/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy

Тамаса

Юрий Погуляй


ТАМАСА

Мирон умирал. Солнце насмешливо грело землю, ехидно скалясь одинокими лучами. Сосны с грустью смотрели на тела у своих корней. Птицы скорбно пели панихиду. А Мирон умирал…
Странно, но перед глазами у него не пробегала жизнь, не холодил душу страх перед смертью. Лишь лицо Тамасы на фоне серого, мертвого тумана. Грустная улыбка, карие глаза, смуглая кожа, длинные, темные волосы…
Неделю назад банда Мирона вышла к небольшому селению. Несколько поросших мхом домов. Колодец-журавль, пара кур возле него. Идиллия…
Гык, сухопарый орк, вместе с Мироном основавший банду, замер в лесу и недоверчиво потянул носом воздух.

–Нам не надо туда идти, – хрюкнул Гык и напряженно забросил на плечо боевой цеп.

–Куры, – коротко заметил Альден. Эльф плавно потянул стрелу из колчана, но Гык перехватил его руку.

–Нам не надо туда идти!

Мирон с интересом оглядел селение. Опасность? Здесь? Разыскивающие их гвардейцы остались в трех днях к югу, сбитые заклятьем Урра-Шамана. Пожилой орк, на сей раз, превзошел себя и создал настолько реальную иллюзию, что Мирону показалось, будто он услышал дыхание призраков его отряда.

Со скрежетом на край леса вышел Мертвец. Закованный в ржавые латы детина замер у одной из сосен. По всей видимости, боец оценивал обстановку.

–Мертвец, назад, – бросил Мирон.

Воин, лица которого за три года никто в банде не видел, повернул голову к атаману и слегка кивнул.

Мирон вновь уставился на селение, слушая, как проскрежетал отступающий Мертвец.

–Что такое, Гык?

–Мне не нравится это место. Быть беде, – орк сморщился и присел.

–Куры, – с нажимом промолвил эльф.

Куры, это хорошо. Да и еще какая скотина здесь найдется. И бабы… Ребята давно женщин не видели. Месяц уже, как по лесам от погони носятся. Последняя вылазка плачевно закончилась. Мирон потерял большую часть отряды. Осталось семеро бойцов, да шаман. Много не навоюешь… Но здесь, вроде тихо…

–Че как? – прохрипел голос Струра. Гуль, пошатываясь, замер около Мирона. – Еда…

Пора кормить эту тварь, подумал атаман. Струр слабел… Человечина нужна. В деревне найдется, это факт.

Мирон довольно улыбнулся. Его банда – шедевр в своем роде. Гуль, эльф, орки, люди… Был еще молодой огр, но он погиб в той засаде. И Мертвец… Кто он – никто не знал. Лицо бойца скрывала стальная пластина с узкой смотровой щелью, в которой всегда стояла тьма.

Но теперь их только восемь. И может стать еще меньше, если не накормить гуля. Либо сам сдохнет, либо кого-то из своих сожрет.

–Мне не нравится это место, его обойти стоит, – прошипел Гык.

Атаман оглянулся на затаившихся в лесу бандитов. Молот – последний оставшийся в живых человек, кроме Мирона, лежал в зарослях вереска и задумчиво жевал травинку. Старый шаман и его охранник – тупой как дерево орк, держались еще дальше.

–Еда… – проворчал гуль и пустил струйку вонючей слюны. Глаза нежити блеснули.

Мирон встретил взгляд Гыка и кивнул на монстра. Пора кормить… Пора…

–Пусть Мертвец сходит? – неохотно предложил орк.

–Мертвец – вперед. Мужчин – убить… – Мирон обернулся к шаману. Тот уже что-то колдовал, пританцовывая на месте. Здоровенный охранник маленькими злыми глазками шарил по лесу, в поисках возможной опасности.

Мертвец молча вышел из леса. За эти годы атаман так ничего о нем и не узнал. Падший… Один из воинов какого-то князя. Поговаривали – всю дружину проклял обиженный владыкой маг. В последнее время по миру много таких ребят ходило. Видимо, большая дружина была. Мертвец на вопросы не отвечал. Он вообще не разговаривал. Воин медленно вышел к колодцу и остановился, выбирая с какого дома начать.

Дверь одной из хижин распахнулась, выпустив на крыльцо крепкого мужчину. В руках селянин сжимал топор

Выбор сделан…
Мертвец повернулся ко что-то крикнувшему мужику и неторопливо вытащил меч из ножен.

–Еда… – подался вперед гуль, но Мирон хлестко одернул чудовище:

–Назад!

Гуль, ворча, улегся в траву, жадный взгляд блуждал по поселению.
Мужчина на крыльце попятился обратно в дом, что-то испуганно говоря. Мертвец молча приближался. Ступив на крыльцо, воин замер и покачал головой, разминая шею.
Мирону показалось, что он услышал хруст позвонков.
Крик. Дикий крик. Мертвец ворвался в дом, снеся захлопнувшуюся дверь. На шум из соседних домов выскочило еще несколько человек. Один из них – в кольчуге.
Гуль чуть приподнялся и голодно посмотрел на Мирона.

–Лежи, тварь, – поморщился тот. Недовольно урча, нежить вцепился зубами в траву.

Орк присел на землю, поглядывая на шамана.

–Самки обездвижены, командир, – прохрюкал тот. Его здоровенный охранник мертвым взглядом смотрел на дома.

Мертвец тем временем вышел из дома и схлестнулся с подоспевшим воином в кольчуге. Остальные мужчины, неуверенно переглядываясь, окружили Падшего.

Подобраться к сражающемуся бойцу – легко, к бьющемуся латнику – еще легче. Местные этого не знали. Да и Мертвец – необычный воин.

Захлебываясь кровью, осел на траву боец в кольчуге, и селяне отпрянули, видимо, удивленные произошедшим.

–Быдло, – хмыкнул стоящий рядом с Мироном эльф. – Обычное быдло… Тупые…

Заминка стоила жизни еще одном селянину. Остальные бросились на Мертвеца, но было поздно…

Минут через пять воин вышел к колодцу и замер, задрав голову к небу.

–Пошли.. – Мирон шагнул вперед, с опаской оглядывая деревню. Странное место, что здесь делал человек с доспехом? Глухомань ведь!

Три женщины. Всего три женщины, во всей деревне. Две матроны и одна совсем юная девчонка… Большие, карие глаза, прямой нос, черные, прямые волосы. Красавица…

–Жри, – Мирон указал гулю на одно из мертвых тел и подошел к очухивающимся женщинам. Молоденькая уже пришла в себя и теперь молча, исподлобья, оглядывала бандитов. Хруст раздираемой плоти за спиной атамана, заставил девочку вздрогнуть. Смотреть на трапезу она уже не смогла.

–Эту оркам, – Мирон указал на одну из матрон, игнорируя вожделение в глазах Молота. Разумеется, молоденькая лучше. Но ее надо отдать эльфу. И самому развлечься…

–А эту? – кивнул на вторую Альден. Белокурый красавчик-эльф презрительно скривил губы.

–Пусть Молот забирает. Ну и ты, если не побрезгуешь.

–Гнилого мха тебе, – фыркнул Альден и с интересом посмотрел на девчонку. – Она неместная…

Мирон задумчиво склонил голову набок. Это объясняет наличие в поселении воина.

–Кто такая? Откуда? – он присел рядом с девушкой на корточки. Гуль за его спиной громко рыгнул, и вновь хрустнули кости.

Девушка промолчала.

–Серьезная добыча, вождь, – прохрюкал приковылявший шаман. Бусинки его глаз настороженно скользнули по пленнице. – Высокорожденная. На ней талисман Длинного Дома.

Здоровый орк сейчас служил шаману зонтом от солнца, массивной тушей заслоняя щуплого собрата.

Альден нехорошо улыбнулся, и в глазах эльфа Мирон заметил нечто новое. Ненависть… Пробрало лучника-то… Нечасто попадаются дамочки из Длинного Дома. Они обычно под охраной доброго десятка отличных воинов. Странно. Длинный Дом в этих краях? Они же с юга носа не кажут.

Извечные соперники эльфам, немудрено, что Альден ей заинтересовался. Высшее наслаждение – повеселиться над телом южанки. Впрочем, южане платили эльфам тем же.

–Ты что тут делаешь, высокородная? – спросил девушку Мирон. Та метнула на него испуганный взгляд, потом посмотрела на улыбающегося эльфа, покосилась на жрущего гуля. И промолчала.

–Пока ее не трогаем, разберемся, кто такая, – поднялся Мирон и повернулся к Альдену. – Понял?

–Жаль, командир, – цокнул языком тот и лениво зашагал к ближайшему дому.

Скрежет доспехов возвестил о том, что подошел Мертвец.

–Молодец, – похвалил его Мирон и обернулся. Воин не отводил взгляда от пленницы. Атаман заметил, как, разминая пальцы, сжалась рука бойца.

–Не трогай ее, ценный объект.

Мертвец резко повернул голову к командиру и атамана ожег невидимый взгляд Падшего.

–Ты чего? – изумился Мирон.

Воин медленно опустил голову. Это у него означало извинение.

–Этих можете приходовать. Девчонку в дом, Шаман, пригляди, чтоб никто не полез.

Мирон подошел к колодцу и набрал ведро воды. Жарко… Очень жарко.
Гуль принялся за второй труп, чавкая не менее усердно. Молот и Гык отправились но обыск домов, в поисках чего-нибудь съестного.
Мертвец все так же стоял рядом с пленницами. Глыба. Ржавый, железный колосс.
Опрокинув на себя ведро, Мирон блаженно выдохнул и услышал хруст позвонков.
Мертвец, размяв шею, зашагал куда-то в лес. Он все время так поступал. Привычно… Сначала атаману было любопытно – зачем. Потом, после того как Мирон пару раз проследил за Падшим, его интерес угас. Мертвец просто подходил к первому попавшемуся дереву, прислонялся к нему и стоял так минут десять.
Охранник Урра подхватил молчащую девчонку подмышку и потащил вслед за тяжело ковыляющим хозяином. У тел пленниц появился вернувшийся Альден. Эльф задумчиво проводил взглядом шамана и изящно сел на труп кольчужника.
Гуль все еще жевал…
Длинный Дом. Единственная могучая династия в этом мире. Кроме эльфов. Остальные королевства все время грызутся между собой и полонят землю трупами. Южане воюют только с эльфами. И то открытых столкновений давно не было. Лишь мелкие пакости.
С Длинным Домом ни одно королевство связываться не станет. Боятся. Но их представительница находится далеко на севере. Много дней пути от своих земель. Зачем?
С другой стороны – неплохой барыш. Хотя как его получить? Обитатели Дома никогда не простят такого унижения… А отряду еще надо границу пересечь. Там их искать не станут.
Все-таки жаль банду… Хорошая команда была…
Мирон набрал еще ведро воды и жадно напился.
Жарко…

Ее звали Тамаса… Выскорожденная из Длинного Дома оказалась в этих землях случайно. Сбой портала. Маг, открывший эту дыру, погиб от всплеска энергии. Четверых охранников девушка потеряла в лесу, в схватке с оборотнями. Последнего завалил Мертвец.
Тамаса заговорила только в тот момент, когда в комнате остался лишь Мирон. Да Мертвец, редко отходящий от своего командира. Собачья преданность.
Девчонка испугалась банды Мирона. Потому и молчала. Так она объяснила это атаману. Он сделал вид, что поверил.
Выскорожденная ничего не просила, не умоляла… Она лишь смотрела на него чарующим взором темных глаз, в которых стыла обреченность. Может, именно это и убило Мирона? Матерый разбойник никогда не видел такого взгляда. Страх, ужас, боль, ярость, презрение – этого хватало с излишком. Обреченность… Подобного не было.
Тамаса…
Всю ночь он ворочался в кровати, где еще вчера спал кто-то из жителей поселения, и не мог заснуть. Дело было не в диких воплях насилуемых женщин, с которыми развлекались Гык и Молот. И даже не в вое привязанного к забору гуля.
Дело было в ее глазах. Мирон строго настрого запретил прикасаться к высокорожденной, чем заслужил обиду Альдена и мрачную улыбку Урра-Шамана. Ребята отойдут, он в это верил, но червяк сомнения с упоением грыз душу.
Тамасу стерег Мертвец и охранник шамана. Эти двое никогда не пропустят к девушке кого-то из раздухарившихся ребят и сами ничего не сделают. Падший далек от эмоций, а слуга Урра, по всей видимости, был обычным орочьим големом.
Но Мирон никак не мог успокоиться, все время возвращаясь к мысли о безопасности пленницы. Что за ерунда? Он же не щенок, чтобы влюбиться в какую-то куклу?
Только почему он не хочет, чтобы с ней случилась беда?
Наутро банда двинулась дальше, оставляя за собою вырезанное поселение. Тела женщин Молот насадил на два кола перед колодцем. Тамаса, видевшая эта, потеряла сознание. Неженка…
Границу они пересекли через три дня. Погоня так и не вышла на их след, поэтому дальше можно было не скрываться.
Вечером того дня к Мирону подошел Альден и довольно мрачно указал на Тамасу:

–Долго мы ее таскать за собой будем?

Тут же рядом оказался Молот, вечно хмурый разбойник в ожидании уставился на командира.

Мирон обернулся. Гык и Урр не сводили с него глаз. Видимо, разговор этот назревал довольно давно. Гуль, воспользовавшись заминкой, зарылся в опавшую листву и, довольно рыча, уставился на бандитов мертвыми глазами.

Лишь Мертвец, да охранник шамана замерли по обе стороны от Тамасы. Само равнодушие.

–Дойдем до ближайшего города и оставим ее там, – холодно сообщил Мирон.

–Обалдел? – отпрянул Альден. – Просто так отпустим?

Мирон встретил его изумленный взгляд и заставил эльфа отвести глаза в сторону.

–Трахнуть ее хочешь? – неожиданно проговорил обычно молчаливый Молот. Воин равнодушно посмотрел на командира, а потом на Тамасу.

–Претензии? – Молота Мирон побаивался, но ни разу не показывал вида. Иначе какой он командир?

–Мне плевать. Трахай и закапывай, честно. Но вести ее дальше – не стоит. Лишний груз и лишние нервы, – разбойник хладнокровно пожал плечами.

–Позволь мне решать, лишний это груз или нет, – процедил Мирон

–Не кипятись, брат! – Гык вклинился между людьми, беспокойно глядя на командира. – Не кипятись. Самку никто не тронет, только давай ее здесь оставим? Пусть даже живой! Не надо вести ее в город. Если она кому-нибудь проболтается о нас…

Мирон внимательно выслушал слова старого друга.

–Не могу, брат… Доведем ее хотя бы до тракта какого… Не могу, пойми. Не хочу ее смерти! – неожиданно признался он.

Орк склонил голову, глядя в глаза атаману. Повисла тяжелая тишина, которую нарушил глухой рык гуля.

–Че как? – прохрипел он.

–Отложим этот разговор, – неожиданно сдался эльф. – Но обязательно к нему вернемся!

Мирон стиснул зубы, проводив взором спину Альдена. Впервые в его банде зреет бунт. Обычно выскочек клали свои же. Обернувшись на Тамасу, атаман поймал ее взгляд и улыбнулся. Он отпустит девушку на первой дороге, спасет себя, банду и высокородную. Скорее бы…

Ночью Альден, как и обещал, вернулся к разговору. Мирон вздрогнул, когда силуэт эльфа оказался перед уставшими за день глазами.

–Командир, что с тобой творится? – без предисловий начал Альден. – Тебя околдовала южанка, да? Ты сам не свой!

–Она совсем молода, – тяжело выдохнул Мирон, не ожидая такой заботы в голосе эльфа. – Я хочу, чтобы она жила.

–Да какое тебе до нее дело? – в сердцах прошипел эльф. – Уже никто и не думает о том, чтобы ее по кругу пустить, ребята волнуются, что она нас просто сдаст. В этом королевстве нам ничего не грозит, пока не всплывет все то, что мы учудили у соседей.

–Не сдаст она нас. Мы же ее спасли, – поморщился Мирон.

–Спасли? – хмыкнул эльф. – Южане таких как ты за диких животных держат. Спасли… Тьфу!

–Мы выйдем на дорогу и отпустим девчонку, а сами на предельной скорости ломанемся вглубь королевства. Ищи-свищи. Никто нас не найдет!

–Она охмурила тебя, командир, – Альден покачал головой. – Южная сучка тебе околдовала…

Мирон напрягся, горя желанием вбить слова эльфа обратно в глотку. Альден почувствовал его настрой.

–Ладно, – поднялся он. – Будь по-твоему. Но ты неправ.

Утром отряд в полном молчании снялся с места. Мирон то и дело ловил на себе мрачные взгляды товарищей. Он видел злость в глазах друзей, которая просыпалась, стоило кому-нибудь посмотреть на Тамасу. Банда умирала. Ребята, с которыми он прошел тысячи миль… Десятки месяцев…

Проклятье.
Весь день и вечер никто так и не заговорил. Между собой разбойники еще общались, а вот Мирона старались игнорировать. Верная тактика. Сердце атамана обливалось кровью и рвалось на части. Это его братья… На кого он их променял? На кареглазую красотку?! Да кто она такая?
Остановившись на ночлег, отряд так же молча отошел ко сну. Только Мирон не мог успокоиться. Глупость! Какая же это глупость. Ему тридцать шесть лет, за спиною недолгая, но насыщенная жизнь. Сколько таких баб прошло через его руки и руки его ребят? И что теперь?
Ее надо убрать. Необходимо. Иначе смерть банде.
Но какие же у нее глаза…
Медленно поднявшись, Мирон потянул из ножен кинжал. Тамаса спала на отшибе, связанная по рукам и ногам. Бесшумно подойдя к девушке, атаман сглотнул набежавшую слюну. Отряд или она? Старые друзья, или случайная встреча? Дружба или…
Оскалив зубы, Мирон мотнул головой. Высокорожденная была хороша даже во сне.
Сейчас ее глаза закрыты. Он не увидит в них страха. Он их больше никогда не увидит…
Глухо зарычав, Мирон присел над девушкой. Сердце отбивало дикий ритм, в висках агонизировала кровь. Отряд или она?
Девушка пошевелилась во сне, и это словно подстегнуло атамана. Вскинув руку с кинжалом, он прицелился ей в сердце.
Скрежет.
Рука в латной перчатке перехватила его руку. Изумленно обернувшись, Мирон увидел Мертвеца. Воин остановил удар и сейчас слегка покачивал головой, словно запрещая командиру даже думать об убийстве.

–Ты чего? – изумленно спросил Мирон.

Мертвец лишь еще раз покачал головой, затем указал на девушку и махнул рукой на юг.

Тамаса открыла глаза и испуганно вздохнула, увидев двух бандитов над собой.

–Ты… – понял Мирон. Падший предлагал ему бежать. Вместе с Тамасой. Или ей одной?!

–Что происходит?! – во тьме появился силуэт эльфа. Альден стоял с натянутым луком и переводил оружие с Мертвеца на атамана, словно не зная, в кого стрелять.

На его окрик проснулся весь лагерь. Привязанный к дереву гуль радостно завыл.

Шаман и его охранник настороженно оглядели поляну, пытаясь понять, что случилось. Гык и Молот бросились к эльфу. Один на помощь, второй остановить…

–Мертвец? – Альден наконец определился с целью и наконечник уставился в забрало Падшего. Воин медленно отпустил руку атамана.

–Альден, убери лук, – Гык толкнул эльфа в спину, но орка сразу же оттащил Молот.

Эльф еле удержал стрелу и зло выругался.

–Альден! – не унимался Гык.

–Что случилось, Мирон? – подал голос Урр. Стрый шаман подковылял поближе, сопровождаемый своим охранником.

Атаман не знал что сказать. Он все еще изумленно смотрел на Мертвеца. Падший остановил его руку! Зачем?!

В тишине послушался хруст позвонков, Мертвец размял шею.

–Не шевелись! – немного испуганно выкрикнул эльф.

–Мужики, хватит! – Гык, удерживаемый Молотом, еще раз попытался вырваться.

–Отпусти его, Молот, – проворчал Урр. Его телохранитель сразу же вцепился глазами в лицо человека.

–Погоди, – холодно сообщил тот. – Погоди… Время решить все вопросы.

–Ты хотел ее убить, командир? – не отрывая глаз от Мертвеца, спросил эльф.

Мирон с трудом кивнул.

–А он тебя остановил?! – Альден мотнул головой. – Падший?! Тебя?!

Тамаса испуганно смотрела на атамана. Девушку начала бить крупная дрожь.
Мирон в шоке оглядывал поляну. Стрела, смотрящая в забрало Мертвеца, удерживаемый Молотом орк, рвущийся с веревки гуль. Готовый атаковать охранник Урра.
И дрожащая Тамаса.

–Убери лук, Альден, – с трудом приказал Мирон.

–Чего? – удивился эльф.

–Лук убери!

Стрела дрогнула.

–Он оспорил решение командира, – напомнил Молот.

–Вы все его уже оспорили, – фыркнул атаман. – Утром можете развлечься с девчонкой. Надоело. Мертвеца не трогать!

Падший повернул голову к Мирону. Атаман почувствовал его недоумение.
Гуль еще раз взвыл.

–Заткнись! – бросил ему Мирон. Тварь послушно замолчала, обиженно глядя на хозяина.

Стараясь не смотреть на Тамасу, Мирон побрел к своему плащу и завалился спать.

Надоело…

–А почему не сейчас? – с подозрением окликнул его эльф.

–Пусть еще раз увидит солнце. При свете дня она красивее, – буркнул атаман.

–Вот это другое дело, – хохотнул Молот, отпуская Гыка. Орк изумленно переводил взгляд с атамана на девушку.

Надоело…

Разбудило Мирона не утро. Тяжелая рука хлопнула его по плечу, вырывая из объятий сна.

–А?

Мертвец прижал к шлему руку, призывая молчать. Заспанный атаман, ничего не понимая, огляделся. Все еще спят…

В руку Мирона легла веревка, к которой был привязан гуль. Верная тварь истекала слюной, шаря по лицу хозяина пустым взглядом. Мертвец указал рукой направо.

Повернувшись, Мирон увидел Тамасу. Девушка стояла возле дерева, испуганно глядя на спящий лагерь. Развязанная…

Мертвец?

Больше ничего говорить не надо… Мирон понял без слов. Бесшумно снявшись с места, он подошел к девушке и тоже посмотрел на лагерь.
Гуль прорычал и попытался укусить подол платья Тамасы, но отдернутый в сторону, жалобно проскулил и припал к земле.

–Мы уходим? – с надеждой произнесла девушка.

Мертвец встал в центре лагеря и обнажил меч.

–Уходим…

Развернувшись, Мирон увлек за собой девушку. В лес… Подальше отсюда.
Гык… Прости меня друг…
Исчезая в чаще, бывший атаман услышал хруст позвонков. Что будет дальше – он уже знал…
Тамаса с трудом поспевала за скользящим среди деревьев Мироном, гуль семенил рядом с хозяином, периодически оглядываясь на южанку.
Вдали, в лесу, слышались крики и звук боя.
Мирон пытался заткнуть уши, чтобы не слышать этого, но лязг стали звучал уже в сердце.
Бежать!
Бежать!
К полудню они ненадолго остановились на небольшой поляне. Тамаса устало опустилась на поваленное бревно и задумчиво теребила подол платья. Гуль, порыкивая, косился на хозяина недоумевающим взглядом.

–Все, Струр, все, – горько улыбнулся ему тот.

–Че как? – хрипло поинтересовалась тварь. Че как…

–Я попробую довести тебя до тракта и отправлю с первым же караваном на юг, – повернулся к Тамасе Мирон.

Девушка промолчала. Она даже не подняла голову.
Гуль недовольно заворчал и внезапно подскочил, глядя в сторону, откуда они пришли.
Мирон знал, что это значит. Поднявшись, он потянул из ножен меч.
На краю поляны стоял Альден. Испачканное кровью лицо светилось яростью.

–Ты предал нас, Мирон, – прошипел эльф. Скрипнула тетива.

От стрелы не уйти…
Гуль заскулил, подбираясь для прыжка.

–Все погибли, – гневно сплюнул Альден. – Мертвец перебил всех! Гык тоже погиб, знаешь? Твой лучший друг! И все из-за бабы?!

Тамасу вновь колотила дрожь, девушка так и не подняла взгляда.

–Гык… – Мирон поморщился от боли.

–Да, Гык! Этот идиот решил помочь Мертвецу! Кстати, ты знаешь, что Мертвец-то южанином оказался! То-то он о девке так пекся!

Гык…
Гуль неожиданно метнулся вперед, на эльфа, но тренькнула тетива, и визг подбитой твари оглушил лес. Корчась на траве, Струр умирал. Взгляд нежити метался из стороны в сторону, пока не остановился на лице Мирона. Скуля, тварь поползла к хозяину.

–Гнилой мох, – выругался эльф.

Гуль, поскуливая, замер, не отводя мертвых глаз от Мирона. Бывший атаман пошатнулся от тоскливой преданности во взоре чудовища. Бросившись к нежити, он упал перед тварью на колени. Слюнявая морда ткнулась в ноги хозяина. Подрагивая, гуль жалобно скулил.

–Струр, – Мирон погладил умирающего монстра.

Нежить, успокоенная руками хозяина, замерла.

–Гнилой мох! – воскликнул эльф. – Проклятье! Ты убил всех, кто тебя любил, подонок! Ради чего?! Я не хотел убивать Струра! Не хотел убивать Гыка!

Мирон не отводил глаз от застывшего гуля. Теперь тот окончательно мертв…

–Не хотел! – эльф опустил лук. – Мертвый лес… Ты идиот, Мирон…

Человек поднял глаза на эльфа.

–Я знаю, Альден…

Хлопок заставил обоих бандитов оглянуться на Тамасу. Рядом с девушкой мерцал портал, из которого выскакивали вооруженные люди.

Южане.
Лучники мигом взяли на прицел обоих разбойников. Последним из портала вышел высокий мужчина.

–Папа! – воскликнула Тамаса и вскочила на ноги. На лице девушке горело счастье. – Ты нашел меня!

–Пришлось повозиться, – с улыбкой развел руками южанин и с подозрением посмотрел на бандитов. – Ты в порядке?

–Папа…

Мирон смотрел на обнявшихся южан, и грустно улыбался. Она спасена… Но стоило ли?

–Что делать с этими двумя, госпожа? – неуверенно произнес один из лучников.

Тамаса оторвалась от отца и посмотрела на разбойников.

–Убить… Обоих!

Свист стрел…

Мирон умирал. Солнце насмешливо грело землю, ехидно скалясь одинокими лучами. Сосны с грустью смотрели на два тела у своих корней. Птицы скорбно пели панихиду. А Мирон умирал…