/ Language: Русский / Genre:adv_maritime / Series: Кровавые паруса. Судьба корсара Яна Мартена

Черные флаги

Януш Мейсснер

Польский писатель Януш Мейсснер — признанный мастер историко-приключенческого жанра. Увлекательные романы писателя, точно воссоздающие колорит исторической эпохи, полные блестяще написанных батальных и любовных сцен, пользуются заслуженным успехом у читателей.

adv_maritimeЯнушМейсснерЧерные флаги

Польский писатель Януш Мейсснер — признанный мастер историко-приключенческого жанра. Увлекательные романы писателя, точно воссоздающие колорит исторической эпохи, полные блестяще написанных батальных и любовных сцен, пользуются заслуженным успехом у читателей.

ruplИ.Кубатько
Rolandronaton@gmail.comFB Tools2006-02-02497AAEC6-24C1-4419-8AF6-673B7C2295121.0Черные флагиТерраМосква19965-300-00701-3

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах

Приятного чтения!

Януш Мейсснер

Черные флаги

Перечень основных действующих лиц

Альваро Педро-иезуит, секретарь резидента в Сьюдад-Руэда

Бельмон Ришар де — француз, капитан корабля “Аррандора”, впоследствии “Торо”

Барнс Перси-матрос с корабля “Зефир”

Ведеке Зигфрид-член гданьского сената

Визелла Франческа де-жена португальского губернатора Явы

Геррера и Гамма Винсент-губернатор Веракруз

Дрейк Френсис-англичанин, корсар, капитан корабля “Гольден хинд”(“Золотая лань”)

Иника-дочь индейского кацика Квиче-Мудреца

Каротт Пьер-француз, капитан корабля “Ванно”

Квиче-Мудрец-индейский кацик, владыка страны Амаха

Клопс-матрос с корабля “Зефир”

Куна Ян, он же Мартен-корсар, капитан корабля “Зефир”, поляк

Куна Кароль-брат Яна Мартена

Куна Катарина-мать Яна мартена

Куна Миколай-польский капер, отец Яна Мартена

Ленген Эльза-мещанка из Антверпена

Матлока-индианка, бабка Иники

Мэддок Гарви-английский корсар, капитан корабля “Найт”

Паливода Мацей-гданьский ремесленник, отец Ядвиги

Паливодзянка Ядвига-дочь Мацея Паливоды

Поцеха Томаш-кашуб, главный боцман корабля “Зефир”

Рамирес Диего де-губернатор Сьюдад-Руэда, испанец

Рамирес Бласко де-сын Диего, капитан корабля “Санта Мария” Тессари-итальянец, матрос с корабля “Зефир”

Тотнак-индеец, вождь племени хайхолов

Уатолок-жрец индейского бога Тлалока

Уайт Соломон-англичанин, капитан корабля “Ибекс”

Хагстоун Уильям-англичанин, офицер с корабля “Ибекс”

Штауфль Герман-парусный мастер на “Зефире”

Шульц Генрих-помошник капитана “Зефира”.

Перечень кораблей и судов

“Ванно” — фрегат, собственность Пьера Каротта, капитан-Пьер Каротт

“Гольден хинд” — каперский корабль, собственность Френсиса Дрейка, капитан Френсис Дрейк

“Зефир” — галеон, собственность Миколая Куны, капитан-Мико лай Куна, позднее Ян Мартен-Куна

“Каролина” — каперский хольк, собственность Готлиба Шульца с компаньонами, капитан-Миколай Куна

“Кастро Верде» — торговое судно португальской компании

“Найт” — фрегат, собственность Гарви Мэддока, капитан-Гарви Мэддок

“Ревендж” — военный корабль Ее величества Елизаветы, коро левы Англии, капитан-Джон Хоукинс-младший

“Санта Вероника» — судно, захваченное Мартеном, капитан Ген рих Шульц

“Торо” — судно, захваченное Мартеном, капитан-Ришар де Бель монт

“Черный гриф» — каперский когг, собственность Готлиба Шуль ца с компаньонами, капитан Миколай Куна

ЧАСТЬ 1. КАСТРО ВЕРДЕ

ГЛАВА 1

Ян Куна, которого все звали Яном Мартеном, шкипер корабля корсаров “Зефир”, стоя на палубе смотрел вверх, где на вершине грот-мачты трепетал черный флаг с метнувшейся в прыжке золотой куницей. Под мощным напором северо-восточного пассата тяжелая шелковая ткань извивалась как длиннохвостый дракон, сверкая на солнце золотым шитьем. На макушке фок-мачты, под самым навершием в форме орла, развевался другой флаг, прямоугольный, в четыре поля с гербами Тюдоров, английскими львами и ирландской арфой.

Убедившись, что черно-золотое знамя “Зефира” закреплено надежно, Мартен наконец окинул взглядом четыре других корабля, окутанных тучами дыма от артиллерийской пальбы.

Две больших трехмачтовых каравеллы маневрировали под ветром, окружая гораздо меньший английский корабль, низко сидевший в воде, — явно для того, чтобы дать по нему залп всем бортом. На мачтах их развевались красно-золотые испанские флаги. Англичанин — “Гольден хинд”, как сумел прочитать Мартен надпись на корме, — с попутным ветром шел курсом прямо между ними, а самый большой корабль-четырехмачтовое торговое судно со сбитыми и изодранными ядрами — парусами неуклюже дрейфовал, подставляя борта волне. Его бело-голубой флаг указывал на португальскую принадлежность, а состояние рангоута и такелажа показывало, что орудийный огонь нападавших был точен и эффетивен. Теперь же обидчик сам в свою очередь стал объектом атаки испанских кораблей, однако до сих пор довольно ловко от них увертывался.

Мартен в душе удивился ловкости его маневров: теперь ни одна из каравелл не могла его обстрелять, не рискуя при этом, что ядра продырявят борта и палубу португальского судна. Но он прекрасно понимал, что тот уже недолго будет прикрывать собой англичанина, который скоро должен был его миновать. И потому, желая обратить внимание воюющих сторон на “Зефира”, приказал поднять на фок-мачте английский флаг. Тем самым он надеялся отвлечь хоть один из испанских кораблей, а заодно поддержать дух экипажа “Золотой лани”, прежде чем самому вмещаться в битву.

Но испанцы, уверенные в своем перевесе и будучи вплотную к врагу, видимо решили покончить вначале с ним, а только потом приняться за другого, пока ещё только спешившего тому на помощь. Надеялись на число своих орудий и мощь огня, намного превосходивших возможности тех двоих; но не приняли в расчет их мастерства в управлении легкими и подвижными кораблями.

И вот в тот момент, когда обе каравеллы выполнили поворот и двойные ряды орудийных жерл уставились на “Золотую лань”, ее капитан резко сменил курс, повернув влево под самой кормой португальца. Почти тут же загремели его четыре фальконета, размещенные на кормовой надстройке, и одно из ядер перебило рею фок-мачты ближней каравеллы. Большой прямоугольный парус рухнул на палубу, произведя там замешательство, и залп, нацеленный в борт англичанина, прошел в нескольких ярдах от цели.

В тот же момент пустая до тех пор палуба португальского судна заполнилась людьми. Мартен издалека увидел клубы дыма, потом услышал густую, беспорядочную ружейную пальбу, сразившую на английском корабле нескольких матросов. Другая каравелла по широкой дуге ушла влево, отрезая англичанам путь отступления, а её носовые орудия раз за разом гремели парными залпами с верхней и нижней палубы.

Это заставило Мартена поспешить с решением.“Зефир”, летя как на крыльях, наконец оказался на дистанции прицельного огня, и если его вмешательство могло спасти “Золотую лань”, то было самое время действовать. Канониры с зажженными фитилями уже стояли у орудий рядом с наводчиками, ровнявшими дула; главный боцман Томаш Поцеха ждал только знака капитана, чтоб соскочить в люк на нижнюю палубу к своим батареям; рулевой Генрих Шульц следил за Мартеном с юта, готовый к маневру; матросы застыли у борта на брасах в ожидании приказа на разворот рей. Все взгляды сошлись на высокой, плечистой фигуре капитана, пристальные, напряженные, горящие нетерпением.

Он стоял посреди верхней палубы, широко расставив ноги, крупный, крепкий, словно молодой дубок из родным поморских лесов. Ноздри его дрожали, втягивая соленое дыхание пассата; казалось, он чует запах пороха и крови, которую предстоит пролить. Крови испанцев, столь же, а может и более ненавистных, как и кровь гданьских патрициев, с которыми в будущем тоже придется посчитаться.

Но сейчас он о них не думал; перед ним были испанцы, а исход схватки, к которой он готовился, был весьма неопределенным. Последний раз окинул взглядом экипаж, украдкой бросив взгляд назад, за корму, надеясь, что на горизонте увидит мачты “Ибекса”. Но его товарищ Соломон Уайт опаздывал. “Ибексу” по скорости далеко было до “Зефира”. Так что нечего было рассчитывать на его помощь, которая могла бы уменьшить перевес испанцев.

Мартен решил все поставить на карту: миновать первую каравеллу, где ещё наверняка не успели вновь зарядить орудия правого борта, и атаковать ту, которая отрезала отход англичанину.

— Два румба вправо! — скомандовал он.

— Есть два румба вправо! — повторил рулевой.

“Зефир” накренился, входя в поворот, а когда прозвучала следующая команда — “Так держать!” — тут же выровнялся, словно сам звук этих слов управлял его стремительным полетом.

Мартен кивнул главному боцману, указывая цель.

— Реи и паруса, — прогремел он. — Нужно снести их первым залпом.

Бородатое, заросшее до глаз лицо Поцехи исказила гримаса, считавшаяся у него улыбкой. Подняв огромную мозолистую ручищу, он сделал жест ладонью по горлу и исчез под палубой.

Тем временем экипаж испанской каравеллы, которая обстреляла “Золотую лань” и теперь приближалась к ней с наветреной стороны, готовился к абордажу: десятки моряков с длинными крюками в руках толпились у борта, а другие, стоя на носовой надстройке, пытались сверху забросить лини с крюками в ванты англичанина, чтобы притянуть корабли борт к борту.

Вторая каравелла все больше отставала, капитан её, видимо, решился на поворот, и корабль медленно уваливал влево, словно намереваясь миновать два других корабля и атаковать “Золотую лань” на встречных курсах.

Тут громыхнули четыре орудия “Зефира” с нижней палубы по левому борту, а секундой позже-еще три, стоявших между фок — и гротмачтами.

Стволы пушек прыгнули назад, рванув лини, лафеты подскочили и вернулись на место, туча черного дыма на миг заслонила обзор. А когда её развеял ветер, триумфальный вопль вырвался из груди пушкарей. На гротмачте не уцелел ни один парус, а реи либо свисали на обрывках рангоута, либо рухнули на палубу, сея замешательство и опустошение в рядах команды.

Мартен прыгнул к штурвалу.

— Приготовиться к развороту! — крикнул он.

Шульц помчался на нос, боцманы отпустили брасы, матросы ухватились за снасти-и “Зефир” резко развернулся направо, входя под ветер, пересек свой собственный пенный след, вновь набрал ход и помчался за другой каравеллой.

Вплотную минуя все ещё беспомощно дрейфовавший португальский парусник, Мартен прочитал его название, выложенное золочеными буквами на резных стенах носовой надстройки:“Кастро верде”, — и тут же десятью своими аркебузами ударил по палубе, где бестолково суетились матросы, подгоняемые капитаном и его помошником на постановку парусов. Залп “Зефира” загнал разогнал их по укрытиям, а засевшие на марсах отборные стрелки Мартена разили из мушкетов всякого, кто отваживался оттуда высунуться.

Но Мартен пока не собирался добивать португальца, который опасности не представлял. Зато обе испанские каравеллы-несмотря на повреждения, причиненные парусному вооружению одной из них-все ещё имели перевес. На каждой было не меньше сорока пушек и человек триста-четыреста экипажа. На “Золотой лани” их могло быть не больше двухсот, ее вооружение не превышало тридцати стволов, считая мортиры и фальконеты, а “Зефир” был ещё вполовину меньше. Мартен подумал, что восемнадцать пушек “Ибекса” сейчас очень бы пригодились.

Но эта мимолетная мысль ни на миг не отвлекла его напряженного взгляда от хода битвы; не было времени даже взглянуть на север, откуда мог появиться Уайт. Капитан сам взялся за штурвал, а боцман подался назад, освобождая ему место.

Гром орудий сотрясал воздух, ядра с адским воем и визгом пролетали над палубой “Зефира” и рушились в воду, вздымая в воздух огромные фонтаны брызг, рой мушкетных пуль непрерывно свистел над головами, врезаясь в мачты, дырявя паруса и расщепляя стены кормовой надстройки. Кто-то рухнул сверху, цепляя по дороге ванты и тросы, и с грохотом разбился в лепешку у самых ног Мартена, обагрив кровью палубу. Мельком взглянув на тело, капитан поморщился: он потерял одного из лучших мушкетеров.

— А ну-ка ответь им! — крикнул он Шульцу.

Три выстрела из легких пушек с носовой надстройки прорыли три большие борозды в рядах экипажа испанской каравеллы, но их шестифунтовые ядра не могли причинить серьезного ущерба её бортам. Мартен на это и не рассчитывал; он только ждал подходящего момента, чтобы скомандовать Томашу Поцехе дать залп орудиями с нижней палубы.

“Зефир”, поймав боковой ветер, плыл теперь почти вдвое быстрее тяжелого испанского корабля, уже нагоняя его, и теперь Мартен решил пройти вдоль левого борта, надеясь, что испанские канониры не успели ещё перезарядить там орудия.

Надежды эти подтвердились, когда бушприт “Зефира” поравнялся с кормой испанца: град мушкетных пуль и картечи пронизал воздух, в основном не долетев до цели, и только вспенив воду у борта корабля корсаров, но артиллерия каравеллы молчала.

Мартен рассмеялся. Маленький двухсотлаштовый “Зефир” — неподражаемый “Зефир”, верткий, как хищная птица, — в очередной раз брал верх над втрое более крупным и мощно вооруженным врагом.

И тут семь его пушек извергли огонь и дым,“Зефир” содрогнулся, а испанский корабль, пораженный ядрами и над, и под ватерлинией, отвалил вправо, накренился на левый борт и отчаянно затрепетал потерявшими ветер парусами.

Крик радости пролетел над палубой и тут же смолк, как обрезанный. Из туч дыма прямо по носу “Зефира” вынырнула вторая каравелла, пересекая их курс так близко, что столкновение казалось неминуемым. Корабли сближались под острым углом: испанский с опустошенной гротмачтой, но с полными ветром парусами на двух других, и “Зефир”, чьи разряженные орудия ещё дымились после залпа. Но теперь это не имело значения. Столкновение с могучей массой каравеллы так или иначе могло закончиться только катастрофой для меньшего корабля. Высокий, кованый железом нос, острый форштевень и грозно торчавший над ним дубовый бушприт возвышались над палубой “Зефира” как скала, о которую тот неминуемо должен был разбиться.

Но Мартен сохранял хладнокровие. Мощным усилием плеч он раскрутил штурвал с такой скоростью, что спицы его засверкали на солнце как полированный щит, и “Зефир”, послушный как хорошо объезженный конь, крутнулся на месте и борт в борт притерся к высокому корпусу каравеллы. Все заглушил треск, скрежет и визг твердого дерева, крошащегося в смертельном усилии.

Пораженные и потрясенные испанцы ошеломленно уставились сверху вниз, недоумевая, почему их каравелла не разделала на части жалкое суденышко, Прежде чем они опомнились, стая дико визжащих корсаров с топорами, ножами и пистолетами в руках уже вторглась на их палубу.

Отступив вначале под этим диким натиском, но заметив, что нападавших всего несколько десятков, испанцы бросились на них со всех сторон, пытаясь оттеснить их ближе к носовой настройке, откуда началась густая пальба. Это несколько смутило корсаров, но ситуацию спасли главный боцман Томаш Поцеха и плотник Броер Ворст. Вооружены они были топорами, которыми орудовали с исполинской силой. Под их ударами окованные металлом двери надстройки разлетелись вдребезги, и в пролом они ринулись вместе, увлекая за собой с десяток остальных.

Испанский офицер, осмелившийся им противостоять, был разрублен буквально надвое гигантом Ворстом. Поцеха, орудуя обухом, ширил опустошение среди столпившихся солдат, которые теперь не могли ни стрелять, ни толком применить свои пики и алебарды с длинными древками. Десяток воющих дьяволов орудовал ножами, потроша им внутренности, рубя и коля короткими тесаками, пробивая себе дорогу. Раздались вопли о помощи; потрясенные испанцы бросали оружие, падали на колени, вздымали руки к небу-и умирали или истекая кровью валились на осклизлую палубу.

Тем временем снаружи кипела схватка между какими-то тремя десятками людей Мартена и чуть ли не всей остальной командой каравеллы. Там было больше места и огромный численный перевес испанцев, казалось, склонит победный жребий в их пользу. Напрасно Мартен с окровавленной рапирой в руке раз за разом кидался в гущу схватки; напрасно устремлялись за ним здоровяки-боцманы с парусных дел мастером Германом Штауффлем во главе. Шеренги регулярной морской пехоты хотя и поддавались под этими безумными наскоками, но с боков напирали другие, а на корме офицеры собирали резервы, чтобы переправить их на опустевшую палубу “Зефира”, где оставались только Шульц да несколько юнг.

Мартен знал, что если до сих пор “Зефир” еще не был атакован, то только потому, что испанцы считались с возможностью, что экипаж в отчаянии мог поднять его на воздух. Но увидев два десятка испанских мушкетеров, карабкавшихся по вантам фокмачты, понял, что он на грани поражения: его людей перестреляют как зверей, загнанных в тупик, откуда нет возврата…Осталось только сдаться или отбиваться до последнего в носовой надстройке, которую захватили Ворст с Поцехой.

Без раздумий он выбрал второе. У него мелькнула мысль, что оттуда, быть может, им удастся пробиться на нижнюю палубу каравеллы и взорвать пороховой погреб. Такой конец лучше плена и смерти на дыбе после нечеловеческих пыток.

Оглянувшись на Штауфла, указал на разбитый вход.

— Туда! — крикнул он. — Все туда!

Отступая, прикрывал отход с горсткой своих старых кашубских боцманов, которые на “Зефире” служили ещё при Миколае Куне, и его, Яна Мартена, знали с детства. Каждый из них бился за четверых; каждый был готов отдать жизнь за молодого капитана; каждый-как и он-предпочел бы смерть с оружием в руках позору испанского плена, даже если бы тот плен и не грозил муками и смертью.

Когда все уже пробились ко входу, Мартен последний раз окинул взором свой корабль, лазурный горизонт, и вдруг заметил приближавшуюся с севера стройную белую пирамиду парусов. Сердце застучало у него в груди, и горячая волна крови ударила в лицо:“Ибекс” шел на помощь!

— Уайт! Уайт на подходе! — прокричал он.

Этот крик, подхваченный боцманами, вызвал у корсаров дикую радость, прибавил им сил, словно жаждущему-добрый глоток вина. Ни на что не обращая внимания, они вырвались из надстройки и ещё раз ринулись вперед, клином врезавшись в пехоту, которая раздалась в стороны от такой неожиданности.

И в этот момент где-то рядом прогрохотал залп, тень упала на палубу каравеллы и с вант фокмачты градом посыпались мушкетеры, словно яблоки с дерева.

Это “Золотая лань” взяла на абордаж противоположный борт испанцев и разила их оружейным огнем, а толпа английских матросов уже налетала сбоку на онемелых от неожиданности испанских пехотинцев.

Теперь ничто уже не могло удержать ужасной резни. Через несколько минут палуба каравеллы устлана была трупами и ранеными, а кормовую надстройку, где забаррикадировались несколько офицеров с остатками команды, охватил огонь, разложенный боцманом “Золотой лани”.

Ее капитан, щуплый невысокий мужчина с курчавыми огненно-рыжими волосами и густыми бровями, выгнутыми крутой дугой над небесно-голубыми глазами, разглядывал эту кровавую картину, словно ища взглядом того, кому обязан был неожиданной помощью в схватке с испанцами. И наконец увидел его: Мартен, чуть живой, весь в поту и крови, показался во главе кучки своих людей. Направлялся он в сторону пылавшей надстройки, и его гневное лицо и метавшие молнии глаза явно показывали, что только пожара ему не хватало и что он готов был атаковать теперь тех, кто это затеял. Заорал на них ещё издалека, и ничего не добившись, уже повернулся к своим, чтобы отдать приказ, когда капитан “Золотой лани” возник рядом с ним и спокойным, сдержанным голосом спросил:

— Кто вы?

Посмотрев на него сверху вниз, Мартен сделал жест, словно собираясь отстранить его с дороги, но в последний момент сдержался. Во взгляде, в облике, в тоне вопроса этого человека, бывшего на голову ниже его, было что-то, требовавшее уважения.

— Это ваш корабль? — спросил тот снова, указывая кивком на “Зефир”.

— Мой, — ответил Мартен. — Я захватил эту каравеллу и теперь…

— Я капитан “Золотой лани”, — перебил его англичанин, протягивая руку. — Меня зовут Дрейк. Френсис Дрейк.

Мартен отступил на шаг.

— Как? — пораженно спросил он. — Дрейк?

Машинально пожал протянутую руку и не раскрывая своей могучей ладони потряс её.

— Дрейк! — повторял он. — Дрейк! Это вы? Черт возьми…

Имя величайшего английского морехода подействовало на него, как глоток крепкой водки, хваченный по ошибке вместо воды: он буквально не мог перевести дух.

Дрейк рассмеялся.

— Погасить огонь! — бросил он, повернувшись к своим матросам.

Те исполнили приказ молча, с явной неохотой, хотя белый флаг, давно высунутый наружу, подтверждал, что испанцы готовы сдаться.

Капитан “Золотой лани” вновь взглянул в глаза Мартену.

— Благодарю, — сказал он. — Вы появились как нельзя вовремя. Я хотел бы знать, кому принадлежит “Зефир”.

Мартен наконец опомнился.

— Мое имя Ян Мартен.

— Вы англичанин?

— Я корсар на службе королевы. У меня на родине меня зовут Куна. По-польски это тоже, что Мартен-по английски.

— А это? — спросил Дрейк, указывая на приближавшийся корабль Уайта.

— Друг, — коротко ответил Мартен. — Только запоздал.

Вторая каравелла все больше кренилась на борт, явно погружаясь; с неё спускали лодки и плоты.“Кастро Верде” с лишенными парусов мачтами все ещё дрейфовал по ветру, однако на горизонте, далеко к югу, можно было заметить четыре белых пятнышка, форма которых не оставляла никаких сомнений: корабли!

Резко повернувшись, Мартен встретил спокойный взгляд Дрейка.

— Это мои, — сказал капитан “Золотой лани”. — Тоже немного запоздали. Только вы прибыли вовремя.

— Ага, — успокоившись буркнул Мартен. — Я думал…

— Что собираетесь делать с этой каравеллой? — спросил Дрейк.

— Затопить, — без раздумий ответил Мартен. — Не люблю живьем жечь людей. Даже испанцев.

Дрейк иронически усмехнулся.

— Предпочитаете, чтобы они утонули?

— Разрешу им спустить шлюпки. Португальцам тоже.

В светлых глазах Дрейка сверкнули искры. Он приподнял бровь.

— Вы полагаете, что захватили и “Кастро верде”? — поинтересовался он, не меняя тона.

— Сейчас захвачу, — заявил Мартен. — Пока ваши корабли не оказались на дистанции прицельного огня.

Дрейк рассмеялся.

— Черт вас возьми! — воскликнул он. — А вы мне нравитесь, слово даю! Никто не будет открывать огонь, — добавил он. — Забирайте себе этот корабль-он ваш по праву. Только-если хотите доброго совета-не топите его слишком поспешно, и не отпускайте всех, кто на нем есть. Там неплохой груз и-быть может-кое-кто стоящий приличного выкупа.

Мартен с симпатией взглянул на него.

— В таком случае можем сделать это вместе-предложил он, — пополам.

Но Дрек покачал головой.

— Вы и сами справитесь. У меня и так добычи хватает: такого количества золота и серебра вы ещё в жизни не видели; думаю, и никто в Англии тоже.

— Ого! — воскликнул Мартен с некоторым недоверием. — Открыли новый Теночтитлан?

— Быть может, — уклончиво ответил Дрейк. Глава II

Захват португальского судна “Кастро верде” обошелся без кровопролития. Пока “Ибекс” и “Золотая лань” держали его под прицелом,“Зефир” пошел на абордаж и Мартен поднялся на палубу во главе половины своего экипажа. Оружие-мушкеты, пистолеты, шпаги, алебарды и топоры, ножи и стилеты лежали грудой посреди палубы, а команда-отдельно офицеры, отдельно матросы-была построена в шеренги, как пожелал корсар-победитель.

Капитан, низенький смуглый толстяк с седеющей бородой, опираясь на свою шпагу, взирал исподлобья на Мартена с таким хмурым выражением, словно собирался сопротивляться, а не разоружаться. Но когда Мартен, остановившись перед ним, требовательно протянул руку, выхватил шпагу из ножен и, ухватив клинок обеими руками, плашмя ударил им об колено. Жест этот, имевший целью сломать шпагу, чтоб не досталась врагу, однако не вышел-клинок прогнулся, но не лопнул, и Мартен громко рассмеялся.

— Это не так делается, — заметил он, мгновенной хваткой переняв рукоять. — Дай ножны!

Португалец, сгорая от стыда и гнева, отпустил клинок, боясь, чтоб лезвие не рассекло ладони, потом дрожащими руками отцепил серебряные, украшенные гравировкой ножны и бросил их перед собой. Мартен их на лету подхватил, вставил шпагу и без видимого усилия согнул их кольцом перед лицом капитана. Треск лопающейся стали и хруст серебряных ножен разнеслись в мертвой тишине; сломанная шпага блеснула в лучах заходящего солнца, описала высокую дугу в воздухе и вылетела за борт.

— Благодарю, — буркнул португалец.

Мартен на него уже не смотрел. Его заинтересовали четыре железных фальконета, установленных под углом к бортам на крыше носовой надстройки.

— Это нам пригодится, — сказал он своему помошнику.

Генрих Шульц кивнул. Его необычайно длинный тонкий нос, нависавший над верхней губой, легонько шевелился, словно обнюхивая орудия. Длинная бледная меланхоличная физиономия не изменила выражения, но прищуренные черные глаза с любопытством обшаривали палубу.

— Посмотрим, что там внутри? — предложил он, облизнув губы кончиком языка.

— Да, — решил Мартен. — Оставь здесь Поцеху. Штауфль пойдет с нами. И этот тоже-указал он на португальского капитана.

По крутому узкому трапу спустились на самое дно. Португалец сопровождал их молча, лишь коротко отвечая на вопросы Мартена. На нижней палубе он носа до кормы тянулся длинный темный коридор, в нескольких местах пересеченный ограждениями из мощных балок. В каждой из преград были маленькие, окованные железом двери, которые капитан отворял большим ключом, отодвигавшим внутренние засовы, и распахивал настежь.

В обширных кладовых, достигавших в высоту верхней палубы, громоздились тюки хлопка, паки кошенили, мешки бадьяна, имбиря, кардамона, перца, ларцы с ванилью, гвоздикой, мускатным орехом, фисташками и прочими пряностей. Сильный запах как прозрачный ароматный туман висел в воздухе, перехватывая дыхание.

Выше по другому борту был склад провизии: там висели длинные пластины вяленого мяса, стояли мешки муки и круп, ящики сухарей, бочки с водой и вином, а ещё дальше-бухты канатов, парусина и дельные вещи. И наконец-несколько бочек пороху и ядра, сложенные в специальных загородках.

При виде этакого богатства у Шульца совсем перехватило горло. Острый торчащий кадык прыгал вверх и вниз, капли пота текли по лицу и пальцы рук хищно сжимались.

Герман Штауфль, упитанный и румяный как спелое яблочко, восхищенно таращил свои детски невинные голубые глазки и непрестанно покачивал левым плечом, как всегда, когда был чем-то взволнован. Был он левшой, и это характерное движение шло от метания ножей, в грозном искусстве которого парусный мастер “Зефира” не имел себе равных среди всех корсаров Англии, Нидерландов и Франции.

Ян Куна, которого звали Мартеном, громко смеялся и время от времени хлопал по плечу португальского капитана, который аж приседал от таких любезностей, хотя корсар и старался сдерживать свою медвежью силу.

Да, было там на что посмотреть и чему радоваться. На столь ценную добычу, да ещё с такой легкостью, никто из них не рассчитывал, когда меньше двух недель назад “Зефир” с “Ибексом” покидали Плимут. За какой-то час они стали богачами; за вычетом десятины, надлежащей доли Ее королевской милости, даже минимальная доля простого матроса представляла кругленькую сумму, которую можно было отложить на черный день, или поместить под проценты в выгодное предприятие, или прогулять наконец по бесчисленным кабакам.

Только теперь Мартен понял, каким лояльным союзником оказался Дрейк. Ведь он мог потребовать как минимум трети, если не половины добычи; мог попытаться захватить этот корабль сам, поскольку схватка с “Золотой ланью” на виду у приближавшихся четырех английских кораблей была предприятием весьма рискованным.

“ — Разве что он не знал, от чего отказывается”, — подумал Мартен.

Тут у него мелькнула мысль, не кроется ли в поведении Дрейка подвоха. Разве не может быть, что Дрейк лишь тянет время? Как только прибудет его четверка, кто сможет им противостоять?

Он нахмурился, но тут же отбросил такую возможность. Во-первых, то, что он слышал о Дрейке, не позволяло допускать такого коварства. Во-вторых, Дрейк уже неоднократно возвращался из Вест-Индии с сокровищами, и слава этих его экспедиций не оставляла сомнений, что и на этот раз ему сопутствовал успех.

Да, Френсис Дрейк не обманул: его возвращение из трехлетнего плавания могло быть только новым великом триумфом. До Мартена уже долетали невероятные слухи об этой кругосветной экспедиции; о десятках захваченных испанских кораблей, об ограбленных и сожженных городах на побережьях Мексики, Перу и Чили, об открытии Нового Альбиона, о золоте и серебре, награбленном в Закатеас, Потоси и Вета мадре.

Дрейк возвращался с огромной добычей; каждый из его кораблей был плавучей сокровищницей. И он не стал бы рисковать потерей хоть одного из них в столкновении с таким крепким орешком, которым показал себя Ян Куна по прозвищу Мартен, а на что другое можно было рассчитывать? Из разбойников, схватившихся за добычу, побеждает чаще тот, кто сильнее голоден, и даже если гибнет под натиском сытых, наносит немало смертельных ран.

Несмотря на эти доводы, Мартену захотелось поскорее оказаться вновь на палубе “Зефира”. Только там он чувствовал себя уверенно и неуязвимо; только там готов был встретить любую неожиданность.

— Хватит! — бросил он капитану “Кастро верде”. — Хочу видеть ваших пассажиров.

Португалец, понуро взглянув на него, зашагал вперед. Поднявшись палубой выше, они оказались в коридоре пошире, с которым пересекались проходы к бортам и батареям между помещениями для команды. Повсюду стояла глухая, мертвая тишина, нарушаемая лишь отзвуком их шагов. Палуба под ногами ритмично вздымалась и опадала, колеблясь с борта на борт, лучи света, падавшие сбоку через пушечные порты и сверху-через люки-перекрещиваясь, выхватывали в полумраке яркие пятна. В конце коридора вился кормовой трап, как змей, поднявший голову перед атакой жертвы.

И тут, когда они миновали последний проход, из-за маленьких дверей с зарешеченными окошком, которые остались у них за спиной, раздался сдавленный вскрик и шум падающего тела, а через миг двери вдруг распахнулись и из них вылетел какой-то человек с всклокоченными волосами и давно не бритой щетиной, в лохмотьях тонкой, когда-то белой сорочки, в черных атласных панталонах. В руке у него была простая длинная рапира с широким бронзовым эфесом, за поясом-мачете без ножен. Выглядел он грозно, а пронзительные черные глаза пылали безумной отвагой.

Шульц и Штауфль отскочили в стороны, а Мартен мгновенно обернулся, ухватив за воротник пораженного португальца и держа его перед собой как набитый тряпьем манекен. Маневр этот, выполненный в мгновение ока и говоривший о незаурядной силе молодого корсара, вызвал вначале изумление, а потом тень улыбки на лице вооруженного оборванца.

— Бросай оружие! — потребовал Мартен, упреждая какое-либо его движение.

Человек с рапирой на это не отреагировал; чуть склонив голову, округлым жестом приложил эфес рапиры к груди…и в тот же миг два ножа один за другим вонзились над самой его головой в доски открытой двери.

Штауфль, опустив руку, скользнул к Мартену, ожидая только знака, чтобы от предупреждений перейти к решительным действиям. Но Мартен такого знака не дал, хотя рапира, завершив плавную дугу салюта, вновь застыла в руке незнакомца.

Сам он, покосившись на две одинаковых костяных рукояти ножей, еще дрожавших на сверкавших клинках, глубоко вонзившихся в твердое дерево, уважительно покачал головой и, обращаясь к Мартену, сказал:

— Я не принадлежу к экипажу этого судна. До этого момента был здесь узником. Полагаю, по крайней мере отчасти я обязан поблагодарить вас за возможность выбраться из этой дыры.

Ловко перехватив рапиру в воздухе, взял её за клинок и подал рукоятью Мартену.

— Мое имя Бельмон, — склонил он голову. — Шевалье Ричард де Бельмон, капитан корсарского корабля “Аррандора”, который, к несчастью, теперь покоится на дне океана, причем в весьма дурной компании португальского фрегата, далеко отсюда. Эту мелочь мне тоже отдать? — спросил он, потянувшись к поясу за мачете.

— Нет, — ответил Мартен. — И эту колючку можете тоже оставить себе, шевалье де Бельмон, — он весело рассмеялся. — Что касается меня, — я капитан корабля “Зефир” и зовут меня Ян Мартен. А это мой помошник Генрих Шульц.

— Господа. — живописный оборванец поклонился, — я несказанно рад.

Шульц, глядя на него, ни на миг не изменил меланхолической мины своего бледного лица, только в его прищуренных глазах скользнула тень подозрительного недовольства. Зато Штауфль разинул рот от удивления, прислушиваясь к странному для него раскатистому выговору шевалье де Бельмона, первого человека, который даже глазом не моргнул, когда два ножа вонзились впритык к его голове.

Капитан “Кастро верде” тоже молчал, уставившись в пол, а когда Мартен наконец отпустил его, чтобы пожать руку Бельмона, оперся на поручни трапа и облегченно перевел дух: набрякшие сосуды на его лбу и шее свидетельствовали, что он едва не задохнулся в стальном захвате корсара.

— Не хотел бы обременять вас просьбами, — продолжал тем временем Бельмон непринужденным тоном светского человека, — тем более судя по всему вы спешите. Но нельзя ли попросить моего бывшего…хозяина, чтобы он запер эти двери? Думаю, что человек, который сторожил меня там, некоторое время не в силах будет передвигаться без посторонней помощи, но на всякий случай…

Шульц, стоявший ближе всех, заглянул в тесный закуток. Кроме простой лавки, стола и жесткого топчана там ничего не было. В темном углу неподвижная фигура валялась на полу.

— Лучше забрать его отсюда, — буркнул Шульц. Кивнул Штауфлю и вдвоем они выволокли бессознательное тело в коридор. Увидев богатырское его сложение, Мартен приподнял бровь и с уважением взглянул на Бельмона.

— Вижу, вы неплохо с ним управились, — усмехнулся он.

— О, его больше волновала канонада, чем моя персона, — небрежно ответил шевалье де Бельмон. — Я этим воспользовался, чтоб его разоружить, а потом… — он изобразил удар ребром ладони в горло. — Что будем с ним делать? Он чертовски тяжел.

Марен дал знак Штауфлю.

— Наш человек им займется. Пришли ему кого-нибудь в помощь, Генрих, — повернулся он к Шульцу. — Пошли!

Капитан “Кастро верде” проводил их наверх, в кормовую надстройку. По дороге Мартен вполголоса давал Шульцу какие-то указания. Понимающе кивнув головой, помошник отправился на палубу. Де Бельмон собрался следом за ним, но корсар его задержал.

— Я хотел бы, чтобы вы пошли со мной, — сказал он. — Вы наверняка лучше меня понимаете их язык.

Бельмон с неудовольствием оглядел остатки своей одежды, но Мартен решительно взял его под руку.

— Это не визит ко двору. Переоденетесь позднее.

Пассажиры-трое мужчин и две женщины-ждали в обширной, хотя и низкой каюте, которая занимала всю корму. Там царила роскошь-если и не королевская, как решил Мартен, то по крайней мере не присущая обычным судам: стены, обшитые полированным деревом, восточные ковры, тяжелые мягкие кресла, обитые атласом, столы и скамьи из красного дерева и палисандра…

На одной из скамей в глубине сидел седовласый старец в величественной позе, опираясь на эбеновую трость с золотым набалдашником. На его длинных тонких пальцах сверкали два перстня-один с розеткой из сапфиров, другой с большим брильянтом.

Рядом, вполоборота к нему, сидела молодая, необыкновенно красивая женщина с черными волосами, высоко поднятыми под золотой сеткой, и диадеме с жемчугами. На ней было легкое голубое платье, отделанное белыми венецианскими кружевами, и брыжжи, заколотые у шеи богатой брошью из золота и драгоценных камней. В руке она держала огромный, оправленный слоновой костью веер из белых страусовых перьев, до половины заслонявший лицо. Чуть шевеля им время от времени, вызывала легкий звон браслетов на запястьях. По дугами нахмуренных бровей как крылья бабочки трепетали её роскошные длинные ресницы, скрывая глаза, чей взгляд напрасно ловил Мартен.

По обе стороны скамьи, чуть позади, стояли двое мужчин-один уже в годах, весь в черном, с кружевным воротником вокруг короткой толстой шеи, и с золотой цепью, свисавшей на большой живот; второй-молодой, с одутловатым бледным лицом и срезанным подбородком. Еще дальше, в самом углу, сгорбилась чья-то девичья фигурка, сдавленно рыдая в скомканный платочек.

— Кто они? — спросил Мартен, обращаясь к Бельмону.

Живописный оборванец ткнул концом рапиры молчащего португальца, повторил вопрос на его родном языке, после чего, выслушав ответ, пояснил:

— Перед вами, капитан Мартен, его превосходительство Хуан де Толоса, королевский уполномоченный по делам Восточных Индий. Та прелестная и гордая дама, которая нас словно не замечает, — его дочь и зовут её синьора Франциска де Визелла. Ее муж в настоящее время-губернатор Явы. Толстяк с цепью-это дон Диего де Ибарра, владелец огромных поместий на Яве, откуда возвращается на свои виноградники в долине Дуэро. Могу похвастаться, капитан, что знаю толк в хороших винах; лучшего портвейна не сыскать во всем свете. Надеюсь, среди запасов на борту “Кастро верде” найдется и бочонок этого нектара из личных запасов дона Диего, и мы сможем осушить его до конца нашего дивного путешествия, хотя я лично и предпочитаю бургундское.

— Хорошо, а этот? — нетерпеливо спросил Мартен, указывая пальцем на бледного юношу.

— Благородный кабальеро Формозо да Ланча, личный секретарь его превосходительства, — сообщил Бельмон. — Одно из лучших семейств в Тразос Монтес. А хорошенькая и весьма расстроенная малышка, которая заливается слезами, не переставая при этом с восторгом на вас поглядывать, что между прочим говорит о её хорошем вкусе, выполняет обязанности камеристки синьоры Франчески.

Мартен взглянул на девушку и действительно перехватил блеск её черных глаз. Рассмеялся, позабавленный наблюдательностью своего случайного переводчика, но тут же на его лбу появилась морщинка, а лицо приобрело выражение серьезное и озабоченное. Закусив черный ус, мягко вившийся над верхней губой, казалось, молча он всерьез взвешивает в уме судьбы этих пятерых.

Де Бельмон вполголоса выпытывал о чем-то португальского капитана, благородный старец каменным взором неподвижно уставился перед собой, синьора де Визелла пару раз шевельнула веером и опустила руки, отчего драгоценные браслеты испуганно звякнули, а двое стоявших за ней мужчин коротко переглянулись.

— Прислуга этих господ находится на палубе вместе с командой, — заметил Бельмон.

— Прислуга? — повторил Мартен.

— Да. Шесть человек, не считая камеристки.

— К черту прислугу, — буркнул Мартен. — Я думаю, что с ними делать…

В этот момент Хуан де Толоса медленно поднялся с места и, опираясь на трость, сделал два шага вперед.

— Капитан Мартен, — заговорил он по-английски, — не хотите ли вы меня выслушать?

Мартен взглянул на него немного растерянно. Высокий и худой, гордо выпрямившийся Толоса, казалось, смотрит на него сверху вниз, хотя и был ниже ростом. Его дочь тоже встала и подошла ближе. Только теперь стало заметно, что она на последних месяцах беременности, что ещё больше смутило Мартена. Особенно когда он встретил её враждебный, презрительный взгляд. Отвернувшись, та бросила отцу несколько гневных слов, после чего удалилась к противоположной стене и снова опустилась в глубокое кресло.

— Слушаю, — сказал Мартен.

— Я достаточно богат, чтобы заплатить любую цену за её жизнь и здоровье, — сказал старик. — Синьор Ибарра, несомненно, тоже вознаградит вас так, как вы пожелаете, а родители этого юноши тоже на выкуп не поскупятся.

— Где и когда? — небрежно спросил Мартен.

— Не знаю, куда вы плывете, — протянул синьор Толоса. — Но если бы вы согласились зайти в Бордо или в Ля-Рошель, можно было бы…

— Я не собираюсь заходить в французские порты, — перебил Мартен.

Толоса нетерпеливо пожал плечами.

— Я собираюсь заплатить за нашу свободу такую сумму, которая обеспечила бы вас на всю жизнь…на спокойную жизнь — терпеливо начал он.

Но Мартен только рассмеялся.

— Ни за какие деньги я не соглашусь на спокойную жизнь, также как ни за какие деньги я не согласился бы продать свой корабль. Вы должны это понять, ваше превосходительство.

Он на миг отвернулся, ибо в эту минуту вошел в каюту Генрих Шульц.

— Все готово, — доложил он вполголоса.

Мартен кивнул.

— Эти двое перейдут на “Ибекс” — показал он на дона Диего и шевалье да Ланча. — Уайт должен обращаться с ними как следует. Женщины займут твою каюту на “Зефире”. А вы, ваше превосходительство, — обратился он к Толосе-останетесь на “Кастро верде” под опекой моего офицера.

Толоса побледнел и задрожал, услышав это решение. В отчаянии взглянул на дочь. Но синьора де Визелла ласково улыбнулась.

— Успокойся, отец, — сказала она. — Этот мозо не посмеет меня коснуться. А если, то…пор Диос! Живой ему меня не взять!

Четыре фрегата, возглавляемые “Золотой ланью”, описали широкую дугу вокруг места, где вода кипела от пузырей воздуха, вздымавшихся из трюмов тонущей испанской каравеллы. Ее склонившиеся назад мачты погружались все быстрее, а красно-золотой флаг отчаянно трепетал на ветру, пока набежавшая волна не слизнула его с поверхности моря. Тогда пять английских флагов приспустились и вновь вернулись на место, а “Зефир”,“Ибекс” и “Кастро верде” ответили таким же салютом.

Ричард де Бельмон, вымытый, выбритый, надушенный и освеженный, сверкающий локонами цвета воронова крыла, одетый в снежно-белую сорочку тончайшего фламандского полотна, черный бархатные панталоны до колен и легкий сюртук из мягкой кожи серны, стоял на корме “Зефира” рядом с Мартеном, смотревшим на восток, где ещё маячили в спускавшися сумерках паруса испанских шлюпок и плотов с обоих затонувших кораблей.

— Дня за три-четыре доплывут, — заметил Мартен. — До берега недалеко.

— Повезло им, что нарвались на вас, — ответил Бельмон. — Дрейк наверняка не стал бы о них так заботиться.

— Дрейк сейчас был бы на дне, если бы не я, — довольно заметил Мартен.

Бельмон, покосившись на него, усмехнулся.

— Вы нашли в нем друга, — сказал он. — Это стоит побольше, чем этот трофей, — он кивнул на потругальское судно, дрейфовавшее рядом.

“Золотая лань” миновала их всего в нескольких десятках ярдов. Френсис Дрейк стоял на высоко поднятом юте за плечами рулевого. Ветер трепал его рыжие кудри медного оттенка. Когда корабли поравнялись, подняв правую руку, крикнул:

— Встретимся в Англии, капитан Мартен! Найдете меня в Дептфорде!

— До встречи, капитан Дрейк! — прокричал в ответ Мартен. — Мы наверняка встретимся!

Потом повернулся к Бельмону и взяв его под руку сказал:

— Моя дружба, шевалье де Бельмон, стоит не меньше, чем дружба Дрейка. Разве что их цену кто-то стал бы измерять только числом кораблей и пушек или весом захваченного каждым из нас золота и серебра. Полагаю, вы к таким не относитесь?

Бельмон смотрел на него со все большим интересом.

“ — Нельзя сказать, чтобы этот балтийский авантюрист грешил лишней скромностью, — подумал он. — Во всяком случае то, что он сумел совершить, доказывает, что лучше не стоять у него на пути. Даже защищая честь прелестной синьоры де Визелла…” — добавил про себя.

— Не отношусь, — сказал он вслух. — Но все же умею ценить силу орудийного огня и мощь золота. Правда, за золото нельзя купить истинной дружбы, но с его помощью можно добыть и вооружить корабль. А я, капитан Мартен, потерял свою “Аррандору”…

Горечь прозвучала в последних его словах и Ян Куна по прозвищу Мартен тут же почувствовал её и все понял.

— Не могу предложить вам ни этот трофей, — сказал он, указывая на могучий корпус “Кастро верде”, — ни даже доли, которую получат мои люди от продажи груза. Могу предложить вам только место первого помошника на “Зефире” — такое же, как занимает здесь Шульц. Принимаете?

Казалось, шевалье де Бельмон колеблется, что явно сердило Мартена. Экипаж судна-трофея ему пришлось укомплектовать своими людьми, оставив часть португальцев и забрав боцмана от Уайта. В результате он сам остался без помошника и Бельмон пришелся бы очень кстати. С другой стороны, свое предложение он считал небывало великодушным. Ведь ещё перу часов назад этот человек, познавший удары судьбы, был узником в руках своих врагов, и вот перед ним открывается возможность, которой позавидовал бы любой не менее опытный моряк даже в гораздо более благоприятной ситуации. А этот колебался вместо того, чтоб с благодарностью ухватиться за такой шанс!

— Можете рассчитывать на меня до конца плавания, — наконец решил тот, и Мартен вдруг почувствовал себя так, словно ему оказали неоценимую услугу.

Глава III

Соломон Уайт, капитан корсарского фрегата “Ибекс”, с трудом взобрался по трапу, спущенному с борта “Зефира”, и постукивая деревяшкой, заменявшей ему левую ногу, неторопливо поковылял на корму. Шульц отдал какое-то распоряжение гребцам ялика, который доставил их сюда, и поровнявшись со старым корсаром, заметил:

— Можете предложить ему по пятнадцать шилингов за фунт. Рыночная цена составит около двадцати пяти. Таким образом каждый из нас заработает по три тысячи гиней сверх своей доли.

Уайт, приостановившись, в упор взглянул ему в глаза. Лунный свет отражался на его лысом черепе, обтянутом гладкой, желтой как пергамент кожей, образуя вокруг головы что-то вроде ореола на остатках редких седеющих волос на висках и за оттопыренными ушами. Сморщенные щеки, напоминавшие почерневшие сушеные груши, покрытые белесой плесенью щетины, и но, острый словно клюв хищной птицы, тонули в тени. Только пара пылающих глаз светилась в глубоко запавших глазницах, казалось, просвечивая насквозь каждого, на кого только падал взгляд.

Генрих Шульц таких вещей не любил и машинально отшатнулся.

— В чем дело?

Уайт ощерил зубы в злобной ухмылке, обнажая остатки почерневших зубов.

— Я случайно знаю, что рыночная цена кошенили составляет больше тридцати шилингов за фунт, — негромко сказал он. — Если ты собираешься иметь со мной дело, не пытайся обмануть, понятно?

— У меня и в мыслях такого не было, — полным обиды тоном возразил Шульц. — Мы уже не раз совершали сделки, и разве когда что теряли, а? Если все так, как вы говорите…

— Я знаю, что говорю, — рявкнул Уайт. — Тридцать шилингов и ни пенса меньше!

— Может быть вы все же войдете? — раздался за их плечами любезный голос, в тоне которого явно была заметна легкая ирония.

Шульц вздрогнул и едва не отскочил в сторону, словно на него кипятком плеснули; Уайт выпрямился и, бросив торопливый взгляд через плечо, машинально схватился за рукоять ножа, торчавшего за поясом.

— Капитан Мартен ждет вас к ужину, — продолжал шевалье де Бельмон в своей обычной манере, — а синьора Франческа де Визелла удостоит нас за столом своим обществом. Прошу, господа, — он слегка поклонился, протянув руку в сторону входа в кормовую надстройку.

Уайт презрительно пожал плечами.

— Я дорогу знаю, — буркнул он, — и не надо мне указывать.

Двинувшись вперед, он вошел в ярко освещенную каюту, которую действительно хорошо знал, но которая теперь показалась ему переменившейся словно по волшебству. Простые дубовые стулья, стоявшие здесь ещё вчера, были заменены дорогой мебелью с богатой резьбой, пол покрывали ковры, а низкий стол красного дерева сверкал зеркальной полировкой поверхности, в которой отражались серебряные приборы, китайский фарфор и венецианский хрусталь.

При виде всего этого Уайт поморщился и хмуро уставился на шевалье де Бельмона, словно молча его в чем-то обвиняя. Его пуританская простота содрогалась от отвращения к такой роскоши. Он даже склонен был допустить, что вся эта роскошь-дело сатаны и что Бельмон при содействии адских сил уже сумел опутать Мартена.

“ — А может, эта женщина?..” — подумал он.

Ее он ещё не видел, но знал от Шульца, что та-жена португальского вельможи,“папистка” — как все испанцы и португальцы, которых он одинаково ненавидел.

И сесть за тол в её обществе! Мысль эта лишала его покоя, как яд травила его кровь. С какой же целью Мартен принуждал его к этому? Был это только каприз, или это чертов Бельмон вместе с ней затеял какой-то заговор против них всех?

Бельмон подошел к тяжелой портьере из бордового бархата, которая заслоняла проход в каюту Шульца, откинул её, словно собираясь переступить порог, но услышав возбужденный и гневный женский голос, заколебался.

— Да я лучше умру от голода и жажды! — долетели к нему последние слова.

Усмехнувшись, опустил портьеру.

— Похоже, у синьоры де Визеллы нет аппетита, — произнес он как бы про себя.

И тут за ним хлопнули двери, тяжелая ткань резко отлетела в сторону от рывка могучей руки и Ян Мартен вошел в каюту. Брови его сердито хмурились, а глаза пылали гневом, но встретив удивленные и любопытные взгляды троих мужчин, он вдруг прыснул от смеха.

— Легче захватить португальскую каравеллу, чем убедить эту даму, что ничто не грозит её чести! — сказал он. — Садитесь: пусть мы недостойны её общества, но надеюсь, как-нибудь это переживем.

Все подошли к столу, Уайт, перекрестившись, вполголоса прочел молитву. Шульц набожно сложил руки, чуть отвернулся, чтобы его не видеть, и беззвучно шевелил губами, уставившись на хрустальный графин.

Он не был уверен, что не совершает смертного греха, вознося молитву рядом с еретиком, чуть не вместе с ним, и вдобавок при Мартене, о котором знал, что тот сын колдуньи Катаржины Скоржанки, и внук Агнешки, сожженной на костре. Кто мог ручаться, что Ян не прибегает к помощи сатаны в своих головокружительных авантюрах? Все семь лет, с того момента, как “Зефир” ускользнул от датского флота, стерегущего Зунд, Мартену неизменно сопутствовала удача; он благополучно уходил от смертельной опасности, пули его не брали, он не был даже задет ни в одной из битв, хоть вокруг него люди падали как колосья в жатву. Погиб его отец, Миколай Куна, смерть скосила половину старой гданьской команды “Зефира”, у любого из уцелевших тело было покрыто рубцами от ран, только он один не пролил ни капли своей крови, проливая столько чужой…

С той поры-после смерти матери и прорыва через Зунд и Каттегат в Северное море-Ян ни разу не был в церкви, не исповедовался, не постился. Порвал с церковью, связался с еретиком Уайтом, а теперь вот приютил этого Бельмона, который-как и он сам-даже не перекрестился, садясь к столу.

— И избавь нас от лукавого, аминь, — прошептал он, и вздохнув в глубине души, повторил ещё дважды это заклятие с мыслью о двух других-англичанине и французе.

Мартен терпеливо ждал, пока они кончат, а Бельмон искоса приглядывался к ним, не проявляя особого интереса к этому обряду, хотя ничто из происходящего и не ушло от его внимания.

Наконец уселись все четверо и когда слегка утолили голод, Мартен спросил Уайта, что, по его мнению, нужно теперь предпринять: возвращаться кратчайшим путем в Англию, или использовать захваченные запасы и далее искать счастья между архипелагом Зеленого мыса, Канарскими островами и Мадейрой.

— Возвращаться, — без раздумья ответил Уайт. — Возвращаться так быстро, как только сможем. Не понимаю, чего мы ждем; почему не отплыли вместе с кораблями Дрейка, раз уж Провидение дало нам шанс их встретить.

Мартен поднес к губам бокал с вином. Пил и поглядывал сквозь хрустальное стекло на суровое хмурое лицо старого корсара. В шлифованной резьбе и розетках бокала многократно отражались лица Бельмона и Шульца. Заметил быстрый взгляд, которым последний обменялся с Уайтом, заметил и ироничный изгиб губ Бельмона, который в молчании наблюдал их обоих.

“ — Они что-то от меня скрывают, — подумал он, — А Бельмон об этом знает.”

Издавна он закрывал глаза на их мелкое жульничество при продаже добычи. Его это не волновало; не было желания вдаваться в мелочные подсчеты и контролировать их коммерческие аферы. Наверняка и на сей раз их поспешность продиктована какой-то спекуляцией, на которой рассчитывали сорвать немного больше, чем им причиталось.

— У трофейного судна были перебиты реи и сорваны паруса. Нужно привести все в порядок. Кроме того, нужно было разместить португальский экипаж в шлюпках испанцев, и притом таким образом, чтобы они не повыкидывали друг друга за борт. Приняли их там не слишком гостеприимно: едва хватало места для своих, но ведь не могли мы лишиться шлюпок с “Кастро верде”.

— Еще бы этого недоставало, — буркнул Уайт. — Так или иначе гореть им в аду.

— А что вы думаете об этом, шевалье де Бельмон?

— Про ад или про возвращение?

— Про возвращение или продолжение плавания.

Бельмон взглянул вначале на Уайта, потом на Шульца и наконец прямо в глаза Мартену.

— Мне ничего не причитается с “Кастро верде”, — сказал он после короткого колебания. — Так что в моих интересах захват новых трофеев. Но такая возможность может нам предоставиться с тем же успехом на обратном пути. Будем плыть под ветер, причем не прямо, а то одним, то другим галсом. Придется уравнивать ход “Зефира” и “Ибекса” со скоростью “Кастро верде”, которому в этом с ними не сравниться. И наконец, — он сделал паузу и, взяв свой бокал, посмотрел его на свет. — И наконец, — повторил он, — насколько мне известно, сейчас самое время, чтобы получить высокую цену за пряности, да и за кошениль тоже, в Англии.

Помолчав, поднял бокал.

— За ваше здоровье, капитан, — он слегка склонил голову. — И за ваше, господа, — повернулся поочередно в сторону Шульца и Уайта.

Мартен чокнулся с ним бокалами. Шульц побледнел ещё больше, так что его желтоватое лицо приобрело землистый оттенок. Уайт, который не пил ничего, кроме воды, машинально схватился за бокал, причем рука его заметно задрожала.

“ — Он их напугал, — подумал Мартен. — Наверняка что-то знает.”

— Что касается кошенили, продолжал шевалье де Бельмон, — знаю, что оптом за неё платят по восемнадцать шилингов за фунт.

Мартен довольно рассмеялся.

“ — На этот раз им не удастся ничего заработать”, — довольно подумал он.

— Ты слышал? — спросил он вслух, обращаясь к Шульцу, который облегченно вздохнул.

— Я слышал о пятнадцати, — ответил помошник, потупив глаза. — Но…

— У шевалье де Бельмона явно слух получше, раз он слышал о восемнадцати, — прервал его Мартен. — Полагаю, он захочет тебе помочь, если сам не сможешь найти купца, который готов будет заплатить столько.

— Разумеется, — любезно подтвердил Бельмон.

Уайт встал, перекрестился и заявил, что возвращается на свой корабль. Мартен удержал его; предстояло ещё установить, когда и каким курсом они поплывут, как будут держать связь и какого строя придерживаться.

Обсуждение это прервали громкие крики, донесшиеся с палубы. Экипаж “Зефира” пил под открытым небом за здоровье своего капитана.

— Выйду к ним, — сказал Мартен. — Через пару минут вернусь. Подождите.

Уайт в ярости сжал увядшие губы. Когда за Мартеном закрылись двери, дикий крик снаружи ещё усилился.

“ — А его любят, — подумал Бельмон. — Пойдут за ним хоть в ад, если прикажет.”

Взглянув на своих молчащих товарищей, налил себе вина и, цедя его понемногу, заговорил, глядя прямо перед собой, словно размышляя вслух о деле, целиком захватившем его в эту минуту.

— Цена на фунт кошенили в Лондоне доходит до тридцати трех шилингов. Зимой цена подскочит до тридцати шести. Но не будем ждать до зимы и, по-видимому, не получим больше тридцати двух шилингов за фунт. Поскольку от имени нас троих я предложил капитану Мартену по восемнадцать, вся сделка принесет нам восемь тысяч четыреста гиней…

Отставил опустевший бокал.

— То есть на две тысячи четыреста больше, чем вы рассчитывали, — вдруг повернулся он к Шульцу, словно сам потрясенный результатом своих расчетов.

Шульц лениво взглянул на него из-под опущенных век и тыльной стороной ладони отер капельки пота, которые выступили у него над верхней губой.

— И что дальше? — спросил он.

— Остается только вопрос раздела этой суммы, — ответил Бельмон. — Полагаю, скромная надбавка причитается тому, кто сумел её добиться, то есть мне. Остальное поделим на троих. Таким образом каждый из вас получит по две тысячи сверх своей доли.

— Это все? — снова спросил Шульц.

— Насчет кошенили-все, — отрезал Бельмон. — Что касается иных сделок, посоветуемся в Лондоне или в Плимуте. Всегда готов помочь, если…

Неожиданно молниеносно повернулся к Уайту.

— Прекратите, капитан, — повелительно бросил он. Шульц удивленно уставился на них. В руке Бельмона сверкнул пистолет, оправленный в серебро и слоновую кость. Непонятно было, ни откуда он взялся, ни когда шевалье де Бельмон успел его выхватить. Правая рука Уайта ещё миг блуждала где-то на боку, где в кожаных ножнах торчал длинный толедский стилет, но потом упала вниз.

— Руки на стол! — приказал Бельмон. — Эта игрушка может выстрелить, — добавил он, оскалив в усмешке зубы.

Уайт пронизал его яростным взглядом, но послушался.

— Господа Бога вашего чтите, и он вас вырвет из рук всех врагов ваших. И пришельцев, которые гостями у вас, будете иметь за рабов ваших, — прошептал он.

Ни Шульц, ни Бельмон не могли слышать этих слов: их заглушил новый, еще громче прежних, взрыв воплей и возгласов, от которых задрожали стены каюты. Это капитан “Зефира” в свою очередь пил за здоровье своей команды.

Синьора Франческа де Визелла стояла на коленях у изголовья своего ложа, которое Мартен велел перенести с португальского судна и установить в каюте по правому борту “Зефира”. Пыталась сосредоточиться только на молитве. Но мысли то и дело разбегались, а Пресвятая Дева, чей образ в сияющем ореоле призывала она в своей памяти, казалось, не слушает её слов; отворачивает нежное лицо, удаляется, исчезает в тумане и перед взглядом Франчески-несмотря на сомкнутые веки-являлись поочередно фигуры отца, дона Диего де Ибарра, шевалье да Ланча, капитана “Кастро верде” и его блестящих офицеров. Но тут же толпа корсаров сметала их прочь, как вихрь сметает опавшие листья. Слышала их крики, гром выстрелов, рев битвы и стук собственного сердца.

Нет, смерти она не боялась, отваги ей хватало. Гнев и презрение испытывала она и к португальскому капитану, и к его офицерам, и к испанцам тоже. Никогда бы она не поверила, что три больших корабля могут уступить столь незначительным силам корсаров; что горстка разбойников, как она их называла в душе, сможет в течении получаса разгромить несколько сотен португальских солдат. Но пришлось убедиться в этом собственными глазами. Португальские и испанские кабальерос, дворяне из лучших семей, дрогнули перед каким-то чужеземным вакеро, перед деревенщиной, которого выпороть нужно было за каждое слово, что осмеливался он им сказать, за каждый взгляд, что осмелился на них бросить! Видела его лицо, когда он разговаривал с её отцом, словно с равным. Ба! Словно разговаривал с первым попавшимся из своих бандитов, а не с наместником короля! Его мина, дерзкая усмешка, гордый и твердый взгляд, гневно нахмуренные брови-ничто не ушло от её внимания. Как смел этот простолюдин! Как он смел!

“ — Будь здесь дон Эмилио… — подумала она о муже и прикусила губу. — Дон Эмилио и этот корсар?.. Нет!”

Это к лучшему, что она не увидела их вместе. Дон Эмилио не сумел бы одолеть такого человека, не имея за спиной той власти и силы, что имел в обычных обстоятельствах.

Нет, его фигура не была импозантной, если бы не окружала её толпа высших чиновников, офицеров и адьютантов. Дон Эмилио был человеком довольно толстым, небольшого роста, а его возвышенность и благородство бросались в глаза только когда он восседал в резном кресле за столом Королевского Совета, или когда ехал в открытой карете, небрежно поглядыая сверху на толпу. Без величия своего положения, нос к носу с молодым и лихим капитаном “Зефира”, он мог бы оказаться столь же беспомощным, как и кабальеро да Ланча или дон Диего де Ибарра. Возможно, не сумел бы даже так сохранить достоинство, как сумел её отец…

“ — И лучше, что я одна, — думала Франческа. — Пресвятая Дева мне поможет, сотворит чудо; не допустит, чтобы мне пришлось посягать на собственную жизнь, спасая свою честь; вырвет меня из рук этого бандита. А я её отблагодарю: у не будет собственный собор, не только алтарь у Святого Креста в Альтер до Чао.”

В ней росло воодушевление. Разве не по воле Провидения этот корсар до сих пор не посмел её тронуть? Что его удержало? Ее состояние, близость материнства? Для таких, как он, это наверняка не имело никакого значения! А ведь он на свой плебейский манер даже выказывал ей некоторое уважение.

Что он собирался делать? Или его соблазнила перспектива высокого выкупа? На миг она задумалась над этим вопросом. Не хотела признаться себе, что предпочла бы открыть иную причину его сдержанности. Забрал её сюда, на свой корабль, чтобы легче совершить насилие, или чтоб её от насилия спасти?

В первый раз такая мысль пришла ей в голову, и в воображении всплыли стаи пьяных пиратов, выламывающих двери и кидающихся на нее. Содрогнулась от ужаса и омерзения. Так могло случиться; это могло её ожидать.

— Но теперь уже не случиться, — прошептала она с облегчением.

Почувствовала что-то вроде благодарности к Мартену и тут же устыдилась этого. Вся её благодарность принадлежала Пресвятой Мадонне, Мадонне из Альтер до Чао-покровительнице семейства Толосса, разумеется лишь её она имела ввиду. Но все же Мартен…

Снова она думает о нем! Ее злило, что он непрестанно проникает в её мысли. Ведь она его ненавидела, презирала, но одновременно не могла устоять перед чем-то…чем-то граничившим с восхищением.

“ — Будь он дворянином, — думала она, — и будь я не в положении, и встреть я его год назад…Quien sabe?”

И поразилась: о чем я думаю? Торопливо перекрестившись, стала бить себя в грудь: изыди, сатана!

Глава IV

Генрих Шульц лежал навзничь, уставившись в низкий потолок капитанской каюты. Еще до ужина он на “Зефире” успел подробно ознакомиться с накладными, счетами и фрахтами “Кастро верде”; рассчитал не только свою долю добычи, но и примерную сумму побочных доходов и процентов от продажи груза и самого трофея.

“ — Будь у меня вдвое больше, чем сейчас, — думал он, — бросил бы плавать. Вернулся бы в Гданьск, вошел в компанию с дядюшкой Готлибом. Купил бы дом. Или может открыл бы меняльную контору. Или основал судоходную компанию. Открыл бы филиалы в Антверпене и Лондоне, завел агентов во всех крупных портах. Да, будь у меня вдвое больше, точно перестал бы плавать.”

Генрих Шульц был натурой мечтательной, но в то же время человеком практичным: свои мечты он воплощал в жизнь, причем с самых юных лет, с самого детства.

В одиннадцать остался сиротой. Опекал его дядя, Готлиб Шульц, богатый гданьский купец, совладелец нескольких торговых судов и каперских кораблей. Но у дяди Готлиба было двое сыновей и только они могли стать наследниками огромного состояния. Только они носили роскошные дорогие одежды, учились в гимназии, брали уроки иностранных языков, ездили на мессы в костеле в карете. Генрих и мечтать не мог ни о чем подобном.

Ел и спал он с прислугой, чистил обувь своим двоюродным братьям, бегал на посылках. Сам научился читать, писать и считать. Познания свои добывал обрывками из подслушанных разговоров, украдкой перелистанных тетрадей и книг, от своих счастливых ровесников, посещавших монастырские школы, с которыми поддерживал деловые отношения, поставляя им сласти и лакомства, купленные на Длинном Рынке, и наконец в порту, где с весны до поздней осени кипела жизнь.

Там он себя чувствовал лучше всего. Мог бы с завязанными глазами найти любой склад пшеницы и ржи, показать чужеземцу, где он может продать ячмень, овес и просо, где хранятся огромные штабели древесины-балок, досок, брусьев, бревен березовых, сосновых и еловых, груды обручей и дубовых клепок; где длинными стройными рядами стоят бочки со смолой и дегтем.

Знал по имени всех знатнейших купцов гданьских и знал, куда направляются их тяжелые повозки, груженые английским и голландским сукном, итальянскими шелками и бархатом, бочонками французских и португальских вин, ящиками нидерландского фарфора, коробками и плетеными корзинками с фигами, лимонами, апельсинами и пряностями.

Шатался по пристаням, где выгружали сельдь из Норвегии, железо из Швеции, соль из Франции; крутился по мостам и рынкам, встревал в разговоры с моряками из Мекленбурга, Эльзаса, Фризии, Шотландии и Англии, показывал им кабаки, завязывал контакты с маклерами и переводчиками, предлагал свое посредничество чужеземным купцам и польским шляхтичам, приглядывался и прислушивался к заключаемым сделкам, знакомился с пробами товаров, с их ценами, с накладными, векселями и договорами.

Порой получал какие-то гроши или кружку пива за свои услуги, только чаще при упоминании о плате награждали его пинками и руганью. Но он не отчаивался.

В августе, от святого Доминика до святой Елены, а часто и дольше-до святого Георгия-недели две-три бывала в Гданьске большая ежегодная ярмарка. В порту собиралось свыше четырехсот чужеземных судов и неисчислимое множество барок, шкутеров, когг, плотов, сплавляемых Вислой, в город сотнями и тысячами съезжалась шляхта, а за их каретами тянулись целые обозы подвод и возов.

В устьи Мотлавы от рассвета до захода солнца бдили стражники Зигфрида Ведеке, члена сената и распорядителя делами в порту. Длинный деревянный барьер, замыкавший вход, раз за разом поднимался, чтобы пропустить судно, шкипер, внесший сбор, возвращался из Таможенной палаты на его борт, принимал лоцмана и судно медленно двигалось по фарватеру, чтобы отшвартоваться у пристани, на месте разгрузки.

Ладьи и ложки, плоскодонки и пузатые комеги подходили к парсам, грузчики сгибались под тяжестью товаров, вкатывали с берега по трапам и помостам бочки с провиантом для команды, опускали на канатах и блоках ящики, мешки, тюки, складывая их на телеги, метались туда и обратно, с берега на палубу и с палубы на берег, копошились как муравьи, обливаясь потом, в грязи и пыли. А поблизости, на мостах, у проемов улиц, сбегавших к реке, и на площадях поджидали бочары и столяры, не имевшие своих мастерских и кормившиеся случайными заработками. Латали ящики, набивали обручи на разбитые бочки, зашивали рваные тюки. В толпе крутились маклеры, посредники, оценщики, толмачи, ростовщики и менялы, спекулянты, жулики, воры и скупщики краденого. Разноязыкий говор, крик, скрип талей, скрежет блоков, грохот телег, стук ремесленников смешивались с стуком топоров и звоном пил, доносившимся с Ластадии, где строились новые суда, и с Брабанции, где занимались их ремонтом.

Обороты торговли зерном, древесиной, смолой, дегтем, льном, воском, медом и соленым мясом-с одной стороны, и вином, шелками, коврами, сукном, оливковым маслом и фруктами с другой-достигали головокружительных сумм. Потом суда, груженые плодами земли польской выходили в Балтику и плыли к своим родным портам, а шляхта шумно и гордо разъезжалась по усадьбам, увозя с собой заморские деликатесы, гданьскую мебель и дорогие ткани.

В Гданьске оставалось золото: флорины, фунты, гинеи и эскудо, червоные злотые и дукаты. Гданьск богател. Местные патриции строили все более великолепные дома, покупали поместья и летние резиденции, возводили костелы, украшали свой Двор Артуса словно королевский дворец. На улицах Господской, Долгой, Броварницкой, Огарской, на Длинном рынке, над темными водами ленивой Мотлавы и над быстрой пенистой Радунью все быстрее вырастали прекрасные каменные дома с треугольными фронтонами, украшенными по бокам каменными цветами, гирляндами, башнями, шпилями, резьбой и статуями. Кованые железные решетки и баллюстрады окружали террасы со столами и скамьями, где богатые хозяева любили вечерком отдохнуть за бокалом меда, пива или вина.

Знаменитый архитектор Ян Брандт сооружал крупнейший и роскошнейший в Польше Мариацкий костел с высокой башней, на которой повесил шесть колоколов. Одновременно возводились три других святыни: Святых Петра и Павла, Святого Яна и Святой Троицы, и восстанавливали костелы Святого Бартоломео и святой Барбары. На ратуше на вершину высокой башни с позолоченным куполом поместили золоченую статую короля Зигмунта Августа, а внутри резиденция городских властей все богаче украшалась скульптурами, живописью и изделиями лучших европейских мастеров.

Гданьск богател, но Генрих Шульц все ещё оставался бедняком. И притом он знал, что добыть богатство для человека столь бедного, как он, почти невозможно. Бедняки обитали в старых полуразвалюхах, гнездились целыми семействами в истлевших сараях по предместьям, тяжело работали, голодали и почти никогда им не удавалось переломить свою судьбу. Кто родился бедняком, так и умирал в бедности от недолгой тяжкой жизни. Чтобы начать зарабатывать, нужно было для начала что-то иметь. А у Генриха Шульца не было ничего.

“ — Если бы попасть на корабль, — думал он, — тогда может что-нибудь и выйдет. Зарабатывал бы девять прусских марок в год. Восемь месяцев в году-на казенных харчах. Мог бы перевозить бесплатно до полулашта товара для себя. А позднее, став боцманом, зарабатывал бы целых восемнадцать марок и мог перевозить целый лашт товара! Да, попасть бы на корабль, наверняка чего-нибудь бы в жизни добился!..”

Кроме торговых судов в Мотлаву часто входили каперские корабли, чаще всего трехмачтовые холки, водоизмещением от ста двадцати пяти до ста пятидесяти лаштов, или маленькие крайеры с экипажем всего в шесть-восемь человек. Но Генрих вскоре узнал, что даже самые малые из них приносили судовладельцам доходы куда выше, чем от торговых операций. Узнал он также, что экипаж участвует в дележе добычи, и эта новость направила теперь все его мечты на каперские корабли.

“ — Если бы мне повезло, — думал он, — стал бы капером. Сам продавал бы свою долю добычи. Через несколько лет накопил бы столько, что мог бы открыть небольшую маклерскую контору. И тогда скупал бы добычу других каперов и снабжал бы их корабли…”

Путь Генриха к этой цели вел не через порт и не непосредственно через протекцию дяди, хотя Готлиб Шульц в то время был совладельцем стадвадцатилаштового когга “Черный гриф”.

Генриху этот корабль не нравился. Это был старый неуклюжий одномачтовый торговый корабль с коньковой обшивкой, плоским дном, с высокими надстройками на носу и корме, вооруженный несколькими шестифунтовыми пушками и двумя мортирами. Его скорость никогда не превосходила пяти узлов, а любой шторм грозил катастрофой.

Пока “Черным грифом” командовал Миколай Куна, один из лучших каперов на Балтике, корабль зарабатывал на свое содержание и даже приносил владельцам кое-какую прибыль. Но два года назад шкипер разорвал договор, а вместе с ним корабль покинуло и большинство экипажа. Новый капитан, Ян из Грабин, не имел такого опыта, как предыдущий; это было его первый командирский пост. Потому приличная добыча редко теперь попадала в руки экипажа, Готлиб Шульц собрался выйти из дела и ждал только подходящего момента, чтоб повыгоднее забрать свой пай.

Генрих присмотрел себе другой корабль. Красивый новый корабль, построенный в Эльбинге и спущенный на воду в 1570 году. Корабль, хозяевами которого были всего двое: его строитель, Винцентий Скора, и зять последнего Миколай Куна.

Корабль этот назывался “Зефир”.

Но попасть в экипаж “Зефира” было нелегко. Даже юнгами туда брали юношей, уже знакомых с морским ремеслом-людей ловких, сильных, отважных, сыновей и внуков моряков. Служить на “Зефире” было почетно, и те, кто такой чести удостоились, держались гордо и торжествующе, хотя среди них попадались и дети бедняков, и сироты королевских и гданьских каперов. Кто попал на “Зефир” и выдержал там, мог уверен быть в хороших заработках. Кто отличился, скоро становился матросом. Кто стал калекой, мог рассчитывать на справедливую компенсацию, а если погибал-то с сознанием, что его семья кроме компенсации получит двойную долю добычи.

“ — Да, стань я юнгой на” Зефире “, — думал Генрих Шульц, — будущее было бы обеспечено. Ходил бы в кафтане тонкого сукна и в лосинах с ботфортами до колен. Мог бы хоть каждый день есть кокебаккен и пить крепкое пиво. Было б в кармане серебро, чтобы весело позванивать им по кабакам. Без труда накопил бы больше, чем на любом другом корабле. Да, впереди было бы славное будущее, стань я юнгой на” Зефире “…

В одном из закутков Старого Мяста, в доходном доме, принадлежавшем Готлибу Шульцу, помещалась мастерская Мацея Паливоды. Генрих часто туда захаживал то с какими-то поручениями дядюшки, то сопровождая клиентов с иностранных судов, желавших закупить канаты и веревочные лестницы со скидкой, прямо у изготовителя, и, наконец, чтобы увидеть Ядвигу Паливоджанку.

Ядвига была его ровесницей-светловолосой девушкой с синими глазами и грустной улыбкой. Ему она казалась существом неземным, ангельски прекрасным, и пробуждала в его сердце чувства, которых он поначалу не мог облечь даже в мысли, а не то что в слова. Увидев её впервые мельком, подумал, что это сон, что святая Агнесса Салернская сошла с образа, который он видел в костеле. Когда однако оказалось, что она-существо из плоти и крови, его это отнюдь не разочаровало. Правда, особого внимания на него она не обращала, но всегда улыбалась в ответ на несмелые приветствия, а позднее, когда познакомились поближе, с известным интересом слушала его рассказы о порте и кораблях. Он же, чувствуя потребность кому-то отрыться, говорил ей о своих мечтах, вспоминая и про” Зефир “. Название это вызывало легкий румянец на лице Ядвиги, а когда Генрих спросил, знает ли она кого из команды, отрицала, но заметно смутилась.

Вскоре после этого” Зефир “зашел в гданьский порт, и Генрих, примчавшийся назавтра с этой новостью в мастерскую Мацея Паливоды, застал мастера в беседе с капитаном, а Ядвигу-засмотревшейся в здоровое веселое лицо Янка Куны, забавлявшего её фокусами с веревочками.

Генрих почувствовал в сердце укол ревности, но старался не подавать виду. Ни в тот момент, ни позднее. Пожертвовал своими чувствами к суженой и всеми надеждами на взаимность, пожертвовал ею самой, чтобы добиться дружбы младшего Куны, возбуждавшего в нем только неприязнь и зависть.

Навсегда отрекся от Ядвиги, но не перестал о ней думать. Только мысли были теперь не те, что раньше. Обожать её он давно перестал. Счел, что та сама уготовила себе судьбу, достойную сожаления, и по этому поводу ощущал смешанное чувство сочувствия и превосходства.

” — Она ещё пожалеет, — повторял себе, — что выбрала его. Не сумела меня оценить и когда-нибудь пожалеет об этом…“

Ему казалось, что между ним и Ядвигой существовало некое понимание-какое-то негласное соглашение, от которого она отреклась. Он же оставался верен до конца. Внушал себе, что готов был посвятить ей всю свою жизнь. Она должна была это понять; должна была отдавать отчет, какое её ждет счастье. А она теперь ничего не видела кроме Янка Куны.

” — Ну ладно, — думал Генрих, — пусть наслаждается им, сколько влезет. Не буду им мешать, даже помогу. Но и мне за это кое-что причитается.“

И он добился того, о чем мечтал: через некоторое время капитан” Зефира” навестил своего бывшего хозяина Готлиба Шульца и сам предложил принять его племянника в команду.

В то время Миколай Куна был капером королевским. Он сам и его корабль не только уцелели после разгрома каперской флотилии под Хелем и в Пуцком заливе в июле 1571 года, но прорвав блокаду адмирала Франка, сумел потопить вспомогательный датский крайер. Еще до осени Миколай Куна захватил два французских судна, плывших в Нарву, а после создания королем морской базы в Гданьске постоянно возвращался туда в промежутках между плаваниями в прибрежных водах.

Именно в это время Генрих Шульц был зачислен на “Зефир” юнгой, совершил свое первое плавание в Колобжег, а оттуда-до Диамента и Парнавы, и даже принял участие в захвате датского галеона с богатым грузом для московских купцов.

“Зефир” зимовал в Гданьске, а весной 1572 года снова начал выходить в море. Крейсировал в водах Лифляндии, вступал в мелкие стычки под Ревелем, заходил в Диамент, бывал в Гданьске и Пуцке. Только силы каперского флота короля польского таяли как прошлогодний снег. Вновь и вновь приходили вести о потоплении очередного корабля датчанами; вновь и вновь возникали трения с гданьским сенатом, который арестовывал корабли, бросал в тюрьму капитанов и команды; вновь и вновь очередной капитан бросал тяжкую королевскую службу и подавался в шведский военный флот.

Седьмого июля 1572 года умер Зигмунт Август, и когда не стало этого опекуна польского флота, перестала действовать и Морская комиссия, оставив каперов на произвол судьбы. Корыстолюбивый Гданьск, желая примирения с Данией в своих торговых интересах, весной 1573 года вновь задержал в порту несколько каперских кораблей, среди прочих и “Зефир”, и большой, двухсотлаштовый холк капитана Вольфа Мункенбека.

Генриху это не нравилось. Не понимал, почему капитаны так упираются из-за королевского флага, если каперство на службе Речи Посполитой перестало окупаться. Почему не переходят под крыло Гданьска? Зачем Мукенбек и Миколай Куна ломают головы над способом бегства, если могли заключить выгодный союз с богатейшими купцами?

Он догадывался, что дело тут нечисто, что готовится какой-то заговор. Бдительно подслушивал их беседы, и убедившись в своих подозрениях, испытывал все большее искушение разрушить эти планы.

“ — Скажи я об этом господину Ведеке, — рассуждал он, — и награда меня не минует. Заслужу доверие и покровительство сената. И меня оставят на” Зефире” с новым капитаном и другой командой. Наверняка меня вознаградят за такие сведения…“

Он все же колебался: не знал, когда должен произойти побег и не знал подробностей его плана. И ещё он не знал, каким образом незамеченным выбраться на берег и удастся ли ему убедить господина Ведеке в правдивости доноса; да и вообще захочет ли его выслушать такой вельможа?

Происшедшее застало его врасплох, прежде чем он сумел принять какое-нибудь решение. В одну прекрасную ночь неизвестные злоумышленники устроили два пожара: один поблизости от стоянки каперских кораблей, другой у выхода в Мотлаву. Среди замешательства и переполоха Мукенбек и Куна перерубили швартовы, вывели свои корабли в море и направились на северовосток к Диаменту.

В отместку за это бегство городские власти велели бросить в тюрьму Катаржину, жену Миколая Куны. Обвинили её в колдовстве и устройстве пожаров. Пока” Зефир “крейсировал в водах Лифляндии, одерживая успехи в мелких стычках под Ревелем, несчастную женщину подвергли пыткам, от которых та умерла в тюремном подземелье.

Миколай Куна узнал об этом через несколько недель от другого шкипера, которому удалось покинуть Гданьск по ходатайству каштеляна Костки и давнего председателя Королевской Морской комиссии, епископа Краковского. Шкипер правда думал, что на решение выпустить его корабль повлияли скорее угрозы, чем просьбы. Угрозы, подкрепленные ростом польских воинских сил, оставшихся под командованием Эрнста Вейера в соседнем Мальборке.

Одновременно в Диаманте и в Парнаве разнеслись вести о выборах нового короля. Им должен был стать Генрих Валуа, и вместе с его прибытием из Франции на Балтику должен был прибыть мощный флот из сорока кораблей.

Перед польскими каперами открывались новые горизонты: свободный выход в океан, прием в французских портах, равенство в правах и привилегиях с французскими моряками. Когда наконец адмирал Матеуш Шарпинг получил от нового монарха подтверждение каперской лицензии, все сомнения исчезли: тяжкие времена миновали и Гданьску придется подчиниться воле Речи Посполитой.

” — Провидение хранит меня, — набожно думал Генрих Шульц. — А ведь я едва не совершил глупость. Не предвидел, что случится. Нет, меня явно хранит Провидение.“

Миколай Куна и его сын уже не доверяли опеке Провидения. Не в первый раз оно оставляло тех, кто был всех ближе и дороже. Сердца у них пылали жаждой мести.

В июле 1573 года” Зефир “участвовал в конвое, который вышел из Гданьска во Францию под командованием капитана Михала Фигенова. Целью конвоя была защита судна французского посла Желе де Ланзака, которого сопровождал посол польский, каштелян рацянский Станислав Кржиский.

При благоприятной погоде корабли вышли в Балтику, прошли вдоль поморского побережья, миновали Колобжег, повернули на север и вошли в Зунд. Никто не пытался их беспокоить или задерживать почти до Копенгагена. Только тут, в теснине Дрогден, произошло первое столкновение с тремя большими датскими галеонами, командир которых потребовал спустить паруса и предъявить документы. Однако после двухчасовых переговоров, где польскую сторону поддержал господин де Ланзак, сославшийся на существовавшие между Данией и Францией соглашения, датчане решили пропустить конвой при условии, что пушечные порты будут закрыты, а экипажи сойдут под палубу за исключением людей, нужных для маневрирования.

Пойдя навстречу этим требованиям, подняли паруса и корабли снова тронулись в путь. Но три датских галеона плыли следом, вскоре по обе стороны появились ещё два, а когда перед заходом солнца конвой добрался до Эльсинора, пролив оказался блокирован и пришлось опять остановиться.

На этот раз датчане уже не тратили время на переговоры: их пушки были наведены на маленькую флотилию каперов, которая получила приказ войти на рейд порта и бросить якоря.

Только Михал Фигенов и Миколай Куна не подчинились приказу, и только” Зефир “смог ловким маневром обмануть два датских фрегата, пытавшихся преградить ему дорогу. Корабль Фигенова выскочил на мель и разделил судьбу остальных, и через некоторое время головы его команды пали под топором палача вместе с головами других матросов и капитанов.

Миколай Куна избежал такой судьбы. Раз пути возвращения на Балтику были отрезаны, решил пробиться на север. Первым открыв огонь, смел реи и паруса самого большого галеона, который ринулся в атаку, и подхваченный резким порывом ветра на всем ходу” Зефир” пролетел под самым носом береговых батарей так близко, что те не могли поразить его своим огнем.

Вырвавшись из Зунда в Каттегат, и плывя вслепую всю ночь под всеми парусами, на рассвете увидел полуостров Скаген. Обогнув его на почтительном расстоянии, среди налетавших с северозапада шквалов проложил себе путь через Скагеррак и вышел в Северное море.

В сердца измученной команды проникла надежда: они свободны, они плывут на юго-запад, во Францию! И вернутся оттуда вместе с мощным флотом нового короля…

Но “Зефир” не добрался ни до одного из французских портов: в нидерландских водах до самого фризского побережья кишели корабли Филиппа II, а каперский лист Миколая Куны, выданный Генрихом Валуа, был не лучшим документом для испанских капитанов.

“Зефир” с успехом вышел из пары стычек с каравеллами архикатолического владыки, но сам при этом получил повреждения и вынужден был укрыться в рыболовецкой зеландской гавани Бриель.

Этот маленький порт в устье Мозеля меньше двух лет назад стал колыбелью восстания против испанских властей. Именно туда прибыла флотилия каперов Вильгельма Оранского, так называемых “морских гезов”, и именно оттуда был изгнан небольшой гарнизон герцога Альбы, королевского наместника. Сразу после этого восстали Флиссинген и Роттердам, и пламя восстания охватило северные провинции.

В то время, когда “Зефир” оказался в Бриеле, значительная часть Нидерландов была уже в руках повстанцев. Миколай Куна, получив помощь от гезов, присоединился к ним и получил новый каперский лист от герцога Оранского.

Такой поворот событий стал причиной разлада в душе Генриха Шульца. Католическая церковь заклеймила повстанцев как еретиков, а Вильгельм Оранский, их предводитель, тоже был приверженцем Кальвина. Но с другой стороны-война против испанцев, война голодных против сытых, начала приносить команде “Зефира” все большие трофеи, в дележе которых Генрих принимал участие наравне со всеми.

“ — Если бы я мог получить отпущение грехов хотя бы раз в месяц, — думал Шульц, — наверняка смог бы избежать адских мук. Тем более что доля моя от этого ничуть не уменьшится. Если бы только хоть раз в месяц я мог исповедоваться и получить отпущение грехов…”

Время от времени, будучи в центральных провинциях, ему это удавалось, а позднее он сообразил узнавать от случайных исповедников и бродячих монахов, торговавших индульгенциями, где и когда их можно наверняка встретить, чтобы за небольшую часть добычи купить спасение души.

На службе Вильгельма Оранского “Зефир” оставался почти четыре года. Война на суше то затихала, то вспыхивала вновь, заключались и срывались перемирия, менялись наместники Филиппа II, протестантские армии из Франции и Германии опустошали страну наравне с католическими войсками испанцев, но все больше городов и провинций требовало свободы. Фландрия, Гельдрия, Брюссель и Антверпен, вся Голландия и Зеландия, двенадцать центральных и южных провинций добивалось удаления испанских гарнизонов. На море же военные действия продолжались без перерыва. Нидерландские гезы заключали союзы с английскими и французскими корсарами, пользовались прибежищами в Кале, в Дувре и в Дисунгдейле; топили испанские каравеллы с войсками, брали трофеи, добывали оружие и золото или в случае поражения сами шли на дно, поднимая свои корабли на воздух, чтобы избежать пыток и страшной смерти, которые их ждали в неволе. Ведь на море пощады не было.

“Зефир” за эти четыре года как правило выходил победителем из битв и стычек. Капитан его действовал осторожно и осмотрительно. Если атаковал в одиночку, то только слабых противников; если атаковал сильнейшего, то только когда был уверен в помощи со стороны союзников. Если вдруг сталкивался с превосходящими силами врага, предпочитал полагаться на скорость своего корабля, а не испытывать счастья в бою.

Но война на море-это игра, и каждый игрок когда-то проигрывает. И Миколай Куна не избежал этой участи…

Однажды осенней ночью 1577 года в тумане “Зефир” случайно оказался окружен тремя испанскими кораблями, которых занесло к юго-восточному побережью Англии. Когда утром туман рассеялся, Миколай Куна заметил ловушку, подстроенную фатальным стечением обстоятельств. Немедленно приказал поднять все паруса и попытался исчезнуть. Но капризные, едва ощутимые порывы ветра сорвали это намерение, а испанцы спустили шлюпки, чтобы с их помощью верповать свои каравеллы на дистанцию прицельного огня и отрезать корсарам все пути к отступлению. И когда ветер стал наконец крепчать, прогремели первые залпы.

“Зефир” ответил на них из всех двадцати орудий, но только половина ядер преодолела расстояние, на котором вели огонь тяжелые испанские пушки. Все же часть оснастки ближней каравеллы была повреждена и Миколай Куна направил свой корабль в ту сторону.

На миг показалось, что ещё раз ему улыбнется счастье.“Зефир” скользил по морской глади, набирая ход, в то время как испанцы все ещё не могли маневрировать без помощи шлюпок. Но их артиллерия била далеко, и следующий залп, нацеленный на мачты “Зефира”, оказался точен. Половину парусов разнесло в клочья, а две реи рухнули на палубу. Одна из них угодила по голове Миколаю Куне, который был убит на месте, другая тяжело ранила рулевого.

Заслуга спасения “Зефира” от окончательной гибели в этих обстоятельствах принадлежит двоим: Соломону Уайту и Яну Куне.

Первый из них плыл во главе флотилии английских корсаров, состоявшей из шести фрегатов. Минуя мыс Норт Форленд услышал канонаду, а потом-когда “Ибекс” вышел из залива в открытое море-увидел, что происходит, и немедленно открыл огонь по ближней каравелле.

Правда, испанский корабль не получил серьезных повреждений, но Ян Куна тем временем успел опомниться от потрясения, вызванного смертью отца, и поднял команду “Зефира”, которая вдруг лишилась вождя. Люди, закаленные в битвах, испытанные в морском ремесле, тут же подчинились его приказам. Ни один не колебался ни секунды, когда восемнадцатилетний юноша послал их на ванты. Единодушно признали его своим капитаном. Под градом пуль из испанских мушкетов поставили новые реи и паруса, пока он руководил огнем, надежно удерживая испанцев от абордажа, на который те явно рассчитывали.

Тем временем из-за мыса показались ещё два английских фрегата, а за ними ещё пять разных кораблей, и отчаянная оборона одинокого “Зефира” превратилась в разгром его преследователей. Две испанские каравеллы были охвачены огнем, третья быстро тонула, продырявленная ядрами, среди которых несомненно были и выпущенные из стволов польского корсара.

Так началось знакомство, а потом и тесная многолетняя дружба между шкипером “Ибекса”, суровым пуританином Уайтом, и Генрихом Шульцем. Ведь Генрих с поразительной быстротой заметил и тут же использовал шанс, который в этих драматических обстоятельствах предложила ему судьба.

За плечами Яна Куны были шесть лет морской практики и достаточный запас приобретенных от отца познаний в навигации, чтобы командовать кораблем, ставшим его собственностью, но ему недоставало опыта в коммерческих делах и ловкости в сложных юридических вопросах. И когда появлялась нужда в урегулировании таких проблем, как портовые сборы а потом и официальное зачисление “Зефира” в реестр корсарских кораблей Ее королевского величества Елизаветы (на что он решился по совету Уайта) — ими занялся Шульц.

Тот все устроил тонко и толково, удивив не только Соломона Уайта, но и королевских морских чиновников в Дептфорде, с которыми вел переговоры перед подписанием контракта на каперскую лицензию для Яна Куны, он же Ян Мартен-так было переведено на английский его польское имя. При этом он завоевал немалый авторитет среди команды, а потом-уже естественных ходом вещей-стал незаменим при любых закупках и торговых операциях, при дележе добычи и её сбыте, в спорах о размере доли или особых интересах тех, кто стоял на страже интересов королевы.

Соломон Уайт ценил их обоих: порывистого и неустрашимого капитана, который оказался столь же толковым моряком, как и как и командиром в схватках, и его рассудительного, прожженного помошника, который сумел почти удвоить доходы обоих кораблей, не забывая и о своих собственных.

Уайт был опытным моряком и человеком весьма отважным, и вместе с тем очень религиозным. Полагал, что Провидение призвало его для истребления как можно большего числа “папистов”, и прежде всего испанцев. Считал это своим долгом перед Господом, вернейшей дорогой к спасению. Но не брезговал и золотом. Напротив: среди соблазнов этого мира лишь оно вызывало в нем жажду обладания.

Потому он и сдружился с этими двумя; потому вскоре отказался от роли опекуна молодого капитана и стал его другом, уступая ему во всем, что касалось тактической стороны совместных операций. Потому, наконец, заключил негласный союз с Шульцем-союз, с которого он имел вполне приличный побочный доход.

Вот так втроем они и дополняли друг друга: фанатичный пуританин Соломон Уайт, романтичный и неустрашимый язычник-сын знахарки и внук колдуньи Ян Куна, прозванный Мартеном, и набожный католик, мечтатель и вместе с тем практичный человек Генрих Шульц, некогда бедняк, сирота в людях, сейчас-обладатель состояния, которое собирался удвоить.

Глава V

Закончив бормотать вечернюю молитву, Соломон Уайт растянулся на жесткой койке, потом потянулся за Библией. Открыв её наугад, при неверном свете свечи начал читать с середины стиха:

“И сказал Господь о царе ассирийском: Не войдет он в град сей, и стрелу в него не пустит, и на щит его не возьмет, и осаду держать не будет.

Дорогой, которой пришел. назад вернется, а в град сей не войдет, — сказал Господь.”

Снова подумал о Бельмоне. Появление этого человека беспокоило его с самого начала. И как быстро оказалось, что предчувствие его не обмануло!

Бельмон был опасен; его проницательность и ловкость застали врасплох не только Уайта, но и Шульца. Оба угодили в ловушку, которую он им расставил. Нужно было любой ценой от него избавиться. Но как? Уайт непрерывно ломал над этим голову, но пока не нашел ответа на тревоживший его вопрос. Теперь, казалось, он наткнулся на подсказку Провидения: то, что в Ветхом Завете касалось владыки Ассирии, в нынешней ситуации могло относиться и к этому пришельцу. Он старался убедить себя, что так и есть. Бог хотел поддержать его и поднять дух.

Читал дальше:

“И защищу град сей, и сохраню его для меня и для Давида, слуги моего.” Разве это не звучало как пророчество? Если под царем ассирийским можно было понимать Бельмона, то Давидом мог быть только он сам, Уайт-слуга Господен.

“И вот в ту ночь пришел ангел господен и побил в стане ассирийском восемь тысяч и ещё четыреста. А вставши поутру, узрел царь Сеннашериб все тела умерших и ушел восвояси.

И вернулся, и жил в Ниневии.”

“ — Восемь тысяч четыреста, — повторил про себя Уайт. — Что же это за число?”

И тут он вспомнил, что именно в эту сумму Бельмон оценил побочный доход от продажи кошенили. Это потрясало!

Он решил прочесть до конца божественное пророчество, нависшее над шевалье де Бельмоном.

“А когда поклонялся в храме Незрох Богу своему, Адрамелех и Сарасар, сыновья его, убили его мечом и бежали в землю Арамейскую. И царствовал Асараддом вместо него.”

“ — Так он погибнет! Сгинет, хотя Господь и удержал мою руку, когда я хотел его убить,” — подумал Уайт, забывая, что лишь пистолет Бельмона удержал его от удара стилетом.

На душе у него полегчало. Нет, Господь не покинул его ни с того ни с его. Бог следил за ним и руководил его поступками. Быть может, хотел испытать его, но тут же утешил, давая убедительный знак насчет будущего того пришельца, которого он, Соломон Уайт, так опасался.

Горячий порыв ветра ворвался в каюту через открытое окно и заставил затрепетать пламя свечей. Издали долетали песни и крики пьяной команды “Зефира”.

Уайт нахмурился. Его собственная команда в море пила только воду, но дурной пример заразителен. Некоторые из молодых моряков завидовали тем-он это знал. Не держи их в ежовых рукавицах, Бог знает что могло бы произойти и на его корабле тоже.

Но во время стоянок в портах он не мог помешать разгулу и разврату. Только некоторых старых боцманов с “Ибекса” он встречал в соборах на богослужениях; молодежь гуляла по корчмам и портовым притонам, и ночевала в лупанариях вместе с матросами Мартена, которого это совершенно не огорчало.

“ — Не свяжись я с ним, не погряз бы в грехе,” — подумал он.

Но прекрасно знал, какие выгоды принес ему этот союз. В тот момент, когда три года назад осенним утром вышел из залива Герн и, миновав мыс Норт Фарленд вмешался в схватку “Зефира” с тремя испанскими кораблями, даже подумать не мог, что это поворотный пункт его судьбы.

Год 1577 от Рождества Христова принес ему одни неудачи, а поддержание “Ибекса” в пригодном к выходу в море состоянии поглощало все доходы. Приходилось самому заботиться о корабле (хотя только на одну двадцатую тот был его собственностью) — так гласил договор, который был подписан с остальными совладельцами. Не мог разорвать его, ибо чем тогда жить, имея на шее жену и семерых детей? Правда, был у него небольшой капитал, вложенный в торговую компанию, приносившую ему четыре процента в год, но того не хватило бы даже на самые скромные потребности семьи. А “Ибекс” требовал ремонта, капитального ремонта.

И вот перед Соломоном Уайтом раз за разом вставало видение краха-перспектива утраты всех доходов и неотвратимости прибегнуть к последним двумстам фунтам.

Этого он боялся больше всего. В пятьдесят четыре года-тронуть последний капитал? Это было бы смертным грехом, большим, чем клятвопреступничество, большим чем кража, большим чем прелюбодеяние! Ведь тем соблазнам можно противостоять. Если регулярно каждый день читать Библию и следить за собой, чтобы не потерять голову в минуты возбуждения, можно их вообще избежать. Но черпать из отложенного на черный день и растрачивать капитал-совсем другое дело.

Уайт знал, что такие вещи случаются. Случаются даже с самыми уважаемыми людьми. Вроде тайного беспробудного пьянства. Семьи распадаются, разрываются супружеские узы, репутация гибнет в глазах соседей-и все из-за растраты капитала.

И вот тогда, на самом краю пропасти, Бог послал ему Яна Мартена с его “Зефиром”. С первой же совместной экспедиции с молодым шкипером счастье улыбнулось им обоим: грузы с испанских судов и каравелл, которые они захватили, не только покрыли прежние убытки, но и сделали Соломона Уайта человеком состоятельным. Но что касается дел духовных, то и на благо веры и чистоты религии он сделал за это время больше, чем когда либо прежде. И он сам, и его матросы. Надеялся, что заслуги его на морях с избытком уравняют перед Господом тяжесть грешных деяний команды “Ибекса” на суше, ибо все же каждый из них искупал свои грехи, проливая кровь испанцев, а если и погибал, то в борьбе против “папистов”, обеспечивая себе тем самым спасение души. В результате пока баланс сходился, и даже кредит превышал дебит. Провидение должно было учесть это на Страшном суде.

Утешенный этими мыслями и надеждой на скорую кончину шевалье де Бельмона, Соломон Уайт, капитан “Ибекса”, задул свечу, помолился в темноте и перевернувшись на бок, уснул сном праведника.

Ян Мартен не спал и не предавался ни мечтам, ни воспоминаниям, ни излишним размышлениям, потому что был полностью поглощен азартной игрой в кости с шевалье де Бельмоном.

Началось с того, что Мартен, вернувшись от своих матросов в каюту, где оставил троих собеседников, заметил в руке Бельмона прекрасный пистолет, оправленный в слоновую кость и серебро. Ему и в голову не пришло, что это оружие во время его краткого отсутствия сыграло какую-то роль в связи с предыдущей беседой о цене кошенили. Он решил, что Уайт и Шульц попросту пожелали осмотреть эту игрушку и потом вернули её владельцу.

Сам он тоже пожелал её осмотреть, но поскольку Бельмон тем временем засунул пистолет за пояс, а Шульц вернулся к обсуждению деталей обратного плавания, отложил это на потом. Только когда Уайт с Генрихом по окончании совещания спустились в поджидавшую их шлюпку, Мартен остался один на один с новым помошником и вспомнил о его пистолете.

— Он вам нравится? — спросил шевалье де Бельмон, протянув ему резную рукоять.

Мартен взвел и спустил курок, прикинул навскидку, потом прицелился.

— Славная штучка, — признал он.

Встал, взял со стола один из подсвечников, поставил его в открытом окне с подветренного борта, потом отошел к противоположной стене, и повернувшись выстрелил почти не целясь. Пламя свечи погасло, и одновременно за стеной раздался сдавленный вскрик.

Бельмон рассмеялся.

— Вы забыли о соседках!

— В самом деле, — буркнул несколько смешавшись Мартен.

На минуту прислушался, но поскольку за стеной царила полная тишина, вернулся на свое место за столом.

— Славная штука, — повторил он, взвешивая пистолет на ладони.

— Славный выстрел, — заметил Бельмон. — Оставьте эту безделушку себе, если она вам нравится. Это единственный мой трофей с “Кастро верде”.

Но Мартену претило принять такой подарок.

— Если бы вы решили его продать-другое дело.

Бельмон отрицательно покачал головой.

— Продать? Ни в коем случае. Но можем на него сыграть, если хотите.

Из кармана достал пять костей из черного дерева и высыпал их в кубок.

— Идет, — сказал Мартен. — Ставлю три дуката. Играем только на число очков.

Бельмон тряхнул кубком и высыпал кости на стол. Три шестерки и две единицы. Мартен сгреб их в кубок и перевернул тот вверх дном. Проиграл: не хватило двух очков. Снова вынул три золотых и снова проиграл. А потом ещё раз и еще.

— Дорого вам обойдется этот пистолет, — заметил Бельмон. — Сыграем на все сразу: двенадцать дукатов и пистолет против пятнадцати золотых.

— Ладно, — ответил Мартен и проиграл снова.

Теперь ему пришлось встать, чтобы достать из тайника новый запас золота. Но счастье по прежнему не благоволило к нему. Перед Бельмоном лежала горка золотых рядом с пистолетом, который словно притягивал их к себе. Только на седьмой раз удача отвернулась от Бельмона, но как раз тогда Мартен поставил только три дуката.

— Золото или пистолет? — спросил Бельмон.

— Я играл на пистолет, — отрезал Мартен. — Проигрыш меня не волнует.

Бельмон подал ему оружие, и Мартен положил его рядом со своим полупустым кошелем.

— Играем еще? — спросил он.

Бельмон тряхнул кубком.

— С удовольствием. Но теперь можем играть как обычно, на два броска.

— С правом удвоения ставки, — добавил Мартен, кладя на стол три золотых.

Бельмон подал ему кубок с костями и налил себе вина.

— Выигравший-начинает.

У Мартена выпали две пятерки, две тройки и шестерка; он решил играть осторожно и добавлять не стал. Бельмону выпали две шестерки, пятерка, двойка и единица, и он тоже не повысил ставки.

На втором броске Мартен взял три кости, оставив две пятерки. Получил ещё одну пятерку и две единицы. Но зато Бельмон бросив три кости ничего не приобрел и проиграл.

Зато в следующем туре, имея всего две тройки, поднял ставку и метнув ещё две тройки, выиграл против двух шестерок Мартена.

Так они пили и играли до рассвета. Только шум на палубе и громкий окрик Генриха Шульца, приветствовавшего “Зефир”, обходя его под всеми парусами на “Кастро верде”, напомнил им, что ночь миновала и что пора в путь. И тогда же Мартен осознал, что проиграл больше половины всей своей наличности. Да, пистолет шевалье де Бельмона обошелся ему слишком дорого…

Сеньора Франческа де Визелла удостоила Яна Мартена краткой беседы. Не переступила порога его каюты, лишь послала туда свою горничную с просьбой, чтобы su mersed commandante de salteadores заглянул на минутку к ней.

Мартена рассмешил этот титул, явно придуманный девушкой. Догадывался, что её хозяйка назвала его просто picaro, или в лучшем случае jtfe de partida, что однако казалось этой хорошенькой малышке-морените слишком оскорбительным.

Прежде чем исполнить желание сеньоры де Визелла, ему захотелось выказать свою симпатию камеристке, которая не сводила с него глаз. Но не доверяя своему скудному запасу испанских слов, пригодных для этой цели, выразил её гораздо проще, запечатлев жаркий поцелуй на её полных, цветущих губках, и при этом убедился что выбрал верный путь и был вполне понят.

Сеньора Франческа приняла его, стоя посреди своей каюты, опираясь о спинку кресла, представлявшего своего рода защитный барьер между нею и корсаром. Была сдержанна и холодна. Жаловалась на на шум, крики и выстрелы, которые не дали ей уснуть. Требовала встречи с отцом, о судьбе которого и состоянии здоровья так беспокоилась. И наконец заявила, что её обокрали: в калабозо, куда её поместили, недоставало двух кофров с её личным гардеробом и бельем. Требовала найти их и немедленно-ей нужно было переодеться.

Мартен все это выслушал молча, глядя на её стройную фигуру, заслоненную до пояса спинкой кресла, на прекрасное лицо с тонкими чертами, застывшими в оскорбленном выражении. Ловил взгляд её глаз и пытался заглянуть в их черную бездну, словно надеясь, что обнаружит там что-то ещё кроме гнева и презрения.

И вот когда она кончила говорить, а он продолжал молчать, их взгляды на мгновение встретились, и Мартену показалось, что в черных зрачках мелькнули искорки усмешки. Лицо донны Франчески залил румянец, губы её чуть дрогнули.

Эта перемена длилась не дольше секунды, но за эту секунду Мартен вдруг понял, как сеньора де Визелла напоминает ему Эльзу Ленген, и волна воспоминаний тут же унесла его в прошлое.

Пообещав, что вечером оба кофра будут доставлены и состоится её встреча с доном Хуаном де Толоса, правда только на расстоянии, которое нужно сохранять между двумя кораблями в открытом море даже во время дрейфа, отвернулся и вышел, чтобы скрыть возбуждение.

Эльза Ленген, первая его любовь…Собственно-мимолетное увлечение, как скорее можно было назвать их короткую связь, будь он взрослее. Но Яну Куне, позднее прозванному Мартеном, было тогда всего семнадцать.

Познакомился он с нею в Антверпене, куда отец отправил его за квадрантом, заказанным у знакомого механика и часовщика Корнелиса, который несколько лет был помошником самого Тихо Браге. Но когда Ян Куна заявился в его мастерскую, оказалось, что Корнелис куда-то уехал и что несколько дней придется ждать его возвращения.

Ян не имел ничего против. Поселился в соседней гостинице “In den Reghen-boog” — “Под зонтиком” и как раз там впервые увидел Эльзу, когда та разносила кокебаккен-клецки из пшеничной муки, и подавала гостям бруинбир или кловер. Ее рыжие волосы сверкали, как полированная медь, а черные глаза были точно как у сеньоры Франчески де Визеллы. И полные чувственные губы-такие же. И похожая улыбка-и тогда, когда смеялась над его приставаниями, и когда сказала, что он люб ей…

Вначале он робел в “In den Reghen-boogh”. Это была одна из лучших гостиниц в городе, с большим обеденным залом и огромной стойкой, за которой царствовала толстая румяная буфетчица. В двух соседних залах принимали родовитых клиентов. На втором этаже и в мансарде находились номера для гостей, а в соседних флигелях-конюшни и жилье прислуги. Тут останавливались богатые купцы и даже большие господа, чьи кареты стояли на обширном подворье, но по большей части обитали состоятельные горожане, богатые ремесленники и шумные, самоуверенные офицеры испанского гарнизона.

Ян Куна сидел в углу у печки и терпеливо ждал, пока его обслужат. Но девушка, казалось, вовсе его не замечала, хоть он и подавал ей знаки, чтобы подошла. В конце концов, когда в третий раз она миновала его с кувшином пива в одной руке и миской дымящихся сосисок в другой, загородил ей дорогу.

— Я изнываю от голода и жажды, — заявил он, заглядывая ей в глаза. — Съел бы тебя с колбасой вместе, красотка.

— В самом деле? — удивилась она. — Ты не похож на людоеда.

— Если подашь мне доббель-кут и порцию жареной ветчины, оставлю тебя в живых.

— Подожди; возможно, что и получится, — ответила она.

Скоро принесла его заказ.

— Знаешь, а ты очень хорошенькая, — заметил он, пока она наливала ему пиво в оловяный кубок.

Прищурившись, она оглядела его сверху вниз.

— Нет, не знаю. Еще никто кроме тебя мне об этом не говорил.

— Как тебя зовут? — спросил он, не замечая её иронии.

— О, можешь меня называть Мария Стюарт, если хочешь.

— Найдется у тебя для меня свободная минутка?

— Нет, я работаю без перерыва весь день и всю ночь-двадцать пять часов в сутки.

— Над Шельдой я видел цирковой шатер; не желаешь сходить туда со мной?

— Желаю, но не с тобой.

— У тебя есть жених?

— Четверо.

Нет, разговор не получался, она только смеялась над ним. Когда, поев, отвалил ей большие чаевые, даже не поблагодарила.

— Приду вечером, — сказал он уходя. — Может, у тебя настроение будет получше.

— Можешь не торопиться, — бросила она вслед.

И точно-спешить было незачем: вечером она была не менее колючей и неприступной, чем днем. Не меньше-но все же раз или два он перехватил её хмурый взгляд, причем тогда, когда меньше всего на это надеялся: когда она обслуживала других клиентов у противоположной стены. Значит, он вызвал в ней некоторый интерес.

Назавтра был четверг-торговый день. Ян встал поздно и за неимением лучшего занятия пошел на рынок. Толкался между возами и прилавками, когда вдруг заметил Эльзу. (Знал уже, что зовут её Эльзой, так называла её толстуха, стоявшая за стойкой.)

Так вот, он увидел Эльзу, отчаянно торгующуюся из-за костяного, окованного серебром гребешка для волос. Стал проталкиваться к ней сквозь толпу, но пока пробился на место, она уже ушла, оставив гребень в руках упрямого торговца. Ян торопливо едва не вырвал его из рук, не торгуясь заплатил запрошенную цену и, расталкивая толпу зевак, помчался за девушкой, которая тем временем исчезла из виду.

Так и не найдя её, расстроенный вернулся в гостиницу. Но и тут его ждало разочарование: немногочисленных гостей, потягивавших пиво, обслуживала толстая конопатая подавальщица с кухни.

Спросив про Эльзу, узнал, что сегодня та ещё не приходила. Она либо в городе, либо у себя.

— А где она живет?

Девушка подозрительно взглянула на него.

— Как это где? Тут, по соседству-и показала на низенький домик, примыкавший к конюшне. — Живет у конюха, она его родственница.

Поблагодарив, Куна вышел на двор, заставленный каретами и телегами, из которых выпрягали лошадей. Не знал, как убить время. Заглянул внутрь карет побогаче, вспугнул кота, дремавшего на стеганом сиденьи какого-то большого ландо и наконец присел на уступе стены у въездных ворот.

Он уже подумывал, не заглянуть ли ещё раз в мастерскую Корнелиса, когда вновь увидел Эльзу. Та возвращалась домой.

Кивнув головой в ответ на приветствие, хотела его миновать, но он загородил путь.

— Купила другой гребень, Эльза? — спросил он.

Та удивленно уставилась на него, наморщив брови.

— Ты за мной шпионил? — спросила она. — Невелика будет польза.

— Я вовсе не шпионил, — возразил Ян. — Чего мне шпионить?

— Затем тебя сюда и прислали.

Пожал плечами.

— Короче: я купил для тебя тот гребень, — сообщил он, вынимая его из-за пазухи.

Машинально протянула руку, но тут же её отдернула. Взглянула ему в глаза, а когда улыбнулся, губы её дрогнули, словно невольно тоже хотели улыбнуться.

— Очень милый, — заметил Ян. — И будет тебе к лицу.

Ловко вставил гребень ей в волосы, прежде чем успела отступить.

— Взгляни-потянул её к дверям лакированной кареты. — Тут есть зеркало.

Открыв дверь, поднял её вверх, чтобы могла взглянуть.

Эльза была так поражена, что даже не протестовала, а увидев отражение в маленьком овальном зеркальце, не могла на него сердиться. Так ей хотелось иметь этот гребень!

— Прошу, пустите меня, — в конце концов попросила она, разрумянившись и смешавшись.

Ян, выполняя это желание, острожно поставил её на высокую подножку кареты; она же, опираясь на его плечо, вынула гребень из волос и вертела его в пальцах во все стороны, а потом, уступив искушению, воткнула снова и вновь поглядела в зеркало.

Взяв себя наконец в руки, соскочила на землю, после чего Ян Куна узнал, что подарок его хоть и принят, но ему не стоит рассчитывать на какие-то доказательства благодарности, и особенно ни на какую информацию о жителях Антверпена, посещающих гостиницу и харчевню “In den Reghen-boogh”.

Это последнее заявление показалось ему странным и смешным. Ответил, что обыватели Антверпена его нисколько не интересуют, за исключением мастера Фредерика Корнелиса, который как раз уехал. Что же касается горожанок, интересует его исключительно Эльза, причем гораздо больше, чем Корнелис, возвращения которого он ожидает. Изложив свое кредо, хотел подкрепить его поцелуем, но Эльза увернулась.

— В самом деле ты знаешь мастера Корнелиса?

Пришлось рассказать, с какой целью он приехал в Антверпен, и после короткого колебания помянуть, на чьей службе состоит “Зефир”.

— Ах, вот как! — воскликнула она. — А я думала… — она огляделась вокруг. — В Антверпене полно испанских шпионов, — шепотом сказала она. — Крутятся они и у нас “Под зонтиком”…

— И ты приняла меня за одного из них, — подхватил он смеясь. — Никогда бы не подумал, что похож на шпиона. Ты должна просить прощения!

На этот раз уступив, чмокнула его в щеку, но ему этого было мало. Он хотел еще. И своего добился.

В субботу она была свободна, и после обеда они пошли вместе на берег Шельды, где большой бродячий цирк разбил свои шатры. Они разглядывали зверей, кормили морковью верблюдов, зебр и слонов, а потом смотрели на выступления циркачей и акробатов, жонглеров, лошадей, прыгающих через обручи и клоунов, передразнивавших их всех, отвешивая друг другу увесистые пощечины.

Когда они покидали с толпой зрителей шатер, пахнувший конским навозом и выделениями собранных там зверей, шел снег, а туман так сгустился, что не стало видно дороги. Держась позади, они шли за теми, кто оказался достаточно предусмотрителен, чтобы взять с собой фонари.

Довольная толпа с веселыми криками и смехом медленно продвигалась вперед к мосту, переброшенному через крепостной ров, окружавший город. Оставалось ещё много времени до закрытия городских ворот, так что никто особенно не спешил, а густой снег, необычный в ноябре, вызывал только шутки: все лепили снежки и бросались ими наугад.

Тут сквозь шум забавы долетел бой колокола. Толпа остановилась и умолкла. Колокол бил тревогу, а потом к нему присоединились другие: на гигантской соборной башне, на церквях святого Якова, святого Андрея и святого Георгия. Над всем городом, от Бруннетор до Кёнигстор, начало вставать алое зарево пожаров…

Люди бросились вперед, перешли на бег. Поднялся гвалт, но совсем не веселый. Тревога охватила горожан; беспокойство за тех, кто остался дома, опасения за сохранность имущества; страх перед неизвестной опасностью.

Издалека, сквозь все нараставший колокольный звон, слышен был шум, крики, выстрелы из мушкетов. На стенах громоздкой черной массы цитадели, воздвигнутой герцогом Альбой, блуждали лучи фонарей, а потом оттуда долетел звук одиночного выстрела.

Никто не мог понять, что происходит: может быть, неожиданная атака кораблей и войск Вильгельма Оранского со стороны порта? А может быть восстание заговорщиков-восстание против испанцев, как в Брюсселе, Роттердаме и Флиссингене?

Толпа неслась вперед, к городским воротам, сгрудилась у рва, ринулась на мост и вдруг смешалась, взвыла, стала убегать назад в страшном переполохе, а из устья улицы вслед за ней выскочили испанские солдаты, рубя, коля и стреляя наугад.

Потрясенный крик заглушил все остальное. Те, кто были сзади и не понимали, что происходит, напирали вперед; те, которых убивали на мосту, сталкивали друг друга в воду, топтали других, падали под ударами и пулями солдат.

Яна и Эльзу в толкучке отбросили в сторону, между постройками и заборами предместья, тянувшихся вдоль вала до основания холма, на котором вздымалась цитадель. Когда на мосту началась резня, изрядная часть перепуганных людей кинулась следом, ища спасения от свистевших вокруг пуль. Некоторые метнулись по уходящей вглубь кривой, незамощеной улице, в надежде что этим путем достигнут в безопасности соседних ворот, прикрытых выдвинутым перед стеной барбаканом, который охраняли обычно местные ополченцы. Но тут и с той стороны послышались выстрелы, раздались крики раненых и вопли о помощи. Люди кинулись назад, спотыкались, падали и больше уже не подымались.

Внезапно на задворках начался пожар. Пылали деревянные амбары или, может быть, конюшни, чьи чердаки забиты были сеном и соломой, и в пламени показались фигуры испанских солдат, которые старались окружить толпу и отрезать ей путь.

Ян увлек Эльзу в тесный закоулок, которым намеревался попасть в чистое поле, но и там уже были солдаты. Те впопыхах разграбили какой-то дом побогаче-под окнами его ещё валялись распоротые подушки и перины и ломаная утварь-и теперь, войдя в раж или в отместку за сопротивление жителей подпустили огня, и из окон уже валил дым и пробивались кровавые отблески пожара.

В тот момент, когда Ян с Эльзой уже почти миновали дом, в выбитых дверях появилась пара вооруженных громил в высоких шлемах, облегающих куртках и полосатых штанах. Один из них заметил Эльзу и схватил её за руку, но Ян Куна тут же кинулся на него и свалил с ног могучим ударом в челюсть. Другой что-то крикнул, обернувшись назад, и кинулся на помощь своему компаньону, но у Яна в руках уже была алебарда, которую он успел вырвать у первого. Наотмашь ударил обухом, услышал треск лопнувшей кости и громкий вопль, и тут же-топот ног по ступеням и крики набегавших солдат. Глянул в выходу из проулка-оттуда тоже бежали враги.

— Назад! — крикнул Эльзе. — Живее!

Вырвались на главную улицу, теперь уже почти опустевшую, но устеленную мертвыми и ранеными. Солдаты, очевидно, занялись грабежами жилищ, откуда выбрасывали все пожитки и где убивали все, кто пытался сопротивляться, ибо только то тут, то там вдоль стен и заборов скользили редкие тени горожан, ищущих спасения в бегстве. На мосту, на дороге, идущей к лугам, где стояли шатры и фургоны цирка, тоже было пусто, если не считать тел погибших. Зато по ту сторону стены, в городе, гвалт не стихал, а зарево пожара охватило все небо.

Ян решил обойти город вдоль валов и взглянуть, что делается у южных ворот. Ему показалось, что там все спокойно; полагал, что волнения охватили только ближние окрестности цитадели, хотя по-прежнему ломал голову, с какой стати они возникли.

Эльза, бледная и перепуганная, уже немного отошла и заявила, что может идти сама, так что они спустились с холма и в полной темноте продвигались вперед, держась за руки. Снег падал и тут же таял на мягкой, изрытой земле. Не было видно дороги, так что шли они наобум, вязли в глине, спотыкались о борозды и межи, хлюпали по лужам и перепрыгивали канавы.

Через час наткнулись на обширное болото, которое пришлось обходить, и в конце концов заблудились среди зарослей и кустов над ленивой речушкой, вившейся между отмелями и омутами, образуя настоящий лабиринт.

Когда выбрались наконец на открытое пространство, зарево пожара над городом уже погасло, во всяком случае его уже не было видно, так что теперь они и не знали, в какой же стороне Антверпен.

Эльза была измучена и застыла. Ледяной ветер сек глаза снегом. Ян, обняв за талию, поддерживал её, иначе она идти не могла.

Наконец уже далеко заполночь они вышли на широкую дорогу, обсаженную деревьями, и миновав небольшую рощицу увидели какое-то строение на росстанях. Ян начал стучать в запертые ворота, но никто не отзывался, так что он взобрался на невысокий кирпичный забор и втянул за собой Эльзу, а потом помог ей спуститься во двор.

Там стояла мертвая тишина-видно даже пса не было в этой одинокой усадьбе. Но когда после безуспешных попыток достучаться Ян хотел разбить стекло, чтобы попасть в дом, кто-то шевельнулся в темных сенях, раздался какой-то шорох, блеснул тусклый свет, двери наконец чуть приотворились и в узкой щели замаячила согбенная старческая фигура.

Вначале тот так перепугался, что невозможно было добиться от него ни слова. Силился захлопнуть дверь, но Ян просунул за порог ногу и кое-как сумел его убедить, что он не злодей, а просто заблудился и ищет ночлега. Но старик все равно упирался. Был глуховат, и шамканье его едва можно было разобрать. Повторял все время, что хозяев дома нет а он никого не может впустить. Только вид серебряных монет одолел его опасения, хотя и не развязал язык. На вопрос, куда делись хозяева и когда вернутся, пожал плечами, но почувствовав в руке талер, проводил Яна с Эльзой в маленькую чистую комнату в мансарде, оставил им коптящий светильник а сам удалился вниз и утратил к ним интерес.

Комната, точнее небольшая мансарда с одним окном, видимо использовалась главным образом как кладовая или чулан, хотя у стены и стояла узкая кровать, а в углу темнела решетка очага. Там лежали несколько тюков с пером и шерстью, висели два овчинных тулупа, целый тюк полотна белел на тяжелом, окованном медью сундуке. Но было холодно. Так холодно, что Куна решил развести огонь.

— Схожу за дровами, — сказал он. — Может быть, удастся заодно раздобыть что-нибудь поесть.

Вернувшись с охапкой ольховой щепы, развел огонь.

— Будет хлеб и горячее молоко, — весело сообщил он и опять пошел вниз.

Эльза подумала, что не сможет проглотить ни кусочка. Сняв промокшую обувь, сидела на краю кровати, стуча зубами, хотя от очага тянуло теплом. Чувство страха все не оставляло её. Перед глазами маячили жуткие картины: кровь, трупы с рассеченными черепами, дикие жестокие физиономии пьяной солдатни, багровое зарево пожаров, потрясенные, кричащие женщины, дети, раздавленные толпой…

С того мига, как все началось там на валу, у стен, не промолвила ни слова, не кричала, не отвечала на вопросы, которые задавал ей Ян по дороге. Болезненная судорога сжала ей горло и не отпускала. В голове царила полная пустота; она только хотела, чтобы Ян ни на минуту не покидал ее; даже держала его за руку, чтобы быть уверенной, что он тут, близко, иначе боялась обезуметь от страха.

Только теперь к ней возвращалось сознание того, что произошло. И что все кончилось и теперь ей ничего не грозит. Но ещё не могла с этим освоиться.

“ — Мне ни за что не уснуть”, — думала она.

Хотела встать, но голова вдруг закружилась и она провалилась в бездонную пропасть. А на самом деле уснула тяжелым, но глубоким сном.

Пробудил её луч солнца, который заглянул в окно и проник сквозь смеженные веки. Она не знала, где находится. Только через некоторое время вернулось воспоминание о пережитом ужасе. Теперь она была одна, в чужом доме, в чистом поле! Ее охватило беспокойство.

— Может быть я ещё сплю? — растерянно подумала она.

Оглядевшись по комнате, рядом с кроватью увидела чью-то фигуру, растянувшуюся на полу под овчинным тулупом. С перепугу ей взбрело в голову, что это чей-то труп. Но тут же заметила, что тулуп слегка приподнимается и опадает.

— Ян! — пронеслось в голове.

Склонившись над ним, увидела его большие и сильные руки, руки, которые спасли её от самого страшного…

Теперь она едва не расплакалась, но смогла сдержать слезы. Присев рядом, осторожно приподняла тулуп. Не видела лица, закрытого плечом, но зато увидела и голову, и могучую шею, и чуть вьющиеся черные волосы, хотя не помнила, когда это успела их заметить. Ей снова захотелось плакать-от нежности к этому юноше, который её спас. Медленно, осторожно, чтобы не разбудить его, легла рядом и прижалась щекой к его волосам.

Он шевельнулся, повернулся и взглянул на неё с сонным удивлением во взоре. Потом на его усталом лице сверкнула та самая ослепительная улыбка, которая с самого начала не давал ей покоя. Обняв, притянул её к себе.

В гостиницу “Под зонтиком” они вернулись только к полудню. В городе после вчерашних столкновений, затеянных взбунтовавшимися солдатами, которыми не выплатили жалования, царило настроение беспокойства и ожидания. Магистрат заседал в ратуше, гонцов отправили в Брюссель и подали жалобу на коменданта гарнизона, который правда пообещал, что виновные будут наказаны, но сразу же после этого тайком уехал в неизвестном направлении.

По улицам шагали патрули, а разграбленный и частично сожженный квартал, прилегавший к цитадели, окружил кордон войск, прибывших из Мехельна. Ворота домов и лавки были заперты, окна закрыты ставнями.

Гостиница “In den Reghen-boogh” опустела; в зале только несколько постоянных клиентов-ремесленников-попивали пиво; зато не видно было никого из заносчивых испанских офицеров.

Хозяин, невзрачный мелкий человечек с меланхолическим выражением желтоватого лица, шепотом посоветовался со своей толстой румяной женой, как обычно царившей за стойкой, и потом низко кланяясь подошел к Яну Куне, чтобы сообщить, что мастер Корнелис этим утром вернулся. И при этом добавил, что Ян, разумеется, скоро покинет Антверпен, и что уже на рассвете отправляется почтовый дилижанс, который мог бы забрать его в Бреду.

Ян заявил, что ещё не знает, когда сможет уехать. Мысль о расставании с Эльзой его поразила; до того он об этом не задумывался; не пришло ему в голову, что то, что теперь их связывало, так быстро кончится. Но ведь он знал, что взять её с собой не сможет: возвращался на корабль к отцу.

“ — Пойду к Корнелису, — решил он. — Может быть, придется ещё подождать, пока он закончит квадрант.”

Так и сказал хозяину, избегая его настойчивого, хотя и покорного взгляда. Печальное лицо маленького человечка вытянулось ещё больше. Украдкой взглянув на жену, заявил, что сегодня заведение закроется с темнотой. Просил, чтобы Ян вернуся не позднее четырех.

Дом Корнелиса находился сразу за рынком, на средине узкой старинной улицы. Когда после долгих переговоров Куну впустил туда недоверчивый слуга, оказалось, что заказанный инструмент давно уже готов. Тем не менее Корнелис ещё раз тщательно осмотрел и проверил его, а потом педантично пояснил, как им надлежит пользоваться. Наконец, уложив квадрант в деревянный футляр, обитый войлоком, велел подать жбан ржаного пива и начал распрашивать Яна о новостях из северных провинций и о Миколае Куне и его последних похождениях.

Ян не мог отказаться от угощения, но не принял приглашения на ужин и ночлег, отговорившись ранним отъездом. Мысль об отъезде терзала его теперь непереносимо, хоть он с старался себя утешить тем, что вскоре сможет ещё раз попасть в Антверпен, что будет приезжать сюда часто, по крайне мере зимой, пока “Зефир” не выйдет по весне в первое плавание.

Был настолько расстроен, что не заметил внезапного беспокойства хозяина. Только когда Корнелис встал и подошел к окну, услышал далекий шум и гомон, похожий на гудение пчелиного роя.

— Что случилось? — спросил он.

Лицо Корнелиса было бледнее бумаги. Прежде чем он смог ответить, на улице громыхнуло несколько выстрелов, раздался крик, топот бегущих, ругань, звон разбитых стекол, грохот ломаемых ворот.

“ — То же, что вчера,” — подумал Куна.

Сквозь тяжелые шторы на окнах пробивалось кровавое зарево.

— Горит рынок, — выдавил Корнелис. — Испанцы…

Ян его уже не слышал. Ледяная рука сдавила ему сердце. Сорвавшись с места, подгоняемый злым предчувствием выбежал он на лестницу, а оттуда вниз, в мрачную тьму …

Прошло несколько минут, пока он выбрался на улицу, но о том, чтобы пробиться к гостинице кратчайшим путем через рынок и речи быть не могло. Толпа испанских солдат забавлялась там стрельбой по окнам и мордованием любого, кто попадал к ним в руки. Отряды, присланные из Мехельна, присоединились к беспорядкам, грабили и жгли город наравне с местными, а их офицеры тоже не оставались в тени. Ян не добрался даже до рынка, когда вынужден был вернуться: заметив, кинулись за ним, как свора псов за лисом.

Вовремя поняв, что при таком перевесе сил схватка неминуемо закончится его поражением, метнулся в первый же переулок и припустил что было сил, подгоняемый свистом мушкетных пуль, пока упершись в стену не перескочил её одним махом и не оказался в лабиринте сараев, загородок, пристроек, штабелей досок, бочек, кирпича какого-то большого склада. Крутился между ними, не находя выхода, пока случайно не наткнулся на кучку перепуганных людей, которые указали ему направление.

Вылез через дыру в высоком заборе и огляделся. Стоял над глубоким вонючим каналом, в котором шумела темная, пенистая вода. Двинулся вдоль него по узкой коварной тропке, перешел кладку, снова оказался на узкой улице и вновь в её конце заметил зарево пожара.

Бродил он так с час, избегая встреч с бандами солдат, продираясь сквозь пылающие закоулки, дымящиеся пепелища и перебегая вымершие площади. Клубы дыма стелились над землей, смрад пожарищ бил в ноздри, крики вздымались и опадали, гремели колокола, раз от раза то тут, то там возобновлялась беспорядочная стрельба. Дважды ему приходилось пробиваться с боем, когда неожиданно попадал в окружение солдат. По счастью те были пьяны и уже извели все патроны, так что ему удалось с ними справиться с помощью дубины, которую отнял у какого-то головореза. Наконец добрался на другую сторону рынка, в те кварталы, где уже немного ориентировался. Но теперь их вид потряс его до глубины души: ослепшие окна без стекол, закопченные клыки труб, торчащих посреди закопченых стен без крыш, трупы на улицах…

Волна резни, грабежей и опустошения прокатилась здесь, оставляя за собой смерть и руины. Что же стало с Эльзой?

Ускорив шаги, он наконец увидел большой, приземистый дом с распахнутыми настежь воротами, над которыми дугой сверкала золотая надпись “In den Reghen-boogh”.

В спускавшихся сумерках заметил, что окна целы и не заметно следов пожара. Колебался, войти вначале в ресторан, или искать Эльзу в каморке, где оставил её, отправляясь к Корнелиусу. Нигде не было ни огонька. В конце концов помчался наверх, и с замиравшим сердцем остановившись перед запертыми дверьми, постучал.

Никто ему не ответил, потому нажал на ручку и вошел. Маленькая комнатка, обычно чистая и ухоженная, была обыскана видимо наспех, а раз ничего ценного там не было, грабители убрались, оставив только раскиданные вещи и грязные следы на полу.

Удостоверившись в этом, Ян вернулся во двор и черным входом вошел в зал. Там было темно. В сенях между кухней и буфетом в луже засохшей крови лежал, свернувшись клубком, малыш-хозяин. Он уже застыл и окоченел. Куна попытался повернуть его навзничь, но застывший труп качнулся на скрюченной спине и с глухим стуком упал в прежнее положение.

В обеденном зале за перевернутой стойкой среди осколков битого стекла и глиняной посуды, на своем обычном месте сидела буфетчица. Не поникни голова её так низко на грудь, можно было подумать, что она просто ждет гостей. Если бы не голова-и если бы чуть ниже головы не торчало обломанное древко пики, которой несчастная женщина была пригвождена к стене…

Куна в тот момент не в состоянии был оценить страшную картину. Не думал, не возмущался, не испытывал никаких чувств кроме дикого ужаса-ужаса перед тем, что его ещё ждало: Эльза…

Ее он нашел в боковой нише.

Полуголые тела двух кухонных подсобниц, истерзанные, избитые, поруганные. И она…Испанцы, видимо, позабавились в своем духе, а потом перерезали им горло…

Он застыл на месте, словно врос в землю. Не замечал, как проходит время. Болезненная судорога свела ему челюсти, стянула все мышцы, сдавила сердце так, что кровь в жилах едва не перестала течь. Боль пронизывала его мозг, раскалывала череп, проникала до мозга костей, а окружавшая его тьма казалось, плывет вокруг все быстрее и быстрее, до головокружения. Тут сквозь шум в ушах он уловил какой-то шум, что-то двигалось в темноте, шуршало и бегало у его ног; какой-то мелкий силуэт тенью промелькнул мимо посиневшего лица Эльзы, замаячил на фоне её волос.

Куна наклонился. Две крысы, испуганные его движением, шмыгнули по сторонам. Он содрогнулся от отвращения, покачнулся и едва не упал.

Это привело его в чувство. Пав на колени возле тела девушки, осторожно подсунул руку ей под голову, поднялся и взяв на руки застывшее тело, наощупь выбрался с ними на двор.

Похоронил он её под кустом бузины в маленьком садике под окнами комнаты, в которой жила. При свете зарева пожаров, догоравших на рынке, засыпал могилу. Потом пешком отправился в сторону Бреды.

С той поры-уже четыре года-ни разу не был в Антверпене. В тот же год потерял отца и сам стал командовать “Зефиром”. Пережил и эту утрату; в приключениях, битвах и опасностях юноша стал мужчиной.

Время шло. Воспоминания стирались, бледнели и возвращались все реже, в каких-то особых ситуациях-как в тот день, когда сеньора Франческа де Визелла вдруг улыбнулась ему улыбкой Эльзы Ленген.

Глава VI

Кофры сеньоры де Визелла нашлись в каюте “Кастро верде” и были переправлены на “Зефир” под личным наблюдением шевалье де Бельмона.

Помимо этого шевалье де Бельмон привез с португальского корабля две колоды карт для раскладывания пасьянсов. Прекрасные, рисованные вручную французские карты с портретами королей-Давида, Александра, Цезаря и Карла Великого, и дам-Минервы, Юноны, Рашели и Юдифи.

Бельмон намеревался найти им лучшее применение, а именно-заинтересовать Мартена игрой в монте, что ему и удалось.

“Ибекс”,“Кастро верде” и “Зефир” медленно плыли, лавируя под ветер, то восточным галсом, то северо-западным, не встречая на своем пути ни одного судна. Солнце всходило где-то в стороне африканского берега, катилось по безоблачному небу и уходило за горизонт на западе, чтобы уступить место луне и звездам. Ночи и дни тянулись над океаном, похожие друг на друга как близнецы, а Мартен и Бельмон предавались азарту.

Счастье не улыбалось капитану “Зефира”. Преде чем они миновали острова Зеленого мыса, проиграл весь запас золота и большую часть своей доли в богатой добыче, какой после всех подсчетов оказался груз “Кастро верде”. К Канарским островам успел частично отыграться, но когда раззадоренный минутным везением удвоил ставку, потерял почти все. И в результате на траверзе мыса Сан Винсент шевалье де Бельмон стал состоятельным человеком, а у Мартена остался только “Зефир”, изящный пистолет да доля в предстоящих доходах от продажи груза.

Бельмон знал, что Мартен слишком любит свой корабль, чтобы на него играть; не принял бы игры на пистолет, который во-первых был слишком мелкой ставкой на фоне проигрыша, во-вторыхедва не подарком от него самого, и в третьих-как он думал-с самого начала приносил неудачу. Оставалась доля от продажи “Кастро верде”, но эту неизвестную ещё сумму Мартен предназначал на перевооружение “Зефира”.

Шевалье де Бельмон был расстроен. И даже почти искренне. Во всяком случае он предпочел бы, чтобы Ян хоть немного отыгрался. Не слишком, разумеется; лишь настолько, чтобы не возвращаться с пустыми руками. Но Мартен не хотел играть в кредит.

Тогда Бельмон припомнил о пленниках-о сеньоре де Визелла и её отце. По договоренности с капитаном Уайтом выкуп за этих двоих должен был достаться Мартену, в то время как Уайт должен был получить выкуп за Диего де Ибарру и Формозо да Лянча.

Ах, да-была там ещё та хорошенькая горничная, muj linde morenita. Она также досталась Мартену.“ — Душой и телом, — усмехнулся он. — Это приносит удачу!”

Решил, что если Мартен согласится сыграть на выкуп Хуана де Толосы и его дочери, то он, Бельмон, со своей стороны поставит на кон две тысячи гиней. И… — и что он проиграет! Исключительно в знак симпатии к капитану “Зефира”.

Но Мартен вдруг утратил интерес к игре. Заявил, что на Франческу играть не будет, даже если Бельмон поставит весь предыдущий выигрыш.

— Ты же не рассчитываешь на ещё больший выкуп за эту даму? — спросил шевалье, удивленный его отказом.

— Я вообще не рассчитываю на выкуп, — ответил Ян. — И не намерен его требовать.

— Так что же ты с ней сделаешь? С ними троими, — поправился тот. — Ведь через пару месяцев их будет трое: сеньор Хуан, его дочь и внук или внучка.

Мартен принужденно усмехнулся.

— Увидишь, — сказал он. — Скоро увидишь. Еще до того, как это произойдет. Может быть даже завтра.

Весь следующий день они плыли круто под ветер на восток, ни разу не меняя курса. Мартен почти не показывался на палубе, сдав командование Бельмону, которому выдал соответствующие указания. Только под вечер, когда как обычно “Ибекс” и “Зефир” приблизились к “Кастро верде”, вызвал к себе капитана Уайта и заперся с ним на полчаса в своей каюте.

Бельмону это совсем не понравилось; он даже несколько обеспокоился, хотя и не подозревал Мартена в каких-то злых намерениях. Полагал, что знал его уже насквозь и что Ян не способен был насильно добиваться возврата денег. К тому же для этого он не нуждался бы в помощи Уайта, имея под рукой всю команду. Но не намеревался ли тот избавиться от него каким-то более жестоким образом? Нет. Насколько шевалье де Бельмон разбирался в людях, Ян Мартен был не из таких. Тут речь не шла ни о проигрыш, ни о его персоне. Но в таком случае-о чем?

Когда Уайт после этого совещания захромал через палубу к ожидавшей шлюпке, Бельмон перехватил его хмурый взгляд и заметил, что старый корсар незаметно сплюнул в сторону и украдкой перекрестился. Значило ли это, что разговор с Мартеном все же касался его персоны, или такая реакция Уайта не имела с ним ничего общего?

Пожал плечами. Что за черт!

И тут услышал, как зовет его Мартен. Увидел его могучую фигуру в дверях каюты. Машинально нащупал рукоять ножа, который торчал за поясом, и приблизившись с деланной небрежностью спросил:

— Меняем курс, капитан?

Мартен покачал головой.

— Еще нет. Подождем его превосходительство. Сейчас его привезут.

— О! Значит ты решился…

— Решился, — перебил его Мартен. — Хочу, чтобы ты приказал поднять все паруса, как только сеньор де Толоса взойдет на палубу. Пойдем дальше тем же курсом. До тех пор, пока это будет возможно, — добавил он с таинственной усмешкой.

— До самого берега? — рассмеялся Бельмон.

— Вот именно. Это возьми на себя. Мне нужно предупредить женщин.

Отвернувшись, Ян исчез за дверью.

“Зефир” шел левым галсом прямо на восток, накренившись под напором ветра, наполнявшего высокую пирамиду белых парусов. Шум воды и шипение пены поднимались и затихали в такт с накатом океанской волны, рассекаемой носом корабля, украшенным под бушпритом фигурой крылатого юноши, увенчанного цветами. Лунная дорожка лежала на воде как узкая серебряная лента, и казалось оседала серебристой пылью на палубе, которую вновь и вновь сметали черные тени мачт.

“Ибекс” и “Кастро верде” давно уже исчезли из виду, направляясь на северо-запад и все быстрее удаляясь от них. Зато далеко впереди по курсу “Зефира” становилась все заметнее темная полоска земли.

Мартен и Бельмон стояли за плечами Томаша Поцехи, который сам стал к штурвалу, ни на миг не отрывая взора от береговой черты. Главный боцман “Зефира”, казалось, вырастал прямо из квадратного возвышения за штурвалом. Его мощные ноги, обнаженные до колен, были покрыты густой кучерявой растительностью, а в глубоком вырезе рубахи из грубой парусины та же светлая поросль напоминала внутренность распоротого матраса.

Ниже, на палубе, сидели на корточках у фальшборта матросы, отобранные капитаном для особого задания. Курили, или жевали табак, время от времени разражаясь проклятиями, что должно было облегчить им выражать свои мысли. В темноте сверкали только глаза и зубы при взрывах смеха от очередной удачной шутки.

Парусный мастер Герман Штауфль стоял среди них, опираясь плечами на фальшборт, и поглядывал сверху вниз, прислушиваясь к разговору. Невинный детский взгляд, гладко выбритая шарообразная голова с падавшим на лоб чубом и румяное лицо придавали ему добродушный вид, делая похожим на сельского священника. Но шесть одинаковых тяжелых ножей с костяными рукоятками, торчавших у пояса на левом бедре, говорили о том, что служение господу не было главным его занятием и призванием. Люди с “Зефира” очень любили его за невозмутимость, которой он отличался даже когда остальные впадали в смятение и растерянность. Умел поддержать настроение и подбодрить, хотя, казалось, был немногословен и с виду не слишком умен. При этом возбуждал изумление своей ловкостью в метании ножей, хотя и не похвалялся этим искусством без нужды.

Теперь ему предстояло командовать шлюпкой, в которой Мартен намеревался отправить на сушу своих пленников-португальских hombres finos.

Беседа шестерых матросов, выбранных для этой цели, как раз и касалась “благородных господ”. Спор шел уже не меньше часа, шел хаотично и наивно. Каждый старался убедить остальных не столько силой аргументов, сколько силой глотки. Спорили они собственно о том, чем “сильные мира сего” отличаются от простых смертных. Преобладало мнение, что только размером состояния и как следствие этого-отсутствием всех проблем и необходимости зарабатывать на жизнь. Но не все с этим соглашались, а некий Тессари, наполовину итальянец, наполовину англичанин, прозванный Цирюльником за свои парикмахерские и фельдшерские таланты, заявил:

— Попробуйте дать хотя бы Барнсу даже сто тысяч фунтов-все равно никогда ему не стать джентльменом. Даже мыться не будет!

Перси Барнс, слывший самым отчаянным грязнулей на “Зефире” и носивший потому кличку “Славн”, нисколько не обиделся, но за ответом не постоял.

— Цирюльник-то в этом разбирается, ха-ха-ха! — выкрикнул он. — Что вы хотите? Он вращался ведь исключительно среди господ-всем пекарям и мясникам у себя в деревне брил бороды, а портным даже кровь пускал!

Все грохнули от смеха, лишь Тессари даже не улыбнулся. В его чуть прищуренных глазах блеснула искра гнева-и тут же погасла, уступая место холодной иронии, которая была обычным их выражением. Цирюльник взирал на свое окружение на такой манер, словно родился с безмерно превосходящим всех жизненным опытом и с безграничным всепрощением для всех остальных людей на свете.

— Я видывал в жизни больше hombres finos, чем ты мясников и пекарей, — заметил, когда все успокоились. — И все они слеплены из того же теста, из которой Господь Бог вылепил и всех нас.

— Вот и выходит по-моему! — крикнул Перси.

— Не совсем, — возразил Цирюльник, — ибо в то тесто, из которого тебя лепили, вместо капельки разума добавили неизвестно зачем кучу грязи и мусора. Ты вырос в сточной канаве, Славн, и пропах помоями. А hombres finos…

— Знавал я и таких господ, что валялись в канавах, — заметил кто-то.

— Но в основном нам за них приходится это делать, — заметил молодой парнишка, которого недавно из юнг перевели в матросы.

— Ну, ты ещё не много наработал, — буркнул боцман. — И притом не задаром!

— Точно! — подтвердил Перси. — Вернешься, братишка, с толстым кошельком! Все дамочки в Лондоне так на тебя и слетятся! Если сам не справишься, возьми меня в помощь-я тебя научу, как с ними обращаться.

— Покажи ему сегодня, будет две на выбор, — иронически процедил Цирюльник.

— Эх-ма! Если б я только захотел, — заявил Перси, — они бы из-за меня ещё подрались! Только я предпочитаю блондинок.

Снова все рассмеялись, и когда Перси начал подтрунивать над молодым матросом, расписывая достоинства тех самых блондинок, смех нарастал волной и наконец закончился взрывом громкого хохота, напоминавшего конское ржание или ослиный рев. Матросы хлопали друг друга по плечам, падали вперед или задирали покрасневшие физиономии к небу, утирая тыльной стороной ладони слезы, стекавшие по щетинистым щекам. Герман Штауфль трясся, не в силах перевести дух. Даже Поцеха оторвал на миг взор от горизонта и с любопытством покосился на них, а шевалье де Бельмон двинулся в их сторону. Сбежав по трапу, поднял руку, словно пытаясь этим жестом их утихомирить.

Перси, довольный таким успехом, триумфально озирался вокруг, обдумывая новую забористую шутку, но выдать её уже не успел-Бельмон категорически потребовал тишины.

— Мы вблизи от берега, — добавил он, — если будете так ржать, накликаете сюда весь португальский флот.

Велел погасить трубки и приготовиться к высадке. Потом отозвал в сторону Штауфля и вполголоса начал объяснять тому детали предприятия.

— Я дарую вам жизнь и свободу, — говорил тем временем Ян Мартен, глядя прямо в глаза его превосходительству королевскому наместнику дону Хуану де Толоса. — Вас высадят неподалеку от Лиссабона, на мысе да Рока. На всякий случай я дарю вам ещё и пару пистолетов. Вместе с вами отпускаю двоих матросов с “Кастро верде”. Им обещано, что вы вознаградите их за помощь в пути или застрелите при попытке ограбить вас или оставить на берегу. Вы понимаете меня, экселленц?

— Мне кажется, понимаю, — ответил Толоса. — Хотел бы только сказать вам…

На миг умолк. Наморщил брови, вертикальная складка перерезала его гладкий белый лоб, жилки на висках напряглись. Опустил глаза, словно не в состоянии найти нужные слова.

Что он мог сказать этому необычному авантюристу, который даровал ему больше, чем он, вельможа из вельмож, мог даровать тому? Знал, что Мартен делает это не из боязни мести или в ожидании награды, и даже не для того, чтобы застраховаться на будущее, добившись его симпатии и протекции на случай каких-то недоразумений. Нет, он не требовал ничего, даже благодарности. Ничем нельзя было отплатить ему за эту милость, и вместе с тем её нельзя было отвергнуть. Что за унижение!

Взглянул на Мартена, который, казалось, терпеливо и даже с некоторым любопытством ожидал завершения начатой фразы. Взгляды их скрестились словно шпаги противников в поединке. Но гордый старец знал, что поединок этот проиграет. Был вне себя. Лицо его покрылось слабым румянцем.

— Благодарю, — хрипло выдавил он. — Благодарю от имени моей дочери. Будь я тут один, предпочел бы смерть, чем…

— Ваше превосходительство забывает, что и в таком случае право решать принадлежало бы мне, — прервал его Мартен. — Что же касается сеньоры де Визелла, то полагаю, что благодарите вы меня вопреки всякому её желанию. Она бы предпочла утопить меня хоть в ложке воды на прощание, хоть я и не причинил ей никаких обид.

И небрежным жестом словно отодвинул в сторону этот несущественный вопрос.

— Прошу вас только об одном, — с нажимом продолжал он. — О сохранении полной тишины по дороге на берег. Я отправляю вас со своими людьми и хочу, чтобы они вернулись целы и невредимы. И только.

Слегка поклонившись, вышел. Минуя узкий коридор, казалось, слышал голос Франчески, произносящий его имя, но не остановился и даже не повернул головы.

Войдя в свою каюту, прошелся взад-вперед, остановившись у окна, откуда мог окинуть взглядом всю палубу и весь морской простор до самого горизонта.

Пространство это теперь не превышало двух миль. Замыкали его черные, обветренные скалы да Рока с голой, поблескивавшей в лунном свете скалой Ойрас. Берег выглядел неприступно и дико, но Бельмон, который хорошо знал эти места, утверждал, что там есть удобное место для высадки, а поблизости-две рыбацких деревушки. Он даже набросал план дороги, ведущей к одной из них, и вручил его португальскому боцману с “Кастро верде”, которой должен был служить проводником. Оттуда в Лиссабон уже можно было без проблем попасть за несколько часов, едучи на ослах или даже в запряженной мулом повозке.

Бельмон, кстати, не советовал Мартену подходить к берегу так близко от Лиссабона. Португальские и испанские корабли днем патрулировали прибрежные воды, охраняя от возможных десантов корсаров дороги, ведущие в столицу, и гоняясь за контрабандистами, ночь же пережидали, укрывшись в бухтах. Но Мартен уперся, что высадит своих пленников именно тут.

Хотел подойти к берегу так близко, чтоб держать его под прицелом пушек “Зефира” и в случае надобности открыть прицельный огонь по любому нападавшему, который осмелится их атаковать. Правда, отдавал себе отчет, что если подойдет так близко, то под завесой скал потеряет северо-восточный ветер и попадет в ловушку. Значит нужно было хорошо рассчитать поворот в нужном месте, а для этого он должен был в эти минуты находиться на палубе, а не в своей каюте.

Но он все тянул. Встретившись с сеньором де Толоса, надеялся увидеть и его дочь и-быть может-еще раз увидеть её улыбку-ту, какой когда-то улыбалась ему Эльза Ленген.

Но его ожидало разочарование: Франческа все время оставалась в соседней каюте, отделенной тяжелой бархатной портьерой. И показываться не собиралась. Предпочла не видеть его. Он конечно ошибался, когда вдруг решил, что она произнесла его имя.

И тут оно прозвучало прямо за его спиной. Вздрогнув, обернулся-она стояла рядом! И улыбалась! Улыбалась именно так, как он представлял себе!

Ян был так поражен и растерян, что не мог сказать ни слова и вначале не понял, что говорят ему. Только потом смысл её слов начал проникать в его сознание. Смысл…и тон, которым эти слова были сказаны.

Понял, что она благодарит его за благородство и бескорыстность, — но таким образом, как благодарят конюха за хорошее содержание карет и лошадей, или повара-за удачный обед.

Да, она была уверена в себе и горда, хоть при этом и любезна, и явно хотела дать ему понять, что принимает во внимание его добрую волю и готова забыть о разбойном нападении на “Кастро верде”. Зашла даже так далеко, что пообещала уговорить своего мужа, губернатора Явы, чтобы Мартена приняли на службу, причем “Зефир” был бы предназначен исключительно для услуг супругов де Визелла.

Мартен отупело уставился на нее. Ярость, гнев, оскорбленная гордость забурлили в нем. Но последнее обещание показалось ему столь забавным, что внезапно вызвало настоящий пароксизм смеха. Он смеялся все громче и громче, хлопая руками по бедрам и топая ногами, пока, наконец, согнувшись пополам, не схватился за живот, словно внутренности лопались от избытка веселья.

Сеньора де Визелла перепуганно уставилась на него, не понимая, что произошло. Ей пришло вдруг в голову, что он сошел с ума, и перепугавшись ещё больше, шаг за шагом начала отступать к дверям. Но он вдруг наконец успокоился и, сдерживая новый приступ хохота, сумел выдавить срывающимся голосом:

— Соизвольте, мадам, присесть и…и теперь выслушать меня.

Придвинув ей кресло, оперся руками о стол и заговорил, переведя дух.

— Вы ошиблись. И ошибка эта была столь забавна, что…Приношу мои извинения: просто не мог удержаться. Вы ошиблись, принимая меня, Яна Мартена, вольного корсара, за кого-то совершенно иного. Я ведь тоже ошибался. Мне казалось, что вы похожи на одну девушку…Но это оказалось заблуждением. Я буду невежлив, но откровенен. Я-то думал, что у вас достанет ума в вашей хорошенькой головке и чувства в сердце,, чтоб понять мое поведение. Но и тут, и там, видимо, пусто. Так что-как вы поняли-в слуги я не гожусь.

Он умолк и уставился в окно. Хотел высказать ещё что-то, что задело бы её, ранило до глубины души. Подумал, что должна благодарить своего мужа, от которого забеременела, иначе…Иначе он, Ян Мартен, взял бы это на себя. Спала бы с ним все ночи, проведенные на “Зефире”, и никто б её согласия не спрашивал. Только на это она и годна-больше ни на что!

Но то, что увидел он, на миг обернувшись, удержало его от лишних слов. Черные скалы да Рока вздымались из моря, заслоняя горизонт, и “Зефир” летел к ним как на крыльях, скользя по ласковой волне.

— А теперь идите к отцу, — торопливо бросил он. — Выходите на палубу. Сейчас будем спускать шлюпку!

И выбросив её из головы, выбежал из каюты, став рядом с Бельмоном, который напряженно вглядывался в гигантские береговые скалы. Базальтовая стена бросала на воду тень, и нос корабля уже погрузился в нее, казалось, влекомый неведомой силой.

— Круче к ветру? — спросил Бельмон почти шепотом.

— Еще круче! — подтвердил Мартен.

Поцеха беспокойно оглянулся на них.

— Так держать! — громко повторил Мартен.

— Есть так держать, — буркнул Поцеха.

Мартен вызвал плотника и Штауфля, и когда те показались внизу на шкафуте, спросил, все ли готово.

— Да, — подтвердил Ворст, тараща единственный глаз. — Все на палубе. Шлюпка висит на блоках.

— Нужно её спустить, когда корабль снизит скорость на повороте, еще прежде, чем ляжем в дрейф, — сказал Мартен, глядя сверху на его физиономию, покрытую рубцами и рябую от оспы.

Ворст кивнул, переступил с ноги на ногу и толкнул локтем Штауфля.

— Ну, что там? — спросил Мартен.

— Да девчонка, — буркнул парусный мастер. — Не хочет садиться в шлюпку. Говорит, что останется здесь.

Мартен щелкнул пальцами.

— А, черт! — выругался он.

Снова глянул на берег и заколебался. Вершина скалы Ойрас, казалось, нависала над мачтами “Зефира”; становилась все ближе, казалось так близко, что с марса фок-мачты можно было коснуться её рукой, протянутой в темноту. А корабль все плыл вперед, подгоняемый слабеющим ветром, который наполнял паруса ласковым дуновением.

“ — Успею,” — решил Мартен.

— Приготовься к развороту, — велел он Бельмону.

Сам сбежал по трапу на палубу к шлюпке, уже вывешенной на развернутых внутрь шлюпбалках, так чтобы в любой момент можно было вывалить их за борт и спустить лодку на воду. Двое португальских матросов и сеньор де Толоса с Франческой сидели уже на банках. За ними разместили багаж и кофры сеньоры де Визелла. Ее горничная Хуана стояла в стороне, спрятав лицо в ладонях, хотя это совсем не мешало ей видеть, что происходит вокруг, ибо только Мартен приблизился, ухватилась за его руку.

— Querido! — услышал он страстный шепот. — Позволь мне остаться! Я боюсь…

— Тебе нечего бояться, — отрезал он. — Я ничего тебе не обещал и ни о чем не просил. Сама пришла ко мне. Но теперь должна уйти с ними. Ты же говорила, что тебя ждет жених…

— Я знать его не хочу, — перебила она. — Зачем ты гонишь меня? Я тебе больше не нравлюсь? Надоела? Приелась за несколько дней?

— Ничуть! — со смехом возразил он. И солгал: — Но и меня кто-то ждет там, куда я плыву. Мы должны расстаться. Будь счастлива и сохрани это на память, — втиснул ей в руку перстень, сняв его с пальца.

Потом обхватил её за талию, поднял как перышко, она же обняла его за шею и прижалась мокрой от слез щекой к его лицу.

— Будь счастлив, querido, — шепнула сквозь слезы, когда оказалась в шлюпке. — Никогда я тебя не забуду…

Сеньора да Визелла недовольно отвернулась. Мартен в этот миг показался ей просто отвратителен. Как она могла сравнивать этого picaro со своим мужем? Как могла хоть на миг поддаться его вульгарному обаянию? Восхищаться им! Думать о нем так, как не раз думала, пока он и эта глупая Хуана…

Пламя стыда и унижения обожгло её лицо. Не знала, куда спрятать глаза, чтобы не встретиться с ним взглядом. Но он на неё и не смотрел: все его внимание было занято сейчас черной стеной скал да Рока.

Когда “Зефир” начал медленно заваливаться влево, теряя ход на гладкой полосе неподвижной воды, Мартен приказал обрасопить паруса. В мертвой тишине, окружавшей теперь корабль, раздавался только легкий трепет парусины и затихающее шипение пены вдоль бортов. Крутые скалы Ойрас, вздымавшиеся над мачтами как мрачный гигант, закрывали небо, гася звезды. Берег скользил все медленнее, удаляясь от бушприта и переходя по дуге на правый борт. Наконец, когда уже невозможно было различить никакого движения, и корабль закачался на месте, Мартен скомандовал:

— Шлюпку на воду!

Не повысил голоса, но эхо все же повторило его слова; отразившись от скал, они пролетели над палубой, и им тут же стал вторить легкий скрип смазанных блоков, словно и там, в темной горловине невидимой бухты тоже спускали шлюпку.

Плеснула волна, заскрипели весла, тень шлюпки замаячила на темной воде и стала удаляться, отмечая свой путь слабым светящимся следом.

Как не напрягал Мартен взгляд вслед шлюпке, скоро все равно потерял её из виду. Велел переложить руль на другой борт и обрасопить реи так, чтобы “Зефир” лег в дрейф. Потом на палубе снова воцарилась тишина.

Миновали четверть часа, полчаса, час. Небо на востоке посветлело. Звезды над Ойрас поблекли. Несколько чаек пролетели над неподвижным кораблем; две-три сели на воду. Ветер, казалось, совсем стих и полотнища парусов беспомощно повисли, время от времени чуть трепеща, будто пробираемые ознобом на зябком рассвете.

Мартен начал терять терпение. Если высадка прошла нормально, Штауфлю пора было возвратиться. Где он застрял?

Со стороны суши не долетало ни звука. Заря все решительнее разгоняла предутренний сумрак и ночь, все ещё полная сонной неги и покоя, отступала, скрываясь у берега, среди скал да Рока, ища убежища в их тени.

Тут один за другим грянули два пистолетных выстрела. Звук их, многократно помноженный эхом, раскатился по берегу, сотрясая воздух. Сразу после этого раздался громкий пронзительный вопль и снова эхо понесло его туда и обратно, туда и обратно, как волну прибоя.

Люди на палубе беспокойно зашевелились, начали перешептываться, ища какого-то знака или сигнала на берегу. И он появился: на фоне темных скал блеснул огонь, заклубился дым!

Почти тут же заметили возвращающуюся шлюпку. Шесть весел торопливо пенили воду; рулевой на корме сгибался и выпрямлялся в том же лихорадочном ритме.

— Предательство! — воскликнул Бельмон. — Развели огонь, чтобы привлечь внимание патрульных кораблей. Но откуда у него оружие?

— Я дал Толосе пару пистолетов на всякий случай, — ответил Мартен. — Не доверял матросам с “Кастро верде”. Ему доверился…

— Корабль по правому борту! — крикнул кто-то с носа.

Мартен и Бельмон посмотрели направо. Из-за северного края да Рока медленно выплывали паруса большого фрегата, с трудом маневрировавшего на последнем дуновении ночного бриза.

Но это ещё не все: с юга, из залива Таг, выходили два других корабля, до сих пор скрытые за далеко выдававшимся мысом. Эти шли полным ветром и очевидно не хотели потерять его, приближаясь к берегу: держали курс прямо на запад, где открытое море явно рябило под свежим ветром.

Мартен сразу понял опасность, угрожавшую “Зефиру”. Фрегат, маневрировавший по правому борту, отрезал ему путь отхода вдоль берега на север; на юге открывался залив-подход к Лиссабону, откуда в любой момент мог показаться хоть весь португальский флот, а те два корабля, что вышли оттуда, отрезали отход на запад, причем были уже в открытом море, где могли развить полный ход. В то время как “Зефир”, прикрытый скальным массивом да Рока, мог ещё идти под парусами благодаря исключительным достоинствам своих обводов и парусного вооружения, но уже утратил лучшие качества, на которые рассчитывал Мартен, помня о ночном бризе, тянувшем с суши. Вдобавок шлюпка была ещё далеко и приближалась довольно медленно несмотря на отчаянные усилия гребцов. Возникало опасение, что прежде чем она доберется до борта “Зефира”, стихнет последнее дуновение и настанет мертвый штиль, а тогда…

Бельмон понимал это ничуть не хуже, а беспокойные взгляды Томаша Поцехи да и других моряков говорили о том, что и они верно оценивают ситуацию.

Мартен чувствовал на себе эти взгляды и знал, что все напряженно ждут его решения; что без колебаний выполнят любой его приказ. Прикажи он сейчас поднять все паруса, может быть и успели бы ещё проскользнуть между португальскими кораблями за пределами досягаемости их орудий. Но тогда пришлось бы команду шлюпки бросить на произвол судьбы. Это означало обречь на смерть Германа Штауфля и шестерых матросов.

Снова взглянул на них. Гребли те как сумасшедшие, у носа шлюпки вскипал бурун. Видно, те с самого начала поняли, что происходит, и боролись теперь за свое спасение.

“ — Им ещё нужно не меньше четверти часа”, — подумал он.

Повернувшись, встретил взгляд шевалье де Бельмона.

— И что дальше? — спросил тот.

В этом коротком вопросе были и нотки вызова, и триумфа, но прежде всего в нем звучало любопытство. Шевалье де Бельмон сам был человеком рисковым и немалой отваги. Но идею переправы пленников на берег считал неоправданным риском. Предвидел, что это может плохо кончиться, и вот теперь оказался прав. Ему было любопытно, что в таких обстоятельствах предпримет этот самый романтичный корсар, которого он когда-либо встречал. Пожертвует ли своим румяным парусным мастером и шестью его товарищами, чтобы спасти остальных, или ввяжется в безнадежную схватку, связанный наступавшим штилем.

— Прикажи ставить грот, как только шлюпка подойдет к борту, — велел Мартен. — Пришли Ворста к штурвалу, а Поцеха пусть приготовит пушки по левому борту. Остальные мне будут нужны для маневрирования.

Бельмон не ожидал столь целеустремленного ответа. Спокойствие Мартена и его несокрушимая уверенность в себе удержали его от дальнейших вопросов, которые он задавал в душе.

Почему, например, Мартен хотел иметь готовые к бою пушки именно по левому борту? Что он задумал? Какой маневр имел ввиду, если по оценке Бельмона “Зефир” мог бы в лучшем случае идти под парусами при ветре в бакштаг, прямо на северо-запад, где последние шансы на спасение были уже отрезаны?

Мартен на него уже не смотрел. Мерял взглядом пространство воды, отделявшее шлюпку от корабля. Потом взглянул в сторону двух фрегатов, которые теперь шли по широкой дуге к северу, держась подальше от штилевой зоны. И наконец покосился на патрульный корабль, маневрирующий по правому борту, и чуть заметно кивнул, словно утвердившись в своих расчетах.

“ — Не успеем, — подумал Бельмон. — Бриз стихает. Не один корабль не будет слушаться руля при таком сквознячке…”

Несмотря на это, в соответствии с полученным приказом вызвал вахту и отправился на бак проследить за маневром. Встретив там Ворста, велел тому отправляться к штурвалу. Голландец уставился на него единственным взглядом, переступил с ноги на ногу и спросил:

— Не ждем шлюпку, сэр?

— Ждем, — буркнул Бельмон.

Заросшая рыжей щетиной физиономия плотника довольно осклабилась. Вздохнул с видимым облегчением.

— Да, нам придется несладко, — заметил он, указывая кивком на португальские корабли. — Но и наших жаль, правда.

— Точно, — согласился француз. — Иди уже.

Гигант вразвалку поспешил на корму, а Бельмон снова взглянул на шлюпку. Та приближалась. И приближалась быстро. Теперь было видно, как летит она вперед, подгоняемая сильными ударами весел. Спины гребцов сгибались дугой, руки рвали на себя весла, так что жилы едва не лопались от натуги. На миг показывались багровые, напряженные лица, рты, хватавшие воздух, и исчезали снова, словно в глубоком поклоне, отбиваемом этой шестеркой вздымавшемуся алтарю Ойрас.

Еще пятьдесят поклонов, тридцать, двадцать…Герман Штауфль выпрямился на корме, широко раскрыл рот и закрыл его снова. Только потом до Бельмона долетел изданный им крик. Шестеро гребцов осушили весла. Шлюпка скользнула под правый борт “Зефира”, коснулась трапа.

— Поднять паруса! — скомандовал Бельмон и боцманы на мачтах повторили приказ.

Реи скрипнули и содрогнулись. Одновременно внизу у борта раздался лязг крюков, скрип талей, и через борт перевалились Перси, за ним Цирюльник и ещё двое. Рухнули на палубу, хрипя и задыхаясь, словно в приступе спазматического кашля. Не могли перевести дух; легкие судорожно работали, и лица искажали гримасы боли.

Никто не обращал на них внимания: матросы, оттащив их в сторону, занялись подъемом шлюпки вместе с оставшимися в ней Штауфлем и двумя гребцами.

— Реи на фордевинд! — крикнул Мартен.

— Тяни! — вторил ему грозный оклик Бельмона.

Матросы впились в снасти. Под ритмичные выкрики и команды боцманов реи начали разворачиваться, пока не стали едва не вдоль, лишь немного наискось к продольной оси корабля.

Бельмон велел обтянуть шкоты и теперь легкий, едва ощутимый ветерок раз за разом разглаживал обвислые полотнища, не в силах однако их наполнить.

“ — Нет, невозможно, чтобы он двинулся с места, — подумал Бельмон о” Зефире “. — Не будет слушаться руля.”

В самом деле, тишина, воцарившаяся после закрепления такелажа, казалась ещё глубже и неподвижней, чем прежде. Воздух вокруг корабля, казалось, впал в дрему, а большое пространство тихой воды медленно вздымалось только от мертвой зыби, приходившей с отрытого моря. Только милей дальше к северу, где караулил португальский фрегат, видна была мелкая, сверкающая рябь на поверхности воды, а на западе веял норд-вест, гоня пенистые белые гривы на хребтах зеленых валов Атлантики.

Первый из двух других фрегатов находился тем временем на полпути между выходом из бухты Таг и линией, отмеченной бушпритом “Зефира”, смотревшим строго на запад. Шел все время в бейдевинд, на север, с косо выставленными реями, так что даже если бы “Зефиру” удалось добраться до границы зоны штиля, пытаясь скрыться в юго-западном направлении, с легкостью отрезал бы ему дорогу, находясь гораздо лучше к ветру. Второй фрегат спешил следом, держась однако позади, и Бельмон заметил, что часть парусов взята на гитовы, чтобы уменьшить скорость.

“ — В любом случае возьмут нас в клещи, — подумал он. — А ещё через час нам на шею свалятся не три, а не меньше десятка кораблей”.

Его предчувствия исполнились правда только частично, но зато гораздо раньше: на севере, в нескольких милях оттуда, появились ещё два парусника, развернулись влево и пошли на сближение.“Зефир” же продолжал оставаться на месте.

— На месте? — Бельмон взглянул на воду, но не видя поблизости никакого плавающего предмета не мог убедиться, не ошибся ли он. Напряг слух. Слабый шум и плеск долетел до его ушей. Подойдя к борту, вынул из рукава тонкий муслиновый платочек, обшитый кружевами, и швырнул его в море. Легкий шелк скользнул вниз, отлетев к носу корабля, но коснувшись воды стал приближаться, а потом, миновав прогиб борта, все скорее удаляться в сторону кормы. Бельмон проводил его взглядом, высунувшись далеко за борт.

— Пошли! — громко воскликнул он. — Неслыханно!

Был настолько поражен и полон восхищения, что забыл обо всем. Да,“Зефир” достоин был своего имени: казался легким, как перышко: можно было увериться, что хватило бы глубокого вздоха, чтобы привести его в движение. Он плыл! Плыл, приводимый в движение дуновением, которого шевалье де Бельмон не ощущал даже на своих щеках! Да ещё набирал ход! Под его носом шипела и пенилась, плескалась все громче волна, рассекаемая острым, окованным медью форштевнем. Два зеленоватых буруна расходились по сторонам, убегая вдаль и сверкая веселыми отблесками на лениво вздымавшемся темном атласе спокойной воды.

Когда шевалье де Бельмон оправился наконец от изумления и восторга, вызванных возможностями “Зефира”, и оглядевшись понял, что корабль плывет прямо на запад, его снова охватили сомнения в здравом рассудке Мартена. Помимо всего прочего, не мог же Мартен рассчитывать на успех в поединке с фрегатами, которые с двух сторон перерезали ему дорогу, плывя к тому же под ветер. Теперь их было три, не считая четвертого, который первым появился из-за скал да Рока и теперь передвигался вровень с “Зефиром”. Пятый оставался в резерве, и неизвестно сколько ещё их могло появиться в любую минуту, после первых же выстрелов. Нет, все кончится, как Бельмон и предвидел: перекрестным огнем десятков португальских орудий, под которым у “Зефира” не одной мачты не останется.

Но Мартен, казалось, совсем об этом не думал. Не готовил даже всех огневых средств, ограничившись орудиями левого борта, поскольку нуждался в максимальном числе людей на палубе для быстрого исполнения маневров.

“ — Что за маневры могут нас спасти? — спрашивал себя шевалье де Бельмонт. — После первого же залпа ни о каких маневрах и речи не будет…”

“Зефир” уже приближался к хорошо заметной на воде границе, за которой дул свежий ветер. Еще минута-и дистанция между ним и ближним фрегатом сократится настолько, что начнется битва. И два тех, что походят с севера, в самое время смогут открыть огонь с противоположной стороны. Это было ясно, как день!

Тут с кормы раздался голос Мартена:

— Эй там, на брасах! Выбирай!

— Выбирай! — повторил Бельмон, а за ним все трое боцманов.

— Руль лево на борт, — скомандовал Мартен.

Корабль резко накренился, развернулся почти на месте, и люди на снастях уперлись изо всех сил, чтобы удержать реи, которые развернулись сами.

Поворот произведен был так быстро, что капитан фрегата, шедшего встречным курсом, просто растерялся и вовсе не отреагировал,“Зефир” же, набрав полные паруса ветра, мчался теперь прямо на юг и уже разминулся с ним правым бортом на безопасной дистанции, направляясь ко входу в залив.

Только тогда португальский капитан понял, что его провели, и развернувшись кинулся в погоню за удалявшимся корсаром. И снова совершил ошибку: вместо того, чтобы повернуть влево, замыкая петлю снаружи и оставаясь все время в зоне устойчивого свежего ветра, отвалил вправо. Прежде чем успел перебрасопить реи, корабль потерял ход и лег в дрейф, а в результате по окончании маневра оказался ближе к берегу, чем “Зефир”, теряя все преимущество в скорости, которое имел.

Несмотря на столь благоприятное развитие событий, Бельмон все ещё сомневался в возможности бежать из этой западни. Мартен не мог миновать тем же способом фрегат, оставленный в резерве ближе к заливу: он должен был пройти левым бортом у того перед носом и видимо так и собирался поступить, раз велел приготовить орудия с этой стороны. Но два португальских корабля, которые все ещё двигались на юг вдоль берега, приблизились уже настолько, что и правый борт “Зефира”, где канониров не было, мог быть обстрелян их пушками. Так что ситуация не слишком изменилась.

Его размышления и расчеты прервал новый окрик Мартена:

— Больше парусов, Ришар! Ставь все, что только есть!

Бельмон впервые почувствовал себя озадаченным. Всего пару раз ему доводилось видеть корабли, которые кроме прямоугольных парусов пользовались и косыми, причем не только на бушприте для облегчения маневров. Он правда слышал о такой новинке, как топсели, стаксели и кливеры, или как их там ещё именовали, но не имел ещё возможности ни рассмотреть их вблизи, ни изучить, как нужно ставить их и спускать, хотя бы на “Зефире”.

На счастье Штауфль в самый раз тут оказался под рукой и избавил его от хлопот. Длинные белые полосы парусины по очереди поползли вверх, тут же ловя ветер, напрягались и начинали тянуть;“Зефир” уже не плыл, и даже не скользил-летел!

“ — Если на такой скорости решит свернуть на запад, — подумал Бельмон, — перевернемся.” Но Мартен не собирался поворачивать на запад, безжалостно гоня свой корабль к бухте Таг.

Португальские капитаны наконец это поняли, как и шевалье де Бельмон. Фрегат, к которому “Зефир” приближался, спешно ставил паруса, готовясь к повороту на фордевинд, а все остальные взяли правее, чтобы отрезать беглецу путь на запад.

Погоня продолжалась, шансы обеих сторон сравнялись, но “Зефир”, вырвавшись наконец из-за скал да Рока, с каждой минутой набирал ход.

Низкий юго-западный мыс, за которым открывался вход в залив, вынырнул из моря, освещенный лучами восходящего солнца. Мелкие суденышки и рыбацкие лодки лавировали возле него, пробираясь на север, а какая-то барка покрупнее медленно двигалась в обратную сторону, пересекая бухту поперек.

“Зефир” поровнялся с фрегатом, закончившим тем временем маневр, и некоторое время корабли плыли рядом на дистанции, превышавшей дальность стрельбы. Португальский капитан даже и не пробовал открыть огонь; решил вначале сблизиться, прижимая неприятеля к берегу. Для этого направил фрегат наискось на юго-восток, правда в результате добился лишь того, что стал отставать, в то время как “Зефир” мчался вперед, все больше отрываясь от него все больше.

И тогда раздался первый выстрел из носовой пушки. Выстрел, который никуда не попал, но зато оповестил все корабли в радиусе многих миль. От грохота задрожал воздух, прокатился по морю, эхом отразился от скал и ещё гремел, когда клуб дыма поднялся над палубой и рассеялся за кормой фрегата. Сразу после этого загремели остальные орудия, одиночными выстрелами с равными промежутками, словно меча громы и молнии или взывая о помощи.

И помощь пришла.

Бельмон заметил верхушки мачт и верхние паруса, двигавшиеся на фоне неба по другую сторону узкого, едва возвышавшегося над водой полуострова. Видимо, бухта хорошо охранялась. С самого начала у него не было в этом никаких сомнений.

“ — Ну, теперь все кончено, — подумал он. — Мы угодим прямо под их огонь”.

Окинул взглядом гигантскую пирамиду парусов “Зефира”, розовевшую на солнце. Вид был великолепен. Почувствовал жалость, что это розовое чудо скоро рухнет на палубу, сметенное орудийными залпами. Разглядывал их с наслаждением и сочувствием, позабыв на миг о собственной судьбе, навсегда связанной с этим кораблем. Тут что-то его остановило; нехватка какой-то мелочи в почти идеальном силуэте парусника, спешащего навстречу своей гибели.

“ — Нет флага! — блеснуло у него в голове. — Почему Мартен не велел поднять его перед этой смертельной последней схваткой?”

Уже хотел крикнуть, чтобы привлечь его внимание, когда вдруг ему пришло в голову, что Ян сделал это умышленно, чтоб не выдать раньше времени, кто они на самом деле. Капитаны кораблей, спешивших из бухты, не могли сразу сориентироваться в ситуации; наверняка они не были готовы к тому, что корабль, чьи мачты и паруса были так близко, и есть тот корсар, за которым идет погоня. Осознание этого факта, прицеливание и сам залп могли последовать только через несколько десятков секунд. Зато сам Мартен знал наверняка, что любой корабль, оказавшийся в пределах досягаемости его огня-корабль неприятельский; он не мог ждать, ибо не имел права на ошибку.

Бельмон удивленно покачал головой. Этот двадцатилетний юноша предвидел все заранее! Оказался не только блестящим моряком, но и способным тактиком. Сумел перехитрить капитанов двух фрегатов, а теперь сам больше угрожал двум другим, чем они ему.

“ — Если ему удастся, — подумал шевалье де Бельмон, — это будет самая блестящая ретирада, которую я видел в жизни.”

Тут он почувствовал, что “Зефир” чуть изменил курс. Темная, выщербленная береговая черта стала отклоняться влево, а косо торчавший бушприт описал широкую дугу по горизонту. Почти одновременно две тяжелые португальские каравеллы вышли из бухты в открытое море. Каждая из них была вместимостью не меньше шестисот лаштов. У них были по две орудийных палубы и на них не меньше шестидесяти или семидесяти орудий разного калибра.

— Огонь! — закричал Мартен. — Огонь!

И левый борт изверг огонь и дым.“Зефир” отшатнулся вправо, как от могучей оплеухи, закачался, и гром ударил в тишину, которая рухнула со стократным эхом. Ветер носил тучи дыма вокруг мачт, так что корабль на какое-то время просто исчез с глаз преследователей. Их пушки молчали; слышны были только удаляющиеся возгласы растерянных голосов и сигналы тревоги.

— Флаг поднять, Ричард! — крикнул Мартен. — Живо! Пусть знают, с кем имели дело!

Матросы кинулись к грот-мачте и Бельмон увидел, как длинный треугольник черного флага с золотой куницей посредине вздымается вверх и трепещет на ветру.

Повернулся к заливу. Сквозь клочья дыма, все ещё скрывавшие перспективу, разглядел разодранные паруса, сломанные реи, порванные штаги и ванты каравеллы, которую течением сносило прямо под нос второго корабля.

Десятки вспышек сверкнули вдоль её корпуса. Прогремел залп и целая стая ядер провыла над кормой “Зефира”.

— Мазилы чертовы! — насмешливо крикнул кто-то из матросов.

Еще кто-то рассмеялся, и тут же град оскорблений посыпался на португальских пушкарей. Обзывали их свинопасами и недоучками, канальями и засранцами, не щадя и более жестких эпитетов по адресу их самих и их предков.

Тем временем Мартен вновь повернул на юг, и сразу после этого-на юго-запад, в самое время, чтобы избежать очередного залпа, поднявшего высокие фонтаны воды в ста ярдах от борта “Зефира”. Это был, кстати, последний залп, которого стоило опасаться. Беспорядочная стрельба, которая за этим последовала, вызвала только громкий смех команды. Ядра не долетали, вся португальская флотилия, разбросанная по морю, оставалась все дальше позади, а “Зефир” летел по волнам под ликующие крики.

Когда на палубе появился Томаш Поцеха, Мартен первый схватил его в объятия и расцеловал в обе щеки. Того хлопали по плечам, трясли за руки, тормошили со всех сторон и превозносили до небес.

Бельмон наблюдал за всем этим с усмешкой, но в конце концов сам тоже пожал узловатую ладонь главного боцмана, который слова сказать не мог от возбуждения.

Ян сиял от удовольствия. Его многочасовая молчаливая сдержанность разрядилась теперь необычным многословием.

— Вот что я называю настоящей жизнью, — повторял он, хвалясь перед Бельмоном каждой деталью удачного приключения. — Мы показали этим крысам, на что способны! Будут меня помнить! Скажи сам, разве это игра не лучше, чем монте? Ты выиграл у меня немного золота, которое и так утекло бы у меня между пальцев, я же выиграл славу!

— Об одном только жалею, — это уже позднее, когда они вдвоем сидели за завтраком. — Жаль, что эта португальская кукла и её почтенный отец не видели, как расправились мы с их семью кораблями, которые собирались нас прикончить-из избытка благодарности наверно! Много бы я дал, чтобы могли увидеть хотя бы только этот единственный залп Поцехи.

— Ну уж это они точно видели, — возразил Бельмон. — Убежден, что любовались всем со скал да Рока; с того места, где развели огонь. Ручаюсь, что не сделали ни шагу дальше.

— Ты прав! — воскликнул Мартен. — Должны были видеть! О, друг мой, полагаю, что стоит выпить ещё по бокалу вина по этому случаю.

Шевалье де Бельмон думал точно также.

Глава VII

Встреча “Зефира” с “Ибексом” и “Кастро верде” должна была по уговору между Мартеном и Уайтом произойти к северу от Азорских островов, на расстоянии нескольких миль от восточного побережья острова Санта Мария. Однако уже на следующее утро матрос, дежуривший на марсе фок-мачты заметил оба корабля, лавировавшие против ветра, а часом позже “Зефир” их нагнал.

Пришлось взять на гитовы часть парусов, чтобы хоть немного приспособиться к скорости призового судна, после чего опять началась монотонная лавировка-то левым, то правым галсом-курсом на Англию.

Шевалье де Бельмон ещё раз попытался склонить Мартена к игре в монте, но Ян решительно отказался.

— Мы играли на твой пистолет, — сказал он. — Я его выиграл и не хочу рисковать его утратить. Ты тоже выиграл у меня все, что только мог. На что же ещё нам играть?

— Хотя бы на часть моего выигрыша, — возразил Бельмон. — Ведь можно подумать, что я тебя просто ограбил.

Мартен легкомысленно махнул рукой.

— Не преувеличивай. Мне остался “Зефир”. Пока я им командую, больше мне ничего не надо. Сам видел, в боях мне везет куда больше, чем в карты. Отыграюсь на испанцах, а не на тебе.

Бельмон почувствовал себя задетым таким ответом.

— Ты же не думаешь, что я выиграл в карты “Аррандору” и все то золото, что вместе с ней пошло на дно? — спросил он.

Мартен покоился на него.

— Я не хотел тебя обидеть! — воскликнул он. — Хотел только сказать, что предпочел бы вместе с тобой захватывать испанские суда, чем играть в монте.

Шевалье де Бельмон, казалось, взвешивал его слова.

— Крупнейшие сокровища Испании далековато отсюда, — задумчиво протянул он. — Там, откуда вернулся Френсис Дрейк. Если на это отважиться…

— Нет такого, на что бы я не отважился! — прервал его Мартен. — Говори!

И Бельмон заговорил, и по мере того, как он разворачивал перед Мартеном картину великой экспедиции, сам постепенно распалялся.

Он рассказывал о несчитанных богатствах Новой Кастилии и Новой Испании, о золотых и серебряных приисках в Потоси, Закатекас и Вета мадре, о неисчислимых стадах скота, пасущегося на равнинах и в предгорьях, о садах и виноградниках, дающих вкуснейшие плоды, о жирных землях, на которых дважды в год убирают пшеницу и рожь, сахарный тростник и хлопок. Описывал цветущие острова и города, роскошью которых наслаждался: Дезирада, Доминика, Гваделупа, Пуэрто-Рико, Гаити, Куба и Ямайка… Изабелла, Санто-Доминго и Сан-Антонио; Вера Крус и Тлаксали, Тумбез, Сан Мигель и Лима. И прежде всего Мехико с его дворцами и соборами, где алтари и подсвечники литого серебра и кованые решетки перед алтарями из серебра и золота.

Рассказывал о дворах вицекоролей, богатства и власть которых превосходили богатства и могущество многих монархов Европы; о сворах “гачупинос” — испанских чиновников, кабальерос, коррехидоров и алкальдов, правящих креолами и безжалостно их обирающих, в то время как креолы в свою очередь не стесняясь грабили своих подданных-индейцев и негров-невольников, трудившихся на ранчо и гасиендах; о законах и высшем духовенстве, в руках которого находились колоссальные капиталы, обращаемые не только на украшение соборов, но прежде всего на ростовщические займы и спекуляции; о сокровищах, накопленных в монастырях, о роскошной жизни епископов и приоров…

— Лишь ничтожная часть этих богатств ежегодно попадает в казну Филипа II, — мимоходом заметил он. — Крошки от доходов светских вельмож, латифундистов и владельцев приисков, сборщиков налогов, таможенников, торговцев и плантаторов. Светских, я подчеркиваю, ибо доходы церкви не облагаются никакими налогами.

— Но Золотой Флот… — начал Мартен, но Бельмон прервал его на полуслове.

— Золотой Флот, по сути дела, флот скорее серебряный, — сказал он. — Но и серебро — достаточно ценная вещь, чтобы стать желанной добычей, тем более что как правило оно густо украшено золотом и драгоценными камнями. Потому только раз в году, обычно в феврале, громадный конвой грузовых судов под охраной военных кораблей отправляется в Испанию, везя королю его долю. Каждое из этих судов стоит куда больше, чем “Кастро верде”, и все равно это только крохи.

— Королевским галеонам и каравеллам приходится нелегко с их охраной, — продолжал он. — Золотой флот медленно плывет от порта к порту. Так, например, плавание из Вера Крус или Панамы до Ла Хабаны на Кубе длится иногда шесть недель и более. А по дороге, у полуострова Кампече, между мелкими островками и дальше-у берегов Флориды и среди многочисленных, почти безлюдных Багамских островов-поджидают их корабли корсаров.“Аррандоре” тоже досталось там королевского серебра и золота-иронично улыбнулся он. — Но что это в сравнении с добычей какого-нибудь Дрейка или Хоукинса? Они грабили целые города! Целые провинции!

У Мартена заблестели глаза.

— И я бы мог, — заявил он. — Будь у меня проводник.

— Не сомневаюсь, — буркнул Бельмон больше про себя. — Я знаю такую бухту, — медленно продолжал он, глядя куда-то в пространство над головой Мартена, — такую бухту, о которой не ведают ни испанцы, ни их противники. А если б даже и узнали о её существовании, добраться туда не сумеют.

Умолк, словно сомневаясь, говорить ли дальше. Взглянул Мартену прямо в глаза и вдруг оживился, видно приняв решение.

— Послушай, — начал, склонившись к нему. — Я оказал когда-то важную услугу одному индейскому вождю. Зовут его Квиче, Квиче-Мудрец. Речь шла ни больше, ни меньше как о царстве. О царстве самом земном, естественно, не о том, которое обещают нам попы в обмен на жизнь праведную, умервщление плоти, молитвы и исповеди. Речь шла о королевстве, весьма недурном к тому же: примерно равном размером Фландрии. Край этот лежит к северу от испанской провинции Тамаулипас, в северо-западном углу Мексиканского залива и вдоль реки Амаха, от которой берет свое название.

Квиче тогда ещё не носил почетного титула Мудрец. Зато у него был воинственный, заносчивый и жадный до власти свекр, который поднял против него бунт-что-то вроде пронунциаменто или куартелазо. Законный владыка Амахи должен был бежать из своей столицы-то есть из деревушки над рекой, состоявшей десятков из четырех хижин, — и с горстью верных воинов вначале долго оборонялся на побережьи, потом даже заключил перемирие и провел какие-то политические переговоры, раз за разом срываемые то одной, то другой стороной, совсем как в Европе. Речь-то шла о королевстве! Ну, а я искал там места, пригодного для высадки, чтобы набрать пресной воды, и едва не посадил “Аррандору” на проклятую мель в той бухточке.

Квиче вовремя предостерег меня. Выслал навстречу кораблю пирогу, полную визжащих дикарей. К счастью, я не стал в них стрелять, а один из моих боцманов сумел с ними объясниться. Они провели “Аррандору” в бухту и указали нам источник прекрасной воды. Потом на борт прибыл сам Квиче в окружении свиты, разукрашенной перьями и вооруженной копьями, луками и щитами. Выглядел он весьма импозантно! И при этом был и вправду интеллигентен, если можно так сказать о gente sin rason, как бы назвали его испанцы.

Нет, ума у него хватало, по крайней мере сообразительности. Сумел убедить меня помочь ему. По правде говоря, я рассчитывал на золото в этой его Амахе. Но золота там было очень мало, разве что чуть больше, чем потом он мне преподнес.

Гражданская война, в которой я принял участие на его стороне, для меня продолжалась едва ли несколько часов. С дюжину лодок отбуксировали “Аррандору” в верховья реки, а там, где это было возможно, несколько десятков людей тянуло её на буксире, идя по берегу. По дороге мы отбили две атаки индейцев. Каждый раз достаточно было одного залпа из мушкетов. Его грохот производил куда большее впечатление, чем незначительное число убитых и раненых. А когда в конце концов я открыл орудийный огонь по столице, свекра моего союзника привели на берег, связанного по рукам и ногам. Выдали его главные сообщники-два колдуна или жреца какого-то Тлалока, который там играет роль Зевса. Оба, кстати, были отправлены на смерть вместе со свекром-не помню уже, как его звали.

Я посоветовал вождю объявить всеобщую амнистию, и он оказался менее кровожаден и мстителен, чем многие из цивилизованных европейских владык, тем самым доказав свою политическую прозорливость.

Мы были там ещё дважды; последний раз примерно год назад. Столицу я нашел восстановленной, а всю страну в гораздо лучшем состоянии, чем мог ожидать. Квиче-мудрец заслужил свой титул. Заключил перемирие с вождями нескольких соседних племен и правит своим независимым королевством деспотично, но справедливо.

Как я уже говорил, Амаха неприступна со стороны моря из-за коварных мелей; со стороны суши эти края окружают высокие дикие горы, болота и непроходимые джунгли. Видимо, потому не заглядывали туда ни корсары, ни испанцы, хотя слухи о Квиче-мудреце кружили по Мексиканскому заливу. Знаю, что у него укрываются беглецы с креольских плантаций, причем и индейцы, и негры. Квиче наделяет их участками земли, которые те сами обрабатывают. Образовалась уже целая колония, которая называется Пристань Беглецов.

Вот я и думаю, что Амаха отлично подошла бы для тайной базы экспедиции, рассчитанной на два-три года. Можно бы укрепить устье реки, и сам черт не заметит этого с моря. Залив уже защищен самой природой. Кто не знает нужных проходов, не сможет миновать рифы, образующие атолл, окружающий мелкую лагуну, закрытую вдобавок мысом с высокими деревьями. Кто не знает рукавов и лиманов, не найдет истинного устья реки даже во время отлива. Два-три корабля могли бы там обороняться против целой военной флотилии. Пары сотен людей хватит, чтобы отразить любой десант. В глубине, в нескольких милях от моря, находится столица-Нагуа. В мое последнее пребывание Квиче там начал строительство помоста на сваях, вбитых в дно у правого берега Амахи. Кажется, он намеревался строить ещё какие-то склады или что-то в этом роде, чтобы хранить припасы. Можно бы их расширить, перестроить и соответственно защитить, предназначая для хранения добычи. А потом, имея такую твердыню на севере…

Зажмурившись и приподняв брови он покачал головой, словно сам удивлялся размахом возможностей, вытекавших из этой идеи.

Мартен уставился на него пылающим взглядом. Ноздри его дрожали, словно уже ловя горячий душный запах тропических лесов над таинственной рекой, кровь стучала в висках и согревала мышцы при одной мысли о столь необычном приключении.

В первый момент он уже готов был оставить возвращение в Англию, развернуть корабль на юго-запад и плыть туда, к той ласковой бухте, укрытой от чужих взглядов. Но тут же сдержал свой порыв. Понимал, что ни “Зефир”, ни его экипаж не готовы к такому предприятию. Что сам должен все обдумать, во всех деталях, обговорить с Уайтом и своими людьми. Что нужно собрать запасы оружия, аммуниции и всяческих инструментов. Заранее предусмотреть основные потребности и все трудности, а также обеспечить себе участие и помощь Бельмона.

Это последнее многих усилий не потребовало. Шевалье де Бельмон не скрывал, что давно уже намеревался за свой счет оснастить и вооружить второй корабль, чтоб отправиться в Амаху. Собирал для этого деньги, и экспедиция вдоль западных берегов Африки принесла ему столько, что уже был близок к воплощению своих планов, когда гибель “Аррандоры” у мыса Падруо отняло их безвозвратно.

Теперь же, раскрыв Мартену свою тайну, он не колебался сообщить тому все дополнительные данные и заключить соответствующий уговор.

В основном договорившись об условиях ещё в тот же день, впредь они обсуждали только шаги, которые надо было предпринять в Англии, да ещё все остальные детали предстоящих приготовлений к экспедиции, начало которой Бельмон планировал на весну.

За обсуждением планов и проектов быстро пролетели последние дни плавания. В конце сентября “Зефир”,“Ибекс” и “Кастро Верде” миновали остров Оссан у западного побережья Бретани и вошли в воды Ла-Манша, тремя днями позднее оказались в устье Темзы, а второго октября бросили якоря в Дептфорде.

Прибытие двух небольших кораблей корсаров и завидного трофея особого интереса в порту не вызвало. Дептфорд и весь Лондон оставались под впечатлением возвращения Френсиса Дрейка, его флотилии, груженой сокровищами, награбленными у испанцев у берегов Перу и Чили, в западной Мексике, в Калифорнии и на Моллуках, где до той поры не видали неприятельских флагов. Эхо их подвигов затмило все остальное. Ходили разговоры о грудах золота и серебра, хранящихся в трюмах пяти кораблей, о сундуках драгоценных камней, которыми заставлена “Золотая лань” и о роскошных драгоценностях, которые новоиспеченный адмирал преподнес королеве.

Испанский посол подал на него жалобу и требовал выдачи разбойника, но Елизавета избавилась от него уклончивыми ответами и возражениями. Было секретом полишинеля, что она участвовала в финансировании экспедиции и получила свою долю добычи. Вскоре разнеслась новость, что лучшими драгоценными камнями, полученными от Дрейка, она велела украсить свою королевскую корону.

Толпы собирались на берегу Темзы, чтобы хоть издалека взглянуть на “Золотую лань” в ожидании случая увидеть смельчаков, на ней плававших. Городские стражники разгоняли толпу каждый раз, когда тяжелые кареты, окруженные кордоном конной стражи, раз за разом съезжали на пристань, чтобы забирать и перевозить в королевскую сокровищницу и в подвалы банков ценный груз.

Первых несколько дней ни Генрих Шульц, ни Уайт, ни даже Бельмон не моги заняться расчетами с налоговой палатой, потому что все чиновники заняты были исключительно подсчетами, качавшимися добычи Френсиса Дрейка. Трюмы “Кастро верде” опечатали, а капитанам посоветовали подождать с заключением сделок. Только вмешательство владельцев “Ибекса” и личный визит шевалье де Бельмона к лорду Баркли, а может быть ещё и те дары, которые Шульц скрепя сердце вручил нужным людям, сумели пробить дорогу в чащобе бюрократических формальностей.

Соломон Уайт не без помощи Шульца получил выкуп за сеньоров де Ибарра и да Ланча, после чего все четверо отправились в храмы двух разных вер, чтобы воздать хвалу Провидению за окончание треволнений. Груз “Кастро верде” был продан, как и сам приз, с которого Мартен снял четыре фальконета для “Зефира”.

Управившись с этим, Ян раскрыл наконец Уайту и Шульцу свои планы на будущее. Горячего приема он не встретил. Генрих их счел слишком рискованными, особенно из-за серьезных затрат, которых потребует подготовка к такой крупной экспедиции. Уайт поставил свое участие в зависимость от согласия владельцев “Ибекса”, почтенных обывателей, которые тянули с окончательным решением, ведя долгие дискуссии. Шевалье де Бельмон тоже то ли колебался, то ли тянул время, занятый обновлением и укреплением своих связей в лондонском высшем свете. Большая часть команды “Зефира” разбежалась, чтобы прогулять добычу за зиму, которая нагрянула тем временем, ограничив судоходство и сковав корабли в портах. Нет, никто не спешил воплощать в жизнь фантастические планы Мартена.

Лишь он сам возился с подготовкой, горько проклиная себя за легкомыслие, с которым проиграл огромную долю в добыче с “Кастро верде”. Будь у него те деньги, не оглядывался бы ни на кого.

Погрязнув в хлопотах и трудностях, решил искать совета и помощи у Дрейка, но и там его ждала неудача. Правда, адмирал тотчас его принял и беседовал весьма любезно, даже поддержав идею экспедиции, но Мартен почувствовал, что интерес этот не слишком искренен. Не добившись ничего, вскоре понял, что Дрейк не пытается отговаривать от его планов главным образом потому, что не верит в их осуществимость.

“ — И все же побаивается, — подумал он не без внутреннего удовлетворения. — Не хочет мне помочь, потому что боится, что мое плавание сможет затмить его славу.”

Тем не менее Мартен не жалел о визите к адмиралу. Дрейк явно оставлял ему развязанными руки, и по кране мере мешать не собирался. Его планы были связаны с его новым положением в Англии и с милостями, которых он ждал от королевы. Даже обещал, что при случае вспомнит при дворе и о заслугах Мартена.

Ян вовсе не рассчитывал, что обещание это будет исполнено, так что приглашение на чествование Френсиса Дрейка не произвело на него особого впечатления. Пойти он решил исключительно из любопытства, не придавая особого значения.

Бельмон же напротив, узнав о чести, которой удостоили капитана “Зефира”, был очень рад и заявил тому, что такую оказию нужно использовать в связи с их планами. Поскольку до торжества осталось всего несколько дней, поспешно занялся не только дипломатическими переговорами насчет Мартена среди своих титулованых приятелей, но и подготовкой его самого к встрече с королевским двором, а может быть и к разговору с самой королевой.

Ян воспринимал его инструкции, поучения и замечания с некоторым интересом, но когда зашла речь о костюме, решительно отказался от кружевных воротников и манжетов или “городского” костюма типа того, что носил де Бельмон.

Нарядился он богато, но то, что было на нем, нисколько не походило на одеяние светского кавалера. Надел светлые лосины до колен, красные сапоги из тонкой козлиной кожи, снежно-белую сорочку фламандского полотна. Бедра опоясал широким красным атласным кушаком, за которым торчал пистолет, а на плечи набросил короткий камзол бордового бархата с брильянтовыми пуговицами, расшитый золотом и украшенный собольим воротником. Дополняла все это соболья шапка с атласным шлыком и пучком перьев, приколотых драгоценным аграфом с тремя рубинами. Бельмон должен был признать, что в этом колоритном костюме Ян выглядит слишком оригинально на лодонский вкус, но тем не менее весьма представительно.

Он увидел его издалека, следуя в свите королевы, и дружески кивнул. Мартен стоял в одном ряду с прославленными мореходами, среди которых были такие знаменистости, как Ричард, Уильям и Ян Хоукинсы, или Мартин Фробишер, и отнюдь не казался оробевшим.

Сэр Уолтер Рэйли, один из фаворитов королевы, сам моряк до мозга костей, обратил на него внимание, и Бельмон поспешил объяснить ему, что этот необычный молодой человек-личный друг Френсиса Дрейка. Но Рейли воспринял эту информацию с небрежным кивком и презрительной усмешкой. Он не симпатизировал ни Дрейку, ни его приятелям. а Бельмон вовсе не рассчитывал на его поддержку. Он вообще считал, что ещё не наступил подходящий момент, чтобы заинтересовать королеву особой Мартена: Елизавете предстояло посвятить своего адмирала в рыцари и сейчас это занимало все её мысли.

Она неторопливо шла по палубе, ступая по расстеленным коврам, в конце которых на возвышении вздымался багряный бархатный балдахин и стояло приготовленное для неё кресло. Не села. Любила стоять, даже когда принимала послов и проводила совещания со своими министрами и советниками. Обернулась, и свита расступилась перед ней в обе стороны, так что только теперь Мартен её увидел. Была она женщиной за сорок, среднего роста, со следами былой красоты. Фигура её, роскошно наряженная в широченное платье, поддерживаемое сзади целой системой эластичных обручей, задрапированная золотыми кружевами и рюшами, увенчанная жесткими брыжжами у шеи, производила впечатление странное, но величественное. Он бы сказал-божество из языческого святилища низошло среди смертных; божество, полное зловещего величия и тем не менее полное жизни.

Мартен видел её впервые, хотя слышал немало. В портовых трактирах под аккомпанемент лютни пели в её честь преувеличенные мадригалы; подчас кровавых цирковых зрелищ, когда огромные британские псы боролись с волком или медведем, изысканные джентльмены с ухоженными длинными волосами, с колечками в ушах, в голос рассказывали скандальные сплетни о её любовниках, выражали восхищение её отвагой и ловкостью на охоте, обсуждали её речи перед послами или в парламенте; от её имени отрезали уши тем, кто посмел высказаться против властей и тем, кого подозревали в симпатии к врагам монархии, и происходило это под поучения судей и смех зевак. За неё молились в соборах и проклинали за скупость.

Были такие, кто утверждал, что ею овладела целая стая демонов, но огромное большинство обожало дочь Генриха YIII, которая взрывалась от гнева, плевалась, стучала кулаком по столу, хохотала во все горло, торговалась как перекупщица, водила за нос могучих владык, то изводя их надеждой на женитьбу, то грозя войной, и все-таки поддерживая непрерывный многолетний мир.

Ее неслыханная энергия и жизнелюбие вызывали удивление подданных. Вокруг этой жесткой, отчаянной женщины с мужским умом и великим дипломатическим талантом сложилась легенда, покорившая сердца простых людей. Ей прощали любовные похождения и вероломство, славили её образованность, отвагу и деловые качества; никакую хвалу она не считала чрезмерной; а удача и везение всюду сопровождали её.

Мартен, глядя на нее, не был разочарован. Нет, она не была красива-это правда. Над бледным лицом с острыми чертами и крупным носом вздымалась высокая пирамида выкрашенных в рыжий цвет волос, меж накрашенных увядших губ показывались длинные, кривые, почерневшие зубы, а синие глаза, глубоко посаженные и в то же время чуть вылупленные, бросали быстрые острые взгляды. Но какой-то неуловимый нимб славы, казалось, окружал эту стареющую женщину в фантастическом наряде, с фигурой чуть сутуловатой, но стройной и полной величия.

Когда Френсис Дрейк, одетый в золоченую кирасу, из-под которой у шеи вздымалась волна кружев, подошел к ней и упал на одно колено, королева начала говорить. Голос у неё был резким, высоким, чуть хрипловатым, но слова текли плавно и царственно, чуть подчеркнутые местами изящным жестом, тут и там украшенные изысканно латинской или греческой цитатой. Елизавета благодарила своего адмирала за дары, восхваляла его воинский дух и отвагу, выражала признание его заслуг. Наконец, приняв легкий меч, который ей подал Уильям Сесиль лорд Баркли, произнесла надлежащие слова возведения в рыцарское достоинство и коснулась клинком плеча Дрейка, а потом подала руку для поцелуя.

На этом официальная часть торжества и закончилась. Языческая богиня сошла с возвышения, начала грубовато шутить то с тем, то с другим, выпила бокал вина, за ним другой, с аппетитом обглодала куриное крылышко, с улыбкой выслушала комплимент какого-то прекрасно сложенного юноши и, возбужденная его красотой, легонько ущипнула его за щеку. Наконец снизошла к просьбе Дрейка осмотреть его корабль.

Адмирал-щуплый, невзрачный на первый взгляд мужчина чуть выше её ростом-казался ей нудным и простоватым, но в тот день она старалась быть любезной с ним, тем более что была его гостьей.“Золотая лань”, надраенная до блеска, вызвала у неё некоторый интерес. Но когда в окружении свиты она перешла на нос и взобралась по ступеням на невысокий полубак, внимание её привлек другой корабль, стоявший на якоре невдалеке. Он был меньше “Золотой лани”, но его совершенные пропорции, прекрасное резное украшение под бушпритом, изображавшее крылатого юношу, высокие стройные мачты, а также черный флаг с изображением золотой куницы, поднятый на одной из них, заинтересовали её гораздо больше.

— “Зефир”, — прочитала она название. — Чей это корабль? — спросила, ни к кому персонально не обращаясь.

Шевалье де Бельмон ждал этого вопроса. Он его предвидел. Это он через Мартина Фробишера подал Дрейку мысль пригласить королеву осмотреть “Золотую лань”, и это он благодаря своим связям получил разрешение портовых властей перевести “Зефир” к носу адмиральского корабля, а теперь в нужный момент оказался под рукой, чтобы ответить.

Но не успел раскрыть рот, как услышал за спиной голос Яна Мартена, который в таких делах и не думал на кого-нибудь полагаться.

— “Зефир” принадлежит мне, ваша королевская милость, — громко заявил он.

Елизавета, несколько опешив, взглянула на него, а Бельмон почувствовал, как мурашки пробежали по спине: этот неотесанный корсар мог все испортить, не слушая его инструкций и советов; не считаясь с величием королевы, разговаривал с ней едва не дерзко-как с равной себе.

Но в глазах монархини не было гнева, лишь любопытство, а может даже искра любезной улыбки. Красивый, рослый, беззастенчивый смельчак ей очень понравился. Смотрела на него с удовольствием, и легкая дрожь эротического возбуждения защекотала ей грудь.

Дрейк выдавил несколько фраз насчет своего знакомства с Мартеном, а шевалье де Бальмон ещё добавил от себя. Этого было достаточно, чтобы в памяти Елизаветы всплыли цифры перепавшей ей доли от захвата “Кастро верде”.

— А, знаю… — протянула она.

Взяв Мартена под руку, спустилась вместе с ним на главную палубу, а потом остановилась против него в открытых дверях надстройки. Тут он обнаружил, что её наряд, столь обильно драпированный, оставляет очень много-слишком даже много-обнаженных мест, причем необычайно глубоко. Под разрезанной спереди верхней блузой из черной тафты, обшитой золотой тесьмой и галунами, была другая из серебристой парчи, тоже с разрезом до самой талии, а под ней-только тонкая белая сорочка, тоже с разрезом и не закрывающая грудь. Кружевное жабо, вшитое в воротник сорочки, окружало её шею только сзади и по бокам, спускаясь на плечи и высоко возвышаясь над головой, но нисколько не закрывая декольте. Напротив-каждое дуновение ветра отклоняло тонкие кружева вместе с воротником сорочки и тогда Мартену казалось, что он видит слишком многое. Прятал глаза, хотя вид был недурен, ибо белая кожа Елизаветы и её тело сохранили молодую свежесть и упругость. Она заметила его замешательство и вполне сознательно выставляла напоказ свои достоинства, ощущая при этом восхитительное волнение.

Разговаривала с ним свободно и откровенно, распрашивала о подробностях битвы, в которой был добыт столь ценный трофей, и с явным интересом выслушала проект экспедиции в Мексиканский залив, даже пообещав материальную помощь в подготовке этого предприятия.

Была очаровательна и соблазнительна, однако не забывала о собственных интересах: как будто мимоходом заметила, что как бы там ни было, это изрядный риск, согласиться с которым она могла бы только при условиях значительного участия в прибылях.

— Не думай, что я так уж богата, мой мальчик, — сказала, касаясь его плеча и даже слегка его пожав, словно желая ощутить крепость упругих мускулов. — Корабль, которым я командую-вся Англия. И он требует куда больше расходов, чем твой великолепный “Зефир”.

Качнув рыжим париком, усыпанным ослепительными жемчугами, и позванивая драгоценными браслетами, подала ему для поцелуя тонкие длинные пальцы, унизанные бесчисленными перстнями.

С этой минуты все проблемы, связанные с экспедицией “Зефира” и “Ибекса”, стали решаться с невероятной быстротой. Вид сокровищ, добытых Дрейком, и явная симпатия королевы склонили компаньонов Соломона Уайта к принятию решения; Бельмон за один день добыл необходимые кредиты и бумаги из канцелярии Уайтхолла, а Шульц не встретил никаких трудностей в обеспечении кораблей нужными припасами. Оружие, аммуниция, инструменты, бочки с порохом, солонина и сушеный картофель, мука, сухари, крупы, всякая живность, и наконец бочки воды и вина заполнили трюмы. Мартен выбирал и закупал запасы канатов, парусов, красок и смолы, следил за работами по установке новых пушек и комплектовал команду.

Вместе с весенним теплом и солнцем в порт потянулись моряки. Большинство тех, что с полными карманами осенью покидали борт “Зефира”, теперь возвращались в лохмотьях и без гроша. Любой из них готов был подписать контракт на два года, даже не интересуясь, куда плыть. Но Мартен, имея из кого выбирать, нанимал только лучших, здоровых и сильных.

Через две недели после подписания специального контракта между личным казначеем её королевского величества, действовавшим от имени Елизаветы, и корсаром Яном Куна, прозванным Мартеном, оба корабля — “Зефир” и “Ибекс” — снялись с якоря и с первой волной отлива направились к устью Темзы.

ЧАСТЬ 2. ПРИСТАНЬ БЕГЛЕЦОВ

ГЛАВА VIII

Перси Славн стоял на полубаке, свесившись за борт на широком кожаном поясе, который держал молодой матрос, невесть почему прозванный Клопсом. Раз за разом, кряхтя от напряжения, бросал он вперед тяжелый лот, закрепленный на длинном лине, а когда железный шар с плеском падал в воду перед носом корабля, пристально вглядывался в марки, нанесенные белой и красной краской, выкрикивая отсчет глубины.

— Четыре сажени!

Лот поднимался вверх, вода стекала по рукам Перси, показывался облепленный илом шар, описывал в воздухе дугу и снова падал в море.

— Четыре сажени!

— Четыре-е!

Продолжалось так уже с полчаса. “Зефир” под зарифленными парусами медленно двигался вдоль берега по удивительно тихой глади залива, слепившей глаза отблесками солнца. Берег — темная полоса заросшей тропической зеленью земли — выплывал из ослепительного блеска неприметный, молчаливый и таинственный, ничем не выдавая входа в бухту, притаившегося где-то среди зеленой стены.

Вдали над лесом на фоне ослепительной синевы неба маячили призрачные силуэты гор, с противоположной стороны виден был силуэт “Ибекса”, стоявшего на якоре, и цепочка черных, как уголь скалистых островков, которые “Зефир” миновал меньше часа назад. Два из них, покрупнее, целиком поглощали в этот момент внимание шевалье де Бельмона. Ближний, лишенный всякой растительности, прогибался посредине, напоминая силуэт верблюда с двумя торчащими горбами; другой, лежавший чуть правее, был украшен роскошными мангровыми кустами. Бельмон не спускал с них взгляда, выжидая, когда они встанут на одной линии с “Зефиром”, так, чтобы кусты оказались посредине между горбами. Мартен стоял рядом, глядя в сторону носа, в напряженном внимании, готовый отдать приказ на срочный маневр. Томаш Поцеха неподвижно застыл у штурвала, экипаж замер у такелажа. В тишине, охватившей сушу, залив и корабль под палящим небом, слышен был только плеск лота, шелковистое журчание стекающей воды и протяжные возгласы Славна.

— Четыре сажени!

— Четыре сажени!

Двугорбый остров медленно, потихоньку стал заслонять тот дальний, с мангровыми кустами. Когда первый горб закрыл заросли, равнодушный голос Перси вдруг перешел в громкий крик.

— Три с половиной! Три с половиной сажени!

Мышцы его бронзовых, опаленных солнцем и ветром плеч, шея, плечи и торс, покрытые давно не мытой грязью и потом, лихорадочно заработали. Лот летел вперед, падал на дно и выныривал у борта, оставляя на поверхности клубящиеся пятна ила.

— Три сажени!

— Шестнадцать футов!

— Шестнадцать!

Бельмон на мгновение повернул голову, покосившись на Мартена. Ян был бледен, по его напряженному, окаменевшему лицу катились крупные капли пота.

— Еще рано, — шепнул Бельмон.

— Пятнадцать футов, — заорал Перси. — Пятнадцать.

Мартен прикрыл глаза. Красные и зеленые круги поплыли под веками. У “Зефира” оставалось не больше двух футов воды под килем. Если сядет на мель…

— Четырнадцать футов! — надрывался Перси.

Илистый, темный, как сажа, смешанная с пеплом, след оставался за кораблем и уплывал по течению влево.

“ — Задеваем дно, — думал Мартен. — Господи Боже, мы ползем по дну!”

Он почти ощущал это прикосновение, хоть “Зефир” и продолжал двигаться плавно, без малейшей дрожи по мутной воде. Может быть, он только взбаламутил верхний слой мути, застоявшейся над топким дном? Но капитану казалось, что он видит, как массивный киль рассекает илистое болото, врезаясь все глубже, увязая в борозде в предательской зыбкой топи.

— Четырнадцать футов, четырнадцать! — орал Перси Славн.

— Четырнадцать…Четырнадцать.

Паузы между его выкриками казались Мартену бесконечными. Посмотрев вперед, он заметил на темном фоне берега такое, что кровь его застыла в жилах. Посреди ослепительного блеска мелкой ряби в полумиле по носу “Зефира” торчали из воды три мачты и остатки носовой надстройки какого-то судна, которое видно давно уже гнило тут и успело глубоко уйти в ил.

— Руль право на борт! — разнеслась команда Бельмона.

Ян резко обернулся. Бельмон все ещё смотрел в сторону кормы на те два островка, теперь уже совсем закрывшие друг друга, и Мартен заметил, как между двумя горбами ближнего из них вырос третий, увенчанный кучкой деревьев.

— Посмотри туда, — хрипло выдавил он. — Видишь?

Бельмон мельком оглянулся.

— О! — пораженно воскликнул он. — Кто-то был тут до нас! Наверное…

Но Мартен его уже не слушал: “Зефир” разворачивался и в любой момент мог потерять ветер.

— Выбрать шкоты! — заорал он.

Только когда реи развернулись и закреплены были в новом положении, снова перевел взгляд на обломки, которые теперь остались слева по курсу. Остальные тоже уставились в ту сторону, причем Перси так засмотрелся, что на миг забыл о замерах глубины.

— На лоте! — гаркнул Мартен.

Железный шар взлетел вверх и скользнул вдоль борта.

— Пятнадцать футов! — выкрикнул Перси, едва не плача.

И потом-с радостным восторгом:

— Шестнадцать! Шестнадцать!

— Банку мы уже миновали, — заметил Бельмон. — А эти на неё сели, и то, пожалуй, во время прилива, иначе не прошли бы так далеко, — добавил он, указывая на останки судна. — Засели в иле по самую палубу.

— Сдается, нам немного недоставало, чтобы тоже тут засесть, — перевел дух Ян.

— Немногого, — признал Бельмон. — Я ошибся ярдов на сто; нужно было брать ближе к берегу, там на пару футов глубже.

Но эта рябь…

Одновременные крики с марса фокмачты и с носа прервали его оправдания. Прямо перед “Зефиром” в сплошной стене леса открылся вход в лагуну. Берег как бы расступался в обе стороны, открывая гладкую, как зеркало, поверхность спокойной воды. Только посредине вода заметно рябила от напора реки, которая вытекала из леса, принося размытую черную землю, оседающую неровными валами на дне.

Бельмон сам стал за штурвал и повел корабль вдоль берега, который медленно перемещался по правому борту, молчаливый, таинственный и безлюдный. Миновав вход и описав плавную дугу, чтобы не попасть в течение, приказал спустить последние паруса и, используя остатки хода, направил нос “Зефира” влево, после чего дал знак Мартену бросить якорь.

Долгий грохот выпадавшей через клюзы якорной цепи сотряс тишину и утонул в ней без эха. Корабль остановился, дернулся, развернулся вокруг якоря и наконец замер бортом к берегу.

— И что дальше? — спросил Мартен.

— Подождем, — ответил Бельмон. — Ручаюсь, за нами наблюдают со всех сторон. Но не знают, кто мы и не уверены, не откроем ли мы огня при их появлении. И я не уверен, помнят ли они английский флаг.

— Я не вижу на берегу ни души, — усомнился Мартен. — Не похоже.

— И тем не менее они там, — перебил Бельмон, — и знают о каждом нашем движении. Видели все маневры. Это должно было убедить их, что мы знаем дорогу, но пока они не убеждены, что мы прибыли как друзья.

Его уверенность была лишь наполовину искренней. Что могло случиться в Амахе за время его долгого отсутствия? Правит ли в Нагуа по-прежнему Квиче? Что означает остов корабля на мели? Какой-то корсар забрел сюда в одиночку, или другие корабли, бывшие с ним, сумели вторгнуться в лагуну? Может, тут побывали испанцы? И захватили или разграбили страну?

Это не казалось ему правдоподобным — слишком труден был проход, а Амаха не славилась золотом. Впрочем — кто знает?

— Если за полчаса никто не покажется на берегу, я возьму шлюпку, — сказал он Мартену. — Меня должны помнить. Прийди я на “Аррандоре”…

Он запнулся. “Аррандора”! Должны помнить название!

— “Ар-ран-до-ра”! — громко прокричал он. — “Ар-ран-до-ра”!

И голос снова улетел в пространство, чтобы утонуть в нем без эха, как до этого без эха пропал в тишине грохот брошенного якоря.

Мартен некоторое время прислушивался и наконец с сомнением покачал головой.

— Нет там никого, — бросил он.

Но ещё не успел договорить, когда странный отзвук долетел из глубины леса.

— Слушай, — шепнул Бельмон.

Тишина, казалось, колебалась теперь в переменном ритме, раз за разом взрываясь приглушенным громом. Глубокие, низкие, то мягкие, то опять твердые и звучные удары накатывались из чащи, грохот опадал и вздымался, стихал и раздавался снова.

— Барабаны, — сказал Мартен.

Четыре громких удара прогремели с равными интервалами и все смолкло. Тишина, как и прежде, повисла над лагуной.

Ян взглянул на Бельмона и хотел о чем-то спросить, но тот жестом удержал его. Издалека, словно из самого сердца джунглей. долетел ответ. Он был куда короче, чем вызов или вопрос, и звучал как решение или приказ.

И мангровая чаща на илистом берегу вдруг ожила: зашелестели листья, закачались ветви, из них высунулись головы, украшенные воткнутыми в прическу перьями, черные густые кудри, полунагие темнобронзовые тела — множество тел, прыгающих, бегущих, склоняющихся над водой. Бог весть откуда как по волшебству среди тростника обнаружились длинные лодки, туча лодок, полных гребцов. Поднялся гомон, который прорезали резкие гортанные крики, и спокойная, зеркально сверкавшая гладь лагуны вспенилась под ударами коротких весел.

Пироги широким полукругом двигались в сторону “Зефира”, весла сверкали на солнце, крик становился все громче. И вдруг стих. Весла затормозили бег пирог, замерших на полдороги. Только одна продолжала плыть вперед, медленно сбавляя ход.

Шевалье де Бельмон сделал несколько шагов к борту.

— “Аррандора”! — прокричал он ещё раз, подняв руки в приветственном жесте.

— “Аррандора”!!! — поднялся вокруг радостный крик. — “Аррандора”!

Странная фигура, покрытая вылинявшей шкурой оцелота, с кошмарной маской на лице, рогами антилопы кабри на голове и пучком черных перьев в руке, стояла на носу пироги.

— Это их главный жрец, — сказал Бельмон Мартену. — Будь с ним радушен.

Мартен приказал спустить с правого борта трап. Пирога пристала и жрец всемогущего бога Тлалока, а вместе с тем советник короля и вождя вступил на палубу в сопровождении переводчика, молодого негра с быстрыми глазами и умным выражением темного, почти черного лица. Двое воинов огромного роста, опираясь на длинные копья, стояли поодаль, как две статуи, отлитые из бронзы, а остальные пироги, выстроившись в форме полумесяца, теперь приблизились, окружая корабль со стороны суши.

Мартен ожидал представителя Квиче — мудреца на ступенях трапа, ведущего на ют, в обществе шевалье де Бельмона и Генриха Шульца.

Этот последний с нескрываемым отвращением и некоторой опаской поглядывал на индейского жреца, чуя своим длинным кривым носом запах адской серы и украдкой крестясь для защиты от нечистой силы, которая наверняка окружала этого слугу Антихриста.

Бельмон, торжественный и серьезный, готовился к посредничеству при знакомстве и обмене вступительными приветствиями, а Мартен, одновременно позабавленный и заинтересованный, отступил в сторону, не спуская взгляда с посла.

Жрец — посол был низкорослым и толстым. Его плечи, живот и ноги покрывал тонкий слой жирной красной глины. Приближался он очень медленно, танцевальным, раскачивающимся шагом, покачивая бедрами, поворачивая то влево, то вправо увенчанную рогами голову и потрясая пучком перьев, прикрепленных к короткому шнуру с серебряными бубенцами. На полпути, посредине главной палубы, задержался и жестом призвал одного из воинов, стоявших у трапа. Бронзовый исполин торопливо подошел, оттолкнув негра-переводчика, не убравшегося вовремя с дороги, и стал за плечами жреца. Тот склонился низко, словно в поклоне, перед тремя белыми, резким рывком сорвал маску и выпрямляясь подал её назад, за спину. Показалось лицо, почти столь же страшное, как и маска; лицо, меченое тремя рубцами с каждой стороны от горбатого носа с раздутыми ноздрями, разрисованное черными и белыми линиями, выгибавшимися вокруг губ. Сверкавшие синеватые белки и черные радужки прятались глубоко подо лбом, до половины закрытым черной, ровно подстриженной челкой. Крупные пожелтевшие зубы при разговоре щерились между губ.

Быстро шагнув вперед, жрец вознес ладони на уровень лицо. Голос его звучал хрипло, слова прерывались, словно произносил он их с трудом или с сомнением. Мартену казалось, что среди чуждых гортанных звуков он различил повторенное несколько раз имя Бельмона и название его корабля.

Вступление было довольно коротким и содержательным. Из несколько дольшего пересказа переводчика, говорившего по-испански, следовало (после приветствий белому брату от его королевского величества) что Квиче-Мудрец все ещё властвует над своим народом в мире и благополучии, что он рад прибытию столь видных гостей и приглашает их в Нагуа, где приготовит для них достойный прием; что ему к тому же известно, что второй корабль белых братьев ожидает поблизости и что надлежало бы ввести его в лагуну до наступления темноты.

Когда негр умолк, у входа на трап показались ещё шесть индейцев, несших на двух больших щитах овощи, фрукты, лепешки и битую птицу. Сложив дары у трапа, они отступили и выстроились в ряд вдоль борта.

Теперь пришла очередь Бельмона. Шевалье спустился на две ступеньки и заявил, что на этот раз прибыл не как вождь, а как товарищ и друг могучего владыки морей, прозванного Золотой Куницей, что на языке, которым пользуются величайшие мореходы мира, звучит как Мартен.

— Вот он, — показал Бельмон на Яна. — Гроза испанцев, победитель во многих сражениях, и притом человек большого и щедрого сердца; он переплыл океан, чтобы предложить свою дружбу мудрому вождю Квиче, укрепить его власть в Амахе ибыть может — расширить её на соседние земли.

Далее Бельмон заявил, что Мартен с благодарностью принимает приглашение в Нагуа и отправится туда на обоих кораблях, чтобы предложить королю скромные дары. У него нет, правда, золота и серебра, которыми так богата Мексика, но зато он привез железо, которого тут недостает; топоры и пилы, плуги и бороны, и даже мушкеты и пушки. Чтобы не остаться в долгу перед многоуважаемым жрецом бога Тлалока, он преподносит ему вот этот пистолет вместе с мешочком пороха и пуль, а также стилет со стальным клинком и рукоятью из перламутра.

Пока негр переводил его слова, ворочая глазами и давясь слюной от возбуждения, и сам посол, и остальные индейцы на палубе “Зефира” не могли скрыть охватившего их возбуждения.

Инструменты и оружие, особенно оружие огнестрельное — это дары куда ценнее, чем золото и серебро!

Жрец грозного Тлалока не скрывал радости, разглядывая старый пистолет с раздутым дулом. Пробовал пальцем острие стилета, гладил полированную рукоять, и наконец захотел поделиться хорошими новостями с остальными воинами, которые напряженно ожидали в пирогах результатов его дипломатической миссии. Подойдя к борту, он во весь голос сообщил им благие вести.

Ответом был вопль радости. Копья, перья, весла, каменные томагавки, луки взлетали вверх и возвращались в вытянутые руки, удивительно ловко подхватывавшие их на лету. Лодки качались, тыкались в борт “Зефира”, сталкивались друг с другом, кружились внизу, как стая разыгравшися рыб. Имя героя этой манифестации проникло в толпу и теперь возносились крики в его честь.

— О-хе! Мартен, о-хе! — вопили гребцы и воины, потрясая булавами и щитами.

Мартен шагнул на главную палубу, обнял Бельмона и вымазанного красной глиной дипломата и стал между ними, повернувшись к берегам Амахи и смеясь во все горло.

Еще до захода солнца “Ибекс” был отбуксирован мимо банок с помощью шести больших индейских лодок и бросил якорь на спокойных водах лагуны в устье реки, рядом с “Зефиром”. Когда пали короткие сумерки, и потом ночь легла на залив и тьма покрыла море и сушу, весь берег засверкал красными точками огней. От них доносился гул многочисленных голосов, и черные силуэты мелькали на фоне пламени. Временами под аккомпанемент бубнов и свистулек вдруг взрывался гомон, крик, шум, у огня клубился вихрь фигур, напоминая поистине дьявольский шабаш. Видны были топающие ноги, мечущиеся тела, воздетые руки и хлопающие над головой ладони. Потом все успокаивалось, и лишь грохот барабанов разносился по реке, повторяемый другими барабанами где-то в глубине суши.

Только в полночь огни начали гаснуть и глубокая тишина, дожидавшаяся до тех пор окончания этих взрывов массового безумия, терпеливая и зловещая, вновь распростерлась вокруг.

На рассвете пришел туман. Теплый и липкий, он накрыл лагуну, а когда солнце взошло над морем из-за невидимой подковы атолла, белизна, пронизанная его сиянием, стала более слепящей, чем мрак ночи. Не было видно ни устья реки, ни берегов, ни леса, даже ближнего края суши, поросшего мангровыми зарослями, и даже “Ибекса”, стоявшего всего в нескольких десятках ярдов, а вершины мачт и верхние реи “Зефира” расплывались и исчезали из виду, словно погружаясь в молоко.

Пелена скрывала все, словно толстый слой пушистой ваты. Сквозь неё не проникало ни звука, а шум жизни на палубе тут же вяз, не уносясь за борт. Могло показаться, что корабль висит в молочно-белом сияющем пространстве, и что весь остальной мир исчез, пропал неизвестно куда, не оставив по себе и следа.

Потом мгла поднялась, словно занавес, и сквозь белесую муть проглянула поверхность воды. Показалась темная линия берега, чаща зарослей вокруг лагуны и повисший над заливом бледный диск солнца. Все это продолжалось едва ли несколько секунд, после чего белый занавес опустился снова и мир опять перестал существовать, если верить глазам и ушам.

Лишь потом из невидимой дали донесся приглушенный окрик, за ним быстрый размеренный плеск и шум разбивавшихся волн. Несколько лодок вынырнули из мглы у самого борта “Зефира”, а их рулевые требовали немедленно поднять якорь и подать концы для буксировки.

Мартен заколебался, стоит ли рисковать, но Бельмон заверил его, что проводникам можно доверять. Двое из них с обезьяньей ловкостью вскарабкались на палубу. Один стал у штурвала, другой сел верхом на бушприт. Несколько матросов под командой Ворста понимали якорь, поворачивая тяжелый дубовый кабестан, пока якорь не оторвался от илистого дна и, смывая грязь, поднялся в клюз. Корабль, сдвинутый этим маневром, медленно, почти незаметно двигался вперед, а потом стал поворачивать вправо, куда тянули его буксировщики. Два ряда пирог, расходившихся под острым углом в форме буквы “V”, рьяно взялись за дело, увлекая его к устью реки. Мгла, казалось, редеет; уже можно было различить ближайшие пироги и даже фигуры гребцов, за кормой замаячил силуэт “Ибекса” и буксировавшие его лодки, нанизанные на лини как бусины.

Мартен заметил, что течение, пересекавшее лагуну, шло не из основного русла Амахи. Это был только один из многочисленных рукавов, и явно не главный. Дельта реки занимала несколько миль побережья, создавая множество иных заливов, почти совершенно недоступных, как утверждал Бельмон. Только в эту лагуну выходили устья трех рукавов, из которых лишь средний был пригоден для прохода крупных кораблей, и то во время прилива.

Прилив как раз начинался. В море на востоке шумел мощный прибой, чьи валы перекатывались через низкую подкову атолла, мчались по заливу, проникали в лагуну и, растратив свою энергию на преодоление препятствий, тихо угасали у берега. Уровень воды заметно поднялся, течение реки забурлило, обращаясь вспять, и со дна вздымались на поверхность тучи бурого ила.

Потянул легкий ветерок, мглу порвало в клочья, солнце выглянуло раз, другой — и наконец открылась синева неба.

Пироги, тянувшие “Зефир”, входили в широкую горловину судоходного устья. Несколько шалашей из тростника и пальмовых листьев стояли на высоком левом берегу. Жили там, по-видимому, исключительно воины Мудреца — что-то вроде пограничной стражи, ибо когда те выбежали на полянку среди деревьев, чтоб приветствовать и проводить корабли белых людей, Мартен не заметил среди них ни единой женщины.

Потом сторожевой пост исчез за поворотом, а лес, становившийся все выше и все темнее, навис над водой. Ветер стих совсем, воздух стал густым и теплым, насыщенным запахом гнили и ещё сотнями других, наплывавших тяжелыми волнами: ванили, меда, свежей крови, благовоний, трупного яда, источаемого великолепными золотыми цветами, свежей мяты, сладкой акации, забродивших пивных дрожжей, чеснока, пижмы, гнилых шкур, лимона, навоза, мирра, камфары, перца, амбры…

Крупные пересохшие излучины заполнялись теперь водой, образуя обширные заливы и озера; на длинных песчаных отмелях грелись на солнце ленивые кайманы с темными, почти черными спинами и подбрюшьем в желтых пятнах; острова и островки, поросшие чащей кустов и деревьев, преграждали путь, а коварные мели таились под самой поверхностью воды, оставляя лишь узкие проходы то у правого, то у левого берега. Вдруг за поворотом в устье притока открывалась широкая гладь чистой воды — и все тут же исчезало в тени огромных деревьев. Их могучие, удивительно высокие, прямые стволы вздымались вверх, к солнцу, как колонны небывалого храма.

“Зефир” со своими высокими мачтами проплывал у подножья их словно букашка, заблудившаяся среди травы. Плыли весьма медленно, и чем дальше вверх по реке, тем медленнее. Непроходимые чащи, переплетения лиан, раскидистые кроны, чудовищно скрученные коренья, плотные стены зелени раскрывались перед носом и смыкались за кормой, словно джунгли сбегали к воде, чтобы отрезать им дорогу назад.

Тучи москитов гудели в тени под разлапистыми листьями, невидимые птицы отзывались в вышине, временами плескала рыба, раздавался шелест, крик — и стая обезьян мелькала среди ветвей.

А вокруг царил покой. Который, однако, казался только напряженным ожиданием того, что таилось в глубине леса — коварного и дикого, колебавшегося с выполнением своих невообразимых намерений.

Генрих Шульц, который с самого начала с недоверием отнесся к затее Мартена и Бельмона, чувствовал себя отвратительно как физически, так и душевно. Тропический климат, липкая влажная духота лишили его сна и мучили неописуемо. Генрих непрестанно потел, и с потоками воды покидали его силы, аппетит и присутствие духа.

Ко всему добавлялся тот факт, что теперь свое положение помошника капитана ему приходилось делить с Бельмоном, и при этом не раз тому уступать. Теоретически у обоих были равные права на “Зефире”, но Бельмон был все же лоцманом и навигатором, и его влияние на Мартена неустанно росло.

Кроме того — как всегда в долгих плаваниях — Генрих страдал от невозможности отправления религиозных обрядов, и прежде всего исповеди и причастия, что наполняло его опасениями насчет спасения души — он ведь мог и позабыть о совершенных грехах! Особенно тут, среди язычников и идолопоклонников, в столкновении с колдунами, рядом с их дьявольскими обрядами, он чувствовал себя в страшной опасности. Одни лишь молитвы и украдкой совершаемые знаки святого креста не могли предотвратить поползновений сатаны. При мысли, что силы зла подберутся к нему, смогут проникнуть в его одежду, поселиться в волосах или под ногтями, его брала дрожь, мутило и сдавливало горло. Он не раз слыхал о таких случаях, но не мог представить, как им можно надежно противостоять без святой воды и экзорцизмов. А Мартен решительно воспротивился участию в экспедиции миссионеров или хотя бы простых монахов…

Осовелый и страдающий Шульц скитался по палубе, стоял у борта и возвращался под парусиновый навес, растянутый над штурвалом и ютом. С неохотой, почти с ненавистью взирал он на джунгли, медленно проплывавшие по сторонам.

Берег был высокий, ненамного ниже палубы, и корабль плыл к нему вплотную, с обрасопленными реями, чтобы не задевать за ветки деревьев. Несмотря на это время от времени какая-нибудь полусухая ветвь, низко нависавшая над водой, застревала между вантами фокмачты, ломалась и с треском рушилась вниз, и на палубу сыпались листья, сучья, лишайники и тучи трухи. Шульц перегнулся за борт, чтоб широким ножом перерубить лиану, которая тащилась за кораблем, и внезапно увидел дьявола…Дьявола собственной персоной!

Жуткая, искривленная в ухмылке физиономия показалась ему среди зарослей, блеснули широко раскрытые, горящие глаза, и потом — словно пелена спала с его глаз — в сплошной чаще узрел он другие лица, руки, груди, нагие, бронзовые, блестящие тела, целую толпу неподвижных фигур, которые, казалось, жадно вглядывались в него, готовые накинуться и утащить с собой прямо в ад.

Потрясение лишило его речи и парализовало мышцы. Не мог издать ни звука, не мог даже двинуться с места, и сердце у него готово было выскочить из груди.

Тут ветви дрогнули, зашелестели листья, и стадо дьяволов кинулось вперед, вверх по реке. Генрих видел, как они мчатся, пригнувшись к земле, мелькают то тут, то там, исчезают в тени и вновь показываются в просветах зелени. Наконец вся орда рассеялась в непонятном безумном испуге и пропала, словно сквозь землю провалилась.

Он все ещё стоял, всем весом навалившись на релинг, с трудом переводя дух и чувствуя, как струи пота текут во всему телу. Его мутило от отвращения и тревоги. Побелевшими губами он пытался шептать молитвы. Вздрогнул, почувствовав на плече чью-то руку; не слышал ни шагов, ни слов, произнесенных шевалье де Бельмоном, остановившимся рядом.

— Вам плохо, мсье Шульц? — ещё раз спросил тот.

Генрих выпрямился и оглянулся через плечо.

— Душно, — буркнул он.

— Точно, — согласился де Бельмон. — Любуетесь нашими помощниками? — любезно продолжал он. — Они сильны, как лошади, и любопытны, как мартышки.

— О ком вы? — удивился Шульц.

— Да вон о тех, — Бельмон кивком указал на чащу. — Они нас будут брать на буксир. Сейчас джунгли кончатся, по крайней мере отступят от берега. Подадим линь на берег и эти люди…

— Люди?! — воскликнул Генрих.

— Gente sin razon, если хотите — так именуют их испанцы. Но лично я считаю, что они люди, между прочим, как счел и Павел III ещё сорок пять лет назад.

Генрих недовольно поморщился: упоминание о Папе прозвучало в устах этого еретика как насмешка. Однако Папа непогрешим, а существа, которые мелькнули среди зарослей, видимо, были индейцами, а не обитателями преисподней. Как бы там ни было, все к лучшему.

— Если они достаточно сильны, остальное не важно, — буркнул он. — Где закрепим лини?

— Пожалуй, к клюзу, и ещё за фок — и гротмачты.

Они занялись этим, а потом Шульц и сам увидел, что джунгли действительно отступают от воды по обеим берегам реки.

Около двух сотен индейцев, выйдя из леса, ждали, когда подадут буксир. Русло сужалось, вода становилась глубже и темнее, почти черной, ленивое течение тоже оживилось и рвалось навстречу. Гребцы налегали изо всех сил, однако пироги едва продвигались против течения.

Еще несколько лодок выскочили из-под кормы “Зефира”, и когда оказались у бортов, стоявшие в них воины подхватили лини и перевезли их на сушу. Полунагие “дьяволы”, разделившись на три отряда, впряглись в буксиры и принялись тянуть. Остальные отталкивали нос корабля, чтобы не слишком приближался к берегу.

По истечении часа опять пришлось перейти на буксировку исключительно лодками, поскольку пешим на берегу дорогу преградили болотистые притоки — или рукава — Амахи.

Так повторилось ещё несколько раз. И каждый раз индейцы переправлялись на лодках, перевозя и лини тоже, и снова трогались дальше.

Джунгли отступали все дальше, солнечные поляны раскрывались все шире, тут и там появились хижины с острыми крышами из пальмовых листьев, окруженные ухоженными полями и садами молодых плодовых деревьев. Дети, в основном чернокожие, выбегали к самой воде, а мужчины и женщины оставляли работу в поле, чтобы разглядеть корабли белых. Наконец — уже под вечер — показался большой поселок из деревянных домов на высоких сваях, протянувшийся вдоль левого берега реки.

— Нагуа, — сказал Бельмон.

Шульц был разочарован. Он воображал, что увидит улицы и дворцы, если и не такие, как в Теночтитлане, то во всяком случае напоминающие город. Тут же не было даже улиц — только длинный, тянущийся на милю, если не больше, ряд прямоугольных деревянных сараев без окон, обращенных входом на сушу. “Улицей” же служила дорога шириной ярдов шесть, укрепленная со стороны реки крупными валунами и тянувшаяся между сваями, на которых стояли те самые сараи.

Единственным каменным зданием оказалась резиденция местного владыки. Она была выстроена на небольшом пригорке в нескольких сотнях ярдов от реки, напротив пристани, разделявшей поселок на две равные части. Помост из огромных бревен, опиравшийся на могучие сваи, вбитые в дно параллельно берегу, выступал до середины протоки. За ним, по сторонам обширной площади, возвышались два навеса на каркасах из нетесанных бревен, с глинобитными стенами, а дальше — ещё несколько более представительных зданий, тоже из глины, подкрепленной каменными контрфорсами.

Еще дальше почва поднималась, образуя довольно крутой холм, склоны которого были превращены в террасы, окруженные на половине высоты мощным двойным частоколом. На плоской вершине за каменной стеной с амбразурами поднималось тяжеловесное сооружение, формой напоминавшее пирамиду со срезанной верхушкой, с двумя окружавшими его галереями и чем-то вроде квадратного павильона с острой крышей, украшенной яркими орнаментами. Там жил Мудрец.

Толпа на помосте и на площади застыла в молчании. Состояла она исключительно из индейцев. В первых рядах, за шеренгой воинов, вооруженных то копьями и щитами, то луками и каменными топорами на коротких деревянных рукоятках, видны были только мужчины. Женщины с детьми скрывались за их спинами или выглядывали из кустов и из-за изгородей. Было их куда меньше; мужчины составляли большинство населения Нагуа, а может быть и всего царства.

Четверо белых — Мартен, Бельмон, Шульц и Уайт — на палубе “Зефира” ожидали прибытия Квиче, который должен был приветствовать их и проводить в свой дворец. Уайт был в бешенстве, что приходится ждать “какого-то дикаря”, и Шульц разделял его настроение. Вдобавок он опасался какого-нибудь подвоха или просто предательства. По его мнению, нельзя было доверять созданиям, вид которых слишком смахивал на подданных Вельзевула.

Тут толпа на помосте зашевелилась и Генрих увидел две женские фигуры, приближавшихся со стороны улицы, тянувшейся вдоль реки. Старшая, уже сгорбленная, в темных одеждах, с волосами, стянутыми в плотный узел на темени, опиралась на палку. Младшая — ей было не больше шестнадцати — стройная и гибкая, как тростинка, завернутая в полосатую шелковисто блестевшую материю, вышагивала гордо, звеня браслетами из золота и серебра. Кожа у неё была светлее, чем у других женщин, щеки нарумянены, а блестящие черные волосы заплетены в толстую кому. Украшали её многочисленные ожерелья из стеклянных бус, какие-то мелкие разноцветные побрякушки — возможно, амулеты, — подрагивали при каждом шаге. Была она дикая, пламенноокая и по-варварски прекрасная.

Шла неторопливо, не обращая внимания на толпу, подняв голову и не сводя глаз с Мартена, стоявшего у борта в том же наряде, что и при встрече с королевой Елизаветой в Дептфорде. Издалека выделила его среди спутников и угадала, что он здесь главный. Задержалась у трапа, переброшенного с палубы на пристань, и молча глядела на него, так внимательно, словно собираясь запомнить его облик. Легкое удивление появилось на её лице, когда Ян улыбнулся ей и склонил голову, снимая соболиную шапку с пером. Красавица отвечала ему также улыбкой и приветственным жестом.

Старуха нахмурилась, приблизилась и торопливо и гневно заговорила, раз за разом указывая на корабль.

— Как тебе не стыдно, Иника! Совсем стыд потеряла! Только увидела белых чужеземцев и уже улыбаешься им как последняя негритянка. Забываешь, что ты дочка вождя! И что ты моей крови, крови Кора, как и твоя мать.

Иника нетерпеливо взмахнула левой рукой, словно прерывая этот поток слов. Раздался звон браслетов, но старуха не унималась.

— Чужеземцы! — заговорила она ещё громче, с презрением и ненавистью. — Пусть злой рок покарает чужеземцев! Хватит с нас их всех, и черных, и белых, и схожих с нами. И хуже всех-белые. Никогда от них не жди ничего хорошего. Я стара, и я-то знаю. А ты им улыбаешься, бесстыдница! Бесстыдница!

Мартен с удовольствием следил за этой сценой. Догадываясь о её смысле, любопытствовал, чем дело кончится. Но не дождался: в толпе началось движение, и со стороны частокола показалась небольшая процессия, во главе которой торопливо шагал плечистый, рослый индеец с непокрытой головой, украшенной только золотым пояском, который придерживал волосы, заплетенные в несколько косичек. На нем было нечто вроде замшевой куртки с короткими рукавами, открытой спереди, расшитой по бокам ремешками разноцветной блестящей кожи и украшенной металлическими колечками, ниже — длинная юбка с разрезами по швам от бедер до самых стоп, обутых в мастерски сплетенные мокасины.

За исключением торчавшего за поясом топорика со стальным лезвием, он был без оружия. Сопровождавший его жрец и ещё двое вельмож также были безоружны. Зато скромная свита, состоявшая из шести высоченных, подобранных по росту воинов, выглядела весьма впечатляюще в головных уборах из перьев, в шкурах кагуаров, переброшенных через левое плечо, открывавших плечи и соединенных на груди пряжками из бронзы. В руках они держали длинные щиты из узорчатой тисненой кожи и копья с пучками выкрашенных в черное и красное волос у наконечников; за поясами поблескивали каменные топорики с резными топорищами. Их лица, похожие как две капли воды, были одинаково разрисованы черными и белыми линиями и украшены одинаковыми рубцами.

Когда Мудрец с тремя спутниками взошли на трап, гвардейцы выстроились в шеренгу вдоль помоста, поставив щиты и копья на землю.

Квиче без колебаний остановился перед Мартеном.

— Здравствуй, друг, — сказал он, глядя ему прямо в глаза.

ГЛАВА IX

Первых три дня пребывания Мартена и экипажей кораблей в Нагуа прошли в торжествах, пиршествах и взаимных наблюдениях. Ни одна, ни другая сторона не касалась в разговорах самого важного.

Мартен велел выгрузить и сложить у ворот частокола двенадцать мушкетов, бочонок пороха и мешок пуль, сорок пил по дереву, столько же больших топоров, лопат, вил и мотыг, десять ящиков гвоздей, комплект столярных инструментов и два ящика всякой всячины, вроде игл, ниток, ножей и ножниц, стеклянных пузырьков, свечей и дешевых фонарей. Сверх того лично Мудрецу он преподнес пару пистолетов с рукоятками, выложенными перламутром и серебром, и толедский клинок с золоченым эфесом. Дары чуть поскромнее получили два индейских вельможи, оказавшиеся посланниками и одновременно близкими родственниками вождей дружественных племен, для Иники же Мартен припас штуку голубого шелка, несколько ожерелий и серебряный колокольчик, который особенно ей понравился. Наконец теща вождя получила отрез червоного атласа и кружевной воротник.

Щедрость Мартена произвела большое впечатление. Столько всего сразу, и таких ценных вещей — особенно оружия и инструментов — никто тут до той поры не видел. Даже Мудрец не мог скрыть радости, хоть и старался не подавать виду и ограничивался любезными благодарностями.

Мартен и Бельмон получили для жилья два стоявших по соседству небольших павильона, выстроенных в тени деревьев парка, окружавшего резиденцию Мудреца. Квиче устроил их удобно и даже роскошно для своих возможностей. Ян спал на низком, очень широком ложе, обитом плетенкой из кожаных ремней и выстеленном шерстяными покрывалами. На каменном полу из гладко тесаных плит лежали рыжие, пушистые шкуры пум, на стенах висели рогатые черепа оленей и антилоп кабри. Вид, открывавшийся оттуда, говорил о покое и достатке.

Внизу, прямо за площадью с глинобитными домами и складами по обе стороны, лежала пристань. У деревянного пирса “Зефир” и “Ибекс” неподвижно застыли на фоне темной реки, которая утром и вечером пылала в отблесках солнца. Противоположный правый берег казался необитаемым. Там, правда, тянулись какие-то плантации, и многочисленные пироги сновали поперек реки взад-вперед, но домов не было видно. На левом берегу, вверх и вниз по Амахе, над самой водой высились бурые деревянные дома, каждый на четырех высоких столбах, с лестницей, приставленной к входному проему, завешенному рогожей или циновкой. Их окружали плодовые деревья, а посредине между столбами бежала тенистая улица.

Вокруг поселения, среди холмистых полей, садов и пастбищ, тут и там были видны одинокие домики под высокими крышами в тени деревьев. Над домами, над огороженными плантациями, над плодовыми садами, над людьми, погруженными в свои заботы, простиралось бездонное темно-сапфировое небо, опиравшееся на непроходимые леса, замыкавшие со всех сторон горизонт. Только очень далеко на северо-западе виднелся в дымке синеватый силуэт гор.

Могло показаться, что нет никакого доступа, никакой дороги в этот безмятежный край тишины и покоя. Но всего в нескольких милях к востоку лежало неспокойное море — арена непрестанных битв, побед и поражений; море, несущее богатые дары, надежды, угрозы и гибель.

Все три дня перед заходом солнца, когда прохладный ветерок с реки умерял жару, Мудрец в сопровождении двух гвардейцев спускался к павильону Мартена. Молчаливые воины с лицами, словно отлитыми из бронзы, оставались перед входом, опершись на копья, и замирали, а вождь поднимался на несколько ступеней внутрь. Приветствовал своего белого друга и гостя, спрашивал, хорошо ли тот спал, и заводил разговор о вещах отвлеченных или маловажных. Потом в косых лучах заходящего солнца они прогуливались по террасам, среди цветущих растений, и Мартен старался поддерживать беседу, в которой произносилось столько слов только для того, чтобы скрыть невысказанные мысли.

Говорили они по-испански; Квиче научился этому языку от беглецов из Тамаулипас и Вера Крус. Они долго испытующе глядели друг на друга, и Мартен ощущал или скорее догадывался, что Мудрец старается его понять, изучить, отыскать в нем что-то, что позволит ему открыть, насколько можно доверять белому мореходу.

Потом они ненадолго расставались, чтобы снова встретиться в многолюдной компании за ужином.

Уайт и Шульц только в первый раз были званы на такой прием. Они предпочли жить и питаться на борту вместе с экипажами.

Марен признал это верным. Сам же он восседал рядом с Бельмоном, ведя беседы с послами и верховным жрецом Уатолоком при посредничестве негра-толмача, который стоял за спиной.

В конце пиршества, когда подавали тыквы с мате, появлялись женщины — Иника и Матлока. Ян обменивался несколькими вежливыми фразами с каждой из них. Иника говорила по — испански лучше, чем отец; её бабка не понимала ни слова. Они сидели с гостями, пили мате и уходили раньше, чем Мудрец вставал, чтобы распрощаться и пожелать всем доброй ночи.

Два дня Мартен их видел только за ужином и только вместе. Но на третий день утром, спускаясь к реке, встретил Инику одну на нижней террасе, возле ворот в частоколе. Ему показалось, что встреча была не случайной — девушка ждала его.

Поздоровавшись, он спросил, не собирается ли она тоже на пристань. Иника покачала головой.

— Иди со мной, — сказала она смело и свободно. — Я хочу кое-что тебе рассказать.

Отведя его за забор, заслонивший их от замка, она заговорила. Начала с того, что считает его другом и доверяет ему. Больше, чем Бельмону. Вопреки мнению бабки, которая её воспитала.

— Берегись её. Она не одобряет твоих намерений. Боится, что ты приведешь сюда других белых — и даже испанцев.

— А ты?

— Я уже сказала.

— Знаешь, что я намерен делать?

— Ты привез инструменты, которые нам так нужны, и оружие для нашей защиты. Полагаю, ты умен и порядочен. Если тебе нужно будет надежное укрытие, Нагуа его предоставит. А сражаться ты будешь далеко, чтобы не привлечь сюда своих врагов. Тут Пристань беглецов. Тут должен царить мир.

Последнюю фразу она повторила не раз, с особым нажимом.

Мартен слушал, не перебивая. О внутренних проблемах своей страны она рассуждала как государственный муж, хотя и не представляла всех опасностей, грозящих извне.

Население Амахи постоянно росло. Росло быстрее, чем мог дать естественный прирост, потому что непрерывно прибывали сюда беглецы-индейцы и негры, и даже метисы. Правда, земли для них хватало, но её покрывали джунгли. Чтобы отвоевать у джунглей землю, обработать её и выстроить новые поселки, нужны были инструменты, железные орудия. Нужны были семена, рассада, саженцы новых деревьев, скот и птица. Прежде всего нужны были женщины в жены поселенцам.

И эта проблема уже наболела. Беглецы были почти исключительно мужчинами. Девушки из соседних племен Аколгуа и Хайхол выходили замуж за индейцев, крайне редко — за негров. Но и там избыток женщин уже был исчерпан. Такое положение могло вызвать столкновения и трения. Нужно было их каким-то образом предотвратить.

Матлока, теща Мудреца, ненавидела чужеземцев. Среди вельмож и советников зятя, среди жрецов и старейшин у неё было немало сторонников. Она вышла из рода Кора, её предки были вождями кочевников-воинов и охотников, и когда те стали переходить к оседлой жизни, главным их ремеслом по-прежнему оставалась война. Матлока было честолюбива, жаждала властиесли не для себя, то для зятя и внучки. Разумеется, власти абсолютной — не союза с другими племенами, а их подчинения власти Квиче.

Ее бесило, что чужеземцы получают земли в Амахе, — нет, конечно, они должны их обрабатывать, но как невольники. Кроме того, должны воздавать хвалу Тлалоку, и их надо приносить в кровавые жертвы этому богу, культ которого приходил в упадок, как она считала, именно от наплыва чужеземцев.

Она подстрекала жреца Уатолока, намекая тому на возможность женитьбы на Инике. Раз у Мудреца не было сына, Уатолок после его смерти мог бы стать вождем и владыкой Амахи. А может и раньше?..

Но жрец полузабытого бога колебался. Мудрец был силен и противостоять ему было рискованно. Уатолок колебался между ним и его тещей, стараясь сохранять нейтралитет. Обе стороны прибегали к его советам, а союзные вожди Аколгуа и Хайхола осыпали подарками.

— А твой отец? — спросил Мартен, когда Иника умолкла.

— Будешь говорить с ним сам, — ответила она. — Вы оба — великие вожди, а твой белый друг сражался вместе с нами и извел для нас немало ядер. Знаю, ты ещё могущественнее его. Если захочешь, можешь многое сделать для моей страны. Если нет, можешь стереть нас с лица земли. Но мы приняли тебя как гостя и друга, хоть могли вас перебить и сжечь ваши корабли, прежде чем вы вошли бы в лагуну. Мой отец не позволил этого.

Она посмотрела ему прямо в глаза.

— Теперь ты знаешь все.

Тем же вечером, когда женщины как обычно удалились, Мудрец взмахом руки отпустил всех остальных участников ужина и спросил своих белых гостей, не хотят ли те пересесть вместе с ним поближе к огню, угасавшему под развесистым деревом.

Было полнолуние, серебристый свет луны проникал сквозь ветви, бросая их черные тени на покрытую росой траву. Но возле обугленных тлеющих поленьев было сухо, низкий вал из дерна служил удобным сиденьем.

Квиче долго молчал, пошевеливая жар сырой зеленой веткой. Мелкие сучки тлели, вспыхивали язычками пламени и гасли.

— Пришло время нам открыть друг другу душу, — наконец произнес Мудрец. — Чего вы хотите?

Мартен обменялся взглядом с Бельмоном, который чуть кивнул и сказал:

— Помочь тебе, Квиче, и вместе с тем получить от тебя помощь. Амаха стала Пристанью Беглецов, которые нашли здесь безопасное убежище. Но мир вокруг велик и в нем царят испанцы. Вы знаете о них достаточно, чтобы понять, что рано или поздно они попытаются завладеть и твоей страной, и тогда…он сделал жест, словно сметая что-то на земле перед собой. Тогда тебе не устоять, не имея оружия, орудий и кораблей.

— Лагуна мелкая, и воды в ней коварные — возразил Мудрец, — Вы видели мачты испанцев, которые там торчат?

Бельмон кивнул. Хотел было спросить, что стало с экипажем, но счел такой вопрос слишком некорректным. Допускал, что перебиты были все до одного.

— Видели, — сказал он. — Но тот корабль плыл в одиночку, а капитан его был безрассуден. Раз он рискнул все же войти в бухту, значит найдутся и другие, и судьба первого их предостережет. Испанцы сильны. И сдержать их можно только силой. Будь у твоего свекра тогда несколько орудий,“Аррандоре” не стоять бы тогда в Нагуа.

— Это правда, — вздохнул Мудрец.

Бельмон продолжал говорить, излагая проект укрепления побережья и устья реки, а также возможных проходов со стороны суши. Обещал оружие, пушки, запасы пороха и пуль, помощь в организации армии в обмен на убежище для кораблей и хранение добычи, а также на разрешение вербовать людей в экипажи среди обитателей Амахи.

Мудрец выслушал его молча, потом заговорил сам, обращаясь главным образом к Мартену.

Говорил о своей молодости, которая прошла среди убийств и войн; о сражениях с воинственными и кровожадными кочевниками, которые постоянно опустошали страну; о кровавых внутренних разборках с воинственными жрецами и бунтующими вождями мелких родов, о восстаниях и бунтах, во время которых потерял родных, ещё не вступив в возраст мужчины; о более поздних отчаянных схватках с какими-то пришельцами с гор; о злосчастном перемирии с племенем Кора, из которого взял себе жену, и о её смерти от рук жадного до власти свекра; о серии поражений, нахлынувших как волна, сметя его с горсткой верных людей в глубь лесов, а потом и на побережье, откуда уже не было выхода.

— Амаха стала тогда пожарищем, а Нагуа скрыли джунгли, вздохнул он.

— Когда “Аррандора” показалась в заливе, — заговорил он вновь, глядя на Мартена, — нас охватило отчаяние. Мы были окружены, и наши пироги не могли выйти в море, чтобы увезти женщин и детей. Ведь мы собирались покинуть родные края и и отдаться на волю судьбы, ища счастья на юге, подальше от этой реки, в которой текло столько крови. Пожалуй, мы бы погибли от голода, выполни это намерение. Но он помешал нам, вождь показал на Бельмона, — и спас нас.

Снова смолк, глядя на жар углей, словно узрев среди пепла картины пережитого. Потом продолжал рассказ, как при виде парусов “Аррандоры” решил было лишить жизни женщин и детей, чтобы те не попали в руки белых, и напасть на корабль, дабы пасть в борьбе. По счастью он успел увидеть, что пришельцы спускают шлюпки. Так что изменил намерения, охваченный безумной мыслью, что те могли бы ему помочь, если предостеречь их перед своими врагами. Выслал пирогу с несколькими гребцами навстречу шлюпке, а потом и сам поднялся на палубу “Аррандоры” и сумел убедить Бельмона в опасности, грозящей со стороны воинов и жрецов Кора.

Бельмон, которому нужна была только пресная питьевая вода, был вынужден добывать её под аккомпанемент огня своих орудий. Потом — как сам он признался Мартену, о чем Мудрец не знал, или во всяком случае не вспоминал, — дал убедить себя “гласу злата” и согласился на экспедицию вверх по реке, до самого Нагуа. И, наконец, вернув власть Квиче, оставил ему немного оружия, несколько топоров и старых инструментов, и отплыл, обещая вернуться при случае.

— А мы, — продолжал Мудрец, — мы остались на пепелище, чтобы начать все сначала. Там, над рекой, не уцелело ни единого дома, огороды заросли кустами и высокой травой, джунгли наступали со всех сторон, захватывая обработанные земли и прижимая нас к кромке берега. Мы боролись с ними, как до этого боролись с людьми. И знаете, это тоже была борьба не на жизнь, а на смерть.

Мартен задумчиво кивнул, представляя этого человека во главе кучки уцелевших, которые примитивными орудиями корчевали деревья, выжигали пни, вырубали колючий кустарник, засевали крошечные делянки, на которые тут же вновь наступали джунгли. Потом перед его глазами возникла картина обширных полей, садов и плантаций, виденных им с дворцового холма; вид цветущего изобилием края, погруженного теперь в сон среди бескрайнего ночного покоя, под холодным светом луны и звезд.

Подняв глаза, он с уважением взглянул на Мудреца. Тот был творцом этого чуда. Это он заключил союз с беглецами, которых прибывало все больше, принося в Амаху добытые у испанцев навыки и даже иногда кое-какие орудия, или немного посевного зерна, и джунглям пришлось уступить перед их совместными усилиями и отчаянным упорством. Край, разоренный войной, возрождался и расцветал под его руководством. Он указывал места под строительство индейских домов в Нагуа и под поселки пришельцев в глубине страны; построил пристань и амбары на берегу; организовал дозор над лагуной; укротил фанатизм жрецов; проявил религиозную терпимость, редкую даже для Европы! Да, он был мудрецом. И все же…

— Я дал этим людям покой и мир, — говорил он с горечью. Никто в Амахе не умирает с голоду, никто не погибает в муках на алтарях Тлалока, и плоды их труда не гибнут в пламени набегов. Много поколений так они не жили, не ели и не спали так спокойно. И все равно, бунтуют и проклинают, ненавидят и чинят против меня козни. Может, зря я послушал твоих советов, — повернулся он к Бельмону. — Может, лучше было моим людям умереть, когда “Аррандора” впервые стала на якорь у нашего берега.

Он склонился к Бельмону и говорил шепотом, с долгими паузами, словно с трудом извлекая сокровенные мысли.

— Не могут забыть! Ни те, ни другие. Не могут забыть о прошлом, о годах войн, о мести, о пролитой крови. Глупцы! Они не могут понять, что такое мир. Жаждут обратить в рабов людей, живущих к югу от Амахи, чтобы захватить их женщин, и горцев на севере — где есть серебро. Жаждут военных походов, крови, жертв, схваток. Глупцы, — повторил он, — глупцы!

Да, некоторым пришлось заплатить жизнью за эту глупость. Но не мог же он казнить всех: было их слишком много. Потому он склонен был принять помощь Мартена. Имея вооруженную, верную ему армию и столь могучего союзника, сможет овладеть внутренней ситуацией, удержать и укрепить свою власть. Никто не отважится бунтовать против него, а вожди Аколгуа и Хайхола станут ещё больше ценить мирные и дружественные отношения с его державой. С другой стороны, вербовка добровольцев в экипажи кораблей удалит из страны наиболее воинственные элементы — беспокойные души, готовые на все. Нет сомнений, их будет предостаточно. Достаточно объявить набор в Нагуа и разослать гонцов вверх по реке и вглубь страны, в другие поселения, и слетятся они, как мошки на свет.

Говорил он о них с презрительной надменностью, не лишенной однако некоторой грусти. Может, даже зависти к их будущему участию в военных приключениях? Сам он не мог позволить себе ничего подобного, поскольку был Мудрецом; нес тяжесть решений и ответственности за мир в Амахе. Губительная мудрость парализовала его порывы; они же будут сражаться, добывая славу или смерть.

— Глупцы! — повторил он ещё раз, ударяя палкой по угасшему огню.

Рой искр взлетел вверх от удара и опал в неподвижном воздухе. Квиче подбросил немного сухого хвороста и встал, следом поднялись Мартен с Бельмоном. Когда вспыхнуло пламя, Мудрец протянул им обе руки, они подали свои над пламенем, и замерли так в молчании, соединенные пожатием крепких рук.

Тогда и так был заключен их союз.

ГЛАВА Х

Когда “Зефир” с “Ибексом” отошли от пристани в Нагуа, Мартен велел спустить на воду все шлюпки с вооруженной командой. Шлюпки плыли вниз по реке, ощетинившись мушкетами, на палубах кораблей пушкари в боевом порядке стояли возле заряженных орудий, аркебузеры — вдоль бортов с оружием наготове, отборные стрелки — на марсах. Английские флаги трепетали на мачтах, а черный флаг с золотой куницей развевался над “Зефиром”.

Эта демонстрация силы белых мореходов должна была подтвердить их союзникам факт заключения полезного союза, и заодно предостеречь их на будущее от возможных возмущений против законного владыки страны.

Толпы индейцев, группки негров, старики, женщины и дети сбежались на это зрелище. Люди стояли молча, пораженные и потрясенные. Порывы ветра развевали флаги, колыхали листья и ветви деревьев, а длинный караван шлюпок все плыл по течению, опережая парусники, шедшие на буксире у пирог.

Мартен смотрел на помост, на котором в окружении свиты остался Квиче. Тот застыл неподвижно, опираясь на плечо дочери, за ним видны были гигантская фигура Броера Ворста, Шульца и группы белых матросов, отобранных из экипажа “Зефира”. Их оставили в Нагуа для строительства укреплений и как военных инструкторов.

Мартен долго раздумывал и колебался, коме доверить это дело. Больше всего подошел бы Ричард де Бельмон, но он в то же время был единственным человеком, знавшим воды и берега Мексиканского залива, имел связи среди тамошних корсаров и знал их укрытия. Потому его участие, по крайней мере в первых экспедициях, стало неизбежным.

Шкипером на “Ибексе” был некий Уильям Хагстоун, человек несомненно отважный и хороший моряк, но весьма ограниченный. В роли, требовавшей дипломатии и такта, он мог причинить больше вреда, чем пользы.

Вот и оставался только Генрих, у которого не было на это ни малейшей охоты, хоть в конце концов он и поверил, что имеет дело не с дьяволом, и что индейцы относятся к какому-то хоть и низшему, но все-таки людскому племени.

Главным источником тревоги Шульца было опасение, что “Зефир” с “Ибексом” могут никогда не вернуться в Амаху; что Мартен может потерпеть неудачу. Тогда он обречен на долгие годы прозябания среди дикарей, отданный на милость их вождя, без надежды на спасение и возвращение в Европу.

Но у Мартена и в мыслях не было считаться с его опасениями и желаниями. Он лишь позволил ему самому отобрать людей из экипажа и добавил в помощь плотника, разбиравшегося в вопросах фортификации. Обещал вернуться максимум через два месяца и забрать их в следующую экспедицию.

И вот Генрих, хмурый, недовольный и молчаливый, стоял на деревянном настиле пристани и вместе со всеми смотрел вслед удалявшемуся “Зефиру”, который замыкал процессию, опережаемый шлюпками и “Ибексом”. Когда шлюпки одна за другой стали исчезать за поворотом реки, над кормой “Зефира” блеснула вспышка и взлетел клуб дыма; ядро с рокотом пролетело высоко над гладью реки и ударило в воду за селением, вздымая фонтан серебряных брызг. Тут долетел и гром выстрела, и толпа дрогнула, заволновалась, словно охваченная тревогой, но поняв, что это только прощальный привет удалявшейся флотилии, принялась плясать, смеяться и бить в ладоши.

Иника выбежала на край помоста и громко крикнула, взмахнув рукой, и Шульцу показалось, что он видит высокую фигуру Мартена, который ответил ей таким же жестом. Один из послов приблизился к Мудрецу и шепнул ему что-то на ухо, показывая на девушку, но владыка пожал плечами и небрежно отмахнулся.

Генрих прищурился, ухмыльнувшись.

“ — Это может стать началом конфликта, — подумал он. — Женщины! Когда — нибудь они его погубят!”

Относилось это к Мартену.

Квиче по прозванию Мудрец, жизнь которого с ранней молодости проходила в войне и тревоге, разумный владыка, упорно стремящийся к поддержанию мира в Амахе — вооружался. Был он не только опытным вождем, но и ловким политиком и дипломатом. Сумел разгадать и подчинить своему влиянию кислого, замкнутого Шульца. С вниманием и деланным или подлинным интересом слушал его скупые пояснения, касавшиеся организации вооруженных сил и задуманных укреплений. Постоянно их расхваливал, выражал свое уважение знаниями и способностям молодого коменданта гарнизона белых людей, после чего обходным путем подсказывал ему неизбежные в местных условиях решения и поправки.

Оба были донельзя довольны друг другом, и работы по укреплению берегов лагуны и устья реки быстро шли вперед. Негры под командой Ворста насыпали шанцы и валы, на которые тут же затянули две старые пушки, привезенные Мартеном из лондонского арсенала. Остальные орудийные позиции должны были получить пушки, добытые с испанских кораблей, не пригодных для усиления пиратской флотилии.

На дворцовом холме в Нагуа Шульц тоже велел установить и окопать две небольшие мортиры, нацеленные на реку, и когда Ворст палил из них, тренируя при оказии пушкарей из чернокожих добровольцев, немало жителей столицы признавало извергающих огонь и гром чудовищ за новых богов, по крайней мере равных Тлалоку.

Генрих, узнав об этом, презрительно пожал плечами, но Квиче по крайней мере не недооценивал таких явлений. Он был осторожен и предусмотрителен. Опасался, что если Шульц наберет в обслугу орудий исключительно негров, это возбудит зависть индейского населения. И потому потребовал, чтобы артиллерийская команда в Нагуа состояла исключительно из индейцев, а негров перевели в форт над лагуной. Кроме того, чтобы не навредить традиционной религии Амаха, между позициями мортир было возведено каменное изваяние Тлалока, словно отдавая ему под опеку громогласные божества.

Управившись с укреплениями, Шульц хотел немедленно отправиться вверх по реке, чтобы изучить её истоки и исследовать проходы среди пограничных болот, которые в будущем должны были охранять специальные укрепления и гарнизоны или полувоенные поселения. Но Мудрец отсоветовал ему предпринимать это путешествие летом.

Начинался сезон дождей, что ни день на небе громоздились гигантские белые облака, около полудня они заслоняли солнце и землю затоплял мощный ливень. Воды Амахи резко поднимались, становились мутными, потом илистыми, и наконец густыми, как шоколад. Крупные хлопья пены плыли посреди бурного потока и оседали на берегу, на заторах из ветвей и вырванных с корнем кустов. Влажная духота все усиливалась, солнце всходило среди густого тумана и едва успевало подняться над покрытой росой землей, как уже показывались облака, густые, как взбитые сливки. Опускались все ниже, темнели, закрывали все небо, и вдруг раздавался шелест, шум, плеск огромных капель, а потом серебристо-серый занавес скрывал все вокруг. Словно срываясь откуда — то сверху, из бушующего моря туч, падал вниз с невероятной скоростью, рассыпался по земле и тысячью струй, струек, ручейков, речушек и ревущих потоков несся к реке.

Шульц быстро понял, что в этих условиях дороги сушей стали непроходимыми, а подъем против течения на лодках просто невозможен. Безводные или болотистые в сухой сезон притоки Амахи вышли из берегов, в низинах образовались озера и трясины. Несмотря на это, истоки реки не грозили наводнением, очевидно потому, что поток растекался по множеству старых русл и рукавов. Квиче на вопрос Генриха ответил, что без особого риска можно предпринять поход вниз, к устью Амахи, и Шульц отправился туда, чтобы сделать промеры глубины лагуны и составить её карту, облегчающую кораблям проход.

Идея была его собственной — Мартену не было дела до таких мелочей, он полагался на свою память, в которой раз увиденные берега, проходы среди мелей и фарватеры оставались навсегда.

Справившись и с этим, Генрих вернулся в Нагуа, чтобы ждать прибытия Мартена. Шел к концу второй месяц его отсутствия, и тревога снова охватила коменданта гарнизона, оставленного в Пристани беглецов.

Продолжали лить дожди, земля парила на утреннем солнце, жара все не спадала. Генрих чувствовал, что долго в этом климате не выдержит. Он не раз слышал о желтой лихорадке, которая не щадила белых. Временами удивлялся, что никто из его людей ещё не заболел.

Чтобы отогнать преследовавшие его мрачные мысли, наблюдал за учениями индейских отрядов, ходил на стрельбище, следил за подвозом материалов для постройки бастионов, обработкой камней для колонн и балок для перекрытий. Потом, когда новая волна ливня загоняла его под крышу, с купеческой тщательностью записывал выполненные работы и их стоимость, и наконец принимался за составление и шлифовку обстоятельного соглашения между владыкой Амахи и вождями Аколгуа и Хайхола с одной и Яном Мартеном — с другой стороны.

Это соглашение, или скорее изложение его в письменном виде, тоже было его идеей, проистекавшей отчасти из любви к порядку, отчасти из врожденного стремления втянуть контрагента в ловкие юридические ловушки, чтобы сделать максимально зависимым от себя.

Тот факт, что и Квиче, и тем более его индейские союзники не сумеют даже подписать этот документ, или что никто не сможет толком изложить его на понятном для них языке, его нисколько не смущал. Параграфы, закрепляющие за белыми все возможные привилегии, должны были оправдать любые возможные претензии и даже репрессии против индейцев. И к тому же оправдать их перед чувствительной совестью Генриха Шульца.

Он писал чудным каллиграфическим почерком, перьями, которые для него собирала негритянская детвора, а поскольку договор он составлял в двух экземплярах и непрерывно его перерабатывал, это занимало немало времени. Впрочем, его ещё хватало, чтобы учить Инику.

В один прекрасный день, через неделю после отплытия Мартена, дочь Мудреца показалась на пороге павильона, который теперь занимал Генрих. Застав его над рукописью, спросила о смысле этой странной деятельности. Нелегко ей было объяснить, о чем идет речь, но поняв наконец цель и пользу, вытекавшие из такого искусства, она пришла в восторг от изобретательности белых, и немедленно пожелала сама приобщиться к этой тайне.

Шульц не имел ничего против: нашлось ещё одно развлечение, чтобы скрасить ожидание возвращения “Зефира” и “Ибекса”. Через пару дней он заметил, что Иника оказалась способной ученицей и быстро делает успехи. За две недели она научилась читать, за три — писать и считать до ста. Среди прочих вновь приобретенных знаний она усвоила и несколько десятков английских слов. Ему это доставляло все большее удовольствие, а её ежедневные визиты стали пробуждать в нем странное, но отнюдь не неприятное волнение.

Иника была хороша собой и привлекательна. Генрих напрасно повторял себе, что она ещё дитя, а не женщина. Касаясь её тонкой смуглой руки, помогая рисовать литеры и цифры, он ощущал дрожь внутри. Не мог удержаться от взглядов украдкой на её гладкие округлые плечи и стройную шею, когда та склонялась над листом бумаги, а от запаха её волос и горячего молодого тела у него кружилась голова.

Но она, казалось, не замечала впечатления, которое производит. Была любопытна и непосредственна, но не кокетлива. Чувства её ещё не пробудились, и во всяком случае особа Генриха не вызывала в ней никаких чувственных порывов.

Эта холодность, высокое положение, которое она занимала, и прежде всего то, что она была язычницей, удерживали Шульца от попыток сближения. Генрих считал, что молодые матросы, тайком совокуплявшиеся с индеанками и негритянками, совершают содомский грех, не говоря уже о том, что завлекаемые их чарами легко могут оказаться во власти дьявола и что эти отношения вызывают неизбежные скандалы с обманутыми мужьями или родственниками. Сам же он, карая или милуя виновных, должен был подавать пример сдержанности и порядочности.

Все это вместе взятое не нравилось ему с самого начала, с того самого решения, которое принял Мартен под губительным влиянием шевалье де Бельмона.

Союз с Мудрецом как-никак изрядно ограничивал свободу действий белых в Амахе и к тому же обходился все дороже. Разве не проще и дешевле было бы завоевать эту страну, обратив всех местных жителей в невольников, как это делали испанцы? У Мартена хватило бы на это сил, а реши он заодно окрестить этих людей — заслужил бы благословение Господне, спасая их души от вечных мук. Не стало бы хлопот и с женщинами для матросов, скандалов с ревнивыми мужьями и отцами, возни с набором добровольцев в плавание. Можно было бы править тут железной рукой, разместив с полсотни хорошо вооруженных людей во дворце Квиче за частоколом и установив меж двух мортир крест вместо мерзкого истукана Тлалока.

“ — Будь я на его месте, — думал Генрих о Мартене, — правил бы тут силой. И принудил бы этих дикарей к покорности и послушанию. Даже сделал бы для них гораздо больше, спася их души. Повелел бы повесить Уатолока, уничтожить изваяния его богов, а покидая этот край навсегда, вверил бы страну испанцам, которые все-таки католики. Нет, решай тут я, правил бы только силой.”

Даже мысленно он страшился добавить, что тогда учил бы Инику вовсе ни письму и грамоте. Запрещал себе категорически столь развратные и грешные мысли. Но прекрасно знал, что так бы все и было.

Весть о возвращении Мартена значительно опередила его прибытие в Нагуа, и даже появление кораблей в устье реки. Сообщил о нем далекий грохот барабанов, которые на рассвете загремели над лагуной, вызывая ответ других, скрытых в лесах вдоль берегов Амахи. Еще не взошло солнце, как ответил им большой барабан Уатолока, помещенный перед его домом за дворцовым холмом, и этот шум разбудил Шульца.

Генрих перепуганно вскочил и выбежал из павильона, не имея понятия, что означает этот переполох: бунт, внезапное нападение, наводнение, пожар?..

Внизу был слышен гул голосов; индейцы собирались на площади. От замка мчались посланцы Мудреца. Их он узнал по черно-красным украшениям из волос, но на его оклик те не обратили внимания. Тогда он пустился к орудиям, где ночевало несколько человек с “Зефира”, но по дороге встретил Инику.

Та спешила вниз, взволнованная, едва одетая, с распущенными волосами, без обычных украшений. Заметив Генриха, сверкнула зубами в улыбке.

— Вернулся! — крикнула она издалека. — Вернулся целым и невредимым!

Шульц понял, что речь идет о Мартене. Подумал, что её сияющее лицо и горящие глаза говорят о большем, чем радость за успех могущественного союзника её страны. И горечь стиснула ему сердце.

Иника задержалась перед ним.

— Пойдешь его встречать?

— Нет. А ты откуда знаешь, что он вернулся?

Девушка удивленно уставилась на него.

— Так говорят барабаны. Они в заливе. Мы вышлем пироги, чтобы перевезти сюда добычу с кораблей.

— А ты поплывешь с ними?

— О да! — воскликнула она. — Я не могу ждать.

— Я не могу плыть с тобой, — ответил он, силясь говорить спокойно и равнодушно. — Нужно все приготовить здесь.

— Так оставайся. Вечером мы вернемся. Привет, Ян, — произнесла она с немалым усилием на непонятном языке, оказавшемся куда труднее испанского. — Я правильно произношу эти слова?

Огромные костры горели у пристани, со всех сторон площади и вдоль дороги, ведущей к воротам в частоколе. Земля просыхала после ливня, который начался в полдень и не переставал несколько часов. Теперь распогодилось, и звезды засверкали в бездонной глубине неба.

Свита Квиче стояла в нескольких шагах за плечами владыки, который сидел, скрестив ноги, на циновках рядом с Шульцем. С другой стороны помоста, с оружием на караул ожидала прибытия белых двойная шеренга индейцев-мушкетеров, а отряд пушкарей с топорами и лопатами для отсыпки шанцев замыкал каре.

Когда шлюпка Мартена, шедшая на буксире у трех пирог, показалась в мерцающих багровых отсветах пламени, её приветствовали громкие крики и рукоплескания, которые правда тут же стихли от охватившего толпу изумления. Мартен стоял на корме, а рядом с ним Иника. Иника, преображенная до неузнаваемости, одетая в малайский саронг из тяжелой материи, затканной золотыми нитями; Иника, волосы которой были зачесаны высоко — на испанский манер-с резными гребнями из перламутра, украшенными золотом и жемчугами, с множеством ожерелий, спадающих на грудь, с брильянтовыми кольцами в ушах.

Мартен, смеясь, ей что-то говорил, а когда шлюпка поравнялась с пристанью, перескочил на помост и помог ей сойти на берег. Только потом он огляделся вокруг и шагнул к Мудрецу, который встал и тоже сделал несколько шагов навстречу.

— Приветствую тебя, Квиче, — непринужденно заговорил Ян. Как тебе нравится твоя дочь?

Мудрец смотрел ему в глаза и молчал.

— Привет тебе, — сказал он наконец, и после паузы добавил, — друг.

В мертвой тишине, которая воцарилась, как только белые вступили на берег, все услышали эти слова, и хоть те сказаны были по — испански, поняли их смысл. Гвалт поднялся снова, все показывали на Инику, которая теперь одна стояла на помосте, поджидая следующую шлюпку, и обсуждали её небывалый наряд.

— Я ей привез негритянку, которая умеет укладывать волосы, — сообщил Мартен, весьма довольный собой. — Смотри, как она её разукрасила!

— Очень красиво, — ответил Квиче, — и очень необычно. Наши соседи из Хайхола наверняка никогда не видели девушки с такими волосами.

— Из Хайхола? — переспросил Мартен. — А им какое дело до прически твоей дочери?

— Их молодой вождь, Тотнак, — сын великого воина, — пояснил Квиче. — Когда-то мы сражались вместе.

— Понимаю, — усмехнулся Мартен. — И Тотнак жаждет стать твоим зятем?

Квиче едва заметно кивнул.

— Ответа я ещё не дал, — добавил он.

— А он зависит от Иники?

— Быть может.

— Я сделаю ей прекрасный свадебный подарок, — пообещал Мартен. — Надеюсь, твой Тотнак не будет пробовать проткнуть меня копьем за это.

— О, не думаю, — Мудрец опустил глаза.

Казалось, Ян не замечал его сдержанности.

— У меня кое — что есть и для тебя, — продолжал он. — Две пушки и четыре мортиры. Остальные, к сожалению, пошли на дно; снять их мы не успели. Зато удалось добыть немало пороха и ядер.

Квиче кивнул и выдавил несколько слов благодарности. Внешне он казался довольным и спокойным. С явным интересом слушал рассказ Мартена о битвах поочередно с двумя испанскими военными кораблями и о захвате торгового судна с ценным грузом. И даже выразил радость таким успешным исходом экспедиции.

— Ну, могло быть и лучше, — вздохнул Мартен, — но для начала сойдет.

В эту минуту он заметил хмурого и кислого Шульца, который явно чувствовал себя обиженным таким невниманием.

— Не думай, что о тебе забыли! — воскликнул Мартен, потрясая его руку. — Я видел, что вы с Ворстом соорудили на побережье. За это тебя ждет сюрприз. Он в следующей шлюпке. О, уже причалили, — добавил он, увлекая того на край причала.

Генрих недоверчиво взглянул в сторону шлюпки, которую два индейца привязывали к деревянным сваям. Среди гребцов он углядел человека в черном и схватил Мартена за плечо, спросив сдавленным голосом: — Кто это?

Ян рассмеялся.

— Некий Педро Альваро. Уверяет, что он резидент из Сьюдад Руэдо. Я в титулах иезуитов не разбираюсь, но думаю, что угодил тебе, не так ли? Дарю его тебе…

Разгрузка и перевозка добычи заняли почти неделю. Шлюпки и пироги, переполненные мешками, сундуками и всяческим добром медленно, с натугой взбирались против течения, оставляли свой груз на бревенчатой пристани в Нагуа и поспешно плыли вниз к лагуне, а Шульц разбирал и регистрировал товары, руководя их размещением по складам.

Назавтра после прибытия Мартена посол вождя Хайхола отплыл вверх по Амахе, увозя несколько мушкетов и тюк иных даров, которые Квиче посылал Тотнаку. Ян слишком был занят своими делами, чтобы спросить Мудреца о содержании ответа по части свадьбы дочери, Иника же вовсе не показывалась, чего он даже не заметил.

Встретил он её только через несколько дней и только тогда припомнил разговор с Квиче. Иника была причесана как в тот раз, когда он подарил ей драгоценный гребень, но уже не в саронге, а в каком-то красном цветастом платье, которое не закрывало плеч и едва прикрывало колени.

— Я слышал, ты собралась замуж, — заметил он.

— Quien sabe… — ответила она, глядя ему в глаза. — Может быть…Когда нибудь.

— И как его зовут? — спросил он, позабыв.

— Откуда я знаю? — она усмехнулась.

— Ага: Тотнак! И твой отец…

— Не буду я женой Тотнака! — резко перебила она.

— О! — удивился Ян. — Почему?

— Я хочу быть владычицей Амахи.

— Но в таком случае Уатолок.

— Не смей так говорить! — она в гневе топнула ногой.

— Ну не сердись, — Ян рассмеялся. — Я на твоем месте тоже не был бы в восторге от Уатолока. Но раз ты хочешь стать владычицей Амахи…

— Хочу. Мне Генрих говорил… — она запнулась.

— Генрих? Но ты же не собираешься замуж за Генриха?

Это показалось ему таким забавным, что грохнул раскатистым хохотом, но видя, что Иника отвернулась и уходит, задержав её за руку повторил:

— Ну не сердись, малышка. Что же наговорил Генрих?

— Он сказал, что в стране, откуда вы прибыли, правит великая королева. И она не замужем.

— Ба! — воскликнул Мартен. — Елизавета!

— Так это правда?

— Правда, — подтвердил он, не зная, как объяснить ей разницу в положении Елизаветы и её самой.

— Англия лежит на острове, — начал он. — Она недоступна для врагов…

— Почти как Амаха, — вставила она.

— Ну да, — согласился он и продолжал: — У королевы за спиной целый народ. Народ, который многим ей обязан. У неё мудрые советники и друзья. Ну и…

— А у меня есть ты…И Генрих. А у Генриха теперь есть очень мудрый друг, которого ему подарил ты.

Ян беспокойно покосился на нее.

— Тот иезуит? И он тоже дает тебе советы?

Она сердито отрицательно тряхнула головой.

— Откуда же ты знаешь, что он мудр?

— Так Генрих говорит.

— Генрих осел! — взорвался Ян.

Но Иника никогда в жизни не видела осла и не могла сделать никаких выводов. Потому она вернулась к предыдущей теме.

— Решись ты мне помочь, я сделала бы для Амахи много хорошего, — заявила она.

— Что, например?

— Ох, этого в двух словах не скажешь. Но если ты захочешь…

— Подумаю, — буркнул он. А сам подумал:

“ — Малышка в самом деле изумительна. Будь она парнем, Мудрец имел бы достойного наследника.”

ГЛАВА XI

В тот год “Зефир” и “Ибекс” ещё трижды выходили в море в поисках добычи, и счастье неизменно улыбалось Мартену. Черный флаг раз за разом появлялся на мелководьях Кампече, в Юкатанском проливе и в Карибском море, и испанские корабли и суда, экипажам которых довелось увидать золотой герб корсара, редко возвращались в родные порты. Губернаторы провинций Вера Крус, Табаско, Кампече, Кубы и Ямайки слали панические рапорты вицекоролю, военный флот гонялся за Мартеном, и награда в размере пятидесяти тысяч песо ждала смельчака, который его убьет, или предателя, который выдаст его убежище, а “Зефир” оставался как прежде неуловим, появляясь там, где в этот момент его меньше всего ожидали.

Страх охватил испанских моряков. Суда сбивались в конвои, коррехидоры придавали по несколько боевых кораблей для их охраны, но потери все равно росли. Был даже случай, когда Мартен, заключив союз с французскими корсарами, атаковал между Кубой и Флоридой целый конвой, потопил пять каравелл, насчитывавших в сумме сто восемьдесят орудий, и захватил двенадцать судов, направлявшихся в Европу с ценным грузом.

Во время одного из этих плаваний он сам, без помощи Уайта, взял на абордаж отличный четырехмачтовый парусник “Торо”, построенный явно на какой-то голландской верфи, на что указывал очень длинный, круто поднятый бушприт, отсутствие носовой надстройки и высокая двухьярусная кормовая, занимавшая едва не половину палубы. Парусник был крупный, наверняка не меньше четырехсот лаштов, и скоростью не уступал “Ибексу”. Мартен не стал его топить, предпочел отказаться от иной добычи, чтобы сохранить эту.

Переполнив трюмы, “Ибекс” и “Зефир” возвращались в Амаху и тогда черный флаг с золотой куницей исчезал на пару недель, скрытый от чужих взоров в недоступном устье реки. Мартен плыл в Нагуа, приветствуемый толпами индейцев, раздавал дары, наблюдал за танцами и слушал песнопения в свою честь, совещался с Мудрецом в его дворце и вел долгие беседы с Иникой на террасах, окруженных частоколом, или в лодке на реке.

Временами они уплывали вниз по реке до самой лагуны, чтобы ловить тунцов и марлинов или охотиться на дельфинов.

Ян поражался отваге Иники и её ловкости во владении гарпуном, веслом и парусом. Раз, когда они буксировали к берегу огромную рыбину, их атаковали акулы и едва не перевернули лодку. Мартен уже хотел перерезать лесу и оставить им добычу, но Иника вонзила гарпун промеж глаз одного из чудовищ, угодив в самый мозг, и голубые махос с бурыми галанос бросились на могучее тело хищника и разорвали его на куски, оставив только голову с торчащим в ней гарпуном. Ян сумел вырвать гарпун и убил другого галанос, а Иника поставила парус и стихающий вечерний бриз подогнал лодку вместе с добытой рыбой к берегу.

Квиче знал об их поездках и приключениях; казалось, знал он и о чувствах своей дочери, и гораздо больше, чем Мартен. Но не выдавал своих мыслей. И беседуя с союзником о делах государственной важности, избегал любых намеков на эту тему. Просто ждал.

Мартен же все больше интересовался развитием Амахи и все дольше растягивал свое пребывание в Нагуа между выходами в море. Больше того — обдумывая очередное плавание, принимал в расчет не только свою собственную выгоду, но и нужды края, о которых узнавал от Иники. Стал её советником и другом. То, что поначалу в её замыслах его забавляло, теперь столь же сильно привлекало его воображение. Научившись языку Амахи, кое-как он мог бы объясниться и на наречии Алкогуа. Решил освоить ещё и язык Хайхола, поскольку собирался изучить края в верховьях реки и добраться по её течению до подножья гор, чтобы заключить соглашение с тамошними вождями.

Свои намерения он обсуждал с Мудрецом и его дочерью, в конце концов доверил их и Бельмону. Но так и не получил ожидаемой поддержки и понимания.

Ричард де Бельмон пристально взглянул на него и высказал сомнение в целесообразности такого предприятия. По его мнению, внутренние дела Амахи следовало оставить естественному течению вещей или рассудительности Квиче.

— Какой смысл имело бы для тебя знание трех-четырех местных наречий? — говорил он, прогуливаясь с Яном по палубе “Зефира”, давно уже готового к новому плаванию. — Знай ты их в два раза больше, что с того? Или ты думаешь, что сумеешь организовать и вооружить индейцев так, чтобы отразить испанцев? Тут, в Новом Свете, где они уже вырезали под корень целые племена, покорили целые народы, покорили царства большие, чем Польша или Франция. Даже Альваро, тот иезуит, которого Шульц возит с собой, как величайшее сокровище, и который нам пригодился как переводчик, не всегда умеет найти общий язык с посланцами из самых отдаленных селений. А ведь он бегло владеет шестью или восемью наречиями! И вообще… — он запнулся и махнул рукой. — Зачем тебе это?

— Это мне нравится, — неуверенно ответил Мартен.

Однако подумал, что Бельмон прав, по крайней мере насчет знания языков. И ещё подумал, что в союзе, о котором мечтал, должен быть один, общий язык. Но какой — не раз он спрашивал себя.

Все беглые, как индейцы, так и негры с метисами, наплыв которых все нарастал, знали язык своих господ и палачей — испанский. Да, только испанский мог быть общим языком объединенных народов.

Так же обстояло дело и с верой. Среди беглых было много христиан, католиков, разумеется, “обращенных” миссионерами. Культ этот, с молитвами, возносимыми Деве Марии, святому Иакову Кампостельскому и к целой плеяде прочих святых, со своими реликвиями, ладанками, крестиками, которые так напоминали амулеты, с торжеством литургий, с процессиями и исповедями — легко совмещался с верованиями язычников. Так что по всей Новой Испании и Новой Кастилии, как и повсеместно в селениях Амахи “католики” индейцы и негры вместо своих прежних богов чтили Богоматерь и святых. Сооружали их деревянные изваяния, ярко раскрашенные, украшенные перьями и цветами, обладавшие чудотворной силой излечения болезней, повышения плодородия или избавления от плохой погоды во время сбора урожая. И плясали перед ними, услаждали Пресвятую Деву игрой на гитарах, жгли костры, приносили жертвы.

Разумеется, свершались чудеса: набожные женщины рождали близнецов, и даже тройню, к больным возвращалось здоровье, прививки на дичках, посвященные опеке святого патрона, приносили чудесные плоды, грозовые молнии, раскалывавшие могучие деревья, щадили хижины и так далее.

Вести о таких небывалых событиях, приукрашенные и приувеличенные стоустой молвой, разлетались по стране и легко принимались на веру. Большая часть жителей Нагуа оставила алтари Тлалока ради новых богов и веселых обрядов. Столь удобная религия, опиравшаяся на десять заповедей, казалась Мартену наиболее подходящей для страны Амаха. Она смягчала нравы, исключала кровавые жертвоприношения, утверждала основы мирного сожительства в разноплеменном народе.

Но кто должен был её распространять? Мартен знал достаточно о судах и пытках инквизиции, а также о способах “обращения” язычников испанцами, чтобы избегать передачи дела в руки монахов и миссионеров. Нет, нельзя было им доверять; невозможно допустить их в страну.

Иника разделяла эти взгляды: жрецами нового культа должны были стать местные уроженцы, индейцы — подданные Квиче, над которыми следовало установить строгий надзор.

Кроме этого, она заботилась о просвещении, хотела, чтобы молодежь в Амахе училась ремеслу, земледелию и ткачеству, а также искусству строительства больших лодок — и может быть даже кораблей — по образцу чужеземных. Жаждала расширить свои знания о мире и передать их своему народу.

Мартен общал ей помощь. В душе он восхищался необычайной зрелостью её рассудка и смелостью намерений, и сам увлекся ими.

“ — Да, она будет великой владычицей, — думал Ян. — Она мудра, как отец, и превзошла его честолюбием. Где же найти мужа, достойного ее?”

Педро Альваро был не совсем не прав, выдавая себя за наместника ордена иезуитов, хотя в действительности служил у того только секретарем и имел степень схоласта, добытую пятнадцатью годами учения и службы в ордене. Но он был парень способный и в самом деле не раз представлял своего хозяина в столице округа Руэда, и коррехидор Диего де Рамирес ценил его гораздо больше, чем старого, впавшего в детство наместника Святейшего престола.

Альваро надеялся в ближайшее время пройти окончательное посвящение — professi quatuor votorum, после чего перед ним открылась бы дорога к высшим должностям. И именно тогда, когда он направлялся из Сьюдад Руэда в Вера Крус, чтобы добиться посвящения, произошло столь жуткое приключение: корабль, на котором он плыл, подвергся нападению пиратов, и он стал пленником знаменитого Мартена. Правда, ему не причинили вреда, и даже не ограбили, но и судьба его, и карьера были загублены.

Корсары относились к нему с презрительной снисходительностью. Его кормили и позволяли спать в кубрике, а Мартен даже согласился на отправление им месс по воскресеньям.

В богослужениях приняло участие немало моряков, которые до этого побывали на исповеди. Альваро отпустил им грехи и благословил. Но это все, что он мог сделать. Им было не до проповедей и поучений. Похлопывая его по плечу, корсары уверяли, что если не будет вмешиваться в их дела, волос с его головы не упадет.

Встреча с Генрихом Шульцем воскресило надежды Педро. Генрих оказался куда религиознее других людей с “Зефира”. Он явно был расстроен и возбужден. Во время исповеди так сокрушался над тяжкими грехами, которые успел натворить, покорно выслушал слова укора и принял назначенную епитимью. Но под конец заявил, что не может обещать исправиться, поскольку также как Альваро — находится во власти Мартена и до поры должен ему служить, выполняя его приказы.

— До поры… — повторил он, опуская глаза, и монах счел это многообещающим признаком и не пытался сразу добиться большего.

Только по возвращении из следующего плавания, которое совершил он на борту “Зефира” вместе с Шульцем, Педро осознал, что пора эта ещё не пришла и что неволя у корсаров может продлиться гораздо дольше, чем он полагал. Он насквозь видел Генриха, что было нетрудно, тем более он был его исповедником, и в глубине души одобрял терпение, осторожность и выдержку этого человека. С известной точки зрения они были похожи друг на друга, хоть цели были разными. Друзьями стать они не могли, поскольку презирали откровенность и никому не доверяли, но могли опираться друг на друга, пока это было в их общих интересах.

Альваро был лет на пятнадцать старше Генриха, а знания и опыт давали возможность подчинить его себе. Он уже знал, что рано или поздно сумеет управлять им и получить свободу, отомстив заодно такому безбожнику и преступнику, как Мартен, и всем гугенотам и еретикам, которые его окружали. Нужно было только запастись терпением и ждать подходящего момента.

Капитан “Ибекса” не обладал таким терпением, как Шульц и его испанский исповедник. Правда, пока что добыча обоих кораблей превосходила все ожидания и безусловно мексиканская экспедиция стократно окупила весь риск и все расходы, а в недалеком будущем могла каждому из участников принести немалое богатство и славу, но поведение Мартена вызывало все большие опасения Соломона Уайта.

Прежде всего Мартен не хотел соглашаться на продажу нескольких десятков негров-невольников, которые в числе всего прочего входили в добычу, захваченную на одном из испанских судов. Уговорить его удалось только Бельмону, которому пришлось немало потрудиться, чтобы убедить Яна, что в Амахе не было бы с них толку, поскольку тех везли прямо из Африки: они не знали никакого ремесла, ни даже земледелия, были совсем дикими и вели себя, как несчастные зверушки, попавшие в капкан.

Но это — то Мартена и трогало: он сокрушался над их судьбой и сдался только тогда, когда Уайт пригрозил выходом из союза. Однако, отказавшись от своей доли в доходах от продажи мужчин, всех женщин он оставил и отвез в Амаху, где те тут же нашли себе мужей.

Спор этот, улаженный Бельмоном и завершившийся компромиссом, положил начало разногласиям между капитанами. По мнению Соломона Уайта, Мартен последнее время начал куда больше заботиться о снабжении Квиче и его страны, чем об интересах экипажей. Пока это касалось постройки форта над лагуной и укрепления высот, господствующих над Нагуа, Уайт не протестовал, поскольку трофейные орудия и мушкеты должны были охранять спокойствие не только Амахи, но и кораблей и складов с добычей. Но Мартен требовал, чтобы с захваченных судов забирали все инструменты, топоры и пилы, даже гвозди и все для подданных Мудеца. Это создавало трудности с перегрузкой куда более ценных товаров, добавляло хлопот и труда, и не приносило никаких доходов.

И наконец — что больше всего бесило Уайта и наполняло горечью его пуританское сердце — Мартен по-прежнему щадил испанских пленников, отпуская их в море на плотах и шлюпках перед тем, как затопить захваченный корабль. Уайт со своей стороны старался убивать их как можно больше, но все равно хватало тех, что спаслись, чтобы навлечь на голову корсаров погоню и месть военных кораблей вицекороля. Уайт же полагал, что надлежит беспощадно искоренять или топить захваченных “папистов”, чтобы ни один свидетель поражения не мог донести испанским властям, где в данный момент находятся “Ибекс” и” Зефир “. А Ян играл с судьбой, бравировал, зная, что пятьдесят тысяч песо ожидают любого негодяя, кто только отважится. И он играл с судьбой не только собственной, но и с судьбой его, Соломона, и с судьбой всех истинных протестантов, не говоря уже о католиках и атеистах с” Зефира “.

На этот раз терпение Соломона Уайта подверглось новому испытанию: Мартен тянул с выходом в море под предлогом довооружения” Торо “, которому предстояло к ним присоединиться.

Проблема раздела экипажей и пополнения их местными добровольцами вызвала дополнительные трудности. Уайт не соглашался передать часть своих людей под команду Бельмона и принять на их место индейцев или негров; Шульц чувствовал себя обиженным из-за того, что командование” Торо” доверено Бельмону, а не ему. Когда же наконец все это было улажено, Мартен вдруг заявил, что направляется на пару недель в верховья реки, чтобы завязать сотрудничество с вождем Алкогуа.

Только после его возвращения начались последние приготовления к выходу в море. Грузили бочки с водой и живность, чистили пушки, а трое капитанов и Шульц вели непрерывные тактические и навигационные учения.

Зной спал, поскольку стояла вторая половина февраля, самого холодного месяца в этих краях, дожди шли редко, а чистое и пронзительно синее небо сулило устойчивую погоду.

Наконец двадцать восьмого на рассвете “Зефир” поднял якорь и на буксире собственных шлюпок пересек лагуну, а за ним тронулись “Ибекс” и “Торо”, чтобы выбравшись из бухты поставить все паруса и двинуться на юго-восток, в сторону отмели Кампече.

ГЛАВА ХII

Дон Винсенте Херрера и Гамма, коррехидор провинции Вера Крус, кивком отпустил наконец капитана конвоя, с которым так долго беседовал. Он был разочарован и утомлен, а беседа, или точнее монолог, произнесенный им в наставление слишком самоуверенному офицеру, не оставил приятного ощущения превосходства, которое он обычно испытывал в отношении креолов. Поскольку такое ощущение потрафляло натуре губернатора, и удовлетворяло врожденную жажду власти, сейчас он был разочарован и едва ли не считал себя обманутым.

Вот именно: его обманули! И причем вдвойне!

Этот капитан, какой-то Район или Рубио, наверняка простой mozo или vaquero из сьерры, доставил последний транспорт серебра из рудников Орисабы, подчиненных алькальду тамошнего округа. Обычно с такой оказией алькальд присылал своему могущественному покровителю Херрере два-три слитка, “сэкономленных” в учетных книгах рудника. На этот раз столь приятная посылка не пришла…

Херрера подозревал капитана конвоя и его людей в краже, алькальда — в преступной скупости, чиновников Орисабы — в растрате, и всех вместе взятых — в заговоре против себя и власти.

Был он по натуре подозрителен, и если временами эта подозрительность усыплялась лестью и подношениями, то все равно держала ухо востро.

Кто знает, что за этим кроется? Неужели бунт?

Он даже вздрогнул при этой мысли, какой бы неуместной та ни казалась.

“ — Будь так, никто не сдал бы серебро на склады”, — подумал он уже спокойнее.

Храбростью коррехидор не отличался. Наверно потому и не осмелился арестовать и бросить в крепость этого Рубио-или Района; ограничился измышлениями и угрозами, которые лишь вызвали у того презрительное пожатие плечами.

Видно, не слишком высоко он их всех ставил; служил в войсках вицекороля и знал, конечно, что сам этот факт хранит его, по крайней мере пока, от произвола губернатора. Быть может, знал также, что почти весь гарнизон губернатора два дня назад отправился в карательную экспедицию против мятежного вождя какого-то племени, который спалил окрестные испанские гасиенды в ответ на непрестанные притеснения и угон индейских юношей на хлопковые плантации. У капитана было при себе около сотни солдат, индейцев и метисов, поэтому он чувствовал себя в безопасности в Вера-Крус, где Дон Винсенте временно не располагал большими силами.

— Ну, он меня ещё попомнит, — прошипел губернатор.

Чтоб досадить капитану, он не позволил конвою заночевать в городе. Не собирался иметь под боком этих бандитов вместе с их командиром. Пусть возвращаются туда, откуда прибыли. В конце концов, могут расположиться по дороге, в Тукстле или какой-нибудь рыбацкой деревушке на побережье.

Он потянул за шнур, конец которого свисал у окна над креслом. Где-то в дальних покоях раздалась серебристая трель звонка. И тут же в дверях показался секретарь, согнувшийся в поклоне.

“ — Подслушивал”, — подумал Херрера, подозрительно покосился на него и отвернулся. Этот человек был ему отвратителен своим фальшивым угодничеством и послушностью. Даже его, который привык требовать такого поведения! Но обойтись он без него не мог: Луис знал насквозь все секреты провинциальной жизни, знал обо всех сплетнях, ориентировался в настроениях богатых креолов, владельцев латифундий, доносил ему о самых доверительных беседах, которые вели между собой кабальерос в винных погребах и офицеры в пульхериях. Дон Винсенте настолько же не мог его терпеть, как и нуждался в его услугах.

— Узнай, как зовут капитана, который только что был здесь, — велел он. — Имя, фамилию, полк и так далее.

Луис склонился в поклоне, скрывая довольную ухмылку. Такого приказа он ждал. Знал уже, что простодушный офицер, не выказавший к нему никакого почтения, вызвал серьезный гнев губернатора. И готов был тут же взяться за поручение, чтобы как следует насладиться возможностью отомстить заносчивому капитану. Но нужно было выждать, поэтому, сдерживая радость, он спокойно подошел к столу, чтобы поправить фитили свеч, горевших в двух серебряных пятирожковых канделябрах.

— Что нового? — спросил губернатор.

— На закате в порт вошли два корабля, — начал Луис.

— Наши корабли?

— Не те, которых мы ждем, но во всяком случае под нашим флагом. О флотилии, которая должна прибыть за серебром, я к сожалению до сих пор не имею никаких известий.

— Тогда зачем завел об этом разговор? — взорвался дон Винсенте. — Какое дело мне до двух кораблей, вошедших в порт? Давно уже пора прибыть тем, нашим… — добавил он, нахмурившись.

Подумал, что излишне поспешил с отправкой войск в карательную экспедицию. Нужно было подождать прибытия Золотого флота с юга и освобождения складов, полных серебра и кошенили. Но Золотой флот запаздывал, а владельцы латифундий требовали защиты и мести.

— Эти корабли, — продолжал Луис, — дали сигнал, что их преследуют корсары, ваша светлость. Поэтому в порту зажгли все фонари, чтоб облегчить им вход в бухту.

Губернатор вздрогнул.

— Корсары? Здесь?

— Но не осмелились приблизиться, — успокоил его секретарь. — Эти два капитана наверняка преувеличивают. У страха глаза велики.

— Ничего нового не слышно о Мартене?

— Нет. Он не показывался уже пару месяцев. Разве что ушел отсюда. А может быть, его корабль разбился и Мартен уже кипит в смоле в аду?

— Если бы так! — вздохнул Херрера.

Услав секретаря и заперев двери на щеколду, извлек из тайника в стене тяжелую серебряную шкатулку с личными бумагами, письмами и счетами. Отыскав перечень неофициальных доходов от рудников в Орисаба, углубился в подсчеты.

Капитан Мануэль Рубио проклинал собачью службу в армии вицекороля, поминая при этом всех святых с Мадонной во главе и понося их честь совершенно неслыханным образом. Как каждый креол, он терпеть не мог гачупинов, а эти двое — дон Винсенте и его секретарь — особенно его достали. Правда, Луис хоть услышал все, что о нем Рубио думает, но ведь нельзя было сказать того же губернатору, либо дать ему порядочного пинка, чего тот явно заслуживал.

Рубио был в ярости. Люди его выбились из сил, а кони и мулы едва волокли ноги, когда во главе конвоя выезжал он из негостеприимного Вера Крус. Нужно было дать им отдохнуть, и не в Тукстле, куда они бы просто не дошли по трудной и опасной горной дороге, а в первой же деревне. А там он не рассчитывал найти пристанища даже для себя. Предчувствовал, что ночь придется провести у костра или на одной из повозок.

Погруженный в воспоминания о возмутительных подозрениях со стороны губернатора, он в полной темноте ехал во главе отряда через песчаную нетронутую сельву, что начиналась сразу за городской стеной. Тяжелые, хотя и опустевшие теперь повозки вязли в песке и нужно было их выталкивать под крик возниц и ржание измученных животных. После удушливого дня холод ночи пробирал до костей.

Обоз растягивался, извиваясь, как ленивая змея, огибая высокие приморские дюны, за которыми среди редких колючих зарослей стояли два ряда глинобитных рыбацких лачуг. Свернув в узкий проулок между ними, Рубио задержал коня и оглянулся, чтобы поторопить своих солдат, когда вдруг разглядел во тьме какую-то фигуру, которая перехватила поводья, и услышал тихий повелительный голос:

— Слезай, и тихо мне!

Пережитое потрясение не помешало ему мгновенно инстинктивно рвануть шпагу из ножен…и тут же ощутить, как вместе с седлом рушится на землю.

— Каррамба! — выругался он, успев ещё подумать:“— Подпруги перерезали, мерзавцы!”

Кто-то набросил мешок ему на голову, кто-то выкручивал руку, вырывая шпагу, какие-то люди вязали его и волокли по земле, а потом через порог. Услышал несколько выстрелов, короткую возню, крики. Но это продолжалось только несколько минут, потом все стихло.

Попробовал рвануться, растянуть путы.

— Лежи спокойно, hombre, — бросил чей-то голос с иностранным акцентом.

“ — Кто это, черт возьми? — думал Рубио. — И что с конвоем?”

Ему никак не удавалось сообразить, кто же на них напал. Или произошло какое-то недоразумение, или Херрера подослал наемных убийц, чтоб потихоньку от него избавиться? А может это войска, возвращающиеся из карательной экспедиции, приняли его отряд за банду сальтеадоров? Как бы там ни было, хорош же он: попался как молокосос, и даже если его не удавят прямо здесь в кустах, и он получит свободу, за его шкуру ломанного гроша никто не даст, когда придется отчитываться перед полковником в Орисабе.

“ — По счастью, хоть серебро в безопасности”, — подумал он.

Но эта мысль его не слишком утешала. Если попался он разбойникам или бунтовщикам, а не военному отряду, с карьерой его было покончено.

“ — Да, влип, — говорил он себе. — И все из-за проклятого гачупино, чтоб ему гореть в аду!”

Опять раздались голоса нескольких человек, входивших в хижину, где он валялся на жестком глинобитном полу. Те говорили на чужом, непонятном языке, но явно не индейском. Потом его посадили к стене и сняли с головы мешок.

Перед собою он увидел симпатичного молодого мужчину атлетического сложения, с маленькими черными усами и веселыми синими глазами. Того окружали несколько человек, вооруженных пистолетами и ножами. На головах повязаны были такие же яркие платки, как у главаря; в ушах — золотые или серебряные серьги. Выглядели они воинственно и грозно.

“ — Пираты, — понял Рубио. — Да, не видать мне ни полковника, ни Орисабы. Но может все же…”

Он не додумал, при виде того, как молодой гигант выхватил из-за пояса нож и молниеносным ударом раскроил ему живот. Едва не лишился чувств и даже закрыл глаза, чтобы не видеть своих вываливающихся внутренностей, но не почувствовав никакой боли, снова их открыл. И лишь тогда заметил, что нож всего лишь распорол веревки на его руках, даже не задев кожи.

Синеглазый здоровяк смеялся теперь в голос вместе с остальными. Придвинул себе колоду и присел напротив пристыженного офицера.

— Дурацкие шутки, — буркнул Мануэль, приходя в себя. Могли бы распороть рукав, а это мой единственный мундир.

Пираты грохнули ещё дружнее — шутка пленника пришлась по вкусу.

— Как твое имя, кабальеро? — спросил голубоглазый.

— Не представляюсь незнакомым, — отрезал тот, добавив: Особенно когда те надевают мешок на голову, вместо того, чтобы поздороваться по — человечески.

Эта реплика смеха уже не вызвала, и уголок рта молодого корсара дрогнул. Стоявший ближе к Мануэлю щуплый, смуглый пират с иронично прищуренными веками ткнул его носком сапога.

— Не знаешь, с кем ты говоришь, hombre, — порывисто воскликнул он. — Ты в руках прославленного капитана корсаров и я тебе советую…

— Хватит! — оборвал его тот, о ком шла речь.

Рубио присвистнул сквозь зубы.

— Не значит ли это, что я беседую с Мартеном, которого прозвали Золотой Куницей?

— Да, — подтвердил Мартен, польщенный собственной славой.

— Меня зовут Рубио, — поспешно сообщил пленник. — Капитан Мануэль Рубио. Я офицер на службе вицекороля и командую, точнее, ещё полчаса назад командовал конвоем, который доставил транспорт серебра в Вера Крус. Да, опоздали вы, сеньор, добавил он с ироничным сожалением, — напади вы на нас в этом же месте на рассвете, серебро было бы ваше.

— О, это ничего, — буркнул Мартен, — возьмем его со складов.

— Как это? — изумился офицер. — Вы собираетесь взять город?

— Много хочешь знать, кабальеро, — заметил корсар. — Уж лучше я тут буду задавать вопросы. И я тебе советую, как говорит наш Тессари, отвечать правду.

Тессари, прозванный Цирюльником, с серьезным видом кивнул, и Мануэль понял, что пора решать: жизнь или…

— Еще одно только, — торопливо начал он. — Могу ли я рассчитывать на ваше великодушие, если не только отвечу на вопросы, но и помогу взять заложника?

— Кого имеете в виду? — спросил Мартен.

— Его светлость Винсента Херрера и Гамма, губернатора Вера Крус, — ответил Рубио. — У меня с ним связаны самые худшие воспоминания, и до сих пор я не высказал все, что о нем думаю. Не хотелось бы упустить такой исключительный случай.

Использовать испанский флаг для входа в порт Вера Крус было идеей Генриха Шульца. Мартен сначала не хотел соглашаться на столь нерыцарский поступок, особенно поскольку это требовало удалить настоящие названия кораблей и заменить их другими. Такой маскарад был слишком унизителен для “Зефира”.

Уайт, услышав это, только пожал плечами и заявил, что в этом случае вся затея невыполнима и нужно от неё отказаться, но шевалье де Бельмон как обычно нашел компромиссный выход. По его совету решили, что в порт войдут только “Ибекс” и “Торо”, как менее известные, “Зефир” же станет ночью на якорь у берега в трех милях от города у маленькой рыбацкой деревушки и там высадит десант, который деревушку и захватит.

Так и произошло, и Мартен, оставив на “Зефире” Шульца с небольшой командой, ждал вестей от Уайта и Бельмона, чтобы окружить Вера Крус с запада и дать сигнал к началу атаки, когда дозорные заметили обоз, тянувшийся к деревне. Захват и обезвреживание отряда вместе с командиром прошли неожиданно легко и быстро: солдаты, видя, что окружены, тут же сдались, никто не пробовал бежать, а несколько пистолетных выстрелов корсары сделали больше для острастки.

Мартен, узнав от капитана Рубио о ситуации, решил действовать немедленно, не дожидаясь гонцов из города.

Рубио просил позволить ему принять участие в нападении во главе добровольцев из конвоя.

— Ни у меня, ни у моих людей нет причин возвращаться в Орисабу, — пояснил он, видя его сомнения. — В лучшем случае меня разжалуют, а каждый десятый из них получит пулю в лоб. Так что мне остается только сколотить команду из добровольцев, а остальных распустить по домам.

— Мне не кажется, что настроение у них слишком боевое, заметил Мартен, — судя по встрече с нами, они вовсе не желают сражаться.

— Ба! Их же не ждала никакая награда кроме ран или смерти. Но имея виды пограбить, они будут биться как…ну, может не как львы, но как стая голодных псов. Год уже не видали жалования…

Этот аргумент Мартена убедил. В конце концов, рисковал он немногим, но при этом отпадала нужда оставлять при пленниках стражу, раз те, — как уверял Рубио, все пойдут с ними.

На всякий случай были приняты некоторые меры предосторожности: солдат конвоя разделили на несколько групп и включили в отряды корсаров под командованием старших боцманов. Цирюльнику была поручена персональная опека над Мануэлем, который стал проводником главных сил. Перепуганных рыбаков и их семьи заперли в каком-то сарае под охраной пары матросов, которым заодно предстояло держать связь с кораблем.

Около одиннадцати небольшая армия отправилась на юг, к городу, окружая его с запада и севера.

Прибытия в порт Вера Крус двух кораблей, якобы преследуемых корсарами, не возбудило никаких подозрений, лишь обычное любопытство обывателей и портовых властей. Эти последние ожидали Золотой флот с мощным военным эскортом и никому не могло прийти в голову, чтобы именно в это время какой-то безумец добровольно совал голову в пасть льва. Если у коменданта порта и были какие сомнения, то касались они только груза обоих судов — это могла быть обычная контрабанда.

Сомнения эти были до известной степени оправданы, поскольку он получил щедрую мзду от капитанов, а после того ещё и приглашение на ужин в ближайшую пульхерию. Олла подрида, которую там готовили необычайно вкусно, была запита таким количеством вина, что комендант, едва держась на ногах, приказал своим подчиненным не доставлять прибывшим никаких проблем и разрешил матросам сойти на берег. Таможенный досмотр отложили на следующий день.

Когда шевалье де Бельмон, который составлял компанию коменданту порта, счел, что с того уже хватит, с “Торо” и “Ибекса” приплыли две шлюпки с заранее отобранными людьми, которые разошлись по городу, чтобы разведать обстановку и сориентироваться в положении. Происходило это в те минуты, когда расстроенный Мануэль Рубио покидал Вера Крус.

Двумя часами позже Бельмон провел короткое совещание с Уайтом и его лейтенантом Хагстоуном, после чего послал Перси Барнса, прозванного Славном, в деревушку, захваченную Мартеном.

Перси вовсе не рвался в эту миссию, считая, что уже обзавелся весьма многообещающими знакомствами с двумя местными обывателями, от которых доведался о прибытии транспорта серебра на городские склады и о карательной экспедиции, предпринятой большей частью гарнизона. При этом он умудрился съесть неслыханное изобилие всяческой жратвы за счет своих случайных знакомых, выпил с ними кварту вина, наговорив в ответ уйму баек о нападении пиратов и отчаянном бегстве корабля, на борту которого он находился.

И наконец, восхищенный их гостеприимством и интересом, расписал свои давнишние подвиги таким колоритным способом, что сам едва мог в них поверить.

После всего он чувствовал себя отяжелевшим и сонным, однако поспешил доложить Бельмону о полученных сведениях. Не полагал, что капитану “Торо” о них уже известно, и снова дал волю врожденной словоохотливости, облекая свой рапорт в наиболее драматичную форму. Умолкнув наконец, гордо огляделся, словно удивленный невероятностью собственных заслуг, — и тут же получил приказ отправиться ночью неизвестно куда разыскивать какую-то паршивую деревушку…

С тяжестью в сердце (и в животе) отправился в путь, но не пройдя и мили наткнулся на передовой дозор Мартена, причем его едва не пристрелили, поскольку он пустился наутек, полагая, что имеет дело с отрядом испанцев. Но тут же был схвачен, и Клопс, догнавший его, уверял, что узнал Перси только по его чудовищной вони.

— Смердишь, как скунс, — бросил он. — И ведешь себя, как скунс. Будь у тебя ещё шкура, можно было бы её содрать…

— Заботься о своей, пока тебе её не продырявили, — буркнул Славн.

Его проводили к Мартену, и после краткого доклада отряд вновь двинулся вперед.

Перси Славн в темноте добрался до окна, прикрытого снаружи жалюзи. Откинув кверху тонкие дощечки, нанизанные на три шнура, попробовал ножом приподнять раму, но окно было заперто. С минуту поразмыслив, как же попасть внутрь, не наделав шума, услышал вдруг дребезжание звонка и громкий окрик. Почти одновременно из-за угла дома донесся треск выламываемых дверей, лязг битого стекла, топот ног, затем один за другим два выстрела.

“ — Нужно было все сделать по-тихому, — со злостью подумал он. — Терпения не хватило, что ли…”

Рванув жалюзи, подхватил камень и швырнул его в окно, потом просунул руку и отодвинул щеколду. После каждого движения испуганно приседал, ожидая, не выскочит ли кто-то, чтобы открыть огонь в нападающих, но это было пустой потерей времени: некому там было защищаться.

Сообразив и успокоившись, торопливо перелез подоконник и оказался в обширном зале. Под ногами ощутил ковер, наткнулся на какую-то мебель, задержался, высек огонь и, углядев фонарь со свечей, довольно ухмыльнулся. Зажег свечу и огляделся кругом: показалось, что услышал чьи-то торопливые шаги. В комнате не было никого, но двери в глубине направо чуть вздрогнули, как будто только что там кто-то вышел.

Бросившись к ним, заметил какую-то фигуру в одном белье, мелькнувшую в соседней комнате.

— Стой! — рявкнул он и бросился за ней.

Выскочив в коридор, заметил белое пятно на фоне неясного прямоугольника ещё одних дверей — как ему показалось, ведущих прямо на двор за домом — и рухнул вдруг, растянувшись во весь рост, запнувшись о что-то тяжелое, что покатилось по полу, издавая глухой, но милый уху звон.

“ — Серебро!» — мелькнуло у него в голове.

Нащупавши руками большой тяжелый предмет, едва поднял его и вернулся в комнату, где оставил зажженную свечу. Убедившись, что держит в руках серебряную шкатулку, почувствовал, как сердце его бьется о всю ту массу доброй еды, которую он поглотил пару часов назад в Вера Крус. Он отыскал сокровище!

Решил его припрятать, поскольку шкатулку наспех открыть не удалось, а была она слишком велика и тяжела, чтобы таскать с собой. К тому же её пришлось бы отдать как долю на дележ.

Ну нет, делиться он ни с кем не собирался! То, что в ней, принадлежит ему одному!

Задув свечу, Перси выскользнул в коридор. Теперь слышен был гул голосов, приближавшийся из дальних комнат, но на дворе, как показалось ему, никого не было. Ринувшись в открытую дверь, на противоположной стороне двора он углядел длинный флигель с крутою крышею и узкими оконцами.

“ — Конюшня”, — решил Перси.

Войдя туда, почувствовал вонь конского навоза. Но лошадей не было. Наверно, они тоже отправились в поход.

“ — Тем лучше, — усмехнулся он. — Никто не будет искать сокровищ в пустой конюшне.”

В дальнем углу нащупал в темноте кормушку с остатками зерна. Поставил шкатулку на дно, надергал сена, торчавшего вверху с сеновала, и прикрыл им свою добычу. Довольно потер руки. Теперь можно вернуться сюда хотя бы завтра, когда все будет кончено.

Все это заняло у него не больше десяти минут. Перси благодарил судьбу, что оказался в отряде Мартена, который атаковал загородную резиденцию губернатора. Тут все прошло, как по маслу, без всякого сопротивления. Не отправь шевалье де Бельмон его в ту деревню, где ждали матросы с “Зефира”, пришлось бы драться в городе, и где там взять такую добычу…

Теперь он обошел дом кругом и наткнулся на Клопса, который выскочил через главный вход во главе группы матросов.

— Куда вы? — спросил Перси.

— Обыскать все постройки, — бросил Клопс. — Губернатора не нашли. Капитан обещал тысячу песо тому, кто его поймает.

Славн презрительно скривился. Тысяча песо? Что это для него теперь!

Не спеша вошел он в большой зал, освещенный всего несколькими свечами в противоположном углу.

Офицер в испанском мундире орал на какого-то перепуганного человека со связанными за спиной руками, прижавшегося к стене. Бил его по лицу, и явно не первый раз, ибо уже текла кровь. Мартен, недовольно приглядевшись к этой сцене, отвернулся и отошел к окну.

— Оставь это, кабальеро, — бросил он. — Ничего он не знает. Херрера наверняка найдется, стоит только засветить тут как следует.

— Я велю его повесить! — взревел офицер.

Мартен поднял бровь и взглянул на него через плечо.

— Если у тебя с ним личные счеты, развяжи его и дай в руки клинок, — посоветовал он. — Это будет по-честному. Ну, вот уже и светлее, — добавил, вновь отвернувшись к окну.

Посмотрев туда же, Перси разглядел зарево пожара, начавшегося на заднем дворе и стремительно нараставшего. Подумал, что сейчас бы стоило как следует пошарить по комнатам в поисках чего-нибудь ценного, что впотьмах могло остаться незамеченным.

Отступив назад, распахнул боковые двери. Но тут дом ещё тонул в темноте. И Перси решил перебраться туда, где уже побывал. Сумел найти коридор, выводивший во двор, и уже собрался свернуть туда, как ужасная мысль пронзила его: что можно поджечь легче, чем конюшни с запасами сена и соломы на сеновале?

В два прыжка оказался уже на дворе, глянул — и внутри все словно оборвалось. Крыша конюшни, крытая маисовой соломой, полыхала, рассыпая искры.

С диким криком он ринулся вперед, разметая крутившихся там и сям людей, и не раздумывая влетел внутрь. Дым душил, резал глаза. Но ему было не до того. Огня там ещё не было. Он должен успеть…

Наугад нащупывая путь, спотыкался о подвешенные на цепях жерди, падал, вставал и снова пер вперед. Слышал над собой треск и гул огня, и желудок поджимало под самое сердце.

Потом ему показалось, что в дыму он окончательно заблудился, и отчаяние охватило его. Но тут налетел на лестницу, ведшую на сеновал, и сориентировался, что двигается в верном направлении. Еще десяток шагов…

И тут что-то тяжело рухнуло ему на плечи, сбив с ног. Перси решил, что это обгоревшая балка с потолка, и что у него наверняка перебит хребет. Но предмет, который придавил его, был мягким. Вроде снопа соломы, только гораздо тяжелее. И к тому же двигался…

Кое-как продрав глаза, Перси чуть не вывернул шею, чтобы удостовериться, что там. В клубах дыма маячила какая-то белая закопченная фигура, по которой ползали тлеющие искорки. Он почувствовал, как чьи-то руки сжимают его горло и царапают щеки.

“ — Дьявол!» — решил он, и волосы встали дыбом.

Заорав нечеловеческим голосом, Перси рванулся, попытался встать. Но напрасно: сатана или может быть оборотень не разжал своих судорожных объятий.

Следующих пять минут были самыми ужасными в жизни Перси.

Над дальней частью конюшни рухнула крыша, и ясли, деревянные перегородки и кормушки с сеном моментально занялись от разлетевшихся углей. Огонь стеной шел на него, шипя и потрескивая, дым стал густым и обжигающим, а безжалостный злодей все сжимал горло.

Перси не мог даже глотнуть воздуха. Лежал в пылающей конюшне, в клубах дыма и огня, и задыхался. Задыхался от дыма и от рук оборотня! Ужас лишил его последних сил…

Но инстинкт заставил биться за жизнь до конца. Поджав ноги, он встал на четвереньки и пополз к выходу, с натугой волоча за собой тяжесть, повисшую на шее и плечах.

Это была схватка — бесконечная схватка — со смертью. В довершение всего — схватка с препятствиями, вначале в виде огромной лестницы, за которую он зацепился и которая тут же с грохотом рухнула на землю, перегородив дорогу, а потомиз-за захлопнутых тягой дверей.

Полуживой, он добрался до них, но никак не мог открыть. Лишь лупил в них кулаком, привалившись к высокому порогу, который казался ему непреодолимым препятствием. Наконец, исчерпав все силы, сдался. Но как раз тогда двери вдруг распахнулись сами — внутрь, а не наружу, как пытался открыть их он. Успев ещё перевалиться через порог, он почувствовал, как множество рук хватают его и вытаскивают из огня вместе с ношей.

Славн не потерял сознания и во всяком случае сохранил ясность мыслей, чтобы уловить смысл восторженных криков, которыми приветствовали возвращение его из геенны огненной: он совершил подвиг, вынеся из пламени пожара на собственных плечах губернатора, который прятался на сеновале.

Выяснив, что он не ранен и даже не обгорел, Перси быстро освоился с этой неожиданной новостью. Приняв надлежащий вид, ухватил Херреру за обрывки обгоревшей ночной сорочки и в сопровождении свидетелей своей небывалой отваги доставил его к Мартену.

Конюшню в гасиенде Винцента Херреры подожгли не только для того, чтобы осветить окрестности; вместе с тем это был условленный сигнал к атаке для Уайта и Бельмона, ожидавших в районе порта на другом конце города.

Уайт во главе своих англичан без особого труда захватил порт, ратушу и городские склады, но Бельмон, атаковавший казармы и арсенал, встретил сильный отпор. Гарнизон, хотя и сократившийся до трех рот и лишенный артиллерии, тем не менее толково защищался, осыпая из-за высоких стен наступавших корсаров градом пуль из мушкетов. Томаш Поцеха, который стал теперь главным боцманом “Торо”, дважды прорывался к воротам во главе индейцев-пушкарей, и дважды вынужден был отступить, не успев заложить взрывчатку. Только на третий раз, ценой немалых потерь, удалось ему закрепить на петлях кованых ворот два бочонка пороха и поджечь фитили.

Но когда шевалье де Бельмон с обнаженной шпагой ринулся в пролом, увлекая за собой весь отряд, испанцы отступили в казармы и продолжали обороняться, стреляя из окон.

Бельмон убедился, что не располагает силами, чтобы здесь справиться. Большую часть людей ему пришлось оставить в ранее захваченном арсенале, да ещё в порту — на охране корабельных шлюпок, а позиция у осажденных была куда лучше, чем у него. Самолюбие ему не позволяло обращаться за помощью к Уайту, хотя ясно было, что рано или поздно так придется сделать, если тем временем не подтянется Мартен.

Чтобы даром не терять людей, он решил вернуться под защиту стен. Знал, что этот отход может спровоцировать испанских пехотинцев на контратаку, но как бы там ни было, выиграл немного времени, мог дать людям передохнуть и перегруппировать силы.

Погнал Поцеху в арсенал, приказав забрать оттуда половину оставленных людей и доставить два легких фальконета. Еще ему пришло в голову, что в арсенале наверняка есть и мортиры, из которых можно бы обстреливать казармы, стреляя навесом через крыши, но некому было доверить столь сложное задание; не слишком опытные артиллеристы не сумели бы наладить прицельный огонь.

Наконец, воспользовавшись тем, что осажденные никаких попыток вылазки не предпринимали, шевалье велел поджечь несколько домов, чтобы показать Мартену, где они.

Это помогло. Мартен, захватив губернатора, с легкостью добился от него капитуляции города и гарнизона, а поскольку Мануэль Рубио не успел-таки повесить Луиса, то несчастному секретарю предстояло теперь сыграть роль парламентера.

Его развязали, позволили умыться и переодеться, после чего Мартен велел усадить его в повозку рядом со стонущим Херрерой и двинулся во главе небольшого обоза через город.

Начавшийся пожар тут же привлек его внимание и весь отряд направился туда.

Прибыв на место и выслушав доклад Бельмона, Мартен похвалил его за рассудительность. Луису сунули в одну руку фонарь, в другую — письмо коррехидора Вера Крус коменданту гарнизона и белый флаг, и протолкнули его через разрушенные ворота внутрь.

Майор, командовавший тремя осажденными ротами, оказался достаточно хладнокровен, чтобы не пристрелить умиравшего от страха посланца, и весьма недоверчив что до подписи Херреры, нацарапанной дрожащей рукой на документе. Потребовал полчаса на обдумывание условий капитуляции, но потом заявил, что окончательный ответ сможет дать только после личной беседы с губернатором.

С Мартена было довольно. Он велел установить доставленные тем временем из арсенала фальконеты на прямую наводку и открыть огонь по стене, окружавшей казармы и плац.

Стена оказалась ветхой, ядра, выпущенные в упор, выбили в ней изрядную дыру. Теперь орудия наведены были прямо на незащищенные окна. И когда вновь запалили фитили, из окон показались белые флаги. Гарнизон сдавался.

Наутро жителей Вера Крус согнали в соборы и заперли там под стражей, отобрав только молодых и сильных мужчин для погрузки серебра и кошенили с городских складов на корабли. Заодно забрали лучшие орудия, порох и ядра из арсенала. Потом начался грабеж лавок, частных домов и пьяные оргии, продолжавшиеся без перерыва два дня и две ночи.

Обезумевшие от насилия корсары вытаскивали из соборов женщин, оставляя мужчин, запертых там, без еды и питья. Они были во власти упоения дикой забавой, жалость, как и все людские чувства, окончательно покинули их сердца. Не щадили ничего и никого. Ни Уайт, ни Мартен не пытались их удерживать. Вера Крус походил на сплошной гигантский лупанарий, разрушаемый ордой безумных пьянчуг.

Чтобы положить конец этому безумию, по совету Шульца город подожгли со всех сторон одновременно. Пожар отрезвил победителей и привел их в чувство. Когда пришлось отступать перед огнем, Мартену удалось навести хоть какой-то порядок и освободить полуживых людей из соборов.

Время было уходить. Страшная весть о захвате и уничтожении города долетела до Орисабы и командиров отправившихся в экспедицию войск. Гарнизон форсированным маршем возвращался после усмирения индейского бунта, а половина военного флота, экскортировавшего суда с серебром и золотом, отделилась от конвоя и, огибая Юкатан, торопилась отрезать путь отхода в море.

На третий день под вечер, в последних лучах солнца, садившегося за величественные хребты Сьерра Мадре, на горизонте показалась целая стая белых парусов.

Их заметили как среди дымящихся пепелищ Вера Крус, так и с кораблей корсаров. Вздохам, стонам и несмелым возгласам на берегу вторили торопливые команды на палубах.

“Зефир”,“Ибекс” и “Торо” торопливо подобрали на борт шлюпки и подняли якоря, а потом, ловя вечерний бриз пирамидами парусов, вышли из порта и направились на север.

ГЛАВА ХIII

Вернувшись из экспедиции в Вера Крус, Мартен решил какое-то время в море не показываться. Нужно было переждать возмущение, которое охватило все города Новой Испании и все порты вдоль побережья от устья Рио Гранде до залива Гондурас. Между Тампико и Юкатаном и дальше, у западных берегов Кубы, до самого мыса Сейбл на Флориде, крейсировали корабли испанского флота, а специальная эскадра под командой кабальеро Бласко де Рамиреса, который был сыном коррехидора Сьюдад Руэда, вышла курсом на северо-запад, обследуя каждую бухту, чтобы наконец выследить и потопить обнаглевших корсаров.

Столь энергичные шаги переполошили корсаров и всех прочих пиратов. Знакомые капитаны остерегли Мартена и сами предпочли укрыться в Карибском море в своих убежищах среди бесчисленных островов и островков Малых Антил, или в водах Багамского архипелага.

Но Мартен верил, что даже сам дьявол не найдет его у Пристани беглецов. Воспользовавшись сухим сезоном, корабли поднялись вверх по реке и стали у причалов Нагуа на длительный отдых.

Мартен доверил Шульцу заботы о перегрузке добычи на склады, а сам через несколько дней поплыл дальше, забрав с собой Ворста и Поцеху, все шлюпки с “Торо” и “Зефира” и девять больших индейских пирог. На них везли пушки, оружие, запасы аммуниции и инструменты для постройки укреплений в Алкогуа и Хайхоле.

Он знал, что там их примут с радостью: вожди племен лучше умели оценить его усилия по их вооружению, чем Иника с отцом.

Правда, отношения с владыкой Амахи оставались дружественными и даже сердечными, но Мартен чувствовал, что Мудрец не слишком доволен быстрым превращением своей страны в военную базу белых. Он жаждал мира. И не раз это подчеркивал. А когда Мартен отвечал, что лучшей гарантией мира будут орудия и укрепления, с сомнением приподнимал бровь.

Что же касается Иники, она свои сомнения выразила куда решительнее.

— Ты ожидаешь нападения и мести испанцев, или планируешь сам напасть отсюда, от нас? — спросила та на прощание.

— Я занимаюсь укреплением безопасности, — отрезал он, задетый за живое. — Твоей собственной безопасности и безопасности твоей страны.

— Не верю, — покачала она головой. — Ты беспокоишься лишь о себе и своих кораблях. И только до тех пор, пока ты здесь. Тебя совсем не интересует, что тут будет, когда ты нас покинешь навсегда. Совсем не думаешь о нас!

— Кто тебе сказал, что я хочу покинуть Амаху?

— Твои склады уже заполнены до половины. Еще несколько плаваний…

— Кто тебе сказал!? — грубо перебил он.

— Жрец в черной мантии. Мне кажется, он говорит правду, хоть и испанец.

— Лжет! — крикнул Ян. — Я проучу его за это.

— И меня тоже? Ведь и я так думаю.

Гнев Мартена сразу спал.

— Перестань, чича, — он рассмеялся. — Разве я не привез ремесленников, как ты просила?

— А их орудия? — напомнила она. — А железные плуги?

— Не мог же я их собирать по латифундиям и ранчо! Придется доставлять из Англии.

Но нет, она не понимала: зачем Мартен гонялся за серебром, бесполезным металлом, из которого ничего не сделать, кроме украшений, вместо того, чтобы привозить железо и сталь?

Она не представляла, как велик мир, и, разумеется, понятия не имела о Европе. Спросила, почему же он до сих пор не сплавал в Англию, чтобы добыть там все недостающее здесь — ей это казалось столь же простым, как и его плавания в местных морях.

— Ведь ты великий мореход и вождь, — сказала она. — И Англия-не твоя родина. Мог бы устроить там то же, что сделал в Вера Крус, где только серебро и кошениль и так мало по-настоящему ценных вещей.

Мартен попытался ей объяснить, но не был уверен, верно ли она поняла. И обещал, что они поговорят ещё раз после его возвращения.

— Возвращайся скорее! — ответила Иника, глядя ему прямо в глаза.

Он честно стремился выполнить эту просьбу, но строительство укреплений и основание предгорных военных поселений заняли гораздо больше времени, чем он рассчитывал. Вернулся только в середине лета, когда тропические ливни заставили прекратить все работы и перерезали пути сообщения по суше.

Ян доволен был своими успехами, хотя только теперь впервые понял, что настоящая защита сухопутных границ потребует гораздо больших сил, орудий и фортов, чем ему казалось поначалу.

“ — Это только вопрос времени, — думал он. — За два — три года такие силы можно собрать. Ну а пока и этого хватит.”

В Нагуа он застал корабли в полной готовности к выходу в море. Эскадра Бласко де Рамиреса два месяца назад прошла мимо залива в устье Амахи, но даже не пыталась обойти мели и войти хотя бы в бухту. Отправили лишь пару шлюпок, чьи экипажи вскоре возвратились, убедившись, что кроме нескольких рыбацких лодок там никаких судов нет и что залив непригоден для убежища корсаров по причине коварных и непроходимых мелей и рифов.

Рамиресу и в голову не приходило, что жалкие рыбаки были вышколенными солдатами, что за густой зеленой мангровой стеной возведены шанцы с орудиями, готовыми открыть огонь, и что в нескольких милях от берега моря бурные воды реки омывают борта трех парусников, которые он так усиленно разыскивал.

По сообщениям, которые разными путями достигли в последние дни Нагуа, Золотой флот якобы прибыл в Гавану и под усиленным конвоем отправился через Атлантику в Европу. А это означало, что число испанских военных кораблей, оставшихся в Мексиканском заливе и Карибском море, резко сократилось. Теперь под их контролем могли остаться только важнейшие проливы и главные порты.

Поэтому Бельмон, Уайт и Шульц постановили приготовить все для следующей экспедиции, и если возвращение Мартена запоздает — отправиться самим или с другими корсарами, без “Зефира”.

Мартен, узнав об этом, страшно рассердился, поругался с Уайтом, а Шульцу пригрозил, что вышвырнет того вместе с иезуитом, которого уже видеть не мог. И горько укорял Бельмона, от которого столь нелояльного поведения никак не ожидал. Но Бельмон на этот раз твердо стал на сторону Генриха и Соломона.

— Мы прибыли в Амаху за богатством, — заявил он. — Ты же, как мне кажется, имеешь здесь совсем другие виды. Если хочешь знать, что я об этом думаю, пожалуйста: все это выдумки, фантазии, замки на песке!

— Я что, не могу позволить себе фантазии, как ты их называешь? — вспылил Мартен.

— Можешь. Но не проси, чтобы в них втягивался Уайт. И не рассчитывай на мое участие в твоей детской затее. Рано или поздно ты потеряешь все, и ничего не добьешься.

— “Торо” принадлежит мне, — начал Мартен. — Никто из вас не имеет права…

Но Бельмон его перебил.

— Если ты так ставишь вопрос, то нам не о чем говорить.

Он отвернулся, чтобы уйти, но Ян задержал его.

— Куда вы собирались плыть?

— К Багамским островам.

— Зачем?

— За красным деревом.

— За деревом? — поразился Мартен.

— За деревом фернамбуко, — пояснил Бельмон. — Его используют для окраски тканей. В Тампико можно продать любую его партию.

Яну такая затея пришлась не по вкусу.

— Наверно, это идея Генриха? — спросил он.

Бельмон кивнул.

— А кто будет рубить деревья?

— Туземцы. Альваро утверждает, что на некоторых островах все население только тем и занимается. Колоды лежат готовые для погрузки и…

— И значит мы должны их ограбить, — буркнул Мартен.

Ричард рассмеялся.

— Откуда вдруг такая деликатность? Ведь в Вера Крус ты не церемонился.

— Ох, не в этом дело. Только… В Вера Крус мы имели дело с испанцами…

— Вполне возможно, что и там иметь дело придется с испанцами. Намного проще захватить их корабли, уже груженые фернамбуко, чем собирать понемногу по островам и островкам. Это успокоит твою совесть, столь чуткую к обидам туземцев?

— Пожалуй, да, — ответил Мартен, не обращая внимания на иронию в словах Бельмона.

Мартен сидел на гладком камне перед своим павильоном и говорил, не глядя на Инику, которая стояла перед ним, опершись на ствол дерева.

Да, это правда: он видел, как меняются юноши и девушки из школы ремесла, которая возникла в Нагуа; как выражение боязни и дикости исчезает с их лиц; как постепенно исчезает враждебность и отчуждение между детьми индейцев и негров; как начинают сверкать глаза их огнем сообразительности и любопытства; как мир становится для них понятнее и ближе.

— Да, это правда, — повторил он. — Но что значит эта единственная школа? Что значит эта горстка в сравнению со всем народом Амахи, Хайхола и Алкогуа? Не более, чем камень, брошенный в пучину моря!

Задумался. Перед его глазами встали деревни в глубине страны, где продолжали приносить человеческие жертвы Тлалоку или другим не менее кровожадным божествам; где пользовались исключительно орудиями с остриями из камня; где не знали земледелия, где господствовали страх и дикость, а правили жрецы и колдуны.

— Этому нужно посвятить всю свою жизнь, — сказал он сам себе и в тот же момент понял, что эта мысль давно уже ему не чужда.

В глубине души он чувствовал, как постепенно этот край начинает завоевывать его сердце. Европа, Англия, даже Польша казались ему столь далекими и нереальными, словно перестали существовать, словно погрузились в глубины моря. Могли бы никогда не возвращаться — пожалуй, он не пожалел бы.

Иника пристально глядела на него. Лицо её с прекрасными чертами, решительный взгляд, спокойный рот, нос благородных линий с чуть раздутыми ноздрями напоминали облик статуи, отлитой из светлой бронзы. Но в остром, испытующем взгляде из-под прищуренных длинных ресниц был заметен вызов.

— Всю жизнь, — повторила она. — Да, всю мою жизнь. Но что тебе за дело до этого?

Мартен поднял голову. Теперь Иника не смотрела на него. Заметно было, что она борется с желанием высказать какую-то явно мучившую её мысль.

— Знаю, я для тебя ничего не значу! — взорвалась она. — Ты меня вовсе не замечаешь! Не считаешься с моим существованием. Считаешь меня ребенком…

Он перебил, чтобы заверить её, что с самого прибытия в Нагуа прекрасно сознает её существование, хотя и не пытался возражать, что до сего момента относился к ней как к ребенку. Только теперь понял, что она уже женщина.

Тень пробежала по её лицу. Ян встал, шагнул к ней.

— Ты прекрасна, — тихо произнес он, — особенно когда сердишься.

Иника подняла глаза. Ее стремительный взгляд как блеск разящей стали обежал загорелое лицо Мартена, крепкие плечи, высокую, сильную фигуру, и скользнул вниз. Тут она усмехнулась, и Ян подумал, что эта улыбка и румянец подобны солнцу, проникающему сквозь тучи после раскатов бури. Взял её бессильно повисшие руки и притянул к себе.

Через три дня “Зефир”,“Ибекс” и “Торо” снова вышли в море, Иника же осталась в Нагуа наедине с мыслями о расцветающей любви.

Сначала она боялась этой мысли, с которой трудно было освоиться. Только по мере того, как росло чувство уверенности, что Ян принадлежит ей точно также, как и она ему, её охватывали радость и гордость, а заодно и сладкая истома.

Ее ничуть не мучило сожаление о том проступке, который она совершила перед законами и обычаями своего народа. То, что случилось, по её убеждению было прекрасным и естественным, хотя и не могла бы объяснить, почему.

Мартен ей говорил, что это любовь. Она не знала подходящего слова на своем языке. Понятия её народа настолько отличались в этих делах от представлений белых людей, что напрасно было искать какие-то сравнения. Любовь была куда прекраснее, куда волнующей и горячее, чем прежние представления Иники об ощущениях любовников.

Ян перестал быть для неё таинственным существом, прибывшим из того мира, о котором она знала так немного. Стал близким и реальным. Нет, она больше не боялась, что перестанет вдруг понимать его слова и поступки. Напротив, ей казалось, что она все лучше понимает даже невысказанные его мысли, что предугадывает замыслы, которыми он ещё не поделился.

Теперь, хоть он ушел в море, хотя корабль с большими парусами уносил его все дальше, он оставался с ней, так близко. Она могла его увидеть, едва закрыв глаза. И часто это делала — чтобы увидеть его темные, чуть вьющиеся волосы над широким лбом, крупный улыбчивый рот, уверенный неустрашимый взгляд, готовность к смеху и к внезапному гневу. Слышала даже его голос — ласковый, умоляющий или властный и не терпящий возражений. Голос, которому подчинялись матросы, который завоевывал ему друзей и от звука которого дрожали его враги.

Временами, когда после очередного ливня прояснялось, она садилась в большую пирогу и плыла вниз по реке за частью улова, надлежащей владыке от рыбаков побережья. Занимала место у высокого борта; брала весло и в такт тихой песне гребцов несколько часов ритмично отгребала назад мутную, пенистую воду. Когда же лодка, несомая сильным течением, вырывалась на светлую лагуну из-под сени лесов, нависших над рекой, весла тормозили движение, и узкий нос пироги поворачивался к маленькой пристани, укрытой среди скрученных корней мангровых зарослей и свисающих лиан, гребец, сидевший на носу, выскакивал на низкий причал, а все остальные разбегались в стороны, чтобы дочь Мудреца могла пройти, не прикасаясь к ним.

Иника сходила на берег и шла по стежке вдоль лагуны. Садилась на песок и смотрела на восток — в ту сторону, где исчезли паруса “Зефира”. Бирюзовые, гладкие как атлас, волны прибегали издалека, и каждая из них по дороге слегка вздымала туманную линию горизонта и с тихим шепотом ложилась у стоп Иники, словно принося ей привет от возлюбленного.

Ждала его возврата терпеливо, веря, что обязательно вернется. И этой веры, этой спокойной уверенности не могли поколебать враждебные слова Матлоки, которая конечно догадалась, что произошло. Иника не доверилась бабке. Не доверилась даже отцу, хотя совсем не опасалась его гнева. Ведь он давно должен был знать, что так произойдет, что иначе быть не может. Предвидел все наверняка уже тогда, когда дочь заявила ему, что не станет женой Тотнака, молодого вождя Хайхола.

— Никто не избежит своей судьбы, — заметил он тогда. Лишь бы твой выбор оказался так велик и благороден, как ты того жаждешь.

Когда — то он сказал еще:

— Ты моя дочь и будешь владычицей Амахи. Если твое сердце бьется ради этой страны также, как мое, его не могут ограничивать никакие законы. Правом может быть лишь разум и воля владыки.

Сердце Иники билось ради её страны, но её переполняло другое, столь же пламенное чувство. А тот, к кому оно было обращено, обещал, что сделает Амаху могучим и счастливым государством.

Мартен вернулся из плавания к Багамским островам и в Тампико, приведя новый приз, добытый у испанцев. Это была торговая каравелла, неплохо вооруженная полу — и четвертькартауновыми орудиями, напоминающая силуэтом “Кастро Верде”, но чуть быстрее на ходу. Именовалась она “Святая Вероника”.

Индейские пироги отбуксировали её в Нагуа, где ей предстояло оставаться до поры возвращения в Европу с добытыми сокровищами.

Мартен предвидел, что пора такого плавания наступит лишь в конце следующего года, поэтому пока о нем особо не задумывался. Но раз уж “Вероника” почти не получила повреждений и очень подходила на роль транспорта, решил сохранить её для этой цели.

На этот раз стоянка кораблей у Пристани беглецов предстояла короткая. Нужно было использовать отсутствие испанского военного флота, который ещё не вернулся из Европы, и даже наверняка не добрался ещё до Кадикса. Поэтому Ян не отправился вверх по реке, чтобы провести инспекцию вновь заложенных поселений и ход строительства укреплений, а все свободное от подготовки время посвящал Инике.

Его отношения с Квиче в ту пору переживали известное напряжение — или, может быть, скорее обоюдное выжидание первого шага в вопросе, который оба пока не затрагивали, и который нависал над ними, как бочка пороха с тлеющим фитилем. Такое положение не могло длиться вечно, и Мартен знал, что избежать взрыва поможет лишь его собственное решение.

В глубине души он его уже принял, но оставались детали, над которыми Ян ломал голову, не зная, как же быть.

Он решил остаться в Амахе и взять Инику в жены. Но даже не будучи фанатичным католиком и порой сомневаясь в непогрешимости церковных догматов, Ян все же содрогался при мысли о женитьбе на язычнице по обрядам какого-то Тлалока или другого божества, тесаного из камня.

В конце концов решил склонить Инику и её отца к принятию крещения из рук Педро Альваро, и в результате этого-к полному прекращению давнего языческого культа по всей стране.

Когда дошло до откровенного разговора на эту тему, Мудрец вовсе не был ошеломлен таким проектом. Ответил, что обдумает возможность проведения его в жизнь, но это потребует немалого времени. Не видел также в ближайшее время необходимости формального заключения брачного союза между Иникой и Мартеном. Ему достаточно было его слова, как это следовало из местных обычаев.

Ян заметил, что несмотря на видимый покой и благодушие, с которым Квиче принял его предложение, владыка Амахи испытывал противоречивые чувства гордости и озабоченности, радости и опасений. И он не удивлялся: кто мог бы удержать его, реши уплыть отсюда навсегда? Такой вопрос Мудрец не мог себе не задавать. Но все же верил ему! Верил в искренность его побуждений, словно читал в его сердце, которое — как они оба знали — билось ради этой страны.

Секретарь, а заодно помошник резидента из Сьюдад Руэда, Педро Альваро, с привычным согласием и покорностью принял повеление Мартена создать в Нагуа что-то вроде католической миссии. Правда, попытался оговорить себе гораздо большую свободу действиях по обращению язычников, чем прежде, но понял, что таким путем ничего не добьется. Он был единственным христианским духовником в столице страны с деспотическим правлением, где не было иной власти, кроме светской, и к тому же ещё языческой! Мог опираться в своей деятельности только на добрую волю и авторитет человека, которого ненавидел и считал вероотступником, и которому по меньшей мере не доверял. Но несмотря на это решил и в столь трудных условиях завоевать для церкви и уберечь от вечных мук как можно больше душ, не забывая при этом обеспечивать себе влияние на политику и власть.

Как раз такого влияния Мартен и опасался и заранее старался его избежать. В его планах, разделяемых и поддерживаемых, хотя и тайно, Квиче, уже в самой основе введения христианства в Амахе лежала идея, обеспечивающая между прочим полное подчинение церковных дел светской власти монарха — или пусть вождя.

Альваро прекрасно понимал эту тактику, догадывался о её причинах и целях, но ему это не мешало. Как бы там ни было, это был первый прорыв в прежнем абсолютном равнодушии Мартена к вопросам религии в Амахе, а раз уж Педро предстояло стать единственным апостолом новой религии (не считая распространения её самосевом через полуобращенных беглецов) по ходу дела авторитету его суждено было расти. И кроме того, он не верил в продолжительность нынешнего положения дел. Считал Мартена преступным авантюристом с незаурядными способностями и фантазией, которых однако недостаточно для создания и сохранения независимого государства под боком у испанского могущества. Занявшись миссионерской деятельностью, он ждал лишь первой возможности, которая позволит ему приложить руку к ликвидации столь эфемерного творения.

ГЛАВА XIV

Ни последняя экспедиция на Багамские острова, ни одна из предпринятых в наступившем 1583 году не принесли столь ценных трофеев, как взятие Вера Крус. Испанская морская торговля в водах Вест-Индии со стороны Атлантики замирала или точнее переходила в руки корсаров — английских и французских. Все реже можно было встретить в открытом море одинокое судно под красно — желтым флагом, да и груз его обычно немногого стоил. Перевозка золота и серебра, кошенили, прянностей и тканей проходил в конвоях, под сильным эскортом. А корсары занимались перевозкой иных товаров и поставкой невольников, на что испанские власти закрывали глаза.

В таких условиях Мартену оставалось либо тоже переключиться на торговлю, либо заняться контрабандой — что одно другого стоило. Правда, существовали и другие порты и города, столь же богатые, как Вера Крус, можно было попробовать и с ними…

И особенно притягивал мысли Мартена Сьюдад Руэда. Но Сьюдад Руэда лежал над рекой, устье которой стерегли два прекрасно вооруженных форта. Уайт даже слышать не хотел о подобной авантюре, у Бельмона тоже были серьезные сомнения. Взятие Сьюдад Руэда требовало больших сил, чем они располагали, а учитывая скопление огромных трофеев в Нагуа рисковать так именно сейчас казалось тем более легкомысленным и безрассудным. Лучше было думать о безопасной доставке прежней добычи в Англию.

Мартен в конце концов согласился с их мнением, только сам решил остаться в Амахе. Шульца он тоже собирался оставить, доверив командование “Торо” Бельмону, а “Санта Вероникой» — Хагстоуну.

Но тут запротестовал Шульц. Он был болен и измучен; нужно было хоть на несколько месяцев сменить климат, чтобы прийти в себя. Исхудалое лицо с воскового цвета кожей, ввалившиеся глаза и дрожащие руки подтверждали, что действительно силы его на исходе. Вид его при этом стал настолько отталкивающим, словно не осталось приязненных чувств ни к кому, даже к самому себе. Когда говорил, кадык его, нелепо торчавший на тонкой шее, прыгал вверх и вниз как на пружине. Генрих заявил, что заодно должен забрать с собой и исповедника: может умереть в пути, и тогда смерть без отпущения грехов и последнего причастия станет для него приговором на вечные муки. Да и кто же, наконец, займется в Англии делами Мартена, если не он?

Ян после долгих размышлений признал, что в такой ситуации в самом деле можно назначить Уильяма Хагстоуна командиром гарнизонов в Нагуа и на побережье, оставляя руководство им исключительно в руках Мудреца.

Хагстоун едва мог произнести несколько слов по-испански, но — как язвительно утверждал Бельмон, — должен был вообще-то прекрасно знать язык, поскольку всегда понимал все, что говорили ему. Несмотря на это, он прекрасно умел воевать и ловко управлял артиллерийским огнем, а только это и стало бы его задачей, если бы в отсутствие Мартена возникла необходимость обороны от неожиданного нападения врага.

Что касалось Педро Альваро, то Мартен избавлялся от него с радостью, хотя и не мог возражать, что иезуит немало сделал для Амахи, не только дав возможность подданным Квиче войти в царство небесное, но и в делах более вещественных. Однако в результате все расширявшейся общественной, просветительской и проповеднической деятельности миссионера его значение и влияние неуклонно росли, чего Мартен ни в коей мере не желал. Пришло время устранить Альваро со сцены, заменив несколькими молодыми индейцами, которые помогали ему при службах, выказав при этом немалые способности и склонности к пастырскому служению.

Самой трудной проблемой, которую предстояло решить Мартену, был подбор экипажей для трех кораблей. Он не мог их укомплектовать индейскими и негритянскими добровольцами хотя бы потому, что лишь ничтожная их часть решилась бы на столь дальнее путешествие, а большинство явно бы не выдержало плавания в северных водах. Правда, предвидя это, он заблаговременно завербовал в Кампече и на Антилах несколько десятков авантюристов, которые жаждали вернуться в Европу, но по большей части были это люди деморализованные и ненадежные, на которых нельзя положиться. Вот и пришлось ему уступить Бельмону и Шульцу своих боцманов, оставляя на “Зефире” только самых необходимых.

Наконец управившись со всем, Ян вздохнул с облегчением. По сути, он был даже доволен, что надолго расстается с Уайтом, Шульцем и Бельмоном, и даже с большинством старой команды “Зефира”. Вовсе не жаждал видеть их свидетелями своего бракосочетания с Иникой. Знал, что этот шаг и сопровождающий его церемониал небывало их бы огорчил, а может даже и унизил или сделал его смешным в их глазах. Предпочел, чтобы все произошло во время их пребывания в Англии.

Знал, что времени у него будет достаточно; рассчитывал на их возвращение месяцев через шесть-восемь. Перед бракосочетанием Ян решил предпринять ещё одно плавание вместе с несколькими французскими и английскими корсарами, кормившимися контрабандой. Главной его целью была на этот раз закупка скота — лошадей и мулов, а также крупного запаса соли для Амахи.

Соли! Он боялся в этом признаться, чтобы не вызвать иронических усмешек. Сам был виноват: научил “дикарей” приправлять пищу солью, приучил их — и теперь должен был её поставлять, чтобы удовлетворить растущее потребление.

За последние плавания ему не удалось добыть ни мешка, зато в Тампико мог закупить хоть десяток тонн.

Кроме того, на одном из необитаемых островков к востоку от залива Гондурас Мартен некогда укрыл немало разных товаров, среди прочего — несколько десятков бочек рому, представлявших немалую ценность. Теперь он хотел их забрать и продать в Тампико или каком — нибудь другом порту.

Потому решил он выйти в море через пару дней после ухода “Ибекса”, “Торо” и “Санта Вероники”, чтобы поскорее завершить все дела и заняться наконец личными проблемами.

Думая о своем новом положении зятя и наследника Квиче, о будущей неограниченной власти над объединенными племенами Амахи, Аколгуа и Хайхола, как и над соседними землями, которые он покорить и присоединить, Ян намеревался возвести выше Нагуа новую крепость и дворец куда роскошнее того, что занимал Мудрец. Собирался пригласить архитекторов, оживить давно заброшенные каменоломни в горах, и сплавлять по реке материалы на строительство, которому предстояло стать символом его могущества.

А пока же приготовил план небольшого деревянного дома, который должен был подняться на холме по соседству с дворцом Квиче. Жаждал обставить его по-европейски и для этого дал Шульцу перечень утвари, мебели и ковров для закупки в Лондоне.

Кроме этого Генрих получил длинный список товаров, — материалов, инструментов, семян самых разных сортов, которые невозможно было раздобыть на кораблях и даже в портовых городах Новой Испании.

И наконец Мартен поручил ему завербовать как можно больше ремесленников и закупить для них комплекты оборудования, и прежде всего кузницы, слесарных и столярных мастерских.

Все эти заказы и задания окончательно убедили Шульца, что Ян оказался во власти какого-то демона.

“ — Если так дальше пойдет, — думал Генрих, — этот безумец и вправду готов будет стать индейским кациком. Будет жить тут среди дикарей и сам в конце концов одичает. Может ещё раньше, чем испанцы его повесят. Растратит всю добычу. Погубит и себя, и меня.”

А про себя прикидывал, стоит ли сюда возвращаться. Мог бы обратить в деньги и свою долю, и долю Мартена в добыче и уехать с этими деньгами — хотя бы в Гданьск. Сбылись бы давние его мечты стать состоятельным купцом, почтенным обывателем. Женился бы на дочери какого-нибудь городского патриция. Перед ним открылись бы двери в Двор Артуса. А в будущем мог стать городским советником…

Да, только давние мечты бледнели при виде богатейших трофеев. Чем быстрее росли богатства, добытые корсарским ремеслом, тем больше Генрих жаждал их, тем более роскошные перспективы вставали пред его глазами. Зачем ему останавливаться на положении состоятельного обывателя и, начав с этого, лет десять — двадцать добиваться места в сенате, если за два-три года он мог удвоить и даже утроить свое состояние? Мартену улыбалось счастье; захоти он, удалось бы взять не только Сьюдад Руэда, но и склады серебра в Панаме, а может быть даже и запасы золота и сказочные сокровища Новой Кастилии.

“ — К тому же, — думал Шульц, — присвой я себе его долю, кто знает, где потом он меня настигнет? Даже в Гданьске! Он непредсказуем и страшен в гневе. Всю жизнь дрожать?”

Из столь противоречивых мыслей и соблазнов вытекал один вывод: нужно было склонить Мартена оставить фантастические планы насчет Амахи. Вырвать его отсюда, хотя бы против воли; вырыть пропасть между ним и Квиче, и теми дикарями, над которыми он так жаждал властвовать; вырвать его из-под власти чар, которыми опутала его Иника.

“ — Но как добиться этого? — раздумывал Генрих. — Где найти голос, которого послушается Мартен? Где сила, которая заставит его покинуть Амаху?” Сила? Такая сила существовала. Не просто сила-мощь!

Мартен не смог бы с ней тягаться. Могла смести его, раздавить вместе с Пристанью беглецов, с Квиче-Мудрецом и его царством, с шанцами и орудиями, которые собирались её остановить.

Пока он от неё уклонялся. Куснул то тут, то там, где находил слабейшие места, играл с опасностью, но избегал ударов, на которые она была способна. Его хранила тайна узких извилистых проходов среди илистых отмелей лагуны и капризное, изменчивое русло реки, где он укрывался. Но узнай Бласко де Рамирес о существовании Нагуа и найди он проводника…

В первую минуту Генрих сам ужаснулся этой мысли. Ведь в этом случае “Зефир” был бы сожжен или потоплен, и Мартен лишился бы жизни!

“ — Вот если бы, — тут же подумал он, — не было его в Амахе…”

— Его не будет! — тут же воскликнул он вслух. — Не будет несколько недель!

И облизал кончиком языка пересохшие губы.

“ — Я должен рискнуть, — продолжал он свою мысль. — Нужно все устроить так, чтобы его тут не застали. Для него это будет ударом, но нет другого выхода. Должно получиться. Провидение спасет его для меня. Но если Господь решит иначе — на то его воля. Во всяком случае, тогда я получу долю этого несчастного. И закажу мессу за упокой его грешной души. Закажу две мессы в Англии и ещё несколько в Гданьске. Нужно рискнуть…”

Незадолго до того, как покинуть Амаху, Шульц тайно нанес визит теще владыки, старой Матлоке, после чего вместе с ней встретился с Уатолоком на западном конце Нагуа, в заросших джунглями руинах. Там состоялась долгая откровенная беседа, в результате которой решили, что “Санта Вероника” возьмет в устье реки двух рыбаков с лагуны и отбуксирует их парусную лодку на некое дальнее нерестилище лосося.

Место это было труднодоступно из-за сильного течения, шедшего на юг от дельты Рио Гранде дель Норте, и потому посещалось очень редко. Рыбацким лодкам приходилось заплывать слишком далеко от берегов, чтобы обойти течение, зато когда какой-нибудь смельчак изловчался туда добраться, он возвращался уже по течению, везя богатую добычу. Случалось, правда, не вернуться вовсе: капитаны испанских рыболовных судов из Матаморес считали лов лососей в тех водах своей монополией; индейцев, пойманных с поличным, хватали и включали в собственные экипажи. Но это было неизбежным риском.

В самый полдень, когда нагруженные добытыми за три года трофеями корабли спустились вниз по Амахе и поочередно миновали торчащие из воды обломки мачт засевшего когда-то на мели испанского судна, к борту “Санта Вероники” подошла дощатая лодка, наверняка когда-то принадлежавшая этому бедняге. Шульц приказал взять её на короткий буксир, а рыбакам позволил подняться на палубу. Они должны были покинуть борт судна только ночью, на широте северной банки Сьерра Мадре, где им предстояло брать курс на восток.

“Санта Вероника” вышла из бухты последней.“Ибекс” и “Торо” уже поймали ветер, когда Генрих дал приказ привести к ветру реи и ставить паруса. Ряды матросов сломались, они облепили мачты, с обезьяньей ловкостью взбирались по вантам, повисли в вышине на качающемся рангоуте, развернули огромные полотнища, скатились вниз и стали вытравлять шкоты. Паруса хлопали, вздувались, полнились ветром. Судно лавировало, идя против дневного бриза, дувшего с моря.

Покрикивали боцманы, хотя команда работала в охотку, наперегонки, шуточками подначивая друг друга. Закончив работу, разошлись по палубе, явно в хорошем настроении от ощущения, что наконец-то возвращаются в Европу. Никто даже не смотрел в сторону берега. Пристань беглецов они покидали без сожалений.

Только Генрих не сводил взгляда с удалявшихся мангровых зарослей и цепочки черных скалистых островков. На прямой за теми двумя, из которых один походил на двугорбого верблюда, а другой на шлем, украшенный пером, над берегом лагуны укрывались шанцы, отсыпанные Броером Ворстом, плотником с “Зефира”, и вооруженные орудиями Мартена.

“ — Отсюда можно уничтожить их огнем тяжелых пушек, — подумал Шульц. — Не нужно даже входить в бухту, если знать, куда целиться. Если их подавить, река будет открыта, и тогда…”

Он резко обернулся, заметив странную тень на досках палубы. Это была тень Педро Альваро, стоявшего за ним.

— Святой отец, вы ходите бесшумно, как кот, — заметил Генрих.

— Да, у меня легкая походка, — согласился иезуит. — Это те самые островки, что указывают дорогу? — спросил он, понижая голос.

— Да, — кивнул Шульц, — но это не все…Обратите внимание: если с того места, где мы сейчас находимся, навести пушку прямо между ними и рассчитать угол возвышения так, чтобы ядро упало в лес на триста ярдов от берега, оно угодит в самую середину укреплений.

— Понимаю, — шепнул Альваро. — И не забуду.

Ночь пала на берег, все ещё видневшийся по левому борту, а потом на море, которое вмиг погасло, меняя цвет. Ветер стих, словно ожидая появления луны. И лишь когда край серебряного диска вынырнул над горизонтом, легкое дыхание вечернего бриза потянуло с запада. Одновременно на палубе “Санта Вероники” началось движение, затопали босые ноги матросов, раздались голоса боцманов и окрики, всегда сопровождающие перекладку рей на противоположный галс.

Бриз наморщил поверхность воды, которая теперь слегка шипела у форштевня и фосфоресцировала за кормой, паруса напряглись, заскрипели блоки топенантов. Луна поднималась все выше, и её холодный влажный блеск широкой полосой разливался по морю, омывая правый борт корабля. Паруса, черные как сажа, если на них смотреть с кормы, и белые, с атласным блеском со стороны носа, возвышались на фоне темного неба, полного звезд. Силуэты мачт раскачивались взад-вперед, рассекая палубу сеткой теней, отбрасываемых вантами и штагами.

По окончании маневра все стихло. Только морская волна все громче журчала у носа. Генрих некоторое время прислушивался к этому однообразному звуку, а потом вернулся в надстройку на корме, чтоб закончить исповедь.

Опустившись на колени возле кресла, в котором восседал Педро Альваро и торопливо перекрестившись, стал перечислять нарушенные посты и святые праздники, в которые приходилось работать, нарушая третью заповедь. Умолк, задумался, пробежав в памяти счет прегрешений, набежавших за те две недели, что прошли с последней исповеди, и не обнаружив ничего больше, заявил, что других грехов не помнит.

Ego te absolvo in nomine Patris, et Filii, et Spiritus Sancti, amen, — торопливо пробормотал иезуит, сделав знак креста.

Когда Генрих встал, очистившись и окрепнув духом, а монах собрал обрядовые приборы в шкатулку, оба сели ужинать. Генрих был голоден — ничего не ел весь день, чтобы вечером принять причастие. Альваро заставил себя проглотить пару кексов и выпил немного вина с водой. Он едва мог скрыть охватившее его беспокойство. Спросил, христиане ли те двое индейских рыбаков из лагуны Амахи.

— Нет, — ответил Шульц, — но им можно доверять, если речь идет о…

— Понимаю, — перебил его Альваро.

Генрих задумчиво крутил в пальцах бокал с вином. Взглянув исподлобья на своего исповедника, облизнул губы, словно пытаясь облегчить им произнесение слов, от которых сам содрогался.

— Я обещал, что святой отец о них позаботится, — наконец выговорил он. — Не хотел бы…

— Чтобы они умерли язычниками? — торопливо перебил Альваро. — Будь спокоен, сын мой. Если выполнят то, чего я ожидаю, сделаю все, чтобы души их обрели спасение. Дело ведь только в этом, не правда ли?

— Да-а, — протянул Генрих.

Это была первая ложь, совершенная им с момента исповеди.

Незадолго до полуночи Шульц вышел на палубу и стал прогуливаться вдоль левого борта, затененного сейчас нижними парусами. Вахтенные подремывали на своих местах, исключая рулевого и впередсмотрящего высоко на марсе фокмачты. Еще несколько матросов громко храпели под носовой надстройкой. У гротмачты никого не было, как он и надеялся.

Задержавшись там, нащупал закрепленные шкоты, огляделся и, убедившись, что никто не может его видеть в глубокой тени, начал ослаблять узлы, чтобы потом перевязать их на другое место. Закончив, привалился к мачте, запыхавшись от усилий, вытирая вспотевшие лоб и шею. Выждал, пока сердце успокоится настолько, чтобы смог встать на ноги. Перевел дух.

Вернувшись на корму, перекинулся несколькими словами с рулевым, и окинув взглядом силуэты “Ибекса” и “Торо”, хорошо теперь видные в свете луны, приказал ему дать знать, если те вдруг переменят курс. Под конец спросил, где рыбаки, чью лодку он разрешил взять на буксир до банки Сьерра Мадре, и велел прислать их к себе в каюту за письмом, которое они должны были вручить Мартену, вернувшись в Амаху. Индейцы явились немедленно. Им не нужно было объяснять, что делать, покинув корабль. Устрашающие инструкции они получили ещё от Уатолока; были преданными и молчаливыми, а их сонные лица, неподвижные, словно вырезанные из красного дерева, вообще ничего не выражали. Без единого слова забрали они два небольших пакета, заключавших в себе вещи Альваро, и младший сунул их в свой мешок.

Генрих ещё раз напомнил, каким образом подтянуть лодку под корму, чтобы та оказалась точно под окном его каюты. Пройдя с ними, показал веревочную лестницу, которая свисала до самой воды.

— Теперь идите, — заключил он. — Когда начнем поворот, я задержу корабль, чтобы выиграть для вас время. Помните, что если белый жрец благополучно доберется до Матаморос, вас в Амахе ждет большая награда. А в противном случае — смерть.

— Да, — кивнул старший рыбак, — мы это знаем.

Забрав мешок, они вышли на палубу.

Альваро взглянул на Шульца и, поймав его взгляд, заметил:

— Было бы крайним легкомыслием позволить им вернуться. Слишком много знают…

— Слишком много, — согласился Генрих с легкой ухмылкой.

При выполнении поворота для смены галса, понадобившегося получасом позднее, на палубе “Санта Вероники” возникло замешательство. По невыясненным причинам неожиданно ослабли шкоты нижней реи на гротмачте, а потом выбрали не те, что следовало, в результате судно потеряло ход, остановилось и даже начало дрейфовать бортом, сносимое ветром. Прошла четверть часа, пока Шульцу со старшим боцманом удалось исправить дело и навести относительный порядок.

Среди общей суеты никто, разумеется, не обратил внимания на индейцев-рыбаков, которые тем временем сели в свою лодку и уплыли. Только когда “Вероника” снова двинулась вперед, с палубы заметили удаляющуюся лодку по раздутым косым парусом.

ГЛАВА XV

“Зефир” покинул Пристань беглецов через два дня после ухода кораблей, увозящих добычу корсаров в Англию.

У Мартена осталось всего несколько человек из прежнего экипажа, и в том числе — Томаш Поцеха, на которого теперь легли обязанности помошника, Броер Ворст, Тессари-Цирюльник и Перси Барнс, прозванный Славном. Двое последних были произведены в боцманы, а Ворст соединил в одних руках обязанности главного боцмана, плотника и парусных дел мастера. Четыре пятых нынешнего экипажа составили добровольцы-индейцы и негры из Амахи, хотя и толково обученные обращению с парусами, но уж никак не сравнимые с белыми по части боя.

Мартен не слишком волновался: пока что он не собирался кого-нибудь атаковать, а пользуясь защитной тактикой легко мог уходить от боя благодаря скорости “Зефира”. К тому же он располагал весьма недурной артиллерией, обслугу которой Ворст с Поцехой школили непрестанно, не жалея пороха и ядер.

По пути в залив Гондурас за пять дней плавания ничего существенного не произошло. “Зефир” вплотную миновал мыс Катаче в Юкатанском проливе и, сменив курс юго-восточный, на шестой день к восходу солнца оказался на траверзе группы небольших островов, разбросанных как льдинки на обширном пространстве моря. Все они были необитаемы, и только на одном, — Лебедином острове, — имелась пресная вода, годная для питья.

Но Мартен не собирался там высаживаться; якорь он бросил у дорого острова, впрочем, ничем не отличавшегося ни формой, ни размерами, заросшего буйной растительностью и прорезанного глубоким оврагом с крутыми краями и каменистыми осыпями.

Этот овраг, или скорее расщелину в скалистой возвышенности, заслоняли со стороны моря густые заросли, а кусты и лианы, свешивавшиеся по краям выветренных откосов, ещё пуще маскировали его, так что лишь стоя на берегу можно было догадаться о его существовании. Но если даже кто-то незваный высадился бы на острове и заметил осыпи, поросшие колючим кустарником, наверняка не заподозрил бы, что под тонким слоем земли и камня скрываются ряды дубовых бочек с ромом, а рядом с ними, в подземельи — сундуки, полные европейских товаров, и мешки из бараньей шкуры, наполненные ртутью из Альмадены.

Мартен нашел это укрытие случайно, в поисках воды, а позднее, захватив во время одного из плаваний испанский корабль в водах Ямайки и не сумев забрать все трофеи с собой, оставил их тут.

Тайник оказался надежным: лишь только начав рыть землю, лопаты уткнулись в почерневшие клепки бочек. Матросы перекатили их на берег и под руководством Ворста в шлюпках переправили на борт корабля, после чего таким же образом перевезли сундуки и тяжеленные мешки, и наконец опять засыпали расщелину, ведущую к укрытию. Дальнейшее должна была довершить сама природа; Мартен верно полагал, что через пару недель буйная растительность скроет все следы и овраг снова приобретет столь же невинный вид, как и тогда, когда “Зефир” впервые бросил тут якорь.

Обеспечив себе подобным образом использование укрытия на будущее, Мартен направился на северо-восток, к Каймановым островам, где в то время пребывало немало корсаров — и французских, и английских — кормившихся в основном контрабандой или нелегальной торговлей невольниками. Его особенно интересовала встреча с капитаном Пьером Кароттом, который командовал быстроходным фрегатом “Ванно”.

Каротт имел репутацию величайшего ловкача на всем Карибском море, и заодно лучшего компаньона среди французских моряков. Был дружелюбен, говорлив и остроумен, кроме того, знал лично едва не всех испанских таможенников, комендантов портов и коррехидоров приморских городов от устья Рио Гранде дель Норте на северо-западе до дельты Ориноко на юго-востоке. Он торговал и пил с ними, давал им взятки и бессовестно их надувал, обогащаясь больше контрабандой, чем обычным разбоем и грабежом.

В открытом море он обычно пользовался французским флагом, поскольку был патриотом и обладал каперским дипломом, выданным Генрихом де Бурбоном, герцогом Наваррским. Однако входя в порт, поднимал флаг Кастилии, на который имел некие не слишком ясные права, якобы полученные от вицекороля в Лиме. Он никогда им не злоупотреблял в преступных целях и не влезал в рискованные авантюры, которые могли бы повредить его добрым отношениям с испанскими властями. Не принимал участия в налетах на порты, которые устраивали другие корсары, с целью получения выкупа, зато охотно поручался за тех, кто как и он желали что-то там продать, отремонтировать свои корабли или запастись водой и продуктами.

Каротт казался человеком весьма уравновешенным — словно природа соблюла все пропорции, наградив его всеми достоинствами характера. Если какая-то черта из отличавших его и доминировала над другими, так это искусство приготовить пунш из pulke de mahis с ромом и провозглашать тосты за выпивкой в веселой компании.

Знакомство их с Мартеном началось как раз в такой компании, в одной пульхерии в Тампико. Мартен зашел туда, чтоб утолить жажду и дождаться возвращения Шульца, который улаживал вопросы продажи фернамбукового дерева, а капитан Каротт угощал нескольких английских корсаров, живо обсуждая различные рецепты приготовления пунша. Ян несколько минут прислушивался к их беседе, раз-другой громко рассмеялся, позабавленный шутками француза, потом и сам вставил реплику, и тут же был приглашен в компанию.

Они сразу прониклись взаимной симпатией. Каротт был живым толстячком, округлым, как солидный бочонок, наполненный игристым бургундским вином. На его полном румяном лице, чуть искаженном шрамом, пересекавшим щеку и верхнюю губу под маленьким вздернутым носиком, вечно сияла дружеская улыбка. Не деланная гримаса, какой обычно прикрывают свои деревянные физиономии англичане, а настоящая, сердечная и искренняя улыбка — примета доброго характера и цветущего здоровья души и тела. Мартен смеялся столь же откровенно и столь же часто.

Не прошло и четверти часа, как они побились на полсотни песо, кто приготовит кувшин лучшего пунша и кто быстрее выпьет полную кварту.

Каротт, по мнению свидетелей и судей спора, выиграл первый раунд, зато Мартен победил во втором, проглотив свою кварту на две секунды раньше. Ввиду такого результата они выпили ещё по одной за здоровье друг друга и с тех пор стали друзьями.

Отправляясь за ромом и ртутью, оставленными на Лебединых островах, Мартен знал, что Каротт собирается в Мексиканский залив; хотел воспользоваться его протекцией, чтобы вместе с “Ванно” вновь заглянуть в Тампико и по-мирному провернуть там задуманные торговые операции.

Его планы исполнились: бросив якорь на северном рейде бухты Кайман минор, среди множества других судов он сразу разглядел силуэт “Ванно”, а часом позже взошел на его палубу, приветствуемый необычайным красноречием гостеприимного француза.

Тампико переживал в то время короткую пору своего наивысшего рассвета. Вера Крус ещё не успели восстановить после пожара, который пару лет назад вспыхнул от руки Генриха Шульца после ограбления города и уничтожил три четверти строений, не пощадив складов и портовых сооружений. Поэтому торговля и морские перевозки, а также множество компаний, всяческих учреждений и состоятельных семейств перебралось в отстоящий на сто сорок миль Тампико, на границу округа Тамаулипас. Теперь и все связи между метрополией и всей Новой Испанией шли через этот порт. Посланцы Филиппа II, вновь назначенные правители, члены посольств, прибывающие из Мадрида, Кадиса и Севильи, высаживались в Тампико, чтобы оттуда отправляться сушей до самой Мексики.

Город развивался хаотично, вставали новые, наспех построенные кварталы, постоялые дворы, пульхерии; устраивались шумные ярмарки, зрелища, бои быков и петухов, карнавалы, балы — маскарады и приемы. Губернатор округа Тамаулипас, алькальд и управитель Тампико желали соперничать с Мехико — если не величием строений, дворцов и святынь, то по крайней мере в развитии торговли и числе развлечений.

Такая ситуация привлекала в богатевший город и богачей, и бедняков; людей моря — купцов, землепроходцев и авантюристов — и людей суши — аристократов, земледельцев, художников и нищих. Певцы — индейцы и метисы — распевали corridos о знаменитых сальтеадоров и народных героях или импровизировали новые песни и поэмы, аккомпанируя себе на гитарах и маримбах. Живописцы украшали стены пульхерий сценами боя быков или житий святых, а также малевали и продавали для пожертвований в костелы картины на тему чудесных исцелений, избавлений от смерти, огня, змеиных укусов и так далее — и все это с бесспорным участием соответствующих небесных патронов. На крикливых индейских рынках, куда съезжались высокие повозки ранчеро из льянос с плодами земли, среди лавок и корзин с чили, томатами, тортильями и дульчес проходили петушиные бои, а в соседнем Пануко — бои быков, corridas de toros, не уступавшие подобным столичным зрелищам.

Соборы, торговые площади и улицы, за исключением кварталов богачей, заполнялись нищими и прокаженными — leperos, выставлявшими на вид свои гнойные раны, культи и гниющие тела. Попрошайничали и крали днем, ночью же играли в кости и карты, пили, скандалили, а нередко убивали или грабили запоздавших прохожих, если прежде не попадали в руки городской стражи, которая объезжала город, и не оказывались за решеткой.

В дни праздников проходили многочасовые, куда дольше чем обычные, богослужения, и величественные процессии с музыкой, песнями, хоругвями, фигурами святых, статуями, изображавшими крестный путь, с половодьем цветов, рассыпаемых детьми.

Каждый день перед заходом солнца, когда жара становилась не столь изнурительной, через аламеду в сторону Пануко медленно тянулась цепочка экипажей. В них сидели дамы, часто прехорошенькие и всегда богатые — жены и дочери гачупиносвыряженные в шелка, с огромными веерами из перьев, увешанные драгоценностями, пахнущие пачулями. Рядом на конях гарцевали кабальеро и идальго из лучших фамилий. Их седла, чепраки и уздечки сверкали серебром, огромные шпоры позванивали о золоченые стремена, а мягкие сомбреро, цветные шелковые рубашки, атласные болеро, короткие панталоны — зеленые, синие, или желтые, вышитые золотыми галунами и разукрашенные серебряными пуговицами — рябили в глазах.

Толпа пеших, не столь состоятельных креолов, индейцев в живописных ярких серапе, офицеров низших чинов, чиновников, метисов, актеров и художников, гринго, веселых девиц peyn d'oro таращилась на этот выезд hombres finos, а когда экипажи и всадники в сумерках возвращались, рассыпались по пульхериям, игорным домам и цирковым балаганам, притонам и лупанариям.

Развлечения высшего света не слишком отличались от утех простого народа: кавалеры и дамы меняли наряды и съезжались в театр, на бал-маскарад в салонах коррехидора или играли в монте по частным домам, причем горы серебра переходили из рук в руки, а вино лилось рекой.

За два года цены в Тампико возросли втрое, и в результате огромного спроса на европейские товары контрабанда расцвела, как никогда. Чиновники принимали жирные взятки — морбидас и на все закрывали глаза; комендант порта и таможенники получали процент с доходов от контрабанды. Торговые суда с Ямайки и Гаити и корсарские корабли с грузом, о происхождении которого никто не спрашивал, входили в порт якобы для пополнения запасов или ремонта и замены поврежденных парусов; потом с них выгружали сундуки, мешки и тюки, чтобы — в соответствии с законом — передать их на хранение в беспошлинной зоне, шкиперы же отправлялись в город, где в торговых конторах заключались сделки и обменивались расписками в получении. Наконец ночью на склады прибывали получатели — местные купцы, перекупщики и посредники, чтобы с помощью портовых чиновников переправить товар в собственные погреба и магазины. Когда капитаны являлись за своими грузами, все печати оставались не нарушены, только в тюках теперь были серебро и кошениль.

Таким образом пошлины миновали казну Филиппа II и обходным путем перетекали в карманы его подданных в Тампико.

Мартен узнал все это от Пьера Каротта, не успели они опорожнить по первому бокалу вина, сидя под полотняным навесом на палубе его корабля. Потом спросил, есть ли на “Ванно” какой-нибудь груз для Тампико и когда отплывают.

— Утром, — ответил Каротт. — Ты прибыл очень вовремя. Нас будет шестеро, не считая Кривого Мэддока.

— А это кто такой и почему ты поминаешь его отдельно?

Каротт поднял бровь, прищурился и надул румяные щечки, изобразив таким образом беспредельное отвращение.

— Торговец невольниками, — неохотно сообщил он. — Не люблю я иметь с ним дело…

Взглянул на Мартена и усмехнулся снова.

— Это памятка о столкновении “Ванно” с его “Найтом”, сказал он, указывая на шрам на щеке, и добавил: — Не по моей вине.

Наверняка уже не первый раз приходилось ему делать это замечание и пересказывать всю историю, так что с повторением тянуть не стал.

— Чертов Мэддок налетел на меня сзади так стремительно, что “Ванно” не смог увернуться, — вздохнул он с забавной миной. — Это звучит как жалоба одинокой девушки, подвергшейся в безлюдном месте нападению грубого насильника, — заметил он с привычным юмором. — И тем не менее все так и было, и результат тоже весьма схож: “Ванно” пострадал и только после длительного пребывания в доке удалось привести его корму в прежнее состояние.

— А ты? — спросил Мартен.

— Со мной все было тем хуже, что толчок при столкновении свалил меня с ног; рассек всю щеку о кант крышки люка, окованной железом, и ободрался так, что даже моя несчастная матушка меня бы не узнала. Что правда, если как следует задуматься над этим последним фактом, то он не должен удивлять, поскольку умерла она уже давным — давно; точнее говоря, когда мне был год и восемь месяцев. Да, Ян, думаю, что даже если забыть об этой ране и всех набитых мною шишках, я немало изменился с той поры…Во всяком случае, так этот шрам у меня и остался.

— И оттого ты так возненавидел Мэддока? — спросил Мартен, громко рассмеявшись.

Каротт отрицательно покачал головой.

— Джервей — просто скотина. Можешь поверить, это я знаю по своему опыту. Mon Dieu! Да это же он плывет сюда! — воскликнул он, глядя на приближавшуюся шлюпку. — Quel malheur! Просто плакать хочется, имей я склонность к таким сантиментам.

Тем не менее он вовсе не походил на впавшего в отчаяние, и хотя довольная усмешка исчезла с лица, но все равно английского капитана приветствовал он с обычной любезностью. Представив Мартена, пригласил Мэддока садиться и велел принести ему бокал.

У Джервея Мэддока была лисья мордочка, покрытая редкой ярко-рыжей щетиной. Он весь был какой-то мятый, выглядел неухоженно, словно целый день валялся одетым на постели. Темные глаза с набрякшими покрасневшими веками глядели сонно и вместе с тем безжалостно, вдруг оживая, когда он взрывался коротким наглым смехом, который вызывали исключительно его собственные шуточки.

— О, Мартен! — буркнул тот, узнав, кто гостит у Пьера Каротта. — Слышал, слышал. Это вы пару лет назад ограбили Вера Крус? Наверно, вы тогда недурно поживились.

Мартен словно и не слышал. Чокнувшись с Пьером, он молча выпил.

Мэддок, казалось, на ответ и не рассчитывал.

— Вы загубили мне тамошний рынок, — продолжал он. — Пришлось продать весь груз черных за полцены в Табаско, ибо они начали дохнуть у меня в трюме. С голоду, — пояснил он для Каротта.

Отпив вина из кубка, который ему подали, стал рассказывать о бунте несчастных негров на своем корабле. Тот подавили плетями и мушкетами, но потеряли при этом “часть товара”, который пришлось выбросить за борт. Рассказ был столь кровав и омерзителен, что даже у людоеда мог бы вызвать тошноту.

— Но нужно было видеть, с какой охотой они потом выскакивали на берег, чтобы приняться за работу на плантациях! расхохотался он. — Ранчерос, которые их у меня купили, были мягкосердечны: дали им по мешку кукурузы и обещали по второму, когда прибудут на место. Но, кажется, доехали не все: кукуруза им не пошла на пользу поле слишком долгого поста. Отсюда простой вывод: негров нельзя перекармливать, не так ли?

И снова Мэддок хохотнул коротким гортанным смешком, но когда никто не подхватил, окинул капитанов сонным, подозрительным взором и, обращаясь к Мартену, заметил:

— Не слишком вы разговорчивы, Мартен. Не собираетесь ли вы с этим святошей ограбить Тампико?

— Нет, — отрезал Мартен, — а что?

— Ох, тогда ничего. Должен только вам сказать, что тогда, после той истории в Вера Крус, я испытывал большое желание отыграться на вас за мои потери.

— Интересно, каким образом?

— Очень простым: ваша голова как будто стоит пятьдесят тысяч песо…

— А ваша в этот миг — гораздо меньше, — прервал его Мартен, которому кровь ударила в лицо. — Должен вам сказать, что испытываю большое желание опорожнить ваш череп, если в нем что-то есть, или просто сплюснуть его, если он совсем пуст. Вот так!

И он стиснул в руке серебряный кубок с такой силой, что стенки смялись, как бумага, и вино брызнуло на стол.

Мэддок слегка побледнел. Заметно было, что сила Мартена произвела на него большое впечатление. Он явно испугался.

— Шуток не понимаете, — выдавил изменившимся голосом. — Не выдам же я вас испанцам.

— Если это была шутка, — отрезал Мартен, — то моя того же стоит.

— Не считая кубка, — вздохнул Каротт, разглядывая смятую железку. — Не знаю, каким образом мне получить свое с тебя, Джервей. Корма моего “Ванно”, распоротая физиономия, а теперь ещё и этот кубок, который спас твою голову.

— Ну, дело с кубком легко поправимо, — мягко заметил Мэддок, уже обретший уверенность в себе. — Приглашаю вас обоих в Тампико в винные подвалы Диаса. Там сможешь выбрать все, что только хочешь, и выпить за мой счет, сколько сможешь.

— Это обойдется тебе куда дороже, чем обошелся налет Мартена на Вера Крус, — буркнул Каротт.

ГЛАВА XVI

Едва паруса семи корсарских кораблей показались на горизонте и стали приближаться к заливу, образованному совместным устьем Пануко и Темесы, и в порту, и в городе их приняли за флотилию Энрикеса де Сото и Феран, нового вицекороля, к прибытию которого как раз шли приготовления. Только когда корабли миновали вход в гавань, ошибка обнаружилась: вместо больших, сильно вооруженных каравелл стали видны фрегаты с каким-нибудь десятком-другим орудий и чужеземные легкие галеоны, из которых самый большой не превышал водоизмещением трехсот пятидесяти тонн.

Несмотря на это, губернатор Тампико не намеревался создавать им проблем. Правда, продовольствия в городе было достаточно, зато запасы европейских товаров, особенно в столь исключительных обстоятельствах, представлялись слишком скромными и могли быть пополнены только контрабандой. К тому же семь кораблей представляли собой немалую силу, и лучше уж было вести с их капитанами нелегальную торговлю, беря при этом щедрые взятки, чем затевать сражение перед прибытием вицекороля. Вдобавок комендант порта прекрасно знал кое-кого из капитанов, и прежде всего Пьера Каротта, корабль которого возглавлял флотилию, и сам Каротт поклялся, что корсары прибыли ненадолго, с самыми мирными намерениями, а губернатор знал, что на его слово можно положиться.

Что же касается прибытия вицекороля, то ожидали его только через неделю или даже позднее, поскольку в Мексиканском заливе ещё бушевали бури и сильные ветры, затруднявшие плавание. Ждали его с неспокойной душой — ходили слухи, что человек он неподкупный и энергичный, и более того — что Филипп II поручил ему упорядочение положения индейцев и даже ликвидацию экономендас, которые стали орудием притеснения, вызывая бунты и восстания.

Дону Энрикесу де Сото предстояло высадиться в Тампико, после чего кружной дорогой через Сент Луис Потоси, Квератаро, Пачучу и Пуэбло отправиться в Мексику. Все эти города соперничали друг с другом в роскоши приема нового владыки. Вельможи, коррехидоры, богатые креолы, даже церковные настоятели не скупились на расходы, чтобы добиться благосклонности вицекороля. Готовились банкеты, праздники, развлечения, процессии, бои быков, балы, иллюминации; ремонтировали дороги, на которых предстояло приветствовать цветами Энрикеса и его свиту целым индейским племенам, делегациям ранчерос и пеонов.

Тампико и соседний Пануко намеревались блеснуть роскошью, которая затмила бы даже столичные фьесты, так что груз семи корсарских кораблей мог лишь помочь украшению такого приема.

На несколько дней местная Casa de Contractation отменила контроль над торговлей, и сделки заключали открыто, платя за контрабандные товары, как за привезенные из Севильи или Кадиса. Корабли стояли на якорях в северной части большой треугольной бухты, а их экипажи разгуливали по городу, пьянствуя, любуясь трюкамии циркачей, петушиными боями и заглядывая в лупанарии.

Капитаны с помощниками не оставались в тени, что касалось гулянок. Заработав на контрабанде больше, чем могли даже мечтать, они отдавались подобным утехам с той только разницей, что пили в кабаках подороже, выбирали себе гулящих девиц покрасивее, да ещё платили им пощедрее.

В результате визит корсаров затягивался, и обеспокоенные власти города, порта и губернатор не смели предпринять энергичных шагов, чтобы заставить их покинуть Тампико. Даже Каротт заявил, что ждет лучшей погоды, и поскольку в Мексиканском заливе действительно бушевали сезонные штормы, против этого нечего было возразить. В конце концов, однако, наступил критический момент.

В тот день Джервей Мэддок, который с огромной прибылью продал двести негров, привезенных из Африки, пригласил Мартена и Каротта в знаменитую бодегу Диаса. У Мартена не было большой охоты принимать это предложение. Погрузка “Зефира” уже завершилась, и только не слишком благоприятная погода не давали ему поднять якорь и отправиться в обратный путь в Амаху. Если бы не опасения, что коровы и лошади, запертые в загородках под палубой, не перенесут жестокой качки в открытом море, Мартен отплыл бы немедленно.

Но поскольку на “Ванно” все могло быть готово только к следующему утру, а большинство друзей Пьера также намеревались отплыть вслед за ним, Ян поддался их уговорам и согласился принять участие в прощальной гулянке.

Пульхерия и бодега Диаса были полны гостей, но для капитанов корсаров приготовили стол в отдельном алькове, а olla podrida, которую им подали, оказалась столь же вкусна, сколь и возбуждающа жажду. И её заливали всевозможными напитками, начиная от выдержанной пульке и рома, и кончая, после множества сортов вин, пуншем, приготовленным Пьером Кароттом.

Мэддок, видя, как идут дела, настоял на оплате счета за первую часть этого банкета и за серебряный кубок, который преподнес Пьеру, после чего пил на деньги остальных до тех пор, пока не свалился под стол, откуда прислуга вынесла его на двор. Произошло это ещё задолго до полуночи, так что можно было рассчитывать, что до рассвета он уже более-менее протрезвел.

Эти соображения, а вместе с ними и определенные подозрения, зародились у Пьера Каротта наутро, когда дальнейшие события приняли драматический оборот. А пока никто не обращал внимания на исчезновение одного из собутыльников. Уверяя друг друга в вечной дружбе, пили за здоровье, откупоривали все новые и новые бутылки, Каротт провозглашал тосты, и время летело весело и беззаботно.

Только в четвертом часу утра даже самые крепкие питухи начали отпадать по очереди, засыпая прямо на полу, а к восходу солнца Каротт заметил, что и Мартен, растянувшись в удобном кресле, храпит как гиппопотам.

Почувствовав себя одиноким, поскольку последние полчаса Ян был единственным собеседником, которого он ещё видел напротив себя, француз сделал вывод, что пришло время покинуть гостеприимный кров винного подвала синьора Диаса. Однако из любви к светским развлечениям сделал это не сразу: поерзав на сиденьи, чтоб надежнее сохранить равновесие, налил себе полный бокал пунша, осторожно встал, произнес краткую, но полную юмора речь и единым духом выпил тост за собственное здоровье.

Поскольку несмотря на это никто не проснулся, налил себе “еще капельку”, чтобы избежать возможных недоразумений с несколько отяжелевшим желудком, выпил, вытер рот, и слегка покачиваясь поплыл к набережной, счастливо минуя по дороге скалы перевернутых кресел, рифы порогов и прочие препятствия.

Среди слабого ещё утреннего движения курс он выбрал совершенно правильно, ибо свернув с променады на Кале Монтецума и миновав несколько улиц, спускавшихся вниз, оказался в порту. Свежий, довольно сильный ветер с моря отрезвил его, а небольшая, но быстро растущая толпа на набережной пробудило любопытство. Присоединившись к зевакам, высматривавшим что-то в море в ослепляющих лучах солнца и прикрыв ладонью глаза, он понял, что видит паруса — целую стаю парусов далеко на горизонте.

Легкий и приятный шум в голове не давал ему окончательно в этом убедиться. Но возгласы и крики разраставшейся толпы не оставили сомнений: с запада подтягивалась флотилия вицекороля.

Этот факт заставил его действовать немедленно. Прежде всего поспешил он на палубу “Ванно”, чтоб отдать нужные приказы своей команде, а также предупредить боцманов или рулевых других кораблей о необходимости срочно вызвать всех людей из города; потом бросился обратно в бодегу Диаса, чтобы разбудить капитанов и вместе с ними разобраться в ситуации.

Это последнее намерение оказалось настолько трудно осуществить, что Каротт прибег к помощи прислуги. Пьяных шкиперов перенесли к колодцу, уложили в ряд и до тех пор поливали водой, пока те не протрезвели. Но их было только шесть, считая Пьера. Джервея Мэддока найти нигде не удалось.

Дон Энрикес де Сото и Феран был в гневе. Он плохо переносил морское путешествие, бурные воды Мексиканского залива особенно докучали ему, а теперь, когда он уже видел долгожданный порт, вдруг доносят, что там стоят семь корсарских кораблей. И вдобавок это известие он получил даже не от испанских властей, а с парусной шлюпки английского корабля “Найт”, которая на восходе солнца проскользнула в море боковым рукавом Темеси. Двое прибывших на ней сообщили, что среди корсаров находится и знаменитый Мартен, за которого назначена награда в пятьдесят тысяч песо, и что награда эта причитается им.

Первой мыслью вицекороля было открыть огонь по проклятым бандитам, однако, всмотревшись в план порта, он понял, что таким путем ничего не добьется: вход в бухту был неудобен и мелок, а отмеченный вехами фарватер так узок, что неповоротливые тяжелые каравеллы могли преодолеть его только поодиночке. Корсары же, защищенные со стороны моря жилыми домами и зданиями портовых складов, могли поджечь или затопить своими залпами любой корабль, оказавшийся в пределах досягаемости их орудий. Так или иначе, дон Энрикес вынужден был начать с ними переговоры, тем более что опять начиналась буря.

Переговоры проходили на маленьком островке, расположенном напротив северного края лагуны Тамагуа, меньше чем в двух милях от входа в порт. Со стороны корсаров вел их Пьер Каротт, Тампико представлял перепуганный комендант порта, а дон Энрикес прислал адмирала своей эскадры.

После короткой дискуссии стороны пришли к соглашению. Адмирал от имени вицекороля обещал не атаковать корсаров, если те пропустят эскадру в порт и позволят спокойно причалить к берегу, а сами станут в стороне на якорях и отплывут вечером.

Через час после заключения соглашения первая каравелла уже вошла в бухту, а прежде чем зашло солнце ещё девять других уже стояли вдоль берега, на том месте, которое прежде занимали корабли корсаров. Только три самых больших испанских парусника оставались по-прежнему на внешнем рейде, и как только свита вицекороля удалилась в сторону аламеды, загремели орудия его эскадры.

Это было настолько неожиданно и внезапно, что большинство корсаров не успели даже поднять якоря, когда мачты их уже были сбиты и надстройки охватил огонь. Один из французских фрегатов успел поднять паруса и, несомый ветром, выбросился на низкий южный берег. Несмотря на это, капитан его открыл огонь из всех орудий и успел зажечь флагманский корабль испанцев, что на время смешало нападавших. Но зато два других фрегата корсаров уже тонули, продырявленные тяжелыми ядрами, а когда загремели и тяжелые портовые пушки, гибель остальных стала очевидной и неизбежной.

Следующим эта судьба постигла “Найф”. Мэддок, понадеявшись на своих испанских сообщников и обещания де Сото, которые при их посредничестве получил в обмен за выдачу Мартена, чувствовал себя в полной безопасности. Его фрегат стоял на якоре у северного берега бухты, на гротмачте трепетал английский флаг, поднятый заблаговременно, чтобы его легче можно было различить. Но капитаны каравелл, вопреки всем уверениям и обещаниям вицекороля, не получили инструкций кого-либо щадить. Их перекрестный огонь прошелся по палубе “Найфа” как торнадо, сметя все мачты и едва не расколов корпус надвое. Испанцы стреляли по спасательным шлюпкам, словно по домашним уткам, плававшим в садке, так что мало кто добрался до берега, и всего две сумели проскочить на мелководья в устье Темеси.

Вслед за ними двинулся не пострадавший ещё “Ванно”, и Каротт, минуя “Зефир”, на котором срочно поднимали все паруса, крикнул Мартену, чтобы тот плыл в том же направлении.

Мартен поначалу принял безумное решение выйти на внешний рейд под огнем береговых орудий и прорвать блокаду со стороны моря. Но на этом пути все было против него, даже ветер, который со все большей силой дул с востока, гоня пенистые высокие волны по заливу. Лавировка под этот ветер в тесном проходе между мелями уже сама по себе представляла даже для “Зефира” огромный риск. А сейчас отовсюду гремели залпы, а у выхода его поджидали не меньше тридцати орудий с каждого борта испанских кораблей.

Взвесив все обстоятельства, Ян решил последовать примеру Каротта, хотя не имел понятия, каким же образом “Зефир” и “Ванно” смогут попасть в открытое море. Но во всяком случае пока что он — как и Каротт — оказался вне пределов досягаемости орудий испанцев, которые не отважились преследовать корсаров вдоль западного берега залива, где их каравеллы со слишком большой осадкой могли легко сесть на мель.

Правда, плавание по столь мелким водам и для “Зефира” представляло немалую опасность. С востока подходили тучи, ветер свистел в такелаже, и корабль, подставив волнам борта, раскачивался так резко, что команда едва держалась на ногах.

Мартен знал, на что способен “Зефир” в столь трудных условиях, если не подведет команда. Но сейчас на борту были в основном индейцы и негры, а не его испытанные морские волки. Малейшее опоздание с выполнением маневра, малейшая неточность при перекладке рей могли бросить корабль на рифы, не говоря уже о мелях, которые он мог встретить по пути, летя со скоростью десяти миль в час.

И в довершение всего Мартен не знал толком залива, и единственным ориентиром по этой части мог служить “Ванно”, опережавший его на полмили. Приходилось неустанно следить за его маневрами и целиком положиться на Пьера Каротта, не имея понятия, каковы вообще его намерения и что он сделает в следующую секунду.

Тем временем начало темнеть; плотные облака закрыли все небо, преждевременно погасив заходящее солнце. На их темном фоне с головокружительной скоростью проносились клочья грозовых туч, черных и мрачных, с раскатами грома и короткими вспышками молний. С северо-востока катился ещё более тяжелый, массивный вал сизых туч, насыщенных ливнем, который создавал непроницаемую стену между вспенившейся поверхностью залива и мрачным небом. Оба корабля теперь направлялись прямо к правому крылу этой стены, идя круто к ветру, благодаря чему бортовая качка несколько уменьшилась, зато усилилась килевая. Высоченные валы косо рушились на нос, вздымаясь выше надстроек, а брызги и пятна пены, сорванные напором вихря, орошали нижние паруса и обрушивались на доски палубы с грохотом, напоминающим стук града.

И тут Мартен, который стоял рядом с рулевым Поцехой, заметил среди смятения низких туч, белых гребней и дождя, хлеставшего воду косыми струями, багровый отблеск — и секундой позже пораженно увидел, как передняя мачта “Ванно” рушится на палубу. Только потом услыхал он грохот орудийного залпа, бывшего тому причиной.

“Ванно” стремительно завалился под ветер и — словно ткнувшись носом в невидимую преграду — стал разворачиваться на месте, все выше задирая корму.

— Тонут! — крикнул Поцеха. — Там! Каравелла…

Вихрь рвал слова, мешая их с криками команды. В том месте, где блеснул залп, на миг, словно зловещий призрак, мелькнул силуэт испанского корабля и растворился среди туч.

Каротт до последней секунды прекрасно знал, где находится и куда плывет. Отдавал себе отчет и о положении всех неприятельских кораблей, по крайней мере по тому состоянию, какое существовало до начала бури. Хотел миновать их под покровом ливня, верно полагая, что в таких условиях те не тронутся с места. Он не мог однако предвидеть, что якоря одной из каравелл, стоявшей ближе всех к устью Пануко, уступят напору ветра и волн, вспахивая мягкое илистое дно. На протяжении получаса капитан этой каравеллы неоднократно пробовал найти лучший грунт, и на самом деле его обнаружил, но тем временем его корабль продрейфовал почти на две мили дальше к западу.

Обнаружив на своем пути каравеллу, вынырнувшую из туч на расстоянии пушечного залпа, Каротт уже никак не мог увернуться. Не мог и переменить курс из-за близости мелей, о существовании которых предупреждали характерные изломы волн. Приказал готовить орудия, но не успев открыть огонь, “Ванно” был просто изрешечен залпом испанцев и тут же стал тонуть, стремительно погружаясь в воду. Две трети экипажа пали под огнем, многие были тяжело ранены. Каротт сам был ранен в шею и в голову, но пока не терял сознания. Успел ещё спустить две шлюпки, из которых первую перевернула волна. До второй добрался вплавь последним, причем сумел спасти нескольких своих матросов, но настолько был ослаблен потерей крови и борьбой за собственную жизнь, что мысли его путались, как в горячке, глаза застилала мгла, а в сознании осталось только щемящее чувство жалости и боли от утраты “Ванно”. Видимо потому он не отдал гребцам никакого приказа и шлюпка, влекомая волнами, оказалась на пути “Зефира”, который летел прямо на неё на всех парусах, словно дух разрушения и мести.

Каротт заметил его в тот миг, когда шлюпка, отброшенная гребнем огромной волны, падала в глубокую, белую от пены пропасть. Увидел слишком поздно, чтобы увернуться, и утратив самообладание, рухнул навзничь и уже не пытался подняться.

Он был уверен, что пришел конец; когда шлюпку подбросило вновь, увидел длинный, мокрый от брызг бушприт и сверкавший торс крылатого юноши, а за ним темную массу корабля, возносившуюся прямо в облака. Зажмурился в ожидании, что все это рухнет на него, но вместо треска раскалывавшейся шлюпки сквозь рев ветра и моря услышал далекую, но все равно отчетливую команду Мартена:

— Руль право на борт!

Приоткрыв глаза, Каротт с трудом поднялся. Глубоко ушедший в воду левый борт, косо торчавшие мачты и пирамида парусов, вибрирующий от напряжения, промелькнули так низко над ним, что, казалось, их можно было достать поднятым веслом. Под защитой “Зефира” ветер словно ножом отрезало, а через несколько минут он с удвоенной яростью налетел из-за кормы, так что шлюпку отбросило в сторону на добрых двадцать ярдов. Быть может, именно благодаря этому команда наконец сбросила апатию, а Каротт, поддерживаемый своей небывалой жизненной силой, перебрался к рулю и, приняв команду, велел грести так, чтобы в положении носом к волне удерживаться на месте или по крайней мере уменьшить дрейф.

Тем временем “Зефир” проскочил уже почти полмили, прежде чем Мартен сумел выполнить разворот, взяв на гитовы паруса и перебрасопив реи. Теперь он возвращался в наступавших сумерках, медленно лавируя в полветра, смазанный ливнем, который накрыл его вновь вместе со шлюпкой Каротта и сузил видимость до десятка ярдов.

Два десятка индейцев и негров, взгромоздившись на носовую надстройку, напрасно высматривали шлюпку, и Ян уже начал терять надежду, что её удастся отыскать. Опасался, что та могла затонуть, когда “Зефир” миновал её, поднимая на ходу огромные волны. Однако шлюпку наконец все-таки заметили в провале между двумя вспененными водными хребтами. Ловко брошенные лини точно угодили прямо в руки потерпевших крушение и через минуту Каротт уже жал руку Мартена, который помогал ему взобраться на палубу.

Немногочисленные обитатели северо-западного побережья залива, бедные рыбаки, которые несмотря на ночную тьму дежурили у своих пирог и сетей в страхе перед волнами, разбивавшимися под самыми стенами их хижин, рассказывали позднее, что поблизости от их деревни состоялась страшная расправа над душами гугенотов и еретиков. Целые стаи чудовищ и дьяволов слетелись отовсюду, и о страшных схватках свидетельствовали нечеловеческие крики, визги и вой утопающих, тела которых дьявольским происками превратились в конские и коровьи туши.

Когда весть о столь невероятном происшествии долетела до возглавлявшего коллегию инквизиции Алонсо Муньоса, специальная комиссия отправилась на безлюдное побережье и — к ужасу обывателей Тампико — установила, что действительно волны выбросили на берег несколько десятков коровьих и конских туш с перерезанными горлами.

Преподобный Муньос велел собрать эти подозрительные туши, а заодно — на всякий случай — арестовать рыбаков. Этих последних подвергли суровым допросам и пыткам, а когда наутро поблизости от деревни были схвачены ещё несколько потерпевших крушение с английских и французских кораблей, всех вместе сожгли на костре заодно с тушами животных. Столь простым и радикальным способом Святая инквизиция справилась и с дьявольской, и с еретической заразой.

Но победа над силами ада была неполной: портовые власти утверждали, что один из кораблей корсаров не был потоплен и совершенно точно не вышел из залива в открытое море, но несмотря на это исчез бесследно.

Слухи эти подтвердил и адмирал: единственный выход был заблокирован тремя каравеллами, которые правда с началом бури укрылись на внутреннем рейде, но ни на миг не покидали фарватер, так что ни один корсар не мог их миновать. Из показаний свидетелей — капитанов каравелл и их команд — ясно следовало, что огнем орудий потоплены только четыре фрегата и одна бригантина, и один фрегат разбился на берегу. Но ведь все видели собственными глазами, что флотилия корсаров состояла из семи кораблей!

Поиски, предпринятые эскадрой вицекороля и рыбацкими лодками не дали результатов: легко нашли пять разбитых кораблей, мачты которых торчали над поверхностью воды, не считая фрегата, разбившегося на северном берегу; седьмого корабля не было…Не было его и в водах Пануко и Темесы, хотя экипаж каравеллы, которая потопила фрегат “Ванно”, видела какой-то парусник, плывший следом за ним в сторону рукавов дельты, уходивших в море к западу от залива. Там, однако, никогда не плавал ни один крупный корабль, а при низкой воде даже шкиперы малых шхун избегали туда заплывать, если шли с грузом.

Тайна так и осталась бы невыясненной, не раскрой её преподобный Алонсо Муньос. Он недолго думая заявил, что поскольку кораблем, который исчез столь сверхъестественным способом, был “Зефир”, принадлежавший стократно проклятому еретику Мартену — в этом факте нет ничего удивительного. Просто это колдовские чары: Мартен сам вызвал бурю и ураганный ветер, который нагнал массы морской воды в рукава дельты, а потом, тоже с помощью магических штучек, настолько увеличил уровень прилива, что легко прошел одним из них в море.

ГЛАВА XVII

Объяснения святого инквизитора соответствовали истине в той части, что действительно в решающую ночь морской прилив был исключительно высоким, правда не в следствии колдовских чар Мартена, а по причине полнолуния, что Алонсо Муньосу и в голову не приходило. Зато о нем знали и Мартен, и Каротт, причем не на основании теоретических познаний в астрономии, а в результате многолетнего опыта и мореплавательской практики. Знали также, что уровень воды в устье лениво текущих рукавов Темеси должен значительно подняться из-за ветра, дующего с открытого моря, что в итоге на короткое время создавало возможность прохода даже для такого крупного корабля, как “Зефир”, при условии избавления от груза.

По совету Пьера Мартен велел забить всех коров и лошадей, закупленных в Тампико, и выбросить их за борт, а следом вынужден был избавиться ещё и от всех крупных орудий. С тяжелым сердцем пошел он на это, после чего, спустив все шлюпки, высадил в них большую часть экипажа, чтобы как можно сильнее облегчить корабль, и когда буря начала стихать, преодолел те “непроходимые препятствия”, о которых поминал инквизитор.

Выбравшись в открытое море из ловушки Тампико, “Зефир” имел на палубе на тридцать с лишним человек больше, чем входя в этот порт. Число это состояло из спасенных с “Ванно” и с двух шлюпок, которым удалось избежать огня испанских пушек. Пять капитанов, двенадцать помощников и главных боцманов, около шестисот матросов либо утонули, либо скончались от ран, либо сгорели на костре. Это действительно была ночь печали для корсаров…

Мартен не слишком долго горевал над их судьбой, особенно не ведая о жестокой смерти тех, которых схватили испанцы. Сочувствовал он больше живым, чем мертвым, особенно Пьеру Каротту, который потерял свой прекрасный корабль. Он представлял себе — а скорее не мог представить — собственного отчаяния, потеряй он “Зефир”. Потому Ян даже не пытался утешать приятеля, понимая, что никакие слова тут не помогут.

Каротт переносил потерю по-мужски, со спокойствием, которое вызвало уважение Мартена. Тот не отчаивался и даже вслух не вспоминал “Ванно”. И больше того — не замкнулся в себе и с первой минуты, сразу после перевязки полученных ран, занялся делами “Зефира”, выполняя обязанности рулевого наравне с Томашем Поцехой, тут же найдя с тем общий язык. В сердце его однако остался рубец, и куда глубже того, что на лице.

Мартен кипел от гнева и жажды отомстить испанцам. Готов был добраться до самого вицекороля за предательски нарушенное честное слово. Однако граф Энрикес де Сото и Феран наверняка продолжал свое неспешное, полное монаршей роскоши путешествие в столицу Мексики, он же, утратив большинство орудий и весь груз, должен был думать о возвращении к Пристани Беглецов.

И эта мысль жгла его огнем. Как показаться там без обещанных припасов, без тех коров и лошадей, которых пришлось забить, без добычи, на полуразоруженном корабле? Он собирался вернуться роскошно и величественно, во всем блеске своей корсарской славы, а возвращался как беглец, едва избегнув гибели.

Что ответить Инике на вопрос, что он привез? Как перенести испытующий взгляд Квиче, с которым перед самым выходом в это злосчастное плавание он обсуждал способы распространения скотоводства? Каким образом объяснить оставшимся в Нагуа, что “Зефир” вернулся без запасов соли и вообще без всякого груза. Какую мину сделает этот осел Хагстоун, заметив нехватку орудий на борту?

Это было слишком унизительно! Попросту непереносимо!

Каротт не спрашивал, куда они плывут, и это ещё больше мешало Мартену быть с ним искренним, чего он подсознательно желал. Но на второй день плавания на восток, когда подошло время принимать решение на смену курса, первым заговорил об этом француз.

— Не знаю, что ты собираешься делать, — заметил он во время завтрака, — но мне кажется, что прежде чем что нибудь предпринять, надо бы подумать о пополнении артиллерии “Зефира”. С тем, что осталось, можно в лучшем случае отважиться добыть немного фернамбуко, но трудно отстоять даже такой груз от первого встречного противника.

— Фернамбуко? — презрительно буркнул Мартен. — К дьяволу фернамбуко! Будь у меня мои мортиры и фальконеты, за месяц с лихвой перекрыл бы все потери. И задал такого жару испанцам, что те подняли бы награду за мою голову вдвое.

— Я лично не мечтаю ни о чем подобном, — заметил Каротт. Что касается моей головы, мне безразлично, во что её оценят. А вот что касается пушек…

— Что касается пушек, — гневно прервал его Мартен, — те лежат на дне Пануко и Темесы. И оттуда их не добыть!

— Разумеется, — согласился Каротт. — Гораздо легче было бы заполучить их, например, в Кампече. Я знаю там одного человека, который ими торгует.

Мартен насторожился.

— Где?

— На северовосток от алакранских рифов. У нас с ним деловые счеты, и сальдо в мою пользу довольно круглое. Так что если хочешь…

— Hombre! — вскричал Мартен. — Беру тебя в долю, если это устроишь!

— Только пропорционально моему вкладу, — предостерег Пьер. — Я не приму от тебя ни гроша, ведь ты же спас мне жизнь, но в результате придется как-то на неё зарабатывать…Должен также признаться, что не имею желания возвращаться в Европу жертвой кораблекрушения.

— Я вовсе не хочу возвращаться, — отрезал Мартен. — Разве что на время; только для того, чтобы в надлежащее время добиться протектората Англии над неким королевством. И если ты мне сейчас поможешь…Вдвоем мы совершим великие дела!

Он начал с запалом говорить о своих планах, касавшихся Амахи, о деталях, которых не поверял до тех пор никому, даже Инике и её отцу.

Каротт слушал его молча, со все большим удивлением и интересом. Не прерывал, не усмехался иронично, не пожимал плечами, никак не выказал сомнений в возможности реализации столь фантастичных планов.

“ — Если кто и может совершить такое, так именно Ян,” подумал он о Мартене, а вслух сказал:

— Это так необычно, так небывало и дерзко, что почти невозможно. Но Кортес, и Веласкес также совершали вещи на первый взгляд невозможные, причем одной жестокостью и насилием. Если тебе удастся…

— Удастся! — заверил Мартен. — Это вопрос времени. За несколько лет Амаха станет неодолимой. Тогда я поплыву в Англию. Постараюсь убедить королеву. А потом…потом отвоюю огромную территорию к северу от Рио Гранде. Вышвырну испанцев из Матаморос. Построю флот, какой не снился и Филиппу. Организую корсаров. Превращу Мексиканский залив и Карибское море в запретную для испанских кораблей зону. Завладею Мексикой и Антилами. Создам индейскую империю, какой не видел свет!

“ — Ошалел! — подумал Каротт. — Но ему только двадцать пять лет и — быть может — два раза по столько впереди; хватит времени для разочарований и сомнений…”

Двумя днями позднее “Зефир” бросил якорь у берегов одного из бесчисленных островков, рассеянных на мелких водах залива Кампече, а ещё через четыре дня вышел в море, вооруженный новыми орудиями.

Но теперь, казалось, счастье от Мартена отвернулось.

Единственной добычей, которую удалось перехватить, был небольшой бриг с жалким грузом.

Его захватили у западных берегов Кубы, после короткой погони и обстрела, вызвавшего пожар на палубе. Потом две недели они напрасно лавировали между Флоридой и Багамскими островами, поджидая испанские суда, и наконец, обогнув с востока Гаити, вышли в Карибское море.

Там Мартен углубился в лабиринт Подветренных островов и наконец встретил большой конвой судов, плывших в направлении Панамы.

Выглядели те весьма многообещающе, но их стерегли несколько крупных кораблей, так что покружив вокруг три дня и три ночи, высматривая отставших, в конце концов Ян решился на рискованную атаку на рассвете.

Не желая, чтобы грохот выстрелов насторожил мощные каравеллы, каждая из которых несла пушек втрое больше, чем “Зефир”, он подкрался поближе под прикрытием острова Аве де Барловенте и ловким маневром притерся борт к борту крупного и неуклюжего судна, несколько отставшего от других. На его ванты с палубы “Зефира” полетели абордажные крючья, после чего Мартен и Томаш Поцеха во главе орды белых, индейцев и негров ворвались на палубу, чтобы взять купца на абордаж.

Испанская команда, ошеломленная внезапной атакой, защищалась вяло, только нескольким матросам удалось прорваться к вантам и взобраться на марсы, откуда началась стрельба. Мартен знал, что времени у него нет, и скомандовал Пьеру снять их оттуда парой залпов из аркебуз, но тут кому-то из безрассудных вояк пришло в голову поджечь паруса.

Сухое полотно занялось сразу и пламя взлетело ввысь. Правда, жар согнал стрелков, но огонь немедленно привлек внимание конвоя, а вдобавок стал угрожать парусам и мачтам “Зефира”.

К счастью Каротт вовремя сориентировался, приказал убрать паруса и послал на реи людей с полными ведрами, чтобы помешать пожару перекинуться на собственный борт, тем не менее три ближние каравеллы уже развернулись под ветер и оказались всего в нескольких милях от сцепившихся противников.

Испанцы наверняка сочли атакованный корабль безвозвратно утраченным, ибо не колеблясь открыли огонь. Первые ядра дали недолет, но Мартен понял, что если немедленно не отступит, то ему конец.

Он скомандовал отход, но когда дошло до отчаливания от борта уже почти добытого трофея, оказалось, что реи того рухнули из-за перегоревших топенантов и увязли в такелаже обоих кораблей. Это вызвало новую задержку, и когда наконец “Зефир” был освобожден и вновь начал окрыляться парусами, одно из испанских ядер угодило в гротмачту и переломило её между брамреей и верхней марсареей, сорвав или повредив при этом все ванты, штаги и шкоты.

Мартен не утратил хладнокровия. Пользуясь неосторожностью испанцев, которые были уверены, что он у них в руках, и торопливо приближались, встретил их залпом всего левого борта прямо по парусам.

Ближняя каравелла оказалась раздета почти догола и развернулась так круто, что шедшей следом тоже пришлось отвернуть, чтобы избежать столкновения. А третья обошла их по дуге, не обратив внимания на то, что тем самым попадает под огонь с другого борта развернувшегося “Зефира”.

И этот промах тут же был использован: семь ядер угодило ей на палубу, вызвав замешательство, которое позволило Мартену перебросить реи и изрядно удалиться. “Зефир”, искалеченный утратой верхней части гротмачты, от которой теперь и вовсе не было проку, тем не менее сохранил достаточно хода, чтобы выйти из-под огня испанских пушек. Но его обычная скорость теперь упала минимум на треть и явно не превышала скорости обычной каравеллы, а испанцы явно собирались в погоню.

Эта отчаянная гонка, начавшаяся на рассвете среди Малых Антильских островов, длилась целые сутки и закончилась только из — за бури, которая разбросала каравеллы и заставила испанских капитанов укрыться под защитой островов Лос Херманос и Бланкилья. “Зефир” же, основательно потрепанный ветром и волнами, добрался до Тестигос и только там бросил якорь на ночь, чтобы хоть немного исправить повреждения.

Но едва лишь матросы под командой Поцехи и Ворста успели растянуть новые штаги, закрепившие обломок гротмачты настолько, чтобы на него можно было навесить три реи, как с юга показалась новая флотилия испанцев, состоявшая из четырех кораблей, и Мартену вновь пришлось пуститься в бега.

Судьба словно ополчилась на него. Ян не только не компенсировал потерь в Тампико, но и понес новые, и теперь уже не мог рассчитывать на успех, пока “Зефир” плыл с искалеченной мачтой, лишенный свободы маневра, атакуемый и преследуемый вдалеке от своего безопасного убежища.

Карибское море кишело испанскими военными кораблями. Казалось, здесь сконцентрировалась вся морская мощь Филиппа II, и исключительно для того, чтобы уничтожить “Зефир”. Мартен скрипел зубами, сыпал проклятиями, но сохранил достаточно рассудка, чтобы не нарываться на явное поражение. Он ускользал, лавировал меж островов и рифов, уже решившись на возврат в Амаху, где мог приготовиться к решительному отпору. Но от Пристани беглецов его отделяли почти две тысячи пятьсот морских миль, то есть в лучшем случае больше двух недель плавания.

В действительности путь оказался гораздо дольше и занял больше месяца. Два островка, отмечавшие вход в лагуну, он увидел только на сто шестьдесят четвертый день с того момента, как потерял их из виду, отправляясь в это злосчастное плавание, которое по его планам должно было продлиться всего несколько недель.

Увидел он их на спокойном море, при ярком свете дня, вскоре после восхода солнца, которое, казалось, улыбалось ласково и беззаботно. Глубокая тишина лежала над темной полосой берега, а клочья утреннего тумана, подгоняемые легким бризом, расплывались в ласковом теплом воздухе.

Этот сонный покой успокаивающе подействовал на Мартена, суля отдых ему, команде, кораблю после смертельных схваток с людьми, штормами, ветром, с завистливой, коварной судьбой, которая без малого пять месяцев преследовала “Зефир” и его команду, грозя им гибелью. Тут они были в безопасности. Прямая линия, проведенная через кучку кустов на плоской вершине одного из них и через седло между двумя горбами другого, служила границей, отделявшей безумие остального мира от благословенного покоя Пристани беглецов. Ни один неприятель, ни одна враждебная сила не могли вторгнуться в страну, лежащую среди джунглей за полной опасных мелей лагуной. Глубь страны была открыта лишь для тех, кто знал тайные проходы в коварных водах Амахи.

Мартен сам стал к штурвалу, проводя “Зефир” в бухту. Его несколько удивило, что ни одна пирога не вышла к ним навстречу. Не заметил он и ни одной рыбацкой лодки, а из-за темных мангровых зарослей, затянувших берег, не долетало ни звука, никаких признаков жизни. В мертвой тишине, повисшей над спокойным морем под сияющим небом с застывшими облаками, раздались громкие команды, босые ноги затопали по доскам палубы, заскрипели блоки, с шумом опали косые паруса, реи развернулись и стали вдоль корпуса.

Корабль двигался по зеркальной воде, медленно теряя ход, пока из клюза не выскользнул якорь и грохот якорной цепи не разорвал тишину, которая содрогнулась, лопнула и вновь повисла над лагуной.

Но и это громкая весть о возвращении “Зефира” не вызвала никакого отклика на берегу. Темная чаща леса не дрогнула, не донеслось ни звука, не забубнили свои таинственные сигналы индейские барабаны, гладкой поверхности воды не разрезали морщины от плывущих лодок. Суша — таинственная, глухая и слепая — не заговорила, не очнулась, словно на неё легла печать молчания.

“ — Странно,» — подумал Мартен, чувствуя, как его охватывает беспокойство.

Он велел спустить ялик и, стоя на корме, направил его к причалу, укрытому среди гигантских мангровых кореньев.

Ялик ткнулся в пристань, Ян тут же выпрыгнул на почерневшие бревна и торопливо зашагал вперед под зеленым покровом ветвей, листьев и лиан, но на другом его конце вдруг стал, как вкопанный. В десяти шагах перед ним, поперек тропинки, ведущей к форту, сооруженному Броером Ворстом, лежали разложившиеся останки какого-то негра. Ужасная вонь стояла вокруг, рой огромных синих мух гудел над трупом.

Холодный пот покрыл лоб Мартена.

Что тут произошло?

Задержав дыхание, он шагнул вперед, перешагнул останки и побежал, подгоняемый худшими предчувствиями. Вскоре ему пришлось остановиться: глубокие рытвины от пушечных ядер и сваленные огнем деревья преграждали дорогу. Миновав их, продрался через чащу и по изрытому валу шанца взобрался наверх.

Обломки высокого палисада торчали вокруг разрушенных укреплений, разбитые орудия лежали, погребенные землей, из которой уже пробилась буйная растительность. Трупы чернокожих пушкарей, изъеденные крысами и муравьями, валялись вокруг, белея высохшими ребрами и черепами.

Внезапное хлопание крыльев обратило его внимание. Посреди остывших пепелищ поселка, лежавших неподалеку от форта, взвились несколько стервятников с черно-белыми крыльями и красными шеями. Ян взглянул туда. Посреди площади, которую когда-то с трех сторон окружали деревянные дома, торчали три столба, врытых в землю, и с них свисали три скелета. Лохмотья, представлявшие остатки европейской одежды, указывали, что это были белые моряки, которых Мартен оставил в помощь Хагстоуну. Те явно погибли здесь после жестоких пыток. Но кто убил их? Как это случилось?

Мартен миновал место казни и пошел дальше. Тропинка, уже заросшая молодыми побегами и кустами, едва заметная в чаще, привела его на берег ниже пристани, где когда-то стояли хижины индейских рыбаков. От тех не осталось даже следа: обугленные стены рассыпались, а пепел смыли дожди. Высокая трава, папоротники и вьюнки наступали со всех сторон и вновь захватили почву, отнятую у них людьми. Ни единой пироги не было видно у берега. Остались только рваные, изодранные сети, разметанные ветром и занесенные в чащу.

Мартен вернулся. Холодный обруч ужаса, сдавивший его сердце и мозг, казалось, ослабел. Мозг теперь лихорадочно работал, мысли летели наперегонки.

Судя по следам ядер и по направлении, в котором рухнули поверженные деревья, нападение произошло со стороны моря. И совершить его могли только испанцы. Наверно, захватили местных рыбаков и пытками добились от них сведений о расположении укреплений над лагуной. Значит что-то прослышали про убежище “Зефира”. Слухи о Пристани беглецов давно кружили по Мексиканскому заливу, индейцы и негры, бежавшие с испанских плантаций, находили дорогу в Амаху; почему же не могли найти её испанцы?

Вошли ли их корабли в лагуну?

Мартен в этом сомневался, хотя, конечно, под руководством людей, хорошо знающих расположение мелей, можно было попытаться провести тяжелые каравеллы даже вверх по реке. Так или иначе, после артиллерийского обстрела нападавшие наверняка высадили сильный десант, который расправился с оставшимися в живых защитниками форта и перебил или захватил местных жителей, если тем не удалось сбежать вглубь джунглей.

А Хагстоун? Был он тут или в Нагуа? Погиб или ещё жив?

Задав себе этот вопрос, Мартен задумался. Он не заметил тел других белых кроме трех несчастных у столбов посреди площади. Притерпевшись к ужасному зрелищу и удушающему зловонию, Ян решился взглянуть на жертвы вблизи. Их тела, или точнее кости и иссохшие сухожилия, ещё удерживавшие оголенные кости в суставах, были неузнаваемы. Лишь на черепах сохранились остатки черных волос, а у Хагстоуна волосы были каштановыми.

“ — Это ничего не доказывает, — подумал Мартен. — Его могли забрать с собой. Могли заставить показать дорогу в Нагуа.”

Мысль эта жгла его огнем. Ян не хотел, не мог поверить в столь ужасную возможность. Это было бы хуже всего, слишком непереносимо и жестоко…

“ — Нет, Хагстоун не трус, — продолжил он мысль, — если даже каким-то образом его захватили живым, он должен был знать, что никакой ценой не избежал бы судьбы тех, кого замучили здесь насмерть. Скорее завел бы их корабли на мель, чем провел туда. Закупорил бы реку — это ясно! Ему нечего было терять!”

Эти рассуждения несколько его успокоили, но всех опасений не развеяли.

“ — Нужно попасть туда как можно скорее,» — подумал он.

Уже собрался возвращаться, когда его внимание привлекла небольшая дощечка, криво прибитая над головой скелета, свисавшего на среднем столбе. Там была какая-то надпись, хотя дожди её почти смыли. Мартен сорвал её и попытался прочитать поблекшие письмена. Напрасно; только в правом углу внизу осталось несколько не совсем стертых литер.

“ — …анта…рия, — с трудом расшифровал он. — …ско де…мирес.”

— Бласко де Рамирес, — вскричал он. — Значит он сюда все-таки добрался!..

ГЛАВА XVIII

— Напали на нас ночью, — рассказывал Уильям Хагстоун, сидевший напротив Мартена и Каротта в капитанской каюте “Зефира”. — Это было так внезапно и неожиданно, что разбудил меня только грохот первого выстрела. Накануне я приплыл из Нагуа, оставив там только младшего боцмана Уэбстера, и ночевал в форте, где все застал в наилучшем порядке. Спал крепко, но даже если бы бодрствовал, это никак не могло повлиять на ход событий. У Рамиреса было шесть каравелл и три-четыре сотни орудий разного калибра, а у меня — только четыре пушки и восемь мортир. Попробуй он войти в лагуну и оттуда открыть огонь, потерял бы не меньше половины кораблей, поскольку те пришлось на буксире у шлюпок проводить по узкому извилистому фарватеру, а тот у нас был пристрелян на всех учениях. Но он туда даже не сунулся. Насколько я мог понять по направлению огня, стал на якоре напротив тех двух островков, что указывают проход в залив, и первым же залпом снес главный шанец вместе с двумя тяжелыми орудиями. Потом на форт обрушился такой ад, словно произошло землетрясение. Нет, описать я не сумею…Вы сами видели.

Хагстоун перевел взгляд на Мартена, который уставился в пространство, казалось, ничего не видя и не слыша.

— Я даже не успел развернуть орудия в сторону моря, как их уже разбило, — продолжал Хагстоун. — Да все равно это ничего бы не дало, ведь я не видел цели и не знал толком их расположения. Обстрел продолжался с четверть часа, но уже после третьего залпа у меня уцелело не больше трех десятков людей. Паркинс и Ройд были ранены; с помощью Боуэна мне удалось отправить их в селение. Там я собрал всех уцелевших в надежде, что испанцы удовлетворятся уничтожением форта и уплывут. Но они не уплыли. Высадили десанты: один — со стороны моря, другой — на берегу лагуны. Взяли нас в кольцо, и на каждого из моих людей пришелся с десяток солдат.

Мы оборонялись в домах, которые по очереди поджигали, потом в руинах форта. Оттуда я отправил Боуэна с двумя неграми в рыбацкое селение. Они должны были прокрасться через лес, схватить первую попавшуюся пирогу и плыть в Нагуа с известиями для Квиче. Но не вышло: испанцы взяли их живьем. Я уже боялся, что и нас ждет то же, поскольку кончились заряды, и потому решил пробиться к причалу, где стояли несколько лодок, и либо погибнуть, либо уйти вверх по реке. В атаку я пошел во главе полутора десятков людей, — всего столько осталось способных ещё вести бой. Но до причала нас добралось только четверо. Прыгнули в единственную лодку, которая ещё осталась неповрежденной, и сумели уйти.

Я был ранен в бедро, но пуля не задела кость, так что после перевязки терпеть было можно. В Нагуа мы приплыли вечером. Тут уже все знали, что произошло. Индейские барабаны непрерывно гремели в глубине лесов вдоль реки, толстый черт Уатолок отвечал им раз за разом из своего курятника и — как мне кажется — уговаривал Мудреца оставить столицу. На месте Квиче я велел бы его повесить. Черт его знает, не был ли он в сговоре с Рамиресом.

Я не допускал, чтобы испанцы отважились буксировать свои корабли вверх по Амахе. Откуда они могли знать о существовании Нагуа? Даже вырви эти ведения от Боуэна, в чем я сомневаюсь, кто, дьявол его забери, мог бы показать им нужную дорогу? Для меня до сих пор это неразрешимая загадка. Но именно так все и случилось: барабаны предупредили нас, что четыре каравеллы спустили шлюпки и плывут к нам.

Нужно сказать, что меня это утешило. Тут они уже не могли высадить никакого десанта иначе как под огнем наших мортир и пушек, и мне даже в голову не приходило, что они могут знать о наших позициях, как это было в форте над лагуной. Квиче тоже верил, что мы отобьемся, ибо вопреки советам своего колдуна не оставил Нагуа; велел только удалиться женщинам с детьми. Выслал также гонцов — пеших и на лодках — в Хайхол и Аколгуа с просьбой о помощи.

Я не слишком рассчитывал на эту помощь, — та могла прибыть в лучшем случае через три — четыре дня, но мне казалось, что мы сами справимся с испанцами, и без особых потерь. Любой их корабль, любая шлюпка от ближайшего поворота реки должны были оказаться в пределах досягаемости всех орудий на холме. Я рассчитывал затопить первую же каравеллу, которая покажется, заблокировать дорогу следующим, а потом перебить команды или взять их в плен было только вопросом времени. Беспокоило меня лишь мое бедро. Рана загноилась и очень мне докучала. Я решился извлечь пулю, которая там застряла, но при этом потерял много крови и чувствовал себя чертовски слабым.

Собирался выслать отряд стрелков — индейцев посуху вниз по реке навстречу испанцам, чтобы беспокоить их в пути — обстреливать из засад шлюпки, буксирующие каравеллы. Рассказал об этом Мудрецу, но мне кажется, что не объяснил достаточно ясно, ибо поначалу он не хотел соглашаться на мою идею. Трудно было объясняться с ним по-испански, а переводить оказалось некому. Все — таки я убедил его дочь, которая мне помогла, и в конце концов в ту же ночь пятьдесят человек с мушкетами и около ста с луками, стрелами и копьями вышли берегом до самого первого притока Амахи. Насколько я понимаю, эта толковая девушка старалась склонить отца, чтобы тот велел Уатолоку призвать на подобную войну из засад всех жителей селений по обе стороны реки, что наверняка ещё больше задержало бы приближение испанцев. Квиче согласился и на это, но слишком поздно, ибо Уатолок тем временем взял ноги в руки и сбежал.

Ну, во всяком случае, план мой оказался неплох. С рассвета издалека доносилась непрерывная стрельба, которая приближалась весьма небыстро. Полагаю, акулы в устье реки устроили в тот день настоящий пир из испанских скотов.

Это не удержало Рамиреса от дальнейшего продвижения. Вскоре после полудня последние выстрелы смолкли в каких-нибудь полутора милях отсюда, а ещё через полчаса наш отряд вернулся почти без потерь, оставив только несколько человек в дозоре, — по моему совету. И теперь мы ждали, когда из-за поворота реки появятся шлюпки, буксирующие первый корабль. Заряженные орудия, готовые к стрельбе, были наведены так, что промахов быть не могло; все дома вдоль набережной и холмы заняли отборные стрелки, вооруженными мушкетами, на случай если бы какая-то шлюпка увернулась от орудийного огня и хотела прибиться к пристани. Я был совершенно уверен, что атаку отобьем, и только желал, чтобы битва началось как можно раньше, ибо силы оставляли меня все быстрее.

Испанцы, казалось, колеблются в нерешительности, потому что прошедший час не изменил ситуации. Потом один из индейцев, оставленных в дозоре за поворотом реки, прибежал с известием, что каравеллы стали там на якоре, и по-видимому не собираются высаживать десант, раз все шлюпки подняты на палубу. Разумеется, десант поблизости от Нагуа был почти невозможен и они отдавали себе в этом отчет. Но мы были готовы и к такой возможности. Потому я не знал, что и думать, но после совещания с Квиче и его дочкой мы пришли к выводу, что генеральное наступление видимо отложено до следующего утра. Случись так, мы планировали напасть на них ночью и поджечь корабли. У меня не было сил возглавить атаку, поэтому командовать предстояло Уэбстеру — единственному белому, который кроме меня остался в живых.

Но я не успел даже сказать ему, что задумал, как дела приняли такой же оборот, что и над лагуной: испанцы начали обстреливать взгорья и холмы из самых тяжелых орудий, совершенно не показываясь в поле зрения. Сам дьявол должен был управлять их огнем, — лишь изредка ядра миновали цель, и каждый залп равнял с землей наши укрепленные позиции. За несколько минут дворец Квиче превратился в руины, а сам он погиб под рухнувшими перекрытиями. Пылали дома над рекой и крыши складов. Четыре наших орудийных позиции были разбиты, расчеты остальных разбежались. Погиб и Уэбстер. Я остался один.

— Нет, не один, — тут же поправился он. — Со мной осталась девушка. Ей я обязан своим спасением.

— Что стало с ней? — порывисто спросил Мартен хриплым голосом.

— Не знаю, — покачал головой Хагстоун. — Она меня стащила вниз, потому что сам идти я был не в силах. Потом какие-то индейцы перенесли меня к руинам в лесу у западного края поселения. И с той поры я её не видел.

Умолкнув, он, казалось, восстанавливал в памяти дальнейшие события, и через минуту — другую заговорил снова.

— Видимо, тогда я потерял сознание. Очнулся ночью, наверное от холода. Нагуа догорал, а над окрестными деревнями поочередно вставали зарева новых пожаров. Далекие крики и выстрелы я слышал до утра. Потом заполз в какую — то дыру в руинах; похоже, это был склеп, но основательно уже разграбленный, во всяком случае — без покойника. У меня при себе был пистолет, и я-то знал, что если меня и найдут, то живым не возьмут. Но никто меня не искал. Тайник все миновали. Разыскивали беглых, особенно, как мне кажется, чернокожих. Несколько раз я видел, как их гнали к пристани мелкими группками.

Были они здесь трое суток, потом уплыли. Меня измучили голод и жажда, потому я сразу выбрался в сожженный город, в надежде найти что-нибудь поесть. Едва доплелся, подпираясь двумя жердями, выломанными в ближайшей изгороди. Рана мне докучала, но голод был ещё хуже. По дороге наткнулся на родничок, лег на землю, чтобы зачерпнуть воды, и тут услышал крик. Я повернулся, но не успел схватиться за оружие: трое индейцев набросились на меня сзади. Они были нездешние, как выяснилось позднее — из Хайхола. Видимо, приняли меня за испанца и собирались прикончить. Их удержал какой-то коротышка, который там командовал. Тогда меня понесли к реке, чуть выше тех руин, в которых я скрывался. А там у берега стояли десятка три пирог, и в самой большой сидел их вождь — не помню его имени.

— Тотнак? — бросил Мартен.

— Кажется он, — неуверенно подтвердил Хагстоун. — С ним было трудно объясняться, даже через переводчика, который знал испанский не лучше меня. Но я все повторял “Мартен” и “Зефир”, указывая на себя, и видно это его убедило. Мне дали поесть, и какой-то их знахарь обработал мою рану. Сразу я почувствовал облегчение, а потом сам научился прикладывать отвар из трав, которые он мне оставил.

Поначалу они хотели забрать меня с собой в верховья реки. Я, конечно, отказался, ибо со дня на день ждал вашего возвращения. Силился им как — то объяснить, и видимо это удалось. Они долго совещались, оставлять ли меня, но в конце концов отчалили.

Поначалу я поселился в том полусожженном сарае, который виден отсюда. Еды хватало, потому что там осталось немного кукурузы, а в садах дозревали фрукты. Но меня выжило зловоние разлагавшихся трупов. Я не мог ни закопать их, ни сбросить в реку. Ведь тел там было несколько сотен…Подуй ветер с той стороны, и сейчас бы нечем стало дышать — хотя стервятники уже очистили большинство костей.

Рана заживала быстро, поэтому дабы избежать ужасного смрада я перебрался на холм. Там убитых было относительно немного. Я сумел стащить трупы в рвы на артиллерийских позициях и присыпать землей. Поселился в том павильоне, который занимали вы, капитан Мартен. Там теперь нет ничего, кроме руин, но это здание как-то уцелело. Ах да, уцелел ещё каменный истукан их божества — правда, в это трудно поверить, ведь пушки, между которыми он стоял, были вдребезги разбиты ядрами испанцев. А он там стоит до сих пор!

Потом я все ждал. Месяц, два, три…Ждал вас или испанцев — ведь они могли вернуться. Был голов к этому. Но никто не показывался. Ни снизу, ни сверху по реке, ни со стороны суши. Все это время тут живой души не было. Только стервятники и вороны…Думал, что с ума сойду от их карканья.

— Но не сошел, — триумфально тряхнул он головой. — Занялся поисками какой-нибудь лодки, ещё годной для ремонта. На дне маленькой затоки обнаружил две дырявые пироги. Все остальные испанцы спустили по течению или затопили на глубине. Одну из них сумел вытащить и залатать. Спрятал её в зарослях далеко вверх по течению, там, где Амаха разделяется на несколько рукавов, чтобы в случае чего уплыть в сторону Хайхола. Временами отправлялся на рыбалку, а как-то раз добрался до лагуны и тогда узнал, что Бласко Рамирес сотворил с Боуэном, Перкинсом и Ройдом. Похоронить их останки я не мог — не было никаких орудий, а от зловония, которое там стояло, мне делалось плохо. Вернулся и стал ждать снова, но уже терял надежду на возвращение “Зефира”, потому решил ждать “Ибекс” и всех прочих.

Вчера к вечеру я услышал далекий рокот барабанов — первый раз за четыре месяца! Прислушивался всю ночь, а потом весь сегодняшний день, готовый к бегству на случай, если это испанцы. Увидел лодки на излучине реки, но не был уверен, буксируют ли они “Зефир”. И лишь когда он показался, я смог вздохнуть с облегчением. Сразу заметил, что гротмачта перебита, и понял, что и вам досталось…

Вопросительно взглянув на Мартена и Каротта, но не получив ни подтверждения, ни отрицания своих догадок, он довольно потер руки и сказал:

— Ну, это все можно поправить.

— Нет, ничего уже нам не исправить, — произнес Мартен тихо, но таким тоном, что Хагстоун замолк с разинутым ртом.

Всю ночь Мартен расхаживал по палубе “Зефира”, заложив руки за спину и понурив голову. Хагстоун сидел на трапе, ведущем на ют, чувствуя его отчаяние и тоску, источники которых толком не мог представить. Ему было Мартена жаль, но чувство это в свою очередь невероятно изумляло его. Своего капитана он считал слишком сильным человеком, чтобы за него переживать, и в то же время убежден был, что нужно что-то сделать, чтобы стряхнуть с того апатию. Впервые в жизни замечал он за собой такое. Никогда до тех пор не трогала его так глубоко ни своя, ни чужая судьба. И чувствовал он себя при этом куда более одиноким, беспомощным и лишенным всякой опоры, чем тогда, когда Мартен оставил его в Нагуа, вверив безопасность и защиту его обитателей, и даже когда остался тут один после разгрома.

Мартен же не обращал на него ни малейшего внимания. Не смотрел ни на него, ни на небо, ни на реку. Казалось, что вообще ничего не замечает. Не упрекал его, не задавал вопросов, не допытывался о причинах разгрома.

Так продолжалось уже восемь часов. Взошла луна, перекатилась по небу и снова спустилась, скрывшись за горами. Река плыла лениво, черная и немая. Ветер стих. Было холодно, роса капала с вантов и зачехленных рей.

Хагстоун не мог больше терпеть. С той минуты, когда он умолк, завершив на закате свой драматический рассказ, вместо хоть какого-то облегчения он испытывал все более угнетавшую его ответственность за то, что произошло.

— Не мог я ничего сделать! — не выдержал он наконец. — Можешь ты наконец понять, не мог я совершить чудо!

Мартен остановился перед ним. Гримаса удивления скользнула по его лицу.

— Естественно, — произнес он с явным усилием. — Ничего больше сделать было нельзя. Это ясно.

— Так ты не считаешь, что я не оправдал доверия? — хотел убедиться Хагстоун.

— Нет, не считаю. Это я не оправдал доверия все этих людей, — добавил Мартен словно про себя. — И этого уже не поправить. А остальное… — он махнул рукой и отвернулся.

“ — Нет, этого мне не перенести”, — подумал Ян, окидывая взором пристань, пепелища домов на берегу, полуразрушенные склады и руины дворца Мудреца на взгорье.

Взгляд его задержался на изваянии Тлалока. Кровожадный бог, казалось, поглядывал сверху вниз на следы разгрома бывших своих приверженцев, которые отступились и забыли его. И триумфально воцарялся вновь при помощи тех, чья вера лишила его почитателей.

Хагстоун поднялся и ушел. Мартен этого даже не заметил. Он непрестанно задавал себе вопрос, осталась ли в живых та, кто могла напомнить его слова, кто могла бы посмотреть ему в глаза с укором за невыполненные посулы; кто знала о величии его намерений и планов; кто безгранично доверяла ему и чье доверие развеялось с дымом испанских пушек над Амахой.

— Иника! — шептал он во тьму, словно призывая её. — Иника…

Уже немало дней Мартен пытался стряхнуть с себя подавленность, отбросить пустые сожаления, обрести прежнюю энергию и прежде всего власть над самим собой.

Напрасно.

Ему казалось, что он стал кем-то совсем другим; что Ян Куна, прозванный Мартеном, которому было что делать в этой жизни, который говорил с людьми, слушал их и строил грандиозные планы, — умер.

Он его помнил. И его планы тоже. Рассматривал их с трезвой иронией с высоты своего горького опыта. Хотел создать империю, и вот шесть испанских кораблей за несколько часов превратили в пыль все, что он для этого сделал за четыре года. Как же он был смешон в своем порыве! И как наивны были представления, на которых он основывал свои намерения! С чем замахнулся он на гигантскую мощь Испании, если какой-то мелкий, никому не известный, отнюдь не покрытый славой побед командир провинциальной флотилии одним махом смел с лица земли его “королевство”…

Ян чувствовал себя уничтоженным. Его жгли стыд и угрызения совести. Не мог ни оставаться тут, ни возвратиться в Европу, ибо не видел, зачем жить дальше.

— Нет, ничего уже тут не поправить, — повторял он себе сказанное Хагстоуну. — Все кончено.

Каротт с Хагстоуном спрашивали его, что делать дальше. Поцеха с Ворстом ждали приказаний.

— Делайте, что хотите, — отвечал он.

Он избегал их. Блуждал в одиночестве по взгорью, среди руин, уходил далеко в поля, разглядывал вырубленные налетчиками, засохшие деревья в садах, часами сидел над рекой, прислушиваясь, не раздастся ли плеск весел плывущих с верховьев лодок. Часто просыпался среди ночи, ибо ему казалось, что слышит грохот барабанов или звуки индейских гитар и веселые песни. Только ночи стояли глухие и темные. Барабаны, которые неведомо кому и откуда несли весть о его возвращении, теперь упорно молчали. Никто из прежних жителей не вернулся в Нагуа, словно опасаясь дыхания прошедшей здесь смерти. Брошенные поля и пастбища шаг за шагом опять захватывали джунгли, стирая следы каторжного труда нескольких поколений.

Через неделю индейцы и негры из команды “Зефира” стали исчезать. Уходили в лес и больше не возвращались. Когда Хагстоун сказал об этом Мартену, тот только кивнул, словно принимая их бегство как факт. Они покидали его втихую, не говоря ни слова, как крысы бегут с корабля, к которому по неведомым причинам отказали в доверии. Тут причины были ясны и понятны — возразить было нечего. Они поняли его слабость и беспомощность. Они прозрели. Мощь прежнего союзника Квиче рухнула на их глазах. Это был только мираж, вызванный чарами белого человека. Чарами, которые однако не устояли перед всемогуществом обиженного Тлалока. Прежний бог отомстил отступникам, но — быть может — его ещё можно умилостивить…

В один прекрасный день Мартен заметил, что у подножья изваяния Тлалока лежат венки свежих цветов. А назавтра там же появился забитый козленок, кровь которого оросила грудь божества.

“ — Скоро здесь снова начнут приносить человеческие жертвы”, — подумал он, но ничего не сделал, чтобы помешать.

Но до этого и не дошло. В конце месяца в одну из ночей все оставшиеся индейцы и негры просто сбежали. На “Зефире” осталась только белая команда, состоявшая из нескольких десятков людей, единственным желанием которых было убраться оттуда поскорее.

Но Мартен тянул. Хотел дождаться прибытия Уайта, Шульца и Бельмона — по крайней мере так он утверждал. Каротт и Хагстоун признали весомость его доводов; невозможно было затевать никакой экспедиции со столь скромным экипажем, а корабли из Англии должны были вернуться максимум через несколько недель.

На самом же деле Мартен не думал ни о каких экспедициях и даже не строил никаких планов, а если чего и ждал, то только знака от Иники. Полагал, что она скрылась вместе с остальными в каком-нибудь глухом селении в глубине страны, или нашла убежище в Хайхоле. Эта последняя возможность казалась ему наиболее правдоподобной, поскольку — как следовало из рассказа Хагстоуна — молодой Тотнак прибыл сюда с запоздавшей помощью и наверняка стоял лагерем поблизости, пока испанцы хозяйничали в окрестностях Нагуа.

Возвращение “Зефира” не могло пройти незамеченным обитателями тех селений, подступы к которым защищали джунгли и куда могли добраться только местные жители. Их барабаны донесли эту весть и до предгорных окраин Амахи, в Аколгуа и Хайхол, и её подтвердили беглецы из команды “Зефира”. Так что если Иника осталась в живых, то уже должна была знать, что Мартен вернулся. Если хотела видеть его и говорить, могла дать знать.

“ — Может быть, ей что-то мешает, — успокаивал он себя. Могло что-то случилось по дороге с её гонцом. Или обстоятельства пока не позволяют ей связаться со мной. А может, она ждет вестей от меня? Или усомнилась во мне, как и все?”

Эти мысли нестерпимо мучили его, не давая покоя ни днем, ни ночью. Ян боялся, что когда Уайт с Бельмоном вернутся, придется уплыть, и никогда уже не узнает он о судьбе чудной девушки, которая — быть может — считает его предателем.

Больше он терпеть этого не мог. Сообщил Каротту, что намерен отправиться вверх по реке и вернется через две недели. Отобрал десять человек из старой своей команды и назавтра на рассвете отправился в путь, провожаемый недовольными взглядами французских моряков с “Ванно”, уже позабывших, что обязаны ему жизнью.

Вскоре после того, как шлюпка миновала первую излучину Амахи и её мелкий правый приток, милях в шести от Нагуа, в глубине джунглей зарокотали барабаны. Это было странно и непонятно, поскольку ни на реке, ни по её берегам Мартен не заметил ни малейшего следа людских существ. Но однако чьи-то глаза должны были следить за ними, ибо барабаны рокотали с перерывами целый день до самого вечера, и умолкли только тогда, когда шлюпка причалила к небольшому островку посреди главного русла, где команда провела ночь у костра.

Мартен не скрывал своих намерений. Да и ни к чему все это было. Знал, что за ним следят, и не смог бы противостоять нападению. Но не допускал, что им грозила серьезная опасность со стороны местных индейцев или жителей Хайхола. Он не стал бы сражаться, даже напади они: не хотел проливать кровь своих прежних союзников, что бы окончательно развенчало его в их глазах. Нет, он направлялся к ним открыто, как друг, не такой могущественный, как прежде, но не менее прямой и честный. Только таким образом мог он их убедить и достичь намеченной цели.

Потом пару дней шлюпка шла под парусом, пользуясь попутным ветром. Река по-прежнему оставалась пуста, берега безлюдны. Бескрайние леса, обширные болота, поросшие чащей кустов, тростника и камышами, тянулись по обе стороны. Многочисленные большие и малые притоки, ленивые и заболоченные, или быстрые и шумливые, вливались и слева, и справа, образуя иногда в устье целые озера и мелкие разливы. С них срывались тучи птиц и кружили над шлюпкой, но людей нигде видно не было.

Только на четвертый день на закате Мартен издали увидел столб дыма, поднимавшийся из-за деревьев. Чаща поредела, сквозь величественную колоннаду махагони, сурмий, жакаранд и гевей пробивались алые отблески костров, горевших на сухой расчищенной поляне, а на пологом песчаном берегу, который переходил в небольшой обрыв, сохли вытащенные из воды пироги.

Караулили их трое хайхолов, вооруженных копьями и луками. Когда шлюпка стала приближаться, один из них взобрался на обрыв и помчался к кострам. Двое оставшихся молча следили за пришельцами, не трогаясь с места, словно вид лодки с парусом был им совершенно безразличен. Не дрогнули, не заговорили даже тогда, когда двое белых матросов вбили в песок заостренный кол с цепью, удерживающей нос шлюпки.

Шагнув на берег, Мартен взглянул наверх, на обрыв, который возносился над головами, заслоняя обзор. Четыре силуэта индейцев в складчатых серапе показались на фоне угасающего заката. Он не мог различить их лица, но в одном из силуэтом узнал стройную фигуру молодого вождя.

— Приветствую тебя, Тотнак! — произнес он на наречии хайхолов.

— И тебе привет, — ответил Тотнак. — С чем ты пришел?

Мартен ответил не сразу. Не отводя взгляда, вытащил из-за пояса пистолет и, взяв его за ствол, подал Ворсту, стоявшему за ним. Потом таким же образом избавился от ножа и только тогда сказал:

— Я хочу говорить с Иникой.

Тотнак долго молчал, словно колеблясь. Они стояли лицом к лицу — индеец над самым краем обрыва, белый внизу, на песчаном берегу, разделенные небольшим пространством крутого откоса.

— Иди один, — наконец сказал Тотнак.

Костры широким полукругом окружали шатер из козьих шкур, вход в который заслоняла узорчатая шерстяная ткань, напоминавшая ковер. Вечерняя мгла стелилась над самой землей, образуя слабый багровый ореол вокруг огней. На фоне этого приглушенного сияния изредка сновали черные людские тени, а нечеткие силуэты сидящих временами чуть перемещались, когда кто-то подбрасывал хвороста в огонь. Слышен был тихий гул приглушенных голосов и треск поленьев.

Иника стояла перед шатром, уронив руки и гордо подняв голову. На ней было небесно-голубое серапе с разрезами на плечах, перехваченное на бедрах поясом, сплетенным из тонких ремешков. Багровый отблеск костра слабо озарял её лицо с правильными чертами и отражался в черных, широко раскрытых глазах, не согревая их взгляда. В глубине неподвижных зрачков, направленных на Мартена, было нечто твердое и холодное, как мрамор.

Молча выслушав его, она чуть качнула головой.

— Ты обманул и меня, и себя, — тихо произнесла Иника. Обманул моего отца и мой народ. Твой взор и твой голос, которые были для меня единственной истиной, лгали каждым взглядом и каждым словом. Путь, который ты мне указал, был ложным. Вел он только к твоим целям, а я, моя страна, мои замыслы — это были лишь средства, которыми ты воспользовался. Мы хотели жить в мире, а ты принес нам войну и смерть, хотя утверждал, что твои пушки и мушкеты сберегут мир.

— Будь я в Амахе… — начал Мартен, но она перебила.

— Тебя не было. Именно тогда тебя не было! Кто нас предал? Кто навлек месть испанцев? Почему эта месть обратилась против моего отца, против наших мирных домов, против всех тех, кого уже нет в живых, и против тех, которых угнали в рабство? А теперь, когда все это случилось, хочешь, чтобы я вышла за тебя! Для чего?

Мартен хотел было ответить, но, взглянув в её лицо, понял, что убеждать напрасно. Он не видел никакого выражения, даже гнева или сожаления. В глазах Иники, казалось, жизнь угасла. В них не видел он ни боли, ни надежды, ни следа прежней нежности и ласки, словно после этого разгрома все в ней кончилось, сгорело дотла — даже воспоминания.

— Уходи и забудь, — сказала она.

ГЛАВА XIX

Прежде чем покинуть лагерь Тотнака, Мартен имел с молодым вождем хайхолов долгую доверительную беседу, во время которой обещал тому, что не позже чем через месяц навсегда покинет Амаху и никогда туда не вернется. Со своей стороны Ян хотел быть уверен в судьбе Иники. Тотнак уверял, что дает ей прибежище навсегда.

— У неё будет в моей стране свой дом, — сказал он, глядя в огонь, пылавший перед шалашом неподалеку от её шатра. — И ни в чем она не будет испытывать нужду.

Подняв голову, вождь взглянул на Мартена.

— Было время, — медленно сказал он, — я хотел тебя убить. Пока ещё она была твоей. Но ни одна женщина не стоит жизни мужчины, а твоя смерть повлекла бы за собой смерть многих людей… Если бы я знал, если бы предвидел, что случится!..

Он умолк и снова уставился в огонь.

— Я хотел бы умереть, — признался Мартен. — Пришел сюда без оружия и…

— И уйдешь отсюда живым, — прервал его Тотнак. — Если б ты погиб, дух твой не обрел бы покоя и отнял его у меня. Бласко де Рамирес жив! Можешь отомстить ему. А что мне с того, если я тебя сейчас прикончу? Этим не добиться Иники и не насытить ни своей, ни её жажды мести. Уходи и мсти. И никогда не возвращайся!

Мартен подумал, что ничего другого ему не остается. Он немедленно скомандовал отчаливать и провел бессонную ночь на одном из бесчисленных островков в паре миль ниже индейского лагеря. Ян был в отчаянии.

“ — Все кончено, — думал он. — Не осталось никого, кто не мог бы обвинить меня в фальши, измене, обмане или бросить хоть одно слово в оправдание. Нет никого, кто бы знал о моей верности и привязанности к этому краю; кто в них верил бы. А как тяжко нести это бремя одному…”

Чувствовал, как чужды ему все окружающие, как ему теперь все и вся безразличны. Судьба сбросила его с такой высоты мечтаний, что казалось, он рухнул в пропасть, из которой нет выхода.

“ — Уходи и забудь”, — сказала Иника.

Разве сможет он когда-нибудь забыть?

“ — Уходи и мсти”, — сказал Тотнак.

Разве может месть принести забвение?

Это настроение безнадежности не оставляло его всю дорогу обратно в Нагуа. Прибыв раньше, чем обещал, он застал на борту “Зефира” только Пьера Каротта с его французами с “Ванно”. Хагстоун с остатками команды отправился к Пристани беглецов, чтобы совершить погребение останков погибших и оставить в дозоре Томаша Поцеху с небольшой командой — как для встречи Уайта, так и на случай нового вторжения испанцев. Каротт опасался, что Бласко де Рамирес ещё раз решит попытать счастья и захватить “Зефир”. Если бы каравеллы испанцев в самом деле показались поблизости, Поцехе надлежало немедленно плыть в Нагуа, чтобы предупредить Мартена.

Кроме этих предосторожностей Каротт собирался перевести корабль выше по реке за следующую излучину, куда испанцы могли бы добраться только в шлюпках. Ждал возвращения Хагстоуна и его людей, и когда через несколько дней это случилось, представил свой план Мартену.

Ян согласился молча, равнодушие его вызвало тяжелый вздох Хагстоуна.

— Я — то думал, он уже очухался, — заметил тот Каротту. Но…сами видите. Все из-за той девушки.

Каротт понимающе усмехнулся.

— Такой человек, как он, из-за девушки головы не потеряет. Ведь у него остался “Зефир”.

— Это правда! — с запалом подтвердил Хагстоун. — Будь “Зефир” моим…

— Не о том речь, — перебил его Пьер. — Но время — лучший лекарь. Время все поправит.

Время шло. Ожидание возвращения “Ибекса”, “Торо” и “Санта Вероники” растянулось до бесконечности. Мартена, казалось, это не слишком волновало, но Каротт тревожился все больше. С трудом собранные запасы провизии стали подходить к концу, в команде росло недовольство. Люди не понимали, ради чего они сидят в этой чертовой дыре, вместо того, чтобы выйти в море и завербовать нужное количество матросов в Кампече или на Антилах. Никто уже не верил, что другие корабли когда-нибудь вернутся. Англия была так далеко; кто мог знать, сколько бурь встретили они по дороге и как сумели их преодолеть? Кто мог поручиться, что испанцы их не потопили?

Даже Хагстоун начал сомневаться; даже Поцеха и Ворст склонялись на сторону большинства команды.

Неожиданно Мартен сам принял решение. Однажды вечером, вернувшись как обычно на корабль после целого дня блужданий среди руин, Ян вызвал Пьера и Хагстоуна в свою каюту.

— Завтра выходим в море, — заявил он без всяких предисловий.

Оба были настолько удивлены, что даже не ответили. Да Мартен их мнения и не спрашивал, продолжая говорить в своей прежней, энергичной манере, коротко и ясно. Он намеревался плыть на восток и пополнить команду на побережье Кампече или на Кайманских островах. Надеялся встретить по дороге немало корсарских кораблей, обновить знакомство с их капитанами и добрать немало смельчаков, которые будут готовы на рискованные предприятия.

— Нужно все как следует обдумать, — добавил он. — Ни Тампико, ни Аве де Барловенте не должны повториться.

— Что ты имеешь в вижу? — спросил Каротт.

— Я разделаюсь с Рамиресами, — отрезал Мартен. — И с губернатором, и с его сыном.

— Хочешь напасть на Сьюдад Руэда?

— Я возьму Сьюдад Руэда! И — Богом клянусь — этот город перестанет существовать, так как сгинул Нагуа.

— Помни, что в Сьюдад Руэда куда больше пушек, чем их было здесь, — заметил Каротт. — Диего де Рамирес к тому же располагает ещё и сильным флотом, а его сын…

— Его сын ещё не имел со мной дела, — прервал Мартен. — Их каравеллы не испытали нашего огня в открытом бою. Я противопоставлю им равные силы, и тогда…

Понизив голос, он усмехнулся, едва не в первый раз с той минуты, как вернулся в Амаху.

— И тогда, — закончил он, — я заставлю Бласко Рамиреса биться со мной — один на один.

— Черт возьми, хотел бы я это видеть! — буркнул Каротт.

“Зефир” отчалил наутро, буксируемый вниз по реке четырьмя шлюпками. Мартен стоял на юте, опершись о релинг левого борта, и смотрел на стремительно удалявшийся берег. Минуя поворот реки, из-за которого Бласко де Рамирес бомбардировал столицу Амахи, Ян резко отвернулся и перешел на нос. Взгляд его, твердый и холодный, теперь был устремлен только вперед.

Река лежала перед ним, полная солнечных бликов посередине и затененная кронами больших деревьев ближе к берегам. Широкое её русло временами разделялось на несколько рукавов, омывая продолговатые острова или образуя обширные, уходящие в глубь леса заводи со стоячей темнозеленой водой, в которой плескались крупные серебристые рыбы. Главное течение выбивалось на поверхность, быстрое и нетерпеливое, и “Зефир” спокойно скользил по нему, легкий, нагруженный балластом лишь настолько, чтобы не терять остойчивость и слушаться руля.

Была весна. Джунгли кипели жизнью, птичьими трелями, квохтаньем, цокотом, хрипами и посвистом. Верещание попугаев и обезьян выдавало какие-то их домашние недоразумения, целые рои колибри порхали над цветущими заводями, словно горсти рассыпанных драгоценностей, из болотистых лиманов отзывались лягушки.

Только около полудня, когда солнечный жар раскалил небо и землю, все голоса начали стихать. Лишь мухи, жуки и цикады гудели, жужжали, стрекотали по — прежнему, а на отмели выползли кайманы, чтобы погреться на песке.

“Зефир” миновал большую илистую банку, нанесенную течением посреди реки перед последним поворотом. Здесь фарватер сужался и извивался, приближаясь то к левому, то снова к правому берегу. Нужно было удерживать корабль на глубине с помощью длинных шестов, которые матросы вонзали концами в топкое дно, чтобы оттолкнуть корму на средину узкого прохода. Вода стояла исключительно низко, несмотря на прилив, который как раз кончался. Ветер дул с суши и не нагонял волну, а наоборот — отбрасывал её назад. Нужно было спешить, ведь “Зефиру” предстояло миновать лагуну и выйти за рифы до очередного прилива.

Люди не щадили сил, экипажи шлюпок взялись за весла, чтобы помочь парусам.

Тут издалека со стороны морского побережья долетел знакомый прерывистый рокот барабанов. Он слагался в напряженный ритм, ускользал из него долгой паузой, то спешил, то затихал, вздымался и опадал. Смолкал, словно ожидая ответа, и снова разносился, повторяя нечто бывшее вызовом, предостережением, какой-то вестью, плохой или хорошей — кто мог это знать!

Гул опять умолк, но теперь ответ пришел немедленно. Ответ или просто верное как эхо повторение тех же ударов, пассажей и пауз? Тот другой барабан гремел дальше, выше по реке. И ещё не кончил, как отозвался третий…

Мартен слушал, наморщив брови.

— Прощаются с нами, — сказал Хагстоун.

Ян отрицательно покачал головой.

— Будь это так, сигнал бы шел не от моря в глубь суши, а наоборот. Там что-то случилось, — добавил он тихо, словно беспокоившая его мысль сама неосторожно превратилась в слова.

Окинув взором палубу, на которой молча застыла команда, он покосился на шлюпки. Гребцы застыли выпрямившись, суша весла. Все напряженно прислушивались, словно эти слова “ — Там что-то случилось» — громом разнеслись над головами.

— Вперед! — скомандовал Мартен. — Весла на воду!

— Эгей! — закричали из первой шлюпки. — Эй, на “Зефире”!

— Что там? — закричал Хагстоун.

— Наша лодка! — долетел по воде голос. — Лодка с лагуны!

Теперь её заметил и Мартен. Лодка боролась с течением, подгоняемая торопливыми ударами индейских весел. Видна была коренастая, неуклюжая фигура Томаша Поцехи, который стоял на корме, широко расставив ноги, и отталкивался на перекатах длинным шестом.

Быстро приближаясь, он миновал шлюпки, не отвечая на распросы товарищей.

— Трап! — бросил Мартен. — С правого борта!

Опущен был штормтрап — веревочная лестница с металлическими перекладинами. Поцеха повис на нем, когда лодка притерлась к борту корабля, подтянулся на руках, нащупал ногой перекладину и взобрался на палубу.

— Говори! — бросил Мартен.

Главный боцман “Зефира” с сомнением огляделся. Он тяжело дышал, по багровому лицу, заросшему по самые глаза светлой, жесткой как ржаная солома щетиной, стекали капли пота.

— Говори, — повторил Мартен. — Не время что бы то ни было скрывать.

— Восемь кораблей приближаются к заливу, — доложил Поцеха. — Идут, словно знают дорогу, лавируют так, чтобы лечь в бейдевинд со стороны островов.

— Когда ты их заметил?

— Часа два назад. Разумеется, тогда они шли правым галсом, и не было уверенности, куда направляются. Но позже, примерно с час назад, все легли на противоположный курс. А сейчас…

— Никаких флагов? — перебил Мартен.

Поцеха покрутил головой.

— Я не смог толком рассмотреть даже их силуэты. Трудно сказать наверняка. Первый похож на небольшую каравеллу, тонн на четыреста. Высокие двухъярусные надстройки на носу и корме. Три мачты. Теперь все будет видно, как на ладони — добавил он. — Они уже должны быть совсем близко.

— Да, — протянул Мартен. — Отступать нам некуда, — заметил он скорее самому себе. — Чем скорей, тем лучше.

Ясно было одно — назад пути нет. “Зефир” невозможно было развернуть носом вверх по реке, а если даже и удалось бы в одном из узких протоков между мелями, то буксировка против течения во время отлива оказалась бы не под силу столь скудной команде. А якорная стоянка на этом месте не уберегла бы их перед обнаружением пришельцами, разве что в некоторой степени — от огня их орудий, поскольку до самой лагуны уже не оставалось поворотов, за исключением единственного перед самым устьем.

Положение было трудное, но — по мнению Мартена — не отчаянное. Он изложил это своей команде в нескольких словах, закончив с бесспорной убежденностью:

— У нас один лишь выход: мы должны пробиться в открытое море — и мы пробьемся! Я сам поведу корабль через лагуну. Ветер нам благоприятен, а “Зефир” быстр и маневренен, как птица. От вас зависит быстрота маневров и прицельность нашего огня. Покажите испанцам, на что вы способны, и через час мы их оставим далеко за кормой.

Его спокойствие и уверенность в себе произвели нужное впечатление. Люди воспрянули духом и поверили ему. Но ведь “Зефир” не раз был окружен и все равно уходил от противника, нанося ему тяжелые потери. Почему бы и сейчас не выйти из переделки с честью?

Мартен доверил Хагстоуну и Поцехе подготовку орудий, а когда они миновали последний поворот, приказал срочно поднять шлюпки на палубу и ставить все паруса.

Каротт и Ворст управились в неправдоподобно короткое время. Матросы взлетали вверх по вантам, разбегались по реям, распускали огромные полотнища парусов и сломя голову скатывались вниз, как дьяволы в человечьем облике. Реи уже были развернуты, шкоты натянуты и закреплены, “Зефир” немедленно подхватил ветер и начал набирать ход.

Прямо перед ним лежала широкая светлая лагуна, и только атолл, заметный под вспененным прибоем, отделял залив от открытого моря.

Но чтобы туда попасть, нужно было миновать все банки и мели по обе стороны ничем не обозначенного извилистого фарватера. Правда, Мартен знал его наизусть, но никогда ещё не проходил под всеми парусами и при таком сильном ветре.

Каротт, ловя каждый его жест, со скудной вахтой дежурил при фок-мачте, сам сомневаясь в удаче. Впрочем, он с самого начала сомневался в успехе грядущей битвы против восьми кораблей, запиравших выход из залива. Был убежден, что если даже “Зефир” не сядет на мели, если сумеет проскочить мимо них на таком ходу и не будет сразу после этого разнесен ядрами в клочья, то во всяком случае получит серьезные повреждения и не сможет оторваться от погони.

Француз не выдавал своих сомнений, но готовился к смерти. К смерти в бою, разумеется.

Тем временем последние деревья по обе стороны реки расступились в стороны, берега широко разошлись и “Зефир” вылетел в лагуну.

— Флаг на мачту! — крикнул Мартен.

Ворст сам поднял его. Черный флаг с золотой куницей громко захлопал, закрепленный у верхушки мачты, под лапами серебряного орла, который украшал её вершину.

Все взгляды поднялись к нему и вновь уставились в море.

По ту сторону атолла стояли пять кораблей, два под зарифленными парусами маневрировали у выхода из бухты, один, с оголенными реями, на буксире у шлюпок медленно входил в бухту, держась глубины.

“ — Ну, этого мы приструним сразу, — подумал Мартен. Пусть только выйдет на простор, чтобы потом я мог его миновать.”

— К повороту! — во весь голос скомандовал он.

Ему пришлось свернуть влево перед большой банкой, нанесенной течением реки, а сразу после этого — вправо, ближе к берегу. Рассчитывал, что именно тогда небольшая каравелла дойдет до места расширения фарватера.

Ян оглянулся на Ворста.

— Скажи Хагстоуну, чтобы дал залп из трех орудий, как только этот корабль будет по левому борту, — поспешно бросил он. — Целить по корпусу на уровне ватерлинии. И точно!

Ворст отскочил к трапу, повторил приказ вниз и вернулся. Было уже пора: волны пенились на мели в десятке ярдов перед носом “Зефира”.

— Выбирай шкоты! — скомандовал Мартен.

Реи развернулись, спицы рулевого колеса покатились влево. “Зефир” накренился, качнулся и вновь выровнялся.

— К развороту! — последовала команда.

Матросы потянули брасы. Берег по носу стал уходить влево, и вот уже его место заняла далекая дуга атолла, потом корма каравеллы, потом её правый борт…

И тут раздался громкий крик Ворста:

— Не стрелять! Ради Бога, не стрелять!

— Ты с ума сошел! — рявкнул на него Мартен. Но в тот же миг сам понял, что произошло: капитан каравеллы торопливо поднимал английский флаг, и на мачтах остальных семи кораблей стали разворачиваться такие же — с гербами Тюдоров, тремя леопардами и ирландской арфой.

— Да это “Санта-Вероника» — срывающимся голосом прохрипел Ворст.

У Мартена уже не осталось ни малейшего сомнения: он заметил фигуру Генриха Шульца на кормовой надстройке, а на носу — название корабля, выложенное полированными бронзовыми литерами.

— “Торо” входит в бухту! — крикнул боцман с марса. — Эге! За ним “Ибекс”!

— Верхние паруса спустить! — разнеслась команда Мартена.

И сразу после этого:

— Всю команду на палубу! Верхние паруса на гитовы! Отдать оба якоря, Тессари!

Пока выполнялись эти команды, “Зефир” приблизился к “Веронике”, поравнялся с ней и стал расходиться левым бортом, медленно теряя ход.

Генрих Шульц кончиком языка облизнул губы. Сердце его безумно билось, кровь стучала в висках. Мартен стоял за рулем своего корабля с рукой, воздетой в знак приветствия — или может быть угрозы — и смотрел на него через узкую полоску воды.

— Наконец-то! — воскликнул он. — Долго же вы заставляете себя ждать!

Шульц машинально взмахнул рукой, но ответить не смог. В голове у него гудело.

“ — Как же так? Ничего не случилось? За восемь месяцев? Ничего?!”

Он искал на лице Мартена следы катастрофы, на которую надеялся, но не мог их найти. Ян держался прямо, стоял с гордо поднятой головой и смотрел на него сверкающими глазами, в которых видны были только возбуждение и триумф.

— Кто с вами прибыл? — крикнул он.

— Френсис Дрейк! — с трудом прокричал в ответ Генрих, проглотив наконец комок в горле.

Хотел что-то спросить, но пока собирался, “Зефир” миновал его и бросил якорь, и лязг якорных цепей загремел над заливом, как гром перед бурей.

ГЛАВА XX

Двое суток девять корсарских кораблей стояли на рейде Пристани беглецов, и на палубе “Золотой Лани” не первый час шло совещание. В результате возник детально проработанный план взятия Сьюдад Руэда и уничтожения главных сил военного флота вицекороля.

Сьюдад Руэда не мог сравниться богатством и значением с такими городами, как Вера Крус или даже Тампико. Он был всего лишь столицей небольшой провинции, резиденцией губернатора и представителя ордена иезуитов. Но порт Сьюдад Руэда в то время уступал размером только Ла Хабане на острове Куба и мог вместить весь флот Новой Испании, охранявший Мексиканский залив.

Бласко, сын губернатора Диего де Рамиреса, командовал флотилией хорошо вооруженных каравелл, которая имела там свою постоянную базу. Кроме неё в Сьюдад Руэда базировались и корабли полегче, бригантины и фрегаты, построенные по голландскому образцу и предназначенные для прибрежной и патрульной службы. Всего их было около тридцати, что составляло почти треть так называемого Северовосточного Флота.

Если бы столь крупные морские силы его величества вицекороля Энрикеса де Сото и Феран были уничтожены, западное и северное побережья Мексиканского залива, а также Кампече и Гондурас, до самых Москитных банок в Карибском море стали бы почти беззащитными, тем более когда все крупные корабли стянулись на охрану Золотого Флота, прибывшего из метрополии в Панаму за сокровищами Новой Кастилии.

Такая стратегическая обстановка склонила Френсиса Дрейка и Джона Хоукинса — младшего вначале рассмотреть предложения, выдвинутые Мартеном, а потом и разработать план действий с участием шевалье де Бельмона, который неоднократно бывал как в порту, так и в самом городе Руэда.

Когда все детали были основательно обдуманы и согласованы, корабли подняли якоря и разделились. Джон Хоукинс на “Ревендже” с тремя другими англичанами отплыл к отмелям Кампече, чтобы привести остальную часть флотилии Дрейка, состоявшую из двенадцати фрегатов Ее королевского высочества Елизаветы; Мартен с Шульцем поплыли вдоль побережья на юг, а Дрейк на “Золотой лани”, Уайт на “Ибексе” и Бельмон на “Торо” сопровождали их на расстоянии, лавируя так, чтобы не возбуждать подозрений и догадок, что действуют они вместе, но при необходимости прийти на помощь.

Задачей Шульца был сбор по пути как можно большего количества индейских челноков в прибрежных рыбацких деревнях. Сбор, или скорее закупка, как ему с нажимом порекомендовал Мартен, и что выводило Генриха из себя. Ведь рассчитываться за челноки предстояло орудиями, привезенными им из Англии: пилами, топорами, молотами, долотами, лопатами, кирками, напильниками, ножами — и всем самого лучшего качества! Для индейцев! В обмен на пироги, которые не стоили даже десятой части этих предметов! За которые Шульц вообще не стал бы платить, а просто забрал их силой.

Но таков уж был Мартен: легкомысленно транжирил деньги, которые в руках Генриха давали бы огромные доходы без всякого риска.

“ — Ах, будь” Зефир” моим, — думал Шульц, — я стал бы богатейшим человеком в Гданьске. Имей я такую долю в добыче, как Мартен, знал бы, куда вложить доход. Не делал бы глупостей; не строил бы замков на песке. Будь “Зефир” моим, Мартен бы подчинялся моим приказам, и тогда…“

” — Я его спас, — продолжал он свои мысли. — Перечеркнул его безумные затеи только ему же на пользу. Но знай он об этом, убил бы! Не должен, не может узнать!“

Он задавал себе вопрос, в Сьюдад Руэда ли Педро Альваро. И это его очень беспокоило. Могло ведь так случиться, что иезуит попадет в руки Мартена и сознается, откуда узнал Бласко Рамирес, как вести обстрел, чтобы уничтожить укрепления, как обойти мели, подняться до самого Нагуа и обратить его в руины, не подвергая опасности свои корабли.

Мысль эта не давала ему покоя. Выяснение его роли в той катастрофе, которая была устроена” только ради добра Мартена” было слишком рискованным. Даже если Альваро погибнет или его не окажется в городе, то оба Рамиреса все равно могут знать обо всем. Удастся ли им уйти из рук Мартена, а если нет, то сохранят ли они эту тайну?

Предупредить он их не мог, а если бы даже сумел это каким — то образом сделать, то обрек бы на неудачу всю экспедицию и вполне мог погибнуть сам.

Нет! Не мог он пилить сук, на котором сидел! Лучше было напрячь всю свои силы, чтобы не опустить встречи Альваро и Рамиресов с Мартеном.

“ — Они должны или бежать, или погибнуть, — подумал он. Лучше — погибнуть.”

За три дня неторопливого плавания с частыми стоянками в маленьких бухточках, у побережья островков и в устьях мелких речушек, где Генрих Шульц вел необычную торговлю, скупая пироги у местных индейцев, “Санта вероника” и “Зефир” добрались до западного края залива Кампече, после чего направились на восток, чтобы подальше обогнуть Вера Крус и направиться на сборный пункт в районе островов Аренас Кей.

Оба корабля являли собой странное зрелище: на палубах их громоздились лодки — десятки пирог, соединенных попарно борт к борту легкими поперечинами, на которых Броер Ворст и Герман Штауфль установили небольшие мачты с парусами. Пьер Каротт вооружил эту флотилию своеобразным оружием: у бортов и на носах пирог закрепили короткие трубы из дерева тагуара, наполненные порохом, со смоляными пыжами, соединенными фитилем в цепочки. После поджигания фитиля порох в тех трубах вспыхивал по очереди, а горящие пыжи разлетались во все стороны, так что в конце концов и пироги охватывало пламя. Тогда происходил дополнительный взрыв всего заряда, помещенного внутри их. В результате деревянным домам, причалам, кораблям и всем горючим предметам, которые оказались бы поблизости от этой самодельной артиллерии, грозил пожар.

После первой удачной пробы, произведенной у берегов Аренас Кей, Каротт рассчитал скорость горения фитиля, так что в зависимости от его длины мог регулировать время начала огня.

Закончив эти приготовления, Мартен, Дрейк и Хоукинс определили окончательно время и порядок действий, после чего “Зефир”, “Санта Вероника” и “Торо”, а также шесть фрегатов королевы Англии отплыли на северо-запад, прямо к побережью перешейка Техуантепек.

Штурм Сьюдад Руэда и захват порта девятью кораблями корсаров и флота Елизаветы под командой её адмирала Френсиса Дрейка потрясли Новую Испанию. Этот первый удар, нанесенный в открытой войне по колониям Филиппа II, отразился, быть может, на его позднейших решениях и ускорил тысячекратно откладываемую вооруженную расправу с Англией, хотя официальная история внятно ничего на этот счет не говорит. Во всяком случае все, что произошло позднее — захват Гаити, сожжение Санто-Доминго, опустошение побережья Кубы и Флориды — не произвело уже столь потрясающего впечатления, как молниеносный налет на Сьюдад Руэда, проведенный всего за одну ночь и увенчавшийся небывалой победой.

Ночь эта — безлунная и темная — казалось, помогала корсарам. Несколько их кораблей незаметно приблизились к берегу всего в трех милях от восточных бастионов порта Руэда и вошли в небольшой пустынный залив, чтобы стать там на якорь посреди спокойной водной глади. Там был высажен на сушу отряд из пары сотен человек, который немедленно, без выстрелов, завладел окрестными латифундиями и ранчо. Оттуда забрали повозки, лошадей, мулов и волов, а людей — как креолов, так и индейцев — заставили помогать в перевозке корабельных орудий на заранее выбранные позиции, бросили на отсыпку шанцев и оборудование артиллерийских позиций.

Тем временем другой отряд в составе шестисот гребцов направился на индейских пирогах вверх по перекатам одного их несудоходных рукавов устья реки Минатитлан, соединявшегося с главным руслом в трех милях к западу от прибрежных портовых укреплений. Шестьдесят лодок, соединенных бортами попарно для большей остойчивости, нужно было неоднократно переносить через пороги пересыхающей протоки или перетаскивать через мели, но и с этим управились ещё до полуночи. Потом лодки спустились вниз по Минатитлан и причалили в полумиле от моста, который со стороны суши соединял валы Восточного бастиона с городом.

Ровно в час, вместе с боем часов на городской ратуше, начался шквальный артиллерийский огонь с двенадцати кораблей, заблокировавших выход из порта. Тяжелые ядра сокрушали позиции испанской береговой артиллерии, а захваченная врасплох прислуга только после нескольких залпов сориентировалась, откуда по ним стреляют.

Вид десятка парусников, которые, — как подумали поначалу испанцы — попытались атаковать с моря мощные укрепления, позволил защитникам перевести дух. Но когда офицеры уже успели справиться с паникой и погнали своих пушкарей к орудиям, загремели пушки и мортиры с суши, и сразу после этого начался отчаянный штурм с тыла — на наименее укрепленные валы у моста.

Этот неожиданный удар, нанесенный с небывалой яростью и быстротой, решил судьбу Восточного бастиона, и едва не общего поражения испанцев. Гарнизон его был вырезан наголову, орудия обращены на порт, мост взят и дорога со стороны суши открыта.

И тогда же командир флотилии каравелл Бласко де Рамирес совершил ошибку, которая окончательно погубила все корабли, стоявшие в порту. Понадеявшись на защиту орудий другого бастиона, возвышавшегося на левом берегу у входа в порт, видя в море только двенадцать противников, он решил выйти из бухты и разбить их, чтобы отрезать — как он полагал — возможность отхода неприятельскому десанту.

Каравеллы, а за ними легкие фрегаты и бригантины, торопливо поднимали якоря, чтобы лавируя под ветер покинуть безопасное убежище и выйти на внешний рейд, где безнаказанно маневрировали небольшие английские парусники. Но как раз тогда от моста на Минатитлан тронулись попарно лодки с парусами. Подгоняемые течением реки, почти неразличимые в темноте, они затесались в ряды флота вицекороля и вдруг начали метать во все стороны огненные шары, а потом взлетать на воздух, сея вокруг пожары и опустошение.

Испанские экипажи охватила паника. Сгрудившиеся корабли вспыхивали один от другого, пылали паруса и мачты, занимались палубы, гудели в огне надстройки, а когда огонь проникал глубже, с грохотом взрывались пороховые погреба.

Капитаны потеряли головы; многие их них вместо того, чтобы укрыться под левым бастионом, в панике мчались прямо под выстрелы орудий правого или поспешно спускали шлюпки, оставляя даже не затронутые огнем фрегаты и бриги на милость ветра, который гнал те обратно вглубь порта.

“Санта Мария”, флагманский корабль Бласко де Рамиреса, один из первых был охвачен пожаром, а его капитан отнюдь не подал примера мужества и хладнокровия перед лицом незнакомого и столь действенного оружия, каким оказались индейские пироги с адской пиротехникой. Его полная беспомощность, путаные приказания, и наконец бегство в первой же спущенной на воду шлюпке лишь усилили замешательство и вызвали полный упадок боевого духа среди подчиненных. Никто уже не думал о спасении пылающих кораблей; задуманная контратака лучшей эскадры Северовосточного флота в течении получаса сменилась её полным разгромом.

Тем временем оба десантных отряда корсаров соединились и, захватив после короткой схватки противоположную сторону моста, перешли на левый берег Минатитлан, чтобы занять город и со всех сторон окружить западные укрепления.

Гарнизон почти не оказывал сопротивления. Оборонялась только ратуша, и то весьма недолго, и ещё казармы на склонах гор между собором и каким — то женским монастырем, куда сбежались богатейшие креольские семейства.

Мартен узнал о бегстве Бласко де Рамиреса от матросов с сожженных кораблей, взятых в плен на портовой набережной. Это склонило его к немедленному броску на дворец губернатора; но, окружив резиденцию, он убедился, что кроме перепуганной прислуги там никого нет. И тогда повернул в сторону казарм, откуда доносились звуки частой стрельбы и где видно было зарево большого пожара.

Вместе с Генрихом Шульцем, который с самого начала неотступно следовал за ним, они добрались под соборные стены в тот момент, когда шевалье де Бельмон во главе сотни моряков из экипажа “Торо” готовился к новому штурму. У Мартена также было с собой около сотни матросов с “Зефира” и “Санта Вероники”, за ним подтягивался Каротт, волоча захваченные по дороге два легких фальконета.

Дождавшись их подхода под защитой монастырских стен, сразу открыли орудийный огонь по забаррикадированным воротам, которые после нескольких выстрелов рухнули, сорванные с могучих навесов. Произошло это в полной темноте, ибо пожар оказался столь же кратковременным, как и буйным.

Мартен на это внимания не обращал. Бросился вперед, увлекая за собой остальных. Столкнулся с кем-то в темноте, свалил его с ног и прорычав: “— Огня!” — ворвался на лестницу.

Выстрел в упор из мушкета обжег ему щеку. Вслепую ткнув шпагой, услышал вопль, миновал катящееся вниз тело и уже мчался по коридору вдогонку за топотом шагов убегавшего.

Шульц, оставшийся чуть сзади, отталкиваемый обгонявшими его матросами, оглушенный их криками, не в силах перевести дух прижался к стене у вершины лестницы. Нужно было хоть чуть отдохнуть. Он слышал топот и уже начал различать во мраке дико мечущиеся вокруг фигуры. В окнах, выходивших на двор, вставало багровое зарево молодой луны, а внизу замелькало пламя факелов.

— Туда! Наверх! — разносились крики. — Дайте огня!

Новая волна потных, орущих людей промелькнула мимо Генриха и ринулась за первой. Золотое пламя металось над их головами как трепещущие флаги, а глубокие тени, притаившиеся в нишах и под стенами, наклонялись вперед и отскакивали назад, словно черные чудища, любопытные и вместе с тем пугливые.

Шульц уже собирался двинуться следом, когда его внимание привлек громкий стон, долетевший снизу. Он огляделся. Там было уже почти светло от многочисленных факелов и горевших под окнами монастырских сараев. Несколько корсаров прогнали перед собой пленников.

Он содрогнулся: это были священники и монахи.

Шульц колебался: он ведь мог их спасти. В числе конвойных он узнал ремесленников, которых по заданию Мартена привез из Англии — кузнецов, столяров и слесарей. Знал, что только исключительные обстоятельства вынудили их поступить на службу на “Зефире”. Но как быстро они стали авантюристами и как легко превратились в морских разбойников, несмотря на былые протесты! Они были англичанами, еретиками: истребление “папистов”, особенно священников, было для них лишь заслугой перед их безумной верой.

Подчинятся ли они приказу? Или накинутся на него самого, если он станет на сторону испанцев? Нет, опасно было нарываться на их гнев, тем более именно он обманул их: они должны были получить спокойную, хорошо оплачиваемую работу, а попали в такую переделку…

“ — Ничего я не смогу сделать, — подумал Генрих. — А грех этот падет на голову Мартена. Я ни в чем не виноват. У меня руки чисты.”

Тут среди других увидел он знакомое лицо и фигуру в черной сутане, перепоясанной шарфом.

— Альваро!

Ему показалось, что он громко крикнул это имя, хотя в самом деле произнес его едва слышным шепотом.

“ — Рисковать нельзя,» — подумал он, и, скатившись по лестнице, схватил за рукав старшего боцмана, который там командовал.

— Куда вы ведете этих гадов?

Боцман его узнал и сверкнул зубами в улыбке.

— Пойдут благославлять штурм фортов, — ответил он. — Капитан Бельмон велел.

— Мне нужен один из них в качестве проводника, — перебил его Шульц. — Я заберу этого, — показал он на Педро Альваро.

И не дожидаясь ответа, ухватил иезуита за ворот и вытянул из толпы.

— Веди в монастырь, — бросил он по-испански. — Живо!

Пхнул его к выходу, а когда они оказались снаружи, поравнялся с ним и повторил:

— В монастырь, отец Педро. Там уже никого нет, и дальше путь свободен. Окружить весь город они не успели.

Торопливо миновав горевшие постройки, они выбрались на монастырский двор, за которым обсаженная деревьями дорога сворачивала к задним воротам.

— Что там? — спросил Шульц.

— Кладбище, — ответил Альваро. — Дальше только виноградники и поля.

“ — Самым умным было бы покончить с ним, — подумал Генрих. — Но мне не решиться на такое…Не могу. Никто, даже сам Святой Отец не простил бы мне такого греха. Нет, на это мне не отважиться…”

Альваро, задыхаясь, что-то лепетал о священниках и монахах, угнанных корсарами. Упрекал его в равнодушии к их судьбе, укорял за участие в этой резне. Генрих его не слушал.

— Хватит! — оборвал он наконец. — Или вы не можете понять, отец Педро, что один я не сумел бы спасти вас всех?

У кладбищенских ворот он остановился.

— Дальше вы пойдете сами. Я спас вам жизнь. Но если кто-нибудь узнает… Ну, лучше об этом даже не думать. Не хочу от вас ничего, кроме отпущения грехов in articulo mortis и отпущения грехов, которые мне ещё придется совершить в этом году.

Альваро неуверенно покосился на него.

— Как это понимать, сын мой?

— Нет времени на исповедь, — нетерпеливо перебил Шульц. Не знаю, когда у меня будет оказия исповедаться и принять отпущение грехов. Не знаю, не погибну ли я, прежде чем это случится.

— Но я не могу… — начал было Альваро, но Шульц его перебил.

— Можете! Можете отпустить мне грехи без исповеди, как умирающему. И — Бога ради! — сделайте это поскорее, чтобы я не начал жалеть, что вырвал вас из рук еретиков.

В его голосе звучала угроза, а Педро Альваро слишком хорошо его знал, чтобы её недооценивать. Потому он сделал то, чего хотел Генрих, и уверил его в действенности этих таинств, несмотря на не совсем формальное их проведение.

Прежде чем они расстались, Шульц спросил ещё о губернаторе и его сыне.

— Были там, — ответил иезуит, кивком указывая на казармы. — Дона Диего уже нет в живых. Из дворца его доставили без сознания. Уже несколько недель он был при смерти, а сегодня в полночь открылось внезапное кровотечение. Бласко с ним — то есть был при нем час назад.

Шульц прикусил губу. В нем нарастало беспокойство.

— Мне нужно вернуться, — сказал он. — Пусть господь ведет вас.

В ту же самую минуту со стороны монастыря долетел новый взрыв крика и шум. Грохнуло несколько выстрелов, и потом совсем рядом раздался топот скачущего коня. Какой-то всадник промчался через монастырский двор, свернул на дорогу, словно вихрь промелькнул мимо них и исчез за воротами кладбища.

— Кто это был? — спросил Шульц.

— Не знаю, — ответил Альваро. — Оставайтесь с Богом.

Подтянув сутану, он припустил следом за всадником.

В тот момент, когда Генрих Шульц заметил преподобного Педро Альваро среди пленников, гонимых в сарай во дворе, Мартен во главе нескольких десятков моряков из команды “Зефира” одолел последнее сопротивление, которое ещё оказывали испанские содаты. Пленных уже не брали: кто бросал оружие, погибал точно так же, как и те, кто бился до последнего. Всего несколько защитников избежали этой участи благодаря Мартену, который хотел допросить их, и не в силах сразу удержать атакующих, сам преградил им дорогу, отбивая удары, пока те не остыли от запала и горячки боя.

Кое-как ему удалось втолковать, что речь идет о захвате живьем губернатора с сыном, чему должны были помочь оставшиеся в живых испанцы. Тут его, однако, ожидало разочарование: когда выломали двери, за которыми по единодушным показаниям должны были находиться Бласко де Рамирес и генерал, командовавший гарнизоном Сьюдад Руэда, огромный зал оказался пуст. Из него не было другого выхода, и к тому же разбросанные в беспорядке бумаги, плащи и шляпы, казалось, свидетельствовали, что действительно здесь только что кипело горячка бегства.

— Куда же, черт побери, они делись? — спросил Мартен, грозно глядя на пленников.

Ему пришло в голову, что в одной из стен должен быть скрытый проход. Но тут же Ян сообразил, что найти его было бы слишком трудно. Оглядел шесть высоких окон, выходивших в сторону города. Те казались запертыми, и к тому же бегство этим путем казалось неправдоподобным, ибо перед главным входом стояла стража и крутились вооруженные люди из отряда Бельмона.

Он уже собрался отвернуться и отдать приказ обыскать все здание, как последнее окно шевельнуло сквозняком. Торопливо подойдя, Ян распахнул его настежь. Узкий карниз с каменной балюстрадой тянулся вдоль наружной стены. По нему можно было добраться до таких же окон соседнего зала.

Мартен, не колеблясь, воспользовался этим маршрутом. Те окна тоже были только прикрыты.

В потемках горели две свечи.

“ — Часовня?» — подумал он.

Перелез через низкий парапет и увидел посреди пустого помещения высокий катафалк, а на нем застывшее тело. Миновав их, заметил полуоткрытые двери налево. Ян достал из фонаря свечу и пошел дальше.

Следующий зал был тоже почти пуст и лишен мебели, не считая кровати с разбросанной постелью, стола и двух кресел.

Прямо — снова двери и снова такая же комната, а за ней — огромный зал с окнами во двор, темной полукруглой нишей в углу и дверьми с правой стороны, ведущими, видимо, в главный коридор.

Мартен подошел поближе, чтобы убедиться в этом, но когда мерцающее пламя разорвало полумрак, заметил, что двери заперты на засов и подперты тяжелой дубовой скамьей.

В этот миг он за плечами услышал легкий шорох, а потом приближавшиеся шаги и голоса. Огляделся. Голоса доносились со стороны анфилады, которую он миновал. Несомненно, это его люди шли за ним. Но вот шорох…

Тот донесся снова. Даже не шорох: нечто, что могло быть дыханием или вздохом, или может быть только биением сердца…Мартен чувствовал чье-то присутствие, чей-то взгляд.

Сделав несколько шагов к средине зала, он поднял свечу. Но утлое пламя осветило только часть обширного пространства; углы, проемы под окнами и глубокая ниша тонули в тени.

Тут через распахнутые двери в соседнюю комнату хлынул поток света; Томаш Поцеха, Цирюльник и Ворст, а за ними прочие с пылающими факелами стали на пороге.

— Мы нашли останки губернатора, капитан, — сообщил Поцеха. — Это он лежит на катафалке.

Но Мартен уже не слышал. В два прыжка подлетев к нише, рванул маленькие, невидимые до той поры дверки, и узрев за ними какую-то скорчившуюся фигуру, поволок её на середину зала.

— Огня! — взревел он.

Их окружили люди с факелами. Мартен отпустил пойманного человека и отступил на шаг. Перед ним стоял высокий мужчина в темном плаще, наброшенном на плечи, со шпагой на боку; на полу валялась его шляпа с перьями, украшенная золотыми галунами.

— Кто вы? — спросил Мартен.

Испанец смерил его надменным взглядом. Не спеша нагнулся, поднял шляпу и, отряхнув её от пыли, водрузил на голову.

— Меня зовут Бласко де Рамирес, — заявил он.

— Ага! — выкрикнул Мартен. — Вас-то я и искал, идальго де Рамирес. Меня зовут Ян Мартен. Вы должны были кое-что обо мне слышать, судя по визиту, который нанесли в Нагуа?

Рамирес дрогнул и отступил на шаг, кладя руку на рукоять шпаги.

— Это вы… — прошептал он.

— Да, это я, — кивнул Мартен. — Можете помолиться, прежде чем извлечь шпагу из ножен. А потом я вас убью.

Рамирес оглядел окружавшие его лица.

— Ясно, — буркнул он. — Вас тут десяток…

— Вы погибнете от моей руки, — прервал его Мартен. — Они будут лишь свидетелями того, что тут произойдет. Расступитесь! — приказал он своим людям.

Рамирес покосился на окно; казалось, он прислушивается к доносившимся оттуда крикам, скрипу повозок, ржанию коней, шуму, производимому корсарами, грабящими соседние дома.

Мартен не спускал с него глаз.

— Ну и что? — презрительно бросил он. — Вижу, нет у вас охоты ни молиться, ни биться. Сбежали от меня со своего корабля, но отсюда сбежать не удастся. Защищайтесь!

Его тяжелая шведская рапира просвистела в воздухе и пучок перьев с адмиральской шляпы, срезанный как бритвой, опустился на пол.

Среди боцманов, державших высоко поднятые факелы, пролетел смешок, а на бледном лице Рамиреса проступил темный румянец гнева. Бласко отбросил прочь шляпу, стряхнул плащ с правого плеча и выхватил шпагу.

Секунду они мерялись взглядами, после чего схватились и сталь зазвенела о сталь. Мартен отступил на шаг, на два, отбил один и другой выпад, словно на пробу, потом отступил ещё и вдруг молниеносной вертушкой скользнул по эфесу шпаги противника. Могло показаться, что он едва её коснулся, но клинок вдруг с дребезгом отлетел назад, а Бласко, бледный как стена, окаменел на месте.

— Подними! — услышал он голос Мартена.

Шевельнуться не мог; чувствовал, как онемело правое плечо, колени стали словно ватные, а сердце сжала боль обреченности.

— Подними и сражайся! — повторил Мартен, касаясь концом рапиры его груди.

Бласко взял себя в руки и повернул голову. Его шпага вонзилась в пол посреди ниши, отколов дубовую щепку. Золоченый эфес ещё раскачивался, словно поднятая голова змеи. Бросившись к ней, он в тот же миг заметил за распахнутыми дверьми огонь. Знал, что это значит; ждал этого.

Быстро вырвал острие из щели в твердом дереве, прыгнул к дверям, захлопнул их за собой и помчался вниз по винтовой лестнице.

За первым поворотом встретил четверых людей с фонарями, которые уступили ему дорогу.

— За мной гонятся! — крикнул он. — Задержите их здесь! Погасите свет!

— Кони ждут за стеной, ваша светлость, — ответил один из них.

Бласко скатился вниз со шпагой в руке. Наверху он слышал гром и треск выламываемых дверей. Темнота осталась позади, впереди слабо светился силуэт выхода.

Он выскочил в укромный маленький дворик, окруженный невысокой стеной, за которой тянулся сад. Не успел ещё перебраться на другую сторону, как из окон полетели стекла и громыхнуло несколько выстрелов. Но во мраке под деревьями он уже увидел двух верховых лошадей, которых держал под уздцы конюх-метис.

Бласко прыгнул в седло, вырвал из-за пояса пистолет и в упор выстрелил в лоб второму коню. Потом дал шпоры своему, заставив его преодолеть стену, смял толпу людей, сбежавшихся к воротам, погнал в сторону собора и, миновав его, свернул к воротам кладбища.

Пленные монахи, захваченные в монастыре, не были использованы для прикрытия отрядов корсаров, которым предстояло штурмовать Западный бастион, поскольку крепость сдалась на рассвете. Мартен велел освободить их, а после уплаты выкупа позволил всем жителям покинуть Сьюдад Руэда и удалиться в сторону Сухали или разойтись по деревням. В своем великодушии он зашел так далеко, что женщины и дети покинули город на повозках, которые выстроились в длинную колонну у южных ворот.

Когда последняя из них миновала мост через ров, начался длившийся весь день грабеж домов и лавок, а вечером флотилия Френсиса Дрейка выпустила пятьсот шестьдесят ядер по городу и порту. И наконец наутро несколько цейгвартов с “Зефира” подожгли фитили в пороховых погребах обоих портовых бастионов, которые четвертью часа позднее взлетели на воздух.

Камня на камне не осталось от Сьюдад Руэда; в груду камней превратилась твердыня, защищавшая порт, на дне которого навсегда почили три лучшие эскадры Северовосточного флота; путь в Карибское море был открыт.

Ян Куна, прозванный Мартеном, стоял на палубе “Зефира”, глядя на дело разрушения, которое было совершено с его участием.

Руины и пепелища, кровь и слезы — вот что оставлял он за собой и у друзей, и у врагов. Но своей клятвы он не выполнил, местью не насытился: Бласко де Рамирес был жив и на свободе.

“ — Сколько городов сгорит, сколько кораблей пойдет на дно, сколько сгинет человеческих жизней, прежде чем я ему отплачу?» — спрашивал он себя.

Подумал, что все больше у него таких долгов. Советникам гданьского сената, и особенно Зигфриду Ведеке — отомстить за смерть брата Кароля он поклялся ещё ребенком. До сих пор не отплатил судьям, которые пытали его мать, обвиненную в колдовстве. Не отомстил за смерть отца и не расправился с убийцами Эльзы Ленген. И ещё не свел счетов с его светлостью Хуаном де Толоса, который отблагодарил ему изменой за великодушное освобождение после захвата “Кастро верде”…

“ — Кто знает, не позабыл бы я их всех, если бы Рамирес не разрушил Нагуа, — подумал он. — Кто знает…”

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора

/9j/4AAQSkZJRgABAgEASABIAAD/7Q1eUGhvdG9zaG9wIDMuMAA4QklNA+0AAAAAABAASAAAAAEAAgBIAAAAAQACOEJJTQQNAAAAAAAEAAAAeDhCSU0D8wAAAAAACAAAAAAAAAAAOEJJTQQKAAAAAAABAAA4QklNJxAAAAAAAAoAAQAAAAAAAAACOEJJTQP1AAAAAABIAC9mZgABAGxmZgAGAAAAAAABAC9mZgABAKGZmgAGAAAAAAABADIAAAABAFoAAAAGAAAAAAABADUAAAABAC0AAAAGAAAAAAABOEJJTQP4AAAAAABwAAD/////////////////////////////A+gAAAAA/////////////////////////////wPoAAAAAP////////////////////////////8D6AAAAAD/////////////////////////////A+gAADhCSU0ECAAAAAAAJAAAAAEAAAJAAAACQAAAAAQAAAZ/AQAAAeEBAAAYCQEAAAHTADhCSU0EFAAAAAAABAAAAAE4QklNBAwAAAAAC7kAAAABAAAARgAAAHAAAADUAABcwAAAC50AGAAB/9j/4AAQSkZJRgABAgEASABIAAD/7gAOQWRvYmUAZIAAAAAB/9sAhAAMCAgICQgMCQkMEQsKCxEVDwwMDxUYExMVExMYEQwMDAwMDBEMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMAQ0LCw0ODRAODhAUDg4OFBQODg4OFBEMDAwMDBERDAwMDAwMEQwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAz/wAARCABwAEYDASIAAhEBAxEB/90ABAAF/8QBPwAAAQUBAQEBAQEAAAAAAAAAAwABAgQFBgcICQoLAQABBQEBAQEBAQAAAAAAAAABAAIDBAUGBwgJCgsQAAEEAQMCBAIFBwYIBQMMMwEAAhEDBCESMQVBUWETInGBMgYUkaGxQiMkFVLBYjM0coLRQwclklPw4fFjczUWorKDJkSTVGRFwqN0NhfSVeJl8rOEw9N14/NGJ5SkhbSVxNTk9KW1xdXl9VZmdoaWprbG1ub2N0dXZ3eHl6e3x9fn9xEAAgIBAgQEAwQFBgcHBgU1AQACEQMhMRIEQVFhcSITBTKBkRShsUIjwVLR8DMkYuFygpJDUxVjczTxJQYWorKDByY1wtJEk1SjF2RFVTZ0ZeLys4TD03Xj80aUpIW0lcTU5PSltcXV5fVWZnaGlqa2xtbm9ic3R1dnd4eXp7fH/9oADAMBAAIRAxEAPwDk8h9zbdrQJ+ltPxd4j+SoG7OLiyWbhqRLew/qqdsHJBHEHx/lpqyWubvJJr+jx3H0H/u7/o+oqulbA6PQmU+MgTlEcQHpOlMC/OdAdsmQG6tEz+77Ut2W8D+bJ1IMt1A0dt9vuUiLJ9gcSXTBEawdsj8300217XVs2w0Hc3TQRGzd9L+Xu/ro0OwQZS1uWQi6u/sYg5kgjb8QR/5FLdllv0q4J53NifpeCctdU4EMc8N7DxG7b/1TU7q37GMDSGuJDvKfc20j/jvcka7BAMtfVPTcXLqxNmXG6WaEyRH4+xP6maCdWAnxLYn/ADVJjLHuIe0hxc8kgTEnfH8qvX9GoAu3P2mPU5IaSR+aylj4LfYlp2H2KMpAA8cxf9aj/W9LJuRkFjwS31WkBvETPjtSTM+nZ7dNw9nzAhJCo38o3/7ldx5OH55bVuf878395//Q5S8O9b2D3lrtp/le+FEODiNjZkgAkeY92sfzfuUry3e4aH2u54/OTNdd6zXN0cTqCPzeXbXfRc1VRsPJ6I65DqdZAVH1IsfFrsp3nSDHDfylrnKZw6hq4kAcmG6fH2J8I/oQ2dd3HhCGzLs+yOsscH73GtjQI1I1LtPaiTMk0diB9qBHl4whxQFyjKXFV/ze/EvTXiXwGbwSCRuDNQO/0P5SKenV+PPk3/yCqNMWOseNprdIIPt3OaAdrP5e79//AEf+jV6m8Fm1x2vAkiZEcb2P/OYhPiGsSaTy3szBjlhDi6Eem6/q/wCM1raK676WViJcNSB+9/JDU5BFglwY4Aj0ySBoNrfTc1x317v5P/gilfuOTRtEkkQTx9JJoY2p7HzdA0AgyY2+zaPa5m3+cSs0L10ROEROQiBECVj9wcMIy/RWbMP010HPlH+ckpNI99nA3j4HUJI9fr/3KKHDv0v/AAfc+Z//0eVsIDgWQXBji3/pf3qLWgXEj2EPAbwDOkR/hNrUzy31m8wWuJ7nlSaWMsa1jP0cj0yILXa/TLx7t/8AX+gqmw+j0QozskACQH4furYLZoHYzr9yr5ONdXt2MBAOr2wJ3H8/d7t7f7as4c/Z26eB/BqWT6r/AEwxwdtMBp0ku9rXbtp+i3e1ESImdvqunihLlo3xcQA4TD5vVL+s0mte6x1J+mdw2tPH83s3OcGsfua7Y/8A6itW8ekBzbD9BohhMSd0Tx+b7f0f/BoddFrxZRaxjWMlwB90yZd7v5DlYpJfWA4y5nt1/wCh/wBBGctKH1rxWcrh9QlIHvHi9PqgdYGP/P8A9Z/UR5Ly7LoDJJ0gj+t2UK20QSAdQC1urYAA1sE/pPf/ACVKwfrdMzo0GR5OSIcWAgxYNXwSGwROy1rvo+o3/CM/PQGgA8E5LlOUiLPEdxf6EPlXaXQ98H6QJHz4STtOrx23j29o3cJJdfqrh9O5+X/ne4//0uQc5jbgTq0NcZHKmwE2tY3kxrAaHD6e90BQcHG9gE6sdBEz34U663h0GGbS0uDY27gfof1mKqdvo9BC+KqNcfT6McQltIPwkcj6IU7LourhpI+kSNT7dIawfT+nu9qhiz6I18ND/VaoucXvDa5942tdBEAkF7tRtb7G/SSI9RXxmY4IAHfhob8Rtm22z0mWNbutBja/QHcf0jef9didtgZDwB6ctqcTpA4qsfP7vsbZ/X/kKb6xtLCBDht29hohV3eoNlgkloD2u8hFjdv/AEkNwaC8mUJREpESr09uOP8A33oZXNP2yrd+7/34pnFxrDLTFj9riSdsQNrRo39Js/lv+mmuJOVXA4Z37+5yiLJZtaS6vRjiDDgOG+qyN23/AF/4REA0PJjyzHFMWRcpf1uL0w/R/wC7/QU0/T113DX+1ykmbu2PP8tont9NzeEk7r9f2Mf6P+Df/jj/AP/T5JwJyWNaNv6N0fdKiCXWNe4yZB36SSS5jPUDT9H2+m16VzgMkE8Csk+HEqbXODmSXFpjduIBDZPv2Q3d+k/PeqvS/B6HQzok0JbdP6npWGPsENugQAQHRwNvAcomm8iftB17En/ySjTi02Al4M6DQwPotP8AFSsxMSppLi7aNd27j+yEidauz/dSIXDiEIxhX+clGlzRbp+snXzP/kk3o2H3faCY0nv/ANUkMfAJ0c+RoYf3+5S+x1TDXPB8zP5WpcVdSP8ABC4YjLaMJf3cs1Mxn+oHut9Ut018BOgUfVc7gGHuBbuaZDCPoN9vp+//AISxIVMZkBgO5m2SXQY0sb+bt9qYmxtjmGWueI2ggwI/M3fS930Gf9upbnvp5LJXGIoGHrMZUZZNf7y1ZApt8C9h+HvckoscPRt8A9v/AFbkka1/wv8AuUcXo3/yf/qZ/9Tj7G/rg2wf0ek/AeKJU7c9o8wXM5Ma7XNe0u3NZ/LZ6lbEMOjM0A/m4117Ira4ezkuJkD6PtGu/fDtrW/yP5xVTt9HoI3xWP3jY/6K2MGeg4nQyOT/ACGJnMyHE7W1mrs1wHh+d/a3qMX1CAWDgkEsceAz6W7+Spt+3TtBZJ4admv/AII1Ag2SCNe5XxyQ4IwImOEAH2xWrA13hvvrq399Paf7KNW+5wd6u32n2kfD4lRIy3ASWCJ/d57z+lUIy4IDq/byPb+P6RIixrwro5BCVgZa/u/N/eU8uOSPEsGg7/zqjU9se3ca2O9ntdtaZ9z95+hsd9FjFKtljn+s/a9oESHNb2fp9J/0tyZrC8CxghrSAydI2ja1n/naOm3gGKzI8Q6ykdR6+H0+r+6jr2+hcz+UyPhuKSVbf0Nw7b26/ekj+l9f+4R/k+nycP8A4+//1eOAnKIABJr0B41HkpuqeD6YDnSRudyD/wALZ/JZ/wCfP+CrU30N3+oXFpIAJGmkRtSOOAATa+fKf71V4hpr+D0Hszs+m9TrxRj6ZMjIvY25o4cJE/RgbPV/e96RDg7a/eD2cA0mR/N9lD7Nu+i6wg9yY/78l9mcY3WPkmIn/am+nv07MwGUXUD81j1j+7wyn+l8rN5DvYC9zoD5DWifjI9r1EGzQjc8n6DIESNd73ta3ZtTHFa3R1j+NNT+HuSdij/Sv+Ent80hw7X/AM1RGYmzCq0r3Fq6nvD6CyWaEh3DpJc//pn2JVusscLHjbY0tFkAgWNadpn836Pv9NN9mmP0j5+J/wDJKJogybHnzJP96dY11/Bj4Mg4fQdP68f8D/wv9FHUCcW906h7dUlYbQ1tb2bjteQSe8jzSS4he/X8OFPtS4KrXg4d/wBP3uP/AKD/AP/ZADhCSU0EBgAAAAAABwACAAAAAQEA/+4ADkFkb2JlAGSAAAAAAf/bAIQACAYGBgYGCAYGCAwIBwgMDgoICAoOEA0NDg0NEBEMDAwMDAwRDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAEJCAgJCgkLCQkLDgsNCw4RDg4ODhERDAwMDAwREQwMDAwMDBEMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwMDAwM/8AAEQgBQADIAwEiAAIRAQMRAf/dAAQADf/EAaIAAAAHAQEBAQEAAAAAAAAAAAQFAwIGAQAHCAkKCwEAAgIDAQEBAQEAAAAAAAAAAQACAwQFBgcICQoLEAACAQMDAgQCBgcDBAIGAnMBAgMRBAAFIRIxQVEGE2EicYEUMpGhBxWxQiPBUtHhMxZi8CRygvElQzRTkqKyY3PCNUQnk6OzNhdUZHTD0uIIJoMJChgZhJRFRqS0VtNVKBry4/PE1OT0ZXWFlaW1xdXl9WZ2hpamtsbW5vY3R1dnd4eXp7fH1+f3OEhYaHiImKi4yNjo+Ck5SVlpeYmZqbnJ2en5KjpKWmp6ipqqusra6voRAAICAQIDBQUEBQYECAMDbQEAAhEDBCESMUEFURNhIgZxgZEyobHwFMHR4SNCFVJicvEzJDRDghaSUyWiY7LCB3PSNeJEgxdUkwgJChgZJjZFGidkdFU38qOzwygp0+PzhJSktMTU5PRldYWVpbXF1eX1RlZmdoaWprbG1ub2R1dnd4eXp7fH1+f3OEhYaHiImKi4yNjo+DlJWWl5iZmpucnZ6fkqOkpaanqKmqq6ytrq+v/aAAwDAQACEQMRAD8AhktFlUkHuOJ+WITXEW6vIinsCQCPvxzF3uAo3JqR92AJvUWdhFwEkt16ReRAwAESnoc18YAnfoLezzZ5RiTAWJT4eXl/mo2Oezj3aeLl7uv9cV+u2Q3NzFT/AF1/rhWJZSoKXMTA9CLRyD9PHGvLcilZo/n9Uf8A5pwnCD1P+y/4hjHtCUBQiK/5Jn7tQmr6haL0niYnp+8X+uNF/ZDdrlN+nxg0+44WCS6bYTr9Fq//ADTmeS7J3nU/9Grj/jXHwI8r/wB1/wAQn+Usp9VDy2x1/wBhCbG+sONPrMf0OMDSXVkGHCaM/wCyGAlmvBSkw2/5dW/5pyy90wr64LdaC0ev/EcRhA6/7r/iET7QnMfSLHlj/wCyhHJdWabG4jHvzWn68f8AW7KQEPPEDv8Atr/XC0SXRHEzAV/5dW/pigkuAaGcV7Vs3P8ADE4R37/53/ELDXTquEV5+H/2UK7TWkZoJ4iPZ1/rmE9r/v8AiNe3Nf64g73JG8ykf8wbj+GJkz0r6o/6RH/phGMd/wDuv+IYS1MgTURX/JP/AKropri0rT6xGT481/rlpfWoFBPGB7sMBepNsPVFf+YV8tZJ6j96KjwtGOE4hX9v/EMRrJ3Yof8AKv8A6ro83dkd/rEfy5D+uWt7a02uI/f4x/XAXqXDVKzkn/mDbMr3XX1ivv8AVGyPhD8cX/ENo1mS9gN/+F/9lCKe7tKhvrEe3bkP64obuyZR/pEf/BgH9eAWa4P+7y3/AEaNjY5bkEgTgA/8urH+GPhCuZ2/rf8AEL+cmJEGIqX/AAv/ALKEa91aAAiaI9/trX9eWt9Z04tPGK7faGA2luDsZge5/wBEcY0Szg09ZajxtXrj4Qre/wDZf8Qj85MSsAd24x/9lCOmu7M0K3EZpt9sfflx6hZiitcRgr0+IfwOAfVuBWs6+P8AvK/9Mr1p67Tintavj4Qqt/t/4hfzuQS4hwi+n7v/ALKEy+v2Na/WY/b4xl/pCx5b3Ee/fkKYVGW5Bp623X/eVsdDczrPBWVJEaZYpFMXBhUV/ax8AVe/LvP/ABCR2jksA8IsgfTA89uUdRxJwCkyBoWDIwqGG4I9jmwJpzFLRQN+LOCPbm3TNlXB6+DpxV5uZ44/LfmKHH4XHX8N8PFX+mf/0IdcFY2Vq1cVH4YU1/0qNz1+uP8AhCMNbiNDKpr0B+/Ch6m7Sp2+tSb/ACiGYGLkf6pew1tgw2/ysKA98d0TaO4t7Q+qUTioIoKttsq198UuGuG5GOQivQGm34HA4Rm0614/bCoUp1O2PWcEKdwqpycdG7L3+z15NhI3sVzI5ebXGceEY58QuEJAgm/p/wB79TQubqORYXAEjsqptsxJ6r1/1HX9j7eCZzPE3JHd6AFiQpjI/a+FeL/D9pfiwLOjylkUF5UJMU1CBIU+JU5D4Gfjy/4DDJWUwpKtBHxDA9AFp1rkMhAESAN+YpyNLGU5ZIyyTqNGEuLcfzga9Pp/ikgOZLqPrzsZFDqnFUVlPQp8P/G2KTXM9siNxEnIlUFKMz8fgXY/zfy4HgdJGl4RvLaFaR9iVZizFA1OSq/2Wy3keeKxHLnWYcj3Pp78v+FyfDuLG3W67r/haBkqEjAkSO8TEzkDWSMP8pKXiR9Xpn+Jvnu2ijjaOcsz0DfCPtbNsKD/ACv9TF43kmiLySsZOzCgAp047f8ANWB7kpcXFZGAihHxVNPjf3/yV/4niikykiGclhSgUAruNq7f8bZEgcI2o8ya+zk2RkfFkCeOP0RgJVxUKnIRnP8AncTaakQPQk/3qYhUVq0JJAJbp9n7f+ViUl20RURzGcsShruoJ3BHED/K+HA8zmZYb5IwTE372hqw4mj8f8nFbsBZrWRmHphyOXUfEvw5LgiCNud2P6Q6NRzZpY5HxCfD4OCfqBOOZHrsn6vq4/6MVSV2jdVM7qZKb0FKCg3pTj8Rzeq6Sqks9VUVZwOL1/Z58R9n/VX7WMkStwqtukkbx+1ahv8AiOVbIZpPXkYFok9LiD8YYVDFumO3DZ7v7E0fF4YijKYG5l9MQJT4/V61z39zC8fqGvqjmEIXkSesdQB8WCoZJGjDk/GR8PTiPA7V/wCJYClha4ukA2W3Q82O+7kfCB/NxGLXPIRPMrujqB6Sr9kHsvHo3LIyETwgUCef6GeOWWJyzkZTx4yeEE90f3hF/wA2UeCLSX0ij6u1DcE8FNDQkkAlhRPHn/lZU0twpX45JGDFAkijj0+FlKqnh9jEJ5PXtba9XissLcip2JKH94imuXqMokNk8ZrFIWZSfsmqjjy+/JCI4h6asyv3xap5ZeHORyGfhjGcZuiceUj1c/qjxeri/hRnqSSsUL0cAEkAAgH/AIXtiEkt1CjSNPISAAoqQi1IHM/zcftY+QRetzoJGVHBQ9Cy0cVX/VLYgyejEAPh4hhBKW+I9ClN/iXg32f8jBGtul1tTbms8VgS4ARxcRPD/N2/nf531K8s7LH6iz/WFSnP7JNAaH4lA+L9rG/WCzPHb8X9M8XYnYEdeI254G1SQoBbRH4mNKdKE0/ar9niWwTC8ECJEPTmYjisaPxIZj8JA4n4VX7XLjh4RwiVWTy/a1HLLxcmES4IwriMTuZH+DHxS/03/H1T6xeBOKz+my14SlYxQnxVl44Xz/FdJ4m7i6f8Yhgpn+uTLbWwZohvcMB1Ao1F25dMRn4/W14Gh+uJ+ES4YbE3sTEljmETEGFGIyQjf88jjuv531fUq2dRaoN9y5B/2bZs1k5W2j3/AJqfSzZsj/lf8/8AS37fk+f+Q/3j/9GGTNylUdt6HCokm6X/AJiJ6fREMMnVluVFajcrXphWTyulNOs1yaH2jGYGPr/VP3F6/VkkwJu/Fjt/nQRMMbGytztRY0Zlc0VhxpQkYHK2QCyJOIJ925x8uG1ftKw4t1+JsE26LLZ26uAQkaUBr4Dwx9w0jAPbhWLfabYjYfD1+HthEtyN+Z8h8WEsVwjMRiahGgYmc+QuUeEwlDh/rN296JJIxOy1BpE8bViY9v8AUk/yXzSTizk9NwRbytSMjfg53ZCP5G+0uJH0poWa7iUK6k7U5CvZafy/a+1mEkf1Yy3dZPq4PLxO1OVNviyJiL5GuRA7+nC2Ry5OGvEAlXHHJIUeH+OOWP8AN4Pp/q/5655wkiTIwdBtxA3H8wp/q/H/ALDEnkFqWIBLoCIFO4PPrSn+XiC3toFHFLgLsSpTkpp3o1f+Fx312zMiy+lKGWnH92aCmwOWCBH8JpxznjKz42MEkG7NRv6jG/V/Nl/Wivt0kjV1kUyy8xI5BFRKR+1yP/Atm9H0ayNwDyMWlJLUJP7FB+zj2v7RmVykwcbEiNht4H+bGSX1nJVSk3E/s8G3xHGT9JF86CZDTRhwjNCXD9HEQefWW31fzltoZWZ4+LfG/rKqkKzKRQ9/hbbnwxd4uMP1eYMLdxRGalUNahWbcf8AGNv9hgRbixU/Ckuxr9l61Pv/AMN/rYIGpwcCpE7BuvJWb6PixkJE2Inp0RhlhEDGeaF1IXxcQIlzjKPDHij/AMlP9m67MitGeRr0Xt+8qCp/2Q5Lgdbprb43Xm5DKqGvIsO7Cn2duXLFPrFkoKxpKgY1+GNtvl/LjPXsQKelNUmpbg1fx3wgbUYSPwphkkTMzhnxwkf6XEAeW1j1f5ytbCQQ0mRnk5M8gU8TzO5V914/5P7PHFnV1tVWSruQAOJ3LeAJ6f6/8uBkuNPVRWGQ0+yGiJp34iv7P+Tj31C2kADCf06bxemQp9jQf8bZEiRP0mrvk3Y54o46OWBPBwD1Dl5nh/3XEpWHqKLgQgOeVaMaAq37a9f2x9nE5VMb+gdoQwntm/ZVwatGf8j/AIji312yDeoqTK3+oe/UZT31nKvGRJT3r6ZBB8QRkvVxXwGj5btP7nwhj8fHxRvh39BBO8SPq/6RhNXnFXimKsEl41rt0PDcr/MkmLQi1+rLMwVFQGtakIw+0q8q0+LAKXdksZi/f8G6rwND/sfs/wDA4Otrm1vCxXpGaEOONOW5IByuYkI7iQAPPls5WCeOeTaWGUpDYE8R46uUhQ/zuH0/11FLdHEmoTVSV1qjHpElKKRX9un2sYq3dyWKAIsgA9ZlIJUdo0PxL1/vGbKEfrtJcSyhY4QBbqVqF5UKMUFeTKhXgrft5a21szn1VkadjQPKzAnbb7Lf804eV73XlfD5Bq3lwgQERIkm8nBLISTEyyGAlwyyS4v+qn+TXsqQiP01UJE4jdVqArGg5Gpo3XAkhP1xfH62Dv7RjB1vHAOTzoI3SnIsx41HRlLfzV+H9rAki/6ZHTY/WyBX2iXDA7yG+0TufmuXHUISFR4ssPTEkmIvgF2I/wBX/NV7Cn1aL3rt/sjmx1hy+qREjsaN9JzZD/K/5/6XIr/Af+SP+8f/0oc+8qcvs7/qwnYA3KHYVkvPY7Lhya+oFPgd8JGPCdT2D3v6s1+Lr7j90nstdsIE/wA+P2ZMSKQuI7GFNg0akkbHYL3xZEErCApwhG5Gw5EGvGg/Z/mwPxUw2TyBgkSgl0NKEx/CK/5WMku7VvTIkQyggl9g7Up8Xw7o3+Th4SeXnv3Gy0+LDGSZkD6fSSBxw4IXHcfTxf6ZWjNuOUUoCKruU5bD4iSVYj7LfE3H+ZMD3bq1reqicVjUKXrWpJJpi/qup5+m4MhobkJWnYAIeLcv9ZcRmDjSrogAIVNKEtUVHx8z9vl/wuSj9QPfKPXrbGZJxziB9OLIfpqXCMZ4bP8Apfo/2fr4GOJi8ccdGeQ8RzeRVVUijbYIw/mzNaX1OkR/56z/AMWxWA1vYKio5Sb/APPCLDR123AH04JZDDhA6xv7S24dHDOM0pE+nIYiq5cMJd39JJxZX/Go9MeI9Wf/AJqyjBfjvH9E0/8AzVhoysaUP9M3pAjc/IDI+NLrTYez8fKPEP8AS/qSr6rfE9Y/plm/rjhaah/xX8/Wn/5qwx+xudwPDvge71I2zJBaw+vcuOXDc0Xx+HfJDJkkaiAWuel0uKJnlnKIFDlxSJPIRiI+pR/R+ojf91/yOn/5qyjZaipFTHvvT1p/+asVj1GUhGmlWJ3AKrKECMf5aoxlT/WfDGGRZ4w4Uqd1ZD2ZTRl/4IZGWTLHeQBHlbZh0ujzbYzOJq6lw3Xur/dJT9Rvz/vvx/vp/wCuN+rX6ipKU/4yz/1w79NSRXcjpmaGq0XrkfzB603HsrHXpMv9j/xKSfU7471Tf/i6bHix1DagUV/4vmGG4hANWPTwynk4gEbjvTHx5HkB9qB2ZhiCZmQ/0v8AxKSXAu4SyTEhjE8iMk0rU4U68j74shUXGolwSvIVpuaBN6YzVHZpwQDtby1r7kYJtIy11f8AIVIkUfenhlpP7viPWPT+tFw4QvVHFAkiOQAEgf6jlPcpXPEJEIOVGcPyUivLhwC79H4/GmAuSSNHFyYOzj1WHIUcEFZBzHJnb/K+zg4N+j5DbXCB4ZCBFIfshhQJ6jfs9F/4HNdRrNxFynpXArQoC6v2UJQiTv8ACuMZVQ5g8pD9TXmxmfFKwJxNTxyHCI7/AE8f0x8T+GX8X9dZcAi2dObHm6AV7lvgYf7L7XH+bKlUfW4eP/LY9Ke0SY+dKoJw5kCFDCelWNEYMn8+ByCt9DxO/wBZkp8xGuGPI79Jfcyy7SHp2M8VEG/T4h9X+d/ueBE2VfqcB/yf4nNl2AD2UC1AIXp47nNkP8rX9P8AS31/gPFe3gd/Xw+T/9OHVb1lAFAK4TtT1kB6VvsN25fWABtQGhHjhTT95HXrW/rmvxdfcf8Aczey1m4iP6Y/6aYUSrOIreCI0d4weQ7BVXYD/K5f8DmW0jhj9VRWRRyBc0UsK8viP83L4szSQpFBVA44BiT1BVV3H3424knjlaeNA6sAskZBJXjWjKBXx+NcO/IbXfPruxPALlL1mAiBVyOOMofVGP8AW/HobhV7qSRAoETMrSSM1WoDVYk4ll+0n28dqcXpWF7QUVwX4+DEgP8A8Ew5YHN7aUMglaNnASWMcQaAELQEFkap45d3Mz6bdxspQIirGnWigL1b9quHhlxxPIcUdviGHjYfy+aAkJzOPKeMEdY5JRFR/wA76v8AKLrfa+gJ6Bpj/wAkYsM5XVoiRQg7D2wojr9egalfil/CKLDSXiqDitCx6DxyvKN4f1f0ly9FIjHqB08Q8/PHjppQeCnoD0xyLyPKu/T3wBqV1PaQRsvEVcKSRWgIJJ4inhiNvf3T3CwyyAyV+NOHGi0LChxGKUomYqt/sWeuw480cEhLi9I6AXL6f4v96mxiB+fbCG5t1a9mndikRdofVrsSsVSn/BDjh2jsKct8LJrqJ5bqxgZXe5mVomG6xniOclR+2vHkvHJYDIGVb7b+QvctXaIxTx4+OonjuIPOcxGXBGv6X0f5yCT0bm0lVGYXLkIIidiSwox/mb/iODtGvRJEyN9qpk296Bq/8SxJEae8lFxckR2fxK8SCOrftSECv2KZdpBLCz3bKspujRFiNOJO7AofhVtv58uycMoSifKQ956b8P8AC4GmGbHnxZYjYCeOVAXKMD9cowlk9Xi+iPD9adJNH0/a74orFzUbKOg74XW8sTy+jz4TDrE4Kt+P/GuDlLJ8JqR45hzjRrr5vQafP4guwQDR4d9x0kq7V67+HfEHG44CoPUY56qaJ361xEl2NCKGtCcEQzyzHKjfklmpGtw29f8ARZN/9kBgy35+tqTUqfVACjueApgXUUCTsK1/0R9/+ei4tHIvr6iBUsZtl23+ADvmSd8Yr+b/AL6LqInh1WQk7+J9vhZlYzLKsUkyK0Eyn1iqkoG224/FRftYCS2voY0eCVyrAgxOodlFTxArxanD7ScvtYlFFcuAyTmCDYK9QhbatWJ/1vhwzTnBF6xmLFRykV/iBXqeJ/1fs/FifRtEg2eRGzXjvU75YThwR+sT4cgHp4pR34pQ9H+7+tAWjvJKIplUOreopFQGPH4X3qzfCf2uPHGMT9egI2P1iUj58Fw4njHOKUMqMj1LtQcgRwKV26/DxwqZeV9BtQm5uNvkgxhMSJlVek/cVzac4YRxcfGRnxkd/DKePhv+l9SvY0aygHcIK5sqzVls7dh/IM2D/K/5/wClss/k6rfwPs4H/9SGSuBMvhvhPzBkXfel9U/PDZFMs9SOgI/HCcp8Sn/JvTT5E5gYgNx5f72T12slI8MgNjIfZkwo2RVEduvegFOJO/HwH2lYckdf8rEjNcRCvoStGeIDsA3TpupP2k+Dl/qPgoKUignRwsqrQKV5cgyjYKCvhifKdOMMUkSFasC/xE/tN0KqvXEHboe+1yQ9d3KOwrg4TzjGIB4j/X/1OSjcNb3YMhKlAVVUZByY0BIDH4lf+VP8nNeQvFpl1CxB9HbYClG4spx5+uRMbkxJLMp4u9vX46AHhIm/KoPwSY6/MMmlXU0AoJlDtUEGtVWjA/LCCRLGBy4h572soxlj1M57ZPByE2DEmHDLlfF/HwemPogowOq3sXMbK03/ACbiwxJEhFfmD44WRqGv0H7PKb/iEWGZSm5+0fs0yGWrj38P6S36Pi4cw2IGU/7iCX6s6qkUTbLK1OX8rAVU1/ZxLSY4zzl48S4IWv8AkmklPvTFtUQT2hhChmLLRq04tWgPfxwHaHURB9eKLJDVmKn+8IagdkA/1MthvhoGrNbnn3OFnPD2iJmJmIw4xwxMuCI9M+L+p9Xp/wBUX61eulLKNqVFZWGxofsp/wA1Y2K3jjhJiYAxcWDD4jz2fnTZV/ym/kwOGS7+uzoAWZXIV/tKihSrfhg3kVcemK8/3hVVo1KfAaiv/BcfgyZHDCMBsRufM7c3HjLxs+TUTPHGXpx1/BjuURw/7CckHEiepK0rO4U8RvRSzMzcqdeP7XH+bBpk9JWaQV4g+pSpBIoqqKj9v7PHELd/RlmbkAS5ZK8SDQNx5ANy7/bzSBJYJlL+mC/qxgEkrxA26fZ2xlvLflt+1cJ4MRMa4vVsdvpvhuR/0quLYmPnKGjuQ6vNOGJIZWqtEb4G6/u/8lcHWt+0haG4XjOg5Er9ll6cl/4iy4WLNxl56gjhRSZUb4gxK8Air/lSfFil2bgRG4kb0p4wXjRangpPJVJpT/I4/ZyEocXplvfI9xPQf0XKxZziByYbHBtOBFGcI/xZL4eHJL6oS+vJ60458jybp4jt74xmWtUpUnpiMPK4RHb4Q4VgB2qK4OjhjToNz3OY0qjsefc7jFx5RYoA78R5/BI9QRvrL7U/0Ymn/PVRgi0gZri/HhPQ/wDAjK1Pa6fw+qH/AJPLXBFpIsc+oMx6Tsa99kXLjI+EK/m/pi62GKH52fEdhk3s/wBDK06pGUSVKuDSBAR1p0/yPh/m/ZxtmpSCSO4dGSMsHjG8a/tk8j+x8X/BYXhrh3SaIj4amSSY/CqEcf3p/aY4oLuzaiS+pcCuyInCGoPTiSOX+zwnGaob99cxTVHVwMxklEQqxHiNRlGQiN+H15P5n0Sh6eBfJeC6uIZSW+rmRhbjoWI4iv8Aqck54ijMb6AjdvrE/wB/EYMWQ3nwo4eMSeoeQIZQD8MfEj4eJHHlgccY721PWlzc9PkMlGgCKqoyFf5smExKRjkOTjE8uOXHVWfExxPDvP0x/hRtgf8AQbcEdY1A+VM2Ns2pZW5PURrt9GbKq/e/5/6XYcX+B1f+Q/3j/9WHwmk9Aa7dvmMJga8PH0r8/wDDNhxDKvqAjoAa1+eEqttHXvb3hH0u2a/Hzl+P4ZvY6sjhx0ed/wDTTAj3ektug2YQ8jQVqNq0/wCB44GubeB5oxIQnKsgJBBCgqBHxX5tybBUxYSQyAhWjiYs1CaqeIVQF/aZsDTpMlwyxhI3eLi3Nvi4tQt8VT8X2v2Vww6Ua2LXqADxiceMcceYvnGNen/NlH+BWtUka5S6V2kjehBYinEgoCoWi8/gTA+oIyWFz0o1WJU1BHL4P+FwW6ejRw5illNY7eFgVbvzoy/D/lt8OB7tEGj3fEEMDRgdtwVUUH+r9n/g8Yn1xPTiiB8CzyRA0+bH/EMeWcjd7yhZ5+qMpcP0ydD8d5EOnxT79vsRYPdW2WvvgCKn6QjHg0//ABGPDUAFiT0r0P8ADIZTRj/V/SXJ0UeKOYd+Wr/5J40BcgLGrH7KyRsx8AHFTgKCX9z+i1bjIjOJNjzKcjxVFNPtj/hMPWIAHEfdgHULD61SSOiy04nkKhlryANPiX/JZcceSP0y2F2D3HpsjV6TJZy4TxSEeCUKrjhI3MRnfp/hY7IBGssjFlEzsImKcalWHxDb+Vn5KuKtJbQL6byGSlKQxgfe7NyjVv8AYzNil5pVxEI3mn9R5HEcURLMxr/lH+X/AFcExadb8TC6gRu5HqqByFBz+CQ/aXin/DZmHJj4QeIn3eToIaTU+LOAxxxmgBxnioyuXIH+KX8/6UGs8UsDSfBHwajKZGaXj4ojFYm/4HBD29ncaSLiCELcHihEdR8fIKfhrvgOHUY4rSS1NukjHkIpWVeQDfzbYOsraRIYkQ0lkCyQ8i3plieY5dvjVf8Ag48EwY77xqdjfnHzZaaUM3oqGbjwGM/RwnHll9PB/D4n83h+pVjs2kuxLa8OFmPST1eThpFBJbY/scvtY0iW642YNFYB7qTkCWBJqEYfbV3H2l+x9jF0glStnbTVWKjySOD8MhPLbhx586s/pvgm1tUSTmKu5HEyt4daKooqJ/krlByVZJugOHbf3n/dOzx6UzqEYGAlI+LUhwG9pY4CP83h8P8Aqf7YrwoB9oUoPhXFyKih28cRWQF69hsMzzg1UAk9qZjEEl3EJQjDn5e9LtSdWupCDUfVAP8AksuXAC0t+wPGs7gHwJUCtdsC3tWvJD/xQu3zlGCLeF5hqEaj4mlkWh91FMyqAxjeth/vXSicp6rJUbPEaA6nhyrp43htWEQ5bpx6DclY9v5dvst+zgiKKNox6sR5kbhzyIK16n6ftfyYEWZpLTh8VFZvUKj4lZW5LzZqBUX9r9rFjdVZAoLct1DcBX3DrIFyJjKq2FE7s4ZsQmMnDKQOOIEajKNyJuv9NwKkwtoWjfjwZmCtvQ8aUYr/AMLzX+XAJFL6CpqPrF1sPYYrOkrB45FBM7IYwXB4hD9oIK/5XLEV3vLc1O812dtu2SgKHO/TL/clqzZOOYqHAPExGq4SD40AeL+d6eCf+ei7M8rS3SlP3a1Yn2zY+1iY2FuQKn00I8embIWPE/zv0uXwT/K8v8jd104OT//WhFOM3ICgcdOtN8JwpULQ1/0W4NP9m2HiKrSlqUpuQfGuEQqQp6UtJm++Q5hYuvw+6T1etFcB7+Iiv6+JMppJYqSRUDhOJNWA4n9klR/N9nj8eI20V1cmNpZGjhYsSimpCr1qxH2nb7PHjhgbZZZAJKFEAKqD1avxFl+XwYx51M01uXEcsbDgAwj+AqDzq3L9rl9lcrE9qiN6snuDkz09T8TNMiHFwxhdCUvqPF/pPp/iQ3oWyi2uRCoW4YfCx5NwI+1yPxclX4vhxt6gh0m8hFWCMArHupKsv6+OOijhgSfgyvdyOxVSCSwJqgj3+w/2uf2f58rUpKabdRFwxXiKA9DyU0/HJCzOAskcY5+/m1SEI6fPLhhCRwZL4OHmccuKB4eH1S4PE4f4HRKf0gpGxJuD93p4YGRQa9TTAMB/3Ir7fWf+JIMGvIEoKVr3yvJuYj+j+kuZpajDKQa/edRf8GNesq1BYkA4pzQjrtgdgW67jtTr8saWYqeK1YA8V9wNhlfCC5YzSGxF9yBacz6i0ikCK3JgjYjYMxCu+/8AwvxfsYFvJgIZjHK0sRUcfUrUltg6inw/Fy44jDN9WiaC9RomcMrM6NWrklirV/4LLlubZ0jDTDjCeaKgLFmH2eQYf805mjHUhQJAoAgbEDq83k1XHinxTjCc+KUhKXDKMp+nhMZGPpjD+d9XAjI7QDT2t2K0jBMiFd+/xKwHLlyHL/VwPeW8iwxrZ3ErLDQAOAAqfaDc1X7KkcsDQ6pMz/HGC255KTWnXj8Qfkv8uGvo3SghLcVIFApSla/FUfu8EuPHK5Ebm96q+rPGcGqxGOGM/TAYyYjIZxjHeAFf7n6HacytcyGZaTuprXfiUPGWOv8AwDr/AJDYPk2Xig71JGE/R45Ywa1UQlzTevFeYr+0itbyf8Y0w54ACqV69D1GUZhUhLv6e52WhkZYpY6vhN8XWQn15fV/VU+BAr2HbKj4gVPUdceRwX4hse+NVdq9j3yF7OSY0RQ3HRLrwg3srHtBF0/4zLgqzYJ9eemwuJT9ACnAs4DXspP++4PprMMEWgol6QAP38w+MfCegod1/wCJZfL6APd/vXW4pH8xOY78h5dxy965435meJQeQq8TUCyDtXr+8/ysQW5shICFeCS4AbjIsapTu3NgcuG6nWWOL0nJgqnIAuUBp8EoPpq37PFlb1MWljguLRregd4QWVJRRw1a7of2Xrx+H4cHKhIeWx6ef+xUnxBKWGXDIWQJx2lkr1RgfTLj/vfo9P8As3O0cssRtzyLMpJ2oEjr8Y/lV68P8vAqbXdv/r3vTH2Cta3LW8bcoqtxHStACAaft8WX4sRAZ7mCp4/72Ebf5RyQFWAduE0eu8ZMDOUoxnONT8WIlEfSDHNg5bplayBLK3AAqIk/4iM2Vaxqtrbt1/dJUH3UZsp24/8AO/S7H1/l+n91VeXC/wD/14PC/CZwTUEfxwlqfSXf/jykP3yHDRCTMa9KAfLfCtVJhBr0sWP/ACVzDxgAn3x/S9PqpExgByEcn+6xpvNOYZo5N6cB6gHZEcMx/H4sqeG21H05SwinVSUZaMwWtCG5Diy75dwVSQB6em6UVmrxZuX2ZCP5V+JU/bwMiWMQEzSrZ3AJIKEgU6AtC3JV5L+xlYGwkLB6EC3JyTPHkx5DjljNGUckuCqreMv5/wDFj9UG/wDS0Ppi5Mq0KEohElf2/TLVjd9v5v8AUxK8FdHkbiBQggr9lgzLRgcXhkKrGsjq9sjVjmioV5FqoJP24+JP+pjNQqunXUbjiQ5KjxDSBv45IE8cBQ+scturVKMTp88hKVeBkFEmQj6bFGUp+n0y4ZcXr4VSAFr1KGpK3JqP+Mi4YBBuX+nbCqFmS9ASpIFxQnw9RcMhKrEJJsf5h/HKsoNj3fpLn6KcOGYOx4xz+m+CDbMybfaH7J74k0hJ5LscX9NQaV9wMTlVlI4DfwHTIAhyckZVd7DoN0FcszT2YY1HqMSOv7Bxd9Ns3AY28YruTxA/VjHBa6swf2WkkIPgF4/8SfF76Vfq4hQ0e5YQL7c/tt/wHLLCZegRNWOn9YuLCGMjUzzRE6kCBIXZ8PHQF/zkoWytUMN8U4W8klGjqQBGWpE//BBWb/Xw9APLps2JzrFIrW8g/cyKU27DoMbYyPLAVk/voT6Uw/yl/a/2a/HgyTM48RvY1v8AzTyZ6XBj0+Q4oCI8QCVxHDeSH1/6aPrhH/hqEliWWK5bekU0gcd/Tbi78f8ALVv3qf5WCLWVpgGYjmnwyEdC3XkP8l1+Nc0Klby9ShIJjmWv+WvFvxTEIx9TueNeMRotT09Mn4CT/wAUyN6f/GOSPCdwY9QAR/nDdrAOOccp2jKUsc/+Sc5QhL/Y/wCl/rpgCsg6ig8RjCtTxUUUdKeGPZFr13/UcqoQ17dK5UD3OdKP86vMjuSq5RhfSgdeFv8AjMKYtAH+rXdPic3UgA60PMfH/sftYlcsp1CUg1HC2G3/ABmGK2Bk9O4eMKzevMVR68Sa/tUK5kG+AX/R+4OogIjUZALO2YbHf68g2XxtLbwtFHED6MXNmYt8TGrPRh32/aypQtzALqJwXioYyPEkVXl0+L7LccfcyRy2qxiT0kaRFuQ9A6oftA1/2PxY4SRWkLmMCd+ixQgMWCmifDH8K/5TZHf6q9V/22W4+HxHGcg8IY+ZO4Pq8Pw8YP1Q9P8AD6/+GLmSETQxFuEqyeoo4mrABhSo9v8AiOFwqLiE+C3p/wCGbLtJXWaMzqyzSghVII4j7TGpHxN9r/VxKtZYyP8Afd3/AMSOWRgRYu9j903FyZ45IiYjwnjG3UVkwECX9JHwGltD/wAY0/4iM2aDaKHuBGv/ABEZsr/i+Ll2fBr+hX+xf//Qgq/DMxYUBA98J0akS+H1Eg/8jMN0ctIweuwFBhOorEtB/wAeW/8AyNzDx9b74/pen1Z+jh/m5Pfzgn0zxswiLcAwB5KadWoE/wBngY+ha0UoZNqFqUDgn46U/b4/s/y/Bidz6iXcbjcP8IJ6cwHoD/wWOkikkgJDt65H8xVRvXjRTxysRAA32LlZMk5zycMP3mMkAkWOEbiP+d9UWuMRMizxpHKVJaVRuSWKotP2ldV+x/LiF6S2lOSCCoUAnqV5KVqf9U4ps86xwI0UnFjNFUR8lWgVlb7Pf7S/sYvqvpnS5wm4j4Ie9CGXav05IGp4x3yifdvTXKPHp9VIEDgw5I8vrPDx86j64/x+nj4kNEQb1expcb9P92jBxUjr379TgNATqGwptc0PX/dwwWykAd69T1rkZ8x7v0lv0wIjkvf1D/cQVEcKR3A2HauMubkQQtIiGUjfip39zjCR4ZWwptX2/wBrICIuzv5ORLJLhMYnhsbSq+G+u6Ft71pL/nVSrxFI+JBB4tyNK467f/SrQSHgA7SE+HFaV29zga1S1+rfVZwsciMysx2JcH7Ub44wTW7CWS5aadx6MKgBK1NfiI/Z/afLzGInttQMQP53SwXWRy5pYBxesSlHJIgj93LijOWOcPTP6vTHhTMMhXkrcgfpB+7CvVZ5bOaO7tWKSNVZAN1ZV+zzH08cHQQiKJYUJIG7MepJ3ZjlEIbmOMgU9N2NaGvxJTrlcCIzuuIb7HqHK1MZ5dOI34UyYVKO5hOxvEtzTcWhv4WPFoxHKFoefLdKA/yufs/azSPJcIUkjX14SNv2X5r8aGvTkrcf+HxJlhjuBLw3SpWFSCzydAxRa0/12/mwTaBxHJ6oDS+o3quO5oCD/q8Sq4DQANcuXezxmWScoGVCRJkBvGwOdS+iUpeuP9Sc/wCNTsLs3FvRSS0RMbhhRvh2Ut/sf+GwXR2FW/zGFcrjTtUW42FteDhMewf+Y4cgj+uRyiiJRG0hY/3wbtFIzjLFlleTAeCX9KP+Tyf58P8AZJTLx+vy1/ltR/yWGLWppZ3T8eY9a4+CtAd9t8q5FdRlr4Wu/wA5s1orSWs8CkAPPKHr04mT4h/sl+HLD9APnD/cuKBWfJHvjnArbfxJUhrSzW6JmuGcWUTcY4j8RkYdSQi/3f8Ak8cHtewQj04oJ1+ElaRcFFNj8JKfZ/axyRiOAxMSgAbmYyQRRi3w8fiwJFNc0L2wMoqOYDBzRv7tmBNPV4/32AnjJJ5A7AmosYwOljCMLEskeKZhHjyyP8UeE/wQ/hjHh4XRsbmSMEsDCwkkD9eYBWiig+H4uWBVVWkQDr6V2T/wTYNW6VnUSRUnEgWVSKGg+BWHX+Zf9jgHb1E3pSK7P/Dtlkb32rb9EnFnw1H1cZ4hZI4T/eYtpD+GX8MkfAD6MIbf4FH/AAozZUDfuYq90X/iIzZX/F8XO28Hn/D/AL1//9GCRljIxI40GFCf3Qp0+pip+cuG6ABnPalKd8JxvEPazT8Zcw8XX3xen1l1D+rl/wB6mlwxaZI2QtEwJ4VFHII4j4qf62JmGIxqryOJFqWKNXjuaCu/2K8eWK3gZIw3KvI0VSvKpG9Qv+T/ADYiIpTE8tx/pEgo0asPhpQGoUfNvtZGP0jevc2ZhI5sgOPiNXcq4Yxrir0+v+H0/wBb/Pnb3i+mIIy0paoaYqCqKRR/iCrjLpv9w0gUAKWBHv8AvBuf9bBEPpyT1goI0BVimyluw7D4f2sQvlKafPGaAc1KAdlZ1P68Y1xwAFeqJ396Z+KcGfJKYmDhywBj9P09JNQyH6+CNtrin0zYO5Hkf2h3/swBDwN+Advhn/5PYOIpvy2PUeGRyAWPd+lv0hlwS3/iH+4i0Vr8RG2Nkf0o2etVjUuQPBRXH8RU1Y074EuSBS0PwpP8Mko/ZQniOv8AvxvgyMRZA/FNmWRhCUuR5Df+I/SvhK29kJLiihh6std/ic8th/NvjLL96DeTLV5B+6XtHH2A/wBb7TYFuT61jcQzlTLbNwXxNKBGA/ylOGqRsgUBRsAKeG1MnL0gnrKR+XPZx8N5MkIgfu8OONA7njJlA8f9KHhyW8jXpSuXLDHNGQ6q1QRUgbVFNq4/hxFab9hjNiGBFKd8rvqDycwxoGEgCCOShpkgeBUACSRD0pFA35KKb/8AEsWglD+qytX96w/4EBP+NcBQSpFdXgqeClJCO5Zhvx/4XFY5vTneKQKjTHmiBqkEKAVb/geS5ZOFmRA5gH5+pxMGcRhijKQ9EpYz74mWKMv87g/zle5to7uBoJDsaEHwPji9unoxJEGLBFCgtuxA98SB3DVpiokCr4j2yo3XD0u6c3GMfiHLQEuHhMuvCNwEBdMy6hL/ANGv/JyuXYqJLOUVAdpZN/Bg/JWxK4fnfyU3BNqD/wAGc1qSlnK6bsrzMB8mO+X1+7A5H0f7l13GPzM5HeIGfby8SVomzmDD6s5kWeJTSFX4FgOlDty/l5ZZlZY5JbOX7K+q0Mq8n8HXnUN8NP2vs4yf4ZkhdlACeqsx2Na0JjYceDftfDgaS9uLZUku4BIAoKSqAGIcUblv8H8uAQ4jceu9Hkfms8wxQ4MvEOCx4kRUo7c5Sxnj9P8Ayry/0ESXE1xAwBMUchHqE/ak6Kv+r/xtgNaEoaf7puz/AMO2CrUpOsUYoqxEScejGn2AR14r/M3xNgFGPw/8w9z1/wBdslEcxyrb7JNWSYkI5L4vEN35iWCx/Vj9KaRn/R4V6/u1/UM2OiBMMYptwXc/LNlP8XxdjR8O/wChXLyf/9KDRbs9NhTCkx0h61P1KI0+cow6gRAJXFR8NBXtscKtvRp/y5Ww++UZg4zua74vW6uHogZdY5fuTb0gbkeo5LBQwQVFKN1/1f8AJwPdyKtwIbhT8R520qCpPTlFQA/Zy7yeSOdjHu3Gh3C1+Lkqivyb/Y4lHdQXx+qyhJQQWFTuTWq1Ap8XD/iOVxjKhMixW9cx5t+bLiMp6eMhGZnceIXDIf5kv+Kj9E1SN1t4+PqRpAnKTpvx5b/8CzfawNqDtLYO7D7TIV2pRS441xJ7eORleNpEVz+7YvzXkteIdG/4X4vhx92S+n8mPxB0WRTueQcV/wCbctEQJxN7mQtxZZcksObGY1GOGXDRkYn09OPh/h4eH0ugKrfD/Umr/wAjjg+gYEgUp0OF5iuVmDoHRx6if3fNSGkLgghlxVZtQoQf+TH/AF8yMxdESH4LdgyHGDGeKe5vYR/mx/pKk6XDcPqrKnX1eVfopxGItZTmqSSjixBk4KeTFTVfjeuU0t8h7gdx6J/6qYmbm969R/xhP/VTDESA2Mfx8GGSeGRJyY8tnpdRG3CaEZ/6ZfDYMLpZ7iT1OJqa1qaV4cif5a4bAilSRX6a4T/W787UH/Ikn/jfMLi/J2pTv+5P/NeCcJzIMpDbb8bM9PqcOAGOLFk9Rsk0TfvM02Zwy06d9vbEuJ37dqn+3C8XF8Ntvphb/mvGtc33em3/ABS3f/Z5EYj0I+1tnromjLHkv/N/4pWu7EXE8cisEZAQXH2uQ+x/wOBWLQuROrCUMXEscfLkx3DKx/Zp8Pp4stzfHsD7+i5/43zG5vSdqf8AIlx/xtlseIAAkEAfjo4WXwZGWSEZwlM2TQIP+bx/7JE28hliEjLxJrRSCK0NOVD/ADYIReXUnbrhctxfDoF8a+jJ/BswvNQHQJ/yJlyEsZN1QcnHq4RERMTNDc1Hc9/1Lpwo1CVe1bWv/BE5Vnx+pOWPFQ8pZqV6Oe22JRiWS4Ly1LSvD9mORVAQmpJce+CNMBa1VePIF5Ce+wc5OW0PcY/ZFoxHxM5IFCcc1dfqyWAeH+uor9dgFPhkgFeKSqQyU3YchXjx/ZwRyNyFEgMM3FuEb0owNN1b/JKq3H7WOvZntiJCzOxcMsMY5fADvyFK/Z/a/mxcn1bVZ5E4FGElQCKcd6gN/MPhyBlsJUNzVjv9zZjwiMsmEZJkQjZhP1R4B/S/g/oR+mKFtoliu2UbLv6JI2XZWKf8N8OA4Qp6/wDLJcn6ebYZRzpNOqhDQVJYnp0B40+fxYVjZQy7/wChzE/TIwycLN3zofdJpzDHER8OjESmRQ/pYTSdxoVhj8OC9flmxeOnpR03+Ff1DNmLxb/F3fhDg57cP6H/04QXbhKD0Cnfr0Bwp3aPr0tbUffIMOQoEVxU7cD9/E4U1/dmn/LNZf8AJwZgYjzrvj94ev1gNQs/wZf9zJH3ii3Z5TViy8YwKFlbfop/mriMxE7KjWReUbiQFUYFerKw+LBlxKPVKKnqSca0rQUr44Fto5vq138bGYPIiSA0PwD4KZGJ9IJ5iq37/czzYyc08eMkwlxGURGJjcPVw3khPilP/pWh1kWEVkDmMMXIkX4kP7Tqy/BKlT8XH4lwc0EU6cJeMkb0bbofA1GJWytNpKNNVucbyMxO/I8jXMJmtLJHaIs6twCHYku9F6/PDIkn0/UJcPNcERCAOWpYp4RlNxJMQQOKMh6uL0ybbTLAbm3U16Cp/rjG0ux2YQKafaWrf1yjq0tCrW6Bh1/fx9cZ+lHIYGBae08Vf14gZ/5x/wBOP1rLJ2Z0xR/655c/+Va5tN0+hYW6kfNv65l0nT2H9yK+FW/riY1E04mAfRNF/XFBqJG31Y17H1ov+asP7/8AnH/Tj/imIl2cTZxQ93gS5/8AKtY+k2ANEh/4Zv649NFsD9qLr0+I/wBc36RYGv1Yk9/30X/NWYai/L/eY/L1ov643nr6j/px/wAUoj2ZxWcMTvy8CX/VNcdG06lBCCf9Zv64muk2A+1AKdftN/XHvqLncWh3/wCLov641L+QdLRjX/i2P+uI8evrP+nH/FJl/JhkKwQ/655f9Ulw0nTtyIBT/Wb/AJqxq6VpxNBAKfNtvxyvrkva0ff/AItj/riiXsqj/eJz/wA9I/643m/nn/Tj/ilA7PJ/uIDv/wAHl/1SW/ovTCN4APkz/wBcv9D6dQkRe4+Jv646S+kbb6lKPk6H+OUL6Qj/AHimPgap/XBeb+cf9OGXD2ddeBD3/l5D/p2tOlWBUn0iKdRzb+uLegLe0ZbcGMIKpx5NQ15GtPi4/wA/+TiaX8han1Oc+wC1/Xj/AK9E9g9ysZKMCFRjTevABqYnxduIkjiHW0xGjEchxxhjl4U7IxnGeEDffh/q/ShmuFmuWFukjySBQyAhSlAR/eEMnpty/wCCx9xbXMsPCeZo4Y9/SgHQJ9mrtu/TMltGLZY5XkLMokMFuDzYE0MjPRv+Byo7Gxkk4wPJzUFgOTA0UlT8JP2lp8X7OTuI3Fjh61xcnE4c0gYZBGZybmJyeFH1+ojghH1/0ozn/wAksfoX2aGCWLgaxSR0RafEKEMehb7Vf+CwHFQR+/1CUn5mQ4PjiEMgBoSwqD9lqA0+XGuF0YJir4afIf8AkocMTZJ763/0y5AYQxwqqE/TfFw/3V7/AOy/op7C6oFhY7gDifEUzZRjU8T3AH6uubMXa7/Fu79fD4e1cr68Pc//1IU9Sk5HQIwp/sThURQNTb/R7H7+Ywz2FvcEncK1R3+ycKqmhbrxgsv+JjMDF198fvD1+sP0HvjkP+wyI65RzdyASiNnVDE7dKoSHQrX4vtLlxG8iDGoILcmAjryJAFPhf2xl4yiVnMixxyJQkgHjuag1/n5fa/mTNBcRXK+hBE7otAG3C7D9pmK/Fgo8ANAihdgbfNiTj/MZIiUozMpGAjOdzlKXF9OPjl/O9XBH/U2+ElrGk1xITFAP3MHwhS1Dxrxr9n9nllXgb6mjmo9W5RwD1CtJVf+FwPPb3kohlhki9ASBY46HjyY8eRqPjwTdSGSyhZloWniDb9GWTiwP3Ya9UDYJ4t62rypMD+7z4+CcIjCTAyPH4lgAz4/9LCH0+hBIJpXigSVok9N5DwANT6rLvXBSWMzbC8f3qqf0xG0p9ZTbpbtUe/rNhlHyrsK1645JEGhQ+AZaTDCcQZ8UuQ2nMbCMf5skA2nzE0FwzeP7tD/AAxyabKKL9ZoT29GM/rGGiDjX+b2xrpUbdDsa5X40uW3yH6nL/k/CBxVMnu8TJ/xaAk0yWNQTdCnQf6PFv8AhjE06dzQXCU97eL+mCXdYULztxQGm/c9qY63uopg3oksENGahAB8DUDDx5OGxR8+GNfcw8DSHIIEyiSLEPGy8Z/2aFbR5D/x8pX/AJh48v8AQ89P96Y/ptosHGYnalK/tHLE5pxAqfHB4uXvH+li2fktFf0z/wCVub/i0vOlXA/4+YT87aLG/o6UAlp7c/O2j/hhiwXYt1PbvmZUboNu+PjT7x/pY/qQdBpzdRl8c2Y/79KjZTU2e3I/5hlGYafNTb6uR4/Vx/XDURjr2xzA0oB8J6k98Pjy8vkGP8m4asiX+nyH/fJJEgjuhEyRepHNFxkjTgaOrkjv4YIsVt/0PGZ1JVmINOxMpCk/5PLGyf8AHSkPcS29B/zzkxbSkWXS4opOPFuYPM8RQu3VjTLMh9AO/PGdv6suTh6aAGbJAcO0NTEcQuPpyY4jjv8Ao/7FTv0h4xu3IW6RVWSM7UqtAefw/F+z+1lRsxgMqKDHFKsgLqNwCCxHp0XarY2eK6gt1hc87eJ+aXBBZowa1Dxj7a/FxzH1GhBUrLEABJKvw1ptR05qG/1XwiuECwRfNpymQzZJeHOMjAEw+mpCNXt6pY4/wy4eD/bP4EWzSHUYgw5KVlH+xUChFSf2jhbEKQuf+1cx++Q4OgLrNEJmaQujcnPHdRRlKhSwX4jx+HC5WAgbfrp9Bt/xYcMB0/qjb3yXNMEcRBFnJKpfVG4Ytvx/x9Pgd6V7d82MJUEE+3TNmNTuuLpe99/R/9WDPIPQuK7fA+w/1ThUG+0KUrFZj/hhhrIqpb3JoCeD9f8AVOFRpyIr/uuyFf8AZDMHF1rvH3xes1l3CyOU/wDcZEXLC13ctE61ijpUEVqaBh/xLBKOhtvVi+LnyKbH7TN4D/K/mxjS+ldAbfvOI571pv8A8Rbj/sHxMcrRnlSPnay1cOgoVLHrJ/kf5XHI7kAdwBA6HvZgwxyyS3PFKcckh9UB/k5+n1cEP986zQQQrNcMWCuY4lXdY6v6YAFa8v8AKxlyGjto+WzSXaOVJrSr1A/4HK+uWhYGFQ8z1bvRa/CJHpWn/A8uOL30aLBbKW9RvXgBkP7W+7YTYmDIEWWMDjlgyRxTjIY8dbSveVeon+dL+b6vD+hC2rD6wnTe2av/ACObDBWpuehwHYxobqNSNvqpP/JZsMXjQUqtB+ORykcVOToscvB47Gx/QFP1SN0FadszvM1KilfoplbEkUoo8MCG+a3u3jnIaDjyQkCoYLzK7fzL9nIxgZXQsgW25M4xgeJIxjKQjY+kH+l/uXXqTOsUaAtKXDRyAbIV6ux6f7HA8EU/FQFkDfW2ZmZGoY2B+JlXjikOov6LzXm7+o0axRgCgQcm8OXXFJNTdZwka/AGjXfZiZBUcRXw4/a48MuHiAcAiNr3cCR0s5DOckhxUOGvVX1DiA/i9H9bhQyI6x26szCaQvDNG5YNxZiwmCk/sKMcFcSikcxjEk9aCQgoV/c/8N9nBgu4Pim9JmP2Ul4ijVbjxRv9f+bGHUYoq84nWimTcqDRTxZd2wcUzyievXqU+Dp4gXmAA4CDw36YcPDf9fg9X85E2KE2sXqBuYQBw9eXKm9eWLNBts2/gcBnUojJw4uG48ugP7PPgeJ+1xxS2v4bioUMrEB6OKEq3Rl6/DlMoZN5UR1+bsMOfS1DCJiRA4R0JMRurxkkfF2245Tq+xFaE9P6ZZau46j6NsaktTufvyG/NvuNCJPxS8U/SUm3Sa2FP+ecmVa1OjR1PCg/dsKE8xISmxI/axrORqchHT1bf/k2+VZlm0qJUUsykNtuQPU+Jh/scyiNonzx/wC5LpoyueaI58OrG3nlgjY79JphGZPRqpE9uTQl9mT4SV5ry+Ff5eWBprFoiJYy6T8FrJGaVYEA7ftckP7S5pVjWKZ1iV44C/qc93PIAsysfn8HLHQyEPE1tKZbY1Qp9pV2JBRj8S7/AGsiBQuFgdQev8VFJJyS4NTw5JSIoxoSgf7o5IR/j4eD1yjKPBw+iDdoXZS9waz1+M9itWHwj9niw+zgBVBgfb/pXg/8lMNwkXrrGtPU4MzAfsio+1/rk/DhQhpbPUU/3Hgb/wDGTJ4zZJ5WY7NeohwRhAni4I5YmV2TICJlZ/ner1f8WnyKFcA9aDftmx7KrAGm46UzZiX1d7wfw7Vd2//WhEwH1a43oCrD/hThWUqzAj9myFfm2D3Zha3APUo9T/sTgMKTLID2NitPpzBx7A/D74vW6r1Sx7dJbf8AJPKUTJCHuJgq8woUEeJO6n9n4/8AK5/5GB4Re2vGeL/SYd3jStHFftrvT7X/ABLBtzAfXdk+EOoWqtx6Vr0xEh44uTXgRQoCpGimlR8NB8Xw/wDE8Ym4jkQQNiCen9FjlgI5ZEicJRM5CUJRj/HxR2y8Ef8AdtiSK/ijnr8UsxRYeChlAaleVOayIv7xuTcMTu2DWVpvU+vGPEHi5XkP8nb4cekN7Ggu4yjlhy5gFS6eEqEKrf5LL8Wa8ningspF+GtxECu21DgH1R4dwJdP4fJss+FkOS45JYuch/exJh6xLil6v50I+j1+hR00kXcfc/Ve3/GU4btTjU7UPU4U2VTdRcOv1Qb/ADlJwe6yMfiNPxyGYXPucnQSMdPVGW593ILHYM3Tf22xFrKN3MjsWqySBTSgZNl7YIEVAxO3ucUjIp2+WR4iPpLacUchAygHexfyQcemqlf3siSF2lWRSAauKPTb9rKOmIXaQSMCxQg/CaenuoqR7fFhiykioPtjCeIApyrj4s+dpOi04ABgKG/M93D0/wBKl5sUCmEyScCaxxg0CMTzqn+y/myns0ZjzldiUaNiwU/aNSdxhi6AqSd2pUDAxJO1MlHJI7205NLijtwDflz5DkFIW6ojcXZiV3QsAjOF4K7UHhl2cHoqvOplCLGzEggKvQLQL/rYoFNeP+f0YugC/aP0kYymaIu7ZY8EeOMgOHhsDus8z/WdUFcTCjkczkM1F96HNXiKHcnrkA3SNncbDql1P9yUnQj1YPl/dSY6z5DSoWVuJQFx13Ac1VuNT8WJsP8AchJvv6sQr/zyfFLHkuloygE8aDkK9XpQD/hVzJl9Mf8Akn/uS6fGf3mXbkNVy/4ZBbNPbTGNJZAITyLoxoSVHwg9OS/a/a4YwavGi+lZqZAzEii7BCtFR9j+38X+pj47RGRLyWETyybxQlgERSfhHxV5M2Cfrl3EN7UItP2JFFKjb7QC4Dw8hHiroZCItETmJM8mXwjKjxQwzyz4KFXL6Y/zuH+l/AttJALqSL1PVlaMSvLUk+Cxiv8AL/lfE2ACT9W2/wCWFa/8jTg+3k9YLcyElkjMZY/bJNCS/wDwOFu31d/+YJK/TJkofUffG0ZT+5huCDHMY1tsRGX9L+Li/rMgWcEUpUjtmxjKENB9JzZi0ObuuPJfDe7/AP/XgU1Ba3Vf5Hoe/wBk4F5f6TMBv+8sgPoGL3A/0S55deD/APEcDFaXU4B6T2YH3ZgwGx/H8UHq85PHCu/78edHzzerNJAQWj48WVVrVq17A/7H9nEkjVTxNs5Xbl8QYEAUAqCMcz+jPctFUiXgG3ofUp9lOv7Pxf5OKA3i7qgKg15My0p/sV5f8LkeQAFAUOZrem0+ucpT45yE5XwQjkqIlKMRchL08KGjif6wHjnADktQclqo+Irv8P8Asc1ysAisRASVW6jSpFDVSVb/AIbFLud5UhgZBJcvy+EdEjYcWY/81Niz6dFLAtvJskbB/VVgpDbmpP7PXEyoxMj8BvtytEMVxywxgVVkyuFTlwZOE/3nB9MuP1ICM3UDxyRR1YQLDIsscwIIYsacEyzfX6mhjj/4Gb+KYIbSrZR8N1IWJoD9YG/yNcQNhZlQwu5N9q+t1IyYOM7kE/5rXIanGKhkhADehlFcvcpm+vRuY4xXr8M3/NGYXt30McZ7/wC7f+aMVXToGBP1iZv9WWtPmMU/RaRqHe5mRDtzMwC9K05fZ5f5H28bxcq39zEDV0J+LHhNmzONbc91D9I3n++4/feX/mjHjVLmtRFFt/lS/wDNGCk0uJj8F5cP/qTV/wCI4x9IaH4jdzcD0Kzhvv4VyN4T/Dy8i38OuiInxo1Pl6oG6/mqLaldMpHpQD/ZSD/jQYkby7A2SAfIyE/8RwZ+jUK8jeTjb9qen4HfL/RqbA3dyflMSPo2x4sQ/h+wpOLXTkR4oJA6SjY+SBF5eUFFgr16vX8Vy2vrynxJB9LPX/iOCX0u3NB9cmJPb1gScb+jozst1PQdjNQn/VX/AIl/LkuLF/N+wtIx60E1lBGw2nE7oU6hdA1Cwf8ABP8A0xz39ydyIK/67/xXBDaXEnxPdzrWtKymu30YmtpCzBVvZTWop69OnzxBxHcRv4FZDWRuM8oBNbGcL+SHgf1LovIU9SWRWCxktQJE61rTB1gIF0u1aZxGKAgmo+IMWC7A+H7WZNKjmSqXshU1FWnAGwr8XKn+xxxtUFmlukg9LiODBgxABNCwH+q2CcoyAAsbi9uQjbPTwyYjKUvDkTDIY3IHjlklGW9H+djl6lK6ERjRVjYrDQxh1PE/s+nVvi+Kvw4nJFGsBhUcmjAeS35ciqV5Nxr/AMbZo5JLgqiyKbqNPggYFV5AcVmSoHPb+bBIt40HF7fnEOTTSSMOlKsTszcm/wBXG+GgTyN8/wBbEQ8biyRG0hw8XDxVty9EZcH8PF4npx8Hr/2tvFRchejNEzilN9+X8f8AgsLnUfVH8fqUH4yYaqkJuWKKyLBblUVxxqr77V/k48cLJB/o8nf/AEO1H3uMOM7/AOk/3SNTH0E7Gxnr3DH/AMXGScSsp7EN4EZs0watQN+++bMf+F2tnxv00//Q57c/DZ3Pujj6KYiT/pU9f+Wi0/BcXnqbC6b/ACHxJ1/0ufjv/pVsP+EzCjyPx++D1WYeuBHLb7YahWkZ7aSWShMch5lgCSCFof8AiOUt1JICsDMqEglnBO7V+CNDRm6ftNxXNMzzTrCF+CMq0nSjbj/iOWFasSQlU9GnOZx3C8DTf4vh+Fv5cG1CwLr+xjLiOSYhKRx8RHDyJN+sRkeH0cX+5XRSW9tFI4JKqSJpH3csP2W/41442358fWumWNpnLBHWp3pxUVJ+yP8AIxGFYmkN3Mxa1gB9IleClwTzlCD/AIFf2uWOidpWF3NUvI3G3UdlYEGPf+ThybEiuL7T5/zf+KZCRkMQ2AiPRAcuHkc0vD/0uGMP7z/YJhcQLKgKsPhrVqkCg8P+blwBYsHYI1PUBKMUAYnj4dOK/wC7JG/nkxVbq8F28W6cV9RIiAEI/wBVKY6zmSXUZyQA/pKxAH7dQHp/wq5GjGEgd6Fhu48ebUYpxvEZZDjkCK4iBZkD/O9P83+NfHCY5Sdy7UBLGpoOm/042c2jusIkRGV1dj4kHuR/Ngq6ijkjcSkBSPi5GlR7YEWCCVWjSYiMosdaclpEfV3YjjkIm/Ub+HJyc0TAnBjGIjoJH1cR4tq4ocPF6fVxL5o7eSWM/WFUIKTR9PUGzIp6ftYIZIZ4gUKkJQgqRseooRiEdnBcBnWZZuXpryCpQCM14dqK37WUmmRVZWPqRmjuOgLKSOZp/rcMB4drlIGPl82UfzB4jHDilHONyJcxvGN+vJ6fp+n+n/GqpAIpWmLEeoFD1AoQtabn7PXA0pt+cirPxjJUyxKNj26gft/tcftYLlhjnVo3LOrbleRpsR9mpxKa2QRyGWUrGyx8iaEARn4cYkXZJvYcvcyzY5iBEYY+EcU95GQ4iJ3zlijGMvTx/wAPrmpsYJI/SaVVQEVUeAIO33rjlS3VxIkhZ+NULPXirGlV5f5WIy20IdkBkkdgqycAoAApRTWn8v7PxY0WsMxWXkTGV48W7pt+7NP5SuTqNfUa/W4ollOQ3ixykNgSdxwnpLil9H8UYfxojjSb1Wq/JPTpWlKGoING8fiX9rAV0B9cjQUVZEJkqK14mi7ftf6v+R8eC5pBbRL6dFIosStuu29WB/YT7T4jCY3ke4kIWRxVFbZlhG4NP+HfGFj1dKICNQIyIwWATKMpEn0jrIA/0/5v9NGLMFAQvzVdlZq7ivWmFl5b3ME31wVeEMS+4+EV5FgOK/8AG3wY/T53uRJJFIFeSrKSOXFFPBUCmn+vjrZ5IoOcrLwVzHLHSpAQcWLEn9r9n+bnkgDAnlfIg9WueSOox4r4hE3KExwjg4eUpb+v+GU4elF3Vok8AjeNiyuOEibOlf8Adinqf9XAkWoS28EcepIHgk5RLOgJXYlWV9/bE7C/aBDYXblHApE+5otdoywBZeFPtL+ziospDYxW0gVkRa8gx5EH4ivH7P2z/ecseHh9GTccW3u/nRKyyHOfH0twyDGRIbHhlEw/dZoiPqh9fDKX/HERG0cvOWE1hihaJGY1Y8virv8AFxovw8sK5CDBJ2pbWY/4cYMtDS3uImarx8uTU6j4gD/wvxYAJ/0eYeMFn/xIZKAqUgOhj/ug1Z8hlhxykADKGYmuV+HOPD/m8PCnkpqWWlPi65sUmjJJau465sxrHC7nw5eL+nyf/9HntwP9Aua7VRsSY0vJx4XVr/xDBN2ANPn234tgGZ+FzdBll+KWKSOSKPmKxr75hQ3B+P3wep1FQlAnoIn/AGGopNECl5qgxkNuzjY0AFUant9nGXKLM9K+nbChIAIZ2A7ci0i/8Sb/ACMAm+uDSjXJHibVP65X1+cinK5/6Rk/rgGOYN7fb/xKZ6jDIcMuOgSaqAEiTxevhy+qKJeCW5eISIVtY2HKCm5HQMQK/Z/kX7OCoIEEawSjjLG3IEEryI6SRsP5v2sLBfXCk8Wuq96W6YoL+6p1u/8ApGjxljyEVYAHKrH6GeLUaWMjMxySMvq4hjnxDlX1/wBXh4fpTCaOCJFd0DFdki3Lf7H/AI2blgCEf6QbpBSQDZkBKgdCvH/fXEccTa8uG+19bIG+9umMW7nXcC5BHhbphjjkIkWCT5n9TDNnw5MsZCM4xibAEYCQMdhLiE/9L/N/gTpWW5KSvG8TRCquKFCG6gGv/EkwLcW6Ly9OPkGo8gUsFZyfgQrsv/GZ/wBlf8vASX9ypPM3QJ6/6Oh/WcttQnpQvdf9I0eRGKYOxFdBcm+er0+SH7wZDI7ykY4eImuH+d/vUXD6lq8qopeNt22qWqN2C/zc+fwftI+OVJoZ4EUepACeLDZkVlK8XU/aVf2W+0uFzX87U+K5r2/0dM31y4JqfrRP/MOmHwpm74dxR5+62sazBGhEZajLijXB6fVxmH1fT9P/AEmjrx5ZJ0gjQ8VBJehC1IK/a/1WbLS3EsfpyAiLchOhYn/djD/k2n7GATd3R2pd7/8ALun9Mv6xdjbjeAeAgT+mPhyAABiK96/msMsk5zhlnxHlUeGukfqRSoAWN0r15lhJFWvJlCv9n9h6f8aYrJ+6QCJC/ZFQGlB0rgAXM/8AJe/RDH/EZjfXXQC7p7wx/wBMTjka3Hus0sdTijGW2QE/xcETk+Mr9SMjsnuS0t8eKkEemo5Hj7qv/EFxtzbPLGY4iz8l9PmarRWpyG4XrT94+BBe3QNR9cp3/cx/0yzfXbbD65vv/cx9Pux4Ml3cduXcEHLpDDh4c24qRqJnPzMr/wB6rQRSLPvbj0an909AoK7LIh/ZZ6fEn82GrwQOxeMgGnwz8AGG1fBviX/ZfFhG15ddSLuo6H0I/wAdstL+7A3N59EMf9MEsU5UbiK8yzwarT4uKPDlkJb7xhtLv9JjL/SyaltJWlDeixRT+7jNQwUU3O/Lm/8AwX7eDLd7lOInV3Q9WYlmUjbiV/5mLgJr25fel2T7wx/0zC6vNiy3dfaKP/mnJmMyKPD8y48J6aGQzx+OCTf0xr40j3CI8zqeLGKhQA0oOR6/7LC9xWCb/mHsv+JAY9prqRDVL1lIIP7qMdf9jjGLenckwyQpxtYkEooT6bgHGMSOo5x690oss2SMxsJACOU7x4fqxZP60WQEbFT49s2UX6065swt3orjfwf/0oO0SSxFHFVeoYexxI26k0DSCnhI9f14LWioBUDxBxjACrBgSOo75rBI8gXupYYSAMogmhfJQ+roRX1Jx8pX/rlrYBtzJMR4GVv644MS1aUGCA5pRiF+W+JlMcisMGCX1Qjt5BDGwShJmmrT4v3rf1yhYw1Baab/AJGvt+OKu4JHX5+OMpIQRSoG+PFP+cUnFpwdsMT8LWvZxdBLNQ/8XP8A1xgtoqbyzA7j+9f+uLxws3+SfA4qsEY+1XbrXHjI/iJSNNGRsYYC+8CkA1sn+/Jv+Rr/ANcctirUPqSjx/ev/XB/GMJVDUY1V6lfi8Rg8WXeQn8niBFwib32AQT2kSkD1Zj/AM9X/rjjYKACJJSf+Mr1/Xgio9TbbfdTggFNwpr7YnJMVuUx0mCXFcIeWyAazhcf3k1R4yv1+/FPqMXGpeU17etJ/wA1Yq4C/H3G1QcSMvJSK08MeKZ5SPzXwsESeLFAkjb0habKD+aY/wDPV/4nGtp8FOYaUg/8Wv8A1wQDyjUtsw/EZix4lagU6UxE5/zj81ODARvihuLHpCE+pw06y1/4yv8A81ZQsoiac5K/8ZX/AOasEliQDQU8fHKB37UyXHP+cfm1eBgsfu4f6UKH1FB1aWnj6r/81Y36jCejyf8AIx/64KY8hQ9u+WI2C1BqfDxwccv5x+aTpsJO2KJH9UIM2cNesgP/ABkf/mrKFrDXcv8AL1H/AOasFbgkU3pvlMNuXfJccv5x+bD8th5jHD/ShDi0haoq9P8AjJJ/zVj3sbZqFVZgKEgyOdxuOrYoGIINPn7YoKtuvXwwcc/5x+aRgwkUcUD/AJov4LkNSOZ27Zsrifs8a982Q2cjeq+3e3//2Q==