/ Language: Русский / Genre:sf,

К Примеру Гопсофикс

Яцек Шипульский


Шипульский Яцек

К примеру, Гопсофикс

Яцек ШИПУЛЬСКИЙ

К примеру, Гопсофикс

Перевела с польского К. СТАРОСЕЛЬСКАЯ

Еще когда мы с Реем Змуреком учились в школе, с его именем связывались удивительные и невероятные истории. В том, что рассказывал Рей, было девяносто процентов чистого вранья, процентов девять - авторских прикрас и только один: процент мог сойти за правду.

Так случилось, что после окончания школы мы с Реем поступили в один институт, а судьба в лице коменданта общежития поместила нас в одну, сравнительно небольшую, комнату. На следующий год к нам еще подселили парня с подготовительных курсов. Он жадно впитывал каждое слово Рея, я же на cтeнку лез от злости, потому что рассказы Змурека во всех вариантах знал наизусть.

Материал для своих баек Змурек черпал, можно сказать, прямо из жизни. Возможности для этого у него были прекрасные: его отец, служащий Космического агентства, вечно мотался из конца в конец Галактики, и Рей, сколько я помню, всегда проводил каникулы вдалеке oт Земли.

В нынешнем году, вернувшись с каникул, Рей, кроме очередной невероятной истории, о которой я расскажу чуть позже, привез маленького гопсофикса. Красивым гопсофикса этого назвать было Трудно, но все представители их семейства крайне уродливы, в чем я удостоверился на следующий же день, обратившись к помощи мнемовидения номер шара: Центр А 16-5314-077/.

Рей сразу запихнул зверька под кровать и заявил, что будет обучать его пению, словно нам мало было самого присутствия четвертого жильца в тесной и без того комнате. Да и что это было за пенье - похрюкивание и какое-то урчание, лишенное малейшей благозвучности. Даже Рей вынужден был, в конце концов, признать, что скорее Солнце даст жизнь сверхновой звезде, нежели гопсофикс запоет так, чтоб его можно было слушать без вреда для здоровья. К исходу первого триместра гопсофикс начал вонять. Рей убеждал нас, что это пройдет, просто животное испускает приваживающие запахи. Но с каждым днем вонь усиливалась, и в один прекрасный день наше терпение лопнуло. Мы пригрозили приятелю, что, если он немедленно не выкупает своего питомца, мы запрем обоих в шкафу. Рей долго сопротивлялся, утверждая, что гопсофикс, покрытый так называемой .шерстью., под действием воды .свойлочится. /от слова войлок. /. но мы подняли его на смех. И Рею пришлось уступить.

Но... случились две страшные вещи. Первая: Рей сказал правду. Вторая вытекала из первой: гопсофикс действительно свойлочился, а вонять, ясное дело, не перестал,. так что, в конце концов, Рей отдал его знакомому зоологу.

Я описываю все это, потому что сам не знаю, как относиться к истории, которую Рей привез вместе с гопсофиксом и которую я обещал вам рассказать. В былые времена я бы, ни на минуту. не задумавшись, присовокупил ее к прочим сказкам приятеля и поспешил забыть. Однако история с о свойлочением назовем ее так - сама по себе пустяковая, пробудила во мне сомнения. Если уж записной враль однажды сказал правду, то и последний его рассказ тоже может. оказаться невыдуманным. Впрочем, судите сами.

Три года назад немало нашумела история со станцией VOX 23, находившейся на Шестой планете Карла / система Центавра/. Станция была небольшая, обслуживали ее всего три человека - кибернетик, физик и радиоастроном - да несколько простых ремонтных автоматов. Были там еще всякие агрегаты, маленький компьютер, ядерный реактор, радиостанция, лаборатория, неплохо укомплектованные склады, довольно просторные жилые помещения - словом, все необходимое для того, чтобы обеспечить троим землянам приличные условия существования в течение двух лет - такой срок предусматривался контрактом. Станция была основана за восемь лет до описываемых событий, на ней уже несколько раз сменялся обслуживающий персонал, и никто не жаловался, если не считать нареканий на скуку, которая, увы, неизбежна в исследовательских центрах подобного рода. На этот раз, .как обычно, коллектив VOX 23 регулярно присылал отчеты в Главное управление по исследованию Галактики, и ничто не предвещало грядущих бурных событий. Так продолжалось в течение семи месяцев. Потом донесения стали поступать на Землю реже, в них появились упоминания о каких-то трудностях, но подробных разъяснений не последовало, несмотря на запросы Главного управления, что слегка встревожило наиболее беспокойных его сотрудников.

В конце восьмого месяца связь с планетой окончательно оборвалась. Станция перестала отвечать на вызовы; сначала отнесли это на счет поломки радиопередатчика, но, как известно, отремонтировать передатчик - штука нехитрая, когда есть запасные детали. Однако по истечении двух недель, в Главном управлении не на шутку обеспокоились, и с первым же рейсом суперсветового корабля на Шестерку была отправлена экспедиция. Она благополучно прибыла на место, но, представьте, связь с нею тотчас прекратилась. Возвращения экспедиции ждали через три недели, когда же прошло пять, и она не вернулась, поднялся шум. В историю вмешался Военный департамент, а один из депутатов, генерал, протолкнул решение об отправке на Шестую планету военной экспедиции, что само по себе было событием чрезвычайным.

Тем не менее военные подразделения отправились в путь. На ультрасуперсветовом корабле - не иначе - вне расписания, запасшись закованными в броню силового поля вездеходами, антиматерией и черт знает чем еще. Подготовились основательно и... благополучно возвратились, привезя с собой все, что осталось от станции: кое-какое личное имущество, фото графии да кинопленки. Последние, впрочем, никто / я имею в виду широкую публику / до сих пор не видел, зато все читали официальное коммюнике Главного управления, где сообщалось, что причиной гибели ученых был взрыв реактора. спасательной экспедиции в коммюнике даже не упоминалось. Объяснение это, по видимому, никого не удовлетворило, мгновенно распространились тысячи противоречивых слухов, но время шло, и мало помалу история сама собой забылась.

И вот, спустя три года после тех событий, Рей Змурек привез с Ганимеда новую версию, почерпнутую из якобы случайно услышанного разговора его отца со своим другом, высокопоставленным сотрудником Главного управления по исследованию Галактики. Вуд-то бы эти свежие факты должны быть опубликованы, но кто-то отчего-то против, и потому они еще не скоро станут достоянием гласности. Итак, ответственность за сенсационную новость целиком и полностью лежит на Рее, я же только повторяю его рассказ.

Военная экспедиция, кроме развороченного взрывом реактора и многочисленных железных обломков, разбросанных более или менее упорядоченно / если можно говорить о порядке вблизи эпицентра ядерного взрыва/ и по форме напоминающих столики и стульчики /1/, посреди развалин станции нашла кое-что еще. А именно: чудом уцелевшую пластинку памяти личного мнемотрона Кибернетика, представляющую огромную ценность для всякого, кто бы захотел разобраться в описываемых событиях. Среди множества обычных технических заметок и повседневных наблюдений была обнаружена аапись. напервый вагляд незначительная, а на самом деле, как выяснилось в ходе дальнейшего расследования, чрезвычайно важная.

Запись гласила: Скука страшная, сыграть бы в бридж, да нас .только трое....

По сведениям. собранным за время следствия на Земле, не один Кибернетик был страстным любителем бриджа. До отлета на VOX 23 этой игрой увлекались и его коллеги - Физик и Радиоастроном. Бридж был некогда очень популярен, да и сейчас еще специальные клубы объединяют несколько тысяч его любителей. Вероятно, следует объяснить, что для игры в бридж нужны четыре партнера, а большое количество карт гарантирует практически бесконечное число комбинаций, что и является, пожалуй, главным достоинством этой игры. Зафиксированные в дневнике события дальше развивались следующим образом: кто-то из ученых предложил переделать в четвертого партнера один из вспомогательных автоматов. Кибернетик, согласившись, что лучше играть с роботом, чем с с болваном. /Рей не сумел объяснить, о каком болване шла речь/. принялся за работу. Спустя три недели партнер был готов. "ПИБ играет правильно, но недостаточно азартно, не любит рисковать и вообще ужасный зануда.", записал Кибернетик после одной из пробных партий. Потом в дневнике целый месяц не появлялось даже упоминаний о бридже, и лишь через тридцать четыре дня в очередной ежедневной записи про. скользнуло, что Кибернетик ввел в память ПИБ'а нечто вроде ощущения острого удовольствия, хорошо знакомого тем, кто увлекается игрой в бридж. Посредством сложной системы связей у довольствие. было превращено в потребность / конструктор достиг этого, накоротко замкнув предохранитель лояльности. что категори.; чески запрещается и оговаривается по меньшей мере. пятнадцатью параграфами, Научного права/. С этого момента ученые' не знали больше забот с четвертым партнером. До поры, до времени, заметим. Вскоре, совершая обход станции, Кибернетик застукал /именно это выражение он употребил в своем дневнике/в тамбуре одно", из складов вышеупомянутого робота в обществе механической уборщицы и двух кухонных комбайнов, склонившихся над ломберным столиком.

Входя в тамбур, Кибернетик услышал как ПИБ объявил шлем в пиках, а кухонный комбайн - тот, что сидел слева; стукнув кулаком по столу, воскликнул "Koнтра". Ученый разогнал теплую компанию. Судя по его запискам, в нем побудилось Лишь любопытство и ни тени тревоги, которой следовало бы зародиться в ту же минуту, когда он узнал, что Машина самовольно без ведома человека, взялась за перестройку других машин. А это был первый Сигнал. Будь опасность замечена своевременно, катастрофу удалось бы предотвратить. Как оказалось - Кибернетик убедился в этом месяц спустя - автоматы, перестроенные ПИБ'ом по собствен ному образу и подобию, обладали такой Же Страстью к бриджу, каковую в свое время ему привил конструктор.

День, когда Кибернетик, заглянув в ангар "F", обнаружил там сто восемьдесят три ломберных столика и полный набор новеньких игроков, сконструированных из краденых деталей, Стал переломным в жизни обитателей станции. Тут-то и нужно бы приступить К решительным действиям, причем не Полагаться на собственные силы, а Вызвать с Земли подмогу - пока еще работал передатчик, разобранный не сколько дней спустя, как, впрочем, и главный компьютер, который тоже пошел на детали для новых игроков.

Через неделю в реакторе, перегруженном сверх всякой нормы из-за чрезмерного потребления энергии, началась не управляемая цепная реакция. Взрывная волна разнесла склады расщепляющихся материалов, расположенные в шестистах метрах к Востоку от станции. Заражение местности стало причиной гибели первой спасательной экспедиции, по чьей-то халатности или недомыслию не подготовленной к опасности такого рода...

Должен признаться, что уже в середине рассказа Рея у меня возникли серьезные сомнения. мало того, что вся эта история выглядела анекдотической и неправдоподобной, - я еще увидел в ней нарушение законов Логики. Как, например, объяснить внезапно обуявшее роботов стремление к репродуцированию, которое в конце концов оказалось па губным для них самих?. Я Высказал свои сомнения Рею, но он только окинул меня соболезнующим взглядом.

- Мог бы и сам додуматься, была б охота Пошевелить мозгами, - сказал он.

- Ты же знаешь, для бриджа необходимо четверо партнеров. В ПИБ'е страсть к игре, азарт или даже неистребимая потребность, называй как хочешь, была изначально заложена. При этом кругозор его остался очень Узким, ничем, кроме бриджа, он не интересовался и, если не играл с сотрудниками станции, изнывал от скуки. У людей же были и другие заботы - на далекие планеты посылают не за тем, чтоб с утра до ночи резаться в карты. Для ученых бридж был занятием, правда, приятным, но далеко не главным, и уделяли они ему лишь малую Толику времени. А Для ПИБ'а игра была всем - не Играть он не мог. Потому и сконструировал себе партнеров.

- Что ты мне растолковываешь, как ребенку, я понимаю... - перебил я Рея, но он не дал мне закончить.

- Ничего ты не понимаешь! Робот играл с машинами, которые сам Перестроил, в свободное время, когда не сидел за карточным Столом с людьми. А что, по-твоему, было делать осиротевшим кухонным комбайнам и уборщице, покуда ПИБ отсутствовал? Отвечаю: играть, играть и играть. Заметь, что, несмотря на расходование запасных частей, жизнь на VOX 28, по крайней мере некоторое время, шла нормально. Возможно, зараженные бациллой бриджа машины строили Вместо себя другие, чтоб те подменяли их при выполнении повседневной черной работы, а сами они могли целиком отдаваться своей страсти. Но это только гипотеза. Зато очевидно другое: Созданные ПИБ'ом по его образу и подобию автоматы сумели сконструировать для себя четвертого партнера по собственному образцу. Однако ПИВ то и дело возвращался к ним - ему тоже хотелось играть. И так далее...

Вот и весь рассказ. Не подумайте только, что последние разъяснения Рея избавили меня от сомнений. В конце Концов, и прежние его истории были на Свой лад логичны.

Если б не эти, замучившие меня, сомнения, я бы никогда не осмелился морочить вам голову, повторяя россказни своего приятеля. .

Про Рея Змурека я написал все, как есть, - теперь вы представляете себе, что это за тип. Но, к примеру, Гопсофикс то свойлочился. На самом деле!