/ Language: Русский / Genre:child_det / Series: Дружба творит чудеса

Дружба творит чудеса. Иллюзии и ложь (Текст адаптирован Элизабет Ленхард.)

W.I.T.C.H

Вилл, Ирма, Тарани, Корнелия и Хай Лин думают, что знают всё о чарах и иллюзиях. Но куда им до настоящего мастера обмана — лорда Седрика из Меридиана! Седрик и его помощница Элион под видом учителей проникают в школу и сплетают вокруг девочек целую паутину лжи, заставляя их сомневаться друг в друге. Чародейкам приходится пройти через непростые испытания, чтобы поняты иллюзией может быть что угодно, только не их крепкая дружба! Книга содержит цветные вклейки с комиксами по сюжету книги.

Глава 1

Тарани со стоном поползла на четвереньках по лужайке. Она не сомневалась, что на ее любимых фиолетовых джинсах теперь останутся пятна от травы. К тому же очки постоянно сползали на кончик носа, а длинная косичка волочилась по земле — и настроение, разумеется, от этого не повышалось.

«Эх, если бы я только могла отказаться от задания! — вздохнув, подумала Тарани. — И, что обидно, задание-то в чем? — Девочка отодвинула щекочущую нос травинку в сторону. — Создать огненный шар и метнуть его в какого-нибудь гадкого синекожего монстра? Или использовать магию, чтобы закрыть проход между Землей и далеким измерением, населенным одними злодеями? Или, может, я должна вырваться из темницы, в которую меня заточила Элион — та, что когда-то была моей подругой, а теперь стала темной принцессой из другого мира? Или, на худой конец, — подумала Тарани с невеселой усмешкой, — мне нужно просто спасти мир?»

В принципе, все рассмотренные варианты были возможны. Не так давно Тарани превратилась из обычной девочки (среднестатистической замкнутой и застенчивой новенькой ученицы Шеффилдской школы) в Стражницу Великой Сети.

Сеть не имела никакого отношения ни к рыбной ловле, ни к Интернету. Это была штука поважнее. Она окутывала целый мир и являлась космическим барьером, отделявшим Землю (известную также как средоточие сил Добра) от Меридиана — темного неразвитого мира, населенного рептилиями. Большинство жителей Меридиана выглядели как гигантские ящерицы, носившие замшевые туники. Были там и синекожие гиганты с неровными, похожими на камни рогами на головах. А еще красноглазые типы со свалявшимися космами и мощными телами, облаченными в естественный панцирь, как у броненосца.

«Похоже на фильм ужасов, правда?» — спросила у самой себя Тарани и сухо усмехнулась.

На самом деле все обстояло не совсем так. Многие из этих жутковатых созданий были добрыми и милыми — совсем как люди. Они готовили пищу растили детей и строили дома с соломенными крышами — как и земляне несколько веков назад. От Земли их мир отличала только форма правления.

В Меридиане царила диктатура.

На жителей давил такой тяжелый гнет, что Меридиан погрузился в мрак и уныние. Отвечал за такое положение дел жестокий принц Фобос — настолько тщеславный и зазнавшийся молодой человек, что даже видеть его было позволено лишь группке избранных.

Некому было ограничить его власть, помешать творить зло, и Фобос привык использовать свой мир только для получения удовольствия. Он привлек все природные богатства Меридиана, чтобы создать для себя рай, тогда как его поданные ютились в жалких лачугах. Он украл у них не только солнечный свет, но и саму надежду.

И что, он на этом успокоился? Ничего подобного! Фобос и его злобные приспешники мечтали оттяпать кусок Земли!

«Да-а, — подумала Тарани, немного продвинувшись по траве и сменив позу. — Если уж Меридиан сложно себе представить, то Кондракар и вовсе не поддается описанию».

Кондракар находился «в самом центре бесконечности». Воображение Тарани рисовало ей Кондракар как место, полное облаков, внушительных храмов и блаженных духов в невесомых накидках. Но это только воображение. Тарани никогда не бывала в Кондракаре, он представлялся ей таким же фантастическим, как страна эльфов.

Но одно доказательство существования Кондракара было налицо — Великая Сеть. Ее создал Оракул Кондракара, и на протяжении многих веков она не пропускала меридианцев на Землю и наоборот. Однако ничто не в силах противостоять движению времени. На стыке тысячелетий Сеть ослабла. В барьере образовалось двенадцать прорех. И прорехи эти превратились в порталы — что-то вроде суперскоростных переходов между Землей и Меридианом.

При мысли об этих странных туннелях, соединявших разные галактики, Тарани поежилась. Ей доводилось несколько раз проходить через порталы, и путешествия эти были не из приятных!

И, что хуже всего, порталами пользовалась не только Тарани. Этими путями проходили и прихвостни Фобоса, пытавшиеся завоевать Землю!

Вот почему Оракул Кондракара призвал Тарани на службу и даровал ей магические способности. Она получила власть над Огнем и могла усилием воли высечь искру, изменить направление полета снаряда, потушить лесной пожар — требовалось лишь как следует сосредоточиться.

Лучшие подруги Тарани тоже не остались в стороне. Ирма научилась управлять Водой, а Хай Лин — Воздухом. Корнелия обрела контроль над силами Земли, а Вилл, лидер их группы, стала хранительницей сияющего талисмана под названием Сердце Кондракара. Всякий раз, как она высвобождала магию хрустального шара, девочки превращались в прекрасных, мудрых, уверенных в себе девушек (и заодно облачались в супермодные фиолетово-бирюзовые наряды, а на спине у них появлялись крылышки). Их команда получила отличное название. Первые буквы имен девочек: W — Вилл, I — Ирма, Т — Тарани, С — Корнелия, Н — Хай Лин, — складывались в английское слово «witch», что означает «ведьма», «чародейка».

«Иногда быть Стражницей вовсе далее не плохо, — призналась себе Тарани. — Поначалу мне, конечно, было не по себе от мысли, что я какое-то магическое существо. Но довольно скоро я поняла, что быть волшебницей — это… ну, в общем, круто!»

Конечно, вместе с новыми способностями появились и новые обязанности — не очень-то простые, надо сказать.

Работа Стражниц заключалась в том, чтобы запечатывать каждый портал, возникающий между Землей и Меридианом. А разве легко это делать, когда сквозь проходы постоянно рвутся монстры?!

В довершение всех бед бывшая подруга чародеек, Элион, поддалась влиянию Меридиана и перешла на темную сторону. Красавчик Седрик, на самом деле оказавшийся змееподобным меридианским оборотнем, поведал Элион, что она сестра принца Фобоса. Согласно версии Седрика, коварные люди похитили малышку Элион и вывезли ее из Меридиана, чтобы воспитать на Земле как самого обычного ребенка. Узнав, что все эти годы она могла наслаждаться роскошной жизнью в королевском дворце, Элион пришла в ярость! Она попыталась убедить подруг переметнуться к ней и стать союзницами Меридиана. Когда же девочки отказались, Элион сделалась их врагом. Почти всякий раз, как Стражницы принимались за свою важную работу, появлялась Элион, чтобы помешать им.

От одной мысли об этом узкие плечики Тарани уныло ссутулились. Но, еще немного продвинувшись по лужайке, чародейка сообразила, что по крайней мере сейчас ей не о чем беспокоиться.

«Ну, сегодня-то Элион уж точно не станет вмешиваться в мои дела!» — подумала чародейка.

Потому что сегодня Тарани не закрывала порталы и не спасала мир.

Она ползала по лужайке перед школой, выполняя домашнее задание — на этот раз особенно напряжное.

— Ну зачем? Зачем? — бормотала она. — Зачем я сказала биологичке, что люблю фотографировать? — Она передразнила сипловатый гнусавый голос учительницы: — «Прекрасно, Тарани! Сделай снимки трех насекомых и опиши их».

— Фу! — передернула плечами Тарани и заговорила своим собственным голосом — негромким и гортанным: — Я ведь терпеть не могу насекомых!

Стиснув зубы от отвращения, девочка сняла с объектива защитный колпачок и поднесла к глазу окошко видоискателя. Затем медленно обвела взглядом лужайку. Теперь каждая травинка казалась величиной с саблю. И, конечно, среди этой зелени обнаружился громадный жучила.

Его антеннки шевелились, покачиваясь на свежем утреннем ветерке.

— Ой! — вскрикнула Тарани, быстро опустив фотоаппарат. — Кажется, пора снять увеличительный объектив. А то при таких размерах жуки еще противнее!

Она отвинтила съемный объектив — замечательное приспособление, которое подарил ей на последний день рождения папа. Чтобы выбрать этот подарок, папе, тонкому психологу, не пришлось долго размышлять. Он считал, что нет ничего важнее самовыражения, и хватался за каждую возможность вытащить Тарани из ее скорлупы. Особенно это заботило его с тех пор, как семья перебралась в Хитерфилд. Он думал так: чтобы разбить лед между тобой и другим человеком, нужно «приглядеться к нему поближе». А чтобы приглядеться поближе, нужен увеличительный объектив!

При этой мысли Тарани улыбнулась. Не мешало бы сказать папе, что у нее отлично получается заводить друзей и без фотоаппарата. Она и Вилл почувствовали друг в друге родство душ еще до того, как узнали о совместной миссии по спасению мира. И с другими Стражницами у нее тоже быстро установились дружба и взаимопонимание. Саму Тарани даже удивило, как легко это произошло. С Вилл ее объединяла застенчивость, но у остальных чародеек это качество отсутствовало…

«Вообще-то это естественно, мы такие же разные, как земля, вода, ветер и огонь», — тихонько хихикнув, подумала Тарани. Ирма, живчик и кокетка, в любом супермаркете чувствовала себя как дома, зато на уроке математики терялась. Корнелия, высокая и элегантная, отличалась серьезностью и уравновешенностью. А миниатюрная веселая Хай Лин, казалось, и без крыльев порхала по жизни.

«И тем не менее, — размышляла Тарани, — мы все стали единым целым. Мы одна команда! Эх, — подумала она, заменив объектив на тот, в котором жуки казались не такими огромными, — если бы я только могла попросить девчонок помочь мне с этим заданием!..»

Скривив губы от отвращения, Тарани снова посмотрела в видоискатель. И снова ахнула. Только на этот раз не от омерзения! Она случайно наткнулась на единственное непротивное насекомое в природе — бабочку! Та сидела на травинке и лениво колыхала переливающимися голубыми крылышками.

— Ура! Вот повезло! — с радостной улыбкой прошептала Тарани. Она осторожно проползла на локтях вперед, ища ракурс получше.

— Посиди спокойно, красавица, — пробормотала девочка, подкручивая фокусное колесико объектива. Отличный снимок был уже почти у нее в кармане! — Не двигайся! — снова прошептала Тарани нежному насекомому. — Не шевели крылышками и…

Палец Тарани уже приближался к кнопке, когда бабочка вдруг упорхнула! Вместо нее на траву с громким «топ» опустился большой грязный красный объект.

Девочка поняла, что смотрит через объектив на очень здоровую и очень вонючую красную кроссовку. Такая уродливая поношенная обувь могла принадлежать только… мальчишке.

Тарани поморщилась и перевела взгляд вверх. Сначала она увидела темный растянутый носок, потом пару костлявых коленок и мешковатые коричневые шорты. Наконец взгляд ее наткнулся на тонкогубую ухмылочку…

— Урия! — воскликнула Тарани.

«Тьфу, — раздраженно подумала она, — не одно, так другое. Если на тебя не выпрыгнет из портала синий монстр, то обязательно заявится этот мерзкий носатый Урия!»

Урия считался главарем изгоев — хулиганов и оболтусов, которые никак не желали вписываться в общую массу учеников Шеффилдской школы. Это были задиры, которые терроризировали обычных ребят и уважали только таких же недоумков, как они сами.

Однако Урия был нетипичным изгоем — он не уважал никого. И третировал всех: школьников, малышей, беззащитных животных… и даже членов своей собственной шайки! Тарани как-то раз наблюдала за Урией и убедилась, что он обращается со своими приятелями как тюремный надзиратель. Здоровенный амбал Лорент с волосами, подстриженными ежиком, и толстый неуклюжий Курт подобострастно ловили каждое его слово. Это выглядело жалко!

А вот Найджел, четвертый член шайки, не был похож на остальных. Он не обладал ни сальной угреватой кожей Урии, ни тупостью Курта и Лорента.

Больше того, когда Тарани в последний раз разглядывала Найджела, он показался ей почти совершенством! Его шелковистые каштановые волосы мягкими волнами спадали до подбородка, волевого и пока совершенно гладкого.

Но что особенно подкупало в Найджеле, так это его карие глаза. Они были добрыми и грустными, как у брошенного щенка.

«Впрочем, знаю я причину этой грусти, — подумала Тарани, глядя на Урию. — Недавно шайка вляпалась в серьезные неприятности».

Все произошло в тот день, когда Ирма отправилась в Хитерфилдский музей. Как это часто с ней случалось, самая общительная из чародеек тут же наткнулась на старого знакомого. Только на сей раз это был не какой-нибудь школьный приятель, а ящер из Меридиана! Это означало, что в музее открылся портал!

Пока Стражницы разбирались с новой прорехой в Сети, по городу поползли слухи, что в музее завелось чудовище. А Урия был охоч до слухов и сенсаций, как мышь до сыра. Он заставил своих парней залезть среди ночи в музей и устроить охоту на монстров.

Ребята, разумеется, напоролись на охрану. Их доставили в полицейский участок, где они предстали перед судьей Терезой Кук, которая по совместительству являлась мамой Тарани!

Мама приговорила членов шайки к трем месяцам общественных работ на благо того самого музея, в который они вломились. Вскоре после этого Тарани видела там Найджела в ярко-оранжевом комбинезоне подсобного рабочего.

Пока Найджел пылесосил скульптуры и подметал музейные полы, Тарани не раз ловила на себе его пристальный взгляд. Она до сих пор помнила возникшее тогда ощущение. Произведения искусства словно перестали для нее существовать. Уродливый комбинезон Найджела расплывался в кляксу. Тарани видела лишь карие глаза парня — такие красивые, и добрые, и… с застенчивой улыбкой смотревшие на нее!

Но вернемся на лужайку перед Шеффилдской школой. Эти глаза снова глядели на Тарани. Найджел прибыл на место событий заодно с Урией, Куртом и Лорентом. Только на этот раз он не улыбался.

Когда лоснящаяся прыщавая физиономия Урии нависла прямо над ней, полностью заслонив собой симпатичного Найджела, Тарани поняла, почему предмет ее мечтаний держался так напряженно. Урия не просто наткнулся на Тарани по пути. Она была его мишенью!

— Кого это мы видим! — прорычал Урия. — Это же дочурка судьи Кук!

Обычно в таких случаях Тарани совершенно терялась. Ссоры и распри никогда ее не вдохновляли. Но что же изменилось? Да просто после стольких битв с силами зла магические способности укрепили ее уверенность в себе.

Поэтому, вместо того чтобы сжаться от страха, Тарани с вызовом поглядела на Урию и спросила:

— Чего тебе?

— Ничего, просто хотел сказать, что благодаря твоей мамочке мы должны целых три месяца пахать в этом дурацком музее, — оскалился Урия. — Драить витрины, смахивать пыль с динозавров и заниматься прочими глупостями!

Тарани ответила ему презрительной усмешкой. Тут Найджел шагнул вперед и, желая утихомирить Урию, положил ему руку на плечо.

— Пошли, Урия, — пробормотал он сбивчиво, — сюда кто-то идет…

— Отвяжись, Найджел! — бросил Урия, не сводя взгляда с Тарани. Она продолжала неустрашимо смотреть ему в глаза. Тогда Урия протянул руку и грубо схватил ее за подбородок. Тарани задержала дыхание.

— Я хочу, чтобы эта соплячка поняла, с кем имеет дело, — продолжал главарь шайки. — В конце концов она в нашем городе новенькая и еще может не знать…

— Эй, там, на лестнице, куча народу! — в тревоге воскликнул Найджел.

Тут чародейка услышала знакомый голосок:

— Что случилось, Тарани?

Урия аж подскочил на месте и сразу же выпустил Тарани. Свирепый угрожающий взгляд сменился простоватой улыбочкой. Наконец хулиган развернулся, чтобы посмотреть, кто же ему помешал.

Представьте себе его удивление, когда вместо какого-нибудь здоровяка, перед которым и спасовать-то не стыдно, он увидел тоненькую китаянку с длинными хвостиками и смешными фиолетовыми очками на макушке.

К тому же девчонка была совершенно одна.

— Совсем сдурел? — фыркнул Урия, сердито пялясь на Найджела. — Одна маленькая девчонка — это, по-твоему, куча народу?

Найджел украдкой поглядел на Тарани. Потом пожал плечами и буркнул Урии в ответ:

— Ну, я слегка преувеличил.

Тарани почувствовала, как в груди у нее разливается тепло. Найджел ее спас! Он заметил Хай Лин и заговорил громче, чтобы привлечь ее внимание. И потом, он обманул Урию, чтобы защитить ее. Это так романтично!

Найджел был хорошим парнем. Тарани знала это наверняка. Для нее оставалось загадкой, что он делал среди этих мерзких типов…

Но сейчас не время было спрашивать его об этом.

— Ладно, парни, пошли, — скомандовал Урия своей шайке. — Продолжим разговор в другой раз.

И шпана удалилась. Глядя им вслед (точнее, глядя вслед Найджелу), Тарани почувствовала, как на плечо ее легла маленькая легкая рука.

— Тарани, ты как? — спросила Хай Лин. В ее глазах, обычно веселых и радостных, читалась тревога. — Они к тебе приставали?

— Всё уже в порядке, — ответила Тарани с благодарной улыбкой. В какие бы передряги она ни попадала в последнее время — начиная от опоздания на урок истории и заканчивая пленом в темном мире Меридиана, — появлялись подруги-чародейки и помогали ей справиться с бедой. Тарани знала, что может положиться на них в любой ситуации.

Вернее, почти в любой.

— Ребята просто выпускали пар со злости, — объяснила Тарани, глядя на спешащих прочь членов банды. Найджел держался позади всех.

Потом и вовсе остановился. Тарани увидела, как он перевел дыхание, отбросил с глаз непослушную шелковистую прядку волос и обернулся.

Он смотрел прямо на Тарани!

Чародейка снова поймала его смущенный взгляд.

С бешено колотящимся сердцем девочка соображала, что же делать. Она знала, как поступила бы прежняя Тарани — прикрыла бы лицо фотоаппаратом. Или быстро юркнула бы за дерево и уткнулась носом в книгу. Она поступила бы так же, как поступают потревоженные бабочки — постаралась бы упорхнуть прочь.

Но теперь всё по-другому. Она ощущала внутри себя силу Огня. К тому же рядом была верная подруга Хай Лин.

В общем… Тарани улыбнулась Найджелу — разумеется, не до ушей, но (как она надеялась) достаточно широко, чтобы он понял — она к нему неравнодушна.

Найджел улыбнулся в ответ. А потом помахал ей рукой! Наконец он с явной неохотой отвернулся и поплелся за своими приятелями.

Тарани на миг прикрыла глаза. У огненной чародейки было ощущение, будто она только что проглотила ложку меда, а потом ложку горчицы! Разве можно одновременно испытывать радость и досаду? Не говоря уже о тоске…

— Да, — со вздохом сказала она Хай Лин, — всё уже в порядке, если не считать одной маленькой проблемы… Где мне теперь отыскать бабочку?

Глава 2

Корнелия Хейл грациозно опустилась на стул и открыла учебник истории. Долистав его до седьмой главы, она аккуратно разгладила страницы, чтобы книга не захлопывалась, а потом окинула взглядом класс.

Перед ней разыгрывалась обычная утренняя сценка. На первые уроки школьники всегда тащились как на каторгу. Рюкзаки плюхались на пол у парт с глухим стуком. Ребята широко зевали, забрасывали в рот мятные драже для свежести дыхания и, конечно, продолжали болтать и сплетничать.

Донни Липштиц, всегда являвшийся на занятия последним, допил остатки газировки из банки и вошел в класс. Смяв банку, парень нахально развалился на своем стуле.

Не хватало только одного человека, — заметила Корнелия, — а именно Вилл. Если уж

Донни Липштиц заявился на урок раньше Вилл — это дурной знак.

«Кажется, я открыла еще одну неизвестную сторону Вилл, — язвительно подумала Корнелия. — Она трудный подросток и не любит соблюдать правила».

С того самого дня, как они познакомились, Корнелия пыталась подобрать для Вилл подходящую характеристику. С остальными подругами было проще: Ирма была «своей в доску девчонкой», которая постоянно норовила довести Корнелию до белого каления. Тарани была робким голосом разума. А Хай Лин — миротворцем, улаживавшим спорные и щекотливые ситуации. Она делала это с улыбкой и порой в знак примирения рисовала маркером у подруг на ладонях «татушки».

Но Вилл… Вилл не укладывалась ни в какую схему. Сначала она казалась типичной закомплексованной тихоней. Только-только переехав в Хитерфилд и тяжело переживая развод родителей, Вилл выглядела бледной и испуганной. Она была вся напряжена, как тетива лука, и чувствительна, как оголенный нерв. И в ней не было заметно никаких лидерских качеств. Однако Оракул назначил лидером команды Стражниц и хранительницей Сердца Кондракара именно ее. Корнелия поначалу не желала подчиняться своей маленькой рыжеволосой подружке. Да и сама Вилл не ощущала в себе сил для руководства.

Но со временем напряженность Вилл стала пропадать. Возможно, это Сердце Кондракара, ждавшее своего часа в теле Вилл, придало ей уверенности и мудрости. Сила Вилл не раз выручала чародеек, когда те оказывались в затруднительном положении.

Все еще сомневавшейся Корнелии вскоре пришлось признать, что в Вилл, видимо, все-таки присутствует какое-то самое важное качество, которое необходимо для управления их маленьким клубом спасателей Вселенной.

«Наверное, это качество в ней есть, — размышляла Корнелия, стаскивая колпачок со своей любимой ручки. — А может, и нет. Чувства в ней часто берут верх над разумом. Похоже, сегодня какие-то чувства помешали ей вовремя прийти на историю…»

Корнелия знала, что Вилл опаздывает не из-за того, что проспала или все утро дрессировала свою ручную белку. Нет, все дело было в учителе истории, мистере Коллинзе, с которым начала встречаться мама Вилл!

Корнелия даже представить себе не могла, каково это, когда твои родители разводятся и ты должна переехать в другой город. Не говоря уж о том, чтобы ее мама влюбилась в учителя! Корнелия с родителями жила в одной и той же квартире всю свою жизнь. Чародейке часто досаждала маленькая оторва, ее младшая сестрица Лилиан, но даже она была неотъемлемой частью семьи…

В общем, жила себе Корнелия тихо и спокойно, а потом вдруг стала волшебницей. У нее прорезались крылья, она научилась одним мановением руки выращивать деревья и щелчком пальцев проделывать дыры в каменных стенах. Ей даже доводилось путешествовать через астральные проходы в далекий дикий мир.

Подумать только, когда-то Корнелии казались сложными обычные подростковые проблемы!.. Сказать, что с появлением магических способностей ее жизнь изменилась — значит ничего не сказать!

«Но Вилл приходится намного хуже, чем мне, — посочувствовала подруге Корнелия. — Только вообразите себе, каждый день видеть на уроках маминого ухажера! Я бы этого не пережила!»

Словно в подтверждение этих мыслей под пронзительное дребезжание звонка в класс вошел мягкий и интеллигентный мистер Коллинз. Корнелия скользнула взглядом ему за спину, в коридор — Вилл нигде не было видно!

В довершение всех бед сегодня мистер Коллинз выглядел вовсе не таким мягким и интеллигентным, как всегда. Его рыжеватые усы воинственно топорщились, а глаза блестели странным жестоким блеском.

— Доброе утро, ребята, — произнес мистер Коллинз, пробежав взглядом по рядам зевающих учеников. Те по обыкновению никак не отреагировали на появление учителя — разве только убавили громкость болтовни. Теперь они не орали через весь класс, а перешептывались. — Располагайтесь поудобнее, — язвительно продолжал мистер Коллинз, — обойдемся без церемоний.

— Каких церемоний? — пробурчал Донни Липштиц, лениво оглядывая класс. Парень сполз на стуле пониже и водрузил свои потрепанные черные кроссовки на парту. — Разве кто-то церемонится?

— Я иронизировал, Липщтиц, — процедил мистер Коллинз. — И, кстати, убери ноги со стола. Кто мне скажет, где Вилл Вандом?

У Корнелии по спине пробежали мурашки. Теперь-то Вилл точно влипла. Наверное, пора вмешаться!

— Я знаю, где она! — подала голос чародейка, взволнованно щелкая колпачком ручки. — Она… вышла в туалет! Вас не было и…

— Если я задержался, — произнес мистер Коллинз, — это еще не повод выходить из класса без разрешения.

Историк уселся за стол и принялся листать учебник. Он рывком переворачивал страницы, и усы его раздраженно шевелились. Казалось, учителю вдруг стал мешать этот клочок растительности под носом, хотя, насколько помнила Корнелия, он носил усы всегда. Это был его фирменный знак.

Донни Липштиц, разумеется, не заметил, что историк был явно не в настроении.

— Но мистер Коллинз, — протянул он, — кто мог нам разрешить, если вас не было?

Историк, не отрывая глаз от учебника, указал пальцем на дверь.

— Обсуди этот вопрос с директором, — велел он Донни. — Дорогу знаешь.

Испустив тяжелый вздох, Донни выбрался из-за парты и с озадаченным видом направился к двери.

— Встали сегодня не с той ноги, да? — буркнул он по пути. — Что ж, придется играть по вашим правилам.

Парень пробежался рукой по взъерошенным темным волосам и выскользнул в коридор. Не успел он уйти, как в дверях появилась другая! фигура — грустные карие глаза; костлявые плечи вздернуты до самых коротко остриженных растрепанных рыжих волос.

Мистер Коллинз встретил девочку насмешливым взглядом.

— Вилл! — с притворной радостью воскликнул он. — Добро пожаловать! Рад вас видеть!

Вилл опустила глаза в пол и поплелась к своему месту — оно находилось недалеко от Корнелии. Проходя мимо учительского стола, чародейка вдруг споткнулась. Веки ее затрепетали, из груди вырвался короткий приглушенный стон.

Корнелия удивленно заморгала. Вилл, конечно, переживала из за романа Коллинза с ее мамой, но бледнеть и падать в обморок — это уж как-то слишком…

Вилл быстро встряхнула головой, покосилась на мистера Коллинза и зашагала дальше. Осторожно опустившись на стул, девочка вытерла капельки пота, выступившие над верхней губой.

— Что с тобой, Вилл? — прошептала Корнелия, подвинувшись ближе к проходу и озабоченно глядя на подругу.

— Ничего, — ответила Вилл, но голос ее звучал уверенно. Она еще раз взглянула на мистера Коллинза. Тот по-прежнему листал учебник, усы яростно шевелились.

— Когда я проходила мимо него, — шепнула Вилл Корнелии, — у меня закружилась голова!

— Может, ты плохо выспалась? — пожала плечами Корнелия. — Или это от голода…

— Нет, — отрезала Вилл, снова посмотрев на историка. На этот раз в ее взгляде сквозили подозрение и настороженность. — Я почувствовала себя так, будто рядом портал или… существо из Меридиана.

Корнелия в растерянности покачала головой. Она не раз видела, как в присутствии меридианской магии Вилл бледнела, начинала дрожать, и ноги у нее подкашивались — словно зло Меридиана и добро Кондракара вели борьбу прямо в голове у чародейки!

Корнелия порой завидовала особому положению Вилл, ее должности хранительницы Сердца Кондракара. Но получить в придачу к лидерству эти обмороки и головокружения она бы ни за что не хотела — нет уж, увольте!

«Но всегда ли эти приступы говорят о близости меридианского зла?» — Корнелия оценивающе поглядела на мистера Коллинза. Казалось, что худшее, на что он способен, — это завалить учеников кучей дополнительных домашних заданий. Однако проблема заключалась в том, что чародейкам пока не хватало опыта, чтобы сразу различить чужую магию в царившей вокруг них неразберихе.

Не успела Корнелия погрузиться в размышления о природе припадков Вилл, как возник более насущный вопрос.

— В этом году нам предстоит освоить очень большой материал, — неожиданно произнес

мистер Коллинз. Он поднялся из-за стола и направился в другой конец класса, прямо к парте Вилл.

«Ой-ой-ой, — произнесла про себя Корнелия, — у меня дурные предчувствия…»

— Но сначала, — продолжал историк, — нам надо повторить пройденное. Вилл, расскажи-ка нам об условиях жизни народа во времена Средневековья.

— Я? — пискнула Вилл. Она все еще вытаскивала из рюкзака свои тетрадки и ручки, когда над ней вдруг навис учитель. Девочка явно не ожидала, что внимание историка сосредоточится на ней!

— Но я ведь уже отвечала на прошлом уроке!.. — пролепетала Вилл.

— Знаю! — беспечно откликнулся мистер Коллинз, — Но, как справедливо заметил Липштиц, я сегодня встал не с той ноги.

— Я… я не могу ничего вспомнить про Средневековье… — запинаясь, проговорила Вилл. — Ведь это было так давно…

— Хм-м… — в саркастическом тоне мистера Коллинза теперь слышались враждебные нотки — Ты заявляешь историку, что какие-то события произошли слишком давно? — Глаза учителя лукаво и недобро заблестели, он пожал плечами и снова обратился к Вилл: — Хорошо, сделаем так. Все вместе повторим эпоху Возрождения, а ты напишешь дома сочинение о средневековых обычаях и нравах.

— Но ведь это нечестно, мистер Коллинз! — выкрикнула Вилл. Брови ее упрямо сдвинулись, глаза прищурились. — Вы отыгрываетесь на мне! — девочка говорила резко, в несвойственной ей манере.

Случилось нечто из ряда вон выходящее! Вилл совершенно потеряла самообладание — Корнелия никогда себе такого не позволяла. По крайней мере в школе!

* * *

Хорошо еще, что дело происходило уже не в школе! Урок истории давно закончился, шла большая перемена. Вилл расположилась перекусить на лужайке перед школой и заодно рассказывала подругам о несправедливо наложенном на нее наказании.

— Ух ты! — с восхищением выдохнула Ирма.

Хай Лин и Тарани с вытаращенными глазами жевали свои бутерброды. — Что, прямо так и сказала? И он не вышвырнул тебя из класса?

Вилл понурилась.

— Вообще-то я сказала: «Хорошо, мистер Коллинз!» — с сожалением призналась она. — Но произнесла это таким тоном, что он должен был всё понять!

Корнелия подавила смешок. Вилл говорила правду. Все ее демонстративное поведение и акция протеста заключались в опоздании на урок истории и резковатом тоне при ответе учителю. Но когда мистер Коллинз назначил ей это кошмарное домашнее задание, она не осмелилась возразить.

— Он придирается ко мне, правда, Корнелия? — обратилась Вилл за подтверждением. В глазах ее читалась боль.

Корнелия кивнула.

— До сих пор он никого так сурово не наказывал!

— О том и речь! — сказала Вилл. Позабыв об обеде, она погрузилась в размышления. —

Коллинза будто подменили. А если вспомнить, что миссис Рудольф оказалась существом из другого мира…

Об этом Корнелия при всем желании не смогла бы забыть никогда! Миссис Рудольф была самой обычной математичкой — пожилой полной добродушной дамой, любящей свою работу. А потом она вдруг превратилась в чудовище, похожее на лохматого ходящего на задних лапах носорога! Она пыталась втолковать девочкам, что действует от имени меридианских сил добра. Но Элион во время одного из столкновений со Стражницами заявила, что миссис Рудольф предательница. Чародейки так и не знали, кому из них двоих можно доверять, поэтому решили не доверять никому.

Однако это еще не означало, что каждого встречного нужно подозревать в том, что он замаскированный чешуйчатый монстр!

— Перестань! Ты думаешь, среди нас еще одно чудовище? — усомнилась Корнелия. — И ты почувствовала это только сейчас? По-моему, ты просто не любишь мистера Коллинза!

Вилл вспыхнула.

— Обвиняешь меня в предвзятости? — ополчилась она на Корнелию.

Почувствовав приближение очередной ссоры, остальные чародейки прекратили жевать.

— Я только хотела сказать, — начала Корнелия так сдержанно, как только могла, — что, может быть, тебе примерещилось это головокружение… Не исключено…

— Хватит! — рявкнула Вилл, ударив кулаком по коленке. — Можешь не продолжать!

Она обвела взглядом Тарани, Ирму и Хай Лин. — Вы тоже согласны с Корнелией? — спросила она тихо.

Корнелия почувствовала, как по спине пробежали мурашки.

«О нет! — подумала она. — Мы с Вилл только-только нашли общий язык, а теперь она со мной рассорится!»

Хорошо хоть девочки на этот раз встали на ее, Корнелии, сторону.

— Сама посуди, Вилл, — мягко заметила Хай Лин, — такое совпадение обстоятельств удивляет!

— К тому же ты сказала, что мистер Коллинз ухаживает за твоей мамой, — напомнила Тарани. — А мама обеспокоена твоими оценками, так что есть объяснение гораздо проще…

Даже Ирма с неохотой поддержала Корнелию.

— Обычно мы с Корнелией не сходимся во мнениях, — объявила она, — но на этот раз…

— Знаете что, — произнесла Вилл, поднимаясь на ноги и глядя в землю, — я, пожалуй, пойду.

И чародейка уныло побрела к школьным воротам. Кажется, она совершенно позабыла, что после перемены должны были продолжиться уроки.

«А еще она забыла, что мы, Стражницы, — одна команда! — с возмущением подумала Корнелия. — Стоило только возникнуть разногласиям, как она встала в позу! Может, она все-таки не годится на роль лидера?..»

Остальные чародейки были скорее огорчены и раздосадованы, чем рассержены. Тарани совершенно растерялась.

— Вилл! — крикнула она вслед подруге. — Вилл, постой!

— Не удерживай ее, Тарани! — тихо посоветовала Корнелия.

— Но она вконец расстроена! — возразила Тарани.

— Да, — признала Корнелия, — ей тяжело. За последнее время с нами произошло столько странных событий… Но это не значит, что мы должны видеть опасность повсюду и меридианца — в каждом встречном!

Произнося эти слова, Корнелия почувствовала, как внутри шевельнулось какое-то неприятное чувство. А что, если она не права? Чародейка резко потрясла головой. «Н-да… — невесело подумала она, — мой мир продолжает меняться. Раньше я всегда была уверена в себе на 100 %. Я знала, что мне нравится, а что не нравится. Я знала, что правильно, а что нет. С кем дружить, а с кем лучше не общаться. А потом появляется Вилл Вандом, а с ней вместе — суперспособности, которых я никогда не просила… И я перестаю понимать, что творится и чем это все закончится!»

Глава 3

Мистер Коллинз, скрестив руки на впалой груди, стоял на краю лужайки перед Шеффилдской школой. Воздух вливался в легкие (хилые воздушные мешочки) с едва слышным свистящим шумом. Собственное тело казалось ему слабым, немощным, изношенным!

Однако сцена, развернувшаяся на другом конце лужайки, заставила его позабыть обо всем и насторожиться.

Вилл Вандом вскочила с травы и теперь смотрела сверху вниз на четырех своих подружек. Хотя мистер Коллинз стоял слишком далеко, чтобы разглядеть выражение больших карих глаз Вилл, ее жесты сообщили ему все, что он хотел знать.

Плечи Вилл были подняты настолько высоко, что едва не касались ушей. «Что за дурацкая привычка!» — подумал мистер Коллинз. Вилл обвиняюще ткнула пальцем в сторону самой элегантной из девочек — Корнелии. А потом кинулась прочь.

«Значит, прогуливаем остаток уроков, Вилл? — пробормотал мистер Коллинз и усмехнулся, неприятно оскалив зубы. — Что ж, добавим это к списку твоих сегодняшних провинностей».

С этими словами он зашагал через лужайку. Он не беспокоился, что школьники, рассевшиеся на травке или игравшие во фрисби, увидят его. Он ведь был учителем, а всем известно, что дети не обращают на учителей никакого внимания. Мистер Коллинз обогнул внушительное главное здание и направился к постройке поменьше — старому административному корпусу, со всех сторон заросшему высоким кустарником.

Он проскользнул в дверь и огляделся по сторонам. На куске брезента стояли полупустые банки с краской. К стене была приставлена стремянка — видно, кто-то возился с раскуроченными трубами, проходящими под потолком. Помпезная мраморная лестница была перекрыта полосатой пластиковой лентой.

Увидев эту преграду, мистер Коллинз лишь усмехнулся и двинулся к лестнице. Одним пальцем он подцепил ленту и поднял ее на высоту плеч. Но только он нырнул под ленту, как у него за спиной прозвучал зычный голос:

— Мистер Коллинз!

Учитель выпрямился и тихо зарычал от злости, затем выдавил из себя улыбку и обернулся.

К нему спешил полный мужчина в белой спецодежде и запачканной бейсболке. Это был Бертольд, один из школьных сторожей.

«На редкость назойливый тип, — пробормотал про себя мистер Коллинз. — Куда бы я ни пошел, он уже торчит там! Удивительно, как это он успевает при таком-то телосложении?!»

— Разве вы не знаете, что этот корпус закрыт на ремонт? — строго обратился сторож к учителю.

— Разумеется знаю, Бертольд, — ответил мистер Коллинз с жизнерадостным смехом. —

Вы уже говорили мне об этом сегодня утром!

Затем учитель наклонился и заглянул прямо сторожу в глаза. Улыбка его сделалась жестче, и он добавил:

— И так же, как сегодня утром, вы забудете, что видели меня здесь!

Удовлетворенно вздохнув, мистер Коллинз отметил, что туповатый взгляд сторожа сделался еще тупее, тяжелые веки приспустились, а нижняя губа безвольно отвисла.

— Да, сэр. Я пошел, сэр, — монотонно, без выражения произнес Бертольд, затем развернулся и неуклюже, как робот, зашагал по холлу.

Мистер Коллинз ущипнул себя за ус, нырнул под полосатую ленту и стал подниматься по лестнице. Оглянувшись и увидев спину удаляющегося Бертольда, он усмехнулся.

«Ох уж эти земляне! — презрительно подумал он. — Некоторых удается подчинить без всякого труда, хотя… — Мистер Коллинз запустил руку в густые русые волосы и яростно потер кожу головы, — вынужден признать, что с настоящим Коллинзом было не так-то легко справиться…» Мужчина энергично зашагал по залитому солнцем коридору второго этажа и свернул в темноватый кабинет, некогда принадлежавший заместителю директора.

За столом в углу кабинета в полном ступоре сидела точная копия мистера Коллинза: те же густые русые волосы и усы, те же синий костюм и галстук.

— Коллинз! — громко окликнул сидящего фальшивый мистер Коллинз. — Слышишь меня?

— Да, — произнес учитель невнятно, словно сквозь сон. Его голос был таким же монотонным, как у Бертольда после сеанса гипноза.

— Перемена закончилась, — объявил фальшивый мистер Коллинз. Он шагнул к столу, оперся руками на его поверхность, наклонился и заглянул сидящему в глаза — точно такие же, как у него самого.

— Когда вернешься в класс, — приказал фальшивый Коллинз, — то забудешь обо всем. Ясно?

— Да.

Учитель поднялся со стула и как в тумане вышел из кабинета.

Фальшивый мистер Коллинз стряхнул с ладоней пыль и с удовлетворением кивнул.

Однако он не спешил возвращаться к своим собственным делам.

«Пожалуй, стоит немного присмотреть за ним», — подумал он.

Лукаво ухмыляясь, он бесшумно выскользнул в коридор вслед за многострадальным историком. Выглядывая из-за угла, он проследил, как настоящий Коллинз спустился по лестнице и пролез под оградительной лентой.

И, конечно же, там, внизу, опять торчал этот вездесущий Бертольд! На сей раз он подметал щеткой чешуйки осыпавшейся краски. При виде настоящего мистера Коллинза он неодобрительно нахмурился.

— Мистер Коллинз! — с упреком воскликнул сторож. — Хотя сейчас в этом корпусе работы и не ведутся, все равно сюда нельзя заходить до окончания ремонта!

Настоящий мистер Коллинз согласно кивнул и направился к двери. Бертольд у него за спиной перестал подметать, облокотился на щетку и озадаченно произнес:

— Кстати, разве я вам этого уже не говорил? По-моему, говорил…

Настоящий мистер Коллинз медленно обернулся, помотал головой, словно пытаясь вытряхнуть из мозгов паутину, и пожал плечами.

— Должно быть, у вас дежа вю, Бертольд, — сказал он.

Затем учитель снова покачал головой… и внимательно оглядел старый пыльный вестибюль.

— Хм… Сейчас, когда вы об этом заговорили, мне тоже показалось… — растерянно произнес он. — У меня словно какой-то провал в памяти… Зачем я вообще сюда пришел?

Когда одурманенный чарами учитель, шаркая, вышел из здания, человек, наблюдавший за ним с верхней площадки лестницы, самодовольно усмехнулся.

«Ни Бертольд, ни Коллинз так ничего и не вспомнили», — подумал он с удовлетворением. Он решил проследить за Коллинзом вовсе не потому, что не был уверен в силе своего колдовства, просто ему нравилось ощущать свою власть над другими существами.

«Кстати, о колдовстве… — подумал он, вернувшись в коридор, — пора уделить немного внимания самому себе».

Встав у окна, мужчина взглянул на свое отражение, усмехнулся себе, потом быстро кивнул.

Его тело окутала серебристая дымка, шипящая и клубящаяся, как бьющий из чайника пар. А когда она рассеялась, вместе с ней исчезли и надоевшие похожие на щетку усы, интеллигентное и дружелюбное выражение лица, покатые плечи и синий костюм.

Вместо всего этого появились длинные струящиеся светлые волосы и острый как кинжал подбородок. Глаза, все еще смотревшие в окно, превратились из светло-карих в льдисто-голубые. Улыбка сделалась зловещей.

«Ну вот, — с облегчением подумал Седрик, — так-то лучше. Этот облик больше подходит для моих дел!»

Вернувшись в привычное, удобное тело, Седрик быстро сбежал вниз по лестнице. Нужно было поскорее попасть в букинистический магазин. Это было единственное на Земле место, где он чувствовал себя как дома и где он мог перейти к исполнению следующей части своего плана.

Через несколько минут Седрик уже был в магазине. Войдя, он с наслаждением вдохнул затхлый пыльный воздух.

Но отнюдь не полки, уставленные старинными книгами, действовали на Седрика так умиротворяюще. И не теплый, раскрашенный во все цвета радуги свет, лившийся сквозь окна-витражи, приносил ему радость. Нет, все дело было в близости магазина к дому Седрика — к Меридиану. В этом здании находился проход в иной мир.

А там, дома, Седрика ожидал принц Фобос. При одной только мысли о Фобосе и его могуществе и ярости, его точеном лице и длинных пшеничного цвета волосах Седрика пробирала дрожь. Он и сам не мог до конца понять, какое чувство испытывает по отношению к принцу — восхищение или страх.

Но как только Седрика посещали подобные вопросы, он тут же отбрасывал их прочь. Это граничило с изменой, а измена недопустима! Фобос являлся его повелителем, и Седрик подчинялся ему безоговорочно. Это не обсуждалось. И даже если жестокость принца причиняла Седрику боль, он должен был справляться с этим самостоятельно. И уж точно нельзя было давать слабину при Элион. У девочки не должно возникать сомнений в том, что, отказавшись от своих так называемых «родителей» и подруг ради брата, она поступила правильно. И ни в коем случае нельзя было позволить, чтобы ее вера в силы Седрика поколебалась.

Последнее касалось и Ватека. Здоровенный синекожий громила был бесконечно предан своему господину.

«И сегодня наконец настало время проверить его верность на прочность, — подумал Седрик. — Посмотрим, как он справится».

Лорд прошел через торговый зал магазина к двери из желтоватого матового стекла. Открыв дверь с помощью магии (к чему марать руки?), Седрик вступил в маленькое подсобное помещение и приблизился к богато украшенной золотой подставке. Там стояла древняя книга. Ее кожаный переплет сморщился и покоробился от времени.

Рывком раскрыв книгу, Седрик привычной рукой пробежался по страницам. Облачко магии слетело с его пальцев и заплясало над пожелтевшим пергаментом. Потом оно вдруг отпрянуло назад, словно таща за собой нитку распускаемого вязания.

Однако из книги появилось кое-что поинтереснее каких-то там ниток. Это была магическая голограмма — туманный экран, с помощью которого Седрик мог общаться со своим помощником, оставшимся в Меридиане.

Одним щелчком пальцев Седрик вызвал Ватека. Голова монстра была видна в облаке так же ясно, как мы видим головы ведущих на телеэкране. Ватек, смотревший на Седрика через полупрозрачный камень на своем медном браслете, почтительно склонил покрытую шишками голову.

Седрик прочистил горло, чтобы голос звучал внушительнее, и заговорил:

— Ну, здравствуй, верный мой Ватек. Рассказывай, как дела!

— Слушаюсь, лорд Седрик, — откликнулся Ватек. — Мне удалось наладить контакт с меридианским подпольем и проникнуть в ряды бунтовщиков. Я сказал им, что предал вас!

— Продолжай, — кивнул Седрик.

— К несчастью, не все поверили мне, — признался Ватек. — Так что теперь бунтовщики разделились. Те, кто поддался на мою уловку, теперь во всем слушаются меня.

— Надо же, — иронично произнес Седрик, — вот уж не думал, что ты можешь внушить покорность, дружище!

Несмотря на показную холодность, в душе Седрик ликовал. Все шло по плану! Фобос будет доволен.

Ватек снова заговорил. Седрик отвлекся от радужных мыслей и вернулся к беседе.

— Легковерных не так много, — продолжал синекожий детина. — Зато они готовы довериться первому встречному!

— Смотри, чтобы они не повлияли на тебя, — предостерег помощника Седрик. — Не забывай, кому ты обязан подчиняться.

— Как же я могу забыть, мой господин! — воскликнул из магического облачка Ватек. — Я только не понимаю, для чего мы их обманываем…

— Мы их вовсе не обманываем, — возразил Седрик. — Мы действительно откроем им проход на Землю. Мы даже сделаем так, чтобы они не встретили сопротивления! Поэтому-то я и прилагаю все силы, чтобы обезвредить Стражниц!

Ватек ухмыльнулся, продемонстрировав зубы в три ряда.

— И как же вы это сделаете? — поинтересовался он.

— Прежде всего я уничтожу мир Вилл, хранительницы Сердца Кондракара, — объяснил Седрик. — Разрушу все ее связи. Заставлю ее рассориться с матерью и испорчу ее отношения с подругами. Это будет нетрудно. Достаточно лишь небольшого вмешательства, и она выйдет из игры. Но одному мне не справиться. Смертельный удар нанесет Элион. Ей отведена важная роль!

Ватек энергично закивал.

— Значит, план вступает в действие сегодня вечером? А что делать мне?

— Распали ярость бунтовщиков, — велел Седрик. — Внуши им ненависть к Стражницам!

Отдавая последние приказы, Седрик ощущал, как внутри него растекается приятное возбуждение. Обмануть! Разрушить! А самое главное — доставить удовольствие Фобосу! От всего этого на сердце у Седрика становилось так тепло!

— Да! — лукаво усмехнулся Седрик. — Мы натравим на Стражниц мятежников! Пусть они расправятся с девчонками за нас!

Глава 4

Вилл повернулась к подругам спиной, чтобы больше не видеть их озабоченных недоверчивых лиц, и уныло поплелась к воротам школы.

По пути зашла на школьную велосипедную стоянку. Сняв замок со своего красного велика, чародейка покатила прочь. Она сама еще хорошенько не понимала, что делает. Ведь ее поступок назывался прогулом! И (поверите ли?) это был первый прогул в жизни Вилл Вандом — пай-девочки, никогда не нарушавшей правил, безупречной Стражницы.

«Все когда-нибудь случается в первый раз», — серьезно сказала себе Вилл.

Только подумайте, каково это — когда все подруги настроены против тебя! Вилл представить не могла, что они так восстанут против ее теории «мистер Коллинз — это зло».

«Они не знают, что это значит — пройти мимо меридианца, когда кажется, что твоя голова вот-вот взорвется!» — с возмущением думала Вилл. Она мрачно крутила педали, оставив школьную лужайку, наполненную голосами и смехом жующих свои обеды учеников, далеко позади.

«И еще они не знают, что такое быть в компании пятым колесом, — сказала себе Вилл. В горле у нее будто застрял комок. — Они — Земля, Воздух, Огонь и Вода. Корнелия, Хай Лйн, Тарани и Ирма подходят друг к другу как горошинки в стручке. А я совершенно не вписываюсь в эту схему. Мне нет места среди них!»

При этой мысли у Вилл из груди вырвалось сдавленное рыдание. Она постоянно убеждала себя в том, что является таким же членом команды, как остальные девочки. Она даже вроде бы начала привыкать к Хитерфилду. Но все это было заблуждением. Она так и осталась здесь чужой!

Глупой никому не нужной девчонкой, к тому же прогульщицей!

«Ненавижу Хитерфилд! — подумала Вилл и яростно нажала на кнопку велосипедного звонка. Тот задребезжал, словно протестуя против такой наглости. — Я с самого начала не хотела сюда переезжать. И мама это знала!»

Приподнявшись над седлом и усиленно крутя педали, Вилл въехала на холм. С вершины открывался вид на раздражающе красивые здания, кованую металлическую ограду вокруг живописного парка и… сидящего на тротуаре в обнимку с гитарой парня.

И это был не просто парень! Это был Мэтт — тайная любовь Вилл. В этот миг только он один примирял ее с Хитерфилдом.

— Привет! — прощебетала Вилл, резко затормозив перед парнем. — Что ты тут делаешь?

Мэтт встал, распрямив длинные худые конечности, и улыбнулся чародейке.

«Ох… — подумала Вилл, унимая внутренний трепет. — Он такой высокий… такой классный!»

— У меня после обеда свободные часы, — пояснил Мэтт. — А как насчет тебя? Разве ты сейчас не должна быть в школе?

— Ну… я… — Вилл все не могла сообразить, как бы произвести на Мэтта впечатление получше. Считает ли он, что прогуливать школу — это круто? Или ей следует поддержать репутацию хорошей девочки и наврать, что она идет к врачу? Или можно и дальше молча глядеть в его шоколадно-карие глаза?..

— Эй, Мэтт!..

Неожиданно прозвучавший откуда-то сзади мальчишеский голос заставил Мэтта оторвать взгляд от Вилл и обернуться. Трое небрежно одетых парней с гитарами через плечо и барабанами под мышкой ожидающе смотрели на него. Вилл их узнала — это были музыканты из «Голубого гнома», группы, где играл Мэтт. «Самой классной в мире группы, где Мэтт исполняет гитарные партии и поет!» — подумала Вилл и тяжело вздохнула.

— Все в сборе! — крикнул Мэтту бас-гитарист с козлиной бородкой. — Ждем только тебя!

— Уже иду! — откликнулся Мэтт, затем снова повернулся к Вилл и, извиняясь, пожал плечами.

— Прости, — сказал он, — у нас начинается репетиция. Используем каждую свободную минуту!

Вилл обнаружила, что энергично кивает. Казалось, что голова отделилась от тела и действует сама по себе. И это было к лучшему, потому что пока непослушная голова кивала, девочка могла думать о чем-то своем. Например, воображать, как они с Мэттом держатся за руки.

И идут вместе в кино.

И целуются…

— Давай как-нибудь встретимся? — предложил Мэтт.

Вилл сразу вернулась к реальности.

«Перестань витать в облаках! — скомандовала она себе. — Отвечай на вопрос!»

Чародейка кивнула и помахала Мэтту рукой.

— Конечно, без проблем, — сказала она. — Пока!

И он ушел, точнее, убежал к своим приятелям. Бас-гитарист схватил капюшон Мэттовой серой толстовки и, дурачась, натянул его на растрепанные каштановые волосы парня. Потом он потащил упирающегося и громко хохочущего Мэтта прочь.

«Он такой мужественный! — подумала Вилл, глядя вслед своему возлюбленному. — Если я ему нравлюсь (то есть не просто так, а действительно нравлюсь), значит, у меня есть как минимум одна веская причина остаться в Хитерфилде».

Только когда Мэтт скрылся из виду, Вилл сумела перевести дух и оседлала велосипед. Медленно, с неохотой покатила она домой.

Шагнув за дверь уютной мансарды, где они жили вдвоем с мамой, Вилл огляделась. Они всего пару дней назад закончили распаковывать вещи и разбирать коробки после переезда. В качестве последнего штриха мама поставила мягкий красный диван и этажерку с книгами в коридор и напекла шоколадного печенья — его запах все еще витал в воздухе. Вилл все больше чувствовала себя в этой квартире как дома.

И, что особенно приятно, у девочки была зверюшка, всегда встречавшая ее у дверей. Едва Вилл переступила порог мансарды, к ней кинулась ее ручная белка. Зверюшка двигала носиком и взволнованно помахивала пушистым хвостом. — Привет, малышка! — воскликнула Вилл. — Как тебе удалось выбраться из моей комнаты?

Вилл обычно на целый день запирала белку в своей спальне. Это была необходимая мера, потому что белка так и норовила устроить себе гнездо среди маминой одежды или совершить налет на вазочку с печеньем. Сказать, что от белки было много хлопот, — значило не сказать ничего.

Но сейчас Вилл была рада видеть свою питомицу. Белка запрыгнула ей на руки, потом быстро перебралась на плечи.

— Мне сегодня так не хотелось возвращаться домой, — призналась Вилл белке. Та, пискнув, ткнулась девочке носиком в щеку. — В конце концов, здесь-то все мои проблемы и начались… Но куда еще я могла пойти? Тем более, что я не желаю никого видеть!..

Вилл плюхнулась на диван, а белка перескочила ей на макушку. Девочка подождала, пока та спрыгнет, но белка, видимо, устроилась там с комфортом. Вилл пожала плечами и взглянула на телефон с автоответчиком, стоявший на журнальном столике рядом с диваном. На телефоне мигал красный огонек. Вилл потянулась к кнопке.

«Готова поспорить, что это сообщение от мамы», — вздохнула чародейка. Сымитировав мамин «взрослый» голос, она произнесла:

— Привет, солнышко! Сегодня задержусь. Держи мобильник включенным и будь на связи и т. д. и т. п.

Уныло закатив глаза, Вилл нажала на кнопочку. «Би-и-и-ип! Это я, солнышко! — раздался из автоответчика мамин голос. — Сегодня задержусь, зато принесу на ужин чего-нибудь вкусненького. Ах да, держи мобильник включенным…»

До конца Вилл дослушивать не стала, просто нажала на кнопку паузы. Потом, гордясь собой, улыбнулась белке.

— Ты слышала? Я была права! Так, проверим, нет ли тут еще чего-нибудь…

Вилл перемотала мамино сообщение и снова нажала на кнопку. Зазвучал другой голос — узнав его, Вилл едва не подпрыгнула от удивления.

«Привет, Вилл! — произнесла молодая женщина. — Это Вера. У меня для тебя чудесные новости! Приходи в бассейн, как только сможешь!»

— Ура! Это моя новая тренерша по плаванию! — воскликнула Вилл. — Этого я и ждала!

Наверняка она хочет сообщить мне о соревнованиях!

Чародейка рывком вскочила с дивана, белка свалилась у нее с головы и беспомощно повисла, вцепившись коготками в красную диванную обивку. Но у Вилл сейчас не было времени возиться со зверюшкой. Надо было спешить!

— Хватаю сумку и бегу в бассейн, — пробормотала она на ходу. — Во время плавания так хорошо думается!

Через минуту Вилл уже направлялась к двери, закинув на плечо оранжевую спортивную сумку. Она помахала на прощание белке — та все еще скакала по дивану и обнюхивала телефон. На автоответчике оказалось еще несколько сообщений от мамы, и чародейка краем уха слушала их, собираясь.

— Ну, я пошла! — сказала девочка белке. — Пока! Смотри не разбей чего-нибудь!

Вилл торопилась, сгорая от радостного нетерпения, и уже за дверью услышала записанный на пленку мамин голос. Она невольно остановилась, чтобы дослушать до конца. Но потом вспомнила, что они с мамой в ссоре. А это значило, что мамино сообщение может подождать!

Даже если в нем говорилось: «Это опять я. Я хотела сказать, что люблю тебя!»

Слова влетели Вилл в одно ухо и вылетели из другого. Она встряхнула головой и представила себе, как ныряет в приятную теплую голубую воду бассейна… Девочка взглянула на дверь своей квартиры, потом решительно развернулась и зашагала к лестнице.

Нужно было спешить, а мамины послания она прослушает повнимательнее как-нибудь потом.

Глава 5

Итак, Вилл бросила подруг на лужайке перед школой и удалилась. Девочки удивленно переглянулись. Такого поворота событий никто из них не ожидал!

Больше всех из-за внезапной вспышки темперамента у Вилл огорчилась Хай Лин. Если она и усвоила что-то из бабушкиных уроков, так это то, что Стражницы всегда должны держаться вместе.

Бабушке Хай Лин это правило было известно лучше, чем кому-либо другому. На протяжении всего детства Хай Лин тысячи раз слышала разные бабушкины истории — от старинных китайских сказок до легенд о древнегреческих философах. Это бабушка заставила внучку поверить в волшебство.

Родители Хай Лин думали, что у Ян Лин просто старческие чудачества. Но теперь-

то Хай Лин знала правду — ее бабушка сама когда-то была Стражницей! И когда Оракул решил, что Хай Лин и ее подружкам настал черед браться за нелегкую работу по спасению мира, именно бабушка поведала девочкам об их новых способностях и обязанностях. Она же передала Хай Лин волшебную карту Хитерфилда, где было отмечено местонахождение проходов в Меридиан.

Хай Лин гадала, что думает бабушка по поводу поступка Вилл. Девочка была уверена, что старушка наблюдает за ними из Кондракара. Не боится ли она, что команда Стражниц развалится? Или бабушка сейчас с мудрым видом кивает и приговаривает: «Глупышки! Помнится, я тоже как-то повздорила со своими подружками-Стражницами. Не прошло и часа, как мы вместе пили чай и хрустели печеньем».

«Второй вариант нравится мне гораздо больше», — сказала себе Хай Лин, и тут раздался первый звонок на уроки. Улыбнувшись, чародейка вскочила на ноги и стряхнула с одежды крошки от обеда — маленьких пирожков и лапши с кунжутом, захваченных из китайского ресторана, который принадлежал ее родителям. Закинув на плечо свой розовый рюкзак, Хай Лин вслед за остальными девочками побежала в класс.

Когда они очутились в запруженном школьниками коридоре, прозвонил второй звонок.

Корнелия махнула подружкам рукой и поспешила на свой урок — она ненавидела опаздывать.

Ирма и Тарани, наоборот, ненадолго задержались в коридоре вместе с Хай Лин. В конце концов, кабинет математики был под боком, а заменявший миссис Рудольф учитель пока не появился… «Звонки, звонки, звонки… — благодушно думала Хай Лин. — С тех пор как я обрела магические способности, звонки перестали быть для меня только назойливыми сигналами, загоняющими нас в классы. Эти звонки полны тысяч школьных сплетен, в них слышится симфония хлопающих дверец шкафчиков. В них живут миллионы воспоминаний!»

Все дело было в недавно обретенной способности Хай Лин. Когда она слышала какой-нибудь звук, в ее мозгу всплывали связанные с ним образы из прошлого. Она обнаружила эту свою способность, когда они с девочками проникли в дом миссис Рудольф в поисках портала и разгадок к окружавшим их тайнам.

Случилось так, что в прихожей математички Хай Лин наткнулась на старую музыкальную шкатулку и, открыв ее, увидела картины давно минувших дней. Перед мысленным взором чародейки предстала миссис Рудольф в своем чешуйчатом меридианском обличье. Она проходила из Меридиана на Землю через портал, причем не одна. С ней была молодая пара с ребенком. Теперь Хай Лин знала, что это были Элион и ее родители — то есть люди, которых все считали ее родителями.

Не ясно было только, что они делали с малышкой Элион — спасали ее или похищали.

Одно Хай Лин знала наверняка — ее новая способность приносила ей огромное удовольствие! Даже когда приходилось слушать настырные звонки. Третий звонок, прозвучавший только что, приказывал: «А ну, сейчас же по классам!»

Разумеется, подруги Хай Лин не разделяли ее нежных чувств к звонкам.

— Фу! — сморщилась Ирма, зажимая ладонями уши.

— Да слышим мы, слышим! Уже идем! — проворчала Тарани, глядя под потолок, на звонок.

— А мне нравится! — с улыбкой заметила Хай Лин. — Я улавливаю мысли учеников, связанные с музыкой звонка.

— Ты называешь это музыкой? — возмутилась Ирма.

Тарани подошла поближе, нервно озираясь. Когда она убедилась, что все спешат по своим классам и никто не подслушивает их разговор, то спросила у Хай Лин:

— Ты можешь общаться с этим трезвонящим тираном?

— Ну, не то чтобы общаться, — пояснила радостная Хай Лин, пожав плечами. — Каждая

мелодия сопровождается определенными воспоминаниями, и я могу их чувствовать.

— Тоже мне мелодия! — фыркнула Ирма и покачала головой.

— Например, — начала Хай Лин, прикрыв глаза и позволив туманному изображению, возникшему в ее мозгу, проясниться, — этот звонок принес мне воспоминания мальчика, любившего побродить по школьным коридорам…

Тут Хай Лин вскинула голову. Она ощутила что-то еще. Выловила что-то среди затихающих шагов ребят, расходившихся по кабинетам. Звук был таким интересным, таким заманчивым, что девочка даже опустилась на четвереньки, чтобы лучше его разобрать.

— А еще я умею распознавать звуки шагов, — прошептала Хай Лин. Ирма и Тарани стояли рядом и, задержав дыхание, ждали, какие еще воспоминания воскресит их подруга.

— Слышите? — произнесла Хай Лин, склонив голову и сосредоточенно нахмурившись. — Шаги тяжелые, неровные, как у…

— Миссис Рудольф! — вскрикнула Ирма за спиной у Хай Лин.

— Ты так думаешь? — Хай Лин зажмурила глаза и прислушалась повнимательнее. — Вообще-то я имела в виду нашего сторожа Бертольда.

Не получив ответа, Хай Лин оглянулась через плечо… И обнаружила, что Ирма и Тарани не просто упомянули имя миссис Рудольф к случаю — перед ними стояла математичка-оборотень собственной персоной.

Учительница — в последний раз Стражницы видели ее в Меридиане в облике чешуйчатого чудовища с волосами-веревками — снова превратилась в полную пожилую даму. На ней был трикотажный пиджак, зеленый шарф и очки в крупной оправе. Выглядела она как типичная математичка! Миссис Рудольф улыбнулась и направилась к девочкам.

— Ничего себе! — шепнула Хай Лин подружкам. — Это и правда она!

— Что это вы на меня так смотрите? — заговорщицким тоном произнесла математичка, подойдя поближе. — Я вернулась из отпуска. Вы что, не ожидали?

— Да! — заявила Ирма, уперев кулаки в бока и поглядев прямо в глаза учительнице. — Ну как, хорошо вам отдыхалось в другом мире?

— Не дерзи, — строго сказала ей миссис Рудольф. — Ты забыла, кто спас вам жизнь в Меридиане?

Затем учительница обернулась к Тарани и одарила ее теплой улыбкой.

— Вижу, у тебя все в порядке, Тарани? Я рада!

— С-спасибо, — растерянно пролепетала Тарани.

Но Ирма так легко не сдавалась.

— Скажите нам правду! — потребовала она. — Вы ведь не из нашего мира. Так зачем же вы вернулись?

— Чтобы снова оберегать вас, — ответила миссис Рудольф. — Не могу же я доверить вашу судьбу математику, который меня замещает!

Хай Лин прыснула в ладошку. Миссис Рудольф казалось такой… классной! Конечно, если вообще может быть классной математичка-оборотень, которая, вполне вероятно, действует в интересах врага.

— Однако шутки в сторону, — продолжала миссис Рудольф, с улыбкой посмотрев на Хай

Лин. — Когда вы открыли мою тайну, я была вынуждена бежать. В ваших глазах я была чудовищем, а люди всегда стремятся уничтожить то, что приводит их в ужас.

Хай Лин с виноватым видом покосилась на подруг. Возражать не имело смысла, потому что миссис Рудольф была права.

Все незнакомое и чужеродное (будь то шеффилдские изгои или говорящие ящеры из Меридиана) вызывало страх.

— Но теперь, — сказала миссис Рудольф, прервав полные самокритики мысли Хай Лин, — я убеждена, что мы можем помочь друг другу!

— Это как? — поинтересовалась Ирма.

Миссис Рудольф окинула взглядом опустевший коридор.

— В школе подобные вопросы не обсуждают, — заявила она. — .Приходите ко мне сегодня после уроков на чай с печеньем. Договорились?

«Чай с печеньем! — воскликнула про себя Хай Лин. — Прямо как говорила бабушка в моем воображении! Должно быть, это знак». И, хотя Тарани с Ирмой по-прежнему смотрели на учительницу недоверчиво, Хай Лин кивнула ей.

Потом девочки следом за миссис Рудольф нырнули в класс и поспешили к своим местам. Математичка же уселась за учительский стол, расположенный перед доской.

— Доброе утро, ребята! — громко произнесла она. — Садитесь, пожалуйста. Я уже рассказала вашим одноклассницам, что была в отпуске…

«Ну, началось… — подумала Хай Лин. — Должна сознаться, мне больше нравились уроки временного учителя. Они были легкими! Хоть миссис Рудольф и оборотень, но математичка она очень строгая. И о-очень много задает по алгебре! Ее возвращение означает, что придется снова засесть за домашние задания!»

Миссис Рудольф начала объяснять новый материал — что-то там про квадратные двучлены. Скукотища! Но если учесть успеваемость Хай Лин, ей не мешало бы послушать.

Однако тут в голове воздушной чародейки вдруг прозвучал чей-то голос! И он очень напоминал голос Тарани!

Хай Лин обернулась. Тарани ничего не говорила. Она сидела, сосредоточенно уткнувшись носом в тетрадку.

Но Хай Лин была уверена, что слышала в своем мозгу ее голос — приглушенный, шепчущий, но все же отчетливый.

«Ирма! — сказала Тарани. — Ты меня слышишь?»

«Тарани! — откликнулась Ирма. Хай Лин перевела взгляд на нее. Глаза водяной чародейки сияли радостью и удивлением. Но, как и у Тарани, губы ее не двигались. — Ты, передаешь мне свои мысли? Это телепатия?»

«Да! — ответила Тарани, улыбнувшись подруге. — Ты можешь мне отвечать? Мы с Вилл обнаружили эту мою способность, когда были в Меридиане. Я хотела проверить, получится ли у меня поговорить с тобой».

«Класс! — восхитилась Ирма. — И никто нас не слышит?»

«Угу! — откликнулась Тарани. — Сейчас попробую обратиться к Хай Лин».

«Девочки, я вас слышу!» — подумала Хай Лин.

Одного взгляда на довольных Ирму и Тарани было достаточно, чтобы понять, что они ее услышали.

«Это гораздо удобнее, чем обмениваться записками!» — мысленно хихикнув, сообщила Хай Лин подругам.

«Ближе к делу, девочки, — посерьезнела Тарани. — Я не могу долго удерживать связь. Как вы считаете, что нам, делать? Пойдем сегодня к миссис Рудольф?»

«Я не знаю, — протянула в ответ Ирма. — Пойди угадай, что у нее на уме! Я ей не доверяю».

«А я бы пошла, — сказала Хай Лин, пожав плечами. Потом покосилась на математичку, чтобы убедиться, что та не замечает их обмена взглядами. Но учительница, казалось, была целиком погружена в свои объяснения. — Вдруг она хочет сообщить нам что-то важное?» «Ну хорошо, — с неохотой согласилась Ирма. — Только возьмем с собой Корнелию и Вилл. Без них я в этот дом ни ногой!»

— «Хорошая мысль, — подумала Хай Лин. — Знаете, я волнуюсь за Вилл. Эй, девочки, вы слушаете?»

Ирма и Тарани разом подскочили.

«Ой! — подумала Хай Лин, виновато улыбнувшись подругам. — Кажется, даже при телепатической беседе надо контролировать громкость! Ладно, продолжим. Тарани, ты можешь вступить в контакт с Вилл?»

«Если только по телефону! — откликнулась Тара¬ни. — Слишком большое расстояние нас разделяет. Мои способности пока ограниченны. Но вы правы. Миссис Рудольф ведет себя странно. А что, если за ее возвращением стоит Седрик, мастер интриг и обмана?»

«Решено» — снова мысленно заговорила после паузы Тарани. Теперь ее голос звучал в голове Хай Лин слабее. Он стал неразборчивым и призрачным. Хай Лин поняла, что силы подруги иссякают. Теперь придется снова писать записочки… Да, и неплохо было бы наконец заняться алгеброй. — Пойдем к миссис Рудольф все вместе! — донеслись до Хай Лин напоследок мысли Тарани. — Без Вилл нам не обойтись!"

И голос Тарани улетучился, оставив в голове Хай Лин странную пустоту.

Глава 6

Вилл плыла по своей дорожке, чувствуя, как вода при каждом движении мягко скользит по ее коже.

"Ах, как приятно плыть вольным стилем!" — подумала она.

Чародейка обожала ходить в бассейн. В воде она чувствовала себя сильной, свободной и совершенно невесомой. Это было настолько чудесно, что девочке хотелось остаться в этом пахнущем хлоркой раю навсегда.

"У меня куча причин, чтобы искать здесь убежища, — подумала Вилл перед тем как развернуться обратно натренированным техничным движением. — Как было бы здорово позабыть о вечно ворчащей маме и не верящих мне подружках, не говоря уже о злобных монстрах из Меридиана!.." "Единственный человек, которого мне сейчас хочется видеть, — думала Вилл, с плеском рассекая воду, — это…"

— Решила немедленно приступить к тренировкам, Вилл?

Заслышав этот оживленный, радостный голос, чародейка вынырнула из воды. Это была Вера, ее тренер! Вера стояла в конце дорожки и улыбалась. Вилл поспешила к ней и, схватившись за бортик, наполовину высунулась из воды.

— Здравствуйте, Вера! — прощебетала она. — Я прослушала ваше сообщение на автоответчике.

— Да, но я думала, что ты придешь на тренировку после уроков, — с легкой укоризной произнесла Вера, — а не во время них. Что бы сказала твоя мама, увидев тебя здесь?

— Да знаю я… — Вилл мрачно стянула с головы резиновую шапочку. — Раньше я никогда не прогуливала, но сегодня…

Тут голос Вилл пресекся, она вспомнила, с кем разговаривает. Может, Вера и была симпатичнее, добрее и моложе, чем остальные взрослые, с которыми девочке приходилось общаться, но все-таки она была тренером — а это почти то же самое, что учитель!

— Но сегодня я просто вынуждена была это сделать, — тихо закончила Вилл в полной уверенности, что Вера сейчас примется отчитывать ее.

Девочка с опаской покосилась на тренера. Но вместо того чтобы потрясать дневником со свежезаписанным замечанием или смотреть уничижающим взглядом и шипеть: "Сачок!", Вера сочувственно улыбнулась.

— Расскажи мне! — попросила она.

Через полчаса Вилл сидела за столиком в недавно открытой кофейне. Зал был залит солнцем и стильно оформлен: окна от пола до потолка и желто-оранжевая пластиковая мебель. В воздухе витал приятный запах приправленного корицей эспрессо. Вилл втянула носом этот аромат и поглядела на Веру, болтавшую с официантом и опиравшуюся на стойку. Лохматый парень-официант подал ей пару чашек с горячим, дымящимся кофе.

— Два капуччино, Вера! — объявил он.

— Спасибо, Билл! — проворковала тренер. — Ты прямо угадываешь мои мысли!

Вскоре Вера присоединилась к Вилл и опустилась за столик у окна. Вилл сделала глоток сладкого кофе со сливками и, повеселев, огляделась.

— Симпатичное кафе, — заметила она.

— Угу, — кивнула Вера и указала на Билла, который в это время заваривал кому-то мокко… и время от времени поглядывал на Веру. — И официант недурен, верно?

— Вера! — хихикнула Вилл, уткнувшись носом в чашку. — Что вы имеете в виду?

— Хочу, чтобы ты немного встряхнулась. В мире, помимо твоих подружек и Мэтта, есть

еще много интересных людей! — заявила она, деланно зевнув при упоминании друзей Вилл.

— В мире — может быть, но в Хитерфилде у меня никого больше нет… — посетовала девочка.

— Хочешь совет? — Вера потянулась через оранжевый столик и дружеским жестом положила руку на ладонь Вилл. — Не трать время и силы на этого Мэтта. Ты достойна лучшего!

Неужели Вера предлагала избавиться от своих чувств как от накопившихся дома старых газет? Да даже если бы Вилл и захотела, как бы она смогла позабыть о волевом, покрытом пробивающейся щетиной подбородке и добрых карих глазах?..

— Мэтт много для меня значит, — возразила девочка, — хоть он и не догадывается об

этом…

Вилл и сама почувствовала, как жалко прозвучали ее слова. Плечи ее уныло обвисли. Пока от разговора с Верой становилось только хуже.

— Прислушайся к самой себе, — сказала Вера, — ты мечтаешь не о том парне!

Пока Вилл неуютно ерзала на скользком стуле, Вера перешла к еще более болезненной теме.

— Так что там у тебя случилось с подружками? Из-за чего вы поссорились?

Вера отпила кофе и пристально посмотрела на Вилл своими пытливыми голубыми глазами. Вилл закусила губу, тут надо было соблюдать осторожность. Не важно, насколько она сама доверяла Вере, раскрыть ей общий секрет чародеек она не могла. Никто не должен был знать правду! Если тайна Стражниц окажется раскрыта, это сильно помешает в их борьбе против сил Меридиана.

От одной мысли о разоблачении Вилл бросило в пот. Она обнаружила, что отвечает, тщательно подбирая слова:

— Мы… разошлись во мнениях. В особенности с Корнелией. Она видит во мне соперницу, а не подругу.

— Так плюнь на нее! — беззаботно предложила Вера. Она откинулась на спинку стула и улыбнулась — к их столику подошел Билл с блюдом круассанов. Кокетливо взглянув на официанта, тренер снова обратилась к Вилл: — Пусть Корнелия идет своей дорогой. В твоем возрасте так легко завести новых друзей!

На мгновение (всего лишь на короткое мгновение!) Вилл позволила себе вообразить такую ситуацию. Сначала мысль о том, чтобы распрощаться с подругами и отказаться от нелегкой чародейской миссии, показалась ей соблазнительной.

Но в следующую секунду девочка ощутила острую боль. Это что же, значит, никогда больше не делиться бутербродами с Тарани? Никогда больше не слушать рассказы Ирмы о том, как она в очередной раз влюбилась? Смотреть на фантастические инопланетянские наряды Хай Лин только издали?

Вилл покачала головой. Даже думать о таком было невозможно.

— Не могу я взять и бросить их! — твердо сказала Вилл и вздохнула. — Нас связывает… нечто очень важное.

"Если бы вы только знали, насколько важное!" — печально подумала Вилл и уставилась в свою чашку, боясь, как бы глаза не выдали ее тревожных мыслей.

К счастью, Вера снова поменяла тему разговора.

— Что ж, — сказала она, пожав плечами, — поступай как знаешь. Но пора поговорить о

том, ради чего я тебе звонила, — о твоем участии в юношеском чемпионате по плаванию!

— Правда?! — вскричала Вилл, вскочив со стула. — Я поеду на соревнования? Вот здорово!

Взгляды всех посетителей устремились на нее.

"Ой, я, кажется, завопила на всю кофейню! — смутилась Вилл, заливаясь краской. — Может, Корнелия права? Лидерство плохо на меня влияет?"

Но чародейка была слишком обрадована, чтобы переживать из-за своего промаха. Она плюхнулась обратно на стул и, не веря в свое счастье, уставилась на тренера.

— Какие чудесные новости! — сказала она сияющей Вере. — Но маму это не обрадует…

— Ей будет нечего возразить! — жизнерадостно откликнулась тренер. — Это официальное мероприятие, ты будешь представлять нашу школу. Хочешь, я поговорю с твоей мамой? — Вера снова потянулась через стол и пожала руку Вилл. — Наверняка она изменит свое мнение, если я ей все объясню.

— Вера, на вас всегда можно положиться! — воскликнула Вилл с замирающим от счастья сердцем.

Чародейка уже погрузилась в мечты. Она видела, как встает на стартовую ступеньку перед толпой кричащих болельщиков. Слышала звук сигнала, прозвучавшего, когда она первой доплыла до конца дистанции и дотронулась до стенки бассейна. Представляла, как взбирается на пьедестал и склоняет голову, чтобы организаторы повесили ей на шею медаль.

Конечно, жизнь фантазий недолга, и вскоре грубая реальность заставила Вилл оторваться от грез. Чародейские хлопоты и так еле уживались с учебой. А что же будет теперь, когда ей придется усиленно готовиться к состязаниям?

— Вы думаете, я справлюсь с учебой и тренировками одновременно? — с сомнением спросила девочка у Веры. Она не смогла сдержать дрожи в голосе. Эйфория постепенно улетучивалась и уступала место мрачным предчувствиям.

Но Вера со своей обычной легкостью развеяла страхи подопечной.

— Конечно! — воскликнула она. — Нужно только правильно организовать свое время! Давай начнем прямо сейчас и посмотрим, что тебе задали.

Вилл покосилась на часы. Дело уже шло к двум, а она еще не принималась за жуткое огромное сочинение, заданное мистером Коллинзом!

— Хорошо, — кивнула чародейка, — только я оставила свою сумку в шкафчике.

— Так сходи за ней, — сказала Вера и оглядела стол. Там, среди смятых салфеток и крошек от круассанов лежал ее блокнот, а также органайзер и мобильник Вилл. — Оставь вещи здесь, я их постерегу.

Вилл снова благодарно улыбнулась тренеру и вскочила со стула. Вприпрыжку несясь к гардеробу, располагавшемуся при входе в кафе, Вилл чувствовала себя удивительно легкой — еще чуть-чуть и взлетит!

Это заставило Вилл насторожиться. Она остановилась и посмотрела себе через плечо. Каково же было ее облегчение, когда она увидела лишь гладкую спину! Значит, магия не вышла из-под контроля!

"Это хорошо, — подумала чародейка. — А то я уж было подумала, что у меня выросли крылья!"

К счастью, Вилл сохранила свой секрет. Кажется, удача наконец повернулась к ней лицом! Теперь, при поддержке Веры, Вилл казалось, что она способна на все!

Глава 7

Вера смотрела, как Вилл выскочила из-за стола и поспешила в раздевалку. Девчонка неслась вприпрыжку!

"Я еще помню те времена, когда сама прыгала от радости из-за пустяковых успехов, — подумала Вера. — Я просто ног под собой не чуяла! Прямо как Вилл".

Веру захлестнули воспоминания, и на лице ее появилось задумчивое выражение. Однако оно вскоре исчезло — в ее мечты ворвалось назойливое "бип-бип-бип", и они сдулись как проколотый воздушный шарик.

"Фу! — поморщилась Вера, ее веселые голубые глаза недобро сузились. — Похоже на электронного сверчка, а я всегда терпеть не могла сверчков. Стрекочут себе, и никак не заставишь их замолчать!"

Вера поискала глазами источник раздражающих звуков. Это был мобильник Вилл!

Аппарат громогласно верещал и вибрировал так, что стол ходил ходуном. Маленький экранчик светился пронзительным желто-зеленым светом.

Вера нахмурилась, потом одарила телефон презрительной ухмылкой.

— Заткнись и не пищи! — приказала она.

Телефон немедленно послушался, издал напоследок сдавленный писк и смолк.

Оглядевшись по сторонам, чтобы убедиться в отсутствии свидетелей, Вера развеяла паривший над телефоном серебристый магический дымок.

Затем она самодовольно улыбнулась и принялась за свой капуччино.

И, разумеется, стоило девушке ненадолго расслабиться, как ей тут же опять помешали. На сей раз не трезвонившая электронная штучка, хотя прервавшая мысли Веры личность была не менее настойчива, чем телефон… Это был официант по имени Билл! Только вся его вежливость разом куда-то испарилась (как и заряд в мобильнике Вилл).

— Девчонка права, — сказал официант, подскочив к столику Веры с зажатым под мышкой пустым подносом. — На тебя можно положиться.

— Что? — непонимающе переспросила Вера. Она смотрела на лихую мальчишескую русую челку Билла, на его узкое лицо. Да знает ли этот парень, с кем разговаривает?

Вера одарила Билла возмущенным взглядом, который заставил бы смутиться любого слишком развязного поклонника.

В ответ глаза Билла сверкнули… и поменяли цвет! Из теплых зеленых они в один миг сделались льдисто-голубыми. Билл нагло улыбнулся Вере, как мог улыбаться только…

— Седрик! — громко ахнула Вера, наконец узнав своего собеседника. — Что ты здесь делаешь? Вилл не должна видеть нас вместе!

— Успокойся, — ответил Седрик. Его глаза снова сделались приятного зеленого цвета, он провел тонкой рукой по шелковистым волосам. — Я верну официанта в его тело, прежде чем Вилл придет сюда.

— Ты что, шпионишь за мной? — осведомилась Вера. — Думаешь, я одна не справлюсь?

— Нет, — ответил Седрик, — я лишь хотел сказать, что ты замечательно играешь свою роль.

Вера почувствовала, будто у нее гора свалилась с плеч. Вот только глупый смешок надо все же было сдержать! Когда первая волна ликования схлынула, Вера вздохнула.

Это новое тело все еще казалось ей непривычным. Оно часто совершало неожиданные поступки — например, пускалось в пляс от радости, когда один из Вериных учеников побивал свой личный рекорд. Или таяло от счастья, когда ее собственный наставник хвалил ее — как происходило сейчас.

Седрик (в теле Билла) наклонился к Вере и приобнял ее за плечи. Он аккуратно развернул ее вместе со стильным пластиковым стулом, так что девушка оказалось лицом к огромным окнам.

Увидев свое отражение, Вера заморгала. Высокое гибкое тело, непослушные золотистые волосы, собранные в хвостик, тонкое лицо, острые ключицы — все это принадлежало девушке лет двадцати пяти. Неужели… это была ее настоящая внешность?

Нет, конечно, нет. Когда Билл начал что-то шептать ей на ухо, отражение Веры стало растворяться. И отражение самого Билла, кстати, тоже.

— Если мой план сработает, то главным образом благодаря тебе, — произнес сладким голосом Билл, указывая на расплывчатые отражения. Те вдруг начали обретать четкость. Вера уставилась на свое лицо.

Только теперь оно было не совсем ее. В переполненном кафе находились лишь физические тела Билла и Веры, а окно показывало их души.

Юное лицо официанта заменил облик Седрика с его острыми скулами, водопадом волос цвета платины и яростными голубыми глазами.

А что же с Верой? Ее отражение сменилось портретом девочки-подростка. Девочки с большими бледно-голубыми глазами и соломенными косичками. Девочки, которая уже давненько не бывала в Хитерфилде.

— Ты все делаешь правильно, — сказал девочке Седрик, — моя невероятно хитрая и ловкая… Элион!

Глава 8

Тепло обнявшись с Верой на прощание, Вилл поспешила в публичную библиотеку.

"Ну, я покажу этому Коллинзу!" — думала чародейка, поднимаясь по ступенькам внушительного здания в старинном стиле. Всякий раз, проходя мимо, девочка восхищалась этой постройкой, похожей на настоящий дворец — с башенками, куполами, шиферной крышей и чердачными оконцами. Вилл представляла себе, как приятно, наверное, пристроиться возле такого окошка с интересной книжкой…

Да, она лишь представляла себе это, потому что до сих пор ее нога ни разу не ступала за порог библиотеки.

"Признаюсь, я не была примерной ученицей, — виновато подумала Вилл, проскользнув за высокие тяжелые двери главного входа, — но все когда-нибудь меняется. Так почему не сейчас?"

Войдя внутрь и оглядевшись по сторонам, Вилл ахнула. Она оказалась в, должно быть, самом огромном и подавляющем воображение читальном зале на свете. Стеллажи с книгами были так высоки, что девочка едва могла разглядеть, где они заканчиваются.

Школьники и студенты корпели над толстенными томами, лежавшими на длинных массивных столах. Освещение в зале было тусклым, а воздух — спертым. Настроение тут царило серьезнее некуда!

Между столами прогуливался долговязый тощий рыжий парень с карими глазами, упрятанными за стекла огромных круглых очков. На нем были джинсы и мешковатая оранжевая футболка.

— Чем я могу вам помочь? — спросил он у Вилл.

Чародейка, совсем растерявшаяся от такого обилия книг, была благодарна ему за участие. Парень оказался помощником библиотекаря, он отвел Вилл в отдел, где находились книги о Средневековье. Полки были уставлены увесистыми старыми энциклопедиями и монографиями.

— Тут так много книг! — невольно вырвалось у Вилл.

— Это не всё, в других отделах тоже найдется кое-что по вашей теме. Если хотите, я принесу, — помощник библиотекаря был очень вежлив и предупредителен.

— Спасибо, — сказала Вилл, — это было бы здорово.

Вытащив с полок несколько томов, Вилл отыскала свободное место за столом и сложила свои книги стопкой. Ей предстояла уйма работы. Написать доклад о Средневековье — это вам не шутка. При мысли об этом в Вилл шевельнулась злость. Как мог мистер Коллинз так несправедливо поступить с ней? А главное — как могли ее подружки бросить ее на произвол судьбы?

Мало того, что они высмеяли ее теорию насчет связи Коллинза с Меридианом, так они даже не попытались остановить ее, когда она удрала из школы!

Вилл стала мысленно прокручивать в голове сцену, случившуюся на перемене. Все воодушевление, которое бурлило в ней после разговора с Верой, куда-то испарилось.

Должна ли она последовать Вериному совету и порвать с подругами?

И если да, то позволит ли ей Совет Кондракара отказаться от своей миссии? А позволит ли ей совесть?

И что насчет Мэтта? Стоило ли поискать себе другого парня — такого, который не станет ходить вокруг да около, а сразу назначит ей свидание?

Мысли вертелись в мозгу Вилл так быстро, что даже голова закружилась! Столько вопросов, и ни одного ответа…

Краем глаза чародейка заметила, что к ней снова направляется помощник библиотекаря. Его тощие руки напряглись под весом тяжелых томов в кожаных переплетах.

"Вот уж не думала, что меня обрадует огромная стопка книг, которые срочно надо прочитать! — сказала себе Вилл. — Но сейчас мне просто необходимо отвлечься от мрачных мыслей, так что книги как раз кстати!"

Буммм!

Вилл чуть не подпрыгнула. Парень водрузил на стол свою ношу и с гордым видом продемонстрировал Вилл, что он для нее подобрал.

— "Повседневная жизнь в Средние века", — объявил он, ткнув Вилл под нос лежавшую сверху книгу. — Еще тут есть "Нравы Средневековья" и много всего другого. Тут вы найдете ответы на все вопросы.

"На все? — подумала Вилл, раскладывая книги на своей части стола. — Сомневаюсь. Ладно, буду действовать по порядку. Сначала разберусь с докладом по истории, а потом подумаю о жизни".

Уже открыв "Нравы Средневековья", Вилл обнаружила, что парень все еще стоит рядом.

— Через три часа библиотека закрывается, — сообщил он. — Вы уверены, что успеете это все перелопатить?

— Нет, — призналась Вилл, — но я попытаюсь! Спасибо, что подобрали мне книги!

— Не за что, это ведь моя работа! — ответил парень, засунув руки в карманы и простодушно улыбнувшись. — К тому же время есть…

Вилл вежливо улыбнулась, а потом сосредоточилась на книге.

"А у меня его в обрез… — пробормотала про себя девочка, пробегая глазами по первой странице текста. — Сколько книг!.. — вздохнула она. — Не все проблемы можно решить с помощью магии".

И Вилл углубилась в чтение. Она нашла подходящую главу, которая называлась "Землевладельцы и подневольные работники: вопиющее неравенство". Гравюра-заставка перед главой изображала дородного вельможу в камзоле с пышными рукавами и в чулках на тонких кривых ножках. Он орал на худых изможденных работников, павших перед ним на колени.

Вилл представила себе этого богача — в ее воображении лицо у него было синим, а вместо волос голову "украшали" похожие на камни рога. Работники же, облаченные в грубые шерстяные туники, все как один имели зеленые чешуйчатые хвосты и раздвоенные трепещущие языки.

"Ни в одну эпоху между богачами и бедняками не пролегала такая пропасть, — шепотом прочитала Вилл, — как во времена Средневековья".

"Но то же самое, — неожиданно со всей отчетливостью осознала Вилл, — творится и в Меридиане!"

— Меридиан! — вскричала чародейка, подпрыгнув на месте, — так ее взволновало внезапное открытие.

— Тс-с-с! — шикнул на нее сидевший сзади бородатый студент.

— Ой! — громко прошептала Вилл и прикрыла рот ладошкой. — Извините!

Она снова опустилась на стул и с удвоенным рвением принялась изучать книги. Девочка быстро пробежалась по главам, посвященным архитектуре средних веков (основу которой составляли грубые каменные или деревянные дома с соломенными крышами) и кустарному производству. Потом ей попалась картинка — городская площадь, запруженная простолюдинами в длинных коричневых балахонах. Многие из них толпились возле круглого каменного колодца, ожидая своей очереди набрать воды.

"Все это я уже видела в Меридиане, — сказала себе Вилл. — Люди трудятся не покладая рук, а Фобос упивается своей властью над ними".

Девочке сделалось донельзя жалко простых горожан, но тут ее захлестнула волна радости — совсем по другому поводу.

— Все ясно! — прошептала она. — Моя задача упрощается. Только пролистаю названия книг, и хватит! А подробности я знаю по собственному опыту.

Вилл подхватила с пола свой рюкзак и стала рыться в нем в поисках тетрадки и ручки. Сейчас она напишет самый грандиозный на свете доклад!

"Так, — подумала чародейка, нащупав на дне рюкзака небольшой тяжелый предмет, — прежде чем взяться за дело, отключу-ка я мобильник…"

Достав телефон, девочка потянулась пальцем к кнопке выключения, и тут вдруг заметила, что экран прибора пуст и безжизнен.

— Странно, — пробормотала себе под нос Вилл. — Не помню, чтобы я его выключала.

Она постаралась воскресить в памяти весь сегодняшний сумасшедший день и ощутила легкий укор совести, когда вспомнила мамины инструкции на автоответчике: "Я задержусь… Держи мобильник включенным!"

Должно быть, какая-то вредная часть подсознания Вилл отключила телефон, чтобы насолить маме.

"Ну и что такого в конце-то концов? — насупившись, подумала Вилл. — Разве это преступление, когда человек отключает мобильник, чтобы сосредоточиться на домашней работе? Да мама только рада будет, когда узнает!"

Потом Вилл представила себе своих подружек. Сейчас все уроки у них уже кончились. Может, как раз в эту минуту они все вместе идут к одной из них домой… И совсем по ней не скучают.

Уголки губ невольно поползли вниз. Чародейка запихала телефон обратно в сумку и склонилась над толстой книгой с убористым шрифтом.

"Коллинз еще увидит, на что я способна! За работу! — скомандовала себе Вилл. — А телефон лучше выкинуть из головы, все равно никто не станет мне звонить!"

Глава 9

Шагая по улице вместе с подругами (со всеми, кроме Вилл), Ирма вздохнула от переполнявшего ее счастья. Как же она любила это время дня! И любила она его главным образом потому, что заканчивались занятия в школе! А это само по себе не могло не вселять радости.

Конечно, еще лучше было бы, если б какое-то неотложное дело заставило чародеек вовсе прогулять школу. Тогда Ирме не пришлось бы мучиться на этом мерзком уроке биологии! Видимо, все учителя биологии в мире сговорились жестоко и беспощадно пытать своих учеников…

"Неужели мне это так уж необходимо — изучать, что находится внутри у дождевого червя?! — думала Ирма. — Не говоря уже о том, как у него там пахнет!"

А еще если бы она сбежала с уроков, то ей не довелось бы пережить на перемене

между пятым и шестым уроками страшного унижения. Она стояла и болтала с Хай Лин и вдруг заметила, что взгляд подруги снова и снова возвращается к ее подбородку.

— Что-то не так? — спросила наконец Ирма.

— Да нет, все нормально… — шутливо произнесла Хай Лин. — Просто у тебя на подбородке огромный прыщ.

— Что?! — в панике вскричала Ирма. — Что же ты раньше не сказала? У меня уже нет времени бежать в туалет, чтобы помазаться противоугревым средством!

— Мажься прямо здесь, — уже жалея, что подняла эту тему, предложила Хай Лин. — Я прикрою тебя от любопытных глаз.

В конце концов Ирма присела на корточки у стенки, а Хай Лин заслонила ее. Ирма достала из рюкзака косметичку и стала возиться со своими средствами для быстрого избавления от прыщей. Она начала с обеззараживающего лосьона, потом нанесла специальный крем, сверху замазала все карандашом-корректором и припудрила.

Такой метод борьбы с прыщами никогда не подводил Ирму. И Хай Лин ее тоже не подводила… как правило…

Проблема заключалась в том, что Хай Лин была худышкой и, конечно, полностью заслонить Ирму не могла. Поэтому где-то между лосьоном и карандашом-корректором Ирму заметил Сергей Гликов — один из самых симпатичных старшеклассников в Шеффилде!

Заглянув за спину Хай Лин, он недоуменно нахмурился — и смотрел он прямо на Ирмин гигантский прыщ!

— Что-то я не понял, Ирма, что ты тут делаешь на корточках?

"Ай! — поморщилась чародейка. — Лучше было сбежать с уроков, чем так опозориться!"

Правда, прогулы тоже были связаны с определенными опасностями. Особенно для Ирмы. Ее отец работал в полиции и был человеком строгих правил. И если бы он уличил дочь в каком-нибудь серьезном проступке, например, в прогулах или во взломах и проникновениях в чужие дома (еще одно ее "хобби", связанное с обязанностями Стражницы), то Ирме бы не поздоровилось. Она предполагала, что он мог не просто посадить ее под домашний арест, а приковать наручниками к ножке кровати.

"И тогда никаких сладостей и долгих-предолгих отмоканий в ванне!" — передернув плечами, подумала чародейка. Если Ирма и любила что-то больше, чем болтать с подружками и кокетничать с мальчиками, то это лежать в горячей ванне… И желательно, чтобы на бортике стояла тарелка с конфетами или печеньем.

Кстати, о печенье… Ирма спустилась с небес на землю и вспомнила о предстоящем чародейкам деле. И о том, почему она так нервничала. Девочки вовсе не собирались нырять в какой-нибудь там жуткий портал. И сражаться с сине-кожим шишколобым громилой или скользким человеком-змеей им тоже не грозило.

А предстояло им всего-навсего жевать печенье, запивать его чаем… и настороженно наблюдать за гостеприимной хозяйкой, миссис Рудольф. Ирма была уверена, что та что-то затевает. И неважно, что миссис Рудольф выглядела мягкой и безобидной — учителям математики доверять нельзя! Тем более учителям-оборотням!

"Если поразмыслить об этом, то просто смех один!" — подумала чародейка, хихикнув.

— Тс-с-с! — Тарани обернулась к Ирме и приложила палец к губам. — Я пытаюсь дозвониться до Вилл.

Ирма подавила очередной смешок и с удивлением огляделась вокруг. Пока она витала в облаках, Стражницы успели добраться до места назначения. Они стояли недалеко от внушительного розового особняка миссис Рудольф — нужно было только перейти улицу.

Тарани звонила Вилл из таксофона. Когда она закончит, девочки отправятся в гости к математичке.

"То есть к монстру, — поправила себя Ирма. — Или, если можно так выразиться, к матемонстру…"

Ирму снова начал разбирать смех, и ей пришлось зажать рот ладошкой. Тарани тем временем набирала номер мобильника Вилл.

После долгого ожидания огненная чародейка покачала головой и повесила трубку.

— Бесполезно, — сообщила она подругам, встревоженно сдвинув брови. — До Вилл я так и не дозвонилась, только выслушала это дурацкое сообщение: "Абонент временно не доступен. Попробуйте позвонить позже!"

Ирма хмыкнула. Неужели Вилл так разозлилась из-за их сегодняшней стычки, что не хочет отвечать на звонки?

"И чего это она дуется? — пожала плечами Ирма. — Я бы на ее месте уже давно забыла обо всех обидах. Хотя, может, она устроена иначе…"

В первый раз со времени ссоры у Ирмы все внутри сжалось от беспокойства. До нее дошло, что все-таки придется идти на чай к миссис Рудольф без Вилл.

И тут ее посетила еще более пугающая мысль: что будут делать Стражницы, если Вилл бросит их насовсем? Смогут ли они тогда продолжать свое дело? Как они справятся?..

— А вы когда-нибудь думали, — неожиданно спросила Корнелия, — что мы можем обойтись и без нее?

"Ох, о чем я беспокоюсь? — язвительно сказала себе Ирма. — В тот же миг, как Вилл выйдет из игры, ее место с радостью займет Корнелия Хейл по прозвищу Абсолютный Контроль! Только сначала ей придется перешагнуть через мой труп", — прибавила чародейка с кривой усмешкой.

— Заруби себе на носу, Корни, — начала Ирма, шагнув к Корнелии, с угрюмым видом стоявшей на краю тротуара. Она нарочно назвала подругу уменьшительным именем, которого та не любила, — без Вилл я в тот дом ни ногой!

Ирма обвела взглядом остальных подруг, ожидая от них поддержки. Но Тарани продолжала таращиться на таксофон. Хай Лин же, казалось, вообще не слушала их разговор — она смотрела через улицу на дом миссис Рудольф, и ее обычно открытое, солнечное лицо было хмурым.

"Ничего страшного, — подумала Ирма, — я справлюсь с Корни и сама, без чьей-либо помощи!"

Ирма любила пикироваться с Корнелией, потому что почти всегда оставляла последнее слово за собой. Или, по крайней мере, заставляла всех остальных рассмеяться — что тоже неплохо!

Корнелия окинула Ирму высокомерным взглядом.

— Во-первых, — сказала она, — мы вполне можем сходить к миссис Рудольф и вчетвером. А во-вторых, не называй меня Корни!

— Что?! — с деланным удивлением переспросила Ирма и, усмехнувшись, снова покосилась на Хай Лин и Тарани. Хай Лин по-прежнему не обращала на подруг внимания — она что-то торопливо писала маркером на ладошке. — Как же я могу не сокращать твое имя?! Это все равно что попросить Хай Лин больше не писать на ладони! Никто не может заставить человека изменить привычки!

— Кстати, — заговорила вдруг Тарани, подойдя к Хай Лин и заглянув ей через плечо, — что это ты там пишешь?

Воздушная чародейка закончила длинную фразу, потом осторожно оглянулась налево… С опаской посмотрела направо… И наконец сунула ладонь под нос Тарани.

Ирма оставила Корнелию в покое и вместе с Тарани склонилась над слегка расплывшимися от пота каракулями Хай Лин.

— Квота за рами… — с трудом прочитала Ирма.

— Нет, — покачала головой Тарани и поднесла ладонь Хай Лин поближе к глазам. — Скорее: Киото за пани…

— Вы что, никогда не слышали о конспирации? — процедила сквозь стиснутые зубы Хай Лин. — Я решила предупредить вас, написав на ладони… Но раз уж вы ничего не понимаете, придется говорить вслух: кто-то следит за нами! — Голос чародейки задрожал.

— А-а! — кивнула Ирма, снова приглядевшись к ладони подруги. — Действительно, здесь так и написано. И почему я сразу не разобрала?..

И тут вдруг до нее дошел смысл фразы! Вместе с подругами Ирма настороженно посмотрела на окно дома миссис Рудольф. Математичка в самом деле наблюдала за ними. Она улыбнулась и помахала девочкам рукой, приглашая их зайти внутрь!

Ирма нервно сглотнула, а потом следом за подругами перешла через улицу и направилась к изящным кованым воротам особняка.

"С Вилл или без Вилл, мы все равно влипли! — в отчаянии сказала себе Ирма. — Теперь

от визита к миссис Рудольф нам не отвертеться. Ох, я вся трясусь, как подумаю о том, что нам предстоит…"

Уже через пять минут Стражницы, неуютно поеживаясь, сидели в парадной гостиной миссис Рудольф. Тарани, Хай Лин и Корнелия расположились на красном бархатном диване с необыкновенно высокой спинкой, а Ирма уселась в примостившееся рядышком кресло. Миссис Рудольф сидела прямо напротив нее в точно таком же кресле. На кофейном столике перед девочками и математичкой стояли два блюда, с горкой наполненные печеньем и пирожными с заварным кремом. Еще там располагался целый чайный сервиз с бело-золотыми чашечками и блюдцами.

"Забавно! — подумала Ирма, теребя кружевную салфеточку на подлокотнике кресла. — У монстра из Меридиана старомодный вкус, особенно если судить по дорогому фарфору и угощениям".

Чародейка потянулась за своей чашкой, но та вдруг взлетела в воздух!

Больше того, вскоре все пять чашек вместе с блюдцами уже парили над столом! К ним присоединился и пускающий пар чайник. Грациозно порхая, он наполнил каждую чашечку ароматно пахнущей жидкостью. Затем в воздух поднялась пара серебряных щипчиков — они разложили по чашкам кусочки сахара. В Ирмину чашку плюхнулось два кусочка, и она тут же поплыла ошарашенной чародейке прямо в руки.

— Мне показалось, ты любишь сладкий чай, — с улыбкой обратилась миссис Рудольф к Ирме. — Молока хочешь?

Девочка молча помотала головой. Корнелия раскрыв рот глазела на беззаботно щебетавшую хозяйку дома.

— Значит, вы тоже обладаете волшебной силой, миссис Рудольф?! — воскликнула она,

отпрянув, когда чайник проскользнул слишком близко от ее аккуратного носика.

— Летающие чашки и ложки — это еще не волшебство, — отмахнулась учительница. — Я бы назвала это… полезным даром. Все мои соотечественники обладают некоторыми магическими способностями. Но, разумеется, — добавила она, ловко поймав свои чашку с блюдцем и вдохнув ароматный чайный пар, — наша магия не идет ни в какое сравнение с вашей.

Пока девочки переваривали сказанное, Ирма отхлебнула чаю. А потом заговорила:

— Зачем вы нас пригласили? Хотите что-то сообщить?

— Когда мы встретились в последний раз, — напомнила девочкам миссис Рудольф, — я скрывалась в подземельях Меридиана. Блуждая по этим мрачным местам, я познакомилась со многими бунтовщиками, которые люто ненавидят Фобоса!

Ирма вытаращила глаза: "Ух ты! Бунтовщики живут в подземельях? Круто!"

— Самые отчаянные и воинственные из них вступили в сговор с Ватеком, — продолжала учительница.

"Ватек! — насторожилась Ирма. — Тот здоровенный синий мордоворот?"

Лишь только девочки узнали о том, что они теперь чародейки и Стражницы Сети, им пришлось на собственном опыте убедиться, что "плохие парни" из Меридиана желают им зла. И одним из первых встреченных ими врагов был Ватек.

"Нас ждал не слишком дружелюбный прием, — всплыло в памяти у Ирмы. — Ватек сцапал нас с Хай Лин, чуть не придушил своими здоровенными лапами и уже собирался бросить в пропасть, которая разверзлась прямо у его ног! Если бы к нам на помощь не пришла Вилл, нас бы сейчас тут не было!"

Ощутив тоску по разобидевшейся на них подруге, Ирма снова сосредоточилась на рассказе миссис Рудольф.

— Как вы знаете, Ватек всегда был верным слугой Седрика, — объяснила математичка. — Но теперь он утверждает, что покинул своего хозяина и готов служить народу. Однако я сомневаюсь, что на него можно положиться!

— Что же, по-вашему, он лжет? — растерянно спросила Хай Лин.

Миссис Рудольф, поджав губы, умолкла.

"Ага! — подумала Ирма. — Пауза в разговоре! Я как раз успею ухватить пару-тройку печений! Хмм… Надо попробовать вот это, с розовой глазурью и шоколадной начинкой. И еще вон то песочное…"

Пока Ирма с удовольствием уплетала печенье, миссис Рудольф поставила чашку на стол и обвела троицу на диване пытливым взглядом.

— Давайте говорить откровенно. Вы мне доверяете? — спросила она.

— Конечно… — ответила Тарани слегка дрогнувшим голосом.

— Естественно… — осторожно кивнула Хай Лин.

— Само собой… — пискнула Корнелия с широкой фальшивой улыбкой на губах.

— Hv, раз так, — усмехнулась миссис Рудольф, — тогда почему же вы не притронулись к чаю и печенью? Думаете, они отравлены?

Ирма чуть не подавилась и с трудом проглотила полупрожеванное печенье.

Потом посмотрела на подруг. Каждая из них вертела в руках наполненную до краев чашку. А их коленки? На них же совершенно не было крошек!

"Решили бойкотировать угощения? — подумала Ирма, поежившись. — Очень умно! Мне тоже надо было догадаться! Но сейчас уже слишком поздно…"

— Э-э… — пролепетала Ирма, вытаращив глаза, — но ведь они не отравленные, правда же?

И тут в голове у Ирмы колоколом прозвенел голос. Только принадлежал он не миссис Рудольф.

"Ой-ой-ой! — запаниковала Ирма. — Может, это яд начинает действовать? Я слышу голоса ангелов!"

"Скажи, Ирма, разве не ты опасалась госпожи Рудольф?"

Нет, это был не ангел. Это Тарани телепатически обратилась к подруге.

Ирма быстренько проверила свои ощущения — нет ли симптомов отравления? Она пошевелила пальцами — не немеют. Поморгала глазами — изображение не расплывается. Подвигала языком — не распух!

Она была в полном порядке!

Так что можно было не беспокоиться и ответить Тарани.

"Ну да, я боялась! — простодушно откликнулась Ирма. — Ну и что с того'? Ведь печенье оказалось вполне нормальным!"

— Оно и вправду нормальное! — воскликнула миссис Рудольф, схватив со столика блюдо с печеньем и протянув его Тарани. — Советую попробовать с кокосовой начинкой, моя дорогая. Просто объедение!

— Что-о?! — подскочила на месте Тарани. — Вы способны читать наши мысли?

Миссис Рудольф снова одарила девочек загадочной улыбкой.

Тарани вдруг ахнула и хлопнула себя по лбу.

— Значит, сегодня утром в школе…

Математичка отвлекла девочку от тревожных раздумий.

— Вернемся к нашей теме. Теперь вы видите, что Ватеку верить нельзя…

Ирма и остальные чародейки закивали.

— Короче говоря, этот негодяй подбил кучку недовольных, чтобы сегодня вечером они вторглись на Землю!

— А когда именно? — спросила пораженная Хай Лин.

— Он хочет набрать как можно больше добровольцев, — сообщила учительница, поднимаясь со стула. — Нападение назначено на 19.00 по нашему времени.

Ирма взглянула на старинные стенные часы в углу гостиной.

— Какой ужас! — вскричала она. — Уже пять!

Корнелия отставила чашку в сторону и вскочила.

— Вам известно, через какой портал они попытаются пройти? — спросила она у математички.

— К сожалению, нет. Я думала, вы знаете.

Хай Лин тоже вскочила и кинулась в прихожую. Через пару секунд она вернулась, держа в руках рюкзак. Чародейка откинула клапан и извлекла из рюкзака пожелтевший свиток. Ирма мгновенно узнала эту вещь. Это была красивая, детально прорисованная карта Хитерфилда, которую бабушка Хай Лин перед смертью подарила внучке. Когда один из порталов приходил в действие, он начинал светиться на карте красным.

— Карта порталов у нас при себе, — объявила Хай Лин. — Но без Сердца Кондракара…

— Ты права, — с грустью кивнула Ирма, — порталы бывают видны, только когда Вилл вызывает свой талисман.

Ирма вспомнила, как в первый раз стала свидетельницей этого маленького чуда. Вилл задержала свой крепко сжатый кулачок над картой и закрыла глаза. Между пальцев заструились волны розового сияния и окутали Вилл чудесным, похожим на сахарную вату коконом. Рыжие волосы Вилл встали дыбом. Наконец, издав радостный вздох, она разжала кулак. Над ладонью, заливая все вокруг розовым светом, парила хрустальная сфера в асимметричной серебряной оправе. Это было Сердце Кондракара.

Эта штука действовала лучше любого компаса. Она слетала с ладони Вилл и скользила над картой, а потом вдруг замирала над какой-то определенной точкой — например, над Ракушечной Пещерой или букинистическим магазином Седрика. И, разумеется, когда чародейки начинали исследовать эти места, то обнаруживали там проходы в Сети.

"Другого способа найти открытый портал не существует!" — в отчаянии думала Ирма.

Но миссис Рудольф, очевидно, придерживалась другого мнения. И Корнелия тоже.

Математичка провела девочек в столовую и расстелила карту на длинном столе из красного дерева. Корнелия смотрела на свиток вызывающе.

— Попробуем установить портал методом исключения, — предложила миссис Рудольф. — Где в Хитерфилде вы встречали Седрика?

— В спортзале, — ответила Ирма, снова передернув плечами при воспоминании о первом

столкновении с ним и Ватеком. Когда Вилл спасла подруг от Ватека, девочки обнаружили, что в темном зале скрывался еще и Седрик. Это он приказал Ватеку схватить их. — Но, освободившись от монстров, мы закрыли тот портал.

— Стойте! — воскликнула вдруг Тарани. — Букинистический магазин! Насколько я помню, Седрик ведь его хозяин!

— Точно! — согласилась миссис Рудольф. — Там Ватек без труда смог бы организовать проход для бунтовщиков.

Корнелия вскинула кулачок в воздух.

— Так пошли! — скомандовала она. — Нельзя терять время!

— Минуточку, Корнелия! — осадила ее Ирма. Она обошла вокруг обеденного стола и встала между Тарани и Хай Лин. Чародейка считала, что лучше говорить со строптивой подругой от лица всей команды.

— Чтобы сразиться с целым отрядом меридианцев, — объявила она, — нам нужна Вилл. И ты это знаешь!

На этот раз Тарани поддержала ее.

— Ирма права. Мы должны найти Вилл.

Хай Лин энергично закивала.

Ирма торжествующе поглядела на Корнелию. Она, как обычно, одержала победу в их маленьком споре!

И, как обычно, Корнелия не желала признать поражение. Она злилась, но все же заставила себя кивнуть.

— Ладно, — вздохнула она. — Разделимся и будем ее искать. Но в половине седьмого нам

нужно быть у книжного магазина — с Вилл или без нее. Иначе мы не успеем подготовиться к встрече с врагом!

Глава 10

Вилл катила домой из библиотеки, вся светясь от счастья. Доклад был готов! Краткий обзор политической ситуации в Средние века, а также жизнь во всех ее проявлениях — запахи, краски, нравы — всё, о чем Вилл узнала за время путешествий в Меридиан… Всё это уложилось в тридцать страниц рукописного текста!

Вилл знала, что, когда готовишь доклад, важно качество, а не объем, но ей никогда еще не доводилось писать работы толщиной в тридцать страниц. Она чувствовала себя сверхчеловеком!

"Хотя, может, все дело не в докладе, а в магии!" — подумала девочка и улыбнулась.

Когда Вилл подъехала к автостоянке перед домом, улыбка ее померкла.

"Ой, мамина машина здесь! — подумала чародейка. — Значит, мама вернулась пораньше! Коллинз уже наверняка сообщил ей, что я прогуляла уроки!"

Зажав в зубах связку ключей с брелоком-лягушкой, Вилл поставила свой велик в специальную велосипедную ячейку на стоянке и направилась к дому. Она была уже возле подъезда, когда кое-что заставило ее замереть.

Может, это был синекожий громила, изготовившийся к нападению? Или Седрик в облике змеи? Или тиран Фобос?

Нет, это был зеленый автомобильчик с освежителем воздуха в форме шишки, свисавшим с зеркала заднего вида.

"Так, — подумала Вилл, и в ее желудке от ужаса все перевернулось — словно она выпила скисшего молока. — Теперь уж точно можно не гадать, разговаривал Коллинз с мамой или нет. Вот его машина!"

Испустив тяжелый вздох, Вилл поплелась домой. Дверцы лифта гостеприимно распахнулись прямо перед ней, но она не обратила на них внимания и прошла на лестницу. Спешить было совершенно некуда.

Добравшись до последнего этажа, Вилл с неохотой вывернула с лестницы в коридор и с опаской покосилась на дверь своей квартиры.

Где-то за этой дверью притаился… мистер Коллинз.

— Уф! — пробормотала себе под нос Вилл, нервно вертя в пальцах брелок. — Интересно,

что он наплел маме обо мне?

Она уже собралась было отпереть замок, когда услышала раздававшийся из-за двери голос историка. Он упомянул ее имя!

"Он действительно говорит обо мне! — вскипела Вилл. — И это дает мне право немножко подслушать… ну хотя бы полминутки!"

Чародейка прижала ухо к замочной скважине и попыталась разобрать слова мистера Коллинза. Толстая металлическая дверь делала голос слабым, приглушенным, но общий смысл уловить удалось.

— Вилл — хорошая девочка, — говорил мистер Коллинз, — умная, но очень ранимая.

Вилл опешила. Неужели историк защищал ее? И это после того, как утром он третировал ее в школе? "Должно быть, он так подлизывается к маме", — подумала Вилл.

И тут заговорила мама — твердо и непреклонно.

— Не нужно ее оправдывать! — заявила мама. — Подумать только, сбежала с уроков! За это наказывают!

— Ну что ты, Сьюзен! — попытался успокоить ее мистер Коллинз. — Такое поведение для нее не характерно. Видимо, у нее была какая-то причина…

— Хмм…

Вилл так и видела, как мама упрямо хмурится, скрестив руки на груди.

— Но почему она выключила мобильник? — продолжала мама встревоженным тоном.

"Узнаю свою мамочку! — подумала Вилл, закатив глаза. — Если ей не за что отругать меня, она приложит все силы, чтобы все же найти повод!"

— Больше всего меня беспокоит, что я не знаю, где она пропадает…

"Ну, эту проблему мы сейчас решим!" — мрачно подумала Вилл и провернула ключ в замке. Тот с громким щелканьем открылся.

Чародейка, устремив глаза в пол, быстро проскользнула в дверь. Ей хватило одного быстрого взгляда, чтобы убедиться в своей правоте. Мама мерила комнату шагами, скрестив руки на груди, а мистер Коллинз с озабоченным видом сидел на краешке красного дивана. При появлении Вилл мама остановилась, окинула дочь убийственным взглядом и обернулась к мистеру Коллинзу.

— Лучше ты поговори с ней, Дин, — сказала она, — а то я даже слов не нахожу!

Но прежде чем мистер Коллинз успел что-нибудь произнести, Вилл заговорила сама.

— Прости меня, мама, — сухо промолвила она, — но объяснять мне нечего.

"Пускай моя работа говорит за меня!" — сердито подумала девочка.

Она раскрыла свой рюкзак и вытащила оттуда тяжелую пачку листов — свой доклад по истории. Шагнув к мистеру Коллинзу, она всунула пачку ему в руки.

Даже не взглянув на маму, Вилл развернулась и снова направилась к входной двери.

— Я ухожу в бассейн! — объявила она. — Пока!

Хлоп!

Вилл обнаружила, что стоит в коридоре, тяжело дыша. За спиной — закрытая дверь.

— Уфф! — прошептала чародейка, до сих пор не веря себе. — Мне удалось! Я избежала ссоры с мамой! Хотя странно, что она не погналась за мной, обычно она так горячится!

Вилл уже направилась к лестнице, как вдруг услышала доносящийся из-за двери голос мистера Коллинза. Она снова из любопытства прижалась ухом к замочной скважине.

— Доклад на тему "Нравы и быт Средневековья". Ого, да тут страниц тридцать!

"Да, я постаралась! Посмотрим, что вы скажете, когда заглянете внутрь!" — подумала довольная собой Вилл. Как тут не обрадоваться, когда даже вредный историк впечатлен результатом ее трудов!

— Что это значит? — поинтересовалась мама.

— Понятия не имею, — ответил мистер Коллинз. — Я такого задания не давал. Но работа, по-моему, заслуживает внимания!

"Он понятия не имеет?! — возмутилась Вилл. — Легко ему забывать о заданных между делом докладах! Это ведь не ему, а мне пришлось несколько часов проторчать в библиотеке!" Тут снова заговорила мама.

— Внимания заслуживает только ее невыносимый характер, — фыркнув, произнесла она.

"Невыносимый характер?! — вспыхнула Вилл. — Это у меня-то?! Здорово! Маме не мешало бы посмотреться в зерка…"

— Невыносимый характер? — переспросил мистер Коллинз, оторвав Вилл от сердитых размышлений. — Кажется, она мне кое-кого напоминает!

Вилл зажала себе рот рукой, чтобы не вскрикнуть от удивления.

"Впервые мы с Коллинзом сошлись во мнениях, — с угрюмой усмешкой констатировала Вилл. — Но это еще не значит, что он мне нравится. Ничего подобного!"

Вилл коротко кивнула самой себе и зашагала к лифту. Очутившись в лифтовой кабинке размером со шкаф, девочка напоследок оглянулась на свою дверь. Она представила, как через пару часов мама снова станет мерить шагами комнату и гадать, где ее дочь.

"Лучше не нарываться на неприятности, — сказала себе чародейка. — Включу-ка я мобильник! Но только это не из-за мамы. Мало ли, вдруг мне самой понадобится позвонить…"

Нажав на панели лифта кнопку первого этажа, чародейка принялась рыться в спортивной сумке. Наконец телефон нашелся, Вилл попробовала его включить и пришла в изумление, когда экран остался безжизненно-серым.

"Разрядился?! Как же так? Ведь я же вчера его заряжала!"

И тут Вилл вспомнила о своей полезной способности разговаривать с электроприборами! Она постоянно болтала со своими холодильником, телевизором, компьютером и принтером, так почему бы не попробовать пообщаться с мобильником? Она спросит у него, что случилось!

— Эй, привет, мобильничек! — сказала Вилл. Разумеется, экранчик тут же засветился ярко-зеленым, и на нем появился маленький значок батарейки — он показывал, что заряд закончился. А затем зазвучал гнусавый голосок — как у телефонных операторов из старых фильмов.

— Чего ты хочешь? Чего ты хочешь? — осведомился телефон.

— Перестань строить из себя эхо! — с усмешкой велела чародейка телефону. — Ты ведь не двухдиапазонный.

— Это только потому, что я уже устарел, — проворчал мобильник. — Если бы я был следующей моделью, у меня была бы встроенная фотокамера!

Вилл рассмеялась, и тут двери лифта раскрылись. Чародейка вышла и хотела было задать телефону вопрос о том, что с ним произошло, но он заговорил сам.

— Ты могла бы относиться ко мне с большим уважением! В конце концов, через меня с тобой говорит мама!

— Хорошо-хорошо, — проворковала Вилл.

Она на своем опыте убедилась, что с техникой лучше обращаться ласково. — Не ершись, просто расскажи, почему ты разрядился.

— Спроси свою подружку, — раздраженно огрызнулся телефон. — Это она заставила меня вырубиться!

— Подружка? — удивилась Вилл. — Ты о ком?

Когда мобильник произнес имя, у чародейки голова пошла кругом.

— Что?! — пролепетала она. — Не может быть!

"Так же невозможно, как чудовища, параллельные миры и подростки с крыльями! — сказала самой себе Вилл, стараясь успокоиться. — Так же невероятно, как мысль о том, что можно хоть кому-то доверять!"

Вилл, спотыкаясь, вышла на улицу. Перед глазами все двоилось из-за слез, в голове гудело — чародейка никак не могла поверить в услышанное.

Ей ужасно хотелось сесть прямо на тротуар, уткнуться лицом в ладони и выплакать всю боль и обиды, накопившиеся за этот бесконечный день.

Но вместо этого Вилл вдруг… разозлилась.

После короткой поездки на велосипеде Вилл ровно в 18.00 влетела в здание бассейна. Там царила зловещая тишина, нарушаемая лишь тихим мерным плеском воды. Все ребята из плавательной секции давно разошлись по домам.

В обычный день Вилл не смогла бы устоять против зова воды. Она бы быстренько натянула купальник и кинулась к дорожкам, чтобы наплаваться вволю.

Но сегодня она не обратила на манящую голубую поверхность никакого внимания. Взгляд ее был направлен на стройную блондинку с длинным хвостиком, стоявшую в дальнем конце зала и укладывавшую спасательный круг и пенопластовую доску в ящик с плавательными принадлежностями.

— Вера! — крикнула Вилл. Широко расставив ноги, она стояла у бортика самой глубокой части бассейна. Тренер выпрямилась и обернулась, потом подошла к бортику мелкой части. Теперь она оказалась прямо напротив Вилл. Их разделяло пятьдесят метров пахнущей хлоркой голубизны, но из-за высокого сводчатого потолка голоса в зале разносились хорошо.

— Вы заняты? — спросила Вилл.

— Нет, Вилл, — ответила с улыбкой Вера. — Я ждала тебя. Почему ты еще не переоделась?

— Сейчас моя очередь задавать вопросы! — крикнула Вилл. — Почему здесь никого нет?

— Я попросила начальство освободить все дорожки на три часа, — объяснила Вера.

— И все это ради меня одной? — недоверчиво осведомилась Вилл. Пальцы ее сжались в кулаки. И тут она сообразила, что до сих пор стискивает в левой ладони мобильник. Она ведь даже не заметила, что ехала на велике с телефоном в руке!

Подумав о бесчестном поступке Веры, разрядившей батарейку, Вилл вспомнила, зачем пришла сюда.

— У вас большие возможности, так ведь? — обратилась девочка к Вере.

— Ну, я всего лишь тренер, — беззаботно прощебетала Вера, — но иногда ко мне прислушиваются…

— Я не об этом, — прервала ее Вилл. — Какое заклинание вы применили, чтобы убедить дирекцию?

— Не понимаю! — Вера удивленно захлопала ресницами.

Вилл ткнула в ее сторону своим мобильником.

— Вы умеете колдовать! — решительно заявила чародейка. — Все мобильники чирикают об этом!

Фигурка Веры издали казалась маленькой. Но даже с такого расстояния Вилл видела, что выражение лица тренера переменилось. В одну секунду оно превратилось из дружелюбного в непроницаемое.

Плечи Веры, обтянутые розовой кофточкой, напряглись.

Но самая разительная перемена произошла с ее глазами — они сделались серыми и холодными.

— Ну наконец-то до тебя дошло! — язвительно произнесла Вера. — Если бы ты знала, как трудно было мне играть эту роль!

Холодный блеск, появившийся в глазах тренера, был только первым знаком. Дальше началось настоящее превращение! Золотистая грива разделилась на две тусклых, соломенного цвета косички.

Тело вдруг сделалось ниже и угловатее.

Лицо на миг превратилось в бесформенную, похожую на комок глины массу, потом стало гладким пустым овалом.

А затем начало обретать форму. Вместо вздернутого носика и бархатных губ Веры проступили новые черты — большие светлые глаза, острый подбородок. И все это принадлежало…

— Элион! — ахнула Вилл.

Глава 11

Ирма просунула голову в двери Шеффилдского бассейна и глубоко вдохнула.

"Ах! — подумала она. — Целое море голубой, пахнущей хлоркой воды! Мне нравится этот запах! О, и Вилл тут! — Ирма заметила подругу, стоявшую у края бассейна. — Ура, ее-то я и искала! А это означает, что в бой против бунтовщиков нас поведет не кто-нибудь, а она! Наконец-то я утру нос Корнелии!"

Ирма уже собиралась окликнуть подругу, как вдруг кое-что заставило ее насторожиться.

Вилл стояла в очень необычной позе: ее ноги были расставлены и напружинены, как будто она собиралась вот-вот броситься на врага. Кулаки ее были сжаты, а челюсть воинственно выдвинута вперед. Она была в ярости!

В бассейне, без сомнения, что-то происходило!

Ирма проследила взгляд Вилл, устремленный к другому краю зала. Похоже, Вилл повздорила с Верой, своим новым тренером по плаванию.

"Это странно! — подумала Ирма. — Вилл же нам все уши прожужжала о том, какая Вера замечательная. Она твердила это с самого первого дня занятий. Но сейчас Вилл готова кинуться на нее и выцарапать ей глаза! Может, они поругались из-за режима тренировок или времени занятий? Ладно, в чем бы ни была причина, все это может подождать. Сражение с силами Меридиана куда важнее ссоры с училкой!"

Ирма снова взглянула на умиротворяющую притягательную воду и решила позвать подругу.

Но ей снова кое-что помешало.

Вода у самых Вериных ног закружилась водоворотом. И из этой воронки били серебристые магические струи!

"Неужели Вера тоже из Меридиана?! — подумала ошеломленная Ирма. — Кто следующий? Наш почтальон? Продавец из магазинчика на углу?"

Ирма с трудом оторвала взгляд от бурлящей воды и посмотрела Вере в лицо. Может, оно превратилось в мясистую чешуйчатую образину с рогами, как у миссис Рудольф? Или, может, кожа Веры посинела, а на макушке появились шишки? Или она стала похожа на…

"Элион!" — ахнула Ирма. Пока она наблюдала за магическими кульбитами водяных струй, Вера успела превратиться в бывшую подругу, а ныне преследовательницу Стражниц!

И Вилл, естественно, это совсем не понравилось.

— Как ты научилась менять внешность?! — спросила она у Элион.

— Седрик — хороший учитель, — ответила Элион с лукавой усмешкой. — Кстати, ты написала доклад, который он задал?

— Что?! — вскрикнула Вилл. — Хочешь сказать, он принял облик мистера Коллинза?

— Да! — рассмеялась Элион. — Знаешь ли, теперь никому нельзя верить. Не двигайся!

Вилл приготовилась к схватке, а Ирма ощутила укол совести: мистер Коллинз действительно был пришельцем из Меридиана. Именно поэтому у Вилл и кружилась голова, когда она проходила мимо его стола. Чародейкам следовало поверить подруге!

Но почему тогда Вилл не падала в обморок в присутствии Веры, если ею на самом деле была Элион?

"Наверное, потому, что Элион когда-то была нашей подругой", — ответила на свой же вопрос Ирма и скорчила сердитую физиономию.

Все еще размышляя, она боковым зрением заметила, что Элион потянулась к воде. И вода откликнулась на ее движение, как послушная собачонка… Или скорее послушная морская змея! Потому что она приняла форму длинной змеи, медленно поднимавшейся над поверхностью.

Ирма встревоженно посмотрела на Вилл, и краска схлынула с ее лица.

Вилл даже не замечала морскую змею! Она продолжала играть в гляделки с Элион!

— Ответь мне только на один вопрос, — потребовала Вилл. — Зачем ты это делаешь?

— Мне пока не все известно, — колючим тоном произнесла Элион, опустив руки. — Это план Седрика, а я ему доверяю. Мне было велено обращаться с тобой хорошо, но раз уж ты меня разоблачила… — глаза Элион сузились, и она снова взмахнула руками. — …Придется применить более жесткие методы!

Сложив ладони чашей и поднимая их все выше и выше, Элион вновь потянулась к воде. И та тоже стала подниматься…

Водяная змея росла, росла, росла!

Теперь Вилл уже не могла ее не заметить! Она была высокой, как вставший на дыбы дракон, и столь же зловещей!

— Вперед! — скомандовала Элион змее, размахивая руками.

Сквозь плещущуюся и брызжущую во все стороны воду Ирма всё же смогла разглядеть Вилл. Та уставилась на разгневанное чудовище не веря своим глазам. Казалось, монстр вобрал в себя всю воду из бассейна. Тело, свернувшееся кольцами, взметнулось вверх, едва не выбив окна, а голова устремилась к Вилл.

А что же сама Вилл? Она действовала так, как и должна была действовать настоящая Стражница. Вместо того чтобы кричать, пытаться удрать или наброситься на змею с кулаками, она стиснула пальцы правой руки и закрыла глаза.

"Вилл призывает Сердце Кондракара! — догадалась Ирма. — Сейчас она превратится в крылатую фею и даст этой змеюке под зад! Хм, если, конечно, у нее есть зад! Кажется, мне стоит уделять побольше внимания урокам биоло… Ох, нет!"

Пока Вилл собиралась превратиться в чародейку, а Ирма размышляла об особенностях анатомии змей, чудовище перешло в наступление!

Оно подхватило Вилл, опутало ее своими водяными кольцами и стало вертеть ею в воздухе, словно игрушкой!

— А-а-а-а! — завопила Вилл и обратилась к Элион: — Убери от меня эту штуковину!

Элион ухмыльнулась и покачала головой. "Та-ак, — подумала Ирма и засучила рукава. — Кажется, мне пора вмешаться!"

Шагнув к краю бассейна, она прокричала:

— Элион тебя не слышит, Вилл. Возможно, вода залила ей уши!

— Ирма?! — нахмурилась Элион.

Ирма удостоила противницу презрительным смешком. Потом сама вскинула руки и призвала свою магию. Из кончиков пальцев тут же заструилась голубоватая энергия.

— Лучше не берись не за свое дело! — обратилась чародейка к Элион. — Ты ничего не знаешь о воде, зато я с ней — одно целое. Так что сейчас я заключу это чудовище в клетку!

Плечи чародейки напряглись, она наставила растопыренные ладони на змею.

— Довольно! Отпусти Вилл! — велела она чудищу. И тут же радостно ахнула.

Сработало! Водяная змея повиновалась ее приказам!

Но когда самое внушительное и высокое кольцо змеи, то, в котором была зажата Вилл,

стало опадать, Ирма в отчаянии хлопнула себя по лбу.

— Какая же я дуреха! Надо было сказать, чтобы она опустила Вилл плавно!

— У-у-у-а-а-а-а! — орала Вилл. Она скользила в низвергающихся потоках воды, словно серфер, оседлавший цунами!

Змея возвращалась в первоначальное состояние, становясь безмятежной водной гладью. Вилл крутило и вертело. Вот большой пузырь отбросил ее вправо, потом водоворотом девочку отшвырнуло влево.

Наконец она с криком погрузилась в бассейн. Раздался громкий всплеск, поднялась туча брызг!

Ирма сжалась и прикрыла голову руками.

— Какое счастье, что Вилл хорошо плавает, — неуверенно пробормотала она себе под

нос. — По крайней мере, мне так кажется!

Когда от змеи не осталось и следа, Ирма оглядела покрытую рябью поверхность воды в поисках подруги.

Вот она! Вилл вынырнула из воды, судорожно набрала воздуха и энергично поплыла к Ирме.

"Все в порядке, — подумала Ирма, — за Вилл можно не волноваться. Теперь нужно наказать Элион!"

— Давай померимся силами, Элион! — крикнула Ирма бывшей подруге. Та с наглым видом стояла по другую сторону бассейна. — Только ты и я!

— Сегодня на меня не рассчитывай, — небрежно бросила Элион. Вокруг нее, словно облака, заклубились новые потоки серебристой магии. — Но не волнуйся, скоро мы снова встретимся!

И Элион сделалась прозрачной. Еще миг — и она растворилась в воздухе!

— Она исчезла! — в отчаянии воскликнула Ирма.

Вилл прильнула к бортику и поглядела на то самое место, где пару секунд назад стояла Элион.

— Наверное, перенеслась в Меридиан, — выдавила Вилл. Она все еще кашляла и сплевывала воду, приходя в себя после битвы со змеей.

— Давай руку! — сказала ей Ирма, присаживаясь на корточки у края бассейна.

Вилл схватилась за протянутую руку и выбралась из воды.

— Конечно, у Седрика Элион многому могла научиться, — произнесла Вилл, усевшись на

выложенный плиткой бортик, — но я не предполагала, что она обладает такой силой!

Ирма лишь кивнула. Казалось, с каждой новой встречей Элион становилась могущественнее. И страшнее!

Пока Ирма переваривала этот неприятный факт, Вилл восстановила дыхание и принялась выжимать мокрые волосы. Прервавшись, она одарила подругу благодарной улыбкой.

— Спасибо тебе, ты мне жизнь спасла! — сказала она. — Хотя это приводнение могло быть хм-м… и помягче! Как ты узнала, что я здесь?

— Решила поискать тебя там, где ты любишь бывать, — Ирма пожала плечами и обвела жестом зал бассейна.

Следующий вопрос Вилл вслух не произнесла, но Ирма с легкостью прочитала его в слегка обиженном взгляде карих глаз: "А зачем я тебе понадобилась, Ирма? Чтобы извиниться? Чтобы сказать, что вы были не правы? Или чтобы передать еще какую-нибудь плохую новость о пришельцах из Меридиана?"

К сожалению, правильной была третья версия.

Ирма покусала губу и произнесла:

— Нам надо спешить! Путь не ближний, а времени у нас в обрез, так что я все объясню тебе по дороге.

Глава 12

Корнелия расхаживала туда-сюда перед букинистическим магазином. Вот она взглянула на часы — раз в двенадцатый за последние три минуты.

В первый раз часы показывали 18.27. А это означало, что сейчас уже половина седьмого — время, на которое Корнелия назначила сбор Стражниц.

Но на месте были только она, Хай Лин и Тарани.

— Что ж, — произнесла Корнелия, с усилием оторвав взгляд от циферблата и посмотрев на подруг. Те сидели на лавочке у автобусной остановки. Вид у них был бледный, взволнованный. — Придется начинать без них, другого выхода нет.

— Просто блеск, — вздохнула Хай Лин. — Теперь не только Вилл куда-то запропастилась, но еще и Ирма. Что же делать, Корнелия?

Корнелия замерла. Хай Лин глядела на нее со смесью страха и надежды, как на единственное средство спасения. Это был взгляд, которого раньше удостаивалась одна лишь Вилл, — так смотрят на лидера команды!

А теперь, когда Хай Лин устремила такой взгляд на нее, Корнелия призналась себе, что не чувствует того ликования, на какое рассчитывала.

— Даже не знаю… — протянула Корнелия, приложив ладонь ко лбу. — Дайте-ка подумать…

Но когда заставляешь свой мозг работать по заказу, то в нем как нарочно образуется полная пустота. Корнелия нахмурилась от натуги…

"И почему дельные мысли не падают с неба?"

Дзи-и-и-инь!

"Кажется, с неба что-то все-таки упало!"

Корнелия отпрыгнула — всего в метре от нее нечто врезалось в фонарный столб, отскочило и с оглушительным лязгом приземлилось на тротуар.

Чародейка вытаращилась на пострадавший предмет. Это был… велик! Красный велосипед с желтым сиденьем. Он казался подозрительно знакомым…

Корнелия поглядела наверх. Разумеется, хозяйка велика, Вилл, была там — она изо всех сил цеплялась за столб руками и ногами и тяжело дышала.

А чуть ниже, уже оправившись от потрясения и улыбаясь, висела Ирма.

— Вилл! Ирма! — изумилась Корнелия. Хай Лин и Тарани вскочили со скамейки и подбежали к столбу. — Что это вы вытворяете?

— Ну… — начала Ирма, с невинным видом пожав плечами, — ведьмы летают на помеле, а мы воспользовались велосипедом. Только вот посадочка вышла жестковатой!..

Вилл кивнула и добавила:

— Апчхи!

— Вилл вымокла до нитки, — пояснила Ирма, соскользнула по столбу и спрыгнула рядом с подругами. Вилл стала медленно съезжать за ней, — и, пока мы мчались, она успела…

— Простудиться, — закончила Вилл и грустно шмыгнула носом.

Корнелия уставилась на нее. А потом рассмеялась! Она сама не знала, было ли это от облегчения (как-никак к команде вернулся ее лидер) или из-за того, что она живо вообразила, как Ирма и Вилл несутся в небесах на красном велике… В любом случае настроение у нее улучшилось!

Тарани и Хай Лин не выдержали и тоже захихикали. Ирма виновато покосилась на Вилл и сказала:

— Что поделаешь, цель оправдывает средства!

Вилл без особого энтузиазма кивнула.

Только тут Корнелия осознала, каким хорошим, надежным другом была Вилл. Она всегда была готова выполнить свой долг (и поддержать подруг), независимо от того, как чувствовала себя после тяжелого дня. Видимо, настала пора переступить через собственную гордость и сказать ей об этом.

Корнелия шагнула вперед, проглотила комок в горле и положила руку на плечо Вилл.

— Вилл! Я…

— Давай потом поговорим, сейчас некогда, — быстро сказала Вилл, послав Корнелии понимающий и прощающий взгляд. — Выдумывать сложные планы у нас тоже нет времени. Давайте просто доверимся своей магической силе!

Вилл зажмурилась. Корнелия последовала ее примеру. Она знала, что сейчас произойдет.

Тело Вилл выгнулось — через ее мускулы, вены и сердце хлынул поток волшебной силы. А когда чародейка разжала правую ладонь, над ней парило еще одно сердце — Сердце Кондракара.

— Корнелия! — выкрикнула Вилл. — Земля!

Глаза Корнелии распахнулись, и она увидела, как Вилл послала к ней отделившуюся от Сердца Кондракара зеленую каплю концентрированной магии. Капелька завертелась вокруг Корнелии, и чародейка ощутила, как в ее собственные вены влилась порция волшебства.

Тело Корнелии свело судорогой. Она чувствовала, как ее конечности становятся длиннее и сильнее. Волосы тоже удлинились. Чародейка знала, что изменилось и лицо — оно осунулось, сделалось взрослее и мудрее. И еще одно приятное изменение — ее зеленая юбка и практичный коричневый пиджак исчезли, а их место заняли широкая фиолетовая юбка, топ, оставлявший открытыми плечи и живот, и пара радужных трепещущих крылышек.

Пока с Корнелией происходили эти метаморфозы, Вилл послала голубую как вода каплю магии Ирме, огненную — Тарани и серебристо-воздушное облачко — Хай Лин. А потом она позволила розовой энергии Сердца Кондракара окутать ее собственное тело!

Не прошло и нескольких секунд, как девочки превратились в Стражниц — умных, красивых, могущественных.

"Самое главное — могущественных!" — подумала Корнелия.

Вилл шагнула к матовой стеклянной двери букинистического магазина. Чародейка подергала старинную медную ручку и обнаружила, что дверь заперта. Тогда она ударила по стеклу кулачком — от одного прикосновения стекло рассыпалось на мелкие осколки.

— Ну ты даешь! — воскликнула Хай Лин, пока девочки одна за другой вступали в темный и пыльный торговый зал. — Теперь так стучат в дверь?

— На коврике перед дверью было написано "Добро пожаловать!" Вот я и решила, что мы можем войти.

— Милости просим! — раздался тоненький зловещий голосок из глубины магазина. Этот

голос был Корнелии отлично знаком.

Элион!

Стражницы всей гурьбой двинулись вперед, вглядываясь в темноту. Корнелия увидела мелькнувшие невдалеке светлые волосы. Вот она где! Элион наблюдала за бывшими подругами, высунувшись из помещения для персонала, и недобро улыбалась.

— Милости просим! — повторила она. — Если вам нужна хорошая книжка, следуйте за мной.

А потом загадочная девочка испарилась.

— Это Элион! — озадаченно произнесла Корнелия. — Но что она тут делает?

— Я тебе потом расскажу, — отмахнулась Вилл. — Сейчас мы должны идти за ней!

Корнелия могла бы, конечно, надуться из-за того, что Вилл знает что-то, чего не знают остальные… но на это просто не было времени. Нужно было догнать Элион! Девочки ринулись в служебное помещение.

"Как тут темно! Ничего не вижу!" — подумала Корнелия.

В этой ситуации девочкам очень пригодилось мастерство Тарани — она наколдовала у себя на ладони огненный шарик и запустила его под потолок. Теперь подружки могли разглядеть, что их окружало, но особой пользы это им не принесло. Они находились в огромном зале, заставленном стеллажами с книгами. Высокие стеллажи примыкали один к другому, образуя узкие проходы. Возле двери, где стояли чародейки, оставалась свободная площадка — квадратное пространство размером с маленькую комнатку, стенами которой служили стеллажи. Насколько хватал глаз, повсюду здесь были книги, книги, книги…

"Постойте-ка! — подумала Корнелия, посмотрев в угол. — Не Элион ли это там?"

Чародейке показалось, что она видела кусочек длинного голубого платья. Но прежде чем она успела поделиться этим с подругами, Ирма крикнула:

— Она скрылась за теми стеллажами!

Корнелия глянула на Ирму — та указывала в противоположном направлении!

— Нет! — воскликнула Хай Лин, тыча пальцем в другой угол. — Она там!

— Не может быть! — заспорила Ирма. — Я только что видела ее в той стороне!

Корнелия безнадежно вздохнула и огляделась. Элион снова играла с ними, старалась запудрить им мозги…

Стоп! На этот раз Корнелия была уверена, что ей не померещилось. Бывшая подруга смотрела на нее из просвета между двумя высокими стеллажами.

— Элион! — крикнула Корнелия.

Но, разумеется, Элион и на этот раз отвернулась и растворилась в темноте.

— Подожди! — крикнула ей вслед чародейка. — Это я, Корнелия!

— Она уже давно перестала быть тебе подругой, — напомнила Корнелии Ирма. — Она наш враг, и мы должны остановить ее!

Корнелия почувствовала, как ее захлестывает волна грусти. Она понимала, что Ирма права. Когда-то Элион была для нее самым близким человеком, хранительницей всех ее секретов и номером один в телефонной книжке ее мобильника. Но той улыбчивой, помешанной на парнях девчонки, казалось, больше не существовало.

— Если бы мы могли поговорить с ней! — с сожалением произнесла Корнелия. — Хотя бы недолго…

— Минутку! — вмешалась Вилл. — Вы видели, куда она делась?

Девочки все вместе двинулись вперед и нырнули в тот проход, где они в последний раз видели Элион. Тарани позвала свой огненный шар, и тот поплыл у чародеек над головами.

Проход был коротким и сразу заворачивал направо, потом резко уходил влево.

А затем и вовсе раздваивался!

— Она заманивает нас в ловушку! — растерянно прошептала Вилл. — Или пытается сбить со следа.

— Или… — дрожащим голоском произнесла Ирма, озираясь по сторонам. — Э-э, девочки? А вам случайно не кажется, что эта путаница книжных полок превратилась в самый настоящий лабиринт?

Корнелия подалась вперед и заглянула в оба ответвления прохода. Одна часть коридора закручивалась в казавшуюся бесконечной спираль, а другая образовывала прямой угол. Ирма была права! Они заплутали в лабиринте, из которого нет выхода!

— Надеюсь, это результат временного заклятья, — произнесла Ирма, глядя на уходящие в потолок стеллажи. — Иначе здесь бы скитались толпы заблудившихся покупателей!

— Аххх! — Вилл вдруг сжала голову руками и застонала.

Корнелия в тревоге взглянула на подругу. Тарани подхватила Вилл за плечи, не дав ей упасть.

— Тебе плохо? — забеспокоилась Тарани.

— Ничего, все в порядке, — немного помедлив, ответила Вилл. Она поморгала, чтобы отогнать с глаз дымку, и потрясла головой. — Обычная слабость… Обитатели Меридиана уже здесь! Я их чувствую!

На этот раз Вилл оправилась удивительно быстро — силы сразу вернулись к ней, и смелости ничуть не убавилось. Чародейка решительно свернула налево и поманила за собой подруг.

— За мной! — скомандовала она. — Попробуем на всех развилках сворачивать на восток, тогда не потеряемся. Хорошо, что мое головокружение похоже на компас — оно может привести нас к тем, кто его вызывает!

Надежды Вилл сбылись слишком быстро. Едва девочки завернули за угол, как наткнулись на целую толпу чешуйчатых меридианцев, пробирающихся сквозь портал. Туннель из клубящейся серебристой магии возник прямо между стеллажами. Он висел над полом, вихрился и ревел, словно разъяренное чудовище.

Кстати, о чудовищах… Меридианцы, вылезавшие из портала, выглядели донельзя изможденными, чумазыми и оборванными. Их длинные балахоны были все в прорехах и грязи. Покрытые чешуей лапы скрючились, словно от артрита. Красные глазки-бусинки светились голодным блеском. Голодным и очень злым!

А самые опасные горящие глаза были у здоровенного синего громилы по имени Ватек. Он, видимо, появился из портала первым и теперь поторапливал остальных бунтовщиков — они собирались поскорее выбраться из магазина.

Однако при виде чародеек Ватек, разумеется, тут же изменил свои планы.

— Это Стражницы! — крикнул он своей разношерстной команде. — Схватить их!

Свирепо рыча, бунтовщики выхватили из ножен мечи. Одни были вооружены обычными клинками из стали, у других лезвия были из потрескивающей, похожей на разряд молнии энергии — такое оружие выглядело особенно устрашающе.

— И зачем я пожелала, чтобы этот магазин оказался заколдован? — вскрикнула Ирма. — Надо было держать язык за зубами!

— Но ведь у нас у самих есть магия! — возразила Хай Лин. — По-моему, тут душно! Не хватает воздуха!

Хай Лин взмыла ввысь и наставила руки на пришельцев. В толпу меридианцев ударил порыв волшебного ветра. Чудища дружно взревели и отшатнулись, прикрывая глаза.

Корнелия сжала кулачки, ожидая своей очереди наброситься на незваных гостей. Но прежде чем она успела, как задумывала, расколоть пол и заставить падать стеллажи,

Тарани наколдовала огромный сгусток огня. Чародейка замерла, так и не выпустив огненный шар во врагов.

— Не могу! — вскричала она. — Здесь кругом книги, а я не хочу спалить весь дом!

— Ирма, укроти огонь! — велела Вилл.

— Как? — растерялась Ирма. — Моя стихия — вода, а тут нет даже пожарных кранов! Не могу же я создать воду из ничего!

— Ладно! — воскликнула Вилл, на ходу меняя план действий. — Забудем о монстрах и сосредоточимся на портале. Нужно закрыть его любой ценой!

Кивнув в знак согласия, Корнелия присоединила свою силу к силам подруг. Она сосредоточилась на проходе, стараясь краем глаза следить за бунтовщиками. Нельзя же было допустить, чтобы посреди ответственного колдовства им помешали!

Вскоре Корнелия обнаружила одну вещь.

Бунтовщики не только не собирались мешать чародейкам — казалось, они вообще забыли об их существовании! Взгляды их были направлены в одну точку.

Корнелия из любопытства поглядела туда же и увидела Седрика!

Он стоял в конце коридора, а за плечами у него развевался фиолетовый плащ. Его красивое лицо с острыми чертами было, как никогда, исполнено самодовольства. Он наблюдал за бунтовщиками и Стражницами со стороны.

Корнелия ахнула.

Так вот почему здесь была Элион! Она подчиняется Седрику, а тот…

— Приспешник Фобоса! — хрипло взревел один из монстров и ткнул лапой в сторону Седрика.

"Хм! Получается, мы тут все друг другу враги! — подумала Корнелия. — Как бы не запутаться!"

Однако для бунтовщиков такой проблемы не существовало. Они начисто позабыли про Стражниц и дружно сверлили взглядами Седрика.

— Хватайте его! — скомандовал своим товарищам синекожий детина с большими мягкими ушами.

Ирма, все это время без особого эффекта колотившая Ватека, замерла, кулак застыл в воздухе.

— В чем дело? — недоуменно спросила она. — С чего это они взъелись на Седрика?

— Не на него, — прорычал Ватек, — а на то, что он олицетворяет: на все эти годы лжи, нищеты, страданий!

К Седрику кинулся монстр с похожей на траву зеленой бородой. Коварный лорд Меридиана не успел даже руками всплеснуть (не говоря уж о том, чтобы превратиться в грозного змея), когда монстр сгреб его за длинные светлые локоны. Грубо запрокинув голову Седрика назад, монстр заставил его опуститься на колени.

— А ну, отпусти меня! — не терпящим возражений тоном повелел Седрик. — Именем вашего властителя!

— Пусть "наш" властитель посмотрит вот на это! — выкрикнул другой монстр, шагнув вперед. У него было шелушащееся синее лицо со свинячьим пятачком. Жуткая физиономия была наполовину скрыта под капюшоном коричневой накидки. Но гнев было не скрыть! "Красавчик" с зеленой бородой не давал Седрику пошевелиться, а синий тип размахивал оружием. Магический клинок искрился и потрескивал, озаряя полутемный лабиринт.

Корнелия вскрикнула. Монстр собирался отрубить Седрику голову! Она не могла на это смотреть!

Но и отвести от страшного зрелища глаз она тоже не могла!

Остальные чародейки разделяли ее чувства!

Неожиданно Вилл рванулась вперед.

— Нет! — завопила она.

Раскинув руки в стороны, она вклинилась между бунтовщиком и Седриком. Сердце Кондракара появилось у нее на ладони и залило всё вокруг ярко-розовым светом.

У бунтовщика не было времени отреагировать.

Его меч неумолимо приближался к телу юной Стражницы.

— Вилл! — истошно закричала Корнелия. Она почувствовала, как сзади в нее вцепилась Хай Лин. Тарани в ужасе ахнула.

Лабиринт затопила призрачная звенящая тишина. Все чародейки и бунтовщики застыли, пораженные увиденным.

Потому что поверить в это было невозможно!

Меч отскочил от Вилл, словно тело ее было из резины. На девочке не осталось ни царапинки. Седрик у нее за спиной тоже не пострадал.

Не меньшее изумление вызывало и выражение лица Вилл. Оно не было ни растерянным, ни испуганным, а напротив, излучало мир и покой. Девочка запрокинула голову и вытянула руки вперед. Между изящно и властно расставленными ладонями парило Сердце Кондракара. Наконец тишину нарушил голос одного из чудовищ. В нем явственно слышалось благоговение.

— Это чудо! — выдохнул монстр.

— Точно! — кивнул его приятель. — Она жива!

Чародейка была не просто жива. Она парила в воздухе, поддерживаемая потоками магии, которые струились из Сердца Кондракара!

А когда она заговорила, все навострили уши, чтобы не пропустить ни одного слова.

В этот момент Корнелия осознала, что Вилл — не просто лидер их команды. Она — героиня! Она была готова пожертвовать собой, чтобы спасти жизнь врагу!

"А раз Вилл способна на такое, — с восхищением думала Корнелия, — она никогда не предаст своих друзей! Поэтому впредь я не допущу, чтобы между нами возникли хоть какие-то разногласия! Только объединившись, чародейки могут спасти мир!"