/ Language: Русский / Genre:child_tale

Сказки для самых храбрых

Якоб Гримм

Этот сборник получил свое название неслучайно: в него вошли самые страшные сказки, написанные знаменитыми сказочниками Шарлем Перро, Вильгельмом и Якобом Гримм, Вильгельмом Гауфом. Научиться преодолевать страх и оставаться всегда добрым, сострадательным должна помочь детям эта книга.

Шарль Перро, Вильгельм и Якоб Гримм, Вильгельм Гауф

Сказки для самых храбрых

Шарль Перро

Мальчик-с-Пальчик

Жили-были дровосек с дровосечихой, и было у них семеро детей, все семеро сыновья. Самому старшему было десять лет, самому младшему — семь. Они были очень бедны, и семеро детей были им в тягость, потому что ни один из ребятишек не мог еще ходить на заработки. Еще огорчало их то, что самый младший был очень деликатного сложения и все молчал. Они считали его дурачком, ибо принимали за глупость то, что, напротив, доказывало ум. Этот младший был очень маленького роста. Когда он родился на свет, весь-то он был не больше пальца. Оттого и прозвали его Мальчик-с-Пальчик. Бедняжка был в немилости у всего дома и всегда во всем без вины виноват. Но при этом он был самый рассудительный, самый смышленый изо всех братьев: говорил мало, зато много слушал.

И вот как-то случился неурожайный год и настал такой голод, что эти бедняки решились бросить своих детей.

Раз вечером, уложив их спать, греется дровосек с женой у огня и говорит ей, а у самого сердце так и ноет:

— Жена, мы больше не в состоянии прокормить ребятишек. Я не вынесу, если они на наших глазах умрут с голоду. Возьмем их завтра, поведем в лес и там бросим: пока они будут играть, собирая хворост, мы потихоньку уйдем.

— Ах, — вскричала дровосечиха, — не стыдно ли тебе замышлять погибель своих родных детей?!

Муж принялся уговаривать жену, представляя, в какой они находятся нищете, но та не соглашалась, ибо хотя находилась она и в бедности, но была матерью своим детям. Однако сообразив, как ей будет горестно, если они все умрут с голоду перед ее глазами, наконец согласилась и вся заплаканная легла спать.

Между тем Мальчик-с-Пальчик, заслышав со своей кроватки, что отец с матерью толкуют о чем-то важном, потихоньку встал и спрятался под скамейку, откуда все и слышал.

Улегшись опять в постель, он всю ночь не смыкал глаз, все раздумывал, что теперь следует делать. Утром он встал ранехонько, пошел к реке, набил карманы маленькими белыми камешками и потом возвратился домой.

Вскоре отправились в лес. Мальчик-с-Пальчик ничего не рассказал братьям из того, что знал.

Зашли они в лес дремучий, где за десять шагов не видать друг друга. Дровосек начал рубить деревья, дети — собирать хворост. Когда они углубились в свою работу, отец с матерью понемножку отошли от них и потом вдруг убежали по дорожке, которую только они и знали. Оставшись одни, дети раскричались и расплакались. Мальчик-с-Пальчик не мешал им: он знал, как возвратиться домой, ибо, идучи в лес, всю дорогу бросал из карманов маленькие белые камешки. Потому он и сказал им:

— Не бойтесь, братцы! Отец с матерью нас бросили, а я вас домой приведу; только идите за мной.

Все пошли за ним, и Мальчик-с-Пальчик привел их домой той самой дорогой, по которой они отправились в лес. Сразу войти в избу дети побоялись, поэтому прислонились все к двери и стали слушать, о чем говорят отец с матерью.

А надобно знать, что как раз в то время, когда дровосек с дровосечихой возвратились из леса домой, помещик того села прислал им десять рублей, которые с давних пор был им должен и на которые они уже махнули рукой. Это их и спасло, ибо бедняки уже совсем умирали с голоду.

Дровосек тотчас послал жену в мясную лавку. Поскольку они давно уже ничего не ели, жена купила втрое больше мяса, чем нужно для двух человек.

Покушав вволю, дровосечиха и говорит:

— Ах, где-то теперь наши бедные детки? Как бы они славно поели остатков! А все мы, Иван, мы всему причина! Ведь говорила я тебе, что будем после плакать! Ну, что они теперь делают в этом дремучем лесу? Ах, Боже мой, может быть, их уже съели волки! И как у тебя духу хватило загубить своих родных детей?

Дровосек в конце концов рассердился, ибо жена раз двадцать повторила, что он будет раскаиваться и что она его предупреждала. Дровосек пригрозил, что поколотит ее, если она не перестанет.

Он и сам досадовал, быть может, еще сильнее жены, но она ему надоела своими попреками. Дровосек, подобно многим другим людям, любил спрашивать совета, но терпеть не мог, чтоб ему кололи глаза теми советами, которых он не послушал.

Дровосечиха так и разливалась слезами.

— Господи, — плакала она, — где теперь мои детки, где мои бедные детки?

И наконец проговорила эти слова так громко, что дети, стоявшие у дверей, услышали ее и разом закричали:

— Мы здесь! Мы здесь!

Дровосечиха бросилась отворять им двери и воскликнула:

— Как я рада вас видеть, мои милые детки! Вы, должно быть, очень устали и крепко проголодались. А ты, Петруша, как ты перепачкался! Дай, я тебя умою.

Петруша был старшим сыном, которого она любила больше всех, потому что он был рыжеват, и она сама была немножко рыжа. Дети сели за стол и поужинали с аппетитом, что доставило отцу с матерью большое удовольствие. Потом они описали, как им было страшно в лесу, рассказывая об этом почти все разом.

Добрые люди не могли нарадоваться возвращению своих детей, и радость их продолжалась до тех пор, пока не истратились деньги. Но когда десять рублей ушли на издержки, дровосеком с дровосечихой овладело прежнее горе, и они решили опять бросить детей, а чтобы в этот раз не промахнуться — завести их подальше прежнего.

Как они секретно об этом ни переговаривались, однако Мальчик-с-Пальчик их подслушал. Он надеялся поступить так же, как в первый раз, но хоть и встал рано-ранешенько, белых камешков не смог набрать, ибо двери в избе оказались заперты на ключ.

Мальчик-с-Пальчик все еще раздумывал, что делать, когда мать раздала детям по куску хлеба на завтрак. Тут ему пришло в голову, что можно употребить хлеб вместо камешков и разбросать его дорогой по крошкам. С такой мыслью он спрятал хлеб в карман.

Отец с матерью завели детей в самую густую, самую непроходимую чащу дремучего леса и, как только там очутились, бросили их, а сами ушли неприметной дорожкой.

Мальчик-с-Пальчик не слишком-то опечалился, ибо надеялся легко найти дорогу по крошкам хлеба, которые он везде рассыпал. Но как же он удивился, когда, начав искать, не нашел нигде ни одной крошки! Птицы мимо летели, да все и съели.

Попали дети в беду.

Чем больше они продирались сквозь лес, тем больше плутали, тем больше уходили в чащу. Настала ночь, поднялся сильный ветер и навел на них страшный ужас. Чудилось им, что со всех сторон воют и бросаются на них волки. Они не смели ни слова произнести, ни повернуть голову.

Потом хлынул сильнейший проливной дождь и промочил их до костей. На каждом шагу они спотыкались, падали в грязь, а поднявшись, не знали, куда деться со своими перепачканными руками.

Мальчик-с-Пальчик влез на дерево посмотреть, нет ли вблизи жилья человеческого. Смотрит он во все стороны и видит — как будто свеча светится, но далеко-далеко за лесом. Пошли дети в ту сторону, откуда виднелся свет. Наконец они дошли до домика, где свет горел, — дошли не без труда, ибо свет исчезал из виду всякий раз, как они попадали в какую-нибудь трущобу.

Постучались дети в двери. Вышла женщина, спросила, что им нужно. Мальчик-с-Пальчик ответил, что так и так, они — бедные дети, заблудились в лесу, просят приютить их Христа ради.

Увидав, какие они все маленькие, женщина заплакала и говорит им:

— Ах, детки мои бедные, куда это вас занесло! Да знаете ли вы, что здесь живет Людоед? Он вас съест!

— Ах, сударыня, — ответил Мальчик-с-Пальчик, дрожа всем телом, и братья его тоже дрожали, — как же нам быть? Ведь если вы нас прогоните, нас все равно заедят в лесу волки! Так пусть уж скушает нас ваш супруг. Да он, быть может, и смилуется над нами, если вы его хорошенько попросите.

Женщина, понадеявшись, что ей удастся спрятать детей от мужа, впустила их и посадила греться к огню, где целый баран жарился на вертеле на ужин Людоеду.

Едва дети начали согреваться, как послышался громкий стук в двери: Людоед возвращался домой. Жена тотчас же спрятала всех под кровать и пошла отворять двери.

Людоед спросил жену, готов ли ужин и нацежено ли вино, потом сел за стол. Баран еще не дожарился, был весь в крови, но от этого показался ему еще вкуснее.

Вдруг Людоед начал нюхать направо и налево, почуяв запах человечьего мяса…

— Это, должно быть, пахнет вот тот теленок, — ответила жена, — я сейчас только сняла с него шкуру.

— Говорят тебе, слышу запах человечьего мяса, — продолжал стоять на своем Людоед, искоса поглядывая на жену. — Здесь кто-то есть.

С этими словами он встал и прямо подошел к кровати.

— А! — завопил он. — Так вот как ты меня обманываешь, проклятая баба! Вот я возьму да тебя саму съем! Счастье твое, что ты уже старая! Э-ге-ге, кстати подошла эта дичинка: будет чем угостить приятелей, которых я зазвал к себе на днях отобедать.

И, одного за другим, он вытащил детей из-под кровати.

Дети бросились на колени, стали просить пощады, но они попали в руки самому злому изо всех Людоедов, который не имел жалости и уже пожирал их глазами, приговаривая, что под хорошим соусом это будут лакомые кусочки…

Он уже взял было большой нож и, подойдя к детям, стал точить его на длинном точильном камне…

Он уже схватил было одного, как тут вмешалась его жена.

— Чего ты торопишься? — заговорила она. — Ведь уже поздно. Разве не будет времени завтра?

— Молчи! — крикнул Людоед. — Я хочу сегодня, чтоб им было досадней.

— Да ведь мяса у нас есть еще целый ворох, — продолжала жена, — смотри: вот теленок, два барана, полсвиньи…

— Правда твоя, — ответил Людоед. — Ну, так накорми их вплотную, чтобы не исхудали, и уложи спать.

Добрая женщина, вне себя от радости, подала детям отличный ужин, но желудок у них не принимал пищи, до того они перепугались.

А сам Людоед принялся тянуть вино, в восторге, что угостит приятелей на славу. И хватил он стаканов на двенадцать больше обыкновенного, так что голова у него несколько закружилась, и он отправился спать.

У Людоеда было семь дочерей, еще в ребяческом возрасте.

Эти маленькие людоедки имели прекрасный цвет лица, потому что питались человечьим мясом в подражание папаше. Глаза у них были чуть заметные, серые, круглые; нос крючком, рот — непомерной величины с длинными, острыми, редкими зубами. Они были еще не очень злыми, но уже показывали свирепый характер, ибо кусали маленьких детей и пили их кровь.

Их уложили спать спозаранку. Все семеро лежали на большой кровати, и у каждой был на голове золотой венок.

В той же самой комнате стояла другая кровать, таких же размеров. На эту-то кровать жена Людоеда и положила семерых мальчиков, после чего сама отправилась спать к своему мужу.

Мальчик-с-Пальчик опасался, что Людоед их зарежет. Поэтому он взял да и поднялся посреди ночи, снял с братьев и со своей головы ночные шапочки, снял также потихоньку золотые венки с дочерей Людоеда и надел им на головы шапочки, а себе и братьям — венки для того, чтобы Людоед принял мальчиков за своих дочерей, а дочерей своих — за мальчиков, которых он хотел съесть.

Все случилось так, как он рассчитывал.

Людоед проснулся и стал жалеть о том, что отложил на завтра то, что мог сделать сегодня.

Он соскочил с кровати и, схватив большой нож, сказал:

— А посмотрим-ка, что поделывают наши мальчуганы. Нечего тут церемониться: надо перерезать их сейчас же.

Пробрался он ощупью в комнату своих дочерей и подошел к кровати, где были мальчики.

Нащупав на их головах золотые венки, Людоед сказал:

— Ну вот! Чуть было не наделал глупостей! Должно быть, я вечером лишнее выпил.

И он отправился к кровати своих дочерей. Нащупав шапочки детей дровосека, он сказал:

— А, вот где мои молодцы.

И с этими словами он, не задумываясь, перерезал горло своим семерым дочерям…

Потом, довольный своим подвигом, Людоед пошел спать.

Как только Мальчик-с-Пальчик услышал, что Людоед захрапел, он тотчас же разбудил братьев и приказал скорей одеваться и идти за ним. Они вышли потихоньку в сад, перескочили через стену и целую ночь бежали куда глаза глядят, дрожа всем телом.

Проснувшись, Людоед говорит жене:

— Ступай наверх, убери вчерашних мальчуганов.

Людоедку удивила такая заботливость, ибо, не поняв, в каком именно смысле муж приказывает ей убрать детей, она подумала, что это значит приодеть их. Поднялась она наверх и с изумлением видит, что все семеро дочерей зарезаны. Она упала в обморок.

Людоед, удивившись, что жена возится слишком долго, тоже пошел наверх помочь ей. И он изумился не меньше жены при виде страшного зрелища.

— Ах, что я наделал! — вскричал он. — Доберусь же я до этих мерзавцев, да сию же минуту! Давай мне, жена, скорее семимильные сапоги, пойду догонять мальчишек.

Побежал он. Порыскал то там, то сям и, наконец, попал на дорогу, по которой шли бедные дети. А им оставалось всего шагов сто до отцовского дома!

Видят они — летит Людоед с горки на горку, перепрыгивая через большие реки, точно через маленькие канавки…

Мальчик-с-Пальчик заметил неподалеку пещеру, спрятал в нее братьев и сам туда забился; сидит и смотрит, что станет делать Людоед. А Людоед устал от напрасной беготни (ибо семимильные сапоги очень утомляют человека), захотел отдохнуть и присел как раз на ту самую скалу, под которой спрятались мальчики. Он совсем выбился из сил, а потому через несколько минут заснул и принялся так ужасно храпеть, что бедным детям стало еще страшнее, чем тогда, когда он грозил им своим большим ножом.

Однако Мальчик-с-Пальчик не потерял головы. Он сказал братьям, чтобы, пока Людоед спит, они бежали скорее домой, а о нем не беспокоились. Братья послушались совета и живо побежали от страшного места.

А Мальчик-с-Пальчик подкрался к Людоеду, потихоньку стащил с него сапоги и надел их на себя.

Эти сапоги были очень большие и очень широкие, но они были волшебными, поэтому увеличивались или уменьшались, смотря по тому, на какую ногу их надевали, так что Мальчику-с-Пальчику они пришлись как раз впору, точно их заказывали по его меркам.

Мальчик-с-Пальчик пошел прямо к дому Людоеда, где жена его все плакала над своими зарезанными дочерьми.

— Ваш супруг, — сказал ей Мальчик-с-Пальчик, — находится в большой опасности. На него напали разбойники и грозят убить его, если он не отдаст им все свое золото и все свое серебро. Они уже начали было его резать, но он увидел меня и попросил известить вас о его несчастье да сказать, чтобы вы дали мне все, что есть ценного в доме, не жалея ничего, ибо в противном случае разбойники убьют его без милосердия. Так как время не терпит, он надел на меня вот эти свои семимильные сапоги, чтобы дело сделалось скорее, а также чтобы вы не сочли меня за обманщика.

Бедная женщина перепугалась и отдала все, что имела.

Забрав все сокровища Людоеда, Мальчик-с-Пальчик возвратился домой, где его встретили с большой радостью.

Историки не согласны между собой относительно этого последнего обстоятельства. Некоторые из них утверждают, что Мальчик-с-Пальчик никогда не обкрадывал Людоеда, а взял у него лишь семимильные сапоги, да и то только потому, что сапоги служили Людоеду для погони за маленькими детьми…

Эти историки уверяют, что хорошо знают обо всем, ибо им случалось и есть, и пить у дровосека. Они уверяют также, что, надев людоедские сапоги, Мальчик-с-Пальчик отправился к королевскому двору, где тогда очень беспокоились об участи армии, находившейся за тысячу верст от столицы, и об исходе сражения, которое должно было произойти. Мальчик-с-Пальчик, говорят эти историки, явился к королю и объявил, что, если угодно, он к вечеру принесет известия из армии. Король пообещал ему много денег, если он исполнит поручение к сроку.

К вечеру Мальчик-с-Пальчик принес долгожданные известия. С этой поры он стал хорошо зарабатывать, ибо король щедро платил ему за выполненные поручения, да кроме того он получал деньги от дам за известия от их женихов. Это в особенности доставляло ему большие барыши. Правда, иногда и жены посылали его с письмами к своим мужьям, но они платили так дешево, что Мальчик-с-Пальчик не хотел и считать эти суммы.

Пробыв некоторое время гонцом и нажив большое состояние, он возвратился домой, где его встретили с такой радостью, что и вообразить нельзя.

Мальчик-с-Пальчик обеспечил всю семью. Он позаботился о том, чтобы отцу дали хорошее место, братьям тоже, и таким образом всех их пристроил. Да и сам получил придворную должность.

Синяя Борода

Жил-был однажды человек, у которо го водилось множество всякого добра: были у него прекрасные дома в городе и за городом, золотая и серебряная посуда, шитые кресла и позолоченные кареты, но, к несчастью, борода у этого человека была синяя, и эта борода придавала ему такой безобразный и грозный вид, что все девушки и женщины при виде его старались поскорее унести свои ноги.

У одной из его соседок, дамы происхождения благородного, были две дочери, красавицы совершенные. Он посватался за одну из них, не определив, за какую именно, а предоставив самой матери выбрать ему невесту. Но ни та, ни другая дочь не соглашалась быть его женой: они не могли решиться выйти за человека, у которого борода была синяя, и только перекорялись между собой, отсылая его друг дружке. Их смущало еще то обстоятельство, что он имел уже несколько жен и никто на свете не знал, что с ними сталось.

Синяя Борода, желая дать сестрам возможность узнать его получше, повез их вместе с матерью, тремя — четырьмя самыми близкими их приятельницами и несколькими молодыми людьми в один из своих загородных домов, где и провел с ними целую неделю.

Гости гуляли, ездили на охоту, на рыбную ловлю; пляски и пиры не прекращались; сна по ночам и в помине не было; всякий потешался, придумывал забавные шалости и шутки. Словом, всем было так хорошо и весело, что младшая из дочерей вскоре пришла к тому убеждению, что у хозяина борода вовсе не такая уж синяя и что он очень любезный и приятный кавалер. Как только все вернулись обратно в город, тотчас же свадьбу и сыграли.

По прошествии месяца Синяя Борода сказал своей жене, что он принужден отлучиться, по меньшей мере на шесть недель, для очень важного дела. Он попросил ее не скучать в его отсутствие, а напротив, всячески стараться рассеяться, пригласить своих приятельниц, повезти их за город, если вздумается, словом, жить в свое удовольствие.

— Вот, — прибавил он, — ключи от двух главных кладовых; вот ключи от золотой и серебряной посуды, которая не каждый день на стол ставится; вот от сундуков с деньгами; вот от ящиков с драгоценными камнями; вот, наконец, ключ, которым все комнаты отпереть можно. А вот этот маленький ключик отпирает каморку, которая находится внизу, на самом конце главной галереи. Можешь все отпирать, всюду входить, но запрещаю тебе входить в эту каморку. Запрещение мое такое строгое и грозное, что если тебе случится — Боже сохрани — ее отпереть, то нет такой беды, которой ты бы не должна была ожидать от моего гнева.

Супруга Синей Бороды обещала в точности исполнить его приказания и наставления, а он, поцеловав ее, сел в карету и пустился в путь.

Соседки и приятельницы молодой не стали дожидаться приглашения, а пришли все сами, до того велико было их нетерпение увидать собственными глазами те несметные богатства, какие, по слухам, находились в ее доме. Они боялись прийти, пока муж не уехал: его синяя борода их очень пугала. После его отъезда они тотчас отправились осматривать все покои, и удивлению их конца не было: так им все показалось великолепным и красивым!

Добрались они и до кладовых, в которых чего только ни увидали! Пышные кровати, диваны, занавесы богатейшие, столы, столики, зеркала — такие огромные, что с головы до ног можно было в них себя видеть, и с такими чудесными, необыкновенными рамами! Одни рамы были тоже зеркальные, другие из позолоченного резного серебра. Соседки и приятельницы без умолку восхваляли и превозносили счастье хозяйки дома, а она нисколько не забавлялась зрелищем всех этих богатств: ее мучило желание отпереть каморку внизу, в конце галереи.

Так сильно было ее любопытство, что, оставив гостей, она вдруг бросилась вниз по потайной лестнице — чуть шею себе не сломала. Прибежав к дверям каморки, она, однако, остановилась на минутку. Запрещение мужа пришло ей в голову. «Ну, — подумала она, — будет мне беда за мое непослушание!» Но соблазн был слишком силен — никак не получалось с ним сладить. Взяла она ключ и, вся дрожа как лист, отперла каморку.

Сперва она ничего не разобрала: в каморке было темно, окна были закрыты. Но, погодя немного, она увидела, что весь пол залит запекшейся кровью, и в этой крови отражались тела нескольких мертвых женщин, привязанных вдоль стен — то были прежние жены Синей Бороды, которых он зарезал одну за другой. Несчастная чуть не умерла на месте от страха и выронила из руки ключ.

Наконец она опомнилась, подняла ключ, заперла дверь и пошла в свою комнату отдохнуть и оправиться. Но она до того перепугалась, что никаким образом не могла совершенно прийти в себя.

Она заметила, что ключ от каморки испачкался в крови, и стала вытирать его: раз, другой, третий, но кровь не сходила. Как она его ни мыла, как ни терла, даже песком и толченым кирпичом, — пятно крови все оставалось! Ключ этот был волшебный, и не было возможности его вычистить: кровь с одной стороны сходила, а выступала с другой.

В тот же вечер вернулся Синяя Борода из своего путешествия. Он сказал жене, что в дороге получил письма, из которых узнал, что дело, по которому он должен был уехать, решилось в его пользу. Жена его, как водится, всячески старалась показать ему, что она очень обрадовалась его скорому возвращению. На другое утро он спросил у нее ключи. Она подала их ему, но рука ее так дрожала, что он без труда догадался обо всем, что произошло в его отсутствие.

— Отчего, — спросил он, — ключ от каморки не находится вместе с другими?

— Я его, должно быть, забыла у себя наверху, на столе, — ответила она.

— Прошу принести его, слышишь! — сказал Синяя Борода.

После нескольких отговорок и отсрочек она должна была наконец принести роковой ключ.

— Это отчего кровь? — спросил он.

— Не знаю отчего, — ответила бедная женщина, а сама побледнела как полотно.

— Ты не знаешь! — подхватил Синяя Борода. — Ну, так я знаю! Ты все-таки ходила в каморку. Хорошо же, ты войдешь туда еще раз и займешь свое место возле тех женщин, которых ты там видела.

Она бросилась к ногам своего мужа, горько заплакала и начала просить у него прощения за свое непослушание, изъявляя притом самое искреннее раскаяние и огорчение. Кажется, камень проникся бы мольбами такой красавицы, но у Синей Бороды сердце было тверже всякого камня.

— Ты должна умереть, — сказал он, — и сейчас.

— Коли уж я должна умереть, — промолвила она сквозь слезы, — так дай мне минуточку времени Богу помолиться.

— Даю тебе ровно пять минут, — ответил Синяя Борода, — и ни секунды больше!

Он сошел вниз, а она позвала свою сестру и сказала ей:

— Сестра моя Анна, взойди, пожалуйста, на самый верх башни, посмотри, не едут ли мои братья? Они обещали навестить меня сегодня. Если их увидишь, подай им знак, чтоб поторопились!

Сестра Анна взошла на верх башни, а бедняжка горемычная время от времени кричала ей:

— Сестра Анна, ты ничего не видишь?

А сестра Анна ей отвечала:

— Я вижу, солнышко яснеет и травушка зеленеет.

Между тем Синяя Борода, ухватив огромный ножище, орал изо всей силы:

— Иди сюда, иди, или я к тебе пойду!

— Сию минуточку, — отвечала его жена и прибавляла шепотом: — Анна, сестра Анна, ты ничего не видишь?

А сестра Анна отвечала:

— Я вижу, солнышко яснеет и травушка зеленеет.

— Иди же, иди скорее, — орал Синяя Борода, — а не то як тебе пойду!

— Иду, иду! — отвечала жена и опять спрашивала сестру: — Анна, сестра Анна, ты ничего не видишь?

— Я вижу, — отвечала Анна, — большое облако пыли к нам приближается.

— Это братья мои?

— Ах, нет, сестра, это стадо баранов.

— Придешь ли ты наконец? — завопил Синяя Борода.

— Еще маленькую секундочку, — ответила его жена и опять спросила: — Анна, сестра Анна, ты ничего не видишь?

— Я вижу двух верховых, но они еще очень далеко. Слава Богу, — прибавила она, погодя немного, — это наши братья. Я им подаю знак, чтоб они спешили как только возможно.

Но тут Синяя Борода поднял такой гам, что стены дома задрожали. Бедная жена его сошла вниз и бросилась к его ногам вся в слезах.

— Это никак тебе не послужит, — сказал Синяя Борода, — пришел твой смертный час.

Одной рукой он схватил жену за волосы, другой поднял свой страшный нож, замахнулся, чтоб отрубить ее голову… Бедняжка обратила на него свои погасшие глаза:

— Дай мне еще миг, только один миг, с духом собраться…

— Нет, нет! — ответил он. — Поручи душу свою Богу!

И поднял уже руку… Но вдруг в это мгновение такой ужасный стук поднялся у двери, что Синяя Борода остановился, оглянулся… Дверь разом отворилась — и в комнату ворвались два молодых человека. Выхватив свои шпаги, они бросились прямо на Синюю Бороду.

Он узнал братьев своей жены — один служил в драгунах, другой в конных егерях — и тотчас попытался улизнуть, но братья нагнали его, прежде чем он успел забежать за крыльцо. Они прокололи его насквозь своими шпагами и оставили его на полу мертвым. Бедная жена Синей Бороды была сама чуть жива: она даже не имела довольно сил, чтобы подняться и обнять своих избавителей.

Оказалось, что у Синей Бороды не было наследников, — и все его состояние поступило его вдове. Одну часть этих богатств она употребила на то, чтобы выдать свою сестру Анну за молодого дворянина, который уже давно был в нее влюблен; на другую часть она купила братьям капитанские чины, а с остальной она сама вышла замуж за весьма честного и хорошего человека. С ним она забыла горе, которое претерпела, будучи женой Синей Бороды.

Вильгельм и Якоб Гримм

Сказка о том, кто ходил страху учиться

Один отец жил с двумя сыновьями. Старший был умен, сметлив, и всякое дело у него спорилось в руках, а младший был глуп, непонятлив и ничему научиться не мог. Люди говорили, глядя на него: «С этим отец еще оберется хлопот!» Когда нужно было сделать что-нибудь, со всем должен был один старший справляться; но зато он был робок, и, когда отец посылал его за чем-нибудь поздней порой и если к тому же дорога проходила мимо кладбища или иного страшного места, он отвечал: «Ах, нет, батюшка, не пойду я туда! Уж очень боязно мне».

Частенько вечером все собирались у огня, и начинались россказни, от которых мороз по коже продирал. Слушатели восклицали: «Ах, страсти какие!», но младший спокойно слушал, сидя в своем углу, и никак понять не мог, чего все бояться: «Вот затвердили-то: страшно да страшно! А мне вот ни капельки не страшно! И вовсе я не умею бояться. Должно быть, это одна из тех премудростей, в которых я ничего не смыслю».

Однажды отец сказал ему:

— Послушай-ка, ты, там, в углу! Ты растешь, сил набираешься, и надо тебе научиться какому-нибудь ремеслу, чтобы добывать себе хлеб насущный. Видишь, как трудится твой брат, а тебя, право, даром хлебом кормить приходится.

— Эх, батюшка! — ответил сын. — Очень бы хотел я научиться чему-нибудь. Да уж коли на то пошло, очень хотелось бы мне научиться страху, я ведь совсем не умею бояться.

Старший брат расхохотался, услыхав такие речи, и подумал про себя: «Господи милостивый! Ну и дурень же брат у меня! Ничего путного из него не выйдет. Кто хочет крюком быть, тот заранее спину гни!»

Отец же вздохнул и ответил:

— Страху-то ты еще непременно научишься, да хлеба-то себе этим не заработаешь.

Вскоре после этого зашел к ним в гости дьячок, и стал ему старик жаловаться на свое горе: не приспособился-де сын его младший ни к какому делу, ничего не знает и ничему не учится.

— Ну, подумайте только: когда я спросил его, чем он станет на хлеб себе зарабатывать, он ответил, что очень хотел бы научиться страху!

— Коли за этим только дело стало, — ответил дьячок, — так я берусь обучить его. Пришлите-ка его ко мне. Я его живо обработаю.

Отец согласился, и дьячок взял парня к себе домой и поручил ему звонить в колокол.

Дня через два разбудил он его в полночь, велел ему встать, взойти на колокольню и начать звонить, а сам думает: «Ну, научишься же ты нынче страху!»

Дьячок пробрался тихонько вперед, и, когда парень, поднявшись наверх, обернулся, чтобы взяться за веревку от колокола, перед ним на лестнице очутился кто-то в белом.

Парень крикнул: «Кто там?», но ему не ответили.

— Эй, отвечай-ка! — закричал снова паренек. — Или убирайся подобру-поздорову! Нечего тебе здесь ночью делать.

Но дьячок стоял неподвижно, чтобы парень принял его за привидение.

Опять обратился к нему парень:

— Чего тебе нужно здесь? Отвечай, если ты честный малый, а не то я сброшу тебя с лестницы!

Дьячок подумал: «Ну, это ты, братец мой, только так говоришь», — и, не проронив ни звука, остался стоять словно каменный.

И в четвертый раз крикнул ему парень, но опять не добился ответа. Тогда он бросился на привидение и столкнул его с лестницы так, что, пересчитав десяток ступеней, оно растянулось в углу.

А парень отзвонил себе в колокол, пришел домой, лег в постель и уснул.

Долго ждала дьячиха своего мужа, но тот все не приходил. Наконец ей страшно стало, она разбудила парня и спросила:

— Не знаешь ли, где мой муж? Он ведь прямо перед тобой взошел на колокольню.

— Нет, — ответил тот, — но вот на лестнице стоял кто-то. Он не хотел ни отвечать мне, ни вон убираться, поэтому я принял его за мошенника и спустил с лестницы. Подите-ка взгляните, не дьячок ли это был. Мне было бы жалко, если бы что плохое с ним стряслось.

Бросилась дьячиха в колокольню и увидала мужа: сломал ногу, лежит в углу и стонет. Она перенесла его домой, а затем поспешила с громкими криками к отцу парня:

— Ваш сын натворил беду великую: моего мужа сбросил с лестницы, так что сердечный ногу сломал. Забирайте негодяя из нашего дома!

Испугался отец, прибежал к сыну и выбранил его:

— Что за проказы богомерзкие?! Али тебя лукавый попутал?

— Ах, батюшка, только выслушайте меня! — ответил тот. — Я совсем не виноват. Он стоял там в темноте, словно зло какое умышлял. Я не знал, кто это, и четырежды уговаривал его ответить мне или уйти.

— Ах, — воскликнул отец, — от тебя мне одни напасти! Убирайся с глаз моих, видеть тебя не хочу!

— Воля ваша, батюшка, ладно! Подождите только до рассвета: я уйду себе, стану обучаться страху, авось, узнаю хоть одну науку, которая меня прокормит.

— Учись чему хочешь, мне все равно, — сказал отец. — Вот тебе пятьдесят талеров, ступай с ними на все четыре стороны и никому не смей сказывать, откуда ты родом и кто твой отец, чтобы меня не срамить.

— Извольте, батюшка, если ничего больше от меня не требуется, все будет по-вашему. Это я легко могу соблюсти.

На рассвете положил парень пятьдесят талеров в карман и вышел на большую дорогу, бормоча про себя: «Хоть бы на меня страх напал! Хоть бы на меня страх напал!»

Подошел к нему какой-то человек, услыхав эти речи, и дальше они вместе продолжили путь.

Вскоре завидели они виселицу, и сказал парню спутник:

— Видишь, вон там стоит дерево, на котором семеро с веревочной петлей познакомились, а теперь летать учатся. Садись под тем деревом и жди ночи — не оберешься страху!

— Ну, коли только в этом дело, — ответил парень, — так оно не трудно. Если я так быстро научусь страху, то тебе достанутся мои пятьдесят талеров, приходи только завтра рано утром сюда ко мне.

Парень подошел к виселице, сел под ней и стал дожидаться там вечера. Когда похолодало, он развел костер, но к полуночи ветер так посвежел, что парень и возле костра никак не мог согреться.

Ветер раскачивал трупы повешенных, они стукались друг о друга. И подумал парень: «Мне холодно даже здесь, у огня, но каково же им мерзнуть и мотаться там, наверху?»

Сердце у парня было доброе, вот он и приставил лестницу, влез наверх, отвязал висельников одного за другим и спустил всех семерых наземь. Затем он раздул хорошенько огонь и усадил их всех вокруг, чтоб они могли согреться.

Но висельники сидели неподвижно, так что пламя стало охватывать их одежды. Парень крикнул им:

— Эй, вы, берегитесь! А не то я вас опять повешу!

Но мертвецы сидели молча и не мешали гореть своим лохмотьям.

Тут парень рассердился:

— Ну, если вы не боитесь огня, то как хотите, а мне вовсе не хочется сгореть вместе с вами.

И он снова повесил их на прежнее место. Потом он подсел к своему костру и заснул.

Поутру пришел к нему встреченный человек за деньгами и спросил:

— Ну что, небось, знаешь теперь, каков страх бывает?

— Нет, — ответил парень, — откуда же мне было узнать? Эти ребята, что там наверху болтаются, за всю ночь даже рта не открыли и так глупы, что позволили гореть на своем теле лохмотьям.

Тут понял прохожий, что пятьдесят талеров ему не достанутся, и сказал, уходя:

— Таких я еще не видел!

Парень тоже пошел дальше своей дорогой, бормоча по-прежнему: «Ах, если б меня страх пробрал!»

Услыхал это извозчик, ехавший позади него, и спросил:

— Кто ты таков?

— Не знаю, — ответил малый.

А извозчик дальше спрашивает:

— Откуда ты?

— Не знаю.

— Да кто твой отец?

— Не смею сказать.

— А что ты бормочешь все время себе под нос?

— Я, видишь ли, хотел бы, чтобы меня страх пробрал, да никто меня не может страху научить, — ответил парень.

— Не мели вздор! — рассердился извозчик. — Ну-ка, отправляйся со мной: я тебя как раз к месту пристрою.

Парень отправился с ним, и к вечеру прибыли они в гостиницу, где решили заночевать.

Входя в комнату, парень снова произнес вслух:

— Кабы меня только страх пробрал! Эх, кабы меня только страх пробрал!

Услыхав это, хозяин засмеялся и сказал:

— Если уж такова твоя охота, то здесь найдется к тому подходящий случай.

— Ах, замолчи! — прервала его хозяйка. — Сколько безумных смельчаков поплатились уже за это жизнью! Было бы очень жаль, если бы и этот добрый юноша перестал глядеть на белый свет.

Но парень сказал:

— Как бы ни было оно тягостно, все же я хочу научиться страху: ведь для этого я и пустился в путь-дорогу.

И вот, хозяин рассказал ему, что невдалеке находится заколдованный замок, где немудрено страху научиться, если только там провести ночи три. И король-де обещал дочь свою в жены тому, кто на это отважится, а уж королевна-то краше всех на свете. В замке же охраняются злыми духами несметные сокровища. Если кто-нибудь в том замке проведет три ночи, то эти сокровища ему достанутся и любой бедняк ими обогатится. Много молодых людей ходили туда счастья попытать, да ни один не вернулся.

На другое утро явился парень к королю и говорит ему:

— Кабы мне дозволено было, я провел бы три ночи в заколдованном замке.

Король взглянул на парня, и тот ему так приглянулся, что он сказал:

— Ты можешь при этом избрать себе три предмета, но непременно неодушевленных, и захватить их с собой в замок.

Парень ответил:

— Ну, так я попрошу себе огня, столярный станок и токарный станок вместе с резцом.

Король велел еще засветло отнести все это в замок. К ночи пошел туда парень, развел яркий огонь в одной из комнат, поставил рядом с собой столярный станок с резцом, а сам сел за токарный.

«Эх, кабы меня только страх пробрал! — подумал он. — Да видно, я и здесь не научусь ему».

Около полуночи захотел он еще пуще разжечь свой костер и стал раздувать пламя, как вдруг из одного угла послышалось:

— Мяу, мяу! Как нам холодно!

— Чего орете, дурачье?! — крикнул парень. — Если вам холодно, идите, садитесь к огню и грейтесь.

Едва успел он это произнести, как две большие черные кошки быстрым прыжком подскочили к нему, сели по обеим сторонам от него и уставились дико на него своими огненными глазами.

Немного погодя, отогревшись, они сказали:

— Приятель! Не сыграть ли нам в карты?

— Отчего же? — ответил он. — Я не прочь, но сперва покажите-ка мне ваши лапы.

Кошки вытянули свои когти.

— Э! — сказал парень. — Коготки у вас больно длинные! Погодите, сначала я должен вам их обстричь.

С этими словами схватил он кошек за загривок, поставил их на столярный станок и крепко стиснул в нем их лапы.

— Увидал я ваши пальцы, — сказал он, — и прошла у меня всякая охота в карты играть.

Парень убил кошек и выбросил из окна в пруд. Но когда он, покончив с этой парой, хотел было опять подсесть к огню, вдруг отовсюду, из каждого угла, начали выскакивать черные кошки и черные собаки на раскаленных цепях — их становилось все больше и больше, так что парню уже некуда было от них деваться.

Они страшно ревели, наступали на огонь, разбрасывали дрова и чуть было совсем не разметали костер.

Поглядел парень с минуту спокойно на эту возню, а потом ему невтерпеж стало, и, схватив резец, он крикнул: «Брысь, нечисть окаянная!» — и бросился на них.

Одни разбежались, других он перебил и побросал в пруд. Вернувшись, парень снова раздул огонь и стал греться. Сидел он, сидел — и глаза стали слипаться, стало его клонить ко сну. Оглядевшись вокруг и увидав в углу большую кровать, он сказал: «А, вот это как раз кстати!» — и лег.

Но не успел парень и глаз сомкнуть, как вдруг кровать сама собой стала двигаться и покатила по всему замку.

— Вот это ладно! — сказал он. — Да нельзя ли поживей? Трогай!

И тут понеслась кровать, точно в нее шестерик впрягли, во всю прыть, через пороги, по ступенькам вверх и вниз…

Но вдруг — гоп, гоп! — кровать опрокинулась вверх ножками, и на парня словно гора навалилась.

Но он пошвырял с себя одеяла и подушки, вылез из-под кровати и сказал:

— Ну, будет с меня! Пусть катается кто хочет!

Затем он улегся у огня и проспал до бела дня. Поутру пришел король и, увидав его распростертым на земле, подумал, что привидения убили его и он лежит мертвый.

— Жаль доброго юношу! — сказал король. Услыхал это парень, вскочил и ответил:

— Ну, до беды еще не дошло!

Удивился король, обрадовался и спросил, каково ему было.

— Превосходно, — ответил тот, — вот уже минула одна ночь, а там и две другие пройдут.

Пошел парень к хозяину гостиницы, а тот глаза таращит:

— Не думал я увидеть тебя в живых. Ну что, научился ли ты страху?

— Какое там! — ответил парень. — Все напрасно! Хоть бы кто-нибудь надоумил меня.

На вторую ночь пошел он спать в древний замок, сел у огня и затянул свою старую песенку: «Хоть бы страх меня пробрал!»

Около полуночи поднялись шум и гам, сперва потише, а потом все громче и громче; затем опять все смолкло на минуту, и наконец из трубы к ногам парня вывалилось с громким криком полчеловека.

— Эй! — закричал юноша. — Надо бы еще половинку! Этой маловато будет.

Тут снова гомон поднялся, послышались топот и вой — и другая половина выпала.

— Погоди, — сказал парень, — вот я для тебя огонь маленько раздую!

Сделав это и оглянувшись, он увидел, что обе половины успели срастись, а на его месте уже сидит страшный-престрашный человек.

— Это, брат, непорядок! — сказал парень. — Скамейка-то моя!

Страшный человек хотел его оттолкнуть, но парень не поддался, сильно двинул его, столкнул со скамьи и сел опять на свое место.

Тогда сверху нападали один за другим еще несколько людей. Они достали девять мертвых ног и две мертвые головы, расставили эти ноги и стали играть, как в кегли. Парню тоже захотелось поиграть.

— Эй, вы, послушайте! — попросил он их. — Можно ли мне присоединиться к вам?

— Можно, коли деньги у тебя есть.

— Денег-то хватает, да шары ваши не больно круглы.

Взял он мертвые головы, положил их на токарный станок и обточил их.

— Вот так, — сказал он, — теперь они лучше кататься будут. Валяйте! Теперь пойдет потеха!

Поиграл парень с незваными гостями, но как только пробило полночь, все исчезло. Он улегся и спокойно заснул.

Наутро пришел король осведомиться:

— Ну, что с тобой творилось на этот раз?

— Проиграл в кегли, два талера проиграл!

— Да разве тебе не было страшно?!

— Ну вот еще! — ответил парень. — Позабавился — и только. Хоть бы мне узнать, что такое страх!

На третью ночь сел он опять на свою скамью и сказал с досадой:

— Ах, если бы только пробрал меня страх!

Немного погодя явились шестеро рослых ребят с гробом в руках.

— Эге-ге, — сказал парень, — да это, наверное, братец мой двоюродный, умерший два года назад! — Он поманил пальцем и крикнул: — Ну, поди, поди сюда, братец!

Гроб был поставлен на пол, парень подошел и снял крышку: в гробу лежал мертвец.

Дотронулся парень до его лица: оно было холодное как лед.

— Погоди, — сказал он, — я тебя маленько согрею!

Подошел парень к огню, погрел руку и приложил ее к лицу мертвеца, но тот остался холоден по-прежнему.

Тогда он вынул его из гроба, сел к огню, положил покойника себе на колени и стал тереть ему руки, чтобы восстановить кровообращение.

Когда и это не помогло, пришло ему в голову, что можно согреться, если вдвоем лечь в постель, вот и перенес он мертвеца на свою кровать, накрыл его и лег рядом с ним.

Немного спустя покойник согрелся и зашевелился.

— Вот видишь, братец, — сказал парень, — я и отогрел тебя.

Но мертвец вдруг поднялся и завопил:

— А! Теперь я задушу тебя!

— Что? Задушишь?! Так вот какова твоя благодарность?! Полезай же опять в свой гроб!

И парень поднял мертвеца, бросил его в гроб и закрыл крышкой; тотчас вошли те же шестеро носильщиков и унесли гроб.

— Не пробирает меня страх, да и все тут! — сказал парень. — Здесь я страху вовеки не научусь!

Тут вошел человек еще громаднее всех прочих и на вид совершенное страшилище: это был старик с длинной белой бородой.

— Ах ты, тварь этакая! — закричал он. — Теперь-то ты скоро узнаешь, что такое страх: готовься к смерти!

— Ну, не очень спеши! — ответил парень. — Коли мне умирать доведется, так без меня дело не обойдется.

— Тебя-то уж я прихвачу с собою! — сказало чудовище.

— Потише, потише! Очень уж ты разошелся! Я ведь тоже не слабее тебя, а то еще и посильнее буду!

— Это мы еще посмотрим! — сказал старик. — Если ты окажешься сильнее меня, так я тебя отпущу. Пойдем-ка, попытаем силу!

И повел он парня темными переходами в кузницу, взял топор и вбил одним ударом наковальню в землю.

— Эка невидаль! Я могу и получше этого сделать! — сказал парень и подошел к другой наковальне.

Старик стал подле него, любопытствуя посмотреть, и белая борода его свесилась над наковальней. Тогда парень схватил топор, расколол одним ударом наковальню и защемил в нее бороду старика.

— Ну, теперь ты, брат, попался! — сказал он. — Теперь тебе помирать придется!

Взял парень железный прут и стал им потчевать старика, пока тот не заверещал и не взмолился о пощаде, обещая отдать ему за это превеликие богатства.

Парень освободил старика, и тот повел его обратно в замок, показал ему в одном из погребов три сундука, наполненные золотом, и сказал:

— Одна треть принадлежит бедным, другая — королю, третья — тебе.

В это время пробило полночь, и парень остался один в темноте.

— Как-нибудь да выберусь отсюда, — сказал он, на ощупь отыскал дорогу в свою комнату и заснул там у огня.

Наутро пришел король и спросил:

— Ну, как? Теперь-то научился страху?

— Нет, — ответил парень, — и ведать не ведаю, что такое страх. Побывал тут мой покойный двоюродный брат, да бородач какой-то приходил и показал мне там, внизу, кучу денег, но страху меня никто не научил.

И сказал тогда король:

— Спасибо тебе! Избавил ты замок от нечистой силы. Бери же себе мою дочь в жены!

— Все это очень хорошо, — ответил парень, — а все-таки до сих пор я не знаю, что значит дрожать от страха!

И вот, достали золото из подземелья, отпраздновали свадьбу, но супруг королевны, как ни любил свою супругу и как ни был он всем доволен, все повторял: «Ах, если бы только пробрал меня страх! Кабы страх меня пробрал!»

В конце концов это раздосадовало молодую, а горничная сказала ей:

— Я пособлю горю! Небось, научится и он дрожать от страха.

Она пошла к ручью, протекавшему через сад, и набрала полное ведро пескарей.

Ночью, когда молодой король уснул, супруга сдернула с него одеяло и вылила на него целое ведро холодной воды с пескарями, которые так и запрыгали вокруг него.

Проснулся тут молодой и закричал:

— Ой, страшно мне, страшно мне, женушка милая! Да! Теперь я знаю, что значит дрожать от страха!

Двенадцать братьев

Жили да были король с королевой. Жили они в полном согласии и прижили двенадцать человек детей — и все были мальчуганы. Вот король и говорит королеве:

— Если тринадцатый ребенок, которого ты родишь, будет девочка, то всех мальчишек велю убить, чтобы и богатства у нее было больше, и все наше королевство ей одной принадлежало.

Король велел заготовить двенадцать гробов, которые были наполнены стружками, и в каждый даже было положено небольшое покойницкое изголовьице. По приказу короля эти гробы были поставлены в особую запертую комнату, ключ от которой король отдал королеве и никому не велел о том сказывать.

И вот мать стала целыми днями горевать, так что меньшой сын, который был постоянно при ней (она его по Библии назвала Вениамином), как-то спросил ее:

— Милая матушка, отчего ты такая грустная?

— Милое мое дитятко, — ответила она, — не смею я тебе этого сказать.

Однако сынок не отставал от нее с вопросами до тех пор, пока она не пошла, не отперла комнату и не показала ему двенадцать готовых гробов, наполненных стружками. И сказала мать:

— Дорогой мой Вениамин, эти гробы отец ваш приказал приготовить для тебя и для твоих одиннадцати братьев, потому что он решил: если у меня родится девочка, то всех вас он велит умертвить и в этих гробах похоронить.

Говорила все это мать и плакала, а сын утешал ее и сказал:

— Не плачь, милая матушка, мы уж как-нибудь сами о себе подумаем и сами от него уйдем.

И сказала ему королева:

— Ступай со своими одиннадцатью братьями в лес, и пусть один из вас всегда стоит настороже на самом высоком дереве, какое в лесу найдется, и смотрит на замковую башню. Если у меня родится сынок, я велю выставить на башне белый флаг, и тогда вы все сможете спокойно вернуться домой. Если же родится доченька, я велю выставить на башне красный флаг, и тогда бегите как можно скорее, и да хранит вас Бог. Каждую ночь буду вставать и молиться за вас Богу: зимой, чтобы был у вас огонек, около которого вы могли бы согреться, а летом — чтобы жара вас не сморила.

После этого она благословила своих сыновей, и они ушли в лес. Все они, чередуясь, влезали на высочайший из лесных дубов, и стояли там настороже, глядя на башню замка.

Вот прошли одиннадцать дней, и пришел черед лезть Вениамину. Он залез и увидел, что на башне поднят флаг — флаг не белый, а краснокровавый, всем им возвещавший смерть!

Как только услышали об этом братья, все вскипели гневом и сказали:

— Неужели мы осуждены на смерть из-за девчонки?! Клянемся же, что отомстим за себя: где бы мы ни повстречали девчонку на пути — она должна погибнуть от нашей руки.

Затем они углубились в самую чащу леса и в самой глухой лесной чащобе нашли небольшой заколдованный домик, стоявший пуст-пустехонек.

Тогда они сказали:

— Здесь мы и поселимся, и ты, Вениамин, самый младший из нас и самый слабый, должен здесь быть постоянно и заниматься хозяйством. А мы, все остальные, будем о пище заботиться.

И вот пошли они бродить по лесу и стали стрелять зайцев, диких коз, птиц и голубков — что в пищу годилось. Все это приносили они Вениамину, и тот должен был им из этого готовить обед.

Так прожили братья в этом домике десять лет, и годы протекли для них незаметно.

Доченька, которую королева родила, успела тем временем вырасти, и была она девочка предобрая и собою красоточка, а во лбу у нее горела золотая звезда. Однажды, когда в замке была большая стирка, она вдруг увидела среди белья двенадцать мужских рубах и спросила у матери:

— Чьи же эти двенадцать рубах? Ведь отцу они слишком малы.

Тогда мать с великой скорбью ответила ей:

— Милое дитятко, эти рубахи твоих двенадцати братьев.

— Да где ж эти двенадцать братьев? Я о них еще никогда не слыхала.

Мать ответила:

— Единому Богу известно, где они теперь. Бродят где-нибудь по миру.

Затем королева взяла девочку за руку и, открыв заветную комнату, указала ей на двенадцать гробов со стружками, с изголовьицами.

— Эти гробы, — сказала она, — были предназначены для твоих братьев, но они тайно ушли еще до твоего рождения.

И рассказала ей, как было дело. Тогда девочка сказала:

— Милая матушка, не плачь, я пойду и отыщу моих братьев.

И вот она взяла с собой двенадцать рубах и ушла из замка прямо в большой дремучий лес.

Шла она целый день, а под вечер пришла к заколдованному домику. Вошла в домик и встретила в нем юношу, который спросил ее:

— Откуда идешь и куда?

— Я королевская дочь, — ответила она, — и ищу моих двенадцать братьев. Я пойду хоть на край света белого, пока не найду их.

При этом указала она на двенадцать рубах, которые принадлежали королевичам. Тогда Вениамин понял, что это их сестра, и сказал:

— Я — Вениамин, младший из твоих братьев.

Девочка расплакалась от радости, и Вениамин тоже, и они целовались и миловались от всего сердца. Затем он сказал:

— Милая сестрица, тут есть некоторое препятствие… Ведь мы пообещали, что каждая девочка, с которой мы встретимся, должна будет умереть, ибо мы из-за девочки должны были покинуть наше родное королевство.

— Так что же? Я охотно умру, если смертью своей смогу освободить моих двенадцать братьев из ссылки.

— Нет, — возразил Вениамин, — ты не должна умереть. Садись вот под этот чан и сиди, пока не придут остальные одиннадцать братьев. Уж я с ними как-нибудь все улажу.

Так девочка и сделала.

С наступлением ночи вернулись братья с охоты. Уселись они за ужин и стали спрашивать:

— Что слышно новенького?

Вениамин ответил:

— Неужто вы ничего не знаете?

— Нет, — ответили братья.

— Как же это так? Вы по лесу рыщете, а я дома сижу, да более вас знаю!

— Ну, так рассказывай нам!

— А обещаете ли вы мне все, — спросил Вениамин, — что первая девочка, которая нам встретится, не будет убита?

— Да, да, — крикнули все разом, — она должна быть помилована! Ну, рассказывай!

Тогда младший брат и сказал:

— Наша сестра здесь!

Он приподнял чан — и королевна вышла из-под него в своих богатых одеждах, с золотой звездой во лбу, вся такая прекрасная, нежная и стройная. И все братья ей обрадовались, бросились ей на шею, целовали ее и полюбили от всего сердца.

И вот осталась девочка вместе с братьями в их доме и стала помогать Вениамину в работе. А остальные одиннадцать братьев по-прежнему рыскали по лесу, били всякую дичь, диких коз, птиц и голубков, чтобы было им что поесть, а сестра с братом Вениамином заботились о том, чтобы им еду приготовить. Она собирала валежник на топливо и коренья на приправу, горшки на огне ворочала — и ужин был всегда вовремя на столе: когда возвращались домой ее одиннадцать братьев. Сестра наблюдала за порядком в домике, постели постилала всем чистенько и беленько, и братья были ею очень довольны и жили с ней в большом согласии.

По прошествии некоторого времени случилось однажды вот что: Вениамин с сестрой, как обычно, приготовили братьям отличное угощение, и, когда они сошлись, все сели за стол и стали превесело есть и пить.

А позади заколдованного домика был небольшой садик, и в том садике росли двенадцать лилий. Сестра задумала братьям доставить удовольствие и сорвала эти двенадцать цветков, чтобы каждому из них поднести по цветку после ужина.

Но как только она цветки сорвала, в то же мгновение ее двенадцать братьев обратились в двенадцать воронов и полетели за лес, а дом и сад — все исчезло, как не бывало.

И очутилась бедная девочка одна-одинешенька в диком лесу. Оглянулась она вокруг и увидела рядом старуху, которая ей сказала:

— Дитя мое, что же ты наделала? Зачем ты сорвала эти двенадцать белых лилий? Ведь теперь твои братья навек обратились в воронов.

Девочка ответила ей со слезами:

— Неужели нет никакого средства их спасти?

— Одно только есть средство на всем свете, — ответила старуха, — да и то очень трудное: ты должна семь лет быть немой, не должна ни говорить, ни смеяться. Если ты хоть одно слово проронишь, пусть даже до семи лет недоставать будет всего одного часа, то все твои труды пропадут, и одно твое слово убьет всех братьев.

Тогда девочка произнесла твердо: «Я точно знаю, что спасу своих братьев», — и пошла по лесу, отыскала высокое дерево, залезла на него, уселась и стала прясть. При этом она не говорила и не смеялась.

Случилось, однако же, так, что один король заехал в тот лес на охоту, а у того короля была большая борзая собака, которая подбежала к тому дереву, на котором сидела девушка, стала около него кружить и лаять. Подъехал к дереву король, увидел королевну-красавицу с золотой звездой во лбу и так восхитился ее красотой, что спросил ее прямо, не желает ли она стать его супругой. Королевна ему ничего не ответила, только головкой кивнула. Тогда король сам влез на дерево, взял ее оттуда, посадил к себе на лошадь и привез домой.

Свадьбу отпраздновали великолепно и весело, но девушка так ничего и не сказала и ни разу не рассмеялась. Вот прожили они уже два года в полном согласии, но мачеха короля, женщина злая, стала на молодую королеву нашептывать и клеветать королю: «Вывез ты из леса простую нищую, и кто ее знает, какими она безбожными делами занимается втайне от нас! Если даже она и вправду немая и не может говорить, так ведь по крайней мере могла бы смеяться. А уж у того, кто не смеется, конечно, совесть нечиста!» Король долго не хотел верить этим наговорам, однако старуха так настаивала на своем и обвиняла свою невестку в стольких злодеяниях, что король наконец дал себя уговорить и приговорил жену к смертной казни.

Во дворе королевского замка был разведен большой костер, на котором должны были ее сжечь. Король стоял у верхнего окошечка замка и смотрел сквозь слезы на все эти приготовления, потому что все же очень любил свою жену. Когда она уже была привязана к столбу на костре и пламя костра длинными красными языками стало лизать края ее одежды, истек последний миг заветных семи лет. И вот, в воздухе послышался свист крыльев, и двенадцать воронов появились над костром и опустились наземь; и чуть они коснулись земли, как обратились в братьев. Они тут же погасили пламя, отвязали сестру от столба и стали обнимать и целовать ее.

Тут уж, когда она могла открыть уста и говорить, она рассказала королю, почему была нема и никогда не смеялась.

Король с радостью узнал о том, что она невинна, и все вместе прожили они в полном согласии до самой смерти.

А злая мачеха была отдана под суд, и суд присудил ее посадить в бочку с кипящим маслом и ядовитыми змеями, и она погибла злой смертью.

Загадка

Жил-был однажды королевич, которому полюбилось скитаться по белу свету, и скитался он один со своим верным слугой. Так случилось однажды, что попал он в дремучий лес, а когда наступил вечер, он нигде не смог отыскать себе приюта и не знал, где ему провести ночь. Тут увидел он девушку, которая направлялась к маленькой избушке; подойдя поближе, он заметил, что девушка была молода и красива.

Он вступил с ней в разговор и сказал:

— Голубушка, не могу ли я у вас в избушке приютиться на ночь с моим слугой?

— О да, — ответила девушка печально, — конечно, вы могли бы у нас приютиться, но я-то вам не советовала бы. Лучше и не заходите туда.

— Почему так? — спросил королевич.

— А потому, — ответила со вздохом девушка, — что моя мачеха — чернокнижница, она чужих не жалует.

Тут понял королевич, что подошел к жилью ведьмы, но темнота уже наступала, идти дальше было нельзя, да притом он был и не из трусливых, поэтому и вошел в избу.

Старуха сидела в кресле у огня и посмотрела своими красными глазами на пришельцев.

— Добрый вечер, — пробурчала она и потом добавила ласково: — Присядьте-ка да отдохните.

Она раздула угли, на которых кипятила что-то в небольшом горшочке.

Дочка же предупредила обоих — и королевича, и его слугу, — чтобы они ничего не пили и не ели, потому что ее мачеха варит одну только отраву.

И вот они спокойно проспали до утра.

Утром они приготовились к отъезду, и королевич сидел уже на коне, когда старуха вдруг сказала:

— Погодите маленько, я попотчую вас на прощание добрым питьецом.

Пока она за тем питьем ходила, королевич успел отъехать, а слуга его, подтягивавший подпруги у своего седла, остался один у домика. В это время злая ведьма вернулась с питьем.

— Вот, отнеси-ка это своему господину, — сказала она, но и договорить не успела, как бутылка в ее руках разлетелась вдребезги, ядовитое пойло брызнуло на коня и оказалось таким вредоносным, что конь тотчас пал мертвый.

Слуга побежал за господином, рассказал ему о случившемся, однако же не захотел седло бросить вместе с лошадью и побежал назад к избушке, чтобы снять седло с мертвого коня.

Когда же он к нему подошел, то на нем уже сидел ворон и клевал его. «Кто знает, попадется ли нам сегодня что-нибудь лучше этого ворона», — сказал себе слуга и убил ворона, а затем прихватил его с собой.

И еще целый день пробирались путники по лесу и все никак не могли из него выбраться.

Только с наступлением вечера наткнулись они на постоялый двор и вошли туда. Слуга отдал убитого ворона хозяину и приказал его приготовить на ужин.

А королевич и слуга и не догадывались, что попали в разбойничий вертеп, и вот, когда стемнело, пришли двенадцать разбойников, чтобы ограбить и убить заезжих гостей.

Но прежде чем приняться за дело, они сели за стол, и хозяин с ведьмой подсели к ним же и принялись за миску с похлебкой, в которую нарублено было кусками мясо ворона.

И чуть только они проглотили кусочек-другой этого мяса, как все разом пали мертвые, потому что ворон-то успел поесть отравленной конины.

Во всем доме осталась тогда только одна дочка хозяина, девушка честная и ни к каким злодействам не причастная.

Она открыла королевичу все двери в доме и показала ему накопленные богатства.

Но королевич не захотел ничего взять из тех сокровищ и поехал дальше со своим слугой. После долгих странствований приехали они в город, в котором жила прекрасная собой и горделивая королевна, и приказала она объявить всенародно, что изберет себе в мужья того, кто загадает ей такую загадку, которую она не сможет разгадать, но если разгадает — голова тому долой!

Она назначила себе три дня на отгадку, но была так умна, что всегда угадывала предложенные ей загадки ранее определенного срока. Уже девять искателей ее руки погибли таким образом, когда прибыл королевич и, ослепленныи несравненной красотой королевны, решился попытать счастья, не обращая внимания на опасность, грозившую его жизни.

Вот явился он перед королевной и задал ей загадку: «Что бы это было такое: один жил да был — и никого не побил, а от него двенадцать пали». Она не знала, что бы это могло значить, думала и передумывала, но ничего придумать не могла.

Приказала королевна принести все мудрые гадальные карты, перерыла их от корки до корки, но ничего путного в них не нашла. Одним словом, мудрости ее на этот раз не хватило.

Не зная, как помочь беде, королевна приказала своей служанке пробраться в спальню королевича, спрятаться там за занавеской и подслушать, что он во сне будет говорить: авось, сонный-то проговорится и откроет свою загадку.

Но умный слуга лег в постель на место своего господина, и, когда служанка прокралась в спальню, он сорвал с нее плащ и дал ей отведать розог.

И во вторую ночь королевна послала свою приближенную в надежде, что ей, быть может, удастся подслушать, но слуга и с нее сорвал плащ и прогнал от постели розгами.

Вот уж на третью-то ночь королевич подумал, что теперь может спокойно улечься в свою постель. А между тем в его спальню пробралась сама королевна, закутанная в темно-серый плащ, и присела около его изголовья.

И когда ей показалось, что он крепко заснул, она с ним заговорила, надеясь, что он, подобно многим другим, станет ей во сне отвечать на ее вопросы.

А королевич между тем совсем и не думал спать и все прекрасно слышал и разумел.

Королевна спросила:

— Один никого не побил — что бы это значило?

Королевич ответил:

— Один — это ворон; поел он отравленной конины и оттого подох.

— А от него двенадцать пали? Это что? — продолжала расспрашивать королевна.

— А это двенадцать разбойников, которые мясо того ворона отведали и, отравившись им, померли.

Уяснив себе смысл загадки, королевна хотела уже ускользнуть из спальни, но королевич так крепко ухватил ее за плащ, что ей пришлось сбросить его в опочивальне.

На следующее утро королевна объявила, что она загадку отгадала, и приказала позвать двенадцать судей, в присутствии которых она загадку разрешила.

Но юноша попросил судей и его выслушать.

— Она ночью пробралась ко мне в спальню и выспросила меня, — сказал он, — иначе она не смогла бы отгадать мою загадку!

Судьи сказали:

— Дайте нам какое-нибудь доказательство правоты ваших слов.

Слуга тотчас же вынес на суд все три плаща. Когда судьи увидели темно-серый плащ, который обычно носила королевна, они сказали ей:

— Прикажите этот плащ расшить серебром и золотом, ведь он пригодится вам для свадебного наряда.

Черт с тремя золотыми волосками

Одна бедная женщина родила сыночка, и так как он родился в рубашке, то и было ему предсказано, что он уже на четырнадцатом году получит королевскую дочку в жены. Случилось так, что вскоре после этого сам король прибыл в ту же деревню и никто не знал, что он король.

Стал он у людей расспрашивать, что новенького, и ему рассказали: «Родился на этих днях ребенок в рубашке, а уж кто такто родится, тому во всем удача! Вот ему уж и вперед предсказано, что на четырнадцатом году король ему свою дочь отдаст в жены».

Король, человек недобрый, на это предсказание прогневался, пошел к родителям ребенка, прикинулся ласковым и сказал:

— Бедняки вы горемычные, отдайте мне вашего ребенка, я уж о нем позабочусь.

Сначала родители отказывались, но так как чужак предлагал им за ребенка чистое золото, да притом они еще подумали: «Это ведь счастливчик родился, у него и так во всем удача будет», то под конец согласились и отдали ему ребенка.

Король сунул ребенка в ящик и поехал с ним путем-дорогою, пока не приехал к омуту. Туда он и бросил этот ящик и подумал: «Вот я и избавил дочку от непрошеного жениха».

А ящик-то не потонул и стал корабликом плавать по поверхности воды, потому что внутрь его не прошло ни капельки.

Поплыл он по воде и приплыл в окрестности королевской столицы, к мельнице; у мельницы на плотине он и остановился.

Работник с той мельницы, который, по счастью, стоял на плотине и тот ящик заметил, подтянул его багром к берегу, ожидая найти в нем большие сокровища, а вместо того, вскрыв ящик, увидел славного мальчугана, крепенького и здоровенького.

Он принес его к мельнику с мельничихой, а так как у них детей не было, они очень этому мальчугану обрадовались и сказали: «Бог нам его послал!» Они воспитали маленького найденыша, и он стал у них расти во всякой добродетели.

Случилось, что однажды во время грозы завернул на их мельницу король и спросил у мельника с мельничихой, не сын ли их этот взрослый паренек.

— Нет, — ответили они, — это найденыш. Лет четырнадцать тому назад его в ящике к нашей плотине принесло, а наш работник его из воды вытащил.

Тут король понял, что это не кто иной, как тот счастливчик, которого он в воду швырнул, и сказал:

— А что, милые, не отнесет ли ваш паренек от меня письмецо к королеве — я бы ему два золотых за это дал?

— Отчего же, коли твоей милости угодно, — ответили добрые люди и приказали пареньку изготовиться.

Тогда король написал королеве письмо, в котором было написано: «Как только малый принесет тебе это мое письмо, приказываю его немедленно убить и схоронить, и чтобы все это было выполнено до моего возвращения домой».

Пошел парень с этим письмом, да заплутал. Проплутал он до вечера и попал в большой лес. В темноте он увидел небольшой огонек, пошел на него и прибыл к избушке.

Когда он вошел в избушку, там сидела у огня старушка, одна-одинешенька. Она испугалась, увидев паренька, и спросила его:

— Откуда идешь и куда путь держишь?

— Иду с мельницы, — ответил он, — а путь держу к королеве, потому что письмо ей передать должен. Да вот заблудился в лесу, так нельзя ли мне здесь переночевать?

— Ах ты, бедняга! — сказала ему старушка. — Ведь ты зашел в разбойничий притон, и, когда разбойники вернутся, они тебя убьют.

— А кто бы ни пришел, — сказал юноша, — я не боюсь. Притом я так притомился, что все равно не могу идти дальше.

Растянулся он на лавке да и заснул. Вскоре после того пришли разбойники и спросили гневно, что это за чужой мальчуган тут разлегся.

— Ах, — сказала старушка, — это невинное дитя. Он в лесу, вишь, заблудился, и я его впустила сюда из сострадания. А послан он с письмом к королеве.

Разбойники вскрыли письмо и прочли в нем приказание этого малого убить тотчас, как только он придет. Тут разбойники отнеслись к нему с состраданием, и их атаман, разорвав письмо, написал другое, в котором было написано, чтобы этого паренька тотчас по прибытии обвенчали с королевской дочкой.

И вот, разбойники дали парню возможность хорошо выспаться на лавке до следующего утра, а когда он проснулся, ему отдали письмо и настоящую дорогу указали.

Королева же по получении письма прочитала его и поступила так, как было велено: приказала устроить пышное свадебное торжество и обвенчать королевскую дочку со счастливчиком. Юноша был красив и очень ласков, оттого королевна жила с ним в полном удовольствии и согласии.

Некоторое время спустя король вернулся в свой замок и увидел, что предсказание сбылось: счастливчик все-таки обвенчался с его дочерью.

— Как это могло случиться? — удивился он. — Я же в письме совсем иной наказ давал.

Тогда королева подала ему письмо и сказала, что он может сам прочитать, что в нем написано. Король убедился в том, что его письмо подменено другим, и спросил у юноши, куда девал он вверенное ему письмо и почему заменил его другим.

— Ничего об этом не ведаю, — ответил тот, — разве что ночью его подменили, когда я заночевал в лесу.

Тогда разгневанный король сказал:

— Ну, это не сойдет тебе даром! Кто хочет быть мужем моей дочки, тот должен мне добыть из преисподней три золотых волоска с головы черта. Коли принесешь мне то, чего я требую, оставайся мужем дочки.

Король хотел таким образом навсегда отделаться от счастливчика, но тот сказал ему:

— Изволь, принесу тебе три золотых волоска, ведь я черта нисколько не боюсь.

Простился счастливчик с королем и пустился в странствие. Путем-дорогою дошел он до большого города, где привратник, впуская его, спросил, каким ремеслом он владеет и что знает.

— Да я все знаю, — ответил счастливчик.

— Так сделай нам одолжение, — попросил сторож, — скажи, почему наш фонтан на базарной площади, из которого прежде било струей вино, теперь совсем иссяк и даже воды не дает?

— Я вам все разъясню, — ответил юноша, — вот только когда буду назад возвращаться.

Пошел он дальше и пришел к другому городу. И тут привратник спросил его, каким ремеслом он владеет и что знает.

— Да я все знаю, — ответил юноша.

— Так сделай одолжение, объясни ты нам, почему одно дерево в нашем городе, на котором в былое время росли золотые яблоки, теперь даже и листьев на себе не носит?

— Я вам все разъясню, — ответил юноша, — подождите только до моего возвращения.

И пошел дальше, и пришел к большой реке, через которую ему надо было переправиться. Тут перевозчик спросил его, каким ремеслом он владеет и что знает.

— Да я все знаю, — ответил юноша.

— Так сделай одолжение, скажи мне, почему я должен век свой тут взад и вперед переезжать и никак от этого избавиться не могу?

— Ты это узнаешь, — ответил юноша, — дай только мне назад вернуться.

Чуть только переправился он через реку, как наткнулся на вход в преисподнюю.

В преисподней стены были черны от сажи и копоти, а самого черта дома не было, и только его мать сидела в своем просторном кресле.

— Чего тебе? — спросила она у юноши и на вид показалась ему совсем не злой.

— Да вот, надо бы мне раздобыться тремя золотыми волосками с головы черта, — ответил юноша, — а не то придется мне с женой расстаться.

— Ну, ты уж очень многого захотел, — сказала мать черта. — Если черт вернется да найдет тебя здесь, тебе несдобровать. Но мне тебя жаль, и я посмотрю, не могу ли я тебе чем-нибудь помочь.

Она оборотила его мурашом и сказала:

— Заползай в складки моего платья, там с тобой ничего не приключится дурного.

— Это все так, — сказал юноша, — но мне этого мало. Мне бы надо было еще вот что узнать: почему фонтан, который прежде вином бил, теперь иссяк и даже воды не дает? Почему дерево, на котором в былое время росли золотые яблоки, теперь даже и листьев на себе не носит? И еще: почему один перевозчик должен все ездить взад и вперед от берега к берегу и никак от этого избавиться не может?

— Мудреные ты задал мне вопросы, — ответила она, — однако сиди смирненько и прислушивайся к тому, что станет отвечать черт, когда я у него буду выдергивать три золотых волоска.

С наступлением вечера черт вернулся домой. Едва вступил он в преисподнюю, как уж почуял, что воздух в ней не тот.

— Чую, чую я здесь человечье мясо, — сказал он. — Тут что-нибудь не так.

И пошел он заглядывать по всем уголкам и закоулкам, но нигде ничего не нашел. А мать давай его бранить:

— Только-только выметено все и в порядок приведено, а ты мне опять все испортишь! Нанюхался там человечьего мяса, так оно тебе везде и чудится. Садись и ешь свой ужин.

Черт наелся, напился и почувствовал утомление. Положил он матери голову на колени и попросил, чтобы она у него в голове вшей поискала.

Немного прошло времени, а уж он и засопел, и захрапел. Тогда старуха выискала у него в голове золотой волосок, вырвала его и положила в сторонке.

— Ай-ай! — закричал черт. — Что с тобой?

— Да вот, приснился мне такой нехороший сон, — ответила ему мать, — что я тебя и ухватила за волосы.

— Что же такое тебе приснилось? — спросил черт.

— Приснилось мне, что фонтан на базарной площади, из которого некогда струей било вино, вдруг так иссяк, что теперь из него и воды не добыть… Что бы этому за причина?

— Эх, кабы люди только знали! — ответил черт. — В том фонтане сидит под одним камнем жаба. Если они ту жабу убьют, так вино-то опять струей бить начнет.

Стала опять у него мать в голове перебирать, и черт снова заснул и захрапел так, что окна задрожали. Тогда вырвала мать у него второй золотой волосок.

— У-у! Что это ты делаешь? — гневно крикнул черт.

— Не посетуй на меня! — отозвалась мать. — Ведь это я во сне.

— Да что тебе там опять приснилось?

— А вот приснилось, что в некотором царстве стоит дерево и на том дереве прежде, бывало, золотые яблоки росли, а теперь и листьев нет. Что бы этому могло быть причиной?

— Э-э, кабы люди знали да ведали! — ответил черт. — У того дерева корень гложет мышь. Стоит только ту мышь убить — и на дереве опять будут расти золотые яблоки. Но если ей еще дадут глодать тот корень, так дерево совсем засохнет. Только ты, пожалуйста, не тревожь меня больше своими снами, а если потревожишь, придется с тобой по-свойски расправиться!

Матери удалось черта опять успокоить, и она снова стала перебирать у него в волосах, пока он не заснул и не стал храпеть. Тогда она ухватила третий золотой волосок и вырвала его.

Черт вскочил, закричал во всю глотку и хотел было с матерью круто обойтись, но она еще раз его умаслила и сказала:

— Что ты станешь с этими дурными-то снами делать?!

— Да что же тебе могло еще присниться?

— Да вот, снился мне перевозчик, который все жалуется на то, что ему век свой приходится взад и вперед по реке ездить и никак он от этого освободиться не может. Что бы тому за причина?

— Э-эх, дурень-дурень! — ответил черт. — Да ведь стоит ему только передать шест в руки первому, кто в его лодке переезжать вздумает, как он и освободится, а тот должен будет стать на его место перевозчиком.

Так как мать уже вырвала из головы черта все три золотых волоска и на все три вопроса получила ответы, она оставила его в покое и дала ему выспаться до самого рассвета.

Когда черт опять убрался из дому, старуха достала мураша из складок своего платья и вновь возвратила счастливчику его человеческий образ.

— Вот тебе три золотых волоска, — сказала она, — а ответы черта на твои три вопроса ты, вероятно, слышал?

— Да, — ответил тот, — слышал и запомнил их.

— Ну, так ты получил все, что хотел, — сказала она, — и теперь можешь идти дальше своей дорогой.

Поблагодарил счастливчик старуху за помощь, покинул преисподнюю и был рад-радешенек, что ему все так удачно сошло с рук. Когда он пришел к перевозчику, тот потребовал у него обещанного ответа.

— Сначала перевези меня, — сказал счастливчик, — тогда и скажу, как тебе от твоей беды избавиться.

И когда тот перевез его на противоположный берег, он передал ему совет черта:

— Как придет кто-нибудь и захочет переехать, передай ему шест в руки.

Пошел счастливец дальше и прибыл в город, в котором стояло неплодное дерево. И здесь привратник потребовал от него ответа и услышал слова черта:

— Убейте мышь, которая гложет корень дерева, и оно опять станет приносить золотые яблоки.

Поблагодарил его сторож и в награду отдал двух ослов, навьюченных золотом.

Наконец прибыл счастливец в город, в котором фонтан иссяк. И там тоже он передал привратнику то, что слышал от черта:

— Сидит жаба в фонтане под камнем, ее вы должны отыскать и убить, тогда и фонтан ваш опять будет вином бить.

Сторож поблагодарил его и тоже подарил ему двух ослов, навьюченных золотом.

Наконец счастливчик прибыл домой к жене своей, которая сердечно обрадовалась, свидевшись с ним и услыхав, какая ему во всем была удача. А королю он принес то, что тот требовал: три золотых волоска; а когда король увидал четырех ослов с золотом, он обрадовался еще больше и сказал:

— Ну, теперь все условия выполнены, и дочь моя может остаться твоей женой. Но скажи мне, милый зятек, откуда у тебя столько золота? Ведь тут целое сокровище!

— Да вот, переправлялся я через реку, — ответил тестю зять, — так с той реки с собой прихватил: там оно заместо песка на берегу валяется.

— Неужели? Мне, пожалуй, там тоже можно золота набрать? — спросил король, и глаза у него разгорелись от жадности.

— Сколько душе угодно, — ответил зять. — Там на реке и перевозчик есть; велите ему перевезти вас на противоположный берег, там и нагребете золота полнехоньки мешки.

Жадный король поспешно собрался в путь и, прибыв к реке, кликнул перевозчика, чтобы тот его переправил.

Перевозчик подплыл к берегу и пригласил его в свою лодку, затем перевез на другой берег его, а там передал королю шест в руки да и выпрыгнул из лодки.

Вот и пришлось королю за его грехи быть на реке перевозчиком. Может, и теперь еще на том перевозе живет.

Небось, никто у него шест не возьмет!

Девушка без рук

Один мельник жил да жил и все беднел и беднел, и остались у него всего-навсего мельница да позади мельницы большая яблоня. Пошел он однажды в лес за дровами, и вышел ему навстречу старик, которого он никогда еще не видывал, и сказал:

— Ну, чего ты, все дрова рубишь? Давай я тебя богачом сделаю, пообещай мне только отдать то, что стоит у тебя за мельницей.

«Что бы это могло быть? — подумал мельник. — Не что иное, как моя яблоня». И согласился, и договор подписал с незнакомцем. А тот злобно засмеялся и сказал:

— Через три года я приду к тебе и унесу то, что мне принадлежит, — да с тем и ушел.

Когда же мельник пришел домой, жена вышла ему навстречу и сказала:

— Скажи-ка мне, хозяин, откуда это у нас в доме богатство? Все ящики, все шкатулки разом наполнились, а между тем никто ничего сюда не вносил, и я не знаю, как это могло случиться.

Мельник ответил ей:

— Богатство у нас получилось от одного незнакомца, который мне повстречался в лесу и посулил большие сокровища, а я ему за это обещал передать по уговору то, что у нас позади мельницы стоит, ведь нашу большую яблоню мы ему, конечно, можем отдать за его сокровища.

— Ах, муженек, — в испуге воскликнула мельничиха, — да ведь это, верно, сам дьявол был! И не яблоня у него была на уме, а наша дочка: она в ту пору была за мельницей и подметала двор!

Мельникова дочка была девушка и собой красивая, и богобоязненная; и все эти три года она прожила без греха и в страхе Божьем. Когда же миновало условное время и наступил тот день, в который нечистому предстояло ее унести, она умылась чистехонько и мелом очертила вокруг себя круг.

Бес явился ранешенько, но не смог к ней близко подойти. В гневе он сказал мельнику:

— Убери от нее всю воду, чтобы она не могла больше мыться, а то не будет у меня над ней никакой власти.

Мельник испугался его гнева и исполнил его повеление. Пришел нечистый на другое утро, но девушка столько плакала, что своими слезами омыла руки и они сделались совсем чистыми… Черт опять не смог к ней приблизиться и в ярости сказал мельнику:

— Отруби ей руки, а не то я с ней ничего поделать не могу!

Мельник пришел в ужас и ответил:

— Как я могу отрубить руки моему родному детищу!

Но нечистый пригрозил ему и сказал:

— Коли не отрубишь, так ты за нее будешь в ответе, и я тебя самого унесу!

Перепугался мельник и пообещал нечистому повиноваться. Пошел он к дочери и сказал:

— Дитя мое, если я тебе не отрублю обе руки, дьявол унесет меня, и я со страха пообещал ему, что это сделаю. Так помоги же мне в моей беде и прости то зло, которое я тебе причиняю.

Дочь ответила:

— Милый батюшка, делайте со мной что хотите, ведь я ваше детище.

Затем она протянула ему обе руки и дала их себе отрубить.

И в третий раз явился нечистый, но бедняжка так долго и так много плакала над своими обрубками, что и их успела омыть своими слезами. Тогда уж черт должен был отступиться и потерял на нее всякое право.

Мельник сказал дочери:

— Благодаря тебе я получил такое большое богатство, что всю свою жизнь буду тебя содержать наилучшим образом.

Она же ответила ему:

— Я не могу здесь остаться и уйду отсюда. Добрые люди дадут мне столько, сколько мне нужно.

Она велела привязать ей искалеченные руки за спину, с восходом солнца пустилась в путь и шла весь день до самой ночи.

Вот пришла она к королевскому саду и при лунном свете увидела, что деревья в нем усыпаны чудными плодами. Но девушка никак не могла проникнуть в сад, потому что со всех сторон его окружала вода. Поскольку она шла целый день и ни кусочка у нее во рту не было, ее томил голод, и она подумала: «Ах, если бы я могла в сад попасть и плодов отведать, а не то совсем пропаду».

И стала она на колени, и обратилась к Господу Богу с молитвой. И вдруг явился ангел с небес, запер шлюзом воду, так что ров вокруг сада высох, и безручка смогла перейти его посуху.

Вот направилась она в сад, и ангел пошел за ней следом. Увидала она плодовое дерево и на нем чудные груши, но все они были пересчитаны.

Подошла девушка к дереву и съела одну грушу прямо с ветки, не срывая, чтобы утолить свой голод, и ни одной груши не тронула более.

Садовник это видел, но так как около безручки стоял ангел, он испугался и подумал, что эта девушка — не человек, а дух какой-нибудь, и промолчал, не посмел ни заговорить с этим духом, ни закричать. А безручка съела грушу, насытилась и укрылась в кустах.

Король, которому принадлежал сад, на другой день сошел в сад, стал пересчитывать груши на дереве и одной не досчитался. Он спросил садовника, куда она девалась: и под деревом ее не видать, и на дереве нет.

Садовник ему ответил:

— Прошлой ночью приходил сюда какой-то дух без рук и грушу прямо с дерева съел, не срывая.

Король удивился:

— Как же этот дух перешел через воду? И куда он ушел, съевши грушу?

Садовник ответил:

— Сошел кто-то с неба в белоснежной одежде, запер шлюз, воду остановил и дал этому духу перейти через ров посуху. А так как тот, что в белой одежде, был, вероятно, ангелом, то я побоялся его расспрашивать и кого-то звать. Когда же дух съел грушу, он опять удалился.

Король сказал:

— Ну, коли все было так, как ты говоришь, так я с тобой нынешней ночью останусь стеречь сад.

Как только стемнело, пришел король в сад и привел с собой священника, который должен был вступить с духом в беседу. Все трое уселись под деревом и стали прислушиваться.

В самую полночь вышла безручка из куста, подошла к дереву и опять прямо с ветки, не срывая, съела еще одну грушу, а рядом с ней опять стоял ангел в белоснежном одеянии.

Тогда выступил священник из-под дерева и спросил:

— От Бога ты ниспослан или из мира пришел? Дух ты или человек?

Девушка ответила:

— Я не дух, я — несчастная, всеми покинутая, кроме Бога.

Король сказал:

— Даже если ты всеми покинута, я тебя не покину.

И взял ее с собой, повел в свой королевский замок, полюбил ее за красоту и кротость, приказал приделать ей серебряные руки и взял ее себе в супруги.

Год спустя понадобилось королю ехать на войну, и поручил он молодую королеву своей матери на попечение, сказав: «Если она родит, то позаботьтесь о ней и поухаживайте и тотчас известите меня об этом письмом».

Вот и родила безручка королю славного сынка. Мать тотчас написала о том королю и поделилась с ним этой радостью.

Но посланный с письмом остановился в пути у какого-то ручья и заснул, утомившись в дороге. Тогда явился нечистый и подменил письмо другим, в котором было написано, что королева родила страшного оборотня.

Прочитав письмо, король перепугался и опечалился, однако же написал в ответ, чтобы за королевой ухаживали и берегли ее до его приезда.

Направился посланный с письмом обратно, остановился для отдыха в том же месте и заснул. И опять явился нечистый и подменил письмо в его сумке другим письмом, в котором король будто бы приказывал и королеву, и ее ребенка умертвить.

Старуха мать ужасно перепугалась, получив это письмо, никак не могла ему поверить и еще раз написала королю, но нечистый опять подменил письма, а в последнем письме от короля было даже приказано прислать королю язык и очи королевы в доказательство того, что казнь над ней совершена.

Но старуха мать обливалась слезами при мысли, что должна пролиться кровь ни в чем не повинной безручки, и она приказала ночью привести себе лань, убила ее, отрезала у нее язык, вынула очи и припрятала их.

Затем мать обратилась к королеве и сказала:

— Не могу я допустить, чтобы ты была умерщвлена по приказу короля, но и дольше здесь оставаться ты тоже не можешь… Ступай со своим ребенком куда глаза глядят и никогда более сюда не возвращайся.

Она подвязала ей ребенка за спину, и несчастная вышла со слезами из королевского замка.

Пришла она в большой дремучий лес, опустилась на колени и стала молиться Богу, и ангел Господень явился к ней и привел ее к маленькой избушке, на которой висела табличка с надписью: «Здесь каждый может жить».

Из той избушки вышла как снег белая девушка и сказала: «Добро пожаловать, госпожа королева!» — и ввела ее в избушку. Она отвязала мальчугана со спины безручки и приложила к ее груди, чтобы он мог насытиться, а затем уложила его спать в чудную кроватку.

Тогда сказала несчастная:

— Откуда ты знаешь, что я была королевой?

Белая как снег девушка ответила ей:

— Я — ангел, посланный Богом ходить за тобой и твоим ребенком.

И оставалась безручка в той избушке семь лет сряду, и по особой милости Божией за ее благочестие у нее вновь выросли обрубленные руки. А король между тем вернулся наконец с войны, и первое желание его было — поскорее увидеться с женой и ребенком. Тогда его мать стала плакать и сказала:

— Злой ты человек! Зачем ты мне написал, что я должна загубить две невинные души?! — и, показав ему оба письма, подмененные нечистым, добавила: — Я исполнила твое приказание! — и показала ему в доказательство язык и очи лани.

Тут король стал еще горше матери плакать по своей несчастной жене и своему сыночку, так что мать над ним сжалилась и сказала ему:

— Утешься, она жива! Это я велела тайно убить лань и от нее добыла язык и очи. А твоей жене я привязала ее дитя за плечи, сказала ей, чтобы шла куда глаза глядят, и взяла с нее обещание, что она никогда более сюда не вернется, потому что ты так против нее озлоблен.

Тогда король сказал:

— Пойду же и я хоть на самый край света белого и ни пить, ни есть не стану, пока не отыщу мою милую жену и ребенка, если только они тем временем не погибли или не умерли с голоду.

Вот и стал король скитаться по белу свету, и скитался он семь лет, и искал жену свою во всех ущельях и пещерах, но нигде не находил ее и уж подумал, что она погибла. Он и не ел, и не пил все эти семь лет, но Бог подкреплял его.

Наконец пришел король в большой лес и набрел в нем на маленькую избушку, на которой виднелась надпись: «Здесь каждый может жить». И вот, вышла к королю из избушки как снег белая девушка, взяла его за руку, ввела в избушку и сказала:

— Добро пожаловать, господин король! — и спросила его, откуда он пришел.

Король ответил:

— Вот скоро уж семь лет тому минет, как я по белу свету скитаюсь, ищу жену мою с ребенком, но нигде не могу ее отыскать.

Ангел предложил ему и еду, и питье, но тот не принял, а попросил только позволения отдохнуть немного. И он прилег соснуть, покрыв лицо платком.

Затем ангел пришел в комнату, в которой королева сидела со своим сыном (а звала она его Горемыкой), и сказал:

— Иди в ту комнату с ребенком — твой супруг пришел.

Королева вошла туда, где лежал ее муж, и платок упал у него с лица. Она сказала сыну:

— Горемыка, подними отцу твоему платок и прикрой ему лицо.

Король это услышал и еще раз, уже нарочно, скинул платок с лица.

Это раздосадовало мальчика, и он сказал:

— Милая матушка, как это ты говоришь, чтобы я прикрыл лицо моему отцу, когда у меня нет вовсе отца на свете? Я учился молитве «Отче наш, сущий на небесах», и тогда ты сказала, что отец у меня на небе и что это — Бог милосердный! А этого чужого человека я не знаю — это не отец мне.

Услышав это, король поднялся и спросил, кто она. И она ответила:

— Я — твоя жена, а это твой сын, Горемыка.

Посмотрел он на живые руки и сказал:

— У моей жены руки были серебряные.

Она ответила:

— Эти руки отросли у меня по великой милости Божией.

Между тем ангел принес из другой комнаты и ее серебряные руки и показал королю. Тут только он убедился, что это были его дорогая жена и его милое дитя, и стал он их целовать и радоваться, и сказал:

— Тяжелый камень у меня с души свалился.

Тут ангел Божий усадил их за общую трапезу, а затем уже они направились домой, к старой матери короля.

И была всюду радость великая, и король с королевой еще раз отпраздновали свадьбу и жили счастливо до своей блаженной кончины.

Жених-разбойник

У одного мельника была дочь-красавица, и когда она вошла в возраст, он решил ее пристроить и повыгоднее выдать замуж. И думал он так: «Заявись только хороший жених да посватайся за нее, тотчас ее и выдам».

Немного прошло времени, как явился жених, по-видимому, очень богатый человек, и мельник пообещал ему, что выдаст за него свою дочь.

А дочери мельника жених не полюбился, как должен он полюбиться невесте, и не возбудил в ней доверия к себе: как, бывало, взглянет она на него или о нем станет думать, так и почует в сердце какой-то невольный страх.

Однажды он сказал ей:

— Ты мне невеста, а ни разу не побывала у меня в доме.

Девушка ответила ему:

— Да я же вовсе и не знаю, где ваш дом!

А жених и говорит ей:

— Дом мой вон там, в самой гуще леса.

Девушка старалась отговориться и ссылалась на то, что ей не сыскать будет дорогу к его дому. Жених сказал:

— В будущее воскресенье непременно приходи ко мне, я уж и гостей для тебя пригласил. А чтобы ты могла найти дорогу к дому, я всю ее усыплю золой.

Когда пришло воскресенье и девушке надлежало уже отправляться в путь к дому жениха, на нее вдруг напал какой-то безотчетный страх. Она подумала: «Еще, пожалуй, заблужусь в лесу», — и набила себе на всякий случай полные карманы горохом и чечевицей.

На опушке леса она действительно нашла золу, пошла по тому следу, который был золой посыпан, но на каждом шагу разбрасывала направо и налево по нескольку горошинок.

Так шла она почти весь день и зашла в самую глубь леса, где он был всего гуще. Там увидела она одинокий дом, который очень ей не понравился — так неприветлив и мрачен он был на вид.

Вошла она в дом, но никого в нем не повстречала… И тишина в нем была ненарушимая. Вдруг над головой у нее раздался голос:

Вернись скорей, вернись домой,
Зашла в притон ты воровской!

Девушка обернулась и увидела, что это птица в клетке, висящей на стене.

А птица опять проговорила:

Вернись скорей, вернись домой,
Зашла в притон ты воровской!

Тогда прекрасная невеста пошла по всему дому, из комнаты в комнату, но везде было пусто и ни одной души человеческой нигде не было видно.

Наконец зашла она в погреб и увидела там дряхлую-предряхлую старуху, у которой и голова уж тряслась от старости.

— Не можете ли вы сказать мне, — спросила девушка, — здесь ли живет мой жених?

— Ах ты, бедняжка! — ответила ей старуха. — Ведь ты в разбойничий притон зашла! Ты думаешь, что вот ты невеста и скоро свадьбы дождешься, а между тем тебе придется повенчаться со смертью! Видишь, я вот кипячу воду в большом котле, а для чего бы ты думала? Как попадешься в их лапы, так они тебя без всякой жалости разрубят на куски, сварят твое тело в этом котле и съедят его: ведь они людоеды! Коли бы я над тобой не сжалилась и не задумала тебя спасти, ты бы погибла!

Затем старуха засадила красавицу за большую бочку, где ее никак нельзя было увидеть.

— Сиди здесь смирнехонько, — сказала она, — не шевелись и не ворохнись, не то пропала твоя головушка! А вот ночью мы с тобой и убежим отсюда, я давно уж этого случая дожидаюсь.

Едва только успела она это промолвить, вся шайка и нагрянула домой. Разбойники привели с собой другую девушку, были все пьяны и не обращали на вопли и стоны несчастной никакого внимания. Они дали ей выпить три стакана вина: один — красного, второй — белого, а третий — желтого, и от того вина у нее сразу дух захватило.

Затем разбойники сорвали с девушки ее дорогое платье, положили ее на стол, изрубили ее белое тело на куски и посыпали их солью.

Несчастная невеста, засевшая за бочкой, трепетала и дрожала, воочию убедившись в том, что и ее ожидает такая же страшная участь.

Один из разбойников увидел на пальце убитой девушки золотое кольцо, но, как ни старался, не смог его снять с пальца. Тогда он взял топор и отрубил палец, но от удара топора палец отскочил и упал за бочку, прямо невесте на колени.

Разбойник стал его искать, но не мог найти.

— А ты смотрел за большой бочкой? — спросил его товарищ.

Но старуха как раз в это время крикнула:

— Ну, ступайте-ка ешьте, поискать успеете и завтра: ведь палец-то от вас никуда не убежит!

Разбойники сказали: «Старуха верно говорит!» — и не стали больше искать палец, сели за стол, а старуха подсыпала им сонного зелья в вино, так что они тут же в погребе полегли, заснули и захрапели.

Когда невеста услышала храп, она вышла из-за бочки, и ей пришлось пройти среди спящих разбойников, которые лежали рядком на земле. Она очень боялась, что кого-нибудь из них разбудит, но Бог помог ей пробраться благополучно, и старуха вышла из погреба вместе с ней, отворила дверь, и пустились беглянки со всех ног прочь от разбойничьего притона.

Рассыпанная по дороге зола была развеяна ветром, а горошинки и чечевичинки пустили корешки, взошли стебельками и при лунном свете показывали им дорогу.

Так шли они всю ночь, пока не пришли поутру на мельницу. Тут девушка и рассказала отцу все, что с ней приключилось.

Когда приспел день свадьбы, явился жених, и мельник приказал созвать на свадьбу всех своих родных и знакомых. Уселись гости за стол, и каждому из них было предложено что-нибудь рассказать.

Все стали рассказывать поочередно; одна только невеста молчала и ничего не говорила.

Вот и сказал жених невесте:

— Ну, а ты, голубушка, разве ничего не знаешь? Расскажи нам что-нибудь.

— Пожалуй, я вам сон свой расскажу! — ответила невеста. — Приснилось мне, как иду я одна-одинешенька по лесу и выхожу вдруг к дому, в котором нет ни души, а на стене висит клетка с птицей. Птица крикнула мне:

Вернись скорей, вернись домой,
Зашла в притон ты воровской!

И еще раз мне то же повторила. Голубчик мой, все это я во сне, как наяву, видела. Прошла я по всем комнатам, и все они были пусты, и было в них так жутко! Сошла я в погреб и увидела там дряхлую-предряхлую старушку, у которой уж и голова тряслась от старости. Я спросила ее: «Не здесь ли живет мой жених?» Она ответила мне: «Ах ты, бедняжка, да ведь ты попала в разбойничий притон! И жених твой точно здесь живет, но он тебя убьет и разрубит на куски, а затем сварит твое мясо и съест…» Голубчик мой, я все это во сне, как наяву, видела… Вот старушка-то и припрятала меня позади большой бочки, и чуть только я успела спрятаться, как разбойники вернулись домой и притащили с собой молодую девушку. Они дали ей испить трех вин: красного, белого и желтого, и у нее дух захватило… Голубчик мой, мне все это во сне, как наяву, снилось… Сорвали они с девицы ее богатое платье, разрубили ее белое тело на куски на столе и посыпали куски солью… Голубчик мой, мне все это только снилось!.. Тут один из разбойников заметил кольцо на руке у девушки, но кольцо нелегко было снять с пальца, и он взял топор и отрубил его. А тот палец отскочил от удара и попал за большую бочку, как раз мне на колени. И вот этот палец вместе с колечком!

При этих словах она вынула пальчик с колечком и показала его присутствующим.

Разбойник, побледневший, как полотно, вскочил со своего места и хотел было бежать, но гости его задержали и передали властям. Вскоре после того и он, и вся его шайка были казнены за их позорные деяния.

Господин кум

У одного бедняка было так много детей, что он всех успел к себе в кумовья перезвать. А когда у него родился еще один ребенок, то он уж и не знал, кого бы еще пригласить в крестные отцы. Не зная, как поступить, он в горе бросился на постель, да и заснул. И приснилось ему, будто он должен выйти за ворота и позвать к себе в кумовья первого встречного прохожего.

Проснувшись, он решил наяву последовать указанию, полученному в сновидении, вышел за ворота и первого встречного зазвал к себе в кумовья.

Незнакомец подарил ему при этом склянку воды и сказал:

— Эта водичка не простая; ею ты можешь лечить всякие болезни, только всегда смотри, где у больного смерть стоит: если стоит в головах, смело давай больному хлебнуть этой водицы, и он выздоровеет, а если у больного смерть стоит в ногах, то все труды будут напрасными — он все равно помрет.

И вот, с тех пор этот бедняк всегда мог с уверенностью сказать, можно ли больного спасти или нет, и прославился он своим искусным врачеванием и стал зарабатывать много денег.

Однажды его позвали к королевскому ребенку. Как только он вошел в его комнату, сразу увидел, что смерть стоит в головах у ребенка, и вылечил его своей водицей. А в другой раз он увидел смерть в ногах, и ребенок должен был умереть.

Вот вздумалось бедняку однажды посетить своего кума и рассказать ему, как успешно он лечит его водицей.

Когда же он пришел к куму в дом, то все показалось ему чрезвычайно странным.

На первой площадке лестницы он увидел, что метла с лопатой ссорятся и дерутся.

Он спросил у них:

— Где тут живет мой кум?

Метла ответила:

— Лестницей выше!

Взойдя на вторую площадку, он на ней увидел множество отрубленных пальцев.

Он спросил у них:

— Не здесь ли живет мой кум?

— Лестницей выше! — ответил один из пальцев.

На третьей площадке он увидел кучу мертвых голов, которые опять-таки указали ему, что следует взойти еще на одну лестницу.

На четвертой площадке он увидел на огне сковороду с рыбами, которые сами себя поджаривали. Они также сказали ему:

— Лестницей выше!

И вот, поднявшись на пятую площадку, он очутился перед дверью в комнату, заглянул в замочную скважину и увидел своего кума, а у кума на голове — рога большие-пребольшие.

Отворил он дверь, вошел, а кум поскорее улегся в постель, да и прикрылся с головой.

Тогда сказал бедняк куму:

— Ну, куманек! Тут у вас в доме все что-то очень мудрено! Взошел я на первую площадку и вижу: ссорятся на ней лопата с метлой, да так и наскакивают друг на друга!

— Какой же ты близорукий! — ответил ему кум. — Да ведь это слуга со служанкой между собой калякали…

— Ну, а вот на другой-то площадке увидел я отрубленные пальцы.

— Э-э, какой же ты глупый! Да ведь это были вовсе не пальцы, а корни козелка!

— А вот еще на третьей-то площадке лежала целая куча голов.

— Экий дурень! Да это же не головы, а кочны капусты!

— Ну, а на четвертой рыбы лежали на сковороде и сами себя поджаривали.

Чуть только он это сказал, рыбы сами явились в комнату и поднесли себя куму.

— Да, вот еще, куманек: как поднялся я на пятую площадку, так глянул сквозь замочную скважину в двери и увидел вас, и на голове у вас рога были большие-пребольшие.

— Ну, это уж неправда! — рассердился кум, и бедняку вдруг стало так страшно, что он от кума бегом пустился с лестницы, и кабы не убежал, так еще Бог знает, как бы ему от кума досталось.

Диковинная птица

Некогда жил на свете такой волшебник, который принимал на себя образ бедняка нищего, ходил от дома к дому, как бы милостыню просил, а при этом похищал красивых девушек. Никто не знал, куда они исчезали, потому что никто их потом уж не видывал. Однажды явился он перед домом человека, у которого были три дочки-красавицы. На вид волшебник казался жалким нищим, и за спиной у него был привязан большой короб, словно бы он собирал подаяние. Он попросил вынести ему чего-нибудь поесть, и, когда старшая дочка к нему вышла, чтобы подать ему кусок хлеба, он только прикоснулся к ней — и она тут же очутилась в его коробе.

Затем он поспешно удалился и зашагал со своей ношей к дремучему лесу, где у него был построен дом в самой чаще.

В доме этом все было очень роскошно, и волшебник дал красавице все, чего только можно пожелать. Он сказал:

— Сокровище мое, тебе у меня полюбится: у тебя здесь под рукой все, чего твоей душеньке угодно.

А затем, по прошествии двух дней, он ей заявил:

— Мне надо на время уехать и тебя здесь оставить одну. Вот тебе ключи от всего дома, и всюду ты можешь ходить, все осматривать. Не заглядывай только в одну комнату, которая отпирается вот этим маленьким ключиком. Я это тебе запрещаю под страхом смерти.

При этом он дал ей еще яйцо и сказал:

— Это яйцо сохрани мне и лучше уж постоянно носи его при себе. Знай: если оно потеряется, это приведет к большому несчастью.

Девушка взяла и ключи, и яйцо, пообещав все исполнить как следует. Когда волшебник уехал, красавица пошла по всему дому и обошла его снизу доверху, все в нем осмотрела. Все покои в нем блистали серебром и золотом, и ей показалось, что она никогда еще не видела такого великолепия.

Наконец пришла она и к запретной двери, хотела пройти мимо нее, но любопытство не давало ей покоя. Осмотрела она ключик, видит: он ничем от других ключей не отличается, сунула его в скважинку и чуть только повернула — дверь распахнулась настежь. И что же она увидела, войдя в тот запретный покой? Посреди него стоял огромный таз, полный крови, и в нем лежали тела людей, разрубленные на части, а рядом с тазом поставлена была деревянная колода, около которой лежал блестящий топор.

Увидев все это, девушка так перепугалась, что выронила яйцо из руки прямо в этот таз. Она его из таза вытащила и стала кровь с него стирать, но тщетно старалась: кровь на нем через минуту выступала вновь. Как она ни терла, как ни скоблила — уничтожить кровавые пятна на яйце она не смогла.

Вскоре вернулся волшебник из своей поездки и прежде всего хватился ключа от запретной двери и яйца.

Красавица подала ему то и другое, но руки ее при этом дрожали, и волшебник по кровавым пятнам тотчас угадал, что она побывала в запретном покое.

— Так как ты против моей воли побывала в этом покое, — сказал он, — то теперь против своей воли должна направиться туда же! Прощайся с жизнью!

Он сбил ее с ног, за волосы потащил в страшный покой, отсек ей голову топором, а все тело ее изрубил на куски, так что кровь стала стекать в таз. Потом и все куски ее тела побросал в тот же таз.

— Ну, теперь пойду добывать вторую дочь-красавицу, — сказал волшебник и опять в образе нищего пошел к тому же дому и стал просить милостыню.

И вторая дочка вынесла ему кусок хлеба, и вторую он похитил, одним прикосновением заставив ее очутиться в своем коробе. И с ней случилось все точно так же, как и со старшей сестрой: она тоже, поддавшись любопытству, отворила кровавый запретный покой, заглянула в него и по возвращении волшебника домой поплатилась жизнью за свое любопытство.

После этого волшебник отправился за третьей дочкой, которая была и поумнее, и похитрее сестер. Когда он отдал ей ключи и яйцо, а сам уехал, она сначала тщательно припрятала яйцо, затем осмотрела дом и, наконец, зашла в запретный покой.

Ах, что она там увидела! Обе ее милые сестрицы лежали в тазу убитые и разрубленные на части. Но девушка, не растерявшись, собрала все разрозненные части их тел и сложила их как следует: и головы, и руки, и ноги, и туловища — все на свое место. Как только она все сложила, все срослось по-прежнему, и обе девушки открыли глаза и снова ожили. Очень все они обрадовались этому — начали целоваться и миловаться.

Вернувшись, волшебник потребовал тотчас ключи и яйцо. Увидев, что на яйце нет никаких следов крови, он сказал:

— Ты выдержала испытание, тебя и возьму я за себя замуж.

С этой минуты уже он потерял над ней всякую власть и должен был выполнять все ее требования.

— Ладно, — сказала она, — но прежде ты отнесешь моим родителям полнешенек короб золота, и отнесешь его сам на спине, а я тем временем тут все подготовлю к свадьбе.

Девушка побежала к своим сестрам, которых припрятала в маленькой каморочке, и сказала им:

— Настало время вас спасти: этот злодей должен будет вас отнести домой, но, как только вы к дому прибудете, тотчас высылайте мне помощь.

Она их обеих посадила в короб и засыпала сверху золотом так, что их и видно не стало, потом призвала волшебника и сказала:

— Ну, теперь неси короб, но смотри, в пути не останавливайся и не отдыхай — я буду за тобой из моего окошечка следить.

Волшебник взвалил короб на спину и потащился с ним по дороге, но короб был таким тяжелым, что у него пот градом катился со лба. Вот он и присел было, и хотел немного отдохнуть, но тотчас же одна из красавиц в коробе закричала:

— Я смотрю в свое окошечко и вижу, что ты отдыхаешь! Ступай сейчас же дальше!

Он подумал, что это его невеста ему кричит, и поплелся дальше.

И опять задумал было сесть, и опять услышал: «Смотрю в свое окошечко и вижу, что ты отдыхаешь! Сейчас же ступай дальше!»

И чуть только он останавливался, раздавались те же возгласы, и он принужден был опять брести дальше, пока в конце концов, кряхтя и окончательно выбившись из сил, не донес короб с золотом и с двумя дочками до их родительского дома.

А между тем у него в доме его невеста готовила свадебное пиршество и позвала на это пиршество друзей своего будущего мужа-волшебника.

И вот взяла она череп с оскаленными зубами, украсила его головным убором, надела на него цветочный венок, отнесла его на чердак и выставила в слуховое оконце. Справив это, она залезла в бочку с медом, потом вспорола перину и выкаталась в перьях так, что ее можно было принять за какую-то диковинную птицу и никто бы ни за что ее не узнал.

В таком виде вышла она из дома и на пути повстречала многих из числа свадебных гостей, которые ее спрашивали:

— Предиковинная птица — откуда взялася?

— Из диковинного дома сюда доплелася.

— А невеста молодая — куда подевалась?

— В доме мыла, убирала, сама наряжалась.

Вон в оконце сверху смотрит в венке и в уборе.

Наконец повстречался ей на пути и жених, который еле-еле тащился обратно к своему дому. Он спросил у нее так же, как все прочие:

— Предиковинная птица — откуда взялася?

— Из диковинного дома сюда доплелася.

— А невеста где ж моя — куда подевалась?

— В доме мыла, убирала, сама наряжалась.

Вон в оконце сверху смотрит в венке и в уборе.

Жених-волшебник глянул вверх и увидел принаряженный череп. Он подумал, что это и есть его невеста, и стал ей кивать головой и кланяться. Но едва он со своими гостями вступил в дом, туда же прибыли и братья и родственники невесты, посланные ей на помощь. Они накрепко заперли все двери в доме, чтобы никто из него не мог выйти, а затем подпалили его, так что и сам волшебник, и вся его братия должны были в том доме сгореть — и сгорели дотла.

Сказка о заколдованном дереве

Давненько уж это было — тысячи две лет тому назад. Жил да был на свете богатый человек, и жена у него была красивая и богобоязненная, и любили они друг друга сердечно, а детей у них не было. Очень им хотелось иметь детей, и жена молилась об этом день и ночь, но детей все же не было и не было…

Перед их домом был двор; среди того двора росло ветвистое дерево, и под тем деревом однажды зимой стояла жена и срезала ножом кожуру с яблока. Срезала, да и порезала себе ножом пальчик, так что кровь закапала на снег.

— Ах! — воскликнула жена и глубоко вздохнула, взглянув на капли крови. — Вот если бы у меня было такое дитятко: как кровь румяное да как снег белое!

И как только она это выговорила, у нее вдруг так полегчало на душе, как будто ее желанию суждено было действительно сбыться, и она пошла домой совсем утешенная.

Прошло с той поры около года. Жена все недомогала и, жалуясь на свое здоровье, не раз говаривала мужу: «Если я умру, похорони меня под тем деревом, что растет у нас посреди двора».

В конце года жена родила сына, белого, как снег, и румяного, как кровь. Увидев его, она так обрадовалась, что с радости и умерла. Муж похоронил жену по ее желанию под тем деревом, что росло посреди двора, и очень ее оплакивал. Немного времени спустя он стал уже меньше по ней плакать, а там и совсем перестал; а еще сколько-то времени спустя взял себе в дом другую жену.

От второй жены родилась дочка, а от первой жены остался хорошенький сынок, румяный, как кровь, и белый, как снег.

Когда мачеха смотрела на свою дочку, она казалась ей милым дитятком, а как взглянет, бывало, на своего хорошенького пасынка, у нее так и кольнет в сердце — тотчас придет ей в голову, что он ей поперек дороги стал, и кабы не он, все богатство отца досталось бы ее дочери.

И стала она на своего хорошенького пасынка злиться, и стала его толкать из угла в угол: и тут щипнет, и там щипнет, так что бедное дитя жило в постоянном страхе.

Однажды мачеха пошла в свою светелку, и ее хорошенькая дочка пришла к ней и сказала:

— Матушка, дай мне яблочко.

— Изволь, дитятко, — сказала ей мать и дала ей чудесное яблоко из своего сундука; а у сундука-то крышка была тяжелая-претяжелая, и замок большой, железный, с острыми зубцами.

— Матушка, — сказала хорошенькая девочка, — ты и братцу тоже дашь яблочко?

Это раздосадовало ее мать, однако же она сдержалась и сказала:

— И ему дам, когда он придет из школы.

И как раз в это время она увидела из окошка, что пасынок возвращается домой. Тут ее словно бес под руку толкнул — она отняла у дочки яблоко и сказала:

— И тебе прежде брата не дам.

Швырнула яблоко в сундук и закрыла его крышкой. Когда пасынок вошел в дверь, нечистый наставил ее ласково сказать ему:

— Сыночек! Не хочешь ли получить от меня яблоко?

А сама посмотрела на него искоса.

— Матушка, — сказал мальчик, — что ты это так на меня смотришь? Хорошо, дай мне яблочко!

— Пойдем со мной, — сказала она и открыла крышку сундука. — Вот, выбирай любое.

Стоило мальчику нагнуться над сундуком, как бес толкнул ее под руку — р-раз! — и она захлопнула крышку с такой силой, что голова мальчика отскочила от туловища и упала среди румяных яблок. Тут она перепугалась и стала думать: «Как бы мне вину с себя свалить?» И вот зашла она в свою комнату, вынула из ящика белый платок, опять приставила голову к туловищу, обвязала мертвому пасынку шею так, что ничего не было заметно, и посадила его на стул перед дверьми, а в руку дала ему яблоко.

Немного спустя пришла дочь к матери в кухню и увидела, что мать стоит перед огнем, а перед ней лохань с горячей водой, в которой она что-то полощет.

— Матушка, — сказала дочка, — братец сидит перед дверьми бледный-пребледный и держит в руке яблоко. Я было попросила его, чтобы он дал мне яблочко, но он мне ничего не ответил, и мне стало страшно.

— А ты ступай к нему еще раз, — сказала мать, — и если он тебе ничего не ответит, дай ему по уху.

Дочка и точно пошла и сказала:

— Братец, дай мне яблочко.

Но он ничего не ответил ей. Тогда она ударила его по уху, и голова его свалилась с плеч. Девочка страшно перепугалась, начала плакать и кричать и побежала к матери своей.

— Ах, матушка, я сбила голову моему братцу! — и плакала, и плакала, и не могла утешиться.

— Доченька, — сказала мать, — что ты наделала? Но теперь-то уж замолчи, чтобы никто этого не знал, ведь теперь уж этого не воротишь! Давай разварим его в студень.

И взяла мачеха своего мертвого пасынка, разрубила его на куски, положила его в лохань и разварила в студень. А дочь ее при этом стояла и плакала, и плакала, и все слезы ее падали в лохань, так что даже и соли в студень не понадобилось класть.

Вот вернулся отец домой, сел за стол и спросил:

— А где же мой сын?

А мать принесла на стол большущее блюдо студня, между тем как дочка ее все плакала, и плакала, и никак не могла удержаться от слез.

Отец между тем спросил еще раз:

— Да где же мой сын?

Мачеха ответила:

— Он ушел в гости к своему деду и там хотел на некоторое время остаться.

— Да что ему там делать? Ушел, даже не простился со мной!

— О, ему очень хотелось туда пойти, и он у меня попросил позволения остаться там на эту неделю: его ведь все там ласкают.

— А все же, — сказал отец, — мне очень жаль, что он не простился со мной.

С этими словами он принялся за еду и сказал дочке:

— Что ты плачешь? Ведь братец-то твой вернется же! — потом, обратившись к жене, добавил: — Жена! Какое ты мне подала вкусное блюдо! Подбавь-ка еще!

И чем более он ел, тем более хотелось ему еще и еще, и он все приговаривал: «Подкладывай больше, пусть ничего на блюде не останется!» И все-то ел, ел, а косточки все под стол метал — и наконец съел все дочиста. А его дочка достала из комода свой лучший шелковый платочек, сложила в него из-под стола все косточки и хрящики и понесла вон из дома, обливаясь горькими слезами. Выйдя на середину двора, она положила косточки в платочке под дерево, что там росло, на зеленую травочку, и у нее стало легко на сердце, и слезы ее иссякли.

И увидела она, что дерево вдруг зашевелилось — ветви его стали расходиться и сходиться, словно руки у человека, когда он от радости начинает размахивать руками и хлопать в ладоши.

Затем от дерева отделился как бы легкий туман, а среди тумана заблистал огонь, и из этого-то огня вылетела чудная птица, запела чудную песенку и высоко-высоко поднялась в воздух.

Когда же она совсем исчезла из виду, тогда и ветви на дереве перестали двигаться, и платок с косточками, что лежал под деревом, пропал бесследно.

А у сестрицы на душе стало так легко и приятно, как если бы братец ее был еще в живых. И она вернулась домой веселая, села за стол и стала есть.

Птица полетела, затем села на дом золотых дел мастера и стала петь свою песенку:

Меня мачеха убила,
Мой отец меня же съел.
Моя милая сестричка
Мои косточки собрала,
Во платочек их связала
И под деревцем сложила.
Чивик, чивик! Что я за славная птичка!

Мастер сидел в своей мастерской и делал золотую цепь, когда услышал птичку, которая пела на крыше дома, и песенка показалась ему удивительной.

Он поднялся со своего места и, спускаясь сверху вниз, потерял одну туфлю. Так он и на середину улицы вышел в одной туфле и в одном носке, опоясанный фартуком, с золотой цепью в одной руке, с клещами в другой…

А солнце так и светило на улице! Вот он и стал как вкопанный и давай смотреть на птичку.

— Птичка, — сказал он, — как ты славно поешь! Спой-ка мне еще раз свою песенку!

— Нет, — ответила птичка, — я дважды даром петь не стану. Дай мне эту золотую цепочку, тогда я тебе еще раз спою мою песенку.

— Вот, на тебе золотую цепь, только спой мне еще раз.

Тогда подлетела птичка, взяла золотую цепь в правую лапку, села напротив мастера и запела:

Меня мачеха убила,
Мой отец меня же съел.
Моя милая сестричка
Мои косточки собрала,
Во платочек их связала
И под деревцем сложила.
Чивик, чивик! Что я за славная птичка!

Оттуда полетела птичка к башмачнику, присела к нему на крышу и запела:

Меня мачеха убила,
Мой отец меня же съел.
Моя милая сестричка
Мои косточки собрала,
Во платочек их связала
И под деревцем сложила.
Чивик, чивик! Что я за славная птичка!

Башмачник услышал песенку, выбежал из дома в одном жилете и стал смотреть на крышу, прикрывая ладонью глаза от солнца.

— Птичка, — сказал он, — да как же ты славно поешь!

Потом башмачник позвал жену, и дочь свою, и других детей, и подмастерьев, и работников, и служанку — все вышли на улицу посмотреть на птицу и любовались ею.

Птичка была и точно красивая: перышки на ней были красные и зеленые, а около шейки — словно чистое золото, глазки же у нее блистали как звездочки.

— Птичка, — попросил башмачник, — спой мне свою песенку еще раз.

— Нет, — сказала птичка, — дважды я не пою даром. Подари мне что-нибудь.

— Жена, — приказал башмачник, — ступай ко мне в мастерскую: там стоит у меня пара совсем готовых красных башмаков, принеси их мне сюда.

Жена пошла и принесла башмаки.

— Вот тебе, птичка! — сказал башмачник. — Ну, а теперь спой мне свою песенку.

Птичка слетела, взяла у него башмаки в левую лапку, потом опять взлетела на крышу и запела:

Меня мачеха убила,
Мой отец меня же съел.
Моя милая сестричка
Мои косточки собрала,
Во платочек их связала
И под деревцем сложила.
Чивик, чивик! Что я за славная птичка!

Пропев песенку, птичка полетела дальше: цепочку она держала в когтях правой лапки, а башмаки — в когтях левой лапки, и прилетела она прямо на мельницу, которая работала на полном ходу и постукивала так: плики-пляки, плики-пляки, плики-пляки.

На мельнице сидели человек двадцать рабочих, которые обтесывали жерновой камень и выбивали молотками: тик-так, тик-так, тик-так — и мельница вторила их работе своим постукиванием. Птичка опустилась на липу, которая росла у самой мельницы, и запела:

Меня мачеха убила…

Один рабочий перестал работать.

Мой отец меня же съел.

Еще двое от работы отстали и прислушались…

Моя милая сестричка…

Еще четверо бросили работу…

Мои косточки собрала,
Во платочек их связала…

Уж только восемь рабочих остались при деле.

И под деревцем…

Уж только шестеро осталось…

…сложила…

Только один продолжал работу…

Чивик, чивик! Что я за славная птичка!

Тут уж и последний отстал и тоже стал слушать.

— Птичка, — сказал он, — как ты славно поешь! Спой еще раз!

— Нет, — ответила птица, — дважды не стану петь даром. Дай мне жернов, так я еще раз тебе спою.

— Если бы жернов мне одному принадлежал, — сказал он, — ты бы его получила.

— Хорошо — отозвались другие, — если она нам еще раз споет, мы отдадим ей жернов.

Тогда птичка слетела вниз, а все двадцать рабочих стали приподнимать жернов и покрикивать: «У-у-ух, у-ух, ухнем! Ух!»

А птичка продела голову в отверстие жернова, нацепила его на шею, как воротник, вместе с ним взлетела на дерево и запела:

Меня мачеха убила,
Мой отец меня же съел.
Моя милая сестричка
Мои косточки собрала,
Во платочек их связала
И под деревцем сложила.
Чивик, чивик! Что я за славная птичка!

Пропев свою песенку, птичка расправила крылышки и, держа в когтях правой лапки цепочку, в когтях левой — пару красных башмаков, а на шее — жернов, полетела вдаль, к дому отца своего.

В доме за столом сидели отец, дочка и мачеха, и отец говорил им:

— Что это значит, отчего у меня сегодня так легко, так весело на сердце?

— А мне что-то страшно, — откликнулась мачеха, — словно гроза большая надвигается.

А дочка сидела и все плакала да плакала. Тут как раз прилетела птичка и села на крышу.

— Ах, — воскликнул отец, — мне так весело, и солнце так прекрасно светит, и на душе у меня так хорошо, как будто мне предстоит увидеться со старым знакомцем.

— Нет, — сказала жена, — страшно мне, страшно так, что зуб на зуб не попадает, а в жилах у меня словно огонь.

Дочка же тем временем села в угол, стала плакать еще пуще и прикрывала глаза руками, и ладони рук ее были совсем мокрые.

Птичка между тем уселась на дерево посреди двора и стала петь:

Меня мачеха убила…

Мачеха, услышав это, заткнула уши и зажмурила глаза, не желая ничего ни видеть, ни слышать, но в ушах ее все же был шум, как от сильнейшей бури, а глаза жгло, и в них словно молния блистала. Птичка продолжала петь:

Мой отец меня же съел…

— Ах, матушка, — сказал отец, — там сидит такая славная птица и поет так прекрасно, да и солнышко так светит и греет, и вокруг все благоухает тмином.

Птичка продолжала:

Моя милая сестричка…

Сестричка, как услышала это, уткнула лицо в колени и стала плакать навзрыд, а отец, напротив того, сказал:

— Я выйду, посмотрю на птичку вблизи.

— Ах, не ходи, не ходи! — закричала жена. — Мне кажется, что весь дом наш в пламени.

Но муж ее не послушался, вышел из дома и взглянул на птичку, которая продолжала петь:

Мои косточки собрала,
Во платочек их связала
И под деревцем сложила.
Чивик, чивик! Что я за славная птичка!

И, закончив песенку, птичка сбросила сверху золотую цепь прямо на шею отцу, и цепь пришлась как раз ему впору.

Тогда он вернулся домой и сказал:

— Какая это чудесная птица: подарила мне прекрасную золотую цепь, да и сама-то на вид такая красивая.

А жена тем временем бегала в ужасе по всему дому и места не могла себе найти. Птица опять завела ту же песню:

Меня мачеха убила…

— Ах, если бы я хоть в самой преисподней теперь была! Лишь бы не слыхать мне эту песню! — проговорила мачеха в отчаянии.

Мой отец меня же съел…

Мачеха при этих словах в изнеможении упала на пол.

Моя милая сестричка…

— Ах, — сказала сестричка, — я тоже выйду и посмотрю, не подарит ли и мне чего-нибудь птичка.

И она вышла из дома.

Мои косточки собрала,
Во платочек их связала…

Тут сбросила она сестричке сверху красные башмачки.

И под деревцем сложила!
Чивик, чивик! Что я за славная птичка!

Тогда и у сестрички на сердце стало легко и весело. Она надела новые красные башмачки и стала в них плясать и прыгать.

— Ах, — сказала она, — я была так грустна, когда выходила из дому, а теперь мне так легко и хорошо! И что за славная птичка — ведь она подарила мне пару красных башмаков!

— Нет! — закричала ее мать и вскочила с места в ужасе, и волосы поднялись у нее дыбом на голове. — Мне кажется, что светопреставление наступило! Не могу вытерпеть: я тоже выйду из дома — быть может, и мне станет легче!

Но чуть только она вышла за двери — тррах! Птичка скинула ей мельничий жернов на голову и раздавила им мачеху насмерть.

Отец и сестричка услыхали этот шум и выскочили из дома: из того места, где жернов упал, повалил клубами дым, потом показался огонь, вспыхнуло пламя, а когда все это закончилось, они увидели перед собой маленького братца, который взял отца и сестричку за руки, и все трое были счастливы и довольны настолько, что вошли в дом, сели за стол и принялись кушать.

Смерть кума

У одного бедняка было двенадцать детей, и он должен был день и ночь работать, чтобы добыть им хлеб насущный. Когда родился у него тринадцатый ребенок, он уж и не знал, как ему быть, выбежал на большую дорогу и хотел позвать к себе в кумовья первого встречного.

Первый, встретившийся ему на дороге, был сам Господь Бог, и ему было уже известно, что у бедняка на сердце. Бог и сказал ему:

— Мне жаль тебя, бедного. Я приму твоего ребенка от купели, буду о нем заботиться и наделю его счастьем на земле.

Бедняк спросил его:

— А кто ты таков?

— Я — Господь Бог.

— Ну, так я тебя не хочу в кумовья брать, — сказал бедняк, — ты все только к богатым щедр, а бедного голодать заставляешь.

Он сказал так потому, что не знал, как премудро распределяет Бог богатство и бедность между людьми.

И отвернулся он от Господа, и пошел своим путем-дорогою.

Тут подошел к бедняку дьявол и спросил:

— Чего ты ищешь? Не хочешь ли меня взять в крестные к твоему ребенку? Я его тогда осыплю золотом с головы до ног и доставлю ему все радости мира.

Бедняк спросил:

— Да ты кто же?

— Я — дьявол.

— Ну, так я тебя в крестные не желаю, — сказал бедняк, — ты всех обманываешь и вводишь людей в соблазн.

И пошел дальше своим путем-дорогою, и видит: идет ему навстречу Смерть, ковыляя на своих костлявых ногах. Говорит Смерть:

— Возьми меня в кумовья.

Бедняк спросил:

— А ты кто?

— Я — Смерть, которая всех делает равными.

— Ну, так ты и есть мой настоящий кум! — сказал бедняк. — Ты безразлично уносишь и бедного, и богатого… Ты и будь моему ребенку крестной.

Смерть сказала:

— Я твоего ребенка обогащу и прославлю — тот, кто со мной дружит, во всем должен иметь удачу.

Бедняк сказал:

— Мы крестим в будущее воскресенье: смотри же, не опоздай.

Смерть явилась по обещанию и стояла у купели, как настоящая крестная.

Когда мальчик подрос, явилась однажды к нему крестная и приказала ему за собой следовать. Она вывела крестника в лес, указала ему на какую-то травку, которая росла в лесу, и сказала:

— Вот тебе от меня крестильный подарок. Я тебя сделаю знаменитым врачом. Когда тебя позовут к больному, я каждый раз буду тебе являться: если я буду стоять в головах у больного, ты можешь смело утверждать, что его вылечишь, и дашь ему эту травку. Но если увидишь меня в ногах у больного, то знай, что он — мой, и тогда ты должен сказать, что ни один врач в мире его спасти не может. Запомни: не давай больному траву против моей воли, а то тебе самому может быть плохо.

Немного времени спустя юноша сделался знаменитейшим врачом во всем свете. «Стоит ему только взглянуть на больного, так уж он знает, как обстоит дело, и говорит сразу: выздоровеет он или умрет» — такая всюду шла о нем молва, и отовсюду приходили к нему лечиться, приводили больных и давали ему за лечение столько золота, что он вскоре разбогател.

Вот и случилось однажды, что заболел сам король. Позвали к нему врача, чтобы тот сказал, возможно ли выздоровление. Врач подошел к постели больного и увидел, что Смерть стоит у него в ногах и никакой надежды на исцеление нет. «А что, если я попытаюсь хоть однажды перехитрить Смерть? — подумал врач. — Она, конечно, на меня прогневается, но я же ее крестник, и она на это, конечно, посмотрит сквозь пальцы… А ну-ка, попытаюсь».

И взял он больного на руки и переложил его на кровати так, что Смерть у него очутилась уже не в ногах, а в головах. Затем он дал ему свою травку, и король оправился и выздоровел.

Но Смерть явилась к врачу, насупившись и сурово сдвинув брови, погрозила ему пальцем и сказала:

— Ты вздумал меня провести?! Ладно, на этот раз я тебе спущу, потому что ты мой крестник. Но если ты еще раз осмелишься так сделать, тебе несдобровать и я унесу тебя самого.

Вскоре после этого заболела дочь короля. Она была у него единственным детищем, и бедный король плакал день и ночь над ней, почти ослеп от слез и объявил ко всеобщему сведению, что тот, кто ее спасет от смерти, получит ее в супруги и наследует корону.

Врач, явившись к постели больной, увидел Смерть у нее в ногах. Он должен был вспомнить о ее предостережении, но красота королевны и обещанное счастье в супружестве с ней так отуманили его, что он позабыл обо всем на свете.

Не посмотрел он и на то, что Смерть бросала на него гневные взгляды, что поднимала руку и грозила ему своим костлявым кулаком — он поднял больную на руки и переложил ее так, что голова ее очутилась в ногах, а ноги — на месте изголовья. Врач дал ей отведать своей травки — и тотчас зарделись ее щеки румянцем, и жизнь вновь возвратилась к ней.

Смерть, таким образом вторично обманутая врачом, который вырвал у нее из рук ее добычу, медленно приблизилась к врачу и сказала:

— Ну, теперь уж нет тебе пощады, очередь за тобой…

Своей холодной как лед рукой ухватила она его так крепко, что он не мог и думать о сопротивлении, и повела его в подземную пещеру.

Там увидел он нескончаемые ряды тысяч и тысяч свечей, горевших ярким пламенем: одни из них были большие, другие — средние, третьи — совсем маленькие. Ежеминутно одни гасли, другие загорались вновь, так что огоньки, постоянно меняясь, как бы переносились с места на место.

— Вот видишь, — сказала Смерть, — это все свечи жизни людей. Большие — это свечи детей, средние принадлежат людям во цвете лет и сил, маленькие — старикам. Но и у детей, и у молодых людей часто бывают очень маленькие свечи.

— Покажи мне свечу моей жизни, — попросил врач, надеясь, что она должна быть еще достаточно велика.

Смерть указала ему на маленький огарок свечи, который вот-вот готов был догореть, и сказала:

— Видишь, вот она.

— Ах, дорогая крестная! — испугался врач. — Зажгите мне новую свечу из любви ко мне, чтобы я мог насладиться жизнью, быть королем и супругом прекрасной королевны!

— Не могу этого сделать, — ответила Смерть. — Сначала должна погаснуть эта, а потом уж может быть зажжена новая на ее месте.

— Так поставьте хоть огарочек моей старой свечи на новую, которая бы тотчас могла загореться, когда огарочек догорит, — молил врач.

Смерть притворилась, как будто хочет исполнить его желание, и стала доставать новую большую свечу, но, желая отомстить врачу, намеренно вздрогнула — и огарочек старой свечи врача упал и погас.

В тот же миг врач упал на землю и умер.

Подземный человечек

Жил некогда на свете богатый-пребогатый король, и было у него три дочери, которые каждый день гуляли в саду королевского замка. И вот король, большой любитель всяких плодовых деревьев, сказал им:

— Того, кто осмелится сорвать хоть одно яблочко, я силой чар упрячу на сто сажен под землю.

Когда пришла осень, закраснели на одном дереве яблоки словно кровь.

Королевны ходили каждый день под то дерево и смотрели, не стряхнет ли ветром с него хоть яблочко, так как им еще ни разу не довелось ни одного яблочка скушать, а между тем на дереве яблок было такое множество, что оно ломилось под их тяжестью и ветви свисали до самой земли.

Вот и захотелось младшей королевне отведать хоть одно яблочко, и она сказала своим сестрам:

— Наш батюшка слишком нас любит, чтобы и над нами исполнить свое заклятие. Я думаю, что обещанное им наказание может относиться только к чужим людям.

Сказав это, она сорвала большое яблоко, подбежала к сестрам и сказала:

— Отведайте-ка, милые сестрички, я в жизнь свою еще не едала ничего вкуснее.

Тогда и две другие сестрицы откусили от того же яблока по кусочку — и тотчас все три провалились под землю так глубоко, что и петушиного кукареканья не стало им слышно.

Наступило время обеда, и король засобирался садиться за стол, но дочек его нигде не было видно. Король искал их и по замку, и по саду, однако же никак найти не мог. Он так этим опечалился, что велел объявить по всей стране: тот, кто отыщет его дочек, может взять себе любую из них в жены.

Вот и отправилось на поиски множество молодых людей, тем более что сестер все любили — они были и ласковы со всеми, и лицом очень красивы.

Среди прочих решили попытать счастья и три охотника. И вот, дней через восемь приехали они к большому замку; в том замке были красивые покои, и в одном из них был накрыт стол, а на нем поставлено много всяких блюд, которые были еще настолько горячие, что от них пар клубом валил, хотя во всем замке и не видно, и не слышно было ни души человеческой.

Вот прождали они полдня, не смея приняться за эти кушанья, а кушанья все не остывали — пар от них так и валил. Наконец голод взял свое: охотники сели за стол и поели, а потом порешили между собой, что останутся на житье в замке и по жребию один будет оставаться дома, а двое других — искать королевен. Бросили жребий — и выпало так, что должен старший остаться дома…

На другой день двое младших братьев отправились на поиски, а старший остался дома.

В самый полдень пришел к нему маленький-премаленький человечек и попросил у него кусочек хлеба. Старший взял хлеб, отрезал ему большой ломоть, но в то время когда он подавал ломоть человечку, тот уронил его и попросил юношу ему тот ломоть поднять. Юноша хотел оказать эту услугу, но когда стал нагибаться, человечек вдруг схватил палку и начал осыпать его ударами.

На другой день остался дома второй брат, и с тем случилось то же самое.

Когда другие два брата вернулись вечером в замок, старший спросил второго:

— Ну, что? Как поживаешь?

— Ох, хуже и не бывает, — ответил второй брат старшему.

Тут и стали они друг другу жаловаться на то, что с ними случилось, но младшему они ничего не рассказали, потому что они его терпеть не могли и называли глупым Гансом.

На третий день остался дома младший, и к нему тоже пришел тот же маленький человечек и попросил у него кусок хлеба; младший ему подал, а тот уронил кусок и попросил поднять.

Тогда юноша сказал маленькому человечку:

— Что-о?! Ты не можешь сам поднять этот кусок? Если ты ради своего хлеба насущного нагнуться не можешь, так тебя им и кормить не стоит.

Человечек обозлился, услышав это, и стал настаивать, чтобы юноша поднял ему кусок хлеба. Но юноша схватил его за шиворот и порядком поколотил.

Тогда человечек стал кричать:

— Не бей, не бей и отпусти меня, тогда я тебе открою, где находятся королевны.

Услышав это, юноша перестал его бить, и человечек рассказал ему, что он живет под землей, и пригласил его следовать за собой, пообещав показать, где находятся королевны.

И привел он его к глубокому колодцу, в котором, однако же, вовсе не было воды.

Тут сказал человечек юноше:

— Знаю я, что твои братья злое против тебя умышляют, а потому советую тебе: если хочешь освободить королевен, ступай на это дело один. Оба твои брата тоже охотно хотели бы королевен добыть из-под земли, но они не захотят подвергать себя опасности; а ты возьми большую корзину, садись в нее со своим охотничьим ножом и колокольчиком и вели опустить себя в колодец. Внизу увидишь три комнаты: в каждой из них сидит по королевне, и каждую королевну сторожит многоглавый дракон… Этим-то драконам ты и должен обрубить все головы.

Сказав все это, подземный человечек исчез.

Вечером вернулись старшие братья и спросили у младшего, как он поживает.

Он ответил:

— Пока ничего! — и простодушно рассказал им, как приходил к нему человечек и обо всем, что произошло, а затем передал им и то, что человечек указал ему, где следует искать королевен.

Братья на это прогневались и позеленели от злости.

На другое утро пошли они к колодцу и бросили жребий — кому первому садиться в корзину. И выпал жребий старшему.

Он сказал:

— Если я позвоню в колокольчик, вы должны меня поскорее наверх вытащить.

И чуть только они его немного опустили в колодец, он уже зазвонил, чтобы его подняли наверх.

Тогда на его место сел второй, но и тот поступил точно так же: едва его чуть-чуть опустили, он зазвонил.

Когда же пришел черед младшего, он дал себя опустить на самое дно колодца.

Выйдя из корзины, он взял свой охотничий нож, подошел к первой двери и стал прислушиваться. Он явственно расслышал, как храпит дракон за дверью.

Тихонько отворив дверь, младший брат увидал в комнате одну из королевен, а около нее девятиглавого дракона, который положил ей свою голову на колени.

Взял он свой нож и отсек дракону все девять голов. Королевна вскочила, бросилась обнимать и целовать избавителя, а потом сняла с себя ожерелье из чистого золота и надела ему на шею.

Затем пошел он за второй королевной, которую стерег семиглавый дракон, и тоже освободил ее. Наконец отправился смельчак за третьей, младшей, которую стерег четырехглавый дракон, — и того обезглавил.

И все королевны очень радовались своему освобождению, обнимали и целовали избавителя.

А тот позвонил громко в колокольчик, чтобы наверху его услыхали, посадил по очереди всех трех королевен в корзину, и их подняли наверх.

Когда же до него самого дошла очередь, пришли ему на память слова человечка о том, что его братья на него зло умышляют. Вот он и взял большой камень, положил его вместо себя в корзину, и когда корзина поднялась до половины глубины колодца, коварные братья обрезали веревку — и рухнула корзина с камнем на дно.

Вообразив себе, что младший брат их убился до смерти, старшие братья подхватили королевен и бежали с ними от колодца домой, взяв с них клятву, что они перед отцом назовут их обоих своими избавителями.

Затем, придя к королю, они потребовали себе королевен в жены. А между тем младший брат ходил, опечаленный, по трем подземным комнатам и думал, что ему уж тут и помереть придется. И вдруг бросилась ему в глаза флейта, висевшая на стене. «Зачем она тут висит? — подумал он. — Здесь ведь никому не до веселья!»

Посмотрел он и на головы драконов и подумал: «И вы тоже мне помочь не можете!»

И опять стал он ходить взад и вперед по комнатам, так что земляной пол весь гладко вылощил.

Потом, немного рассеяв свои мрачные думы, снял он флейту со стены и заиграл на ней — и вдруг набежало в комнату множество маленьких подземных человечков, и чем дольше он играл, тем больше их собиралось…

И наигрывал он на флейте до тех пор, пока их не набралась полнешенька комната.

И все спрашивали его, чего он желает, а он и сказал им, что желает подняться на землю, на Божий свет. Тогда они тотчас же его подхватили и вынесли через колодец на землю.

Очутившись на земле, младший брат тут же пошел в королевский замок, где как раз собрались играть свадьбу одной из королевен, и прошел прямо в ту комнату, где сидел король со своими тремя дочерьми. Королевны его увидали — и тут же попадали в обморок.

Король был так этим разгневан, что приказал было тотчас же посадить юношу в тюрьму, предположив, что он причинил какое-нибудь зло его дочерям.

Но королевны очнулись и стали просить короля, чтобы он не причинял зла юноше.

Король спросил их, почему они за него просят, и королевны ответили, что не смеют этого сказать. Тогда отец сказал им:

— Ну, не мне скажете, так скажете печке.

А сам сошел вниз да и подслушал то, что они в трубу говорили.

После этого приказал он обоих старших братьев повесить на одной виселице, а за младшего выдал младшую дочь…

Я на той свадьбе был и мед-пиво пил, да, плясавши, стеклянные башмаки — дзынь! — о камень разбил…

Король с Золотой Горы

У одного купца было двое детей: мальчик и девочка, оба еще маленькие, даже и ходить еще не умели. И случилось так, что два его корабля, на которых было все его достояние, разбились и утонули.

Так из богача купец стал бедняком, и не осталось у него ничего, кроме небольшого поля под городом. Чтобы немного развеять мрачные думы свои о постигшем его несчастье, вышел он как-то раз на свое поле и стал ходить по нему взад и вперед…

Вдруг увидел купец возле себя небольшого черного человечка, который спросил его, почему он так печален и что щемит его сердце.

Купец сказал ему:

— Кабы ты мог помочь мне, я бы сказал тебе, в чем мое горе.

— Кто знает, — ответил черный человечек, — может быть, я сумею тебе помочь, так что расскажи, в чем твое горе, а там посмотрим.

Тут и рассказал ему купец, что все его богатство погибло на море и ничего у него не осталось, кроме этого поля.

— Не тревожься, — сказал человечек. — Если ты пообещаешь мне сюда же привести через двенадцать лет то, что по приходе домой первым ткнется тебе под ноги, то в деньгах у тебя не будет недостатка.

Купец подумал: «Да что же это может быть, как не собака моя?», а о своих малых детках и не подумал. Согласился он на предложение черного человечка, выдал ему расписку и печатью ее скрепил, да и пошел домой.

Когда он пришел домой, его маленький сынишка так ему обрадовался, что кое-как приковылял к нему и крепко ухватил его за ноги. Тут-то отец и перепугался, сообразив, какие он дал обещание и письменное обязательство. Но, впрочем, не найдя нигде денег в своих сундуках и ящиках, он утешил себя мыслью, что черный человечек только подшутил над ним.

Месяц спустя пошел он как-то на чердак и вдруг увидел там большую груду денег.

Дела его благодаря этой находке опять поправились, он стал совершать большие закупки, повел свои торговые дела еще с большим размахом, чем прежде, а на Бога и рукой махнул.

А между тем мальчик подрастал и выказывал себя умным и способным.

И чем более приближался к концу двенадцатилетний срок, тем озабоченнее становился купец и даже не мог уже скрыть тревоги, выражавшейся на его лице.

Вот и спросил его однажды сын, чем он так озабочен. Сначала отец не хотел говорить ему, но сын продолжал у него допытываться до тех пор, пока тот не рассказал ему, что пообещал его отдать (сам не сознавая, что он обещает) какому-то черному человечку и получил за это груду денег.

— Обещание свое, — сказал отец, — я скрепил распиской и печатью и вот теперь, по истечении двенадцати лет, должен тебя отдать ему.

Сын ответил отцу:

— Батюшка, уж вы не беспокойтесь, все устроится к лучшему — черный человечек не может иметь надо мной никакой власти.

Сын испросил себе благословение у священника, и когда пришел час его выдачи, он вместе с отцом вышел в поле, очертил круг и стал внутрь его с отцом.

Черный человечек явился и спросил отца:

— Ну, привел ты с собой то, что мне обещал?

Отец промолчал, а сын спросил:

— Чего тебе здесь надо?

— Не с тобой я говорю, — сказал черный человечек, — а с твоим отцом.

Но сын продолжал:

— Ты моего отца обманул — выдай мне его расписку!

— Нет, — ответил черный человечек, — я от своего права не отступлю.

Так они еще долго между собой переговаривались, но наконец сговорились на том, что сын, который отныне принадлежал уже не отцу, а исконному врагу человеческого рода, должен сесть в суденышко, спущенное на текучую воду, а отец обязан ногой оттолкнуть его от берега и предоставить течению воды.

Таким образом, сын простился с отцом своим, сел в суденышко, и отец оттолкнул его от берега. Суденышко тотчас перевернулось вверх дном, и отец подумал, что сын его погиб. Возвратившись домой, он долго горевал о нем.

А суденышко-то не потонуло, а преспокойно поплыло вверх дном по течению и плыло долго, пока наконец не врезалось в какой-то неведомый берег.

Тут сын купца вышел на берег, увидел перед собой прекрасный замок и пошел к нему.

Когда же он в замок вступил, то убедился, что тот заколдован: прошел он через все комнаты замка, и все они были пусты; только в последней комнате он нашел змею, лежавшую на полу и извивавшуюся кольцами.

Эта змея была очарованная девица, которая очень обрадовалась юноше и сказала:

— Ты ли это пришел ко мне, мой избавитель? Тебя ожидаю я уже целых двенадцать лет! Все здешнее царство заколдовано, и ты должен его избавить от чар.

— А как же я могу это сделать? — спросил юноша.

— Сегодня ночью придут двенадцать закованных в цепи черных людей и будут тебя спрашивать, что ты здесь делаешь, а ты молчи и не отвечай и предоставь им делать с тобой все, что им вздумается. Станут они тебя мучить, бить и колоть — ты не мешай им, только молчи; в полночь все исчезнет. Во вторую ночь придут двенадцать других, а в третью ночь даже двадцать четыре, которые тебе и голову отрубят; но в полночь их власть минует, и если ты все это вытерпишь и ни словечка не вымолвишь, то я буду от чар избавлена. Тогда я приду к тебе и принесу в склянке живую воду, окроплю тебя ею — и ты опять станешь живой и здоровый, как прежде.

На это юноша сказал:

— Охотно готов тебя от чар избавить.

Все случилось так, как она сказала: черные люди не смогли у него ни слова вымучить, и на третью ночь змея обернулась красавицей королевной, которая пришла к нему с живой водой и оживила его. Тут бросилась она ему на шею и стала его целовать, и весь замок наполнился радостью и весельем.

А затем была отпразднована их свадьба, и юноша стал королем с Золотой Горы.

Так жили они в полном довольстве, и королева родила красивого мальчика.

Минуло восемь лет, и вдруг вспомнился королю его отец, и истосковалось по отцу его сердце, и пожелал он его навестить. Королева не хотела мужа отпускать и говорила: «Уж я знаю, что эта поездка принесет мне несчастье!», но он до тех пор упрашивал ее, пока она не согласилась. При прощании дала она ему волшебное кольцо и сказала:

— Возьми это кольцо: стоит только надеть его на палец — и ты тотчас окажешься там, где пожелаешь. Но только ты должен мне обещать, что не воспользуешься им, чтобы меня насильно вызвать к отцу твоему.

Он ей это пообещал, надел кольцо на палец и пожелал очутиться перед тем городом, где жил его отец.

В одно мгновение он там и оказался и хотел было войти в город, но стража у городских ворот не захотела его впускать, потому что одежда на нем была какая-то странная, хоть и богатая, и красивая.

Тогда он пошел на соседнюю гору, где пастух пас овец, обменялся с ним одеждой и, надев старое пастушье платье, беспрепятственно проник в город.

Он пришел к своему отцу и объявил ему, что он его сын, но тот не захотел этому верить и сказал, что у него в самом деле был сын, но уже давным-давно умер.

— Но так как я вижу, — добавил отец, — что ты — бедный пастух, то я могу тебя накормить.

Тогда мнимый пастух сказал родителям:

— Истинно говорю вам, что я ваш сын! Неужели вы не знаете никакого знака на моем теле, по которому вы могли бы меня узнать?

— Да, — сказала мать, — у нашего сына была крупная родинка под правой подмышкой.

Он засучил рукав рубашки — и они увидели у него под правой подмышкой родинку и уже не сомневались более в том, что он их сын. Затем он рассказал им, что он — король с Золотой Горы и что женат на королевне и сын у них есть. Отец сказал на это:

— Ну, этому уж я никак не поверю: хорош король, одетый в рваную пастушью одежду!

Тогда сын рассердился и, позабыв свое обещание, повернул волшебное кольцо вокруг пальца и пожелал, чтобы его жена и сын немедленно к нему явились.

В то же мгновение они явились перед ним, но королева плакала и жаловалась на то, что он свое слово нарушил и сделал ее несчастной. Он сказал ей, что поступил необдуманно, но без всякого злого намерения, и стал ее утешать.

Она сделала вид, что готова ему уступить, но между тем на уме у нее было недоброе.

Он повел ее за город на отцовское поле, показал ей то место на берегу, где отец оттолкнул его суденышко, и сказал:

— Я утомился, присядь здесь, я положу голову к тебе на колени и посплю маленько.

Он положил голову к ней на колени, и она стала у него перебирать пальцами в волосах, пока он не уснул.

Когда же он уснул, она сначала сняла у него кольцо с пальца, потом высвободила ногу из-под его головы и оставила там только туфлю; затем взяла своего ребенка на руки и пожелала тотчас же снова очутиться в своем королевстве.

Проснулся король с Золотой Горы и увидел себя покинутым на берегу: ни жены, ни ребенка при нем не было, исчезло вместе с ними и кольцо с пальца. Только одна туфелька еще напоминала о его жене. «В родительский дом я не пойду, — подумал он. — Там еще, пожалуй, сочтут меня за колдуна. Уж лучше я прямо отсюда пущусь в дорогу и буду идти до тех пор, пока не приду в свое королевство».

Вот и пошел он, и пришел наконец к горе, перед которой увидел трех великанов: они спорили, не зная, как им поделить между собой отцовское наследство.

Увидев, что он идет мимо, великаны его подозвали и сказали:

— У вас, маленьких людей, ума в голове много, — и попросили его поделить их наследство.

А наследство состояло, во-первых, из заветного меча, который стоило только взять в руки и сказать: «Все головы долой, кроме моей!» — и все головы летели с плеч.

Во-вторых, из плаща — кто тот плащ надевал, тот сразу же становился невидим.

В-третьих, из пары сапог — кто их надевал, тот мог сразу очутиться там, где пожелает.

Вот король и сказал великанам:

— Дайте-ка мне все три вещи, чтобы я мог их испробовать: годны ли они в дело?

Вот и дали они ему плащ, и чуть только он его надел, как стал невидим и обратился в муху. Затем он опять принял свой прежний вид и сказал:

— Плащ хорош, теперь дайте мне меч испробовать.

Великаны ответили:

— Нет! Меч мы тебе не дадим. Ведь стоит только тому, кто владеет мечом, сказать: «Все головы долой, кроме моей!», как полетят все головы, и только у одного владельца меча голова на плечах уцелеет.

Однако потом все же дали ему и меч, но с тем условием, чтобы он испытал его силу на стволе дерева. Так он и сделал, и меч рассек огромное толстое дерево легко, как соломинку.

Затем хотел он испробовать и сапоги, но великаны опять стали возражать:

— Нет, их не выпустим из рук! Если ты их наденешь да пожелаешь очутиться на вершине горы, нам придется здесь остаться с пустыми руками.

— Нет, — сказал король, — этого я не сделаю.

Дали они ему, наконец, и сапоги. Когда все три вещи очутились у него в руках, то он тотчас подумал о своей жене и ребенке и сказал про себя: «Ах, если бы я мог теперь оказаться у себя, на Золотой Горе!» И тотчас исчез он из глаз великанов, и таким образом было поделено их наследство. Приблизившись к своему замку, король услышал радостные восклицания, звуки скрипок и флейт. Встречные люди объяснили ему, что его супруга празднует свадьбу с другим. Тогда король разгневался и сказал:

— А, коварная! Она меня обманула и покинула в то время, как я заснул!

Тут он надел свой плащ и вступил в замок невидимкой.

Он вошел в залу и увидел большой стол, заставленный дорогими кушаньями; за столом сидело много гостей, которые ели и пили, смеялись и шутили.

А его супруга, разряженная, сидела среди гостей на королевском троне, увенчанная короной. Он стал позади ее, никому не видимый.

Когда ей клали на тарелку кусок мяса, он брал это мясо у нее с тарелки и съедал; а когда ей подносили стакан вина, он брал этот стакан и выпивал вино… Сколько ей ни давали, у нее ничего не оставалось. Это поразило королеву и пристыдило; она встала из-за стола, ушла в свою комнату и стала плакать, а король последовал за ней.

Вот и стала она говорить:

— Бес ли вновь овладел мной или мой избавитель никогда не приходил сюда?

Тогда он ударил ее и сказал:

— Как не приходил? Он здесь, обманщица! Этого ли я от тебя заслужил?

И он, скинув плащ, явился перед ней, затем вошел в залу и крикнул:

— Свадьбы никакой не будет! Настоящий король вернулся домой!

Короли, князья и советники королевские, собравшиеся за свадебным столом, стали издеваться над ним и осмеивать его; но он не стал на них тратить слова и воскликнул только:

— Уйдете вы отсюда или нет?

Тогда они решили его схватить и подступили было к нему, но он выхватил свой меч и сказал:

— Все головы долой, кроме моей!

Все головы разом слетели с плеч, и он остался один владетелем и королем Золотой Горы.

Дух в склянке

Маялся некогда на свете бедный дровосек, работая с утра до поздней ночи. Скопив себе малую толику деньжонок, он сказал сыну:

— Ты мое единственное детище, и я хочу свои деньги, заработанные кровавым потом, обратить на твое обучение. Ели ты чему-нибудь путному научишься, сможешь прокормить меня на старости, когда мои руки и ноги служить не станут и мне придется поневоле сидеть дома.

И вот, пошел юноша в школу высшей ступени, стал старательно учиться, так что учителя его похваливали. В школе оставался он довольно долго, а затем прошел и еще одну школу. Однако, не во всем еще добившись полного знания, юноша истратил весь скудный капитал отца и принужден был к нему вернуться.

— Жаль, — сказал отец с грустью, — жаль, что ничего более не могу тебе дать и по нынешней дороговизне не могу отложить ни грошика; зарабатываю только на насущный хлеб.

— Дорогой батюшка, — сказал юноша, — не заботьтесь об этом! Коли есть на то воля Божия, то все устроится к лучшему. Я как-нибудь уж сам справлюсь.

Когда отец собрался в лес на заготовку дров, чтобы на этом хоть что-нибудь заработать, сын сказал ему:

— Я пойду с вами и стану вам помогать.

— Сыночек, — сказал отец, — трудненько тебе будет! Ведь ты к тяжелой работе не привычен и ее не выдержишь, да к тому же у меня всего один топор и денег нет на покупку другого.

— Ступайте к соседу, — сказал сын, — призаймите у него топор на время, пока я сам себе на топор не заработаю.

Занял отец топор у соседа, и на следующее утро пошли они на рассвете в лес вместе. Сын помогал отцу и при этом был свеж и бодр. Когда солнце стало у них над головой, отец сказал:

— Вот теперь отдохнем да пообедаем, и потом работа еще лучше пойдет.

Сын взял свой кусок хлеба в руки и сказал:

— Вы, батюшка, отдохните, а я хочу побродить по лесу и поискать птичьих гнезд.

— Ох ты, шутник! Чего тебе по лесу бегать? Еще устанешь так, что руки' не поднимешь… Посидел бы лучше здесь со мной.

Однако же сын ушел в лес, съел свой хлеб и стал весело посматривать в чащу зеленых ветвей — не видно ли где гнезда? Так ходил он туда и сюда, пока не наткнулся на громадный ветвистый дуб, старый-престарый, толщиной в пять обхватов. Остановился он под дубом, посмотрел на него и подумал: «На этом дубу, вероятно, не одна птица свое гнездо свивает».

И вдруг ему показалось, что он слышит чей-то голос… Стал прислушиваться и впрямь услышал, как кто-то говорит глухим голосом:

— Выпусти меня, выпусти меня.

Стал он оглядываться, но ничего не смог обнаружить. Ему даже показалось, будто голос выходит из-под земли. Тогда юноша крикнул:

— Да где же ты?

— Я тут, около корней дуба. Выпусти, выпусти меня! — ответил голос.

Стал юноша рыться под деревом возле корней, пока не отыскал небольшой стеклянный сосуд, запрятанный в ямке. Поднял он склянку, посмотрел против света и увидел, что там прыгает что-то вроде лягушки.

— Да выпусти же, выпусти меня! — воскликнуло снова это существо.

И юноша, ничего дурного не предвидя, вытащил пробку из склянки. Тотчас же вышел из нее какой-то дух и начал расти, расти, да так быстро, что в несколько мгновений перед изумленным юношей предстало страшное чудовище, ростом с полдуба.

— А знаешь ли ты, — воскликнуло чудовище страшным голосом, — чем вознагражу я тебя за то, что ты меня выпустил?

— А почем мне знать? — бесстрашно ответил юноша.

— Так знай, что я тебе за это шею сломаю! — выкрикнул дух.

— Так ты мне это раньше должен был сказать, — ответил юноша, — тогда бы я тебя оставил в склянке… А я перед тобой ни в чем не провинился, спроси у людей…

— У людей? А мне что до того? — грозно продолжал дух. — Заслуженное тобой ты все равно должен получить. Или ты думаешь, что я в награду сидел так долго в склянке? Нет, в наказание! Я не кто иной, как могущественный Меркурий, и кто меня из склянки выпустит, тому я должен сломать шею.

— Ну, ну, потише! — пригрозил смелый юноша. — Не спеши! Я сначала должен убедиться, точно ли это ты сидел в маленькой склянке и действительно ли ты тот самый дух. Коли ты опять сумеешь в нее влезть, я тебе поверю, и тогда уж делай со мной что хочешь.

Дух ответил высокомерно:

— Не мудрено мне это доказать тебе, — и свился в маленькое существо, каким был вначале, после чего влез в ту же склянку.

Но едва только он там очутился, как юноша тут же быстро заткнул склянку пробкой, бросил ее под корни дуба на старое место — и таким образом обманул духа. Он уже собирался уйти к своему отцу, но дух стал жалобно кричать:

— Ох, выпусти же, выпусти меня!

— Ну уж нет! — ответил смельчак. — Во второй раз не выпущу! Кто на мою жизнь посягал, того уж я, конечно, не выпущу.

— Коли ты меня выпустишь, — крикнул дух, — я тебе столько дам, что тебе на весь твой век хватит!

— Нет, ты обманешь, как и в первый раз!

— Ты сам от своего счастья отказываешься, — сказал дух, — верь, что я ничего дурного тебе не сделаю, а напротив — награжу тебя!

Смельчак подумал: «Может, попробовать? Вдруг он слово сдержит? Дурного же он мне ничего не может сделать». Откупорил он склянку, и дух снова вытянулся и вырос в великана.

— Вот тебе награда, — сказал он и подал юноше маленькую тряпочку вроде пластыря, добавив: — Если ты этим краем проведешь по ране, рана заживет; а если другим краем потрешь сталь или железо, они обратятся в серебро.

— Это надо мне сначала испробовать, — сказал юноша.

Он подошел к дереву, рассек его кору топором и провел по этому месту одним краем тряпочки — кора плотно срослась, и след разреза изгладился.

— Пожалуй, ты правду мне сказал, — проговорил юноша, обращаясь к духу, — теперь ступай своей дорогой.

Дух поблагодарил его за свое освобождение, а юноша поблагодарил духа за подарок и направился к отцу своему.

— Где ты носился? — спросил его отец. — Совсем забыл о работе? Ведь я же сразу тебе сказал, что ты на это дело не пригоден.

— Небось, батюшка, еще успею нагнать!

— Ну да! Нагнать! Это уж не порядок!

— А вот посмотрите, батюшка, как я сейчас это дерево срублю: только треск пойдет!

Тут взял он свою тряпочку, провел ею по топору и ударил им о дерево со всего размаха, но железо превратилось в серебро, и лезвие топора загнулось.

— Э-э, батюшка! Посмотрите, что за дрянной топор вы мне дали — его совсем покривило!

Отец перепугался:

— Что ты наделал?! Ведь я теперь должен буду уплатить за топор, а чем я платить буду? В этом только и весь прок от твоей работы!

— Не сердитесь, батюшка! — ответил сын. — За топор уж я сам заплачу!

— Ох ты, дурень! — крикнул отец. — Из каких денег ты заплатишь? У тебя только то и есть, что я тебе дам! Набрался всяких ученых затей, а в дровосеки не годишься!

Немного спустя сын сказал отцу:

— Батюшка! Я без топора работать не могу, лучше пойдем домой, отдохнем.

— Что такое?! — воскликнул отец. — Или ты думаешь, что я так же, как ты, опущу ручки в кармашки? Я еще работать должен, а ты проваливай домой.

— Да я ведь, батюшка, здесь, в лесу, впервой и дорогу домой один не найду. Пойдемте вместе!

Когда гнев у отца поутих, он дал себя уговорить и пошел домой вместе с сыном. Вот и сказал он сыну:

— Сходи да продай за что ни на есть испорченный топор. К тому, что выручишь от продажи, я должен буду еще приработать, чтобы уплатить соседу за топор.

Сын взял топор и отнес его в город к золотых дел мастеру; тот взял пробу серебра, положил топор на весы и сказал:

— Этот топор стоит четыреста талеров. Столько у меня наличных денег нет.

— Дайте сколько у вас есть, остальное пусть останется за вами как долг.

Мастер дал ему триста талеров, а сто остался должен. Пошел юноша домой и говорит отцу:

— У меня есть деньги, сходите, спросите у соседа, сколько ему за топор следует?

— Я и так знаю, — ответил отец, — что следует один талер и шесть грошей.

— Ну, так дайте ему два талера и двенадцать грошей: ровно вдвое больше того, что следует. Теперь у вас, отец, в деньгах никогда не будет нехватки — живите так, как вам вздумается.

— Боже ты мой! — воскликнул старик. — Да как ты такого богатства добился?

Тогда сын рассказал, как все произошло и как он, понадеявшись на свое счастье, набрел на богатую находку. И вот, с остальными деньгами он вновь возвратился в ту же школу, где обучался, и стал продолжать ученье, а так как он своим пластырем мог лечить все раны, то со временем стал самым знаменитым во всем свете врачом.

Стеклянный гроб

Никогда не утверждай, что бедняк портной не может возвыситься и добиться высоких почестей, ведь стоит только ему узнать, куда следует обратиться, да еще если удача ему улыбнется! Вот такой-то исправный и проворный портняжный подмастерье однажды во время своих странствий из города в город забрел в большой лес и, не зная дороги, в лесу заблудился.

Наступила ночь, и ему волей-неволей пришлось искать себе место для ночлега в этой страшной глуши. Он бы охотно прилег на мягкий мох, но побоялся диких зверей и потому решил переночевать на дереве.

Выискал он высокий дуб, взобрался на самую его вершину и возблагодарил Бога за то, что у него был с собой утюг захвачен, а не то сильный ветер, гулявший по вершинам деревьев, пожалуй, сдул бы его с ветки, как пушинку.

Проведя несколько часов в темноте, портной увидел в некотором отдалении огонек. Он предположил, что это, верно, чье-нибудь жилье, где ему, пожалуй, удобнее будет приютиться, чем на ветвях дерева, поэтому он осторожно спустился вниз и пошел на огонек. И вот, подошел он к шалашу, сплетенному из тростника и водорослей, и смело постучался в дверь.

Дверь приоткрылась, и при свете свечи, горевшей внутри шалаша, наш путник смог разглядеть маленького, совсем седого старичка, одетого в платье, сшитое из пестрых лоскутков.

— Кто ты и чего тебе нужно? — спросил старичок сиплым голосом.

— Я — бедный портной! Ночь застала меня здесь, в лесу, и я усердно прошу вас, чтобы вы меня пустили переночевать в вашем шалаше.

— Ступай своей дорогой, — проворчал старик, — я с бродягами не знаюсь, ищи себе приюта в другом месте.

С этим словами старик собирался было опять юркнуть в свое жилище, однако портной, ухватив его за полы одежды, стал просить так трогательно, что старик, который вовсе не был таким злым, каким хотел казаться, наконец сжалился, впустил его в свою хижину, накормил и указал ему в углу весьма удобную постель.

Усталый портной не нуждался в том, чтобы его укачивали, и сладко заснул до утра, да, пожалуй, и тогда еще не подумал бы вставать, кабы не был испуган страшным шумом.

Громкие крики и мычание доносились из-за тонких стенок шалаша. Портной, к которому нежданно возвратилось его мужество, вскочил с постели, поспешно оделся и вышел из шалаша.

Близехонько он увидел большого черного быка и прекрасного оленя, которые жестоко бились между собой. Они с такой яростью наскакивали друг на друга, что земля дрожала от их топота, а воздух сотрясался от их рева.

Бой длился долго, и нельзя было понять, кто из бойцов одолеет, но в конце концов олень вонзил свои рога в бок быку — и бык со страшным ревом пал на землю, после чего окончательно был добит несколькими ударами оленьих рогов.

Портной, с изумлением смотревший на этот бой, еще не успел прийти в себя, как уже олень подскочил к нему и, прежде чем он смог увернуться, подхватил его рогами. Портной совсем растерялся и понять не мог, куда мчит его олень во всю прыть через пень и колоду, по долам и по горам, по лугам и лесам. Он только держался крепко-накрепко за концы оленьих рогов, целиком положившись на волю судьбы: ему казалось, что он летит, летит куда-то вдаль…

Наконец олень остановился перед отвесной скалой и легонько опустил портного на землю. Портной, ни жив ни мертв, не сразу смог и совладать с собой. А между тем олень что есть мочи ударил рогами в одну из дверей в скале — и та широко распахнулась. Оттуда выбилось пламя, а за пламенем повалили густые клубы дыма, в которых олень скрылся из виду. Портной совершенно не знал, что ему делать, и стоял в нерешительности, когда вдруг из скалы раздался голос, который сказал ему:

— Вступай сюда без опасения; с тобой ничего дурного не случится.

И вот, привлекаемый какой-то неведомой силой, повинуясь услышанному голосу, прошел портной через железную дверь в большой, просторной зал.

В этом зале пол, стены и потолок были сделаны из квадратных, гладко отполированных каменных плит, на которых были вырезаны неизвестные ему знаки. Он на все это посмотрел с изумлением и только что собирался опять выйти из зала, как вновь услышал тот же голос, громко произнесший:

— Наступи на тот камень, что посредине зала положен, — там ждет тебя большое счастье.

И вот, камень, на который вступил портной, начал полегоньку под его ногами подаваться и медленно опустился вглубь.

Когда камень опять приостановился, портной оглянулся вокруг и увидел, что он стоит среди зала, равного по величине верхнему залу, но здесь еще более, чем в верхнем, было на что посмотреть и подивиться.

На стенах были высечены углубления и в них поставлены сосуды из прозрачного стекла, наполненные голубоватым дымком. На полу зала стояли, один напротив другого, два больших стеклянных ящика, которые тотчас же привлекли внимание портного.

Подойдя к одному из них, портной увидел в нем прекрасное здание, вроде замка, окруженное хозяйственными пристройками, хлевами и житницами. Все было маленькое, но чрезвычайно тщательно и красиво сделанное: видно было, что все это с величайшей точностью вырезано искусной рукой.

Портной, вероятно, еще не скоро оторвался бы от осмотра этой диковинки, если бы опять не раздался тот же голос. Голос потребовал, чтобы он оглянулся и посмотрел на другой стеклянный ящик.

Каково же было изумление портного, когда он там увидел девушку-красавицу! Она как бы спала и вся была окутана волной своих золотистых волос, как бесценным плащом. Глаза ее были закрыты, но по цвету ее лица и по ленте, которая шевелилась от ее дыхания, нетрудно было убедиться в том, что она жива.

Портной смотрел на красавицу, и у него отчаянно билось сердце, как вдруг она открыла глаза и взглянула на пришельца с радостью и страхом.

— О небо! — воскликнула она. — Мое освобождение близится! Скорее, скорее помоги мне выйти из моей тюрьмы: отодвинь только задвижку моего стеклянного гроба — и я свободна.

Портной повиновался не колеблясь, и красавица, тотчас приподняв стеклянную крышку, вышла из гроба, поспешно удалилась в угол зала и там окуталась широким плащом.

Затем она присела на один из камней, подозвала к себе нашего молодца и, дружески поцеловав его, сказала:

— О ты, мой долгожданный освободитель! Благое небо привело тебя ко мне и положило предел моим страданиям. В тот же самый день, в который они окончились, должна и для тебя наступить счастливая пора. Ты мне предназначен в супруги и должен, мною любимый и всеми земными благами наделенный, отныне проводить жизнь в непрерывной радости. Присядь здесь и выслушай рассказ о моей судьбе…

Я — дочь богатого графа. Родители мои умерли, когда я была еще совсем юной, и поручили меня в духовном своем завещании моему старшему брату, у которого я и была воспитана. Мы так нежно друг друга любили и так близко сходились с ним и в наших воззрениях, и в наших наклонностях, что решили никогда не расставаться до конца жизни: и ему не жениться, и мне не выходить замуж. В нашем доме постоянно бывали многие, соседи и приятели съезжались к нам часто, и мы всех принимали с одинаковым радушием.

Вот и случилось однажды вечером, что какой-то чужеземец заехал в наш замок и под тем предлогом, что он в тот день не успеет добраться до ближайшего местечка, стал просить о дозволении переночевать у нас. Мы, конечно, дозволили с величайшей любезностью, и он за ужином очень забавлял нас своим разговором и рассказами. Брату моему он так понравился, что он попросил гостя пожить у нас денек-другой, на что тот после некоторого раздумья согласился.

Поздно ночью поднялись мы после ужина из-за стола, и чужеземцу была указана его комната. А я, утомленная, поспешила к себе, чтобы поскорее улечься в свою мягкую постель.

Едва только я стала засыпать, как меня пробудили звуки нежной и прелестной музыки. Я не могла понять, откуда эти звуки исходят, поэтому решила позвать к себе мою горничную из соседней комнаты, но, к величайшему моему изумлению, почувствовала, что неведомая сила отняла у меня дар слова, и я не могла произнести ни звука.

Между тем я увидела при свете ночной лампы, что чужеземец вступил в мою комнату, проникнув через две крепко запертые двери. Приблизившись ко мне, он сказал, что силой данных ему во власть волшебных чар он пробудил меня нежной музыкой, а теперь и сам ко мне проник сквозь все затворы с намерением предложить мне руку и сердце. Мне его волшебные чары показались такими неприятными, что я не удостоила его ответом.

Он некоторое время простоял неподвижно, вероятно, в ожидании благоприятного ответа, но я продолжала молчать, и он в гневе объявил мне, что будет мстить и найдет возможность наказать меня за мое высокомерие, после чего покинул мою комнату.

Я провела ночь очень тревожно и уснула уже только под утро. Проснувшись, я хотела рассказать все своему брату, однако же не нашла его в комнате, где он спал, а слуга объявил мне, что он еще на рассвете отправился с чужеземцем на охоту.

Терзаемая дурными предчувствиями, я велела оседлать моего любимого иноходца и в сопровождении только одного слуги помчалась в лес.

Вскоре слуга упал вместе с лошадью и не мог уже следовать за мной, так как его лошадь сломала ногу. Не останавливаясь, я продолжала свой путь и вскоре увидела чужеземца, ехавшего ко мне навстречу с красавцем-оленем на привязи.

Я спросила его, куда он девал моего брата и как добыл этого оленя, из глаз которого лились крупные слезы. Вместо ответа чужеземец громко рассмеялся. Я, страшно взбешенная этим, выхватила пистолет и выстрелила в чудовище; но пуля отскочила от его груди и попала в голову моему коню. Я упала наземь, а незнакомец пробормотал какие-то слова, от которых я потеряла сознание.

Когда я пришла в себя, я уже находилась в этой подземной пещере в моем стеклянном гробу. Чародей еще раз явился ко мне, сказал, что он моего брата обратил в оленя, мой замок со всеми угодьями уменьшил так, что он весь поместился в другом стеклянном ящике, а всех людей моих превратил в дым и закупорил вот в эти стеклянные сосуды. Если я желаю покориться его воле, то ему ничего не стоит все опять привести в прежний вид: стоит только вскрыть сосуды, и все примет свой естественный образ. Я ему по-прежнему ничего не ответила.

Тогда он исчез, покинув меня в моей темнице, где вскоре одолел меня глубокий сон.

Среди тех образов, которые проносились в моем сознании, была и такая утешительная картина: мне представлялось, что к моему гробу подходит юноша и освобождает меня из моей темницы, и вот сегодня, открыв глаза, я увидела тебя и вижу, что моя мечта осуществилась. Помоги мне выполнить то, что мне еще так недавно представлялось, как наяву, в моих сновидениях.

Первое, что мы должны сделать, это поднять стеклянный ящик с моим замком и поставить на тот широкий камень.

Как только ящик был поставлен на камень, камень поднял его вместе с красавицей и юношей в верхний зал, из которого они легко смогли выйти на свежий воздух. Туда же вынесли они и ящик, сняли с него крышку, и любо-дорого было посмотреть, как замок, дома и все строения стали вдруг увеличиваться и быстро возрастать до своих настоящих размеров.

Затем они вернулись в подземную пещеру и на том же камне подняли вверх наполненные дымом сосуды. И чуть только красавица вскрыла сосуды — голубоватый дымок вышел из них и превратился в живых людей, в которых красавица узнала всех своих слуг.

Ее радость возросла еще более, когда она увидела, что ее брат едет к ней из лесу в своем прежнем, человеческом, образе, который к нему возвратился после того как он убил чародея в виде черного быка.

И в тот же день по своему обещанию красавица обвенчалась со счастливцем портным.

Черт и его бабушка

Велась некогда большая война, и король, который ее вел, содержал солдат много, а жалованья давал им мало, так что они на это жалованье жить не могли. Вот трое из них сговорились и собрались бежать. Один из них сказал:

— Коли поймают нас, так уж повесят непременно, как же нам быть?

Другой ответил:

— А вон, видишь, большое ржаное поле? Коли мы там среди ржи спрячемся, то нас никто не сыщет. Войско не успеет сегодня все это поле прочесать, а завтра им уже выступать в поход.

Вот залезли солдаты в рожь, а войско-то не двинулось дальше и залегло вокруг того поля. Высидели беглецы два дня и две ночи во ржи, и заморил их такой голод, что они с него чуть не умерли. А между тем они знали, что если изо ржи выйдут, то их ожидает верная смерть.

И стали они между собой говорить:

— Ну что проку в том, что мы бежали? Придется нам здесь погибнуть лютой смертью.

Тем временем пролетал по воздуху огненный змей, опустился к ним и спросил их, зачем они тут укрылись. Они ответили ему:

— Мы трое — солдаты и бежали из строя, потому что нам мало платили жалованья. И вот теперь, если здесь останемся, придется нам помирать с голода, а если выйдем отсюда, придется нам болтаться на виселице.

— Если вы обещаете мне семь лет служить, — сказал змей, — то я вас пронесу через войска так, что никто вас не изловит.

— Нам выбирать не из чего, и придется на все соглашаться, — ответили солдаты.

Тогда змей ухватил их в свои когти, перенес по воздуху через все войско и далеко-далеко оттуда опустил на землю; а этот змей был не кто иной, как дьявол. Дал он солдатам небольшую плеточку и сказал:

— Стоит вам только похлестать и пощелкать этой плеточкой — и около вас просыплется столько денег, сколько вам понадобится. Можете знатными барами жить, и лошадей держать, и в каретах ездить, но через семь лет вы будете моей собственностью.

Затем змей подал книгу, в которой все трое должны были расписаться.

— Вам же на пользу, однако, — сказал дьявол, — я намерен задать вам загадку. Коли ее отгадаете, то избавитесь от моей власти.

Сказав это, змей улетел, а солдаты пошли дальше со своей плеточкой. И денег у них стало в изобилии, и платье они заказали себе богатое, и пустились они бродить по белу свету.

Где они бывали, там жили весело и богато, ездили на собственных лошадях, ели и пили вволю, но дурного ничего не делали. Время пролетело для них быстро, и, когда семилетний срок стал подходить к концу, двое из них стали крепко побаиваться, а третий и в ус не дул и даже еще товарищей утешал:

— Ничего, братцы, не бойтесь! Умишком Бог меня не обидел — я берусь загадку отгадать!

Вот вышли они в поле, сели там, и двое из них скроили очень кислые рожи. Тут подошла к ним какая-то старуха и спросила их, почему они так печальны.

— Ах, что вам до этого за дело? Вы все равно не можете нам ничем помочь!

— Как знать? — ответила старуха. — Доверьте мне ваше горе.

Тогда они рассказали ей, что уже почти семь лет состоят на службе у черта, что черт осыпал их за это деньгами, что они выдали ему расписку и должны попасть в его лапы, если по истечении семи лет не отгадают загадку, которую тот им задаст.

Старуха сказала на это:

— Коли хотите, чтобы я вашему горю помогла, то один из вас должен пойти в лес и дойти до обрушенной скалы, которая очень походит на избушку. Пусть войдет в нее и там найдет себе помощь.

Те двое, что запечалились, подумали: «Где уж там помощь найти», — и остались на месте, а третий, веселый, тотчас собрался в путь и дошел по лесу до каменной хижины.

В хижине сидела дряхлая-предряхлая старуха — чертова бабушка; она и спросила его, что ему здесь понадобилось. Он рассказал старухе все, что с ними случилось, и, так как он старухе понравился, она над ним сжалилась и пообещала ему помочь. Приподняла она большой камень, которым был прикрыт вход в погреб, и сказала:

— Тут спрячься и отсюда сможешь услышать все, что здесь будет говориться. Только смотри: тихо сиди и не шевелись. Как прилетит змей, я его расспрошу о загадке… Мне он все скажет, а ты к его ответу прислушайся.

Ровно в полночь прилетел змей и потребовал себе ужин. Его бабушка накрыла на стол, подала и кушаний, и напитков вдоволь, и они стали есть и пить вместе. Затем она его спросила, как у него день прошел и сколько душ успел он сманить.

— Не очень мне сегодня посчастливилось, — сказал черт, — ну да у меня есть в запасе трое солдат, которым от меня не уйти.

— Ну да! Трое солдат! Те за себя постоят, пожалуй, еще и вовсе тебе не достанутся.

Черт ответил на это насмешливо:

— Те-то не уйдут от меня! Я им такую загадку загадаю, что они ее ни за что не отгадают!

— А что же это за загадка? — спросила старуха.

— Сейчас скажу тебе: в великом северном море лежит дохлый морской кот — это им вместо жаркого; а ребра кита — это им вместо серебряной ложки; а старое лошадиное копыто — вместо стакана…

Когда черт улегся спать, его старая бабушка приподняла камень и выпустила солдата из погреба.

— Все ли ты запомнил? — спросила она.

— Да, — сказал он, — я достаточно слышал и сумею справиться.

Затем он потихоньку выбрался из хижины через окно и поспешил вернуться к своим товарищам. Солдат рассказал им, как чертова бабушка перехитрила черта, и теперь они знают отгадку. Тогда все повеселели, взяли плетку в руки и столько нахлестали себе денег, что они всюду вокруг по земле запрыгали.

Когда минули все семь лет сполна, черт явился с книгой, показал солдатам их подписи и сказал:

— Я возьму вас с собой в преисподнюю; там для вас уж и пир сготовлен! Но если вы угадаете, какое жаркое вы там получите, то я вас освобожу и из рук своих выпущу, да сверх того еще и плеточку вам оставлю.

Тут первый солдат в ответ ему и сказал:

— В великом северном море лежит дохлый морской кот — это, верно, и будет наше жаркое?

Черт нахмурился, крякнул: «Гм! Гм! Гм!» — и спросил другого солдата:

— А какой же ложкой вы есть станете?

— Ребро кита — вот что заменит нам серебряную ложку!

Черт поморщился опять, трижды крякнул и спросил у третьего солдата:

— Может быть, ты знаешь, из чего вы вино пить будете?

— Старое лошадиное копыто — вот что должно нам заменять стакан.

Тут черт с громким воплем взвился и улетел — и утратил над солдатами всякую власть…

А плетка так и осталась у них в руках, и они продолжали ею выхлестывать столько денег, сколько им хотелось, и жили в полном довольстве до конца дней своих.

Чумазый братец черта

Одному отставному солдату не на что было жить, и он не знал, как ему из той беды выпутаться. Вот как-то вышел он в лес, сколько-то прошел по лесу и там повстречал самого черта в виде маленького человечка. И сказал ему человечек:

— Что с тобой? Что невесело смотришь?

Ответил ему солдат:

— Еще бы! Голод мучит, а денег у меня нет!

Черт и сказал:

— Если ты наймешься ко мне в слуги, тогда тебе достатка на весь век хватит. И служить тебе у меня придется всего семь лет, а там опять будет тебе вольная воля. Но только предупреждаю: все семь лет ты не должен мыться, чесаться, бриться, стричь ногти и волосы и глаза протирать.

Солдат ответил:

— Ну, что же? Пусть так и будет, коли нельзя иначе, — и пошел вслед за человечком, который повел его прямехонько в ад.

Там черт указал ему, что он должен делать: поддерживать огонь под котлами, где сидят грешники; чистоту соблюдать в доме; сор за дверь выносить и всюду смотреть за порядком. Но черт предупредил: если солдат хоть раз заглянет в котлы, ему несдобровать.

— Ладно, — согласился солдат, — я все это справлю.

После этого старый черт отправился опять в свои странствия, а солдат приступил к исполнению своих обязанностей: стал подкладывать дрова в огонь, подметать сор и выносить его за двери, то есть делал все, что приказано.

Когда старый черт вернулся из странствий, он посмотрел, все ли исполнено по его приказу, остался, по-видимому, доволен и вторично удалился.

Солдат тем временем успел освоиться и высмотрел, что котлы стоят вокруг всей преисподней, под ними разведены большие огни, а в котлах что-то варится и клокочет. Ему смерть как хотелось заглянуть в котлы, но ведь черт-то ему строго-настрого это запретил! В конце концов солдат не удержался и у первого котла чуть-чуть приподнял крышку. Вот он заглянул туда.

И что же? Он увидел там своего прежнего унтер-офицера!

— А, голубчик! — воскликнул солдат. — И ты здесь? Прежде я у тебя был в руках, а теперь ты у меня! — и опустил крышку, поправил огонь да еще полешко подложил.

Затем пошел он ко второму котлу и у него тоже немного приподнял крышку, заглянул — и увидел там своего прапорщика.

— А, голубчик! И ты здесь! Прежде ты меня в руках держал, теперь я тебя! — опять захлопнул крышку и еще полено подкинул, чтобы жару подбавить.

Захотелось солдату взглянуть, кто в третьем котле, — и увидел там генерала.

— А, голубчик! И ты здесь! Прежде я у тебя был в руках, а теперь ты у меня, — сходил он за мехами да хорошенько раздул под котлом огонь.

Так и нес он в течение семи лет свою службу в аду, при этом не мылся, не чесался, не брился, ногти и волосы не стриг и глаза не промывал. И семь лет показались ему так коротки, как полгода.

Когда срок службы минул, пришел к солдату черт и говорит:

— Ну, Ганс, что ты делал?

— Я вот огонь под котлами разводил, везде подметал и сор за дверь выбрасывал.

— Но ты и в котлы тоже заглядывал! Счастье твое, что ты под те котлы дрова подкладывал, а не то пришлось бы тебе с жизнью проститься. Теперь твой срок службы миновал, небось домой вернуться хочешь?

— Да, хотелось бы посмотреть, что там мой батька поделывает.

— Ну, так вот, в награду за службу поди да набей себе полный ранец сором и возьми его домой. Да смотри, уйди туда нечесаный и немытый, с неостриженными ногтями и бородой, с длинными волосами и непромытыми глазами, а когда тебя станут спрашивать, откуда ты идешь, отвечай прямо: из ада; а если спросят, кто таков, скажи, что ты чумазый братец черта и сам себе господин.

Солдат промолчал и все исполнил, что ему черт приказал, хотя и не был своей наградой доволен.

Очутившись снова на белом свете среди леса, снял он свой ранец со спины и хотел было его вытрясти, открыл его, а там вместо сора — чистое золото!

«Вот уж я никак не ожидал!» — подумал солдат и остался очень доволен таким превращением. Взял он свой ранец и пошел в город.

Возле гостиницы его увидел ее хозяин, и, когда солдат подошел поближе, он страшно перепугался, потому что солдат показался ему страшнее пугала огородного.

Он его к себе подозвал и спросил:

— Откуда ты?

— Из ада.

— А кто ты таков?

— Чумазый братец черта и сам себе господин.

Хозяин не хотел было и впускать его в гостиницу, но солдат показал ему золото, и тот побежал вперед и сам перед ним двери распахнул.

Солдат приказал отвести себе лучшую комнату, ел и пил вдоволь, но не мылся и не чесался, как ему черт приказал; так и спать лег.

У хозяина же солдатский ранец, набитый золотом, из ума не шел и покоя ему не давал; в конце концов он ночью в комнату к солдату пробрался и ранец украл.

На другое утро, поднявшись с постели, Ганс захотел рассчитаться с хозяином и идти дальше, но ранца около него не оказалось. Солдат тотчас принял такое решение: «Без своей вины я в беду попал», — и немедленно повернул с пути прямо в преисподнюю.

Рассказал он там черту о своей напасти и стал просить его о помощи.

Черт и сказал ему:

— Садись, я тебя умою, причешу, побрею, обстригу тебе ногти и волосы и глаза промою.

Когда все это было сделано, черт дал ему другой ранец, полнехонек сору, и сказал:

— Ступай и скажи хозяину гостиницы, чтобы он тотчас же возвратил тебе твое золото, а не то я сам к нему явлюсь и унесу его сюда — пусть здесь вместо тебя огонь под котлами разводит.

Солдат вышел из ада, пришел к хозяину и сказал ему:

— Ты украл у меня золото, и если не отдашь его, придется тебе идти в ад на мое место и будешь ты выглядеть таким же чудовищем, как я.

Хозяин тут же поспешил возвратить украденное золото, попросив никому о том не сказывать, и солдат с той поры разбогател не на шутку.

Направился он к своему отцу, купил себе какой-то плохонький холщовый сюртучишко и стал всюду на пути всех музыкой забавлять: он музыке научился у черта в аду.

Однажды довелось солдату играть перед стариком королем, и тому так его музыка понравилась, что он пообещал выдать за солдата замуж старшую дочь.

Но чуть только дочь услышала, что она должна выйти за бродягу в дрянном белом сюртучишке, она сказала отцу:

— Нет, уж я лучше утоплюсь, чем за него замуж пойду.

Король не стал с ней спорить и отдал за него младшую, которая вышла за солдата по любви к отцу; таким образом чумазый братец черта получил королевну в жены, а по смерти короля — и все его королевство.

Вильгельм Гауф

Рассказ о корабле привидений

Мой отец имел в Бальсоре небольшую лавку. Он был ни беден ни богат и был одним из тех людей, которые неохотно решаются на что-нибудь, из страха потерять то немногое, что имеют. Он воспитывал меня просто и хорошо и вскоре достиг того, что я смог помогать ему. Как раз в то время, когда мне исполнилось восемнадцать лет и когда он решился-таки на свое первое крупное предприятие, он умер, вероятно, от тревоги, что вверил морю тысячу золотых.

Вскоре после его смерти пришло известие, что корабль, на который мой отец отдал свои товары, пошел ко дну. Эта неудача, однако, не смогла сломить мое юношеское упорство. Я окончательно превратил в деньги все, что оставил мой отец, и отправился испытывать свое счастье на чужбине. Меня сопровождал только старый слуга моего отца, который по давней привязанности не захотел расставаться со мной.

В гавани Бальсоры мы сели на корабль при благоприятном ветре. Корабль, на котором я купил себе место, направлялся в Индию. Мы пробыли в пути уже пятнадцать дней, когда капитан объявил нам о приближающейся буре. Он был задумчив, потому что в этом месте он, вероятно, недостаточно хорошо знал фарватер. Капитан велел убрать все паруса, и корабль сбавил скорость.

Наступила ночь, но вокруг было спокойно, и капитан даже подумал, что обманулся и буря прошла мимо. Вдруг неподалеку от нашего корабля пронесся другой корабль, которого мы раньше не видели. С его палубы раздавались дикое ликование и крики, чему я в тот страшный час перед бурей немало удивился. А капитан, стоявший рядом со мной, побледнел как смерть.

— Мой корабль погиб! — воскликнул он. — Там носится смерть!

Еще прежде чем я успел спросить капитана о том, что он имеет в виду, с воплями и криками вбежали матросы.

— Вы его видели? — кричали они. — Теперь мы погибли!

Капитан велел читать вслух утешительные изречения из Корана и сам встал к рулю. Но напрасно! Буря разбушевалась, и не прошло часа, как корабль затрещал и начал разрушаться. Были спущены лодки, и едва палубу покинули последние матросы, как корабль на наших глазах пошел ко дну, оставив меня в открытом море без последних средств к существованию. Но несчастья на этом не закончились: буря свирепствовала все сильнее, лодкой уже нельзя было управлять. Я крепко обнял своего старого слугу, и мы пообещали не покидать друг друга до последней минуты.

Наконец наступило утро. Но с первым проблеском утренней зари ветер подхватил лодку, в которой мы сидели, и опрокинул ее. Падение оглушило меня, а когда я очнулся, то почувствовал, что старый верный слуга крепко держит меня одной рукой, в то время как другой ухватился за опрокинутую лодку.

Буря постепенно улеглась. От нашего корабля ничего уже не было видно, но недалеко от себя мы вдруг заметили другой корабль, к которому волны понесли нас. Когда мы приблизились, я узнал тот самый корабль, который ночью пронесся мимо и который навел на капитана такой страх. Я почувствовал ужас: корабль казался совершенно безлюдным, и на его палубе никто не появился даже после того как мы начали громко кричать, призывая на помощь. Однако, как бы ни было нам страшно, этот корабль был нашим единственным средством спасения, поэтому мы изо всех сил старались приблизиться к нему.

С носа корабля свешивался длинный канат, и нам стоило немалых усилий, чтобы уцепиться за него. Я еще раз попробовал позвать на помощь, но на корабле по-прежнему было тихо. Тогда мы стали взбираться по канату наверх; я как более молодой — впереди. О ужас! Какое зрелище представилось моим глазам, когда я вступил на палубу! Она была красной от крови; на ней лежали двадцать или тридцать трупов в турецких одеждах; у средней мачты стоял человек, богато одетый и с саблей в руке, но его лицо было бледным и застывшим, а лоб был пробит большим гвоздем, приковавшим его к мачте. Человек тоже был мертв. Ужас сковал меня, я едва смел дышать. Наконец и мой спутник влез наверх. И его поразил вид палубы, которая была полна ужасных мертвецов. Наконец, помолившись в душевном страхе Пророку, мы решились пройти дальше. На каждом шагу мы оглядывались, опасаясь, что нам представится что-то еще более ужасное или мертвый, пригвожденный к мачте капитан направит на нас свои неподвижные глаза.

Наконец мы подошли к лестнице, которая вела в трюм. Там мы невольно остановились и посмотрели друг на друга, потому что оба не решались выразить свои мысли прямо.

— Господин, — сказал наконец мой верный слуга, — здесь произошло что-то ужасное. Однако, если даже корабль там внизу наполнен убийцами, все-таки я предпочитаю безусловно сдаться им, чем оставаться здесь, среди этих мертвецов.

Я думал так же, как он. Мы собрались с духом и стали спускаться вниз, исполненные страха, но и здесь была мертвая тишина. Мы остановились возле каюты. Я приложил ухо к двери и прислушался — никаких звуков. Я отворил. В каюте был полный беспорядок: одежда, оружие, утварь — все было разбросано. Мы пошли дальше, из помещения в помещение, из комнаты в комнату, и везде находили чудные запасы шелка, жемчуга, сахара. При виде этих богатств я обрадовался: ведь на корабле никого нет, думал я, значит все можно присвоить себе. Но Ибрагим обратил мое внимание на то, что мы, вероятно, еще очень далеко от берега, до которого одни, без чьей-либо помощи не сможем добраться.

Мы подкрепились кушаньями и напитками, которые нашли в изобилии, и опять поднялись на палубу. Но здесь нас снова охватил ужас при виде трупов. Мы решили избавиться от них и выбросить их за борт. Но к великому нашему изумлению оказалось, что ни один труп нельзя сдвинуть с места! Они лежали на полу как заколдованные… Капитана тоже невозможно было оторвать от мачты; мы даже не смогли вырвать саблю из его окоченевшей руки.

Мы провели день, печально размышляя о своем положении; когда же приблизилась ночь, я позволил старому Ибрагиму лечь спать. Сам я решил бодрствовать на палубе, но когда взошла луна, мной овладел непреодолимый сон. Впрочем, это было скорее оцепенение, чем сон, потому что я ясно слышал удары волн о борт корабля и шум парусов от ветра. Вдруг мне показалось, что я слышу голоса и чьи-то шаги по палубе. Я хотел приподняться, чтобы посмотреть, кто это, но невидимая сила сковала меня — я даже не смог открыть глаза. А голоса становились все яснее; иногда казалось, что среди них я различаю сильный голос капитана, при этом я ясно слышал, как поднимали и опускали канаты и паруса. Но мало-помалу я терял сознание и впадал во все более глубокий сон, сквозь который слышал, однако, шум оружия. Проснулся я лишь тогда, когда солнце стояло уже очень высоко и начало жечь мне лицо.

Я осмотрелся вокруг себя: все было точно так же, как вчера. Мертвецы лежали неподвижно, неподвижен был и прибитый к мачте капитан. Я встал, чтобы разыскать своего старика.

— Господин! — воскликнул он, когда я вошел к нему в каюту. — Я предпочел бы лучше лежать глубоко на дне моря, чем провести еще хотя бы ночь на этом заколдованном корабле! Выслушайте меня! Проспав несколько часов, я проснулся и услыхал, что над моей головой кто-то бегает взад и вперед. Сперва я подумал, что это вы, но наверху бегали по крайней мере двадцать человек, притом я слышал возгласы и крики. Наконец на лестнице раздались тяжелые шаги. Потом я ничего уж не сознавал; лишь временами сознание на несколько минут возвращалось ко мне, и тогда я видел, что тот самый человек, который наверху пригвожден к мачте, сидит там, за тем столом, поет и пьет; а тот, который в ярко-красной одежде лежит сейчас на полу недалеко от него, сидит около него и пьет вместе с ним.

Вы можете представить, друзья мои, что я почувствовал: значит, это был не сон, и я тоже слышал мертвецов! Как же нам быть? Я никак не мог найти ответ на этот вопрос. А мой Ибрагим тем временем тоже погрузился в глубокую задумчивость.

— Теперь я, кажется, припомнил! — воскликнул он вдруг.

Оказалось, что он вспомнил заклинание, которому его научил дедушка, опытный, много путешествовавший человек. Оно было против всякой нечистой силы и колдовства. Кроме того, Ибрагим предположил, что тот неестественный сон, который овладел нами, в следующую ночь можно отвратить, если очень усердно читать изречения из Корана.

Предложения старика мне очень понравились. Мы решили ближе к ночи забраться в маленькую каморку. В двери мы просверлили несколько отверстий, достаточно больших, чтобы через них видеть, что происходит в каюте. Затем мы как можно лучше заперли изнутри дверь, а Ибрагим во всех четырех углах написал имя Пророка. Так мы приготовились к ночным кошмарам. Было, вероятно, около одиннадцати часов, когда меня опять стало сильно клонить ко сну, поэтому мой товарищ посоветовал мне прочесть несколько изречений из Корана, что мне очень помогло. Вдруг нам показалось, что наверху становится оживленнее: раздались шаги и можно было ясно различить голоса. В таком напряженном ожидании мы просидели несколько минут, а затем услыхали, что кто-то спускается по лестнице. Когда Ибрагим услыхал это, он начал произносить заклинание, которому его научил дедушка, — заклинание против нечистой силы и колдовства:

Из поднебесья ль вы спускаетесь,
Со дна ль морского поднимаетесь,
В темной ли могиле вы спали,
От огня ли начало вы взяли:
У вас повелитель один,
Аллах — ваш господин;
Все вы покорны ему.

Я должен признаться, что совсем не верил в это заклинание, и у меня дыбом встали волосы, когда распахнулась дверь. Вошел тот высокий, статный человек, которого я видел пригвожденным к мачте. Гвоздь и теперь торчал у него в голове, но меч был вложен в ножны. За ним вошел другой, менее богато одетый, — и его я видел лежащим наверху. У капитана, ведь это несомненно был он, было бледное лицо, большая черная борода и дико блуждающие глаза, которыми он оглядывал комнату. Когда он проходил мимо нашей двери, я мог видеть его совершенно ясно, а он, казалось, совсем не обращал внимания на дверь, которая скрывала нас. Оба вошедшие сели за стол, стоявший посредине каюты, и громко заговорили между собой на незнакомом языке. Они становились все шумнее и сердитее, пока наконец капитан не ударил кулаком по столу так, что все вокруг задрожало. Его собеседник с диким смехом вскочил и сделал капитану знак следовать за ним. Капитан встал, выхватил из ножен саблю, и оба оставили каюту. Когда они ушли, мы вздохнули свободнее, но успокаиваться нам было еще рано. На палубе шум не стихал: топот, крики, смех и вопли. Наконец поднялись поистине адские шум и топот, такие, что мы думали, что палуба сломается и рухнет на нас.

И вдруг наступила гробовая тишина… Когда мы спустя несколько часов решились подняться на палубу, оказалось, что все по-прежнему: все трупы лежали точно так же, как раньше. Все были неподвижны…

Так мы провели на корабле несколько дней. Он двигался на восток, туда, где по моим расчетам должна была находиться земля; но даже если днем корабль проходил много миль, ночью, по-видимому, он всегда возвращался назад, потому что, когда всходило солнце, мы оказывались всегда на одном том же месте. Мы могли объяснить себе это не иначе как тем, что мертвецы каждую ночь на всех парусах плыли в обратную сторону. Чтобы предотвратить это, мы до наступления ночи убрали все паруса, затем написали на пергаменте имя Пророка, а также заклинание дедушки, и привязали его к собранным парусам. Оставалось теперь ждать последствий. Нечистая сила неистовствовала на этот раз, казалось, еще злобнее, но утром оказалось, что паруса все так же скатаны, как мы их оставили. В течение дня мы поднимали лишь столько парусов, сколько было необходимо, чтобы корабль продвигался дальше вперед, и таким образом за пять дней прошли большое расстояние.

Наконец утром шестого дня мы на горизонте увидели землю и возблагодарили Аллаха и его Пророка за это. Тот день и следующую ночь мы плыли вдоль берега, а на седьмое утро нам показалось, что мы увидели город. С большим трудом мы бросили в море якорь, спустили маленькую лодку, стоявшую на палубе, и изо всех сил стали грести к берегу. Спустя полчаса мы вошли в реку, которая впадала в море, и вступили на берег.

Возле городских ворот мы осведомились, как называется город, и узнали, что это индийский город, недалеко от того места, куда я поначалу намеревался ехать. Мы отправились в караван-сарай и подкрепились после своего путешествия, наполненного приключениями. Там же я стал расспрашивать хозяина, не знает ли он какого-нибудь мудрого и разумного человека, который немного понимает в колдовстве. Он отвел меня на отдаленную улицу, к невзрачному дому и сказал, что здесь я должен спросить Мулея. Я постучался, и меня впустили. Навстречу мне вышел старый человечек с седой бородой и длинным носом. Он спросил, что мне надо. Я сказал ему, что ищу мудрого Мулея, и он ответил, что это он сам. Я спросил у него совета, что мне сделать с мертвецами и как мне взяться за дело, чтобы убрать их с корабля. Мулей ответил мне, что люди на корабле, вероятно, заколдованы за какое-нибудь злодеяние на море. Он думает, что колдовство будет разрушено, если перенести их на землю, а это можно сделать, только вырвав доски, на которых они лежат. По справедливости корабль вместе со всеми товарами должен принадлежать мне, потому что я, так сказать, нашел его; но я должен все держать в большой тайне и сделать ему маленький подарок. За это он своими рабами поможет мне убрать мертвецов. Я пообещал щедро наградить Мулея, и с пятью рабами, снабженными топорами и пилами, мы отправились на корабль. По дороге волшебник Мулей очень хвалил нашу счастливую выдумку обертывать паруса изречениями Корана. Он сказал, что это было единственным средством нашего спасения.

Когда мы прибыли на корабль, было еще довольно рано. Все тотчас же принялись за дело, и через час в челноке уже лежали четыре трупа. Рабы должны были отвезти их на землю, чтобы там зарыть их. Вернувшись, они рассказали, что мертвецы избавили от труда погребать их, рассыпавшись в пыль, как только их положили на землю.

Мы продолжили отпиливать доски под мертвецами, и к вечеру все они были свезены на землю. Наконец на борту никого больше не осталось, кроме пригвожденного к мачте капитана. Мы напрасно старались вытащить из дерева гвоздь: никакая сила не могла сдвинуть его. Я не знал что делать — нельзя же было срубить мачту, чтобы вместе с ней отвезти капитана на землю! Но в этом затруднении помог Мулей: он велел рабу съездить на берег и привезти горшок земли; когда горшок был привезен, волшебник произнес над ним таинственные слова и высыпал землю на голову мертвеца — он тотчас открыл глаза и глубоко вздохнул, а на лбу из раны от гвоздя потекла кровь. Теперь мы легко вытащили гвоздь, и раненый упал на руки одного из рабов.

— Кто доставил мой корабль сюда? — спросил он, немного придя в чувства.

Мулей указал на меня, и я подошел к нему.

— Благодарю тебя, неизвестный чужестранец! Ты избавил меня от долгих мучений. Уже пятьдесят лет мое тело плавает по этим волнам, а моя душа была осуждена каждую ночь возвращаться в него. Но теперь моя голова коснулась земли, и я, примирившись, могу наконец пойти к своим отцам.

Я попросил его рассказать все-таки нам свою историю, и он поведал:

— Пятьдесят лет тому назад я был могущественным, знатным человеком и жил в Алжире. Страсть к наживе заставила меня снарядить корабль и заняться морским разбоем. Я продолжал это занятие уже много времени, и вот однажды на острове Занте я взял на корабль дервиша, который хотел ехать даром. Я и мои товарищи были грубыми людьми и не уважали святости этого человека; я даже насмехался над ним. А когда он однажды упрекнул меня моим грешным образом жизни, я, взбешенный такими словами, которые не позволил бы сказать в свой адрес даже султану, бросился на него и вонзил ему в грудь свой кинжал. Умирая, святой человек проклял меня и мой экипаж, чтобы нам не умирать и не жить до тех пор, пока мы не положим свои головы на землю. Дервиш умер, мы выбросили его в море и осмеяли его угрозы. Но его проклятия исполнились еще в ту же ночь: часть моего экипажа взбунтовалась против меня. Яростная борьба шла до тех пор, пока мои приверженцы не полегли, а я не был пригвожден к мачте. Но и мятежники погибли от ран, и мой корабль стал большой могилой. У меня тоже остановилось дыхание. Я думал, что умираю, но это было только оцепенение, которое сковало меня. На следующую ночь, в тот самый час, когда мы бросили дервиша в море, я и все мои товарищи проснулись. Жизнь возвратилась к нам, но мы могли делать и говорить только то, что говорили и делали в ту роковую ночь. Так нас, ни живых и ни мертвых, и носило по морю пятьдесят лет без всякой надежды достигнуть земли. С безумной радостью мы всегда плыли на всех парусах в бурю, надеясь разбиться наконец о какой-нибудь утес и сложить усталую голову на дне моря. Но и это было невозможно… И вот теперь я умру! Еще раз благодарю тебя, неведомый спаситель, и, если сокровища могут достойно вознаградить тебя, прими в знак благодарности мой корабль!

Сказав это, капитан склонил свою голову и умер. И он, как и его товарищи, тотчас же рассыпался в прах. Мы собрали его в ящичек и зарыли на берегу.

В городе я нанял работников, которые привели корабль в хорошее состояние. С большой выгодой обменяв товары, сохранившиеся на корабле, на другие, я нанял матросов, щедро одарил своего друга Мулея и отплыл в свое отечество. По пути мы много раз приставали к берегу в разных странах, и я удачно продал свои товары. Пророк благословил мое предприятие. Спустя три четверти года я приехал в Бальсору вдвое богаче, чем сделал меня умерший капитан. Земляки были изумлены моими богатствами и не сомневались в том, что я нашел алмазную долину знаменитого путешественника Синдбада. Я оставил их в этой уверенности, но с тех пор молодые люди Бальсоры, едва достигнув восемнадцати лет, должны были отправляться по свету, чтобы подобно мне составить свое счастье. А я живу спокойно и мирно и каждые пять лет совершаю путешествие в Мекку, чтобы в святом месте благодарить Аллаха за его благословение и просить за капитана и его людей, чтобы Он принял их в свой рай.

Рассказ об отрубленной руке

Я родился в Константинополе, мой отец был переводчиком при посольстве и вместе с тем вел довольно выгодную торговлю разными благовониями и шелковыми материями. Он дал мне хорошее образование, рассчитывая со временем передать мне свою торговлю. Однако, когда я стал проявлять в учебе бóльшие способности, чем он ожидал, отец по совету своих друзей решил сделать меня лекарем, так как лекарь, если он научился чему-нибудь большему, чем обычные шарлатаны, может в Константинополе составить себе значительный капитал. В нашем доме часто бывали иностранцы, и вот один из них уговорил моего отца отпустить меня в его отечество, в город Париж, где всего лучше можно обучиться на лекаря. Француз пообещал, что даром возьмет меня с собой, когда поедет туда. Мой отец, который в молодости тоже путешествовал, согласился, и француз сказал мне, что я могу в течение трех месяцев готовиться к отъезду. Я был вне себя от радости от того, что увижу незнакомые страны, и не мог дождаться той минуты, когда мы сядем на корабль.

Наконец назначенный срок подошел к концу. Накануне отъезда отец повел меня в свою спальню. Там я увидел прекрасные одежды и оружие, лежавшие на столе. Но еще более поразила меня большая куча золота — такой я никогда еще не видел.

Отец обнял меня и сказал:

— Вот, сынок, я приготовил тебе для путешествия одежду. Это оружие тоже теперь твое; оно то самое, которое передал мне твой дед, когда я, еще совсем молодой, уезжал на чужбину. Я знаю, что ты умеешь владеть им, но никогда не применяй его для нападения, а только для защиты! Мое состояние невелико, и я разделил его на три части: одна из них — твоя, вторая пусть остается на мое содержание и на черный день, а третья пусть будет неприкосновенной, чтобы она могла послужить тебе в трудную минуту!

Так сказал мой старый отец, и на глазах у него появились слезы. Быть может, он предчувствовал, что мы никогда уже не увидимся…

Итак, я покинул родной кров. Путешествие прошло благополучно, и вскоре мы прибыли в большой город Париж. Здесь мой друг нанял мне комнату и посоветовал осторожно тратить деньги; всего их было две тысячи талеров. Я прожил в этом городе три года и научился тому, что должен знать дельный лекарь, но я бы солгал, если бы сказал, что мне нравилось в Париже, потому что нравы этого города мне не нравились. К тому же у меня там было мало хороших друзей, хотя все это были благородные молодые люди.

Моя тоска по родине становилась все сильней. Со времени отъезда я ничего не слыхал о своем отце и поэтому воспользовался первым же благоприятным случаем, чтобы вернуться домой. Из Парижа отправлялось к Высокой Порте посольство, и я, нанявшись лекарем в свиту посла, благополучно прибыл в Стамбул. Но отцовский дом я нашел запертым, и соседи сказали мне, что мой отец умер два месяца тому назад. Наш священник, которого я знал еще с молодости, принес мне ключ. Я вступил в опустевший дом, в котором все было еще таким же, как при отце. Недоставало только золота, которое он обещал оставить мне. Я спросил об этом священника, и он, поклонившись, сказал:

— Ваш отец умер святым человеком, ведь свое золото он завещал церкви!

Это оказалось неожиданным для меня, но что мне было делать? Я не имел никаких свидетельств против священника и должен был радоваться, что он не посягнул на отцовский дом и товары как на завещанное ему имущество. Это было первым несчастьем, постигшим меня. Но с тех пор удар следовал за ударом. Как к лекарю ко мне никто не обращался, потому что мне недоставало рекомендаций моего отца. Он ввел бы меня к самым богатым и знатным, которые теперь даже думать не хотели о бедном Цалейкосе. Положение мое усугублялось еще и тем, что товары моего отца не находили сбыта, потому что покупатели после его смерти разбрелись, а новые приобретаются очень медленно, годами.

Я беспрестанно размышлял о своем положении, пытаясь найти выход, и вот однажды вспомнил, что в Париже часто встречал греков, которые на городских рынках выставляли свои диковинные для французов товары. Я вспомнил, что их охотно покупали, и тотчас принял решение. Я продал отцовский дом, отдал часть вырученных денег испытанному другу на хранение, а на остальные купил то, что у французов редко встречается: шали, шелковые материи, мази и масла. Я купил себе место на корабле и отправился во второе путешествие.

Счастье, казалось, опять стало благосклонным ко мне. Наше путешествие было недолгим и благополучным. Я проехал большие и малые города и везде находил усердных покупателей. Тем временем мой друг постоянно присылал мне новые товары, и я день ото дня становился зажиточнее. Когда я наконец скопил достаточное количество денег для большого предприятия, я поехал со своими товарами в Италию. Но я еще не упомянул о том, что немалое количество денег принесло мне мое врачебное искусство. Приехав в какой-нибудь город, я извещал всех, что прибыл греческий врач, который уже многих исцелил. Действительно, мой бальзам и мои лекарства приносили немало пользы больным.

Так я приехал наконец в город Флоренцию в Италии. Я собирался пробыть в этом городе подольше, потому что он мне очень понравился, а также потому что мне захотелось отдохнуть от постоянных переездов. В квартале Санта Кроче я нанял себе лавку, а недалеко от нее, в одной гостинице, — две прекрасные комнаты, выходившие на балкон, и тотчас же велел развесить объявления, извещавшие обо мне как о враче и купце. Едва я открыл лавку, как стали стекаться многочисленные покупатели, и хотя у меня были довольно высокие цены, я торговал успешнее других, потому что был услужлив и любезен с покупателями.

Я прекрасно прожил во Флоренции несколько дней, но однажды вечером, собираясь уже запирать лавку, я по обыкновению решил еще раз осмотреть запасы мази в банках и в одной маленькой банке нашел записку. Я развернул ее и прочел в ней приглашение явиться в эту ночь, ровно в двенадцать часов, на мост, который называется Ponte Vecchio — Старый Мост. Я долго раздумывал о том, кто же мог прислать мне такое приглашение, и в конце концов предположил, что меня хотят, вероятно, тайно провести к какому-нибудь больному, как уже случалось. Не без колебаний я все же решился пойти на встречу, но из предосторожности надел саблю, которую мне некогда подарил отец.

Около полуночи я отправился в путь и вскоре пришел на мост. На нем никого не было видно, и я решил подождать, пока не появится тот, кто позовет меня. Ночь была холодная, светила ясная луна, и я стал смотреть вниз на волны Арно, блиставшие при лунном свете. Вот на городских церквах пробило двенадцать часов. Я выпрямился — и увидел перед собой высокого человека, закутанного в красный плащ, краем которого он закрывал лицо.

От неожиданности я испугался, но все же сумел взять себя в руки и спросил:

— Если вы позвали меня сюда, то говорите, что вам угодно.

Красный Плащ повернулся и медленно произнес:

— Следуй за мной!

Мне совсем не хотелось одному идти с этим незнакомцем, и я сказал:

— О нет, любезный, не угодно ли вам прежде сказать мне, куда мы идем. Я просил бы вас также показать мне свое лицо, чтобы понять, что вы замышляете: добро или зло.

Но Красный Плащ не обратил внимания на мои слова.

— Если ты не хочешь, Цалейкос, то оставайся! — ответил он и пошел дальше.

Тогда я с гневом воскликнул:

— Вы думаете, что я позволю всякому невеже издеваться надо мной?!

В три прыжка я настиг его, схватил за плащ и закричал еще громче, но плащ остался у меня в руке, а незнакомец исчез за ближайшим углом. Мой гнев мало-помалу улегся. Плащ должен был дать мне ключ к разгадке этого удивительного приключения. Я надел его и пошел своей дорогой домой. Едва я прошел около ста шагов, как кто-то проскользнул близко от меня и прошептал на французском языке:

— Берегитесь, граф, сегодня ночью совсем ничего нельзя сделать.

Но прежде чем я успел оглянуться, этот неизвестный уже исчез, и я увидел только его ускользающую тень. Я понял, что это восклицание относилось к владельцу плаща, а не ко мне, однако это нисколько не прояснило происшедшее.

На другое утро я стал обдумывать, как мне поступить. Сначала я намеревался объявить о плаще, как будто я его нашел; но незнакомец мог получить его через третье лицо, и дело тогда не разъяснилось бы. Размышляя, я стал тщательнее осматривать плащ. Он был из тяжелого генуэзского бархата пурпурно-красного цвета, оторочен мехом и богато вышит золотом. Великолепный вид плаща и подсказал мне, что надо делать: я принес его в лавку и выставил на продажу, назначив за него очень высокую цену. Я был уверен, что не найду покупателя, но надеялся, что среди тех, кто заинтересуется плащом, я обязательно узнаю незнакомца, которого видел лишь мельком, но все же довольно ясно. Нашлось немало охотников купить плащ, необыкновенная красота которого привлекала к себе все взоры, но ни один покупатель даже отдаленно не походил на незнакомца и ни один не хотел платить за плащ двести цехинов. При этом меня поразило то, что на мой вопрос о том, что неужели во Флоренции нет другого такого плаща, все отвечали «нет» и уверяли, что никогда не видели такой дорогой и со вкусом исполненной работы.

Наступил уже вечер, когда пришел молодой человек, который уже был сегодня у меня и даже предлагал за плащ немалые деньги. Он бросил на стол кошелек с цехинами и воскликнул:

— Ей-богу, Цалейкос, я должен получить плащ, пусть даже из-за этого я останусь нищим!

Я оказался в большом затруднении, ведь я вывесил плащ только затем, чтобы привлечь к нему взоры своего незнакомца, а теперь явился молодой глупец, чтобы купить его за огромную цену. Но что мне оставалось делать? Я уступил, потому что решил таким образом хорошо вознаградить себя за ночное приключение. Юноша надел плащ и пошел к выходу, но на пороге обернулся, сорвал какой-то листок бумаги, прикрепленный к плащу, бросил его мне и сказал:

— Здесь, Цалейкос, какая-то записка.

Я взял листок и прочитал: «Сегодня ночью, в известный час, принеси плащ на Старый Мост. Тебя ожидают четыреста цехинов!»

Меня как громом поразило. Придя в себя, я быстро схватил двести цехинов и бросился за молодым человеком, купившим плащ:

— Возьмите свои цехины назад, любезный друг, и оставьте мне плащ! Я никак не могу отдать его.

Сначала он счел это за шутку. Когда же заметил, что я говорю серьезно, возмутился, обругал меня дураком, и в конце концов дело дошло до драки. Мне удалось сорвать с противника плащ, и я уже хотел убежать с ним, но тут молодой человек позвал на помощь полицию и потащил меня в суд. Судья присудил плащ моему противнику, однако я стал предлагать юноше двадцать, пятьдесят, восемьдесят, даже сто цехинов сверх его двухсот, если он отдаст мне плащ. То, что не смогли сделать мои просьбы, сделало мое золото: юноша взял мои цехины, а я ушел с плащом.

С трудом дождавшись ночи, я в то же время, как и вчера, отправился с плащом под мышкой к Старому Мосту. С последним ударом колокола ко мне из мрака приблизилась какая-то фигура. Это несомненно был тот же человек, что и вчера, хотя я вновь не видел его лица: на этот раз его закрывала маска.

— Плащ у тебя? — спросил он.

— Да, господин, — ответил я, — но он стоил мне сто цехинов наличными.

— Я знаю это, — спокойно произнес он. — Смотри: здесь четыреста.

Он подошел со мной к широким перилам моста и стал отсчитывать золотые. Их было четыреста, они великолепно блестели при лунном свете, и их блеск радовал мое сердце. Увы! Оно не предчувствовало, что будет дальше.

— Благодарю вас, господин, за вашу доброту, — сказал я незнакомцу. — Чего вы теперь потребуете от меня? Хочу только заранее предупредить, что это не должно быть чем-нибудь незаконным.

— Излишняя забота, — ответил он, накинув плащ на плечи. — Мне нужна ваша помощь как врача, но не для живого, а для мертвого.

— Как это может быть?! — воскликнул я с удивлением.

— Я с сестрой приехал из дальних стран, — начал он рассказывать и в то же время сделал мне знак следовать за ним. — Здесь я жил с ней у одного друга. Вчера моя сестра скоропостижно умерла, и родственники хотят завтра похоронить ее. Но по старинному обычаю нашей семьи все должны покоиться в могиле отцов. Умерших в чужой стране бальзамировали и перевозили на родину. Поэтому тело сестры я отдаю своим родственникам, а отцу должен привезти по крайней мере голову его дочери, чтобы ему еще раз взглянуть на нее.

Хотя этот обычай отрезать головы любимых родственников показался мне ужасным, я поостерегся говорить об этом вслух и только сказал незнакомцу, что хорошо знаком с бальзамированием мертвых, и попросил его отвести меня к умершей, поинтересовавшись, однако, почему все должно происходить так таинственно, ночью. Он ответил мне, что его родственники, которые считают его намерение ужасным, днем ни за что не допустили бы этого, но если голова будет отнята, они уже ничего не смогут сделать. Он, конечно, мог бы принести мне голову, но естественное чувство удерживает его от того, чтобы самому отрезать ее.

Между тем мы успели подойти к большому красивому дому. Мы прошли мимо главных ворот дома, вошли в маленькую калитку, которую незнакомец тщательно затворил за собой, и затем в темноте стали подниматься по узкой винтовой лестнице. Она вела в слабо освещенный коридор; из него мы прошли в комнату, освещенную висевшей на потолке лампой.

В этой комнате стояла кровать, на которой лежал труп. Незнакомец отвернулся, чтобы, вероятно, скрыть слезы. Он указал на умершую, велел мне быстро исполнить свое дело и вышел за дверь.

Я вынул нож, который как врач всегда носил при себе, и приблизился к кровати. У умершей была видна только голова, но она была так прекрасна, что мною невольно овладело искреннее сожаление. Темные волосы спускались длинными косами, лицо было бледным, глаза закрыты. Сперва я сделал на коже надрез, как это делают врачи, когда отрезают какой-нибудь член, а потом одним взмахом перерезал горло. Но какой ужас! Покойница открыла глаза и тотчас же опять закрыла — она, по-видимому, только теперь с глубоким вздохом рассталась с жизнью. В тот же миг на меня из раны брызнула струя теплой крови — и я понял, что умертвил несчастную… От нанесенной мной раны уже нет спасения… Несколько минут я стоял в страхе, ошеломленный происшедшим. Обманул ли меня Красный Плащ или, может быть, сестра была только в летаргическом сне? Мною овладел такой ужас, что я вне себя от страха бросился из комнаты. Коридор окутывала густая тьма, потому что лампа была погашена, а от моего спутника не осталось и следа, поэтому мне пришлось в темноте наугад пробираться вдоль стены, чтобы дойти до лестницы. Наконец я нашел ее и с трудом спустился вниз. Внизу тоже никого не было, и я поспешил на улицу. Подгоняемый страхом, я примчался к своему жилищу и рухнул в постель, намереваясь уснуть, чтобы забыть о случившемся. Но сон бежал от меня, и только к утру я немного успокоился. Мне казалось невероятным, что человек, склонивший меня к этому ужасному поступку, может выдать меня, поэтому я решил идти в лавку, заняться своим обычным делом и принять, насколько возможно, беззаботный вид. Но увы! Спокойствие тут же покинуло меня, как только я заметил, что у меня не хватает шапки и пояса, а также ножа. Я не знал наверняка, оставил ли я их в комнате убитой или же потерял во время своего бегства. К сожалению, первое казалось мне более вероятным, следовательно, меня, убийцу, могут найти…

В обычное время я открыл свою лавку, и ко мне пришел сосед, как он делал это каждое утро, потому что был разговорчивым человеком.

— Что вы скажете об ужасном происшествии, — начал он, — случившемся сегодня ночью?

Я сделал вид, будто ничего не знаю.

— Как?! Неужели вы не знаете того, о чем говорит весь город? Не знаете, что прекраснейший цветок Флоренции, дочь губернатора Бианка убита в эту ночь? Ах, я видел, как еще вчера она такой веселой проезжала со своим женихом по улицам. Сегодня у них была бы свадьба!

Каждое слово соседа стрелой ранило меня в сердце. Но это было лишь начало: каждый вошедший в лавку покупатель вновь начинал рассказ об ужасном происшествии, и один рассказ был страшнее другого. Около полудня в лавку вошел полицейский и попросил меня удалить людей.

— Синьор Цалейкос, — обратился он ко мне, вынимая потерянные мной вещи, — эти вещи принадлежат вам?

Я хотел было отречься от них, но через полуоткрытую дверь увидел нескольких знакомых, которые могли, пожалуй, свидетельствовать против меня. Я решил не ухудшать свое положение ложью и признал свои вещи. Полицейский попросил меня следовать за ним и привел меня в большое здание, которое оказалось тюрьмой. Там он сказал, что я буду находиться в нем до суда.

Мое положение было ужасным. Мысль о том, что я убил человека, хотя и невольно, не давала покоя. Разумеется, я понимал, что это блеск золота омрачил мой разум, иначе я не попал бы так легко в ловушку. Через два часа после ареста меня вывели из тюрьмы. Мы спустились по нескольким лестницам и затем пришли в большую залу. Там за длинным столом, покрытым черным сукном, сидели двенадцать человек, в основном старики. По бокам залы возвышались скамьи, заполненные знатнейшими лицами Флоренции. На галереях, пристроенных вверху, густой толпой стояли зрители. Когда я подошел к черному столу, поднялся человек с мрачным, печальным лицом. Это был губернатор. Он сказал собравшимся, что как отец убитой он не может быть судьей в этом деле и на этот раз уступает свое место старейшему из сенаторов. Этому сенатору было никак не меньше девяноста лет. Он стоял сгорбившись, его виски были покрыты тонкими белыми волосами, но глаза еще пылали огнем, а голос был сильным и твердым. Он спросил меня, сознаюсь ли я в совершении убийства. Я попросил его выслушать меня и, стараясь сохранять самообладание, рассказал обо всем, что знал. Я заметил, что губернатор во время моего рассказа то бледнел, то краснел, а когда я окончил, то в бешенстве воскликнул:

— Так ты, несчастный, еще хочешь свалить на другого преступление, которое совершил из алчности?

Сенатор упрекнул губернатора за вмешательство и сказал, что еще не доказано, что я совершил злодеяние из алчности, ведь у убитой ничего не было украдено. Мало того, сенатор заявил губернатору, что он должен дать отчет о прежней жизни своей дочери, ведь только таким образом можно будет понять, правду я сказал или нет. После этого сенатор закрыл заседание, чтобы ознакомиться, как он сказал, с бумагами умершей, которые ему передаст губернатор. Я был опять отведен в тюрьму, где провел день в ожидании и надежде, что откроется хоть какая-то связь между умершей и таинственным Красным Плащом.

На другой день я с надеждой вошел в зал суда. На столе лежало несколько писем. Старый сенатор спросил меня, мой ли это почерк. Я посмотрел на письма и сказал, что они, должно быть, написаны той же рукой, что и те две записки, которые я получил. Однако сенаторы предположили, что я сам мог написать их, потому что в подписи стояла буква «Ц» — начальная буква моего имени. Между тем письма содержали угрозы умершей и всячески предостерегали ее от свадьбы, к которой она готовилась. В свое оправдание я сослался на бумаги, которые должны были оказаться в моей комнате, но мне сказали, что комнату обыскали и ничего не нашли. Таким образом, к концу этого судебного заседания у меня исчезла всякая надежда на оправдание. Когда на третий день меня опять привели в зал суда, был оглашен приговор, по которому я, уличенный в умышленном убийстве, приговаривался к смерти.

Итак, покинутый всеми, вдали от родины, я во цвете лет безо всякой вины должен был расстаться с жизнью!

Вечером этого ужасного дня, решившего мою участь, я, убитый горем, сидел в тюрьме, и все мои мысли были обращены к смерти. Вдруг дверь моей камеры отворилась, и вошел человек, который долго молча смотрел на меня.

— Так я опять встречаю тебя, Цалейкос? — произнес он.

При тусклом свете лампы я не узнал этого человека, но звук его голоса пробудил во мне старые воспоминания. Это был Валетти, один из тех немногих друзей, которых я приобрел в Париже во время своей учебы. Он сказал, что случайно приехал во Флоренцию, где живет его отец, знатный человек. Услыхав о моей истории, он пришел, чтобы еще раз увидеть меня и от меня самого узнать, как все произошло. Я рассказал ему всю историю. Он, казалось, очень удивился ей и заклинал меня сказать ему, своему единственному другу, правду и не покидать этот свет с ложью. Я поклялся ему самой дорогой для меня клятвой, что сказал правду и что надо мной не тяготеет никакой другой вины, кроме той, что, ослепленный блеском золота, я не обратил внимания на неправдоподобность рассказа незнакомца.

— Так ты не был знаком с Бианкой? — спросил мой друг.

Я заверил его, что никогда даже не видел ее. Тогда Валетти стал рассказывать мне, что в этом деле есть какая-то тайна, что губернатор очень торопился вынести осуждающий меня приговор, а в народе как-то быстро распространился слух, что я уже давно знал Бианку и умертвил ее из мести за ее брак с другим. Я сказал, что во всем этом чувствуется участие Красного Плаща, но я ничем не могу доказать это. Валетти, рыдая, обнял меня и пообещал сделать все, чтобы по крайней мере спасти мою жизнь. У меня было мало надежды, но я знал, что Валетти умный и сведущий в законах человек и что он сделает все, чтобы помочь мне.

Два долгих дня я был в неизвестности. Наконец на третий день явился Валетти.

— Я приношу утешение, хотя и печальное. Ты будешь жив и будешь свободен, но потеряешь руку…

Далее он рассказал мне, что губернатор был неумолим и не позволил заново расследовать дело, но чтобы не показаться несправедливым, он согласился вынести мне такое же наказание, которое, согласно флорентийским хроникам, было назначено в подобном случае за схожее преступление. Получив такое решение, Валетти и его отец стали день и ночь читать старые книги и наконец нашли описание случая, вполне подобного моему. В книгах приговор гласит: преступнику следует отрубить левую руку, отобрать у него имущество, а самого навсегда изгнать из страны. Валетти сказал, что таковым будет теперь и мое наказание…

Я не стану описывать вам тот ужасный час, когда я, стоя посреди площади, положил на плаху свою руку, когда моя собственная кровь ручьем полилась на меня!..

Валетти принял меня в свой дом, пока я не выздоровел, а потом великодушно снабдил меня деньгами на дорогу; ведь все, что я приобрел с таким трудом, было отнято у меня. Из Флоренции я поехал на Сицилию, а оттуда с первым кораблем, который застал там, — в Константинополь. Я надеялся, что сохранилась сумма, которую я передал на хранение своему другу. Кроме того, я попросил его позволить мне жить у него. Как же я изумился, когда он спросил меня, почему я не хочу поехать в свой дом! Он сказал мне, что какой-то иностранец купил на мое имя дом в греческом квартале и предупредил соседей, что скоро и я сам приеду. Я тотчас же вместе с другом пошел туда и был с радостью принят всеми старыми знакомыми. Старый купец дал мне письмо, которое оставил у него человек, купивший для меня дом. Вот что было в нем написано: «Цалейкос! Две руки готовы неутомимо хлопотать, чтобы ты не чувствовал потери одной! Дом, который ты видишь, и все, что есть в нем, — твое. Тебя ежегодно будут обеспечивать так, что среди своего народа ты будешь принадлежать к богатым. Да простишь ты тому, кто несчастнее тебя!»

Я без труда догадался, кто написал это письмо, и купец подтвердил мою догадку, сказав мне, что этого человека он принял за француза и что он был одет в красный плащ…

В моем новом доме все было устроено наилучшим образом: даже подвал был наполнен такими товарами, каких я еще никогда не имел.

С тех пор прошло десять лет; больше по старой привычке, чем по необходимости, я продолжаю свои торговые поездки, но в той стране, где я испытал такое несчастье, я никогда уже не бывал. С тех пор я каждый год получал тысячу золотых, но эти деньги никогда не смогут искупить скорбь моей души, потому что во мне вечно живет ужасный образ убитой Бианки.