнул Кирпич, - дело твое. Договор в силе, если ндумешь, скжи.

Дверь з ним зкрылсь. Я стоял, вглядывясь в темноту з окном. Еще в декбре ткое предложение вознесло бы меня н верх блженств, но сейчс мне необходимо уже что-то другое.

Возврщясь с знятий, я вновь и вновь рзмышлял нд вчершним рзговором. Вот он, путь из одиночеств, вот он. Но только ккой-то не тот. И, нверное, поэтому я не свернул туд. Пусть мои клыки служт лишь для меня. Но этот рзговор ознчл... Он ознчл, что Федя с его ребятми отступился, предоствив меня смому себе. Ведь это был Побед!!! Инче Кирпич и не сунулся бы ко мне. Я ни н секунду не сомневлся, что Федя вышел н меня через него, и теперь срботл обртня связь.

Противоречивые мысли мелькли у меня в голове в последнее время. С одной стороны дорого бы я дл, чтобы в одно прекрсное утро проснуться смым обычным пцном. С другой стороны...

С другой стороны я уже не мог сжться кк пружин и знять свое место в иеррхии быков и стршков. Этот путь тоже был отрезн. Может быть это случилось потому, что с помощью огромного волк я сумел подняться нд проблемми мленького пцн, мечтющего только о том, чтобы сгонять н видк и увернуться от стршков. Горизонт стл шире, но что мне было делть с открывшейся пнормой.

И все же у меня было отличное нстроение. Солнце светило по весеннему, огромные сосульки свисли с крыш, отовсюду кпло. Снег под ногми был уже не чисто-белым и плотным, рыхлым и водянистым. У стены дом дже отпечтлись следы чьих-то огромных спог, грязные и глиняные. Зим уходил, и я был рд этому.

Н фише видеослон Дом Культуры имени Орджоникидзе нклонными синими буквми знчилось: "Серебряня пуля". Ниже более мелкими коричневыми буквми было дописно: "По ромну С. Кинг "Оборотень". Нчло в 18.00."

"Ндо сходить", - подумл я, зпускя руку в крмн. Денег теперь хвтло, и я уже не считл кждую копейку, хотя тртил их очень экономно. Но мне уже не суждено было посмотреть этот фильм.

"Тебе письмо", - кивнул в сторону стол Лех, зкрывя з собой дверь. Они с Пхном снов исчезли из общги. Андрей, кк всегд, отсутствовл. Хлопнул дверь, и я окзлся в совершенно пустой комнте.

Письмо действительно лежло н столе. Почерк был явно не мтерин крупный и уверенный. Обртный дрес отсутствовл. "Блондиночк нписл", ухнуло куд-то в глубину мое сердце. Я торопливо рспечтл конверт и вытщил оттуд... обложку детского журнл "Колобок". Я недоуменно рссмтривл кртинку, кк вдруг руки мои дрогнули.

Вместо одной из букв "О", тм, где всегд рисовлось изобржение румяного колобк, было нечто. Желтый ровный круг, н котором нходились дв черных овльных глз, вытянутых вертикльно, и длинный улыбющийся рот, тянувшийся почти у кря окружности. Я потрогл пльцем грницу этого круг и обнружил, что он нклеен поверх обложки. Для миллионов непосвященных ткя кртинк выглядел бы лишь глупой шуткой и не более. Но я знл, что это ткое.

Это был знк оборотня.

Чсть вторя.

Глв двендцтя. Тяжкие рздумья.

Я положил листок н стол, взобрлся н свою койку и уствился в серый, потресквшийся потолок. Поток мыслей охвтил меня, зкрутил и понес.

Прежде всего с грустью приходилось оствить мысль о том, что я первый и единственный оборотень в Союзе (теперь уже суверенных госудрств). Вот уж нет, длеко не первый и, конечно же, не единственный. Это стло предельно ясно.

Судя по всему, где-то неподлеку нходились оборотни пострше и поумнее, чем я. Чутье мне подскзывло, что это не шутк. Никто, кроме своих, не понял бы истинный смысл этого кружк, хоть он и присутствовл в первой серии "Воя". Только оборотни знли этот символ - "знк свидния" или "знк скорой встречи".

Откуд я знл это см? Я почувствовл, едв увидел его. Любой шутник, прознвший о моей сущности, огрничился бы зпиской или изобржением волчьей морды н фоне луны, но понять смысл улыбющейся рожицы было выше его сил. Что ткое оборотень в глзх "среднесттистического гржднин" или "рядового член обществ"? Это исключительно монстр, обретющий волчий облик в полнолуние и пожирющий людей. Причем большинство и вовсе не верит в их существовние, кк не верил и я в свое время.

Но знк оборотня укзывл н встречу. С кем? Кто те, нзнчившие мне свидние? Место встречи тоже выберут они. От меня теперь ничего не звисит.

Много их или мло? Может всего горстк, может полчищ оборотней уже зполонили город и живут пок тихой двойной жизнью. Был бы я человеком стршные кртины теснились бы в моей голове, жуткие перспективы зхвт мир оборотнями. Но я был см одним из них, тех, кто искл со мной встречи. И поэтому мой взгляд лежл с другой стороны. Я не собирлся звоевывть беспредельную влсть, но и не хотел умирть.

Уютный мленький особнячок, который я зботливо выстроил в углу бесконечной неизвестности моего нового мир, рухнул под нпором ншествия извне, похоронив все мечты о тихом и спокойном существовнии. Неизвестность вновь окружл меня, и негде было укрыться от нступившей вдруг темноты. Слишком уж я был спокоен до этого, слишком уверился в своей уникльности и недоступности. Но я окзлся не одинок в этом мире. Мло того, меня не хотели оствить в покое, нвязчиво нпоминли о своем существовнии. Мне предстояло сделть еще несколько шгов вперед, окончтельно оторввшись от ндежной стены, но хорошо это или плохо для меня зкончится, я не знл...

... Мйор Колбин спокойно сидел з столом, Соколов нервно ходил по кбинету, Бхрев бегл по делу все тех же грбежей, которые уже стновились глухими, д по поводу двух крупных крж, зботливо нвешнных н их специфический отдел неумолимым нчльством. Кржи, впрочем, тоже окзлись вполне безндежными.

- Что дльше, товрищ мйор, - нетерпеливо спросил Соколов, нблюдя кк Колбин зботливо стряхивет пепел с сигреты в изящную пепельницу из крсного стекл.

Колбин зтянулся, выпустил струю дым и продолжил рсскз об опертивке, проведенной утром нчльником ОВД:

- После этого он говорит, что бнды в городе совсем рспояслись. Корнеев, не тот, лысый, который рсследует вооруженные нлеты, срзу поинтересовлся, в чем это выржется. Тогд он говорит, вчер из Атищенского рйон сводк пришл - ночью возле детского сд стрельб был. Дв труп, один АКСУ, куч мкровских и АКСУшных гильз. Корнеев срзу приуныл, смекнул видно, что явно не его ребятки тм порботли. Скорее всего сведение счетов.

- А нм то что отсюд светит, товрищ мйор? - перебил его Соколов.

Колбин укоризненно взглянул н него, покзывя всем своим видом, кк бесит его ткя скороспешность.

- Со сводкой пришли фотогрфии с мест происшествия. Специльно послли, чтобы узнть, не проходит ли кто по ншим делм. Один из убитых Сонин Витлий Всильевич. Не слыхл про ткого? Не переживй, я тоже, но глянь сюд.

И Колбин щелчком отпрвил вытщенную из ящик стол фотогрфию. Н ней был зпечтлен верхняя чсть туловищ и нполовину оторвння голов с ужсно рзвороченной шеей.

- Тебе, Сш, это ничего не нпоминет?

- Д нет, не зню я его. Постой-к... Полынцев! Здесь рн почти кк у Полынцев...

- Точно, - соглсился мйор. Впрочем, другого ответ он и не ждл.

- Тогд повезло нм, товрищ мйор. А ведь могли и не прислть снимки. Потеряли бы мы ткую зцепочку, - обрдовлся Соколов, еще не догдывясь, что именно ему предстоит отпрвиться в Атищенское ОВД добывть более подробные сведения об этом деле.

В летние дни Соколову нрвилось рзъезжть по городу и дже ходить пешком по служебным делм. В ткие дни он рдовлся, что после рмии пошел не в душный зводской цех и не в институтские удитории, кк собирлся рньше, в милицейскую кдемию, где получил по окончнии лейтеннтские погоны. Вернувшись домой, он пробездельничл все время, отведенное под отпуск, и явился в ОВД, чтобы с жром приняться з свою новую рботу.

Однко новя рбот не слишком рдовл его. Он был нзнчен в птрули и вечерми вместе с двумя сержнтми или рядовыми мерным шгом обходил отведенный учсток, днем регулировл очереди у винных точек. Нет, не ткой ему виделсь служб з годы учебы.

А ведь в детстве он хотел стть ртистом. "Сня Соколов!" - это звучло крсиво. Но ни к пению, ни к деклмции у него особых тлнтов не обнружилось, и в стрших клссх он решил двинуть в нуку. "Профессор Алексндр Петрович Соколов!" - это тоже звучло неплохо. Но нлетел рмейскя служб, после нее Соколов с удивлением обнружил, что почти ничего не помнит из школьной прогрммы девятых-десятых клссов. Тким обрзом путь в солидные, престижные институты с огромными конкурсми был зкрыт. Но Сня Соколов не стл отчивться, пошел в милицию, где после трех месяцев службы ему выдли нпрвление в Московскую милицейскую кдемию.

Тк бы и служил Соколов птрульным, но тут сверху пришл устновк, укзыввшя н более ценное использовние кдров, получивших спецобрзовние. Нчльство збеспокоилось, создло особый отдел по рсследовнию ниболее серьезных преступлений. Вот туд то и нпрвили Соколов, тк же Бхрев, сидевшего рньше исключительно н хищениях. А нчльником поствили Колбин, который рньше и рсследовл серьезные преступления, нзывемые теперь в соответствии с новой устновкой "ниболее серьезными преступлениями". В общем произошл мленькя реоргнизция, никк не повлиявшя н общую рботу ОВД, но крупно изменившя судьбу Соколов.

Бхрев окзлся отличнейшим прнем, и Соколов жлел, что не был знком с ним рньше. А вот нчльник окзлся стрым, нудным, д к тому же еще и тяжеловтым н подъем. Он предпочитл весь день сидеть в кбинете, Бхрев в соседней комнте, кк человек опытный, зполнял бесконечный поток документции, Соколов, кк человек со спецобрзовнием, носился кк угорелый по городу, собиря необходимую информцию.

Несмотря н отсутствие опыт у двух третей личного соств особого отдел, рбот пошл успешно. Почти срзу же был рзоблчен бнд из Приблтики, отсиживющяся здесь после своих гстролей в Питере. Зтем в короткие сроки было рсследовно убийство рбочего - отдел вновь докзл репутцию "особого". Но обстновк в городе стновилсь нпряженней с кждым днем, кдров ктстрофически не хвтло, и н отдел ложились все новые и новые дел. Бхрев уже не сидел з документцией, усиленно помогл Соколову. А Соколов целыми днями летл то в один, то в другой конец город. Впрочем, кк здесь уже говорилось, Соколов не любил просиживть время в душном кбинете и жлел, что покидл его, только в морозные дни или ткие, кк сейчс.

Рыхлый снег, сильно зтрудняющий передвижение вперед, почти моментльно промочил споги Соколов нсквозь, вдобвок втобус пришлось ждть целых двдцть минут. Рздржение от бесцельной трты времени, мокрые ноги и болтовня двух нкршенных девиц нстолько вывели из себя лейтеннт, что его дже не рдовл исключительно солнечный день. Успокоился он лишь, добрвшись до мест.

Рсследовние в Атищенском ОВД было поствлено куд с большим рзмхом, чем у Колбин с Соколовым. Опертивня бригд мотлсь с мест н место, стрясь выискть еще не обнруженные фкты. Впрочем, ничем особенным эт бригд пок не могл похвлиться, и Соколову пришлось довольствовться описнием мест происшествия и сведениями о прошлом уже известного ему Сонин, успевшего приобрести некоторую известность в других, менее знчительных делх. Првд приходилось признть, что и зкончились те дел знчительно лучше для Сонин.

Вникнув в обстоятельств происшедшего и рссеяно просмотрев предыдущие дел убитого, Соколов рискнул зглянуть в лборторию к экспертм. Тут было от чего испустить глубокий вздох звисти: почти вся лбортория рботл только н это дело. Впрочем, инче и быть не могло. Это вм не дрк млолеток. Тут все было горздо серьезнее - перестрелк между двумя группировкми. Соколов вертелся под ногми у всех и у кждого, кк репортер, почуявший сенсцию. Скоро это всем ндоело, и эксперты срочно откомндировли своего знток шестидесятилетнего Коробов, который уже зкончил свои исследовния и в днный момент ничем существенным не знимлся.

- Соколов, - отрекомендовлся лейтеннт.

- Коробов Витлий Федорович, - предствился эксперт.

- Слышл, слышл, - утвердительно зкивл головой Соколов. Он действительно слышл о Коробове крем ух полгод нзд.

Коробов довольно кивнул и продолжил:

- А по отчеству вс кк, товрищ лейтеннт.

- Алексндр Петрович, - спохвтился Соколов.

- Ну, Алексндр Петрович, что Вс конкретно интересует.

- Д все. Мы у себя нлогичное дело крутим с млолеткми. Поэтому хотим получить мксимум информции.

- Вообще-то стрнное дело, - вздохнул Коробов. - был стрельб, но об покойник убиты не огнестрельным оружием.

- Больше всего меня интересуют укусы.

- Нс, признться, тоже. Если допустить, что первому просто проломили ребр мощным удром, то смерть второго выглядит довольно згдочной. Сопоствив все обстоятельств, мы приходим к выводу, что его прикончил... волк, причем довольно крупный экземпляр.

- Волк? - недоверчиво переспросил Соколов.

- Именно, волк! - зверил его Коробов. - но дже если з основу принять ткие выводы, остется немло пок непонятного.

- Что именно, Витлий Федорович?

- Если мы допустим, что это действительно был волк, то нм ндо принять во внимние то, что он появился из ниоткуд.

- Кк это, ниоткуд? - недоверчиво усмехнулся Соколов.

- Н одной из дльних дорожек... Вы, кстти, знкомы с местом происшествия, - спросил Коробов и, когд Соколов подтвердил это, продолжил. Тк вот, н той тропинке топтлись дв человек, зтем тм вдруг появляются волчьи следы, немного дльше мы нходим одного из этих двоих с перегрызенным горлом. В конце концов следы волк проходят через одну из клиток и тм же теряются, что неудивительно. Но следов волк, ведущих н территорию детского сд, не обнружено.

- Может один из них тщил волк в мешке, - не удержлся от предположения Соколов.

- Глупо тскть волк в мешке, - зявил Коробов. - Кроме того, все они перелезли через збор, тк что волк им пришлось бы перетскивть н себе, волк был, уж поверьте мне, не из легких.

Вроде бы уже все, что только можно, Соколов выкопл из Коробов, но здержлся и не пожлел.

- Д, чуть было не збыл, - вдруг спохвтился Коробов и протянул Соколову фотоснимок. Н черно-белой фотогрфии тянулсь светля стен с куском окн в првом верхнем углу. Прямо по центру снимк рсполглось серое пятно с подтекми. Рссмотрев фотогрфию, Соколов вопросительно взглянул н Коробов.

- Это кровь, Алексндр Петрович, - объяснил Коробов. - причем кровь совершенно посторонняя.

- Ккой группы? - чуть не крикнул Соколов.

- Второй, что не сходится ни с одним из пострдвших. Н этом месте кого-то припечтли втомтной очередью нсквозь. Кроме того, в одной из выбоин нми обнружен клок опленной волчьей шерсти.

- А где же тело? Его оттщили?

- Нет, его не оттскивли. Мло того, оно дже не пдло! Следов от обуви тм тоже нет. Только уже известные нм волчьи следы.

- Тк может кровь стря?

- Нет, Алексндр Петрович, кровь то кк рз свежя. Если принять во внимние все известные нм фкты, то вырисовывется довольно стрння кртин. Крупный волк стоял н здних лпх, прислонившись к стене, кто-то, тем временем, рсстреливл его из втомт, пок некто не прекртил это знятие довольно жестким обрзом.

- Тк кто з кем гонялся, первя бнд з волком второй, или вторя убегл от волк первой?

- Трудно скзть. Если волк гонялся з людьми, то почему они срзу не убежли или не прикончили его? Если ноборот, то кк хорошо вооруженные люди, пять-семь человек, допустили гибель по крйней мере одного своего товрищ. По крйней мере...

- Постойте, Витлий Федорович, вы хотите скзть...

- Д, именно! Не было тм двух бнд, не было сведения счетов. Было тм от пяти до семи человек, действоввших зодно, и волк, непонятно откуд взявшийся и неизвестно куд исчезнувший зтем. Но только это лично моя, неофицильня версия. Следствие движется другим путем. Оно знято поискми двух бнд, мне почему-то кжется, что глвным действующим лицом тм был именно волк. Кстти, молодой человек, порзмышляйте н досуге, что стло бы с волком, которого прошили очередью нвылет...

Соколов медленно двиглся обртно к втобусной остновке. По всем существующим зконм волк, в которого угодило чуть ли не десяток пуль, должен был змертво свлиться, но этого не произошло. Остлось лишь обширное кроввое пятно. "А Эдя ему перышком под дых... А тот стоит, и ничего ему вроде не сделлось", - вспомнились Соколову слов Крохлев н первом допросе. - "Зверь - не зверь, и не человек". "... Глвным действующим лицом тут был именно волк", - тк скзл Коробов.

У водителей втобусов вовсю шел обеденный перерыв - это Соколов понял после сорокминутного ожидния н остновке. Оствлось только поддержть почин и отпрвиться обедть в ближйшее кфе, с грустью подсчитывя предстоящий урон для своего небогтого блгосостояния. Впрочем, кормили в кфе вкусно, вот только порции были слишком мловты.

Путь нзд тким обрзом знял тоже немлое время. Поэтому о результтх сегодняшних изыскний Соколов доклдывл лишь в конце рбочего дня. Колбин стртельно слушл, пытясь нщупть связи со своим делом. Тут же присутствовл и Бхрев, рссеяно вникя в суть полученной информции. Он зслуженно отдыхл после того, кк невероятным обрзом поймл пцнов, совершивших кржу в одной из висевших н отделе квртир, чем знчительно повысил процент рскрывемости крж личного имуществ. Зкончив рсскз, Соколов уствился в окно. Отдел погрузился в здумчивое молчние.

- Оборотень, - вдруг скзл Соколов, выйдя из своей здумчивости.

- Ты никк видео купил? - язвительно нмекнул Колбин н несознтельность подобной версии.

Соколов только вздохнул, Бхрев присвистнул, подсчитывя в уме сколько лет придется отклдывть деньги, особенно если жен подрит ему двойню.

- Продолжим, - кивнул мйор Соколову. Тот снов грустно вздохнул. Их следствие свернуло в сторону и ктилось теперь по незженной дороге Атищенского ОВД...

... Федя мрчно слонялся по своей квртире. Кртины кроввой ночи то и дело всплывли в пмяти. Но Федя и не думл сдвться, нет! Зло переполняло его. Тк глупо потерять двух своих людей, с которыми он уже провернул немло дел. Но кто же знл, что пцн окжется способен н ткое. Нет, знл, видел ведь, что пули не принесли никкой пользы, но недооценил, недопонял и теперь вот окзлся в дуркх. В случе удчного исход Федя должен был отвлить кждому по дв с половиной, но дл пятндцть н двоих, исчерпв весь имеющийся у него зпс нличных; только бы Петрух и Топор скрылись с глз долой и не болтли лишнего.

Он знл к кому теперь идти, но снчл звякнул Хенселю, чтобы тоже явился туд. Прежде, чем снов брться з это дело, ндо было все основтельно обдумть. Лезть нпролом Федя больше не хотел. Кроме того, нужны были люди, чтобы ннять людей требовлись деньги, и притом немлые. Поэтому, выгнв свою тчку из грж, Федя по очереди згрузил в нее свой видк и телевизор "Джей-Ви-Си". Обошлсь ему эт видеосистем год нзд в большой угол, но теперь ндо было выручить з нее хотя бы семьдесят тысяч, свой "комок" кк нзло стоял н ремонте. Зехв в соседний коммерческий к своему знкомому, где з комиссию с него брли не тридцть, пять процентов, он рвнул к Гене.

Через пятндцть минут Федя нервно ерзл н кресле в квртире Гены, ожидя прибытия Хенселя. См Ген лениво рзвлился н дивне, нблюдя з рзворчивющимся н экрне сюжетом "Кроввого кошмр зомби". Хенсель зпздывл, и Федя нетерпеливо стл выведывть нужные ему сведения у Гены.

- Слышь, Геник, кк это с ними рзделывются? - спросил он, осторожно поворчивя рзговор н требуемую тему.

- Зомби неистребимы, - скзл Ген, не отрывясь от экрн. - Их можно только временно отключить, пробив пулей мозг.

- А против оборотней что действует?

- Огонь и серебряные пули, - процедил Ген, двя понять, что его более интересует фильм, чем Федины вопросы.

Но Федя уже смолк; больше от Гены ничего не требовлось. З свою жизнь Ген просмотрел более тысячи фильмов, предпочитя ужсы. И если уж ткой знток огрничился всего двумя способми, знчит других не существовло. Теперь было ясно, почему дже втомт был бессилен против этого зморыш. В иноплнетян Федя верил кк-то слбо. Знчит, пцн мог быть только оборотнем других вринтов не предвиделось.

Федя не стл вдвться в философские рссуждения о том, что первично и почему невозможно с нучной точки зрения существовние оборотней. Федя знл, что видел оборотня, если видел, то они есть, и следовло нйти их уязвимое место. Теперь для непокорного пцн оствлсь единствення перспектив: быть облитым бензином и сгореть зживо. Однко бегть з ним с книстрой тяжеловто. А если...

Стеклянные молоточки зигрли в прихожей "Клинку". Это с помощью музыкльного звонк возвестил о своем приходе Хенсель. Ген не изъявил желния подняться с дивн, и дверь пошел открывть Федя.

Это действительно был Хенсель - низкий, крепкий, лысовтый, несмотря н молодой возрст, прень, уже успевший то ли рз, то ли дв отсидеть по мелочевке. Теперь ему никто не мешл действовть смостоятельно, и никто точно не знл, чем именно он знимется. Мельком просккивли слухи о том, что Хенсель то открыл подпольный кружок кртэ, то рзгромил неугодный ему пункт стеклотры, то собирет днь со стршков. Достоверно подтвердить или опровергнуть эти слухи не мог никто, но именно в связи с последним слухом Федя его и рзыскивл.

Рухнув в соседнее с Федей кресло, Хенсель мельком взглянул н экрн, зтем н Федю.

- Придет? - спросил Федя.

- Куд денется, - ответил Хенсель. И они, зкурив, стли ждть.

... Кирпич шел, прищурив глз, и поминутно сплевывл, окидывя взглядом проходящих телок. Но мысли его крутились в другом нпрвлении.

Месяц нзд он знял крупную сумму у Хенселя - вторитет, который незримой тенью присутствовл всегд, когд Кирпич диктовл свою волю в учге. Все шло тихо и глдко, но Хенсель внезпно перебил стрелки, денег, кк нзло, у Кирпич не окзлось. Ему едв удлось нскрести тройку чстушек, шесть углов, дв полтинник, д один стольник. Кирпич прибвил шгу, опздывть было нельзя. Если бы он не успел, то втомтически срботл бы двойной счетчик, это ознчло серую жизнь, ибо все ббки с дойки ушли бы в крмн Хенселя.

Кирпич бодро взлетел н третий этж, посмотрел н чсы - без одной минуты четыре - и позвонил, нжв розовую, выпуклую кнопку звонк. Дверь тут же открылсь, и Кирпич окзлся в квртире. Здесь он еще не бывл, д и нрод окзлся незнкомый кроме, рзумеется, Хенселя.

- Вот пок, - протянул деньги Кирпич, - остльные н днях принесу.

- Не об этом, - оборвл его высокий, что сидел н кресле, и подвинул Кирпичу стул ногой. - Сдись.

- Постоит, - Хенсель пинком опрокинул стул.

Кирпич нсторожился - дело пхло керосином.

- С кого из первогодок бшли не трясешь? - спросил Хенсель.

Кирпич перечислил ряд кликух.

- Все?

- Д, вроде все.

- Тк ли? Поговорим об этом. Федя, кк его?... - обртился Хенсель к высокому.

- Сверчок, - подскзл Федя.

- С него почему не берешь?

- Прень он клссный, пожлел, - попытлся выкрутиться Кирпич, чувствуя, что дело добром не кончится.

- Лжу не гони, - глз Хенселя рсширились, - говори по делу, д побыстрее.

Быстро повертев мозгми, Кирпич понял, что в днный момент выгоднее зложить Сверчк, тем более, что Хенсель уже что-то пронюхл.

- Сверчок - оборотень! - выплил Кирпич, ожидя смого худшего, что его примут з дурк.

- Почему мне ничего не скзл? - Хенсель угрожюще придвинулся к Кирпичу.

- Погодь, - остновил его Федя, - я видел того пцн в деле и н месте этого поступил бы тк же.

- Меня не интересует, кк поступил ты! - Хенсель повернул голову к Феде. - Меня интересует почему эт сявк, которую я держу при себе, молчл до сих пор.

- Стоп! Снчл дело, - Федя вскочил с кресл и положил првую руку н плечо Хенселя. Хенсель утих.

- Все рвно не поверили бы, - прорвло Кирпич. - Кто его видел кроме меня? Никто! Кто хоть млость помог бы мне? Никто! Что вы можете сделть против него? Это не человек! Поняли вы? Не человек!!!

- Зткнись, - посоветовл Федя, сдерживя Хенселя, - целее будешь. Ты видел его кк волк?

- Чтобы совсем волк, нет! Но морд, клыки, глз светящиеся - это было. Он предупредил меня - никому! Инче - все, конец.

- Тебе здесь будет конец! - рявкнул Хенсель.

- Постой, послушем. Мльчик дело говорит. Конткт у тебя с ним есть?

- Нет! Он см по себе, я см по себе.

- Хорошо, свободен!

Кирпич повернулся и побрел к двери.

- А з то, что молчл, двойной счетчик с звтршнего дня, - крикнул ему вслед Хенсель.

- Но... - повернулся было Кирпич.

- Злепи дуло и ктись отсюд порезче.

Кирпич, понурив голову, шгл обртно. Обогнв его, вперед поспешили две шикрные ббы. Хрьковские "левисы" обтягивли тонкую фигурку одной, соблзнительные ножки второй в черных колготкх до щиколоток едв прикрывл джинсовя мини-юбк. Но Кирпич был готов плевть, сморкться и спускть н обеих срзу. Ткой пкости у него н душе двно не было. Трхнутый Сверчок! Вот кого он с удовольствием дернул бы во все дырки. З полчс он потерял рсположение вторитет, получил двойной счетчик при полном отсутствии средств. Но больше всего беспокоил мысль о том, что Сверчок узнет о предтельстве...

... Федя здумчиво прошелся по мягкому ковру. Все, что ндо, он теперь знл. Пришло время действовть, и ничто не могло уже его остновить.

- Слышь, Федя, - подл голос Ген, - возьми меня с собой.

- Зчем тебе это, Геник. Дело то будет мокрое.

- Оборотня убить - святое дело, Федя. Я сотню фильмов смотрел про них, но в нтуре еще ни одного не видел.

- Смотри, Геник, см нпросился, - нехотя соглсился Федя.

- А чем, Федя, тебя этот волчик припер? - поинтересовлся Хенсель.

Вместо ответ Федя дотронулся до изуродовнной щеки.

- Д ну! Неужели это он тебя тк. А Соню и Витоля тоже он? - уже догдывясь, спросил Хенсель.

Федя устло кивнул.

- Тогд бери меня с собой, - решительно скзл Хенсель. - Ведь Соня мне тким другном был.

Федя вопросительно вскинул голову.

- Тебе ведь люди пондобятся, - утвердил Хенсель. - А я достну людей. Сколько ндо, столько и будет. И стволы тоже, - поспешно добвил он.

- Стволы тут ни к чему, - покровительственно объяснил Ген. - Оборотня не берет ничто, кроме огня и серебряной пули.

- Обложим волчру, обольем бензинчиком или солярой и сожжем. Никуд он от нс не денется.

Федя только уныло кивл; примерно ткие слов говорил и Соня з чс до смерти.

- Я думл об этом. Ткой вринт только н крйний случй. Вот если бы нйти ювелир, который смог бы отлить серебряные пули.

- З этим дело не стнет, пок ребят нберут сырья, - пообещл Хенсель и ринулся к телефону. Через чс перед Федей стояли три, коротко стриженных прня.

- Пш, Хом и Ринт, - предствил их Хенсель. - Вот что, ребят. Вш здч - ндоить побольше беленького. Понятно?

- Что-то первый рз слышу, чтобы беляк дороже рыжухи шел, - усмехнулся Ринт.

- Твое дело мленькое. Меньше стоит - больше ндоишь, - отрезл Хенсель...

... Весн бурно брл свое. Сугробы почернели и тяли прямо н глзх. Лужи тянулись н многие километры. Дни стновились все светлее. Дело шло к весеннему рвноденствию.

Н лдони у Феди перектывлись втомтные пули стрнного серовтого цвет. Они были только что получены от рекомендовнного Хенселем ювелир из Питер. См Хенсель зло крутил в рукх одну из пуль, крепко сжимя ее пльцми.

- Ну, теперь пусть только появится волчин эт позорня, - уверенно зявил он. - Мы н него шикрную облву соорудим. Это будет слвня охот.

Глв триндцтя. Волчья охот.

Знкомую порвнную щеку я увидел, выходя из учги. Упорный прень Федя. Пристльно вглядевшись в окружющих меня людей, я обнружил, что он не один. Несколько незнкомых мне прней вычисляли кого-то, скорее всего меня. Они были моложе Феди и нходились, судя по всему, н подхвте, чтобы Федя особо не нпряглся. Встречться с ними у меня не было нстроения, хотя я подозревл, что они тоже хотят взять меня н службу, но особо н это не ндеялся. Поэтому я резко свернул в сторону и потерялся в небольшом скверике.

Однко мне не повезло. Очевидно у ккой-то группы был сегодня молочный день, и кких-то четыре смоуверенных тип громко выясняли у меня: из ккой я группы и сколько должен им денег. Прежде, чем мы полдили, они узнли много нового о себе, обо мне и о Кирпиче, о котором они, впрочем, слыхли. Но эти громкие рзговоры успели привлечь внимние фединых гонцов. Выбивльщики удлились н поиски более подходящих кндидтур для дойки, я окзлся под перекрестными взглядми моих новых преследовтелей.

Господи, кк мне это ндоело. Постоянно убегть, спсться, быть нстороже. Почему у меня не может быть обыкновенной жизни без всяких приключений, после кждого из которых кто-нибудь прощется со своей жизнью. Временми у меня дже вспыхивл мысль: плюнуть н все и сдться н милость победителю, но... Но я был оборотнем, знчит должен бежть, спсться, выкручивться и выкрбкивться из смых безысходных ситуций.

И я бежл. Позди меня ускоренно топли федины пцнчики. См Федя гнл тихим ходом н тчке, в любой момент готовясь свернуть з мной в первый попвшийся двор или переулок.

Мой путь лежл в центр город. Я знл только одно: мне необходимо срочно зтеряться в толпе. Только толп могл спсти меня. В толпе действия фединой мфии сковывлись, что двло мне шнс выкрутиться в очередной рз. Я, без сомнения, мог бы последовть в тихое местечко и тм, превртившись в волк, покзть все свои способности, но Федя будто этого и хотел.

Ккя-то нстороженность не покидл укромной комнтки внутри моего череп: если Федя снов рискнул ловить меня, знчит он основтельно подготовился к ткому вринту. Поэтому я нырнул в подземный переход, чуть не сбив с ног неповоротливого мужик, и быстро изучил окрестности. Пок з углом мои преследовтели одолевли лестничные ступеньки, ведущие вниз, я успел увидеть чуть приоткрытую дверь служебного помещения и мгновенно окзлся з ней, нпустив н себя деловой вид, чтобы не вызвть ни млейшего подозрения у кого бы то ни было, кто мог окзться в этой комнтушке.

Н мое счстье этот кто-то отсутствовл. Я быстро прикрыл дверь и оглядел помещение. Скорее всего, рньше здесь хрнили метлы и щетки для уборки подземного коридор. Но теперь, в эпоху всеобщей коммерцилизции стло невыгодно использовть подобным обрзом площдь, рсположенную н тком бойком месте. Комнт был привтизировн кким-то из тысячи коопертивов, торгующих повсюду жвчкой и польской косметикой по либерлизировнным ценм. Теперь здесь шел ремонт - стены уже нполовину сменили свой серый цвет н белый. Побелк был еще влжной. По видимому рбот нходилсь в полном рзгре, и лишь неотложные дел зствили рботягу покинуть свое место. У стены стояло ведро с известковым рствором, рядом к стене прислонилсь длиння кисть, в дльнем углу влялся порвнный мешок, нполовину зполненный белым порошком. Под своими ногми я зметил куртку, всю зляпнную белыми пятнми. Ни секунды не рздумывя, я нкинул ее н себя, щедро измзл штны порошком из мешк, бодро схвтил кисть и, окунув ее в ведро, стртельно продолжил кем-то нчтую рботу, рсположившись спиной к двери.

Минуту спустя дверь з мной резко рспхнулсь, и изучющий взгляд уствился в мою спину. Я тихо сжлся и через силу водил кистью по стене. Очевидно, что смотревший не облдл способностями экстрсенс. Поэтому он огрничился лишь моей поверхностной оболочкой и не углубился во внутреннюю сущность, рзительно отличющуюся от внешней. Хлопок двери ознменовл, что преследовтель ринулся по ложному следу. Я выдохнул воздух, который держл все это время, и осторожно оглянулся нзд. Дверь, действительно, был плотно зтворен.

Следовло кк можно скорее покинуть мое временное убежище, ибо оно было крйне нендежным. В любой момент сюд мог прийти хозяин и тогд предстояли бы длинные и скучные объяснения - кк и зчем я здесь окзлся. Я положил куртку н место, отряхнул штны от известкового порошк и выглянул в коридор, немного приоткрыв дверь. Люди, кк обычно, сновли взд и вперед по коридору, спешив по своим неотложным делм. Преследовтелей не было. Впрочем я окзлся непрв: одного они все же оствили. Но опсности он не предствлял, тк кк в днный момент все его внимние было поглощено яркими вышитыми ндписями н крмнх джинсов проходивших мимо девушек. Пок он мучительно рзмышлял, что это: нстоящие тилндские штны или продукция польских коопертивов, я проскользнул з спинми торговцев цветми и выбрлся нверх.

Немло времени прошло с тех пор, кк Федя в последний рз удостоил меня своим внимнием. Вовсю шел прель. Снег рстял и только несколько черных грязных сугробов портили общую кртину. Время бежло своим чередом, я спокойно двиглся куд глз глядят. Лужи необозримой длины с рдужными рзводми н поверхности тянулись по дорогм. То и дело фонтн мутных брызг поднимли пролетющие мимо мшины. По тротурм, перемешивя ногми невесть откуд ннесенную грязь, шли люди, много людей. Ндежно зтерявшись среди них, я покинул центрльную площдь и свернул н одну из боковых улочек.

Прежде всего необходимо было пообедть. Желудок уже урчл по-звериному и срочно требовл ккой-либо пищи. С той поры, кк все изменилось во мне, перестроился и желудок. Теперь он был более неприхотлив, и я к своему удивлению обнружил, что перестл воротить нос от лук и дже вреной свеклы, от которой меня еще полгод нзд по стршному рвло. Но недоброкчественную пищу он срзу чувствовл и откзывлся принимть после первой же ложки. Поэтому я почти перестл есть колбсу и котлеты, которые иногд удвлось перехвтить в учговской столовке.

Я не перествл удивляться своему оргнизму. Во всех фильмх мне кзлось ниболее невероятным следующее: только-только кого-нибудь укусили, уж новоявленный оборотень чуть ли не в первую же ночь преврщлся в волк и бежл грызть людей. Моему оргнизму пондобилось для полного изменения дв с половиной месяц, знчит процесс был довольно длительным. Если злокчествення опухоль способн з некоторое время рзрушить рядом стоящие клетки оргнизм, то почему ккие-нибудь микробы или вирусы неспособны перестроить оргнизм вообще. И существуют эти вирусы (если, конечно, это их действие) только в оборотнях, и передются через укус, кк змеиный яд... Но в нучном обосновнии способностей своего оргнизм я был не силен и поэтому всю свою энергию нпрвил н поиски ближйшего пункт общественного питния.

В нйденной столовой я нбрл прочку слтов, порцию борщ и три порции вполне сносных бифштексов с рзными грнирми. В общем ухлопл н это дело целую тридцтку.

После обед приятное чувство сытости охвтило меня, и я, не спеш, нпрвился к рсположенной неподлеку комиссионке. Нстло время подготовиться к нелегкой ночи, ведь в общгу возврщться было опсно. Прочк фединых шклов несомненно обосновлсь тм в ожиднии меня.

Потолквшись по мгзину, я купил стрые, зношенные, но еще рбочие чсы с ремешком з семндцть рублей и шерстяные темно-синие перчтки. Погод был еще холодной, и руки мерзли. Нтянув перчтки н руки, я вышел н улицу. Нчинло темнеть...

... Федины прни рыскли по городу, пытясь отыскть хоть млейший след того пцн. Собственно говоря, они являлись людьми Хенселя и подчинялись лично ему. Некоторые из них были крепко повязны с Хенселем, другие отрбтывли свои долги, третьи ндеялись срубить деньжт по легкому. Они прочесывли все оживленные рйоны, устновили нблюдение з вокзлом и небольшим эропортом, осмтривли кинотетры и видеослоны. Но нигде не было невысокого пцн в синих спортивных штнх с тремя кршенными полоскми по бокм и в черной куртке н молнии. Ежечсно координтор звонил Хенселю по телефону и сообщл результты действий мозговому центру. Мозговой центр в состве Феди, Хенселя и Гены пил коньячок, вырбтывл новые мршруты поисков, в перерывх перекидывлся в кртишки. Пок все стрния были нпрсны. Сверчок зтился и не покзывл нос нигде...

... А я в этот момент удобно устривлся н чердчной площдке девятиэтжного дом. Н вокзл идти я побоялся и поэтому решил зночевть в одной из девятиэтжек. Скинув одежду, я обртился в волк и лег н пол. Тепля шерсть ндежно зщищл меня от холодного воздух, хотя кмення площдк подо мной причинял некоторые неудобств. Впрочем, для волк здесь было вполне комфортно. Я положил голову н уствшие лпы и быстро зснул...

... Рзбудили меня голос двух прней, доносящиеся снизу.

- Ну что, кк фильм, спейшенский?

- Д нет, туфт.

Именно этот обрывок рзговор я услышл, мои ноздри мгновенно уловили резкий зпх тбк. Прни курили. Я сжлся в комок и зтился. Прням могло взбрести в голову подняться нверх, обнруживть себя я не хотел. Но внизу все стихло, и лишь хлопок двери пояснил, что незвные ходоки удлились в одну из квртир. Стрелки н моих чсх подбирлись к двендцти. Свесив голову с площдки, я обнружил, что подъезд пронизывют солнечные лучи, знчит нступил новый день. Перекинувшись в человек, я торопливо оделся и н лифте спустился н первый этж. Было смое время чего-нибудь пожевть.

Для этого предстояло снов выбирться в центр город, потому что смешно было бы искть столовую в квртлх новостроек, в ресторне н свои сбережения я мог бы зкзть рзве что слт из овощей. Поэтому я сел в втобус и с некоторым беспокойством поехл в центр. Тм я блгополучно совместил звтрк с обедом, проглотив десяток пирожков, нчиненных кпустой и морковкой, и зпил все это двумя сткнми неопределенного нпитк "Медовый" в пвильончике с гордым нзвнием "Кфе "Мечт".

Выбрвшись оттуд, я зметил, что у комиссионки собрлсь небольшя толп. Спешить все рвно было некуд, и я решил посмотреть, рди чего десяток человек обступили кольцом небольшой учсток вблизи дверей мгзин.

Тм рсположились нперсточники. Веселый прень в вреных штнх и шикрной кожной куртке, сидя н корточкх, быстро ктл с помощью трех сткнчиков серый шрик, по зеленой плстине. Три сткнчик ловко мелькли в его рукх, он сыпл шуткми, д прибуткми.

- Последний рз покжу и домой ухожу, - громко взывл нперсточник, привлекя внимние окружющих. - три сткнчик и шрик. Шрик и три сткнчик. Пять минут постой - крмн будет не пустой.

Шрик, помелькв, исчез из виду, спрятвшись под одним из сткнчиков.

- А кто шрик угдет, тот полсотни получет.

- Двй, - крикнул прень, стоящий слев. Сунув полтинник нперсточнику, он быстро поднял средний сткнчик, под которым обнружился шрик.

- У нс все без обмн, кк у волшебник Сулеймн, - зявил нперсточник. - Вот вши, вот и нши, - он протянул выигрвшему две пятидесятирублевых бумжки.

Вновь шрик змелькл между сткнчиков и исчез.

- Вот три сткнчик. Один полный, дв пустые. Дв пустые, один полный...

- Держи, - стоявший спрв прень сунул дв угл и поднял сткнчик. Шрик тм не было.

- Не угдл, - вздохнул кто-то.

- Остлось дв сткнчик, - зводил толпу нперсточник. - всего дв. Смотрите еще рз, - руки его змелькли, передвигя сткнчики с мест н место. - Кждый стоит сто рублей. Сто рублей з Мшу. Сто рублей з Дшу. А пустой не берите, ему цен четыре копейки.

Толп звороженно смотрел н сткнчики.

- Вот вы, женщин. Кк вы думете, где лежит шрик? - нперсточник, вскочив н ноги обртился к пожилой женщине из первого ряд. В этот момент стоявший слев прень нгнулся и незметно для нперсточник приподнял нходившийся вблизи от него сткнчик (я прямо рот рскрыл от ткой нглости). Он был пустой.

- Вон в том, - женщин покзл рукой н првый сткнчик.

- Держите, женщин, выигрли, - решительно скзл нперсточник, и в его руке появился стольник.

Женщин протянул руку, нмеревясь взять деньги.

- Э, нет, - отвел руку нперсточник. - А у вс у смой деньги есть? Здесь без денег не игрют. Внесите сто рублей и поднимите.

Женщин достл кошелек, отсчитл сто рублей червонцми и отдл их нперсточнику. Зтем он нгнулсь к сткнчику. Тут же вниз склонились еще четверо, явно зинтересовнные игрой. Их спины згородили сткнчики.

- Что же вы, женщин, пустой подняли? - недоумевл нперсточник. Рзогнувшись, четверо явили толпе единственный сткнчик, который тут же взметнулся вверх рукой нперсточник. Шрик был под ним.

- Три сткнчик, один шрик. Последний рз покжу и домой ухожу, - все двинулось по новому кругу.

Женщин неподвижно смотрел н плстину со сткнчикми и никк не могл понять, почему шрик не окзлось под выбрнным ею сткнчиком. Ведь он ясно видел, что под соседним сткнчиком шрик отсутствовл. Не было тм шрик! Он поднял првый сткнчик, но необъяснимым обрзом шрик возник под левым. Удч был тк близк, теперь чуть ли не половин внс ушл н сторону и не придумывлось никкой возможности ее вернуть. И теперь он стоял и не могл понять: кк же тк случилось?

Ее понурый взгляд зметил нперсточник и моментльно отрегировл:

- Женщин, выигрл - веселись, проигрл - не сердись.

Понблюдв полчс з игрой, я постепенно понял всю систему. Нперсточник был не один. Его опекли четыре нпрник.

Первый нходился слев от него. У этого было простовтое лицо и серя болоньевя куртк. Всем своим видом он косил под деревню. Лишь синие фирменные "дидсовские" штны выдвли более солидную обеспеченность.

Второй стоял спрв от нперсточник. Он был одет в полный "дидс", яркий и крсочный. Лет ему было столько же, сколько и первому - двдцть пять. У него было смоуверенное лицо. Он то и дело помогл нперсточнику подстегивть толпу.

Остльным двум было под сорок, и одеты они были попроще. У одного имелсь небольшя бородк, у второго - рыжя щетин.

Систем был отктн н все сто. Внчле один из них вносил полтинник и поднимл сткнчик, чсто проигрывя, оствляя тем смым иницитиву толпе. Если никто не хотел вносить свою кровную сотню, то левый или првый помощник быстрым движением приподнимли свой сткнчик. После этого всегд нходился ккой-нибудь лопух, твердо уверенный, что шрик лежит под оствшимся нетронутым сткном. Внося стольник, он нгиблся вниз. Вместе с ним нгиблись все сортники нперсточник, ндежно зслоняя сткнчики от посторонних глз. Подняв сткнчик, игрющий тупо смотрел н пустое место. Тем временем кто-нибудь из четверых, подсовывл сжтый в кулке шрик под третий сткнчик, и нперсточник придвигл его н место, где еще секунду нзд стоял второй. После этого нпрники выржли соболезновния, и все крутилось дльше.

Ни один стольник, ни дже полтинник не уходил от нходчивых ребят в посторонние руки. Кроме того они облдли тлнтом в нужный момент нстривть игру. Кк только один мужик оствил у них в тщетных попыткх отыгрться обручльное кольцо, тут же один из сороклетних поствил свой перстень з пятьсот и не остлся в нклде. Вершиной их творчеств явилось выуживющие у одного рботяги пятьсот з кон.

Он подошел видно после получки и срзу поствил не полтинник, сотню. Рзумеется, он проигрл.

- Если очень пострться, кждый может отыгрться, - блгурил нперсточник.

- Еще сотню, - зявил рботяг.

- Э, нет. Дв сткнчик - двойные ствки.

Мужик кивнул, открыл кошелек, достл пчку сотен и отсчитл две бумжки. Оствшиеся деньги сильно зинтересовли нперсточник.

- Ствь трист, - предложил он.

Мужик подумл о том, что хорошо бы не только отыгрться, но и выигрть стольник.

- Держи, - он отдл еще сто.

Нперсточник улыбнулся и продолжил:

- Д чего тм, ствь четыре.

- Нет, - скзл мужик, пмятуя о проигрыше.

Левый нпрник быстро приподнял сткнчик, покзывя мужику, что его счстье нходится не в нем.

- Ствь, - зшептл "дидс", подмигивя и кося глзми н првый сткн.

- Пойдет, - соглсился игрющий и вытщил еще одну купюру.

- А двй полкуск, - предложил нперсточник.

- Ствь, верное дело, - посоветовл один из сороклетних.

Мужик нехотя добвил еще сотню.

- А может шестьсот?

- Нет, - решительно скзл рботяг, зкрыл бумжник и нгнулся з сткнчиком. Прни и мужики склонились з ним.

- Эх, не повезло, - нперсточник и нпрники приняли исходное положение. Мужик ошршено смотрел н них, внутренне понимя, что его обобрли, но докзть уже ничего нельзя.

Дльше уже смотреть стло неинтересно, и я протиснулся сквозь толпу к проезжей чсти. В этот момент я почувствовл н своей спине пристльный взгляд. Обернувшись, я зметил, что з мной нблюдет прень лет двдцти, стоящий у дверей "Детского мир". Я резко рзвернулся и нпрвился к втобусной остновке. Около нее я снов обернулся нзд и увидел, что прень следует з мной, рядом с ним шгет еще один. Я вскочил в подошедший втобус и срзу же осознл, что сделл ошибку; прни прыгнули вслед з мной. Н следующей остновке один из них вышел, но второй остлся, укрдкой поглядывя н меня.

Я здумлся, прикидывя дльнейший плн действий. Ндо было кк можно скорее оствить втобус. Если у преследовтелей есть тчк, то они по более короткому пути нгонят втобус и будут следовть з ним, пок н конечной остновке водитель не высдит всех пссжиров. И тогд их будет человек шесть-семь против меня одного. От погони следовло оторвться пок н хвосте висел лишь один.

Н ближйшей остновке я покинул втобус. Прень, рзумеется, вылез вслед з мной. Я неторопливо шел вдоль збор, з которым звершлось строительство современной девятиэтжной общги. ("Вот повезет кому-то", подумл я). Прень следовл з мной шгх в десяти. Зметив щель в зборе, я юркнул туд и рвнул к недостроенному зднию. Сзди послышлось пыхтенье прень упорно протискивлся в эту же щель, но в дутой куртке это было сделть не тк то просто. Я нырнул в отверстие подъезд, приглшя прня сделть то же смое, пролетел через все здние и выпрыгнул из окн н противоположной стороне. Пок прень будет рзыскивть меня по всем этжм, я успею длеко уйти; в худшем случе он увидит меня из окн, но дже при тком рсклде я уже сделю порядочный зпс в метрх. Не оглядывясь, я обогнул пятиэтжку, перебежл через дорогу и скрылся з углом овощного мгзин.

Н мое счстье я окзлся в известном мне рйоне. Я бывл здесь неоднокртно, и сориентировться н местности для меня не соствляло теперь особого труд. Он был зстроен пятиэтжкми - кирпичными и пнельными. Но не строгими прямоугольными квртлми: дом стояли под невообрзимыми углми друг к другу. Кроме того повсюду были рзбросны в беспорядке детские сды и школы. Дже дороги для мшин пролегли здесь сплошными изгибми и извилинми. Кзлось, поверхность земли встряхнули, смешв в кучу все, что поплось под руку. В общем здесь получилсь ткя путниц, что зтеряться в ней было пр пустяков.

И, действительно, не дожидясь, когд вдли змячит уже знкомя фигур, я повернул еще рз, проскочил несколько дворов, перемхнул через школьную изгородь, пробежл мимо торгового центр и остновился лишь в следующем з ним дворе, неловко подвернув ногу. Идти я не мог и поэтому збрлся в сумерки подъезд, где бессильно плюхнулся н прохлдные кменные ступени, отдышлся, стрясь не тревожить поврежденную ногу, чтобы он успокоилсь кк можно скорее.

Положение оствлось скользким. Пок преследовтель один, мне бояться нечего - ему не нйти меня в одиночку. Но шло время, сюд, вероятно, уже прибыло подкрепление. Скоро они могут взять рйон в плотное кольцо, из которого будет очень зтруднительно вырвться.

Время летело в рздумьях, но ничего подходящего в голову не приходило. Подозрительных личностей вокруг не нблюдлось, но кк знть, может они следили з мной из окн ближйшей пятиэтжки. Я взглянул н чсы. Семь вечер с копейкми, почти восемь. То и дело кто-нибудь поднимлся или спусклся по лестнице, подозрительно косясь н меня. Поэтому я перебрлся н скмейку во дворе, где решил отдохнуть еще минут десять.

До вечер мне все же удлось продержться. Скоро ночь. Где-то вдли пел Пугчев. В просвете з домми небо еще лело; вероятно, бгровый, теперь уже невидимый мне шр солнц низко висел нд горизонтом. А нд моей головой уже рзлилсь темня-темня синев. Зжиглись звезды и окн в домх. Лун нпрочь отсутствовл, что покзывло не лучшее для меня время действий. День промелькнул кк чс и окзлся довольно нескучным. Но и теперь не следовло рсслбляться.

Я встл н ноги. Они устло гудели, но ндо было идти. Скорее всего, мфия поджидл меня н выходе из рйон, в том месте, где рсполглсь втобусня остновк и пролегли трмвйные пути. Но я решил обмнуть их ндежды и двинуться в противоположную сторону, чтобы пробрться в соседний микрорйон окольным путем. В принципе я мог зночевть и здесь, в одном из подъездов, но мне хотелось обезопсить себя стопроцентно.

Н грнице микрорйон высились девятиэтжки, рсписнные рукой ккого-то бстркционист (это умное слово нм зчитли н этике и психологии семейной жизни). Здесь тоже проходил втобусный мршрут. Полчс прождв нужный втобус, я збеспокоился. Прочесывя рйон, федины прни вполне могли нпороться н меня. Поэтому пришлось злезть в первый же втобус, который хотя бы н несколько остновок приближл меня к желнной цели.

Выйдя из втобус, я окзлся в рйоне новостроек. Повсюду стояли крны. Стройными рядми тянулись темные окн в незселенных еще девяти- и двендцтиэтжных домх. Поодль высился дже шестндцтиэтжный великн (вот где бы мне никто не помешл провести ночку! Но в тот момент я почему-то не догдлся осуществить ткой плн; нверное, сильно хотелось вырвться и окзться подльше от нстойчивых ребят крутого положения).

По другую сторону дороги дом уже были по нстоящему жилыми: в их окнх горел свет, туд спешили люди. Кзлось, дом эти излучли тепло жизни, не мрчную пустоту, кк оствшиеся з моей спиной. Перейдя дорогу, я окзлся в толпе, ждущей втобус того же мршрут, что требовлся мне. Нименее стойкие ловили проходящие тчки; следовтельно, по нродным приметм втобус не предвиделось. И тут я принял решение: пройтись пешком, несмотря н устлые ноги. Скзно - сделно, и вот я уже шг з шгом удляюсь от остновки.

Шгть стло довольно трудно - везде был грязь. Поэтому путь мой лежл по крю проезжей чсти, от которой то и дело приходилось шрхться, чтобы не зцепил ккя-нибудь легковушк или грузовик. Постепенно мои глз нщупли н обочине тропинку, и я перебрлся н нее. Хотя был большой риск окзться в скрытой тьмой грязевой луже, но это все-тки твердя почв под ногми. Слев от меня тянулись одноэтжные домишки, преднзнченные для снос. Однко кое-где светились окн, знчит жизнь не покинул еще эти мест.

Когд-то здесь обосновлся довольно уютненький рйон. Везде росли невысокие деревья, ветви которых то и дело цеплялись з мою куртку. Но прогресс неумолимо двиглся вперед, сурово подминя под себя все несовременное и неугодное ему. Пришло время высотных домов, и одноэтжные деревянные домики должны были уступить свое место им.

Впрочем, тк и произошло. Через дорогу, спрв от меня, где-то в полукилометре уже вовсю хозяйничли новые громдины, н пустых пок местх чернели ямы котловнов, из которых торчли столбы свй. А ведь и здесь, нверняк, рньше рсполглись мленькие домишки с уютными сдикми вокруг.

Вместо рзмытой тропинки ноги ощутили под собой крепкий сфльт. Я окзлся н мосту. Внизу протекл крохотня речушк, склоны оврг сплошь знимли ступеньки сдовых учстков, неясно проступвшие в темноте, ндо мной пролегл темно-темно-синяя полян с мерцющими серебристыми цветми звезд. Поблизости не было домов, и поэтому небо выглядело почти кк дом. Кк двно я не видел ткого неб. Д, в пнорме вечернего город есть свое очровние. Огоньки звезд переливются вокруг, внизу светятся квдртики окон. И среди них тоже нет двух одинковых. Рзноцветные бжуры и зкрытые знвески создют свои, неповторимые оттенки. Руки мои сжлись, ноги перешли н осторожную рскчивющуюся походку, глз ждно впитывли эту прекрсную кртину. Пусть вокруг рсстиллсь грязь. Пусть мне некуд было идти. Все проблемы отошли длеко-длеко. Бывют в жизни прекрсные минуты, и теперь я догнл одну из них.

Мост зкончился и дорог пошл н подъем. Слев от меня теперь рскинулось поле, з которым виднелсь огрд небольшого стдиончик, спрв уходили в темноту ряды гржей. Все ближе и ближе я подходил к домм. Вот-вот покжется ккой-нибудь случйный прохожий. Я вновь должен был окунуться в городскую жизнь, и стло отчего-то немного грустно. Что ни говори, дже одиночество бывет иногд довольно приятной штукой.

Нвстречу мне двиглсь шеренг из пяти силуэтов - то ли компх н гулянке, то ли местня мфия н охоте. Я инстинктивно прижлся к крю дороги, чтобы пропустить их, но они свернули в эту же сторону. Вот тк всегд, только рсслбишься, позбудешь обо всем - глянь, неприятности уже сми отыскли тебя. Я кинул отчянный взгляд н другую сторону дороги, но и тм виднелсь прочк подозрительных личностей.

Тогд я смело зшгл прямо н тех пятерых и взглянул в лицо идущего в середине. Это был... Федя. Он глядел н меня сурово и вызывюще. Я мог рзвернуться и побежть, но у меня не было ни млейшего желния сделть это. Ноги несли меня вперед почти втомтически. Глз неярко вспыхнули, язык облизл высохшие клыки.

- Пор! - услышл я прикз Феди.

Силуэт левого крйнего взорвлся огненными вспышкми. "Автомт", успел подумть я. Очередь пронзил мою грудь.

По всему пережитому я был стопроцентно уверен, что пули пробьют меня нсквозь и не причинят никкого вред з исключением боли. Но они вдруг зстряли где-то тм, внутри. Жгучя боль проктилсь по мне, зполнил, стл совершенно непереносимой. Ноги мои подогнулись, не в силх сдержть выросшую тысячекртно тяжесть тел, и я полетел вниз, с ужсом глядя сквозь кроввую пелену, зстилющую глз, н приближющийся сфльт...

... Первым к телу подскочил Ген. Он быстро зсунул пльцы в рот пцн и рзвел губы. Мощные клыки быстро уменьшлись, приобретя обычные для человек рзмеры.

- Дело сделно, - пояснил он.

Хенсель подошел к неподвижному Сверчку и резко удрил его ногой в живот. Тело не согнулось от боли, продолжло безвольно лежть, не подвя никких признков жизни.

- Собке - собчья смерть, - Хенсель пнул его еще рз, зтем уступил место Феде.

Тот молч смотрел н поверженного врг, который убил двух его лучших корешей и вовлек Федю в громдные рсходы. Глядя н худенькое тело, это кзлось сейчс нстолько невероятным, что Федя нгнулся, стрясь поближе рссмотреть неподвижный труп. Федя все-тки достл его! Д будь этот пцн хоть сто, хоть тысячу рз оборотень, но он, Федя, ншел н него упрву, чтобы с процентми рссчитться з свою порвнную щеку.

- Дело сделно, - повторил он генины слов.

Глв четырндцтя. Восствший из мертвых.

Соколов мрчно смотрел н лежщий в грязи труп.

- Алексндр Филиппович, зчем Вы это дело н нс то взяли? З что? И без того рскрывемость хуже некуд. Мло нм грбежей, крж, Полынцев...

- Не вешйся, Сш, лучше поверни-к его лицом.

Соколов брезгливо взялся з испчкнный рукв куртки рывком перевернул его н спину.

- Не узнешь?

- Нет, товрищ мйор!

- А зря! Это тот смый пцн, что зделл Полынцев и, по всей вероятности, двух мужиков из детского сд.

Приглядевшись, Соколов нчл смутно признвть полузбытые черты.

- Не может быть! Добрлись до него все-тки.

- Д, опередили подлюки, - вступил в рзговор Бхрев, - и все же жль, что не мы первые.

- Все бы ничего, - скзл Колбин, - но есть одн детль.

- Ккя? - в один голос спросили зинтриговнные Соколов и Бхрев. Это дело пестрело стрнностями, и вроде пор было бы уже перестть им удивляться. Но лейтеннты не сомневлись, что Колбин припс для них что-нибудь совершенно необыкновенное.

- Смотрите, - Колбин рзжл кулк. Н лдони лежл чуть сплющення пуля серого цвет.

- Серебро, - удивился Бхрев, - д нет, вряд ли.

- Именно оно, - подтвердил Колбин.

- Обычня пуля клибр 5,45 с серебряной оболочкой, вступил в рзговор эксперт, тщтельно копвшийся в грязи у тел. - Первый рз вижу ткие.

- Серебряные пули, - здумчиво произнес Соколов.

- В нем сидит по крйней мере еще две, - уверенно зявил эксперт. - Ну ничего, сейчс отвезем в морг, звтр зймемся им кк положено.

- Пули только сегодня достньте, - попросил Колбин.

- Эксперт - не человек! - возмутился тот. - Целый день только и слышу: Цветков - туд, Цветков - сюд. Целый день мотешься с мест н место.

- Это очень вжно, - твердо скзл Колбин, выделив слово "очень".

- Лдно, сделем, - более миролюбиво произнес эксперт. - Все же не кждый день в ншем рйоне ткое.

Вздохнув, он отвернулся и продолжил рботу.

- А нм пок предстоит выяснить: кому и зчем пондобилось тк упорно бегть з этим мльчиком, - обртился Колбин к своим подчиненным.

Лиц Соколов и Бхрев приняли грустное выржение...

... Глз мои приоткрылись, и я с трудом рзглядел бетонный потолок плохо освещенного помещения. Все тело дико ныло, и я боялся пошевелить рукой или ногой, чтобы не усилить пронизывющую боль. Я лежл н ккой-то твердой поверхности в совершенно незнкомом месте. Я дл бы хвост н отсечение, что никогд тут рньше не бывл. Впрочем хвост у меня н днный момент не имелось, и поэтому мысли в моей голове побежли в другом нпрвлении.

Что произошло?! Нет, я отлично помнил, кк втомтной очередью мне прострелили внутренности. Но почему в прошлый рз это сошло с рук, сегодня тк не повезло? Рньше пули из втомт пролетли сквозь меня, оствляя лишь боль в порженном месте, н этот рз зстряли во мне и боль стл ткой сильной, что я дже потерял сознние. Я нчл крупно сомневться в своей неуязвимости. Решительно, я не понимл, в чем тут згдк? Может быть существует зпс прочности, по превышению которого оргнизм уже не спрвляется с подобными нгрузкми? А может неуязвимость проявляет себя только в полнолуние или в близкие к нему ночи? Ниболее логичным мне покзлось второе утверждение, и я, не утруждя себя дльнейшими рзмышлениями, решил остновиться н нем.

К днному моменту я обнружил, что отлежл себе все кости. Обстоятельств требовли срочно переменить позу, и я рискнул повернуться н бок. Это окзлось горздо менее мучительным, чем я предполгл. Глзм моим предствилсь невысокя, дощтя стенк. Судя по всему, я лежл в кком-то ящике, и это было удивительным и непонятным.

Зчем я здесь? Нверное, Федя, увидев, что я еще жив, рспорядился притщить меня сюд и сунуть в этот ящик. Я не знл, что они собирются делть со мной дльше, поэтому ндо было кк можно скорее выяснить, куд же мне довелось угодить. Я вновь шевельнулся и упл н спину. Боль иголочкми пробежл где-то внутри меня и зтилсь. Я протянул руки вверх, крепко ухвтился з крй ящик, зтем рывком подтянулся и сел...

... Серег Анохин, рскинув ноги, полулежл в кресле в полной тишине у стол, освещенного тусклой двдцтипятивттной лмпой, и скучл. Последняя гзет только что прочитн, впереди еще целя ночь. Ночь был ткой же пустой и скучной, кк и см жизнь. Именно от ткой жизни он и устроился рботть в морг. День з днем Серег принимл, отвозил и обрбтывл трупы, если требовлось, то ссистировл экспертм. Рз дв-три в неделю он оствлся н ночь, збиря полствки сторож. Плтили по нынешним временм не супер, но что не хвтло, то Серег добирл с клиентов. По молчливому соглсию тк делло большинство коллег, и Серег вовсе не был исключением. Покойников он сперв немного боялся, но острые ощущения быстро притупились, и Серег привык. Воистину, нет ничего ткого, к чему не мог бы привыкнуть человек. И вот теперь он обходил свои влдения, оглядывя своих молчливых клиентов.

В эту ночь их прибыло трое. Не много и не мло. Тк, среднее число. Бывло, что морг вообще пустовл, но помнился случй, когд перевернулся втобус, и уж тогд рботть пришлось всю ночь. Зто потом в течении месяц Серег сдвл приобретенные с божьей помощью вещи во все комиссионки и зимел в те дни неплохой доход.

Н это рз пощипть гусей не пришлось. Целых три персоны, но ни один из них не предствлял ничего солидного. Сереге было очень обидно, но тут уж ничего не поделть.

Первой привезли женщину, сбитую грузовиком. Из всего грдероб интерес предствляли лишь туфельки. Но весь длинный путь сюд выдержл только одн из них, вторя бесследно исчезл где-то по дороге.

Н втором столе лежл пожилой мужчин. Его угорздило выпсть с шестого этж, но сделть это он умудрился в пижме и носкх. Поэтому мимо его стол Серег проходил с неизбежным оттенком презрения.

Третьим окзлся ккой-то млолетк. Н него Серег не обртил никкого внимния, потому что пцн срзу привезли в грязном рвнье. Зто эксперты коплись в нем что-то уж слишком долго, извлекя пули (ккому это идиоту пондобилось стрелять в ткого змухрышку), и все удивлялись, рзговривя о необычном строении то ли туловищ, то ли кишок, то ли еще чего-то ткого. Они не воспользовлись серегиными услугми, д и хорошо. Его покореженный пцн нисколько не интересовл. Потом эти новоявленные профессор потребовли от Сереги специльный ящик для перевозки покойник. В принципе ткой ящик существовл, и Серег неохотно приволок его из дльней клдовой. Эксперты зсунули пцн в этот ящик и пообещли звтр увезти его в ккой-то тм институт н вскрытие. Ну пусть себе увозят, Сереге от этого ни холодно, ни жрко. Вот сейчс обойдет все столы, усядется снов и будет мечтть о том, кк через неделю пойдет в ресторн, будет смотреть н собрвшихся и прикидывть, чего бы и сколько Серег поимел, если бы все они вдруг окзлись его клиентми.

Он окинул взглядом окроввленную блузку женщины, полостые штны мужик и ящик, в котором лежл тот стрнный пцн. Вдруг ему покзлось, что з крй ящик уцепились пльцы чьей-то руки, невидимой из-з ящик.

Ух! Серег перевел дыхние. Те времен, когд он предпочитл дежурить только днем, двно прошли, д и скзочкми про живых мертвецов Серег не увлеклся. Он снов взглянул н ящик... Бледные пльцы руки крепко сжимли его крй! В этот миг нд ящиком что-то промелькнуло, и Серег с ужсом увидел, что покойник сидит!!!

Стрх сковл Серегу, ноги стли втными, сердце бешено колотилось. Голов мертвец повернулсь к Сереге, глз зсветились кроввым блеском, руки нпряглись, ноги перемхнули через ящик и твердо встли н пол. Серегины зубы выдвли 120 удров в минуту, потом между ними вдруг окзлся язык. Покойник, скривив измзнное грязью и кровью лицо, двинулся к Сереге.

Боль от прикушенного язык несколько отрезвил Серегу, и он отштнулся нзд. Мертвец протянул вперед свои ужсные руки, нмеревясь здушить его, но Серег увернулся, присел, проскочил мимо зловещей фигуры и ринулся к спсительному выходу, ведущему нверх.

Никкие уговоры и щедрые посулы не зствили никогд зйти его впоследствии н территорию ккого-либо морг...

... Усевшись в ящике, я увидел прня, стоящего невдлеке от меня и с ужсом глядящего в мою сторону. Я собрл все свои силы и выбрлся из тесного своего убежищ. Убедившись, что могу твердо стоять н ногх, я нпрвился к прню, твердо нмеревясь выяснить, куд это я угодил. Но прень с испугом отскочил от меня, очевидно, Федя ему успел рсскзть о моих подвигх, и теперь он решил, что я буду мстить. Я протянул вперед руки, покзывя, что нпдть я не собирюсь. Но прень в несколько прыжков преодолел рсстояние до двери, нходящейся з моей спиной, и скрылся з ней.

Я повернулся нзд и чуть не умер от стрх: н столх лежли покойники. С детств не выношу мертвецов, и потом - если есть оборотни, то почему бы не существовть живым мертвецм. Но когд Федя успел прикончить еще двоих. Может он зцепил их тогд же, со мной, и теперь прячет здесь. А может я нхожусь в резиденции ккого-нибудь зсекреченного охотник з оборотнями. И эти двое - тоже оборотни. Прошло немло времени, прежде чем мне пришл в голову идея, что, скорее всего, я стою посредине подвл, где рсположен смый обычный морг.

Но оствться рядом с мертвецми я не желл ни минуты. Меня уже нчло трясти от ткого соседств, и кждый шорох приближл меня к нервному шоку. Поэтому я поспешил к двери, з которой исчез прень и, поднявшись по лестнице, окзлся н свежем воздухе. Мехнически перествляя ноги, я поспешил прочь от стршного мест.

Вокруг был ночь, но небо зтянули тучи, и я, взглянув вверх, ничего не увидел кроме темно-серой пелены. Слбость охвтил все тело, но у меня хвтило силы злезть по дереву н блкон второго этж и укрсть тм куртку, которую кто-то неосмотрительно вывесил сушить после стирки. Куртк был великовт и не просохл, но н это было уже нплевть. Что оствлось делть, ведь в строй куртке я неизбежно привлекл бы всеобщее внимние. Словили бы в дв счет, ходить без куртки не рсполгл холодня погод. Но теперь я был обезопсен хотя бы с одной стороны и с трудом двиглся вперед по ночному городу, нмеревясь к утру добрться до общги.

Все вокруг было серым - и небо, и дом, и снег под ногми. Только окн чернели н фоне домов. Но если дже встречлись рбочие фонри - они не рссеивли серый сумрк, сгущя его в плохо освещенных местх, сми светили тинственным рдужным светом. Постепенно до меня дошло, что я иду не в ту сторону. А ноги уже почти не слушлись и сми тщили меня вперед. Я кое-кк остновился, рзвернулся и пошел обртно.

Боль периодически вспыхивл в местх рнений, оргнизм почему-то восстнвливлся слишком медленно. Н двно промокшие ботинки нлипли комья грязи (я где-то видно прошелся по гзону). Подошвы ног горели, словно покрылись сплошными мозолями.

Вдлеке згрохотл первый трмвй. Еще несколько усилий, и я добрлся до трмвйной линии, после чего медленно поплелся вдоль рельс. Кзлось, прошл целя вечность, пок я не окзлся рядом с остновкой. Я рухнул н скмейку и стл ждть трмвй.

Больше всего мне не хотелось видеть этот проклятый город, где все не тк. Подобня жизнь до смерти ндоел, н плечи и ноги двил устлость и отчяние. Кто я здесь и кому нужен. Вокруг не было ни единого прохожего. Но будь рядом многочислення толп, я чувствовл бы себя тким же одиноким. Хвтит! Збирю документы и домой. Прочь из этого город, где все против меня - ткя жизнь окзлсь для меня слишком сложной.

Если бы у меня вдруг срзу пропл боль, если бы перед глзми не стоял победоносно ухмыляющяся федин рож, если бы гнетущее состояние безысходности покинуло бы меня, то не глядел бы я сейчс вниз, подсчитывя полурстоптнные бычки под ногми. Вокруг посветлело. Серый сумрк отступл под нпором дня. Утро, оно и в городе - утро, тем более в середине весны. Но не до этого мне было сейчс, не до этого!

Мелко здрожли рельсы. Я уловил своим нстороженным слухом их легкое подргивние и поднял голову. Дневной свет не спсл убогую кртину серого неб и точно тких же домов под ним, подчеркивемую темными силуэтми деревьев с голыми веткми. Из-з поворот покзлся крсный корпус трмвя. Свет от его фр вспыхнул в последний рз и потух, уже не нужный: последние клочки сумрк спешно рсползлись в ближйшие подворотни...

... К вечеру у Колбин при содействии Соколов и Бхрев сложились три рбочие версии. По первой мльчик мог убить кто-то из знкомых Полынцев. Но Крохлев кзлся чрезвычйно нпугнным ноябрьским происшествием, Шевченко производил впечтление случйного человек и не виделось причин, которые зинтересовывли его крутить это дело дльше. Но зпугнного легко можно принудить, з покзным рвнодушием вполне мог скрывться холодный рсчет.

По второй версии в деле могли принимть учстие те ребят, с которыми у погибшего произошл стычк возле "Клинки". Двое из них исчезли после той встречи, но двое еще сидят, и можно будет попробовть рскрутить их. Вот только что пондобилось пятндцтилетнему пцну от четырех взрослых "жуков".

Третья версия целиком лежл н Атищенском ОВД. Кто учствовл в перестрелке н территории детского сд? Можно ли этот эпизод привязть к делу убитого н основнии изуродовнного лиц Сонин?

Кроме того, оствлось много нклдок. Чем обусловлено появление волчьих следов? Откуд появилось кроввое пятно н стене? Ккое оружие использовл убитый? И нконец, почему пули имели серебряную оболочку?

Эти вопросы совсем уже переходили н плны следующего дня, но в дело вмешлось чрезвычйное происшествие. Принесли зключение, что кровь со стены детского сд идентичн крови убитого пцн. Сомнения в учстии убитого в событиях н территории детского сд отпли сми собой. Подискутировв еще полчс н эту тему и убедившись, что выгоднее всего рзрбтывть последнюю версию, коллеги рзбежлись.

Когд Колбин утром появился н рбочем месте, его уже ждли Соколов, Бхрев и рстерянный млдший лейтеннт.

- Рзрешите доложить, товрищ мйор, - смущенно отрпортовл тот, покойник сбежл.

- Ккой покойник? - не понял Колбин.

- Вш, товрищ мйор. Тот смый, которого вчер привезли.

-?!

- Вот свидетель, товрищ мйор. Рботник морг Анохин.

Со стул поднялся мощный прень, который неуверенно посмотрел н Колбин. Он был весь пропитн испугом и чувствовл себя явно не в своей трелке. По его сбивчивому рсскзу Колбин уяснил происшедшие ночью события. Млдший лейтеннт подтвердил отсутствие труп.

- Двйте пройдемся, н месте покжете, кк это все происходило, обртился Колбин к Анохину. Тот в ужсе отрицтельно змотл головой.

- Посмотрите сюд, Алексндр Филиппович, - Соколов жестом укзл н голову Анохин. Виски у двдцтипятилетнего прня словно припорошились изморозью, совсем кк у Колбин, чей возрст перевлил длеко з сорок...

... А я в это время уже подъезжл к своему селу, нетерпеливо ерзя по сиденью втобус. Мокрые ноги ужсно мерзли, и я, чтобы отвлечься, вспомнил то длекое время, когд впервые ехл в учгу. Вот ведь кк нервномерно бежит время. Восемь школьных лет пролетели одним мигом и сейчс вспоминлись кк монотонное, но довольно яркое и счстливое время. А с прошлого сентября до сего дня прошл, кзлось, целя жизнь, "полня невзгод и опсностей".

Д, жизнь изменяется не временем, событиями. Что я скжу себе, когд проживу ее, что? Ну все, пор перекидывться в волк: его, по крйней мере, ткие вопросы не тревожт.

Стртельно обходя большие лужи и ниболее рзвороченные грузовикми мест, я медленно, но упорно продвиглся к дому, кк вдруг зметил донельзя знкомую фигурку, идущую мне нвстречу.

- Колян! - не поверил я глзм своим.

- Он смый! - зорл он и бросился ко мне.

Шутк ли, полгод не виделись.

- Ты откуд здесь? - удивился я, пмятуя, что из мореходки не сбежишь тк просто, кк из учги.

- В комндировку послли, - гордо зявил Кольк. - Кубрик хотим обоями оклеить. У одного слги мть н обойной фбрике в городе рботет, вот его и отпрвили, меня вместе с ним, сопровождющим. Добрлись до город, он к своим срзу, я сюд мхнул.

Я быстро збросил чемодн домой и нскоро пообедл. Весь день мы мотлись с Колькой по округе и рзговривли о том, о сем. Он говорил мне про учебу, про кзрмы, про корбли, про нряды. Я рсскзывл о городе, о фильмх, которые видел, о жизни в общге. И только глвной темы я не посмел коснуться, хоть он жгл мне язык. Мне просто необходимо было выговориться, рсскзть о том, что я стл оборотнем, спросить, что мне делть дльше! И все же я не рискнул.

К вечеру мы добрлись до ДК, где у недвно открытого видк уже толпился нрод. Взглянув н нзвние, я ощутил учщенный стук сердц. "Америкнский оборотень в Лондоне"! Ткого я еще не смотрел. Не прошло и пяти минут, кк мы уже сидели в тесном и душном зльчике. Отбегли по экрну телевизор Том и Джерри, погс свет, кртин нчлсь.

Когд фильм зкончился, было уже темно. Меня он откровенно рсстроил, Кольку явно зинтересовл.

- Эх, мне бы ткой пулемет, я бы всем оборотням мозги в потолок впрвил бы, - и Кольк покзл, кким обрзом он собирется осуществить здумнное. Я молчл.

Я не стл рзочровывть его тем, что оборотня не берут пули. Тем, что он совсем не тк стршен и вовсе уж не похож н то чудовище, которое изобрзили чертовы зпдные скзочники. Тем, что оборотни совсем не ткие. Я потерял его в тот момент нвсегд. Д что тм говорить, посмотрев ткой фильм, не только Кольк, все без исключения увидели бы во мне толстого, уродливого, беспощдного монстр.

Откуд ему знть, что оборотень контролирует себя всегд, что может преврщться в волк не только в полнолуние, что убивл я не в порыве проявления потусторонних сил, при смозщите. Но докзывть это бесполезно кк Коляну, тк и любому другому. Я уже не приндлежл человеческому обществу. И был только один путь - не дожидясь, пок меня рскроют, уйти прочь, покинуть их всех и жить своей особой жизнью. Только тк!

- Ты чего приехл, сынок? - перебил мои мысли мть, подбвляя мне в трелку дополнительную порцию кртошки.

- Все, отучился, - зявил я. - теперь посылют н отрботку, в Сибирь куд-то, н звод.

- Д кк же можно? - удивилсь мть. - Вы же еще сосунки. У тебя вот дже пспорт нет.

- Тм выддут, - объяснил я. - Звтр днем поезд. Документы все оствлю у тебя. Нпишу - вышлешь. А теперь я н последний втобус.

Мть уговривл меня подождть до утр, но я был непреклонен. Переодевшись во все чистое, я отпрвился в путь. Из вещей я зхвтил мленький мешочек, в котором лежл бухнк хлеб, д зпсной свитер. Из денег у меня был сотня, которую я знял у мтери н дорогу, д шесть доллров - моя доля, которя хрнилсь у Кольки с того злополучного вгустовского дня (он мне их отдл перед фильмом). Н мне были все те же штопнные-перештопнные коопертивные брюки, крденя куртк и ботинки, которые я носил н протяжении почти всей этой истории.

Последний втобус октил меня бензиновой грью и уктил, но я ничуть не рсстроился - город больше не мнил меня. Рзвернувшись н 180 грдусов я зшгл по шоссе в противоположном нпрвлении, кк волк, у которого нет пок ни цели, ни нмерений. Но он бежит, бежит потому, что ндо, все остльное уже не существенно. Дорог уносилсь вдль и сходилсь в точку з горизонтом. По обеим сторонм дороги рсстиллись мрчные пустынные поля. Серое небо не предвещло хорошей погоды. Сгущлся тумн...

... Тем временем Федя прздновл победу в ночном ресторне. Вообще-то ресторн рботл до двдцти трех, но уже к полуночи тм собирлись исключительно свои люди. Все было по двойному трифу, но для деловых людей это не предствляло особой проблемы. По вторникм и четвергм здесь был стриптиз, по остльным дням эротическое шоу, н которое, впрочем мло кто обрщл внимние, изредк кидя н сцену стольник или чстушку. Здесь знкомились, звязывли конткты, обсуждли неотложные дел, договривлись или просто отдыхли, делясь новостями. Здесь не было лентяев или бездельников. У кждого из собрвшихся было свое, стороннее дело, ибо н посещение тких зведений одной зрплты не хвтло, будь он дже зрплтой директор коммерческого мгзин. Здесь все было по экстр-клссу.

- А вот новость слышли, про живого покойник! - зхлебывясь зорл кто-то з соседним столиком. Все згоготли. Федя слушл крем ух, смкуя мрочный коньячок.

- Есть у меня другн, - проглтывя буквы вещл рсскзчик, - в морге рботет. Вчер ночью сидит он тм, гзету читет. И вдруг из гроб мертвец поднимется. Кореш мой туд, сюд, жмурик его не пускет. Еле вырвлся мой Сергуньк и теперь морг з тыщу метров обходит.

Смех усилился, но Феде этот рсскз чем-то сильно не понрвился.

- Э, кк выглядел тот жмурик? - не утерпел Федя.

- Серый говорил - пцн совсем, штны, куртк рвня.

Все вновь зржли, и только Федя стих. Для всех в этой пивнушке рсскз выглядел кк скзочк для млолеток, пошлый некдотец, и только он знл, нсколько это серьезно.

Лвируя между столикми, из уборной возврщлся Ген.

- Сюд иди, Геник, - громко скзл Федя и, когд тот подошел, больно пнул его по лодыжке, шепотом добвив. - Ты чего, дурик, гнл мне про серебряные пули?

Глз у Геник испугнно рсширились. Он знл, кким Федя бывет в тком состоянии. Он срзу понял все.

- Может пули были не серебряные? - выплил Геник без млейшей ндежды выкрутиться. Федя вытщил из крмн пулю, зло швырнул н пол, поствил н нее железную ножку стул и с рзмху сел н него.

Ген быстренько нгнулся и поднял сплющенную пулю. Из под треснувшей серебряной оболочки явно проглядывл инородный метлл. Ген облегченно перевел дух.

- Пули должны быть целиком серебряные, - объяснил он.

- Где этот трхнутый Хенсель, - в бешенстве зорл Федя. - Д и я дурк, что не проверил.

Выхвтив у Геник из рук пулю, он бросил н стол полтонны и ринулся к выходу. Ген побежл з ним. Он еще не совсем опрвился от испуг, постоянно зпинлся об ножки стульев и извинялся, зпинлся и извинялся...

... Я нходился в мленьком лесочке, вблизи которого нчлсь вся эт пршивя история. Сойдя с дороги, я включил нюх, и он безошибочно привел меня к невысокой молодой елочке. Сбросив одежду, я лпми нчл рскидывть землю. Тк и есть. Полусгнившя куртк, штны и носок. Водитель того, неншего втобус был здесь, он был оборотнем, теперь уже сомнений не оствлось именно он укусил меня н дороге. Удр, укус и все звертелось. Если бы не он, не стоял бы я сейчс н этом месте и не смотрел тупо н спрятнные вещи. Логическя цепочк змкнулсь, и я стл одним из ее звеньев. Перекинувшись обртно в человек, я торопливо оделся, ежсь от холод, и вновь выбрлся н шоссе.

Утро зстло меня в дороге. Густой тумн окутывл все вокруг. Я, не чувствуя устлости, шгл и шгл вперед в этой молочной пелене пок не увидел вдли что-то серое. Я прибвил шгу. Из тумн покзлсь женскя фигурк. Я чуть ли не бегом сокртил рсстояние до минимум. Пожлуй дже это был девушк. Фигурк точеня, ухоженные кштновые волосы, розовя вязння шпочк.

Я уже почти догнл ее, кк вдруг он резко обернулсь. Вместо милого девичьего лиц н меня смотрел зросшя бурой шерстью медвежья морд.

Глв пятндцтя. В стне оборотней.

Это нстолько потрясло меня, что я змер кк телегрфный столб. Не кждый день видишь девушек с смой нстоящей медвежьей мордой. И все же... Что-то было стрнное в ней, что-то очень знкомое. Ккя-то мленькя детль объединял импортного волк, мое собственное отржение в зеркле и эту девушку.

Все! Понял! Это было в выржении лиц, вернее скзть морды. Вы когд-нибудь видели медведя с хитрой мордой? А волк? Хитрость, стрння, неестествення - вот ккое выржение имел уствившяся н меня морд. Ккя-то луквя хитрость, придввшя обычным чертм что-то дьявольское. Бог ты мой, ведь я выгляжу ничуть не лучше.

Лицо девушки (тьфу ты, морд, рзумеется) здрожло, нчло дергться. Со стороны это было тк противно нблюдть, что я дже пордовлся з моих соседей из "412". Их бы удр хвтил, если, не дй бог конечно, они вдруг проснулись бы ночью. Тем временем лицо девушки приняло человеческий облик, и я дже внутренне успокоился. Н человеческом лице не остлось и черточки того погного выржения. Может и в смом деле существует бог и дьявол, оборотни слуги последнего. Д ну, что это со мной сегодня. Глядишь, и я поверю в крохотных зеленых человечков.

- Ну, чего смотришь, пошли, - скзл девушк, повернулсь и двинулсь к лесу, рсположенному в сотне метров от дороги. Я уствился н серый плщ, приятно облегвший ее фигуру. Н вид ей было лет двдцть, и лицо довольно привлектельное. Эх, было бы ей лет н пять меньше.

- Чего же ты стоишь? - девушк обернулсь, посмотрел н меня и продолжил свой путь. Я обреченно поплелся з ней. Ншли все-тки, добрлись до меня. Не зря, видть, я получил тот проклятый знк оборотня. Ну д лдно, чем черт не шутит. Может с ними я обрету себя целиком и, нконец, избвлюсь от одиночеств. Я уже тк устл быть один. Мир людей остлся з моей спиной. Мир полный огней, втобусов и рвнодушия. Моя проводниц вел меня в новый мир черный и неизвестный, совсем кк приближющийся лес. Сколько рз я, кк слепой котенок, тыклся носом в пустоту, теперь я увижу его, увижу! Ведь не зря же они искли встречи со мной.

Вместо ровного поля под моими ногми то и дело окзывлись небольшие бугорки, об которые я спросонья кждый рз спотыклся. Несмотря н всю вжность происшедших событий мне жутко хотелось спть. Но я изо всех сил стрлся не отствть от девушки.

Мы миновли полосу зелененьких елочек и вступили в сумрк лес. Неясный свет сверху, почти черные стволы деревьев, белый тумн, стелющийся вокруг, и ккой-то дурмнящий зпх от земли создвли очень тинственную кртину, которую подчеркивл идущя впереди девушк-оборотень. Не будь я см оборотнем, я бы поверил, несмотря н свой довольно уже солидный возрст, что попл в смую нстоящую скзку. В эту минуту мне дико не хотелось верить в обыденность этой кртины, я желл нслждться скзочной тмосферой, от которой дже стновилось стршновто.

Конечня цель ншего путешествия покзлсь внезпно. Это был двухэтжня бревенчтя избушк - крепкя, ндежно срботння. Кто-то ловко зпрятл постройку среди скопления высоких елей д тк, что ее не с кждой стороны увидишь. Чуть зметня тропинк, по которой шгли нши ноги, скрывлсь под могучими лпми одного из деревьев. Мы нырнули под ветки и, пройдя еще семь шгов, ничего не видя, окзлись н крохотной полянке, большую чсть которой знимл вышензвння изб. Девушк уверенно подошл к ней, поднялсь н трехступенчтое крыльцо, зтем подождл меня и открыл дверь. Сильным толчком он буквльно впихнул меня в мленький коридорчик, протщил через него и, когд глз мои зжмурились н секунду от яркого свет в большой комнте, произнесл:

- Вот, привел.

Я быстро оглядел комнту. Четыре человек уствились н меня. Первым я зметил стрик, смотревшего удивительно мутными глзми. Мой взор отметил седую щетину н щекх и подбородке. Еще двое сидели вместе - одн н коленях у другого. Лет им было под двдцть пять. Об в одинковых турецких свитерх и черных вренкх. Н меня они посмотрели мельком, ибо их ничего кроме друг друг не интересовло. Последним я увидел прня, ну может н год стрше меня. Он был в летней куртке и серых брюкх и смотрел н меня довольно зинтересовно.

Я опять не угдл. Оборотней было не тк уж мло, чтобы я окзлся единственным и неповторимым, но и не слишком много. По крйней мере для зхвт город ткой рмии явно не хвтило бы. В последствии выяснилось, что я снов ошибся, но в днный момент я почему-то решил, что угодил н общее собрние оборотней регион.

Я недоуменно посмотрел по сторонм. Столь яркий свет неминуемо должен был выдвть избушку н сотни метров. Однко зкрытые ствни н окнх быстро рссеяли мое удивление.

- Откуд он, - скрипучим голосом проговорил стрик, обрщясь к девушке.

- Тот смый, - объяснил он.

- А, - рвнодушно кивнул стрик и в комнте воцрилось молчние.

Я чуть не пдл от устлости, и первой это зметил моя спутниц.

- Лдно рзговоров. Пусть идет спть, - он взял меня з руку.

В полусне я прошел по ккому-то коридору, поднялся по шткой лестнице и окзлся в комнтке с двумя зпрвленными кровтями. Девушк покзл н одну из них и вышл, зхвтив свечу, которя едв освещл один из углов этой комнты. Я быстро рзделся, нырнул в постель и укрылся одеялом с головой. Через полминуты я уже спл мертвым сном...

... Проснулся я см. В комнте, блгодря зкрытым ствням, црил исключительня темнот. Я чуть приоткрыл одну из них. З окном были сумерки то ли вечер, то ли утро. Я тк и не понял - сколько же мне удлось поспть.

Дверь з мной приоткрылсь, и я мгновенно обернулся. Н пороге стоял уже знкомя мне девушк.

- Проснулся, - утвердил он, - пойдем скорее.

И мы двинулись по проходм и переходм. Спустились по одной лестнице, поднялись по другой. Девушк открыл дверь и пропустил меня вперед. Эт комнт был побольше спльни. Здесь тоже стоял кровть, кроме того имелся письменный стол, нполовину зкрытый креслом, у стен нходились стеллжи с книгми.

- Он здесь, Семен Петрович, - скзл девушк, обрщясь куд-то вперед. Дв окн с открытыми ствнями чуть освещли комнту, но никого живого я здесь не увидел.

- Можешь идти, Дш, - мужской голос человек средних лет рздлся из глубины комнты. Постепенно я нчл догдывться, что говоривший сидел в кресле, тк кк оно стояло спинкой ко мне, то я, естественно, не мог его видеть.

- Подойди, - скзл хозяин комнты. - Встнь з креслом.

Я незмедлительно подошел к нему. Н спинке кресл в сумеркх угдывлся мссивный зтылок, больше ничего я рзглядеть не мог, сколько ни стрлся. Очевидно, хозяин не хотел, чтобы я видел его лицо.

- Кто Вы? - решился я вступить в рзговор.

- Это не вжно для тебя, пок...

Я решил предоствить иницитиву своему собеседнику и смолк.

- Что же ты вел себя тк неосторожно, - мужской голос прямо-тки впечтывлся в мою пмять.

- Где?

- Тм, в городе. Ты знешь, что тебя ищет милиция?

- Двно уже зню.

- Без иронии, пожлуйст. Подумй хорошенько, чем тебе это грозит. Н тебе крепко висит одно убийство, если следовтели поднпрягутся, то повесят н тебя еще дв.

Собеседник был здорово осведомлен обо всех моих делх. Ну что же, попробую и я з себя постоять:

- Но ведь все это было только смозщитой.

- Это теперь уже никого не интересует, - мужик будто читл мои мысли. Одно я зню твердо - тебе никому ничего не удстся докзть, дже если ты у них н глзх обртишься в волк. Ты ведь волк, кк я понял?

- Волк, - подтвердил я.

- Ты здорово нследил. Если ндо убивть, то клыки следует держть в крепко змкнутом ротике. А уж если не вышло, то по крйней мере позботиться о сокрытии следов, не брость покойников н виду у всех и уж тем более не оствлять свидетелей. Будь следовтели хоть трижды тупоголовы, но если свидетельские покзния стнут все время совпдть, то и они поймут, что все это неспрост. Ты хоть понял, куд попл?

- Нет, - чистосердечно признлся я, желя кк можно скорее выяснить этот животрепещущий вопрос.

- Здесь нходится стойбище для зсветившихся оборотней. Для тких кк ты, не умеющих держть себя в рукх. Дш в порыве стрсти згрызл своего любимого. Нин и Ромн здесь около месяц. Ром был оборотнем, укусил Нину, он кк-то вечером нчл позировть у себя перед зерклом. Тут не вовремя вернулись родители. Пок они стояли, окменев от ужс, Нин проскользнул в дверь, кинулсь к Роме и им ничего не оствлось, кк бежть. А с Внюшей ккя-то сложня история, он мне рсскзывл, д я не зпомнил. Здесь все ткие кк ты.

- И стрик тоже где-то зсветился?

- Д нет, ему просто некуд подться. Не зствлять же его просить по копеечке н улицх. Пусть живет здесь. По крйней мере с ним дч не пустует. Д и з порядком он неплохо следит.

- И вы тоже кого-то убили?

- Вот чудк, ты подумл, что я здесь живу? Нет! Я сюд незжю время от времени. Инспектирую, тк скзть. Д и место тким кк ты в жизни подыскивю. А живу я в городе. У меня блгоустроення квртир и очень солидня рбот, рспрострняться о которой я тебе не нмерен.

- Тк знчит кроме нс еще есть оборотни?

- Понял нконец-то! Полно!!! Мы живем по городм и селм. Мы везде, но ведем себя тихо-мирно, пок... А придет время, мы себя покжем в полный рост. Тк скзть, во всю силу.

Оглушенный ткой речью, я молчл.

- Ну, н сегодня все. Подумй, осознй, кем ты являешься. А я в свою очередь зймусь твоей судьбой. Д, спустись-к в погреб и знеси в гостиную бутылочку шмпнского. Я ее н обртном пути прихвчу.

Я вышел из комнты, подхвтил стоящую н полу зжженную керосиновую лмпу и спустился по лестнице. Обойдя нижний коридор, я обнружил зкуток, в котором брл свое нчло лестниц, ведущя вниз. Освещя мрчные стены, я пробрлся в небольшой погреб, где стояли огромные вросшие в землю бочки и стеллжи, н которых рсполглись стройные шеренги бутылок. Прошло немло времени, прежде чем мне удлось рзыскть в громдном скоплении бутылок с инострнными нклейкми (Эх, Кольку бы сюд) тяжелую бутылку шмпнского. Уже подходя к лестнице, я вдруг выхвтил из тьмы обрывок ндписи. Зинтересоввшись, я осветил стену. Большие четкие буквы, вырубленные топором, уже почернели от времени:

"Полнолуние. Вот блження пор оборотней. Ибо тогд во всей силе ступют они по земле".

"Остерегйся пускть в ход клыки свои. Ибо выживший от их укус см стнет оборотнем".

"Ничего не опсйся, лишь огня д серебр".

"Велико время для познния человек. Но для оборотня вдвое больше. Ибо и тйн в нем вдвойне".

Верхняя чсть пятой ндписи едв виднелсь из-з бочек, но отодвинуть их было свыше моих сил. Тогд я влез н одну из бочек и, светя н кждую букву, прочитл нписнное. Вырублено оно было рньше, тк кк многие из слов звучли не тк и окнчивлись твердым знком. Общий смысл этой ндписи глсил:

"О, оборотни! Несчстные существ! Дьявол нделил вс силой сверх естеств. Он же ведет вс своею дорогой".

Я сильно подозревл, что з бочкой существует продолжение, но подобрться к нему тк и не сумел. Поэтому, прихвтив бутылку шмпнского, я поднялся нверх и нпрвился к гостиной.

Тм ярко горел свет и дже рботл черно-белый телевизор. Все были в сборе, и только згдочный хозяин отсутствовл. Но он еще не уехл, тк кк Дш выхвтил у меня бутылку и поспешил к выходу. Когд он вернулсь, где-то з стеной звелся двигтель, втомобиль тронулся с мест и постепенно стих вдли.

А здесь кждый знимлся своим делом. Ивн смотрел н экрн телевизор, где бегли крохотные фигурки футболистов. Нин и Ром о чем то тихо переговривлись между собой. Стрик сидел, погруженный в свои думы. А Дш? Дш тщил из кухни трелки с едой. В общем, миля семейк собрлсь н совместный ужин. Здесь не было ничего ткого, что бы нпоминло о ншей сущности. Любой нписл бы здесь "ужсной сущности", но только не я. Ему легко говорить, ведь он то - человек. А я вот лично ничего ужсного в своей сущности не видел. Д, есть сверхъестественные способности. Д, в волчьем облике многое кжется совершенно другим. Но в сущности моей все же преоблдло человеческое.

Тем временем все уселись з стол. В трелкх был подн кртошк с мясом. Нсмотревшись фильмов про оборотней, я теперь мучился ужсными догдкми о происхождении мяс.

- Что это з мясо? - осторожно спросил я.

- Ром вчер бык здрл, - отозвлсь Дш.

- А... можно посмотреть?

Дш хмыкнул и мотнул головой нпрво. Я встл из-з стол. Дш тоже вскочил и пошл впереди, укзывя мне дорогу.

Крсивя у нее был фигурк, хотя и немного плотня. Однко... Если из ткого худого пцн, кк я, получился довольно знчительный волк, то уж из нее вышел бы... Стршно скзть! Впрочем, он почему-то был не волком, медведем. Но все рвно, я ни з что не хотел бы окзться н месте ее бывшего прня.

Опсения мои нсчет мяс улетучились, когд н кухне в морозильной кмере я увидел свежерзделнную тушу бык. Понимюще кивнув Дше, я вернулся н место.

Ужин быстро зкончился, и Дш подвел ему итог.

- Я готовил, - он посмотрел н меня, - ты и Вня помоете посуду.

Вня хотел было воспротивиться, но н экрне нчлсь информционня прогрмм. Кроме того ему хотелось выяснить, откуд я ткой взялся. Поэтому он собрл в стопку грязные трелки и потщил их н кухню, я, прихвтив кружки, вилки, ложки и нож, отпрвился туд же.

Обязнности мы рспределили тк: я мыл посуду, он вытирл, с интересом поглядывя н меня.

- Откуд ты? - нконец спросил он.

Я, однко, сперв решил выяснить, где нхожусь. Окзлось, что з ночь я ушел не слишком длеко и теперь нходился н окрине рйон, н грнице с Питерской облстью. Тогд я без утйки поведл обо всех происшествиях, что приключились со мной з это время. Рсскзчик из меня еще тот, поэтому, если хотите знть о чем я говорил, прочитйте книгу с нчл, нчиня с первой глвы.

После долгого и нудного рсскз, когд Вня удовлетворил свое любопытство, к рсспросм приступил я. Меня больше всего зинтересовло, что з сложную и зпутнную историю пережил он, прежде чем попл сюд.

- Д ничего интересного, - попробовл отвертеться он, но все же нчл:

- Мы с бртом были близнецми. Всегд вместе учились, вместе бегли, но комнты у нс были рзными, квртир то у нс в Питере большя - пять комнт. В одной - гостиня, во второй - спльня родителей, третья и четвертя - у нс с бртом, в пятой брхло рзное хрнилось, шмотки стрые, видк зпсной и тому подобное. И вот змечю я, что рз в неделю бртн поздно вечером возврщется и мимо моей комнты в свою быстро тк, ко мне и не зглянет дже. После третьего рз решил я выяснить, что это с ним ткое. Пошел к нему, дверь н змке. Стучл, звл - бесполезно, он дже и не открыл. Тогд я в внную двинулся - зубы почистить. Гляжу в внной его штны лежт: грязные, в бурых пятнх - не инче кровь. Видть, змочил кого-то мой бртельник. Я н следующий день к нему со всех сторон подъезжл, но он молчл и все тут. У меня подозрения рстут и рстут, но не зклдывть же ментм родного брт, не тк ли?

Но глвные события рзвернулись через неделю. Н ншей квртирке был мленький сейшен - человек десять одноклссников. Все в полном рзгре пцны курят, ббы крсятся. Две пры подстилки рсстелили и групповушку устроили, немного в стороне Гог одной девчонке покзывл, кк больше удовольствия получить. Я уже тоже нчл было одну клеить, чтобы к групповушке присоединиться. В углу комнты видк рботет, но никто им не интересуется, только брт мой - Серег - в экрн вперился и без отрыву. Я с этого момент все до последней секунды помню.

Н экрне волк-оборотень гоняет двух негров по мрчным коридорм. И вдруг Серег кк зтрясется, лицо у него здерглось, одежд лопнул. Смотрю вместо Сереги волчр стоит, огромный ткой. Я не въехл сперв - откуд этот волк взялся. А тут прочк одн - пцн ккой-то чернявый, под ним Ольг лежл - внимние н него обртил. Они кончли уже, тут Ольг глз открыл, волк увидл, д кк звизжит. У нее срзу сокрщение мышц. Их потом дже в больницу повезли, чтобы хирургическим путем рзнять...

Тут я прервл Внюшин рсскз, потому что в днный момент меня меньше всего волновли подробности хирургического вмештельств.

- А что с бртом стло? - спросил я.

- С Серегой-то? - продолжил чуть обиженный Вня свой рсскз. - Н Ольгин визг все сбежлись в гостиную. Дже пцны с блкон в соседней комнте. Первым к нему Коля сунулся. Волк кк прыгнет, повлил его, чуть не в клочья рзорвл. Всех кровью збрызгло, девки визжт. Волк в спльню рвнул, где блкон нходится. Все змерли, только я, д Веня з ним кинулись. В спльне волк рзвернулся и н Веню бросился. Д Веня тоже не дурк, увернулся. Волк в шкф врезлся, тот ж по чстям рзвлился. А я в то время у блконной двери стоял. Волк мимо меня пролетел, голову рзвернул и мое колено клыкми поцрпл. Неглубоко, в общем, не опсно. А потом через перил, и вниз прыгнул. А квртир нш, я збыл скзть, н седьмом этже. Тк что волк тот в лепешку трхнулся. Когд мы выбежли из подъезд, глядим - вместо волк Серег лежит, нсмерть рзбился. А через месяц и со мной нчлсь т же история. Но я не стл дожидться, пок приспичит рзорвть кого-нибудь, и сбежл. По дороге меня стрик выцепил и сюд привел. Теперь здесь живу, пок местечк мне подходящего не подберут.

Н этом Вня умолк. Посуду мы уже двно вымыли. Пор было отпрвляться спть. Неуверенно ступя, мы поднялись по темной лестнице (электрифицировн был только первый этж дом), добрлись до спльни и быстро уснули.

Половину следующего дня я провел, блуждя по округе. День был солнечным, почки н деревьях вот-вот собирлись лопнуть, н крях темных еловых ветвей ярко зеленели молодые побеги, появилсь свежя трвк, н полянх уже желтели цветы. Я дже вздумл искть грибы, но неудчно.

Весн в этом году выдлсь теплой, дже в лесу снег почти исчез. Только в отдленных тенистых рйонх можно было нткнуться н осттки прошлого великолепия. Домик нходился в глубине лес. Я не ншел никких дорог вблизи, хотя досконльно исследовл все окрестности. Я дже не смог обнружить следов от мшины хозяин, и это было смым стрнным.

Кзлось, что убежище оборотней отрезно от всего остльного мир, и мне никогд уже не суждено увидеть лиц людей. Конечно, я понимл, что если идти все время в одном нпрвлении, то в конце концов мне удстся выбрться из лес, но я боялся, что, вернувшись обртно, не нйду избушку, убегть отсюд я не хотел. Зчем? По крйней мере, здесь у меня было ндежное пристнище.

Возврщясь к дому, я увидел стоящую у высоких елей черную "Волгу". Хозяин приехл вновь. Интересно, кк он добирется сюд по ткому бездорожью.

- Где тебя носит, - возмутилсь Дш, увидев меня. - Его целый чс ждут, он штется где-то.

В гневе он был ткой хорошенькой. Впрочем, блондиночк по крсоте ей не уступл. Я вздохнул и поспешил в комнту хозяин.

- Явился, - утвердительно произнес его голос. См он опять был скрыт от моих глз спинкой кресл.

- Ну что ж, продолжим рзговор, - скзл он, не дождвшись от меня ответ. - Сегодня тебе предстоит узнть о себе побольше. Ты знешь, кем являешься?

- Я - оборотень, - несмело скзл я.

- А кто ткой оборотень? - спросил он.

- Это ткой человек, который в волк может преврщться.

- Э нет, ты не прв! Оборотень - не человек! Это все рвно что скзть про волк: "Это собк, которя живет в лесу". У тебя в городе были друзья?

- Нет, - тихо скзл я.

- Вот видишь! Их у тебя и не могло быть, ведь ты не ткой кк они. Почему ты сбежл из дом?

- Я боялся, что кто-нибудь узнет, что я - оборотень.

- А почему? Что было бы, если бы кто-нибудь узнл про тебя больше, чем следует?

- Меня убили бы, - скзл я, вспомнив Федю.

- А что, уже пытлись.

- Д, в меня дже стреляли. В последний рз меня чуть не убили. Еще бы одну пулю, и я, нверное, умер.

- Кк это могло случиться? Ведь оборотни не уязвимы для пуль.

- См не зню, но меня, действительно, чуть не убили.

- Готов поспорить, что это было серебро. Впрочем нет, если бы тм присутствовло нстоящее серебро, то ты бы сейчс здесь не стоял. По всей вероятности это окзлся всего-нвсего сплв. И все же тебе повезло. Если бы сердце здел пуля, пусть дже нполовину состоящя из серебр, ты сейчс нходился бы среди мертвых.

- А почему серебро тк действует н оборотней?

- Я не зню. Впрочем, я думю, тут действует обычный зкон сохрнения энергии: "Если в одном месте что-нибудь появится, то в другом что-нибудь обязтельно исчезнет". Тк и здесь, оборотни получили исключительные преимуществ, но смое обычное серебро стло для них рзрушителем оргнизм. И плохо, что кто-то все это знет, кк в твоем случе.

- Что же мне теперь делть?

- По крйней мере перестть ндеяться н людей. Они тебе не помогут. Ты уже изгнн из их обществ!

- Почему? - прошептл я.

- Потому что ты не ткой, кк они. Люди состоят из мссы, из толпы. И они сильно не любят, когд кто-нибудь выделяется из их числ. Они нчинют звидовть отщепенцу, ненвидеть его, ствить ему кпкны. Я думю, ты уже н себе испытл это.

- Но если мы не люди, то кто же? Слуги дьявол?

- Ну уж нет! Единственное, з что я блгодрен мрксистско-ленинскому воспитнию - это з теизм. Вселення бесконечн, и ее уже не втиснешь в рмки религии. Нет ни бог, ни дьявол. Везде пустот, и лишь крохотные искорки жизни вспыхивют н отдельных ее учсткх, столь млых, что н общем мсштбе они незметны. Но кто мы, ты хочешь знть? Мы симбиоз между природой и человеком. Мы древняя цивилизция (д, я не боюсь этого слов, цивилизция). Пок людей больше, они првят миром. Но они не вечны, когд придет время - мы стнем у руля влсти, и тогд людям придется потесниться. Мы лучше приспособлены к жизни, чем они. У нс есть свои знния, своя культур, пусть пок в незнчительном количестве. Но это не повод, чтобы сбрсывть нс со счетов. Мы держим свои позиции уже тем, что о нс знют лишь единицы, д и кто им поверит, ведь мы противоречим всем зконм природы. Но когд откроют новые зконы, нше существовние стнет смым обычным делом, не вызывющим ни млейшего удивления.

- Но эти времен придут еще не скоро, что же делть нм, ведь мы не увидим рсцвет оборотней? - чуть слышно спросил я.

- Жить, просто жить. Я считю, что оборотень прожил свою жизнь не зря, если он посдил дерево, удчно женился и сделл еще одного человек оборотнем.

Мне вновь ничего не оствлось, кк молчть. Я был погребен под лвиной новых знний.

- А кк вы отыскли меня? - произнес я сдвленным голосом.

- По зпху. Все нши издют особый зпх, чем и отличются от людей. Не переживй, ты тоже нучишься рзличть тончйшие зпхи и определять по ним кто есть кто? Скоро ты нучишься многому, о чем рньше дже не подозревл. А теперь иди, и помни, что ты - оборотень!

Глв шестндцтя. Зсд в огне.

"С понедельник нчиню новую жизнь" - зявляют в конце недели тысячи людей в рзных стрнх земного шр. Смые стойкие из них выдерживют до следующей пятницы и клятвенно зверяют, что со следующего понедельник они, нверняк, нчнут новую жизнь.

Моя новя жизнь нчлсь не с понедельник. Впрочем от строй ее отличло лишь место жительств. Жизнь в тихом домике в глубине лес шл своим чередом, и мое появление ничуть не поколебло устои убежищ оборотней. Со времен построения избушки через нее прошли тысячи, и я был лишь одним из многих. Жизнь моя текл бы куд более скучнее, чем в городе, если бы я не нходил себе множество знятий. Вствл я чсов в десять, звтркл и шел зготвливть дров: погод был еще довольно холодной по ночм. После обед я помогл Дше по кухне, вечерми мы все вместе смотрели телевизор или игрли в крты строй, змсленной уже колодой, зсиживясь, бывло, до глубокой ночи. Остльные обиттели тоже не выли от скуки. Стрик методично вырезл поделки из дерев. Нин и Ромн целыми днями пропдли в лесу. У Дши было полным-полно збот по кухне. Внюш, который рньше вовсю крутился н подхвте, уступил эту роль мне и теперь целыми днями влялся в своей комнте и читл стрые журнлы, которых в доме нкопилось великое множество. Временми Ромн и Вня уходили н охоту, доствляя к столу корову или свинью. Где они их нходили, спршивть не приходилось, но есть хотелось кждый день, поэтому вопросов о местх ткой прибыльной охоты я не здвл. Впрочем, в последнее время ткя необходимость отпл, тк кк приехвший из город грузовичок зполнил полклдовой рзличными фирменными бночкми и пкетикми. По всей вероятности это был немецкя гумнитрня помощь. Все было прекрсно. Однко ткя жизнь не могл продолжться вечно, и я это прекрсно понимл.

Особенно я это ощутил после исчезновения Внюши. Кк то рз, проснувшись утром, я обнружил, что кровть Вни пуст и дже ккуртно зпрвлен. Вечером по рзговору влюбленных я догдлся, что хозяин пристроил Вню, но куд, тк и не узнл. В общем, я был уже подготовлен к новому рзговору, но все же испытывл сильное волнение, когд Дш позвл меня н третью встречу с тинственным хозяином этого дом.

Я вновь не видел его из-з широкой спинки кресл и довольствовлся лишь твердым и уверенным голосом.

- Ну что же, мльчик, я позботился о твоей судьбе. Будешь пригретым, нкормленным, в будущем тебе нмечется солидня рбот. Впрочем, он уже звисит лично от тебя. Но, кк я вижу, ты не дурк.

Похвл, хоть и несколько сдержння, мне понрвилсь, и я приготовился внимтельно слушть.

- Был у тебя девочк? - вдруг спросил он.

Дыхние у меня от волнения перехвтило, и я отрицтельно змотл головой, пок не догдлся, что он меня не видит.

- Нет, - сдвленно ответил я. В его присутствии я всегд чувствовл себя неуютно, постоянно ощущя себя крохотной песчинкой перед открывшийся ей бесконечностью глубины космос, о которой рсскзывл хозяин в ншем предыдущем рзговоре.

- Отлично! - скзл он. - А хочешь, чтобы был? Только отвечй честно.

- Д, - скзл я, подумывя о Дше. В тком вопросе врть не хотелось.

- Знчит будет, - утвердил он. - Я подобрл тебе одну, - он усмехнулся и добвил. - Одной будет достточно?

- Д, конечно.

- Вот и хорошо. Пспорт ты еще не получил?

- Еще нет.

Шестндцть лет мне исполнилось еще в нчле мрт, но с пспортом тянули, и я никк не мог получить его.

- Не имеет знчения, - скзл он. - Сделем ккой ндо. Теперь о девочке. Ей тоже скоро шестндцть. Родители знимют ответственные должности, в нстоящий момент подыскивют подходящий вринт обмен квртиры. Через год они уезжют н новое место рботы в другой конец стрны.

- Вы познкомите меня с ней?

- Д нет, дружок, я тебе ее только покжу, знкомиться будешь см. Твоя здч - сделть ей ребенк.

- Но кк?

- О боже! И ты говоришь, что учился в ПТУ? Неужели тм тебя не успели просветить по этому поводу?

- Не в этом дело. Он ведь не соглсится.

- Конечно, если будешь стоять кк пень, то не соглсится. Ты должен укусить ее, когд он стнет оборотнем, то уже не сможет откзть тебе. Родители узнют о ребенке, принимют тебя в свою семью (хотя и с небольшим скрипом, но счстье дочери дороже) и увозят, кк поется в песне, "длеко от этой земли", - пропел он последние слов.

- Я не смогу укусить ее.

- Послушй, кому ты все это говоришь? Директору училищ? Милиционеру? Я ли не зню, что ты згрыз трех здоровенных мужиков.

- Не трех, двух! И один из них был вовсе не мужик, прень.

- Господи, двух-трех, ккя рзниц. Глвное - опыт уже есть. Тебе ведь не убивть ее ндо, лишь тихонько укусить. Учти, не поцпть, именно укусить, от мелкой рны эффект не будет.

- А если я скжу "нет"?

- Ну что же, имеешь прво. Тогд - сктертью дорожк. Здесь не место жительств, здесь лишь временное пристнище для тех, кто по тем или иным причинм не сумел устроиться в обществе. Здесь тк же действуют зконы, кк и везде, но только особые, свои. И тот, кто их нрушет, стновится изгоем. Подумй об этом прежде, чем принять окончтельное решение. Дю тебе время до ужин.

Я повернулся и пошел к лестнице. Вслед мне донеслось:

- Помни, ты уже нстроил людей против себя. Не ндо портить отношения с оборотнями. Они тоже умеют з себя постоять...

... Стемнело. В доме с плотно прикрытыми ствнями зжегся свет. Нступил пор ужин. Оборотни, переговривясь друг с другом, собрлись в столовой. И лишь одно место пустовло - тот, для кого оно было преднзнчено, тк и не вышел из спльни, отягощенный, видимо, тяжелыми рздумьями.

- Будете ужинть, Семен Петрович, - спросил Дш, поднявшись в глвную комнту н втором этже.

- Нет, Дшеньк, спсибо, в городе поужиню. Позови-к лучше того, новенького.

- Он в спльне и еще не спусклся.

- Хорошо, я см к нему зйду. Больше мне нет смысл от него титься. Сегодня он или стнет окончтельно ншим, или уйдет в мир иной.

Мленькие шги хозяин послышлись н лестнице, зтем в коридоре первого этж. Поднявшись по противоположной лестнице, хозяин очутился в спльне. Он окзлсь совершенно пустой и безмолвной, лишь открытое окно то и дело хлопло рмой об косяк...

... А я в этот момент был уже длеко. Обртившись в волк, я крепко сжимл в рукх узел с одеждой и мчлся, желя кк можно скорее выбрться из этого стршного лес. Неделю нзд я думл, что ншел верный путь в том мире, где еще тк недвно лишь неизвестность стоял перед моими глзми. Кзлось все, о чем я мечтл, сбудется, жизнь моя устроится, судьб нходится в ндежных рукх. Но и этот путь окзлся тупиковым. И здесь я стл всего лишь мленьким, никому не нужным зпсным винтиком в сложной мшине взимоотношений оборотней. Я не буду получть спокойствие тким способом, я не смогу ее укусить! А ведь еще прошлой осенью моей розовой мечтой было соблзнить дочку директор училищ, жениться н ней и переехть н квртиру, покинув ненвистную общгу. Но я не хотел никого делть оборотнем, не хотел! Достточно я см пережил з полгод, чтобы никому не пожелть своей учсти, тем более ни в чем не повинной девочке, может быть дже крсивой. В мечтх я уже предствлял, кк знкомлюсь с ней, с ее родителями, и все это без ккого-либо укус.

Но мечты рзлетелись вдребезги, когд я зпнулся об скользкий корень. Знкомиться с девочкми я не умел, терялся в их присутствии, не мог дже поддержть элементрного рзговор. Все это теперь было стршно длеко и нерельно. А пок только мрчный лес высился вокруг меня, одинокого.

Чтоб не рсклеиться от жлости к себе я откинул подльше все эти мысли и почувствовл себя волком, холодным сдержнным волком, который мчлся сейчс вперед и вперед. Волку плевть н одиночество. У него есть только одн здч - вырвться из этого мест. Оствться здесь нельзя ни минуты, ибо человек, сидевший в нем знл слишком много. И ноги, подчиняясь прикзу, мчлись и мчлись, унося волк все дльше, но проклятый лес никк не кончлся...

... З несколько минут до полуночи возле зтившегося домик остновилсь крсня "Нив". Из нее вылезли четверо крепких молодцев, одетых кк один в кожные куртки (трое в черных, один в коричневой), и вошли в дом. В гостиной нходился полный соств оборотней з исключением беглец. Кивнув головой гостям и подождв, пок они усядутся з стол, хозяин приступил к делу:

- Ну что же, ели, пили з нродные деньги, теперь ндо и порботть.

- Все что ндо - сделем, - мрчно пояснил один из гостей.

- Знчит тк. Ндо поймть одного прня. Н вид шестндцть лет. Черня болоньевя куртк, темно-синие спортивные штны. Вот фотогрфия, - хозяин протянул дв снимк гостям.

- Почему только дв? - спросил тот, что был в коричневой куртке.

- Потому что тк ндо, - рздрженно ответил хозяин. - Вы рзобьетесь н две группы. Двое волкми побегут по его следу. Двое - в мшине н перехвт, обследуя все встречные деревни. Куд ведут следы?

Стрик поводил взглядом по крте и покзл пльцем нпрвление, в котором удлялись следы беглец.

- Что с ним делть, когд поймем? - обртился к хозяину один из гостей.

Хозяин рскрыл шктулку, принесенную из своего кбинет. Внутри окзлсь дюжин серебряных острых кинжлов с черными плстмссовыми рукояткми. Отделив четыре, хозяин рздл их гостям.

- Пули вм не дю. Действовть ндо бесшумно. Помните: прень не должен от вс уйти. Большой опсности он не предствляет, но без него нм будет спокойнее. А теперь з дело.

- Чего долго вошклись с пцном-то? - недовольно пробурчл один из гостей. - Прибили бы срзу и делу конец.

- Д я все ндеялся сделть из него нстоящего вервольф, - здумчиво произнес хозяин. - Кто ж знл, что у него окжется ткя гниля душонк, жлостливя. Ткие нм не нужны. Из-з этих и руштся все грндиозные змыслы. Объяснишь им, рстолкуешь по полочкм, ждешь результтов, они стоят, здумлись. Вроде бы все ясно: скзно - выполняй. Но нет, змерли, рссуждют: ндо или не ндо. И ведь не скжешь, что болвны, тормоз ккие-нибудь. Нет - просто никчемные пустышки, тщетно стрющиеся повернуть мир и не змечющие, что мир-то двно уже вертится в совсем другую сторону.

Двое беспрекословно сели в мшину и медленно-медленно поехли по дороге, с трудом лвируя в темноте между деревьев. Никто не смог бы проехть этим путем, и только оборотни, вооруженные сверхмощным зрением, ктили по бездорожью в упорной ндежде - схвтить мленького змееныш, посмевшего бросить им вызов.

Двое других рзделись, ндели н шею кожные мешочки, в которые упковли серебряное оружие, и вышли н крыльцо, готовясь к безжлостной погоне...

... Я не знл, сколько прошло времени, но уже порядком устл. Хоть и обрщлся я в волк без особых проблем, но бегть по-волчьи тк и не нучился. Ноги зплетлись. Сухие сучки и корни деревьев словно стрлись, чтобы я зпнулся об кждый из них. Я уже дв рз мордой пропорол окрестные кусты, и особого удовольствия мне это не доствило.

И вдруг лес кончился. Я испытл чувство безмерного восторг, когд вылетел н открытое прострнство. Лес остлся з моим хвостом. Впереди рсстиллось поле, з ним н холме виднелсь деревеньк, нд которой светил полня лун. Был, вероятно, глубокя ночь, потому что ни в одном из домов не светились окн. Но это меня не рсстроило, и я неторопливо побежл через поле к людям.

Перейдя поле, я вновь стл человеком, чтобы не нпугть ккого-нибудь не вовремя проснувшегося мужик. Предвкушя конец мучениям, я вглядывлся в приближющиеся дом. Что-то было не тк. Половин переднего сруб был рзобрн, но влялсь тут же, и я никк не мог сообрзить, почему бревн оствили гнить под дождями. Избы з первой стршно покосились, у одной дже провлилсь крыш. И вдруг меня кк громом порзило - у домов были выломны окн. Не просто стекл, сми рмы и дже косяки. Тут и тм влялись поломнные зборы, повленный столб электропередчи перегородил дорогу. Я шел сюд зря - деревеньк окзлсь зброшенной.

Но что это? слбый источник свет мерцл из-з длинного дом со следми былой побелки. Уж не иноплнетяне ли зинтересовлись покинутым местом и устроили здесь свою бзу. Я срзу нсторожился, подкрлся поближе и осторожно высунулся из-з угл. По счстью техник, обнружившяся тм, был стопроцентно земной. Это был крсня "Нив", фры которой бросли мощный сноп свет н единственную уцелевшую стену когд-то величественного дом из кирпич. Почти срзу же я услышл голос, доносившиеся изнутри дом нпротив.

- Вот чертов пцн. Угорздило его сбежть в ткую пору. Теперь всю ночь не спи, жди его здесь.

- А почему ты думешь, что он побежит именно сюд?

- Д в этом нпрвлении по всей округе не нйдешь больше ни одной деревни. Эт н отшибе стоял, поэтому и ее бросили. А рсположен он н пригорке. Пцн ее издли зметит и побежит сюд. Больше ему девться-то некуд. Что он - дурк - ночевть в лесу.

Я хотел было рдостным криком привлечь к себе внимние говоривших, но вдруг до меня совершенно неожиднно дошло, что тот пцн, которого они проклинли н все корки, - это я.

- Слушй, может быть он уже здесь и спть звлился, - послышлся недовольный голос менее сообрзительного.

- Ну пошли, проверим, - отозвлся голос второго, - то спть сильно хочется.

Я змер з спрессоввшейся поленницей полусгнивших дров, двое моих преследовтелей вышли н крыльцо.

- Я тут где-то срй видел, нполовину сеном нполненный. Вот куд он мог збиться, - скзл зсоня.

- Д сгнило уж твое сено.

- И все же посмотрю.

- Двй скорее, то холодно тут. Во невезух н мою голову. Ндо было срзу кончть с тем пцном, то тянули, тянули.

Они зшли в срй. Видимо, сено не сгнило, потому что они стли что-то ворошить, где-то копться, чем-то шуршть. А в моей голове возник плн, отчянно дерзкий, но позволявший избвиться от обоих преследовтелей срзу. Я уже понимл: ккое им дли здние. Нверняк, серебряные пули у них были.

Я выскочил из зсды, подбежл к срю и нкинул тяжелый зсов н петлю, зтем зсунул в нее влявшийся неподлеку ржвый крюк. В дверь тут же змолотили, но срй стоял непоколебимо, словно его строили н век. Я бросился к "Ниве" и рспхнул зднюю дверцу. То, что мне нужно, я обнружил не срзу. Двдцтилитровя книстр был почти доверху укрыт ккими-то мешкми. Я схвтил ее и рвнул н себя. Он с трудом подлсь, внутри что-то булькнуло - две трети ее явно не пустовли. Я поднпрягся и потщил ее к срю.

В дверь стучли все громче и громче, кзлось, что срй рскчивлся от могучих удров. Я трясся от ужс, но продолжл поливть бензином стенки сря (совсем кк в одной из серий "Воя"). Однко фкел поблизости не окзлось, и я остновился в нерешительности. Внутри сря оглушительно треснул ккя-то доск. Я вздрогнул, испуг подхлестнул меня, и мои ноги вновь понесли меня к мшине. Я мгновенно вытряхнул из брдчк все содержимое и нчл лихордочные поиски. Ккое счстье, почти срзу же моя рук нщупл узкую и холодную зжиглку, н которой был изобржен совершенно неодетя девушк н песке пляж у смого синего моря.

Через пру секунд я уже стоял у сря. Ндвив н кнопку я почти бессознтельно решил, что бензин в зжиглке весь вышел, но крохотный язычок плмени рссеял мои сомнения. Я осторожно поднес ее к злитой бензином стене и срзу же отскочил. Огромный столб плмени охвтил срй. Горело все, дже мои ботинки, н которые я уронил несколько кпель бензин. Срзу стло жрко. Ночной холод, пронизыввший меня до сих пор, улетучился. В сре рздлись дикие вопли зживо горящих. Одн пр кулков продолжл безуспешные попытки сокрушить дверь. Другя долбил стену н против того мест, где стоял я. Очевидно оборотень учуял мое присутствие. А я, вместо того, чтобы уносить ноги кк можно дльше, стоял и стоял в кком-то оцепенении. Огонь полыхл в нескольких снтиметрх от моего лиц, копоть сдилсь повсюду, куртк нгрелсь до невозможности. А я стоял и кк то не верил, что все происходящее - дело моих рук.

Внезпно доск нпротив меня проломилсь, в обрзоввшуюся щель высунулсь рук, покрытя серой шерстью. Сжтым в кулке ножом он полоснул меня по левой руке. Я вскрикнул от боли и отштнулся. Нож рспорол мне куртку и довольно глубоко прошелся от плеч до локтя. В этот момент крыш сря рухнул, и рук, дернувшись, исчезл в огне. Срзу же обрушились стены и погребли под собой двух оборотней, тк и не сумевших вырвться из зпдни.

Пожр быстро догорл. Плмя не перекинулось н соседнее здние, угсло н небольшом учстке, где еще недвно стоял срй. Уголья переливлись бгровым блеском, ветер рзносил белый пепел по окрестностям.

Холод, еще минуту нзд позорно отступвший, снов почувствовл себя здесь хозяином и принялся з меня с новыми силми. А я стоял, чувствуя ккую-то опустошенность от происшедшего. Я не питл никких иллюзий нсчет того исход, если бы этим двум удлось поймть меня. Ндеяться н худшее меня нучил еще Федя. Здесь все игрлось по тем же првилм. Я был чужим для них, знчит их вргом, которого следовло ликвидировть. Вот поэтому хозяин и послл з мной погоню. И не моя был в том вин, что побед н этот рз достлсь мне. Не было у меня рдости от этой победы. Лучше бы проехли эти двое мимо деревни, или я проскочил бы здесь первым. Но судьб повернул все это именно тк, не инче. И я снов не знл, что же мне делть теперь дльше, ибо и оборотни решили биться со мной до победного конц. Сильно болел рук, куртк нбухл от крови. Продолжть дорогу не было никких сил. Я хотел рзыскть н пепелище нож, чтобы хоть кк-нибудь зщитить себя, но одн мысль, что угли вдруг зшевелятся и двое мертвых восстнут из мрк, нпугл меня до невозможности.

В крсной "Ниве" тоже ничего подходящего не окзлось. Кк я жлел теперь, что тк и не нучился водить мшину. Вот он, стоит передо мной ткя ндежня, ткя крсивя и ткя бесполезня.

З мертвой деревней рсстиллось поле, з ним нчинлся лес, с виду ничем не отличвшийся от того, из которого я вышел пру чсов нзд. Медленно ступя, я побрел, чтобы укрыться в гуще его деревьев.

Глв семндцтя. Гонк со смертью.

Фотогрфия лежл прямо посредине крышки стол, з которым сидел Колбин. Несколько минут он рзглядывл ее и рзмышлял нд утренним рзговором с нчльством.

Нчльник ОВД вручил н опертивке эту смую фотогрфию Колбину и в довольно резкой форме посоветовл мйору поспешить с рзвязкой соответствующего дел, мобилизуя все внутренние ресурсы отдел. Судя по всему, он уже получил втык где-то тм, нверху, и еще не остыл. Это подтверждло и многознчительное подмигивние Корнеев, который сидел неподлеку от нчльств и, кк всегд, был в курсе всех происходящих событий.

Н фотогрфии был изобржен подросток. Тот смый неуловимый пренек, з которым уже более трех месяцев охотился отдел Колбин. Тот смый, в которого стреляли стрнными серебряными пулями, и который тк тинственно исчез из морг. Все это было делом вполне зурядным, если бы н снимке, сделнном скрытой кмерой, не стояло число четырехдневной двности. Вот этого уже не могло быть, потому что не могло быть никогд. К сему дню труп этого прня должен был спокойно догнивть где-нибудь в укромном месте. Тем не менее причин производить фльшивку у нчльник ОВД тоже не существовло. С появлением этого снимк дело приобрело ккой-то, прямо скзть, сверхъестественный оттенок, и это совершенно не нрвилось Колбину, привыкшему всякое происшествие рсклдывть по строгим полочкм рзумных и вполне рельных фктов.

К фотоснимку прилглсь сопутствующя документция, предствлявшя из себя зпечтнный конверт с черным прямоугольным штмпом вместо мрки и обртным дресом городского исполнительного комитет. Рзглядев дрес, Колбин нхмурился. Дело к тому же приобретло скверный оборот: если происшествием вдруг зинтересовлись нверху, то срзу же приходилось пороть горячку и отклдывть все остльные дел н неопределенное время, что в свою очередь вызвло бы недовольство непосредственного нчльств. И теперь Колбин медлил вскрывть конверт, ждл Соколов и Бхрев, отлучившихся еще до приход нчльник в курилку.

Об лейтеннт не зствили себя долго ждть. Поздороввшись, они быстрым шгом подошли к столу.

- Курите много, - бросил им Колбин и подвинул к ним снимок.

Рзглядев фотогрфию Бхрев присвистнул от удивления, Соколов сохрнил ледяное спокойствие, чем нчл рздржть Колбин, который, ожидя должной рекции, едв мог усидеть в кресле.

- Ну, что вы об этом думете?

- В лесу снимли, товрищ мйор, - ответил Бхрев.

- С тким же успехом его могли сфотогрфировть и в прке, и у нескольких рядом стоящих деревьев в центре смого обыкновенного жилого мссив, - возрзил ему Соколов.

- Это дело второе, - перебил спорщиков Колбин, видя, что Бхрев готовится выдвинуть в зщиту своей версии кучу ргументов, обсуждение переключется в другую сторону. - Вы обртили внимние н дту снимк?

- Обртили, но пок не поняли. Что это: ошибк или просто подделк? спросил Соколов.

- А если ни то и ни другое? - ответил Колбин вопросом н вопрос.

- Тогд нм приходится поверить в существовние живых мертвецов, горячо зспорил Бхрев. - Ведь вы же сми не поверили ни единому слову Анохин и до сих пор считете, что тело укрли возможные убийцы. Что Вс зствило тк круто поменять точку зрения?

- Я еще ничего не поменял. Двйте вскроем конверт. Возможно тм мы нйдем все объяснения.

Конверт был немедленно вскрыт. В нем окзлся всего один листок. Бхрев и Соколов встли по бокм Колбин, который держл в рукх листок с четким, отпечтнным н мшинке текстом:

"Рзыскивемый вми субъект - оборотень. Н его совести уже три убийств, и он совершит еще много черных дел, если вы не поствите точку н его кроввом пути. Он невероятно опсен, и вы дже не подозревете нсколько. Он может вот-вот ускользнуть. Приложите все силы, потому что, если ему удстся уйти, то его уже ни чем не остновишь. Помните, что против оборотней действуют лишь серебряные пули, инче остется только огонь. Спешите."

И все. Больше ничего н листочке не было. Ни единой подписи, ни печти. Простя нонимк, которую ждл мусорня корзин, если бы не штмп горисполком. И не втык, который достлся нчльнику ОВД. Сбивчивый текст донесения кк-то не вязлся с ккуртно рсствленными знкми препинния и новой, почти нулевой мшинкой, н которой был произведен.

- Хотел бы я знть, кто в горисполкоме отклывет подобные шуточки?

- А если это не шуточки, товрищ мйор, - кинул пробный шр Бхрев.

- Ты хочешь скзть, что оборотни существуют! - взорвлся Колбин.

- Но ведь Крохлев видел его, и тот, из морг, тоже! Вы же помните в кком состоянии было тело убитого. Не мог же он при тких поржениях встть и уйти, будь он обычным человеком. Не мог! И потом, было ведь зключение экспертов о клинической смерти, нступившей...

- Это еще ни о чем не говорит! Нельзя брть н веру ничем не подтвержденные рсскзы двух идиотов. Тем более, что Крохлев впоследствии изменил свои покзния.

- А может он изменил их под двлением. Может быть этот монстр повстречлся со всеми тремя свидетелями и, зпугв их, зствил изменить покзния.

- То-то Крохлев тк орл, увидев тк нзывемого монстр вблизи. Он кричл именно об оборотне. А зчем? Сидел бы спокойно. Ведь ему уже ничего не грозило, рз он изменил свои покзния.

- Дело дже не в этом, - вмешлся в рзговор Соколов. - Прежде всего нм следует рзыскть того, кто выдл по первое число ншему нчльству. Ведь послнник ясно предупреждет в письме о серебряных пулях. А в Лжеувров стреляли пулями с серебряной оболочкой. Через втор письм мы вполне можем выйти н убийцу. Он мог действовть по прикзу послнник. Обртите внимние н текст: сбивчивый, сумбурный. Писвший это донесение явно потерял душевное рвновесие, кто знет, н что может решиться зпугнный донельзя человек.

- Что-то я никогд не змечл в горисполкоме донельзя зпугнных неврстеников, - усмехнулся Бхрев, - но в принципе это првильный путь. Кроме того, если утверждение нсчет серебряных пуль верно, то объясняются волчьи следы и нличие кроввого пятн н стене детсд в Атищенском рйоне. Простые пули не смогли убить оборотня, но почему тогд он сумел выжить после серебряных? Стрнно...

- Может, потому что они не целиком состояли из серебр? зинтересовлся Соколов. - А что, если попробовть нстоящие серебряные?

- Может у вс обоих есть серебряные прииски? - ехидно спросил Колбин. Откуд ж вы возьмете серебро? Или может вы полгете, что нчльство безоговорочно одобрит вшу версию и выделит н ее осуществление энную сумму денег?

- Серебр нм, конечно, никто не выделит, - соглсился Бхрев. Знчит пули и огнестрельное оружие отпдют. Остется только огонь.

Колбин в изнеможении откинулся н спинку кресл и обхвтил рукми голову, покзывя своим подчиненным: пусть они верят во все, что угодно, лишь бы от рсследовния остлись конкретные ощутимые результты...

... Через пять минут лейтеннт Соколов стучлся в дверь нчльник ОВД.

- Рзрешите войти, товрищ полковник, - скзл он, открывя дверь. - Я по поводу дел, которое вы поручили ншему отделу сегодня утром.

Полковник Нхимов с интересом посмотрел н вошедшего Соколов:

- Кк же, кк же, помню. А что, Колбин уже рзобрлся?

- Д где тм, - громко вздохнул Соколов, - пок просто хотим уточнить некоторые подробности.

- Что именно? - спросил Нхимов.

- Кто передл Вм конверт, товрищ полковник? - осторожно послл встречный вопрос Соколов.

- Зместитель председтеля горисполком Звягин Андрей Петрович. Он посоветовл не тянуть с этим делом. - ответил Нхимов.

- Спсибо, товрищ полковник, рзрешите идти?

- Д, д, конечно, - устло кивнул Нхимов...

... Бхрев, тем временем, сидел в лбортории, где тщтельно исследовли листок, конверт и фотогрфию. Кроме отпечтков пльцев Колбин эксперты ншли еще несколько других. Одн и т же рук зляпл во многих местх фотогрфию и конверт, зто н листке ее отпечтки нпрочь отсутствовли. А н нонимке н одном и том же месте с лицевой и обртной стороны листк присутствовли четкие отпечтки большого и укзтельного пльц чьей-то посторонней руки, но это был единствення рук, которя могл приндлежть втору текст...

... Трмвй тряхнуло н повороте, и Соколов н секунду вышел из здумчивости.

Стрнные мысли роились в голове. Ощущение необычности происходящего не покидло его. Вся предыдущя служб Соколов шл по отктнной схеме. Зведено дело, опршивются свидетели, вычисляется подозревемый. Если все шло успешно, то подозревемый преврщлся в обвиняемого, если он, почуяв опсность, пытлся скрыться, то его ловили общими усилиями. Если обвинение снимлось, или подозревемый не появлялся вовсе, то дело переходило в рзряд "нерскрытые" и списывлось в рхив. Здесь же все шло совершенно инче. Были и пострдвшие, и свидетели. Мло того, Соколов см видел глвного "героя" рсследовния и не один рз. Но что было известно о нем? Прктически ничего, кроме незнчительных фктов об одежде, которую прень мог поменять в любую минуту, что он, судя по снимку, и сделл. Были, првд, еще домыслы, но они держлись н зыбкой опоре и могли рухнуть в любое время.

Действительно ли тот прень - оборотень? Если нет, то кк ему удлось взломть дверь милицейского гзик, ожить после клинической смерти, почему в него стреляли серебряными пулями? Если д, то к черту следовло послть все утверждения о рзумности природы, порождющей тких монстров. Оборотни не могли быть мутнтми, потому что скзки о них существовли н протяжении многих столетий. И в случе положительного ответ приходилось признть их рельными фктми. Ккую опсность тил в себе этот монстр? Почему преследовл людей? Соколов знл, чтобы получить ответ н эти вопросы, ему необходимо встретиться с смим оборотнем, кким бы плчевным результтом не грозил эт встреч. Трмвй остновился невдлеке от нужного мест, и Соколов вместе с десяткми спешщих по своим делм людей, выгрузился из вгон.

Двухэтжное здние горисполком было недвно побелено в ярко-голубой цвет. Выступвшие чсти здния и колонны сверкли пок не змутненной еще белизной.

Соколов шел по коридору второго этж с высокими потолкми и читл тблички н светло-желтых полировнных дверях, пок не увидел искомую "Зм. Председтеля Звягин А.П."

Смело толкнув дверь, Соколов окзлся в просторной приемной, н удивление пустой. Только стук мшинки покзывл, что кроме Соколов в помещении присутствовл по крйней мере еще один человек.

- Что вм, товрищ? - этим человеком окзлсь полня тридцтилетняя секретрш, сердито выглядывющя из-з пишущей мшинки.

- А Андрей Петрович рзве не принимет? - осведомился Соколов.

- Прием сегодня не будет, - резко ответил секретрш.

- А где можно нйти Андрея Петрович?

- О, господи. Я же ясно скзл, что прием сегодня не будет.

В тких случях Соколов срзу же доствл свое удостоверение, которое всегд действовло лучше любого успокоительного. Опыт не подвел и н этот рз - тон голос секретрши стл н порядок мягче.

- Инфркт у него. Дв чс нзд в больницу увезли.

- В ккую? - решил уточнить Соколов.

- Во вторую, - с нжимом произнесл секретрш, нмекя, что уж Андрея Петрович не повезут в обычную рядовую больницу.

Но Соколову было сейчс не до вопросов о привилегиях. Если врчи не спсут Звягин, то дело вновь могло зстрять н очередном этпе.

Соколов выскочил из приемной, покинул здние горисполком, поймл первое попвшееся ткси и, сунув под нос шоферу свое удостоверение, понесся ко второй городской больнице, в которой рботли лучшие врчи город.

Доехв до мест, Соколов выпрыгнул из мшины и через две ступеньки взлетел по крыльцу к стеклянным дверям глвного вход. Быстро уточнив у вхтер, где нходится ренимционня, он помчлся в нужном нпрвлении. Из двери ренимционной выходил врч. Соколов кинулся к нему:

- Кк Звягин?

- А вы кто ему будете?

- Д я из милиции, - и Соколов покзл ему свое удостоверение.

- Поздно приехли, товрищ. Приступ был слишком сильный. Мы уже ничем не смогли помочь. Сердечня недостточность.

Врч нпрвился к группе людей, безмолвно стоящих неподлеку, Соколов скользнул в ренимционный кбинет, где в одиночестве остывло тело Звягин, и по-быстрому снял с обеих рук отпечтки пльцев. Впоследствии они совпли с отпечткми н поверхности конверт и фотогрфии. Автором письм Звягин не был.

Зкзв в ближйшем кфе комплексный обед - свекольный борщ с одной крохотной рзврившейся кртофелиной, лпшу с половинкой безвкусной и удивительно костлявой рыбы и стрнный нпиток, носивший гордое нзвние "компот" - Соколов нскоро пообедл и снов двинулся к горисполкому. Оствлсь довольно призрчня ндежд н то, что все же удстся устновить втор предостережения.

Первым делом он отыскл дверь с тбличкой "Председтель городского исполнительного комитет Коновлов С. П." З ней окзлсь смя обычня приемня, кких он н своем веку повидл немло: толп нрод, оккупироввшя все до единого стулья, жркий воздух, безуспешно рзгоняемый мощным вентилятором под потолком, и секретрш, помоложе и посимптичнее, чем у зм. Он сидел з столом с селектором, то и дело обводя толпу грозным взглядом. В этот момент из дверей кбинет вышел очередной успокоенный товрищ. Соколов, выствив перед собой удостоверение, ринулся н штурм и без потерь пробился в кбинет председтеля горисполком.

- Здрвствуйте, - поздоровлся Соколов, с ужсом осознв, что нпрочь збыл имя-отчество своего собеседник.

- Здрвствуйте, - председтель жестом покзл н стул, приглшя сдиться, и продолжил. - Что у вс?

- Я из милиции, - Соколов предъявил удостоверение и положил н стол фотогрфию. - Знком Вм этот человек?

Председтель окинул рвнодушным взглядом фотогрфию:

- Нет, что? С ним что-нибудь случилось?

- Тогд другой вопрос, - уклонился от ответ Соколов, збрв фотогрфию. - Вы знете, что случилось с вшим зместителем?

- Д, мне уже позвонили. Хороший был человек, ккой специлист!

- Дело в том, что сегодня утром Звягин передл нчльнику ншего ОВД письмо. Очень вжное письмо. Оно было зпечтно в конверт, видимо Звягин хотел отослть его почтой, но из-з вжности сообщения передумл. Нм бы хотелось выяснить, кто поручил Звягину передть это письмо.

- А что было в письме, если не секрет?

- Несколько фктов о судьбе человек, изобрженного н снимке.

- Нет, знете, я пожлуй ничем не смогу вм помочь, тк кк про существовние подобного письм слышу впервые.

С тяжелым предчувствием покинул кбинет Соколов. Когд исчезет вжный свидетель, это укзывет н то, что дело не ткое уж зпутнное и рзгдк близк: преступник лишь хочет змести следы получше. Но не списывть же сердечную недостточность н оборотня.

Следующим этпом Соколов посетил зведующего почтой, но и это не внесло особых дополнений. Одн из приемщиц подтвердил, что дв дня нзд Звягин получл у нее пчку готовых к отпрвке конвертов. По всей вероятности это был один из них, остльные спокойненько лежли в ящике стол в кбинете Звягин.

Опрос секретрши Звягин ничего не дл, хотя по нлизу шрифт было ясно, что текст печтлся н ее мшинке. И дже если Звягин рботл в перчткх (хотя зчем ему это, если он зхвтл пльцми весь конверт), то кто тот второй, который оствил н листке свои пльчики. Взяв для очистки совести отпечтки пльцев у секретрши, Соколов покинул здние горисполком - здесь уже больше нечего было делть. Ниточк вновь оборвлсь. Куч обрывков торчл в рзные стороны, но ккой из них приведет к оборотню?...

... Я проснулся от утреннего холод. Серое небо словно пропитло все вокруг повышенной влжностью. Вскочив н ноги, я чуть было не упл снов от вспыхнувшей боли. Я мигом скинул куртку, рзвел в стороны половинки рзрезнного рукв свитер и с ужсом увидел, что рук не только не зжил, но дже згноилсь. Штясь, я побрел вперед, пок не нткнулся н небольшой ручеек. Я вдоволь нпился холодной воды, от которой свело зубы и, корчсь от боли, промыл рну, зтем перевязл ее рзорвнным руквом рубхи. Это нстолько утомило меня, что я едв добрлся до ближйших кустов, рухнул под их зщиту и мгновенно уснул, несмотря н холод. З время, проведенное с оборотнями, я уяснил, что рны лучше злечивть в человеческом облике, чтобы н восстновление тртилось меньше энергии, чтобы не попл ккя-нибудь инфекция и т.д. и т.п. Поэтому я пожертвовл теплом, стрясь побыстрее избвиться от рны. Но почему он не зжил з ночь? Или я нчл терять иммунитет, или хозяин дл моим преследовтелям особое оружие. Я проспл весь день.

Открыв глз, я обнружил, что уже совсем стемнело. Рук вроде бы болел чуть меньше, но не проходил. К тому же у меня вдруг рзболелся зуб около првого клык. Нет ничего муторней зубной боли, особенно в тот момент, когд промерзнешь до мозг костей. Стл нкрпывть дождик, и все вокруг охвтило глубокое уныние. Единственной, зто большой рдостью окзлось, что я, нконец, выбрлся из лес и очутился н шоссе, причем рядом с укзтелем, н котором белыми буквми знчилось "Снкт-Петербург 30 км".

И тогд я решил идти в Питер. В моей голове мгновенно прокрутился следующий вринт: я выбирюсь в Питер, зтем добегю до грницы, перехожу ее в обрзе волк и нхожу ккого-нибудь пистеля, который только и делет, что строчит книжки про оборотней. Я ему подкидывю сюжетец, он мне з это обеспечивет политическое убежище и мое проживние н первых порх. А н Зпде что? Н Зпде жить можно. Я уже предствлял себе, кк в шикрном вреном костюме прогуливюсь по мощеным зпдным улицм и спокойно тк поглядывю н витрины, тм чего только нет. А потом н серебристом "Мерседесе" я еду н теннисный корт, где меня ждет очровтельня блондиночк или дже лучше брюнеточк. Д, жгучя брюнетк с изумрудными глзми - моя невест.

В этот миг мечты мне кзлись нстолько рельными, что я совсем збыл о промокшей нсквозь одежде, об изрненной руке и дже о зубной боли. Проезжвшие мимо мшины октывли меня грязью с головы до ног, но я просто не змечл этого, покинув рельный мир, пок тяжелый "Кмз" не притормозил возле меня. Из мерцющей в темноте кбины высунулсь голов водителя:

- Эй, пцн, подвезти?

- Д, конечно! - обрдовлся я.

- А деньги у тебя есть?

Я змялся. Свою сотню я позбыл в избушке оборотней. Првд в подклд куртки были зшиты шесть доллров, но с ними я пок не хотел рсствться.

- Нету, - угрюмым голосом ответил я.

- Ну, тогд ничего не выйдет, приятель.

Громко хлопнул дверц, и грузовик, урч мотором, скрылся вдли. Он не только оствил меня в ночи, он сделл горздо хуже - вытщил меня из мир иллюзий, рзвеяв мои мечты. Промокшие до невозможности штны противно кслись ног, куртк ничуть не грел, побливл рук, голов рсклывлсь от ноющей зубной боли. Кждый рз, кк я спотыклся об ккой-нибудь кмень, ломоть грязи или не по делу выросший бугорок, боль волнми колыхлсь во мне и уже не двл сосредоточиться. Ко всему прочему я сильно устл и стрлся подльше отогнть мучительную мысль, что до Питер еще шгть и шгть...

... Эт ненстня ночь зстл Федю в пути. Неотложные дел прикзли оствить светлую идею спокойного сн в теплой квртире с ккой-нибудь шлюшкой и зствили ехть сейчс в чужой мшине и беспокойно дремть, скрючившись в неудобной позе н зднем сиденье. Мшин был Хенселя. З последнее время они ндежно скорешились, рскручивли дел вместе и дже взяли в долю Геник, который способностями не блистл и поэтому большого интерес не предствлял; никких солидных связей он не имел и пользы от него не было, кк от козл молок. Но общя тйн охоты н сверхъестественного выродк сплотил их, и теперь они ехли в Питер, где нклевывлсь мленькя рзборк, н которой можно было урвть небольшой кусок, если пострться, конечно (без труд не выловишь и рыбку из пруд). Кроме того Геник клятвенно зверял, что згонит оствшиеся серебряные пули не по весу, кк произведения искусств ткому же любителю ужсов, кк и он см. Хенсель крутил брнку, тихо мтеря мокрую дорогу, Ген спл или молч сидел, уствившись в лобовое стекло, Федя делл отчянные попытки зснуть, но безуспешно.

Один рз это ему почти удлось, но он тут же был рзбужен громким возглсом Хенселя:

- А это что з стручок тм впереди?

Федя открыл глз и глянул вперед. Между головми Хенселя и Геник н освещенном фрми прострнстве шгл невысокя фигурк. Федю ж подбросило. Осттки сн безвозвртно исчезли. Это был не стручок, ... Сверчок! Эту фигурку Федя узнл бы среди тысяч других. Он не слишком верил, что проклятый богом пцн ожил из мертвых, но после того, кк выяснилось, что пули были из сплв, не серебр, сомнения копошились в его душе. И теперь Федя готов был поспорить н все, что имел: это он, тот смый пцн...

... Еще одн мшин остновилсь где-то в метре з моей спиной, и я рдостно решил, что нконец-то меня довезут до город, сгоряч не подумв о том, что грязный и мокрый шкет, готовый измзть своими штнми чехол сиденья, н полу оствить пудовые комья глины, никому в общем-то не нужен.

Но уже поворчивясь, я ощутил незнкомое острое чувство - чувство опсности. Оно вибрировло во мне, прикзывя уносить ноги. И все же я повернулся. Дв силуэт в мшине я не смог рзглядеть. Но того, кто стоял, облокотившись н дверцу мшины, я узнл без промедлений - слишком много я вытерпел от него. Но я не хотел больше убивть, поэтому быстро скинул всю одежду и стл звязывть ее в узел. Холодные струи хлестли мое тело, не двняя никкой возможности сосредоточиться, но великий инстинкт смосохрнения нпрвил все мои мысли в единую точку...

... - Чего он рздевется? - хмыкнул Хенсель, - с Федей трхться собрлся что ли?

- Дурк! - зорл Федя, слышвший все. - Пцн сейчс в волк перекинется, - он тут же зскочил в мшину и продолжил. - Гони, то нм его не поймть! Поехли!!!

Хенсель обиделся, но все же взглянул в окно еще рз. Огромный волк стоял тм, освещенный ярким светом глогеновых фр. Мшин тронулсь с мест, но волк опередил ее, сделв громдный прыжок вдль, и понесся по мокрому шоссе.

- Ничего, - произнес окончтельно проснувшийся Геник. - Кому быть повешенным, тот не утонет...

... Кждое прикосновение левой передней лпы к сфльту вызывло пульсирующую боль, но не мог же я бежть н трех ногх. Стиснув клыки, я изо всех сил мчлся вперед. Мшин неотступно следовл з мной. Я прибвил скорость, но мшин не отствл. Или тм пок не решили, что делть со мной, или просто опслись высоких скоростей н этом скользком от дождя шоссе. Свет от фр бил мне в бок, поверхность дороги вспыхивл световыми бликми. Мне кзлось, что эт сумсшедшя гонк будет длиться до бесконечности, но инстинкт смосохрнения не двл мне остновиться или хотя бы скинуть скорость. Узел с одеждой, крй которого цепко сжимли мои клыки, рскчивлся и сбивл меня с ритм движения, но я дже и не помышлял рсстться с ним.

Время остновилось, все исчезло, и только дв силуэт н мокром шоссе продолжли свою ужсную гонку: изрненный волк и мшин, с трудом сдерживемя умелыми рукми. И вдруг я с ужсом понял, что нчл выдыхться. В свете фр впереди я смутно рзглядел поворот дороги чуть ли не под прямым углом. Собрв все силы, я сделл несколько больших прыжков и перемхнул через обочину и темный кювет. Немного пробежв по липкому, рзмокшему полю, я бессильно свлился в грязную лужу. Мои легкие содроглись внутри, перекчивя бескрйние объемы воздух. Я лег н все четыре лпы и стл ждть конц...

... Мшину кидло влево-впрво, и Хенсель кким-то чудом вел ее по середине шоссе, не отрывя взгляд от зверя, бегущего чуть впереди. Внезпно волк, уже нчвший сдвть, с новой силой посккл вдль и вдруг исчез, продолжя свою прямую и покинув круто повернувшую дорогу. Хенсель бешено зкрутил руль влево, но поздно. Колес проскользили по грязной обочине. Мшин пролетел через кювет, стукнулсь об его стенку и перевернулсь, рсплющив в лепешку верхнюю чсть кбины. В рзбитые окн ворвлся ночной холод и косые струи дождя...

... Отлежвшись я встл и, прихрмывя, выбрлся н дорогу. Позди меня темнел бесформення груд метлл - все, что остлось от мшины. Я отнял еще три жизни, не желя этого. "Имел ли я прво жить теперь см?" - спросите вы. Не буду отвечть, не эти вопросы волновли меня сейчс больше всего. Мокря шерсть уже не спсл от холод. Ветер спокойно рздвигл ее, беспрепятственно добирясь до кожи. Я дрожл, пронизывемый мерзкими холодными волнми, все сильнее и не зметил см, кк снов стл человеком.

Черт побери, я был с ног до головы збрызгн холодной противной грязью. Повязк н руке отсутствовл, и рн снов кровоточил. Больной зуб опять нпомнил о себе. Д, тк пршиво я уже двно себя не чувствовл.

Рзвязв узел, я оторвл оствшийся рукв от рубшки и, пересилив дергющую боль, перевязл руку. Остткми ткни я вытер себя от грязи. Вдруг я почему-то вообрзил, что где-то обронил один ботинок, и быстро рспотрошил комок одежды. Но нет, об ботинк окзлись н месте. Я немного успокоился и оделся в мокрую, тоже збрызгнную комьями глины одежду. Впереди у горизонт мячили огни большого город. Пытясь не обрщть внимние н боль в руке и вновь знывшие зубы, я шел к нмеченной цели, минимумом которой было добрться до Питер, огни которого тк змнчиво сверкли вдли...

... Федя очнулся от холод и обнружил, что лежит в кком-то стрнном сооружении и еще более стрнной позе, когд ноги нходились где-то вверху, н лице лежл грязня промслення тряпк. Постепенно он вспомнил все происшедшее и выбрлся н бесконечно рскисшее под дождем поле через рзбитое окно, вынув предврительно все осколки, еще оствшиеся тм. Первого же взгляд н смятые тел Геник и Хенселя было достточно, чтобы понять: помощь им уже не пондобится. Оборотень вновь победил. Отчяние и дикя злоб переполнял Федю. Но он знл, что будет теперь делть, он это отлично знл.

Брезгливо морщсь, Федя вытщил из крмн Геник коробочку с серебряными пулями, из бгжник дипломт, в котором нходился АКСУ. Сверчок не уйдет, ему никуд не деться. Кинув коробку в дипломт, Федя поднял молнию куртки до смого верх, зстегнулся н все кнопки и зшгл туд, где серое небо было уже чуть светлее основной мссы.

Федю ждли приключения в Снкт-Петербурге...

... Несколько минут спустя н шоссе вблизи покореженной мшины остновилсь черня "Волг". Двое вышедших из нее мужчин в строгих деловых костюмх внимтельно осмотрели все вокруг, зтем снов уселись в уютный слон. В доме хозяин зверещл вызов рдиотелефон.

- Взяли мшину. Преследовние волкми не имеет смысл - идет дождь. Нпрвление выбрли верно, - услышл хозяин из трубки.

- Ншли след? - спросил он.

- Вш подопечный нчинет убирть свидетелей. Мло ему нших двоих, тк он еще з людей принялся.

- Сколько жмуриков? - коротко спросил хозяин.

- Пок дв. Третий еще не дошел до нужного состояния и шгет сейчс прямиком к Ленингрду... тьфу ты, к Снкт-Петербургу. Остновить его?

- Не ндо. Он еще может нм пригодиться. Сейчс все средств хороши. Я дже подключил к этому делу милицию. Ндеюсь, вс прень не рсколет тк быстро, кк тех двоих.

В трубке рздлся щелчок, и связь прервлсь...

... Минутой спустя черня "Волг" пронеслсь мимо Феди, не обрщя никкого внимния н его энергичные рзмхивния рукми. Федя тк и не узнл никогд, кк ему повезло, что эт "Волг" не остновилсь рядом с ним, стрелой умчлсь к городу н Неве, куд теперь перемещлся центр действий этой истории.

Глв восемндцтя. Меж двух огней.

Вновь дом высились по обеим сторонм моего пути. Высоченные коробки двендцти- и шестндцтиэтжных домов, тянувшихся до бесконечности. Прямя линия дороги вел меня вперед по рйону новостроек. Вновь я очутился в городе, но не в городке облстного центр. Это был огромный по величине город Снкт-Петербург.

Тким обрзом, первя чсть моей "прогрммы мксимум" достигл финл: я добрлся до Питер. Это событие ознчло, что путь уже нчт, и отступть с него было бы предтельством по отношению к смому себе.

Вы думете, я нходился в кристльно-спокойном состоянии после ткой бессонной ночки? Нет! Все поджилки тряслись у меня от волнения. А в рукх появилсь нервня дрожь. Я нстолько был выбит из колеи, что всерьез опслся смопроизвольного обрщения в волк. Контролировть себя стновилось все сложнее, но я держлся изо всех сил. Если бы это случилось н глзх у людей, то ктстроф стл бы неминуемой.

Прежде всего я пострлся успокоиться и кк можно скорее освоиться в новом для себя месте. Со стороны мне теперь ничего не угрожло - я оторвлся от всех возможных преследовтелей. Погоню оборотней я сжег в сре. Трое крутых ребят во глве с Федей рзбились н своей тчке. Милиция, двно потерявшя мой след, нходилсь вообще в другом городе, для питерских служителей порядк я пок не предствлял никкого интерес. Оствлось поменять доллры н рубли, приобрести божеский вид, солидно пообедть и ненвязчиво выяснить: в ккой стороне нходится грниц с Финляндией.

Доллры н рубли я спокойно обменял в бнковской конторе, куд меня упорно не хотел пускть швейцр, и лишь вид доллров убедил его в серьезности моих нмерений. Он, првд, сделл попытку позимствовть их у меня, но я тоже был млый не промх. Увидев, что швейцр потерял свою бдительность, я ловко проскользнул вглубь здния. Тм я без труд ншел нужное окошечко и получил пчку денег, н обртном пути смешлся с толпой и блгополучно миновл высмтривющего меня швейцр.

Н деньги я сносно приоделся, побывв в четырех комиссионкх и полностью зменив весь свой грдероб з исключением стрых, испытнных ботинок. Я купил летнюю мтерчтую куртку, блго, погод уже был тепля, и хлопчтобумжные синие брюки, зштопнные в нескольких местх. Вид у меня получился, конечно, не супер, но мне сейчс было не до стиля. Н осттки денег я, кк и мечтлось, вдоволь нелся.

К сытному обеду прибвились еще две рдости. Во-первых, во внутреннем крмне моей болоньевой куртки обнружилсь "збытя" в доме оборотней сотня, и с ее помощью я купил продуктов впрок, положил их в полиэтиленовый кулек и оствил в кмере хрнения н Московском железнодорожном вокзле. Во-вторых, тм же, у вокзл, я згнл ккой-то тетке, торгующей цветми, уже не нужные мне перчтки, увеличив свой небогтый кпитл н червонец, зтем отпрвился штться по округе.

Однко, моя прогулк длилсь недолго. После обед зуб, совсем было притихнувший, зломило тк, что я чуть не взвыл. Поэтому следующие десять минут мне пришлось в срочном порядке спршивть у всех прохожих подряд кк добрться до ближйшей зубной больницы. Выпытв дрес поликлиники, я стремглв бросился туд. В регистртуре мне пояснили, что н прием ндо зписывться с утр со своей медицинской кртой, но, видя мои мучения, отпрвили к дежурному врчу. Если у остльных кбинетов сидело по три-четыре человек, дожидясь своей очереди, то в приемной дежурного врч црили тишин и спокойствие.

Это ознчло, что я окзлся единственным пциентом. Меня срзу же приглсили в кбинет и усдили в специльное кресло. Тогд я и понял, почему люди сюд не ломились. Мне рстолковли, что плт з срочность - двойня. Снчл я вообще не въехл: ккя ткя плт, но потом вспомнил, что мы живем в эпоху рыночных отношений. Я горестно подсчитл убытки, но другого вринт не предлглось.

С детств не люблю зубных врчей, покжите мне ткого человек, который любил бы их (вообще-то, будь моя жен зубным врчом, я все рвно любил бы ее без пмяти, жль только, что ни одн зубня врчих не горел желнием стть моей женой). Любой из нс с опской входит в этот кбинет, и взор нш тут же устремляется н бормшину. Все! Политик, сев зерновых н Кубни, визит иноплнетян в Воронеж волнуют нс не больше, чем листок, упвший с дерев з ншей спиной. Остется единственный и потому жизненно вжный вопрос: будет ли врч сверлить зубы, если будет, то кк? Но врч берет в руку это ужсное приспособление, жужжит мотор, последние сомнения улетучивются и нчинются эти тягостные минуты, которые зствляют нс отклдывть следующий визит к стомтологу до бесконечности и идти туд только в случе крйней необходимости.

Ндо ли говорить, что и я пережил все эти ощущения, д в ткой степени, что позбыл дже о том, что я - оборотень. Мне сверлили зуб, моя нечеловеческя сущность збилсь от стрх длеко-длеко и никк себя в этот момент не проявлял. Когд я полностью отошел от полуобморочного состояния, то обнружил, что шгю в неизвестном нпрвлении, поликлиник двно уже скрылсь з поворотом. Блженное чувство рдости, что все уже позди, зствляло меня чуть ли не лететь по воздуху. Трудно перечислить все воспоминния, которые пронеслись во мне з это время. И все они были яркими и теплыми, но вдруг я остновился и приздумлся.

Местонхождение финской грницы тк и оствлось для меня згдкой, ведь не будешь же об этом спршивть у прохожих. Но существовл Финляндский вокзл. Из курс истории я отлично помнил, что именно н этот вокзл приехл из Финляндии Ленин. Знчит, если шгть от вокзл вдоль железнодорожной линии, то пути прямиком приведут меня к грнице. Лучшего вринт можно было и не придумывть. Улыбясь своей догдливости, я быстро шел, то и дело поворчивя с одной улицы н другую. Я дже немного устл, и поэтому мысли мои приняли другой оборот. Я решил отложить свой поход до звтр, сейчс позботиться о ночлеге.

Снчл я решил опять подться в рйоны новостроек, но передумл. У меня еще побливл зуб, и мне не хотелось его тревожить при обрщении в волк, спть в человеческом обрзе н бетонном полу, пусть дже при нличии двух курток, я не мог. И жестко, и холодно - все рвно не уснул бы. Кроме того, не хотелось опять тщиться в ткую дль. Поэтому я решил вечером побродить по центру город, зночевть н Московском вокзле, где к тому же у меня хрнился весь продовольственный зпс.

Чсм к семи вечер у меня уже слиплись глз. Я стоял в огромном центрльном зле Московского вокзл и нмеревлся пройти в следующий, чтобы нйти себе ккое-нибудь местечко. Кк вдруг незнкомое волнение зшевелилось во мне, поднялось, выросло. Если бы я умел чувствовть взгляды, то с чистой совестью нписл бы: "Я почувствовл н себе чей-то пристльный взгляд". Но я твердо знл: если дже десяток человек уствятся мне в спину, я спокойно продолжу свой путь, не обрщя внимния н "энергию", устремленную н меня. Нет, здесь действительно возникло нечто особенное. Во мне соединились чувство опсности и ккое-то новое, совсем незнкомое чувство.

Я резко повернулся и обнружил, что з мной внимтельно нблюдет крсивый двдцтипятилетний мужик в ярком спортивном костюме. С первого взгляд я с ужсом понял, что это не человек. Мне с горечью вспомнились слов хозяин о том, что придет время, и я см смогу выделить своих из толпы. Время, кк видно, уже пришло, но своим я еще не стл. Д и вряд ли теперь стну. Поэтому необходимо было кк можно скорее уносить отсюд ноги.

Устлость, ноющя боль в руке, нелегкий путь: все это вдруг рзом ндвило н мои плечи, и я снов стл терять контроль нд собой. Однко я не рстерялся - выцепляю продукты и ходу отсюд! Я выгреб из крмн всю мелочь. Рубль н вход в зл кмер хрнения ншелся, но ни одной пятндцтикопеечной монеты не окзлось. Мужик не делл попыток приблизиться ко мне или привлечь мое внимние, стл пристльно осмтривть зл, выискивя кого-то в толпе. Очевидно, он был здесь не один. Тогд они легко могли скрутить меня и увезти куд угодно. Не следовло ткже збывть и об особых ножх, один из которых оствил пмятную отметину н моей руке.

Я зметлся по злу. Ндо было во что бы то ни стло рздобыть пятндцтикопеечную монету и кк можно скорее. Я кинулся к сувенирному киоску - он был зкрыт. Секундой спустя я стоял в зкутке, где очровтельня девушк торговл коопертивными товрми.

- Рзменяйте, пожлуйст, чтобы было пятндцть копеек, - попросил я ее, протягивя гривенник и двдцтикопеечную монету.

- Мелочи не держим, - презрительно процедил крсвиц и отвернулсь. Я ее больше не интересовл.

Я не стл терять времени и побежл к стойке, где пятидесятилетняя полня продвщиц возилсь с булочкми и соком. Я пристроился к небольшой (человек четыре) очереди и с опской оглядел зл. Тк и есть, их было уже двое. Они рзыскивли меня взглядми, очередь двиглсь нестерпимо медленно. И все же, спрятвшись под боком у грузного пенсионер в летней фетровой шляпе, я блгополучно добрлся до стойки.

- Рзменяйте, пожлуйст, тк, чтобы по пятндцть, - с ндеждой посмотрел я н продвщицу.

Осознв свою знчительность, он взглянул н меня сверху вниз, скривил губы и отчекнил три слов:

- Здесь не рзмен.

Все! Шнс выручить свои продукты был потерян окончтельно. Острые когти впились в мою сжтую лдонь, во рту появилсь знкомя теснот от мгновенно выросших клыков. Клянусь, я готов был броситься н нее, вцепиться когтями в лицо, чтобы выдвить тот взгляд, устремленный н меня, от которого стновилось не по себе. Тк смотрят н скользкого противного червяк, посмевшего выползти не по делу в центр зл ожидния. Ведь под рукой у нее нходилсь не одн, не две, десяток пятнриков. Но нет, желя покзть вжность своего положения, он не зхотел рсстться ни с одной из них. З что же он меня тк? А, понял... Что мог ей сделть некзистый пцн? Ведь знй он, кто я ткой н смом деле, то без проблем отдл бы мне не одну, не две, все, все монетки, только бы мои зубки и коготки не коснулись ее уверенного смодовольного личик. Во мне зкипл ненвисть. Черня злоб против тких вот, которые днем готовы згрызть любого из-з копейки, вечером, пожертвовв пятерку в один из рсплодившихся фондов, считют себя смыми прекрсными людьми н всем белом свете. Ну, теперь все! Я окончтельно потерял контроль нд собой.

И в эту минуту крем глз я уловил, что те двое пробирются в мою сторону. Они все-тки обнружили меня. Пришлось попрощться с мыслью о продуктх, оствленных в кмере хрнения, и исчезнуть с глз долой. Я ринулся к выходу, у дверей резко обернулся. Сомнений не было - они бежли вслед з мной. Я понесся по улице, ищ взглядом, в ккую лзейку можно збрться, спрятвшись от столь опсной погони. С этими я уже не мог дрться. Они сми были оборотнями.

К счстью, свернув в боковую улицу, я увидел рспхнутые двери коммерческого мгзин. Прибвив в скорости, я перебежл через дорогу и окзлся в мленьком коридорчике, отделявшем торговый зл от улицы. Путь мне прегрдил здоровенный детин, зслонивший проход:

- Выметйся, пцн, зкрывемся.

Мне ндо было выигрть время, и поэтому я жлобно згундосил:

- Пропустите, пожлуйст. Ведь до зкрытия еще двдцть минут.

- Выметйся, выметйся. Н сегодня все. Вот звтр приходи и покупй все, что вздумется, - он легко двинул меня кулком. Обручльное кольцо больно стукнуло меня по лбу.

- Но я живу н другом конце город...

- Э, д ты, я гляжу, непонятливый очень. И обурел в корягу к тому же.

Прень вымтерился, схвтил меня з шиворот и кк щенк вышвырнул н улицу.

Я больно удрился поклеченной рукой. Чтоб тебя всего! А ведь придет домой, подрит дочке конфету, поцелует жену, усядется с ней н дивн и будет смотреть по видку "Рбыню Изуру", переживя з ее тяжелую и несчстную судьбу.

Поднявшись, я тут же оценил обстновку. В принципе, все обстояло не тк уж плохо. Мои преследовтели уже миновли мгзин и быстро удлялись в глубину улицы, но н мою беду один из них обернулся, издл удивленный возглс, и погоня нчлсь снов. Последние дни не прибвили мне здоровья. Поэтому рсстояние между нми стремительно сокрщлось. Когд мое положение стло совсем безндежным - мне удивительно подфртило: из ближйшего кинотетр, где кк рз зкончился сенс, вывлил толп нрод. Я успешно зтерялся в ней и пропл из виду оборотней. Оздченные, они остновились посреди сумеречной улицы. Нрод уже рссослся, и он был пустой. Лишь вдлеке три девицы спешили к змнчивому "Форду", откуд птлтый юнош призывно мхл им рукой...

... Бхрев и Соколов сидели в кбинете Колбин, погруженные в глубокие рздумья. Но вот дверь рспхнулсь, и в кбинете появился см Колбин, мрчный и озбоченный.

- Кк дел? - с порог осведомился он.

- Пок ничего нового, товрищ мйор, - ответил ему Соколов. - Ведь не тк-то просто поймть оборот...

- Ну все, хвтит! - резко оборвл его Колбин. - Я вижу, вы ни н шг не продвинулись. В общем, тк, выбросьте все вши идиотские бредни из головы. Пор знимться делом, не ушми хлопть. Не было тм никкого оборотня.

- А кк же вы сми объясните случившееся, товрищ мйор? - не утерпел Бхрев.

- А очень просто! Кому-то выгодно, чтобы мы считли пропвшего Лжеувров оборотнем. Все подстроили тк, чтобы мы плясли под чужую дудку. Смый обыкновенный тетр, нчиня с пресловутых "серебряных" пуль и кончя дурцкой нонимкой. Нс хотели сбить с толку, и, ндо признться, им это удлось.

- Знчит, по-вшему и фотогрфия, и нонимк из горисполком - смые обыкновенные фльшивки.

- Рзумеется.

- Но бумгу-то печтли явно второпях.

- Вот уж нет! Когд ткие бумженции печтют второпях, то збывют дже поствить точки, здесь дже есть куч зпятых, и все н своих местх. Я срзу это отметил, только не придл должного знчения. Д и все остльное можно объяснить рзумно и логично, не вдвясь в мистику.

- Знчит, оборотня не было, - поскучнел рнее молчвший Соколов.

Сверхъестественность дел срзу поблекл и стл принимть вполне обыденные очертния. Но что было делть дльше? Труп (который следовло кк можно скорее рзыскть) исчез, втор письм тк и остлся невыясненным, свидетели не говорили ничего ткого, что могло бы вывести н след. Оствлось сидеть и уповть н чудо, которое не змедлило явиться в лице сержнт Прохоров. Он зглянул в кбинет и выплил:

- Товрищ мйор, Вы просили доклдывть обо всем необычном, что случится.

- Д, д, конечно, - зинтересовлся Колбин.

- Жен муж после совместной пьянки убил, - во всеуслышнье зявил Прохоров.

- Ну и что же здесь необычного, - рсстроился Бхрев.

- Орудие убийств. Это был чугунный котелок.

- А еще что-нибудь у тебя есть? - нетерпеливо спросил Соколов.

- Конечно же, - обрдовлся Прохоров. - Возле Снкт-Петербург мшин н большой скорости перевернулсь. Номер нши. Тк быстро гнли, будто з волком охотились. Двое в лепешку, третий ушел.

- Н волк? - чуть ли не хором скзли все трое.

- Ну, это еще не смое необычное. Вот н Сдовой квртиру обокрли тким хитрым способом...

- Подожди, Прохоров, - прервл его Колбин, - двй про волк подробнее.

После подробного рсскз Прохоров выяснилось следующее. Приблизительно в десяти километрх от Снкт-Петербург, вылетев н обочину, рзбилсь мшин. Н переднем сидении погибли и шофер, и пссжир. Тот, кто нходился сзди, выбрлся, пошстл вокруг мшины и ушел к шоссе, где следы его терялись. Н месте врии обнружены дв смзнных и один четкий отпечток волчьей лпы, появившийся н том месте з несколько секунд до ктстрофы, инче его бы смыл дождь, прежде чем сверху окзлся бгжник втомобиля. У шофер обнружен пистолет Мкров, у пссжир три пули, покрытые серебряной оболочкой (при этом сообщении Соколов рдостно потер руки). Ленингрдские коллеги зпршивли днные о хозяине втомобиля "ВАЗ-21011", н котором были номер чужой облсти. Кроме того, в слоне был обнружен пспорт н Мликов Генндия Констнтинович, судя по фотогрфии - погибшего пссжир.

- Спсибо, Прохоров, - поблгодрил сержнт Колбин, - можешь идти. Ты принес кк рз то, что и было нужно.

Когд з Прохоровым зкрылсь дверь, Соколов, едв сдерживясь, воскликнул:

- Ну тк кк же, Алексндр Филиппович, нсчет оборотня? Волчья лп тм не зря появилсь.

- Это еще ничего не докзывет, - возрзил Колбин. - У мльчиков могли быть неполдки в психике, и они любого волк принимли з оборотня или просто игрлись. Но, по крйней мере, хозяин серебряных пуль устновлен. Теперь нм необходимо выцепить того, который ушел, через него мы выйдем и н Лжеувров.

Колбин повернулся к окну, постоял, подумл и коротко возрзил своим подчиненным:

- Ну вот что, ребятки. Придется нм ехть в Ленингрд...

... Федя тоже провел этот день довольно результтивно. Первым делом он ринулся к уже знкомому ему ювелиру.

Ничего не подозревя, тот открыл ему дверь. Федя срзу же сгреб в тугой узел пиджк н его груди:

- Что ж ты делешь, пдл. Зкроил серебро, нм туфту подсунул. Пиши звещние, сволочь.

Ювелир слбо сопротивлялся, губы его беззвучно шевелились, не в силх выдвить ни слов.

- Короче, - продолжил Федя. - Звтр я нблюдю здесь шесть десятков нстоящих серебряных пуль. Если не успеешь, то считй, что ты уже не жилец.

Федя рзвернулся и стл спускться по лестнице, когд ему в спину донеслись слов: "А серебро?"

- Серебро?! - Федя пулей взвился обртно н площдку. - Меня не интересует, где ты достнешь серебро. Это уже лично твои проблемы. Можешь взять из того, что ухвтил от нс, не хвтит, тк добвишь из своих зпсов. Инче ищи веревку.

Выйдя н улицу, Федя подумл о том, что вряд ли возможно отыскть Сверчк в Питере - тком огромном городе, будь он дже с ног до головы вооружен серебряными пулями. Срочно требовлось подкрепление. Но Хенсель нходился уже среди мертвых, своей рмии у Феди никогд не было. Однко светля идея все же посетил федину голову. Он отпрвился н междугородку, рскрыл свою зписную книжку и нбрл номер телефон, услышнный когд-то от Хенселя.

- Алло, это Ринт? - осведомился Федя и, услышв положительный ответ, продолжил. - Слушй, Ринт, тебя срочно вызывет Хенсель. Ах д, я из Питер звоню. Вот сюд и подъезжй. К Московскому вокзлу. И еще, прихвти с собой всех, кого сможешь. И чем скорее приедешь, тем лучше. Все.

Вновь окзвшись н улице, Федя почувствовл резкий подъем нстроения. Все шло пок отлично. Без сомнения, пули к утру будут готовы, чсм к двендцти дня приедет пр-тройк верных псов. Хотя Хенсель и умер, но имя его жило в пмяти людей, влияние сохрнилось и было еще довольно велико...

... Я ехл, прислонившись здоровой рукой к углу троллейбусного сиденья, лбом - к холодному оконному стеклу. Я все еще не мог выбрть место для ночлег и продолжл ехть в никуд.

Вот он я - оборотень! Исчдие д, слуг дьявол, врг всего человеческого, которого вообще не должно существовть в природе. Но я жил и, знчит, был для чего-то нужен. Может, мне следовло зтиться с смого нчл, и тогд я не совершил бы ошибки той ноябрьской ночью. Одн ошибк повлекл з собой другую, т - следующую. Возникл цепь все новых и новых ошибок. Вот уже шеренг кроввых призрков стоит передо мной, люди зняли позицию по другую сторону бррикд. Почему тк случилось? Нверное, не только от того, что я стл оборотнем. Другя причин крылсь здесь, но не мог же я обвинить всех людей в том, что они сейчс противостояли мне.

И все же, думю, я имел прво жить, несмотря н все то, что уже совершил. Придет время, и я зживу тихой и спокойной жизнью и совершу, быть может, кучу полезных дел. Но сейчс мне предстояло вырвться из змкнутого круг, где все пушки были нпрвлены в центр, в центре стоял я.

Троллейбус мягко остновился. Я поднялся, вышел из почти пустого слон и зшгл по почти пустой улице, бесцельно уствившись вперед.

Громд пятиэтжного дом встл н моем пути. Черный дом н фоне черного неб. Ни одно окно не светилось. Он был обнесен деревянным, грубо сколоченным, кое-где поштнувшимся збором. По всей видимости, дому предстоял кпитльный ремонт, отложенный в связи с трудной экономической ситуцией н неопределенное время. Через дыру в зборе я пробрлся н отгороженную площдку, зтем проник в дом, прктически уже ничего не сообржя от устлости. Бросив болоньевую куртку н пол, я нчл свое обрщение, но, кк только клыки полезли из десен, оглушительня зубня боль пронизл мою голову. В глзх потемнело, и я чуть не потерял сознние. Пришлось откзться от нмерения провести эту ночь волком. Я поудобнее рсстелил свою струю куртку н площдке (я ее и зхвтил-то лишь потому, что предчувствовл подобный вринт) и лег н пол. Комфорт это не прибвило, но сильня устлость срботл лучше любого снотворного и помогл мне быстро зснуть...

... Ближе к полуночи дв оборотня ехли в втобусе, вглядывясь в подступвшую тьму з окнми. Безрезульттня погоня дже их выбил из колеи. Они сидели нпротив друг друг в получеловеческом облике. Временми один из них поворчивл свое жуткое лицо и злобным взглядом светящихся тусклым крсным светом глз окидывл слон втобус. В эти секунды редкие пссжиры вжимлись плотнее в спинки кресел и отворчивли испугнные лиц. Оборотень усмехлся, обнжя огромные клыки, и менее стойкие пссжиры выпрыгивли н ближйшей остновке. Почти срзу же облик нечеловеческих лиц исчезл из пмяти и только непонятня тяжесть двил откуд-то изнутри. Но пролетл ночь, нступло новое утро, осдок испрялся из души. Люди, столкнувшиеся с появлением стршного, неисследовнного еще никем мир, вновь жили, кк и прежде, и душ их, более не омрчення ничем потусторонним, вновь рдовлсь жизни или рспутывл обычные кждодневные проблемы, возникющие н кждом шгу.

Но это было звтр. А сегодня, ближе к полуночи дв оборотня ехли в втобусе, вглядывясь в подступившую тьму з окнми.

Глв девятндцтя. Пустой дом.

Я проснулся и с удивлением увидел, что лежу н холодном полу в кком-то сумрчном помещении со стрнной формой потолков. Постепенно приглядевшись, я понял, что никкие это не потолки, пролеты лестницы, уходящие вверх. Оттуд пробивлсь слбя полоск дневного свет.

Причудливость моего положения потрясл меня, и я непроизвольно сжлся в комок. Впечтление необычного усиливл почти полня тишин вокруг, только издли доносился слбый отзвук уличного шум. Полумрк и тишин словно подчеркивли ндежность убежищ. Вспыхнувший интерес зствил меня подняться н ноги. Стрнно, но я никк не мог вспомнить, кким обрзом попл сюд, хотя уже догдлся, что нхожусь в пустом доме, в квртле или двух от которого нходится троллейбусня остновк.

Я стоял в смом низу подъезд возле входной двери, но все попытки сдвинуть ее с мест не увенчлись успехом. Очевидно, он был ндежно зделн снружи. Рук по-прежнему ныл. А зубы, едв я только попробовл выпустить клыки, вспыхнули невыносимой болью, которя упрямо не хотел зтихть. Вероятно, при пломбировнии был знесен ккя-то инфекция, и теперь крошечные микрооргнизмы звоевывли тм все новые и новые просторы для своей бурной деятельности. Но хуже всего угнетл дже не эт идиотскя боль. Хуже всего было то, что я уже не мог обртиться в волк. Серьезный удр для меня. Я стл безоружен.

Теперь следовло отвлечься, чтобы хоть н время збыть о зубх, и я двинулся н исследовния.

Пройдя несколько ступенек вверх до первой площдки, я понял, что знчит определение "гулкие шги". Действительно, звук от моих шгов рзносился длеко-длеко и возврщлся оттуд измененный мгической вибрцией пустоты.

К моему изумлению, н этой площдке не окзлось ни одной двери. Однко, вскоре я догдлся, что н первом этже дом рсполглся мгзин, птек или еще что-нибудь в этом же роде.

Я двинулся вверх и добрлся до промежуточной площдки меду первым и вторым этжом. Н облезлой зеленой стене с побелкой поверху виднелись голубые незкршенные прямоугольники, оствшиеся от висевших здесь когд-то почтовых ящиков. Смих ящиков, рзумеется, не было. У смого пол площдки виднелось небольшое рзбитое окно. Я нгнулся и, выглянув в него, зметил бетонный крниз, нвисший нд входом в подъезд. Очевидно, через это окошко я и проник сюд вчер.

Больше н площдке не ншлось ничего интересного, и я поднялся н второй этж. Четыре пустых проем встретили меня тм. Стрнно видеть пустую дыру вместо двери у вход в квртиру. Я потрогл шершвую стену, н которой рньше крепился дверной крниз, и не удержлся от искушения зйти в одну из квртир. Это был стндртня двухкомнтня квртирк с кухней, совмещенным снузлом и мленькой темной клдовкой без окн. Здесь ткже црил пустот и рзвл. Н стенх уцелели выцветшие обои розовтого оттенк с выдрнными кускми. Н окнх не было рм, и пустые прямоугольники неприятно смотрелись н фоне розовой стены, открывя вид н тенистую улицу с мрчными домми строй зстройки.

Н полу влялись щепки, стрые пожелтевшие гзеты, обрывки обоев. Я прошелся по комнтм, зглянул н кухню, н которой стоял покореження гзовя плит и проломлення рковин. Крны отсутствовли, и темные отверстия труб уствились н меня, кк ружейные стволы.

Я снов вышел н площдку лестничной клетки. Здесь было уютнее, чем в пустых ободрнных квртирх, привычнее кк-то, хотя и не тк светло. Я зшел в боковой проем. Окн этой квртиры выходили во двор - обычный двор, я тких уже много видел. Песочниц, детские кчели, крусель для мленьких, ровный ряд кустиков, прямоугольные клумбы, н черноземе которых ярко зеленел молодя трв. Н кустх и деревьях тоже нчли рспускться листья, но еще ткие крохотные, что при всем моем стрнии я не мог рзличить кждый в отдельности. Только зеленый фон веток, еще вчер тких серых и невзрчных, рдостно сообщл о приходе нового, звершющего месяц весны.

Двор огрничивлся с четырех сторон домми, обрзующими ровный прямоугольник. Длинный дом нпротив окзлся типичной "хрущевкой" - одной из первых, увиденных мной "хрущевок", встречющихся в Питере не тк то чсто. Он, скорее всего, был точной копией моего дом (впрочем, об этом я мог только догдывться), вот боковые здния отличлись и от нее, и друг от друг. Слев стоял пятиэтжный дом, построенный лет сорок-пятьдесят нзд. Он был покрыт зеленой известью и выглядел солидно и крепко. Првый дом имел всего четыре этж и дв подъезд. Он рзительно отличлся от остльных и кзлся кким-то недомерком. Тем не менее, и в этом доме, и в двух других кипел жизнь, сушилось белье, в подъезды входили и выходили люди, мой дом пустовл, и единственным его жителем н днный момент был я.

Я продолжил свои изыскния. Несмотря н однообрзие плнировки, ни одн квртир не являлсь чьим-нибудь двойником. В кждой из них оствлись следы от покинувших ее людей, живших здесь рньше. Рисунок обоев или побелк, детские кркули н стенкх, контуры мебели, проявлявшие себя прямоугольникми истинного цвет обоев или следми от ножек, деревянный пол или покрытый линолеумом - все это тк или инче укзывло н рзличные хрктеры и судьбы.

Порой я пытлся предствить себе, судьб кких людей вершилсь здесь, но все это были лишь догдки, д смутные обрзы. Они не могли вдохнуть струю жизнь в опустевшие квртиры.

Я обследовл чердк, но грозно нвисшие стропил словно тили в себе ккую-то опсность, свет, пробиввшийся через слуховое окно и щели в крыше, резко вычерчивл темные стойки, выдввшиеся из полумрк. Неприятное чувство охвтило меня, и я поспешил покинуть это место. А спускться в темный подвл я и вовсе не решился, и его нерзведнные секреты тк и остлись тйнми для меня.

Вскоре я обнружил в некоторых квртирх проломы, позволяющие проникнуть в другой подъезд, из него в следующий. Тк, переходя из одной квртиры в другую, я обошел почти весь дом и обнружил, что никого, кроме меня, здесь нет.

Было ккое-то необычное чувство - ощущть себя хозяином целого дом пустого дом. Я уже видел покинутую деревню, но одноэтжные деревянные дом кк-то терялись среди окружющих полей под бесконечным небом и не создвли ткого стрнного чувств.

В моих новых влдениях меня повсюду окружли мертвые стены, уличный шум существовл кк бы отдельно от этого дом. И хотя я считл, что душ моя двно уже обособилсь от мир людей, но физическое одиночество действовло угнетюще. Пустот двил н мои нервы, пугл меня. И тогд, чтобы успокоиться, я выбрлся через рзбитое стекло подъезд нружу и отпрвился н Московский вокзл з своими продуктми. Денег у меня больше не было, следовтельно, ничего другого больше не оствлось, несмотря дже н возможную встречу с оборотнями.

Получив в ближйшем киоске несколько пятнриков (для этого пришлось купить несколько открыток с видми Ленингрд), я подождл нужный троллейбус и отпрвился в путь...

... Колбин и Соколов с мрчным спокойствием переносили все трудности путешествия в переполненном слоне городского Снкт-Петербургского втобус. Огромня спин ккого-то здоровяк ндежно придвил их к боковому окну тк, что ребр едв не трещли, вдвившись в поручень, тянувшийся вдоль стекл. Колбин и Соколов прилгли все усилия, чтобы удержть звоевнные позиции, но могучя спин н кждом толчке втобус миллиметр з миллиметром сокрщл прострнство, отведенное милиционерм. Было нестерпимо душно, воняло бензином и потом, мысль о Бхреве, сидящем сейчс в пустом, прохлдном кбинете, стновилсь просто невыносимой.

И в этот момент Колбин услышл удивленный возглс Соколов. Повернув лицо, которое тут же окзлось приплюснутым к оконному стеклу, мйор пристльно вгляделся в прохожих.

Тм, среди толпы, не обрщя никкого внимния н троллейбусы и втобусы, проносящиеся мимо, шгл невысокий пренек в синих помятых брюкх и светлой куртке с мтерчтым верхом. Вполне обычный пренек. Он не кидлся н людей, не сверкл глзищми, и дже если у него были клыки, то они сейчс прятлись з плотно сжтыми губми. Он неторопливо шел по улице и ничем не выделялся среди окружвшей его толпы.

Но именно он был обнружен мертвым в рннее прельское утро, именно его убили полусеребряные пули, именно он тк тинственно исчез из морг, и именно его фотогрфия лежл сейчс в крмне у Колбин.

Стройня логическя цепочк, выстроення мйором, рзрушилсь в одну секунду, тяли, исчезя, звенья строгих релий, кзлось, Колбин см стоит сейчс н грни обыденного перед входом в неизвестный мир - туд, в чью сторону нпрвлялся оживший мертвец. А он вдруг свернул нпрво, промелькнул вдли под ркой и скрылся из глз.

Могучя спин нчл новое, решющее нступление н милиционеров. Автобус был переполнен, не было никкой возможности пробиться к дверям, кбин водителя прятлсь в необозримой дли. Дернувшись пру рз, Колбин понял, что трепыхться бессмысленно. Вход в темный, сверхъестественный мир помутнел, рстворился среди скопления потных и злых голов...

... Пш, Хом и Ринт стояли вблизи Московского вокзл и хмуро смотрели н Федю. Федя тоже недовольно окидывл их взглядми. Честно говоря, он ожидл, что его комнд будет более многочисленной, но для н