/ / Language: Русский / Genre:love_sf

Крыло ангела Смерти

Ярослава Лазарева

Ангелы. Светлые, вечные, прекрасные… Кто они? Посланники Бога или существа, наделенные собственной волей? Зачем они появляются в нашем мире, как они связаны с людьми? И что будет, если однажды ангел решит пойти против воли Небес, испытывая вполне человеческие чувства?

Литагент «Эксмо»334eb225-f845-102a-9d2a-1f07c3bd69d8 Любовь ангела: повести Эксмо М. 2011 978-5-699-47806-4

Ярослава Лазарева

Крыло ангела Смерти

Глава 1

Лена

Денис впервые увидел ее на дневном спектакле мюзикла «Красавица и Чудовище». Когда начался антракт, он решил прогуляться, чтобы размять затекшие от долгого сидения ноги. Мюзикл оказался трехчасовым, перерыв был только один, и Денис уже пожалел, что согласился пойти на него. Но его сокурсница, хорошенькая блондиночка Мила, взяла инициативу в свои руки, купила билеты и пригласила его. Денис был хорошо воспитан и отказать девушке без каких-либо веских причин считал неприличным. К тому же она ему нравилась, хотя он еще не очень хорошо разобрался в ее внутренних устремлениях. Они месяц назад начали учиться в Бауманке[1], и пока Денис плохо знал сокурсников. Мила приехала в Москву из Воронежа, Денис – из Новосибирска. Правда, жил он не в общежитии, а у своей бабушки. Его мама была коренной москвичкой, но, выйдя замуж за его отца, уехала с ним в его родной город Новосибирск. Родители оба окончили этот же университет и очень хотели, чтобы их сын-отличник тоже учился именно в нем. Денис, будучи золотым медалистом, легко поступил в Бауманку. Выбрал он факультет высшей математики, так как всегда мечтал заниматься чистой наукой. Одногруппники сразу прозвали его ботаном, так как Денис носил на занятия исключительно строгие костюмы, был невозмутим, знал ответ на любой вопрос и был со всеми подчеркнуто вежлив. Но вот девушки мгновенно заинтересовались таким неординарным парнем. К тому же, на их взгляд, Денис был красавчик. Черные, аккуратно подстриженные волосы, свежее, всегда румяное лицо, большие карие глаза, белозубая улыбка, спортивная подтянутая фигура. Но главное – манера поведения. Денис был спокоен, дружелюбен, с девушками улыбчив и приветлив, не строил из себя супермена и сразу казался отличным другом. Он охотно помогал по первой просьбе, и девушки это оценили. Между ними началось негласное соперничество за сердце Дениса. Но он был со всеми одинаково приветлив и никого особо не выделял. И вот Мила, одна из его тайных поклонниц, решила действовать более активно. Она с трепетом предложила сходить на мюзикл. Денис вначале удивился, но, увидев ее взволнованное личико, улыбнулся и сказал, что сходит с удовольствием, только отдаст ей деньги за свой билет. Мила пожала плечами и сказала: «Без проблем». Она уже жалела, что согласилась взять эти билеты у девчонок в общежитии. Они жили в соседней комнате и по какой-то причине не могли пойти на дневной спектакль. Мила купила у них билеты и решила пригласить Дениса. Но когда он так легко принял ее приглашение, подумала, что могла бы съездить в кассы МДМ[2] и приобрести билеты на вечерний спектакль. Тогда Денису поневоле пришлось бы проводить ее до общежития. А там мало ли! Вечерняя Москва, размытый свет фонарей, осенняя листва под ногами, и они гуляют по улицам, взявшись за руки и говоря обо всем. Но сейчас эти мечты навряд ли могли быть осуществлены. Спектакль начался в два часа дня, к тому же в зале было много детей, что тоже мешало романтическому настрою, так думала Мила. Правда, все первое действие она сидела рядом с Денисом и даже иногда прижималась плечом к его плечу. Но он выглядел полностью поглощенным мюзиклом. Мила надеялась, что в антракте он сводит ее в буфет, они выпьют кока-колу, съедят по пирожному и между ними, наконец, пробежит искра. По правде говоря, Мила сама толком не знала, что это за пресловутая «искра», но все говорили, что она непременно должна появиться между влюбленными и тогда все будет в порядке. Но пока никакой искры не наблюдалось. Мила, конечно, таяла в присутствии Дениса, тем более они впервые пошли куда-то вместе, но он выглядел таким же, как в университете – невозмутимо-дружелюбным.

Когда начался антракт, Денис вздохнул с облегчением. Мюзикл ему нравился, но действие показалось немного затянутым. К тому же явные знаки внимания, которые оказывала ему Мила, наводили на размышления. Она периодически касалась коленом его колена, прижималась плечом, иногда ее рука сжимала его локоть. Денис делал вид, что ничего не замечает, но чувствовал все большую неловкость. Мила была ему приятна, но не более того. Правда, сердце его было свободно, но особого восторга Денис в присутствии этой девушки не испытывал. Он сейчас сам недоумевал, зачем согласился пойти с ней на спектакль. Мила наверняка расскажет одногруппницам об этом, начнет хвастаться. И девчонки тут же сделают выводы, совершенно не соответствующие действительности. Денис в этом не сомневался, хотя относился к подобным девичьим «воздушным замкам» снисходительно и старался не обращать внимания, если вдруг сам оказывался в роли «принца». В старших классах это происходило не раз. Он получал эсэмэски с весьма откровенным содержанием, любовные «записочки» на е-мейл, но реагировал с юмором. Пока его сердце молчало. И сейчас, глядя на округлое симпатичное личико Милы, ее умело подкрашенные голубые глаза, завитые осветленные волосы, не испытывал ничего экстраординарного. Возможно, его острый ум аналитика и четкое понимание устройства окружающего мира и самого человека мешали потерять голову от какой-нибудь хорошенькой девчонки. Даже в подростковом возрасте, когда выбросы гормонов зашкаливали, Денис старался сохранять спокойствие и думать прежде всего головой, а потом уже «всем остальным».

В зале зажегся свет. Денис глянул на Милу. Она явно ждала, что он пригласит ее «на стаканчик колы». Он улыбнулся и встал, подав ей руку. Мила уцепилась за нее с откровенно довольным видом. Они начали пробираться к выходу, и тут Денис увидел ее. Он даже споткнулся, так поразило его лицо девушки, сидящей в соседнем ряду. Она была чрезвычайно бледной и худенькой. Возможно, поэтому выглядела совсем юной. Денис не дал бы ей больше пятнадцати. Светло-русые с золотистым отливом волосы лежали легкими волнами на ее хрупких плечиках. Голубая шифоновая блузка с воланами вокруг ворота подчеркивала воздушность облика девушки. Тонкое бледное лицо без тени румянца выглядело нежным и утомленным. Большие глаза красивой формы были светло-серого цвета и казались прозрачными. Девушка была без косметики. Длинные русые ресницы, тонкие приподнятые брови казались нарисованными кистью искусного художника по имени Природа. Краски были неяркими, естественными, никаких нарочитых линий и пятен. Денис невольно перевел взгляд на пробирающуюся за ним Милу, и обилие косметики на ее лице неприятно поразило его. Он снова посмотрел на незнакомку. Она опустила глаза, видимо, его взгляд показался ей неприлично пристальным. И тут только он заметил, что возле нее сидит осанистая женщина, на вид лет шестидесяти, и смотрит на него настороженно. Денис почувствовал, что краснеет, и перестал разглядывать девушку.

Когда они пришли в буфет, то увидели, что очередь просто огромна.

– Я отлучусь на минутку, – прощебетала Мила.

– Конечно! – ответил Денис.

Она ушла, а он начал оглядываться, в надежде увидеть юную незнакомку. Но в толпе ее не было. Денис чуть шею не вывернул, изучая всех входящих девушек. Очередь двигалась медленно, в буфете было душно. Особенно после зала. Там во время спектакля включали кондиционеры. Наконец появилась Мила. Она явно обновила макияж, и ее ярко-красные блестящие губы вызвали у Дениса странный приступ раздражения.

– Я думала, ты уже все взял! – сказала она и надула губки.

– Видишь, как медленно двигаемся! – ответил он.

– Вижу, – вздохнула Мила и прижалась к нему.

Денису стало неприятно.

– Слушай, я тоже отлучусь кое-куда, – сказал он, отстраняясь.

– Да? – явно огорчилась она. – А я тут одна стой!

Денис не сдержал улыбки.

– Ну раз тебе надо… – протянула Мила и снова надула губки.

– Я быстро! – пообещал он и направился к выходу.

– Но там тоже очередь, – услышал вслед, но даже не обернулся.

Денис не пошел в туалет, а вернулся в зал. Он был практически пустым. И Денис сразу увидел незнакомку. Она все так же сидела на своем месте. Правда, ее спутницы рядом не было. Денис особо раздумывать не стал, подошел и уселся в соседнее кресло.

– Привет, – с трудом преодолевая волнение, произнес он. – Как вам спектакль?

– Здравствуйте, – растерянно ответила девушка и подняла на него глаза.

И Денис пропал. Ему показалось, что все вокруг мгновенно изменилось, словно он оказался в параллельном мире. По его запылавшему лицу пронесся свежий ветерок, запахло травой и раскрытыми цветами, запели птицы и запорхали мотыльки… Денис моргнул, его сердце колотилось, в ушах шумело. Он испытывал одновременно восторг, страх, восхищение и дикий выброс адреналина. И видел только серые глубокие глаза, опушенные длинными русыми ресницами с пушистыми загибающимися кончиками.

– Как вас зовут? – охрипшим голосом спросил он.

– Лена, – ответила она, не сводя с него взгляда.

– А меня Денис, – начал он приходить в себя. – А можно я вам как-нибудь позвоню? Диктуйте номер.

И Денис достал из кармана пиджака телефон.

– Не знаю, – задумчиво ответила Лена.

– Номер свой не знаете? – засмеялся он.

И она улыбнулась в ответ. Ее грустное бледное личико оживилось. А маленькие ямочки, появившиеся на щечках, настолько умилили Дениса, что он уже забыл свой вопрос. Они замолчали, не сводя глаз друг с друга. Они погружались в глубину зрачков и пропадали там. Это было словно наваждение.

– Номер знаю, – наконец, ответила она.

И продиктовала. Денис быстро вбил его в свой телефон. Тут только он заметил, что на руках Лены надеты полупрозрачные перчатки. Их застежки в виде крохотных букетиков из разноцветного бисера выглядели так трогательно, что у него сжалось сердце. К тому же подол юбки этой странной девушки был пышным и касался пола.

«Да она – принцесса!» – восхищенно решил Денис.

– Когда вам можно позвонить? – тихо спросил он.

– Когда хотите… но я не знаю… – опять повторила она.

– Не страшно, – глупо ответил он, про себя удивляясь нелогичности всего происходящего.

– Нам не стоит… – начала Лена. – Это ошибка! Простите!

Денис, не вполне понимая, внимательно посмотрел на нее. Но Лена опустила голову, пряча взгляд. Наваждение ушло. Он видел лишь ее ровный пробор и падающие волны волос, закрывающие лицо.

– Молодой человек! – раздался над ним грозный голос. – А вы места не перепутали?

Денис вздрогнул и вскочил. Возле него стояла спутница Лены, пожилая женщина, и укоризненно на него смотрела.

– Да, да, – растерянно проговорил Денис, – я ухожу.

Лена подняла на него глаза. И он снова ощутил, как накатывает волнение. Денис не мог понять его причину, его аналитический ум впервые не давал верные ответы, душа находилась в смятении. Денис только чувствовал, как неприятно у него вспотели ладони. Это отчего-то устыдило его, он развернулся и вышел из зала. В коридоре столкнулся с возмущенной Милой. В ее руках запотели два стакана с кока-колой.

– Куда ты пропал? – раздраженно спросила она. – Вот, пей!

– Спасибо, не хочу! – ответил Денис.

Мила поджала губы.

– Извини! – тут же спохватился он и взял стакан из ее рук.

Она решила сменить гнев на милость и кокетливо заулыбалась.

– В буфете такая толкотня, – сообщила она, – один пацан двинул меня локтем в бок… дурак! Потом долго извинялся и даже хотел познакомиться.

– А ты что? – равнодушно произнес Денис.

– Как что?! – округлила она глаза. – Вообще-то я тут не одна! Если ты забыл! Мы же вместе?

– Да-да, – рассеянно ответил он. – Вернемся в зал? Антракт уже заканчивается.

Они допили колу. Оба молчали. Денис изнывал от нетерпения вновь увидеть новую знакомую, Мила размышляла о том, что он совсем не обращает на нее внимания и, по-видимому, ей не нужно тратить время на этого «законченного ботана». И она порадовалась, что взяла телефон того парня, который нечаянно толкнул ее в буфете.

Когда они вернулись в зал, то Денис старался не смотреть в сторону Лены. Она по-прежнему сидела в кресле. Рядом с ней находилась ее спутница. При появлении Дениса женщина метнула в него строгий взгляд. Но он сделал вид, что никого и ничего не замечает. И помог Миле усесться на место. Второе действие мюзикла прошло мимо его сознания. Денис без конца оглядывался, вертелся и с трудом дождался окончания спектакля. Ему хотелось только одного – оказаться рядом с Леной. И он уже не анализировал ситуацию, понимая, что желания и эмоции захватили его целиком. Денис знал, что сейчас лучше «плыть по течению» и не сопротивляться. Как только мюзикл подошел к концу и зрители встали с мест и начали бурно аплодировать, Денис потащил Милу к выходу, говоря, что сейчас в гардероб выстроится огромная очередь. Мила плелась за ним, раздражаясь все больше. Ему удалось довольно быстро получить куртки, он лихорадочно помог своей спутнице одеться, сказал, что зайдет «кое-куда», и предложил дождаться его у входа или «если она спешит, то уехать одной». Последнее замечание окончательно разозлило Милу. Она заметила, что он «нахал, каких поискать», и что ждать его она не намерена.

– Вот и чудно! – явно обрадовался Денис. – Встретимся на занятиях! И спасибо за компанию!

Он махнул ей рукой и устремился прочь. Мила пожала плечами и вышла на улицу. Она решила, что с Денисом покончено раз и навсегда, и после небольшого раздумья достала телефон и набрала номер парня, с которым познакомилась в буфете.

Денис вернулся в зал. Он оказался практически пуст. Однако Лена по-прежнему сидела на своем месте. Он преодолел волнение и уже хотел пойти к ней, как вдруг увидел, что спутница Лены идет по проходу. За ней следовал какой-то мужчина. Он катил инвалидное кресло. Денис замер, не понимая, что происходит. И когда мужчина осторожно поднял девушку на руки и усадил в это кресло, у Дениса потемнело в глазах. Он отпрянул вглубь коридора и, морщась от сострадания, наблюдал, как мужчина катит кресло к выходу. Лена сидела прямо, приподняв подбородок. Но ее глаза были опущены, в уголках рта залегли горестные складки. Правда, она постоянно пыталась убрать их, и искусственная улыбка растягивала ее бледные губы. Денис не пошел за ними. Его сердце ныло от тоски. Ощущения были ужасны. Казалось, что из прекрасного мира, наполненного солнцем, цветами и бабочками, он мгновенно упал в черную мрачную пропасть. Денис усилием воли взял себя в руки.

«Я должен забыть эту девушку! – твердо сказал он себе. – Будем смотреть правде в глаза. Она инвалид. Я могу предложить ей только дружбу. Но разве это кому-нибудь нужно? Уверен, что такие отношения принесут только боль и мне и, возможно, ей».

Приняв такое решение, он почувствовал себя значительно лучше. И, застегнув куртку и намотав шарф вокруг шеи, покинул здание. Но как только он вышел на улицу, так сразу заметил на стоянке большой джип. Лена сидела на переднем сиденье, дверь была открыта. Мужчина помогал забираться в салон ее спутнице. Затем он погрузил в багажник кресло. Денис внезапно ощутил, как влажнеют глаза. Он смотрел на Лену, не отрываясь. И она словно почувствовала его взгляд. Ее голова повернулась, она открыла дверцу джипа шире. Денис мог бы поклясться, что она смотрит прямо на него. Но он стоял на довольно большом расстоянии и плохо различал черты ее лица. Лена не шевелилась, и он, сам не зная зачем, махнул ей рукой. Дверца джипа захлопнулась. Денис вздрогнул. Когда машина уехала, он поднял воротник куртки и направился в сторону метро.

Всю следующую неделю Денис пытался забыть девушку-инвалида. Он делал упор в своих мыслях на то, что она больна. И как пышущий здоровьем молодой человек, расставлял акценты именно на это. Он думал, что таким образом сможет быстрее выбросить образ Лены из головы. Но наша психика сложная штука. Чем упорнее Денис старался забыть, тем сильнее привязывался к новой знакомой. Просыпаясь, он сразу вспоминал ее бледное милое личико. Серые глубокие глаза будто заглядывали ему в душу, кроткая улыбка, лишь слегка приподнимающая кончики ее светло-розовых губ, ранила его сердце, ласковый голосок звучал в ушах нежной мелодией. Он ощущал аромат ее волос, пропитанных какими-то свежими тонкими духами, напоминающими запахи цветущего летнего луга, чувствовал прохладное прикосновение шелковой перчатки к своей руке.

Когда Денис отправлялся на занятия, то, общаясь с сокурсницами, поневоле сравнивал их с Леной. Девушки из его группы были все как на подбор энергичными, активными и соблазнительными. И весьма успешно этим пользовались. Они уже знали силу своей женской притягательности и постоянно испытывали свои чары на особях мужского пола независимо от их возраста. Денису иногда казалось, что девушки часто кокетничают просто так, без всяких далеко идущих планов, лишь следуя своей природе. И сравнивая их с кроткой, слабой и хрупкой Леной, он испытывал к ней такую жалость, что сердце начинало ныть. Конечно, забыть Денису новую знакомую не удалось. Промучившись около недели, он позвонил ей. Денис больше не мог выносить своего странного мятущегося состояния. Его внимательность на занятиях снизилась, он потерял аппетит, плохо спал. Даже бабушка, ее звали Наталья Викторовна, с которой он жил в одной квартире, заметила, что с ним происходит что-то не то.

– Влюбился! – констатировала она как-то за завтраком, наблюдая за рассеянным внуком, который сыпал в чай вот уже третью ложку сахара.

Денис при ее замечании так сильно вздрогнул, что просыпал сахар на скатерть. Наталья Викторовна довольно улыбнулась, аккуратно собрала сахар и поправила скатерть. Она во всем любила порядок.

– Говорю же, влюбился! – оживленно сказала она. – Денис?

Он вышел из столбняка и зарделся.

– Нет, нет! Что ты, бабуля! – торопливо заговорил он. – С чего ты это взяла? Я? Влюбился?! Да в кого бы?

Денис глотнул чай и поморщился, так как он был невыносимо сладким.

– А у тебя в институте девушек, что ли, нет! – торжествующим тоном сказала она. – Вот Дашенька так же влюбилась в студента и вышла замуж. Так ты и родился.

Дашей звали ее дочь и маму Дениса.

– Жаль, что уехали они из Москвы! – подперев щеку рукой, добавила она. – А ведь и тут могли устроиться на приличную работу.

– Все, что ни делается, – к лучшему, – ответил Денис стандартной фразой. – Ладно, мне пора! Спасибо за завтрак!

Он чмокнул бабушку в щеку и вышел в коридор. Пока натягивал куртку, раздумывал над ее словами.

«Влюбился, – метались мысли. – Я влюбился? Но этого не может быть! Просто Лена поразила меня своей неординарной болезненной красотой, вот и все! И лишь поэтому я не могу забыть ее».

Но слово, уроненное в благодатную почву, дало ростки. Все знания, которые он должен был получить в этот день на лекциях, прошли мимо него. Денис без конца анализировал свое состояние, вспоминая все до мелочей. И к концу дня настолько запутался в собственных выводах, что не нашел ничего лучшего, как набрать номер Лены. Он возвращался с занятий. Было уже довольно поздно. Но Денис понял, что если немедленно не услышит ее голосок, то не сможет сегодня уснуть. Он устроился в небольшом скверике возле дома бабушки. Сев на скамью, достал телефон.

– Алло, – ответили ему.

Он сглотнул, так как почувствовал, как пересохло в горле.

– Я вас слушаю, – сказали ему.

– Лена, это я, – глупо ответил он.

– Кто это – я? – явно улыбнулась она.

И Денис от одного предположения, что заставил ее улыбнуться, ощутил такой прилив счастья, что задохнулся от него. Поэтому помедлил с ответом, так как не мог перевести дух.

– Говорите же! Или я положу трубку, – сказала Лена.

И он мгновенно пришел в себя.

– Меня зовут Денис, – торопливо произнес он. – Мы познакомились на мюзикле. Помните? Я подошел к вам. И вы дали мне этот телефон. А потом какая-то женщина…

– Это моя бабушка, – мягко проговорила она. – Я живу с ней.

– Я тоже живу с бабушкой! – чему-то обрадовался Денис.

– А родители? – после паузы спросила она.

– Они в Новосибирске! – охотно ответил он. – И я сам оттуда. А в Москве учусь в Бауманке. На дневном. Я на первом курсе!

– А ваша бабушка живет здесь? – явно удивилась Лена.

– Слушай, давай будем на «ты»? – оживившись, предложил Денис. – А то как-то неудобно выкать. Не такие уж мы с тобой и старые!

– Давай! – легко согласилась она. – Так что… твоя бабушка?

– Это мама моей мамы, – пояснил он. – Она всегда здесь жила. А дедушка умер пять лет назад.

– Сочувствую, – мягко сказала Лена и замолчала.

– Ну он уже совсем старый был, – торопливо ответил Денис. – Почти восемьдесят! Он намного старше моей бабушки. Ей чуть за семьдесят.

– А моей только шестьдесят один, – сообщила Лена.

«Чего это мы все про стариков говорим? – изумился про себя Денис. – Тоже мне тема! Еще подумает, что я какой-то… зануда!»

– А тебе сколько? – спросил он и тут же ужаснулся, так как решил, что подобный вопрос может показаться ей бестактным.

– В сентябре шестнадцать исполнилось, – сообщила она.

– А мне уже семнадцать! Вот! – ответил он.

И замолчал. Денис внезапно ощутил приступ непонятной робости. Мысли путались, он не знал, что сказать еще. Лена тоже молчала.

– Приятно было пообщаться, – после паузы услышал он и испугался, что сейчас в трубке раздадутся короткие гудки.

– И мне так приятно! – торопливо произнес Денис. – Тебе некогда?

– Почему? – явно удивилась она. – У меня масса свободного времени!

– Ах да! – поник он, тут только вспомнив, что она не может ходить.

Ему хотелось расспросить ее об этом, но Денис понимал, что эта тема должна быть для нее очень болезненна и с малознакомыми людьми Лена навряд ли захочет ее обсуждать.

– Можно я тебе еще позвоню? – робко спросил он.

– Зачем? – сухо ответила она.

– Мне хочется поговорить с тобой, – ответил он. – И увидеть!

– Зачем? – повторила она, как ему показалось, безо всякого выражения.

– Просто так! – упрямо произнес он. – А что, нельзя?

– Не стоит, – мягко проговорила она. – Денис, ты милый и приятный молодой человек, и ты мне тоже очень понравился…

При этих словах он чуть не лишился сознания от невыносимого восторга. Руки задрожали, и он вцепился в телефон, плотно прижав его к уху, словно боялся выронить из трясущихся пальцев.

– Но все дело в том, что ты многого не знаешь обо мне, – тихо добавила она. – И я не могу вводить тебя в заблуждение на мой счет.

– Я видел, что тебя увезли из зала в инвалидном кресле! – быстро сказал Денис. – И однако я решил позвонить. Тебе это ни о чем не говорит?

– Значит, ты в курсе… – после паузы произнесла она.

– Ты не можешь ходить, вот и все, что я понял, – ответил он. – И все равно, Лен, мечтаю с тобой встретиться! Честно!

Денис прижал телефон щекой к плечу и вытер вспотевшие ладони. Он ждал ее ответа, как приговора.

– Хорошо, – после мучительной для него паузы сказала она. – Можем созваниваться.

– Значит, я могу?.. – начал он.

– Звони в любое время! – ответила она и положила трубку.

Денис глубоко вздохнул и понял, что никогда в жизни он не был так счастлив, как в эту минуту. Ему даже домой идти не хотелось. Он встал и направился к выходу со двора. Полукруглая арка их громоздкого дома четко ограничивала картинку улицы. Он видел едущие машины, спешащих людей, огоньки рекламы, но словно отсутствовал в этом мире.

– Какой я дурак! – пробормотал Денис. – Даже не выяснил, где она живет. Знаю лишь, что с бабушкой. А родители? Мог бы и спросить!

Денис даже вынул из кармана телефон, но тут же решил, что невежливо так быстро перезванивать, и с сожалением убрал его обратно. Он прошел арку и направился по улице без всякой цели. Его мысли были заняты исключительно Леной. Он предполагал то одно о ее болезни, то другое, представлял, как она живет, чем занимается.

«Всего шестнадцать! – размышлял Денис. – Она должна еще в школе учиться. Может, на дому занимается? Но какой же я дурак! Надо было взять аську, мейл, выяснить, на каких ресурсах она зарегистрирована. Наверняка сидит и в «Одноклассниках» и в «контакте»! Чего я не спросил!»

И он остановился и достал телефон. Но снова смущение не позволило ему набрать номер. Тогда Денис решил отправить СМС.

«Лена, привет еще раз! – написал он. – Это Денис. Забыл спросить, есть ли у тебя аська».

Отправив СМС, замер, глядя на дисплей. Ответ пришел почти сразу, и Денис в волнении открыл сообщение.

«Привет еще раз! – гласило оно. – Аська есть, но я не люблю ею пользоваться. Если хочешь что-то написать мне, то лучше на е-мейл».

Увидев, что Лена прислала свой электронный, Денис расплылся в улыбке и резко повернул к дому.

Когда он вошел в квартиру, то сразу увидел бабушку. Она встречала его в коридоре с весьма недовольным видом.

– Добрый вечер! – ласково проговорил он, снимая куртку.

– Да уже почти ночь на дворе! – ответила Наталья Викторовна. – Мог бы позвонить, что задерживаешься! В институте, что ли, так долго был?

– Ты же сама утром сказала, что я влюбился! – весело заявил Денис. – Так что нечего сейчас удивляться, что я задержался.

– Предупреждать надо! – строго ответила она.

Но Денис видел, как заблестели ее глаза.

– Ужинать будешь? – спросила она. – Или в кафе со своей пассией перекусил?

– Бабуля! – расхохотался он и обнял ее за плечи. – Придумаешь тоже! Не было у меня никакого свидания! Так что зря не волнуйся. И прости, что так задержался и не позвонил тебе. Были кое-какие неотложные дела.

– Ну хорошо, хорошо, – сказала Наталья Викторовна. – Мой руки и приходи на кухню.

Денис кивнул и отправился в свою комнату. Квартира у бабушки была большой, она располагалась в доходном доме XIX века, комнаты – огромными, а потолки под пять метров. К тому же дом находился совсем недалеко от основного здания Бауманки. Пешком Денис добирался всего за пятнадцать минут. И это было очень удобно. А то, что у него имелась своя комната, он считал главным достоинством этого жилья. Раньше это была комната его матери, и почти все вещи в ней остались еще с тех времен, когда она жила здесь. Наталья Викторовна ничего не меняла. Она скучала по уехавшей в другой город дочери и часто заходила в эту комнату. И когда внук приехал в Москву, благополучно поступил в университет и поселился здесь, ее радости не было предела. Наталья Викторовна мечтала, что он встретит хорошую девушку, непременно москвичку, умную и интеллигентную, влюбится, женится и останется в этой квартире. И кто знает, может, она дождется и правнуков. Но Денису она о своих планах не рассказывала, понимая, что сейчас он отнесется к этому скептически.

Когда он пришел на кухню, стол уже был накрыт. Наталья Викторовна устроилась напротив внука и наблюдала, как он ест. Но Денис только поковырял вилкой в салате, съел половинку котлеты и выпил чай. Он был малоразговорчив и задумчив.

– И что твоя девушка? – задала она вопрос в лоб.

Денис глянул на нее с изумлением.

– Да нет у меня никакой девушки! – ответил он и улыбнулся. – Эта идея еще с утра засела в твоей голове, и ты, смотрю, ее усердно развиваешь!

– Хотелось бы, чтобы ты встретил москвичку, – сказала она, словно и не слышала его слов. – Я мечтаю об этом.

– Не все ли равно, откуда девушка! – ответил Денис и помрачнел.

Он представил, как знакомит Лену с родными. Трудно было даже предположить их реакцию.

– Нет! Не все равно! – возмутилась Наталья Викторовна. – Я хочу, чтобы ты остался со мной! Раз уж Даша меня бросила!

– Никто тебя не бросал! – мягко заметил он. – И мама, и папа тебя любят! Просто так получилось, что они живут в Новосибе. Спасибо за ужин, бабуль! – торопливо добавил он. – Мне нужно еще позаниматься.

Наталья Викторовна лишь вздохнула и начала молча убирать со стола.

Глава 2

Альфа и Омега

Денис вернулся в свою комнату и плотно закрыл дверь. Он включил ноутбук и первым делом вошел в свою почту. Вписал новый контакт, затем решил отправить весточку.

«Дорогая Лена!» – начал он и тут же, устыдившись показавшегося ему банальным обращения, стер написанное.

«Милая Леночка!» – набрал он, но это показалось ему слишком фамильярным.

«Доброе время суток, Лена!» – появилось на мониторе. И Денис остался доволен. После нескольких мучительных попыток он написал следующее:

«Это Денис. Мы познакомились на мюзикле, а сегодня говорили по телефону. Это мой адрес. Ты разрешила мне писать. Как твое настроение?»

– Бред, какой бред! – пробормотал он, отправляя письмо. – Что она обо мне подумает?

Он начал открывать непрочитанные письма, но сам все поглядывал в уголок почты, ожидая появления нового «входящего» – нарисованный конвертик возник минут через пятнадцать. Правда, они показались Денису вечностью. Он глубоко вздохнул, затем открыл письмо.

«Я получила твое послание. Извини, не здороваюсь, но мы сегодня сделали это уже несколько раз».

После этого предложения стоял смайлик «улыбка». И Денис почувствовал облегчение. В душе вспыхнула радость от одного вида этой крохотной смешной желтой рожицы с растянутыми губами.

«Она на меня не сердится! – твердил он про себя. – Она даже послала мне улыбку! Леночка!»

Он зачем-то послал воздушный поцелуй монитору и начал читать дальше.

«Я удивлена твоей настойчивостью, – писала Лена. – И не совсем понимаю, чего ты хочешь. Не думай, я не расчитываю вызвать жалость. Что случилось, то случилось. Прочитай внимательно. Ты мне показался далеко не глупым парнем, поэтому буду с тобой откровенна.

Это произошло два года назад. Мы с родителями жили в Липецке, а моя бабушка по материнской линии постоянно живет в Москве. Мы ехали к ней на майские праздники, на въезде в Москву попали в жуткую аварию. Родители погибли, а я выжила. Год провела в больнице, но ходить не могу. Мои бабушка и дедушка по отцовской линии живут в деревне в двадцати километрах от Липецка. Поэтому было решено, что меня возьмет бабушка Дина. Это мама моей мамы. Она живет одна в большой квартире неподалеку от метро «Каширская». Решили, что там мне будет удобнее, чем в деревне, да и врачи рядом. Кроме этого ко мне ходят учителя, так как я решила все-таки закончить одиннадцать классов. Бабушка Дина очень меня любит, и мне с ней хорошо. По правде говоря, мне никто не нужен. Я постепенно приспособилась к своему новому состоянию, да и коляску мне выписали из-за границы. Она усовершенствована и довольно удобна. Я веду нормальный образ жизни, не думай. Гуляю, посещаю различные мероприятия. Правда, все мои друзья остались в Липецке, но они при случае навещают меня. Вот коротко и все, что я хотела тебе написать. Если ты решишь, что нам не стоит дальше общаться, то я все пойму. Не думай, что мне всего шестнадцать, после аварии я повзрослела и на многое смотрю по-другому».

На этом письмо заканчивалось. У Дениса стоял ком в горле. Он никогда не плакал, даже в детстве. Но сейчас, прочитав эти бесхитростные строки, с трудом сдерживался. Его душа разрывалась, сердце ныло, глаза предательски влажнели, и он боялся, что вот-вот хлынут слезы. Бледное нежное лицо Лены стояло перед его мысленным взором, ее грустный взгляд проникал в самую глубь души. И Денис не выдержал. Он закрыл ее письмо и расплакался. Странный необъяснимый стыд и невыносимую боль – вот все, что он чувствовал в этот миг. И впервые в жизни дал волю эмоциям.

– Бог мой! Что случилось?! – раздалось за его спиной.

Денис вытер глаза и постарался успокоиться. Наталья Викторовна заглядывала в приоткрытую дверь, но входить в комнату не спешила.

– Денечек! – ласково проговорила она. – Я стучу-стучу, а тебя будто нет. Вот я и заглянула. А ты… плачешь?! Я же слышала!

Денис оцепенел. Он боялся повернуться к бабушке, боялся, что она увидит его покрасневшее лицо и мокрые глаза. Такое проявление чувств для него всегда было признаком слабости. Денис считал, что мужчины не имеют права плакать, а если это случилось, то никто не должен видеть их слез.

– Все в порядке! – охрипшим голосом ответил он, так и не повернувшись к двери.

– Хорошо, – после паузы ответила Наталья Викторовна. – Я заварила ромашковый чай. Совсем забыла, что купила сегодня свежайший творожный кекс. Ты же их очень любишь. Так что… как закончишь… с делами, приходи на кухню.

– Мы же совсем недавно ужинали, – заметил он.

– Да ты и не ел ничего! – ответила она. – Вот решила, что от кекса ты точно не откажешься!

– Приду, – коротко сказал он.

И услышал, как мягко закрылась дверь.

– Кошмар! – пробормотал Денис. – Что это со мной? Почему я расплакался?

Его ум, привыкший к постоянному анализу, пытался разобраться в происходящем. Но эмоции захлестывали. И Денис перестал копаться в себе и пытаться понять, что происходит. Он просто чувствовал. И это была такая невероятная смесь из жалости, боли, восхищения, желания быть рядом и защищать, сострадания и нежности, что голова кружилась и сбивалось дыхание. Денис постарался успокоиться. Он открыл почту и начал писать:

«Спасибо, что так быстро ответила, Лена! Понимаю, что у тебя возникли вопросы из-за моей настойчивости. Из-за твоего положения наверняка многие парни просто тебя жалеют…»

Ужаснувшись, он стер последнее предложение. И продолжил:

«Мне хочется стать твоим другом. Мы же можем общаться! Ты сама написала, что все твои друзья остались в Липецке. В этом мы чем-то схожи, ведь все мои друзья – в Новосибе. Я только начал учиться в универе, пока мало с кем сошелся. Правда, ребята у нас в группе хорошие, но ты сама понимаешь, что одно дело приятели, а другое – настоящие друзья. А их много быть не может».

Денис отправил письмо. И стал ждать ответ. Но его все не было. Через двадцать минут он закрыл почту и пошел на кухню.

Наталья Викторовна стояла у окна, отодвинув узорчатую штору и глядя на соседний дом с квадратами освещенных окон. Ее лицо было грустным. Но как только Денис зашел на кухню, она сразу заулыбалась и пригласила его к столу.

– Правда, чай почти остыл, – заметила она, трогая круглый бок большого фарфорового чайника. – Но я сейчас кипятку добавлю.

Денис сел за стол и начал резать кекс. Наталья Викторовна разлила чай и устроилась напротив него. Они какое-то время молчали, каждый думал о своем. Денис уже окончательно успокоился и размышлял, что ей сказать. Он считал нужным объяснить свои недавние слезы, чтобы бабушка зря не волновалась. Но не знал, как начать. Наталья Викторовна тоже раздумывала, как ей найти подход к внуку. Она ясно слышала, что он плакал. А ее недавнее предположение, что Денис влюблен, только подливало масло в огонь.

– Знаешь, что хочу… – одновременно произнесли они, глянули в глаза друг другу и невольно рассмеялись.

– Только у людей, смотрящих в одном направлении, или, как сейчас говорят, находящихся на одной волне, бывают такие совпадения в словах и мыслях, – заметила Наталья Викторовна. – Или у влюбленных, – добавила она.

– Конечно, я влюблен в тебя! – ответил Денис. – Но это с самого детства! Когда ты впервые приехала к нам в Новосиб и я увидел тебя с чемоданом и в белой шляпке с полями, то этот головной убор настолько поразил меня, что я не мог не влюбиться. Правда, извини, но я тут же прозвал тебя «белый гриб»!

– Ах, ты… проказник! – рассмеялась Наталья Викторовна и погрозила ему пальцем. – Странно, что ты это запомнил, ведь тебе было всего четыре года!

– Из взрослых знакомых, которые бывали у нас в доме, никто не носил такие шляпы, – ответил он. – А уж белые перчатки! А ведь ты тогда была еще и в перчатках. Такая элегантная дама!

– Да, в то время я любила подобные наряды, – улыбнулась она. – И тебя тоже полюбила, – после паузы добавила она невпопад.

– Я понимаю, что ты тревожишься за меня, – сказал Денис.

– Ни разу не видела, чтобы ты плакал, – тихо проговорила Наталья Викторовна.

– Когда-нибудь я, возможно, все расскажу тебе, – ответил он. – Но это не стоит твоих переживаний.

– Несчастная любовь? – предположила Наталья Викторовна. – Девушка тебя отвергла?

– Типа того, – нехотя ответил он и встал.

– Извини, – спохватилась она. – Не буду лезть к тебе в душу. Но не забывай, что я прожила долгую жизнь и какой-никакой, но опыт у меня имеется. Если нужен будет совет, то обращайся!

– Учту, – кратко ответил Денис и ушел в свою комнату.

Он посмотрел на темный экран «уснувшего» ноутбука и дернул мышкой. Первым делом зашел в почту. От Лены пришло письмо. Но он уже так не дрожал, когда открыл его. Странная апатия сменила недавнее перевозбуждение.

«Спасибо за предложение дружбы, – прочитал он. – Я подумаю».

И это было все. Краткость ее письма неприятно поразила Дениса. Он решил больше не думать о Лене, а заняться текущими делами. Но пока искал материал для реферата по пределам, периодически вспоминал серые грустные глаза девушки. И это очень мешало сосредоточиться.

– Так-так, – бормотал Денис, – правило Лопиталя… предел отношения двух бесконечно малых или двух бесконечно больших величин равен пределу отношения их производных… Но к чему приведут наши с ней отношения?

Денис поднял глаза от монитора и начал машинально покусывать большой палец левой руки. Делал он это лишь в моменты глубочайшей задумчивости.

«Лена – инвалид. Я должен понимать это, – мелькали мысли. – И разве я имею право навязывать ей свою дружбу или нечто большее, если у меня нет полной уверенности, что эти отношения надолго или даже на всю жизнь? Разве можно играть ее чувствами? Это постыдно. Я одолеваем эмоциями, мне самому до конца непонятными. И я должен полностью отдавать себе отчет, чего хочу на самом деле».

Денис не знал ответа на этот вопрос.

Он промучился с рефератом около трех часов, затем поняв, что голова тяжелая и путного он уже ничего не напишет, закрыл ноутбук и отправился спать. Среди ночи он очнулся и сел на кровати. Денис увидел настолько странный сон, что все еще не мог понять, что это. Он помнил его в мельчайших подробностях.

… Среди бело-розовых облаков сидели два существа и ссорились. Они были в длинных воздушных одеяниях дымчатого цвета. Легкая ткань раздувалась словно от овевающего их ветерка. Их лица, сквозь которые странно просвечивали клубящиеся облака, похожие на завитки голубоватого тумана, выглядели довольно добродушно и напоминали младенческие своей безмятежностью и пухлыми щеками. Но это были явно взрослые создания.

– Я – главный! – заявил тот, что был в одеянии с розоватым отливом. – Ведь именно я – Альфа! Я – начало!

– Нет! – ответил второй в одеянии голубых оттенков. – Я – Омега и я – самый главный! Мной закончится все! Сам подумай: кто главнее – только что родившийся младенец или проживший свой век старец?

– Ты еще спроси: кто был первым – курица или яйцо? – усмехнулся Альфа.

– А кстати, ты как думаешь? – заинтересованно проговорил Омега.

– Конечно, яйцо! – уверенно ответил Альфа. – Начало всегда впереди!

– Дискриминация в чистом виде! – возмущенно произнес Омега. – И вообще мне надоело твое вечное задирание носа!

– А мне надоело спорить с тобой! – миролюбиво ответил Альфа. – Не будем забывать, что мы и есть самые главные, и мы – основные помощники! А дел у нас по горло!

– Это точно! – согласился Омега и максимально приблизился к Альфа.

Он что-то начал оживленно шептать ему на ухо. Денис сразу разнервничался, так как решил, что речь непременно идет о нем. Он подлетел вплотную к перешептывающимся существам, удивляясь, как легко двигается по воздуху. Но они будто его и не видели.

– Знаешь только что возникшую историю? – шептал Альфа.

– Это про девочку-инвалида и того влюбленного в нее оболтуса? – захихикал Омега.

– Почему это сразу оболтуса? – строго ответил Альфа.

– А кого ж еще? – пожал невидимыми под шевелящимся одеянием плечами Омега. – Нынешние молодые люди настолько инфантильны, что даже не могут признаться себе, что их поразила сама Любовь! Ему сильно повезло. Редко кому вот так сразу достается это чувство. А он получил сполна и сразу. Это ты постарался? – добавил он. – Не иначе возомнил себя Господом? Смотри, гордыня наказуема!

– Я-то тут при чем?! – возмутился Альфа. – Я просто наблюдатель! Как, впрочем, и ты. Здесь другие силы! У девочки свой ангел-хранитель. Именно он помог ей выжить в той ужасной катастрофе. И он опекает ее. Но даже ему не под силу вернуть ей здоровье. Он без пары.

– А что наш герой без своего ангела? – удивился Омега.

– Родители ученые и материалисты, – со вздохом пояснил Альфа. – И парень не крещен. Поэтому у него нет своего ангела-хранителя, который бы мог составить пару опекуну девочки. А вместе они были бы сила!

– Нас подслушивают! – возмутился Омега и указал на Дениса, зависшего возле облака.

– Кто посмел?! – нарочито грозно пророкотал Альфа.

Денис так перепугался, что резко отпрянул от облака и… свалился вниз. Именно от удара о землю он и проснулся. И сел на кровати, поняв, что по-прежнему находится в своей комнате.

– Что это было?! – громко спросил Денис, с трудом приходя в себя.

Его трясло. Он и раньше видел сны, но они были обычными, как у большинства людей. Денис глянул на светящиеся цифры электронного будильника.

– Три часа ночи! – пробормотал он.

Денис встал и бросился к ноутбуку. Сработала привычка получать любую информацию из Интернета. Открыв поисковую систему, Денис набрал слова «Альфа и Омега». Выскочило огромное количество ссылок. Он сразу отмел названия христианских журналов, компьютерных игр и мультфильмов. И открыл следующее:

«Альфа и Омега (БЩ, бщ) – сочетание первой и последней букв классического (ионического) греческого алфавита, которое является символом Бога как начала и конца всего сущего.

Аз (Я) есмь Альфа и Омега, начало и конец, первый и последний.

(«Откровение Иоанна Богослова», 22:13)

В качестве крылатого выражения «альфа и омега» («от первой до последней буквы») означает «от и до, все полностью, с начала и до конца, всеобъемлюще».

В искусстве это сочетание было связано с 1-м и 2-м лицом Троицы. Буквы пишутся по сторонам головы Пантократора, или же на титульном листе открытой книги, которую показывает Бог-Отец».

– Что происходит? – вслух спросил Денис и замер у монитора.

Христианство было для него темным лесом. Он мало интересовался религией. И действительно был некрещеным. Он даже вспомнил, как бабушка жарко спорила на эту тему с его родителями. Это произошло в один из их приездов в Москву. Денису тогда исполнилось 13 лет. Наталья Викторовна настаивала, чтобы они пошли в находящуюся неподалеку от ее дома Елоховскую церковь[3] и окрестили мальчика. Но родители лишь отшучивались. Хотя его мать была крещеной, и Денис это знал. Но обряд провели, когда ей было от роду пара месяцев. А вот отец не принадлежал ни к одной религии. Он всю свою жизнь занимался ядерной физикой, не верил, как говорится, ни в бога, ни в черта и придерживался материалистического взгляда на окружающий мир.

«Альфа и Омега – это ангелы? – размышлял Денис. – Это вообще не понять что или кто. Да и кто такие эти ангелы? Самое распространенное мнение – существа с крыльями».

Денис набрал в поисковике нужное слово и начал быстро открывать ссылки.

«Ангелы – отражения от малозаметных в оптическом диапазоне объектов (в радиолокации)», – бегло читал он и переходил к следующей ссылке: «… название третьего сингла группы «Ранетки».

– Нет! – засмеялся Денис. – Что я читаю?! «Ангелы – династия Византийских императоров», «Ангелы Чарли»… Вот! «Сверхъестественные разумные существа».

Он открыл нужную ссылку и внимательно прочитал текст.

«Ангел (др. – греч. ггелпт, ангелос – «вестник, посланец») в авраамических религиях – духовное разумное бесполое и бесплотное существо, выражающее волю Бога и обладающее сверхъестественными возможностями. Библия называет Ангелов служебными духами (Евр.1:14).

Часто изображаются в виде людей с белоснежными крыльями за спиной.

Это существа с однократным выбором в пользу добра или зла. Их судьба тесно связана с судьбами людей, как существ, делающих упомянутый выбор постоянно и способных опираться на духовную поддержку соответствующих ангелов добра и зла.

Смысл жизни Ангелов до момента выбора в пользу добра или зла – предположительно, в едином сотворчестве с человеком в освоении и владении миром, в служении человеку в соответствии со своими способностями».

– Ну допустим, – сказал Денис, закрывая ссылку, – что все это соответствует действительности, и подобные сущности на самом деле живут где-то там в параллельных мирах, наличие которых пока еще никто не доказал. Однако сон, который я увидел, хоть и странен по сути своей, но может являться доказательством чего-то запредельного, однако имеющего место быть. Не может же мое подсознание играть подобным образом и выдавать мне такие картинки с непонятной смысловой нагрузкой. Что это было? – снова спросил он.

И замер, будто надеялся, что непонятные ему существа, называющие себя Альфой и Омегой, сейчас подадут голос и все объяснят. Однако в комнате было тихо. Денис открыл еще несколько ссылок, почитал о падших ангелах, демонах, адских муках и понял, что в голове у него наступил полный хаос. Информация была настолько разнородной и несистематизированной, к тому же изобиловала явными выдумками и измышлениями, что он решил временно отложить изучение этого вопроса. Тем более стояла глубокая ночь. К тому же Денис давно понял, что если не торопить события, то они сами странным образом выстраиваются в стройную логичную и понятную систему. Он решил, что пора закрыть ноутбук и лечь спать. Но напоследок захотел посмотреть, что имеется по этому вопросу в «Картинках». Ему было любопытно увидеть рунетовские изображения ангелов. Выскочило огромное количество рисунков и фотографий. Все они были однотипны – всевозможные фигуры с поднятыми или опущенными крыльями. Денис «прокручивал» ленту картинок и бегло их просматривал. И вдруг, когда он уже хотел выйти, один из снимков приковал его внимание. Он кликнул на него. Изображение увеличилось. Это была Лена. Денис не мог ошибиться. Он замер, изучая фотографию. Лена сидела явно на больничной кровати. Она была снята в тот момент, когда подняла голову и посмотрела прямо в объектив. Постельное белье и ее пижама были белого цвета. За ее спиной, явно прикрепленные в фотошопе, белели большие крылья. Они были покрыты мелкими перьями. Такие крылья Денис видел на девушках, одетых для какого-нибудь карнавала. Волнистые пряди ее волос падали вдоль лица и казались немного растрепанными. Лена выглядела изможденной, ее и без того большие глаза были огромными и небесно-голубыми. Хотя Денис думал, что они у нее серые. Но, возможно, цвет глаз был подкрашен в фотошопе, как и ее волосы, которые отливали в яркое золото. И в сочетании с белой, почти прозрачной кожей лица эти золотые кудри и огромные чистые голубые глаза, глядящие прямо на зрителя, казались принадлежащими не живому человеку, а какому-то ангелоподобному созданию, глядящему на этот мир с затаенным ужасом.

Увидев подпись «В ожидании Ангела Смерти», Денис вздрогнул. Он кликнул на ссылку под фотографией и попал в профиль инет-дневника на ресурсе Блоги@Mail.ru Дневник так и назывался «В ожидании Ангела Смерти», и это очень не понравилось Денису. Графа «Личные данные» была не заполнена. В профиле лишь значилось имя Лена и возраст 16 лет. Увидев «город Липецк», Денис уже не сомневался, чей это дневник. Он был открыт для просмотра. Но информации о владелице практически не было. Записи были короткими и невероятно депрессивными. Денис жадно просмотрел посты за последний месяц.

«Сломали ангелу крылья. А без них он летать не может. И упал ангел на землю. Но шел дождь, и было очень грязно. Ангел лежал в луже и думал, что не такой грязи он боится».

Это было содержание записи, оставленной десять дней назад. К ней прикреплялась рисованная картинка: на подоконнике сидела девушка, поджав ноги и обняв их руками. Она повернула голову в раскрытое окно, ее длинные волосы развевал ветер. Черное небо освещала полная луна. Девушка явно смотрела на нее. Возле ее ног на темном подоконнике лежало одно белое крыло.

Другая запись была следующего содержания:

«Ангел Смерти, где ты так задержался? Прилети ко мне. Возьми меня на свои большие черные крылья и унеси на черную звезду, где цветут голубые фиалки и алые розы. Ангел Смерти, я все жду и жду, но ты не прилетаешь. А там, на черной звезде, меня ждут мама и папа. Они бродят между роз и фиалок и тоскуют по своей девочке».

Внизу этой записи поблескивала замысловатая виньетка из цветочков.

Денис застыл, глядя на текст. Он понимал, что в этом дневнике Лена изливала свою душу и писала о самом затаенном. Тем более навряд ли кто-то из блогеров был в курсе ее истории. Денис знал, что подобных дневничков, чаще всего принадлежащих эмо-герл, полно в Сети. Это была своего рода мода на особый стиль депрессивно-унылых девочек, «романтично» пишущих о смерти. Денис заметил, что комментарии к записям Лены оставляли в основном эмо-киды. Это было видно по их аватаркам, выдержанным в черно-розовой символике эмо.

Следующая запись Лены:

«Я умерла… Мои крылья упали… А мне бы взлететь в небо! Но земля тянет вниз. И я прикована к ней, словно цепями. Я умерла… Не достать моих крыльев, лежащих на самом дне ада».

Внизу была картинка в готическом стиле. Она была темная, почти черная. Изображалось кладбище. На могиле лежала девушка-ангел во всем черном и с распластанными по земле непропорционально большими черными крыльями.

К этой записи комментариев было больше всего.

Эмо4ка:

«Круто! Мну понрава! Я рыдаю… рыдаю»

Эльфик:

«тут не играет роль как ты умираешь тут важно почему… люди прыгают с крыши не для того чтобы себя птицей почувствовать, а для того что бы освободиться от всех проблем своей жизни, и хоть как то почувствовать себя беззаботным».

ЭмБойЭм:

«Девочка эмо с голубыми глазами,

В них не видно жизни, нет радостного блеска…

Лишь только слышны звуки разбитого сердца!

Познакомимся? Обещаю, твое сердце больше не будет разбито».

Gluc:

«тАк и нАдо! НаиВnо. Sупер»

Остальные были в том же стиле. Но вот одно крайне насторожило Дениса. Писал некий Взгляд_оттуда.

«Приглашаем тебя в наш элитарный Клуб самоубийц. У нас ты найдешь все, что тебе нужно».

И это было единственное сообщение, на которое ответила Лена.

«Я подумаю», – прочитал Денис и содрогнулся.

Он сохранил ссылку на дневник Лены в «Избранном» и закрыл ноутбук. Улегшись в постель, Денис попытался уснуть. Но это было невозможно. Его душа изнывала от тоски. Жалость и нежность к этой несчастной больной девочке затопили все его существо. Он представлял ее совсем в другом свете. Ведь Лена выглядела внешне невозмутимой и уравновешенной. К тому же в письме она уверяла, что приспособилась к своему образу жизни и чувствует себя нормально.

«Какой я дурак! – ругал себя Денис. – Да разве можно к такому приспособиться?! Разве можно смириться, что в шестнадцать лет ты лишена возможности вести обычную девчоночью жизнь со всеми ее радостями? Конечно, с ней работали психологи. В этом я уверен. Но что у нее творится в душе! Она пишет только о смерти. И явно ждет ее как избавления!»

Тоска навалилась на Дениса с новой силой. Слезы хлынули помимо воли. И он уже их не сдерживал. Он лежал на спине и смотрел в потолок сквозь влажную пелену, а они все текли и текли. Через какое-то время Денис успокоился. Он закрыл глаза и попытался снова уснуть. Бледное личико с печальными серыми глазами появилось перед его внутренним взором. Уголки розовых губ были опущены.

«Все будет хорошо, Леночка! – сказал он про себя. – Я никогда, никогда не оставлю тебя!»

Глава 3

Признание

– Ну ты видел, каков наш герой? – спросил Альфа и поправил полы своего воздушного одеяния, которое развевал сильный небесный ветер.

– Он уже влюблен по уши! – довольно заметил Омега. – Ну да, шустрый парнишка. Сразу в Интернет полез, начал про нас искать. Да что там можно прочитать? Одни стандартизированные понятия и символы!

Альфа засмеялся. Его пухлые щеки зарумянились, глаза блестели от удовольствия.

– И про ангелов тоже читал! – добавил Омега.

– Давно пора ему самому обзавестись защитой! – задумчиво сказал Альфа.

– Сам додумается, что нужно сделать! – ответил Омега. – Мы не вмешиваемся! Мы лишь наблюдаем, не забывай!

Денис слушал их диалог, зависнув возле облака. При последних словах не выдержал.

– Что я должен сделать? – громко спросил он.

Существа поморщились. Альфа даже поковырял в ушах и укоризненно заметил:

– Не ори здесь! Аж уши заложило! Мы не глухие! И даже шепот с земли слышим!

– Сделаешь то, что должен, – сказал Омега. – А мы-то тут при чем?

– Я вижу вас во сне, – констатировал Денис. – И мне уже кажется, что я схожу с ума! Кто вы?

– Мы – Альфа и Омега, начало и конец… – торжественно проговорил Альфа. – Ты же сам только что все прочитал! А являемся тебе в таком виде, чтобы не пугать особо.

– А что, классический вариант небесных существ! – довольно произнес Омега и заулыбался. – Воздушные длинные одеяния, симпатичные младенчески невинные мордашки, чтобы ты сразу почувствовал к нам доверие. Картинка продумана! Да и сидим, как положено, на облаках.

– Ну уж ты-то мог бы показать парню свое истинное лицо! – заметил Альфа. – А то надел личину небесного жителя и радуешься!

– Истина у каждого своя, – ответил Омега. – Тебе ли не знать об этом? Одной для всех не существует.

– Есть же выражение – истина в последней инстанции! – возразил Альфа.

– Вы тут долго спорить будете? – встрял Денис.

– Ах да! – спохватился Омега и широко ему улыбнулся.

И мгновенно превратился в классического дьявола, какими их обычно изображают и на картинах, и в фильмах. Увидев существо в черной одежде с мерзкой физиономией и торчащими над головой рогами, Денис от неожиданности отшатнулся.

– А хвост где? – возмутился Альфа. – И копыта! Все хочешь казаться красивее, чем есть на самом деле.

– Отстань! – отмахнулся Омега и снова стал розовощеким и невинным младенцем-переростком.

Он поправил воздушное голубоватое одеяние и приосанился.

– Что это было? – спросил пришедший в себя Денис.

– Что-что, – недовольно пробормотал Альфа, – мы Альфа и Омега, начало и конец…. Короче, понимай интуитивно то, что увидел, и не заставляй нас объяснять словами, которые обычно очень искажают суть явлений.

– Я люблю во всем точность, – ответил Денис, не сводя глаз с их розовощеких лиц.

– Придется отойти от своих представлений о мире, – вздохнул Омега. – И вообще нам пора!

– Но подождите! – попытался остановить их Денис. – У меня столько вопросов!

Но они уже исчезли. И облака начали рассеиваться. Будто оставшись без опоры, хотя в душе он понимал, что облака это лишь парообразная субстанция и опорой никак служить не могут, Денис полетел вниз.

– А-ах! – глубоко вздохнул Денис и… проснулся.

Он увидел, что уже утро. Глянув на будильник, понял, что ему вставать через полчаса. Сон не выходил из головы. Да и все события сегодняшней ночи вызывали смятение. Денис сел и протер глаза. Затем взъерошил волосы и сжал виски пальцами. Он пытался сосредоточиться, чтобы понять, что с ним происходит. Но знал лишь одно – он оказался втянутым в какую-то непонятную ему игру и ее законы были ему неизвестны. И еще он знал, что любит Лену. Сейчас он уже ясно отдавал себе отчет, что за чувство охватило его. После того как он этой ночью заглянул в самую глубь ее души и осознал, в каком аду живет эта девушка, его чувство окончательно оформилось и окрепло. Денис понял, что полюбил ее с первого взгляда. Он пытался анализировать свое состояние, когда впервые заглянул в ее грустные серые глаза, но помнил лишь одно – мир в тот миг перевернулся. И с тех пор его жизнь разделилась на «до» и «после». Характер у него был прямой, натура цельная. Денис любил все раскладывать по полочкам, чтобы сохранять ясность ума. И нынешнее состояние выводило его из равновесия. Правда, сейчас ему стало легче, потому что, поняв, что его посетила именно любовь, Денис мгновенно начал разрабатывать план действий. Не в его характере было сидеть и оплакивать несчастную судьбу Лены и бесперспективность их отношений. Его ум сразу начал разрабатывать варианты помощи в этой ситуации. Денис все не мог забыть предложение в ее дневнике вступить в Клуб самоубийц и ее ответ. Он понимал, что главная опасность таится во внутреннем состоянии Лены. Внешне она делала вид, что смирилась со своей участью, но это было и понятно. Денис мог только догадываться, что переживает ее бабушка, потерявшая родных ей людей и теперь вынужденная ухаживать за внучкой, ставшей инвалидом. Лена должна была щадить ее, и поэтому выглядела такой невозмутимой. Наверняка она носила маску, не снимая. И только в блоге выплескивала эмоции.

«Итак, – размышлял Денис, – первое, что я должен сделать, – встретиться с Леной и попытаться объясниться с ней. Она должна знать о моих чувствах и о том, что отныне я ее самый верный и преданный друг. Главное, не напугать ее!»

При воспоминании о ее нежном лице и милой улыбке Денис ощутил, как кровь прилила к лицу. Все внутри у него начало таять.

– Милая, милая, – зашептал он, закрывая глаза. – Никому не позволю причинить тебе вред! А с этим Клубом самоубийц еще нужно разобраться! Пора отбить у них охоту приглашать несчастных девушек в это мерзкое сообщество и пользоваться их горем!

Резкая трель будильника заставила его вздрогнуть. Он выключил будильник и быстро встал. На душе становилось все легче. Сейчас, когда Денис определился с планом дальнейших действий, он почувствовал прилив энергии. Тоска ушла, он хотел одного – действовать!

Даже не умывшись, он открыл ноутбук и зашел в почту. Денис надеялся, что, возможно, Лена вчера снова написала ему. Мало ли! Но новых входящих не было. Тогда он открыл по ссылке ее блог. Ночью она выложила новый пост. И его содержание ужасало. Вначале была залита картинка. Это была фотография лежащей на боку девушки. Ее руки были вытянуты к зрителям и изрезаны. Кровь пятнала кожу и белую кафельную плитку, на которой лежала девушка. Окровавленное лезвие бритвы валялось рядом. Несколько красных роз, разбросанных по полу, лишь усиливали впечатление. Ниже была запись.

«Сброшу крылья… Мир пуст… Боли больше не будет, потому что не будет жизни. И если моя жизнь – это только боль, то зачем мне она? Сброшу крылья… Я ведь не ангел. Я упаду в бездну, и настоящие ангелы с черными крыльями подхватят меня и унесут на черную звезду. Я вижу, как мама зовет меня, машет мне оттуда руками, улыбается мне… Сброшу крылья, чтобы улететь в мечту…»

И снова в одном из комментариев Денис увидел все то же приглашение в Клуб самоубийц. Правда, Лена на этот раз не ответила. Он отпечатал ее фотографию с крыльями, затем закрыл программы, выключил ноутбук и решил действовать немедленно. Первым делом он набрал номер Лены. Его не смущало, что было всего восемь утра. Разве имело сейчас значение время суток, да и вообще какие-то приличия? Она не отвечала довольно долго, и Денис изнывал от дурных предчувствий, ожидая, когда она возьмет трубку.

– Да? – услышал он ее слабый голосок и заулыбался от радости.

– Лена, доброе утро! Извини, что так рано! – торопливо проговорил он. – Но мне скоро в универ, а дело не терпит отлагательства.

– У меня определился твой номер, – ответила она. – Но я поздно легла и еще сплю. Ты разбудил меня.

– Прости, прости! – покаянно проговорил он. – Не хотел причинять тебе неудобства!

– Что случилось? – мягко спросила она.

– Не могу объяснять по телефону! И хочу обязательно сегодня с тобой встретиться!

Возникла пауза. Лена явно раздумывала.

– Пожалуйста! – сказал он.

– Хорошо, – наконец согласилась она. – После двух часов мы с бабушкой обычно гуляем.

– Где? – торопливо спросил он.

Встречаться с Леной в компании бабушки показалось ему не очень удачной идеей. Но выхода не было.

– Я уже говорила, что мы живем возле метро «Каширская». Если перейти дорогу, то попадаешь в парк Коломенское. Ты там был?

– Когда-то давно, – припомнил Денис. – В один из приездов на летние каникулы бабушка меня туда водила. Но мне было что-то около десяти лет, так что помню плохо.

– Там сейчас отстроили огромный комплекс. Воссоздали дворец царя Алексея Михайловича, – пояснила Лена. – Мимо не пройдешь. Он расположен как раз на выходе к Каширскому шоссе. Бабушка очень любит гулять вокруг этого дворцового комплекса. Там и правда приятно. Везде асфальтовые дорожки. И сам дворец очень красив!

«Хорошо, что ее хоть что-то привлекает! – отметил про себя Денис. – По разговору она уравновешенна, внутренне спокойна. Если бы не эти записи в ее блоге!»

– Сегодня вы собираетесь туда? – уточнил Денис.

– Пока погода хорошая, мы почти всегда там, – ответила она.

– Не возражаешь, если я после занятий подъеду? – спросил он.

– Мне все равно, – сказала Лена. – Ведь это ты хотел о чем-то срочно со мной поговорить. Даже позвонил в такую рань! Хотя мы практически незнакомы.

– Но ты согласилась со мной дружить! – мягко заметил он.

– Удачного дня! – вежливо произнесла она и положила трубку.

«Не в настроении, – решил Денис. – Но я не удивляюсь!»

Он позавтракал, предупредил бабушку, что может сегодня задержаться «в универе», и пошел на занятия. На лекциях был поглощен материалом, старательно выбрасывая из головы любые посторонние мысли. В перерывах общался, как обычно, с одногруппниками, обсуждая текущие дела. Денис выглядел спокойным, никому даже в голову не приходило, насколько он внутренне напряжен. Как только заканчивалась очередная пара, его мысли вновь возвращались к предстоящей встрече. И он думал только об этом, хотя вполне связно отвечал на реплики ребят.

После второй пары был большой перерыв, ребята отправились в буфет перекусить. Денис сидел в компании и ел бутерброды. Вдруг за соседним столиком раздался громкий смех. Там обосновались девушки из их группы. Парни сразу обернулись и начали цеплять их колкими замечаниями. Девушки за словом в карман не лезли. Особенно старалась Мила. После их неудачного похода на мюзикл она перестала оказывать Денису знаки внимания. И он был очень доволен. Ему не хотелось, чтобы между ними возникла неловкость и, наблюдая за поведением Милы, Денис радовался, что девушка сделала на его счет правильные выводы и теперь воспринимает его всего лишь как друга и не более того.

– Эй, ботаны! – громко говорила Мила и смотрела в упор на Дениса. – Лопайте побольше глюкозы, чтоб мозги лучше работали.

– Это кто тут ботаны? – начали притворно возмущаться ребята. – Сами зубрите целыми днями и на нас внимания не обращаете!

Девушки кокетливо засмеялись. Но Мила нахмурила брови. Она смотрела на Дениса презрительно. Он даже есть перестал, не понимая ее поведения. Ведь последнее время она совсем не обращала на него внимания.

– Чего злишься, Милка? Пошли в субботу в клуб? – предложил Артур, компьютерный гений их курса. Денис с ним сошелся ближе всех.

– Не хочу! – надула она губы. – Чего с вами тусить? Скучно! Лучше уж с плохими мальчиками гулять!

– Смотри, нарвешься! – засмеялись ребята.

– И чем я не плохой? – спросил Артур, и ребята заулыбались.

– Ты такой же ботан, как и твой приятель Денис! – отрезала Мила.

– Просто ты не в курсе, что я могу взломать любой сервер, – ответил Артур. – И даже снять с какого-нибудь банковского счета кругленькую сумму.

– Ага, как же! – засмеялась она. – Все знают, что твой папаша крупная шишка в органах! Так он тебе и позволил.

Дениса начал раздражать этот разговор. Он быстро допил кофе и встал.

– О, главный ботан решил сбежать! И где-нибудь в уединенном уголке почитать конспекты! – ехидно заметила Мила. – Их он любит гораздо больше девушек!

И девушки дружно расхохотались. Денис подошел к их столику и уселся на свободный стул. Он тихо сказал:

– Наклонитесь ко мне.

Девушки изумленно переглянулись, но послушались и придвинули к нему головы. Денис обнял сидящих рядом за плечи. Мила находилась напротив него. Она одна не наклонилась, а откинулась на спинку стула и сложила руки на груди. Вся ее поза выражала презрительное недоумение. В ее глазах читалось: «Ну-ну! Посмотрим, что ты можешь нам сказать!»

– Девочки, – шепотом начал Денис. И они придвинулись еще ближе и замолчали. – Мила не совсем правильно понимает ситуацию. Хочу сказать вам по секрету, что я совсем недавно влюбился.

– Да ну! – хором воскликнули они. – Да ты гонишь! И в кого?

– В одну милую девушку, с которой познакомился совершенно случайно, – ответил он. – И это любовь с первого взгляда. Вы-то должна понимать, как это бывает!

– Да, да, – оживились они. – Настоящая любовь только такой и бывает! Она из нашего универа?

– Нет! – ответил Денис. – Но я не хочу говорить о ней. Просто решил сообщить вам, что я вовсе не помешан на одной учебе, как все вы думаете. И мое сердце занято.

– Здорово! Мы так рады за тебя! И мы никому не скажем! – наперебой заговорили они. – И обещаем, что больше не будем над тобой подшучивать!

– Вот и отлично! – заулыбался он. – Я знал, что вы меня поймете!

– Да врешь ты все! – скептически заметила Мила. – Нет у тебя никакой девушки. А влюбиться по-настоящему ты в принципе не способен!

– Ты не права! – встали одногруппницы на его защиту. – Денис как раз способен!

Он не стал ждать, чем закончится их спор, и встал. Парни смотрели на них с любопытством, но Денис не стал ничего объяснять и вышел из буфета. Мила догнала его возле входа в аудиторию. Они отошли к окну. Денис хмуро смотрел на ее покрасневшее лицо. И понимал, что Мила настроена решительно и просто так от него не отстанет.

– Лекция скоро начнется, – сказал он.

– Слушай, ты ведь правда мне сильно понравился! – нервно проговорила Мила. – Стала бы я тебя просто так на мюзиклы приглашать! Ты ведь должен был это понимать! Но согласился! Что я должна была подумать? А тут выясняется, что ты влюблен! Нечестно это по отношению ко мне!

– Но ведь между нами ничего не было! – мягко ответил он. – К тому же тогда я еще не был знаком с Леной.

– Значит, ее зовут Лена, – пробормотала она. – Неужели ты ничего сейчас не выдумывал? Я решила, что назло мне и чтобы перед девчонками покрасоваться, какой ты рыцарь.

– Мила, ты очень хорошая девушка, – торопливо проговорил Денис, видя, что к аудитории подходят ребята. – И мы можем отлично дружить. Прости, если ввел тебя в заблуждение. По ходу, ты решила, что нравишься мне. Ты и нравишься! Но как подруга. Я думал, ты поняла!

Лицо Милы приняло более дружелюбное выражение. Она внимательно посмотрела в его глаза и даже начала улыбаться.

– Знаешь, а я даже мучилась, – призналась она. – Отчего-то думала, что ты просто прикололся надо мной, согласившись пойти на этот дурацкий мюзикл. И тем более даже не проводил меня до общаги.

– Прости! – покаянно произнес он. – Так получилось. И не думай больше ничего плохого! Я отлично к тебе отношусь! А парней других полно! Обрати внимание на кого-нибудь из них. Вон хоть на Артура!

И Денис кивнул в сторону подходивших к аудитории одногруппников. Среди них был и Артур.

– А что, – задумчиво проговорила Мила, – он клевый пацан! К тому же москвич, что немаловажно для нас, приезжих.

– Глупости! – ответил Денис. – Тоже мне ориентир!

– Да что с тобой это обсуждать! – сказала она. – Но я рада, что мы поговорили. Даже на душе как-то легко стало. – Мила хлопнула его по плечу. – Желаю удачи с девушкой! – добавила она и улыбнулась. – Артур! – позвала она.

Тот перестал разговаривать с парнями и подошел к ним.

– Вот твой друг не возражает, если мы вместе сидеть будем, – сообщила она, и Денис удивленно на нее глянул.

Артур слегка покраснел и растерянно спросил:

– Правда, что ли?

Денис засмеялся, кивнул, подхватил их под руки, и они двинулись в аудиторию.

Как только закончилась пара, Денис сразу засобирался. Он изнывал от желания скорей увидеть Лену. Было уже почти два часа, а ему еще добираться до Коломенского!

– Я пошел! – сказал он.

– Ты же хотел разобраться в одной программе! – удивился Артур.

– Извини, друг, сегодня не могу задерживаться!

– У него свидание! – лукаво проговорила Мила. – Но ты поможешь мне! Я в компах тоже плохо понимаю. У меня вот тут с синхронным переводчиком все время. Посмотришь, Артурчик?

Денис не стал дослушивать и покинул аудиторию.

Он доехал до метро «Каширская». И довольно быстро сориентировался на местности. Но заблудиться там было довольно трудно. Едва он перешел шоссе и оказался на территории заповедника, как сразу увидел деревянную громаду дворцового комплекса. Денис даже не ожидал, что он такой большой. Множество палат из золотистых толстых бревен были соединены между собой и занимали довольно большую площадь. Они были очень красивы, но он, мельком осмотрев их, начал изучать гуляющих по асфальтовым дорожкам, окружающим комплекс. Денек стоял чудесный. Несмотря на октябрь, было тепло. Солнце заливало окрестности, и желтая листва казалась золотой. Денис медленно шел по дорожке и смотрел на встречающихся людей. Но Лену пока не видел.

«Ну не глупо ли я себя веду? – размышлял он. – Можно просто позвонить и сообщить, что я уже здесь. А вдруг они вообще сегодня остались дома? А я брожу тут в поисках?»

Но он помнил разговор с Леной, и у него осталось четкое ощущение, что она хочет, чтобы их встреча выглядела случайной в глазах бабушки.

Побродив с полчаса, Денис все-таки достал телефон. Он решил отправить СМС и сообщить о своем местонахождении. И в этот момент увидел Лену. Она медленно ехала в своем кресле, катила его бабушка. Вначале от волнения, охватившего все его существо, Денис увидел какое-то изумрудное пятно. И только потом это пятно распалось и образовало короткое пальто Лены зеленого цвета, широкие светлые брюки, изумрудный шифоновый шарфик, развевающийся на ветерке. Денис оцепенел. Он стоял как истукан посередине дорожки и не сводил глаз с медленно двигающегося в его сторону кресла. Бледное лицо Лены разрумянилось, распахнутые глаза смотрели, казалось, только на него, губы улыбались. Ее светлые волнистые волосы трепетали на ветерке, солнечные лучи подсвечивали их золотыми искорками, и Денис снова очутился в параллельном мире. Привыкший к логическим построениям ум пытался вернуть его в реальность, но душа утопала в нежности, и любовь кружила голову. Он вновь видел сонмы порхающих вокруг Лены бабочек, слышал пение птиц и журчание ручейков и горько жалел о том, что не догадался купить цветы. Именно они дополнили бы картину, которую он сейчас видел. Денис даже представил, как сейчас бросается к Лене и осыпает ее лепестками розовых роз. Он потряс головой, чтобы избавиться от этих видений.

– Это снова вы! – вернул его на землю голос женщины, сопровождающей Лену.

Он пришел в себя и понял, что кресло остановилось возле него. Лена сидела неподвижно и смотрела на него. Женщина тоже не сводила с Дениса глаз.

– Здравствуйте! – вежливо произнес он. – Какая неожиданная встреча!

Любовь быстро учит нас осторожности и даже актерству. Денис изобразил на лице удивление.

– Странно, что мы снова вас видим, – заметила женщина.

– Меня зовут Денис, – решил он представиться.

– Дина Григорьевна, – ответила женщина. – Думаю, с моей внучкой Леной вы успели познакомиться тогда на спектакле.

Денис не ответил, так как растерялся и не знал, что сказать. Но Дине Григорьевне его объяснения и не требовались. Она вдруг уступила ему свое место, сказав, что немного устала и помощь весьма кстати.

– Лена, а ты почему не поздоровалась? – немного укоризненно спросила она. – Или вы уже успели это сделать сегодня с утра? По телефону? Вы сговорились?

– Ну что ты, бабуля! – невозмутимо ответила Лена. – Никто не сговаривался. Я видела этого молодого человека всего раз в жизни. Привет! – добавила она и повернула к ним голову.

– Привет! – тихо ответил Денис.

Он осторожно покатил коляску. Дина Григорьевна шла рядом.

– И чем вы занимаетесь? – спросила она.

– Учусь в МГТУ имени Баумана, – ответил он. – На первом курсе. Буду ученым-математиком.

– Похвально! – одобрила она. – Вы живете с родителями?

– Сейчас нет. Я приехал из Новосибирска. Они остались там.

– Вы живете в общежитии? – участливо проговорила она. – Но там же невозможно заниматься! Тем более такая серьезная специальность!

– Нет, что вы! – улыбнулся он. – У меня в Москве родная бабушка. Остановился у нее. И у меня отдельная комната. Квартира большая, живет одна бабушка, мой дедушка умер несколько лет назад.

– Для вашей бабушки ваш приезд, наверное, большая радость! – заметила Дина Григорьевна и тихо вздохнула.

Денис смотрел на ровный пробор Лены и катил кресло. Ситуация начала его напрягать. Он хотел поговорить с Леной, но получилось, что общался только с ее бабушкой.

Они добрались до конца дорожки. Здесь она расходилась в две стороны. Одна вела к выходу на Каширское шоссе, другая – в заповедник. Денис остановил кресло и вопросительно посмотрел на Дину Григорьевну. Она склонилась к Лене.

– Ты не устала, дорогая? – мягко поинтересовалась она. – А то, может, уже домой?

Денис сразу расстроился. Ему нужно было немедленно объясниться, чувства так и рвались наружу. Он мечтал остаться с Леной наедине.

– От чего я бы устала? – спросила Лена с легким раздражением. – Это вы, наверное, утомились катать мое кресло! Погода отличная! Хотелось бы еще побыть на улице. К тому же здесь так красиво. Да, Денис? – подняла она к нему голову.

– Да, очень красиво! – охотно согласился он и улыбнулся ей.

Дина Григорьевна внимательно посмотрела на него, затем перевела взгляд на Лену.

– Вы мне кажетесь весьма приятным молодым человеком, – сказала она. – Вот что… давайте я посижу на скамеечке, а вы сделаете еще круг.

– Хорошо! – обрадовался Денис. – Если Лена не возражает…

– Не возражаю, – быстро ответила она.

– Только не нужно играть в гонщика, – предупредила Дина Григорьевна.

– Что вы! Я повезу вашу внучку медленно и осторожно! – пообещал он. – Отдыхайте!

Дина Григорьевна кивнула и устроилась на ближайшей скамье. А Денис покатил кресло вправо, решив объехать дворцовый комплекс по кругу. Они молчали. Но как только он завернул еще раз и они скрылись из поля зрения Дины Григорьевны, Лена повернула к нему голову и сказала:

– Вон там пустая скамейка!

Денис понял и быстро покатил кресло туда. Он остановил его напротив скамьи и сел лицом к Лене. Наконец-то он мог заглянуть ей в глаза, взять за руки. Они были в серых перчатках, но ткань оказалась довольно тонкой, и сквозь нее он ощутил тепло ее пальцев и сжал их.

– Ты так настойчиво хотел поговорить со мной, – сказала она, не пытаясь отнять руки.

Денис не мог оторваться от ее глаз. Снова он словно пропал в их серой прозрачной глубине. И снова мир вокруг изменился, запели птицы и зазвенели ручейки. Лена улыбнулась. На воздухе ее бледные щечки порозовели, и она выглядела уже не так болезненно. Но под глазами залегли голубоватые тени, и Денис испытал острую жалость. Он сглотнул появившийся в горле ком и чуть охрипшим от волнения голосом произнес:

– Я люблю тебя.

Лена, казалось, не поверила собственным ушам. Она замерла, улыбка погасла, глаза распахнулись. Расширившиеся зрачки заполнили их непроглядной чернотой. И вот уже прозрачные слезинки появились в уголках и словно бриллиантовые бусинки побежали по щекам. Солнце коснулось их, и они засверкали. И это отвлекло Дениса. Красота ее слез помешала понять, что это прежде всего слезы, а потом уже сверкающие бусины, катящиеся по нежной коже. Лена закрыла глаза. Потемневшие от влаги ресницы бросали на щеки тени.

«Да она же плачет!» – дошло до Дениса, и он сам чуть не разрыдался.

– Лена! Леночка! – сбивчиво заговорил он. – Что с тобой?

Он обнял ее. Она положила голову ему на плечо. И, вдохнув запах ее волос, ощутив щекой их шелковистость, Денис заулыбался, поняв, что он сейчас счастлив, как никогда в жизни.

– Я люблю тебя, – более уверенно повторил он. – Я полюбил тебя сразу, как увидел тогда на мюзикле. Сам не знаю, как это произошло. Увидел и пропал! Ты мне веришь?

Лена оторвалась от него, испуганно огляделась по сторонам, вытирая слезы, и откинулась на спинку кресла. Денис снова взял ее руки в свои и сжал пальцы. Они слабо дрогнули в ответ.

– Верю, – прошептала она и улыбнулась.

– Вот и хорошо! – расцвел он в ответной улыбке.

– Ты узнал, что я… калека, – после паузы сказала Лена. – Но все равно решил продолжить общение. Я ценю это. Обычно парни не очень-то хотят дружить с такими, как я… калеками.

– Ну что ты все повторяешь это слово? – заметил он. – Вообще-то ты вовсе не… калека! Дурацкое какое определение! Ты человек с ограниченными возможностями. Человек! Понимаешь?

– Ты повторяешь слова моего психолога. Точь-в-точь! – пожала она плечами. – И давай оставим эту тему. Тебе все равно не понять!

– Хорошо! – согласился Денис. – Лучше поговорим о нас! Это мне намного более интересно!

– О нас? – удивилась она.

– Я люблю тебя! – быстро сказал Денис и начал целовать ее руки сквозь перчатки.

Он сам удивлялся, как легко произносит эти слова. Первый раз сказав их, он будто сломал какой-то внутренний барьер и сейчас хотелось признаваться в любви снова и снова. Лена молчала, но улыбка не покидала ее лица.

– У меня есть шанс? – спросил он, когда оторвался от ее рук.

Ее ресницы опустились, щеки заалели. У Дениса кружилась голова. Хотелось лишь одного – прижать ее к себе, коснуться губами ее губ. Он уже плохо соображал и поддался порыву. Но Лена испуганно отстранилась, едва он притянул ее к себе. Правда, вид у нее был довольный, хоть и сильно смущенный.

– Денис! – с легким укором сказала она.

И то, что она назвала его по имени, вызвало бурю в душе. Он снова придвинулся к ней, глубоко заглядывая в глаза и не выпуская ее пальцев.

– Бабушка! – быстро сказала Лена и выпрямилась.

Денис сел на скамью и принял невозмутимый вид. К ним, и правда, подходила Дина Григорьевна.

– Вот вы где! – заметила она. – А я решила пойти навстречу, однако вас все не было. Тоже решили отдохнуть? – обратилась она к Денису.

– Присел ненадолго, чтобы поговорить с Леночкой, – ответил он и улыбнулся.

Дина Григорьевна улыбнулась в ответ. Она явно смягчилась и смотрела на него уже без прежнего недоверия.

– Нам вообще-то пора домой, – сказала она и развернула кресло.

– Но, бабуль! – начала Лена. – Погода отличная!

– А ты забыла, что преподаватель английского языка придет к пяти? – сказала Дина Григорьевна.

– Ах да! – поникла Лена.

– Я все равно иду к метро! – встрял Денис. – Давайте провожу вас.

– Хорошо, – ответила Дина Григорьевна и уступила ему место у кресла.

Он довез Лену до подъезда, помог вкатить кресло в грузовой лифт.

– Огромное вам спасибо, Денис! – поблагодарила Дина Григорьевна. – Извините, в дом не приглашаю. К Елене сейчас преподаватель приедет.

– Да, да, конечно! – пробормотал он. – Приятно было познакомиться!

– И мне! – ответила она.

– До свидания! – обратился он к Лене.

– До свидания, – повторила она.

Дина Григорьевна улыбнулась ему и нажала кнопку. Лифт закрылся, но Денис еще стоял какое-то время на площадке. Он ощущал такую пустоту внутри оттого, что Лена уехала и он больше не видит ее, что никак не мог прийти в себя.

Глава 4

Ангел А

После этого свидания прошло три дня. Денис летал, словно у него выросли крылья. Он ежедневно перезванивался с Леной, обменивался с ней эсэмэсками и был счастлив. Кроме этого он постоянно заходил к ней в блог. И, к его радости, записей больше не появлялось. И это давало надежду, что Лена перестала так настойчиво думать о смерти. Денис надеялся, что на нее повлияло его признание. А сейчас он буквально засыпал ее ласковыми словами. Едва просыпаясь, уже тянулся к телефону, чтобы отправить ей пожелание доброго утра. И не ложился спать, не поговорив с ней. Эти вечерние телефонные разговоры иногда затягивались на несколько часов. Лена начала привыкать к нему и становилась все более открытой. Но про то, что у нее есть дневник, она пока так и не сказала, хотя они неоднократно обсуждали пользу всевозможных интернет-ресурсов. Денис одно время активно сидел в «контакте» и «Одноклассниках». Правда, сейчас учеба отнимала много времени, тем более он был на первом курсе и старался показать себя преподавателям с лучшей стороны. По этой причине Денис практически забросил инет-общение. Но Лене он сообщил, на каких сайтах есть у него странички. Он мучительно ждал, что она скажет в ответ, но она промолчала. Денис сам неоднократно хотел признаться, что знает о ее блоге, но ему было стыдно, словно он подглядывал за любимой в замочную скважину.

В субботу после второй пары их группу повезли на экскурсию в Музей воды. Но многие ребята исчезли по дороге, хотя преподаватель вещал им, насколько интересный это музей и какие там удивительные инженерные сооружения. Они доехали до метро «Пролетарская» и вышли на улицу. Удрученный преподаватель обозрел жалкие остатки группы, вздохнул и повел ребят в сторону Крутицкого подворья. Именно возле него располагался музей. Денис стойко держался, хотя желание удрать с экскурсии было сильно. Но он решил, что не стоит злить преподавателя и лучше провести сорок минут в музее, именно столько длилась экскурсия, чем потом выслушивать нарекания за свое плохое поведение.

Музей и правда оказался довольно интересным. К тому же Денису понравились краснокирпичные корпуса старинной насосной станции. Экспонаты, связанные со строительством водопровода и канализации в начале позапрошлого века и их развитием, тоже привлекли его внимание. Но Денис вообще любил учиться, поэтому впитывал знания с удовольствием, считая, что в жизни может пригодиться все. Экспозиция состояла из двух разделов: исторического и современного, показывающего состояние дел городских инженерных сооружений. Ребята все внимательно прослушали и посмотрели. Затем поблагодарили экскурсовода, пожилую женщину интеллигентного вида. Преподаватель переписал фамилии присутствующих и отпустил их по домам. Все ринулись к метро, но Дениса привлек комплекс храмов Крутицкого подворья, находящегося в двух шагах от музея.

– Ты идешь или как? – громко спросил Артур, глядя на замешкавшегося Дениса, который стоял в начале узкого переулка и смотрел на краснокирпичные храмы.

– Да! – подхватила Мила и взяла Артура под руку. – Мы же хотели в кафе! А потом в центр погулять! Погода просто чудесная! Ребята уже к метро пошли!

Но Денису резко расхотелось ехать в центр и гулять среди толп народа. Его тянуло в подворье, хотя он сам не понимал, почему. Лена, насколько он знал, сегодня была занята. Вечером к ним должны были приехать родственники. А вот в воскресенье она обещала встретиться с ним.

– Нет, я хочу побыть один! – ответил Денис.

– Ох уж эти мне влюбленные! – засмеялась Мила. – Ты еще стихи писать не начал?

– Таланта нет, – сказал он.

– Когда уж и ты влюбишься в меня! – заметил Артур, глядя на Милу.

– Не дождетесь! – кокетливо ответила она. – Ну мы пошли!

И она потянула за руку Артура.

– Пока! – бросил он Денису и махнул ему рукой.

– Пока, ребята! – ответил тот и направился к подворью.

Денис прошел в открытую калитку и оказался на небольшой, мощенной неровным булыжником площади. Он огляделся. Постройки впечатляли. Старый красный кирпич, изразцы, ажурные галереи переходов между палатами, золоченые купола церквей вызывали восхищение. Слева был вход в церковь. Денис заметил, что там стоят несколько человек и словно ждут чего-то. Он приблизился. Но так как не был крещен, то испытывал неловкость, словно ненароком зашел в чужой дом. В этот момент пришла молодая пара. Они несли орущего младенца.

– Обряд через полчаса, – возвестил вышедший из дверей церкви священник.

– Какой обряд? – полюбопытствовал Денис у стоящей неподалеку молодой женщины.

– Крещение сегодня в два часа, – охотно сообщила она.

Денис кивнул ей и зашел в храм. Он попал в крохотный квадратный коридор, справа оказалась лавка с церковными товарами, слева стояли стеклянный короб для пожертвований и большой округлый подсвечник. Священник о чем-то тихо переговаривался с пожилой женщиной, одетой во все черное и с повязанным на голове платком. Она, по всей видимости, являлась продавцом, так как стояла по ту сторону прилавка.

– Добрый день! – вежливо поздоровался священник, поворачиваясь к Денису. – Храм будет закрыт, так как через полчаса обряд.

– Я как раз хотел спросить по поводу крещения, – задрожавшим от волнения голосом ответил Денис.

– Да, я вас слушаю, – спокойно ответил священник.

И в этот момент раздался звонок мобильного. Слышать его было настолько странно в этом древнем храме среди церковной утвари, что Денис замолчал.

– Прошу прощения, – быстро сказал священник и достал откуда-то из складок рясы телефон. – Да, да, отец Михаил… – ответил он.

И вышел из храма. Денис растерялся. Но женщина за прилавком подозвала его.

– Что вы хотели, молодой человек? – равнодушно спросила она. – Что-то приобрести? Вы решайте, а то я сейчас лавку закрою.

– Я хотел окреститься, – решительно проговорил он и настороженно посмотрел на нее.

Однако женщина даже не удивилась. Она достала из ящичка какую-то бумагу, спросила его имя и фамилию и вписала туда. Затем поинтересовалась, есть ли у него крестные.

– Мне надо их имена вписать, – сообщила она.

– Нет, я один пришел, – растерянно ответил Денис.

– Это ничего, – равнодушно ответила женщина. – Вам надо заплатить за проведение обряда, вот сумма.

И она указала концом ручки в соответствующую графу. Денис вытащил кошелек. Она приняла деньги, он поставил подпись.

– Вам нужно еще приобрести крестик, – добавила она и улыбнулась. – У нас есть разные, на любой вкус. Но все они освящены.

Денис посмотрел под стекло. Действительно, крестиков были целые ряды. Он выбрал простой серебряный и купил к нему кожаный шнурок.

– Обряд начнется в два часа, – сказала женщина. – Не опаздывайте!

Денис поблагодарил ее и вышел на улицу. Все происходящее казалось ему настолько нереальным, что он почти перестал волноваться.

Обряд был проведен довольно быстро. И уже спустя час Денис вышел из церкви со странным ощущением облегчения. Его волосы были влажными от святой воды, помазанные крестообразно лоб, щеки и подбородок пахли елеем, на шее болтался шнурок с крестиком. Правда, до конца он еще не осознал, что произошло.

«Родители будут в шоке, – думал он, и улыбка не сходила с его лица. – А вот бабушку я сегодня явно осчастливил! Она так хотела окрестить меня. Даже страдала, что я не принадлежу к православной церкви. Но сейчас…»

Денис замер. Он увидел две фигуры. Слева от выхода из храма начинались митрополичьи палаты. Большая полукруглая арка вела во внутренний дворик. И именно в этой арке среди бела дня Денис увидел существ из своего сна, Альфу и Омегу. Они были словно классического вида призраки: колышущиеся длинные туманные одеяния полностью скрывали их фигуры. Сквозь них даже просвечивали очертания дальней краснокирпичной ограды. Они плыли вглубь двора, явно удаляясь от Дениса. И он, не задумываясь, отправился за ними.

Когда он вошел в арку, то увидел, что справа имеется высокая парадная лестница. Здесь реставрация пока явно не проводилась, часть здания была обшарпана, старинный кирпич кое-где обвалился. Так же выглядела и лестница. Денис заметил, что фигуры-призраки уплыли за нее. Но он подумал, что там должен быть тупик, так как здание заканчивалось возле высокой, тоже кирпичной ограды. Однако когда Денис зашел за лестницу, то увидел, что в углу имеется узкий проход.

– Какие закоулки! – пробормотал он. – И кто так строит?

Он приблизился к этому проходу. За ним оказался небольшой дворик, образованный с одной стороны высокой каменной стеной, углом к ней располагался какой-то старинный на вид амбар с деревянным крыльцом, с другой – стена здания и примыкающая к ней вплотную древняя церковь из красного кирпича. Вход в нее был странным – в виде широкой деревянной лестницы с перилами, которая вела на второй этаж к единственной массивной двери. Лестница была увита диким виноградом. Его листья пожухли, плети казались сухими узловатыми веревками. Денис остановился посередине этого странного дворика. Ему вдруг показалось, что он в одночасье перенесся в другой век. Даже земля здесь была выложена серыми каменными потрескавшимися плитами.

– Гляди, как изумляется! – услышал он голос и поднял голову.

На лестнице стояли Альфа и Омега. Вернее, зависали в виде туманных призраков. Денис бросился к ним. Он взбежал на самый верх. Альфа и Омега отступили на квадратную площадку перед входом в церковь. Денис остановился на ступеньке и не сводил с них глаз. Он никогда не верил в потусторонние силы и считал, что всевозможные призраки, привидения, оборотни, злые духи и тому подобное – продукт фантазии писателей и художников и не более того.

– Привет! – весело сказал Альфа.

– Здравствуй! – подхватил Омега. – Глаза-то как вытаращил!

– Здравствуйте! – растерянно ответил Денис, приблизился к одному из призраков и протянул руку. Она легко прошла сквозь его одеяние, словно это был воздух.

– Говорил тебе, что лучше явиться в более привычном для парня виде! – укоризненно заметил Омега.

– Так он именно такими нас видел во сне, – возразил Альфа. – Ему именно такой облик и привычнее! Да? – обратился он к оторопевшему Денису.

Но тот не ответил. Все происходящее по-прежнему не укладывалось в голове. Одно дело – сны, а другое – видеть этих существ наяву.

– На счет «три»! – сказал Омега, глядя на Альфа.

Тот кивнул.

– Раз, два… три! – выкрикнул Омега.

Призраки исчезли, а на лестнице появились двое статных молодых мужчин. Один был блондином с голубыми глазами и розовым лицом, другой – жгучим брюнетом со смуглой кожей. Денис окончательно растерялся.

– Так лучше? – одновременно спросили они, глядя на Дениса.

– Наверное, – с трудом выдавил он.

– Ну, слава Создателю! – вздохнул блондин. – Наконец-то ты начал говорить хоть что-то!

– Альфа? – уточнил Денис.

Блондин кивнул и сказал:

– А это Омега. Но мы здесь не за тем, чтобы без конца представляться и преображаться. Ты сейчас совершил великое дело!

– Он сделал то, что должен был! – встрял Омега.

– Не перебивай! – нахмурился блондин. – Ты четко идешь по своему пути, – продолжил он. – И как только обряд крещения был завершен, тебе сразу дали ангела.

– И где он? – поинтересовался Денис, оглядываясь.

Омега расхохотался. Потом сказал:

– У всех крещеных есть свои ангелы-хранители. Надеюсь, ты знал это!

– Слышал! – уточнил Денис. – И что, у меня теперь тоже такой появился? И где он?

– Но разве люди видят своих ангелов? – улыбнулся Альфа. – Они просто знают, что те у них есть и всегда стоят на страже их благополучия, здоровья и жизни.

– Главное – не бежать впереди своего ангела, – произнес Омега фразу, показавшуюся Денису странной.

– Но ведь вас я вижу! – возразил он. – А вы что-то тоже типа ангелов, насколько я понял. Если, конечно, я не сошел с ума и вы не мои галлюцинации, – после паузы добавил Денис.

– Но ведь ты только что прошел обряд крещения, и это было наяву, – заметил Альфа. – И мы искренне тебя поздравляем!

– И что это за мой новый персональный ангел? – после паузы спросил Денис.

– Какой настырный! – пробормотал Омега. – Не все можно знать людям. Ты никогда об этом не думал?

– Моя бабушка как-то сказала, что сумасшедшие – это те, кто узнал какую-то тайну Бога. И я это отчего-то запомнил, – задумчиво произнес Денис.

– Не волнуйся, ты вполне нормальный, – улыбнулся Альфа.

– Ага, именно поэтому я сейчас разговариваю не понять с кем… или чем! – ответил тот.

– Мы явились, чтобы поздравить тебя, – сказал Омега, – отложили все свои дела! А ты еще и недоволен. Если ты думаешь, что мы навсегда вошли в твою жизнь, то очень ошибаешься! Поверь, все это только эпизод!

– Зато навсегда вошел в мою жизнь ангел-хранитель, насколько я понимаю ситуацию, – заметил Денис.

– У тебя их вообще-то два, – зашептал Омега, наклонившись к его уху.

– Прекрати! – оборвал его Альфа.

– Два?! – изумился Денис. – Это лично мне оказана такая честь?

– У всех их два, – продолжил Омега. – Его ставленник – белый ангел, – и он кивнул на помрачневшего Альфа. – Или по-другому Ангел А. Он обычно находится за правым плечом. Мой – черный, или Ангел Я, он всегда за левым плечом.

– Плевать три раза через левое плечо, – пробормотал Денис.

– И они без конца спорят, – сказал Альфа. – Но ты и так узнал слишком много. На сегодня хватит!

– Но подождите! – начал Денис.

Однако он остался на лестнице в одиночестве. Альфа и Омега исчезли.

Денис вернулся домой. Он был задумчив. Все происходящее по-прежнему не укладывалось в голове. Но он уже перестал анализировать, а решил воспринимать появление Альфа и Омега как нечто само собой разумеющееся.

«К тому же, – думал он, – разве в моей жизни до этого происходило хоть что-то экстраординарное? Все было ровно и понятно. Никогда никаких потрясений. Жизнь текла размеренно, и все было предопределено на много лет вперед. А сейчас я попал в самое настоящее приключение. Буду относиться ко всему этому именно так, чтобы сохранить психику в норме. А там видно будет!»

Наталья Викторовна была дома. И когда Денис молча показал ей свой крестик, она на миг потеряла дар речи.

– Не волнуйся! – мягко проговорил Денис, видя, что она не в себе и никак не может понять, что происходит. – Я окрестился. Только что. В Крутицком подворье. Кто бы мог подумать, что сейчас все так просто! Заплатил деньги – и прошел обряд. Мне даже свидетельство выдали.

Он достал из сумки нарядное с золотым тиснением свидетельство о крещении и протянул его Наталье Викторовне. Она взяла его трясущимися пальцами, натянула очки на нос и внимательно прочитала. У нее выступили слезы, но и улыбка не сходила с раскрасневшегося лица.

– Денис! – наконец, пришла она в себя и бросилась ему на шею. – Ты снял огромную тяжесть с моей души! Сейчас я могу спокойно умереть.

– Но-но! – нарочито строгим голосом произнес он. – Ты еще будешь жить долго!

– Ну расскажи, как все это происходило! – взволнованно проговорила она. – Пошли на кухню! Это нужно отметить! И почему же ты мне ничего не сказал? Как же ты без крестных? Разве сейчас так позволяют?

Когда Денис уселся за стол, она начала доставать из холодильника всякие вкусности.

Затем замерла, о чем-то раздумывая. Денис улыбнулся, увидев, что она вынула из шкафчика бутылку кагора.

– Мы по чуть-чуть! – сказала она и достала рюмочки.

И тут же быстро вышла из кухни. Денис открыл бутылку и налил в рюмки вино. Наталья Викторовна уже вернулась. В ее руках была какая-то деревянная шкатулочка. Открыв ее, она достала довольно большой, на вид старинный, золотой крест на цепочке.

– Это твоего дедушки, – сообщила она и быстро перекрестилась. – А ему достался тоже от деда. Так что это фамильный крест. Теперь он принадлежит тебе.

Наталья Викторовна сняла шнурок с шеи Дениса и надела на него цепочку с золотым крестом.

– Спасибо! – растерянно проговорил Денис.

– Конечно, тебе необязательно носить именно этот крест постоянно, – довольно произнесла она, гладя его макушку. – По правде говоря, это всего лишь символ. Главное, что ты принадлежишь к православию. И я теперь спокойна. После смерти мы все там, – она подняла глаза, – встретимся. К тому же у тебя отныне имеется свой ангел-хранитель. Это тоже утешает.

– Вот-вот, – оживился Денис, – я хотел спросить у тебя про этого самого ангела.

– Ответы на все твои вопросы есть в Священном Писании, – важно проговорила Наталья Викторовна. – Правда, текст покажется тебе трудным для восприятия, но у меня есть адаптированный вариант. Это детская библия. И для тебя она в самый раз.

– Спасибо, бабуль! – сказал он. – Но я лучше в Инете почитаю, если вдруг что-то захочется узнать.

– Ничто не сравнится с настоящей книгой! – ответила она. – Ваши компьютеры… Эх! Что тут говорить! Делай, как знаешь.

– Просто я думал, что ты мне сейчас расскажешь основное про этих хранителей. Ты же сама только что заявила, что он у меня уже есть. Но где он? Я его не вижу! – заулыбался Денис и начал вертеть головой.

– Не шути с такими вещами! – оборвала его Наталья Викторовна. – Ангелы на самом деле существуют. Бытует устойчивое мнение, что они неустанно при нас. Один из них находится сейчас за твоим правым плечом, и все, кстати, слышит, что мы говорим. Это и есть твой хранитель.

– А за левым? – настойчиво спросил Денис.

– Мне кажется, что все это скорее изобретение народного фольклора, – ответила она. – Будто бы за левым у нас сидит черный ангел и подстрекает нас на плохие дела. Недаром есть заговор против сглаза – плевать три раза через левое плечо.

– На черного ангела? – не сдержал смеха Денис. – Несладко же ему приходится!

– Ну, он не то чтобы ангел, – задумчиво проговорила Наталья Викторовна. – Скорее за левым плечом у нас сидит какой-то чертенок.

– И зачем я окрестился? – притворно вздохнул Денис. – Жил себе не тужил, а сейчас заимел сразу двух непонятных сущностей!

– Нельзя так говорить! – испугалась Наталья Викторовна. – Они все слышат!

– Хорошо, хорошо, – быстро согласился он. – Простите, ангелы!

Поздно вечером, когда Денис закончил заниматься, он позвонил Лене. Он уже настолько привык перед сном с ней разговаривать, что не представлял, как может, не пожелав ей спокойной ночи, улечься в кровать. Она долго не отвечала. И он начал волноваться. Денис постоянно ожидал, что может случиться что-то плохое. Правда, Лена последнее время так ничего и не писала в блоге. И это утешало. Денис надеялся, что его любовь поменяла ее настроение и отношение к жизни.

– Алло, – наконец услышал он ее немного запыхавшийся голосок. – Привет, Денис! Я была в ванной, а телефон в моей комнате. Пока доехала!

– Не нужно было спешить! – сказал он. – Я бы перезвонил.

– Чем сегодня занимался? – спросила она.

– Знаешь, а ведь я сегодня… – оживленно начал он, но прикусил язык.

Какое-то странное смущение помешало рассказать ей о крещении. Это было слишком интимно и касалось его одного. И даже с Леной не хотелось этим делиться.

– И что ты сегодня? – тихо засмеялась она.

– Был в Музее воды, – ответил он. – Оказывается, в Москве есть и такой. Очень интересно!

– Здорово! – поникшим голосом ответила она. – А я весь день занималась. Даже устала.

Денис знал, что ее основная учебная нагрузка приходится именно на субботу и воскресенье, так как преподавателям трудно найти время среди недели.

– И не гуляла? – озаботился он.

– Нет! Бабушка что-то неважно себя чувствует. Наверное, давление поднялось. У нее это часто бывает.

– А твой дядя? – уточнил Денис.

Он знал, что у Лены есть родной дядя, который живет в Зеленограде. Именно его он видел, когда вышел из Дворца молодежи после окончания мюзикла. Дядя старался помогать им. Лена не раз упоминала его в разговорах.

– У него какие-то неотложные дела, – нехотя ответила она. – Но я не обижаюсь. У него своя семья, двое детей, заботы, хлопоты, к тому же они сейчас строят дачу! Не будет же он каждый день к нам ездить!

– Может, я буду? – спросил Денис. – Раз Дина Григорьевна плохо себя чувствует. Могу завтра приехать и погулять с тобой. Завтра воскресенье, занятий нет. И я весь день свободен!

– Было бы здорово! – явно обрадовалась Лена. – Я поговорю с бабушкой. У меня с девяти занятия… до двух. Затем перерыв до пяти. А потом снова учиться и уже до восьми.

– Вот и отлично! Я мог бы приехать…

– Да, часам к трем, – сказала она. – Мы как раз пообедаем, и я могу погулять.

Они поговорили еще какое-то время обо всяких пустяках. Затем Денис пожелал ей спокойной ночи.

– Я люблю тебя, – нежно прошептал он.

– И я, – вдруг услышал в ответ и чуть не задохнулся от радости.

Впервые Лена ответила на его признание.

– Любимая! – начал он, но она положила трубку.

Денис вскочил и в волнении заходил по комнате. В этот момент ему казалось, что он может горы свернуть.

– Мы вылечимся! – бормотал он. – Мы будем здоровы! Мы будем счастливы!

Он все это время изучал в Сети информацию о болезни Лены, он перелопатил кучу материала, но пока в голове была каша. Денис точно знал, что физически Лена здорова. Как-то поздно вечером они долго разговаривали по телефону. И она в какой-то момент стала настолько открытой, что смогла рассказать ему о том, как лежала в больнице после аварии, что тогда перенесла и о чем передумала. Денис осторожно спросил ее о диагнозе. И Лена сообщила, что физически она полностью восстановилась, но паралич не исчез. Она так и не смогла встать на ноги. Они ее не слушались. Денис понимал, что проблема в ее голове. Но как раз такие случаи могли быть неизлечимыми, ведь психика – это та область, которая преподносит ее исследователям все новые сюрпризы и подкидывает неразрешимые задачи. К тому же Денис был уверен, что Лена все еще пребывает в глубочайшей депрессии, несмотря на то что внешне она выглядела спокойной и смирившейся со своим положением. Он предполагал, что она надела эту маску исключительно ради бабушки. К тому же к Лене по сей день ходил психолог, а значит, с ней не все было так хорошо, как она хотела показать Денису. Но, судя по ее дневнику, визиты психолога результатов не дали. Записи оставались все такими же депрессивными. Денис бегал по комнате, его мысли крутились только вокруг проблем Лены. А то, что она сегодня призналась ему в ответном чувстве, вызывало такой выброс адреналина, что Денис был готов на любые подвиги во имя любви.

– Но ведь она ничего не пишет в дневнике! – бормотал он. – Я вчера его просматривал. Новых постов давно нет. Возможно, она уже вышла и своего угнетенного состояния!

Денис перестал бегать по комнате и уселся за ноутбук. Но когда он зашел в ее блог, то увидел, что Лена только что оставила новую запись. И ее снова сопровождала картинка в готическом стиле. Девушка в черном развевающемся платье стояла у могилы, опираясь на большой каменный крест. На картинке был поздний вечер, девушка стояла спиной к зрителю и смотрела на заходящее багровое солнце, половина которого виднелась за стеной кладбища. На картинке снизу алела надпись: «Солнце всегда уходит в землю. Я ухожу за ним».

Денис с волнением начал читать пост. Он был более длинным, чем обычно.

«Я полюбила, – начинался он именно этими словами. И у Дениса зашлось сердце от радости. – Но разве я могу любить? Разве это не преступление – его любить? Я – преступница! Мне место в могиле! Даже не на черной звезде, где гуляют среди алых роз и голубых фиалок мои милые родители, а в черной земле! Я не имею права. Но как найти силы отказаться от него? Он самый лучший парень на свете! Иногда я думаю, что Бог сжалился надо мной и послал мне его в утешение. Но чувство вины выжигает мне душу. И я раскаиваюсь, что сегодня призналась ему в ответном чувстве. Я не имею права! Господи, дай мне силы отказаться!»

Денис оцепенел. Он словно заглянул в пропасть. Он так надеялся, что любовь поможет Лене, а оказалось, что она лишь усугубила ее состояние. Но это было и неудивительно. Что могла еще чувствовать девушка-инвалид? Она четко понимала, что для молодого здорового парня будет лишь обузой, что их отношения обречены. Дениса она знала совсем недолго и не была уверена в нем до конца. А тем более полюбив его, не могла желать ему такой участи – быть прикованным к калеке. Все это молнией пронеслось в его мозгу. Денис вскочил. Он схватил телефон и уже хотел набрать ее номер, но вовремя одумался. Что бы он сейчас сказал Лене? Что тайком заходит в ее дневник?

– Спокойно! – сказал он сам себе. – Завтра я по-любому увижу ее. И буду действовать по обстоятельствам.

Он с трудом взял себя в руки и снова уселся за стол. Открыв медицинские сайты, начал читать статьи о депрессии и способах ее лечения. Он засиделся почти до двух часов ночи, устал от обилия информации и уснул с большим трудом. Перед тем как выключить ночник над кроватью, Денис взял карманный молитвенник, который купил сегодня в храме. Его предложила женщина-продавец, когда он вышел после обряда. Она сказала, что необходимо разучить какие-то основные молитвы и читать их ежедневно. Денис лег на спину и открыл книжечку.

«Отче наш, Иже еси на небесех!» – начал читать Денис.

Но текст показался ему странным и не вполне понятным, и он перевернул страничку. Для него это были лишь устаревшие слова. К тому же Денис настолько привык все непонятное сразу «расшифровывать» в Интернете, что сейчас без ноутбука под рукой чувствовал себя словно слепой без поводыря. Он нашел молитву ангелу-хранителю, которая начиналась следующими словами:

«Ангеле Божий, хранителю мой святый…»

Денис внимательно прочитал текст, пытаясь вникнуть в смысл молитвы. Удалось ему это плохо. Денис закрыл молитвенник и выключил свет. Он долго не мог заснуть и все думал о Лене.

… Светящийся силуэт сидел, пригорюнившись, на краю его письменного стола. Денис протер глаза, в изумлении глядя на фигуру.

– Ты кто? – спросил он, садясь на кровати. – Не иначе Альфа… в новой модификации! А Омега где? Вы же неразлучны.

– Зови меня ангел А, – ответило существо. – Я с сегодняшнего дня всегда с тобой.

– Ах да! – припомнил он. – Альфа что-то такое говорил. Значит, ты и есть мой белый добрый ангел? Здорово! Рад познакомиться!

– Ты не должен меня видеть, – пояснил ангел А. – Но мы постоянно будем разговаривать.

– И то ладно! – кивнул Денис. – Можно будет с тобой советоваться.

– Думаю, что довольно скоро тебя утомит этот бесконечный диалог, который ты будешь постоянно вести будто бы сам с собой. Но тут ничего не поделаешь. Ты уже при ангелах!

И силуэт растворился. Денис пожал плечами, лег и закрыл глаза.

Утром он очень хорошо помнил свой сон. Но уже не удивлялся. Последнее время с ним происходили странные события, и он все воспринимал как должное.

Глава 5

Просьба

Денис приехал к Лене в половине третьего. Он не опоздал ни на минуту, дверь квартиры оказалась открытой. Он толкнул ее и вошел. Его никто не встретил. Он положил купленный возле метро букет нежно-розовых кустовых хризантем на столик и снял куртку. Разувшись, поправил прическу возле большого зеркала в коридоре и направился к открытой двери слева. Это оказалась гостиная. Но в ней никого не было.

– Я пришел! – громко сказал Денис.

– Иди сюда! – услышал он из конца коридора и направился в ту сторону.

Там оказалась комната Лены. Она была большой и очень светлой. Лена сидела не в инвалидном кресле, а на диване. Ее вытянутые ноги были закрыты клетчатым пледом. Кресло находилось рядом.

– Привет, – ласково проговорила она, глядя на Дениса с легким смущением. – Там дядя приехал, он сейчас у бабушки. Я сообщила, что ты погуляешь со мной. Он не возражает.

– Наверное, мне нужно пойти поздороваться, – заметил Денис.

– Да! – кивнула Лена.

– Ой, я же принес тебе цветы! – спохватился он и вышел в коридор.

Взяв букет со столика, быстро направился обратно. И увидел мужчину, шедшего ему навстречу. Тот замер, затем приблизился к двери в комнату Лены и громко сказал:

– Мы с твоим гостем поставим цветы в воду и сразу вернемся!

Мужчина кивнул Денису, его лицо выглядело озабоченным. Когда они зашли на кухню, он зачем-то закрыл дверь.

– Добрый день, – растерянно проговорил Денис. – Вы, наверное, дядя Лены?

– Павел Николаевич, – представился он. – А ты ее новоиспеченный друг Денис? Присядем!

И он пододвинул стул. Денис кивнул, но напрягся. В принципе он понимал, о чем сейчас пойдет разговор. И не ошибся.

– Вот что, – серьезно начал Павел Николаевич, – я вижу, ты парень вполне разумный. Дина мне сообщила, что ты учишься в университете, будущий математик, кажется… На вид ты вполне здоровый, да и с психикой, думаю, все у тебя в порядке. Ты мне вот что объясни: зачем тебе моя племянница?

Он замер и вперил в Дениса неподвижный тяжелый взгляд. Денису стало неприятно. Однако он взял себя в руки, понимая, что от его ответа зависит многое. Многочисленные варианты пронеслись в его голове, но он вдруг произнес только одну фразу:

– Я люблю Лену.

Павел Николаевич, видимо, не ожидал такого ответа. Его лицо покраснело, глаза увлажнились. Он будто оцепенел, потом вдруг вскочил и забегал по кухне. Денис испуганно наблюдал за ним. Наконец, Павел Николаевич начал успокаиваться. Он остановился напротив Дениса. Тот зачем-то встал.

– Любишь! – нервно проговорил Павел Николаевич. – Любишь! Думаю, это твои фантазии. А моя племянница – живой страдающий человек. Да ты знаешь, что она пережила?! На ее глазах умерла ее мать! Когда машина врезалась в грузовик и улетела в овраг, ее отец скончался на месте, а мать каким-то чудом вытолкнула Лену. Затем попыталась выбраться сама. Она выползала из перевернутой машины, Лена тянула ее за руки. Начался пожар, огонь перекинулся на мать. Она сгорела на глазах дочери. У Лены только сильно обгорели кисти рук, так как она до последнего не выпускала мать и тащила ее из последних сил, хотя сама была со множественными переломами. Подоспевшие люди унесли ее до того, как машина взорвалась. А ты думал, почему она всегда в перчатках? Кожа ее рук…

– Не надо! – раздался жалобный голосок.

Они вздрогнули и повернулись к двери. В коридоре находилась Лена. Она сидела в кресле, и они даже не слышали, как она подъехала. Она приоткрыла дверь и смотрела на них широко распахнутыми глазами. В них стояли слезы.

– Леночка! – испуганно заговорил Павел Николаевич. – Ну зачем ты?

– Вы все не шли! – ответила она.

– Мы ставили цветы в воду, – быстро сказал Денис.

Он взял с полочки вазу, налил в нее воду и опустил туда хризантемы.

– Видишь, какие красивые! – ласково произнес он. – Отнесу их в твою комнату.

– Красивые! – улыбнулась она и вытерла глаза. – Я люблю розовый цвет. Мы гулять собирались, – сообщила она Павлу Николаевичу.

– Хорошо, хорошо, – закивал он. – Давай я тебе помогу одеться.

– Пойду поздороваюсь с Диной Григорьевной, – сказал Денис.

Он отнес цветы в комнату Лены, затем заглянул к ее бабушке. Дина Григорьевна лежала на диване, но попыталась встать, когда он заглянул в дверь.

– Я лишь поздороваться! – улыбнулся Денис. – Не нужно вставать! Я знаю, что вы себя не совсем хорошо чувствуете.

«Почему я ей не купил цветы? – мелькнула мысль. – Как я невнимателен!»

Он приблизился к дивану.

– Присядь на минутку, – пригласила его Дина Григорьевна. – А чувствую я себя очень даже отлично! Немного давление поднялось, но осенью со мной такое часто бывает. Павлуша только зря тревогу поднял. Своего знакомого врача сейчас ко мне привозил. Тот сказал, что все хорошо и для своего возраста я выгляжу молодцом! Уехал незадолго до твоего прихода. А Павлуша остался… из-за тебя. Надеюсь, он тебе ничего такого не наговорил? Он мужчина резкий, уж такой характер!

– Все в порядке! – ответил Денис. – Не волнуйтесь. Мы сейчас с Леночкой немного погуляем. Обещаю, что к половине пятого я ее доставлю домой. Она сказала, что в пять у нее занятия. Павел Николаевич с вами побудет?

– Еще чего! – возмутилась Дина Григорьевна, но ее глаза улыбались. – Я отлично себя чувствую. Так что пусть он едет по своим делам! Я думала, что и сама смогу Лену вывезти.

– Лучше вам остаться дома, – мягко проговорил Денис. – Отлежаться.

– Хорошо! – кивнула она. – Ты иди!

Денис молча кивнул и покинул ее комнату. Лена уже находилась в коридоре. Она была полностью одета для выхода. Денис торопливо обулся и натянул куртку. Павел Николаевич задумчиво посмотрел на него, потом молча пожал руку.

Денис легко справился с креслом, выкатив его из лифта, спустил с лестницы по специальным полоскам для детских колясок. Когда они оказались на улице, Лена подняла голову и прищурилась на солнце.

– Какая чудесная погода стоит! – сказала она.

На ее волосах был серый беретик с помпоном, показавшийся Денису очень трогательным. Руки, как обычно, закрывали тканевые перчатки. И сейчас Денис знал, почему она всегда в них. Его сердце сжалось. Любовь и жалость, сострадание и нежность смешивались и создавали весьма опасное сочетание для его души. Чувство будто прорастало вглубь его существа, охватывало его, опутывало, и он полностью подчинился ему. Всеми его действиями сейчас руководила только любовь.

Они отправились в сторону Коломенского. Но вдруг, откуда ни возьмись, налетела туча. И пошел дождь. Только что светило солнце, небо было чистым, и враз все изменилось. Лена взвизгнула, успев схватить слетающий от порывов ветра беретик, Денис быстро покатил коляску по улице. Он хотел найти арку, чтобы укрыться там, ведь дождь явно был кратковременным. Увидев кафе, он, не задумываясь, въехал туда. Подкатив к крайнему столику возле окна, он убрал стулья и придвинул кресло. Лена растерянно смотрела по сторонам. Денис улыбнулся, сказал, что выпить по чашке кофе им явно не помешает, и помог ей снять полупальто. Скинув куртку, повесил вещи на спинку своего стула и уселся напротив Лены. Она смотрела испуганно. Он вдруг подумал, что она навряд ли посещает подобные места. Официантка принесла меню. Она вежливо им улыбнулась, но явно задержала взгляд на Лене. Та сжалась и опустила глаза.

– Что ты будешь? – ласково спросил Денис, изучая меню.

– Не знаю, – сказала Лена и огляделась.

В кафе, видимо, из-за пока не кончившегося дождя все прибывал народ. В основном это была молодежь. Они шумно переговаривались, занимали свободные столики, чему-то смеялись. Лена не сводила с них глаз. Денису показалось, что она сейчас расплачется. Он отложил меню в сторону и взял ее за руку. Ткань перчатки была тонкой и он ощущал, как дрожат ее пальцы.

– Леночка! – ласково начал он.

И она, наконец, посмотрела на него. Ее лицо разгладилось, глаза посветлели, улыбка приподняла кончики губ.

– Да? – тихо спросила она.

– Я даже не знаю, что ты любишь! – улыбнулся Денис.

– Песочные корзиночки, – ответила она и отчего-то смутилась.

Подошла официантка. Денис начал делать заказ. Лена отказалась от кофе, тогда он попросил принести ей зеленый чай. Офицантка все записала и удалилась.

– Жаль, тут нет корзиночек, – заметил Денис и снова взял Лену за руку. – Но думаю, тирамису придется тебе по вкусу. В следующий раз я приду к тебе с целой коробкой самых разных корзиночек, – добавил он.

– Смотри, какой пацан симпотный! – услышали они в этот момент замечание девушки, сидящей за соседним столиком.

Денис машинально повернул голову и столкнулся взглядом с черноволосой девушкой. Она сидела с подругой, и они, не скрываясь, изучали Дениса. Он нахмурился и отвернулся. Лена покраснела.

– Дождь уже кончается! – заметил Денис. – Еще успеем покататься. Правда, в Коломенское пойти уже не получится по времени.

– Да, не успеем! – с сожалением проговорила она. – А так хотелось! Но занятия пропускать не могу. Преподаватель специально едет ко мне домой.

– Конечно! – кивнул он. – Хочешь, я могу завтра приехать? У меня всего две пары, и после двенадцати я буду свободен.

– Хочу! – сказала она и улыбнулась.

– И чего он с этой калекой так любезничает? – донеслось до них.

Лена сжалась, словно ее ударили. Она убрала руку со стола и опустила голову.

– А может, это его сестра? – продолжили девушки разговаривать между собой, не обращая внимания на повернувшегося к ним Дениса. – Вот и вынужден проводить с ней время. Бедненький!

И они обе кокетливо посмотрели на него. Денис понял, что девушки не совсем трезвы. Однако это их не оправдывало. В состоянии эйфории, в котором он пребывал последнее время, Денис совсем забыл, насколько жестокими могут быть люди. Раздался стук. Это Лена пыталась развернуть кресло в проход. Ее лицо искажала мука, хотя она старалась принять невозмутимое выражение, но это ей не удавалось. Денис вскочил. Ему хотелось надавать девушкам пощечин, но он сдержал себя. Лена уже выкатила кресло в проход. Денис подхватил их вещи, она быстро двигалась к выходу. Он все-таки не выдержал, подскочил к столику девушек и громко выкрикнул:

– Идиотки! Вам лечиться надо! Это вы моральные калеки!

Они захлопали глазами с обиженным видом. Он бросился за Леной. На улице помог ей надеть полупальто, заботливо завязал шарф. Она молчала, только слезы текли безостановочно. Он молча покатил ее кресло в сторону дома. Дождь уже кончился.

Во дворе остановился у первой же скамьи, развернул к ней кресло и сел. Лена вроде бы успокоилась. Но лицо было бледным и застывшим, словно маска.

– Скамья мокрая, – заметила она. – Еще простудишься.

– Ерунда! – ответил он.

– Хорошо, дождь уже закончился, – сказала Лена и подняла глаза в небо.

– Прости, что так вышло, – тихо произнес Денис.

– Ты здесь ни при чем, – ответила она, не глядя на него. – Просто я никак не привыкну.

– Не все такие! – торопливо проговорил он. – А на идиотов не стоит обращать внимания!

– Давай оставим эту тему, – сухо произнесла она.

– Хорошо, – согласился он. – Хочешь, я завтра приеду? После лекций. Я уже говорил, что рано освобожусь. У тебя буду в час дня. Привезу тебе много-много песочных корзиночек, – добавил он и улыбнулся.

– Давай, я тебе позвоню, – после паузы ответила Лена. – А сейчас отвези меня домой.

– Я люблю тебя! – прошептал Денис.

Но она промолчала. Он вдруг ощутил такую безысходность, что окружающий мир почернел. И лишь бледное личико Лены казалось светящимся пятном в этом беспросветном мраке.

Когда Денис оказался дома, то первым делом зашел в ее блог. Новых записей не было. Но к предыдущему посту появилось много комментариев. И снова это были эмо-киды и готы. Почти все решили, что Лена страдает из-за несчастной любви, и по-своему утешали ее. И опять был комментарий от блогера с ником Взгляд… оттуда.

«Я помогу решить твою проблему», – прочитал Денис и сжал кулаки.

Правда, Лена не ответила, и это хоть как-то утешало.

– Почему я все еще не поговорил с ней об этом? – бормотал Денис. – Этот тип кажется мне опасным. Он словно пасет ее.

Денис в который раз зашел к нему в Профиль, но оставленные там сведения были скупы. Значилось лишь, что Взгляд_оттуда – резидент элитного Клуба самоубийц. И тут же указывалось, что это просто игра.

«Мы никого не убиваем и никого не подстрекаем на самоубийство, – гласило заявление. – Мы просто играем. Выброс адреналина вам обеспечен. Вступайте в наш Клуб! Не пожалеете!»

Записи были подзамочными, только для членов Клуба.

«А вдруг он напишет Лене приватно? – размышлял Денис. – И начнет уговаривать черт знает на что. Не нравится мне этот блогер! И что это за игра такая?»

Денис уже начал думать, что ему пора самому завести блог и вступить в этот Клуб, чтобы разобраться во всем происходящем.

До вечера он слонялся по квартире. Бабушка уехала на встречу со своей давней подругой и появилась только в одиннадцать. Денис поругал ее, что она так поздно и что «неприлично даме разгуливать одной по ночам», она погрозила ему пальцем, сказала, что устала, «нравоучения юнцов» выслушивать не намерена, и сразу отправилась в свою комнату. А он снова уселся за ноутбук, так как решил еще раз проверить почту. От Лены пришло письмо, и его сердце сжалось от плохих предчувствий. Они уже завели привычку говорить перед сном по телефону, и писать ей было незачем, ведь все можно было сказать. Он открыл письмо.

«Денис! Я решила, что нам больше не стоит общаться», – начиналось оно.

Он не поверил своим глазам и прочитал эти строки несколько раз, так как смысл все не доходил до него.

«Ты очень милый парень, но не хочу вводить тебя в заблуждение. Мне лишь показалось, что я полюбила тебя. Но это не так. Таким, как я, лучше не знать этого чувства. Думаю, что и ты просто увлекся. Скорее всего, тобой руководит только жалость, а она плохой советчик в делах любви. Я благодарна тебе, что ты уделял мне столько внимания. Но очень прошу, никогда больше не звони и не пиши мне. Я приняла решение и менять его не собираюсь. Прощай!»

Денис застыл. Ему показалось, что он только что умер. И как только он вышел из прострации, то сразу схватил телефон. Он не верил ни одному слову этого письма, он понимал, что Леной движет отчаяние и что происшествие в кафе было для нее последней каплей. Он набрал ее номер и мучительно ждал, что она все-таки ответит. И она взяла трубку.

– Понимаю, что ты только что прочитал мое письмо, – сразу начала она. – Поэтому решила поговорить с тобой в последний раз. Но ведь ты все понял!

– Я понял лишь то, что ты боишься наших отношений, что не веришь мне и поэтому решила порвать со мной, – твердо произнес он. – Но ведь я сам слышал, как ты призналась мне, что тоже меня любишь!

– Это была ошибка, – тихо ответила она. – Я просто поддалась эмоциям. Но я тебя не люблю. Так что можешь считать себя абсолютно свободным. Денис, ты достоин счастья! И я искренне желаю, чтобы ты нашел подходящую тебе девушку.

– Ложь! – закричал он. – Какая все это ложь!

И тут же понизил голос, боясь, что разбудит бабушку и она не даст поговорить.

– Я люблю тебя! – продолжил он. – И даже мысль о другой девушке вызывает отвращение. Я люблю только тебя, неужели ты этого не понимаешь?! И для меня не имеет значения, что ты…

Он замолчал, не зная, какими словами обозначить ее состояние, чтобы не ранить.

– Калека! – закончила Лена за него. – Именно так назвали меня девушки в кафе. И это правда! Все, Денис! Давай прекратим!

– Леночка! Милая, любимая, ты мое солнышко, – торопливо заговорил он, – я не смогу жить без тебя!

– Нет! – твердо ответила она. – Не хотела больше с тобой разговаривать и сейчас жалею, что ответила на твой звонок. Прощай!

Денис с ужасом понял, что она сейчас положит трубку.

– Подожди! – крикнул он.

– Что? – немного раздраженно спросила она.

– Обещай мне, дай слово, что ты будешь жить! – взволнованно произнес он.

– Странное обещание дать ты просишь. Не находишь? – глухо проговорила она.

– Ты просто дай мне слово, что ничего с собой не сделаешь! – настойчиво проговорил он. – Мне важно знать, что ты живешь на этом свете, пусть ты больше и не захочешь меня видеть, главное, что ты есть! Понимаешь? Я не всегда вижу солнце, ведь его часто закрывают тяжелые тучи, но я всегда знаю, что оно есть. И это дает силы! Понимаешь?

Лена замолчала. Денис ждал. И вдруг он услышал тихие всхлипывания. И тут же раздались короткие гудки. Он снова набрал номер, но абонент был недоступен. Денис упал на кровать лицом вниз. Ему хотелось выть от тоски, слезы обжигали, сердце ныло. Он вцепился в волосы, начал кататься по кровати. Когда затих, то провалился в какое-то тяжелое забытье…

– Что, доволен? – сказал Альфа, восседая на розовом облаке и глядя вниз. – И что теперь будет? Наши герои расстались. Ничего не вышло из этой истории.

– Еще не вечер, – туманно ответил Омега, который сидел рядом. – Девочка подвергается опасности, и мы это знаем.

– Главное – вовремя вмешаться, – озабоченно произнес Альфа.

– Что ты! – возмутился Омега. – Мы не вмешиваемся в дела людей. Забыл?! Вечно ты со своим альтруизмом лезешь, куда тебя не просят! Давай посмотрим, что предпримет наш герой. Исходя из его характера, он не будет сидеть на месте и просто ждать.

– Но ведь девочка попросила его уйти из ее жизни, – заметил Альфа. – Фактически они расстались.

– Это она так думает! – улыбнулся Омега. – Сейчас наш герой придет в себя, и кто знает, что он придумает! Мне нравится наблюдать за игрой его ума. Будем ждать.

– Будем ждать, – со вздохом согласился Альфа.

Облако рассеялось…

А Денис открыл глаза и резко сел на кровати. В пограничном состоянии между сном и явью он еще помнил только что увиденную картинку, но как только окончательно пришел в себя, она стерлась из его памяти. Денис лишь знал, что должен действовать. Он глянул на электронный будильник. Было почти три часа ночи. Он встал и начал ходить по комнате. Его мысли метались. Он понимал, что Лена теперь всячески будет препятствовать их общению, и видел в этом главную проблему. Но у него был доступ к ее блогу, и, по крайней мере, Денис мог отслеживать, что она пишет. Если, конечно, она еще будет выкладывать новые посты.

«Ангел А! – вдруг мелькнуло в его голове. – Вот кто может мне помочь!»

Денис сел на кровать и сосредоточился. Он мысленно представил своего Ангела таким, каким видел его в прошлый раз, и начал отчаянно просить его показаться. Когда открыл глаза, то вздрогнул, так как Ангел А сидел напротив на краешке письменного стола и смотрел на него с немым укором. Денис вскочил и бросился к нему. Ангел А отшатнулся и растаял. Денис вернулся на кровать и быстро заговорил:

– Прости! И здравствуй!

Туманный силуэт возник напротив него.

– Ты нарушаешь все правила! – строго произнес Ангел А. – Ты не должен видеть меня, лишь знать, что я всегда рядом.

– Да, я знаю! Но ситуация такова… – начал Денис.

– Какова бы она ни была, ты не должен! – перебил он его. – Таковы правила.

– Умоляю! – нервно сказал Денис и рухнул на колени, сложив руки на груди. – Если нужно, я прочитаю молитву. Я выучил ее наизусть. «Ангеле Божий, хранителю мой святый…»

– Не нужно! – мягко остановил его Ангел А. – Что ты хочешь?

– Умоляю, прошу, как о великой милости, оставь меня на время, лети к девушке по имени Лена! Ты ведь знаешь, о ком я говорю! Будь с ней рядом! Ее ангел слаб, я сам слышал разговор Альфа и Омега на эту тему. Помоги ему охранять Лену от бед. Ей и так тяжело живется! Пожалуйста!

– Ты с ума сошел?! – грозно произнес Ангел А. – Я должен неотлучно находиться при тебе. Я дан тебе и не могу охранять кого-то еще.

– Сердце чует беду! – сказал Денис. – Я не могу быть рядом с ней, а вдруг случится что-то плохое? Ты ведь мог бы ей помочь? Предостеречь!

– Бред! – недовольно заметил Ангел А. – С чего это вдруг я оставлю своего подопечного и помчусь к чужому человеку?

– Но ведь ты знаешь ее! – упрямо произнес Денис.

– Знаю, – согласился он. – Когда вы находились вместе, я даже болтал с ее ангелом-хранителем. Он и правда грустен и слаб. Тяжело ему приходится с такой подопечной.

– Вот видишь! – обрадовался Денис. – Ну что тебе стоит? Почему ты не хочешь помочь ей? Я же не отдаю тебя навсегда! Лишь на время! Я уверен, что ситуация по-любому разрешится, моя любовь преодолеет все. И мы будем вместе! А скажи, – начал Денис и замолчал, чувствуя неловкость.

– Что? – спросил Ангел А.

– Скажи, ты можешь читать в ее душе? Она любит меня? – продолжил он.

– Я могу читать только в твоей душе, – сухо ответил Ангел А. – Но даже если бы видел, что творится в других, то не стал бы открывать тебе чужие тайны. Неужели непонятно?

– Прости! – торопливо ответил Денис. – Но ты же видишь, я схожу с ума от любви! Так что насчет моей просьбы?

– Ты сам не понимаешь, – задумчиво проговорил Ангел А. – Допустим, я оставлю тебя на какое-то время, чтобы помочь этой девушке, но ты останешься безо всякой защиты. А черный не дремлет. Он только и ждет, когда сможет усилить свое влияние на тебя. Когда мы оба при тебе, то наши влияния уравновешены. Я не могу оставить тебя именно из-за этого. Это нарушение всех правил.

– Знаешь, а ведь я спокойно жил и без вашего присутствия! – заметил Денис.

– У некрещеных детей роль ангелов выполняют родители, – пояснил он. – И, как ты сам понимаешь, они тоже бывают разные. Можно сказать, что это или черные ангелы или белые. Именно они влияют на формирование личности. А твоя мама крещена, так что ее ангелы опекали и тебя. Разве ты не слышал, что самой большой силой обладает молитва матери о своем ребенке?

– Вот, значит, как, – пробормотал Денис. – И все равно! Прошу! Я не боюсь остаться с черным наедине! Я смогу противостоять его влиянию.

– Хорошо, – после паузы согласился Ангел А. – Я отправлюсь к девушке. Обещаю помогать ей, так же, как и тебе.

– Спасибо!

Денис пришел в восторг и чуть не запрыгал.

– Я вижу, как ты сильно любишь ее, и соглашаюсь только поэтому, – сказал Ангел А и исчез.

Денис улегся в кровать и мгновенно уснул.

Глава 6

Ангел Я

Утром он встал в отличном настроении. Он был уверен, что все теперь будет хорошо, ведь Лену охраняли уже два ангела. Первым делом Денис зашел в почту. От Лены, естественно, ничего не было, хотя в душе он надеялся, что вдруг уже все изменилось, и она передумала расставаться с ним. Тогда он зашел в ее блог. Ночью появилась новая запись:

«Вот и все! Я отказалась от любви. Вот и все! Ангел Смерти, прилетай за мной!»

На этом запись заканчивалась.

Настроение Дениса мгновенно померкло. Непонятное жутчайшее отчаяние охватило его. Он словно упал в черную яму, на самое ее дно, и светлый мир остался где-то там, в недостижимой вышине. Слезы хлынули помимо воли, но Дениса они только разозлили.

– Плачу последнее время, как баба! – пробормотал он, вытирая глаза. – По поводу и без!

Он закрыл ноутбук и отправился в ванную. Наталья Викторовна уже накрыла на стол. Она всегда вставала, чтобы приготовить внуку горячий завтрак.

– Опять засиделся допоздна! – укоризненно проговорила она, ставя на стол омлет. – Вон, глаза какие красные!

– К семинару готовился, – хмуро ответил Денис.

– Надо правильно распределять время, – ответила Наталья Викторовна и уселась за стол, подперев подбородок рукой. – Ты кушай, пока все горячее. Сейчас чай налью.

– Ты же знаешь, я люблю кофе! – раздраженно заметил Денис.

– Вижу, ты сегодня не в настроении, – мягко проговорила она. – И все-таки зеленый чай намного полезнее!

– Спасибо! – резко ответил Денис. – Но я уже сыт!

Он вскочил. Наталья Викторовна с обидой на него посмотрела.

– Ты не в настроении, потому что не выспался, – заметила она.

– Надоели твои нравоучения, – хмуро ответил он. – Я опаздываю! Пока!

Денис выбежал из кухни, быстро оделся и покинул квартиру. Он сам не понимал своего раздражения, но справиться с ним никак не мог.

«Наверное, именно так начинается депрессия, – предположил он. – А что я хотел? Любимая меня бросила! Что я, радоваться должен? Да и утреннего кофе меня лишили!»

Денис затормозил, увидев кафешку. Это была круглосуточная забегаловка, он обычно обходил ее стороной, так как там тусовались местные алкоголики. Но желание выпить кофе было непреодолимым, и Денис свернул туда.

«Подумаешь, опоздаю на первую пару! – сказал он сам себе. – Мир от этого не перевернется!»

Он спустился по ступеням и толкнул обшарпанную дверь. Запах ему не понравился, но он двинулся к стойке. Полная бледная женщина дремала за ней. В углу за столиком сидели три подозрительного вида гражданина и пили пиво. При виде Дениса они замолчали. Он постучал по стойке. Женщина очнулась и с изумлением на него посмотрела.

– Кофе есть? – недружелюбно спросил он.

– Кофе? – переспросила она.

– А может, водки?! – заорали посетители и дружно расхохотались.

– Тише вы! – строго сказала она. – Сейчас, молодой человек! Сварю свеженького. Да вы присаживайтесь!

Она смахнула невидимые соринки со стойки и двинулась к кофеварке. Денис пододвинул высокий стул и уселся. К нему подошел один из посетителей. Он поставил перед ним полупустую бутылку пива.

– Хочешь освежиться… студент? – спросил он и ухмыльнулся. – Что, башка после вчерашнего не работает? А учиться-то надо! – дурашливо добавил он и погладил Дениса по голове.

Тот дернулся и чуть не свалился со стула. Мужчина расхохотался. Запах перегара заставил Дениса передернуться.

– Ты бы шел, мужик, отсюда! – грубо проговорил он. – А то схлопочешь в рыло.

– Чего?! – набычился тот. – Повтори!

– Чего слышал! – усмехнулся Денис. – Вали, говорю, отсюда! И дружков своих прихвати!

– Ну погоди! – зло ответил тот и ушел к столику.

Барменша принесла чашку черного кофе и поставила перед Денисом.

– Может, сэндвич? – ласково спросила она.

– Нет, только кофе, – ответил он.

– Ты бы с ними не связывался! – предупредила она. – Запойные они! Давно уж душу потеряли.

– А я и не связываюсь, – ответил Денис. – Много чести.

Он повернулся к столику. Мужчины о чем-то тихо переговаривались.

– Выпью кофе и отправлюсь на занятия, – добавил он.

– Вот и правильно! – одобрительно сказала барменша. – Я вообще удивилась, что такой приличный человек зашел к нам. – Она вздохнула. – У нас тут такой контингент, хоть плачь.

Денис выпил кофе, расплатился и вышел из кафе, стараясь не обращать внимания на грубые замечания, которые ему кричали вслед трое мужчин.

Но едва он завернул за угол, как его догнал его недавний собеседник. Денис развернулся и тут же получил удар в ухо. Он яростно ответил. Денис бил умело, так как в школе много лет ходил в секцию бокса и даже имел первый юношеский разряд. Мужчина пыхтел, от него пахло перегаром, подбитый глаз наливался кровью. Денис отскочил и встал в стойку, его голова от удара гудела, с глазах мелькали мошки. И вдруг он увидел над мужчиной зависающий силуэт. Он потряс головой, решив, что это галлюцинация после сильного удара в ухо, который он только что получил. Но силуэт не исчез. Это была фигура в черном, словно подернутая дымкой серого тумана. Ее полупрозрачное лицо кривила ухмылка.

– Ангел Я! – вскричал Денис. – Так это твои проделки!

Мужчина, который только что занес руку для очередного удара, отшатнулся и округлил глаза.

– Ты чего тут орешь такое? – спросил он, отступая. – Ежели ты умалишенный, то топай отсюда! Еще не хватало с психами связываться. То-то ты себя так странно вел!

– Это же Ангел Я! – в волнении повторил Денис, не слушая его.

В этот момент из-за угла вывернули его товарищи и устремились к ним. В их руках поблескивали пустые бутылки. Но мужчина побежал к ним с криками, что «это психованный, валим отсюда». Они побросали бутылки и скрылись за углом. Денис смотрел на черный силуэт, который по-прежнему зависал перед ним. Он корчил ему рожи.

– Зря ты мне показался! – усмехнулся Денис. – Теперь я знаю, что это ты меня толкаешь на такое поведение. А раз предупрежден, значит, вооружен! Так что иди отсюда!

Силуэт явно начал истончаться. Кривляющаяся рожица исчезла. На ее месте Денис увидел тающее печальное лицо с огромными невыносимо грустными глазами, в которых, казалось, сосредоточилось мировое горе. И вот силуэт исчез. Денис потряс головой, затем достал салфетку и вытер кровь со щеки. Он хотел вернуться домой, но, подумав, что испугает бабушку своим видом, отправился в ближайшую аптеку. Фармацевт, молодая хорошенькая девушка, испугалась, увидев его лицо, и предложила вызвать «Скорую». Но Денис отказался, заявив, что у него просто расцарапана щека. Девушка отвела его в подсобку и промыла рану. Она и правда оказалась пустяковой. Чуть ниже виска была содрана кожа. Девушка обработала антисептиком поврежденное место и наложила пластырь телесного цвета. Денис поправил прическу. Прядки волос упали на пластырь и почти его закрыли. Он поблагодарил девушку и вышел из аптеки.

На первую пару Денис, естественно, опоздал. Он появился в перерыве. В коридоре столкнулся с Милой и Артуром.

– А вот и наш прогульщик! – хором заговорили они. – Ты куда пропал?

– Так, были кое-какие осложнения! – хмуро ответил Денис.

– И они у тебя на лице! – заметила Мила, отодвигая прядь волос с его виска. – Это что, ранение?

– Ты подрался? – изумился Артур. – А я тебе что говорил? – повернулся он к Миле. – Дениска вовсе не такой ботан, как ты думаешь!

– Да я о нем вообще больше не думаю! – отмахнулась она. – Тебе не больно? – спросила она у Дениса. – Тут вроде уже гематома образовалась.

– Не волнуйтесь! – ответил он. – Какой-то алкаш ни с того ни сего напал на меня в подворотне. Я тихо-мирно шел в универ. И вот! Пришлось завернуть в аптеку. Поэтому и опоздал на пару.

– Вот уроды! – с возмущением проговорил Артур.

– Я ведь боксом в школе занимался, так что ответил, – улыбнулся Денис.

– А вдруг у тебя сотряс? – озабоченно спросила Мила. – Тебя не тошнит?

– Нет, но вот пить хочется!

– Сейчас принесу! – быстро сказал Артур. – У меня в сумке бутылка с водой.

И он направился в сторону аудитории. Денис вдруг, сам не понимая зачем, взял Милу за руку. Ее пальцы были горячими. На миг у него мелькнуло воспоминание о прохладной ткани перчаток Лены, но он тут же отогнал его. Ему было приятно держать Милу за руку. И даже возникли неясные желания. Девушки обычно сразу чувствуют изменение в отношении к ним парней, словно у них встроен какой-то радар. Мила вздрогнула и испуганно посмотрела на Дениса. Он выпустил ее руку.

– Ты чего? – тихо спросила она. – У нас с Артуром все серьезно.

– Извини! – покаянно произнес он. – Сам не знаю…

– Ты, наверное, со своей девушкой поссорился! – предположила она. – То-то ты сегодня сам не свой!

– Какая аппетитная девочка! – услышал он шепот и вскинул глаза.

На подоконнике позади Милы сидел Ангел Я. Он ухмылялся и показывал на нее пальцем.

– Чего ты растерялся? Давай, действуй! – говорил Ангел Я.

Денис сжал зубы и потряс головой.

– Тебе больно? – испугалась Мила. – Может, все-таки к врачу?

– Нет, нет, – ответил он. – Эту пару отсижу, а там все равно по домам.

В этот момент вернулся Артур. Он протянул бутылку с водой. Денис жадно выпил чуть ли не половину.

Они пошли в аудиторию. Денис стойко отсидел пару. После занятий Артур вызвался проводить его. Но Денис отказался.

– Звони, если что! – озабоченно проговорил друг.

– И иди домой! – добавила Мила. – Тебе просто нужно отлежаться. Не думай ни о чем плохом!

– Спасибо, ребята! – поблагодарил Денис и быстро пошел в сторону дома.

Но скоро очередной приступ депрессии накатил на него. Его буквально скрутило. Это было настолько невыносимо, что он застонал сквозь сжатые зубы. Мир вновь казался беспросветно-черным. Денис дошел до небольшого сквера и плюхнулся без сил на свободную скамью. Он опустил голову и сжал виски ладонями.

– Не поддамся! – бормотал он. – Убирайся, чертов ангел!

– Плохо, да? – раздался рядом с ним нежный голосок.

И Денис поднял голову. Возле него опускалась на скамью девушка лет восемнадцати. В ее руке была открытая банка слабоалкогольного коктейля. Девушка выглядела безобидно. Одета обычно: в джинсы, серый свитер с высоким горлом и джинсовую куртку. Ее черные волосы были забраны в высокий хвост, на лице – минимум косметики.

– Голова болит, – вяло ответил Денис.

– Вижу, – сказала она. – Может, выпьешь со мной?

– Может, и выпью, – согласился он. – Что ты хочешь?

– А ничего! – равнодушно ответила она. – С предками поцапалась, затем с парнем разругалась. Полоса такая! Я и лекции сегодня прогуляла. Настроение ниже плинтуса. Вижу, парень сидит такой же опущенный, как и я. Вот и подошла! А ты учишься, работаешь?

– Учусь в Бауманке, – ответил он и выпрямился.

Ему захотелось поболтать с этой милой девушкой.

– А ты?

– Тоже учусь, на бухгалтера, – равнодушно сказала она.

– Скучно? – уточнил Денис.

– Да нет, мне нравится! Я с детства любила все подсчитывать, – ответила девушка и засмеялась. – Тебя как зовут-то? Меня Маша.

– Денис, – ответил он и опустил голову.

Немного отступившая тоска навалилась с новой силой.

– А ты чего такой? – спросила она и наклонилась, заглядывая ему в лицо.

– Сам не знаю, – ответил он. – Депрессуха с утра замучила. Вчера моя девушка решила прекратить отношения.

– Понятно! – задумчиво протянула Маша. – На!

И Маша достала из сумки еще одну банку коктейля. Денис глянул задумчиво. Спиртное он не любил и практически не употреблял. И уж тем более насквозь химические коктейли в баночках.

– Я тоже вчера разругалась с парнем, – сказала она. – Так что мы – товарищи по несчастью. За нас!

И Маша чокнулась с его банкой. Она глотнула и с ожиданием на него посмотрела. Денис усмехнулся, вскрыл банку и сделал большой глоток. Вкус, как ни странно, ему понравился. Он был сладковато-ягодным. Алкоголь почти не чувствовался. Они медленно допили коктейли, болтая ни о чем. Денису становилось все легче на душе. И уже через час он весело смеялся незатейливым шуткам Маши.

– А чего мы тут сидим? – спросил он. – Может, пойдем куда-нибудь в кафе?

– У меня денег совсем мало, – честно призналась она.

– Угощаю! – засмеялся он. – Мы же товарищи по несчастью! К тому же я тебе так благодарен!

– За что? – кокетливо уточнила она.

– Вот ты появилась – и моя депрессия сразу куда-то исчезла! – сообщил Денис и весело расхохотался. – Ты ухитрилась прогнать этого мерзкого черного ангела! – зашептал он на ухо девушке.

– О, черные ангелы и правда мерзкие! – охотно согласилась она.

– Ты знаешь? – изумился он.

– У меня есть подружка, – не слушая его, продолжила Маша, – она готесса. И только и твердит про этих черных ангелов. И одевается, будто она одна из них.

– А, ты про это, – разочарованно заметил он и встал со скамейки. – Пошли?

– Ага! – ответила она и тоже встала, уцепившись за него.

От выпитого коктейля у Дениса слегка кружилась голова, но это его лишь смешило. Они взялись за руки и направились по улице, приглядываясь к кафе. Денис все хотел выбрать поприличнее, как он говорил.

– А то я сегодня утром попал в такую жуткую забегаловку, – бормотал он Маше на ухо. – Не хочу больше в такое место! И тем более с тобой!

– Да вот! – обрадовалась она, показывая на сетевую кофейню. – Тут прилично!

Они вошли внутрь и заняли столик у окна. Денис сделал заказ и включил в него алкогольные коктейли. Маша не возражала. Их вкус показался им восхитительным.

– Это вам не из банки! – сказал Денис, отпивая из трубочки разноцветную жидкость..

– Точно! – согласилась Маша. – Еще возьмем?

– А ты хочешь? – засмеялся он.

– А то! – закивала она.

И он заказал еще. Это «еще» повторилось потом не раз. Время летело незаметно. За окном уже было темно, а они все сидели в кафе. Денис был пьян. Правда, они закусывали, но с непривычки к алкоголю он быстро захмелел. Маша была в таком же состоянии. Но им было весело. Денис в какой-то момент даже начал к ней приставать, хватая под столом за коленки. Она кокетничала и не возражала.

– Раз они нас бросили, – жарко шептала она ему на ухо, – то мы имеем полное право!

Скоро они начали целоваться. И были очень довольны собой и окружающим миром. Однако Денис уже почти постоянно видел Ангела Я, но не обращал на его ухмыляющуюся рожу внимания.

– Посмотрим, дружок, как далеко ты можешь зайти! – услышал он его слова и погрозил ему пальцем.

– Ты это мне? – искренне удивилась Маша.

– Нет! Черный ангел тут привязался! – сообщил он.

– Пошел вон! – строго проговорила она и прыснула. – Это я не тебе, Денечек, это я твоему черному глюку!

Они просидели в кафе почти до закрытия. Когда официант принес счет, Денис даже не удивился, насколько он оказался большим. Он вынул кошелек и расплатился. Маша улыбнулась и сказала, что любит таких нежадных парней.

Когда они вышли на улицу, то оба с трудом держались на ногах.

– Тебе куда? – спросил Денис. – Нужно тебя проводить! А то поздно уже!

– Мне на Плющиху, – сообщила она.

– А это где? – изумился он.

– Ты не знаешь? – засмеялась Маша. – А ты сам-то где живешь?

– Возле метро «Бауманская», – ответил он.

– Ну тут и пешком можно, – заметила она. – Давай лучше я тебя провожу.

– Ага! – легко согласился он.

Они побрели в сторону какого-то сквера. Там было довольно темно, к тому же они сошли с асфальтовой дорожки, и ноги на влажной почве, усыпанной раскисшей листвой, разъезжались. Но их это лишь смешило. Добравшись, как они думали, до выхода из сквера, они уткнулись в какой-то темный тупик. Денис вдруг прижал Машу к стене и начал целовать. Она ответила. Он уже забрался руками под ее куртку. Как вдруг рядом раздался смех. Они резко отстранились друг от друга. К ним приблизились двое парней. Их лица были смутно различимы в темноте.

– Помочь? – спросил один из них, выше второго почти на голову.

– Бежим! – пискнула Маша и рванула от стены.

Но парни схватили ее. Денис растерялся, хмель стремительно выветривался из его головы.

– Ладно, – усмехнулся высокий. – Не будем обламывать тебе кайф. Давай, ты первый. А мы уж за тобой!

Маша закричала. Второй парень зажал ей рот рукой. Они повернулись к Денису. Никогда он не забудет стыда и омерзения от того острого и практически неконтролируемого физического желания, вспыхнувшего в тот миг. Невероятным усилием воли он избавился от него, сосредоточился, практически протрезвел и двинулся на парней. Денис буквально озверел. Он бил жестоко и верно. У высокого сразу хрустнул сломанный нос, у его дружка вытек выбитый глаз. Парни взвыли от ужаса, так как поняли, что им живым не уйти.

– Психованный! – заорал высокий. – Бежим отсюда!

Он схватил корчащегося от боли и закрывающего ладонью глаз дружка, и они скрылись в темноте. Маша тряслась от рыданий. Денис, задыхаясь, спросил, все ли с ней в порядке. Она только кивнула. Он взял ее за руку и вывел к дороге. Поймав такси, посадил в него девушку и сразу заплатил водителю. Затем отправился домой. Он был уже трезв, сильно подавлен и задумчив. Денис понимал, что снова пошел на поводу у Ангела Я, и впредь решил быть как можно осторожнее.

Следующий день прошел кошмарно. Денис постоянно подвергался атакам Ангела Я. К концу дня он уже пребывал в такой глубокой депрессии, что впервые задумался о самоубийстве. Вечером он зашел в почту, писем не было. Заглянул в блог к Лене. Новых постов не имелось. Он набрал ее номер, но абонент оказался недоступен. Однако Денис был уверен, что Ангел А на страже и что с Леной все в порядке. Он лег пораньше спать, надеясь, что завтра день пройдет более позитивно. К тому же он уже понимал тактику Ангела Я, учился сопротивляться его внушениям и не идти на поводу у подозрительных желаний.

Денис очнулся словно от толчка. Он глянул на часы. Было почти три. Его беспокойство, как только он окончательно проснулся, настолько усилилось, что он встал и начал одеваться.

– Это Ангел А разбудил меня, – бормотал он. – Что-то с Леной! Я должен немедленно к ней поехать! Разберусь на месте!

Перед ним появился черный силуэт и ехидно проговорил:

– Куда это ты собрался? Я хочу отдохнуть! Ночь – мое законное время! Некогда мне таскаться за тобой!

– А тебя никто и не просит! – ответил Денис. – И вообще отстань!

– Что будет с бабушкой, когда она увидит, что тебя нет? – вкрадчиво проговорил Ангел Я. – Ты о ней подумал?

– Я только съезжу к Лене, узнаю, что происходит, и сразу вернусь! – ответил Денис. – Но спасибо, что подсказал!

– Я?! – возмутился черный. – Что я мог тебе подсказать?

– Напишу на всякий случай бабушке записку и оставлю на своем столе. Что-нибудь типа: мне срочно пришлось уехать, вызвал друг из универа, ему нужна моя помощь.

– Черт бы тебя побрал! – злобно произнес Ангел Я. – Ты уже научился выкручиваться!

– Отвали! – грубо ответил Денис.

Он действительно написал записку бабушке, положил ее на видное место и покинул квартиру. Ему повезло, так как он сразу поймал такси.

Когда Денис доехал до места и забежал во двор, то сразу поднял глаза. Увидев, что в окнах квартиры, где жила Лена, горит свет, он устремился в подъезд. Дверь была закрыта, и он позвонил в домофон. Ему ответил мужской голос. Денис, пребывал в невыносимом волнении, не узнал его. Это был Павел Николаевич.

– Это я, Денис! – дрожащим голосом произнес он. – Откройте, пожалуйста!

Вопросов ему задавать не стали, дверь открылась. Денис взлетел на нужный этаж и вбежал в открытую дверь квартиры. Он услышал голоса из кухни и ринулся туда. Павел Николаевич стоял возле Лены. Она повисла у него на руках.

– Леночка! – закричал Денис и бросился к ней.

Она подняла на него глаза. Ее лицо было смертельно бледным, зрачки расширеными. Из рук дяди она перекочевала в руки Дениса. И она… стояла. Как только до него это дошло, Денис затрясся. Слезы хлынули.

– Леночка, солнышко мое, – бормотал он, обнимая ее, целуя ее волосы и влажные щеки.

– Давай усадим ее в кресло, – мягко проговорил Павел Николаевич.

Они осторожно усадили Лену в инвалидное кресло, но она вдруг задрожала и сказала, что больше не хочет даже видеть его.

– Хорошо, хорошо! – испуганно сказал Павел Николаевич и пересадил ее на диванчик, находящийся в углу кухни.

Он быстро выкатил кресло в коридор и сразу вернулся, плотно закрыв дверь за собой. Денис стоял в оцепенении у стола и не сводил глаз с Лены. Она уже немного успокоилась и начала улыбаться.

– Как ты тут оказался, парень? – спросил Павел Николаевич. – И сядь, наконец!

Денис уселся рядом с ним.

– Меня словно кто-то толкнул, – сказал он. – Вы простите, что ворвался к вам ночью! Но это произошло помимо моей воли. Я спал и вдруг словно кто-то разбудил меня. И я понял, что с Леной беда. Вот и помчался сломя голову к ней. Я не стал анализировать, разбираться, все ли в порядке с моей головой. Я просто четко понял, что должен немедленно бежать к Леночке. Так все и было, хотите верьте, хотите нет!

– Верю! – ответил Павел Николаевич. – Со мной произошло то же самое. Будто кто-то толкнул меня. Я вскочил и помчался сюда. Хорошо, ночью пробок почти нет. И успел вовремя. Что это такое?! – строго спросил он, взял со стола какой-то прозрачный пакетик с белым порошком и потряс им перед испуганной Леной.

– Что это такое? – нервно повторил за ним Денис.

– Когда я вошел в квартиру, хорошо, у меня есть запасной комплект ключей, моя племянница отчего-то не спала, – взволнованно проговорил он. – Она была одета и сидела вот здесь на кухне. Дина сейчас из-за болезни принимает довольно сильные успокоительные и спит так, что ее пушкой не разбудишь. Когда я вбежал на кухню, то Лена сразу что-то спрятала в карман. Я ясно видел. К тому же она была будто в шоковом состоянии. И при моем появлении даже пыталась встать. Это дико меня поразило, ведь Лена даже не пытается двигать ногами, а уж чтобы встать! Должно было произойти что-то настолько экстраординарное, что заставило ее приподняться. Лена? – строго спросил он.

Она молчала, только смотрела на них широко раскрытыми глазами.

– Леночка! – ласково произнес Денис и пересел к ней на диванчик.

Он сжал ее руки, она слабо ему улыбнулась.

– Она отказывалась мне что-либо объяснить, – уже более спокойно сказал Павел Николаевич. – И когда буквально минут через пятнадцать появился ты, Лена окончательно встала на ноги. Она буквально вскочила с кресла! Это чудо!

Павел Николаевич вдруг закрыл лицо руками и стремительно вышел из кухни.

– Лена, что это? – спросил Денис, беря пакетик со стола. – Это лекарство? Ты хотела отравиться? Если бы Павел Николаевич не успел, то…

– Но он успел, – тихо ответила она. – Сама не знаю, что на меня нашло! Выброси это! Прошу тебя!

– Хорошо! – сказал Денис, подошел к мойке и открыл дверцу.

– Нет, высыпь в раковину и смой! – жалобно попросила Лена.

Денис выполнил ее просьбу, но часть порошка оставил и украдкой спрятал пакетик в карман джинсов. Он пустил воду и повернулся к Лене. И вздрогнул. За ней зависал Ангел А. Он держался за руки с другим ангелом, таким же белым и воздушным. Денис понял, что это хранитель Лены. Они улыбались и имели весьма довольный вид.

– Теперь все будет хорошо, – сказал ангел Лены. – И ты можешь вернуться к своему подопечному.

– Думаю, мы будем теперь часто вместе, – улыбнулся ему Ангел А. – Денис и Лена уже не смогут расставаться надолго.

– Это так! – кивнул ангел Лены.

И они исчезли.

– Что ты там увидел? – ласково спросила Лена.

Денис пришел в себя и сел возле нее.

– Ты снова стоишь на ногах! – сказал он, не ответив на ее вопрос.

– Я боюсь думать об этом, – призналась она. – Сама не знаю, как это получилось.

– От нервного потрясения, – предположил Денис. – Я читал, что такое бывает. Встань!

И он поднялся и подал ей руку.

– Боюсь! – дрожащим голоском проговорила она.

Но он обхватил ее за талию и легко приподнял. И Лена оперлась на ноги.

В этот момент в кухню вошел Павел Николаевич. Его глаза были красными, лицо влажным. Он замер у двери, затем бросился к ним и крепко обнял.

– Теперь все будет хорошо! Все будет хорошо! – бормотал он, целуя то Лену, то Дениса. – Это чудо! Я верил, что ты снова будешь ходить! Верил и молился!

Они пробыли на кухне еще какое-то время. Затем Денис спохватился, что ему пора уходить, что Лене необходимо отдыхать после таких треволнений.

– Я вызову такси, – сказал Павел Николаевич и пошел в коридор звонить.

Денис крепко обнял Лену и поцеловал в щеку. Она прижималась к нему и счастливо улыбалась.

– Завтра придешь? – тихо спросила она.

– Сразу после лекций у тебя! – радостно ответил он.

Такси появилось быстро, Денис поцеловал Лену и вышел в коридор. И уже у двери он спросил Павла Николаевича:

– А вы, когда шли к Лене, ничего не заметили? Может, вам кто-то встретился?

– Куда ты клонишь? – напрягся тот. – И где порошок?

– Я его выбросил в раковину, – сознался Денис. – Лена мне сказала, что это был сильный антидепрессант. Она думала… она хотела…

– Неужели? – прошептал Павел Николаевич. – Значит, не зря меня кто-то толкнул ночью и заставил сюда приехать! Это был ангел-хранитель Леночки! И тебя он поднял на ноги!

– Я в этом уверен! Но нам лучше молчать об этом, – ответил Денис. – Так вы никого не видели?

– Когда я входил в подъезд, мне навстречу выскочил молодой мужчина, – припомнил он. – Но мало ли, кто это был. Я и внимания не обратил. А что?

– Так, ничего, – задумчиво проговорил Денис. – Есть кое-какие подозрения. Но пока я ничего не могу вам сказать. Возможно, это мои домыслы.

Павел Николаевич внимательно на него глянул и помрачнел.

– Вы заранее не волнуйтесь! – сказал Денис. – Если что, я вам позвоню! – туманно добавил он.

– Хорошо! – кивнул тот. – Я тебе полностью доверяю!

Денис благополучно добрался до дома. Бабушка даже не проснулась, когда он вошел в квартиру. И он сразу уничтожил свою записку. Заснул он в совершенно счастливом состоянии и утром чувствовал такую радость на душе, что хотелось петь.

Эпилог

Выздоровление Лены шло стремительно. Что-то щелкнуло в ее мозгу, и все рефлексы восстановились. Она ходила все увереннее, делала гимнастику и через месяц уже могла гулять самостоятельно. Дина Григорьевна была абсолютно счастлива, она будто помолодела лет на десять и совершенно забыла о своих болезнях. Дениса она обожала. Он приезжал к ним ежедневно и во всем помогал. Его отношения с Леной были безоблачными. Он любил, она отвечала взаимностью. После того что они пережили, их чувство только окрепло. Они относились друг к другу осознанно и с большим трепетом.

Но Дениса не покидала тревога. Он периодически заходил в блог Лены. Но она больше там не писала. Он не раз пытался поговорить с ней об этом, начинал издалека, так как духу не хватало признаться, что он тайком читал ее записи, но она ловко уходила от темы инет-дневников. И Денис понимал, что она просто хочет забыть о том периоде своей жизни раз и навсегда. И напоминать ему, естественно, не хотелось. Слишком мало прошло времени, слишком свежи были раны. И вот после мучительных раздумий он решил обратиться к другу, которому доверял больше всех. Это был Артур. Как-то вечером он позвонил ему.

– Слушай, я решил тот сложный предел! – услышал он в трубке и рассмеялся.

– Я не по поводу контрольной! – сказал Денис.

– Так у тебя ж за нее пара! – заметил Артур. – Не хочешь исправить?

– Потом! – ответил Денис. – У меня к тебе дело. И оно очень важное. Только о нем никто, понимаешь, вообще никто не должен знать!

– Хорошо, – серьезно ответил Артур. – У тебя такой голос! Что случилось?

– Ты не мог бы взломать один почтовый ящик? – спросил Денис.

– Без проблем! – быстро ответил тот. – Но это незаконно! А чей? – с любопытством добавил он.

– Одной моей знакомой девушки, – сказал Денис.

– Думаешь, изменяет? – предположил Артур.

– Ты поможешь?

И Артур согласился. Денис переслал ему адрес Лены и уже через час получил пароль к ее ящику. Артур в сопроводительном письме поклялся, что сам к ней в почту не заходил и переписку не смотрел. Денис трясущимися руками набрал пароль и вошел в ее почту. И сразу увидел во «Входящих» знакомый ник Взгляд_оттуда. Он открыл письма и ужаснулся.

Лена:

«Я согласна на все ваши предложения».

Взгляд_оттуда:

«Никто не должен знать о нашем соглашении. Тебе это будет уже все равно, а вот мне еще жить и проблемы мне не нужны», – цинично писал он.

Лена:

«Я готова ко всему. У меня уже есть 50 тысяч рублей. Передам в обмен на средство».

Взгляд_оттуда:

«Я приеду в два часа ночи, откроешь мне».

Картинка сложилась. Денис и раньше подозревал, что тут дело нечисто. И если бы Павел Николаевич не приехал вовремя, то неизвестно, что случилось бы с Леной. Прочитав переписку, Денис сжал кулаки и решил действовать немедленно. Он позвонил Артуру и вкратце посвятил его в суть дела. Он знал, что его отец занимает большой пост в органах, и надеялся на его помощь. Артур проникся историей, а когда с разрешения Дениса прочитал письма и комментарии в блоге Лены, то пообещал, что это так не оставит.

– К тому же не составляет труда найти человека просто по IP-адресу его компа. Но этим займутся специалисты. Этот урод свое получит! – темпераментно добавил он. – Я сейчас же все расскажу отцу!

Взгляд_оттуда был арестован. Павел Николаевич легко опознал в нем того молодого человека, который выходил ночью из их подъезда. В порошке, который остался на дне пакетика, определили сильнодействующий яд, вызывающий паралич сердца. Его вина была доказана. Расследование выявило и других юных самоубийц, которым Взгляд_оттуда помог уйти из жизни или собирался сделать это. Суд вынес приговор. Преступника засадили надолго. Дело с согласия органов получило широкую огласку в Рунете, и многие подростки были реально напуганы, так как подобные сайты пользовались популярностью, особенно среди эмо и готов.

Денис и Лена практически не расставались. Ее реабилитация шла быстро. А так как они с Денисом много гуляли, то ее мышцы быстро пришли в норму. Ее хрупкость и бледность постепенно исчезли. Лена выглядела как обычная юная и хорошенькая девушка. Правда, она никогда не снимала тканевых перчаток.

Денис больше не видел ангелов. Но как только начинал спорить сам с собой, решая какую-то проблему, то сразу вспоминал, что это ссорятся его Ангел А с Ангелом Я.

А может, это был вечный спор между Альфой и Омегой?