/ Language: Русский / Genre:sf_action

Крест Империи

Яна Завацкая

Действие происходит до начала колонизации Квирина, на планете Эдоли. Мир - предшественник. Христианская империя. Христианский социализм. Неоднозначный и суровый мир, где роль госбезопасности выполняет инквизиция, где жизнь людей жестко регламентирована. Где нет нищих, безработных, развивается наука, космические корабли летят к звездам. Можно по-разному оценивать Империю, но те, кто жили в ней - любили ее. Империя гибнет, но из пепла уже поднимаются новые, слабые ростки Будущего.

Яна Завацкая

Крест Империи

Аннотация: Действие происходит до начала колонизации Квирина, на планете Эдоли. Мир - предшественник. Христианская империя. Христианский социализм. Неоднозначный и суровый мир, где роль госбезопасности выполняет инквизиция, где жизнь людей жестко регламентирована. Где нет нищих, безработных, развивается наука, космические корабли летят к звездам. Можно по-разному оценивать Империю, но те, кто жили в ней - любили ее. Империя гибнет, но из пепла уже поднимаются новые, слабые ростки Будущего.

Краткая хронология эдолийской истории

Колонизация Эдоли

С момента колонизации - постепенная деградация науки и техники до разных уровней (на Сёгоре почти до первобытного состояния), войны, рассеяние.

Предположительно 12-20 тыс. лет до года Основы

Основание на северо-восточном материке (Эдоли) ордена Хавенов и государства (харваны - государствообразующая нация)

Год Основы, 0, начало летосчисления

Эпоха Первого Ордена

Постепенное заселение северо-восточного материка, ближе к концу заселение скантийского (юго-западного) материка. Войны, передел власти. Хавены играют роль костяка государства, а также военной силы, в их руках наука и культура.

0-3300

Жизнь выдающегося хавенского учителя (Тара) Кэрриоса. Реформа Ордена. В Орден начинают принимать талантливых детей без учета происхождения, также девочек. Орден сосредотачивает внимание на развитии науки и техники.

Мощный подъем уровня жизни, культуры, эдолийской государственности.

В это время - вторичное заселение Сканти эмигрантами из всех частей света.

Около 3300 г. Основы

Мощное развитие второй, независимой ветви Ордена - магической (биргенов). Постепенный упадок "ветви просветителей" Кэрриоса.

3350-3400 гг. Основы

Эпоха распада. Внешние враги завоевывают значительные территории страны. Орден традиционалистов-просветителей замыкается в себе, лишь отбирая из внешней среды способных детей. Орден хавенов становится государством в государстве. На остальной территории - анархия, полная деградация, невежество и нищета, при этом - расцвет биргенов, которые пользуются народными суевериями, чтобы поддерживать свою власть. Биргены не представляют централизованной силы, но очень заинтересованы в сложившейся анархии.

В это время традиционалисты приходят к возможности дальних космических экспедиций.

3400-3600 г. Основы

Появление на Эдоли святого Квиринуса и святого Реймоса. Проповедь христианства

3580 г. Основы, около 390 г. от Рождества Христова

Принятие христианства большинством хавенов. Орден становится христианским. Широкое распространение новой религии в массах. Начало борьбы биргенов с христианами. Жизнь биргенского учителя Медара. Христиане представляют собой меньшинство и преследуются (биргены используют для этого вооруженные отряды из крестьян).

3600-700 гг Основы

400-500 гг. Р.Х.

Основание империи, возникновение централизованной власти. Император-хавен Данри.

3720 г. Основы

510 г. от Р.Х.

Эпоха Рассеяния (или Биргенских войн)

Почти 4 столетия непрерывной борьбы за централизованную власть, войн с внешним врагом, гражданских войн и постоянного преследования биргенов. Десятилетия мирного развития сменяются глубочайшими провалами после применения ОМП.

Орден ставит перед собой цель полного истребления ветви биргенов, так как мирное сосуществование с ними невозможно.

3720-4090 гг. Основы

510-880 гг. Р.Х.

Правление Императора (по традиции хавена) Кория I. Очень жесткий правитель, который сумел собрать страну, полностью подавить сопротивление, уничтожить биргенов, объединить народы Эдоли на союзной основе. Создать христианскую Империю. Победить в Фаренской войне. Дать мощный толчок мирному развитию страны. Во время и после войны власть в стране полностью переходит в руки Ордена и правящего архиепископа, которому подчиняется император.

4090-4137 гг Основы

880-927 г. Р.Х.

Основа власти в стране - Император, но реальная власть в руках архиепископа и ордена, которому император, как член ордена, подчиняется. Третья власть - диаконии (профессиональная).

Мирное развитие Эдоли, мощный подъем науки и техники, постепенный рост жизненного уровня. Наконец научно-технический потенциал начинает превышать предположительный потенциал колонистов с Терры (атлантов).

Начинается противостояние Сканти (страна, благодаря отсутствию войн и благоприятному климату, также достигла высокого уровня развития) и Эдоли. Противостояние выражается в "холодной войне" и попытках передела мира - серии локальных войн, прежде всего на Сёгоре.

Освоение Элейила (северного материка). Начало колонизации Квирина.

4140-4200 гг. Основы

930-990 гг Р.Х.

Пролог (историческая часть).

385 год от Рождества Христова

Терра, Галлия, страна аламаннов

1.

Вышли рано утром, отслужив Литургию. Квиринус остановился и бросил взгляд на сруб, со свежими еще срезами, полюбовался деревянным, ловко сколоченным крестом над крышей, в блеске древесной листвы, омытой дождем.

Солнце еще только поднималось над страной аламанни, над густыми дубовыми рощами, над золотыми полями овса. Солнце поднималось, а птицы - птицы уже начали свой распев, и думалось епископу, что так на свой лад каждое утро крылатая тварь славит Господа. И легко, и весело становилось на душе от этого. Квиринус - всегда легкий на улыбку - чуть растягивал губы и шагал быстрее.

— Как бы сегодня Рандо не заявился, - сказал озабоченно Кристиан - он же Аморик - новообращенный брат из марки.

— Ну что ж, - веско сказал Квиринус, - заявится - окрестим.

Братья тоже заулыбались, но Аморик сказал:

— А если не захочет?

Квиринус сморщил привычно лицо, готовясь сказать что-нибудь такое, от чего все одобрительно рассмеются, но сказал лишь:

— На все воля Божья.

Мальчишка-германец запрыгал вдоль колеи, где стояла вода, и в три шага нагнал епископа. Заглянул в его лицо.

— Что же ты, отец Квиринус, совсем ничего не боишься?

Лицо - бронзовое, иссеченное сетью морщин и шрамами, горбоносое лицо природного римлянина - вдруг затвердело на миг, и показалось, будто сквозь вечно смеющиеся карие глаза епископа вдруг проглянул другой кто-то. Кто-то очень опасный, как сам Рандо по прозвищу Вельф - Волк. И тут же заискрились глаза улыбкой.

— В святом Писании сказано ведь… - Квиринус запнулся, подбирая германские слова, мысленно переводя высокую поэзию Павла с латыни, - Господь за нас, чего нам страшиться?

И правда - чего было страшиться в такое светлое, сверкающее утро поздней весны, когда вся природа, кажется, поет и благодарит Господа? Вот так, кажется, и встал бы на колени, закрыл глаза - да и отдал душу, и разницы бы не заметил, потому что дивно кругом и чудно все, как на небесах. Как сияет лазурь над головой - такой светлый и дивный купол в церкви Господа, здесь, на земле, и даже дивной базилике в Трире до этого неба так же далеко, как и нам, грешным, до чистоты ангельской.

И не только Квиринус радовался и благодарил Господа в душе, и спутники его, братья, с ним пришедшие, семенящие сзади, чтобы поспеть за широкой походкой бывшего трибуна - Симеон и Маркус, то же самое испытывали. В этот раз взял Квиринус с собой только их, а двух других братьев, пришедших из Трира, оставил в общине. А из новообращенных только этого мальчишку, Кристиана, и позвал с собой. Да и не нужно больше - сам отец Квиринус отлично говорит на их варварском наречии, еще во времена военной службы научился, от лучшего своего друга, аламанна-легионера Лойтари.

А ведь могут обозлиться аламанни на то, что вот уже двое молодых мужчин ушли от них невесть куда, невесть зачем…

Квиринус, только-только рукоположенный епископ аламаннский, сколько себя помнил, с детства - столько и отличался непоседливостью. Может, поначалу эта непоседливость и мешала ему принять всерьез ту веру, что исповедовала его мать. Отец был язычником. Мать пыталась рассказывать мальчику о вере, но поначалу все это было бессмысленно. Однако, может быть, материнские молитвы и помогли в конце-то концов. Свою страшную жажду действия, движения, неуемную энергию свою Квиринус направил наконец на дело, того достойное - завоевание Царства Небесного, и не только для себя, но и для варварского народа, не слышавшего Благой Вести, так и застрявшего в своем язычестве. Не случайно он отправился в эти земли, где проживал народ букинобантов, северных аламаннов.

Не так давно еще император Грациан - уже без своего трибуна Квиринуса - воевал против них, но теперь букинобантами правил дружественный Риму король Макриан.

И как хорошо, что Бритто, епископ Трирский, понял его и согласился, что не его это дело - спокойно сидеть в богатом и тихом Трире и служить Литургию для верующих. Нет, не его. Его дело - шагать по этой дороге, размокшей от дождя, хлюпая грязью, глядя в небесную лазурь, и радоваться, радоваться в душе тому, что жив Господь, и что можно Ему послужить, несравненно лучшему вождю, чем все императоры Рима, чем все императоры от самого начала времен. Квиринус постарался умерить радость в душе и подумать о деле. О чем будет говорить сегодня, как и с кем. Да все ведь уже решено, все ясно. Лишь бы только и в самом деле Рандо-Вельф не заявился в свою марку, рыщет волк где-то на севере, потрошит соседей - ох, не понравится ему община христиан по соседству, ох, не понравится! Хоть и поставил Квиринус сруб за границей общинного леса, на ничьей земле. Да может, и обойдется еще.

На все воля Божья, подумал Квиринус. Да и не может быть ничего плохого в такой сияющий день. И в такт шагам невольно стали вспоминаться ему строчки, когда-то прочитанные.

…Сверху же, выше их всех, поместил он веса лишенный

Ясный эфир, никакою земной не запятнанный грязью.

Только лишь расположил он все по точным границам.

— В одной громаде - слепой - зажатые прежде созвездья

Стали одно за одним по всем небесам загораться;

Чтобы предел ни один не лишен был живого созданья,

Звезды и формы богов небесную заняли почву.

Для обитанья вода сверкающим рыбам досталась,

Суша земная зверям, а птицам - воздух подвижный.

Только одно существо, что священнее их и способней

К мысли высокой, - чтоб стать господином другим - не являлось.

И родился человек. Из сути божественной создан

Был он вселенной творцом, зачинателем лучшего мира…

(Овидий, "Метаморфозы")

И вздрогнул Квиринус, снова подумав, что не глуп был поэт, раз угадал то, что так ясно сказано в Святом Писании. Нет, и на самом деле - хоть не знали языческие поэты истинного Господа нашего Иисуса Христа - однако кое-что, видно, Святой Дух сам вкладывал в их головы и водил иной раз их рукой. А иной раз и не водил, конечно - как это обычно бывает у людей.

И хотел Квиринус поделиться, как это он любил, с братьями этой мыслью, но подумал, что пожалуй все же не стоит, не подобает епископу языческую поэзию цитировать. И вспомнил другое, и запел низким голосом, густым и зычным (ох, как оглушительно раскатывался этот голос когда-то вдоль строя легионеров).

Splendor patern? glori?, de luce lucem proferens, lux lucis et fons luminis, diem dies illuminans.

И братья подхватили сразу же гимн, написанный великим учителем, миланским Амброзиусом - Квиринус давно запомнил его и научил других. Тем более, что учителя того всю жизнь теперь не забыть.

Verusque sol, illabere micans nitore perpeti, iubarque Sancti Spiritus infunde nostris sensibus.*

(*Сиянье славы Отчей, свет, от света излившийся,

Сердце света и света начало, источник света дня!

Яви нам солнце истинное, сияние дня вечного,

Озари разум наш светом Духа Святого.)

И вот показались вдали бревенчатые домики поселения букинобантов - марки. Квиринус помнил направление - сразу забрал влево, к одному из крайних бедных домиков, где жила мать Кристиана, Брунихильде. Отец парня давно погиб в какой-то стычке, а старший его брат, глава семьи, сейчас уехал вместе с Вельфом. Брунихильде же не возражала против того, что младший ее сынок ушел с чужеземцами, да и сама охотно прислушивалась к христианской вести.

Она стояла на пороге, будто ждала их. Статная, высокая аламаннка, хоть и морщины на лице, а все женщина хоть куда, Квиринус даже ощутил нехорошее что-то под сердцем, шевеление какое-то, видно, в молодости очень хороша была собой Брунихильде. И не видно, что старая - светлые косы уложены вокруг головы, не понять, седина это или просто, как все германские варвары, белокурая женщина.

Брунихильде обняла сына, повернулась к чужеземцам.

— Входите, что ж стоять.

У нее все было приготовлено - свежее молоко, овсяная каша. Квиринус благословил пищу, и стали есть. Очень кстати - в обители-то новосозданной с едой очень и очень нехорошо, пост, можно сказать, сплошной. Правда, свое поле засеяли, так что к зиме, если все хорошо пойдет, припасы кое-какие появятся. Главное - пшеница, иначе как служить Литургию? Купили и пару коров для общины, хозяйственный Квиринус не с пустыми руками пришел обитель основать.

— Как дела, хозяйка, что нового? - поинтересовался брат Маркус, молоденький италиец. Говорил он плохо на языке букинобантов, Симеон чуть получше, он раньше с готами жил, а языки-то похожи. Квиринус только тех с собой отобрал, что на местном наречии объясниться могли - ведь проповедовать идут, не на латыни же говорить с варварами.

Брунихильде себя долго просить не заставила, тут же начала рассказывать.

— А вчера тоже к нам чужеземцы явились - на вас не похожи, не понять даже, кто… Не франки, вроде, но и не ромеи. Двое, волосы светлые, сами чудные и говорят хоть на нашем языке, а не так. И вещи чудные разные принесли менять. А ну, пошел! - прикрикнула она на мохнатого пса, который вертелся тут же рядом в надежде, что упадет со стола кость.

— Что меняли-то? - спросил Квиринус. Брунихильде пожала плечами.

— Да не рассмотрела я, мне-то на мену предложить нечего, у меня вон сыновья все разбежались кто куда…

— Как же нечего? - спросил Квиринус, - Да такую красавицу я бы за одну улыбку одарил, если бы было чем.

И прикусил язык, ругая себя за нескромные слова, больше солдату пристойные, чем пастырю. Однако братья заулыбались, а хозяйка зарделась, повела красивыми плечами под вышитой тканью.

— Ну уж скажешь, чужеземец, старуха я, а ты говоришь…

— Такая старуха, как ты, десять молодух за пояс заткнет и еще плясать пойдет.

Все, Квиринус, замолчи, велел он себе. Ты не центурион на постое, пора эти замашки оставить. Желая наказать себя, он отодвинул молоко и перекрестился.

— Что ж так мало поел, ромей? - удивилась Брунихильде. Квиринус глянул на братьев.

— Да видишь, лекарь велел от излишеств воздерживаться, а не то пузо лопнет, - брякнул он. Маркус прыснул в молоко. Квиринус снова почувствовал угрызения совести. Вот то ли дело епископ Бритто - как всегда говорит, будто поет, серьезно так, размеренно, и сразу на душе покаяние целительным покоем разливается. Уж про учителя и говорить нечего. А он… его преподобие… до сих пор зубоскалить не отучился.

С другой стороны, подумал Квиринус, ведь сам Господь Иисус в Святом Писании велел, когда постимся, помазать волосы свои и умыть лицо свое, а не ходить всюду с кислой физиономией. Значит, и нечего свой маленький постный поступок напоказ выставлять.

— А еще говорят бабы, - продолжила Брунихильде, - что не сегодня-завтра Рандо вернется…

И потемнело ее лицо.

— Что ж ты, не рада разве? - спросил Квиринус, - ведь и старший сын твой тогда возвращается.

— Сама не знаю, рада или нет.

Брунихильде поднялась, посуду опустевшую собрала, понесла в угол. И сказала оттуда глухо.

— Не надо бы вам с Рандом встречаться, ромей. И сына моего забери. Вельф, он с ромеями сталкивался, и веру этот вашу не любит он, как бы беды не вышло…

Чужеземцы по случаю - а может и не совсем случайно так вышло - остановились в доме старого Хильтибранда, то есть как раз там, где хотел сегодня побывать Квиринус.

От Хильтибранда двое Благую весть услышали, и один - чудаковатый бобыль, племянник старика - в общину в лес ушел. А второй, кузнец, захотел креститься, и с женой своей по христианскому закону обвенчаться. Ему и жене его и хотел сегодня Квиринус преподать урок христианского вероучения. Но к досаде получилось так, что кузнеца сейчас дома не было - уехал он по делам. Когда вернется - может, к вечеру, может, раньше.

— Ну вот, зря пришли, - мрачно сказал Симеон.

— Ничего не зря, - возразил Квиринус, - ничего никогда зря не бывает, Бог за всем следит, не беспокойся.

Симеон лишь вздохнул и крякнул. И тут вошел в избу Хильтибранд-старик, а за ним один из тех, видно, чужеземцев, про которых Брунихильде говорила.

И правда - ни на кого не похож. Сколько народностей встречал, кажется, Квиринус на своем веку - а таких лиц никогда не видел. Может, грек? Да нет, не похоже. Восточный варвар? Волосы светлые, как у германцев, глаза голубые, а лицо - другое, узкое тонкое лицо, и в глазах ум светится. Опять же лицо бритое, без бороды, в отличие от аламаннов. И в то же время не хил, пожалуй, хоть в первую линию его ставь.

— Привет тебе, почтенный, - сказал чужеземец, чуть поклонившись, - наслышан о тебе, хотел познакомиться. Ты ведь Квиринус из Трира?

— Да, я Квиринус, епископ - с достоинством ответил он, - а это братья мои во Христе - Симеон, Маркус из Трира, и новый наш брат Кристиан. Как твое имя, чужеземец, и откуда ты?

Любопытные глазенки Маркуса так и посверкивали, но он молчал, пристально глядя на незнакомца.

— Зовут меня Реймос из Лора, - сказал тот, - я из далекой страны, с острова, что лежит еще дальше Британии к западу.

Квиринус мысленно представил карту - где же это остров такой, может, до него еще и мореплаватели не добирались? Темнит что-то чужестранец. Впрочем, его дело.

— И что же, - спросил Реймос, - правда ли, что ты с братьями пришел сюда, чтобы построить христианскую общину и проповедовать букинобантам вашу веру?

— Правда, - подтвердил Квиринус, - а слышал ли ты о нашей вере, почтенный муж?

— Да, я побывал в Римской Империи и слышал о ней. Был я и в Трире, видел там владыку Бритто, слышал проповедь его. И в Риме был, и в Милане. Очень мудр епископ Миланский Амвросий…

— Очень мудр! - с чувством повторил Квиринус, - нет второго такого в Ойкумене.

— Но вера ваша показалась мне непонятной. Вот посмотри, - и вдруг чужак легко перешел на латынь, хотя до сих пор он совершенно свободно, как на родном, говорил на аламаннском, - ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов…* * (Мф 26,28)

Квиринус внутренне вздрогнул от радости - неожиданной радостью было услышать вдруг здесь слова из Священного Писания.

Реймос продолжил:

— Что это означает, пастырь? Как можно с помощью пролития собственной крови освободить кого-либо от грехов?

Квиринус чувствовал радостное оживление внутри. Аламанны - те все больше Нагорной проповедью возмущались, как это так - подставить левую щеку, это разве что женщине простительно так поступать, а не воину… А тут - тут интерес поглубже и вопрос занимательнее. Но вот время терять не стоит - не хотелось бы ночевать сегодня в деревне, тем более, Вельф может пожаловать. Квиринус глянул на спутников.

— Симеон, сходи-ка к Одоакру, а ты, Маркус, возьми Кристиана и вдвоем пойдите на луг, там с мальчишками-пастухами потолкуйте. Я же пока здесь останусь, а после встретимся все у жертвенника, оттуда и домой двинемся. Смотрите только, до темноты не задерживайтесь.

Он говорил по-аламаннски, чтобы не смущать Кристиана и Хильтибранда, который, конечно, уши навострил в углу. Братья послушались, поднялись. Реймос внимательно смотрел им вслед. И вот они остались одни. Квиринус спросил.

— Что ж ты, знаешь латынь?

— Знаю, - ответил Реймос, - ответишь ты на мой вопрос?

— Отвечу, не торопи. Скажи только - читал ли ты все Евангелие?

— Я все Священное Писание прочел и хорошо его помню.

Квиринус только головой покрутил. Не христианин - и все Писание прочел. Чужестранец неведомо откуда - и на двух языках местных говорит, как на родном. Ладно, впрочем…

— Тогда помнишь ты, конечно, кто такой Господь наш Иисус?

— Христос, Сын Бога живого, - послушно ответил Реймос, - как и святой Петр сказал Ему. Только вот что это значит? Вы говорите, будто Сын Божий - это и есть Сам Бог, только иная Его ипостась. А есть те, кто говорит,будто Сын Божий вовсе Отцу не единосущен…

— А вот давай подумаем, - поморщился Квиринус при упоминании арианской ереси, - Если не единосущен, тогда правильно ты сказал - нет никакого толку кровь проливать. Бессмысленно тогда бы Он умер. А наша христианская вера в том, что мы поклоняемся единому Богу в Трех Лицах и Трем Лицам в одном Божестве, и при этом не смешиваем лица и не разрываем Божественной Сущности. Первое из них - Личность Отца, второе - Личность Сына и третье - Личность Святого Духа. Но Отец, и Сын, и Святой Дух - одно Единое Божество, равноценное в славе и в вечном величии…*

(* здесь Квиринус цитирует Афанасия Великого)

Реймос вздохнул.

— Много народов Ойкумены я видел, и много разных вер изучил. Такой сложной, однако, не встречалось мне ни разу! Объясни, христианин, как это может быть - одна сущность и одно Божество, когда их на самом деле три?

Квиринус улыбнулся - сразу на память пришли строки, написанные каппадокийцем Григорием.

— А вот представь, например, тучу, а из нее идет дождь и снег. Сущность у них одна, и в то же время - разные они.

— Ну хорошо, допустим… а как же совершилось то, что грехи людей были искуплены?

— Позволь меня спросить о твоей вере, почтенный муж? - Квиринус прищурился. Ему не раз случалось толково и доходчиво разъяснять людям основы вероучения, и он знал это за собой - не только то, что в памяти хранил все, написанное и старыми отцами, и современниками, но и объяснять умел, адресуясь к сердцу каждого отдельного человека. Не пытаясь понять человека, как можно что-то объяснить ему? Хотя Квиринус и не обольщался насчет своей способности объяснения - иной человек все поймет, все осознает, а все равно не обратится, ибо только Бог приводит к Себе людей, и происходит это не по разуму, а по Божьей воле.

— Веришь ли ты, как аламанны, во множество богов?

— Нет, твое преподобие, у нас своя вера, особая. Мы верим похоже на то, как верили иудеи. Есть один единый Бог, мы так и называем его Единым, и однажды люди ослушались Его и были изгнаны из начального рая, и грех поселился в них. И в Потоп мы верим, у нас есть такое сказание, а также в то, что все мы - потомки спасшегося праведника Ноя, однако и в нас живет первородный грех, и лишь праведная чистая жизнь, духовный рост могут человека избавить от этого. Только непонятно нам, как жертва кровавая - тем более, убийство животных или вовсе младенцев, как аламанны делают, на алтаре - может быть угодна Всевышнему и принести Ему какую-то радость…

— Убийство детей - мерзость в глазах Господа, и посмотри, как древние иудеи истребляли народы, приносившие детей своих в жертву Молоху, - подтвердил Квиринус.

— Ладно, а животных как же? Что же Богу Всевышнему, чистому Духу может быть приятного в том, что бесполезно закалывают быков? И чем это может искупить грех?

— А что же, по-твоему, нужно делать, чтобы искупить грех? Или вовсе его искупать не надо? - коварно спросил Квиринус.

— По нашему следует покаяться надо в грехе и пообещать больше не совершать его. А чтобы и вправду не совершить больше, надо над собой работать, и это основа нашей религии. Мы молимся и очищаем себя постом, воздержанием, работой. А быков закалывать - какой в этом смысл?

— Сейчас… Очищая себя постом, ты ведь не позволяешь себе вкушать пищи столько, сколько хочется?

— Да, конечно же.

— Выходит, ты сам себя, свою плоть убиваешь, желания своей плоти уничтожаешь, так же, как иудеи на алтаре уничтожали быков?

— Так и есть, - подумав, согласился Реймос. Его глаза блестели, видно было, что заинтересован человек беседой. Да и то - часто ли встретишь в этой глуши образованного латинянина?

— Выходит, и сам ты приносишь жертву, только без крови? Жертву Богу?

— Да какую жертву… - Реймос задумался, - скорее, это я сам себя, свое тело упражняю… Хотя… В ответ на мои усилия Всевышний и сам помогает мне к Нему приблизиться.

— Ну а значит, все-таки жертва твоя, отказ от пищи - шаг навстречу Богу, дабы грех первородный преодолен был… А быки, они не бессмысленны. Вот ты, я вижу, человек образованный…

— Что ж, да.

— А посмотри на аламаннов - люди они хорошие, однако ведь совсем дикие. Поди-ка объясни им про внутреннюю жертву, про работу над собой. Поймут ли?

— Пожалуй, что нет.

— Нет. А вот быка заколоть, мясо, которое для своей плоти растил, для еды, для семьи - отдать Богу - это для них понятная жертва. Такими были иудеи древние. А те, кто образованнее - те понимали, как писал святой псалмопевец: жертва Богу - дух сокрушенный. К каждому Бог на его языке обращается.

— Хорошо, - сказал Реймос, сделав паузу, - я понял, почему иудеи эти жертвы приносили, и не бессмысленно это было. Но скажи мне, почему же нужно было для искупления грехов такую жертву принести, как принес Сын Божий по-вашему? Ведь то наши грехи - а то Божественная плоть.

— Наши грехи нельзя искупить. Вопиют они к небу… страшны наши грехи… вот посмотри на меня - ты думаешь, я святой человек? А я до того, как к Христу обратился по милости Его, будучи молодым, убивал, и радовался, когда с моего меча горячая кровь стекала, и не всегда лишь в бою убивал, по приказу - а случалось, и по горячности, и от нечего делать даже. И с блудницами невесть что вытворял. Что ж ты хочешь, воином я был - так ведь и мирные люди иной раз не лучше… - Квиринус опустил глаза, - как ты говоришь, работа над собой, духовный рост, приближение к Богу, но только… может, у вас там, на острове, все люди благообразны и тихи…

— Да нет, святой господин, я понимаю, о чем ты. Все мы таковы, и я был воином, и хоть начальники меня сдерживали, не всегда вел себя так, как подобает.

— Так вот, а у нас здесь все таковы - и по справедливости, по суду нам только одно положено - смерть. Так же, как раньше Бог истребил Потопом семя человеческое с земли… Так и нынче Он по справедливости должен был поступить. Ибо таких, как мы, нельзя в рай пускать - тут же пожжем деревья райские, а друг друга перебьем и перекалечим. Согласен?

— В общем, да… Но ведь, - Реймос вскинулся. - есть люди святые, достигшие внутреннего покоя и мира, живущие в гармонии, праведники, что не грешили, либо давно праведной жизнью свои грехи искупили…

— Сколько тех праведников? Вспомни-ка историю Содома? Сколько, скажи? Один на сто?

Реймос помолчал. Кивнул.

— И одного на десять тысяч не будет, - сказал он, - ведь и из тех, кто на священном пути подвизаются, хорошо если один из десятка достигает. А что обо всех говорить?

— О том Господь и сказал поначалу: потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их*. Ох, немногие, Реймос, а прочие - прочие в погибель идут. *(мф. 7,14)

— Но что же делать тогда? - поинтересовался чужеземец. Квиринус блеснул темными зрачками.

— Мы, люди, ничего с этим поделать не можем. Только Господь сам сделал шаг нам навстречу. Потому и сказал позже: Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется. Вместо того, чтобы нас уничтожить по справедливости, Господь на смерть отдал Себя. Ведь не глумятся над телом казненного - пройдя смерть, он за все грехи свои заплатил. Только человек не в силах умереть и продолжить жить, а Господь вот умер - и вновь воскрес. Прошел за нас вратами смерти. Теперь мы чисты от греха. И каждый, кто уверовал в это, может спастись - Христос стал широкой дверью, дверью для всех, а не только для избранных праведников.

Реймос покачал головой.

— Понял ли ты меня, или непонятно я разъясняю?

— Понял я тебя. Ох, как это все необычно… только что-то ведь не так, Квиринус - ведь христиане продолжают грешить, сам же знаешь. Что же, за них опять надо жертву приносить, и так до бесконечности?

Квиринус испытующе взглянул на него - умен, образован, а вот это - поймет ли? Но надо попробовать.

— Для Бога нет вчера, сегодня, завтра. Нет времени. Бог бесконечен. Вне времени Он существует. Вне времени Христова жертва. Нет такого, чтобы Он искупил лишь грехи, совершенные за день до Его казни, а те, что на следующий день - не искупил. Потому все то, что делаем мы, недостойные овцы стада Христова, тоже подлежит искуплению, и говорим мы, что за нас, за меня лично Христос пострадал и страдает в вечности… и совершая грех, надо знать, что бичом жжешь невинное тело Христа или гвозди вбиваешь в Его плоть. Мы это делаем по недомыслию и неверию, однако можем, по великому милосердию Божьему, покаяться и спастись. Иначе же и надежды бы не было…

Квиринус умолк, видя, что глаза собеседника все больше расширяются - и смотрит он очень странно.

— Поразительно, - Реймос покачал головой, - Гераклит… Сократ… да, это все у вас есть, но… чтобы столь сложное учение завладело столькими умами! Поразительно! Впрочем, прости, святой господин, я поражен твоими словами о вечности и бесконечности, и не знаю, как может так умно рассуждать человек, не посвятивший свою жизнь… размышлениям о Вселенной. Для которого и сама Вселенная-то… впрочем, неважно. Ты хорошо разъяснил мне суть вашего учения. Я понял.

— Что ж, я рад, - сдержанно ответил Квиринус. Он не был доволен - собеседнику лишь казалось, что он понял. А понял он лишь умом.

— Потому и сказано учеником Божьим Иоанном, - добавил он, - Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную.

Квиринус старался говорить медленнее, чтобы слова отпечатались в памяти собеседника. Реймос кивнул - видно было, что беседа произвела на него впечатление.

— Благодарю, твое преподобие, очень поучительно было слушать тебя. Ты открыл мне новый мир, которого я не понимал. Пребывание мое… на вашей земле… скоро заканчивается, мне пора в обратный путь, и я считал, что узнал о вас все - однако же ни разу не случалось мне говорить с человеком, которые объяснил бы мне суть христианского учения столь доходчиво. Теперь я знаю, во что вы верите, и благодарен тебе.

Реймос вежливо попрощался и вышел. Епископ еще какое-то время глядел ему вслед. Зерно посеяно - взойдет ли? Может быть - не сразу, может, потребуется еще полить его, чтобы оно проломило плотную корку души и потянулось к Солнцу. Так часто необразованные и невежественные люди легче и быстрее воспринимают слово Божье, нежели ученые книжники, люди духовные и праведные. Однако, подумал Квиринус, теперь уже не мое это дело, теперь - Твое, Господи, я мог лишь рассказать ему о Тебе, а Ты не оставь этого чужестранца Твоей милостью.

Марка букинобантов была построена следующим образом - состояла из множества отдельных бревенчатых домов, окруженных землянками (наподобие той, в которой жила мать Аморика), и за землянками - наделы, где варвары растили овощи, горох и бобы, а кое-где - овес, рожь и ячмень, хотя основные поля тянулись за пределы жилой общины. От каждого такого хуторка до другого путь был не близкий. В центре же марки высился самый большой дом, обмазанный цветной глиной, окруженный домиками поменьше, и проживал в нем сам Рандо - ныне на хозяйстве отсутствующий. За маркой шумела священная роща, где приносились жертвы языческим богам. У этой рощи и хотел Квиринус встретиться с братьями.

Но пошел через общину кратким путем. Во-первых, хотел он еще заглянуть к вдове Кунигунде, богатая она, и у нее Квиринус хотел выменять кое-что из еды - на отрез шелка из Трира, который лежал у него в суме.

Во-вторых, следовало уже и поторапливаться. Братья скоро придут к роще, и надо в обратный путь - не такой уж близкий. Квиринус думал с досадой, что неудобно расположили общину - ходить до марки далеко, а ведь надо работать, пахать и сеять, добывать пропитание, до проповеди ли им будет? Но что поделаешь, ведь не будешь селиться на общинных землях - к чему раздражать людей…

Перед домом Рандо, веселым, цветным, будто оконная мозаика в соборе, лежала пыльная площадь - тут собирались аламанны перед военным походом или для каких-нибудь общинных празднеств и событий. Сейчас площадь была пуста, лишь дети в серых рубашонках играли в камушки на земле. Девочка лет 12 - по аламаннским понятиям, невеста - несла через площадь коромысло с пустыми ведрами. Светлые ее косы болтались до бедер. Квиринус невольно загляделся на плавную походку девочки, и как косы качаются в такт шагам, выругал себя - хоть, если подумать, и не было похоти в его взгляде, одно лишь любование красотой твари Божьей. Вдруг девочка остановилась, взглянула серыми большими глазами.

— Господин из ромейской земли?

— Да, госпожа, - осторожно ответил Квиринус, - а ты чьих будешь?

— Я дочь Рандо, - ответила девица, - а зовут меня Хродихильде.

Серые глаза, длинные ресницы - ох, сведет кого-нибудь с ума эта девчонка! - любопытно глядели на него. Видно было, что ей хочется поговорить, но все же она робеет. И без того смело - заговорить с незнакомым чужеземцем.

— А меня зовут Квиринус, - сказал епископ весело, - что ж, будем знакомы?

— А что это у тебя там на шее надето? - заинтересовалась девочка.

Они подошли к краю площади, остановились у сложенной поленницы. Квиринус подцепил крест - медный, не шибко дорогой, зато с отлично выполненным Распятием, римской работы, показал девочке.

— Это изображение Бога.

— А, так это вроде амулета, - догадалась Хродихильде, - а что ж это за бог такой - наверное, Вотан?

Квиринус понял, что предстоит разговор - но странным образом говорить сейчас ему не хотелось. Неясная тревога закралась в сердце. Почему? Наверное, просто надо торопиться… Квиринус преодолел себя и заговорил.

— Нет, Хроди, это Иисус Христос, Бог, который стал человеком, сошел на землю, а люди его распяли на кресте.

— Почему? - Изогнутые брови девочки поднялись на лоб.

— Почему распяли? Так потому что люди злые, вот и распяли его без всякой вины.

— Но он же Бог! Почему же он…

— Потому что Он хотел помочь людям, - пояснил Квиринус. Дальше нельзя было позволять задавать вопросы, иначе придешь в тупик - дальше надо было рассказывать. И он начал рассказывать. Девочка слушала внимательно. Развлечений тут у них в деревне мало - послушать байки каждый горазд. Квиринус вдруг увидел, что из-за поленницы выползает еще какой-то паренек-подросток. И старуха подошла, остановилась поодаль. Он вдохновился…

— Бог есть только один, он создал землю, людей, животных и всех этих богов, которых вы почитаете, и которым приносите жертвы…

Жертвы они приносят бесам - но об этом Квиринус пока благоразумно умолчал. Об этом - потом успеется.

Внезапно он почуял - шум и дрожание земли. Очень отдаленный, но такой знакомый воину шум - топот скачущей вдали конницы.

Так вот, в чем причина тревоги, терзавшей его! Рандо все же вернулся. Надо, значит, уходить - и быстро. Но на Квиринуса смотрели уже шесть пар глаз. Слушали его рассказ. Жаль, что нельзя собрать их всех и один раз рассказать… как святитель Амвросий… в церкви… Но нельзя сейчас уйти!

И Квиринус продолжал рассказ. Про Сына Божия Единородного, Агнца, взявшего на Себя грехи мира, самого Себя положившего на жертвенный алтарь. Дабы спасти людей от ада и вечной гибели. Он говорил хорошо, может быть, никогда в жизни так не говорил… Его несло вдохновением, Святой Дух снизошел - он был сейчас как те апостолы, что внезапно заговорили языками.

…Это случилось с Квиринусом восемь лет назад. В Медиолане.

Из Галлии он сопровождал императора Грациана в Рим. В Медиолане остановились - не только чтобы дать отдых коням и людям. Император хотел непременно о чем-то потолковать с тамошним епископом.

Квиринус, надо сказать, был не крещен, хотя к христианству и относился с симпатией - церкви, красивые распевы напоминали ему о дорогой, давно умершей матушке. Однако после ее смерти Квиринус и вовсе перестал интересоваться религией - не все ли равно? Воевал, кутил, на досуге с удовольствием читал, учил языки - к языкам оказался способен.

Почему императору вдруг понадобился епископ - яснее ясного. Только был убит готами в битве под Адрианополем его дядя Валент - и убит как раз потому, что не пожелал дождаться Грациана с его легионом. И осталась еще одна проблема. Мачеха Грациана, Юстина, провозгласила императором своего малолетнего сынка, названного, как и отец, Валентинианом. Сам мальчишка был ни при чем, однако мать его Грациану изрядно мешала. Мешала она и Амвросию епископу, будучи арианкой. Так что поговорить им было о чем. Ну а Квиринус, помимо долга службы, рассчитывал поглядеть город, в котором не бывал раньше, да может, поискать смазливых девчонок.

Император был приглашен к епископу на обед, а после обеда они уединились, Квиринус же, как и трое других высших офицеров, был предоставлен себе. Всегда жадный до книг и чтения, он пробрался в библиотеку епископа - и был поражен богатым собранием пергаментных кодексов и свитков. Пользоваться библиотекой было разрешено, как передали от епископа, и Квиринус не замедлил этим воспользоваться, до темноты жадно переворачивал пергаментные листы. Попался ему тогда какой-то из отцов, писавший по-гречески, со школы Квиринус знал греческий неплохо, и заворожила стройная логика философа.

Так смеркалось, и Квиринус хотел было выйти из библиотеки, положил на место кодекс, и только тут заметил, что он не один.

Смутная в полутьме фигура - невысокий человек, но очень прямой и стройный, с узким лицом, не по-римски бородатый. Вошедший спросил дружелюбно.

— Привет тебе, гость! Ты ведь из тех, кто сопровождает императора Грациана?

Голос его, интонация невольно располагали к себе и в то же время внушали уважение, будто говоришь с вышестоящим офицером. Квиринус ответил в том смысле, что да, он трибун, находится при особе императора. Воевал с ним в Галлии.

— Ты любишь хорошее чтение, трибун? Так редко можно увидеть интерес к книге среди людей твоего занятия - а впрочем, император Грациан и сам на редкость образованный человек.

— Здесь хорошая библиотека, - искренне заметил Квиринус, - и в Риме я не встречал таких.

— Ты римлянин?

— Да, я родился и вырос в Риме.

— Христианин ли ты?

— Я не крещен, - коротко ответил Квиринус. Это могло значить, что угодно, но и явно указывало на то, что от язычества он также далек.

Незнакомец приблизился к нему и поднял лампу, которую держал в руке. Квиринус внезапно отшатнулся - поразили глаза этого человека. Большие светлые, в контраст темным волосам и бороде, и на миг показалось римлянину, что взгляд этот проник прямо в его сердце, под мощной броней ребер и мышц, проник и прочел все, что там было записано - и снова отпустил, найдя малоинтересным.

— Приходи завтра в собор, почтенный трибун, - пригласил незнакомец, - приходи и послушай.

Квиринус пообещал, вроде бы из вежливости, но он уже знал почему-то, что придет обязательно. Распрощался и ушел.

На следующий день, еле отболтавшись от друзей, которые по случаю праздничного отдыха собрались попариться в термах, он действительно отправился в собор.

Каким же было его удивление, когда на епископскую кафедру вошел вчерашний его собеседник. Квиринус сам себе поразился - вроде бы, ничего особенного, ведь он и был в доме епископа, так отчего бы ему с епископом не встретиться? Просто вчера ему даже эта мысль в голову не пришла, уж очень запросто беседовал с ним этот чернобородый. Амброзиус тем временем начал говорить с кафедры проповедь, и звучный, выразительный его голос надолго остался в памяти Квиринуса.

1Свет Христов не заграждается стенами, не разделяется стихиями, не помрачается тьмою. Свет Христов есть день без вечера, день бесконечный: он всюду блещет, везде освещает, ничто от него не укрывается…* *(Текст проповеди взят из "Слова на Пасху" св.Амвросия Медиоланского).

Слушал трибун, стоя у дверей, и вдруг жарко ему стало под плащом, и пот полился градом. И почудилось - свет льется сквозь темный купол собора, сорван купол, и как кровь из зияющей раны, хлынул вовнутрь свет…

— С приближением Света Христова и диавольская тьма прогнана, и неведение грехов прешло, и настоящим светосиянием прежние умозаблуждения истреблены, и обольстительное нечестие прекращено. Кто же есть День Неба, как не Христос Господь? Он есть День Сын, Которому День Отец открывает таинство Божества Своего; И так как за Днем Неба никогда не последует ночь, то и по явлении правды Христовой тьма грехов исчезает. Так как День всегда сияет и не может быть объят никакою тьмою, то и Свет Христов сияет и не покрывается никакою темнотою грехов. Потому евангелист Иоанн и говорит: "Свет во тьме светит, и тьма не объяла Его" (Ин. 1, 5)

И задрожал трибун, и не заметил, что опустился уже на колени. Не слышал, как ушел проповедник с амвона, и как запели в храме. Не помнил, как вышел на улицу. Будто стрела вонзилась меж пластин доспеха - и прямо в сердце, будто копьем пробило грудь, так Квиринус, никогда не сдававшийся, не знавший страха в бою, взлетевший уже на вершины военной славы, приближенный к императору - был навсегда побежден мягким неслышным касанием Агнца, бессильно распятого на Кресте.

Он поехал с императором в Рим, навестил родных, затем тем же путем - обратно в Галлию. Доехав до Трира - как раз приближалась Пасха Христова - уволился из армии и остался навсегда в граде Божьем, под крылом епископа Бритто. На Пасху был окрещен, а уже через год обрел таинство священства.

…Так говорил Квиринус о Сыне Божьем Распятом - а грохот и шум становились все ближе. И мелькнула мысль, что и не надо теперь убегать - догонят, и еще приведет он Рандо прямо к своим братьям. Ведь не для того, чтобы умереть, пришли они сюда. Для того, чтобы жить, строить, проповедовать.

Въехали на площадь в хороших доспехах всадники. Вождь Рандо во главе, на могучем вороном жеребце, с волчьими хвостами на шапке, с огромной бородой, огненно-рыжей. Огромный варвар с обезображенным лицом - вместо левого глаза заросший провал. Заметил неладное, подскакал к незнакомому ромею, притормозил коня.

— Ты кто таков?

— Я Квиринус, епископ из Трира, - ответил римлянин. Лицо Рандо исказилось.

— Это ты, дерьмо собачье, мутишь мне людей? Хочешь под римские мечи нас подвести?

— Что ты, Рандо, - спокойно и смело ответил Квиринус, - разве такое придет мне в голову? Я всего лишь служитель Бога, мне до Империи дела нет. Пришел я сюда, чтобы твоим людям рассказать - тем, кто хочет послушать - про истинного Бога, единого Творца неба и земли…

Дружинники, столпившиеся вокруг, даже как-то приутихли. Больно уж уверенно говорил римлянин. Говорил, словно командовал. Словно привык людьми повелевать. Но Рандо это еще меньше понравилось. Он соскочил с коня, передал повод мальчику. Подошел ближе к чужаку. Теперь видно было, что Квиринус и ростом не уступает Вельфу-гиганту, а в плечах будет даже и пошире его. Только смуглый и чернявый, и глаза темные сверкают.

Рандо не любил ромеев. И веру их поганую не любил, как и все в них. Когда он еще ребенком был, захватили как-то ромеи их селение, и мальчик успел спрятаться, а деда легионеры прямо на его глазах закололи, а потом еще хуже - приволокли сестру и мать, и тут же прямо в доме их изнасиловали. А потом Рандо воевал, и римское копье ему прямо в глаз воткнулось, с тех пор вместо левого глаза - страшный провал… Нет, не любил он ромеев, и ничего доброго от них не ждал.

И живым не собирался этого гада отпускать. Видно же, что военный он, легионер - выправку не скроешь. А прикидывается мирным жрецом… Рандо от ненависти сжал кулаки.

Что ж, можно зато веселое развлечение устроить. Заодно и людям неповадно будет впредь с такими разговаривать, и кому он уже успел римских сказок напеть - те призадумаются…

Рандо бросил взгляд на своих людей, насторожившихся было. Кое-кто с коней спешился. Стояли полукругом. За поленницей дети прятались. И народ собирался на площадь - тут и дружина приехала обратно, и развлечение, вроде, какое-то ожидается…

— Вот что, ромей, - решил он, - уйдешь отсюда сейчас же, и чтоб духу твоего поганого в нашей марке не было! Если только узнаю, что явился, размажу по стенке, как таракана. Но прежде, чем уйдешь… скажи-ка мне, про что ты там рассказывать собирался?

— Про истинного и единственного Бога, Господа нашего Иисуса Христа, - Квиринус выпрямился.

— Так вот, мы такого бога не знаем, ромей. И знать не хотим. Наш Бог - Вотан, и Донар наш Бог, и Фригг, и другие, а такого мы не знаем. Прежде, чем ты уйдешь, хочу я, чтобы ты сказал, так, чтобы все слышали - нету никакого твоего бога Криста, а повелитель всех богов и тот, кто землю сотворил - это Вотан. Давай, повторяй за мной!

— Ну а если не скажу, Рандо? - поинтересовался ромей.

— Тогда и не уйдешь, - сообщил вождь буднично, - живым не уйдешь отсюда. Давай, говори!

Странное дело, похоже, что перспектива не уйти живым ромея обрадовала. Он выпрямился и даже чуть ли не заулыбался, глаза прямо заискрились.

— Эх, Рандо! Истинный Бог один, Иисус Христос, предавший Себя на смерть за грехи людей. Что ж я могу еще сказать?

— Убью ведь, - предупредил Рандо, сжимая огромные свои кулаки. Он еще сдерживался, но злость росла. Непонятны эти люди, непонятны - ну ясно, не хочет он прогибаться, но ведь это жизнь! Из-за каких-то слов свою жизнь отдавать…

— Убивай, - согласился Квиринус.

Он опустил глаза, чтобы скрыть то странное, что творилось в душе - а в душе все нарастала радость, и теперь он понял, что это такое - когда в сердце поет ангельский хор. Тот свет, который некогда хлынул сквозь прорванный купол собора в Медиолане, тот свет теперь был совсем близко, и одного хотелось - на колени, и петь, петь гимны, не вытирая счастливых слез. Квиринус едва сдерживал рвущуюся улыбку - совсем уж глупо это будет выглядеть… Да, подумал он, конечно, вряд ли они убьют меня быстро. Но какая разница, еще немного, и наконец-то все кончится, все, навсегда, и я буду рядом с тобой, Господи! Спасибо Тебе, чего же еще может быть лучше, чем такая смерть! Конечно, хотелось поработать еще, пожить, побольше людей обратить, укрепить общину, однако, если на то воля Твоя…

…Так было, кажется, вечность назад - он был еще совсем молодым центурионом, и стоял в передней шеренге в ряду легионеров, прикрывшись щитом, и щиты сверкали на солнце. Безжалостное солнце било в лицо, сжигало задубевшую кожу, отражаясь, полыхало в щитах, в доспехах, и сиял на солнце орел легиона, вознесенный над головами, и рядом значок с изображением льва. Готские лучники вяло постреливали, и временами пытались брать их на крепость - шли на приступ, копья звенели о щиты, стрелы со свистом резали воздух.

Но очень, очень трудно, почти невозможно - прорвать такую вот стену щитов.

Левый фланг занимала когорта, которой и командовал тогда Квиринус, и было в ней множество рыжих и белобрысых аламаннов, преимущественно из букинобантов, и лучший его друг, Лойтари, тоже стоял рядом тогда…

Лойтари - огненно-рыжий и бородатый варвар, в одной из стычек Квиринуса стрела поразила в шею, и вытащил легионер своего командира с поля боя…

Каково это - быть частью стены? Стоять, закрываясь щитом, обливаясь потом под тяжелой, прошитой железом лорикой, под шлемом, слушая свист стрел, видя где-то там, в туманном мареве смутные силуэты врагов - варвары прятались от стрел в кустарниках. Так стояли они час, и два, и три, и солнце давно перевалило за полдень, а они все еще стояли, не двигаясь с места, и справа от Квиринуса упал легионер, не успел прикрыть лицо. И слева в ряду кто-то упал, зазевавшись, пропустив стрелу, и тотчас на его месте снова сомкнулись щиты - сплошной стеной. Временами дротики и стрелы начинали лететь тучами. Временами стояли спокойно, и тогда надо было только прислушиваться к гудению затекших ног, ловить ртом душный невыносимо горячий воздух, и думать, думать, когда же это все в итоге кончится - хоть чем, хотя бы и смертью…

В той битве погиб Лойтари, и Квиринус никогда уже не мог совсем, до конца забыть огненно-рыжего варвара, с которым сумел сдружиться - может, потому и решился идти проповедовать его единоплеменникам.

Так было и теперь - больно, невыносимо трудно, но это надо было просто перетерпеть, переждать, и это кончится. Квиринуса привязывали к перекладинам косого креста. Он уже понял, что будут с ним делать, и страх шевельнулся в душе, но радость - радость была еще так велика, что страх улетучился мигом. Его уже основательно избили, руки тех, кто его привязывал, и даже лица их были уже перемазаны его кровью. Но радость была такой, что Квиринус вытерпел бичевание, ни разу не охнув. Словно ангелы держали его в руках, и принимали на себя половину того, что ему доставалось. И в третий раз Квиринуса спросили, и снова он сказал, что да, все же нельзя говорить неправду, а истина в том, что Иисус Христос - Сын Божий и Бог, творец Земли и Неба. И тогда встал над ним дюжий дружинник Рандо и размахнувшись дубиной, ударил его по предплечью, переломив кость. Квиринус ожидал удара, и если и вскрикнул, то очень тихо, просто звук выскочил из груди сквозь сжатые зубы. Все сомнения, мучившие его когда-либо, наконец ушли. Бог есть, и Он рядом. Квиринус был счастлив. Он знал, что будет еще много таких же ударов, и надо еще потерпеть, и потом - вот он, вот уже рядом этот Свет, и это свершается по воле Божьей, и как же это хорошо, как прекрасно! Так женщина, рожая, кричит от боли, и все же радуется, создавая новую жизнь. Так и Квиринус шел сквозь врата смерти, сдерживая крики и не то плача, не то улыбаясь.

Ему сломали кости, одну за другой - на каждой руке, голени и бедра, пробили ребра, и наконец сняли и стали привязывать к колесу. Все это было переносить еще труднее, и Квиринус даже закричал от боли, на минуту отвлекшись от Вечного Света со своим переломанным телом. Руки и ноги связали сзади, и прежде чем поднять столб с колесом, палач еще подошел сзади и точным ударом дубины сломал позвоночник.

Это и было последним, что помнил Квиринус в своей земной жизни - мощный ошеломляющий удар, разбивший спину, и после этого разодралась завеса, и свет в его глазах окончательно померк…

Он не слышал оглушительного грома на площади. Не видел, что в просвете меж домами появился светловолосый чужестранец Реймос с далекого острова, что лежит еще дальше Британии, прямой и бледный от гнева. А за ним - его товарищ, поменьше ростом и поуже в плечах, но похожий на него. И в руке Реймос держит что-то совсем небольшой, что-то вроде небольшой палки, и из этой палки вылетает оглушительный грохот и пламя. Все на площади обернулись к чужеземцам, и Реймос крикнул по-аламаннски.

— Все в сторону! Убью!

И чтобы подтвердить эти слова, вновь испустил грохот, и что-то невидимое вонзилось в землю у ног дружинников, и земля взлетела фонтанчиком.

Реймос, а за ним и второй чужеземец, бросились вперед, но тут Лантикар - отчаянная голова, не побоится и злого духа - кинулся на них с копьем. И снова испустила палица гром, и дружинник покачнулся, и упал - все видели огромную дыру в его груди, хлынула кровь, дыра, будто копьем пробитая, только нет копья-то, и это было особенно страшно. После того уже никто не решался приблизиться к чужеземцам. И пока Реймос с палицей своей стоял, охраняя товарища, товарищ этот подошел к столбу, опустил колесо, отвязал поганого ромея, еще живого, хоть и с перебитым хребтом, и вроде бы, без сознания, и уже вдвоем, не опуская своего страшного оружия, подхватили чужеземцы Квиринуса и поволокли куда-то - прочь из марки, может, в царство подземных духов, откуда и явились.

Деревенские стояли, раскрыв рты, а некоторые бабы плакали, впрочем, они с самого начала плакали, одно слово - женщины. И еще сын старого Хильтибранда, кузнец, стоял, сжав кулаки и молча, мрачно глядя в землю.

Позже Рандо выяснил, где обосновались ромеи, и попробовал налететь на выстроенный ими дом и перебить всех, чтоб неповадно было - но только не нашел никого, дом был пуст, ушли они все, да и правильно, наверное, сделали.

2.

Реймос боялся говорить о том, что происходит с ним - боялся, чтобы нечаянно не расплескать радость, которая, кажется, навсегда заполнила его сердце. Он еще не знал, как эта радость называется. Все, чего он хотел - поговорить со спасенным терранином, но пока еще было нельзя, врач держал его на искусственном сне, очень уж тяжелыми были повреждения.

Реймосу казалось, что происходит с ним то же самое, что некогда, в детстве - когда его Тар, знаменитый хавен Венис Лорский остановился в поселке.

Реймосу было тогда восемь лет. Жил он у собственного дяди - родители мальчика умерли во время неконтролируемой вспышки черной лихорадки, тогда была как раз война с Маккарским княжеством, враг применил бактериологическое оружие. Двухгодовалый Реймос один из семьи выжил, и кто-то из соседей привез его в Сунью и отдал родственникам, а именно - дяде. С самим дядей Гортом он общался редко, им распоряжалась дядина жена, тетя Фло, у которой родилось еще трое детей, старший мальчик и две девочки младше Реймоса. Тогда Реймосу казалось, что это - нормальная детская жизнь, что другой не бывает. Сколько он себя помнил, он должен был натирать полы, чистить овощи, полоть грядки, ухаживать за свиньями на дядиной ферме. Обязанности начинались с раннего утра и продолжались до темноты, редко-редко у него было свободное время, и он пробовал выйти на улицу, поиграть с ребятами, но старший сын тети Фло поднимал его на смех, и ребята забрасывали грязью маленького раба. Рейм понял, что весь мир - против него, но сам он не был злым, ему не хотелось драться ни с кем, не хотелось доказывать кому-то, что он не хуже - он просто перестал общаться с кем-либо. Прятался от посторонних глаз, словно маленький зверек. Нашел он себе развлечение в редкие часы отдыха - лазил на чердак, играл там, и однажды открыл старый огромный сундук, битком набитый старинными книгами. Мальчик сам не знал, откуда умеет читать, буквы, кажется, он знал всегда. Что странно, потому что тетя Фло читать не умела, а дядя - с трудом. От нечего делать стал по слогам разбирать написанное. Вскоре он читал уже хорошо, и целый мир открылся ему в пыльных, с желтоватыми страницами, старых фолиантах. Там было написано о том, как на Эдоли прилетели первые корабли - с далекой неведомой планеты Терра, где целая цивилизация погибла от стихийного бедствия, как колонисты осваивали пригодный для жизни, но чужой и враждебный мир. Как устроена Вселенная с ее звездами и планетами. Как Единый Создатель, Бог заботится о каждой твари в этом мире, и о том, что происходит с нами после смерти - все люди по делам своим и мыслям направляются либо в Райский Сад к Единому, либо в темный Провал, где их мысли гаснут навсегда, потому что они злы. Написано было о старинных войнах, о том, как навсегда было утеряно искусство строить звездолеты, летать в небо, да и многое другое было утеряно в войнах и бедствиях. А потом появился орден Хавенов, и науки стали возрождаться снова, но снова и снова развитие страны задерживалось страшными войнами, и с каждым разом оружие, применявшееся в войнах, становилось все страшнее…

У Рейма теперь было о чем размышлять, и он размышлял, мешая в чане пойло для свиней или отскребая полы. Ослушаться тетю или дядю никогда бы не пришло ему в голову. Но иногда он совершал ошибки, или же просто попадался тете на глаза, когда у той было плохое настроение - и тогда его больно секли хлыстом. Тетя часто кричала на него, говорила, что он - нахлебник, что надо было не брать его в семью, а выкинуть сразу, и пусть бы хавены в приют забрали, а она вот взяла его, и столько лет кормит и растит, как собственного сына, а он, неблагодарная тварь… Это было еще хуже побоев, потому что Рейм никак не мог понять, в чем же заключается его неблагодарность, и что надо сделать, чтобы исправить это. Он не хотел быть неблагодарным.

Несколько раз тетя ходила на прием к старцу-биргену, брала с собой Рейма. Настоящих хавенов очень мало, их почти и не видно, а большинство хавенов стали теперь биргенами, именно эта ветвь Ордена забрала власть в стране. Да и власть биргенам была не очень-то нужна. Так и старец, от которого зависела вся жизнь деревни, проводил все свое время в медитациях в удаленной пещере, и лишь время от времени принимал посетителей. Он охотно (за определенную мзду в виде сала и яиц) подтвердил тетины опасения - мальчик крайне глуп, упрям, нуждается в твердой руке, и еще его лучше не выпускать на улицу. Какое-то время после посещений старца тетя усиленно "занималась" Реймом - запирала его в кладовке, лечила с помощью прикладываний жгучей травы осны, давала пить мерзкие отвары, от которых кружилась голова и тошнило. Но к счастью, ее энтузиазма хватало ненадолго.

Рейм никогда не видел тех хавенов, о которых читал в книгах. И не знал, есть ли они теперь вообще. Биргены, которых вокруг полно, на них совсем не похожи. Он не знал, что Орден все еще существует, только биргены откололись от него, посвятив себя магии и общению с потусторонним миром. Что за сотню лет до его рождения в ордене хавенов появился великий учитель Кэрриос, и что многое стало меняться - в орден начали принимать не детей знатных адели, а всех подряд, стали принимать и девочек в особые женские ветви. И критерием для отбора в Орден стало не богатство и знатность родителей, а только способности ребенка. И когда в Сунью приехал молодой и красивый хавен - конечно, Рейм украдкой, прячась, бегал смотреть на него, но ему даже в голову не приходило, что это может как-то изменить его собственную судьбу.

Хавена звали Венис Лорский. Он был одет в длинный дорожный плащ с винселой - разделенным пополам черно-белым кругом, эмблемой Ордена. Был красив, двигался легко, и голос у него был звонкий и повелительный. На поясе у хавена висела кобура с запретным для простых людей огнестрельным оружием, а с другой стороны - боевая дубинка-электрошокер. Он остановился в деревенской гостинице, и с утра до вечера родители вели к нему детей от пяти до десяти лет, которых он заставлял выполнять какие-то задания, и четверо - две девочки и два мальчика - оказались пригодными для вступления в Орден, но одна из девочек расплакалась, сказала, что не хочет уходить от родителей, и так и осталась дома. Прошли тестирование и дети тети Фло, но никто из них хавену не подошел, не вытянул счастливый билет. Рейм строил какие-то планы - как бы тоже проникнуть к хавену и попробовать себя, хотя и понимал, что это абсолютно безнадежно. Он ведь даже в школе не учится! Его двоюродный брат уже три года ходил в школу. Рейм еще толком считать не умел. Вот читать - это да, с этим у него все было в порядке. Но этого, наверное, мало, чтобы стать юным хавеном.

Да и кто пустит его к Венису Лорскому без родителей? Обычно родители приводили детей. Рейм пробирался на площадь к гостинице, только чтобы взглянуть на хавена, Однажды, когда Венис Лорский вышел из дверей гостиницы, Рейм оказался рядом. Затаив дыхание, он смотрел, как хавен надевает серую куртку с винселой, чтобы вскочить на мотоскар, достает перчатки. Одна перчатка упала, и мальчик стрелой рванулся под ноги хавену - поднять и подать, словно обученная собака. Венис принял от него перчатку и улыбнулся.

— Благодарю…

На этом бы общение их и закончилось, Венис собрался вскочить на мотоскар и ехать, но тут невесть откуда выскочила тетя Фло и сразу вцепилась в ухо мальчика.

— Простите его, - подобострастно сказала она хавену, - он у нас дурачок, воспитываешь его, а все без толку, у, болотник рогатый! - она стала выкручивать ухо Рейму, одновременно снимая с пояса хлыст. Тетя Фло была женщина простая и на расправу скорая, присутствие посторонних ей сроду не мешало. А хавен от неожиданности отпустил руль мотоскара и смотрел на происходящее молча. Рейм сгорал от стыда, не от страха - ну как же она может, неужели же дома нельзя его побить, почему надо это делать при НЕМ, и еще сказала, что он дурачок… Ухо горело в пальцах тети Фло, и свистнул хлыст… Но не опустился на спину. Хавен перехватил руку тети и сказал.

— Ну-ну, госпожа, что же вы - мальчик ничего дурного не сделал. В наказаниях следует знать меру. Это ваш сын?

— Да как же сын, сиротка он, племянник моего мужа, подкинули его нам маленьким, а оказался таким бандитом неблагодарным, учишь его, стараешься - а все без толку, - запричитала тетя. Рейму было уже все равно - он и стыда не испытывал. Ну и пусть он бандит и дурачок, зато можно постоять рядом с настоящим хавеном, разглядеть винселу на его куртке, рукоятку пистолета, совсем рядом постоять, когда еще выпадет такая возможность? Рейм даже не понял, как произошло, что рука хавена легла на его плечо. Он, еще ничего не соображая, пошел с хавеном в двери гостиницы. Оказался в комнате - комнате, где жил такой великий человек! Хавен сел на стул, поставил его рядом и спросил, глядя в глаза.

— Я могу забрать тебя в орденский приют - хочешь?

Хочет ли он в приют? Тетя часто пугала его этим словом, говорила, что если бы не ее доброта, пришлось бы Рейму расти в приюте для сирот. А там детей бьют, и не так, как она - она только гладит, любя, а вот там его будут бить по-настоящему и издеваться над ним.

Но ведь кажется, в приюте есть школа? И все дети должны туда ходить?

Зачем тебе школа, так сказала тетя, ты же все равно всю жизнь будешь свиньям хвосты крутить, что ты, в город собрался, ученым хочешь стать?

Она права, с одной стороны - зачем крестьянину учеба? В поселке не один Рейм в школу не ходил, а многие ограничивались тремя классами. Из девочек почти никто - и дочерей тетя Фло туда не посылала. Бирген-старец так и говорил, что школа - это пустое занятие. Но почему-то хотелось попробовать…

Да и не в этом дело - просто как можно было, стоя рядом с хавеном, глядя ему в глаза, сказать -нет? И Рейм ответил:

— Да.

Хавен оставил его в комнате до вечера, а вечером дал ему какие-то игры, попросил выполнить задания. Рейм даже не понял, что его тестируют, все было просто и весело. Он легко делал все, что просил хавен - собирал какие-то фигурки из разноцветных кубиков, решал задачки по картинкам. А потом Венис сказал, что еще никогда не видел такого потенциала, что Рейм - лучший не только в поселке, но и вообще лучший, и что хавен берет его, Рейма, в свои личные ученики.

И вот радость, которая началась у него с этого вечера, и продолжалась еще весь сезон или даже два сезона - только та радость и была сравнима с нынешней. Тар Венис отвез его в Лор, в школу, и не сиротский приют, а в сам монастырь, где жили юные хавены. И сам занимался с Реймом, когда появлялся в монастыре, а было это довольно часто.

В школе Рейм быстро стал одним из лучших. Про битье все оказалось чушью - наказания действительно существовали, но лично Рейму доставалось крайне редко. С дядей и тетей он больше не встречался. В школе ему было очень хорошо, появились и друзья, оказалось, и он не такой уж мерзкий, и люди вокруг не такие ужасные. Но ко всему привыкаешь, и он привык быть хавеном, носить плащ или куртку с винселой, работать и учиться, подчиняться старшим не из страха, а из чувства дисциплины.

Ездить с любимым Таром по стране, выполняя его задания. После окончания школы его направили по результатам тестирования в гуманитарную академию, где он еще несколько лет учился, чтобы получить сложную специальность этнографа-лингвиста-психолога. Это была совсем другая жизнь, и к ней он привык, и считал ее естественной.

В ней были свои сложности, свои проблемы, она была иногда трудной, иногда скучной. Свои надежды и достижения - вот удалось же ему получить по конкурсу место в дальней космической экспедиции, да еще экспедиции на Терру, прародину человечества. Но радости - той звенящей радости - больше не было. Такое бывает только раз.

Но это повторилось теперь, после знакомства со смуглым римлянином, бывшим военным трибуном, епископом, не похожим на знатных епископов в больших городах Римской Империи.

Реймос закончил сегодняшнюю работу по отчету. Бросил взгляд на пустое рабочее место Иньеса, с которым делил крошечную каюту - Иньес ушел в спортивный отсек, разрабатывать мышцы, путь до Эдоли длится семь лет, чтобы сохранить здоровье, ежедневная физкультура обязательна. Как и дисциплина. Иначе закиснешь, сойдешь с ума в этой жестянке, медленно преодолевающей невообразимое расстояние. Что скажет обо всем этом епископ аламаннский Квиринус, когда придет в себя?

Хавены привыкли к дисциплине, и естественно, что в космические экспедиции только они одни и отправляются. Только они обладают достаточной крепостью духа, дисциплиной, психической устойчивостью. Да и соответствующим образованием. И древними психотехниками.

Реймос посмотрел на часы - пожалуй, четверть астрономического часа у него есть.

Вышел из каюты, поднялся по лесенке вверх. Весь корабль - узкий, тесный, в нем задыхаешься, и клаустрофобия всегда поджидает наготове, только расслабься, перестань себя контролировать. И семь лет впереди. Как радовались, ступив наконец на твердую почву на Терре, в диких германских лесах - группа, где работал Реймос, занималась Европой, передней Азией и Африкой. И вот позади два года напряженной работы, поездок по Империи, теперь снова - путь домой, самое тягостное, пожалуй, для планетарного специалиста. Иное дело - астрофизики, они сейчас как раз работают вовсю. Реймос вошел в смотровую камеру. К счастью, здесь никого не было. Нажатием кнопки заставил открыться заслонку иллюминатора.

Здесь единственное место на корабле, где можно видеть звезды. Не считая экранов, конечно, но экраны - это не то. Реймос жадно смотрел сквозь тройное броневое стекло. Звезды - не мерцающие точки, как на планете, а крупные, расплывчатые светлые шары, золотые слитки и россыпи - молча отвечали ему. Он спрашивал без звука - и они отвечали сиянием.

"Когда взираю я на небеса Твои - дело Твоих перстов, на луну и звезды, которые Ты поставил, - вспомнилось ему из терранской Библии, - то что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его?" (Пс. 8, 4-5)

А ведь они, терране, понятия не имеют о том, каковы эти небеса на самом деле…

Но их посетил Господь. Сейчас Реймос вспоминал Белую Книгу Исхода, и находил там соответствия, пророчества - все же понятно, и нашим хавенским древним учителям Бог открывал это: однажды придет Сын. Придет не судить, но спасти людей - искупить их грехи… Неизвестно, конечно, как к этому отнесется его тар (Венис погиб уже давно, теперь у Реймоса был другой руководитель), неизвестно, что скажут святители. Не все ли равно? Ведь это истина. И Реймосу не придется умирать за нее с перебитыми костями на колесе, как умирал епископ аламаннский Квиринус. В самом худшем случае - отберут винселу.

Ну и что? Реймос потрогал крестик, висящий на шее - он попросил, и ему разрешили пока пользоваться этим памятником терранского искусства, отлитым из серебра.

Когда, в какой момент он понял это? Как это произошло? Еще когда он говорил с Квиринусом - без сомнения, умным и талантливым проповедником, ему было интересно, учение казалось глубоким и увлекательным… просто еще одно из многочисленных терранских религиозных течений. На Терре их так много! Множество сект и секточек, учителей, у каждого племени - свои боги, и это только в Европе, а еще есть, например, Индия. Обилие терранского религиозного опыта - еще одно доказательство исключительности этого мира, его высокого избрания. И теперь понятно, для чего именно избрана Терра - это не только колыбель и место первого взросления человечества.

Но он еще не понимал этого, говоря с Квиринусом. Он ведь говорил с ним, как этнограф. Психолог, религиовед. Пытался вникнуть в суть учения - но не для того, что бы учение перевернуло его самого. Он был слишком доволен собой, своей жизнью, его все устраивало - он не искал нового. Наверное, не искал…

И даже когда спасал Квиринуса и не колеблясь, выстрелил в аламанна, что было запрещено уставом - даже тогда еще не понимал. Действовал почти бессознательно. Понимал, что надо это сделать. Иньес был потом очень недоволен, но конечно, не мог его не поддержать.

Понимание пришло позже. Реймос смотрел на звезды, пытаясь вычленить суть этого понимания. Вот она, суть: никто из нынешних хавенов не стал бы ТАК умирать за истину.

Они стали слишком равнодушными. Слишком рациональными. Если не считать биргенов, конечно, все больше захватывающих власть в стране. Биргены- у тех была своя духовность, они медитировали и занимались магией, страна все больше погружалась в тьму невежества. Островки знания, культуры, современной техники сосредоточились в хавенских монастырях. У них был свой космодром, были аэропорты, а крестьяне в деревнях жили в тьме невежества, иные не умели даже читать, единственное их духовное руководство - это биргены, с их магическими кристаллами и медитациями. Иногда Реймосу было очень не по себе от всего этого - как можно заниматься наукой, посылать какие-то экспедиции, жить ради себя и Ордена, когда в стране творится такой беспредел, безвластие, так высока детская смертность, повсюду рыщут почти первобытные - вот как аламаннская дружина - отряды "молодых волков", по сути - бандиты, которые защищают беззащитных магов-биргенов, но зато изрядно терроризируют население.

Иногда он вспоминал своих дядю и тетю, вспоминал деревенских - и ведь все последующие наблюдения только подтверждали эти его детские впечатления - ради этих людей не стоит делать хоть что-то. Они заслужили то, что имеют. Они и не хотят ничего другого. Лучше уж служить знанию и культуре. Служить Единому Создателю. Да, Он заповедал с любовью относиться к людям, но не отдавать же им всю свою жизнь…

И кровь…

Квиринус не за слова там умирал. Он умирал за каждого из этих аламаннов. Так же, как его Учитель - Христос умер за всех людей, и за тех, что били и мучили Его, и смеялись над ним.

Он был совсем рядом. Кажется, только руку протяни. Он любил Реймоса. Ему можно доверять. Реймос всегда, всю жизнь ощущал Его присутствие - но еще не понимал, Кто это. Сам Бог. Бесконечно более добрый и любящий, чем тот молодой хавен, который увез мальчишку-сироту из поселка.

Электрический разряд кольнул в запястье. Реймос надел наушники, включил передачу.

— Реймос Лорский на связи.

— Реймос, это медотсек. Вы просили сообщить… терранин пришел в себя. Он хочет говорить с вами.

Капсула была раскрыта, лишь прозрачные пластиковые края торчали из пазов по бортику вокруг ложа. Терранин лежал неподвижно - с позвоночником все еще проблемы. На лице до сих пор наклейки, ссадины почему-то заживали плохо. Руки, ноги, корпус в полупрозрачных твердых фиксаторах. Реймос сел рядом с ним, не сводя глаз с лица раненого. Сказал по-латыни.

— Привет тебе, владыка. Как ты чувствуешь себя?

— Благодарю, почтенный, хорошо. Ты спас меня?

— Ну в общем, да.

— Зачем?

В вопросе этом прозвучало что-то вроде обиды. И разочарования. Реймос опустил взгляд.

— Твоя жизнь еще не кончена. Есть люди, которые ждут Слова. Которым оно нужнее, чем варварам.

— Я вижу, ты хочешь забрать меня на свой остров. Я не чувствую качки, но мы и не стоим на месте. Это корабль?

— Да, - Реймос решил не вдаваться в подробности, - это корабль. Плыть нам предстоит долго.

— Я вижу что вы весьма искусны в науках, и ваши вещи, и ваши лекари достойны удивления. Но скажи мне, зачем ты не допустил моей смерти? Я калека. У меня ведь хребет поврежден, а ты понимаешь, что это значит. И даже если я когда-нибудь встану на ноги, я едва смогу ходить.

Реймос улыбнулся.

— Не тревожься об этом, владыка. Все будет хорошо. Ты встанешь на ноги и будешь прежним. Наши лекари умеют исцелить сломанный хребет, и вправить кости.

Квиринус долго молчал. Потом сказал.

— Что ж, благодарю тебя за спасение. Но не лучше ли было дать свершиться Божьей воле?

— Ты уверен, владыка, что твоя смерть - это была Божья воля? Или же это лишь твое представление о Божьей воле?

Знакомая улыбка - тень улыбки коснулась лица епископа.

— Ты и правда умен.

Хавен сполз со стула, встал на колени рядом с ложем. Сказал тихо.

— Я обратился, видя твое исповедание. Я верю в Христа. Владыка… там, в моей земле никто не слышал о Нем. Ты должен рассказать им. Это будет трудно, но… благослови меня, владыка.

— Поднимись, сын мой, иначе мне неудобно говорить, не видя твоего лица. Да и руки я не могу поднять. Благослови тебя Господь, сынок! Все, что Он творит - все к лучшему, все во славу Его. Я буду учить тебя. Ведь я епископ и могу сделать тебя священником Божьим.

— Благодарю тебя, - прошептал Реймос с волнением.

— Ты поможешь мне? Будешь со мной? Мы расскажем… вашим людям… о Христе. Я хотел бы выучить ваш язык.

— Ты выучишь его, владыка.

— Хорошо… может быть… мы уже начнем заниматься теперь, когда я все равно лежу без движения? Как долго нам плыть?

— Семь лет, - Реймос с ужасом подумал, как будет рассказывать римлянину обо всем остальном.

— Семь лет… - повторил Квиринус, - очень долгий путь… признаться, я не думал, что земля имеет столь долгое протяжение… но тебе виднее. Для такого пути нужен не корабль, а настоящий Ноев Ковчег со скотом и запасами хлеба. Что ж, мой сын, поплывем к вашему берегу!

Реймос почти не заметил, как отработал тренировку, как отсидел свою вахту - они дежурили в этот сезон по оранжерее. После вахты спустился в столовую, где свободные члены экспедиции как раз заканчивали ужин. Иньес помахал ему с крайнего стола. Реймос взял свою порцию - бруски консервов и разогретого зернового концентрата - подсел к другу. Иньес стоял чуть выше Реймоса в иерархии - был уже старшим таром, Реймос же удостоился перед экспедицией звания тара-наставника. Но общались они на равных, тем более, были почти коллегами - Иньес тоже этнограф, только с уклоном в антропологию.

— Аве, сапиенс, - сказал Реймос, весело глянув на друга. Иньес покачал головой.

— Ну что, побывал у твоего туземца? Как он себя чувствует?

— Ну как себя можно чувствовать, когда все кости переломаны? Нормально. Уже освоился и ничуть не смущается.

— Да, неунывающий тип, видно, такой везде освоится, - сказал Иньес. Реймос с любопытством взглянул на него - друг обладал удивительной способностью угадывать сущность человека с первого взгляда. Пожалуй, насчет Квиринуса он прав.

— Все же я тебя не понимаю, - Иньес отхлебнул чай из своего бокала, взглянул на друга исподлобья. Реймос вздохнул. Да, сложно было объяснить. И так никто и не понял. Спас туземца из милосердия? Но ведь при этом он убил другого, тоже, в сущности, ни в чем не повинного.

— Понимаешь, - сказал Реймос, - мне кажется, я и сам… то есть не кажется, а точно. Я и сам уверовал.

— Чего? - поразился Иньес, - в это их римское учение, что ли?

— Ага, - сказал Реймос, испытывая к себе глубочайшее отвращение. Ну где, где взять смелость, как у этого римского христианина, чтобы громко и твердо заявить: Иисус Христос - истинный Господь и Бог, Сын Божий, сотворивший небо и землю…

И ведь не та смелость нужна, с которой на смерть идут - на смерть, может, он бы сейчас и готов был. А вот просто так твердо сказать - не может. Ведь идиотом сочтут, и будут правы.

— Ну ты даешь, - Иньес покачал головой, - а что скажет синод святителей?

— Чего не знаю, того не знаю… но их учение не противоречит нашей религии, лишь расширяет ее. Да и я нашел уже множество соответствий между Белой Книгой и Библией…

— Ладно, в этом ты спец, не буду спорить, - уступил Иньес, - но зачем тащить терранина на Эдоли, этого я не понимаю.

— А вот затем и тащить, - негромко ответил Реймос, - он ведь проповедовать хотел… вот и будет теперь… хавенов обращать. И простых людей тоже.

Он договорил, уже сам не веря в свои слова. Хавены… они слишком умны и рациональны. Сам он поверил, когда увидел, как убивали Квиринуса, но остальные-то этого не видели. Они даже не сняли на пленку того, что происходило (да и не видели с начала-то).

На все воля Божья. Проповедовать надо. Квиринус знает, как это делать. Он сможет. Я буду помогать, подумал Реймос.

— Реймос, извини, но по-моему, ты немного того… немного застрял в своей легенде. Нам-то зачем эта их религия?

— Зачем? - спросил Реймос.

Этот вопрос гораздо проще. Конечно, на самом деле - нужна, потому что это истина, и эдолийцы должны знать истину. Но этого Иньесу не объяснишь, а вот другая сторона дела куда проще и понятнее.

— Понимаешь, зачем, Иньес… я вырос в деревне, где не было другой власти, кроме биргена-старца. Я знаю, что такое жизнь людей в таких деревнях. Жизнь простых людей по всей стране. Иньес, мы, хавены, живем в закрытой среде Ордена, и никак не соприкасаемся со всей жизнью Эдоли. Нам просто плевать на них. Нам плевать на то, что половина их детей умирает еще до года, что у них нет даже антибиотиков, что они не умеют читать, спиваются, жрут галлюциногены из грибов - и эти галлюциногены им дают биргены. Да, мы иногда пытаемся лечить их или учить, но в основном мы только выбираем из их среды способных детей и навсегда увозим к себе… заметь, только способных - а остальные должны дохнуть? Мы летаем в космос, а никому не нужный крестьянин всю жизнь копошится в земле и слушается нелепых указаний биргена. Их окружают суеверия, они ставят блюдечко с молоком домовому и лечат детей жгучей травой. Ты знаешь, что в некоторых местностях уже есть жертвоприношения младенцев? Что только не придет в голову биргену, домедитировавшемуся до так называемого просветления…

Реймос перевел дух. И увидел, что возле их столика собирается народ - на интересную дискуссию. Возле Иньеса уже сидели двое и с любопытством смотрели на Реймоса. Да и от других столиков оборачивались.

— Технологический уровень Ордена и уровень в стране различаются, как… различаются куда сильнее, чем жизнь в Римской империи и у варваров. Намного сильнее! И нам плевать на это. Мы государство в государстве. Нас не интересуют проблемы внешних. А между тем они страдают от наших же научных разработок - ты знаешь, что мои родители умерли, когда маккарцы применили супервирулентный штамм бацилл черной лихорадки? А радиоактивное заражение на востоке?

— Ну-ну, Реймос, полегче, - возразил Натто, биолог, сидевший напротив, - мы занимаемся экологией.

— Экологией, но не людьми. Мы просто бросили этих людей на вымирание. Не способны к развитию - пусть вымирают… Мы считаем себя выше их, а на самом деле - нам на них просто плевать. А биргены на них паразитируют. Крестьяне поставляют им еду, банды молодых волков - охраняют, и кстати, убивают по их приказу… Биргены - настоящая власть в стране. Наместники занимаются только Орденом, население их, как и всех нас, волнует постольку-поскольку, ведь Орден давно кормит себя сам.

— Постой, - сказал Натто, - но почему нас должны волновать их проблемы? Мы нанимались к ним в няньки? У каждого человека есть возможность учиться, правильно? Мы открываем школы и для внешних. Каждый может закончить школу, стать образованным человеком, уехать в город, работать для ордена… стать мирским хавеном. Разве не так?

— Каждый? - яростно спросил Реймос, - каждый, и семилетний пацан, которого родители не пускают в школу?

— Но это не наше дело, за детей отвечают их родители… Каждый сам создает свою судьбу, Реймос. Свою удачу…

Реймос опустил глаза и сосчитал до десяти, применив древний способ психотренинга. Перед его глазами стоял он сам - восьмилетний мальчишка, забитый и замученный тяжелой работой, воспоминания были слишком тяжелы, чтобы говорить об этом спокойно…

— Пойми, Натто, - ответил он, - что в некоторых случаях… даже в большинстве случаев крестьянскому пареньку невероятно трудно пробиться и стать… хоть кем-то… выбраться из этой нищеты.

— Трудно, да, однако не невозможно, - невозмутимо ответил Натто. Реймос скрипнул зубами. Натто - из городской благополучной семьи. Ему невозможно это объяснить!

— А я согласен, - сказал вдруг невысокий, черноглазый кариец - Ришта, археолог, - Реймос прав, мы безразличны к миру и к людям. Так жить нельзя. Мы верующие, но как-то уже забыли об этом… мы забыли, что Создатель велел людям любить друг друга…

— Ну хорошо, - кивнул Иньес, - но объясните же ради Создателя, каким образом эта новая религия может изменить положеине…

— Мы пойдем к людям, - взглянул на него Реймос, - мы будем поступать так же, как Христос… Он поведет нас, и увидишь, все будет иначе.

— Да и если мы начнем менять положение, - скривился Натто, - ничего хорошего не произойдет. Мы перестанем заниматься наукой и развитием. Вместо этого мы кинем все силы на подтягивание отстающих, на помощь и милосердие - и в результате лишимся науки… того, что создали с таким трудом. Развитие остановится. Скажешь, не так? Мы сейчас развиваемся только благодаря тому, что удалось создать в Ордене нужную атмосферу. А не станет ее, будем мы распыляться на внешних - и пиши пропало…

— И это еще не все, - вставил молчавший до сих пор Тван, этнограф, - ты забываешь о биргенах, Реймос. Пока мы их не трогаем, и не трогаем людей - они живут сами по себе. Просто ветвь Ордена, которая откололась и занимается себе тихонько магией. А как только мы начнем просвещать и учить людей, перетягивать их на свою сторону - ты думаешь, они будут так же кормить биргенские общины, отшельников, монастыри? А ведь в отличие от нас, у магов нет генной инженерии, магическим путем камень в хлеб они тоже превращать не могут. Они кормятся от людей, от тех же крестьян… И не только еда и одежда - люди для них еще и экспериментальный материал для отработки магических приемов. Они не повелевают прямо, о нет, но пока люди темны и невежественны, они боятся злых духов и слушаются биргенов… Ты представляешь, как отреагируют биргены, если мы начнем отбирать их паству и превращать ее в нормальных людей?

Собравшиеся умолкли. Аргументы Твана были сильны. Не случайно он считался одним из сильнейших аналитиков Ордена.

— Как отреагируют - ясно, - тихо сказал Ришта, - будет война…

— Да, - кивнул Тван, - и война страшная. Нам придется убивать биргенов… и всех, кто им помогает и защищает. Мы не сможем жить с ними на одной земле. Либо магия - либо наука для всех, монотеистическая развитая религия и просвещение. Одно из двух. На полуподпольное существование биргены уже теперь не согласятся. Если твоя религия, Реймос, придет на нашу землю - с ней придет война… ядерные бомбы и супервирулентные боевые штаммы, истребление людей. Не только биргенов, но и просто людей, о которых ты заботишься. Нам придется создавать армии, спецслужбы, вылавливать отшельников по горам… Ты этого серьезно хочешь? Может, лучше остаться мирным Орденом в себе - и пусть внешние делают, что хотят?

— Нет, - сказал Реймос.

Он чувствовал веселье и легкость. Тван был прав - не мир принесет христианство на Эдоли. Не мир, но меч. И однако сейчас он был убежден в своей правоте, словно Тот, кто стоял рядом, сам подсказывал ему это.

— Нет. Хуже нынешнего положения нет ничего. Лучше война, чем вот так замкнуться в себе. Да мы же сами уже выродились, вы не замечаете? Хавены грызутся меж собой, делают карьеру, такие экспедиции, как наша - уже большая редкость. Наука ради науки, знание ради знания? В этом нет смысла. Знание нужно для людей. И мы должны идти к людям, даже если они отвергают нас. Даже если они будут нас убивать. Даже если нам придется на время отступить от науки и знания. Любовь. Любовь и милосердие - вот чего мы лишились в своем снобизме. Мы слишком благополучны, слишком хорошо устроены… и никто… никто из нас не способен умереть за свои убеждения. Так как умирал Квиринус…

Он встал, шагнул к двери. Худо поссориться с друзьями, когда предстоит еще долгий семилетний путь в одной тесной консервной банке. Но ведь истина дороже? Кто сможет, тот поймет. Поверит. Пойдет за ним.

В коридоре его догнал Ришта.

— Реймос, подожди.

Он обернулся.

— Слышишь… ты очень хорошо сказал. Я сам давно уже думаю обо всем этом. Знаешь что? Познакомь меня со своим дикарем, а?

— Я не знаю, как он себя чувствует, разрешит ли врач… но впрочем, пошли!

Глаза Квиринуса, черные, как маслины, довольно поблескивали. Врач уже снял наклейки с его лица, оставались свежие шрамы. Ришта сел ближе к нему и с любопытством смотрел на епископа.

— Я не очень хорошо владею латынью, - сказал молодой хавен, - но понимаю. И я читал ваше Писание. Трудно, находясь в Римской Империи, пройти мимо такого…

— Как твое имя? - спросил Квиринус. Ришта ответил. Квиринус перевел глаза на своего друга.

— Реймос, что ж, ты рассказал им?

— Да, - ответил Ришта, - Реймос рассказал нам важные вещи. Наша страна… находится в сложном положении. Мы лишены веры. Мы находимся в тупике. Мы стали слишком сытыми и равнодушными… Реймос прав. Я хочу, чтобы ты рассказал мне о вере в Христа, и может быть, это спасет нас…

— Сын мой, - сказал епископ, - в истину надо верить ради самой истины. Не ради благополучия земного, не ради государства или любых благ. Не ради людей. Не ради духовного развития. Только ради нее самой.

— Ты прав, владыка, вот и научи нас, - сказал Реймос.

— Но ведь вы слышали Благую Весть… если хотите, я научу вас молиться.

— Да, - сказал Ришта, - научи нас молиться - мы и об этом давно забыли. Мы вроде бы и веруем, а живем так, как будто Бога не существует.

Реймос посмотрел на епископа и вдруг понял, что этот римлянин уже очень немолод. Только теперь понял. Даже не по годам - по годам ему вряд ли больше сорока.

Волосы его наполовину были седыми - при первой встрече, кажется, это было не так, у Реймоса осталось впечатление зрелого, но еще не старого черноволосого мужчины. Сейчас Квиринус казался пожилым. Тело, скованное пластиковыми корсетами, на водяном матрасе - врач сделал пересадку кожи на спине, но переворачивать раненого было нельзя из-за позвоночника и сломанных ребер. Лицо исчерчено линиями морщин и шрамов - следы долгих военных кампаний, следы многолетних боев, страдания, терпения, неудач и побед, следы последней казни. Не слишком ли это много для одного человека? И этот человек должен теперь перевернуть Эдоли, перевернуть всю их жизнь - да мыслимо ли такое?

Квиринус, кажется, сам не сомневался в этом. Его черные глаза блестели прежней энергией. Он - сможет. Он - перевернет.

— Что ж, это просто, - сказал он, - повторяйте за мной: Pater noster, qui es in caelis*…

*Отче наш, сущий на небесах

ЧАСТЬ 1.

Год от Рождества Христова 969,

Год Основы 4179.

Анграда

После занятий я попрощалась с девчонками. Обедать сегодня не придется, что ж поделаешь. И тренировку я пропускаю, что обидно и вообще-то неправильно. Но стройка вечером уже не работает.

Я пересекла широкий двор, нырнула в заборную дыру, счастливо миновав обширные заросли тлёна. Одна колючка все же царапнула мне по ноге ниже коленки. Люблю стройки - нагромождения балок, груды кирпичей, ямы, наполовину залитые водой, торчащие из земли прутья… Я пробиралась среди этих преград, словно в детстве, играя с ребятами в войнушку, легко прыгая через "линии заграждения", машинально оценивая встречные кучи, ямы и бетонные конструкции на предмет устроения там укрытий и огневых точек. Как-то, классе в шестом, мы открыли на такой вот стройке целое огромное озеро - незакрытый котлован, и плавали в нем на плотах, устраивая морские сражения… Н-да, правда, последствия вспоминать не очень-то хочется, мы здорово промокли, учителя все это дело раскрыли, и влетело нам всем тогда очень классно.

Лазать по стройкам нам запрещали.

И все же лазали - почти все мальчишки и девчонки многие.

Я миновала наконец свою детскую землю обетованную и оказалась перед вагончиком начальника, где на крылечке сидел плешивый Бен, попыхивая папиросой и пристально глядя в небо, а у ног его свернулась рыжая дворняга. Псина подняла голову и лениво гавкнула, заметив меня.

— Тебе чего? - спросил Бен равнодушно.

— Отрабатывать надо, - сказала я, - еще три трислава.

— Сегодня как раз закончишь, - сказал он, - а было-то сколько?

— Было двенадцать, - вздохнула я. Бен выбросил бычок и присвистнул.

— Однако! За что это так?

— За прогулы, - ответила я, - где начальник-то?

— Уехал он, в диаконию, - буркнул Бен, - да я тебе отмечу, давай карту. Ты иди к малярам, там вроде плитку надо класть.

— Из меня плиточник, - порывшись в карманах, я протянула Бену карту. Он ушел в домик, погремел чем-то там и вышел слегка повеселевший. На карте красовалась его подпись - неразборчивая, синими чернилами, и жирное пятно посередине.

— Да они тебе скажут, что делать, не переживай.

Я вздохнула и пошла переодеваться.

Маляры - три веселые тетки - быстро нашли занятие для меня. Надо было смешивать клей и таскать его в больших ведрах наверх, на шестой этаж - ни о каких подъемниках, разумеется, и речи не было. Ладно, хоть клей смешивался автоматически в миксере. С другой стороны, размышляла я, поднимаясь по лестнице на цыпочках - так тренируют икроножные мышцы - раз уж я пропустила сегодня тренировку, тяжелая физическая работа - это как раз то, что нужно. Я сразу разливала клей в два ведра - чтобы нести с противовесом, и поднималась как можно быстрее.

Правда, этаже на четвертом я выдохлась и поставила ведра, тяжело дыша и пытаясь вытереть пот - глаза же заливает! - невозможно грязным рукавом спецовки. Живот подводило. Сверху доносилась бодрая песня, исполняемая малярами на три голоса.

Крики чаек над морем седым,

Я прощаюсь с любимым моим,

Он уходит в моря,

За кормой корабля

Волны бьются в серебряный дым.

Я сипловато подпела, хватаясь за ведра.

Мой любимый, прощай,

Только ты обещай,

Что вернешься назад невредим!

Нет, работать можно. Не так уж тяжело - нормально. Единственное плохо, что живот подводит. Ведь я и не завтракала сегодня. Кроме наказания от декана, у меня еще и церковное. Отец Тимо тоже не спустил мне эти безобразия, навесил три дня поста - а перенести нельзя, потому что сегодня пятница, а в воскресенье я все-таки хочу причаститься. В понедельник же мы праздновали именины Агнес. Вечером пожрешь, сказала я себе строго. Главное- не свалиться в обморок. А то перед глазами уже мелькают какие-то подозрительные радужки. Конечно - я поставила ведра и побежала вниз - было бы неплохо свалиться… Девушки бы всполошились, засуетились бы, помогли сойти вниз, дали бы горячего чаю… И пожрать! Но ведь это значит, я так и не закончу отработку.

Господи. Иисусе. Сыне.Божий.

С каждой ступенькой - выдох.

Помилуй. Меня. Грешную.

Так десять раз. Потом я прислоняюсь к стене.

Господи, говорю я мысленно и очень чистосердечно. Ты бы помог мне закончить все это и не свалиться - ко мне же сегодня Йэн придет! И вообще. Уже закончить - и все. И больше не ходить на эту стройку, чтобы она провалилась… извини, Господи. Ну в общем, конечно, на все воля Твоя, и если Твоя воля (я опять хватаюсь за дужки ведер) заключается в том, чтобы я все-таки свалилась, то ладно, пусть так и будет. Но вообще-то хотелось бы сегодня уж как-нибудь закончить…

— Эй… как тебя, я забыла - Крис?

— Да, - выдохнула я, ставя ведра.

— Слушай, нам пока клея хватит - ты бы сбегала в магазин, а то мы после закрытия не успеваем, принеси молока пачек пять и… что еще, девочки?

Дрожащей рукой я заталкиваю карты в грязный карман и радостно сбегаю вниз.

Так, глядишь, три Больших Круга и продержимся…

К девятым колоколам, как обычно, пришел Йэн. Девчонки все были на тренировке, хорошо хоть, ее не надо будет отрабатывать - это дело полудобровольное. Я кое-как ополоснулась в душе - вода шла холодная, но это все равно уже. Тут на меня напало искушение завалиться на койку и больше не двигаться. Но я преодолела себя, потому что завтра снова будет фармакология, и с утра тест, а циллосу не объяснишь, как зверски у меня все болело. Собственно, и преподавателю не объяснишь.

Что поделаешь, я напилась воды из-под крана, села за стол. Проделала вступительную серию меморики и принялась зубрить уроки на завтра.

К девятым колоколам все было практически готово. Пришли Агнес с Тавитой. Посочувствовали мне и сказали, что завтрашнее мое дежурство по комнате берут на себя. Я возразила, что поблажки совершенно не обязательны (этакая праведность одолела), девочки сказали, что любят меня и сочувствуют, и мне на этой неделе и так досталось. Мы немного попрепирались, но тут снизу позвонила вахтерша и сообщила, что ко мне пришли.

Я критически взглянула на себя в зеркало. Кожа у меня, конечно, и так светлая, бледная, глаза большие. Но сейчас под глазами залегли синяки, радужки были уже не светло-зеленые, а очень темные, а само лицо - как свежевыпавший снег. Волосы свисают сосульками. Я поспешно причесалась, пощипала себя за щеки и покусала губы по дороге, надеясь, что не появлюсь перед Йэном как привидение.

Он стоял за перегородкой, блеск и шуршание серебристой обертки, алые мелкие розочки - капли венозной крови на густо-зеленом. И там, за этим букетом - весь он, мой Йэн, моя радость, мой единственный, самый лучший человек в Анграде, а может быть, и во всей Эдоли.

Он очень высокий и сильный, и от Бога такой, и занимался силовой ветвью кьянга. Плечи раза в два шире моих, а макушкой я достаю ему до подбородка. А я притом ведь вовсе не маленькая.

У Йэна прекрасные серые глаза, блестящие энергией, пронизывающий внимательный взгляд. У него правильные, крупно вырезанные черты лица и коротко стриженные желтоватые волосы. У него очень красивые большие руки, длинные пальцы.

Он старше меня на четыре года и работает младшим инквизитором в отделе контрразведки Диса - Диаконии Секьюрити.

Йэн протянул мне букет. Запах роз, лиственной свежести, легкий запах самого Йэна, от которого кружится голова.

Я, конечно, не собиралась ничего говорить Йэну о cвоих проблемах. Последний раз мы виделись в понедельник. Он не знал, что я прогуливаю - я ему соврала, что уроков не было. Но дело даже не в том, это ведь никого не касается, это - личное. Об этом не обязательно кому-то докладывать. Да и стыдно. Как будто я маленькая девочка…

Он-то давно уже взрослый, закончил образование, прошел армию и даже воевал. Короче говоря, я не собиралась ничего рассказывать Йэну. Но мои благие намерения не воплотились,и вот так с Йэном всегда. От него ничего не скроешь. Может, это у него профессиональное.

Он спросил, сколько у меня времени. Два трислава, сказала я. Пойдем в мензу? Я с радостью согласилась, он как будто мои мысли прочитал. Букет я быстро отнесла в комнату. Правда, со своим удостоверением Йэн мог бы и со мной подняться, вахтерша бы никуда не делась, пропустила. Но он предпочитал не пользоваться служебным положением в личных целях. Поэтому я сбегала, насколько уж получилось резво, в свою комнату. Подбежала к Йэну, он обнял меня, я застыла, умирая от счастья. Дальше мы пошли, держась за руки, дабы не нарушать правил приличия. Но за углом конвиктуса, где обычно бывает безлюдно - то ли такое счастье меня одолело, то ли просто от голода - меня вдруг зашатало, и он быстро обхватил мои плечи рукой.

— Крис, что с тобой?

Вот и пришлось все ему рассказывать. Причем, конечно, я уже не ограничилась несколькими гордыми фразами, а расплакалась, ткнулась Йэну в грудь носом и выложила все, как на исповеди. В какой-то момент мне страшновато стало. Йэн, он уж очень правильный. Это от профессии, инквизитор другим быть и не может. Что он скажет, узнав, что уроки я пропустила, а главное - ему соврала? Но Йэн только прижал мою голову к себе и гладил по волосам.

— Светик ты мой… бедненький.

— Да что ты, я ведь сама виновата. Прости, что я тебе соврала… тоже.

— Ну что ты, родная, - тихо сказал он, - ты же как лучше хотела. Чтобы мне не отвечать. Так ты голодная?

— Ну… да, конечно.

Мы вошли в мензу, сели за один из столиков.

— Я принесу тебе, что ты хочешь?

Йэн убежал и вскоре вернулся с ужином. Себе он взял пива и вяленой вушки, я попросила овощного рагу и любимый ванильный коктейль, конечно. Мяса в мензе не было совсем по случаю пятницы, но вообще-то оно и в скоромные дни не каждый раз бывает. Народ в теплый весенний вечер предпочитал гулять на улице, помещение было почти пусто, да и мы сидели в уголке. Йэн прочитал молитву и, перекрестившись, мы принялись за еду.

Он все время называет меня Светик или Светлячок, и когда он так говорит, у меня что-то тепло распускается внутри.

Мы объявили о помолвке полгода назад, но ждать еще больше года, пока я закончу высшую ступень и получу права взрослого эдолийца.

В Йэне мне нравится все. Как он сидит, как ест, как говорит, как ставит палатку. Мы познакомились в паломничестве к монастырю святой Дары. С тех пор если и были дни, когда мы не встречались, Йэн обязательно названивал мне по дискону.

— Ну как тебе Хейссин? - спросил он, чуть улыбаясь. Он всегда на меня так смотрит, с таким удивлением и нежностью, как будто в первый раз рассматривает.

На прошлой неделе Йэн дал мне почитать Хейссина, это хавенский, еще дохристианский учитель.

— Я прочитала "Дорогу безмолвия" и "Огненный узел".

— Это самое важное у него, особенно "Узел". Помнишь там, убить страсти и вожделения…

— Это не совсем христианский подход, - сказала я. Мы поговорили о страстях и их значении, об убийстве страстей, Йэн процитировал святого Антониуса и еще какого-то терранского учителя. Я возразила, припомнив святую Дару. В конце концов мы пришли к выводу, что вопрос еще требует окончательного разрешения, для нас же очевидно, что в христианстве допустима одна, даже очень бурная страсть - любовь к Господу нашему, Иисусу Христу.

Я допила свой коктейль, мы сидели просто так, глядя на разгорающийся за окном закат. В детстве я думала, что это ангелы раскрашивают небо в такие дивные цвета (а может, так оно и есть). Алое, сиреневое, голубое, лиловые перистые стрелы облаков. Закат бросал отсветы на лицо Йэна, белые стены и черное Распятие на стене, статуэтку Божьей Матери на возвышении. Нам было так хорошо втроем - я, Йэн и закат - можно было просто сидеть и молчать. Но Йэн придумал еще лучше, он достал свои четки.

— Крис, давай прочтем малый круг. Еще как раз есть время.

Я размотала свои четки, которые носила, как многие, на запястье, и мы стали молиться вместе. Йэн начинал, и я повторяла за ним.

— Panem nostrum cotidianum da nobis hodie. Et dimite nobis debita nostra…

И прости нам грехи наши…

И Он прощал.

Тавита прочла молитву перед завтраком, а потом мы включили сеть - посмотреть новости. Живем, как в затворе, не знаем, что в мире творится - просто некогда. Перед началом новостей диктор, как обычно, сложил руки, чтобы помолиться, и я отложила ложечку, которой только что собиралась размешать сахар, испытав чувство легкой досады - сколько можно? Мы, вроде, уже помолились. И тут же подумала, что эту мысль надо бы донести до исповеди.

Новости начались.

Я размешала сахар в вазочке с творогом.

На экране плыли какие-то новостройки, мелькнул стрельчатый купол храма.

— Всего три года назад на этом месте была пустая ледяная степь. Конгрегация святого Иоста совместно с Диаконией Конструкционис построила здесь, в холодных просторах Элейила город по имени Галилея. Пока в Галилее могут проживать 30 тысяч человек. Здесь уже есть управление ДиКона, а также - транспорта, медицины, образования, бытовой Диаконии, морского транспорта и нефти. Рядом в Галилеей расположено крупное месторождение нефти.

— Крис, ты не хочешь чаю?

— Это твой домашний? - спросила я. Мать Агнес была мастерицей составлять травяные чаи.

— Конечно, хочу, что ты спрашиваешь?

Агнес перегнулась через стол и налила мне душистого темного напитка.

— Чревоугодницы, - проворчала Тавита, - мне из-за вас экран, между прочим, не видно.

— Да ладно, ну город там построили на Элейиле, их каждый год по три штуки строят, - небрежно сказала Агнес.

— … Несмотря на то, что галилеянам придется жить в суровых условиях крайнего Севера, жизнью в целом они довольны. Предусмотрена система дневного освещения улиц в зимнее время, полностью компенсирующая солнечный свет. Во всех двенадцати приходах города построены спорткомплексы с бассейнами морского типа…

— Все-таки налей мне тоже чаю, Агнес! - сдалась Тавита.

— Тихо! - сказала я, - Космос пошел!

Мы разом замолчали и уставились в экран. Космос - это всегда интересно.

— Получены предварительные данные межзвездной экспедиции в систему S182. Как мы уже сообщали, оба корабля экспедиции, "Люмен Цели" и "Перегринатор", вышли из района дискретного пространства Эдана около трехсот часов назад. Согласно полученным вчера сообщениям, экспедиция оказалась удачной. В системе S182 обнаружена стандартная терраподобная планета с благоприятным климатом и соотношением воды и суши. Планете присвоено имя святого Квиринуса. В дальнейшем Диакония Космика планирует колонизацию этой планеты, расположенной необыкновенно удобно по отношению к сигма-пространству…

— Святой Квиринус, - со вкусом произнесла Тавита.

— Земля святого Квиринуса, красиво! - поддержала я. С экрана рассказывали об испытаниях гравитационного двигателя, все еще не вышедшего из стадии эксперимента. Использование силы гравитации полностью перевернет всю нашу технику, рывком подняв ее на новый уровень, а главное, позволит создать двигатели звездолетов, такие, что время межзвездных перелетов сократится в 3-4 раза, а то и больше. Я слушала очень внимательно - Йэн тоже интересуется гравитацией - но разве эти сороки дадут что-нибудь понять? Они бурно обсуждали, когда начнется колонизация Квиринуса, и не стоит ли туда завербоваться…

— Думаю, нам детей надо рожать, - заметила я, - для колонизации Квиринуса.

Я имела в виду, что раньше, чем через полвека, колонизация не начнется. Но Тавита тут же состроила ехидную рожу.

— Да, да, кто о чем, а наша влюбленная Крис…

— Перестань! - буркнула я.

— А я что? Я ничего… я только…

Тавита вдруг замолчала. В экране плыли какие-то южные леса. Джунгли. Казалось, на нас пахнуло влажным зноем тропиков. Над лесом низко прошло звено самолетов - кажется, штурмовики наши, "Минаксы".

— На илайско-терской границе ночью произошел очередной инцидент, потерь личного состава у илайцев нет, сбиты два штурмовика "Минакс" производства Эдоли. Летчик-инструктор Флавиус Мадайни комментирует инцидент…

Появился высокий, кряжистый харван в окружении маленьких смуглых илайцев - все в местной военной форме, в камуфляже и с самолетиками на погонах и с вышитыми крестиками. Что-то там говорил наш пилот в микрофон, а я смотрела на Тавиту. Нет, конечно, же наши не воюют в Илайни. Жених Тавиты - тоже летчик-инструктор, летает на фронтовом истребителе "Темпестас-82", но он же только обучает илайцев. Правда, два его друга - тоже инструкторы - уже погибли там, на илайско-терской границе…

— Пошли, девочки, - Агнес с шумом поднялась, - а то не успеем на хирургию.

Лекцию по хирургии читал доктор Бенга по кличке Нос. У него и в самом деле эта часть лица очень уж выдается. Все было, в общем, как обычно, лекция довольно скучная, к тому же почти весь материал есть в учебнике, интересно только, когда Нос начинал рассказывать случаи из практики или садился на любимого конька - перспективы нанотехнологии. Говорят, между прочим, что хавены уже лет пятьсот назад разрабатывали что-то подобное, но после Валлийской войны с бактериологическим оружием не только страна была почти уничтожена, но и Орден почти с нуля опять начался. И что там было в эру Распада - никто толком не знает. Однако сейчас нанотехнологии и впрямь почти созрели, и может, скоро в самом деле мы сумеем просто ввести, допустим, лапароскоп в брюшную полость, а то и шприцем запустить в кровь нанороботов, а они уже сделают все необходимое на уровне отдельных клеток… мечта! Что только тогда обычные хирурги будут делать?

В промежутках, пока Нос выборматывал нам содержимое учебника, мы с Тавитой резались в "космический бой". Потом Тавите это надоело, и я стала на последней странице тетради писать имя Йэн. Десятки разных вариантов. Буквы с завитушками, толстые в полоску, раскрашенные… Я так увлеклась этим процессом, что почти не заметила конца лекции. А когда Бенга уже попрощался и пошел к двери, я опомнилась - как раз сегодня он и был мне нужен! Мы же с Йэном в паломничество собрались, и ворона же я однако! Значит, сессию мне надо закончить раньше. Я помчалась вниз, прыгая через ступеньку, и поймала хирурга уже у края кафедры, с портфелем под мышкой.

— Доктор Бенга, я Кристиана Дейлори из тридцать второй. Я хотела вас попросить - нельзя ли мне индивидуально сделать зачет на неделю раньше?

— Э… но вы же в это время будете сдавать другие экзамены? - удивился он.

— Ну… я хочу попробовать. Мне очень нужно.

— Хорошо, давайте-как я отмечу, - он стал рыться в своей сумке, доставать тетрадь, искать там мою фамилию. Аудитория тем временем опустела, и я размышляла, успею ли еще заскочить в буфет - это ведь у нас самый длинный перерыв - перехватить там рогалик с молоком. Нос отметил мое имя в списке, мы мило попрощались, и я побежала наверх - забрать свою сумку.

Рядом под сиденьем были разбросаны какие-то листочки. Я машинально нагнулась, чтобы поднять их. Мой взгляд упал на то, что я держала в руках.

Пальцы разжались.

Я медленно села. Подхватила упавший листок.

Гадость, какая гадость!

Это было так, будто неожиданно из-за угла выскочили, и огрели меня по щеке. Лицу стало горячо, кровь прилила. Да невозможно это, не может этого быть.

Я заставила себя взглянуть на листки. Мы медики, для нас в человеческом теле нет ничего запретного.

Только вот это - не иллюстрация к анатомии наружных мочеполовых органов.

И мысль заметалась в голове, требовательно ища - кто? Рядом со мной сидят Агнес и Феликс. Феликс - ее парень. Правда, что-то там у них не ладится. Вот уже и я, и Тавита давно помолвлены. Пусть жених Тавиты далеко, но они обещали друг другу, он любит ее, она ждет окончания его службы в Иллайни. Моему Йэну всегда некогда, он много работает - но он мой жених. А вот у Агнес все так - непонятно. Феликс всегда рядом, он в 37й группе, дружат они почти с самого начала, два года. И - ничего. Не проявляет он никакой инициативы, хотя уже и поцелуи были, и ходят они везде вместе… Так и неясно, будет он жениться на Агнес или нет. Она, конечно, ничего не говорит - страдает молча.

Так вот, Феликс - он как раз рядом со мной сидит. Но не может же это ему принадлежать!

А кому? Упало с верхнего ряда? Нет, здесь скамьи глухие, никак бы не могло упасть… Ой, Господи, что же мне делать-то?

Гадость какая! И откуда он мог взять эту… порнографию. Да, это так называется. Боже, как противно, неужели можно вот так на девушек смотреть, и даже фотографировать! Страх шевельнулся в душе - а ведь совсем не исключено, что вещи эти распространяют скантийские шпионы. Разврат - их оружие. Да не мог Феликс… да, конечно, не мог - но через вторые, третьи руки эти картинки могли к нему попасть!

Я бросила картинки на сиденье… Потом собрала их. Надо отнести в деканат, наверное. Я снова села. Мне не хотелось идти в деканат.

Мне вообще не хотелось ни с кем даже говорить о подобной гадости - было стыдно. Будто это я… будто это меня фотографировали в таком виде, с раздвинутыми ногами. Так обидно было за этих девушек, словно это меня так унизили. И с этим - идти к кому-то, показывать?

Я встала, все еще держа картинки в руках. В дверях мелькнула тень, я вздрогнула - и тут же снова лицо залило горячим - передо мной стоял Феликс.

— Дай сюда, - он забрал у меня картинки, - что, не видела?

— Это… откуда? - только и выговорила я. Феликс вдруг скорчил рожу.

— А ты что у нас, инквизитором заделалась? Ну давай, выясняй…

Он в несколько прыжков оказался внизу. Я дождалась, пока Феликс исчезнет за дверью, взяла свою сумку и тихо вышла.

Отца Тимо, конечно, не было дома, но сестра-экономка пообещала, что он придет где-то через один Славный. Я села у двери и достала четки, начала Славный - малый круг.

Мысли мои, однако, разбегались далеко - какая-то часть мозга прилежно твердила молитвы, все же остальное мое существо было в смятении.

У меня уже был такой случай - в школе. Мальчишки доводили одну старую учительницу. Писали гадости у нее на двери. Я увидела, кто это был - Петрос Аньи, известный школьный хулиган. Не сказать об этом я не могла. Меня тоже возмущало то, что они делают. Но в школе была другая возможность. Можно было принять наказание на себя. Я это сделала. Меня вообще за все школьное время так наказали лишь два раза. Первый раз - именно за лазанье по стройке. А второй раз - вместо Аньи. Для этого у нас приглашали рядовых из Легиона, в моем случае - девушку-легионера. И делалось в закрытом наглухо помещении, в подвале. Правда, Аньи тоже должен был наблюдать, поэтому меня не заставляли раздеваться совсем. Но досталось мне здорово, кровищи было, потом два дня пришлось в изоляторе лежать. До сих пор на лопатках белесые следы. Аньи с тех пор со мной ни разу не разговаривал и даже на дороге не попадался - сразу исчезал куда-то. Но и учительницу больше никто не доводил. Вроде бы, Аньи потом авиатехником стал… нормальный человек.

Не знаю, почему я вспомнила об этом сейчас. Может, из-за Феликса? Если бы можно было сделать так - прийти в Дис и сказать, да, мол, он виноват, но разрешите - пусть лучше я за него… Но с инквизицией это не пройдет, мы не в школе. И что положено за такое? Я не знала. Если смотреть, какой это грех - то, наверное, не очень большой. Это же не прелюбодеяние, а так, предпосылка к нему. А если с другой стороны посмотреть, наоборот, серьезно. Прелюбодеяние страшно, но это личное дело человека. А тут получается, что он развращает окружающих, он же эти картинки не в одиночестве смотрит, и сам от кого-то их получил… Получается, чуть ли не вражеская деятельность. Но не могут же за это посадить? Если только кроме этого еще что-то есть… Например, ересь или антигосударственная деятельность. Но Феликс? Ну он, конечно, легкомысленный, несерьезный, вообще дурак. Агнеску мучает. Но не может же он быть врагом! Он все равно наш человек, эдолиец, христианин! Пусть плохой - какой есть. Но он не предатель и не подлец.

Но если не предатель, назидательно говорил мне внутренний голос, тогда чего ты волнуешься? В Инквизиции разберутся. Ошибок там не бывает. Ну если, может, бывают- то очень редко. Разберутся и отпустят. Ну накажут как-нибудь, так это же нельзя просто так оставлять!

Не знаю, почему, но я не могла с этим внутренним голосом согласиться. Ну никак не могла. Такое чувство, что все-таки это неправильно. Самый логичный, верный выход - пойти и сообщить в ректорат о виденном - казался мне уж очень плохим, нечестным… Может, надо было в лицо сказать Феликсу все, что я об этом думаю? Но я же попыталась. Он просто не стал слушать…

Можно и просто промолчать. Но это значит, что мне вообще плевать на моего брата - пусть себе катится в пучину и гибнет, пусть доходит до прямого прелюбодеяния, пусть даже устанавливает связи с врагами Эдоли. И на Агнес плевать, за кого она в конце концов выйдет замуж. Нет, и этот выход - очень уж плохой. Даже еще хуже, чем просто пойти и сообщить…

Я совсем придумала было - пойти к Агнес и рассказать все ей. Пару минут я тихо радовалась этой мысли, и чуть было не ушла, не дождавшись священника, но потом… Ведь это получится переложить ответственность на подругу, а ей будет тяжелее. Для меня Феликс в общем, посторонний, а она его любит. И вот для нее уже пойти в ректорат на самом деле будет предательством. Даже если она порвет с Феликсом - а легко ли ей будет рвать? Ведь невыносимо тяжело. И вероятно, она даже и не сможет порвать, и будет ходить с такой раной на душе.

А если Агнес уже знает об этом? И уже решила для себя, что ладно, пусть так, пусть он смотрит эти картинки, пусть грешит… Если на ее душе уже есть эта рана? Эта мысль показалась мне просто кошмарной.

Нет, ей говорить нельзя. Это мое дело, и я сама должна принять решение.

Господи Иисусе, и ведь совсем недавно еще все было так хорошо, так просто! Ну зачем я подняла те листки? Зачем вообще задержалась - можно было на кафедру к Бенге позже заскочить… К тому моменту, как меж колонн появился слегка запыхавшийся отец Тимо, я пришла к единственному выводу: лучшее, что можно сделать в такой ситуации - это вообще никогда в нее не вляпываться.

— Кристиана? Слава Иисусу Христу, - сказал отец Тимо.

— Слава вовеки, - поспешно ответила я, - мне бы исповедаться, если можно.

— Ну что ж, если сейчас нужно, то давайте. Может быть, в кухню пойдем?

Я подумала, что отец Тимо наверняка еще не обедал сегодня и вообще устал как собака, а я тут… Мне как обычно, стало очень стыдно - но не идти же обратно. Исповедоваться мне не так уж надо - скорее спросить совета. Исповедаться я могла бы и завтра, там ничего такого страшного, все, как обычно. Только вот и для меня, и для отца Тимо будет лучше, если об этом щекотливом случае он узнает именно на исповеди, с обязанностью, понятное дело, хранить тайну.

Отец Тимо сел на табуретку, вытащил и надел столу. Я встала на колени и после положенных молитв и вступления стала перечислять свои грехи за неделю - ну всякие там, как обычно, лень, саможаление, обиды на девчонок, отсутствие уважения к некоторым преподавателям, уныние, в общем, много чего. Отец Тимо устало кивал, и у меня даже промелькнула такая мысль, что наверное, надоели мы ему со всеми этими мелочами, и какая, наверное, тягомотина все это постоянно выслушивать, а он, может быть, есть хочет и вообще устал… Наконец я сказала.

— Еще я… я узнала о том, что один из братьев с нашего отделения совершает грех. Тяжелый… ну… в общем, правильно было бы пойти и сообщить об этом в Инквизицию. Ну то есть… но я не знаю, что мне делать.

Отец Тимо как будто проснулся. Или мне так казалось, и он вовсе не был вялым? Он внимательно посмотрел на меня и указал на табуретку рядом с собой.

— Присядьте пока, Кристиана. Какого рода грех совершает этот брат?

Исповедь, напомнила я себе. Но говорить о таком было… просто стыдно как-то. Ведь отец Тимо - он же все-таки тоже мужчина, хоть и священник.

Краснея и давясь, я все же рассказала о случившемся.

Отец Тимо тяжело вздохнул. Он смотрел куда-то в пол перед собой, устало сложив руки на коленях. Мне показалось, или на лице его в самом деле было что-то вроде отчаяния? Устал он от нас… наверное… Да, тяжело. Мне тоже тяжело, что есть люди, которые вот такими вещами занимаются. Как Феликс…

— Вы не можете промолчать и забыть об этом. Но пойти и сообщить тоже кажется вам неправильным, - заговорил он, я поспешно кивнула, подтверждая эти мысли, - ну что же, Кристиана… Часто бывает очень трудно отличить в своей душе голос совести от других голосов - от того, что нам ложно внушают окружающие люди, демоны или от того, что мы сами воображаем себе. Часто происходит так, что поступив по совести, мы подвергаемся насмешкам или презрению со стороны близких. Ведь то, что происходит здесь и сейчас - так очевидно и понятно, а то, что будет происходить с нами в вечности - до этого еще далеко, и ничего наверняка об этом неизвестно. У нас нет знаний о том, что произойдет после смерти - у нас есть только вера. Трудно жить, опираясь только на веру. Невыносимо трудно, Кристиана… Давайте с вами призовем Святого Духа и помолимся, чтобы Господь сам помог вам разрешить эту проблему…

Я снова встала на колени, и священник возложил руки мне на голову.

Нет, я не понимала ничего. Я даже не понимала, почему мне не хочется идти в ректорат. По уму - надо. Жалко Феликса? Но будет еще хуже, если он так и продолжит грешить. Его надо, необходимо остановить. Боюсь за себя? Да нет, чего бояться… Ничего я не боюсь на самом деле, никаких там насмешек и презрения, да и кто это будет меня презирать? Не в этом дело. Я сама не понимала, почему мне не хочется туда идти.

Отец Тимо молился, и мне казалось, что прохладный ветер пронизывает мою голову, ветер от его рук, и пробирает насквозь, и становится легче… легче… совсем легко. Даже смеяться хочется от этого ветра. И вдруг я поняла, что мне нужно сделать. И чуть не заплакала от этой легкости. Всего-то - как это просто! Ведь есть человек, который не только может, но даже и должен взять на себя эту ношу. И по своей профессии, и потому что он… он ведь станет мне мужем! Главой, значит.

— Я расскажу Йэну об этом! - вырвалось у меня, - он наверняка что-нибудь решит.

Отец Тимо кивнул.

— Возможно, это правильный выход, Кристиана. Хорошо…

Он произнес формулу отпущения, я перекрестилась и, неловко попрощавшись, пошла домой.

Йэн очень внимательно выслушал меня. Я не стала тянуть, и рассказала сразу же, только мы вышли из церкви.

Все было очень хорошо, просто замечательно. Может, это после службы так казалось? После Причастия? Голова слегка кружилась от счастья. Высоко в голубом небе кружила пара истребителей, оставляя замысловатый инверсионный след. Было тепло - я накинула только легкий спарвейк. Воскресенье. Не совсем просохшая после дождя мостовая. Нежная еще, не запылившаяся долгим летом листва. Городской парк. Йэн. Еще не перебит ничем вкус Святого Хлеба на языке, не забылось чувство вечного покоя и света, так любимое мной в церкви, тихая струнная музыка еще звучит в ушах. По сравнению со всем этим тягостная, так измучившая меня вчера история с Феликсом казалась незначащим пустяком.

Йэн выслушал меня и кивнул спокойно.

— Хорошо, Крис. Это правильно, что ты мне решила рассказать. Ты больше об этом не думай, выбрось из головы. Не беспокойся. Я этим займусь…

Ничего другого от него и нельзя было ожидать. Он всегда был такой. Мой Йэн. Мой любимый, мой… почти муж. Мой жених. Сразу стало совсем уж легко и весело на душе, я сбросила заботу, и мне действительно больше не надо об этом думать. Я еще попросила его.

— Но Йэн, я не хочу, чтобы с Феликсом что-то случилось плохое…

Он кивнул и чуть улыбнулся.

— Ничего дурного с ним не будет. Не переживай, - он взял меня за руку, и я сразу растаяла от счастья. Так, рука в руке, мы вошли в резные чугунные парковые ворота.

Народу в парке было много по случаю воскресного дня. Компании друзей и подружек, парочки вроде нас с Йэном, целые семейства. Справа от нас гремела веселая музыка и многоголосый детский гвалт, из-за верхушек деревьев видны были только самые высокие разноцветные конструкции - там тянулись детские городки развлечений и площадки. Семьи с ребятишками направлялись туда. Невольно я подумала, что может быть, пройдет несколько лет - и мы тоже, войдя в парк, сразу будем сворачивать направо, и поведем на эти площадки своих детей. Йэн хочет не меньше четырех. При этой мысли мне стало радостно, но неловко, и я как-то почувствовала, что Йэн думает о том же самом и избегала смотреть на него.

— Светик, а вон жаренки продают, хочешь?

Йэн взял мне на свою карту длинную жаренку из орехов и меда, на палочке. Мы направились в самую глубь парка, где сегодня должны были выступать "Странники". За тем, собственно, и пришли. Скамейки все были уже заняты, но нам удалось удобно устроиться на длинном и толстом изогнутом стволе старой ивы. Рядом с нами примостились какие-то мальчишки, судя по форме - еще школьники. Я грызла орехи, болтала ногами, и Йэн, за недостатком места, был вынужден довольно тесно прижаться ко мне, и даже положить свою руку почти что мне на спину, во всяком случае время от времени его рука касалась моей спины, и я тихо млела от счастья. Еще мне ужасно хотелось положить голову Йэну на плечо, но в публичном месте все-таки следует вести себя скромно. Мы о чем-то болтали, кажется, о паломничестве, эстрада от нас была не видна, ее заслонял какой-то неудачно поставленный фургон, но слышно хорошо. Как-то внезапно наступила тишина, и в тишине разноголосо заговорили струны, перебивая друг друга, волнуясь, как море. "Странники" запели, и было это чудесно - слушать их пение, и рядом ощущать Йэна, и молчать, просто молчать и слушать.

Надо мною небо Твоё, (1)
Но мне больно в него смотреть.
Надо мною кружит вороньё,
В двух шагах ожидает смерть.
Не вини меня, что упал,
Что я не продолжаю бой.
Господин, я просто устал
Воевать за себя с собой.

(1) стихи Ирины Ермак

Три голоса - два мужских и женский, вьющийся вокруг них, словно звенящая, отчаянная спираль, разбивали тишину, повисшую над площадью, словно в миг Пресуществления, полное внимания и напряжения, полное слуха молчание.

Битве всё не видно конца,

А из ран - где течёт, где льёт.

Что ж не выбрал Ты храбреца? -

Защитил бы Царство Твоё…

Мои руки не держат меч,

Привалил меня мой же щит.

Ты не хочешь меня сберечь?

Кто ж тогда меня защитит?

Йэн нашарил свободной рукой мою ладонь, и сжал ее, и на миг я перестала ощущать что-либо, кроме этого прикосновения теплых и сильных пальцев. Мой Йэн. Он тоже воевал, и тоже был ранен. И наверное, вот так и лежал, ожидая санитаров, скрипя от боли зубами, и звал в отчаянии Господа. Это про него песня. Хотя он не хавен пока еще, и оружие у него было не такое романтическое, нормальный автомат. Но и не только про него, и про меня тоже эта песня, хотя я не была на войне. Это про всех нас песня.

Веки смежены - резь в глазах -

Вижу, как подступает мгла.

Моё сердце в Твоих руках.

Повели, чтобы смерть ушла.

Может, я ещё не убит.

Отдохну вот пока чуть-чуть.

Меч возьму и прилажу щит -

Лишь бы так не давило грудь…

Если ж правда разбил нас Змей

И недаром кружит вороньё -

Моё сердце в руке Твоей.

Лишь оно…

Но оно - Твоё.

После концерта мы отправились в кафе. На мою студенческую карту не очень-то разгуляешься, так что Йэн брал все на свою. Мы поднялись на самый верх Ренского квартала, и сели в открытом садике ресторана "Роза и шип", отсюда, с небольшой площадки, открывался дивный вид на парк и прилегающую часть города, и можно было даже наш конвиктус разглядеть, и строящийся новый корпус (ура! Мне больше не надо ничего отрабатывать! Я больше не пойду на эту стройку! Как же я ненавижу всю эту строительную работу…) Йэн заказал для меня жареную курицу, салат и кофе с пирожным. Себе он взял мяса с овощами и бутылочку пива. Я пиво не люблю, но Йэн и не особенно нуждался в компании.

Справа от нас за столиком обедали две молодые монахини в серых хабитах, похоже, из конгрегации святой Дары. Я спросила Йэна, и он согласился со мной, что да, наверное, это дариты. Я сказала, что если уж идти в монастырь, то к даритам - они и уходом за больными занимаются, и воспитанием сирот, и вообще деятельный орден - это деятельный орден. Йэн ответил, что с моим характером - конечно, а вообще-то кому как, ведь у каждого свое призвание. У некоторых вот и семейное. Я сразу согласилась, что да, у меня, безусловно, призвание семейное, в смысле, что жить мне лучше с мужем, одной мне не хотелось бы, я не настолько предана Христу, моя вера слишком слаба, чтобы вот так всю жизнь только Ему посвятить. Йэн возразил, что вера здесь совершенно ни при чем, и я опять с ним согласилась, потому что он, конечно, был прав… Я на самом деле чувствовала, что вера у меня слабая - но упомянула об этом неуместно, монашеское призвание здесь и правда ни при чем.

— А я не знаю даже, - сказал Йэн, - я, ты знаешь, долго думал насчет ордена хавенов… Даже послушником пожил несколько месяцев… пока не призвали в армию.

Мне стало как-то неприятно - может, я зря тут с ним. Отвлекаю человека от монашеского призвания. Но Йэн сразу добавил.

— А потом понял, что нет, мне семья нужна. А когда тебя встретил… - он улыбнулся, и лицо его, такое жесткое и твердое обычно, вдруг стало почти детским и ласковым, - тогда уже совсем все стало ясно.

Я даже есть перестала, так мне от этих слов стало хорошо.

— Мне тоже стало все ясно, - сказала я полушепотом, - сразу же почти…

Йэн накрыл ладонью мою руку.

— Мой светик, - сказал он.

Где-то внизу звенела гитара, и мне казалось, что я все еще слышу голоса "Странников", поющие мою любимую песню.

Ведет в небеса дорога,*
Сокрытая в облаках.
Пусть в мире нас и немного,
Но миру без нас - никак.
Возносятся стены гордо
В лазури и серебре.
Не может укрыться город,
Построенный на горе.

(*Ирина Ермак)

Я аккуратно сделала скальпелем неглубокий разрез вдоль залитого йодом предплечья. Побрызгала коагулянтом и аккуратно убрала тампоном выступившую кровь. Агнес с интересом смотрела на собственную руку, терзаемую мной. Не глядя, я взяла со столика иглодержатель и начала шов. Мы должны уметь шить раны вручную. Все может случиться, мало ли. Только вчера сдали зачет на крысах, сегодня - последняя проба, друг на друге, не на пациентах же нам тренироваться. Моя собственная левая рука почти не ощущалась, доктор Терро уже посмотрел шов, и Агнес наложила мне на предплечье клеевую повязку. Анестезия, конечно, пройдет через пару часов, и тогда начнет болеть, но что сделаешь?

Не на пациентах же тренироваться.

Я накладывала аккуратные частые стежки, ровные, как железнодорожные шпалы.

— Длинноват разрез, - заметила Агнес.

— Ты думаешь?

Мне нравилось шить. Кожа аккуратно сходилась, закрывая слегка вывороченное мясо. Очень нежная, тонкая кожа, с синеватыми прожилками вен. На локтевом сгибе легкий синяк, на той неделе мы все сдавали кровь, приезжал передвижной донорский пункт. У меня, как правило, синяков не остается, кожа толстая. Агнес - как принцесса из той сказки, где под перины положили земляной орешек. У нее тоже было бы "все тело в синяках". Агнес белокожая, астеничная, с тонким и аристократическим лицом. Красавица. На месте Йэна я бы ее скорее выбрала, я-то самая обыкновенная.

— Слышишь, сегодня почему-то Феликса нет, - сказала Агнес, - заболел он, что ли?

— Да? - вяло отреагировала я, - а ты уже к нему бегала?

— Ну да, я заходила на большой паузе… я у него учебник брала по внутренним, - оправдалась Агнес, я только улыбнулась. Вдруг моя рука замерла на мгновение - Феликса нет? Вспомнился вчерашний разговор с Йэном, вообще вся эта история… Почему же его нет сегодня? Я ощутила тревогу, но не показывать же ее Агнес. Ничего не случится, глупости. Ну могли и с утра вызвать на разборки, это нормально. Я закончила шов.

— Все, пошли показывать Терро.

Мой шов был признан безупречным, и нас с Агнес отпустили - мы закончили работу вторыми, все остальные девчонки еще возились, рассевшись парами по учебной процедурной.

Агнес отправилась сдавать инфекционные, а у меня с ними уже был порядок. Я пошла в читальный зал, дописывать реферат по бронхиальной астме. По дороге прихватила в буфете булочку с колбасой, обедать явно будет некогда, да и нехорошо перед тренировкой. И в самом деле, реферат был закончен уже к шестым колоколам, я даже в конвиктус не смогла зайти, сразу отправилась в спортзал. На занятия кьянгом. Спорт у нас не то, что обязателен, но если не ходишь на кьянг, придется ходить на ОФП, а этого никто не любит, да и времени оно занимает еще больше, чем спортивная секция. Я занималась отдельно от девочек, у меня опыта мало - только здесь начала, занимаюсь третий год, заработала всего четыре нашивки. Агнес и Тавита уже специализируются в кьянге, их группа - "Танец лигана" - начинается сразу после нашей. Но мне сегодня еще надо на военку, перезачет по стрельбе. Третий курс перед сессией - что вы хотите?

Я даже не стала переодеваться в тир, так и пошла в белой кьянг-файре, промокшей от пота. Ощущая себя при этом каким-нибудь хавенским воином. Тар Грейн неодобрительно покосился на меня, но винтовку выдал. Сегодня мне везло - я с ходу отстрелялась по движущимся целям, выбила нужное число очков и получив в зачетку роспись, отправилась домой.

Девочек, конечно, еще не было. Так что душ свободен. Отлично! И только когда тепловатые струйки воды полились на меня, я осознала, что наверняка святая Мейди поступила бы совершенно иначе, она бы сначала сделала уборку и приготовила ужин для остальных, раз уж представился такой случай послужить своим сестрам. И уж если мылась бы, то под холодной водой. Потому что теплая у нас явно скоро кончится. И значит, под холодной придется мыться девочкам. Некоторое время во мне боролись эгоизм со святостью, и эта борьба закончилась сокрушительной победой эгоизма. Я решила вымыть голову, потому что волосы уже свисали как сосульки, а будет ли горячая вода вечером и завтра - еще вопрос. Все равно кому-то придется на кухне бачок греть… Правда, смывать мыло второй раз мне пришлось уже ледяной водой. Стуча зубами, я растерлась полотенцем и надела домашнее платье.

— Из-ззвините, девчонки, - я вышла из душа, - что-то я увлеклась…все, свободно - кому надо…

Я осеклась. Агнес сидела у стола, в белом форменном платье, и лицо ее…

— Агнес?

Я бросилась к ней. Агнес всхлипнула и высморкалась в свой необъятный платок.

— Ты чего?

— Феликса забрали, - мрачно сказала Тавита, - парни говорят, в ДИС.

Я остановилась на полпути. Тьфу ты…

— Агнес, не реви, - сказала я, - это все ерунда.

Подруга уставилась на меня - с такой надеждой во взгляде, что вот сейчас я все разъясню, успокою, что ничего страшного не случилось. Я вздохнула и села за стол рядом с ней.

Что ж, рано или поздно она должна это узнать. И лучше сейчас. И от меня. Я начала рассказывать - всю историю, с самого начала.

— Так что не реви, ничего не случится. Как видишь, ерунда это все. Ну там просто выяснят… это же надо как-то разъяснить, ты понимаешь. Завтра он будет на месте, или сегодня к вечеру.

— Крис, - тихо сказала подруга, - но ведь это… ведь это получается, что это ты на него донесла!

Я опешила и молча смотрела на нее.

Честно говоря, такой реакции я не ожидала. И даже не знала, что сказать.

Как я ни ставила себя на место Агнес, для меня во всей этой ситуации самым противным было бы поведение Феликса. Именно для нее, Агнес, это должно быть, на мой взгляд, очень оскорбительно. Я бы наверняка порвала после этого с парнем, тем более, что он над ней издевается уже третий год, и намерения его совершенно непонятны. Они даже не помолвлены! Но дело не в этом. Просто это ведь бесчестно по отношению к девушке. Это оскорбительно! Раз он смотрит такие картинки, значит, он вот так - так мерзко и похабно способен думать о девушках! И когда он со мной, может быть, он представляет меня вот в таком виде и думает… обо всяких таких моих местах. Такую грязь, такую мерзость он себе, может быть, представляет! Если бы Йэн… это невозможно, непредставимо, чтобы Йэн так думал о женщинах и смотрел на такую гадость… но если бы, предположим, я такое о нем узнала, это резко изменило бы мои взгляды на него. Агнес же, вроде бы, и ничего… Как будто это совершенно нормально!

А может быть, она уже и сама знает об этом? И даже те картинки видела?!

— Да, я в курсе, - Агнес будто услышала мои мысли. Смотрела на меня зло, даже почти с ненавистью, - иди и обо мне сообщи. Расскажи своему инквизитору, иди! Я тоже эти картинки у него видела. Не рассматривала, но видела.

Меня мелко затрясло. Плакать не хотелось, просто дрожь какая-то…

— Агнес, - я даже не знала, что сказать.

— Ну-ка, прекратить! - вмешалась Тавита. Я с благодарностью взглянула на нее, - Агнеска, ты сдурела? Ты что, считаешь, он это правильно делает?

Подруга угрюмо взглянула на нее и пожала плечами.

— Ну всыплют ему там по первое число, и все. И правильно, я считаю, - заметила Тавита, - тебе же лучше, а то ты с таким потом горя хлебнешь.

Агнес взяла платок и снова высморкалась, длинно и основательно.

— И кончай реветь, в самом деле, - добавила Тавита, - подумаешь, трагедия…

Она умолкла, и я поняла, что ей только что хотелось сказать. Ей-то, может быть, каждый день плакать хочется. Она, может быть, и плачет в подушку по ночам, я один раз видела - когда от Иоста долго писем не было. Ее-то жених каждый день рискует собой в боевых вылетах. Вот это - трагедия, а здесь - что?

— Давайте, девчонки, лучше пожрем, - я поднялась, - а то, в самом деле, уже желудок болит.

На следующий день Феликс не вернулся.

И на послеследующий.

Агнес больше ничего не говорила, только была бледной, как тень. Я смотрела на нее и думала, что все это, пожалуй, к лучшему. Она позволяет этому типу себя унижать. И если сейчас у них произойдет разрыв, это лучшее, чего можно ждать. Конечно, ей это больно, я понимаю. Но лучше пройти через боль и забыть, чем потом страдать всю жизнь. Он до сих пор не удосужился сделать ей предложение или хоть как-то прояснить ситуацию. Если он на ней в итоге женится, то вот так всю жизнь и будет - неопределенность, неясность, а ведь это эгоизм с его стороны. Агнеска в него влюблена, вот так всегда, козлов всегда любят. Вопреки всему. Мне бы эта мерзость навсегда отбила охоту даже прикасаться к парню. Еще чего - выходит, он и на меня бы смотрел такими сальными глазками! Но Агнес его любит все равно, знает, что гад, и любит. Иначе с чего бы она такое могла простить?

Он ей не муж, даже не жених. Лучше порвать сейчас, пока еще не поздно.

Феликс вернулся через три дня. С утра. Я встретила его на улице. Возвращалась с ночного дежурства. У меня еще оставалось десять часов в больнице, без них меня к сессии не допустят. Поэтому, чтобы не работать в воскресенье, я взяла ночную смену. Отработала в приемном покое, как обычно. Немножко тяжело после этого целый день учиться, но что сделаешь? Возвращалась я ранним утром, еще пусто было во дворе, только за конвиктусом на спортплощадке занимались особо рьяные спортсмены.

Сегодня ночью привезли четверых с травмами, все выжили, одному из них я очень удачно поставила подключичный катетер. Так что были поводы радоваться. Хотя поспать удалось всего часа два, меня пошатывало, а впереди еще целый рабочий день. Но сейчас даже это меня не пугало - ну и что, справимся… И тут я увидела Феликса.

Он стоял возле мужского конвиктуса, что по соседству с нашим. Возле скамейки, держа за ручку огромный старомодный чемодан. Будто ждал кого-то.

Я не сразу его узнала, потому что он изменился. И когда узнала - то испугалась.

Ведь всего три дня прошло. Только три дня.

Да не так уж много изменилось. Просто он был очень бледный и как будто похудел. Скулы заострились. И выражение лица. Я никогда такого выражения у Феликса не видела. Он всегда смотрел нагловато-весело, глазки светились плотоядно. А сейчас лицо его было серьезным и будто пустым. Пустой, невидящий, равнодушный взгляд. Ко всему безразличный. Одной рукой он сжимал ручку чемодана, стоящего на скамейке, и на тыльной стороне кисти я увидела нашлепку клеевой повязки.

— Привет, - машинально сказала я. Уже невозможно сделать вид, что я его не заметила. Феликс ответил равнодушно и тихо.

— Привет.

— Ты… собрался куда-то? - спросила я.

Господи, и самое страшное - голос. Интонация. Он никогда так не говорил!

— К родителям. Меня исключили из школы, - ответил он так отстраненно, будто речь шла о ком-то другом.

— К-как исключили? - глупо сказала я. Феликс пожал плечами.

— А… что же ты теперь?

— Не знаю, - сказал он. Я вдруг почувствовала полную неуместность своего существования в этой точке пространства и времени, невозможность, дикость происходящего, до такой степени дикость, что даже и не знаешь, что сказать, как, зачем…

Думаю, перелом во мне произошел именно в этот момент. Точнее - чуть раньше. Когда я только его увидела - бледное лицо, взгляд опустошенный, в никуда, и белую нашлепку на тыльной стороне кисти. Вот тут что-то во мне надломилось и хрустнуло… хрустнуло и надломилось.

— Извини, - сказала я зачем-то. Феликс посмотрел на меня с легким удивлением.

— Почему? А… Да неважно.

— Ну ладно… я пойду тогда…

Я отошла на несколько шагов и наконец пустилась бегом прочь.

Комната напоминала поле боя. Разверстые пасти двух больших чемоданов на полу. В них летели книги, тряпки, связанные Агнес салфеточки, статуэтка Божьей Матери, картинка, покрывало, зеркальце, расчески, туфли… Все это было свалено кое-как. Тавита забилась в угол, на свою койку и угрюмо смотрела на все это разорение. Агнес, бледная, бешеная, с вытянутыми в струнку побелевшими губами, металась по комнате. Молча. Самое страшное то, что все мы молчали, все трое. Агнес сняла с полочки свои искусственные цветы, осталось только мое Распятие, голое, на голой стене, страшное в своей обнаженности. И картинка Тавиты - "Тайная вечеря", тоже осталась.

И с каждой тряпкой и книжкой что-то уходило, рвалось, один за другим лопались капилляры, текла кровь, вопили болевые рецепторы, и ничего, ничего нельзя было поделать с этим, потому что Агнес не могла поступить иначе, и я не могла остановить ее. И каждым движением она осуждала меня, приговаривала меня, но это все было ничего - она рвала по живому, и вот это уже было страшно и больно.

Агнес захлопнула один чемодан, потом второй.

— Ты куда идешь-то? - спросила Тавита тихо.

— К Петре. Они меня примут, у них первокурсница уехала.

Не глядя на меня, Агнес подхватила оба чемодана и вышла из комнаты - ободранной и страшно пустой.

Я повернулась к Тавите.

— Ты тоже уйдешь?

Она смотрела на меня со злостью.

— Да ну вас к черту всех! Дуры!

Легла на койку и отвернулась к стене.

Мы должны были встретиться с Йэном как раз этим вечером. И это было хорошо, потому что… потому что надо сразу и быстро все выяснить. Что выяснить, как - я сама еще этого не понимала.

Он сразу понял, что со мной что-то не так. Это Йэн. Он понимал меня с полувзгляда. Сунул мне припасенную шоколадку и сказал спокойно.

— Крис? Что-то случилось?

— Намнадопоговорить, - пробормотала я. Он понял и повел меня за конквиктус, мы двинулись по улице в направлении рощи. И там, в лесу остановились. Там нашлась пустая беседка, с вырезанными на ней сакраментальными "Пенни и Флавис здесь были" и "Маркус + Рита". Я взялась за изрезанный пыльный столбик, словно он мог мне чем-то помочь.

— Йэн, - сказала я, - Феликса выгнали из школы. Запрет на высшее образование.

Мне это показалось - или на лице Йэна появилось облегчение?

— А… вот ты что. Я и не знал. Правда. Я этим не занимался, это же не мой отдел. Просто передал дальше.

Я знала, разумеется, что специализация Йэна в ДИСе - контрразведка. Больше о его работе я не знала ничего, об этом нельзя говорить, понятно - секретность же.

— Так быстро приняли решение? - спросила я. Йэн кивнул.

— А в чем проблема? Это административная мера пресечения, укладывается в моральный кодекс. Суд здесь не нужен. Достаточно установить виновность, а она установлена.

— Йэн, - я помолчала, - тебе не кажется, что это… как-то слишком?

— Нет, - сказал он так, что переспрашивать не захотелось, - не кажется.

Во мне поднималось что-то слепое, ярость медленно разворачивалась внутри.

— Что же вы так… а если он шпион… ты же контрразведчик, нет? Надо было выяснить как следует. А что если эти вещи скантийские шпионы распространяют?

— Крис, - тихо сказал Йэн, - мне не нравится твой тон. Правда. Почему ты так говоришь?

— Нет, а в самом деле? Почему не выяснили, не связан ли он со Сканти?

Йэн смотрел на меня, словно пытаясь определить, ехидство это или я спрашиваю серьезно. Наконец ответил.

— Выяснили. Нет, не связан. Если бы был связан, его передали бы в наш отдел. А так, конечно, цепочку будем отрабатывать.

— За три дня выяснили? - я уже не могла сдержать злобно-ехидной интонации.

— Да. Этого срока вполне достаточно.

Он помолчал, потом спросил почти жалобно.

— Крис, что случилось? Почему ты так? Ты считаешь, что это было неправильно?

— Ты обещал, что с ним ничего плохого не случится! - почти выкрикнула я. Йэн пожал плечами.

— Но с ним ничего не случилось, не так ли? Его не посадили. Он жив, здоров, едет к родителям, будет жить и работать. В чем дело? Ты считаешь, что это надо было оставить без последствий?

— Йэн.. он никогда уже не будет врачом.

Йэн помолчал.

— Крис… врач - это не просто лекарь-ремесленник. Это эдолиец с высшим образованием. Ты понимаешь, что высшее образование накладывает и определенные моральные требования? Ты же помнишь, что при отборе… уже при отборе в высшую ступень отсеивали тех, кто… кто имел определенные замечания и отметку по поведению ниже восьми.

Я замолчала. Йэн вообще-то прав. Да, есть такое. Правда, не сказать, чтобы у нас кого-то отсеяли. Иметь оценку по поведению ниже восьми - надо быть уж совсем бандитом. Но да, нам говорили о моральном кодексе, о том, что специалист с высшим образованием обязан быть лидером не только в своей специальности… Обязан вести за собой, показывать пример и прочее бла-бла-бла…

Йэн взял мою руку и поцеловал. У него очень сильные пальцы. Сильные и гибкие. Мы с ним познакомились, когда я подвернула ногу, и он накладывал мне повязку. Очень умело накладывал. Я думала, он из наших же, из старшекурсников. Но потом выяснилось, что Йэн закончил школу разведки. Воевал в Кари, потом перевелся работать в ДИС, в инквизицию.

Вот он все и объяснил. И все правильно. Агнес - истеричка и дура. Все равно никакой нормальной жизни с этим Феликсом у нее бы не было.

Йэн. Мне вдруг страшно захотелось зареветь и обнять его, ткнуться носом в грудь, и он чтобы утешал меня и гладил по голове. Это же Йэн! Любовь моя, счастье мое. Я стиснула зубы и ограничилась тем, что погладила его по руке.

— Йэн, но… но ведь это же просто ошибка. Просто одна ошибка. Неужели надо из-за такого сразу ломать человеку жизнь?

— Это не случайная ошибка, - тихо сказал он. Я подняла лицо. Серые глаза Йэна - ни тени колебания, честный и прямой взгляд. Инквизитор. На воротнике нашит золотой крестик. Они всегда так носят. Да, это его работа. А как мы дальше жить будем? Как жить с человеком, если все время надо думать, что можно ему сказать, что нельзя…

— Йэн, - выдохнула я, - скажи мне. У вас в ДИСе применяют пытки?

Он пожал плечами.

— У нас много чего применяют. Смотря что понимать под этим словом.

(Ведь я теряю его, теряю! Еще немного - и я больше не смогу, никогда не смогу разговаривать с ним. Я больше не почувствую тепло его руки. Не увижу глаз. Он больше никогда не придет, потому что я запрещу ему приходить. Потому что я буду избегать его. Йэн, ну сделай же что-нибудь, ты же всегда что-нибудь делал! Ты же сильный, умный, ты все понимаешь! Сделай так, чтобы… чтобы мне не надо было терять тебя! Сделай так, чтобы все было по-прежнему… пожалуйста…)

По-прежнему - уже не будет.

— Крис, - его тон стал холоднее, - ты должна понимать… Я никогда не говорил с тобой об этом. Я не хотел. Но я думал, что ты и сама это понимаешь… Я же военный, Крис. Это война, пойми. Как в Кари была война, так и здесь. Только здесь - невидимая, которую никто может быть, кроме нас, не замечает. Но она ведь есть.

— На войне… - я могла говорить лишь с большими паузами, - позволено… все?

— Нет, Крис, не все. Очень даже не все. Это очень сложно, пойми. Очень не просто. Каждая… каждая сложная ситуация - это шаг, может быть, к гибели. Ты себе потом не простишь. Покаешься, исповедуешься, а себе простить не сможешь. Только ведь это тоже кто-то должен делать, понимаешь? Кто-то же вас-то должен защитить?

Я вырвала свою руку.

— От кого защитить? - почти крикнула я, - ты соображаешь, что говоришь? От кого? От несчастного этого Феликса? Этого дурака?

Йэн молчал беспомощно. Водил рукой по вырезанным на дереве чьим-то инициалам. Обводил их пальцем. Раз за разом.

— Я не знаю, как тебе объяснить, - сказал он, - понимаешь… это надо пережить, наверное, что ли. Понять по жизни. Не знаю.

Мне надо было заплакать. И я заплакала. И конечно, Йэн сразу отреагировал - прижал меня к себе… Только вот я не чувствовала никакого тепла. Уже не чувствовала. Я молча и старательно высвободилась из его объятий.

— Крис, - сказал он тихо. Так, как будто очень жалел меня.

Он хороший. Очень хороший, подумала я. Только вот есть и другое что-то. И это другое - Феликс во дворе с чемоданом, бледный, и белая повязка на тыльной стороне кисти. И через это - другое - я уже не смогу перешагнуть и забыть. Просто так взять и забыть.

И так ведь будет всегда, подумала я. Это не один такой случай. Это вся жизнь моего будущего мужа. Это я всегда должна буду думать, что ему можно сказать, что - нельзя. И всегда будет он - отдельно, и все остальные, нормальные люди, девчонки, коллеги, пациенты - отдельно. Как будто чертой он от всех остальных отделен. И что там, за чертой, нормальные люди не понимают. И значит, надо выбрать…

Между ним и всеми остальными людьми.

Только я-то ведь нормальный человек. Я люблю его, но я-то самая обыкновенная.

Я не смогу перешагнуть и забыть.

— Извини, - выдавила я. Он, видимо, понял меня, потому что продолжал стоять все так же неподвижно, ковыряя пальцем зарубину в дереве и молча ждать… Чего ждать - приговора?

На миг мне стало его жалко. Но уже сломалось что-то внутри. Уже никогда не будет по-прежнему. Никогда.

Чужой. Хороший, сильный, умный человек. Настоящий христианин. Жертвенный и честный. Чужой.

Он не хотел мне верить.

— Крис, - сказал он, - пойми…

— Я все понимаю, - тихо сказала я. Сделала шаг назад.

— Крис, но ведь ты должна была знать раньше… ты же знала, кто я. Какая у меня профессия. Ты знала, что я воевал. Я же ничего не скрывал от тебя.

— Наверное, я была глупая дура. Да. И не понимала.

— Крис, там, в горах… я убивал. Ты знаешь, война - это очень грязная вещь… Я расстреливал… пленных. Без оружия, связанных. Их просто девать было некуда, мы сами в окружении были… Ты думаешь, война - это очень красиво, благородно, как показывают по видеону. Нет. Это гадость, Крис, это мерзость. Я… никогда не хотел тебе говорить. Я один раз убил… там ребенок был, ему лет пять, наверное, было. Шерг. Он меня увидел и хотел закричать, но я успел выстрелить. Если бы он закричал… я там один был, и впереди позиции шергов. Меня бы даже не убили, Крис. Вернее, не сразу бы убили. Мы находили наших потом… кто попал в плен. Понимаешь, они отрезали все, что можно… носы там, уши, руки, ноги… все.

— Я понимаю, - собственный голос казался мне чужим, - я понимаю. Но у нас здесь не война.

— Война, Крис. Только невидимая, незаметная. Другая война.

Я кивнула. Может быть, даже он прав. Мне совершенно не хотелось спорить. Да, наверное, он во всем прав. И наверное, будь я на его месте, тоже могла бы убить ребенка. Или пленного. Только я не хочу быть на его месте. И вообще не хочу. Даже думать обо всем этом не хочу. Потому что противно. Мерзко.

И нельзя отвечать злом на зло, иначе превратишься в подобие собственного врага.

И если победа требует такой цены, если такой ценой надо нас защищать - так не стоим мы того. И лучше мы все сдохнем, чем… Чем так.

Только объяснять все это Йэну мне совершенно не хотелось. Все, чего мне хотелось сейчас - это уйти. Насовсем. Нелепость все это. Зачем я стою здесь с совершенно чужим, посторонним мужчиной, о чем я разговариваю с ним?

Нам не о чем говорить.

— Ладно, Йэн. Извини, - спокойно сказала я, - в общем, все понятно. Я пойду, ладно?

Он не двигался с места. Лицо его странно изменило цвет. Я такого и не видела никогда. Просто в одно мгновение посерело, стало похожим на бумагу из вторсырья.

Он понял.

И опять на какой-то миг мне стало его жаль, но вернуть уже ничего нельзя было. Я снова пробормотала.

— Извини.

И пошла прочь. Сделав несколько шагов, опомнилась и обернулась. Йэн все так же стоял, вцепившись пальцами в угол беседки.

Лицо его было чужим. Мертвым.

— Да, Йэн… знаешь что? Ты… не приходи ко мне больше. Ах, да…

Я с усилием сняла с пальца колечко. То самое, подаренное прошлой осенью. Когда состоялась наша помолвка.

Надо было подойти и отдать. Но не было сил сделать шаг назад. Я бросила колечко Йэну.

— Лови.

Он не шелохнулся. Колечко упало у его ног в сплетение трав и ветвей - не найдешь теперь. Неважно. Оно дешевое.

Теперь все. Все, вроде бы, ясно. Можно идти. Я больше не смотрела на Йэна, молча зашагала к общежитиям.

Кажется, стало легче.

К празднику готовились почти месяц. День святого Реймоса у нас отмечают всегда бурно, и не просто так, а потому что наша община и наш храм носят его имя.

А в этом году еще и 20 лет исполнилось нашей школьной общине. Так что, конечно, торжества намечались грандиозные.

Да и хочется в середине мокрой, серой, слякотной осени устроить себе хоть какой-то праздник. А так повода нет - только и остается ждать Рождества.

Тавита - она хорошо шьет - каждый вечер уходила в мастерскую готовить костюмы для спектакля. Спектакль намечался фантастический, не на сцене, а прямо посреди зала, вроде ролевой игры, и в принципе, участвовать в нем будут все, даже те, кто ни сном ни духом, просто так случайно оказался в зале. Мне дали поручение - готовить лотерею. Поскольку особых талантов нет, ни в пении, ни в танцах, ни еще в какой художественной декламации. Я постаралась, конечно, сделать все на совесть. Ездила по городу, искала выигрыши. Лотерея должна быть беспроигрышной, пусть каждый получит мелочь на память. Крупных призов, правда, всего несколько. Цена билетика - один купон. На время праздника по традиции печаталось что-то вроде "денег", наподобие тех, которые употребляются в Сканти. При входе каждому выдавалось 40 купонов, а уж что человек с ними сделает - купит лимонада, жаренку или лотерейный билет - его личное дело.

Для лотереи тоже нужно было нарисовать и напечатать билеты. Художник из меня неважный, однако мне помогла наша новая соседка по комнате, первокурсница Вики. А напечатать согласились в храмовой типографии, где и купоны готовили, и всякие шуточные лозунги для праздника.

А еще мы готовили костюмы. Тавита участвовала в спектакле, и одета была как служанка дербийской принцессы. А мы с Вики старались для себя. Ведь вообще редко удается приодеться как-то особенно. На практике и в школе ты всегда в белом медицинском костюме, остальное время - форменное платье, ну еще спортивная форма бывает. В воскресенье можно, конечно, что-то свое надеть, но на службу сильно наряжаться не рекомендуют, вот и натягиваешь обычно ту же самую форму. Да и на студенческую карту ничего шикарного не приобретешь. А вот на праздник - как не нарядиться? Я шью из рук вон плохо, но Вики и Тавита помогли. Мы приобрели обычные светло-лимонные платьица в распределителе, и перекроили их, как получилось. У меня - полностью открытые руки (рукава мы обрезали, и ворот тоже, так что получились просто широкие бретельки), некоторое декольте, кружевная пышная оборка на груди, а юбку мы укоротили и расставили, так что она стала пышной и даже чуть-чуть выше колена. Правда, я подозревала, что в таком можно замерзнуть, и решила - как позже выяснилось, правильно решила - прихватить свою короткую вязаную кофточку из синей шерсти.

Вики сделала себе платье поскромнее, зато побольше кружев и рюшей. На какую-нибудь адели похоже.

Понятно, в церковь мы набросили спарвейки, так что это все в глаза не бросалось. А вот потом, когда все перешли в зал, разделись. И собственно, все девчонки так или иначе принарядились. В форме никого не было. Парни - те, другое дело. Кто в форме, кто в обычной скете и штанах.

Наш ректор, как водится, толкнул речь, и все началось.

Почти всю первую половину праздника я просидела за лотереей. Так что даже и спектакля толком не видела. Ну правда, этот спектакль не был из тех, которые надо смотреть, не пропуская ни секунды. Просто какие-то разряженные люди по залу бегали и чего-то говорили и делали. И в то же время шли танцы, раздавали всякую вкусную еду, и разные игры предлагались. В том числе, и лотерея. Ко мне многие подходили, крутили барабан, я выдавала мелкие призы - блокнотики, стилья, носки, носовые платочки, упаковки душистого мыла. Бен с 4го курса выиграл наручный спайс. Какая-то пигалица с первого - модель "Непобедимого". Интересно, зачем она ей? Может, жениху подарит или брату… Если те интересуются морской техникой.

Пару раз я видела в толпе Агнес. Ко мне она не подошла. Вообще здороваться со мной она здоровалась, по делу - общалась. Все же мы в одной учебной группе. Но и дружбы никакой не было. Ну и ладно, подумаешь.

Уже начались танцы, а я все так и сидела за своим барабаном. Честно говоря, потанцевать хотелось. Люблю. Ноги так и двигались в такт музыке. Оркестр - наш, школьный - наяривал вовсю, все модное, даже скантийский перри. Ребята сидели недалеко от меня, это неудачно вышло. Музыка все заглушала, и мне приходилось молча выдавать призы, даже не поговоришь. Зато интересно смотреть на музыкантов. Особенно одна девочка со второго курса, скрипачка - я ее имени не знаю, но она мне очень нравилась. Так сосредоточенно водила смычком по струнам. Маленькая, темноволосая, не харванка явно. Может быть, даже шерга. Блестящие чуть узкие темные глаза. И оделась она интересно, в ярко-оранжевую блузку. Может, сама ткань покрасила, только вот как добиться такого цвета? Не знаю. И ударник вовсе молотил в тарелки. Его я знала - Юлиан Ней, с нашего же курса. Вообще балбес, учится так себе, взыскания то и дело зарабатывает. Но надо сказать, симпатичный - светлые глаза распахнуты, зубы блестят в веселом оскале, мышцы так и ходят под тонкой рубашкой. Юлиан очень кудрявый, мелкие такие кудряшки, коротко стриженные, похоже на овечку, только цвет темно-русый, чуть золотистый.

— Эй, красавица! Можно поиграть? - высокий темноволосый парень, незнакомый, не из нашей школы, подошел ко мне с девчонкой. Девочка со второго, вроде бы.

— Конечно, можно, - я улыбнулась. Парень крутанул барабан. Девочка достала два билетика.

— Это вам, - я протянула ей искусственную белую розочку, - о! А вам повезло!

Второй билетик выиграл один из больших призов - планшетку, ПХ-20, последняя модель.

— Это тебе, - сразу сказал парень, протягивая комп девочке, - ты учишься, тебе надо. А мне-то что с ней делать?

— Ну как что… это… курс рассчитывать? Он навигатор, - с гордостью пояснила девочка. Я улыбнулась. Парень тоже.

— У нас машинки покруче, - сказал он. Обнял девочку за плечи, они отошли. Что-то снова кольнуло в сердце. Привычно уже.

Я снова проверила себя - может, я бы хотела, чтобы Йэн был здесь? Сидел бы сейчас рядом со мной, помогал с лотереей. Потом бы танцевать пошли…

Нет. Зачем он мне - чужой? Нет. Даже самой удивительно, как это произошло. Вот только что любила его, только и думала о нем, спала и просыпалась с мыслью о нем. Только и мечтала, чтобы он ко мне прикоснулся, обнял. Чтобы с ним рядом быть. И в один миг - как отрезало. Чужой, посторонний человек. Ни зла к нему я не испытывала, ни обиды. Но совсем не хотелось, чтобы он сейчас был здесь.

Не он - но кого-нибудь другого все же хотелось бы. Ведь я уже знаю, как это хорошо, когда у тебя есть любимый. Жених. Ну пусть даже не жених, просто свой, любимый, родной человек. Подруги - это здорово, но это не совсем то, и потом, у них ведь свои есть… Вон Вики отплясывает с Мариусом с четвертого. А к Тавите скоро ее Иост приедет. В отпуск. Пусть он сейчас не здесь, но он хоть есть в принципе. А я…

Почему мне так плохо?

С того момента, как мы с Йэном расстались, ведь все время плохо. Все время! Летом я ездила к родителям. Работала там на станции первой помощи. С Митой и Таной бегали купаться, в мету играли. И все время внутри - будто застыло страдание. Неизбывное, привычное уже. Я никому не объясняла причин разрыва с Йэном. Знает только Тавита. И то мы это не обсуждали. Она и так все поняла. А зачем и кому рассказывать? Маме - ни к чему совершенно. Сестрам тем более, у них своя жизнь. Отцу Тимо? Но ведь никакого греха я не совершила, так что его это не касается.

Да я и сама не могла бы внятно объяснить эти причины. Ну просто он стал мне чужим Внезапно. Это все на уровне эмоций, чувств, словами не объяснишь. Да, можно сказать, что я вдруг поняла, что всю жизнь придется что-то от него скрывать, что вообще это не жизнь - вот так. Что у меня так друзей не будет и близких, один Йэн с его воображаемой войной. Но ведь дело даже не в этом. Просто - ну не люблю я его. Разлюбила. Бывает.

Почему же так плохо-то?

Просто мне одной уже тяжело. Хочется, чтобы был кто-то. Но кто? Ни в кого я влюбиться уже не могу. Это ведь рана. Пусть не меня бросили, я бросила - а в сердце-то все равно рана. Человек оказался не таким, как я думала. Я уже не могу никому верить, никого любить…

Я встряхнулась и продолжала весело улыбаться и отстраненно наблюдать за чужой счастливой жизнью. Пары кружились в танце, выделывали акробатические па, медленно качались под плавную музыку. Боже мой, какие все молодые, красивые, милые…

Тьфу ты, а я что? Я разозлилась на себя. Тоже, в старухи себя в 20 лет записала! А у меня что, не красивое платье, и волосы я не завила, и глаза не подкрасила? Да я всех этих девочек заткну за пояс. И если бы сейчас не сидела за лотереей, меня бы уж точно пригласили - я бы стенку не подпирала. И так-то парни то и дело подходят позубоскалить и покрасоваться.

Нет, нельзя так. Я выпрямилась и заставила себя улыбнуться. Я красивая. Молодая. Я на празднике. Внезапно Юлиан, ударник оркестра, повернулся ко мне и весело подмигнул.

Я помахала ему рукой, улыбаясь.

Парень задержал на мне взгляд. И тут крикнули: "раз-два-три, поехали", Юлиан снова схватился за палочки. Но что-то уже случилось между нами, и я знала - едва кончится музыка, он подойдет ко мне.

— У нас пауза, - объяснил он, - мы же тоже люди, а?

— А я, слава Богу, с этой лотереей покончила. Тоже отдохнуть хочется…

— Пойдем может, перекусим?

Мои купоны все были в сохранности, я ничего потратить не успела. Купила себе горячий олло с сыром и мясом. Юлиан взял пива. Столики все были заняты. Мы осмотрелись и сели на скамейки в углу, держа еду в руках.

Я чувствовала себя отчаянно и немного неловко. Если бы он меня пригласил на танец - все ясно. А так… мы ведь раньше почти не общались, даром, что с одного курса. На семинарах и практиках мы в разных группах. Юлиан в 39й, я в 32й. С какой же стати мы уселись вместе есть, как старые друзья?

Юлиан поставил свою бутылку, рука его легла мне на коленку. Да, короткая юбка задралась довольно позорно, но что с ней сделаешь? Теперь коленки торчат наружу.

— Хорошо выглядишь, - сказал он. Я рассмеялась.

— Да, для своих лет я хорошо сохранилась.

По идее, его руку надо убрать с коленки - что еще за вольности? Но я не убрала. В конце концов, могут старые знакомые и коллеги просто так посидеть вместе, даже чуть приобнявшись? Мы же в конце концов брат и сестра по общине.

— Да, бабуля, а как ваша вставная челюсть? Не выпадает? - заботливо осведомился Юлиан.

— Да нет, сидит крепко, вчерась клещами пыталась выдрать, ан нет, никак. А как ваш артрит, дедушка?

— Неплохо, неплохо, - Юлиан отхлебнул пива, - вот собираюсь на целебные грязи. Кстати, бабуля, компанию не составите?

— Мои суставы пока в порядке, - я вонзила зубы в горячий олло.

— А вы для профилактики, для профилактики…

Со мной что-то, кажется, происходит. Я дожевала последний кусок бутерброда. От руки Юлиана начало исходить тепло, оно бежало вверх по ноге и заканчивалось… Ой, не хочу говорить, где оно заканчивалось. А рука его - совсем не похожа на руку Йэна. Пальцы короткие и пухловатые. Но какая, в сущности, разница?

— А где это вы такие грязи откопали, дедушка?

— А в профилактории. Каждую неделю посещаем - для суставов, оно, знаете, самое то. А то к погоде ух, - он застонал и схватился за поясницу.

— Это на Ретике, где зачет по парашюту, что ли, сдавали? - я заинтересовалась всерьез.

— О-о, бабуля! - непритворно удивился он, - вы еще и с парашютом прыгаете? Активный, однако, образ жизни у вас.

— Так и вы присоединяйтесь, дедушка! Знаете же, ин корпорис сана…

— Ну что вы, я таких словей не знаю… Я все больше по профилакториям. Там, знаете, такая банька есть… Вот сходите со мной послезавтра - увидите.

— Так там же мужчины и женщины отдельно? - удивилась я.

— В баньке-то да, а вот в бассейне потом… Ну что, сходим, а? - серьезно спросил он.

Я пожала плечами и улыбнулась.

Мы с девчонками ходили иногда в наш районный Дворец Здоровья. Мне даже в голову не приходило поехать на Ретику - это с пересадкой добираться на моноре, по времени два Славных примерно. И зачем - там ведь все то же самое, баня, бассейн, массажные аппараты, тренажеры…

И однако - нет, не то же самое оказалось. Залы просторнее, в бассейне стены выложены темно-синей прозрачной плиткой, и в глубине этой плитки будто настоящие рыбы двигаются. И вода подсвечена. Шик - против нашего простецкого школьного комплекса. Такое ощущение, что ты даже не в Эдоли уже, а в каком-нибудь там притоне дьявольского мира потребления, в проклятой Богом Сканти.

Я пропотела в бане, в компании незнакомых девушек и матрон постарше, вымылась, как положено под душем и спустилась в бассейн, где меня ожидал Юлиан. Я с удовольствием окинула взглядом его фигуру. Нет, это не Йэн, конечно. Помельче, мышцы пожиже. Но все-таки стройная мускулистая фигура, красивая, и без этих кошмарных шрамов на боку, у Йэна весь бок изуродован осколками. Интересно, почему я все время о нем думаю, сравниваю, вспоминаю… Я поймала на себе одобрительный взгляд Юлиана, гордо выпрямилась. Что ж, мы тоже ничего, мы это знаем! И купальник у меня хороший, мама подарила, черный с золотом, талию подчеркивает. Талия у меня - на зависть многим, да и вообще фигура… Я взглянула на своего кавалера.

— Прыгнем? - и не дожидаясь согласия, побежала к вышке. Вскарабкалась на самый верх, здесь это была семиметровка. Юлиан за мной не полез, наблюдал снизу. Я сжалась пружиной - только бы получилось! Не хотелось опозориться на глазах Юлиана. Ну - святая Дара, помоги! Толкнулась, прыгнула, крутнула сальто, поняла, что второе не успею, плавно распрямилась и довольно изящно, как мне показалось, вошла в воду.

— Браво! - Юлиан прыгнул с бортика, вынырнул, отфыркнувшись, возле меня, - ну ты даешь, однако!

Мы поплыли, соревнуясь, к дальнему краю бассейна. В розовой подсветке наши тела легко скользили у поверхности. Народу в бассейне было не так, чтобы очень много - разминуться с другими пловцами несложно. Всех развлекали две девочки-близняшки лет трех, пришедшие, видно, с мамой и папой - обе плавали со скоростью торпед, прыгали с семиметровки и весело гоняли по всему водному полю надувной резиновый мяч. Озабоченный мускулистый папа едва успевал за дочками. Мы с Юлианом - он плыл хорошо, не отставая от меня - приняли участие в общей игре, покидали мяч, потом стали гоняться друг за другом, ныряя, сражаясь под водой, точно герои последнего сериала "Морская битва" - только оба мы не знали, конечно, никаких приемов подводного кьянга, просто баловались, дурака валяли. Наконец мы вылезли из воды и отправились в уголок отдыха.

Здесь еще и пиво отпускали, и даже на студенческую карту. С ограничениями, правда. Я взяла себе слабенький, но вкусный ягодный коктейль. Мы выбрали два шезлонга под пальмами, повалились с бокалами в руках. Позади шумели волны, дети весело визжали, плескаясь в морской ванне с настоящим прибоем.

— Здорово здесь, - выдохнула я. После бани и плавания тело казалось размягченным и невероятно тяжелым. И сладковатый прохладный напиток через соломинку - это было как раз самое то, что мне сейчас нужно.

— Ну вот видишь - а ты все - зачем в такую даль ехать! - заметил Юлиан. Я улыбнулась.

— Признаю, была неправа. Ехать стоило!

— Еще поедем?

— А то как же! Только жаль, что времени мало, мне сегодня надо еще нервные зубрить, завтра спросят…

— А мы уже прошли нервные, - сообщил Юлиан, - ну вообще да, сложновато, конечно. Зубрежки много. Мы сейчас отдыхаем, можно сказать - у нас периферические сосуды…

— А что там, совсем ничего нет зубрить?

— Есть, но гораздо меньше…

Я вдруг заметила, что ладонь Юлиана лежит на моем бедре. Заметила только потому, что ладонь вдруг сдвинулась. Сменила положение. Подобравшись ближе к тем местам, о которых лучше даже и не думать.

Я застыла. Только сейчас вдруг до меня дошло, что мы лежим здесь рядом, почти совсем обнаженные, а ведь мы полузнакомы, даже еще не друзья - никто. Лет десять назад еще вообще были запрещены совместные купания… и наверное, правильно. Купальные костюмы, конечно, есть, но этого мало. Явно мало. Пока мы играли в воде, все, вроде, было нормально. Но сейчас… самое худшее, что от этого прикосновения Юлиана мне было приятно. И я ведь понимала, что не случайно он так руку положил. И жутко было - до ужаса, так, что сердце замирало, и неловко так, что не двинешься, и в то же время приятно… невыразимо приятно. Господи, какая же я все-таки развратная, оказывается…

И так лениво, так не хочется двигаться. И говорить что-то. И делать резкие движения.

Стиснув зубы, я все же выпрямилась в своем шезлонге и сжала ноги, сбросив с бедра руку Юлиана. Тот, похоже, не смутился. Сказал негромко.

— А ты красивая, Крис. Даже не думал.

— А то раньше ты меня не видел, нет?

— Не так. Ноги у тебя красивые очень. И вообще - тело… Ты просто красавица.

И опять сердце замерло от возмущения, стыда, неловкости - разве можно о таком говорить? Ужас какой! Это ведь даже унизительно для меня. Но в то же время не хотелось обрывать его и возмущаться. И чем-то его слова были мне приятны.

Это уже грех, или нет? Надо ли мне это исповедовать? С его-то стороны, конечно, грех… Хотя… Я подумала о словах Спасителя "кто смотрит на женщину с вожделением" - но с чего я взяла, что Юлиан смотрит на меня с вожделением? Может, он просто эстетически любуется…

А это, наверное, не грех.

Его рука уже снова лежала на моем бедре.

Мимо пронеслись стайкой мальчишки, один за другим ныряя в бассейн и скрываясь под водой. Я резво вскочила.

— Пойдем, поплаваем еще, а?

Вики на рождественские каникулы уехала домой. Мы с Тавитой остались - третий курс уже, не маленькие. А мне еще и не хотелось уезжать, потому что все-таки неясное что-то с Юлианом.

Тавита к этому спокойно относилась. Ну ходим вместе, и ходим - что особенного? В нашем возрасте уже пора иметь кого-то на примете.

А мне было тревожно и нехорошо на душе. Вот с Йэном… эх, снова его поминаю - да что же это такое? - с ним все было просто и ясно. Например, у меня даже сомнений не возникало, что на Рождество мы будем вместе, что пойдем в церковь, потом к нам в конвиктус, есть торт, делиться подарками, петь… А Юлиан… Он объявил, что зайдет ко мне на второй день, а в Сочельник у него "дела".

Какие это дела, скажите на милость, могут быть в такой вечер? Может, у него другая девушка есть? Тогда зачем он со мной? Ничего не понятно. Родители его живут в Саронге, родственников, вроде бы, в Анграде нет никаких.

В общем, невеселое было у меня Рождество. И даже Тавите ничего говорить не хотелось. Она была такая радостная, вся сияла. Зачем человеку портить праздник своим унылым видом?

Исповедовались мы с утра. Я давно уже решила, что ничего об отношениях с Юлианом не буду говорить отцу Тимо. Ну что в этом грешного? То, что он касается меня, и от этого у меня начинает сладко ныть живот - это физиологическая реакция, я ведь нормальная молодая женщина. Именно физиология, а не грех. Я же не стремлюсь к этому… хотя по правде сказать, да, мне этого хочется. Но и то, что хочется - это физиология. Ничего грешного мы себе не позволяем. Да, целовались. Ну и что? Да, Юлиан во время поцелуев позволял себе чуть больше, чем я считала допустимым - но где эта грань допустимого? И не буду же я уточнять у отца Тимо, в каком именно месте ко мне прикасаться можно, а в каком нельзя. Это уже идиотизм какой-то.

И все остальное - в общем, это наше дело, и к церкви не имеет ни малейшего отношения.

Поэтому исповедь у меня была самая обычная. Ну там, разозлилась на преподавательницу офтальмологии, поленилась выучить как следует уроки, соврала кое-что по мелочи… Только вырвалось в конце.

— И еще как-то я себя чувствую очень беспокойно… тяжело. Часто у меня уныние какое-то бывает.

— Почему? Есть причина? - спросил отец Тимо, ласково глядя на меня. Я пожала плечами.

— Не знаю… наверное, нет. Может, осенняя депрессия, может, устала, у нас нагрузка большая…

Отец Тимо не стал дальше расспрашивать - а что тут расспросишь? Отпустил грехи, и все. Мне вроде и полегчало, но ненадолго. Мы пошли с Тавитой в комнату, доделывать праздничный ужин. Я резала салатик, Тавита между тем взбила крем и принялась украшать торт. Она это неплохо делает, хотя с Агнес ей не сравниться… Агнес- та настоящая художница. Хорошо, что она уехала на эти праздники, малодушно подумала я. Не люблю я встречаться с Агнес в коридоре или на кухне. Не люблю. Хотя что произошло-то? Ничего. С Феликсом у нее отношений нет, видимо, по его вине - Агнес бы его не бросила, конечно. Но он же никогда к ней серьезно не относился. Я, вроде бы, искупила свою вину, даже если она и была - рассталась с Йэном. Она что думает, это так мне легко было, расстаться с Йэном? Ведь я же любила его… да, любила все-таки. Я опустила нож, на меня вдруг снова нахлынуло. Режущий сердце, горячий, как кровь поток - не то жгучее воспоминание, не то ласкающее утешение. Иногда не вспоминаешь подолгу, и будто не было ничего. А иногда вот так - как нахлынет… И словно видишь Йэна перед собой. Я ведь долго потом сны видела. Как будто мы с ним идем куда-то, разговариваем, общаемся. Он мне что-то говорит, хорошее такое, умное, доброе. И во сне - будто ничего не случилось, будто мы вместе. И даже пытаешься вспомнить - вроде было же, было какое-то недоразумение? И не помнишь ничего. А потом проснешься - и нету. И все снова не так.

— Крис, ты чего? - Тавита с тревогой смотрела на меня.

— Так, задумалась что-то, - я начала быстро шинковать капусту. Тавита вздохнула.

— И вообще ты грустная… вроде Рождество, а у тебя вид такой.

— Ну извини, - я почувствовала легкое раздражение, - я не хотела тебе портить настроение своим видом…

Я чуть не добавила "и вообще могу уйти", но к счастью, сдержалась.

Праздновали всем этажом. Благо, и осталось нас немного, всего десять-двенадцать девушек - тех, кто не праздновал ни с родителями, ни со своим женихом.

Дурное предчувствие мое оправдалось, и ощутила я это очень скоро. На Рождественской службе было еще ничего. Не так волшебно, как всегда, но по крайней мере, я чувствовала себя неплохо. Потом, когда уничтожали салаты и зажаренных цыплят - тоже, вроде, терпимо. Потом я ощутила, что не могу больше сидеть за столом, вместе со всеми, что слишком сияют глаза у подруг, слишком они оживленные и счастливые… А чему, спрашивается, они радуются? Что уж такого замечательного? Ну Рождество…

Я встала и вышла из общей гостиной, где мы праздновали. Слепое окно в коридоре поманило меня. Отсюда не было видно никаких рождественских огней, лишь морфокорпус слепо вставал в темноте белесой громадой. И звезд сегодня не видно. И хорошо. Темно. Я прислонилась к стене и молча смотрела в эту темноту, и в ней было покойно и легко.

Кто-то был со мной рядом, кто-то большой и все понимающий… и он любил меня. И прощал мне все, скопом, очищая мою странно гудящую совесть. Да что за ерунда - в чем я виновата? Не знаю… Если бы знала - исповедалась бы. Вот что, может быть, я в обиде на Юлиана? Но ведь он мне даже не жених… И почему - почему он обязан быть со мной сейчас? Мне никто ничего не должен…

Дверь в гостиную я закрыла, но все равно до меня доносились гитарные переборы, и несколько девчоночьих голосов пели.

На самый край белой земли, на краешек*

Мы добрались, долгой тоской намаявшись.

Сердцем пойми эти снега, пожалуйста!

Вот тебе мир. Делай его, не жалуйся.

Тлеет костер, варится суп с консервами.

Скажут про нас - были ребята первыми.

Вспомнит про нас кто-нибудь понимающий -

Дескать, прошли трудным путем товарищи…

(*Ю.Визбор)

И снова начало во мне нарастать раздражение. Да, эта песня нравилась мне. Я бы сейчас и сама сидела там и подпевала… Только не в настроение. Да какое мне дело до Элейила, до освоения Севера, до всех этих героев - мне бы кто помог в своих проблемах разобраться…

И главное, даже не понять, в чем проблема-то?

Ведь все же хорошо. Я учусь. Через полтора года закончу школу, стану врачом. Уеду работать по распределению. С Церковью все нормально, вот сегодня причастилась. Жених… ну будет еще, я красивая, я всегда пользовалась успехом. С Юлианом непонятно что? Ну да… В этом проблема… Я ведь его люблю все-таки. Не так, как Йэна любила. Но наверное, еще сильнее. Без Йэна я довольно неплохо могла существовать, а без Юлиана… холодно и одиноко. Так хочется, чтобы он прикоснулся ко мне. Чтобы постоял рядом. Просто - молча. Наверное, это и есть настоящая любовь. Йэном я скорее восхищалась, как человеком. А Юлиан мне - как родной…

Где мы пройдем, след наш крутой останется,

Где запоем, Север с тоской расстанется.

Здесь навсегда лягут дороги синие,

И города будут стоять красивые.

Ну а пока темень приходит быстрая,

Ты пожелай в этих снегах нам выстоять.

В путь нам пора, плаванье не кончается.

И трактора, как корабли, качаются.

Не хочу на Элейил, лечить обмороженных полярников. Не хочу в джунгли, лечить каких-нибудь смуглых детишек от тропических инфекций, под скантийским обстрелом.

Наверное, я взрослею? Подростковые романтические мечты… все то, о чем мы шептались с девчонками ночью, на первом курсе - это же глупость на самом деле. После диплома у нас еще полгода специализации. Тавита собирается в космическую медицину… А я? Как-то мы говорили об этом с Юлианом. Мы вообще редко говорим о делах, и если - то только в самом простом контексте: у кого какие отработки, когда зачеты, как преподы относятся… Однажды я спросила его о специализации. Я-то сама еще не решила. Если откровенно, мне хотелось - раньше хотелось! - пойти в военную медицину. А что, хирургия у меня на уровне, работать руками я умею. Мне всегда казалось, что защитить Эдоли от врагов, да и народам Сёгора помочь найти правильный путь и защитить его - это самая благородная задача. Выше освоения Космоса. Надо сначала порядок у себя дома навести…

Юлиан ответил без запинки, что планирует стать профилактическим врачом и работать где-нибудь в санатории.

Меня это, помнится, так удивило, что я замолчала надолго. А Юлиан развил свою мысль. В санатории легко дослужиться до главного, то есть карту тебе дадут хорошую. Санатории всегда расположены в красивых местах и в хорошем климате. А главное - работа непыльная, ответственности особой нет, крови, желчи, рвоты и прочих радостей нашей профессии ты не видишь…

Я что-то спросила о профессиональном росте, вроде, там же зато и не научишься ничему. Юлиан махнул рукой.

— Да брось ты. Напишешь какую-нибудь монографию, о реабилитации суставников, к примеру, еще и статус повысят. Наоборот, карьеру там скорее можно сделать. А в общем, и без карьеры неплохо.

А ведь он, по сути, прав. Я раньше не сталкивалась с такой точкой зрения, и по глупости мне казалось, что такие вот санаторные врачи - это просто неудачники, которым не досталось Настоящего Дела. А на самом-то деле это просто нормальный, взрослый взгляд на вещи. Трезвый. Человеку нужна хорошая специальность, семья, дом, хобби. А не порывы к неведомым подвигам. Юлиан вообще умнее меня. Намного. Иначе он мне бы и не понравился. Я не могу общаться с парнем, который меня глупее.

Девочки за дверью пели теперь уже что-то рождественское. Ну наконец - вспомнили о собственном содержании праздника.

В пещере пахнет, словно в церкви,*

Но страшный огнь, сойдя на перекрестье

Путей пастушьих тихой звездной ночью,

Не значит ни отчаянья, ни смерти:

Не бойтесь, люди, благи наши вести,

Один из вас теперь - Господень отчим…

(*Антон Дубинин)

Хорошая песня. Только мне сейчас вообще никаких песен не хочется слушать.

Пора взрослеть, Крис. Наверное, ты всегда была дурой. А что бы сказал на это Христос? Да неизвестно. Во всяком случае, Он бы поддержал трезвый, реальный взгляд на жизнь. А какой трезвый взгляд у тебя, женщины? Надо иметь семью, рожать детей. Надо, чтобы семья была хорошо обеспечена, чтобы в доме - достаток. Работа уважаемая, и так, чтобы она не отнимала у семьи слишком много. Что такое космический врач? Это многомесячные вахты на орбите, а если попадешь в экспедицию - все еще хуже. Как Тавита собирается выходить за своего Иоста, рожать детей? Хотя Иост, конечно, пилот, и может тоже переквалифицироваться на космос… Или что такое военврач? Как и все военные? Это - не принадлежать себе, ехать, куда пошлют, всю жизнь подчиняться приказам.

От чего-то надо отказываться. Реально смотреть на жизнь. Реально. Только вот жаль, что Юлиана нет. Если бы он был здесь, я бы сейчас не размышляла о всякой ерунде, я бы прильнула к нему, ощущая огненное тепло, бегущее по телу, наслаждаясь одной его близостью…

Дверь скрипнула, полоса света упала на темный пол. Тавита постояла немного в дверях. Увидела меня. Подошла медленно.

— Крис? Ты чего здесь?

— Так, - неохотно ответила я. Тавита помолчала. Не знает, что сказать. И уйти, вроде как-то… мы же подруги.

— Тебе грустно?

— Да нет… так… не хочется со всеми сидеть.

— Ты из-за Юлиана? - догадалась Тавита. Взяла меня под руку. Я отвернулась.

— Да не знаю… хотелось, конечно, чтобы он был со мной, но он же не обязан. И потом… вообще…

Я замолчала. Тавита вздохнула.

— Да уж, не везет тебе…

— Понимаешь, - сказала я, - мне так сложно его понять. Мы встречаемся уже два месяца. Йэн… он после месяца знакомства уже предложил помолвку.

— Ну два месяца - это еще никакой не срок. Это наоборот, с Йэном слишком быстро. У нас с Иостом это произошло через полгода знакомства, у многих и дольше… Это нормально, Крис.

— Да, да, ты права, дело, конечно, не в сроке. Дело в самих отношениях… - я умолкла.

Это не выговорить вслух. Не рассказать постороннему человеку. А дело в том, что с Юлианом мы стали слишком уж близки. С Йэном не было - так. Он ко мне ТАК не прикасался. Никогда. Хотя мы целовались, да. И то целоваться начали уже после помолвки. И все равно отношения наши оставались скорее дружескими. Мы были близки, но как товарищи, мы хорошо понимали друг друга, с Йэном хорошо было вместе разговаривать, молиться, петь. Да, как подружка - только в мужском роде. Может, поэтому так и не тянуло к нему. Я спокойно ко всему относилась - ну вот закончу школу, поженимся. Куда торопиться?

А Юлиан мне - не подружка. Он мужчина. Мой мужчина. И я интересую его как женщина, а не как "товарищ и сестра". В первый раз меня шокировало, когда он начал прикасаться ко мне так. Но ведь мы взрослые люди, и зачем же скрывать от себя собственную сексуальность? Делать вид, что ее нет? Мы же медики, и уж это должны понимать. Физиологию давно сдали.

Он прав. Но так гораздо труднее терпеть… до свадьбы. А если подумаешь, что и свадьбы-то, скорее всего, не будет… Ведь не заметно, чтобы он стремился хотя бы к помолвке. И вообще, я еще не знаю, хочет ли он связать со мной свою судьбу. Потому что из его приставаний очевидно, что да - он хочет, чтобы я стала его женой. Но из всего остального его поведения… за все время он ни разу не подарил мне цветы. Никуда не пригласил, кроме своей бани. И вот сегодня даже, в такой день - его нет, он где-то… или с кем-то другим.

Но ведь не расскажешь это Тавите… Как говорить о таком?

— Понимаешь, я не знаю, как он относится ко мне. Любит ли он меня. Чего он вообще хочет от наших отношений… от меня.

Тавита сочувственно положила руку мне на плечо.

— Ну ничего, Крис… Это выяснится скоро. Ты не переживай так.

Вечером Ясли были освещены таинственным светом ночника, замаскированного под лампу в хлеву. Сейчас же, при свете дня, уже ничего сказочного не было в этом вертепе, который ежегодно собирали у нас в холле конвиктуса. Младенец в Яслях, тщательно укрытый кусочком белого пуха. Искусно вырезанные лица святой Мари и святого Иоста. Овцы, собаки, пастухи. Я с детства люблю рассматривать вертепы, и строить тоже. Мы с девчонками у себя в комнате тоже собрали маленький вертеп, и даже Вифлеемскую Звезду повесили, сами смастерили из лампочки и тонкого пластика.

Мне особенно нравилась пастушья собака. Черная, с гладкой глянцевой спиной. Я украдкой пальцем погладила ворсистую спинку. Я и живых собак люблю, у нас в детстве была овчарка-риггон…

— Крис, - чьи-то пальцы закрыли мне глаза. Сердце радостно заколотилось. И внутри сразу наступила блаженная умиротворенность - я уже поняла, кто это. Провела пальцами по его ладоням, закрывшим мне глаза.

— Юлиан?

Он рассмеялся, обнял меня за плечи.

— Куда пойдем?

— Не знаю даже… - я задумалась. И опять кольнуло - Йэн обычно не задавал этого вопроса, а сам предлагал что-нибудь. И такое, что я отказаться не могла! Но Юлиан ждал.

— Может, погуляем? Солнце…

— Да ну, холодрыга на улице, - сморщился Юлиан, - слушай, а пошли ко мне? Парни все разъехались, я в комнате один, красота!

Все звучало совершенно нормально и естественно. Только вот почему по спине пробежал такой холодок? Я боюсь? Но чего?

Ведь это Юлиан, мой родной человек, что может случиться плохого?

Какое-то ханжество - будто и остаться наедине нам нельзя!

— Пойдем, - решительно сказала я, отметая сомнения.

Интересно в мужском конвиктусе. Я не была ни разу. Пожалуй, у нас гораздо уютнее. Ну понятно - они же не вяжут салфеточек и не вышивают картинки. Только обычное Распятие на стене, и еще один календарь висит, распахнутый на последней странице. На календаре - известная киноартистка Лейна Касс, в роскошном узком бордовом платье. Красавица…

А так - аккуратно, койки тщательно заправлены, порядок. Я присела к столу. Юлиан достал откуда-то пузатую бутылку.

— Это что?

— Карское, - сообщил он, - вчера не выпили. Ну что, налить немного? За встречу.

— Налей, - согласилась я, - сказал бы, я бы закуски прихватила. Мы столько вчера наготовили.

— У меня тоже есть, хотя и немного.

Он достал шоколадку. Фольга захрустела, раскрывая темные глянцевые дольки.

Мы выпили - за встречу. Я положила дольку шоколада в рот. Все равно, чем заниматься, что есть, что пить… Лишь бы сидеть и смотреть в это ласковое, родное лицо.

— Как Рождество встретил? - спросила я вскользь.

— А… так себе. Мы с парнями договорились отмечать в парусном клубе… Но было скучновато.

— Ух ты, а ты что, занимаешься парусным спортом?

— Да нет, - засмеялся Юлиан, - мой друг занимается. Но я так хожу иногда… Мы там посидим, выпьем с ребятами. За жизнь поболтаем. Просто такая тусовка.

Вино сразу ударило в голову. Крепкое… Или это близость Юлиана так влияет? Он положил ладонь мне на руку.

— А что меня не взял? Мы с девчонками вчера отмечали. Или у вас там мальчишник?

— Да нет, девушки есть. Но я подумал, ты же еще там никого не знаешь… и тебя никто. Может не очень хорошо получиться.

Тогда мог бы и не ходить, остался бы со мной, кольнула обида. Но уже как-то смутно, без злобы.

— Еще? - Юлиан разлил вино.

— Что-то мы быстрый темп взяли, - после второго бокала в голове радостно зашумело. Юлиан сидел близко-близко ко мне. Мы говорили о каких-то пустяках. Чем заняться на каникулах? Кажется, новый фильм начнут на той неделе показывать, исторический, про хавенов. Какие зачеты еще надо досдать? Не помню уже. Почему-то Юлиан стал убеждать меня "выпить по-хавенски", вроде, хавены так пили, когда хотели закрепить родившуюся дружбу, "по-братски". Это значит, мы должны сплести наши руки с бокалами и так пить. Мы попробовали, но я была уже слишком пьяна и пролила полбокала на Юлиана. Мы захихикали. Юлиан сказал, что так ничего не выйдет, и я должна сесть к нему на колени. Я вскочила на него, и мы выпили "по-хавенски". Какое-то время ничего не происходило, и я сквозь шум в голове ничего не могла понять, я вцепилась в шею Юлиана, повисла на нем, и мне было так хорошо… И вдруг снизу подо мной начало что-то твердеть и набухать. Я не сразу это заметила, и сначала было как-то даже смешно, что нечто давит на мою задницу снизу, а потом я вдруг поняла, ЧТО это такое. И рванулась, даже голова прояснилась слегка. Но Юлиан удержал меня в объятиях.

— Ты что, глупенькая? - ласково спросил он. Мое сердце колотилось, как у воробья. Юлиан не стал ничего говорить, его губы прикоснулись к моим, и мы замерли в поцелуе… Так здорово еще ни разу не было! Может, потому что сознание затуманено алкоголем. Я поплыла, ни о чем не думая, ловя потоки, пронизывающие тело, от его губ, от его рук… Рук, проникающих все ниже, все глубже. Мне было несказанно хорошо, и лишь какой-то одинокий зуммер тревожно пищал внутри, но я говорила ему, что ничего же особенного не происходит, и раньше так уже было, и все будет хорошо, нормально, вот сейчас мы остановимся… Я знала точно, что остановлюсь. Поэтому зуммер мог и не пищать. Я же не ребенок и могу себя контролировать… И Юлиана могу контролировать. Он такой чудесный, такой славный… ну не может же все это быть плохо! Ведь это любовь…

В какой-то момент мне стало по-настоящему страшно. Но мы уже непонятным образом оказались на кровати. И Юлиан прижал меня так, что и не пошевелиться, и уже не просто его руки бродили где-то там внизу, а вдруг я почувствовала, что одежда там, снизу, куда-то исчезает, сползает, и холод обнаженной кожи, и скользящие нестерпимо сладкие руки Юлиана… И снова я ощутила твердое и горячее, острое, как наточенный кол, у своего бедра, и тогда мигом все прошло. Никакой радости и никакого наслаждения, я просто поняла, что происходит, и рванулась молча, страшно, изо всех сил… не дай Бог закричать! Не дай Бог увидит кто-нибудь…

— Ты что, Крис? Ты что? - бормотал Юлиан. Я зашептала, обливаясь слезами.

— Не надо! Не надо, пожалуйста!

— Ничего… не бойся… - он мягко, но сильно прижал мне шею, еще чуть- чуть - и передавит сонную, и я потеряю сознание, и как-то очень умело раздвинул мои бедра коленом, почему же я так мало занималась кьянгом, он сильнее меня, он гораздо меня сильнее, я ничего не могу сделать. От этого предательства, от насилия я начала истерически рыдать - но тихо, потому что не дай Бог, кто увидит… И в какой-то миг дикая боль пронзила меня.

… Наконец Юлиан отпустил меня, и я поспешно, дрожащими руками, натянула белье. Юлиан покрывал мое лицо поцелуями, гладил меня ласково.

— Милая, - прошептал он, - ну ничего же страшного? Ну чего ты испугалась?

Что-то происходило во мне. Менялось что-то. Ведь я теперь - женщина, вдруг мелькнула поразившая меня мысль. Не девочка. Я стала совсем другой. Это он сделал меня другой.

Злость проходила постепенно. Тело мое казалось необыкновенно наполненным… насытилось. Да, внутри еще что-то болело. Но это необходимо, это ведь со всеми происходит рано или поздно. Иначе не стать настоящей женщиной. Да, Юлиан меня почти изнасиловал. Но ведь иначе я бы никогда на это не согласилась… я ведь дура… И не стала бы вот такой. Как сейчас. У меня не было бы этого опыта. А так - он действовал решительно… как мужчина. И он ведь по сути прав.

Ему лучше знать.

Но ведь это грех… это страшный грех.

— Юлиан, - прошептала я, поворачивая к нему лицо, залитое слезами, - как же мы теперь… ну как? Как на исповедь?

Юлиан сел, стал застегивать молнию на своих штанах. Взглянул на меня - слегка отчужденно.

— Ты сама должна понимать, Крис… Не маленькая. Грех, не грех… кто в этом разберется? Ты что, точно знаешь Божью волю? Или может, священник знает? В общем, смотри сама… насчет исповеди.

— Крис, нам поговорить надо.

Вики сегодня ушла на какое-то мероприятие для первокурсников. Надо было и мне уйти. Так ведь и знала. Тавита все время косится на меня последнее время. Но Юлиан сегодня дежурит в больнице.

Просто полежать. Мне так хотелось просто полежать, не двигаясь, ни о чем не думая, под одеялом. Господи, до чего же все надоело…

Я медленно повернулась к ней. Тавита сидела у стола со своими учебниками.

— Ну что?

— Крис, с тобой происходит что-то. Тебе плохо, мне кажется…

Когда кажется - крестятся, подумала я, но это было грубо и нехорошо.

— Да нет, - ответила я вяло, - просто так… депрессия какая-то. Зима, наверное. Долгая зима в этом году.

— Ты и не причащалась в это воскресенье. Кризис веры?

Мы привыкли делиться друг с другом своими кризисами веры, сомнениями и всем прочим. Но у меня сейчас не было проблем именно с верой.

Да и почему они должны быть?

Священник только человек. Церковь с ее канонправом тоже состоит из людей. Откуда люди могут знать точную волю Господа? Толковать ее? Это излишняя дерзость…

Может, кстати, это вообще у нас все от гордыни. Совершенными быть хотим. Безгрешными. Истязаем себя. А честнее было бы признать свою грешную природу… как я вот сейчас признала. От человеческого, биологического - не убежишь.

Но как объяснить это Тавите? Она же фанатик, точно такой же, какой я была полгода назад.

А что ей остается, если человек, которого она любит, за полтора года лишь один раз был в отпуске, с ней? Да и то - они считали, что им разрешены только скромные поцелуи.

Правильно - сублимировать накопившуюся энергию.

Все эти мысли промелькнули очень быстро и, возможно, как-то отразились на моем лице, но я ответила вяло.

— Да исповедаться не успела. Задержалась на радиологии в субботу…

Тавита покачала головой. Я поняла, что она не верит мне. И то - раньше я всегда успевала исповедаться. С отцом Тимо у меня отношения близкие… были… я могла прийти и в неурочное время.

— Да это ладно, - сказала Тавита, - просто ты вот уже месяц, наверное… или даже с Рождества - ты какая-то в воду опущенная ходишь. Ну может, если ты поделишься, легче станет?

А интересно, если в самом деле рассказать - она пойдет доносить? Может, и не пойдет. Посмотрела на нашу трагедию с Агнес… Но я просто не хочу наваливать на нее эту ответственность. Связывать. Легче ничего не знать.

— Из-за Юли? - спросила она прямо. Я пожала плечами.

— Ну я понимаю, он,конечно, козел… Ничего не говорит. Играет на твоих чувствах… А ты, кажется, втюрилась в него еще сильнее, чем в Йэна.

— Да, - сказала я, - сама удивляюсь. Йэн такой положительный… а таких чувств не было.

А осталась - одна злость, подумала я про себя. В самом деле, как подумаю в последнее время про Йэна, так начинаю прямо его ненавидеть. Весь такой совершенный, правильный, всегда уверенный в себе и в своем деле… Просто нечеловечески правильный. Нереальный.

— А я его видела, кстати, - сказала Тавита, - вчера. Хотела тебе сказать. Видела у главного корпуса.

— Странно… - пробормотала я, - что ему здесь делать-то?

В общем-то, район у нас отдаленный, мы на отшибе. Нет серьезно - что он мог здесь забыть?

— Он стоял и смотрел на дверь. Два раза я его видела. Ходила в библиотеку. Вышла через двадцать минут - он все еще стоит и смотрит. Только в отдалении, я срезала через угол, мне надо было к морфокорпусу, поэтому я его заметила. Он около памятника стоял, незаметно так.

Тавита помолчала и добавила.

— Я хотела подойти. Но потом подумала, а зачем?

— Да, действительно… - пробормотала я.

(Это он меня искал… может, посмотреть на меня хотел. Он же не мог просто так сдаться - и все. И плюнуть не мог, ведь он же меня любил… любит…)

— Тавита, - спросила я тихо, - а когда это было?

— Около шестых где-то.

Я прикрыла глаза. Около шестых. Мы с Юлианом заходили в буфет в главном корпусе, перекусить. Я могла, в принципе, его увидеть, но мы шли с другой стороны, а Йэн - он все-таки разведчик, и если Тавита говорит, стоял незаметно, значит, незаметно.

И он меня, значит, видел. Юлиан всегда меня обнимает за талию, когда мы идем вместе. Ну только при виде патруля, конечно, делает вид, что ничего такого не было. Мне это нравится, приятно, и вообще… почему мы должны что-то скрывать?

Я вообще не помню точно, когда мы там были, может, немного раньше? Нет, не вспомнить уже. Да неважно это, чего я так волнуюсь?

— Давай уже помолимся, - сказала Тавита, - время…

Я встала

Отврати лицо Твое от грехов моих,

И изгладь все беззакония мои.

Сердце чистое сотвори во мне, Боже,

И дух правый обнови внутри меня…

(пс. 51(50)

Тавита стояла чуть впереди меня, и я видела ее напряженную узкую спину, склоненную каштановую гривку волос. Она говорила монотонно, глядя в книгу:

Скоро услышь меня, Господи:

Дух мой изнемогает;

Не скрывай лица Твоего от меня,

Чтобы я не уподобился нисходящим в могилу.

Я подхватила, и было немного странно и даже противно слышать свой голос, правильно интонирующий и чуть взволнованный.

Даруй мне рано услышать милость Твою,

Ибо я на Тебя уповаю.

Укажи мне путь, по которому мне идти,

Ибо к Тебе возношу я душу мою…

(пс 143(142)

Укажи мне путь, Господи, подумала я, не вникая в смысл того, что дальше говорила Тавита, и что механически повторяли за ней мои губы. Укажи мне путь! Может, я неправа… наверное, я неправа, наверное, так, как я, нельзя, не надо. Но ведь я же все равно верю в Тебя и люблю Тебя! Даже если я очень плохая… я просто никто. Пожалуйста, Господи, открой мне Твою волю!

Тавита слегка подтолкнула меня локтем. Оказывается, мой слух зарегистрировал ее последнюю фразу "Христос умер за наши грехи", но вот ответить я уже не смогла.

— И воскрес для нашего оправдания, - быстро сказала я.

Тавита отвернулась и продолжала молитву.

Мне приснился Йэн.

Мы шли с ним вдоль какой-то набережной. Не здесь. В незнакомом месте совсем. Мы шли вдоль моря. Слева море, справа - город, уходящий вверх, к горам, и все это - в непонятной дымке, неясно, нерезко. Да я и не обращала внимания на окружающее. Потому что мне было хорошо во сне. Как будто ничего не случилось. Все - как прежде. Мы идем с Йэном, моя ладонь в его руке, а так - почти не касаемся друг друга, и он что-то говорит мне. Озабоченно так. Планирует что-то, размышляет. Я отвечаю. Не запомнилось ни одного слова. Только ощущение. Йэн - мой хороший, мое счастье, с ним так надежно, легко, с ним всегда знаешь, чего ждать… И ничего не случилось больше, и никого больше нет. Только я и он. Навсегда.

Мы смеялись над чем-то. И шли вдоль тихо волнующегося моря, и еще там были темно-зеленые диковинные растения. А потом мы увидели каменную синюю уродливую птицу на постаменте, сумрачно глядящую в море. Птица была похожа на ворону, немного смешная и нелепого яркого синего цвета. На этом я проснулась.

Ощущение сна осталось со мной. Светлое, легкое ощущение. Несколько минут я даже улыбалась, сама не зная, чему. Стала вспоминать сон, и тут уже сообразила, что все не так, что Йэна больше нет, что Йэн оказался… не тем, за кого я его принимала… точнее, я ошиблась в нем. Что это былое счастье - иллюзия. И вспомнила настоящее, Юлиана, и от этого настоящего то, прошлое, тихо и незаметно рассеялось. Я встала и начала одеваться.

Мы прочитали утренние молитвы, позавтракали, посмотрели новости. Про Илайни ничего не показали, зато подробно рассказали про скантийскую агрессию в Хол, и про сопротивление холийских партизан. Хол захвачен полностью, мы с Тавитой подумали и решили, что наверное, он так и останется скантийским, территориально уж очень близко к Сканти. Наши вмешиваться не будут. Но однако какая наглость! Наша страна помогает, конечно, другим, но никогда не прибегала к прямой открытой агрессии и захвату. Показали центр нанотехнологий, только построенный в Урби-Люксе. Мы очередной раз поговорили о том, что прогресс идет слишком быстро, и все, что мы учим сейчас, лет через десять станет совершенно не нужным. Как специально, тут же показали сообщение по фармаиндустрии. Производство наркотических анальгетиков налажено у нас прекрасно, и склады забиты, даже уже некоторое перепроизводство. Между тем в Анграде разрабатывают принципиально иной подход к обезболиванию и наркозу, точечное воздействие прямо на болевые проводящие пути и центры мозга. Нам что-то такое говорили на клинической фармакологии, я думала, это из области фантастики…

Я убрала посуду, поскольку моя очередь. Надела медицинский костюм, спарвейк сверху - холодновато еще - и побежала на кафедру клинической иммунологии, где у нас как раз идет блок.

Мы изучали то, к чему подготовились дома - приобретенные иммунодефициты. Занимались в кабинете, потом пошли в отделение. Трое больных, все взрослые. У одного вирусный иммунодефицит, особенно интересно. Лечение начато уже на онкостадии, больного готовят к пересадке костного мозга. Нас к нему, конечно, не подпустили, так, посмотрели через стекло. Вероятность летального исхода около 30 %. Жаль, конечно, еще не старый мужчина, всего 52 года. Инфекцию подцепил в Илайни, в тропиках. У нас-то это заболевание почти не встречается.

После блока я отправилась в библиотеку. Зачем-то сделала крюк и прошла мимо памятника (заложен в год основания нашей Школы, посвящен Иосту Видайре, знаменитому врачу-хавену, который создал сыворотку от черной лихорадки, причем опыты ставил на себе). Сама не знаю, почему мне хотелось там пройти, не думала же я, что Йэн опять там стоит? Да если бы думала, то не пошла бы. Я села писать историю болезни и провозилась два трислава. Потом отправилась на обед. Потом на лекцию по военке. Я надеялась на лекции увидеть Юлиана, надеялась и предвкушала, но там его не оказалось. Подавив разочарование, я старательно записывала - про медицинскую сортировку на медпункте центурии, про транспортировку раненых. После лекции сегодня у меня тренировка по кьянгу. Значит, если я увижу Юлиана, то только вечером… с ума сойти. Мир стремительно серел и терял краски. Настроение портилось.

… И вот так всегда. Ведь я люблю его! Люблю на самом деле! Наверное, с Йэном - это была не любовь. Расчет, желание выйти замуж, быть как все. Ну… дружба, да. С ним было интересно. Но это не любовь.

Потому что я же не сходила вот так с ума, когда он не появлялся - пусть даже два, три дня. У него всякое бывало, он иногда и спит ведь на работе. Такая служба. А сейчас… Я почти все время хожу несчастная, мне ничего не хочется делать, жить не хочется - потому что Юлиана нет рядом. А вечером он, скорее всего, будет отсыпаться, он же дежурил… и на блоке наверняка был, блок пропускать - себе дороже. Вечером - или отсыпаться, или учить. Но это все равно… я пойду к нему в конвиктус, если там Рэс дежурит, мы с ним договорились. Я просто посижу рядом. Буду смотреть, как он работает или спит. Буду осторожно перебирать пальцами его жесткие кудри. Смотреть в его лицо… Тьфу ты, опять плакать хочется. Господи, да почему же я так страшно, так безумно люблю его? И почему мне кажется, что все это кончится очень плохо… смертью… Да, смертью, но я все равно не могу без него. Лучше смерть, лучше даже ад, чем без него…

Я выскочила из главного корпуса, и сразу сердце мое забилось облегченно и свободно. Он здесь.

Все кончено, все плохое позади. Он здесь, улыбается… ждет меня. Ведь он меня ждет?

— Привет, Крис!

Такой нежный взгляд.

— Привет… - бормочу я, коротко пряча лицо у него на груди. Он быстро отстраняет меня, берет за руку. Это правильно - Юлиан всегда осматривается кругом. Как бы кто не заметил нашего неприличного поведения. Мы сбегаем по ступенькам.

— У нас сейчас Карий дежурит, - говорит Юлиан озабоченно, - пошли в лес? Хоть прогуляемся. Погода хорошая.

Смутно, поверхностно мелькает мысль о тренировке по кьянгу, мелькает и тут же уходит вглубь.

— Идем, - радостно соглашаюсь я.

Все снова хорошо. Все вернулось. Юлиан со мной. Мой любимый. Мое счастье.

И опять - не так, как раньше.

Раньше, рядом с Йэном, зрение становилось острее. Я четко видела верхушки деревьев в лазури, и слух тоже - я различала неслышный ультразвук в пении птиц, мир становился объемнее, полнее, радостнее. Казалось - оттолкнись ногой от земли, и взлетишь.

Вспоминать об этом не хочется. Все это оказалось ложью.

Сейчас я не вижу мира, не слышу птиц. Все, что я чувствую - струящееся тепло, такое родное, такое блаженное. Весь мир заслонило лицо Юлиана. Все ощущения - тепло его руки. Я живу только им. Только в эти блаженные минуты его присутствия. Беседка. Но она больше не причиняет мне боли, и эта надпись на мокром от истаявшего снега столбике - "Маркус + Рита" - ни о чем мне больше не говорит. Юлиан приближается ко мне, и вот я уже в нем, и он во мне, наши губы - единое целое, мир медленно переворачивается. Голова кружится, но мои пальцы вцепились в тонкий изрезанный столбик беседки, словно он еще может чем-то помочь, спасти… от этого сладкого и неминуемого, от этого добровольного моего падения… да почему падения?

В любви нет греха. Сам Спаситель прощал женщин, которые любили. Ведь это же любовь… не знаю… во всяком случае, я же люблю Юли… Его руки движутся под моим спарвейком, под скетой… Они нежно стискивают мои… это очень приятно, но думать об этом - противно. И они проникают ниже. Лучше не думать, совсем… Мне нестерпимо стыдно. Так стыдно, что никакого удовольствия нет… Юлиан совсем близко, он так часто дышит. И мне там, внизу, очень холодно. Сзади холодно, потому что он стащил с меня одежду, а ведь сзади ничего, кроме ледяного мокрого дерева. Неужели обязательно это, прямо сейчас и здесь? Ну я понимаю, мы уже неделю почти не… не делали этого. Негде, некогда. В конвиктусе везде люди, в комнате - товарищи. Да, я люблю тебя, Юлиан, но… Я пытаюсь вырваться, пытаюсь что-то сказать. Юлиан нежно сжимает меня и закрывает мне рот поцелуем. Ладно, ладно… я понимаю. Мужчинам это необходимо.

Юлиан стоит, откинувшись на столбик беседки, тяжело дышит, лицо его раскраснелось, ширинка расстегнута. Я поспешно натягиваю одежду, завязываю, застегиваю… Все, слава Богу. Юлиан тоже застегивает ширинку и снова обнимает меня. Теперь хорошо. Теперь все хорошо. Мы стоим обнявшись, как единое целое. Неподвижно. Сквозь нас струится тепло.

— Глупенькая, ты что плачешь?

— Не знаю, - шепчу я. Рука Юлиана стирает слезы с моих щек.

— Мне очень хорошо с тобой.

— Мне тоже, - отвечает Юлиан.

Я могу умереть за это счастье. Мне бы хотелось умереть прямо здесь и сейчас, потому что это и есть счастье, это и есть любовь… И пусть говорят все, что угодно. Они просто ничего не понимают и никогда не поймут.

Мне ужасно нравится Элис Банрай. Я уверена, что она - лучший врач не только детского, но и всей клиники. Да, некоторым она кажется резкой и ехидной, но зато какой профессионал… И как относится к курсантам! Обожаю дежурить с Банрай.

— Дейлори, когда закончите записи, посмотрите в третьей палате, там сегодня поступил мальчик, потом мы с вами обсудим. Его карту пока смотреть не надо.

— Хорошо.

Я поспешно закончила температурную кривую. Вывела данные на печать. Не понимаю, почему обязательно нужно хранить истории болезни в бумажном виде… Ну да, у нас консервативная профессия, но такие-то пережитки зачем? Принтер противно заскрипел. Банрай уставилась в свой монитор, напряженно размышляя над чем-то. Юлиан сказал бы: "если человек, которого вы особенно уважаете, над чем-то глубоко задумался, скорее всего, это раздумья об обеде". Ну да. Но у Банрай вполне может оказаться, что она и в самом деле думает о сложном пациенте. Я сложила отпечатанные листки в папку. Мимоходом глянула в зеркало - что-то странное с лицом, под глазами опять круги, а ведь я выспалась, вроде бы. Поправила круглую врачебную шапочку на волосах - нам на третьем курсе уже можно носить такие. Пошла к третьей палате.

— Кто здесь новенький? - мальчишки резались в незнакомую мне компьютерную стратегию, один из них неохотно оторвался от монитора, подошел ко мне.

— Я.

Больному было лет 12, самый ершистый возраст. Темные хитрые глаза, волосы ежиком.

— Я доктор Дейлори. Мне нужно тебя осмотреть.

Банрай это любит - подсунуть больного, ничего не объясняя. Попробуй осмотреть и самостоятельно поставить диагноз. Но и я люблю такие задачки.

— Как тебя зовут?

— Тимо.

— Раздевайся.

Мальчишка засопел и неохотно стал стягивать больничную пижаму.

— Ты из какой школы?

— Из святого Лоренса.

— А почему сюда попал? Что с тобой случилось?

— Живот болит, - буркнул Тимо.

При внешнем осмотре ничего особенного не было видно, если не считать розоватых подживающих полосок на спине и ягодицах - из деликатности я не стала спрашивать о них, ясно же, мальчишки часто зарабатывают неприятности на задницу.

— Сейчас болит?

— Не, сейчас нет.

— А когда?

— Ну когда поем… не всегда.

Я включила свет. Что-то мелькнуло в темных глазах мальчика. Я подвела его ближе к лампе. Ну точно. Желтоватые склеры. Теперь мне казалось, что и кожа отливает желтизной. Не поймешь по нему - смуглый.

Я порадовалась за себя - не каждый ведь курсант так запросто увидит такую слабо выраженную желтуху. Заглянула в рот - точно, и на слизистых все хорошо видно. Уложила мальчика и стала пальпировать живот. Он запищал. Ну точно, печень увеличена и болезненная. На пару пальцев увеличена.

— Устаешь быстро?

— Не знаю, - сказал Тимо, - наверное.

Больше, правда, мне ничего обнаружить не удалось. Желчный пузырь, кишечник - все в пределах нормы. Заодно я прослушала сердце и легкие, и тоже ничего не нашла. Единственное, что я выяснила - проблемы с печенью начались у парня не больше недели назад. Кроме того, его иногда тошнит. Больше ничего особенного добиться не удалось.

Банрай выловила меня через пару триславов - я как раз заполнила документацию на сегодня.

— Посмотрели новенького?

— Да.

— Что скажете? - поинтересовалась она, - предварительный диагноз?

Банрай мягко увлекла меня в коридор, на кресла, предназначенные для отдыха больных. Я села и задумалась, сложив на коленях только что отмытые руки.

Так-то ясно, но диагноз вот так сформулировать…

— У него печень увеличена… - начала я, - желтуха… боли в животе после еды. Тошнота.

Банрай одобрительно кивала.

— Формулируйте, Дейлори.

— Ну… если предварительно. Без анализов… Гепатит неясной этиологии, - ляпнула я. Банрай вздохнула.

— Как будете уточнять диагноз?

— Ну сначала общий анализ крови - на гемолиз. Хотя вообще-то у него печень увеличена и болезненная… Потом биохимия - конъюгированный и неконъюгированный билирубин крови. И это… аминотрансферазы. Потом УЗИ - посмотреть надо состояние сосудов и протоков печени, ну и опухоль исключить, - я задумалась.

— Думайте, Дейлори… - подбодрила меня врач. Господи, что ж там еще? Определить вид гепатита…

— Иммуноферментативный анализ на вирусные маркеры… Ну и надо узнать у школьного врача, не было ли контакта с больными гепатитом и приема гепатотоксических препаратов. И вообще… анамнез жизни, не было ли раньше желтухи, врожденные заболевания исключить.

— Угу… угу. Еще какой анализ можно сделать?

— М-м…

— Думайте, Дейлори… Я понимаю, что в школе вас думать не учат, но тем не менее, голова врачу нужна не только для того, чтобы в нее есть.

— Э-э… анализ на антиаллергические антитела…

— Уже лучше, - похвалила Банрай, - ну а теперь я вам расскажу об этиологии. Вы этого не знаете, потому что не умеете собирать анамнез…

— Доктор Банрай!

— Да?

— Ему же двенадцать лет - он только мыкает, не знаю, и все.

— Дейлори, если человек умеет находить контакт с больным, он может правильно собрать анамнез и у пятилетнего ребенка. Вы этого не умеете. Но вы небезнадежны, поскольку все-таки что-то учите иногда. Так вот, - Банрай сделала паузу, - ваш пациент получил поражение печени сразу после перенесенного острого отита. Отит лечили…

— Антибиотиками, - покорно сказала я, понимая, что паузу надо заполнить.

— Правильно. Капомиксом.

— Гепатотоксическое побочное действие?

— Совершенно верно. Плюс наследственная отягощенность - у отца мальчика и его тетки был цирроз. Мальчик попал к нам с токсическим гепатитом. Кстати, Дейлори, вообще-то уже время ужина. Пойдемте?

Мы направились в ординаторскую. Я тихо гордилась про себя тем, что даже заслужила нечто вроде похвалы. У Банрай это очень не легко. Про контакт - ерунда, пацан есть пацан, он не будет излагать все, как на бумаге. И на практике я бы в первую очередь затребовала отчет школьного врача, все ведь внесено в его карту. Но я ведь практически правильно поставила диагноз! Еще до всяких анализов.

Банрай достала две пластиковые коробки с ужином - нам доставляли их из больничной кантины. Протянула одну мне. Поставила чайник. Мы сели рядом за стол. Я чувствовала, что Банрай горит желанием чем-то со мной поделиться.

— Можно мне посмотреть анализы мальчика?

— Нужно, Дейлори. Обязательно. Что я хотела вам сказать…

Я раскрыла свою коробку. По случаю Великого Поста на ужин были картофельные мялки с тушеной капустой. Я быстро перекрестилась. Банрай тоже прервала свою речь и пробормотала про себя молитву.

— Так вот, Дейлори. По поводу антибиотиков. Они были созданы хавенами уже семь веков тому назад, воссозданы после пандемии снова… За это время, конечно, антибактериальная терапия шагнула вперед, не спорю… Но тем не менее, антибиотики изжили себя. У вас уже идет клиническая фармакология?

— Началась… вообще-то она больше на последнем курсе.

— Так вот, проблемы антибиотиков - не только в том, что бактерии в ответ эволюционируют, и мы, по сути, продолжаем безнадежную битву, пытаясь в ответ на каждое эволюционное ухищрение придумать новый антибиотик. Проблема еще и в том, что это - вещества, бьющие по всему организму. Удар попадает туда, где у пациента слабое место. Вот у Тимо Клейрана - в печень. Часто это аллергии. И всегда - практически всегда, Дейлори, - антибиотики глушат собственный иммунитет больного. Медикаменты нового поколения… - она встала за чайником. Я поспешно поставила на стол стаканы.

— Это всякие… биомодуляторы? - робко спросила я.

— Да. Всякие. Именно, как вы выразились, всякие биомодуляторы. Сейчас много говорят о нанотехнике. Да, это будет прорыв. Но фармацевтика никуда не денется. Вы представляете механизм действия биомодулятора? В общем случае?

— Ну… мы этого не проходили, но конечно, я читала, это же интересно. Биомодулятор - это вещество, которое стимулирует работу собственных систем организма.

— Да, это очень общий ответ, но тем не менее. Вот в случае острой инфекции мы могли бы применить иммуномодулятор, и он усилил бы - в зависимости от случая - либо Т-клеточный, либо гуморальный иммунный ответ, и через несколько часов отит был бы излечен. А есть, например, модуляторы роста… те самые эмбриональные вытяжки, которые способствуют быстрому и заметим - дифференцированному росту тканей. В травматической медицине и в военной это незаменимо. Кроме того, мы можем получить возможность выращивать органы ин витро, либо регенерировать ампутированные конечности.

— Это то, что в Сканти уже получают… из тканей эмбрионов?

— Да, - лицо Банрай снова сделалось презрительно-гневным, и я порадовалась, что в этом случае гнев направлен не на меня, - это, конечно, этически недопустимо. Кроме того, это не совсем то. Видите ли, в Сканти они нашли слишком простое, зато - заметим - коммерчески выгодное решение. Они выращивают клонированного эмбриона до стадии 4-6 недель, а затем убивают его и извлекают нужные органы. Отвратительно! И эти органы, как генетически идентичные, трансплантируют реципиенту. Да, это решение многих проблем, но оно, прежде всего, крайне неэтично, мы не можем убить одного человека, чтобы спасти другого. И кроме того, это всего лишь промежуточное решение. Его используют лишь потому, что в Сканти все решают деньги, и это выгодно продать за деньги. Вообще товарно-денежные отношения на определенном этапе начинают тормозить прогресс. У нас все иначе. Наши ученые уже нащупали принципиальную возможность синтезировать эмбриональные факторы роста. Вопрос лишь в массовом производстве. То есть этот вопрос скоро будет решен. Вы, Дейлори, будете лечить иначе, чем мы привыкли.

— Вы тоже, - сказала я, обнаглев.

Банрай слегка улыбнулась.

— Ну да. Я тоже еще не собираюсь на отдых. Вы уберете тут, Дейлори? И потом подойдите в процедурную, я хочу сегодня поменять катетер у Лиранти, вы мне поможете.

Элис, выпрямившись, зашагала к двери. Взялась за ручку, обернулась.

— Да, и посмотрите обязательно анализы мальчика.

Я вообще-то люблю звонить предкам. Но в последнее время это превратилось в нудную обязанность. Мама, со свойственной ей проницательностью, все время что-то подозревает, и я чувствую себя как на допросе в инквизиции.

Рано или поздно, конечно, надо сказать правду… Не всю. Насчет Йэна.

— Ты хорошо выглядишь, - сказала я. Мама на экране выглядела действительно моложе своих лет. Ей уже почти 60, я поздний ребенок, младшая. Пестрый вязаный спарвейк ей очень шел.

— Да брось ты, - сказала она, - просто волосы покрасила.

— Да, действительно, я и не заметила.

У мамы волосы темно-русые, я-то пошла в папу, он блондин. И сейчас мамины волосы были чуть рыжеватыми, но без малейшего следа седины.

— А папа где?

— Папа в командировке в Юдее, - ответила мама, - там на плотине ерунда какая-то. Вызвали разбираться. Слушай, Кристи, что-то ты совсем звонить перестала. Не ладится что-нибудь?

— Да все хорошо… - я задумалась. Особых достижений в последнее время не было, до зачетов еще далеко, но в самом деле в учебе все шло, как обычно неплохо, - просто нам сейчас задают много очень. Работы много.

— А как Йэн? - спросила мама. Я закусила губу.

Нет, надо решиться… когда-то надо…

— Мам, мы расстались с ним. Я не говорила тебе. Еще осенью.

Я поспешно опустила взгляд. Не хотелось видеть, как мамино лицо меняется, от удивления к расстройству и даже ужасу.

— Почему?!

Интонация сказала мне все. Мама любила Йэна и мечтала о нашей свадьбе.

Я вздохнула и выдала заготовленную версию.

— Я поняла, что он не любит меня. И потом, он очень много работает. Я не хочу такой жизни.

Повисло молчание. Потом мама сказала.

— Дочь, ты ошибаешься. Он тебя очень любит.

Стилос, который я вертела в пальцах, сломался с хрустом.

— Все равно…

— Ты не любишь его, - сказала мама полувопросительно.

— Да, я его не люблю.

Мама, кажется, уже брала себя в руки. Она замечательно умеет брать себя в руки.

— Ну ладно, Крис. Дело твое. Но зря. Очень зря. Теперь ты одна?

— Нет, - сказала я, - мы дружим с одним мальчиком из нашей школы. Он тоже на третьем курсе учится…

Дискон у нас установлен в коридоре. В комнату я заходить не стала, и так уже опоздала - надеюсь, Юлиан ждет. Не может не ждать. Сбегая по ступенькая, я поймала себя на том, что радуюсь - мы не останемся с ним наедине сегодня. Наверное, это глупо, но я боюсь того, что происходит, когда мы остаемся наедине. Лучше бы этого совсем не было. Интересно, а как я замуж собираюсь? Какой замуж, сказал мой внутренний голос. Да… - я застыла на месте. Не будет никакого замужества. И семьи не будет. И детей. И никакой жизни и счастья тоже не будет.

Я вцепилась в перила. Да что же это за кошмар такой… Все последние месяцы. С того момента, как мы с Юлианом… как мы стали близки. Я только и ощущаю этот кошмар. Интуиция. Женская интуиция. Я точно знаю, что все это не кончится добром. С Юлианом… наверное, я так страшно, так сильно его люблю, что такая любовь просто не может кончиться чем-то обыденным - семейным счастьем, хэппи эндом, нет… Эта любовь танцует со смертью, и она кончится только одним - смертью. И не что иное, как смерть, я ощущаю тогда, когда мы стоим с Юлианом, и поток тепла пронизывает нас насквозь.

И он тоже это чувствует - все это слишком остро, слишком смертельно, наши чувства слишком высоки и напряжены, чтобы это могло кончиться банальной семьей. Поэтому он и не предлагает мне помолвку. Я зря обижаюсь - он прав.

Нет никаких логических предпосылок к смерти. Нет. Даже если наш грех вскроется, это не смертельный риск. Просто неприятности. Умирать нам незачем. Нет никаких смертельных врагов, никто за нами не охотится. Просто сама эта любовь смертельна.

Пусть! Я вздернула голову и стала спускаться по лестнице.

Если я предстану сейчас перед Богом, и Он скажет мне, что Юлиан в аду, я попрошу, чтобы и мне попасть в ад.

Лучше без Бога - но с Юлианом.

Потому что я люблю. Я люблю его!

Вот он стоит, прислонившись к колонне, стоит и ласково смотрит на меня, мой кудрявый, кареглазый, мой такой красивый…

— Привет.

— Привет.

Так хочется его поцеловать, но нельзя же на людях. Мы чинно беремся за руки.

— Ты что-то задержалась.

— Да вспомнила, что маме надо позвонить. У нее именины сегодня, святая Софи. Ну и конечно, заболталась… думала, быстро.

Мы идем в кантину - так договорились заранее. Поужинаем вместе сегодня. Другого времени не будет - мне на ночное.

— Ну и как мама?

Мы вышли за угол конвиктуса, и Юлиан обнял меня, просунув руки под спарвейк.

— Да ничего, все нормально. Знаешь… я наконец ей сказала, что порвала с Йэном. Что дружу с тобой.

Юлиан хмыкнул.

— Ну и как?

— Расстроилась, конечно. Ну в смысле, не из-за тебя… тебя-то она не знает. Ей сильно нравился Йэн.

— Понятно, - сказал Юлиан, - все-таки инквизитор. Шишка какая-никакая.

— Да брось ты… мирянину в инквизиции сильно не выслужиться. И он же еще только младший инквизитор, рядовой.

— Не скажи, - возразил Юлиан, - у них все равно полномочия есть. Связи. Это не то, что обычный смертный.

Я сама удивилась, но эти слова неприятно царапнули по сердцу.

Как будто я дружила с Йэном из-за этого.

— Нет, - я остановилась, - ты ошибаешься, Юли… поверь мне, ты ошибаешься. Работа у них не дай Боже… сутками. Там не работать, там жить надо. И… опасно тоже бывает на самом деле, не только в фильмах.

Юлиан улыбнулся мне снисходительно, как маленькому ребенку, но ничего возражать не стал. Мы вошли в кантину. Что ж, может быть, я и в самом деле слишком наивна… верю, что инквизиторы служат за совесть, а не за жизненные блага и связи.

Но ведь Йэн - он и в самом деле такой.

Другой вопрос, что это за служба, и нужна ли она - такая… Но уж в корыстолюбии его нельзя заподозрить.

Может быть, Юли по себе судит? Тьфу ты, ну что за мысли у меня?

Мы сели за столик.

— Опять жрать нечего, - сказал Юлиан, - одна капуста. Когда этот пост наконец кончится?

— Гороховая запеканка очень вкусная, - примирительно заметила я. Юлиан раздраженно дернул плечом.

Запеканку он брать не стал, взял себе салата, рагу и жутко дорогие бутербродики с икрой. Странно, что рыбу нельзя, а вот икру можно. Я, кстати, ее не люблю. Меня горох вполне устраивает. И сухое печенье к чаю.

Да и вообще есть не так уж хочется. Хочется смотреть на Юлиана. Кстати, перед едой он не молится. Он вообще такой - отвергает условности. И может быть, он и прав. Я все же перекрестилась на всякий случай. Это наше, женское - лучше перекреститься, мало ли что. Юлиан так красиво ест. Аккуратно, ловко подцепляет овощи на вилочку, и даже жует элегантно. Мне до него далеко, я так не умею. А еще девушка. Я чувствую себя неотесанной рядом с ним. И откуда это у Юли? Учился в обычной школе, мама - технолог на фабрике, папа - хирург. И эти белые манжеты с вышитой строчкой. Как у дипломата. Юли вообще любит одеваться. И мечтает, как бы меня принарядить получше. Правда, пока ничего особенного мне не дарил, да и на что ему - карта студенческая.

Что я хотела ему рассказать? Про Банрай и мальчика с желтухой. Почему-то не хочется. Я потом прочитала рекомендованную Банрай книгу по биомодуляторам. В самом деле, жутко интересно! Может, мне все-таки лучше специализироваться в науке? Заняться разработкой этих модуляторов? Но какой пошлостью это прозвучало бы сейчас!

Рядом с Юлианом.

— У вас детские уже были? - спрашиваю я.

— Не-а… у вас Банрай ведет? Говорят, стерва.

— Да-а… ей палец в рот не клади. У нее зубрить надо, - соглашаюсь я. А о чем поговорить еще? Надо говорить о том, что интересно ему. Странно, я так дико, безумно его люблю, но я не знаю, что на самом деле его интересует.

Я о нем знаю массу вещей - как он одевается, как дышит, как накручивает на палец прядь у виска. Но чем он интересуется? Ну он ударник в оркестре. Занимается кьянгом, новичок, как я - не очень-то это его увлекает, просто мы обязаны заниматься спортом. Специализироваться хочет по профилактической медицине и работать в санатории… Музыку он любит. Современную. Но я в ней ничего не понимаю, и не знаю, как о ней разговаривать - а сам он тоже со мной не говорит об этом.

— Попробуй, - Юлиан засунул мне в рот кусочек бутерброда. Я сморщилась.

— Гадость.

— Ты ничего не понимаешь. Ну… - он засмеялся. Я тоже - чувствуя, как тает мое сердце. Не надо ничего говорить. Никаких интересов не надо, умных разговоров - ничего. Только сидеть рядом, ощущать друг друга. Это - жизнь и счастье.

Жаль только, что все это так скоро кончится…

Пост в этот раз не был для меня настоящим постом - и Пасха не принесла обычной пронзительной радости.

Что поделаешь, теперь я живу иначе… когда-то пора прощаться с детством и детскими праздниками. Я ношу в себе иную тайну, волнующую, прекрасную.

Перед Пасхой все же пришлось исповедаться. Иначе это выглядело бы уж слишком диким. Отец Тимо явно обрадовался, увидев меня.

Встав на колени, я перечислила свои обычные грехи - лень, чревоугодие, сплетни о преподавателях, ложь по мелочам. Отец Тимо кивал. Когда я закончила, он сказал.

— С вами что-то происходит, Кристиана. Вы теряете веру?

Я пожала плечами. Захотелось разреветься, и я стиснула зубы. Только этого не хватало!

— Сядьте, - велел он. Я поднялась с колен и села на стул.

Не хватало, чтобы он меня расколол. Нет, я не боюсь. Есть тайна исповеди, дальше эта информация никуда не пойдет. Конечно, епитимью он наложит будь здоров, но ее выполнение тоже никто не будет контролировать, да и чего этого-то бояться. Но я просто не хочу, не хочу говорить об этом с отцом Тимо! Да и вообще церкви это не касается! Это наше личное дело.

— Вы стали реже исповедоваться. Почему так, Кристиана?

Я пожала плечами.

— Первый раз за три месяца… Нет, по церковным канонам этого достаточно… Но мне кажется, у вас что-то случилось. Может быть, вам нужна помощь?

И снова мне дико захотелось зареветь - так участливо он спрашивал.

Надо быть сильной. Это все ерунда. Хочет меня размягчить… Не твое это дело! Не лезь в мою жизнь и в мою душу.

— Кристиана, - отец Тимо помолчал, а потом сказал очень внушительно, - я не настаиваю… но если вам будет плохо. Если вам понадобится помощь и поддержка - обращайтесь, пожалуйста. Вы знаете, что я помогу вам.

Он указал на пол возле себя, я встала на колени и выслушала разрешительную формулу.

Я даже причастилась на Пасху. Недостойно причастилась. По церковным правилам - недостойно. Но Бог выше правил. Бог есть любовь. Бог поймет и простит нашу любовь.

Мы отстояли ночную службу, унесли домой горящие пасхальные свечки. Тавита и Вики так и светились. Они еще переживали Пасху по-детски, полно и горячо. Весь следующий день праздновали… И для меня был свой праздник - мы ушли вдвоем с Юлианом, бросив девчонок одних, почти вся школа высыпала в лес, устраивать пикники, а мы остались в его комнате, наедине, и мы ели пасхальный пирог, чокались крашеными яйцами и снова любили друг друга…

Вечером пришли его товарищи по комнате, Петрос и Рэн, мы доедали пирог, пили вино, смеялись. Рэн выбрал в сети какой-то фильм, что-то историческое. Я сидела, прижавшись к Юлиану, и нам обоим было абсолютно все равно, что смотреть. Не думаю, что Юлиан открылся соседям полностью, но они не возражали против наших бессовестных объятий. Хотя при них Юлиан все же вел себя скромнее, не совал рук куда не следует, и это меня отчасти радовало.

Я увлеклась фильмом. Фильм был про святого Петроса Карийского*. Монах-хавен, около двухсот лет назад он был в Кари инквизитором. По многочисленным свидетельствам, совершил множество чудес, в том числе, и чудесных исцелений и обращений в христианство. В фильме показали знаменитую сцену, как хавен обратил к Христу сразу целую толпу еретиков-крестьян, тем, что по его молитве собрались тучи и пошел дождь во время засухи. Все это было очень увлекательно. В те времена в Кари все было так, как в древности, еще до христианства - там господствовали биргены, маги, как они себя называли (собственно, когда-то они откололись от ордена хавенов). Крестьяне очень почитали биргенов и целые деревни находились под их влиянием. Меня порадовало то, что биргенов в фильме не изображали злодеями и развратниками - все же не были они такими в реальности. В фильме показали убийство святого Петроса по поручению биргенов, слишком уж он им досадил. И как он полз по каменистой дороге и своей кровью писал "Верую…" Только к концу этой сцены мне почему-то стало противно.

— Надоело, что нам врут все время, - вырвалось у меня.

— Почему врут? - с удивлением повернулся ко мне сосед Юлиана, - это же правда. Святого Петроса действительно так убили. Он действительно писал кровью слово Credo… это мой святой покровитель, - добавил парень. Мне стало неловко.

— Извини, я не хотела обидеть твоего святого. Я не о том. Да, Петрос был святой и все такое. Но ведь и он убивал… этого в фильме не показали. Он подписывал приговоры, как инквизитор, разве нет? Он убивал биргенов…

— Но это война, - сказал парень.

— Да, но понимаешь, нам всегда показывают только одну сторону… Всегда только наши такие молодцы, агнцы и вообще белые и пушистые. А язычники - всегда изверги. Но это же неправда! Почему нам не рассказывают правду? Почему не покажут, как тот же Петрос работал в инквизиции… ну может быть, эта работа тоже нужна. Так пусть про нее расскажут!

— Это и так все знают, - Петрос пожал плечами.

Юлиан прижал меня к себе и похлопал по плечу ладонью.

— Крис сегодня не в духе что-то, - добродушно сказал он. Мне стало стыдно. В самом деле - чего это я? Зачем я спорю? О чем?

Нам-то какое дело до всего этого - инквизиции, святых, биргенов? *Прототип этого героя - реальный земной доминиканец-инквизитор святой Петр Веронский.

— А отказаться - никак? - неуверенно спросил Юлиан.

— Ты же знаешь, без справки зачет не поставят. Да ладно, не дрожи - что будет-то? Дальше кабинета ведь ничего не уйдет.

— Я тебя подожду внизу.

— Ну смотри. Если время есть…

Я рассталась с любимым и побежала наверх, по ступенькам. Мне только гинеколога и осталось пройти. Дурная эта диспансеризация. Хочешь не хочешь, а раз в год пройди всех врачей. Ну зачем - мы же молодые, здоровые…

Нет, я не боялась. Врачебная тайна - то же, что тайна исповеди. Почти. В общем, врач, не умеющий хранить тайну, дисквалифицируется. И все же… Если честно - просто стыдно. У нас еще гинеколог - мужчина… Так-то ладно, он врач, это нормально. Но как стыдно признаться ему, что я уже не девушка… Боже мой, какой позор!

В конце концов, говорить мне ничего не придется. Он и сам увидит…

И все равно. Пока я сидела в очереди, нервно листая монографию по детской иммунологии, не видя строчек, пока я в кабинете отвечала на вопросы и раздевалась - меня била легкая, почти незаметная дрожь. Я вскарабкалась на кресло. Доктор Каррога постоял некоторое время передо мной, и я понимала, что он рассматривает то, что у меня там, внизу, осознавая, что видит перед собой следы преступления. Но к счастью, гинеколог ничего не сказал, просто стал вводить мне во влагалище всякие холодные железные штуки для обследования. Я морщилась и кусала губы - это было неприятно.

Наконец доктор Каррога отошел от меня.

— Одевайтесь и подойдите к столу, - бросил он. Я поспешно стала натягивать одежду. В чем дело? Что-то не в порядке? Почему - к столу? Поставил бы печать на справку, и все…

— Что-то не в порядке? - выпалила я, нагло глядя на него. Гинеколог сидел, сложив на столе большие, длиннопалые руки и внимательно смотрел на меня. Справка была не тронута печатью.

— Дейлори, вы действительно не знаете, в чем дело?

— Нет… а что? - прошептала я.

— Вы беременны, - сообщил врач.

Мне потребовалось несколько секунд, чтобы переварить эту новость и прийти в себя.

— Вы что, ничего не замечали? Когда у вас в последний раз были месячные?

— Месяца два назад… или три, точно не помню. Но у меня нерегулярные… я не слежу толком.

— И тошноты, головокружений - ничего не было?

— Нет… ничего.

Сейчас, когда я соображала, действительно что-то такое приходило в голову. Да, было… подташнивало. И круги под глазами. И аппетита нет совсем. Но…

— Дейлори, вы же медик. Вы курсант-медик! Неужели вы… - врач махнул рукой. Да. Он прав. Это непростительно с моей стороны. Но другой женщине я бы легко поставила такой диагноз. Легко. Просто… мне никогда не приходило в голову…

Что? Что от ЭТОГО бывают дети?

Мне до такой степени вдолбили, что дети рождаются в браке и только в браке, что я была подсознательно уверена - от добрачного секса беременности не бывает.

Какой бред… какая я идиотка…

Врач пожал плечами.

— Будете ходить ко мне наблюдаться. Печать я вам поставлю. Но конечно, вы понимаете, что надо что-то решать… что-то менять. Словом, это не мое дело, обсудите это с вашим духовником. Через месяц приходите на прием.

Я взяла справку, встала, на негнущихся ногах пошла к двери.

Обернулась.

— А… какой срок?

— Срок небольшой, - сказал гинеколог, - пять-шесть недель.

Ничего, колотилось у меня в голове. Ничего. Если отец Тимо не обвенчает, найдем другого священника. Вот и не надо будет больше прятаться, бегать от всех. Дадут комнату в общаге. Родится недоношенный ребенок, подумаешь. Ну правда, в справке напишут, что доношенный… срок настоящий напишут. Но я же не буду справку в деканате показывать и всем вокруг. Никто не будет разбираться. Может, оно и к лучшему!

И пока я добежала до низа лестницы, в моей голове все уложилось по местам, мозаика склеилась: да, так оно к лучшему! Теперь кончились любовные игры, начнется наконец нормальная жизнь. И почему это я решила, что у нас не будет семьи… смерть какая-то… бред просто! Теперь есть ребенок, а значит - будет и семья.

Юлиан ждал меня внизу. Это было очень хорошо. Мы вышли на улицу, и тут я вывалила на него сразу эту потрясающую новость.

Юлиан остановился.

Я уставилась на него, ожидая, что он скажет.

— Черт, - сказал он, - это на святого Валентина…

— Что? - удивилась я.

— Да увлекся я… резинки не было с собой, а я… дурак.

— В смысле… - мои пальцы начали холодеть. Централизации кровообращения. Теперь я не была наивной идиоткой, теперь я соображала очень быстро, - ты хочешь сказать… что ты все время предохранялся?

— А как же? - удивился Юлиан, - ты считаешь меня безответственным ослом?

— Но… Юли… - я замолчала.

— Почему же я никогда не замечала этого?

— Уж не знаю, - усмехнулся он. Вытащил из кармана бесформенный комочек беловатой резины, - вот, просвещайся… только они вообще-то одноразовые, но умные люди обычно их стирают и снова используют. Их не так просто достать. Что, не слышала?

Я, конечно, слышала о таких штуках, они называются кондомы, но ведь это что-то запретное… из Сканти…

— Скантийское производство?

— Холийское. Ну что, пойдешь сообщать обо мне?

Я досадливо махнула рукой.

— Не беспокойся, со шпионами я не связан, - сказал мой любимый. Но меня волновало совсем другое.

— Юли… что же мы теперь делать будем?

— Что? Ну как что? Наверное, жить…

Я сглотнула. Нет. Не то. Ну догадайся же, пойми - ты, ты должен предложить это!

— Юли, ты знаешь, в принципе, обвенчать могут и без помолвки. Если поговорить со священником… у тебя духовник отец Пао, он как? Мой не очень… строгий.

Юлиан какое-то время молчал.

— Крис, - сказал он, - ты уверена, что нам сейчас необходимо создавать семью?

Я думала, что "обрушилось небо" - это такой штамп. Литературный.

Но оно на самом деле обрушилось на меня. Ледяной давящей тяжестью. Неумолимой…

Я же готова была на ад - так вот он и есть. Ад.

Я ползла по его ледяной стене, цепляясь окровавленными содранными пальцами, в ужасе, не глядя вниз, где меня ждал совсем уж кромешный, ледяной мрак, неописуемый кошмар, и пыталась схватиться за Юлиана… который был там, наверху, у самого света, но не протягивал мне руки. Хотя бы за край одежды, за ногу… хоть как-нибудь. А он лишь досадливо, с омерзением отдергивался - да иди ты…

Но я же хотела в ад вместе с ним! Я была готова на муки - только чтобы он был рядом… неужели я хочу страданий и для него? Неужели я не счастлива тем, что он невредим и счастлив?

Получается, что нет. Что я эгоистична. Что я хочу завладеть любимым. Что мне не достаточно только его счастья…

— Да перестань ты реветь, - с досадой сказал он.

— Но как… как…

Я замолчала. Юлиан что-то говорил. Он говорил, что надо подождать, подумать. Срок ведь еще небольшой? Может, что-то поумнее придет в голову. Что? Я почти его не слышала. Я вдруг поняла, что рожать мне придется одной. И что через несколько месяцев все станет явным. И меня вызовут на допрос… И мне придется назвать имя Юлиана. Но я же не сделаю этого… Правда, о том, что мы вместе, знает полшколы. Но все равно, можно наврать, например, что меня изнасиловали. Да, отличная идея. И кстати, лучше нам сейчас расстаться с Юлианом, чтобы совсем уж подозрения от него отвести. Правда, будет непонятно, почему я не хочу назвать имя насильника… да не смогу я соврать. Тем более, в инквизиции. Как там Йэн сказал? "Применяют разные методы". Да я и без методов врать не умею. Это же надо будет художественно и убедительно… А зачем? Я буду просто молчать. Уж промолчать я смогу. Несмотря на методы. Ну не будут же они меня кипящим маслом поливать, не в эпоху Рассеяния живем… Из школы выгонят, да. Но это уже в любом случае… Я остановилась.

Кошмар-то какой! Боже мой, какой ужас. И ведь никогда больше, никогда! Я не стану врачом. Не подпишу своей рукой диагноз. Мне не ломать голову над сложными случаями, не осматривать больных… Боже, Боже, за что мне это, за что? Ведь даже эти страшные месяцы - если я и жила, то лишь за счет того, что работала. Только в больнице я оживала. Только там я могла думать о чем-то другом, кроме Юлиана. Я же с первой ступени об этом мечтала! Я всю школу в медицинском кружке занималась, только об этом и думала. Я снова разрыдалась.

— Ну перестань, - Юлиан прижал меня к себе и гладил, - перестань, маленькая. Все будет хорошо.

Что будет хорошо, что?!

Я вдруг осознала очень четко, что Юлиан мог бы одним только словом прекратить весь этот кошмар. Двумя. Только сказать - давай поженимся. И этого ужаса, этого дикого бреда не стало бы.

Может быть, он просто не понимает?!

— Юли… - прохлюпала я сквозь слезы. - Юли, нам надо пожениться… как ты не понимаешь… меня же из школы… за блуд…

— Не выгонят, - веско сказал он, - вот увидишь, все будет нормально.

— Но как, как?!

— Подожди, надо подумать. Я что-нибудь придумаю. Сейчас пока ничего не идет в голову…

— Но почему, почему ты не хочешь жениться?! - не выдержала я, - ты меня не любишь?

— При чем здесь это? - с досадой сказал Юлиан, - просто понимаешь… надо все-таки школу закончить сначала. Ну куда сейчас с семьей? Мы молодые еще… глупо это. Да не знаю. Я вообще не собирался сейчас жениться…

Все было сказано. Я дошла до глубочайшего унижения - сама начала просить, чтобы парень женился на мне. И он мне отказал. Хуже этого просто не бывает. Даже представить нельзя. После этого можно сделать только одно - повернуться и уйти навсегда.

Но у меня не было сил уйти. Не из каких-то принципиальных соображений. Я просто не могла отлепиться, оторваться от любимого. Я все равно, все равно его люблю…

Юлиан проводил меня до конвиктуса, и мы расстались.

— Крис, - сказала Тавита, - у тебя что-то случилось.

Она села на край кровати. Осторожно протянула руку и погладила меня по голове.

Это, наверное, меня и доконало. Вся моя решимость молчать, как рыба, лопнула мгновенно. Я разрыдалась. Тавита молча смотрела на меня, глаза полны сочувствия. И размазывая сопли по подушке, всхлипывая, уже не задумываясь ни о чем, я рассказала все подруге.

Карие глаза Тавиты раскрывались все шире.

— Нет, - она замотала головой. В ее голосе прорвался ужас, и за этот ужас я была ей благодарна, - нет, это невозможно! Крис… нет! Как же ты… что же ты молчала все это время! Нет, ерунда…

Помолчав, она задала тот же вопрос, что и врач.

— Ты что же, и не замечала ничего? Должен же быть токсикоз…

— Но нет у меня токсикоза… я себя хорошо чувствую. Не знаю я! А месячные… ты сама замечаешь, когда у тебя месячные?

— Ну я замечаю, - сказала Тавита, - у меня боли. Но вообще да, таблетку примешь - и вперед.

— А у меня и болей не было.

Она подперла голову руками.

— Что же теперь делать-то, Крис…

До меня вдруг начало доходить, что я сделала. Теперь Тавита должна будет ломать голову - сообщить или не сообщить в деканат. Мне-то уже все равно, правда…

— Тави… пожалуйста, не говори ничего о Юлиане.

— Почему?

— Я хочу это скрыть, понимаешь? Не скажу, кто отец ребенка, и все. Я с ним больше встречаться не буду, совсем. Ну пусть он хоть нормально школу закончит. У меня-то все кончено, я понимаю…

Тавита покачала головой.

— Но ведь это он тебя по сути соблазнил. Он виноват нисколько не меньше.

— Это неважно, - сказала я. Тавита смотрела мне в глаза. Потом кивнула.

— Хорошо, если ты хочешь… сделаем вид, что я ничего не знаю. Хотя по-моему,это несправедливо. И потом, все же знают, что вы с ним вместе… Ты знаешь, я даже подозревала, что между вами что-то есть. Ты уж совсем не в себе последние месяцы.

— Я просто больше не буду с ним встречаться. Все равно до конца года я еще могу доучиться… А потом все забудут, что мы с ним были.

— Крис, но это же не шутки. В таких случаях всегда ищут отца. Тебя тоже допрашивать будут.

— Ну я буду молчать. Пусть. Не убьют же они меня.

— Ох, Крис, Крис… - прошептала Тавита, - что же делать-то…

Я молча плакала. Странно, но мне стало легче. Я потеряла Юлиана… да, потеряла. Именно это было больнее всего. Даже не то, что выгонят из школы. Об этом я потом буду плакать. Сейчас страшнее всего думать о том, что больше никогда я не буду вместе с ним… он больше не коснется меня, я не увижу его глаз, его улыбки, обращенных ко мне. Именно об этом я и плакала сейчас, когда подошла Тавита.

Но вот сейчас я снова обрела подругу. Больше не надо врать, скрываться, лицемерить. Она знает все. Она поддержит меня и поможет.

Если, конечно, мне еще можно хоть чем-то помочь.

Отговорившись учебными делами, я почти не принимала участия в подготовке традиционного шествия на Пятидесятницу. Собственно, все послепасхальное время я провела как во сне. Юлиана видела только на лекциях (если он не прогуливал), мельком и старалась тут же отвести взгляд. Я понимала прекрасно, если только подойти к нему - сердце не выдержит, и я брошусь к нему на шею.

Я просто попросила Тавиту сходить к нему и передать - даже писать не стала - просто на словах передать, что я больше не хочу его видеть и прошу ко мне не ходить и не пытаться со мной встретиться.

Тавита вернулась и лаконично сообщила, что послание передано. Юлиан действительно больше не пытался установить контакт со мной.

Странно, но я не чувствовала себя будущей матерью, вообще не могла осознать того дикого факта, что в моей телесной глубине где-то растет маленький человечек. Никаких специфических симптомов беременности не было. Пока не было. Я продумала план - живот станет заметен только к следующему учебному году. Я просто не буду возвращаться в школу. Маме придется все рассказать, а куда деваться? Останусь у родителей. Со временем поступлю на работу медсестрой, мне дадут квартиру. Буду жить там, в моем родном Бетлехеме, рожу ребенка, буду растить его одна. И главное, таким образом удастся избежать позорного изгнания, стыда - уехала на каникулы, и все.

Собственная судьба волновала меня в наименьшей степени. Так же, как и ребенок. Учиться, правда, не хотелось уже. Чего ради? Зачем мучиться, получая зачеты, готовясь к экзаменам - не все ли теперь равно, как я закончу третий курс?

Вначале прошла колонна девушек-гимнасток. Они были одеты в сверкающие закрытые трико, от шеи до пят, похожие на космические изокостюмы. Несли атласные ленты - голубые, белые и золотые. Время от времени колонна останавливалась и демонстрировала высокий класс - девушки синхронно выполняли сложнейшие упражнения, за пару секунд формировали пирамиды, летящие в воздухе ленты и знамена рисовали фантастические многомерные фигуры.

Вслед за ними двигались дети. Общество "Дети Христа", пятилетки-нулевички с воздушными шарами, с флажками и маленькими плакатами. "Молодежь Христа-Царя", "Святая Марта", "Юные дариты", "Юные крестоносцы", все эти детские организации, которые близки сердцу каждого эдолийца. Конечно же, хавениты - молодые хавены. Я и сама носила когда-то такой красно-белый галстук, задорно выкрикивала наш девиз, размахивала красным знаменем. Столько милых сердцу воспоминаний вызывают в душе эти ребятишки, их горящие глаза, звонкие голоса, поющие хором.

Родина наша поет и славит:

Слава, слава Христу-Царю!

Даже мое измученное, истерзанное и неправое сердце чуть оттаяло. Невозможно было смотреть на этих ребятишек без улыбки. Лишь иногда протыкала душу острая боль, я старалась перетерпеть ее так, чтобы никто не заметил.

За детьми настала очередь молодежных обществ и организаций, высших школ. На Площади святого Квиринуса у Собора тем временем гимнастки уже показывают свое феерическое представление. А на окраинах собираются военные -они завершают шествие. Мимо нас шли технари - Высшая Инженерная школа, потом Школа Авиастроения, две общественных организации - "Молодые дариты" и "Дело Божье". Я сама, помнится, хотела вступить в Дело Божье, но их ближайший филиал далековато от нас, времени нет ездить. За ними шла "Молодая Империя". Белые костюмы и белые платья, золоченые кресты, алые знамена - наши, имперские. В школе учили, в нулевой ступени еще: "Почему наше знамя алое?" - "Потому что на нем - кровь Христа, пролитая за нас в искупление наших грехов". Музыка гремит. Лица сияют. Какие же они все счастливые… Как им хорошо сейчас… даже мне хорошо стало, пусть я умираю, ну и что, какая разница. Это совсем неважно. Моя судьба - все это неважно. Прошла хавенская семинария, ребята в привычных черных сутанах. Школа Театрального Искусства. Педагогическая высшая школа. Наконец, наша очередь настала. Поток захватил меня. Я старалась не отстать от Тавиты. Нас буквально вынесло на середину улицы. Я подняла повыше свою хоругвь с изображением святой Мейди - всучили мне все-таки. Где-то впереди возникла песня. Мне совершенно не хотелось петь, но ритм все же захватил…

Славься, Царица Небесная, славься!

О Мари, сквозь время и битвы

Пусть несут нас твои молитвы,

Ныне и в час кончины,

Моли о нас, грешных, Сына.

И так это было хорошо, петь на несколько голосов, так стройно и дружно мы пели, что даже что-то шевельнулось в моей заиндевевшей душе, и я словно за соломинку ухватилась за эту мысль: о да, святая Мари! Ты-то хоть пожалеешь меня? Я знаю, ты пожалеешь. Ты знаешь, что я не хотела зла! Я, может, и неправа, и погибаю не без вины, но ты-то хоть пожалей меня, ведь ты же можешь просто пожалеть? Ты же мама, ведь мама всегда меня жалела… Мама поймет. И ты пойми, Мари, пожалуйста! Я едва не разревелась. Тут, к счастью, начали другую песню. Вскоре я устала. Шествие длинное - мы кружим по городу, пока дойдем до Собора святого Квиринуса, уже ноги гудят. А в моем положении и совсем плохо. Ослабла я. В глазах рябило от алых знамен, от пестрых хоругвей, в ушах звенело от музыки и песен.

— Крис? - Тавита наклонилась ко мне, - плохо себя чувствуешь?

— Ничего, - выговорила я.

— Ты же можешь уйти… не обязательно ведь.

— Да нет, дойду я, - меня даже участие Тавиты раздражало.

— Дай по крайней мере свою хоругвь, - я с удовольствием отдала святую Мейди и Тавита засуетилась, пристраивая ее кому-то, кажется, Тате из 35й группы.

— Держись за меня, если тяжело.

— Ничего, - пробормотала я. Еще не хватало - опираться на Тавиту. Еще у кого-нибудь вопросы начнутся, что да почему… А Юли, кстати, и нету. Он вообще предпочитает такие мероприятия пропускать. Нашел, как обычно, какой-то предлог. Интересно, что меня уже мало тянет к нему. Все равно, конечно, тянет… Если он бы меня сейчас нашел, извинился, предложил бы выйти замуж - я бы бросилась к нему на шею и разрыдалась. Да что там, даже и без предложения… и без извинения… Если бы только подошел первым!

Но он не подошел. Боится. Повешу ему на шею ребенка, и все такое.

Все равно я его люблю. Любовь, она уму неподвластна. Она все прощает. Но уже теперь так сильно не тянет к нему - привыкла. А может, просто это для меня уже норма- постоянная депрессия, опущенное состояние.

— Крис! Крис!

Я обернулась. Опаньки - да это же Агнес!

И какая она… вся сияет, как потир на Литургии. С каким-то парнем… Я и не видела Агнес среди наших, думала, она уехала куда-то сегодня. Парень - не красавец, ростом не выше Агнес, темненький, остролицый, и на носу очки в тяжелой черной оправе. Сразу всплыл курс офтальмологии - сильный астигматизм, видимо? Или травма была.

— Привет, Крис! - Агнес, белокурая красавица, улыбаясь, подала мне руку, - Как жизнь? Познакомься, это Басиль Лейнрот.

Парнишка стеснительно кивнул мне. Я чуть поклонилась в ответ. Нет, они с Агнес не выглядели подходящей друг другу парой. Слишком уж он тощий, мелкий, затертый какой-то. Застенчивый. Явно не спортсмен. Еще очки эти… Нет, возможно, хороший парень, но рядом с Агнес, которая расцвела, как белая роза…

— Мы помолвлены, - сияя от гордости, добавила Агнес. Я и в самом деле заметила колечко на ее пальце.

— Я тебя не видела с утра, - скованно произнесла я. И тут же подумала - как глупо, ведь это первая фраза, которую я сказала Агнес после нашей смертельной ссоры.

— А я с политехниками сначала пошла, с Басилем. Он на четвертом курсе факультета гравитационных технологий. Между прочим, - добавила подруга, - Басиль работает у самого Риолана, причем Риолан взял его к себе за лучшую реализацию идеи изолирующего поля! Басиль даже не в Анграде учился, а в Роме, а сюда его перевел Риолан.

— Ого! - вырвалось у меня. Я не очень-то понимаю в гравитехнологиях, но про изолирующее поле слышала - это одна из основополагающих технических проблем использования гравиэнергии, она лишь недавно принципиально решена. И кто бы мог подумать, что мальчишка-курсант предложил наилучшую идею ее решения!

— Да перестань, - Басиль дернул Агнес за руку, - ты сейчас из меня тут гения сделаешь.

— Не скромничай. Твоя ведь идея!

— Ну идея… ее же еще разрабатывать надо, мало ли что… думаешь, в технике так все просто - осенило и готово? Я бы сам никогда…

Я во все глаза смотрела на скромного парнишку в очках. Почему мне показалось, что они с Агнес - не пара? Очень даже пара. Подходят друг другу. И он вполне симпатичный. Не обязательно быть красавцем и спортсменом.

Агнеске здорово повезло!

Жених - гений. Сама через годик будет врачом. Они помолвлены, собираются пожениться, у них будут дети. Красавцы и умницы. А если даже астигматизм - через несколько лет это перестанет быть проблемой, офтальмология быстро развивается. Может, и лучше, подумала я, что они расстались с Феликсом. Что ее ждало бы, продолжай она с ним встречаться? Пожалуй, то же, что и меня сейчас…

Я не завидовала, нисколько - я радовалась за Агнеску и любовалась на них, таких красивых, юных, счастливых. Их жизнь только начиналась. У них все впереди. Все счастье, вся жизненная дорога, трудная, но ослепительно прекрасная. У меня - все кончено. Ни профессии, ни семьи. Даже не в том дело, что я никого больше не встречу. Может, кто и снизойдет, женится на брошенной одиночке с ребенком. На грешнице. Только вот хочу ли я этого? Я уже не верю мужчинам. Никого не люблю. Не хочу никакого замужества. И ребенка не хочу. И вообще жить…

Неважно. Хорошо, что хоть кто-то радуется.

Рядом запели гимн на терранском священном языке, и Басиль подхватил неожиданно мощным, густым голосом.

Deo Patri sit Gloria

Eiusque soli Filio

Cum Spiritu Paraclito

In sempiterna saecula.* *Слава Богу-Отцу

Что правит с Сыном

И Духом Утешителем

Во веки вечные

Тавита ушла с девчонками праздновать, у меня же не было ни малейшего настроения. Во время шествия еще ничего - я хотя бы за других радовалась, да и эта счастливая волна всеобщего ликования подхватила меня. Окончательно все испортила Литургия. Мы не попали в Собор, стояли на площади, смотрели службу по огромному видеону. Но пришлось подойти к Причастию, которое раздавали священники на площади. Вся группа была здесь, на меня смотрели, возникли бы вопросы. Я причастилась, естественно, ничего не почувствовала, а вот настроение испортилось.

Глупости все это. Детская игра. Столько взрослых людей занимаются глупостями…

Домой тоже идти не хотелось. Я села на лавочку напротив конвиктуса. Плевать на все. Ничего не хочу. Никого видеть не хочу, и ничего делать.

Может, я и не беременна вовсе? Как хорошо бы, если бы сейчас оказалось, что нет… прости, малыш, я знаю, я не должна так думать. Ведь у тебя никого нет, кроме меня. А я… я так отношусь к тебе! Ну и мать тебе досталась… впрочем, и отец не лучше.

Но если только представить на минуту, что малыша нет. Ну нет, и все. И я бы могла закончить школу, стать врачом…

Так нельзя, нечестно. Он - есть, и нельзя делать вид, что его нет.

— Крис!

Я вздрогнула, как от удара током, и тут же выругала себя, сдерживая колотящееся сердце. Совсем нервы никуда стали.

Это было невозможно, немыслимо, но… Это был он. Юлиан. Любимый. Он уже сидел рядом со мной, совсем близко, его рука уже касалась моей… Я начала плакать. Надо встать, уйти, но как? Как?

— Крис, слышишь?

— Юли… - выговорила я наконец, - ты… иди лучше. Не надо… чтобы нас видели…

— Крис, да плевать на них. Пошли. Пошли со мной!

Его руки бережно и сильно обхватили меня за плечи, подняли. Юлиан. Да что же ты делаешь, ведь ты же себя губишь… Тебе же сейчас ко мне на километр приближаться нельзя.

А у меня уже нет сил тебя оттолкнуть. Надо - и не могу. Надо - ради тебя же. Но я эгоистична, я так хочу купаться в твоем тепле…

— Крис, пойдем… я хочу поговорить с тобой. Ну не обижайся ты на меня, а?

— Куда? Куда мы идем?

— Пошли в спортзал, у меня ключ есть.

В спортзале, конечно, пусто - никто не пойдет в праздник тренироваться. Я думала, мы сядем там где-нибудь и поговорим, но Юлиан сразу повлек меня в кладовку, где в беспорядке свалены маты. Мы бухнулись на эти маты, и Юлиан принялся меня целовать…

Так нельзя, я знаю. Но еще разик, еще один-единственный последний разик. Только побыть с ним, и все. И больше - ничего, никогда. Я объясню ему. Если он не хочет быть со мной, жениться, для него единственный выход - никогда больше со мной не встречаться. Иначе станет ясно, что это его ребенок. И его тоже выгонят из школы.

Я объясню, но еще-то разик можно себе позволить… раз уж мы оказались здесь вдвоем, и никого больше… только не надо меня совсем-то раздевать - мало ли что? Можно же как-нибудь скромно… зачем же трусики…

Как хорошо. Какое счастье - быть с ним. Как я люблю тебя…

Как я могла жить без тебя целый месяц… даже больше. Как?

Я рыдала, уткнувшись ему в грудь, и мне было уже все равно, что юбка и трусики валяются неизвестно где, а блузка расстегнута, мне на все плевать… Никого здесь нет. Это все равно. Юлиан откинулся, отдыхая.

— Юли… слышишь, - прошептала я, - тебе не надо со мной видеться. Я… не обиделась. Не потому, что обиделась. Просто скоро станет все известно… И если мы будем вместе, все поймут, что ты - отец.

Юлиан поднял голову и уставился на меня.

— А так - не поймут? Крис, не говори глупостей. Тебя же допрашивать будут в Дисе.

— Ну и что? Я молчать буду.

— Ага, конечно.

— Конечно. А что? Ну Юли, мы же не в древние времена живем. Не будут же мне суставы выкручивать. А всякие там психологические методы - да чихала я на них.

— Нет, - Юлиан покачал головой, - ерунду болтаешь. Вот что, Крис, нужен другой выход.

Я замерла. Неужели? Неужели это правда, и моему любимому не все равно - ему не плевать, что со мной будет? Неужели он хочет помочь? Может быть… может быть, он сам, наконец,дошел… да, уже поздновато венчаться, через месяц живот уже выпрет. И все-таки… может, закроют глаза?

— Короче, так, - Юлиан говорил, будто рубил, коротко и жестко, - у меня есть знакомый один. Он может сделать операцию. Сделаем под наркозом, не переживай. Никто ничего не узнает…

Все это было таким неожиданным, что до меня не сразу дошло. Какая операция? О чем это он? А когда дошло, ощущение, как при криогенировании, наверное, может быть - от пяток до макушки меня сковало ледяной неподвижностью.

— Т-ты… т-ты что имеешь в в-виду? Т-ты…

— Плод надо убрать, - пояснил Юлиан.

— У… убить?

Сразу резко заболел живот. Самовнушение? Я положила руку ниже пупка, словно успокаивая ребенка.

— Ты что, с ума сошел? - мне даже смешно стало. Ничего себе идеи бывают у людей.

Но Юлиан начал вполне всерьез эту свою идею обосновывать. Почему двое взрослых людей должны ломать себе жизнь из-за какого-то еще не существующего, еще не мыслящего комочка плоти? По сути, это еще не ребенок, это часть моего тела. Можно это рассматривать как опухоль. Опухоль надо просто удалить, и все будет хорошо. Правильно я говорю?

— Нет, - я помотала головой, - нет, конечно.

— Но почему? - удивленно спросил Юлиан.

— Да не знаю… какая опухоль? У него уже ручки-ножки есть. Он ведь живой! Да и вообще… ну что ты говоришь такое? Какой же это выход? Нет, Юлиан, не хочу я так…

— Ну милая, - пробормотал Юлиан, и его губы снова впились в мои. Я покорно отвечала на поцелуй, хотя внутри у меня творилось уже не-пойми-что. Я даже всерьез воспринять не могла его слова. О чем он? Он ведь не убийца, нормальный человек. Наверное, это шутка такая… или он решил меня проверить? Или что? Юлиан снова со страстью потянулся ко мне, я обхватила его ноги своими… На краю сознания возник какой-то шум, но это неважно, это мне, наверное, кажется. Внезапно Юлиан отскочил от меня. Отскочил, стало холодно, и одновременно я разобрала наконец шум - там, снаружи, кто-то говорил бодрым голосом.

— А мы пока можем в кладовку составить, а завтра… - и дверь распахнулась.

В следующий миг я с ужасом осознала, что лежу - нет, уже сижу, сжавшись в комочек, почти совершенно голая, на холодном мате, а рядом, в расстегнутых штанах, Юлиан… и на всю эту картину с ужасом и гадливостью какой-то смотрит наш староста, четверокурсник, председатель общины Дела Божьего Титус Клатао.

В руке у него - большое деревянное Распятие на древке. И еще рядом толпятся какие-то люди, и у них тоже хоругви, кресты и знамена в руках - видимо, после шествия хотели составить сюда, в кладовку. До завтра.

— Одевайтесь, - надтреснутым голосом произнес Клатао, шагнул назад и захлопнул дверь.

Я поползла искать свои трусики. Мы с Юлианом больше друг на друга не смотрели.

Никогда не думала, что дойду до такого. Что мне придется сидеть в холодном кабинете, перед столом, на табуретке, прикрученной к полу. Под темным огромным Распятием. Как в кино про шпионов. Я заплакала очередной раз.

Твилл, следовательница отдела нравственного надзора Инквизиции, нервно вздохнула и протянула мне платок.

— Перестаньте плакать, Дейлори. Вам нужно о ребенке думать. Не беспокойтесь. Ничего страшного вам не грозит.

Я высморкалась и протянула.

— Да-а… из школы-то выгонят.

— Ну это дело администрации школы, - открестилась Твилл, - нас это не касается. Во всяком случае, вам сейчас надо думать не о школе, а о том, чтобы благополучно родить ребенка и выкормить его. В тех условиях, в которых вы оказались. Не думайте о своих ошибках. Их, конечно, повторять не стоит. Но сейчас не надо переживать о прошлом, надо думать о том, что предстоит.

Слова эти были правильными и, как ни странно, успокаивали.

— Я поеду к маме в Бетлехем, - сказала я.

— Вот правильно, - согласилась инквизиторша, - может быть, вы водички хотите? Или лучше я вам соку налью.

Она протянула мне стакан с апельсиновым соком. Я поднесла его к губам и тут меня разобрала истерика - Матерь Божья!… зверский допрос в инквизиции. Осталось только, чтобы она мне собственноручно сопли вытерла. Я нервно фыркнула прямо в сок, расплескав его, конечно, себе на колени.

— Не надо нервничать, Дейлори, - повторила Твилл, - ну и все-таки хотелось бы от вас услышать - как у вас это получилось с Неем?

— Я уже все рассказала, - я поставила стакан ей на стол.

— Понимаете, - сказала Твилл, глядя на меня в упор, - проблема здесь вот в чем. Мы все - и вы тоже - заинтересованы в наиболее точном знании подробностей. Вы оба согрешили, это несомненно. Но… как говорят, знаете, такая шуточка есть - есть нюансы. У вас будет ребенок от этого человека. Как бы то ни было, и мы, и вы должны знать правду…

— Я рассказала правду.

Я и в самом деле рассказала. Не все, конечно. Если бы я упомянула о его последнем предложении (а ведь он это всерьез! Совершенно всерьез предлагал!), неприятности Юлиана далеко вышли бы за рамки простого пресечения безнравственности.

Инквизиция взялась бы за него как следует, выявила бы того самого знакомого, а ведь еще неизвестно, не делал ли тот знакомый уже раньше этих "операций"?! А со стороны Юли это - подстрекательство к убийству… сколько там дают за подстрекательство?

— То есть вы хотите сказать, что Ней не знал о вашей беременности?

— Не знал. Я не стала ему ничего говорить.

Почему-то очень не хотелось, чтобы они думали, что Юлиан поступил подло…

— Но вы же действовали себе во вред, Дейлори, неужели вы этого не понимали? Если бы вы сказали ему, можно было бы даже скрыть факт прелюбодеяния. Просто обвенчались бы. Я не имею права такое говорить, но… как женщина, я могу вас понять. Почему же вы не сказали ему?

— Ну… я думала, как-нибудь. Мы перестанем встречаться… и…

— Но вы же опять встретились?

— Да… я не выдержала…

— Или он соблазнил вас? Дейлори, вы подумайте хорошо. Ведь администрация школы, учитывая вашу блестящую успеваемость, может дать вам всего лишь отсрочку… Года на три. Ну поймите, ведь мы не изверги, чтобы резать всех без разбора. Может оказаться, что вы - просто жертва. Вас соблазнили. Если каждой молоденькой девчонке, которой опытный соблазнитель вскружил голову, ломать жизнь…

— Да он не опытный… - пролепетала я.

Ага. Мне, может быть, дадут всего лишь отсрочку. А вот его, если он такой "опытный соблазнитель", вообще могут закатать на год исправительных работ. И как я буду жить после этого?

— Ладно, - вздохнула Твилл, - я уже вам все объяснила. Вы взрослый человек, Дейлори. Вам уже 20 лет. Вы должны понимать последствия своих поступков. Теперь - не рассматривайте это как попытку на вас надавить… Просто я хочу, чисто по-женски хочу, чтобы вы знали, с кем имеете дело.

Она нажала что-то на своей планшетке, и на стенном видеоне появилось изображение.

— Это запись сегодняшнего допроса Нея, - пояснила Твилл. В самом деле, там сидел Юлиан. Только не на табуретке - в кресле. Зафиксированный зажимами, как при амбулаторной операции какой-нибудь.

— Да как вам сказать… - неторопливо говорил он, - в общем, она начала приставать ко мне еще осенью. Просто вешалась на шею. Ну… я тоже не могу, я же живой человек. Я уже от нее бегал, бегал… Ребят просил, чтобы предупреждали, если она возле конвиктуса появится. Специально ночевал в морфокорпусе. На Рождество даже сбежал в парусный клуб, потому что знал - она точно будет приставать, если останусь…

Меня мелко затрясло, я расширенными глазами смотрела на экран.

— На Валентина она меня уже конкретно соблазнила. Завела в комнату и начала возбуждать… ну… рукой. Я уже ничего не мог сделать. Это у меня первый раз в жизни. Я бы ничего не смог, но она оказалась не девочкой…

— Нет!!! - мой голос взвился до визга. Твилл оказалась рядом со мной и обняла меня за плечи.

— Он врет!!! Он…

— Я знаю, - непривычно мягко сказала следовательница.

— Она говорила, у нее до меня уже был не один…

Я рыдала и дергалась в руках Твилл. Она быстро погасила видеон с пульта, потом взяла платок и вытерла мне нос.

— Успокойся… перестань, Кристиана. На, выпей.

Мои зубы застучали о край стакана.

— Он тоже утверждает, что ничего не знает о твоей беременности. Сомневается, что это его ребенок.

— Его, - прошептала я.

— Я просто хочу, чтобы ты знала, - твердо сказала Твилл, - это ничего не меняет. Не думай, что кто-то поверит тому, что Ней говорит. Мы не идиоты, пойми. Просто так оговорить человека в наше время, слава Богу, практически невозможно. В его показаниях масса противоречий. К тому же мы поговорили со свидетелями - его соседи по комнате, твои соседки, вахтеры конвиктусов. То, что он лжет, для нас очевидно. И он лжет с целью обелить себя и обеспечить себе статус невинно совращенного и сохранить место в Школе.

— У меня никого не было… до него, - прошептала я, - и я… была девочкой.

Твилл кивнула.

— Это неважно, Дейлори. Я показала вам эту запись с единственной целью - на всякий случай, чтобы вы знали, что это за человек.

Она поднялась.

— Посидите здесь немного. Скоро я вам выпишу пропуск, и вы пойдете домой. Мне надо уладить кое-что.

Я не могла больше ни о чем думать.

Боже, Боже, за что же Ты так наказываешь меня? Почему все так? Почему? Да нет, я знаю, что виновата… прелюбодеяние. Заповедь нарушена. Но неужели же это такой страшный грех, в наше-то время… Почему же я этого не чувствую? Я хотела любви. Только любви. Я готова была все отдать ради любимого… Чувство острой несправедливости - откуда оно?

Дверь открылась. Я не обернулась - ясно, это Твилл. Сейчас мне выпишут пропуск и отпустят домой. Легко отделалась, всего один допрос… Вошедший остановился напротив меня. Нет, не Твилл… Я подняла голову. И с содроганием узнала Йэна.

Он был в полевой дисовской форме, серой, с нашитыми на воротник крестиками.

И он смотрел на меня. Уничтоженную, раздавленную… ну зачем, зачем он приперся сюда? Это не его отдел, он контрразведчик. Неужели приятно видеть мой позор?

Йэн сел. Не за стол, но и не слишком близко ко мне. Взял вторую табуретку и поставил у другого края стала. Его табуретка была чуть ниже моей, высокой, и теперь мы находились на одном уровне.

— Крис… - тихо сказал он.

Я зло посмотрела на него.

— Крис…

— Ну что?!

Я сама поразилась своей вспышке. Да, я злилась на него - но чтобы вот так? Я ведь и вообще спокойная, у меня за всю жизнь не было ни одной истерики. Я скорее буду тихо плакать в углу, если что. А тут… как будто все мое чувство несправедливости, все желание отомстить кому-то неведомому, наконец нашли свой выход - нашли того, кто виноват во всем… хотя это и чушь…

— Что?! - закричала я на него, - тебе так интересно, да? Да, я вот такая!!! Вот такая!!! Я блудница! Вот полюбуйся, пожалуйста!!! Приперся, смотри! Хочешь, стриптиз тут тебе устрою? Я могу!

— Крис, - сказал он тверже, и я замолчала, с ненавистью глядя на бывшего жениха.

Еще только не хватает, чтобы он начал наливать мне сок и вытирать сопли.

— Крис, ты меня прости, - сказал он, - я и на самом деле виноват перед тобой.

Он помолчал.

— Прости меня, если сможешь, ладно? И… не говори такого о себе. Ты очень хорошая, Крис. Ты самая лучшая. Я… я тебя очень люблю, - его голос сорвался в шепот, - Ты… очень чистая, очень светлая. Ты прости, что я пришел сейчас, сюда… Просто это последняя, может быть, возможность тебя увидеть. Ты же не хотела меня видеть… А тут… да, я воспользовался. Извини. Если ты хочешь, я сейчас же уйду.

Я молчала. И он продолжил.

— Крис, ты меня прости… я оказался слишком слабым. Я… тебя бросил. Теперь тебе плохо… ты слишком чистая для этого мира. Слишком хорошая. Такие, как ты… с такими обязательно что-нибудь случается. Если это на войне, то они обязательно первыми гибнут. Здесь… с тобой вот такое случилось. Я хотел… знаешь, когда я тебя первый раз там увидел, я это сразу понял. Понял, что ты для этого мира слишком хорошая. Я такие глаза только один раз видел… у одного парня. В Кари. Его потом шерги схватили. Я подумал, что может быть… я недостоин тебя, это понятно. Ну кто я такой, обыкновенный вояка, только убивать и умею. Но может быть, по крайней мере, я смогу тебя защитить. Чтобы с тобой ничего такого не случилось. Я только поэтому и рискнул вообще… ну за тобой ухаживать, и все. И потом… я виноват во всем.

— Да ты что, - сказала я наконец, - в чем же ты виноват?

В груди клокотало. Господи, ну почему так? Почему я полюбила сволочь и предателя? А этого человека… хорошего, настоящего человека - я не люблю… да, все-таки не люблю. Разве можно это сравнить с моими чувствами к Юлиану?

— Это же я тебя бросила.

— Да, но… - Йэн не договорил, - знаешь, Крис, это честно… ты меня прости, что я в такой обстановке, так нельзя, конечно. Но ты потом уедешь. Знаешь что, Крис? Ведь еще не поздно. Ты… - он напрягся, отвел глаза и выговорил, - может, выйдешь за меня замуж? Ребенка я усыновлю.

Я молчала, пораженная в самое сердце.

— Я знаю… ты плохо относишься к моей работе. Но ведь работа ни при чем… Мы будем просто жить с тобой. Я ведь… я люблю тебя, Крис.

— Работа ни при чем, - повторила я эхом. И в самом деле, мне сейчас все эти заморочки такой чушью казались. Убийца… инквизитор. Ну и что?

— Йэн, да зачем я тебе сдалась? Из школы меня выгонят…

— Ну и что, какая разница?

Мы оба молчали. Глядели в пол. А ведь он прав. Как хорошо было бы. Плюнуть на них на всех. Ну не буду я врачом… это уже неизбежно. Зато будет нормальная семья. Много детей. Будем в парк ходить по воскресеньям. Я буду гордиться, а не стыдиться себя самой. Ходить не в одиночестве, таясь от людей, пряча своего малыша, а с гордостью вышагивать рядом с высоким красавцем в престижной дисовской форме. Он меня любит. Понимает. Конечно, обстановка и вправду аховая, получается, я кидаюсь в его объятия от безысходности. Унизительно для меня как-то. Но… давай уж честно? Йэн - последний человек, который мне когда-либо это припомнит. Наоборот, вот сидит и смотрит на меня так, как будто от моего слова зависит вся его судьба. Просто уже из милосердия к нему нельзя отказывать…

— Йэн… ты хороший, - выговорила я с трудом.

— Я плохой, но это неважно…

— Ты мне правда веришь? Веришь, что я…

— Я видел запись допроса этого твоего… Крис. Я верю в то, что ты полюбила этого человека. Что он воспользовался этим и соблазнил тебя. Что он отлично знал о твоей беременности, но не подумал взять на себя ответственность. Я не только верю, но знаю, потому что наши все это установили. Крис, ну ты знаешь, это все такая пыль… такая дрянь. Просто самые чистые и невинные, как ты, не способны противостоять… таким вот…

Я вздохнула.

— Нет, Йэн. Не такая уж я чистая и невинная… зря ты так обо мне.

— А я верю, - сказал он упрямо, - верю, что ты такая.

— Йэн… ты вот говоришь обо мне так много хорошего… ведь разочарование будет. Пойми… это я виновата. Перед тобой. И вообще. Знаешь… разбитую вазу уже не склеить. Все равно трещины останутся. Девчонок хороших много. Ну что тебе именно я…

Я едва удержалась, чтобы не разреветься. Удержала меня именно мысль, что ведь Йэн обязательно кинется утешать…

Да, все это очень хорошо. Очень правильно и красиво. Выйти замуж. Наплевать на всех. Йэн не обидит.

Только вот одна загвоздка - врать ему я не могу.

Я все еще люблю Юли.

И даже, может быть, дело не в чувствах. Не в любви там какой-то. Юли ведь тоже со мной теперь не будет. Зачем я ему… была развлечением, теперь я уеду, и все. Мне так и так придется его забыть.

Дело в том, что никак я не могу разделить настроения Йэна в отношении Юли. Муж и жена - единое целое. А если так, то придется рассказать всю правду. Не могу я лгать своему мужу. Священнику уже лгала, было дело, точнее - замалчивала правду. Но мужу… не смогу никак. И тогда надо рассказать про предложение Юли. Со всеми вытекающими для него последствиями.

А я ведь люблю его, козла и идиота. Да, он поступил ужасно. Он оболгал меня. Да и это предложение убить ребенка… его же ребенка! Это, пожалуй, еще хуже убийств, который Йэн совершал на войне. Но… мое сознание раздвоилось. С одной стороны, я констатировала факт мысленно - да, Юли подлец, лгун и негодяй. По крайней мере, поступает как подлец. С другой… я почему-то уверена, что внутри он хороший. Настоящий. Добрый. Он ведь очень добрый. Он умеет любить. Такой ласковый. Так матери любят своих детей, даже если дети становятся подлецами. Так же вот и я к Юли… что бы он ни сделал - я все прощу. Даже если он негодяй, шпион и убийца - я все равно буду с ним. Потому что люблю. А раз любишь - то веришь в хорошее, что бы человек ни сотворил.

А Йэна - нет. Так я его не люблю. Я восхищаюсь им, он хороший человек, да. Но…

Это будет просто нечестно - по отношению к нему же.

— Йэн, прости, - сказала я, - Нет. Я не могу за тебя замуж. Я… я все равно люблю Юлиана.

Я получила в деканате справку об окончании трех курсов высшей школы. С этой справкой можно будет устроиться медсестрой. Тоже не так уж плохо. Мне сейчас не о том надо думать. О ребенке.

Это будет девочка. В последний раз уже уверенно сказали - дочка.

Я отправилась собирать вещи - пока нет Тавиты и Вики. Девчонки на лекциях. Конечно, прощаться с ними и все такое - это неизбежно. Но хоть собраться спокойно. Тавита вчера белугой ревела. Как будто без нее не тошно.

Хотя теперь мне уже было почти все равно. Не так уж все важно. Выгнали - ну и что. Видно, гормоны уже вовсю начали действовать. Я думала о дочке. Как назову… Может быть, Софи, в честь моей мамы? Или Мейди… Нет, Мейди - покровительница врачей. Почему-то упорно лезло имя Элис. Не знаю, почему. Сама удивляюсь. Никогда оно мне особенно не нравилось. Да и история святой Элисабет из Евангелия никогда уж так особенно меня не трогала.

Я сняла со стены Распятие, стала заворачивать его в ткань. По крайней мере, теперь можно не лгать. Нормально исповедоваться и причащаться. К отцу Тимо я не решусь пойти - это признаваться в своей лжи… я на глаза-то ему боялась попасть. Там, в Бетлехеме, схожу к приходскому священнику. Может, к отцу Маркусу, он меня крестил, помнит с малолетства.

В дверь постучали.

— Да! - крикнула я. Обернулась. Застыла. На пороге стоял Юлиан.

— Можно? - тихо спросил он.

Бледное, какое-то очень серьезное лицо. Нашлепка лейкопластыря на локтевом сгибе.

— Заходи, - сказала я равнодушно.

— Собираешься? - спросил он, кивнув на мой открытый чемодан.

— Да. А ты - нет?

— Я уже собрал вещи… куда едешь-то?

— В Бетлехем. К маме.

Я стала складывать свою куртку. Юлиан сидел у стола. Молчал непривычно.

— Тебя там… не сильно мучили? - спросил он осторожно.

— Да нет, - я не удержалась от ехидства, - хотя ты сделал все возможное для этого.

— Крис…

— Я видела запись твоего допроса.

— Крис, ну не строй дурочку, а? Да, я постарался представить все так, как выгодно нам обоим. Красиво все бывает только в кино.

— Нам обоим?

— Да, нам обоим. Нам обоим выгоднее было бы, если бы меня не поперли из школы. А тебе все равно ничего не было бы. Беременных запрещено допрашивать с применением спецметодов. У них с этим строго.

— Да, они ничего такого не применяли.

— Я просто хотел сделать так, чтобы всем было лучше. Ты что, всерьез все это восприняла? Иногда надо и соврать, для дела.

— Может быть, - равнодушно сказала я.

— Ну не обижайся…

— Да не обижаюсь я, с чего ты взял? Мне все равно.

— Крис… -он помолчал, - я знаешь что хотел сказать? Зачем тебе ехать в Бетлехем?

— А куда? Есть другие предложения?

— Да, есть, - он встал, подошел ко мне, - поедем лучше в Эфес?

— Это еще почему?

— Ну… я из Эфеса родом. Будем там жить. Поженимся.

Куртка выпала из моих рук.

— Юли…

Он обнял меня. Я уткнулась лицом ему в грудь и зарыдала.

— Юли, как же мы жить будем?

КРЕСТ ИМПЕРИИ. ЧАСТЬ 2.

ЧАСТЬ 2.

Год от Рождества Христова 982

Год Основы 4192

Априллис/Сезон Рош

Анграда.

"Архиепископ Салейра провел вчера рабочую встречу с Императором. Вэйн IV отметил несомненно живительное воздействие последних решений Ордена на внешнюю политику нашей страны. Так, например, энциклика хавенской Комиссии по государственным вопросам "Опус Каритатис" открывает серьезные возможности для Диаконии Внешних Сношений по работе в тех странах, установление дипломатических отношений с которыми пока не удается…"

Я краем глаза наблюдал за архиепископом на экране видеона. Салейра сдал в последнее время. А кого Орден поставит ему на смену? Неужели выберут Тиссе, он молод и энергичен, но его политика… не уверен, что она будет успешной. Впрочем, об этом рано думать. Салейра стар, но относительно здоров. Для своих восьмидесяти. Он выдержит еще какое-то время. Должен выдержать. Положение Эдоли сейчас не самое легкое. Да и Вэйн артачится. Все дело в том, что император - терциарий, вроде меня, он не монах-хавен. Мирские дела ему, в общем, ближе, чем дела Ордена. Он поддерживает власть диаконий, профессионалов - против духовной, всегда, когда возникает противостояние. С моей точки зрения, назначение Вейна было ошибкой Ордена. Даже в дохристианские времена Империей правили только хавены. Наша страна не может жить иначе… Все эти мысли скакали по поверхности моего сознания, привычно уже, Тата тарахтела клавиатурой, сосредоточенно уставясь в монитор. Интересно, где шеф? Обычно если уж он вызывает, то ждать не приходится. Наконец дверь открылась. Я встал, слегка поклонившись.

— А, Савинта, извините. Меня срочно вызвали к внешникам. Заходите, пожалуйста.

Я вошел вслед за ним и прикрыл дверь. Шеф привычно перекрестился на Распятие, я сделал то же самое.

— Садитесь, Савинта. Значит, с Белыми Целителями покончено?

— Да, вчера я передал дело в суд.

— Но компромата немного, нет? Я имею в виду - помимо самой запрещенной деятельности?

— Компромата немного. Доказано шарлатанство. Мы зафиксировали три отказа их пациентов от помощи официальной медицины. В одном случае наступили тяжкие последствия.

— Да-да, припоминаю - та девочка…

— С врожденным иммунодефицитом. Мать попыталась лечить ее у Белых Целителей, они применяли энергетический массаж и магию. Результат, конечно, нулевой. Вообще надо сказать, совершенно неэффективные целители на этот раз попались. В других случаях хоть иногда излечение наступает. У девочки в результате - тяжелая остеосаркома.

— Ну это тянет минимум на пять лет, в совокупности с собственно магией…

Я пожал плечами.

— Это решит суд.

— А что у вас с той ведьмой? Как ее - Милина?

— С ней заканчивает Бен. Там, похоже, ничего доказать не удастся, последствий нет. Только занятия магией, привороты и прочее - она это и сама признает.

— А насчет следа биргенов - не копали?

— Там, похоже, чисто, - ответил я. Шеф все еще верит в биргенов - я лично нет. Биргены - это далекое прошлое. Хотя, конечно, кто-то инициирует всех этих ведьм и колдунов, передает традиции. Ведь самому человеку не придет в голову заняться колдовством. Взять ту же Милину, я ее допрашивал - нормальная женщина, училась в обычной школе, по профессии дизайнер. Даже христианка, справка из прихода имеется. Откуда бы у нее взялись все эти идеи? То есть я, конечно, выяснил, откуда - но цепочку за давностью уже не проследить. Она уже лет пятнадцать в одиночку работает.

Но особого видимого вреда не принесла. Обычная шарлатанка. Или последствия нам не удалось обнаружить. Получит свой стандартный год исправительных работ, и все дела. Плюс покаяние в собственном приходе, конечно. Это уже добровольно - но я не думаю, что она добровольно пойдет каяться.

— Ну хорошо, - Лавен достал из ящика стола пластиковую папку с грифом, - а это вам новенькое… отдохнуть, к сожалению, не получится. Файл с содержанием я уже кинул вам на диск. Здесь - бумага.

Я принял папку и кивнул, глядя на шефа.

— Дело несложное, - сказал он, - банальщина. Самоубийство. В наш отдел передали по заявлению матери. Там, в папке. Я думаю, справитесь быстро…

— Сделаем, - ответил я.

— Ну и что я еще хотел сказать… Йэн, в субботу мы отмечаем - помнишь что? Тебя ждать?

Я улыбнулся.

— Да, конечно. К девятым примерно?

— Да, где-то так.

Дело выглядело действительно банальным. Все мои были в разгоне - Бен заканчивал с Белыми Целителями, Эннию я послал на инспекцию, а брат Климент торчал на курсах, которые нам так некстати навязали. Я тщательно просмотрел файл и бумажные документы - они сводились к единственному заявлению матери умершего, а также весьма неподробному дневнику парня, который мать приложила к письму.

Значит так. Игнатис Лойра, 24 лет, профессия - инженер-гидравлик, церковь не посещал с момента окончания Высшей Политехнической школы. Аттестации по работе - весьма положительные. Девушки, судя по всему, не было. Алкоголизм, наркомания - никаких признаков. Психически здоров. Хобби - альтернативные оздоровительные системы (ну да - это наш человек). Например, занимался лечебным голоданием, гимнастикой по системе Медара, читал джангарские рукописи. В свободное время встречался с друзьями (характеристики друзей - ничего уж очень подозрительного, хотя зацепки есть). Самоубийство - по крайней мере создается такое впечатление - совершилось внезапно. Как гром среди ясного неба. В личной жизни неприятностей не было, в профессиональной - только что признали мелкое изобретение, предложенное им, и поощрили внесением в личное дело. Никаких особенных событий не происходило. Депрессии не отмечалось - месяц назад прошел медико-психологическую диспансеризацию, родные и друзья падения настроения не замечали. Просто внезапно человек выпил в одиночку бутылку грапса и решил, что дальше жить не стоит. Залез в ванну и джангарским декоративным клинком вскрыл себе вены.

Ну что ж, бывает и такое.

Парень жил один, в однокомнатном блоке. С матерью последний раз виделся за три дня до смерти. Заподозрить ничего было нельзя.

Мать (Тиэла Лойра, 48 лет, оператор автоматической линии) предполагает, что гибель сына была спровоцирована. В доказательство она приводит его дневник, где есть записи, лично ей непонятные. Просит Инквизицию разобраться…

Я просмотрел дневник. Собственно, не дневник даже - сборник записей. Не знаю, как мать погибшего, а я лично половину записей там не понял. Писал парень довольно редко. Разными стильями. Часть, видимо, деловые пометки - "9к.Пл.Мира,Ал.", "Взять 2б.мол,1хл.,сыр ден.", "Спр.насч.покрытия пресса". Изречения, в основном джангарские сентенции: "Умные не бывают учены; ученые не бывают умны", "Мудрец избегает всякой крайности", "Побеждающий других силен, а побеждающий себя самого себя могуществен", "Причина того, что трудно управлять народом, заключается в том, что народ просвещается и в нем много умных". Кое-где попадались четверостишия и цитаты. И собственно, краткие дневниковые записи. "Были у А., смотрели записи по вэльскому искусству, заинтересовали медитативные круги. А. утверждает, что это заимствование у хавенов". "Плавал вчера в бухте, 6 км - теряю форму". "Небо очень чистое, облако необычной формы, бело-синее, словно крест и кольцо вокруг верхней перекладины. Крест неровный, но все равно". Весь дневник был выдержан примерно в таком духе.

Последние записи мне и самому показались странными. Совершенно чистая страница, и на ней три одинаковые надписи разными чернилами, причем почерк все хуже и хуже.

"Я должен сделать это.

Я должен сделать это.

Я должен сделать это"

Очевидно, что надписи делались не одновременно, а в разное время, в разном душевном состоянии. Отдам, конечно, графологам, но это и мне видно.

А перед тем на странице - почему-то пустой, и почему-то в самом центре - стояло следующее:

"Спящий проснулся".

В общем, конечно, Тиэла Лойра обратилась по верному адресу. Увидев такие записи, я бы и сам взялся за проверку.

На обыск мы поехали с Беном. Комната погибшего была опечатана. Местный дектор Легиона пропустил нас в блок.

— Здесь ничего не трогали, - пояснил он, - но вынесли тело и убрали ванную.

Ну что ж, рассчитывать на то, что удастся осмотреть труп и место происшествия - конечно, бессмысленно. Прошло уже два дня. Хорошо, что еще комнату не распотрошили. С результатами судмедэксперта я уже ознакомился - вскрыты вены, смерть от кровопотери, умеренное алкогольное опьянение, больше ничего не обнаружено.

Игнатис Лойра уже и по дневнику показался мне личностью незаурядной. Жилище подтверждало это впечатление. Две джангарские маски на стенах - кажется, изображения духов Нижнего Мира. Библиотека - много поэзии, хавены, 2й век, переводные романы в стиле "текучего реализма", несколько самиздатовских аккуратно переплетенных пособий на темы лечебного голодания, гимнастики, аутотренинга. Кровати в комнате нет, парень спал на циновке. Техники - тоже нет. Никакой. Даже самого заурядного циллоса. Даже стационарного дискона. Курительная чаша, в ней две трубки. Странно, не мог же он курить при всем этом. Пепла в чаше нет, видимо, вещь декоративная. На одной из стен - объемная картина - пейзаж. Водопад, джунгли, косо падающие лучи солнца. Очень приятная вещь. Я просмотрел ящики письменного стола. Несколько дневников, похожих на тот, что уже приложен к делу. Записи, похоже, рабочие, что-то о гидравлике, формулы. Все - от руки. Очень полезная вещь - адресная книжка. Тетради, вроде бы, еще школьных времен. Перепечатки по оздоровительным системам. Все это я аккуратно уложил в кейс - посмотрим потом более тщательно. Бен тем временем занимался планомерным обыском. Вряд ли, конечно, что-то удастся найти, но сделать надо.

— Йэн, тут записочка…

Он протянул мне клочок бумаги.

— В кармане куртки. Похоже, что свежий.

На клочке был записан адрес "Ренка 26-512". Я кивнул и убрал записку.

— Хорошо. Если еще что-то подобное - тоже давай.

Лойра был аккуратным человеком. Даже исключительно аккуратным. Ничего лишнего - ни в карманах, ни в ящиках. По ходу обыска, как это обычно и случается, сформировалось у меня представление о характере погибшего, тем более, с такими подопечными нам уже приходилось иметь дело. Многие поборники альтернативных оздоровительных систем отличаются особой, почти маниакальной любовью к самому себе, собственному телу, душе и желаниям. Тело холят, воспитывают и формируют, изменяют в соответствии с собственными представлениями об идеале. Такие люди готовы совершать аскетические подвиги, но целью этих подвигов является - совершенство тела. Эти люди почти всегда аккуратны, вокруг них чистота и благоухание. Они никогда не едят на ходу, даже в полном одиночестве всегда накрывают на стол, аккуратно нарезают продукты и раскладывают по тарелочкам. Что полезно для нас - рядом с ними не бывает лишних и случайно завалявшихся вещей, клочков бумаги, мусора.

Только одно меня смущало во всем этом. До сих пор ни разу не приходилось слышать, чтобы такой человек - и вдруг покончил с собой. Мало того, весь психологический облик Лойры говорил о невозможности такого исхода.

— Адреса, - сказал я Бену, - все как обычно сделаешь, хорошо?

— Есть, - ответил Бен, - скопирую. А ты уходишь уже, что ли?

— Да, я назначил встречу.

Я оставил Бена заканчивать обыск и отправился на заранее условленную встречу с матерью Лойры.

Можно было, конечно, вызвать женщину в ДИС, можно, но глупо - это привлечет внимание предполагаемых убийц ее сына. Пусть они ничего не подозревают… до поры до времени.

Я ожидал Тиэлу Лойра в мензе ее родного завода металлоконструкций. Заодно взял себе перекусить кое-чего. Желудок о себе напомнил, время уже за шестые перешло. В отличие от нормальных работников, у нас нет фиксированного перерыва на обед, и я, к примеру, об этой процедуре иногда забываю. Пока не засосет под ложечкой. Не слишком хорошо, конечно, встречать убитую горем женщину с полной тарелкой супа, поэтому я взял безалкогольного пива и здоровенный олло с мясом, причем почти весь пирог успел уничтожить до того, как Лойра подошла к моему столику.

Она была невысокая, темноглазая, кожа лица словно выскоблена и только что промыта слезами. Изящная, хрупкая женщина. Губы плотно сжаты.

— Садитесь пожалуйста, - я вскочил, поклонился, - вы ведь товарищ Лойра?

— Да, - она села. Глаза колыхнули темным пламенем, - вы из Инквизиции?

— Да, я из отдела магии и оккультизма, старший инквизитор, меня зовут Йэн Савинта. Мы начали расследование по вашему заявлению. Простите, товарищ, может быть, я принесу вам что-нибудь выпить?

Женщина стесненно пожала плечами.

— Минералки…

Я сбегал за водой, поставил перед ней стакан.

— Игги… я просто не могла предположить. Вы знаете, он был всегда таким… - ее плечи дрогнули, - таким здравомыслящим… спокойным.

— А в последнее время вы не замечали никаких изменений? - спросил я, - последний раз вы видели его за три дня до происшествия…

Лойра задумалась.

— В общем, вы знаете - да. Вот сейчас, когда я думаю об этом, я вспоминаю, что он действительно изменился. Но тогда я ничего особенного не заподозрила…

— То есть это не очень бросалось в глаза?

— Нет, бросалось… Но не настолько, чтобы я встревожилась. Он выглядел очень возбужденным. Зашел ко мне, чтобы починить гардину, мой муж сейчас в командировке, месяц уже, вот я и попросила Игги… У него блестели глаза, знаете, как бывает, когда человек слегка выпил. Но я не стала спрашивать, что и как. Он двигался очень быстро, не так, как всегда. И еще знаете, он… он обычно очень аккуратный, если уж делает работу, то без малейшего изъяна. Такой стиль. Он лучше сделает медленно, но так, что комар носа не подточит. А тут… На окне наляпал клей, саму палку небрежно поставил. Ну не страшно, но во всяком случае, я отметила, что это не как всегда.

— Говорил что-нибудь?

— Говорил… ерунду какую-то. Вообще тоже - много болтал, больше, чем обычно. Рекомендовал мне для поясницы какие-то упражнения. Настойчиво так… Он всегда старается нас уговорить, чтобы мы увлекались всей этой ерундой. Но в этот раз он прямо давил и был недоволен, что я его не слушаю. А так… ничего нового не сказал.

Я кивнул.

— И вот еще вопрос, товарищ - ваш муж, это отец Игнатия?

— Да.

— Где он сейчас и как долго еще будет отсутствовать?

— Он в загранкомандировке, в Траинне. Еще две недели. Но он… они не были близки с Игги. Практически он не знает ничего, что не знала бы я. Они с самой школы с Игги почти не разговаривали. Видите ли, мой муж… он ревностный христианин, а Игги…

— Игнатий не посещал церковь после окончания Политехники?

— Нет. Он, знаете… был равнодушен. Как-то сказал - "Зачем нужны все эти обряды? Бог либо есть в душе, либо его нет". Мы, конечно, с отцом старались его убедить… Но ересями он тоже не увлекался…

— Я и не предполагаю такого. Просто это важно, в некотором смысле, - заверил я женщину, - сейчас для нас уже не имеет значения, во что верил ваш сын. Он пострадал, и наше дело - разобраться и все выяснить, и если есть виновные - наказать.

Лойра энергично кивнула, доверчиво взглянув на меня. Ей была близка такая постановка вопроса.

— Ну а по поводу его друзей вы что-нибудь можете сказать? С кем он был особенно близок? Подозреваете кого-то?

— Подозреваю - да нет. Я знаю его друзей. Все вполне нормальные, здравомыслящие люди. Никаких завихов… Пожалуй, чаще всего он встречался с тремя… нет, еще женщина…

— Женщина? У них что-то было?

— Нет-нет, - Лойра покачала головой, - это Терри… Терри…

— Терри Вайга? - разумеется, я использовал меморику и запомнил все содержание записной книжки пострадавшего. Это бывает полезно, вот как сейчас - женщина с удивлением взглянула на меня.

— Да, Терри Вайга. Вы ее…

— Я видел только ее адрес. Больше ничего.

— Она старше Игги. Лет на восемь, по-моему. Познакомились они на почве лечебного голодания. Вместе проходили какой-то там процесс… Больше я ничего не знаю, но слышала о ней много от Игги. По-моему, она очень увлечена всей этой чепухой…

— Понятно, спасибо. Еще есть близкие друзья?

— Петрос Кинтао, школьный друг, Кей Ловента и Мариус, я знаю только его имя. Во всяком случае, он их приглашал к себе, я их часто видела. Петрос - очень хороший юноша, женат, христианин, по-моему, в последнее время они уже мало общались, у них разные интересы…

— Благодарю, - я допил свою кружку и отодвинул от себя, - у меня еще вот какой к вам вопрос. Почему вы решили написать заявление? Что вас встревожило? Может быть, вспомнится какая-то деталь, мелочь, что натолкнуло вас на эту мысль… Это может оказаться очень полезным.

Женщина задумалась. Над глазами собрались горестные морщинки.

— Видите ли…

Она говорила с трудом. Пыталась вспомнить.

— Видите ли, я была очень… потрясена… я не имею в виду, что больно, это понятно… Я не понимала, почему так произошло. Понимаете - я захотела понять… разобраться… Я до такой степени не знала собственного ребенка! Я не предполагала, что такое может случиться с ним. Ведь он… вы понимаете, он был очень, очень здравомыслящим, очень спокойным. Он был… эгоист. У меня трое сыновей, Игги средний. Это могло случиться со старшим, или младшим - но только не с ним. Он же любил себя. Это последнее, что могло с ним случиться. Он никогда не пил, даже на праздники, отец обижался. Он был просто помешан на этих своих увлечениях… на голове стоял каждое утро по часу. Ни разу ни в кого не влюбился. С ним вообще в школе хлопот не было. И вдруг… Он действительно был какой-то возбужденный, встрепанный. А потом на следующий день я ему позвонила, никто не ответил, и автоответчик был отключен. Он всегда включает вообще-то. Я не придала значения, мало ли… И когда меня позвали… Его уже вынули из ванны, но мне стало плохо. Вы знаете, столько крови… Мне стало плохо. А потом какая-то ненависть, непонятно к чему даже, к кому, и желание понять. Я стала просматривать его стол, книги, его записи. Он почти всегда писал на бумаге, вы видели - у него даже циллоса нет, даже монитора нет. Я прочитала эти его последние записи, вы их помните? Ну вот. Ему кто-то открыл глаза, и он что-то должен был сделать. Я поехала к моей подруге, она психиатр… она сказала, что острый психоз, скорее всего, исключен…

Женщина умолкла. Она наконец-то заплакала. Я ждал этого все время, она довольно долго держалась. Я взял ее запястье, крепко сжал и произнес, глядя прямо в лицо женщине.

— Успокойтесь, товарищ. Мы все выясним. Возьмите себя в руки.

Она тихо всхлипывала.

— Выпейте, вот, - я налил воды в стакан, женщина покорно взяла его, зубы застучали о край, - вы у психолога наблюдаетесь?

— Д-да… они мне сразу сказали…

— Это важно.

— Д-да.

— То, что вы говорите - действительно, выглядит очень подозрительно. И вы правильно сделали, что обратились к нам. Записи в дневнике действительно говорят о том, что здесь было вмешательство со стороны. Очень хорошо, что вы к нам обратились, ведь может быть, ваш сын - не единственная и не последняя жертва этих людей. Мы обязательно все проверим и найдем их.

Лойра всхлипывала. Она старалась взять себя в руки. Нельзя только жалеть ее сейчас. Нельзя. Для этого есть психологи. Близкие люди. Пусть они… Мне нужно все выяснить. Это моя функция, и это то единственное, чем я еще могу ей помочь. Если ей можно помочь. Я вспомнил маму и ее глаза, когда меня привезли из Кари… Почему-то тогда она показалась мне такой старой. А ей было чуть за сорок. А когда я в сидел в Сканти и ждал обмена, я ее не видел. Бедная, как она живет? С таким сыном, как я… Но я жив и даже почти здоров, а сын Лойры погиб, хотя никогда не был на войне, и даже ни малейшей опасности, вроде бы, не подвергался.

— Не плачьте, - повторил я, - я найду этих людей. Я обещаю вам, что мы сделаем все возможное, чтобы они были наказаны.

Я быстренько распределил работу. Климент с курсов отправился прямо домой, но я решил, что его можно будет и позже загрузить, с понедельника. Пока я разделил контакты Лойры на три группы. В первую вошли четверо друзей парня, те, кого назвала его мать. А также непонятный адрес на клочке бумаги, найденный в кармане куртки. Эту группу взял себе я. Бену я отдал все остальные адреса из записной книжки - большая часть, наверняка, случайные знакомые, не имеющие отношения к делу. Но там же мог обнаружиться и настоящий клад - как знать? Эннии достались прочие контакты - коллеги по работе, начальство, учителя, бывший духовник, школьные друзья и, конечно же, родственники. Работы много, но работа, скорее всего, рутинная.

Не знаю почему, но меня тревожил этот адрес на клочке бумаги. Интуиция? Я привык доверять таким предчувствиям. Во всяком случае, ничто не мешает мне начать прямо с проверки этого адреса.

Я переоделся в штатское. Взял мотороллер - можно взять и автомобиль, но так будет быстрее. И незаметнее. Я легко лавировал между рядами медленно ползущего транспорта - самое пробочное время, час пик. У Площади Мира какой-то легионер помахал мне жезлом - пришлось остановиться, показать удостоверение. Можно было, конечно, и не обращать внимания, но не надо показывать окружающим дурной пример. Весь путь до Ренки занял всего чуть больше славного.

Нужный мне квартал располагался почти у самой Набережной. Я миновал на мотороллере несколько причудливых арок, оказавшись в центре застроенного микрорайона. Старинная хавенская церквушка, словно задавленная изогнутыми громадами современных зданий, тщилась воткнуть в колодец неба золоченое острие креста. Я поставил мотороллер и прошелся по двору, высматривая нужные мне номера.

490-520. Вот они.

Господи Иисусе, помоги. Я нажал кнопку сигнала. Из подъезда вышла девушка с крупной черной собакой. Я подумал, что надо было взять кинолога на обыск к Лойре. Зачем - не знаю. Так, мало ли что… наркотики?

Собака потянулась ко мне носом, девушка одернула ее.

— Фу, Барк!

— Ничего-ничего, - пробормотал я и дал псу обнюхать ладонь. Девушка улыбнулась и кокетливо заправила за ухо упавший локон. Симпатичная.

— Вы к кому-то в гости?

Я еще раз нажал кнопку.

— Да, к знакомым.

Я постарался ответить официальнее. Девушка вздохнула, вздернула подбородок и пошла прочь. Дверь наконец щелкнула.

Лифт вознес меня на пятый этаж. В раскрытых дверях стояла девочка - совсем небольшая, лет семи. Странно… И одета странно - в коротком халатике, босая. Не холодно ей в коридоре?

— Привет, - осторожно сказал я, - а взрослые дома есть?

— Не-а, - сказала она. Большие голубоватые глаза смотрели расслабленно. Юная пофигистка.

Неудачно вышло, подумал я. Только вспугну… если здесь что-то серьезное.

— А ты почему не в школе?

— Я болею, - ответила девочка. Ответ довольно странный и явно неправдоподобный. Если бы она болела - лежала бы в школьном изоляторе. Во всяком случае, держать дома такого маленького ребенка в одиночестве… Да и не выглядит она больной. Излишне бледненькая, пожалуй, да.

Но уточнять я не стал.

— Жаль, - сказал я, - а когда придут взрослые?

— Вечером, - ответила она, - а Вэлия сегодня не принимает, вы зря пришли.

— Я не знал, когда она принимает. Мне только дали ваш адрес, и я хотел договориться. Ну а на той неделе, наверное, можно будет?

— Наверное, - сказала девочка, - вы потом придите.

Она помолчала и добавила.

— Я бы сама вас посмотрела, но я совсем не способная.

— Не способная? - удивился я, - странно. Такая симпатичная девочка, умные глаза - и неспособная?

Что-то внутри напряглось - гончая почуяла дичь. Теперь спокойно. Только спокойно. Только не выдать себя.

— Не-а, - сказала девочка, - я закрытая. Вэлия уже как только ни старалась, а ничего не получается. Наверное, я буду бакка.

Та-ак… Все интереснее становится.

Бакка - словечко из биргенского лексикона. Означает - духовно неразвитый человек, не достигший стадии, позволяющей расширять сознание и приближаться к Богу - в их понятиях, конечно.

— Ну не переживай, - я подошел ближе, - я вот тоже бакка, ну и что?

— Вы не бакка, - подумав, возразила девочка.

— Почему ты так думаешь?

Она пожала плечами. Может быть, слово "бакка" здесь - страшное ругательство?

Конечно, надо выяснять и выяснять. И с девочкой этой. Даже если к Лойре эта Вэлия не имеет отношения. Но только не сейчас. Сейчас надо уходить.

И оставить о себе правильное впечатление.

— Жаль, что Вэлии нет, - сказал я, стараясь не звучать фальшиво, - мне сказали, что только она сможет мне помочь.

— Она может, - безучастно сказала девочка.

— Я еще приду. Мне очень нужна помощь.

— Приходите.

Я попрощался и побежал вниз по лестнице. Остается надеяться, что девочка восприняла мой визит правильно. Что такие визиты у них в порядке вещей. Что никому не придет в голову - в гости к загадочной Вэлии приходил икнвизитор.

Я сразу же наладил наблюдение за квартирой. Для лазерной съемки, к сожалению, место не самое подходящее - ближайшее строение в 200 метрах, тем не менее, я установил прибор в подъезде дома, стоящего напротив - судя по схеме, отсюда были хорошо видны оба окна блока 512. Наш ближайший пост располагался на углу квартала, я загрузил легионеров наблюдением за Вэлией Ратта (46 лет, одинока, специальность - технические переводы со скантийского, работает на дому, христианка, необходимые обряды выполняет, в общественной жизни участвует мало - живет одна, никаких детей в доме быть по идее не должно). В базе мобильных дисконов Ратта не числилась, мобильника у нее не было, видимо - что ж, случается и такое. Но чип карточки легко отслеживался. Я заказал круглосуточное наблюдение. Теперь, если Ратта выйдет из подъезда, чип ее карты будет отслеживаться через спутник, и данные о ее местонахождении будут поступать в базу данных наружной службы. На Ратту там теперь заведен отдельный файл. Затем я связался с нашими слухачами и поставил квартиру Ратты на постоянное прослушивание стационарного дискона.

Теперь все…

Сегодня уже поздно что-либо делать. Вечер звенел в воздухе. Да и не к спеху - никуда все они не денутся. Банальное расследование. Конечно, время несколько горячее, самое начало, но все равно - не так уж срочно.

Неудачно, что я получил это задание в пятницу, да еще завтра этот праздник у шефа. Ничего, разберемся. Честно говоря, мне уже опять хотелось есть. Тренировку сегодня я пропустил. Мы обязаны являться в зал три раза в неделю. И еще раз на стрельбы. Но далеко не всегда получается. Вот как сейчас - ну какая тренировка? Тут надо копать и копать, дело только начинается.

Усталость тоже давала о себе знать. И все же я завернул по дороге в храм, в нашу церковь святого Лоренса. Конечно, вечерняя служба закончилась. Давно. Просто хотелось побыть там. Не знаю, где я больше чувствую себя дома - собственно в моем блоке или здесь. Здесь, в полутьме, где горят свечи, озаряя лицо Пресвятой Девы, где можно встать на колени и положить голову на опору, холодящую лоб. Где так явственно прикосновение Всевышнего. Будто кто-то гладит тебя по голове - сынок… ты устал? Отдохни хоть немного.

Я когда-то в юности тщательно вычитывал молитвы, при каждом удобном случае вытаскивал четки. Сейчас… уже не хочу. Монаха из меня не вышло -и никогда не выйдет. Мы просто были вдвоем. Я - на коленях. Он - где-то рядом. Я прижимался лицом к Его ладоням. Я что-то говорил ему. Говорил о Тиэле Лойра, о маленькой слишком бледной девочке, которая сегодня не пошла в школу. Ему было больно и страшно за них. Я говорил, что не знаю, справлюсь ли я с этим делом. Что я боюсь, ничего не получится. Я говорил, что не знаю, что мне делать с собой… И Он отвечал, что все будет хорошо. Ведь по сути ничего больше и не нужно - только знать, что в конце концов все получится хорошо.

Кроме меня, в отделе магии и оккультизма еще шестеро старших инквизиторов.

Но я - единственный, кого пригласил в отдел шеф лично. Можно сказать, блатной. Правда, поскольку я перешел сюда из контрразведки, которая почему-то считается более престижным делом, это трудно назвать протекцией.

А пригласил он меня еще в Сканти. Еще до того, как я - довольно глупо - попался. Впрочем, моей вины в том не было, была вина Генника, которому я попросту прикрыл задницу, его потом сняли с оперативной работы. Но и после того, как меня обменяли, и я немного пришел в себя - благо, дали путевку в лучший приморский санаторий - и после этого Абель Лавен свое приглашение повторил еще раз.

Тогда, в Сканти, в Кес-Новене, операция получилась совместной - контрразведка и антимаги, 3й отдел и 6й. Собственно, и в самом деле именно мне удалось вытянуть эту ниточку и установить связь между безобидной на вид псевдосёгорской сектой "учителя" Л"Горра, "Школой Духовного Развития" - и той довольно масштабной подпольной системой в Анграде, через которую велась не только антихристианская (а с ней и антигосударственная) пропаганда, но и прямой шпионаж. Некоторые люди Л"Горра работали на Анградской Верфи, в закрытом центре электроники, вербовка велась у нас вовсю. Ничего особенно удивительного. Скантийская разведка, БиБ, не так уж редко пользуется склонностями наших несознательных граждан, падких на псевдодуховность - здесь и диссида, и "духовное развитие" в одном флаконе. Ну а то, что Сканти при этом получает бонусы - наших "борцов с режимом" не волнует. Даже наоборот. Патриотизм у них своеобразный - они любят "народ, а не государство". Жаль только, что мало интересуются тем, чего этот народ, собственно, хочет. Да, как и писал наш знаменитый "борец с режимом", великий диссидент Рошен, отсидевший целых семь лет на Элейиле, а ныне пребывающий в Сканти: "Лучше опустошить все это проклятое Создателем место, превратив его термоядерными бомбами в безжизненную пустыню - лучше уничтожить этих страшных людей и их потомков до седьмого колена…" Уж конечно, скантийцам это было бы лучше. Только вот я лично придерживаюсь другого мнения.

Тогда мне удалось накрыть эту секту, и я вывел на нее наших антимагов - тогда и встретился впервые с Лавеном. Он присутствовал при самой операции. И потом вынес такой вердикт почему-то: у тебя, сказал он, Савинта, есть хватка настоящего инквизитора. Ты чуешь дьявола и можешь схватить его за хвост. На тебе благословение Божье. Давай-ка к нам, в шестой отдел. Поначалу я опешил: в общем-то, в контрразведке я был уже на хорошем счету, магия меня никогда особенно не интересовала. Ловить разных придурков… Но вот после плена… Может быть, плен меня и убедил. Ни за что, никому не признаюсь в этом. Но если честно - я вдруг понял, что никогда больше не хочу попасть в Сканти. Никогда, ни за что. Даже в отпуск, даже просто так. Тошнит меня от этой страны. Выворачивает. Ну а в Шестом отделе куда меньше шансов, что пошлют за границу. Правда, после того, как я так здорово засветился, меня, скорее всего и не послали бы. Может быть, просто захотелось резко изменить свою жизнь. Я и согласился…

Сказать, что жалею - да нет. Вот уже шесть лет я работаю с Лавеном. Работаем в столице - но в нашем деле это неважно, наоборот, в столице меньше настоящего, матерого врага, вот в Кари, например, есть целые древние школы практикующих магов. Но в Кари мне тоже не очень-то хочется, там я уже тоже побывал. Дела у нас все больше - мелочь. Вроде этих Белых Целителей. Шарлатанство, незаконная практика. У большей части задержанных никакого вреда доказать не удается. Их сажают на год либо условно - просто за оккультную практику. Случаются, конечно, и более серьезные события. Самоубийства, убийства, психические нарушения - последних вообще много. Любимое занятие хвостатого - сводить людей с ума. Индуцированные психозы… Такая статья тоже есть, и хоть наказание там предусмотрено тоже не то, чтобы очень зверское - однако общее положение преступника усугубляет.

Тарсий иногда посмеивается надо мной. Ну еще бы, у него работа куда более реальная и конкретная. Убийства, тяжкие телесные - обычная уголовщина.

И все же работать антимагом мне интересно. Приходится иметь дело с очень любопытными типами. Да и получается неплохо. Прав был Лавен - это мое место. Призвание, можно сказать.

Абель любит меня. На работе, конечно, мы общаемся строго официально. Но в свободное время - по имени и на ты. И на большие семейные торжества Абель меня приглашает. Вот как нынче, к примеру.

30-летие свадьбы Лавены отмечали на природе. Как раз, по иронии судьбы - на Ренке, правда довольно далеко от места, на которое я вчера ориентировал наружку. Речка - тихая, туманная, текла к морю, взбрыкивая на прибрежных валунах, две собаки носились по мелководью, поднимая тучу брызг. Абель самолично хлопотал у костра, развешивая на перекладине сарки - мясные лоскутья, хорошо промаринованные с вечера. Я подошел к компании молодежи… н-да, когда же случился этот момент, и я осознал, что уже не отношусь к данной категории? Ведь жизненный опыт здесь ни при чем, после войны, в 22 года я не почувствовал себя стариком - хотя следовало бы. Наверное, когда увидел их - других… Слишком уж непохожих на нас. Песни - хоть и близкие нашим, но другие. Другие лица. В центре кружка сидела Иринэль с гитарой. Дочь Абеля. Младшая. Заметила меня и глянула своими чудными, огромными карими глазами. Лицо ее очень осунулось в последнее время и побледнело. Так и не восстановилась еще после болезни. Недавно еще Абель ходил сам не свой - Иринэли поставили страшный диагноз. В наше-то время, когда медицина уже почти всесильной кажется… Поговаривают, что вирус злокачественной лейкопении - продукт искусственный, разработан в Сканти. Но серьезных подтверждений тому нет. Я лично в это не верю. Просто энтропия сопротивляется натиску разума: чем круче медицина, тем безнадежнее болезни. К счастью, диагноз Иринэли не подтвердился… Не знаю подробностей. Наверное, был обычный лейкоз какой-нибудь.

Иринэль и до того была полупрозрачной - темная фея, парао из карийских сказок. А после болезни уже вовсе потеряла материальность, и этот ее взгляд - словно в себя погруженный, хранящий тайну. Ей только парней с ума сводить… К счастью, меня такие взгляды мало привлекают. Гораздо хуже - когда видишь серые или зеленоватые глаза, чуть раскосые и ясные, как утреннее небо. Но такие редко встречаются.

Иринэль тихо перебирала струны, и так же тихо она запела, но голос ее был слышен четко - вокруг установилась мертвая тишина.

От жажды умираю над ручьем,

Палит нещадно солнце, медлит вечер,

Поток огня стекает мне на плечи,

Глаза следят за солнечным лучом.

Не дрогнет лист, не смолкнет пенье птицы,

Я не склонюсь к ручью, чтобы напиться,

Я, обретя свободу, заключен.

Я жаждать часа смерти обречен,

От жажды умирая над ручьем.

Я знаю, что меня не скроет ночь,

Как бы ни жаждал я свободы рьяно,

Мой враг, сосущий кровь, - сквозная рана,

И легкий шаг не сможет мне помочь.

Запутаны следы, но конский топот

И хриплых голосов азартный шепот,

Не приближаясь, не уходит прочь.* *Болдырева Наталья

Голос ложился хорошо на бледные гитарные звоны, на легкий шорох листьев и плеск воды. Диссонансом врывались в музыку сочные мерные удары по мячу - неподалеку народ постарше затеял игру в мету. Регина, жена шефа, весело скакала, ловко отбивая мячик, я даже залюбовался ее крепкой подвижной фигуркой - разве скажешь, что ей за 50? И как дочь непохожа на мать - ведь ничего же общего. Какие-то люди приближались к нам - запоздавшие гости? Две женщины. Подруги Регины… Я вдруг узнал - и вздрогнул, и невольно как-то, трусливо стал пятиться к реке, подальше от гитарной компании, от костра, от людей. Жесткошерстный пес подбежал, деловито обнюхал мои штаны, посмотрел на меня и счел малоинтересной личностью. Я спустился в овражек, где бежал ледяной прозрачный ручей, скользил по каменистому дну, чтобы влиться неподалеку в речонку, а дальше, в нескольких километрах ниже - в соленое устье, в море.

Я присел и коснулся воды рукой. Набрал в горсть, посмотрел, как солнце переливается в этом жидком осколке. Когда я поднял голову, Арвис стояла надо мной, на краю овражка. Она намного ниже меня ростом, но сейчас - царила и возвышалась, ее колени - на уровне моей головы. Я не стал менять положения, и сказал ей снизу вверх.

— Привет.

Сделать вид, что я вовсе не сбежал трусливо в овраг, не спрятался, увидев ее. Что я вообще ее не видел. И просто гулял тут, любуясь ручьем. Да впрочем, какая разница - а если даже и сбежал?

Она сама опустилась до моего уровня - села на бережок, так что мы оказались почти рядом.

— Ну как жизнь?

— Да ничего, - сказал я, - работаю.

— Трудишься.

— Ага. А ты как - вроде, замуж собралась, я слышал?

— Уже, - сказала она.

Какая я все-таки сволочь, и почему меня при этих ее словах царапнуло? Ну как, как я так могу? Ведь это не она от меня ушла. Неужели мне приятно видеть человека несчастным? Боже мой, да я монстр какой-то…

— И… кто? - поинтересовался я.

— Моряк. Военный. Центор.

— Ух ты, здорово! И сейчас он, конечно, в море?

— Конечно, - сказала она, - ждем ребенка.

… Нет, все-таки я не монстр. Смог за нее порадоваться. Не такая уж я сволочь.

Я просто не понимаю, почему все нормальные люди живут, как люди - не получилось с одним, вышла замуж за другого. Одна вильнула хвостом, нашел себе другую. Почему у меня-то все не так?

— Молодец, - искренне сказал я, - а на работе как?

— Отлично, - ответила Арвис, - вот ездила в Траинну, на симпозиум. Делаем совместный проект по… ну, короче, по тканевой регенерации. Похоже, меня назначат руководителем.

— Несмотря на беременность? - удивился я.

— Несмотря на. Больше некому просто. Да и у меня есть еще 6 месяцев совершенно свободных… а потом - будем крутиться. Титус вернется, возьмет отпуск…

— Ну да, - сказал я, - я помню, о тебе всегда отзывались… с большим уважением… Ты молодец.

— Просто люблю это дело. Да и в черепушке, наверное, что-то есть.

Говорить было вроде бы, и не о чем больше. Я открыл рот, чтобы предложить Арвис вернуться к костру, к ребятам, но она сказала.

— А ты… я слышала, принял целибат?

— Так уже давно, - удивился я, - уже года четыре как…

— Зря, - коротко сказала она. Я пожал плечами.

— А варианты, Арвис? Я инквизитор. Мы обязаны либо жениться, либо давать обеты. Я еле отвертелся от монашеских…

— Ну а… жениться? Неужели ж никого нет подходящего?

Я наконец не выдержал и посмотрел ей прямо в лицо.

Мне всегда хотелось смотреть в ее лицо. Если это долго делать, можно даже убедить себя, что оно - точно такое же. На самом деле оно более узкое и жесткое, и глаза другой формы. И выражение глаз - другое. И волосы уж совсем не похожи, темнее, жесткие, чуть вьющиеся. Но все равно она - похожа.

Именно поэтому я и расстался с ней. Я знаю, ей это было больно. Наверное, она меня любила. Наверное, до сих пор не может простить.

У Крис - совершенная форма лица. Не слишком узкое, но и не круглое. Совершенное лицо. Черты - не мелкие, и не слишком крупные. И глаза.

Я не держу ее фотографий, я вообще ничего не держу, что напоминало бы о ней.

Наверное, Арвис думает, что я ее оставил потому, что она в чем-то виновата… некрасивая, неправильная. Теперь, наверное, чувствует злорадство - вот, не оценил, а другие оценили…

— Арвис, - сказал я, - ты была подходящей. Очень даже. Все дело в том, что я… я сам - неподходящий.

— Извини, Йэн, это бред. Человек либо хочет иметь семью, либо нет. А это…

Я кивнул. Да, бред. Я ведь и сошелся с ней, Арвис, именно из этих соображений. Тогда, после Сканти. Мне все так говорили. Главное - это не любовь там какая-то, а намерение иметь семью. И конечно, я хотел семью! И сейчас, если честно… вот понимаю, что все, что уже ничего не будет, а в глубине души… если бы были свои дети, свои собственные! Чтобы видеть, как они растут, передать им частичку себя…

Но что мне делать с собой, покалеченным? Как мне избавиться от того, чтобы каждую минуту сравнивать любую женщину - с Крис?

Я знаю, так не бывает, и я ненормальный.

Еще я почему-то знаю, что Крис там плохо, с этим человеком ей - невыносимо жить, и что она все еще любит меня. И всегда любила. Когда бросила мне колечко и ушла, и лицо ее было - совершенно белое и мертвое. И на допросе в Седьмом отделе, когда кричала мне в лицо какие-то пакостные слова, и потом снова отказалась от меня, оттолкнула.

Это, наверное, все фантазии…

Мы и были-то с Крис не так уж долго вместе.

Не надо, хватит о ней. Да, я хочу семью, но я неспособен быть нормальным мужем. Мы будем жить втроем - я, моя жена и Крис. Так нельзя. Так нечестно.

Целибат - это тоже нечестно, но у меня не было другого выхода. Лавен долго ходил вокруг да около, но наконец высказал - нельзя… начальство возмущается. В моем возрасте человек обязан определиться…

— Ну а как твое здоровье? - спросила Арвис помягче. Жалко ей стало меня? Вспомнила, каким я был в прежние времена - наполовину калекой? - легче стало? Боли бывают?

— Практически не бывает, - сказал я, - гораздо лучше.

— А это… спишь нормально?

— Нормально. Без проблем. Ну не вечно же это… Не беспокойся. И вообще, пойдем лучше к народу.

Я одним прыжком, без опоры, выскочил из овражка, демонстрируя великолепное здоровье и физическую форму. Улыбнулся, подал руку Арвис. Молодежь, сгрудившаяся вокруг Иринэли, пела хором - теперь у них было две гитары, и наяривали на них двое парней.

Аэродром покрыт густой росою,

С озер туман наносит ветерком,

И самолет, окрашенный зарею,

Застыл перед заоблачным прыжком.

Вот дан маршрут,

Полет намечен в зону.

Он, сверив карту, застегнул планшет.

Хотя на нем курсантские погоны,

Hо он пилот, он офицер в душе.

(М.Щукин. "Первый полет")

— Йэн! Эй, иди сюда! - Абель замахал мне от костра. Я с облегчением оставил Арвис, которая уже подпевала компании, и пошел к виновникам торжества. Регина, которая уже хлопотала с несколькими женщинами, вытаскивая пластиковую посуду, задорно улыбнулась мне, откинув челку.

— От нас не сбежишь, - сказала она, - не отделяйся от коллектива!

— И не думал, - сказал я. Шеф хлопнул меня по плечу и обратился к незнакомке, стоящей рядом с ним. Женщина была даже не то, что красива - она казалась нездешней. И не так уж она мне незнакома, я где-то ее видел… Этот странный излом бровей, высокие скулы, острый взгляд. И чем-то похожа на Крис (тьфу ты, ну сколько можно? Но она правда похожа - формой лица).

— Лисс, это мой самый толковый работник - Йэн Савинта. Познакомься.

Прохладная узкая ладонь скользнула по моей руке.

— Очень приятно, Йэн.

Тут до меня дошло, где я видел эту женщину… Непростительно для оперативника, но… с другой стороны, если видел ее только в древнехавенских хабитах или платьях адели - а сейчас она в обычной походной куртешке и штанах, и сразу как-то поблекла, стала обычной, посерела, разве что черты лица по-прежнему приковывают внимание. Лисс! Неужели сама Лисс Арана?

Великая актриса довольно бесцеремонно рассматривала мое лицо, будто оценивала. Я расслабляюще улыбнулся.

— Не ожидал увидеть вас здесь… приятный сюрприз.

— Лисс - моя подруга юности, - закричала Регина, из-за дыма ее было почти не видно, - только ей всегда некогда…

— А сейчас у меня выпали свободные выходные, - сказала Лисс, - с понедельника начинаем съемки.

— А что за фильм, если не секрет? - поинтересовался я.

— Отчего же, не секрет. Фильм о военном летчике. Годы Фаренского конфликта. Я играю штурмана, женщину, в которую главный герой влюблен…

Лисс присела на бревнышко, мы с Абелем невольно последовали ее примеру. Вскоре к нам присоединилась Регина.

— Такое ощущение, что никто здесь есть не хочет, - проворчала она. До нас долетала развеселая хоровая песня про "Эх, моряк, походочка косая".

— Да оставь, - сказал Абель, - пусть веселятся. Успеем еще пожрать.

Лисс улыбнулась, обхватила колени руками. Как-то невольно она стала центром нашей маленькой компании. Харизматичная женщина.

— Ну а вы, как Регина говорила… работники невидимого фронта?

— Еще какого невидимого! - жизнерадостно сказал Абель, - мы, знаете ли, занимаемся охотой на ведьм…

— О-о! - протянула Лисс, - я-то думала, вы герои-борцы со скантийскими акулами, сразу вспомнились доблестные герои из "На страже покоя"…

— Хороший сериал, - ввернула Регина.

— А вы, оказывается, сражаетесь с фантазерами…

— Ну… - смутился Абель, - Йэн-то как раз был во внешнем отделе… раньше.

— А что перешли? - с любопытством обернулась ко мне актриса.

— Надоело, - сказал я коротко.

— Шучу, конечно, - Лисс похлопала Абеля по жилистой волосатой руке, - все работы хороши, все полезны для души - учили в нулевой ступени? Шарлатанов тоже кому-то надо ловить.

— Да не все они шарлатаны, - заметил Абель.

— Ну-ну… проводники Высшего Мирового Разума…

— Посланники Великих Учителей, - подхватила Регина.

— Это ведь опасно - а вдруг на вас наложат проклятие? - озабоченно заметила Лисс.

— Или сглаз!

— Или порчу, - захихикали женщины. Мы с Абелем молча переглянулись. Начальник поднялся.

— Ну вот что, - сказал он, - давайте-ка к делу, - и зычным командным голосом крикнул, перекрывая пение, - Идите кушать, жрать подано!

До ночи я, конечно, не остался. Поехал проверять контакты Лойры. Позвонил и узнал насчет Ратты. Наружка сообщила, что подопечная два раза выходила и один раз входила в дом, посетила распределитель, а в настоящий момент находится в парикмахерской. Кроме того, по показаниям видеокамеры, установленной напротив блока, у Ратты побывало 2 человека. Их имена и характеристики ничего нового мне не сообщили. Один из них был приезжим из Феты.

По дискону беседовала один раз - ничего существенного. Лазерная съемка все-таки оказалась малоэффективной… две сотни метров, город, слишком много помех. Еще и скоростная трасса позади дома, стекла испытывают постоянную микровибрацию. Из разговоров записаны лишь отдельные слова и фразы.

В общем-то, может быть, она и не связана со смертью Лойры. Не факт. Информации мало. Но наблюдать стоит, очевидно, что есть там незаконная магическая деятельность.

Пока я ехал к Петросу, школьному другу погибшего, в ушах все стоял смех знаменитой актрисы. Вот так всегда. Мы давно к этому привыкли. Наша деятельность - несерьезна. Неромантична. Мы не военные моряки, не летчики, даже не доблестная внешняя разведка… Мы - ассенизаторы, выгребающие грязь. Совершенно безобидных и безопасных маньяков, преследование которых - скорее уж издержки нашей идеологии. Ведь смешно же, в самом деле - привороты, порчи, сглазы, гадания, какие-то там Великие Учителя…

Невинные фантазии экзальтированных дам на возрасте.

Мы-то знаем, что это далеко не так. Это не фантазии. Это реально сломанные человеческие судьбы, здоровье и жизни. Вот как жизнь Лойры.

И нам-то сглаз, конечно, не грозит. Правда, в позапрошлом году вот Энния вышла из строя на полгода - одному маньяку "свыше" сообщили, что ее следует убрать. Слава Богу, руку ей врачи восстановили. Когда я выезжал в Кари, в меня тоже слегка попали, но это так, царапина. Все это пустяки, это часть работы.

Все обстоит еще сложнее и страшнее. Все эти "выходы в Тонкий мир", "контакты с Высшим Разумом" - это процентов на 80 вовсе не фантазии. Я и Абель, и все, кто работает в нашем отделе - мы знаем это. Как можно сомневаться в реальности дьявола, если уже неоднократно хватал его за бороду?

Как можно считать "тонкий мир" фантазией, если видел своими глазами, как ясновидящий реально определяет предметы за стеной с почти 100% точностью? Если в момент ареста группы "мошенников" тебя и всю опергруппу охватывает мгновенный сон, а следов химических веществ в крови потом не обнаруживается? Если своими глазами видел изгнание бесов - и не раз, в нашем отделе работают трое отцов-хавенов, они обычно это и проводят. И как после экзорцизма обвиняемые резко менялись, теряли способности, теряли даже желание заниматься прежними делами. Добровольно проходили довольно жесткое церковное покаяние. И еще сотни мелочей, к которым мы уже привыкли и даже чем-то особенным их не считаем… Мы просто живем в другой реальности, и объяснить это так называемым "нормальным здравомыслящим" людям довольно трудно…

То, что эта реальность существует. Что это - не смешно. И не фантазии.

И странное дело, ведь вроде бы у нас все верующие. Ну или большинство. Много, конечно, непрактикующих христиан, но кто в здравом уме скажет о себе, что вообще не верит в Бога? В крайнем случае, как Игнатий - "не верю в обряды, Бог в душе". Это уже почти маргинальный случай. Почти диссидентский.

То есть в принципе в Бога как бы все верят. А вот в дьявола - нет. Это непрестижно и смешно. Это отдает мрачными временами биргенских войн, нелепыми суевериями, кострами, на которых в старые времена сжигали кое-где последователей Медара и просто стихийных колдунов и ведьм. Даже сказать, что дьявол существует и действует - в приличном обществе как-то некрасиво.

Однако он ведь от этого не перестает существовать… Вот только нам приходится иметь с ним дело - в одиночестве.

Петрос Кинтао оказался очень приятным парнем, не отказался побеседовать со мной в субботу вечером (впрочем, только вчера были похороны друга…), встретились у него дома - милая молоденькая жена, двое малышей, ползунок и грудничок. Взяли по бутылочке пива. Нет, Петрос практически не общался в последнее время со своим старым школьным другом. Игги очень изменился. С ним стало тяжело разговаривать. Вел себя то надменно - кажется, чувство превосходства оттого, что он занимается своими оздоровительными мероприятиями, а все остальное человечество так и погрязло в пучине конформизма. То наоборот, заискивающе. Но это редко. И всегда, о чем бы ни говорили, речь сворачивала обязательно на увлечения Игги. Но все равно - очень жалко, такой был парень, с уроков вместе удирали, он всегда был какой-то необычный, размышлял много. Стихи писал. Нет, давно, еще в школе. Например? Да, кое-что сохранилось. Вот.

Я только - звонкая стрела:

Струною пущенной - во плоти

Лишь миг дано ей спеть в полете,

Пока живое не прожгла.

Я только - чуткая струна,

Оттянутая до отказу

Рукой, не дрогнувшей не разу:

Дрожит, вибрируя, она.

(В.Левинзон)

Честно сказать, Петроса здорово потрясла эта гибель. Никогда бы не мог подумать… Даже представить не мог! Так страшно…

Вот вы ведь хавен? Терциарий? Ну все равно, вы же инквизитор. Надежда-то есть? Да, я знаю, что молиться можно. Но ведь страшно же, самоубийство…

— Петрос, мы не можем знать посмертной участи даже и самоубийцы. Представьте, что он покаялся в последние секунды, когда уже нельзя было спастись, когда он потерял силы от кровопотери… Конечно, надо молиться. Я лично завтра пойду на службу с этой интенцией. Можно и заказать службу, кстати, за упокой души…

Словом, Петрос мне очень понравился, отличный парень, улучшил настроение, но нельзя сказать, чтобы он хоть как-то пролил свет на то, что случилось с его школьным другом.

Работать в воскресенье… Что ж, наверное, нужно было не работать. Но иногда у меня бывает такое положение, что я в воскресенье и в церковь не успеваю.

В этот раз - успел. И хотя правильный христианин, а тем более - хавен-терциарий должен посвятить воскресенье отдыху и благочестивым размышлением, прямо со службы, даже не заезжая домой, я отправился проверять остальные контакты Лойры. Расследование сейчас в такой стадии, когда нельзя терять ни часа. Все может случиться.

Мне повезло. Все, кого я искал, оказались дома. И в отличие от Петроса Кинтао, новые друзья Лойры выглядели весьма подозрительно. Особенно Терри Вайга. Впрочем, она и в нашей картотеке уже числилась. Ничего не доказано, однако наблюдение за ней время от времени вели. Меня женщина приняла холодно, беседовали в прихожей. Однако и оттуда я разглядел характерную для "духовных людей" обстановку - приятный запах карийских благовоний, символ сатока - змей, заглатывающий собственный хвост - выжженный на деревянной дощечке.

Да, она уже слышала о самоубийстве Лойры. Почему - она понятия не имеет. Он казался ей уравновешенным, спокойным. Интересовался медитациями, они медитировали вместе. Но она не видела его уже недели две. Может быть, за это время что-то случилось? Вполне возможно. Терри была занята. Нет, их отношения никак нельзя назвать близкими. Просто знакомый, общее хобби.

Я хотел пойти в мензу, но вспомнил, что у меня в блоке до сих пор валяется в холодильнике здоровенный шмат ветчины. Еще пропадет, чего доброго. Я поднялся в свою холостяцкую берлогу. Перекрестился на Распятие. Достал ветчину, хлеб, помидорку, которая с одного боку уже подгуляла слегка. Нарезал все это хозяйство. Взгляд мой упал на начатые "Опыты духа" Кэрриоса, но я знал, что сосредоточиться на книге сейчас не получится. Не та стадия… Я сел и начал жевать. Так нельзя все-таки. Так за всеми этими расследованиями и жизнь пройдет, не успеешь ничего… Пожить, что называется, полнокровной жизнью. Ходить в театр, слушать музыку, ездить в паломничества побольше, читать, уединяться для духовных упражнений… в конце концов заняться каким-нибудь спортом кроме кьянга, который давно осточертел. Я бы с удовольствием на водных лыжах покатался. Или дайвинг. Интересно, а как я собирался заводить семью? Пожалуй, и хорошо, что мне пришлось дать обеты. Как я мог бы заниматься семьей в этих условиях?

Вот выйду на пенсию, тогда… хотя выйду ли - это еще очень большой вопрос. И доживу ли я до пенсии-то.

Бесплодные размышления. Или уж надо было читать, или думать о деле. Так, о деле. Почему я прицепился к этой Вэлии? На самом деле повлиять на парня могло что угодно. И кто угодно. Если бы там было что-то уж очень серьезное, он не таскал бы адрес в кармане. Хотя всякое бывает… Дискон мелодично запел. Я нажал кнопку. На стенном экране возникло озабоченное лицо Бена.

— Йэн? Я решил, что лучше тебе сообщить сразу. Я тут занимался контактами погибшего. Один из его знакомых, адрес был в записной книжке, Маттей Корри, неделю тому назад был задержан и сидит в предварилке - за убийство.

Тарсий - человек семейный - не хотел гробить воскресный вечер на работу, поэтому мы договорились встретиться в понедельник с утра.

В принципе, особой связи между событиями на первый взгляд не было. Я изучил дело Корри, насколько это было возможно сделать извне - собственно, всю информацию предоставил Бен. Парень убил свою жену. Никаких предпосылок к тому не было. Корри был - или казался окружающим - вполне милым, компанейским человеком, отличным товарищем. По профессии - робототехник на верфи. Семью создал четыре года назад, в семье рос ребенок - трехлетний сынок. В данный момент ребенок жил у бабушки, которая выразила готовность его растить. Жена - тоже совершенно адекватная, милая женщина, работала в музыкальном театре. Соседи не отмечали плохих отношений в семье, так же, как и священник в приходе жены. Сам Корри не был ревностным христианином. После убийства женщины преступник попытался скрыться, бросив труп в квартире. Был задержан на вокзале.

— Мы собираемся передать его в психушку, - пояснил Тарсий, - проверить вменяемость. Это дело ведет Арга, но я тоже видел парня на допросе - впечатление нездоровое, скажу я тебе.

Я кивнул.

— Мне бы глянуть его дело и протоколы допросов. Можно устроить?

— Сделаем, - согласился Тарсий.

Мы поговорили о том, что надо бы встретиться, посидеть с пивком, что сто лет уже не собирались, и Пао вызвать, и Рэсса, но Рэсс наверняка не поедет, у него только что младенец родился, дочка. Но времени совершенно нет, пашем, как проклятые, даже в выходные никакого покоя. И все-таки встретиться надо, вот у моего старшего, сказал Тарсий, скоро именины, подваливай, посидим. Мари будет рада. Обязательно, пообещал я. Вот это дело бы закончить. Думал - ерунда, но что-то выходит любопытное и очень пакостное. А ну вас, антимагов, сказал Тарс. Я понял, что свою работу он ценит гораздо выше, и слегка обиделся. Но в конце концов, это обычное дело.

Корри был оккультистом, ами. Если мой подопечный Лойра балансировал на грани - "оздоровление", "альтернативная медицина", то увлечения Корри были выражены ярче. Он занимался практикой, хотя и не запрещенной, но где-то на грани того - креативная медитация. После медитаций писал абстракционистские картины, к делу приложены фотографии - ну что, обычный абстракционизм, цветовые пятна. В квартире найдены несколько весьма профессионально составленных гороскопов. Астролога найти не удалось, дело давно было, и показания Корри тут не помогли. Словом - за все это Корри бы, конечно, ничего еще не было, но все это уже настораживало.

Правда, ни упоминаний о пресловутом адресе, ни какой-либо связи с Лойрой мне обнаружить не удалось. И вообще - непонятно, почему координаты Корри были у Лойры записаны, непонятно, где и как они познакомились, вроде бы, ничего общего между ними нет.

Зато протоколы допросов меня весьма вдохновили. У Корри, похоже, и в самом деле ехала крыша. Жестких методов к нему не применяли. Он и так болтал вдохновенно. Я все искал чего-нибудь общего, похожего на то, что было в дневнике Лойры, но абсолютного сходства не находил. И все-таки неуловимо это было похоже…

"- И еще раз вернемся к найденным у вас распечаткам. Все-таки, где именно вы их нашли?

— Это не имеет значения.

(голос Корри - я прослушивал аудиозапись - был хрипловатым, рубленым, интонации - железно уверенного в себе человека).

— А что имеет значение?

— Стремление к совершенству.

— К какому именно совершенству? В чем?

— К духовному совершенству. Совершенству в любви.

— Вы стремились к совершенству в любви?

— Я… (неразборчиво)… это единое Я. Я не прейду.

— Почему вы убили свою жену?

— Я отказываюсь отвечать на вопросы. Я пробужден, и вижу дальше вас. Я не могу вам показать того, что вы не в состоянии увидеть…"

В другом месте Корри обмолвился, что убийство жены он совершил по приказу свыше. В общем, очень похоже на шизофрению, действительно. Нормальный маньяк не стал бы нести такого на допросе, причем даже не под наркотиком. Я не психиатр, но за годы работы мне довелось видеть немало таких подозреваемых, чью невменяемость потом утверждали врачи.

С другой стороны, я научился осторожно относиться к психиатрическим диагнозам. Мы, антимаги, в чудеса верим. Для нас так называемые чудеса - часть нашей работы и жизни. Этого стоило бы бояться, если бы не знать, что любой нормальный христианин надежно защищен от подобных чудес. Так что порча нам и в самом деле не грозит.

Не вопрос, Корри мог быть никак не связан с Раттой. Но два случая сильных психических аберраций, связанные между собой - пусть одной только записью в электронной книжке - безусловно, настораживают.

Я велел своим ребятам собраться в моем кабинете к 9м колоколам, а сам отправился перекусить и зайти в храм - пожалуй, не мешало немного отдохнуть и собраться душой.

Естественно, они резались в нокту на мобильниках. Брат Климент при моем появлении - как десятиклассник при виде учителя - быстро убрал и даже выключил свой дискон. Энния чуть покраснела. И только Бен спокойно на меня посмотрел, даже не переставая перебирать пальцами по кнопочкам прибора.

Совещания мы проводим в дружеской обстановке, за журнальным столиком, я занял свое кресло под портретом Салейры, закинул ногу на ногу и активировал свою планшетку.

— Здравствуйте, товарищи… ну давайте, - я посмотрел на Бена, - отчитаемся. Что у тебя с Белыми Целителями?

— Все материалы переданы в суд, к нам претензий нет, - отрапортовал Бен, - а по Лойре…

— Да, пожалуйста.

— Насчет Корри я сообщил тебе все данные. Больше им не занимался. Что касается остальных…

Бен начал рассказывать о своих похождениях. Еще трое из знакомых Лойры увлекались в той или иной форме квазидуховностью. За всеми тремя установлено наблюдение и прослушивание. Беседы с ними ничего не дали. Остальные знакомые - Бен коротко рассказал о каждом - выглядят совершенно невинно, ничего о деле не знают, некоторых нет и не было в городе…

— Хорошо, - я сделал пометки на своем циллосе, - Энния?

Энния начала доклад. Нравится она мне. Женщина в возрасте, темные волосы, коротко стриженные, уже тронуты сединой. Четверо детей, к нам пришла из Легиона. Работает основательно, можно быть уверенным - она ничего не пропустит и не забудет.

— Я проверила только треть контактов… Йэн, это шестьдесят два человека!

— Я понимаю. Мы тебя сейчас немного разгрузим.

— Я занялась вначале теми, кто мне показался наиболее информативно ценным. Прежде всего, учителя Лойры.

Энния начала рассказывать,подробно, не упуская деталей. В школе Лойру характеризовали положительно. Правда, к религии он относился прохладно. Но по теологии в школе имел неплохие баллы. Дисциплинированный, способный юноша. Взысканий почти не имел. Проявлял общественную активность - был организатором праздников, писал в школьную газету. Правда, один из учителей находил его "мальчиком себе на уме".

Беседы с родственниками Лойры также не дали почти ничего. Впрочем, его дядя по отцу рассказал, что два года назад ездил вместе с племянником в Рушту, и там парень нашел контакт с какой-то группой "Пробуждение", как он сам их назвал, и очень увлекался общением с ними, читал какие-то распечатки… но потом проследить какие-либо контакты парня с Руштой или с неким "пробуждением" не удалось.

— Все равно, - сказал я, - это ты молодец. Это хорошо. Надо связаться с нашими в Руште…

— Уже, - коротко ответила Энния, - они не знают, что это за группа. Проверяют пока, обещали сообщить, что и как. Но вот так навскидку - не знают.

— Хорошо, спасибо.

Я поручил оставшиеся контакты Эннии брату Клименту. Хавен сосредоточенно засопел, занося задание в свою книжку.

Я помолчал, глядя на своих. От доклада Эннии странное чувство осталось. Как будто что-то не решено, не договорено… Какая-то зацепка там была. Я проверил снова, пробежался мысленно по ее тезисам - нет, ничего, вроде… Рушта? Связи задействованы. На Эннию можно положиться.

— Какие будут соображения? - спросил я, - с положением дел все знакомы…

— По-моему, нужно копать дальше, - решительно ответила Энния, - пока собираем материал. У нас слишком мало информации. Замечаний по твоим действиям у меня нет.

— Климент?

Монах пожал плечами, расплылся в улыбке.

— Йэн, ты же знаешь, я не в курсе, сегодня только приступил.

— Бен?

— У меня есть вопрос. Насчет Терри Вайги. По-моему, нить очень перспективная. Ты ее недооцениваешь.

— Все может быть, - сказал я, -но видишь ли… я не думаю, что там что-то серьезное.

— Йэн, но ведь очевидно же, что человек увлекается запретным плодом… там же явно что-то есть. Я не понимаю, что ты так уцепился за эту Вэлию, и при этом игнорируешь Вайгу.

Я вздохнул.

— Понимаешь, Бен. Я был у нее. Ну да. Медитационные круги, камни, сатока. Вся атрибутика на месте.

— Вот именно, - кивнул Бен.

— Ты у нас в отделе год. Я несколько дольше. В этом разница. Понимаешь, я видел много разных ами. Те, кто реально занимаются запрещенной практикой - никогда не афишируют себя. У них ты не увидишь ни одной сатоки. Ни одной подозрительной распечатки. Домашний молитвенный угол, если он есть, выдержан в строгих канонических нормах. Если человек вешает на себя - ну или в своем блоке - афишу - "Приходите и смотрите, как я интересуюсь оккультными течениями" - как правило, это означает совершенно безобидные увлечения.

— Все равно, - буркнул Бен, - я бы проверил.

— Отлично. Тогда поручаю тебе Вайгу заодно, займись ею. Теперь так, - сказал я, - на эту неделю все получают новое задание…

В отдел учета и статистики я снова поехал на мотике, воткнул в уши ракушки. Слушал "Этерну".

Этих жребий иной -
На войну да с войны,
И идут за виной,
Кто пока без вины.
По колено в беде -
Месяца и года,
И лежит на воде
Бледной пленкой беда.
На войну да с войны,
Да из сумерек в ночь.
Подарите им сны…

(Вит.Каплан)

Сигнал вспыхнул, и я тронулся, держась подальше от полосой идущих грузовых монстров, оставляющих за собой слабый запах озона. Лавируя меж похожими, глянцевыми, как жуки, легковушками. И не знаю уж почему, но в тот миг вдруг пришло мне слово: "Пробуждение". Подарите им сны. Пробуждение. Спящий.

Мотик слегка вильнул. Я нагнулся к рулю и дал газ, легко скользнув в образовавшийся впереди узкий проход - как некий асс-пилот на штурмовике скользит в горном ущелье, чтобы точнее сбросить бомбы на цель. Спящий. А не в Руште ли следует искать корни этого дела? Нет, это ерунда, конечно, у меня мало информации. Но однако надо запомнить и эту возможность в виду иметь. Не обязательно Рушта. Хотя район Рушты очень подозрителен, это предгорья Кари, и там может быть все, что угодно. Там один из самых напряженных районов по нашему профилю.

Группа "Пробуждение". Некий Спящий, который наконец-то проснулся. Вот 2 года назад они стремились к его пробуждению, а сейчас…

Это фантазии, да. Но как хотите - я чувствовал, что встал на след. Что добыча уже несется впереди, и след остро пахнет ее мускусом.

Это довольно скучная и тоскливая работа - но что поделаешь. Я и группу свою засадил за проверку, и сам отправился в отдел учета. Надо проверить все самоубийства в городе за последнее время, все слабо мотивированные убийства. Бену я поручил психиатрические лечебницы - не поступали ли за последнее время новые пациенты с симптомами острой шизофрении либо суицидом.

Я решил ограничиться последними тремя месяцами и только Анградой. Конечно, неведомая мне группа могла действовать и гораздо раньше, и не только у нас, но с чего-то надо начинать. Милая девушка-статистик улыбнулась мне.

— Это вы из Инквизиции? Да-да, это вы со мной говорили. Меня зовут Ани Росса. Я начальник отдела.

Она протянула мне руку, тонкие слабые пальчики. Такие хочется поцеловать, как было принято в эпоху Рассеяния, а не пожимать. Но неправильно поймут. Я слегка сжал руку девушки, глядя ей в лицо и чуть улыбаясь - это располагает людей. Я это делаю почти автоматически.

Мы прошли по коридору в закрытый кабинет, где распятие на стене было почти скрыто буйно разросшимися стеблями вьюнка. Очень зеленый кабинет. Стол с монитором, громадный допотопный циллос под столом, пальма в горшке.

— Отсюда вы получите доступ к нашей базе данных. Думаю, вам здесь будет удобнее.

Я поблагодарил девушку и включил циллос.

— Может быть, вам кофе принести? - вежливо спросила она. Я подумал.

— Да, спасибо, не откажусь.

За последние 3 месяца в Анграде покончили с собой 68 человек. Нормально для 5-миллионного города. Информации по каждому было немало, но я довольно быстро просеивал ее. На каждого уходило не более пяти минут. Можно запустить общий поиск, конечно, по ключевым словам, но надежнее просмотреть всех самому.

Большинство, как водится - алкоголики. Совсем снять эту зависимость врачи пока не могут. Тем более, если человек и сам не слишком-то стремится. Результат иногда бывает плачевным.

Мне попалась пара человек, подозрительных в смысле увлечений. Но никакой связи с нашими случаями я не обнаружил. Лишь на исходе 3его часа перед моими глазами мелькнуло слово "Спящий".

Я быстро открутил инфу назад.

Кати Фэри, 21 год, студентка Гуманитарной Школы, филолог. Родом из Галаты, проживала в конвиктусе с тремя подругами. Увлечения - джангарский язык, учение Ки Гона, биоэнергетика (так, уже подозрительно). Полтора месяца тому назад внезапно, без видимых причин выбросилась из окна 9го этажа. Легионеры беседовали с ее подругами по комнате. Все три вспомнили, что Кати незадолго до смерти как-то изменилась, стала быстрой, резкой, глаза блестели. И одна из девушек, самая близкая подруга, передала слова Кати: "Спящий проснулся. И никто уже не остановит меня. По-старому больше не будет".

Да что же это за Спящий такой, который постоянно заставляет людей умирать и убивать?

Больше я ничего не накопал. На вечернем отчете рассказал своим ребятам о случившемся. Эннии на завтра дал задание - копать случай Фэри, может быть, удастся выяснить что-то более конкретное. Климент порадовал:

— На завтра у меня еще 3я городская. Но в региональной больнице интересный случай…

— Давай, докладывай, - не выдержал я, и брат Климент начал размеренно, глядя в свою планшетку.

Итак, Вильс Дрейк, 52 года, дирижер Филармонии, Золотая Ветвь. В региональный психиатрический диспансер поступил 8 дней тому назад. Климент изучил только историю болезни и говорил с самим Дрейком. Больного привезли в диспансер по вызову его жены, которую он больше не хочет видеть, называя "предательницей". У больного жалоб нет, считает себя здоровым. Жалобы жены: уже полгода Дрейк ведет себя странно, отказывается от еды, потом вдруг варит себе суп из принесенных с улицы палочек, камней и яблок-падалицы. Стал очень настойчивым и даже агрессивным в сексуальном смысле, появились извращенные желания, которых раньше не было. Кричит на нее и на детей, когда они заходят в гости. Запирается в своем кабинете, музыки оттуда не слышно, никого к себе не пускает целыми днями. Объяснить что-либо отказывается. Единственное объяснение - он слышит голос свыше (благодаря псевдохристианской риторике жена первое время даже верила в это). Выбросил все украшения жены, заставил ее снять нательный крестик и тоже выбросил, несмотря на ее протесты. Выбросил Распятие со стены, очень ценное, чистого серебра. Хотя враждебных христианству высказываний вроде бы не было. Просто заявлял, что не надо заниматься украшательством. Иногда нецензурно ругался. Едва не был уволен с работы, потому что ударил смычком скрипачку - скандал еле замяли. Весь оркестр жалуется на хамство дирижера. Только его прошлые заслуги еще и позволяют ему как-то держаться. Однажды позволил себе ударить жену во время своих криков - которые ничем нельзя остановить. Потом подошел к косяку и стал биться головой, лицом, пока не расплылся синяк под глазом - и жаловался всем, что жена его избила. Но в последний раз он бросился на нее с ножом и даже нанес царапину на плече. После чего жене удалось выскользнуть из дома и по мобильнику вызвать неотложку.

— Так вот, а подозрительным мне показалось вот что… Я лучше запись поставлю.

Климент включил запись своей беседы с Дрейком. Пока шло шуршание и хрипение, я думал о том, что беседа с женой вряд ли поможет установить контакты дирижера, не связан ли он с кем-то из знакомых нам людей. Может быть, он и ходил к неким людям, и увлекался какими-то чуждыми учениями, но ведь жена этого не скажет… побоится… Да и не стоит, наверное, дергать. И так бедная женщина настрадалась.

"- Условия здесь, в больнице, вам нравятся? Кормят хорошо? - это Климент. Приветливо так, заботливо. Молодец.

— Кормят… - голос хрипловатый, слегка задумчивый, - кормят несвободой.

— Но ведь вам разрешают гулять?

— Вам этого не понять, - надменно отвечает Дрейк.

— А голоса вы больше не слышите?

— Нет. Я никогда не слышал голосов.

— Что же привело вас сюда?

— Сюда? Что ж… духовный путь.

— Куда же ведет ваш путь?

— К Богу, - величаво ответил дирижер.

— Вы могли бы показать и мне этот путь? - спрашивает хитроумный монах. Думаю, для такого случая хабит он поменял на цивильное.

— Каждый идет своим путем, юноша. Нет недуховных путей. Все они сливаются воедино лишь в самом конце.

— Но ведь все равно у всех по-разному. Вот вы - были просто дирижером…

— Да, я был музыкантом, жил, как все. Но теперь все изменилось… Спящий пробудился.

— Спящий?

— Да. Путь совершенства открыт…"

Климент выключил запись.

— Дальше он околесицу нес. Все в том же духе - путь, совершенство, простым людям не понять… я пытался навести его на конкретику - адреса, имена - но он все сворачивал на проповедь. Можно, конечно, допросить, но врачи вряд ли разрешат. У него аллергия на нейролептики, сейчас подбирают правильные… Состояние тяжелое по их меркам.

— Спасибо, Климент, - задумчиво сказал я, - и все-таки нам придется поговорить с его женой. Займешься этим делом? То, что он упомянул о Спящем - это более, чем важно. Ну еще у кого что?

— А еще я побывал у Вайги, - с плохо скрываемым торжеством заявил Бен.

— Ну и?

— Обыск провел. Товарищ Лавен выписал бумажку. Она, конечно, была недовольна, но я объяснил, что это по делу об убийстве… Так вот.

Бен бросил на стол копию-распечатку.

— Это копия ее записной книжки. Там стоит адрес этой твоей Ратты.

— Ого, - я взял и просмотрел список, - ну что ж… значит, к Лойре этот адресок попал от Вайги. Скорее всего… Это интересно.

— Запись сделана давно, по моей прикидке, не менее полугода назад, а скорее - год и больше. Ну что, по-моему, надо ее взять и допросить…

— Нет, - быстро сказал я, - надо подождать.

— Чего? - скуксился Бен.

— Подожди пока, хорошо? Больше Вайгу не трогай, даже не заходи к ней. Я хочу вначале посетить Ратту.

На сей раз я застал Вэлию дома.

Я позвонил заранее, представился Ирином Кэрсом, сказал, что мне нужна помощь, и что Терри Вайга дала мне этот телефон. И Ратта, против моего ожидания, сразу назначила встречу.

Я звонил в дверь не без душевного трепета. Главное - чтобы удалась маскировка. Чтобы у нее не возникло подозрений. Но к ней ходят, безусловно, и ходят часто. И разные люди. К тому же она не контактировала в последние дни с Вайгой, ни по дискону, ни лично. Только поэтому я решился попробовать. И спугнуть ее сейчас - очень опасно, но наблюдение не дало пока никаких результатов, а ждать их до бесконечности я не могу.

За дверью зашаркали шаги. Я улыбнулся, вспомнив анекдот про ясновидящих, популярный в нашем отделе. "Я не верю в ясновидящих. Вот вчера я позвонил одной такой в дверь, и знаешь, что она спросила? Кто там".

Да уж, в данном случае проявления сверхспособностей я как-то не ожидал.

Вэлия не стала спрашивать, кто там. Просто открыла дверь.

Есть люди, похожие на собственные фотографии. Наверное, это и есть фотогеничность. Изображение практически полностью передает человека, и никаких сомнений не возникает при взгляде на оригинал.

Вэлия была не из таких. То есть разумеется, я узнал ее, и узнал бы в любом случае. Но на фотографиях явно не хватало чего-то. Взгляда. Цепкого, и в тоже время почти безразличного. Плавных, уверенных движений - танцовщица в прошлом, гимнастка? Или просто характер? Может быть то, что ами называют "аурой". Наверное, я тоже научился ее видеть… чувствовать. За годы. Темные с проседью волосы Вэлии были гладко зачесаны назад. Лицо - пожалуй, она выглядит старше своих лет - словно натянутое на хорошо вылепленный костяк, с чистой смугловатой кожей. Глаза темно-карие. Все ощущение - будто она закрылась в некий полупрозрачный кокон, и там, в этом коконе царит чистота и свежесть, а на окружающий мир ей как-то плевать. Завернута в пестрый четто, как носят линорцы.

— Мир вам, - сказал я смущенно, - мне дали ваш адрес…

Вэлия, так же безразлично глядя, не улыбаясь, отступила в сторону.

— Проходите.

Я незаметно осмотрел блок, краем глаза заглянул в кухню, мы прошли в комнату. Обычный однокомнатный блок на одного человека. Обстановка подтверждала мои худшие опасения - абсолютно безлично. На стене милый пейзажик в размытой технике. Стандартное Распятие ширпотребного вида. Стандартная мебель, довольно высокая степень захламленности, на полках - многомесячный слой пыли. Квартира старой девы, впавшей в депрессию. Взгляд скользнул по корешкам книг - Боже ж ты мой, ни в жизнь не поверю, что эти книги кто-то читал. Самая стандартная мутотень - "Наше знамя", четырехтомная эпопея "К звездам", толстые ровные томики романов издательства "Сельская жизнь".

Декорация.

Единственное, что в комнате меня насторожило - маленький голубой плащ, небрежно брошенный на спинку кресла. И зимние детские ботиночки под столом.

Больше никаких следов пребывания здесь ребенка я не заметил. Да ведь официально здесь и не живут никакие дети. Одно только непонятно - почему наружка ни разу не зафиксировала, что ребенок выходил из квартиры…

Может быть, конечно, это соседский ребенок. Тогда непонятен этот плащ, да еще зимние ботинки.

— Хотите что-нибудь выпить?

Я попросил воды, Вэлия вышла, и я быстро осмотревшись, нашел место для радиомикрофона. Может, хоть он даст нормальную запись! Микрофончик у меня в виде стандартной магнитной заклепки, и эту заклепку я налепил с тыльной стороны шкафа.

Я взял какой-то журнал ("Работница и мать") из груды валявшихся на диване, сел в низкое креслице, закинув ногу на ногу. Приготовил легкую обаятельную улыбку. Поблагодарил Вэлию за принесенный стакан воды.

— А девочка ваша в школе, конечно?

— Какая девочка? - спокойно спросила Вэлия.

— А в прошлый раз я приходил, и мне открыла… маленькая такая… это не ваша разве?

— А, - Вэлия села на диван против меня, оправила платье на коленях, - это дочь моей подруги. Я иногда за ней присматриваю. Слушаю вас.

— Даже не знаю с чего начать, - я изобразил доверчивую улыбку,- видите ли, у меня проблемы…

— Вы хотите, чтобы я вас посмотрела? - спросила она. Я понял, что наживка проглочена. Можно подсекать.

Терри Вайга - имя оказалось правильным.

— В общем, да, - сознался я.

Вэлия достала из шкафа несколько свечей. Бардак с журнального столика, ничтоже сумняшеся, смахнула на газетку и перенесла в неизменном виде на одну из полок. Расставила свечи, отметил я, биргенским пятиугольником. Зажгла.

Пожалуй, пора помолиться, с нечистой силой шутки плохи. Я прочел краткую терранскую молитву "Помилуй" и поручил себя защите ангела-хранителя.

— Садитесь сюда, - пригласила Вэлия. Я сел напротив зажженных свечей. Женщина - передо мной. Пять колеблющихся слабых огоньков разделяли нас. Вэлия протянула ладони, почти касаясь ими огня. Закрыла глаза, чуть запрокинув голову. Так мы сидели около двух минут. Для чистоты эксперимента я больше не молился. Некоторые из них отлично чувствуют молитвы.

Я так напоролся однажды в первый же год работы. Пришел на прием к одному "снимателю порчи", сказал, что ушла невеста, хочу сделать приворот. Целитель радостно согласился. Работал он за гонорар - я предложил ему почти новую планшетку за приворот. Но в тот момент, когда парень сосредоточился, входя в транс, я сдуру начал повторять "Господи, помилуй" - мало ли что, нечистая сила… Ами открыл глаза и со злостью, какую мне разве что от пленных шергов доводилось слышать, сказал: "Ты ко мне пришел за помощью, а теперь гадишь?" Он еще не понял, кто я. Решил, что просто лох испугался и начал по привычке молиться. Пришлось, конечно, сразу арестовать…

Итак, я ждал, стараясь думать о совершенно нейтральных вещах. Вэлия работала по-настоящему. Кстати, почувствовав на себе такую работу, уже очень трудно потом не верить в существование мира невидимого. Волны энергии ощутимо касались моей груди, перекатывались теплом, взрывались мягкими искрами в голове. По рукам до самых кончиков пальцев бежали мурашки.

Наконец женщина открыла глаза.

— Сердце у тебя не в порядке, - хрипловато сказала она, - аритмия. И шрамы вижу. На войне был?

— Да, - сказал я, - в молодости.

Да-а… это настоящая колдунья. Это тебе не шарлатанка тетя Кати с Малой Морской.

Правда, уже вот два года, как сердце не дает о себе знать. Вылечили довольно неплохо. Да и регулярные занятия спортом все-таки помогают. Но начиналось все с обмороков, ночных вызовов неотложки и мучительных разговоров с шефом и врачами - смогу ли я дальше оставаться на службе…

— И в личной жизни проблемы. Любишь женщину, а взаимности нет. Живет она не здесь… и у нее дети, кажется.

— Да, - вот теперь она действительно меня зацепила. И это можно, даже нужно показать, - вы действительно угадали… А что мне делать-то с этим? Не могу… уже двенадцать лет… - я умолк.

— Женщина замужем?

— Да, - сказал я. За эти годы так ни разу и не узнал ничего о судьбе Крис. Слишком больно. И незачем. Только и знаю - вышла за этого типа, наверное, родила ребенка и уехала с ним. Даже не знаю, куда.

Лучше не узнавать - во избежание. Тем более, вначале был за границей, не до того было, а потом целибат пришлось принять.

— Она счастлива с мужем?

— Нет, - сразу вырвалось у меня. Наверное, на моем лице отразилось что-то - на самом деле я думал, что понятия об этом не имею, но мне так кажется - Вэлия понимающе кивнула.

— Ну мы можем добиться сепарации, - сказала она, - и вы можете с ней сойтись. Как вы понимаете, официальное венчание - это не мое ведомство, и как вы понимаете, это практически нереально. Но мы можем сделать так, чтобы они с мужем расстались, ну и… вы же понимаете, что на такие вещи обычно смотрят сквозь пальцы. Вы кто по профессии?

— Старший экономист на Верфи.

— Ну это не трагично, вам аттестации проходить не надо…

— Да, конечно, - сказал я, - но как-то… знаете, я очень поражен тем, что вы сказали. Как вы могли догадаться обо всем этом?

— Я не догадываюсь, - ответила ами, - мне просто дают информацию.

— Кто дает? - не удержался я. Вэлия пожала плечами.

— Светлые силы.

— А как можно… ну добиться, чтобы она ушла от мужа? Или он от нее?

— Мне понадобятся фотографии ее и мужа. Сможете достать?

— Да… снимков мужа у меня нет, но я попробую. Но это в другом городе, мне туда еще ехать надо… Это не быстро.

— Ну вот как достанете, я сделаю.

— А как это можно сделать?

— Ну вы же видели, что я действительно работаю?

— Да-а…

— Есть методы. У меня большой опыт, - сухо сказала Вэлия, - доверьтесь мне, и все будет в порядке.

— Хорошо… значит, фотографии…

— Да, достанете фотографии - приходите снова.

— Это вряд ли быстро… - сказал я.

— Как угодно.

— А это… что вы за это хотите? - я изобразил легкое смущение.

— Я работаю бесплатно, - ответила ами, - мне это дано свыше, и я не имею права брать за это материальные блага.

Ого, однако! Что ж, среди ами часто встречаются бескорыстные. И даже искренне верящие в то, что они помогают людям. А уж в "Светлые силы" верит большинство.

Уже в коридоре я повернулся и спросил.

— А скажите… все-таки страшно. Знаете, я в церковь со школы не хожу, но ведь вот священники говорили… что нельзя вот так контактировать с какими-то неизвестными потусторонними силами.

— Они не потусторонние, - спокойно сказала Вэлия, - и все можно на самом деле. Вопрос только в чистоте помыслов. Корыстный, злобный человек, выйдя в тонкий мир, неминуемо подвергнется атаке бесов. Подобное притягивает подобное. А человек чистый будет общаться с ангелами. С Иерархией Света. Можете быть уверены, у меня все в порядке. А священники… им самим, как правило, противопоказана духовная практика, потому что они находятся на самом низшем уровне духовного развития. Так что слушать их не стоит, - она слегка улыбнулась, - конечно, это хорошо, что вы обратились ко мне. Есть разные люди. Есть те, кто вам пообещает горы свернуть, и заманит в итоге в ловушку темных. Но со мной все в порядке будет. Я общаюсь непосредственно с Христом, Медаром и Ганве, так что моя информация - из самых чистых и высоких слоев Тонкого Мира. Не сомневайтесь!

Вэлия дала мне довольно много зацепок для поиска. Лексикон. Отдельные пункты идеологии. Это важно.

Я вышел из подъезда, чуть улыбаясь. Снова вспомнился анекдот про "кто там". Сколько раз уже вот так я играл лоха, обращаясь к разным ами. Иногда они действительно неплохо диагностировали мои проблемы - вот как Вэлия сейчас. Но ни разу ни один из них не догадался, кто я на самом деле. Арест и встречу со мной в ДИСе они воспринимали как жестокий удар судьбы.

Почему-то Светлые Силы не догадываются сообщить своим адептам, кто в этот раз и с какой целью пришел к ним в качестве клиента.

Насвистывая "Марш артиллеристов", я вошел в здание ДИСа. Помахал скучающему охраннику у двери, поднялся по лестнице на третий этаж. Пожалуй, сегодня можно будет и на тренировку сходить. А то опять шеф ворчать будет… запустил я это дело. Абель нас здорово гоняет в этом смысле, да и можно его понять.

Здание у нас старое, просторное, с высокими потолками. Отдает казенщиной, да это и понятно. Я привык к ДИСу и воспринимаю его почти как родной дом. Даже, может, и роднее, чем моя обшарпанная комната с кухонькой. А здесь, в моем кабинете - уют, кофейная машинка, стопка любимых книг в углу, включая и Радвила, и Кэрриоса - старых отцов-хавенов и фантастику вроде Нальды. И Распятие мое любимое, подаренное на память капелланом нашей части, отцом Дином, который такую роль в моей духовной жизни сыграл - деревянное такое, простенькое, слегка закопченное после пожара - я здесь на стенку повесил, а не в блоке.

Допросы с неизбежно сопутствующими гадостями мне здесь проводить не приходится, для этого отдельное помещение есть. Здесь я просто работаю, думаю, провожу совещания и отчеты.

Идти в мензу не хотелось. Я просто вскипятил чайку и достал из ящика стола пачку соленых сухариков. Они хорошо под пиво идут, но и к чаю - тоже недурно. Включил монитор. Тут раздался звонок дискона, я схватил пульт.

На мониторе - дискон у меня подключен к нему - возникла веснушчатая физиономия Майты. На руках она держала младшенького.

— Привет! - обрадовался я.

— Здорово, инквизитор. Чем занимаешься? - осведомилась моя сеструха.

— Да вот, колдунов ловим, вестимо. А у тебя как жизнь? Это что, ты хочешь сказать, уже Иост такой большой?

— А как же? - Майта повернула ко мне племянника, он заерзал и заулыбался, произнеся что-то вроде "г-ы-ы". Молодец все-таки Майта, уже шестой ребенок… Кажется, в нашей семье она поставила рекорд. Но нас-то было восемь.

Я с беспокойством вспомнил, что скоро будет святая Дара, а это именины Дары, старшей дочери Майты, и еще папиной сестры тети Дары, и надо ведь что-то дарить опять… Ладно, разберемся.

— Так что у тебя? Опять все скучно, без изменений?

— Ну какие у меня изменения… А вот, знаешь, с кем я разговаривал недавно? С Лисс Араной.

— А она что… того… по вашему ведомству? - удивилась Майта. Я вздохнул.

— Ну вот, сразу по нашему ведомству. Просто так я ее видел! На вечеринке был у шефа.

Я вкратце поведал о разговоре с Араной и о ее творческих планах. Потом спросил, как дела у Майты. Она рассказала, что Дара поедет на всеэдолийский конкурс юных музыкантов, что Рэм опять лазил на купол обсерватории, за что ему опять влетело в школе, у Иоста прорезался четвертый зуб, а к ней звонили с работы и спрашивали, когда она наконец сдаст графики - в промежутках между кормлением младенцев Майта работала в химической лаборатории, и даже будучи в материнском отпуске продолжала подрабатывать на дому. Что касается Тимо - моего шурина, он опять в командировке уже неделю, и два дня не звонил… дело обычное.

— Знаешь, что я звоню? Ты к родителям на юбилей свадьбы не собираешься?

— Так ведь не скоро еще, - удивился я, - чего ты раньше времени…

И тут же подумал, что она права. Ехать в Маккар, ну пусть даже самолетом… Все равно там еще до папиной части добираться. Это минимум на неделю. Надо договориться об отпуске. Абель, думаю, не будет возражать. Дело Лойры я до тех пор, конечно, добью.

Майта между тем выговаривала мне за безалаберность и выражала изумление, как такого обалдуя держат в ДИСе.

— Ладно-ладно, - сказал я, - поеду. Вместе полетим.

— У меня лимит полетов исчерпан, я поездом собираюсь, - вздохнула Майта,

— Тут, извини, я тебя сопровождать не могу, мне надо быстро. А на поезде два дня пилить.

— Ну ладно… но значит, мы на тебя можем рассчитывать? И о подарке еще надо подумать - мы можем на двоих что-нибудь большое заказать, например, у них видеон уже очень старый…

Я согласился, что подумаем, и Майта, попрощавшись, отключилась. А я переключил монитор на сеть и начал собирать информацию.

Во времена Медара - как раз тогда, когда появился на нашей земле святой Квиринус, когда биргены господствовали повсюду, и под их господством земля потихоньку деградировала и вымирала - существовала секта ферайнов. Хавенская секта, конечно. Трагедией дохристианского Ордена была раздробленность. Если бы не это - не множество духовных направлений, если бы не позволяли буквально каждому умному хавену становиться новым Учителем - может, наша страна и раньше бы процветала, а не тонула в междоусобицах.

Так вот, и при Медаре в Ордене была полная свобода. Свобода - это значит, каждому, кто пожелает и сможет стать Учителем либо начальником, дана такая возможность. Зато те, кто руководить не может, оказываются в полной и безраздельной власти этих мелких начальников, и уже ни Император, ни Архиепископ, ни Тар - никто не спасет обычных людей от произвола.

Так и у ферайнов, обычные верующие находились в полной зависимости от руководителя секты, который у них назывался Старцем. Как и вообще биргены, ферайны делили людей на чистых и нечистых - на посвященных и "стадо", причем стаду позволялось все (только плати налоги и содержи посвященных), а вот посвященные соблюдались в сугубой строгости. Например, за нарушение обета чистоты (за каковое могло приняться пребывание наедине с девицей в одной комнате) посвященного могли и замуровать заживо в специальном склепе, называемом "отходным".

Ферайны верили в Мессию. Как, опять же, немалое число биргенов. Только вот, как сообщил мне поиск по сети, у них Мессия этот назывался Спящим.

Всем известна эта легенда - про Риглина, который привел древних людей с Прародины на Эдоли, перенес их через черные пространства на крыльях гигантского орла (ну правда, при раскопках не так давно найдены останки звездолетов возрастом 15-20 тысяч лет, но биргены об этом еще не знали). Так вот после этого Риглин вроде бы как ушел в горы (по некоторым версиям - не в силах вынести вида человеческого разврата и падения) и там заснул. Однажды он проснется, придет к людям и откроет им всем глаза, путем Посвящения, изменит их души, и тогда, конечно, настанет на Эдоли Золотой век и благорастворение воздухов.

Как и большинство биргенов, ферайны отказались поверить, что Христос, пришедший всего 900 с лишним лет назад на Терру (пусть она и считается многими авторитетами той самой Прародиной) - это и есть Мессия. Во-первых, биргены сторонники раздельной духовности, они считали, что каждая планета развивается по своим духовным законам вне всякой связи с другими. Так что при чем здесь Терра? Во-вторых, что главное, они никак не могли поверить, что Христос - Мессия, потому что Он на их взгляд ничего такого особенного не сделал (в передаче святого Квиринуса, по крайней мере - некоторые из них считали, что святой Квиринус исказил и Книгу, и Весть). Ну проповедовал. Ну исцелял. Бывает - таких учителей у хавенов немало было. Ну умер - это и вовсе подозрительно, с чего бы Мессия позволил себя убить… Воскрес? Ну то есть, по вере биргенов, появился в Тонком теле. Это опять же для них нормально. Души людей он не изменил, на Терре люди как были обычными, так и остались. И даже сами его последователи ничего уж такого особенного из себя не представляли. В массе. Были, конечно, выдающиеся -как на Терре, так и у нас. Но были также исключительные негодяи.

В общем, в Христа они не поверили, а лет через 200, когда начались биргенские войны, стали страшно сопротивляться наступавшей христианской Империи. Часть их истребили, часть куда-то попряталась. Есть сведения, что в Руште сохранилась секта, по прежнему ожидающая пробуждения Спящего…

В остальном они похожи на других нынешних ами. Есть у них немало контактеров, которые считаются избранными и общаются со всеми Посланцами Неба - Христом (прости, Господи!), Ганве, Лорхом, Медаром, передают людям их волю. Они и станут первой опорой Спящего, когда тот пробудится. Спящий начнет открывать всем людям глаза. Превращать их в своих служителей. Вести их к Любви и Истинному Знанию. Избранные будут помогать ему в этом… И вскоре наступит Золотой Век. Народы Эдоли побратаются, скантийцы дружно покаются, разломают все оружие, и наступят мир и дружба навеки.

Я отправился на тренировку и примерно пять Славных напрягался в зале. Душ у нас якобы есть, но на самом деле часто закрыт - обычное дело. Я решил пойти домой, вот только неудобно такому провонявшему в церковь заходить, придется, наверное, обойтись сегодня. Все-таки я сменил промокшую скету на форму и зашел еще к слухачам. Узнать, как дела с моим жучком, оставленным у Вэлии.

Дела, оказывается, были совсем неплохо. Микрофон работал отлично, и сегодня они уже сняли несколько записей.

Я, конечно, тут же надел наушники и прослушал все.

Были разговоры Вэлии, видимо, с ребенком. Я услышал раза два короткие ответы девочки - напряженным голоском "да, я уже сделала", "нет у нас не было (не разобрать дальше)". И непривычно резкий, властный голос женщины. Говорила она что-то не очень понятное, лишь один раз я разобрал фразу "Я не собираюсь повторять одно и то же пятнадцать раз. Если ты не хочешь - то не надо. Поворачивайся и уходи".

По большей части беседы явно велись на кухне, оттуда и неразборчивость. Хороши наши современные микрофоны, но как и лазерные-микроволновые системы, увы, не всесильны.

И был один очень интересный разговор. С посетителем. Его личность ребята уже установили - прибыл он из Эфеса, некий Ригг Лорин, официально электронщик-надомник. Остановился в Анграде у своего приятеля, который давно числился у нас в базе данных как предполагаемый астролог.

Видимо, эта встреча была запланирована заранее. Вэлия продиагностировала Лорина примерно так же, как меня. Нашла у него дискинезию желчных путей и еще какую-то подобную ерунду. Затем они поговорили о высоком. Вэлия излагала обычный бред ами о духовном пути, о посвященных, о том, что нужно добиваться более высокого перерождения, и это основная цель жизни человека. Об эволюции духа. Между делом она произнесла интересную фразу:

— Помните, пробуждение Спящего зависит и от вас тоже.

— Но в Эфесе…

— Да, в Эфесе. И я вижу - уже очень скоро. Вы боитесь?

— Нет, но…

— Я сама проведу ваше посвящение. Если хотите, мы уже сейчас начнем первый сеанс. Мне говорят, что это можно.

— Да… я готов…

Дальше было молчание и лишь какие-то шумы. Но я возликовал мысленно - она связана со Спящим!

Интуиция не подвела меня. Все эти случаи можно свести воедино. Все, связанное со Спящим, с убийцей Корри, с самоубийствами и психическими болезнями - все сходилось к этой женщине, Вэлии Ратта. Посвящения? Да, по-видимому, она проводила посвящения… готовя людей к приходу Спящего… видимо, он - некий спящий - действительно проснулся. В смысле, появился какой-то тип, который изображает из себя Мессию. Ну а то, что после этих посвящений люди сходят с ума - дело самое обычное. Почему мы называем оккультистов ами? Ведь это сокращение от "аменс", безумный. Так давно уже повелось. Все они, все, кто не шарлатан, чтобы обрести сверхспособности, проходят через период "посвящения", иногда кончающийся смертью, убийством кого-то из близких или же полной шизофренией. Я еще помню дело Посланницы Ганве, которая обучала людей исцелять прикосновениями рук - да, пара ее последователей и вправду чему-то научились (вопрос, насколько истинным является такое исцеление, и насколько оно полезно для человека). Зато пять человек - и это только те, кого нам удалось найти - закончили в психушке, один даже в морге.

То есть дело самое обычное.

Во мне все ликовало - так всегда бывает, когда дело удачно близится к завершению. И еще как-то приятно было, что удалось сделать противника на одной только логике, на хитрости и риске, что на этот раз мы не зависели от допросов, от полученной на них информации. Хотя может быть, конечно, все это нам еще предстоит - когда возьмем Вэлию и этого Спящего, и всю сеть…

Возникло искушение зайти в кабинет… Усталость была уже такая, что тащиться до дома казалось совершенно бессмысленной тратой сил. Но я мужественно преодолел искушение и двинулся было к выходу, однако по дороге меня застиг звонок начальника. Я поднес к уху мобильник.

— Йэн? Зайди ко мне, если не сложно. Ненадолго.

Обращение по имени, на "ты" и "если не сложно" - значит, дело не такое уж срочное и скорее всего, не рабочее. Но отказать я все же не решился - начальство.

— Хорошо, сейчас.

Мне показалось, что Абель не совсем в норме. Десяток мелких признаков - волосы слегка встрепаны, взгляд чуть в сторону, узел галстука сбился. Все это настолько чуть-чуть, что у незнакомого человека я мог бы это и не отметить. Но ведь Абеля я довольно давно знаю.

— Садись, Йэн, - сказал он, роясь в своей сумке зачем-то. Я сел. Он выложил на стол планшетку, раскрыл ее, что-то там черкнул, проведя стилом по управляющей пластине.

— У тебя что-нибудь не в порядке? - спросил я.

— Нет, все нормально. Впрочем… да, Иринэль в больнице опять, - сказал шеф. Я насторожился.

— Все-таки рецидив?

— Нет… у нее другое. Ничего страшного, - шеф снова захлопнул планшетку и досадливо поморщился, - не обращай внимания, просто я закрутился.

— Мне кажется, Иринэль вообще изменилась после болезни… - осторожно сказал я. Просто из вежливости. Абель кивнул.

— Да. Но это сейчас неважно. Вот что, как у тебя с твоим этим… Лойрой…

— У меня хорошо, - я слегка оживился. Приятно рассказывать об удавшемся деле. Почти удавшемся. Лавен кивал рассеянно, слушая мой краткий отчет. Наконец покачал головой.

— Ну вы накрутили… выходит, эта дама не одного уже человека довела…

— Ну да, это не так уж редко бывает. Если помнишь, Посланница Ганве…

— Да-да… А почему ты ее не арестовал?

— Но ведь надо еще найти Спящего. Наверное, я неясно выразился. Но она действует не сама по себе, есть еще Спящий… Который проснулся. Я пока еще даже не знаю, и сомневаюсь, что он здесь, в Анграде.

— Нет, я понял, - шеф кивнул, - что ж, работу вы проделали хорошую. Но ты знаешь, Йэн, почему я вызываю тебя? Новости есть приятные… Правда, немного неожиданно… словом, с понедельника ты летишь в Траинну…

Я замолчал, пытаясь осмыслить его слова.

— Надолго? С каким заданием?

— На сей раз не задание, а международная конференция по борьбе с оккультными сектами, - сказал шеф, - я решил, что полетишь ты. Надо же тебе развеяться хоть немного. Это недолго, три недели.

Траинна… это хорошо, конечно. Что греха таить, уровень потребления в этой маленькой стране выше, чем в Эдоли, да и древняя история… там есть на что посмотреть. Подарки родителям можно будет там купить отличные. Да и вообще всем. Мне же выдадут деньги для поездки, наверняка. Это не Сканти. Это страна дружественная, христианская. В общем, это здорово, конечно! Разве что несколько неожиданно. И ведь надо еще дело закончить!

— Но Абель… А как же быть со Спящим? Ребята без меня…

— Я сам займусь этим делом, - пообещал шеф, - вот с понедельника и переключаюсь. Файлы я у тебя возьму, посмотрю. С ребятами твоими поговорю. В общем, не волнуйся, разберемся.

Я молчал. Как-то это все неожиданно.

— В общем, не напрягайся, Йэн. Иди выспись, за выходные отдохни, собери вещи. Завтра я уже с утра заеду и все посмотрю, со слухачами побеседую… А ты не думай об этом, хватит уже - ну что, дело-то в общем рутинное. Ну что?

Я покрутил головой.

— Да ничего… нормально все. Только уж очень неожиданно. Как будто на скаку остановили. Только собрался барьер брать… Вот что, ты обязательно проверь, что там с девочкой. По-моему, очень подозрительно. Возможно, она и в школе не учится.

— Ну конечно, Йэн, ведь не первый год я работаю, верно? Чайку выпьешь со мной? Или уж домой пойдем?

— Наверное, лучше домой…

Я решил слегка воспользоваться служебным положением и взял в гараже, пока он не закрылся, "Сагитту". Тащиться сейчас до метро, потом от него полкилометра до моего квартала… Уже и темнеть начало. А в принципе - кому будет плохо, если я доеду с комфортом? Завтра утром и верну. Да даже если и в понедельник… А заманчиво вообще-то - плюнуть на все и два дня отдохнуть. Почему бы и нет, собственно? Смотаюсь к Майте. Тем более, Тимо в командировке. Погоняю с племянниками мячик. Съездим на пляж, искупаемся. В принципе, никто не возбраняет мне и на машине их свозить! Это не запрещено.

А в понедельник - в светлую Траинну, в Недду, столицу древних королей, где дворцы из белого камня… где мостовые со времен Рассеяния еще не сменили, и ездят, как показывали по видеону, настоящие кареты, запряженные лошадьми.

Дело только жалко… Нехорошо все это. Надо бы закончить. Еще ведь немного совсем. Выяснить бы, что это за Спящий… Я просто чувствую, что напал на жилу. Потянул за какую-то очень важную, очень серьезную ниточку… Что это дело - оно не просто так. Что закончив его, мне удастся еще много трагедий предотвратить, и какой-то колоссальный гнойник вскрыть. И уже я добрался до этого гнойника, может быть, один последний, решающий взмах скальпелем… еще чуть-чуть. И я все пойму наконец, и открою что-то колоссально важное…

Нет, шеф, конечно, справится не хуже меня. Не зря же он начальник Отдела. Столичного, не какого-нибудь.

Я поставил машину возле дома, поднялся к себе. За стеклянной дверью балкона темнела в сумерках громоздкая чья-то фигура, ну ясно, это Лукас вышел покурить. Сосед тоже, видно, почуял движение на лестничной площадке, повернулся, приоткрыл дверь, пустив на меня клуб горьковатого дыма.

— А, Йэн! Здорово! Только с работы, что ли?

— Ага, - сказал я, улыбаясь. Лукас выставил ногу, подперев дверь, чтобы не закрылась, ему, видно, скучно было одному дымить на балконе, а дома супружница не разрешает.

— Слышал, наши продули Траинне в полуфинале, - сказал он.

— Да? Я не смотрю, некогда в последнее время…

— Да я сам не смотрел, у нас сейчас тоже на работе… прикинь, заказ космической диаконии! Новую линию ставим. Экспериментальная электроника… 25 триславов с завода не уходил, представляешь? Раскладушки в цеху поставили. Это мне знаешь кто сказал про полуфинал? Нико, он ведь у меня в сборной города!

— Да ты что? - удивился я. Надо же, щупленький, совсем не в отца, пятнадцатилетний пацан Нико - и уже в сборной Анграды? Ну я знал, что он гиролист, конечно…

— Ага, - с удовольствием подтвердил Лукас, - слушай, а ты заходи к нам завтра, что ли, а? Давно не сидели. Рени тебе рада будет, она тебя уважает. Говорит, интеллигентный человек. Посидим с пивком, вроде, завтра должны завезти с утра… - он отвернулся и пыхнул дымом в сгустившиеся сумерки.

— А что же, - задумчиво сказал я, прикидывая, оставаться ли ночевать у Майты или в самом деле принять предложение соседа… Я ведь его давно знаю, с самой их свадьбы, когда Лукас с Рени получили здесь жилье, и здесь же гуляли, я участвовал, как и весь дом, и даже растаскивал какую-то получившуюся нечаянно драку, за что получил по носу, а потом помогал какое-то приличное число раз Рени втащить коляску на дурацкие ступеньки внизу, потому что пока до этого лифта доберешься…

— Обещать не могу, однако, вполне возможно, что и зайду.

— Слушай… - Лукас замялся, - вот ты ведь все-таки в ДИСе работаешь. Ты скажи, Йэн - только честно - что у вас говорят? Насчет скантийцев? Война будет, нет?

Я помолчал.

Никакого отношения моя нынешняя работа к Сканти не имела, и о международном положении никак не мог я знать больше простого оператора сборочных линий. Однако видно было, что Лукас надеялся на мой ответ… Я сказал.

— Не рискнут. Сам понимаешь, у нас паритет. Если война начнется - победителя в ней не будет при нынешнем оружии.

— Всему шарику амба, значит?

— Примерно так.

— А что же говорят про звездолеты, мол, у скантийских заправил свой флот уже построен, и место на Артиксе, вроде, они застолбили, теперь им только взлететь и можно по нам термоядерными лупить?

Внутри у меня привычно засосало, потому что была в этом доля истины, и это я уже знал точно.

— Не взлетят, - сказал я тихо, - у нас орбитальный пояс есть. Ни один полет в дальний космос без международного согласования не совершается.

— Вот и я так думаю, - ответил Лукас, - а у нас, знаешь, разное говорят…

— Слухи это. Страшилки. Ничего такого не будет. Ну ладно, до завтра - надеюсь!

Я толкнул свою дверь. Замок у меня полгода уже как сломался, все не соберусь вставить, да и зачем… Секретных материалов я дома не храню. Так - да пусть заходят, кому хочется. Только зачем заходить, что там делать-то, в берлоге моей…

Я перекусил хлебом с остатками ветчины. Завтра надо будет взять что-нибудь в распределителе. Плита сияет девственной чистотой, я совсем опустился, когда я последний раз себе хотя бы кашу варил? Все по кантинам питаюсь. Заодно открыл "Опыты духа" Клерена.

Всякое событие евангельской истории имеет отражение в жизни каждого из нас, ибо мистерия Духа, приоткрытая Христом в Рождестве, и распахнутая в Воскресении как в зеркале отражается в наших душах, в наших отношениях с неизмеримым источником Бытия, Который мы открываем посреди скорбных и многотрудных дней нашей земной жизни.

В Преображении Спаситель приоткрыл покров своего смирения, Он явил славу свою, Которой владел еще прежде основания мира, Он приоткрыл тайну будущего, когда:

Откровение 22

3 ничего уже не будет проклятого; но престол Бога и Агнца будет в нем, и рабы Его будут служить Ему.

4 И узрят лице Его, и имя Его будет на челах их.

5 И ночи не будет там, и не будут иметь нужды ни в светильнике, ни в свете солнечном, ибо Господь Бог освещает их; и будут царствовать во веки веков. и сделал Он это не для того, чтобы апостолы сделали палатки и упокоились среди присносущного света, но чтобы показать им финиш, к которому еще прийдется бежать, до которого прийдется пройти через тернии и кровь, уныние и скорби.

Ведь как не похож Иисус Преображающийся на Иисуса Распятого. Муж силы, окруженный свидетелями прошлого, муж славы, осененный небесным сиянием, учитель, к ногам Которого пали пораженные ученики и Иисус страдающий, оставленный всеми, включая небесного Отца, агнонизирующий дрожью на кресте человек, задыхающийся и кричащий от боли своей…

Как тяжело не соблазниться, созерцая последнего!

Это ли Царь Иудейский?! Это то ли победоносный мессия Святого

Народа?

В преображении Иисус преподал апостолам залог победы, чтобы когда найдут темные тучи и опустится скорбь памятуемое преображение стало малой отрадой, дающей надежду. И этот урок ценен для каждого из нас.

Я аккуратно заложил книгу календариком с храмом святого Квиринуса, убрал посуду со стола. Мысли мои приобрели благочестиво-религиозное направление, и замаячила новая перспектива внезапно открывшейся передо мной свободы (молодец все-таки шеф… да и хрен с ним, с этим делом, пусть уж шеф его добьет, раз сам захотел). В воскресенье можно будет хорошо, по-человечески исповедаться.

Давно уж пора, надо сказать.

Я вымыл посуду. Перспектива приятного вечерка перед экраном видеона в кресле, с книгой в руках, с… нет, пива нет и не будет, да это и неплохо, чревоугодник проклятый, обойдешься. Только вот в сон скоро потянет, я себя знаю. Ничего, завтра как раз и высплюсь. Вот возьму и не стану вставать к утрене, с какой стати, не монах же я. Выдрыхнусь как следует… Неприятная мысль только все еще гложет изнутри. Да. Я аккуратно поставил тарелки - вечернюю и утреннюю - в мойку, и пошел к стационарному дискону.

Я тогда еще не понимал, почему такой странной мне кажется вся эта ситуация. Точнее, понимал, но не до конца. Что-то грызло меня изнутри, а может, ангел мой бедный все толкал под локоть, не спи, Йэн, проверь, несчастный мой ангел, работка тебе досталась - не позавидуешь. И вот ангел этот или интуиция толкнули меня к дискону и заставили набрать секретный код нашего спецотдела.

— Дектор Ромина Кеер у аппарата, - узкое темноглазое лицо женщины появилось на экране.

— Добрый вечер, дектор Кеер, говорит старший инквизитор Шестого Отдела центор Савинта.

Ромина чуть кивнула, глаза потеплели, узнала она меня, конечно.

— Ромина, если не возражаешь, я насчет блока 26-512. Как там сегодня?

Она отвела на секунду глаза, потом взглянула снова на меня и ответила с легким оттенком удивления.

— Йэн, наблюдение снято. Разве это не твой приказ?

— Когда? - тихо спросил я, стараясь унять ледяную волну, медленно ползущую по ногам вверх.

— Сегодня в девятый час с четвертью. До тех пор никаких новых записей нет. Ни по дискону, ни… А, здесь стоит подпись Лавена! Йэн, ты что, не в курсе?

— Нет, все верно, - я справился с собой, - товарищ Лавен взял это дело себе. Я просто хотел узнать… на всякий случай. Спасибо, Ромина!

Я еще некоторое время глядел в почерневший экран. Ни сна, ни усталости. Ничего нет. Это не похоже на шефа… очень не похоже. Он же не идиот. Наблюдение снято… он решил сразу же ее арестовать?

Я встал и начал переодеваться. В голове постепенно складывались варианты - и план действий. Надел черную файру, а поверх - "городское рабочее". Не камуфляж, конечно, не светиться же. Просто удобные просторные серые куртку и брюки, которые ну совершенно не бросаются в глаза. "Таких товарищей у нас много".

Все-таки правильно я взял сегодня "Сагитту".

Охранникам ничего объяснять не пришлось - мало ли зачем может старший инквизитор заехать в контору в неурочное время. Я сразу прошел наверх. К счастью, систему "Атлена" я в свое время предусмотрительно оставил у себя.

Я вытащил из сейфа небольшой черный чемоданчик, сел с ним за стол, раскрыл. Уж передвижение чипа я проследить смогу… несколько томительных минут ожидания. Нашел! На экране возник символ опознания. Вот он, чип потребительской карты переводчицы-надомницы Вэлии Ратта…

Потребительская карта - все-таки очень удобная вещь. Носить ее с собой несложно, у каждого есть небольшой карманчик на подкладке. В отличие от Сканти, деньги у нас ничего не решают - решает статус человека, его значимость для общества, его заслуги. И карта удобна - ею можно пользоваться где угодно. И еще есть одно удобство, без карты вряд ли кто-то выйдет из дома, ведь ее везде нужно предъявлять, а на карте есть чип, а это маячок для спутниковой системы слежения…

Карта Вэлии Ратта сейчас стремительно удалялась от Анграды со скоростью 250 лонг в трислав. Я послал запрос и прибор хладнокровно сообщил, что носитель данного чипа находится сейчас в скоростном ночном экспрессе Анграда - Урби-Люкс.

Я перешел в свой кабинет, скинул куртку и открыл своей картой железный шкафчик. Так, бронежилет, Арка-54, самый новый. Еще три штуки с собой. В подмышечную кобуру… я повертел в руках электромагнитный "Лик", со вздохом сунул его в ящик и ограничился своим привычным автоматическим БК с глушителем. Электромагнитное оружие - это высокая точность и одиночные выстрелы, это мне не нужно, хоть и люблю я "Лик", по правде говоря. Взял еще оружия для ребят, потом рассовал по карманам и петлям всякие полезные штучки, от складных наручников до пары газовых гранат с воздушной маской в комплекте. Прихватил прибор слежения. Потом включил циллос и быстро написал пару страниц, отправив их сразу же на адрес Тарсия и копию - на мой собственный почтовый ящик.

"Сагитта" так и дожидалась меня у края дороги. Я доехал до ближайшей заправки, благо, она у нас в сотне пассов. Использовал служебную карту. Пока из шланга в бак качалась водородная смесь, я вынул свой мобильник.

Бен оказался, к счастью, дома.

— Привет, Бен, это я. Через половину Славного буду у тебя. Едем сейчас в Урби-Люкс, может быть, ближе. Объект уходит. Собирайся. Надевай "городское рабочее".

— Есть, - слегка удивленно ответил Бен. Судя по звукам, он как раз что-то жевал. Вопросов задавать не стал, и меня это порадовало. У нас все-таки не армия, да и отношения сложились дружеские, панибратские, мог бы и возмутиться. Я позвонил брату Клименту и тоже велел выходить. Немного поколебался перед тем, как вызывать Эннию. В отличие от всех нас, у нее семья. Дети. Приехали из школы, собираются провести выходные с мамой и папой… Я вздохнул и все же набрал номер Эннии.

Она - молодец - отреагировала правильно. Спросила только насчет формы и оружия, но ни разу даже не вздохнула. Надо - так надо.

Мы уже выехали из города, по дороге я посвятил ребят во все детали происшествия.

— Ну и… - осторожно спросила Энния, - у тебя есть версия?

— Не одна, - ответил я, - во всяком случае, сейчас все это неважно. Сейчас