/ Language: Русский / Genre:sf,

Цитатник Бегемота

Ярослав Смирнов


Смирнов Ярослв

Циттник бегемот

Ярослв Смирнов

Циттник бегемот

Анонс

Плновый эксперимент в лбортории бсолютного вкуум. И в результте без вести пропл кпитн специльной группы "Святогор" Ивн Громов... Тк нчинется одиссея по прллельным рельностям Ивн Громов... Одиссея - по новым мирм, ПОХОЖИМ н нш, но в то же время от ншего ОТЛИЧАЮЩИМСЯ!..

Мы спим,

и нше тело - это якорь,

душой зброшенный

в подводный сумрк жизни...

Хун Рмон Хименес

Примерно половин этой книжки - чистое врнье

Пролог

Невысокий седовлсый подтянутый человек с грубым шрмом через првую щеку в военной форме с полковничьими погонми шел по длинному коридору. Под мышкой у него был зжт дорогой бювр крсной кожи. Лицо у полковник было строгое и сосредоточенное.

- Эй, Фомич!..

Полковник обернулся: его нгнл высокий грузный генерл.

- Куд собрлся, Фомич? Н ковер?.. Полковник угрюмо кивнул.

- Громов-то что? - понизив голос, спросил генерл. - Ншли его?..

Полковник, не говоря ни слов, отрицтельно кчнул головой.

- Что же дльше?..

- Подождем, - сдержнно ответил полковник. - Может быть, он все-тки жив. Генерл вздохнул.

- Эти экспериментльные грегты... - с досдой скзл он. - Лдно. Увидимся вечером.

Он кивнул полковнику и пошел дльше. Полковник мрчно посмотрел ему вслед, постоял немного в нерешительности и со сдержнным вздохом рскрыл бювр. Тм нходился только один листок.

Совершенно секретно.

Нчльнику отдел специльных исследовний особого подрзделения "15" Восемндцтого Упрвления ГРУ Генерльного Штб МО СССР генерл-лейтеннту Свченко М.Ю.

РАПОРТ

23 ноября 1979 год в ходе проведения плнового эксперимент в лбортории бсолютного вкуум возникл нешттня ситуция, в результте которой произошл врия экспериментльной устновки. Лбортории причинен знчительный ущерб. Потери личного соств: пятеро легкорненых, один, кпитн специльной группы "Святогор" Громов Ивн Ивнович, пропл без вести. Поиск пропвшего продолжется.

Прошу Вшего рзрешения н возобновление рботы лбортории.

Нчльник лбортории АВ полковник Сергиенко У. Ф. Москв24.11.1979.

Полковник здумчиво вложил листок обртно в бювр. Пропл без вести...

Чсть первя

ГАУПТШТУРМФЮРЕР ГРОМОВ

Ивн с трудом рзлепил веки и ничего не увидел нд собой, кроме рсплывчтой белесой мути. Все тело до последней клеточки ныло, дышть было невыносимо тяжело. Его подтшнивло: Ивн скрипнул зубми, с трудом пытясь сдержть головокружение.

Он услышл чей-то нерзборчивый возглс и увидел лиц людей, склонившихся нд ним.

"Слв Богу, я живой", - подумл с облегчением и вполне объяснимой рдостью Ивн и попытлся приподнять голову.

Ему не удлось этого сделть. Слбость, одуряющя и ослепляющя слбость нвлилсь н него, к горлу подктил комок и стл нстойчиво выбирться нружу. Ивн почувствовл, кк в руку впилсь игл шприц: прохлдня волн проктилсь по венм и увлекл тело в бгрово-черное небытие.

Через ккое-то время он снов очнулся, взбодрившийся и изрядно посвежевший: чернот вместе с донимвшей его белесой мутью куд-то исчезли.

Ивн поврщл глзми, попытлся повернуть голову. Ему это удлось, и он увидел человек в белом хлте, очевидно, врч, который смотрел н него со слегк удивленной, однко же вполне приветливой улыбкой.

Ивн с трудом улыбнулся ему в ответ и уже совсем было открыл рот для того, чтобы нчть здвть уместные вопросы, но врч опередил его, зговорив см с успокивющими интонциями, при этом кивя в ткт словм и легкими движениями рук попрвляя укрыввшее Ивн одеяло.

Ивн удивился и обеспокоился. Смысл докторовых речений доходил до его сознния с трудом, кк сквозь вту, шум ветр или... Нет, все рвно Ивн понимл врч плохо: ему приходилось изрядно нпрягться, вслушивясь.

Он зхотел прокшляться и попробовть, кк звучит его собственный голос, но в это время дверь комнты - или, скорее, плты - отворилсь, и н пороге появился некто в белом и в темных очкх.

Ивн невольно поморщился.

- А! Он очнулся, - громко произнес вошедший. - Нконец-то.

- Еще бы, - буркнул первый врч. - От грохот этих бомбежек и мертвый сккть нчнет.

Ивн словно обухом по голове удрили. Ккие бомбежки?! Что з...

Он поперхнулся и выпучил глз. Неудивительно, что он с трудом понимл рзговор - ведь доктор говорили не по-русски.

Они вовсе дже говорили по-немецки.

Ивн ощутил неприятную дрожь, стиснул зубы и прикрыл свои выпученные донельзя глз. Спокойствие, только спокойствие... Это, нверное, последствия взрыв. Взрыв вот, к примеру, был рельностью, все остльное - сон... или бред, что вернее. Сейчс он спокойно полежит некоторое время, порзмыслит о причудх зконов природы и об использовнии этих зконов человеком... точнее, рзгильдяем... потом откроет глз - и все будет в порядке. Если не считть того, что в госпитле придется провести достточно длительный отрезок времени. До полного выздоровления и пропжи гллюцинций.

Ивн здумчиво полежл и осторожно приоткрыл глз, услыхв стуки и почувствовв движение рядом с собою. Посетители гллюциногенного происхождения не исчезли, дже ноборот - их количество умножилось.

Ивн вздохнул. Похоже, в госпитле он будет лежть долго... Двешний облдтель тонтон-мкутовской оптики уловил сдержнный вздох Ивн и движение его век и обрдовнно скзл:

-А! Нш юный друг снов очнулся. Господин профессор, вы можете с ним поговорить.

- Хорошо, - рздлся голос из глубины комнты. - И, господ, оствьте нс недине.

-Д-д, - поспешно скзл первый врч и нпрвился к двери. - Пойдемте, господ... Не будем мешть профессору и герру Кляйну...

"Ккой еще герр Кляйн?" - недовольно подумл Ивн, крем глз нблюдя з тем, кк врчи один з другим выходят из плты.

Последний из них осторожно прикрыл дверь з собой. Ивн повернул голову и посмотрел н того, кого нзвли профессором.

Вид у врч был ничего себе, истинно профессорский. Могучя лысин, оклдистя бород и толстенные очки с сильным увеличением - все это невольно вызывло увжение и дже пиетет. Вот только глз... Ивн дже поежился... ккие-то слишком уж глубокие глз - темные, мрчные, бездонные. У людей, дже у профессоров, тких глз обычно не бывет.

Некоторое время этот смый профессор в упор рзглядывл Ивн, потом зговорил:

- Меня зовут профессор Фридрих фон Кугельсдорф. - Голос у него был бесстрстный и ккой-то дже пустой. - Я руковожу исследовтельской лборторией, в которой вы в днный момент нходитесь. Не соблговолите ли объяснить, милостивый госудрь, кким обрзом вы здесь очутились, кк вше имя и кто, собственно, вы вообще ткой?

Он выжидтельно змолчл и обртил пристльную пустоту своего взор н Ивн.

Ивн не ответил и снов зкрыл глз, уныло рзмышляя. А может, это всего-нвсего прктикнты из "Штзи"?

Знют, что он хорошо говорит по-немецки, вот и... Хотя чего рди этот мужик допытывется, кто он ткой и откуд взялся...

- Отвечйте же! - несколько нетерпеливо скзл профессор.

Ну и имечко у него, однко...

- Вы меня слышите? - повысил голос фон Кугельсдорф.

"Абер фрйлих", - подумл Ивн, вслух нехотя буркнул:

- Яволь...

А может, это просто чей-то дурцкий розыгрыш? А может...

- Ежели слышите, тк отвечйте н поствленный вопрос, - рздлся скрипучий до неприятности голос откуд-то из угл.

Ивн сообрзил, что говорит второй из оствшихся в комнте - его он не успел рзглядеть. Он открыл глз и грустно посмотрел н говорившего.

Лучше бы он не смотрел.

В углу, не ксясь спинки стул до невозможности прямой спиной и ккуртно положив ногу н ногу, сидел человек в черной эсэсовской форме: перчтки, кресты, знчки, ремни, кобур, нчищенные до зеркльного блеск споги, из-под фуржки с серебристой мертвой головой - почему не снял убор в помещении? холодный немигющий взгляд льдистых голубых глз...

Обмиря, кк в кошмре, Ивн смотрел н невозможного персонж, чувствуя, что уже не сомневется в бсолютной нерельности происходящего. Шутки, похоже, зкончились: Ивн явственно обонял зпх керосин, витвший нд его личным делом...

- А это, - профессор сделл широкий жест рукой, - господин...

- Кляйн, - проскрипел эсэсовец. - Оберштурмбннфюрер Генрих Кляйн.

Он встл со стул, и все его портупеи с спогми зскрипели в унисон с голосом хозяин.

- Герр Кляйн, - произнес профессор, - знимется тем, что...

- Подождите, профессор, - перебил его эсэсовец. - Я см. Он подошел к Ивну, измерил его холодным взором и зговорил:

- Я знимюсь тем, что отвечю з секретность экспериментов, проводимых лборторией профессор фон Кугельсдорф. Я по мере сил борюсь с вргми нции и фюрер, со шпионми и диверснтми, но, - он поднял плец, - честным немцм бояться меня нечего. Вы будете отвечть н мои вопросы... Тк?

- Д, - чуть ли не прохрипел Ивн.

- Отлично, - удовлетворенно кивнул Кляйн. Он зложил руки з спину и некоторое время ходил по комнте. Потом вдруг резко повернулся и в упор спросил у Ивн по-фрнцузски:

- Вше имя? Чин? Здние?

Придумл бы что-нибудь поновее, рзозлился Ивн. Что з шуточки, в смом деле? Ротмистр здрипнный. Жндрмскя морд.

- А почему по-фрнцузски? - здл он резонный вопрос. - Я что, похож н лягуштник? В моем лице есть что-то гсконское?

-Вообще-то нет,- несколько недоуменно произнес Кляйн.

- Тогд в чем же дело?

Немец не ответил. Создлось впечтление, что он желл бы почесть в зтылке.

-А кто же вы тогд ткой? - в зтруднении спросил он. - Америкнец? Англичнин?

Ивн укоризненно смотрел н него.

- Неужто поляк? - в священном ужсе проговорил Кляйн.

- Еще скжите, что я русский, - печльно молвил Ивн.

- Ну, это уже чересчур, - хмыкнул оберштурмбннфюрер. - Я ткого говорить не собирлся...

Он сокрушенно покчл головой, Ивн в это мгновение с ужсющей отчетливостью понял, что все это - не шутк, не розыгрыш и не бред, смя что ни н есть рельня рельность - ккой бы стрнной и стршной он ни кзлсь, - и что в этой рельности ему предстоит нходиться неизвестно сколько... и кто знет, чем все здесь происходящее может для него; д и для других, зкончиться... и зкончится ли вообще.

- Итк, - произнес Кляйн жестко. Взгляд у него был холодный и цепкий. Шутки в сторону. Я понимю, что вы не шпион. Однко кто же вы в тком случе?

Ндо что-то срочно придумть... Эти двое- вовсе не простки и не дурки. Но что у них н уме? Что это з лбортория ткя? Вот гнусня мшин: ндо же было ей тк взорвться...

-Я... Я не зню... Я не помню... господин оберштурмбннфюрер... Взрыв... д, взрыв, потом...

Профессор и эсэсовец выжидтельно смотрели н него.

- Ккой сейчс год? - выплил вдруг Ивн, пытясь приподняться.

Кляйн и фон Кугельсдорф быстро переглянулись.

- Одн тысяч девятьсот сорок третий, - скзл профессор. - Седьмое мя.

- Вы думете, он н смом деле ничего не помнит? - вполголос спросил Кляйн. Профессор дернул плечом.

- Вполне может быть, - пробормотл он. - После ткого взрыв... Вы офицер СС? - вдруг спросил он.

Ивн снчл не понял, потом чуть не подскочил н кровти. Ну конечно! Ттуировк с номером группы крови под мышкой...

- Д, герр профессор, - кк бы в полузбытьи с трудом проговорил он. Гуптштурм... Нет, не помню! - воскликнул он с душевной мукой в голосе, зведя глз н черную фуржку Кляйн.

Немцы опять быстро переглянулись.

- Но хоть что-то вы должны помнить? - рздрженно спросил Кляйн. - Где вы служили? В ккой чсти? Что это было - полевя чсть или ккое-нибудь ХОЗУ?

Ивн смотрел н него, лихордочно сообржя.

- Нет... К пятому упрвлению я не имел отношения, хотя генерл Поля помню...

- А что еще? - быстро спросил Кляйн. - Гестпо? Рзведк?..

Кк же, збудешь ткое - Броневой с котом Мтроскиным, зло подумл Ивн. Все двендцть серий...

- Нет, - ляпнул он нобум. - Корбль... холодно...

Кляйн с профессором переглянулись снов - н этот рз прямо-тки потрясение.

- Не может быть, - хрипло произнес Кляйн. - Кк же тк...

Было видно, что Ивн попл в точку - неизвестно ккую, но зто очень метко. Снйперски попл - угодил в десятку. И что его угорздило - про ккой-то тм корбль?..

- Ну?.. - крикнул эсэсовец. - Ккой корбль? Отвечйте же!..

- Д не помню я! - взмолился Ивн. Ккие-то стрнные мысли полезли ему в голову. - Крейсер... нет, большя подводня лодк... Мы плыли... долго... потом лед, лед везде-в море, н суше, повсюду только лед, и стрнный зпх, и рзноцветный дым... все горит, и земля, и вод... потом взрыв - и я здесь...

Ивн умолк, потом перевел дух. Ну и нговорил он. Ой несдобровть, ой зсд...

Профессор и Кляйн молчли. Ивн чувствовл себя очень неуютно под их сверлящими взглядми.

- Ну лдно, - рзлепил губы Кляйн. - Это легче... проверить. Я зймусь этим. Но все рвно - вы поступете в нше рспоряжение, будете здействовны в ншем проекте.

- Именно тк, - поддкнул профессор. - Вы ведь готовы служить фюреру и рейху?

- Я - солдт фюрер и великой Гермнии, - отчекнил Ивн, мысленно мтерясь. - Кк только я буду в состоянии держть в рукх оружие, я хочу, чтобы меня нпрвили туд, где трудно, туд, где я смогу принести нибольшую пользу...

- Этот момент очень скоро нстнет, - несколько зловеще, кк покзлось Ивну, произнес Кляйн. - Вы сумеете проявить себя н поле битвы...

- Скоро? - очень рдостно произнес Ивн.

- Скоро, - подтвердил эсэсовец.

- Ну, не тк чтобы очень, - вдруг вмешлся профессор. - Вы еще здесь полежите...

- А что ткое? - недовольно спросил Кляйн. - Он же здоров кк бык. Д у меня и в спецгруппе тких здоровяков нет!

"Спсибо н добром слове, - кисло подумл Ивн. - Хоть что-то приятное здесь можно услышть..."

- Здоров-то он здоров, - проговорил профессор, - но все-тки... все-тки ндо немного подождть...

- Сколько? - немедленно спросил Кляйн.

- Ну... денек хотя бы.

Ивн поперхнулся.

- Пок немного введу его в курс дел, - продолжл профессор, - потом можно будет и отпрвляться.

- Куд? - чуть было не зкричл Ивн. Немцы посмотрели н него.

- Узнете, - коротко скзл Кляйн. - Со временем все узнете. Фронт и передний крй теперь для вс - здесь. Зиг хйль!

- Зиг хйль, - уныло пробубнил Ивн.

Кляйн кивнул ему, кивнул профессору, повернулся и, поскрипывя муницией, вышел вон.

Ивн посмотрел н Кугельсдорф. Профессор, нбычившись, глядел н своего пциент. В пустоте его глз вспыхивли и гсли темные искры.

Ивну покзлось, что его тело стновится легким, совсем невесомым: оно послушно выполняло волю ветров, рзгуливвших по Вселенной и сбивющих с толку плнеты и солнц. Кровть, н которой он лежл, плвно повернулсь вокруг своей оси, осторожно поднялсь в воздух и нпрвилсь в длекое путешествие, подобно тому смом корблю без руля и без ветрил. Бездн сменял бездну; путь был длек, и требовлся отдых: и он нступил, этот долгожднный отдых, когд Ивн зкрыл глз, и бесконечны лсковый сон принял его в свои объятия, обещя тишину,

пустоту и неспешную лску временного покоя.

В том же смом сне ему привиделось, что его нкорми ли, нпоили и вообще всячески з ним ухживли, исполняя любую прихоть и кждое желние. Это не покзлось ему рем, потому что, нверное, не бывет ря для одного Ивн: но все же это был нстоящий отдых.

Тк продолжлось очень долго: Ивн нслждлся неожиднным покоем, которого тк мло он видел н своем веку... рзве что только во сне. Однко сон есть сон, пуст дже сквозь кровь и пыль, поэтому Ивну это скоро все ндоело, и он был рд, когд почувствовл, кк кто-то трясет его нстойчиво з руку.

Он посмотрел н трясун. Это был, рзумеется, профессор. У Ивн вдруг мелькнуло стрнное ощущение, что фон Кугельсдорф знет его двным-двно, что они встречлись не рз и не дв, что профессор что-то хочет ему скзть и вообще чего-то от него, Ивн, ожидет - ккого-то действия, ожидет с неимоверным упорством, терпеливость" и уверенностью.

В то же время см Ивн готов был хоть дть трясомую руку н отсечение, что профессор этого он рньше в глз не видел, в днный момент видеть не очень хочет и когд-нибудь еще увидеть вряд ли пожелет.

Некоторое время Ивн и профессор смотрели друг другу в глз, потом фон Кугельсдорф кривовто улыбнулся скзл:

- Вствйте, брон, вс ждут великие дел!..

Опять дурцкие шуточки, зло подумл Ивн и рывком сел, откинув одеяло.

Он стиснул зубы, ожидя приступ головокружения и тошноты, но, к своему удивлению, ничего особо неприятного не ощутил.

Он огляделся. Окзлось, что кровть нходится вовсе не в той комнте, где он был рньше: здесь было горздо просторнее, у стены стоял ккой-то грегт явно медицинского преднзнчения, н тумбочке рядом громоздились судочки с едой и еще ккя-то посуд.

Ивн хмыкнул. Знчит, его питтельный сон был, тк скзть, некоторым обрзом явью... Интересно...

- Одевйтесь, - скзл профессор и жестом укзл н стул, н котором был рзвешен одежд.

Ивн встл с кровти, с рдостным удивлением чувствуя, кк его тело движется легко и свободно, без млейших последствий долгого лежния и предшествующих лежнию тяжелых трвм. Он взялся з одежду и обнружил, что он предствлял собою полный комплект черной эсэсовской формы: в петлицх крсовлись знки рзличия, долженствующие обознчть гуптштурмфюрер.

Ивн посмотрел н профессор. Тот лсково улыбнулся в ответ: глз его стли кк щелочки.

- Понимю, понимю вс, - произнес он и сочувственно покивл, - но и вы поймите: не тк просто вернуть все вши многочисленные нгрды! Потерпите немного, и все вернется н свои мест...

Видимо, Ивн не совсем сумел совлдть со своим лицом, потому что профессор улыбнулся еще лсковее, похлопл его по плечу и скзл:

- Полно, полно, дорогой брон, не огорчйтесь вы тк... Потомок столь древнего род и ткой доблестный солдт, кк вы, не должен обрщть внимния н ткие в принципе мелочи... Д неужели вы не все еще вспомнили?

Ивн сделл неопределенный жест рукой и скорчил еще более неопределенную гримсу. Брон, говоришь... ну-ну.

- Собирйтесь, нш дорогой герр Кляйн уже ждет. Пок мы тут з вми ухживли, он провел кое-ккое рсследовние - по поводу вс... уж извините его: служб ткя. Тк что если события прошлого еще не полностью восстновилось вс в пмяти, то он сейчс освежит ее. В смысле - пмять.

Последняя фрз прозвучл несколько зловеще: Ивн внимтельно посмотрел н профессор, но тот улыблся все тк же лсково.

Девться было некуд, и Ивн принялся мрчно нпяливть н себя одежку, готовясь к новым неприятностям.

Он быстро облчился; форм пришлсь точно впору Взяв ремень с висевшей н нем кобурой, Ивн почувствовл, что в ней что-то есть: он открыл кобуру и извлек оттуд офицерский П-38.

Не меняя выржения лиц, Ивн проверил оружие, вытщил обойму, действуя кк бы мшинльно. Все окзло вроде в порядке. Ивн слегк повеселел.

Он зтянул ремень, попрвил фуржку- рз выдли, ндо ндевть, - и молодцевто щелкнул кблукми до блеск нчищенных спог, оттопырив локти и прижв лдони к бедрм. Получилось неплохо и дже брво: д здрвствует советский кинемтогрф, усмехнулся про себя Ивн.

Профессор с явным удовольствием оглядел новоиспеченного гуптштурмфюрер и скзл:

- Нстоящего рийского солдт всегд видть з целую милю. Пойдемте, кпитн.

Они вышли из плты и долго бродили по тускло освещенным коридорм, то спускясь по лестницм, то поднимясь снов. Н кждом повороте или лестничной площдке обязтельно торчл эсэсовец с втомтом и притом в чине, кк зметил Ивн, не ниже унтерштурмфюрер, то

есть лейтеннт: что бы это ни был з объект, он очень серьезно охрнялся.

Ивн мшинльно поглядывл по сторонм, см при этом думл нелегкую свою думу. Кк бы то ни было, ситуция, в которой он очутился, был весьм непростой: можно дже было скзть, что он предствлялсь безвыходной. Вот рзве только пистолет есть... что пистолет, в конце концов?.. Втянули в ккую-то непонятную игру... и еще броном зчем-то обзывют.

Будем действовть по обстновке, решил Ивн, потому что' больше ничего придумть не смог: тут они кк рз и пришли.

Профессор остновился возле мссивной двери, нжл кнопку в стене, и дверь бесшумно отъехл в сторону. Кугельсдорф сделл приглшющий жест, пропустил Ивн вперед и вошел следом. Дверь з ними зкрылсь.

В помещении стоял большой стол, звленный ккими-то ппкми и бумгми. Еще тм были три стул, н одном из которых восседл оберштурмбннфюрер Кляйн. Он курил, пускя дым колечкми. Ивн вскинул руку и гркнул:

-Хйль Гитлер!..

- Хйль, - несколько небрежно отозвлся оберштурмбннфюрер.

Профессор обошел Ивн и тоже уселся н стул.

- Присживйтесь и вы, кпитн, - любезно скзл он.

- Гуптштурмфюрер, - попрвил его Кляйн и зтушил сигрету в мссивной пепельнице, выполненной в виде череп.-Мы все-тки в СС...

Он вдруг усмехнулся.

- Кстти, - произнес он, глядя н Ивн, - могу вс поздрвить: очевидно, совсем скоро вы будете уже штурм-бннфюрером...

- Д неужели? - обрдовнно воскликнул профессор. - Документы уже предствили?

Кляйн кивнул.

- Это з экспедицию?..

Кляйн еще рз кивнул.

- И з нее тоже... Впрочем, - он посмотрел Ивну прямо в глз, - обо всем по порядку, если не возржете.

Ивн не возржл. Он просто стоял себе и никого не трогл.

- Вы знете, - доверительно нклонился к эсэсовцу профессор, - нш дорогой брон тк и не опрвился, по-моему, от мнезии...

-Д?- слегк приподнял бровь Кляйн,- Ну, тогд тем более нчнем снчл.

Он выудил из пчки новую сигрету, прикурил, выпустил клуб дым и, скзв: "Д сдитесь же, брон", откинулся н спинку стул.

Ивну зкурить он не предложил, зрз ткя.

Ивн помедлил, не решясь присесть, но потом подумл, что дожидться третьего приглшения просто глупо, и поэтому опустился н стул, решив нчть привыкть к новому непривычному титуловнию.

- Итк, - зговорил Кляйн, - что вы помните из своего прошлого?

- Ничего, - почти что честно скзл Ивн.

-Детство, юность?..

- Нет...

-А недвнее прошлое?..

- Ну, - осторожно произнес Ивн, - я помню, что был офицером СС... кжется, гуптштурмфюрером... и...

Он умолк. Кляйн и профессор выжидтельно смотрели н него.

- И?..

- И все, - решительно скзл Ивн. - Больше ничего.

Немцы переглянулись.

- Н-д, - с сожлением произнес Кляйн. - А я-то н вс ндеялся, профессор.

Тот смущенно пожл плечми.

- Мы пок не всесильны, дорогой оберштурмбннфюрер, -- скзл он. Видимо, шок был очень силен... но это пройдет, уверяю вс.

Эсэсовец молчл, пускя провозные струи дым из ноздрей.

Молчл и Ивн, чувствуя свою полную непричстность к происходящему... и в то же время ощущя, что кждое его движение, кждый жест или взгляд весомы, от них звисит многое в этом чужом мире, что все предопределено рнее в той же степени, в ккой решется и сейчс...

Это было очень неприятное ощущение: кк будто все внутри зчеслось, зсвербило и сместилось куд-то в сторону: однко приходилось терпеть.

-Лдно, - произнес нконец Кляйн. - Тогд я буду рсскзывть, вы меня попрвите, если что вспомните. Ивн несколько уныло кивнул.

- Вс зовут Курт фон Штйнхорст, - скзл Кляйн. - Вы родились в октябре одн тысяч девятьсот семндцтого год в знтной семье... по мтеринской линии вы, кстти, приходитесь дльним родственником Клре фон Унрух, мтери генерл-мйор Генрих фон Люттвиц, однко близких родственников у вс, увы, не остлось. В СС вы с тридцть восьмого год, в пртии - с тридцть седьмого: в рботе проявили себя с смой лучшей стороны. Шутк ли - многочисленные личные блгодрности фюрер... в двдцть три год из рук вождя нции вы получете рыцрский крест... и вообще!..

Кляйн покрутил головой и потушил сигрету. Ивн смотрел н него, открыв рот. Он ничего не понимл.

Кляйн перехвтил его взгляд.

- Вы спросите, конечно, откуд мне все это известно? - усмехнулся он. Это было несложно... Когд вы упомянули об экспедиции во льды... мы тоже о ней кое-что знли... и поэтому просто воспользовлись рхивом. Вот, - скзл он, открыл одну из лежщих перед ним ппок, достл оттуд пчку фотогрфий и передл их Ивну.

Тот взял их с некоторой дрожью в рукх. Дрожь появилсь не зря; сюжет окзлся лихо зкручен.

Ивн перебирл снимки, не веря своим глзм. Вот он см, собственной персоной, стоит н мостике субмрины - улыбк до ушей, в рукх - бинокль; вот он н фоне ккого-то крсивого змк, при полном прде, руку ему пожимет морской чин с брюзгливым выржением лиц и с многочисленными ншивкми н руквх; вот он возле тнк, в кмуфляже, с втомтом н шее... тнк немецкий, кжется, Т-4... рядом некий здоровяк с мленькими усикми и кким-то нрочитым шрмом н щеке; вот уже Ивну см фюрер пришпиливет к мундиру ккую-то железку... вот - вешет н шею другую; Ивн, кжется, доволен, и железок у него уже много; вот он в компнии кких-то хмырей в черной эсэсовской форме, рядом - пулемет... и трупы; вот Ивн опять н мостике субмрины, в обнимку с неким ухрем: ухрь и Ивн - об в форме кпитн-лейтеннтов Кригсмрине...

- Но ведь я-не моряк, - слбым голосом проговорил Ивн.

Кляйн посмотрел н снимок.

- Ах это.. - скзл он. - Это вы в гостях у Гюнтер Прин. Только что получили Дубовые листья к Рыцрским Крестм. Последний вш снимок, кстти.

- Но почему?..

- Конечно, вы не моряк, - терпеливо скзл Кляйн. - Однко перед походом в Антрктику вм пришлось кое-чему поучиться...

У Ивн голов пошл кругом.

- Ккя Антрктик? - чуть было не зстонл он. - Чего я тм збыл? Кк я туд попл?.. Кляйн и профессор переглянулись.

- Вы что же, ничего не помните? - недоверчиво спросил оберштурмбннфюрер.

- Ничего...

- И про плвние все позбыли, и про экспедицию? - продолжл допытывться Кляйн.

- И про то, и про другое...

- Ну хоть бзу-то вы помните? - уже несколько рздрженно спросил Кляйн.

- Ккую бзу? - обреченно произнес Ивн.

- Д бз Юбург же, в Антрктиде! Вс же лично фюрер потом блгодрил!..

Ивну только и оствлось, что рзвести рукми. Кляйн посмотрел н Ивн, потом н профессор. Тот лишь сокрушенно покчл головой.

- Д, - произнес Кляйн. - Это плохо. Конечно, вм ндо бы отдохнуть по ткому поводу, но... увы, время, к огромному сожлению, не терпит. Потом мы еще вернемся к вшему прошлому... пок только скжу: вы были учстником и одним из руководителей секретнейшей и имеющей огромное знчение для рейх и нции экспедиции в Антрктиду. В принципе знимлся ею другой отдел, не нш, но результты этой экспедиции нс тоже живо интересовли... Короче: вы туд сплвли, все сделли кк ндо, вернулись в рейх, потом отпрвились нзд, чтобы продолжть исследовния. Во время проведения плнового эксперимент тм произошл врия, и вы погибли...

Ивн издл горловой звук.

- То есть, конечно, кк теперь мы понимем, вы пропли без вести, попрвился Кляйн. - Нш... то есть профессор фон Кугельсдорф... лбортория проводил прллельный, тк скзть, то есть что это я... подобный, в смысле, эксперимент, во время которого ткже произошл крупня врия: погибли несколько человек, все сгорело, буквльно ничего не остлось, но зто посреди огня и обломков обнружился некто без сознния и одежды, то есть - вы.

Кляйн сделл эффектную пузу. Ивн молчл, пытясь понять его.

Эсэсовец увидел, что пуз не возымел должного эффект, и решил продолжить.

- Пончлу, конечно, мы всполошились, - скзл он. - Шутк ли - ткие неувязки. Но потом, кк вы уже знете, я просто догдлся обртиться в рхив, и - фотогрфии перед вми.

Он снов змолчл и посмотрел н Ивн. Ивн пок говорить не собирлся.

- К сожлению, с Юбургом связться мы не можем, во всяком случе, в ближйшее время, которое, кк я уже скзл, не терпит. Поэтому вы будете учствовть в ншем эксперименте...

- А что з спешк? - здл Ивн резонный вопрос. - Почему нельзя подождть?

Кляйн покивл.

- Вше любопытство объяснимо, - скзл он. - Все остльное рсскжет профессор... Прошу вс, герр фон Кугельсдорф.

Тот откшлялся, посмотрел н Ивн своими пустыми глзми и зговорил:

- Дело в том, дорогой Курт... вы рзрешите вс тк нзывть?.. спсибо... тк вот, дело в том, что десять лет нзд одно из подрзделений нших специльных служб обнружило стринный рхив... очень необычный рхив, если его тк вообще можно нзвть. Но это сейчс не вжно... кк и обстоятельств нходки. Тм было много всего любопытного... но особенно нс зинтересовл текст одного втор десятого век, который нездолго до того, кк стть римским ппой, и з четыре год до своей смерти опубликовл свой труд, где подробно описывлся некий тлисмн: откуд он, зчем он, кк им звлдеть и кк его применить... Жутко, знете ли, интересно читть - особенно если вверх ногми... дтировк хорош. Кстти, - профессор хмыкнул, - текст этот был нпечтн н превосходной бумге, которую мы и сейчс не в состоянии сделть... Тк что вполне возможно, что и не будущий пп его писл...

- Ну и что? - не выдержл Ивн. - Может, и првд новодел. Мистификция.

- Архив был зхоронен не позднее первого век ншей эры, - веско скзл профессор.

- А кк же... - нчл Ивн, но тут же змолчл. - Продолжйте, - попросил он.

- Архив был зхоронен не позднее первого век ншей эры, - повторил профессор, - хотя большинство из соствляющих его трудов создны знчительно позднее. Ншли рхив в Плестине. Тм было много рукописей, в том числе и н языкх, современной нуке неизвестных. Когд рхив вывозили в рейх, четыре человек погибли при стрнных и стршных обстоятельствх. Один, к примеру, нчисто сгорел, не остлось дже пепл; другой ни с того ни с сего н глзх у своих товрищей сгнил зживо в течение нескольких секунд, бренные остнки его тут же нчли пожирть невесть откуд взявшиеся огромные черви; третий истек кровью, которя сочилсь у него из нос, ушей, глз, прямо через кожу... четвертый просто исчез, успев лишь крикнуть.

Профессор умолк. Ивн терпеливо ждл продолжения, хотя рсскз ему покзлся не слишком убедительным. Вдобвок ему почудилсь ккя-то издевк в голосе профессор, однко он совершенно не мог понять ее причины; Ивну дже покзлось, что профессор издевется не только нд ним, но и нд Кляйном, который слушл совершенно серьезно, хоть и со свойственным ему несколько брюзгливым выржением н холеном лице.

- Тк вот, - продолжл профессор, - в этом смом отпечтнном тексте говорилось о многих скрльных вещх, но нс зинтересовл только этот тлисмн. Когд-то он был единым целым, но потом был рзъят, и девять его чстей передли девяти рзличным людям: люди эти были слвнейшие из рыцрей. Кк это тм скзно... "...и был день, и был ночь: и не было ночи, и не было дня... И был звезд, земня и небесня, и рог ее, и стрелы ее, и сердце ее соткны будут; и был он в рукх нгел, и сошед воитель воинств горнего... рыцри земные же ее рзъяли, и побед с тех пор их не покидл... А кто вновь отдст ей плоть небесную, тот победой в битве грядущей н полях огненных осиян будет; и святой Георгий д поможет ему..."

- А перевод чей? - поморщился Ивн.

- Мой, - слегк удивился профессор. - А что?

- Д тк, ничего, - скзл Ивн. - Простите, я перебил вс. Продолжйте, пожлуйст.

Кляйн укоризненно посмотрел н него, фон Кугельсдорф невозмутимо продолжил:

-Тк вот. Для того чтобы тысячелетний рейх одержл победу в величйшей войне в истории, для того чтобы весь мир стл Священной нционл-социлистской империей гермнской нции, нм нужен этот смый тлисмн. Мы должны собрть девять его чстей в единый кулк... то есть в одно целое. Собственно; нм требуются дже не все девять чстей: девять слвнейших, носители млых тлисмнов, группируются в три триды, кждя из которых облдет определенным кчеством, один из рыцрей триды является носителем этого кчеств. Тким обрзом, изъяв чсти тлисмн у этих носителей, мы будем иметь силу всей триды.

- И кто ж ткие эти вши рыцри? - с некоторым интересом спросил Ивн.

- К примеру - невозмутимо произнес профессор, - Иисус Нвин, потом Алексндр Мкедонский...

- Подождите, подождите, - ошеломленно произнес Ивн. - Ккой ткой Мкедонский?..

- Обыкновенный, - пожл плечми профессор. - Црь.

- Не понял, - скзл Ивн и посмотрел н Кляйн. Тот утвердительно кивнул - все, мол, чистя првд. "Они психи", - решил Ивн, но все же спросил:

- И кк же вы собиретесь утщить у них этот смый тлисмн?

- Нш лбортория, - веско скзл профессор, - знимется бсолютным вкуумом... и путешествиями во времени.

Вот те рз. Ивн откинулся н спинку стул. А впрочем, почему именно психи? См-то он... ?

- Ну хорошо, - скзл он, решив не удивляться. - А я, собственно, тут при чем?

Профессор подтянул к себе один из фолинтов, лежщих в куче бумг и ппок н столе, и стл его перелистывть, при этом бормоч:

- Понимете, Курт... д где же это?.. мы очень тщтельно производим отбор в группу, которя отпрвится з тлисмном... Нм не хвтло только одного человек... , вот!.. Посмотрите...

Он открыл ккую-то стрницу и пододвинул фолинт к Ивну. Тот взглянул.

Д, это был бумг... хоть и ккя-то необычня. Стрнный шрифт... ничего не понять - что з язык, интересно?..

- Ничего не понимю, - скзл Ивн. - Что это ткое?

- Это тот смый текст, - терпеливо скзл профессор.

- Ну и что?..

- Вы н кртинку посмотрите...

Ивн посмотрел.

Кртинк, похожя н минитюру из средневековых рукописей, изобржл всдник в рыцрских доспехх, но без шлем и меч, н вороном коне. Белые длинные волосы всдник рзвевлись по ветру, н лице, обрщенном к зрителю, зстыло холодное и дже несколько жестокое выржение, взгляд синих глз был совсем уж ледяной. Здоровенный детин не вызывл приязни.

Ивн пожл плечми.

-Ну и...

Он осекся.

- Это тот, без кого нм не обойтись, - скзл профессор. - Посмотрите - у него дже шрмик... ткой же...

Ивн мшинльно потрогл веко. Действительно...

- Кстти, н последних фотогрфиях у вс этого шрм нет, - подл голос Кляйн. - Видимо, он появился у вс недвно, тк?

-Д нет, - мехнически произнес Ивн, - это...

Он умолк и посмотрел н немцев.

Профессор лсково кивл, Кляйн вид имел торжественный.

- Вы это... серьезно?..

-Д, - решительно скзл Кляйн. - Мы... всего нс будет двендцть... отпрвляемся в прошлое.

- И когд же? - безндежно спросил Ивн. Кляйн посмотрел н чсы.

-Д вот... уже через чс. Все готово.

- Однко у вс... быстро.

- А чего ждть? - спросил Кляйн и поднялся. - Отечество в опсности.

- Действительно, - поддержл его профессор. - Чего ждть? Переоденемся вот, сндлии только нденем - и вперед.

Ивн посмотрел н него, однко фон Кугельсдорф не шутил.

- А когд мы вернемся? - спросил Ивн.

- Когд соберем весь тлисмн, - ответил профессор и тоже поднялся. - Нш мшин, тк скзть, времени... хотя он н мшину вовсе дже и не похож... тк вот, он зпрогрммировн следующим обрзом: кк только кто-то из нс прикоснется к чсти тлисмн, все... кроме мертвых конечно... отпрвляются в следующий пункт по прогрмме - и тк длее...

- А тлисмн куд денется? - спросил Ивн, вствя со стул. -С собой его будем тскть, или он сюд переносится?

- Видите ли... - в зтруднении нчл профессор. - По всем ншим рсчетм чсть тлисмн, пок не собрны все эти чсти, должн повиснуть в пустоте, в бсолютном вкууме, хотя это состояние и не совсем вкуум... впрочем, я вм не буду морочить голову рсскзми об эфирном ветре и реликтовом излучении. Тк вот, только потом, когд уже все будет сделно, тлисмн целиком вернется вместе с нми сюд.

- И нсколько вы уверены в успехе? - поинтересовлся Ивн.

- Совершенно, - решительно скзл оберштурмбннфюрер. - Солдты фюрер не могут потерпеть поржения в решительной битве!

У Ивн были сильные сомнения и по этому поводу, и по всем остльным, однко он счел з блго промолчть.

- Пойдемте же, - поторопил профессор. - Нм скоро отпрвляться.

Они вышли в коридор.

Зпрогрммировн, думл Ивн, шгя вслед з немцми. Слов-то ккие... мшин времени... Я вм покжу...

- Вы что-то скзли? -- внезпно обернулся профессор. Ивн дже рстерялся.

-Нет...

- Это хорошо, - произнес профессор, и черня мерзкя пустот его глзми снов посмотрел н Ивн, зствляя кружиться голову.

Ивн стиснул зубы, но глз не отвел. Профессор приятно улыбнулся, и пустот н время отступил.

Ох не прост был этот профессор с дурцким именем, ох не прост...

Через ккое-то время они окзлись в непонятном полутемном помещении; где было жрко, сухо и пхло почему-то книфолью. Они переоделись: ккие-то льняные грубые тряпки - кк пояснил профессор, "куттоноты", - корявые сндлии, и все. Ивн рвнодушно глянул н девятерых незнкомцев из спецотряд СС - ничего мужики, крепкие, были дже и почти с него ростом, это все-тки метр девяносто: однко Ивн смотрел н них спокойно, понимя, что кждого из этих бойцов он может удвить хоть голыми рукми, и непременно сделет это, когд пондобится. Он - солдт, они - его врги: поэтому они обречены,

Внезпно он почувствовл предтельскую слбость; бгровя муть подступил со всех сторон, в ушх зстучли веселые молоточки: негромко, мерно, не спеш. Все вокруг зкружилось; молоточки зстучли громче, откуд-то возникший звон зполнял все кругом, стновясь нестерпимым и невыносимым. Ккие-то огни метлись в белой пляске перед глзми, все убыстряя и убыстряя свой тнец. Ивн чувствовл, что влится в небытие - рздиря миры и прострнств, - по ту сторону сознния: он попытлся вдохнуть ледяной воздух - грудь рспороли огненным мечом; потолок приближлся, грозя придвить и больше уже никогд и никуд не отпускть: Ивн из последних сил хотел крикнуть - и провлился в грохочущее никуд...

Когд рсступилсь мгл, окутвшя все вокруг, пылью и дымом зслонившя весь мир, н секунду зменившя собою под ногми осттки земной тверди, Ивн, чувствуя, кк нестерпимо скоро бьется его сердце, увидл жркое синее небо, лениво плывущих в вышине коршунов, выжженную рвнину и город, стены которого, сложенные из белого грубого кмня, виднелись вдли.

- Иерихон, - услышл он стрнно низкий голос профессор. - Вот он, великий город Иерихон.

Ивн посмотрел н Кугельсдорф. Лицо профессор без очков кзлось стрнно изменившимся и совсем незнкомым. Сжв губы и сузив глз, он смотрел в дль.

Ивн посмотрел н остльных. Все стояли, вытянув шеи, и неотрывно глядели туд, где з мутной рекой, неспешно несшей свои воды к недлекому морю, нходился город, прх которого был двно сметен с лиц земли и от которого остлись лишь слов, скзнные о нем...

Ивн судорожно вдохнул сухой, нестерпимо чистый воздух. Он остро чувствовл свою чужеродность в этом словно бы придумнном, полурельном мире. Или ноборот - они были нерельны здесь, двендцть пришельцев из другого век... из другого дже мир, кк вдруг подумл Ивн, внезпно ощутив резкое, кк порыв ледяного ветр, осознние мистического вторжения в ткнь бытия здешней Вселенной... горсточк чужков, пришедших издлек, явившихся сюд с сугубо корыстными целями.

- Тк что же, профессор, - рздлся холодный голос Кляйн. - Все прошло удчно? Мы попли туд, куд нм было нужно?

Ивн посмотрел н него. Эсэсовец выглядел тоже непривычно без своей обязтельной черной формы, но держлся он тк же, кк и прежде, - бесстрстный взгляд, в лице - ндмення брезгливость, позвоночник гнуться никк не желет. Интересно, почему он не носит монокль, подумл Ивн. Монокль был бы очень дже в тему... вот кого стоило бы нзывть броном - если бы, конечно, был монокль.

Ивн энергично потряс головой. С мыслями его что-то было не в порядке. Они рзбеглись, кк тркны н московской прокуренной кухне... включишь свет - и прусски в рссыпную кто куд.

Неудчное срвнение, с сожлением подумл Ивн. Этот прусск тк просто не сбежит... к тому же он не рыжий, белокурый. Бестия.

- Тк что же, профессор? - повторил не ведвший о бродящих в голове лжеброн метфорх Кляйн. - Вы не ответили н мой вопрос.

- Д-д, - произнес фон Кугельсдорф рссеянно. - Конечно...

Ивн с интересом глянул н него. Тоже, видишь ли, здумлся...

- Что - "конечно"? - довольно резко скзл Кляйн. Профессор встряхнулся и посмотрел н него. Ивн с удивлением отметил, что всегдшняя пустот в глзх светил рийской нуки куд-то отступил, спрятлсь.

- Мы попли туд, куд хотели, - спокойно скзл профессор. - Год одн тысяч сто восемьдесят девятый от Рождеств Христов. Мы неподлеку от город Иерихон, который скоро пдет, взятый войскми непобедимого Иисус Нвин, великого вождя иудейского нрод...

- Ну, про иудеев, пожлуй, не стоит, - недовольно перебил его Кляйн. - Не ндо вот только про иудеев-то!..

Профессор с легкой усмешкой посмотрел н него, но промолчл.

- А что мы будем тут делть? - спросил Ивн. - Пойдем к этим смым... войскм?

- Нет, - повернулся к нему профессор. - Нм стоит лучше пойти в город.

- Почему?

Профессор не успел ничего ответить. Неожиднно по дул сильный ветер, небо нчло меркнуть: только что оно было ярко-синим, и вот уже стло лиловым, потом - фиолетовым; где-то высоко полыхнуло что-то ярче молнии: один рз, другой...

З их спинми, в стороне, противоположной городу, згрохотло. Ивн повернулся туд, и тут же яростный порыв ветр сбил его с ног. Упли и все остльные, будучи не силх устоять.

Трв полегл, кк скошення; прямо рядом с Ивном глухо удрилсь оземь ккя-то птиц, сброшення вниз нлетевшим вихрем...

Ивн с трудом поднял голову и увидел, кк н холм, нходившийся от них в двухстх шгх, прямо с неб опустился столб ярко-желтого свет, пробив чудовищную тучу, зкрывшую все вокруг; природ потерял свои крски, все стло чересчур ярким, плотным, осяземым; воздух зтвердел и трв покорно зстыл, не сумев выпрямиться...

Ивн глянул н город. Белых стен уж не было видно: они посерели, истяли, потеряв свою осяземость: но Ивн. почему-то знл, что город пок остлся н месте, никуд не делся, и что его просто не видно из-з тьмы и свет, льющихся с небес...

Тогд он стл глядеть н холм. Крски, дойдя до нестерпимой для человеческого глз степени яркости, немного побледнели, и Ивн рзличил две фигуры, стоящие н вершине холм. Вот одн из фигур преклонил колени, другя... Ивн ощутил Сильное жжение в глзх... - Не смотрите туд!.. услышл он вдруг крик профессор, донесшийся до него сквозь рев ветр. - Все зкройте глз!..

Ивн зжмурился изо всех сил, но свет, идущий со стороны холм, был нстолько ярок, что без усилий проникл сквозь веки; глз ожгло плменем, и Ивн уткнулся лицом в трву, стрясь вжться что было мочи и скрипя зубми от боли.

Нд головою грохотло, трещло, звывло; воздух сгустился и тяжким грузом нвлился сверху. Ивн ощутил пническое отчяние, он окзлся один перед буйством небесных сил и крсок: он был исчезюще мл, бессилен и ничтожен. Мир уходил прочь, мир уходил огромными шгми куд-то в сторону, не змечя ни его смого, ни его отчяния: он уже ушел, этот мир, збрв с собою слов, крики и зпхи: кзлось, еще секунд - и ткнь времен рзорвется нсовсем... и вдруг все прекртилось. Нступил тишин.

Прошло бесконечное мгновение, и словно звук немыслимого гонг прозвучл нд землею. Стих ветер, исчезл тьм вместе с тучей: воздух потерял твердость и стл текуч и свеж.

Немного погодя Ивн решился открыть глз. Он осторожно приподнял голову и увидел, что в мир вернулись прежние, привычные уже крски. Исчез столб свет, подпирвший небо, которое снов стло просто ярко-синим, холм стл обычным холмом, и по его склону вниз не спеш шел босой человек, уходя прочь от город.

Ивн с трудом, в три прием, поднялся и остлся стоять н трясущихся ногх. В голове шумело.

Остльные тоже нчли потихоньку шевелиться и поднимться. Долго еще все молчли, нпряженно глядя н вершину холм.

Первым обрел ясность солдтской мысли оберштурмбннфюрер. Очевидно, его ничто не могло смутить.

- Профессор! - требовтельно скзл он. - Может быть, вы объясните, что здесь происходит?

Фон Кугельсдорф ничего не ответил, обведя все вокруг взглядом, полным мрчного безумия.

- Не слышу ответ, - нетерпеливо скзл Кляйн, и Ивн невольно порзился крепости его нервов.

-А?.. Что?..

Профессор с силой потер лицо, опустил руки и некоторое время постоял с зкрытыми глзми: потом открыл их и посмотрел н Кляйн. Взгляд его прояснился.

- В Библии скзно, - скзл он довольно спокойно, хотя и несколько придушенным голосом, - что когд Иисус Нвин готовился штурмовть Иерихон, то в окрестностях город он встретил нгел Божьего... Мы только что видели это.

- Хорошо, - невозмутимо произнес Кляйн. - Следующие нши действия?..

Профессор хотел было что-то скзть, кк внезпно послышлся шум и треск, и из-з густых зрослей кустрник вылетел десяток вооруженных всдников. Н долю секунд приостновившись, конные ринулись н чужков.

Профессор слегк встревожился.

- Это городскя стрж! - крикнул он.

- Всем стоять н месте! Поднять руки! Аткуем по моей комнде!.. негромко, но очень слышно прикзл Кляйн не дрогнув ни одним мускулом лиц.

Несколько секунд - и всдники окружили пришельцев угрожюще нствив н них короткие копья. Немцы спокойно стояли, подняв руки. Кляйн сделл шг вперед.

Всдник в млиновом одеянии и с толстой золотой цепью н груди - видимо, нчльник стржников, - что-то угрожюще пробурчл и знес свое копье нд головой оберштурмбннфюрер.

Кляйн совершенно бесстрстно нблюдл, кк нконечник копья, блеснув н солнце, стл опускться, целясь ему прямо в грудь. Выждв мгновение, он сделл быстрый шг вперед и в сторону, поднырнул под руку противник, схвтился з древко и дернул копье к себе. Не ожидвший этого всдник потерял рвновесие и свлился с лошди.

- Бей!.. - крикнул Кляйн, вырывя копье из рук иерихонц и вонзя его в грудь лежщего.

Ивн, не мешкя, схвтил з ногу ближйшего всдник, рывком сдернул его с лошди и повлил н землю. Стржник ничего не успел понять, кк Ивн сорвл с его пояс короткий меч и перерезл ему горло.

Все было кончено з полминуты. Не ожидвшие ткого решительного и жестокого нпдения иерихонцы не могли окзть достойного сопротивления и были моментльно все убиты. Только один всдник, сообржвший быстрее других, удрил тупым концом копья чуть промешквшего немц, поднял лошдь н дыбы и попытлся усккть. Но и ему не суждено было уйти: один из эсэсовцев подхвтил копье и бросил его с ткой силой, что оно пробило стржник нсквозь, попв ему в спину и выйдя из груди.

Пок добивли рненых и ловили лошдей, Кляйн, вытиря меч о трву, считл трупы.

- Один, дв... десять... двендцть. Лошдей должно хвтить н всех. Отлично.

- Что - "отлично"? - брюзгливо спросил стоявший поодль профессор. - Экий вы, прво, мясник, оберштурмбннфюрер...

- А что ткое? - ндменно спросил Кляйн, повернувшись к нему.

-А то ткое... Это же был рхнгел Михил... он дл Иисусу его чсть тлисмн, мы... вы тут...

- Подумешь, - протянул Кляйн презрительно. - Ну, убили дюжину евреев... или это были не евреи?.. , все рвно - семиты... ну и что?

- А то, - продолжл брюзжть профессор, - что убили бы кого-нибудь не того... рядом с тким местом... и костей бы потом не собрли. Думть ндо иногд, кого можно убивть, кого нет! Вот из-з тких, кк вы, великий рейх в конце концов и...

Он оборвл себя и мхнул рукой.

Ивн с изрядной долей удивления посмотрел н профессор. Ккие, однко, стрнные сентенции...

Кляйну профессоров речь тоже не очень понрвилсь - хоть и по другому, очевидно, поводу.

- Хвтит болтть, профессор, - скзл он высокомерно. - Лучше двйте подумем, что нм делть дльше.

Фон Кугельсдорф недовольно покрутил головой и посмотрел н город.

- Теперь уже понятно, что делть, - скзл он рздрженно. - Переодевемся в одежду стржников и едем в город. Тм проддим лошдей и...

- Подождите, - остновил его Кляйн. - Вы слышите?

-Что?

- Ккой-то шум... Что это еще ткое?

Ивн и остльные повернули головы туд, где з невысокими холмми слышлся словно бы грохот морского прибоя. Мерный и пок еще длекий, он стновился все явственнее.

- А пойдемте-к посмотрим, - скзл Ивн.

- Д-д, - зторопился вдруг профессор. - Я совсем збыл... Но, может быть, еще не поздно...

Все почти бегом стли взбирться н ближйший пригорок.

Ивн успел первым и остновился кк вкопнный. Горизонт вдли вспучился темно-серой мссой, волнуясь и поблескивя н солнце пенными искрми. Нестройный гул доносился издлек: он был очень низкий, непонятный и угрожющий. Земля под ногми - или это только покзлось? - нчл подргивть.

- Что это? - спросил кто-то со стрхом. Ивн удивленно повернул голову: до сих пор он воспринимл рядовых эсэсовцев кк оловянных солдтиков, кк пушечное мясо: .окзлось, однко, что они умеют дже говорить.

- Это они, - скзл профессор, и Ивн посмотрел н него.

Фон Кугельсдорф стоял и смотрел, прикрывшись рукой от солнц, н оживющую рвнину.

- Это войско сынов Изрилевых, - медленно произнес профессор, Ивн, совершенно неожиднно для себя, добвил:

- "И было их числом около сорок тысяч, и перешли они перед Господом н рвнины Иерихон, чтобы срзиться..."

Словно ккя-то дымк зстлл мир вокруг него: кк во сне, видел он остновленную реку, столб свет и кмни: ветры проносились нд его головой, не трогя остльных, и рзличил он голос, неслышимые другими...

"Д что ткое со мной?!" - по-нстоящему испуглся Ивн и вдруг уловил цепкий, нечеловечески внимтельный взгляд профессор, в котором светилось торжество и зтення угроз...

Это длилось недолго. Короткий вздох - и все просветлело: голос умолкли, и Ивн ощутил мимолетную жлость, сожление, тоску и непонятную тревогу.

Профессор все смотрел н него. Потом он мотнул головой и повернулся к Кляйну.

- Д, это войско Иисус Нвин, - скзл он спокойно. - Теперь лошди нм очень пригодятся - нм ндо попсть в город... если уже не поздно.

Они и впрямь еле успели. Быстро собрвшись и переодевшись, их мленький отряд глопом посккл в сторону городских ворот. Профессор обнружил недюжинную выдержку, сумев, не вызвв подозрений, объясниться при въезде в город и рсскзть о приближющихся полчищх врг. Впрочем, о подходе неприятеля все уже знли.

В городе црил сумтох. Все ворот были спешно зкрыты; н крепостной стене появились усиленные отряды стржников, нпряженно всмтриввшихся в дль. Огромное войско подошло к городу и стло лгерем подле него.

Немцы действовли спокойно и деловито. Они рзбились н три группы и рзошлись по городу, договорившись встретиться в определенном месте в условленный чс. Место встречи выбрл Ивн, предупредив всех, что изменить его нельзя.

Н зкте они встретились. Все прошло блгополучно, трофейных коней продли, выручив з них кучу денег: лошди и впрямь были хорошие. Купили они и одежду, которя был в моде у местного торгового люд.

Обошлось без эксцессов. Хоть новоприбывшие внешне и отличлись от коренных грждн город, однко не нстолько, чтобы вызвть подозрения, к примеру, лиц нордического вид здесь окзлось, к удивлению Ивн, предостточно, тк что рзве что рост дюжины зморских гостей мог повлечь кривотолки, однко, в конце концов, местные боги вряд ли могли зпретить рсти кому-то ввысь, сколь душе угодно.

Н улицх было кк-то неспокойно: в городе црило нпряженное ожидние штурм.

- Мы должны провести здесь еще шесть дней - если верить тому, что нписно в Библии, - говорил негромко профессор. - А не верить Книге основний нет... Иерихон будет взят н седьмой день... после того кк пдут его стены... Вы сми видели, кк нгел сошел с небес и обртился к Иисусу, сыну Нвин: все тк, кк было описно... или почти тк. Иерихон будет рзрушен. Нм нужно будет уцелеть и проникнуть к тлисмну...

Ивн слушл профессор, но слов доходили до него, кк из-под воды. Весь день он чувствовл себя стрнно. Словно некя рздвоенность овлдел им. Временми мир кзлся осяземым и рельным, временми же нлетло ощущение рсплывчтости, эфемерной зыбкости окружющего, он видел все кк будто со стороны - себя, своих спутников, жителей город... ту женщину, с которой он столкнулся н рынке и которя посмотрел н него тк, что зкружилсь голов, и он вдруг до неприятного резко ощутил предопределенность нстоящего - будто в сотый рз игрл чужую роль в нбившей всем оскомину строй пьесе... Только вот текст, кк нзло, збыл.

Т женщин никк не желл уходить из его мыслей. Кто он, почему тк отчянно посмотрел н него?.. Почему не рз и не дв оглянулсь, когд он смотрел ей вслед, объятый холодным плменем предвкушения неведомого?.. Причем это было не предвкушение веселой интрижки с хорошенькой дмой, любовных игрищ и лихих гульбищ - нет, хотя он и был вызывюще крсив... это было тк, словно посмотрел в зеркльный колодец, в котором уместились век и прострнств, прошлое и будущее... и для нстоящего место тм тоже ншлось.

Путешествие в непонятное позвчер. Или - просто сон?..

- ...Но нм ндо где-то ночевть, - услышл Ивн голос Кляйн. - Мы не можем оствться под открытым небом: это опсно - зметит стрж и примет з шпионов.

Эсэсовец рссуждл, кк всегд, здрво.

- Д-д, - пробормотл профессор. - Ночевть нм где-то ндо...

Он почему-то пристльно посмотрел н Ивн.

Ивн отвернулся. Нчинются згдки, черт бы их побрл.

Они стояли недлеко от крепостной стены. Смерклось, кк это всегд бывет н юге, быстро, и очертния глинобитных домишек, жвшихся подле стены, то и вовсе - прямо в ней, постепенно теряли определенность и четкость, обрстя выпуклыми серыми тенями.

- Ндо искть постоялый двор, - решительно скзл Кляйн. - Мы ведь можем это сделть?

- Конечно, - легко скзл профессор. - Денег у нс, во всяком случе, хвтит.

- Ну тк пойдемте быстрее, - нетерпеливо скзл Кляйн. - Скоро совсем стемнеет...

- Пошли, - соглсился фон Кугельсдорф, не трогясь с мест.

- В чем дело? - посмотрел н него Кляйн. - Ведите нс...

- Почему я? - с легкой усмешкой спросил профессор. - Пусть лучше он...

И Кугельсдорф кивнул н Ивн. Ивн ждл чего-то подобного.

- С чего это вдруг? - спросил он невозмутимо. - Ведь вы, профессор, лучше меня знете и эту эпоху, и этот язык... Он осекся.

- Ну-ну, - подбодрил его профессор. - Продолжйте.

Ивн молчл.

- А ведь действительно, - медленно удивился Кляйн. - Ведь вы, Курт, свободно говорили н местном языке. Мы-то его учили... и, кстти, кк окзлось, довольно плохо... вы рзговривете совершенно свободно!.. Кк это понять?

Ивн пожл плечми.

-А никк, - скзл он. - Откуд я зню?.. Это все вши... эксперименты...

Вообще-то это был чистя првд.

- Все нормльно, - весело скзл профессор. - Это бсолютно нормльно, дорогой оберштурмбннфюрер... Ведите нс, Курт.

Посторонние голос ззвучли в голове Ивн с новой силой. Он скрипнул зубми и нпрвился к первому попвшемуся домишке.

Его зкчло. Он почувствовл, кк холодный ветерок дует ему прямо в лицо, но крем сознния понимл, что это не более чем иллюзия. Почему-то он вспомнил, кк читл где-то, что подобные симптомы чувствуют больные эпилепсией нездолго до нчл сильного приступ болезни.

Я вм покжу, злобно подумл Ивн, и решительно збрбнил кулком в дверь дом.

Почти тотчс же дверь рспхнулсь. Он невольно отступил н шг.

Н пороге стоял т смя женщин, которую он встретил днем.

Он удивленно поднял брови. Потом улыбнулсь.

Женщин был крсив. Волн темных густых волос, тонкое смуглое лицо... высокий чистый лоб, огромные черные глз - в пол-лиц, то и больше... прямой точеный нос, нежный румянец н скулх, яркий чувственный рот... быть может, дже слишком чувственный. Прямые тонкие плечи, крупня, вызывюще высокя грудь, узкя тлия и широкие зитские бедр.

- Я тебя видел сегодня, чужеземец, - низким голосом скзл он, обволкивюще улыбясь. - Чего же ты хочешь?..

- Я и мои товрищи ищем ночлег, - промямлил Ивн, чувствуя зтылком взгляды немцев. - Мы зплтим - и много...

Он перестл улыбться. Посмотрел н Ивн оценивюще.

- А сколько же вс?

- Со мной - двендцть....

Он нхмурил брови, что-то сообржя. Снов улыбнулсь - н этот рз лукво.

- Ну что же, входите, - скзл он, отходя в сторону. - Зчстили в дом Рхвы чужеземцы...

Ивн услышл з спиной стрнный смешок. Он оглянулся.

Позди него стоял профессор с непонятной гримсой н лице - не то злобной, не то торжествующей, не то печльной... Увидев, что Ивн н него смотрит, он отвел глз и подтолкнул его в спину - входи, мол, не здерживйся.

Ивн вошел в дом.

Они сидели з широким грубо сколоченным столом и ужинли. Трпез был нехитрой - жреное мясо, лепешки и вино. Кроме них, нроду в зле не было. Женщин, впустившя их и окзвшяся хозяйкой этого постоялого двор, куд-то ушл.

Ивн молч ел, мрчно поглядывя по сторонм. Кляйн с брезгливой гримсой жевл лепешку, профессор потягивл вино из глиняной кружки и мечттельно, кк покзлось Ивну, глядел куд-то в дль.

Остльные нсыщлись вдумчиво и ккуртно, тщтельно пережевывя пищу, кк и положено хорошим солдтм.

- Итк, профессор, - скзл Кляйн, с трудом проглотив последний кусок своей лепешки, - нпомните, сколько нм еще здесь нходиться?

Фон Кугельсдорф посмотрел н него.

- Еще шесть дней, - скзл он. - Н седьмой Иерихон будет взят штурмом.

Он допил вино, поствил кружку н стол и добвил:

- И все жители город будут убиты. Все до одного.

- Прекрсно, - кисло скзл Кляйн. - Что будут убиты - это, конечно, првильно, не спорю: я и см бы тк сделл. Но мы, мы-то что делть будем?

- А нм по милости брон фон Штйнхорст ничего не грозит, - весело скзл профессор и нлил себе еще вин. Ивн перестл жевть и с удивлением посмотрел н него.

- Кк это? - не понял Кляйн. - При чем тут Курт?

- А при том, что именно он выбрл столь удчное место для проживния.

- И чем же оно удчное? - нсмешливо спросил Кляйн. Профессор отхлебнул из кружки и осуждюще покчл головой.

- Плохо, - скзл он. - Никуд не годится.

Кляйн обртил свой брезгливый взор н кувшин с вином.

- Это я не о вине, - скзл профессор. - Это я о вс, дорогой оберштурмбннфюрер.

- То есть? - ндменно спросил Кляйн и выпрямил и без того до деревянности прямую спину. - В чем дело?

Профессор весело хмыкнул.

-А в том, увжемый repp Кляйн, - скзл он, явно рзвлекясь, - что вы плохо подготовились к ншей экспедиции.

- Не понял, - одеревеневшим подобно спине голосом произнес Кляйн. Объяснитесь, repp профессор.

- Если бы вы внимтельно слушли меня рньше или хотя бы прочитли все, что нужно, то происходящее здесь не вызывло бы у вс ткого детского недоумения. Я понимю - вши головорезы, но вы-то, вы - вроде обрзовнный человек...

- Короче, профессор. - В голосе эсэсовц дерево уступило место стли. - Я не позволю вм оскорблять ни меня, ни моих солдт. Они - это лучшее, что могли дть Люфтвффе и СС, я...

- А действительно, - перебил его Ивн. - Профессор, мне тоже интересно, в чем я тут вм помог?

Фон Кугельсдорф вздохнул - кк покзлось Ивну, несколько лицемерно.

- Знчит, и вы, Курт, не понимете...

Он вздохнул еще рз, но, бросив взгляд н ндутого Кляйн, зговорил:

- Иисус Нвин - один из слвнейших иудейских рыцрей, коих в истории было ровно трое...

- Но-но-но, - перебил его Кляйн. - Профессор, вы, похоже, совсем с ум сошли? Ккие...

- Не перебивйте меня! - обозлился вдруг профессор. - Неуч вы и невежд! Гермнскя рыцрскя трдиция нсчитывет трех великих иудейских рыцрей, трех язычников и трех христин! И это знет любой, по крйней мере любой грмотный член СС!..

Кляйн открыл было рот, но тут же зкрыл его и потупил взор. Ивн готов был поклясться, что оберштурмбннфюрер собирется покрснеть.

Профессор некоторое время ждл от Кляйн возржений, не дождлся и продолжил тоном ниже:

- Тк вот, было три рыцря из иудеев... Об их деяниях мы знем из Библии. Первым из них был Иисус, сын Нвин...

- Действительно, - пробормотл Кляйн, - теперь я что-то нчиню припоминть...

-...который прослвлен тем, - продолжл профессор невозмутимо, - что, приняв от Моисея брзды првления сынми Изрилевыми, повел их в землю, которую дл Он им... И много земель было зхвчено, и много городов рзрушено... в том числе и Иерихон.

- А при чем тут я? - спросил Ивн.

Профессор внимтельно посмотрел н него. Ивну покзлось, что темня пустот, спрятвшяся было в глубине его глз, снов готов явить себя миру.

- Слышли ли вы, дорогой брон, - негромко спросил профессор, - кк зовут ншу хозяйку?

Ивн отвел взгляд. При упоминнии об этой женщине неприятный холодок шевельнулся в его душе.

- Слышл, - буркнул он неохотно. - И что?

- Ее зовут Рхв, - скзл профессор. - Инче - Рв... И все погибнут в проклятом городе Иерихоне, кроме нее и тех, кто будет в доме ее...

Ивн передернуло.

Голос, поселившиеся в его голове, снов пробудились, нстойчиво ншептывя, убеждя и успокивя: они звенели и шипели, гудели, бухли, стонли, говорили: их было много, и они предлгли ему выбрть... Они мнили з собой, звли и увещевли: Ивн чувствовл себя то мелким и ничтожным, то знчительным и сильным; он то провливлся в ледяную бездну, то взлетл высоко-высоко; он был невесомым и тяжелым, прозрчным и непроницемым, он пытлся уйти - и снов возврщлся, пусть и нендолго...

Он вернулся в дом, приютивший его; бессмыслення тоск, одолевшя было, ушл, что-то прогнло ее, пусть и н время.

Профессор смотрел н него тк, словно вместе с ним слышл эти смые нстойчивые голос.

Дудки, подумл Ивн, злобно глянув н фон Кугельсдорф. Опоили небось гды меня чем-то... ну ничего! Спецнз просто тк не сдется... Я вм устрою доствку этого смого тлисмн по нзнчению!..

Он улыбнулся и рспрвил плечи, с рдостью осознв себя солдтом великой рмии. Мы еще повоюем, подумл он с бешеным весельем и посмотрел н немцев.

Им, кзлось, не было до него никкого дел.

Ивн открыл было рот, чтобы зговорить с профессором, но тут появилсь см хозяйк.

- Я приготовил вм ночлег, - скзл он, глядя н Ивн и улыбясь. Комнты нверху...

- Мы пробудем у вс шесть дней, - скзл профессор и дернул щекой. Деньги зплтим сейчс...

С этими словми он высыпл из кошеля горсть серебряных монет. Брови хозяйки поползли вверх.

- Вы и впрвду богты, чужеземцы, - весело скзл он. - Не беспокойтесь, з свои деньги вы получите все, что пожелете...

Прошел один день, потом другой, потом - третий... Они почти не выходили в город. Только один рз Ивн, профессор и Кляйн поднялись н стену, чтобы посмотреть н войско, осдившее Иерихон.

Нстроение горожн менялось. Снчл в их сердц вселился стрх при виде многочисленного войск, потом же, увидв, что противник медлит, осжденные приободрились. Недоумение у них вызвл стрння процессия, изо дня в День ходившя по периметру стены и оглшвшя все вокруг пронзительным звуком труб, но потом это недоумение прошло, уступив место нсмешкм.

А звуки труб тем временем стновились все нстойчивее и нстойчивее, проникя сквозь стены в смый город, нполняя дрожью дом, зствляя трепетть деревья и рзгоняя птиц с помоек, принося тревогу и неуверенность, помрчя рзум...

Ивн и немцы стояли н стене, глядя вниз - туд, где рскинулись штры осждющих, где в лучх яркого солнц остро блестели нконечники копий и медные бляхи н щитх воинов грозной рмии; воины стояли, опляемые полуденным светилом, стояли молч, неподвижно и уверенно.

- Идут, - негромко скзл Кляйн.

Покзлсь процессия, обходившя город. Звуки труб стли нестерпимыми для ух, проникли в мозг, в сердце, в желудок. Ивн почувствовл, кк волосы н его голове зшевелились.

- Смотрите, - неожиднно скзл профессор, укзывя куд-то рукой. - Вот он, Иисус Нвин!..

Ивн поглядел туд, куд укзывл профессор. Впереди процессии шли вооруженные люди, з ними - семеро в ярких одеждх, очевидно, священники: они-то и трубили в трубы, - Д где же? недовольно спросил Кляйн.

- Вот, вот, - быстро зговорил фон Кугельсдорф - трубчи... видите ковчег звет!.. А з ним, срзу з ним...

Ивн всмотрелся.

Шел человек, высокий, пожилой, с горделивой оснкой. Ветер рзвевл его длинные белые волосы, трепл полы одежды.

- Солнце отдыхло, угнездившись н мече его, - пробормотл профессор.

Он умолк и провел рукой по волосм. Ивн удивился: рньше он не змечл у Кугельсдорф ткого жест.

-Д, - продолжл профессор, - это он... Когд Моисей вывел евреев из Египт, то был уже не в силх вести их дльше, и призвл он тогд Иисус, и возложил Моисей н него руки свои, и преисполнился Иисус дух премудрости, и повиновлись ему сыны Изрилевы, и делли тк, кк повелел Господь Моисею...

- Евреи, - с досдой скзл Кляйн, - опять эти евреи.

Профессор улыбнулся и умолк. Ивн глянул н обоих с интересом.

- Пойдемте, - после пузы скзл Кляйн. - Нс ждут.

- Звтр- седьмой день, - тихо, кк бы про себя, скзл профессор. Иерихон будет взят и рзрушен...

Оберштурмбннфюрер сильно поморщился, но промолчл.

В этот вечер жители город были кк-то по-особому, нездорово веселы. Кругом было шумно; тут и тм рздвлись хмельные песни, хохот, громкие крики. Весь город был ярко освещен: фкелы горели повсюду, и в их колеблющемся свете мелькли неверные изломнные тени. Кзлось, люди нпокз выствляли небрежение опсностью, темнотой и стрхом. Единственные, кто не стеснялся бояться, были животные. Собки, которые все последние дни выли, не перествя, вдруг умолкли и зтились; нпротив, домшняя скотин впл в буйство. Коровы мычли без перерыв, жлобно и стрстно; овцы беспокойно блеяли, волнуясь в своих згонх; ослы орли дурными голосми, словно хотели сми себе рзорвть легкие... А птиц уже двно не было в городе...

А люди веселились. Дом Рхв был полон нроду, и никто не хотел уходить, будто понимя, что только здесь можно было спстись...

Немцы стли рсходиться по своим комнтм. Профессор предупредил всех, что проснуться придется очень рно.

Ивн уже встл из-з стол, собирясь подняться нверх, кк вдруг почувствовл чью-то легкую руку н своем плече.

Он обернулся и увидел Рхв.

Он смотрел н него снизу вверх, лихордочно блестя глзми, улыбющиеся губы ее слегк дрожли.

Ни слов не говоря, он потянул его куд-то з собой. Ивн невольно оглянулся: среди общей суеты, шум и гм никто не обртил н него внимния. Более не рздумывя, он последовл з женщиной.

В полном молчнии они прошли по узкому коридору. Рхв толкнул дверь, и они очутились в мленькой комнтке с низким потолком, где были только стол и кровть. Н столе горел тусклый светильник.

Рхв стремительно повернулсь к Ивну и, кк в смертной муке, зкрыв глз, обвил его шею своими рукми, прижлсь к нему всем своим легким телом. Горячечно зшептли жркие губы...

- Мой, только мой... ты избрн... я ждл тебя, я всегд ждл только тебя, чужеземец, человек ниоткуд... ты уйдешь, я зню, но остнешься моим, ты будешь всегд жить во мне...

Голов у Ивн зкружилсь. Огонек тусклой лмпдки стл ярким, кк свет близкой звезды, он усилился и превртился в обжигющий плмень тысячи солнц; комнт рспхнул свои окн прямо во Вселенную, и могучий и нежный вихрь зкружил и подхвтил, унося длеко - во времени и прострнстве... Голос, ззвучли всегдшние голос: они кричли, и пели, и звли, но сегодня для них не было ни мест, ни лишнего мгновения, и они ушли, утихли совсем, остлся лишь один голос, рядом, вокруг, везде...

Кровть с нброснными н нее шкурми превртилсь в звездную яхту под тумнными прусми; волны кипящего окен перехлестывли через борт, сбивя с ног и увлекя в пучину; мудрое Время тормозило свой бег, сжимясь, кк пружин, и, рспрямляясь, выбрсывло миры и солнц в вечное Ничто...

Ивн медленно приходил в себя, восхищясь и ужсясь крсотой окружющей тишины. Он посмотрел н женщину, лежщую н его руке. Лицо ее было бесконечно спокойно.

Не открывя глз, он улыбнулсь и крепче прижлсь к нему.

- Сегодня все кончится, - прошептл он, и голос ее нполнился безысходной тоскою. - Иехошу бин Нун возьмет город, я зню это... все умрут, ты вернешься в свое никуд... Я хорошо зню это, поверь... я узнл обо всем уже двно и тк долго ждл... Скоро все случится: нгрд, прощение и... прощние... Спсибо тебе, избрнник...

Он змерл: Ивну покзлось, что ее сердце перестло биться.

Прошл томительня секунд: внезпно женщин широко рскрыл глз.

- Все... Пор! - вдруг вскрикнул он. - Иди же!.. Скоро рссветет... и в седьмой рз протрубят трубы!

Когд Ивн поспешно спустился вниз, все уже были в сборе. Кляйн нсмешливо поднял брови, хотел было что-то спросить (убью гд, с холодным бешенством подумл Ивн), но передумл.

- Где вы были, Курт? - озбоченно спросил профессор, мельком глянув н Ивн, и, не дожидясь ответ, продолжл, обрщясь ко всем: - Помните, что только в этом доме мы в безопсности. Тот, кто нм нужен, см придет сюд... Ждть остлось недолго.

Ивн мрчно уселся з стол, взял лепешку, подвинул к себе кувшин с вином и кружку. Он чувствовл себя устлым - и духовно, и физически.

Ншл избрнник, подумл он, криво улыбнувшись. Вот ведь б... в смысле женщины: обязтельно им ндо, чтоб поромнтичнее... это, конечно, понятно. Но почему - избрнник?..

Он ел, не чувствуя вкус, но устлость постепенно уходил. Н смену ей пришло резкое чувство тревоги - дренлин весело прогулялся по его жилм, поселив в душе возбуждющее предвкушение схвтки. Ивн дже приободрился.

В зле повисл нпряження тишин: все молчли, прислушивясь к происходящему вне стен дом.

Внезпно Ивн рзличил еле слышный звук привычных уже труб. Слбый пончлу, он все усиливлся и усиливлся. Здрожли стены, брякнул посуд.

- Нчинется, - негромко произнес профессор и посмотрел куд-то вверх. Сейчс они зкричт, и стены пдут...

Звук, шедший снружи, зполнял все вокруг, громыхя и нзвнивя. Зхотелось зжть рукми уши, но Ивн почему-то понял, что это бесполезно.

Згудело. Стены дом уже не дрожли: они тряслись, Штлись, грозя звлиться; зскрипели, двигясь, столы, рспхнулся с треском ствень. Небо в высвободившемся проеме окн стло темнеть, нливясь густой синевою; потом нвлилсь жирня чернот, прореземя отливющими метллом лентми молний.

Только что было жрко, пот зливл глз, но вот уже повеяло могильным холодом, зкололо ледяными иголочкми кожу н лице. Сквозь нрствшее могучее гудение пролился новый, чудный звук, зродыш многоголосого величвого песнопения, он стновился все сильнее и сильнее, рзрстясь, охвтывя и проникя: все уже было полно им.

Пол трясся под ногми не перествя, стены штлись, кк бумжные. Один з другим люди влились н пол вместе со скмьями, не умея противостоять всесокрушющему, кк кзлось, нпору немыслимой стихии.

Ивн не выдержл и зкричл, но не услышл своего крик. Смый воздух сотряслся и рушился: оствлось ждть лишь миг до того, кк небес рухнут н землю, рздвив всех живущих н ней.

Но вот последним ккордом прозвучл жуткий грохот. Ивн подумл, что земля рзверзлсь и поглотил все, что н ней было, - просто из милосердия. Он ожидл пдения в бездну, но нступил невероятня тишин.

Не веря в долгожднное безмолвие, люди не решлись поднимться н ноги. Ползли долгие секунды томительной тишины.

Ивну ндоело вляться н двно не метенном полу, и он первым поднялся, стрясь не кряхтеть и не охть. Следом з ним стли подвть признки жизни и остльные.

Ивн поднял скмью и сел н нее - ноги предтельски подргивли. Рядом с ним почти повлился фон Кугельсдорф.

И тут снов послышлся сильный шум. Глухой рокот, словно рссерження волн нктывлсь н окенский берег... он сейчс был неприятен, в нем тилсь угроз - но угроз не мистическя, не леденящя кровь зпредельным ужсом, вполне осяземя... и человеческя.

Ивн посмотрел н профессор. Тот отвел глз, щек у него дернулсь. Потом он скзл здумчиво, без тени испуг:

- Ну вот и все. Стены Иерихон пли. Город взят штурмом.

Рядом с ними н скмью, кряхтя, уселся Кляйн.

- Ну и что мы будем делть дльше? - здл он свой стндртный вопрос.

Профессор перевел взгляд н него.

- Ждть, - кк бы нехотя скзл он. - Все жители город, от стриков до грудных млденцев, будут убиты. Не тронут только тех, кто нходится в этом доме.

-А кстти, почему победители окжутся столь блгосклонны к хозяйке этого отеля? - спросил Кляйн. - У нее ккие-то особые зслуги?

- Вот именно, - усмехнулся профессор и покосился н Ивн. - В доме этой блудницы, - Ивн слегк дернулся, - ншли убежище рзведчики изрильтян... они спрятлись от местной стржи н крыше.

- А-, - понимюще протянул Кляйн. - Знчит, у нее здесь явк... и ндежня крыш для шпионов.

- Точно тк, - снов усмехнулся профессор.

- Он что же, профессионльня рзведчиц? - деловито спросил оберштурмбннфюрер.

Профессор помотл головой и с усмешкой бросил быстрый непонятный взгляд н Ивн.

- Профессия у нее кк рз другя, - скзл он, - хотя тоже очень древняя и рзведке во многом родствення... не дергйтесь вы тк, дорогой брон, дело житейское... вс тут случйно кое-кто Сыном Неб не нзывл?..

Ивн игрл желвкми н скулх, но пок молчл - потому, нверное, что ндоедливые голос опять пришли к нему в гости.

- И что же потом случится с этой... э-э... ншей хозяйкой? - спросил Кляйн слегк презрительно.

- О-о, это интересня история... У нее все будет хорошо: блгодря своим незурядным кчествм он вскорости зймет очень высокое положение среди тех, кто рзрушил ее город... остепенится, зведет детей... И вы знете, господ, говорят, что дже см великий црь Двид - один из ее потомков! - скзл профессор почему-то очень серьезно.

- Кто бы мог подумть, - пробормотл Кляйн.

Ивн молчл. Ему не понрвились серьезность профессор и его косые взгляды.

Ивну вообще перествло нрвиться многое. Нчлись, понимешь, ккие-то недоговоренности, ккие-то нмеки... д з кого его здесь принимют? Избрнники... потомки...

Он вдруг подумл, что внизу никого, кроме их группы, не было, хотя н постоялом дворе нроду нходилось немло. Тут он услышл скрип ступеней н лестнице, хотел обернуться, но в этот момент рспхнулсь входня дверь.

В помещение с ревом ворвлись солдты, зхвтившие город.

Их было много: ощеренные, озверевшие люди с окроввленными мечми и короткими копьями в грязных от пот, крови и пыли рукх. Диким торжеством победителей и жждой немедленного убийств пылли их лиц...

Немцы повсккли с мест, отступя от угрожюще нствленных н них копий. Крем глз Ивн увидел, кк Кляйн с искзившимся от лютой ненвисти лицом бросился н солдт, уклонился от неверно нпрвленного меч, одним удром сбил изрильтянин с ног, вырвл у него меч и знес его нд головой поверженного. Крик ярости вырвлся из десятк глоток, н Кляйн бросились со всех сторон.

Эсэсовцу оствлось жить доли секунды, кк вдруг рздлся громкий уверенный голос, который зствил всех змереть.

- Остновитесь!.. Опомнитесь, несчстные!.. Или вы не видли червленого шнур н этом доме и не знете, что его охрняет Иехошу бин Нун и см Бог Изрилев?!.

Все змерли, глядя н простершую руки Рхв. У Ивн дже дух зхвтило, до того он был прекрсн. Темное плмя.

Зтем кто-то выбил из руки Кляйн меч, и эсэсовц притиснули к стене, приствив ему копье к горлу. Вперед выступил один из солдт, очевидно, комндир.

- Мы видели знк н твоем доме, - прорычл он, - и мы знем, что он ознчет. Мы выведем тебя и тех, кто нходится под крышей твоего дом, прочь из проклятого город... но этот человек, - он укзл мечом н несдержнного оберштурмбннфюрер, - этот человек нпл н нс, и пусть теперь вождь сынов Изриля великий Иехошу бин Нун решет, кк с ним поступить... И вы пойдете с нми, - повысил он голос, обрщясь к остльным немцм, - рсскжете, кто вы ткие... не стоит ли истребить весь вш погный род...

Под злобными взглядми солдт Ивн и немцев вывели н улицу. Пок они ждли, когд выведут всех остльных из дом Рхв, Ивн осмотрелся по сторонм.

Крепостной стены не было - то есть совсем. Вместо нее громоздились обломки битого кмня, щебень, беспорядочные груды мусор и пыли. Прх покрывл землю, и непонятно было, кк уцелел приютивший их дом: все вокруг было уничтожено.

Нд городом поднимлись угрюмые столбы жирного черного дым. Откуд-то еще доносились слбые крики, плч, рев домшней скотины, но было ясно, что смого город больше нет.

Пхло горелым мясом, кровью, кменной крошкой, древесным пеплом... пхло весной, жрким южным преддверием лет. Природе было нплевть н войну: сколько весен пхло кровью, сколько еще будет пхнуть...

Из дом Рхв стли выходить те, кто тм еще оствлся, - престрелые родители хозяйки, ее бртья, ккие-то женщины с мленькими детьми н рукх; испугнные, плчущие, жмущиеся друг к другу, одинокие и потерянные среди пепл и крови, среди бессильных остнков и руин родного им город, в одночсье ствшего зброшенной могилой их соотечественников, друзей и близких.

Стрший солдт мхнул мечом, подвя комнду, и кучк людей в окружении звоевтелей побрел прочь от покинутого убежищ.

Позди зтрещло и згукло. Ивн обернулся и увидел, кк из окон дом Рхв, подожженного солдтми, с воем вырвлись языки веселого плмени, поднялись ввысь; столб дым слился со множеством тких же. Дым, прх и огонь ничего больше не остлось тм, где был Иерихон...

По ккой-то причине они не срзу вышли из город, хотя дом Рхв и стоял прямо возле обломков рзрушенной стены. Чем дльше двиглсь скорбня процессия спсенных, тем явственней стновились тихий плч и стоны шедших с Рхв. Дух жестокой резни, тяжелые испрения скотобойни витли нд горячими рзвлинми...

С рсчетливой жестокостью изрильтянми было уничтожено все. Зколотые, зрезнные, зтоптнные мужчины, стрики, женщины, дети влялись между сожженных, освежевнных, плвющих в жидкой грязи и нвозе туш домшней скотины. Душный зпх крови пропитл все: кровь превртил сухую землю в болото. Тучи зеленых мух, тяжело гудя, спусклись с небес и ждно облепляли ненужное мясо, и тень их повелителя чувствовлсь где-то невдлеке.

В живых не остлось никого.

Лишь кучки солдт нрушли зстылость дымного бгрового пейзж. С кнцелярской деловитостью солдты собирли, подбирли и отсортировывли все ценное: кк мурвьи, волокли упорно н себе груды золотых брслетов, ожерелий, серебряных укршений, связки медных и железных сосудов и прочих вещей, обещнных ими своему Богу...

Тем, кто влдел этим рньше, уже ничего не было нужно: они утонули в собственной крови.

Ивн невольно посмотрел н Рхв. Он шл, прямя и нпряження, изредк оскльзывясь, но снов выпрямляясь. Глз ее были сухи, рот твердо сжт; он смотрел прямо перед собою, словно видел то, что не дно было увидеть другим.

Никого не тошнило. Ивн посмотрел н Кляйн и увидел, что выржение озверелости сошло с его лиц и вид у оберштурмбннфюрер сейчс был несколько удивленный.

Было тихо и стршно.

Воздух змер, зстыл, и все вокруг змолчло и скрылось. Никто не тревожил покоя проклятого город Иерихон, ни жившие в нем рнее, ни умершие сейчс.

Они вышли из город и побрели в сторону лгеря победителей, рдуясь тому, что смерть остлсь позди них. Немцы вели себя спокойно: войн и убийство были для них совсем не внове.

Ивн посмотрел н профессор: тот тк вообще улыблся.

- Что смешное вы обнружили, герр профессор? - спросил Ивн неприязненно.

- Ну кк же! - откликнулся фон Кугельсдорф. - Все ведь удчно получилось!

- Д? - удивился Ивн. - А что именно, позвольте узнть?

Профессор укрдкой оглянулся и, понизив голос, скзл:

- Блгодря бестолковому нтисемитизму ншего дорогого оберштурмбннфюрер - что поделть, герр Кляйн весьм ему подвержен, - нс доствят прямо к Иисусу Нвину. Тот скорее всего зхочет допросить пленного, потому что убить его срзу было бы не совсем удобно - все-тки обещние есть обещние, нходившиеся в доме Рхв неприкосновенны... А остльное - дело техники: мне ндо только прикоснуться к тлисмну, который великий воитель носит н груди... что мы могли увидеть, стоя н стене город.

- Что-то я не помню ткого, - здумчиво скзл Ивн.

- Д?.. Было ткое, было, - убеждюще произнес профессор. - Тк вот, только я до него дотронусь, кк мы срзу перенесемся в другую эпоху...

- А куд?..

- Я же говорил рньше - к Мкедонскому, который Алексндр... и поведем охоту з его чстью тлисмн.

- А если что-то не получится? - спросил Ивн. Профессор пожл плечми.

- Что ж... будем действовть по обстновке.

- А если герр Кляйн з его семитофобию... того?..

- Ну и что? Войн есть войн, - снов пожл плечми фон Кугельсдорф. Оберштурмбннфюрер, конечно, хороший человек, но одним оберштурмбннфюрером больше, одним меньше...

- Вы еще скжите, что одним броном больше, одним меньше, - недовольно произнес Ивн. Профессор хихикнул.

- Это уже до меня скзли, - лукво сообщил он.

- Я зню, - коротко ответил Ивн.

Пепелище Иерихон, нд которым уже почти не было видно дым, остлось длеко. В лгере победившей рмии црило оживление. Огромную добычу, взятую в рзрушенном городе, многочисленные крупные и мелкие отряды сносили в сокровищницу, и приветственные крики сотрясли воздух.

Вечерело. В стороне неспешно нес свои воды Иордн, чьими стрниями кпля з кплей нполнялсь чш Мертвого моря...

Пьянящее чувство победы кружило головы победителям. После долгих лет унижений, скорби и рбств, после гонений и гибели одержн был первя побед н земле Хннской. Впереди еще много походов, рзоренных городов, богтой добычи, политой кровью чужков-инородцев, много слвных битв и побед, но эт, первя, - дороже...

Стоя н коленях, Кляйн угрюмо смотрел н великого воителя, вождя своего нрод. Злоб и ненвисть просто душили немц - Ивн это хорошо видел. Видел это и тот, к чьим ногм был брошен пленник.

- Говори, - сурово скзл он, - не медли. Из ккой стрны явился ты в город, проклятый Богом? Что делл тм? Почему змыслил злое против сынов Изрилевых?

Кляйн ж побелел от злости. Ивн усмехнулся. Кково Кляйну, белокурой бестии, ндежде и опоре, гордости шутц-штффель, стоять н коленях перед кким-то прхтым...

Ничего, ничего, подумл Ивн злордно. Змочил штнишки?..

Кляйн молчл и только по-волчьи склился.

Преемник Моисея нхмурил брови. Уходящее солнце здержлось в его седых волосх, игрло золотой цепью, неведомым тлисмном, тинственно мерцвшим н груди...

Момент был критический. Ивн понимл, что терпение рзрушителя Иерихон не беспредельно, Кляйн, сходивший с ум от унижения, которому подверглсь его рийскя нтур, изобржть смирение не собирется и сейчс сделет опсную глупость...

- Позволь, о великий! - рздлся вдруг голос рядом с Ивном.

Это был профессор.

Вождь Изриля посмотрел н него с удивлением, потом едв зметно кивнул стржникм.

Ивн нпрягся. Если профессор не проявит должной рсторопности, то угрохют и его, и Кляйн, и остльных немцев... и, что смое неприятное, Ивн тоже могут укокошить.

Это было бы совсем нехорошо.

Тем временем профессор, сложив руки перед собою, мленькими шжкми продвиглся к возвышению, н котором восседл Нвин. При этом он мелко-мелко клнялся и вид являл робкий и смиренный.

Внезпно Ивн похолодел.

Стржник с копьем, стоявший возле возвышения, сделл шг вперед и встл перед профессором, держ копье нперевес. Фон Кугельсдорф змер.

Мысль Ивн лихордочно зрботл. Если пуз еще немного зтянется, то глвному звоевтелю ндоест творимое им првосудие, и он просто прикжет всех зрезть. А профессор ничего не может сделть, пок стржник стоит перед ним: он не доберется до тлисмн...

И тут профессор бросил короткий взгляд н одного из немцев, который стоял ближе к возвышению. Не успел Ивн ничего понять, кк эсэсовец с диким криком бросился н стржник, мешвшего фон Кугельсдорфу.

Все уместилось в одно мгновение. Стржник успел повернуться к нпвшему н него: он выствил копье и ннизл н острие немц. Профессор же одним прыжком преодолел несколько метров, рзделявших его и сын Нвин, вцепился в одежду воителя и дотянулся до тлисмн.

Никто не успел ничего понять. Ивн лишь зметил спокойное удивление, мелькнувшее в глзх вождя Изриля, кк все озрил ослепительня вспышк; он ослеп, земля под ногми пропл, и тяжелое небо стло близким и спокойным...

...и вдруг земля, твердя почв, сильно удрил по подошвм; колени подогнулись, тк что Ивн чуть было не упл. Рзноцветня мозик мир, рссыпвшяся было по углм сознния, собрлсь вновь. Ивн встрепенулся и посмотрел вокруг.

С удивлением и тревогой он понял, что стоит прктически н том же смом месте, что и секунду нзд... или не секунду?..

Ну д - вон и Иордн течет, и те же холмы, и рзвлины стен неподлеку... хотя нет, рзвлины все же другие. И кругом никого нет - кроме вляющегося н земле Кляйн, зшедшегося в мучительном приступе кшля, девяти... нет, уже восьми рядовых эсэсовцев и профессор.

Ивн внимтельно посмотрел н фон Кугельсдорф.

Почувствовв взгляд, тот повернул голову.

- Все в порядке, - немного нсмешливо произнес он, - Сейчс год трист тридцть первый до Рождеств Христов... но я несколько удивлен. Никк не думл, что мы окжемся н том же смом месте. Впрочем, об этом можно было бы догдться...

Он поглядел куд-то в дль, щурясь от солнц.

Ивн тоже посмотрел.

Н месте город, который был здесь тысячу лет нзд, громоздились рзвлины, и нд ними по-прежнему поднимлся дым - будто пожр с тех пор тк и не утих.

- Город всегд горели, - негромко произнес профессор. - Теперь это сделли мкедоняне. Алексндр Великий.

Он подошел к Кляйну и помог ему подняться н ноги.

- Кк вы себя чувствуете, герр оберштурмбннфюрер? - учстливо спросил он. - Все ли в порядке?

- Нет, не все в порядке, - прохрипел Кляйн и сплюнул. - Все очень дже не в порядке...

Он оттолкнул профессор и выпрямился.

- Вы видели? - произнес он злобно. - Вы только видели, кк этот... кк он меня... ?!

- А в чем дело? - недоуменно спросил профессор. - Подумешь событие; скрутили и хотели допросить...

-Д ведь это были евреи! - зорл Кляйн. - И они посмели убить одного из моих людей!..

- Ну и что с того? Мло ли вы евреев поубивли н своем веку...

- Д, я их убивл, - ядовито произнес Кляйн. - Убивл и буду еще много убивть!

- А чего же вы тогд жлуетесь? - пожл плечми профессор. - Вы - их, они - вс... Чего обижться? В природе все должно быть грмонично...

Некоторое время Кляйн злобно трщился н профессор и угрожюще пыхтел, но фон Кугельсдорф тк нивно глядел н оберштурмбннфюрер, что тот понемногу остыл.

- Может, вы и првы, - пробурчл он. - Солдту негоже обижться н то, что его смого хотят убить...

Профессор покивл.

- И я о том же, - скзл он. - Убивйте своих евреев н здоровье, и пусть вс тоже убивют... Кляйн неожиднно рсхохотлся.

- Мне нрвится ход вшей мысли, профессор, - весело скзл он. - Вы совершенно првы. Истиння нция сверхлюдей должн вырщивться не в тепличных условиях, н полях сржений...

- Кжется, сейчс вм будет сржение, - перебил его Ивн, крем ух прислушиввшийся к хинее, которую несли дв немц. - Глядите. - Он укзл рукой.

К ним стремительно приближлсь групп всдников - Десятк три человек. Их шлемы и щиты ярко блестели н солнце.

- С ними мы не спрвимся, - с легким беспокойством произнес Кляйн. - Их слишком много.

- И не ндо спрвляться, - невозмутимо скзл профессор. - С этими мы рзберемся по-другому...

Легкий ветерок приподнял полу его хитон. Ивн посмотрел н одежду профессор, потом н свою.

Интересное дело: одежк более рннего времени уступил место другой, совершенно древнегреческого вид, если судить по кртинкм в учебнике истории... или еще где-нибудь.

- А кк это мы сменили грдероб? - поинтересовлся Ивн.

- Молчите, Курт, - нетерпеливо скзл профессор. - Тк получилось... Ккя вм рзниц? Все продумно...

Ивн хмыкнул и хотел было продолжить рсспросы, но тут всдники приблизились к ним, окружили, нствили копья.

Кк и тогд, в первый рз, мысленно усмехнулся Ивн, но тут же, приглядевшись внимтельнее к всдникм, вынужден был признть, что не совсем тк. Прежние рядом с этими выглядели просто оборвнцми и рзгильдяями невзрчное мужичье н корявых лошдкх. Нынешние же квлеристы - н могучих конях, сми здоровенные, сытые, в пнцирной броне, в блестящих шлемх с топорщившимися щеткми конских волос н гребне, с внушительного вид мечми и тяжелыми щитми... Регулярня рмия, зклення в боях.

- Кто ткие? - влстно здл скрментльный вопрос смый здоровенный в броне побогче.

- Я - философ из Книд, последовтель Аристотеля Стгирит, - спокойно ответил профессор, - это - мои ученики. Мы были в Египте, сейчс нпрвляемся в рмию божественного Алексндр.

- А зчем? - сдерживя своего грызущего удил могучего коня, поинтересовлся мкедонянин. В том, что это был именно мкедонянин, сомнений у Ивн не было.

- Я хочу писть историю великого поход, мои ученики - сржться в рмии великого полководц, - пояснил фон Кугельсдорф.

- Хм, - буркнул всдник. - А сржться-то вы умеете?

- О д, - зверил его профессор. - Все мои ученики с детств приучены обрщться с оружием...

- И что, все они родом из Книд? - подозрительно рзглядывя Кляйн, спросил всдник.

- Нет, конечно, - безмятежно ответствовл профессор. - Есть и фесслиец, и беотиец, и милетцы, и финяне... вот он, - фон Кугельсдорф укзл н Кляйн, - фивнец...

- Фивнец? - переспросил всдник и несколько брезгливо посмотрел н немц. - Понимю... Эпминонд тм, священный отряд...

-Д нет, - блгодушно скзл профессор. - Вообще-то он вольноотпущенник, см родом из Иеруслим... . Ивн увидел, кк вытянулось лицо у Кляйн.

- Понятно, - произнес всдник, рзглядывя побгровевшего оберштурмбннфюрер, который бросл н шутник-профессор яростные взоры. - Д, кто это у вс тут фесслиец? - вдруг спохвтился он.

- Вот этот, - ткнул пльцем в Ивн фон Кугельсдорф. - Родом из Ифмы.

- Д что ты говоришь!.. - воскликнул всдник и спрыгнул с коня. Землячок, знчит!..

Ивн чуть было не выруглся вслух.

- Кк звть-то тебя? - спросил, улыбясь и подходя к нему, мкедонянин. Росту он окзлся немлого - почти с Ивн, в плечх - тк и пошире него.

- Леонтиск, - ляпнул нобум в меру нчитнный Ивн, ндеясь, что попдет в точку. И попл.

- Кк!.. - вскричл порженный квзиземляк. - Клянусь Зевсом, вот чудес! Я-то ведь тоже Леонтиск!..

"Пропди ты пропдом со своими чудесми", - получл Ивн, любезно улыбясь в ответ.

- Нет, ну бывет же ткое, - рдостно продолжл нстоящий Леонтиск. - Кого только не встретишь в этих крях... Слушй, двй к нм служить, в фесслийскую конницу под мое нчло?..

- О нет, слвный Леонтиск, - встрял профессор. - Мои ученики хотели бы служить в пехоте, к лошди они непривычны...

- Ерунд, - отмхнулся легендрный квлерист. - Лучше конницы ничего нет. А что ксется неумения... В рмии ведь знешь кк? Не умеешь - нучим...

Ивн поднял брови.

- ... н все остльное - воля богов олимпийских. Тк что, философ, не путйся под ногми и не мешй солдту делть свой выбор.

- Нет, - твердо молвил фон Кугельсдорф. - Оркул скзл нм - только пехот.

- А, рз оркул, тогд - другое дело, - рзочровнно протянул Леонтиск. Ну что же, поспешим в лгерь!..

Прошло дв месяц. Немцм и Ивну удлось звербовться в рмию, во вспомогтельные отряды пехоты, которые учствовли в подвлении нтимкедонских восстний в Сирии и Присредиземноморье. Не случйно встретился им отряд Леонтиск: восствшие против мкедонского влдычеств местные жители были жестоко истреблены. И текл кровь, и пхло горелым человеческим мясом, и гнили трупы н зеленой трве...

Божественный Алексндр, просвещенный црь, величйший воитель и светоч зпдной культуры, не любил, когд ему перечили или с ним не соглшлись: ему ничего не стоило стереть с лиц земли один город, вырезть до единого жителя другой, продть в рбство всех обиттелей третьего...

Немцы близко к сердцу восприняли здчи, поствленные перед ними руководством: им по душе пришлось плновое хозяйство истребления, тем более что это был все же зпдный, не ккой-нибудь тм иудейский вринт, хотя и тот был неплох. Кк будто и не уезжли из родной Гермнии, не прекрщли трудиться нд выполнением и перевыполнением четырехлетнего плн рзвития рейх.

Скромный труд рийцев был змечен комндовнием. Им дже удлось перейти из простых пехотинцев-пелтстов в гипспиеты, которые после битвы при Иссе стли элитными чстями рмии Алексндр.

Солдтский быт чужой эпохи стл основой их жизни. Тем временем рмия мкедонских звоевтелей готовилсь к решющему сржению с црем Персии. В этой битве должн был определиться судьб Азии, д и всего мир, н целые век вперед...

Все это время прошло для Ивн кк в тумне. Иногд, в минуты душевной бодрости, он всерьез думл о том, не сошел ли он с ум, не спит ли, в конце концов... Крткий миг просветления проходил, и снов непонятня вялость и птия одолевли его...

Однжды Ивн увидел профессор и порзился, осознв, что не встречл его месяц полтор. Окзлось, что фон Кугельсдорф живет длеко от них, в одном из финикийских хрмов. Что он тм делл, профессор не счел нужным сообщить, но выглядел он весьм бодрым и свежим.

Когд Ивн увидл фон Кугельсдорф, то почему-то зхотел рсскзть ему о своей жизни в полубреду, о своих видениях и снх; о том, кк, просыпясь по ночм и зсыпя днем, он грезил о зпредельном, видел то, чего не мог видеть никогд и нигде прежде: пыльное солнце, тусклое и холодное, зстывший ветер, воздух, сквозь который нельзя протиснуться и выйти вон... снег, горячий снег н губх и открытой рне. Темнот подземелий рссудк, опрокинутое и вывернутое низннку небо, путешествие вниз и выход вбок.

Профессор подошел к нему.

- "...И вот- зверь четвертый, стршный и ужсный и весьм сильный; у него - большие железные зубы; он пожирет и сокрушет, осттки же попирет ногми; он отличен был от всех прежних зверей..." - процитировл он. Глз его стрнно блестели, словно профессор с трудом сдерживл веселый смех.

Ивн вздрогнул, пробуждясь.

- Нет, не то, - скзл он удивленно. - Я видел совсем Другое...

- А что же? - нсмешливо спросил профессор. Ивн хотел было зговорить, но почему-то промолчл, зябко поежившись.

- Холодно, - буркнул он.

- Антрктиду вспоминете, дорогой Курт? - опять-тки с нсмешкой произнес профессор.

Ивн посмотрел н фон Кугельсдорф.

Стрння мысль пришл ему в голову. Дже не мысль - тк, что-то похожее н обрывок чужого воспоминния.

- И Антрктиду тоже, - медленно произнес он. - Кк это вы говорили? Бз Юбург?..

Он умолк. В глзх профессор мелькнуло легкое удивление.

- Кжется, не тк он нзывлсь, - продолжл Ивн все тк же медленно. Их тм было четыре... и эт нзывлсь... Юд... нет... Джуд... Джудекк?!

- О, я вижу, вше душевное здоровье крепнет с кждым днем, - с беспокойством скзл профессор и почему-то оглянулся. - Никк не думл, что вы тк быстро...

- Подождите, профессор, - перебил его Ивн. - Не мешйте мне...

- Потом, все потом, - торопливо проговорил фон Кугельсдорф. - Сейчс не до этого... Поговорим после того, кк случится великя битв...

- Ккя битв? Когд?..

- Гвгмелы... Уже звтр.

Ивн огляделся.

Они стояли посреди огромного лгеря, в котором рсположились войск Алексндр. Горели костры, и отблески языков плмени мрчно отсвечивли н оружии. Ночь был нполнен зпхми уныния, крови, предчувствий и стрх. Глухой шум, в который превртились отдельные пьяные крики, женский визг, лошдиное всхрпывние и лй собк, кзлся ворчнием одинокого великн, ворочющегося н предсмертном ложе.

Армия отдыхл. Люди перестли быть людьми, они обртились в единое преложение некоей могучей воли, которой упрвлял воля еще более сильня, в своем могуществе пределов прктически не знвшя. Великн дрожл, кк в лихордке, ворочлся и никк не мог уснуть...

Ивн зябко поежился и посмотрел н небо. В плотной ночной южной мгле подргивли гвоздчтые яркие звезды. Мертвый глз холодной луны висел нд головой, притягивя взгляд...

Ивн вдруг вспомнил, кк неделю нзд во время короткого отдых н привле случилось лунное зтмение. Он тогд совершенно не удивился мгновенной перемене в окружющем мире, слбости, грничщей с отчянием, птии и стрху, внезпно овлдевшими людьми, - нстолько все совпдло с его собственными видениями: момент переход от смутного беспокойств к рельности кошмр, секундное ощущение опрокинутости и бесполезности сопротивления могучей силе, рз и нвсегд изменившей привычную кртину неотягощенного сомнениями бытия... Это длилось крткий миг- оцепеневшие люди, зстывшие в немой тоске и обртившие слепые лиц к слепому же небу; темнот, ствшя осяземой; бесконечня тишин и холодный, колкий воздух. Но прошл еще секунд, и рвновесие было восстновлено: силе уже противостоял другя сил; потом мир рскололся, потеряв твердость, и снов стл текуч и многообрзен. Кошмр стл обычным делом - в нем можно было жить.

Ивн вздрогнул, отгоняя видения. Он чувствовл, кк возврщется в рельность, кк обретет твердость осознния своего "Я", кк уверенность, знние и понимние здчи стновятся доминнтой.

Он почти весело посмотрел н профессор.

Тот очень внимтельно глядел н него. Нстороженное яюбопытство читлось в его взоре.

- Ну что же, repp профессор, - бодро спросил Ивн. - Ккие новости из ствки глвнокомндующего?

- Скоро рссветет, - ответил фон Кугельсдорф после большой пузы. Божественный Алексндр отдыхет в своем штре... попросту говоря - дрыхнет без здних ног. Црь Персии Дрий со своей рмией нходится примерно в пяти километрх от нс. Персы не спят, опсясь ночной тки непобедимого цря мкедонян... но ее до утр не будет. Мкедонцы же либо спят, либо делят будущую добычу. Шкуру, тк скзть, неубитого медведя. Ведь, по-моему, именно тк говорят в России?

Ивн пожл плечми.

- Не зню, - легко скзл он.

- Ну и лдно, - тк же легко соглсился профессор. - Пойдемте и мы отдыхть.

Солнце плило нещдно. Ни единого облчк не было в небе, которое нклялось с кждой секундой, н глзх нбухя и твердея. Под лучми яростного светил беспощдно сверкл метлл доспехов и оружия; темня смутня мсс людей и животных, пыль, пок еще робко поднимющяся вверх, выше - яркие угрожющие блики и пляшущее мрево горячего воздух.

Ивн, вытянув шею смотрел вперед. Персы - вржескя рмия, - кзлось, были бесчисленны. Сколько мог охвтить взгляд, везде колыхлсь щетин копий, сверкли стршные огромные ножи колесниц и нлобники боевых слонов. Густя мешнин походил н выползющую из чудовищной кстрюли живую кшу, которя пучится, пыхтит, шипит, грозя зтопить собой всю огромную рвнину под плящим безрзличным солнцем...

Уже совсем скоро блюдо будет готово. Н рдость богм войны, предвкушющим слвное пиршество... и шклм, которым достнется мсс вкусных объедков.

Ивн огляделся. Мкедонскя рмия предствлял собою тоже весьм величественное зрелище. Слонов и колесниц не было, но флнг тяжеловооруженных гоплитов, которя стоял чуть впереди и левее, кзлсь единым стльным монолитом, который способен сокрушить все что угодно. Зкленные в войне мкедонские ветерны, вооруженные огромными щитми и стршными копьями-сриссми до шести метров длиною... В чистом поле нтиск ткой живой стены протяженностью в километр и глубиной от шестндцти до двдцти четырех рядов был просто ужсен.

Еще левее стояли греческие пехотинцы-союзники, дльше - фесслийскя конниц, где служил тот смый псевдотезк, кк хмыкнул про себя Ивн.

Ивн глянул впрво. Тм волновлсь конниц: црские "друзья"-гетйры, во глве с смим Алексндром.

Ивн хорошо видел божественного полководц. В пурпурном плще, с непокрытой головой, с копьем в руке мкедонский црь нходился перед строем своей конницы. Вот он привстл в седле, вглядывясь в дль, вот повернулся...

В воздухе повисло колоссльное нпряжение. Огромное скопление людей и животных нходилось н той грни, з которой нступет схвтк, ужс, кровь... смерть. Вот сейчс они еще стоят неподвижно, их бьет дрожь, глз лихордочно блестят, но они еще живы, они еще нходятся отдельно от других, хотя уже сковны цепью предопределенности, и их судьбы неведомым обрзом сплетены с судьбми других - тких же, лучших, худших, которым или от которых предстоит погибнуть, - уже через неуловимое мгновение все они сольются в один ревущий, визжщий, сошедший с ум хос, и живой позвидует мертвому, мертвый еще долго будет оствться живым...

Ивн невольно крепче сжл в руке тяжелый меч. Он тоже чувствовл лихордочное нпряжение, но это скорее был зрт и предвкушение хорошего соревновния - в спортивном, что ли, смысле слов... Смутные видения оствили его, чужие голос не докучли, голов был ясной, и. он четко знл, что и когд ндо делть.

Внезпно глухой, постепенно нбирющий силу рев, зродившийся где-то длеко впереди, пронесся нд рвниной. Чудовищня персидскя кш дошл до кипения, выплеснулсь из своей временной емкости и неумолимо, постепенно увеличивя скорость, поползл н мкедонян.

Великя битв Зпд с Востоком нчлсь.

Впереди персов во весь опор мчлись колесницы; укрепленные н них большущие ножи бешено врщлись, сверкя н солнце. Но это еще не был нстоящя тк: Ивн увидл, кк понявший это Алексндр стл уводить свою квлерию впрво, стрясь устрнить недостток построения своих войск - фронт мкедонян окзлся короче фронт противник.

Персы тоже это видели, и чсти их скифской и бктрийской конницы понеслись вперед, стремясь опрокинуть првый флнг Алексндр и зйти мкедонянм в тыл. Вслед з этим вся персидскя рмия двинулсь вперед.

Во весь опор мчщиеся колесницы первыми достигли мкедонских порядков. Нходившиеся перед фронтом легковооруженные пехотинцы и лучники стли осыпть колесницы грдом дротиков и стрел, стремясь порзить лошдей и возниц; вот уже одн колесниц н полном скку перевернулсь, зхрустели ломемые хребты лошдей, возниц и стрелок попытлись соскочить - но тут же были зтоптны другой повозкой, которя сейчс же и см перевернулсь; отлетело колесо, оборвлись постромки, и лошди мчтся дльше, люди уже зрублены и корчтся в крсной пыли; вот мкедонянин-прщник не успел увернуться, и его перерезло пополм стршной косой, и обе половины тел взлетели высоко вверх...

Колесницы нконец врезлись в флнгу. Обученные воины моментльно рсступились, и повозки стремительно промчлись сквозь строй, двя и клеч нерсторопных. Срезнные, точно золингеновской бритвой, головы, рспоротые кому кк повезло - тел остлись лежть н сухой земле, но флнг уже снов сомкнул свои ряды, потерявшие ход колесницы зхвчены стоявшими в тылу. Педзетйры-флнгисты опустили копья и двинулись вперед.

В это время огромня свирепя мсс персидской конницы с диким воем обрушилсь н левый флнг мкедонян. Нчлсь рубк. Фесслийской и союзной квлерии тм было нмного меньше, и, несмотря н свою отчянную хрбрость, греки стли постепенно подвться нзд.

Стршный рев несся нд рвниной. Прфяне, ски, мидяне, соствлявшие првый флнг персидских войск, бились свирепо и жестоко. Хруст, вопли, лязг желез, ржние лошдей... перемешвшиеся в один нерзличимый в детлях хотический вихрь белых, темных, вороных и пыльных пятен люди и лошди - сил против силы, стрх против отчяния, ненвисть против бешенств, - все это было тким глупым и неуместным под безмятежным высоким небом...

Кк чсто бывет, большинство нчло брть верх. Решив дорого продть свои жизни, фесслийцы бились остервенело, но чсть особенно ретивых персов уже прорвлсь в тыл мкедонян, к обозу. Внезпно тм рздлись громкие крики и зсверкли клинки: это персы, взятые в плен рнее, нпли н охрну лгеря и перебили ее. Их подоспевшие комптриоты-всдники довершили дело. В мкедонском тылу нчлсь резня. Персы спешили грбить обоз.

Ивн чувствовл, что судьб мкедонской рмии повисл н волоске. Хоть соствлявшие ее солдты и были лучше вооружены и обучены, противник был слишком многочислен. Если Дрию удстся рзвернуть все свои войск и окружить Алексндр, то для последнего это будет ознчть только одно: поржение и смерть.

Но божественный полководец отнюдь не считл, что битв проифн. Н левом флнге противник скифы слишком увлеклись мневрми и схвткой с легкой квлерией мкедонян и немного сдвинулись, обрзовв рзрыв между собой и центром персидской рмии.

Это был решющий момент битвы.

Алексндр вскочил н Буцефл. Ивн хорошо видел мкедонского цря. Огромный воин в железном шлеме, блестевшем н солнце действительно необычйно ярко, в рзвевющемся плще, с мечом в вытянутой в сторону противник Руке, повел своих верных "друзей"-гетйров нвстречу победе или бесслвной гибели что они добудут в бою...

В это время флнг мкедонян билсь с пехотой противник. Сметя передние ряды персов, педзетйры лицом к лицу столкнулись с "бессмертными" - гврдией Дрия, - и греческими немникми, единственными в персидской рмии солдтми, которые могли хоть что-то противопоствить стршному удру флнгистов. Зкипел сеч: никто не хотел отступть ни н шг.

И тут Алексндр со своими дружинникми обрушился н персов. Левый флнг пехоты противник окзлся неприкрытым, и щитоносцы-гипсписты в сомкнутом строю бросились н врг.

Ивн бежл вместе со всеми. Пот из-под шлем лился н глз, тяжелый щит оттягивл руку, меч в общем-то только мешл. Было немного дискомфортно: Ивн привык к несколько иной войне. Првд, здесь првил были попроще - бей-руби, вот и вся хитрость. Чем ты здоровее, чем дольше можешь тскть н себе груду боевого желез, тем больше шнсов выжить. Если, конечно, стрел не достнет... или еще что не случится.

Внезпно Ивн увидел летящий прямо в лицо дротик. Ивн успел уклониться, услышл з спиной чей-то вскрик и вдруг окзлся в смой гуще схвтки.

Боевой инстинкт - это инстинкт, тренировнное тело смо знет, что делть. Отбив щитом чей-то удр, Ивн увидел перед собой ощеренное лицо врг и нотмшь рубнул пониже черной густой бороды. Отрублення голов отлетел в сторону, в глз брызнул чужя тепля кровь. Мир стл крсным. Мотнув головой и зревев, Ивн бросился вперед, рубя нпрво и нлево.

Мозг уже не сообржл - н это не было времени. Ивн был воином, и все его тело стло походить н тугую пружину, которя сжимлсь и рзжимлсь без остновки, потому что любя остновк или пуз грозил немедленной смертью. Смерть был везде: от нее ндо было уклоняться, но с нею ндо было дружить, дрить ее милосердно, ведь гибель врг - это милосердие, единствення блгость боя. Смерть был повсюду - кк союзник, кк утешитель, кк друг и дргоценность. Мир кувырклся в стройном постоянстве: он был то светлым, то темным, то узким, то широким, то мог зстыть, кк кпля янтря, в которой звязли букшки-врги, и их ндо было поскорее познкомить с союзницей-смертью, потом збыть о ней и о них. Ведь смерть - всего лишь пустот, тк же кк и жизнь. Рзбить янтрь - вот что было глвным в тот момент.

Внезпно Ивн опомнился, осознв, что видит только спины бегущих. Он пробежл еще несколько шгов, споткнулся и чуть не упл. Рядом, тяжело дыш, остновился гипспист и тут же со стоном опустился н колено.

Ивн посмотрел н него. Щек солдт был рзрублен, клок мяс свисл, держсь лишь н лоскуте кожи, что придвло немцу - Ивн с трудом узнл в нем одного из эсэсовцев - ккой-то недоеденный, что ли, вид.

Ивн отвел глз и выпрямился, оглядевшись.

В густейших клубх пыли почти ничего не было видно: кзлось, сплошня мутня стен возникл между небом и землею, скрыв солнце и нполнив мир тошнотой пролитой крови. Зыбкие тени колыхлись вокруг, изломнно кривляясь в обычной пляске смерти. Земля дрожл; звон оружия и обвльный яростный крик, исторгнутый десяткми и сотнями тысяч глоток, продолжли угнетть рссудок неистовым безвременьем сржения. Битв продолжлсь.

Но вот персы дрогнули. Не выдержв нтиск гипспистов и конных дружинников Алексндр, Дрий со своими отборными войскми снчл подлся нзд, потом побежл - все быстрее и быстрее, совсем потеряв голову, в пнике брося все - оружие, обоз, свою многочисленную семью... Охвченный животным ужсом, црь персов нхлестывл лошдей, желя лишь одного: кк можно скорее окзться дльше от проклятого мест, где погибл его рмия, погибл слв Персии, погибл великя империя Восток, порження в смое сердце стршными мкедонскими сриссми и втоптння в кроввую пыль конницей божественного Алексндр - великого цря Зпд...

Алексндр не стл срзу преследовть Дрия - сржение еще продолжлось. Он повернул своих конников н помощь Прмениону, комндоввшему левым флнгом, и зшел в тыл персм. Дикий вой пронесся нд гигнтской рвниной: окруженные персы поняли, что брошены своим црем и обречены н скорую смерть. Измученные фесслийские квлеристы, увидв, что к ним н выручку идет см Алексндр, воспряли духом, и в считнные минуты противник был изрублен в клочья: пленных здесь почти не брли.

Н првом флнге бой тоже прекртился. И здесь персы обртились в бегство. Не двя ни себе, ни противнику ни секунды передышки, Алексндр решил броситься в погоню, стремясь нстичь Дрия.

Однко измученные сржением воины не могли двигться с нужной быстротой, и мкедонский црь вынужден был позволить им немного отдохнуть. Оствив основные силы своей рмии собирть пленных и трофеи, Алексндр с конницей и чстью резерв пехоты поспешил з бегущими в пнике персми.

Полуфлнг, в которой нходился Ивн, в погоне не учствовл. Бешеный нтиск гипспистов, во многом решивший исход битвы, стоил жизни многим щитоносцм. Рненых же переносили в обоз.

Тот немец, которому рссекли лицо, умер. Остльные эсэсовцы были живы.

Кк немцы сржлись, Ивн не видел... или, точнее, не помнил. Но судя по их иззубренным мечм и помятым пнцирям, з спины товрищей они не прятлись. Все были изрядно зляпны кровью - и своей, и чужой, но серьезно никто из них рнен не был. Больше всех достлось Кляйну:

глубокя колотя рн в левом плече все еще сочилсь темной кровью.

Немцы молчли, стоя рядом со своим убитым товрищем. Ивн вдруг подумл, что оглох - нстолько тихо стло вокруг, до звон в ушх и рзноцветных пятен перед глзми. Он не успел удивиться этому, кк понял, что н него снов нктило стрнное нвждение.

Ивн вздрогнул, почувствовв змогильный холод под ногми. Стло темно: его лиц коснулось что-то мягкое и неживое, коснулось ищуще и изучюще. Он отштнулся, уперевшись спиной в мертвый кмень...

Откуд-то снизу послышлись звуки стрнного песнопения. Тм, внизу, было пусто, только где-то очень глубоко тилсь глыб черного мрк, которя нчл пульсировть, рзрстясь с кждым тктом незнкомой мелодии, звуки которой стновились все громче. Потом к звукм прибвились непонятные письмен, невидимые простым глзом. Стло нечем дышть; Ивн почти не ощущл собственного тел; то, что кслось его лиц, уже обвилось вокруг его шеи, все нстойчивее и нстойчивее сдвливя ее; неземной холод был повсюду, он проник сквозь кожу и добрлся до костей, деля их ломкими и ненужными. Голов рспухл, не вмещясь в огрниченное прострнство бытия; Ивн почти перестл быть смим собой... и все прекртилось.

Удрило в глз ослепительно жестокое солнце. С хрипом втянув воздух в обескровленные легкие, Ивн поштнулся и рухнул нземь, згремев всей своей обильной муницией. Ледяной ужс мгновенно превртился в пот и потек ручьями по лицу. Мир стл твердым, хос звуков ворвлся в уши, и первое, что рзличил Ивн в этом хосе, - резкий птичий крик и протяжный вой волк. А еще он увидл злющие глз профессор фон Кугельсдорф или ккого-то его близнец, который тянулся к его горлу огромной коричневой рукой с узловтыми многосуствчтыми пльцми...

Кто-то потряс его з плечо. Ивн дернул головой, открыл глз и с трудом поднялся н ноги. Никкого профессор рядом не окзлось, были только горы изуродовнных трупов и немцы, которые вызывли сейчс почему-то умиление и рздржение одновременно.

- Что с вми, Курт? - спросил Кляйн. Окзлось, что это именно он поддерживл Ивн, не двя ему упсть. Оберштурмбннфюрер был бледен и говорил сквозь стиснутые зубы. - Вы рнены?..

-Д нет,- проговорил Ивн, силясь улыбнуться.- Что-то мне нехорошо стло... От жры, нверное.

- Кк-то вы... стрнно выглядите, - с некоторым сомнением скзл Кляйн и поморщился - видимо, от боли. - Мне дже покзлось, что вы стли... прозрчным, что ли. Действительно, жр, черт бы ее побрл, - добвил он и дернул здоровым плечом.

- Ерунд, - скзл Ивн, отстрняя его. - Пройдет.

Н смом же деле это был вовсе не ерунд, и он чувствовл всем своим существом, что непонятня сил, сродни тем, ккие только что столкнулись в битве, готовой преобрзить окружющее и изменить нпрочь существующий мировой порядок, стршня, немыслимя сил игрл им и в скором времени возвртится снов, чтобы смять, подчинить, уволочь куд-то с непонятной пок что целью... Ступни у него опять зхолодило.

Мкедонскя рмия вступл в Ввилон. После Гвгмел Алексндру не удлось нстичь Дрия. Персидский црь бросил осттки своих войск н произвол судьбы и с небольшим количеством телохрнителей убежл н северо-восток стрны, в горы, отдв стрну под влсть пришельцев с Зпд. Алексндр не решился преследовть Дрия среди труднодоступных горных троп и пошел н юг- к Ввилону, Сузм и Персеполю, лишь нендолго здержвшись в Арбелх, чтобы кое-кк привести в порядок свою рмию.

Н поле сржения остлись гнить десятки тысяч изуродовнных трупов. Стршное зловоние рспрострнилось вокруг: кзлось, смо небо потемнело до тошноты, и лишь сти стервятников чувствовли себя своими н этом прзднике жизни...

Азия лежл у ног божественного полководц. Всем было совершенно очевидно, что не остлось больше силы, которя могл бы помешть дойти мкедонянм до кря Ойкумены. Устршенные жестокостью, с которой крлось любое неповиновение новым влстям, и не очень-то любящие прежнее нчльство местные жители встречли грозного воителя с рдостной покорностью. Все хорошо помнили об учсти Тир и Гзы, где просвещенные носители эллинизм утопили в крови всех, кто пытлся выступить против Алексндр: в этих городх было вырезно все нселение от мл до велик, вырезно жестоко и хлднокровно - тк, чтобы ндолго зпомнили. А вот покорившихся мкедоняне особо не обижли, в большинстве случев сохрнив местную дминистрцию, лишь обязв ей испрвно плтить нлоги и предоствив полное прво грбить свой нрод, кк и прежде. Все соглсились и очень этим были довольны - Восток, кк известно, дело тонкое...

Армия входил в глвные ворот город. Мкедонские ветерны, много повидвшие н своем веку, были поржены открывшимся их глзм величественным зрелищем.

Ввилон превосходил всяческое вообржение. Чудовищные, высотою в двдцть и толщиною в десять метров стены опоясывли огромный город: цитдель, сложення из циклопических глыб, был еще выше. Словно из скзок перенесенные висячие сды спусклись будто откуд-то с небес н чистые мощеные мостовые, нежной зеленью, неведомо кк существующей при ткой жре, подчеркивя безмолвное величие дворцов и хрмов, укршенных невероятной крсоты изрзцми и извяниями. Могучий Евфрт тоже был зковн в кмень, и нбережные были великолепны ..

Широкие улицы переполнились нродом, восторженно приветствующим победителей. Нрядные, сытые и довольные горожне, и кругом - дворцы, хрмы и сттуи, сттуи, сттуи... Крылтые быки с огромными вьющимися бородми, львы с человеческими лицми, повергющие в ужс великолепные дрконы - всюду кмень и золото, золото и кмень. Похоже было, что город жил своей, нечеловеческой жизнью: людям здесь просто нечего было делть - среди величия и роскоши безрзличных богов, вечных, потому не беспокоящихся о бренности, времени и тщете.

Когд войск еще только подходили к Ввилону, Ивн почувствовл нлетющее беспокойство. Что-то недоброе ощущлось уже издлек: словно мутня пелен окутл стены и повисл нд городом, зпустив щупльц в кждый дом, в кждую душу. З внешней крсотой, блеском и покзным величием скрывлось нечто нехорошее, и это нехорошее было готово к действию.

Ивну вдруг покзлось, что весь город - только декорция, кртон и ппье-мше, люди н улицх - мертвецы, склящие зубы в холодной улыбке голых черепов, убитые двжды и трижды, но нстойчиво возврщемые из могил чьей-то злой волей - пусть н время, пусть в обмен н кого-то другого, кому тоже суждено еще не рз вернуться, пок его не избвят от этой постылой обязнности...

Гул голосов стл тише. Ивн услыхл, кк где-то звякнул колокольчик. Резко вскрикнул птиц. Люди снов стли людьми.

Город встречл великую рмию. Алексндр со своими ближйшими сподвижникми рзместился прямо возле глвных городских ворот, в роскошном црском дворце. Гипспистм кк отборным рмейским чстям тоже отвели достойное место.

Вечерело. Плменеющий солнечный шр скрылся з желто-серым кмнем стен. Тут и тм стли зжигть фкелы: нступили быстрые сумерки. Нчинлся ночной этп веселья победителей-освободителей; отовсюду неслись пьяные вопли, рдостный женский визг мешлся с хриплыми голосми мкедонских солдт; длинные тени уже нчинли метться в темноте узких проулков в поискх уединения: темнело очень быстро. Ощущение противоестественной свдьбы повисло нд покоренным городом - прздничный стол был нкрыт, и гости почти все собрлись. Яств окзлись рсствленными в изобилии, и плотоядня ухмылк ввилонской ночи стновилсь все шире и откровеннее...

Чсть вторя

О ПИТЕЙНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ, МОДНЫХ ФИГУРАХ И О МАЛОЗАМЕТНОМ НИЗКОЛЕТЯЩЕМ БЕГЕМОТЕ

Ивн вышел из кзрмы н улицу. С нступлением темноты он стл ощущть н себе чей-то пристльный взгляд, и ощущение это было не из приятных. Вдобвок стршно хотелось курить.

Ивн вздохнул и вдруг подумл о профессоре. Он порзился: окзывется, фон Кугельсдорф-то он не видл с той смой ночи перед битвой при Гвгмелх! И ни рзу дже о ним не вспомнил... Нет-нет-нет, конечно же, вспомнил: когд возник тот смый вселенский холод, волчий вон и птичий крик.

Ивн почесл в зтылке. А что, если?..

- Гуляем?

Ивн обернулся. Позди него, приятно улыбясь, стоял профессор - легок н помине.

- Гуляем, - кивнул Ивн. - Душновто.

- Это хорошо, - потиря довольно руки, проговорил профессор.

- Что тут хорошего? - удивился Ивн.

-Д все. - Профессор сделл широкий жест рукой.

- Понятно, - скзл Ивн. - А где...

- Вечерок-то ккой! - восторженно перебил его фон Кугельсдорф. - Д?

- Вечерок... действительно, - соглсился Ивн. - Но откуд...

- А кк вм здешние приключения? - снов перебил о профессор. - Весело, првд?

- Веселее некуд, - снов соглсился Ивн, медленно зкипя.

- То-то, - удовлетворенно произнес профессор. - Но ничего: то ли еще будет! - пообещл он, мечттельно подняв глз к небу.

- Лдно, - мрчно скзл Ивн. - Не хотите говорить, где вы были все это время и откуд появились сейчс, точно чертик из коробки, - хорошо: это, в конце концов, вше дело. Однко, быть может, вы все же соблговолите объяснить, кк вы собиретесь добывть мкедонскую чсть тлисмн и куд, собственно, мы отпрвимся дльше?

Профессор сделл легкомысленный жест.

-Добудем мы этот тлисмн, успокойтесь,- скзл он. - Это уже не вш збот... А куд мы отпрвимся дльше - вы узнете чуть позже. Могу, првд, зрнее скзть, что это очень необычное место...

Ивн пожл плечми.

- Куд уж необычнее? И что вообще необычного можно увидеть в этих вших... путешествиях?

- А что ткое? - с удивлением спросил фон Кугельсдорф. - Вм что, не в новинку бывть в Ввилоне?

-Д нет, не в этом дело... Просто- ккя рзниц? Что тм, что здесь одн и т же рвнодушня бнд. Хоть в млиновый хитон их нряди, хоть в золотой пнцирь - все едино... Водку пить д морду бить - вот и весь скз.

- Ого, - произнес профессор, с большим интересом рзглядывя Ивн. - А при чем здесь водк?

- Ну, вино тм, шнпс или еще что - ккя, повторяю, рзниц...

- А кк же мировое господство? - поинтересовлся профессор. Кзлось, рзговор его сильно збвлял. Ивн мхнул рукой.

- Море водки и гипотетическя возможность безнкзнно бить морду всем подряд...

- Боюсь, вы слишком примитивно все понимете, - возрзил с улыбкой профессор. - Не доросли вы, дорогой Курт, до мирового господств...

- Может быть, - легко соглсился Ивн. - Человек я, кк известно, простой...

- Брон, - попрвил его фон Кугельсдорф.

-Что?

- Я говорю - брон вы простой.

- А что - брон уже не человек, что ли? - удивился Ивн. - Еще ккой человек. Ого! Слов нет скзть, ккой человечище...

- Н-д, - скзл профессор. - И величие божественного Алексндр вс не впечтляет?

- Впечтляет, - признл Ивн. - Но недолго ведь ему остлось, Мкедонскому-то... Вы что, историю не знете?

- Зню, - с усмешкой скзл профессор. - Я-то кк рз зню... очень интересную историю...

- Д? Ну тк рсскжите...

- Потом, - снов усмехнулся профессор. - А пок выбросьте всю эту дурь из головы и не збывйте - нм нужен тлисмн!

- Ну вот, теперь вы злдили - "тлисмн, тлисмн"! - рссердился Ивн. Прекрсно я про него помню... и кк он, тк скзть, рботет, тоже хорошо вижу. Тк вы мне скжете толком, куд мы отпрвимся дльше по этой дороге рзочровний, или нет?

Профессор посмотрел н него с любопытством.

- А вы кк думете? - спросил он.

- Д никк я не думю, - рздрженно скзл Ивн. - Что вы мне все згдки згдывете, в смом деле... Язычники, иудеи... триды ккие-то... Что тм дльше по прогрмме?..

- Христине, - с готовностью скзл профессор.

- Вот уж кк хорошо-то, - ядовито произнес Ивн. - Все же ближе по духу... И кто же у них тм носитель тлисмн?

- Король Артур, - спокойно молвил фон Кугельсдорф.

- Кто-о?..

- Король Артур, - терпеливо повторил профессор.

- Понятно, - скзл Ивн после пузы. - Ндо понимть, тот смый Артур? Из Мрк Твен?..

- Ну, не совсем, - усмехнулся профессор. - Скорее уж из Кретьен де Тру... или тм из Мэлори.

- Вы что это, серьезно? - осведомился Ивн.

- Вполне, - пожл плечми профессор. - А что вс смущет?

- Но это же литертурный персонж, - скзл Ивн с сомнением. - Что з чепуху вы городите? Кк мы туд сможем попсть?..

- Зпросто, - ответствовл профессор. - Глвное - идти прямо и не сворчивть.

- Куд идти? В скзку?..

- Д в ккую скзку? - недоуменно произнес профессор. - При чем тут скзк? Ивн слегк рстерялся.

- Но ведь король-то ненстоящий... Придумнный.

- Что знчит - придумнный? - спросил профессор с легкой улыбкой.

- Ну... - в зтруднении нчл Ивн. - Его же по-нстоящему кк бы и не было... Или был?.. Профессор усмехнулся.

- По слухм, король Артур существовл в действительности... А вообще-то ккя рзниц, дорогой брон? И откуд вы, позвольте осведомиться, доподлинно знете, кто придумн, кто был, или есть, или будет в рельности, н смом, кк вы говорите, деле?..

Ивн совсем рстерялся.

- Но ведь Мкедонский, к примеру, исторический персонж... про Нвин в Библии нписно...

- Ну и что? Артур тоже вполне рельня личность, только про него много лишнего нговорили... И вообще мне лично здесь ндоело: пор уходить... А вы, дорогой Курт, кк мне кжется, двно уже норовите куд-то ускользнуть. В небытие, по-моему.

- Куд?..

- В небытие... Может стться, увжемый брон, что мы с вми куд менее рельны с чьей-то точки зрения, нежели слвный сэр и добрый король Артур...

- Но ведь мы-то есть, - потерянно скзл Ивн. - Мыто пок что никуд не подевлись... и только что учствовли в великой битве...

Профессор рссмеялся и покчл головой.

- Д кто вм скзл, что вс в этой битве не угрохли и что все это не придумно кем-то? - спросил он, лукво улыбясь.

Ивн не знл, что и скзть, но потом очень кстти вспомнил димт.

- Пршивый буржузный солипсизм, - произнес он решительно. Потом добвил, спохвтившись: - Выдумки негро-еврейских плутокртов!..

Профессор снов от души рссмеялся.

- Это вы сильно и хорошо скзли, - проговорил он, вытиря нбежвшую слезу. - Негро-еврейские - это д... предствляю себе... У ншей пртии большое будущее, и с идеологией у ее молодых кдров все в порядке...

- У пртии всегд все в порядке, - мрчно скзл Ивн. - Особенно с идеологией.

- Это точно...

- Куд уж точнее, - подтвердил Ивн. Профессор внезпно посерьезнел.

- Миры бывют рзные, - негромко произнес он. - И не обязтельно черпть силу лишь в одном из них. Геогрфия не огрничивется только бытием, чистилищем или любой циттой... огрничения вообще вредят силе, уж вы мне поверьте. Иногд ндо побывть и по эту сторону добр, и по ту сторону зл: то есть просто обртиться к зерклу иллюзий. Истории ведь никогд не было и никогд не будет: он есть только сейчс... инче, если присмотреться повнимтельнее, все может покзться ненстоящим в худшем смысле этого слов.

Профессор умолк, потом посмотрел н Ивн, который вовсе его и не слушл, и вдруг весело скзл:

- Ну что, дорогой мой Курт, подздержлись мы в этой истории: пор нм двигться дльше!.. Ивн хмыкнул:

- Куд? К этому вшему Артуру?

- И до него доберемся, хоть и не срзу. Быть может, доберемся. То есть должны добрться...

Ивн опять хмыкнул.

- Что вы все время хмыкете? - рздрженно спросил профессор.

- Д потому что вы постоянно либо чего-то не договривете, либо, по-моему, просто врете! - скзл Ивн сердито

- Тогд вот что я вм скжу, - произнес профессор, пристльно глядя Ивну в глз. - Кк вы првильно догдлись, великя битв, в которой вм довелось принять учстие, - это не просто схвтк между Дрием и Алексндром, между персми и мкедонянми. Нет- это сржение между Востоком и Зпдом, и не только в смысле цивилизторском. Зпд- стрн зкт, стрн мертвых. Восток- место, где рождются боги. Подумйте сми, брон, кто тут с кем бился? А? Вот то-то.

Ивн тоже посмотрел профессору прямо в глз.

- Ну и кто же победил? - спросил он. Теперь они говорили очень быстро, кким-то свистящим полушепотом.

- Вы сми видели.

- Хорошо. А где вы были все это время?

- Это же Ввилон!

-Что?

- Д вы хоть предствляете, что в здешних подземельях творится? Тут все нсквозь пропитно мгией любого сорт!

- А что ж вы Кляйн с собой не взяли?

Профессор немного помолчл, потом скзл с легкой усмешкой:

-Лдно. Похоже, вы уже догдлись, что мы с герром оберштурмбннфюрером не одного поля ягоды. Но пок мы с ним - и с вми тоже, кстти, - будем рботть вместе, поскольку нши интересы н днном этпе совпдют...

- Ккие интересы...

- Вы, конечно, избрнник, и без вс я, пожлуй, не смогу попсть в црство мертвых... но и без меня вы тоже мло что сможете сделть! - перебил Ивн профессор.

Вот те и н!..

Ивн дже не то чтобы не поверил, просто кк-то... рстерялся.

- Вы мне очень нужны, дорогой... брон, - продолжл тем временем Кугельсдорф. - Только с вми мы можем одержть победу. Но если вы будете вести себя непрвильно, если збудете о том, что вы солдт, если допустите ошибку, то - не сносить вм головы. Сейчс мы с вми отпрвимся в нше путешествие... совсем скоро. Вы будете меня слушть, и все будет хорошо - ведь вы солдт!..

Пустот, притившяся в глубине глз профессор, выпрыгнул нружу, зкружил Ивн в вихре сомнений, которые тут же рзлетелись н куски, рзбились вдребезги, были рстоптны и истерты в прх. Ничего не было, кроме этой пустоты - ни прошлой смерти, ни будущего рождения, - только бездн, что притилсь рядом и в которой до поры до времени скрылись всегдшние голос...

- А теперь, - услышл Ивн голос профессор, - подождите меня здесь. Я очень скоро вернусь. И не вздумйте куд-нибудь подевться! Инче нм еще восемь лет придется торчть в этой дыре, и совершенно неизвестно, что может произойти з это время...

Он ушел. Ивн бездумно смотрел ему вслед и вдруг вздрогнул: волчий вой пронесся нд Ввилоном.

Ивн покрутил головой: откуд здесь волки? Он собирлся оглядеться, но тут слдкя истом безволия нвлилсь н него; пустот куд-то отскочил, и не хотелось ничего Делть, некуд было идти, ни к чему было сопротивляться... Людские голос стновились все дльше и дльше, прозрчня дымк, скрдывющя очертния предметов, постепенно обволкивл и ншептывл: успокойся, отдохни... Рсслбься, и тебе будет хорошо. Приятно мутилось в голове, и приторный фиолетовый тумн поплыл перед глзми...

Его грубо толкнули. Ивн обернулся: сухонький сгорбленный стричок, от мкушки до пят зкутнный в ккие-тo коричневые тряпки, пробормотл извинения и зсеменил в проулок.

Ивн недоуменно посмотрел ему вслед. Это был профессор... хотя нет. Слишком стр. Но ведь похож?..

Он огляделся. Дурмн привычных уже видений звел его в совершенно незнкомую чсть город. Здесь было тихо: узкя улочк, со всех сторон стиснутя глухими стенми огромных домов. Почти совсем стемнело.

Ивн прислушлся. Откуд-то издлек доносилось пьяное пение. Он взялся з рукоять меч и пошел в сторону голосов.

Ему было очень неприятно. Рздржл клейдоскоп событий, рздржл неопределенность состояния, рздржли голос из бездны, которя н поверку вполне могл окзться преисподней... Хрен с дв я тебя буду ждть, подумл Ивн злордно по дресу профессор. Вот подумю снчл, потом...

Ивн резко остновился. Откуд-то - покзлось дже, что прямо из стены, бесшумно вышли, нет, почти выплыли четыре фигуры, зкутнные в черные плщи с низко опущенными н лицо кпюшонми. Несмотря н темноту, кждя детль одеяния, кждя склдк был ясно рзличим, и Ивн удивился тому, кк не похожи окзлись эти одежды н все то, что он здесь видел рньше. Но мысли эти додумывлись сми по себе - быстро выхвтив меч, Ивн змер, внимтельно следя з млейшим движением неизвестных грждн Ввилон.

Неизвестные грждне стояли, не шевелясь, спрятв руки в широких руквх своих плщей, похожие больше н монхов из ккого-нибудь исторического фильм, нежели н звоевнных ввилонян, только в отличие от монхов вервиями одежды их подпоясны не были: плщи спдли свободно, переливчто поблескивли - своим, не отрженным светом.

Ивн услышл позди легкий шорох и резко отскочил, прижвшись к стене. Теперь местных грждн было уже восемь - еще четверо в кпюшонх подошли сзди.

Ивн выжидл. Ему не было стршно - скорее любопытно: оружия ни у кого из этих людей видно не было, и никких особенно угрожющих действий они не производили.

Никто пок не проронил ни слов. Пуз зтягивлсь, и ее нрушил своим появлением еще один персонж. Некто, одетый тоже в черный блескучий плщ, но с откинутым кпюшоном, выступил из темноты и остновился перед Ивном. Голов новоприбывшего нпоминл бильярдный шр:

человек был обрит нголо. То есть совсем: ни волос, ни бровей, ни дже ресниц. Темные глз его спокойно смотрели н Ивн.

Внезпно кк по комнде остльные откинули кпюшоны. Снчл Ивну покзлось в полутьме, что они тоже лысые, но, приглядевшись, он невольно вздрогнул: головы их нпоминли костяные шры уже без всякой нтяжки.

Ни глз, ни ушей - ничего не было у них! Просто - мтово светящиеся глдкие поверхности вместо лиц. Или это были мски?..

Ивн опять ощутил противный холод снружи и внутри. Снов чья-то сил лишл его воли, зствляя опустить меч.

- Пойдем, - без улыбки скзл темноглзый, повернулся и пошел, не оглядывясь. Ивн двинулся следом з ним, понимя, что тк ндо, и не удивлялся и не отчивлся, когд молчливые спутники спокойно взяли у него из рук меч и пошли рядом: дверь в стене открылсь, и все вместе они стли спускться куд-то вниз.

Выщербленные ступени привели в огромный зл, освещенный тусклым светом чдящих фкелов; огней было много, они выстривлись бесконечной вереницей и терялись где-то вдлеке. Ивн поднял голову, но потолк не увидел: покзлось, что его скрывли низкие свинцовые тучи. Его подтолкнули: он не стл сопротивляться и пошел дльше.

Они шли очень долго. Неестествення тишин стоял кругом, и Ивн рзличл только звук своих шгов и шгов зрячего, что вел их по подземелью. Воздух был прозрчен и еж, дже слишком свеж, и никкие зпхи не чувствовлись в нем, и никкого движения тоже не было - ни ветерк, ни сквознячк. Пол под ногми окзлся земляным, но Яростью от него не тянуло.

Потом они окзлись у кменной стены с огромными воротми. Ворот эти были укршены изобржениями кких-то фигур, мужских и женских: некоторые сжимли в своих рукх тблицы с письменми, некоторые - оружие.

Ворот рспхнулись. Шедший впереди зрячий обернулся и вдруг резко мхнул нд головой Ивн его же мечом. Движение было нстолько молниеносным, что Ивн не успел ни испугться, ни уклониться. Он только почувствовл, кк что-то будто бы отделилось от его мкушки.

Ивн мшинльно провел по волосм рукой. Нет, все в порядке - никких рн и повреждений. Он вопросительно посмотрел н зрячего. Тот ответил спокойным взглядом и шгнул в открытые ворот. Ивн последовл з ним.

Яркий свет удрил в лицо. Ивн невольно зжмурился, когд открыл глз, то увидел, что его спутники кк сквозь землю провлились, см он окзлся в большом, но конечных объемов помещении, непонятно кким обрзом освещенном, с белыми стенми, потолком и полом. Шгх в двдцти от него нходился бссейн с фигуркой стршненького дркончик, из псти которого бил тоненькя струйк воды. Возле бссейн стояли дв удобного вид лож, н одном из которых рзвлился в высшей степени респектбельного вид господин в белых одеждх: он доброжелтельно улыблся и вежливым жестом предлгл Ивну присесть. Точнее, прилечь. Короче, рсполгться.

Ивн н всякий случй обернулся - дверей сзди уже не окзлось - и решил последовть любезному приглшению.

Чувствовл он себя легко и свободно. Понимя, что попл сюд не совсем по своей воле, он в то же время осознвл почему-то, что не зхоти он сюд явиться - и не явился бы вовсе; откуд пришло к нему это осознние, он не здумывлся. Вместе с тем чего-то кк будто бы не хвтло. Крик птицы, что ли?.. Словно з дверью остлись его спутники, хотя он и не знл окончтельно, что ему ближе вой волк или лй собки.

Но голов был ясной. Двненько он себя тк хорошо и уверенно не чувствовл. Почитй, с советских времен...

Ивн подошел к ложу, опустился н него и поерзл, устривясь поудобнее. Господин нпротив него блгожелтельно покчивл головой. Журчл вод, пдющя в бссейн.

Ивн нконец пристроил свои члены и посмотрел н гостеприимного хозяин. Господин был толст и почти лыс - только белый пушок клубился н окринх обширного череп. Объемистое чрево свешивлось нбок, пухлые губы рстянулись в улыбке, сизя кртофелин нос совсем потерялсь среди мссивных бгровых щек. Общий вид господин был в высшей степени блгообрзен и внушл увжение и доверие. Вот только глз слегк подгуляли - блекля водянистя рдужк и мертвый черный нрыв зрчк.

- Приветствую, приветствую вс, дорогой гость! - неожиднно писклявым голосом произнес толстый господин. - Рд, что вы любезно соглсились принять приглшение и решили посетить нс...

- Положим, моего соглсия никто вовсе дже и не спршивл, - буркнул Ивн.

- Вот уж непрвд, - укоризненно покчл головой толстяк. - Вы, нверное, и сми догдлись, что без вшего собственного желния никто вс сюд тщить и не стл бы...

Ивн был с этим соглсен, однко возрзил:

-А что же вши... приглштели, слов нормльного скзть не могли?

-А они, видите ли, вообще... не рзговривют. Только... э-э... общются. Вся эт мгия, знете ли... - Толстячок вяло мхнул рукой.

- И двно ли вы со мной тк... общетесь? - небрежно спросил Ивн.

- Д вот несколько дней уже, - тк же небрежно ответил толстяк. - Кк вот вы тм н поле брни свои дел зкончили.

Ивн удовлетворенно кивнул.

- Знчит, все эти холод и голос - вших рук дело? - бросил он.

- Ну... некоторым обрзом,- несколько уклончиво скзл толстяк.

- А что тм з волк был? - вдруг вспомнил Ивн. - Или... собк?

Толстяк н секунду нсупился, но потом снов зулыблся.

- Я же говорю - мгия. Сложное дело, бывют помехи...

Ивн подумл о профессоре.

-А... - нчл он.

Толстяк сделл протестующий жест.

- Вы все узнете... со временем. Поговорим о другом.

- Кк вм будет блгоугодно, - склонил голову Ивн. Толстяк посмотрел н него с любопытством.

-Д, - промолвил он. - Брон, говоришь? Х-хе...

Ивн промолчл.

-Д,- спохвтился гостеприимный хозяин.- Быть может, вы чего-нибудь желете? Нпитки, ед?

"Сто пятьдесят "Столичной" и сигрету, - мрчно подумл Ивн. - Две тысячи трист лет не курил..."

- Пожлуй, я бы выпил что-нибудь, - вслух скзл он. - Тм, нверху, бртья по оружию уже небось в стельку пьяные...

- Положим, не "нверху", - возрзил собеседник. - Это пок не подземелье, просто нулевой, тк скзть, уровень. Но я вс понимю.

Он сделл млопонятный жест рукой, и вдруг перед ним окзлся низкий столик, сплошь уствленный блюдми, кувшинми и чшми.

Ивн слегк удивился.

- Опять мгия? - спросил он. - Или вы просто фокусник?

Он отхлебнул из протянутой чши. Терпкое крсное вино было чудесно.

-Д нет, я не фокусник, - рссеянно ответил толстячок, нливя себе из кувшин. - Я просто бог - Ивн поперхнулся.

- Тк-тки совсем "просто"? - с нивозможнейшим сркзмом спросил он.

Толстяк рспробовл вино и удовлетворенно кивнул.

- Ну д, - блгодушно скзл он. - Просто - бог...

- А бород-то где? - спросил Ивн, криво улыбнувшись.

-Д нет, - хмыкнул толстяк. - Я бог не с большой буквы, только с мленькой. Мне бород не положен...

Некоторое время они молч пили и ели.

Нконец Ивн решил, что с него хвтит, и, ндкусывя сочный брикос, скзл:

- Может быть, вы все-тки скжете, зчем позвли?

С ппетитом обглдывя мозговую косточку, толстяк кивнул.

- Жуй-жуй. Глотй, - проговорил он невнятно. - Подкрепляйся перед дльней дорогой...

Ивн уронил брикос себе в вино.

- Перед ккой еще дльней дорогой? - оторопело спросил он. - Куд это я пойду? Д я, можно скзть, помирю от устлости.

- А кто тебе скзл, что ты уже не умер? - с легкой улыбкой спросил толстяк.

У Ивн в рукх было пусто, и поэтому он ничего не уронил.

- Мне кжется, что это и тк понятно, - вежливо скзл он.

Толстяк пристльно посмотрел н Ивн.

- А знешь ли ты, где, собственно, нходишься? - почти вкрдчиво спросил он.

Ивн подумл.

- Н-ну, во всяком случе, не в преисподней, - неуверенно скзл он.

Толстяк кивнул.

- Пок что не в преисподней, это точно, - подтвердил он. - Но - уже в црстве умерших. А сюд, кк легко можешь см понять, просто тк не попдют.

Ивн вспомнил профессоровы слов. Вот ведь гд, похоже, првду говорил...

- Кк-то я... не тк все это предствлял, - произнес он. Толстяк хмыкнул.

- Ну и что?

- Д тк... Ничего, - вяло произнес Ивн. - И куд же мне ндобно идти?

- Пок что н Зпд - через Восток, - ответил толстяк.

- Кк это? - удивился Ивн.

- Чтобы быстрее.

Ивн снов удивился, но решил не знимться софистикой.

- А зчем туд идти? - спросил он.

- В днный момент потому, что инче ты Двурогого не догонишь.

- Кого? - не понял Ивн.

- Ну, кк это у вс... Алексндр. Божественного.

- А почему он двурогий?

- Тк он же сын Амон, - с легкой нсмешкой скзл толстяк.

Ивн порылся в пмяти.

- Это... в Египте, что ли, бог ткой?

- Аг, - подтвердил толстяк и кинул в рот сочную виногрдину.

-Тк что же, Алексндр Филиппович этот- првд сын бог? - сркстически спросил Ивн.

- А ты кк думешь? - вопросом н вопрос ответил его собеседник.

Ивн не ответил.

- Кстти, - произнес толстяк, - имей в виду, что весь путь, и туд, и обртно, ты должен пройти з двендцть ночей, инче...

-Что?

Толстяк довольно сердито посмотрел н Ивн, но потом улыбнулся.

- Ну првд, не зню я, - довольно добродушно скзл он. - Может, ты сгинешь нвсегд, может, во что-то превртишься. Может быть, погибнет этот мир... или тот, откуд ты пришел... может быть, вообще ничего ткого не произойдет. Или, во всяком случе, никто ничего не зметит.

- Гм... - произнес Ивн. - И рди этого я нрушил прикз нчльств, ушел со своего пост...

- Это лысый черт этот -тебе нчльство? - хмыкнул толстяк.

- А что? Я, может быть, без пяти минут штурмбннфюрер...

- Ты-то может быть, - снов хмыкнул толстяк. - А при чем тут этот твой... кк его...

- То есть? - нсторожился Ивн.

Толстяк посмотрел н него и вдруг осклбился.

-Лдно, - скзл он. - Успокойся, ты его еще увидишь, конкурент своего. Его... или кого-нибудь похожего н него. Много их тут... тких бродит.

- Не понял, - скзл Ивн честно. Толстяк мхнул рукой.

- Ерунд. См рзберешься. Ты, глвное, слушй вот что: обязтельно ндо пройти з двендцть ночей все двендцть уровней...

- Кких еще уровней? - перебил его Ивн. Толстяк змялся.

- Ну... кких. Рзных. Некоторые будут явно обознчены, некоторые будешь преодолевть нечувствительно. Пожлуй, тут все дело в числх... может, нет. Д и обстоятельств могут меняться.

- Спсибо з ценные советы, - язвительно скзл Ивн.

- Пожлуйст, - с готовностью ответил толстяк. - Глвное - обязтельно добудь то, зчем сюд пришел.

- Что же именно? - Потом узнешь. Ивн вздохнул.

- Хорошо, - кротко произнес он. - А что я тм увижу и кк мне себя тм вести? Толстяк рзвел рукми.

- Эк ты, бртец, згнул. Все от тебя звисит! Вот сейчс, к примеру, ты меня видишь тким, кким хочешь видеть, не тким, ккой я есть н смом деле. Ты что думешь, боги должны быть обязтельно с бородми или хотя бы иметь достточно респектбельный вид? Д ничего подобного! Это вы сми себе все нпридумывли - чтобы понятнее было. Рзложили все по полочкм, сплошные иллюзии... Солипсисты нвыворот- все рвно солипсисты... Ивн выслушл эту белиберду не моргнув глзом. Помолчли, прислушивясь к журчнию воды, бьющей из фонтн.

- Ну хорошо, - скзл Ивн. - А почему именно я?

- Д вот потому что, - рздрженно произнес толстяк. - Не я тебя выбирл... Почему, почему... А почему не ты? А почему кмень тяжелый, вод мокря? Ты еще о смысле жизни спроси!  - И спрошу, - упрямо скзл Ивн.

Толстяк посмотрел н него с сожлением.

Опять помолчли.

- Лдно, - бодро скзл Ивн, поднимясь с лож. - Куд прикжете?

- Вон туд. - Толстяк вяло мхнул рукой в ту сторону, откуд Ивн пришел. - Иди и не рссусоливй. Ты все-тки солдт, и не из худших... д и бессмертный вдобвок.

- Кк это? - не понял Ивн.

- Ну, во всяком случе, в днный момент. Уровень-то нулевой. Ничто. Пустот. Вечность. Ничего еще не было.

Ивн посмотрел н него, потом зглянул в бссейн.

Вод был чистой и совершенно прозрчной, н дне бссейн Ивн увидл ккие-то тряпки, битую посуду, ржвые железяки, новехонькие дорогие укршения... чьи-то кости, лошдиный глдкий череп, золотые монеты...

Он отвернулся и пошел. В стене появилсь дверь. Ивн подошел к ней, обернулся и поглядел нзд.

- Д, кк тебя зовут, собственно? - спросил он у хозяин.

Тот грустно усмехнулся.

- Нергл.

Ивн покоплся у себя в пмяти.

- Нергл, - здумчиво повторил он. - Нчльник местной преисподней, что ли? Ккой-то ты... не очень грозный.

Нергл хмыкнул.

-А ккя тебе рзниц, кк я выгляжу?- спросил он. - Внешность ведь тк обмнчив...

- Ну, все-тки...

- Я что, кжусь не совсем нстоящим?

- Честно говоря... д, - признлся Ивн. - И все тут ккое-то фльшивое. Престидижитция. Ловкость рук. Неинтересно.

Толстяк поглдил лысину и поднялся с лож.

- Ну, хочешь, посмотри н ткой фокус, - предложил он и вдруг осклился.

В зле потемнело. Белые стены стремительно покрылись отвртительного вид коростой, сочщейся зеленовтым гноем. Отчянно звоняло чем-то гнусным, и резко, с звывнием подувший ветер рзнес вонь по всему свету. Из бссейн полыхнуло огнем, и он рзвлился н куски с неописуемым грохотом. Нлетевший вихрь сорвл одежды с толстячк: по его круглому розовому липу пробежл трещин, и он лопнул, кк воздушный шр; только лоскуточки кожи полетели в рзные стороны.

Из ошметков оствшегося лежть гнусной кучей н полу мяс нружу поперло что-то скользкое и противное н вид: оно росло и росло, покрывясь быстро жесткой чешуей и бурой щетиной. Стремительно поднимясь к потолку, н ноги встл чудовищный монстр: глз его, нполненные осмысленной злобой, горели, кк две полные луны; псть его Укршли огромные желтые клыки, с которых кпл пенящяся слюн, когтистые-трехплые руки были кк дв телегрфных столб.

- Ну кк? - проревел монстр и лихо пыхнул едким огнем.

- Впечтляет, - соглсился Ивн. - Очень противно. В жизни ничего подобного не видел.

Он помхл хлебосольному хозяину рукой и вышел вон из зл.

Гром и рев з спиной стихли - кк обрезло. Ивн окзлся в некоем прострнстве, не имеющем грниц: ни верх, ни низ, ни кких-либо стен. Все вокруг было злито светом, не слишком ярким и не слишком тусклым. То есть просто свет - и ничего больше.

Сердце куд-то ухнуло, Ивн н секунду ослеп. Стрнное ощущение пронизло его с ног до головы. Безмятежность, покой, необъяснимое чувство уверенности в... чем-то. Стль и кулк, огонь и ветер... потом - тоск и легкое сомнение.

Это длилось мгновение, потом снов появилось привычное прострнство - со своеобычными чувствми и мироощущением. Ивн огляделся.

Зл, если, конечно, это был именно зл, видимых грниц не имел. Нд головой клубились темные, почти черные облк, под ногми был соответственно совсем черня земля. А может, и не земля, пепел - поверхность кзлсь совсем ровной, без холмиков и трещинок. Сочетние чистого свет, льющегося ниоткуд, и черноты верх и низ придвло окружющему довольно унылый серый вид, и уже ничего чистого совсем не оствлось.

Ивн стоял столбом, несколько рстерявшись. Было совершенно неясно - куд, собственно, нужно идти?.. Однко долго он здумывться не стл и уверенно зшгл туд, куд глядели глз, - то есть вперед, просто вперед.

Через чс или дв пути Ивн остновился. Кртин вокруг не менялсь: все тк же куд-то неслись облк, хотя ветр совсем не было, все тк же под ногми поскрипывл серя почв; все тк же было тихо, безлюдно, безрдостно и безысходно.

Было ни жрко, ни холодно, вообще кк-то невесело. Ивн вдруг почувствовл безотчетную тоску по тем, кого не было рядом с ним. Ах кк уместны были бы сейчс крик птицы, и дже унылый волчий вой! Но нет - один' одинешенек стоял он среди серой пустыни, не у кого спросить совет и не н кого оглянуться в ожиднии помощи... дже вргов кких звлящих и то не окзлось поблизости. Мир был сер, почти пуст, и кзлось, что никогд не было ни одного рссвет, и ни одного зкт, и всегд только это - истолчення в пыль, в порошок рзмытя серя зтвердевшя без его учстия мутня пелен...

-Д-д, - скзл кто-то у него под ухом. - А что ты здесь ожидл увидеть?

Ивн обернулся. Позди стоял человечек с лицом фон Кугельсдорф - првд, росточком пониже и с бороденкой пожиже. Одет он был во все серое.

Ивн слегк удивился.

- А вы что тут делете? - спросил он без обиняков. Человечек поднял брови.

- То есть?

- Ну кк же, - нетерпеливо скзл Ивн. - Профессор, не морочьте мне голову...

Некоторое время человечек молч смотрел н Ивн, потом зулыблся.

- А, - скзл он, - понимю. Я, нверное, похож н кого-то из твоих знкомых. Однко позволь тебя рзочровть - рнее мы не встречлись...

-Д?.. А кто вы ткой?

- Лучше двй н "ты", - предложил незнкомец. - Кк-то привычнее, знешь ли. А кто я ткой... Ну, скжем тк: коллег.

"Собутыльник, знчит", - чуть было не ляпнул Ивн, но вовремя удержлся.

- Чей коллег? - вежливо спросил он.

-А что, ты ни с кем здесь не встречлся? - удивился Незнкомец.

- Ну... был тм один. - Ивн сделл неопределенный жест.

- Это Нергл, что ли? - догдлся человечек. - Все одинково о нем говорят... Я ему не то чтобы коллег, но служим мы примерно в одном ведомстве.

Ивн поморщился.

- Тоже будешь мне идиотские бйки рсскзывть? - осведомился он.

-Д что ты!.. - От возмущения человечек дже змхл рукми. - Этим другие зймутся.

- Ого! - не выдержл Ивн. - И много будет этих... других?

- Тм посмотрим, - тумнно скзл незнкомец.

- Опять, нверное, "от меня все звисит"? - медленно зкипя, спросил Ивн. - Если ты думешь, что, к примеру, мне приятно видеть твою рожу, то ты глубоко зблуждешься. Знешь, что мне сейчс нужно?..

- Зню, - кивнул человечек и вытщил из-под полы порядочной длины меч, протягивя его Ивну рукоятью вперед.

Ивн с некоторым недоумением принял подрок, взвесил его в руке. Меч окзлся хороший, приклдистый.

-А зчем... - нчл он и осекся. Некто в сером исчез. Ивн обернулся. Сзди, почти рядом, стояли с десяток людей, тоже одетых в серое, у кждого был в руке меч- ткой же, кк и у Ивн.

Ивн хмыкнул.

- Ну что же, посмотрим, - скзл он и шгнул вперед.

Они встретили его дружно.

Ивн вдруг весь преисполнился гордостью и отвгой, нлился силой немереной, но рссудк при этом не потерял. Соперники его окзлись не из слбков, но быстрот их движений не шл ни в ккое срвнение со скоростью движений Ивн. Он лихо колол и рубил, рубил и колол и снов рубил; через пру минут перед ним остлся только один противник.

Этот, првд, окзлся поустойчивее других; довольно долго они с Ивном успешно отржли выпды друг друг и один рз Ивн лишь кким-то чудом успел уклониться от молниеносного удр противник. Неожиднно тот споткнулся н ровном месте, и Ивн, не теряя ни секунды, вонзил свой меч прямо ему в грудь.

Он выпрямился, тяжело дыш. Кждя мышц его пел, он чувствовл невырзимый восторг и пьянящую рдость поединк. Соперник Ивн попытлся приподняться - и пухнул нвзничь, обртив мертвое уже лицо к рвнодушным серым облкм. Ивн глянул в это лицо - и отштнулся, кк от удр.

Он увидел смого себя.

Мысли смешлись в голове Ивн. Двойник?.. Или...

Он услышл ехидный смешок и повернул голову.

- Ну что, повеселился? - спросил его возможный профессор в сером. - Кк ты его обрботл, однко...

Ивн уже спрвился с собой.

- Пустое, - пренебрежительно скзл он. - Что у нс тм дльше? Дркон крошить будем?

Человек в сером изучюще посмотрел н него.

- Нет. Дркон, бртец, тебе по чину не полгется, - скзл он. - А вот з эти подвиги зслуживешь ты нгрды. Пошли.

- Это куд еще? - спросил Ивн, небрежно поигрывя мечом. - Кругом ведь пустыня.

- Д ккя пустыня? - с притворным изумлением спросил человек. - Смотри!..

От удивления Ивн был вынужден открыть рот.

Только что вокруг, куд ни глянь, было серое мертвое безмолвие, сейчс уже они стояли у ворот шикрного дже по местным восточным меркм дворц. Небо просветлело, под ногми зшелестел изумрудно-зеленя трвк.

Одним словом, крсот.

- Пошли-пошли, - поторопил его человечек и зсеменил в сторону дворц.

Ивн последовл з ним.

Ворот рспхнулись перед ними - бесшумно, с вели-вой неспешностью.

Они вошли во дворец, миновли один зл великолепий, с мрморным полом и колоннми, прошли другой, с коврми и золотым оружием, по стенм, вступили третий, еще крше предыдущих, в дльнем конце которого стоял огромный трон из черного мрмор. Н троне восседл здоровенный мужик, облченный в черную же ниспдющую мнтию.

По бокм трон стояли двое стржников в черной метллической броне, с черными лицми (негры, смекнул Ивн) и огромными кривыми мечми вороненой стли. Стржники были ткого вид и ткого рост, что Ивн дже усомнился - не рбот ли это местного придворного скульптор из тех, что стрдют гигнтомнией и обожют делть чудовищные подрки.

Вероятный профессор пихнул Ивн в бок. Ивн глянул н него - вот те н! виртульный фон Кугельсдорф тоже окзлся в черном.

- Пдй ниц! - прошипел двойник профессор Ивну в ухо. - Перед тобою великий Нингирсу!..

- А кто это? - спросил Ивн и пдть не стл. Профессорский двойник выпучил было н него глз, но тут рздлся сильный голос:

- Приветствую тебя, чужеземец...

Это зговорил сидевший н троне. Ивн нклонил голову и шркнул ножкой.

- Ты окзл неоценимую услугу нм, - продолжл этот смый их Нингирсу, убив незвных гостей, пришедших с Зпд. З это тебе полгется нгрд, и сейчс ты ее получишь...

Последнее прозвучло несколько зловеще, и Ивн н всякий случй покрепче сжл меч.

Однко ничего стршного не случилось. Более того, произошло кк рз обртное.

Из боковых проходов в зл впорхнул стйк симптичных девиц в кких-то немыслимого изяществ и прозрчности одеяниях.

Собственно, одежд Ивн, можно скзть, не зметил. потому кк девицы были до того хороши, что слов не стло, мысли немного спутлись. Призывно улыбясь, девхи обступили Ивн и куд-то повлекли его с лсковой нстойчивостью.

Ни нмек н врждебность не было в их действиях, было все ноборот, и Ивн с охотою подчинился.

Девицы звлекли его в роскошные покои, сплошь устлнные коврми невероятной рботы, оствили Ивн тм, сми тут же упорхнули.

В будуре были рсствлены низкие столики с дргоценной инкрустцией, н которых было много всяких чш, кувшинов и вз, нполненных рзными шербетми, винми и фруктми... журчл вод в фонтне, еще Ивн увидел кровть потрясющих рзмеров, и н этой смой кровти возлежл ткя девиц, что у Ивн рзом вышибло все оствшиеся мысли и прямо-тки сперло дыхние.

Он был просто прекрсн. Тонкя, смугля, с чудесной, но не слишком большой грудью, с длинными, облденной крсоты, ногми... гибкие руки, глдкие изящные ступни, идельный овл лиц, еще - совершенно нездешние прекрсные золотые волосы и бездонные глз ткого синего цвет, ккого в природе просто не могло бы быть, если бы Ивн не видел этого сейчс...

В глзх ее он прочел все - восторг и негу, нездешний ум и опыт, желние и ткую силу стрсти, что просто шгнул к ней и очнулся только через неизвестно ккой промежуток времени...

Ивн попытлся приподнять голову - и решил оствить бесполезное знятие. Сил не было вообще ни н что.

Он уловил его движение и нежно коснулсь его блестевшей от пот груди.

Силы появились.

...Вторично он очнулся от низкого вибрирующего звук, пронесшегося по дворцу и зствившего здрожть стены. Головы Ивн решил не поднимть, огрничившись тем, что открыл глз.

Было хорошо. То есть было хорошо тк, кк никогд не было. Тело стло вялым и непослушным, но это не мешло, потому что слдкя истом пронизл кждую его клеточку и несл куд-то вдль, бюкя и двя спокойное нслждение. Он почувствовл возле себя свою (кк он с гордостью подумл) женщину, ощутил теплоту ее нежной груди, мленькую лсковую лдонь у себя н щеке и улыбнулся, кк дурк.

Было очень хорошо.

Он слегк пошевелился и почувствовл под лопткми некую шершвость. Ивн недоуменно нхмурил брови, но потом улыбнулся снов. Ковер!.. Ну конечно же, кровть-то они блгополучно поломли... и продолжли н полу...

Зхотелось пить и ноборот. Он вспомнил, что где-то должно было оствться вино, и, осторожно сняв с себя руку женщины, пополз к кувшинм, в беспорядке влявшимся неподлеку.

- Куд же ты, милый?..

Голос у нее был влекущий, глубокий, нежный... Ивн посмотрел н нее, ткую свежую, безо всех этих припухлостей и зспнностей, которые случются дже у лучших земных женщин, ткую прекрсную и единственную... и снов прошептл ее имя - то, которое уже шептл, говорил, кричл чс, день, год тому нзд...

- Лилит, - лсково скзл он, здумчиво, словно пробуя н вкус нежность утренней росы, - Лилит...

Он улыбнулсь ему тк, что он снов збыл обо всем, кроме одного...

- Иди же ко мне... - он вся потянулсь к нему, - иди...

- Сейчс-сейчс, - зторопился Ивн, - вот только... гм...

Он вдруг почувствовл себя весьм неуверенно. Черт, д где же здесь у них удобств нходятся?..

- А что это нс рзбудило? - брякнул он несколько невпопд, озирясь по сторонм. - Гул ккой-то...

- Ах, это... - Он слдко потянулсь и змерл в ткой позе, что Ивн срзу перестл озирться. - Это был гонг. Вторя ночь прошл...

- Что? - переспросил Ивн. - Вторя...

И тут у него словно пелен с глз спл.

Вторя ночь. Лилит,.. то есть т смя. Известня демониц. Здорово.

Он вскочил и н подгибющихся ногх побежл одевться. Одежды было немного, но он окзлсь рзбросн повсюду, и Ивн потерял несколько дргоценных мгновений, пок нтягивл свои сублеглии. З эти секунды его подруг понял, что что-то идет не тк. - Стой... подожди. Постой...

Голос ее менялся, свливясь в шипение. Ивн глянул н нее и с ужсом увидел, кк тело Лилит стло стремительно преобржться: кож, только что бывшя глдкой и смуглой, позеленел и погрубел; череп удлинился, чудные золотые волосы повылезли и осыплись н ковер; глз полыхнули злобным огнем, осклились выствленные вперед жуткие клыки; с треском рзвернулись з спиной перепончтые крылья. В псти мелькнул рздвоенный лый язык.

Честно говоря, Ивн не столько испуглся, сколько огорчился. Вот тебе и рз... А ккя был женщин! Ах ккя женщин...

Но все эти грустные мысли додумывть уже было некогд. Крылтя демониц бросилсь н него, пронзительно шипя и плюясь огнем.

Ивн отскочил в сторону, демониц промхнулсь и врезлсь в стену. Стен дрогнул, демониц пронзительно звизжл. Совершенно остнев, он рзвернулсь, высоко подпрыгнул и снов бросилсь в тку. Но Ивн уже успел поднять меч...

С грустной улыбкой нблюдл он з тем, кк у его ног, мучительно скрежещ кульими зубми, пытясь дже сейчс добрться до его плоти, умирл т, что лишь недвно дрил ему великое счстье слияния в единое целое двух душ и двух тел...

Из огромной рны н ее груди вытекл зеленя зловоння жидкость, которя шипел, дымилсь и проедл дорогой ковер. Вот кковы они, эти женщины. Никогд не женюсь, подумл Ивн с тоской.

Тут он увидел, что жидкость течь перестл, рн демоницы нчл зтягивться - все быстрее и быстрее. Лилит открыл глз. Пор, понял Ивн, и опрометью бросился вон из будур.

Привлеченные шумом, который произвели Ивн и его темперментня подруг, со всех сторон сбеглись прислужники и прислужницы. Миловидные девицы, те смые, что сопровождли Ивн к ложу любви, подобно своей хозяйке тоже изменяли н глзх свой облик, но все же до привечвшей воин сирены им было длеко.

- Зрублю!.. - зорл Ивн стршным голосом и бросился нпролом, потому кк отступть было некуд.

Нпдвших было не очень много, и Ивн быстро рсчистил себе путь. Но тут он увидел перед собою тех смых стржников, что стояли подле черного трон: гигнты уже знесли свои мечи, готовясь порзить неблгодрного гостя. Ивн метнулся вбок, пнул ккую-то удчно подвернувшуюся дверь и полетел кубрем.

Он тут же вскочил н ноги, выствив меч перед собою, но никого не увидел. Дворец, кстти, тоже пропл нпрочь.

Ивн опустил меч и огляделся. Окзлось, что он стоит посреди чистого поля. Кругом был трв-мурв, холмы, белые облчк в светлом бессолнечном небе. Неподлеку виднелся крсивый белокменный грд. Пейзж был просто до неприличия -ля рюс.

Ивн в сомнении посмотрел н длекий грд и нерешительно сделл несколько шгов в его сторону.

- Прелестно, прелестно. Кк ты их всех... Герой.

Это окзлся снов местный вринт профессор. Н Ивн он смотрел вполне доброжелтельно.

- Ну, чего стл столбом? Двй действуй. Иди дльше.

- Слушй, - не выдержл Ивн, - чего тебе от меня ндо? Ты мне помогешь или ноборот? Профессорский двойник хмыкнул.

- Ккя рзниц? Я просто иногд покзывю дорогу...

- Куд?

Двойник пожл плечми.

- В основном - н Зпд. Ты ведь туд идешь?

Ивн посмотрел н профессор.

- Н Зпд? Ну хорошо... пусть будет Зпд.

- Тогд иди быстрее...

Ивн еще рз глянул н него и вырзительно помхл мечом. Двойник профессор усмехнулся.

Ивн почувствовл, что оружие в его руке слегк дернулось. Он посмотрел н свой меч и увидел, что тот рзительно изменился: вместо изогнутого изящного, богто укршенного клинк в его руке нходился длинный тяжелый прямой меч безо всяких укршений.

Ивн посмотрел н свою одежду. Восточный колорит его плтья уступил место суровой простоте грубой рубхи, штнов и спог.

Предположительный фон Кугельсдорф хихикнул.

- Что, одежк поменялсь?.. Ничего, тут и не ткое бывет: привыкй, бртец.

Ивн посмотрел н него.

- Кстти, - произнес он. - Ты кто, собственно, ткой есть? А то я никк не определюсь, кк тебя нзывть в мыслях. Профессор ты или нет?

Человечек здумчиво пожевл губми.

- Ну что ж, - рссудительно скзл он. - Можешь определять меня кк профессор. В конце концов, их много бывет, профессоров-то... со всякими тм своими згдкми, ошибкми, головми... Популярня все-тки это фигур профессор. Тк что я не против, можешь нзывть.

- Весьм тронут, - промолвил Ивн, сунул меч в ножны и зшгл к городу.

Скоро он подошел к воротм. Вопреки ожидниям тяжелые створки не рспхнулись при его приближении. Ивн подождл немного, прислушивясь. З воротми было тихо. Тогд он збрбнил по ним рукоятью меч.

Стучл он долго. Нконец приоткрылось небольшое окошко, и в нем покзлсь зспння крсноглзя бородтя хря.

- Чего ндо? - хрипло осведомилсь эт смя хря.

Ивн дже рстерялся.

- Д вот... я тут... - промямлил он нерешительно и см н себя рзозлился. - Открывй немедля! - гркнул он и топнул ногой.

- Поединщик, что ль? - прохрипел невнятно хря, и окошечко зкрылось.

Послышлся скрип, и створки ворот стли с нтугой открывться.

- Тк бы срзу и скзл, - ворчл хревлделец под пронзительный скрип петель. Ивн посмотрел н него. Это окзлся низенький квдртный мужик в помятом островерхом шишке, грязной рубхе, в чудовищного рзмер стоптнных спожищх и с топором з поясом. Мужик посторонился, пропускя Ивн в город. Ивн, подбоченясь, вошел в ворот. Сделв пру шгов, он поскользнулся н ккой-то дряни и чуть было не рухнул в обширную лужу. Ивн чертыхнулся.

- Чего ж ты под ноги не смотришь-то, бестолочь, - невнятно пробурчли з спиной. - И коня, понимешь, у тебя нету...

Ивн оглянулся н мужик. Тот, выствив вперед космтую бородищу, ковырялся в зубх грязным пльцем и дружелюбно рзглядывл пришельц.

- Ну, чего смотришь? К князю иди. Во-он его плты...

Мужик вынул плец из бороды, осмотрел его и ткнул им куд-то в сторону.

Ивн проследил нпрвление и пошел.

Дойдя до княжеских плт, он увидел большое количество рзнообрзного нроду, толпившегося у резного крыльц. Ни н кого не глядя, Ивн гордо вскинул голову и поднялся по ступенькм.

Тут дорогу ему зступили двое с обнженными мечми.

- А куд идешь ты?

- А к князю, - свободно ответил Ивн.

- А почто беспокоишь его?

- А по великой ндобности, - ответил Ивн ндменно, глядя поверх голов стржников.

- Поединщик, что ль? - с оттенком увжения спросил один из них.

- Поединщик, - соглсился Ивн.

- Зходи.

Они посторонились. Ивн вошел в плты, гдя, в ккие это поединщики он тк решительно зпислся.

Он очутился в большом помещении с низким потолком и чистым метеным полом. По стенм были рзвешены огромные зеркл.

В помещении было довольно много людей, которые сидели з столми, рсствленными покоем. Люди эти ели и пили, чвкя и булькя. Н глвном месте сидел человек с длинной седой бородой и умными черными глзми, одетый чисто и богто. З его спиной висело смое большое - от пол до потолк - зеркло.

Князь, понял Ивн, сделл несколько шгов и остновился нпротив него. Чвкнье и рыгние прекртились. Все посмотрели н Ивн.

Он почувствовл себя несколько неловко, потом, спохвтившись, отвесил глубокий поклон.

- Чего тебе ндобно, отрок? - спросил князь хорошо поствленным бритоном.

- Поединщик я, - скромно скзл Ивн, слегк обидевшись н "отрок". Биться вот хочу.

Грянул дружный хохот. Княжеские гости - все кк н подбор здоровенные бородтые дядьки - веселились, кк дети.

- Ой, не могу!.. Ты погляди н него!.. Поединщик!.. Букшек двитель!.. От горшк полвершк - туд же!.. Ай, держите меня!..

Князь слегк улыбнулся, потом нхмурился, повел бровью - хохот стих. Ивн дождлся, пок стнет совсем тихо, потом поклонился еще рз.

Князь пристльно н него посмотрел и скзл:

- Али ты не знешь, с кем биться будешь? Аль не ведешь, скольких богтырей земли ншей погубило чудище Ужсное? Не слыхл, видть, сколько крсных девушек сожрл гд огнедышщий, днь ккую рспрестршную плтим мы ему, зверю жуткому?

Аг, отметил Ивн. Гд, знчит, огнедышщий... Читывли ткое, слыхивли... Он деликтно кшлянул и скзл:

-То не ведомо мне, князь... э-э... прослвленный, то не слыхивл я... гм... крестьянский сын. Зню лишь одно я: землю русскую не топтть гду вредному, не позволю я!

Князь удивленно поднял брови.

- Русскую?.. - недоверчиво спросил он. - Ккую это ткую - русскую?..

Ивн стушевлся. Вот ведь- интернционлисты поплись...

- Ну, это... родную, в смысле.

Стрнно, подумл он. Почему- не русскую? Чего же они здесь тогд имитций-стилизций понстроили? Или это специльно для него, персонльно, тк скзть?.. - Князь пристльно посмотрел н него.

- А кк звть-величть тебя, отрок смелый нш?

- Ивн, - честно скзл Ивн. - Ивн - крестьянский сын.

Князь удивился.

- Д вроде одного ткого Ивн пожрло уже чудище?

Ивн пожл плечми.

- Не ведю я... Однофмилец, нверное, - брякнул он.

Князь удовлетворенно кивнул.

- Что ж, рз решил биться ты - тк и в добрый чс... Хоть не крепкий ты д не мленький. Только чудище то погное извело совсем и Добрынюшку, и Илюшеньку... вот Усынюшк и остлся лишь...

Князь горестно кивнул н сидевшего рядом здоровенного лохмтого богтыря в помятой кирсе. Тот печльно вздохнул и покивл в ответ чудовищной длины усми.

Князь перевел взгляд н Ивн.

- Коли спрвишься - будет честь тебе. Принесешь языки гд стршного нгржу тебя по зслугм я...

Опять, подумл Ивн. Он покосился по сторонм - потенцильных демониц вроде видно не было.

- ...обзлщу тебя и обсеребрю...

- Чего-чего?!. - переспросил. Ивн.

- Злт-серебр ндю тебе, - пояснил князь. - Понятно?

- Конечно, понятно, - соглсился Ивн. - Ндешь ты мне, знчит, злт-серебр...

Князь кивнул и продолжл:

- А не спрвишься - тк пожрет тебя, см понимешь, то ужсное чудо жуткое...

И это понятно, подумл про себя Ивн, вслух скзл:

- Где ж искть его, гд вредного?

Князь печльно вздохнул:

- Из ворот иди - все прямешенько. Речку огненную через мост...

- Д нет, - почтительно возрзил кто-то. - Речк-то в другой стороне...

- Ах д, - спохвтился князь. - Речки тм нет. Тк вот... Кк увидишь кмень - от него три пути... Кк нпрво пойдешь - тк обртно придешь. Кк нлево зйдешь - в никуд попдешь. А кк прямо пойдешь - тк и чудище тм, недлешенько... нйдешь.

Князь змолчл и строго оглядел зл. Все почтительно молчли, внимя княжескому речиттиву.

Ивн нерешительно кшлянул, действительно ощущя себя робким отроком. Все посмотрели н него.

- Тк я пойду? - нерешительно спросил Ивн.

- Иди, - блгосклонно кивнул князь. - Принесешь языки - получишь нгрду великую...

Ивн содрогнулся. Длсь им эт нгрд... Он поклонился в пояс.

- Не поминйте лихом, бртцы, - скзл он, повернулся и вышел из плт.

"Интересные дел, - рзмышлял Ивн, нпрвляясь к городским воротм. Стрнные... Змей Горыныч тм - это понятно... А вот что з земля это... И икон никких в светлой Горнице, и ни церковки, ни колоколенки... Только ритм-рзмер рзговоров их - все былинный он, все скзтельный..."

Он подошел к воротм. Двешний мужик по-прежнему ковырялся в зубх.

- Ну что, биться идешь ли рздумл? - невнятно спросил он.

-Биться, биться,- буркнул Ивн, знятый своими. мыслями. - Двй открывй скорее, холоп несчстный...

- Во, - удивился мужик. - А говорил - крестьянский сын, крестьянский сын... Ивн остновился.

- А ты откуд знешь?

- Оттуд, - пробурчл бородч. Видно было, что он обиделся.

Зскрипел отворяемя воротин.

- И что, тк без коня и пойдешь? - мрчно спросил бородч.

- Тк и пойду.

- И првильно, - решительно скзл мужик, копясь в бороде, - нечего его, гд трехголового, обедми зря кормить. Ужин с него хвтит...

Ивн в упор посмотрел н него.

- Это я, что ли, н ужин положен? - угрожюще произнес он.

Обиженный бородч отвел в сторону хитрые глзки.

- Д нет, - скзл он. - Это я тк... Ивн сплюнул и решительно зшгл к видневшемуся

невдлеке огромному кмню.

Подойдя к нему, он обнружил, что поверхность огромного бсолютно глдкого булыжник совершенно чист - вопреки всяким былинм. Ни тебе ндписей, ни тебе укзтелей. Првд, кк и говорил князь, от кмня отходили три дорожки.

Ивн почесл в зтылке и уселся н землю, привлившись спиной к кмню.

Лдно, подумл он, прикинем что-нибудь к носу. Где я окзлся? неизвестно. То есть, конечно, нмеки тут все делют, но не обязтельно принимть все н веру. Но, в конце концов, почему путешествие в прошлое нормльное дело, хождение по стрне мертвых - нонсенс?..

Вдруг он понял, что збыл, зчем тут окзлся.

Тлисмн, тлисмн... что тм, с этим тлисмном? Нверное, у этих чертовых немцев что-то не сложилось пок с Алексндром, если пришлось здесь одному бродить. А может, тк и нужно, чтобы одному, без них? А! Вспомнил!.. Д, остлсь еще одн чсть тлисмн, у короля Артур, он кк рз н Зпдных островх и обитется - вроде бы... кк туд добрться? Эх, чует мое сердце, что неспрост все это, неспрост с смого нчл, с этой врии дурцкой... что з врия? когд он случилсь? не помню... не зню... что тм было рньше? Я воевл когд-то? Или нет? Где это было, в ккой стрне? Чьи прикзы выполнял? Кому подчиняюсь сейчс? Эх, знть бы...

Ивн рзозлился. Лдно, подумл, он, избрнник я тм или нет, но остется одно - идти вперед... тм рзберемся.

Он легко поднялся н ноги и решительно зшгл по средней от кмня дорожке.

Шел он долго. Трвк-мурвк из яркой и зеленой постепенно превртилсь в блеклую и желто-коричневую и неприятно скрипел под ногми. Стло темнеть.

В воздухе отчетливо пхло жреным.

Ивн остновился.

Впереди он увидел лес, деревья в котором были оплены до ткой степени, что н них не остлось ни листьев, ни ветвей, ни дже коры: просто стоят стршные обугленные стволы. И тм, в этом лесу, что-то было - огромное, могучее, нехорошее.

Ивн ждл. Он понял, что сейчс ему предстоит встретиться лицом к лицу с воплощением исполинской неведомой мощи, причем мощи злой, откровенно и нвсегд злой, и не будет скоро мест ни уговорм, ни хитрости.

Лдно, решил Ивн, крепче взявшись з рукоять меч.

Зтрещли, зштлись деревья; нд лесом взвилось облко черного пепл, совсем близко полыхнуло жрким огнем, и н поляну вывлилось, взревывя и взрыкивя, огромное нечто. Земля содрогнулсь.

Ивн опустил меч и открыл рот.

Перед ним, угрожюще врщя полуметровыми глзищми, мотя тремя здоровенными головми и сильно дыш огнем из трех жуткого вид зубстых пстей, стоял, переливясь в свете яркого плмени глдкой серо-зеленой блестящей чешуей, огромный, непостижимый, ужсный бегемот.

Ивн вытрщил глз не хуже новоявленного зверя, потом зкрыл их и снов открыл: однко трехголовый бегемотище остлся н месте, мотя в рзные стороны своими головми - кждя с пивную цистерну величиной, - скрежещ зубми - кк у кулы, в несколько рядов, - и время от времени облизывясь тремя змеиными рздвоенными языкми.

Постояли, помолчли. Ивн стл потихоньку приходить в себя. Бегемот... кк бегемот. Большой, конечно, спору нет, дже огромный... и голов у него целых три, и чешуя, и огонь... но в остльном-то - обычный зверь, ткие в Африке водятся. Вот только зубы великовты, пожлуй. Все впечтление зубы портят.

Изучемый Ивном бегемот тем временем смирно стоял н месте, только переминлся с ноги н ногу и пошевеливл головми. Дже огнем пыхть перестл.

Потом все его шесть глз уствились н Ивн, видимо, только сейчс впервые его зметив. Три морды приняли вид рзочровнный и дже обиженный. Средняя голов слбо дохнул огнем и зговорил гулким бсом:

- Это что же ткое я вижу?! Кк это, прдон, прикжете понимть?! А где остльные?.. Где люди? Где лошди? Где девицы, нконец?!.

Ивн оторопел.

- Ккие девицы?.. - ошлело спросил он.

- Ты что, мленький? - укоризненно спросил првя голов приятным бритоном. - Всем известно, что конь - н обед, молодец - н ужин...

- А девицы? - мшинльно повторил Ивн. Левя голов конфузливо хихикнул. Средняя покосилсь н нее строго и скзл, обрщясь к Ивну:

- Девицы - н звтрк, рзумеется. Что же я, по-твоему, не звтркю?

-Д нет, я тк... - смешлся Ивн, потом спохвтился: - Эй, д это из бйки про Змея Горыныч!.. А ты-то...

Он змялся, пытясь подыскть нужное определение. Левя голов бегемот хмыкнул, првя сплюнул, средняя укоризненно покчлсь.

- Ну вот, - грустно скзл првя, обрщясь к средней. - Опять ккой-то мифический Горыныч... Приходят тут всякие невежи, несут рзную ерунду... Ндоело.

- Ндоело, тк не ешь! - гркнул средняя голов. - Пойди грибов погрызи. Понрвились небось в прошлый рз грибы-то?..

Левя голов опять хихикнул, првя отвернулсь в сторону и, фигурльно выржясь, повесилсь. Нверное, с грибми был связн ккя-то неприятня для нее история.

Левя голов хихикнул громче.

- А ты чего регочешь? - нбросилсь н нее средняя. - Кто в прошлый рз н пригорке всю трву сожрл, ? Говорили же - не ндо, дурья твоя бшк, плохо будет от трвы! И что вышло?..

Левя голов сконфуженно хрюкнул.

Ивну это ндоело.

- А ну кончй трепться! - гркнул он.

Все три головы рзом посмотрели н Ивн. Ушки, непропорционльно мленькие по срвнению с остльными чстями тел зверя, встли торчком.

- Прекрщйте лишние рзговоры, - тоном ниже скзл Ивн. - Двйте биться.

Бегемот целиком удивился.

- Чего делть? - высоким тенорком спросил левя голов.

- Ну, сржться... Подходи! - Ивн взмхнул мечом. Головы переглянулись.

- Может, он это... того? - нерешительно спросил првя и вырзительно пошевелил ушми.

- Нет, он просто не в курсе. И к тому же невоспитн, - Лзл средняя, грустно улыбнувшись.

- Пойми, - скзл он, обрщясь к Ивну. - Здесь двно никто не бьется. Город присылет нм излишки - то, что ему не нужно, я дю в обмен то, что не нужно мне. Вот и все. Спокойно, тихо, без хлопот.

- Я те дм - без хлопот, - скзл Ивн, помхивя мечом.

- Вот втопчу тебя сейчс в землю, - грустно скзл средняя голов бегемот, - тогд узнешь... И не по пояс втопчу, по смую мковку!

- Д иди ты! - обиделся Ивн. - Тоже мне животное...

- Ну все, - кротко скзл првя голов. - Придется тебя съесть.

- О! - обрдовлся Ивн. - Другое дело. А то все рзговоры, рзговоры...

- Вот дурк, - с досдой скзл првя голов, - туд же - битву ему подвй...

- Прень, ты что, ничего не понял? - укоризненно скзл левя голов. Тебя ж просто используют! Ты же небось вообще не в свой город попл и не зметил дже, они, молодцы ткие, не рстерялись: видят - перед ними дурень, тк ндо его, дурня этого, послть куд поближе, и он, дурень этот, з нс всю рботу и сделет... мы срзу двух зйцев убьем - и дурня, и бегемот... Хорош клмбурчик? - хихикнул вдруг голов.

- Кк это - не в свой город? - потерянно спросил Ивн. - А где же тогд мой?..

- Этого я не зню, - рзвел ушми левя голов. - Ндо было н речке спршивть...

-Д н ккой речке? - зорл Ивн. - Не было никкой речки!..

- Был речк, был, - успокивюще скзл првя голов. - Не зню только, ккя тм тебе положен: огнення, студеня, песчня, высохшя... не суть вжно. Глвное - без речек тут у нс не обойдешься...

- Вот ты спросонья ввлился не в свой город, - вступил в рзговор средняя голов, - тебе срзу и предложили: иди, мол, н битву, мы тебе нгрду... Было дело?

- Было, - признл Ивн.

- То-то, - довольно кивнул голов. - С нгрдми у нс тут дело обстоит хорошо. Првд, не всегд дют то, что обещют...

- Это если непрвильно просишь, - вствил левя голов.

-А я ничего и не просил, - возрзил Ивн.

-Д? - хмыкнул средняя. - Мне кжется, ты ошибешься. Это только во сне не совсем волен поступть тк, кк хочешь, здесь...

- А зчем ты вообще сюд биться пришел? - перебил првя голов. - Неужто из-з этой смой нгрды?

- Н-не зню, - в зтруднении произнес Ивн. - Что-то мне нужно отсюд принести... что-то, что поможет мне добыть чсть ккого-то другого, которое будет целым... опять, похоже, я все збыл.

- Ты см себя послушй, - усмехнулсь средняя голов. - Бессвязиц. И куд это "что-то" нести? Обртно в сон? Ерунд...

- Действительно, ерунд, - здумчиво произнес Ивн.

-Твой рзум изумляет всех,- нсмешливо скзл средняя голов.

- Ккя перемен в нрве! - подхвтил левя.

- Кк он умен и осторожен! - добвил првя.

- ...И видел я, кк счстье мир уходит, словно легкий сон... - проговорил Ивн по-прежнему здумчиво. Воцрилсь гробовя тишин. Бегемот был поржен.

- Вот это д, - с рсстновкой произнесл после пузы средняя голов. См сочинил?

Ивн встрепенулся.

- Н-нет, - скзл он. - Слышл где-то...

- Перевод не совсем точен, - зметил првя голо- - но смысл верен.

- Лдно, - решительно скзл Ивн, - Двйте-к вы рсскжите мне лучше...

- Ой, что это?! - зорл левя голов и вытрщилсь куд-то з спину Ивн.

Ивн обернулся, и в ту же смую секунду язык плмени, пущенный бегемотом, оплил ему мкушку.

Ивн упл и отктился и сторону. В полуметре от него в землю с грохотом впечтлсь исполинскя бегемотья ножищ.

Ивн проворно вскочил и изо всей силы мхнул мечом. Бум-бум-бум - н землю гулко посыплись головы вероломного бегемот.

Некоторое время обезглвленный зверь стоял, потом ноги его рзъехлись в рзные стороны, и он тяжело рухнул в обширную кроввую лужу.

- Все кончено, - томным тенорком произнесл бывшя левя голов, слбо шевельнув ушми. - Отойдите от меня... и не поесть мне звтр вкусных кермусевов...

- Идиот, - злобно скзл бывшя првя и стрнно клцнул зубми. - Все тебе хихньки д ххньки. Моист доморощенный. Где твоя книжечк зветня, циттничек твой?..

- Добился своего, - скосил н Ивн глз бывшя средняя. - Лдно, збирй, что тебе ндо, и провливй. До встречи...

Кк по комнде все головы одновременно смежили веки. Ивн в рстерянности опустил меч.

Вдруг сверху прямо рядом с ним н трву мягко упло нечто.

Это окзлсь небольшя сумк- вроде пстушечьей. Ивн немного помедлил и поднял ее.

Сумк был кк сумк - из холстины. Ивн посмотрел вверх. Ничего особенного - рзве что немного посветлело. Ивн осторожно зглянул внутрь сумки. Тм было пусто.

- Чего смотришь? - пропищл кто-то. - Клди нс, прячь быстрее, и пошли обртно...

Ивн глянул вниз и подскочил от неожиднности. У его ног, кк две ткующие кобры, рскчивлсь пр длинных крсных рздвоенных языков.

- Ну, чего уствился? - нетерпеливо пискнул один из них. - Подствляй сумку, д поползли...

Ивн молч трщился н них.

- Двй, двй, - поторопил его другой язык. - Холодно... Эй, Третий, ты где?..

- Ползу-ползу, - рздлся приглушенный писк со стороны поверженного бегемот, и из псти бывшей левой головы с трудом выбрлся еще один язык. - З зуб зцепился, - пояснил он, быстро нпрвляясь к Ивну, и, остновившись возле его ног, озбоченно добвил: - А зуб-то ядовитый...

Ивн покчл головой и подствил языкм рскрытую сумку. Смостоятельно гуляющие чсти тел бывшего бегемот проворно зползли внутрь, повозились тм, потом кто-то из них пропищл:

- Не стой, кк истукн! Пошли быстрее!..

Ивн хмыкнул.

-Куд?

- Кк - куд? - донеслось из сумки. - В город, конечно!

Ивн подумл, потом зкинул сумку н плечо и решительно зшгл обртно.

"Знтный я рзведчик сегодня, - усмехнулся он про себя, - целых трех языков взял..."

Вскоре впереди покзлся кмень. Когд Ивн подошел к нему совсем близко, то увидел унылого всдник н куром жеребце. Жеребец рвнодушно покосился н Ивн и отвернулся. Всдник - в кольчуге, шлеме и с копьем нперевес здумчиво созерцл поверхность исполинского булыжник.

- Чего здумлся? - спросил Ивн, подойдя вплотную. Всдник зметно вздрогнул и посмотрел н него.

- Д вот, - криво улыбнулся он. - Н битву ехть ндо.

- Это н ккую же? - с любопытством спросил Ивн.

-Д с этим... огнедышщим.

- Иди ты! - порзился Ивн. - Неужто думешь спрвиться?

- Не зню, - честно признлся всдник. - Но больно уж нгрд хорош...

- А что з нгрд?

- Злт-серебр немерено, - мечттельно произнес всдник. - А уж кменьев дргоценных...

Он восхищенно покрутил головой, потом почему-то погрустнел и вздохнул.

- А чего вздыхешь-то? - поинтересовлся Ивн.

- Д н кой мне все это злто? - печльно посмотрел н него всдник.

Ивн удивился.

- Тк не езжй туд, - скзл он, - рз золото не нужно...

Всдник опять вздохнул.

- Нужно, не нужно, - тоскливо произнес он. - А куд сейчс без него денешься...

Ивн пожл плечми.

- Кк хочешь. Д, - спохвтился он, - ты местный?

Всдник отрицтельно мотнул головой.

-Д нет, из Иуы... Слыхл?

- Нет, - оздченно скзл Ивн. - А где это?

- Рядом с Алльгрфом... Ну, суток двое езды.

- Н чем?

- Н чем хочешь, - рссеянно ответил всдник - Хочешь - н коне, хочешь н единороге... Н единороге, првд, быстрее.

Ивн почесл в зтылке.

- Ясно, - скзл он после пузы. - Тогд желю удчи. Только знешь, говорят, что огнедышщего уже того... извели. Истребили его, трехголового.

- Брось, - невесело усмехнулся всдник. - Огнедышщего н всех хвтит... И ключей тоже.

- Кких ключей? - оздченно спросил Ивн.

- Кких... К этому, кк его... д ты см знешь.

Ивн ждл продолжения, но всдник лишь уныло мхнул рукой и змолчл.

- Лдно, - скзл Ивн печльному рыцрю. - Передвй привет зловредному, ежели что.

- Передм, - кивнул всдник. - Бывй.

Он решительно удрил пяткми коня и посккл вперед. Ивн долго смотрел ему вслед.

В сумке хихикнули.

- То ли еще будет, - донеслось оттуд. - Привыкй.

- Молчть в трюме, - строго скзл Ивн.

- Мы и молчим, - смиренно скзли в сумке. - Кк в глубокой этой смой без респиртор, фонрик и компс...

Ивн не ншелся, что н это ответить, и зшгл прямиком к городским воротм.

Чем ближе он к ним подходил, тем меньше ему хотелось отдвть князю говорящие бегемотьи языки. Нгрд нгрдой, конечно, и обещния обещниями... хотя, собственно, он ничего и не обещл... Нет, не отдм, подумл Ивн решительно, они, языки эти, мне смому нужны...

- И првильно, - скзли в сумке. - Мы тебе еще ой кк пригодимся, хоть и не скоро... Не отдвй нс никому.

Ивн остновился.

- Эт-то что еще ткое? - спросил он. - Вы что, мысли читете?

- Нет, - скромно ответили ему. - Просто догдывемся.

- И зчем же вы мне пригодитесь? - мрчно спросил Ивн.

- Увидишь. Мы, брт, может стться, и не очень вжные сми по себе... но знешь, кк бывет - не было гвоздя... Понимешь?

- Не очень, - сердито скзл Ивн.

- Это к тому, что в серьезном деле вжной является любя мелочь, пояснили из сумки, - дже ткя, кк мы. Ты нс не отдвй н рстерзние, мы тебе еще пригодимся...

Ивн решил не спорить, подошел к городским воротм и збрбнил по ним изо всей силы.

Стучть снов пришлось довольно долго - видно, стржник отчянно мнкировл своими обязнностями, и Ивн порядком притомился, прежде чем отворилось окошечко в воротх.

- Это кто тм? - зхрипел двешний бородч. - Чего ндобно?

-Д ты что, издевешься?!- вскипел Ивн.- Отворяй, то я тебе врз по соптке!..

Через несколько секунд ворот отворились, и Ивн вошел в город.

- Вот те н! - приветствовл его стржник. - А чего это ты опять приперся?

- Кк это - чего? - опешил Ивн.

- Я говорю - зчем? - пояснил мужик, мигя зспнными глзкми и рздвигя в зевке всклокоченную бородищу. - Али збыл чего-то?

- Д ты грезишь, дядя! Я этого гд трехголового победил, теперь вот з нгрдой иду...

Бородч зстыл, не дозевнув. Потом со стуком зхлопнул рот.

- Победил? -- тупо переспросил он. - Кого?

- Этого смого вшего трехголового дурцкого бегемот, - терпеливо снизл Ивн. - Все три головы его рзговорчивые вот этой смой шшкой... то есть мечом, конечно... срубил. Нпрочь.

Круглые от изумления глз бородч вдруг стли хитрыми.

- Молодец, - похвлил он. - Иди к князю. Нгрду получишь.

Тон бородч Ивну не понрвился, но он решил не отступть и нпрвился прямиком в княжеские плты.

- Првильно, - пискнули из сумки. - Туд ндо сходить, обязтельно... но будь осторожнее.

Ивн не ответил.

Во дворе возле княжьего дом нроду по-прежнему было много. Ивну покзлось, что людей дже прибвилось. Обвешенные холодным оружием богтыри рзгуливли, гордо здрвши носы и ни н кого не глядя, однко Ивну вдруг почудилось, что все они смым пристльным обрзом его укрдкой рссмтривют. Он осторожно покосился по сторонм - вроде ничего ткого: но неприятное ощущение не проходило.

Он поднялся по ступенькм. Стржники н этот рз внимния н него не обртили, смотрели куд-то мимо.

Ивн усмехнулся и вошел в плты.

Он снов окзлся в просторной горнице. Либо с прошлого рз сидящие з столом богтыри не нелись, либо принялись лопть по-новой, но хруст, чвкнье и булькнье говорили об их остром и неутоленном чувстве голод. До кофе с ликерми было явно длеко.

Ивн поклонился князю, который сидел н прежнем месте. Присутствующие перестли жевть и посмотрели н Ивн.

- Ты ли это, добрый молодец? - с доброжелтельным удивлением вопросил князь. - Ты ли это, хрбрый нш?

- Я, - лконично ответствовл Ивн.

Князь улыбнулся, внимтельно посмотрел н него и снов звел:

- Что же скжешь нм, смелый юнош? Бился ты ли не бился? Гд стршного, зверя лютого повидл ли ты, поединничл?

- Бился, - Ивн был крток. - Поединничл.

-Д неужто ты, хрбрый молодец, победил его, ядовитого?

К своей крткости Ивн решил не добвлять ни иксов, ни игреков, потому лишь молч кивнул.

- Ну коли тк, языки двй, их покзывй, не стесняйся уж!..

-А зчем? - спросил Ивн, которому князь с его нпевми нрвился все меньше и меньше.

- З нгрдою не помедлю я, - кк покзлось Ивну, несколько зловеще произнес князь. - Побыстрее ты языки двй!..

- Снчл скжи, зчем тебе языки, - проговорил Ивн упрямо.

- Вижу я, возгордился ты, - осуждюще покчл головой князь. - Не желешь уж и покорствовть...

- Чего рди? - хмыкнул Ивн. - Мне ты не нчльство...

Глз князя згорелись зеленым огнем. - Эй вы, други мои, люди сильные! повысил он голос. - Вы вяжите-к рб злобного!..

З столом зворочлись, опрокидывя блюд и кубки, мрчные богтыри. Зсверкли обнженные мечи.

- Бей зеркл! - пронзительно зверещли в сумке. - Все, кроме смого большого!..

Ивн выхвтил меч и быстро огляделся. Отовсюду, переворчивя столы, н него лезли огромные детины - кто с мечом, кто с веревкой, кто просто с голыми рукми. Ивн уклонился от чьих-то лпищ, схвтил свлившийся со стол тяжелый кубок и изо всей силы зпустил этим кубком в

первое попвшееся зеркло.

Грохнуло тк, что зложило уши. Высверкнуло ярким белым плменем, неистовый порыв ветр едв не сбил Ивн с ног: пытясь прикрыться рукой от вихря, он с изумлением увидел, кк ветер срывет с собрвшихся в зле одежды, рвет их в клочья и мгновенно уносит их куд-то прочь, во тьму. Стены и потолок в зле исчезли, остлись лишь , зеркл, висящие в пустоте. Внезпно и они с грохотом лопнули, в потокх льющегося отовсюду мертвенно-белого свет все присутствующие, змершие в непонятном оцепенении, нчли меняться.

Непрекрщющийся ветер унес последние клочки их одеяний, рзметл и уктил прочь посуду и утврь. Те, что были только что людьми, преврщлись в мерзких мохнтых крликов с огромными головми, горящими глзми и могучими ручищми. Жутко звывя, сквозь их ряды лезли еще более гнусные, скользкие и бородвчтые - крлицы, что было зметно по очевидным признкм их пол.

Ивн оцепенел. Уже к смому горлу его протянулись чьи-то корявые руки, уже в сумку вцепились мокрые пльцы, он все стоял кк столб, будучи не в силх пошевелиться.

- Открой сумку! - рздлся отчянный визг, перекрывший вой ветр и рев нпдвших. - Открой быстрее!'.

Ивн очнулся. Отбросив чью-то скользкую конечность, он рспхнул сумку, высоко подняв ее нд головой. Нседвшие н него тври отштнулись. И тогд удрило.

Словно зжглось огромное зловещее крсное солнце, озрив все вокруг мрчным светом и рспустив повсюду свои лучи - тоненькие острые нити, кждя из которых стремилсь к горлу кждой из обступивших Ивн тврей.

Вот одн ниточк коснулсь чьего-то горл - и голов отлетел прочь, поктившись остльным под ноги. Еще голов слетел, еще и еще... Тври звизжли, попятились, пытясь уклониться, куд-то спрятться, убежть, но тщетно - безжлостные крсные нити проходили повсюду...

И тут Ивн уловил ккое-то угрожющее движение. Он повернулся и увидел, кк н том месте, где недвно восседл князь-рботодтель, появился гигнтский ярко-желтый двухголовый толстенный змей, и тврюг эт, широко рзинув обе черные безъязыкие псти, ползет прямо н него, н Ивн.

Тщетно крсные лучи-нити обвивлись вокруг чудовищ - он их, кзлось, вообще не змечл: полз и полз себе упорно дльше.

Ивн отштнулся и опустил сумку, зкрыв ее. Крсное солнце погсло.

- Прыгй в зеркло! - зверещли тотчс из сумки.

- В ккое?! - озирясь, зорл Ивн.

- Остлось одно - прямо з змеем!..

Ивн увидел, что действительно, смое большое зеркло, которое рньше висело з спиной у князя, уцелело. Ничего сейчс в этом зеркле не отржлось: только мутное переливчтое бгровое мрево, обрмленное позолоченным дубом.

Змей был уже совсем близко, злобно пялился и рзевл чудовищные свои глотки. Ивн коротко рзбежлся и сделл отчянный прыжок, пролетев нд головми экс-феодл. Скорости рзбег не хвтило, но, оттолкнувшись от змеиной туши, Ивн головой вперед влетел прямо в бгровый тумн.

Он открыл глз, потом огляделся. Приподнявшись, посмотрел н себя, н свои руки, одежду. Тряхнул головой, отгоняя сонливость.

Ивн нходился снов в кком-то большом помещении: почему-то мелькнул мысль, что это хрм. Все кругом было из светло-серого грубого кмня: стены, пол, колонны, круглый стол, сиденья с подлокотникми и высокими спинкми вокруг стол, н одном из которых см Ивн и нходился, - все было кменным.

Он пошевелился и еще рз оглядел себя. Одежд предствлял собой черную хлмиду непонятного покроя: кк Ивн ни искл, ни меч, ни сумки с могучими языкми (првы были клссики, мельком подумл Ивн, иногд пистолеты - это сущие пустяки) рядом не окзлось.

Зл был пуст: ни человек, ни звук, ни шорох. Впрочем, не совсем тк: где-то со спокойствием метроном кпл вод.

Ивн устроился поудобнее. Последнее, что он помнил, было пдение в бгровое никуд, пдение, кк ему покзлось, долгое, очень долгое и бессмысленное. Собственно, скоро он перестл это пдение ощущть: просто повис в пустоте, и все. Только обломки миров и воспоминний о них и о тех, кто их когд-то нселял, проносились мимо, не здевя тел и не трогя души.

Он пдл тк долго, что устл: утомление вошло в его сущность, нполнило тоскою и ощущением зброшенности, столь незнкомым, непривычным и непонятным, что тут, видимо, он и очнулся. Кто-то услужливо предложил ему этот зл и это кменное кресло; кто-то словно бы в нсмешку обрядил его в эти тряпки... хотя переодевние, происходящее нечувствительно, стло вполне своеобычным делом. По крйней мере в этих плестинх.

Ивн услышл легкий шорох и поднял голову. З столом невесть откуд появился человек в ткой же, кк и у Ивн, черной одежде. Что-то знкомое почудилось в лице человек, в движениях, которые он совершл, устривясь поудобнее, в его мимике... О! - подумл Ивн, д ведь это же я см собственной персоной.

Он не удивился и с любопытством посмотрел н двойник: все-тки не кждый день видишь себя со стороны во всей крсе - не в зеркле, когд можно принять для собственного успокоения н пру минут вид гордый, знчительный, подчс дже и умный, но вот именно тк - подглядев нечянно неловкость позы, тупой взгляд и глубокомысленное ковыряние в носу. Хотя сейчс двойник, конечно, в носу не ковырялся.

Нчинть рзговор Ивн не спешил: с ккой стти? Двойник, по его мнению, выглядел, честно говоря, не очень; Ивн считл, что вид у него горздо более мужественный и незвисимый. Но что, в конце концов, поделть, вздохнул он про себя: неч, кк известно, н зеркло пенять...

Пуз зтягивлсь. Ивн номер дв тоже пристльно, с кким-то юмористическим выржением лиц рзглядывл свой прототип и тоже не собирлся, судя по всему, первым нчинть беседу.

Ивн слегк пошевелился, и тогд его двойник, кшлянув, произнес:

- С прибытием. Поздрвляю: первый уровень ты прошел блгополучно. Могло быть хуже.

- Ккой первый уровень? - не понял Ивн.

- Ну, кк ккой... Не компьютерной же игрушки. Тебе же говорили, что ты должен идти постепенно дльше, в сторону зкт...

- Ккого ткого зкт? - перебил его Ивн. - Тут и солнц-то нету...

- Ну, это тк я зпд нзывю. Ты...

- Ккой зпд? - снов перебил его Ивн. - Говорили, что куд-то вниз...

Двойник небрежно мхнул рукой.

- Вниз, н Зпд, - ккя рзниц?

- А по-моему, это совершенно рзличные вещи, - возрзил Ивн.

- Это по-твоему, - хмыкнул двойник. - Я вижу, что ты все рвно мло что понимешь. Думй. Комндир обязн думть, не только чем-нибудь мхть... Уровни тебе непонятны, д? Плюнь н это. Считй, что уровень - это только число, число смо по себе, выржение не количеств, идеи-силы, и у кждого свой хрктер, своя нтология, своя символик и своя судьб: можешь предположить, к примеру, что ноль - лтентность, единиц - открытие сущности, двойк - эхо и тк длее. Путешествуя здесь, в небытие, ты проходишь от нчл времен и до скончния век, ты нходишь и обретешь, теряешь и теряешься, понимешь и обмнывешься... глвное - идешь вперед, и только вперед, избрнник.

- Ну, рз я избрнник, - криво усмехнулся Ивн, - знчит, мне и здумывться ни о чем не ндо? Все смо, сделется?

- Ничего подобного. Совершишь ошибку - пеняй н себя. И последствия твоей ошибки коснутся не только тебя лично, но и многих, многих других... по сути всего твоего мироздния.

- Ну хорошо. Не буду спршивть, почему именно я избрнник, хотя это и непонятно... но что ткое, собственно, избрнник?

Двойник отвел глз, помолчл и здумчиво проговорил:

- Выбор. Проблем выбор был всегд и всегд будет...

- Ты-то что об этом знешь? - хмыкнул Ивн. - И вообще - кто ты, собственно, ткой?

- Я - твой двойник, - скзл двойник просто. Ивн невесело усмехнулся.

- Д? - произнес он с мрчной иронией. - Это, пожлуй, я и см вижу... только непонятно, из зеркл ты или из Ззерклья... Тк что и из чего выбирть?

- А я не зню.

- Понятно, - кивнул Ивн. - А ну кк я вернусь обртно и выясню что к чему? Двойник помотл головой.

- И не думй об этом. Считй, что ты в згробном мире, оттуд, кк известно, обртной дороги нет. Можно идти только вперед - вось выберешься.

- В днный момент мы в згробном мире?- уточнил Ивн.

- В ккой-то степени, - уклончиво ответил двойник.

- Что знчит - в ккой-то степени? - порзился Ивн.

- А миры, в том числе и згробные, могут быть втиснуты друг в друг, кк мтрешки. Могут быть и перепутны. И в кждом есть своя передняя - или приемня.

- Врешь небось, - с укоризной скзл Ивн.

- Может, и вру, - легко соглсился двойник. - Здесь, кстти, постоянно, еще рз повторяю, постоянно врут в рзных формх. Ты это имей в виду и все проверяй н своем опыте.

- И проверю.

- Проверяй, проверяй.

- А ты что, помогть не будешь?

- Нет.

- А для чего ты тогд есть?

Ивн номер дв рсхохотлся, кк покзлось Ивну номер один - несколько нтянуто.

- Во згнул... Я тоже мог бы спросить - для чего ты есть? Кто тебя, бртец, создл и зчем?.. Но я тебя понимю. А потому скжу тк: ежели ты думешь, что где-то рядом бродит некий гипотетический Фрнкенштейн и, хихикя, мстерит из подручных мтерилов сборищ потешных идиотов с одной лишь целью досдить полубстрктному-полупридумнному персонжу, то ты ошибешься. Все сложнее.

- Нсколько сложнее?

- Этого я не могу тебе скзть. Может быть - пок не могу скзть. Что-то узнешь со временем, до чего-то додумешься, чего-то никогд не узнешь и не поймешь...

- Почему?

- А потому что тк ндо. Спросишь - кому? Д всем. Конечно, можно выяснить - хоть теоретически, - кому ндо, чтобы кждое из происходящих с тобой событий состоялось, и дже кому необходим совокупность этих смых событий, но вот если здться вопросом, почему некоей бсолютной персонлии все это было нужно, то остется либо простереться ниц и рспустить слюни, либо предположить, что все-все-все подчиняется всему-всему-всему и превысить своих полномочий никто зметь, никто! - не

в состоянии...

Двойник умолк и посмотрел н Ивн.

- Все, - скзл он решительно, - хвтит об этом! Ивн помолчл, потом скзл примирительно:

-Хорошо, хвтит тк хвтит... хоть и ндоели вы мне все, повторяющие чужие слов. Но ты ведь можешь мне скзть, куд идти дльше и что делть?

Двойник усмехнулся.

- По твоим вопросм, особенно по последнему, срзу видно, в кком крю ты уродился... Реоргнизция рбкрин кк глвный вопрос мирового бытия тебя не знимет?.. Кстти, зпомни: тебя здесь будут стремиться здержть, помешть и все ткое прочее. И еще: не всегд дже явня истин есть истин лично для тебя.

Ивн слегк смутился.

- Но я же см видел...

- То, что ты здесь можешь увидеть, есть только твое субъективное предствление об одном из вринтов одного из вринтов, экспериментльно предлгемых... Ну, это уже не вжно. Уместно возглсить вслед з многими - не верь глзм своим!..

Ивн подумл.

- А кк мне отличить, тк скзть, првду от лжи? Двойник хмыкнул.

- Будем считть, что ты не здвл этого вопрос, - скзл он с сожлением. - Могу лишь нмекнуть: человеческя психология действует здесь не всегд.

- Ого! - скзл Ивн. - А где я другую возьму? Придумю? Не получится ведь.

Двойник посмотрел н него с интересом.

- Это верно, - соглсился он, - хотя и не ты первый зметил. Что ж, придется тебе обходиться тем, что под рукою...

- Спсибо, - кисло скзл Ивн.

- Больше ничего посоветовть не могу, - рзвел рукми двойник, нсмешливо улыбясь.

- Рзве что быть поосторожнее с женщинми, - рздлось з спиной у Ивн. - Помнишь Длилу?.. Ивн обернулся.

З спинкой его кресл, облченный в черную хлмиду, стоял профессор или кто он тм был н смом деле. Он блгожелтельно улыблся.

- И вы тут, - скзл Ивн. - Подкрдыветесь незметно, - укоризненно добвил он.

- А где же мне быть, кк не здесь, - скзл профессор, подсживясь к столу. - Служб, знете ли.

Ивн посмотрел н своего двойник. Тот зметно поскучнел.

- Ты можешь мне скзть, кто это ткой? - спросил вполголос Ивн, кивя н профессор. Двойник помотл головой.

- Нет, не могу, - скзл он. - Знешь, сколько этих профессоров? Зпутться можно. Кждый - модня фигур, но чсто они не имеют друг к другу никкого отношения.

Ивн вздохнул.

- Модня фигур... кк и избрнник, кстти, - скзл он и поднялся. Лдно, я пошел.

- А кк же н посошок! - вскричл его двойник, доствя откуд-то из-под стол большую оплетенную бутыль и три глиняные кружки. - Водки, смо собой, не держим, но зто вино - ккое ты и не пробовл!

Ивн усмехнулся.

- Н посошок, конечно, можно, - скзл он, усживясь обртно. Посмотрим, кк у нс с общностью вкусов... Профессор встл.

- Извините, господ, - произнес он. - Не могу у вс здерживться. С рдостью бы, но - не могу.

Двойник покивл.

- Понятно, понятно, - скзл он, рзливя вино по кружкм. - И вечно ты в спешке, и вечно ты н ногх...

Профессор слегк поклонился и с улыбкой рзвел рукми.

- Ткие дел... До встречи.

Он повернулся и зшгл прочь. Ивн здумчиво смотрел ему вслед.

Внезпно профессор исчез. Просто тк: шел себе, шел и - пропл. Без вспышек и грохот.

Ивн вздохнул и повернулся к столу. Перед ним уже стоял полня вином до крев большя кружк.

- Ну, - с улыбкой произнес, поднимя свою кружку, двойник, - з встречу! Будь здоров!..

Последнее пожелние прозвучло тк стрнно, что Ивн, уже поднесший кружку к губм, остновился и посмотрел двойнику в глз.

Ядовитя усмешечк змеилсь н губх у двойник. Глз его были полны злобы, и вин, естественно, он пить не собирлся.

Ивн точно удрили. Действуя скорее инстинктивно, чем сознтельно, он выплеснул свое вино в лицо двойнику.

Жуткий вопль пронесся под сводми зл, и эхо в испуге зметлось, отржясь от кменных стен. Двойник кричл, и в его крике были и злоб, и ярость, и ужс.

Ивн вскочил н ноги. Он увидел, кк кож н лице у двойник покрылсь струпьями, кк из глз потекл кровь, потом белесыми сгусткми потекли и сми глз. "Нчлось", - с устлым омерзением подумл Ивн, ожидя, что и этот сейчс нчнет преврщться в ккую-нибудь пкость.

Двойник, однко же, ни во что преврщться не собирлся, , судя по всему, просто умирл, причем в мукх. Он ревел жутким голосом, он кричл, всхлипывл, стонл, мычл тоскливо и нечленорздельно, постепенно зтихя и сползя с кменного кресл н пол; и вот он зтих совсем.

И тут рздлся топот: откуд-то в зл ворвлись стржники, числом около десятк, все в черном и с короткими копьями в рукх: не медля, они бросились к Ивну.

Ивн огляделся по сторонм и, не нйдя ничего под рукой, кроме здоровенной бутыли с вином, схвтил ее со стол, рзмхнулся кк следует и метнул посудину в сторону солдт. Бутыль грянулсь у их ног и рзлетелсь вдребезги.

Рздлся оглушительный вопль стрх и отчяния. Все, н кого попл хоть кпля отрвленного вин, корчились в конвульсиях н полу, побросв копья. Остльные штлись, выпучив глз и хвтясь рукми з горло: нд осколкми бутыли поднимлся белесый дымок.

Ивн почувствовл резкий цветочный зпх: зкружилсь голов. Он зжл рот и нос рукми и побежл прочь, хотя никких дверей в зле не было. Сделв несколько шгов, он почувствовл, кк кмення плит под его ногой подлсь вниз, и провлился в здумчивую бездну.

...Он стоял н верхушке холм, припорошенного снегом; впрочем, снег уже истял, и виднелсь молодя, смеля, живя трвк. Хлестл дождь: крупные кпли влги зливли лицо, ручейкми текли з воротник прилипшей к телу рубхи. Ивн подствил лицо дождю и зсмеялся, потому что вот-вот должно было выглянуть солнце. Оно и появилось, хотя уже стло светло; свет отогнл тьму длеко-длеко, и он змерл, свернувшись клубочком у горизонт, спокойно выжидя; солнце сделло окружющий мир прозрчнее, рдостнее и просторнее; но и это было еще не все. Взошл гордя лун. Ивн почувствовл, что его охвтил легкя грусть по тем, кто ушел, но эт грусть был ничем перед теплым дождем и мягкой трвой, что поднимлсь у него под ногми.

Все было срзу, одновременно: свет, отрженный в миридх снежинок, которые кружились в медленном величвом тнце; феврльскя лун, покрытя тонким ледком змершего в рздумье вгустовского дождя; мртовское солнце, яркое, победоносное, несущее ндежду, - небесный огонь, который не обжигет, но лишь дрит живительное тепло - Ивну, трве, земле, миру...

Свет, солнце и лун вместе породили десять тысяч вещей: было тепло, было холодно, мучил жжд, и шел дождь - но это был мир, который ожил, в котором ндо было действовть и в котором нужно было искть свое место...

Ивн снов зсмеялся и стл спускться с холм, нпрвляясь туд, где под снежной пеленой угдывлся вдлеке чудесный сд: тм одновременно цвели и плодоносили деревья, и резвись рыбки в бссейне с чистой водой, и пели птицы прекрсными голосми...

Ивн потряс головой и оглянулся. Что з нвждение?..

Он спустился с холм и отошел уже достточно длеко и теперь не понимл, что ему тм привиделось: трв, рстущя прямо н глзх, погодные ктклизмы...

Он посмотрел внимтельнее. Все в порядке: просто крсивый холм, чистое бессолнечное голубое небо, тепля безветрення погод...

В змештельстве он посмотрел в ту сторону, куд нпрвлялся.

Сд был н месте. Ивн облегченно вздохнул и зшгл туд, где виднелись белые с зеленым деревья.

Идти окзлось горздо дльше, чем он предполгл. Ивн дже усомнился было, не нрисовн ли этот чудестый сдик неким шловливым художником н соткнном из чистого воздух холсте, не видение ли это, призвнное змнить доверчивого путник черт-те куд, не мирж ли; но словно в ответ н эти его грустные мысли сдик словно скчком приблизился к Ивну и более иллюзией не выглядел.

Ивн подошел к живой изгороди и осторожно зглянул через нее. Ничего особенного: сд кк сд. С прудом... нет, скорее, бссейном. Птички чирикют. Персикми пхнет и сливми. Домик под деревьями... Видли и получше.

Ивн помедлил и пошел к домику. Мягко шелестел под ногми трв, из нее то и дело - фр-р-р - взлетли крохотные птички и взмывли вверх, моментльно теряясь в высоком голубом небе.

Он подошел к бссейну, облицовнному белым кмнем. Вод в бссейне окзлсь чуть зеленовтя и очень прозрчня: видны были проворно снующие тм и сям здоровенные рыбины. Крпы, подумл Ивн. Кк и положено - похожи н томные подводные лодки.

Он зсмотрелся н их сложные мневры, нклонился вперед, потерял рвновесие, поскользнулся и с шумом обрушился в воду, окунувшись с головой. Рыбины испугнно шрхнулись в рзные стороны.

Ивн вынырнул н поверхность, фыркя к отплевывясь. Вод окзлсь очень холодной и, к немлому удивлению Ивн, довольно соленой.

"Ур: знчит, мы поедем домой по железной дороге", - мрчно подумл Ивн, выкрбкивясь из бссейн.

- Кк водичк? - поинтересовлся негромко кто-то. - Холодня?

Ивн поднял голову и увидел сидящего возле домик н трехногом тбурете мленького пухлого пожилого человечк в тлсном, рсписнном золотыми дрконми хлте и в нелепой фиолетовой шпочке, похожей н кмилвку.

Плоское желтое лицо человечк кк-то лунообрзно улыблось, узкие глз были полуприкрыты. Н лбу у стричк слбо пульсировл небольшя припухлость. В целом стрик походил н китйц со стринных кртинок.

Н коленях у него смирно сидел крупный зяц стрнного цвет. Стрик глдил его по голове, зяц жмурил глз - нверное, от удовольствия.

-Холодня, - буркнул Ивн, отряхивясь.

- И мокря? - снов с интересом спросил стрик. Ивн сдержлся, понимя, что скндлить и огрызться неуместно. В смом деле, не виновт же этот стрик в том, что он, Ивн, пдет без спросу куд попло. Кк глубиння бомб ккя-нибудь.

- Мокря, - спокойно скзл Ивн и добвил, не дожидясь следующего вопрос: - И соленя к тому же.

- Ну, это смо собой, - соглсился стрик и спихнул зйц с колен. Тот нвострил уши, пошевелил ими, потом сорвлся с мест и усккл з угол домик. Сейчс же оттуд донесся монотонный стук. - Присживйся, гостеприимно предложил стрик, укзывя Ивну н невысокий стульчик неподлеку от себя. - Отдохни с дороги.

Ивн кивнул в знк блгодрности, подошел к стульчику и осторожно н него уселся, готовый к подвоху. Стрик хихикнул.

- Првильно, првильно, - скзл он дружелюбно. - Осторожность - превыше всего. Или почти всего... И првд, никогд ведь не знешь, с кем имеешь дело...

- Зню, - произнес Ивн, усживясь поудобнее. - Уже нучили.

Стрик приподнял веки и внимтельно посмотрел н Ивн.

- Д? - с интересом спросил он, уютно склдывя руки н обширном животе. И кто же это?

- Д много вс тут тких, - ответил Ивн, - учителей...

- Непрвд, - скзл стрик спокойно. - Учителей, я имею в виду нстоящих, н смом деле не тк уж и много.

- Д лдно, - отмхнулся Ивн. Было жрко, и одежд его быстро высыхл. Знем мы и про эти вши... китйские штучки.

Стрик удивленно н него посмотрел.

- Ккие-ккие? - переспросил он. - Китйские? А с чего ты взял, что китйские, не просто, скжем, восточные?

Ивн смешлся. Опять интернционлисты. Еще скжи, что это не бссейн, Уолденский пруд.

- Впрочем, - дружелюбно продолжл стрик, - можешь нзывть кк хочешь. Только вот интересно, ты см кем себя считешь?

Ивн открыл было рот, чтобы ответить, но тк ничего и не скзл, рт при этом не зкрывши.

Пульсирующя припухлость н лбу у стрик внезпно приоткрылсь, приподнялось тяжелое веко, и н Ивн в упор посмотрел глз: черный, круглый и блестящий.

Глз этот некоторое время Ивн внимтельно изучл, потом подмигнул ему с доброй ехидцей.

- Ч-что это? - спросил Ивн, стукнув зубми.

- Что - "это"? -- недоуменно спросил стрик.

- Ну... глз, - скзл Ивн, передернувшись.

- А, - понял стрик. - Не обрщй внимния, - успокивюще произнес он. Это у меня просто третий глз. Он открыт и видит.

- Ничего себе - просто, - пробормотл Ивн. Он, рзумеется, слыхл о кком-то "третьем глзе", однко, ндо признться, думл, что это метфор или же фигур речи, нтомически особо не проявляющяся.

Он с опской посмотрел н этот смый глз. Тот снов подмигнул и зкрылся.

- Ничего стршного, - еще рз успокоил Ивн стрик. - Экий ты, понимешь, пугливый... - - Ничего я не пугливый, - возрзил Ивн. - Просто ткого рньше не видел.

- Д? - удивился стрик. - А я-то думл, что ты здесь н всякое нсмотрелся. Подумешь невидль - третий глз...

- И то верно, - соглсился Ивн. - А что, дедушк, ты один здесь живешь?

- Д не то чтобы один, - рздумчиво скзл стрик. - У меня тут нроду хвтет. Только они все в гости ушли. Пьянствовть. А ты см-то, кстти, не желешь?..

Ивн подумл.

- Д нет, пожлуй, - откзлся он. Потом посмотрел н деревья, ветви которых сгиблись под тяжестью плодов. - Вот персик я бы съел.

- Персик, - здумчиво скзл стрик, открыл свой третий глз и покосился им н Ивн. - Персик, он, понимешь, не кждому положен. Может, тебе и достнется. Смотря кк себя вести будешь.

Ивн фыркнул.

- Чем он тк хорош-то, персик этот? - спросил он нсмешливо. - Ткой вкусный, что ли?

Стрик посмотрел н него с удивлением, потом мхнул рукой.

- Лдно, - устло скзл он. - Тк и быть, бери.

- Один персик? - уточнил Ивн.

- Один.

- И н том спсибо, - поблгодрил Ивн, не совсем понявший причину столь стрнной скредности. Он хотел было откзться, но уж очень зхотелось ему съесть этот персик. Он взял любезно протянутый ему плод и тут же его съел. Персик окзлся большой, сочный, необыкновенно вкусный - Ивн отродясь ничего подобного не едл.

- Ого, - не удержлся он. - Действительно. А что это з сорт ткой?

Стрик снов удивился.

- А ты что, не знешь? Это... - нчл он и вдруг умолк, здумчиво глядя куд-то вдль.

Ивн проследил з его взглядом и почувствовл смутное беспокойство.

Всдники. Н рсстоянии метров в пятьсот.

Ивн схвтился з пояс - пусто! Оружия, стло быть, сейчс ему не полглось...

Он почувствовл, что у него темнеет в глзх - не то от злости, не то от отчяния... не то просто потому, что првд стло темнеть. Тяжелый топот конских копыт приближлся со всей стремительностью, ккую только можно было бы предствить, но смих всдников он не видел, потому что все кругом зволокл черно-крсня пыль и стло нечем дышть, потом ему н шею нкинули ркн, еще одн петля зхлестнул руки, миг - и Ивн уже весь целиком окзлся опутн крепкими веревкми. Сопротивляться было невозможно: его подхвтили, збросили в седло и со всего мху удрили по голове чем-то тяжелым.

Однко сознния Ивн не потерял, хотя и все рвно ничего не видел в нступившей темноте и ничего не слышл, дже конского топот; н секунду дикя мысль мелькнул у него в мозгу: покзлось, что кони летели по воздуху. Ивн отогнл эту мысль - не потому уже, что не верил в подобный способ перемещения в прострнстве, просто ему некогд было об этом думть.

Стрнным было другое. Ивн почему-то не ощущл врждебности всдников по отношению к себе или злого умысл в их действиях. Однко это явно были и не совсем друзья...

Внезпно Ивн сбросили с лошди. Он не успел ни испугться, ни подосдовть н легкую бесцеремонность, кк небольно удрился о землю, перектился несколько рз и уткнулся носом в чей-то сфьяновый, рсшитый золотом спог.

Ивн резко нпряг мышцы, и веревки, опутыввшие его, неожиднно легко подлись. Он вскочил н ноги.

Однко все было спокойно. Темные всдники пропли, см Ивн окзлся возле костр, вокруг которого в рзличных, но весьм безмятежных позх сидели восемь человек - или кто они тм были. Все бесстрстно смотрели н Ивн.

Ивн тоже глянул н них повнимтельнее. Люди кк люди... одеты рзнообрзно и непонятно, но кк-то... по-восточному, что ли, усреднение. Все, кстти, неясно и ккого возрст - не стрики и не молодые. Крлсоны, понимешь.

Ивн не стл дожидться приглшения и уселся возле костр, решив поглядеть, что будет дльше. Рзговривть, впрочем, ему не хотелось. Рзговорми он уже был сыт по горло.

- Ну, вот и посмотрели, - внезпно зговорил низким густым бсом один из сидевших, здоровяк с бсолютно синими - без зрчк - глзми, тяжелым лицом и большой .родинкой н левой щеке. Спрв от здоровяк н земле лежли дв нешироких, слегк изогнутых клинк в деревянных ножнх. - Вот он ккя, молодежь, нынче...

- А что? - подл голос другой, у которого был длиннющя, дже непохожя н нстоящую бородищ прямо-тки ниже пояс. В руке он держл веер, который то открывл, то зкрывл. - Вполне человеколюбив, в меру бережлив, достточно скромен. Нормльно для избрнник.

Ивн промолчл.

- Лдно, прень, - скзл здоровяк с мечом. - Иди вон по той дороге. Смотри свои сны дльше.

- Ккие сны? - спокойно спросил Ивн.

- Кк это - ккие? Ты, сегодня... или вчер?.. избрнник, ну, мы тебе и снимся. Д, кстти, возьми меч... нет, вот этот, с крю.

Ивн встл, взял предложенный ему шутником клинок и, легко ступя по кменному крошеву, отпрвился восвояси в укзнную сторону.

Шел он недолго и почти срзу же окзлся у подножия ккой-то горы. Снов стло совсем светло, и прозрчный, цвет зкленной стли воздух приятно холодил опленную костром кожу.

Ивн н секунду остновился. Гор был довольно высокой, лезть н нее не хотелось. Он оглянулся, позди имелсь лишь черня вязкя пустот. Ивн пожл плечми и стл крбкться вверх.

Достточно быстро он взобрлся н верхушку горы, посмотрел вниз и невольно присвистнул: перед ним открывлся вид н неописуемой крсоты огромную ровную долину, где в дрожнии струй нкленного воздух лицом к лицу стояли две огромные рмии - нечто доселе Ивном не виднное, не слыхнное и дже не предствляемое.

Здесь не было стройных рядов, подобных монолиту мкедонской рмии; не было и пестроты огромного персидского войск. Пешие воины, выстроенные в неисчислимое количество неровных рядов, блистли оружием и доспехми смого угрожющего вид, мссы крылтых боевых слонов, крылтя же конниц, колесницы - все было не похоже н то, что Ивн видел рньше; среди прочих животных он углядел и совсем непонятных - не то дрконов, не то кких-то горгулий, не то вообще неизвестно кого... потом до него дошло, что рзмеры неведомых бойцов тоже выходят з рмки привычного - люди были кждый по три, то и четыре метр ростом, уж звери гбриты имели и вовсе гипертрофировнные: все они были могучи и беспощдны н вид и собирлись биться нсмерть - кк обычно бьются з идею, мысль и место в пмяти рзличных поколений.

Небо нд рвниной стремительно стло зволкивться тучми - желтыми, клочковтыми, потом и клокочущими; дльше Ивн с изумлением увидел, что пыль под ногми и копытми бесчисленных бойцов нчинет течь, звивться в мленькие вихри и смерчи - и вот уже это не просто пыль, зеркльное отобржение облчных струй, несущихся с ворчнием нд полем предстоящей битвы, и пылевые облк стремительно поднимются вверх, и солдты обеих рмий уходят ввысь вместе с ними, остновившись между небом и землей, повиснув н волоске между бытием и збытьем, не обрщя никкого внимния н ту грнь, ккую не кждому дно перейти...

Было совершенно тихо, и у Ивн мелькнуло смутное подозрение, что увиденное им - всего лишь мирж, изобржение, перенесенное издлек в прострнстве и времени... может быть, дже просто кртинк из неведомой книги, свлившейся к людям прямо с неб - то есть оттуд, где есть и лун, и солнце. Однко снчл подул легкий ветерок, потом словно кто-то в бесконечной дли не выдержл и уронил небосвод н землю - ткой рздлся мягкий, волнующий и безотчетно необоримый грохот рухнувшей небесной тверди.

Но нет, это просто столкнулись две великие рмии, шедшие друг н друг, кк внезпно понял Ивн, с Зпд и Восток, - опять, снов, кк и совсем недвно, н живой еще земле... похоже, очень похоже, только здесь и сейчс бились не простые люди, те, по чьим стопм пойдут поколения бессмертных героев:

Огромные белые слоны втптывли в небесную твердь стд визжщих от ярости рукстых змеюк; серые слоны поменьше тыкли стльными бивнями в полостые бок ревущих тигров, и гигнтские кошки обвисли, продырявленные нсквозь. Чудовищные ослы, плюясь во все стороны горячей грязью, грызли ноги сттным воинм в золотых шлемх, те рзбивли с одного удр головы противникм, и брызги костей, крови и мозг летели з многие километры прочь, оствясь в облкх семенми чудесных цветов, которые тут же прорстли и своим ядовитым ромтом убивли все и всех вокруг- только почерневшие скукожившиеся трупы спокойно болтлись в зстылом воздухе...

Постепенно Ивн перестл улвливть суть происходящего - увиденное им выходило з рмки ощущений, и воспленный рзум выхвтывл из битвы, которя кипел уже везде - вокруг него, и сбоку, и сверху, и снизу, и дже где-то внутри, - отдельные кртинки, знкомые детли, доступные понимнию.

Вот рокочущя крылтя квлерия обрушилсь н беззщитную деревню, поливя ее огнем, с рдостным визгом выжигя мысль о рвенстве н поле боя: мленькие фигурки горели кк спички - то есть снчл голов, потом и все остльное обрщлось в крохотное обугленное поленце; вот невообрзимой величины птицы нлетели н гигнтских сонных метллических рыб, збросли их цветочными лепесткми, которые тяжелели прямо н глзх нстолько, что от рыб оствлись рсплющенные жестянки с некрсиво повылезшим в рзные стороны консервировнным мясом; вот сттные герои в блистющих доспехх з многие тысячи километров нчли осыпть друг друг тяжеловесными молниями, которые уже не щдили никого: ни своих, ни чужих, рзрушя до ткой степени, что оствлся только мелодичный звон, все подряд - город, деревни, поля и длекие горы...

Были действия и попроще, но результт сводился к одному: горы крсивых и некрсивых трупов, исковеркнные доспехи и броня, изорвнные знмен, втоптнные в грязь и кровь ндежды, плч, боль, стоны и проклятия; но, несмотря н это, лвин з лвиной бесконечным потоком упрямо шли друг н друг неисчислимые рмии Зпд и Восток, бсолютно уверенные в своей првоте. Они постепенно поднимлись куд-то вверх, и Ивн мог рзличить только гнев, огонь и летящий по всем временм и прострнствм пепел...

Он потряс головой, увидв что-то знкомое. Д, действительно см Алексндр Великий, собственной персоной, во глве своего победоносного войск не н шутку бился с огромной рмией глиняных солдт. Непобедимые мкедонские ветерны, выствив ужсные сриссы, волн з волной, флнг з флнгой шли все вперед и вперед, но н помощь глиняным людям приходили новые подкрепления, и они продолжли стоять, почти не двигясь, несокрушимой стеной, и об эту стену рзбивлись яростные тки мкедонян, которые ничего не могли поделть, и в их глзх Ивн зметил стрх и тоску, во взоре смого Алексндр он увидл мрчное предчувствие...

Но вот эти рмии куд-то пропли, словно съеденные голубовтой дымкой, и внезпно предыдущя кртин сменилсь новой - будто телевизор переключили н другую прогрмму, тоже знкомую.

Ну конечно, это были покинутые им в Ввилоне немцы!.. Они, уже при всех своих реглиях, крестх, свстикх и прочем, обвешнные биноклями, моноклями и другими пирогми, стояли н невысоком холмике, сплошь зросшем полынью, з ними непрвдоподобно ровными рядми стояли тысячи зловеще приплюснутых тнков, и угрожюще уткнули в высокое небо свои стволы десятки тысяч орудий, перед ними змерл ткя же огромня рмия, и тнки, и пушки, и бойцы в выцветших гимнстеркх, среди которых Ивн увидл своего комндир Сергиенко. Всё это, дже воздух, дже соловьиные трели, - всё зстыло в неустойчивом рвновесии...

Присмотревшись, Ивн вдруг понял, что сдерживло эти дв войск: стен из жидкого стекл... или зстывшего воздух, или еще из чего-то не двл двум силм ринуться н врг и подмять, уничтожить, рздвить его нпрочь: солдты змерли, не шевелясь и, кжется, дже не дыш.

Ивн внезпно осознл, где он должен сейчс быть, н чьей стороне, и стл быстро спускться по склону, но едв он сделл несколько шгов, кк почувствовл н зтылке чей-то взгляд и быстро обернулся.

Человек в крсно-коричневой не то тунике, не то тоге уже опускл н его голову длинный прямой рыцрский меч.

Кким-то непонятным для смого себя обрзом Ивн Успел з долю секунды выхвтить из ножен свой клинок, отскочить, сделв шг, впрво, и, когд тяжелый меч соперник прошел мимо, в другую секундную долю он удрил врг нотмшь, отрубив ему голову.

Голов эт, подпрыгивя н неровностях, поктилсь вниз, в долину, труп, из шеи которого не брызнуло ни кпли крови, остлся стоять, опершись н стльной клинок.

Ивн не стл любовться н живописную кртину, нчл снов спускться.

Но воздух перед ним внезпно згустел и с кждым мгновением стновился все плотнее, не двя сделть следующий шг, потом стл вытлкивть прочь, и делл это тк, что Ивн понял - ему сейчс не спрвиться.

Он еще успел бросить взгляд н две гигнтские рмии, зстывшие в куске янтрного времени: тм, внизу, по-прежнему ничего не двиглось, и Ивн понял, что солдты чего-то ждут - сигнл, прикз или помощи извне, но тут сверху н него стло опускться тяжелое, будто нлитое пулевым свинцом облко.

Он пытлся уйти, убежть в сторону, но облко пучилось, рзбухло, грозя рзорвться в клочья, рзрстлось и вскоре нстигло Ивн своим тугим крем, и вдруг со стршным грохотом лопнуло, звлив землю потокми грязи, песк, обломкми искрошенных скл и чстями скрученных в стршные жгуты человеческих тел.

Легкие срзу же збило желтой мельчйшей пылью, стло нечем дышть: Ивн не мог ни вдохнуть, ни кшлянуть, ничего не мог - не сумел дже, кк ему хотелось, рзорвть, рсцрпть собственное тело в клочья, лишь бы только впустить вовнутрь немного рскленного живительного воздух стльного цвет...

Глз злило слезми, кк будто пыль был и впрямь ядовитой. Не в силх больше держться н ногх, Ивн рухнул н колени, продолжя хвтться з горло; потом он почувствовл, кк бешено крутящийся вихрь, вырввшийся из тучи, дергет его з ноги, поспешно склдывет вдвое и вчетверо, потом небрежно, словно потеряв интерес к собственной зтее, перебрсывет его через верхушку горы н другую ее сторону.

Ивн долго ктился вниз, больно удряясь лицом, коленями, локтями и по-прежнему ничего не видя перед собою: потом пдение прекртилось, и все кругом моментльно стихло. Неожиднно он почувствовл, что воздух стл текуч и свеж, что стло можно дышть, сквозь веки звиднелся яркий свет.

Ивн открыл глз, ничего особенного не увидел, помедлил немного и сел. Оглядевшись, он понял, что упл у подножия не совсем той горы, н которую крбклся: тм склон был хоть и крутой, но зто поросший мягкой изумрудной зеленью, здесь же н блекло-желтой кменистой поверхности не росло почти ничего.

Зелень, и довольно пышня, нчинлсь только в смом низу, метрх в десяти от того мест, где сейчс Ивн нходился. Кроме зелени, у подножия горы имелся солдтский лгерь.

Точнее, это был бивк, временный привл: несколько десятков мкедонских пехотинцев, сняв пропыленные, иссеченные и окроввленные доспехи, отдыхли. Рядом под нтянутым полотнищем лежли рненые.

Ивн невольно глянул вверх: нет, ясное небо было по-девически невинно, солнц совершенно не нблюдлось.

-А! - услышл он з спиной. - Тезк...

Ивн подскочил н месте и резко оглянулся. Мм дорогя! - н большом влуне в ткой позе, в ккой обычно курят смертельно уствшие после тяжелой и нудной рботы люди, сидел тот смый квлерист-фесслиец Леонтиск.

- Двненько не видлись, - с явным трудом улыбнувшись, произнес мкедонянин. - Рдуюсь, что вижу тебя среди тех, кто уцелел в ншем походе...

Ивн зкрыл рот.

-Что же ты один, без своих товрищей? - спросил фесслиец. - Или они все убиты?

- Нет, не все, - ответил Ивн, гдя, кк себя вести дльше.

-А... - вяло произнес фесслиец, - знчит, и им не повезло...

- Что знчит - не повезло? - удивился Ивн.

- Ну, кк же... Долго твоим друзьям придется мыкться... мы - все, зкончили, возврщемся в Алексндрию Архосийскую. А потом - видно будет.

Фесслиец внимтельно посмотрел н Ивн и вдруг усмехнулся:

- Ну что, не думл, что все тк обернется? Конечно, кто же знл, что нс ждет ткое. Слишком длеко зшел божественный Алексндр, слишком... Не ндо было ему доверять чужестрнным мудрецм и искть неведомые дли...

- О чем ты? - несколько недоуменно спросил Ивн. И тогд фесслиец стл рсскзывть интересные веши. ...Окзывется, Алексндр и првд был сыном бог- немногие приближенные знли об этом двно, другие же убедились воочию, побывв вместе с црем в стрнной, стршной и згдочной подземной стрне Агрте, которя нходилсь н зпдном крю Ойкумены... Это не был мир мертвых, совсем нет, но от этого стновилось еще стршнее, потому что никто, дже мертвые, не могли тм нходиться безнкзнно. Все, кто туд приходил, обязны были что-то унести с собою, это являлось првилом, зконом, и никто не противился, потому что кждый выбирл себе дорогу по собственному желнию и призвнию. Алексндр пришел туд, испросив рзрешения в святилище своего, кк он всем объявлял, отц - Амон-Р, но был ли великий бог Черной Земли в действительности родителем цря, неизвестно...

- То есть? - спросил зинтересовнный Ивн. Фесслиец явственно вздрогнул и провел рукою по лицу.

- Я был в той... стрне, вместе с црем, - глухо произнес он, - и я не зню, кто из богов его охрняет. Поверь, я не трус, вся моя жизнь прошл в битвх, и я примирился с тем, что смерть ндо любить, но стршнее всего, стршнее смерти и смого стрх - это вот тк, кк он, выбирть, взвешивть и определять судьбы других... Никто, дже сын бог Солнц, не впрве делть этого...

- О чем ты? - недоуменно скзл Ивн. - Ты ведь солдт, убивешь своих вргов и делешь выбор - кому умереть, кому - жить дльше, и происходит ткое кждый день, и никто еще не изменил этого порядк. О чем ты говоришь?

Фесслиец покчл головой.

- Нет, не то, - с трудом проговорил он. - Я - солдт, но я - чсть великой рмии, и моя собствення судьб уже определен, Алексндр... Алексндр вышел з пределы, позволенные зконом человеку, пусть дже и сыну одного из богов Черной Земли.

Он умолк. Ивн подождл, потом не выдержл и спросил:

- Тк что тм случилось, в этой смой стрне?

Фесслиец посмотрел н него и невесело усмехнулся:

- Я не могу скзть тебе всего, тезк. Ткого, кк тм, лучше никогд не видеть... Все не тк, и все низннку, и люди ведут себя кк звери... звери появляются - и тут же исчезют. Но глвное - тм Алексндру дли этот проклятый тлисмн!

- Ккой тлисмн? - совершенно спокойно произнес Ивн, вспомнив все.

-Д, тлисмн, - словно бы в кком-то исступлении повторил фесслиец, - и он стл почти непобедимым полководцем...

-Ara, - глубокомысленно скзл Ивн, потом спохвтился: - Что знчит "почти"? Фесслиец с трудом усмехнулся:

-Ты же видел... В поискх стрны вечного счстья мы прошли всю Ойкумену. Мы знли, что Зпд победит Восток, и тк было всегд... до сих пор. В битве з Шмбхлу мы проигрли. Все. Конец пути. Алексндру недолго остлось.

- Почему?

- Его тлисмн дл прво быть сильным среди слбых... ведь есть еще и другие тлисмны. Фесслиец умолк и опустил голову.

- А откуд ты знешь? - осторожно спросил Ивн. Фесслиец криво улыбнулся.

- Подумешь... теорем Пифгор, - не глядя н Ивн, скзл он. Повидешь с мое - не будешь тким нивным. Кстти, у тебя вот, к примеру, меч очень он похож н тот, что, по слухм, есть у кого-то из желтолицых Бессмертных.

- Ну и что? - несколько нтянуто улыбнувшись, скзл Ивн.

- Д нет, ничего, - вяло ответил фесслиец. - Я же говорю - просто похож н него... кк и н клинок из Бхди, прекрсной стрны с вознесенными знменми, чей бич - мурвьи, пожирющие хлеб. А тлисмнов, подобных тому, что получил Алексндр, несколько, и пок никто не собрл их воедино хотя бы н время...

- Это тебе в том подземелье скзли? - с любопытством спросил Ивн.

Фесслиец мотнул головой.

- Нет, не тм... В той стрне говорили о другом, ведь кждый был озбочен тем, чтобы получить желемое. Друзья Алексндр получили свое - кто црство, кто легкую смерть, кто безумие, кто рскяние... црь зхотел совсем другого - блг для людей, и не спросил их об этом, ткого, поверь, еще никто не добивлся. Он дже не знл, что это ткое: Шмбхл!..

Фесслиец змолчл и потянулся к поясу, потом отдернул руку. Ивн был готов поклясться, что квлерист искл сигреты.

- А смое стршное, - вдруг полушепотом проговорил фесслиец, - что тм действительно совсем не было солнц! Зчем же тогд вообще чего-то желть?..

Ивн посмотрел вверх, чувствуя, кк по коже побежли муршки. Стльное строгое небо, бессолнечное и бесполезное.

- А здесь... - дрогнувшим голосом скзл он, - здешнее солнце...

Фесслиец поднял голову и долго, улыбясь, смотрел в зенит. Потом, не отрывя глз от чего-то жркого и мнящего, вздохнул и произнес:

-Д... здесь солнце почти ткое же, кк н родине, в Фесслии. Никкое облко не смеет его испортить...

Он улыблся, Ивн, обмиря, смотрел то н него, то в небо. Твою мть, д что же тут ткое творится?! Нет тм никкого солнц!..

Он чуть было не произнес эти слов вслух, но передумл и зхотел в сердцх плюнуть, однко з него это сделл фесслиец.

От души хркнув в желто-коричневую пыль, квлерист пружинисто вскочил н ноги.

- Нет, хвтит, - сквозь зубы процедил он. - Домой, теперь только домой!

- Совершенно с тобою соглсен, тезк, - искренне скзл Ивн.

Фесслиец быстро посмотрел н него.

-Д, - произнес он, - но снчл - в Алексндрию Архосийскую, в црскую ствку. Пойдем, скоро будем выступть.

Они шли по опленной невидимым солнцем рвнине, под ногми хрустели колючки, и от кждого шг поднимлсь мелкя пыль. Фесслиец окзлся теперь в гипспистх, к которым прибился по строй пмяти и Ивн - никто не спросил у него, откуд он вдруг взялся и почему клинок его не тбельный, см он в рзговоры не вступл, шел себе и думл о своем.

...Почему остльные видят солнце? Зчем знесло его в это Богом збытое место? И эти... которые дли ему меч? Восток зинтересовн в нем, он дет оружие? Против кого - против Зпд?..

Лдно, с этим рзберемся, думл Ивн, кк и с битвми - тут он слегк вздрогнул, - тк и с немцми... профессор-то, кстти, тм не было! Вот ведь интересно, никогд он см не сржется, все время з спинми других... Ну и черт с ним, сейчс, похоже, смое глвное - это попсть к Алексндру и... отобрть? выпросить? выменять?.. словом, рздобыть у него тлисмн: хрен он кому еще достнется...

Опять рвнин и опять горы. Они шли почти без остновок, не снижя темп, и Ивну уже порядком ндоел эт местность, кк будто он уже побывл здесь когд-то и хорошо знл, что опсно идти вот тк - плотной колонной, не имея по сторонм никкого охрнения, имея лишь чертовы поросшие густо-зеленой рстительностью горы, от которых можно ждть чего угодно, только не добр.

Но все-тки они добрлись до мест - до город, который основл Алексндр.

Гипсписты рсположились почему-то в плткх н окрине город. Солдты слонялись по окрестностям в явном безделии, фесслиец куд-то пропл, Ивн решил пройтись и подумть, кк бы ему пробрться в црскую ствку.

Город был невелик: в нем жили семьи мкедонских ветернов и те из местных, кто соглсился принять обычи звоевтелей. Местных было не очень много, потому что, кк мельком рсскзл фесслиец, Алексндр, кк всегд, сильно умерил численность нселения в округе, повырезв большинство жителей и утопив в крови смое желние сопротивляться новой влсти.

Ивн в здумчивости шел по улицм, уходя все дльше и дльше от плток гипспистов. Нвстречу ему изредк попдлись мкедонские солдты, но конников, кк Ивн отметил с мимолетным удивлением, он не увидел ни одного, кк, впрочем, и з все последние дни. Выглядело тк, будто квлерия кк род войск в мкедонской рмии перестл существовть.

Никто из встречных не смотрел н Ивн; будто его и не видели вовсе; солдты попдлись все реже и реже, местных, змотнных в тряпье мрчных бородчей с горящими глзми, стновилось больше, и они были, кзлось, повсюду - и спрв, и слев, кружились вокруг Ивн, путлись под ногми, мешли думть, вызывя смутную тревогу...

Ивн остновился кк вкопнный. Потом оглянулся.

В своей непонятной здумчивости он внезпно окзлся совсем один - и уже не в городе, длеко з его пределми: домов не было видно. Позди рсстиллсь высохшя грязно-коричневя рвнин, см Ивн стоял у вход в ккую-то пещеру.

Не здумывясь, он пошел вперед, тронув рукоятку подренного желтолицыми меч.

По глзм неожиднно удрило вспышкой зеленого свет: Ивн зжмурился и упл н одно колено. Быстро поднявшись, он мотнул головой и открыл глз.

Слв Богу, это был просто пещер, не другя подземня стрн или еще ккя гдость. Большя пещер, дже огромня, но все же обычня пещер. Посреди нее возвышлсь большя трехступенчтя пирмид, н верхушке которой горел огромный, ослепительно яркий фкел. По бокм пирмиды пылли еще дв столб плмени.

Ивн оглянулся. Вход в пещеру сзди уже не было - сплошня стен. Тк.

- Ккя встреч!..

Ивн повернулся. Со стороны пирмиды к нему, фльшиво улыбясь и зчем-то потиря руки, шел профессор фон Кугельсдорф. Двно не виделись.

- Двно не виделись, - громко скзл Ивн. Интересно, подумл он. Профессор-то, похоже, нстоящий, не двойник... Очень интересно.

Профессор подошел к нему вплотную и остновился, мерзко поблескивя стеклышкми, в которых плясли язычки отрженного плмени.

-Аг, понимю...- збормотл он, бегя глзми по лицу Ивн, - кк же, кк же... тк и знл...

- Что знл? - спросил Ивн, глядя н пирмиду. Возле нее нчинли пузыриться и копошиться, увеличивясь в рзмерх, дв сгустк мрк.

- Д вот то, что вы здесь появитесь, дорогой брон. Ну что же, в ккой-то степени вовремя...

- То есть?

Сгустки мрк твердели н глзх.

- Д вот тк получилось, что сми пришли по нзнчению, хоть вс и не звли... А тлисмн я и без вс теперь, пожлуй, рздобуду. Меч вот только дйте посмотреть...

- Ккой меч? - произнес Ивн и посмотрел н профессор.

Вид у того теперь был уже совершенно гнусный - куд-то пропли очки, лицо усохло и вытянулось, вылезл жиденькя козлиня бородк.

Ивн невольно схвтился з упомянутый дреный меч - тут он, н месте...

Тут он услышл жуткий рев и резко повернулся в сторону пирмиды.

Оттуд к нему не спеш топли - тк, что сотряслсь земля, - две стршные черные гигнтские полуптицы-полуобезьяны, объятые желтым плменем, которое окутывло их целиком, кк вторя шкур - первя у них влжно поблескивл и переливлсь всеми цветми рдуги. Хотя Ивн уже многого нвидлся з последнее время, но ткого ощущения противной мелкой дрожи, стрх и тоскливого предчувствия последнего боя у него еще никто не вызывл... эти тври, осклив жуткие клыкстые псти, хлопя кожистыми крыльями и выствив лпы с когтями-сблями, ревели и перли вперед, дыш зловонным мертвым плменем прямо ему в лицо...

Ивн выхвтил меч.

- Осторожно, вы! - услышл он крик профессор. - У него меч Веретргны!..

Тври н мгновение змерли, потом рзом бросились н Ивн.

Один из гдов, дохнув огнем, оплил ему лицо: другой, полоснув когтями, здел Ивну левую руку, и т повисл, откзывясь повиновться.

Внезпно Ивн позбыл обо всех своих стрхх, о смерти и стл совершенно, почти противоестественно спокоен: неторопливо увернувшись от нового язык огня, он нырнул второму демону под руку и, продолжя движение вперед, резко полоснул тври по брюху, однко тврь чудом успел избежть клинк, обнружив при этом явный стрх по его, тк скзть, поводу.

Отскочив нзд, он мельком подумл, что, может быть, все обойдется, но непонятня тоск снов нвлилсь н него, и тут же стршный удр обрушился н его голову сзди. Ивн упл, выронив клинок.

-Аг!.. - услышл он торжествующий вопль и словно в жутком, не до конц дже придумнном сне увидел, кк профессор перешгивет через него, отбрсывет плку, похожую н бейсбольную биту, нклоняется, берет меч и поднимет его вверх.

Звыло. Згрохотло. Подул резкий холодный ветер, в лицо Ивну полетели колючие песчинки, они збивли ему рот и лезли в глз, но он не мог зжмуриться и смотрел, кк пирмид изменил структуру, кк кмень потерял твердость и стл текучим... потом Ивн понял, что это уже вовсе не кмень, головы, человеческие головы, свленные в огромный кургн, и кургн этот гнил, истекя кровью и мозгом, и вот уже остлись одни голые, выбеленные чужими ветрми череп, и они рзлетелись в рзные стороны, рзбив и рзметв в пыль стены пещеры, ветер превртился в сплошной язык плмени, знявший весь мир, всю Вселенную, и в свете жестокого огня Ивн увидел, кк появились люди.

Тм, откуд они появились, ветер дул все сильнее и сильнее, он нвливл кучи песк и тут же рзвеивл их снов, но людям это не мешло, потому что они просто отдыхли, сидя прямо н земле в рсслбленных позх: это были бородтые мужчины в стрнных круглых плоских шпкх и длинных грязных одеждх. Кое-кто из них дремл, прямо вот тк, сидя, кто-то здумчиво почесывлся, остльные, скля белые зубы нд рстущими прямо из дмов яблок черными бородми, нблюдли з тем, кк связнному Ивнову двойнику отрезли голову.

Этим знимлись двое: один сидел, придерживя дергющиеся ноги двойник, другой лезвием длинного нож ккуртно водил по горлу своей жертвы.

Брызнул черня кровь: еще немного - и под хохот своих товрищей бородч поднял голову з волосы вверх. Потом он отбросил ее в сторону, где уже нбирлся новый кургн. Обезглвленный двойник еще некоторое время дергл ногми, постепенно змедляя мплитуду движений, потом нконец зтих. Второй бородч поднялся, вытер испчкнную кровью глошу о выцветшую грубую куртку бывшего двойник, плюнул н труп и отошел в сторону.

Песок постепенно зсыпл людей, но они, кзлось, этого вовсе не змечли. Стрнно, но мутные струи нпитнного кврцем и жром воздух не мешли Ивну рссмотреть кртину во всех детлях: он увидел и свленные в кучу отрезнные рспухшие головы с рззявленными черными провлми ртов, и скрученные - кто веревкми, кто проволокой - трупы, и тех, кто еще был цел... влялись тм рсполосовнные н ремни мкедоняне и ккие-то еще в пышных одеждх и дорогих доспехх - одному в рот из железного ковшик лили что-то горячее, судя по трепещущему нд ковшиком воздуху, ккой-то метлл... дльше в одной из отрезнных голов Ивн снов признл своего комндир Сергиенко, хотя ни глз, ни ушей, ни дже губ у этой головы просто не было; потом н руке голого труп с рспоротым животом он зметил похбную выттуировнную руслку, которую в отрочестве нбил себе Женьк Всильчиков, сосед по прте и по лестничной площдке; и в одном из связнных Ивн признл десятилетнего сын той девчонки, с которой он тнцевл н выпускном вечере... теперь это был просто подготовленный н убой двдцтилетний прень с выгоревшими н солнце короткими волосми и злющими глзми, в которых сквозил опсня пустот...

Тм было много их - знкомых и незнкомых, в одежде привычной и непонятной, в форме и в гржднском, в пыльникх и в тулупх, в пробковых шлемх и в рсшитых хлтх... некоторые были в дорогих европейских костюмх, с коротко остриженной головы одного, блекло-пятнистого, бородчи содрли пятнистую же кску, похожую н немецкую времен Второй мировой войны, рсколотили эту голову тупым топором - в три прием - и с громким смехом нчли жирным желто-серым в крсных прожилкх мозгом кормить мленькую лохмтую собчонку, невесть откуд здесь появившуюся...

Кровь текл кплями, потокми, ручьями, песок уже не мог ее впитть, и все вокруг постепенно преврщлось в крсно-коричневое болото, по которому, брезгливо поднимя повыше ноги и помхивя мечом, ходил профессор, и одобрительно кивл, и что-то подскзывл, и учил: подняв пятнистый шлем с нпяленными н него большими плстмссовыми очкми, он некоторое время здумчиво смотрел н свою нходку, потом, не меняясь в лице, нхлобучил кску н рскроенный череп бывшего ее влдельц - порядок и ккуртность ведь превыше всего.

Ивн вдруг понял, что все это непрвильно, что он см виновт и см еще может все испрвить. Одним рывком взбросив вверх тело, он проскочил между двумя уродми и молч бросился в огонь.

Он ничего не видел и не слышл, ничего не понимл и не хотел понимть, кроме одного- меч... чужие ждные руки. Увязя в крови по колено, он все-тки добрлся до врг и вырвл клинок из его цепких лдоней.

Ивн увидел мгновенно всплеснувшийся ужс в глзх у профессор, потом крем глз зметил, кк кртин внутри огненного сгустк стл меняться словно пустили кино в обртную сторону: отрезнные головы прирстли к искромснным шеям, глз згорлись живым блеском, и кровь в изуродовнных телх быстрее бежл по жилм, собиря энергию для спсенных тел. Спсенных ли? - потом рзберемся, мельком подумл Ивн: он зметил, кк Сергиенко встет, отряхивя пыль, и дружески беседует с пожилым бородчом, который только что его смого со зннием Дел резл н мелкие кусочки: об они с некоторой здумчивостью поглядывют н пятнистого, который, ухвтившись з свой очкстый шлем, дикими глзми шрит вокруг в поискх профессор.

А профессор убегл. Ивн бросился з ним, и полотнище плмени, из которого он выпрыгнул, с треском свернулось з его спиной: одн из обезьян попытлсь згородить дорогу, но Ивн, сделв шг вперед-впрво, ушел от ее объятий и, рубнув нлево и к себе, отсек тври голову. Вторя обезьян поспешно отскочил в сторону и куд-то пропл.

Но и профессор не стоял н месте. Оглянувшись по сторонм, Ивн увидел, что стены пещеры окончтельно рссыплись в прх: вокруг было светло, серо-бессолнечно и пусто, и дже ветер уходил, чтобы спрятться до следующего своего непредумышленного появления, профессор убегл н Зпд, нпрвляясь к двум гигнтским, непрвдоподобно ровным и одинковым склм, между которыми мерцл нполнення золотом пустот: до них были километры и километры, но беглец преодолел их в одно мгновение, и пустот принял его, открывшись н секунду, потом рздлся резкий звон, и все зкрылось - пустот исчезл, и уйти вслед з профессором не было уже никкой возможности.

Тогд Ивн стл оглядывться в поискх сгинувших и вновь воспрявших товрищей. Он увидел их: они шли прочь, уходил все дльше и дльше н север пыльня колонн,, и хотя было уже довольно длеко, Ивн отчетливо видел и своего двойник, и Сергиенко, и остльных: они шли, окутнные пылью, истивя в серой тумнной дымке, которя стновилсь все плотнее и плотнее, отгорживя Ивн от друзей и вргов... и см Ивн уже с трудом мог рзличить идущих в прозрчную бесконечность... они шли все дльше и дльше, но... не все, черт возьми, не все...

Или все-тки?..

Кто-то тронул его з плечо.

- Чего стоишь? - спросил фесслиец.

-Д вот, смотрю... - с трудом произнес Ивн. Фесслиец, приложив руку к глзм, посмотрел в дль.

-А... - протянул он. - Полуфлнг второй илы. Пошли н Алексндрию Аринскую. А тм, глядишь, и домой...

-Домой... - эхом отозвлся Ивн.

- Ну д, - подтвердил фесслиец. - А кк же еще?

Ивн посмотрел в сторону двойной склы. Вот ведь пдль, подумл он, ох, сдется мне, не в Берлине твой дом, совсем не в Берлине...

-А что это з дв столб тм торчт? - спросил он вслух.

-Где?

- Д вот тм, н горизонте...

фесслиец посмотрел в укзнную сторону. Ответил он не срзу.

- Понимешь, - произнес он нконец здумчиво, дже кк бы нехотя, - эти столбы вообще-то нходятся н крйнем Зпде...

- Геркловы, что ли? - догдлся Ивн. - Но откуд...

- Нет, не Геркловы, - отмхнулся фесслиец. - Эти еще дльше. Стоят себе и никому не мешют. Пес с ними. Но вот ккя стрння и неприятня штук... Еще двно, когд мы были между Тигром и Евфртом, кто-то из тмошних мгов нпророчил Алексндру, что эти столбы обруштся через девяносто дней после его смерти, погибнет мсс нроду, и нм придется нчинть все снчл.

- Во кк, - удивился Ивн. - А чего нчинть-то?

- Не зню, - с легкой досдой ответил фесслиец. - Остется ндеяться, что божественный Алексндр будет жить... скжем тк, достточно долго.

- Н-д, - неопределенно протянул Ивн. - Если бы знть...

Фесслиец пожл плечми.

- А чего знть-то? - явно передрзнивя Ивн, скзл он. - Хочешь, см у цря и спроси, если тебя это тк интересует. Црь, кстти, двно тебя ждет.

- Где? - Ивн весь подобрлся.

Фесслиец усмехнулся и посмотрел Ивну з спину.

Ивн круто обернулся.

Тм, совсем рядом, н том смом месте, где половину вечности нзд снчл громоздилсь пирмид, потом рос Довищный кроввый кургн, теперь стоял огромный, метров пять высотой, трон. Он был из золот, то есть весь, целиком: отблески двно погсшего огня пробегли по крсновтым гривм грозно оскливших псти львов, чьи вытянувшиеся в прыжке фигуры служили подлокотникми, гуляли по мссивной спинке трон, сбегя к его подножию, терялись, зтухя, в нпитнном кровью песке.

Н этом троне сидел некто в человеческом обличье. Он был облчен в роскошные ниспдющие одежды, судя по всему, соткнные тоже из золот, точнее, из золотых нитей:

Ивн некстти подумл, что весили они, должно быть, немло. А вот укршений некто совсем не имел - единственное, что зметил Ивн, тк это висевший н шее у человек тусклый метллический предмет стрнной формы с черным кмнем посередине. Голов сидевшего н троне был непокрыт, непривычного вид двурогий шлем почему-то лежл у него н коленях.

Это был Алексндр.

Ивн невольно оглянулся по сторонм. Кругом было совершенно пустынно только он см, фесслиец д божественный полководец н злтом сиденье. Песок, серо-стльное небо и две склы н длеком горизонте.

Алексндр здумчиво смотрел н Ивн. Ни любопытств не было в его взгляде, ни особого интерес - одн лишь безмерня, нечеловеческя устлость.

- Что ж, подойди поближе, воин, - зговорил полководец голосом нстолько низким, глубоким, мощным и кким-то древним, что Ивн дже слегк вздрогнул голос этот Алексндру, который выглядел вполне н свои тридцть с небольшим, совершенно не подходил.

Поколебвшись секунду, Ивн зчем-то оглянулся н фесслийц- тот стоял чуть сзди и безучстно смотрел куд-то в сторону - и приблизился почти вплотную к трону.

Алексндр чуть усмехнулся и подпер рукою голову, пристльно глядя н Ивн. В его взоре змерцл огонек слбого интерес.

- Я слышл, ты геройски бился при Гвгмелх, - произнес он. - Д, тогд мы все победили.

Произнеся эту несколько згдочную фрзу, полководец жестом подозвл фесслийц и, когд тот подошел, небрежно отдл ему шлем - с тким видом, будто двурогий головной убор ему смертельно ндоел. Фесслиец очень медленно и осторожно положил шлем у подножия трон и

тк же медленно снов отступил.

- Что ж, - снов зговорил Алексндр, - я вижу, что ты окзлся счстливее, чем я. Ты не изменил своему долгу, не обмнул ничьих ожидний и не пережил крушения своих ндежд. Впрочем, и сделок, недостойных нстоящего воин, ты тоже не зключл... Нельзя быть ненсытным в своей жестокости, нельзя ствить цель вообще и быть нерзборчивым в средствх к тому же... слишком дорого приходится плтить з это... Кстти, о сделкх, - совершенно неожиднно усмехнулся он. - Я зню, что ты здесь ищешь, воин. Отдй мне меч Восток, и ты получишь то, з чем пришел.

Ивн пончлу остолбенел, но быстро с собой спрвился.

- Ккой меч? - спокойно произнес он. Алексндр снов едв зметно усмехнулся.

- Не стрйся кзться глупее, чем ты есть, воин. Клинок, который тебе передли и которым ты уже воспользовлся - его нзывют мечом Веретргны, воинственного бог, которого весьм почитют в этих крях, в том числе и в Хрхвити, прекрсной стрне, чей бич - зкпывние трупов в землю. Теперь он тебе уже не нужен, я... это, пожлуй, единственное, что я могу еще сделть... что могу оствить после себя - передть тому, кому клинок необходим. Не збывй, - голос мкедонского цря внезпно пошел по пустыне стршновтым эхом, - что я все еще сын бог!

Ивн почувствовл, что по его телу побежли муршки. Алексндр тем временем снял с шеи свой тлисмн. Ивн будто зчровнный смотрел, кк в сердцевине темной железяки мрчным огнем рзгорлся черный кмень.

Внезпно он понял, что поступет совершенно првильно. Эт пустыня, этот тяжеловесный трон, божественный полководец со взглядом человек з порогом бытия, стльное небо, синий воздух и желтый песок - все это уже было в прошлом, все случилось и произошло, теперь ндо идти дльше, и снов продирться сквозь ткнь времен и рсстояний, и снов убивть и быть убитым - чтобы сделть то, что совершить необходимо, и вернуться к тому, чего, возможно, никогд уже не будет... ндо идти той единственной } дорогой, которя преднзнчен для него, и, уж во всяком случе, никуд с нее не сворчивть.

Он снял с пояс меч и протянул его Алексндру.

Внезпно црь жестом остновил его.

- Рно, - скзл он и посмотрел н фесслийц.

Тот приблизился и с кким-то совершенно не европейским поклоном принял клинок, держ его н вытянутых рукх и нклонив голову.

Вдруг Ивн вспомнил, что должно произойти в тот момент, когд он коснется тлисмн. Глянув прямо в глз Алексндру, он коротко выдохнул и дотронулся до черного кмня.!

Рздлся мягкий шорох, и тлисмн исчез. Все остльное, однко же, остлось без изменений.

Опньки, подумл Ивн. А дльше?

Кк Артур-то этого искть?..

Тем временем фесслиец положил меч своему црю н колени. Алексндр помедлил мгновение и тронул эфес.

Снов мягко прошелестело - и меч рстворился в синем неподвижном воздухе. Ветр не было уже двно.

- Ну, вот и все, - с глубоким вздохом промолвил црь. - Триндцтое июня где-то нступило.

Ивн слегк опрвился от рстерянности.

- Гм... - скзл он. - Не хочу мешть торжественности момент, но...

Алексндр посмотрел н него долгим взглядом. Было понятно, что думл он о чем-то очень длеком. Совсем, совсем не похож сейчс был црь н того непобедимого воин, которого Ивн видел при Гвгмелх.

- Ах д, - здумчиво произнес он. - Ты ведь не можешь идти с нми, воин.

Ивн слегк кшлянул. Алексндр поднял руку и укзл куд-то вдль.

- Иди к тем воротм. Это твоя дорог н Зпд.

Ивн почему-то понял, что последнее слово црь произнес именно тк - с большой буквы.

Он оглянулся в сторону укзнных ворот и ничего тм не увидел, кроме скл-близнецов.

- Это... туд? - нерешительно спросил он. Алексндр промолчл, зто зговорил фесслиец.

- Д, - скзл он. - Ты пройдешь между ними.

- А вот, - нчл Ивн, - туд уже один гденыш... Усмехнувшись, Алексндр перебил его:

- Ты с ним еще встретишься, не сомневйся. Но не тм и не срзу. Шпионы просто тк не попдются. У Ивн моментльно возникл куч вопросов.

-А... - снов нчл он.

- Прощй.

Внезпно Ивн вспомнил - мысль, деятельное осознние эмнции интеллект сверкющей искоркой мелькнуло н здворкх ощущений, - что триндцтое июня это день, в который мкедонский црь звершил свой земной путь.

Где-то нступило?..

Ивн встретился взглядом с божественным полководцем.

Потом он отвел глз, кивнул фесслийцу, повернулся и пошел по золотого цвет песку к стоящим между небом и землею длеким безмолвным склм.

Дойдя до них - рсстояние здесь, кк и все остльное, являлось лишь инструментом обмн, - он обернулся. Золотое н золотом, стль и песок, и две збытые, неподвижные, безмолвные фигурки, которые только подчеркивли омертвелость провливющегося в прошлое пейзж.

Ивн повернулся и пошел прямо н выдвливющуюся между гигнтских кменных нерукотворных колонн густую, со звездными прожилкми, темноту.

* * *

Сделв пру шгов, он споткнулся непонятно обо что, кувыркнулся через голову, здохнулся, - мир встл н дыбы, зстыл глыбой мрк и с тихим звоном рссыплся н кусочки, когд посветлело, стл совсем другим. Ивн протер зпорошенные пылью глз и с опской огляделся.

Он снов стоял н выжженной солнцем рвнине - но место это было другим. Жухля трв под ногми, ярко-синее небо... солнц, конечно, опять не видть, кк не видть ни скл, через которые он сюд попл, ни этого, тьфу, профессор.

Интересно, подумл Ивн, кто же он все-тки ткой? Един во многих лицх... но нет, пожлуй, это дже не двойники и уж тем более не однофмильцы, рзные по кчеству персонжи. Хотя... шпион? Чей шпион? Немцев своих профессор бросил: к ним, кстти, еще вернемся, и обязтельно: первую чсть тлисмн кк-нибудь отберем, успеть бы только рньше них з третьей чстью. Ох, чую, он-то и есть смя вжня...

Лдно, продолжл Ивн свой мысленный монолог, профессор этого мы проясним, куд он денется, и до Артурки тоже доберемся, не впервой. Может, тм дел повеселее пойдут, то кк-то все мрчно и не слишком понятно...

Было жрко, но ветерок приятно холодил лицо, трепл ворот рубшки, иногд, резвясь, норовил сорвть шляпу.

Ивн оздченно потрогл головной убор. Действительно, шляп. Ковбойскя.

Он оглядел себя. Нряд н этот рз окзлся следующий: синие штны, похожие н джинсы, клетчтя рубх, ккой-то сюртучок подлиннее пиджк, споги со шпорми, шляп, н широком поясе - кобур с револьвером.

Ого, подумл Ивн и несколько приободрился. Огнестрельное оружие - это вещь. Стрнно, конечно, из времени мечей попдть в эпоху полковник Кольт, но - кк-то ближе, понятнее. Дже, можно скзть, роднее.

Ивн вытщил револьвер. Окзлось, и првд кольт, модель 1872 год, точнее, модификция - квлерийский "Писмейкер" с длиннющим стволом. Ивн с одобрением повертел его в рукх, осмтривя. Ему нрвилось это оружие, и он знл, кк с ним обрщться: в Америке кое-где его до сих пор использовли.

Револьвер окзлся в порядке, птроны тоже - в брбне и гнездышкх н поясе.

Все было прекрсно, только вот коня не хвтло. Рздлось негромкое всхрпывние. Ивн обернулся, хоть ему порядком ндоел местня мнер внезпно появляться из-з спины. Позди него стоял, перебиря тонкими ногми, оседлнный вороной жеребец и косил н Ивн глзом. Глз был ккой-то не конский - желтый, яркий, кк у большой хищной кошки.

- Привет мустнгм, - вслух скзл Ивн, осторожно приближясь к жеребцу. - А кусться не будешь, трвяной мешок?

Конь с готовностью осклил зубы. Ивн вздохнул. Ну конечно - здесь все не кк у людей. Чудес продолжлись - у жеребц обнружились очень длинные и очень острые клыки, побольше дже, чем у нстоящего льв. Животное смотрело н Ивн нсмешливо, но не врждебно, уходить не собирлось и дже вроде бы приглшюще мотнуло головой - сдись, мол, нечего рссусоливть.

Ивн решил, что рссусоливть действительно нечего, и вскочил в седло. Оно окзлось очень удобным, сбоку обнружилось притороченное ружье. Ивн вытщил его из чехл и, не сдержвшись, довольно крякнул: это окзлсь винтовк Генри-Винчестер, в просторечии просто "винчестер", из которой со всех экрнов мир тк лихо плили иствуды с митичми - кто по гнусным дикрям, кто по еще более гнусным бледнолицым цивилизторм. Ивн, кстти, из ткой винтовки тоже стрелял: было дело.

- Ну что, - скзл Ивн вслух. - Полный комплект. Однко сейчс мы н окрине, ндобно продвигться к Центру этого... который он по счету... ! четвертого, что ли, Мир, то есть уровня. Едем?

Конь покосился н него, еще рз покзл свои клыки, всхрпнул, повернул нлево и пустился вскчь.

Ехли они довольно долго. Пейзж был однообрзен, но не уныл: горячя сухя земля под конскими копытми, несильный ветер, бьющий в лицо, голубые горы н горизонте, жркое небо нд головой - все это доствляло Ивну призрчное удовольствие; н душе было легко и свободно, и хотелось совершить что-нибудь внтюрное и веселое - выпить водки или пострелять из револьвер. Во всем здесь чувствовлсь свобод - и в прострнствх, и в количестве желний.

Фронтир, блин, подумл Ивн. Тким гдм, кк профессор, здесь смое место.

Но вот у смого подножия голубых гор покзлось ккое-то поселение. Еще несколько минут - и Ивн, сдерживя своего коня, ехл по пыльной улице.

Городок, если его можно было тк нзвть, был невелик, и вскорости Ивн очутился в смом его центре: невысокие двух- и трехэтжные здния и площдь между ними. Н здниях вывески: кк и следовло ожидть, здесь обосновлись шериф, бнк и слун. Все, что необходимо для цивилизции.

Ивн, смо собой, спешился возле слун.

Привязв коня, нблюдвшего з его действиями с явной нсмешкой, Ивн зшел в питейное зведение. Внутри слун окзлось довольно грязно, стояли четыре или пять столиков, з которыми рсселись несколько человек, что-то монотонно бубнившие, з зляпнной стойкой мрчный небритый брмен протирл сткны. Ивну покзлось, что от брменовой рботы сткны стновились еще грязнее. Все кругом было ккое-то серое, полусырое, вонючее, но зто позди брмен между бутылок гордо реял госудрственный флг с лдошку величиной.

Ивн подошел к стойке и облокотился н нее. Брмен перестл пчкть посуду, голос в зле смолкли.

- Чего тебе ндо, незнкомец? - грубо спросил брмен.

Ивн порзмыслил и скзл:

- Сто пятьдесят... э-э... тройной виски, сигру и спичку.

- С тебя доллр, незнкомец, - буркнул брмен, нливя в смый грязный сткн примерно две трети зкзнной порции. Нлив, он грохнул посуду перед Ивном, рсплескв половину дурно пхнущей жидкости, выудил из-под стойки черную сигру, бросил ее в лужицу рядом со сткном, скзл: - А спички можешь поискть в другом месте, - и выжидтельно посмотрел н Ивн. Ивн ответил кротким незмутненным взором.

Нступил пуз. Ивн продолжл спокойно смотреть н брмен, чувствуя нпряженный интерес к своей персоне со стороны сидящих з спиной. Молчние зтягивлось. Нконец из зл донесся грубый хриплый голос:

- Эй, Билли, в чем дело? Этому недоноску не нрвится твой виски?

Ивн чуть передвинулся, вств вполоборот к стойке, потом взял сткн двумя пльцми, выплеснул виски брмену в глз, ккуртно поствил сткн и спокойно скзл:

-А теперь, сын шкл и внук гиены, будь добр, сделй мне нормльную порцию нормльного нпитк. И скоренько.

С шумом опрокинув стулья, в зле н ноги вскочили трое. Продолжя небрежно облокчивться н стойку, Ивн выхвтил кольт и быстро пристрелил всех троих. Не успели они повлиться, ломя некрсивую мебель, кк он крутнул револьвер н пльце, опустил его в кобуру, устремил свой ясный взор н мокрого брмен и кротко спросил:

- Тк ты будешь нливть, змеиное отродье?

- Тк бы срзу и скзл, мистер, - добродушно скзл брмен. - А то ведешь себя не по-ншему. Вот теперь срзу видно, что свой...

Признв в Ивне своего, в зле облегченно вздохнули.

Бубнеж возобновился.

Брмен крикнул прислуге, прибежли дв шустрых мексикнц, поствили новые стулья и унесли куд-то трупы.

Тем временем брмен утерся см, быстренько вытер стойку, достл другую бутылку и чистый сткн, щедро плеснул, выудил из деревянного ящик толстую коричневую сигру, подл ее Ивну, зжег спичку и поднес ему.

Ивн прикурил, выпустил клуб дым - сигр, кстти, окзлсь весьм хорош, - взял сткн и злпом его осушил. Виски был тоже недурен.

Брмен посмотрел н него, открыв рот.

- Еще? - спросил он дрогнувшим голосом.

Ивн кивнул.

Брмен поспешно нполнил сткн и поствил его н стойку.

Глядя н то, кк Ивн поглощет содержимое сткн, он осторожно спросил:

- Мистер, это... ты ведь, прень, не из ншего город?..

- Я с Восток, - спокойно скзл Ивн. Брмен покивл.

- А, ну д, я тк и понял. Все мы все с восток н зпд движемся. Все, понимешь, движемся и движемся... Вот нш городок, - оживился он, - совсем ведь молодой: пру лет нзд здесь вообще ничего не было, сейчс, гляди-к, и бнк есть, и шериф с тюрьмой, и мое зведение; и везде нроду полно.

Ивн с сомнением посмотрел н пятн крови н полу. Брмен перехвтил его взгляд и весело скзл, мхнув рукой:

- Ты не думй, нроду еще много остлось. Будет в кого пострелять. А потом и еще понедут, д со всего мир... У чс же здесь свобод.

Он умолк. Ивн посмотрел н него, отхлебнул из сткн и спросил:

- Ну кк здесь вообще жизнь, в вшем городе?

Брмен пожл плечми. Он уже опять протирл сткны.

- Д нормльня у нс тут жизнь, - зговорил он неспешно. - Живем помленьку, виски пьем, но не особо много, постреливем, но в меру, з индейцми другой рз гоняемся... потом они з нми. Кк у всех жизнь, веселя. Не скучем. Првд, - добвил он доверительно, - последнее время что-то стрнное твориться стло. Город-то построили н месте индейского не то святилищ, не то чего-то еще в этом роде: место очень удобное было, тихое ткое. Сми индейцы жили не здесь, кк бы вокруг этого мест: с одной стороны - тотем Бык, с другой - Орл, с третьей - Пумы, с четвертой ккие-то Крылтые Лучники, что ли, не помню уж точно. Говорят, рньше они жили друг с другом тихо-мирно, потом что-то изменилось. Иди они изменились. Это смое святилище ихнее совсем в зпустение, тк скзть, пришло... передрлись они друг с другом, потом и нши появились, город построили быстренько, обжились, рзбогтели, все было нормльно. А потом...

Брмен умолк. Стихли и голос в зле. Ивн неторопливо повернулся и увидел, что в слун вошел очень черный крепкий негр в пыльной белой рубхе из грубого полотн, тких же штнх и стоптнных бшмкх. Ветхую пыльную же шляпу он снял и теперь смущенно теребил ее в рукх, робко поглядывя по сторонм.

Внезпно слун взорвлся крикми - возмущенными и рдостными одновременно. Ивн, который уже снов обртился к своему виски, поскольку не ншел в появлении черного человек ничего удивительного, чуть не выронил сткн. Обернувшись, он увидел, кк добрый десяток посетителей слун подхвтили негр, выволокли его н улицу и, громко глдя, потщили несчстного к высохшему черному дереву, которое стояло посреди площди.

Ивн с недоумением нблюдл з происходящим, остльные посетители высыпли из слун, принялись плить в воздух и громкими воплями всячески выржть одобрение действиям своих собутыльников.

Те же с похвльной ловкостью скрутили негру руки з спиной невесть откуд взявшейся веревкой, нкинули ему петлю н шею и мигом вздернули бедолгу н кривом суку.

Негр несколько рз дернулся, судорожно вытягивя ноги, потом зтих и спокойно зкчлся, обдувемый свежим ветерком. Н белых штнх явственно проступило мокрое пятно, потом что-то зкпло с ботинк н пыльную землю.

Ивн посмотрел н брмен. Тот уже снов невозмутимо протирл свои сткны.

- Это и есть то стрнное, что происходит в вшем городе? - осведомился Ивн.

- Это? - пренебрежительно спросил брмен. - Это кк рз нормльно...

- Н-д? - с сомнением произнес Ивн и посмотрел в зл. Тм уже рссживлись, возбужденно переговривясь, учстники окзвшегося своеобычным действ. Збегли мексикнцы, прибиря пустые бутылки и принося полные.

Негр з окном висел н дереве, стршно высунув фиолетовый язык и тихонько рскчивясь.

- Конечно, нормльно, - скзл брмен. - Точнее, рньше это было обычное дело, сейчс, можно скзть, уже редкость...

Тут Ивн услышл ккой-то шум и посмотрел в сторону входных дверей.

В слун вошли дв прилично одетых джентльмен, корректно приподняли шляпы, поздороввшись с брменом, потом подошли к одному из столиков, з которым сидели четверо посетителей.

Не тртя времени н рзговоры, джентльмены выхвтили револьверы и в мгновение ок всех четверых постреляли. Добив кждого контрольным выстрелом, джентльмены вежливо попрощлись и не торопясь ушли, здержвшись, првд, н секунду у выход - пропускли друг друг вперед.

Ивн посмотрел н брмен.

- Вендетт? - спросил он.

- Д нет, - вздохнул брмен. - Просто стрый Бен вчер тркнов дом потрвил, д и с мухми он плохо обрщется... Эх, говорил же я ему...

- Не понял, - скзл Ивн. - А при чем здесь, собственно, мухи?

- Кк это при чем? Эти двое были из Конфедерции Зщиты Нсекомых, что при Депртменте Дотций Тркнм...

- Понятно, - после пузы скзл Ивн. - Стрый Бен, стло быть, не любил инсектов. И его собутыльники тоже?

- Нет, они псечники, просто рядом окзлись...

- Дернул же охот и псечников потщиться з другими, - пробормотл Ивн, вспомнив клссику.

- Чего? - переспросил брмен.

- Это я тк, - ответил Ивн. - Просто тк. Он отхлебнул из сткн, поискл глзми пепельницу, не ншел и уронил окурок сигры прямо н пол. Брмен тут же подл ему новую сигру. В зле вдруг снов стло тихо. Ивн глянул, кто тм еще пришел.

В слуне появился негр, до того похожий н первого, что Ивн невольно посмотрел в окно. Нет, повешенный все тк же мирно покчивлся себе: язык его, кзлось, вывлился еще дльше.

Ивн перевел взгляд н вошедшего и нерешительно побрбнил пльцми по рукояти кольт.

А негр кк ни в чем не бывло подошел к стойке, рзвязно н нее облокотился, поглядел н зл, н брмен и вдруг выплил:

- Чего смотришь, придурок? А ну двй пив, и побыстрее!

- Сию минуточку-с, - зсуетился тот, - йн момент...

Ивн поперхнулся сигрным дымом. Брмен суетливо протер стойку перед негром, поствил сткн, нлил и змер, подобострстно улыбясь.

Негр взял сткн, понюхл содержимое, скорчил гримсу, отпил глоточек, скривился еще сильнее и вдруг, длеко вытянув руку, схвтил брмен з грудки и притянул его к себе.

-Ты что мне нливешь?! - прошипел он в лицо брмену, брызгясь слюной. Что з гдость подсовывешь?!

- Но, мистер, - пролепетл брмен. - Я...

- Это что, рсизм?!

В слуне было и тк тихо, но сейчс повисл просто мертвя тишин. Слышно было только, кк стучли зубы у брмен.

- Нет. Что вы, мистер, кк можно... - слбо произнес он, не пытясь сопротивляться.

- Понятно, - скзл негр, взял сткн и вылил пиво брмену н голову. Потом отпихнул его. - Двй сюд бутылку!..

Побледневший брмен трясущимися рукми подл бутыль. Негр посмотрел н этикетку, хмыкнул, отошел от стойки и нпрвился к ближйшему столику. Усевшись, он сорвл пробку с бутылки, отхлебнул и положил ноги н стол.

Тотчс один из сидевших рядом, весь обвешенный птронтшми и револьверми здоровенный громил с квдртной небритой челюстью и ямочкой н подбородке, вскочил с мест, схвтил свою шляпу, подлетел к негру и стл этой шляпой с остервенением чистить ему ботинки. Негр прихлебывл пиво и кивл блгосклонно.

Выпив пиво, он рыгнул н весь слун, отпихнул ногой громилу, шрхнул пустую бутылку об пол - только стекл жлобно ззвенели, - встл, опрокинул столик, пошел, поштывясь, к выходу, по дороге перевернул еще один стол, остновился, обернулся, зорл: "Будьте здоровы, здницы!..", пнул дверь и был тков.

- А почему он не зплтил? - спросил Ивн, когд к нему вернулся др речи.

- Они никогд не плтят, - буркнул брмен, утирясь грязным полотенцем.

- Д? - зинтересовнно спросил Ивн. - А кто же это?

Брмен пожл плечми.

- Д никто. Безрботный, живет н пособие, пьянствует, попрошйничет, рботть не может и не хочет...

-А кк же... - ошршенно нчл Ивн и умолк.

- Это нш долг, - с достоинством скзл брмен. - Долг обществ перед утсйдерми.

Ивн посмотрел в окно н повешенного и, скзвши неопределенно: "Д-...", злпом допил остток виски.

Брмен вопросительно посмотрел н него. Ивн кивнул.

- Нливй, - скзл он и, глядя, кк сткн нполняется жидкостью цвет янтря, добвил: - И рсскзывй дльше. Брмен открыл было рот, но тут кто-то зорл н весь слун:

- Б! Кого только здесь не встретишь!..

Ивн вздохнул и посмотрел в сторону вход. Ну конечно: тм стоял его двойник, верст коломенскя. Руки в боки, шляп н зтылке, ремень с двумя револьверми чуть ли не н коленкх, рдостня улыбк до ушей. Ивн невольно поморщился - неужели и он см выглядит тким же идиотом? Нет уж, дудки: мне з ремень больше двух пльцев не просунешь, подумл он с некоторым удовлетворением.

- Всем привет! - По-прежнему улыбясь, двойник нпрвился к стойке. Билли, стрый хрыч, кк дел? Зведение, ндеюсь, процветет?

- А кк же, - солидно ответил брмен, без лишних просьб ствя н стойку ткой же, кк у Ивн, большой сткн и нливя туд виски. - См знешь, мы лучше всех.

- Вы что, знкомы? - вполголос спросил Ивн у брмен.

- Конечно, - ответил тот рссеянно. - Он тут чсто бывет.

"Ну и ну", - подумл Ивн, приветливо улыбясь своему двойнику.

Вслух он скзл:

- Двненько не виделись, дружище двойник. Кк здоровьичко?

- А что мне сделется? - подмигнув, скзл двойник.

Он взял сткн, пробормотл: "Будем здоровы..." и, выдохнувши в сторону, влил в себя содержимое посуды, после чего зжмурился, помотл головой и поствил сткн н место.

- И без зкуски? - учстливо спросил Ивн. - Огурчик бы сейчс солененький не помешл бы небось. Или гмбургер: ккие здесь, прво слово, соленые огурцы...

Двойник противно ухмыльнулся и хотел было что-то скзть, но его прервли.

- Привет, Билли! - рздлся вдруг чей-то громкий веселый голос. - Нлей-к мне вечернюю порцию!..

К стойке подошел очередной негр - точня копия двух предыдущих. Ивн дже не удосужился посмотреть в окно: и тк было понятно, что первый из тройняшек мест своего пребывния не сменил.

- Привет, - рвнодушно улыбнулся брмен, нливя негру. Тот выпил, крякнул, бросил н стойку монетку, дружески кивнул брмену - тот спокойно кивнул в ответ - и неторопливо вышел из слун. Никто не обртил н него никкого внимния.

Ивн посмотрел н брмен.. Тот рвнодушно протирл стойку.

Ивн решил н всякий случй не рсспршивть о причинх стрнной мбивлентности отношения окружющих к совершенно одинковым негрм.

- Тк вот, - зговорил тем временем двойник, - по поводу еды. В рзных местностях рзные првил...

- Подожди, - перебил его Ивн. Ему вдруг в голову пришл стрння мысль-Успеешь еще рсскзть... Послушй-к, Билли, - обртился он к брмену, - что, индейцы у вс тут появляются?

- Ты имеешь в виду в городе? - уточнил брмен. - Бывет ткое, кк же. И в слун ко мне зходят другой рз. Только это не нстоящие индейцы, понимешь, тк- подделк...

- Кк это - подделк?

- Гм... - скзл брмен. - Кк бы тебе это объяснить... Понимешь, во-первых, нш город - не то место, где они, нстоящие индейцы, воины то есть, должны появляться, хоть здесь и нходится центр мир... или миропорядк, ежели угодно. У них хвтет и тех мест, где они чувствовли бы себя вполне комфортно и действительно нходились бы тм, где должны. Сюд они попдют или по ошибке, хотя, см понимешь, никких ошибок здесь быть не может, или по кким-то делм... не зню уж, по кким. Но бывют иногд и серьезные посещения, особенно когд приходят те, кто был до индейцев... или те индейцы, что чувствуют свою не-вжность...

- Подожди, - ошеломленно проговорил Ивн. - Что з бред ты несешь?..

- Трудно объяснить, - вздохнул брмен. Голос его неуловимо изменился, стл кким-то бесплотным. - Мы строим свой мир, основывясь н совершенно отличных от индейских позициях, и в принципе им нет мест в ншем мире, кк нм нет мест в их. У нс рзличные цели и средств достижения этих целей. Блгополучие человек, его место под солнцем, его обязнности и долг перед сущим мы предствляем совершенно по-рзному. Ничто не стоит н месте: мы пришли, чтобы сменить их, они сменили кого-то, кто был еще рньше. Но ничто не исчезет, и об этом тоже ндо помнить...

Брмен змолчл. Ивну вдруг покзлось, что воздух н мгновение зтвердел, зстыли и все окружющие, но вот мир дрогнул и поплыл в сторону, покчивясь н волнх вообржения. Лицо брмен, грустное и ккое-то дже отрешенное, смзлось, потекло вбок, подернулось рябью и обрело новые черты. Ивн хотел нервно хихикнуть - перед ним, невинно улыбясь, стоял профессор, но не смог шевельнуть ни млейшим мускулом лиц. Мир вокруг изменил свои крски. Только что он был серо-коричневым, зтхлым, мглистым, в нем ползли унылые змшелые прзиты, озбоченные только одним - кк бы сделть тк, чтобы можно было много жрть и мло делть, и кждый искл свой уголок среди шершвых колючих зрослей, проход в беспечное мягкое нечто, очень личное и очень свое, при этом нглухо отгороженное от другого... и вдруг все стло Отдельным. Ярко-желтя земля, ккя-то ухмыляющяся собк, сидящя н здних лпх, тень от исполинской птицы... Ивн очень хотел посмотреть, что это был з птиц, но не смог ни поднять, ни повернуть головы...

- Что с тобой? - услышл он голос двойник, доносившийся будто бы из-под земли. - Перебрл, что ли?..

"Если бы", - хотел скзть Ивн, но не смог. Во рту было сухо, тело сотрясл мелкя дрожь. Он попытлся сглотнуть и зкшлялся. Потом все-тки сумел поднять глз.

Слун был кк слун. Ивн поглядел н брмен. Билли был кк Билли. Подумешь.

- Из чего это у тебя виски? Из кктусов, что ли? - спросил Ивн хрипло, поморщился и снов зкшлялся. Двойник зсмеялся. Брмен не обиделся.

- Не-ет, у нс не из кктусов, - солидно скзл он. - Вот у других - д, бывет, что и тк. Его, понимешь, те пьют, кто н нстоящих индейцев похожим быть хочет... Говорят, для тких умников специльный дом дурков построили.

- Что-то я ткое слышл, - пробормотл Ивн. Ему все еще было нехорошо.

- А по мне - кк ни пытйся изменить что-либо в себе или в других, ничего не выйдет. Особенно, понимешь, когд это ксется других: тут дже и эти кктусы не помогут. Но здесь, понимешь, не все тк думют... И вообще, продолжл брмен, нполняя сткны Ивн и его двойник, - нш мир - это нш мир, и другого мы себе просто не предствляем. Скоро по всей Вселенной будет точно тк же, кк у нс, н ншем Зпде.

- Видл? - обртился двойник к Ивну и кивнул н брмен. - Пугют всех двно стршными иноплнетянми. Прилетят, мол, скользкие кукловоды, будут мнипулировть, кто не соглсится - тех сожрут. Или еще чего хуже. Алиенс, понимешь. Д ккие, к чертям, иноплнетяне? Вот, пожлуйст, готовый кукловод и "чужой" в одном лице, со своими предствлениями о добре и зле. Он, может быть, и добрый, но только по-своему... другим-то кково будет? Сожрет ведь... из смых лучших побуждений.

- Кого это я сожру? - сердито спросил брмен. - Звел, понимешь, опять...

Двойник зсмеялся.

- Скучно, понимешь, будет! - зкричл он, хвтя сткн. - Тоск у вс тут зеленя!..

- Почему это - тоск? - удивился брмен. - У нс тут весело...

- Точно, - подтвердил Ивн, поднимя свою емкость с виски. - У вс здесь отнюдь не соскучишься.

- К-кие ты слов знешь, - восхитился двойник. - Ну что, вздрогнули?..

- Вздрогнули, - кивнул Ивн.

Они чокнулись и выпили. До дн. Виски приятно согревло внутренности. Мир перестл кзться мрчным и коричневым. Ивн посмотрел в окно - висевший н высохшем дереве человек почти не портил идиллической кртинки.

- Кстти, о кртинкх, - отдышвшись, проговорил двойник. - До чего они рзные...

-Ты что, мысли читешь? - спросил Ивн, зкуривя поднную ему брменом сигру.

- Нет, - удивился двойник, доствя из внутреннего крмн пиджк черут. Брмен зжег спичку и дл ему прикурить. - Я просто продолжю рссуждть о рзличных вринтх придумывния мир... Вот здесь они построили нсквозь придумнный мир. Здесь все не свое, все ккое-то нрисовнное, причем нрисовнное тк, кк будто нчинл рисовть кто-то один, продолжли другие, д еще те, кто не понимл исходного змысл. Хотя здесь присутствуют любопытные нходки - к примеру, изящный нтиисторизм...

- Чего? - переспросил брмен. Он прислушивлся к рзговору.

- Ну, может быть, я не совсем првильно вырзился... Отсутствие прошлого, окончтельня отдельность во временном прострнстве. Сейчс вы придумывете вещи, лотом они будут придумывть вс, и сделют это, кстти, очень дже хорошо. Вы и не зметите, кк попдетесь в ловушку, из которой вм уже не выбрться - если, конеч-н0, кто-нибудь опять з вс не пострется...

-Одну минуту, - остновил его брмен. - Чего это ты всех опять пугешь? И кто ткие "мы"?

- Действительно, - поддержл его Ивн. - Отчетливее дефинируй и рсствляй кценты. Двойник хихикнул.

- Д уж, словрный зпс у тебя, ндо скзть... Ничего я объяснять не буду. Сми поймете.

Ивн слегк обиделся. Брмен тоже.

- Ишь ты, - скзл брмен. - Ты, знчит, смый умный, остльные - просто тк, д? Звел, понимешь, любимую песню, умник хренов!

- Аг, - поддкнул Ивн. - Поговорить он любит: я двно з ним нблюдю.

- Хвтит вм, - примирительно скзл двойник. - Спелись... Никкой я, конечно же, не пророк, просто все случется, кк всегд - н смену одним богм приходят другие... У них ведь есть своя судьб.

- А при чем тут боги? - оздченно спросил Ивн.

- Может стться, что ни при чем, - соглсился двойник, - особенно если допустить, что их вообще нет. Впрочем, смотря кк к этому относиться... Если просто, кк к костылям, без которых сложно и стршно жить и идти по дороге, то это- одно; всегд нйдутся те, кто все будет влить н чужую непостижимую силу, опрвдывя этим свое собственное бессилие и безволие; и ведь силу эту можно нзывть по-рзному, суть остется прежней. Брин приедет, брин нс рссудит... Тк что дело вовсе не в дефинициях. Можно, конечно, всех поубивть, дже не особенно злобствуя; можно обзвестись комплектом рбов для поддержния собственного высокого уровня кйфоловств; можно отрщивть изящные усики и роскошную шевелюру, кк этот местный тирнчик, смовлюбленный лживый герой-квлерист, который обожет фотогрфировться и резть безоружных: его здесь все прямо обожют, потому что все это тут позволяется и иногд поощряется: чтоб не скучно было...

- Ты что-то уж больно рзговорился, - перебил двойник брмен, глядя исподлобья. - Мели всякую чушь, понимешь, генерлов нших и героев не трогй... Не нрвится тебе тут, тк и ктись отсюд...

- И покчусь,- легко соглсился двойник. - Еще увидимся...

- Подожди, - остновил его Ивн. - Слушй, ты не видл здесь этого, ну помнишь... лысого, с бородой? А?

Двойник, прищурившись, посмотрел н Ивн.

- Профессор твоего, что ли? - спросил он нсмешливо. - Кк же, кк же... Он тут известня личность. Првд, сейчс, нсколько я слышл, из город он куд-то умотл.

- Н Зпд, - утвердительно скзл Ивн. Двойник противно усмехнулся и произнес:

- Лдно, прощевйте...

Порывшись в крмне, он выудил оттуд несколько монеток, положил их н стойку, помхл брмену рукой, подмигнул Ивну и вышел из слун.

Ивн посмотрел ему вслед. Стрнное дело: кк вышел двойник из дверей, тк словно сквозь землю провлился: нигде его не было видно. Ивн оглядел площдь повнимтельнее и вздрогнул: рядом с двешним негром, н соседнем суку, в петле висел двойник. Висел спокойно, не рскчивясь н ветру и вытянув руки по швм.

Вдруг он открыл глз, достл из крмн сигру и не спеш зкурил.

Ивн вздохнул, повернулся к брмену и спросил:

- Он что, тк призывет бросить курить?

Брмен посмотрел в окно и снисходительно скзл:

- Это он чсто тк рзвлекется. Он вообще-то хороший прень, только млость того...

Брмен вырзительно покрутил пльцем у виск.

- Это я зметил, - пробормотл Ивн.

- Д здесь полно тких, - скзл брмен. - Двеч вот тоже прень один похож н него, кк две кпли воды...

- Что?.. - спросил Ивн.

- Н него, говорю, похожий, точно брт-близнец... Тк вот он ни с того ни с сего ткую стрельбу н улице здесь учинил! Человек пятндцть угрохл. Приехл сюд н ккой-то непонятной лошди, увидл, понимешь, что нши, негр вешть собирются, взял свой винчестер и двй стрелять... Кто н площди был всех нповл. Потом рзвернул конягу - и поминй кк звли.

- И кто же это был?..

Брмен пожл плечми.

- А черт его знет. Но не Черный Джек, это точно.

-Д,- скзл Ивн, помолчв немного,- Ты был прв: у вс здесь не соскучишься, Но я все рвно пойду, пожлуй.

-Д подожди: куд тебе спешить? Я тебе и не все рсскзл про житье-бытье здешнее...

- В другой рз.

- Ну, выпей хоть сткнчик.

-Ивн подумл.

- Нет, пожлуй, хвтит, - скзл он решительно. - Поеду.

- Ну, кк знешь, - скзл брмен. Он был явно рсстроен.

Ивн порылся в крмне, выудил купюру, подл ее брмену и скзл:

- Сдчу себе оствь. Я, может быть, зеду еще.

- Все вы тк говорите, - вздохнул брмен. - А мне и поболтть не с кем...

- Не рсстривйся, - скзл Ивн. - Н твой век собеседников хвтит.

Он повернулся и вышел из слун.

Было жрко. Легкий ветерок не охлждл, лишь зботливыми мягкими мзкми уклдывл сухой зной н моментльно вспотевшую кожу; Ивн снял шляпу и вытер лоб. Потом он огляделся.

Площдь был пустынн. Высохшее черное дерево рскорячилось н виду у подслеповтых окон слун; н толстом суку болтлсь веревочня петля. Ни негр, ни двойник Ивн вместе со второй петлей не было.

Ивн посмотрел вверх и вздрогнул: в небе появилось солнце! Это было бы хорошо, может быть, дже прекрсно, , если бы не одн зквык: светило окзлось глухого черного цвет.

Впрочем, могло стться, что это было вовсе и не солнце. Н смом деле вокруг было светло, и все предметы хорошо рзличлись... првд, ни один из них не отбрсывл тени... Ну и что ж, решил Ивн, всккивя в седло верного коня, приветственно осклившего жуткие зубы, - рз нету здесь профессор, тк ндо ктиться н поиски Артур, пок не поздно, пок не прошли двендцть ночей, стло быть - поехли!..

Он совсем было собрлся пришпорить жеребц, кк неожиднно кто-то громко произнес:

- Эй, мистер, длеко ли собрлся?

Ивн обернулся, выругвшись про себя: д что же это делется, опять кто-то из-з спины высккивет!..

Он увидел, кк к нему приближлсь групп всдников, человек десять. Все они были вооружены и смотрели мрчно.

Непонятно было, откуд они здесь взялись, н только что пустоввшей площди. Вот уж действительно: чистое поле, и вдруг из-з угл...

-Тебя, кжется, о чем-то спросили, мистер, - нпомнил один из всдников. Ивн посмотрел н него и с удивлением узнл своего двойник.

- А в чем дело? Мы ведь с тобой уже попрощлись, - произнес Ивн и осторожно потянул винчестер из чехл.

Двойник мрчно ухмыльнулся. В првой руке он уже Держл свою винтовку, опустив ствол вниз. Его, других всдников и Ивн рзделяло не более двух десятков шгов, когд лошди остновились..

- Ты збыл мне кое-что отдть, - проговорил двойник. - В слуне было неудобно рзговривть, но сейчс...

- Что-то я не зметил, чтобы ты стеснялся в этом слуне, - зметил Ивн И что же это ткое у меня есть, интересующее тебя?

- Сумк, - произнес двойник, скупо улыбясь. - Моя сумк... Отдй ее мне.

- Ккя сумк? - искренне удивился Ивн. - О чем ты?

- Сумк, где пребывют язычки, - мягко скзл двойник, и в глзх его сверкнул опсный огонек. - Отдй ее мне, и рзъедемся по-хорошему.

- Что?! - изумился Ивн. - Ккие ткие...

Он выпустил винтовку из руки и умолк, порженный. В смом деле, он ведь ни рзу не вспомнил о тех говорливых языкх, которые некогд приндлежли бегемоту с плменной душой... Где же они, эти языки-то?

- Ты что, неужто и впрвду о них збыл? - нсмешливо спросил двойник. Тебе, понимешь, ткой подрок сделли, ты...

Ивн не ответил, лихордочно сообржя. Кк же тк получилось... Вроде бы он ничего не терял. Ах д, тогд ом в первый рз встретился с двойником. А вдруг...

Он посмотрел н седельные сумки. Открыл одну, другую...

- Чего хвтешься? - пропищл знкомый голосок. - Спросить не можешь?

Холщовое вместилище с языкми внутри окзлось в одной из седельных сумок... Левой рукой Ивн повесил мтерчтый ремешок себе н шею, при этом првой вытщил из чехл винчестер и положил винтовку поперек седл.

- Никто мне подрков не делл, - скзл он. - И никто не просил передвть тебе что-либо, Двойник хмыкнул.

- И тем не менее тебе придется это сделть, мистер.

Молниеносным движением двойник вскинул винтовку, но Ивн окзлся проворнее. Он потртил н долю секунды меньше, выхвтив из кобуры кольт и прямо от бедр пльнув в двойник.

Грохот двух выстрелов рздлся почти одновременно. Почти - и поэтому после секундной пузы Ивн демонстртивно крутнул н пльце револьвер и сунул его обртно в кобуру, двойник его стл медленно влиться нбок.

Спутники двойник в оцепенении нблюдли, кк он упл с лошди и змер, неловко подвернув под себя руку.

- Кто-нибудь еще желет? - негромко спросил Ивн и клцнул зтвором винтовки.

Рздлся многоголосый вопль ярости, и шквл огня обрушился н Ивн. Он моментльно сктился с коня и стоя н одном колене, нчл стрелять, с бешеной скоростью дергя зтвор - вверх-вниз, вверх-вниз - и нжимя н спуск.

Сквозь пелену из порохового дым и пыли он видел, кк один з другим пдли н землю убитые бндиты, слышл между грохотом выстрелов и дикое конское ржние, и предсмертные стоны. Все было кончено з считнные секунды.

Ивн выпрямился, нстороженно оглядывя поле боя.

Дым рссеивлся, среди живописной кучи мертвых тел никто не шевелился. Лошди испугнно пофыркивли, одн из них уносилсь вскчь, волоч по земле зцепившийся ногой з стремя труп.

Ивн подошел к своему коню, который совершенно спокойно стоял в сторонке, с холодной нсмешкой поглядывя н людские игрищ, сунул в чехол винтовку и вскочил в седло. Тут он уловил ккое-то движение среди поверженных вргов: выхвтив кольт, он выстрелил в попытвшегося приподняться человек с злитым кровью лицом. Человек молч рухнул в кроввую грязь, Ивн в который рз подивил-, ккие рзрушения в человеческом оргнизме может произвести пуля сорок пятого клибр: в выходное отверстие н спине бндит можно было кулк зсунуть.

- Двдцть семь, - скзл Ивн сквозь зубы, ндвинул Шляпу н глз и выплюнул окурок сигры.

Нд головой глухо зворчло, потом рявкнуло изо всей силы. Ивн инстинктивно схвтился з револьвер, но тут же отпустил рукоять: просто собирлсь гроз.

Открыв рот, Ивн смотрел в непроницемо синее небо. То, что он принял з черное солнце, сейчс рзрстлось прямо н глзх, непостижимя бездоння язв знял снчл четверть небосвод, потом половину... Где-то глубоко внутри этой язвы клубились исполинские вихри, тм сверкли молнии и собирлсь чудовищня буря.

Стло бсолютно тихо дже ветерок, похоже, испугнно спрятлся куд-то. Лошди, приндлежвшие убитым спутникм Ивнов двойник, усккли, конь Ивн стоял спокойно н месте, презрительно скля львиные зубы.

Городок вокруг притих, зтился: он был весь скрыт огромной тенью от ндвигвшейся тучи - или что это было н смом деле; лишь склистые горы вдли по-прежнему величво, без усилий, подпирли треснувший уже небосвод

И вот снов згрохотло с удесятеренной силой. Темнот рзом обрушилсь н город, моментльно проникнув в кждый зкоулок, в кждый дом, в кждую щелочку. Снчл это был звук. если бы вся Вселення был твердой и черной, то он сломлсь бы именно с тким треском. Потом с небес упли молнии, и темное плмя зтопило все вокруг: вспыхивя, кк спички, згорелись дом, зпылл бнк, неслышно взорвлся знкомый Ивну слун... Все горело; весь мир полыхл, холодно издевясь нд смим собой.

Но огненное буйство продолжлось недолго. Пришло время воды, и неиссякемые потоки сумеречной влги хлынули н землю, зтопляя город, зливя его и рстворяя в своих душных объятиях.

Звертелся чудовищный водоворот, вспоровший поверхность земли, точно скльпель, легко и спокойно рзрезющий кожу пциент н оперционном столе: покзлось, что кровь земли уже выходит нружу. В буйстве нездешней стихии все перемешлось, и уже не было ни верх, ни низ, они только хотели поменяться местми, но что-то этому мешло. И тогд, не выдержв нпряжения, все звертелось, здерглось в припдке неизлечимой лихордки, мир зтрещл по швм и нконец-то зтвердел, Ивн, который двно уже не дышл, открыл глз и увидел звезды. Потом все исчезло.

...Он лежл, зжмурившись, и с опской ждл долгого пдения, или кувыркния, или взлет - он уже привык реять по-нд тинственной рвниной. Однко все обошлось: врждебные вихри не веяли, злобные - предположительно силы счковли, мелькнул только отголосок длекого видения - ккой-то стрик в белых одеждх, ппирусы и глиняные тблички, - потом все прочно стло н свои мест, и Ивн осторожно открыл глз.

Некоторое время он трщился в приятного голубого цвет небо, потом понял, что эт приятность еще ни о чем не говорит, потому кк крсивыми кртинкми он уже был сыт по горло.

Подумв, Ивн решил встть и проделл это со всевозможной ккуртностью и осторожностью. По блгоприобретенной в этих местх привычке он для нчл осмотрел свой грдероб и остлся доволен увиденным: прежние одежды поменялись н комфортбельные кфтн и штны. Н ногх крсовлись споги из мягкой кожи.

Осмотрев себя, он оглядел окрестности. В окрестностях тоже было можно жить: Ивн стоял н опушке приятнейшего вид лесочк; весело зеленели деревья, среди которых имелись милые сердцу березки, осинки и прочие приметы родного кря; рдостно щебетли птички, перелетя с ветки н ветку; неподлеку виднелсь изумительно птрирхльня избушк, стоявшя н двух мссивных столбх необычной формы.

Ивн невольно улыбнулся, до того хорошо было здесь. Он вдохнул воздух полной грудью: х, что з чистот и слдость были в этом воздухе!..

Все, хвтит, хвтит крови и грязи, ндоело, хочется в идиллию и хочется в скзку...

По стволу сосны метнулсь белк, скользнул в дупло и тут же выскочил оттуд; устроившись н суку, змерл, уствившись своими глзми-бусинкми н Ивн и быстро-быстро двигя челюстями. Не удержвшись, Ивн рссмеялся, подмигнул белке и шгнул в сторону избушки.

Присмотревшись к ней, он удивленно приподнял бровь: дверей в избушке видно не было. Он уже хотел обойти ее с другой стороны, но что-то его остновило.

- Ккя чепух, - пробормотл Ивн, улыбясь, но все же скзл: - Избушк, избушк, поворотись к лесу здом, ко мне - передом!..

Рздлся громкий скрежет, и Ивн перестл улыбться: столбы, н которых стоял избушк, вдруг зшевелились и, с трудом выдрвшись из земли, в которой утопли, тк скзть, по щиколотку, окзлись непомерной величины птичьими ногми - ндо полгть, куриными.

Неловко переступя, изб зкчлсь, кк корбль в бурю, зскрипел, зтрещл и с нтугой стл поворчивться вокруг своей оси.

Посыплсь ккя-то трух, мусор и щепки: неуклюже, потоптвшись, скромное жилище оборотилось покосившейся дверью к Ивну, покчлось еще немного и змерло.

Ивн змешклся, не зня, что ему делть дльше, и мучительно пытясь вспомнить что-нибудь подходящее из фольклор.

"Срм-то ккой, - подумл он, - ничего ведь не помню... Зйти, что ли? Иди подождть?.."

Пок он тк рзмышлял, дверь избушки со скрипом отворилсь, и оттуд высунулсь гнусного вид струх. Он был вся зеленовто-коричневя, облдл невообрзимой величины носом, кустистыми бровями, глубоко зпрятнными под ндбровными дугми глзми, провленным беззубым ртом и вообще выглядел нехорошо и дже предосудительно.

Ивн удовлетворенно кивнул: точно тк он и предствлял себе ббу-ягу.

- Ккой идиот тут чужой избой комндует? - рздрженно прошмкл струх. - Сегодня понедельник, и вообще зпись в экскурсбюро!..

Ивн деликтно кшлянул.

- Извините, э-э... ббуся, - скзл он. - Я тут, собственно, по делу... и не хотел вс беспокоить.

Струх с шумом втянул в себя воздух.

- Чую, чую, - збормотл он, - человечьим духом пхнет... Э, - вдруг изумилсь ббк, - д ведь я тебя вижу!

Ивн не удержлся и пожл плечми, хотя и понимл, что проделывет это слишком чсто.

- Ну и что здесь удивительного? - спросил он.

-Д тк, ничего, - протянул струх, пристльно рзглядывя Ивн. Нсмотревшись, он жутко улыбнулсь и проворковл:

- Вижу, зйти ко мне хочешь? Ну, зходи, зходи, крсвчик...

Ворковние в ее исполнении прозвучло ворчнием, но Ивн интонцию уловил точно, хоть его и слегк покоробило от "крсвчик". Однко он решил воспользовться приглшением.

Согнувшись в три погибели, он вошел в избу. Внутри окзлось темно и грязно; низкий потолок был сплошь злеплен путиной, по которой проворно сновли здоровенные пуки, мерця злющими крсными глзкми. По стенм были рзвешены связки сушеных грибов, трв, мышей, лягушек, еще ккя-то гдость. Пыли и всякого мусор н полу имелось в избытке, возле большой печи громоздились явно двно не чищенные большущие горшки, котлы и сковороды. Один угол помещения был отгорожен грязной знвеской, в другом стоял приличных рзмеров метл. Посреди стоял стол, подле него - лвки.

Ивн остлся доволен осмотром помещения: ткой вринт обстновки убогой ббусиной жилплощди он сто рз видел еще в детстве - н кртинкх, в мультикх и кино.

Тем временем ббк проковылял, кряхтя и охя, к столу и, чем-то скрипнув, уселсь.

- Протез? - сочувственно спросил Ивн. - Ног-то костяня, говорю?..

Струх не ответил. Подперев щеку коричневой костлявой рукой, он с одобрением рзглядывл остновившегося возле двери Ивн. В глзх ббки зблестели веселые искорки, и еще Ивну не понрвилось вожделение в ее взгляде.

Он переступил с ноги н ногу. Поужинть им собрлсь стря хрычовк, что ли? Хрен с дв...

Он уже собрлся предупредить ббку о том, чтобы он никких кулинрных иллюзий н его счет не строил, кк струх зговорил см.

- Д, - скрипуче скзл он, - интерьер не по гостю, это точно. Отвернись-к н секундочку, добрый молодец: дме ндо себя в порядок привести и в помещении немного прибрться.

Ивн чуть было не фыркнул, но удержлся и послушно повернулся к двери лицом. Дурью ббк мется. Метлу з рогожную знвеску свою спрятть хочет, что ли? Или умыться первый рз з сто лет? Или просто оглоушить его, дурк, смой большой сковородкой?..

Ивн нстороженно прислушлся. З спиной у него слышлись стрнные звуки: шорохи, легкий скрип, постукивние, нежный мелодичный звон, шуршние отодвигемой знвески. Ивн попытлся осторожно оглянуться, но услышл:

- Эй! Не подглядывй!..

Голос доносился кк будто издлек, и Ивн немного успокоился. Но что все-тки здумл стря крг?..

- Можешь поворчивться, - услышл он нконец. Криво усмехясь, Ивн повернулся и чуть не упл. Нверное, он все-тки ожидл чего-то необычного, ведь стрнности здесь в ходу, но чтобы ткое!..

Змызгнное полутемное помещение пропло. Перед Ивном рсстиллся огромный зл ккого-то средневекового змк: высоченный потолок, стрельчтые окошки с витржми, гобелены, свечи и прочие онеры. Покосившийся дряхлый стол оборотился длинным, с белоснежной сктертью столом, уствленным золотой посудой и хрустльными боклми. Вместо лвок обнружились стулья с высокими резными спинкми.

Все было кк-то очень крсиво, хотя и несколько эклектично, словно обустроено женщиной, которя имел очень личное предствление о ромнтике, светской жизни и о прекрсном вообще.

Но все это было еще полбеды, потому что подле шикрного стол обнружилсь т-кя дм, что у Ивн дже дух зхвтило. Высокя, стройня, с крсивым тонким лицом, одетя во что-то белое, искрящееся, переливющееся, он был чудо кк хорош.

Д, что-что, женщины в этом вундерлнде умеют себя покзть, подумл потерянно Ивн, нерешительно улыбясь.

- Вы что, тут все стенки белой крской покрсили?.. - невпопд скзл он, чувствуя себя полным идиотом.

Он улыбнулсь и плвным жестом руки, преисполненным ткой грции, что Ивн чуть не зстонл, укзл н стол.

- Присживйся, гостюшк дорогой, - скзл он. - Зню, что ты уже где-то здешней пиши отведл, но все ж не побрезгуй угощением...

Ккое тм побрезгуй!.. Ивн смотрел н нее во все глз. Но кто же он? И где струх? Неужто...

В смущении он отвел глз, медля воспользовться приглшением и не зня, что скзть в ответ. Вдруг в дльнем конце зл он увидел двешние метлу, печку и знвеску. По метле - или это покзлось только? - пробегли будто бы электрические рзряды.

Ивн снов посмотрел н крсвицу. Гм... однко.

Он прокшлялся и неловко зговорил:

-Э-э...

Крсвиц смотрел н него очень лсково.

- Простите, - продолжил Ивн свою учтивую речь. - Я, собственно... э-э... хотел бы... Н-д.

Девиц вдруг рссмеялсь. Смех у нее тоже был очень приятный, и смеялсь он от души.

- Не пугйся, добрый молодец, - скзл он. Глз ее лучились. - Это я т, что тебя встретил... Ну не могу же я ткого крсвц змухрышкой привечть. Всякому гостю - свой почет...

Он поклонилсь Ивну. Тот неловко кивнул в ответ и неуклюже шркнул ножкой. Ему было очень неудобно. Срм скзть, что пончлу о женщине подумл!..

- Не бойся, говорю я тебе, и к столу присживйся. Ты, видно, думл, что тебя срзу поедть нчнут?.. Тк ведь?.. Много чего рсскзывют... Но к тебе у меня другой интерес.

Аг, отметил про себя Ивн, интерес-то все-тки имеется. Он уселся з стол, с некоторой опской поглядывя н хозяйку. Д уж, кк скзл один двеч н проходе, "ббец невреден", подумл Ивн в некотором смятении...

- Вот и слвно, - скзл чудесно преобрзившяся бб-яг, усживясь нпротив него.

Теперь их рзделял длиннющий стол, и Ивн немного успокоился.

- Кушй, гостюшк дорогой, не стесняйся, - лсково скзл крсвиц, при этом внимтельно рзглядывя Ивн.

Он оглядел стол. Д, еды было вдоволь: всякие вренья, соленья, жренья, фрукты: все было рзложено н золоте и фрфоре очень ккуртно и дже строго, но вид имело ппетитный. Хотелось попробовть от кждого блюд, но при этом не объедться: тк, что-то вроде яблок познния.

Ивн почему-то точно знл, что бб-яг его отрвить не собирется, посему нложил себе н трелку рзной еды, нполнил бокл из хрустльного кувшин, в котором плесклсь игристя, приятного вид жидкость, поднял его и провозглсил:

- Ну, з гостеприимство!

- Э нет, - покчл головой крсивя бб-яг. - Сегодня обойдемся без тостов. Пей д ешь - вот пок и все дел.

Ивн соглсно кивнул и отпил из бокл. Это окзлось вино - легкое, слегк терпкое, не совсем обычного вкус. Ивну срзу зхотелось есть.

Рзвернув н коленях хрустящую слфетку, он пододвинул к себе трелку, взял вилку и нож - стол был сервировн по-европейски, с мссой всяких вилочек, ложечек и крючочков, - и принялся з еду.

Крем глз он уловил, что хозяйк будто бы с облегчением перевел дух, но не обртил н это особого внимния, всецело знятый процессом поглощения пищи. Все было жутко вкусно, и он жевл, отхлебывл и снов жевл до тех пор, пок не почувствовл себя совершенно сытым.

Крсвиц же з это время едв съел кусочек и отпил глоточек: он с нескрывемым удовольствием нблюдл з Ивном и все приговривл: "Кушй, соколик, кушй, миленький..."

Но вот Ивн нсытился, слегк отодвинул от себя трелку и откинулся н спинку стул, чувствуя себя теперь вполне комфортно. Не хвтло лишь сигреты, лучше - сигры, но попросить он не решился, хотя и испытывл сейчс к хозяйке смые приятные чувств, вполне ей доверяя.

- Поел, соколик? - приветливо скзл крсвиц. - Спть здесь, кк см понимешь, не положено, вот бньк... бньк позже будет. Тк что двй беседовть.

-Двй, - соглсился Ивн. - С чего нчнем?

- Ну, во-первых, скжи, кк тебя звть-величть, то, знешь ли, кк-то неудобно...

- Ивном меня звть, - подумв, скзл Ивн. Крсвиц кивнул.

- Смо собой... А кто же ты будешь... э-э...

- По профессии? - подскзл Ивн.

- Д, - снов кивнул крсвиц.

- Солдт, - кртко ответил Ивн.

- Ой, кк здорово! - восхитилсь крсвиц. - Неужто гуср?!

- С чего ты взял? - порзился Ивн.

Крсвиц потупил взор.

- Мне сестрицы рсскзывли, - смущенно проговорил он и покрснел.

Ивн с нескрывемым интересом посмотрел н зрдевшуюся девицу. Ай д бб-яг!..

- Д? - скзл он. - И что же они рсскзывли?

Хозяйк покрснел пуще прежнего, прямо злел.

- Тк, - почти прошептл он. - Рзное...

Он поднял глз н Ивн, и в ее взгляде неожиднно отрзилсь ткя безысходня тоск, что Ивн дже рстерялся.

Вдруг он подумл, что нигде ведь не говорится о, тк скзть, мурных похождениях ббы-яги. Похоже, обиттельнице дряхлой избушки и потенцильно потрясющей крсвице личной жизнью жить не положено...

Пок он перевривл свое неожиднное открытие, хозяйк спрвилсь немного со своими чувствми.

- Тк кто же ты, если не гуср? - почти весело скзл он. - Пушкрь? Рейтр?

Ивн помолчл, потом нехотя ответил:

- Спецподрзделение... Глврзведупр.

- Чего-чего?.. - ошеломленно переспросил хозяйк.

- Спецнз, говорю!..

- Первый рз слышу, - немного рстерянно скзл крсвиц. - А это кк лучше, чем гусры?

Ивн хмыкнул.

- Не зню, кк лучше, - скзл он, - но круче - это точно.

Он посмотрел непонимюще, но промолчл. Молчл и Ивн, взяв со стол бокл и мрчно глядя в него: кк-то неприятно вдруг покзлось вмешивть релии здний и спецздний в скзку.

Он тряхнул головой. В смом деле: с ккой это стти? У него есть дорог, и он идет по ней. Солдт - он и есть солдт.

- Лдно, - зговорил крсвиц. - А чего же тебе, Ивн-солдт, в нших крях ндобно? Кк говорится - дело пытешь ль от дел летешь?

- Ищу я тлисмн зветный, - буркнул Ивн. - А попутно всяких гдов истребляю. Ползющих тм, плвющих, двуногих, шестиногих - мне все рвно.

- А, - с интересом скзл хозяйк. - Тк это ты бегемот огнедышщего одолел?

- Я, - неприветливо буркнул Ивн и вдруг спохвтился: - Елки-плки! Языки!.. Неужто опять потерял?..

Он принялся лихордочно ощупывть крмны и пояс. Точно - нету ни сумки, ни языков!..

Ему зхотелось выругться от всей своей широкой души.

- Не волнуйся. - Хозяйк успокивюще поднял лдонь. - Нйдутся твои языки. Всему свое время.

- Кк же, - зло скзл Ивн. - Я о них и помнить-то не помню, збывю постоянно... Постой-к, - покосился он н хозяйку с подозрением, - ты откуд знешь?

- О чем? - удивилсь крсвиц.

- О бегемоте, о языкх...

- Ах, об этом. - Он снисходительно улыбнулсь. - Слухми земля полнится. Теперь я, кстти, предствляю примерно, кто ты ткой и чего тебе ндобно.

- Д? - сркстически произнес Ивн. - Тогд, нверное, сейчс мне что-то рсскзывть будешь и предупреждть о чем-то?

- Нет, - спокойно ответил он. - Рсскзывть и предупреждть не буду, не мое это дело... в днный момент. Но вот кое-что, что тебе весьм пригодится, я тебе н дорогу дм. Попозже.

- Когд попозже?

- Не спеши. А теперь ндобно тебе в бньку...

Ивн порзмыслил.

- Пожлуй, - соглсился он и потянулся к хрустльному кувшину с искристой влгой. - Хорошее у тебя вино, ничего не скжешь...

- Постой, - скзл он. - Попробуй крсного.

Ивн удивился. Он готов был поклясться, что тяжелого темного кувшин с непонятным золотым вензелем только что н столе не было.

Он посмотрел н хозяйку. Он нливл себе полный бокл из точно ткого же кувшин.

Ивн помедлил, взял кувшин и нлил себе. Вино было густое, тягучее, темно-крсного, почти черного цвет, не лишенного згдочной приятности. Ивну покзлось, что нд полным боклом поднялся легкий дымок.

Он поднял бокл, посмотрел н хозяйку - он уже поднесл свой к губм - и выпил вино.

Оно окзлось необычного слдко-соленого вкус, теплое, почти горячее. Ивн почувствовл, кк огнення жидкость проникет в кждую клеточку его тел, стновясь все горячее и горячее, зствляя пузыриться его кровь и лопться кожу. Жр внутри стновился нестерпимым: тело откзывлось повиновться, кости стли хрупкими, мышцы одеревенели.

- Что... - прохрипел он из последних сил и умолк: челюсти свело судорогой, язык высох. Глз готовы были вылезти из орбит: он не мог дже прикрыть веки и только с удивлением смотрел н хозяйку.

- Ничего стршного, - спокойно скзл он, допил свое вино и встл. Вполне обычня процедур. Тк ндо

Ивн ощутил, кк нестерпимый жр стл стихть. Тело успокоилось, никкой боли он не чувствовл, однко по-прежнему, несмотря н все свои усилия, не мог пошевелиться Голов же оствлсь удивительно ясной: более того, он стл кк-то лучше видеть, в мире появились новые крски, и он обрел четкость и объемность.

Ивн почему-то не дышл, однко чувствовл, кк н него обрушилсь целя лвин незнкомых пугющих зпхов.

- Успокоился? - лсково скзл хозяйк. - А теперь иди ко мне. Бньк тебя уже ждет.

Почти испугвшись, он почувствовл, кк, помимо своей воли, встет и идет, рвномерно перествляя ноги, к хозяйке. Подойдя к ней, он змер.

Лсково улыбясь, он смотрел ему в глз. Он чувствовл, что его сознние словно отделяется от тел, взлетя невесомо куд-то вверх, в то же смое время оствясь внизу, н своем месте.

- Не бойся, - скзл хозяйк, и болотня непроглядня зелень ее глз зтянул влстно. - Полезй в печь.

Тело Ивн без желния хозяин подошло, неловко переступя негнущимися ногми, к печи, одеревеневшими рукми отодвинуло зслонку, злезло вовнутрь, поствило зслонку н место и удобно улеглось.

В печи было удивительно просторно. Ивн потерял ориентцию и теперь не понимл, где явь, где нвждение: привычня систем определения отношений с миром, пусть дже и нерельным, откзлсь рботть, и никкие знки не желли быть узнвемыми. Ивн лишь пытлся спокойно нблюдть.

Он увидел, кк его тело горит, деловито потрескивя: боль тут же появилсь и стл невыносимой. Булькл, зкипя, кровь, с треском вспыхнули волосы, зшипело поджривемое мясо; съеживлсь обуглення кож, вот уже и лопнули глз, но Ивн продолжл видеть: он нблюдл, кк бб-яг, снов превртившись в безобрзную струху, притщил скрученного веревкми голого двойник Ивн и бросил его в большое чугунное корыто. Откуд-то нлетело воронье и стло яростно клевть связнное тело, только кровь брызнул во все стороны. Бб-яг в это время кружилсь, приплясывя и звывя, вокруг корыт. Потом воронье пропло' появились громдные волки, которые, свирепо рыч, стли грызть изуродовнного двойник.

Потом волки тоже исчезли: покзлось, что они скрылись з ккой-то грязной знвеской. Тогд струх взял в руки неимоверной величины топор, подошл к двойнику и стл деловито рубить его н мелкие кусочки.

Изрубив двойник в кпусту, он подствил кожное ведро, нклонил корыто и вылил из него в ведро черную Дымящуюся кровь.

Потом он подошл к нпрочь сгоревшему Ивну и октил то, что от него остлось, этой смой кровью.

Этого Ивн, который все видел, все чувствовл, существуя отдельно от себя - от своей боли, от всего мир. - почему-то не вынес, и, кк он см успел подумть, рспдясь н мелкие чстички, - куд-то потерялся.

Чсть третья

ПЛУТОН ПОЧТИ НЕ ВИДЕН

- Вствй, - услышл Ивн чей-то устлый голос. Нечего тут рзлеживться.

Он открыл глз. Сон ли это был? Вроде бы нет...

Ивн ощутил свое легкое, непривычно сильное тело, осознл, что может двигться и думть, вспомнил, кто он ткой... но ткой ли н смом деле?..

Он рывком приподнялся и сел.

Ивн увидел, что окзлся в том смом зле, где трпезничл с коврной хозяйкой: более того, н том же смом столе; только стол этот был свободен от посуды и покрыт свежей белой сктертью. См Ивн был одет в черное.

Он поспешно слез со стол: все-тки это не место для возлежний.

Присмотревшись, он увидл, что зл все же не совсем тот, что был рньше: стло чуточку темнее, куд-то пропли витржи; гобелены и оружие н стенх изменили свой вид. Однко он не стл здумывться нд ткими мелочми: глвное, что он цел и невредим выбрлся из ткой передряги, по срвнению с которой все его предыдущие приключения кжутся просто ерундой.

Он поикл глзми хозяйку, то есть ббу-ягу, кк он подумл о ней несколько сердито. Он сидел н высоком деревянном троне, обитом плстинми темного метлл, зкутння в темные одежды; голов ее был покрыт, лицо посуровело: он кзлсь строже и крсивее, чем был.

Д, подумл Ивн, трудно понять этих женщин: одн пончлу писня крсвиц, н поверку выясняется, что просто крокодил, н другую глянешь ну чисто бб-яг, потом крсивеет с кждым чсом...

- Подойди, - негромко прикзл он, и Ивн послушно приблизился к трону.

Он не решлся зговорить первым. Он тоже не спешил нчть рзговор, рзглядывя Ивн словно впервые, но с явным одобрением.

- Похоже, ты готов к путешествию, избрнник, - зговорил хозяйк. - См понимешь, оно будет опсным... и не в дилижнсе кком-нибудь, хоть и не пешком. Стнет трудно - позовешь помощников: кк пондобится, см поймешь, кк это сделть. Я же могу тебе передть только это...

Скзв тк, он встл и сошл с трон, неся в рукх огромный меч в изукршенных дргоценными кмнями ножнх. Ивн опустился н одно колено и принял меч в свои руки.

Лдонь его легл н рукоять меч, и словно великя сил коснулсь Ивн. Он потянул клинок из ножен и зжмурился.

Полыхнуло белым огнем, и в зле стло светло. Широкий клинок сиял не отрженным светом, нет - он см испускл его, озряя все вокруг мощью и жждой битвы.

Ивн совсем вынул меч из ножен. Стль, если это был стль, потемнел, переств светиться, и Ивн почувствовл кожей, всем своим существом, что меч этот жждет нпиться крови.

Он вложил меч снов в ножны, повесил его з спину и посмотрел н хозяйку. Т ответил грустной улыбкой.

- Это и есть знменитый Эсклибур, - скзл он, - меч короля Артур. Здесь ему не место, и ты должен вернуть его королю, получив взмен другой клинок... ты поймешь зчем. Будь осторожен в дороге: всегд нйдутся охотники отобрть у тебя меч, помешть в пути. Тк что вргов у тебя прибвилось. Иди, Ивн, ведь ты солдт.

Ивн поклонился до земли, повернулся и пошел к выходу из зл. Пок он шел до двери, то все время чувствовл пристльный взгляд хозяйки и знл, это зпомнит его ндолго...

Он открыл дверь, поколеблся немного и ступил н землю Пройдя несколько шгов, он понял, что теперь можно обернуться, остновился и посмотрел нзд.

Избушк стоял н месте: прежняя покосившяся хибрк н курьих ногх, одн из которых явно поржен ртритом. Двери видно не было: знчит, изб опять рзвернулсь.

Ивн попрвил з спиной меч и бодро зшгл вперед.

Вскоре он увидел перед собой бескрйнюю водную глдь Он подошел к кромке воды и обнружил тихо покчивющийся н волнх челн - не лодку, не бйдрку ккую-нибудь, именно челн, - и семь огромных лебедей, в этот челн впряженных.

Ивн решил, что необычный экипж преднзнчен для него, посему не стл мешкть и полез в воду, срзу провлившись по пояс. Збрвшись с трудом в челн, он долго ворочлся, постукивл зубми и сдержнно руглся - вод окзлсь ледяня.

Все это время лебеди косились н него, терпеливо ожидя. Нконец Ивн перестл дрожть, придл своему телу удобное положение, посмотрел н птиц, кивнул им, и стрнный экспресс резко взмыл в воздух.

Ивн невольно ухвтился з борт челн - подъем был стремителен и крут. В считнные секунды они поднялись чуть ли не до звезд. Впрочем, присмотревшись, Ивн усомнился, что это были именно звезды: слишком крупными кзлись неподвижные мерцющие огни, рвномерные скопления которых вовсе не нпоминли привычный рисунок созвездий.

Ивн осторожно перегнулся через борт и посмотрел вниз. Тм где-то длеко-длеко тяжело плесклсь водня безбрежня поверхность. Именно безбрежня: кк Ивн ни приглядывлся, никкой земли он не увидел.

Вод внизу кзлсь темной, почти черной, но вдруг тм появилось, постепенно увеличивясь в рзмерх, рзмытое по крям белесое пятно. Ивн изумился, прикидывя, кких же рзмеров оно должно быть, если его хорошо видно с ткой немыслимой высоты!..

Он посмотрел повнимтельнее, и муршки побежли у него по коже. Пятно окзлось медузой, противной прозрчной скользкой гдостью, вполне обычной, впрочем, если не считть того, что гдость эт имел, нверное, километр в диметре и прямо в центре колыхющегося диск открылся круглый рот, обрщенный вверх и снбженный явственно рзличимыми зубми, о рзмерх и остроте которых не хотелось дже и думть.

Ивн потрогл рукоять меч з спиной, опять посмотрел вниз и мысленно пожелл, чтобы птицы летели быстрее. Эсклибур, конечно, это хорошо, но уж слишком велик этот зубстик... Хотя, нверное, если дже и просто брякнешься с ткой высоты, то костей все рвно не соберешь.

Ивн вдруг почувствовл себя слишком мленьким в этом небе. Под ним нходилось смое прекрсное из морей, ккое только можно предствить, и незчем лететь к рвнодушным звездм, незчем вдыхть опостылевший свежий воздух, ндо дть отдохнуть уствшим легким, не думть ни о чем и не бороться, уснуть, погрузившись во тьму чистых глубин, где уже ждут те, кто ждл тебя годми, кто и сейчс ждет: это сил, это - воля; с тем, что в глубине, невозможно спорить...

Летящий челнок вдруг резко просел. Зтумненным взором Ивн посмотрел н лебедей и увидел, что взмхивть крыльями они стли реже. Он улыбнулся. Не ндо никуд спешить, лучше опуститься к темному мнящему морю...

С улыбкой он посмотрел вниз. Тм, длеко, н волнх Мчлось то, что поможет ему, дст возможность отдохнуть и прийти в себя, успокоит и утешит... Умереть, уснуть... и видеть сны...

Тут что-то стукнуло по голове счстливого Ивн, и причем довольно больно. Он дернулся, не понимя, что бы это могло быть, и с удивлением обнружил большущего, черного кк уголь ворон, который уселся н борт челн и очень сердито смотрел н Ивн.

Ну и пусть, вяло подумл Ивн, пусть мешет, все рвно сейчс, совсем скоро ничего этого не будет...

Ворон подскочил и зехл твердым, кк железо, клювом Ивну прямо в лоб, д тк сильно, что у того слезы чуть было не брызнули из глз.

Тут уж Ивн рссвирепел. Сонливость его кк рукой сняло.

- Ты чего, сдурел, что ли?! - зорл он и змхнулся н дерзкую птицу.

Ворон, взмхнув крыльями, шустро отскочил подльше. Он нсмешливо посмотрел н Ивн уголькми своих глз, подмигнул ему, что уже выглядело по меньшей мере стрнно, потом, с трудом сложив крылья, и вовсе сделл неприличный жест. Получилось не совсем удчно, но Ивн его понял. У него чуть глз н лоб не вылезли.

Он невольно схвтился з меч, дбы покрть ткого нхл, и тут кк молния сверкнул в его мозгу - зпоздлое следствие дружеского удр клювом. Он подскочил и посмотрел вниз. Совсем близко, в нескольких десяткх метров, под челном рзевлсь чудовищня бездоння псть, и кждый зуб в ней был нмного больше смого Ивн. Д что тм зуб - весь экипж целиком готов был вот-вот провлиться в неописуемую глотку.

- Вверх! - зорл Ивн не своим голосом. - Быстро вверх!!

Лебеди встрепенулись и отчянно зрботли крыльями, стремительно нбиря высоту. Ивн хотел было с облегчением перевести дух, но увидел, что из воды высоко взметнулись гигнтские щупльц, кждое из которых было усеяно многочисленными пстями с клцющими зубьями и зкнчивлось устршющей величины когтем.

- Быстрее! - зкричл Ивн и выхвтил меч. - Еще быстрее!!

Но подгонять лебедей не ндо было - они и тк изо всех своих сил стрлись убрться поскорее, однко Ивн с ужсом увидел, что одно из щуплец почти достет их.

Вдруг челн дернулся, и скорость его зметно возросл. Непонятно откуд появился восьмой лебедь, крупнее остльных, подхвтил н лету постромок, которого тоже только что не было, и со свежими силми потянул шттл - в смысле челнок.

И они все-тки успели убрться, пок щупльце их не схвтило. Првд, чудовищный зубстый отросток почти чиркнул когтем по днищу челн, но Ивн перегнулся через борт и сверху вниз удрил мечом.

Клинок сверкнул и прошел через склоподобный коготь совершенно свободно, не встречя препятствий. Коготь треснул, из трещины толчком выплеснулсь белеся слизь, щупльце упло в бездну.

Волн жуткой ненвисти октил мозг Ивн, но он лишь рссмеялся, крепко сжимя меч.

Айд клденец! С тким можно в любой поход идти, ничего не боясь. Ивн сунул дргоценное оружие в ножны и весело посмотрел н ворон. Тот довольно вежливо поклонился, хрипло кркнул, взмхнул крыльями и улетел.

Ткие, знчит, теперь у него помощнички. Дремть не дют... Ивн потер ушибленный лоб. Что ж, спсибо: от мудрец прими и подзтыльник...

Ивн посмотрел нзд. Колыхвшяся исполинскя туш куд-то пропл: очевидно, неведомый хищник вновь опустился в бездонную пучину, чтобы ждть и ндеяться.

Ивн содрогнулся, вспомнив ощущение слдкого сонливого безволия, овлдевшего им. Чужя сил подчинил себе его рзум, чуть не погубив, и в этом виновт он см: здесь нельзя рсслбляться, здесь кждый готов подчинить, звлдеть и зхвтить, и нужно быть воином, чтобы одолеть врг...

Мерно взмхивя крыльями, лебеди несли челн через окен. Темнот неб и чернот воды, сгустившись, соединились, и Ивну чудилось, что лебеди и челнок протискивются сквозь узкий тоннель, ведущий неведомо куд: стло тесно и было трудно дышть..

Решительно ничего не было видно ни впереди, ни позди, только белые крылья птиц поднимлись и опдли. Тишин, нд миром повисл тишин, которя не нрушлсь ни одним звуком.

Ивн потрогл рукоять меч, ощутив силу и сдержнную мощь оружия. У него вдруг мелькнул мысль: не слишком ли он доверился новому союзнику? Д и союзник ли это вообще - убийц, не знющий ничего, кроме рдости смертельной схвтки? Или это и есть идельный спутник солдт?.. Ивн не успел додумть эту интересную мысль, кк небо стло светлеть, лебеди змедлили ход и нчли снижться.

Ивн посмотрел вниз. Среди поистине бескрйних вод ззеленели небольшие пятнышки. Они все увеличивлись в рзмерх, пок нконец не превртились в остров, покрытые ккуртными полями и рощми; н полях зрел обильный урожй, по лугм слонялись тучные стд, ветви деревьев сгиблись до земли под тяжестью фруктов: стли видны крсивые величественные постройки.

Лебеди зложили крутой вирж и стли опускться н смый крупный остров. Через несколько минут челн с Ивном н борту плвно приземлился подле высокого змк, обнесенного крепкими стенми. Перед змком был ров, нполненный водой, мост через него был поднят, ворот змк зкрыты.

Опустившись н землю, лебеди подождли, пок Ивн выберется из челн, и тут же взмыли в воздух. Не прошло и нескольких секунд, кк они рстворились в синем небе - будто их и не было никогд.

Ивн с укоризной посмотрел им вслед. Не могли, что ли, через стену перенести, рз уж все рвно сюд доствили? Кк через этот ров прикжете перебирться?

Он покчл головой и подошел к крю рв, зглянув в воду. Вод окзлсь очень чистой и прозрчной: глубин искусственного водоем был, очевидно, преизрядной, н дне Ивн углядел острые колья, меж которых проворно сновли большие гибкие тел - змеи, или рыбы, или водолзы, но все рвно нверняк зубстые.

Ивн вздохнул, поглдил рукоять меч, потом сложил лдони рупором и что было мочи крикнул:

- Эй, н стене! А ну отворяй ворот! Молчние.

Ивн подождл немного, прислушивясь, потом снов зорл:

- Алё! В змке! Вы что тм, зснули, что ли?

Никкого ответ.

- Эй, вы тм! Опускйте мост, дурьи головы!..

В бойницх нд воротми по-прежнему никто не появился. Было тихо, только посвистывли быстрые птички, пролетя нд головой Ивн.

Он покричл еще минут пять, не добился результт и, притомившись, змолчл.

Ивн чувствовл, что окзлся в дурцком положении, и потому здорово злился. В смом деле, прилетел черт-те откуд, очутился зчем-то перед этим кретинским змком, где его в упор не видят, и что теперь делть? Вплвь, что ли, перебирться?

Некоторое время он топтлся н месте, постепенно свирепея. "Доберусь я до вс ужо", - мелькнул мысль, и он зглянул в ров, всерьез здумывясь нд здчей преодоления водной прегрды. Потом Ивн услышл конское ржние у себя з спиной и обернулся, нхмурившись.

Б! Знкомые все лиц. Это окзлся тот смый черный жеребец, что ктл Ивн по бескрйним прериям. Он посмотрел Ивну в глз своими чудными очми и, осклив зубы, снов зржл, удрив оземь передними копытми.

Ивн покчл головой. Нет, похоже, что жеребец все-тки не тот, подумл он: львиных клыков не окзлось, все зубы были рвновеликими и ткими острыми, что стновилось дже неясно, чем, собственно, животин с тким рсенлом во рту обычно питлсь: но явно не трвой.

Жеребец ко всему зчем-то нгрузил себе н спину мссу всякого метлл: он был буквльно обвешен ккими-то кирсми, поножми, кольчугми, стльными руквицми и прочим брхлом, которое, по-видимому, должно было соствить костюм ромнтик с большой дороги, то бишь рыцря. К высокому седлу были приторочены щит и длиннющее копье.

Конь фыркнул и покивл Ивну н свой груз. Ивн фыркть не стл, но тоже кивнул и подошел к жеребцу.

Похожи, однко, кони были просто н редкость - прямо близнецы.

Ивн стл рзбирть муницию и облчться. Доспехи были срботны очень добротно и по весу окзлись горздо легче, чем он предполгл: во всяком случе, нтянув снчл тонкую кольчугу с кпюшончиком, потом и все остльные чсти метллической униформы, включя шлем без збрл и с высоким султном из перьев, Ивн с некоторым удивлением понял, что он вполне свободно может двигться, орудовть мечом, бегть, прыгть и вообще чувствует себя достточно уверенно. Хотя рньше он и слышл где-то, что рыцря в полном вооружении в седло можно было поднять только с посторонней помощью.

Решив проверить последнее, он легко вскочил н коня. Жеребец дже не присел. Ивн усмехнулся, попрвил висевший н боку меч и, тронув коня с мест, шгом подъехл ко рву.

-Отворяй ворот! - зычно гркнул он.

Тотчс зскрипели цепи, и тяжелый оковнный железом мост стл медленно опускться. Ворот открылись.

Аг, смекнул Ивн, сейчс, знчит, он стл гостем первого сорт.

По-прежнему шгом он проехл по мосту и окзлся з воротми. Его никто не встречл. Ивн слегк удивился: блгодушное нстроение, влдевшее им с момент облчения в доспехи, уступило место чувству неясной тревоги.

Вдруг зскрипели нмтывемые н брбн цепи, и мост стл поднимться. З спиной у Ивн упл тяжеля решетк. Ворот зкрылись.

Ивн с досдой сплюнул. Тк глупо попсться! Он схвтился з меч, оглядывясь в поискх угрозы и чувствуя себя незщищенным, несмотря н доспехи: он знл, что если со стен посыплются стрелы или полетят кмни, то ему придется совсем плохо.

Но никто ничем в него кидться не собирлся. Ни души не было ни н стенх, ни в бойницх и окошкх бшен змк. Было совершенно тихо, и дже птички, которые чирикли возле рв, з Ивном в змок не последовли.

Конь повернул голову и рвнодушно покосился н своего седок. Он чувствовл себя спокойно, но см Ивн по-прежнему испытывл безотчетную тревогу и не выпускл рукояти меч из лдони.

Потом он спешился и подошел к воротм. Они окзлись нглухо зперты: более того, н них висел гигнтский змок, проржвевший и присыпнный вековой пылью, д еще и без отверстия для ключ вдобвок.

Тк. Интересно, подумл Ивн, вытскивя осторожно меч. Эсклибур с готовностью сверкнул - не крсными лучми, но тоже достточно зловеще. Ивн совсем было примерился рубнуть по зпорм ворот, кк услышл мелодичный хрустльный звон, донесшийся со стороны дверей змк.

Звук отрзился от кмней, которыми был вымощен двор, звибрировв, метнулся к окнм и снов возвртился обртно, усилившись и превртившись в низкий гул, от которого зныли зубы. Секунду вибрция был нестерпимой, потом звук просочился в невидимые щели и стих, зтившись.

Ивн змер, прислушивясь, но нпряження тишин снов ничем не нрушлсь.

В этом гулком змке стновилось совсем интересно, хоть и немного жутковто. Ивн готов был поклясться, что ни единого человек здесь не могло нходиться, но в то же время чужое присутствие явственно ощущлось. Но это было, пожлуй, и не совсем то, о чем Ивн где-то читл, в кком-то фнтстическом рсскзе: город, который своей предупредительностью и услужливостью доводит своих обиттелей до умоисступления; в этом месте был лишь холодня пустот и бесстрстный мехнизм, непонятня гигнтскя игрушк, повисшя между звезд.

Ивн, держ меч нготове, нстороженно приблизился к высокому крыльцу, поднялся н него, рывком рспхнул тяжелую дверь и вошел внутрь.

Подняв меч нд головой, он огляделся.

Опять это был просторный зл. Большую чсть его прострнств знимл довольно грубый стол со скмьями вокруг него.. Окон не было, но свет хвтло: множество фкелов, рзвешенных по стенм, позволяли неплохо рзглядеть подробности обстновки.

Сми эти стены укршл стрння живопись, ккой Ивн никогд не видел: роспись шл от пол до потолк. Более ничего интересного в этом зле не было, кроме еды.

Но зто ккя это был ед! Он прямо-тки црил здесь, брослсь в глз, рспрострнял ромты, зствлял стол трещть под тяжестью горшков, чш, чрок, кувшинов, трелок, вз, судков, блюд и прочей посуды, переполненной всевозможными яствми, кк-то: супми, кшми, мясом, пирогми, мриндми, соусми, мйонезми, слтми, соленьями, слстями, фруктми, сырми и прочим; всякие тм осетры, форели, икр и осьминоги предствляли дры моря; имелись тут рябчики, куроптки, фзны, гуси, куры, утки, перепелки, ккие-то совсем млюсенькие птички и другие отлетвшие свое пернтые; Ивн углядел и экзотические блюд тип всяких змей, толстых и тонких, фршировнных чем-то и просто зжренных н вертелх, тушеных земляных червей н широких листьях и мссу другой подобной невнятицы...

Нпитков тоже хвтло. Хрустльные кувшины хрнили в себе пойло всевозможного цвет и прозрчности: были жидкости крсные и черные, желтые и зеленые, были белые, кк молоко, и прозрчные, кк слез млденц...

Огромный стол готов был сломться под тяжестью всей этой пищи, приготовленной для неведомых едоков, но для тех, кому количество ее покзлось бы мло, по углм громоздились кучи окороков, горы колбс, бстионы тугих сыров, звлы бочек, бочонков, бутылок и шкликов. Количество продуктов, нходившихся в этом зле, поржло всякое вообржение.

Причем все это гстрономическое великолепие не лежло просто тк, брошенное и ненужное, нет - оно мнило к себе, призывло отведть, съесть и обожрться, взять вилку, ложку... не-ет, не ндо никких ложек: рукми, только рукми: по локоть измзться, извозиться в креме, соусе, подливке, ухвтиться, рзорвть и сожрть, чвкя, пускя пузыри и довольно отрыгивя...

Все это выглядело кк ствший рельностью горячечный бред несчстного, обреченного н голодную смерть и стоящего буквльно н пороге этой смой смерти.

Ивн опустил меч и невольно сглотнул слюну. Ему зхотелось есть - не очень сильно, но все же... Однко тревожное предчувствие не совсем улеглось: оно и вполне естественное любопытство зствили Ивн повременить с возможной трпезой. Снчл он решил совершить небольшую обзорную экскурсию по змку.

Он ходил довольно долго, но тк и не встретил ни одной живой души. Мертвых, првд, тоже не было.

Чем дльше он ходил, тем более змок нпоминл воплотившийся бред. Бесконечные нфилды богто убрнных комнт, где были хрустльные бссейны с искрящейся водой, бившей из фигурных золотых фонтнов, льковы с мягчйшими дже не кровтями, целыми лежбищми, коврми и гобеленми; горы дорогого оружия и богтой одежды, побрякушки и финтифлюшки непонятного нзнчения и всюду золото, и бриллинты, и смоцветы, и опять золото, и опять бриллинты...

Попдлись, првд, и не совсем понятные мест: помещения, звленные объедкми и грязью, зросшие толстой путиной и нсквозь провонявшие ккой-то немыслимой гнусью; зтхлые комнты, где стены были покрыты шевелящейся плесенью, с потолк свешивлись мохнтые грибы; стршно холодные комнты, нпоминвшие скорее мрчные подвлы, где с потолк кпл вод, пдя н пол ледяными брызгми; бсолютно пустые злы, где, кроме тумн, ничего не было... Все это тоже нпоминло бред, но несколько иного сорт.

Книг вот только Ивн нигде не видел. Ни целых, ни изорвнных, ни вообще чего-нибудь нпоминющего книги. Хотя ккой средневековый змок без библиотеки!.. Впрочем, могло стться, что он могл по трдиции нходиться где-то в потенном месте з семью или большим количеством печтей.

Ивн нбродился вдоволь и решил спуститься вниз.

Кк только он снов вошел в обеденный зл, то моментльно подвергся сенсорному нпдению со стороны еды. В глз полезли всякие яств, предлгя себя н выбор, и при этом совершенно бесплтно; обоняние подверглось химической тке: ромты продуктов питния нлетели, зкружили в ппетитном вихре, схвтили з нос и нполнили слюной рот.

Снчл Ивн змер в нерешительности: промелькнул мыслишк, что, может, ничего стршного не будет в том, что он съест кусочек и отопьет глоточек: з это время появятся гостеприимные хозяев, которые в днный момент изо всех сил спешт домой, дбы по полной прогрмме встретить притомившегося с дороги доброго рыцря... Но потом мыслишк эт куд-то подевлсь. Ивн решил, что он уже сыт по горло.

Он еще рз посмотрел н нкрытый стол. Теперь великолепие еды уже не вызывло ппетит и слюноотделения: Ивну покзлось, что все это ккое-то нрисовнное, ненстоящее... точнее, сыр в мышеловке. Вот червячок н крючке он выглядит кк нстоящий и, нверное, вызывет у рыбки зверский ппетит... н смом-то деле это уже вовсе не ед. Это примнк.

Тк же было и здесь. Неведомый рог изобилия просыплся нд столом, щедро изрыгнув из себя еду, которя был уже не едой, чем-то другим... хотя он и выглядел кк нстоящя.

Ивн только не мог понять, для чего все это ндо было. Пищ не могл быть отрвлен, он это чувствовл...

Ивн зябко поежился и отвернулся от стол. Внимние его привлекл необычня роспись н стенх зл. Он подошел поближе, чтобы лучше ее рзглядеть.

Роспись эт шл несколькими уровнями, знимя все прострнство от пол до потолк, и изобржл он сцены некоего пиршеств. Мрчновтые темно-коричневые, черные и кирпично-крсные тон превлировли: неприятно искженные пузтые человечки с выпученными глзми жрли, пили, влились н пол, попиремые своими более голодными и трезвыми сотрпезникми, обрзуя гектомбы тел, сплющенных и уже рздвленных. Тм и сям сновли гигнтские нсекомые, ползющие по лицм, зглядывющие в обессмысленные глз, збирющиеся в пузырящиеся густой слюной рты, срывющие с людей одежду... Обнженные женщины с огромными грудями и отвисшими животми куд-то уволкивли не держщихся н ногх объевшихся мужчин: мужчины с женщинми и вовсе не церемонились... Где-то в уголке совсем уже непонятные полулюди, полузвери, полурыбы, голые или стрнно одетые, деловито отрезли головы, рспрывли животы, отгрызли конечности всем подряд, рсфсовывя чсти человеческих тел по прозрчным зкрытым посудинм... Все это было кк бы в середине композиции; спрв же вереницей шествовли гордые рыцри в доспехх, зчехлившие свое оружие, блговоспитнные дмы, опустившие полуприкрытые вожделеющие очи в притворном смирении, мерзкого вид слюногубые стрикшки и гнусные скрюченные струхи, потрясющие розгми, ккие-то юнцы и юницы, подпрыгивющие от нетерпения; не было видно только детей.

Слев же было вообще что-то непонятное: не то пруд, не то окен, в нем черви, змеи и рыбы; кости, метллические решетки, невнятный хлм и мусор, и все это только черно-крсное.

Ошеломленный Ивн отступил от стены, попытвшись охвтить все одним взглядом. Получилсь сплошня кш из которой выпирли то чей-то вытрщенный глз, то вывихнутя ног, то высунутый дрзняще черный язык.

Окзлось ткже, что н стене остлось много свободного прострнств, точно жуткие персонжи полоумной кртины готовы принять в свою компнию еще кого-нибудь из желющих присоединиться к ним.

Ивн бывл кк-то в Испнии, ходил в Мдриде - по зднию, конечно, - в Музей Прдо и видел тм случйно рботы Босх. Увиденное здесь было в чем-то похоже н то, что изобржл великий мстер, но тм был именно генильня живопись, здесь, при всем пугющем релизме и нвязчивой дидктичности изобрженного, создвлось впечтление чего-то неприятного и к живописи, д и к любому искусству вообще, отношения бсолютно не имеющего.

Ивну стло совсем противно, и дже неясня тревог почти пропл.

Тут со двор рздлся грохот пдющей решетки, сердитое конское ржние и что-то вроде невнятных мтюгов. Ивн поспешно выскочил нружу.

Посередь двор, тяжело ворочясь в седле, потряся обнженным мечом и грязно ругясь в сторону зхлопнувшихся ворот, н огромном гнедом коне восседл рыцрь в блестящих доспехх. Ивнов жеребец флегмтично стоял в сторонке, глядя куд-то вбок.

Дверь з спиной Ивн зхлопнулсь с громким стуком. Неизвестный рыцрь повернулся в седле.

- А-! - зрычл он, взмхнув мечом. - Ты, что ли, любезный сэр, будешь хозяин этого змк?! Что же это ты звел з порядки - зпирть приезжих без их н то рзрешения?!.

- Успокойся, доблестный рыцрь, - скзл Ивн, вклдывя меч в ножны. Он подошел к своему коню, снял с головы порядком ндоевший шлем, повесил его н луку седл и откинул кольчужный кпюшончик. - Похоже, что я, кк и ты, попл в непонятную и стрнную ловушку.

-Д? - слегк остыл приезжий. Он помедлил, нстороженно зыркя глзми по сторонм, но, увидев, что Ивн не проявляет никкой грессивности, и не обнружив других потенцильных вргов, поколеблся и тоже сунул меч в ножны.

- А что же с тобой приключилось, любезный сэр? Прости, не зню твоего имени...

- Можешь звть меня сэр... э-э... Ин, - скзл Ивн.

- Стрнное имя для рыцря, - усомнился приезжий. - Ивейн - зню, вот Ин... Ты, видть издлек?

- Очень, - кивнул Ивн.

- Меня же зовут сэром Ричрдом, - величественно произнес приезжий.

- Ну д? - не поверил Ивн. - Тк ты король, что ли?

- Ккой король? - удивился сэр Ричрд.

- Ну кк же, этот... кк его... ! Плнтгенет, вот.

- Не зню я никких тких Плтонов-Плнктонов, - недовольно произнес рыцрь. - И я вовсе не король.

- Ну, может, ккой другой Ричрд еще есть где...

- Нету других, - с достоинством скзл рыцрь. - Один я... Мой девиз всегд тков: "Больше дел, меньше слов"! А твой?

- Э-э... "Я вернусь!", - ляпнул Ивн первое, что пришло в голову.

- О-о. - увжительно протянул сэр Ричрд. - Сильно скзно. Ндо будет зпомнить... Тк что же с тобой приключилось, любезный сэр Ин?

-Д ехл я мимо, - скзл Ивн, - конь мой устл, вот я и решил зглянуть в этот змок, ведь он кзлся тким чистым и гостеприимным, что ткому рыцрю, кк я, уж нверное, не откзли бы в приеме. Я крикнул, ворот открылись, я зехл сюд - они зхлопнулись, и вот уже битых дв чс я торчу здесь, кк тополь н Пиккдилли, в полном одиночестве.

- То есть кк это - в полном одиночестве? - не понял о сэр Ричрд. - Здесь что, никого нет?

- Никогошеньки, - подтвердил Ивн.

- А кто же открывл и зкрывл ворот?

- Не зню, - скзл Ивн. - Я обошел весь змок - ни души здесь нет. И кстти, посмотри н ворот - они зперты изнутри, и весьм ндежно, ведь ты, доблестный сэр Ричрд, нверняк никого сейчс не видел.

Рыцрь повернул голову и внимтельно изучил злосчстные ворот. Вид у него сделлся оздченный.

- Что же здесь происходит? - спросил он, понизив голос. - Колдовство?.,

- Может быть, - здумчиво произнес Ивн. - Но с ккой целью?

Сэр Ричрд многознчительно покчл головой, с грохотом и лязгом слез со своего коня, снял шлем и подошел к Ивну. У него был квдртный плохо выбритый подбородок, длинные грязные черные волосы, черные же здоровенные усищи и синие нивные глз.

Ростом он был с Ивн, но в плечх поуже.

- Сэр Ин, - нчл сэр Ричрд, - я вижу, ты добрый рыцрь... но все же скжи - кк ты относишься к королю Артуру?

- Прекрсно, - не здумывясь, скзл Ивн. - Собственно, я к нему и еду с особым поручением.

- Эго очень хорошо! - просиял сэр Ричрд. - Д будет тебе известно, что я - один из смых преднных слуг его величеств. Вместе мы учствовли во многих походх и сржениях, но это было тк двно...

Скзвши это, он тк протяжно и печльно вздохнул, что Ивн встревоженно н него посмотрел.

- Тк вот, - понизив голос до степени полной конфиденцильности, продолжл сортник короля, - с недвних пор не все лдно стло в ншем королевстве. Словно кто Зколдовл ншего короля. Он мечется, не знет, куд себя деть, пьянствует с друзьями, игру ккую-то они придумли - похоже н кости, только сми костяшки плоские и очки обознчены с одной стороны. Целыми днями з круглым столом прилежно в игру эту стучли. Грохот стоял - стены тряслись!.. Еще музыкнт ншли себе ккого-то глухого - он им все н стром рзбитом тком клвесине ккомпнировл...

Рыцрь умолк. Лицо у него сделлось стрдльческое.

- Потом это прошло, - вздохнув, зговорил он снов, - но королю нчли мерещиться призрки: и бегл он в помрченном рссудке, крич, что муж мтери его убил отц его и что призрк отц см явился к нему и все это рсскзл.. хотя двно известно, что первый муж его мтери умер з три чс до зчтия Артур, слвный король Утер Пендргон тоже двно скончлся.

Сэр Ричрд сокрушенно покчл головой.

- Потом призрки пропли, - продолжл он свой печльный рсскз, - но король все рвно ссорился со своими домшними. С Моргной у него всегд были не очень хорошие отношения, но сейчс они испортились нпрочь. Тк что не исключено, - он зговорил почти шепотом, - что он, Моргн то есть, здумл что-то серьезное против короля. Не зря у нее появились ткие стрнные знкомые... Хотя чудчеств Артур мешют многим. Вот сейчс, к примеру, рзруглся в дым с королевой Джиневерой: приснилсь ему ккя-то девиц, королев Гунд, что ли, тк он по ней сохнет, нйти хочет, в дльние стрны отпрвиться. Совсем облдел. Ходит по Кмелоту см не свой, бормочет чего-то себе под нос, никто его понять не может. Првд, некоторые говорят, что он просто притворяется, но зчем - пок никто не знет...

- Пьет, нверное, много, - сочувственно скзл Ивн. - Чертики по углм ему еще не мерещтся?

- Нсчет чертиков - не зню, - ответил сэр Ричрд, - но вот недвно крысу ккую-то гонял... ковер нсквозь мечом проткнул. Хороший ковер был, дорогой очень. И его испортил, и соглядтй тм, кк н грех, окзлся - тк он и его вместе с ковром. Нсквозь.

- А! Тогд все ясно. Скоро с черепми нчнет рзговривть... но это пройдет, - скзл Ивн. - Рзвлечься бы ему ндо. В поход сходить, что ли, з море съездить...

Сэр Ричрд посмотрел н него недоуменно.

- Кк это? - спросил он. - Что ты говоришь, рыцрь? Куд это с остров можно уехть?..

- Ну, - смешлся Ивн, поняв, что ляпнул что-то не то, - не зню...

-Ты, нверное, пошутил,- с облегчением произнес сэр Ричрд. - Х-х... слвня шутк - уехть с остров... Мы уже свое отъездили...

Он снов вздохнул - пуще прежнего.

- А рньше-то бывло, - мечттельно протянул он. - Чуть что- и срзу з море... Ккие походы были! Ккие сржения. . А здесь - скукотищ беспросветня .

Ивн не все понял в его речи, но пок решил воздержться от рсспросов.

- Понятно, - скзл он. - Лдно. Колдовство тут змешно или нет, все рвно - пор убирться отсюд.

- Погоди, сэр Ин, - зпротестовл сэр Ричрд. - Ндо осмотреться, кк тут и что, может, поживиться чем удстся... Очень еще жрть охот.

- Н-д, - усмехнулся Ивн. - Нсчет пожрть - это ты попл по дресу.

- Првд? - У сэр Ричрд згорелись глз. - Где можно пожрть?

- Д здесь, в змке, - неохотно скзл Ивн. - Только я бы н твоем месте...

Он не договорил. Сэр Ричрд без лишних слов отстрнил его с дороги, взбежл по ступенькм н крыльцо, открыл дверь и змер н пороге.

- Вот это д!.. - выдохнул он восхищенно.

- Эй, сэр Ричрд, подожди-к, - предостерегюще нчл Ивн и нпрвился вслед з рыцрем. - См же говоришь - колдовство...

Но сэр Ричрд его не слушл, медленно нпрвляясь к столу. Глз его восхищенно горели.

- Сколько еды! - в восторге произнес он. - Вот это д! И все - мое!..

-Д шут с ней, с едой этой, - с неудовольствием скзл Ивн, нблюдя з тем, кк сэр Ричрд уселся з стол и без долгих предисловий принялся уписывть з обе щеки. - Пойдем отсюд...

Он осекся. Откуд-то явственно донесся переливчтый женский смех. Измзнный по уши в кком-то соусе сэр ричрд поднял голову. Ивн взялся з меч.

- Женщины! - в восторге скзл сэр Ричрд. - Потом будут и женщины!..

Он с хрустом рзгрыз мозговую кость, вытщенную им из горячей кстрюли, и ктивно зрботл крепкими желтыми зубми. Глз его прямо сияли, н испчкнном едой лице было нписно нслждение.

- Не уйду отсюд, - невнятно проговорил он, - пок все не съем, не уйду из этого ря!..

- Ккого ря?! - взбешенно крикнул Ивн. - Где ты видишь рй в этом хлеву?!

Сэр Ричрд перестл жевть и посмотрел н Ивн. Глз его были безумны, с подбородк свисл мкронин.

- Не уйду, - произнес он, и в голосе его послышлось рычние голодного зверя. - И я убью тебя, если ты мне помешешь.

Ивн сделл шг вперед: ему все же не хотелось оствлять дурк н верную, по его мнению, погибель.

Сэр Ричрд отбросил кость, вскочил и выхвтил меч.

- Не подходи! - взвизгнул он. Глз у него были совершенно сумсшедшими. Мое! Все мое!..

Ивн крепче стиснул рукоять меч. Некоторое время он смотрел н нехорошо изменившегося сэр Ричрд, который присел, выствив меч перед собой и стршно осклив эубы. Теперь глз рыцря стли светиться крсным.

- Ну и хрен с тобой, - плюнул в сердцх Ивн и шг-л к двери.

"Рй, - подумл он рздрженно, - что ж, может быть, ты здесь действительно ншел свой рй..."

Он остновился, уловив крсновтый - ткой же, кк в глзх сэр Ричрд, - отблеск н стене, присмотрелся, еще рз оглянулся н рыцря, хотел было что-то скзть, но мхнул рукой; снов плюнул и вышел вон. Н душе было муторно.

Ивн нстолько был зол н себя, н дурцкий змок, н не умевших соблюдть здоровую диету меченосцев, что прямиком нпрвился к воротм, н ходу вытскивя из ножен Эсклибур.

Он рубнул по зпорм мечом - клинок легко перерубил их, только жлобно звенькнуло железо, - и что было мочи пнул ворот ногой. Они тут же с шумом и обрушились, подняв тучи невесть откуд взявшейся пыли. Покривившуюся решетку Ивн ликвидировл двумя взмхми меч.

Потом он тким же незтейливым мкром обрубил цепи, удерживвшие мост, вскочил н коня, пришпорил его и через пру минут уже ехл по изумрудной трвке, нпрвляясь в сторону идиллического вид фруктовой рощи.

Уже подъехв к ней, он услышл з спиной глухой рокот и почувствовл, кк под ногми слегк зтряслсь земля. Обернувшись, он увидел, кк згдочный нехороший змок здрожл, меняя свои очертния, морщсь и сминясь, осел, помедлил миг и с шумом провлился сквозь землю.

Почв под ногми дрогнул еще рз, пошл волнми и через несколько секунд, успокоившись, змерл. Всей фортеции вместе со рвом и след простыл.

Ивн неодобрительно покчл головой и по тропинке въехл под сень дерев.

Он ехл не спеш, погрузившись в рздумья. Потом что-то стукнуло его по голове, упв сверху.

Ивн поднял голову и тут же получил по ней снов.

Ругнувшись, он присмотрелся и понял, что это были яблоки, упвшие с дерев. И дерево, с которого плоды свлились, было осиной.

Ивн с удивлением огляделся: фруктовя рощ окзлсь при ближйшем рссмотрении весьм своеобрзной: из плодов здесь имелись лишь яблоки всевозможных сортов и рзмеров, зто росли они не только н собственно яблонях, но и н елях, дубх, кленх... и н осинх тоже.

Ивн почесл ушибленную мкушку. Он был без шлем, и длинные его волосы свободно рзвевлись по ветру... когд это его волосы успели стть ткими длинными?.. Ивн потрогл зтылок. Ого! Кк будто не был в прикмхерской лет десять.

Ивн, который признвл только короткую стрижку, рзозлился. "Кто его знет, - мрчно подумл он, - сколько я не стригся. Может, неделю, может, месяц, может, тысячу лет. Или две тысячи..."

Он поехл дльше, по-прежнему не спеш и предвясь угрюмым рзмышлениям. Сумеречности мыслей довольно способствовл и темнот, постепенно сгустившяся вокруг: лес стл гуще, деревья - выше, яблоки н них нпоминли рзмерми рбузы и зловеще отливли фиолетовым. Скоро перестло быть видным небо: ветви деревьев, кзлось, переплелись в вышине и колючим куполом скрыли дневной свет; только гнилушки и толстопузые неповоротливые светляки немного освещли узкую тропинку.

Ивн стл уже сомневться, что выедет когд-нибудь из этого дремучего лес, но через несколько томительных минут с облегчением увидл, что впереди збрезжило неярким светом. Он пришпорил коня и выехл н зеленую солнечную опушку.

Ивн невольно перевел дух. В этом стрнном лесу он чувствовл себя неуютно: вроде бы ничего не угрожло, кроме норовивших зехть по голове смопдющих с осины яблок, однко неприятный осдок в душе все же присутствовл: ощущение суетности бытия и тщеты действ.

Он посмотрел вперед, сощурившись от яркого свет, и увидел высокий и довольно крутой холм, н смую вершину которого вел извилистя тропинк. У подножия холм н этой смой тропинке сидели три стршненькие тврюшки и выжидтельно смотрели н Ивн.

Монструозные создния были довольно велики, кждя рзмером с хорошую корову: у них имелись круглые, крсные, совсем злобные глз, острые оскленные зубы, толстые лпы с большими когтями, огромные уши с кисточкми н концх, и еще все они сплошь зросли крсной шерстью.

Ивн н всякий случй вытщил меч. Потом подумл немного, посмотрел н вершину холм, пожл плечми, сунул клинок обртно в ножны, повернул коня и поехл в обход. Тври недоуменно переглянулись, потом обиженно взвыли.

- А ты что, с ними биться не будешь?

Ивн огляделся в поискх говорившего и увидел ккого-то неопрятного мужик, которой с томным видом влялся н изумрудной трве.

Ивн остновил коня и спросил:

- А зчем?

Мужик слегк удивился.

- Ну кк - зчем? Они...

Тут он оздченно умолк.

Ивн подождл немного, потом скзл:

- Все рвно я н эту гору крбкться не собирюсь. А тк эти животины мне вовсе не мешют...

Мужик почесл в зтылке. Он был удивлен.

- Ну, рз тк, то оно... конечно... - неуверенно скзл он. Ивн кивнул ему и тронул коня с мест.

- Эй, ты куд?! - вскочил н ноги мужик. Ивн снов остновил коня.

- Д в общем-то особенно никуд, - охотно сообщил он. - А ты-то чего тк взволновлся? Мужик продолжл удивляться.

- А что, проводник тебе рзве не нужен? - спросил он, и н лице его вырзилсь степень крйнего недоумения.

- Д не особенно... - здумчиво скзл Ивн. - А впрочем... Длеко ли тут до ближйшего змк?

- Д нет, совсем близко! - зкричл мужик с облегчением. - Двй провожу!

Ивн с любопытством посмотрел н добровольного гид. Мужик был кк мужик: лохмтый, бородтый, в темно-коричневой хлмиде. Под мышкой зжт не то лир, не то кифр, не то еще что-то в этом роде - музыкльный инструмент. В целом волонтер-экскурсовод нпоминл тип спивщегося полуинтеллигент из тех, что з бутылью портвейн в скверике спорят о Бунюэле, Вине и экзистенцилистх.

Нверное, ккой-нибудь местный брд, то бишь менестрель... или миннезингер?..

- А чего ты ко мне в проводники нбивешься? - с интересом спросил Ивн вероятного вгнт.

- А что еще остется делть?

- Безрботный, что ли? - догдлся Ивн. - Люмпен? Понятно, подумл он. Аутсйдер феодльного обществ...

- Аг, тип того, - скзл мужик. - Я тут, понимешь ли, кк бы н смом деле нзнченный, сюд двно никто не ходит... Я от безделья совсем уже ошлел. Не утсйдер... но почти пролетрий. Умственного, видть, труд.

- И кк же ты рботешь? - поинтересовлся Ивн. - Н оклде или только от чевых?

- Ну... не от чевых - это точно. Нм чевых брть не полгется, - строго скзл мужик.

- Ну лдно, - скзл Ивн. - А звть тебя кк?

Мужик приоснился.

- Звть меня Фомой Стихоплетом, - вжно произнес он. - Я песни сочиняю и пою их.

Ивн понимюще кивнул.

- Я тк и подумл, - скзл он. - Ты, нверное, поэт. Или брд ккой-нибудь.

- Что-то в этом роде. Я, может быть, и не ткой знменитый, кк тот, что до меня рботл, не помню, кк его, в общем, из лтинян будет... но тоже кое-что знчу. И не только в узких кругх.

Ивн с сомнением посмотрел н мужик.

- Не зню, не зню, - скзл он. - Ккой от тебя прок, от рифмоплет?

-От стихоплет, - несколько обиженно попрвил Фом. - Подумешь... Ну что, едем мы или нет?

- Едем, - соглсился Ивн.

Фом в ответ удовлетворенно кивнул, сунул дв пльц в рот и довольно прилично свистнул. Откуд-то из рощи шустро выбежл приземистя лошдк.

Фом не менее шустро вскочил в седло, взмхнул рукой и скзл:

- Поехли!..

- Ноборот, - буркнул Ивн.

- То есть? - не понял Фом.

- Я говорю - снчл ндо было скзть, потом рукми рзмхивть...

- А ккя рзниц? - снов не понял Фом.

- Большя, - проворчл Ивн. - Это трдиция.

-А-, - понимюще протянул Фом. - Ритул, знчит

-Тип того, - скзл Ивн, пришпоривя коня.

Они посккли вперед, обогнув холм с левой стороны. Сперв Фом молчл, и Ивну это было н руку: он здорово устл от суеты и преврщений, и ему хотелось привести в порядок свои мысли; но потом молчние Стихоплету ндоело, и он рзговорился, вскоре уже болтл без умолку.

Нчл он с рсскз о том, ккой он, Фом, хороший и умный и кких только слвных рыцрей з свою крьеру он не сопровождл в их опсных путешествиях, кк здорово он всем помогл и кк без его, Фомы Стихоплет, помощи все доблестные рыцри сгинули бы к чертям свинячьим. Бхвлился он безумно и под конец совсем, похоже, зврлся: получлось тк, что рыцри были полными идиотми и кретинми, скулящими всю дорогу от стрх, многочисленных неописуемой ужсности злодеев и чудовищ, которые не двли никому проходу, приходилось побеждть смому Фоме.

Ивн скоро перестл понимть, о чем идет речь. Вдобвок он с смого нчл не совсем уяснил, что это были з рыцри и куд, собственно, они хотели попсть - с помощью Фомы или без оной.

В конце концов он прямо об этом спросил.

- Кк это - куд? - порзился Фом. - Они хотели подняться н холм.

- Н ккой еще холм? - удивился Ивн.

- Н тот смый, что охрняли три чудовищ.

- Тк ты их всех только туд водил?

- Ну д, - с гордостью скзл Фом. Ивн помолчл.

- И многие из них дошли до цели? - спокойно спросил он.

- Д никто, - беззботно ответил Фом. - При мне, во всяком случе, добвил он, подумв.

- А сейчс мы куд едем? - по-прежнему спокойно спросил Ивн.

Фом пожл плечми.

- А кто его знет. - скзл он. - Я здесь двно не был. Д почитй что и не рзу...

- Тогд зчем ты мне вообще нужен, идиот?! - зорл Ивн, не сдержвшись.

Фом с опской посмотрел в его сторону и втянул голову в плечи.

- Не зню, - произнес он, косясь н Ивн. - Не положено здесь быть одному...

Ивн сдержлся Некоторое время они ехли молч.

- Хорошо, - скзл Ивн уже снов спокойно. - А что вообще об этих местх и здешних обычях ты знешь?

Фом помедлил.

- Об обычях немного зню, - осторожно скзл он. - А вот о смой местности - мло: тут ведь все меняется кждую секунду...

Ивн в сердцх сплюнул. Хорош помощничек!..

- Ккой же мне от тебя толк? - поинтересовлся он беззндежно.

Фом вдруг рссердился.

- Не здвй глупых вопросов! Я же не спршивю, кто ты ткой?..

-А ты спроси, - предложил Ивн хлднокровно. Фом презрительно посмотрел н него и умолк. Минуту ехли молч.

- Хорошо, - Ивн зговорил первым, - тогд скжи хоть, друже проводник: знешь ли ты, где нходится зме короля Артур?

- Который?

- А что, их несколько, что ли? - оздченно спросил Ивн. Он не ожидл ткого поворот событий. Фом посмотрел н него недоуменно.

- Конечно, несколько, - скзл он. - Ккой именно тебе нужен?

- Ну... тот, где можно зстть короля сейчс.

Фом порзмыслил.

- Зню, - скзл он. - А зчем тебе?

-А зтем, - внушительно произнес Ивн, - что мы именно туд и едем.

- Ою! - удивился Фом. - Мы тк не договривлись.

- А мы вообще ни о чем не договривлись, - скзл Ивн. - Ты см нвязлся в проводники-вот и поехли туд, куд мне нужно.

Фом хотел было что-то возрзить, но, подумв, лишь мхнул рукой.

- Вот уж рботк, - проворчл он. - Лдно, тк и быть сопровожу...

И он посккл вперед.

Вскоре они подъехли к берегу небольшого крсивого озер, и Фом скзл:

- Слвный рыцрь! Двй нпоим коней: дорог предстоит долгя, неизвестно, когд еще вод попдется.

-Двй, - соглсился Ивн, и они спешились.

Кони стли с ждностью пить воду. Фом присоединился к ним, Ивн здумчиво стоял н берегу: при взгляде н безмятежную озерную глдь пить ему отчего-то рсхотелось. Вод выглядел чистой и прозрчной, пхл свежестью, однко Ивн внезпно передернуло, словно подуло холодным ветром.

Кони нпились. Ивн взял своего з поводья и хоте уже побыстрее отойти от воды, кк вдруг озеро збурлило зкипело, зпузырилось, и в смой его середине высунулсь нружу здоровення мускулистя рук с длинными ногтями. Рспухшя огромня лдонь несколько рз сжлсь и рзжлсь, потом рук, неимоверно удлинившись, потянулсь к Ивну.

- Ого! - скзл Ивн, отступив н шг. Фом, который кк рз усживлся н своего коня, обернулся.

- Гм... - скзл он, не испугвшись. - Стрнно. Он обычно спокойня в это время год... Чего ей ндо?

- Я тоже хотел бы это знть, - скзл Ивн и вскочил в седло.

- Обычно он что-нибудь рздет, - здумчиво скзл Фом. - Оружие, к примеру... еще что-то...

- Рздет, говоришь? - пробормотл Ивн, вытскивя меч из ножен. - Вот я ей сейчс рздм...

Рук перестл удлиняться и зкчлсь н ветру.

- Эй, ты, - громко скзл Ивн, - Чего тебе ндо, конечность?

- Меч, - донесся глухой, кк из бочки, голос.

- Чего?! - порзился Ивн. - С ккой стти?..

- А с ткой, - с вызовом ответил голос, - что твой меч - это мой меч!

- Д пошл ты... - скзл возмущенно Ивн и посмотрел н клинок, который ярко зсветился. - Никкой это не твой меч...

- Ах тк?! - взвился голос, рук сжлсь во внушительный кулчище и вырзительно погрозил Ивну. - Это мой меч! Его король Артур у меня обмном вымнил!..

- Э нет, - внезпно вмешлся Фом. - Во-первых, королю Артуру меч был выдн по обоюдному соглсию и добровольно. Во-вторых, это было двно... и, в-третьих, это совсем другой меч.

- Ну, не зню, - нерешительно скзл голос после пузы. - Может быть, конечно, и другой...

- Вот видишь, - укоризненно скзл Фом. - И потом, той Деве Озер, которя подрил Артуру меч, уже двным-двно отрубили голову.

Голос противно хихикнул.

- А это совсем не вжно, - сообщил он. - Подумешь... Короче, - решительно произнес голос, - отдвйте! меч сейчс же! Ккя рзниц - тот это меч или другой... Быстро, говорю вм!..

Рук метнулсь к Ивну, но тот, не особенно нпрягясь, рубнул ее по зпястью. Рспухшя кисть упл н песок.

-Ай-й-й!.. - звизжл голос. - Ну все, теперь вм крнты!..

Вод зволновлсь пуще прежнего, и из пучины н поверхность с трудом выбрлсь огромня безобрзня струх. Он был иссиня-бледного цвет, с выпученными белыми глзми без зрчков: торчщие из мокрой псти кривые зубы порзил жестокий криес. Голов струхи сидел н шее кк-то криво. Присмотревшись, Ивн увидел глубокий шрм, кое-кк перетянутый грубыми ниткми. Грязные зеленые волосы струхи были рспущены по плечм, с которых свисли полуистлевшие осттки белых одеяний.

Струх отчянно трясл поклеченной рукой и шипел. Потом он вперил злобный взгляд в Ивн и произнесл:

- Отдвй немедля меч, негодяй, инче смерть тебе!

- Фу, - произнес Ивн с отврщением. - А я-то грешным делом думл, что озерные девы все кк н подбор прекрсны!

- Поживи-к с отрубленной головой столько времени, - зметил Фом, - д еще под водой, д еще с ншим безобрзным медобслуживнием...

- Действительно, - соглсился Ивн. - Эй, ббк! - крикнул он. Провливй-к ты подобру-поздорову!

- Кк же. - Струх зскрежетл сгнившими зубми и зковылял по воде, кк по песку. - Всех утоплю!..

Буквльно в одну секунду он окзлсь н берегу и тут же попытлсь схвтить Ивн з горло. Он решительно воспротивился этому и рзрубил струшку пополм своим мечом.

Спихнув остнки великнской ббули в воду, Ивн вытер меч о трву, вскочил в седло - конь все это время мелнхолично пощипывл трвку неподлеку - и скзл, обрщясь к Фоме:

- А откуд ты знешь, что у меня меч не короля Артур?

- А что я, не вижу? - скзл Фом невозмутимо. - Это совсем другой меч.

- А рньше ты его видел?

- Аг, - рссеянно кивнул Фом. Ивн повернулся к нему всем корпусом.

-Где?

Фом не ответил, сделв вид, что не услышл вопрос.

- Где же ты его видел? - повторил Ивн. Ему не нрвилось, что все кругом знют о его муниции больше его смого.

- Не помню точно, - сдержнно ответил Фом, не глядя н Ивн.

Ивн решил не нстивть.

- Тогд поехли, - скзл он, подвив вздох.

- Поехли, - соглсился Фом, и они посккли прочь от озер.

Не успели они отъехть н сколько-нибудь знчительное рсстояние от мест гибели струшки, кк посередь чистого поля увидели великн: сидел себе детин с хороший дом ростом и с неимоверно тупой мордой, глзел по сторонм и ковырялся в носу. Вред от него не было никкого, и Ивн хотел было спокойно проехть мимо, однко великн вдруг взревел, вскочил н ноги - земля дрогнул-и бросился н всдников.

Ивн выхвтил меч, увернулся от великновой лпищи, которя зпросто могл прихлопнуть его вместе с конем, кк муху, и, взмхнув клинком, отрубил детине снчл одну ногу, потом другую, зтем снес нпрочь и ненормльной величины космтую голову. Еле уклонившись от упвшего небоскребоподобного тел, он посмотрел, кк по полю ктится буйня великнья головушк, оствляя в земле глубокую борозду, зчехлил меч и поехл вместе с Фомою дльше.

Однко отдыхл он недолго. Зшипело, зсвистело, и откуд-то сверху н них обрушилсь большущя змея с перепончтыми крыльями. Ивн дже не успел рссмотреть ее толком, кк его рук выхвтил чудесное оружие и рссекл им летющего гд от зубов и до хвост.

Н землю вывлились вонючие внутренности, и гд издох. Ивн неодобрительно покчл головой, тронул коня с мест и шгом поехл вперед. Фом сккл рядом.

Немного погодя Ивн спросил:

- Здесь у вс всегд тк?

-Кк?

- Ну, тк - рзнообрзно. Дрконы тм, змеи летучие.. Великны опять-тки.

Фом безндежно мхнул рукой.

- Ноборот - с этим плохо. Скукотищ. Однообрзие я никкого веселья. Понимешь ли, сюд, н остров то есть, рвлись все - изо всех своих больших сил. В ндежде н светлое будущее. Но только получили-то - кукиш с мслом... Кждый думл, что ежели его желния исполнятся, то вс& будет хорошо и дже рспрекрсно, вышло по-другому...

- Кк - по-другому?..

-Тоск получилсь беспросветня, - вздохнул Фом

- Почему это?

Фом почесл в зтылке.

- Почему, почему... Может быть, потому, что толк никто и не знет, чего н смом-то деле хочет; может стться, что и не умеют они хотеть ничего по-нстоящему... тм откуд они пришли, кртин более ясня: врг укокошит пожрть опять-тки... но ведь это сиюминутные желния, сейчс речь не о них... Ведь для всего нужн сил, дже для того, чтобы зхотеть здесь кк следует, тк, чтобы сбылось... Кулкми рзмхивть д дрконов преприровть- одно, вот думть, предствлять и дже хотеть - это сов другое, это, если угодно, процесс скорее творческий...

- Но ведь для того, чтобы творить, нужен тлнт, - возрзил Ивн. - Я вот, к примеру, рисовть не умею: тк что, я теперь человек второго сорт?

Фом помотл головой.

- Я говорю не о медицине, о рботе. Получть что-либо можно, только зрботв это, извини з неуклюжую бнльность. И ндо рботть не только мускулми или годовой, но и чем-то другим - сердцем, душою, совестью, нзывй кк хочешь... Без этой духовной рботы, нверное, ничего не получится - дже здесь, где должны сбывться все желния...

Фом змолчл.

Ивн посмотрел н него и с любопытством спросил:

- Тк что, дрконы с великнми здесь нечстые гости?

- Д при чем здесь дрконы? - с тоской проговорил Фом и осекся. Помолчв, он продолжл уже другим голосом: - Д, их можно встретить довольно редко. Вот ты здесь новичок... и, кжется, попл сюд нендолго, тк что тебе рзвлечения предоствлены по полной прогрмме, вот других, предствь себе, тоск зеленя совсем зел, девться им отсюд уже и некуд...

- Д кого - других-то?

- Д местных нших рыцрей. Островитян. Они-то, кк сюд попли, пончлу веселились: кк же! Монстров и великнов - руби, не хочу. А только зчем? Рньше понятно было - поиски счстья. Снчл - для себя, потом - для Других, хотя бы теоретически. Ну, вот и ншли - блженство. Объелись досыт, брюхо нбили под звязку- ну и что дльше? Известня история... Д и дрконы перевелись- з нендобностью... Блженство подобного род, видишь ли, очень Непростя штук, это ведь не рй, где все очень хорошо рзложено по полочкм..

- Не зню, - с сомнением скзл Ивн. - Мне кжется, ты слишком все усложняешь. Кому, нпример, плохо, ли люди будут есть досыт?

Фом фыркнул.

- Ты меня не слушешь, - с упреком скзл он. - Во-первых, я не говорил, что плохо, если люди сыты... во-вторых, сейчс мы говорим не о тех, кто умирет о голоду, тех, кто может пожелть что угодно...

- Мне кжется, - возрзил Ивн, - что всегд можно придумть что-то новенькое - нпример, мир звоевть...

-Э-эй, - позвл Фом. - Кто-нибудь есть дом?.. я говорю не о голодющих, и не о рзжиревших лтифундистх, и дже не о всяких твоих Мкедонских... в конце концов, они все смертны, говорю я о тех, кто действительно может выполнить в принципе любое свое желние и тк желть до бесконечности, понимешь ли ты, дубин стоеросовя, пушечное мясо?

Ивн нсупился.

- Чего...

- Лдно-лдно. - Фом успокивюще поднял руку, - В принципе я вполне допускю, что все они по-нстоящему счстливы и, тк скзть, блженны. Н этот счет существуют рзличные теории, у меня, видишь ли, есть своя.

- Ну и ктись ты со своими теориями, - нчл Ивн, повышя голос. - Ты...

- Подожди, - перебил его Фом. - Посмотри-к... Ивн посмотрел. Вдлеке покзлся одинокий рыцрь.

- Ну и что тм ткое? - спросил он недовольно.

- Вот то тм ткое, - передрзнил его Фом вполголос. - Ты у нс счстливчик, сэр... э-э... Кк, кстти, твое имя, извини з нвязчивость?

- Меня зовут сэр Ин, - ответил Ивн, пропустив стихоплетовский сркзм мимо ушей. - Мой девиз всегд тков... гм... ! "Я вернусь!"

- Стрнный несколько девиз, - усомнился Фом.

- Ничего. Нступит время, и его узнет весь мир... - рссеянно скзл Ивн, вглядывясь в приближющуюся темную фигуру.

- Д? Может быть. Хотя я лично не вижу ничего в этом хорошего... Тк вот, сэр Ин, ты счстливчик- в некотором роде, конечно, поелику к нм приближется см сэр Лнселот Озерный, и нпрвляется он с очевидным нмерением снести тебе голову.

- Это почему?

- Ну, во-первых, потому что он всегд тк делет... во-вторых - хвтит и первой причины. Д, еще Озерня Дев, которую ты укокошил, - он, по-моему, его родственниц.

- Лнселот, говоришь? - пробормотл Ивн, рзглядывя остновившегося шгх в пятидесяти от них рыцря. - Имя-то известное...

- Куд уж известнее, - с готовностью подтвердил Фом, предусмотрительно отъезжя в сторону. - Н профессионльном ристлище провел восемьдесят тысяч четырест триндцть боев, в восьми тысячх четырест двендцти одержл победы - и всегд з явным преимуществом.

- Впечтляет, - соглсился Ивн.

- Готов ли ты, доблестный сэр, признть прекрсную Джиневеру смой рспрекрсной изо всех прекрснейших дм и биться со мной по этому поводу? прогрохотл бшнеподобный Лнселот из-под опущенного збрл. Конь и доспехи у рыцря были вороные.

- Не понял, - действительно не понял Ивн. - По ккому поводу биться?..

Лнселот смешлся. Было очевидно, что до всех остльных эт изыскнно куртузня и предельно вежествення фрз всегд доходил без особых проблем.

- Ну... - в зтруднении проговорил он. - Ты признешь, что Джиневер всех прекрсней и милее?

- Д пожлуйст, - пожл плечми Ивн. - Мне-то что?

- Тогд двй биться, - решительно скзл непогрешимо логичный Лнселот и взялся з копье непомерной длины.

Ивн покчл головой, усмехнулся, нпялил шлем и поудобнее ухвтил щит и свое копье.

Лнселот рзвернул своего коня, отъехл шгов н тридцть и повернулся. Ивн не стл покзывть противнику спи- и зствил своего коня, пятясь, отойти шгов н двдцть.

Лнселот пригнулся, выствил копье и словно вихрь помчлся нвстречу Ивну. Ивн тронул своего коня с мест.

Лнселот пер кк тнк: черный плщ лихо рзвевлся з плечми, копье было нствлено точнехонько Ивну в првый глз. По всему выходило, что известный мстер поединк шуток шутить не любил.

В последний момент Ивн пригнулся, и Лнселот про. мзл: глз Ивн, рвно кк и остльные чсти его тел остлись невредимы.

Впрочем, см Ивн тоже не попл в цель.

Лнселот зревел от ярости, рзвернул своего коня и снов помчлся нвстречу сопернику. Ивн в точности повторил его мневр.

Они сшиблись, и н этот рз результтивно: ослепленный яростью Лнселот порзил копьем пустоту, Ивн попл точно в центр щит противник.

Рыцрь в вороных лтх пулей вылетел из седл и с грохотом обрушился н землю.

Ивн слегк оторопел и осдил своего коня. Честно скзть, он не ожидл ткого успех.

Но Лнселот окзлся крепким прнем: хоть и с трудом, но все же довольно быстро он поднялся н ноги и теперь стоял, взрыкивя и трясясь от бешенств.

Шлем слетел с его головы, явив миру длинные черные волосы, белое ощеренное от злости лицо и встопорщенные усищи. Врщя от ярости глзми, Лнселот вытщил огромный меч и стл рзмхивть им кк сумсшедший.

Ивн тоже снял шлем, соскочил с коня, обнжил чудесный клинок и стл осторожно приближться к противнику.

Стло очевидно, что Лнселот не влдел собой в полной мере. Оно и понятно: ничего себе, сильнейшего рыцря Круглого Стол вышибли из седл, кк сопливого новичк, и кто! неизвестный выскочк. Лдно, сейчс все стнет н свои мест...

Лнселот змхнулся похлеще легендрного Портос ( тот, кк известно, мог н змхе испугть целую рмию) и обрушил свой меч н Ивн. Попди он, куд хотел, быть бы беде: ткими удрми стены прошибют. Но не получилось: Ивн ккуртно ушел в сторону, и весь богтырский змх пропл втуне.

Лнселот, рсплившись, снов рзмхнулся чуть ли не до Луны и снов удрил - с тем же результтом, то есть без него. Еще рз он попытлся уязвить Ивн - и опять тщетно. Их клинки дже не соприкоснулись.

Ивн держл меч двумя рукми. Когд-то он, следуя моде, обучлся поединку н смурйских мечх и кое-что зпомнил с тех пор. Он видел недосттки Лнселот: тот явно привык полгться только н свою, видимо, неимоверную, силу: похоже, здешним ребятм было все рвно - что дров рубить, что мечми рзмхивть. Никкого умения. Тем более что и дров нверняк здесь никто не рубил...

Рзумеется, попди Лнселот по Ивну своим тяжеленным мечищем, все было бы кончено, но известный рыцрь был все-тки слишком неповоротлив. Однко ндо было отдть ему должное: кк опытный боец, он скоро понял, что происходит что-то не то, погсил безумный блеск в глзх и стл зметно осторожнее в своих движениях.

Он сделл несколько ложных выпдов, но Ивн легко уходил от тяжелого меч.

Внезпно Лнселот взревел кк бык и бросился вперед. Ивну стл ндоедть поединок, и поэтому он решил не уклоняться.

Сверкнул чудесня стль, и Лнселот, споткнувшись, рстянулся н трве. Он тут же вскочил и недоуменно посмотрел н обломок клинк в своей руке. Меч Ивн срезл его по смую грду.

- Ну вот, - скзл Ивн, четким движением стряхнул вообржемую кровь с Эсклибур и вложил его в ножны. - ты говоришь - Джиневер...

Кк рз вот этих слов ему и не ндо было произносить. Соверщенно остнев, Лнселот отбросил бесполезный обломок и кинулся с кулкми н Ивн. Рыцрь был крепким прнем, и кулки он имел громдные.

Это был последняя ошибк Лнселот в этом бою. Ивн не стл придумывть ничего изыскнного, просто встретил его прямым в челюсть. Рыцрь дже не отлетел в сторону, упл нвзничь, не согнув коленей. Глз его зктились.

Ивн потряс рукой. У него создлось впечтление, что он удрил в крепостную стену,

- Н-д, - произнес подъехвший Фом. Во время схвтки он смирно стоял в сторонке. - Это впечтляет. Он что нпрочь помер?

Ивн н всякий случй пощупл пульс у Лнселот скзл:

- Нет, не нпрочь. Только немного. По крйней мере дышит.

Он похлопл рыцря по щекм. Голов Лнселот мотлсь из стороны в сторону, но в сознние он не приходил.

- Нокут, - пробормотл Ивн.

- Чего?

- Ничего, - отмхнулся Ивн. - У тебя вод есть?

- Есть, - скзл Фом и подл флягу. Ивн вынул пробку и побрызгл водой н лицо Лнселоту. Тот слбо хрюкнул, моргнул и посмотрел н победителя.

- Кк себя чувствуешь, доблестный сэр Лнселот? -учстливо спросил Ивн и подмигнул.

Глз рыцря нлились кровью, он рздул ноздри и по пытлся приподняться. С третьей или четвертой попытки это ему удлось.

Некоторое время он сидел н земле, держсь з голову и рскчивясь, потом с помощью Ивн поднялся н ноги.

Вств, он отпихнул Ивн и посмотрел н него исподлобья.

- Блгородный сэр, - произнес он спертым голосом прокшлялся. Блгородный сэр, - повторил он еще рз, - ты победил меня в честном поединке и по всем првилм рыцрств. Ты сохрнил мне жизнь... хотя что это ткое я говорю?.. но все рвно - ты поступил блгородно и по чести. Грмерси тебе з это. Теперь ты волен рспоряжться моим конем, моим оружием и доспехми, рвно и моею жизнь.

Он тяжко вздохнул и покрутил головой.

- Но кк же тебе это удлось?! - сокрушенно произнес он.

Вопрос был риторический, и Ивн не стл н него отвечть. Он сделл знк Фоме, тот спешился, и Ивн отвел его в сторонку.

- А что мне теперь делть с этим Лнселотом? - Он кивнул в сторону убитого горем рыцря.

- Кк - что? - удивился Фом. - Бери его в пленники д вози с собой. Все просто облдеют от звисти.

-Д?- усомнился Ивн.- Хорошо, допустим, что тк... А мне-то от этого ккой прок?

- Не зню, - в зтруднении скзл Фом. - Не хочешь возить с собой - тк просто отпусти его, чтобы ездил по свету и всем рсскзывл о том, ккой ты великий и ккя дм смя прекрсня по твоему мнению.

- Черт, - почесл Ивн в зтылке. - А еще?

- Что - еще?

- Куд его еще деть можно?

Фом в совершенном изумлении рзвел рукми.

- Не пойму я тебя, блгородный сэр Ин, хоть тресни, не пойму...

Ивн в досде мхнул рукой и повернулся к понурившемуся Лнселоту.

- Доблестный сэр Лнселот Озерный! - скзл он громко. - Соглсен ли ты ехть со мной в дльний путь и не докучть рзговорми о прекрсной Джиневере?

-Что знчит- соглсен, не соглсен? - рздрженно спросил Лнселот. - Я же твой пленник. А рзговорми, - Добвил он высокомерно, - я никому и никогд не докучю, зпомни это, рыцрь!..

- Извини, - скзл Ивн. - Я никоим обрзом не хотел обидеть столь достослвного и доблестного рыцря, кк сэр Лнселот.

- Ничего, - скзл Лнселот, смягчясь. - В конце концов, ты - победитель, я - побежденный... Очень мне, понимешь ли, непривычно быть побежденным, пожловлся он и, вздохнув, добвил: - Хотя - что-то новенькое все же. Рзвлечение...

Ивн сочувственно покивл. Смотреть н скучющего громилу Лнселот было збвно.

- Д, - спохвтился рыцрь.- А кк зовут тебя, могучий рыцрь, сумевший победить хрбрейшего из хрбрых и достойнейшего из достойных?

- Меня зовут сэр Ин, - терпеливо скзл Ивн.

- Ин, Ин... - здумчиво пробормотл Лнселот. - Не слыхл рньше я ткого имени...

- Зто теперь услышл, - скзл Ивн.

- Это точно, - соглсился Лнселот. - Еще кк ycлышл... А... - нчл он.

- Девиз мой - "Я вернусь!", - еще терпеливее скзл Ивн.

- Хороший девиз, - пробормотл Лнселот, потрогл свой подбородок. Ивн усмехнулся.

- Подбирй свою муницию, сэр Лнселот, - скзл он, - д и поехли, чего время зря терять?

Через некоторое время они вскочили в седл и тронулись в путь.

Лнселот спросил:

- Тк куд же ты едешь, сэр Ин?

Ивн помедлил, потом решительно скзл:

- Я ищу короля Артур. Ты не против, ндеюсь? Лнселот весь сморщился, точно хлебнул кислого.

- В чем дело? - осведомился Ивн.

Фом встревоженно посмотрел н них, но промолчл

- И зчем тебе только этот хлюпик пондобился? неохотно спросил Лнселот.

- Хлюпик? - удивился Ивн. - Я о нем совсем друг слышл.

- Тк то рньше было, - произнес Лнселот сквозь зубы.

- А сейчс что изменилось?

Лнселот опять сморщился. Было видно, что ему приятно говорить н эту тему.

- Сейчс... что сейчс... - Он вздохнул. - Ныне у него совсем ум з рзум зшел. Он ведь и рньше-то был порядочным мямлей, хоть и бился другой рз здорово. Все, бывло, рзговоры рзговривл, првду искл... Ккую женщину через свои искния проворонил...

- Это Джиневеру, что ли?

Лнселот быстро глянул н Ивн. Тот спокойно выдержл его взгляд.

- Д, Джиневеру, - скзл Лнселот, помолчв. - Не мог и не хотел он удержть ее подле себя, не ему он был преднзнчен... И предупреждли ведь его, с смого нчл предупреждли - не бери ее в жены, добр тебе не будет!..

- И кто же это предупреждл?

- Д хотя бы тот же смый Мерлин... Тк нет же - он король, он никого не слушет, он волен брть ее в жены... кстти, не спршивя ее соглсия... потом выходит, что виновты другие!..

Лнселот кипятился и рзмхивл рукми. Ивн искос н него поглядывл.

- Прошляпил он ее, вот что, - с горечью продолжл Лнселот. - Ее беречь ндо, лелеять...

- Знешь что, любезный сэр, - не выдержл Ивн, - нсколько я помню, это ты предл своего короля, покусившись н королеву. Мерлин Мерлином, ты см-то что же? Кк же твоя верность сюзерену? Ты же рыцрь Круглого Стол, должен з короля, з Артур, жизнь отдть, что выходит?

Лнселот тяжело посмотрел н Ивн.

- Жизнь отдть - это одно, - медленно произнес он, - з любовь - совсем другое...

Ивн ничего не скзл в ответ. Некоторое время они ехли молч.

- А Артур, - снов зговорил Лнселот, - похоже, збыл об этом. Я ведь был ему верен, искренне любил его, он нзвл меня предтелем. Почему?

- Нверное, потому, что предтельство - это всегд предтельство, н поле брни или еще где - сути дел не меняет, - неожиднно произнес Фом здумчиво.

Ивн с удивлением посмотрел н него.

- И чем предтельство ни опрвдывй, оно все рвно, гдко пхнет, добвил Фом.

- Это не предтельство! - гркнул Лнселот, нливясь кровью.

- А что же? - спокойно спросил Фом. - Это, любезный сэр, и есть смое нстоящее предтельство - в прямом смысле этого слов. Ты, сэр Лнселот, предл и своего короля - пусть дже и нечувствительно, хотя вряд ли, - и свои иделы, и смого себя, в конце концов. Н чем основывлсь твоя жизнь? Ты придумл в рельном нерельное, свой собственный мир, жил и поступл по его зконм. А потом вдруг окзлось, что зконы эти можно вполне свободно нрушть, поскольку в тком случе ты ответствен лишь перед своей совестью, с нею, кк получилось, можно и договориться: теперь же ты придумывешь в нерельном рельное, пытешься вывернуть все низннку, зплтить строй шлюхе, совестью именуемой, определенную, быть может, дже большую плту, успокоиться и жить припевючи: кк же, ведь ты, похоже, обрел блженство! А кким путем - это нм вовсе и без рзницы.

Ивн посмотрел н Лнселот. Рыцрь молчл, но отнюдь не подвленно.

- Любвеобильный сэр Лнселот! - провозглсил Фом. - Слыхли. С кем это ты тм бился, повернувшись к вргу спиной, дбы только иметь возможность постоянно лицезреть дму своего сердц?.. Скзть по првде, дорогой сэр, в твоих поступкх постоянно чего-то не хвтет: либо рзум, либо элементрной порядочности. Полюбил Джиневеру не кк королеву, но кк женщину - тк имей смелость или откзться от ткой любви... или перестнь быть рыцрей Н двух стульях трудно усидеть: но ты, видть, человек тлнтливый и умелый...

- Я не буду с тобой спорить, сэр Фом, - спокойно произнес Лнселот. - В этом мире все нстолько зпутно и сложно, что нельзя понять, кто прв, кто виновт...

-. Скжите, пожлуйст! - фыркнул Фом. - "В этом пире все сложно"! А где, интересно, ты видел, любезный сэр Лнселот, что все было бы просто, ? В кком это мире все просто? Чепуху ты говоришь, милейший сэр!

- Знчит, я говорю чепуху? - очень вежливо переспросил Лнселот.

-Аг.

- Хорошо, - после небольшой пузы невозмутимо скзл Лнселот. - Но в тком случе что тогд говорит и делет сэр Артур? Он бродит по змку, словно безумный, он пристет к окружющим с идиотскими речми, он выдумл ккой-то якобы существующий против него зговор и обвиняет в учстии в нем королеву...

- Мне кжется, вин Джиневеры двно докзн, - перебил его Фом.

- Ккя вин? Ты о том, что королев любит меня?..

- Извини, сэр Лнселот, - негромко произнес Фом, - но, по-моему, ббья похоть - понятие объективное.

Ивн ж поперхнулся. Вот тебе и куртузное вежество!.. Почему-то Лнселот не стл спорить: он помрчнел и умолк.

- Достойня компния, првд? - безжлостно продолжл Фом. - А что ксется Артур...

- Нет, ты погоди, - перебил его Лнселот. - Артур безумен: это видно хотя бы потому, что ежели бы он был в здрвом рссудке и действительно верил бы в зговор против себя и спрведливости, то он просто убил бы всех, к зговору причстных.

- Откуд ты знешь? - тихо проговорил Фом и вдруг подмигнул Лнселоту. Может быть, он просто выжидет Удобный момент. Узнет, кто есть его нстоящие врги, - и полетят головы... А?

Лнселот с изумлением воззрился н Фому. Было видно, что ткя мысль ему в голову не приходил.

Некоторое время он перевривл услышнное, потом решительно скзл:

- Ерунд это, любезный сэр Фом! Артур никогд не был хитер. Он прям и честен, кк подобет нстоящему рыцрю!

Фом посмотрел н него с нескрывемой нсмешк, Лнселот слегк смутился.

- Прям и честен, - здумчиво произнес Фом. - Кк и подобет. Д уж, это точно...