/ Language: Русский / Genre:love_sf / Series: Пленники сумерек

Мой возлюбленный vampire…

Ярослава Лазарева

Вампиры — таинственные, могущественные, опасные и невыразимо притягательные. Что, если однажды ты встретишь одного из них и влюбишься без оглядки, навсегда? Сможешь ли отказаться от родителей, друзей, привычной жизни? Станешь ли вечной подругой Рыцарю Ночи?.. Герои этой книги сделали выбор. Но каждый по-своему… Читай в сборнике мистические повести Елены Усачёвой, Ярославы Лазаревой и Екатерины Неволиной!

Ярослава Лазарева, Елена Усачева, Екатерина Неволина

Мой возлюбленный vampire…

Елена Усачева

Доброй ночи, Лиз!

Танцпол в ночном клубе «Бабочка» был маленький и неудобный. Какой-то сумасшедший архитектор поместил небольшой круглый подиум прямо по центру, так что перемещающиеся по залу новички неизменно об него спотыкались. И хоть разбитых бокалов, пролитых коктейлей уже было достаточно, подиум не переносили. Он словно жил своей отдельной жизнью, после очередного чьего-нибудь падения раз за разом утверждая свое право на определенное место жительства.

Артур не заметил, когда появилась девушка. Он с привычкой механического робота перетирал бокалы, пристроившись так, чтобы хорошо видеть весь зал. Но девушку пропустил. Та, видимо, шла от дальней стены и, не приблизившись к бару, тут же направилась к танцполу. Посетителей было мало, поэтому музыка звучала приглушенно, но девушке ее оказалось достаточно. Она постояла, настраиваясь на музыкальный лад, а потом легко пошла по границе подиума, чуть притопывая, помогая себе поддерживать ритм негромкими щелчками пальцев. Она скользила по гладкому полу, словно и не касалась его. Артур поймал себя на том, что безотрывно следит за ее ногами, как будто ожидает, когда она собьется с ритма. Но стройные ножки в низких, приспущенных сапожках четко следовали рисунку музыки, на секунду одна нога задевала мыском пол, зависала (в тот момент Артур чувствовал, что перестает дышать) и делала следующий шаг. Иногда девушка чуть встряхивала руками. И все ее тело походило на одну плавную линию.

В какой-то момент бармен почувствовал, что чуть покачивается в такт ее причудливому танцу. В ладонях ощутилось что-то лишнее, холод скользнул по пальцам… Разбившийся бокал заставил очнуться.

— Не спи, солдат, солнце еще высоко! — привычно пошутил Дим, пробегая вдоль стойки.

— С кем она? — ткнул пальцем в слабоосвещенный призрачный зал Артур.

— У Чибы спроси.

Артур не пошел к охраннику на входе, чтобы узнать, одна пришла девушка или нет, а присел, подбирая осколки. Но как только перестал видеть девушку, в душе его родилось беспокойство. Он заторопился, стал сгружать неприятно зашуршавшие стекляшки в одну руку, порезался, и тут же над его головой раздался глуховатый голос:

— Эй, коктейль сделай!

Говоривший навис над Артуром, но стоило тому выпрямиться, как клиент отклонился, уходя из света небольших лампочек, встроенных в потолок стойки.

— Какой?

Первым делом Артур нашел глазами девушку. Она уже танцевала не одна. Рядом с ней топтался неопрятного вида детина и все норовил дотянуться до партнерши руками, но та неуловимо уворачивалась от него, постоянно находясь вблизи.

— «Кровавую Мэри»! — напомнил о себе посетитель.

Артур кивнул, не в силах отвести глаз от странного противостояния танцующих. Между здоровяком и девушкой шла немая борьба, их, как однополюсные магниты, неизменно разводило в стороны.

Томатный сок пролился Артуру на пальцы, и лишь тогда он вспомнил, что не привел свои руки в порядок, — свежий порез еще слегка кровоточил.

Клиент тоже смотрел ему на руки. Артур не видел глаз мужчины, но неприятный взгляд чувствовал. Он уже готов был позвать Дима, чтобы он его подменил, но тут девушка соскользнула с танцпола и в тот момент, когда клиент шевельнулся, готовый выйти из полосы полутьмы на свет, встала за его спиной.

— Вина! — раздался ее голос.

Лицо незнакомки попало в еще большую черноту, потому что от света ее загородил мужчина, терпеливо ожидавший свою «Мэри».

— Детка, я все оплачу! — притопал за девушкой детина.

— Оплати, — ухмыльнулась она и опять ловким движением ускользнула от его протянутой руки.

— Ну ты, это… — обратился детина к Артуру, повиснув на стойке и чуть не оттолкнув мирно стоящего любителя водки с томатным соком, — винца там получше подкинь. Чего она хочет-то? — Парень глянул на соседа.

— Что-нибудь помягче, — неожиданно ответил мужчина.

— Да? — удивился детина, словно не ожидал ответа на свой вопрос, и забеспокоился, потеряв девушку из вида: — А куда она пошла-то?

— Ваш коктейль, — заторопился Артур, потому что ему вдруг страшно захотелось, чтобы клиент не успел ответить.

Почувствовав «сбой в программе» (по его представлению, девушка должна была стоять поблизости, но ее рядом не оказалось), детина шагнул назад, выпадая из зоны света, и отвернулся. Артур увидел топорщившуюся шелковую рубашку, туго обтянутый брюками зад.

— Возьмите!

Перед лицом Артура, возвращая его в реальность, мелькнула купюра. Пришлось вспоминать, где он, что приготовил, сколько это стоит. Изнутри рвался вопрос, знает ли клиент девушку, но он заставил себя сдержаться.

— Вино подать? — спросил Артур того, кто заказал коктейль, словно именно он теперь отвечал за недавно танцевавшую пару.

— Уже не надо, — ответил мужчина и с бокалом в руке ушел в полутьму зала.

Детина все не появлялся, а девушка вскоре снова скользнула на танцпол, прошла легкой походкой по краю, шаркнули о скользкое покрытие приспущенные сапожки. Артур все пытался рассмотреть ее лицо, но незнакомка каждый раз ухитрялась повернуться так, что свет падал вниз, из-за чего Артуру оставалось смотреть только на ее ноги. Впрочем, и было на что любоваться: ножки стройные, одетые в темно-красные колготки, короткая черная юбка и черная же блузка. Снова поворот, взлетают коротко стриженные темные волосы. Но лица не видно. Что-то бледное…

— Отомри! — Дим щелкнул у Артура перед носом. — Клиент всегда прав, а тебя сейчас уволят. — Приятель нехорошо осклабился. — Ты работать будешь или на девочек пялиться? Я слышал, мужик вино заказал, надо было налить. Из чего выручку делать будем, сегодня не рыбный день?

— Ушел он куда-то! Я бы налил, а он бы не заплатил… — разозлился Артур, бросил полотенце на стойку, окинул взглядом зал.

Детины не было. Исчез. Наверное, девушка дала ему от ворот поворот, вот он и ушел.

В груди стало теплее. Поначалу Артур подумал, что девушка обыкновенная проститутка, своим танцем завлекающая клиентов. Но, судя по всему, она была не из таких, просто получала удовольствие от движения, от того сложного рисунка, что создавала на площадке.

Несколько заказов отвлекли Артура от девушки, а когда он вернулся к стойке, на танцполе появился невысокий крепенький парень, с удивительной грацией повторявший танцевальные движения незнакомки.

«Профессионал», — отметил про себя Артур, и неожиданно в нем снова проснулась злоба. Какого черта они все к ней пристают! Не дают человеку потанцевать в свое удовольствие.

— «Маргариту»! — донеслась до него негромкая просьба.

Артур, не глядя, взял в руки шейкер, привычно придвинул к себе мерные стаканчики. Текила, лайм…

— Черт!

Текила полилась через край. Ожидающий заказа человек не шевельнулся. На стойке лежала только его рука. Запястье обтянуто рукавом тонкого черного свитера. Узкая, абсолютно белая кисть с неестественно длинными выпуклыми ногтями.

«Наклеенные, что ли?» — неприязненно подумал Артур. И тут же поставил мужчине диагноз — педик.

— Ваша «Маргарита», — поставил он бокал на стойку.

— Сдачи не надо.

На лоток у кассы легла купюра. На мгновение в свете появилось бледное лицо, ярко-накрашенные красные губы. Это настолько поразило Артура, что больше он ничего не заметил.

«Точно, педик! Клуб перепутал…» — мелькнула неприятная мысль.

Музыка сменилась. Артур поискал глазами девушку — танцпол был пуст. Он швырнул тряпку на столик, куда пролил текилу.

Мужчина с коктейлем в руках пошел вдоль подиума. Артур успел подумать, что у него слегка перенакачана фигура — чересчур широкие и мощные плечи при довольно узкой талии и тонких ногах.

— А девочка неплохо работает. — Дим проплыл за спиной у Артура, как привидение. — Второй клиент. К утру будет богата, как Шахерезада.

— Подмени, покурю, — бросил ему Артур.

Если Дима не остановить, будет распространяться на эту тему весь вечер без остановки. Он был из разряда людей, любящих поболтать на горяченькую тему, но редко когда добивающихся успеха у противоположного пола.

— Ты ж не куришь! — попытался поймать его за футболку Дим.

— Начал!

Хотелось просто выйти. В темном зале клуба Артуру вдруг стало нечем дышать.

— Она сейчас занята, — бросил ему в спину Дим.

Но Артур пропустил шутку мимо ушей. Бармен это бармен, а клиент это клиент, никакой связи.

Он прошел мимо темной, еще не нагретой кухни. Сегодня, в будний день, посетителей и правда будет мало, заказ на кухню может и не поступить. Где-то здесь, наверное, прикорнул повар. Артур толкнул дверь в коридор, разминулся с уборщицей, державшей в руке пустое ведро (вот ведь принесла ее нелегкая!), и наконец вышел в темный двор, куда свет попадал только с улицы и где стоял ровный ряд мусорных баков. Сейчас бы Артур с удовольствием закурил. Вот странность: он ни разу не пробовал вкуса сигарет, но порой, в какой-нибудь сложной ситуации, ему отчаянно хотелось затянуться. Артур пару раз глубоко вздохнул, прошел по узкому аппендиксу двора.

Девушка не выходила у него из головы. Словно в записи, он мысленно прокручивал скупые кадры ее танца, легкие движения ног в красных колготках, шарканье приспущенного голенища сапога…

День сегодня какой-то странный. С утра не задался. А работать еще часов до пяти.

В его воображении рядом с девушкой возник тот коренастый парень, и Артур впечатал кулак в стену, прогоняя видение. Парень исчез, оставив девушку одну.

Дурацкий день! Что ему эта девчонка? Ну, танцует. Мало ли людей умеет танцевать? Кое у кого получается хорошо. Например, у нее. И что? Да ничего. Завтра он ее не увидит, а послезавтра забудет. Через неделю и вспоминать будет нечего. Из всего выходило, что пережить надо только сегодняшний день.

Артур резко выдохнул и повернулся к двери. Около нее стоял любитель текилы с лаймом. Узнал Артур его не по лицу, а по непропорциональным плечам.

— Здесь служебный выход, — пробормотал Артур. Он не услышал, как мужчина появился. Надо же, всегда скрипящая дверь под его рукой даже не пискнула.

— Я заметил, — произнес мужчина, не разжимая густо накрашенных губ.

Страх толкнулся внутри, заставив внимательнее вглядеться в мужчину.

— Эй, мужик, я не по этой части! — Артур начал отступать к мусорным бакам, чувствуя неприятную ватность в ногах.

— Я заметил, — как заведенная игрушка, повторил мужчина, двигаясь следом за барменом.

Артур не понимал, с чего ему вдруг стало страшно. Мужчина не угрожал, не демонстрировал свою силу, а просто приближался, при этом руки его были опущены. Ни ножа, ни пистолета…

Артур шагнул навстречу странному незнакомцу и тут же почувствовал какой-то резкий неприятный запах. Артур глубоко вдохнул, надеясь прогнать подкатившую тошноту, но спазм сжал его желудок, и он успел только шарахнуться за баки, в то время как мужчина отступил назад и исчез за дверью. Причем столь быстро, что створка снова не успела скрипнуть.

Артура еще трясло от внезапной слабости, но голова уже работала четко. Девушка! Накрашенный мужик шел за ним с какой-то целью, а вернувшись в зал, может напасть на нее…

Вытирая ладонью рот, Артур пронесся по темному коридору, пробежал через притихшую кухню и влетел в зал.

Дим, притопывая в такт музыке, стоял за стойкой, девушка плыла по танцполу. Накачанного мужика видно не было. Как не было коротышки и детины.

— Ты чего такой взъерошенный? — Дим последний раз провел полотенцем по бокалу и поставил его в ряд к остальным.

Артур включил воду, широкими горстями плеснул себе в лицо.

— Чувствую себя хреново, — признался он.

Вода с шумом падала в металлическую раковину, заглушая музыку, и за этой звуковой завесой Артуру становилось спокойней.

— Держись, боец! Солнце еще высоко.

Артур взял только что вытертый Димом стакан, наполнил его водой, с жадностью выпил.

— Чего заказывали? — хрипло спросил он, пытаясь отвлечь себя и от музыки, и от девушки, и от странного типа, который в зал, судя по всему, не вернулся.

— Чай, водку, колу. — Дим критическим взглядом оглядел стойку. — К тебе клиент!

Все еще держа стакан в руке, Артур повернулся.

Длинные тени падали на лицо девушки, делая ее черты словно размытыми.

— Плохо выглядишь. — Она вытянула руку, коснувшись стойки, словно проверяла, не опасно ли возле нее. В свете ламп блеснул красный лак.

— Хорошо танцуешь, — вернул ей «комплимент» Артур.

— Присоединяйся. — Она повернулась в профиль.

Теперь Артуру стал виден маленький аккуратный носик, узкая впалая щека, тонкая линия накрашенных губ.

— Я на работе. — Артур и не заметил, как в его руке оказалась бутылка красного вина. Неосторожная капля побежала по краю бокала.

— Приятное место. — Девушка по-хозяйски оглядела зал.

— Сегодня мало народа.

Артур проследил за ее взглядом. Полумрак зала, два или три столика заняты. День без зарплаты.

— Как раз то, что нужно!

Она резко приблизилась. Артур рассмотрел неестественно белое, словно присыпанное мукой, лицо, сумасшедшие, широко распахнутые глаза. Зрачок в них, против всех законов биологии, не сузился на свет, а, наоборот, расширился. — Пожалуй, еще как-нибудь зайду, — добавила девушка. И отошла, поигрывая бокалом.

Ошарашенный Артур тупо моргал. Около кассы в лотке лежала купюра.

Дим, как призрак, неожиданно появился за его спиной, подхватил купюру и стал изучать ее на свет.

— Телефончик оставила? Вижу какие-то цифры. Семь, девять, восемь… Думаю, написано молоком, но если поднести к свече, надпись проступит.

— Отвали! — Артур раздраженно отобрал деньги у приятеля и машинально сунул в карман. — Тебя вон в зале клиенты ждут.

— Никто уже не ждет. Одна твоя красавица осталась.

Девушка с бокалом в руке продолжала танцевать на подиуме, и больше никто не спешил к ней присоединяться.

Артур отвернулся, выровнял и без того стройную батарею бутылок, прошелся тряпкой по чистой поверхности стойки. Но тут что-то заставило его обернуться. Около подиума стоял любитель текилы. Он ничего не говорил, просто смотрел, как девушка двигается. Вино она свое допила, поставила бокал на пол и теперь кружилась вокруг него, словно это был ее безмолвный партнер. Артур почему-то был уверен, что перекачанный мужик не привлечет ее внимания. Судя по его фигуре, вряд ли он обладал достаточной гибкостью для танца.

Но тут девушка остановилась, глянула на мужчину и, задев ногой бокал, пошла к нему.

— Эй! — Забыв обо всем, Артур шагнул вперед, как слепой, и уткнулся в стойку.

Его не услышали. Мужчина протягивал девушке руку, и та уже подняла свою, чтобы опереться. Голова склонилась к плечу, волосы падают на лицо…

«Обернись!»

Девушка соскользнула с подиума, на секунду застыла, глядя на мужчину, и уверенно пошла к выходу.

— Подождите!

Артур выбежал из-за стойки и двинулся следом, но каким-то непонятным образом никак не мог их догнать. Пара постоянно оставалась впереди него, хотя он уже перешел на бег.

— Арти, ты куда? — Дим возник из темноты зала и тут же исчез.

Артур рассчитывал, что охранник Чиба обратит внимание и поможет ему, приостановив под каким-нибудь предлогом девушку и широкоплечего мужчину. Но в узкой прихожей никого не было.

Пара уже вышла на улицу. Артур припустил, но догнать все равно не получалось.

— Эй! — снова позвал он.

Звуки не успевали за ним, оставаясь далеко позади, грязными ошметками падали на асфальт там, где он их произнес.

Пара свернула за угол. Артур совершил последний рывок, домчался туда и… в узком проулке никого не было. Взгляд невольно метнулся вправо, влево. И вверх.

Ну да, они ведь могли и улететь. Скажем, свистом подозвать Пегаса или прогуливающегося по крышам Карлсона. Но даже для этого им понадобилось бы время. Момент состыковки, то есть загрузки на коня, цепляние за потные пальчики летающего человечка, взлет… И в конце концов, он бы услышал шелест крыльев, натужное тарахтение моторчика.

Ряд домов настороженно глянул на Артура.

Дверь! В стене справа. Зеленая створка, вроде вход в дворницкую. Артур ринулся к ней, боясь услышать щелчок, знак того, что дверь закрылась на кодовый замок. И уже добежав до нее, сообразил, какую глупость сморозил. Здесь был черный ход, который запирался на ключ. Но пара так спешила, что дверь осталась открытой.

«Как же она могла пойти с этим накрашенным психом?» — мелькнула мысль.

Артур застыл на темной лестничной площадке. Затем склонился через перила, вглядываясь в черноту подвала. Он почему-то был уверен, что вряд ли тот ненормальный поведет девушку наверх. Лишние свидетели, лишний шум… Нет, они спустились вниз. Наверняка мужик здесь уже был, знает места. Главное, ступать осторожно…

Но тихо спуститься не удалось. На середине лестницы ступеньки неожиданно ушли из-под ног, подошвы встретили пустоту. Артур попытался ухватиться за перила, но их тоже вдруг не оказалось. И он нырнул головой вперед, врезался в стену, потом, пересчитывая углы плечами и спиной, слетел вниз.

Чернота взорвалась разноцветными искрами, в свете которых Артуру почудилось бледное лицо девушки. Он пытался задержать взгляд на нем, но новые искры вспыхивали в другом месте, стирая милый образ.

— У него кровь…

Голос прозвучал почему-то сзади. Артур почувствовал, что лицу его неудобно.

— Было бы странно, если бы крови у него не было.

Второй голос принадлежал девушке. Осознание этого придало Артуру силы, и он приподнялся. Оказывается, он лежал лицом вниз. На глаз что-то натекало, мешая смотреть. Но смотреть было не на что. Потому что вокруг была абсолютная темнота.

— Пусти! — рыкнул первый голос.

Артур шарахнулся наугад в сторону. Снова врезался в стену и застонал.

— Оставь его!

Артур повернулся на голос, схватил воздух руками.

— Уходи! — крикнул он в темноту. — Он ненормальный!

Послышался смешок.

— Какая прозорливость, — проворчал первый голос. — Перед смертью-то…

— Стой! — Звонкий голосок девушки метнулся в ватной черноте. — Я сама разберусь.

— Ах, простите, королева… — хмыкнул первый. — Не тяните только. Скоро рассвет.

Артур не услышал, только почувствовал, как колыхнулся воздух — кто-то то ли ушел, то ли…

— Вставай!

Его подхватили под мышки и резко дернули вверх. Тело стало вдруг ватным, непослушным, голова загудела.

— Иди!

Твердая ладонь уперлась между лопатками. Сквозь форменную куртку пробрал холод. Девчонка здорово замерзла.

— Не оставайся здесь. — Заговорив, Артур повернулся, но тут же перестал ориентироваться в пространстве, покачнулся. Ладонь тверже налегла ему на спину. — Этот мужик какой-то маньяк. Я видел его на улице — чистый псих!

— Не останавливайся!

Голос прозвучал неожиданно близко. Артур повернулся, надеясь наконец разглядеть незнакомку. Зря он это сделал — сильный удар припечатал его к стене, щеку больно засаднило. Темнота вновь окрасилась искрами боли.

— Не поворачивайся. И не приходи сюда больше.

Они стояли на лестничной площадке. Из-под двери пробивался еле заметный свет. Артур не столько увидел, сколько догадался, где стоит девушка. Она стояла близко, но ни тепла, ни ее запаха Артур не чувствовал. Это стало злить. Какого черта! Он сбежал из клуба, скорее всего потерял работу, беспокоился о ней, набил себе немереное количество синяков и шишек, и все для того, чтобы услышать: «Не приходи сюда больше?»

— Пойдем… — Он попытался до нее дотянуться, но перед ним была пустота. — Идем! — выкрикнул Артур, делая шаг и тут же снова проваливаясь в бездну. Зажмурился, встретив перед глазами знакомые искры, приготовился к боли.

Но ничего не произошло. Его дернули назад и опять поставили на ноги.

— Вот смешной! — прозвенел голосок девушки.

— Где ты? — Идея увести ее отсюда засела у Артура в голове. — Без тебя не пойду.

— Спасать меня пришел?

Судя по голосу, девушка скользнула в сторону, и Артур зажмурился. Неяркий уличный свет после абсолютной темноты неожиданно ударил по глазам.

Она стояла в дверном проеме, в полумраке особенно тоненькая и беззащитная.

— Внимательный…

— Я тебе заплачу. Пойдем.

Мысленно Артур похлопал себя по карманам. Денег с собой не было. Только купюра, которую он получил от самой же девушки. Но этого могло оказаться мало.

Девушка расхохоталась. Артур плотнее сжал губы.

— Прибьет он тебя, — упрямо проговорил он. — Пойдем в клуб, там еще остались люди.

— Ничего там уже не осталось, — скривилась девушка. — И ты уходи. Арчи — мой брат. Со мной ничего не случится.

Легким движением она приблизилась к нему. Артур почувствовал на своих губах холодный поцелуй. Губы у нее оказались твердые и шершавые, словно обветренные.

— Смешной… — повторила девушка и отступила к лестнице. — Я заметила тебя в клубе. Не возвращайся туда, иди домой.

Артур уже забыл, что собирался просто помочь девушке. Теперь он хотел забрать ее отсюда любым способом. Губы помнили ее невесомое дыхание. Однако настаивать на том, чтобы она шла с ним, было глупо. Девушка вела себя уверенно, значит, знала это место. Он искал и не находил причину, почему он должен остаться или она пойти с ним. Хотя куда ей идти? Может, она здесь живет?

— Ну, уходи же! Быстро! — скомандовала девушка и отступила назад.

Артур испугался — упадет! Но она словно повисла над чернотой.

— От двери направо. И не оглядывайся! — настаивала незнакомка.

Приказ подействовал сильнее, чем уговоры. Он выпрыгнул за дверь, перебежал дорогу. Да, надо было идти отсюда прочь. Кто он, зачем вмешался в жизнь этой девушки? Даже имени ее не знает, она его прогнала. Он ей не нужен.

Но поцелуй… Вернуться? Какого лешего он ее послушался! Надо было оставаться на месте, попробовать уговорить.

Артур медлил, стоя на противоположной стороне улицы. Ему показалось, что воздух вокруг него застыл и заморозился. Сгусток черноты выплыл из-за поворота, того самого, откуда прибежал Артур. Чернота распалась на фигуры — три человека стремительно шли вдоль дома. Звука шагов не слышно, абсолютная тишина.

Паника толкнулась Артуру в горло, сдавила пустой желудок.

Он попятился, уперся спиной в стену дома. Это неожиданно напугало Артура, и он помчался вверх по улице, прочь от странной компании, от непонятной двери и той черноты, что она скрывает. Топот его тяжелых шагов носился у Артура над головой, подталкивал в спину, между лопаток вновь появилась маленькая уверенная ладошка, настойчиво гнавшая вперед. Но другое, совершенно непонятное желание звало его вернуться, советовало еще раз заглянуть в дверь, погрузиться в темноту подвала. Он был готов снова пересчитать затылком ступеньки, лишь бы под конец получить долгожданный приз.

Еще не дойдя до клуба, Артур понял, что там произошла беда, — из-за ближайших домов валил дым. Над крышей вспыхивало и гасло кровавое зарево. И все происходило в каком-то невероятном, фантастическом молчании.

Артур нырнул в арку, получил в лицо хлопок пламени и замер. Ссадины, полученные в подвале, напомнили о себе.

Клуб полыхал. Огонь охватил первый этаж, ломился через окна, гнул податливое стекло, гудел и завихрялся, пытаясь дотянуться до следующих этажей. Внутри с глухим хлопком лопались бутылки со спиртным. Пламя вздыхало. Трещали обваливающиеся перекрытия.

Зрелище было невероятное. Артур стоял, тупо соображая, что надо куда-то звонить, кого-то звать, вызывать врачей и пожарных. Но не шевелился, руки онемели. С непонятной надеждой он смотрел на прогоревшую входную дверь, ожидая, что из нее кто-нибудь появится. Пройдет полыхающий коридор, объятый пламенем выберется наружу и, как в фильме «Терминатор», постепенно остывая и приобретая очертания человеческой фигуры, направится к Артуру. Очень хотелось, чтобы это был Дим.

Никто не выходил. С треском обвалилась балка, отрезая путь к спасению. Красно-черная линия, зачеркивающая мысли о спасении. Пламя взлетало вверх, черным «снегом» осыпая на голову Артура пепел.

Приехавших пожарных он не услышал. Только когда его стали отталкивать, понял, что здесь уже делать нечего. Он попытался уйти, но узкая арка была перегорожена громко фырчащей красной машиной. За ней виднелись лица любопытных. Артур снова повернул в сторону клуба, но его перехватили, куда-то повели. Остановился около стены. Неприятная мысль о том, что теперь он обречен постоянно упираться в стену, как в свой персональный кошмар, поскребла мозг и затихла.

Из ступора Артура вывел холодный категоричный голос:

— Вы из этого клуба? Вы были здесь, когда случилось возгорание?

— А?

Артур оглянулся, и на секунду ему показалось, что он попал в страну вечной черноты. Пепел густым слоем покрыл пятачок перед клубом, темные провалы окон, голая пасть входа с одиноко торчащим клыком — упавшей балкой…

— Ваше имя?

Артур назвал себя, и звук собственного голоса помог ему очнуться окончательно. Перед ним стоял пожилой мужчина с утомленным, помятым лицом. В руках у него была черная официальная папка с белеющим на ней листом бумаги, разлинованным и местами исписанным. Артур непонимающе уставился на мужчину. За его спиной вырос молодой высокий парень.

— Пять обгоревших трупов. У двоих сохранились документы. Трое местные, надо опознавать.

— Опознаешь? — Мужчина утомленно перевел глаза на Артура.

Тот кивнул. В его затуманенную дымом голову старательно пробивалась какая-то мысль, чей-то голосок настойчиво звенел в его ушах. Перед глазами плыли бесконечные кадры сегодняшней ночи. Дим, перетирающий бокалы… смеющийся над собственной шуткой… двумя руками опершийся о стойку… Эх, Дим…

— Знаешь этих?

От документов шел неприятный запах подгоревшей кожи. Первого человека Артур узнал сразу. На фотографии был изображен тот неприятный толстяк, что пытался схватить девушку. Лицо второго оказалось незнакомым, но Артур мог поклясться, что это коротышка.

— Не видел, — зачем-то соврал бармен.

В мозгу у него вдруг возникла сумятица. Он попытался соединить танец девушки, ее периодические исчезновения, двух странных мужчин, заказывавших коктейли и тоже потом исчезавших один за другим, свой стремительный бег до таинственного дома. Толстяк с коротышкой уходили с танцпола вместе с ней. Больше их никто не видел. И тут до сознания Артура пробился знакомый голосок, приказ, который он никак не мог понять там, в подвале: «Не возвращайся туда, иди домой».

Она знала! Откуда? Когда они уходили, в клубе еще все было нормально. Но потому-то она так быстро и ушла, что пожар уже был запланирован! А те трое, которых он услышал в переулке? Проверили, что горит достаточно, чтобы скрыть следы преступления, и отправились за остальными. Лишние свидетели им не нужны, вот она и велела ему скорее уходить. Получается, что не он спасал девушку, а она спасала его. Хотя бы тем, что вынудила уйти из клуба. Если бы остался, наверняка разделил бы судьбу Дима и Чибы. Пятой погибшей скорее всего была уборщица. Да, не бегать ей больше с пустым ведром…

— Документов у тебя, конечно, нет, — без вопросительной интонации произнес пожилой мужчина. Он уже вовсю строчил в бланке, словно торопился записать внезапно пришедшую ему в голову мысль. — Поехали с нами, там зарегистрируем тебя. Ты ведь никуда не торопишься?

Артур мотнул головой. Уже наступило утро, а днем у него дел не было. Они могли возникнуть ближе к вечеру. И он знал, куда пойдет.

Пожарные уехали, оставив после себя лужи грязной воды, ошметки пены, кусок порванного шланга и треснувшую оранжевую каску. Артура посадили в неприметную серую машину. Пока он шел к ней, старательно отводил глаза от трех карет «Скорой помощи», в которые грузили нечто на носилках, закутанное в черные полиэтиленовые мешки. Затем — долгая дорога с кружением по бесконечным улицам, мутные вопросы пожилого и собственные невнятные ответы не остались в памяти Артура. Ватное безмыслие, поселившееся в тот момент, когда на землю полетел первый пепел, полностью овладело им. Он тупо смотрел на поверхность стола перед собой, разглядывая, как ручейки трещин сбегаются, распадаются на несколько рукавов, вливаются в широкий поток, истончаются и исчезают вовсе, уступая место новому узору.

— У двоих потерпевших смерть наступила на несколько часов раньше, чем начался пожар, — механически докладывал пожилому молодой сотрудник. — Причина смерти — остановка сердца. Видимых повреждений нет. Трое других погибли после возгорания, но не в результате ожогов или отравления газом. Та же остановка сердца.

— Знакомая картина? — Пожилой мужчина тяжело, с одышкой поерзал на стуле.

— Раньше свидетелей не оставалось. — Молодой кивнул не то на Артура, не то на стол, усыпанный, как осенними листьями, заполненными бланками.

— Разберемся. Подписывай…

У Артура что-то случилось со зрением — обзор сузился до маленького окошка, а все, что вокруг, размыто. В окошко попалась голубая птичка галочки. Скорее угадав, чем поняв, что надо сделать, он непослушными пальцами расписался и встал.

— Пока не закончится следствие, из города никуда не уезжайте, — буднично произнес опер. И неожиданно добавил: — Впрочем, оно никогда не закончится. Но дня через два вас вызовут на опознание.

Артур вышел на улицу, сощурился на солнечный свет.

Добравшись до дома, первым делом отправился в ванную. Из зеркала на него глянул незнакомый человек — подпаленные волосы, высветленные от огня брови, сухой обветренный рот, расцарапанная щека, припухший лоб, запавшие, словно почерневшие, глаза. Холодная вода вместо облегчения принесла с собой боль. И боль еще ворочалась в груди, когда Артур безуспешно пытался уснуть.

Проснувшись, он понял, что все прошло, голова была ясной. Появилась четкая мысль — нужно пойти к тому дому и следить. Артур встал, аккуратно застелил кровать, босыми ногами прошлепал в ванную, встал под холодную воду. Но она лишь напомнила ему о другом холоде — том, что исходил от губ и рук девушки, и Артур начал греть себя, жесткой мочалкой разгоняя застывшую кровь. Потом смазал разбитое после вчерашнего падения лицо кремом.

На кухне он ел стоя и одновременно соображал, как лучше поступить. Проулок, куда выходила зеленая дверь, был пустынен, там ни дерева, ни столба, за которыми можно занять позицию. Если он будет стоять на виду, ему не скрыться при их появлении. Двигаются они быстро и бесшумно. Надо прятаться. Где?

«Скоро рассвет!» — всплыли в памяти слова незнакомки.

Артур поперхнулся слишком горячим кофе, чертыхнулся и поставил чашку на стол. В этой истории все было неправильно. Чего он, собственно, добивается? Собирается выследить всех людей и потом все рассказать пожилому следователю? Еще раз встретить девушку и убедиться, что она не имеет отношения к пожару в клубе? Да мало ли что и почему там загорелось! Кругом дерево, неудачно брошенной сигареты достаточно, чтобы…

Артур ударил кулаком по перекрестью рамы окна.

Нет, не то! Он просто хочет еще раз ее увидеть, и… и почувствовать на губах ее холодный поцелуй. Что станется дальше — не важно. Принять решение можно будет потом.

Артур накинул рубашку, проверил по карманам ключи и деньги, вышел на улицу. Его немного трясло от того, что с каждым шагом он все больше и больше приближает себя к неизвестности. Воздух пах гарью. Наверное, он все же надышался горячим воздухом пожара и слегка подпалил легкие. Хотелось откашляться, выгнать из себя горькую мокроту.

Проулок вновь оказался пустынным. Артур долго кружил, ожидая, что через него пройдет хоть кто-нибудь. Вернулся на людную улицу, зачем-то купил цветок, спрятал под куртку. Тянуть дольше было бессмысленно, и он пошел к дому.

Дверь все так же оставалась открытой, словно спрятавшихся в подвале людей не заботила безопасность. Лестница была совершенно пуста, из подвала не доносилось ни звука. Если там кто и находился, то, видимо, предпочитал не шевелиться.

«Мертвая тишина», — мелькнуло в голове Артура, и от такой несвоевременной и неприятной мысли он поежился. К ночи о смерти думать не стоит.

Артур поднялся на два марша, сел так, чтобы видеть дверь подвала. В мутные окна межлестничных пролетов в подъезд струился вялый свет. Глаза постепенно привыкли к полумраку, и Артуру уже начало казаться, что он все видит. Хотя впечатление это было обманчивым. Мелькающие внизу тени — всего-навсего не более чем его воображение, которое подсовывало глазам, утомленным часовым разглядыванием пустоты, несуществующие картинки.

О том, что внизу кто-то появился, Артур скорее догадался. С него вдруг слетело то странное оцепенение, в котором он находился. Приоткрытая дверь выпускала людей.

Один, два, три… Пять. Девушка шла последней. Он узнал ее маленькую тонкую фигурку в короткой юбке. Створки за ней захлопнулись. Артур досчитал до десяти, прикидывая, за какое время незнакомцы свернут за угол.

Пора!

Артур вскочил, мысленно уже открывая дверь и выбегая на улицу. Но твердая ладонь заставила его упасть обратно.

— Смешной… — прозвенел знакомый голосок.

Девушка стояла за его спиной, чуть склонившись, заглядывая в глаза. Сейчас ее лицо было особенно бледным, глаза горели угольками вчерашнего пожара.

— Следишь?

Артур снова попытался встать. Однако нога соскользнула со ступеньки, и он грохнулся на холодный камень, больно отбив копчик.

— П-привет! — охнув, выдавил из себя и потянул из-за пазухи подвядшую лилию.

— Как трогательно…

Девушка сузила глаза, с опаской глядя на розовый цветок, щедро роняющий пыльцу с больших желтых пестиков, нагло выставленных вперед.

— Уходи!

Она выпрямилась, ее руки безвольно повисли вдоль тела. Брать цветок она не собиралась.

— Я думал… — Потерялся Артур от такой реакции.

— Не надо! — Девушка маленькой мраморной статуей застыла на месте.

Все слова, что молодой человек собирался сказать, фразы, которые так тщательно обдумывал, сидя на холодных ступеньках, улетучились.

— Это вы их убили?

— Пришел мстить?

В ее улыбке появилось что-то хищное. Алые губы приоткрылись, обнажив белоснежные зубы. Артур попятился, глядя на них как завороженный. Девушка резко втянула в себя воздух, крылышки ее носа дернулись.

— Хорошая ночь, — произнесла она. — Не ходи за нами. У тебя все равно ничего не получится.

Девушка скользнула вниз, мимо Артура, и в мгновение ока оказалась около входной двери.

— Останься, — он перегнулся через перила.

— Заплатишь? — ухмыльнулась девушка, напомнив Артуру его же вчерашние слова.

— Заплачу! — Артур выпрямился, готовый услышать невероятную сумму и заранее соображая, у кого он ее сможет занять.

— Жизнью?

Все мысли тут же оборвались, свалившись в холодный комок где-то на уровне желудка.

— Кто ты? — Артуру захотелось уйти. Но тогда пришлось бы пройти мимо девушки, мимо ее улыбки, мимо таких манящих алых губ.

— Значит, жизнь оставляешь себе? — Девушка не спешила уходить, и это позволило Артуру спуститься на один пролет. — А что же ты дашь мне?

Артур вспомнил, как вчерашний мужчина назвал девушку «королевой», и решил не мелочиться со своими сбережениями. Здесь игра шла по-крупному.

— Пожалуй, и жизнь, если товар соответствующий, — отозвался он, понимая, что перегибает палку. Девушка может обидеться и уйти. И еще он чувствовал: их встреча состоялась только потому, что она позволила. Но вдруг сейчас оскорбится, и Артур ее никогда не найдет.

— Влюбился? — Она все еще стояла около двери.

— Понравилась! — стал набивать себе цену Артур.

— Ну, пойдем со мной… — Девушка призывно распахнула дверь подъезда и выскользнула на улицу.

Громко топая, Артур догнал ее, пошел рядом, с неудовольствием отмечая, что издает слишком много шума, тогда как девушка скользила рядом с ним как в безвоздушном пространстве. Длинные ряды домов грустно смотрели им вслед.

— Ты потерял работу. Устроить тебя на другую? — задала она вопрос тоном, в котором чувствовалось скорее утверждение, чем вопросительная интонация.

— Иногда полезно отдохнуть, — как можно беззаботней отозвался Артур, и улыбка тут же присохла к его губам. Дим! Артур тут же отогнал от себя воспоминание. Он-то не виноват, что судьба распорядилась именно так.

Словно угадав растерянность спутника, девушка шагнула к нему, прижалась всем телом.

— Вчера ты меня пожалел, — прошептала она. — А сегодня тебе будет меня жалко?

— В обиду не дам, — насупившись, пообещал Артур.

— Что бы я ни сделала? — Она стрельнула в его сторону лукавым взглядом.

— Вроде не дура, — растерялся Артур.

Он привык быть главным в отношениях, тут же его чувствами играли, поэтому хотелось постоянно одергивать странную девчонку, грубить ей, сбивать пафос разговора.

— Я иду танцевать в клуб, — пропустила та колкость мимо ушей. — Ты танцуешь?

— Я смотрю.

— Ну, смотри… — легко разрешила она и устремилась вперед.

Чтобы поспеть за ней, Артуру пришлось перейти на легкую рысцу.

Девушка уверенно шла переулками, избегая широких, ярко освещенных проспектов. Странно, но люди на их пути не попадались, словно маршрут был заранее просчитан и всех успели разогнать. На очередном повороте Артур запутался, куда они идут. Начало казаться, что просто кружат на одном месте.

Вход в клуб «Белый лотос» был украшен большими цветками, которые держали вытянутые руки. Проходя под таким козырьком, хотелось пригнуться. Артур бывал здесь пару раз, и каждый раз ему казалось, что руки разожмутся, когда он будет проходить мимо, уронив на него каменную громаду цветов.

— Вы это тоже сожжете? — кивнул он в сторону зала.

— Если у тебя есть спички… — недовольно дернула плечом незнакомка.

— Спички есть везде! — Артур подхватил со столика в прихожей коробок с фирменным логотипом и демонстративно потряс им.

— Значит, будешь костровым, — буркнула девушка, проходя внутрь помещения.

Знакомую четверку Артур заметил сразу. Среди ярко одетых людей они смотрелись призраками ночи. Этакие черные молчаливые тени…

Перед одним из мужчин стояла «Кровавая Мэри». Арчи около стойки ожидал, когда ему приготовят «Маргариту». В руках бармена знакомо шуршал шейкер. Артур потряс внезапно занемевшие кисти рук. Воспоминания о вчерашнем дне приблизились, но он мотнул головой, отгоняя их. Сегодняшний день все прояснит. И смысл прошлого, и надежды на будущее.

Девушка прошла мимо Арчи, невесомо коснувшись его плеча пальцами, и мужчина тут же повернулся к Артуру. Желудок того привычно сжался — взгляд Арчи был подобен холодному взгляду змеи, оценивающей, достаточно ли толст сидящий перед нею кролик. Недостаточно. Змея мигнула и отвернулась. Арчи отошел к свободному столику.

И вновь перед глазами Артура начался завораживающий танец. Девушка скользила по свободному пятачку пола, сама себе подщелкивала ритм пальцами. Она кружилась так довольно долго. Колдовской танец притягивал Артура, но он подошел к стойке и положил на нее локоть, словно якорь бросил.

— Красное вино. Сухое, — попросил у бармена.

Бокал с темно-кровавой жидкостью он поставил рядом. Как наживку. Если немного постоять не шевелясь, рыбка сама приплывет. На рыбалке главное — терпение.

Прошло полчаса, и Артуру стало казаться, что танец девушки бесконечен и не закончится никогда. Бокал-наживка словно врос в поверхность стойки. Сам же он чувствовал себя ржавым корытом, пришвартованным у нее на веки вечные.

Но вот на подиуме рядом с девушкой появился сначала один высокий крепкий парень, а следом за ним в круг вышел второй. Они одновременно подступили к ней, словно по скорости проверяя, кому та достанется. Артур затаил дыхание, ожидая потасовки. Но тут же расслабился. Судя по тому, как двигались парни, они были вместе. Девушка винтом выскользнула из их «захвата». На какие-то мгновения Артур терял ее из виду, так быстро она двигалась, и как парни ни старались, между ними она не оказывалась. Вдруг девушка прервала свое бесконечное движение и шагнула в зал. Парни следовали за ней.

Артур непроизвольно притянул к себе бокал. Все было слишком знакомо. Не верилось, что сейчас произойдет нечто, из-за чего у двоих сильных, накачанных, абсолютно здоровых людей остановится сердце.

Арчи первым двинулся к темному выходу. За ним скользнула девушка. Там же скрылись и двое танцоров. Сжимая бокал в руке, Артур пошел следом. Неприятная тошнота, подкатывающая к горлу, напомнила ему, что есть вещи, в которые лучше не совать свой нос, но он шел вперед, как загипнотизированный. Бокал в руке превратился из якоря в спасительный факел.

В темном гардеробе, где по случаю лета не висело ни одного пальто, слышалась легкая возня. Готовый к тому, что увидит заранее представленную картинку, Артур перегнулся через барьер.

Парень лежал в углу под вешалкой. Девушка сидела на коленях перед ним и словно что-то шептала ему на ухо. Артур видел только маленькую ладонь, вцепившуюся в слабо подрагивающее крепкое плечо.

Вдруг за спиной Артура громыхнул голос:

— Он здесь!

Действительность мелькнула перед ним перекошенным яростью лицом Арчи. Рот мужчины в абрисе алых губ наполнен кровью, распахнут, только белели сильно вытянутые острые клыки, глаза — один сплошной черный зрачок. Артур отлетел на темнеющую у стены одинокую банкетку. Бокал в его руке надломился. Пролившееся вино обожгло, словно это был кипяток.

— Оставь! — Девушка поднырнула под руку Арчи и оказалась между ним и Артуром.

Артур почувствовал на своих коленях ее неожиданно тяжелое, словно каменное, тело. Девушка притянула к себе его голову. Перед собой он увидел белое лицо с ярко обозначенными венами, опаленные кровью губы. И дернулся, чтобы убежать. Паника взорвалась изнутри разноцветным фейерверком. Но вместо того, чтобы вскочить, он крепко прижал к себе девушку. В ответ на его объятия та захохотала.

— Видишь? — повернулась она к Арчи, который все еще пытался, несмотря на ее защиту, дотянуться до Артура. — Он со мной!

Арчи еще секунду нависал над ними, а потом, резко оттолкнувшись от стены, пошел обратно в зал.

— Испугался? — Девушка поерзала на коленях Артура, устраиваясь удобней, потом закинула руку ему на шею.

— Не успел.

Артур прогнал комок тошноты. Он никак не мог поднять глаза к ее лицу. Смотрел на спокойно лежащую на бедре руку, на острую коленку, на приспущенный сапожок.

— А так?

Она склонилась, резким движением подняв его подбородок вверх. От ее поцелуя пахло кровью. Артур дернулся, но она впечатала его затылок в стену, не давая возможности шевелиться.

— Они тебя заставили! — прошептал он в ее жадный рот.

Девушка захохотала, откинувшись назад.

— Такое заставить нельзя. — Она снова склонилась к Артуру. — Этим живут.

За ее приоткрытыми губами мелькнули клыки. И его вдруг накрыла страшная догадка.

«Бежать!» — билась в голове сумасшедшая мысль. Но он лишь откинулся обратно к стене и прошептал:

— Бедная…

— Что? — Девушка отшатнулась, как от удара.

— Говорю, бедная ты. — Его голос набирал силу.

— Убирайся! — Она уже стояла на ногах. — Живее! Я еще голодна!

В лицо Артура пахнуло холодным ветерком. Девушка ушла. Артур посидел немного, соображая, что произошло, встал, встряхнул руками, которые еще помнили тяжесть ее тела, глянул на свою перепачканную рубашку.

А он явно не рыбак… Думал, что сидит на бережку и ждет добычи, на деле сам оказался добычей. С ним попросту играли! Но рядом с теми накачанными парнями-сомами он, голавлик, в уху не годился…

Артур постоял на месте, перекатываясь с пятки на мысок и обратно. Тянуло к гардеробу, взглянуть на лежащего там парня. И одновременно хотелось вернуться в зал — досмотреть спектакль до конца.

А ноги вынесли его под опасный цветочный козырек.

Прохладный ночной воздух освежил лицо, приложил к губам злую усмешку.

Ну и черт с ней!

Артур зашагал по переулку, смутно представляя, как выберется отсюда. Разочарование боролось со злостью на самого себя. Артур понимал, что еще не раз вспомнит красивую вампиршу и так же не раз пожалеет, что не остался. Но инстинкт самосохранения твердил: живой, и на том спасибо! Следом за этой мыслью накатывало бешенство — кто она такая, чтобы за него принимать решение?

Всю ночь Артур кружил по городу, пытаясь доказать себе, что был прав, что в данном случае только так и можно было поступить. Рубашка давно высохла, но кровавые следы остались. Ночной воздух смыл с губ поцелуй незнакомки. И только ее сумасшедшие глаза стояли перед мысленным взором. Вот это-то видение он и пытался стереть, тяжело припечатывая подошвы ног к асфальту.

Вчерашняя ночь, день, еще одна ночь, сегодняшняя, — все смешалось в его голове. Временами Артуру казалось, что он снова стоит в своем клубе за стойкой, а перед ним на подиуме вяжет немыслимый узор таинственная танцовщица. Потом видел себя на улице: вокруг все горело и рушилось, и над этим кошмаром вестником смерти носилась девушка, его персональное проклятие. А иногда Артур чувствовал, как на лоб ему ложится маленькая холодная ладонь. Он протягивал вперед руку, чтобы ее коснуться, но рука проходила сквозь призрачную фигуру, как сквозь воздух. Фантом колыхался, исчезая. И лишь прохлада еще долго держалась на его лбу.

Но вот наваждение закончилось. Артур обнаружил себя сидящим на кровати. В окно заглядывало вечернее солнце. Решение уже было принято, однако он старался о нем не думать, чтобы размышлениями не сбить настрой.

Неожиданно вспомнилось, что давно не заглядывал в ванную. Давно — это сколько — день, два? Сколько длилось его небольшое сумасшествие?

Волосы еще были мокрыми, когда Артур выбрался на улицу. Он прислушался к себе, к засыпающему городу, который еще гудел негромкими голосами, быстрой дробью шагов, рычанием автомобилей. Но что-то уже происходило вокруг и в нем самом, словно готовился грандиозный спектакль по пьесе Шекспира, где под конец все должны умереть.

Знакомым маршрутом Артур дошел до молчаливого переулка. Дверь, дом — все вместе и знакомо, но… давно покинуто. Вампиров здесь уже не было.

Артур вышел обратно во двор, огляделся, прикидывая направление основного движения на улицах, и пошел в обратную сторону. Найдя пустынный проулок, свернул туда, а потом уже пошел, уверенно выбирая безлюдные. И снова, как в прошлый раз, заблудился. Что-то заставило его остановиться. Вывеска «Куба» была малоприметна, потому что нерешительный дизайнер оформил вход в черных тонах на темном фоне. Неон мигал неброско.

Сюда!

Еще от входа Артуру показалось, что музыка знакома. Словно какая-то неизвестная сила заставляет всех диджеев клубов и барменов ставить одно и то же. Зал был узкий, с приземистым потолком. В полумраке ярким освещенным пятном выделялась короткая стойка со скромным рядком стаканов. За спиной бармена — редкозубый заборчик из бутылок со спиртным.

Он попал по адресу!

Девушка танцевала медленно, словно устала. В ее движениях, во всей ее фигурке было что-то надломленное. Сам танцпол был темен, маленький силуэт постоянно тонул в обхвативших его сумерках. Рядом топталась какая-то девчонка. Она не в такт взмахивала руками и что-то говорила. Ее безостановочное щебетание перекрывало негромкую музыку.

Вечер только набирал обороты, посетителей было еще немного.

— Водки! — Артур не глядя бросил на прилавок мятую купюру.

По глухому стуку определил, куда бармен поставил стопку, взял ее и, не ощущая вкуса, выпил залпом. Спиртное, упавшее в пустой желудок, дало неожиданное расслабление. Артур махнул пятерней по сбившейся челке и пошел к танцполу, краем глаза заметив компанию вампиров, черными воронами пристроившихся в стороне.

— Отдохни, — отодвинул он болтливую девчонку. И кивнул на приподнявшегося Арчи: — Вон туда сходи, тебе нальют. — Затем повернулся к девушке: — Потанцуем?

На ее лице не отразилось ни удивления, ни радости. Она только щелкнула пальцами и чуть отодвинулась, словно им двоим не хватило бы места на площадке.

Артура задело ее равнодушие.

— Не ждала?

— Держала тебя за умного. — Девушка пошла вокруг него, словно совершала ритуал.

— А что будет потом?

Артур машинально снова нашел глазами черную группку. Арчи стоял, явно готовый оттаскивать его от вампирши.

— Будет следующая композиция.

Она скользила и скользила по кругу, так что Артуру оставалось лишь топтаться на месте да пытаться поймать глазами ее взгляд. Какое-то время они танцевали молча.

— Я соскучился! — признался Артур. Неожиданно для самого себя.

— Я знаю. — Губ девушки коснулся презрительный смешок.

— Я люблю тебя!

— Это несложно.

Артур попытался удержать ее за руку, но только что близко стоящая девушка оказалась в другой стороне площадки. Он пошел за ней.

— Я спасу тебя!

— Поздно.

Вдруг девушка вскинула руку и побежала через зал к выходу. Артур, как слепой, устремился за ней. За ними черной тенью метнулся Арчи. Она проскочила темный коридор, мимо осоловевшего от долгого сидения охранника, толкнула входную дверь.

Артур бежал за ней, отлично понимая, что не догонит. Узкая спина маячила на одном и том же расстоянии от него, однако он готов был всю жизнь бежать вот так за удаляющейся спиной. Но тут его грубо развернули. Арчи дернул его подбородок вверх.

— Подожди! — прохрипел Артур, одновременно боясь и радуясь, что все именно так и закончится.

— Ты уже всем надоел! — услышал он разъяренный рокот.

Артуру на мгновение стало нечем дышать, и он свалился на землю. Рот безвольно хватал воздух, который был не в силах проникнуть в легкие.

— Уходи. Ничего не получится. — Девушка сидела рядом, склонившись над ним, как тогда над парнем, на коленях, приблизив свое лицо. — Ты ничего не изменишь. Живи. И помни, что жизнь подарила тебе я.

Холодные губы коснулись его шеи, щеки, прикрытого века, переносицы и только потом опустились к губам. Артур весь изогнулся, пытаясь задержать вампиршу, но в его руках была пустота. И вокруг ни звука, ни шороха, ни шуршания шагов.

Он не помнил, сколько пролежал на земле, безвольно глядя в далекое небо. Здесь, в городе, оно было выцветшим, пыльным, с невнятными огоньками сухих звезд. Он впадал в забытье, просыпался, а вокруг него были все те же равнодушные стены домов, затоптанный асфальт и желтые пятна звезд.

Под утро пришел холод. Артур поднялся, не понимая, в какую сторону идти. Он брел, держась за стены, сильно пошатываясь, если опора вдруг уходила из-под руки. Невыносимая тяжесть давила на грудь, на голову. Было непонятно, сколько все это длилось. Неожиданно тишину нарушили быстрые шаги. Кто-то бежал. Гулкое эхо металось среди настороженных домов. Когда человек вынырнул из-за угла, Артур решил, что сошел с ума.

К нему бежал Дим! Не такой, каким Артур привык его видеть — в форменной куртке, в лихой бандане на голове, а бледный, в бесцветной футболке и джинсах. Он был похож на смерть. На ту самую смерть, которую Артур видел над собой несколько часов назад.

— Артурыч! — налетел, как ураган, Дим. — Живой?

— Я? — усомнился в утверждении друга Артур.

— Идем! Я их выследил!

Дим толкал приятеля в спину, хлопал по плечам. Удары были внушительны, так что Артур наконец поверил, что перед ним не призрак.

— Откуда ты? — воскликнул Артур, в ответ тоже отвешивая Диму хороший удар по спине, желая последний раз убедиться, что перед ним живой и невредимый друг, а не плод собственного воображения.

— От верблюда! Шевелись, сейчас здесь будет жарко.

Артур оглянулся:

— Почему жарко? И вообще, ты разве не сгорел? Опер сказал, что ты…

— Меня там не было.

— Как же так? Он сказал, что наших трое… — Но, еще не договорив, Артур понял. Конечно, трое! Охранник, уборщица и повар.

— Я за тобой, дураком, побежал. Думал, тот псих тебя угробит. Куда ты помчался?

Дим задавал вопросы, а сам все дальше уводил Артура куда-то в сторону.

— Я думал… — Артур был ошарашен. Нет, он был растоптан таким неожиданным известием. Так переживать, а в итоге… — Подожди, так ты…

— Ты за той девкой побежал, вот я и пошел тебя выручать. Ясно было, что она дешевая шлюха.

— Ты… видел? — Слово «девка» резануло, но Артур решил пропустить его мимо ушей.

— Я-то видел, а вот ты ничего не замечал. Я за тобой до того самого дома шел. А потом случился пожар. Артурыч, только ты мог в подобное влипнуть!

Артур стоял, оглушенный известием, не в силах сообразить, что теперь с этой новостью делать.

— Ты идешь?

— Куда? — Только сейчас он сообразил, что все это время приятель куда-то его вел.

— Подальше отсюда! Или ты еще раз хочешь пообщаться с ментами?

— А что произошло?

— Огонь за огонь. Я их поджег.

— Кого?

В мозгу была странная пустота. Слова Дима пробивались как будто сквозь ватную заслонку. Артур их слышал, понимал каждое по отдельности, но вместе они не складывались.

— Вампиров! — гаркнул Дим прямо в лицо Артуру. — Ты что, бегаешь вокруг них и до сих пор не понял, кто они такие?

— Понял.

Что-то огромное и страшное накатывалось на Артура. Цунами, ураган, неизбежное, как стихия, и такое же неуправляемое.

— Как только она тебя не прибила… Хорошо, ты не видел, что стало с Чибой!

— Ты поджег их дом? — Все вдруг встало на место. Голова заработала быстро и четко.

— Там на первом этаже никого, я проверил. — Дим говорил спокойно, словно каждый день занимался поджогами. — Прогорит подвал со всем этим отребьем, как раз и пожарные приедут. Дом не пострадает, он каменный. Через полчаса я сам их вызову.

Артур качнулся, поднял руку, а потом бросился бежать обратно.

— Вернись!

Дим всегда был быстрее его, а сейчас, после стольких бессонных ночей, Артур и подавно еле двигался.

— Они вампиры! Убийцы! — Дим уже тряс Артура. — Она подчинила тебя себе, обыкновенные вампирские штучки…

— Пусти! — рвался из его рук Артур. — Отвали!

— Приди в себя! — орал ему в лицо Дим.

— Руки!

Артур рубанул по держащим его пальцам, врезал по мелькающему перед ним лицу. Раз, другой… Под костяшки пальцев попалось что-то податливое, неприятно мягкое… И вновь побежал.

— Придурок! — неслось ему в спину. — Да сгори ты там вместе с этими…

Поднявшийся ветер отнес последние слова Дима в сторону. Явственно запахло гарью. Невдалеке уже поднималось пламя, могучее и высокое. Оно трещало, оно рвалось из окон и весело подмигивало.

Знакомый проулок был заполнен дымом. Артур замер, подумав, что все повторяется: он совсем недавно стоял перед горящим входом и слушал опасную песню огня под аккомпанемент падающих балок. Остолбенение длилось всего секунду. В прошлый раз он так и остался стоять, глядя на огонь, сейчас же шагнул ему навстречу в дымящую входную дверь. Перила были раскалены, пластиковое покрытие поплыло, расплавившись. Огонь бушевал в тупичке, куда упиралась лестница. Сквозняк растягивал его вверх и внутрь. В закрытую дверь подвала тяжело бились. Артур пробежал огонь, почти не чувствуя, как знакомо охватывает лицо жар, как потрескивают, мгновенно сгорая, ресницы и брови.

Дверь была обжигающе горячей, но это показалось неважным. Одна страшная мысль гнала Артура вперед, не позволяя думать ни о чем другом.

Если бы не огонь, открывшийся коридор был бы непроглядно черен, но сейчас его освещали языки пламени, поэтому Артур сразу увидел ее. Девушка лежала на полу и бессильно водила по нему рукой перед собой.

— Арчи, огонь… — жаловалась она. — Очень ярко…

— Все потом! Вставай! — дернул он вверх тяжелое, окаменевшее тело. — Очнись!

— Арчи… — звала девушка, показывая рукой на огонь.

Видимо, вампиры пытались выйти, но у них не получилось. Девушка была последней.

— Я его потом найду, — соврал Артур, заставляя ее встать на ноги. — Пригни голову!

Артур сорвал с себя рубашку, набросил ей на лицо. Он не знал, что может быть вредным для вампиров — жар, свет или сам огонь. Но выбора не было. Артур шагнул вперед, увлекая за собой девушку.

Та выла и колотилась у него в руках, но он не отпускал. Обхватив ее одной рукой, другой прикрывая свое лицо от сыплющихся искр, он пробрался через площадку и остановился около лестницы. Дверь на улицу оказалась притворенной. И он знал, кто мог закрыть створку: Дим не стал его останавливать, но решил довести начатое дело до конца. Даже ценой жизни приятеля.

— Потерпи чуть-чуть… — прошептал Артур в свою рубашку, таща девушку вперед.

Она вскрикнула, попыталась вырваться. Артур, преодолев ее сопротивление, сделал пару шагов и на всякий случай толкнул дверь, потеряв несколько драгоценных секунд. Потом стал взбираться выше. Два марша, знакомая лестничная площадка, еще неясный рассвет, лениво льющийся через залепленное окно.

— Сейчас!

Артур стянул с головы девушки рубашку, намотал ее на кулак, ударил по стеклу. Звон осколков был оглушающе громким, но не перекрыл песню огня. Артур подтянулся на руках и встал на подоконник.

— Иди сюда! — поманил он девушку.

Та стояла, запрокинув голову. На ее белом перекошенном лице отразились безволие и немое принятие судьбы. Она просто смотрела в окно прозрачными глазами.

— Мы выйдем, только дай руку…

— Нет! — Девушка попятилась.

— Руку! — прикрикнул на нее Артур, почти впадая в отчаяние. Она должна его услышать, иначе все, что произошло с ними за эту неделю, бессмысленно. Как и сама его жизнь без нее.

— Не могу! Рассвет!

— Мы успеем, давай мне руку…

— Уходи!

Артур сжал порезанные ладони в кулаки, спрыгнул с высокого подоконника. Подтолкнул к нему девушку, схватил ее за талию, попытался подбросить. Но ее каменная тяжесть оказалась ему не по силам.

— Ну же! Дура, вместе сгорим!

Его крик наконец дошел до нее. Она легко коснулась его рук, давая понять, что он может ее отпустить, оттолкнулась от пола и тут же оказалась на подоконнике. Потом резко наклонилась, взяла Артура под локоть и без труда втянула к себе.

— Держись за меня, — прошептала она.

Артур почувствовал, что его держит железная рука, и… они провалились в пустоту. Толчок. Она приземлилась первая, поставила на асфальт Артура. И тут же ее рука разжалась. Девушка скользнула за его спину.

— Рассвет…

— Здесь близко!

Артур подхватил девушку под руку, и они побежали, держась в тени домов. С каждой секундой ее бег был все легче, ему казалось, что девушка становится невесомой, призрачной. Тогда он сильнее прижимал ее к себе, чтобы убедить себя, что все в порядке, что они доберутся до какого-нибудь убежища, спасутся. В голове уже билась предательская мысль, пророча неудачу: не смогут… не успеют… им помешают…

В подъезд своего дома он буквально ввалился. Быстро захлопнул дверь, оглянулся. Девушка сидела в углу под лестницей, волосы ее были опалены, руки в страшных ожогах.

— Не смотри на меня! — глухо произнесла она, сильнее прижимая лицо к коленям.

— Надо подняться наверх. Третий этаж.

Девушка резко выпрямилась, и от неожиданности Артур отшатнулся. Ее лицо было сведено страшной судорогой, кожа посерела, на лбу быстро пульсировала синяя жилка, щеку перерезал жуткий рубец ожога.

— Оставь меня! — прорычала вдруг девушка.

— Что ты? Это пройдет! — Артур стал медленно подходить к ней, боясь, что она сорвется с места и убежит.

Артур протянул руки в ее сторону. Девушке оставалось согласиться. Но та медлила, медлила. Рассвет все набирал силу. Ему показалось, что сейчас девушка, и без того словно истончившаяся, совсем исчезнет.

— Пройдет… — эхом откликнулась, соглашаясь, она.

Прошла всего какая-нибудь минута, и Артур снова увидел девушку такой, какой она была в клубе. Тонкий профиль, бледная ровная кожа лица, чуть приоткрытые алые губы, надменный взгляд, длинная черная челка падает на лицо.

Она протянула ему руку, и они побежали.

Лестничный пролет окатил порцией солнечного света, но девушка только зашипела, не отставая от Артура. Поворот. Еще поворот.

Его комната выходила окнами на север, поэтому за шторами еще задержалась ночь.

Артур проверил, плотно ли задернуты шторы, припер их сначала стулом, потом пробежал по квартире и стал тащить в комнату все, что подворачивалось под руку и могло защитить от наступающего дня, — гладильную доску, полоску фанеры. Под конец перевернул стол, загородив им окно, и свет погас окончательно.

Девушка лежала на кровати и мелко дрожала. Артур прикрыл ее пледом, осторожно присел на кровать, положил ладонь ей на плечо. И она словно начала таять под его рукой.

— Всего один день… — глухо произнесла она. — К ночи все станет как прежде.

— Хоть миллион! — Артур усмехнулся и сразу же почувствовал неуместность своей усмешки. — Я люблю тебя.

— Я стану прежней, — донеслось из-под пледа.

— Любой.

Артур лег рядом, еще не решаясь прикоснуться к девушке. И тут вспомнил — имя! Он до сих пор не знает ее имени!

— Как тебя зовут? — одними губами прошептал он.

— Вот смешной… — качнулась в его сторону девушка. — Лиз.

Она первая придвинулась к нему, и Артур обнял ее маленькое холодное тело.

— Спокойной ночи, Лиз, — снова улыбнулся он. — Спокойной ночи!

Елена Усачева

Последний подарок

Дерево. Вокруг него было дерево! Почему людей хоронят в деревянных гробах? Кто только придумал эту вечную пытку! Пускай бы делали как раньше — укладывали тело на ветки или уносили в священные рощи. Так ведь нет. Закапывают!

Проклятье!

Он шевельнулся, чувствуя, как по телу растекается ледяной холод. Сердце ожило.

Над головой была подгнившая крышка гроба. Давно пора раздобыть себе новое жилье, желательно с мягкой подушкой, а то после сна на жесткой деревяшке волосы приходится долго приводить в порядок. Без подушки они слеживаются, пропитываются запахом тления.

Неприятные ароматы особенно раздражали. Эти мерзкие люди насовали вокруг могилы чеснока! От его запаха становилось нечем дышать, тело как будто разрывало изнутри, хотелось вывернуться наизнанку, чтобы выгнать из себя этот дух. Вместе с чувством отвращения пришел голод. И за ним уверенность в скором насыщении.

Глупцы! Думают, что смогут избавиться от него так легко. Нет! Он теперь здесь надолго. А если вести себя осторожно, то навсегда. Он очень осторожен. Люди исчезают в лесу, тонут в реке. Один человечек в неделю — этого достаточно. Они больше убивают друг друга в своих глупых войнах. Ну, почему великие боги не могут предоставлять списки будущих жертв мора и войн?! Их смерть не стала бы напрасной, они бы пошли на пищу вампирам.

Еда. Злость заставила растянуть губы, коснуться языком клыков. Пришла пора перекусить.

Вампир шевельнулся, легко приподнял крышку гроба с насыпанной на нее землей.

Влажный ночной воздух ворвался в легкие, знакомый запах гниения кладбища заставил еще шире улыбнуться. Жизнь продолжается. Ночные охотники вышли на промысел.

Он взбил руками волосы, стряхнул с кудрей мелкие щепочки и соринки, поправил манжеты. Определенно надо менять место жительства. Тем более после нелепого скандала. Какой-то лесоруб нашел на своей шее две точки и решил, что его укусил вампир.

Укус вампира! Что за нелепость? Ни один вампир не оставит человека с такой меткой на шее. Это знак смерти, с ним не живут, с ним умирают. А лесоруба укусил обычный клоп. Это было и так видно. Но нет, глупец пробежал по селу с криками о кровопийцах, а потом примчался сюда. Есть землю с могилы вампира для исцеления. Нашел примету! Ненормальный. Хоть бы водой запил! Сунул в рот горсть и подавился. Насмерть. Ну и при чем здесь вампир? Мы не должны отвечать за все человеческие глупости!

После этого случая вокруг могилы появился чеснок и что-то еще… Он присел на четвереньки и крутанулся на месте, пытаясь определить, откуда идет этот неприятный запах. Тонкий, навязчивый, с нотками сладости, мешающий дышать, вызывающий желание вцепиться ногтями в горло.

Вампир резко выдохнул и наконец нашел источник запаха. Это был розовый куст. Низкий, чахлый, с маленькими невзрачными цветочками, уродливо выворачивающими свои лепестки, бесстыже выставляя напоказ желтые тычинки. Именно с этих лепестков, с их обсыпанных крошками пыльцы тычинок стекал, падая на землю, удушливый запах.

Он занес руку, чтобы смять, уничтожить эту гадость, но что-то его отвлекло. Какое-то движение. И даже не само движение, а только желание этого движения.

Опять мальчишки идут на кладбище проверять свою силу воли. Безмозглые щенята.

Вампир скользнул за могилу, уходя прочь от звуков и запахов. Ночь струилась по земле, обнимала ноги, подталкивала в затылок. Внизу серебряной стрелой сверкала река. Крутой склон с кладбищем на спине сбегал к воде, запинался на узком песчаном пляже. За рекой возвышалась стена широких ив, отяжелевших от листвы. Они разлаписто нависали над водой, уронив тонкие ветви на поросший осокой подтопленный берег. За деревьями шел долгий пологий подъем с полем, с редкими деревьями. По кромке далекого горизонта пунктиром тянулись черные силуэты домиков, хищным призраком высилась церковная колокольня.

Голоса мальчишек накатывались сверху. Перекрикиваясь, дети уговаривали друг друга говорить потише и при этом вздрагивали от каждого собственного слова. Один отстал. Вампир чувствовал его запах, молочный, свежий. Такая кровь особенно приятна, но он решил не рисковать. Мальчишка легкая добыча. Парень даже пикнуть не успеет. Потом все можно будет свалить на темноту, страх, неосторожность — из-за чего еще несознательные подростки ломают шеи? Он остановился. Но устраивать шум рядом со своим убежищем не хотелось. Достаточно лесоруба. Вампир тогда два дня не мог выйти из могилы — жена умершего все бродила и бродила по кладбищу, прося у неба смерти. Вот она, человеческая слепота! Смерть дарует не небо, а земля! Но вампир не стал трогать вдову. Кровь несчастных пахнет страданием, от нее рождаются тревожные сны.

Кладбище осталось слева, впереди темной громадой надвинулась церковь. Вампир невольно улыбнулся, вспоминая бурную проповедь молодого священника, обещавшего ему, исчадию зла, все мыслимые и немыслимые страдания. Как он ошибается, этот наивный сентиментальный мальчик! Страдания придуманы для таких глупцов, как он и его прихожане. Вампирам же дана вечная жизнь, всемогущество и вседозволенность! Если соблюдать осторожность, конечно…

Он будет осторожен. Пройдет мимо этого скопища малолетних невеж, никак себя не обозначив. Если уж и разбираться со священником, то в самый последний момент. Это будет его триумф, когда перед обалдевшими прихожанами предстанет их преобразившийся пастырь.

Село притихло и замерло, словно ожидало, на кого падет сегодня выбор. Чем ближе вампир к нему подходил, тем больше чувствовалось человеческое тепло. Голод рос внутри его, но он не позволил себе спешить. Спешка враг опыта. Да, он голоден, но какое наслаждение будет утолить его, понимая, что не поторопился, не сделал ошибки.

Он даже замедлил свой шаг. Убить спящего человека просто, надо лишь, чтобы смерть выглядела естественной.

Черная тень тополя прикрыла темный силуэт вампира. Огляделся, примеряясь, с какого дома начать поиск жертвы, и вдруг увидел освещенное окно.

Странно. Невежественные крестьяне рано тушили свет, считая, что на огонь в ночи приходит нечисть. Хотя на самом деле это лишь способ экономить масло в лампах.

Но раз они боятся, что на свет кто-то придет, самое время появиться. Бессонница гонит людей на улицу, а в темноте многое может случиться.

Редкий забор из прутьев отделял палисадник от улицы. Блеклые ромашки, невзрачные астры, поникшие колокольчики — мимо них вампир проскользнул так, что ни один цветок не шелохнулся. И первое, что он почувствовал, приблизившись к стеклу, был уже знакомый противный запах розы. Он вырывал из горла недовольный рык, заставлял скалить зубы. За один этот запах хозяина комнаты можно убить.

Вампир приблизил лицо к стеклу. Сквозь кисейную прозрачную шторку была видна уютная комната: в темноте угла пряталась вздыбленная кремовыми перинами кровать, за ней стоял тяжелого дерева шкаф, около него — стул с брошенным на сиденье халатом. Спиной к окну в просторной белой сорочке сидела девушка. На столе перед ней лежала книга. Лицо ее было прикрыто выбившимися из прически льняными кудрями. Голову она подпирала сжатыми кулачками. Тело под сорочкой было напряжено, нога обвила ногу, да еще пальцем зацепилась за ножку табурета, на котором сидела девушка. Сердце колотилось так, что от возбуждения вампир стал дышать в такт этому стуку.

Девушка читала, и, судя по позе, события в романе ее захватили. Вампиру даже захотелось подойти к ней и заглянуть через плечо в белые страницы.

Высокая, слегка коптящая лампа освещала узенький столик, безвкусно-цветастые обои на стене, угол с сундуком, лавку.

Как же попасть внутрь? Окно плотно закрыто, дверь на запоре, пол в темных сенях усыпан листьями чеснока.

Ничего, сама откроет.

Вампир уперся взглядом в ее кудрявый затылок. «Повернись!»

Еще секунду девушка сидела все в той же напряженной позе, но вот она коснулась пальцами локона, заправляя его за ухо. Глаза ее пока бегали по строчкам, но желание оглянуться было сильнее. Она отодвинула книгу и бросила в сторону рассеянный взгляд.

В нос вампиру ударил режущий запах розы. Он качнулся от окна, но взгляда не отвел.

Девушка была очаровательна той красотой, что требует немедленного разрушения. Вампир приник к стеклу, ожидая, что жажда крови, желание принести смерть толкнут его вперед, но все тело заполнила неведомая доселе лень. Желание не рождалось. Хотелось застыть, чувствовать слабый, чуть сладковатый запах ее тела и просто смотреть.

Долгую секунду он стоял около окна, вглядываясь в это чистое лицо, мягкий овал подбородка, тонкие губы, ясные удивленные глаза.

Девушка смотрела на окно и все никак не могла понять, что ее отвлекло. Звук, движение? Чернота за стеклом проваливалась в улицу, увлекая за собой. Как странно, на дворе уже ночь, а перед ее глазами продолжали нестись стремительные тени. Дамы, мужчины, кареты, быстрые движения лошадей. Она села читать, когда смеркалось, и вдруг… В ушах еще стоял голос маменьки: «Катя, спать!» И вот… она спит? Нет, все на самом деле. Это ее комната: кровать, шкафчик, сундук. Но книга… она так заворожила, заставила сердце биться так сильно. Кате казалось, что и с ней сейчас произойдет что-то чудесное. И вся эта плавная, правильная, размеренная жизнь разобьется о книжный корешок и наступит совсем другое бытие. Как в книге! Со страстными признаниями, роковыми чувствами, смертельными обидами.

Рауль мчится за своей Дианой… Лошадь в мыле, спотыкается, вокруг ночь, но он должен успеть. И…

Что же ее отвлекло? Летучая мышь промелькнула за окном? Постучал в стекло ветер? Не спится потревоженной птице?

Она вновь опустила глаза к странице, но строчки плыли. Рауль, такой живой еще минуту назад, оказался искусственным, придуманным, неловким литератором. И не развевался больше локон на ветру, и не храпела лошадь, и не ныла уставшая за долгую погоню рука, держащая повод. Все это были слова, они рассыпались карточным домиком. Не то, все не то.

Катя положила руки на книгу, закрыла глаза, прислушалась к окружающей тишине. Ни звука. Наверное, еще ни разу она не засиживалась так поздно. Неожиданно ее охватил страх, ладони вспотели. С чего? Все обычно. Может, кошка пробежала в коридоре?

Она снова обернулась к окну. Пустота, ночь. Ее глаза пытались поймать малейший признак того, что могло вызвать тревогу. Но тьма была беспросветной, никто в ней не угадывался. Одна лишь ночь, волнующая, страшная.

Катя сама не заметила, как пересекла комнату, оперлась о подоконник. Разлапистый цветок герани щекотал локоть, в ладошку уперся камешек, но она не чувствовала. И смотрела уже не на улицу, а в собственное отражение. Или это не она в подрагивающем стекле?

Вампир глядел в удивленные карие глаза, поражался такому идеально ровному и причудливому изгибу брови. Как, почему природа создала такое совершенство?

И вновь ему в нос ударил неприятный запах. Розы! Они стояли на столике в вазе. Их аромат прочно вошел в запах девушки, смешался с волосами, с благоуханием ее девственно чистой кожи.

Он знал, что она его сейчас не видит. Но внезапно ему захотелось, чтобы за ее окном была не только ночь, но и он, Виктор Марцинович, таким, каким он когда-то отражался в зеркалах.

Невысокий, с длинной челкой, спадающей на лоб, с узким, сходящимся книзу лицом, уверенным разлетом бровей, с чуть скошенным подбородком, со смешно выглядывающими при разговоре верхними зубами, с опущенными уголками губ. Совсем некстати вспомнился тот далекий февральский вечер, когда на балу у графини Гулярской он познакомился с графом Борисом. Их неосторожный спор, ссора и глупая дуэль, когда граф его ранил. Виктор хорошо помнил это странное чувство, когда его телом начала медленно завладевать смерть, как она вытягивала из него силы, рвала невидимые нити, связывающие его со всем, что есть на земле живого. Умирать было страшно. И если раньше жизнь виделась ему нелепой игрой, скучным бесконечным водевилем, то тут в одно мгновение она стала яркой и привлекательной. В ней было так много всего — солнце, свежий воздух, возможность идти куда глаза глядят. Как же тогда ему захотелось жить! И вдруг граф Борис предложил ему вечное существование. Выбора не было. Оставалось только кричать, давясь болью, что он не должен, не должен умирать.

Девушка за окном бросила последний взгляд в его сторону и отошла в глубь комнаты. Этот взгляд хлестнул по лицу Виктора, так что он был вынужден снова отступить.

Вампир хотел вызвать в себе желание убить красавицу. Она была слишком легкой добычей, чтобы от нее отказываться. Надо только выманить ее на улицу, а там уже утром будут выяснять, зачем она вышла из дома да куда делась. Девичьи сердца — потемки, даже для родителей.

Нужного настроя не было. Его растворил этот противный розовый запах. Уничтожил быстрый взгляд карих глаз. Смерти не хотелось. Хотелось, чтобы эта красота жила долго, никогда не угасая.

Неожиданная ярость толкнула Виктора обратно к окну. Да, девушка красива, но это временно. Только он один может сохранить ее совершенство на века.

Вампир попятился, над нижней губой появились клыки.

Какая бы красивая она ни была, он должен ее убить. Пройдет день, второй, третий, и все забудется. Так было раньше. Так будет всегда. Раньше… А сейчас?

Виктор безжалостно топтал цветы в палисаднике, не замечая, что невольно ищет не способ выманить девушку из комнаты, а оправдание своей нерешительности. Не голоден? Вздор! Он готов накинуться на первого встречного, и плевать на осторожность. Устал? Но луна даже не дошла до своего зенита, об усталости не может быть и речи. Идти дальше по домам? Но он не хочет уходить. Его тянет освещённое окно, он хочет стоять около него и всю ночь смотреть на склоненный затылок, на выбившуюся из косы прядь, на замятый на локте рукав. Он хочет взять ее за руку, ощутить лёгкое биение ее пульса под тонкой кожей, почувствовать теплоту дыхания.

От этой мысли Виктор поморщился и стремительно пошел прочь. О чем он думает? Что за бессмыслица пришла ему в голову? С чего? Из-за одного взгляда? Неприятного запаха? Да! Все дело в запахе. Его надо убить, и тогда все опять станет на свои места. Он успокоится.

Виктор понесся прочь из села. В этот раз пришлось довольствоваться ягненком, больше под руку никто не попался. На кладбище он первым делом прогнал мальчишек и стал с остервенением рвать цветочный куст. Раздирал его крошечные лепестки, усеял розовым цветом все вокруг и, страшно разозленный, нырнул в свою могилу. Покой не приходил. Запах этот мерзкий запах преследовал его. Теперь им пахло все, даже крышка гроба.

Сон не принес отдыха. Виктор метался на своем тесном ложе и твердо решил сегодня же сменить место жительства. В церкви есть прекрасный подвал, куда никто никогда не заходит — там пахнет крысами, отсыревшей землей и ни грамма человеческого присутствия.

Вампир еле дождался, когда уснут последние птицы и филин в далеком лесу проухает свою ночную песню. Выбравшись наружу, без задержки помчался к чернеющему вдалеке селу. Он шел на запах. Воздушно-мягкий аромат розы тянул его к себе. Ему не пришлось искать нужный дом — увидев зеленую крышу и белёные стены, Виктор сразу понял: ему сюда. Окно было темным, но он чувствовал — там, за тонким стеклом, за прозрачной кисейной занавеской его ждут. Лежат, глядя в потолок, и думают.

Кате не спалось. Весь день она промаялась, почти ничего не ела. Ее тянуло подойти к окну, посмотреть на улицу. Неужели судьба Рауля с Дианой так ее взволновала? Но читать дальше не хотелось. И хоть Лизонька весь день изводила вопросами, теребила, а под вечер вообще стала требовать книгу обратно, мыслями Катя была далеко от страдающих влюбленных. Она могла точно сказать, в какой момент ее перестали интересовать события в романе. Шоркнула по стеклу крылом ночная бабочка, и вот теперь Катя постоянно прислушивается, словно ждет чего-то. Думала забыться сном, но сон не шел. Мягкое пуховое одеяло давило неподъёмным грузом, подушка вставала колом, кровать пучилась, словно пытаясь сбросить ее на пол.

Это было невыносимо. Катя встала. Секунду размышляла, не зажечь ли свет. Но на огонь снова могли прилететь бабочки, и она не стала этого делать. Прошла по комнате, постояла около стола, где светлым прямоугольником белел забытый томик, приблизилась к окну. На подоконнике лежала роза. Девушка не помнила, когда положила ее сюда. Цветок был мелкий, бледно-розовый, со странным холодным запахом.

Катя бросила взгляд на свой стол, где в вазе стоял букет пышных белых садовых роз. Откуда этот невзрачный цветок?

Глаза сами собой поднялись к темному стеклу. Ничего увидеть там она не могла, разве только свое нечеткое, размытое отражение. Но вот ее отражение раздвоилось, вперед выступил незнакомый мужчина.

Вампир стоял в палисаднике, рукой опираясь о стену. Невысокий, тонкий, в темноте казалось, что его кожа светится. Катя не отрывала взгляда от его темных глаз. И уже потом, каким-то краем зрения отметила уверенный разлет бровей, тонкие губы с опущенными уголками, чуть скошенный подбородок, благородный спокойный овал лица. Увидела это все вдруг, мгновенно и тут же испугалась, отпрянула, прижимая к себе розу. Догадалась — от него. И снова захотелось подойти, глянуть одним глазком, но в темноте за окном уже никого не было видно.

«Кто бы это мог быть?» Сердце часто билось. Все так странно, так туманно.

Виктор стремительно несся вдоль спящих домов. Внутри его колотилось дикое бешенство. Какая гадость! Что он себе возомнил? Позволил ей увидеть себя! Не бросился, не растерзал, а сбежал. Как последний мальчишка сбежал! И что-то еще такое было, что он не мог вспомнить. Пальцы сами сжимались в кулаки. Какая-то вещь была в руке, и теперь ее нет. От ярости, от желания сделать себе хуже он скользнул к первым же воротам и, не дав собаке поднять головы, рубанул по черной мохнатой шее, а потом долго сидел около конуры, пытаясь прийти в себя.

Что же с ним происходит? Почему он так стремительно убежал от этого дома с зеленой свежеокрашенной крышей? Он посмотрел на свою белую тонкую кисть, на синеватые длинные ногти. Зачем ему эти людские игры? Или просто настала пора сменить село? Засиделся он на одном месте.

Виктор расправил плечи, втянул в себя влажный ночной воздух. От дохлой собаки тянуло кислятиной, из ближайшего дома шел запах парного молока, разгоряченных сном давно не мытых тел. И только тонкой ноткой откуда-то издалека доносился аромат роз. Он закрыл глаза. А ведь это уже когда-то было, но он успел забыть. Неужели пришло время вспомнить?

Виктор встал, не позволяя себе думать дальше и проговорить свою мысль до конца, медленно пошел по селу. Нет, он не завидовал всем этим смертным, что сейчас переживали свой короткий ночной отдых. Свою жизнь он ставил выше незначительного земного существования. Но что-то еще мешало раствориться в прохладной летней ночи, занозой засело в голове. Вампир постоял около последних ворот, прислушался к истончившемуся розовому запаху и сам себе улыбнулся.

Не убежит он и не скроется. Придет обратно и завтра, и послезавтра. Каждую ночь будет под заветным окном, потому что вспомнил, как все это называется. Любовь. Осталось только добиться ответного расположения к себе. Это несложно. Он умеет быть убедительным.

Темная громада церкви горбатилась на холме. Виктор обошел ее несколько раз, прислушался к умершему звуку колокола, положил ладонь на шершавый облупившийся бок. От церкви волнами шло тепло. А ведь она сюда ходит, молится о любви. Ее молитва услышана, теперь она будет счастлива.

В это утро он остался в церкви. Долго бродил по подвалу, примеряясь, где лучше лечь. Нашел удобную нишу, принес старое церковное облачение и лег, уснув почти мгновенно.

Весь долгий сон ему казалось, что она рядом стоит, смотрит, легкими пальцами касается лба, а над ними плывет-катится колокольный перезвон. Да ведь это их свадьба! Их праздник…

Он проснулся, и первым его чувством была радость. Не желание убивать, не голод и не жажда, а восторг от мысли, что сейчас он увидит ее. Виктор быстро выбрался на улицу, проверил свое платье. Старое пожелтевшее кружево требовало починки, вышедший из моды камзол нужно было давно сменить.

Пересекая кладбище, он почувствовал неясную тревогу. Словно здесь что-то произошло и он уловил слабый отзвук этого события. Розовый куст выпрямился и снова тянул вверх свои чахлые колючие ветки. Несколько цветков упало на его могилу. Один словно специально был положен на середину холмика. Виктор успел сделать несколько шагов, прежде чем он узнал это вялое недоразумение природы. Вампир быстро вернулся и, не касаясь мятого стебля, склонился над цветком, резко вдохнул в себя воздух. Ее запах там был, слабый, с привкусом прозрачной родниковой воды. Она касалась этого цветка, прижимала к себе и… Принесла сюда?

Виктор выпрямился, не зная, как расценивать эту странную находку. Радоваться, что теперь можно обойтись без лишних слов? Или расстраиваться, потому что ничего, кроме невозможности дальнейших отношений, этот дар означать не может?

Не стал ничего трогать. Пошел прочь. Через несколько часов он вернется, и все станет ясно. Любовь не терпит недомолвок. В любви надо говорить прямо и открыто. Но перед этим стоит подготовиться.

Найти подходящие новое платье и подарок оказалось делом несложным. Небольшой город рядом с поселком имел всего один магазин и одну ювелирную лавку. С прической было сложнее. Виктор немного поколебался, выбирая между старым мастером и его молодым подмастерьем, и наконец отправился к молодому человеку. Прическа получилась, может, не столь изысканная, как этого требовали нормы приличия в его время, но в целом Виктор был удовлетворен. Да и сил удалось поднабраться. Город не деревня, здесь легче было заметать следы.

Уже за полночь он стоял под ее окном. Свет в комнате снова не горел, но Виктор чувствовал ее взволнованное дыхание, знал — его ждут, о нем думают.

Катя сидела на кровати и распахнутыми от ужаса глазами смотрела в ночь. Она гнала от себя страшные мысли, но ничего не могла с собой поделать — память услужливо подсовывала ей вид кладбища и поникшего куста над старой заброшенной могилой. Утром из церкви все сразу пошли к селу, а ее что-то повлекло в сторону кладбища. От второй уже бессонной ночи чуть побаливала голова, хотелось спрятаться от солнца в тень. — Катя! Катя! — рассерженно звала матушка. — Обедать пора.

Мысль о еде в таком печальном месте казалась кощунственной. Катя смотрела на невысокие оградки, на ухоженные могилы и думала, что в общем-то здесь неплохо, мирно так, покойно… И только помятый розовый куст был не к месту. Печальные поникшие цветы… Зачем нужен этот символ грусти?

Она уже было собралась уходить, как вдруг страшная догадка заставила ее внимательней вглядеться в потрепанное растение. Девушка вытащила из-за пояса ночную розу. Сомнений не было, цветок был с этого куста, те же жухлые лепестки, такой же тонкий колючий стебелёк. Цветок был сорван на кладбище и принесён ей. Кто-то не догадался, что с кладбища ничего нельзя приносить. Кто-то… Она прошла вперед, не зная, что делать с открывшейся тайной. В душе холодной льдинкой поселилась тревога. Девушка остановилась около первой же могилы, вгляделась в стертые буквы. Какой-то бедолага умер сто лет назад. Не раздумывая, Катя опустила цветок на могильный холмик. Сегодня же надо попроситься на ночь в комнату Лизоньки, хватит этих ночных кошмаров.

Катя быстро пошла обратно. Обогнула церковь. Здесь ей показалось, что она слышит снова тяжелое мерное биение сердца. Рядом кто-то находился, следил за ней. Не стала оглядываться, заспешила дальше, и пока не дошла до дома, все никак не могла избавиться от ощущения, что на нее смотрят. Темные глаза, челка падает на лоб, уголки губ опущены.

— Ох, изверги! — причитала матушка.

Кто-то потоптал цветы в палисаднике. Вторую ночь кому-то не спится, кто-то ходит под ее окнами. Катя задохнулась от волнения и тревоги и поскорее скрылась в доме. От родных стен шло неизменное тепло, они защищали, прогоняли неприятности.

Лизонька сразу же согласилась на предложение сестры. Невысокая, полненькая, она всегда завидовала Кате, ее спокойной уверенности, ее неоспоримой красоте. Внешне сестры были удивительно не похожи друг на друга. Высокая статная Катя с осторожными, словно заранее рассчитанными движениями, и живая, легкомысленная насмешливая Лизонька. У нее было маленькое скуластенькое личико, узенькие, близко посаженные глаза, крошечный чувственный рот со слегка выдвинутой нижней пухлой губой. Она была не столько красива, сколько обаятельна со своей милой кокетливой улыбкой, ямочками на всегда розовых щечках.

Весь вечер сестры перешептывались. Лизонька бредила романами, раз в месяц ездила с отцом в город за новыми книжками, и ее немного оскорбляло, что сестра прохладно относится к роковым страстям литературных героев. Она надеялась, что книга, которая все еще лежит у Кати на столе, захватит сестру, но томик уже второй день пылился, открытый на сотой странице, где несчастный Рауль никак не мог догнать прекрасную Диану.

Катя рассеянно кивала на смешные Лизонькины комментарии — как все не очень красивые люди, сестра была внимательна к деталям, едка в замечаниях и невоздержанна на язычок. Она уже высмеяла всех парней, встреченных ими сегодня в церкви, отметила, что у Кати появился новый воздыхатель, младший брат священника. Всю службу вместо того, чтобы смотреть в святую книгу, он не отрывал глаз от угла, где стояло большое Катино семейство, из-за чего несколько раз перепутал слова молитвы.

— Влюблен, влюблен! — верещала Лизонька, забывая об осторожности.

— С чего ты взяла? — Катя прижала к зардевшимся щекам ладони. — Почему сразу влюблен?

— Конечно! Он так на тебя смотрит. — Лизонька с нетерпением ерзала на кровати, ожидая если не рассказа про уже завязавшиеся отношения, то хотя бы намека на них.

Но Катя молчала, задумчиво смотрела на оплывающую свечу, и перед глазами ее вновь вставало кладбище, вялый куст, одинокий цветок на могильном холмике.

— Ну, как так можно? Если бы в меня влюбились, я бы непременно влюбилась в ответ. Это же так прекрасно — взять и влюбиться. Я бы каждую минуту думала о нем. Не задумываясь бы пошла за таким человеком. Ах, он так смотрел…

— Как можно? — удивленно подняла бровь Катя. — Ради какой-то любви все бросать, забывать родительский дом? Настоящая любовь не должна разрушать.

— Да что ж тут разрушать-то? — Лизонька кивнула на старый прадедовский сундук, на линялые обои, на пыльные занавески на окнах. — Или ты хочешь всю жизнь прожить, как наша мать? Тазы, горшки, варенья, соленья? Нет! — Лизонька вскочила и в одной ночнушке подошла к окну, томно потянулась. — Я хочу другой жизни! Хочу любви. Чтобы она сжигала дотла и возрождала вновь. Как в книге. А что? — Девушка крутанулась на месте. Мягкая ткань взлетела и опала, обвив ее крепкое тело. — Я хуже, что ли? У других вон есть. — На этих словах она показала в сторону небольшой полки с помятыми томиками романов.

— Но ведь это выдумка, — пыталась опустить сестру с небес на землю Катя. — Так не бывает никогда.

— Бывает! — В глазах Лизоньки сверкнули слезы обиды. — Чего придумано? Чего? Человек пишет то, что знает. Чего такого неожиданного можно вообразить? Это тебе хорошо говорить. Об тебя каждый встречный спотыкается, любой норовит в глаза заглянуть, вот для тебя и не существует той самой, единственной, что дается одна на сто лет. Ходишь, выбираешь… А у меня будет. Страстная, необыкновенная. Так что ты еще завидовать будешь!

— Чему ж тут завидовать? — вздохнула Катя. Румянец с ее щек исчез. Она побледнела и словно подобралась, как кошка перед прыжком. — Такая любовь — горе! Жизнь переворачивает, ничего взамен не дает. Жить надо как все. Нормально.

— Знаю я твое «нормально»! — Лизонька упала на кровать, раздраженно поправила белый разлетающийся подол ночнушки. — Завтраки, рассуждения о том, пойдет, не пойдет дождь. Да следить, чтобы муж не напился! Хочу другое! Хочу свое. Чтобы не как у всех!

— Что ты заладила — хочу, хочу. — В Кате начала копиться злоба на этот бестолковый разговор. — Все равно будет так, как маменька скажет. Приедут сваты, и все решится.

— А это мы еще посмотрим. — Лизонька подобрала под себя ноги, став похожей на большой снежный ком в своей объемной ночнушке. — От судьбы не уйдешь. Если на роду написано быть любимой, так оно и будет. И уже ничья воля тебе не помешает. А я чувствую, во мне есть эта судьба. Она как ниточка, верная, светлая, ведет меня вперед. Тут главное — не свернуть.

«Свернешь», — подумала Катя, но вслух говорить не стала. Спорить с Лизонькой, особенно когда та вот так возбуждена, было бесполезно. Она будет шуметь, доказывать, хоть и так понятно, что против родительской воли ей не устоять.

Катя перевела взгляд на темное окно, вспомнила вчерашнее странное видение, и в душе ее стало рождаться неприятное чувство неминуемой беды. И еще это слово «судьба». Да, это была судьба, она влекла за собой, и никакие силы не могли остановить стремительно приближавшейся трагедии.

«Что-то будет, что-то будет», — стучало в висках.

«Беда, беда?» — тоскливо отзывалось сердце.

«Радость, радость», — спорила с ней весёлая искорка слабой надежды.

— Катя, не спи, — тормошила сестру Лизонька, но после стольких тревожных дней Катины глаза закрывались сами собой. И ничего нельзя было с этим поделать.

— Не спи! — потребовала сестра и коснулась Катиной щеки чем-то холодным.

— Не сплю, — неожиданно для самой себя произнесла Катя, и эти слова внезапно разбудили ее.

В комнате было тихо. Лизонька лежала, подперев подушкой щеку, отчего лицо ее чуть перекосило и рот приоткрылся. Оплывшая крупными жирными слезами свеча еле тлела, готовая вот-вот погаснуть. Было душно — от нагара, оттого, что они здесь надышали, из-за вечно закрытых окон.

«Дурное дело — открывать окна на ночь, придет мора, сядет на грудь, будет душить, плохие сны насылать». Кто это говорил? Матушка? Соседки?

Катя покосилась на кушетку, на которой ей постелила сестра, и ей захотелось оказаться в своей кровати, укрыться вместо пледа нормальным одеялом. И что они затеяли на ночь глядя такой разговор? Только разбередили ненужные фантазии. Катя попыталась удобней устроиться на узкой лежанке, но стало понятно, что сон ушел и лучше отправиться в свою кровать, пока она своим шебуршанием не разбудила сестру. Тогда нового разговора не избежать.

Катя сунула ноги в мягкие шерстяные ботики и вышла в коридор. Здесь чувствовалась ночная прохлада. Где-то было приоткрыто окно, захотелось выйти на улицу, подышать ночным воздухом, но Катя на это не решилась (моры, моры!). И чтобы не сожалеть и не размышлять об этом, она заспешила к себе, плотно прикрыла за собой дверь, крепко запахнула на груди шаль, достала свечу, зажгла ее.

Ее пробрал внезапный озноб. Она даже не удивилась, неожиданно осознав, что стоит перед окном, что высоко подняла свечу, словно пытается что-то рассмотреть.

Свеча была лишней. Она и без нее видела, что он стоит там. Прическа, одежда — все другое. Но это был он. Сомнений не было. Те же горящие пронзительные глаза, те же тонкие губы. Та же бледная светящаяся кожа.

Его взгляд звал, и ей пришлось вцепиться пальцами в подоконник, чтобы не броситься к нему прямо сквозь стекло.

— Здравствуй!

Он коснулся перекрестья рамы. Рука у него оказалась небольшая и изящная, с маленькими аккуратными ногтями.

— Кто вы?

Это она сказала? Нет! Она только подумала. Губы сами произнесли немой вопрос.

— Я войду?

На мгновение в душе вспыхнула паника. Как он войдет? Все двери закрыты! Для того чтобы впустить его, придется пройти через дом, греметь тяжелым засовом. Но паника улеглась. Она почувствовала рядом с собой приятную прохладу.

— Меня зовут Виктор.

Он был в комнате. Стоял в метре от нее. Галантный поклон. Ей показалось, что ее рука сама поднялась, под ладонь скользнули холодные пальцы. Он склонился, обозначая поцелуй. По коже мазнуло холодное дыхание.

— Позволь мне преподнести скромный подарок…

Она качнулась, собираясь отказаться. Но он каким-то неуловимым движением оказался совсем близко, заглянул в глаза.

— Не отказывайся, — прошептали тонкие губы. — Это малое, что я могу тебе дать. Ты достойна великих даров. Одно лишь слово положит их к твоим ногам.

— Кто вы?

Тревоги не было. Было только смутное беспокойство, словно во всем этом имелся скрытый подвох и она никак не могла определить, в чем он.

— Несчастный, сраженный твоей красотой.

— Как вы вошли?

И снова вопрос был задан без страха. Она и правда не понимала, как он проник в ее комнату. Всегда скрипучая дверь молчала.

— Нас ведут вперед наши чувства, а любовь не знает преград.

Катя усмехнулась. Слова были слишком вычурны, а манеры таинственного Виктора чересчур тяжеловесны и старомодны. От всего этого становилось скорее смешно, чем страшно.

— Что же вы хотите?

Катя заметила, что незнакомец обращается к ней на «ты», но сама до такой фривольной формы опускаться не спешила.

— Позволения быть рядом с тобой. Возможности видеть тебя.

— Приходите завтра утром, — пробормотала Катя. Юноша казался милым, и она была не против, если с ним познакомятся родители.

Виктор медленно пересек комнату (Катя успела поразиться его плавным движениям, бесшумной поступи), положил на столик продолговатую коробочку, завернутую в шуршащую упаковку с пышным шелковым бантом. Отодвинул открытую книгу.

— Я видел, ты читала. — Легким щелчком вампир сбил со страницы пыль. — Нравится?

— Я не люблю выдуманные истории. — Катя наконец смогла отойти от окна. У них получился как будто ритуальный танец — оба прошли по широкому полукругу, не приближаясь друг к другу.

— Присядь, давай поговорим, — Виктор показал на кровать, а сам придвинул себе стул. — Я здесь недавно. Можно сказать, проездом. Заметив тебя однажды, решил задержаться.

Ее не удивил этот рассказ. Почему бы знатному господину не проехать через их село?

— Вы были сегодня днем в церкви?

— Я был там. — Виктор опустил лицо, на губах его появилась легкая ухмылка. — И готов появляться везде, где ты пожелаешь.

— Откуда вы?

— Расстояние и время становятся неважными рядом с тобой. Моя родина далеко. Мне, видно, судьбой предначертано постоянное скитание. И я рад, что мои странствия привели меня сюда.

Тишина дрогнула внезапным воем соседской собаки.

— Какой неприятный звук, — отодвинулась подальше Катя.

К ней как сквозь толщу воды пытался пробиться сигнал тревоги, но он был настолько слаб, что она предпочла его не замечать.

— Не бойся, он не сулит тебе неприятностей. — Виктор закинул ногу на ногу и теперь сидел, постукивая пальцами по подлокотнику стула. — Скажи, ты когда-нибудь думала о том, что бывает после смерти?

— Что же там может быть такого? — От этого вопроса Кате стало прохладно, и она стянула шаль на груди. — Наверное, рай?

— И тебе никогда не хотелось жить вечно?

— Зачем же вечно? Эту жизнь прожить бы.

— Конечно, — Виктор кивнул и с особым вниманием вгляделся в мягкие черты ее лица. — Но ведь когда-то одной жизни покажется мало?

— Зачем вы это спрашиваете? — Шаль так туго натянулась, что стала давить на плечи.

Она была очаровательна. Хотелось просто закрыть глаза и вдыхать ее обворожительный запах, чувствовать тепло ее испуганно бьющегося сердца. Виктор старался не воздействовать на нее, только убрал тревогу о несвоевременности его визита. Когда-нибудь он все объяснит. Но не сейчас. Ему нравилась Катина растерянность, удивление. Он видел, что в душе у нее зарождается восторг, что она готова отдаться внезапно вспыхнувшему чувству. Только не надо торопиться. Все надо делать постепенно. Катя будет его. Он покажет ей целый новый мир, таинственный, волнующий, бесконечный. Но пускай чувство закрепится, и тогда девушка уже не испугается внезапного признания.

За окном опять завыла собака. Вслед за ней забрехал еще один проснувшийся пес. И, словно разбуженное ими, за горизонтом стало набухать зарево восхода. Его еще не мог видеть глаз простого человека, но вклинившаяся в черноту ночи краснота первых лучей начинала жечь душу Виктора.

— Если позволишь, я приду к тебе завтра. — Вампир быстро поднялся. — Мы поговорим, больше ничего! Уверен, ты перестанешь меня опасаться, когда узнаешь поближе. Для тебя я совершенно безопасен.

Катя кивала, чувствуя, как тяжелеют веки. Близился рассвет. Хотелось спать.

— До встречи, милая Катя! Мы еще увидимся.

Он исчез так же неожиданно, как и появился. Вот он стоял около окна, слабое пламя свечи бросало изломанные тени на его лицо. И вот его нет. Только колеблется неверное пламя, испуганный холодок мечется по комнате.

Катя еще не закрыла глаза, а сон уже уносил ее. Все виделось неверным, выдуманным, призрачным. Когда поздним утром она оторвала голову от подушки, то ночное видение приняла за сон. В комнате было душно, высоко поднявшееся солнце било сквозь пыльные окна. В искрящемся свете на стекле отчетливо проступал отпечаток руки.

Так, значит, не сон?

Катя потянулась, прогоняя из тела истому. Что же это такое было? Ночной гость?

Она посмотрела на плотно закрытую дверь.

Вот ведь напридумывала! И все Лизонька с ее фантазиями и любовью. Конечно, никто не мог сюда войти. Все это ее выдумка, сон…

Катя быстро переоделась в летнее платье, плеснула в лицо воды, подняла глаза к зеркалу. Испуганно ахнула. Ей показалось, что в зеркале она видит своего ночного гостя. Но нет, видимо, солнечный блик пробежал по стене, вот ей и почудилось… Она быстро подошла к столу. Плоская коробочка в шуршащей упаковке и с шелковым бантом все еще лежала около книги. От нее веяло прохладой. Праздничная оберточная бумага отзывалась на каждое прикосновение хрустом. Плюшевый футляр заставил сердце заколотиться. Что там? Цепочка? Браслет? Серьги? Подвески? Кольцо? Фантазия услужливо подбрасывала образы незатейливых деревенских украшений. Поэтому, не готовая увидеть иное, она не сразу поняла, что находится внутри.

В футляре лежали бусы с крупными зелёными камнями, сильно утопленные в ватную подушку. Четыре крупных прозрачных зелёных, граненных в форме бочонка, камня перемежались круглыми темно-красными бусинами, за ними к тонкой застежке шел ряд чередующихся темно-красных и прозрачно-зеленых камней. Насыщенный зеленый цвет, казалось, поглощал солнечные лучи, перемалывал их в себе, и от этого сияние его становилось чище.

За дверью послышались голоса. Прижав к себе драгоценный подарок, Катя ходила по комнате, не зная, куда его спрятать. Под подушку? В шкафчик? В стол? Все места казались ей ненадежными. В карман фартука? Закопать среди белья?

Шаги приближались!

Украшение само скользнуло из футляра ей в руку. Катя почувствовала на ладони благородную тяжесть камней и тут же вспомнила блеск холодных темных глаз, спокойную уверенность ночного гостя. На размышления времени не осталось. Быстрым движением она перекинула косу со спины на плечо, занесла руки назад, защелкнула застежку. Камни неприятно стукнули по груди, спрятались под высоким воротником платья.

— Катя! Ну что же ты? Все уже давно за столом, — звал голос матушки.

Весь день ей казалось, что на нее слишком внимательно смотрят, что каждый в семье уже знает ее тайну, что тяжелые изумруды просвечивают сквозь тонкую ткань платья.

К счастью, она не одна проходила весь день с хмурым, невыспавшимся лицом. Лизонька капризничала, отказывалась есть, так что на Катю, старательно прикрывающую грудь платком, никто и не обратил внимания. Она механически выполняла привычную работу. Что-то шила, куда-то ходила, выслушивала какие-то наставления, но мыслями была не здесь. Она видела себя стоящей перед темным окном. А там, за тонкой, ненадежной перегородкой стекла, — он. Смотрит внимательно, говорит осторожно. Боится совершить неправильное движение.

И сердце вновь начинало бешено стучать, колючие камни впивались в грудь. Ей бы снять неудобный и неуместный сейчас платок, но все что-то отвлекало, все как-то не получалось спрятать дорогой подарок. Так и проходила она весь день, кутаясь в платок, поминутно застывая на одном месте, роняя чашки, путая нитки в вязанье, не слыша слов матушки. И все ждала, ждала. Вот-вот вечер. Она даже на улицу выходила, приглядывалась к проходящим мимо людям, но ни одного незнакомого лица. Все свои, все местные. Хотела было спросить у старосты, не видел ли он приезжего, но вовремя остановилась. Еще начнет выведывать, откуда она знает Виктора, к матушке пойдет.

Закат высветил окна домов напротив пурпуром, мазнул кровавыми красками по покатым крышам, а Виктор все не шел. Стрелки часов бежали вперед, уменьшая и без того короткий промежуток возможной встречи. Свеча набирала силы, поселила черные тени в углах комнаты, высветила острые края, скрыла полутени.

Катю тянуло к себе окно, но при свете дня она все боялась к нему подойти — еще с улицы увидят. А как стало темнеть, Катя и подавно отошла от него подальше — комната освещена, и в окне она будет как маячок. Пометавшись в четырех углах, она опустилась на кровать, сняла бусы, стала рассматривать, да так и уснула. Ее разбудило шуршание в ладони и последовавший за этим стук об пол.

Виктор уже стоял в комнате, улыбался. Очередное неожиданное вторжение родило в душе мгновенную мысль: «Не демон ли?» По всем рассказам выходило, что демон должен непременно начать соблазнять, торговать душу, Виктор же ничего этого не делал. Он по-хозяйски оглядел комнату, недовольно цыкнул, увидев свежий букет роз, и устроился уже на привычном месте, на стуле посреди комнаты.

Катя быстро подняла украшение, заметалась, не зная, куда его пристроить, и в замешательстве засунула под подушку. Виктор с улыбкой наблюдал ее смущение. От него не ускользнула ни радость, мелькнувшая в глазах проснувшейся девушки, ни заколотившееся сердце, ни сочный румянец на щеках. Он сидел, с жадностью вдыхая ее аромат, с видом голодного волка пожирая глазами ее слабо освещённое лицо. Ему хотелось расхохотаться от всего этого великолепия.

А ведь он забыл, что такое счастье. Сейчас перед ним сидело само воплощение всех мыслимых желаний и устремлений.

— Я надеялась вас увидеть днем, — пролепетала вконец смутившаяся Катя.

— Я так ждал нашей встречи.

Виктору очень хотелось, чтобы она почувствовала его настрой, чтобы перестала трепетать и наконец доверилась ему. Ему хотелось вскочить, припасть к ее груди, вблизи почувствовать ее одуряющий запах молодой кожи, сжать ее хрупкие ладони, ощутить дрожащие губы. Но он сдерживал себя. Главное, не напугать. Он все расскажет ей, все объяснит. Она поймет. Чуткая, внимательная, она непременно все поймет.

— Вас не было видно на улице. — Катя с трудом справлялась со своим волнением.

— Днем я обычно бываю занят и только к ночи освобождаюсь. Не ищи меня днем, не надо. Я сам к тебе приду. Понравился ли тебе мой подарок?

— Он слишком дорогой для меня.

— Для тебя никаких богатств не жалко.

Как будто из воздуха у него в руках возник пухлый сверток. Виктор слегка наклонился вперед, чтобы положить его на кровать рядом с Катей. Когда он оказался поблизости, Ката заметила, что платье на нем вчерашнее, что оно как будто бы слегка присыпано дорожной пылью. Виктор поймал ее быстрый взгляд и тут же сел ровно, тряхнул рукавом сюртука. Надо быть внимательней к таким мелочам.

— Что это?

На Катю снова напала робость. Ей хотелось отодвинуться от странного свертка, но она и так сидела на кончике кровати. Ничего не оставалось, как протянуть руку. Завязка словно только того и ждала, чтобы ее коснулись, узел сам собой развязался, оберточная бумага с готовностью распахнулась. Сначала Катя увидела поток шелка, лениво развернулась кисея, брызнули, выпрямляясь, кружева.

— Нет, я, наверное, не должна этого брать!

Катя не выдержала открывшегося перед ней богатства, встала, подошла к рукомойнику, плеснула в лицо воды.

— Да, вы правильно угадали, я ждала вас, — бормотала она своим рукам, с которых еще стекали ленивые капли. — Своей таинственностью вы можете подкупить кого угодно. Но ни ваши слова, ни ваши подарки не дают мне ответа на вопрос, кто вы и что хотите от меня. Демон ли, пришедший погубить мою душу, или ангел, принесший счастье. Мне кажется, вы заблуждаетесь. Я обыкновенная. Ничего особенного во мне нет. Видимо, вам что-то показалось или привиделось в полутьме окна.

И вновь она не услышала, как он подошел. Тяжелая рука легла на плечо.

— Не надо никаких слов, — вкрадчивый голос вливался ей в уши. — Все, что бы ты сейчас ни сказала, будет лишним. Есть вещи, которые нельзя передать словами. Только чувства, а они не нуждаются в определениях. Дрожь твоих пальцев скажет мне больше, чем все тома писателей. Скажи мне, Катя, я ведь не ошибаюсь? Ты тоже любишь?

Она подняла голову, чтобы увидеть его отражение рядом с собой, поискала глазами и, не выдержав, обернулась. Его темные, как черные уголья, глаза были неожиданно близко. Казалось, он не дышал, ожидая ее ответа.

Но что говорить? Зачем? Что произошло раньше — он потянул ее к себе и она оказалась в крепких объятиях или она прильнула к нему, заставляя обнять, — было уже не важно. Он покрывал поцелуями ее мокрые от воды и слез щеки, касался зажмуренных глаз, гладил по голове и все бормотал те слова, что действительно были не важны.

Поначалу ее слезы озадачили Виктора, они придавали поцелуям солоноватый привкус. Но потом слезы смешались с одуряющим запахом роз, с ее собственным запахом, и его всегда такая ясная, такая трезвомыслящая голова закружилась. С легким стоном он вынужден был отступить, чтобы не навредить любимой. Потому что почувствовал — жажда обладания Катей смешивается с голодом.

— Я приду к тебе завтра, — прошептал он, стискивая бледную тонкую руку девушки понимая, что ее надо отпустить, но не в силах это сделать. — Ты будешь ждать?

Она испуганно улыбнулась, закивала, негромко вскрикнула:

— Виктор!

— Я не демон и не ангел, — прошептал вампир. — Я такое же созданное Богом существо, как и ты. Каждый имеет право на свое счастье. Ты моя судьба. Мне никогда не дать тебе в ответ такого же счастья, какое ты мне даришь. Но позволь просто приходить к тебе, быть рядом, и, может быть, когда-нибудь я смогу вернуть тебе хотя бы долю того, что даришь ты.

Катя пыталась удержать его холодную, ускользающую руку, хотела придумать такие же красивые слова, что он только что сказал ей, но ни слов, ни сил у нее уже не было. Она вновь оказалась сидящей на кровати. Как будто стукнуло окно. Виктора в комнате не было. Только юркий сквозняк пробежал по полу и забился под шкафчик.

Слезы сами собой потекли из глаз. Вся не выраженная до этого момента тоска и отчаяние выходили из нее с этими солеными каплями воды. Она плакала, сама не понимая почему. Ведь все хорошо. Она дождалась своего счастья, о котором не написано ни в одной книге, не придумано ни одним писателем.

Катя не успела голову донести до подушки, как уже в окно заглядывал рассвет. От бессонной ночи болела голова, эхо бывших слез чуть резало глаза. Голова была словно перегретый в печке чугунок. Катя с трудом добрела до рукомойника, тяжело оперлась о таз, глянула в плескавшуюся на донышке воду.

Что-то было такое, что ей вчера показалось странным. Катя тронула носик рукомойника. От духоты комнаты вода нагрелась и стала неприятно теплой. Лицо она не освежала. А так хотелось остудить жаркий румянец щек, чтобы голова наконец стала легкой.

Девушка подняла глаза к своему отражению. Лицо красное, глаза опухшие, губы искусаны, щеки провалились. Как она вечером покажется Виктору?

И тут ее словно тронули за плечо. Она быстро повернулась, еще не понимая, чего испугалась. Перед глазами ясно встала ночная встреча. Она стоит перед рукомойником, позади нее Виктор. Но в зеркале! В зеркале он не отражался!

Таз с грохотом полетел на пол.

— Куда? — Матушка налетела на Катю, когда та, пробежав через весь дом, уже стояла около входной двери. — Не одетая!

Катя схватилась за голову. Что с ней происходит? Ей все только показалось! Не выспалась, устала. Но ведь приходит он только ночью…

— Сон плохой приснился, — пробормотала она.

Мелькнуло любопытное личико Лизоньки. Исчезло, все исчезло. Катя снова была в своей комнате. Бусы так и лежали под подушкой, тяжёлые прозрачно-зеленые камни. Платье висело, перекинутое через спинку стула. Того самого, на котором сидел Виктор.

Катя убрала платье в сундук, туда же бросила бусы, прошла по комнате, проверяя, не забыла ли что. Вышла к завтраку.

— Лизонька, пойдем погуляем?

Зачем она позвала сестру? Все было так непонятно, так смутно на душе.

— В церковь? — удивилась Лизонька, увидев, что сестра ее от калитки сразу повернула направо, где на холме высилась громада большой тяжеловесной церкви.

— От кладбища такой вид хороший открывается! — Катя боялась смотреть на сестру. Она шла, и ей казалось, что все встречные знают, зачем она идет, догадываются, что с ней происходит.

— Не пойду! Боюсь, — уперлась Лизонька, как за спасительную соломинку хватаясь за прут церковной ограды.

— Я только гляну, что там, на реке, и приду.

Ждать согласия или несогласия сестры Катя не стала. Быстро пошла вперед, упрямо клоня голову вниз.

Помятый розовый куст манил к себе, тянул изогнутые ветки, кивал изуродованными цветками. Катя не заметила, как оторвала колючий цветок. Поранила палец, но боли не почувствовала. Только увидела, как укол окрасился в красный цвет, как быстрая капля скатилась на платье.

Странная могила была все такой же. Полустертые буквы надгробия. Если бы не знала, ни за что бы не прочитала. Виктор!

Цветок сам выпал из руки. Она попятилась. Захотелось уйти. Уйти отсюда, чтобы отменить все прошедшие вечера, сделать так, чтобы ничего не было. Еще раз вгляделась. Стерто, ни одной буквы не угадывается. Показалось? Или кто-то пытается подсказать?

— Ну, что там? — Лизонька тоже была рада поскорее уйти отсюда.

— Кажется, никто не купается, — бросила через плечо Катя.

— А давай сходим? Жара такая… — Лизонька посмотрела на встревоженную сестру. — Ты, часом, не заболела?

— Да, что-то голова болит. Пойду лягу.

Весь оставшийся день она промаялась в комнате, уверяя себя, что все это ей только показалось. И убедила. К вечеру от усталости на нее напала апатия. Стало все равно. Только сердцем чувствовала — он непременно придет. Надо лишь подождать.

Виктор торопился. Он не разбирал, что его гонит вперед — голод или любовь. Оба чувства жгли его изнутри, смешивались. Он уже не понимал, чего ему больше хочется — крови или встретить всегда такой испуганный взгляд Кати. Что же ей подарить? Наряды, украшения… Все это было таким незначительным, таким малым рядом с его любовью, рядом с ее красотой. Виктор мог преподнести Кате любой подарок, любую жизнь, но он видел, что все это не то.

В городе Виктор подобрал себе новый костюм, вынул из кармана прежнего пиджака розу. Вялую розу с уже знакомого куста он нашел сразу, как только вышел из подвала. Ах! Зачем он перебрался в церковь! Останься он на старом месте, непременно бы почувствовал ее присутствие. Что за проклятье — солнце! Что это за мучение — невозможность видеть любимую, когда она так близко. Она приходила, была неподалеку. Только за один этот ее поступок он готов был совершить все, что угодно, любое сумасбродство.

В кондитерской набрал пирожных. Искал по запаху — самые свежие, самые изысканные, самые необычные. Мчался обратно, воображал, как она ждет, как стоит около окна. Или от ожидания заснула? И чтобы ее пробуждение не было внезапным, послал ей мысленный привет. Да, Виктор знал, что при его появлении люди теряют волю, что рядом с ним они готовы делать все, что ему угодно, добровольно подставляют шею под укус и с улыбкой умирают. Но сейчас с Катей ему хотелось, чтобы все было по-другому. Чтобы его любовь родила в девушке ответное чувство. Чувство чистое, искреннее, живое.

Виктор не загадывал о том, что будет дальше, не строил планов. Ничего заранее известно не было. Все случайно, все построено на неожиданностях.

Село встретило его тишиной. Вчера он убил самую шумную собаку, которая посмела мешать их свиданию. Сегодня все пройдет без лишних шумов. Проходя мимо церкви и кладбища, он бросил еще один взгляд в сторону куста роз. Как же это растение должно быть счастливо! Его касались самые прекрасные руки на свете! На него глядели самые красивые глаза на земле.

Заветное окошко было освещено. И хоть его сердце не могло забиться быстрее, кровь не в состоянии была побежать стремительнее, адреналин уже многие десятки лет не бодрил его, но что-то отдаленно похожее на волнение он все же ощутил. Виктор подходил ближе. Знакомые запахи стали обступать его со всех сторон. Колосилась трава, роняли скупой сок полевые цветы, тяжелым мускусом давил на грудь аромат роз. В соседнем доме убежали щи, через двор болел ребенок, неопрятный старик в доме напротив ворочался на грязной кровати. А отсюда, из этого окна, пахло свежестью, прозрачной чистотой. И все это тянуло к себе, без его воли заставляло переставлять ноги.

К ней! Скорее к ней!

Свеча оплыла тяжелыми набухшими каплями, парафин вздыбился вокруг слабо подрагивающего огонька.

Катя сидела на кровати, откинувшись на подушки, волосы чуть растрепаны, локоны падают на бледный лоб. Лицо осунулось, потеряло прежний румянец, но от этого стало только красивее, трагичнее. И так хотелось коснуться этой белой расслабленной шеи с мелко подрагивающей жилкой, прячущейся под ключицей, поцеловать молоко щек, почувствовать тепло ее дыхания.

Сон ее был тревожен. Глаза под веками бегали, ресницы вздрагивали, готовые вот-вот разлепиться.

Он положил пакет с угощениями на стол и тут же ощутил пустоту в руках. Ему было так приятно нести этот кулек, зная, кому все это предназначается. И теперь он словно упускал единственную ниточку, что связывала его с Катей. Ведь она будет брать эти пирожные, есть их.

Катя глубоко вздохнула, открыла глаза. Виктор встал в тень, чтобы не напугать ее своим внезапным появлением.

— Кто здесь? — Спросонья ее голос был чуть хрипловат.

— Добрый вечер, Катя!

Виктор сделал шаг вперед и тут же заметил — выражение лица, глаза, округлившийся рот — все говорило о страхе.

— Что случилось?

Ее лицо еще больше побледнело, выдавая панику. Виктор быстро прогнал в памяти сегодняшнюю ночь. Пробуждение, спешный завтрак, посещение города, пирожные… Что-то было еще. Ах да, цветок! Он нашел его на могиле, поднял, и теперь он красуется в его петлице. Кладбище, могила… Она не знала! С чего он взял, что известие о том, КТО он, ее обрадует?

— Не подходите! — Катя выставила руку, словно эти тонкие пальцы, эта слабая ладонь могли ее защитить.

Виктор прошел вдоль стены, мимо двери, выдерживая между собой и девушкой постоянное расстояние в пару метров, чтобы не напугать ее, чтобы она не начала кричать.

Дверь, стена, угол. Виктор повернулся, сделал еще шаг и остановился около рукомойника. Перед ним было зеркало. Прямоугольник стекла, с одной стороны покрытый серебристой краской, тускло отражал железный бочонок с носиком, таз, щелястый деревянный пол, темное окно с вялой геранью на облупившемся подоконнике. Не было только в этом отражении его, Виктора Марциновича.

— Так это правда?

Катя, чуть покачиваясь, стояла около кровати, держась слабой рукой за шишечку на спинке.

— Разве это может иметь отношение к нашему чувству?

Виктор сделал осторожный шаг вперед. Ее волнение усилило запах, зубы стало ломить от желания почувствовать ее кровь на вкус.

— Ты меня обманываешь! — закричала Катя, не замечая, что от страха перешла с гостем на «ты».

— Зачем мне это делать? — Виктор старался говорить как можно спокойней. — Если бы я был тем самым дьяволом, которого ты во мне пытаешься увидеть, мне бы не понадобилось тратить столько времени. Зло не терпит промедлений. Я не несу с собой несчастье.

— Тогда уходи! — Ноги ее не держали, и она упала обратно на кровать.

— Не гони меня! Мое отношение к тебе искренне!

— Ты пришел ко мне, чтобы погубить мою душу!

— Твоя душа останется при тебе. Я на нее не посягаю. Разве любовь может кого-то погубить?

— Не говори мне о любви! — Катин голос звенел. Страх сменился яростью, кровь хлынула к щекам.

— Как же можно о ней не говорить, когда она есть? Ты вправе прогнать меня, вправе потребовать лечь и умереть около твоих ног, но мою любовь это не изменит. Где бы я ни был, сколько бы миль нас ни разделяло, мое чувство будет неизменно жить во мне. И ты будешь знать о нем, помнить, мучиться. Так зачем нам устраивать такое испытание?

— Ты все врешь! — как заклинание повторила Катя, бессильно роняя руки.

— В таких делах невозможно врать, — Виктор заговорил вкрадчиво, стараясь не очень давить на девушку своей способностью очаровывать. — Что я с этого получу? Душу твою не покупаю, не торговец я таким товаром. Отнять у тебя честь не тороплюсь — для этого мне не нужно было бы столько ходить сюда. Я приношу сюда более ценное — свою любовь, и ничего не требую взамен.

— Замолчи!

Виктор опустил глаза. Как он мог забыть об этой малости, которая разделяла его и Катю? О незначительной вещи под названием «жизнь». Неужели это помешает им?

— Позволь мне убедить тебя в моих чувствах. Я готов сделать что угодно, лишь бы доказать тебе искренность своего отношения. Я не дьявол, не обольститель, не обманщик. Правда — вот она. Да, я житель ночи. Не более того. Но я не страшнее и не опаснее любого человека. Возможно, мы убиваем, но только по необходимости. Человек же готов убить просто так, ради потехи, легкой наживы или просто из-за другого взгляда на жизнь, другого цвета кожи. Так чем же мы страшнее людей? Между тем ты скорее пожалеешь душегуба, убившего пятерых и приговоренного к казни. А меня возненавидишь только за то, что я люблю тебя.

— Не говори, не надо! — простонала Катя, зажимая уши руками.

Но даже сквозь ладони она слышала этот мягкий, зовущий к себе голос, зажмурившись, она видела его горящие страстью глаза. И было понятно, что никогда ей этого уже не забыть, что никто и никогда больше не скажет ей этих слов, не посмотрит на нее так.

— Зачем же нас тогда наделили способностью чувствовать и делиться своими чувствами, если ты запрещаешь мне даже говорить об этом? — воскликнул Виктор. — Вспомни, ты сама разрешила мне войти, ты не отказалась принять от меня подарки.

— Можешь их забрать! — Катя спрыгнула с кровати, упала на колени перед сундуком, но крышка не поддавалась. И только тогда она заметила, что сверху на сундук легла маленькая крепкая рука.

— Не торопись.

Виктор чуть склонился над девушкой. Он не мог поверить, не соглашался принимать что все может закончиться прямо здесь, сейчас. Ярость в его душе мешалась с нежностью, желание силой убедить Катю в своей искренности переплеталось с жалостью к самому себе, к своей наивности. Все это вместе завязывалось в тугой узел боли и отчаяния. Впервые он не знал, как поступить. Одно быстрое движение, один укус — и все было бы решено. Да, потом были бы долгие ночи мучений, страданий, но время — десятилетия, столетия — лечит все. Однако ему не хотелось заболевать отчаянием. Виктор хотел счастья. Он видел его прямо перед собой, читал в глубоких испуганных глазах девушки. Ах, это было так просто — довериться ему, откинуть ложный страх и стыд. По заплаканному лицу Кати он видел, что страх и стыд непреодолимы. И это убивало вампира.

— Каждый мой подарок преподнесен от души, — прошептал он, опускаясь рядом с Катей на колени. — Я понимаю, что все это недостойно тебя. Что, может быть, я должен был с самого начала все рассказать. Но мне хотелось, чтобы ты увидела во мне человека, а не порождение ночи. Я не зову тебя в свой мир, не обещаю несметных богатств. Прошу лишь о терпении и чтобы ты позволила доказать мою любовь. Любовь не знает рамок и сословий, она не подчинена правилам и порядкам. Это дар свыше, и я хочу положить его к твоим ногам.

Катя смотрела на него широко распахнутыми глазами. Пальцами она так крепко вцепилась в крышку сундука, что костяшки побелели.

— Подари мне эту малость, — молил Виктор. — Крошечный шанс. Небольшую уступку. Я докажу, что моя любовь бескорыстна, что она ничего не потребует от тебя взамен.

— Нет. — Голос ее был глух. — Ты проклят.

— Ты ошибаешься!

Виктор боролся с желанием коснуться ее руки. Он знал, что легко может это сделать и никакие крики, никакая слабая девичья сила не остановят его. Но он не смел пугать ее. Только не сейчас! Только бы не совершить никакой ошибки!

— Тот мистический бред, что рассказывают вам в церквях, не имеет ко мне ни малейшего отношения. Я не причиню тебе вреда.

Катя тяжело опустила голову на сложенные руки.

— Я не верю тебе, — простонала она.

— Не верь. Просто позволь любить. И не запрещай себе любить меня!

Эти слова, словно удар, заставили ее распрямиться.

— Приди завтра днем! Познакомься с моими родителями.

В ее глазах появилось что-то сумасшедшее.

— Я не могу ходить днем. Солнце губительно для меня.

— Ага! — с неожиданной радостью воскликнула Катя.

— Но ведь и я не зову тебя идти со мной сейчас гулять, не требую от тебя ночных бдении. Скоро заполощется рассвет, мне надо будет уйти. Умоляю тебя, не торопись. Подумай хорошенько. Я положу к твоим ногам мир. Не бойся меня.

Виктор стремительно наклонился над Катей, с легкостью приподнял ее с пола, прижался губами к ее губам. От таких близких желанных запахов закружилась голова. Он чувствовал, как в первую секунду напрягшиеся губы тут же расслабились, как Катя глубоко вздохнула, поддаваясь его страсти.

А потом все закончилось. Они стояли в разных углах комнаты. Его сердце все так же мерно билось, отсчитывая скупые удары. Ее же лицо полыхало то ли от ярости, то ли от желания повторить поцелуй.

— Не торопись! — повторил он, поднимая руку. — Дай себе возможность свыкнуться с мыслью, что я люблю тебя. Прощай!

Виктор шагнул к окну и исчез. Шелохнулся застоявшийся воздух комнаты. Катя опустилась на стул. Сегодня Виктор им так и не воспользовался. Заметила на столе кулек с пирожными. В сердцах смахнула его на пол, уронила голову на руки. К горлу подкатил комок рыдания. Но горе и отчаяние были столь велики, что Катя смогла лишь завыть, проклиная свою несчастную судьбу.

Виктор торопился к кладбищу. Пока он был в городе, пока шел этот бесконечно мучительный и такой необходимый разговор, короткая летняя ночь кончалась, уступая место смертельному рассвету. И ему так не хотелось уходить, так много всего еще хотелось сказать. Просто держать ее руку в своей, просто смотреть в глаза, стоять перед ней на коленях, ожидая, когда ее перепуганная душа очнется и разглядит в его смиренной позе настоящее чувство.

Да, да, он так завтра и сделает. Придет и будет ждать ее благосклонности, пусть хоть десяток солнц вывалится на небосклон, пусть он трижды сгорит в их испепеляющих лучах, пусть последнее, что он увидит, будут ее невозможные глаза.

В груди поселилась странная боль. Виктор думал, что не сможет уснуть, что весь день пронянчится с этим новым странным ощущением, но природа взяла свое, заставив его забыться в неудобной позе.

А над его головой, через толщу камня и земли, сквозь шаркающие звуки шагов по натоптанному полу церкви, лился-перекатывался день. Жаркое солнце заставляло быстрее расти цветы и травы, наливало соком яблоки и ягоды, румянило липа детей, покрывало пеплом загара руки взрослых.

Катя проснулась от ощущения, что в комнате кто-то есть. Долгие секунды она не могла сообразить, кто она и где находится, кто может рядом с ней шуршать.

— А я слышала, как ты ночью разговаривала.

Лизонька сидела на полу, на коленях у нее лежал разорванный пакет со сладостями, губы были измазаны белым кремом, в пальцах она держала крепенький коричневый брусочек шоколадного пирожного.

— М-м-м… Какие вкусные! — Лизонька отправила в рот весь кусочек и, шамкая, добавила: — А тебе их только ночью будут носить?

— Не ешь! — сорвалась с постели Катя, рванула на себя пакет. Разноцветные колобочки раскатились по полу, сыпя глазурной крошкой.

— Да ты что? — Лизонька подняла на сестру полные искреннего изумления глаза. — Я таких в жизни не ела. Они холодные, точно только что со льда. Кто принес?

— Если и несли, то не тебе!

От резкого пробуждения и такого стремительного прыжка к сестре Катя никак не могла перевести дыхание. Почему она сразу не убрала сверток? Как она могла о нем забыть?

— Хорошо, тебе. А кто?

Личико сестры выражало покорность. Но сквозь эту готовность принять любой ответ крылось столько лукавства и хитрости, что Катя еле сдержалась, чтобы не ударить Лизоньку по лицу. Сестры все эти дела не касались!

— Кто надо! — Катя стала спешно переодеваться.

— Вы целовались? — Глаза Лизоньки стали в два раза больше, она вся подалась вперед.

— Что ты несешь! — Катя набросила на кровать покрывало.

— Неужели это брат священника? — догадалась Лизонька. — Что же ты не дала мне их съесть?

— Зубы заболят от сладкого.

— А у тебя не заболят?

— Я есть не буду! — Катя подобрала раскатившиеся пирожные.

— А я все маме расскажу!

— Не устань рассказывать!

Катя поглядела на искореженные гостинцы у себя в руках, и у нее вдруг родилась идея отнести их в церковь. Если Виктор проклят, то они должны загореться дьявольским огнем. Катя сдернула со спинки кровати косынку, завернула в нее пирожные.

— Куда? — подалась вперед Лизонька.

— Здесь душно, прогуляюсь.

— Я с тобой!

Катя не обратила внимания на сестру. Ей сейчас было все равно, кто идет рядом. Недлинная дорога до церкви показалась ей бесконечной. На каждом шагу ей чудилось, что за ней наблюдают, каждую секунду казалось, что ее сейчас окликнут. Пирожные в узелке жгли пальцы. Но проходили мгновения, минуты, и ничего не происходило. Узелок оставался узелком, дорожка дорожкой, встречные люди приветливо улыбались ей.

От неожиданной мысли Катя остановилась. Ну, конечно же, это все шутка. Ну, какие дьяволы и вампиры в их селе? Просто кто-то решил зло над ней подшутить. Выдумал себе такой мистический образ и стал являться к ней по ночам. Как входил? Через окошко! Оно наверняка неплотно прикрыто. И пирожные в ее руках самые обыкновенные. Прохладные же они оттого, что все утро пролежали в тени под окном.

Поняв все это, Катя остановилась. Руки ее опустились.

— Что же ты? — догнала ее Лизонька.

— Голова закружилась. От солнца, наверное. Пойдем домой.

— А пирожные?

— Странникам отдадим. Я кого-то вчера около церкви видела.

Катя снова заспешила вперед, опустила узелок рядом с первым встретившимся нищим. И вдруг замерла. Ей показалось, что под ногами у нее что-то происходит, словно там кто-то есть и она слышит размеренное биение чужого сердца.

Встретилась с внимательным взглядом сестры.

— Книгу свою можешь забрать, — прошептала Катя, смутившись. — Она мне больше не нужна.

— Прочитала? — По Лизонькиному лицу было видно, что она запуталась окончательно, но с чего начать узнавать тайну сестры, не знает.

— Сама же говорила, что писатели не выдумывают ничего нового, — расстроенно пробормотала она. — Описывают то, что есть. Зачем же мне чужой рассказ?

— Странная ты какая-то, — только и смогла ответить Лизонька, недовольно поджимая губы.

— Дни стоят жаркие, и ночь не дает прохлады.

Они медленно пошли обратно. Лизонька все забегала вперед, заглядывая сестре в лицо.

— Что же у тебя своего, если не нужно чужого? — Лизонька злилась, что все надо вытягивать из сестры по крохам, что Катя не хочет ей сразу всего рассказать.

Катя остановилась, долгим взглядом окинула приземистый ряд знакомых домов, нависшую над ними громаду церкви, крутой обрыв, на который, словно недошитый ковер, было наброшено кладбище с сеткой крестов, блеснувшую на повороте реку, на другой стороне плавно поднимающийся берег и одинокую кибитку, бегущую по кромке горизонта.

— Нет, наверное, ничего своего. — Незаметно для себя Катя сдернула с плеча платок, тонкими пальцами пробежала по обметанному краю, встряхнула его, зачем-то поправила волосы. — Что-то сердце щемит. И тоска такая…

— Ой, — Лизонька схватилась за щеку, непроизвольно ухватилась кончиками зубов за ноготь. — Влюбилась? В поповского брата?

Катя покачала головой и медленно побрела дальше. Платок выскользнул из безвольных пальцев.

— Не знаю я, ничего не знаю, — с болью прошептала она, опустив голову, так что Лизоньке пришлось присесть, чтобы услышать.

— Да объясни ты толком! — не выдержала сестра. — Он хотя бы красив? Местный?

Катя снова оглянулась на кладбище. Местный? Красив? Ах, разве это имеет значение? А потом вдруг вспомнила — шутка, это чья-то злая шутка. Никакого кладбища, никаких мертвецов.

— Городской, — быстро заговорила Катя, скорее себя убеждая в этом, чем рассказывая сестре. — Приехал на неделю. В церкви я его заметила. Подарок подарил. Бусы. С зелеными камнями. Я тебе как-нибудь покажу. Пирожных привез.

Лизонька от восторга закатила глаза.

— Только дай слово, что никому не скажешь! — Катя стиснула руку сестры.

— Могила, — помертвевшими губами пообещала Лизонька.

От неприятного слова заколотилось сердце.

— Нет, лучше жизнью поклянись. А завтра я тебе все расскажу.

— Почему же не сегодня? — Глаза сестры горели любопытством.

— Хочу проверить одну вещь. — Катя попыталась придать своему голосу как можно больше беззаботности.

— Но вы хоть целовались? — Лизонька прижала руки к груди.

— Под окошко приходит. — Катя уже не знала, как избавиться от назойливых вопросов. Ей хотелось побыть одной, подумать.

— А говорила, любви не бывает! — Лизонька теперь шла, повиснув на локте у сестры, победно подняв голову. Она была уверена, что владеет всей тайной. — Это ведь та самая, единственная, да? — Полумер Лизонька не признавала.

— Любовь бывает разная, — Катя снова поступила глаза. Чем ближе они подходили к дому, тем мутнее становилось у нее на душе, ноги наливались тяжестью, хотелось сесть, закрыть глаза.

— Ой, заболела, — запричитала матушка, как только увидела входящих в комнату сестер. Лизонька пыхтела, старательно поддерживая Катю, которая уже еле шла.

— Голова кружится. — Катя была бледна. Она бестолково касалась руками лба, теребила волосы, не зная, куда деть ставшие такими ненужными руки. — Я прилягу.

Прохлада подушки тут же напиталась жаром ее щеки. Катя с трудом поворачивала голову. И только одна мысль зудела в мозгу назойливым комариком: «Это шутка. Веселая шутка. В этом легко убедиться». Да, да, она сейчас встанет, выйдет на улицу и там встретит Виктора. Он удивится, может быть, даже разозлится, что она решила его выслеживать. Но зато она будет спокойна. И он больше не будет ее пугать своими ночными визитами.

Надо вставать, надо идти. Она сейчас сделает это. Вот уже сбрасывает с себя, одеяло, вот уже спускает ноги на пол. Половик щекочет голые ступни, ночная рубашка сползает с плеча. Она смотрит в окно. Там ясный день. И на улице, около крыльца, стоит Виктор. Он улыбается, уголки его вечно опущенных губ поднялись. Глаза такие веселые.

— Здравствуй, Катя!

Приветствие эхом мечется среди ставших вдруг картонными домов, под нарисованным небом, ударяется о бумажное солнце и падает на Катю.

Катя вздрогнула и открыла глаза. За окном вечерело. Солнце бросало прощальные лучи на крыши соседских домов, щедро одаривая их багрянцем и золотом. За дверью стояла тишина.

Катя спустила ноги с кровати, прислушалась к себе. Лихорадка, рожденная неизвестностью и душевной тревогой, сменилась решимостью. Да, она проверит, откуда приходит Виктор. Она больше не может жить с этой тоской в душе. А все эти фокусы с легким проникновением в дом и с зеркалом — обман, хорошо подготовленный розыгрыш.

Дом выглядел безлюдным, словно все ушли. Это было хорошо. Не встретив никого, Катя пробежала длинный коридор, толкнула входную дверь. Она понимала, что, делая шаг за порог, она оставляет у себя за спиной неизбежный разговор с родителями, причитания матери, может быть, наказание или, и того хуже, — слухи, которые могут поползти по селу. Но все это будет потом, сейчас ей необходимо во всем убедиться самой.

Катя плотнее закуталась в черную шаль, чтобы ее белое платье не так бросалось в глаза.

Хотя кто ее мог заметить? Никто не стремился на улицу, не сидел под окнами. У всех были свои заботы, никому и дела не было до быстрой тени, промелькнувшей вдоль заборов и скрывшейся за церковью. Беленая стена, нагревшаяся за длинный солнечный день, лениво отдавала накопленное тепло. Катя села с той стороны, что смотрела на реку. Справа, припав к подножию церкви, стелилось кладбище. Отсюда же была видна дорога, которая шла вдоль реки и за селом взбиралась на пригорок. Если Виктор поедет из города, то она его сразу заметит — другого пути в их село нет. Если, конечно, не пробираться лесом. Но эту дорогу Катя сразу отвергла.

Сумерки лениво нависли над притихшей рекой, зацепились за ветки ив, запутались в камышах. Они были тягуче бесконечны, как мед, который зачерпываешь ложкой, а он тянется, заставляя все выше и выше поднимать руку. Темнота накатывалась с мрачного востока, ударялась о теплый воздух, о нагретые стены домов и рассыпалась, смешиваясь с полумраком. Ночь все не наступала, и Кате уже стало казаться, что вечер будет длиться вечно, что он никогда не сменится временем покоя, а сразу перейдет в утро. От этого ее ожидание становилось мучительным и тревожным, ей уже хотелось встать и уйти, но глаза невольно возвращались на белеющую среди травы дорогу. А потом дальше, дальше, правее, выше. И вот она уже пересчитывает темнеющие кресты.

Невысокую фигурку, застывшую между кладбищенских оградок, она заметила не сразу. Он чуть поклонился Кате, а значит, увидел ее первым. И вдруг оказался возле нее.

— Здравствуй, Катя!

Она успела испугаться. Страх крылом бабочки мазнул по ее душе, заставил сильнее забиться сердце. Но голос, такой осторожный, такой вкрадчивый, прогнал малейшие сомнения.

— Я думала, ты меня обманываешь. — После долгого сидения Катя никак не могла подняться. — Где твоя лошадь? Я не услышала, как ты подошел.

Виктор стоял, потупив глаза. И ей показалось, что она видит, как вместе с глазами опускаются уголки губ, как сникают плечи, хотя разглядеть все это впотьмах она, конечно, не могла.

Виктор чувствовал, что проигрывает эту игру, что в каждом его слове, в каждом поступке Катя пытается найти подвох.

— Я рад тебя видеть, — заговорил он осторожно. — Извини, я не успел подготовиться к твоему приходу.

Катя быстро вскинула на него глаза. Уверенность в том, что она поймала его на обмане, испарялась.

Сомнения все глубже пробирались ей в душу. Но решимости доказать обратное в ней не убавилось.

Виктор переступил с ноги на ногу. Глазами он невольно зацепился за начавшие уже желтеть стебельки у края тропинки.

— Пшеница.

— Что?

— Здесь выросла пшеница. — Против своей воли он снова нашел глазами отяжелевшие спелым зерном стебельки. Обойти бы их, но непреодолимая сила заставляла его пересчитывать тонкие былинки.

— Пшеница? — Удивление подняло Катю на ноги.

— Я сейчас… только обойду, — пробормотал Виктор, хотя глазами все еще цеплялся за подсохшие травинки. Одна, две, три, четыре… Сбился и снова — одна, две, три, четыре, пять, шесть, семь, одна заслонила другую, восемь, девять…

— Что ты делаешь? — Катя стояла неподалёку, вглядываясь в его прячущуюся в темноте фигуру.

— Считаю.

Двадцать семь, двадцать восемь… Вопросы сбивали его, хотелось отмахнуться от них, как от назойливых летучих мышей.

— Пшеницу?

Виктор силой заставил себя оторвать взгляд от тонкого частокола травы.

— Дай мне руку, — прошептал он, чувствуя, что еще мгновение, и его снова затянет водоворот счета. Это было проклятье всех вампиров, стоило перед ними оказаться любым злакам, как они начинали их считать.

— Ты считаешь колоски? — Это было настолько неожиданно, что Катя пропустила его просьбу.

— Руку! — процедил он сквозь зубы.

Она услышала его. Потянулась навстречу чуть вздрагивающим пальцам, поразилась их холоду и окаменелости.

— Спасибо.

Виктор стоял рядом.

— В чем обман? — Катя вглядывалась в его спокойное красивое лицо.

— Обмана нет, — качнул он головой. — Ты пришла убедиться в обратном?

— Я тебе не верю! — Кате захотелось оттолкнуть его, убежать, но вместо этого она шагнула вперед, впилась глазами в его идеально ровную кожу, в алые губы, в разлет соболиных бровей, в бархатные ресницы.

— Верить надо только в одно — мою любовь. — Виктор протянул вперед руку, ладонью вверх, словно та самая любовь, о которой он сейчас говорил, лежала у него, запутавшись в пальцах.

— Пойдем, я познакомлю тебя с моими родителями, — Катя поманила Виктора за собой. — Они уже наверняка ищут меня, волнуются.

— Давай сделаем это в другой раз.

— Ну почему же? — Катя с волнением снова взяла его за холодные пальцы. — Пойдем. Ты совсем замерз. У нас дома тепло.

Виктор мягко отобрал у нее свою руку, улыбнулся. Он понимал, что Катя специально не хочет принимать очевидную правду. Ей удобней думать, что он простой человек.

— Останемся, ночь такая короткая.

— Да, да, скоро глубокая ночь, поэтому надо торопиться, — закивала Катя. Она повернулась, чтобы уйти, но Виктор шагнул ей наперерез, потянулся к ее щеке.

— Катя, я люблю тебя! У меня есть только мое чувство, все остальное принадлежит ночи. Я вампир!

— Нет, — Катя попятилась. — Ты простой человек. И я… я тоже тебя люблю.

— Я готов ради тебя сделать что угодно, но ты должна принять мою сущность.

— Нет! — Она отходила, но при этом продолжала крепко держать его за холодную руку. — Ты замерз. Пойдем, я тебя отогрею.

— Меня невозможно согреть. Мой холод идет изнутри.

— Неправда! — Она тянула его как упрямый ребенок, у которого пытаются отнять игрушку, а он не дает. Но перетягивание было односторонним. Виктор стоял не шевелясь, хотя Катя изо всех сил пыталась сдвинуть его с места.

— Посмотри, какая луна!

Виктор поднял голову наверх, и Катя тут же забыла о том, что хотела увести его в дом. Луна и правда была великолепна. Тяжелым оранжевым мячом она висела над горизонтом, словно предлагала сыграть в дьявольскую игру.

— Луна? Где? — Катя обернулась, но сквозь легкую дымку ничего особенного не увидела. Размытый диск луны прятался от ее глаз, не обладающих способностью видеть так, как видят его глаза.

— Пойдем! — Виктор взял девушку за руку и повлек к реке. — Ты сейчас сама все посмотришь!

Ей показалось, что от скорости в ушах засвистел ветер. Они уже стояли на берегу, и Катя мгновенно забыла, как очутилась тут, словно для нее было нормально совершать такие головокружительные прыжки.

— Река переливается! — Он коснулся водной глади, капли, как крупные жемчужины, ударились о воду, рассыпались искрами, заблистали в свете луны.

— Тут темно, пойдем, — попросила Катя, для которой игра с водой значила не больше, чем обыкновенный плеск. С таким ведро падает в колодец, постиранное белье полощется в чистой проточной воде.

— Посмотри на этот мир!

Виктор развел руками, и уже через секунду они стояли около леса. Катя крепко держала его за плечи, запрещая себе думать о чем-либо другом, кроме как о Викторе. О том, что они так быстро перемещаются, она тут же забывала, словно этого и не было. Она улыбалась. Она ему не верила.

— Ночь — это ночь, здесь ничего не может быть видно, — Катя старалась говорить уверенно.

— Мне видно! — Он склонился к ней. — А если захочешь, будет видно и тебе!

— Ночь для сна, не для прогулок, — упрямо тянула свое Катя, категорически отказываясь принимать уже несколько раз доказанную ей истину.

— Ночь для таких, как я.

— Нет, — не соглашалась Катя, хотя продолжала идти за Виктором.

Они углубились в лес. Совы встречали их уханьем, ночные цветы склоняли головки, зазевавшиеся светляки поскорее уступали дорогу.

— Ты меня обманываешь! — как заклинание твердила Катя.

Они уже который час кружили по лесам и полям, и Катя все еще не верила вампиру. Она видела его горящие чернотой глаза, его губы, с которых падали сладкие слова любви, уверенное выражение лица, скупую улыбку, чувствовала сильные руки, твердую походку, невероятную выносливость. И все это ей казалось таким человеческим, таким настоящим.

Виктор все шел и шел вперед, сам уже не понимая, куда и зачем он направляется. Он доказал, что может все, показал еще не виданные никем сокровища земли, но в ее глазах так и не появилось доверия. Там навсегда поселилась настороженность.

Короткая летняя ночь заканчивалась. Горизонт на востоке набухал чернотой, готовой вот-вот прорваться первыми лучами солнца, окраситься кровью рождения нового дня.

— Мне пора уходить.

Виктор гладил ее лицо, трогал пальцами мягкую теплую кожу, вдыхал ее запах, после прогулки в лесу очищенный от посторонних примесей, пряно-сладкий, тягучий, похожий на аромат летней прогретой воды.

— Останься! — Катя была убеждена, что Виктор сам не догадывается, насколько он человек. — Ты зря боишься.

— Я приду вечером. — Незаметно для Кати Виктор вел ее обратно к селу. — Дождись меня.

— Не уходи. — Кате казалось, что она в крепко сжимает его руку, хотя для Виктора это было всего лишь незначительным касанием.

Они уже стояли около ее дома.

— Прощай!

— Подожди чуть-чуть, — умоляла она.

— Я должен переждать день. Солнце меня убьет.

— Твои дела подождут. — Катя его не слышала.

— Мое дело — вечная жизнь, — горько усмехнулся Виктор. — Вампирам вреден дневной свет.

— Ты не вампир! — Катя произнесла это слово, и в душе у нее что-то оборвалось, словно сочетание звуков рождало невыносимую для нее вибрацию. — Ты не можешь быть вампиром.

— Пускай я для тебя останусь человеком, только отпусти меня!

Солнечные лучи уже пробили черноту, осветили деревья слабым блеском, горизонт залился алым.

— Подожди.

Катя не отпускала его рук, безотрывно смотрела в его лицо. Нет, это не могло быть правдой. В ее представлении мира отсутствовало само такое слово. И Виктор, который говорил ей о любви, обещал невероятные вещи, Виктор, которого она уже полюбила и поэтому пыталась вписать в свою жизнь, просто не мог быть не человеком.

— Ожидание подобно смерти, — простонал вампир.

Виктор чувствовал, что каждое его слово вплетается в бесконечную вереницу секунд, они подхватывают песню голоса и несут к солнцу, где каждый звук становится полешком для небесного костра.

— Ты же говорил, что любишь. Как ты можешь уходить?

Катя старалась увлечь Виктора в сторону дома, но сам Виктор раз за разом разворачивал ее в противоположную сторону.

— Моя любовь останется с тобой! — молил Виктор. — Один день, и я снова буду рядом. Не убивай меня.

Солнце набухало у него за спиной. Виктор чувствовал, как всегдашнее спокойствие изменяет ему. Он разрывался между необходимостью уйти и желанием остаться. Он и сам понимал, что теперь все изменилось. Что никакая земля и гробовая доска, никакие церковные стены не спасут его от сжигающего солнца любви. Оно было запретным, оно не могло родиться в его душе. А раз оно все-таки появилось там, то обратного пути к прежней жизни нет. Только вперед, к свету, к солнцу.

— Будь со мной всегда! — требовала Катя, в каком-то сумасшествии настойчиво переманивая Виктора к знакомому забору.

Первое, что он почувствовал, это убийственный запах роз. Они словно оттолкнули его прочь, напомнили, что надо бежать, надо еще преодолеть внезапно возникшие откуда-то колоски пшеницы, добраться до могилы. Не самим осознанием, а слабым его эхом Виктор хотел жить, а поэтому должен был сейчас же оставить Катю и бежать отсюда. Вечером он все объяснит, заново докажет свою любовь.

Но он не уходил. Смотрел в огромные, прекрасные глаза. В них была сосредоточена вся его жизнь. Жизнь, которую он не мог оставить, не разбив. И в то же время сам он этой жизни уже давно не принадлежал. А потому не мог оставаться.

Выхода не было.

— Я люблю тебя! — Виктор коснулся ее руки, последний раз заглянул в ее глубокие карие глаза. — Помни о моей любви!

Восход пробежал по крышам, ударил в стены домов.

Катя успела заметить, как побледнели, словно стерлись, черты лица любимого, как выцвели его волосы, как уголки губ вздёрнулись вверх в прощальной улыбке.

Солнце обняло Виктора со спины, полыхнуло, словно встретилось с зеркальным отражением, и спряталось, забрав с собой невысокую тонкую фигуру.

— Виктор?

Яркий свет привел Катю в чувство. Всю ночь она как будто пребывала в странном оцепенении и только сейчас смогла разобраться, кто она и где.

— Виктор!

Она сделала несколько бессмысленных шагов вперед. Сердце толкнулось в груди, вбивая ей в голову страшную правду. Ту правду, что всю ночь ей пытался донести Виктор, а она, Катя, не готовая принять его слова, только сейчас услышала их, осознала.

Вместе с ужасом открывшейся правды она вдруг с ясностью поняла, что только что рядом с ней стояла та самая, единственная и неповторимая любовь, о которой так мечтала Лизонька, о которой пишут в книгах, но встретить которую удается немногим. И вот она обладала этим счастьем, но своим же собственным неверием все испортила.

Катя сделала несколько шагов вперед, будто пытаясь убедиться, правильно ли видят ее глаза. Перед ней была пустота. Желтела набухающая солнечным светом дорога, начинали шуметь в сараях куры, потявкивали собаки. Все это было. Был весь тот мир, к которому она привыкла и в который пыталась вписать Виктора. Но его самого уже не было. И все, что Катя видела вокруг, теряло смысл, обесцвечивалось, умирало.

Она не помнила, как дошла до дома, как упала на кровать. На душе было пусто. И так же, как она настойчиво твердила Виктору, что он человек, она начала убеждать себя, что всего этого не было.

Любовь, та самая любовь, о которой она бредила ночами, о которой вычитывала в потрёпанных Лизонькиных книгах, была рядом. Настоящая, искренняя… И конечно же, она не могла уйти. Лизонька говорила, что писатели ничего не выдумывают, что они пишут о том, что было. И еще ни в одном романе она не видела смерти любви, а значит, смерти не существует, значит, все еще можно исправить.

Зачем нам нужны потери? Чтобы осознать, как дорого то, что теряем? Нет, она не согласна платить такую цену. В книжках все заканчивается хорошо. Значит, ей просто надо дождаться своего счастливого завершения.

Катя поднялась с кровати, лихорадочным взглядом окинула комнату. Что-то было такое, что она хотела взять. Ах да, бусы, платье. Она наденет его подарки, и он увидит, что она его тоже любит и ждет. Любит так, как не любила никого на свете.

Ей что-то говорили, но она не слышала. Пробежала длинный коридор, вышла на крыльцо. Солнце падало за горизонт. В воздухе стояла удушающая летняя жара. Катя постояла на месте, раскачиваясь от внезапно навалившейся слабости. Первый шаг вернул ей силу. Она прошла затихающее село, оставила за спиной ворчание собак, мычание коров, вечерние разборки петухов. Катя шла, в глухом отчаянии повторяя: «Не верю. Не верю».

Темнеющее кладбище недовольно глянуло на нее плюсиками крестов. В душе ничего не осталось — ни страха, ни боли. По знакомой тропинке она добралась до покосившегося креста, с замиранием сердца глянула на надгробие, на одинокий холмик. Села прямо на землю. И только тогда смогла заплакать. Заплакала от отчаяния, оттого, что так поздно смогла осознать, кто находился рядом с ней и какое сокровище Виктор хранил в своей душе.

Катя касалась колючих веток розы, чувствовала, как с шуршанием осыпаются помятые лепестки. Исцарапанные пальцы болели и кровоточили, но она не обращала на это внимания. Ей так хотелось, чтобы их с Виктором история закончилась хорошо, как обещают сотни и сотни книг, замерших на книжных полках. Почему он с таким счастьем принял свою судьбу! Почему не противился ей?

Легкий вечерний ветерок налетел на Катю и, уважая ее страдание, тихо занялся листьями розы, зашебуршал, зашевелил их, заставил пахнуть острее.

Из груди Кати вырвался неожиданный вздох, словно сама любовь вышла из нее. И отправляясь вслед за исчезнувшим Виктором, озаряла девушку своим светом.

Катя тяжело оперлась о холмик, прислушалось к надвигающейся со всех сторон тишине. Слезы высохли. Они стали лишними. Виктор ушел, но оставил ей свою любовь, свое счастье, а значит, он навсегда пребудет с нею. Ветерок налетел с новой силой, словно неведомый голос прошептал: «Я с тобой! Не печалься!»

Катя глубоко, с всхлипом, вздохнула и затихла.

Он вернется, непременно вернется. Надо только подождать. Любовь не умирает, она вечно возрождается. Так и Виктор возродится. В этом ли образе, в другом — неважно. В один прекрасный момент он придет, и она узнает его по взгляду, по улыбке, по сильному пожатию руки. И уже ничто не помешает их счастью. Ничто и никогда. Потому что их любовь будет самой вечностью.

Ярослава Лазарева

Вампир-дождь

Марин любил разбивать девичьи сердца. Он был настолько хорош собой, что давно уверовал в свою исключительность и считал, что ему дозволено намного больше, чем другим.

Родился и вырос он в небольшом городке Бойнешти, который находится на севере Румынии. Благополучно сдав экзамены и поступив в Бухарестский университет на экономический факультет, Марин переехал в столицу. Его родители были вполне обеспеченные люди и могли себе позволить оплачивать съемную квартиру для сына. Марин выбрал северную часть города и поселился в районе озер. А так как там была зона отдыха, то квартиры стоили даже дороже, чем в центре. Но Марина это не смутило. Он привык жить с комфортом. Квартира была большой, обставлена современно, в ней имелась вся необходимая бытовая техника, причем самых последних моделей. Особой гордостью хозяина жилья являлся огромный плазменный телевизор, висящий на стене в гостиной, владелец сразу предупредил Марина, что за поломку этого чуда японской техники возьмет с него полную стоимость. Но Марин со всем согласился, пообещав, что будет вести себя примерно.

— Я приехал в столицу не развлекаться, а учиться, — с апломбом говорил он. — Я серьезный молодой человек, а не какой-нибудь тусовщик и прожигатель жизни. Я будущий экономист!

Но как только за хозяином закрылась дверь. Марин тут же достал мобильный, развалился на диване и начал обзванивать всех своих подружек по списку, хвастаясь и новой роскошной квартирой, и видом с балкона на живописное озеро Флоряска, и своим поступлением в старейший и престижный университет. Две его подружки, как выяснилось, тоже поступили в учебные заведения Бухареста, и Марин, не раздумывая долго, пригласил их по очереди в гости.

…Учебный год пролетел незаметно. Марин занимался хоть и с ленцой, но вполне успешно и летнюю сессию благополучно сдал. Он успел перезнакомиться чуть не со всеми симпатичными девушками и своего курса, и параллельных. Со многими у него завязывались весьма близкие и вроде бы серьезные отношения. Но так думали девушки, а вот Марин всегда чувствовал себя абсолютно свободным. И легко расставался с подружкой, как только понимал, что та становится ему неинтересной. Его яркая внешность (а в жилах молодого человека текла смесь трех кровей: румынской, цыганской и польской), легкий веселый характер и щедрость, переходящая в расточительность, позволяли мгновенно находить очередную обожательницу. Высокий, стройный, с кудрявыми черными волосами, смуглой кожей, зелеными глазами и обворожительной белозубой улыбкой, выявляющей две очаровательные ямочки на его румяных щеках, Марин никого не мог оставить равнодушным. И он отлично знал о своей привлекательности и умело этим пользовался. К тому же он любил модную одежду и стильными нарядами умел придать своему облику еще большую эффектность.

На восемнадцатилетие — это было в апреле — отец подарил ему машину, выбрав для единственного сына дорогущую спортивную модель Porsche. Увидев вытянутый изящный корпус автомобиля цвета голубиного крыла с красными полосками аэрографии, Марин на миг потерял дар речи от восхищения. До этого он ездил на представительском черном Мегcedese, который раньше принадлежал отцу, но всегда считал, что молодому парню такая модель не очень-то подходит.

«Ну, девчонки, держитесь!» — с восторгом подумал Марин, садясь за руль новой машины.

Он полдня гонял по улицам Бухареста, пару раз заплатил штраф за превышение скорости и счастливый вернулся домой. С появлением новой модной и дорогой машины его рейтинг среди девушек поднялся на недостижимую для других парней высоту. Все признанные красотки университета мечтали прокатиться с Марином, и к концу первого семестра у него развилась своего рода звездная болезнь. Но, как ни странно, это не испортило его отношений с парнями-сокурсниками. Наверное, из-за того что Марин по-прежнему оставался щедрым и охотно выручал друзей деньгами. Ну а девушки вообще сходили по нему с ума.

После сдачи летней сессии Марин решил расстаться с очередной поднадоевшей ему подружкой. Ее звали Сантана. Она приехала в Бухарест из Бразилии, была черноокой, с шоколадно-коричневой кожей, аппетитно пухленькой и необычайно смешливой. Сантана, которая была на два года старше Марина, училась на факультете иностранных языков и отлично говорила на румынском. Он, собственно говоря, соблазнился лишь ее яркой, неординарной внешностью и веселым, озорным характером. Но иногда он ловил себя на мысли, что совершенно не понимает, что творится в ее голове. Но он вообще плохо понимал девушек и никогда не стремился постичь тайны их души. Ему это было не нужно. Марина привлекали сугубо плотские утехи. Видимо, поэтому к восемнадцати годам он ни разу по-настоящему не любил. Он скользил по поверхности жизни, словно лихой серфингист по бурным волнам, получая от преодоления неизвестных опасностей выброс адреналина, чего ему вполне хватало. Как ни странно, он даже не мечтал, как многие его сверстники, о настоящей и единственной любви. Одним словом, Марин был вполне доволен и собой, и своей нынешней жизнью.

Когда он сдал последний экзамен сессии и вышел из университета в прекрасном расположении духа, то сразу заметил Сантану, ожидавшую его возле Porsche. Она стояла, облокотившись на капот автомобиля, и задорно улыбалась проходящим мимо парням. Марин рассмеялся, но тут же нахмурился, так как твердо решил быть серьезным и сообщить ей о своем решении.

— Хай! — крикнула Сантана и помахала ему рукой.

Он загляделся на ее белоснежную широкую улыбку, сияющую на блестящем шоколадном лице. Однако вновь одернул себя. Приблизившись, пожал ей руку, хотя та подставила губы.

— Сдал? — не смутилась Сантана.

— Да, на «отлично», — сообщил Марин и открыл переднюю дверцу.

Сантана решительно двинулась вперед, но он загородил ей путь.

— А мы разве не к тебе? — изумилась она, но улыбаться не перестала.

— Нет, Санта… Понимаешь… дело в том… — замялся он. Но взял себя в руки, постарался не смотреть на ее пухлые красные губы и сообщил: — Я прямо сейчас уезжаю к родителям.

— Что-то случилось? — испугалась она. — С ними все в порядке? Все здоровы?

— Конечно! — явно удивился Марин. — Просто отец хочет отправить меня на отдых в Трансильванию. Он и путевку взял на курорт. Я должен туда заселиться уже послезавтра. Так что времени совсем не осталось! Но вначале домой, меня ждут, вечером вся родня соберется на праздничный ужин по поводу успешного окончания мной первого курса.

— А как же я? — погрустнела Сантана.

— А ты разве домой не едешь?

— У меня еще один экзамен и пересдача, — тихо сообщила она и потупилась.

Марин, хоть и слыл разбивателем женских сердец, на самом деле был мягким и даже жалостливым. Да, ему нравились девушки, он любил их общество, но старался, по мере возможности, причинять им как можно меньше огорчений.

— Да ладно тебе, Санта, — ласково проговорил он и обнял ее. — Чего так расстраиваться? Все сдашь, вот увидишь!

И он чмокнул ее в щеку. Сантана сразу заулыбалась и глянула на него засиявшими глазами.

— Ты меня по-прежнему любишь? — прошептала она.

Подобные вопросы всегда ставили Марина в тупик. Он вообще был убежден, что признания в любви, сказанные во время секса, ничего не значат. Однако девушки считали иначе, и Марин давно старался себя контролировать. Сейчас он совершенно не помнил, чтобы хоть раз, даже во время близости, признавался Сантане в любви. И он решил расставить все точки над «i»…

Отстранившись от девушки, Марин твердо посмотрел в ее повлажневшие глаза и произнес:

— Я не люблю тебя, Санта, ты уж прости. Поэтому, чтобы не давать ложных надежд, решил с тобой расстаться. Что скажешь?

Она всхлипнула и уткнулась лицом ему в плечо. Марин погладил ее по курчавой голове. Он не любил такие моменты, но считал, что лучше разрывать надоевшие отношения сразу. Ему казалось, что так девушкам легче принимать неизбежное. Обычно они плакали, просили его подумать. Но он стоял на своем. И некоторые из бывших подружек скоро успокаивались, даже через какое-то время начинали с ним просто дружить.

Марин дал возможность Сантане осознать новость. Та выплакалась, потом оторвалась от него и отошла на пару шагов. Ее лицо опухло, глаза покраснели.

— Ну погоди же! — вдруг со злобой произнесла она и вздернула подбородок, глядя на него гневно. — Отольются тебе мои слезки! Не век тебе, Марин, мучить девушек своей холодностью. Предупреждали меня девчонки с курса, что ты известный всем бабник, да я, дурочка, не верила. Но сейчас сама убедилась, какой ты бессердечный. Вот увидишь, скоро встретится на твоем пути такая любовь, которая сведет тебя с ума, такая девушка, которая не даст тебе спокойной жизни и из-за которой ты будешь мучиться и страдать как никогда и плакать кровавыми слезами. Заклинаю тебя! — вдруг громко выкрикнула она и достала из-за пазухи какой-то круглый, заблестевший на солнце амулет.

Сантана вытянула его по направлению к опешившему Марину и что-то зашептала. Ее черные большие глаза засверкали.

— Тьфу на тебя! — сплюнул перепугавшийся Марин и юркнул в машину.

Он резко рванул с места и помчался прочь. Как потомок цыган, он верил во всевозможные заклятия, порчу и сглазы, поэтому решил немедленно доехать до ближайшей церкви и окропить себя святой водой.

Вечером, когда за столом в их большом доме собралась практически вся семья, Марин уже и думать забыл о заклятии Сантаны. Все его дружно поздравляли с благополучной сдачей экзаменов, хвалили родителей за такого умного и успешного сына, желали дальнейших успехов. Марин быстро захмелел от крепкого и сладкого домашнего вина из черной смородины и решил выйти на улицу.

Родительский дом находился на окраине города, его окружал огромный сад. Марин прихватил с собой начатую бутылку вина и медленно пошел между деревьями. В саду сладко пахло цветами, под ногами пружинила зеленая трава, закатное небо бросало красноватый отблеск на все окружающее. Марин беспричинно улыбался и периодически прикладывался к бутылке. Его уже слегка пошатывало, что вызывало лишь приступы смеха. Так Марин добрался до ограды. Она была каменной и не очень высокой. Он вдруг решил забраться на нее и полюбоваться на закат. Но с первого раза не получилось — Марин упал в траву и расхохотался, глядя в краснеющее небо. Но потом пробормотал, что так просто он не сдастся, и снова попытался взобраться на ограду. Наконец, хоть и с трудом, это ему удалось. Он уселся наверху стенки, свесив ноги.

Особняк соседей тоже окружал довольно большой сад. Между каменными стенами имелась протоптанная в траве дорожка, окаймленная по бокам вьющимися стеблями резного плюща, который цеплялся за любую опору. Марин смотрел в даль этого прохода. В детстве он любил бегать по нему, играть с соседскими ребятами в прятки, скрываясь в густых зарослях плюща. И сейчас он вдруг засмеялся, сам не зная чему. Однако смех внезапно замер на его губах, и Марин вытянул шею, не понимая, как такое может быть, — на него двигалась стена дождя. Она и правда выглядела очень странно — наверху вроде бы была совсем маленькая тучка, но из нее лились потоки воды.

— Черт! — вскрикнул Марин, когда дождь зашумел совсем близко. — Еще вымокнуть не хватало.

Он хотел слезть со стены, но остановился — его удивило, что дождевая влага кажется красной. Он потряс головой и зажмурился. А когда открыл глаза, обильный, но короткий дождик уже промчался мимо, даже не замочив ограду рядом с ним.

— Не нужно было пить столько вина, — пробормотал Марин, вновь начиная улыбаться. — А то уже черт-те что мерещится — будто бы дождь красный. Хотя… Вот я дурак! Это же просто в закатном свете вода так покраснела! Вон и облака на небе кажутся кровавыми!

Марин расплылся в довольной улыбке, радуясь, что нашел объяснение удивившему его явлению.

Но тут же улыбка сбежала с лица, так как в проходе появилась девушка. Ему показалось, что она возникла из-за завесы стремительно уносящегося дождя — словно влажная красноватая штора улетела прочь и открыла его взору медленно идущую по мокрой траве девушку. Она была стройной и на вид очень юной, от силы лет пятнадцати-шестнадцати. Влажные волосы разметались по ее плечам и показались Марину красноватыми, словно от потеков странного дождя. Но когда девушка приблизилась, он понял, что волосы белые. Закат потух, его красные отсветы перестали искажать цвета окружающего мира, и волосам девушки вернулась естественная окраска. Так подумал Марин, с любопытством вглядываясь в бледное лицо незнакомки. Черты казались расплывчатыми, словно девушка была нарисована акварелью и от только что прошедшего дождя нежные светлые краски чуть размылись. Зато большие черные глаза ярко выделялись на общем эфемерном фоне, взгляд был пронзительно-печальным. И у Марина вдруг защемило сердце.

— Что с тобой? — торопливо спросил он, когда девушка поравнялась с ним. — Тебя кто-то обидел?

Она остановилась и медленно повернулась, приподняв узкий подбородок и заглядывая ему в лицо. Марин даже протрезвел, таким жалобным был ее взгляд. Казалось, слезы сейчас хлынут из этих неподвижных распахнутых глаз.

— Что с тобой? — тише повторил он.

— Он обманул меня, — прозвенел в ответ печальный голосок.

Марин вздрогнул и отчего-то вспомнил слезы Сантаны после того, как он сообщил о том, что решил с нею расстаться.

«Черт побери! — мелькнуло в его голове. — Как все-таки девушки остро реагируют на проблемы в отношениях!»

— Он обманул меня, — повторила незнакомка медленно, не сводя глаз с замершего Марина.

— Не нужно так огорчаться! — наконец вышел тот из столбняка. И весело предложил: — Забирайся сюда, на ограду! Или… Сегодня в моей семье праздник. Пойдем к нам в дом?

— Приглашаешь? — уточнила она, и ее глаза приняли более живое выражение.

— Конечно! — рассмеялся он. — Почему бы и нет? Выпьем вина, потанцуем… Слышишь, уже играет музыка. Меня наверняка потеряли, а ведь я виновник торжества. Пошли? Не нужно больше грустить!

Девушка задумалась. Она опустила голову и носком белой туфельки водила по влажной траве. Ее белые волосы упали на лицо. Голубое платье все еще казалось мокрым, его тонкая ткань облепляла изящную фигуру, и Марин невольно отметил узкую талию, стройные бедра, небольшую, но упругую грудь.

— Тебя как зовут? — после паузы спросил он. И назвал свое имя.

— Мона, — ответила она.

— Ты просто прелесть, Мона! — заметил Марин.

Она вздрогнула и подняла голову. Ее черные глаза вновь наполнились печалью.

— Я ухожу, — сказала она и стремительно пошла по влажной траве, приподняв тонкие руки.

Ее пальцы цепляли тянущиеся в проход побеги плюща, и с листьев летели капли, которые вновь показались Марину красноватыми. Он тряхнул головой, зажмурился. Затем поглядел вслед девушке, но та словно растворилась в поднимающемся розоватом тумане.

— Черт-те что! — выругался Марин и быстро перекрестился. — Но девчонка прехорошенькая. Ничего, скоро утешится с очередным кавалером. И хватит о ней думать! Однако надо порасспрашивать у соседей, кто она такая. Может, гостит здесь у кого…

Марин спрыгнул с ограды, пошатнулся, но удержал равновесие, вцепившись в тонкий ствол молоденького дуба. Расхохотался от распиравших его эмоций, затем поднял упавшую бутылку и отправился домой.

Проснулся он довольно поздно, чего и следовало ожидать, так как Марин выпил много вина, да еще и танцевал до полуночи. А родители решили не будить его, решив, что лучше ему как следует выспаться, прежде чем садиться за руль. Потянувшись, Марин сладко зевнул, перевернулся на другой бок и обнял подушку. И отчего-то сразу вспомнил Мону. Ее печальный взгляд так и стоял у него перед глазами и словно молил о чем-то.

— Вот же привязалась! — пробормотал он. — Иди-ка ты, хорошенькая грустная Мона, откуда пришла, и оставь меня в покое!

Поворочавшись какое-то время с боку на бок, он вскочил на ноги и отправился умываться.

День был пасмурным, но теплым. Перекусив, Марин сказал родителям, что хочет тотчас отправиться в путь. Отец начал возражать, мол, можно не спешить, поскольку он позвонил в отель и предупредил, что сын заселится скорее всего вечером.

— Так ведь уже почти три часа дня, — беззаботно рассмеялся Марин. — Пока соберусь, пока доеду… Дай бог, к ночи там окажусь.

— Пить вчера нужно было меньше! — проворчал отец.

— Зато хорошо посидели, — улыбнулся Марин. — Я вещей много брать не буду. Так, кое-что покидаю в спортивную сумку.

Но мать засуетилась и решила сама проконтролировать процесс сборов. Марин лишь смеялся, наблюдая, как она складывает в большую дорожную сумку несколько свитеров, рубашек, комплекты белья, но спорить не стал, решив, что места в машине много, а мать по пустякам огорчать не стоит. Когда багаж загрузили, он расцеловался с родителями, взял у бабушки корзинку с провизией, уложил ее на заднее сиденье и тронулся в путь.

Марин ехал на курорт Совата, расположенный в самом центре Трансильвании, и все-таки надеялся, что доберется затемно. Правда, дорога к курорту шла в гору, поэтому гнать он не рассчитывал. Отец вообще-то предлагал Марину лететь из Бухареста до Тыргу-Муреш, а там уже добираться на такси — от этого города до Соваты всего около шестидесяти километров. Но Марин решил, что поедет на машине.

Погода явно испортилась. Низкие тучи, несвойственные для обычно ясного в Румынии июня, затянули небо. Было похоже, что вот-вот пойдет дождь. Но Марина это не особо напрягало. Он довольно быстро выехал из города на национальную трассу и направился в сторону Трансильвании. Мысли текли плавно. Вначале он не очень-то приветствовал идею отца отправить его на курорт, считая, что лучше провести еще какое-то время в Бухаресте и как следует повеселиться с друзьями по случаю окончания первого года обучения. Но узнав, что почти все его сокурсники сразу после сессии разъезжаются, Марин даже обрадовался решению отца. И то, что он ехал без подружки, отчего-то тоже нравилось.

«Пора мне побыть одному», — думал он, поглядывая на едущую рядом, в соседнем ряду, красную спортивную Toyota Corolla с открытыми окнами. Миловидная брюнетка, сидящая за рулем, явно строила ему глазки. Он привычно улыбнулся, она тут же оживилась. Но Марин решил, что новые знакомства заводить не стоит, пора ему действительно отдохнуть от общества девушек. И прибавил скорость, легко вырвавшись вперед. Услышав раздавшийся вслед свист и весьма нелестное замечание, он лишь усмехнулся.

Когда Марин въехал на дорогу к ущелью Борго, уже начало темнеть. Серпантин поднимался все выше и выше, как будто прямо к небу, окрашенному в темно-лиловые и ярко-розовые тона. Солнце спускалось к горизонту, и цвет неба непрерывно менялся. Облака принимали все более фантастические очертания. Поднимался туман, который окрашивался уходящим солнцем в самые неожиданные тона от сиренево-розовых до серебристо-красных. Местность при таком освещении выглядела таинственно.

«Черт побери! — подумал Марин, наблюдая, как быстро закатывается солнце за горизонт. — В горах темнеет мгновенно, дорога хоть и отремонтирована, судя по всему, совсем недавно, но ночью может таить опасность. Ехать по ней в темноте неразумно — тут такие крутые виражи! Надо бы заночевать в каком-нибудь мотеле».

Он свернул на обочину, остановился и вынул из бардачка карту и, заглянув в нее, обрадовался:

— Да я в двух шагах от отеля «Замок Дракулы»! Главное, чтобы там свободные номера были…

— Ой, а вы нас не подвезете? — раздались звонкие голоса, и к его машине подбежали две девушки.

— Смотря куда! — расплылся в улыбке Марин, изучая их хорошенькие раскрасневшиеся лица.

Одна была шатенкой с яркими голубыми глазами, вторая — жгучей брюнеткой цыганского типа.

— Мы тут живем неподалеку, в отеле Дракулы, — затараторили они одновременно. — Вышли прогуляться, да не рассчитали, ушли далеко, а солнце так быстро село. Страшно! Туман вон какой, а тут вампиров полно.

— Глупости! — рассмеялся Марин и распахнул дверцу. — Чего вы всякие сказки слушаете? Ведь это местный бизнес, надо понимать. А вы откуда, девушки?

— Из Хыршова, — хором ответили те и расхохотались. — А вы?

— Из Бойнешти, — сообщил Марин. — Еду на курорт.

— А мы уже третий день тут отдыхаем. У нас тур «Дракула — князь и вампир». Завтра отправимся в Сигишоару, там, кстати, будет шоу «Суд над ведьмой», — сообщила брюнетка.

— Ну и старинную крепость осмотрим, — добавила шатенка. — А вы сейчас куда? Темнеет.

— Как раз хочу попытаться переночевать в вашем отеле, — задумчиво сказал Марин. — Вообще-то я направляюсь в Совату, но до нее довольно далеко, да еще по горной дороге…

— Не уверена, есть ли в отеле свободные номера, — заметила брюнетка.

— Можно ведь переночевать в «дракульской комнате», — засмеялась шатенка. — Нас в первый день туда на экскурсию водили. Там настоящий гроб стоит! — шепотом добавила она и быстро перекрестилась.

— Ну просто из всего шоу делают! — недовольно произнес Марин и тронул машину с места.

Шатенка сидела рядом с ним, брюнетка — на заднем сиденье.

— А вы что, не верите в вампиров? — поинтересовалась соседка. — Но ведь Дракула — наш национальный герой!

— Девушки, разве вы не знаете нашу историю? Все-таки Дракула был прежде всего валашским воеводой. Да, конечно, он отличался невероятной жестокостью, но и время тогда было такое, что по-другому нельзя. А уж что там навыдумывал про него писатель Стокер…

— Кстати, мы сейчас находимся на перевале Борго, — перебила брюнетка. — Именно здесь, по роману Стокера, проходила дорога в логово вампира Дракулы.

— Ага! И именно поэтому тут построен отель, в котором вы сейчас живете, — усмехнулся Марин. — И в нем даже есть комната с его гробом, созданная на потребу туристам. Вообще-то многих моих друзей раздражает, что нашу страну воспринимают исключительно как родину вампиров. А уж моих родителей это буквально бесит!

— Да ладно вам… — пожала плечами шатенка и обворожительно улыбнулась Марину. — И пусть! Зато туристы со всего мира к нам едут. Плохо, что ли?

— А вы верите в вампиров? — после паузы спросил Марин.

В этот момент показались освещенные башни отеля, построенного в стиле средневекового замка.

— Мне бабушка рассказывала, — ответила брюнетка, — что вампиры есть и сейчас, только они нечто другое, чем нам описывают. В наших легендах они называются «стригой».

— Как? — удивился Марин. — Ах да, что-то смутно помню. Мне тоже бабушка много легенд рассказывала.

— Так вы же вообще, насколько я поняла, не верите в вампиров, — заметила шатенка.

— По народным представлениям, вампир — тот, кто пьет человеческую кровь, а потому остается в своем теле столетиями и живет рядом с другими людьми. У стригоя же нет тела. Можно сказать, что это сила, которая наказывает людей за нарушение каких-то запретов, — серьезным тоном продолжила брюнетка.

— Но бывает, что и стригой превращается в человека, — добавила шатенка.

— Неудачную мы выбрали тему на ночь глядя, — пробормотал Марин, подъезжая к освещенным воротам отеля. — А тут какое-то веселье!

Действительно, во дворе у входа в отель группа туристов бойко танцевала под звуки чардаша. Марин поставил машину на парковку, любезно помог девушкам выйти. Те расцеловались с ним и жарко поблагодарили, что он довез их до отеля.

— А то хоть вы и не верите в вампиров, но тут такие места, что их присутствие словно бы постоянно чувствуется, — сказала брюнетка и зябко повела плечами. — Мы лучше поднимемся в номер и плотно закроем все окна и дверь.

Она схватила подругу за руку и потянула ее к отелю.

— Надеюсь, комната для вас найдется! — крикнула шатенка, обернувшись и улыбнувшись Марину.

Но свободных мест не оказалось. Администратор сообщила, что все номера бронируются чуть ли не на месяц вперед. А в это время из-за наплыва туристов сдано все, даже флигель для персонала занят группой поляков. Он вздохнул, потом заплатил за парковку и вышел из отеля.

«Что ж, переночую в машине, — не особо расстроился Марин. — Вообще-то девчонки могли бы пригласить к себе в гости… Хотя все — к лучшему!»

Он открыл багажник, достал корзину с провизией, забрался на заднее сиденье и как следует подкрепился домашней бужениной, запеченным картофелем, свежими овощами и любимыми им бабушкиными пирожками со сливовым джемом. Удовлетворенно вздохнув Марин понял, что явно переел, и решил немного пройтись. Он закрыл машину и отправился изучать территорию отеля.

Уже стемнело, но мощные прожектора освещали башни замка, и те выглядели довольно живописно и совсем не зловеще, как полагалось бы жилищу кровожадного графа. Марин вспомнил рассуждения девушек о существовании вампиров и невольно усмехнулся. С детства он был наслышан об этих существах. Народный фольклор изобиловал подобными историями о них, и обе бабушки часто рассказывали ему о всевозможных оборотнях, вампирах, призраках и тому подобной нечисти. Ребенком он боялся и верил. Но когда вырос, многое переосмыслил и стал относиться скептически ко всем легендам и мифам. А уж повальная мода на графа Дракулу вообще его раздражала.

— Влад Цепеш Дракула происходил из влиятельного рода Басараба Великого, правившего Валахией в XIV веке. Его отец, Влад II, в 1408 году был посвящен в рыцари ордена Дракона и взял себе прозвище Дракул — «дракон». В 1431 году у него родился сын, которого тоже назвали Владом… — услышал Марин и приблизился к группе туристов, столпившихся вокруг экскурсовода.

Он решил, что не мешает послушать лекцию, раз уж он тут оказался. Тем более что времени у него было предостаточно.

— Когда мальчику исполнилось двенадцать лет, отец был вынужден отправить его с братом заложниками ко двору османского султана как гарантию того, что не будет выступать против турок, — снова заговорил экскурсовод. — Но через шесть лет отца и брата убили, и султан послал Влада обратно в Валахию в качестве воеводы. Однако Влад III потерял власть и восемь лет провел в изгнании, пытаясь вернуть себе трон, пока в 1456 году вновь не стал правителем Валахии. Через шесть лет после очередного столкновения с турками Влад III бежал в Трансильванию.

— То есть сюда? — немного испуганно поинтересовался тонкий девичий голосок. — Вот на это самое место?

— Нет, конечно, не на это самое место, — вежливо возразил экскурсовод. — Но мы находимся в центре Трансильвании, так что можно сказать, что сюда. Итак, я продолжаю?

— Да, да! — зашумели слушатели. — Что с ним стало дальше?

— Итак, Влад бежал в Трансильванию, но оказался в заточении у венгерского короля Матвея Корвина, принуждавшего его принять католичество. Наконец он согласился и в 1476 году третий раз оказался у власти. Правда, через два месяца погиб во время сражения с турками. Его убили свои же воины — как говорят, по ошибке…

— Надо же, какая участь! — заметил мужской голос.

— Прозвище отца Влад превратил в фамилию Дракула, — продолжил экскурсовод, — что означает «сын дракона». За свою необычайную, даже патологическую жестокость он получил также прозвище Цепеш — «сажающий на кол». Османские и румынские летописцы описывали его как тирана-психопата, который не раздумывая отправлял всех провинившихся перед ним на кол, не щадя ни женщин, ни грудных младенцев.

— Но при чем тут вампиры? — спросил женский голос.

— А это нужно выяснять у Брема Стокера, который взял прообразом для героя своего романа нашего князя. Понятно, что из-за его беспримерной жестокости, — ответил экскурсовод. — Так и появился легендарный персонаж, известный во всем мире как граф-вампир Дракула. Но я вам рассказал о реальном князе. Он не был ни графом, ни вампиром. Памятник правителю Валахии Владу Дракуле установлен в его родном городе Сигишоаре, куда мы завтра и отправимся.

Марин улыбнулся и отошел от группы, так как услышал приглашение экскурсовода отправиться в «комнату с гробом». Его-то туристические аттракционы мало занимали. Он побродил какое-то время по внутреннему двору, полюбовался на башни замка-отеля, подошел к двум легендарным березам, которые символизировали Адама и Еву. На их ветви экскурсанты повязывали ленточки и загадывали желания. Марин постоял возле деревьев, но особых тайных желаний у него не имелось, поэтому и загадывать было нечего. Да и обращаться к каким-то березкам, пусть и легендарным, казалось нелепым. Он всегда жил в гармонии и с собой и миром и получал истинное удовольствие от всего на свете.

— А пойду-ка я спать! Зато завтра встану как можно раньше и сразу уеду, — сказал он сам себе и направился к машине.

Но спал Марин неважно. Ему снился устрашающего вида граф Дракула с горящими, как раскаленные угли, глазами и распахнутым окровавленным ртом. Вампир рычал что-то нечленораздельное и гонялся за Марином по подземельям замка. И когда сквозь сон услышал женский плач, то вначале даже не сразу понял, где он и что с ним. Но плач будто приближался, и Марин окончательно проснулся. Сел в машине и протер глаза, обнаружив, что уже раннее утро. Туман густо застилал все вокруг.

— Осторожно… — произнес кто-то тихо в этом туманном молочном мареве. — Неси сюда. Да тише ты! Не дай боже, постояльцы увидят, нам такая слава не нужна. Ужас какой-то! Кстати, полицию вызови…

Марин осторожно открыл дверцу машины и увидел, что мимо него проплывают размытые туманом фигуры двух мужчин, несущих какого-то парня. Рядом двигалась девушка и не переставая рыдала. Марин заметил, что голова парня болтается, его лицо бледно, а шея испачкана кровью.

— Я не знаю, что это было, — сквозь всхлипывания говорила девушка. — Мы целовались, потом я словно потеряла сознание, будто дурман какой нашел на меня. А потом я очнулась от ощущения влаги. Клянусь, прямо над нами шел кровавый дождь! Кровь была настоящая! А мой друг был уже мертв.

— Успокойтесь, дорогая, — увещевающим тоном говорил один из мужчин. — Сейчас доктор осмотрит его, установит причину смерти. А потом и полиция приедет. Но только не нужно так громко плакать — все еще спят. Туристы так любопытны! Будьте милосердны, а нам такая слава не нужна. Мы и так замучились от фанатов вампиров отбиваться. У нас места сами знаете какие… Трансильвания сама по себе уже легенда, а если еще и такое вот происшествие… Завтра же сюда журналисты налетят!

Девушка начала всхлипывать тише. Но видно было, что она сдерживается из последних сил.

— А вашего друга словно кто-то покусал прямо в шею, — продолжил второй носильщик. — Чудеса, да и только! На вид действительно вампирский укус. Как же вы-то ничего не помните?

Девушка вновь затряслась от рыданий.

— Ну ладно, ладно! Понимаем, какой у вас шок… Сейчас чего-нибудь вам горячего нальем, получше станет…

Процессия скрылась в тумане, голоса затихали.

Марин истово перекрестился и решил, что лучше уехать прямо сейчас. Увиденное его напугало. Он понимал, что неподалеку произошла трагедия, но что именно случилось, не знал, видимо, никто. Единственная свидетельница происшествия была явно не в себе от пережитого ужаса и уверяла, что вообще находилась без сознания. Он быстро умылся, хлебнул горячего чая из термоса и выехал с территории отеля. Его никто не остановил, хотя Марин боялся, что в связи с происшествием решат проверить постояльцев. Но, судя по всему, охрану пока никто не предупредил, да и полиция все еще не подъехала. Конечно, Марину бояться было нечего, документы у него в порядке, к произошедшему он не имеет отношения. Но проблемы ему не нужны, задерживаться здесь совершенно не хотелось, а тем более отвечать на вопросы полицейских.

Поэтому Марин, как только оказался на дороге, погнал на максимальной скорости, невзирая на густой туман. И только когда чуть не слетел на крутом вираже в обрыв, наконец пришел в себя и убрал ногу с педали газа. Солнце только что встало, туман быстро рассеялся, и на душе у Марина мгновенно полегчало. Окрестности уже не представлялись ему такими мрачными и полными вампиров, прячущихся за кустами и огромными камнями. Он даже начал улыбаться и сказал себе, что жизнь штука сложная, много чего случается на этом свете, поэтому лучше всего забыть и об укушенном парне, и о плачущей девушке. И забыть как можно скорее.

Серпантин дороги вывел на очередной крутой поворот, и Марин поехал как можно медленнее. Но завернув за высокую скалу, невольно затормозил. На валуне сидела девушка. Ее платье и волосы выглядели влажными, возле ног на асфальте словно разлито красное вино. Личико, ярко освещенное вставшим солнцем, было устрашающе бледным.

— Мона! — вскрикнул Марин, узнав ее.

Он остановил машину и подбежал к девушке. Та словно застыла. Ее черные глаза смотрели на пятно не мигая.

— Мона! Что ты тут делаешь? — спросил он и потряс ее за плечо. — И что тут за пятно?

— Они лежали за этим камнем, — тихо сказала она, — вон на той зеленой травке… они смеялись… целовались… Он обманул меня…

— Пошли-ка со мной! — решительно проговорил он и потянул Мону за руку. — Ты совершенно замерзла! Кажется, я понял, в чем дело. Ты видела тех двоих? И потому так напугалась? Это произошло здесь? Отсюда забрали тело? Конечно, вот же кровавое пятно! Все ясно. Но ты как тут оказалась?

— Я? — спросила она, подняв на него глаза. — А ты кто?

Марин усадил ее на заднее сиденье машины, налил чаю из термоса и протянул ей. Но Мона отрицательно покачала головой.

— Нет, не буду, — прошептала она и спрятала лицо в ладони.

Марин погладил ее влажные белые волосы, заговорил ласково:

— Бедная девочка… Что ж ты на все это смотрела? Нужно было сразу уйти!

— Нужно было, — еле слышно ответила она. — Увези меня отсюда!

— Без вопросов! — тут же согласился Марин и пересел за руль.

Когда тронулся с места, все-таки спросил:

— Но куда ты едешь? Я направляюсь в Совату, буду там отдыхать.

— Хорошо, — ответила Мона. — Я выйду неподалеку.

— А поточнее? — улыбнулся он. — Не понимаю, что означает твое «неподалеку». Мы пару дней назад встречались совсем в другом месте. Или ты забыла?

— Помню, — ответила она. — Тебя зовут Марин.

— Ну, наконец-то ты приходишь в себя! — обрадовался он. — Слушай, перебирайся на переднее сиденье, а то мне неудобно с тобой разговаривать.

— Хорошо, — согласилась она и так ловко и быстро перелезла вперед, что Марин про себя удивился, подумав, что Мона — необычайно гибкая и легкая девушка.

Мона устроилась поудобнее, расправила короткий подол темно-розового платья. Оно было открытым и скорее напоминало сарафан на узких бретельках. Правда, на плечи Мона накинула прозрачный черный шарф, и сочетание черного с розовым отчего-то смущало Марина. Он искоса поглядывал на ее тонкий изящный профиль, на маленькие бледно-розовые губы и длинные темные ресницы, которые резко контрастировали с белыми как снег волосами.

«Может, она эмо-girl? — пришла вдруг мысль. — Тогда это многое объясняет!»

Среди его бывших одноклассников было несколько эмо-кидов. Те одевались именно в черно-розовую одежду, к тому же смотрели на мир, как казалось Марину, слишком уныло и во всем искали печаль. Но особо он с ними никогда не общался, поэтому точно не представлял, в чем смысл данной субкультуры. Его знания об эмо были поверхностны и стандартизированны. Но Мона вызывала у него какое-то щемящее чувство жалости и желания защитить ее неведомо от кого. И Марин удивлялся собственным эмоциям. Обычно он с девушками легко находил общий язык, нравился им с первого взгляда, очаровывал незаметно и для них, и, главное, для себя. (Солнечный самец — так назвала его одна из бывших подружек, на что он совершенно не обиделся и даже считал, что в подобном определении есть доля истины.) И вот впервые в жизни Марин испытывал неловкость и смущение. Он буквально не находил нужных слов и никак не мог попасть на одну волну для общения с Моной. Она оставалась для него закрытой книгой. И это притягивало. Решив, что она и правда эмо-gerl, он почувствовал облегчение: ну как же, нашел отгадку ее странного поведения. И начал мучительно вспоминать хоть что-то об этой субкультуре. Но, увы, выяснилось: он однозначно ничего не знал про эмо. Тогда Марин решил спросить напрямую.

— Мона, ты, я вижу, одета в черно-розовую гамму, — нарочито беззаботным тоном начал он. — Наверняка…

— Я не эмо, — не дала она ему договорить. — Просто мне нравится это платье.

— Ты будто прочитала мои мысли! — засмеялся он, но ощутил легкий неприятный холодок в груди. Да и кому бы понравилось даже предположение, что кто-то сканирует его мозг в момент общения.

— Не волнуйся! — ответила Мона и улыбнулась. — Твои мысли я не читаю.

— А чьи? — попробовал он пошутить.

— Тех, кто мне неприятен, — серьезно ответила она. — Или несет определенную угрозу.

«Бог мой! — испугался Марин. — А вдруг не шутит? Я читал, что есть люди, обладающие подобными способностями. Кажется, их называют телепатами».

— Ну, я-то точно не несу тебе никакой угрозы, — сказал он. — И я тебе приятен?

Марин машинально расплылся в одной из своих фирменных улыбок и глянул на Мону. Та смотрела на него широко раскрытыми глазами, оставаясь серьезной. И ее бледное изящное личико вдруг вызвало у него жалость, показалось, что оно хранит в себе какую-то давнюю печаль. Черные глаза, затененные длинными ресницами, были бы, несомненно, очень красивы, если бы не отпечаток все той же странной печали.

— Да, ты мне приятен, — подтвердила Мона. — И меня к тебе тянет.

— Однако необычайно открыто, для столь юной девушки, говоришь о своих ощущениях, — заметил он, не зная, как реагировать на ее слова. — Так где тебя все-таки высадить? Ты ведь не сообщила пункт назначения.

— Тыргу-Муреш, я же сказала, — ответила Мона.

— А, совсем неподалеку от моего курорта, — обрадовался Марин. — Ты там живешь?

— Нет.

Мона замолчала и отвернулась к окну. Марин вновь зашел в тупик. Он еще никогда не встречал такой странной девушки. И в то же время никогда не испытывал такого острого любопытства, смешанного с чувством жалости.

Некоторое время они ехали молча. Солнце вышло из-за гор, но с севера быстро бежали облака и скоро закрыли все небо, словно высокие белые корабли с белыми парусами. Мона смотрела в небо, откинувшись на сиденье. Ее лицо по-прежнему выглядело грустным. Марин решил включить приемник, чтобы нарушить начинавшую его угнетать тишину. Нашел радиоволну «Для тех, кто в пути» и даже начал подпевать одной популярной британской группе. Но Мона не реагировала.

Когда песня закончилась, стали передавать новости, и диктор начал с того, что в ущелье Борго появился «настоящий вампир», есть жертва — двадцатидвухлетний житель Бухареста был укушен в шею и умер от потери крови. Его спутница, двадцатилетняя туристка из Польши, в шоковом состоянии отправлена в больницу, поэтому подробностей происшествия сообщить не может.

Марин замер, слушая новости. Мона не шевелилась. Когда снова зазвучала музыка, он сделал звук тише и заметил, что полиция должна во всем разобраться. Наверняка какой-нибудь псих напал на несчастную парочку.

— Ты не веришь в вампиров? — уточнила Мона, поворачиваясь к нему.

— Конечно, нет! — рассмеялся он. — Что я, ненормальный?

Она тут же снова отвернулась к окну. Марин не понимал, что происходит. Ему постоянно казалось, что он чем-то ее обидел, а это вызывало внутренний протест и одновременно немотивированное чувство вины.

За поворотом он заметил мотель и завернул к нему. Мона не прореагировала. А когда он подъехал к закусочной и предложил ей позавтракать, не раздумывая отказалась. Попросила только купить ей бутылку обычной воды без газа. Марин пожал плечами, заметил, что диеты такой хрупкой, изящной девушке не нужны, но ответа не дождался и покинул машину. Он взял себе чашку кофе и горячий сэндвич, неторопливо поел, сидя за столиком и поглядывая в сторону машины. Мона по-прежнему находилась на переднем сиденье. Казалось, что, она задремала, такой неподвижной была её поза с безвольно откинутой головой.

«Странная девчушка, — рассуждал Марин, — но очень хорошенькая. Однако на контакт не идет. Ну и ладно! Отвезу ее в Муреш, и всех делов… Не хочет продолжать знакомство, навязываться не буду. И все-таки как она здесь очутилась? Непонятно…»

Но Марин никогда особо не задумывался над проблемами, которые не касались его лично, поэтому быстро выбросил из головы все сомнения. Закончил завтракать и, на всякий случай помимо воды прихватив шоколад, вернулся к машине.

— Это тебе, — сказал он, протягивая плитку Моне. — А то так и с голоду умереть можно. У тебя всегда плохой аппетит?

— Не стоило беспокоиться, — вяло ответила она, но шоколад взяла, убрала его в сумочку.

Марин хмыкнул и сел за руль. После чашки крепкого кофе он почувствовал прилив бодрости и желание поболтать. И решил больше не обращать внимания на странный характер новой знакомой. Она ему нравилась, а это всегда было определяющим для Марина. Он часто шел на поводу инстинктов, особо не раздумывая и свято веря, что в отношениях так и должно быть. Тронув машину с места, Марин расплылся в улыбке и спросил, к кому едет Мона. Та повернулась — ее черные глаза по-прежнему наполняла печаль. Нехотя ответила:

— Ни к кому. Я просто путешествую.

— У тебя каникулы? — уточнил он. — Осматриваешь всевозможные достопримечательности. А где ты живешь постоянно?

— Нигде. Не люблю постоянных мест, мне нравится менять города и даже страны, — равнодушно проговорила она.

«Ясно, девочка — дочь богатых родителей, — решил Марин. — Сколько же ей лет? По идее, должна еще в школу ходить».

Он глянул на Мону и заметил, что улыбка морщит ее губы. И вновь ему показалось, что она читает его мысли. Стало неприятно, но он тут же отогнал нелепое предположение.

— Мне семнадцать, — вдруг сообщила она, и Марин даже заерзал на месте от удовольствия, так как этот вопрос занимал его больше других. Но поинтересовался:

— А чем занимаются твои родители?

— Они давно умерли, — тихо сказала Мона. — Я круглая сирота. У меня никого нет на этом свете.

— Матерь Божья! — не удержался он от восклицания и быстро перекрестился. — Бедная девочка! Как же ты живешь?

— Хорошо, — прошептала она.

У него вертелся на языке вопрос, на какие средства, но Марин считал себя воспитанным молодым человеком, и подобные темы казались ему неприличными. Мона улыбнулась, потом сказала:

— Моя семья обладала немалыми средствами, а так как я единственная наследница, то особых проблем у меня нет. Вот только тоска…

«Вон оно что! — невольно подумал он. — Значит, девочка просто богатая бездельница которая не знает, чем себя занять. Еще бы столько свободного времени! Поневоле затоскуешь… Вот и путешествует. И все равно, какая-то она… жалкая, несчастная. Так и хочется обогреть, словно маленькую замерзшую птичку».

И Марин, поддавшись первому порыву, обнял ее за плечи. К его удивлению, Мона не сопротивлялась и даже положила голову ему на плечо. Потом вздохнула и закрыла глаза. Он повел машину осторожнее. Тем более что вновь начались крутые виражи, а с одной стороны дороги пролегала пропасть. Ему было довольно трудно управлять одной рукой, но Мона так доверчиво прильнула к нему, что он не решался убрать руку из-под ее головы. От ее волос пахло сладко, и Марин уже изнывал от желания поцеловать девушку. Но вот он нечаянно дернул руль, и машину занесло. Марин нажал на тормоза, автомобиль уперся в каменное ограждение.

— Извини, не удержал руль, — покаянно произнес Марин.

— Ничего страшного, — ласково ответила Мона и улыбнулась.

У него сразу потеплело на сердце.

— Ты замечательная девчонка! — с облегчением заметил он. — Другая бы уже билась в истерике.

— Для меня смерть не имеет значения, — тихо произнесла Мона и опустила ресницы.

«Бедная! — вновь пожалел ее Марин. — Еще бы, одна на белом свете!»

— Но я бы не простил себе, если бы с такой прелестной девушкой случилась беда, — сказал он. — Хочешь, буду твоим защитником?

Мона подняла на него глаза. Они явно посветлели, словно непроницаемый черный мрак зажегся крохотными коричнево-золотистыми искорками. Это было так красиво, что Марин невольно засмотрелся в ее огромные глаза. Затем медленно наклонился и потянулся к розовым губам. Он отчетливо услышал тихий вздох, но вдруг Мона резко отстранилась и вышла из машины.

Марин в глубине души обиделся. Еще ни одна девушка не отказывалась его поцеловать. Он просто не ожидал такой реакции. Видимо, поэтому он не сразу бросился за Моной. А та быстро шла по дороге. Марин машинально любовался ее стройными ножками, развевающимся при ходьбе подолом розового платья, прозрачным черным шарфом, трепещущим за плечами, словно воздушные крылья. Только через пару минут, когда девушка скрылась за поворотом, вдруг очнулся. Выскочил из машины, но, добежав до изгиба дороги, он остановился в недоумении. Мона исчезла. Справа была пропасть, слева поднимались отвесные скалы.

— Мона! — в отчаянии закричал он и зачем-то подбежал к краю обрыва, глянул вниз.

Но поросший травой и редким кустарником склон был пуст.

— Мона, где ты? — вновь позвал он.

В этот момент из-за поворота выехал черный джип с тонированными стеклами. Марин отскочил в сторону, так как джип мчался на немыслимой скорости. Заметив, что из приоткрытого окна развевается конец черного шарфика, Марин замер.

— Куда же ты? — прошептал он вслед умчавшемуся джипу.

Марин вернулся к своей машине, сел за руль и пробормотал, с тоской глядя на пустую дорогу:

— Уехала и даже не попрощалась… Остановила первую же машину, и еще неизвестно, к кому села. Мало ли кто тут катается!

Он посидел еще какое-то время, затем завел мотор и отправился в путь.

Совата понравилась Марину с первого взгляда. Курорт выглядел вполне современным. Его номер находился в приятном отеле на шестом этаже нового корпуса, из него открывался вид на озеро Урсу. Он быстро оформил документы, перекусил в кафе и отправился осматривать окрестности. Курорт оказался довольно большим, и особенно впечатляли старинные виллы. Затем Марин спустился к купальням на берегу озера и устроился в шезлонге. Но так как был от природы смуглым, то загорать особо не стремился, его больше интересовали полуобнаженные фигуры девушек. Облака уже исчезли, солнце прилично припекало. Марин забрался в воду, которая показалась ему очень холодной.

Он нырнул, но тут же выскочил, отфыркиваясь.

— Отличная водичка! — раздался рядом звонкий голосок.

Марин обернулся, стряхивая капли с волос и лица. Возле него стояла по пояс в воде симпатичная блондинка с яркими синими глазами и раскрасневшимся лицом.

— Холодно! — ответил он и машинально улыбнулся.

Девушка тут же воодушевилась:

— Зря хотите так быстро выйти. Озеро минерализованное и соленое. Вы разве не знаете? И вообще-то термальные воды снизу, странно, что вам стало холодно.

— Я читал про Урсу в проспекте, — ответил Марин и вышел на берег.

Улегся на полотенце и начал наблюдать за блондинкой. Та барахталась возле берега и периодически поглядывала на него, явно желая привлечь внимание. Раньше он непременно воспользовался бы представившимся случаем, тем более девушка была в его вкусе. Но сейчас какая-то странная грусть мешала обратить на нее более пристальное внимание. И вдруг Марин понял, что без конца вспоминает Мону. Ее облик, особенно тонкое нежное личико с огромными печальными черными глазами, не давал ему покоя.

«Черт побери! — начал он раздражаться. — Девчонка крайне странная, к тому же бросила меня ни за что ни про что посреди дороги. А я еще и думаю о ней! Что это со мной? Не иначе влюбился…»

От такого предположения Марин заулыбался. Но его никогда не пугали пылкие чувства. Загорался он мгновенно, от девушек своей страсти не скрывал, и те охотно ему отвечали. Романов у него было великое множество, и всегда начиналось с того, что Марин чувствовал вот такое же сильное, необъяснимое для него самого влечение. И всегда принимал его за любовь. Однако отчего-то все романы оказывались скоротечными. Начав встречаться с девушкой, он быстро насыщался и часто даже пресыщался, отчего немедленно наступало охлаждение. Его интерес пропадал, а дальше все шло словно по замкнутому кругу. Девушка от его явного охлаждения (а Марин никогда не скрывал своих намерений и желаний) активизировалась и начинала преследовать с возросшим пылом, что вызывало у него еще большее разочарование. В результате он уходил, а девушка оставалась с разбитым сердцем. Все романы заканчивались именно таким образом. Но Марин выводов не делал и при первых же признаках новой влюбленности со всем жаром страстной натуры бросался в нее.

— Мона… — прошептал он и зажмурился.

— Зря вы не купаетесь, — раздался совсем рядом голос.

Он приоткрыл глаза. Возле его шезлонга стояла давешняя блондинка. Она стряхивала воду с распущенных волос и кокетливо поводила плечами. Марин на миг задумался — уж очень девушка аппетитно выглядела. Но его мыслями уже завладела Мона, и он решил, что эта история намного интереснее обычного короткого курортного приключения.

— Как-нибудь в другой раз, — улыбнулся Марин и перевернулся на живот.

— Ну и подумаешь! — явно обиделась блондинка и отошла от него.

— Мона… — вновь прошептал он и закрыл глаза.

Марин пока не знал, что предпримет. Но внутренний голос шептал ему, что раз Мона встретилась на его пути уже дважды, то явно не случайно. Поэтому решил положиться на естественное развитие событий.

Он пробыл в Совате неделю и наслаждался отдыхом. И как ни странно, проводил время в полном одиночестве, что ему даже нравилось. На него заглядывались многие девушки, тем более он любил посидеть вечерком в баре и попить пива, но Марин так ни с кем и не познакомился. Вроде бы легко шел на контакт, болтал о самых разных пустяках, улыбался, сводя девушек с ума своими очаровательными ямочками на щеках, даже кокетничал, но дальше этого дело не шло. Через неделю такого времяпрепровождения Марин немного загрустил. Он все на что-то надеялся и даже ждал, что вот-вот появится Мона. Хотя отлично понимал: этого просто не может быть. И действительно, она так и не появилась. Тогда через неделю Марин решил прокатиться в Тыргу-Муреш.

До города было всего шестьдесят километров, но от нетерпения он выехал довольно рано утром. Он сам не понимал, на что рассчитывал, но оставаться в бездействии больше не мог. Ему нужна была Мона. Он столько думал о ней последнее время, что уже как бы прирос к ее образу, свыкся с ним и жаждал, чтобы воображаемая девушка наконец воплотилась в реальную.

В Тыргу-Муреш въехал около одиннадцати. В центре, который оказался многолюдным, Марин припарковался неподалеку от огромного старинного собора, расположенного на площади Победы, решив, что такой ориентир легко найдет и поэтому не заблудится в незнакомом городе. Выбрался из машины и отправился сам не зная куда. Правда, вначале не опускал головы, глазел на нарядные здания в стиле венского ренессанса. Свернув на одну из улочек, он увидел свадебную процессию. Невеста приехала в настоящей карете. Жених подал ей руку и помог спуститься. Девушка прятала раскрасневшееся лицо в тени полей белой шляпы и аккуратно придерживала край длинного подола белого платья. Они чинно шли к церкви в окружении родственников. Марин поклонился и пожелал им счастья, зная, что свадебный кортеж на пути — одна из самых верных примет удачи в любовных делах. Поэтому в душе возликовал, уверенный, что найдет Мону.

И действительно, не успел он завернуть за угол и медленно двинуться по узкой улочке, в конце которой виднелась высокая узкая башня католического собора, как дорогу ему перешла девушка. Подол ее легкого светло-кораллового платья развевался от быстрой ходьбы, алый капроновый шарфик соскальзывал с плеч, белые волосы трепетали на ветерке.

— Мона! — вскричал Марин и бросился к ней.

Она остановилась и повернулась к нему. Ее бледное лицо выглядело беспомощным, словно она была маленькой девочкой, столкнулась с каким-то непреодолимым препятствием и не знала, как ей поступить.

— Мона! Милая! — торопливо заговорил он, схватив ее за руки. — Я был уверен, что встречу тебя здесь! Специально приехал, будто какая-то сила толкала меня!

— Привет, — тихо ответила она и отняла руки.

Солнце заливало светом ее белые волосы, и они казались снежными. Лицо выглядело настолько бледным, что казалось голубоватым, кожа была так тонка, что просвечивали жилки, но Марин не обращал на это внимания. И глаз не сводил с ее лица, которое казалось ему самым прекрасным на свете.

— Куда ты тогда исчезла? — спросил он и улыбнулся, заглядывая в черные глаза.

При ярком июньском солнце они выглядели шоколадно-коричневыми. Марин заметил, как золотятся пушистые кончики длинных ресниц, и отчего-то умилился. С трудом удержался, чтобы не поцеловать эти ресницы.

— Я захотела уехать от тебя, — сказала Мона. — Решила, что так будет лучше.

— Но как странно мы с тобой встречаемся… — заметил он и пылко добавил: — А ведь это судьба! Иначе я такие вещи не воспринимаю. Не убегай больше от меня!

— Хорошо, — согласилась она и медленно двинулась по улице.

Марин пристроился рядом, не сводя с нее глаз. Попытался взять ее за руку, и Мона не возражала. Но холод ее тонких дрожащих пальчиков поразил его.

— Ты вся дрожишь! — удивился Марин. — А ведь сейчас так тепло, и солнце очень яркое… Отличный денек!

— Не люблю солнце, — ответила она, зябко повела плечами и накинула шарф на голову. — У меня что-то вроде солнечной аллергии.

— Да? — изумился он. — Тогда пошли в тень! Вон летнее кафе под тентами. Пожалуй, я бы не отказался от стакана сока. Выехал рано утром, так хотел тебя увидеть!

Марин свернул к кафе, усадил Мону за столик, спросил, чего она хочет.

— Воду, — тихо ответила она.

Он решил взять чай со льдом и песочное пирожное. Когда заказ принесли, начал уговаривать Мону съесть хотя бы кусочек. Но она упорно отказывалась. И пила лишь обычную воду. Затем решительно заявила, что если он и дальше будет таким навязчивым, то она уйдет.

— Мне кажется, что вы, девушки, просто помешаны на своих диетах, — добродушно обронил Марин. — У нас в универе, ты бы видела, некоторые студентки просто уже как тростинки стали, кажется, что ветром сдует. Но нет, упорно голодают!

Мона не ответила. Она сидела, сложив руки на коленях и глядя вниз. Красный шарф так и остался на ее волосах, но слегка сполз ей на лоб, а она не поправляла. Ее фигурка вдруг показалась Марину изящной статуэткой скорбящего ангела, такой печалью веяло от всего ее облика. Он сразу замолчал и перестал улыбаться.

«Что я знаю про нее? — подумал он. — Она всегда такая грустная… Конечно, ведь горько жить на свете сиротой, пусть и очень обеспеченной! Нужно быть с нею более внимательным и нежным. Бедное дитя!»

— Ты сказала, что нигде не живешь постоянно, — мягко проговорил Марин. — Но у тебя должен быть дом!

— Когда-то был, — ответила она. — Но я уже давно поняла, что не в моей натуре находиться долго на одном месте. Я не люблю постоянства ни в чем. И это главный секрет моего спокойствия.

— Вот как? — удивился Марин.

— Конечно! Нельзя привязываться к чему-то или кому-то надолго. Все в земной жизни имеет начало и конец. А если твоя сильная любовь вдруг обрывается? Если твой дом сгорает? Если твои близкие люди гибнут?

— Матерь Божия! Избавь нас от такого! — прошептал Марин, округлив глаза. — Прости это ты про свою семью?

— Нет, вообще… — неопределенно ответила Мона и вскинула на него глаза.

Их чернота отчего-то была Марину в этот миг неприятна, словно глаза превратились в две бездонные шахты, заполненные непроглядным мраком.

— Моих близких очень давно нет на свете, как и моего дома, поэтому мне нравится жить в отелях. Я, правда, два года назад купила себе квартиру в Бухаресте…

— Вот как? — обрадовался Марин. — Я ведь именно там учусь!

— Знаю, — кивнула Мона.

«Кажется, я сам ей говорил, — отметил про себя он. — Хотя точно не помню».

— Снимаю квартиру неподалеку от озерной зоны, — продолжил он. — Ну, знаешь, на севере столицы. Там цепь озер — Флоряска…

— Тей, Херэстрэу, — закончила она за него. И тихо рассмеялась: — Ты с таким удовольствием это говоришь, словно наличие квартиры возле этих озер твоя личная заслуга.

Марин впервые видел, как Мона смеется, и засмотрелся на ее оживившееся личико, на белоснежные ровные зубы. Улыбка полностью изменила ее — вековая печаль исчезла, а с ней и налет загадочности, она выглядела как обычная красивая девушка. И Марин сразу расслабился и почувствовал себя более свободным и раскованным. Развалился на стуле и весело засмеялся в ответ.

— А что? Можно и так сказать! — немного хвастливо заявил он. — Не каждый студент может позволить себе снимать квартиру в столь престижном районе. Поехали со мной? — вдруг предложил он. — Сама все увидишь. Тебя ведь здесь, насколько я понял, ничто не держит!

Мона глянула на него с непонятным выражением. Но улыбка не сходила с ее лица.

— Ты красивый, — вдруг сказала она. — Мне нравится цвет твоих глаз. Он напоминает свежую траву после дождя, такой же яркий и зеленый.

— Просто это из-за смуглой кожи эффект, — немного смущенно пояснил Марин, сам удивляясь, что чувствует жар, приливающий к щекам.

Смутить его было крайне трудно. Можно сказать, такое случилось с ним впервые, и он просто не знал, как себя вести. К тому же казалось, что с красным лицом он выглядит глупо. Наверное, поэтому Марин вскочил и заявил, что не прочь покататься по городу.

— Ты как? — все-таки уточнил он.

— Не знаю, — несколько растерянно ответила Мона. — Город не такой уж и большой, его за пару часов объедешь.

— Да ладно! — возразил Марин. — Здесь, насколько я знаю, даже международный аэропорт имеется.

— Ладно. Но лучше давай выедем за пределы городской черты, — предложила Мона. — Хочется побыть где-нибудь в тени, в прохладе лучше у воды.

— А вот тут ты права! — мгновенно воодушевился он, так как сразу представил Мону в крохотном купальнике. — Становится все жарче, я бы с удовольствием искупался.

Они отправились к машине. Мона накинула шарф, красноватая тень от ткани падала на ее лицо, и оно выглядело не таким бледным.

— Здесь есть городской пляж, — сообщила Мона, — на реке Муреш, но я не люблю многолюдные места.

— И я хочу остаться с тобой наедине, — обрадовался Марин. — Куда поедем?

— Я тебе покажу, — ответила она.

Когда они уселись в машину, Марин повернулся к Моне.

— Ну, штурман, руководи!

— Вначале нужно выехать из города, — улыбнулась она. — У меня возникла идея. Знаю одно замечательное местечко.

Но то, что Мона задумала, он и представить не мог. Они покинули город, затем свернули на извилистую проселочную лесную дорогу и примерно через полчаса оказались возле какой-то каменной ограды.

— Приехали, — сообщила Мона.

Марин с изумлением оглядывался. Лес, тишина, безлюдье, никаких признаков реки или хотя бы озерка.

— Ты куда меня привезла? — спросил он.

— Закрывай машину, и пошли! — тихо засмеялась она.

На всякий случай Марин взял сумку с провизией и двинулся за ней. Мона медленно шла вдоль ограды. В одном месте верхние камни вылетели и образовали выемку.

— Подсади меня, — попросила Мона. — Хотя я могу спокойно перелететь на ту сторону.

— Так уж и перелететь! — усмехнулся он. — На вид ты такая слабенькая, хрупкая.

— Подсаживай! — настойчиво повторила она.

Марин легко поднял ее и посадил на ограду, затем перелез сам и помог спрыгнуть. Когда они оказались на той стороне, он огляделся. Перед ними расстилался ухоженный парк. Марин видел ровные дорожки, усыпанные красноватым гравием, ухоженные цветочные клумбы, витиеватые фонари, кое-где скамейки-качели.

— Где мы? — с любопытством спросил он, отчего-то понизив голос.

— Частное владение одного высокопоставленного чиновника, — спокойно пояснила Мона.

— Что?! — испугался Марин. — Ты с ума сошла!

— Не-а, — беззаботно ответила она. — Не волнуйся, вся семья сейчас отдыхает на Черноморском побережье, здесь лишь охрана, и то все тусуются возле главного входа, а мы сейчас на задворках. Поместье огромное. Я тут частенько отдыхаю. Конечно, без ведома хозяев.

— Ну ты даешь, подруга! — прошептал Марин и медленно двинулся по дорожке.

— Эй! — позвала она. — Нам вообще-то не туда.

Марин в недоумении оглянулся. Она поманила его пальцем и быстро направилась влево вдоль ограды. Довольно скоро тропинка вильнула влево, и Марин невольно ахнул. Они оказались возле самого настоящего водопада. Хрустально чистые потоки стекали по гранитной стене с выступами и с небольшого обрыва падали в идеально круглое озерко. Вокруг были разбиты цветники, но выглядели они словно дикие и весьма живописные заросли. Марин заметил несколько деревянных беседок, увитых пышным плющом.

— Здесь все искусственно создано — и водопад, и скала, и озеро, — пояснила Мона. — Но правда, выглядит красиво? Обожаю этот уголок! Тут так классно проводить время.

— Да, тут словно в какой-то сказке! — согласился Марин, ступая с тропинки на широкую дорожку, выложенную серыми квадратными плитами. — Но все-таки страшновато. Вдруг нас поймают?

— Кто? — рассмеялась Мона. — Говорю же, до охраны далеко. Сюда никто и не заглядывает, так что не бойся и наслаждайся. Ты ведь любишь получать удовольствие от любых проявлений жизни, — добавила она фразу, показавшуюся Марину странной.

Они приблизились к краю озера возле самого водопада. Струи падающей воды переливались на солнце всеми цветами радуги и искрились, будто их пронзали золотые иголочки.

Марин увидел, что в озерко ведет лестница совсем как в бассейне, а нагнувшись, разглядел: дно выложено голубыми плитками. Но это его не разочаровало. Окружающее казалось прекрасным и необычным. В паре шагов он заметил широкую деревянную скамью под пышным кустом сирени и направился туда, решив сложить там вещи. Бросив сумку, Марин стянул рубашку и начал расстегивать джинсы. На нем не было купальных плавок, но это его не смущало. Марин любил довольно узкие трикотажные трусики, и сейчас на нем были такие черные. Он аккуратно сложил джинсы на скамье, повернулся к водопаду. И замер. Мона стояла на лесенке возле кромки воды. И была полностью обнажена. Ее стройная фигура с белейшей кожей, облитая яркими лучами солнца, показалась ему прекрасной статуей с идеальными формами. Длинные ноги, высокие бедра, тончайшая талия, ровные покатые плечи, развевающиеся волосы — Марин задохнулся от восхищения при виде юной нагой красоты.

Мона зашла в воду и нырнула. Марин подбежал к краю озера. Она плавала под водой, словно белая рыбка. Правда, отчего-то вода слегка окрасилась в красноватый цвет. Дно было нежно-голубым, и на этом чистом фоне Марину увиделось, что за плывущей фигуркой Моны будто бы тянется красноватый шлейф. Но он тут же решил, что это какой-то оптический эффект, выбросил ненужные мысли из головы и прыгнул в воду. Брызги полетели в разные стороны, Марин выскочил на поверхность и расхохотался от удовольствия. Мона тоже вынырнула. Он быстро подплыл к ней стараясь обнять ее за обнаженное тело. Но она ловко выскользнула из его рук и направилась к водопаду. Марин ринулся за ней. Она поднырнула под полосы падающей воды и прижалась к гранитной стене за ними. Он последовал за ней. Инстинкт гнал его, и Марин уже ничего не соображал. Он припал к раскрытым влажным губам, обхватив за талию. Ее тело было ледяным и скользким, губы холодными. Но ответила она страстно. Они лихорадочно целовались, пока Марин совершенно не потерял голову. Мона казалась такой податливой и нежной, к тому же была полностью обнаженной, и он уже хотел только одного.

— Ты любишь меня? — вдруг прошептала Мона в краткий миг между поцелуями.

— Люблю! Люблю! — не задумываясь, ответил он, легко следуя стандартной схеме и четко зная, что признания в любви ничего не значат во время секса, а уж тем более перед ним.

— Ты не обманешь меня? — спросила она, чуть отодвинувшись от него и заглядывая глубоко в глаза.

— Нет, и не собираюсь! — уверенно ответил он. — Откуда такие мрачные мысли? Нам так хорошо вдвоем! Я мечтал о тебе все это время! Я искал тебя, и мы встретились, так давай просто наслаждаться моментом!

— Мне нужна любовь, — грустно ответила Мона и высвободилась из его объятий.

Но Марином в данный момент руководил лишь инстинкт. Его желание стало невыносимым, и он был готов пойти на все, лишь бы удовлетворить его. А потому страстно произнес:

— Я люблю тебя, Мона! Уж и не знаю, как тебе это доказать. Почему ты не веришь?

— Ты мне нравишься, — прошептала она. — И я не хочу, чтобы ты умирал…

— Милая, любимая, все мы когда-нибудь умрем! — улыбнулся он, стараясь все перевести в шутку. — А мы с тобой запросто можем в один день, если ты захочешь. Знаешь, как во всех сказках говорится? Они жили долго и счастливо и умерли в один день…

— Такого не будет никогда, — грустно ответила Мона, ловко выскользнула из его рук и нырнула под стену воды.

Марин растерялся в первый миг, но потом последовал за ней. Когда он вынырнул на поверхность, Моны нигде не было. Он испугался и быстро поплыл к берегу. Выбравшись на дорожку, лихорадочно огляделся. Кричать побоялся. Подбежав к скамье, увидел, что его вещи на месте. Но красного платья Моны не было.

— Куда же ты постоянно исчезаешь? — с горечью проговорил он. — Что же ты за девушка? Загадка, а не девушка!

Марин оделся. Затем обошел вокруг озера, обыскал все беседки, осмотрев даже заросли кустов, и понял, что остался в одиночестве. Тоска сжала его сердце. Он с трудом удерживался от слез. Еще ни одна девушка не причиняла ему такой боли и такого разочарования.

Смесь неосуществленного желания, все еще горячившего его кровь, явно незаслуженной обиды и боли от ее исчезновения вызвала странное чувство. Марину казалось, что он умрет, если немедленно не увидит Мону, если она не будет принадлежать ему до конца. В этот миг он был готов на все. Даже немедленно сделать ей предложение и отвести в загс. Ни разу у него не возникало такого желания, как бы сильно он ни был увлечен.

Поднявшись на тропинку, Марин отправился вдоль ограды, машинально прислушиваясь к каждому звуку и поглядывая по сторонам. Но в парке было тихо и пустынно. Только пели птицы и шумела вдали вода. Он дошел до памятной выемки в ограде, легко перелез и двинулся в сторону оставленной машины. Он отчего-то надеялся, что увидит Мону там. Но увы! Машина была пуста. Марин вздохнул, сел за руль и поехал обратно в Тыргу-Муреш.

Два дня он провел в бесцельных поездках по городу. С утра начинал колесить по узким улочкам, зажатым между домами, внимательно изучая прохожих и сам не понимая, на что надеется. Мона так и не появилась на его пути. Марин вернулся на курорт.

Когда закончился срок его пребывания, он отчего-то не поехал сразу домой, к родителям, а решил вернуться в Бухарест. Видимо, подсознательно надеялся, что Мона окажется там. Он отлично помнил, как Мона сообщила ему, что купила квартиру именно в Бухаресте.

«Но какой же я невнимательный! — ругал он себя в душе. — Все о себе говорил, даже не удосужился выяснить, на какой улице у нее квартира или хотя бы в каком районе. Эх, эгоист! Самовлюбленный дурак!»

Марин позвонил родителям и придумал историю о том, что ему необходимо быть в Бухаресте по университетским делам, но особо в объяснения не вдавался. Оказавшись в своей квартире, мгновенно впал в жуткую тоску. Слонялся из угла в угол и думал только о Моне. Ее бледное нежное личико с печальными глазами так и стояло перед его мысленным взором. И в то же время он не мог забыть ее страстные поцелуи, влажную кожу обнаженного тела, прижимающегося к нему.

Через день Марин окончательно потерял голову. И решил, что наконец в его жизнь пришла настоящая любовь. А так как он был человеком действия, то оставаться в квартире и дальше сходить с ума показалось ему неправильным.

«Я найду ее, чего бы мне это ни стоило! — решил он, проснувшись рано утром. — Если это действительно любовь и судьба, то Мона снова появится на моем пути. Если нет, то я сделаю все, чтобы ее забыть. Потому что так дальше нельзя!»

Он умылся, позавтракал, надел свои любимые белые джинсы, травянистого оттенка тенниску, которая необычайно шла к его зеленым глазам и смуглой коже, и вышел на улицу. По-прежнему стояла жаркая сухая погода. Марин в растерянности остановился возле подъезда, не зная, куда направиться. Еще вчера все казалось ему ясным, но сейчас он просто не знал, в какую сторону идти, где искать свою любимую. Он поднял глаза и заметил крохотную красноватую тучку, бегущую в сторону озера. Это выглядело странно, ведь небо было безоблачным. И Марин машинально направился туда же, словно шел за тучкой.

На пляже оказалось немало отдыхающих. Жаркая погода располагала к купанию, вода в озере была прохладной, деревья на берегу давали густую тень. Марин медленно брел вдоль берега, вглядываясь во всех стройных девушек со светлыми волосами. Но ни одной даже отдаленно напоминающей Мону не видел. Ему было жарко, он хотел окунуться, но так как не надел купальные плавки, то решил уйти из зоны отдыха. Миновал пляж, дальше тропинка вела в густые заросли высоких кустов сирени. И Марин двинулся к ним.

Скоро он выбрался на травянистый бережок, окруженный со всех сторон кустами и деревьями. Берег здесь круто обрывался, вода выглядела мутной, к тому же спуск в воду был неудобным из-за выступающих корней деревьев. Видимо, поэтому здесь никого не было. Зато Марина безлюдье вполне устраивало. Он быстро разделся и зашел в воду. Нырнув, поплыл вперед.

Когда почувствовал, что тело хорошо охладилось, повернул обратно. И сразу увидел Мону. Она сидела на пологом стволе дерева у самой воды и выглядела словно русалочка, выбравшаяся на белый свет. Пятнистые тени от шевелящихся на ветерке листьев скользили по ее светло-зеленому платью и придавали ее облику эфемерность. Марин замер, потом резво поплыл к берегу, жарко молясь лишь об одном — чтобы Мона снова не исчезла.

Когда выбрался на берег, она ласково улыбнулась ему и поздоровалась как ни в чем не бывало. Он остановился перед ней, не зная, как себя вести, что говорить. Впервые на него нашло подобное оцепенение при виде девушки, в которую он был влюблен. Обычно Марин не терялся и заливался соловьем, лишь бы достичь желаемого. Но сейчас внутри его бил огромный колокол — его сердце, — и его удары заглушали все вокруг, вызывая сильную дрожь во всем теле. Мона смотрела в его глаза не отрываясь. Затем соскользнула со ствола, и Марин, решив, что она хочет вновь исчезнуть, наконец вышел из столбняка, схватив ее за руки, взволнованно заговорил:

— Я люблю тебя! И умру, если ты опять убежишь!

— Ты не обманешь? — завела она свою любимую песню.

Но Марин не дал ей договорить — схватил в объятия и начал жадно целовать. Мона охотно отвечала. Они опустились на траву под густым кустом…

Примерно через полчаса счастливый Марин лежал на спине и смотрел на листья, трепещущие над ними. Мона прильнула к его плечу. Никогда он не испытывал от физической близости такого острейшего наслаждения, что-то сродни эйфории. И Марин вдруг подумал что это сделала именно любовь, что она окрасила обычный физический акт в такие необычайно яркие краски.

— Выходи за меня замуж! — сказал он, повернувшись к Моне и заглядывая ей в глаза.

— Не знаю, — тихо ответила она.

— Ты не любишь меня? — помрачнел он.

— Люблю, — быстро произнесла Мона и вновь начала его целовать.

И Марин больше уже ничего не выяснял.

Они стали встречаться ежедневно. Полмесяца пролетели как один день. Правда, Мона категорически отказывалась сообщить, где живет, зато приходила к Марину по первому его зову. И часто оставалась на ночь. Он был счастлив как никогда в жизни. И твердо решил, что женится на Моне. Марин обдумывал, как сказать родителям, планировал, когда они смогут к ним поехать знакомиться. Но он по-прежнему ничего не знал о своей возлюбленной, кроме некоторых ее явных странностей, к которым уже привык. К примеру, она при нем никогда ничего не ела, лишь пила воду; не любила долго оставаться на ярком солнечном свете, объясняя это редкой формой аллергии; ей никто никогда не звонил, но последнее даже устраивало Марина, так как по природе он был ревнив и всегда мечтал, чтобы его девушка принадлежала лишь ему одному. К тому же Мона так и не дала окончательного ответа.

Как-то вечером Марин пригласил ее в ресторан. Мона удивилась и сказала, что не видит смысла в подобном времяпрепровождении. Но он настаивал. Дело в том, что Марин решил сделать ей официальное предложение и хотел обставить все в лучшем виде: он заранее заказал столик в дорогом ресторане и музыкантов к определенному часу, купил колечко с бриллиантом и спрятал его в бутон белой розы, которую хотел эффектно преподнести Моне. Но та категорически отказывалась куда-то ехать.

— Ты же знаешь о моих особенностях — я никогда не ем на людях, — говорила она. — Это что-то типа фобии, я даже при тебе не могу принимать пищу. Так зачем же нам ехать в ресторан? Чтобы я там сидела со стаканом воды и наблюдала, как ты пьешь вино и ешь?

— Да я и не смогу наслаждаться вкусной едой в одиночестве, — пробормотал Марин, поняв, что не продумал такие детали, и согласился: — Ладно, ты права. Сейчас позвоню и отменю заказ. И мы останемся дома.

— Какой ты милый! — обрадовалась она и кинулась ему на шею.

Марин подхватил ее и закружил по комнате. Потом они начали целоваться и забыли о времени.

Когда стемнело, Марин зажег свечи, надел белую рубашку и черные брюки и взял приготовленную розу с кольцом в бутоне. Мона в тот день пришла к нему по странному совпадению в белоснежном платье и выглядела как невеста.

Когда Марин появился перед ней с торжественным видом, она замерла, гладя на него широко распахнутыми глазами. Он встал перед ней на одно колено и попросил выйти за него замуж. Потом протянул ей бутон. Она взяла кольцо выкатилось ей на ладонь.

— Ты будешь моей женой? — настойчиво повторил вопрос Марин.

Мона задрожала и без сил опустилась на диван. Он смотрел на ее поникшую фигурку, не понимая. Обида начала жечь его сердце.

— Ты на самом деле любишь меня? — прошептала Мона. — По-настоящему?

— Конечно! — взволнованно ответил он и бросился перед ней на колени. — Какие тебе еще нужны доказательства? Ведь я предложил тебе стать моей женой! Разве этого мало?

Он обхватил ее колени и начал целовать их. Мона запустила пальцы в его густые кудри. Ее лицо выражало страдание. Глубоко вздохнув, она отстранилась от Марина и пересела в угол дивана. Он замер.

— Сядь рядом, — спокойно заговорила Мона, — и внимательно меня выслушай. И если после всего, что я тебе расскажу, ты не переменишь своего решения, то я выйду за тебя замуж. Только прошу, не перебивай, даже если мой рассказ покажется тебе бредовым.

— Хорошо, — растерянно проговорил Марин и устроился на диване возле нее, не сводя глаз с бледного и словно тающего в неверном свете свечей лица Моны.

— Я родилась и выросла в деревеньке Ареф, в Валахии. На свет я появилась больше пяти веков назад, а если точнее, в 1446 году.

— Что?! — вскричал Марин. — Но как такое возможно? Что ты говоришь?

— Ты же обещал выслушать молча, — укоризненно заметила Мона.

— Прости! — спохватился он и внимательно вгляделся в ее лицо.

Но она была совершенно серьезна и выглядела вполне в здравом уме. Мало того, было в ее взгляде что-то такое, отчего Марин вдруг поверил, что перед ним не семнадцатилетняя девчушка, а человек с многовековой памятью и опытом долгой жизни. Его всегда смущал взгляд Моны, который таил некую загадку, ответ на которую знала лишь она. Но именно загадочность и притягивала Марина.

— Я росла в обычной семье пастухов, нас было пятеро детей, — после паузы продолжила Мона. — Когда мне исполнилось шестнадцать, отец выпросил для меня место служанки и отвез в крепость Поенарь, принадлежащую правителю Валахии князю Владу Дракуле. Вначале меня определили помогать стирать многочисленное белье из хозяйства князя. Крепость находилась на довольно высоком скалистом холме, с одной стороны текла быстрая река Аргу, и мы вытаскивали целые кипы грязного белья на берег и стирали в реке — били его деревянными валиками, затем раскладывали на нагретых летней жарой гладких скалах, и льняные простыни на ярком солнце становились ослепительно-белыми. Работа была тяжелой, но мне она казалась игрой. Мне было всего шестнадцать, выглядела я иначе, чем сейчас — была крепкой загорелой девушкой с сильными руками.

— Трудно поверить… — не выдержал Марин, скользнув взглядом с тонкого лица Моны на ее худенькие плечи и изящные руки.

— Однако это так, я была совсем другой, — сказала она. — К тому же физическая работа на свежем воздухе очень способствовала развитию именно тела. На меня заглядывались парни, и скоро появился постоянный поклонник, конюх из крепости. Молодой сильный красивый венгр по имени Миклош быстро завоевал мою симпатию. Он был родом из Тырговиште, тогдашней столицы Валахии, и иногда ездил навешать родителей. И привозил мне в подарок сладости, разные красивые вещи. Но близость я ему не позволяла. Все ограничивалось поцелуями и объятиями где-нибудь в укромном уголке…

— Ужас! — прошептал Марин. — Я ревную!

Мона глянула на него и замолчала. Затем резко встала и вышла из гостиной. Марин не побежал за ней. Остался сидеть в оцепенении и никак не мог разобраться в своих чувствах, настолько они были противоречивы. Он и верил, и не верил в услышанное. С одной стороны, он любил Мону, а девушка сразу показалась ему крайне странной и необычной. С другой стороны, разве возможно было допустить, что все сказанное ею правда?

Через какое-то время, придя немного в себя, Марин отправился за ней. На кухне имелся балкон, и Мона оказалась там — стояла, вцепившись пальцами в перила и чуть наклонясь вперед, словно хотела улететь. Ее белые волосы развевались на легком ветерке. Марин бросился к ней, крепко обнял дрожащее тело и начал целовать волосы, шею, плечи. Он искренне раскаивался, что сомневался в правдивости ее рассказа, его сердце ныло от боли и жалости. И Мона будто почувствовала это. Повернулась к нему, и он утонул в непроглядной черноте ее расширенных глаз.

— Я говорила правду, — прошептала она. — На свете есть вещи, которые человеческому уму даже и представить сложно. Просто люди не хотят знать того, что выходит за рамки общепринятого.

— Я верю тебе, — прошептал Марин, взяв ее дрожащие пальчики и целуя в приоткрытые губы.

Они вернулись в гостиную и вновь уселись на диван. Мона вздохнула и сжала руки в замок. Марин молчал и ждал продолжения истории. Но сердце его ныло, словно предчувствовало какую-то беду.

— Как оказалось, — продолжила она ровным голосом, — в моего Миклоша была безумно влюблена одна девушка. Она была служанкой и убирала в покоях самого князя, поэтому задирала нос при нас, обыкновенных прачках. Звали ее Злата. Она была рыженькой, кудрявой, с большими светло-карими глазами и гибкой фигурой и считала себя первой красоткой. Парни действительно сходили по ней с ума.

Поговаривали, что даже сам князь Влад как-то имел с ней связь. Но об этом лишь шептались поскольку князь имел характер решительный был жесток и карал сурово и незамедлительно.

— Мона, ходит столько слухов про вампиризм Влада Цепеша, — не выдержал Марин. — А во всем мода, созданная писателями. Да и туристические фирмы постарались. А ты, насколько я теперь знаю, была свидетельницей его жизни.

— Значит, ты веришь мне до конца, — улыбнулась она. — Конечно, Влад Дракула не был вампиром, это все фантазии Брема Стокера. Да, князь был суров, даже жесток, но иначе в то время было нельзя. Он унаследовал Валахию, в которой царили полный хаос и безвластие. Ты даже не представляешь, что тогда творилось! Бояре, не имея верховного правителя, устанавливали свои собственные порядки. В стране процветала коррупция, разбойники грабили и приезжих и местных, не щадя никого. Правосудие было пустым звуком. Валахия платила «дань мира» Оттоманской империи, но несмотря на это, происходили постоянные мародерские рейды со стороны оттоманских гарнизонов, расположенных за Дунаем. Вот такую страну Влад Дракула получил во владение. Но всего за шесть лет правления он смог сделать ее образцовой. Ему приходилось быть жестоким. Иначе было нельзя. Уверяю, его почитали и боялись. Но он никогда не был вампиром. Никогда! Я живу все это время и наблюдаю, как его личность обрастает легендами, какими-то совершенно нелепыми вымыслами и слухами. Князь же был обычным смертным, сильной личностью, продуктом своей среды, если можно так выразиться.

— А ты его видела? — не удержался Марин.

— Конечно, и не раз, — ответила Мона. — Статный мужчина с пышными усами и большими глазами навыкате. Он наводил на людей трепет, во всем его облике чувствовалось достоинство и значительность. И вот представь, Злата, которую одарил своим вниманием такой великий человек, без памяти влюбилась в моего Миклоша. Это было ужасно! Она буквально проходу ему не давала. Но тот лишь посмеивался над ней и продолжал ухаживать за мной.

Марин опустил голову. Приступ ревности не давал ему покоя. Мона замолчала. Потом взяла его руки. Холод ее пальцев заставил его вздрогнуть. Он глянул на нее и беспомощно улыбнулся.

— Я люблю тебя, — прошептал Марин.

Лицо Моны на миг стало совсем детским.

Она выглядела словно чем-то обиженный ребенок, которому только что причинили незаслуженную боль. И это вызвало в Марине прилив такой нежности, что слезы подступили. Но он взял себя в руки.

— Все произошло летом 1462 года, — продолжила она. — Мне только исполнилось семнадцать, и Миклош настаивал на свадьбе. Он решил поехать вместе со мной в Арефу к моим родителям и официально попросить моей руки. Наша деревня находилась за тем холмом, на котором располагалась крепость Поенарь. Я отпросилась у начальницы на один день, мы отправились поздно вечером. Но накануне Злата заявилась ко мне и начала всячески угрожать. По происхождению она была цыганкой и сказала, что знает такие заклятия, которые превратят мою жизнь в беспрерывный ужас. Она заставляла меня отказаться от Миклоша, но я, хотя очень ее боялась, так любила его, что никогда бы не отказалась от своей судьбы. Так вот, вечером мы с моим женихом отправились в путь. Хотели переночевать в Арефе, чтобы на следующий день вернуться в крепость. Но именно той ночью на Поенарь напали турки. Началась осада.

Мона замолчала и опустила голову. Ее лицо выражало страдание. Марин обнял ее за плечи и поцеловал.

— Я должна тебе все рассказать, — прошептала она. — Но как же это трудно!

— Я готов выслушать до конца, — ответил он и погладил ее волосы.

— Ты сам не знаешь, что тебя ждет, — так тихо произнесла Мона, что Марин почти не расслышал.

— Я готов ко всему!

— Мои односельчане помогли князю Владу, выбравшемуся из крепости, скрыться. Миклош участвовал в этом и… погиб.

Мона вновь замолчала. Марин прижал ее к себе и начал покачивать. Он уже с трудом сдерживал слезы, такую боль испытывал. Не понимал, что происходит, но интуитивно чувствовал, насколько изболелась душа Моны. Если, конечно, она у нее была… При этой неожиданной мысли Марину стало нехорошо, и он отстранился. Она глянула на него огромными глазами и выпрямилась. Затем монотонно продолжила:

— Я осталась в Арефе и жила словно в аду. Мой любимый погиб, и мне казалось, что жизнь закончилась. Я хотела умереть. Так прошел месяц. Я работала по хозяйству, доила коров, убирала хлев, носила воду, но все делала будто механически и мысленно призывала смерть. Я винила в гибели Миклоша лишь себя и все твердила, что если бы мы не ушли вечером из крепости, то он бы не участвовал в опасной операции и остался жив. Хотя всем тогда несладко пришлось. Турки все-таки захватили крепость и какое-то время находились там. Но меня страдания других уже мало волновали. Я была как безумная и медленно сгорала от горя. Родители нагружали меня работой, но даже это не помогало.

— Бедная девочка! — прошептал Марин. — Я налью себе вина? — тихо спросил он после паузы.

— Конечно, если тебе так будет легче, — ответила Мона и сама взяла бутылку со столика.

— Жаль, что ты не пьешь вино, — заметил он, наливая себе в бокал.

И вдруг вздрогнул. Кусочки мозаики начали складываться в цельную картину.

«Она живет так долго, при мне никогда ничего не ела и пьет лишь воду… Она… привидение? Стригой? Злой дух?»

— Кто ты?! — испуганно спросил Марин.

— Как-то вечером я сидела на берегу реки и смотрела на красную от заката воду, — продолжила Мона, не ответив на его вопрос. — Последнее время я любила уходить подальше от деревни и проводить время в одиночестве. И вдруг передо мной появилась Злата. Но я уже не боялась даже ее. Она приблизилась. Ее рыжие волосы в закатном свете казались красными, глаза горели. «Это ты во всем виновата! Виновата в смерти Миклоша! — с угрозой произнесла она. — Будь ты проклята!» Не успела я ей ответить, как получила удар ножом в сердце. Дикая боль пронзила все мое существо, но странно — я все видела и все понимала. Злата расхохоталась, бросила нож в воду, наклонилась надо мной и начала быстро читать какой-то наговор. Затем столкнула меня в реку. Я распласталась на поверхности, видела, как кровь вытекает из меня и делает воду алой, затем с ужасом поняла, что сама растворяюсь в этом алом пятне. Но по-прежнему все видела и все понимала. И вдруг я смогла подняться над водой и маленьким облачком полететь вслед убегающей Злате. Еще хотелось догнать ее, и какая-то злая сила, заполнившая все мое существо, вела меня. И я догнала. Злата оглянулась. На ее лице появился ужас. Она закричала и закрыла лицо руками. Я опустилась перед ней, ощущая силу ненависти. И тут почувствовала, как у меня отрастают клыки. Я впилась в ее горло и вытянула из ее тела всю кровь до капли. А потом снова взлетела и окропила распростертый труп кровавым дождем.

Марин выпил залпом полный бокал вина. Затем отодвинулся в угол дивана и, оцепенев, смотрел на бледное лицо Моны. Но вместе с ужасом, как ни странно, в его сердце продолжала жить любовь. И это сочетание несочетаемого придавало невероятную остроту чувствам.

— Бедная моя девочка! — воскликнул Марин. — Она сделала тебя вампиром?

— Да, но весьма необычным, — подтвердила Мона. — Я потом отыскала ее бабку, которой было больше ста лет. Она считалась самой сильной ведьмой в их племени. И вот что старуха мне поведала. Злата начитала древний наговор, и после смерти я превратилась в существо наподобие стригоя. Но там было одно условие: если я когда-нибудь встречу человека, который полюбит меня всем сердцем и даже решится на проведение обряда бракосочетания в церкви, то я навсегда избавлюсь от этого состояния.

— Я готов! — пылко воскликнул Марин и схватил ее за руки.

— Подожди! — остановила его Мона. — Однако если этот смертный обманет меня, я укушу его. И он или умрет, или превратится в вампира.

— Значит, парень в ущелье Борго… — тихо проговорил Марин и замолчал.

— Да, он изменил мне и… — сказал она.

— Не надо! — остановил ее Марин. — Я не хочу этого слышать.

— Я выпиваю всю кровь, а потом плачу кровавыми слезами над жертвой, — прошептала Мона. — И так продолжается уже пять веков. Но я ищу, ищу того единственного, кто по-настоящему полюбит и освободит меня.

— Ты нашла его! — взволнованно произнес Марин. — Я не обману! Я люблю тебя, кем бы ты ни была! Я готов отвести тебя в церковь, а потом прожить с тобой всю жизнь! Ведь тогда ты снова обретешь бессмертную душу и станешь обычной девушкой… Так, да?

Мона не ответила. Марин начал целовать ее.

Через неделю все было готово к бракосочетанию. Но Мона настояла, чтобы никто из родных и друзей ее жениха не знал о готовящейся свадьбе. Марин ждал свою невесту у церкви в черном костюме, белой рубашке и с букетом белых роз. Когда Мона подъехала и вышла из машины, у него дух захватило от ее красоты. Она была в длинном белоснежном платье, окутанная облаком фаты. Священник их уже ждал. Он совершил обряд, поздравил новобрачных. Свидетелями были случайные прохожие — молодая пара, которую Марин нашел на улице. Во время церемонии они улыбались. Когда все закончилось, поздравили молодых и сразу ушли.

Марин вывел Мону из церкви. Она сильно дрожала и, казалось, с трудом стояла на ногах. Когда новобрачные начали спускаться по лестнице, вдруг налетела черная туча и началась гроза, хотя утро было абсолютно ясным. Зеваки, наблюдающие за тем, как молодые спускались по лестнице, тут же разбежались. Хлынул невиданный ливень. Марин стянул пиджак, укрыл Мону и повлек ее к машине.

Но когда он спустился с лестницы, в его руках остался лишь пиджак. Новобрачная исчезла. Он растерянно оглядывался по сторонам, но Моны не было. Тогда Марин опустился на землю, прямо в лужу возле своей машины, и горько разрыдался.

Он вернулся домой через несколько часов. Как безумный, ездил все это время по улицам и искал Мону. Дождь скоро прекратился. И снова засияло солнце. Лужи на удивление быстро просохли, и уже ничто не напоминало о недавнем сильнейшем ливне. Марин заглядывался из окна машины на всех девушек, хотя бы отдаленно напоминающих любимую. Но ее не было. И он уехал домой.

Войдя в квартиру, Марин расплакался. Потом налил себе шампанского, приготовленного для праздничного обеда на двоих. Немного успокоившись, вышел с бокалом на балкон. И вдруг с ясного неба на него начали падать хрустально прозрачные капли дождя. Они зазвенели о крышу, о перила и словно сложились в переливчатую песенку. Марин прислушался. Ему показалось, что он узнает звенящий голосок Моны.

— Милый Марин, — пели капельки, — будь счастлив и не поминай меня лихом! Ты освободил меня от страшного заклятия, и я больше не проливаюсь кровавым дождем, потому что мое существо очистила твоя любовь. Она же вернула во время церковного обряда мою бессмертную душу, и я наконец обрела покой. Отныне вампир-дождь исчезнет навсегда с этой земли. Прощай! И храни тебя Бог!

— Мона… — прошептал Марин. — Я люблю тебя…

— Прощай… — застучали капельки.

— Прощай, — тихо повторил он, снял пальцем капельку со своей щеки и тихо подул на нее.

На душе становилось все легче, хотя он знал, что никогда не забудет Мону. Но Марин понимал, что сильно изменился внутри, по-старому жить уже никогда не сможет. И был благодарен за это Моне.

Ярослава Лазарева

Опасный опыт

«Любовь преобразила меня, — подумала Настя и, вытянув шею, расправила плечи. — Неужели он этого не увидит?»

Она плавно подняла правую руку вверх и чуть ее выгнула. Ей показалось, как вокруг ее тоненькой руки появляются белые перья… и вот это уже не рука, а лебединое крыло… Настя поднялась на кончики пуантов, потянулась вверх всей своей худенькой изящной фигуркой, подняла другую руку-крыло и поплыла по сцене, изредка поглядывая в пустой темный зал. Она еле слышно напевала какую-то протяжную мелодию, тут же ею сочиненную, вернее, подсказанную движениями ее тела.

— Ну, дорогая, ты у нас сегодня настоящий лебедь! — услышала Настя.

В актовый зал вошла Инна Андреевна, руководитель хореографического кружка.

— А я действительно только что превратилась в белого лебедя, — ответила Настя и остановилась. Потом спохватилась и присела в реверансе, тихо сказала, опуская ресницы и замирая: — Здравствуйте.

— Добрый вечер, — рассмеялась Инна Андреевна. Затем она обернулась к стайке смеющихся девчушек, влетевших вслед за нею: — Дорогие мои, тише, спокойнее! Попрошу всех к станку. Собрались! Начинаем работать! Первая позиция, пожалуйста. Начинаем с демиплие. И раз, и два…

Клуб, в котором они занимались, был построен еще в тридцатые годы прошлого века, танцкласс в нем отсутствовал, и репетиции проходили в актовом зале. Спинки составленных в ряд стульев служили девушкам станком. Но это никого не смущало.

После окончания репетиции Настя решила отправиться домой в одиночестве, под благовидным предлогом отстала от подружек и пошла неторопливо. На ней была белая куртка, выделяющаяся ярким пятном на фоне темной дождливой улицы. И Настя невольно кидала взгляд на свое отражение во всех встречающихся по пути витринах. Она все еще видела себя лебедем, и ей казалось, что она плывет по промозглым осенним улицам прекрасной призрачной птицей.

«Если бы сейчас Алекс встретился на моем пути, он сразу бы понял, какая я необыкновенная девушка. Разглядел бы эти белоснежные крылья за моей спиной и мгновенно влюбился», — думала она.

Не удержавшись, Настя начала кружиться на мокром, усыпанном опавшей листвой асфальте и что-то напевать себе под нос.

Через день ей исполнялось семнадцать лет, но сказки по-прежнему оставались ее самым любимым чтением. После окончания школы Настя твердо решила поступать в педагогический институт на факультет дошкольного воспитания. Она любила детей и хотела всегда находиться среди них. Взрослая жизнь пугала и казалась странной и жестокой. Настя любила посещать занятия хореографического кружка в основном из-за того, что они давали ей возможность безудержно фантазировать и жить в своем, придуманном мире, наполненном музыкой, красивыми движениями и самыми невероятными образами. Им давали основы классической хореографии, но акцент был на свободное творчество. Настя занималась в кружке уже четвертый год и делала большие успехи. Природный талант, естественная грация ее пропорциональной фигуры позволяли выражать мысли и эмоции в своеобразных, странных, но необычайно красивых этюдах. Она с легкостью их сочиняла под предложенную или выбранную самой музыку. Инна Андреевна любила эксперименты, и в зале звучало все: от Моцарта и Баха до Шнитке и Фредди Меркьюри. Ученицы обожали Инну Андреевну, с удовольствием приходили на занятия и задерживались допоздна, иногда уходили почти перед закрытием клуба.

Однажды в конце весны на репетицию вместе с Инной Андреевной пришел молодой человек. Он принес большой фотоаппарат с длинным объективом и начал молча снимать. Девушки вначале немного смутились, но вскоре перестали обращать на него внимание. Его звали Александр, но он представился как Алекс. Настя тихо прыснула, так как ей показалось смешным переиначивание имени на западный манер, и тут же зарделась, потому что Алекс пристально на нее глянул. Как потом выяснилось, он профессионально занимался фотографией. На вид ему было около двадцати пяти.

Внешность у него была запоминающаяся. Сразу обращали на себя внимание волосы. Очень светлые, густые и длинные, они казались какими-то солнечными из-за яркого золотисто-рыжеватого оттенка. Сочетание с чрезвычайно бледной кожей лица, словно присыпанной мукой, выглядело весьма странно. Насте в первый же день его прихода почему-то невыносимо захотелось потянуть его за волосы, забранные в тугой хвост. И она, танцуя, все ближе продвигалась к Алексу, который стоял на краю сцены. Когда она практически уперлась лбом в объектив и с трудом удержалась от смеха, он опустил фотоаппарат и посмотрел на нее со странным выражением. Настя заметила, что брови и ресницы у него темнее волос, а глаза серо-зеленые и красивой формы. Портило впечатление то, что веки припухли, а под глазами темнели круги, как будто Алекс провел бессонную ночь. Но Настя все никак не могла оторваться от его глаз и стояла неподвижно. Он тоже смотрел на нее.

Настя поражала необычайной одухотворенностью своего облика. Черты лица напоминали мадонн Рафаэля, а большие светло-карие глаза с густыми ресницами смотрели доверчиво и восхищенно.

— Извините, — сказала Настя и присела в низком реверансе, склонив голову и пряча улыбку.

— Ничего страшного, — пробормотал Алекс. И после недолгого раздумья попросил: — А вы не могли бы встать лицом к залу? Девочки, отойдите в сторонку!

— Могла бы, — неуверенно ответила Настя, придвигаясь к нему.

— О! Просто замечательно! — чему-то обрадовался Алекс, спрыгивая со сцены и делая несколько шагов назад. — А сейчас опустите руки вниз и развернитесь немного. Да-да, именно так. Правую ногу назад и чуть в сторону на вытянутый носочек. Голову к левому плечу… чуть опустите… Да-да, так, не меняйте поворот! А сейчас смотрите в пол и думайте о чем-нибудь, что вам очень хочется получить. Например, о подарке под новогодней елкой. Замечательно! Именно это выражение мне и нужно! Момент…

Алекс командовал уверенно, не обращая внимания, что все девчонки затихли, сгруппировались в кулисах и смотрят только на него. Настя, сама не понимая отчего, легко ему подчинилась. Он быстро фотографировал.

Через какое-то время Инна Андреевна принесла фотографии и раздала их девочкам. Одна оказалась большого формата и уже была вставлена в рамку под стекло. Она предназначалась Насте.

Точеная фигура девушки, стоящей на краю сцены вполоборота и повернувшей чуть опущенную голову к плечу, казалась прекрасной статуей, облитой желтоватым светом верхних софитов. Сзади неожиданно просматривался черный силуэт пантеры, вставшей на задние лапы. Зверь казался ее искаженной тенью. Настя в день съемки была в белом купальнике с длинными рукавами и плотных белых колготках. На узких маленьких ступнях поблескивали атласные белые пуанты. Ее волосы были гладко зачесаны, вокруг головы белела широкая лента. Яркая белизна одежды девушки на фоне черного силуэта странного зверя выглядела контрастно и заставляла почему-то задуматься о вечном противопоставлении света и тени, черного и белого, добра и зла.

Девушки восхищенно ахали, изучая фото, говорили, что зверь, подставленный в фотошопе, вписался очень органично, но Настя смотрела на изображение с легким испугом. Черная тень поднявшейся на задние лапы пантеры позади нее вызывала холодок ужаса. Но она не понимала причину своего страха.

Инна Андреевна объяснила, что Алекс любит работать в такой манере и что его готичные фотографии пользуются огромным спросом. Как оказалось, Алекс был вхож в ее дом и приятельствовал с ее сыном. Она попросила оставить этот портрет в классе, а для Насти позже принесла такую же фотографию, но меньшего размера.

Дома Настя вставила снимок в рамочку и повесила над письменным столом. Часами она сидела напротив и смотрела. В ее воображении проносились всевозможные картины. Вот пантера превращается в Алекса, он выходит из-за ее спины — и они начинают кружиться по сцене в венском вальсе… Вот он, оставаясь за спиной, обнимает ее и тихо дует в повернувшуюся к нему щеку… А вот кладет руки ей на талию, разворачивает и медленно наклоняет ее обмякшее тело, словно в латинском танце «румба»… Новые варианты развития событий проносились в ее голове. Настя фантазировала и никак не могла остановиться. Вскоре появился новый мир, в котором существовали лишь она и пантера Алекс. Настя поняла, что влюбилась. Но это не встревожило ее, и она по-прежнему безудержно мечтала.

Как-то ночью Настя открыла затуманенные глаза, сама не понимая, что ее разбудило. Но в комнате было темно и тихо. И вдруг какая-то тень метнулась со стены. Настя в испуге приподнялась. Она ясно увидела, что это прыгнула черная пантера с ее снимка. Но силуэт выглядел словно мультяшный, и Настя решила, что все еще спит, поэтому сразу успокоилась и даже попыталась не выходить из странного сна в реальность. Пантера плавно опустилась возле ее кровати, приподнялась на задние лапы и превратилась в Алекса. Настя уже не сомневалась, что это сон и ничего более, поэтому довольно спокойно сказала:

— Привет, любовь моя.

— Доброй ночи, — глухо ответил Алекс и поднял голову.

Настя с любопытством изучала его. Алекс выглядел совершенно по-другому, чем она его помнила. Волосы были гладко зачесаны назад и падали на плечи тяжелыми прядями. Видимо, из-за такой прически лоб казался очень высоким и лицо выглядело строже, утонченнее. Глаза из-под четких темных бровей смотрели пристально. И странно сияли, словно внутри зрачков горели огоньки. Лицо поражало белизной. И на ее фоне крупные губы казались нереально красными. Это было неприятно. Настя, не сводя взгляда с огненного рта, пробормотала:

— Ты выглядишь словно вампир.

Алекс явственно вздрогнул и приблизился, чуть наклонившись к ней.

— Ты меня сейчас укусишь? — спросила Настя и села.

— Давно хотел это сделать, — хрипло ответил он. — Такой чистой крови поискать в этом грязном мире!

— И я превращусь в вампира? — уточнила она.

— Хочешь? — улыбнулся Алекс.

Настя завороженно посмотрела на мелькнувшие в прорези алого рта острые белые клыки и твердо сказала:

— Не хочу! И вообще, этот сон начинает меня угнетать. Уходи!

— Но ты ведь любишь меня… — Алекс склонился еще ниже, почти коснулся щекой ее щеки. Холод, шедший от него, показался ей настолько неприятным, что Настя зажмурилась и отодвинулась. — А когда любишь, готов на все. Не так ли? — вкрадчиво продолжил Алекс.

— А ты меня любишь? — тихо спросила Настя и открыла глаза.

— Вампиры не знают, что это. Мое сердце словно кусок льда, внутри меня вечная мерзлота, и пылкие чувства подобным мне существам не нужны, а в чем-то даже опасны.

— Значит, моя любовь останется безответной… — прошептала Настя. — Прошу тебя, уйди! Мне нехорошо.

Она видела, что Алекс колеблется. И добавила:

— Если не можешь любить, то просто пожалей.

— Жалость… — прошептал он задумчиво. — Жалость еще хуже.

— Прошу тебя! Умоляю!

Настя уже чуть не плакала и хотела в этот момент только одного — проснуться.

Лицо Алекса исказила гримаса страдания, он отшатнулся, потом закрыл лицо руками. И тут же превратился в черную пантеру, которая улеглась возле кровати на пол. Настя осторожно протянула руку — пантера не реагировала. Она лежала, вытянувшись, положив голову на передние лапы. Тогда Настя мягко погладила зверя между ушами. Шерсть была приятной на ощупь и казалась бархатной. Но после прикосновения пантера как бы начала таять и скоро исчезла.

Утром Настя четко помнила свой сон. Она не понимала, как такое вообще могло прийти ей в голову: Алекс — вампир! В жизни ничего подобного быть не могло, ведь вампиров не существует.

«Я слишком много думаю о нем, вот и снится черт-те что, — решила она, подходя к фотографии и глядя на черный силуэт пантеры за своей спиной. — Нужно постараться забыть Алекса. Все равно у нас ничего быть не может!»

Но у нее не получилось забыть. Как только яркость ощущений из того сна размылась, Настя вновь полностью погрузилась в свое чувство и безудержно мечтала о любимом.

Прошла весна, наступило лето. То, что Настя больше ни разу не видела Алекса, не смущало и не огорчало — для ее любви это не имело никакого значения.

Как-то в июне она отправилась в кино на вечерний сеанс со своей закадычной подружкой Леной, которая тоже посещала хореографический кружок. После сеанса девушки решили посидеть в летнем кафе. Взяв мороженое и кока-колу, устроились за свободным столиком и начали болтать о всяких пустяках. И вдруг Настя замерла на полуслове с приоткрытым ртом. Через два столика от них усаживался Алекс. Солнце только что ушло за горизонт, и, видимо, от красного отблеска заката лицо Алекса выглядело очень неприятно. Бледная кожа приобрела какой-то неестественный серо-розовый цвет.

Он был не один. Его спутница выглядела возбужденной, без конца смеялась и что-то громко говорила. Настя не сводила с них глаз. Алекс показался ей совсем другим, чем тогда на репетиции. Его лицо было высокомерным, на спутницу он смотрел с едва сдерживаемым презрением и вел себя крайне развязно. Он то и дело хватал девушку за голые колени, громко хохотал при этом и нервно ерзал на стуле. Но той его манеры явно нравились, и она все ближе придвигалась к нему. Настя смотрела на нее с изумлением. Скользнула взглядом по очень короткой юбке, плотно обтягивающей крупные тяжелые бедра, по прозрачной, с огромным вырезом кофточке, по сильно накрашенному лицу с резкими и неприятными чертами, по распущенным волосам, вытравленным добела. Девушка — на вид ей было лет двадцать пять — двадцать шесть — курила и пила пиво. Не такой Настя представляла себе избранницу Алекса и просто не верила своим глазам.

Лена тоже заметила пару и толкнула Настю локтем. Потом зачем-то приподнялась и помахала Алексу рукой. Тот бросил на девушек беглый взгляд, словно не узнал. Но вдруг заулыбался, что-то сказал своей спутнице, встал и подошел к их столику.

— Ну, приветик, танцующие феечки! — сказал он. И, не спрашивая разрешения, сел на свободный стул. Затем Алекс, наклонившись к Насте и заглядывая ей в глаза, спросил: — Как поживает моя милая модель?

Алекс схватил ее руку и картинно поцеловал кончики пальцев. Настю неприятно поразил ледяной холод его кожи.

— А с вами что, ваша девушка? — вырвалось у нее против воли.

Алекс громко и заливисто расхохотался.

— Почему моя? Она всеобщая, — непонятно ответил он и встал. — Ладно, карамелька, много будешь знать, скоро состаришься.

— Я не карамелька, меня зовут Настя, — поправила она и почему-то обиделась.

— Знаю, знаю. Все я про тебя знаю. Пока-пока!

Алекс обворожительно улыбнулся и вернулся к своему столику.

— Вот же придурок! — обронила Лена. — К тому же еще, кажется, пьян. Как и его девка. Пойдем отсюда, неохота на них смотреть.

— Пойдем, — согласилась Настя. — Но ведь он ничего не заказал, так что вовсе и не пьяный, — добавила она. — Пиво только у его девушки.

Пробираясь между тесно сдвинутыми столиками, они вдруг услышали громкий голос Алекса:

— Карамелька, я тебе позвоню!

Но звонка Настя не дождалась. Через три дня после этой встречи она уехала в деревню и вернулась только в конце августа. В сентябре возобновились занятия кружка.

Как-то в перерыве Настя подошла к Инне Андреевне и поинтересовалась, пытаясь скрыть волнение:

— Как там ваш знакомый фотограф поживает?

— Нормально, — ответила она и внимательно посмотрела на Настю. — Он, кстати, хотел заехать к нам, еще поснимать. Да вот что-то все не звонит. А ты почему о нем спрашиваешь?

— Всем мой портрет нравится, — тихо произнесла Настя и опустила голову.

— Да, Александр, несомненно, талантлив. Но такой шалопай! Странный он парень — то без конца названивает, а то вдруг пропадает на несколько месяцев. И где он, никто не знает!

— Вот, значит, как… — задумчиво проговорила Настя.

— Все лето где-то пропадал, — усмехнулась Инна Андреевна, — только недавно объявился.

— Понятно, — пробормотала Настя.

— Девочки! — захлопала Инна Андреевна. — Перерыв окончен! Работаем!

Настя все ждала, когда же на занятия придет Алекс, но тот и не появлялся. У Инны Андреевны она уже стеснялась что-нибудь выяснять.

Прошел ее день рождения, однако не принес ей привычной радости. Она без конца представляла, как бы все было необычно и волшебно, если бы любимый сейчас был рядом.

Где-то в середине октября Алекс наконец вошел в зал во время репетиции. Но был хмурым и неразговорчивым. Снимал явно без настроения и пробыл недолго. Но перед уходом все-таки подошел к Насте и сказал:

— Карамелька, я тебе позвоню.

И действительно позвонил вечером. К удивлению Насти, они проговорили больше часа, словно давно знали друг друга. Алекс оказался умным, тонким собеседником с милой манерой подшучивать над всеми и прежде всего над самим собой. Он оставил ей свой номер телефона, сказав, что ему можно звонить в любое время, так как живет один. В тот вечер Настя заснула в состоянии абсолютного счастья.

Через пару дней они встретились после занятия кружка. Немного погуляли по улице, но пошел сильный дождь, и Алекс, сказав, что живет неподалеку, предложил укрыться у него. Настя с радостью согласилась. Когда они уже вошли в подъезд, он вдруг остановился и сказал, что кое-что забыл и сейчас вернется. Настя замерла в недоумении, глядя, как он выбегает из подъезда под дождь. Минут через десять Алекс появился с большим пакетом в руках. Пробормотав, что у него обычно совершенно пустой холодильник, он открыл дверь квартиры и пропустил Настю вперед, подтолкнув ее шлепком по ягодицам. Она отчего-то сразу сильно испугалась и даже начала дрожать. Когда они вошли, Алекс отправился на кухню поставить чайник и только потом снял мокрую куртку и ботинки.

— Проходи, чего застыла? — с недоумением спросил он и скрылся в комнате.

Настя продолжала дрожать. Она сняла намокшую верхнюю одежду, скинула туфли и неуверенно пошла по коридору. Открыв дверь, увидела, что Алекс стоит посередине комнаты в одних трусах. Она успела заметить, насколько красива и пропорциональна его стройная фигура, но тут же отступила назад.

— Ты чего? — неподдельно удивился он. — Тебя это смущает? Хорошо, карамелька, я надену джинсы. Но какая ты странная девушка! Сейчас, мне кажется, вообще никого и ничем невозможно смутить. Ты меня удивила!

Настя не ответила и отправилась на кухню. Алекс появился через минуту в голубых джинсах, но с голым торсом.

— Ты чего стоишь? Садись, — сказал он и пододвинул стул к столу у окна.

Настя робко присела на краешек и осмотрелась. Кухня выглядела обычно: обои в цветочек, шкафчики с посудой, электроплита.

— Сейчас будет готов чай, — равнодушным тоном сказал Алекс. — Но, может, ты хочешь чего-нибудь покрепче?

— Я не пью, — робко ответила она. — Но если ты хочешь, то…

— Я тоже не пью. — Он рассмеялся. — Да и чай не буду. Не хочется.

Алекс встал, достал из пакета хлеб, сыр, колбасу и начал быстро делать бутерброды.

Она все больше смущалась, наблюдая за ним. Алекс налил чай в кружку, пододвинул тарелочку с бутербродами поближе к ней.

— Ешь, — только и сказал он.

— А ты? — все-таки спросила она.

— Говорю же, совсем не хочется, — ответил Алекс со странным выражением. — Но я люблю смотреть, как едят другие, так что не стесняйся. Да и чай тебе необходим, а то совсем промокла.

Настя сделала глоток и подняла на него глаза. Алекс смотрел пристально, его ноздри чуть подрагивали, губы приоткрылись. Он отчего-то вновь напомнил ей пантеру. Насте даже показалось, что в его лице появилось что-то хищное. Она тут же явственно вспомнила свой странный сон, вздрогнула и опустила взгляд в чашку.

— Бери бутерброд, — предложил Алекс.

Насте очень не понравился его слегка охрипший голос. Возникло какое-то непонятное напряжение, словно воздух в кухне становился все более наэлектризованным. Но она не могла понять, отчего это происходит, никаких видимых причин для такого напряжения не было, однако она его чувствовала буквально кожей. И боялась поднять взгляд на молчащего Алекса. Ее любовь словно затаилась в тот миг. Настя слишком долго жила в фантазиях, а в них Алекс был совершенно другим. И действительность начала пугать ее.

Настя молча встала и вышла из кухни. Сама не зная зачем направилась в комнату.

Включив свет, увидела, что та обставлена довольно обычно, правда, мрачновато. Мебель была черного цвета. На полу лежал огромный и когда-то красивый ковер. Но сейчас из-за странных пятен, покрывающих его во многих местах, рисунок плохо просматривался. Пятна были, видимо, от пролитого красного вина, как решила Настя. В углу стоял большой диван, на сиденье разбросаны диски. Настя машинально подняла один из них и, прочитав надпись «Вампиры. Жажда крови», тут же бросила его обратно. И снова вздрогнула. Ей вдруг захотелось убежать из квартиры.

Подняв глаза, с изумлением заметила, что все стены комнаты сплошь увешаны фотографиями. Настя подошла ближе и стала с любопытством их рассматривать. Фотографии были разных размеров, какие-то в рамках, а некоторые просто прикреплены булавками к обоям. Но практически на всех были запечатлены готические персонажи.

Возле одного снимка Настя оцепенела. Ей показалась, что на нем изображена та самая девушка, которую она видела с Алексом в летнем кафе. Фотография была сделана на рассвете возле какой-то реки. Девушка лежала на спине у кромки розоватой воды, ее остановившиеся глаза смотрели в розовое небо, распущенные выбеленные волосы намокли и казались серыми длинными водорослями, плавающими на поверхности, лицо отливало такой бледностью, что даже розовый отсвет утренней зари не красил его. Хорошо была видна длинная белая шея, на которой багровели два небольших пятна, словно девушку кто-то укусил, но крови не видно.

— Не знаю, какое название дать этому снимку, — услышала Настя голос неизвестно каким образом возникшего возле нее Алекса. — Правда, он удачен?

— М-мне так не к-кажется, — заикаясь от испуга, произнесла она.

Чем больше Настя вглядывалась в серое застывшее лицо девушки, тем ей становилось страшнее.

— Актриса тут очень удачно сыграла, — спокойно проговорил Алекс. — Я тогда делал серию для одного вампирского сайта. Вот тут еще есть…

Настя при этих словах мгновенно почувствовала облегчение и отвела глаза от фотографии. Сбоку она увидела довольно большой снимок — именно на него указывал Алекс. На ржавой крыше дома лежала юная девушка в белом разорванном кое-где платье, испачканном «кровью». Вокруг нее сгруппировались такие же юные «вампирши». Модели были «в образах»: их лица казались белыми масками с густо подведенными черными глазами и яркими красными ртами. Они изображали, что только что попили «свежей кровушки», но выглядели, в отличие от девушки, лежащей у воды, очень искусственно. Заметно было, что это игра.

— Актрисы самодеятельного театра ужасов, — сообщил Алекс. — Кстати, ты не хотела бы попробовать себя в подобной роли? Режиссер мой давний приятель. Я видел, что ты отлично танцуешь. Думаю, ты бы справилась и с театральной ролью. Это мне кажется намного более интересным и современным, чем изображать классического умирающего лебедя, к примеру.

— Они все готы? — тихо спросила Настя и отчего-то отошла в дальний конец комнаты.

Она чувствовала себя все более странно, находясь так близко возле предмета своей любви. Ее охватило двойственное чувство — хотелось какого-то сближения, и в то же время непонятный страх заставлял держаться подальше от Алекса. Настя сама не могла объяснить, отчего чувствует смятение, ведь она столько мечтала о таком вот уединении с любимым. Правда, в мечтах все выглядело по-другому, и реальный Алекс не совсем совпадал с идеальным образом.

— Хочешь, можно завтра отправиться в этот театр, — настойчиво проговорил Алекс и приблизился. — Завтра как раз репетиция. Ты как? — вкрадчиво спросил он.

Настя затравленно посмотрела на его гибкое, плавно движущееся тело, разительно напоминающее пантеру, подкрадывающуюся к дичи.

— Хорошо, я пойду на репетицию, — торопливо проговорила она и бросилась в коридор.

Услышала тихий смех за своей спиной и быстро натянула куртку. Алекс вышел за ней. Но удивления из-за ее поспешного ухода не выказал.

— Извини, — тихо сказала Настя и опустила голову, так как отчего-то не могла выносить его горящий взгляд, — но мне пора.

— Иди, — спокойно ответил Алекс.

Затем взял блокнот и быстро что-то написал. Вырвав листок, протянул ей.

— Тут адрес и время. А режиссеру я позвоню, предупрежу о твоем приходе.

— Хорошо, — ответила она и посмотрела Алексу прямо в глаза.

Тот медленно наклонился, она задрожала и подставила губы. Но он слегка коснулся ее шеи чуть ниже уха. Ощутив кончик холодного языка на своей коже, Настя вздрогнула и тут же отстранилась. Такой странный поцелуй ей совсем не понравился.

— До встречи, — прошептал Алекс и мягко улыбнулся.

Когда Настя оказалась дома, то вначале твердо решила, что не пойдет в театр. Все произошедшее сегодня казалось ей отчего-то неприятным и даже пугающим. Но поразмыслив, она пришла к выводу, что до сих пор была настолько погружена в свои мечты и так исказила реальную личность любимого, что сопоставление действительности с фантазией и вызвало подобную реакцию.

«Но ведь я люблю его, а значит, должна трезво смотреть на его личность. Ну, увлечен Алекс готичным стилем, ну, нравится ему снимать подобные сюжеты, так что теперь? Неужели это может как-то повлиять на мое чувство? Кого же я тогда люблю? Пора мне выбираться из мира фантазий и жить в реальном мире».

Но несмотря на довольно здравые рассуждения, Настя все равно чувствовала неуверенность. Что-то невыносимо тревожило ее. Однако когда она вытащила из кармана куртки смятый листок блокнота, чтобы узнать адрес театра, то вдруг увидела внизу приписку: «Буду ждать тебя, любовь моя».

Настя даже вскрикнула от неожиданности такого признания. Сердце заколотилось, жар прилил к щекам.

— Он меня любит! Любит! — возбужденно произнесла она и тут же начала целовать листок с признанием. — А я еще раздумываю! Конечно, если он хочет, то я попробую играть в театре. Что тут такого? К тому же мне вовсе необязательно становиться готессой.

Репетиция была в субботу в семь вечера. И оставшиеся два дня Настя буквально не находила себе места от волнения. Она не могла сидеть на уроках, совершенно не воспринимала информацию, грубила учителям и одноклассникам. Это было настолько на нее непохоже, что все вначале удивились, а потом просто перестали обращать внимание на ее неадекватное поведение, решив, что на все есть свои причины.

В субботу Настя проснулась рано — ее снедало волнение. Она быстро позавтракала, буркнула что-то маме, потом закрылась у себя в комнате и начала изучать свою одежду. Она просто не представляла, что можно надеть на репетицию. Ей отчего-то казалось, что девочки из этого театра непременно придерживаются готического стиля, и не хотела в первый же день выглядеть белой вороной. Но у нее, кроме узких черных джинсов, ничего подходящего не оказалось. Настя любила нежные голубые, розовые и бежевые тона в одежде, у нее даже вешалки в гардеробе были подобраны по цветам. Она лихорадочно перебрала розовые кофточки, перешла к голубым, но потом поняла, что все это никуда не годится.

Тогда, недолго думая, Настя отправилась в ближайший торговый центр. Побродила по отделам, затем зашла в магазинчик модного молодежного модельера. Ей не очень нравился стиль «гламурных малолеток», как она для себя определяла направление его коллекций, но сейчас решила, что, возможно, именно здесь найдет что-нибудь подходящее для сегодняшнего вечера. Настя походила между кронштейнами, сняла ядовито-розовую кофточку с огромной черной снежинкой на груди, покрутила ее в руках. Но, с трудом представив себя в такой одежде, тут же повесила обратно. Остальные вещи ее тоже не очень впечатлили.

Настя вышла на улицу и направилась в соседний магазинчик. Здесь продавалась джинсовая одежда. Она побродила между полками и остановилась возле сложенных в стопки футболок. Взяла черную. Рисунок на груди и спине, состоящий из каких-то серых разводов с контурами крестов и копий, показался ей самым что ни на есть готичным. Она нашла свой размер и купила футболку. Но ее настроение отчего-то резко упало. Настя даже решила, что, возможно, ей не стоит идти сегодня на репетицию.

В этот момент зазвонил мобильный. Это был Алекс. Непринужденно поздоровался, потом спросил, будет ли она в театре. И Настя торопливо ответила, что собирается.

— Я тоже хочу сегодня подъехать, — сообщил он ласковым голосом. — Поснимать кое-что нужно, да и тебя увидеть хочется…

При последних словах душа Насти, вспомнившей его признание, написанное на листке блокнота, сладко заныла.

— До встречи, — тихо сказала она в трубку.

Настя бросилась домой.

Репетиция начиналась в семь вечера, но уже в пять Настя была взвинчена до предела. Она зачем-то завила свои длинные волосы в крупные локоны, хотя обычно носила их гладко забранными в узел. Надев приобретенную черную футболку, подошла к зеркалу и нанесла очень светлый тональный крем. Затем густо подвела черным глаза, а на губы наложила ярко-красную помаду. Глянув на свое отражение, вдруг испугалась, так как из зеркала на нее смотрела незнакомая ей девушка, которая совершенно не понравилась Насте.

— Да что я, в самом деле? — пробормотала она. — Почему я должна следовать какой-то дурацкой моде, мне абсолютно не подходящей?

Настя кинулась в ванную и там тщательно смыла макияж. После небольшого раздумья стянула футболку, привычно гладко зачесала волосы и подняла их в высокий хвост. Вернувшись в свою комнату, Настя открыла шкаф, достала любимую белую блузку и решительно ее надела.

Она пыталась справиться с охватившим ее раздражением, но у нее ничего не получалось. Ей вновь захотелось остаться дома, но то, что Алекс будет на репетиции, толкало ее все-таки пойти. И Настя, надев черные джинсы, выскочила в коридор. Время уже поджимало, к тому же она лишь примерно представляла, где находится театр. Натянув куртку и крикнув маме, что она «погулять ненадолго», Настя вышла из квартиры.

Здание, где располагался театр, она нашла довольно быстро. Это был обычный двухэтажный фитнес-центр между жилыми домами, что отчего-то мгновенно ее успокоило. Настя увидела сбоку здания отдельный вход, вывеска над которым гласила, что здесь располагается «Театр ночи». Она была черной, а буквы — красно-белыми.

Настя решительно толкнула дверь, вошла внутрь и оказалась в коридоре. В конце его было две двери. Настя быстро двинулась туда. Вдруг одна из створок распахнулась, и в коридор выскочили две девушки в обычных тренировочных трико и майках. Они над чем-то громко смеялись. Заметив Настю, остановились. Та робко поздоровалась и сказала, что пришла на репетицию.

— Идем с нами! — заулыбались юные актрисы.

У Насти все легче становилось на душе — девушки выглядели вполне обычными, ничего мрачно-готичного в них не было. Они завели Настю в одну из комнат, оказавшуюся раздевалкой, совмещенной с гримерной. В углу стоял длинный, старый на вид шкаф, на одной из стен было прикреплено продолговатое зеркало. Под ним узкий столик, на котором Настя увидела коробочки с театральным гримом, баночки с влажными салфетками, карандаши. Несколько париков были надеты на обычные трехлитровые банки.

Девушки представились. Светловолосую и сероглазую, с милым веснушчатым лицом, звали Слава, черненькую, чрезмерно худенькую, — Вика. Настя назвала свое имя.

— Ладно, ты пока осваивайся, а я сегодня дежурная, так что пойду в зал, — сказала Вика и скрылась за дверью.

— А ты откуда про нас узнала? — поинтересовалась Слава, открывая шкаф и протягивая новенькой вешалку. — Куртку сюда можешь повесить. Ты на наших представлениях бывала?

Настя отрицательно покачала головой. Разделась, повесила куртку в шкаф. Слава окинула ее критическим взглядом.

— А ты сменку-то не взяла? — удивилась она, задержав взгляд на ее сапожках на высокой шпильке.

— Я пришла, чтобы познакомиться… и вообще… — растерялась Настя. — Я ничего про ваш театр не знаю. Меня Алекс пригласил.

— А-а-а, фотограф! — закивала Слава. — Он хороший друг нашего режиссера. А ты танцами занималась когда-нибудь?

— Я и сейчас в хореографической студии, — нехотя ответила Настя.

Затея с посещением театра снова нравилась ей все меньше.

— И какое направление? — поинтересовалась Слава.

— В основном, классика. Но модерн тоже танцуем. И джаз по желанию.

В этот момент в дверь тихо стукнули, и створка распахнулась. На пороге стоял высокий худой мужчина неопределенного возраста. Он пристально посмотрел на Настю, потом кивнул Славе.

— Привет, Стас, — непринужденно поздоровалась Слава. — А у нас новенькая.

Стас вошел в комнату и внимательно оглядел Настю. Та тут же сжалась, настолько пронзительным был взгляд его черных, глубоко посаженных глаз.

— Да, мне Алекс звонил, предупредил, — сказал режиссер вкрадчивым низким голосом, от которого у Насти мурашки побежали по спине. — Но ты, как я понимаю, пока не определилась. Тебя ведь Настей зовут?

Она молча кивнула, упорно глядя на его выступающий подбородок с ямочкой посередине.

— Можешь называть меня просто Станислав. Или даже Стас, — сказал он. — У нас тут без церемоний. К тому же так намного удобнее общаться. Остальные где? — обратился он к Славе. — Уже без четверти семь!

— Вика ушла в зал, — сообщила та. — А вот где ребята…

Но она не успела договорить, так как дверь снова распахнулась и в комнату ввалилась смеющаяся компания из трех парней и двух девушек. Все держали в руках по банке пива, что сильно удивило Настю. У нее-то в кружке на репетиции строго-настрого запрещалось приносить спиртное.

Компания шумно поздоровалась, затем парни вышли. И Стас вслед за ними.

— У ребят своя раздевалка, — пояснила Слава.

Затем она быстро представила Настю. Девушки познакомились.

— Пошли в зал! — предложила Слава и потянула Настю за руку. — Не будем мешать девчонкам переодеваться. А то сейчас репетиция начнется. Ты не смотри, что Стас вроде бы простой. Это он только тут такой, а вот на сцене зверь. Никому спуску не дает!

Зал оказался довольно большим. И напоминал актовый в школе Насти — невысокая сцена, ряды стульев, тяжелые темные портьеры, закрывающие окна. В проходе неподалеку от сцены было устроено место для режиссера. На маленьком столе возвышалась лампа, разложены какие-то папки. Вика, когда вошли Настя со Славой, как раз ставила возле лампы вазу с крупными белыми хризантемами. Увидев девушек, она помахала рукой и заулыбалась. Затем выключила свет в зале. Все сразу изменилось. Небольшой круг от света лампы на столе, тени от хризантем, похожие на лохматых пауков, тускло освещенная сцена, на которую вдруг выехал большой надгробный, похожий на гранитный, крест, мгновенно создали атмосферу мрачности. Даже то, что крест вытолкали парни, не уменьшило впечатления, так как они были в длинных черных балахонах с капюшонами. Настя ощутила странную дрожь.

В зал вошел Стас. Уселся за столик, обернулся и жестом подозвал Настю. Она отчего-то оробела. Слава мягко подтолкнула ее и прошептала, что лучше подойти. Когда она оказалась рядом, Стас ласково улыбнулся и пригласил ее сесть с ним. Но его улыбка показалась Насте неискренней, да и сам режиссер ей все больше не нравился. Она кожей чувствовала какое-то непонятное напряжение, охватившее ее.

— Я лучше в первом ряду сяду, — тихо произнесла она, когда Стас настойчиво пригласил ее еще раз. И больше не обращая на него внимания, устроилась в самом углу на одном из стульев.

Для себя она уже решила, что ни за что не будет играть в таком странном театре и тем более с режиссером, казавшимся ей неприятным. И когда репетиция началась, лишь укрепилась в своем решении. Спектакль показался ей таким же неприятным, как и Стас. Действие репетируемой сцены происходило на кладбище. Зазвучала композиция «Ameno» группы ERA. Настя не знала содержания пьесы, но когда из-за креста начала выползать Слава, изображая мучения ожившего трупа, вылезшего из могилы, Насте стало противно. А тут еще из-за кулис, медленно кружась под музыку, показались парни в черных балахонах и двинулись к извивающейся на полу Славе. Склонившись над ней и закрыв ее полами одежды, они начали что-то делать, хрипя и повизгивая. Наконец один из парней выпрямился со «зловещим» хохотом, и в его руке Настя увидела… «окровавленную кисть». Ее даже затошнило. Она зажмурилась и опустила голову.

— Красиво, не правда ли? — раздался над ее ухом чей-то шепот, и Настя сильно вздрогнула, тут же обернувшись.

К ней склонился Алекс. На его груди болтался фотоаппарат.

— Привет, — растерянно ответила она. — Как ты бесшумно подошел, я даже не услышала.

— Ну, ты же знаешь, я, по сути, пантера, поэтому всегда подкрадываюсь бесшумно… к жертве.

Настя не совсем поняла юмора и пристально посмотрела Алексу в глаза. Ей показалось, что они приобрели оттенок прозрачного желтого янтаря. Темные ресницы резко обозначили их контур, и казалось, что глаза обведены черной линией. Но лицо отчего-то стало выглядеть хищным. Настя моргнула и отвернулась. Алекс отошел, поздоровался со Стасом потом махнул рукой артистам. Затем вернулся к Насте и уселся на соседний стул, непринужденно закинув ногу на ногу. Его рубашка и брюки были угольно-черного цвета, золотистые волосы гладко зачесаны назад и затянуты в хвост, глаза по-прежнему казались Насте желтоватого оттенка и странно светились в полумраке зала. И в который раз ей пришло на ум сравнение с изящной, но опасной пантерой.

Через какое-то время, когда «черные духи» практически разобрали «вылезшую из могилы» Славу на части, Стас объявил перерыв. Актеры выразили шумное одобрение. Многие решили пойти покурить. Но Стас вдруг властно взмахнул рукой и приказал, чтобы никто никуда не уходил. Потом повернулся к Насте и невозмутимо предложил ей «показать себя». Настя смутилась, так как была совершенно не готова.

— Просто что-нибудь нам станцуй на свое усмотрение, — сказал Стас. — Музыку можешь выбрать сама. Там есть диски.

Актеры одобрительно зашумели, спрыгнули со сцены и уселись в первом ряду. Настя растерянно глянула на Алекса, но тот не двинулся с места и по-прежнему сидел на стуле, небрежно развалившись, словно уставшая пантера на отдыхе.

— Мы ждем! — настойчиво проговорил Стас.

«Ну хорошо же… — подумала Настя и сжала губы, быстро поднимаясь на сцену. — Сейчас я вам покажу, что такое настоящее искусство! Ваши-то «кровавые» экзерсисы выглядят просто отвратительно!»

Она покопалась в дисках, но ничего подходящего не нашла. Тогда включила все ту же композицию «Ameno», решив, что так получится даже более наглядно. Не задумываясь, скинула сапожки при первых аккордах, встала на носочки, вытянулась всем телом и легко выбежала на середину сцены. Никогда еще Настя не танцевала так вдохновенно. Она буквально порхала и казалась большой белой птицей, олицетворением чего-то возвышенного, чистого и неземного.

Когда музыка закончилась, Настя замерла, вытянувшись и подняв руки, словно в мольбе, обращенной к небу. В зале царила тишина. Выдержав паузу, Настя машинально склонилась в привычном реверансе и тут же услышала крики восторга, свист, аплодисменты. Она выпрямилась и улыбнулась. Ребята бурно приветствовали ее танец и без стеснения выражали свои чувства. Она поклонилась еще раз и глянула на Стаса, стоящего рядом с Алексом. Оба пристально смотрели на нее, но не хлопали. К тому же ей показалось, что их лица замкнуты и суровы.

Настя убежала со сцены, обулась и спустилась в зал. Ребята окружили ее, что-то говорили, но она смотрела только на Алекса. Тот тоже не сводил с нее горящего взгляда.

После репетиции Алекс вызвался проводить Настю до дома. Они вышли из театра чуть раньше остальных.

— И что ты решила? — вкрадчиво поинтересовался Алекс, взяв ее под руку. — Поучаствуешь в постановках? Стас от тебя в полном восторге. Сказал, что ты можешь идеально воплощать образы жертв.

— Мне это не подходит, — тут же ответила она. — И я сказала об этом Стасу.

— Однако он надеется, что ты передумаешь, — не унимался Алекс. — И поручил мне уговорить тебя.

Настя глянула на его улыбающееся лицо и засмеялась.

— Ты серьезно? Думаешь, меня можно вообще на что-нибудь уговорить? Наверное, считаешь, что я маленькая глупенькая девочка и не имею своего мнения?

Она остановилась и повернулась к нему, глядя прямо в глаза. Алекс даже попятился, но едва сдерживаемая улыбка по-прежнему играла на его губах.

— Мне совершенно не понравилось творчество твоего приятеля, — резко проговорила Настя. — Мне чужды подобные идеи. Я не нахожу ничего привлекательного в эстетике смерти.

— Мы это уже поняли по твоему танцу, — вдруг раздался голос сзади нее, и она невольно вздрогнула и оглянулась.

За ее спиной стоял неизвестно откуда взявшийся Стас.

— Господи! — с чувством воскликнула Настя. — Что ж вы оба так любите бесшумно подкрадываться и пугать людей?!

Стас переглянулся с переставшим улыбаться Алексом.

— Ты светлая девочка, — непонятным тоном заметил Стас. — Именно этого мне и хотелось. Чем резче контраст, тем выигрышнее смотрится спектакль. У нас премьера через две недели. Так что еще можешь влиться…

— Нет! — перебила его Настя. — Мое решение окончательное. Но на премьеру могу прийти, — добавила она, желая сгладить свою резкость. — Если, конечно, пригласите.

— Без вопросов! — широко заулыбался Стас. — Тем более Алекс всегда фотографирует на моих спектаклях. Мы потом снимки выкладываем в инете. Реклама никогда не помешает. Так что ждем!

Он замолчал и вопросительно посмотрел на Алекса. Настя не сводила с них глаз. Сейчас, когда те стояли рядом, она вдруг отметила какую-то странную похожесть, словно это — братья. Но ничего общего между ними не было. Алекс — блондин с длинными густыми волосами и серо-зелеными глазами, а Стас — брюнет с очень короткой стрижкой с небольшими, но пронзительно-черными глазами и крупными грубоватыми чертами лица. Он выглядел более значительным, чем Алекс, к тому же явно старше. Однако что-то неуловимое роднило их. Возможно, чрезмерно бледная кожа и ярко-красные губы. Да еще общее выражение лиц, как будто оба были посвящены в одну тайну или, скажем, принадлежали к одному сообществу. У Насти стало тревожно на душе, словно она действительно стояла на пороге какой-то тайны. Но вот хотела ли она знать ее?

— Ладно, вынужден вас оставить, — сказал в этот момент Стас.

— Пока! — равнодушно ответил Алекс и взял Настю под локоть, явно желая быстрее увести ее.

— До свидания, — вежливо произнесла она.

Стас вдруг резко наклонился и коснулся ее щеки ледяными губами. Насте стало неприятно.

Когда он скрылся за углом дома, Алекс усмехнулся и легко прижал ее локоть.

— Ты отчего-то дрожишь, — ласково заметил он. — Замерзла? Можем зайти в кафе. Или, если хочешь, отправимся ко мне…

— Но ведь уже почти десять, — растерялась она, — меня родные потеряют.

— А ты позвони, предупреди, что находишься у друзей, — предложил Алекс и сильнее прижал локоть.

— Мне не разрешают так поздно гулять.

— Ты меня боишься? — улыбнулся он, заглядывая ей в лицо.

Настя остановилась и повернулась к нему. Алекс взял ее за руки, и холод его пальцев обжег.

— Ты написал на листочке с адресом театра… — начала она, замолчала, прикусив губу.

— Что я люблю тебя, — не смущаясь, продолжил он. — Но ведь и ты меня любишь!

Ее сердце так сильно забилось, что Насте показалось, будто звук его ударов разносится по всей улице.

— Люблю, — тихо подтвердила она и низко опустила голову.

— А ты уверена? — непонятным тоном спросил Алекс, и она подняла на него удивленные глаза. — Что ты знаешь обо мне, чтобы любить не свою фантазию, а меня реального? — настойчиво продолжил он.

— Знаю, что ты милый, — чуть неуверенно произнесла Настя, — что ты необыкновенный, красивый, добрый. И талантливый. Разве этого мало?

Алекс не сводил с нее пристального взгляда. Но выражение его лица ей совсем не понравилось. В какой-то миг Настя даже решила, что он в душе насмехается над ней и ее любовью. Но ведь Алекс тоже любит ее, он же сам признался…

— И ты меня совсем не знаешь, — в тон ему продолжила Настя. — А написал, что любишь.

— А если я пошутил? — усмехнулся он. — Увидел милую домашнюю девочку, вот и подумал: почему бы не поиграть с ней… в любовь…

Настя моргнула, ей нестерпимо захотелось плакать. Такой расчетливой подлости она и представить не могла!

«Этого не может быть! — заметались мысли. — Он, наверное, просто хочет проверить, насколько у меня серьезное чувство!»

Собственное предположение тут же успокоило, и Настя даже улыбнулась. Но Алекс по-прежнему смотрел пристально, выражение его лица стало даже каким-то суровым. И она вновь начала сомневаться.

— Если ты меня любишь, то тогда пошли ко мне! — настойчиво проговорил Алекс и потянул ее за руку.

Настя растерялась, не зная, на что решиться. Если сейчас отказаться, то Алекс, чего доброго, решит, что она вовсе его и не любит… Эта мысль не давала покоя, и Настя, чуть заметно кивнув, медленно пошла рядом с ним.

Когда они оказались в квартире, то Алекс уже в коридоре начал целовать ее. Она задыхалась от смущения и от переполнявших ее жарких чувств. Его губы буквально впивались в ее шею. В какой-то момент Настя ощутила боль от слишком страстного поцелуя и отстранилась. Сгорая от стыда, посмотрела украдкой на Алекса. Но тот выглядел невозмутимым. И, поправив небрежным жестом выбившуюся прядь, спросил, не хочет ли она чаю. Настя торопливо согласилась и стянула куртку. Алекс ушел на кухню.

Постепенно Настя успокоилась и отправилась в комнату. Включив свет, сразу заметила, что на стене над диваном явно прибавилось фотографий. Подошла ближе, и ей бросился в глаза большой снимок, сделанный, по всей видимости, на репетиции. Она узнала Славу. Та лежала на спине возле края сцены, ее голова с распущенными волосами свешивалась, глаза были раскрыты и неподвижны, руки безвольно раскинуты в стороны. Над ней в весьма угрожающей позе навис Стас. Его поднятые руки с растопыренными пальцами были похожи на лапы какого-то хищника, рот широко раскрыт, словно вот-вот набросится на «жертву». Настя с изумлением увидела острые и довольно длинные резцы. Не поверив своим глазам, она наклонилась, внимательно разглядывая фотографию.

— Это такой образ, — раздался голос Алекса, и Настя, вздрогнув от неожиданности, повернулась.

— Очень натурально выглядит, — заметила она, отходя от стены. — Пьеса о каких-нибудь вампирах или еще о чем-нибудь потустороннем?

— Ты говоришь так… иронично…

— Просто мне подобные вещи не нравятся. Именно это я имела в виду, отказываясь от предложения Стаса. Так что в вашем театре вы меня не дождетесь! — Настя нахмурилась и села на диван.

— Хорошо, я понял, не нужно одно и то же без конца повторять, — умиротворяющим тоном сказал Алекс и опустился рядом, близко придвинувшись. — А ты не допускаешь мысли, что вампиры находятся среди людей?

Насте его вопрос показался настолько нелепым, что она невольно расхохоталась. Алекс резко схватил ее в объятия и начал целовать. А когда опрокинул ее на спину и склонился, она вдруг испугалась, так как выражение его лица стало на миг хищным. Настя явственно увидела горящие глаза пантеры, вскрикнула, оттолкнула Алекса и вскочила с дивана.

Настя бросилась в коридор. Алекс поспешил за ней.

— Подожди! Я тебя напугал? — просящим голосом заговорил он. — А чай?

— Мне, наверное от усталости, черт-те что мерещится, — пробормотала Настя и начала обуваться. — Пожалуй, мне пора домой.

— Я тебя провожу! — предложил он и помог ей надеть куртку. — А то, говорят, в нашем районе маньяк какой-то появился. Охотится за юными светловолосыми девушками.

— Да, я тоже слышала, — сказала Настя и замешкалась, чувствуя испуг.

Время было уже позднее, и оказаться одной на темных улицах показалось ей вдруг не очень-то разумным. Она читала в Сети о том, что в их районе за последний месяц найдено три трупа изнасилованных девушек. И, как верно заметил Алекс, все они были юными и светловолосыми. Одной из жертв, правда, удалось сбежать. По ее словам был составлен фоторобот, и Настя хорошо запомнила облик преступника. Это был совсем молодой и инфантильный на вид юноша с узким и довольно приятным лицом. Отличительной приметой являлась крупная черная родинка над правой бровью. Но он совсем не производил впечатления убийцы. Настя зачем-то пристально посмотрела на брови Алекса, изумилась возникшим нехорошим мыслям, помотала головой и улыбнулась. Однако Алекс отчего-то сейчас наводил на нее ужас. Она сама не могла понять, в чем дело. Наверное, это было что-то сугубо инстинктивное.

— Ничего со мной не случится, — глухо проговорила она и подошла к входной двери.

Алекс глянул на нее сумрачно, потупился и сжал губы.

— Открой, и я пойду! — настойчиво сказала Настя.

— Но мы даже толком не поговорили…

— В другой раз! — решительно произнесла она и уклонилась от поцелуя.

Прошла неделя. Настя жила словно в нереальном мире. И это сказалось на ее танцах. Она практически перестала импровизировать, а лишь механически повторяла движения за Инной Андреевной.

— Ох, Настя! И что с тобой происходит? — спрашивала та, наблюдая за сухими, шаблонными движениями своей любимой ученицы. — Встряхнись! И о чем ты только думаешь? Ты же сейчас на сцене, поэтому выброси из головы все, что тебе мешает!

Но Настя лишь беспомощно улыбалась. Она никак не могла войти в свой мир сказок. Как будто после последней встречи с Алексом дверь, ведущая в него, захлопнулась, а ключ от нее потерялся. К тому же постоянно казалось, что и собственную свободу она тоже утратила. Настя металась между желанием сбежать от этого навсегда, забыть странного человека и все что с ним было связано, и невыносимой тягой к нему. Однако по-прежнему ощущала сильнейшую связь с ним, чувствовала себя частицей любимого и полностью себе уже не принадлежала. Именно это мешало ей вернуться в прежний прекрасный мир сказок.

Настя думала, что и Алекс чувствует то же самое по отношению к ней, была уверена, что Алекс любит ее по-настоящему. Они встретились еще несколько раз, но дело ограничилось поцелуями.

В день премьеры Алекс позвонил ей утром и стал настойчиво приглашать пойти вместе с ним. Настя колебалась, так как ей совсем не хотелось видеть Стаса и его постановку. Однако, чтобы не огорчать любимого, все-таки согласилась. Премьера была назначена на 18.00, но Алекс предложил встретиться пораньше часа на два и посидеть где-нибудь в кафе. Настя принарядилась и даже подкрасила глаза. Правда, своему излюбленному стилю — белый верх, черный низ — не изменила. Но надела узкие атласные брюки «стрейч», а кофточку довольно прозрачную…

Обулась в короткие ботильоны на нереально высоких каблуках, что сделало ее стройную фигурку еще изящнее.

Алекс ждал ее возле подъезда. На его груди болтался неизменный фотоаппарат. Увидев Настю, он довольно заулыбался и облизнулся совсем по-кошачьи, и она вновь на какой-то миг увидела черную пантеру, но тут же отогнала видение. Молодые люди медленно двинулись по улице, непринужденно болтая на самые разные темы. Алекс крепко держал Настю за руку, и уже ставший привычным холод его пальцев не тревожил ее.

Зашли в первое попавшееся кафе, уселись за столик в дальнем углу. Настя взяла кофе и пирожное, Алекс же, по своему обыкновению, ничего не ел. Он как-то объяснил, что у него с детства — однажды отравился пирожком в общественной столовой — непреодолимое отвращение к любым видам фастфуда. Насте это показалось вполне понятным, и она больше не удивлялась, что Алекс ничего не заказывает для себя в кафе.

— Ты прекрасно выглядишь, — тихо заметил Алекс.

Настя слегка покраснела и улыбнулась. Сделав глоток кофе, подняла на него глаза и спросила:

— Как хоть пьеса-то называется?

— «Джульетте лучше умереть». — Алекс усмехнулся. — Мой друг любит такие мрачные вещицы. Но они сейчас в моде. Хотя… подобный жанр всегда был в моде.

— А как ты познакомился со Стасом? — после паузы поинтересовалась она.

Алекс глянул на нее с непонятным выражением. Насте даже показалось, что его глаза на миг стали ледяными. Она почувствовала неловкость, словно сказала что-то неприличное.

— Мы знаем друг друга сто лет, я даже и не помню, как мы впервые встретились, — ответил Алекс и тихо засмеялся.

— Ну и ладно! — кивнула Настя, видя, что он не намерен продолжать.

— Ты любишь меня? — вдруг спросил Алекс и сжал ее пальцы. — Ты хотела бы никогда не разлучаться со мной?

Насте показалось немного странным, что он выясняет такие вещи сейчас. Она пока не задумывалась о дальнейшем, так как жила лишь сегодняшним днем и наслаждалась тем, что впервые в жизни полюбила и ей отвечают взаимностью. Но в последнее время она постоянно была «на одной волне» с Алексом, поэтому молча кивнула. Он мягко провел рукой по ее волосам.

— Как бы я хотел, чтобы рядом со мной была такая нежная девушка, как ты… была вечно… — услышала Настя тихий голос и подняла голову.

Лицо Алекса выглядело необычайно бледным и печальным.

— Что с тобой, милый? — ласково спросила она. — У нас ведь все хорошо, да?

— Конечно, — прошептал он. — И надеюсь, скоро будет еще лучше.

— Что ты имеешь в виду? — удивилась Настя, не понимая, куда он клонит.

— Понимаешь, нам давно пора серьезно поговорить…

И в тот момент зазвонил ее мобильный. Алекс поморщился, но тут же заулыбался. Звонила мама. Она удивлялась, что Настя ушла, ничего ей не сказав, и начала выяснять, когда дочь вернется. Настя отвечала сухо. Лишь заверила, что поздно не задержится и что ее непременно проводят до дома.

— Волнуется из-за маньяка, — сообщила Настя, закончив разговор. — Но его, кажется, уже поймали. Девчонки что-то в школе говорили.

— Я не в курсе, — нехотя проговорил Алекс и встал. — Нам уже пора, неудобно опаздывать. Все-таки премьера!

— Но ты хотел о чем-то серьезно поговорить, — напомнила она.

— Позже, — уклончиво ответил он.

Когда они пришли в театр, Настю поразило количество готов, явившихся на премьеру. Практически три четверти зала занимали именно они. Обилие черных вещей, черных волос, бледных лиц и черной помады вызвало у Насти отталкивающее чувство. А вот Алекс явно обрадовался. Он усадил Настю в первом ряду и сразу начал фотографировать зрителей. Те позировали с явным удовольствием. Прозвенел третий звонок, и Алекс уселся на место, но было видно, что он возбужден.

— Где Стас? — прошептала ему на ухо Настя, когда открылся занавес и сцену заволокла дымка искусственного тумана.

— Он поздоровается с нами после премьеры, — сообщил Алекс. И добавил: — Он всегда так делает.

Молодые люди замолчали и стали смотреть спектакль. Но на Настю действо производило неприятное впечатление, и она дождаться не могла, когда все это закончится. Часа через полтора актеры вышли на финальный поклон и вывели режиссера. Зал реагировал бурно Настя смотрела на раскрасневшиеся лица кланяющихся «мертвецов», на потеки «крови» на их вспотевших телах и испытывала лишь облегчение, что скоро уйдет отсюда. Когда аплодисменты начали затихать, Стас спрыгнул со сцены и подошел к ним. Видно было, что он доволен. Настя вежливо поздоровалась и сухо поздравила с премьерой.

— Не надумала к нам? — весело спросил Стас, склоняясь к ней. — Видела, какой успех?

— У кучки готов, — не смогла она сдержать ехидного замечания.

Но Стаса это не смутило. Он по-прежнему выглядел торжествующим. Настя извинилась, так как ей снова стало неприятно в присутствии Стаса, и отошла к сцене. Там артисты фотографировались с друзьями-готами. Слава, увидев Настю, заулыбалась и подбежала к ней.

— Супер, да? — затараторила она. — Тебе понравилось?

— Ты хорошо играла, — уклончиво ответила Настя. — Но вообще-то Джульетта, вылезающая из могилы и превращающаяся в какого-то упыря, мне совсем не нравится.

— Ну, тут же глубокая идея заложена, — не смутилась Слава. — Типа, за все воздастся. Даже если ты просто жертва, ты можешь мстить. Вот я и выбралась с того света, покусала всех этих Капулетти.

— Так ведь они же твои родные! — возмутилась Настя.

— И что? — засмеялась она. — Нечего было заставлять меня выходить замуж за недотепу Париса!

— А ты не хотела бы играть в нормальной пьесе с нормальными Ромео и Джульеттой? В моем кружке тоже хотят поставить Шекспира, а танцуешь ты отлично.

— Приглашаешь? — кокетливо спросила Слава. — Я подумаю. А то, если честно, всякая там загробная жизнь мне уже порядком надоела. Ладно, созвонимся!

Она чмокнула Настю в щеку и убежала к друзьям.

Из театра вышли довольно поздно — Алекс еще много снимал, потом о чем-то говорил со Стасом. Настя в то время общалась с артистами. Но только оказавшись на улице, она вздохнула полной грудью. Алекс выглядел чрезвычайно довольным, но она чувствовала навалившуюся усталость, поэтому хотела быстрее оказаться дома. И когда он предложил еще погулять, отказалась. Алекс вопросительно заглянул ей в глаза.

— Я чувствую странную вялость, — пояснила Настя. — И знаешь, больше я в этот театр ходить не буду. Такие вещи не по мне!

— Вот как? — явно огорчился он. — А я думал, ты уже начинаешь вживаться в тему.

— В честь чего?! — раздраженно ответила она и ускорила шаг. — Меня никогда не интересовали ни книги, ни фильмы о всякой там нечисти, вампирах, оборотнях. И я говорила тебе это уже не раз.

Алекс замолчал и о чем-то задумался. Настя видела, что он отчего-то расстроился, но не могла понять причину. И, по правде говоря, не хотела искать ее сейчас. Она мечтала скорее очутиться дома, и даже присутствие любимого начало тяготить.

До двора они так и дошли в молчании. Настя остановилась и сказала, что дальше провожать не нужно, до подъезда буквально несколько шагов. Алекс глянул немного грустно, поцеловал ее в щеку, повернулся и быстро ушел. Она постояла какое-то время, наблюдая, как его силуэт тонет в полумраке улицы, затем вздохнула и двинулась к подъезду.

Лампочка над входом горела. Но когда Настя открыла дверь, оказалось, что перед лестницей, ведущей к лифтам, темно. Лишь слабый отсвет падал с верхних этажей. Она отчего-то ощутила неконтролируемый приступ ужаса, хотя у них в подъезде часто перегорали лампочки.

Дальше события разворачивались стремительно. Какая-то тень метнулась к ней, и кто-то крепко ухватил за локоть, притиснув к себе. Настя лишь пискнула, словно мышь, попавшая в лапы к кошке. Она подняла голову и в неясном свете увидела худое белое лицо молодого мужчины, над правой бровью которого темнела крупная родинка. Страшная догадка мгновенно парализовала остатки воли. Мужчина не сводил с нее ненормально расширившихся глаз, и на дне их металось безумие. Вместо того чтобы сопротивляться, звать на помощь, Настя обмякла в его руках и была на грани обморока.

В этот момент раздался треск. Входная дверь распахнулась, и на пороге возник Алекс. Его фигура была хорошо освещена горящей снаружи лампочкой.

— Уходи! — глухо, но с угрозой проговорил человек, державший Настю. — А то не поздоровится!

Она при виде Алекса тут же пришла в себя и попыталась вырваться. Но руки, обхватившие ее, казались железными. К тому же Настя понимала, что напавший на нее невменяем. И тут Алекс тихо зарычал, его фигура мгновенно видоизменилась, и черная пантера с горящими, как угли, красными глазами и разинутой пастью, из которой торчали длинные клыки, прыгнула к ним. Маньяк заорал фальцетом и отшатнулся. Настя сползла на пол, лишившись чувств.

Очнулась она в машине «Скорой помощи». Увидела встревоженное лицо мамы, склонившейся над ней, и прошептала, всхлипнув:

— Что со мной было?

И тут же ощутила легкую боль от укола.

Настю, не найдя у нее ничего серьезного и поставив диагноз «нервное переутомление», выписали из больницы на следующий день. Мама рассказала, как в их квартиру прибежала перепуганная соседка и сообщила, что возле лифтов лежит Настя в глубоком обмороке и что она уже вызвала «Скорую».

— Что же случилось, доченька? — все повторяла расстроенная мать.

— Сама не знаю, просто голова закружилась, — ответила Настя, решив не говорить правду.

Да и кто бы поверил в такую правду?

Настя три дня после выписки не ходила в школу, и у нее было время обо всем подумать. Она отлично помнила нападение маньяка, но вот то, что произошло дальше, словно подернулось какой-то дымкой. И все-таки она даже мысли не допускала, что у нее была галлюцинация. Нет, она видела именно Алекса, и он ее спас, превратившись в пантеру.

А через несколько дней в газетах появилось сообщение, что во дворе одного из домов района был найден труп маньяка. Тело мужчины, говорилось в заметке, было буквально растерзано, но лицо (видимо, чтобы преступника могли опознать) не тронуто, и на нем застыла гримаса нечеловеческого ужаса.

Тогда Настя тоже испытала ужас. Она, конечно, читала книги об оборотнях и вампирах, смотрела фильмы, но особо никогда этой темой увлечена не была. И однако увиденное в тот памятный вечер не оставляло сомнений: ее любимый является кем-то из подобных существ. Настя вспомнила многие мелочи, которые раньше казались ей странными, и сейчас, в свете новых знаний, все они сложились в одну ясную картину. Теперь Настя была уверена, что Алекс и его друг Стас — вампиры. До сих пор она жила в фантастическом мире своих иллюзий, но этот мир был светлым, прекрасным. И вот в одно мгновение из мира добрых сказок девушка перенеслась в другой, реальный, страшный и совершенно ей чуждый. Настя словно прозрела и обмерла от ужаса, поняв, в какую историю попала. Пришло осознание того, что любила она не настоящего Алекса, а выдуманный ею идеал. И сейчас, узнав, кем является предмет ее любви в действительности, Настя испытывала лишь одно желание — забыть о нем навсегда. Ей было очень трудно. Она плакала по ночам и все же приняла окончательное решение. Поскольку никогда не смогла бы смириться с тем, что любит вампира. Да и, по сути, она не могла любить такое существо!

Однако ее занимал вопрос, чего хотел в результате добиться Алекс. Настя все вспоминала ту девушку, с которой встретила его в летнем кафе и которую потом увидела на фото — та лежала у воды и была явно мертва.

«Если Алекс хотел, чтобы я стала его жертвой, — размышляла она, — то уже давно мог напиться моей крови. Возможностей было предостаточно. Но ведь не пытался! И наоборот, даже спас!»

Вопросы без ответов мучили Настю. Но Алекс же словно в воду канул — за неделю ни разу не позвонил, не прислал ни одной эсэмэски. Вначале она думала, что так даже к лучшему. Но мысль, что Алекс и его друг Стас находятся где-то рядом, живут практически в одном с ней районе, не давала покоя. К тому же ее по-прежнему мучило, что он все-таки хотел от нее. И Настя решила выяснить. Тогда она набрала номер Алекса, но тот был «вне зоны» затем отправилась к нему домой, но ей никто не открыл. Мало того, выглянувшая соседка сообщила, что молодой человек съехал с квартиры и, видимо, решил ее продать: несколько раз приходили желающие осмотреть помещение. Настя позвонила Славе и, поболтав о том о сем, спросила, как дела в театре. Слава охотно сообщила, что их театр, что называется, приказал долго жить и что она уже подумывала сама позвонить ей и попроситься в их кружок.

— А что случилось? — осторожно поинтересовалась Настя.

— Да ничего! — беззаботно ответила Слава. — Неделю назад Стас собрал нас и объявил, что на каком-то там высшем уровне принято решение о закрытии театра как заведения, ведущего пропаганду насилия и романтизации смерти. Прикинь, как мы все удивились. Но я и сама уже хотела сваливать, я тебе говорила, так что все к лучшему.

— И где сейчас Стас? — уточнила Настя.

— Понятия не имею, — ответила Слава. — Пожелал всем удачи после того собрания и сказал, что уезжает. В общем, принял вид этакого непонятого и оскорбленного гения, и только мы его и видели. Вот так-то!

После этого разговора Настя немного успокоилась. По всей видимости, Стас и Алекс решили покинуть город.

Минул месяц. Настя постепенно пришла в себя. Она даже вновь начала танцевать с прежним вдохновением, и Инна Андреевна была ею очень довольна. Все произошедшее казалось каким-то странным сном, и Настя предпочитала особо не вспоминать его.

Однажды Настя задержалась на репетиции дольше обычного — никак не получался один фрагмент танца, и она упорно его репетировала. Уже все ушли. Слава, которая теперь тоже занималась в кружке, прождала дольше всех, но потом и ей надоело. Настя лишь молча кивнула новой подружке на прощание и продолжила танцевать, старательно оттачивая каждое движение рук, каждый взмах, каждый поворот. То, что она осталась одна в зале, ее устраивало. Настя любила репетировать в одиночестве. И вот, сделав несколько стремительных фуэте, она вдруг заметила какую-то тень, возникшую между рядами кресел. Настя так резко остановилась, что не удержала равновесие и упала. Тень черной пантерой плавно прыгнула на сцену. Когда зверь оказался рядом, Настя в страхе зажмурилась. Через мгновение открыла глаза и увидела: перед нею стоит улыбающийся Алекс.

— Не бойся! — быстро сказал он и подал ей руку.

Настя оперлась об нее и встала, тут же отойдя в угол сцены.

— Не бойся, — повторил Алекс и приблизился.

Он был бледен, одет во все черное.

— Чего ты добиваешься? — глухо спросила она и скрестила руки на груди.

— Объясниться, — мягко проговорил Алекс. — Мне известно, что тебя мучают некоторые вопросы. А так как я никогда не хотел сделать тебе ничего плохого, то решил, что нам лучше поговорить. Знаю, как подобные загадки могут разъесть в конце концов душу и навсегда лишить покоя. Я все расскажу тебе и исчезну из твоей жизни навсегда.

— Слушаю, — тихо сказала Настя.

— Как ты уже поняла, я — вампир, — после паузы начал Алекс. — Меня им сделал Стас. Это было почти пятьдесят лет назад. Я ехал на машине с большой скоростью, автомобиль перевернулся. Но возле меня оказался Стас, и от его укуса я стал тем, кем стал. Стас потом объяснил мне, что в их клане это распространенная практика. Вампиры отслеживают подобные несчастные случаи и таким образом пополняют свою численность. Как ты понимаешь, выбор был не мой. Но изменить уже ничего нельзя.

— Ужас какой… — прошептала Настя, с жалостью глядя на печальное лицо Алекса.

— А потом я встретил тебя, — продолжил тот и отошел от нее. — Да, не скрою, я полюбил. Хотя в человеческом понятии мое чувство к тебе трудно назвать именно любовью. Скорее, меня обуревала жажда всего твоего существа. Конечно, я отлично понимал, насколько твоя душа светла, однако надеялся, что все будет так, как я хочу.

— Мне тоже казалось, что я полюбила, — заметила Настя. — Но сейчас понимаю, что мне это лишь казалось.

— Я знаю, — мягко произнес Алекс. — Но я не терял надежду.

— И что же ты хотел?

— Укусить тебя и превратить в свою подружку, — после длительного молчания ответил он. — Мечтал, что мы всегда будем вместе, что ты будешь предана мне и мое ужасающее одиночество, наконец, закончится. Но я не хотел насилия. Думал, что ты сама сделаешь свой выбор, если будешь любить беззаветно…

— Я никогда не пошла бы на подобное! — перебила его Настя.

— И когда маньяк напал на тебя, — продолжал Алекс, словно не слыша ее замечания, — я мгновенно убил его. И даже обрадовался: случай подходящий. Но ты лежала на полу в глубоком обмороке и такая беззащитная… Мне стоило невероятного усилия сдержать себя. А ведь так тянуло укусить тебя немедленно.

— Хорошо, что ты не сделал этого, — прошептала Настя, чувствуя, как ужас охватывает ее.

— Только ради тебя, — вздохнул Алекс. — Получается, что я, вампир, дитя ночи, совершил поступок, не сопоставимый с моим естеством. Я пожалел тебя. Это ли не любовь?

— Я не могу ответить тебе взаимностью, — тихо проговорила Настя. — И теперь понимаю, что я любила не тебя, а свою фантазию. Мне бы и в голову не пришло стать подружкой вампира. Подобное для меня немыслимо. Лучше смерть, чем такое существование! И я хочу забыть о тебе навсегда.

— Знаю. Разве ты еще не поняла? Ведь я оставил тебя! Что ж, живи. И прощай! А мы покидаем ваш город…

Алекс заглянул Насте в глаза. Его лицо исказила мука, тело словно подернулось черной дымкой и начало таять. Легкая тень, напоминающая летящую в длинном прыжке пантеру, метнулась со сцены и исчезла.

Настя с трудом сдерживала дрожь. Она опустилась на пол, обхватила руками плечи и закрыла глаза. Но слезы все-таки брызнули. Ей стало невыносимо жаль Алекса. Она не могла знать всего, что с ним происходило, но после его скупого рассказа чувствовала боль. И в то же время ее душа наполнилась благодарностью. Она знала, что только настоящая любовь могла совершить подобное чудо — заставить вампира, бездушное существо, порождение ночи, отступиться и отпустить свою жертву…

Екатерина Неволина

Мёртвая роза

Я сотку себе крылья из звезд и зари. Поднимусь, неба серую муть распоров. Буду тысячи лет, до скончанья земли, Я блуждать на границе времен и миров…

Он стоял в самом конце перехода, словно на сцене. Софитами были солнечные лучи, проникающие сюда с улицы, золотящие его светлые длинные до плеч волосы, яркими искорками вспыхивающие в удивительных, цвета густого гречишного меда глазах.

Сказать, что он был красив, — мало. Это слово истерто, точно старая, давно находящаяся в обращении монета, и не значит почти ничего, по крайней мере совершенно не отражает того, что было в этом молодом человеке. Того мягкого света, который, кажется, исходил от него. Он казался прекрасным и вместе с тем обреченно одиноким.

Тонкие, изящные пальцы бережно перебирали струны гитары. Молодой человек пел, и его мягкий теплый тенор согревал и вместе с тем пьянил, как старое дорогое вино. Он звал за собой в неведомые дали. Но, видимо, последовать этому зову мог не каждый, и люди проходили мимо. Занятые повседневными делами и мыслями, они словно не замечали распахнутой двери. Да и стоило ли ее замечать? Не дай бог, заслушаешься и станешь таким же блаженным…

Молодой человек и вправду казался немного не от мира сего. Слишком красивый слишком увлеченный. Глаза его сияли внутренним светом, а губы улыбались так, словно он и не замечал равнодушия окружающего мира. Хотя, скорее всего, так и было.

Его песни были очень странными. То грустные, то веселые, они, как и сам певец, казались чужими — будто их занесло в наш мир порывом всесильного волшебного ветра. Занесло — и бросило здесь, прямо посреди грязного, истоптанного сотнями ног перехода.

Проходившая мимо рыжеволосая женщина, немолодая, с усталым лицом, вдруг остановилась и, открыв сумку, принялась копаться в кошельке. Не в ее привычках было подавать бездельникам-музыкантам, но тут сразу видно — случай совершенно особенный. Да и грех не заплатить за полученное удовольствие.

— Вот, — она протянула руку с зажатой в прокуренных, обтянутых желтоватой сухой кожей пальцах сотенной и только тут заметила, что перед парнем нет ни чехла от гитары, ни шляпы, ни какого бы то ни было приспособления для сбора пожертвований.

— Нет, что вы, спасибо, — он улыбнулся ей так ласково, что ее губы, почти отвыкшие улыбаться, растянулись в ответной улыбке. — Я здесь просто так, для удовольствия. А деньги вам и самим нужны. Все будет хорошо, вы не волнуйтесь.

— Спасибо, — пробормотала она, отчего-то не чувствуя ни малейшей неловкости, и, кивнув молодому человеку, принялась подниматься по лестнице.

«Ангел, настоящий ангел», — шептала она себе под нос.

Глава 1

Снежный ком ее обид

Настя сидела в неуютном кресле, подтянув коленки к подбородку, и обреченно ждала прихода мамы. Все самое плохое, пожалуй, уже свершилось, и оставалось только принять удары судьбы со всем возможным мужеством и покорностью. Чувства вины и стыда вцепились в Настю, словно дикие звери, и вот теперь с наслаждением рвали ее в клочья.

«Ничего, все еще наладится. Сегодня просто не мой день», — пыталась успокоить себя девушка, в глубине души понимая, что ничего уже не наладится. Она не оправдала маминых надежд и к тому же опустилась в собственных глазах ниже некуда.

— Усердие, Настенька, это еще не все, — сказала ей сегодня преподаватель музыки, полная усатая тетечка со странным именем Манана Гурамовна. — Благодаря современным достижениям науки сыграть на пианино может и робот, и сделает это гораздо точнее и техничнее тебя. От исполнителя требуются душа, эмоции! Ты, конечно, старательная девочка, но, увы, не вижу в тебе потенциала музыканта.

К тому же ты в последнее время очень рассеянна, а потому, извини, не могу допустить тебя до участия в концерте.

— Как? — выдохнула Настя. Слова преподавателя показались ей ударом молнии, вдруг сверкнувшей в безоблачном небе.

— Увы, — Манана Гурамовна обреченно покачала головой, так что ее трехступенчатый бюст затрясся, словно желе. Насте стало противно, и она уставилась в пол, лишь бы не смотреть на учительницу.

— А может, я побольше… — робко выдавила она.

— Не может! — безжалостно отсекла учительница. — Музыкальную школу ты, конечно, окончишь нормально, но о какой-либо карьере пианистки даже не думай!

Интересно, кто сказал, что суровая правда лучше, чем сладкая ложь? Его бы сейчас на Настино место. Ей было ужасно обидно, но еще более того — стыдно перед мамой. То, что Настя станет пианисткой и будет выступать в полном восторженных зрителей зале, являлось главной маминой мечтой. Сама девочка к музыке не слишком тяготела. Во втором классе мама отвела ее к репетитору, а в третьем, усердно прозанимавшись целый год, Настя поступила в музыкальную школу. И началось… Гаммы, этюды Черни, полифонии Баха — и дальше, дальше, дальше…

На этот концерт мама рассчитывала особенно и даже досрочно заказала для дочери черное бархатное платье (обязательное, по ее мнению, для всех пианисток) и вынула из шкатулки старую круглую брошь с камеей, принадлежавшую, кажется, еще Настиной бабушке. Теперь платье с приколотой к нему брошью торжественно висело в шкафу, ожидая дня концерта.

Которого не будет.

Вернее, будет, но не для Насти.

В каком там году предрекали очередной конец света? Для Насти он наступит уже сегодня.

Словно в ответ на ее мысли из прихожей донесся скрежет ключа в замке двери. В предгрозовой тишине он показался девушке ударом грома.

Она выдохнула и приготовилась к худшему.

— Настенька, вот и я! — крикнула из прихожей мама. Разумеется, она еще ничего не знала. Даже не догадывалась, что ее умница-дочь потерпела неудачу. — Как дела, как в школе?

В школе все тоже было не очень. То есть с маминой точки зрения, может, и ничего, а вот с Настиной — полный отстой. Учеба, учеба, учеба! От Насти даже мальчишки шарахались! Один раз в жизни пригласили на дискотеку, а у нее в этот день, как и во многие другие, занятия в музыкальной школе. И что же? Не похоже, чтобы Пашку из параллельного одиннадцатого «А» это сильно расстроило. По крайней мере, он сумел скрыть огорчение и буквально за пять минут подыскал Насте замену. О Насте вспоминают в классе только тогда, когда требуется списать домашку или контрольную.

— Все нормально, мам, — привычно пробормотала Настя, собираясь для предстоящего разговора.

И он, конечно же, не замедлил последовать.

— Что-то не так? — Мама сняла сапоги и заглянула в комнату. — Что это ты сидишь без света? — И она тут же включила лампу.

«Мам, не сердись, но у меня нет таланта…», «Мам, ты, конечно, всегда желала мне добра и хотела, чтобы из меня получилась пианистка, но, похоже, я из тех неудачников…», «Мам, мне сегодня сказали, что у меня нет ни души, ни эмоций, наверное, я зря ходила в музыкальную школу…» — вертелось на языке у Насти.

— Так, — протянула она, щурясь на яркий свет. — Ты же не расстроишься. Знаешь, с концертом… — горло сдавил спазм, и девушка замолчала, не в силах продолжить.

— Что с концертом? — Мама пошарила в кармане, извлекла оттуда сигарету и зажигалку и закурила. Она всегда курила, когда нервничала.

— Ты не волнуйся, как-нибудь в другой раз… — протянула Настя, пялясь в отвратительный цветной ковер у себя под ногами.

— Тебя не допустили к участию в концерте?! — Мама смотрела на дочь с презрением, словно обнаружила в ней какое-то уродство, которого отчего-то не замечала раньше, например лишнюю пару рук или второй нос.

Настя не ответила — что уж тут скажешь, все и так ясно.

— Та-ак, — мама присела на подлокотник дивана и выпустила изо рта густой клуб дыма.

«Словно извергающий пламя дракон», — неуместно подумалось Насте.

— Та-ак, — повторила мама. — Значит, все, что я делаю для тебя, тебе абсолютно не нужно. Может, я тебя слишком нагружаю, а? Может, ты вкалываешь, как Золушка, а по ночам еще скребешь сковородки и перебираешь горох и чечевицу? Ну скажи, а?

— Нет, — прошептала Настя, чувствуя себя уже совсем глупо.

— А раз «нет», то почему ты не можешь нормально выполнять тот минимум, который от тебя требуется?!

— Я… — Настино лицо побледнело, словно с него разом стерли все краски. — Я старалась, но… может, у меня просто нет способностей. Манана Гурамовна сказала…

— Тебе просто лень заниматься! Настоящие пианистки работают над собой ежедневно! Понимаешь! Это очень тяжелый труд! Вот сколько часов ты занималась сегодня?

— Я…

— Разъякалась! — Мама глубоко затянулась и выдохнула очередную порцию едкого дыма. — Стараться нужно! Или ты думаешь, у меня много денег, чтобы оплачивать твои бесполезные, да, именно бесполезные, занятия в музыкальной школе, а к тому же заказывать тебе дорогущие платья для концерта, на которые тебя в итоге не пускают?!

— Но я же не просила!..

— Ты бы лучше вообще помолчала!

И тут у Насти словно в голове сорвало последнюю гайку.

— Я и так все время молчу! — крикнула она, вскочив с кресла. — Я устала от своего молчания! Мне надоело делать все, как ты хочешь! Есть же у меня право на собственную жизнь или нет?

— Настя! Что с тобой? — Мама удивленно смотрела на нее, а девушка уже бросилась в прихожую, сунула ноги в кроссовки и, схватив в охапку куртку, выскочила из квартиры.

Кровь тревожно пульсировала в висках, а в горле стоял горький ком.

«Да, я неудачница, но кто в этом виноват? Да, я невидимка, персона нон грата. Но почему я стала изгоем и кто же это, спрашивается, воспитал меня так? Кто постоянно твердил про то, что девушку украшают ум и скромность?! Вот хожу теперь такая разукрашенная, и никому, никому до меня нет дела! Ты бы только посмотрела на «хороших девочек» из нашей школы! Некоторые из них уже пьют и спят с мальчиками. Да, я тоже считаю, что ориентироваться на них глупо, но меня достало то, что на меня смотрят как на заумную идиотку!»

Настя бежала по лестнице, все еще продолжая мысленно вести диалог с матерью. Девушка с грохотом захлопнула за собой подъездную дверь, словно отсекая от себя всю прошлую жизнь. Она чувствовала, как жарко горят ее щеки. В груди тугой пружиной свернулась обида, так и рвущаяся наружу.

Холодный ноябрьский ветер — на календаре уже третье ноября, это вам не шутка — ударил Насте в лицо, немного приведя девушку в чувство. Она на секунду остановилась, жадно дыша студеным, напитанным влагой воздухом. Ей срочно требовалось что-то хорошее. То, что помогло бы ей отдышаться, залечить раны и начать, вернее, продолжить жить как прежде.

И она подумала о нем — о том мальчике из перехода… Его отчаянно грустных горчично-медовых глазах, светлых волосах, небрежно-длинных, тонких запястьях и потрясающем одиночестве. Настя не видела никого, кто был бы так же одинок среди толпы. Она смотрела на него уже третью неделю. Он приходил в переход не каждый день. Примерно два-три раза в неделю, с пяти до семи. Но каждый раз в это время она оказывалась там. Просто так, чтобы взглянуть на него, чтобы послушать глубокий голос и увидеть на бледной шеке густую тень от длинных ресниц.

Вот и сейчас после ужасной ссоры с матерью Настя направилась к заветному переходу.

В кармане куртки запиликал мобильник. Очевидно, мама докурила очередную сигарету и созрела для следующей порции нотаций. Настя сбросила звонок и отключила телефон. Разговаривать с матерью ей не хотелось. Ей вообще не хотелось ни с кем разговаривать. Разве хоть кто-то способен ее понять? Попробуйте поживите в трясине, засосавшей вас уже по самый подбородок, когда в вашей жизни ничего не меняется, вы тупо бултыхаетесь на месте, а ваши дни похожи на бледные ксерокопии — и все, заметим, абсолютно бессмысленные. Мрак!

Да, Настя была примерной девочкой. Училась, ходила в свою долбаную музыкальную школу, а иногда тупо таскалась по улице с Соней Петровой — вовсе не потому, что они такие вот замечательные подружки, а потому что у Сони тоже не было своей компании. С кем водиться изгою — только с другим изгоем. Вместе с Соней они, должно быть, представляли умопомрачительное зрелище: две серые мышки, две бледные моли, две невидимки. Даже парни, тусящие на углу школы и задирающие всех проходящих мимо более-менее симпатичных девчонок, никогда не сказали им с Соней ни слова! Даже не окликнули ни разу! Нет, Насте они и даром не нужны, однако чувствовать себя невидимкой чертовски неприятно. Вроде и не урод. Лицо приятное, и волосы пшенично-рыжие, густые. А вот на лбу, наверное, огромная печать: «Я ИЗГОЙ! НЕ ПОДХОДИТЬ!» Горько и отвратительно.

Проезжавшая мимо огромная черная машина с ног до головы окатила ее водой из ближайшей лужи… Вытирая тыльной стороной ладони осевшие на лице брызги, девушка думала о том, как ненавидит их небольшой тихий городок — грязный и замшелый. Судя по всему, половину его населения составляли выходцы из среднеазиатских республик, половину — алкаши-неудачники. Казалось бы, всего полчаса на электричке от Москвы — а словно край мира. Северный полюс, утонувший в грязи и хамстве.

Настя, как могла, отряхнула джинсы и куртку и, поежившись, подошла к лестнице, ведушей под землю. Теперь спуститься и пройти переход насквозь. Тот мальчик с гитарой должен стоять на противоположной стороне. Скорее всего, сегодня он не придет. Во-первых, потому, что он был в понедельник, то есть позавчера, а во-вторых, если уж все сегодня пошло наперекосяк, вряд ли ей повезет увидеть его.

«Ничего. Главное — я подготовилась к неудаче и совсем не расстроюсь, если его там и вправду не будет», — сказала себе Настя. Обида на маму почти прошла. Вернее, девушка уже совершенно забыла о ней, охваченная другими чувствами. «Если он вдруг там, подойду к нему, улыбнусь и скажу «привет». Говорят, от одного слова еще никто не умирал», — решила Настя, топчась на верхней ступеньке.

Она, словно перед прыжком в воду, вдохнула побольше воздуха, пошла вниз и тут же услышала его голос.

Я последний из видевших этот мир в дни расцвета, Я последний из помнящих к звездам истинный путь. Изменилась земля. Нет уже прежних тени и света, Нет героев, и люди живут просто так, как-нибудь.

Распахну свои крылья — вполмира, а может, вполнеба. Поднимусь в небеса, облака оставляя вдали. Я дракон с чешуей, что белее январского снега, С сердцем чище, чем кровь из груди обожженной земли…

Настя застыла посреди перехода, похожая на соляной столб. Мальчик с гитарой был на месте! И он пел, с каждым словом вливая в ее вены сладкий яд. Сердце то безумно колотилось в груди, то замирало. Девушка чувствовала, что ей плохо. Просто физически нехорошо. Вот шагнет она вперед — и сразу умрет. Упадет на тусклый кафельный пол — и кранты!

Он стоял точно там же, где и всегда. Узкие джинсы, черная кожаная куртка, гитара… Он был таким же одиноким, как она сама. Сказочный мальчик, по замыслу злобного тролля угодивший в грязный подземный переход на утеху людям, не умеющим прочитать в золотом сердце и медовых глазах печальную и трогательную сказку одинокой души. Люди проходили и проходили мимо, и у Насти предательски защипало глаза. Ей вдруг показалось, что он — зеркальное отражение ее самой. Близнец-перевертыш из Зазеркалья. Только вот Манане Гурамовне, наверное, понравилась бы его музыка. Настя чувствовала в ней то, чего, видно, действительно оказались лишены ее Черни и Лист. Это было настоящее живое сердце.

«Надо сказать ему что-то такое, чтобы он сразу догадался, что я не такая, как другие, что я его понимаю», — подумала Настя. Между ними была длинная кишка подземного перехода. Серые стены, равнодушные лица… Как он мог петь свои удивительные песни здесь, в этом ужасном месте, похожем на ад?! Голова кружилась, а ноги казались налитыми свинцом, когда Настя, с трудом преодолевая себя, сделала первый шаг навстречу ему.

«Привет — дурацкое слово. Все говорят друг другу «привет» — и это вовсе ничего не значит. Может, сказать «я пришла»?.. Ну, как будто мы с ним договаривались о встрече или как будто он давно меня ждал… даже не догадываясь об этом. Нет, тупо, все тупо и бессмысленно…» Мысли метались в голове, как стая испуганных голубей, кружащих над крышами.

Шаг. И еще шаг. Расстояние отчего-то не уменьшается, а словно, наоборот, увеличивается, будто она попала в Зазеркалье и каждый сделанный шаг только отдаляет ее от цели, делает лежащую между ними пропасть все глубже и непреодолимей…

Она уже совсем собралась подойти, почти уговорив себя на это… И тут… тут случилось непредвиденное. Мимо Насти, находящейся будто во сне или под действием гипноза, пробежала девушка и, кинувшись к мальчику с гитарой, схватила его за руки и быстро заговорила что-то. Настя не слышала слов, она видела только, как двигаются губы незнакомки, мимоходом отмечая, что она симпатичная. Как раз такая, какие нравятся мальчикам: не слишком полная или худая — фигуристая, с блондинистыми волосами, да и одета не чета Насте — в розовую приталенную курточку, черную юбку и высокие черные сапоги на каблуках. Вовсе не удивительно, что мальчик с гитарой ласково ей улыбался и что-то горячо говорил в ответ. Из его глаз исчезла былая отстраненность. Он разговаривал с девушкой так, что сразу становилось ясно — между ними есть определенные отношения.

Ловить здесь больше было нечего, но Настя так и стояла, потому что не могла сдвинуться с места. Ее ноги словно приросли к полу.

Тем временем мальчик зачехлил гитару, и они вместе с девушкой направились куда-то. Проходя мимо Насти, ее знакомый незнакомец взглянул на нее так, будто ему было неловко.

«Он стесняется перед этой девицей! Боится, вдруг она решит, что мы с ним знакомы!» — мелькнула в Настиной голове мысль.

«Дура!» — сказала себе девушка, переводя взгляд на свою тускло-серую куртку и покрасневшие от ноябрьского холода руки. Разница между ней и блондинкой в розовом была слишком очевидна, чтобы требовались какие-либо пояснения. Щеки Насти мгновенно вспыхнули багровым румянцем. Вот и нечего было даже думать о том, чтобы подойти к нему. Как же хорошо, что она не подошла!.. Она без сил прислонилась плечом к стене и, словно нищенка на паперти собора, смотрела вслед уходящим.

Какой позор! А ведь ей уже начинало казаться, что она нравится мальчику с гитарой. Он смотрел на нее… ей тогда представлялось, что по-особенному, а однажды, кажется, даже попытался подойти к ней, но девушка испугалась и убежала. «И правильно, — сказала она себе, — надо же было навоображать столько чепухи! Вот дура!» Настя засмеялась, и смех болью отозвался в пустой груди. У нее не осталось ничего. Ни-че-го! Наверное, так даже легче. Жизнь похожа на пылинку. Стоит только подуть — и она, подхваченная порывом ветра, улетит в тартарары, исчезнет с холодной ладони мироздания.

Настя наклонила голову и решительно зашагала прочь.

Мир вокруг был черно-белым и смазанным, как на старой-старой фотографии. Он всегда такой, когда смотришь на него сквозь слезы. Редкие прохожие — бессмысленные пятна, как на тестах Рошаха. Попробуй угадай, что это — человек или фонарный столб? А может, лягушка или целующиеся негритянки!

Но Настя и не пыталась угадывать. Она шла по улице, сама ощущая себя таким же чернильным пятном, ошибкой, нечаянной оплошностью. Уравнение решено, результат — отрицательный.

Она очутилась в холодном черно-белом пустом мире, похожем на выброшенный за ненадобностью комикс. Дом, школа, бренчание на пианино, участившиеся ссоры с матерью — все это наполняло Насти ну жизнь. Все это и являлось ее жизнью, а больше — ничего. Как глупо! «Я не требую от тебя чего-то сложного! Только учись и становись на ноги! А уж я как-нибудь прокормлю нас обеих», — повторяла мама механически, как говорящая кукла, и закуривала очередную сигарету. Как же она не понимала, что Настя уже давно задыхается в этом сером мире, что она нередко с завистью глядит на модно и дорого одетых одноклассниц, бесконечно шушукающихся и смеющихся. Она хотела бы быть такой же, как они, но не могла и от этого замыкалась еще больше.

Настя не вытирала слез — бесполезно. Они все равно лились дождем. Отказаться от любви — все равно что отказаться от крыльев. Зачем небо, если не умеешь летать?!

Кто-то толкнул ее. Ах да, это она на кого-то налетела. Большое лицо, обрамленное неопрятными завитыми волосами, едва различимо через пелену слез. Отвратительные яркие губы шевелятся. Как хорошо, что у нее в ушах надсадно орет плеер и женщину не слышно!

И снова — улицы, пятна домов и машин. Жизнь, словно змея, свернулась в кольцо, проглотила собственный хвост и зациклилась, как поставленная на повтор песня. Старая песня, которая давным-давно осточертела.

Настя слушала композицию, записанную на телефон в переходе. Его голос, доносящийся через треск помех, казался ей сигналом «SOS», посланным с чужой далекой планеты.

Не умеешь летать — так зачем же, скажи, тебе небо? Сделай сердце себе из январского белого снега, Вылей душу свою, как вино, из стакана на пол И впиши себя в угол квартиры, как шкаф или стол…

Его слова. Его голос. И острое понимание бессмысленности, невозможности встречи. Он всегда будет смотреть поверх нее, мимо нее. Она для него ничто — даже мельче пылинки, плывущей в бездонном космосе.

Он для нее — все. То единственное, что придавало этой жизни смысл. Он заставил ее поверить в сказку, он подарил ей крылья, возносящие в самое небо! Она поверила — и вот лежит разбитая.

Словно в подтверждение собственных мыслей, Настя споткнулась и грохнулась на асфальт, вымазав в грязи джинсы и разбив коленку. Было очень больно и противно, поэтому она даже не попыталась подняться, а села на бордюр, подтянув ноги к самому подбородку, и горько, в голос, зарыдала. Она оплакивала все сразу — и безответную, никому не нужную любовь; и пустую жизнь, в которой никогда ничего не происходило', и даже разбитую коленку — еще один знак жестокости окружающего мира. Она плакала и плакала, но наконец иссякли даже ее слезы. Она всхлипнула в последний раз и шмыгнула носом, попутно заметив, как сильно она замерзла. Холодно. Как же холодно! Насте показалось, что она очутилась на Северном полюсе. Ноги одеревенели, а зубы непрерывно выбивали дробь.

Однако у этого были свои положительные стороны: холод привел Настю в чувство. Она подула на руки, растерла пальцы, а взгляд девушки меж тем сфокусировался на странных ботинках, находящихся как раз в поле ее зрения.

Глава 2

Ботинки с пуговицами и желтый шейный платок в придачу

Это были причудливые лаковые ботинки: внизу — черные, наверху — белые, и с пуговичками. Кажется, Настя видела подобные в каком-то старом-престаром фильме. Постепенно до девушки стало доходить, что объект, стоящий перед ней и ранее принимаемый ею за столб, не может быть столбом хотя бы потому, что столбы не носят ботинки на пуговицах. Это и для людей достаточно экзотичная обувь.

Настя тут же представила себе обладателя ботинок — прыщавого взлохмаченного юнца, убежденного фрика, таскающего на себе шмотки начала прошлого века. Ее взгляд скользнул по широким серым, в черную полоску штанам, поднялся чуть выше к такому же пиджаку, задержался на сложенных на животе пухлых ручках, свисающей из нагрудного кармана красной гвоздике на переломленном стебле и наконец остановился на шелковом шейном платке. Платок действительно приковывал к себе внимание. Он был ярко-желтого, так называемого канареечного цвета, в черный горох. Кажется, Настя в жизни не видела такой кричащей и неуместной вещи. Попялившись на фриковский прикид, девушка все-таки подняла глаза к лицу незнакомца, без малейших признаков нетерпения позволявшего ей себя рассмотреть. Лицо удивило ее. Вместо ожидаемой прыщавой физиономии перед ней оказалось добродушное лицо мужчины лет сорока, круглое, с румяными щеками, ярким, видимо накрашенным, ртом-пуговкой и лихо закрученными вверх тонюсенькими усиками. Поймав ее взгляд, незнакомец кивнул и галантно приподнял черную, похожую на котелок шляпу.

«Извращенец! — мелькнуло в голове у Насти. — Типичный старый извращенец! Наверняка любитель мальчиков. От меня-то ему что нужно?»

Мужчина с явным удовольствием потер пухлые руки и подмигнул Насте.

«А может, он владелец борделя, — продолжала неторопливо размышлять девушка. — Этого еще не хватало».

Тот, кажется, хихикнул и постучал пальцами-сардельками по своему уху.

Не к добру. Сразу видно, общаться хочет. Кто может быть хуже психа? Правильно, только общительный псих. Незнакомец, судя по всему, стоял перед ней уже довольно долгое время, а значит, серьезно настроился на разговор, поэтому лучше выслушать, что он скажет, и послать его подальше, не растягивая сомнительное удовольствие.

Настя сняла наушники плеера и устало взглянула на странного типа. Глаза болели, голова раскалывалась, а к горлу подступала тошнота. На редкость мерзостный вечер! Хуже и быть не может!

— Благодарю вас, юная леди, что уделили старому уроду толику вашего драгоценного внимания, — чуть гнусаво выдал отвратительный незнакомец и хихикнул.

Настя моргнула, не зная, что и ответить на это. Обхватив себя руками и стуча зубами от холода, она сидела на бордюре и удивленно пялилась на незнакомца.

— Ах! — Пухлая ручка прижалась к пиджаку где-то на уровне сердца. — Прошу вас, милая барышня, не затрудняйте себя отрицанием того воистину печального факта, что перед вами находится, увы, уже немолодой и лишенный свежего очарования юности тип!

Настя вовсе не собиралась говорить ничего подобного. Забавный уродец, несомненно, был стар. Наверное, лет сорок, а может, даже пятьдесят.

— И простите меня за назойливость, — продолжал он, ничуть не смутившись, — но звон вашего разбитого сердца был слышен аж на том конце улицы, — субъект махнул куда-то рукой, — я просто не мог пройти мимо очаровательной девушки, пребывающей в состоянии такого огромного и всеохватывающего горя!.. Кстати, знаете, — произнес он уже совсем другим тоном, — что сильные эмоции всегда выделяют человека из толпы и привлекают к нему внимание либо добрых волшебников, либо злобных негодяев!

— И вы, конечно, добрый волшебник, — вздохнула Настя, догадавшаяся, что чудаковатый мужик примется ее утешать.

— Кто? Я? — Он даже подскочил и снова захихикал, как будто услышал весьма смешную шутку. — Ничуть не бывало! А что, похож? Может, вы, милая барышня, так и представляли себе добрых волшебников?

Он попытался принять чинный вид и даже надул от усердия щеки.

— Нет, не похожи. Говорите, что вам нужно, у меня мало времени! — рявкнула Настя, совершенно дезориентированная его поведением. Вообще-то, она была доброй домашней девочкой, но события сегодняшнего дня и странное поведение незнакомца вывели ее из состояния равновесия.

— А жаль, было бы забавно, — расстроился тип, но тут же снова заулыбался. — Да-да, милочка, вы совершенно правы! Дело — прежде всего! Правильно ли я понял, что ваше нежное сердечко пострадало от несчастной любви и все вокруг кажется вам ненужным и бессмысленным? Как там говорится? Ага! «Не умеешь летать — так зачем же, скажи, тебе небо?»

Неужели сумасшедший уродец тоже слышал его песни?!

— Откуда вы это знаете? — спросила Настя, пытаясь размять онемевшие ноги.

— Ну как же, как же! Такой очаровательный молодой человек! Просто переодетый принц!

«Господи! Ну точно больной на всю голову! Наверное, видел меня в переходе… Какой ужас! А вдруг ему тоже нравится тот мальчик?.. Ну бывают же извращенцы…» Девушка поморщилась.

— Нет-нет, не бойтесь! Я вовсе вам не соперник! — поспешил добавить незнакомец, будто прочитав ее мысли. — Напротив, я могу предложить вам нечто, благодаря чему вы, милочка, сможете завоевать сердце объекта ваших нежных девичьих грез!

— В обмен на свою бессмертную душу, — буркнула Настя, опустив голову на колени.

Чокнутый, определенно чокнутый. И что с ним вообще разговаривать?!

— Озорница! — воскликнул незнакомец, отчего-то придя в полный восторг. — Ах, до чего же образованная и утонченная барышня! Так польстить старику!.. Простите, милая, я очень чувствителен. Можно сказать, сентиментален, как изношенная галоша! — Он громко высморкался.

Настя никогда не слышала о том, что изношенная галоша проявляет хоть каплю сентиментальности, но весь спектакль уже начал ей надоедать, поэтому она встала, разминая затекшие ноги, и собралась уже идти прочь, но незнакомец остановил ее:

— Не гневайтесь на старика! Разве я не понимаю, что у вас и вправду сердце разрывается от боли и вы, милая, уже который час бродите по улицам, думая, броситься ли вам с моста или покончить счеты с пустой жизнью с помощью, так сказать, современных средств, именуемых автомобилями? «Я сотку себе крылья из звезд и зари»… ну и прочее хлюпанье.

Прозвучавшие из чужих уст ее собственные мысли обрушились на Настю, словно груда камней. Все верно. Чувство реальности уже давно плыло, а теперь его последние остатки помахали ей ручкой и укатили в неизвестном направлении.

«Все понятно! — догадалась Настя. — Я просто сошла с ума! Никакого незнакомца в полосатом костюме нет. И ботинок с пуговицами, и идиотского платка в горошек! Я просто стою посреди улицы и разговариваю сама с собой».

— Отличная версия! — похвалил воображаемый собеседник. — Только зачем же так о моем любимом платке?

Настя огляделась. Улица, как назло, была пуста. Обычный «спальный район». Редкие фонари, темные силуэты деревьев, высокие дома, равнодушный бледный свет чужих окон… И кроме них двоих — ни души… Если что, некого даже позвать на помощь.

— Кто вы? — спросила она прямо, вновь оборачиваясь к незнакомцу.

Он отступил на шаг. Выпрямился — и вдруг как будто действительно стал выше и тоньше, — поправил шейный платок, тщательно откашлялся, как оратор, перед тем как произнести длинную речь.

— «Часть силы той, что без числа творит добро, всему желая зла…» — произнес он наконец с гордостью и тут же, снизив пафос, краем глаза покосился на девушку, чтобы убедиться, что произвел на нее впечатление. — Я — верный сын ночи и уродливый шрам на лице человеческого общества. Я вампир! Кровосос! Носферату, если вам привычней такое определение. И я к вашим услугам, юная леди! — неожиданно закончил чудак и поклонился.

— Кто? — переспросила Настя. В ее воображении тут же возник образ вампира — худощавая фигура, облаченная в черный плащ с кровавым подбоем, бледное, как лист бумаги, лицо с горящими, словно уголья адского пламени, глазами, небрежно падающая на пергаментный лоб прядь черных, смоляных волос.

— Э, да вас, барышня, понесло! — укоризненно покачал головой новоявленный вампир. — Откуда вы только такой ереси понахватались! По-вашему, все вампиры — эдакие демонические красавцы?! А знаете… Только тсс! Никому не говорите! — Он приложил палец к губам и огляделся в поисках потенциальных шпионов, а затем доверительно прошептал:

— Я вот просто уверен, что наши сами платят газетчикам, чтобы те создавали им привлекательный роковой образ. Вот на это и идет вся вампирская казна, в то время как большая часть рядовых вампиров прозябает в нечеловеческих! — он подчеркнул это слово, укоризненно подняв в небо палец, — условиях. Сырые подвалы, полуразвалившиеся гробы… Думаете, это полезно для старых костей? А обилие химии и некачественное питание? Все это, милая, напрямую, да, напрямую влияет на продолжительность жизни современного вампира. Мы стоим на грани вымирания, а они, видите ли, создают идеальный образ — еще бы блестками натерлись и организовали какое-нибудь шоу, чтобы окончательно превратить благородную идею вампира в низкую пародию!

Настя смотрела на него во все глаза. Открытое представление театра абсурда, никак не иначе!

— Ладно, — махнул рукой ненормальный, и фигура его снова приняла прежние габариты, — это и вправду вам, милейшая, неинтересно. Вам интересно добиться внимания объекта вашего обожания, и я, как и обещал, могу помочь в этом. Как говорится, если хочешь привлечь внимание человека — поднимись выше его!

С этими словами плотный господин немного приподнялся над землей — просто взял и повис в воздухе — и воззрился на девушку, видимо, в ожидании аплодисментов. По крайней мере, ей так показалось, и она даже пару раз хлопнула в ладоши. Как ни странно, беседа.

С ненормальным развлекла ее, а чувство пустоты и безнадежности временно отступило, сжавшись до размеров горошины. Чего бояться, когда решение уже принято?

— Так вы хотите превратить меня в вампира? — поинтересовалась она.

— Приятно, чертовски приятно иметь дело с умной особой! — закивал фрик, улыбаясь. — Новые чудесные возможности откроют перед вами любые двери и любые сердца! Вы сможете летать… ну не сразу, конечно, а когда-нибудь, со временем; обретете силу и скорость, многократно превышающие человеческие возможности; станете обаятельной… почти как я… Или по-другому, — поспешно поправился он, правильно разгадав выражение Настиного лица. — Соглашайтесь, юная барышня! Это воистину аттракцион неслыханной щедрости!

Девушка посмотрела себе под ноги на грязный тротуар, будто ожидая увидеть там подсказку.

— А как вас зовут? — опомнилась она наконец.

— Ах, имя — это такая формальность. Хотите звать меня Дракулой? Что, неужели нет? — Вампир захихикал, прикрывая маленький круглый ротик ладошкой. — Ах, барышня, барышня, как же я мог посягнуть на святое?! Ладно, можете обращаться ко мне «учитель». Если вы, конечно, согласитесь на мое предложение, а если нет, боюсь, наши пути разойдутся, как дилижансы на проселочной дороге. Ну как? Ну не томите старика! Видите же — он нервничает, у него очень больное сердце! — И вампир опять захихикал.

Настя задумалась. Что есть в ее жизни? Она устала быть деревянной лошадкой на бесконечно кружащейся карусели. Может быть, сегодня ей дали последний шанс остановиться, выйти за грани привычного дня, разбив стекло обыденной жизни? Стать другой? Стать не такой, как все?.. Стать особенной? Да полно, какие тут сомнения, когда еще час назад у Насти не было иного выхода, чем броситься с моста или кинуться под колеса автомобиля. Богатый выбор, не правда ли?

И сейчас у нее появился шанс. Реальный шанс измениться, стать быстрой, опасной и чертовски привлекательной — не чета девицам в розовых курточках, которым, если хорошо подумать, цена рубль, да и то за целую связку таких отштампованных девиц. Это ее шанс…

…если, конечно, происходящее не дурацкая шутка или розыгрыш…

Ветер, пролетевший по пустой улице, поднял тучу пыли, зашебуршал в сухой листве, ласковой ладонью погладил девушку по волосам.

Это только игра, и если она даже и согласится, то вовсе ничем не рискует.

— А что, стать вампиром легко? Вы каждому это предлагаете? — Девушка подозрительно взглянула на незнакомца. Она уже все решила, но вовсе не обязательно показывать ему это.

— Отнюдь, юная барышня, такой шанс выпадает раз в пятьдесят лет. Сегодня как раз такая ночь, когда обращение становится возможным… Но если вы сомневаетесь, а это ваше право, — он равнодушно пожал плечами, — я просто найду кого-то другого.

Чудак подмигнул ей, подкрутил усы и отвернулся, чтобы уйти.

— Постойте! Я… Я согласна! — выпалила Настя в полосатую спину.

— Ах так!

Он вдруг оказался всего в полушаге от нее, и Настя впервые заметила, какие страшные у него глаза. Неподвижные, холодные, как угли потухшего костра, и вместе с тем пронзительные, властные.

— Ты дала согласие совершенно добровольно. Запомни: это твой собственный выбор, — повторил он голосом, из которого без следа исчезла былая гнусавость и который звучал теперь твердо и повелительно.

— Да, — пробормотала Настя, ощущая, что земля уходит у нее из-под ног, а мир перед глазами начинает вращаться, словно бешеный волчок. Темное небо, высокие дома, застывшие свидетели — силуэты деревьев — все неслось по кругу, вертелось в бесконечной карусели — быстрее и быстрее, пока наконец не слилось в одно большое пятно…

Глава 3

Следующая остановка — бездна

Она очнулась на земле. Было почему-то не холодно, а голова казалась подозрительно легкой. В небе висела круглая тусклая луна, похожая на истершуюся монету. Воспоминания возвращались постепенно. Да правда ли это все? Был ли тот странный господин с ярким шейным платком и тараканьими усиками? Шел ли между ними тот невероятный разговор? Скорее всего, ей стало плохо, она потеряла сознание и провалялась какое-то время на улице…

Настя приподнялась, ощущая в себе странную смесь чувств — и разочарование, и облегчение одновременно. Опершись о землю руками, она встала сперва на четвереньки, а затем поднялась на ноги. В теле ощущалась пьянящая легкость. А еще чувство голода. Противное сосущее чувство…

— Надеюсь, «Макдоналдс» еще открыт, — пробормотала Настя, подивившись, как хрипло и незнакомо звучит ее собственный голос.

Она подумала о «Макдоналдсе», но стоило ей только представить свою любимую жареную картошку, как ее отчетливо замутило.

— Не советую даже пробовать, — послышался мужской голос.

Настя испуганно вздрогнула и взглянула на говорившего.

Полноватый мужчина с круглым лицом сидел на металлической ограде и с явным любопытством глазел на нее. И ботинки с пуговицами, и полосатый костюм, и шейный платок, и усики — все было на месте. Но это значило…

— Да, юная барышня, ваша проницательность, как я уже говорил, делает вам честь. Это действительно значит, что все случившееся не привиделось вам в вашем очаровательном кошмаре, а произошло наяву. Если, конечно, вы не придерживаетесь той милой теории, что наша жизнь вообще является сном какой-нибудь никчемной бабочки-капустницы, присевшей в жаркий полдень на цветок ромашки.

Настя ощупала себя руками. Вроде бы ничего не изменилось.

— А что… — спросила она, — я уже… ну… — она растерялась, не решаясь произнести слово, — ну, в общем, обряд уже прошел?

Вампир с досадой хлопнул себя по лбу, всем своим видом демонстрируя, что забыл о чем-то важном. К нему снова вернулся все тот же дурашливый вид, но теперь, когда девушка помнила его другим, она могла видеть не только шутовскую маску, но и краешек того, что скрывалось под ней. И это была бездна. Опасная и вместе с тем притягательная.

— Вот старый олух! — воскликнул он, горестно качая головой. — Забыл! Совсем забыл! Вот где сказываются годы! — да что там — десятки лет, проведенные в неблагоприятных условиях! Про самую главную часть ритуала я и позабыл!

Девушка замерла, ожидая, что сейчас произойдет нечто страшное и эпическое…

А вампир меж тем, словно заправский фокусник, завел руку за спину и… вытащил красный воздушный шарик.

— С ночью рождения! Хеппи беэдей ту ю-у! — фальшиво пропел он.

У нее не осталось сил терпеть эти издевательства. Она нахмурилась и, отвернувшись, зашагала по аллее. Неужели она умерла? Не может быть! Вот она двигается, ходит… Девушка подняла руку, чтобы убедиться в том, что та подчиняется ей. Так и есть, все в порядке. Разве она мертвая? Настя просунула руку под куртку и попыталась пощупать, бьется ли у нее сердце. Девушка не ощутила биения, но это еще ничего не значило. В конце концов, она могла стать жертвой мистификации, глупого розыгрыша.

— Кто сказал, будто я мертвая?! Вовсе я и не мертвая! — прошептала она себе под нос, идя прочь.

Но не успела она пройти и десятка шагов, как снова увидела перед собой вампира в полосатом костюме.

— Негоже столь юной барышне быть такой вопиюще невежливой, — укоризненно погрозил пальцем он. — Где ваше уважение к старости? Хоть бы спасибо сказала! А она, видите ли, обиделась, задрала хвост, как корова, и вперед!..

— Вы надо мной смеялись! — обвиняюще произнесла Настя.

— Ну да, милая, а вы ожидали, что вам тут же преподнесут корону с черными бриллиантами и провозгласят королевой вампиров? Кровь еще на губах не обсохла — а все туда же! Все мы такие гордые! Впрочем, кто старое помянет, тому в сердце кол, — примирительно произнес он. — Прости уж старика, не привыкшего жить без улыбки. Ну что, мир? — Вампир заглянул ей в глаза. На его румяном лице красовалось самое искреннее и простодушное выражение, которое сделало бы честь любой добропорядочной овечке.

— Мир, — пролепетала девушка, в очередной раз совершенно сбитая с толку.

— Вот и прекрасно! — обрадовался старик, потирая пухлые ручки. — Чувствую, у вас, милая, появились вопросы и сомнения. Не расстраивайтесь. Это так по-человечески. У вас вообще осталось пока много пережитков прошлой жизни. О счастливая пора вампирской юности! Как же не любить тебя! — Вампир делано вздохнул и покачал головой с видом поэта, стоящего на краю обрыва и с патетической грустью подводящего итог своей бренной жизни. — Это время, когда весь мир лежит у твоих ног, и притом ты еще не забыл, как плакать и смеяться, умеешь грустить и волноваться из-за всяких пустяков… Ах, молодость, молодость… — Он на секунду замолчал, а потом скосил на Настю хитрый глаз и продолжил: — Впрочем, это чистая лирика. А теперь внимание, мой неразумный котенок, я научу тебя ловить мышей!..

— Все, что умеет вампир, происходит прежде всего в его голове, — объяснял Насте учитель, сидя на пустой автобусной остановке. — Если хочешь, чтобы тебя не замечали, тебе сначала самой нужно поверить в то, что ты невидимка. Если хочешь спокойно поужинать — будь добра излучать доброжелательность, уверенность и спокойствие. Еда должна воспринимать все происходящее как должное — только тогда она с готовностью отдаст тебе свою кровь. Но спугнешь ее — и тут начнется! Вопли, ахи, беготня — как в плохих фильмах ужасов. Оно тебе надо?

Настя согласно покивала головой и сглотнула. Есть хотелось все больше и больше.

— Ну ладно, барышня, толку от вас все равно сейчас мало. Продолжим разговор, когда подкрепитесь. Ага… как раз ваш выход…

В это время перед ними остановился полупустой автобус, и оттуда показалась женщина в светлом пальто, с большой сумкой в руках. Она казалась ровесницей Настиной мамы. Быстро оглянувшись по сторонам, прохожая торопливо зашагала в сторону домов, стуча по асфальту каблучками.

Настя испуганно и нерешительно взглянула на учителя.

— Ну давай же! — подбодрил старый вампир. — Подходишь, глядишь на нее, и когда у нее взгляд остекленеет, осторожно прокусываешь вену и пьешь. Это легко. Просто доверься своим инстинктам. Поняла?

Девушка неуверенно кивнула и двинулась вслед за женщиной. Услышав шаги, та испуганно оглянулась и зашагала быстрее. Настя тоже ускорила темп и вскоре, догнав незнакомку, забежала вперед и остановилась перед ней.

— Тебе чего, девочка? — спросила та. В голосе сквозили нотки страха.

Настя слышала биение ее пульса, видела тонкую жилку на шее, полуприкрытую шифоновым шарфиком леопардовой расцветки. Все это сводило ее с ума, кружило голову. Девушка чувствовала, как дрожат ее руки… Это какое-то наваждение!..

— Нет, ничего, — выдавила она и отступила.

Женщина, обойдя ее по большой дуге, двинулась дальше. Но ушла недалеко. Настя видела, как из темноты перед ней выступил старый вампир в полосатом костюме, и та застыла, безвольно обмякнув.

— Ох и молодежь пошла! Все им подай, все принеси! — ворчливо пробормотал он. — Вот в наше время кто сам себе еды не добыл, тот сиди голодный… Ладно, подходи уж, на первый раз… Козлятушки, ребятушки, подходите-ка, подкрепитесь-ка! Ваш учитель пришел, свежей кровушки принес! — гнусаво пропел он и тут же, по-гусарски щелкнув каблуками щегольских ботинок на пуговицах, отрапортовал: — Ужин готов! Прошу к столу!

Настя подошла, со страхом глядя в пустые бессмысленные глаза жертвы. Женщина, судя по всему, возвращалась с работы. У нее было уставшее бледное лицо и уныло опущенные уголки рта. Еще не очень старая, примерно как Настина мама, но измученная и какая-то потухшая.

Учитель недоуменно приподнял брови.

— Нет! Не буду! Я не могу! Не могу! — крикнула Настя и, не разбирая дороги, бросилась прочь.

Она бежала, и ветер свистел в ушах, а сердце болезненно сжалось и ледяным комочком упало куда-то в пятки. Неужели она, Настя, и вправду чуть было не выпила кровь у человека? Какой ужас! Бледное лицо той женщины наверняка будет теперь являться ей в кошмарах!

Поняв, что ее никто не преследует, Настя перешла на шаг, а потом и вовсе остановилась. Желудок скрутило, словно белье в стиральной машинке. Больно, очень больно! Девушка села на бордюр и заплакала. Страх, одиночество, горечь, обида переполняли ее. А еще… это назойливое сосущее чувство. Голод. Раньше она никогда не ощущала его так остро… Что изменилось в ней после того, как она стала вампиром? Ничего. Все то же отчаяние, все те же слезы. Настя помнила о том, как она сидела на таком же бордюре еще до встречи с учителем. Неужели это какое-то страшное проклятие и все навсегда останется по-прежнему?! Нет, кое-что стало иным. Изо рта не вырывается облачко пара, руки и ноги не мерзнут, тело стало каким-то странным, легким и послушным. Да и мир вокруг неуловимо изменился: и краски, и звуки воспринимаются теперь по-новому, а ночь стала светлее и словно бы дружественнее. Это было удивительное ощущение: Настя ощущала себя и живой, и мертвой одновременно.

И тут девушка почувствовала, что на нее кто-то смотрит… Настя подняла взгляд и заметила грязную дворовую собаку — пегую, со свалявшейся шерстью и красными слезящимися от старости глазами. Собака смотрела на нее испуганно и вместе с тем с жалостью.

Не помня себя, девушка рванулась к ней и вцепилась зубами в лохматую грязную шею. Собака коротко взвизгнула и замолкла.

Кровь… живая горячая кровь потоком устремлялась в горло, наполняя собой измученное тело. Это была сама жизнь — сама квинтэссенция жизни. Вместе с густой, чуть солоноватой жижей вливались новые силы. Насте еще ни разу не доводилось пробовать такой странный напиток. В нем были тысячи оттенков вкуса, раскрывающиеся с каждым жадным глотком, словно бутон многолепестковой розы. Глоток… еще глоток! Она буквально не могла оторваться…

Где-то хлопнула дверь подъезда. Настя вздрогнула и пришла в себя. Она вдруг осознала, что находится на улице, возле помойки, держа в руках остывающее тело собаки. Старой собаки, которая еще недавно смотрела на нее так понимающе и жалостливо.

Девушка в ужасе отпрянула, но тут же упала на землю, сотрясаемая приступами тошноты. Так омерзительно плохо ей еще не было.

Полежав на земле и утерев грязным рукавом куртки рот, испачканный засыхающей кровью, Настя с трудом поднялась. Ноги и руки дрожали. Так и ходили ходуном.

Во что же она превратилась?! И главное — что теперь делать? Как могла она, спокойная домашняя девочка, которая никогда не приходила домой позже десяти и избегала шумных дурных компаний, очутиться здесь, в этом грязном дворе, и жадно пить кровь живого существа?.. Как и когда она стала безжалостным убийцей?..

Ноги заплетались, и каждый шаг давался Насте с трудом… Она шла, понурив голову, чувствуя на плечах тяжесть всего мира. Одна, совсем одна. И только тусклая монетка-луна подмигивала ей из-за облаков.

«Я сотку себе крылья из звезд и зари…» Этот голос Настя узнала бы из тысячи. Она подошла поближе и остановилась у чужого окна, чтобы послушать. Песня доносилась из зала. Через окно Настя ясно видела теплый мягкий свет свечей, столы, заставленные едой, людей — мужчин и женщин в вечерних нарядах — и наконец, круглую сцену, а на ней — он, мальчик с гитарой.

Острое чувство зависти кольнуло девушку в самое сердце. Отчего мир устроен так несправедливо? Те люди за стеклом казались беспечными и довольными жизнью. Они пили, смеялись, танцевали, глазели на сцену, и никому из них не было дела ни до Насти, ни до ее проблем.

Девушка огляделась и поняла, что находится перед входом в клуб «Олимп», как гордо сообщало светящееся табло.

У дверей стояли охранники, проверяя у входящих пригласительные билеты. Очевидно, это была закрытая вечеринка.

«Я должна попасть внутрь и увидеть его», — подумала Настя, сглатывая горькую слюну. Но как пройти? Она оглядела себя. Забрызганная кровью куртка, грязные джинсы, порванные на коленке, да и лицо наверняка такое, что смотреть страшно. Одна надежда на то, что ей Уоворил сумасшедший вампир. Нужно только представить, будто тебя нет, и смело идти мимо охранников.

Девушка на минуту закрыла глаза и сосредоточилась. Как говорилось в одном известном фильме, нужно видеть цель и не замечать препятствий. Цель у нее есть. Еще какая! Не ради ли нее она решительно порвала со своей прошлой спокойной и размеренной жизнью?! Разве иначе она бы окунулась в этот кошмар?

«Меня здесь нет. Я умерла и больше не существую», — сказала себе Настя и решительно направилась ко входу в клуб.

Она уже почти прошла, но рука охранника неумолимо перегородила дверь прямо перед ее носом.

— Вали отсюда, а?

Он смотрел на нее презрительно и лениво, а челюсти сжимались и разжимались — охранник жевал жвачку, и Насте от этого стало дурно.

— Впустите, — попросила она жалобно.

— Вали отсюда! — повторил охранник, многозначительно кладя ладонь на рукоять резиновой дубинки.

Все это было слишком похоже на дурной сон, и Настя опасливо попятилась. Все опять пошло прахом. И почему с ней всегда так?! Нет бы повезло один-единственный раз в жизни!..

— А для этого, юная барышня, надо больше слушать старших! — ехидно произнес знакомый голосок прямо ей в ухо.

Вампир в полосатом костюме стоял за ее левым плечом. Правду, что ли, говорят о том, что за правым плечом у человека его ангел-хранитель, а за левым… ну сами знаете кто. Девушка взглянула направо. Так и есть — никого, только пустая, подсвеченная фонарями улица. Ее ангел-хранитель давным-давно взял бессрочный отпуск и занялся чем-то более важным и значимым, чем вопросами, связанными с ее не нужной никому жизнью.

— Не драматизируйте, милая, — снова усмехнулся ее новый учитель, — хотите попасть внутрь — без проблем. Вот смотри и учись, как это делается.

Он пошарил в кармане, вытащил рекламное объявление о распродажах в каком-то магазине и довольно оглядел его.

— Прекрасно… Именно то, что нам нужно! — заявил вампир с гордостью.

Настя тоже посмотрела на бумажку в его руках.

— «Торговый центр «Супер». Грандиозные скидки», — с удивлением прочла она. — И чем же это нам поможет?

— Пойдем, — вампир, не удостоив девушку ответом, потянул ее ко входу в клуб.

Настя внутренне сжалась. Быть дважды с позором выставленной из одного и того же заведения — это чересчур, пожалуй, даже для нее. Однако учитель не проявлял ни малейшего признака волнения. Он приблизился к дверям и с достоинством протянул секьюрити рекламу. Настя даже зажмурилась, ожидая неминуемого скандала. Но когда она открыла глаза, увидела, что оба охранника стоят перед ними навытяжку.

— Это со мной. Моя ученица. Очень перспективная девочка, — вампир небрежно кивнул в сторону Насти.

— Да, конечно, проходите, пожалуйста! — Охранники засуетились, раболепно придерживая для входящих дверь.

В клубе проходила какая-то закрытая вечеринка. У входа висели гроздья воздушных шаров, все дамы были в вечерних нарядах, а мужчины — в костюмах.

Настя сдала куртку в гардероб и осталась в грязных джинсах и черной водолазке. Как раз подходящий наряд для торжества.

— Ну, деточка, развлекайся, — вампир покровительственно похлопал ее по руке и исчез в толпе гостей до того, как девушка успела сказать хотя бы слово.

Разряженные дамы шарахались от нее, кто-то глазел, кто-то хмыкал, и Настя поспешила укрыться в туалете. Остановившись у зеркала, она взглянула на свое отражение. Хорошо, кстати, что вампиры все-таки отражаются в зеркалах. Или плохо. Потому что стоило Насте взглянуть на себя, как ее самооценка, и без того весьма невысокая, стремительно ухнула вниз. Полюбоваться действительно было на что. Рыжие волосы растрепаны и выглядят так, как будто их не мыли целый месяц, лицо бледное, на щеке кровавый отпечаток ладони, губы и подбородок испачканы кровью и грязью и глаза… такие дикие, необычные…

Настя включила воду, сунула под струю лицо и принялась яростно тереть подбородок и щеки.

В это время дверь распахнулась, и в помещение вошла роскошная блондинка в длинном темно-зеленом платье, оголявшем спину. Мельком взглянув на Настю, она достала из крохотной сумочки огромную косметичку и принялась подправлять макияж.

Настя смотрела на эту ухоженную холеную девицу и ненавидела ее всем сердцем. На красивом кукольном лице не было заметно ни тени мысли, ни следа эмоций. Ну конечно, у этой девушки было все, что нужно, и ей не доводилось в отчаянии бродить по темным улицам города и думать о том, чтобы свести счеты с жизнью! Наверняка все ей подносилось буквально на блюдечке, только помани безукоризненно наманикюренным пальчиком. Легко быть красивой, когда на тебе роскошное платье и килограмм косметики… Настя скосила взгляд на разложенные перед незнакомкой тюбики и футляры… от Диора. Незнакомка ее раздражала. Чем она лучше Насти? Если принимать во внимание, сколько Насте пришлось пережить, чтобы попасть сюда, было бы вполне справедливо, если бы они с девицей поменялись местами…

«А ведь мы с ней примерно одного сложения… — подумалось ей. — Интересно, ей подойдут мои драные джинсы?.. А что, вполне себе эксклюзивный наряд. В бутике такого не найдешь!»

— Девушка! — решительно окликнула Настя прихорашивающуюся красотку.

— Вы мне? — Та недоуменно, будто на неизвестное науке насекомое, взглянула на Настю.

— Да, вам. У меня есть для вас совершенно эксклюзивное предложение. Только сегодня аттракцион неслыханной щедрости, — невольно повторила она слова своего учителя.

Девушка хлопала тщательно накрашенными ресницами и непонимающе смотрела на Настю.

— Видите мой наряд? — Настя указала на водолазку и рваные джинсы. — Так вот, только сегодня я готова обменяться с вами одеждой. Да, да, не удивляйтесь. Я отдам свой исключительный, не знающий аналогов наряд в обмен на ваше платье.

Настя говорила горячо и вдохновенно. А что, ведь это была абсолютная правда. Разве доводилось ей когда-либо видеть такое хоть на ком-то? Суперэксклюзив.

— Вы не шутите? — переспросила незнакомка, и на ее безупречно гладком лбу пролегла складка, отразившая тяжелую работу мысли. — Вы и вправду готовы поменяться со мной одеждой?

— Да, милая, — Настя опять бессознательно скопировала интонацию, с которой говорил с ней учитель. — Разумеется, если вы еще позволите мне воспользоваться вашей косметикой. Так случилось, что я забыла свою дома, — пояснила она.

Ну все, главное сказано. Сейчас девушка презрительно рассмеется или хуже того — позовет охрану… Но незнакомка вдруг улыбнулась.

— Я согласна! — поспешно кивнула она.

— Тогда по рукам. Кстати, как тебя зовут?

— Марина, — ответила та, стягивая через голову платье.

Минуты через три Настя стояла перед зеркалом уже в новом наряде. Он удивительно шел ей, подчеркивая все достоинства фигуры и красиво облегая грудь и бедра. Фасон оказался настолько удачен, что талия казалась прямо-таки неправдоподобно тонкой.

— Вот еще туфли! — Девица сунула Насте свои туфли на высоченной шпильке.

Настя примерила их. Нога еле влезла. Узковаты, но неудобства не чувствовалось совершенно. Новое тело вообще, похоже, не реагировало на многие раздражители — в том числе и на боль. «А была бы человеком, от боли не ступила бы и шагу. Выходит, и у перевоплощения в вампира есть свои достоинства», — подумала девушка, пройдясь по туалету.

Чуть-чуть тонального крема, румяна на бледные щеки, тонкие стрелки, очерчивающие линии глаз, темная блестящая помада… Из зеркала на Настю смотрело совершенно другое лицо. Это было лицо сказочной принцессы, спешащей на свой первый бал, полное тайны и счастливого ожидания. Настя подумала, что то новое выражение, которое появилось в ее глазах, прекрасно дополняет ее сегодняшний облик, делает его еще более женственным и романтичным. Она причесала волосы и невольно залюбовалась собой — как же приятно чувствовать себя красивой! С позорной нищетой покончено навсегда. Теперь у нее будут и дорогие платья, и украшения с бриллиантами — все, что ей только захочется! Быстро и на золотом блюдечке!

Тем временем Марина, облачившись в грязные джинсы, кроссовки и водолазку, тоже разглядывала свое отражение и, судя по всему, испытывала при этом ничуть не меньшее удовольствие.

— Слушай, а клево, что мы с тобой встретились, — сказала она Насте, в очередной раз поворачиваясь перед зеркалом. — Прикольный прикид. Все наши будут в восторге. А Наташа… ну, сегодняшняя именинница… вообще помрет от зависти. Ведь правда?

— Ага, непременно, как только тебя увидит — так сразу и помрет, — подтвердила Настя, не испытывая к блондинке и грамма сочувствия. Ей только на пользу.

— Ну все, я пошла! — Марина надула губки и скрылась за дверью.

Настя, чуть помедлив, двинулась за ней, но, едва выглянув наружу, тут же снова поспешила укрыться за дверями туалета: прямо перед ней стояла компания из трех девиц, и все они ошеломленно пялились на Маринины обновки. Ну сейчас начнется!..

Прислонившись ухом к двери, Настя напряженно слушала.

— Совершенно эксклюзивно!.. Вы только взгляните! — доносился до нее высокий Маринин голос.

— Да, здорово! — неожиданно отозвалась другая девушка.

— А тебе идет!

— А ты не знаешь, где можно достать что-нибудь подобное?

Настя не верила собственным ушам. Как легко! Боже мой, как легко оказалось запудрить этим глупым куклам мозги! Или это действие ее вампирского таланта, или они совершеннейшие идиотки, но, скорее всего, и то и другое.

Глава 4

Танец на краю пропасти

Уже ничуть не сомневаясь, Настя открыла дверь и прошла мимо компании девиц в полутемный зал. Ей казалось, что все мечты сбылись и она стала Золушкой, отправившейся на свой первый бал. Все так и было — цветы, зажженные свечи и самое главное — настоящий сказочный принц.

Он стоял на сцене — русоволосый мальчик в свободной белой рубашке и узких кожаных штанах. Его теплые горчично-медовые глаза задумчиво смотрели в зал. Тонкая шея беззащитно выглядывала из-под распахнутого ворота легкой рубашки, длинные узкие пальцы бережно сжимали микрофон. Он казался таким хрупким и таким сказочным, будто ненастоящим. Наверное, таких просто не могло быть на свете!

— Спасибо, что слушали меня с таким вниманием! — проговорил он в микрофон, мимоходом улыбнувшись — немного иронично, немного грустно, и у Насти защемило в груди: разве можно выставлять его, такого ранимого, на потеху толпы… Все эти люди, которые собрались сейчас в зале, наверняка слушали его вполуха, ели и разговаривали… Он бросил им под ноги собственное сердце, а они даже не заметили этого!

— В завершении моего маленького выступления я хотел бы еще раз поздравить очаровательную именинницу. Следующую песню я посвящаю ей. Если в этом зале есть люди, которых уже давно тянет друг к другу, это отличный шанс сделать шаг и пригласить на танец свою половинку. Пожалуйста, не откладывайте это. Если долго медлить, можно опоздать. А я сам хотел бы пригласить прекрасную…

Время словно замедлилось. В груди у Насти полыхнул огонь. Сейчас — или никогда! Все, что произошло с ней сегодня, казалось слишком ужасным, но теперь она забыла обо всем. Был только он — грустный мальчик с гитарой, похожий на белокрылого ангела, и она, глядящая на него из полутьмы зала.

Краем глаза девушка заметила, что светловолосая девушка в сияющем золотом платье, которую она видела сегодня в переходе, очевидно хозяйка праздника, уже поднялась, не сомневаясь, кого пригласит на танец исполнитель… И тогда Настя решительно шагнула вперед — туда, куда падал луч света. Она взглянула прямо в его глаза и увидела, как в них тенями метнулись удивление, недоверие, радость — такая яркая, сияющая радость, какой ей еще не приходилось видеть… Он замолчал. Насте показалось, что все гости сейчас смотрят только на них! Могла ли она представить себе такое когда-нибудь в прошлой жизни?!

— …Прекрасную леди в зеленом, — он решительно протянул руку и улыбнулся — только ей! Только Насте!

Сердце мячиком подпрыгнуло в груди и забилось. Кажется, впервые с тех пор, как она стала вампиром, Настя ощутила себя абсолютно живой и почувствовала, что у нее и вправду бьется сердце. А еще она знала, что невероятно красива. Именно в этот момент — оттого, что сама она стала другой, оттого, что решилась сделать шаг, оттого, что он на нее смотрел.

Не слыша ничего, кроме биения собственного сердца, Настя поднялась на сцену. Теплые руки ее принца коснулись Настиной холодной кожи там, где ее спина была открыта глубоким вырезом платья. Его прикосновение обожгло и ошеломило ее.

— Вы замерзли! Вы холоднее снега! Позвольте мне немного согреть вас, — шепнул он ей, и от его живого дыхания взметнулась рыжая прядка волос у ее виска.

А потом он запел. Настя уже не слышала слов. Ей казалось, что от теплоты его голоса, от мягкого блеска медовых глаз ей и вправду становится теплее. Они кружились по сцене, словно в старой-престарой сказке, и во всем свете не было больше никого — ни жующих гостей, ни бесшумных вышколенных теней-официантов. Только он и она — во всем огромном мире. Он — ее принц, она — его принцесса.

От него и пахло совершенно по-особенному. Настя сейчас четко ощущала все запахи и с легкостью могла разделить запах его парфюма и запах его кожи, а еще тот сладковатый, удивительно приятный и завораживающий запах… Его волна достигала ее обоняния с каждым сокращением его сердечной мышцы, когда в вороте рубашки чуть вздрагивала на белой шее тоненькая синяя жилка. Девушка вдруг ощутила огромное желание припасть к этой белой шее и жадно вдохнуть в себя весь этот запах, почувствовать его тепло всем телом, всем горлом! Внутренности тут же свело судорогой, во рту Настя почувствовала зуд и ужасную сухость — как будто в горло насыпали песка и ей срочно нужно, нет, необходимо хоть каплю живительной влаги… Она прильнула к плечу своего партнера и почувствовала, как его рука нежно скользит по ее распущенным волосам. Девушка закашлялась.

О боже! Неужели она едва не убила его, как ту облезлую бродячую собаку?! Настя зажмурилась, а когда открыла глаза, взгляд ее упал на сидящего в зале учителя. Вампир в полосатом костюме расположился за одним из столиков, стоящим у самой сцены. Он сидел между двумя симпатичными девушками — блондинкой и брюнеткой, похожими, как две куклы Барби, — и, глядя на Настю, ехидно улыбался.

— Знаешь что, милая Золушка, — он улыбнулся, барабаня по столу затянутыми в белую перчатку пальцами, — тебе вовсе не обязательно есть своего принца. Это, моя дорогая, ваш личный выбор. Люди по натуре хищники, однако некоторые из них, к примеру, не едят мяса. Так почему бы вам не явить всему миру образец вампирской добродетели? Так сказать, гений чистой красоты?.. Хотя, между нами, ваш принц такой милашка… Ммм… Так бы и съел! — Он щелчком расправил шейный платок и подмигнул Насте. Голос учителя был таким громким, как будто вампир находился совсем рядом.

Девушка вздрогнула от ужаса. Как он может говорить такое, тем более что их все слышат!..

Она перевела взгляд на своего партнера. Нет, он наверняка ничего не слышал, иначе в этих ясных медовых глазах стояли бы сейчас ужас и отвращение…

Люди в зале тоже вели себя так, словно не слышали слов вампира. Никто не тыкал в говорившего пальцем, никто не бежал в панике прочь… Настя прислушалась. Говорили о ней.

«Кто это?», «Откуда взялась?», «Наташа, это твоя подружка?» «Кто же ее пригласил?» — перешептывались за столиками. И Настя слышала их всех, несмотря на громкую музыку.

«Должно быть, это тоже особые вампирские способности, — подумала девушка. — Как жаль, что я впустую потеряла целых семнадцать лет! Что было в моей жизни? Ничего! Что я умела, чем отличалась от других? Ничем, ничем, ничем! Но теперь-то… Теперь передо мной открываются новые горизонты! Как же все удачно!»

Задумавшись, Настя не сразу поняла, что музыка закончилась и ее партнер смотрит на нее, улыбаясь.

— Спасибо за танец, прекрасная незнакомкa! - Он склонился перед Настей и осторожно поцеловал ее руку. — Могу ли я узнать ваше имя?

Еще вчера Настя умерла бы от счастья, только услышав эти слова. Но сегодня… наверное, дело в том, что она и так уже умерла. Поэтому она взглянула прямо в медовые глаза и, улыбнувшись, назвала свое имя.

— А я — Вадим. Не уходи никуда, Настя! — шепнул он. — Я сейчас, только переоденусь. Обещай, что ты никуда не уйдешь! Я очень боюсь, что вот только отвернусь — а тебя уже не будет!

— Я дождусь. — Под устремленными на нее любопытными взглядами, Настя спустилась в зал. Она хотела подойти к своему учителю, но блондинка и брюнетка, между которыми он еще недавно сидел, оказались сидящими вплотную друг к другу, они, хихикая, пили коктейль из одного бокала.

Кажется, Настя уже начинала привыкать к причудам старого вампира. Интересно, к старости у всех вампиров едет крыша или это, так сказать, индивидуальные особенности?..

Девушка направилась в самый темный угол зала, но вдруг услышала за спиной торопливый перестук каблучков. Мгновенно развернувшись, она приготовилась встретить опасность лицом к лицу и увидела блондинку в золотом — хозяйку вечеринки, кажется, ее звали Наташей. Девушка была взволнована, и Настя поняла, что та не совсем трезва.

— Я тебя не знаю, — сказала Наташа, немного нахмурившись, и пьяно покачнулась на тоненьких каблучках золотых, под цвет платья, туфель.

Настя равнодушно пожала плечами.

— Ты с кем пришла и вообще как сюда попала? — Рука именинницы нервно комкала тоненький газовый шарфик.

— Мне кажется, милая барышня, что вас волнует вовсе не это, — усмехнулась Настя, осторожно отступая на шаг к стене. — Может быть, дело в уязвленном тщеславии?

— Не кривляйся и не строй из себя дурочку. И ответь все-таки, как ты попала сюда, на мой день рождения?

— Она пришла со мной. Я ее пригласил, надеюсь, ты не против?

На Настино плечо опустилась горячая сильная рука. Интересно, почему каждое его прикосновение словно обжигает ее? Наверное, все дело в гормонах. Интересно, влияют ли на мертвых гормоны — вот в чем вопрос.

— Ах так… — растерялась именинница. — И где ты познакомился с этой… девицей?

— В подземном переходе, — Вадим с улыбкой взглянул на Наташу и повернулся к Насте, собираясь увести ее прочь.

— Погоди! — Щеки именинницы уже пылали. — Мы здесь все свои, кроме нее, — она небрежно кивнула на Настю. — Я, например, знаю тебя с детства… То есть хочу сказать… В общем, послушай, она тебе не пара! Я чувствую! Ни по положению, ни по характеру, ни по душевным качествам. Ты необыкновенный человек…

Она не смотрела на Настю и, не смущаясь, говорила о ней в третьем лице.

— Наташа, — Вадим мягко положил руку на ее плечо. — Не надо. Иди к гостям. Посмотри, тебя уже ждут…

— Нет! Я должна сказать тебе, что не допущу, чтобы она была рядом с тобой! Как же ты не видишь, это же просто какое-то чудовище!.. Держись от нее подальше! Я чувствую…

— Ммм! Что может быть лучше, чем съесть своего принца?! — услышала Настя знакомый голос у своего уха. — А для начала свернуть шею этой наглой пигалице. А то, поглядите, расчувствовалась тут! Свернуть ей шею — и делу конец!

Настя нервно вздрогнула и, обернувшись, увидела учителя. Тот подкрался к ней на цыпочках и теперь улыбался, приложив в предостерегающем жесте палец к ротику-пуговке.

— Извини, Наташа, нам пора. Мы уже собирались уходить. Еще раз с днем рождения, — говорил тем временем Вадим.

— Он слишком хороший, чтобы жить, ведь верно? — комментировал вампир.

— Пойдем, — Вадим взял Настю за руку и повел к выходу.

Она оглянулась. Учителя уже не было.

Когда Настя и Вадим вышли из зала, девушка повернулась к своему спутнику.

— Так ты узнал меня? — спросила она, ошеломленно глядя в его глаза.

— Конечно. Ты та девушка, что приходила послушать мои песни. Я, между прочим, когда понял это, специально выбирал для тебя свои самые любимые.

— Но я думала, ты меня и не замечаешь… — Настя оперлась локтем о стойку гардероба и теперь разглядывала в большом зеркале отражения — свое и Вадима.

— Скажешь тоже! Тебя просто невозможно не заметить! Рыжая, глаза — как сумасшедшие звезды… Я даже хотел к тебе подойти, но ты убежала. Помнишь?

Настя смутилась.

— Когда ты шагнул ко мне, я подумала, что ты хочешь меня прогнать, — призналась она, чувствуя себя последней дурой.

Неужели нужно было умереть, чтобы понять, что от счастья ее отделял один-единственный шаг?! Что все то, что она сделала ради своей любви, было ненужным и лишним. Это воистину забавный парадокс — ей пришлось умереть, чтобы решиться заговорить с ним. И еще сегодня, когда она стояла в подземном переходе во власти безнадежного отчаяния, еще тогда все можно было изменить. Просто сделать шаг навстречу ему… Неужели это было только сегодня? Насте казалось, что с того момента прошла целая вечность. Как жаль, что жизнь не похожа на компьютерную игру, в которой если сюжетный поворот тебя не устроил, можно вернуться к предыдущему сохранению и отыграть сцену заново. Хотя постойте, а что, собственно, плохого в том, что случилось? Пока что все исключительно хорошее! Разве раньше она смогла бы попасть на чужую вечеринку, получить чужое платье и так легко разговаривать с Вадимом?

— Ну конечно, милая барышня, все исключительно к лучшему! — Учитель стоял в двух шагах от Насти и, насмешливо склонив голову, разглядывал проходящих мимо девушек. — Кстати, если будешь все-таки пить кровь своего принца, не забудь для начала задурить ему голову. Так будет сподручней. Ты же научилась дурить головы?..

— Отстаньте от меня! Слышите, отстаньте! — зло крикнула Настя, в раздражении царапая ногтями лакированное дерево гардеробной стойки.

— Ты это мне? — удивился Вадим, и лицо его стало в точности таким, как у несправедливо обиженного щенка.

— Нет, не тебе. Ему, — Настя кивнула в сторону старого вампира.

Вадим оглянулся. Когда он снова посмотрел на Настю, в его глазах светилась неприкрытая тревога:

— С тобой все в порядке? Там же… там никого нет.

Учитель действительно исчез. Или его и не было?..

— Извини… Устала… День сегодня был очень длинным, — пробормотала Настя, глядя в пол.

— Это точно. Бери свое пальто, и идем. Я подвезу тебя на машине.

Настя протянула гардеробщику номерок, и тот принес ей куртку.

За всеми событиями вечера девушка совсем позабыла, как выглядит ее одежда, и теперь с долей удивления смотрела на грязную, покрытую бурыми пятнами куртку, которую протягивал ей мужчина в форменной одежде.

Вадим тоже смотрел на нее с искренним изумлением.

— Это не моя. Вы перепутали, — заявила Настя.

Ну конечно, разве может у такой примерной девочки, как Настя Потемкина, отличницы, ученицы одиннадцатого «Б», быть такая куртка? Разумеется, нет!

— Посмотрите рядом. Вы, должно быть, перепутали, — сказала девушка, глядя прямо в глаза гардеробщику.

Тот неуверенно потоптался на месте, ушел в недра гардероба и вскоре вернулся, неся короткую шубку, как с ужасом поняла Настя, из стриженой норки. Шубка была совсем новенькой и удивительно изящной.

— Простите, пожалуйста, — забормотал гардеробщик, помогая Насте надеть чужую шубку. Что и говорить, к чужому платью она подходила гораздо лучше.

Стараясь не думать о том, что будет, когда истинная владелица шубки получит вместо нее окровавленную куртку, Настя улыбнулась Вадиму и вместе с ним вышла из клуба.

Он молча открыл перед ней дверцу маленькой серебристой спортивной машины. Настя совершенно не разбиралась в автомобилях, но даже она понимала, что стоить это чудо должно непомерно дорого.

Вадим сел за руль, хлопнув дверцей, и повернул в замке ключ зажигания.

— Вижу, что петь в переходе — очень прибыльное дело, — заметила Настя, устраиваясь на мягком кожаном сиденье.

— А я вижу, что на тебе чужая одежда. Эта шубка принадлежит Маше Лемеховской, лучшей подруге Наташи… то есть именинницы… И еще — я узнал твою куртку… — Он помолчал. — Но это твое дело. Так куда тебе?

Настя автоматически назвала свой домашний адрес, и машина тронулась с места.

Минут пять они ехали в полной тишине.

— На самом деле, — сказал Вадим, заворачивая на Настину улицу, — эту машину подарил мне папа. Я бы, может, и не взял, но надо же как-то в институт ездить. Я в Москве на первом курсе медицинского учусь, а в переходе играю вовсе не ради денег… — Он еще немного помолчал и добавил: — Знаешь, музыка делает мир добрее, она пробуждает в людях мечту и зовет их к звездам. Мне… — Он запнулся, но потом решительно продолжил, — я не имею права жить только для себя… Странно, что я рассказываю это тебе. Ведь мы фактически незнакомы…

— То, как ты говорил о музыке, и то, как ты играешь, свидетельствует о том, что ты действительно ее любишь… Наверное, ты понравился бы моей учительнице в музыкалке.

— А ты учишься в музыкальной школе? — оживился Вадим.

— Училась. Хотя не скажу, чтобы успешно… — Настя впервые за этот вечер вд