/ / Language: Русский / Genre:sf_horror / Series: Ловцы демонов

Дочь охотника на демонов

Яна Оливер

Мир охвачен экономическим кризисом, города разрушаются, люди остаются без работы, некроманты оживляют мертвецов, и повсюду снуют демоны. Дело близится к решающей схватке между добром и злом. Райли Блэкторн семнадцать лет, она живет в Атланте, ходит в вечернюю школу и готовится пойти по стопам своего отца и стать ловцом демонов. Ее жизнь весьма непроста. Но все становится еще сложнее, когда в неравной схватке с демоном ее отец, Пол Блэкторн, погибает, а сама Райли понимает, что демоны охотятся именно за ней.

Яна Оливер

ДОЧЬ ОХОТНИКА НА ДЕМОНОВ

Посвящается Гвен Гейтс, открывшей мне двери

Ад пуст — все дьяволы сюда слетелись!

Уильям Шекспир

ГЛАВА ПЕРВАЯ

2018

Атланта, штат Джорджия

— Ну почему демоны так любят библиотеки? — пробормотала Райли Блэкторн, закатывая глаза. — Что их сюда притягивает?

На звук ее голоса демон, сидящий наверху книжного стеллажа, зашипел и показал ей средний палец.

Библиотекарь захихикала над его ужимками.

— Он ведет себя так с тех пор, как мы его обнаружили.

Они находились на втором этаже университетской юридической библиотеки в окружении серьезных книг и трудолюбивых студентов. Вернее, они были трудолюбивыми, пока не появилась Райли, — теперь они отложили учебники и внимательно следили за каждым ее шагом.

Публичная ловля демона — так назвал бы происходящее ее отец. Сейчас Райли была вынуждена признать, что в такой обстановке она выглядела, как беженка из страны третьего мира. В синих джинсовых куртке и штанах и светло-голубой футболке она резко контрастировала с аккуратно одетыми студентами-юристами и чопорной библиотекаршей в строгом брючном костюме. В этот самый момент последняя яростно размахивала веером из каталожных карточек — библиотекари никогда не расстаются со своими каталогами, даже когда на их пути появляются темные силы. Она еще раз внимательно посмотрела на демона, а потом сверилась со своими записями.

— Около трех дюймов в высоту, как будто обожженная кожа кофейного цвета и заостренные уши — это определенно Библиодемон. Иногда я путаю их с Клептами: у нас тут бывали и те и другие.

Райли согласно кивнула.

— Библио живут среди книг. В отличие от Клептов, они ничего не воруют, зато везде гадят.

Как по сигналу, оскорбленный приспешник Ада тут же выдал в их сторону струю фосфоресцирующей зеленой мочи. К счастью, демоны такого размера не могут достать струей достаточно далеко. Но от греха подальше все отступили назад. Правда, это не спасло от жуткой вони, напоминающей запах старых кроссовок или нестираных носков, которая моментально распространилась вокруг.

— Считается, что их моча избавляет от прыщей, — пошутила Райли, разгоняя руками облако миазмов.

— Вот почему у тебя такое чистое лицо, — улыбнулась библиотекарь.

Обычно клиентам не нравится, когда на их вызов приезжает Райли. Они считают, что девушка слишком молода и некомпетентна, даже после того как она показывает документы, удостоверяющие, что она проходит обучение в Гильдии ловцов демонов. Раньше Райли надеялась, что все изменится, когда ей исполнится семнадцать, но ситуация осталась прежней — видимо, не судьба. Правда, сегодня библиотекарша воспринимала ее серьезно.

— Давно он здесь? — спросила Райли.

— Не очень. Я позвонила вам сразу, как его заметила, так что он еще не успел ничего натворить, — ответила библиотекарь. — У нас не в первый раз демоны, тогда твой отец избавил нас от этих пакостников. Здорово, что ты пошла по его стопам.

«Ну да, точно. Сомневаюсь только, что я когда-нибудь смогу стать такой же, как он».

Райли заправила выбившуюся прядь темно-каштановых волос за ухо, но та тут же вылезла обратно. Тогда она расколола волосы и заново заплела их так, чтобы демон не мог их запутать. Плюс это давало ей время подумать.

Не то чтобы она была новичком. Она ловила Библио и прежде, но не в университетской библиотеке, кишащей профессорами и студентами, среди которых было несколько довольно симпатичных, поэтому ей особенно не хотелось ударить в грязь лицом. Один из них обратил на нее внимание, и она пожалела, что на ней рабочая одежда, а не наряд для вечеринки. Райли нервно теребила ремешок джинсовой сумки. Ее взгляд скользнул к закрытой двери недалеко от нее: «Зал редких книг». Попади демон туда, он наделает немало бед.

— Теперь вы понимаете, почему я переживаю, — перехватив ее взгляд, прошептала библиотекарь.

— Конечно.

Библиодемоны ненавидят книги. Им доставляет особую радость крушить стеллажи, рвать книги и обливать их мочой. Они спят и видят, как бы уничтожить целую комнату, битком набитую бесценными книгами и манускриптами. Возможно, это даже принесло бы им популярность среди других сподвижников Люцифера, кто знает.

«Главное — уверенность в себе». По крайней мере, так говорит ее отец. Хотя это работает намного лучше, когда он прикрывает тылы.

— Не вопрос, я избавлю вас от него, — сказала Райли. И тут ее настигла новая волна ругательств — демон запищал, как мышь, которой дверью прищемили хвост. От этого звука у Райли всегда болели уши.

Не обращая на демона внимания, она откашлялась, прочищая неожиданно пересохшее горло, и приступила к работе, строго следуя стандартному порядку. Для начала она предупредила присутствующих, что будет ловить демона и последствия могут оказаться непредсказуемыми, потом рассказала об угрозе одержимости бесами. Но кроме библиотекаря, ее никто, похоже, не воспринимал всерьез.

— Одержимость бесами? Правда? — спросила библиотекарь. От ужаса у нее даже расширились глаза.

— Да нет, этот демон слишком маленький, но будь он побольше… — Это была одна из причин, почему Райли больше нравилось охотиться на маленьких. Они могли кусаться, царапаться и даже обгадить тебя, но у них не хватало сил высосать твою душу и играть ею, как шайбой в хоккей.

Если бы все демоны были такими, как этот, жизнь была бы намного проще. Гильдия ловцов демонов классифицировала служителей Люцифера в соответствии со степенью присущего им коварства и способностью убивать. Этот демон относился к первой категории, их еще называли первачами, — мерзкий, но не очень опасный. Отличительная черта представителей третьей категории — тройбанов — острые клыки и когти, которыми они впиваются в жертву и разрывают ее на мелкие кусочки. Пятаки — это высшая, пятая, категория, как, например, Геодемоны. Им достаточно щелкнуть пальцами, чтобы устроить землетрясение или вызвать разрушительное торнадо посреди торгового центра. И в этот список еще не включены Архидемоны, после встречи с которыми самый страшный ночной кошмар покажется детской сказкой.

Райли решила действовать с близкого расстояния. Лучший способ обезвредить Библиодемона — почитать ему вслух, причем чем старее и серьезнее будет книга, тем лучше. Любовные романы только разозлят его, так что нужно найти что-нибудь действительно скучное. Она полезла в сумку и достала свое универсальное оружие — «Моби Дик». Книга открылась на испачканной зеленым странице.

— Мелвилл? — Библиотекарь уставилась на текст.

— Точно. Папе больше нравятся Диккенс или Чосер, а я предпочитаю Германа Мелвилла. Лично мне всегда хочется от него спать. — Она показала на демона. — Надеюсь, на него он подействует так же.

— Помилуй меня, дочь Блэкторна, и я сделаю все, что ты захочешь! — заюлил демон, высматривая, где бы спрятаться.

Райли знала, как это работает: если она примет его предложение, то должна будет отпустить его. На этот счет у ловцов было строгое правило: никаких поблажек, потому что, уступив демону один раз, впредь уже не сможешь отказаться. Это как с картофельными чипсами — нельзя съесть одну штуку. В итоге ты окажешься на пороге ада, а твоя душа перейдет в собственность Люцифера.

— И не подумаю, — буркнула Райли. Откашлявшись, она начала читать: — «Зови меня Измаил». — Сверху послышался едва различимый стон. — «Несколько лет тому назад — когда именно, неважно — я обнаружил, что в кошельке у меня почти не осталось денег, а на земле не осталось ничего, что могло бы еще занимать меня, и тогда я решил сесть на корабль и поплавать немного, чтоб поглядеть на мир и с его водной стороны». — Она продолжала пытку, стараясь не рассмеяться. Послышался еще один стон, а затем душераздирающий крик. Сейчас он как раз должен начать рвать на себе волосы, если они у него есть. — «Это у меня проверенный способ развеять тоску и наладить кровообращение. Всякий раз, как я замечаю угрюмые складки в углах своего рта; всякий раз, как в душе у меня воцаряется промозглый, дождливый ноябрь…»[1]

Раздался глухой удар — демон, потеряв сознание, свалился на металлическую полку.

— Охотник выиграл! — прокричала она. Бросив взгляд на симпатичного парня, сидящего поблизости, Райли засунула книгу в сумку и вытащила чашку.

— Это что… детская кружка-непроливайка? — спросила библиотекарша.

— Ага. Идеально подходит для моей работы. Наверху есть отверстие, чтобы демону было чем дышать. В то же время он не может открутить крышку и выбраться наружу, — усмехнулась она. — Они просто ненавидят эти кружки.

Райли поднялась на носочки и аккуратно взяла демона за когтистую лапу. Нужно быть максимально осторожной, потому что иногда они просто притворяются мертвыми, чтобы потом сбежать.

Этот определенно был без сознания.

— Отличная работа! Сейчас подпишу все необходимые бумаги, — сказала библиотекарь и направилась к своему столу.

Райли позволила себе улыбнуться: все прошло просто замечательно. Отец должен ею гордиться. Засунув демона в кружку и плотно закрутив крышку, она услышала зловещий смех, и в следующий момент ей в лицо пахнуло воздухом так, что она часто заморгала, а со столов на пол полетели книги и тетради. Помня совет отца, Райли, не обращая внимания на происходящее, продолжала следить за пойманным демоном. Она знала, что он быстро придет в себя и, когда это произойдет, впадет в бешенство. Когда она заперла его в кружке, он начал дергаться.

— Ничего у тебя не получится, — сказала Райли.

Ветер становился все сильнее. По залу, подобно упавшим листьям, летали листы бумаги.

— Кто-нибудь знает, что происходит? — спросил один из студентов.

Сзади послышался какой-то непонятный шорох. Райли быстро оглянулась и увидела, что книги одна за другой начали падать с полок. Они поднимались в воздух, как вертолеты, а затем словно сбивались с курса и начинали вести себя очень странно. Например, одна устремилась к какому-то студенту, и он едва успел пригнуться, чтобы избежать удара.

Ветер все усиливался, завывая между стеллажами, как среди деревьев в лесу. То тут, то там раздавались крики, студенты в спешном порядке начали покидать читальный зал.

Библио продолжал дергаться, выкрикивая непристойности. Как только Райли начала повторять наизусть строки из Мелвилла, сработала пожарная сигнализация, заглушившая ее голос. Тяжелая книга ударила девушку по плечу, и она налетела на стеллаж. Ей потребовалось какое-то время, чтобы прийти в себя, а очнувшись, она увидела, что кружка-непроливайка лежит около ее ног. Крышка сорвана. Демона нет.

«О, нет!»

Она запаниковала и начала поиски. Среди обрушившегося урагана из книг, бумаг и тетрадей она наконец увидела демона, пробирающегося к закрытой двери, той самой, что вела в зал редких книг. Уворачиваясь от книг, Райли схватила кружку и засунула ее в карман куртки.

Она должна поймать это ничтожество.

Тут к ее ужасу дверь в зал редких книг распахнулась, из него выбежал испуганный студент и направился в сторону выхода. Как будто осознав, что на его пути ничто не стоит, демон ускорился. Он запрыгнул на стул, освободившийся под одним из покинувших место схватки студентом, затем перебрался на стол. Засеменил, как птичка, маленькими ножками, перекувырнулся, слез вниз и поспешил к открытой двери, словно крошечный футболист, ведущий победный мяч к воротам.

Райли пробиралась через толпу паникующих людей, стараясь не потерять из вида маленькую фигурку. И когда она перелезала через стол, что-то ударило ее в спину, от чего она потеряла равновесие и упала в море карандашей, бумаг и мусорных корзин. В довершение при падении у нее порвались джинсы.

Оказавшись на четвереньках, она вытянулась вперед и сумела-таки одной рукой схватить демона за пояс и подтянуть его к себе. Он кричал и пытался вырваться, но Райли не сдавалась. Она достала из кармана кружку и засунула в нее демона. Зажав рукой верх чашки, она продолжала лежать на полу, наблюдая, как вокруг летают книги, сверкают вспышки молнии и, не переставая, воет пожарная сигнализация. Райли едва дышала, от напряжения у нее заболела голова. Оба колена саднили, поцарапанные в схватке с демоном.

Внезапно сигнализация стихла, и девушка с облегчением вздохнула. Но тут раздался леденящий душу смех. Райли попыталась определить источник: жуткое тихое завывание исходило от массивного книжного шкафа справа от нее. Подчинившись интуиции, она развернулась и, не вставая, поползла в противоположном направлении. Она услышала, как сзади раздался надрывный крик, и книжный шкаф упал прямо на то место, где она была всего пару секунд назад. Книги, бумаги и сломанные полки разлетелись во все стороны. Неожиданно все летающие по залу предметы начали опускаться на пол, точно кто-то выключил гигантский вентилятор.

Ладонь, которой она закрывала кружку, обожгла острая боль, и от неожиданности Райли дернулась и ударилась головой о стол.

— Черт! — Ее укусил демон. Она потрясла кружку, чтобы дезориентировать пакостника.

Райли по-прежнему лежала рядом со столом, пытаясь собраться с мыслями. Вокруг начали появляться люди — они вылезали из-под столов, из-за стеллажей. Несколько девушек плакали, какой-то парень, на вид абсолютно не пострадавший, сидел, склонив голову, и стонал. Все взгляды были прикованы к ней.

Затем она поняла, чем вызван такой интерес, — ее руки и любимая футболка были испачканы зеленой мочой. На голубых джинсах — пятна крови, одна из туфель потеряна, а волосы запутались.

Щеки Райли горели. «Ловец потерпел поражение».

Когда демон попытался укусить ее снова, она резко затрясла кружку, вымещая всю свою злобу на адском создании, выставившим ее идиоткой.

В ответ демон рассмеялся.

Библиотекарь откашлялась.

— Кажется, это ты потеряла, — сказала она, протягивая Райли крышку. Волосы женщины выглядели так, словно она попала в ураган, к щеке прилип желтый листок, на котором было написано «Стоматолог, понедельник, 10 утра».

Трясущейся рукой Райли взяла крышку и заперла демона в кружке-непроливайке.

Он выкрикивал ругательства, проклинал ее, обещал, что она за это поплатится, и обеими руками упирался в крышку.

«Я тебя тоже очень люблю, ничтожество».

— Подумать только, а мы-то переживали из-за золотой рыбки. — Библиотекарь оглядывала хаос и вздыхала.

* * *

Райли уныло наблюдала, как парамедики уносят двоих студентов: у одного на шее был бандаж, второй что-то неразборчиво бормотал о конце света. Наперебой звонили мобильные телефоны — новость о произошедшем быстро распространилась по городу, и родители спешили узнать, как там их чада. Райли слышала обрывки разговоров. Кто-то рассказывал маме с папой, как круто тут только что было и что в данный момент он выкладывает видео в Интернет. Кто-то был настолько испуган, что с трудом мог говорить.

«Как и я».

Это несправедливо. Она же все сделала правильно. Хотя нет, не совсем. Но Библио не должен обладать психокинетическими способностями. Ни у одного из демонов первой категории не хватит силы вызвать ураган, однако только что это произошло. Должно быть, в библиотеке был еще один демон, но они никогда прежде не работали в команде.

«Так кто же надо мной смеялся?» Она продолжала рассматривать оставшихся студентов — одного за другим. Ничего не понятно. Какой-то симпатичный парень складывал в рюкзак учебники. Когда она перехватила его взгляд, он лишь покачал головой в знак неодобрения, как будто она была напроказничавшей пятилетней девочкой.

«Вот идиот». А кем еще он может быть, если все еще учится в колледже.

Порывшись в сумке, она нашла бутылку теплой содовой и сделала несколько больших глотков. Но это не помогло избавиться от ощущения наждачной бумаги в горле. Когда она убирала бутылку, то почувствовала, что место укуса демона начало саднить и опухать. Она знала, что нужно прижечь укус Святой водой, но полицейские велели ей не двигаться, и она была уверена, что библиотекарю не понравится, если она зальет ковер водой.

По крайней мере, копы больше не приставали к ней с вопросами. Один из них попытался заставить ее сделать заявление, но это лишь разозлило ее. Чтобы урезонить его, она позвонила отцу, сказала, что у нее проблемы, и передала телефон полицейскому.

— Мистер Блэкторн? У нас тут проблемы, — раздраженно сказал коп.

Райли прикрыла глаза и попыталась не слушать разговор, но это было невозможно. Полицейский говорил на повышенных тонах, на что отец отвечал ему своим вам-же-не-хочется-чтобы-я-приехал голосом. Как учитель, которому приходится общаться с подростками, он отлично умел говорить тихо, но так, что его все слушались. Очевидно, на полицейского он имел такое же влияние, как на непослушных учеников, — офицер что-то пробормотал, извинился и вернул ей телефон.

— Пап? Прости меня… — На глаза наворачивались слезы. Нет, она ни за что не позволит себе расплакаться перед копом и толпой зевак, поэтому Райли собралась с силами и сказала: — Я не знаю, что произошло.

На другом конце повисло молчание. «Почему он ничего не говорит? О боже, он, наверное, в бешенстве. Я труп».

— Райли… — Отец сделал глубокий вздох. — Ты уверена, что с тобой все в порядке?

— Да. — Не стоит говорить ему об укусе, он уже достаточно на это насмотрелся.

— Пока с тобой все хорошо, остальное не имеет значения.

Однако Райли была не уверена, что университетские власти будут такими же снисходительными.

— Я сейчас занят, поэтому не смогу за тобой заехать. Но я кого-нибудь пришлю — не хочу, чтобы ты ехала на автобусе. Не сейчас.

— Спасибо.

Снова тишина. Она слышала, как стучит ее сердце.

— Райли, что бы ни произошло, помни, что я тебя люблю.

На этот раз телефон замолчал окончательно. Усиленно моргая, чтобы не расплакаться, Райли убрала его в сумку. Она знала, о чем думал ее отец: получение лицензии ловца оказалось под угрозой.

«Но я не сделала ничего неправильного».

Библиотекарь уже успела привести себя в порядок и сейчас стояла рядом с Райли. Девушка ей даже позавидовала: есть же такие женщины, которые могут идеально выглядеть в любой ситуации. Может, библиотекарей как-то специально учат этому в институте?

— Можете это подписать? — спросила женщина.

Райли ожидала, что сейчас ей выставят список повреждений и велят подписать бумагу, что она обязуется за все это заплатить. Однако это оказалась заявка на избавление от демона, которую должен подписать ловец после выполнения работы.

— Но… — начала Райли.

— Ты же поймала его, — сказала библиотекарь, указывая на кружку, стоящую на столе. — Кроме того, я сверилась со списком демонов. Это ведь был не один из тех мелких пакостников?

Райли покачала головой и подписала заявку.

— Вот и хорошо. — Библиотекарь материнским жестом пригладила запутавшиеся волосы Райли и одарила ее нежной улыбкой. — Не переживай, все будет хорошо. — И ушла.

Мама Райли говорила то же самое перед смертью. Те же слова произнес отец, когда их дом сгорел дотла. Взрослые всегда ведут себя так, словно могут все исправить.

Но они не могут. И они отлично это знают.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Денвер Бек ждал Райли около здания библиотеки. Он тяжело вздохнул: подопечная его лучшего друга только что возглавила список учеников-неудачников. А Пол всегда ею так гордился. Кто мог подумать, что она сможет одолеть Пиродемона в час пик на станции «МАРТА»? С этим не справился бы целый пожарный департамент.

— А ты, девочка, смогла, — пробормотал Бек в характерной для него манере растягивать слова и с тревогой покачал головой. — Черт побери, что-то здесь не так, и виновный обязательно за это заплатит.

Пытаясь расслабиться, он сначала поднял плечи, а потом опустил их. Он переживал с тех пор, как Пол позвонил ему и сказал, что Райли попала в беду. Они еще не успели закончить разговор, а Бек был уже на полпути в библиотеку.

Однако в само здание из-за полицейских ограждений он попасть не смог. Все, что ему оставалось, это стоять на улице и ждать. Не теряя времени, он собирал информацию, опрашивая студентов, которые были внутри, когда все произошло. Несколько человек рассказали, что видели, как Райли поймала маленького демона, но ни один не мог толком описать, что произошло после этого.

— Что-то здесь не так, — произнес Бек в пустоту. Библиодемон, конечно, безобразничает и может устроить беспорядок, но вряд ли из-за этого сюда приехала бы команда быстрого реагирования.

Несколько студенток внимательно изучали Бека — он им определенно приглянулся. Он улыбнулся в ответ, хотя понимал, что, пока не узнает, что с Райли все в порядке, ни о каком флирте не может быть и речи.

— Отлично выглядишь! — крикнул он, чем заработал еще несколько улыбок. А одна из девушек и вовсе подмигнула ему.

«Вот это да, так еще лучше».

Один из полицейских, тот самый, что не разрешил Беку пройти в библиотеку, вышел за ограждение. Они обменялись парой слов. Бек старался сохранять хладнокровие и не лезть на рожон. Сейчас главным для него было вытащить оттуда дочь Пола, а он явно не сможет этого сделать, если окажется в патрульной машине в наручниках.

— Сейчас-то я могу войти? — спросил Бек.

— Пока нет, — злобно ответил коп.

— Как там ловец демонов? С ней все в порядке?

— Ага. Скоро мы ее отпустим. Не понимаю, как вы, парни, после всего, что произошло, могли отправить на такое задание какую-то девчонку.

Не он один так думал.

— Незаконно допрашивать ее в отсутствии старших, — пригрозил Бек.

— Ну, конечно. Это ваши правила, а не наши, — ответил мужчина. — Нас это не волнует.

— До тех пор, пока демон не укусит тебя за задницу. Тогда ты первый прибежишь к нам.

Полицейский фыркнул и уперся руками в бока.

— Я просто не понимаю, почему вы не можете всадить им пулю в задницу, как это делают охотники за демонами. Вы, парни, со всеми своими пластиковыми кружками и волшебными шарами ведете себя, как кучка слабаков.

Бек стерпел насмешку. Сколько раз ему уже приходилось объяснить разницу между ловцами и охотниками. Ловля демона — это настоящее искусство, для которого требуется немалый навык. Ребята из Ватикана не заморачиваются и сразу открывают огонь. Для охотников хороший демон — мертвый демон. Для этого не нужно никакого таланта. В их работе есть и другие отличия, но это основное.

— Мы пользуемся своими знаниями. Они — оружием. Для нашей работы нужен талант, для их — нет, — резюмировал Бек.

— Ну, не знаю. Они неплохо смотрятся в этом телевизионном шоу.

Бек понял, что речь идет о передаче «Земля демонов», где рассказывается об охотниках за демонами.

— Это просто шоу, ни слова правды. Во-первых, в команде охотников нет ни одной девушки. Во-вторых, они живут как монахи, и чувство юмора у них, как у Сильвестра Риттера.[2]

— Завидуете? — попрекнул его коп.

Завидовал ли он?

— Нисколько. Когда я заканчиваю свою работу, я могу пойти в бар, выпить пива и снять девочку. Эти парни не могут.

— Шутишь?

— Их жизнь не имеет ничего общего с шоу, — покачал головой Бек.

— Вот черт, — проворчал коп. — А я-то думал, что они ездят на шикарных авто и их окружают роскошные чики.

— Неа. Теперь понимаете, почему я ловец.

Тут из кармана куртки Бека зазвучала мелодия «Джорджия у меня в мыслях».

— Пол? — тут же ответил на звонок Бек, даже не глядя на дисплей телефона. Кто это может быть еще, кроме отца девушки.

— Что случилось? — спросил Пол.

Бек в двух словах объяснил, почему не может пока освободить Райли.

— Дай мне знать, когда она выйдет из библиотеки, — попросил Пол.

— Обязательно. Ты поймал Пиро?

— Ага. Хотелось бы мне быть рядом с тобой, но у меня еще остались тут дела.

— Не переживай, я обо всем позабочусь.

— Спасибо, Дэн.

Бек нажал отбой и убрал телефон в карман. В голосе друга звучала неприкрытая тревога. Пол всегда переживал, когда его ученики оказывались в опасности, особенно если речь шла о его дочери. Вот почему он очень долго откладывал ее обучение, надеясь, что она выберет какую-нибудь более безопасную профессию, например артистки цирка, выполняющей трюки под самым куполом.

Но все было бесполезно. Он говорил об этом Полу сотни раз, но тот его не слушал. Райли все равно станет ловцом, хочет того ее отец или нет. Она такая же упрямая, как ее мать.

Внимание Бека переключилось на команду телевизионщиков, ожидавших информацию около ограждения. Журналисты просто обожают скандалы, связанные с поимкой демонов, — никому не интересна аккуратная и чистая работа, а вот происшествие, подобному тому, что имело место в библиотеке, непременно попадет в новости.

Тут от толпы отделилась стройная фигура. Бек сразу же узнал Райли, хотя не видел ее вот уже несколько месяцев. Она прижимала к себе сумку так, словно в ней лежал редкий сборник первых альбомов группы «Queen» — «Crown Jewels». Она прихрамывала, волосы были спутаны. Но даже такой непрезентабельный вид не помешал Беку обратить внимание на то, что она округлилась в тех местах, из-за мыслей о которых мальчики не спят по ночам. Он заметил, что она очень повзрослела и из ребенка превратилась в молодую женщину.

«Черт тебя подери, ты разобьешь немало сердец».

Когда к ней направился один из любителей сенсаций, Бек приготовился к защите, но Райли разобралась сама: молча отстранила микрофон, отвернулась и пошла прочь.

«Молодец, девочка».

Увидев Бека, Райли изменилась в лице. Она была не рада ему, что, впрочем, неудивительно, после того, что произошло между ними. Она влюбилась в него, когда ей было пятнадцать лет, а ему — двадцать. Бек тогда только начал учиться у ее отца и, чтобы избежать скандала и не лишиться уважения Пола, решил держаться подальше от девушки, надеясь, что чувства улягутся и она найдет себе другой объект обожания. Так и получилось: Райли забыла свою детскую любовь, но искоренить обиду не смогла. Кроме того, у нее был еще один повод не любить Бека — тот проводил с ее отцом больше времени, чем она.

Он достал телефон и набрал номер Пола.

— С ней все в порядке.

— Слава богу! Они созвали экстренное собрание Гильдии. Предупреди ее.

— Как скажешь. — Бек засунул телефон в карман.

Райли остановилась в нескольких метрах от него и прищурилась. Ее джинсы были порваны, на щеке виднелась кровь, лицо и одежда перепачканы в зеленой слизи, и в ушах недоставало одной из сережек.

Бек выбирал между двумя линиями поведения: пожалеть ее или посмеяться над ней. Первому она, скорее всего, не поверит, так что остается второй вариант.

— Прими поздравления, девочка. Если ты смогла устроить такой хаос, пытаясь поймать первача, интересно посмотреть, что будет, если тебе придется столкнуться с пятаком, — ухмыльнулся Бек.

— Я уже не ребенок. — Ее темно-карие глаза вспыхнули от злости.

— Для меня ребенок, — парировал он и указал в сторону своего старенького пикапа «форд». — Залезай.

— Я не общаюсь со старикашками, — прошипела она в ответ.

Беку потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя.

— Я вовсе не старый.

— Тогда перестань так себя вести.

Увидев, что она не собирается уступать, он добавил:

— Созвали экстренное собрание Гильдии.

— Почему тогда ты до сих пор здесь?

— Мы оба должны там быть, и мы поедем туда, как только ты сядешь в эту чертову машину.

— Так это все из-за меня? — В ее глазах появилась заинтересованность.

— Вот дурочка. Из-за кого же еще?

— Э-э-э…

Прежде чем открыть дверь машины, она задумалась. И тут Бек увидел, что с ее рукой что-то не так.

— Демон укусил? — Кивок в знак согласия. — Ты сделала все, что нужно?

— Нет. И не кричи на меня. Только этого сейчас не хватало.

Бурча что-то себе под нос, Бек залез в машину и начал ковыряться в сумке, лежащей на переднем сиденье. Наконец он извлек бутылку со Святой водой и бинт.

Райли стояла, прислонившись к «форду». Было видно, что она очень устала, ее трясло больше от пережитого, чем от холода.

— Будет больно. — Он кивнул в сторону телевизионщиков. — Лучше, если ты потерпишь и попытаешься сохранить спокойствие. Не стоит привлекать их внимание.

Она кивнула и закрыла глаза, готовясь к процедуре. Он осторожно закатал рукав ее куртки, изучая рану. Глубокая… Но, наверное, можно будет обойтись без операции. Демон смог отхватить очень маленький кусочек. Святая вода все залечит, и рука будет как новенькая.

Когда лечебное зелье попало на рану, Райли вздрогнула и сжала зубы. Вода зашипела, словно это была какая-то сверхъестественная перекись водорода. Когда вода полностью испарилась, Бек наконец посмотрел Райли в глаза. Из них градом катились слезы, но она мужественно молчала.

«Сильная. Прямо как ее отец».

Осталось забинтовать — и все.

— Готово, — сказал он.

Ему показалось, что, садясь в машину, он услышал сказанные с неохотой слова благодарности. Бек закрыл дверцу и завел двигатель. Он установил климат-контроль на самую высокую температуру. Он может потерпеть, а девочке нужно согреться.

— Зачем тебе эта штука? — спросила она, указывая испачканным зеленым пальцем на стальную палку, торчавшую из его сумки.

— Помогает справляться с тройбанами, если те ведут себя слишком агрессивно, особенно если выпускают когти.

— Как эта палка может помочь?

— Я отгоняю ей демонов, как битой, кроме того, она отлично ломает им когти. Главное следить, чтобы когти не попали тебе под кожу и не застряли там, как занозы, иначе они начнут гнить. — Он сделал паузу для пущего эффекта. — Ужасные ощущения. Как вспомню эти мерзкие лапы!..

Он специально все так живописал, проверяя ее, ожидая ее реакции. Но она молчала.

— Так что там произошло? — спросил он.

Райли отвернулась к окну, придерживая больную руку.

— Не хочешь — не говори. Но я мог бы тебе помочь. Мне столько раз доставалось от Гильдии, что я мог бы дать тебе несколько советов, рассказать, как лучше вести себя, что говорить.

Ее плечи дернулись, и на какой-то момент ему показалось, что она вот-вот заплачет.

— Я сделала все, что должна была, — прошептала она охрипшим голосом.

— Так расскажи мне, что пошло не так.

Он внимательно выслушал, как она поймала Библио. Девчонка, и правда, сделала все, как положено.

— Говоришь, книги вдруг поднялись со свои мест и закружись в воздухе? — переспросил он.

— Да. И стеллажи отодвинусь от стен. Думала, они меня пришибут.

У Бека скрутило желудок. Этого не должно было произойти. Чтобы успокоиться, он попытался вспомнить, как Пол поддержал его после происшествия на станции «МАРТА», когда он уже распрощался с карьерой.

— И что ты будешь делать, если это произойдет еще раз?

— Еще раз? Шутишь? Да они выгонят меня из Гильдии, а потом будут смеяться надо мной. Жаль, что папа расстроится. Я его подвела. Мы не сможем оплатить… — Она смотрела куда-то в сторону, но он заметил, как по ее щеке покатилась слеза.

Медицинские счета. Они остались после смерти матери Райли. Из того, что Пол ему рассказывал, он знал, что они едва сводят концы с концами. Поэтому им приходилось жить в жуткой квартире, которая раньше была гостиничным номером. Поэтому Райли так стремилась получить квалификационную лицензию, а Пол брался за любую работу, которая могла принести деньги.

Между ними повисла неловкая пауза, и Бек попытался сосредоточиться на дороге. Он думал о том, что произойдет сегодня вечером. Ловцы не любили перемен, и многие открыто высказывались против того, что в их команде появилась девушка. Райли нужно было выговориться, побороть чувство вины до того, как начнется собрание, иначе они съедят ее живьем.

Посигналив подрезавшему его «мини-куперу», Бек повернул в направлении центра города. Они остановились на перекрестке. Рядом какой-то парень толкал магазинную тележку, полную старых шин. Другой рассекал поток на роликах, словно скоростной конькобежец. С взлетевшими до небес ценами на бензин скоро люди и вовсе откажутся от машин.

Главная проблема перекрестка заключалась в отсутствии светофора.

— Если так будет продолжаться, то скоро в городе не останется ни одного светофора, — пожаловался Бек.

Многие из них были украдены, а затем сданы в металлолом. Хотя это не так уж просто — залезть ночью на столб и открутить светофор — обезумевшие от безденежья американцы были готовы на все, даже рискуя сломать себе шею.

Городские власти предпочитали закрывать глаза на происходящее, объясняя это тем, что не могут уследить за всеми светофорами и фонарями. Им и так есть чем заняться в лишенном финансирования городе с пятью миллионами душ.

Бек чуть не зацепил какого-то идиота на мопеде, но все-таки сумел миновать перекресток.

«Поговори со мной, девочка. Не стоит замыкаться. Ты не одна».

Райли опустила солнцезащитный щиток и уставилась в разбитое зеркальце.

— О боже мой! — только и могла произнести она. Краем глаза он видел, как она осторожно дотрагивалась до зеленых пятен на лице, появившихся в тех местах, куда попала выпущенная демоном жидкость.

— Через пару дней ничего не будет, — сказал Бек, стараясь, чтобы его голос звучал как можно более воодушевляюще.

— Нужно, чтобы прошло до завтрашнего утра. У меня занятия в школе.

— Просто скажи, что ты ловец. Это должно произвести на них впечатление.

— Ошибаешься! Гораздо лучше быть как все, а не светиться, как радиоактивная лягушка.

Он пожал плечами. Он никогда не стремился быть как все и не понимал, почему это так важно. Но, возможно, у девушек все иначе.

Отвернувшись к зеркалу, Райли начала распутывать колтуны. Когда она пыталась справиться с запутавшимися прядями, ее глаза наполнялись слезами. Ей потребовалось некоторое время, чтобы привести себя в порядок. Она нанесла на губы немного блеска, а затем, видимо, решила, что он плохо сочетается с зелеными пятнами, и стерла его.

Только после этого она наконец взглянула на Бека и перевела дыхание.

— Я должна была… окропить Святой водой дверь, ведущую в зал редких книг. Тогда, если бы демону удалось сбежать, он бы не смог пробраться туда.

— Ты чертовски права. И это единственная ошибка, которую ты совершила. Чтобы стать хорошим ловцом, нужно учиться на своих ошибках.

— Но ты никогда не учился, — гневно бросила она.

— Возможно, но мне не предстоит головомойка от Гильдии сегодня вечером.

— Спасибо, а я-то забыла, — сказала она. — Так почему книги начали летать?

— Я бы сказал, что Библио кто-то помогал.

Она покачала головой.

— Папа говорит, демоны не работают вместе. Демоны высшей иерархии презирают тех, кто ниже их, считают их мелкими, вечно путающимися под ногами тараканами.

— Это так, но готов поспорить, что где-то в библиотеке был еще один демон. Ты чувствовала запах сероводорода? — Райли отрицательно покачала головой. — Замечала, что кто-то за тобой наблюдает?

Она издала смешок.

— Все вокруг, Бек. Они все смотрели только на меня. Я чувствовала себя идиоткой.

Он не раз оказывался в подобной ситуации и прекрасно понимал, как она себя чувствовала. Но зачем демон, стоящий на одной из верхних ступеней иерархии, вздумал поиграть с начинающим ловцом? Она не представляет никакой угрозы темным силам.

По крайней мере, пока.

Райли замолчала и уставилась в окно, пытаясь справиться с ремешком сумки. Бек еще много чего хотел сказать — например, про то, что он гордился тем, что она с честью вышла из этой передряги. Пол всегда говорил, что хорошего ловца отличает умение справляться с непредвиденными осложнениями, но сейчас ей было бессмысленно говорить об этом. Она бы поверила этому, только если бы услышала эти слова от отца, а не от человека, которого она считала своим врагом.

Они проехали мимо Библиотеки Джимми Картера и собравшихся рядом с ней в длинную очередь бродяг, ожидавших своей порции супа. С прошлого месяца очередь не стала короче, и это означало, что в экономике все по-прежнему плохо. Некоторые обвиняли в финансовом кризисе демонов. Бек же считал, что во всем виноваты политики, которые вместо того, чтобы заниматься своей работой, только и делают, что берут взятки. В чем бы ни была причина, Атланта постепенно скатывалась в ад. И Люциферу, Бек был уверен, это нравилось.

Через несколько минут он припарковался на заваленной мусором стоянке напротив Часовни и заглушил двигатель. Он уже привык к тому, что его постоянно обливают грязью, а девочка нет. Если бы была хоть малейшая возможность занять ее место, он бы, не раздумывая, это сделал. Но если ты ловец, то должен сам отвечать за свои поступки.

— Оставь демона здесь, — посоветовал он. — Положи его под кресло.

— Почему? — спросила Райли, нахмурившись. — Я не хочу снова потерять его.

— Здание защищено Святой водой. Если ты попытаешься войти внутрь с демоном в сумке, его просто разорвет на мелкие кусочки.

— Ого! — Она вытащила кружку и как можно сильнее закрутила крышку.

— И еще один совет: не зли их.

— Но ты же всегда так делаешь. — Райли коротко взглянула в его сторону.

— С тобой все по-другому.

— Потому что я девушка? — И когда он не ответил, она переспросила еще раз: — Так ведь?

— Да, — согласился он.

Она вылезла из машины и захлопнула дверь здоровой рукой так сильно, что он испугался. А потом указала на него зеленым пальцем.

— Я не отступлюсь. Я дочь Пола Блэкторна. Даже демоны знают, кто я такая. Однажды я стану такой же, как мой отец, и всем придется смириться с тем, что я девушка. В том числе тебе, приятель.

— Демоны знают, как тебя зовут? — ошеломленно спросил он.

— Разве не это я только что сказала? — Она пожала плечами. — А теперь давай пойдем разберемся с этим. А то мне еще нужно успеть сделать домашнее задание на завтра.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Райли остановилась, ее трясло. Она поняла, что после сражения с демоном сил совсем не осталось. Ей нужно было поесть и выспаться, но прежде ей предстояла встреча с Гильдией. Она представляла, как они будут на нее смотреть, что будут говорить с интонациями умудренных жизнью стариков. Затем начнутся грубые шуточки в ее адрес. Это они отлично умели делать.

«Я этого не заслужила». Другие ученики тоже совершают ошибки, но из-за них никогда не созывают экстренное собрание Гильдии.

Она наблюдала за закатом, и в какой-то момент ей показалось, что все хорошо, что ничего не было, что за этими стенами ее не ждет разочарованный отец. Она услышала дразнящий запах жареного мяса. Он шел от разноцветных шатров, разбросанных по случаю ярмарки в Парке Столетия Олимпийских игр. Среди торговцев, зазывавших к своим ломящимся от деликатесов и свежеиспеченного хлеба прилавкам, прогуливались посетители.

Ярмарка называлась Терминус, в честь первоначального названия города. Раньше она открывалась только по выходным, а сейчас стала работать на постоянной основе. Чем хуже становилась экономическая ситуация, тем больше товаров появлялось на ярмарке, так как они уже не могли продаваться в обанкротившихся магазинах. Здесь можно было купить или обменять практически все — от живых цыплят до реквизитов для фокусов. Если у продавца чего-то не оказывалось, то к следующему вечеру он непременно находил нужную вещь.

— Знак времен, — сказал Бек на выдохе. — Каким бы ужасным это ни казалось.

Увидев, что он нахмурил брови, Райли проследила за его взглядом. На дороге стоял Мертвец, нагруженный коробками и пакетами с ярмарки. Он был опрятно одет, волосы вымыты и причесаны, но было очевидно, что он неживой — бледно-зеленый цвет кожи и отсутствующее выражение лица всегда выдавали Мертвецов. Он стоял в нескольких шагах позади своей «владелицы», тридцатилетней женщины с золотистыми волосами в дизайнерских джинсах, сзади которых блестками были вышиты слова «Умная сучка». Все в ней кричало о достатке. Даже на машине не были установлены солнечные батареи, что означало, что владелице все равно, сколько стоит топливо. Ни царапин, ни ржавчины — все в идеальном состоянии.

«Возможно, этот мертвый парень и содержит ее авто в таком порядке».

Насколько Райли знала, Мертвецы совсем не похожи на зомби из фильмов, они не ели мозги или что-то в этом роде, они были лишь печальным напоминанием о прошлой жизни. Для богатых людей они становились идеальными слугами — никогда не просились в отпуск и не имели право получать зарплату. Мертвецы «жили» около года после того, как некроманты доставали их из могил и воскрешали. Когда же срок их службы истекал, сердобольные владельцы их хоронили, остальные же просто выбрасывали на свалку.

— Они просто рабы, — сказала Райли. — Когда ты умер, тебя должны оставить в покое.

— Аминь, — ответил Бек. — Поговорили, и хватит. Главное, что нас это не коснется. Если ловец умрет в схватке с демоном, его труп будет настолько изуродован, что никто на него не позарится.

«Хорошие новости».

Райли наблюдала за тем, как Мертвец укладывал сумки в багажник машины. Закончив, он залез на заднее кресло. Они отлично справлялись с простыми заданиями, но водить машину не умели.

Райли развернулась к пункту своего назначения. Построенной из красного кирпича Часовне было больше ста лет. Раньше здесь находилась баптистская церковь с концертным залом. Райли ходила сюда на концерт группы «Alter Bridge», когда они всей семьей решили отметить папин тридцать пятый день рождения. Тогда они жили в Бакхэде и мама была еще жива. Родители работали учителями в обычной школе, и все было хорошо.

Бек остановился перед входом и облокотился на веревку, которая служила поручнем — металлических уже давно не было. Все еще держа в одной руке спортивную сумку, он обернулся к Райли, его лицо было на редкость серьезным.

— Это не только из-за того, что ты девушка, — сказал он, понизив голос, в продолжение разговора. — Эти парни стареют, и им совсем не нравится сравнение с молодыми ловцами.

— Такими, как ты?

Он кивнул.

— Не стоит ожидать, что все пройдет гладко, ты готова? Главное — не позволяй им запугивать тебя. Ты все сделала правильно, просто что-то пошло не так. Это может произойти, и уже происходило, с любым из нас. Так что пусть не вешают тебе лапшу на уши.

Затем он вошел внутрь, оставив ее стоять на улице, как будто он не хотел, чтобы их видели вместе.

«Подонок».

Там, внутри, ее ждет отец. Что он скажет? Выступит ли он перед собранием Гильдии со словами, что он ошибался и она не достойна быть ловцом? Или же попытается защитить ее?

«Если он так сделает, они его поджарят».

Эта мысль придала ей сил — она не позволит отцу стоять там в одиночестве. Это ее ошибка, а не его.

Райли поднялась по ступеням и вошла внутрь, закрыв за собой дверь. Со времени последнего собрания Гильдии ничего не изменилось: с потолка по-прежнему свисала паутина, на полу валялись клочья пыли и одноразовые стаканчики. Райли чихнула. Потом еще раз. Вытащив платок и высморкавшись, она пошла в большой зал. Он представлял собой просторное помещение с неудобными деревянными лавками, расставленными по кругу на манер греческого амфитеатра. Раньше здесь находился орган, но его уже давно разобрали на мелкие кусочки — металл был нынче в цене.

На полу перед ней, среди пыли, Святой водой была нарисована линия, которая очерчивала место, где должно проходить собрание. Райли никогда не понимала, зачем проводилась эта защитная линия — ни один демон не посмеет сунуться в комнату, полную ловцов. Это была бы не очень хорошая идея. Но такова была традиция и зримое подтверждение для новичков того, что меры предосторожности приняты надлежащим образом.

Райли переступила линию и замешкалась. Она оказывалась перед Гильдией уже во второй раз. В первый она была здесь, когда получала лицензию ученика. Большинство ловцов не возражали, однако были и те, кто не хотел видеть ее в своих рядах. Не из-за ее отца, а из-за того, что она девушка. Сегодня они будут ее главными обвинителями.

«И я буду сражаться до последнего».

Свет горел только на первом этаже Часовни, и яркие лампы выхватывали пыльное пространство над головой Райли, заодно являясь источником тепла. Остальная часть здания тонула в неуютном мраке и холоде.

Собрание уже началось, ее отец сидел за одним из круглых столов скрестив руки на груди в своей я-на-пределе позе. На нем была куртка, свитер и потертые голубые джинсы. Его каштановые волосы уже давно нужно было подстричь. Он выглядел, как самый обычный отец, — разве что зарабатывал на жизнь тем, что ловил демонов.

— Как такое простое задание могло обернуться катастрофой, Блэкторн? — спросил пожилой мужчина со сломанным носом, седыми висками и шрамом в виде полумесяца, проходившим через все лицо. Он был похож не то на пирата, не то на преступника.

Харпер. Самый старший из трех магистров Гильдии ловцов Атланты.

— Мы здесь, чтобы выяснить это, — ответил отец не терпящим возражений тоном. — Райли будет с минуты на минуту, и мы услышим из первых уст, что произошло в библиотеке.

— Мне все равно, здесь она или нет. Она зашла слишком далеко, как я и предупреждал, — ответил Харпер. Ухмылка на его лице сделала шрам еще более пугающим.

— Мы все совершали ошибки. — Отец указал на здоровенного темнокожего мужчину за соседним столом. — Получив квалификацию, Мортон пытался поймать четвертака и разрушил зал суда. Так что, со всеми случается.

— Что я мог поделать? — вмешался в их беседу Мортон. Он был одним из нескольких афроамериканцев в Гильдии и выглядел так, словно продавал дома, а не ловил демонов. — Адвокат вел себя как демон. Меня все еще судят по этому делу.

Раздался приглушенный смех.

Отец кивнул.

— Я считаю, что Райли достаточно умна, кроме того, она хорошо знает правила и инструкции по ловле демонов. В любом случае, это станет для нее уроком и в следующий раз все пройдет идеально.

— Это уже лучше, чем твой предыдущий ученик, — пошутил кто-то. — Тот никогда ничего не слушал и не знал толком, как себя вести.

Бек вступил в круг света.

— Всем добрый вечер, — сказал он.

— Легок на помине, — откликнулся тот же ловец. — Что ты об этом скажешь, Верзила?

По тому, как Бек напрягся, Райли поняла, что ему не нравится прозвище. Он пожал плечами, сел рядом с ее отцом, достал из сумки две банки пива и поставил на стол перед ними. Открыв одну из них, он сделал большой глоток и устроился так, как будто пришел посмотреть театральное представление.

«Ты, эгоистичный болван». Он не собирался защищать ее. Сколько раз отец спасал его задницу? «Достаточно, чтобы быть благодарным».

Райли искусала губы до крови и только после этого вошла в луч света, моргая, чтобы привыкнуть к нему. Заметив ее, некоторые ловцы захихикали. Она не пошевелилась, так и осталась стоять, прижав руки к себе.

— А вот и наша маленькая мисс Неудачница, — сказал Харпер.

— Попридержи язык, Харпер, — не выдержал отец.

— Если ей это не по душе, тогда ей тут не место.

— Не стоит грубить, — поддержал отца еще один ловец. Это был Джексон, казначей Гильдии, высокий, стройный мужчина с козлиной бородкой и волосами, завязанными в хвост. Он работал в городской администрации до первой волны увольнений несколько лет назад. Вместо ответа Харпер топнул по полу и вытащил еще один кусок жвачки.

Несмотря на то что Райли очень хотелось подбежать к отцу и утонуть в его объятиях, она собрала волю в кулак и медленно прошла мимо него. Она делала все, чтобы не выставить себя перед этими болванами маленькой испуганной девочкой. Хотя в глубине души она именно так себя и ощущала.

Отец встал и положил руки ей на плечи, глядя ей прямо в глаза. Когда он увидел раны на ее лице, то вздрогнул.

— Ты в порядке? — Она кивнула. Он сжал ее плечи, чтобы как-то ободрить. — Тогда расскажи им, как все было.

Он обращался с ней, как со взрослым человеком, а не как с запуганным до смерти ребенком. И этот его простой жест придал ей сил, чтобы пережить то, что будет происходить.

Она обвела взглядом мужчин, сидевших вокруг. Около тридцати. Большинство — ровесники ее отца. Они стали ловцами, когда в результате экономического кризиса потеряли работу. С тех пор горечь и злоба были их неизменными спутниками.

Райли откашлялась, готовясь отвечать на вопросы. Харпер с нетерпением стучал по столу пальцами.

— Ну, давай, рассказывай уже! Не можем же мы сидеть здесь всю ночь!

— Не позволяй им себя провоцировать, — шепнул отец.

Она начала рассказ, надеясь, что сможет совладать с голосом. В этом огромном здании с высокими потолками ее слова звучали тихо и незначительно, а сама она ощущала себя мышью, выступающей перед львами.

Когда она закончила, Харпер вздохнул и скрестил руки на груди, обнажив красную татуировку на предплечье. На ней была изображена голова с корчащимся от боли демоном во рту.

— Демоны не работают вместе, — сказал он. — Все ученики знают это. Кроме, разве что, тебя.

Звучало так, как будто она всех обманывает.

— Как еще ты можешь объяснить все эти разрушения? — спросил Мортон.

— Не знаю, да мне плевать на это, — сказал Харпер. — Самое главное, что по вине этой идиотки мы стали посмешищем всего города.

Его слова вызвали волну перешептываний.

— Все не так просто, как кажется, — начал ее отец. — Если демоны объединяются, то нам нужно выяснить, почему они сменили тактику.

— Ты просто пытаешься спасти задницу своего сорванца, Блэкторн. Не будь она твоей дочерью, она бы никогда не получила лицензию.

Бек покачал в руках банку пива и с громким стуком поставил ее назад на стол.

— Почему ты так в этом уверен? Она же соответствовала всем требованиям.

— Какое тебе до этого дело? Хочешь выслужиться? — Харпер уставился на него.

Лицо отца Райли покраснело от злости. Бек же, напротив, был мертвенно-бледным. Не ожидала она, что он так себя поведет.

Он открыл еще одну банку и, причмокивая, сделал большой глоток.

— Не, она слишком молода. Не сможет купить мне пива.

— Ты чертовски прав, — выкрикнул кто-то. — Она просто несовершеннолетняя преступница.

Отец еще сильнее нахмурил брови.

— Мы должны изучить съемки с камер наблюдения из библиотеки, — Бек нарочито растягивал слова. — Так мы сможем узнать, был ли там еще один демон или нет.

— Чтобы достать пленки, уйдет слишком много времени. Давайте устроим голосование, — выступил Харпер.

— Нам не нужны эти пленки, мастер.

Это был ученик Харпера — Саймон Адлер, высокий блондин с голубыми глазами. Когда Райли была маленькой, мама купила ей ангела, которого крепят на макушке новогодней елки. Так вот волосы Саймона были такого же цвета, как ее ангел. Он был старше ее на пару лет. Сейчас на нем были джинсы, футболка с логотипом группы «Blessid Union of Souls», на шее — кожаный шнурок с висящим на нем деревянным крестом. — Запись произошедшего уже есть в Интернете, — сказал он, показывая на ноутбук, стоящий перед ним на столе. Райли удивилась, что он принес его в эту пылищу.

— Кто, черт возьми, давал тебе слово? — Харпер бросил на него грозный взгляд.

— Простите, — ответил Саймон, — но я думал, что вы хотите узнать правду.

— Держи свой рот закрытым, пока не велю другого, понял?

Ученик ошарашенно смотрел на своего мастера, не в силах вымолвить ни слова. Тогда вмешался Бек.

— Давай, Саймон, сделай то, что сделал бы любой хороший ловец, следящий за демонами. Ты же этому его учишь?

Лицо Харпера потемнело от злости, а шрам проявился еще отчетливее.

— Давайте посмотрим, — выкрикнул Джексон. — Может, тогда нам будет проще держать ответ перед Церковью.

Церковь. Ловцы только ловили демонов, а Церковь решала, что с ними делать после этого. Это была комплексная структура, которая складывалась веками. Гильдия всегда старалась улаживать конфликты, чтобы не злить Церковь.

Мужчины собрались вокруг Саймона. Их оказалось так много, что им стоило бы смотреть на монитор по очереди. Комментарии посыпались одновременно с началом записи.

— Черт, вы только посмотрите на эти летающие книги, — сказал Мортон. — Они же могут на кого-нибудь упасть.

«Они так и сделали».

— Она его поймала! — выкрикнул кто-то.

— О боже, посмотрите на…

«Книжные полки». Из динамиков послышался оглушительный грохот. Измученная и уставшая, Райли присела на ближайший стул. Отец пододвинул ей бутылку воды. Она открутила крышку и начала жадно, глоток за глотком, пить холодную воду. У нее заурчало в животе — напоминание, что она с самого утра ничего не ела.

Отец не спешил смотреть запись. И для этого могла быть только одна причина. «Он думает, что я провалилась».

Это ранило сильнее, чем укус демона.

Наконец Саймон поставил ноутбук перед отцом Райли.

— Просто нажмите эту клавишу, и он начнет проигрывать, — сказал он, одарив Райли быстрой улыбкой, и отошел.

Ловцы ходили рядом с ней и о чем-то шептались. Среди них был и Бек. Она стиснула зубы, ожидая, что сейчас произойдет.

— Готова? — спросил отец.

Она кивнула.

Это было ужасно. Такое ощущение, что смотришь один из эпизодов «Земли демонов», только на этот раз в главной роли была она, причем без дублеров. Кто бы ни снимал это видео, у него отлично получилось, хотя картинка и дергалась.

«Это все можно увидеть в Интернете». Люди во всем мире будут смотреть на нее и смеяться. Глумиться над ней. И она не сможет от этого спрятаться.

— Гляньте на этот ветер! — воскликнул кто-то.

Бек резко втянул в себя воздух, когда книжные стеллажи начали падать. В последней части видео она, прихрамывая, выходила из библиотеки, избитая и в крови.

— О боже! — выдохнул отец и так крепко обнял ее, что она с трудом могла дышать. Он не злился на нее, не был разочарован. Он обнимал ее так, только когда очень за нее боялся. Когда он отстранился, она увидела это на его лице, хоть он и старался не подавать вида. Затем он улыбнулся, и в уголках его карих глаз появились морщинки.

— Ты отлично все сделала, Райли. Я так тобой горжусь.

Она открыла рот, чтобы не расплакаться.

— Дитто, — сказал Бек, вернувшись к своему пиву.

Когда она подняла глаза, все взгляды были устремлены на нее. Несколько ловцов кивнули ей, выражая уважение. Джексон сначала посмотрел на Харпера, а потом на нее.

— Уверен, это точно не первач, — сказал он.

— Согласен. Наверняка это Геодемон, — откликнулся кто-то еще.

— Все равно, мы не можем это так оставить, — настаивал на своем Харпер. — Из-за этой истории мы все будем выглядеть идиотами.

— Да помолчи ты, Харпер. Ты ненавидишь всех учеников. А с теми, кого обучаешь, ты обращаешься, как с грязью, — огрызнулся Джексон. — Я должен был сразу об этом подумать.

— Если бы ты не совершал так много ошибок, Джексон, — начал мастер.

Отец одернул ее за рукав.

— Почему бы тебе не выйти? Тут становится жарко, и мне бы не хотелось, чтобы ты это слышала.

— А как насчет моей лицензии? — спросила она.

— Из-за нее тут и становится жарко.

«Ого».

Бек положил перед ней ключи от своей машины.

— Составь демону компанию, договорились? Он, возможно, уже успел соскучиться.

Она посмотрела на него сердито.

— Подожди в машине и запри все двери, — вмешался отец. — Я скоро буду. Давай. Все будет хорошо.

«Все будет хорошо».

Звучит, как проклятие.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Подойдя к машине, Райли пнула колесо, представляя, что это голова Харпера. Конечно, это было глупо, потому что нога тут же разболелась, а изменить она ничего не могла. Если Харпер надавит, то они проголосуют за лишение ее лицензии. А если они проголосуют за это, для нее все кончено. И обратного пути не будет.

«И что тогда?» Ей придется устроиться на работу, например официанткой. «Но это уже буду не я».

От плохих мыслей ее отвлек писк. Она подняла глаза и увидела стайку летучих мышей, выпорхнувших из-под карниза Часовни. Райли стояла и наблюдала, как они уносятся прочь в сумерки, завидуя их свободе. Вдалеке слышались завывания. Койоты. Каждую ночь они выходили на охоту, прятались в парках в ожидании одиноких прохожих. Город постепенно начинал жить по законам джунглей.

Она рассматривала машину Бека. Она так ему подходила: кто еще стал бы ездить на помятом «Форд Ф250» кирпичного цвета с наклейкой с изображением штата Джорджия на заднем стекле? Рядом — официальная эмблема Гильдии ловцов, а снизу неофициальный слоган — «Истребляем зло: один день — один демон». Разбросанные в салоне бутылки из-под пива катались по полу, словно мячи для боулинга, каждый раз, когда Бек поворачивал. И его коллекция тары постоянно пополнялась.

Райли отперла дверь и залезла внутрь, чтобы спрятаться от холода. В машине пахло кожаной курткой ее владельца. Порывшись под креслом, девушка извлекла кружку с демоном и убрала ее в свою сумку, игнорируя его мольбы о помиловании.

«Сколько еще будет продолжаться это собрание? Просто выкиньте меня и забудьте об этом», — ворчала она. Если собрание затянется, ей придется завести двигатель, чтобы не замерзнуть, а бензин нынче очень дорогой.

Пытаясь отвлечься от неприятных размышлений, Райли начала копаться в бардачке. Она поймала себя на мысли, что таким образом шпионит за Беком. Первой вещью, которую она обнаружила, оказался пистолет. Это ее нисколько не удивило, так как ловцам приходилось бывать в самых неблагополучных районах. Она осторожно его отодвинула. Затем ей под руки попался фонарик, а потом три презерватива, на которых был указан большой размер.

— В твоих мечтах, — хмыкнула Райли. А затем она нашла то, что искала: «Справочник ловцов».

Ученики получали свои справочники по частям, по мере того как узнавали новую информацию, чтобы они не начали случайно охотиться за демонами высших категорий, пока не будут к этому готовы. Все, что ей было нужно, — раздел о первой категории, куда входят в том числе Библиодемоны. Денвер Бек был младшим ловцом, всего в одном шаге от того, чтобы стать мастером, поэтому его справочник был практически полным, за исключением глав о самых старших демонах и Архидемонах.

Но сейчас Райли было все равно, сколько нового она могла бы узнать из этого справочника, так как она была без пяти минут исключена из Гильдии.

— А если нет… — У нее никогда больше не будет такого шанса.

Она подбросила монету, и любопытство победило. Впрочем, оно всегда побеждало.

Райли убедилась, что двери заперты, включила фонарик и начала читать, чувствуя себя так же, как в момент, когда она нашла мамин тайник с эротическими любовными романами.

— Демоны третьей категории — тройбаны — известны своей способностью потрошить и есть людей за пятнадцать минут.

«Может, это была не такая уж хорошая идея».

Она только начала изучать, как поймать тройбана, как в окно кто-то постучался. Райли даже подпрыгнула от испуга. Быстро запихнув книгу и фонарик в бардачок, она посмотрела в окно: около машины стоял Саймон, ученик Харпера. Чувствуя неловкость из-за того, что ее застукали за неблаговидным занятием, она смущенно вылезла из машины.

— Извини, что напугал тебя, — сказал он, отступая назад, как будто почувствовал, что ей нужно личное пространство. Не все парни это понимают. — Я подумал, что стоит навестить тебя, узнать, как ты тут.

«Как как: стою, обоссанная демоном, рядом с привлекательным парнем. Ну почему же вселенная ко мне так несправедлива?»

Она попыталась придать своей прическе более ухоженный вид, но рука была замотана бинтом. Чувствуя, что должна что-то сказать, Райли, заикаясь, выдала:

— Я… я тут… просто читала…

На лице Саймона появилась усмешка, и он поправил висящую у него на плече сумку с компьютером.

— Ага, справочник. Я видел. Но он явно не твой — слишком толстый.

«Черт». Она залезла в машину.

— Это справочник Бека. Ты ведь ничего не расскажешь, да?

— Я тоже пытался почитать справочник Харпера, но он меня застукал. — Саймон покачал головой, и его лицо потемнело от воспоминаний.

— Папа ничего мне не рассказывает, и это меня бесит, — сказав это, она задумалась: а может ли она доверять Саймону?

— Харпер тоже, а потом орет на меня, когда я не знаю чего-нибудь, что, он уверен, я должен знать, — нахмурился Саймон и добавил после паузы: — Я обязательно стану младшим ловцом, чтобы доказать, что он был не прав.

— А я не стану. Они собираются вышвырнуть меня из Гильдии.

— Кто знает, — сказал он. — На некоторых из них ты произвела впечатление. — Он сделал паузу, а потом добавил: — Думаю, ты классная.

Эти слова застали ее врасплох. «Он думает, что я классная?»

— А-а-а… спасибо!

Саймон улыбнулся, и ей показалось, что на улице потеплело.

Они услышали голоса — Бек и ее отец шли в их направлении, увлеченно о чем-то разговаривая. Ни один из них не выглядел счастливым. Бек активно жестикулировал, и ей показалось, что она слышала отдельные слова.

— Я лучше пойду, — поспешил Саймон. — Был рад повидать тебя, Райли.

— Я тоже, Саймон. — Переходя дорогу, он еще раз оглянулся. Она помахала рукой, от чего он улыбнулся еще шире.

«Он и вправду очень милый».

Райли залезла в машину, чтобы достать Библио, который уже доставил ей достаточно неприятностей. Засовывая фонарик в бардачок, она забыла его выключить, и сейчас он светился из него. Она быстро замела следы преступления и взяла в руки свою сумку.

— Мне кажется, Саймон составил тебе компанию, — сказал, подойдя к ней, отец. — Рад, что ты была не одна.

От этих слов у нее на душе стало теплее. Если Саймон нравился отцу, значит он неплохой парень.

— Итак? Каков вердикт? — спросила она, держа кулачки на удачу. Рука, которую покусал демон, нещадно болела. — Они выгнали меня, да?

— Ты все еще ученик, по крайней мере пока, — объявил отец. — После просмотра видео стало очевидно, что в библиотеке находился еще один демон, с правилами ловли которого ты пока не знакома. Но еще одна ошибка, и ты лишишься лицензии.

Очевидно, они что-то не договаривали.

— И? — спросила она.

Отец и Бек обменялись взглядами.

— Еще они наказали меня, — ответил отец. — Я не смогу взять ученика на следующий год.

— Харпер постарался, — пробурчал Бек. — Ублюдок.

Райли обомлела. Ее отец был прирожденным учителем, будь то история в старшей школе или натаскивание новых ловцов. Он не только терял приносившую ему удовольствие работу, но и деньги, которые он получал за воспитание новых ловцов. На эти деньги они покупали продукты. Все просто: нет учеников — нет еды.

— Главное, ты по-прежнему в Гильдии. Об остальном подумаем позже. — Отец обнял ее. — Давай отвезем тебя домой.

— Давай, я слышал, у нее еще куча домашки, — улыбнулся Бек.

Она бросила на него недовольный взгляд, но ничего не сказала. И без него хватало забот.

* * *

Когда они покинули Граунд Зиро, от горячего шоколада, который держала в руке Райли, запотело окно, и впервые за этот день она почувствовала себя комфортно. Дело было не только в горячем напитке, она наконец сидела рядом с отцом, а от этого ей всегда становилось лучше. Но она знала, что это состояние блаженства продлится недолго. Проводив Райли домой, отец с Беком опять уедут на работу. Они несколько дней пытаются поймать одного тройбана, но тот все время убегает. Это уже стало для них вопросом чести.

Райли знала, что эгоистично обвинять отца в том, что его никогда нет дома, — им были нужны деньги. Но иногда Райли хотела забыть об этом, чтобы они больше времени могли проводить вместе. Еще она мечтала, что когда-нибудь сможет работать вместе с отцом, они станут командой, а Беку придется найти себе другого напарника. Интересно, он об этом догадывается? В любом случае, этого не произойдет, пока она не научится ловить тройбанов.

Райли рассеянно теребила дырку на джинсах. Она и не думала штопать ее — с дыркой даже лучше, но вот что сделать с белесыми пятнами, которые остались от зеленой мочи демона, она не знала. Очевидно, все-таки придется покупать новые джинсы.

Поставив горячий шоколад в подстаканник между креслами, Райли изучала компьютерный диск, лежавший рядом с кучей оберток от жвачек. Наверное, одно из исследований отца о гражданской войне. Когда у него оказывалось свободное время, а это бывало нечасто, он ходил в библиотеку и работал там за компьютером, который был быстрее, чем тот, что стоял у них дома.

— Что на этот раз? — спросила она, показывая на диск. — Битва при Антиетаме или сражение у горы Кеннесо?

Похоже, он испугался вопроса и быстро убрал диск в карман.

— Слушай, а давай договоримся: когда я заработаю достаточно, чтобы заплатить за аренду квартиры, я возьму отгул. Закажем пиццу, может, посмотрим что-нибудь.

— Звучит отлично! — Она с энтузиазмом закивала головой. — С удовольствием. — «Хоть каждый день». А затем она задумалась. — Только мы с тобой. Без Бека.

— Он тебе так не нравится?

— Перед собранием он сказал, что хочет мне помочь, а на самом деле ничего для этого не сделал. Он просто хочет выслужиться перед старшими по званию.

— Ты ничего не видела, — покачал головой отец.

— Ну, конечно. Он сидел и пил пиво, как на пикнике. Ты, кажется, рассказывал, что его мать спилась. Если так пойдет и дальше, то он закончит так же, как она. Не понимаю, почему ты так о нем заботишься.

Отец не ответил и, судя по проявившейся на лбу морщине, задумался. Райли была недовольна тем, что затронула этот вопрос: ну почему они всегда ругаются из-за Бека?

Чувствуя себя виноватой, она попыталась сменить тему:

— Что ты думаешь о Саймоне?

— Скромный парень. — Отец, похоже, был ей благодарен. — Методичный ловец. У него в голове постоянно что-то происходит. Он сможет добиться успеха, если, конечно, Харпер когда-нибудь подпишет ему повышение до младшего ловца.

— Он мне нравится.

— Мне кажется, ты ему тоже. Просто будь осторожна с Харпером. Он очень заинтересован в парне и не позволит тебе встать между ними.

Телефон Райли разразился стрекотом сверчков. Она внимательно посмотрела на дисплей и улыбнулась. Это был ее лучший друг.

— Привет, Питер. Как дела?

— Привет, Райли. Видел ролик с тобой в Интернете. Да ты красотка! Остальные отдыхают. Скоро ты будешь звездой в Сети!

Райли вздохнула: это именно то, о чем она мечтала — тысячи… нет, миллионы смеющихся над ней людей.

Она слышала, как он что-то набирает на клавиатуре. Питер умел делать несколько дел одновременно, поэтому, возможно, в эту самую минуту он переписывался с несколькими друзьями.

— Мне не смешно, — призналась она.

— Понимаю, но ты же поймала этого урода. А летающие книги и стеллажи — все это в духе «Гарри Поттера»!

Любимое произведение Питера. У него дома были все книги и фильмы о приключениях Гарри.

— Сейчас, подожди минутку, — сказал он, и она услышала, как мама Питера спрашивает, с кем он разговаривает. — Ну все, я вернулся. Надзиратель приходил узнать, не сбежал ли я.

Райли посмотрела на отца и вздохнула. Ей нравилось общаться с Питером, но сейчас ей хотелось побыть с отцом.

— Пит, я могу перезвонить тебе позже? Я сейчас с отцом, и ему скоро уходить…

— Понимаю. Позвони, как будет время, хорошо? — сказал друг. — Ты все равно красотка. — И он повесил трубку.

До того, как отец потерял работу и начал ловить демонов, они с Питером ходили в обычную школу. Сейчас, из-за того, что бюджет на образование сократили, их перевели в вечернюю школу, занятия в которой проходили в заброшенной бакалейной лавке три раза в неделю. Учителям тоже пришлось искать дополнительный заработок — кто-то собирал мусор, кто-то продавал хот-доги.

Отец остановился перед знаком «Стоп», пропуская переходящего дорогу мужчину. Тот крепко вцепился в магазинную тележку, в которой сидела грязная собака.

— Ты это видишь? — спросил отец.

— Старика?

— Ты не видишь свечения вокруг него?

Для нее это был обычный старик с собакой.

— Это ангел, — объяснил отец.

— Не может быть!

Райли уставилась на мужчину. Он выглядел, как самый обычный бродяга, которых в городе было немало.

— Я всегда думала, что у ангелов должны быть крылья и белые одежды, ну или что-то в этом духе.

— Так и есть. Но если они не хотят, чтобы кто-нибудь догадался об их сущности, то могут выглядеть как обычные люди.

Человек-ангел добрался до тротуара, остановился, погладил собаку и пошел дальше.

— Сейчас в Атланте их стало больше, — со знанием дела заметил отец.

Что-то в его тоне насторожило Райли, и она спросила:

— Присматривают за демонами? Но ведь это же хорошо?

— Не уверен, — пожал плечами отец.

— А ангелы действительно могут совершать чудеса?

— Так говорят. — Он замолчал, концентрируясь на дороге, а затем спросил: — А вы с Питером когда-нибудь начнете встречаться?

Она заморгала от удивления. «Откуда такие мысли?»

— А-а-а… нет.

— Почему? Он вроде хороший парень.

— Он… Питер. Я хочу сказать… — Она пыталась подобрать нужные слова, чтобы описать очевидные для нее вещи. — Мы просто друзья.

Отец понимающе улыбнулся:

— Ясно. У меня тоже в школе была подруга, и я никогда не думал, что наши отношения перерастут во что-то большее.

Отец редко рассказывал о прошлом, поэтому она не могла промолчать.

— Кто?

— Твоя мама, — ответил он.

— Он звонит мне только потому, что одинок, — объяснила она.

— Или потому, что ты ему нравишься.

— Ну, конечно. Отличная попытка. Ему нравится Сими.

— Барменша из кофейни? — удивился отец. — С неоновыми волосами?

Райли кивнула.

— Ты еще не видел ее месяц назад — у нее на голове было черно-белое мелирование с пурпурными кончиками. Аж дух захватывало.

— Даже представить не могу, — ответил отец, поднимая брови.

— Ну, это как… — Райли попыталась объяснить, но поняла, что не может, потому что даже представить себе не могла, как можно было бы при ее вечных проблемах с Гильдией еще и иметь такую внешность хэллоуинского персонажа.

— Как дела в школе? Вы все еще сидите в молочном отделе? — спросил отец.

— Все нормально, — нахмурилась Райли. — Если не считать того, что в магазине пахнет сыром с плесенью и очень грязно. А еще пищат мыши и валяются дохлые тараканы.

— Кое-кто из моих друзей-учителей говорит, что опять планируется реформа системы образования. Возможно, вы переедете.

Не очень хорошие новости.

— Пока мы с Питером будем вместе, мы все сможем пережить.

— По крайней мере, сейчас вам достался бакалейный магазин, а могла бы быть старая мексиканская забегаловка. Тогда от вас пахло бы тухлыми буррито.

— Фу… — сказала она.

— Я всегда думал, что всю жизнь буду учителем, — начал отец. — Мне даже казалось, что когда здания школ продали частной компании «Бартуэлл», то на образование начнет тратиться больше денег. — Он покачал головой. — Как же я ошибался.

Райли хорошо знала эту историю. «Бартуэлл» начала поднимать арендную плату за здания. И в какой-то момент государство не смогло платить, поэтому занятия стали проходить в других местах. «Бартуэлл» не смогла найти других арендаторов и в результате обанкротилась. Здания пришли в упадок, заниматься в них стало невозможно. Количество безработных учителей увеличивалось с каждым днем.

— По крайней мере, я могу ловить демонов, — с сожалением заметил он.

— И я могу.

Он кивнул, но она понимала, что он с ней не согласен.

Отцу было нужно идти, его ждала работа, но тем не менее он проводил ее от парковки до дома.

— Мне не хочется, чтобы ты стала ловцом только потому, что я ловец, — задумчиво сказал он.

Райли размышляла над его словами, пока они пробирались между ржавыми велосипедами и скутерами.

— Но я хочу этого, пап. — Она поймала его руку и сжала ее. — Я не хочу стоять за прилавком. Это не мое.

На его лице появилось выражение смирения.

— Я надеялся, что ты передумаешь, но сегодня на собрании я понял, что этого не произойдет. Ты стояла перед Харпером и смотрела ему прямо в глаза, а для этого требуется немалое мужество.

— Почему он такой кретин? — спросила она. — Он ведет себя так, словно всех ненавидит.

— Он потерял слишком много людей. У всех бывает переломный момент, Райли. Свой он давно преодолел.

— Но ты же не сломался.

Он улыбнулся и сжал ее руку.

— Благодаря тебе.

Обнявшись, они поднялись по лестнице. «Однажды он будет проводить дома больше времени. И все будет по-прежнему».

ГЛАВА ПЯТАЯ

Проводив отца, Райли залезла в душ и с облегчением обнаружила, что зеленая моча пусть не очень хорошо, но все-таки отмывается водой. Так что завтра к вечеру, если все это еще умело замаскировать макияжем, она снова будет похожа на человека. Она надеялась, что никто из одноклассников не видел видео. Кроме, естественно, Питера.

«Мечтать не вредно».

Каждый вечер Райли убирала квартиру, и сегодняшний не был исключением, кроме того, что она чувствовала себя разбитой и обессилевшей, как будто только что участвовала в поединке с борцом сумо. Их кукольного размера квартира представляла собой два объединенных гостиничных номера, поэтому уборка не занимала много времени. Три комнаты — двенадцать на пятнадцать футов гостиная, крошечная кухня, ванная, спальня и переделанная под шкаф лишняя ванная. Система отопления и кондиционирования работала плохо и шумно, поэтому они старались использовать ее поменьше.

— Когда я стану младшим ловцом… — задумалась Райли, — мы переедем в более уютную квартиру. — Она знала, что квартира будет в точности такой, какую она видела в одном журнале: деревянные полы, большие окна, блестящая бытовая техника из нержавеющей стали. Это из-за того, что она привязалась к старому холодильнику. Ее отец постоянно над ней посмеивался, но не выкидывал его. У него тоже были свои мечты.

Райли плюхнулась с телефонной трубкой на диван и набрала номер Питера. Он ответил после первого гудка.

— Привет, Райли, — сказал он. Шорох бумаги. — Завтра нужно сдать итоговую работу.

— Точно. Займусь этим сегодня вечером.

— Я уже все сделал, — похвастался он. Она слышала чавкающий звук, словно он пил что-то через длинную трубочку. — Я раскритиковал утверждение южан, что рабство было необходимо для их выживания.

Питер вовсе не был «ботаником», хотя нередко таковым казался. Насколько она помнила, он всегда был таким, с тех пор как они познакомились, когда оба учились в четвертом классе. У него было круглое лицо, рыжие волосы, он носил очки и выглядел, как финансист или программист.

— Звучит круто, — сказала она. — Думаешь, мистеру Хьюстону понравится?

— У меня куча доказательств. Он согласится.

«Ни за что». У Хьюстона настолько явный акцент южанина, настолько очевидный, как вечный смог в Атланте, и он всегда рассказывает о Гражданской войне Севера и Юга. Вряд ли Питеру стоит рассчитывать на его понимание и отличную оценку.

— А ты о чем пишешь? — спросил Питер, причмокивая так, что ей тоже захотелось пить, поэтому прежде, чем ответить, она сделала последний глоток шоколада.

— Генерал Шерман и террористический аспект его деятельности.

На другом конце провода послышался вздох удивления.

— Вау! Никогда не проводил таких параллелей.

— Я попробую. Можно будет завтра воспользоваться твоим принтером? — спросила она.

— Конечно. У меня завтра тренировка, так что заходи после четырех. Может, вампиров не будет. — Вампиры — это младшие братья-близнецы Питера. Он зовет их так с тех пор, как они начали ходить. Они липнут к нему, как кровососы, и не отпускают его одного даже в ванну.

— Поняла, — согласилась она.

— Можешь прислать мне работу вечером, тогда к твоему приходу все будет готово.

— Отлично! Тогда до завтра, Питер.

«Когда я не буду зеленой».

— Увидимся, Райли.

Она устроилась за ломберным столом, который временно использовала как рабочий, и открыла на компьютере файл «Генерал Шерман — герой войны или террорист?». Печатать было тяжелее, чем она ожидала — укус на правой руке нарывал. Потом из клавиатуры выпала клавиша с буквой «н» и упала на запачканный ковер.

— Ну, сколько можно! — заворчала Райли. — Что за день такой!

Она залезла под стол, нашла клавишу и аккуратно вернула ее на место — на мониторе появился целая строка «н». Хорошо, что она точно запомнила расположение кнопок на клавиатуре.

В такие моменты она скучала по своему старому компьютеру — «Маку» с микрофоном — который сгорел в пожаре. Сейчас у нее был какой-то уже бывший в использовании компьютер, потому что страховой премии хватило только на выплату по кредитам и на покупку старой мебели.

Системный блок отец нашел в секонд-хенде, а клавиатуру они вытащили из мусорного бака. Пришлось потратить немало времени, чтобы привести ее в приличный вид, правда, от запахов медицинского спирта и лука до конца избавиться не удалось.

За дверью послышался скребущийся звук, но она его проигнорировала, продолжая изучать биографию Шермана. Воодушевившись победой в Семиноле, он пошел на Джорджию и в 1864 году добрался до Атланты.

— Пироманьяк. Вот кто он такой…

Тут пришло письмо от Питера. «Зацени!» — призывал заголовок.

Это была ссылка на еще одно видео с участием Райли. И судя по всему, его уже посмотрели тысячи человек.

— Да я звезда Интернета, — вздохнула она. Она ни за что не будет это смотреть. Райли закрыла страницу и вернулась к Шерману.

Снова скрежет. Это, наверное, Макс — мейн-кун — гигантский трехцветный кот миссис Литински. Он всегда чувствовал, если в квартире был демон.

Открыв дверь, она обнаружила кота, делающего подкоп у порога. Райли присела и погладила животное, получив в ответ порцию мурчания. Раньше она пускала его на ночь, но не сегодня.

— Извини. Ты разнесешь всю кухню, пытаясь найти наш тайник, — сказала она. Сейчас в буфете, рядом с банками консервированных бобов, стояли кружки с тремя Библио.

Райли еще раз приласкала кота, а затем выпроводила его и закрыла дверь, убедившись, что с замком все в порядке. Утонув в продавленном офисном кресле, она зевнула и осторожно потянулась. В спине что-то хрустнуло, и боль уменьшилась. Вспомнив, как она упала в библиотеке, она порадовалась, что на ее теле еще остались живые места.

Когда Райли снова собралась печатать, на клавиатуре опять не было буквы «н». Она посмотрела на пол, но и там ее не увидела.

— Вот теперь это странно. — Клавиша точно была на месте, когда Райли пошла открывать дверь.

Поискав еще раз под столом, она обнаружила лишь ржавую скрепку и дохлого таракана. Райли откинулась на спинку кресла и попыталась разобраться в происходящем. Ответ ей подсказала лежащая на клавиатуре золотая звездочка.

Не может быть. Чтобы проверить свою теорию, она заглянула в старый комод в спальне. Серебряной сережки в виде ракушки, которую она нашла в Центральном парке прошлым летом, тоже не было на месте.

Райли нахмурилась. Другого объяснения, кроме того, что в квартире демон, она придумать не могла. Может быть, она сможет реабилитироваться, поймав его? Кроме того, за каждого демона платили 75 долларов, что сделает их на один шаг ближе к пицце и фильму дома.

Она вернулась в гостиную, достала справочник ловца с полки и открыла на второй главе, той, где рассказывалось о различных видах исчадий ада. Передвигая все еще зеленым пальцем по списку, она наконец нашла то, что искала:

«Клептодемон. Три дюйма в высоту, светло-коричневая кожа, острые уши. Часто носит одежду ниндзя и сумку с награбленным добром. Не может пройти мимо украшений, монет или блестящих предметов».

Похоже, поймать его будет несложно. Или нет. По крайней мере, он не будет обливать все вокруг зеленой мочой. Единственное, на что он способен, — это мелкое воровство.

«Но что он делает в нашей квартире?» Это последнее место, куда решил бы заявиться демон, имей он хоть немного мозгов.

Райли плюхнулась на потертую бордовую кушетку и начала осматривать комнату. Демон мог оказаться в любом месте, хотя, скорее всего, он снова охотился на что-нибудь блестящее. Рядом с самодельным книжным стеллажом, который они соорудили из остатков двух или пяти старых, пусто. Около семейных фотографий тоже никакого движения, хотя рамки так и сверкают на солнце — видимо, слишком большие для него.

— Где же ты? — промурлыкала она. Никакого движения. В конце концов, ловец она или нет. Продвигаясь вперед по справочнику, она нашла главу, в которой рассказывалось, как поймать Барахольщика. Ей было необходимо найти его, иначе она не сможет сделать школьную работу, особенно учитывая, что имя ее главного героя заканчивается на отсутствующую букву «н».

Из коридора послышалось шипение, переходящее в рычание. Неужели демон выбрался из квартиры? Райли достала из буфета детскую кружку-поилку с заботливо оставленными в ней отцом блестками. Затем осторожно открыла дверь и увидела Макса — спина выгнута, шерсть в разные стороны, он явно был готов к атаке.

Причина такого его состояния обнаружилась рядом с заслонкой в полу. Это был один из дьявольских воров-домушников. Похожий на Библио, Барахольщик был размером с человеческую ладонь. Сзади раздвоенный хвост, глаза красные, но не светятся адским огнем. Как и говорилось в справочнике, на нем был костюм ниндзя. Он пытался просунуть сумку с награбленным добром в отверстие в заслонке на полу. Даже для Райли было очевидно, что она туда не пролезет. Но демон не мог бросить сумку и убежать — в ней заключалась вся его жизнь.

Макс подобрался ближе и зарычал еще громче. Если бы тут был Библио, он бы ударил кота по носу или написал ему в глаза, после чего животному пришлось бы ретироваться. Барахольщики же боролись с врагами хитростью, к сожалению, на котов она не действовала.

— Макс? — Спина кота дернулась, но больше он ничем не выдал, что узнал ее голос. — Ты не можешь его съесть. Тебе будет плохо. Шерсть вылезет, начнутся конвульсии. Ты можешь умереть, понимаешь?

В ответ кот заурчал и в качестве реакции на предупреждающее шипение демона напрягся, готовый к атаке.

— Да ладно, Макс, отпусти его, — уговаривала она.

Как будто в замедленной съемке, кот сделал еще один шаг в направлении Барахольщика.

Этажом ниже хлопнула дверь, и от этого звука Макс подпрыгнул, потеряв зрительный контакт с демоном. Этого Райли было достаточно. Она оттолкнула кота ногой и начала размахивать руками и кричать. Кот смотрел на нее, как на ненормальную.

Затем она повернулась к демону, который все еще пытался сбежать со своей добычей, присела на корточки, открыла кружку и раскидала по полу блестки. У Барахольщика от этого должно было снести крышу.

Заметив приманку, демон отложил побег. Он уставился на блестки, руки и ноги от возбуждения задергались, и даже быстрее, чем она ожидала, он бросился к приманке, забыв об опасности. Она схватила его прежде, чем он подобрал последнюю блестку, и засунула в кружку. Вместо ругательств и мольбы о пощаде, она услышала только долгий, измученный вздох. Тем временем она собрала блестки и разложила их по цвету.

Сейчас все встанет на свои места. Она закрутила кружку, взяла сумку демона и поспешила вернуться в квартиру, пока не появился Макс.

Прежде чем снова заняться школьным заданием, она разобрала награбленные демоном вещи, среди которых обнаружила свою сережку и клавишу «н». Она видела, как демон с грустью следит за тем, как Райли вытаскивает из сумки его добро. И она его даже понимала. Наверное, ей бы тоже не понравилось, если бы кто-то трогал ее любимый блеск для губ.

— Ну, хорошо, держи. — Она открыла крышку и высыпала в кружку содержимое сумки. Он тут же схватил блестящую монету и чей-то зажим для галстука, после чего улыбнулся ей так широко, как только мог. Он сложил вокруг себя свое богатство, свернулся клубочком и уснул.

Обрадованная тем, как все закончилась, она отправила отцу на телефон сообщение:

«Я поймала Барахольщика в нашей квартире! Один ноль в мою пользу!»

Райли немного подождала, но отец так и не ответил. Наверное, ловит того тройбана. Не ответил он и несколько часов спустя, когда она закончила работу и выключила компьютер.

— Ты молодчина, отец! Скоро у нас будет вечер домашнего кино.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Ночь вступила в свои права. Нарочито громко насвистывая рождественскую песенку, Бек стоял посреди улицы Алабама. Со стальной дубинкой в заднем кармане джинсов ходить было неудобно, но безопасно. Если им повезет, то они быстро выполнят работу и отправятся отдыхать. Бек в данном случае выступал в качестве приманки, а Пол, вооружившись всем необходимым, прятался за мусорным контейнером, карауля жертву.

Бек должен был признать, что ему нравилось работать в районе Файв-Пойнтс. Ловцы называли это место Логовом демонов, и оно идеально подходило для охоты на тройбанов. Им нравились запутанные лабиринты домов, кажущиеся бесконечными улицы, разоренные бетонные строения и переполненные мусорные контейнеры. На окнах тех домов, где еще жили люди, были решетки, а двери запирались на засовы, чтобы адские создания не смогли пробраться внутрь. Это была единственная часть города, в которой вообще сохранились металлические элементы. Убираться здесь было слишком опасно, хотя кое-кто пытался. Все они потом об этом жалели.

Все внешние стены бетонных сооружений были покрыты следами когтей, которые начинались на высоте четырех футов. Так тройбаны отмечали свою территорию. Добавьте к этому потрескавшийся от вонючей мочи демонов асфальт — и вы легко представите царившую здесь атмосферу ужаса и отвращения. Спасало то, что в последнее время стояла холодная погода, поэтому запах был не таким резким.

Бек пытался привлечь внимание демонов сразу несколькими способами. Тройбаны не выносят рождественскую музыку и обожают дохлых кроликов, одного из которых Бек предусмотрительно положил в нескольких футах от себя. У демонов есть только одно правило: они едят все, что движется. Все, что не движется, они едят только для того, чтобы себя обезопасить. Во время охоты, которое, как правило, наступает с заходом солнца, они выходят на улицы и разрывают в клочья все, что попадается им на пути. Они стали настолько свирепыми, что большинство ловцов берут с собой какое-нибудь животное для прикрытия.

Бек заметил движение рядом с одним из домов. Крадущаяся крыса, возможно, единственная на квадратную милю. Хоть что-то хорошее было от демонов — популяции крыс и голубей сильно сократились.

Несмотря на все возрастающее нетерпение, Бек заставил себя остаться на месте. Сняв бейсболку, он пригладил волосы. На его вкус, они уже отрасли, но у него не было времени подстричься. Хотя двум его последним девушкам нравилось. Не то чтобы они продержались долго, но у него всегда была еще одна, готовая прийти на замену.

Бек мог поклясться, что чувствует, как вокруг него оседает земля. Эта часть города вместе с дорогами была построена в девятнадцатом веке и после этого не изменялась. В последние десять лет здесь стали случаться необъяснимые провалы грунта, и земля понемногу начала уходить вниз. Так, на месте подземных паровых котлов стали образовываться дыры, которые со временем становились больше и глубже и превращались в настоящие пещеры. Последняя такая пещера появилась в районе Файв-Пойнтс около станции «МАРТА». Из-за того, что у города не было денег, этой проблемой никто не занимался. Зато демонам такая халатность пришлась по душе — и они быстро заняли территорию.

Бек скосил глаза в сторону мусорного бака в пятнадцати футах от него. Даже в мутном свете единственного на всю улицу фонаря он мог рассмотреть выражение лица Пола, готового к охоте. Бек никогда не мог понять, как тому удается сохранять спокойствие и хладнокровие и ни на что не отвлекаться. Возможно, поэтому он смог выжить после встречи с Архидемоном.

«Я бы стопроцентно не выжил».

Послышался какой-то звук от одной из ям, и оттуда выпрыгнул демон.

— Демон на одном часе, — прошептал Бек.

Пол кивнул, сохраняя молчание.

Обычно тройбаны имеют полностью черный окрас, но этот был покрыт белыми пятнами, как корова. Очевидно, пострадал от Святой воды, которая действует на шерсть демонов, как отбеливатель, оставляя выжженные пятна. Судя по количеству пятен, это был достаточно опытный и сильный демон, раз ему столько раз удавалось избежать заключения.

Слюнявое чудовище присело на корточки рядом с дохлым кроликом и моментально проглотило приманку. Затем демон посмотрел наверх, его горящие красные глаза изучали территорию в поисках настоящей приманки — Бека.

— Ловвввеееец, — прошипел демон.

— Дееемоннн, — ответил ему Бек. Он ждал, пока демон двинется в его сторону. Как правило, тройбаны выпускали когти и начинали неистово вопить перед тем, как схватить жертву. Этот же поднял валявшуюся рядом пустую пивную банку, чтобы использовать ее в качестве оружия. Что-то новенькое. Обычно они без промедлений набрасывались на жертву и разрывали ее в клочья.

— В атаку! — дразнил его Бек, уклоняясь от летящей в него банки. — Ха! Этой ерундой ты не попадешь даже в свою толстозадую мамашу!

— Я обглодаю твои кости! — закричал демон, размахивая страшными лапами над головой, как безумный орангутанг.

Бек повторил жест и ухмыльнулся:

— Да-да-да. Если ты лучший представитель ада, то понятно, почему твой босс прогнал тебя на землю.

— Не упоминай его! — съежившись, прокричал демон.

Это была болезненная тема для приспешников Люцифера — и они не хотели, чтобы об этом лишний раз упоминали. Бек это знал.

— Ну-ка, ну-ка, как его зовут? — Он в задумчивости потер лоб. — Точно! Вспомнил! — Он улыбнулся и запел: — Скажите, как его зовут? Лю! Ци!..

В сторону Бека полетела целая батарея банок. Но только одна была близка к цели. Бек вальяжно зевнул, чем только разозлил демона. Он чувствовал, что Пол не одобряет его поведение. Мастеру никогда не нравилось, когда его бывший ученик выпендривался, как он это называл.

«Но, черт побери, это же весело».

Красноречивый скрежет когтей по асфальту вернул Бека к реальности. Он пристально смотрел на приближающуюся к нему тварь. Двадцать футов. Пятнадцать. Десять. На лбу выступили капли пота. Бек вспомнил ощущение вонзающихся в тебя когтей, запах тухлого дыхания на лице, лязг острых клыков.

— Давай! — прокричал он, размахивая стальной дубинкой.

Прозрачный шар пролетел у него над головой и попал точно в голову демона. Стекло разбилось, и из сферы потекла Святая вода. Тройбан начал выкрикивать ругательства, крутиться, вертеться, как будто это была не вода, а огонь. А затем он сморщился.

Пол вышел из своего укрытия, изучая монстра с безопасного расстояния, в руках у него была еще одна сфера с водой.

— Черт, а ты хорош! — сказал Бек, подходя ближе. — Я не смог бы сделать такой точный бросок, даже если бы демон не двигался.

— Это опыт. А тебе нужно больше тренироваться, только будь осторожен, — посоветовал учитель.

— Об этом можете не переживать. Мне уже достаточно досталось от этих ублюдков, так что я всегда осторожен. — Бек осторожно ткнул демона стальной палкой. Тот не дышал, что означало, что он готовится к битве.

— Внимание! — прокричал Бек. Демон тут же вскочил на ноги — быстрее, чем ожидал Бек. Одной лапой он схватил дубинку. Бек знал лучше, чем кто-либо другой, что не стоит пытаться удерживать ее — в прошлый раз он сделал такую ошибку и получил другой лапой с когтями. Поэтому Бек уступил палку, но к этому моменту демон уже перешел в атаку. Его глаза горели. Бек ударил уродца специальным ботинком со стальным носком и схватил его за плечо. Демон повернулся вокруг своей оси и умудрился зацепить Бека за джинсы. Тот потерял равновесие, но устоял — если он упадет, он труп.

В этот момент в демона полетела еще одна сфера со Святой водой. Он пронзительно закричал и начал смахивать с себя воду. Прежде чем ловец успел что-то сделать, демон бросился в направлении ближайшей ямы, нырнул в нее и исчез в темноте.

— Вот черт! — выругался Бек.

К нему присоединился Пол. На его лице читалось разочарование, но Бек к этому уже привык.

— Давай, не молчи.

— Что за дела? Ты никогда меня не слушаешь! Ни когда был учеником, ни сейчас.

Бек ждал, пока Пол выговорится.

Пол покачал головой.

— Почему ты не можешь просто следовать правилам? Всегда что-то выдумываешь. Это не доведет до добра, Ден.

Бек уже много раз слушал подобные проповеди.

— Просто… ладно, не важно. — От ощущения опасности он почувствовал себя живым. Но он знал, что лучше сейчас высказать свои сомнения мастеру. — Он почему-то совсем не промок, хотя получил две сферы со Святой водой.

— Такое случается все чаще.

— Есть идеи почему? — Бек поднял брови в знак вопроса.

— Нет, но я над этим работаю. — Пол покачал головой, изучая улицу. — Нам нужно пересмотреть нашу стратегию, по крайней мере, в борьбе с этим демоном.

Бек осмотрел свою дубинку — на ней появились четыре новые следа от зубов.

— Неслабо так.

Они развернулись и пошли в сторону машины, у обоих нервы были на пределе. Это напомнило Беку службу в армии, когда он был в дозоре, ожидая пулеметной очереди или взрыва на дороге. Теперь он также должен был быть начеку, изменилось лишь оружие — сейчас ему нужно было опасаться клыков и когтей, но сути дела это не меняло. Малейшая невнимательность может привести к гибели.

— Сегодня в библиотеке Райли столкнулась с пятаком, — ни с того ни с сего сказал Пол. Беку было интересно, с чего это вдруг Пол об этом вспомнил. — Зачем ему понадобилась моя дочь?

— Понятия не имею. В любом случае будет лучше, если она пока посидит дома.

— Не думаю, что смогу ее уговорить на это. Так что нужно сделать так, чтобы рядом с ней постоянно был один из нас до тех пор, пока мы не разберемся, что к чему.

— Мне кажется, не стоит отправлять ее на задания вместе со мной. Она скормит меня первому же встреченному демону, — сказал Бек, пытаясь разрядить обстановку.

— Она уже не влюблена в тебя, если ты об этом, Ден. Можешь не беспокоиться.

— Знаю. Сейчас она меня просто ненавидит. Не знаю, что хуже. — Пол хмыкнул в знак согласия. — Думаешь, тот демон в библиотеке принял обличие одного из студентов?

— Это только догадка. Они редко меняют внешний вид, но такое случается.

Подул взявшийся ниоткуда ветер, поднимая клубы дыма. По спине Бека пробежали мурашки. Он бросил взгляд на друга.

— Это просто ветер, — сказал Пол. — Пятак не будет связываться с нами двумя.

— Скажи ему об этом, — ответил Бек, указывая вперед.

Геодемон материализовался в тридцати футах от них, зависнув над землей. Бек отметил, что в нем по меньшей мере семь футов роста, на угольно-черной морде выделялись изогнутые клыки, а наверху торчали два рога, что делало его похожим на быка. У него была массивная челюсть, как у переевшего стероидов олимпийского тяжелоатлета. Горящие красные глаза устремлены в их сторону.

Это был один из крупных ребят. Если они будут неосторожны, он превратит их в суши.

— Вот ведь страхолюдина, — пробурчал Бек.

Пол вертел в руках сферу со Святой водой.

— Эй, придурок, — выкрикнул Бек. — Это ты сегодня порезвился в библиотеке?

В ответ демон жутко рассмеялся:

— Дочь Блэкторна моя!

Пол утратил свое знаменитое самообладание. Его голос стал тихим и взволнованным:

— Беги к машине, Ден. Я сам с ним разберусь.

— Поцелуй меня в задницу, Блэкторн, — Бек повторил фразу, произнесенную им, когда он впервые пришел к Полу на урок истории.

— Демон, это последнее предупреждение, — нахмурив брови, произнес Пол.

«Предупреждение?» Ловцы никогда не делают никаких предупреждений. «Что он задумал?»

Вместо ответа Гео изобразил в воздухе движение, словно он разрывает одежду на мелкие кусочки. Вокруг начали собираться иссиня-черные тучи — подготовка к метеорологической атаке. Демон еще раз рассмеялся, глаза засветились от нетерпения.

— Так каков план? — просил Бек. У него пересохло в горле.

— Медленно отступаем.

Сзади раздалось ворчание. Бек обернулся: вернулся тройбан, он клацал зубами, и у него изо рта текли слюни.

— Ну и дела.

— Все очень плохо, — покачал головой Пол.

— Они что, сговорились? — сказал Бек, медленно передвигаясь так, чтобы они с Полом оказались спинами друг к другу. — Есть план Б? — спросил Бек, взвешивая стальную дубинку.

— Нет, — ответил Пол. Он швырнул стеклянный шар, и в ту же минуту на них обрушился шквал ветра, от которого сфера просто рассыпалась в воздухе. Их хлестало дождем и било градом, уши закладывало. Бек вскрикнул и уронил дубинку, в которую попала молния. Постепенно они приближались к кровожадному демону, который замер в ожидании ужина.

Пол порылся в сумке, вытащил голубую сферу и протянул ее Беку. Затем он достал еще одну для себя.

— Ты бросаешь налево, — велел он. — Начинай отсчет.

У Бека от страха скрутило живот, но он постарался взять себя в руки и набрал в легкие побольше воздуха.

— Три… два… один!

Он кинул сферу в левую сторону, а Пол — в противоположном направлении. Стекло разбилось, и полилась светящаяся голубая жидкость. По мере ее движения по земле все металлическое становилось жидким. Она текла вдоль ржавой изгороди, взбиралась по мусорным бакам, стекала по искореженным велосипедам. Как только две струи встретятся и замкнутся в круг, демон будет вынужден опуститься на землю и тогда он не сможет использовать силу природы против них.

Гео замешкался, очевидно, осознав, в чем заключается их план. А затем поднялся выше. Он вытянул руки, вызывая новые смерчи. Все, что прежде находилось на земле, теперь поднялось в воздух, словно там повис гигантский магнит. Гвозди, окурки, осколки стекла, деревяшки — все закрутилось в каком-то безумном урагане.

Бек подобрал толстую палку, сжав зубы, когда в его руку вонзились занозы.

— Глаза! — закричал Пол, бросая на землю очередной шар.

Хотя Бек последовал совету старшего и закрыл глаза, прежде он успел увидеть, как вокруг них образовывается кольцо пылающего белого света. Почувствовав, что свечение уменьшилось, он открыл глаза. Вокруг них висела белая вуаль, которая должна была защитить их от демонов. Но это ненадолго.

Теперь ветер и мусор налетали на волшебную стену и не могли попасть внутрь. Ураган усиливался, демон все больше походил на разгневанного бога, который насылает на землю ненастья — смерчи, снег, град, гром и молнии.

Белая защитная пелена начинала испаряться. Спустя секунду Пол закричал и набросился на Бека, тот упал на землю, но сразу же вскочил, готовый к драке. Уровень адреналина зашкаливал. Сердце билось все сильнее. Он часто и глубоко дышал. Бек снова почувствовал себя живым.

Послышался стон, и Геодемон упал на землю за ними. Сферы сделали свое дело. Ветер утих, и мусор начал опускаться на землю.

— Господи Иисусе, — пробормотал Бек. Потной рукой он поднял свою стальную палку и выбросил деревянную. Не спуская глаз с тройбана, он шаг за шагом отступал назад, пока не оказался рядом с другом. Пол стоял на коленях, как в церкви.

— Пол. — Тишина. — Ты как?

Учитель медленно покачал головой, его лицо стало серо-зеленым. В блеклом свете, оставленным сферой на земле, Бек заметил кровь на груди друга.

Пол тяжело дышал, его трясло.

— Обман… — В его глазах застыл ужас. — Райли… О боже, Райли…

Пока Бек помогал Полу, оставшийся демон сбежал.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Бек медленно поднимался по лестнице: правая нога, левая, правая, левая… Он сконцентрировался на движении — ему нужно было преодолеть два лестничных пролета — шестнадцать ступеней, отделявших его от квартиры на втором этаже, где спала Райли Блэкторн. Один шаг за каждый год жизни до того, как она кардинально изменилась благодаря отцу этой девушки.

Бек не помнил первые два года своей жизни, и это, наверное, к лучшему. Зато с трех лет он помнил слишком много. Ночи, проведенные в одиночестве в холодной комнате. Мать, которой почти никогда не было дома, а когда она возвращалась, то была слишком пьяна, чтобы вспомнить, кто он такой. Ни еды. Ни ласки. Ночь за ночью он проводил на полу, в самодельной кровати из грязной одежды, думая, что он такого сделал, что мать его так ненавидит. Он помнил, как на его пятый день рождения она валялась в отключке на потертой кушетке в гостиной, а мужчина, который привел ее домой, стоял рядом и застегивал штаны. Когда Бек сказал ему, что у него сегодня день рождения, мужчина рассмеялся, взъерошил ему волосы и протянул малышу доллар. Всю ночь Бек проплакал от обиды, что он никогда не получал настоящих подарков, как другие дети.

В десять он знал, что его отец — это призрак, который подобрал его мать в баре. Возможно, сам он был зачат как раз на этой чертовой кушетке. Он также знал, что его мать — алкоголичка и проститутка. Хотя нет, не так. Проститутки продают себя, чтобы свести концы с концами. Мать же просто напивалась и трахалась с кем ни попадя.

Когда ему исполнилось одиннадцать, Бек понял, что мать ждет не дождется, когда он уйдет из дома. А так как он этого не хотел, ей было нелегко. В тринадцать лет он научился драться. Один из мужчин матери рассказал ему, что кулак — это отличное оружие. Бек хорошо усвоил урок и начал колотить других детей. Он дрался со всеми, кто бросал ему вызов. Следующие два дня рождения он встретил в тюрьме для несовершеннолетних.

В шестнадцать лет он познакомился с Полом Блэкторном. Учитель истории относился к нему иначе, чем все остальные преподаватели. Он не называл его преступником, место которому в тюрьме или в могиле. Вместо этого Блэкторн разговаривал с ним о будущем. Благодаря Полу в Беке зародилось желание взять реванш над судьбой — стать лучше, чем его мать-алкоголичка.

Когда Бек преодолел семнадцатую ступеньку, он остановился передохнуть, как и его жизнь в то же время. Он ушел из школы, только получив аттестат. Три года в армии он боролся с врагом, которого никогда не понимал, наблюдая, как друзья умирают, взывая к Богу и матери. Бек не верил в то, что это было необходимо. В двадцать он вернулся в Атланту, к Полу, единственному человеку в мире, кому было не наплевать на Денвера Бека.

В конце концов, он доказал, что его учитель ошибался, — умный парнишка без будущего оказался ничем не лучше своей матери или отца-ублюдка, которого он никогда не знал. Он не смог помочь своему единственному другу.

Бек застыл перед дверью, чувствуя, как кровь прилила к вискам, как пульсирует боль в правой руке, как нарывает рана на левом колене. Подняв кулак, он ударил по воздуху. У него не было ни сил, ни желания сделать последний шаг. Наконец он постучал в дверь. Прошло какое-то время, прежде чем он услышал сонный голос Райли, интересующийся, кто пришел. Бек ответил.

— Папа? — крикнула она. — Это ты? — Когда он не ответил, Райли начала быстро отпирать замки. — Пап?

Когда распахнула дверь, их глаза встретились.

Сердце Бека разлетелось на сотню мелких кусочков.

* * *

— Что тебе нужно? — спросила Райли. Когда он не ответил, она отпихнула его и вышла в коридор, не думая о том, что на ней была только ночнушка. — Пап? — снова позвала она.

В коридоре больше никого не было.

Она обошла вокруг Бека.

— Где он? Он ранен?

Бека пронзила дрожь.

— Его нет, — пробормотал он, глядя под ноги.

— Что значит, нет?

— Прости меня.

Замешательство сменилось злостью.

— Это какая-то глупая игра? — спросила она, указывая на него пальцем. — Зачем ты так со мной поступаешь?

— Я пытался, но их было двое… Он умер, Райли.

Тут она все поняла. Он даже не попытался ее остановить, когда она отвесила ему пощечину. Потом он схватил ее и прижал к себе. Она сопротивлялась, но не смогла освободиться.

— Черт подери, — услышала он ее шепот.

Он держал ее так крепко, что она не могла дышать, а затем отпустил.

Не понимая, что происходит, она отстранилась и только сейчас заметила, что ее руки в крови.

Она подняла взгляд и увидела, что руки и лицо Бека покрыты рваными ранами, а кожаная куртка и джинсы в дырах, через которые сочится кровь.

Райли оценила повреждения Бека. Головой она понимала, что если он в таком тяжелом состоянии, то отец не вернется домой.

Но сердце отказывалось это принимать.

«Нет. Он жив. Утром он будет дома…»

Сердце в груди стучало все сильнее, казалось, еще немного — и оно выпрыгнет. Райли вырвалась из объятий Бека, бросилась в квартиру и заперлась в спальне. И только упав головой в подушку, она позволила себе разрыдаться. Она кричала, пока в легких не закончился воздух. Слезы текли по лицу — горячие, соленые. Она пыталась справиться с собой, но ничего не получалось. Она всхлипывала и колотила руками по кровати.

Перед глазами стоял отец — вот он учит ее ездить на велосипеде, утешает после того, как она упала с лестницы, когда ей было пять лет, обнимает на похоронах матери.

«Этого не может быть. Пожалуйста, только не он».

Она все плакала и плакала, потеряв чувство времени. Когда Райли наконец смогла передохнуть, она вытерла глаза и высморкалась. В ванной лилась вода, а потом кто-то выключил кран, послышались всхлипывания.

«Бек».

Ее отец действительно умер.

Позже, когда она села на кровати, Райли увидела Бека на стуле около двери. Красные глаза открыты, взгляд устремлен в пустоту. Похоже, он не подозревал, что раны на лице все еще кровоточили. Он очнулся, только когда она передвинулась к краю кровати.

Бек откашлялся.

— Мы пытались поймать… того тройбана. Он убежал. Мы уже шли к машине, когда… — Он замолчал и уставился в пол. Затем снял куртку, и она увидела, что он весь в следах укусов. — Тут из ниоткуда появился пятак. Потом вернулся тройбан. Они работали вместе.

Не это она хотела услышать.

— Как он..?

— Один осколок преодолел защитный экран. Док сказал, он попал ему прямо в сердце.

Теперь она все знала, но легче от этого не становилось.

— Где он?

Он смерил ее взглядом.

— На Оаклендском кладбище. Ни один морг не примет ловца.

— Я хочу его увидеть, — сказала она, кладя голову на спинку кровати.

— Только утром.

— Не хочу, чтобы он оставался один. — Она вскочила с кровати и бросилась искать носки.

— Он не один. С ним Саймон.

Она продолжала лихорадочные поиски носков.

— Райли, пожалуйста. Саймон за ним присмотрит. Ты должна оставаться дома.

Бек был прав, но так она лишалась возможности хоть что-то делать, а это помогало ей не думать о том ужасе, который творится вокруг нее.

Райли плюхнулась на кровать.

— У меня никого не осталось, — сказала она. — Никого.

— У тебя есть я.

Она смерила его свирепым взглядом. Как он мог подумать, что сможет заменить ей отца?

— Ты мне не нужен! — бросила она. — Если бы он действительно что-то для тебя значил, он был бы жив, а ты…

Бек резко втянул в себя воздух, как будто ее слова что-то надломили внутри него. Райли отвернулась и расплакалась. Послышался звук закрываемой двери. А потом наступила тишина.

Через несколько минут что-то прикоснулось к ее ноге — от неожиданности Райли вздрогнула. Это был Макс. Он запрыгнул к ней на колени и заурчал так громко, как никогда прежде. Сначала она разозлилась, но Макс не отступал, и в итоге она сдалась и крепко прижала его к себе. Его густая шерсть высушила ее слезы.

— Райли? Я приготовила тебе чай, девочка, — предложила миссис Литински. Райли выглянула из-за кошачьей шерсти: в дверях стояла соседка с кружкой в руках.

— Нет… спасибо.

— Ромашка. Она поможет тебе успокоиться. Тебе это нужно.

Зная, что от миссис Литински так просто не отвяжешься, Райли села на кровати и взяла чай. Он приятно пах свежесобранными травами.

Пожилая женщина присела на край кровати. На ней был халат, а волосы были заплетены в доходящую почти до пояса косу. Она выглядела какой-то неземной тетушкой-феей.

— Мистер Бек ушел. Я велела ему сходить к врачу, чтобы тот осмотрел его раны. Выглядел он не очень.

«А как выглядел отец?»

Райли чуть не поперхнулась от этой мысли. Но она смогла побороть себя и сделала глоток чая. Он оказался горячим и сладким, как будто в него добавили мед. Она сделала еще один большой глоток, сопровождавшийся одобряющим кивком головы пожилой женщины.

— Мистер Бек велел передать, что он забрал демонов с собой.

— Что?

— Тех маленьких, что хранились в кружках, — объяснила женщина.

— А. — Так вот почему Макс ластился к ней, а не пытался открыть дверь кухонного буфета. Она потянулась и потрепала Макса.

— Сегодня ночью он останется с тобой — будет охранять, — сказала миссис Литински.

Что за глупость. Что может сделать кот против демонов?

Неожиданно на Райли напала зевота. Она допила чай и отдала пустую кружку соседке, ее руки тряслись.

— Я буду в гостиной на кушетке, — заявила женщина. — Позови меня, если понадоблюсь.

Прежде чем Райли успела что-то возразить, послышалось шлепанье тапочек по полу и звук закрывающейся двери. Она нащупала фотографию на ночном столике. Они с отцом сделали ее прошлым летом и за доллар купили для фото рамку с оранжевыми котятами. Ужас — зато дешево.

В тот день они решили выбраться на пикник. Только она и отец. Она приготовила сэндвичи, кексы и лимонад. Райли почти ощутила запах свежих лимонов, увидела голубое небо. Их сфотографировал молодой человек, который пришел в парк с женой. Они были так увлечены друг другом. Отец был смущен, а она думала, что это мило.

Отец на фотографии выглядел молодо, как будто не существовало ни неоплаченных счетов, ни беспокойства за будущее. Она прижала к себе рамку с фотографией, мечтая вернуть время вспять и остановить то мгновение, когда они были вместе.

Макс залез на нее, устроился на животе и растянулся. Последнее, что она запомнила перед тем, как провалилась в сон, — это облизывающий ей руку кот и папины слова, что все будет хорошо.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Райли проснулась от шума в квартире: звон кастрюлей сменялся звуком льющейся из крана воды. Отец готовил завтрак. Хоть он и уставал после ночной работы, по утрам он часто вставал к плите.

Она попыталась открыть глаза, не понимая, почему чувствует себя такой разбитой. Что-то упало на пол. Нагнувшись, она увидела фотографию в рамке. Она уставилась на нее, и сердце сжалось.

— Пап? — крикнула она. — Папа?!

Шум на кухне прекратился, в холле послышались тяжелые шаги, та же твердая поступь, что и у отца в рабочих ботинках.

— Это просто кошмарный сон, — прошептала она. Но почему все казалось настолько реальным?

Когда небритое, покрытое ранами лицо Бека появилось в дверном проеме, Райли залезла поглубже в кровать, подавив рыдание. Не говоря ни слова, он вернулся на кухню. Она закрыла рот рукой, чувствуя, как по щекам потекли слезы. Это был не просто дурной сон, иначе, что здесь делает Бек. Отец умер.

Она дала волю слезам, горло драло, нос заложило. Когда она наконец смогла встать с кровати, дойти до ванной и посмотреть на себя в зеркало, она себя не узнала. Райли умылась холодной водой, высморкалась и заколола волосы в пучок, не беспокоясь о том, насколько аккуратным он получился. Надев белье и последнюю чистую пару джинсов, она порылась в корзине для белья, пока не нашла футболку. На ней была изображена могильная плита.

Вскрикнув, она откинула футболку в сторону. Порывшись еще, она обнаружила еще одну — на этот раз без надписей и рисунков. Она принадлежала отцу. Райли натянула ее на себя — мягкий хлопок как будто разговаривал с ней голосом отца.

Сегодня все будет в первый раз. Первое утро без отца. Первый завтрак, первый день, неделя, месяц. Она уже вела подобный болезненный отсчет, когда умерла мама. Через несколько месяцев она перестала считать, но сегодня утром, похоже, все началось снова.

Гость стоял к ней спиной. Готовя что-то на плите, он выглядел таким домашним. На долю секунды она даже смогла убедить себя, что это ее отец, хотя он был другого роста, телосложения, даже цвет волос был иным.

Бек обернулся, разрушив придуманный ею образ.

— Я приготовил для тебя завтрак.

— Ты не мой отец, — дерзко сказала она.

— Я бы не мог им стать, даже если бы очень постарался. — Он указал ей на стол. Она не двинулась с места, и он поставил тарелку с овсянкой, омлет и сосиски. Затем достал приборы. — Давай, девочка, тебе нужно поесть.

Она уставилась на еду, желая, чтобы она исчезла вместе с тем, кто ее приготовил. Когда Бек собрался сесть на место отца, она взорвалась:

— Не смей туда садиться!

Он выглядел озадаченным, но затем кивнул, показывая ей, что понимает, что это не просто место за столом.

— Не открывай никому дверь. Если что-то понадобится, звони мне. Вернусь к четырем. Церемония прощания в четыре тридцать. Соберись к этому времени. Мы пробудет там до вечера.

— Почему я должна оставаться…

Но он уже ушел. Райли подождала, пока услышит шаги на лестнице, а потом закрыла дверь на замок. Затем она ударила по ней ногой, проверяя на прочность. Нога заболела.

Он спланировал похороны без ее участия. Что-то бормоча себе под нос, она вернулась на кухню. Пустой стул отца, казалось, издевался над ней. Тогда она со злостью задвинула его под стол, чтобы никогда больше не видеть, чтобы никто не пытался занять его место.

Вчера отец был таким уставшим после ночной работы, но он все равно сидел с ней, пока она завтракала, рассказывал, как все прошло. У него были мокрые после душа волосы, и от него пахло дешевым шампунем.

Она так бездарно потратила свое последнее утро, проведенное с ним. Болтала о проблемах Питера с его матерью-диктатором и о дурацком телевизионном шоу «Земля демонов». А он так внимательно ее слушал, как будто она говорила о чем-то очень важном.

Когда у него начали закрываться глаза от усталости, он поцеловал ее в лоб и ушел в спальню. «Посменный сон», как она называла его короткий отдых после ночной работы. Его храп был слышен на всю квартиру, поэтому Райли могла не бояться, что он застанет ее за противозаконным занятием — поиском его справочника. Он всегда умел запрятать его так, что не найдешь.

Их последнее совместное утро. И ни один из них об этом не догадывался.

Когда Райли вернулась в настоящее, завтрак уже остыл. На тарелке выступил жир. Что-то запищало, и она увидела мобильный телефон отца: он лежал рядом с солонкой. Наверное, Бек оставил его для нее. На дисплее горел значок, что нужно зарядить аккумулятор, и телефон подавал звуковой сигнал. Зайдя в меню, Райли начала изучать сообщения: первым шло ее послание о том, что она поймала Барахольщика.

Он так и не узнал об этом.

* * *

Было почти два часа дня, когда к Райли пришел еще один посетитель. Это была высокая брюнетка с рюкзаком с логотипом Гильдии. Волосы заплетены в тугую косу, карие с красной подводкой глаза. На ней были черные брюки, водолазка и пухлый красный жилет.

— Райли, меня зовут Кармела Уилсон, — представилась женщина. — Я врач Гильдии. Мы с твоим отцом… были друзьями.

Когда Райли ничего не ответила, она добавила:

— Ден попросил меня встретиться с тобой.

Прошло какое-то время, прежде чем она поняла, что речь о Беке.

— Со мной все в порядке, — безразлично произнесла Райли. Она решила, что если будет вести себя так, то всем будет лучше. Она собралась закрыть дверь, но Кармела поставила ногу, чтобы помешать ей.

— Возможно, кто-нибудь и купится на твое «все в порядке», но только не я. Я очень переживаю из-за смерти Пола, поэтому мне несложно представить, что тебе сейчас в разы хуже, чем мне. Я ведь права?

Райли кивнула, прежде чем успела осознать, что делает.

— Так я и думала.

Райли отступила, и женщина вошла в квартиру. Она окинула взглядом их бедное жилище и направилась на кухню, где поставила медицинскую сумку на стол. Она села на ближайший стул — обычно на нем сидела Райли.

— Для начала я хочу осмотреть твой вчерашний укус, — безапелляционно начала Кармела.

«Мне это не нужно. Не сейчас». Райли начала пятиться в спальню.

— Я потеряла отца, когда мне было десять, — объяснила Кармела, встретившись взглядом с Райли. — Я была на твоем месте и не собираюсь играть с тобой в игры.

Райли замерла, ее разрывали потребность заполнить пустоту, образовавшуюся внутри, и желание упасть на кровать и зарыться в подушку.

Гостья не отступала.

— Давай, позволь мне взглянуть на твою рану. Обещаю, больно не будет.

Райли скрепя сердце села на место отца. Врач тут же начала свою работу, доставая бинт, Святую воду и пластырь. Сняв старую повязку, она обработала место укуса. Райли стиснула зубы, чтобы не заплакать.

— Выглядит неплохо, — сказала она. — Ден был уверен, что все будет гораздо хуже.

— Он мог бы спросить меня, — парировала Райли.

— И ты бы сказала ему правду?

— Скорее всего, нет.

Кармела с пониманием покачала головой.

— Кроме того, мы можем поговорить по-женски. Мужчины не понимают и половины из того, что мы говорим, даже если мы будет говорить очень медленно.

Во взгляде Райли появилась заинтересованность.

— Вы не позволяете мужчинам использовать себя, так?

— Никогда. И ты будешь такой же. Он будет жаловаться и ныть, но он будет уважать тебя.

— Точно.

Кармела вскрыла пломбу на бутылке со Святой водой.

— Будет жечь. Она совсем свежая, только день прошел.

Райли взяла воду, подошла к раковине и промыла рану. Врач была права, рану жгло, и она вздрогнула. Утекающая в канализацию волна вызвала воспоминания. Сколько раз она лечила раны отца? Как правило, они были не очень тяжелыми. А когда он только начал заниматься ловлей демонов и нередко получал от них, как сейчас Райли, его ранами занималась ее мама. Он всегда шутил, что ни один демон не сможет с ним справиться, потому что у него есть его медсестры.

«Но такой все-таки нашелся».

Вылив из бутылки всю воду, Райли вернулась за стол. Доктор еще раз осмотрела рану, чтобы убедиться, что все в порядке. Судя по тому, что остался только тонкий красный след от зубов демона, рана затянулась и не представляла опасности.

«Как сейчас выглядит отец?»

— Вы видели его после… — начала было Райли, но не смогла закончить фразу.

— Ден позвонил мне, чтобы я констатировала смерть. — Кармела побледнела. Она глубоко вздохнула и часто заморгала, как будто пыталась не расплакаться. — Ему в сердце попал осколок стекла. Он умер почти мгновенно. — Женщина сосредоточенно делала перевязку. — Было ощущение, что Пол просто спит, а не…

«Умер».

— Что с демонами? Бек поймал их?

«Убил этих мерзких тварей?»

Чтобы не смотреть на Райли, Кармела начала убирать со стола.

— Нет. Они схватили только пятака. Тройбан напал на Дена, но не смог добраться до тела твоего отца. Что означает, что тебе придется принять решение.

— Какое решение? — недоуменно спросила Райли.

Когда женщина подняла глаза, в них читалась жалость.

— Тело твоего отца в хорошем состоянии. Это значит, что он станет отличным товаром для некромантов.

У Райли скрутило желудок. Она бросилась в туалет, где ее стошнило.

Холодная рука опустилась ей на лоб. От неожиданности Райли вздрогнула.

— Вот, черт. Извини меня. Надо было сказать как-то поаккуратнее, — пробормотала Кармела.

Райли нажала кнопку спуска, выключила свет в туалете и вернулась на кухню. Рот жгло от кислого рвотного привкуса. Кармела протянула ей мокрое полотенце, чтобы она вытерла лицо.

— Почему Бек ничего мне об этом не сказал? — поинтересовалась Райли. — Они же были напарниками.

— Он не смог. Ему сейчас так же тяжело, как и тебе.

«Черта с два».

— Так что я должна решить?

Доктор присела, обхватив себя руками так, как будто ей было холодно, и немигающим взглядом уставилась на свою обувь.

— Если тело твоего отца останется таким, какое оно сейчас, — чуть слышно сказала она, — некроманты сделают все, чтобы завладеть им. Хотя, возможно, ты сама согласишься продать его труп.

— Продать его? Никогда! — огрызнулась Райли. Она почувствовала, как под ложечкой засосало.

— Тогда тебе придется караулить его могилу каждую ночь до следующего полнолуния, — сказала Кармела.

— Зачем?

— Ты будешь следить за магическим кругом, защищающим могилу от некромантов.

После полнолуния его труп уже будет им не интересен. — Кармела сделала паузу. — Или есть еще один способ.

Райли ждала продолжения.

— Ты можешь попросить какого-нибудь ловца… — Женщина вздохнула. — Чтобы он сделал его тело менее… привлекательным. Тогда он перестанет представлять интерес для некромантов.

Райли потрясенно уставилась на нее.

— Вы хотите сказать, я должна попросить Бека изуродовать тело отца?

— Не обязательно Дена, — ответила Кармела, ее голос дрожал.

— Да какая, черт побери, разница, кто это сделает! — возмутилась Райли. — А мы не можем его… кремировать, например?

— Законы штата запрещают кремировать ловцов, убитых демоном. Они объясняют это каким-то заражением воздуха.

Это был настоящий кошмар.

— Получается, либо я должна сидеть ночами на кладбище, либо позволить… разорвать отца на части? — спросила Райли. — Просто средневековье какое-то.

— С этим не поспоришь, — сказала Кармела. — Только ты можешь принять решение. Что бы ты ни выбрала, тебе будет нелегко.

Для Райли существовал лишь один вариант.

— Его похоронят таким, какой он есть. Клянусь Богом, если к нему кто-нибудь прикоснется…

— Я бы сделала такой же выбор. Главное, пойми, что несколько недель тебе будет нелегко.

— Вряд ли может быть хуже, чем сейчас.

Доктор нежно убрала с лица Райли выбившуюся прядь волос.

— Ты даже не представляешь, во что ввязалась.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Райли нашла черное платье и натянула его на себя: она не прикасалась к нему с похорон матери. Сейчас оно едва доходило до колен. Она вспомнила, как папа принес его домой. Он купил его, не задумываясь о том, какой размер она носит. Платье оказалось сильно велико. Сейчас же оно село идеально, как будто он предвидел, что ей придется надеть его еще раз.

Дрожь поднялась от ног к голове.

«Вряд ли. Не мог же он знать, что произойдет».

Хотя ей очень хотелось упасть на кушетку, зарыться в одеяло, спрятаться от того, что готовил ей сегодняшний день, Райли заставила себя собраться. Черные колготы, черное платье, черные туфли. Она открыла крошечную шкатулку с украшениями и нашла там медальон в форме сердца, который отец подарил ей на шестнадцатилетие. Внутри была фотография родителей. Она поцеловала холодный металл.

— Спасибо, папочка, — прошептала она, и на платье капнула слеза, не оставив никакого следа. Возможно, именно поэтому люди надевают черное на похороны.

В дверь постучали.

Это был Бек. Они мрачно смотрели друг на друга, как будто боялись заговорить. Она не видела его прежде в костюме. Когда мама умерла, его не было в городе, он еле успел на похороны и тогда не переоделся. Лицо выбрито — нелегко ему пришлось из-за ран. Темные круги под глазами говорили о том, что он едва ли спал лучше, чем она. Чувствовался легкий аромат лосьона после бритья.

— Время, — сказал он хриплым низким голосом.

Она взяла мамино шерстяное пальто, и Бек помог ей одеться, хоть ему и было тяжело из-за травмированного плеча. Он взял сумку, которую она собрала для кладбища. Закрывая дверь, она могла поклясться, что слышала, как отец с ней прощается.

* * *

Машина Бека выглядела иначе, чем прошлой ночью: он ее помыл, выкинул пивные банки и протер приборную панель. Похоже, он еще установил освежитель воздуха с персиковым ароматом.

«Зачем он это сделал? Отцу уже все равно».

Она молча залезла внутрь и уставилась в боковое окно.

— Райли… — начал он.

Она покачала головой. Он не мог сказать ничего такого, что бы ее утешило. Он мог сделать только хуже. Бек все понял и промолчал. Единственным звуком, сопровождавшим их в дороге, был шум колес и щелчки поворотника, так же, как когда они ехали на мамины похороны. Тогда Бек сидел сзади. Его волосы были настолько короткими, что он казался лысым. Каждый раз, когда он шевелился, она слышала шорох ткани его униформы.

Они припарковались около главного входа на Оаклендское кладбище, рядом с другими машинами. На ветровом окне большинства автомобилей была приклеена эмблема Гильдии ловцов демонов. Райли вылезла из машины и поправила платье. Она неплохо знала это место. Расположенное на востоке от здания законодательного собрания штата, кладбище граничило с Мемориал-драйв на юге и с центром «МАРТА» на севере. Каждые несколько минут мимо станции проносились поезда.

Они миновали кирпичную арку и пошли по заасфальтированной дорожке через старую часть кладбища. Это кладбище вело свою историю с 1850-х годов, и здесь были похоронены многие известные деятели Атланты, например автор «Унесенных ветром».

«А теперь и мой отец».

Бек откашлялся.

— Сначала будет короткая церемония прощания, а потом сами похороны, — объяснил он. — После этого ты переоденешься, и мы создадим защитный круг.

— Мы?

— Саймон и я. Он предложил остаться с тобой и помочь тебе этой ночью.

Такого она не ожидала, но предпочла обойти эту тему стороной. Вместо этого она спросила:

— Как этот круг работает?

— Точно не знаю, — ответил он, качая головой. — Волшебство отпугивает некромантов от твоего отца — это главное.

— Почему ты сам не рассказал мне о некромантах? — спросила Райли.

Он остановился.

— Я не мог, — сказал он. — Поэтому я и попросил Кармелу поговорить с тобой. Если бы ты захотела, чтобы его изуродовали…

— Ты же знаешь, я бы никогда этого не сделала, — перебила она, озадаченная тем, что он мог подумать, будто она позволила бы издеваться над телом отца, чтобы не сидеть у его могилы несколько ночей.

— Я не знал, — признался он. — Если бы ты попросила меня сделать это… — Бек покачал головой. — Нет, это ерунда какая-то.

— Именно.

Они пошли дальше, напряжение между ними исчезло, словно они пересекли какую-то невидимую линию. Вокруг них летали птицы, кружились листья, мимо пробежала белка.

— У твоего папы была страховка, — сказал Бек, когда они повернули налево. — Но пройдет некоторое время, прежде чем ты сможешь получить по ней деньги. Это не так уж много, но я возьму на себя расходы по похоронам и дам тебе немного денег на первое время. — Он замолчал, а потом добавил: — Ах да, другие ребята тоже собрали деньги, купили цветы.

— Спасибо. Я даже об этом не подумала.

— Я тоже. — Он грустно улыбнулся.

Часовая башня, где должна была состояться церемония прощания, представляла собой двухэтажное здание ослепительного белого цвета, простое по архитектуре. Когда они подошли, то увидели Саймона. Очевидно, он ждал их. На нем, как и на Беке, был костюм.

Бросив взгляд на других ловцов, словно ожидая от них разрешения, Саймон сделал шаг вперед.

— Райли, — тихо обратился он, а затем обнял ее. Ей стало немного легче.

— Спасибо, что присмотрел за отцом, — шепнула она. Щекой она почувствовала, что он кивнул в ответ.

— Он там, — сказал Бек, указывая на ведущие на нижний уровень ступени. Набрав в легкие побольше воздуха, Райли пошла за ним. Она сжала в руках целую охапку бумажных платочков, которые достала из кармана пальто.

Сильный запах лилий ударил ей в нос, когда они подошли к двери. В комнате стояла большая ваза с цветами. Она их ненавидела. Кому-то они напоминали о воскрешении, а для нее были символом смерти и потери. В дальнем конце комнаты стоял простой сосновый гроб. Крышка закрыта.

«Папа».

Она застыла на месте. «Ты можешь лгать себе сколько угодно, пока не увидишь его в гробу, тогда прятаться от реальности будет негде».

Бек откашлялся.

— Райли?

— Дай мне минуту, — сказала она, хотя понимала, что этого все равно будет недостаточно.

— Легче не будет.

Она посмотрела на него, уловив в его голосе нотки понимания.

— Я все еще помню похороны дедушки, — сказал он. — Мне было десять, за мной заехал дядя. Он волоком тащил меня всю дорогу до Северной Джорджии. Я плакал, как ребенок.

— Каким был твой дедушка? — поинтересовалась она. Бек никогда не рассказывал о своей семье.

На его лице появилось задумчивое выражение.

— Элмор был сварливым стариком. Он жил в горах и гнал самогон. — Бек взглянул на нее. — Он научил меня ловить белок и скручивать сигареты.

— Именно то, что должен уметь каждый десятилетний парень.

Он усмехнулся.

— Кто-то со мной не согласится, но он был хорошим стариком. Элмор сказал мне, что я смогу стать, кем захочу. — Он посмотрел на гроб. — Как и твой отец.

Пульсирующая боль в сердце нарастала.

— Ты… ты действительно нравился папе.

Глаза Бека затуманились. Он промокнул слезы, как будто они были признаком слабости.

— Единственное, чего мне хотелось, чтобы он мной гордился.

Без лишних мыслей она схватила его за руку и крепко сжала ее.

— Он сказал… сказал что-нибудь… когда…

— Он произнес твое имя.

«О боже». Рыданья вырвались прежде, чем она сумела их остановить. Полились слезы. Бек обнял ее и прижал к себе. Ее слезы намочили его пиджак. Когда она наконец смогла отстраниться, они медленно пошли к гробу. Обстановка давила на нее, от чертовою запаха лилий кружилась голова. Она прижала платок к носу.

На крышке была прикреплена медная табличка. Шрифт был более легкомысленным, чем она ожидала, но написанное легко можно было прочитать.

ПОЛ А. БЛЭКТОРН

МАСТЕР-ЛОВЕЦ, ГИЛЬДИЯ АТЛАНТЫ

Он был больше, чем просто ловец, но на этой табличке не поместилось бы всего, что она хотела о нем сказать.

— Готова? — спросил Бек.

«Нет. И никогда не буду готова». Но она кивнула в знак согласия. Он медленно открыл крышку гроба.

Теперь она знала, почему Бек рылся в шкафу, пока она была в ванной. Он искал одежду отца. Сейчас он лежал в своем лучшем костюме и любимом красном галстуке, том самом, который она подарила ему на Рождество несколько лет назад. Он выглядел так, как будто просто уснул, как и говорила Кармела.

Райли наклонилась и поцеловала его в бледную щеку. Он был таким холодным, что возникало ощущение, словно целуешь камень. Она поправила прядь выбившихся каштановых волос, ту самую, которая вне зависимости от длины всегда лезла ему в глаза.

— Теперь он вместе с мамой, — сказала она, не пытаясь сдерживать слез, которые текли по щекам. — Ворчит по поводу ее кулинарных способностей и дурацких мыльных опер, которые она всегда смотрела. — Отцу они тоже нравились, но он никогда в этом не признавался.

Бек пытался дышать глубоко и ровно. Его глаза были закрыты, щеки были мокрыми, а тело сотрясала дрожь.

Не важно, что она о нем думала, отец всегда заботился о Денвере Беке. Похоже, эта привязанность была взаимной.

* * *

Обменявшись парой слов с Саймоном, Райли направилась к семейному склепу. Он был построен из красного камня и был похож на миниатюрный собор со шпилем. На дверях ручки в виде львиных голов. Задняя стена украшена пятью окнами с витражами по мотивам библейских сюжетов.

В конце 1880-х годов у ее семьи были деньги, и этот склеп — живое тому доказательство. Один из Блэкторнов был банкиром и сколотил состояние до Гражданской войны. Сейчас в склепе покоились ее бабушка с дедушкой и их родители.

«Но не мама с папой». В склепе уже не было места, поэтому отец будет похоронен с западной стороны здания, рядом с матерью: так они смогут вместе наслаждаться закатом. Таким был выбор ее мамы.

Райли обернулась на звук шагов. Шесть ловцов аккуратно несли гроб в направлении свежевырытой могилы. Они шли медленно. Несмотря на увечья, возглавлял колонну Бек.

Рядом шел Саймон и другие. Один из мужчин завел песню, его голос разносился по всему кладбищу.

Не качай колесницу, милый извозчик,
Ты же видишь, я еду домой…

Отец любил эту песню, особенно часть про ангелов. Сегодня здесь не было ангелов, по крайней мере, она их не видела, но он все равно был не один. Ловцы выстроились вокруг, впереди — двое оставшихся мастеров. Харпер намеренно не смотрел на нее. Мастер Стюарт пришел в традиционном шотландском наряде с волынкой в руках.

Вдалеке расположилась еще одна группа людей, ни один из них не выглядел знакомым. Увидев ее замешательство, Кармела пододвинулась к ней поближе.

— Торговцы демонами. Пожарный Джек, тот, что в темно-синем костюме, был другом твоего отца.

Райли посмотрела в направлении, указанном Кармелой. Человек кивнул ей в знак приветствия. Теперь, когда она узнала, кто он такой, она вспомнила, как отец рассказывал, что он всегда носил полосатые подтяжки. Сегодня они были спрятаны под пиджаком.

Кто-то тронул ее за локоть — это была миссис Литински. На ней было синее пальто, а волосы были заплетены в косу и заколоты в пучок. Райли улыбнулась соседке. Всего собралось около сорока человек — все они знали и уважали отца. Но она была готова обменять их всех на возможность еще раз услышать папин голос.

Когда гроб поставили, Бек подошел к ней. Он неловко протянул ей руку, она с благодарностью сжала его ладонь. Его лицо ничего не выражало. Райли не знала, как ему удается прятать свои чувства.

Священник Гильдии — отец Гаррисон — занял место у изголовья гроба. Он был молодым, совсем мальчишка, с темными глазами и волосами. Это была традиция, чтобы церемонию вел священник, даже если умерший не был католиком.

Он начал с рассказа о ее отце, о том, как ему всегда нравилось учить новых ловцов и как он был одержим идеей фатализма.

— Потеря такого человека неизменно вызывает массу вопросов, самый важный из которых — за что, почему именно он. Я верю, что Пола позвали домой, потому что он выполнил свою работу здесь, на земле. Он сражался с темной армией и пал в бою, но он всегда останется в наших сердцах. О, Боже, будь милостив, даруй ему вечный покой.

— Аминь, — вместе с другими прошептала Райли.

Гаррисон посмотрел на Бека.

— Мы также хотим поблагодарить Господа за то, что не хороним сегодня еще одного нашего друга.

Бек опустил глаза в доказательство того, что он еще дышит.

«Что, если бы он тоже умер?»

Райли вздрогнула от этой мысли. Подумав, что ей холодно, Бек обнял ее за плечи.

Преподобный Гаррисон обратился к Райли.

— О, Всевышний, отец наш, позаботься о Райли, так как она вступает в борьбу со злом на земле.

— Аминь.

Под речь священника о воскрешении и небесах гроб с телом отца опустили в землю. Во время последней молитвы Райли смотрела не на землю, а на небо. Ее отец уже где-то там, глядит на нее. Ни один демон его больше не побеспокоит. А после полнолуния ему будут не страшны и некроманты. Все эти годы он заботился о ее безопасности, настало ее время.

«Обещаю».

Бек и Саймон сняли пиджаки и передали их другому ловцу, затем они начали забрасывать могилу землей.

— Это традиция, — объяснила Кармела. — У ловцов их масса. Некоторые даже имеют смысл.

Через некоторое время Бека сменил Джексон, а Саймон передал лопату Мортону. Ловцы сменяли друг друга, пока могильная яма с гробом полностью не покрылась красной глиной.

Когда могильщики завершили работу, ловцы по старшинству начали расходиться. Очевидно, еще одна традиция. Стюарт заиграл на волынке «О, благодать». Райли опустила голову. С последними аккордами мелодии присутствующие по одному начали подходить к ней.

Они представлялись — здесь были учителя, которые знали отца еще до того, как он стал ловцом, и бывшие клиенты. У каждого из них была история, которую они хотели рассказать. Отец убрал демона из их подвала, спас любимого добермана от тройбана, поймал гада, терроризировавшего частную школу для девочек.

Отец так много всего сделал, но даже она, его дочь, так мало об этом знала.

— Райли?

Она обернулась и увидела Питера. У него были красные, заплаканные глаза, и его костюм был явно велик ему.

— Питер? — Они неловко обнялись, и он сказал, что ему очень жаль.

— Сын… — подтолкнула его женщина, стоящая позади.

— Извини. Райли, это моя мама, — смущенно сказал он.

«Так вот как выглядит этот тиран». Райли никогда прежде с ней не встречалась и нисколько об этом не жалела. Изобразив на лице улыбку, по крайней мере ради друга, Райли вежливо пожала руку.

— Прими мои соболезнования, — сказала миссис Кинг. — С кем ты теперь будешь жить?

«Что?» Слишком прямой вопрос.

— Не думала еще об этом.

— Ты же не можешь жить одна, — предостерегла женщина. — У тебя есть другие родственники? — Питер одернул мать, недовольный ее любопытством.

Ее тон ранил оголенные нервы Райли, хотя миссис Кинг, наверное, считала, что оказывает помощь.

— У меня есть тетя в Фарго.

«И она меня ненавидит».

— Тогда ты, вероятно, переедешь к ней?

— Нет! — воскликнул Питер. — Ты не можешь переехать.

Райли взяла друга за руку и крепко ее сжала.

— Пока не знаю. Я еще об этом не думала.

Это, похоже, его успокоило. Когда миссис Кинг объявила, что им нужно уходить, Питер попытался протестовать, но было бесполезно. Он еще раз обнял Райли и ушел.

К ней подошел Бек.

— Ты не нравишься его матери.

— Никогда не нравилась. Она думает, что я невоспитанная дикарка.

— Ничего подобного, — улыбнулся Бек, посмотрел на свежую могилу и добавил: — Мы хорошо проводили твоего отца. Думаю, ему было бы приятно. — Когда она ничего не ответила, он взял сумку, в которую она сложила вещи для ночного дежурства. — Лучше переодеться. Нам нужно создать круг, пока не сядет солнце.

«А потом все начнется».

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Когда Райли заглянула в склеп через решетку на одной из бронзовых дверей, ее руки машинально начали теребить одну из холодных металлических львиных голов-ручек. Они всегда ее восхищали, в отличие от горгулий на крыше склепа. Хотя у них были такие же львиные морды, они всегда внушали ей страх. Отец говорил, что горгульи охраняют мертвецов.

«Теперь они охраняют тебя».

Когда она была младше, они всей семьей часто приходили на кладбище, чтобы почтить память усопших. Мама мыла окна с витражами, подметала пол. Папа рассказывал истории о покоящихся здесь родственниках. Затем они устраивали пикник, как викторианцы, которые основали это кладбище.

Сейчас Райли заглядывала внутрь и видела, как последние лучи солнца проникают через окна, заставляя витраж отбрасывать отражение на каменный пол. Райли открыла двери и вошла. Она протянула руку к одной из стен.

ДЖОН ХАРВИ БЛЭКТОРН

РОДИЛСЯ 17 АВГУСТА 1823 ГОДА

УМЕР 4 ЯНВАРЯ 1888 ГОДА

«Я не прекращу борьбу разума, не сложу меч…»

Мама часто цитировала эти строки из старой поэмы.

Здесь все выглядело так же, как две недели назад, когда они приходили сюда вместе с папой. В задней части здания находилось небольшое подсобное помещение, мастерски спрятанное под каменной плитой. Там хранилось все необходимое на случай войны или восстания демонов. Звучит странно, но здесь, в семейном склепе, семья Райли собиралась пережидать тяжелые времена, если они вдруг наступят. Райли поднатужилась и подняла крышку. Из-под нее вылез маленький паучок и быстро убежал подальше.

Она достала спальные мешки и встряхнула их. Сегодня ночью они понадобятся.

— Хороший выбор для убежища. — Бек смотрел на нее, стоя в дверном проеме.

Ловцы называли их по-разному: убежище, укрытие, тайник — и у каждого был свой. Они всегда находились на освященной земле, в них хранились стратегические запасы еды, воды, одежды и медикаментов. В некоторых — оружие. Отец объяснял ей и матери, что нужно делать, если демоны вдруг выйдут на тропу войны. Теперь убежище перешло к ней, и она должна содержать его в порядке.

— У меня убежище в подвале церкви, — добавил Бек. Когда она ничего не ответила, он продолжил: — Здесь тихо. Мне нравится. А у меня рядом котельная, так что о покое можно забыть.

Было понятно, что он не собирается молчать. Возможно, так он скрывал, что нервничает. Как бы то ни было, это ее раздражало.

— Плохо, что твоего отца нет с нами, — сказал Бек. — С ним было бы проще.

Она вручила ему спальные мешки и простыни.

— Выйди, пожалуйста, я переоденусь.

— Ой, извини.

Райли закрыла за ним дверь, после чего сняла платье и туфли. Каменный пол оказался холодным, когда она встала на него голыми ногами. Она оставила колготы для тепла, натянула синие джинсы, надела толстый свитер, ботинки и сменила пальто — мамино было слишком легким для ночных посиделок.

Когда она вышла наружу, солнечные лучи освещали золотой купол Капитолия.

— Время, — сказал Саймон. Он тоже переоделся в джинсы и свитер. Сейчас он стоял внутри круга из свечей, расставленных вокруг могил отца и матери Райли на расстоянии двенадцати дюймов друг от друга.

Когда Райли подошла ближе, оба ловца посмотрели на нее. Бек выглядел решительным, в глазах Саймона читалось сочувствие.

— Вы действительно думаете, что они придут за ним? — спросила она.

— Они, как и все, читают газеты, — ответил Бек.

Она об этом даже не думала. Интересно, насколько большая вышла статья об отце? На первой ли полосе? «Маловероятно». Где-то в середине, возможно, среди объявлений о потерявшихся домашних питомцах. Ловцы попадают на первые полосы только в том случае, если устраивают погром в библиотеке.

Только сейчас, с опозданием, Райли задумалась о том, что ей готовит грядущая ночь. Она не представляла, как сможет столько времени провести на холоде. И потом Саймон — она же ничего о нем не знает. Вдруг он окажется совсем не таким, каким она его себе представляет? Мерзким и подлым? Она сразу же отбросила эту мысль — папе он нравился, а папа не мог ошибаться. Но тут у нее появился еще один вопрос.

— А что, если… — вздохнула она. — Что, если мне понадобится в дамскую комнату?

Бек и бровью не повел.

— В подвале кладбищенского офиса есть туалет. Дверь закрывается. Код написан здесь, — сказал он и протянул Саймону листок. После чего тяжело вздохнул. — Главное — помните, что бы вы ни делали, ни в коем случае не нарушайте круг. Понятно?

Она кивнула.

— Ты точно поняла? — переспросил он.

— Я же не идиотка, — огрызнулась она.

Саймон улыбнулся, но как только Бек заметил это, придал лицу серьезное выражение.

— Это непросто. Некроманты любят устраивать игры разума. — Бек взглянул на Саймона. — Ты остаешься за старшего.

Райли обомлела. Он обращался с ней так, как будто ей четыре года.

— Я позабочусь о них обоих, — уважительно сказал Саймон.

— Я в этом не сомневаюсь. — Бек развернулся и, задумавшись, пошел к выходу.

— Зануда, — пробурчала Райли.

— Да нет, он клевый, — ответил Саймон. — Он просто очень за тебя переживает. За тебя и за твоего отца. — Саймон зажег керосиновую лампу и установил ее на ровной поверхности. — Он говорит, что раньше ты этим не занималась. Это правда?

Она кивнула.

— Мама умерла от рака. Ее тело выглядело не лучшим образом, так что на него никто не покушался.

— Извини. — Его взгляд смягчился. — Здесь все, что тебе может понадобиться, — сказал он, показывая на тонкую брошюру. — Тут есть образцы заклинаний, но ты можешь придумать их сама, они будут сильнее стандартных.

— Как это?

— Некоторые разжигают волшебные свойства круга, выкрикивая имена архангелов, другие — названия футбольных команд. Важно вложить в это свою душу.

— Э-э-э… хорошо…

— Ночью некроманты становятся сильнее, поэтому с каждым заходом солнца тебе придется заново разжигать свечи. И неважно, идет ли дождь, дует ли ветер или еще какие-то ненастья.

— А что происходит днем? — спросила она.

— На кладбище работают волонтеры, которые караулят могилы в светлое время суток.

— А сколько это стоит? — Сейчас денежный вопрос стал для нее актуальным, как никогда прежде.

— Им платит Гильдия, но у нее недостаточно средств, чтобы нанимать волонтеров на целые сутки, поэтому ночью могилы охраняют родственники.

— Ясно, — сказала она. — А почему некроманты не приходили за телом отца, пока оно не было захоронено?

— Насколько мне известно, если они приходят за покойником до первого заката, то они не могут правильно его воскресить.

— Понятно. Может, давай начнем? — спросила она, чувствуя, что с каждой минутой все больше нервничает. Вдруг она все испортит?

Саймон посмотрел в инструкцию и указал на кувшин.

— Нарисуй Святой водой линию по внутреннему контуру свечей по часовой стрелке.

Райли откупорила сосуд, сняла крышку и разлила воду, как предписывала инструкция. Она нагнулась совсем низко, чтобы провести линию как можно точнее, поэтому к тому времени, когда она закончила, у нее начала болеть спина.

— Теперь еще раз, но против часовой стрелки.

Райли вздохнула и сделала, что он велел.

— Это ведь не обычные свечи? — спросила она, рассматривая одну из свечей. Она была невысокой, а фитиль, похоже, был сделан из металла, а не из хлопка, как обычно.

— Да. На кладбище есть еще, если ты захочешь увеличить круг. Они бесплатные, но ты можешь сделать пожертвование.

Он вернулся к инструкции.

— Передвинь свечи на круг из Святой воды. Убедись, что они находятся на одинаковом расстоянии друг от друга.

Снова придется нагибаться. Когда она выпрямилась, чтобы передохнуть, Саймон строго посмотрел на нее. Солнце уже почти село.

— Отлично! — сказал он. — Теперь начинай зажигать свечи через одну по часовой стрелке, пока я буду читать заклинание. Когда закончишь, зажги оставшиеся свечи в противоположном направлении. Не прерывайся. И чтобы ты ни делала, молчи, пока я не закончу заклинание.

Райли испугалась — она боялась что-нибудь перепутать.

Саймон одарил ее успокаивающей улыбкой.

— Не переживай, ты справишься.

— А что за заклинание?

— «Отче наш».

Она сделала глубокий вдох и начала зажигать свечи через одну. У нее тряслись руки, укус демона нарывал. Фитили сначала ярко вспыхивали, а затем начинали гореть мягким чистым белым светом. Сзади Саймон серьезно и монотонно читал «Отче наш» на английском и латыни.

Pater noster, qui es in caelis,
Отче наш, иже еси на небесех,
Santificetur Nomen Tuum
Да святится Имя Твое.

Он ни разу не запнулся в латинской части, как будто всю жизнь знал этот язык. Когда Райли зажгла все свечи, она беззвучно замерла, опасаясь сделать какую-нибудь глупость.

Саймон воздел руки к небу.

— Во имя Отца, Сына и Святого Духа. Аминь.

— Аминь, — прошептала она и нахмурилась: она должна молчать. Неужели она все испортила?

Тут Райли увидела, как свечи начали вспыхивать одна за другой по кругу. Огни поднимались высоко в небо, как факелы, а затем смыкались, создавая над ними горящий купол.

Она почувствовала какую-то странную плотность, в ушах зашумело. Сфера горела несколько секунд, после чего свечение опустилось вниз и осталось на земле.

— Ого! Вот это чудо! — воскликнула она.

Саймон покачал головой.

— Это Божья благодать. Это сильнее любой магии. Пока на земле лежит светящаяся дымка, ты будешь знать, что ты в безопасности. Как только она погаснет, тебе нужно будет повторить заклинание.

— А вдруг я случайно разрушу круг?

— Тогда тебе придется начать все сначала. Ах да, совсем забыл: каждую ночь тебе придется делать новый круг из Святой воды и переставлять на него свечи. Как правило, новый круг делают внутри предыдущего.

Так много всего нужно запомнить.

— А вдруг пойдет дождь? — спросила она.

— Ни дождь, ни ветер, ни какие-либо другие природные напасти этому кругу не страшны. Главное — не нарушать его и не сомневаться в его надежности. — Он сел на спальный мешок и, довольный собой, сложил руки на груди. — Теперь остается дождаться восхода солнца.

— Работы гораздо больше, чем я себе представляла, — сказала Райли, садясь рядом с ним, и подумала, что если бы не Саймон, она бы вообще не справилась.

— Только в первый раз так сложно, потом будет легче.

— Откуда ты узнал, как и что надо делать? — спросила она.

— У меня большая семья. Все время кто-то умирает, поэтому дядя научил меня делать заклятье. Он священник.

«Большая семья». Каково это? У нее никогда не было ни братьев, ни сестер. Мама всегда шутила: зачем пытаться еще, если уже удалось достичь совершенства? А Райли думала, что все не так просто и есть еще какая-то причина.

— Я единственный ребенок в семье, — сказала она.

— Иногда я мечтаю том, чтобы у меня не было четырех сестер и троих братьев. — Саймон вел себя так, как будто они обсуждали какую-то серьезную тему.

— Каково это, когда в доме столько народа?

— Как в улье. У нас две ванны, и на каждой висит расписание. Самое ужасное — это сестры.

Райли рассмеялась, задумавшись, насколько это правда. Его волосы выглядели слишком хорошо для человека, который их быстро моет и не укладывает. Она поправила пальто так, чтобы оно закрывало ноги. К счастью, не было ни ветра, ни дождя. Хоть они и не страшны для круга, не очень приятно было бы сидеть, продуваемой всеми ветрами, да еще и в мокрой одежде. Вдали над городом появилась легкая дымка. Но Райли еще могла рассмотреть небоскребы в центре Атланты, на некоторых из них по-прежнему включали ночную иллюминацию. Пронзительный свист проезжающего мимо станции «МАРТА» поезда эхом донесся до них.

Она ждала, пока Саймон что-нибудь скажет. Он же сидел, уставившись в пустоту. Ночь обещала быть длинной, особенно если он собирался молчать.

— Сколько тебе лет? — спросила она, чтобы нарушить тишину.

— Недавно исполнилось двадцать. А тебе?

— Семнадцать.

— Ты чуть младше моей сестры Эми. Прошлым летом она вышла замуж. — Он сделал паузу и вопросительно посмотрел на нее. — Так что ты собираешься делать теперь, когда осталась одна?

«Одна».

— Не знаю. У меня есть тетя. Она живет в Фарго.

— Ты можешь продолжить обучение здесь.

— Она на это не согласится. Она обвиняет отца в смерти мамы, как будто он лично подсадил ей клетки рака. Мерзкая женщина. Я с ней не уживусь. Ни за что.

— Тогда с кем ты будешь жить? — аккуратно спросил Саймон.

— Не знаю. Больше у меня нет родственников.

— Уверен, Бек сможет тебе помочь.

Нужно было сменить тему.

— Как я смогу выйти из круга, не разрушив его?

— Хороший вопрос, — ответил Саймон. — Ты должна подойти к свечам, освободить разум и представить, что проходишь через барьер.

«Что?»

— А если я вдруг задену свечу? — сказала она.

— Ничего не случится. Давай, я покажу.

Саймон встал, подошел к краю круга, что-то прошептал и перешагнул через свечи.

— Понятно. А как тебе теперь вернуться?

— Ты должна пригласить меня. — Прежде чем она успела спросить как, он показал на лежащую рядом с ней инструкцию. — Пятая страница, последний абзац.

Райли нашла указанное место и начала читать:

— Войди, если у тебя нет дурных помыслов.

Саймон перешагнул через свечи и вернулся на свое место на спальнике.

— А если бы оказалось, что ты меня обманываешь…

— Защитный купол не позволил бы мне войти.

— А как он узнает?

Саймон пожал плечами:

— Его действие во многом похоже на действие Святой воды. Зло не может попасть внутрь.

«Звучит ненадежно. Но если Саймон и Бек в это верят, наверное, в этом что-то есть».

Послышался звук приближающихся шагов. Незнакомец был одинаковым в высоту и ширину. Плащ волочился по земле, на голове — шляпа.

— Это некромант? — прошептала Райли.

— Готов поспорить, что да, — ответил Саймон. — Не расслабляйся. Они мастера обмана.

Мужчина остановился прямо перед кругом свечей и снял шляпу.

— Добрый вечер, — обратился он.

— Добрый, — ответил Саймон. Он был вежлив со всеми, даже с теми, кто зарабатывал на жизнь торговлей трупами.

— Меня зовут Мортимер Александр, я лицензированный воскреситель мертвецов, — гордо объявил незнакомец.

— Вот черт. Я надеялась, это доставка пиццы, — парировала Райли.

На лице мужчины появилась улыбка.

— Не повезло, — неожиданно ответил он. — Прежде всего, я хотел бы принести искренние соболезнования по поводу вашей утраты.

— Ага, спасибо.

— Однако настало время быть практичными. Близкие вам люди теперь в лучшем мире, — продолжил некромант, поднимая руки к небу. — Его… тело, хранилище души, может послужить лучшему обществу. — Он порылся в карманах и достал какой-то листок. — Я смотрю, мистер Блэкторн регулярно делал пожертвования на благотворительность. Возможно, мы сможем договориться, и я сделаю пожертвование от его имени, и на торгах он будет идти как оплачиваемая прислуга на определенное время.

— Ах, так… — начала Райли. Почему у нее такое предвзятое отношение к этим парням? Этот говорит вполне разумные вещи. Отец всегда помогал людям.

— Райли? — Когда она не ответила, Саймон толкнул ее, а затем начал трясти за плечи. — Райли!

— Что? — откликнулась она.

— Он применил чары убеждения. Они сделают все, чтобы добраться до твоего отца.

— Ясно, — сказала она. Саймон расслабился и убрал от нее свою руку, хотя ей бы хотелось, чтобы он этого не делал.

Некромант перебирал бумажки.

— Понимаю вашу потерю, но я готов делать ежемесячные платежи на счет, чтобы покрыть… неудобства в связи с эксгумацией близкого человека. В конце года мы согласны достойно похоронить его и взять на себя все расходы.

Райли вспомнила нагруженного сумками Мертвеца, которого она видела на улице вместе с богатой дамой. На его месте мог оказаться ее отец. От этой мысли ее даже передернуло.

— Никогда, — ответила она, скрестив руки на груди.

— Ах, вижу, вы уже с кем-то договорились, — продолжил некромант. — Ожидаемо. Это важный шаг и…

— Ни с кем я не договаривалась и не собираюсь договариваться. Немедленно убирайтесь отсюда.

— Пожалуйста, — добавил Саймон. Ей стало интересно: он так же мил с демонами, когда ловит их?

— Понимаю, — удрученно сказал Мортимер. — Вы должны знать, что я самый этичный из некромантов, с которыми вам еще предстоит познакомиться до полнолуния. Коллеги часто упрекают меня в этом, но я считаю, что в любом деле надо оставаться человеком. — Он положил визитку около свечей. — На случай, если передумаете.

— Маловероятно, — ответила Райли.

— Понятно. Спасибо, что уделили мне время. И еще раз примите соболезнования.

Затем он ушел, медленно удаляясь по дорожке, все так же вычитывая что-то в своих бумажках. Когда он дошел до кладбищенского офиса, он свернул в направлении парковки.

— Вот и все. — Райли вздохнула с облегчением.

— Как он сказал, он лишь первый из многих, — покачал головой Саймон.

— Почему им так нужен мой отец? — удивленно спросила она.

— Богачи любят коллекционировать редкие вещи. А тут они могут получить в слуги известного ловца демонов; да они передерутся за такой шанс.

«Черт».

— Может, мне нужно было попросить изуродовать его труп…

— Нет! — Саймон бросил на нее полный ужаса взгляд. — Ты все правильно делаешь. Это чудовищно — калечить кого-то! Извини, что-то нервы расшалились. Для меня это неприятная тема.

— Да ты что? — пошутила она.

— Ага, — согласился он. — А тебе еще предстоит двенадцать бессонных ночей.

Райли задумчиво закатила глаза. Двенадцать долгих холодных ночей, полных безумных некромантов.

«Тысячу раз спасибо, папа».

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

— Че будешь? — спросил бармен. Татуировка на бицепсе свидетельствовала всему миру, что он — в числе Избранных.

«Морской пехотинец». Беку никогда не нравились парни из бригады «Всегда готов», но он, по крайней мере, знал, чего от них ожидать.

— Пиво «Шайнер Бок», — ответил Бек, — для начала.

— Удостоверение личности, пожалуйста.

— Ты что, не видишь, — огрызнулся Бек.

— Вижу, но таков закон, — ответил бармен. — Я должен спрашивать удостоверение личности у всех, даже у стариков с костылями.

Бек достал права и протянул их бармену. Тот быстро посмотрел на них и вернул обратно.

— Ты выглядишь старше. Думал, тебе тридцатник.

— В этом виновата армия.

— Где служил?

— В Афганистане.

— Вот дерьмо, — ответил мужчина. — Первая кружка за счет заведения. Я тоже там служил.

Бармен поставил перед Беком бутылку «Шайнер Бок». Он потянулся было за стаканом, но передумал.

— Правильно, — одобрил Бек и поднял бутылку. — За тех, кто вернулся домой. — Бек сделал глоток и снова поднял бутылку. — И за Пола Блэкторна. Покойся с миром. — Затем он залпом выпил полбутылки, чтобы уменьшить боль.

— Это тот парень, который погиб в Файв-Пойнтс? — спросил бармен.

— Ага. Он был хорошим человеком.

«Хорошие люди всегда умирают раньше, чем плохие».

— Ты ловец? — спросил бармен, изучая его.

«Нет никаких оснований отрицать это».

— Да.

— Не очень-то я люблю ловцов.

— А я — морпехов, так что мы чем-то похожи, — ответил Бек.

Бармен хмыкнул. Он поднял стакан с виски и произнес тост:

— За тех, кто вернулся домой.

— Аминь, — сказал Бек, еще раз поднимая бутылку и осушая ее до дна.

— У нас ведь все нормально? Ты здесь не по работе?

— Вроде нет. Просто хочу напиться, может, подцеплю кого-нибудь. Причем именно в такой последовательности.

— Звучит неплохо, — ответил бармен. — Повторить?

— Да, черт возьми.

Бек начал этот вечер в излюбленном ловцами баре «На глубине шести футов». Следуя традиции, он пропустил здесь несколько кружек пива, а потом понял, что не может тут больше оставаться. Не может видеть людей, которые осуждают его за то, что он не помог другу. Они, конечно, ничего не говорили, но это не значит, что они об этом не думали.

Не сказать, что Бек был завсегдатаем этого бара, но здесь продавали его любимое пиво. Когда он пил шестую бутылку, он мог поклясться, что слышал упреки Пола и его напоминания, что теперь он не может жить, как прежде, и напиваться, когда ему вздумается, потому что он обещал присмотреть за Райли.

Однако голос Пола заглушал щебет рыжей анорексички, сидящей рядом с Беком. Она шептала ему на ухо разные непристойности, а именно это ему и было нужно, чтобы забыться, отвлечься от мыслей о Поле и Райли.

— Давай выбираться отсюда. Отвези меня к себе, — настаивала она. Ее волосы представляли собой смесь разных оттенков медного, а глаза блестели от выпитого алкоголя. Но ему было наплевать на то, как она выглядит.

Первое правило: он никогда не возил девушек к себе домой. По крайней мере, таких девушек. Если она оказывалась привередливой, он снимал номер в дешевом мотеле. Если нет, они обходились его машиной.

— Так как, ты говорила, тебя зовут? — спросил он, чувствуя, что должен узнать о ней что-то прежде, чем переспать с ней.

— Это важно? — рассмеялась она.

— Ага.

«Типа того».

— Джейми.

— Чем зарабатываешь на жизнь?

— Ничем особенным, — ответила она. — Встречаюсь с милыми парнями вроде тебя, которые покупают мне выпить.

— И…

— Затем мы куда-нибудь идем и трахаемся.

— Ты слишком много выпила, — покраснел Бек.

— Ты тоже, — захихикала она.

Неправильный ответ. Пару десятилетий назад на ее месте была его мать — Сэди. Сначала парень угощал ее выпивкой, а потом она проводила с «благодетелем» ночь. Результатом одной из таких ночей стал Бек. Он попытался отбросить воспоминания, но не смог. Только не сегодня. Он не поступит так же, как один из тех подонков, который обрюхатил его мать.

Он резко наклонился на барном стуле, чтобы оказаться подальше от нее. Сейчас ему хотелось что-нибудь или кого-нибудь ударить.

— Что случилось? — спросила она, дотрагиваясь до его руки. Она случайно коснулась его раны, боль пронзила все его существо, но именно это было ему и нужно, чтобы прийти в себя и протрезветь.

— Все, черт побери, — буркнул он. Он кинул на барную стойку деньги и направился к выходу. Девушка его окликнула, но он ее проигнорировал. Дойдя до выхода, он обернулся, чтобы убедиться, что она не следует за ним.

Но она уже забыла о нем и клеила другого парня, который был не похож на человека, который собирается ей отказать.

* * *

По шкале от одного до десяти Бек напился на отметку в семь: порядочно набравшийся, но не слишком пьяный. Контролировать свое состояние и знать норму он научился в армии, когда хотелось разрядиться и отдохнуть, но ничем не выдать себя на перекличке.

Но сегодня эмоции взяли верх. Воспоминания о матери-проститутке никак не выходили из головы. Он подошел к припаркованной машине и сел в нее. Тут же на полную громкость заработало радио. Он выключил его. Прежде чем завести двигатель, Бек заметил сидящего в засаде на углу улицы копа в полицейской машине.

— Вот дерьмо. — Нельзя ему ехать в таком состоянии. В соответствии с новым законом за езду в пьяном виде полагалась не только тюрьма, полицейские забирали машину и продавали ее, чтобы оплатить издержки за буксировку и судебные слушания. И это несмотря на то, что все траты копов составят не более тысячи долларов, тогда как машина стоит все пять тысяч. О возврате разницы в этом обанкротившемся городе можно только мечтать.

Несколько лет назад он бы рискнул поехать, но сейчас у него была Райли, о которой нужно было заботиться.

— Черт-черт-черт, как меня угораздило в это вляпаться? — пробурчал он.

«Это из-за того, что я не помог Полу». С этого все началось. Теперь Райли на его попечении, по крайней мере, пока ей не исполнится восемнадцать или не объявится кто-нибудь из ее родственников. Такое ощущение, что он играет роль старшего брата маленькой девочки.

Бек вылез из машины, запер дверь и пешком пошел к ближайшему магазинчику. Он старалась не столкнуться с мужиками, покупающими сигареты. Интересно, как они могут себе их позволить: за сотню-то за пачку? Благодаря таким невообразимым ценам Бек уже давно расстался с этой пагубной привычкой.

Сегодня ночью ему нужно было вернуться к работе, но выходить на ловлю в пьяном состоянии — это верный способ присоединиться к Полу. Он купил упаковку из шести банок энергетического напитка и большой пакет соленого арахиса. От орехов ему захочется пить, а значит, он сможет выпить больше и тем самым разбавить алкоголь в крови.

— Пачку презервативов, — сказал он продавцу. — Больших. — Он понятия не имел, почему презервативы всегда хранились на кассе.

Продавец — молодая темнокожая девушка — протянула ему пачку. Он улыбнулся. Кто-то считал это богохульством, но ловцы наливали в них Святую воду и использовали их вместо сфер в тех случаях, когда этого требовала ситуация, например в бассейнах или торговых центрах. Конечно, он не собирался посвящать продавщицу в подробности — зачем разрушать ее мечты.

Вернувшись в машину, он принялся за еду — энергетики и орехи. Он еще помнил времена, когда напитки продавались в алюминиевых банках, а не в пластиковых, как сейчас. Это было очень неудобно, поэтому Бек всегда переливал напитки в пустые бутылки из-под виски.

Когда он пил, боль в груди начинала усиливаться. Он пытался себя убедить, что это невралгия, но он знал, что это не так. Это было то же ощущение, как тогда, когда умер дедушка. Каждый раз, когда он терял близкого человека, вместе с ним умирала частица его самого. Бек подумал, что если так пойдет и дальше, то через какое-то время от него совсем ничего не останется.

Сейчас, после смерти Пола, ему придется работать каждую ночь, чтобы обеспечить жизнь себе и Райли, пока не объявится ее тетя. Судя по тому, что о ней говорил Пол, эта женщина тот еще подарок, но она единственная родственница Райли.

— Больше никакой игры в бильярд, — сказал он, качая головой. Больше ничего, что так любят парни его возраста. Сначала он лишился детства из-за пьянства матери, теперь Райли отбирала у него молодость. Он открыл еще одну бутылку и сделал большой глоток, закусив горстью орехов. Желудок заурчал, жалуясь на неправильное питание.

К тому времени, когда он прикончил три бутылки энергетика, у него выработался план. Он был прост до невозможности — найти чертова демона, который убил его друга, и уничтожить его. Это было абсолютным безумством, но Беку было наплевать.

— Я тебя уничтожу, ублюдок.

Чтобы это сделать, ему нужно будет ловить демонов низшего ранга, пока кто-нибудь не нажалуется пятаку. Он знал, что Пол не одобрил бы его желания мстить, но ему было все равно. Бек жаждал реванша.

«И не только ради дочери Пола».

* * *

За несколько часов, пролетевших, как одно мгновение, Райли поняла, что ей просто необходимы беруши, чтобы не слушать предложения некромантов. За это время она узнала, что у каждого некроманта есть свои способы рекламы и привлечения клиентов. Как Мортимер и обещал, он оказался самым милым из всех ночных посетителей. Следующие четверо были жутко злобными. Все, кроме Мортимера, пытались прорваться через круг из свечей и уходили с обожженными ботинками и ужасным настроением.

К приходу последнего посетителя Райли превратилась в настоящую стерву, а еще ей очень хотелось спать, поэтому она велела ему убираться еще до того, как он успел открыть рот. После чего на нее обрушился ураган бранных слов. Саймон вскочил на ноги и велел парню выметаться. К ее удивлению, некромант его послушался.

После выплеска злости ее напарник уснул, завернувшись в спальный мешок и сложив, как ребенок, руки под щекой. Он бормотал что-то себе под нос, но она не могла ничего разобрать.

К досаде Райли, ей нужно было разбудить его через несколько часов. Либо она это сделает, либо описается.

— Я буду бодрствовать, пока ты не вернешься, — сонно сказал он. — Будь осторожна.

Она сделала глубокий вдох, постаралась отвлечься от дурных мыслей и, дрожа, переступила через светящуюся линию. Свечи вспыхнули и вернулись к прежнему состоянию. Направляясь к кладбищенскому офису, Райли поймала себя на мысли, что ей страшно. Вокруг громоздились надгробные плиты и памятники в виде плачущих ангелов — так викторианцы представляли себе воскрешение и вечную жизнь. Ночью эти монументы выглядели пугающе. Кроме того, была сильная облачность, поэтому луны видно не было. Шорох опавших листьев на дорожке заставил ее обернуться. Для полноты картины не хватало только густого тумана и воющего волка.

После того, как она вернулась и Саймон разрешил ей войти, он скользнул за склеп и пописал.

«У парней все так просто».

Вернувшись, он как ни в чем не бывало сказал:

— Будь осторожна и внимательна, когда останешься одна. Некроманты могут притворяться кладбищенскими служащими или полицейскими. Они будут убеждать тебя нарушить целостность круга или пригласить их войти. Помни, что ты не обязана сюда никого впускать.

Райли пробрала дрожь. Увидев, что она усвоила наставления, Саймон свернулся, как кот, и уснул. Как бы ей тоже хотелось вот так спокойно спать. Но она не могла. Вместо этого она устроилась поуютнее в спальном мешке и уставилась на ночное небо. На охоту вылетела сова. Пару раз махнув крыльями, она приземлилась на растущее неподалеку дерево. Какое-то время Райли провела, наблюдая за ней. Похоже, сова делала то же самое.

Все изменилось, когда на дорожку выбежала мышь. Сова профессионально спланировала, выпустила смертоносные когти и схватила добычу.

У Райли заболела спина. Чтобы размяться, она встала и пошла к могиле матери. Цветы, которые они принесли пару недель назад, пали жертвами ночных заморозков и сейчас стояли сухими. Райли присела и смахнула листья, покрывавшие простое гранитное надгробье. Со смерти Мириам Хенли Блэкторн прошло почти три года. Но не было ни дня, когда Райли по ней не скучала. Она перешла к могиле отца. Вокруг витал запах свежей земли. Цветы, принесенные днем, уже начали вянуть без воды.

Наверное, мама ждет его где-то на небесах. Райли подняла лицо наверх. Но это будет не радостная встреча. Умирая, мама заставила отца пообещать, что он позаботится о Райли. Теперь их дочь осталась одна.

«Да, мама на него точно разозлится».

Она дотронулась до холодной земли, думая о лежащем под ней отце.

«Теперь они вместе». Ну, и что из этого? Они вместе, а она совсем одна. Никто не будет смеяться над ее шутками, поддерживать ее. Любить ее, наконец.

Перед ней открылась бездонная пропасть, и из горла вырвалось удушающее рыдание. Затем по щекам потекли теплые слезы. Ее начало трясти, но плакала она больше не по родителям, а по себе.

Чья-то рука легла ей на плечо — и она вздрогнула от неожиданности. Это был Саймон. Не говоря ни слова, он раскрыл ей навстречу объятья. Она прильнула к нему и разрыдалась еще сильнее. Он что-то шептал, очевидно, пытаясь успокоить ее, но она не могла разобрать ни слова. Ей было важно, что он рядом и прижимает ее к себе. Когда слезы закончились, она отстранилась и высморкалась, чувствуя смущение, что все это произошло у него на глазах.

— Извини… Я…

— Они знают, что ты их любишь и скучаешь. Это сейчас самое главное.

— Не знаю, как я буду жить дальше.

— Ты справишься. Уверен, все встанет на свои места.

Саймон взял ее за руку и отвел к спальным мешкам. Он помог ей устроиться, а потом лег сам, пододвинувшись к ней поближе. Вытащив руки, он положил ее голову себе на плечо. Райли была ему очень благодарна.

— У тебя так рука замерзнет, — сказала она между всхлипами.

— Ты права. — Он достал простыню и укрылся. Райли по-прежнему всхлипывала, только на этот раз, впервые после смерти отца, она чувствовала себя в безопасности. А это многое говорило о Саймоне.

— Спасибо. Ты… очень милый.

— С тобой легко быть милым. А теперь тебе нужно поспать. Рассвет через несколько часов, — прошептал он.

Зная, что Саймон рядом и присмотрит за ней и за отцом, Райли провалилась в неспокойный сон, наполненный зловещим смехом, ухмыляющимися некромантами и вороватыми Барахольщиками.

Часы на запястье Саймона запищали, он сел и потянулся.

— Доброе утро, — сказал он.

Райли открыла глаза и попыталась проснуться. Она села, волосы спутались. Она запустила в них руку: к счастью, все оказалось лучше, чем она предполагала.

«Спать на улице паршиво».

— С каждой ночью будет становиться легче, — сказал Саймон. — Главное — убедиться, что ты не лунатик.

Он еще раз сходил за склеп, чтобы помочиться.

«Как это нечестно».

Вернувшись, он достал четки и, перебирая их, начал молиться.

Определенно, милый католический мальчик, как сказала бы ее мама.

Через несколько минут он отложил четки.

— Доброе утро, — еще раз сказал он, на этот раз более бодро.

— Ага… точно, доброе утро, — ответила она, пытаясь усесться поудобнее.

— Ты всегда такая недовольная по утрам? — спросил он, как будто эта информация может пригодиться ему в будущем.

— Сейчас у меня есть на это полное право — задница болит, я устала, замерзла и мне хочется домой. Это была одна из худших ночей в моей жизни.

— Ого! — В его голосе послышалась обида.

— Ой, прости! — Она стукнула себя по лбу. — Это так невежливо с моей стороны. Спасибо за то, что был сегодня со мной. Одна я бы точно не справилась.

Саймон быстро принял извинения и улыбнулся ей, словно она все время была с ним мила.

— Рад, что оказался полезным.

«Неужели такие парни на самом деле существуют?» Если да, то у него должна быть девушка и еще шесть стоящих в очереди в ожидании вакантного места.

— Тебе удалось поспать? — спросил он.

— Немного. Мне снились кошмары о демонах, которые притворялись ангелами. Ужас, — она задумалась. — А ты когда-нибудь их видел? Ангелов, я имею в виду?

— Одного или двух. Они открываются только тогда, когда сами захотят. — В его голосе слышалось разочарование.

— Папа говорил, что они окружены светом, но мне кажется, что они выглядят, как самые обычные люди.

— Может, когда-нибудь мы сможем их видеть, — присвистнул Саймон. — Мне бы этого очень хотелось.

Кто-то их окликнул. Уже рассвело, так что это, скорее всего, был сотрудник кладбища. По крайней мере, Райли на это надеялась.

Мужчина подошел к линии из свечей и улыбнулся.

— Доброе утро. Меня зовут Род. Я буду здесь в дневную смену. Вы, должно быть, мисс Блэкторн?

— Ага.

— Рад с вами познакомиться. Не переживайте, я занимаюсь этим уже много лет. Никто не сможет его похитить во время моего дежурства.

— Приятно это слышать.

«Действительно, черт возьми, приятно».

Волонтер подождал, пока Саймон пригласит его войти, и перешагнул через свечи. Они сверкнули и вернулись к обычному состоянию.

Райли с облегчением выдохнула.

Пришедший снял пальто и остался в толстом свитере и жилете. Он достал раскладной стул и поставил рядом с ним сумку с надписью «Сторожи кладбища».

— Это на вечер, когда вам нужно будет возобновить круг.

— Спасибо, — сказала она. А она об этом даже не подумала.

Он достал из рюкзака газету и открыл ее на странице с судоку, вытащил карандаш и большой зеленый термос.

«В термосе удобно носить горячий шоколад», — сказала она сама себе и решила обзавестись таким же.

Пока он обустраивался, Райли сложила спальные мешки. К тому времени, как она была готова уходить, волонтер уже сидел на стуле с газетой на коленях.

— Так кто приходил к вам ночью? — бодро спросил он.

— Некто Мортимер и еще какие-то не пожелавшие представиться парни. Я столько всего от них выслушала.

На лице волонтера расплылась улыбка.

— Я так и знал, что Мортимер зайдет. Он лучший из худших.

— Я заметила.

— Теперь главное, чтобы ты вернулась до заката. Если что, звони в офис.

— Ясно.

Убрав спальные мешки и теплую одежду в склеп, Райли заперла дверь. Затем они с Саймоном вышли из круга. Свечи вспыхнули. Она сомневалась, что когда-нибудь сможет к этому привыкнуть.

Саймон вместе с ней шел к парковке.

— Поздравляю. Ты пережила первую ночь. — Он очень ею гордился.

— Ага, я это сделала. — Тут до нее дошло. — А ты на машине?

— Бек попросил, чтобы я тебя подвез. — Саймон кивнул. — У него очень много дел, и он не сможет тебя встретить.

«Много дел? Как же. Готова поспорить, что он небось напился вчера вечером».

Через несколько минут она ехала домой на машине с болтающейся медалью Святого Кристофера на зеркале заднего вида и статуэткой Святого Иуды на приборной панели. После того, как она рассказала Саймону, куда ехать, он замолчал. Она уже привыкла к тому, что ее окружает тишина, и это ее не волновало.

Он заговорил, только когда припарковался перед ее домом:

— Похоже на старый отель.

— Так и есть. Раньше здесь была гостиница, но несколько лет назад ее переоборудовали под многоквартирный дом. Ничего интересного.

— По крайней мере, у тебя есть дом, — сказал он. — Если следующей ночью что-то понадобится, звони Беку.

Звучало так, словно он хотел от нее избавиться.

— Ты уже устал от меня? — обиженно спросила она.

— Нет, что ты, извини, — смущенно ответил он. — Ты неправильно все поняла. Сегодня ночью я буду работать с мастером Харпером, поэтому Бек сказал, что сможет тебе помочь.

«Эта неотесанная деревенщина? Ни за что».

— Сама справлюсь. Спасибо, что объяснил мне, что и как.

Она вылезла из машины и почувствовала, что очень устала, все тело ломило.

Саймон опустил стекло.

— Главное, не слушай некромантов. Они ничем не лучше демонов.

— Спасибо за все, — ответила она.

— Обращайся.

Перед тем как уехать, он еще раз помахал ей на прощанье. Она помахала в ответ.

«Какой же он классный».

Райли заставила себя дойти до дома и подняться по лестнице. Она все еще помнила, как они сюда переезжали. В Атланте было очень жарко. Завершив работу, они пошли за мороженым. Папа купил ей пломбир с фруктами и смеялся каждый раз, когда она пачкала в нем нос.

Когда Райли поднялась до квартиры, у нее задрожали руки. Ей снова показалось, что все хорошо. Сейчас она откроет дверь, а там папа — сидит на диване, изучает свои документы с чашкой кофе в руке. Он посмотрит на нее и улыбнется. Она устроится рядом с ним, и он спросит, как прошел ее день. Он всегда так делал. Всегда находил для нее время. Всегда любил ее.

Но когда дверь со скрипом открылась, на диване никого не оказалось. Она слышала, как на кухне из крана капает вода и шумит холодильник. Стол был испачкан шерстью Макса. На автоответчике мигала лампочка, сигнализируя об оставленных сообщениях. Наверное, некроманты оказались слишком ленивыми, так что даже не сочли нужным прийти на кладбище.

Отец всегда говорил, что он счастливчик, потому что у него была я, потому что он всегда ждал, когда я вернусь домой. А некоторые люди никого не ждут.

«Как я».

Райли захлопнула дверь и последовательно закрыла все замки, отгораживаясь таким образом от мира, который сделал ее сиротой.

— Это нечестно! — прошипела она, ударяя кулаком по деревянной двери. — Почему ты забрал их обоих? Тебе было недостаточно мамы?

Но ей никто не ответил. Никакого «извини». Только пустота и тишина. Из глаз снова потекли слезы, и она позволила себе расплакаться.

Когда Райли выплакалась и высморкалась, она взяла маркер и обвела на календаре дату следующего полнолуния. Рядом она нарисовала букву «П». В этот день душа папы освободится и отправится в рай.

«Клянусь: я не позволю им до тебя добраться».

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Бек с трудом открыл глаза и медленно осмотрелся. Парковка была пустая, если не считать пары магазинных тележек и старых шин. Тишина и пустота — все, что он так любил. С парой демонов в кузове ему всегда приходилось искать безлюдные места для парковки.

Бек недолюбливал утро, особенно когда голова болела так, словно в ней поселились бешеные грызуны и разрывали ее на части. Сегодня энергетики и алкоголь смешались в его крови в страшный коктейль. Теперь он думал о том, что как только протрезвеет, сразу же отправится на охоту за тройбаном. Вот бы тот сидел около мусорного бака какого-нибудь мясного магазина и увлеченно грыз кусок жирной прогорклой говядины. Тогда поймать его было бы проще простого. Но он вряд ли сразу же расскажет Беку, где найти пятака, убившего Пола. Тогда Бек продолжит охоту, пока не найдет еще одного тройбана, а потом еще одного, и так до бесконечности.

— Демоны редко выдают своих, — проворчал он. — Вот уж кто бы мог подумать.

Тяжело вздыхая от головной боли, он выключил радио, достал три таблетки аспирина и запил их водой. Это была уже вторая доза — первая не принесла никакого облегчения, в действенности этой он тоже сомневался.

«Спать». Это все, что ему сейчас было нужно, но с тем количеством кофеина, которое он выпил, это было очень сложно. Если ему повезет, он погибнет сегодня днем. Если нет, возможно, это произойдет завтра.

Зазвонил телефон, и он нашел его в кармане куртки.

— Бек.

— Это Саймон. Она дома в безопасности.

— Спасибо, мужик. Я твой должник. — Он с облегчением вздохнул.

— Не буду возражать.

Бек захлопнул телефон и пробормотал:

— Конечно, не будешь.

Он не мог сказать наверняка, как относится к Саймону Адлеру. То, что он был религиозным, не означало, что он не может влюбиться в Райли. Да она понравится любому парню. Нельзя забывать об этом.

— Если бы все было иначе… я бы сам пригласил ее на свидание.

«Но не сейчас».

Бек откинулся в кресле и закрыл глаза лишь для того, чтобы не видеть солнечного света. Он слышал, как подъехал мусоровоз и опрокинул один из баков. Через какое-то время, Бек снова открыл глаза. На парковке начали появляться машины.

— Вот и начался новый день, — сказал он, меняя положение.

Бек пододвинул стальную дубинку и девятимиллиметровый «сиг» ближе к себе. Он находился в той части города, где люди делились на два типа — хищники и жертвы. Эти трое непрофессиональных музыкантов, которые не спеша шли в направлении его машины, очевидно, считали себя хищниками. Городская молодежь, как называл их Пол. Олицетворение мультиэтнической Атланты: белый, черный и мулат.

Жертвы современного общества. Бек судил по их модному прикиду: низко сидящие джинсы, высокие кроссовки с длинными красными шнурками, завязанными под коленками. Цвет шнурков должен был рассказать о том, в какую группу они входят, но Беку было на это наплевать. Для него они все были неудачниками.

Они начали смеяться и показывать на него. Очевидно, решили, что он — задремавший пьянчужка, и вознамерились ограбить его, украсть его машину и просто наподдать ему ради веселья.

— Ну, разве не дураки, — сказал Бек, качая головой.

Когда они подошли к нему на двадцать футов, он вылез из машины, спрятав за спиной руку со стальной дубинкой. Если повезет, ему не придется использовать это средневековое оружие.

— Доброе утро! — прокричал он.

Один из них показал Беку средний палец. Бек крепче сжал дубинку, перехватил ее поудобнее, стараясь, чтобы парни этого не заметили.

— Так вести себя невежливо. Вас что, не учили хорошим манерам?

— Че ты тут делаешь, урод? — спросил один из банды и вытащил нож. Остальные последовали примеру главаря.

— Жду завтрака. У вас есть что-нибудь?

— Мы не чертов «Макдональдс», — ухмыльнулся пацан. Они перешли в атаку, выбирая момент, чтобы на него наброситься.

— Да не для меня завтрак, идиоты. Для них. — Для наглядности Бек постучал кулаком по машине. — Время повеселиться, парни!

Демоны начали ворчать из-за того, что их побеспокоили.

— Вот дерьмо, мужики, это же…

— Демоны, — сказал Бек. — И поверьте, очень голодные. Подойдите поближе, чтобы они вас почувствовали, — совершенно серьезно попросил он.

Трио в панике бросилось наутек. Один парень упал, перевернулся, но тут же вскочил на ноги. Если бы это была Олимпиада, Бек поставил бы им 9.8 или 9.9 балла из десяти возможных. Минус несколько десятых за то, что они потеряли нож.

Бек обратился к демонам.

— Извините, парни. Похоже, ваш завтрак сбежал.

Снова ворчание и ругань.

Бек подошел к тому месту, где стояли малолетние бандиты, и подобрал брошенный ими в страхе нож.

— Ничего так, — ухмыльнулся он. — Теперь он мой.

* * *

Около девяти утра Бек устало поднимался по лестнице, ведущей к офису Джека на старой пожарной станции. Торговец демонами сидел за столом, перед ним стояла чашка кофе и лежала стопка бумаги. Его полосатые подтяжки мило контрастировали с черной рубашкой и голубыми джинсами.

— Бек! — воскликнул он. — Как дела?

— Джек! — Бек плюхнулся в ближайшее кресло и закатил глаза.

— Паршиво выглядишь, — сказал Джек.

— Чувствую так же. Слишком долго был на ногах, наверное.

— Кофе?

— О, нет, на сегодня мне хватит кофеина. — Он откинулся в кресле, от чего оно скрипнуло.

Джек залез в маленький холодильник около стола и предложил Беку бутылку холодной воды.

— Спасибо. Надеюсь, это поможет, — сказал Бек и залпом выпил половину содержимого.

— Что у тебя есть для меня на этот раз?

— Двое Гастро.

— Двое? Да ты трудоголик, — улыбнулся Джек. — С кем ты теперь работаешь?

— Один.

— Ты сам поймал этих двух уродцев? — удивился Джек.

— Ага. Знаю, неразумно выходить на ловлю в одиночку, но мне нужны деньги. Пока дочь Пола не получит страховку, ей нужно на что-то жить.

Джек покраснел, открыл сейф, отсчитал деньги и положил их перед Беком на стол. Бек тут же убрал их в карман. После чего они подписали договор, чтобы оформить сделку.

— Кто станет ее новым учителем? — поинтересовался Джек, вернувшись на свое место.

— Надеюсь, Стюарт, — сказал Бек, убирая свою копию договора. — По крайней мере, он не орет на все, что движется, как Харпер.

— Хотел бы я знать, кто назначил Харпера на должность мастера много лет назад. Я бы лично скормил этого идиота первому встречному демону.

— И я бы тебе в этом помог.

— Как Райли?

— Не очень, — покачал головой Бек. — Она чувствует себя потерянной. Это можно прочесть в ее глазах. Она старается держаться, но это убивает ее еще сильнее.

— Не могу представить, каково это — потерять обоих родителей.

— Паршиво, вот как.

Прежде чем Джек успел ответить, у Бека зазвонил телефон. Он достал его из кармана и посмотрел, кто звонит.

— Алло?

— О господи, они собираются его выкопать!

— Что? Райли? — спросил он. — Что случилось?

— Приходил один из кредиторов и сказал, что они собираются эксгумировать тело отца и продать его.

Прошло некоторое время, прежде чем Бек осознал, о чем она говорит.

— Что за кредитор?

— Один из тех, кто давал ссуду на оплату маминых медицинских счетов. Из компании «Объединенные сборщики долгов». Он был очень злой.

В Беке закипала ярость. Девочка только что похоронила своего единственного родителя, а какой-то паразит терроризует ее счетами.

— Ты что-нибудь подписала? — спросил он.

— Конечно, нет! — парировала она. — Я же не идиотка.

— Ну хорошо, успокойся. Спрошу Джека, что нам делать.

— Пожарного Джека?

— Да, юриста Гильдии. Повиси на трубке.

Бек прикрыл рукой микрофон и обрисовал Джеку ситуацию. Тот выслушал, делая какие-то пометки. Когда Бек закончил, Джек наклонился вперед, сложил руки на столе и заговорил:

— Во-первых, она несовершеннолетняя и не несет ответственности за долг родителей. Не позволяй их заставить ее заплатить хотя бы цент.

— Это, конечно, хорошо, но имеют ли они право эксгумировать тело? — настаивал Бек.

— Если в договоре Пола это оговорено, то имеют. Все, что им нужно, это предоставить руководству кладбища необходимые документы, и Пол их.

— Не могу поверить, чтобы он подписался на подобное, — покачал головой Бек.

— Возможно, он думал, что погибнет в бою с демоном и будет изувечен так, что на него не позарится ни один некромант. К сожалению, судьба распорядилась иначе.

— Итак, какие наши следующие шаги? — спросил Бек.

— Я запрошу копии контракта с кредиторской компанией, чтобы посмотреть, если ли в нем какие-то возможности для маневра. Если нет, то Пола в скором времени эксгумируют, и его дочь, увы, не увидит ни цента из полученных от его продажи денег.

— Это все, что ты можешь сделать? — Он увидел, как Джек кивнул в знак согласия. — Неудивительно, почему все ненавидят юристов.

— Поговори мне еще.

Бек пересказал новости Райли. Он представлял, как она меряет шагами свою крошечную квартирку, думая, что еще раз потеряет отца.

— Извини, я немного на взводе, — призналась она. — Просто, я только уснула, и тут звонок… я испугалась.

Бек знал, сколько усилий ей пришлось приложить, чтобы сказать это и поделиться своими страхами с ним.

«Этому ублюдку еще повезло, что там не было меня».

— Не беспокойся, твой папа останется в земле, что бы ни произошло.

Возможно, ему не стоило разбрасываться слишком смелыми утверждениями, но она нуждалась в его поддержке. Он услышал тихое «спасибо», после чего она повесила трубку.

— С каждой минутой все хуже и хуже, — пробурчал он, убирая телефон в карман.

— Что ты будешь делать, если выяснится, что у них есть законное право забрать его тело? — спросил Джек.

— Мне сейчас слишком хреново, чтобы об этом думать.

Их взгляды встретились.

— Если ты не хочешь, чтобы Пола эксгумировали, может, все-таки стоит на это решиться. Расчлененный и изуродованный труп никому не нужен.

Бек тяжело вздохнул.

— Просто сделай все, что в твоих силах, и пришли мне счет за услуги. Мне наплевать, во сколько это обойдется.

— А знаешь, я, пожалуй, отправлю счет в Гильдию. Это ведь и их дело тоже.

— Спасибо. — Бек был ему очень признателен.

— А теперь иди поспи. Не хочу хоронить еще одного друга, понял?

— Да.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

— Ты же пошутила, да? — Питер повысил голос от негодования. — Они хотят продать твоего отца?

— Именно, — ответила Райли, прижав телефон щекой к плечу в ожидании, пока загрузится компьютер. — Тот человек сказал, что папа… взаимо… не помню, как точно, другими словами, что им можно расплатиться за долги.

— Взаимозаменяемый, — поправил Питер. — Это означает, что он может заменить деньги в счет оплаты долга.

— Да какая разница. Бек уже поговорил с юристом Гильдии. Он попытается остановить их.

— О боже, Райли, это какой-то кошмар.

— Добро пожаловать в мою новую жизнь. Один сплошной кошмар.

Последовала неловкая пауза.

— Как там, у тебя дома?

Райли задумалась на несколько секунд, прежде чем ответить.

— Очень тихо. Раньше я всегда знала, что к утру папа вернется домой, а сейчас никого нет, я одна, и эта тишина меня удручает. Теперь я всегда буду одна…

— Не всегда, — сказал Питер. — Может, тебе стоит найти себе соседку по квартире? А что? И арендную плату будете делить пополам.

— Ты много знаешь людей, кто захочет жить с девушкой, у которой в буфете стоят кружки с демонами?

— Точно подмечено. — И снова тишина. — А что ты сейчас делаешь? — спросил он, пытаясь сменить тему разговора.

— Компьютер опять чудит, так что я делаю копию школьной работы.

— Как чудит?

— Он постоянно выключается, и я теряю все несохраненные данные.

— Ого, определенно нужно сделать копию. Посмотрю, получится ли у меня выбраться к тебе на выходных и разобраться, что с ним не так.

«Ты зайдешь ко мне?» Питер никогда не был у нее дома. «Что он подумает о моей квартире?»

— А твой надзиратель тебя отпустит? — спросила она.

Глубокий вдох и выдох.

— Не знаю. Ты ей не очень нравишься, Райли.

— Я заметила. Почему твоя мама меня так невзлюбила?

— Потому что ты нравишься мне.

Райли несколько раз моргнула.

— Вау, это круто!

— Это правда. После того, что произошло с Мэтом, она всех нас держит на коротком поводке.

Мэт был старшим братом Питера. Он погиб, разбившись на машине. В тот вечер он вместе со свой девушкой Сарой засиделся в баре и перебрал с выпивкой. А потом он повез Сару домой. Мэт не справился с управлением и погиб, девушка отделалась несколькими ушибами и ссадинами. Мама Питера так ее и не простила за то, что та разрешила пьяному Мэту сесть за руль.

— Но мы же просто друзья, не как Мэт и Сара.

— Ей все равно. Для нее каждая девушка представляет угрозу ее сыновьям.

— Извини, Питер. Это жестоко по отношению к вам.

— Точно. Но не переживай, я придумаю что-нибудь, чтобы выбраться к тебе.

— Круто.

«Теперь у нее есть повод подумать о будущем. Может, заказать пиццу?»

Она заметила желтый диск, лежащий рядом с компьютером. Очевидно, отец оставил его дома перед тем, как идти на работу. «Перед тем, как…»

Она отбросила грустные мысли и вставила диск в дисковод. На мониторе появился всего один файл, озаглавленный «Расследование», но открыть его она не смогла.

— Пароль? Что это такое? — пробормотала она.

— Райли? — спросил Питер. — Поговори со мной. Что случилось?

— Очень странно. Папа никогда не ставил пароли на свои документы. Кому еще, кроме него, будет интересно читать о Гражданской войне в США?

— Попробуй подобрать, — посоветовал Питер.

Райли попробовала несколько вариантов — свое имя, имя мамы, но безрезультатно.

— Понятия не имею. Черт, мне уже интересно, что в этом файле.

— Приноси диск в школу. Я сломаю его для тебя. Только мне будут нужны даты рождения твоих родственников, другие значимые даты и все, что придет тебе на ум. Как правило, все выбирают в качестве пароля что-нибудь, что будет сложно забыть.

— Будет сделано. — Она вытащила желтый диск, порылась в коробке из-под обуви рядом с компьютером и достала еще один диск — синий. Он не был защищен паролем. Компьютер зашумел и начал сохранять ее работу на диск.

Райли посмотрела на часы.

— Я, пожалуй, пойду. Мне еще нужно собрать теплые вещи для кладбища. — Сегодня рядом с ней не будет милого верующего мальчика, который мог бы ее согреть. «Пропади ты пропадом!»

— Берегись больших плохих некромантов, — пошутил Питер.

— Договорились.

«Я просто не буду обращать на них внимания, и они уберутся восвояси».

Вместо того чтобы подъехать на машине прямо к склепу, Райли оставила ее на парковке и нагрузилась как ишак. Когда она шла, изо рта вырывался пар. Ей, конечно, было полезно прогуляться, но она еще не до конца оправилась от битвы с демонами в библиотеке, поэтому ушибы болели.

Волонтер, который сменил Райли на посту утром, ушел, теперь вместо него сидела седая женщина. На ней было теплое черное платье, доходившее почти до пола и пара ортопедических туфель с очень толстой подошвой. На вид ей было лет семьдесят, может, больше.

— Привет! — радостно приветствовала ее женщина.

«Что с этими людьми? Они принимают таблетки счастья или что-то типа того?»

— Я — Марта, — представилась женщина и, прежде чем Райли успела ответить, продолжила: — Похоже, будет дождь. Ты взяла зонтик?

— Вроде да, — ответила Райли и показала на свою сумку.

— Это хорошо. Тебе не помешала бы пара дождевиков. Один надела бы на себя, чтобы не промокнуть, а второй постелила бы под ноги, чтобы было сухо.

— Спасибо за совет, — поблагодарила Райли.

— Со временем ты тоже наберешься опыта. Если погода испортится, просто сделай круг больше, чтобы в него попал склеп и сиди внутри, не высовываясь.

Райли взяла рекомендацию на вооружение.

— А вам что, действительно нравится здесь сидеть? — поинтересовалась девушка.

— Да! Я провожу время на свежем воздухе и помогаю людям, — ответила Марта. — Мне нравится это старое кладбище. По мне, так это лучшее место на земле.

Райли решила не спорить.

Марта встала.

— Если у тебя нет дурных помыслов, можешь войти.

Райли осторожно перешагнула через свечи.

— Тебе помочь сделать новый круг? — спросила женщина.

Райли уже была готова сказать «да», но затем передумала. Она должна сделать это самостоятельно.

— Я справлюсь.

— Тогда удачи тебе сегодня ночью, девочка. — Марта легко зашагала по дорожке, словно ей было в два раза меньше лет, чем на самом деле. В одной руке у нее был складной стул, в другой — сумка.

— Ну, хорошо, — пробормотала Райли. Теперь она осталась наедине с собой. — Я смогу это сделать, — сказала она, хотя бабочки у нее в животе пытались мигрировать в разных направлениях. — Это вроде не очень сложно. Я расставлю свечи, зажгу их, прочту заклинание, и все готово.

Звучит слишком просто.

Райли залезла в сумку, на которой было написано «Все для дежурства».

— Сколько свечей мне нужно?

Она посчитала, сколько сейчас стоит свечей, и добавила к этой цифре три, на всякий случай. Заглянув в инструкцию, она начала церемонию. Сначала окропила круг Святой водой по часовой стрелке, затем против. Она аккуратно расставила свечи ровно внутри существующего круга, стараясь, чтобы между ними было одинаковое расстояние. Держа в одной руке инструкцию, а в другой зажигалку, которую она позаимствовала у миссис Литински, Райли начала читать «Отче наш» и зажигать свечи. Она произнесла: «Спаси и сохрани» — и замолчала. Все свечи моментально погасли, включая те, что составляли вчерашний круг.

— О боже! Нет, только не это.

Сейчас ничто не защищало тело отца.

Райли запаниковала. Солнце вот-вот сядет, не лучшее время для ошибок.

«Позвоню Саймону. Нет, он сейчас на работе. Беку? Ни за что, я не буду ему звонить. Он подумает, что я ничего не могу сделать сама».

Она сделала два глубоких вдоха, чтобы успокоиться, и открыла справочник.

— О черт!

Саймон не рассказал ей важную вещь — если в круге всего один человек, сначала нужно зажечь свечи, а затем прочитать заклинание.

Она снова зажгла свечи и сделала паузу. «Отче наш» отлично подходил Саймону, но ей нужно было какое-то другое заклинание. Что же придумать? Она услышала, как открылась дверь машины и подпрыгнула от неожиданности. Не время привередничать.

— Господи, извини, что обращаюсь к тебе. Меня зовут Райли… Райли Блэкторн. Можешь ли ты защитить моего отца внутри этого круга? Я прошу тебя не позволить некромантам забрать его тело. Буду благодарна, если ты мне поможешь.

Свечи не вспыхнули, как она ожидала. Возможно, она недостаточно старалась. Или говорила недостаточно уверено. Или не те слова.

Она заставила себя собраться и прокричала:

— Если кто-нибудь хочет причинить нам вред, пусть не войдет он в этот круг!

Огонь свечей взметнулся в небо, а затем опустился. В ушах зашумело, как прошлой ночью.

— Ого, круто! — только и могла вымолвить Райли.

Только сейчас она поняла, что, несмотря на холодную погоду, вспотела.

— Видишь, папа? Я сама со всем справилась! Я молодец! — нервно хихикнула Райли.

Когда появился Мортимер, она все еще была горда тем, что у нее все получилось. Он вежливо снял шляпу и снова начал предлагать свои услуги по покупке тела, как вчера. Райли слушала его вполуха, а сама тем временем изучала этого «благородного» некроманта. Ему было около тридцати пяти лет, и он был похож на человека, который, несмотря на свой возраст, продолжает жить с овдовевшей матерью и ради развлечения собирает марки.

Когда он закончил речь, она покачала головой.

Мортимер вежливо принял отказ.

— Что ж, спасибо, что уделили мне время, — сказал он и положил свою визитку около круга, точно как в прошлый раз.

«Интересно, куда делась предыдущая визитка».

— А вы работаете со сборщиками долгов? — спросила она, и ее глаза сузились.

— Нет, — ответил он, и на его лице появилось отвращение. — Я не оживляю мертвецов ни для кого, кроме семьи погибшего.

Некромант с убеждениями. Это что-то новенькое.

— Думаю, вы начинаете мне нравиться, Мортимер, — сказала она.

Он смутился.

— Будь осторожна, хорошо? Не доверяй никому из нас.

— Даже вам?

— У меня есть моральные принципы, — гордо ответил он.

— Тогда зачем вы этим занимаетесь?

— Это единственное, что я умею делать. — Он еще раз приподнял шляпу и удалился, оставив ее в одиночестве.

— Если бы все некроманты были такими, как вы…

Мортимер уже во второй раз предупреждал ее о других некромантах.

Возможно, не очень умно с ее стороны оставаться здесь одной.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Резкий звук заставил Райли сесть прямо в спальном мешке. Сердце колотилось. Сначала она подумала, что ей показалось, но свечи говорили об обратном. Огонь стал сильнее, пламя поднялось на двадцать футов от земли. Постепенно огонь опустился до прежнего уровня.

«Может, просто порыв ветра сорвал с дерева лист». Но был полный штиль. Райли потянулась за телефоном, но затем передумала. Даже если она кому-нибудь позвонит, он не сможет оказаться здесь моментально. Это ее дежурство, и ей нужно с честью пережить его.

Когда ее глаза привыкли к темноте, она смогла различить фигуру. Кто-то стоял с противоположной стороны круга. На нем был длинный темный плащ, какие обычно носят волшебники.

«Он просто пытается меня напугать».

— Отличный плащ, — сказала она, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно убедительнее. — Он что, из специализированного магазина для некромантов?

Жуткий смех был ей ответом. Это напомнило ей одного из призраков из «Властелина колец». Она не видела лица незваного гостя, но по спине пробежал холодок, и ей стало ясно, что он совсем не похож на Мортимера.

— Дочь Пола Блэкторна, — сказал голос. — Разрушь круг. Немедленно.

— Нет.

— Разрушь круг, — настойчиво повторил он.

Внутренний голос начал убеждать ее послушаться гостя. Что в этом плохого? Отец и так уже умер. Ему все равно. А она сможет вернуться домой и спать в своей кровати. Никто не сможет обвинить ее в этом желании.

— Все правильно, — утешал ее голос. — Ты сможешь оставить деньги себе.

— Сколько? — спросила она прежде, чем успела себя остановить.

— Пять тысяч долларов. Достаточно?

Пять… тысяч… Это же целая куча денег. Ей хватит их надолго.

— Твой отец хотел бы, чтобы ты так поступила. Разрушь круг, и все снова будет хорошо. Ты же знаешь это.

Не понимая, что делает, она открыла медальон, который подарил ей отец. Внутри была фотография мамы и папы в парке Линкольна. Райли была еще совсем маленькой и сидела между ними.

Их любящие лица моментально вернули ее в реальность.

— Этого никогда не будет, — сказала она. — Уходи.

— Ты разрушишь круг, — командовал некромант.

— Ты зря теряешь время. Папа останется в могиле. — Она закрыла медальон и крепко сжала его в руке, надеясь, что память о родителях сильнее чар некроманта.

— Ты меня не слушаешь, — сказал голос. — Это ошибка.

— Не первая.

«Если что-то случится с кругом, он меня живьем поджарит».

Человек в плаще наклонил голову, решая, что делать дальше.

— Может, сыграть на ее жалости…

Он залез в карман плаща и достал что-то маленькое. Оно шипело и извивалось.

Это был котенок, милый котенок кремового цвета с черными пятнами.

— Да ладно. У тебя ничего не выйдет, — ответила она. — Просто уходи, и дай мне поспать.

Хотя было абсолютно темно, она увидела, как заблестело лезвие ножа. Причем это был не обычный кухонный нож, он был похож на оружие из фильмов ужасов. Обычно их использовали в ритуальных жертвоприношениях и для черной магии.

«Не будет же он…»

Некромант поднес нож к горлу котенка.

Райли вскочила на ноги.

— Какого черта вы делаете?

— Разрушь круг, или я перережу ему горло. Выбор за тобой. Твой отец слишком ценный экземпляр, чтобы гнить в земле, девочка.

— Вы не сделаете этого!

— Конечно, сделаю.

Котенок пищал что есть мочи, извиваясь и стараясь укусить человека.

«Отец в обмен на кошку?» Да он их даже не любил.

Она не позволит ему издеваться над животным. Или позволит? Если он убьет ни в чем не повинное существо, что он будет делать дальше? Убьет ее?

Когда Райли не пошевелилась, нож приблизился к горлу котенка.

— Остался последний шанс. Разрушь круг, или он умрет. Ты же не хочешь, чтобы его смерть была на твоей совести?

— Ублюдок! — крикнула она.

В ответ он рассмеялся скрипучим голосом.

Райли подошла к свечам. Затем она оглянулась на могилу отца. Сжав кулаки, она стояла у самой границы. Котенок беспомощно смотрел на нее. Только она могла спасти его.

Затем она заметила, как в глазах животного блеснули демонические зеленые искорки.

— Нет. — Ощущая себя монстром, она закрыла глаза.

— Бессердечная сука, — выдохнул некромант. Его слова звучали как «Я потрясен».

Райли открыла глаза как раз в тот момент, когда он выпустил котенка из рук. Живой, он упал на землю прямо перед свечами.

Она вздохнула с облегчением.

— Тело твоего отца будет моим, девочка. Это только вопрос времени, — сказал он и удалился в лучших традициях кино. Она видела, как фигура в развевающемся плаще исчезла в середине аллеи, подняв вихрь опавших листьев.

«Ох, как же гадко это было».

Котенок сидел с противоположной стороны круга и плакал.

— Ой, бедная крошка, — сказала она, подходя ближе. Может, она ошибалась насчет его глаз, и у нее разыгралось воображение. — Все хорошо. Он ушел. Он больше не сможет тебя обидеть. — Ей захотелось приласкать его, да и компания ей не помешала бы.

«Они пойдут на все, чтобы добраться до твоего отца».

Она чувствовала, что что-то здесь не так. Котенок должен был воспользоваться моментом, убежать, спрятаться. Вместо этого он остался сидеть рядом с кругом, словно ожидая чего-то.

«Ожидая меня». Опять тот же блеск в глазах. Теперь они светились голубым. Райли медленно отступила назад.

— Пожалуй, одной мне лучше.

Животное громко закричало и попыталось укусить ближайшую к нему свечку. Круг отреагировал мгновенно, взметнув языки пламени в небо. Котенок пискнул и исчез. Ветер становился все сильнее, поднимая в воздух ветки и опавшие листья. Они ударялись об огненный купол, но не могли достать Райли. Неожиданно все стихло. Свечи вернулись к своему прежнему состоянию.

«Ах ты, черт!»

— Отличная попытка, придурок, — прокричала она в пустоту и вернулась в спальный мешок. Она расслабилась, и ее тут же начало трясти. Это был не просто какой-то идиот, который предлагал ей деньги за труп отца. На это раз она столкнулась с настоящей черной магией.

«И я чуть не поддалась ее воздействию».

* * *

К четырем часам утра у нее было столько же посетителей, сколько у Скруджа в сочельник, если считать Бека. Он двигался медленно, осторожно, как будто сильно устал. Как всегда, при нем была его спортивная сумка.

«Наверное, он с ней не расстается даже во сне».

После игр некромантов она вела себя очень осторожно, опасаясь, что это не Бек, а какой-нибудь очередной злой фокус.

— Райли, — сказал он. Когда она не ответила, он продолжил: — Все совсем плохо?

— Ужасно. Демонический котенок выбил меня из колеи.

Он нисколько не удивился. Она произнесла приглашение, после чего он без проблем вошел в круг. Он появился в очень удачное время. Ей как раз было нужно в туалет.

— Я скоро вернусь, — сказала она, указывая на свечи.

— У тебя есть что-нибудь с собой? Оружие?

— Нет. Я только дойду до туалета.

Он порылся в своей сумке и достал стальную дубинку.

— Возьми это.

Райли закатила глаза, но отказываться не стала. Удаляясь в темноту, она услышала, как он плюхнулся на спальный мешок и зевнул. Теперь он будет беспокоиться о том, как она сходит в туалет.

«Спасибо большое».

Включив свет в туалете, она удостоверилась, что там никого нет, и только после этого с облегчением вздохнула. Когда она выбралась на улицу, в нее врезался мотылек, чем ужасно ее напутал.

Когда она возвращалась к склепу, то заметила, что у Бека посетитель — на некотором отдалении от круга стоял грузный мужчина. Для некроманта он был слишком нарядно одет: голубой костюм, розовая рубашка и куча колец. Больше похож на пижона, чем на специалиста по воскрешению трупов.

Она быстро подбежала к кругу с другой стороны от незнакомца, и стала ждать, пока Бек пригласит ее. Когда она пересекала черту, она почувствовала, как за ней вспыхнул огонь.

— Ленни, — выругался Бек. Некромант попытался попасть внутрь вслед за Райли, но у него ничего не вышло. Тест на благородные помыслы он не прошел.

— Ну, я же должен был попытаться, — парировал некромант.

— Точно. — Бек забрал у Райли дубинку и убрал ее в сумку.

— Вы знакомы? — удивленно спросила Райли.

— Конечно, — ответил Бек, как будто она сморозила какую-то глупость. — Мы играем в бильярд в «Армагеддон лаунж». У Ленни неплохо получается.

— Спасибо, — улыбнулся некромант. — Услышать это от тебя — настоящий комплимент. — Он повернулся к ней, полируя кольца на правой руке. — Я тут объяснял Беку, что твой папа еще может зарабатывать деньги. Для этого его надо извлечь из-под земли. Что ты об этом думаешь?

— Никогда.

— Жаль. Еще несколько ночей на холоде и ты посмотришь на все это с другой стороны. — Он взглянул на ее напарника. — Увидимся, Бек.

— До встречи, Ленни.

Она села на спальный мешок как можно дальше от Бека. Возможно, он и был любимым напарником отца, но ей было с ним некомфортно. Она его не боялась, но ей было неприятно, что она никогда не знает, что творится в его голове и что он собирается сделать.

— Ты дружишь с некромантами? — спросила она. — Они же… мерзавцы и подлецы.

— Некоторые то же самое говорят о ловцах. — Он растянулся на спальном мешке. — Расскажешь, как провела ночь?

Она проигнорировала его вопрос, открыла бутылку воды и сделала большой глоток.

— Да ладно, я на твоей стороне. Знаю, что я тебе не очень нравлюсь, но я обещал твоему отцу, что присмотрю за тобой.

— Мне не нужна твоя помощь, — отрезала она. — Сама справлюсь.

— Точно, девочка.

Она уставилась на него.

— Почему ты всегда так ко мне обращаешься?

— Как?

— Девочка. Мне уже не двенадцать лет.

— Знаю. Но так проще, — буркнул Бек.

— Что проще? — не поняла она.

Он нахмурился.

— Ты помнишь, как влюбилась в меня, как идиотка, когда я только вернулся из армии?

«Как идиотка?» Райли возмутилась:

— Не было такого!

— Ну хорошо, не как идиотка, но ты, определенно, запала на меня.

Она промолчала, потому что он был прав. За время службы в армии он загорел, накачал мышцы и выглядел лучше, чем до этого. Он стал настоящим мачо, и она влюбилась в него.

«Тогда ты меня отшил, как будто я была каким-то ничтожеством».

— Так почему именно «девочка»? — снова спросила она, чувствуя, как в ней закипает ярость.

— Я не мог так поступить с твоим отцом, — вместо ответа сказал он. — Мы работали вместе, а тебе было всего пятнадцать, ты была такой милой… — Он отвел глаза и уставился в пол.

Райли сдержалась, чтобы не захихикать. Она умудрилась задеть его за живое, иначе он бы не стал так долго распинаться.

— О’кей, я поняла, — сказала она. Получается, он специально вел себя с ней, как с ребенком, чтобы не давать волю чувствам. Что ж, это ее вполне устраивало. Но ей было приятно, что он считал ее милой. — Просто не называй меня больше девочкой, хорошо?

— Или? — поддразнил он.

— Я снова влюблюсь в тебя, как идиотка, что бы ты ни хотел этим сказать.

Бек сделал вид, что размышляет над предложением, а потом сказал:

— Договорились.

Он достал бутылку с этикеткой «Джони Уолкер» из сумки. Сделав большой глоток, он начал смаковать, как будто это был лучший напиток, который он когда-либо пробовал.

— Что ты делаешь? — спросила она. — Если ты продолжишь в том же духе, то сопьешься, как твоя мать.

Он посмотрел на нее так, что у нее похолодело в груди. Огни свечей поднялись выше, словно почувствовав злость внутри круга. Разве такое возможно?

Неожиданно она ощутила себя, как будто была в опасности, хотя и находилась под защитой белой магии.

— Не смей говорить… о ней, — рявкнул он, убирая бутылку в сумку. — Это не твое дело.

Райли залезла в спальный мешок, чувствуя боль в животе. Она не должна была так с ним разговаривать. Он ничего не может сделать с тем, какой была его мать.

«Нужно просто извиниться».

— Бек…

— Что? — спросил он. Даже в темноте она видела раны на его лице. Из-за этого он выглядел старше, словно пережил массу испытаний, выпавших на его долю.

— Извини, — сказала Райли. — Я не имела права так говорить.

Он дернул плечами.

— Иди спать.

— Не могу.

— То, что она была пьяницей, не означает, что я стану таким же.

— Ясно. Но не пей больше, хорошо?

— Это был энергетик. — Он повернулся к ней. — Он должен придавать силы, когда нет времени на сон. Но мне кажется, он не работает.

Вот сейчас она действительно почувствовала себя идиоткой.

— Зачем ты перелил его в бутылку из-под виски?

— Просто так.

Но все было не так просто, и они оба это знали.

— Какой он на вкус? — спросила она. Он передал ей бутылку, и Райли пригубила. Ее чуть не стошнило. Напиток напоминал очень крепкий кофе с керосином. — Вот дерьмо.

— К этому быстро привыкаешь.

— Только не я. Когда ты спал в последний раз?

— Неважно, — ответил он.

— Уставший ловец — приманка для демона. Так говорил папа.

— Мне он тоже говорил об этом. — Бек посмотрел на Райли.

— Тогда тебе нужно поспать, — настаивала она.

— Тебе это нужнее, чем мне. — Он сделал еще один глоток. — Я продал твоих демонов, тех, что были в буфете. Деньги под микроволновкой. Просто забыл сказать об этом.

— Спасибо, — неохотно сказала она. Она будет скучать по Барахольщику, но деньги важнее. — Кто теперь будет меня учить?

— Пока не знаю. — Он зевнул. — Постараюсь помочь тебе, когда смогу, но мне нужно работать или я не смогу оплатить даже свои счета. Нам нужно решить, где ты будешь жить.

— Что? — Он застиг ее врасплох.

— Ты не можешь жить одна, и уверен, ко мне переезжать ты тоже не захочешь.

Правильно уверен. Она представила, как выглядит его жилище — куча разбросанных повсюду коробок из-под пиццы и пивных бутылок.

Затем она задумалась над первой частью его слов.

— Я никуда не перееду. Это мой дом, — сказала она. Она не могла потерять последнюю связь с отцом.

— Пройдет какое-то время, прежде чем Гильдия выплатит тебе страховку, а я не могу себе позволить содержать две квартиры. Позвоним твоей тете, может она сможет приютить тебя на какое-то время.

Дерьмо. Он что, подслушал ее разговор с Питером?

— Я никуда не перееду, — повторила она, на этот раз более строго.

Бек продолжать молоть какую-то чепуху о том, что ей понадобится одежда, еда, что ей нужно продолжить ходить в школу.

«Ты меня не слушаешь. Это мой дом».

Битва началась.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Утром Райли обнаружила на пороге Макса и кучу счетов. Она поприветствовала кота и посмотрела на конверты: слава богу, ни одного с надписью «просрочено».

«Пока».

Макс без промедлений запрыгнул на диван, облизал лапы и свернулся в большой пушистый клубок. Он вел себя так, словно сон был ответом на все мировые проблемы.

«Только если тебе не снятся сны».

Райли сидела на кухне и изучала письма — добро пожаловать в новую жизнь. И эта жизнь определенно будет хуже прежней, в которой был папа. Теперь она осталась одна без средств к существованию. Но отца ей не хватало гораздо сильнее, чем денег.

Макс сопел и дергался во сне. Хоть один из них был счастлив. На заднем фоне работал телевизор — показывали какое-то местное ток-шоу, в котором обсуждали проблему увеличения количества самоубийств среди подростков в аспекте экономических проблем страны. Многие из подростков просто оказывались загнанными в тупик.

Райли отлично их понимала. Она не раз оказывалась в подобной ситуации: сначала умерла мама, потом сгорела их квартира. Теперь еще отец погиб.

Тяжело вздохнув, она начала разбирать счета. Первый оказался арендной платой. Им нельзя пренебречь, если она, конечно, не собирается переехать в коробку из-под холодильника под один из городских мостов. Этот счет она положила в стопку тех, что нужно оплатить в первую очередь. Электричество, газ и вода — туда же.

Она продолжила изучать письма — ежемесячные взносы в фонд Гильдии, счета за телефон и телевизионную антенну. Последний, самый большой счет был выставлен за лечение мамы.

— Пятьдесят четыре тысячи триста сорок четыре доллара и семьдесят пять центов? — озвучила она сумму на чеке. Невероятно много, но уже не так много, как три года назад, когда эта цифра составляла шестьдесят пять тысяч долларов. Отцу пришлось нелегко, но он сумел выплатить больше десяти тысяч. Теперь эта проблема ляжет на ее плечи, а это ей совсем не по карману, даже с учетом того, что рассрочка продлится еще семь лет. Вряд ли что-нибудь изменится за это время.

К тому времени, когда она все выплатит, ей исполнится двадцать четыре года и она станет мастером. Но это будет так нескоро.

Райли переложила счет в стопку тех, что можно оплатить позже.

— Извини, пап, но сначала мне нужно постараться выжить самой.

Она открыла калькулятор на мобильнике и, сделав подсчеты, поняла, что даже если она будет игнорировать медицинские счета, то через пять дней, когда настанет последний день выплат за квартиру, у нее начнутся проблемы. Остается только надеяться, что к этому моменту она сможет получить деньги по папиной страховке, но это маловероятно.

«Жизнь — сложная штука». Райли отлично усвоила эту аксиому, наблюдая, как отец месяц за месяцем пытается свести дебет с кредитом. Тут ей неожиданно захотелось шоколада. Не найдя ничего похожего на шоколад, она съела банан. Но ощущение, что это все равно не то, осталось.

Занимаясь поисками шоколадки, Райли обнаружила деньги, которые Бек оставил ей за поимку демонов, — двести двадцать пять долларов и квитанция о продаже демонов торговцу по имени Роско Клемент. Райли слышала об этом парне прежде. Отец описывал его двумя словами: настоящее ничтожество.

«Готова поспорить, Бек и с ним играет в бильярд».

Райли пересчитала деньги, которые нашла в их импровизированном сейфе, сделанном в одной из диванных подушек. Отец всегда шутил, что они похожи на наркодилеров, которые раскладывают деньги по купюрам одного достоинства на столе, а потом прячут в диван. Сделать такой тайник, конечно, было не очень умно, но у них просто не было выбора. Если бы они отнесли деньги в банк, представители медицинских компаний тут же пронюхали бы об этом и забрали бы их в счет выплаты долга. Однажды они совершили подобную ошибку, а потом целый месяц питались китайской лапшой.

Райли еще раз произвела подсчеты.

— Уже лучше, но мне все равно не хватает трех сотен долларов, — сказала она. Если бы ей только удалось найти их, она бы внесла арендную плату, рассчиталась за коммунальные услуги, и ей было бы на что питаться. Об остальных счетах можно было бы подумать позже.

Отец сталкивался с этой проблемой каждый день, каждую неделю, месяц за месяцем.

Но он никогда не унывал, по крайней мере, в ее присутствии, хоть она и знала, как тяжело это ему дается. Она посмотрела на стул, где он, бывало, сидел. Пустота. Ни смеха, ни улыбки. Эта пустота, подобно туману, заполнила всю квартиру.

Райли устроилась на диване рядом с Максом.

— Где же я возьму эти три сотни баксов? — задалась она вопросом. Макс в ответ зевнул, показав длинный розовый язык. А потом опять засунул морду под лапу.

— Может, занять у Бека? — предположила она и тут же покачала головой. Он и так пытается контролировать ее жизнь, а этот долг только развяжет ему руки.

Ей нужно научиться выживать самостоятельно, иначе Бек сведет ее с ума.

Взгляд Райли упал на рабочую сумку отца, лежащую около двери. Очевидно, ее принес Бек.

Она взяла ее и вернулась на диван. На сумке остались следы высохшей крови. Расстегнув молнию, она начала изучать содержимое. Отец собирал ее заново каждый вечер — убирал ненужное, докладывал какие-то новые гаджеты. Теперь это перешло по наследству к ней.

У нее в голове тут же оформился план. Это было полнейшим безумием, но если все получится…

Пол Блэкторн больше не может ловить демонов.

Она ухмыльнулась.

— Но его дочь все еще в деле.

* * *

Райли припарковалась под одним из немногих работающих фонарей около старой бакалейной лавки. Фонарь постоянно мигал. Впереди стояли другие машины, судя по запотевшим стеклам которых, подростки наконец дорвались до плотских утех.

Райли знала, что ей предстоит тяжелый вечер. Ее одноклассники уже, наверное, слышали, что произошло в библиотеке, кто-то, возможно, знает и об отце. Она была не готова выслушивать лживые соболезнования. Или издевательства.

Какое-то время Райли просидела в машине с заведенным двигателем. Прогуливать занятия будет очень просто. И Бек ничего не узнает. Уже сейчас она могла бы ловить демонов в Файв-Пойнтс.

Она заметила, как появился Питер с ее работой в руках. Она была ему очень благодарна за все, что он для нее делает. И теперь она не могла обойтись без его помощи — он обещал разобраться с защищенным паролем диском.

Чем больше она об этом думала, тем интереснее ей становилось. Это как с рождественским подарком, когда гадаешь, что внутри коробки.

Когда она вылезла из машины, Питер заметил ее и помахал в знак приветствия. Повесив сумку на плечо, она пошла к нему.

«Он поможет мне со всем справиться».

— Привет, Райли, — поприветствовал ее Питер. Она заметила, что он старается говорить тише, не привлекая внимания. — Рад тебя видеть. Хорошо, что ты пришла.

— У меня не было выбора, — призналась она. — Как ты?

— Переживаю за тебя.

И прежде чем она успела что-нибудь ответить, он ее обнял. Отстранившись, он начал было что-то говорить, но передумал и просто покачал головой, понимая, что ничем не сможет скрасить ее настроение.

— Вот твоя работа, — сказал он, передавая ей распечатки.

— Ты знаешь, что ты настоящий друг? — как можно серьезнее сказала она.

— Конечно, — улыбнулся он. — Но я все равно думаю, что моя работа лучше.

— Определенно.

— Эй, Блэкторн, — окликнул ее один из одноклассников. — Какими разрушениями порадуешь нас сегодня?

Прежде чем она успела ответить, другой парень начал что-то шептать ему на ухо. Его глаза расширились.

— Извини, я не знал о твоем отце. — Все начали переглядываться, ожидая, как она отреагирует.

Райли просто отвернулась. Никаких слез — такое наставление она дала себя, выходя из дома. Она чувствовала, что Питер поддерживает ее за локоть.

— Эй, а ты принесла тот диск? — спросил он, пытаясь отвлечь ее, за что она была ему очень благодарна.

Райли вытащила диск из сумки и передала его Питеру вместе со списком дней рождений всех родственников и другой информацией, которая могла ему пригодиться, чтобы подобрать пароль.

— Круто. Теперь я смогу взломать твой банковский счет, — усмехнулся он.

— Ломай на здоровье. У нас… у меня все равно нет денег.

— Это плохо. — Он покачал головой. — У тебя хоть есть, на что купить продукты?

— Мне не хватает трехсот долларов, чтобы заплатить за квартиру, — призналась она. — Я могу попросить Бека, потому что он… — Она сделала паузу. — Давай не будем об этом.

— У меня есть почти сотня, я могу тебе одолжить.

Она посмотрела на Питера. Что-то в нем изменилось. Он стал более серьезным, что ли. Она знала, что он откладывает деньги на новый жесткий диск, но он все равно, не задумываясь, предложил ей помощь.

«Тогда останется всего двести баксов».

— Нет, — сказала она, покачав головой для пущей убедительности. «Я должна сделать это сама. Нельзя впутывать в это друзей». — Спасибо, но я что-нибудь придумаю.

На лице Питера появилось беспокойство.

— Что ты задумала?

«Прогулку в Логово демонов». Вместо этого она сказала:

— Думаю найти работу. — В этих словах была доля правды. К тому же она знала, что Питер никогда не разрешит ей ловить демонов в одиночку. И Бек его поддержит.

«Поэтому я им ничего не расскажу». По крайней мере, пока не поймаю первого тройбана.

Когда Райли положила свою работу на стол мистера Хьюстона, тот посмотрел на нее своими бледно-голубыми глазами. Он пробормотал слова сожаления, а потом вернул Райли ее работу. Это ее разозлило. Она не нуждалась в сострадании, ее отец был важнее, чем несколько слов, которые ничего не значат.

Райли прошла к своему месту и села за парту. В классе стояла гробовая тишина, только Питер шептал ей слова ободрения. Хьюстон начал гундосить о проблемах вычисления объема цилиндра, Райли унеслась на несколько световых лет от этого места и этого времени. Практически все вызывало у нее воспоминания об отце, даже уроки в школе. Она сидела за той же партой, что и в начальной школе. Папа был отличным учителем, совсем не похожим на Хьюстона. В школе она встретила Бека. Он поймал ее, рассмеялся над ее косичками и разбитыми коленками, не зная, что она дочь учителя.

— Вы что, шутите! — закричал Питер.

Его голос вернул Райли к реальности.

— Что случилось? — спросила она, недоумевая, что пропустила. Питер редко давал волю своим чувствам.

— Школу собираются закрыть, — ответил он, не отводя взгляда от учителя.

— Вот ваши домашние задания. — В руках у Хьюстона была целая пачка конвертов. — На следующем уроке увидимся в новом месте.

— Чем им не нравится это помещение? — спросил один из учеников.

— А что здесь может нравиться, — ответил Хьюстон и окинул взглядом дохлых жуков, валявшихся на полу, и кучу разноцветных проводов, оставшихся от молочного магазина. — В любом месте будет лучше, чем здесь.

— Это точно, — прошептал Питер.

На ее стол лег конверт. Официальные новости всегда приходят в белых конвертах с аккуратно выведенными буквами. Этот был в точности таким же.

БЛЭКТОРН, РАЙЛИ А. (Младшая)

Она посмотрела на Питера, и они одновременно распечатали конверты.

— Теперь я буду учиться днем, — сказала она. «Как это могло произойти?» Раньше ее всегда отправляли в вечерние классы.

— Где? — спросил Питер, изучая свои бумаги.

— Четырнадцатая улица, бывший «Старбакс».

Тишина.

— Питер?

Он выглядел убитым.

— Черт, — пробурчал он и передал ей свое письмо. Все было ужасно: Питер оказался в другом классе. Он будет учиться где-то на Понс де Леон-авеню в месте, которое называется «Детское изобилие»!

Райли вернула ему письмо, пытаясь не выдать своего разочарования. Это был настоящий кошмар.

— Начиная с младших классов мы всегда были вместе, — сказала она.

— Может, я попрошу их… — начал он, но, передумав, покачал головой. — Готов поспорить, что за этим стоит моя мама.

Если так, то миссис Кинг выбрала очень жестокий способ разделить их.

— Мы же все равно сможем встречаться каждый вечер после учебы, — сказал он, пытаясь ее ободрить. — У нас будет в два раза больше тем для разговора, вот увидишь.

— Ага. — Питер в любой ситуации пытался найти что-то хорошее, но в этот раз у него получалось плохо.

— Райли? — произнес он и, когда она посмотрела на него, продолжил: — Что бы ни произошло, я всегда буду рядом с тобой.

«Нет, ты будешь в другом конце города».

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Райли сильно нервничала. Она сидела в машине в Логове демонов в Файв-Пойнтс, рядом с бывшим торговым центром «Андеграунд Атланта». Отец говорил, что это очень неприятное место, теперь Райли понимала, что это еще мягко сказано. Но так было не всегда. Когда мама была жива, они приезжали сюда в новогоднюю ночь, чтобы посмотреть, как ровно в полночь с одного из небоскребов спускается 400-килограммовый персик — символ штата. Это было здорово. Сейчас же все пришло в запустение. А если она хочет поймать демона, то лучшего места не найти.

У Райли было все, что могло ей понадобиться, — папино оборудование и специальный стальной мешок, в который она планировала спрятать пойманного тройбана. В оружейном магазине на Тринити-авеню она купила пинту Святой воды и три сферы — все за 48 долларов. Не хватало только смелости, но ее, как известно, не купишь ни за какие деньги.

«Я смогу сделать это». Она повторяла про себя эту фразу последние десять минут, с тех пор как позвонила Беку и наврала ему, что устала и хотела бы вздремнуть после занятий, поэтому было бы здорово, если бы он подежурил на кладбище за нее до полуночи, а потом она его сменит.

«Но ведь я и вправду устала».

Бек сразу же согласился, хотя ей было бы проще, если бы он начал вредничать и отказываться. Вместо этого в его голосе звучало беспокойство за ее самочувствие. Теперь она точно поняла, что если одолжит у него денег, то это станет для нее концом света.

Время шло. Либо она это сделает, либо нет.

Райли сжала в руке стальную дубинку. Если она настоящая дочь своего отца, она вылезет из машины и поймает тройбана, если нет — так и будет сидеть в машине и жалеть себя. Самое время доказать, что она сама сможет о себе позаботиться.

Когда она потянулась к дверной ручке, ее руки тряслись.

— Я просто посмотрю, как он выглядит, а потом решу, что делать, — сказала Райли, пытаясь найти для себя компромисс.

Она открыла багажник, достала все необходимое, сложила в сумку и повесила ее на плечо. Она казалась тяжелей, чем когда она выходила из дома.

— Неудивительно, что папа регулярно ходил в тренажерный зал, — пробурчала она и поставила сумку на землю. Тут же послышался звук бьющегося стекла. — Вот черт!

Она разбила одну из сфер. Они были сделаны из специального тонкого стекла, чтобы моментально разбиваться при падении на твердую поверхность. Теперь одна разбита, остались две. Райли открыла сумку, все было залито Святой водой.

Осторожно, стараясь не порезаться, Райли извлекла осколки и выкинула их в сточную канаву. Вытащив все из сумки, она вылила остатки Святой воды. Вода попала на ее тенниски, отчего ноги начали гореть. Ну вот, теперь ей придется провести ночь с мокрыми ногами.

Сэндвич с ветчиной, который она приготовила дома, тоже промок, так что придется его выбросить. Но ничего. Когда она поймает демона, отвезет его пожарному Джеку и получит деньги, она отметит это в «Макдональдсе». Райли уже представляла, как закажет самую большую порцию картошки фри.

Тут она услышала какой-то странный звук. Она выглянула из-за машины, чтобы посмотреть, что происходит. По обочине шел пожилой темнокожий мужчина. Создавалось впечатление, что он надел на себя все, что у него было. Он дрожал от холода и оглядывался через каждые несколько шагов, словно опасаясь, что его кто-то преследует.

Подождав, пока он пройдет мимо, Райли вынула из сумки лишнее, оставив только то, что нужно, а остальное убрала назад в багажник. «Так-то лучше». Захлопнув дверцу и положив ключи от машины в карман, она пошла в глубь района. Сердце в груди бешено колотилось.

Пройдя пятьдесят футов, она остановилась.

— Пещеры. Здесь должны быть пещеры, — разговаривала с собой Райли. Она ненавидела существ, живущих в этих пещерах и мечтавших съесть ее на ужин.

А вот и одна из них. Райли заглянула в темную бездну — дна не видно, по бокам металлические иглы. Ей казалось, она слышит журчащую где-то под землей воду.

Это место было мечтой для любого тройбана: куча мусора и кромешная темнота. Единственный фонарь сиротливо освещал только центр улицы. Она хотела заглянуть за угол, но вовремя спохватилась, вспомнив, что делать это нельзя ни в коем случае, так как в темноте мог прятаться демон, ожидая очередную жертву, в данном случае ее.

В нескольких улицах от нее завывал койот. А в ответ ему зазвучал страшный, вселяющий ужас хор. Райли пробила дрожь.

«Бек так же боялся, когда ловил своего первого тройбана?»

Вряд ли. Было непохоже, чтобы он вообще чего-нибудь боялся, но с ним был ее отец, и это все меняло.

Под ногами Райли что-то хрустнуло. Осколки стекла и белый порошок разлетелись в разные стороны. Вокруг поднялся мини-ураган из мусора и грязи. Подойдя ближе, Райли присела на корточки и рассмотрела порошок — он явно остался от сферы со Святой водой. Рядом она увидела следы грубых мужских ботинок и высохшие ржавые коричневые пятна, похожие на пятна краски, но Райли знала, что это кровь. Она подняла кусочек кожи, заляпанный кровью, и осмотрела его.

Похоже на пальто Бека, то самое, в котором он был в ночь смерти отца. Она вспомнила, как тот выглядел, когда она увидела его у себя в коридоре — весь в крови, одежда разорвана, ни одного живого места на лице.

Райли поднялась и отошла назад. Она была близка к тому, чтобы расплакаться от злости.

Здесь умер ее отец. Она ощущала это всем своим телом.

«Что я здесь делаю?»

Отец и Бек всегда работали в команде. Ученик может начинать ловить тройбанов только после шести месяцев обучения и только вместе с мастером. И даже несмотря на это, они гибнут.

«Убирайся отсюда к чертовой матери!»

Она словно услышала голос отца.

Райли медленно отступала, не спуская глаз с дьявольских пещер, ожидая, что из одной из них выпрыгнет мохнатое чудовище. Она хотела бежать, но сдерживала себя, стараясь быть более осмотрительной. Она знала, что демоны чувствуют, когда их боятся. Она надеялась, что если будет вести себя, как будто все нормально, то не вызовет у них интереса.

Сделав четыре шага, она услышала какой-то шорох.

— Это просто крыса, — попыталась она успокоить себя. Животного видно не было, но Райли была уверена, что это именно оно, кто же еще?

Звук становился громче и был похож на злобное ворчание. Мышцы напряглись, сердце замерло в груди. Райли обернулась: рядом с одной из пещер, сгорбившись, сидел тройбан собственной персоной. Он выглядел, как чудовище из фильма ужасов, — четыре длинные лапы, драная черно-белая шкура, острые клыки, нависающие над нижней челюстью. Монстр выпрямился и принялся изучать ее своими красными воспаленными глазенками.

— О… боже… мой…

— Дочь… Блэк… торна… — пролаяло существо.

— Хороший демон… Просто стой, где стоишь. — Райли залезла в сумку и вытащила говяжью требуху, которую она достала из холодильника. Она кинула приманку как можно дальше. Та упала на асфальт между ней и демоном. Он быстро подобрался к еде, схватил ее и проглотил, не жуя, вместе с пластиковым контейнером.

— Господи, — только и могла вымолвить Райли, отступая назад. У нее не осталось ничего, что могло бы отвлечь демона. Она сжала в руках одну из сфер. — Я уже ухожу. Не беспокойтесь, мистер Демон.

— Я съем тебя до последней косточки! — прокричал монстр, поднимая вверх лапы.

В следующую секунду Райли увидела, как к ней стремительно приближается гора шерсти с клыками и когтями. Она, спотыкаясь, бросилась наутек. Обернувшись, она кинула в демона сферу и промахнулась, та приземлилась как раз в том месте, где погиб ее отец.

Райли продолжала бежать. Сейчас главное — добраться до машины. Но остановит ли это демона?

Очевидно, у монстра были свои соображения относительно дальнейшего развития событий. Он все быстрее настигал Райли, выкрикивая ее имя. Демон схватил ее за куртку и дернул к себе. Она упала и свернулась в клубок, чтобы защитить последнюю сферу. Когда чудовище занесло над ней лапу, Райли завизжала и, зажмурившись, услышала, как когти заскрипели по асфальту буквально в дюйме от ее головы. Промахнулось! Воспользовавшись заминкой, Райли быстро вскочила на ноги, всего за секунду до того, как тройбан отпрыгнул в сторону, обнажил клыки и снова перешел в атаку. Райли выставила перед собой сумку в качестве щита. Он впился зубами в сумку и зарычал, Райли в это время нащупала последнюю сферу.

Демон отбросил сумку и вонзил когти в левое бедро Райли. Она взвыла от боли и в тот же момент швырнула сферу в чудовище, угодив ему прямо в открытый рот. Словно в замедленной съемке, тройбан убрал лапы от ее ног и, повалившись на землю, замер.

Райли поднялась на колени, ее рвало. Из-за выплеска адреналина сердце колотилось так, как будто вот-вот выпрыгнет из груди.

В ее глазах плясали огоньки. Она заставила себе дышать спокойнее и принялась за изучение неподвижного чудовища. Демон быстро дышал ртом, красные глаза смотрели в пустоту. Из уголка рта струилась черная кровь. Райли с трудом поднялась и открыла стальную сумку.

«Как же мне его сюда засунуть?»

Представив, что набивает подушку воняющим сероводородом и тухлым мясом с мехом, Райли наконец запихнула демона в сумку. От этого тошнотворного запаха у нее скрутило живот. Правая рука сильно болела и кровоточила, поэтому ей пришлось справляться одной левой рукой.

Ей потребовалось приложить все усилия, чтобы закрыть две защелки на сумке, внутри которой был демон. И все-таки она сделала это — поймала своего первого тройбана.

Райли выпрямилась, ее пошатывало. Адреналин испарился, оставив вместо себя усталость и головную боль. Она наконец смогла оценить свое состояние. На джинсах шесть дыр — по одной на коготь — изо всех струится кровь. Нога онемела, что было довольно странно, так как она должна была болеть.

— Один ноль в пользу ловца, — устало сказала она. Подняв сумку с демоном, она медленно поплелась вдоль дороги. Каждый шаг давался ей с трудом. Демон оказался тяжелее, чем она ожидала.

«Как я засуну его в машину?»

— Буду решать проблемы по мере их поступления, — сказала она и взглянула на свой улов. Ей не терпелось увидеть реакцию Бека.

«Эй, парень! Знаешь, что я сделала сегодня ночью?»

Ей становилось приятно от одной мысли, что она сможет доказать Беку, что она не просто маленькая девчонка.

Тут она услышала хриплый смех, но не почувствовала угрозы.

— Привет, крошка! — окликнул ее кто-то.

Райли обернулась и увидела, что за ней следуют двое парней. Один из них был похож на Бека, если бы тот бросил следить за собой и обрюзг. На нем была выцветшая бейсболка, из-под которой торчали немытые волосы.

— Она слишком хороша… для ловца, — сказал второй. Он был невысокого роста, коренастый, во рту незажженная сигарета.

«Просто парочка придурков из Гильдии никак не успокоится».

— Я с Беком, — попыталась защититься Райли. — Ему не понравится, если он увидит вас рядом со мной.

— И где же он? — спросил первый, не переставая жевать жвачку.

— Там, — соврала она, указывая куда-то вдаль.

— Что-то никого не видно, — фыркнул толстяк. — Так что ты здесь совсем одна.

— Все, как мы любим, — добавил второй.

Все оказалось хуже, чем она предполагала.

Это не ловцы — ведут себя слишком мерзко, и потом, у них нет оборудования для охоты на демонов.

— Что вам нужно? — спросила Райли, проверяя замок на сумке с демоном.

— Для начала… демона. — Лицо толстяка исказила ухмылка.

— Ни за что. Идите поймайте своего, — покачала головой Райли.

— Да ладно, ты не сможешь нам помешать. Сейчас мы его заберем, а потом продадим и получим кучу денег.

— Вы не сможете его продать, — протестовала Райли. — Для этого нужно быть ловцом.

— Ты это слышал, Доджер? Она говорит, что мы не сможем его продать, — рассмеялся он. — Раньше нас это не останавливало. Пятьсот долларов — не шутка.

«Пять сотен? Кто столько платит за тройбана?»

— Может, стоит поделиться, крошка? — Коротышка начал прыгать вокруг нее.

— Точно, — подхватил второй. — Раздобудем бухла, наркоты и устроим вечеринку на троих.

«О боже!»

Райли запаниковала. Она поняла, что не сможет убежать с тяжелой сумкой с демоном. Даже если она наберет 911, у копов уйдет слишком много времени, чтобы добраться сюда, если они, конечно, решатся сунуться в этот район. К этому времени…

Демон или жизнь?

Выкрикивая проклятья, Райли бросила сумку с демоном и кинулась наутек так быстро, как только ей позволяла раненая нога. Если бы у нее была стальная дубинка или что-то еще, чем она могла бы защитить себя, не позволить им подойти к себе.

— Беги, крошка! — поддразнивал ее долговязый, пускаясь в погоню. Она слышала, как с каждым шагом он все больше приближался, и понимала, что не сможет далеко убежать. В этот момент она услышала страшный хриплый вой и низкое, скрипящее рычание.

— Вот черт, — закричал громила. — Чудовище проснулось. На помощь!

Райли обернулась. Коротышка все еще преследовал ее. За ним она увидела сумку, из которой пытался вырваться демон.

Коротышка нагонял. Она подобрала обугленную деревяшку и приготовилась отражать атаку. Сотни слов крутились у нее на языке, но от страха она не могла вымолвить ни одного.

Громила решил сдаться:

— Черт, Доджер, забей на нее. Мы же и так получим пять сотен, демон уже у нас.

С ревом, который произвел бы впечатление даже на демона, Доджер развернулся и пошел обратно, чтобы помочь другу.

Райли продолжала бежать. Поворачивая за угол, она увидела, что парочка мерзавцев пытается справиться с сумкой с демоном.

— Ну давай же, демон, — попросила она, смахивая слезы ярости. Может, он освободится и разорвет этих ублюдков на мелкие кусочки. — Это было бы справедливо.

Когда Райли добралась до машины, ее трясло. Бедро жгло изнутри, и от этого болела вся нога до кончиков пальцев. Открыв дверь, она тут же достала бутылку со Святой водой, открыла ее и начала поливать ногу. Вместо сильного жжения, к которому Райли морально была готова, она почувствовала только легкое покалывание.

«Может, раны не такие ужасные».

Райли сглотнула, сделала несколько глубоких вдохов. Сердце все еще бешено стучало в ушах. Ее тошнило. По крайней мере, яд демона не успел попасть в кровь и распространиться по всему организму. А то не миновать ей нескольких дней в кровати в лихорадке и бреду, как рассказывал отец.

— У меня не было другого выхода, — успокаивала она себя. Бросив пустую бутылку на заднее сиденье, она включила фары. Если бы она начала сопротивляться, эти негодяи наверняка избили бы ее, а то, чего доброго, и изнасиловали бы…

— Ублюдки! — прокричала она, ударяя рукой по рулю. Она поймала своего первого тройбана, а они отобрали его у нее, как карманные деньги у ребенка.

«Если бы папа был рядом…»

Она снова расплакалась. Если бы он был здесь, этот демон лежал бы сейчас в багажнике, а эти двое крепко усвоили бы, каково это — связываться с мастером. Вместо этого они запугали ее и вынудили убежать, бросив демона.

«Полный провал».

— Бек меня убьет.

Если бы она принесла ему тройбана, он бы сначала наорал на нее, но в конце концов его ярость сменилась бы уважением.

«Но не теперь. Он больше никогда не будет мне доверять и станет еще больше контролировать».

Вместо того чтобы ехать на кладбище, Райли направилась к дому. Она по-прежнему плакала, одна рука болела, поэтому руль она крутила другой. Зубы стучали, ее трясло. На лбу выступил холодный пот. Несмотря на холодный ночной воздух, ее тело горело. Райли включила вентилятор, но и это не помогло.

Она представляла себе, как доберется до дома, позвонит Беку и расскажет, что произошло. Она боялась даже представить себе его реакцию.

— Однажды я смогу, — бормотала она, когда у нее получилось справиться с дыханием. — Однажды я найду этих уродов и заставлю их заплатить за то, что они со мной сделали. Однажды они узнают, какую ошибку совершили, спутавшись с Райли Блэкторн.

«Но не сегодня».

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Циферблат на часах Бека светился — до рассвета оставалось полчаса. Он пытался побороть желание позвонить Райли. Он знал, каково ей сейчас, и понимал, что должен дать ей выспаться.

От мыслей о Поле ему стало грустно. Пол мог бы, как другие, отвернуться от него, но он этого не сделал, он сказал, что увидел в глазах Бека огонь, желание измениться и стать лучше. Бек никогда с ним не спорил. Его учитель умел настолько разумно объяснять происходящее, что его слова звучали, как проповедь.

Бек вздохнул, колющая боль в груди не утихала. Он все еще ждал, что сейчас зазвонит телефон и на дисплее высветится номер Пола, который захочет проверить, все ли в порядке. Но этого больше никогда не будет. Теперь он сам по себе. «Как и Райли».

Ночь была тихой, поэтому шорох опавших листьев тут же привлек его внимание.

Мортимер уже приходил, вел себя, как обычно, вежливо и учтиво. Ленни заглянул после двух, а после него был еще некто Кристиан. Складывалось впечатление, что у них есть свое расписание визитов. Листья закружились за пределами круга, пламя от свечей заколебалось. Беку показалось, что это больше похоже на сильного демона, чем на скупщика трупов.

— Зря теряешь время, — прокричал Бек в пустоту.

Листья поднялись в воздух, а когда упали, Бек увидел фигуру, скрытую под черной накидкой. Прямо-таки театральное действо.

— Я могу исполнить твое самое заветное желание, — послышался из-под капюшона свистящий шепот.

— Катись к черту, — ответил Бек, пытаясь быть как можно вежливее. — Ты можешь подарить мне ночь с Кэрри Андервуд? Круто. Она крутая телка, еще и петь умеет. Или, может, новую машину? Было бы неплохо.

— Не совсем. — Драматическая пауза. — Я могу принести тебе демона, который убил Пола Блэкторна.

Сердце Бека учащенно забилось. Это уже не смешно.

— Такие, как ты, имеют дело только с трупами, а не с исчадьями ада.

— Я готов сделать исключение.

— Почему тебе так нужен Блэкторн?

— Просто потому, что это он. И я обещаю, что он не будет в услужении вечно.

А в его словах есть здравый смысл. Пол будет возвращен в могилу не позднее, чем через год. А демон будет убит. От Райли можно будет все скрыть, особенно если она уедет жить к тете. Пока могила свежая, Бек сможет извлечь тело, а потом разровнять сырую землю так, что Райли ни о чем не догадается.

— Ты же хочешь, чтобы справедливость восторжествовала, — продолжала убеждать Бека фигура, — и спасти дочь Блэкторна, если демон вздумает охотиться на нее.

Он играл на чувствах Бека. Единственный способ сберечь Райли — убить пятака и тем самым отправить послание Люциферу. Он хотел этого больше всего на свете, даже больше, чем переспать с любимой кантри-певицей.

Он встал и сделал несколько шагов к защитному кругу.

Фигура молчала. Бек медленно перевел взгляд на могилу. Что бы подумал Пол, если бы узнал, что Бек потревожил его прах? Что скажет Райли, если узнает, что он предал ее чувства?

— Ради доброго дела, — настаивал некромант. — Ты должен позаботиться о ней. Эта девчонка тебе еще покажет. Вон что она сегодня натворила.

— Это ты о чем? — с тревогой в голосе спросил Бек.

— Она ловила демона в Файв-Пойнтс. Совсем одна. Слышал, все закончилось плохо.

— Врешь, — запротестовал Бек.

— А если нет? — ответил некромант. — Что, если в эту самую минуту она лежит где-нибудь на улице и умирает? Есть ли смысл охранять его могилу, когда она на полпути к своей?

— Она не могла поехать в Файв-Пойнтс одна. — Произнося эти слова, Бек понимал, что обманывает сам себя.

«Чертова девчонка, ты ведь не сделала этого. — Бек нахмурился. — Или сделала».

Так, нужно думать логически. Сначала некромант сказал, что демон мог на нее напасть. Теперь он говорит, что он на нее уже напал и она, возможно, умирает.

«Вранье».

Бек заставил себе вернуться к спальному месту.

— Я на это не куплюсь.

— Это на твоей совести, — ответил торговец без тени разочарования. — Обещаю, что к полнолунию его тело станет моим. Не сомневайся.

Вокруг фигуры опять поднялся вихрь из листьев, и некромант удалился.

Райли не отвечала на звонок. Вместо этого включалась голосовая почта. И так раз за разом. Дождавшись прихода волонтера, Бек тут же поспешил к машине.

* * *

Райли с трудом открыла глаза. На потолке спальни плясал солнечный зайчик. Он переливался всеми цветами радуги. Это было очень красиво. Она заставила себя приподняться и сесть на кровати, гадая, который час. Она чихнула. Ее прошиб озноб, а затем начало лихорадить.

Все из-за левого бедра. Оно распухло, джинсы были мокрыми от чего-то коричневого. Нога пульсировала с каждым ударом сердца.

Святая вода должна была нейтрализовать действие яда.

— Видимо, не до конца, — произнесла она и откинулась назад на подушку. Время тянулось очень медленно.

Райли знала, что с ней происходит. Она слышала, как отец рассказывал маме об этом, когда думал, что ее нет рядом. Через несколько часов нога начнет гнить, а яд распространится по всему тему. И убьет ее.

Может, это к лучшему. Она снова будет с родителями. Станет ангелом. Никаких забот о деньгах и демонах…

Назойливый шум вытащил ее из галлюцинаций. Мобильный телефон. Она подождала, пока он не начнет снова издавать шум. Мокрыми руками она взяла трубку.

— Райли? Ты как? — кричал в трубку обезумевший голос.

— Плохо…

— Что случилось? — спросил голос.

— Его… украли.

— Кого?

— Я поймала моего… Извини. Ты был… прав.

Она захлопнула крышку телефона и бросила его рядом с кроватью, зная, что Бек найдет ее тело и похоронит рядом с родителями.

«Караулить его не придется».

* * *

Нарушая правила движения, Бек несся к дому Райли. Одновременно он начал звонить всем, кто мог чем-нибудь помочь. Начал он с Кармелы, которую вытащил из кровати. Бек успел выслушать немало оскорблений в свой адрес, прежде чем объяснил причину столь раннего звонка. Затем он позвонил священнику Гильдии. Отец Гаррисон только что вышел из ванной, но пообещал, что немедленно отправится к Райли.

Бек бросил машину рядом с парковкой, так как на ней не было мест. После чего он бегом поднялся наверх, перепрыгивая через ступеньки. Он постучал в дверь Райли, но никто не ответил. Он позвал ее — опять тишина. Он постучал в квартиру миссис Литински, но вспомнил, что она собиралась уехать навестить родственников в Чарльстоне.

Он уже собрался выбить дверь, но затем передумал — Пол кучу времени потратил на то, чтобы установить лучшие замки, чтобы Райли была в безопасности. Нужно найти ключи.

Он спустился на два этажа ниже и остановился перед дверью с табличкой «Суперинтендант». Он постучался. Прошло какое-то время, прежде чем дверь открылась и за ней появилось скуластое небритое лицо. Бек схватил парня и потащил его наверх. Не требуя объяснений, парень начал искать в связке ключи от квартиры Райли, а потом трясущимися руками долго пытался попасть в скважину.

К счастью, Райли не закрыла дверь на цепочку. Попав внутрь, Бек тут же начал звать девушку по имени. Он осмотрел гостиную и кухню — ее там не было. Бек нашел ее в спальне — она бредила.

Все оказалось еще хуже, чем он ожидал.

Она прямо в одежде лежала на кровати, волосы разметались по подушке, лицо побагровело. Причиной тому была гнойная рана на бедре. Некромант был прав — она столкнулась с тройбаном. Они любят хватать свою жертву, вонзать в нее свои когти и выпускать смертоносный яд.

Она вспотела. Глаза были закрыты. С каждым выдохом из ее груди вырывался стон. Комната наполнилась запахом пота и гноя. Но Бек смотрел только на ее ногу — она распухла и стала в два раза больше. Он знал, каково ей сейчас. Когда-то первый тройбан, которого он пытался поймать, тоже исцарапал его до полусмерти. Ему было плохо, но не так, как Райли. Тогда о нем позаботился Пол.

Суперинтендант только взглянул на стонущую в лихорадке Райли и тут же исчез.

Бек снял куртку и бросил ее в угол, после чего настежь распахнул окна, чтобы запустить в комнату немного свежего воздуха. Он знал этот сладковатый запах гниющего тела.

Он услышал, как кто-то его окликнул.

— Я здесь! — отозвался он.

— Ден? — Кармела остановилась в дверном проеме. Ее взгляд скользил с него на Райли и обратно. — Вот черт.

— Точно, дерьмово.

Кармела зажгла свет, подошла к кровати и поставила на нее оранжевый чемодан. Открыв его, она начала доставать бинты, ножницы, приспособления для капельницы и выкладывать все на покрывало.

— У меня только старая Святая вода. Нам нужна свежая, — сказала она.

— Скоро приедет Гаррисон, — ответил Бек. Ему приходилось оказывать первую помощь солдатам во время войны, но сейчас перед ним был не простой рядовой из Огайо, а дочь Пола, юная девушка, которая привязалась к нему, как маленький щенок. Беку было тяжело смотреть на нее, но он переборол себя, взял ножницы и начал разрезать левую штанину джинсов Райли.

— Эй, не глупи, — сказала Кармела и протянула ему пару латексных перчаток. — Ты же не хочешь заразиться сам. И потом, гораздо удобнее это сделать резаком.

— Спасибо. — Как он мог не подумать об этом? Руки тряслись, в перчатках работать было не так удобно.

«Включи мозги!» В голове раздавался голос Пола. Бек осторожно принялся за работу, освобождая ногу Райли от джинсов. После чего он внимательно осмотрел ее бедро — шесть отметин, каждая из которых нарывала.

— Какой ужас, — сказала доктор. Она аккуратно поставила Райли в ухо градусник и, увидев результат, присвистнула от удивления. — Сорок и два! Я думала, максимум тридцать девять и пять. Очевидно, есть какие-то внутренние воспалительные процессы.

Кармела осторожно взяла Райли за лодыжку и постаралась выпрямить ее ногу. Девушка застонала.

— Подложи полиэтилен, а потом побольше полотенец. Когда мы закончим, это место будет похоже на болото.

Бек сделал, как ему велели, стараясь не вздыхать с каждым стоном Райли.

— Что с ней случилось? — спросила доктор.

— Она пошла ловить демонов в одиночку.

— Какого черта она не обработала рану?

Он не знал, что ответить.

— Бек?

Он обернулся и увидел отца Гаррисона. Он был в черном костюме с воротником священника. В руках он держал рюкзак.

— Отец, — обратился к нему Бек. — Спасибо, что приехали так быстро.

Он уверен, что видел, как священник перекрестился, взглянув на Райли.

— Сколько Святой воды вам нужно? — спросил Гаррисон.

— Для начала полгаллона, — ответила Кармела, не поворачиваясь к нему.

После третьей попытки доктор попала иглой в вену на правой руке Райли. Установив капельницу, она открыла на ней задвижку. После чего Кармела замотала локоть Райли бинтом.

— Это чтобы игла не выскочила, когда девочка начнет корчиться от боли.

— Ясно. — Чем свежее Святая вода, тем сильнее она жжет, когда соприкасается с чем-то демоническим. Так как яд уже проник внутрь, Райли будет казаться, что ее разрывает изнутри.

— Я знаю, о чем ты сейчас думаешь. — Кармела пристально посмотрела на Бека. — Поверь мне, она справится.

— Может быть, она не хочет справиться.

— Уродливый способ свети счеты с жизнью.

Бек уловил неуверенность в ее голосе.

— Ты ведь не думаешь, что это может произойти? — уточнил он.

— Надеюсь только на ее молодость.

— И на Бога, — добавил отец Гаррисон. Он держал в руках две бутылки со Святой водой.

— И на него тоже, — ответила Кармела. Она взяла у Гаррисона бутылки и передала ему перчатки. Заметив удивленный взгляд священника, она пояснила: — Держите ее за ноги. А ты, Ден, возьмись за плечи. Я буду обрабатывать раны.

Наклонившись к Райли и прижав ее к кровати, Бек прошептал ей на ухо:

— Извини, девочка, тебе будет чертовски больно.

Отец Гаррисон закрыл глаза и начал молиться, его спокойный голос наполнил воздух надеждой. Беку очень хотелось, чтобы это помогло.

Бек слышал, как доктор что-то бормочет себе под нос, поливая первую рану водой. Священник заговорил громче.

— Во имя Отца, Сына и Святого Духа, мы молим Тебя, чтобы Ты излечил рабу Твою, которая смело боролась с силами тьмы. Помоги вывести яд из ее тела и очистить ее душу…

Бек сглотнул, когда Святая вода попала внутрь раны.

Реакция последовала незамедлительно. Райли пронзительно закричала, заглушив голос священника. Она пыталась вырваться, но Бек силой удерживал ее на кровати, пока она кричала, рыдала и впивалась ногтями в его руки. Он старался не поддаваться своим чувствам и делал то, что был должен. Он знал, что ей сейчас очень тяжело, и надеялся, что от боли она потеряет сознание.

«Ну, давай же, девочка, так всем будет проще».

Однако Райли оставалась в сознании. Кармела перешла к следующей ране, затем еще к одной. Святая вода шипела и пузырилась, а потом испарялась.

Отец Гаррисон продолжал молиться, его лицо побелело и стало таким же, как его воротничок.

— Нет! Хватит! — кричала Райли.

Бек знал, что она чувствует, стараясь освободиться от хватки и крича. Как будто огонь пожирает тебя изнутри.

— У нас проблема, — сказала Кармела. — Сломанный коготь. Неудивительно, что ей так плохо. — Доктор достала из сумки щипцы и сосредоточилась на ране.

Когда Кармела вытаскивала остатки когтя из раны, Райли закричала что есть мочи. А затем провалилась в темноту.

* * *

Все тело Бека болело от напряжения, он сполз по стене, желудок скрутило. Борясь с тошнотой, он старался сглатывать как можно чаще. Он помнил, как Райли смотрела на него и кричала. Она его никогда не простит.

— Святой Иисусе, — прошептал он.

— Точно, — согласилась Кармела.

Отец Гаррисон перекрестился и завершил молитву.

— Рука Господа? — спросила Кармела со свойственным всем докторам недоверием.

— Безусловно, — ответил священник. — Вода еще нужна?

— Думаю, мы все сделали правильно. В следующий раз не должно быть так больно.

Сняв перчатки и бросив их на кровать, Бек подошел к окну и сделал большой глоток свежего воздуха. Затем он повернулся к Кармеле. Она сидела на деревянном стуле около кровати. Губы сжаты.

— Скажи мне, ее страдания того стоили? — спросил Бек.

В ответ она приподняла бровь.

— Еще слишком рано об этом говорить.

Кто-то постучался в дверь, и священник пошел открывать. Послышались какие-то голоса, после чего отец Гаррисон вернулся.

— Соседи снизу. Говорят, мы сильно шумим и не даем им спать. Я пообещал им, что этого больше не будет.

Бек кивнул. Он повернулся к окну и уставился в темноту, прислушиваясь к стонам на кровати.

«А вдруг она умрет?» Эта мысль холодом пронзила все его тело.

— Ден?

— Да? — Он обернулся и увидел, что Кармела собирает вещи. Она поставила свою сумку около двери. — Ты уходишь? — спросил он, чувствуя, что начинает паниковать.

— Только на несколько часов. У меня еще есть пациенты, которых нужно навестить.

Когда он ничего не ответил, она покачала головой.

— С тобой все в порядке?

Он пожал плечами. Ему не хотелось, чтобы кто-нибудь знал, что он сейчас чувствует.

— Ты же знаешь, как пополнять капельницу, так что обойдемся без объяснений. Я заново перебинтовала ее руку. Она, кстати, порезалась. Но все должно быть нормально.

— Я этого даже не заметил.

— Неудивительно, мы все смотрели только на ее ногу. Я уже пропустила через нее литр жидкости и сейчас немного уменьшила напор в капельнице. Если начнет выделяться моча, можешь уменьшить еще. Но я думаю, что это не понадобиться. — Она почесала подбородок. — Я заполню документы на Святую воду.

— Конечно, город не должен потерять ни цента, — съехидничал Бек.

— Вернусь к полудню, и мы продолжим.

— Хорошо. — Он мог сделать это и без них. — Гаррисон еще здесь?

— Ушел. У него утренняя служба.

Кармела застегнула куртку и посмотрела на него более пристально, чем ему того хотелось.

— Спасибо. Я твой должник, — сказал он.

— Точно, — кивнула доктор и посмотрела на Райли. — Если Святая вода сработает, она выживет. Если нет…

Слова повисли в воздухе, как меч, вынутый из ножен.

Услышав, как хлопнула входная дверь, Бек сел на кресло около кровати. Его глаза тут же закрылись, и он отключился.

Когда он очнулся, Райли звала сначала отца, потом мать. Это разрывало его сердце. Он взял ее потную руку и нежно сжал:

— Извини, девочка, их больше нет.

«Я единственный, кто у тебя остался».

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Когда Райли проснулась, вокруг было темно. Жечь изнутри перестало. Что было хорошим знаком. В голове был туман, мышцы болели так, словно она только что пробежала марафон. Прошло какое-то время, прежде чем она поняла, что лежит на своей кровати. В свете уличного фонаря она увидела тень — кто-то сидел в кресле около кровати.

— Папа?

— Нет, дорогая, это Кармела.

— Кармела? — Голова отказывалась думать, словно была набита опилками.

— Доктор Гильдии, — добавила женщина после того, как не получила от Райли ответа.

— Ах да, извините, — сказала Райли и попыталась сесть. — А где папа?

Врач не отвечала, и тут к Райли начали возвращаться воспоминания.

«Отец умер». Но она не заплакала.

«Почему я не умерла? Так было бы лучше».

Воспоминания начали постепенно возвращаться — она поймала демона, а потом потеряла его, но до этого он успел ее исцарапать.

Райли попыталась пошевелить левой ногой, но она не слушалась. Может, ее ампутировали? И теперь на ее месте один из этих ужасных протезов, как у солдат.

«Я никогда не смогу подобрать нормальную обувь».

— Моя нога, ее…

— Она на месте. Просто онемела от Святой воды. Поверь мне, это к лучшему. — Она сделала паузу. — Почему ты сразу не окропила раны Святой водой, Райли?

— Я окропила. Но раны не жгло так, как когда меня лечили вы, ребята…

— Наверное, у тебя была старая вода. А нам отец Гаррисон принес свежую.

«Они позвали священника?» Эта информация отрезвила ее. Райли снова приподнялась на кровати. Это было сложно сделать, так как она не чувствовала ногу.

— Держи. — Кармела протянула ей стакан воды, и Райли сделала большой глоток. Холодная жидкость смочила мерзкую корку в горле и начала распространяться по всему телу.

— Так что произошло? — спросила врач и пересела на край кровати. На ней были оранжевая блузка и голубые джинсы, волосы заколоты в пучок.

Было не похоже, что Кармела собирается читать ей нотации, так что Райли решила ей все рассказать.

— Я сама, без чьей-либо помощи, поймала тройбана. А затем у меня его отобрали.

— Кто?

— Пара парней. Я думала, что это ловцы, но оказалось, что нет.

— Они украли твоего демона? — Женщина была шокирована.

— Я сказала, что я с Беком. Но они не поверили. Они хотели… — вспоминая об инциденте, Райли начала кусать губы.

— Не бойся, расскажи мне, — настаивала Кармела. — Они тебя обидели?

— Нет. — Райли покачала головой. — Они хотели меня изнасиловать. — Она теребила простыню. — У меня не было выбора. Я должна была отдать тройбана, иначе…

— Ясно. Как они выглядели? — Доктор нежно взяла Райли за руку.

Райли описала нападавших, она даже вспомнила, что одного из них звали Доджер.

— Я расскажу Дену.

Райли нахмурилась. «Почему все думают, что Бек моя нянька?»

— Обойдусь без него, — пробурчала она. — Я ведь смогла сама поймать демона.

— Твоя самостоятельность стоила тебе шести ран на ноге, — нахмурилась Кармела. — Ден со всем разберется. Он убедится, что они научатся уважать других.

— Почему вы думаете, он захочет этим заниматься? — спросила Райли. — Он мне ничего не должен.

Лицо Кармелы смягчилось. Она наклонилась к Райли.

— У Дена никогда не было отца. Твой отец стал самым близким для него человеком. Мне кажется, что он считает тебя младшей сестрой, и он никому не позволит тебя обидеть.

— Он мне не брат. Он ведет себя, как будто самый умный.

— Дорогая, все мужчины такие, — улыбнулась Кармела. — Ты могла бы уже знать.

Райли попыталась изобразить улыбку.

— Он очень зол?

— Приготовься к тому, что он тебя выпорет. Шучу! Ты разбудила в нем зверя. Я никогда не видела его настолько встревоженным.

— Много вы знаете.

Доктор все не так поняла. Бек считал, что все должны его слушаться просто потому, что он так велит. Он был расстроен только из-за того, что Райли отказалась играть по его правилам.

Кармела отнесла стакан на кухню, набрала в него воды и вернулась. Райли залпом выпила половину.

— У тебя есть парень? — спросила доктор.

— Просто друг. — Райли вспомнила сначала Питера, а потом Саймона и улыбнулась.

— Я знаю этот взгляд. Ты на кого-то положила глаз. Это хорошо.

— Не думаю, что из этого что-нибудь получится. — Райли не была так уверена. — Он ученик Харпера.

— Саймон Адлер? — догадалась доктор. Райли кивнула. — А у тебя хороший вкус.

— Ну, он, конечно, тоже со странностями, — призналась Райли. — А я могу сходить в туалет и принять душ? Я ужасно воняю, — попросила она, морща нос.

— В туалет — да, в душ — нет. Твоя нога не шевелится, и потом ты еще под капельницей. Можешь умыться.

— Как надолго это? — спросила Райли, показывая на забинтованную руку.

— Если ты уже хочешь в туалет, значит, Святая вода начинает выходить и будет достаточно подержать тебя под капельницей до завтрашнего утра. Раны уже выглядят лучше.

— Я могу на них посмотреть?

Кармела наклонилась, чтобы открыть ногу Райли.

— Готова?

— Все так ужасно? — спросила Райли.

— Да, но гораздо лучше, чем два дня назад.

— Два дня? — удивилась Райли. — Я так долго была без сознания?

Кармела кивнула и подняла повязку.

— Та-дам!

Райли открыла рот. Нога была похожа на поверхность луны. Красные борозды от когтей демона затянулись молодой кожей, но, по крайней мере, больше не гноились.

— Теперь никаких шорт.

— Эй, ты должна гордиться этими шрамами. Как много девушек могут похвастаться тем, что поймали демона?

— Но я не смогла его сохранить, — пожаловалась Райли.

— Главное, что ты его поймала. Для этого требуется недюжинная смелость. В следующий раз позаботься о том, чтобы за углом тебя ждал Ден. Он сможет поучить наглецов, посмевших, на тебя напасть, хорошим манерам.

Неплохой план, кроме того, что в нем участвует Бек. Но ей было приятно представлять, как он бы отмутузил Доджера и того толстяка стальной дубинкой.

— Раны быстро затягиваются, — заметила Райли, рассматривая ногу.

— Это благодаря Святой воде. Для обычных ссадин она практически бесполезна, а вот если тебя покусал или исцарапал демон, то ей нет равных. — Кармела осмотрела комнату, словно в поисках чего-то. — В одной из ран был кусочек когтя. Я его извлекла и куда-то положила, но сейчас почему-то не вижу.

«Ого…»

Райли приподнялась, Кармела поддержала ее за руку, помогая встать на ноги. Увидев себя в зеркале, Райли была в шоке:

— Взрыв на макаронной фабрике. Вот дерьмо.

— Ну, это легко исправить.

Затем Райли потрогала опухшее лицо. И тут ей в голову пришла ужасная мысль:

— Саймон ведь не видел меня в таком состоянии? Я имею в виду, он не заходил…

Мелодичный смех Кармелы наполнил комнату.

— Я бы так с тобой не поступила. Пойдем, умоешься. И стоит поспешить в туалет, скоро из тебя начнет выходить Святая вода.

Райли не хотела признаваться, но она уже начала.

* * *

Утром вода в капельнице закончилась, и Райли смогла принять душ. Она сделала это дважды, хотя одного раза было достаточно. Раны почти затянулись. Кармела нашла в комоде постельное белье и, пока Райли была в душе, поменяла его. Когда девушка вернулась, ей показалось, что она попала в рай.

Райли сразу же уснула, а проснувшись за полдень, увидела, что в кресле рядом с кроватью сидит Бек. Руки скрещены на груди, взгляд, как у горгульи. Лицо, искаженное гримасой, украшает трехдневная щетина.

Было очевидно, что он очень переживал за нее.

— Выглядишь лучше, — сказал он, растягивая слова, что для него было нехарактерно. Плохой знак.

— Спасибо, — чуть слышно пробормотала она, осторожно поднялась и села на кровати. Райли заметила, что Бек даже не сделал попытки помочь ей.

— Давай-ка все проясним, — начал он. — Я отказался от работы и помогал тебе, так как думал, что ты устала и тебе нужно выспаться.

Райли молчала. Опыт подсказывал ей, что лучше его не перебивать, ничем хорошим это не закончится, он только разозлится.

— Но вместо того, чтобы спать, ты решила поиграть в ловца демонов и отправилась прямиком в Файв-Пойнтс, в Логово демонов, черт тебя побери.

Райли кусала губы, стараясь сохранять спокойствие.

— И ты поехала туда… одна.

Райли делала вид, что изучает рисунок на простынях. Она ждал, когда Бек начнет на нее кричать.

— А теперь расскажи мне, что произошло, — потребовал он.

— Я поймала тройбана и… — начала она, не поднимая глаз.

— Нет! — перебил ее Бек и вскочил на ноги. Если бы комната была больше, он бы непременно начал мерить ее шагами. — Давай обо всем по порядку. Почему ты туда пошла и так далее.

Она набрала в легкие побольше воздуха и рассказала о своих похождениях, в том числе о двух придурках, которые отобрали ее добычу. Закончив, она наконец подняла на него глаза. Он нахмурился еще сильнее.

— Они ведь тебя не тронули? — спросил он голосом, холодным, как сталь.

— Нет, но они этого хотели.

— Это тебя хоть чему-то научило?

Райли кивнула. Ей до сих пор было страшно об этом вспоминать. Она боялась подумать, что могло произойти, если бы демон не проснулся и не напутал ублюдков.

— Хорошо, что у тебя хватило ума не препираться с ними, — начал издеваться он. — А что тройбан?

— Он двигался быстрее, чем я ожидала. Он схватил меня когтистой лапой, поэтому я бросила сферу со Святой водой ему в морду.

— Нужно было атаковать его до того, как он тебя схватил.

— Я атаковала, но одна из сфер разбилась.

— Хочешь рассказать что-нибудь еще? — Он плюхнулся назад в кресло.

Когда она ничего не ответила, он еще раз повторил вопрос.

— Демон выглядел совсем не так, как я его себе представляла, — собралась с духом Райли. — Я считала, что они черные, а этот был пятнистым.

— Большое белое пятно на шее? — поинтересовался он.

— Точно. Он оказался большим и очень вонючим.

— Это из-за того, что они питаются чем попало.

Она вздрогнула, осознав, что на месте коровьих кишок могла оказаться она.

— И какой урок ты из всего этого извлекла?

Время извиниться и пообещать, что она будет хорошей девочкой и больше ничего подобного не сделает.

«Не дождешься».

Райли посмотрела ему прямо в глаза:

— Я узнала, что свежая Святая вода эффективнее вчерашней. Что мне нужно попрактиковаться кидать сферы. И что кто-нибудь должен прикрывать мне тыл на случай, если какие-нибудь придурки захотят украсть моего демона.

Выражение лица Бека сменилось со злости на что-то, что Райли не могла до конца понять. Что-то похожее на… гордость.

— Ты обманула меня и подвергла себя опасности. Если бы не тройбан, эти идиоты могли бы разорвать тебя на части. Послушай меня, девочка. Я тоже оказывался в подобных ситуациях.

— Эти парни тоже хотели повеселиться с тобой? — подколола его она.

Она знала, что не время шутить.

Лицо Бека потемнело, на шее проступили вены.

— Заткнись, чертова девчонка! Я обещал твоему отцу, что позабочусь о тебе. Но я не смогу этого сделать, если ты будешь так себя вести.

— Знаешь что? — Его ярость заразила Райли. — Ты уволен, Бек. Мне не нужна нянька. Я сама смогу о себе позаботиться.

— Ты это уже продемонстрировала.

— Я отлично справилась со своим первым тройбаном, — запротестовала она. — Да, я совершила ошибки, но я его поймала! Без напарника!

Он ухмыльнулся:

— Ну, хорошо, но с этого момента ты не будешь ничего делать без мастера.

— Мне нужно ловить демонов, иначе мне будет нечем платить за квартиру.

— Я тебе одолжу.

— Нет, — покачала она головой. — Ты и так думаешь, что я тебе обязана. Если ты дашь мне денег, будет еще хуже.

— Я устал спорить с тобой. Я договорюсь с кем-нибудь, чтобы присмотрели за могилой твоего отца. А ты останешься здесь, пока я не разрешу тебе выходить. — Он показал ей две связки ключей: одна — от ее машины, вторая — от машины отца. — Они останутся у меня на случай, если опять вздумаешь отправиться в Файв-Пойнтс.

— Ты не сможешь меня здесь запереть! — воспротивилась она.

— Это почему же? — спросил он и вышел из комнаты. Через несколько секунд она услышал стук закрываемой входной двери.

— Ах ты… — Она стукнула кулаком по подушке, но это не помогло. Почему он так злился? Неужели он думал, что она позволит ему оберегать ее, словно она какой-то беспомощный ребенок?

«Моя… жизнь… полное… дерьмо…»

И пока на ее пути стоит Бек, ничего не изменится.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

К тому времени, когда Бек подъехал к своему дому в Кэббеджтауне, злость понемногу начала утихать. Все время по дороге домой он продолжал проклинать Райли.

«Она ведет себя так же отвратительно, как я в ее годы». Кроме того, что он еще любил выпить и был уверен, что, если хотя бы два раза в неделю он не проведет время с женщиной, мир рухнет.

Он не мог ей этого сказать, но он был невероятно горд, что она в одиночку поймала своего первого тройбана. Даже он не смог этого сделать. И в то же время он был очень зол. Она не подготовилась к ловле, как следует, и это ее чуть не погубило.

«Если об этом узнает Харпер, тебе придется несладко». Мастер захочет отозвать ее лицензию, и на этот раз у него это получится.

«Возможно, к лучшему». Но это будет неправильно. Она поймала того самого тройбана, за которым они с Полом охотились целую неделю. Но она должна была быть более осторожной, тщательно все продумать, а не идти напролом.

— Отлично, я уже начал говорить, как Пол, — пробормотал Бек. Какая ирония.

Приняв душ и сбегав в «Макдональдс», Бек направился в Файв-Пойнтс. Райли упомянула, что видела на улице темнокожего старика, странно волочащего ноги. Наверное, это Ике. Он, должно быть, знает, что произошло той ночью.

* * *

Бек всегда был уверен, что бездомные, живущие в районе улицы Форсит, лучше разбираются в жизни, чем политики из Капитолия. Ике — отличный тому пример. Государственные шишки таких людей называли безработными бродягами и надеялись, что рано или поздно они переберутся в Бирмингем или Чаттанугу, куда угодно, лишь бы подальше от Атланты. Старику же было на них наплевать. Его семья жила здесь со времен Гражданской войны и уезжать никуда не собиралась.

Несколько лет назад городские власти установили в центре города желто-черные ящики для сбора пожертвований. Собранные деньги должны были пойти на содержание приютов, но, как водится, оседали в карманах чиновников где-то по пути. Несмотря на это, люди продолжали опускать деньги в ящики. Ике понял, что, чтобы выжить, он должен сам забирать эти деньги до того, как они попадут в руки государству. Все, что ему было для этого нужно, лом и немного удачи.

Бек методично бродил по улицам в поисках Ике, стараясь не спугнуть старика. После войны за независимость он был сам не свой, его мучили кошмары, и он убегал, почуяв малейшую опасность. Тут Бек увидел удаляющуюся от него скрюченную фигуру.

— Ике. — Бек поставил на землю спортивную сумку и осторожно позвал старика.

Мужчина оглянулся, на его лице расплылась улыбка.

— Денвер, рад тебя видеть.

Ике надевал на себя все, что получал в местном приюте для бездомных, поэтому казался толстым, хотя на самом деле под всеми этими слоями одежды пряталось невероятно худое и изможденное тело. Пальцы у него были искривлены от артрита, и он странно волочил ноги, отчего создавалось впечатление, что он одновременно пытается идти назад и вперед.

— Кажется, ты проголодался. — Бек достал из сумки бумажный пакет из «Макдональдса».

— Никогда не отказывайся от пищи. — Улыбка на лица старика стала еще шире. — Один момент, хорошо? Нужно получить немного денег.

Убедившись, что вокруг никого и они с Беком одни на улице, Ике вскрыл ящик для пожертвований. Тот открылся, и из него посыпались деньги. Он собрал их и засунул в карман. А затем вытащил из ящика что-то еще и аккуратно положил в другой карман. На этот раз лом не потребовался.

Ике закрыл ящик и сказал:

— Вот и все.

Бек нахмурился, пытаясь понять, что только что произошло.

— Догадался? — спросил мужчина.

— Это ведь демон?

Ике кивнул.

— Я нашел его в мусорном контейнере рядом с казино. Мы заключили сделку: он достает для меня деньги из ящика для пожертвований, я помогаю ему собирать всякое барахло, которое он уносит в свой тайник.

Он достал демона из кармана. На Барахольщике была фирменная бандана, а в руках мешок с «сокровищами», как и полагается клептоману.

— Я зову его Нортоном.

Бек внимательно смотрел на демона, а тот на него. Очевидно, он узнал в нем ловца.

— Привет, Нортон.

Демон что-то пропищал в ответ, прижимая к себе мешок с уловом, как будто Бек собирался его отнять. С Нортоном будут проблемы. Ловцы не должны оставлять демонов на свободе, даже таких безобидных, как этот.

Ике внимательно посмотрел на Бека, словно прочитав его мысли.

— Ты ведь не заберешь его?

Демон издал предупреждающий писк.

Приняв решение, Бек оторвал взгляд от Барахольщика.

— Ты сказал, демон? — спросил он. — Где? Никого не вижу.

Ике фыркнул от смеха и спрятал Нортона в карман.

— Спасибо, приятель. Священник говорит, что за свое поведение я отправлюсь в ад.

— А сейчас мы разве не в аду? — спросил Бек, показывая на разрушенный город.

— Давай пройдем вперед, — предложил Ике. — Предпочитаю как можно больше времени проводить на святой земле, даже когда ем.

Разумно. Бездомные быстро выучили этот урок — оставайся на святой земле, или рискуешь быть съеденным. Вот почему на лестницах, ведущих к храмам, всегда так много нищих и попрошаек.

Проходя мимо почтового ящика, Ике остановился. Он вытащил демона и подсадил его на ящик. Тот, не медля, нырнул в отверстие для писем. Бек не мог даже представить, какое это удовольствие ковыряться в чужих письмах.

Они уселись на ступенях перед церковью Непорочного Зачатия на Центральной авеню. Бек передал Ике большой чизбургер, картошку фри и большой ванильный коктейль. Ике выглядел, как скелет, обтянутый кожей: так что, чем больше калорий, тем лучше.

— Без лука. Какой же ты молодец, приятель, — сказал Ике, вгрызаясь в сэндвич. — Ничего не забываешь.

Бек достал свой бутерброд, в который он попросил добавить еще одну порцию сыра. В тишине они жевали каждый свой сэндвич. И только когда они все съели и принялись за коктейли, Бек задал свой вопрос:

— Пару ночей назад недалеко отсюда двое придурков напали на ловца. Одного из них зовут Доджер. Ты их знаешь?

— Да. Они постоянно шатаются в этих местах, выискивая одиноких прохожих и нападая на них. Как правило, это посетители казино. — Он рассмеялся. — Вот идиоты. Они их ловят уже после того, как те сходили в казино и спустили все деньги.

— Ты слышал что-нибудь о том, что они торгуют демонами?

— Я ничего об этом не знаю, но недавно я видел их со стальной сумкой, такой же, как у вас, парни. Вы в них еще храните демонов. Они тащили ее по улице, ругаясь и матерясь. Готов поспорить, что в ней сидел демон, и он так выл, ужас какой-то.

— Не помнишь, это было в среду?

Ике кивнул, потягивая коктейль.

— А ты не видел в этом районе девушку?

— Молоденькая такая? Она с трудом вытащила из машины спортивную сумку. Похоже, она была для нее слишком тяжелой.

— А после этого ты ее видел?

— Нет.

— Это была дочь Пола Блэкторна.

— Я слышал о нем. — Ике погрустнел. — Соболезную. Знаю, вы были близки.

— Спасибо.

— Почему ты отпустил ее сюда одну? — спросил Ике. — Ты же знаешь, что это за место. Совсем, что ли, с ума сошел.

— Я следил за могилой ее отца и понятия не имел, что она задумала.

— С ней все в порядке? — спросил Ике.

— Ее исцарапал демон, — ответил Бек. — Но сейчас все нормально. Те два идиота отобрали у нее добычу. Хочу объяснить им, что так поступать нехорошо.

— Представляю, как ты это сделаешь, — ухмыльнулся Ике. — Хочешь, чтобы я за ними последил?

— Было бы неплохо. Только будь осторожен, хорошо?

— Хорошо, — ответил Ике. — А она симпатичная. Она тебе нравится?

Бек замешкался, не зная, что сказать.

— Она еще маленькая.

— Когда ты последний раз смотрел на себя в зеркало? Ты не сильно ее старше.

— Достаточно, чтобы сначала думать, а потом делать, — ответил Бек, показывая на голову.

— Ну, ладно.

— Спасибо за помощь.

— Не за что. Можешь подбросить меня до приюта? Мне в последнее время все тяжелее ходить пешком.

— Не вопрос. Поехали, — предложил Бек. Пока они шли к машине, Ике споткнулся и чуть не расшибся.

«Однажды это произойдет».

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

— Кого ты поймала? — удивленно переспросил Питер. Именно такой реакции и ожидала Райли, когда позвонила ему, чтобы похвастаться, как поймала демона в одиночку. И потом, ей нужно было пожаловаться кому-нибудь на Бека.

— Гастродемона. Можешь посмотреть в Интернете, — предложила Райли. Она добралась до дивана и сейчас с удовольствием ела кусок пиццы, обнаруженный в холодильнике. Судя по тому, что пицца была вегетарианской, ее точно покупал не Бек. — Есть успехи со взломом пароля для диска?

— Пока нет. Я перебрал все очевидные варианты. Но не переживай, рано или поздно я его одолею, это лишь вопрос времени. — Стук по клавиатуре. — Святые небеса! Эти твои тройбаны — настоящие изверги!

Прежде чем Райли успела ответить, она услышала в трубке какой-то шум — мама Питера спрашивала, почему он кричит. Такое ощущение, что все это время она стояла под дверью и подслушивала их беседу. Питер неловко извинился, а затем вернулся к разговору.

— Извини, надзирательница пришла.

— Она видела, что ты ищешь информацию про демонов? — спросила Райли.

— Нет, конечно. Ты и так ей не нравишься, а если она узнает, что ты как-то связана со всей этой нечистью, она вообще тебя возненавидит. А они правда жутко воют?

— Пожалуй, не так уж и жутко.

«Если, конечно, не считать того момента, когда они собираются тебя съесть».

— Это произвело впечатление на Бека?

— Не такое, как я рассчитывала. — Она вкратце рассказала ему, что произошло, не упоминая того, что чуть не умерла.

На другом конце телефона повисла тишина. Райли подумала, что, возможно, Питер отвлекся, печатая сообщение в ICQ, но не услышала характерных ударов по клавиатуре.

— Питер?

— Ты что, сошла с ума?

— Мне нужны деньги.

Снова тишина.

— Питер?

— Раньше я был спокоен за тебя, так как рядом с тобой всегда был отец, но теперь, когда его не стало, тебя больше некому защитить.

— Не переживай. Я продолжу учебу под руководством другого мастера и получу полноценную лицензию, и тогда я смогу поймать этого Геодемона.

— Ой, мне нужно идти, Райли. — Голос Питера звучал очень странно. — Дай знать, как твоя новая школа. Как-нибудь потом… Пока…

Короткие гудки. Он никогда прежде так не обрывал разговор, даже под давлением матери.

— Спасибо, чувак. Знала, что могу на тебя положиться. — Она повесила трубку и бросила телефон на диван. После чего изобразила пальцами пистолет, зарядила его и выстрелила себе в висок — только ловец может понять ловца.

Отныне ее жизнь будет другой. Она закончит школу, но лишь для того, чтобы получить аттестат, а потом посвятит себя ловле демонов. Ее все время будут окружать люди, которые не смогут ее понять, узнать, что она чувствует, когда ловит тройбана, какие ощущения испытывает, видя, как Пиродемон извергает смертельные языки пламени. Она никогда не будет такой, как все.

«А я вообще была когда-нибудь нормальной?»

Сев на диван, Райли бездумно уставилась в пустоту. И тут она заметила какое-то маленькое существо с большой сумкой на книжной полке.

Барахольщик вернулся. По крайней мере, он похож на того, которого она поймала в коридоре несколько дней назад.

— Как ты сумел выбраться?

Демон ухмыльнулся и уселся на край полки, свесив ноги. Он начал разбирать сумку, выкладывая вокруг себя блестящие предметы. Среди них была буква «Н» с клавиатуры. Райли была готова поспорить, что ее серебряные сережки тоже стали добычей Барахольщика.

Она могла бы его поймать и заработать семьдесят пять долларов, а деньги ей были очень нужны. И тут в ее голове созрел план: если он смог выбраться из наглухо закрытой кружки один раз, то сможет и еще. Нужно только договориться, чтобы он вернулся назад, тогда она поймает его снова и опять продаст. Вот и деньги на аренду квартиры.

Райли осторожно встала. Но не успела она и глазом моргнуть, как демон вместе со своей огромной сумкой исчез. В прошлый раз он не был таким прытким.

— Ого! Вот это скорость. Только не попадайся больше никому на глаза, — посоветовала она. — И немедленно верни мою клавишу «Н»!

Что-то метнулось в сторону компьютерной клавиатуры, а потом назад на полку. Клавиша была на месте, больше ничего не исчезло.

— Не то что Библио.

* * *

Бек только зашел в Часовню и занял свое место в зале собраний Гильдии, как к нему подошел Саймон.

— Как она? — тихо спросил ловец. Заметив на лице Бека удивление, он добавил: — Доктор Уильсон рассказала мне, что произошло.

— Лучше.

— Райли будет приятно, если я ее навешу? — спросил Саймон.

«Райли — пожалуй, мне — вряд ли». Он пока не понял до конца, что думает о Саймоне, особенно сейчас, когда парень положил глаз на дочь Пола.

«Что, черт возьми, за мысли».

— Думаю, ты можешь зайти к ней, — ответил Бек. — Ей будет приятно поговорить с кем-то, кто ей не безразличен.

— Тогда я ей позвоню. — Саймон просиял от счастья.

— Кто-нибудь еще об этом знает? — спросил Бек, осматривая собравшихся ловцов.

— Харпер не знает, если тебя это интересует, — сказал Саймон, удаляясь к своему месту рядом с мастером. Все это время Харпер, не отрывая взгляда, следил за своим учеником.

Бек сел поудобнее и замер, как змея, готовая к атаке. На этот раз он принес с собой не только бутылку пива — в его кармане лежал трехдюймовый кусок когтя, который доктор извлекла из ноги Райли.

«Так, на всякий случай».

Первая часть заседания прошла, как обычно, — обсуждали административно-хозяйственные вопросы, как называл это Пол. Например, увеличение членских взносов, чтобы покрыть расходы на собрания в Часовне в следующем году. Естественно, это вызвало недовольное ворчание среди ловцов. Как всегда, были жалобы, что ловцы не заполняют документы как положено.

— В последнее время у кого-нибудь были проблемы со Святой водой? — спросил Коллинс.

— У меня, — ответил Бек. — Она не подействовала на тройбана так, как должна была.

— Вода была свежей?

— Вчерашней.

— Может, тебе стоит потренироваться в меткости? Вода действует, только если попадает точно в демона, — высказался один из ловцов и засмеялся.

— Пол кинул сферу прямо в демона. — Бек явно пребывал в плохом настроении. После упоминания имени погибшего ловца шутки прекратились.

— Раз уж ты заговорил об этом, — начал Коллинс. — Почему бы тебе не рассказать нам о том, что произошло той ночью.

Бек знал, что однажды этот момент наступит, но все равно был не готов. В знак уважения к своему учителю Бек встал. В помещении воцарилась тишина.

— Мне тяжело об этом вспоминать, — начал Бек, чувствуя, что в уголках глаз наворачиваются слезы. Он заморгал, чтобы смахнуть их. Сделал глубокий вдох, выдох и поведал о том, как потерял учителя. Закончив, он так и остался стоять, ожидая вопросов.

— Ты сказал, что демоны действовали сообща? — поинтересовался мастер Стюарт.

— Маловероятно, что это просто совпадение, — поддакнул кто-то еще.

— Чушь собачья, — вмешался Харпер, бросая грозные взгляды в сторону Бека. — Он просто хочет выйти сухим из воды. Он не справился с демоном, потерял напарника, а теперь выдумывает невесть что.

Кровь прилила к голове Бека, он сжал руки в кулаки, но заставил себя оставаться на месте, вместо того чтобы подойти к Харперу и ударить его.

— Я все, черт возьми, сделал правильно…

Бек разжал кулаки и уперся руками о стол, как будто боялся потерять равновесие.

«Лучше рассказать им все прямо сейчас».

Когда Бек поднял глаза, все взгляды были устремлены на него.

— Это был тот же пятак, который напал на дочь Пола в библиотеке.

— С чего ты взял? — огрызнулся Харпер.

— Я спросил его. Это чудовище смеялось над нами, словно мы какое-то ничтожество. — Бек поколебался мгновение, а потом решил раскрыть все карты. — Впервые в жизни я увидел, что Пол испугался демона.

Некоторые ловцы нервно заерзали на стульях, послышалось перешептывание. Если Геодемон произвел впечатление на такого опытного ловца, как Блэкторн, то чего ожидать остальным.

В том числе Харперу. И он это прекрасно понимал.

— Еще вопросы будут? — спросил Бек.

Тишина.

— Тогда передаю слово Джексону.

Казначей Гильдии встал.

— Мне сообщили, что кто-то нелегально продает демонов. Вы что-нибудь об этом слышали?

— Пожарный Джек что-то такое говорил несколько дней назад, — ответил Мортон. Он все еще не стал мастером, потому что Харпер отказался подписать его прошение, и это не добавило согласия в их отношения.

— Этот гомик? — засмеялся Харпер. — Я бы не стал доверять всему, что он говорит.

— До тех пор, пока он играет по правилам, для меня не важны его сексуальные пристрастия, — ответил ему Джексон.

— Ну, это твое личное дело.

Бек покачал головой: своим стремлением постоянно говорить наперекор другим Харпер никогда не перестанет удивлять его.

Джексон дважды кашлянул, продемонстрируя свое безразличие к спору.

— Я тоже общался с торговцами, и один из них жаловался, что кто-то заплатил пятьсот долларов за тройбана. Он не знает, кто купил демона, и хотел бы выяснить, почему Гильдия позволяет так завышать цены.

— Ничего мы не позволяем, — с обидой в голосе сказал Харпер. — Кто из вас поймал тройбана на этой неделе?

— Я. — Один из ловцов поднял руку. — И продал его Джеку за три сотни.

— Кто еще?

Еще семь человек подняли руки и заверили, что также продали демонов по стандартной цене.

— Я продал двух, — добавил Бек.

— Получается, что эта история яйца выеденного не стоит, — подвел итог Харпер. — Давайте продолжим.

«Они не знают о демоне, которого поймала Райли». Бек взвесил все «за» и «против». Он может умолчать о том, что с ней произошло, но это не изменит того факта, что кто-то крадет демонов и нелегально продает их. Однажды это все равно раскроется.

Ей в любом случае будет больно, сейчас или потом.

«Извини, девочка, но все тайное рано или поздно становится явным».

— Был еще один тройбан.

— Кто его поймал? — спросил Коллинс.

— Дочь Пола. Она схватила его в Логове демонов в среду ночью.

— Милая девочка. — Харпер не смог удержаться от смеха.

— Я не шучу. Она переживала, что ей нечем заплатить за квартиру, поэтому собрала снаряжение Пола и пошла ловить демонов. Она схватила тройбана… в одиночку.

— Не может быть! — воскликнул Джексон. — Серьезно?

— Абсолютно.

— Это она тебе рассказала? — спросил Харпер. Бек кивнул. — Она тебя обманула.

Мышцы Бека напряглись. Он вытянул шею и осмотрел присутствующих, словно борец перед схваткой. Харпер это заметил.

— У нее на ноге шесть следов от когтей, — не задумываясь, ответил Бек. — И на тот случай, если вы считаете, что я все выдумал… — Он достал из кармана кусок когтя и поднял его наверх, чтобы все могли рассмотреть. Ближайший к нему ловец присвистнул. — Доктор Уильсон извлекла его из ноги Райли.

— Раны на теле не означают, что она поймала демона, — протестовал Харпер.

— После того, как он тебя схватил, возможны лишь два варианта развития событий: либо ты его поймаешь, либо он тебя съест. Других вариантов нет, — ответил ему Мортон. — Я думал, мастер должен это знать.

Харпер с раздражением стучал ногой по полу.

— Я кое-что проверил, — сказал Бек. — Похоже, есть два парня, которые проворачивают махинации с демонами. Они пристали к Райли, когда она поймала тройбана, и предложили ей за него пятьсот долларов.

— Ты же вроде говорил, что они его украли? — заинтересованно спросил Джексон.

Бек кивнул.

— Это было несложно. Молодая девушка. Одна. Они решили, что смогут на этом заработать. У нее не было выбора: ей пришлось отдать демона, иначе они бы ее изнасиловали.

— Да как они посмели! — прокричал кто-то с заднего ряда. — Этих двоих нужно проучить.

— Согласен, — ответил другой голос.

— Как девочка? — Коллинс посмотрел на Бека.

— Поправляется. И злится.

Все закивали. Бек сдержал улыбку. Эти парни бескомпромиссны и имели простое представление о том, как устроен мир. Для них существует лишь два правила: во-первых, не зариться на добычу другого, а во-вторых, не вступать в конфликты с коллегами. Нарушишь одно из этих правил и не оберешься проблем в будущем.

Джексон нахмурился:

— Кто будет покупать демонов за такие деньги? Официальным торговцам должно быть виднее. Им же хуже, если выяснится, что они под столом обделывают незаконные делишки.

— Интересно, что они делают с купленными демонами? — спросил Мортон. — По закону, их нужно отнести в Церковь, но для этого нужно предоставить документы о купле-продаже. А если сделка совершена нелегально, соответственно, не будет и документов.

— Нам нужно все разузнать, — принял решение Коллинс. — Стюарт, можешь связаться с архиепископом и спросить, известно ли ему что-то об этом?

— Будет сделано, — ответил мастер.

— А что с девчонкой Блэкторна? — спросил Харпер. — Она работала нелегально. Мы не можем оставить все, как есть.

— А вот и можем. — Стюарт встал со своего места. — Пол был одним из лучших ловцов, которых я когда-либо знал. Если его дочь уже сейчас смогла поймать тройбана, это доказывает, что в ней течет его кровь.

— Хочешь взять ее под свою опеку? — спросил Коллинс. — Она, похоже, та еще штучка.

— Почту за честь. Все, что ей нужно, это жесткий контроль.

Бек с облегчением выдохнул. Стюарт был хорошим малым. Немного заторможенный после того, как сражался с Архидемоном, но все равно отличный вариант для Райли. «И не предвзятый».

— Нет, — воспротивился Харпер. — Я старший ловец, и я принимаю решение о назначение наставников. Я буду учить отродье Блэкторна.

— И ты сможешь относиться к ней так же, как к другим ученикам? — спросил Стюарт.

— Я буду вести себя с ней так, как она того заслуживает, — парировал Харпер. Злая усмешка на его лице сказала все, что он думал, лучше любых слов.

Саймон побледнел. Он в отчаянье посмотрел на Бека, но они ничего не могли поделать. Харпер был главным.

«Черт». Его план провалился.

Коллинс пристально посмотрел на Харпера.

— Мы хотим, чтобы ты регулярно докладывал о ее успехах.

— Так и сделаю, поверьте. — Улыбка стала шире.

— Хорошо, тогда продолжим. Почему среди нас есть те, кто не докладывает службе безопасности торговых центров, что ловит демонов на их территории? Вы же знаете правила.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Сначала Райли услышала тяжелые шаги в коридоре, а потом стук в дверь. Саймон обещал зайти после девяти вечера, а сейчас было около восьми, похоже, это опять Бек со своими нотациями.

— Привет, девочка, не спишь?

Райли выключила звук на телевизоре и прошла к двери. Тяжело вздыхая, она открыла замки и приоткрыла дверь ровно настолько, чтобы Бек мог ее видеть, но не мог войти.

— Чего тебе?

Бек показал ей на пакет с надписью «Граундс Зиро».

— Принес тебе брауни. Думал, ты их любишь.

— Их люблю, а доставщика — нет.

— Вот ведь незадача, — сказал он. — Так ты позволишь мне войти или я выкину пирожные брауни в ближайшую мусорку?

Райли нахмурилась, понимая, что Бек не шутит, и распахнула дверь. Он вошел внутрь и тут же плюхнулся на диван, поставив пакет со сладостями на журнальный столик рядом с собой. Он все еще выглядел очень усталым, как будто так и не смог выспаться.

— Новое пальто? — спросила Райли. Старое было черным, а это — светло-коричневое, и сидит отлично.

— Нашел на рынке, — кивнул Бек. — Секонд-хенд, но мне нравится. Очень удобное. — Он задумался. — У тебя есть содовая?

Райли прохромала на кухню, достала бутылку с газировкой и задумалась, какого черта она с больной ногой пошла за водой, в то время как он сидит, развалившись на диване. Вернувшись в гостиную, она поняла, почему: Бек достал брауни и разложил их на столике, а рядом положил разноцветный конверт с нарисованным на нем смайликом.

«Он купил мне открытку?»

Райли протянула ему стакан и бросилась распечатывать конверт.

«Ой».

Открытка была не от Бека, а от официантов из кофейни, куда она постоянно ходила. Они подписали свои имена фломастерами разных цветов и нарисовали смайлики. Сими выбрала оранжевый цвет.

Несмотря на то, что в конверте оказалось не совсем то, что она ожидала, Райли улыбнулась:

— Круто.

— Подумал, что тебе будет приятно. — И Бек положил рядом с пирожными наклейку, которую ловцы получают за каждого пойманного тройбана. Многие приклеивают их на машины, как пилоты за сбитые вражеские самолеты во время войны. Бек всю машину заклеил подобными наклейками. Он еще любил пошутить, что только благодаря им его пикап еще не развалился на части.

— Ничего себе! Вот это да! — улыбалась Райли, изучая наклейку.

— Ты ее заработала. — Он сделал большой глоток содовой, после чего рыгнул и даже не извинился. — А это арендная плата. — Бек положил белый конверт рядом с наклейкой. — Можешь считать, что это беспроцентный кредит.

— Сколько здесь?

— Пятьсот.

«Еще пятьсот причин, чтобы ты считал, что я тебе чем-то обязана».

— Спасибо, — буркнула она. Либо она примет эти деньги, либо будет ночевать на улице. У нее просто нет выбора.

Райли сняла с пирожного бумажную упаковку — шоколад поможет справиться с раздражением.

— Кто сегодня следит за папиной могилой?

— Один из волонтеров. Не переживай, все будет в порядке.

Похоже, он был в этом уверен.

— Как прошло собрание?

— Как ты о нем узнала? — нахмурился Бек.

— Кармела. Она заходила проверить, все ли со мной в порядке, в смысле, не покрылась ли я шерстью или что-нибудь типа того.

— Не переживай, не покроешься. По крайне мере, до полнолуния, — пошутил Бек. — Не могу дождаться, чтобы посмотреть на это.

Было не похоже, что он переживает.

— Так как собрание? — настаивала Райли. Когда она спросила об этом Саймона по телефону, он предпочел уклониться от ответа, значит, новости ей не понравятся.

Бек сделал еще один глоток, но на этот раз не рыгнул. Он откинулся на диване и положил одну ногу на столик, как будто приготовился смотреть футбол по телевизору.

— Ты разговаривала с Саймоном? — спросил Бек, меняя тему. Она утвердительно кивнула. — Он зайдет? — Она снова кивнула.

Он замолчал, чем заставил ее задуматься, что же такое могло произойти, что никто не хочет ей ничего рассказывать.

— Давай я тебе помогу, — начала Райли. — Я спросила: «Как собрание, Бек?», а ты ответил: «Ну, Райли, это было…» — Она сделала жест, призывающий его продолжить фразу.

— Не так ужасно, как могло бы показаться, — выдавил из себя Бек. — Харпер вел себя, как обычно, бесцеремонно, а члены Гильдии узнали, что ты в одиночку ловила демонов.

— Ты меня выдал?

«Ты не мог удержаться, чтобы не рассказать им, так ведь?»

— Да, — признался он, но в его взгляде читалось, что он не испытал от этого ни капли радости и удовлетворения. — Гильдии это не очень понравилось.

— Да что ты говоришь. — Она не была такой наивной, чтобы думать, что ее поведение будет встречено восторженными возгласами.

Насыщенный аромат шоколада ласкал ее нюх. Она закрыла глаза и сконцентрировалась на ощущении маленького кусочка пирожного во рту.

— Почему девушкам так нравится шоколад? — поинтересовался Бек, продолжая потягивать содовую. — По мне, так точно горелый кофе на вкус.

Она широко раскрыла глаза, недовольная тем, что Бек испортил такой момент.

— И это говорит парень, который пьет энергетические напитки из бутылок из-под виски?

— Всяко вкуснее шоколада.

— Итак, что произошло на собрании? — продолжала гнуть свою линию Райли.

Он вздохнул, пригладил волосы и заговорил:

— Ты не можешь больше ловить демонов без мастера. Вот и все. Конец истории.

Что ж, это гораздо лучше, чем она ожидала. Райли подняла в воздух руку с брауни, как бокал для произнесения тоста. Шоколадный кусочек снова оказался у нее во рту.

«Есть же рай на земле».

— Так кто будет моим новым мастером? — спросила она как бы между делом.

Гость не отвечал, неожиданно увлекшись списком ингредиентов, написанных на этикетке газировки.

«Пора начинать переживать».

— Харпер?

Бек кивнул.

— Он старший и имеет право выбирать себе учеников.

— Но он меня ненавидит! Он сделает все, чтобы я провалилась. Это нечестно!

Бек прошел на кухню, допивая по пути остатки содовой, и выбросил бутылку в мусорное ведро. В комнату он вернулся злым как черт.

— Нечестно? Если хочешь справедливости, принцесса, заканчивай с ловлей демонов!

«Принцесса?»

Бек остановился около двери.

— Если ты хороший ловец, то ты с этим справишься, если нет… — Он безразлично пожал плечами.

«Интересно».

— Как насчет ключей от машины?

— Езди на чертовом автобусе. Заботься об окружающей среде.

После этого он ушел. Райли слышала топот его солдатских ботинок по лестнице.

Райли вздохнула и принялась натягивать джинсы. Раны все еще болели, но стало намного лучше.

— Хотя… — обратилась она к самой себе. В работе под руководством идиота Харпера был один положительный момент — его второй ученик. В течение нескольких месяцев они будут заниматься вместе с Саймоном. — Хмм… может, все не так страшно, как кажется.

Если она сможет справиться с мерзким характером Харпера, то станет первой лицензированной женщиной-ловцом в истории Атланты.

— И тогда я надеру тебе задницу, деревенщина.

* * *

Перебрав три наряда, Райли наконец решила, что надеть. В прошлый раз Саймон видел ее после того происшествия в библиотеке. Она была в рабочей одежде, со спутанными волосами, вся изгаженная вонючей зеленой мочой демона. И сейчас ей не хотелось упускать шанс реабилитироваться в его глазах. Она посмотрела на часы на прикроватном столике — до его прихода оставалось чуть больше двадцати минут.

— Только бы он не пришел раньше, — бурчала она себе под нос. Бек отнял больше времени, чем она ожидала, хотя от брауни у нее заметно прибавилось сил.

Райли проскакала на одной ноге в ванную, чтобы накраситься. По крайней мере, Саймон не видел ее сразу после сражения с тройбаном. Тут не помогли бы ни тональный крем, ни блеск для губ.

Она внимательно изучала себя в зеркале. Волосы снова стали нормальными, а румянец на щеках не имел ничего общего с лихорадкой. Нанеся на раны еще одну порцию лосьона в надежде, что это уменьшит зуд, она наконец оделась: черные брюки, красная водолазка и черные ботинки.

Она покрутилась перед большим зеркалом на двери, поправляя одежду и волосы. Вроде все в порядке.

ЕЕ ОТРАЖЕНИЕ: «Ты отлично выглядишь. Успокойся».

ОНА: «Конечно, но ты не понимаешь, это же Саймон. Он такой милый».

ОТРАЖЕНИЕ: «Это не повод так нервничать. Так в чем настоящая проблема?»

ОНА: «Почему он решил навестить меня? У него, скорее всего, есть девушка. Он слишком хорош, чтобы быть одиноким».

ОТРАЖЕНИЕ: «Могу себе представить, как он обнимается с девушкой. Вот черт! Почему же ты его не спросила напрямую?»

ОНА: «Потому что ответ мог мне не понравиться».

ОТРАЖЕНИЕ: «Вот теперь ты говоришь правду».

ОНА: «Заткнись».

Есть только один способ выяснить, как обстоят дела на самом деле: нужно придумать способ, как бы его об этом спросить, чтобы не показать, что это ее на самом деле интересует.

«По крайней мере, я смогу выбраться из этой клетки хоть на некоторое время».

Когда Райли увидела Саймона на пороге своей квартиры, он так и светился изнутри. На нем были голубые джинсы, темно-синяя рубашка и черная куртка. Синий цвет очень подходил его светло-золотистым волосам и синим глазам. На груди, как обычно, висел деревянный крест.

— Хорошо выглядишь, — приветствовал он ее.

— Спасибо. Приятно наконец смыть с себя эту зеленую мерзость.

«Идиотка! Зачем я это сказала?»

— Не хочешь прогуляться и выпить горячего шоколада?

— Да… Да! Все что угодно, лишь бы выбраться отсюда, — воскликнула она.

Когда Райли схватила свою сумку, стоящую на столике около двери, она услышала, как что-то со звоном упало на пол. Два комплекта ключей. Бек все-таки вернул их и ничего ей об этом не сказал.

«Какой кретин!»

Когда она закрыла дверь, Саймон предложил ей руку. Немного старомодно, но в данном случае, учитывая, что она с трудом могла опираться на больную ногу, очень благоразумно.

— К несчастью для тебя, лифт сломан, — сказал он. — Придется идти пешком.

Он все время думал о других людях.

— Я могу взять тебя на руки, — предложил он. — Ты же легкая, как пушинка.

«Похоже, он говорит серьезно».

— Да нет, справлюсь. И потом, нужно привыкать. Мне уже лучше, честно, — пробормотала она.

После того как она неуверенно преодолела несколько ступенек, он положил руку ей на талию и прижал к себе. Не слишком крепко, но достаточно для того, чтобы она чувствовала, что он не даст ей упасть.

— Так чем ты занималась после того, как оказалась под домашним арестом? — спросил он.

— Пыталась найти папин справочник. — Каждый шаг давался ей с трудом и отзывался болью во всем теле. — Я посмотрела во всех ящиках, на книжных полках, в шкафах, — сказала она, пытаясь заставить себя не думать о боли. — Ничего.

— Может, посмотреть в машине? Например, под запасным колесом? — предложил Саймон.

— Как ты… — Райли уставилась на него в удивлении.

— Я видел, как он убирал его туда после одного из собраний Гильдии. Он попросил меня пообещать, что я не расскажу тебе об этом. Но сейчас…

«Сейчас это уже не важно».

— Спасибо! Я бы никогда не догадалась поискать там.

— Черт! Интересно, почему он хранил его в таком необычном месте? — ухмыльнулся Саймон.

— Как Харпер? — Райли толкнула его локтем.

— Слышал, у него новый ученик, — ответил Саймон. — Говорят, симпатичный.

— Насколько суров он будет ко мне, как думаешь?

— Очень суров. — Хорошее настроение Саймона куда-то испарилось. — Он разорвет тебя на части. Он ненавидит всех своих учеников, а тебя из-за твоего отца и подавно.

— Что произошло между ними?

— Понятия не имею, — ответил он, пожимая плечами. — Видимо, что-то серьезное, если Харпер никак не может об этом забыть.

— Теперь его ненависть автоматически перенесется на меня.

— Он ждет тебя завтра в девять утра. Я объясню, как добраться.

Когда они подошли к машине, Саймон открыл перед ней дверь. Она начала залезать в машину и поняла, что это гораздо сложнее, чем она ожидала. Тогда она села, а потом, упершись руками в панель, стала укладывать ноги.

— Ой-ой-ой!.. — воскликнула она, потирая больную ногу.

— Я могу чем-нибудь помочь? — тут же отреагировал Саймон.

— Отвези меня туда, где делают самый вкусный в этом городе горячий шоколад. Это все, что мне сейчас нужно.

— Для тебя все что угодно, — улыбнулся он.

* * *

Ее подруга Сими меняла цвет волос чаще, чем бойфрендов. Сегодня они были угольно-черного цвета с лиловыми прядями. Другие в таком образе смотрелись бы глупо, но в ее крови были намешаны ливанские, китайские, ирландские и американские истоки, что отражалось на ее внешности и позволяло ей вытворять с волосами все что угодно и выглядеть отлично.

— Привет, Блэкторн! — прокричала барменша. Все головы тут же повернулись в сторону Райли. Хотя в кафе было немного народу, ей было бы приятнее сохранить анонимность. В последнее время ее фамилия и так слишком часто появлялась в газетах.

— Я выбралась из домашнего заточения! — ответила Райли, поднимая вверх руки.

— Круто. Я впечатлена. Ты получила открытку?

— Да. Спасибо!

— Это была идея того ловца демонов. Он принес открытку и предложил, чтобы мы ее подписали.

«Бек сам купил открытку? Но почему он не рассказал об этом?»

— Так как он? Вы с ним встречаетесь? Горячий парень, — Сими засыпала Райли вопросами.

«Бек — горячий? Может, только немного». Райли повернулась к Саймону и попыталась сменить тему разговора.

— Этот парень пообещал купить мне столько горячего шоколада, сколько я смогу выпить, — сказала она, показывая на своего сопровождающего.

— За-ме-ча-тель-но, — сказала Сими, поднимая брови, совсем не из-за слов о горячем шоколаде. — Тебе тоже? — Она перевела взгляд на Саймона.

— Да, спасибо, — ответил он.

— Отлично, — сказала она и начала готовить напитки. — Как нога?

— Лучше, — ответила Райли. — Сильный зуд. Такое ощущение, что меня искусали пятьсот москитов.

— Тот ловец сказал, что ты в одиночку охотилась на демона. Это правда?

Райли кивнула.

— Не очень умно с моей стороны. — Она услышала одобрительное ворчание со стороны Саймона.

Райли закатила глаза. Они уже давно периодически обсуждали с Сими работу ловцов демонов, поэтому она знала, о чем сейчас пойдет речь, и поспешила ответить на еще не заданный Сими вопрос:

— Нет, я не смотрела вчерашнюю серию «Земли демонов», — сказала Райли, надеясь свести обсуждение сериала на нет. Это никогда не получалось, но попытаться стоило.

— Да вы что, ребята, это было невероятно, — начала Сими. — Блейз уничтожила дом на колесах, полный демонов, с помощью тележки из Уолмарта.

— Блейз опять была на этих сумасшедших шпильках? — поинтересовалась Райли, оглядываясь в поисках поддержки на Саймона.

— Ага. А еще в обтягивающем кожаном костюме, который ты ненавидишь, том самом, который подчеркивает ее задницу, — ответила Сими. — Это был улетный эпизод.

— Но девушка же не может стать охотником, — возразил Саймон, получив в ответ от Сими такой взгляд, как будто он только что ударил ее любимого щенка.

— Ты не видел ни одной серии, так?

Саймон покачал головой, в результате чего многократно вырос в глазах Райли.

— Тогда не тебе судить, — сказала барменша, возвращаясь с горячим шоколадом. Осталось добавить взбитые сливки и шоколадную крошку. — Ты должен просто признать, что финальная серия последнего сезона была невероятной.

Саймон посмотрел на Райли и поднял брови в знак вопроса.

— Один из охотников уничтожил какого-то очень крутого демона на вершине собора Святого Петра, — объяснила Райли.

— Но собор — это же святое место, — начал Саймон, — ни один демон не может…

— Ты что, специалист? — перебила его Сими.

Райли оставила их наедине и направилась к ближайшему столику, чтобы присесть и передохнуть. Нога по-прежнему болела.

Она посмотрела на столик у дальней стены, где они обычно сидели с отцом, и ее захлестнуло знакомое чувство вины. Как она может сидеть в кафе с Саймоном в то время, когда должна охранять папину могилу? Конечно, пока ее нога не заживет, Бек обо всем позаботится, но ей от этого не легче.

— Нет, папа хотел бы, чтобы я была здесь, — решительно сказала она. «Ему нравился Саймон».

Ее друг принес горячий шоколад.

— Кто победил? — спросила Райли, кивая головой в сторону барменши.

— Мы разошлись с миром.

В течение нескольких следующих минут они в молчании пили шоколад. Райли наслаждалась бесподобным вкусом напитка и набиралась смелости задать важный вопрос.

— Ой, спасибо тебе, — сказала она. — Это было великолепно.

— Можно взять еще, если хочешь.

Было не похоже, что Саймон мечтал побыстрее от нее избавиться, он даже ни разу не взглянул на телефон, притворяясь, что ожидает какой-нибудь важный звонок, как это делают многие парни.

«Просто спроси его».

— У тебя есть девушка? — выпалила она.

— Может быть. — Он в изумлении нахмурил лоб.

— Ох, — вздохнула она. «Конечно, у него кто-то есть, какая же я идиотка. Он слишком милый, чтобы быть одиноким».

— Я только что начал встречаться с одной девушкой, — сказал он.

Все еще хуже, чем она ожидала. «Но кто это?» Определенно не Сими.

— Это очень милая девушка. — Саймон дотронулся до ее руки. — У нее самые красивые на свете карие глаза, и она очень умная.

— Ой.

«Это не я».

— У нас есть кое-что общее. Мы оба ловим демонов.

Прошла секунда прежде, чем она поняла, что речь о ней.

— Это я? — спросила она. Он кивнул. «Я!» — Ничего себе. — «Это действительно очень хорошо». Она одарила его улыбкой.

— Но нам нужно постараться, чтобы об этом не узнал Харпер, если, конечно, мы не хотим проблем. — Он замолчал. — Ты можешь кое-что пообещать?

— Что? — спросила она, застигнутая врасплох серьезным выражением его лица.

— Пообещай, что ты больше не будешь ловить демонов в одиночку, по крайней мере, пока не закончишь обучение.

«Что?» С чего бы это?

Она убрала его руку.

— Я не могу тебе этого пообещать, Саймон.

— Райли, ты очень смелая, но ты еще…

— Ребенок? — гневно спросила она.

— Ученик, — ответил он, повысив голос.

— И к тому же девушка, — парировала она. С этими парнями всегда так. Они никогда не считают ее равной себе.

— Нет! — решительно возразил он. — Дело не в том, какого ты пола, я забочусь о твоей безопасности.

Райли глазами прожигала дырку в своей чашке. Ей нравился Саймон, но сейчас, пытаясь ограничить ее свободу, он вел себя так же, как Бек.

— Ты думаешь, что я ненормальная, если решила стать ловцом демонов? — требовательно спросила она.

— Да, — нахмурился Саймон. Когда она попыталась протестовать, он предостерегающе поднял руку. — Насколько я понимаю, ты слишком увлечена этой идеей, а это может плохо кончиться.

«Он не пытается показать, кто здесь главный. Он просто заботится обо мне».

От понимания этого Райли стало тяжело дышать.

— Просто будь осторожна. Хорошо? — мягко спросил Саймон.

— Только если ты пообещаешь то же самое.

— Договорились.

Они пожали руки, чтобы скрепить договор. После чего Саймон встал и пошел еще за одной порцией шоколада. Сделав около стойки заказ, он обернулся и улыбнулся ей. Она не замечала ничего и никого, кроме него, словно на кафе опустилась тьма, а он стоял в луче света — она видела только его светящиеся голубые глаза и шикарные волосы.

Что-то между ними изменилось, и что бы это ни было и к чему бы ни вело, ей было очень приятно.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

Райли не сразу рассмотрела облезлую вывеску на бетонном здании.

«Автосервис Минга и сыновей».

Судя по табличке, раньше здесь чинили коробки передач, радиаторы и двигатели. Сейчас же в этом доме жил старший и самый несносный ловец демонов во всей Атланте.

«По крайней мере, тут недалеко до кладбища». Не то что от ее новой школы в центре города, куда ей придется ездить через всю Атланту на три часа, чтобы потом успеть вернуться к дежурству у могилы отца.

От мыслей о бессонных ночах она непроизвольно зевнула. «Осталось всего пять ночей». Сегодня ей так и не удалось толком уснуть несмотря на то, что в желудке было тепло от шоколада, а в голове и сердце — от мыслей о Саймоне.

Зазвонил мобильный телефон. Это был Питер.

«Что ж, по крайней мере, он со мной разговаривает».

— Привет, дружище, — сказала она, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно спокойнее.

— Я взломал его! — прокричал в трубку Питер.

Она не сразу поняла, что речь идет о папином диске.

— И какой пароль?

— 11-19-1863.

— Что?

— Дата Геттисбергской речи, — с гордостью ответил он.

— Логично. Папа писал о ней диссертацию.

— Ты не могла рассказать мне об этом раньше и сэкономить несколько часов? — В голосе Питера слышалось возмущение.

— И испортить тебе все удовольствие? — Она знала, что он лукавит.

— Черт бы тебя побрал, — сказал он. — Я все еще пытаюсь разобраться с некоторыми файлами. Но из того, что я уже расшифровал, ясно, что речь идет о Святой воде. История, фольклор и все такое. Потребуется еще какое-то время, чтобы разобраться со всеми документами.

— Интересно, что он раскопал? — произнесла Райли.

— Мы обязательно это выясним. Как прошел день?

— Сейчас стою перед домом моего нового мастера. Не очень впечатляюще.

— Ну, хорошо, иди занимайся. Позвони, как будет время.

— Договорились.

Она убрала телефон и направилась к непрокрашенной, исцарапанной металлической двери посреди фасада здания. Райли подняла руку, чтобы постучать, но дверь открылась прежде, чем она набралась смелости.

Это был Саймон, и он как будто был не рад ее видеть.

— Райли.

— Привет. Как дела? — спросила она, вспоминая, каким приятным был вчерашний вечер.

— Нормально, — ответил он. — Там Харпер. Будь осторожна.

Райли кивнула и заговорчески улыбнулась:

— Хорошо, что ты здесь.

— Ничего хорошего, — покачал головой Саймон. — Так еще хуже для нас обоих. — Он пропустил ее вперед, а сам пошел к своему серебристому «доджу».

«Ну, хорошо».

После того как он отъехал, у Райли больше не оставалось причин стоять на пороге. Войдя внутрь, она сразу же ощутила какой-то едва уловимый запах — то ли машинного масла, то ли старых шин. А может, чего-то еще. Например, сероводорода.

«Демон».

Внутри здание было похоже на гараж — большие ворота вели в ремонтный бокс. Все металлические подъемники были убраны, но повсюду по-прежнему стояли стропила и висели многочисленные провода и веревки. В одном углу скопилась огромная куча пластиковых кружек и бутылок, похожих на те, в которых хранится Святая вода. Очевидно, Харпер собирал их для переработки.

Справа вдоль стены стояли металлические клетки для демонов, из которых была занята лишь одна. В отличие от пятнистого демона, которого поймала Райли, этот тройбан полностью соответствовал описанию в справочнике — был абсолютно черным и слюнявым, как бульдог. Когтями он впивался в решетку своей тюрьмы.

— Дочка Блэкторна, — пробубнил он.

Прежде чем она успела что-нибудь ответить, сзади раздался грозный голос:

— Какого черта ты тут делаешь, девчонка!

С мольбой посмотрев наверх, Райли направилась в помещение, которое когда-то было офисом. Это была маленькая, заставленная мебелью комната. С одной стороны стоял старый деревянный стол и такое же древнее кресло. С другой — в глубоком синем кресле, которое, похоже, было сделано еще до того, как изобрели компьютеры, развалился Харпер. Он был небрит, с красными глазами, возможно, потому что выпил полбутылки виски, лежащей рядом. Рубашка была чистой, но мятой, а на джинсах виднелись черные пятна. Позади него Райли увидела приоткрытую деревянную дверь, которая вела вглубь здания. За ней Райли смогла рассмотреть незаправленную постель и кухонный уголок, где в раковине лежала гора немытой посуды.

«Он что, здесь живет?» Она ожидала, что он обитает в нормальной квартире или доме, как другие ловцы демонов.

Райли никогда не интересовалась жизнью мастера Харпера, во многом из-за того, что он всегда ненавидел ее отца. Но сейчас ей предстояло провести в его обществе несколько месяцев. «Возможно, даже меньше, если он решит от меня избавиться».

— Мистер Харпер, — вежливо обратилась она. Не стоит злить его с самого начала.

— Наша папочкина дочка пожаловала, — ответил он, бросая ей вызов, и прикурил дешевую сигару.

— Меня зовут Райли, сэр.

— Нет, ты папочкина дочка. — Он выпустил кольцо дыма. — Или, может, мне стоит называть тебя сучка?

— Папочкина дочка пойдет, — со вздохом ответила Райли.

— Все мои ученики должны усвоить одно простое правило: мое слово — закон. Нарушишь его — и я тебя выгоню. И тогда ни один мастер в этой стране не станет тебя учить. Уяснила?

«Иди ты знаешь куда?!»

— Да, сэр.

— Только то, что ты дочь Блэкторна, не означает, что тебе будут поблажки.

— Ясно.

— Очевидно, что Блэкторн тебя ничему толком не научил, поэтому мы начнем с самого начала. — Он показал на ржавое металлическое ведро и щетку, стоящую в углу. — Пол под клетками нужно помыть. Давай, шевелись.

— Да, сэр. — Она смотрела на инструменты, вспоминая огромные кучи дерьма от демонов. — У вас есть совок и перчатки?

— Конечно, — сказал он, прикладываясь к бутылке виски.

Она ждала, но он не двигался и ничего не говорил. И тут она поняла, что он просто над ней издевается.

— Ты можешь убирать дерьмо точно так же, как это делал я, когда только начинал учиться ремеслу… руками. И выкини его на задний двор: это отличное средство от тараканов.

Райли открыла рот, чтобы возразить, но передумала. Она видела, что он только и ждет повода, чтобы вступить с ней в спор, поэтому решила, что не доставит ему такого удовольствия.

— На задний двор. Работай.

* * *

За это утро Райли узнала много нового об испражнениях демонов. Например, то, что они воняют серой и тем, что существо недавно съело, а это могло быть все что угодно. Кроме того, дерьмо окрашивает бетон, а при попадании на кожу обжигает, как кипяток.

Она подошла к дальней клетке и начала пинать кучку засохшего дерьма носком кеда, но та намертво приросла к полу.

«Нужно придумать какую-нибудь систему рычагов».

Поискав вокруг, она обнаружила кучу мусора, в которой валялись бракованные металлические предметы, в том числе мятые покрышки и канализационные люки. Так как двор был окружен забором и скрыт от людских глаз, Райли задала себе вопрос, не торгует ли ее новый мастер всей этой рухлядью.

Порывшись еще, она обнаружила монтировку и молоток с треснувшей рукояткой.

«Лучше, чем ничего».

Она работала, пока не начали болеть руки, — отковыривала засохшее дерьмо от пола, колола его и скидывала в ведро. Причем, твердое снаружи, внутри оно оказывалось мягким.

— Ну и гадость, — пробурчала себе под нос Райли. От вони у нее скрутило желудок. Неужели ее отец тоже начинал с такой работы?

Сделав еще один круг по складу, она обнаружила бесполезный мусор, которым можно было бы накрыть ведро, чтобы от него не так сильно воняло, но ничего, что можно было бы использовать как черпак.

«Остаются только руки». Прежде чем приступить к работе, она закатала рукава. Хорошо, хоть раны были забинтованы.

Райли зажмурилась и начала черпать дерьмо, думая о том, что все через это проходят, нужно только перебороть себя. От разъедающей вони из глаз текли слезы, руки побагровели, но она продолжала работать не разгибая спины, пока у нее не свело ногу.

Это не имело ничего общего с ловлей демонов. Форменное издевательство. Настоящая дедовщина.

«Пусть не надеется, я не сдамся».

Райли посмотрела на клетки — осталось еще четыре, в одной из которых сидел демон. Все это время он пристально смотрел на нее, как змея на раненую птицу.

Когда Райли выполнила половину работы, в дверном проеме появился Харпер с бутылкой в руках. Судя по его остекленелым глазам, в ней был не энергетический напиток.

— Не на это ты рассчитывала, папочкина дочка? — прокричал он, и до нее донесся запах алкоголя и табака.

Если она ответит «нет», он будет ликовать и злорадствовать. Если она ответит «да», он придумает ей еще какое-нибудь испытание. Райли предпочла вообще промолчать. Или так, или она швырнет в него чем-нибудь, найденным на его же складе, и тогда о лицензии можно будет забыть навсегда.

«Заткнись и работай».

— Готов поспорить, твой папочка никогда ничем подобным не занимался, — злорадствовал Харпер. Не дождавшись от нее никакой реакции, он вернулся в офис. Только услышав, как заскрипело под ним кресло и заработал телевизор, Райли наконец с облегчением выдохнула.

«Не хочет ли он пойти поработать? Половить демонов, что ли?»

Был почти полдень, когда Райли добралась до клетки с демоном. Он все утро пристально наблюдал за ней, облизывая губы и присвистывая. Увидев, что Райли подошла к нему, он еще раз обратился к ней по имени.

— Да, это я. А как тебя зовут, вонючий меховой паразит?

Он сначала удивился и, казалось, задумался. Но потом произнес что-то нечленораздельное, вроде Аграбеттафингл.

— Что спрашивай, что не спрашивай, все равно ничего не понятно.

Она внимательно изучала демона, прикидывая, сколько весит монтировка. Единственным способом убраться под клеткой было просунуть руку через прутья.

— И не надейся, — сказала она демону, который как будто прочитав ее мысли, протянул в ее направлении когтистую лапу. За что тут же получил монтировкой. Демон завыл и сунул лапу в рот. Его глаза засверкали.

— Я предупреждала. — И Райли еще раз пригрозила ему монтировкой.

Согнувшись в три погибели, она начала выгребать дерьмо из-под клетки. Оно было свежим и жгло, как кислота; у нее щипало глаза, из носа текло, словно начиналась простуда. Она почувствовала, что когти вцепились в ее волосы, и увидела, как несколько прядей упали на пол.

— Эй! Немедленно перестань! — Она бросила в демона еще теплое дерьмо. Оно застряло в его шерсти, демон взвыл и начал пытаться сбросить его, словно оно обжигало его.

«А может, оно действует так не только на людей?»

— Что, не нравится? Еще хочешь? — сказала она. — Если будешь так себя вести, я тебя закопаю в этом говне.

Демон застонал и метнулся в угол клетки.

— Вот так-то лучше.

Райли закончила выгребать дерьмо и вывалила все в огромную кучу на заднем дворе. Харпер был прав: вокруг кучи валялись дохлые тараканы.

— Если кто-нибудь узнает, что это дерьмо можно использовать для борьбы с насекомыми, он может разбогатеть.

Райли могла поклясться, что чувствует, как дерьмо прожигает дыры на ее коже, поэтому, закончив работу, тут же направилась в ванную. Включив локтем выключатель, она приготовилась к тому, чтобы увидеть худший вариант холостяцкой ванной, какой ей когда-либо приходилось видеть. Такое чувство, что одинокие мужчины специально поддерживают беспорядок.

Но, к ее облегчению, все оказалось гораздо лучше, чем она ожидала, хотя сиденье на унитазе все-таки было поднято. Сначала они увидела стопку журналов для взрослых на полу, а затем висящий на стене постер, на котором была изображена блондинка в ярко-зеленых стрингах с грудью, напоминающей две дыни и имеющей мало общего с природной красотой. Чуть ниже ее пупка красовалась татуировка. Райли подошла поближе, чтобы прочитать подпись.

«Добро пожаловать в рай». И стрелка, указывающая на трусы девушки.

— Да-а-а, — хмыкнула Райли. Ей стало интересно, что об этом постере думает Саймон. Зная его, она предположила, что он ходит в туалет с закрытыми глазами — от греха подальше.

Раковина была чистой, но мыла поблизости не оказалось, поэтому вместо него Райли пришлось использовать средство для мытья посуды, которое она нашла на бачке унитаза. Теперь руки пахли лимоном, но по-прежнему горели.

Еще несколько минут у нее ушло на то, чтобы отмыть после себя раковину. Она ни за что не позволит Харперу думать, что она запачкала его раковину и не убрала за собой.

Вернувшись назад к месту своей каторги, Райли шлангом начала вымывать пол под клетками. Все это время демон пытался через прутья добраться до струи воды. Он что, пьет воду? Интересно, в аду вообще есть вода?

Она уменьшила напор и направила струю так, чтобы демон мог до нее добраться. Он жадно припал к струе, а закончив пить, с удовольствием и удовлетворением рыгнул.

Райли покачала головой:

— Вас с Беком точно разделили после рождения.

Она услышала смех и обернулась — сзади стоял Саймон. Она даже подумала, не окатить ли его по такому случаю водой.

— Отлично смотришься, — ободряюще произнес он.

— Ну, если ты так считаешь.

— У меня есть для тебя кое-что. — Он кивнул головой в сторону входной двери. Райли взглянула на кабинет Харпера. — Он вырубился.

Выйдя на улицу и увидев свои руки при дневном свете, Райли открыла рот от изумления. Кожа была испещрена ярко-красными и лиловыми пятнами, как будто у нее была чума. Ногти были черными. Хотя Сими это, наверное, понравилось бы.

— Никаких нарывов, — заметил Саймон. — Это хорошо.

Он достал что-то из машины, открыл и протянул Райли.

Это был пакет молока.

— Ой, спасибо. — Райли в недоумении посмотрела на Саймона. — Да-да, я как раз очень хочу пить.

— Это для твоих рук. Жир уменьшит жжение и зуд. Этому меня научил Джексон после того, как Харпер тоже заставил меня выгребать дерьмо.

Он велел ей вытянуть руки и начал поливать их молоком. Со стороны это, наверное, выглядело очень глупо. Через минуту она уже стояла в белой луже. Но, судя по тому, что ощущение жжения постепенно проходило, это работало.

— Конечно, несколько пятен останется, но все равно будет лучше, чем раньше. — Он протянул ей бутылку. — Остальное можешь допить. Глядишь, подействует изнутри.

— Отлично! — Она залпом выпила остатки молока.

— Точно, как в рекламе. — Он бросил осторожный взгляд в сторону офиса Харпера. — Только не говори ему, что я приходил к тебе с молоком. Если, конечно, не хочешь его разозлить.

«Тем, что ты обо мне заботишься? Вот дерьмо».

— Почему он ведет себя, как последний идиот?

— Не знаю. — Саймон взял пустую бутылку и убрал ее в машину. — Тебе лучше вернуться, пока он не проснулся.

Он уже собрался уходить, когда Райли взяла его за руку.

— Спасибо, Саймон.

— Будь осторожна, хорошо?

— Ты тоже.

Когда она вернулся, Харпер все еще спал, издавая страшный храп. Пустая бутылка виски лежала рядом с корзиной для мусора. Стараясь не шуметь, Райли поставила ведро и щетку в угол, после чего поспешила уйти из кабинета. Вонючий демон казался ей лучшей компанией, чем ее новый мастер.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

— Дежавю, — проворчала Райли, пытаясь припарковаться рядом со зданием, в котором когда-то располагался «Старбакс». Она вспомнила, как была здесь несколько лет назад и парень за стойкой был с ней очень мил, что не понравилось ее тогдашнему парню Алану.

Выйдя из машины, она увидела своих будущих одноклассников. Некоторые стояли группками, кто-то поодиночке. Она, скорее всего, тоже будет сама по себе.

«Вот бы Питер был рядом». Он был единственной константой в ее жизни, помогая пережить четыре смены школы. Питер рассматривал любые перемены как возможность сделать что-то новое, Райли же видела в них одни проблемы.

«К чему вся эта суета?» Через несколько месяцев школьников, как колоду карт, опять перетасуют и распределят по новым школам. Зачем сближаться с человеком, который через несколько месяцев уйдет из твоей жизни? Дети военнослужащих больше времени проводят на одном месте, чем она. Но если Райли не будет играть по общепринятым правилам, все будут считать ее странной или высокомерной, а скорее всего, и то и другое. Но какая ей, впрочем, разница?

«Никакой. Мне нужно это просто как-то пережить», — решила она, и, учитывая все, что происходило в ее жизни, это будет не так уж сложно.

Неподалеку от нее стояла группа девушек-ровесниц. Они были одеты лучше, чем она, но вряд ли были богатыми, если ходили в школу в заброшенной кофейне. По пути к входу она рассматривала эту компанию. В центре — высокая худая брюнетка с большими карими глазами и пухлыми губами. Очевидный лидер. Остальные пять девушек, готовые выполнить любое поручение, стояли вокруг и ловили каждое ее слово. Если бы «королева» была постарше и увеличила грудь, то вполне могла бы позировать для плакатов, вроде того, что висел у Харпера в ванной.

«Та самая с татуировкой».

Райли подозревала, что вряд ли сможет с ними подружиться.

— Это твоя? — Девушка показала на машину Райли.

«Разве я не вылезла только что из нее?»

— Нет, я украла ее по пути сюда. А так у меня красный кабриолет.

Одна из девушек захихикала, но королева школы смерила ее таким взглядом, что та сразу же замолчала.

— Так как тебя зовут? — спросила девушка.

— Райли. А тебя?

— Бренди.

«Ну, конечно».

— Ты здесь новенькая, — продолжила Бренди. — Где училась раньше?

— В бакалейной лавке в Морленде.

— Звучит паршиво.

— Там и было паршиво.

Прежде чем Бренди успела спросить что-нибудь еще, открылась входная дверь и учительница велела всем проходить. Как было указано в документах Райли, ее звали миссис Хаггерти. Но наверняка ей быстро придумают какое-нибудь прозвище.

Миссис Хаггерти выглядела лет на пятьдесят и была одета, как капуста. Волосы коротко стриженные, седые на висках. Значок в виде ангела был приколот на лацкане ее пальто.

Райли какое-то время простояла в очереди, но стоило ей только попасть внутрь, как напряжение сразу же куда-то улетучилось, и она вздохнула с облегчением. «Кофе». Аромат жареных зерен сохранился с тех времен, когда здесь была кофейня, и вряд ли он исчезнет еще несколько лет.

«Это намного лучше, чем запах заплесневелого сыра».

Ученики, все так же держась стайками, расселись. Райли осмотрела помещение. Барную стойку и витрины убрали. А вот столы и стулья остались со времен кофейни, но выглядели они намного хуже, чем помнила Райли. Плюс появились новые парты, которые поставили рядом с окном. Райли заняла место за одним из самых маленьких столов. По тому, как он закачался, Райли поняла, почему здесь никто не хочет сидеть. Она наклонилась и подсунула под одну из ножек ручку своей сумки — стало значительно лучше. А вот со столешницей, исписанной бранными словами, иногда с ошибками, она ничего не могла поделать.

Когда миссис Хаггерти вошла в класс и села за свой стол, Райли подошла к ней, чтобы передать документы о своем переводе. Миссис Хаггерти изучила бумаги, смерила Райли взглядом, еще раз посмотрела на ее имя и вздохнула:

— Ты должна была прийти в прошлую пятницу.

— Я не смогла, — ответила Райли. — Болела.

«Умирала после схватки с демоном». Сейчас внимание класса было приковано к ней — как-никак она была новенькой и всем было интересно, что она собой представляет.

— Посещаемость важна не меньше успеваемости, — ответила учительница. — Ты должна думать о своем будущем.

«Это смешно». Райли согласно кивнула. Учителя будут лучше к тебе относиться, если ты будешь во всем с ними соглашаться.

— Тебе придется принести объяснительную записку от родителей, — добавила миссис Хаггерти.

— Конечно.

«Осталось только выкопать их из могил». К счастью, она хорошо умела подделывать подпись отца.

— Ученики! Познакомьтесь. Это Райли. Она будет учиться в нашем классе.

«Круто. Она не упомянула мою фамилию». Возможно, это к лучшему. И тут миссис Хаггерти нанесла удар в спину:

— Вы можете занять свое место, мисс Блэкторн.

«Черт».

Возвращаясь к своему столу, Райли слышала, как все начали перешептываться, упоминая ее фамилию. Если кто-то не понимал, о чем речь, другой считал своим долгом еще раз вслух сказать, кто она такая. Несколько человек достали мобильные телефоны, очевидно, надеясь найти видео из библиотеки с ее участием.

Сейчас, когда все узнали, чем она занимается в свободное от учебы время, на нее стали смотреть так, словно она в любую минут может выбежать на середину класса, крикнуть всем: «Ложись!» и начать ловить демонов.

«Иногда мне хочется, чтобы моя работа была именно такой, какой ее представляют окружающие».

Миссис Хаггерти начала урок. Все было в точности так, как в других школах: полчаса математики, потом еще по полчаса на английский, литературу и обществознание. Последний час был посвящен истории, речь шла о Гражданской войне. Райли почувствовала, как по спине пробежал холодок от воспоминаний об отце. Во время усыпляющего рассказа миссис Хаггерти о битве при Лукаут-Маунтин она услышала за своей спиной перешептывание.

Три часа пролетели незаметно, несмотря на смешки и хихиканья класса. Наступило пять часов. Затем десять минут шестого. Райли начала волноваться, потому что уроки уже должны были закончиться, и ей нужно было идти на кладбище, а она еще хотела перекусить. Конечно, волонтер дождется ее, но ей придется доплачивать, если она не появится до заката.

«А денег-то у меня нет».

Миссис Хаггерти все продолжала вещать. Райли еще раз взглянула на часы: пять пятнадцать. Она начала собирать свои вещи, что тут же было замечено.

— Мисс Блэкторн? Мы сегодня задержимся. Такое иногда случается.

— Извините, но мне нужно идти. — Райли встала. — У меня… у меня дела.

— Какие еще дела?

«Черт».

— Я должна охранять могилу отца, — ответила Райли.

— Так ты… — учительница часто заморгала. — Ты та самая Блэкторн?

Похоже, она была единственной в классе, кто не понял, что к чему.

— Ах, так. Ну, хорошо. К среде прочитайте главу про генерала Шермана.

Райли взяла сумку и поспешила к выходу. Уже на улице она столкнулась с толпой школьников, которые перегородили дорогу. Причину толкотни она поняла, когда увидела свою машину. На лобовом стекле кто-то написал помадой: «Шлюха Люцифера».

Цвет помады показался Райли знакомым. Она бросила взгляд в сторону девичьей компании. Бренди ухмылялась, глядя в ее сторону и держа в руках помаду.

«Сучка».

Райли села в машину и включила дворники, чтобы смыть позорную надпись. Это была плохая идея, так как помада только размазалась по всему стеклу. Она увеличила скорость движения дворников — помада начала понемногу отмываться. Закончив с этим, Райли покинула парковку.

В зеркало заднего вида она видела, как Бренди с своими приспешницами умирает от смеха.

* * *

Райли бегом бежала к воротам на кладбище, сжимая в руках папин справочник по ловле демонов. Она нашла его под запасным колесом, как и говорил Саймон, но пока не успела в него даже заглянуть.

Волонтер Род, увидев ее, улыбнулся:

— Я бы остался поболтать, но сегодня ночь турнира.

— Турнира? — переспросила Райли.

Он снял пальто, чтобы она увидела красную футболку игрока в боулинг, на спине которой красовалась надпись: «Мертв и похоронен».

Паб с говорящим названием «Мертв и похоронен» находился прямо через дорогу от кладбища, и там регулярно проводились турниры по боулингу. Иногда, когда к концу месяца у них оставались деньги, папа брал ее с собой на одну из вечеринок ловцов, которые традиционно проводились в этом месте.

— Помощь нужна? — спросил Род. Она покачала головой, после чего он ушел.

Теперь Райли уже не так волновалась, когда разжигала свечи по кругу. Закончив с формальностями, она позвонила Питеру.

— Ты не поверишь, что было в школе! — не поздоровавшись, начала Райли, услышав, что Питер снял трубку.

Он, не перебивая, выслушал ее.

— Вау, похоже, они полные идиотки, — подвел итог Питер. — Извини, что меня не было рядом.

— Все в порядке, — вздохнула Райли. — Им просто нужна жертва, и на этот раз ею стала я. Впрочем, я ею всегда оказываюсь.

— Не всегда. Иногда я тоже становлюсь предметом издевательств. Мы не такие, как все, и это их раздражает.

— Понятия не имею, как буду оттирать помаду с лобового стекла, — нахмурилась она.

— Держись. — Она услышала звон ключей на заднем фоне. — И аммиак тебе в помощь.

— Спасибо! — Она понятия не имела, где взять аммиак, но сейчас было не время выяснять это.

— Расскажи мне, каково это быть шлюхой Люцифера? — пошутил Питер.

— Питер!

— Шучу-шучу, — рассмеялся он. — Что касается серьезных проблем, — продолжил он, — если бы ты не ловила демонов, эти кретинки все равно нашли бы повод поиздеваться над тобой. Они бы стали высмеивать твои волосы или нос, да что угодно.

— А что не так с моим носом?