/ Language: Русский / Genre:adventure, / Series: Новинки «Современника»

Десятый Круг Ада

Юрий Виноградов

Роман Юрия Виноградова «Десятый круг ада» посвящен военной теме, но по своему содержанию он остается злободневным и в наши дни. В центре повествования находится борьба советских разведчиков против создания гитлеровскими приспешниками бактериологического оружия.

Юрий Виноградов

Десятый круг ада

Часть первая

1

Весной 1941 года профессор Иозеф Шмидт неожиданно получил приглашение прочитать месячный курс лекций по органической химии в Берлинском университете. Профессор согласился. Признаться, он соскучился по когда-то любимой преподавательской работе, по студенческой бесшабашной среде, к тому же обещанным высоким гонораром можно было поправить тяжелое материальное положение и завершить наконец разработку эффективнейшего препарата по уничтожению полевых грызунов. Ассистентом профессор намеревался взять своего ученика, работавшего вместе с ним в его частной химической лаборатории, но буквально за день до отъезда из Вальтхофа в Берлин доктора Юргена Лаутербаха в срочном порядке мобилизовали в организацию Тодта и отправили в южную Германию на строящийся военный завод взрывчатых веществ. Ректорат университета предложил Шмидту на ассистирование доктора Штайница, тоже в прошлом его ученика, и профессор вынужден был согласиться. Он хорошо помнил коренастого, мускулистого, с фигурой боксера студента — ортсгруппенлейтера химического факультета, посланного на учебу национал-социалистами. Штайниц оправдал тогда их доверие: все антифашистски настроенные студенты, несмотря на протесты Шмидта, были исключены из университета. Такая же участь постигла и преподавателей, чьи взгляды не совпадали с политикой нацистов. В деканате химического факультета уже поговаривали об увольнении самого профессора Шмидта, но Штайниц его почему-то не трогал. Наоборот, он всякий раз подчеркивал свое уважение к профессору, восторгался его лекциями и открыто гордился им как выдающимся представителем немецкой нации, знаменитым на весь мир химиком-органиком. Штайниц пытался сблизиться с профессором, но Шмидту претило подобное сближение. Даже более того, он просто ненавидел ортсгруппенлейтера химического факультета, хотя не мог отказать ему в способности трезво мыслить, быстро схватывать самое необходимое в лекциях, а главное — практически претворять свои идеи в жизнь. Подолгу Штайниц засиживался в лаборатории, проделывал многочисленные опыты. Настойчивость студента радовала профессора, он видел, что из него может выйти если не талантливый, то очень способный химик-органик. К тому же Штайниц увлекался микробиологией, что несомненно импонировало всемирно известному ученому.

После окончания университета Штайница, получившего степень магистра, деканат химического факультета намеревался оставить у профессора ассистентом, но Шмидт не согласился, сославшись на своего более талантливого ученика Лаутербаха, которому уже обещал эту должность. Профессор попросту не хотел работать рядом с человеком, пусть и способным, чье политическое кредо претило ему.

Штайница направили в концерн анилино-красочной промышленности «Фарбениндустри». Профессор даже не поинтересовался, на какую должность, ибо был уверен, что больше они никогда не увидят друг друга. Правда, Штайниц впоследствии несколько раз пытался наладить контакт со своим учителем, от имени концерна предлагая выгодные контракты по разработке сильнодействующих отравляющих веществ против вредителей сельского хозяйства, но Шмидт, ссылаясь на уже начатые исследования, всякий раз отказывался.

И вот теперь доктор Штайниц будет ассистировать ему при чтении лекций по органической химии. Будучи по натуре человеком осторожным, профессор пытался найти связь между внезапной отправкой на военный завод Юргена Лаутербаха и заменой его Штайницем. Победоносной немецкой армии, захватившей половину Европы, действительно требовалось много взрывчатых веществ. Поэтому отправка на завод опытного специалиста вполне оправдана с точки зрения военных властей. А появление в университете Штайница, продолжавшего работать в «Фарбениндустри»? Вероятно, простое совпадение?

Опасения Шмидта оказались напрасными. Штайниц встретил своего учителя, как и подобает благодарному ученику. Он оказался великолепным ассистентом, предугадывал любое намерение профессора. Лекции проводили оживленно и интересно, самая большая аудитория химического факультета не могла вместить всех желающих. Студенты, чтившие профессора как гения, провожали его бурными аплодисментами, и Шмидта радовала каждая встреча с ними.

Ассистент ежедневно привозил профессора в университет из гостиницы, где ему был снят хотя и небольшой, но по-домашнему уютный номер, и после лекций увозил обратно. Это льстило самолюбию ученого. Еще бы, доктор наук сопровождает его в машине, открывает перед ним двери. Видимо, не сладко Штайницу живется в «Фарбениндустри» и не хочет ли он по окончании курса лекций проситься к Шмидту в помощники? Пусть просится, пусть — отказ ему обеспечен, хотя место помощника после ухода Лаутербаха на военный завод свободно. Внутренне профессор все еще чувствовал неприязнь к своему бывшему ученику и не мог простить тому изгнания из стен университета многих однокурсников.

Доктор Штайниц был уже не молод. Ему давно перевалило за сорок, но юный задор, недюжинная физическая сила, которую было нетрудно распознать в его плотной фигуре, и постоянная неутомимость могли бы охарактеризовать его как довольно молодого человека, только что сошедшего со студенческой скамьи. Скромность и Штайниц — раньше это было несовместимым. Теперь эти соотношения казались иными — видимо, неудачно сложившаяся карьера сделала человека совершенно другим. У профессора порой появлялась даже жалость к бывшему ученику.

— Над чем вы сейчас работаете, доктор Штайниц? — поинтересовался он.

На скуластом лице ассистента с выдвинутым вперед массивным подбородком появилась удовлетворенная улыбка: профессор наконец-то заговорил с ним на тему, не касающуюся курса читаемых лекций.

— Продолжаю начатое вами, дорогой профессор. Хотелось бы создать сверхсильнодействующие отравляющие вещества… — Штайниц сделал небольшую паузу, наблюдая за учителем. И Шмидт не выдержал:

— Для борьбы с полевыми грызунами?

— Да, да. Именно с грызунами, — поспешно согласился Штайниц. — Сколько убытков терпит от них наше сельское хозяйство!

— Благодатная работа, — произнес профессор.

— Правда, я пытаюсь сделать еще кое-что… — заулыбался ассистент.

«Кое-что», — повторил про себя еще раз и отвернулся, давая понять, что это самое «кое-что» его никак не интересует. Он не хотел быть навязчивым и вдруг заговорил о своей семье, особенно расхваливая единственную дочь Эрну.

— Моя семья очень бы хотела видеть вас, — неожиданно предложил Штайниц. — Не смогли бы вы завтра, после обеда, навестить нас, дорогой профессор? Поверьте, мы были бы счастливы принять у себя величайшего в мире ученого.

Расчет ассистента был прост. Сегодня Шмидт читает последнюю лекцию. Завтра полдня он потратит на прощание с преподавателями и студентами университета, а после такой церемонии у семидесятилетнего старика, без сомнения, станет пусто на душе, и он, боясь одиночества, вряд ли будет избегать собеседников.

— Спасибо, — неопределенно произнес Шмидт, не решаясь сразу же огорчить ассистента своим отказом. Пусть, мол, понадеется, а завтра найдется какая-либо веская причина, чтобы расстаться.

На другой день утром Штайниц, как обычно, на машине заехал в гостиницу за профессором и привез его в университет. Преподаватели тепло прощались с выдающимся коллегой и выражали надежду вновь увидеть его на кафедре в будущем учебном году. Особенно профессор был тронут отношением к себе студентов, которые чуть ли не на руках вынесли своего кумира к ожидавшему у главного подъезда черному «мерседесу». Штайниц открыл дверцу, усадил профессора на заднее сиденье, а сам сел рядом с шофером.

— Поехали, — приказал он.

Только теперь профессор заметил, что они сели не в университетскую, а в другую, более просторную и удобную машину. Бросились в глаза бронированные стекла, специальная перегородка, отделяющая шофера от пассажиров, и телефон. Профессор все еще намеревался отказать своему ассистенту в визите, но — не отказал… «Видимо, ему для такого случая одолжил машину один из директоров «Фарбениндустри», — подумал он.

«Мерседес» мягко шел по асфальту, петляя по пустынным улицам Берлина. Выехав на широкое шоссе, шофер прибавил скорость, и вскоре они оказались в лесном пригороде, где проживала преимущественно берлинская аристократия. Машина свернула с шоссе и опять запетляла по узким, обсаженным липами, каштанами и кленами улочкам. Наконец она остановилась перед металлическими решетчатыми воротами, за которыми начиналась большая усадьба. Сквозь зеленые кроны проглядывал двухэтажный особняк с красной черепичной крышей. Шофер подал два коротких сигнала, и тотчас тяжелые ворота бесшумно разошлись. Машина по гравийной дорожке подкатила к мраморному крыльцу. Открылась стеклянная дверь, и старый, чуть сгорбленный человек в швейцарской ливрее засеменил к «мерседесу», открыл переднюю дверцу. Штайниц холодно взглянул на него. Старик, быстро поняв свою оплошность, бросился к задней дверце и распахнул ее.

— Прошу, ваше превосходительство! — с поклоном произнес он.

Профессор замешкался от столь непривычного для него обращения, затем, отстранив суетившегося швейцара, сам вылез из машины. «Мерседес» отъехал от крыльца и скрылся за раскидистым вязом.

Шмидт осмотрелся. Огромная усадьба с построенным в готическом стиле особняком посредине и несколькими домиками около увитого плющом высокого забора была очень красивой и ухоженной. Повсюду разбиты клумбы цветов. Вдоль узеньких дорожек, присыпанных желтым песком, сплошной стеной рос декоративный кустарник. Перед входом в них, точно часовые, застыли подстриженные под свечку вечнозеленые туи. На газонах были маленькие водоемы с чистой водой, в которых мелькали серебристые рыбки. Дорожки, ведущие к этим оригинальным аквариумам, тоже желтые от речного песка, походили на узкие ленточки, изящно вьющиеся среди зеленого травяного ковра.

Профессора поразила эта роскошная усадьба. Откуда у обыкновенного служащего концерна «Фарбениндустри» такое богатство? Очевидно, усадьба досталась в наследство его жене фрау Эльзе, отпрыску старого немецкого дворянского рода…

— Извините, дорогой профессор, — виновато заулыбался Штайниц, — я пригласил своих друзей на встречу с вами. Им так хотелось познакомиться с гордостью немецкой нации, что я, право, не мог отказать. Правда, они придут примерно через час. Но скучать вам не придется! Я буду счастлив показать вам усадьбу и некоторых ее обитателей…

— Каких обитателей? — поинтересовался Шмидт.

— Необыкновенных! — рассмеялся Штайниц. — Моя дочь Эрна страшно любит животных. И вот я устроил для нее нечто вроде домашнего зоопарка. Чего только не сделаешь ради единственной наследницы!

Он взял Шмидта под локоть и повел в дальний угол усадьбы, к серому кирпичному домику, скрытому от посторонних глаз двухметровой живой стеной декоративного кустарника.

— В зоопарке фрейлейн Эрны мало кто бывал. О его существовании я никогда не говорил даже своим друзьям. Очень близким друзьям, — доверительно произнес Штайниц. Он открыл ключом обитую железом дверь и первым вошел в прихожую. Из стенного шкафа достал белый накрахмаленный халат и помог надеть его профессору. Затем из никелированной банки извлек резиновые перчатки и натянул их на руки гостя, а его ноги упрятал в эластичные сапоги-гетры из неизвестного профессору синтетического материала.

Шмидт покорно позволял хозяину усадьбы облачать себя в защитную одежду. Когда же Штайниц предложил маску, составившую единое целое с роговыми очками профессора, тот понял, что все было подготовлено заранее. Пока Шмидт приходил в себя от необычного приготовления к осмотру «зоопарка фрейлейн Эрны», Штайниц быстро оделся в такую же одежду и повел гостя в круглый зал. Профессор увидел необычное для домашнего зоопарка зрелище. На светлых столах под стеклянными колпаками суетились белые мыши, крысы, морские свинки, кролики, бесшумно передвигались змеи и ящерицы. У окна высился штабель клеток с птицами, рядом, в небольшом вольерчике, резвились две зеленые мартышки. Чуть поодаль стоял полукруглый аквариум с речными рыбками. «Самый обыкновенный виварий, — сразу же оценил профессор. — А все его обитатели — подопытные живые существа». Он не стал об этом говорить Штайницу, делая вид, что с интересом осматривает «зоопарк».

— Теперь, дорогой профессор, я хочу показать вам свою тайну, — сказал Штайниц и хотел было открыть дверь, ведущую в соседнее помещение.

— Я не люблю тайн, — остановил его Шмидт. — Давайте лучше посмотрим животных зоопарка фрейлейн Эрны…

Профессор действительно, не любил ничего таинственного, ибо оно могло нарушить его благополучие, а главное — помешать научной деятельности, в важности которой для блага всего человечества он был глубоко убежден. Кроме того, все таинственное в Германии имело связь с секретной службой рейха, и знакомство с ним обычно начиналось слежкой и заканчивалось приглашением в гестапо… «Так что пусть уж лучше животные фрейлейн Эрны», — подумал он, а вслух предложил:

— Расскажите коротенько, что у вас там, и пойдем подышим свежим воздухом. Честное слово, мне становится жарко в этом одеянии.

Шмидт думал, что всегда внимательный и исполнительный ассистент согласится с ним и таким образом ему удастся избежать новых знакомств. К его удивлению, Штайниц не тронулся с места.

— Полноте, — холодно ответил он. — Вы уже в курсе всех моих исследований, и остается лишь увидеть их на практике. — Нажал пальцем на кнопку, вмонтированную в косяк двери, слегка подтолкнул обескураженного гостя, и они почти одновременно оказались за порогом. Чтобы как-то смягчить свое поведение, Штайниц смущенно добавил:

— Я очень ценю ваше мнение, дорогой профессор. Особенно мне бы хотелось услышать его сейчас.

Комната, в которой нетрудно было узнать лабораторию, располагалась в пристроенном флигеле. Посредине стоял круглый полированный стол. Над ним висела лампа с зеркалом — такие лампы обычно находятся в хирургических операционных. Слева высились два ряда полос с пробирками всевозможных форм и размеров, от которых, под стол тянулись тонкие алюминиевые трубки. Справа находились приборы и оборудование.

Штайниц подвел профессора к стоящей на столе платформе, накрытой стеклянным колпаком.

— Это движущаяся колба. Чтобы поставить ее в нужное положение, достаточно нажать на эту кнопку, — пояснил он и опустил палец на красную головку. Раздался щелчок, и платформа вместе с колпаком поплыла к центру стола. — Я вам продемонстрирую интереснейший опыт, — постепенно увлекаясь, продолжал Штайниц. — В свое время вы читали нам лекции об акклиматизации. Я решил проверить на опыте и, думаю, добился кое-каких результатов. Есть у меня один экземпляр из Сахары, исключительный с точки зрения акклиматизации. — Он нагнулся, достал из-под стола ящик, извлек из него небольшую серо-зеленую ящерицу, затем нажал вторую кнопку и, когда стеклянный колпак приподнялся, положил под него рептилию. Колпак автоматически закрылся. — Теперь смотрите… Под колпаком сейчас будет горячий воздух пустыни. И если его насытить минимальной дозой бактерий номер шесть, то ящерица изменит свой цвет. Но если открыть пробирку с бактериями номер восемнадцать — она снова обретет нормальное состояние.

Штайниц нажал кнопку под номером шесть на пульте управления, вмонтированного в край стола. Прошло несколько секунд, прежде чем ящерица сделала попытку прыгнуть. Затем она вдруг быстро задвигала короткими лапками, прижалась к стеклу, вытянулась, приподняла голову и, разинув рот, замерла. Ее серо-зеленая чешуя начала темнеть и вскоре превратилась в совершенно черную. Профессору показалось, что рептилия парализована, он даже хотел сказать об этом Штайницу, но тот уже нажал на кнопку под номером восемнадцать. Ящерица устало опустилась на передние лапки, закрыла рот, а ее чешуя медленно стала терять черноту, приобретая естественный серо-зеленый цвет. Более того, она отбежала от стекла и остановилась в центре колпака. Рептилия полностью пришла в себя.

Эксперимент ошеломил профессора, не ожидавшего такого сильного эффекта от опыта.

— Это восхитительно! — воскликнул он.

— Мне кажется, такие опыты могут принести огромную пользу Германии, — произнес польщенный Штайниц.

— Да, подобные опыты очень важны, — согласился Шмидт и вдруг нахмурился: — Но позвольте… Ведь если чуть затянуть время — ваш отличный тропический экземпляр годился бы только для изготовления чучела!

— Мои опыты имеют чисто практический интерес. С их помощью я хочу найти оптимальный метод лечения инфекционных заболеваний у человека. — Штайниц говорил, повернувшись к широкому окну. Глаза его, вдруг странно сузившиеся, были устремлены вдаль. — Мы патриоты великой Германии, не правда ли? И если потребуется — обязаны использовать свои опыты для защиты ее интересов. Вы ведь у себя в лаборатории тоже проводите опыты с отравляющими веществами и проверяете их действие на животных?!

Шмидт растерялся. Он никому не говорил о своих опытах на грызунах, а Штайниц почему-то знал о них. Ему стало не по себе, захотелось поскорее закончить разговор, принимавший неприятный оборот, и выйти на улицу.

— Это задача всех ученых-экспериментаторов, — уклончиво ответил он.

— Конечно, конечно, — охотно согласился Штайниц и повернулся к своему гостю. — Мы с вами работаем на благо всего человечества. Достойной, по крайней мере, его части. А сегодня я просто хотел узнать ваше мнение о своем опыте.

— Опыт с рептилией великолепен…

Штайниц слегка наклонил свою большую голову:

— Благодарю вас, дорогой профессор.

С чувством облегчения покинул профессор «зоопарк фрейлейн Эрны». После душного помещения с наслаждением вдыхал он свежий, насыщенный весенним ароматом воздух. Радовала взгляд распустившаяся зелень И цветы на клумбах, к которым он питал особую слабость. Захотелось сейчас же поехать в Вальтхоф, но его еще ждал прием.

Старик швейцар услужливо распахнул двери, ведущие в гостиную, где уже собрались друзья хозяина особняка.

— Господа, позвольте вам представить выдающегося ученого мира, гордость немецкой нации профессора Иозефа Шмидта, — торжественно провозгласил Штайниц.

Раздались аплодисменты. Профессор в знак приветствия наклонил голову. Штайниц, называя родовые титулы и ученые звания своих друзей, представлял их Шмидту. Профессор никогда с первого раза не запоминал фамилии людей, если только они не являлись известными учеными, поэтому к процедуре знакомства относился равнодушно. К тому же перед его глазами все еще стояла парализованная ящерица с открытым ртом и застывшими глазами.

— Моя дочь, фрейлейн Эрна, — представил Штайниц стройную белокурую девушку.

— Герр профессор сегодня будет моим пленником, — приветливо улыбнулась Эрна. — Не возражаете?

Шмидт не возражал. Наоборот, он был рад обществу этой внешне очень милой и привлекательной девушки. Лучше терпеть пустую болтовню шаловливой, избалованной всеобщим вниманием девчонки, чем слушать сухие, официальные слова друзей хозяина особняка. На него доверчиво смотрели еще по-детски восторженные, чуть лукавые голубые глаза. Открытый взгляд, гордая осанка, ниспадающие на покатые, в меру открытые плечи густые волосы, тонкая талия и удивительно красивые руки Эрны напоминали Шмидту о дочери.

— У меня тоже есть дочь, — произнес он и, постепенно увлекаясь, заговорил о Регине. Узнав, что дочь профессора страстная любительница природы и животных, смелая и решительная Эрна загорелась желанием увидеть ее.

— Я хочу познакомиться с фрейлейн Региной, герр профессор. Я уже заочно полюбила вашу дочь.

— Регина будет рада такому знакомству, — ответил Шмидт.

Эрна взяла его под руку, подвела к роялю и, усевшись на круглый стульчик-вертушку из красного дерева, положила свои длинные пальцы на клавиши. Гостиная наполнилась чарующими мелодичными звуками.

— Бетховен?! — вырвалось у профессора. — «Аппассионата»…

Довольная, Эрна улыбнулась:

— Дарю ее вам, герр профессор.

Шмидт признательно склонил голову. Эрна играла увлеченно, и он упивался волшебной бетховенской музыкой. «Вот бы моему Альберту такую жену, — и он тут же представил себе сына, который строил какие-то фортификационные сооружения в генерал-губернаторстве — так теперь называли в Германии оккупированную вермахтом Польшу. — Впрочем, нет, нет. Фрейлейн Эрна нацистка, член гитлерюгенда. А мой Альберт прагматик к пацифист, как и я…» Вновь в его душе поднялось чувство нарастающей подозрительности. В стране, где разрешалось говорить только о национал-социализме, дочь служащего концерна «Фарбениндустри» играет гения мировой музыки Людвига ван Бетховена…

Эрна взяла последний аккорд и, расслабившись, опустила руки. Гости зааплодировали.

— Вы прекрасная пианистка, фрейлейн, — похвалил Шмидт.

— Благодарю за комплимент, — ответила Эрна и спросила: — Вы любите Гете?

Профессор растерялся. Иоганн Вольфганг Гете, провозглашенный мистиком и даже противником национального объединения немцев, запрещен в Германии.

— Да, но…

— Здесь все можно, герр профессор, — поняла его состояние Эрна и, гордо откинув голову, начала читать из «Фауста»:

Вот мысль, которой весь я предан,
Итог всего, что ум скопил:
Лишь тот, кем бой за жизнь изведан,
Жизнь и свободу заслужил.
Так именно, вседневно, ежегодно
Трудясь, борясь, опасностью шутя,
Пускай живут муж, старец и дитя.
Народ свободный на земле свободной
Увидеть я б хотел в такие дни.
Тогда бы мог воскликнуть я: «Мгновенье!
О, как прекрасно ты, повремени:
Воплощены следы моих борений,
И не сотрутся никогда они».

В гостиную вошла дородная фрау Эльза.

— Прошу, — пригласила она гостей и, подав руку Шмидту, повела его в соседнюю комнату, где на столе среди закусок высились бутылки с дорогим вином и набор маленьких тарелок.

Штайниц налил в рюмку французский коньяк «Наполеон», протянул ее профессору и предложил за него первый тост. В ответ Шмидт пожелал выпить за гостеприимную хозяйку фрау Эльзу и ее обворожительную дочь.

Постепенно комната наполнялась шумом. Гости, разбившись на группки, обсуждали события, явно волновавшие всех присутствующих. Со дня на день ожидалась война с русскими, и кое-кто даже называл время вторжения немецких войск на большевистскую территорию: вторая половина июня. Профессору претили разговоры о войне, и он, поблагодарив хозяев, стал прощаться.

— Курт! — позвала фрау Эльза и, когда в комнату вошел молодой человек с военной выправкой, приказала: — Доставишь господина профессора до места.

«Это же шофер «мерседеса», — узнал Курта профессор. — Видно, свой человек в доме. А иметь сейчас в Берлине личного шофера могут далеко не все. Значит, доктор Штайниц занимает высокое положение».

— Будем всегда рады видеть вас, герр профессор, — сказала на прощание фрау Эльза.

— Пожалуйста, приезжайте вместе с фрейлейн Региной, — попросила Эрна и подала Шмидту корзинку, в которой сидела ручная зеленая мартышка. — Мой подарок фрейлейн Регине.

— Наш долг принять вас в Вальтхофе, — ответил профессор, хотя ему никак не хотелось видеть семейство Штайницев у себя дома. Смутившись, он поспешно сел в машину, привалился к мягкой спинке и устало закрыл глаза. Ни о чем не хотелось думать и тем более вспоминать увиденное за этот длинный день. Но вопреки его желанию, омертвевшая, черная, как уголь, ящерица невольно вставала в его воображении.

2

Доктор Вольфган Штайниц возглавлял управление военной химии «Фарбениндустри», работавшее по заданию верховного руководства рейха. Директорат «Фарбениндустри» старался выполнить любые задания, даже если они подчас и шли вразрез с общим планом. Еще бы: никому не хотелось иметь дело с РСХА — главным управлением имперской безопасности во главе с обергруппенфюрером СС Гейдрихом, непосредственно заинтересованным в работе управления Штайница. К тому же доктору благоволил сам рейхсфюрер СС Гиммлер! Да и третье лицо в карательных органах рейха — обергруппенфюрер СС Кальтенбруннер проявлял растущий интерес к изысканиям ученых-химиков.

Вермахт получил новые сильнодействующие отравляющие вещества в десятки, сотни раз эффективнее иприта, примененного немцами еще в первую мировую войну. Больше всех, пожалуй, успешной работой управления Штайница был доволен Кальтенбруннер, намеревавшийся применить эти ОВ для умерщвления узников Освенцима, Бухенвальда, Маутхаузена, Майданека, Дахау и других концлагерей, созданных гестапо на оккупированной территории и в самой Германии.

Химическая служба фашистского вермахта уже к 1941 году имела огромные запасы стойких отравляющих веществ. Но и противник, без сомнения, располагал аналогичным оружием, и именно поэтому руководители рейха почти исключали применение химического оружия во второй мировой войне. Требовалось иное, еще неизвестное оружие массового уничтожения лишних, по мнению нацистов, людей на земле. Таким оружием могли стать биологические средства — болезнетворные микробы, к которым относятся обособленные друг от друга мельчайшие живые существа: бактерии, вирусы, риккетсии и грибки, способные стать возбудителями чумы, холеры, сибирской язвы, туляремии, бруцеллеза, сапа, натуральной оспы, сыпного тифа, различных лихорадок, энцефаломиелитов и других инфекционных болезней. Сброшенные в стане неприятеля, микробы, быстро распространяясь, охватят огромные районы или даже целые небольшие страны. Пока потерявший боеспособность противник догадается о скрытом применении против него какого-то нового бесшумного оружия и примет меры к ликвидации его последствий, немецкие войска без особых усилий уничтожат остатки вражеских армий. При этом победитель получит полностью сохраненные материальные ценности, так необходимые для благосостояния и процветания немецкой нации.

В планы создания бактериологического оружия Штайниц был посвящен еще осенью 1939 года во время польской кампании. Незадолго до этого в главном управлении имперской безопасности он докладывал о своих частных опытах с бактериями. Гиммлер и Гейдрих одобрили его изыскания. Было решено в ближайшее время построить лабораторию, собрать в нее самых способных бактериологов, химиков, ботаников и начать производство бесшумного оружия в военных целях. Руководство всей работой возлагалось на Штайница, который принял это как должное, ибо считал себя в данной области вторым по значимости ученым Германии, отдавая пальму первенства лишь профессору Шмидту. Правда, имя Штайница пока неизвестно науке: кто работает на войну — остается в секрете. Но придет время, и о нем заговорит весь мир; в это Штайниц верил, об этом всегда мечтал.

Строительство бактериологической лаборатории, к неудовольствию Штайница, затягивалось. Победоносные германские войска почти без потерь занимали страны Европы, и фюрер, упоенный легкими победами, не торопился пока создавать новое оружие. Иного мнения придерживалось РСХА. Приближалась война с коммунистической Россией, которую без бактериологического оружия будет трудно уничтожить. Особенно это понимал Кальтенбруннер, в начале 1941 года посетивший управление военной химии в «Фарбениндустри». Он заверил Штайница, что строительство бактериологического центра вот-вот начнется и можно уже негласно подбирать себе будущих сотрудников из «Фарбениндустри», бактериологического института Коха и с химического факультета Берлинского университета. Вот тогда-то Штайниц и вспомнил о своем бывшем учителе, опыт которого должен быть использован в его работе.

Созданные Шмидтом гербициды, регуляторы роста растений и особенно дефолианты, вызывающие опадение листьев у растений в период созревания плодов, послужат средством уничтожения сельскохозяйственных культур, создавая тем самым голод в тылу врага. Достаточно лишь увеличить дозы применения этих химических веществ, и они вместо улучшения развития растений полностью уничтожат их.

Зная, что профессор раньше недолюбливал его, Штайниц решил сблизиться с ним на поприще некогда любимой работы Шмидта — преподавательской. По его требованию Берлинский университет пригласил отставного профессора на чтение месячного курса лекций по органической химии. Предварительно Штайниц с помощью организации Тодта убрал доктора Лаутербаха, заявленного в ректорат университета на ассистирование профессорских лекций, и сам стал помогать Шмидту.

С Кальтенбруннером Штайниц поддерживал постоянную связь, понимая, что лучшего шефа из высокопоставленных и могущественных особ третьей империи ему не найти. Оба они начинали со штурмовых отрядов, оба громили коммунистов и прочих демократов, почти одновременно вступили в нацистскую партию, мечтая достичь самой верхней ступени иерархической лестницы рейха. Кальтенбруннеру это удалось — стал третьим лицом в карательных органах третьей империи, приближенным и особо доверенным лицом самого фюрера. Штайница же, несмотря на солидный возраст — он был старше однокурсников на восемь лет, нацисты посадили на студенческую скамью университета: новой Германии требовались новые ученые, способные своими открытиями укрепить ее военное могущество. Правда, Штайниц всегда продолжал оставаться штурмовиком и сейчас уже являлся штандартенфюрером СС, хотя в университете об этом никто не знал: никогда на нем не видели черную эсэсовскую форму.

Штайниц со дня на день ждал вызова в имперскую канцелярию — об этом его предупредил Кальтенбруннер, но прошло лето, кончалась осень, а приглашения так и не последовало. Опьяненному успехами на восточном фронте высшему руководству рейха было не до бактериологического центра: непобедимые немецкие войска были уже у стен Ленинграда и Москвы, и фюрер вот-вот должен был въехать на белом коне в поверженную большевистскую столицу. Штайниц, в отличие от большинства немцев, не верил в быстрый разгром России. Поэтому он не сидел сложа руки и без конца проводил свои эксперименты с бактериями. А потом, ведь кроме России существуют еще Англия и Соединенные Штаты Америки, стоящие на пути к мировому господству. Есть и другие страны, в частности сегодняшние союзники — Италия и Япония, от которых в конечном итоге тоже придется избавляться. Поэтому в любом случае руководство третьей империи захочет иметь всеуничтожающее бактериологическое оружие, и чем скорее, тем лучше для Германии. От Кальтенбруннера он узнал, что Япония уже давно начала подготовку к бактериологической войне, создав на оккупированной территории Маньчжурии два исследовательских отряда под безобидной вывеской: Управление водоснабжения и профилактики Квантунской армии и Иппоэпизоотическое управление Квантунской армии. Что ж, он, доктор Штайниц, тоже придумает своему бактериологическому центру отвлеченное название — к примеру: Институт по изучению продления жизни человека. Многие пожелают пройти в таком учреждении «курс лечения»!

В начале декабря 1941 года Штайниц получил наконец долгожданный вызов в имперскую канцелярию. К этому времени немецкие войска были остановлены русскими под Москвой. Въезд Гитлера в столицу большевиков откладывался до будущей весны…

Точно в назначенное время Штайниц прибыл в приемную имперской канцелярии, где его уже ждали.

— Фюрер вас примет через пять минут, — сказал адъютант. — Сейчас у него группенфюрер Кальтенбруннер.

«Хорошо, что доктор Кальтенбруннер у фюрера, — подумал Штайниц. — При нем я буду чувствовать себя свободнее». Мысленно, в который уже раз, он начал повторять свой доклад. Вначале расскажет фюреру, что представляет из себя бактериологическое оружие, о его преимуществах перед другими средствами уничтожения людей, в том числе и перед «оружием возмездия» — ФАУ. Потом доложит о некоторых общих принципах ведения бактериологической войны, затем о способах производства, хранения и распространения возбудителей инфекционных болезней. Закончит он характеристикой последствий от применения нового, бесшумного оружия. И конечно же фюрер будет приятно удивлен, когда узнает, что невидимые человеческому глазу микробы за короткий срок могут сразить все население такой, например, страны, как Англия.

— Прошу, — услышал Штайниц голос адъютанта, открывшего массивную дубовую дверь.

Штайниц, одернув и без того ладно сидящий пиджак, вошел в просторный кабинет. Несколько метров от двери, как и подобает эсэсовцу, он отчеканил строевым шагом и, остановившись возле стола, резко выкинул правую руку. Фюрер стоял рядом с Кальтенбруннером у камина.

— Штандартенфюрер Штайниц, я возлагаю на вас ответственность перед великой Германией за создание бактериологического оружия для третьей империи, — произнес он.

— Я оправдаю ваше доверие, мой фюрер! — выпалил взволнованный Штайниц.

— Ваше имя как создателя новейших средств борьбы с врагами рейха навсегда войдет в золотую историю немецкой нации.

— Я сделаю все от меня зависящее, мой фюрер, — заверил Штайниц.

Первая радость от встречи с великим мира сего прошла, и он хотел было приступить к докладу. Но фюрер уже не глядел на него и вновь повернулся к хранящему достоинство и спокойствие Кальтенбруннеру.

— Если войну не выиграют мои генералы, то ее выиграют мои генерал-микробы, — произнес Гитлер и, довольный своим остроумием, заулыбался. — Они поставят передо мной на колени не только большевистскую Россию, но и далекую Америку! Я не говорю уже об Англии, этом небольшом островке…

— Совершенно согласен с вами, мой фюрер, — ответил Кальтенбруннер и незаметно от Гитлера подал Штайницу знак рукой: пора уходить.

Штайниц щелкнул каблуками и вышел из кабинета.

Шмидт не любил, когда его отрывали от работы. Даже Регина, его верная, самоотверженная помощница, не могла зайти в химическую лабораторию без вызова отца. Поэтому профессор очень рассердился, увидев вдруг дочь перед своим столом. Он намеревался отчитать Регину, но она опередила отца:

— Папа, к нам подъехала машина! Черная, «мерседес».

«Черный «мерседес», — повторил про себя Шмидт, лихорадочно соображая, кому он может принадлежать. И вспомнил: доктору Штайницу! Ведь прошлой весной он приглашал его посетить Вальтхоф, и вот теперь, почти через год, доктор пожаловал с визитом. Придется принимать непрошеного гостя, хотя и очень не хотелось отрываться от интересной работы: профессор исследовал под микроскопом желудок препарированной подопытной полевой мыши, накормленной до этого зернами ячменя, обработанного его новым химическим средством для борьбы с грызунами.

На улицу Шмидт не вышел, ждал гостя в прихожей. Регина ушла на кухню, чтобы сварить кофе. Широкоплечий Штайниц как-то боком пролез в узкую дверь, снял с головы шляпу и приветливо улыбнулся:

— Здравствуйте, дорогой профессор! Извините, что не мог предупредить заранее. Но право, я всего на несколько минут.

— Рад вашему визиту, — учтиво, как и подобает хозяину, ответил Шмидт и, указав на вешалку, предложил раздеться. Затем он провел Штайница в гостиную и усадил в кресло. Сам сел поближе к камину: с улицы пахнуло сырым холодом, а его подверженные ревматизму ноги были чувствительны к самому ничтожному изменению температуры.

Штайницу понравилась маленькая гостиная, со вкусом обставленная недорогой старинной мебелью. Блестел натертый паркет; на столе, буфете и книжном шкафу в керамических вазочках стояли ветки туи, ели и еще каких-то неизвестных ему деревьев. Повсюду чувствовалась рука хорошей хозяйки. Да и сама профессорская усадьба, когда он вышел из машины, показалась ему очень уютной. Двухэтажный деревянный дом высился на берегу извилистой, сейчас еще скованной льдом речки. В одной флигельной пристройке размещалась химическая лаборатория, в другой был виварий, а в теплице со стеклянной крышей профессор, без сомнения, выращивал злаки для своих опытов. Под слоем снега угадывались многочисленные клумбы; за ними тянулся огромный запорошенный сад с редкими породами деревьев и кустарников. Штайницу хватило всего несколько минут, чтобы по достоинству оценить Вальтхоф. Даже зимой он был хорош. А летом это местечко несомненно представляет собой райский уголок.

— Собственно говоря, я к вам по важному делу, — заговорил Штайниц.

Профессор насторожился: чего это хочет от него бывший ассистент? Как он не мог сразу догадаться, что просто с визитом к нему в такую даль никто не поедет.

— Химический концерн «Фарбениндустри» по заданию правительства приступает к строительству большой лаборатории и предлагает вам возглавить ее химическое отделение. — Штайниц положил конверт на стол и, поймав растерянный взгляд хозяина, произнес: — Мне поручено руководить вторым отделением, бактериологическим.

Шмидт только скосил глаза на конверт, не решаясь взять его в руки и распечатать.

— Чрезмерно благодарен концерну за столь лестное для меня приглашение, — сухо ответил он. — К сожалению, по состоянию здоровья я не смогу выехать из Вальтхофа.

Гость, заранее знавший ответ строптивого ученого, расплылся в довольной улыбке.

— Вам никуда не нужно выезжать, дорогой профессор. Лаборатория будет построена в Шварцвальде.

Озадаченный, Шмидт снял свои роговые очки и, скрывая охватившее его волнение, стал тщательно протирать носовым платком и без того чистые стекла. Штайниц ликовал. Теперь припертому к стене профессору некуда отступать. Пусть думает, что из-за него выбрано место под лабораторию в лесу Шварцвальд. А Шварцвальд фактически отвечал иным требованиям: находился сравнительно недалеко от Берлина, в малонаселенном районе. Поблизости имелось лишь одно крупное имение баронессы Тирфельдштейн да несколько маленьких, разбросанных по полям хуторков.

Штайниц объяснил, что до возведения комплекса, а на это уйдет около года, оба они будут заниматься исследованиями в своих частных лабораториях. Шмидт получит для себя новое оборудование, в помощь ему будет выделено несколько сотрудников. Все оплачивает «Фарбениндустри», в том числе и его месячные гонорары.

В гостиную с подносом в руках вошла Регина и поставила на стол кофейник, чашечки и тарелку с печеньем.

— Моя дочь фрейлейн Регина, — представил профессор.

Штайниц встал с кресла, вытянулся.

— Папа мне говорил о вас, — произнесла Регина. — Прошу кофе, — предложила она и наполнила две чашечки ароматной жидкостью.

В открытую дверь неслышно прошмыгнула зеленая, величиной с кошку, мартышка и стремглав прыгнула на колени к хозяину дома. Ее темно-карие глаза на черной бархатной мордочке с любопытством уставились на гостя.

— Тики ужасно любит папу, — объяснила Регина поведение мартышки.

Штайниц был поражен привлекательностью дочери профессора. Чистый лоб, строго очерченные губы, и главное, привлекали ее глаза — пытливые, внимательные, они говорили о ее прирожденном уме. Простое деревенское платье, прикрытое фартучком в горошек, плотно облегало ее фигуру. «Пожалуй, она близка к идеалу красавицы-арийки», — подумал Штайниц.

— Если бы в Берлине знали, какая роза растет в лесах Шварцвальда! — произнес он. — Дорогой профессор, разве можно скрывать такой цветок в четырех стенах? Фрейлейн Регина, вы обязательно должны бывать в столице.

На щеках Регины выступил стыдливый румянец. Ей был приятен слишком откровенный комплимент высокого берлинского гостя.

— У нас с папой так много работы, что нам не до дальних поездок, — ответила она мягким голосом.

— После смерти фрау Хильды все хозяйство легло на Регину, — сказал Шмидт.

— О-о, я преклоняюсь перед вами, фрейлейн! — воскликнул Штайниц.

Профессору начинал надоедать этот разговор, и он отослал дочь в виварий.

— Время кормить животных, Регина.

— Не буду мешать вашему деловому разговору, — произнесла Регина. — Тики, идем со мной, — поманила она Мартышку.

Тики без особой охоты перебралась на плечо Регины и вцепилась передними лапками в ее густые волосы.

Решив все вопросы, касающиеся будущей совместной работы, Штайниц стал прощаться. Профессор проводил его в прихожую, куда вышла и Регина. Она подала гостю корзинку, из которой пытался вылезти сиамский котенок.

— Мой ответный подарок фрейлейн Эрне.

— Какая прелесть! — восторженно произнес Штайниц. — Эрна будет безумно рада такому подарку.

Регина, сделав легкий реверанс гостю, возвратилась в гостиную. Штайниц проводил ее долгим взглядом, затем надел пальто и взял в руки шляпу.

— Рад буду, дорогой профессор, работать вместе с вами для нашей победы! — сказал он и, поклонившись, вышел на улицу.

Шмидт чувствовал себя утомленным и не стал спрашивать, почему именно «для нашей победы»? Хотя из этой последней фразы можно было и без объяснения понять, что его самостоятельной работе приходит конец и, очевидно, отныне она будет направлена на победу в войне с русскими. Вместе с тем профессор сознавал: совместная работа со Штайницем в новой лаборатории давала возможность быстрее осуществить свои опыты по созданию новых гербицидов, благо расходы на исследования брал на себя концерн «Фарбениндустри». Да и помощники-лаборанты у него появятся, работать станет легче.

И все же он еще надеялся в душе, что затея с созданием лаборатории в Шварцвальде лопнет и решение будет пересмотрено.

3

Надежды профессора Шмидта не оправдались: едва лишь сошел снег, как в Шварцвальде появились солдаты-строители и эсэсовцы-охранники. Первым делом был возведен жилой городок барачного типа в полутора километрах от усадьбы Шмидта. Со второго этажа, из профессорского кабинета, была видна часть построек, примостившихся на опушке леса, возле речки. За жилым городком, в лесной чаще, подготавливалось место под лабораторию; об этом говорили частые глухие взрывы, доносившиеся до Вальтхофа. Очевидно, корчевали пни спиленных вековых деревьев и рыли котлован под фундамент.

Штайниц сдержал свое слово. У Шмидта появились три помощника: два молодых химика-органика и опытный бактериолог. Прибыл и контейнер с новейшим оборудованием. Приборы даже не уместились в маленькой лаборатории, пришлось занять еще одну комнатку, служившую ранее кладовой.

Особенно была довольна Регина. Если раньше в хозяйстве ей помогал только старый одинокий Гюнтер, переехавший вместе с профессором из Берлина в Вальтхоф, то теперь кухней и уборкой помещения стала заниматься служанка — тетушка Марта. В распоряжение Шмидта предоставлялась машина. Намного увеличивались количество и ассортимент продуктов, что было особенно кстати: с началом стройки в доме все чаще и чаще стали бывать офицеры, все как один влюбленные в Регину, и их приходилось угощать.

Симпатией Шмидта пользовался лишь начальник строительства полковник фон Айзенбах. Оказалось, что Айзенбах раньше вел курс лекций по архитектуре на строительном факультете Берлинского университета и помнил пытливого, способного студента Альберта Шмидта. Это еще больше сблизило командира бригады с профессором, всякий раз заводившим разговор о сыне.

В каждый свой приезд бывал в доме Шмидтов и их сосед барон Карл Тирфельдштейн, беспрестанно курсирующий между своими имениями в Шварцвальде и Восточной Пруссии, заводом сельскохозяйственных машин под Парижем и конторой по сбыту продукции в Берлине. В начале войны с русскими барон вдруг получил звание подполковника интендантской службы и сразу же поспешил показать свой новый, с иголочки, офицерский мундир прелестной хозяйке Вальтхофа.

Не забывал профессора и доктор Штайниц, считавший своим долгом информировать будущего руководителя химического отделения лаборатории о ходе строительных работ. Штайниц всегда приезжал под вечер, в конце рабочего дня. Но однажды черный «мерседес» подкатил утром.

— Папа, к тебе доктор Штайниц, — позвала Регина.

Профессор вышел в гостиную. Не трудно было догадаться, что для него готовится какой-то сюрприз и сейчас гость ошеломит его известием.

— Вас приглашают в главное управление имперской безопасности, дорогой профессор!

Ни один мускул, к удивлению Штайница, не дрогнул на лице Шмидта, точно приглашение поступило не от высшего государственного учреждения, а от заурядной фирмы.

— Ровно через три часа мы должны быть в Берлине, — уже без первоначального пафоса сообщил Штайниц. — Времени у нас достаточно, но вы все же поторопитесь.

— Папа, галстук наденешь? — забеспокоилась Регина.

— Нет, — отрезал Шмидт и удалился в свою комнату. Через полчаса он возвратился в гостиную готовый к отъезду. На нем был черный полупиджак-полусюртук, такого же цвета брюки и глухой серый свитер вместо белой накрахмаленной сорочки.

В приемной их встретил секретарь. Пропуская вперед посетителей, он ловким, заученным движением руки открыл первую, а затем и вторую дверь. Шмидт и Штайниц очутились в продолговатом кабинете. Из-за небольшого стола, который никак не гармонировал с размерами помещения, встал высокий, худощавый мужчина и с улыбкой пошел навстречу гостям. Вблизи Шмидт разглядел его длинное, оттянутое вниз лицо, испещренное мелкими шрамами, длинный с горбинкой нос и черные холодные глаза. Ладно скроенный темно-серый пиджак подчеркивал его сухопарость. «Хорошо, что с нами будет говорить штатский человек», — подумал профессор, не любивший военных и особенно гестаповцев.

— Доктор Кальтенбруннер, — протянул жесткую ладонь хозяин кабинета.

Шмидта никогда не интересовали люди, стоящие у руководства страной, и тем более люди, окружавшие их. Докторская степень давала возможность полагать, что перед ним человек, связанный с наукой.

— Прошу, — предложил Кальтенбруннер и, когда Шмидт расположился в обтянутом коричневой кожей глубоком, мягком кресле, сел за стол. За его спиной висел портрет фюрера, занимая половину стены.

— Третья империя очень высоко ценит вас, герр профессор, — заговорил Кальтенбруннер. — Мне хотелось бы познакомиться с вашей работой. Расскажите о ней.

— Пожалуйста, — согласился профессор, решив большому государственному чиновнику говорить только правду. Он подробно рассказал о своих многочисленных поисках, бессонных ночах, бесконечных опытах, прежде чем были выработаны препарат по уничтожению грызунов и новый эффективнейший гербицид для борьбы с сорняками. Сейчас он заканчивает работу по созданию регуляторов роста растений, благодаря которым плоды станут созревать гораздо быстрее обычного, и дефолиантов — химических соединений из хлористого цинка, тиоцианата натрия и других, способных перед сбором плодов очищать деревья или кустарники от мешающих листьев. Под конец не удержался — пусть знает чиновник, с каким крупным ученым имеет дело, — и похвалился выработанными в жидком виде — правда, в мизерных количествах — двумя неизвестными еще науке видами сверхстойких отравляющих веществ, которые думает в будущем использовать в своих изысканиях.

— По стойкости ваши ОВ эквивалентны иприту? — как бы между прочим поинтересовался Кальтенбруннер.

— Что вы! — профессор обиженно поджал губы. — В сотни, даже в тысячи раз сильнее!

Кальтенбруннер незаметно кивнул молчавшему Штайницу, давая понять, что доволен беседой со старым ученым.

— Поздравляю вас с большим успехом, — сказал он Шмидту и попросил: — Теперь, если можно, познакомьте меня со своей семьей. Вы, кажется, живете один, без супруги?

— Да, я одинокий человек, — вздохнул Шмидт. — Почти одинокий. Моя единственная радость — дочь. Без нее я не представляю своей жизни. Она — мой первый советчик. Ведет все домашнее хозяйство. И знаете, находит еще время заниматься благотворительными делами. Да, да! Собирает подарки для солдат, помогает вдовам и их детям.

— Ваша дочь — истинный патриот великой Германии, герр профессор, — похвалил Кальтенбруннер.

Шмидт, удовлетворенный словами чиновника, в знак признательности склонил голову.

— А мой сын Альберт… Капитан Альберт Шмидт служит где-то в Белоруссии! Он строитель.

— Что пишет сын о своей службе?

— Партизаны беспокоят их. Приходится строить дополнительные укрепления, — начал было рассказывать профессор и спохватился: как бы не наговорить лишнего и тем самым не навредить Альберту. — Всю переписку с ним у меня ведет Регина.

— И больше у вас никого нет из ближайших родственников? — поинтересовался Кальтенбруннер.

Профессор замешкался. Не хотелось раскрывать семейную тайну, но если узнают через гестапо — будет хуже для него.

— Есть… Брат в Америке.

— Это очень интересно. Расскажите о нем поподробнее.

— История с моим братом Фрицем запутанная и даже романтичная, — начал Шмидт. — Я никогда не думал, что в нашей почтенной семье, семье Шмидтов, может появиться человек с таким необузданным темпераментом. В общем, примерно лет двадцать назад брат влюбился в молоденькую заокеанскую певицу, приехавшую на гастроли в Берлин. И сделал ей предложение. Я видел ее только один раз — она была чертовски обворожительна. Да еще плюс голос… Брат казался без ума от нее, я не сумел его отговорить и до сих пор казню себя из-за этого. А она приняла предложение! С одним, правда, условием: брат уедет с ней в Америку. Уехал. Я был бессилен его удержать. Потом он прислал мне единственное письмо с сообщением о рождении сына. Больше я о нем ничего не знаю.

Кальтенбруннер сочувственно улыбнулся:

— Редкий случай, чтобы ариец покинул родину из-за женщины. Но я твердо уверен, герр профессор, уже приближается то время, когда все немцы соберутся под одной крышей.

— Да, это было бы хорошо, — согласился Шмидт, в душе всякий раз ругая себя за то, что до сих пор не наладил связи с братом. Фриц достоин забвения за свой опрометчивый поступок, но чем виноват племянник Лебволь? Хотя и наполовину, но он все же немец. Надо пригласить его в Германию, пусть погостит у дяди.

— Поверьте, я был счастлив познакомиться с таким большим ученым, — поднялся из-за стола Кальтенбруннер. — О вас я доложу лично фюреру. А теперь прошу сюда, — открыл он дверь в соседнее помещение.

В зале стоял накрытый стол. Кальтенбруннер взял тарелку, положил на нее бутерброды с красной икрой, малосольным балтийским лососем и поставил перед профессором.

— Предпочитаете французский коньяк, шотландское виски, гавайский ром, русскую водку? — показал он на бутылки и, не дождавшись ответа, наполнил высокие рюмки водкой. — Я уверен, герр профессор, — поднял рюмку Кальтенбруннер, — вы настоящий ариец и сделаете все возможное, чтобы великая Германия заняла уготованное ей ходом истории первое место в мире. За ваше здоровье! — он выпил, закусив ломтиком лимона, обсыпанным солью, и вновь наполнил рюмки. — Фюрер просил меня передать, что ждет от вас, профессор Шмидт, и от вас, доктор Штайниц, огромной помощи. Фюрер надеется, вы дадите Германии новое мощное оружие, которое принесет нам полную победу над всеми врагами рейха, и в первую очередь над русскими варварами. Вам, людям тыла, необходимо помочь солдатам фронта. Это будет помощь вашему сыну, вашей дочери, вашему брату и племяннику. За их жизнь, герр профессор! — с особым ударением, как показалось Шмидту, закончил Кальтенбруннер.

— Да, да, — еще не до конца осознавая услышанное от чиновника, ответил профессор. Только сидя в машине он наконец разгадал смысл его последних слов и понял безвыходность своего положения. Жизнь Регины и Альберта поставлена на карту. По существу, они теперь заложники. Их ждет концлагерь, мучительная смерть, если он вдруг откажется от задания правительства, не захочет создавать дьявольское оружие массового уничтожения мирных людей.

Регина встретила «мерседес» у ворот. Ей не терпелось узнать все подробности приема отца высшим руководством третьей империи, но тот, насупившись, молча прошел мимо и сразу же поднялся в свой кабинет.

— Устал профессор, — объяснил Штайниц подавленное состояние Шмидта.

В кабинете, не раздеваясь, Шмидт сел в любимое кресло-качалку и закрыл глаза. Некоторое время до него доносился звонкий смех Регины и воркующий баритон Штайница, затем все погрузилось в мертвую тишину. Перед ним, постепенно растворяясь в белом тумане, поплыли лица дочери, сына, брата, покойной жены. Но что это? Застывшее чудовище с открытой пастью у самого лица? Да это же ящерица! Ящерица из колбы Штайница.

4

Больше всех радовался начавшемуся строительству научно-исследовательского центра в Шварцвальде барон Карл Тирфельдштейн. Отпала необходимость вывозить из поместья на интендантские склады в Берлин мясо, масло, молоко, хлеб, овощи: продукты питания теперь требовались здесь, на месте. На его обеспечении находилось огромное количество людей, занятых сооружением и охраной Института по изучению продления жизни человека. Барона меньше всего интересовали проблемы будущего института. Пусть в нем продлевают жизнь или укорачивают ее. Главное, не нужно теперь тратить средства на дорогостоящую перевозку. Экономия получится солидная. К тому же у лесного озера создается лагерь военнопленных, куда можно сплавлять негодные продукты. Еще прибыль! Появилась возможность расширить фермы. Для этого он запросил две сотни дешевых славянских рабочих. Опять доход, и какой!

Особенно заинтересовал барона лагерь военнопленных, на должность начальника которого он во что бы то ни стало хотел поставить своего незаконнорожденного сына Германа, ставшего на днях оберштурмфюрером СС. Влиятельные друзья в Берлине обещали помочь. Правда, за это придется отвалить немало денег. Но игра стоит свеч. Герман будет всегда под рукой, далеко от восточного фронта, и поможет обогатиться за счет лагеря.

В жизни Тирфельдштейну всегда везло, не отвернулась от него фортуна и сейчас. Германские солдаты проливают кровь за процветание третьего рейха, население голодает, а его счета в банке растут. Выходец из старинного немецкого рода, он готовился стать дипломатом, для чего по настоянию родителей уехал учиться во Францию. Университет Тирфельдштейн окончил блестяще, но дипломатическая карьера не прельщала его. Ему больше нравилось заниматься коммерческими делами. И с внезапной смертью отца такая возможность представилась: Тирфельдштейн включился в руководство заводом сельскохозяйственных машин, купленным в свое время на равных паях с французским помещиком мсье Баремдье. Завод находился в предместье Парижа, доход он давал солидный, и барону хватало денег на ежедневные кутежи с привлекательными парижанками. Время летело быстро, он даже не заметил, как подросла юная наследница компаньона Жозефина. Девушка не смогла долго противостоять бурному натиску опытного волокиты. Родившегося сына она, по настоянию барона, в честь его отца назвала Германом, но фамилию оставила свою. Мсье Баремдье надеялся, что Карл женится на Жозефине, но тот не торопился связывать себя брачными узами. Тогда мсье Баремдье открыто потребовал от компаньона не позорить честь его семьи. Барон вынужден был возвратиться в Германию. С собой он увез и сына, решив воспитать его в духе старой немецкой школы. Отказ от женитьбы на Жозефине он объяснил семейной традицией, запрещающей вступать в брак с неарийкой.

Сына барон определил в частный английский пансион, заменив его французскую фамилию Баремдье на немецкую Баремдикер. В будущем он мечтал видеть его дипломатом. Герман проявил незаурядные способности, в совершенстве изучив английский и французский языки. Вернувшись в Германию, он вступил в молодежную фашистскую организацию гитлерюгенд, которая вскоре направила его в военное училище СС. Перед самой войной с русскими Герман Баремдикер стал офицером.

А мсье Баремдье и его наследница Жозефина, вышедшая замуж за офицера французской армии, после оккупации немецкими войсками Парижа оказались за колючей проволокой концлагеря, откуда живыми они выйти уже не смогли. Само собой разумеется, завод сельскохозяйственных машин полностью перешел в руки одного хозяина — барона.

Тирфельдштейн женился на равной себе по знатности богатой баронессе Ирме — покорительнице кенигсбергских аристократов. Брак он считал очень удачным, ибо жене принадлежало два крупных имения: в Пруссии и здесь, в Шварцвальде. Супруги не тяготились семейной жизнью, встречались они редко, предоставляя полную свободу друг другу. Баронесса не желала менять своих привычек, не хотел отступать от разгульной жизни и барон. Он постоянно жил в Берлине, жена — в Кенигсберге. Временами они то один, то другой приезжали в свои имения скорее на прогулку, чем для проверки состояния дел.

В июне 1941 года, когда немецкие войска вторглись в пределы России, барон взял подряд у интендантского управления по поставке продовольствия солдатам вермахта. Ему присвоили звание подполковника интендантской службы, и он усердно принялся за исполнение своих новых обязанностей.

В интендантском управлении барону обещали прислать в Оберфельд рабочих из Белоруссии, поэтому надо было дать распоряжение управляющему о постройке для них бараков.

По пути из Берлина барон решил завернуть к Фехнеру на хутор, благо это недалеко — всего лишь в километре от главной усадьбы.

— Отто, машина хозяина! — крикнула мужу в раскрытое окно фрау Анна. — Едет к нам…

Широкоплечий, мускулистый Фехнер выскочил из дома и, прихрамывая на правую ногу, поспешил к машине.

— Здравствуйте, хозяин! — услужливо открыл он дверцу, помогая барону выйти из машины.

— Здравствуй, Отто.

— Милости прошу в дом, — предложил Фехнер. — Анна, любимого бархатного пива для господина барона и приготовь побыстрее охотничьи сосиски с луком, — прикрикнул он на жену.

— Не надо, — остановил барон заторопившуюся было фрау Анну. — Я на несколько минут.

Он прошелся до обрыва, разминая затекшие от долгой езды ноги. Внимание его привлекла девушка, полоскавшая в речке белье. Наклонившись; она стояла спиной к берегу по колено в воде, с заткнутой за пояс юбкой, с оголенными стройными ногами.

— Кто такая? — поинтересовался барон.

— Моя племянница Габи, герр барон. Шестнадцать лет девочке. Отец у нее на восточном фронте погиб, а мать до войны умерла. Вот мы и взяли ее к себе. Вместо дочери. Не дал нам бог своих детей, — ответил Фехнер. Ему не понравилось выражение лица хозяина, когда тот с обрыва глядел на Габи.

Барон возвратился к машине. Рыжий верзила Ганс, его слуга, шофер и телохранитель, открыл дверцу. Управляющий недоумевал: владелец имения не дает никаких указаний. Не мог же он приехать к нему просто так!

— В моем кабинете много пыли, — наконец произнес Тирфельдштейн. — Пришлите ко мне Габи. Пусть уберет.

— Это может лучше сделать фрау Анна, — предложил Фехнер.

— Нет, нет. Зачем тревожить почтенную фрау. Работа легкая. Габи справится сама.

Фехнеры долго смотрели вслед укатившей машине, удивленные загадочным визитом хозяина поместья.

— Не нравится мне приезд барона, — насупился управляющий.

— А другой бы гордился такой милостью, — урезонила мужа Анна,

— И потом Габи… Рано девчонке работать на чужих.

— Удостоиться такой чести мечтает каждая девушка в округе.

— Каждая пусть. Но не наша, — рассердился Фехнер. — Ладно, отправляй ее. И чтоб возвращалась сразу же! Слышишь? — предупредил он и заковылял к дому.

С самого ухода племянницы в господский дом Фехнер не находил себе места. Смутное чувство тревоги усиливалось с каждой минутой. Девочка доверчива, как бы не случилась с ней беда. Попытался заняться работой — надо было починить ворота в конюшне, но все валилось из рук. Прошло два часа, три… Пора бы уже и возвратиться Габи. Захотелось немедленно запрячь лошадь в двуколку и поехать к барону. Но тогда скандал, и ему не быть управляющим. «Подожду еще полчаса, — решил он и направился в огород. — Грядку, что ли, прополоть? Так это забота Анны…»

От раздумий его отвлек истошный крик. Точно ножом полоснуло по сердцу Фехнера: «Габи!» Побежал, ковыляя, к дому. Так и есть, она. Уткнулась в грудь Анны и плачет навзрыд. По растрепанным волосам, разорванному платью понял: произошло самое страшное для девушки. Не помня себя от ярости бросился в дом и схватил охотничье ружье. «Я убью его!» Конечно, он мог обойтись и без ружья. Руки его легко гнули подковы, недаром двадцать лет Фехнер проработал кузнецом. Вот с ногой ему не повезло. В шестилетнем возрасте упал с яблони и сломал правую ногу. Кости срослись неудачно, и он остался хромым.

— Машина барона! — крикнула Анна.

— Уведи Габи, — потребовал Фехнер, из окна наблюдая за приближающейся машиной. — Один Ганс пожаловал…

Вышел навстречу непрошеному гостю с ружьем в правой руке.

— На охоту собрался, друг? — ухмыльнулся Ганс и, не дожидаясь ответа, протянул ему пачку марок. — Возьми. И никому ни слова. Понял? А завтра пусть она опять придет. И получит столько же.

— Подлец твой хозяин! — сквозь стиснутые зубы негодующе процедил Фехнер.

— Но, но! — погрозил пальцем Ганс. — Осторожнее, друг! Такое про самого барона? Скажу ему — завтра же гестаповцы в гости к тебе пожалуют.

— Мне ничего не будет за это.

— Тогда получишь за другое. За поездку в Россию, например. Я все знаю!

— Многие до войны ездили туда, — сник Фехнер, удивляясь, откуда мог знать рыжий верзила о его поездке в тридцатые годы на Сталинградский тракторный завод на стажировку.

— Многие уже и получили!

Ганс деловито разделил пачку купюр, одну половину сунул себе в карман, а другую протянул Фехнеру.

— Беру за подлеца-хозяина. Видишь, друг, как дорого стоит в сердцах оброненное слово! Считай, я его не слышал. — Он насильно вложил в руку управляющего деньги, покровительственно похлопал по плечу и сел в машину.

К мужу подошла заплаканная Анна.

— Что будем делать, Отто?!

Фехнер и сам не знал, как поступать дальше. Разговор с Гансом заставил его взглянуть на случившееся по-иному. Выходит, он в любой момент может быть выдан бароном гестаповцам, и отныне в качестве выкупа тот станет требовать к себе Габи. Бедная, бедная девочка! Если бы твоя добрая мать и твой отец, отдавший жизнь за таких «великих арийцев», как барон Тирфельдштейн, знали о твоем бесчестье. А дядюшка не сумел тебя уберечь, не смог защитить. Барону он никогда не простит твоего позора и при удобном случае отплатит за все сполна. Сейчас же срочно требовалось увезти Габи с хутора, но куда? Близких родственников нет, чужим людям в такое тяжелое время самим до себя. И вдруг сообразил: обратиться за помощью к Шмидтам. Барон уважает старого ученого, даже побаивается его. У них Габи будет в безопасности.

— Переодень Габи. Поедем с ней к Шмидтам, — сказал он жене и пошел запрягать лошадь.

Регина внимательно выслушала Фехнера, которого знала еще девочкой. Лицо ее залила краска стыда и негодования. Ведь Карл Тирфельдштейн в каждый свой приезд в Шварцвальд неизменно наносил ей визиты, дарил дорогие французские духи, и она часто каталась с ним на бричке.

— Какое варварство! — только и могла произнести Регина. — Я возьму Габи к себе, горничной. Но не могу ей много платить. Ведь мы…

— Нам ничего не надо, добрая фрейлейн! — не дал ей договорить обрадованный Фехнер. — Лишь бы вы защитили девочку от барона.

— У меня она будет в безопасности, — заверила Регина.

Она поведала о несчастье племянницы управляющего отцу. Шмидт долго молчал, болезненно переживая случившееся.

— Ты поступила правильно, дочь. А барон никогда не вызывал у меня симпатии.

5

До сих пор штандартенфюрер СС Фалькенгауз считал себя счастливым человеком. Ему всегда везло, и особенно в последнее время, когда бригаду перебросили под Берлин для охраны строящегося бактериологического центра. Поистине превосходное местечко, этот Вальтхоф! После войны поблизости от него неплохо бы построить небольшую виллу и отдыхать на ней летом. А возможно, еще удастся обуздать полудикарку Регину, и тогда весь Вальтхоф перешел бы к нему в наследство.

И вдруг все рухнуло в один день — из РСХА пришло предписание: он назначался начальником охраны штаба 6-й полевой армии и лично ее командующего генерал-полковника Паулюса. Было приказано ехать на восток, не дожидаясь преемника.

Фалькенгауз направился к доктору Штайницу в надежде, что приближенный самого Кальтенбруннера прольет свет на столь неожиданное для него решение руководства РСХА. Ведь он сделал все, чтобы скрыть от посторонних глаз строящийся объект. Обнес его сплошным трехметровым забором, окружил двумя рядами колючей проволоки, воздвиг наблюдательные вышки для часовых, разработал безотказную систему сигнализации. Ни одна живая душа без его ведома не могла проникнуть на стройку! И в благодарность за все его труды — восточный фронт! Выходит, до октября 1942 года Фалькенгауз был нужен здесь, а теперь — в действующую армию. Другое дело, если бы перебазировали туда и бригаду. Но его подчиненные продолжали нести охрану бактериологического центра.

Штайниц сидел за столом в своем кабинете, делая пометки и исправления в схематическом проекте лаборатории. При входе командира бригады он прикрыл чертеж листом чистой бумаги. «Даже мне не доверяет», — обиделся в душе Фалькенгауз. Молча он положил свое предписание на стол.

— Да, я знаю об этом, — взглянул на текст Штайниц. — Мне только что звонили из Берлина. Очень сожалею о вашем переводе. Мне было приятно с вами работать, штандартенфюрер.

— Мне казалось, вы были мной довольны, доктор Штайниц…

— Вне всякого сомнения! — поднялся Штайниц. — Однако государственные интересы требуют, чтобы самые опытные и бесстрашные офицеры рейха находились там, где решается будущее немецкой нации. Сейчас это место в Сталинграде, на великой русской реке Волге! — он уже говорил с пафосом, все больше и больше распаляясь от своих возвышенных слов. Пусть Фалькенгауз видит: ему жалко с ним расставаться, но что поделать — успех немецких войск на восточном фронте для него превыше всего. — Убежден, штандартенфюрер Фалькенгауз, вы с честью оправдаете высокое доверие нашего фюрера. Могу сообщить вам, пока строго конфиденциально, в армию генерал-полковника Паулюса направляется и полковник фон Айзенбах. Вы оба достойные офицеры. Хайль Гитлер!

Фалькенгаузу ничего не оставалось, как выйти из кабинета. Одно утешение — вслед за ним под Сталинград поедет и этот увалень-полковник, там русские спустят ему жирок с отвисшего брюха.

Штайницу была известна истинная причина перевода Фалькенгауза на восток. На его место Кальтенбруннер ставил одного из своих дальних родственников, оберштурмбанфюрера СС Грюндлера. А чтобы не возникло каких-либо подозрений насчет этой замены, в 6-ю полевую армию направлялся и фон Айзенбах. Штайниц не возражал. Полковник был слишком любознателен. Его заместитель подполковник Рюдель — более инертная натура. Пусть он и возглавит строительную бригаду.

На другой день утром Штайниц встречал Кальтенбруннера, обещавшего лично осмотреть стройку, представить нового начальника охраны и заодно пострелять диких уток на лесном озере. Штайниц радовался, что шеф у него именно Кальтенбруннер. После того как прошлой весной, 27 мая, чешские бандиты казнили протектора Богемии и Моравии, начальника РСХА обер-группенфюрера СС Гейдриха, Гитлер назначил своего земляка заместителем рейхсфюрера Гиммлера. Кто знает, возможно, в будущем Кальтенбруннер станет и первой фигурой в карательных органах рейха.

Тяжелая бронированная машина, скрипнув тормозами, остановилась у административного барака. Штайниц, говоривший по телефону, бросил трубку и выскочил на крыльцо. Кальтенбруннер уже вышел из машины. На нем был охотничий костюм: широкополая шляпа, кожаные куртка и брюки, высокие с отворотом охотничьи сапоги. Кальтенбруннер протянул Штайницу руку.

— Оберштурмбанфюрер СС Грюндлер, — кивнул он на своего родственника.

— Мне выпала высокая честь работать с таким большим ученым, как вы, доктор Штайниц, — щелкнул каблуками Грюндлер.

— Весьма рад вашему назначению, — ответил Штайниц и пожал руку новому командиру бригады охраны.

Кальтенбруннер вначале пожелал осмотреть строящийся бактериологический центр, познакомиться с системой его охраны, затем нанести визит профессору Шмидту и, если останется время, поохотиться на диких уток.

Строительная площадка располагалась вблизи жилого городка, в чаще леса. Сплошная стена тронутых первой осенней позолотой раскидистых крон деревьев надежно укрывала ее от посторонних глаз. В гигантском котловане был уже заложен восьмигранный фундамент под будущую лабораторию, строители возводили цокольный этаж. Над землей должны были возвыситься еще два этажа — так, чтобы крыша, в целях маскировки, не превышала вершин окружающих деревьев. С южной стороны к восьмиграннику примыкали виварий для животных и террариум для пресмыкающихся и насекомых. Чуть дальше намечалось возвести подсобное хозяйство: небольшую электростанцию, котельную, мастерские, гараж, склады.

Эскиз проекта будущей лаборатории Штайниц делал сам и очень гордился этим. Примерно десятая часть здания отводилась под химическое отделение профессора Шмидта, все остальное он забирал себе под бактериологическое отделение. Главным для рейха являлось сейчас новое, еще неизвестное противнику бактериологическое оружие, а не химическое.

Кальтенбруннер остался доволен будущей фабрикой смерти. Волновали его лишь сроки ввода ее в эксплуатацию. Обстановка на восточном фронте осложнилась, 6-я полевая армия Паулюса не может пробиться к Сталинграду; немецкие войска завязли на Северном Кавказе, отброшены от Москвы; группа армий «Север» топчется у стен Ленинграда. Особенно был ненавистен Кальтенбруннеру город на Неве — колыбель большевистской революции. Недаром Гитлер хочет стереть его с лица земли. Вот бы сейчас туда несколько ампул с бактериями чумы или холеры — и через месяц в Ленинграде не осталось бы ни одного живого существа.

Немаловажным, особенно для себя, считал Кальтенбруннер и тот факт, что бактериологическое оружие в рейхе появится раньше атомной бомбы, о которой печется второе лицо третьей империи — всемогущий Геринг. Летом рейхсмаршал объединил работавшие до этого обособленно три группы физиков-атомщиков под флагом имперского исследовательского совета. Гиммлеру удалось поставить на административное руководство этим советом своего доверенного — бригаденфюрера СС профессора Менцеля, мало кому известного в Германии ученого. РСХА теперь было полностью осведомлено о ходе исследований ядерных реакций. Производство ядерного горючего для атомных бомб — изотопа урана-235 — стояло в прямой зависимости от наличия ничем не заменимой тяжелой воды, игравшей роль замедлителя в реакторах. Тяжелой воды Германия не производила; ее вырабатывал лишь норвежский химический трест «Норск Гидро К°». Пока рейхсмаршал и его имперский исследовательский совет возятся в Норвегии с тяжелой водой, РСХА успеет создать бактериологическое оружие, что будет высоко оценено фюрером. И слава в общем итоге достанется ему, группенфюреру СС доктору Кальтенбруннеру.

— Фюрер требует ускорить стройку. Что вам для этого необходимо? — спросил Кальтенбруннер.

— Дополнительная рабочая сила, — ответил Штайниц. — Надо ускорить строительство концлагеря у лесного озера. Военнопленные одновременно могут стать и моими пациентами.

— Грюндлер займется концлагерем, — согласился Кальтенбруннер.

— Не мешало бы поторопить «Фарбениндустри». Пусть побыстрее раскачиваются с лабораторным оборудованием.

— Концерном займусь я сам.

— Хорошо бы, мой группенфюрер, заполучить еще к весне две-три сотни высококвалифицированных рабочих из славян.

— Получите из Белоруссии.

Системой охраны бактериологического центра Грюндлер, пытавшийся доказать высокопоставленному родственнику своевременность своего перевода в Вальтхоф, был не удовлетворен. Он тут же приказал начальнику штаба бригады увеличить число наблюдательных вышек, установить на них пулеметы и прожекторы, а проволочное заграждение поставить под электрический ток. «У этого незамеченной и мышь не проскользнет», — подумал Штайниц.

В профессорской усадьбе, еще не выходя из машины, Штайниц заметил склонившегося над клумбой с белыми хризантемами чужого человека. Это был подтянутый, опрятный старик в старом выцветшем солдатском мундире времен первой мировой войны и в ботинках с гетрами. Особенно резко выделялись на выбритом до синевы лице закрученные вверх рыжеватые усы. Старик напоминал бывалого вильгельмовского солдата — таких обычно рисовали раньше на красочных дешевых картинках, продаваемых на ярмарках. Штайниц еще весной распорядился, чтобы без его ведома ни один посторонний не появлялся в доме Шмидтов. Выходит, его обошли. Счастье Фалькенгауза, что он сейчас в пути на восточный фронт, иначе бы получил хорошую взбучку. Штайниц без всякой жалости расправлялся с теми, кто хоть раз не выполнил его указания.

— Кто такой? — строго спросил он старика, подбежавшего к машине для встречи гостей.

— Форрейтол. Садовник профессора, ваше превосходительство! — по-военному вытянулся старик.

— Кто вас принял на работу?

— Фрейлейн Регина, ваше превосходительство! — отчеканил Форрейтол и показал на клумбы. — Сад запущен, зарос сорняками. А герр профессор очень любит цветы.

«Разгорается аппетит у фрейлейн, — усмехнулся Штайниц. — До этого племянницу управляющего баронессы в горничные взяла. Дать волю — окружит себя слугами. А раньше управлялась одна…»

— Прикажете проводить к господину профессору?

— Занимайтесь своим делом, — отрезал Штайниц.

Профессор вышел навстречу гостям прямо из химической лаборатории, не снимая белого халата. Он намеревался сделать внушение доктору Штайницу, чтобы тот не отрывал его от работы среди дня, но при виде государственного чиновника, принимавшего его весной в Берлине, смягчился и даже изобразил подобие радостной улыбки.

— Я прошу извинения, герр профессор, что оторвал вас от важной работы на благо великой Германии, — заговорил Кальтенбруннер. — Мне хотелось бы посмотреть на ваш уникальный аквариум, о котором до сих пор еще говорят в Берлине. Поскольку я оказался в Шварцвальде — давно мечтал поохотиться на диких уток, — было бы непростительно с моей стороны не воспользоваться столь благоприятным случаем. Говорят, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

— Прошу, — пригласил профессор и повел гостей за собой на второй этаж.

Кальтенбруннер поразился огромным размерам аквариума. В матовой воде он заметил множество сероватых рыбок. В глубине угадывались темные водоросли, сплошной стеной закрывавшие заднюю стенку. На первый взгляд самый обыкновенный большой аквариум, который можно увидеть в зоопарке. И вдруг, точно по волшебству, прямо на глазах все стало преображаться: слева внизу загорелась розовая, как утренняя заря, полоска — профессор нажал какую-то кнопку на небольшом пульте, и матовая вода постепенно становилась все прозрачнее, приобретая светло-желтый, а потом голубоватый оттенок. Розовая полоска расширялась, охватывая всю левую часть аквариума. Стал виден коралловый грот, куда навстречу свету устремились стайки рыб. И — о чудо! Рыбки, казавшиеся в матовой воде серыми, одноцветными, в ярких лучах «утреннего солнца» принимали свою естественную окраску и сияли всеми цветами радуги. Профессор продолжал колдовать на пульте, и вот уже для обитателей аквариума наступил «жаркий тропический день». Перед пораженными гостями открылась сказочная панорама подводных джунглей с непроходимыми зарослями темно-зеленых стекловидных нитей блестянки, изумрудного водяного мха, зеленоватого кружева папоротника, элодеи, перистолистника и других причудливых растений. На их фоне, как живые яркие цветы, вдруг появлялись и снова исчезали изумительной красоты рыбки.

— Я потрясен, герр профессор! — восторженно произнес Кальтенбруннер. — То, что я сегодня увидел, выше всяких похвал. Поверьте, я испытываю истинное эстетическое наслаждение. Боюсь, после такой чарующей красоты мне будет не до уток.

— Превосходно, герр профессор, — поддержал своего родственника и Грюндлер, хотя его никогда не интересовали и, очевидно, не заинтересуют беспечно плавающие в аквариуме пестрые рыбки. Стоило тратить огромные деньги на такое сложное сооружение. Видимо, большой чудак этот ученый.

— Вы очаровали наших гостей, дорогой профессор, — сказал Штайниц. — Больше мы не имеем права отрывать вас от работы.

Шмидт по привычке слегка склонил голову.

— Я польщен вниманием доктора Кальтенбруннера и его спутника, — учтиво произнес он, хотя и не выносил подобных визитов, особенно со стороны высокопоставленных чиновников. Грюндлера обидело равнодушие профессора — его даже не сочли нужным назвать по фамилии. Он шагнул к Шмидту, прищелкнул каблуками:

— Оберштурмбанфюрер Грюндлер. Назначен начальником охраны.

— А где же герр Фалькенгауз? — удивился Шмидт.

— Ему выпала особая честь защищать рейх у стен Сталинграда.

Кальтенбруннер мягко отстранил своего родственника.

— Грюндлеру поручено заботиться о вашей безопасности, герр профессор.

«У меня нет врагов, мне некого опасаться», — хотел было сказать Шмидт, но вовремя сдержался. С такими людьми надо быть особенно осторожным. Любое невпопад произнесенное слово может отразиться на его детях. О себе он не думал. Не так уж много ему осталось жить. А у Регины и Альберта еще все впереди.

Вошла Регина. Она катила перед собой полированный столик на колесиках, сервированный желтыми чашечками, таким же желтым кофейником и тарелками с печеньем и сухарями.

— Моя дочь фрейлейн Регина, — представил профессор. — Прошу кофе, господа.

— Фрейлейн Регина готовит удивительный кофе, — похвалил зардевшуюся девушку Штайниц. — У Шмидтов уникальный семейный рецепт.

Грюндлер широко раскрыл глаза, чтобы лучше разглядеть молодую хозяйку Вальтхофа. Нет, он давно не видел такой стройной и изящной девушки. Пожалуй, она могла бы поспорить с любой самой признанной берлинской красавицей. Теперь Шварцвальд для Грюндлера станет раем. Черт возьми! Хорошо все же иметь великого родственника!

Регина наполнила душистым кофе четыре чашечки, раздумывая, кому подать первому. Профессор недовольно кашлянул, видя оплошность дочери. На помощь Регине поспешил Штайниц.

— Доктор Кальтенбруннер, — представил он шефа. — А это Грюндлер. Назначен вместо Фалькенгауза.

Грюндлер шагнул к растерянной Регине.

— Оберштурмбанфюрер Рудольф Грюндлер! Для вас, фрейлейн, Рудольф Грюндлер. Или просто Рудольф. Почту за честь.

Штайница начинала бесить развязность нового начальника охраны. И если бы не родство с шефом, он быстро поставил бы его на место.

— Благодарю, фрейлейн, — вернул пустую чашку Кальтенбруннер. — Никогда не пил такого вкусного кофе.

— Еще, пожалуйста? — предложила Регина, но Кальтенбруннер отказался: пора ехать. Правда, ему хотелось бы посмотреть на те два вида сильнодействующих ОВ, полученных профессором в своей химической лаборатории, но как бы осторожный Шмидт не расценил это предвзято. Пусть он пока не будет знать истинных целей сближения с ним Кальтенбруннера.

— Папа, ты хоть знаешь, кому показывал свой аквариум? — сразу же после ухода гостей спросила взволнованная Регина. И сама ответила: — Группенфюреру Кальтенбруннеру, заместителю Гиммлера! Перед ним дрожит вся Германия, а ты так спокойно, так холодно отнесся к нему. Словно он обыкновенный человек…

— Для меня все люди одинаковы, — нахмурился недовольный собой профессор. Только теперь он понял, что окончательно запутался в ловко расставленных для него сетях.

6

Ранним холодным утром 19 ноября 1942 года артиллерийские залпы многих тысяч орудий возвестили о переходе советских войск в контрнаступление под Сталинградом. На пятый день хваленая 6-я полевая и соединения 4-й танковой армии вермахта были окружены. Ничто уже не могло спасти немецкие войска, рвавшиеся к Волге; их участь была предрешена. Во избежание напрасных жертв 8 января 1943 года командующему 6-й армией генерал-полковнику Паулюсу был предъявлен ультиматум о капитуляции. Паулюс отклонил его, поверив обещаниям Гитлера разорвать кольцо окружения извне. Советские войска вынуждены были начать операцию по уничтожению окруженной группировки противника…

Генерал-майор Карнеев, прослушав сообщение Совинформбюро о положении на фронтах, выключил радио и подошел к большой карте, висевшей на стене напротив его стола. Вот она, яркая точка, легендарный Сталинград! «Канны XX века» являли собой коренной перелом войны в пользу Советского государства. Это понимали многие, и особенно те, кто чудом уцелел в огненном сталинградском кольце, сдавшись в плен.

«Многие, но далеко не все! — размышлял генерал. — Руководители фашистского вермахта еще фанатично верят в способность фюрера стереть с лица земли «большевистскую Россию». И не только руководители…»

Мстя за сталинградское поражение, кое-кто из гитлеровских генералов и офицеров грозит новым всеуничтожающим бесшумным оружием, которое Гитлер намеревается применить в самое ближайшее время…

Генерал Карнеев вызвал в кабинет своего помощника подполковника Григорьева.

— Садитесь, Борис Николаевич, — указал Карнеев на кресло и, когда подполковник, привычным движением руки пригладив густой черный чуб, послушно сел, спросил: — Вы что-нибудь слышали о так называемом бесшумном оружии?

— Нет, товарищ генерал. По крайней мере те, кого я допрашивал, не упоминали о таком оружии.

Карнеев задумался.

— Очевидно, об этом знают немногие, — произнес он. — Новое всеуничтожающее оружие… И Гитлер намеревается его применить в ближайшее время! Надо полагать, в этом году.

— Но почему оружие называют бесшумным? — удивился Григорьев. — Видимо, что-то вроде гиперболоида инженера Гарина? — насмешливо улыбнулся он.

— До толстовской фантазии им пока еще далеко.

— Тогда остаются отравляющие вещества. Химическое оружие действительно бесшумно.

Карнеев отрицательно покачал головой.

— Исключено. ОВ имеется на вооружении армий всех стран, и у союзников их в десятки раз больше. Гитлер не дурак, чтобы начать химическую войну. Ведь тогда вся территория Германии будет просто залита отравляющими веществами. Вспомните официальное заявление Черчилля по этому поводу. Думаю, гитлеровцы изобрели что-то новое, и уж конечно сильнее ОВ. Изобрели то, чего пока нет у союзников.

— А если бесшумное оружие — самая обыкновенная… — Григорьев хотел сказать «фантазия нацистов, бесславно закончивших свою карьеру в огненном сталинградском кольце», но Карнеев упредил его:

— Маловероятно. Впрочем, не будем гадать. Завтра поезжайте в лагерь и разберитесь во всем сами.

— Слушаюсь, товарищ генерал, — встал Григорьев, — Разрешите один вопрос?

— Пожалуйста.

— Фельдмаршалу Паулюсу было известно что-либо о бесшумном оружии?

— Нет. Паулюс о нем впервые услышал от нас. По крайней мере, он так заявил на допросе.

— Вполне возможно, — согласился Григорьев.

Он четко повернулся и вышел из кабинета.

Почти две недели, с раннего утра и до позднего вечера, Григорьев допрашивал плененных под Сталинградом немецких офицеров, пытаясь что-либо узнать о бесшумном оружии Гитлера. Большинство из них ничего не знало о нем, другие простодушно удивлялись вопросам следователя, и лишь немногие утверждали, что о чудо-оружии Гитлера в последние дни Сталинградского котла кто-то говорил, а вот кто именно — не помнят, ибо в горячке боя им было не до этого, требовалось спасать себя.

Григорьев уже начал подумывать, что напрасно тратит время. Видимо, кто-то разговором о бесшумном оружии пытался морально поддержать гитлеровских офицеров и солдат, оказавшихся в безвыходном положении. Он решил закончить бессмысленные допросы, как вдруг дежурный доложил, что бывший врач немецкой дивизии полковник медицинской службы Форенхоф просит принять его.

— В чем дело?

— Не знаю. Хочет говорить только с вами, — ответил дежурный и положил на стол личное дело Форенхофа.

— Приведите медика, — разрешил Григорьев.

Дежурный вышел. Григорьев поудобней уселся за стол и начал просматривать личное дело полковника. Форенхоф окончил Берлинский университет. Хирург по специальности, имел небольшую собственную клинику в Берлине, пациентами его в основном были аристократы и высокопоставленные чиновники рейха.

Полный, розовощекий Форенхоф вошел в кабинет решительно.

— Садитесь, господин Форенхоф, — произнес на немецком языке Григорьев, показывая на табуретку, и, когда полковник сел, сказал: — Я слушаю вас…

Форенхоф заерзал на табуретке, то и дело вытирая носовым платком потное лицо. Чувствовалось: ему трудно было начать разговор.

— Да вы не волнуйтесь, господин Форенхоф. Наша беседа не будет протоколироваться, — успокоил его Григорьев.

— Я долго думал и вот решил… решил рассказать все, что знаю, — тихо заговорил Форенхоф. — Врачи стоят вне политики, вне войны. А уж если она началась — должны лечить всех раненых. Я оперировал немцев, оперировал пленных русских. Оперировал потому, что дал врачебную клятву помогать страждущим. Из-за русских пациентов на меня косо смотрели сверху. Вы можете не верить…

— Почему же! Охотно верю, — согласился Григорьев.

— Благодарю, — свободнее вздохнул Форенхоф. — Я ненавижу тех, кто развязал эту проклятую войну. Столько безвинных жертв! — Он наклонился к столу следователя и доверительно сообщил: — Но их будет, еще больше, если Гитлер применит бесшумное оружие. О-о, это ужасно, ужасно! Целые народы могут быть уничтожены.

Григорьев усмехнулся:

— Так уж целые народы? Вы не преувеличиваете, доктор?

— Нисколько, господин подполковник, нисколько! — вспыхнул Форенхоф. — Вы, извините за резкость, плохо знаете силу бесшумного оружия…

«Я совсем не знаю такого оружия, — мысленно признался Григорьев. — Иначе бы не говорил с военнопленными».

— Люди будут умирать от него как мухи, — продолжал Форенхоф. — И не только люди. Животные. Все живые существа. Больше того — погибнут растения.

— И воцарится на земле сущий ад, — опять усмехнулся Григорьев.

— Да, может быть, и ад! Болезнетворные бактерии сделают свое дело. Можете мне поверить как врачу…

«Болезнетворные бактерии… Значит, бактериологическое оружие!» — от удивления Григорьев даже привстал со стула, что не ускользнуло от взгляда Форенхофа.

— Нельзя допустить применения бесшумного оружия фашистами! Может погибнуть цивилизация. Я потому к вам и пришел, — закончил Форенхоф и с удовольствием стал пить горячий чай, принесенный дежурным.

— В университете вы имели контакты с бактериологами? — спросил Григорьев.

— Приходилось иногда проводить совместные опыты, — охотно ответил Форенхоф.

— Тогда вы должны помнить фамилии.

— Только некоторые: Штайниц, Байер, Готшлак, Планитцер. Все они химики, но на последнем курсе специализировались по бактериологии. К сожалению, судьба разбросала нас…

«А к моему — особенно, — подумал Григорьев. — Вполне вероятно, кто-то из его бывших друзей работает сейчас над созданием бактериологического оружия».

— Правда, прошлой осенью, во время командировки, я случайно встретил в Берлине доктора Штайница, — начал вспоминать Форенхоф. — Прямо на улице встретил, возле главпочтамта. Штайниц работает по своей старой специальности, ведет какое-то большое исследование. Вспомнили мы с ним и студенческие годы и… и разошлись.

— Разве вам не захотелось поддерживать отношения со старым приятелем? — поинтересовался Григорьев.

— Хотелось бы, но… — Форенхоф запнулся, раздумывая, высказывать ли свои соображения по этому никчемному случаю. — Позже я узнал, что доктор Штайниц очень высоко котируется у нацистов. Поскольку я к нацистам отношусь с предубеждением, то не стал больше искать с ним встреч.

«И напрасно! — чуть было не вырвалось у Григорьева, — По-видимому, доктор Штайниц — персона важная. Фашисты ценят ученых, которые работают на них. Из-за одного этого стоит поинтересоваться химиком и бактериологом Штайницем».

— Господин Форенхоф, — заговорил Григорьев, — человечество действительно может оказаться в критическом положении, если вдруг будет применено бактериологическое оружие.

Форенхоф в знак согласия закивал головой.

— Да, да! Человечество и не подразумевает, какая угроза нависла над ним.

— Тогда помогите нам раскрыть готовящееся преступление!

Форенхоф тяжко вздохнул, отпил глоток чая.

— Если бы я смог это сделать сам, тогда не пришел бы к вам. В общем, я поговорю с полковником фон Айзенбахом. У нас с ним общие взгляды. Он не нацист. А в армии — как большой специалист-строитель. Перед отправкой в шестую армию фон Айзенбах работал с доктором Штайницем…

— Поговорите, — согласился Григорьев.

Он до вечера ждал прихода медика, но вместо него неожиданно явился полковник фон Айзенбах.

— Видимо, я невольно причастен к созданию этого страшного бесшумного оружия, — заговорил он. — Меня грызет совесть, только подумать — все живое может погибнуть! И в этом доля моей вины… моей. Нельзя допустить применения бактериальных средств массового уничтожения людей, нельзя! Я все продумал и готов рассказать…

…Преподавателя строительного факультета Берлинского университета фон Айзенбаха мобилизовали в начале 1942 года. Бывший его ученик, близкий родственник рейхсмаршала Геринга, ставший в дни войны одним из руководителей строительного управления, избавил своего учителя от фронта, предложив возглавить строительную бригаду, направляющуюся в Шварцвальд для сооружения объекта государственной важности.

Как строителю, Айзенбаху хотя бы в общих чертах надо было знать предназначение объекта. Ведь требовалось подобрать соответствующие материалы, рассчитать прочность фундамента, перекрытий. Попытался хоть прояснить что-нибудь у главного инженера специального конструкторского бюро в Берлине, когда в сопровождении трех эсэсовцев приехал к нему из Шварцвальда за проектом. Главный инженер пропустил мимо ушей вопрос командира строительной бригады. И только в коридоре, где они на минуту остались одни, шепнул, чтобы тот никогда больше не задавал подобных вопросов.

При подготовке восьмигранного котлована под фундамент объекта Айзенбах все же не выдержал, спросил о стройке у доктора Штайница, осуществлявшего общий контроль за работой.

— Ваше любопытство, полковник, может дорого обойтись, — ответил Штайниц.

От своего ученика, родственника Геринга, Айзенбах узнал, что доктор Штайниц очень крупный ученый в области микробиологии. Поскольку рядом возводился концлагерь на тысячу военнопленных, можно было предполагать, что в Шварцвальде строилась мощная экспериментальная лаборатория для проведения опытов над людьми…

— Скажите, вы были в близких отношениях с доктором Штайницем? — поинтересовался Григорьев.

— С этой бактерией?! — передернуло Айзенбаха. — Да у нас с ним были вечные распри! Он совал свой длинный нос в любую щель, контролировал каждый мой шаг. Меня только и спасал родственник рейхсмаршала Геринга. А то давно бы мне быть на восточном фронте. В октябре прошлого года Штайниц все же избавился от меня: отослал под Сталинград, в армию Паулюса. Тяжелый, неприятный он человек. Загадочный. К слову, его хорошо знает штандартенфюрер Фалькенгауз. Он был правой рукой Штайница. Фалькенгауз здесь, в лагере. Я видел его в бараке для офицеров-нацистов.

— Кем был Фалькенгауз на стройке? — спросил Григорьев.

— Командиром бригады охраны специальных объектов. И начальником гарнизона по совместительству. Моя строительная бригада подчинялась ему как начальнику гарнизона. — Айзенбах насмешливо улыбнулся и добавил: — Штандартенфюрер был без ума от одной прехорошенькой фрейлейн.

— Кто же эта красавица?

— Регина. Дочь профессора Шмидта. Они живут в Вальтхофе, в полутора километрах от стройки.

Григорьев насторожился: имя профессора Шмидта, химика-органика, было ему знакомо. В начале второй мировой войны он исчез из поля зрения мировой общественности. Должно быть, нацисты заставили его работать на нужды вермахта. Но тот ли этот самый Шмидт?!

— Что вы можете сказать об отце фрейлейн Регины? — полюбопытствовал он.

Айзенбах выпрямился, высокомерно откинул голову:

— О-о! Профессор Шмидт — гордость немецкой нации! Профессора Шмидта знают все в Германии. И не только в Германии. Во многих странах. Профессор Шмидт — крупнейший в мире ученый, химик-органик…

«Теперь все становится на свои места. Знаменитого ученого-химика нацисты заставят или уже заставили работать над бактериологическим оружием», — определил Григорьев.

— Мы с профессором подружились, — увлеченно продолжал Айзенбах, откровенно гордясь близостью с великим ученым. — В свое время у меня учился его сын, Альберт. Сейчас он, как и я, строитель. Служит где-то в Белоруссии. Профессор показывал его фото в форме капитана. Видный молодой человек! Я даже посвящен в маленькую тайну семьи Шмидтов, — сообщил он доверительно. — Да, да! В двадцатых годах младший брат профессора влюбился в американскую певицу и уехал с ней за океан. Там у них родился сын. Профессор не может простить единственному брату такого легкомыслия и не переписывается с ним.

— Каково отношение господина Шмидта к войне? — спросил Григорьев..

— Профессор закоренелый пацифист. Но мне кажется, — Айзенбах наклонился к столу следователя, — его хотят заставить вместе со Штайницем проводить свои опыты не над грызунами, а над людьми, военнопленными. По крайней мере, это иногда проскальзывало в разговоре.

— Благодарю, господин Айзенбах, за чистосердечный рассказ, — произнес Григорьев. — Попрошу только нарисовать подробнейший план объекта в Шварцвальде.

— Яволь, господин подполковник! — охотно согласился Айзенбах и вышел из кабинета.

Отпустив Айзенбаха, Григорьев послал дежурного за штандартенфюрером. Фалькенгауз вошел в кабинет, молча, по-уставному вытянулся. Был он высок, строен, подтянут, с образцовой прусской военной выучкой, которую при первой же возможности подчеркивал даже здесь, в лагере военнопленных.

— Садитесь, господин Фалькенгауз, — сказал Григорьев.

Фалькенгауз даже не пошевелился. Этим он давал понять, что не намерен долго задерживаться в следовательском кабинете.

— Стоя неудобно разговаривать. А разговор у нас долгий.

Фалькенгауз не ответил.

— Садитесь, штандартенфюрер! — не выдержал Григорьев. Фалькенгауз вздрогнул от окрика и нехотя опустился на табуретку. — Вы член национал-социалистической партии? — спросил Григорьев.

— Да! И горжусь этим.

— Ваше воинское звание — штандартенфюрер СС?

— Да. За особые заслуги перед рейхом оно мне присвоено по личному указанию фюрера.

— До восточного фронта вы были командиром бригады охраны специальных объектов?

— Да. Вы хорошо осведомлены обо мне. Это делает вам честь!

— Перед отправкой в шестую армию ваша бригада была в Шварцвальде?

Фалькенгауз метнул взгляд на спокойное лицо следователя, отчеканил:

— В Берлине!

— А если вспомнить? Если не горячиться? Давайте поговорим просто, по-человечески, — предложил Григорьев,

Фалькенгауз вспыхнул.

— Мой фюрер учил меня отвечать с достоинством арийца! И я оправдаю его доверие, — запальчиво произнес он.

Григорьев не спешил задавать очередной вопрос, давая возможность нацисту успокоиться.

— Значит, вы не были в Шварцвальде?

— Я уже сказал.

— И ваша бригада не охраняла строящийся там секретный исследовательский объект?

— Впервые слышу о каком-то Шварцвальде, — внутренне насторожился Фалькенгауз, поняв, что следователь неспроста задает повторно один и тот же вопрос.

— И вы, конечно, не знали командира строительной бригады полковника фон Айзенбаха?!

— Не имел чести быть с ним знакомым.

— А с красавицей фрейлейн Региной?

— Не знаю такую…

Григорьев сдержанно засмеялся:

— Бедная фрейлейн Регина! Если бы она знала, как быстро отказался от нее бывший кавалер!

Фалькенгауз почувствовал неприятную сухость во рту. Оказывается, этот советский подполковник знает больше, чем он, Фалькенгауз, мог предположить. Неужели русским известно о бактериологическом центре? Маловероятно. Иначе бы не стали они так дотошно допрашивать его.

— О профессоре Шмидте вы впервые узнаете от меня? — услышал Фалькенгауз очередной вопрос.

— Да.

— Не знать всемирно известного ученого, выдающегося немецкого химика?!

— Меня никогда не интересовали ученые.

— В том числе и доктор Штайниц?

Фалькенгауз не выдержал, вынул из кармана носовой платок и вытер испарину на лбу.

— Никогда не слышал подобной фамилии…

Разговор зашел в тупик. На все вопросы Фалькенгауз давал только отрицательные ответы, и Григорьев вынужден был его отпустить. На следующий день он вновь продолжил беседу со штандартенфюрером. Тот еще более уверенно все отрицал. Устанет подполковник, отпустит его, как вчера. Не будет ведь он пытать. У советских следователей этот метод, не в пример гестапо и абверу, не практикуется.

Чтобы уличить Фалькенгауза во лжи, Григорьев вызвал через дежурного фон Айзенбаха, обещавшего нарисовать подробный план строящегося в Шварцвальде объекта.

— Разрешите, господин подполковник? — открыл дверь Айзенбах.

— Заходите.

Голос вошедшего показался Фалькенгаузу знакомым. Скосил глаза: командир строительной бригады полковник фон Айзенбах?!

— О-о, герр Фалькенгауз?! — узнал сидящего на табуретке Айзенбах. — И вы здесь? Рад вас видеть живым и невредимым. Для нас с вами война счастливо закончилась. Мы вместе служили с герр Фалькенгаузом в Шварцвальде, — пояснил он Григорьеву. — Штандартенфюрер был даже моим шефом как начальник местного гарнизона.

Айзенбах положил на стол лист бумаги с нарисованным им по памяти планом бактериологического центра.

— Благодарю вас, господин Айзенбах, — взял лист Григорьев. — Вы можете быть свободным.

Айзенбах вышел. Григорьев внимательно посмотрел в поблекшие глаза утомленного Фалькенгауза. Тот не выдержал его твердого взгляда, опустил голову.

— Я знал полковника фон Айзенбаха, — сдался он. — Но о самом объекте я ничего не скажу. Это предательство. А вы сами не любите предателей.

— Да, мы не любим предателей, — согласился Григорьев. — Но здесь… Подумайте о человечестве, господин Фалькенгауз! Вы же умный, образованный человек. Вы прекрасно знаете, лаборатория в Шварцвальде предназначена для создания запрещенного бактериологического оружия, которым Гитлер хочет уничтожить сотни миллионов ни в чем не повинных людей. Разве разоблачить это варварство — значит предать? Нет, господин Фалькенгауз! Это спасение человечества! Это, если хотите, защита чести немецкой нации перед народами мира. Мы понимаем: виновата не нация в целом, а ее временные правители. Но люди земли, попавшие в беду, обвинят всех немцев в чудовищном преступлении, станут проклинать их и ненавидеть. Вот почему я и взываю к вашей человеческой совести как немца: встаньте на защиту чести своей нации, помогите нам не допустить всеуничтожающей бактериологической войны.

Фалькенгауз тяжело вздохнул, по-старчески сгорбился. Сделал жадный глоток остывшего чая из стакана и вдруг тихо произнес:

— Хорошо, я расскажу все, что знаю…

Вечером Григорьев доложил о результатах первого допроса пленных немецких офицеров Карнееву. Генерал на минуту задумался, взвешивая услышанное, потом поднялся из-за стола и взволнованно прошелся по кабинету. Даже такого человека с железными нервами, каким Григорьев не без основания считал своего начальника, сообщение о бактериологическом оружии не могло оставить равнодушным. Не оставило бы оно и любого другого, мало-мальски представлявшего ужасающие последствия его применения для всего живого на земле.

— Гитлер понимает, что его войска в конечном итоге не выдержат нарастающих ударов Советской Армии, — заговорил Карнеев. — Потому и готовит в спешном порядке новое, бесшумное чудо-оружие. — Он сел на стул, в раздумье забарабанил пальцами по столу. — Надо проинформировать командование. Считаю это вопросом государственной важности…

Вернулся к себе Карнеев в двенадцатом часу ночи. Тут же вызвал Григорьева, обобщавшего, в своем кабинете результаты дневного допроса немецких офицеров.

— Командование поставило перед нами задачу во что бы то ни стало сорвать намерения Гитлера по развязыванию бактериологической войны, — сообщил генерал. — Необходимо в первую очередь уничтожить бактериологический центр в Шварцвальде. В разработку плана операции включаемся с вами сразу же.

7

Разработанный Карнеевым и Григорьевым план операции по ликвидации бактериологической лаборатории в Шварцвальде в основном был одобрен Центром. Предполагалось создать диверсионную группу из специалистов-подрывников, переправить ее в нужный район под видом рабочих, насильно угоняемых нацистами из Белоруссии в Германию. Надо только узнать конечные пункты отправления составов. А в бактериологическую лабораторию советский разведчик-химик войдет в качестве племянника профессора Шмидта. Старый ученый не переписывался с братом Фрицем, он никогда не видел и своего единственного племянника, который по настоянию отца пошел по линии дяди, сейчас уже закончил четвертый курс химического факультета университета.

Вся операция должна была завершиться в течение полугода.

— Следует обратить особое внимание на подготовку исполнителей, — озабоченно проговорил Карнеев. — Слишком дорогой ценой нам придется расплачиваться за малейшую оплошность.

— Понимаю, товарищ генерал. Кандидатуры мы всесторонне обсудим.

— Руководителем диверсионной группы мы назначим немца, — продолжал генерал. — Помните, месяц назад был у меня Генрих Циммерман? В тридцатых годах его отец, известный немецкий инженер, работал у нас на строительстве металлургического завода. А его сын учился в Германии. Потом он приехал к отцу, женился на русской девушке. У них двое детей. Одно время работал на строительстве сахарного завода в Могилеве. Потом окончил военное училище, стал лейтенантом.

— Вне всякого сомнения, Генрих Циммерман фигура колоритная, — согласился Григорьев, — и легенда проста: он немец, якобы был репрессирован и вот теперь желает послужить великой Германии, лично фюреру и отомстить большевикам. Есть у меня и специалист-химик — Алексей Сафронов. Он недавно закончил химический факультет университета. В совершенстве владеет немецким языком, в подлиннике читает стихи Гейне.

— Ну что ж, я не возражаю, — генерал подошел к Григорьеву. — Хорошенько побеседуйте с Сафроновым. От него будет зависеть все. Где он сейчас?

— В контрразведке Центрального фронта, — доложил Григорьев. — Стажировку проходит.

— Значит, он уже знаком с повадками агентов абвера и гестапо?

— Разумеется. Начальник контрразведки фронта лестно отзывается о нем. Я сегодня же отзову Сафронова…

Карнеев возвратился на свое место, сделал пометку в блокноте.

— Ну, а с Циммерманом мы поговорим вместе, — поднял он глаза на Григорьева. — Задание у него весьма и весьма важное. Надо обсудить его во всех деталях…

— Здравствуйте, Алексей! — Григорьев протянул руку вошедшему в кабинет Сафронову.

— Здравствуйте, Борис Николаевич…

Сафронов был явно смущен неожиданным вызовом. Видимо, предстоит новое назначение, иначе не стали бы его так спешно отзывать.

— Садитесь, садитесь, Алексей, — указал Григорьев на кресло. — Устали с дороги.

— Нет, что вы… Дело привычное…

Сафронову не терпелось узнать причину его вызова в Центр, но первым спросить об этом он не решался.

— Я, собственно, пригласил вас, — Григорьев дружески улыбнулся, — чтобы вы как химик просветили меня в отношении отравляющих веществ.

Сафронов сдержанно засмеялся:

— Нет уж, увольте, Борис Николаевич. Вы в этом вопросе больше меня разбираетесь.

— Ну, ну! Не прибедняйтесь, Алексей! — засмеялся Григорьев. — Я разговаривал с вашим учителем. Он считает вас незаурядным химиком.

— Вы видели профессора? Как он?

— Здоров. Все так же бодр и весел, по-прежнему любимец студентов.

Григорьев усадил гостя в кресло и сам сел напротив. Лицо его стало серьезным и озабоченным. Он выжидающе посмотрел на теряющегося в догадках Сафронова и потом не спеша заговорил:

— У меня к вам есть серьезный разговор. Очень серьезный. А пока расскажите о своей работе на фронте…

Слушая рассказ Сафронова, Григорьев все больше и больше убеждался в правильности выбора кандидатуры Алексея, который хорошо знал Германию, ибо получил среднее образование в Берлине, куда направили на работу его отца — инженера. Вернувшись на Родину, Алексей поступил на химический факультет университета, стал химиком.

— Всего один вопрос, Алексей, — заговорил Григорьев, выслушав Сафронова. — Готовы ли вы сейчас к действиям по избавлению советских людей от ужасов химической войны?

— Готов! — не задумываясь ответил Сафронов.

— Что ж, хорошо… хорошо, — Григорьев помолчал. — Однако взвесьте. Работа предстоит сложная, опасная. Она может стоить вам жизни.

Лицо Сафронова стало строгим.

— Меня воспитала Родина, товарищ подполковник, — сказал он. — И мой долг выполнить любое ее задание. О себе меньше всего думаю. Сейчас война.

Григорьев одобрительно кивнул:

— Другого я от вас и не ожидал услышать, Алексей. Но дело слишком рискованное, чтобы решать его сразу. Подумайте еще на досуге. И дня через три заходите ко мне.

Сафронов позвонил в этот же день, под вечер.

— Слушаю вас, — спокойно, словно речь шла о самом обыденном, сказал Григорьев, когда Сафронов вошел к нему в кабинет.

— Я твердо решил пойти на любое задание, которое вы мне дадите, — сказал он.

— Спасибо, Алексей, — поблагодарил Григорьев.

— А как же задание?

— Всему свое время, — хитро улыбнулся Григорьев. — Скажите, вы знакомы с Америкой?

— Да, — ответил Сафронов, не понимая, к чему клонит подполковник. — Я ведь изучал в университете и английский язык.

— Это очень хорошо. Очень. Ваше знание английского во много раз облегчает суть дела. Садитесь рядом и внимательно слушайте…

Вечером генерал Карнеев позвонил Григорьеву:

— Заходите, у меня товарищ Циммерман…

Беседа была долгой. Генрих Циммерман, когда услышал о том, что гитлеровцы намереваются применить средства массового уничтожения мирных людей, охотно согласился включиться в работу.

— Мы с вами обязаны не допустить подобного преступления. Этим вы одновременно защитите и честь немецкой нации, — подчеркнул Карнеев.

— Это мой первейший долг, товарищ генерал, — ответил Циммерман.

Карнеев дружески протянул ему руку.

— Спасибо, Генрих Карлович. А теперь давайте обсудим некоторые детали вашего задания. Учтите, вам придется в Германии встречаться со всякими неожиданностями. И ко всему надо быть готовым. Ведь вы по специальности строитель?

— Да. В свое время я закончил строительный факультет Берлинского университета, — ответил Циммерман. — В моем деле об этом есть запись.

Генерал утвердительно склонил голову, сказал:

— Я не об этом. О другом. Может случиться так, что вы встретитесь со своими однокашниками…

Григорьев раскрыл папку и выложил перед Циммерманом с десяток фотокарточек.

— Посмотрите, пожалуйста, не знаком ли вам кто? — спросил он.

Циммерман подолгу всматривался в лица.

— Кажется, вот это — Краузе… Хельмут Краузе, — протянул он генералу фотокарточку, на которой был заснят молодой полковник с худым остроносым лицом. — Мы учились вместе… — Циммерман снова внимательно поглядел на фотокарточку. — Да, по-моему, это он. Помню, еще тогда у нас говорили, что у Хельмута дядя был близок к руководству нацистской партией.

Карнеев посмотрел на молчавшего Григорьева, потом перевел взгляд на сосредоточенного Циммермана.

— Да, вы не ошиблись. Это именно полковник Хельмут Краузе, — подтвердил он.

— Но Хельмут так изменился! — вырвалось у Циммермана.

— Полковник Краузе служит в главном строительном управлении, — продолжал Карнеев. — С инспекторскими целями он часто ездит на подведомственные строительные объекты государственной важности. Может приехать и на ваш объект.

— Пусть приезжает, — ухмыльнулся Циммерман. — Встречу, как однокашника.

Генерал подавил вздох, наморщил лоб. Задумчиво проговорил:

— Лучше бы вам никогда не встречаться со знакомыми. Но и такой вариант исключать нельзя. Если знаем мы, что полковник Краузе ваш однокурсник, то об этом узнает и гестапо. — Он нетерпеливо прошелся по кабинету, затем остановился возле Циммермана. — А теперь о цели вашего задания…

8

Весна 1943 года пришла в Вальтхоф необычно рано. Вначале посинела до черноты дорога, потом взбух и потрескался на речке с зеленоватым отливом лед. На полях от влажного ветра с Атлантики осел неглубокий, рыхлый, блестевший ледяной чешуей снег, он темнел, таял, и вот уже то тут, то там стали появляться темные островки вспаханной земли. Потекли, зазвенели робкие ручейки, ноздреватый лед на речке напитался талой водой. Первой освободилась от зимнего наряда серая дорога. Вслед за ней разорвала свой панцирь проснувшаяся речка. Задышали испариной очистившиеся поля. И только в чаще леса все еще лежал мокрый, тяжелый снег.

Форрейтол радовался дружной весне. Ему, опытному садовнику, превратившемуся на зиму в вахтера, надоело сидеть в сколоченной у въезда в профессорскую усадьбу будке; руки тянулись к земле. Он был доволен своей новой работой, хозяин и особенно молодая хозяйка относились к нему хорошо, исправно выплачивали вознаграждение и даже выдавали дополнительные продукты, которые он каждую субботу увозил жене фрау Кристине в Берлин. Шмидтам его рекомендовал онемеченный поляк Виленский, управляющий небольшого завода по производству повидла. К нему еще летом 1941 года перешел младший сын Форрейтола Рихард, служивший раньше на берлинском почтамте телеграфистом. Работа на заводе давала отсрочку от призыва в действующую армию, чем, к радости матери, и воспользовался Рихард. Старший сын Иоганн в первый же день войны был отправлен на восточный фронт в танковую дивизию СС «Адольф Гитлер». С боями дошел он почти до Харькова, командовал танком, получил звание унтер-офицера. В августе 1942 года в одном из сражений русские подбили его танк и сожгли. Форрейтолы получили от командира танковой дивизии извещение о героической гибели их старшего сына, посмертно награжденного высшим солдатским орденом. С тех пор они ежемесячно получали письма от боевых друзей Иоганна и к праздникам недорогие подарки от командования танковой дивизии.

Боль от потери старшего сына начала уже притупляться, как вдруг младший сын Рихард получил повестку о явке на призывной пункт. Дела на восточном фронте после капитуляции под Сталинградом армии фельдмаршала Паулюса начали быстро ухудшаться, и вермахту требовалось новое пополнение. Теплилась еще надежда, что Рихарду, страдающему близорукостью, дадут отсрочку от призыва по состоянию здоровья, но врачебная комиссия признала его годным в военное время к строевой службе. Оставалось последнее средство: упросить Виленского достать отсрочку Рихарду хотя бы еще на год. Ведь управляющий тепло отзывался о нем как об исполнительном работнике, даже подарил ему губную гармошку и часто приглашал к себе домой на кружку пива. Женатый на немке — двоюродной сестре ортсгруппенлейтера, Виленский пользовался уважением у руководителей местной власти и партийной организации, которым часто оказывал материальные услуги. Высоко ценили его и военные снабженцы, получая деньги и подарки для фронтовиков. Завод, насчитывающий сорок рабочих, беспрекословно выполнял заказы по обеспечению немецкой армии повидлом. Была довольна своим расторопным управляющим и хозяйка завода — вдова полковника-артиллериста, погибшего еще в первую мировую войну на русском фронте. Она безвыездно доживала последние дни в своем баварском имении, раз в год принимая Виленского с отчетом.

Форрейтол отпросился у Регины, забрал приехавшего в Вальтхоф сына и отправился на завод. Веселый, общительный управляющий принял их как друзей, усадил за стол и угостил рейнским вином.

— Как работается у профессора? — поинтересовался он, догадываясь о цели визита Форрейтола-старшего.

— Профессор и его дочка — очень хорошие люди. Я вам благодарен за рекомендацию.

— Я же знал, куда вас посылать!

Форрейтол-старший не допил вино, поставил бокал на стол, вытер носовым платком усы.

— Собственно, я пришел просить вас насчет Рихарда, — неуверенно заговорил он. — Нельзя ли ему добыть еще отсрочку от службы? Сами говорили, работник он исполнительный. Уж он не подведет вас, я ручаюсь. А у меня… хватит с меня гибели на фронте старшего сына Иоганна.

Виленский негромко засмеялся, вспомнив выступление старика на митинге у городской ратуши в начале войны с русскими. Тогда он с любовью говорил о фюрере, о роли немцев в истории человечества и о том, что каждый честный ариец должен отдать свои силы, а если понадобится, и жизнь за великие идеи национал-социализма.

— Разве вы забыли уже свое выступление у ратуши двадцать второго июня сорок первого года? — спросил он. — Вы тогда сказали, что надо считать за честь, если ваши сыновья будут на восточном фронте. Однажды такая честь вам уже была оказана…

Форрейтол-старший покраснел от колких слов управляющего. Действительно, в тот памятный день он наговорил много лишнего: думал — а так считали все немцы, — война с русскими продлится две-три недели. И все из-за сыновей. Оба они члены гитлерюгенда и всегда упрекали отца за равнодушие к новому политическому строю. Вот и хотел блеснуть перед ними. Теперь бы он промолчал. Промолчал бы потому, что русские, как и в первую мировую войну, сражаются упорно и самоотверженно. И ему ли, бывалому прусскому солдату, просидевшему в окопах три года, этого не знать. Откровенно говоря, благодаря русским он и остался жив. Хорошо, что об этом никто не знает, и особенно сыновья.

— Да, я немец и за великую Германию готов пойти на жертвы. Если они, конечно, оправданы, — после мучительной паузы ответил Форрейтол-старший. — Но подумайте, герр Виленский, что будет со мной, с фрау Кристиной, если погибнет и второй сын! Ведь я простой рабочий. Мне только раз повезло в жизни — когда выиграл по лотерее. Моя последняя радость в Рихарде. И его забирают на фронт…

Виленский пододвинул бокал с вином к расстроенному старику, ободряюще похлопал ладонью по его костистой руке.

— Успокойтесь, герр Форрейтол. Постараюсь сделать все от меня зависящее, — произнес он, хотя уже твердо знал от ортсгруппенлейтера, что отсрочки Рихарду больше не будет.

Виленский попрощался с Форрейтолом-старшим, а младшему предложил выпить еще по бокалу рейнского. Рихард понял: управляющий хочет поговорить с ним наедине.

— К сожалению, сейчас я тебе ничем не могу помочь, сынок, — признался Виленский. — Для великой Германии наступило очень тяжелое время. Надо выполнить перед ней свой воинский долг. — И вдруг в упор спросил: — Против кого ты будешь сражаться, как думаешь?

— Против русских коммунистов, которые хотят захватить весь мир! — не задумываясь выпалил Форрейтол-младший. — Наш фюрер знает, когда, нам следует идти на фронт. Одно мне непонятно: зачем русским нужен весь мир, тем более ценой таких жертв? Ведь сколько у них гибнет людей! Да и у нас тоже. Погиб мой старший брат Иоганн… А может, придется умереть и мне, — уже без первоначального пафоса закончил он.

Виленский сочувственно закивал головой.

— Да, может случиться и так, сынок. Хотя… — он запнулся, боясь навязать свою мысль Рихарду, потом решился: — Хотя можно пойти на фронт — и не обязательно воевать. Вот под Сталинградом многие погибли, а многие остались живы. Мы с тобой всегда говорили откровенно, думаю, и на этот раз о нашей беседе никто не узнает?

— Я вам никогда не давал повода сомневаться во мне, — обиделся Рихард.

Виленский отпил глоток вина, подвинулся ближе, точно боялся, что кто-то их может подслушать со стороны. Заговорил полушепотом:.

— Вчера я слушал русское радио. И ты знаешь, кто выступал? Гельмут Хуберт! Он в русском плену. Гельмут сказал, что с ним и с его товарищами обращаются хорошо, кормят сытно. Он даже передал привет своей старушке матери! Я Гельмута превосходно знаю. До армии он работал у меня на заводе. Мы с ним, как с тобой, были большими друзьями. Гельмут Хуберт никогда не врет.

— Отец не переживет, если вдруг узнает, что я в плену у большевиков, — усмехнулся Рихард. — Он у меня такой…

Виленский обнял Рихарда за плечи, сухо засмеялся.

— Твой отец, сынок, остался жив потому, что в семнадцатом году попал к русским в плен, а через год был освобожден большевиками.

Рихард отстранился от управляющего;

— Не может быть?!

— Верь мне…

— Но отец ничего не говорил о своем плене!

— Об этом не говорят, сынок, — успокоил Форрейтола-младшего Виленский. — В общем, не забывай меня на фронте. Пиши почаще. Рассказывай, что увидишь в России. Мы тебе будем отвечать, присылать к праздникам подарки. И проводы устроим достойные. Я уже говорил с рабочими. Все уважают тебя и придут провожать. Иди, сынок, не бойся. В жизни все надо испытать, в том числе и фронт. Только помни: под военной формой всегда должен оставаться человек, а не фанатик. Понимаешь: человек, а не фанатик, — повторил он.

Проводы Рихарда на фронт Виленский, как и обещал, устроил пышные. Вечером собрались рабочие завода, из Вальтхофа приехал Форрейтол-старший, из Берлина — фрау Кристина с белокурой Мануэлой, невестой ее погибшего сына. Мануэла работала на берлинском почтамте телеграфисткой еще вместе с Рихардом. Через него она и познакомилась с Иоганном, однажды навестившим младшего брата. Форрейтолы уже готовились к свадьбе, как вдруг началась эта проклятая война с русскими.

Весь вечер пили вино, пиво, произносили тосты за Рихарда и его родителей, пели старинные немецкие песни, танцевали. А утром команду новобранцев провожали официально, с оркестром, без конца игравшим бравурные марши. Толстый ортсгруппенлейтер долго наставлял своих земляков, которые были удостоены высочайшей чести сражаться за великую Германию и любимого фюрера. Девушки преподнесли новобранцам подарки, просили помнить о них и быстрее возвращаться с победой. Среди новобранцев и провожающих царила возвышенная атмосфера оптимизма, никто не плакал. И лишь фрау Кристина и Мануэла украдкой утирали обильные слезы: они никак не могли свыкнуться с мыслью о гибели сына и жениха, дорогого Иоганна.

9

— Герр капитан, я бежал из большевистской Сибири. Теперь, когда я у своих, хочу верой и правдой служить великой Германии. Дайте мне любую работу, и вы убедитесь в этом! — Циммерман положил на стол грязный, помятый лист бумаги, сделал два шага назад и по-военному вытянулся в ожидании.

Маленькие глазки капитана Кригера, дежурного офицера по городской комендатуре, ощупывали неожиданного просителя. На пришельце было не по погоде легкое старое полупальто, замасленная фуражка с оторванным козырьком, стоптанные, видавшие виды кирзовые сапоги. Лицо обросло рыжеватой щетиной, сбившиеся длинные волосы прядями свисали на шею. Человек, видно, долго скитался, прежде чем добрался до Могилева. Капитан брезгливо развернул сложенный вчетверо лист бумаги, пробежал глазами текст. Читал он по-русски сносно и всегда старался обходиться без переводчика, желая слыть в глазах коменданта незаменимым работником. Действительно, перебежчик, немец по национальности, Генрих Циммерман, в июне 1941 года вместе с семьей сослан в Магадан.

— Расскажите о себе, — потребовал Кригер. Скучное дежурство только начиналось, и в беседе с человеком, пришедшим с вражеской стороны, можно будет убить время.

Циммерман рассказал все, умолчав лишь о работе на строительстве крахмального завода под Могилевом.

Исповедь пришельца понравилась капитану. Она была логична и, кажется, правдива и искренна. Ему говорили, что коммунисты с началом войны издевались над людьми немецкой национальности. Целая область немцев в Поволжье была ликвидирована ими, а ее жители сосланы на каторгу в Сибирь. Но комендант всегда предупреждал, что вначале надо видеть в перебежчиках агентов русской разведки. И только после тщательной проверки определять их на малозначимую работу, осуществляя при этом постоянный контроль.

— Почему вы бежали именно в Могилев? Почему при переходе линии фронта не сдались воинской части? — спросил Кригер.

— Ваш вопрос справедлив, герр капитан, — прищелкнул стоптанными каблуками Циммерман. — В Могилеве я работал до войны. В тридцать седьмом году. Строил крахмальный завод в четырех километрах от города. Подумал — места известные. Может, кого из знакомых встречу, из тех, кто против Советской власти. Помогут на первых порах. А сдаваться на фронте боялся. Как бы не прихлопнули меня, не разобравшись.

Капитан ехидно улыбнулся.

— Я вам устрою такую встречу, — многозначительно проговорил он. — Пройдите в соседнюю комнату. Посидите…

Циммерман прошел в указанное место, сел в углу на деревянную решетчатую скамейку. Ему не хотелось, конечно, встречаться с кем-либо из знакомых по работе на крахмальном заводе, но такой вариант при подготовке не исключался. Могилев был выбран потому, что, по сведениям партизан, из этого города предстояли наиболее многочисленные отправки рабочей силы в Германию. Другие города Белоруссии гитлеровцы уже подчистили основательно. Переправили в Могилев Генриха на самолете. Ночью он выбросился на парашюте в указанном партизанами месте и вскоре оказался в партизанской бригаде «Авангард» под командованием Ефимчука — почти двухметрового богатыря, с огромными ручищами и широкими плечами, но добродушного и веселого человека.

В сырой полуподвальной комнате Циммерману пришлось просидеть часа три, прежде чем его снова пригласили к капитану. В кабинете дежурного по комендатуре на стуле сидел взъерошенный бородатый старик.

— Посмотрите на этого человека, — приказал Кригер старику, и тот, вскочив, подошел к вошедшему. Цепкие слезящиеся глаза старика внимательно разглядывали Циммермана.

— Знаю ентого, господин офицер, — пропитым голосом сказал старик. — Работали оне на крахмальном. Это точно. Немец оне, немец. А фамилия не то Шаффер, не то Цимус. Запамятствовал, ей-богу.

— Вам знаком старик? — спросил Кригер Циммермана.

— Да, герр капитан. Он являлся сторожем на заводе.

— Точно, сторожем! — закивал старик.

— Я его однажды, когда работал в ночную смену, застал спящим на посту. Русские свиньи не любят порядка.

Старик сухо захихикал:

— Было, господин офицер, было. Хватил лишнего. А оне на меня кап…

— Что такое русское слово «кап»? — не понял Кригер.

— Капнул начальству, значит. Доложил. И мне фитиль… то бишь выговор влепили, — объяснил старик. — Чуть было с работы не сняли.

— Порядок никто не имеет права нарушать, — сказал Циммерман.

Старик торжествующе заглянул в лицо Генриху, нагло подмигнул и, нагнувшись к столу капитана, произнес:

— Пусть оне вам и остальное расскажут, хе-хе-хе. Как оне стали коммунистом. Я сам тогда был в красном уголке…

Маленькие глазки Кригера от слов старика непомерно расширились. Он вскочил со стула, подошел вплотную к внешне совершенно спокойному Циммерману, желая получше разглядеть русского агента. Комендант еще пожалеет, что не сделал его, Кригера, своим помощником, когда он преподнесет ему большевика.

— Вы коммунист?!

Генриху следовало бы сказать в ответ резкое «нет», но он не захотел произносить это слово даже в самую критическую для себя минуту. Он был, есть и всегда останется коммунистом. Сейчас главное — не молчать ни секунды!

— В тридцать седьмом году я действительно вступил в партию. Боялся угодить в Сибирь, — ответил он. — В июне сорок первого, когда доблестные немецкие войска фюрера перешли границу России, меня, как немца, перед ссылкой в Магадан исключили из партии…

Кригер вернулся на свое место. Чистосердечность и прямота Циммермана явно выбивала его из колеи.

— Мы подумаем о вас, герр Циммерман, — произнес он. — После того как вы пройдете всестороннюю проверку в более компетентных органах…

«Более компетентными органами», как определил Циммерман, явилось местное отделение абвера. Им занялся молодой обер-лейтенант, с пристрастием взявшись за порученное дело. Почти полмесяца ушло на бесконечные допросы, проверку фактов, запросы в Берлин, и только после этого Генриха вновь вернули в комендатуру.

Капитан Кригер предложил Циммерману стать сотрудником могилевской конторы по вербовке славянских рабочих в Германию. Поскольку он хорошо изучил русских, то и работать ему на этой должности будет сподручно.

— Яволь! — вытянулся благодарный Циммерман. Ему выдали паспорт и круглосуточный пропуск, одели в тыловую форму без погон.

Директор конторы, как громко именовал себя непомерно толстый Хушто, приехавший в Могилев из Дрездена с надеждой нажиться за счет покоренных варваров-славян и тем самым обеспечить всем необходимым свое большое семейство, вменил в обязанность новому сотруднику вербовку квалифицированных рабочих и организацию их отправки в Германию. Он выдал Циммерману комплект цветных плакатов, на которых изображались просторные цеха заводов, хорошо оборудованные сельские фермы, уютные общежития и чистенькие столовые. С плакатов смотрели сытые, смеющиеся мужчины и женщины в аккуратных спецовках, приглашающие своих земляков-славян последовать их примеру. Жить Циммерман должен был на частной квартире, что особенно устраивало Генриха. По рекомендации Хушто он снял просторную комнату у набожной одинокой старухи, жившей недалеко от конторы.

Циммерман был страшно удивлен, когда в первый же день сумел сравнительно легко завербовать одного рабочего.

— Все равно жрать нечего, — видя явное недоумение на лице вербовщика, оправдывал свое решение рабочий с впалыми, иссиня-бледными щеками. — Чем здесь с голоду умирать, так лучше попробовать счастья в вашей хваленой неметчине.

Циммерман довольно бурно развил свою деятельность, намереваясь заслужить директорскую благосклонность. На вербовку он выезжал в районы, откуда неизменно привозил какие-либо вещицы в качестве подарка шефу. Жадный Хушто по достоинству оценил нового работника, и тот вскоре стал его особо доверенным лицом. По просьбе шефа Циммерман скупал по дешевке все, что могло пригодиться для большой семьи Хушто, и даже помогал отправлять бесконечные посылки в Дрезден. Это было Генриху кстати, ибо связь с командиром партизанской бригады «Авангард» ему надлежало осуществлять через ларек, торгующий на рынке поношенными вещами. Хозяйка ларька, пани Елена, была у немцев вне подозрений. Она всем говорила, что до войны занимала незаметную должность заведующей детским приютом. В 1937 году ее муж, партийный работник, был по доносу репрессирован, поэтому пани Елена имела все основания ненавидеть Советскую власть. Она отказалась эвакуироваться на Урал. Ей милостиво разрешили занять бывший колхозный ларек на могилевском рынке и открыть частную торговлю поношенными вещами. Клиентура пани Елены постепенно расширялась, ей охотно стали сбывать отобранные у местного населения вещи полицаи, немецкие солдаты и даже офицеры. Товарооборот ларька настолько возрос, что одна пани Елена не могла управляться с делами. Она вынуждена была нанять работницу — оставшуюся без родителей Настю, с согласия немецких оккупационных властей, конечно.

Ларек пани Елены, как с приходом немцев стала величать себя его хозяйка, стал пунктом связи партизанской бригады Ефимчука с могилевским подпольем. Циммерману предписывалось иметь связь только с Настей. Слишком дорога была для партизанской бригады и местного подполья пани Елена, чтобы хоть как-то ставить ее под удар. А Настя очень и очень мила. Ведь приезжий немец мог в нее и влюбиться, тем более к ней уже многие пристают с заманчивыми предложениями.

Отыскать на городском рынке торговое заведение пани Елены для Циммермана не представляло труда. Ларек расположился рядом с крытым павильоном для продажи овощей и фруктов. За прилавком стояла высокая женщина со строгим, сухим лицом. Она придирчиво вертела в цепких руках какую-то шубейку, оценивая товар. «Пани Елена», — догадался Циммерман и прошел мимо. С комплектом агитационных плакатов в руках он не спеша обходил рынок, иногда останавливался у той или иной группки людей и принимался уговаривать их поехать на работу в Германию. Свое выступление он иллюстрировал плакатами. Увидев наконец за прилавком Настю, он как бы мимоходом обратил внимание на привлекательное лицо девушки.

— Какая милая славяночка?! — остановился Генрих у ларька. — О, с такой внешностью можно прекрасно устроиться горничной в самую аристократическую германскую семью. Предлагаю воспользоваться моими услугами, — и он галантно стал разворачивать перед смущенной девушкой плакат за плакатом.

— Благодарю! Мне пока хорошо и здесь. Пани Елена меня ценит как работницу, — резко ответила Настя, привыкшая к подобному обращению. — А моя хозяйка пользуется доверием и уважением самих господ офицеров, — для вескости добавила она.

— Жаль. Очень жаль. Лично я бы на вашем места поменял это барахло на светлые комнаты в Берлине.

— Еще раз благодарю…

Циммерман оглянулся: поблизости никого не было. Спросил негромко:

— У вас случайно не найдется хромовых сапог сорок третьего размера с высоким подъемом? Для меня.

— Точно такие сапоги проданы вчера. Зайдите через три дня, под вечер. Возможно, достанем для вас, — ответила на пароль Настя и засмущалась. — Ой, а я ведь вас сначала за настоящего немца приняла.

— Я и есть немец, — улыбнулся Генрих. — Сотрудник могилевской конторы по вербовке рабочей силы в Германию Генрих Циммерман, — представился он. — И отныне ваш ревнивый кавалер, который никому не позволит заглядываться на панночку.

— Вот хорошо-то! — вырвалось у Насти. — А то одолевают просто. Хоть на глаза не показывайся. Я и так уж стала меньше в ларьке бывать.

— Теперь полегче станет, отобью вашим вздыхателям охоту, — засмеялся Генрих. — Большому передайте: устроился надежно.

— Передам.

К ларьку подходил усатый полицай, искоса поглядывая на собеседников. Генрих его не видел. Настя слегка дотронулась до его руки.

— Так вы подумайте о моем предложении, панночка, — громко произнес Генрих. — Удивительные все же славянские девушки, — повернулся он к полицаю. — Им предлагают должность горничных в богатых немецких семьях, а они предпочитают рыться в грязных тряпках!

— Когда подожмет брюхо от голода, согласятся и на посудомоек, — пробурчал в ответ полицай.

Генрих свернул плакаты в рулон.

— Я еще зайду к вам.

— Заходите, — ответила девушка.

Настя была предупреждена о возможном приходе Циммермана. Большой, как они называли командира партизанской бригады Ефимчука, просил быть особо внимательной к нему и немедленно пересылать его сообщения в бригаду. Она тут же рассказала пани Елене о визите нового гостя, и та вывесила в витрине белую блузку, расшитую синим белорусским орнаментом.

К ларьку развязной походкой подошел небольшого роста длинноволосый бойкий парень с грубым лицом. На нем был старинный кожух, широкие галифе с красными лампасами, на одной ноге кожаный сапог, а на другой — лапоть. За плечом болталась потрепанная двухрядка. Вытащив из-под кожуха смятую замасленную рубашку, он небрежно бросил ее на прилавок.

— Отдаю задаром, достопочтимая пани-фрау-госпожа Элен!

— Такую дрянь не беру!

— Что вы?! Износу нету. Сам бы одевал по престольным праздникам, да душа жажды просит. На полстаканчика бы, а?

— Пошел вон, Фимка! — отрезала пани Елена и, незаметно сунув клочок бумаги в складки рубашки, ушла в кладовую. Явно огорченный, Фимка сгреб свой товар, запихал под кожух и, проклиная все на свете, быстро скрылся в толпе. Донесся звук гармошки и его звонкий с хрипотцой голос:

Любо, братцы, любо,
Эх любо, братцы, жить.
С нашим атаманом
Не приходится тужить…

На полстаканчика приходилось зарабатывать горлом, распевая некогда любимую песню батьки Махно.

Фимка был самой известной личностью на могилевском рынке. Он всегда вертелся среди торговцев, и те, избавляясь от его липучей назойливости, совали что-нибудь в его длинные руки. Себя Фимка с гордостью величал родственником самого атамана Махно, гулявшего по Украине в гражданскую войну. И дескать, внешне он походит на него: тот же маленький рост, те же топорные черты лица, ниспадающие на плечи волосы-сосульки. У них был один и тот же тембр голоса, пристрастие к игре на двухрядке, одна любимая песня. Многие действительно считали Фимку отпрыском махновского рода.

Фимка был лучшим разведчиком партизанской бригады и самым надежным связным. В его обязанности входило не спускать глаз с ларька по торговле поношенными вещами и в случае провала сделать все возможное для спасения пани Елены и Насти.

В этот же день он передал в бригаду сведения о легализации Генриха Циммермана. Насте Ефимчук предписывал «влюбить» в себя внешне очень привлекательного немца, что даст возможность им видеться ежедневно.

Самой Насте, откровенно говоря, это задание не нравилось. Она хотела быть в рядах партизан, взрывать железнодорожные мосты, пускать под откосы воинские эшелоны, участвовать в дерзких налетах на вражеские гарнизоны. Вместо этого она вот уже почти два года вынуждена копаться в грязных поношенных вещах…

…До войны Настя мечтала стать врачом. Ее мать умерла от воспаления легких, когда девочка перешла в восьмой класс. Тогда же она дала клятву стать знаменитым доктором и посвятить всю жизнь лечению людей. Среднюю школу Настя окончила в своем родном городе Борисове в самый канун войны. Отец в первый же день ушел добровольцем в армию, а за ней из глухой деревни приехала бабушка, намереваясь увезти внучку к себе. Настя наотрез отказалась. Она хотела стать народным мстителем. Вначале по решению райкома комсомола Насте, как бывшему комсоргу школы, пришлось сопровождать до Могилева отдыхавших в лагере под Борисовом пионеров. Возвратиться не пришлось: гитлеровцы уже шагали по ее родной земле. Тогда-то она и попала в создаваемую Ефимчуком партизанскую бригаду, находившуюся в густых лесах, где-то между Борисовом и Могилевом. Когда немцы заняли Могилев, Ефимчук приказал Насте отправляться в город в помощницы к пани Елене.

— Я хочу воевать, а не торговать в ларьке тряпьем! — запротестовала девушка.

— Там ты больше принесешь пользы, чем здесь, в лесу.

— Да не смогу я показываться в городе! — упиралась Настя. — Немцы будут зариться на меня…

Она была очень привлекательна. Красивое матовое лицо, по-детски чуть припухлые пунцовые губы, темные вразлет брови, серые с голубизной огромные глаза, едва заметные ямочки на щеках и конопляного цвета длинная коса, уложенная вокруг головы, делали ее неотразимой. Еще в школе за Настей бегали мальчишки, не давали ей проходу. Уезжала от них на каникулы к бабушке, но и там деревенские парни приставали к ней. Насте же никто из парней не нравился. Ей надоедало их постоянное ухаживание. Порой она сожалела, что родилась такой красивой.

— И хорошо, что ты у нас образец настоящей белорусской красавицы. Быстрее подденешь на крючок кого надо, — стоял на своем Ефимчук.

Так Настя стала помощницей пани Елены…

Прошел месяц, как Циммерман обосновался в Могилеве. Дела его шли хорошо, директор конторы по вербовке рабочей силы в Германию Хушто был им доволен, о чем знали и в городской комендатуре. Генрих стал завсегдатаем могилевского рынка, ежедневно простаивая у ларька пани Елены возле смеющейся, веселой Настеньки. При его появлении пани Елена сама становилась за прилавок, давая возможность своей помощнице пококетничать с обаятельным немцем. На рынке быстро привыкли к тому, что некогда холодная красавица Настя отдала свое сердце недавно появившемуся в их городе вербовщику, и никто больше не обращал внимания на их беседы.

Каждый день Циммерман ждал сообщения об отправке под Берлин, но в партизанской бригаде упорно молчали. Может быть, гитлеровцы набирают рабочих в другом городе? Тогда бы Циммермана немедленно перебросили туда, и ему пришлось бы заново втираться в доверие оккупационным властям.

Этот день тоже не предвещал перемен. Еще с вечера подул холодный северный ветер, и небо заволокло мохнатыми тучами. Дождь шел всю ночь, не прекратился он и утром. Тонкие извилистые струйки катились по стеклу, образуя сплошную, мутную пленку. Не разглядеть, что творится на улице. Генрих, как обычно, обтерся холодной водой до пояса, выпил согретый хозяйкой стакан чаю с куском черного хлеба, намазанного маргарином, быстро оделся и вышел из дома. Ему надлежало сегодня по указанию шефа отправиться в район, а ехать в такую погоду не хотелось: промокнешь до нитки.

Дождь не переставал. Мелкий, колючий, он безжалостно сек лицо и расплывался огромными лужами на перенасыщенной водой земле. По хмурому небу, чуть не задевая крыши домов, неслись пропитанные ночной темнотой облака. Ветер упрямо раскачивал деревья и рьяно полоскал в дожде их извивающиеся ветви, будто желая сорвать с них готовые вот-вот распуститься взбухшие почки. Под ногами сочно хлюпала податливая грязь. Видно было, ненастье продлится весь день.

В конторе Циммермана ждал чем-то взволнованный Хушто. Он провел его в кабинет, усадил на стул. «Видимо, будет просить достать в районе что-то особенное», — решил Генрих.

— Нашей конторе выпала большая честь, — заговорил Хушто. — Комендант поручил нам выполнить спецзаказ рейха — отобрать три сотни квалифицированных рабочих для стройки. Каменщики, штукатуры, маляры, плотники, жестянщики… Понимаете?

— Да, мой директор! — отозвался Генрих, чувствуя, как учащенно забилось его сердце. Может быть, это та самая группа рабочих, с которой потребуется ехать и ему?

— Время самое ограниченное…

— Трудно будет завербовать даже тридцать человек.

— Хотя бы с десяток! В целях пропаганды… Остальных отправим в обычном порядке, через комендатуру. — Хушто подался вперед, к внимательно слушавшему его Циммерману, и своим тучным корпусом сдвинул стол. — Герр Циммерман, я надеюсь на ваше рвение. Настал час показать свою преданность рейху!

— Яволь! — встал польщенный доверием Генрих. — Сделаю все, что в моих силах. Постараюсь оправдать вашу личную благосклонность ко мне и заслужить доверие коменданта.

— Я с самого начала поверил в вас! — чуть было не прослезился растроганный Хушто. В душе он благодарил судьбу, ниспославшую ему такого расторопного, инициативного, дисциплинированного работника.

Циммерман прищелкнул каблуками:

— Благодарю, мой директор! Никто в этом городе не знает так этих славян, как я! — хвастливо заявил он. — Кроме вас, конечно.

Довольный Хушто прикрыл веки, прикидывая возможный барыш от выполнения спецзадания рейха.

— Вот если бы этих скотов направили в Дрезден, — произнес Циммерман, преданно глядя в глаза шефу.

Хушто, услышав свой родной город, насторожился.

— Почему именно в Дрезден?!

— Можно было бы попутным транспортом отправить вашей семье кое-что покрупнее. Я тут поприметил…

— Спасибо, дорогой Генрих, — дружески улыбнулся Хушто. — К несчастью, их отправляют под Берлин, в какой-то Оберфельд, — вздохнул он.

«Оберфельд — название имения баронессы Тирфельдштейн!» — ликовал в душе Генрих. Попросив разрешения срочно заняться вербовкой, он покинул кабинет. Дождь все еще лил, но для Циммермана непогода уже ничего не значила. Скорее бы сообщить радостную весть Насте…

На другой день пришел ответ от Ефимчука. Да, это тот самый эшелон. О нем известно и в бригаде. Партизаны помогут в «вербовке» рабочих. Генрих в обязательном порядке должен ехать с эшелоном. Под видом завербованных в Оберфельд отправится и его диверсионная группа из числа надежных, проверенных партизан.

Циммерман развернул кипучую деятельность. С утра до ночи он бегал по предприятиям, выезжал в район, вертелся возле капитана Кригера, который в комендатуре был ответственным за набор и отправку спецгруппы рабочих.

— Старайтесь, старайтесь, герр Циммерман, — покровительственно сказал Кригер. — Этим вы докажете свою преданность рейху.

— Яволь! — прищелкнул каблуками Циммерман. — Хочу услужить лично вам, герр капитан!

Вербовка шла быстро, рабочие съезжались в отведенные им бараки, откуда намечалась их отправка. Директор конторы Хушто потирал от удовольствия руки, не нарадуясь на своего вездесущего сотрудника.

— Мой директор, в Берлине должны знать о блестящем выполнении вами правительственного задания, — заявил Циммерман.

— Это было бы совершенно справедливо, — согласился Хушто. Ему льстили слова Циммермана, обращавшегося к нему, как к генералу. Генрих даже стоит перед ним всегда навытяжку. Так может поступать лишь истинный ариец.

— Но, между нами, — перешел на шепот Циммерман, — комендатура припишет ваши заслуги только себе.

— Да, да! Они так и сделают. Я знаю их, — всполошился Хушто. Он растерянно уставился на Циммермана в надежде, что тот подскажет выход. Но Циммерман молчал. — Что же теперь делать, дорогой Генрих?

— Мой директор, если вы доверите мне сопровождать рабочих до места назначения, я смогу там доложить кое-кому о ваших личных заслугах.

— Конечно, конечно! — словно ребенок, обрадовался Хушто. — Как я раньше не догадался об этом. Сейчас же пойду к коменданту…

— Напомните господину коменданту, что часть завербованных может по дороге сбежать. Вы же сами понимаете, как отреагируют там, в верхах, когда получат недокомплект, — подсказал Циммерман. — А у меня ни одного побега не будет. Я их собачьи повадки знаю…

Через два часа счастливый Хушто вернулся от коменданта. Полковник внял его мудрому совету и разрешил Циммерману сопровождать эшелон до Оберфельда.

— Вы будете мной довольны, мой директор! — заверил Генрих.

Точно на крыльях летел он на рынок. Спасибо этому размазне Хушто, тщеславному, недалекому человеку.

Пани Елена, увидев кавалера своей помощницы, подменила Настю, и та, смеющаяся, радостная, вышла ему навстречу.

— Все уладил. Назначен комендантом сопровождать эшелон, — целуя девушке руку, сообщил возбужденный случившимся Генрих. — Помог мой шеф…

Настя оглянулась — на них никто не обращал внимания. Шепотом произнесла:

— Сейчас я вас познакомлю с будущими помощниками, людьми Большого. Они подойдут к пани Елене…

Настя и Генрих стояли в двадцати метрах от ларька, у соседнего павильона по продаже овощей и фруктов. Со стороны казалось, что они увлечены только друг другом, совершенно забыли об окружающих, точно тех и не существовало вовсе. Видимо, таковы все влюбленные.

— Лукашонок, — прошептала Настя фамилию человека, подошедшего к пани Елене. Генрих скосил глаза, внимательно изучая лицо чубатого парня, примеряющего картуз. — Сорвиголова! Пойдет на любое дело. Слишком горяч…

Лукашонок, между тем купил картуз и скрылся в толпе. К ларьку подошел степенный мужчина лет сорока с набитым рюкзаком в руках. Неторопливо он выложил содержимое на прилавок.

— Пальчевский, — произнесла Настя. — Лучший подрывник. И радист. Связным себе возьмете Фимку.

— Этого шута-пьянчужку?! — удивился Циммерман, не раз встречавший на рынке разбитного, полупьяного, некрасивого парня.

— Артист своего дела, — ответила Настя.

Генрих собрался уходить. Не слишком ли долго он задерживается возле своей невесты? Не обратили бы на них внимание…

Ночью в лесу состоялась встреча Циммермана с командиром партизанской бригады Ефимчуком, передавшим шифровку Центра.

— Связь будете осуществлять через сельскую аптеку. Она находится в двух километрах от Оберфельда, рядом с почтой. Провизор знает о вас… Запомните пароль: «У вас имеются таблетки от головной боли, сильнодействующие?» Ответ: «Сейчас, к великому сожалению, нет. Приходите завтра».

Ефимчук обрисовал внешний портрет провизора.

— Связь с ним установите лишь после того, когда основательно обоснуетесь на месте, — сказал он и предупредил: — При любых стечениях обстоятельств провизор должен остаться вне подозрений. Это приказ Центра! Слишком дорогой ценой досталось ему место в сельской аптеке…

Спецгруппа рабочих отправлялась из Могилева поздним вечером, под покровом темноты. Циммерман ходил из барака в барак, распределял людей по вагонам, проверял списки. Во двор одна за другой въезжали крытые брезентом грузовые машины. По его приказу рабочие поспешно усаживались, солдату-охраннику указывался номер вагона, и автомашина уезжала на товарную станцию, где в тупике стоял подготовленный состав. Один вагон отводился для женщин.

Перед самой отправкой Циммерман еще раз проверил по списку людей — уже по вагонам.

— Ты? — указал он на чубатого парня.

— Лукашонок моя фамилия.

— Назначаю тебя старшим вагона.

— Слушаюсь, господин начальник!

— Чтоб в вагоне был железный порядок.

— Будет, господин начальник!

Старшим вагона был назначен и Пальчевский.

Циммерман переходил от вагона к вагону, когда прямо к эшелону подкатила легковая машина с капитаном Кригером и знакомым еще по абверской проверке обер-лейтенантом. Он подбежал к капитану и доложил, что эшелон почти готов к отправке.

— Осталось проверить только три вагона, герр капитан!

— Я вами доволен, Циммерман, — ответил Кригер. — Проверяйте седьмой вагон, а я пока ознакомлюсь с остальными списками.

Циммерман передал списки Кригеру, оставив у себя лишь список седьмого вагона. Уходя, он заметил в машине мужчину и женщину. Догадался: Кригер и прибывший с ним обер-лейтенант затевают что-то неладное.

— Проследи за людьми в машине, — шепнул он Фимке, следующему по пятам за своим новым хозяином.

Циммерман проверил седьмой вагон и вернулся к Кригеру. Капитан протянул ему списки.

— Все в порядке, Циммерман.

Генрих пошел проверять последние два вагона. Фимка многозначительно подмигнул ему.

— Шпионов к нам подсадили. Мужчина — во втором вагоне, а его половина — в женском. Я их заприметил в лицо.

Генрих посмотрел на списки: два из них были подменены Кригером.

— Молодцом, Фимка! Так и впредь держать, — похвалил он связного. — Теперь марш в вагон. Скоро поедем…

Они разместились в первом вагоне. В следующем, специальном вагоне ехала охрана: офицер, два унтер-офицера и отделение солдат.

Охрана проверила вагоны, и поезд тронулся. Циммерман облегченно вздохнул, теперь можно и отдохнуть, чуть расслабиться. С вагонами он был связан прямым телефоном, и назначенные им старшие периодически докладывали ему обо всем. На остановках он сам в сопровождении своего связного обходил состав. Особенно Циммермана заинтересовал пассажир второго вагона, подсаженный Кригером. Фимка взглядом указал на здорового молодого мужчину с красным сытым лицом. Циммерман тут же обнаружил непорядок: возле него валялся окурок.

— Фамилия? — рявкнул он на нарушителя.

— Лыковский…

— Еще раз увижу окурок — заставлю весь пол языком подлизывать! Ясно?

— Так точно, господин начальник.

Циммерман поморщился.

— Фу, грязные свиньи, — выругался он и дал разгон старшему вагона Лукашонку.

Как и предполагал Генрих, рабочие направлялись не в имение баронессы Тирфельдштейн, а в какое-то иное место. Выгружались они на маленькой, пустынной станции. Охрана сдала по спискам встречающему офицеру всех рабочих и в пустом эшелоне укатила в Берлин. Циммерман возвращаться с ними отказался. Ведь ему было приказано сопровождать спецгруппу до места.

— Мы были за ним как за каменной стеной, — передал офицер охраны своему коллеге. — Положитесь на него, и он все сделает. Русских знает отлично, они ему здорово насолили в Сибири…

Циммерман тут же построил людей, произвел перекличку. Разбил на группы и приказал грузиться в ожидавшие их машины. Делал это он быстро, со знанием дела. Чувствовалось, что рабочие боялись его как огня, стараясь побыстрее выполнить любое указание. Офицеру, ответственному за приемку людей, понравился расторопный сопровождающий. Вон как четко он организует погрузку, взяв всю заботу на себя. Такого неплохо бы иметь старостой. Надо доложить командиру.

Так же энергично Циммерман произвел выгрузку и размещение рабочих в бараках, расположенных на берегу озера. Посмотреть прибывшую из Белоруссии квалифицированную рабочую силу приехал сам командир строительной бригады подполковник Рюдель, в подчинение которого входил отряд специалистов-славян. Он сразу же обратил внимание на подвижного Циммермана, умело, без нервозности и излишней суеты организовавшего размещение людей, а когда узнал, что тот еще и немец по национальности, долгое время жил в России, был сослан в Сибирь и бежал оттуда, решил оставить его у себя и назначить старостой. Рабочих бывший пленник большевиков знает великолепно, сможет из них выжать все возможное, недаром же именно его назначили сопровождать спецотряд, а там, в прифронтовых городах, в людях умеют разбираться. Главное же, ему, Рюделю, будет бесхлопотно, когда командовать славянами станет свой человек.

— Интересы рейха требуют, чтобы вы остались здесь, герр Циммерман, и командовали этим рабочим скотом, — сказал Рюдель.

Циммерман молодцевато щелкнул каблуками, вытянулся по стойке «смирно».

— Яволь! Моя жизнь всецело принадлежит великой Германии, и я готов служить ее интересам там, где прикажет наш фюрер и от его имени вы, герр подполковник!..

10

За месяц муштры Рихард Форрейтол познал азы немудреной солдатской науки. Его научили сносно стрелять из автомата, метать гранаты, рыть окопы, ползать по-пластунски и ходить в атаку. С раннего утра и до позднего вечера он штурмовал позиции «русских», ноги дрожали от усталости, в горле пересохло, а унтер-офицеры заставляли без конца повторять атаки. Казалось, нет больше сил, вот-вот свалишься от изнеможения. Но все же лучше продолжать ходить, в учебные атаки, стрелять по мишеням, чем быть на передовой. Поговаривали, что из них еще целый месяц будут делать настоящих солдат фюрера, но вдруг ночью подняли по боевой тревоге, посадили на грузовые автомашины и повезли в устрашающую темноту. Никто толком не знал, куда едут. И только под утро, когда впереди появилась светло-розовая полоска зари, поняли: на восток.

Сначала глухо, а затем все отчетливее и громче стали доноситься залпы орудий; за лесом разгорался бой. Уже совсем рассвело, когда машины подъехали к передовой. Рота спешилась, и командиры взводов повели своих новобранцев в окопы, из которых солдаты стреляли из пулеметов по русским, пытавшимся занять выгодный для себя рубеж.

— Помощь пришла! — разнеслось по окопам. — Нас теперь больше русских!

— И больше пушечного мяса, — съязвил чей-то голос.

Роту новобранцев выдвинули вперед. Рихард лег на землю и уткнул голову в песок. Вокруг него все грохотало, рвалось, звенело. Со страхом он ждал, что вот-вот одна из свистящих пуль прошьет его тело — и конец… Бедная мать не дождется и младшего сына. А может, его просто ранят. Хорошо бы! Он даже представил себе, как на костылях подходит к заводу, как его встречают удивленный Виленский и обрадованные товарищи по работе. А с ними мать, отец и невеста брата Мануэла. Они плачут от счастья, а он рассказывает о своих подвигах, становясь в их глазах настоящим героем. Жаль только, креста за солдатскую храбрость не будет…

Рядом громыхнул взрыв, полузасыпав Рихарда землей. Пошевелил руками — целы, ногами — двигаются. «Пронесло!» Приподнял голову, осмотрелся. Вдалеке маячила зеленая стена леса, к ней змейкой тянулась проселочная дорога. Рядом с Рихардом — рукой достать — что-то завернутое в шинель. Вгляделся — и озноб прошел по коже: это же туловище его соседа. Ни головы, ни ног, ни рук поблизости не было.

Снова уткнул голову в песок, чтобы ничего не видеть. Его тоже ждет подобная участь. Всплыли в памяти слова Виленского. «Да, лучше сдаться в плен, чем погибнуть ни за что», — согласился теперь с ним Рихард. Он решил не отрываться от спасительной земли и отлежаться здесь до конца грохочущего ада. Но как это будет долго? Время тянется медленно, очень медленно… Что такое? Кажется, орудия уже не стреляют? И пули не свистят… Действительно, вокруг тихо, хотя в ушах все еще стоит беспрестанный гул. Приподнялся — да он же один, бой кончился. Бросился в глаза облитый кровью солнечный диск, падающий в пропитанные той же кровью красно-грязные облака.

Рихард вначале пополз назад к окопам, а потом не выдержал пугающей тишины, поднялся и побежал во весь рост.

— Форрейтол?! — услышал он в окопе голос командира отделения. — А мы думали, тебя… — Он не договорил, подал солдату котелок с густым гороховым супом. — Подкрепись. Пища для солдата — первейшее дело.

Рихард заглянул в содержимое котелка. Тошнота подступила к горлу, есть не хотелось.

— Поешь, поешь. И все пройдет, — подбодрил его отделенный.

Боясь показать окружающим свою растерянность и опустошенность, Рихард проглотил ложку безвкусного супа. Усилием воли он пичкал себя горохом, с тоской наблюдая, что содержимое котелка почти не убавляется. К счастью, за ним пришел посыльный и повел в блиндаж к командиру роты. «Неужели заметили, как я весь бой пролежал на одном месте?» — забеспокоился Рихард. Ведь могут расстрелять как труса.

Но командир роты назначил Форрейтола в разведывательную группу, дал на отдых два часа и отпустил. «Слава богу, обошлось…»

Ровно через два часа, когда уже стало совсем темно, к нему подошел долговязый обер-ефрейтор. Пахнуло терпким потом — видно, не часто приходилось окопным солдатам мыться в бане.

— Привет, земляк! — дружелюбно поздоровался обер-ефрейтор. — Я твой начальник. Ты ведь тоже из наших, из подберлинцев?! Свои земляки надежней. Это я упросил обер-лейтенанта послать тебя ко мне.

Обер-ефрейтор собрал группу разведчиков в полуразрушенной землянке, сел на ящик с бутылками шнапса и не торопясь стал объяснять боевую задачу. Требовалось всего-навсего перейти ночью линию фронта и захватить «языка».

— Награда, — он похлопал по ящику, — уже получена. Вы сможете ею воспользоваться по возвращении. Все будет в порядке, ребята. Я эту шваль вот уже год таскаю, как цыплят из-под наседки.

В полночь направились к линии фронта. Шли гуськом, строго соблюдая установленную дистанцию. Рихард замыкал группу. Километра через два обер-ефрейтор приказал всем лечь. Легли, напряженно вслушиваясь в ночную тишину. Обер-ефрейтор пополз вперед; за ним — все остальные. Ползли долго, переваливаясь через какие-то кочки. Вдруг в небо взвилась белая ракета, стало светло. Разведчики прижались к земле. Ракета догорела, и они вновь поползли вперед. Рассыпалась над головой вторая ракета, еще ярче первой. Снова остановка. Так продолжалось долго: когда было темно — ползли, при свете — замирали. Рихард совершенно потерял ориентировку и тут еще обнаружил, что остался один. Куда, в какую сторону уползли разведчики? Словно они провалились сквозь землю. При свете ракет он приподнял голову в надежде увидеть товарищей, но их не было. Слева послышалась речь — ищут его. Пополз навстречу — никого. В блеклом свете очередной ракеты виднелись лишь причудливые очертания полусгоревших-полуразрушенных домов какой-то деревушки.

Форрейтол, боясь двигаться вперед или назад, заполз в яму и пролежал до утра. С рассветом он увидел рядом с собой развалины деревушки, казавшейся ему ночью такой далекой. У крайнего, сгоревшего дотла дома — уцелела лишь печка с высокой трубой — появились двое русских. Рихард встал и с поднятыми руками пошел им навстречу.

Из допроса двух военнопленных, проживавших ранее в районе Шварцвальда, Григорьеву удалось выяснить некоторые детали расположения усадьбы баронессы Тирфельдштейн и всех близлежащих к Шварцвальду хуторов. О бактериологическом центре никто из них не знал. Было лишь известно, что в западной части леса имеется какая-то запретная зона, а поблизости от нее живет профессор Шмидт.

Особое внимание подполковника привлекли данные военнопленного Рихарда Форрейтола, отец которого работал садовником у Шмидта. Форрейтол подробно рассказал ему о лесе Шварцвальд, уходящем далеко не восток, о лесном озере, о хуторах, примыкающих к Шварцвальду, и даже нарисовал точный план местности. Упомянул Рихард и о запретной зоне, начинающейся в полутора километрах от Вальтхофа. Объект секретный, видимо, что-то связано с химией.

— Почему вы так думаете? — спросил Григорьев.

— Отец говорил мне, что там работает его хозяин. А ведь профессор Шмидт всем известный химик.

Вывод солдата вполне логичен. Но сам Шмидт, видимо, посвящен в тайну запретной зоны.

— Отец хвалился, что к хозяину приезжал большой начальник из Берлина, — добавил Рихард.

Это уже представляло огромный интерес. Видно, неспроста пожаловал высокопоставленный гость из Берлина к химику-органику.

— Что вы можете сказать об отце? — поинтересовался Григорьев.

— Он честный, добросовестный немец.

— Его отношение к войне?

Рихард замялся, вспомнив выступление отца на митинге у городской ратуши 22 июня 1941 года.

— Вначале он поддерживал ее. Надеялся, быстро все закончится. А потом, когда убили моего старшего брата Иоганна, изменил свои взгляды, — ответил он.

«Форрейтол-старший может оказаться очень и очень полезным Сафронову или Циммерману в Вальтхофе», — подумал Григорьев.

— О чем писал вам отец на фронт?

— Ничего особенного. Помогал молодой хозяйке — фрейлейн Регине убираться в доме. Тогда к профессору приезжал из Белоруссии его сын Альберт, он был в чине капитана.

«Альберт Шмидт! — обрадовался Григорьев. — Вот у кого можно будет узнать сведения о бактериологическом центре. Отец наверняка делился с ним о своей работе. Его надо найти».

— В каком районе Белоруссии служит сын профессора? — спросил Григорьев.

— Отец не знал.

Свои соображения Григорьев доложил генералу. Карнеев поддержал эту идею.

— Согласен, Борис Николаевич! Но не так просто будет разыскать профессорского сынка. Белоруссия велика…

— Я надеюсь на помощь наших друзей-партизан, товарищ генерал, — ответил Григорьев. — Завтра же я свяжусь со штабом партизанского соединения.

— А что сообщает Большой? — поинтересовался Карнеев.

— Известия от командира партизанской бригады самые обнадеживающие. Генрих Циммерман сейчас уже в Шварцвальде. Но на связь с Большим пока не вышел.

— А как Сафронов?

— Пока молчит, товарищ генерал.

— Ну, страшного тут ничего нет, — заметил генерал. — Сафронов ведь только приехал, ему надо осмотреться, войти в дела. Словом, — Карнеев улыбнулся, — ему надо стать племянником известного немца. А в этом деле, как вы понимаете, торопиться не следует. Вот что, — продолжал генерал, — садитесь ко мне ближе и подумаем о том, как нам обеспечить наших людей взрывчаткой. Найти ее там, в Германии, не так-то просто. И не только найти, а передать Циммерману. Вы, кажется, хотите что-то предложить?

— Есть одна мысль, — согласно кивнул Григорьев и, достав свою записную книжку, начал доклад…

11

Предутренняя мгла таяла на глазах. Загоревшаяся на востоке ярко-розовая полоса расплавляла темную синь безоблачного неба. Ночь отступала на запад, цепляясь за стену мрачного леса, за кустарник, крутые берега речки, за хутора.

А огненная полоса уже распалила весь горизонт, освещая влажную от росы землю. Брызнули первые солнечные лучи и беспечно запрыгали по вершинам притихших деревьев, рассыпая золотые блестки на листьях. Они ощупали шапки кустов, окутанные испариной косогоры, крыши хуторов и наконец коснулись густой травы. Ожившие луга засверкали мириадами хрустальных росинок, красуясь перед деревьями-великанами своим ослепительным нарядом.

Лес наполнился веселым щебетаньем проснувшихся птиц. К их беспечному гомону прибавлялось сочное хлюпанье дорожной грязи, частый топот ног сотен людей и грозные окрики-команды.

— Быстрее, быстрее шевелитесь! Не спать на ходу, лодыри! Я вот вам… Шкуру спущу с бездельников!..

Это проходил по лесной проселочной дороге спецотряд славянских рабочих, недавно привезенных из Белоруссии. Колонны направлялись из бараков к Институту по изучению продления жизни человека — на строительные работы. Возглавлял их крикливый, шумный немец, которого с каждым днем все больше и больше ненавидели рабочие за грубое обращение и стремление выслужиться перед нацистами.

— Чего растянулись? Третья сотня! Подтянись! — снова заорал Циммерман, видя, что замыкающая колонна заметно отстает от других. Спецотряд должен быть на месте вовремя и ровно в шесть часов утра начать работу.

Циммерман, которого командир строительной бригады подполковник Рюдель назначил начальником спецотряда славянских рабочих, установил строжайший порядок в своем лагере, жестоко наказывая подчиненных за малейший проступок. Он разбил отряд на сотни, полусотни и десятки, назначив их руководителями наиболее расторопных, хватких и надежных людей. Первую сотню по его приказу возглавил Лукашонок, вторую — Пальчевский, а третью — приглянувшийся ему, степенный на вид Батюк. Циммерман имел дело только с сотниками, которые обязаны были после работы, по вечерам, являться к нему в контору, докладывать о результатах проделанной работы и получать задания на следующий день. Уже на месте сотники через своих полусотников и десятников расставляли рабочих по отведенным участкам и принимались за дело.

Циммерману дали отделение эсэсовцев-охранников во главе со старым, призванным из запаса унтершарфюрером СС Кампсом, страдающим радикулитом. Вооруженные автоматами охранники несли службу посменно, повсюду сопровождая спецотряд. Циммерман преподнес Кампсу «случайно привезенную из Белоруссии» мазь из змеиного яда, порекомендовав ею растирать поясницу. Сильнодействующее лекарство помогло унтершарфюреру: он проникся уважением к начальнику спецотряда, стал больше доверять ему. Циммерману нетрудно было догадаться, что Кампс регулярно докладывал о нем своему непосредственному начальнику — командиру бригады охраны специальных объектов оберштурмбанфюреру СС Грюндлеру, и всячески ублажал унтершарфюрера, подсовывал ему лекарства, табак, различные безделушки.

Жили славянские рабочие-добровольцы в лагере под номером три, расположенном вблизи широкого лесного озера, с берегами, густо заросшими осокой и камышом. Рядом, за высоким забором, находился небольшой лагерь номер два, где помещались специально отобранные военнопленные, мужчины и женщины, иметь связь с которыми славянским рабочим категорически запрещалось. На противоположном берегу озера разместился концлагерь военнопленных номер один — на тысячу человек.

Вся местность у озера была огорожена двумя рядами колючей проволоки с пропущенным по ней током высокого напряжения. На сторожевых вышках, оснащенных прожекторами, круглосуточно дежурили эсэсовцы. Вокруг всего огромного по площади леса дополнительно возводилась военнопленными вторая изгородь из колючей проволоки с ее последующей электрификацией. Оберштурмбанфюрер Грюндлер делал все возможное, чтобы не допустить случаев побега из Шварцвальда и тем самым сохранить главнейшую тайну третьей империи — создание мощного бактериологического оружия. Эсэсовцам был дан приказ стрелять без предупреждения в любого, сделавшего хоть малейшую попытку к бегству. Те, кто вошел в железные ворота этих трех лагерей, выбраться отсюда уже не могли. Подобная участь ждала и обслуживающий персонал, а также большинство сотрудников бактериологического центра. Главное управление имперской безопасности и его начальник обергруппенфюрер СС доктор Кальтенбруннер не хотели иметь лишних свидетелей. По его распоряжению Грюндлер составил списки А и Б, вступающие в силу сразу же после создания бактериологического оружия. Занесенные в список А всего несколько человек, в том числе доктор Штайниц и профессор Шмидт, получали самые высокие награды и благосклонность фюрера, продолжая работать на укрепление могущества великой Германии. Люди из списка Б, где значились и имена талантливых бактериологов, химиков, ботаников, врачей, подлежали немедленному физическому уничтожению.

Комендантом первого и второго лагерей являлся долговязый, с испитым бледно-желтым лицом оберштурмфюрер СС Баремдикер, незаконнорожденный сын барона Тирфельдштейна. Лагерь номер три также подчинялся ему, и Циммерман должен был безукоснительно выполнять все его требования. Генрих попытался сблизиться с комендантом, но высокомерный Баремдикер, в жилах которого текла голубая кровь старинного немецкого рода баронов Тирфельдштейн, так грозно с высоты своего положения посмотрел на начальника спецотряда славянских рабочих, что тот, растерянно пролепетав тысячу извинений, готов был под жгучим взглядом оберштурмфюрера провалиться сквозь землю. С тех пор Циммерман только щелкал каблуками при встрече с Баремдикером и преданно смотрел грозному начальнику в глаза, стремясь предугадать любое его желание.

Жили рабочие в бараках, один из которых предназначался для немногочисленных женщин и нескольких семейных. Выдали всем серые спецовки, приказав нашить на спине присвоенные каждому номера, дабы легче было распознавать людей. На долю женщин падала работа на кухне, уборка помещений и территории, стирка белья.

На место прибыли вовремя.

— Приступить к работе! — не давая времени на отдых, приказал Циммерман, и сотники быстро, без суеты развели своих подопечных на отведенные ранее участки. Зазвенели пилы, застучали топоры, с грохотом и треском одна за другой стали рушиться великаны-сосны. Их тут же трелевали и на поляне складывали в штабеля. В чаще леса готовилось место для глубокого котлована под сооружение, большинство помещений которого должно находиться в земле. Циммерман не знал, что они строят, и, конечно, не мог спросить об этом подполковника Рюделя. Будущее сооружение находилось рядом с бактериологической лабораторией, скрытой от посторонних трехметровым забором. Унтершарфюрер Кампс строго предупредил рабочих, чтобы не смели даже подходить к забору, иначе смерть. Видимо, лаборатория расширяется, и они строят ее второе отделение или какое-то особое помещение, предназначенное для специальных целей. Впрочем, гадать трудно, время покажет. А пока Циммерман дал задание Лукашонку и Пальчевскому внимательно следить за всем окружающим, запоминать привозимый материал, знать размеры труб, толщину балок, длину забора и расстояние от него до всех точек сооружаемого объекта. Циммерман не мог пока предположить, каким путем его группе удастся взорвать бактериологический центр, у него нет еще взрывчатки. Перед отправкой в Могилев Григорьев обещал доставить ее сразу к месту назначения, но как он это сможет сделать, Циммерман даже не мог себе и представить.

На площадку прибыл Рюдель. С первого взгляда было видно, что он зол и раздражителен. «Чего это он, как зверь? — подумал Циммерман. — Очевидно, от начальства попало…»

Он хотел доложить ему о ходе работ, но Рюдель резко прервал его:

— Эти бездельники все еще копаются с одним пнем. Со вчерашнего дня!

— Здоровый попался, герр подполковник. Корни глубоко в землю ушли, — попытался оправдать рабочих Циммерман. Он ковырнул носком сапога твердую землю, в сердцах добавил: — Ведь камень, а не земля. А у рабочих лопата да топор. И людей мало…

— Людей у меня больше нет и не будет, — отрезал Рюдель.

— Тогда бы трактор или другую машину.

— Все машины на фронте.

Циммерман замолчал, не решаясь больше спрашивать. Как бы не навлечь на себя немилость разгневанного начальника. Сверху его торопят со сроками сдачи объекта, а на стройке работа идет медленно.

— Я недоволен темпами работы русских, — сквозь зубы процедил Рюдель.

— Я заставлю их работать до седьмого пота, но это мало поможет. Без техники нам не обойтись, — произнес Циммерман и осторожно добавил: — Боюсь, как бы не сорвать сроки, установленные фюрером и вами, герр подполковник.

— Сроки срывать нельзя, — Рюдель вплотную подошел к котловану, каменистое дно которого ковыряли лопатами рабочие. При виде грозного начальника лопаты застучали чаще.

— А если… если взрывчаткой? — тихо произнес Рюдель, не глядя на начальника отряда славянских рабочих. Его губы медленно шевелились — должно быть, в уме он подсчитывал, сколько потребуется тола, чтобы убыстрить работу.

— Взрывчатка?! — осторожно переспросил Циммерман. — Тогда… тогда другое дело.

Рюдель вскинул колючие брови:

— Вы умеете обращаться с толом?

— Да! У русских мне приходилось работать с толом при сооружении разных объектов.

Рюдель прищурил глаза, вдумываясь в сказанное Циммерманом. Без сомнения, время на рытье котлована резко сократится.

— Хорошо, взрывчатка будет, — подумав, согласился Рюдель и строго предупредил: — Под вашу личную ответственность!

Циммерман прищелкнул каблуками, вытянулся:

— Не извольте беспокоиться! У меня не пропадет ни один грамм!

Через день грузовая автомашина привезла взрывчатку в тяжелых цинковых коробах. Ее сложили в штабель, накрыли брезентом и сдали под охрану эсэсовцам унтершарфюрера Кампса. Циммерман поручил сотнику Лукашонку неподалеку от стройплощадки соорудить склад для хранения тола. А сам не без радости подумал: «Не надо теперь Центру заботиться о взрывчатке. Вот она, рядом! Как только взять этот тол и где его понадежнее спрятать?»

Каждый короб весил по сто пятьдесят килограммов, и это беспокоило Генриха. Он предполагал заполучить взрывчатку в небольших брикетах, удобных для закладки в стены при сооружении объекта. С такой же махиной, доставленной прямо с завода, не знаешь, как и быть. Надо посоветоваться с Пальчевским; Настя рекомендовала его как специалиста-подрывника.

Вечером, после возвращения спецотряда в казармы, сотники, как обычно, направились в контору на доклад к Циммерману и за получением нового задания. Приемом, осуществляемым в строгом соответствии с номерами сотен, распоряжался Фимка, как тень повсюду следующий за своим господином. Рабочие и охранники настолько привыкли видеть его всегда рядом с начальником спецотряда, что перестали обращать внимание на коротышку-слугу. Циммерман не церемонился с Фимкой и срывал на нем злость. Это вызывало жалость рабочих и даже сочувствие охранников к обиженному природой парню.

Фимка вертелся в прихожей конторы, когда вошли на доклад степенные сотники. У окна за столиком сидели два охранника и играли в шахматы.

— Как сегодня шеф? — поинтересовался Лукашонок, кивнув на плотно закрытую дверь в контору.

— Береги свой чуб, если не хочешь остаться без волос, — съязвил Фимка. Он открыл дверь, пропустил Лукашонка и снова плотно прикрыл ее. До находившихся в прихожей донесся злой голос Циммермана:

— Почему твоя сотня не очистила участок от сучьев?..

— Быть сегодня лысым сотнику-айн! — расхохотался Фимка. — Хорошо, что у сотника-цвай макушка чиста, — подмигнул он насупившемуся Батюку.

Выпалив ругательства и убедившись, что дверь надежно прикрыта, Циммерман расслабленно отвалился на спинку стула.

— Здорово у вас получается! — похвалил Лукашонок, присаживаясь на табуретку. — Я бы так вот не смог…

Генрих тихо засмеялся:

— Боюсь, как бы не переборщить. Ну, какие у тебя новости? — поинтересовался он.

— Да особенно никаких, — вздохнул Лукашонок. — Пуще глаза эсэсовцы берегут забор! Заглянуть бы хоть туда…

Он высказал дерзкий план проникновения во двор бактериологической лаборатории, для чего, по его убеждению, требовалось лишь спилить одну из сосен и случайно повалить ее на забор. Дерево поломает доски, а чтобы его убрать, потребуется войти на запретную территорию. Генрих, к неудовольствию Лукашонка, отверг план как преждевременный и рискованный. За эти несколько минут толком ничего не рассмотришь и не выяснишь, а вот эсэсовцев насторожишь основательно. Лучше терпеливо ждать наиболее благоприятных условий, чтобы действовать наверняка.

Объявив рабочее задание первой сотне на завтра, Циммерман напомнил о Лыковском, работавшем под восемьдесят девятым номером.

— Глаз с него не спускай. Давай самые тяжелые задания. Придирайся к любым мелочам, — наставлял он Лукашонка. — Неплохо бы отодрать его розгами в карцере. В общем, надо сделать так, чтобы шпиону было тошно.

— Да уж постараюсь, — заверил Лукашонок. — Небо с овчинку покажется. И за жинкой его Галя посматривает.

— Кто эта Галя? — спросил Генрих.

— Да так, одна девушка, — смутился Лукашонок. — Наша…

Об истинной роли Циммермана как командира диверсионной группы в целях конспирации знали только Лукашонок, Пальчевский и Фимка. Через первых двух он осуществлял общее руководство партизанами; Фимка являлся его постоянным связным и телохранителем. Остальные члены группы считали Циммермана фашистским прихвостнем и так же, как и все рабочие, ненавидели его. В свою очередь не знал их в лицо и Генрих; они имели дело только со своими командирами.

Выскочил из конторы Лукашонок с взлохмаченными волосами.

— Если завтра это повторится — пеняй на себя! — несся за ним злой голос.

— Фу-у, — выдохнул Лукашонок. — И откуда столько злости у человека?! — произнес он и, нахлобучив картуз, вышел на улицу.

— Моли бога, что остался с чубом! — пустил ему вслед Фимка. — Сотник-цвай, битте-дритте в баньку, — расшаркался он перед Пальчевским. — Прикажете полотенчико вам приготовить али как?

— Катись ты… шут гороховый, — незлобно огрызнулся Пальчевский и смело переступил порог.

Фимка стал разыгрывать спокойного, равнодушного Батюка. Краем глаз он следил за охранниками, особенно за узкоголовым, который что-то шепотом говорил своему напарнику. Уж не переводит ли его слова? Выходит, он знает русский язык?

— Где бы побольше корзину достать под осколки стекла и черепа? — гоготал Фимка над Батюком. — А шеф это делает мастерски. Р-раз промеж ушов, и привет, покойничек!

Узкоголовый эсэсовец поднялся из-за столика и, разминая ноги, прошелся по комнате. Затем он остановился возле двери, оперся спиной о косяк, вытянул шею, прислушиваясь к разговору в конторе. «Знает все же; бандит, русский язык!» — понял Фимка. Он тут же уселся на край топчана, стоящего в углу у стены, нащупал левой рукой под черным дерматином вделанную в дерево кнопку и нажал на нее. В ящике письменного стола Циммермана, приглушенно загудел зуммер, предупреждая об опасности. «Молодец Фимка, что провел сигнализацию!» — мысленно поблагодарил Генрих своего боевого помощника и сразу же обрушил град упреков на ничего не понимающего Пальчевского, кивком головы показывая ему на дверь. До слуха длинноголового эсэсовца донеслась приглушенная ругань с крепкими, чисто русскими словечками. С минуту он слушал перебранку в конторе, затем, удовлетворенно улыбнувшись, возвратился к партнеру и сел за шахматную доску. «От этого типа надо срочно избавляться, — твердо решил про себя Фимка. — Длинноголовый, видимо, знает русский язык…»

Из конторы Пальчевский вылетел точно ошпаренный кипятком, красный как кумач. Налил в алюминиевую кружку холодной воды из железного бачка и жадно выпил до дна,

— А можа, кваску откушаете? Свеженького, со льда?! Помогает после парилки! — хихикал довольный Фимка.

— Вот ехидна! Мало, видно, тебя лупит хозяин, — зло проговорил Пальчевский и вышел из прихожей.

— Стал реже прикладываться, потому что мозоли на руках набил! — крикнул на прощанье Фимка. — Прошу, сотник-драй, — показал он Батюку на дверь. — И надраит тебя сейчас шеф! До блеска! Советую оставить череп на топчане…

Батюк пропустил слова Фимки мимо ушей, точно того и не было в прихожей, и зашел в контору…

С Батюком ругаться у Циммермана уже не было сил. За день он так много кричал на рабочих, что под вечер с непривычки саднило горло. И, дав задание на следующий день, он быстро отпустил сотника. Из головы у Генриха не выходила подсказанная Пальчевским идея о брикетировке тола. Оказывается, огромную массу взрывчатки можно в условиях стройки разделать на брикеты любых форм, размеров и веса. Выходит, из тола можно выпилить и кирпич, тем более оба они по цвету желтые. Лишь каменщик будет способен отличить их при кладке.

Удивительный человек этот Пальчевский! Как никто другой в отряде, он уже сумел втереться в доверие к унтершарфюреру Кампсу, учится у его эсэсовцев немецкому языку, а главное — является негласным осведомителем самого подполковника Рюделя. Командир строительной бригады обратил внимание на сотника-два после того, как тот «донес» на Циммермана, не выполнившего указание об очистке от спиленных деревьев участка под южную часть котлована. Рюдель специально пришел рано утром, чтобы убедиться в правоте слов Пальчевского: действительно, лес был не трелеван и сучья не убраны. Он поблагодарил за информацию сотника-два, а Циммерману дал нагоняй. Еще дважды Пальчевский, с ведома Циммермана конечно, доносил подполковнику на начальника отряда славянских рабочих, который однажды на полчаса раньше отпустил со стройки группу рабочих, а в другой раз завысил норму выработки третьей сотне. Рюдель не поленился, проверил сказанное сотником-два. Факты подтвердились. Упущения Циммермана были сравнительно мелкими, они совершенно не отражались на ходе работы. Зато подполковник теперь знал: все, что Циммерман сделает противозаконного, ему будет немедленно сообщено Пальчевским.

Циммерман до мельчайших деталей продумал весь ход работы по брикетировке тола, а утром доложил Рюделю. Подполковнику предложение Циммермана пришлось по душе. Куда удобнее и безопаснее иметь под руками уже приготовленные к подрыву брикеты, чем каждый раз выкалывать куски тола из коробов. Потом, много взрывчатки требовалось и на других объектах — вся стройка производилась в густом лесу, на каменистом грунте.

— Давайте попробуем, — решился Рюдель.

Циммерман тут же приказал Лукашонку выделить людей для работы с толом, а Пальчевскому — подобрать двух-трех специалистов по пиротехнике. Из склада притащили первый оцинкованный короб, вскрыли его, обнажив желтую взрывчатку. К концу дня первый десяток опытных брикетов, разделанных в форме небольших кубиков, уже красовался на стеллаже. Посмотреть их пришел Рюдель. Он остался довольным пробными экземплярами и распорядился разделывать тол точно по весовым категориям: от полукилограмма до трех килограммов.

— Можете приступать к серийному производству, — сухо улыбнулся подполковник.

Подошедший унтершарфюрер Кампс потрогал брикет пальцами, прикинул вес на ладони и осторожно положил на место.

— Вам хорошо, а вот охране — лишняя, забота, — недовольно проговорил он. — Дополнительный пост приходится ставить, а где взять людей? Оберштурмбанфюрер вряд ли даст, да еще станет начальству жаловаться.

— Не оставлять же взрывчатку без охраны, Кампс! — возмутился Рюдель.

— Само собой разумеется, — охотно согласился Кампс. — Без охраны никак нельзя. Мне бы хватило и троих. Попытайтесь уладить это дело с Грюндлером, герр подполковник. Он, как я заметил, благосклонно настроен к вам, а?

Циммерман неслышно выступил вперед, прищелкнул каблуками.

— Позволю себе рекомендовать, господа, не беспокоить оберштурмбанфюрера Грюндлера, — заговорил он. — Могу здесь поставить свою охрану. — Циммерман кивнул на троих рабочих, терпеливо дожидавшихся в стороне конца разговора высокого начальства. — Вскрывать и закрывать склад и мастерскую я поручу сотнику Лукашонку. Днем мастера будут работать на брикетировке, а ночью посменно охранять.

Кампс одобрительно кивнул находчивому Циммерману. Это заметил Рюдель, которому, по совести говоря, не хотелось обращаться к кичливому оберштурмбанфюреру с таким вопросом. Представил ухмылку на лице Грюндлера: дескать, без меня ни одного пустяка решить не можешь, а еще командир строительной бригады.

— Я не возражаю, — согласился Рюдель. — Только вместо Лукашонка поставьте сотника Пальчевского…

— Я бы все же предложил сотника Лукашонка, — осмелился настаивать Циммерман.

— Нет, — отрезал Рюдель. — Пальчевский сделает это лучше.

— Да, сотник-два надежнее, — согласился Кампс.

— Яволь, герр подполковник! — вытянулся Циммерман.

На всякий случай Рюдель все же сообщил о брикетировке взрывчатки в строительное управление. В Берлине одобрили его инициативу, похвалили за находчивость. Что ж, это хорошо. А Циммерман достоин благосклонности. Командир строительной бригады кое-что предпримет в защиту и восстановление его прав как арийца, за что тот будет вечно ему благодарен.

При очередном докладе всегда подтянутого и опрятного Циммермана о ходе строительных работ Рюдель вдруг прервал его:

— Я представляю апелляцию на восстановление вас в правах арийца, — сообщил он. — Принимая во внимание ваше рвение в работе. Думаю, фюрер учтет ваше искреннее раскаяние.

Обрадованный Циммерман при каждом слове командира бригады только щелкал каблуками и вытягивался в струнку,

— Премного обяжете, мой подполковник!.. Отдам все силы на благо моей Германии!.. Не пожалею жизни…

Рюдель действительно написал бумагу в строительное управление с просьбой присвоить начальнику спецотряда славянских рабочих воинское звание, охарактеризовав Циммермана по всем статьям положительно. Он исходил из того, что, во-первых, у него в бригаде осталось мало офицеров: многих либо отправили на фронт, либо перевели с подразделениями на строительство оборонительных сооружений, и новый офицер был бы кстати. Во-вторых, присвоение Циммерману офицерского звания сыграет огромную воспитательную роль. Русские рабочие воочию смогут убедиться, как щедро фюрер награждает достойных.

На представлении в обязательном порядке должна стоять подпись Грюндлера как начальника гарнизона. Рюдель зашел к нему в кабинет, положил бумагу на стол и подробно изложил мотивы, побудившие его ходатайствовать об офицерском звании для Циммермана. Грюндлер был вполне согласен с доводами командира строительной бригады и ничего не имел против начальника спецотряда, о котором хорошо отзывались комендант концлагеря Баремдикер и особенно унтершарфюрер Кампс.

— Я подпишу представление. Но сначала хочу преподнести будущему офицеру третьей империи маленький сюрприз, — многозначительно проговорил он и хитро сощурил глаза. — Надеюсь, вы не станете возражать?

— Пожалуйста, оберштурмбанфюрер, — улыбнулся Рюдель.

Весь следующий день прошел у Рюделя в заботах о стройке. Заглянул он и в сарай, где трое русских рабочих колдовали над взрывчаткой. В помещении стоял сладковато-приторный запах от тола и сырых досок. На стройплощадке уже испробовали полукилограммовые брикеты; силы взрыва оказалось достаточно, чтобы взрыхлить каменистый грунт. Рабочим оставалось только выбрасывать землю из котлована.

За подполковником прибежал посыльный: командира строительной бригады приглашал к себе вернувшийся из Берлина начальник гарнизона.

— С оберштурмбанфюрером приехал полковник из главного строительного управления, — сообщил на всякий случай посыльный.

«Инспектор, — встревожился Рюдель. — Будет ругать за сроки. Но теперь в дело вступил тол. Работа пойдет быстрее».

— Подполковник Рюдель, командир строительной бригады, — войдя в кабинет Грюндлера, представился Рюдель молодому полковнику.

— Полковник Краузе, — сказал представитель главного строительного управления, не подав руки стоявшему навытяжку командиру строительной бригады.

Грюндлер весело подмигнул смущенному Рюделю.

— Полковник Краузе приехал посмотреть на нашу стройку, Рюдель. Покажите, что у нас делается.

— Яволь, герр полковник, — Рюдель покорно наклонил голову в сторону полковника.

— В помощь бригаде из Белоруссии привезли отряд славянских рабочих, — пояснил гостю Грюндлер. — Командует ими немец, бежавший от большевиков. Я о нем вам рассказывал. — Оберштурмбанфюрер повернулся к Рюделю. — Пригласите сюда начальника отряда славян.

Рюдель позвонил в штаб и приказал дежурному адъютанту срочно прислать Циммермана к оберштурмбанфюреру.

— Позвольте предварительно дать общую характеристику строящемуся объекту государственной важности, — обратился Рюдель к молчаливому полковнику.

— Я прекрасно знаю ваш объект, подполковник, — сухо сказал Краузе. — Меня интересует только ход строительных работ.

Рюдель, тщательно подбирая слова, начал перечислять все то, что сделано на сегодняшний день. Не забыл он похвалиться и брикетировкой тола.

Раздался стук в дверь, и в кабинет вошел Циммерман. При виде старших офицеров он явно растерялся, но быстро взял себя в руки и громко выкрикнул;

— Хайль Гитлер!

На губах Грюндлера заиграла усмешка. Он перевел тяжелый взгляд Циммермана на Краузе, проговорил, нарочито подчеркивая слова:

— Это и есть начальник отряда славян. Знакомьтесь, господа…

Циммерман развернулся всем корпусом к полковнику, прищелкнул каблуками и склонил голову:

— Циммерман…

«Ужасно знакомое лицо, — пронеслось у него в голове. — Этот острый нос… Где, где я видел его! Или показалось… Нет, не показалось! Генерал Карнеев показывал фотокарточку… Значит, полковник Краузе?! А если ошибся, если не Краузе? Если это проверка, устроенная Грюндлером? Скорее бы полковник назвал свое имя…»

Но Краузе не торопился с ответом, внимательно рассматривая Циммермана. Ему вначале тоже показалось, что где-то встречал этого человека, а потом он отбросил такую мысль: нигде их пути не пересекались. Мало ли схожих внешне людей на свете.

— Полковник Краузе, — наконец выдавил он из себя.

— Краузе?! — тихо произнес Циммерман. — Не… не может быть… — Он обернулся к Грюндлеру и Рюделю, глаза его, сияющие, радостные, просили сочувствия и поддержки. — Краузе… Хельмут, так это вы?! Здравствуйте, дружище!..

— Постой, постой… — Краузе напряг память. — Черт возьми, Генрих?! Вот так встреча! — он встал, протянул Циммерману обе руки, но потом, спохватившись, снова опустился в кресло. — Господа, мы вместе учились…

— Да, да! — подтвердил возбужденный Циммерман. — Мы однокашники. Столько лет учебы… Хельмут, дружище, я рад, искренне рад, что вы уже полковник рейха! Поверьте, я горжусь вами! А вот я… у меня… Мне дьявольски не повезло. Эх, да что об этом говорить…

— Идемте, Рюдель, — тихо позвал подполковника Грюндлер. — Пусть поговорят однокурсники.

Они вышли из кабинета и прошли в канцелярию.

— Давайте я подпишу ваше представление на Циммермана, — сказал Грюндлер. — Сейчас я могу это сделать…

Рюделю вдруг стало жарко. Только теперь он понял, что оберштурмбанфюрер преднамеренно устроил встречу однокурсников. Что стало бы с ним, Рюделем, если бы Краузе не признал Циммермана? При одной лишь мысли, что начальник отряда славянских рабочих мог выдать себя за другое лицо, перехватывало дыхание и кружилась голова. К счастью, все закончилось благополучно. Рюдель глубоко вздохнул, почувствовав себя словно заново рожденным. Он свободно уселся на стул в ожидании полковника, которому требовалось показать стройку.

Краузе и Циммерман беседовали не меньше получаса.

— Оберштурмбанфюрер Грюндлер просил извинить: его пригласил в лабораторию доктор Штайниц, — поднялся Рюдель навстречу вошедшему в канцелярию полковнику.

— А он мне и не нужен. Вы с Генрихом покажете объект, — сказал Краузе.

— Прошу, — показал Рюдель на дверь.

При выходе на улицу Краузе лицом к лицу столкнулся с Баремдикером, направлявшимся к начальнику гарнизона; он сделал шаг в сторону, вытянулся перед полковником.

— Начальник концлагеря оберштурмфюрер Баремдикер, — представил его Рюдель.

— А я хорошо знаю вас, дорогой Баремдикер, — произнес Краузе. — Имею честь быть другом вашей прекрасной приемной матери баронессы Ирмы фон Тирфельдштейн!

— Для меня большая радость познакомиться с вами, герр полковник, — отчеканил Баремдикер. Он уже знал, что из Берлина приехал инспектор, и опасался, как бы тот не стал после стройки проверять и его концлагерь.

— Оказывается, мой Циммерман учился вместе с полковником Краузе, — не без гордости шепнул ему Рюдель.

Баремдикер поймал взгляд смущенного всеобщим вниманием Циммермана и кивнул ему.

— Надеюсь, у вас самые благоприятные взаимоотношения друг с другом? — поинтересовался Краузе у Баремдикера и Циммермана.

— Да, Хельмут. Оберштурмфюрер Баремдикер помогает мне во всем, — ответил Циммерман.

Баремдикер снова поймал взгляд начальника отряда славянских рабочих и кивком головы поблагодарил его за ответ берлинскому гостю.

12

Кальтенбруннер торопил Штайница с развертыванием исследовательских работ в бактериологическом центре по быстрейшему созданию нового бесшумного оружия. Производство атомной бомбы, о которой хвастливый Геринг прожужжал фюреру все уши, откладывалось на неопределенный срок по чисто «техническим» причинам: отсутствовала тяжелая вода, игравшая роль замедлителя в реакторах. Норвежские патриоты взорвали химзавод, уничтожив при этом накопленный запас крайне необходимой рейху тяжелой воды. Рейхсмаршал был вне себя от ярости; узнав о диверсии в северной Норвегии, он не хотел показываться Гитлеру на глаза, опасаясь вполне справедливого гнева фюрера. Дела на восточном фронте далеко не блестящи, сейчас, как никогда, требуется могучее чудо-оружие, дабы раз и навсегда переломить ход борьбы с русскими в свою пользу. А пока заводское оборудование восстановят, пока начнется сложный химический процесс по выработке тяжелой воды, пройдет уйма времени. Ни о какой атомной бомбе в 1943 году не может идти и речи. Вот тут-то начальник РСХА и преподнесет Гитлеру курируемое им бесшумное оружие, способное вызвать страшную панику в стане врага и уничтожить все живое в его тылу. На неудачах себялюбивого и обидчивого рейхсмаршала Геринга он, обер-группенфюрер СС доктор Кальтенбруннер, возвысится в глазах фюрера и может подняться еще на одну ступень иерархической лестницы высшего руководства третьей империи и со временем стать первым лицом в карательных органах рейха.

Летом в районе Орла и Белгорода намечается мощное наступление немецкой армии с задачей окружить и уничтожить советские войска, попавшие в Курский выступ. От исхода этой грандиозной операции будет зависеть наступление и на других участках восточного фронта. Кальтенбруннер не сомневался в успехе Курской битвы. Если она каким-то образом будет все же проиграна, тогда с осени наступление на врага поведут «генерал-микробы».

По инициативе начальника РСХА рядом с лабораторией началось сооружение небольшого завода для производства бесшумного оружия в военных целях, куда в помощь строительной бригаде уже было привезено три сотни квалифицированных рабочих из Белоруссии. Кальтенбруннер хотел, чтобы под непосредственным руководством доктора Штайница смертоносные инфекционные бактерии с исследовательских стендов ученых тут же попадали на завод.

Доктор Штайниц понимал нетерпение своего шефа, хотя и не разделял его порою сумбурные действия. Ведь еще до 1939 года предлагалось начать в военных целях исследовательские работы по бактериологии, но главари рейха были так уверены в могуществе и непобедимости созданной Гитлером третьей империи, что полагали завоевать мир одним классическим оружием без каких-либо инфекционных микроорганизмов и ядерных реакций. И только после неудач под Москвой было начато сооружение бактериологического центра.

Само собой разумеется, что исследования начались не на пустом месте. До этого они проводились в бактериологическом институте Коха, Берлинском университете, в ряде других государственных научных учреждениях, и особенно в частных лабораториях ученых-микробиологов.

Из всех бактериальных средств Штайниц отдавал предпочтение самому острозаразному заболеванию человека и животных — чуме.

В истории человечества наблюдалось три опустошительные пандемии чумы — эпидемии, распространявшиеся одновременно в ряде стран и даже континентов. Первая пандемия, получившая название Юстиниановой, вспыхнула в шестом веке. За пятьдесят лет в Северной Африке, Малой Азии и Европе она унесла около ста миллионов человеческих жизней. Вторая, вошедшая в историю под именем «черной смерти», свирепствовала в четырнадцатом веке. Тогда за три года погибла четвертая часть населения Европы и свыше тридцати пяти миллионов человек в Китае. Третья пандемия началась в 1894 году на острове Гонконг и продолжалась до 1920 года. Только в одной Индии от чумы погибло десять миллионов человек. В промежутках между ними часто вспыхивали эпидемии чумы в отдельных странах Европы, Азии и Северной Африки, унесшие десятки и сотни миллионов жизней.

Не меньшую опасность для человека представляли сибирская язва, сап, холера, бруцеллез, туляремия, оспа, лихорадка, сыпной тиф, ботулизм.

Особую надежду руководитель бактериологического центра возлагал и на, казалось бы, самую привычную и простую болезнь — грипп. По статистике, за три-четыре года им переболевает все, без исключения, население земного шара.

Грипп известен еще по описаниям Гиппократа, Тита Ливия и Диодора. Наиболее же достоверные симптомы этой болезни описаны врачами лишь в 1403 году. За последние восемь веков на человечество обрушивалось свыше ста двадцати пяти эпидемий гриппа, в том числе пятнадцать пандемий в XVI–XIX веках. Самой свирепой и опустошительной явилась пандемия гриппа под названием «испанка» в 1918–1919 годах. Болезнь коснулась полумиллиарда человек, около двадцати миллионов из которых погибло.

В планы Штайница входило и культивирование болезнетворных микробов редких, плохо изученных заболеваний — лихорадки долины Рифт, мелиоидоза — или вообще неизвестных современной медицине. Он намеревался видоизменять бактерии, вирусы, грибки и риккетсии путем смешивания их в необычных условиях при разносторонней питательной среде. Надеялся он осуществить и изменение внутреннего строения некоторых бактерий. Путем скрещивания их друг с другом можно вывести новые особи, обладающие высокими поражающими свойствами.

Штайниц видел заманчивую перспективу в комбинировании микробов с сильнодействующими ядами. Для этого-то ему в первую очередь и требовался профессор Шмидт. Профессор вынужден был передать лаборатории выработанные им два вида отравляющих веществ, превосходящих по токсичности иприт в пятнадцать тысяч раз. Но Штайницу уже хотелось иметь в своем распоряжении ОВ в сотни тысяч раз сильнее иприта, что он и потребовал от изумленного Шмидта. Кроме того, профессор продолжит работу по созданию гербицидов и дефолиантов, которые будут использованы для уничтожения или поражения сельскохозяйственных культур.

В лучшем положении, по мнению Штайница, находились японские бактериологи из Управления водоснабжения и профилактики Квантунской армии и Иппоэпизоотического управления Квантунской армии, располагающие для опытов сверхмощным отравляющим веществом, получаемым из рыб семейства кузовковых. Он вычитал, что фугу — так японцы называют эту рыбу — обладает удивительной способностью вырабатывать самый сильный в мире яд нервно-паралитического действия, превосходящий по токсичности кураре в сто пятьдесят тысяч раз. И, как ни странно, население Страны восходящего солнца потребляет эту смертоносную рыбу, считая ее лучшим деликатесом в мире. Фугу приготавливают по особому рецепту, известному лишь немногим поварам. К тому же подают ее посетителям в очень немногих ресторанах, имеющих на то специальное разрешение властей. Блюдо из фугу вызывает приятное опьянение и служит, видимо, японцам своеобразным опиумом.

О таком ОВ и мечтал Штайниц. Во всяком случае, руководитель бактериологического центра был намерен выжать из гениального химика-органика Шмидта все возможное и невозможное, после чего тот мог бы до последних дней жизни безмятежно качаться в своем излюбленном кресле-качалке и дышать чистым горным воздухом где-нибудь на юге Германии. Профессор ему попросту будет не нужен. Но… Штайницу нужна его дочь. Если вначале он усиленно ухаживал за ней из расчета оказать необходимое давление через любимую дочь на строптивого отца, то теперь почувствовал, что серьезно увлекся Региной. Молодая, красивая, полная задора, темперамента и оптимизма фрейлейн не шла ни в какое сравнение с его расплывшейся от полноты, медлительной и недалекой женой фрау Эльзой. К тому же профессорская дочка явно симпатизирует ему, предпочитая беседу с ним болтовне с пустыми, кичливыми молодыми офицерами.

13

Неожиданная встреча с полковником Краузе встревожила Циммермана. Оказывается, ему еще не доверяют, за ним неотступно следят, устраивают хитроумные проверки. Все это дело рук Грюндлера. Мысленно Генрих проанализировал свое поведение в Шварцвальде: кажется, нигде он не допустил промашки. Жестокое обращение начальника спецотряда с подчиненными известно всем. С командиром охраны унтершарфюрером Кампсом Циммерман чуть ли не приятель. Подполковник Рюдель им очень доволен, доверяет ему. После встречи с Краузе оберштурмбанфюрер Грюндлер, видимо, оставит его в покое. Никак только Генрих не мог найти подход к начальнику концлагеря. А сблизиться с ним просто необходимо; ведь от него в заключительной стадии операции может многое зависеть. Баремдикер пренебрежительно относился не к одному Циммерману, но и ко всем тем, включая своих помощников, кто рангом ниже его. Зато в обращении с равными себе, не говоря уже о начальниках, он был сама деликатность, становился вежливым и дружелюбным. Ох и трудно же будет Генриху подобрать ключи к оберштурмфюреру!

Рабочий день Циммермана проходил по раз и навсегда заведенному графику. На стройплощадке он первым делом заходил в брикетировочную мастерскую и затем шел на участки. Всякий раз придирчиво приглядывался к здоровому на вид Лыковскому, но тот трудился на совесть, ни в чем не отставая от других. Кажется, и сейчас его лопата мелькает в воздухе? Но нет, что-то не видно приземистой фигуры Лыковского. Да вон же он! Сидит в сторонке, держит травинку во рту, отдыхает.

Генрих улыбнулся. «Наконец-то я засек этого гада!» В три прыжка он неожиданно очутился на бруствере котлована, глаза его горели гневом

— Почему сидишь, скотина?

Лыковского мигом сдуло с места.

— Да присел было, — начал он оправдываться, но Циммерман не дал ему говорить.

— Лодырничаешь, собака? Не хочешь работать на великую Германию? Саботируешь приказ фюрера!..

Лыковский, ошеломленный бранью Циммермана, жадно, точно выброшенная из воды на берег рыба, ловил воздух, силясь что-либо произнести в свое оправдание.

— Я же… Ведь я…

— Молчать, русская свинья! — заорал Циммерман. — Сотник, ко мне!

Лукашонок появился словно из-под земли. Рабочие прекратили рыть котлован, с любопытством и страхом наблюдая за происходящим.

— Что случилось, господин начальник? — спросил озабоченный Лукашонок.

Циммерман уперся указательным пальцем в грудь Лыковского:

— Восемьдесят девятый нарушил распорядок дня. Сел отдыхать…

— Всего одну минутку, — начал было Лыковский.

— Когда говорит начальник, рабочий должен молчать, — перебил его Лукашонок.

Циммерман одобрительно кивнул сотнику.

— Привык у Советов лодырничать. Здесь Германия! Здесь надо работать и работать! — прокричал он. — Сотник, всыпьте восемьдесят девятому десять розг!

— За что же, господин начальник? — всем корпусом подался вперед растерявшийся Лыковский.

— Сотник, пятнадцать розг! — взвизгнул Циммерман. — А вы что уставились, лентяи? — обернулся он к рабочим. — За работу! За работу! За работу!

Генрих стремглав выскочил из котлована и быстро зашагал прочь. Сзади услышал неясные приглушенные голоса: должно быть, рабочие честили его на чем свет стоит. Увидел явившегося на стройплощадку командира строительной бригады, побежал к нему с докладом.

— Не надо рапортовать, — небрежным движением руки остановил его Рюдель.

— Я хотел лишь сказать, что наказал одного лодыря…

— Правильно сделали, Циммерман.

Генрих заметил, что с лица подполковника не сходит довольная улыбка. Видимо, высокое начальство похвалило его. Еще больше Генрих удивился, когда Рюдель вдруг покровительственно похлопал его по плечу.

— Мне нравится, как вы работаете, Циммерман! В Берлине — тоже нравится…

Генрих по привычке вытянулся.

— Стараюсь для великой Германии, герр подполковник! И лично для вас!

Рюдель хозяйским взглядом окинул стройплощадку и заторопился в штаб.

— Вечером, Циммерман, постройте мне своих славян, — многозначительно произнес он. — Я хочу говорить с рабочими.

— Яволь, герр подполковник!

Перед ужином Генрих построил на плацу у столовой весь спецотряд и зашел в контору, где ожидал его приехавший на машине Рюдель. Усталые рабочие, выстроившиеся по сотням, гадали о причине столь поспешного построения, перешептываясь друг с другом. Из конторы вышли командир строительной бригады и Циммерман; разговор сразу же прекратился. Подполковник размашисто шагал впереди. Начальник спецотряда следовал за ним на почтительном расстоянии, как и подобает подчиненному.

— Рабочие! — остановился перед застывшим строем Рюдель. — Фюрер высочайше соблаговолил оценить самоотверженный труд вашего начальника господина Циммермана, внесшего достойный вклад в укрепление могущества германского государства. За эти заслуги фюрер милостиво присваивает господину Циммерману офицерское звание…

Он повернулся к покрасневшему от неожиданного радостного известия Генриху и крепко пожал его руку. По рядам рабочих пронесся глухой ропот. Каждому становилось ясно: теперь от Циммермана совсем не будет житья. Уж если он раньше драл с рабочих три шкуры, то сейчас, оплачивая офицерский мундир рейха, спустит с них все семь.

— Рабочие! Фюрер по достоинству награждает каждого, кто самозабвенно трудится на благо великой Германии! — продолжал торжественную речь напыщенный Рюдель. — Любой из вас может получить благосклонность фюрера, для чего должен работать не покладая рук и этим приблизить долгожданный час нашей исторической победы…

Говорил он долго и нудно, а счастливый Циммерман стоял навытяжку перед строем и блаженно улыбался, радуясь свалившейся на него поистине царской милости фюрера.

После ужина к нему с угодливой улыбкой на мясистом лице подошел Лыковский.

— Поздравляю с офицерским званием, господин начальник!

— Благодарю. Ты тоже, восемьдесят девятый, можешь заслужить награду фюрера, если не будешь лодырничать.

Лыковский осклабился.

— Да уж постараюсь, господин начальник! Можете мне поверить.

— Старайтесь, старайтесь! Фюрер в долгу не останется.

Лыковский осмелел, сделал шаг вперед, перешел на громкий шепот.

— По случаю присвоения вам офицерского звания, господин Циммерман, надеюсь, выйдет амнистия для меня и вы отмените экзекуцию с розгами…

— Что-о?! — Циммерман поднял на него полные негодования глаза.

— Я еще буду вам полезен…

— Мерзавец! — взорвался Генрих. — Ты еще смеешь офицеру немецкой армии предлагать сделку? Сотник! — позвал он стоящего поодаль Лукашонка. — Добавьте восемьдесят девятому еще пяток розг. Чтоб знал впредь, как вести себя с офицером рейха. Да покрепче всыпьте, покрепче!

— Не извольте беспокоиться, — ухмыльнулся Лукашонок. — Сделаем по всем правилам. Распишем его жирный зад под золото…

Едва надев новенький, сшитый с иголочки офицерский мундир с погонами, Генрих решительно направился к Баремдикеру. Когда он открыл дверь, начальник концлагеря рявкнул:

— Кто еще там!

— Имею честь представиться, герр оберштурмфюрер! — отрапортовал он.

— А, Циммерман… — Баремдикер протянул ему руку. — Поздравляю! Но вам до меня еще далеко, — заметил он не то серьезно, не то в шутку. — Мы, эсэсовцы, опора третьей империи! — Баремдикер гордо вскинул голову перед вытянувшимся Циммерманом. — Трудно представить, что бы творилось в Германии без СС, СД и гестапо. Фюрер далеко видел! Заблаговременно создал их…

Генрих внимательно слушал его, а когда тот умолк, он сказал:

— А я, герр оберштурмфюрер, честно признаться, все как-то не решался к вам зайти. А вот побывал в гостях у моего друга полковника Краузе, и решился…

— Почему вы не решались зайти? — настороженно глядел на него начальник концлагеря.

— Это же ясно, герр оберштурмфюрер, кто вы, а кто я? Правда, — после некоторой паузы продолжал Циммерман, — мой друг Краузе очень хвалил вас, и эта похвала из уст такого человека, как Краузе, сами понимаете, весьма лестная. Если бы вы знали, как много я потерял, живя в большевистской России. Я так мечтал уехать на свою родину, и вот наконец здесь. Я горжусь, что имею честь беседовать с вами.

— Беседовать? — усмехнулся Баремдикер. — Вы можете и выпить со мной… Правда, — замялся начальник концлагеря, — у меня вышли все запасы. Но что-нибудь придумаем. Заходите вечерком, ладно?

— Польщен, герр оберштурмфюрер, — улыбнулся Циммерман. — Если разрешите, я прихвачу кое-что с собой…

После работы, когда над лагерем сгустилась ночь, Циммерман пришел к начальнику концлагеря. Тот встретил его, как старого друга. Увидев коньяк, который Генрих принес с собой, он воскликнул:

— О, да вы волшебник! — глаза Баремдикера загорелись зеленым огоньком, он жадно рассматривал бутылки коньяку и прочую снедь. — Это же целое богатство!

— Это все Краузе, — сказал Генрих. — Мы ведь с ним друзья с ранних лет, и, если бы не отец, из-за которого попал в Россию, я бы тоже был профессором…

Пили коньяк весь вечер. Баремдикер захмелел.

— У английского премьера губа не дура, — заключил он. — Каждый день, шельма, лакает такой божественный напиток…

Последовала резкая фраза на английском языке. Потом еще и еще. Очевидно, оберштурмфюрер кого-то ругал. Он привалился к столу, опрокинул рюмку рукавом.

— Ничего, ничего, — заторопился успокоить его Генрих. — В России говорят: когда льют вино — к счастью.

Баремдикер расслабленно откинулся на спинку стула.

— В России может быть. А у нас… у нас, в великой Германии, нет. В Англии — тоже. — Он наклонился к Циммерману, доверительно заговорил: — Мой папочка, барон Карл Тирфельдштейн, спрятал меня в лондонском тумане. От глаз людских… Как незаконнорожденного. Заставил окончить английский колледж. Чтобы сделать дипломатом. А я терпеть не могу этих политических проституток! Мундир эсэсовца мне дороже черных фраков и накрахмаленных сорочек с бабочкой у шеи. Я бы давно уже был штурмбанфюрером, если бы не папина глупая затея с дипломатами.

— И будете. Я уверен. Очень скоро будете, — горячо заверил Генрих. — Сам оберштурмбанфюрер Грюндлер о вас высокого мнения…

Баремдикер с достоинством поднял непослушную голову. Глаза его сузились, и без того тонкие губы вытянулись в ниточку. Ноздри мелко дрожали, вбирая в легкие воздух. Циммерман понял, что задел его больную струну. Сейчас он вспыхнет: в щелочках глаз уже искрятся яркие угольки. Единственный, пожалуй, способ — попытаться залить разгоравшийся огонек коньяком. Генрих потянулся за бутылкой. Оберштурмфюрер перехватил его руку, силой заставил поставить бутылку на место. Заговорил хриплым, не своим голосом:

— Грюндлер — ищейка! Всегда нос держит по ветру и видит сквозь землю на три метра. Никому не верит. Даже себе. Вон как ловко он проверил вас! Притащил в Шварцвальд полковника Краузе. Садист! Все, вместе взятые, инквизиторы средневековья не годятся ему и в подметки. Не приведи бог попасть к нему в лапы. Всю кровь выпустит. По капельке. В общем, Грюндлер — фигура? — Баремдикер зло хватил по столу рукой. Зазвенела, подпрыгивая, посуда. — Он пешка! Самая обыкновенная. Если бы не великий родич Эрнст Кальтенбруннер, быть ему заурядным штабным офицеришкой. Представьте, он ни одного иностранного языка не знает. Да и с родным немецким не в ладах. Был шокирован, когда узнал, что я владею английским, французским и в придачу русский изучил. И вот осенью, как только эта адская лаборатория из своей бесовской кухни начнет выдавать продукцию, Грюндлер станет штандартенфюрером. Да, да! Потом и за генеральским мундиром полезет. С помощью дорогого родича, конечно. А я… — начальник концлагеря налил полную рюмку коньяку и залпом выпил. — У меня нет такого покровителя, — продолжал он. — Мой незабвенный папочка преуспел лишь в задирании юбок у шестнадцатилетних. Правда, он ухитрился все же спрятать меня в эту дыру от фронта. И на том спасибо.

— Плюньте на все, оберштурмфюрер, — произнес Генрих. — У вас все еще впереди. И вы свое возьмете.

— Верно, — согласился Баремдикер. — К черту Грюндлера. Мы с вами должны урвать свой кусок пирога. И побольше.

— Да уж не упустим… чужого.

Баремдикер сухо засмеялся:

— Вы мне нравитесь, Циммерман! В вас что-то есть. Еще по одной ради такого случая.

— Дойдем ли?

— Когда, интересно, русские прекращают пить?

Генрих опрокинул рюмку вверх дном.

— Браво! — зааплодировал Баремдикер. — Предлагаю на брудершафт.

— Почту за великую честь!

Выпили.

— Хотите, я вас развеселю? — предложил Генрих.

— О, да вы действительно волшебник! Видимо, здорово вас дубасили в Сибири большевики. Все умеете!

— Жизнь научит, — ответил Генрих и дважды хлопнул в ладоши.

На пороге появился Фимка. Левой рукой он придерживал двухрядку, а правую для приветствия приставил к виску.

— Что изволят, гер-ры немецкие офицер-ры?

— Фимка, черт, спой! — приказал Генрих.

— Битте-дритте, или с. превеликим удовольствием, как говорят в благородных компаниях, — расшаркался Фимка. — Только вот горло того… — он издал сиплый звук. — Сухота внутрях. Что тебе Сахара. Смочить бы чуток ершистым для тембровой сочности…

Генрих потянулся за второй бутылкой коньяку.

— Этой обезьяне давать коньяк? — опешил Баремдикер. — Пусть сосет шнапс.

Он вытащил из ящика стола бутылку шнапса и бросил ее Фимке. Тот ловко поймал ее на лету, зубами снял пробку.

— Спасибочки-данкете, — растроганно поблагодарил Фимка и, покрутив бутылку, опрокинул горлышко в рот.

— Браво, обезьяна, браво! — точно ребенок, запрыгал на стуле Баремдикер. Протянул кусок хлеба. — Закуси, шимпанзе!

Фимка бросил пустую бутылку в угол, с шумом выдохнул и уткнул длинный нос в рукав.

— Не приучены. Обходимся мануфактурой. Да и шнапс так себе. Квасок…

Он вдруг ловко перехватил гармонь, рванул мехи и. притоптывая в такт ногой, залихватски запел:

Эх любо, братцы, любо.
Любо, братцы, жить,
С нашим атаманом
Не приходится тужить…

Фимка, к восторгу Баремдикера, без конца пел русские, украинские, белорусские песни, лихо плясал барыню, гопак и лявониху.

Веселье закончилось в полночь, когда напившийся оберштурмфюрер свалился под стол.

Теперь, когда Циммерман прочно обосновался в Шварцвальде, стал офицером, требовалось установить связь с Центром через провизора сельской аптеки. Как офицер, Циммерман получил некоторую свободу действий и мог бы поехать в аптеку. Однако он все еще опасался, что за ним следят. Поэтому одному ехать в аптеку пока рискованно, не потянуть бы за собой «хвост», приставленный к нему оберштурмбанфюрером. А ведь командир партизанской бригады Ефимчук строго-настрого предупредил: провизор должен остаться вне всяких подозрений.

Циммерман приметил, что его новый друг Баремдикер каждую субботу ездит на почту. Видимо, начальник концлагеря производит там какие-то финансовые расчеты: отправляет или получает денежные переводы. Пожалуй, самая безопасная возможность попасть в аптеку — поехать вместе с оберштурмфюрером, ведь она находится рядом с почтой. Не подумает же Грюндлер, что Баремдикер везет на своей машине начальника отряда славянских рабочих к связному Центра!

В очередную субботу Циммерман пришел к Баремдикеру в тот момент, когда начальник концлагеря собирался ехать на почту.

— Ты неудачно пришел, Генрих. Мне обязательно надо на почту, — сказал Баремдикер.

— Голова что-то трещит… — Циммерман потер гудящие виски.

Баремдикер сразу смекнул, что Циммерман хочет на славу угостить его. Он бы сейчас же с радостью сел с ним за стол, но дела прежде всего.

— Подожди меня, я скоро вернусь, — попросил Баремдикер.

— Я же умру один со скуки! — простонал Циммерман, хватаясь за голову.

— Вот что, поедешь со мной! — тоном не терпящим возражений изрек Баремдикер. — Перед поправкой головы полезно прокатиться с ветерком, — рассмеялся он.

Машину вел сам оберштурмфюрер. Циммерман слушал его пустую болтовню и смотрел в лобовое окно, запоминая дорогу до аптеки, Баремдикер поставил машину на площадку напротив почты и открыл дверцу.

— Я управлюсь за четверть часа, — сказал он.

— Аптека! — радостно воскликнул Циммерман, заметив вывеску на соседнем с почтой одноэтажном деревянном домике с красной черепичной крышей: — Должно же там что-то быть от головы?!

Баремдикер рассмеялся:

— Тебе надо не таблетки, а спиртус винис!

Он легонько подтолкнул своего попутчика и поспешил на почту.

Циммерман огляделся: вокруг никого нет, лишь пожилая женщина — должно быть, бабушка — вела по тропинке шаловливого внука, все время пытавшегося вырваться из ее цепких рук.

Через окно в помещении аптеки Циммерман увидел мужчину в белом халате и женщину. Провизор что-то сунул ей в руку, и женщина вышла на улицу. Циммерман распахнул дверь и ввалился в аптеку. В нос ударил дурманящий запах лекарств, в глаза бросился большой портрет фюрера на стене, под которым стоял удивленный бестактным поведением офицера степенный пожилой провизор. «Он! — определил Циммерман, вспомнив словесный портрет связного Центра. — Большие залысины, седина на левом виске, чуть подслеповатые глаза, позолоченное пенсне…»

Циммерман подозрительно посмотрел в окно: перед аптекой никого не было. Подошел вплотную к провизору и, сдерживая дыхание, негромко спросил:

— У вас имеются таблетки от головной боли, сильнодействующие?

Брови провизора поползли вверх, глаза расширились, но он тут же овладел собой и спокойно ответил:

— Сейчас, к великому сожалению, нет. Приходите завтра…

В первое мгновение Циммерман чуть было не обнял провизора, ставшего вдруг ему самым близким и дорогим человеком, как и он сам, оказавшимся в тылу фашистской Германии, но вовремя сдержался, вспомнив, для чего пришел в аптеку. Он лишь тепло, по-приятельски улыбнулся ему и предупредил:

— У меня очень мало времени. Я приехал с эсэсовцем. Он — на почте…

— Пройдите, — показал провизор на дверь и, когда гость скрылся за ней, позвал свою помощницу: — Рута, подмените меня. У меня важный пациент.

Циммерман прошел в лабораторию, уставленную множеством колбочек, пробирок, пузырьков.

— Передайте в Центр, я надежно обосновался на объекте. Начальник отряда славянских рабочих. На днях мне фюрер присвоил офицерское звание, — произнес он и спросил: — Какие указания будут для меня?

— Не торопиться с действиями, вживаться на месте в роль, входить в доверие к нацистам, — сообщил провизор. — Вам будет сообщено о дне и часе проведения операции. Я найду способ оповестить вас.

— Понял. Да, сообщите в Центр: взрывчатку мы достали на стройке!

— Это же намного упрощает все дело! — провизор мягко улыбнулся и протянул руку Циммерману. — А теперь уходите. Пора!

— Да, да, — заторопился Циммерман.

— Таблетки возьмите же! — он протянул ему пакетик. — Ваши вещественные доказательства…

— Спасибо.

Провизор проводил важного пациента до двери, еще раз предупредил, через сколько часов необходимо принимать выданное лекарство. Циммерман почти не слышал, о чем говорил провизор, его терзала мысль о Баремдикере: не раньше ли управился на почте оберштурмфюрер и не ждет ли он его?

Возле машины никого не было, и Циммерман свободно вздохнул. Только сейчас он почувствовал, что голова у него действительно болит и в ногах непривычная тяжесть, словно он пробежал с десяток километров. Он открыл дверцу и плюхнулся на мягкое сиденье.

Баремдикер заявился минут через десять.

— Ну, как голова? — весело спросил он.

— Да вот, глотаю, — болезненно сморщился Циммерман и вынул из пакетика белую таблетку.

— Выбрось эту гадость, — захохотал Баремдикер, — Сейчас как опрокинешь бокальчик, и все пройдет.

Он сел за руль, завел мотор и с места набрал большую скорость.

14

С двояким чувством подполковник Григорьев входил в кабинет генерала для доклада о ходе операции «Зенит» — так условно называлась ликвидация фашистского-бактериологического центра. С одной стороны, детально разработанный им план успешно выполнялся: группе Генриха Циммермана удалось достигнуть намеченного объекта и закрепиться там. А с другой — неудача у Алексея Сафронова.

Григорьев начал доклад с успешных действий группы Циммермана. Генерал слушал его внимательно, время от времени делая пометки в своем блокноте.

— В награду за преданность и усердие Циммерману присвоено звание офицера немецкой армии, — подвел итог Григорьев.

— А в каком он звании у нас?

— Старший лейтенант.

— Представьте старшего лейтенанта Циммермана к очередному воинскому званию, — распорядился генерал. — Я подпишу…

Григорьев приступил к изложению второй части своего доклада. Сын профессора капитан Альберт Шмидт находился в деревне Сосновичи под Борисовом и строил там дом отдыха для гитлеровских летчиков. Деревня располагалась в районе действий партизанской бригады, возглавляемой Ефимчуком. Ей и поручалось доставить на Большую землю живым и невредимым сына профессора Шмидта.

Третья часть доклада явно обеспокоила Карнеева. Обстановка сложилась так, что Алексей Сафронов не имел возможности в ближайшее время под именем племянника профессора Шмидта Лебволя легально переправиться из Америки в Германию. Из-за этого мог рухнуть так тщательно обдуманный и детально разработанный план проникновения советского разведчика в святая святых нацистов — лабораторию, непосредственно культивирующую болезнетворные бактерии.

— Может быть, мне вылететь туда? — предложил Григорьев.

Карнеев не согласился.

— Едва ли целесообразный шаг, — произнес он. — Видимо, Борис Николаевич, необходимо перебросить в Шварцвальд еще одного нашего человека. У вас есть подходящая кандидатура?

— Желающих пойти на это ответственное дело найдется много, но нужен человек со стопроцентной легендой, ибо риск слишком велик.

— Что же, ищите человека. Потом доложите, — сказал в заключение беседы генерал.

Прежде чем окончательно решить, кого послать в Шварцвальд, Григорьев решил еще раз поговорить с Рихардом Форрейтолом. Его отец может понадобиться разведчику, для этого о Форрейтоле-старшем надо знать как можно больше.

В подробном рассказе об отце Рихард чаще всего упоминал имя управляющего имением баронессы хромоногого Отто Фехнера. До войны он тоже жил в Берлине, работал на заводе кузнецом.

Старый Форрейтол, видимо, его знал давно. По крайней мере, упоминание об этом иногда проскальзывало в разговоре с отцом. Как-то он даже проговорился о том, что еще до прихода нацистов к власти Фехнер стажировался в Советской России на тракторном заводе.

Григорьева заинтересовала личность Фехнера. По наведенным справкам он выяснил, что Отто Фехнер действительно летом 1931 года проходил практику на Сталинградском тракторном заводе. У него было много знакомых среди советских рабочих, но подружился он с кузнецом Федором Ладушкиным, у которого часто бывал в доме.

Помощники Григорьева быстро связались с руководством Сталинградского тракторного завода, эвакуированного с Волги на Урал. О Федоре Ивановиче были самые лестные отзывы, как о лучшем производственнике, оставленном на заводе. Сам он был из крестьянской семьи, некоторое время работал в колхозе — одном из первых на Псковщине коллективных хозяйств, затем, когда был объявлен призыв молодежи на строительство тракторного завода, поехал в Сталинград.

Ладушкина призвали на военную службу и направили в строительную часть.

Федор Иванович понравился Григорьеву. От двухметрового бородача-великана с хитроватыми, лукавыми глазами веяло силой, уверенностью, природной смекалкой. С первого дня войны он рвался добровольцем на фронт, но дирекция оставила его на заводе. И вот теперь, когда военкомат призвал на службу в армию, Ладушкин обрадовался: наконец-то попадет на передовую. А оказалось, что его направили в тыловую строительную часть.

— Я же не калека, чтоб сидеть в тылу, — возмущался Ладушкин.

— Это дело поправимое, — улыбнулся Григорьев. — Мы даже можем вас послать в Берлин…

— Куда, куда? В Берлин? — Ладушкин недоуменно посмотрел на подполковника. Потом вдруг добавил: — Да мне хоть в пекло, лишь бы польза была! Между прочим, лет десять назад я в самом деле чуть не поехал в Берлин.

— К Отто Фехнеру?

Ладушкин насторожился:

— А вы откуда знаете, товарищ подполковник?

— У меня такая специальность, дорогой Федор Иванович, что я должен все знать, — произнес Григорьев.

Действительно, после окончания стажировки немецкий кузнец Отто Фехнер пригласил к себе в гости русского кузнеца Федора Ладушкина. Тот с удовольствием принял приглашение. Но вначале слишком много было работы — его не отпускали, потом резко осложнилась обстановка в самой Германии, где под руководством Коммунистической партии Германии шла ожесточенная борьба немецких рабочих с нацистами. А когда в январе 1933 года к власти пришли фашисты, вопрос о поездке и вовсе отпал.

— А если вам сейчас съездить в гости к Отто Фехнеру? — предложил Григорьев…

Беседа затянулась до поздней ночи. Скрупулезно обсудили план переброски через линию фронта и дальнейший путь до имения баронессы Тирфельдштейн. Но вначале Федор Иванович должен был вспомнить свою старую специальность.

— Завтра же начнете проходить ускоренный курс практики у наших известных ветеринарных врачей, — сказал Григорьев. — На ферму баронессы вы должны прибыть опытным зоотехником.

15

Брикетировка тола, как ни странно, принесла подполковнику Рюделю известность. Высоко оценили его находчивость в строительном управлении, давая понять, что не за горами тот день, когда Рюдель получит долгожданное звание полковника. Только он один знал, кому обязан своим успехом. Судьба подарила ему удивительно работоспособного и талантливого организатора Циммермана, который выполнит любое задание. Подполковник намеревался расширить производство брикетов, но Циммерман не советовал этого делать. Специалистов по брикетировке среди славянских рабочих у него больше нет, а привлечение к делу несведущих людей опасно: один неосторожный удар, и склад может взлететь в воздух.

Он был рад, что Рюдель согласился с его доводами, а чтобы подполковник остался доволен, решил как можно больше выдавать брикетов. Это он сегодня же потребует от рабочих. Пусть постараются.

Обычно Циммерман только утром навещал мастерскую. Днем он оставлял рабочих в покое, не мешая им выполнять задание Пальчевского. Но сейчас он решил проверить, чем заняты рабочие. Ведь командир строительной бригады или кто-либо из его помощников могут вот так неожиданно нагрянуть в мастерскую. Дверь в мастерскую была не заперта изнутри, как того требовал Пальчевский. Должно быть, кто-то вышел из помещения, и крючок не успели набросить на петлю.

В нос ударил знакомый сладковато-приторный запах взрывчатки. Трое рабочих увлеченно отделывали на столе толовые брикеты по форме кирпичей. «А если бы вместо меня был Рюдель?» Циммерману стало жарко: посторонний человек мог застать рабочих за этим занятием. Циммерман кашлянул. Рабочие обернулись на звук.

На их лицах был неподдельный испуг и растерянность. Самый сообразительный из них, с густыми сросшимися бровями, накинул на брикеты кусок рогожи, да так небрежно, что виднелся край кирпича. Его сосед, угловатый парень, неумело поправил рогожу.

Оставалось сделать вид, что не заметил лежащие под рогожей толовые кирпичи. Хотя вряд ли рабочие поверят этому.

— Воздух у вас… Задохнуться можно. Проветривайте мастерскую! — нарочито грубо произнес обер-лейтенант.

Рабочие как завороженные не сводили с него глаз.

— Чего пялите на меня глаза, бездельники?! Надо работать, работать, работать! И учтите, с сегодняшнего дня норма увеличивается в полтора раза. За невыполнение — карцер!

Циммерман резко повернулся и направился к выходу. Рабочие переглянулись: каждый взглядом спрашивал друг друга о том, заметил начальник отряда кирпичи или нет? Только слепой не мог разглядеть, что они делают на столе. Начальник хитер. Им он ничего не сказал. Где ему справиться с троими? А как выйдет из мастерской, тут же позовет эсэсовцев. Тогда конец. Значит, не выпускать фашистского прихвостня из помещения…

При молчаливом согласии товарищей угловатый схватил попавший под руку небольшой топорик и на цыпочках побежал за уходящим Циммерманом. Удар обухом с размаху по голове, и одним фашистом меньше. Труп можно спрятать в лесу, и потом ищи его. Но дверь открылась раньше, чем тот подошел к ней. На пороге появился запыхавшийся Пальчевский. Он видел, как Циммерман направился к брикетировочной мастерской в необычное для него время, и поспешил за ним. И успел он вовремя…

— По местам, негодяи! — рявкнул Пальчевский и с силой оттолкнул парня. Тот упал, топорик полетел в сторону.

— Что такое? — вынужден был обернуться на шум Циммерман. Он чувствовал за своей спиной крадущиеся шаги рабочего, понимал, что тот замышляет, и хотел уже было подсечкой свалить его с ног, если б не вмешался Пальчевский. Сейчас Циммерман сделал вид, что не понимает происходящего.

— У меня с этими лодырями свои счеты, господин начальник, — успокоил Пальчевский. — Разрешите, я с ними поговорю как следует?..

— Поговорите. И построже, — согласился Циммерман и, не оглядываясь, вышел на улицу.

Пальчевский, вне себя от ярости, накинулся на обескураженных рабочих, ругая их самыми последними словами.

— Вы же могли все сорвать?

— Так он же видел наши кирпичи! Продаст…

— Если б он их увидел, то нас бы с вами уже схватили эсэсовцы, понял? — сказал Пальчевский. — Предупреждаю: с этого человека ни один волос не должен упасть. Если кто дотронется до него — смерть! Как за невыполнение боевого приказа! Если мы его убьем, то всех нас поставят к стенке.

Парень глубоко выдохнул, почесал затылок, устало проговорил:

— Дела!.. Чуть было беды не натворили…

Вечером в конторе, получая задание на следующий день, Пальчевский молча выслушал справедливые упреки Циммермана. Генрих прав: он, Пальчевский, тут недосмотрел.

— Надо терпеливо ждать, — потребовал Циммерман. — Ждать долго. Может быть, полгода, год…

В отличие от барона Карла фон Тирфельдштейна, в понятии которого вся сознательная жизнь сводилась к деньгам, вину и женщинам, его незаконнорожденный сын оберштурмфюрер СС Герман Баремдикер пальму первенства отдавал карьере. Он лез из кожи вон, чтобы угодить своему начальнику оберштурмбанфюреру Грюндлеру, открыто заискивая перед ним. Как человека Баремдикер ненавидел Грюндлера и в то же время преклонялся перед ним как перед родственником великого арийца третьего рейха начальника РСХА обергруппенфюрера Кальтенбруннера. Баремдикер понимал, от Грюндлера во многом зависит его карьера. Попытался было как-то сблизиться с ним, но оберштурмбанфюрер дал понять, что между ними в занимаемом положении слишком большое расстояние.

Баремдикер был не из тех, кто мог терпеливо годами ждать милости от высокого начальства. Он воздействовал на него с помощью отца, имевшего большие связи в Берлине. Барон, жадный до денег, на этот раз не поскупился ради единственного сына, и друзья заверили его, что присвоение очередного звания — гауптштурмфюрера СС — для Германа можно считать решенным вопросом.

Деньги сейчас, правда еще незначительные, он клал в карман благодаря своей должности. Узников концлагеря № 1 кормил одной бурдой, отчего те едва передвигали ноги. Несколько лучше было питание в лагере № 2, обитателей которого по указанию Грюндлера к началу июля надлежало почему-то довести до нормальной средней упитанности. Экономил Баремдикер и на славянских рабочих, отпуская им негодные продукты. Доход от лагерей отец и сын до марки трогательно делили между собой. По-настоящему же разбогатеть Герман мечтал от женитьбы. Барон давно уже подыскивал ему невесту, приданого которой хватило бы на всю беззаботную жизнь.

Вином начальника концлагеря безотказно снабжал Циммерман. Генрих оказался добрым, отзывчивым и, что самое главное, верным человеком. Баремдикер несколько раз проверял его, как бы случайно сообщая при разговоре любопытные сведения о начальниках и строящемся объекте. Циммерман был словно немым; ни единым словом он не обмолвился услышанным с окружающими. Они давно уже на «ты», все знают, что они закадычные друзья. Герман одному Генриху мог открыть свою душу, за бутылкой вина посетовать на жизнь, поделиться мечтой о будущем. Как никто другой, мог часами выслушивать его терпеливый Циммерман. И если Баремдикер иногда перебирал лишнего, напивался до чертиков, то Генрих вел его домой и укладывал в постель. Именно такой друг и нужен был Баремдикеру,

К женщинам Баремдикер питал чисто спортивный интерес. Два дня назад, заезжая в лагерь № 3 за своим другом Циммерманом, он случайно встретил пышущую здоровьем, смазливую на лицо краснощекую девушку. Она несла из колодца на кухню два ведра воды. Галя, как звали незнакомку, с первого взгляда понравилась начальнику концлагеря. Говорить о ней с Циммерманом он пока не решался. Генрих, судя по всему, далек от женщин. Он, как истинный немец, весь в работе, горит желанием доказать свою рабскую преданность третьей империи. Для него будет гораздо приятнее порадоваться за успех друга.

Как только по телефону из Берлина барон сообщил долгожданную весть, Баремдикер поспешил к Циммерману.

— Генрих, у меня сегодня радость! — с шумом ворвался он в контору. — Поздравь меня…

— Ты уезжаешь от нас в Берлин? Получил большое назначение?! — на лице Циммермана появился неподдельный испуг: ему так не хотелось расставаться «с другом».

Довольный Баремдикер расхохотался:

— Ты не угадал, Генрих! Первый раз не угадал!..

Циммерман прищелкнул каблуками, вытянулся:

— Поздравляю со столь высоким и заслуженным званием, герр гауптштурмфюрер! Горжусь тобой, дорогой Герман! — отчеканил он. — Между прочим, с тебя причитается.

— Да, да! Сегодня угощаю я, — сделал широкий жест Баремдикер. — Сейчас же едем ко мне.

Циммерман пробыл на квартире у начальника концлагеря весь вечер. Обычно не словоохотливый, Генрих был в ударе. Он предлагал один тост за другим, уверяя Баремдикера, что тот к зиме обязательно получит очередное звание штурмбанфюрера и, глядишь, станет заместителем Грюндлера, а может быть, и займет его место. Наверняка Кальтенбруннер готовит своему родственнику более почетную должность в Берлине. Только Баремдикер сумеет по-настоящему заменить его, другой достойной кандидатуры Генрих не видел. Ну, а дальше — прямой путь в Берлин. Жаль, конечно, будет расставаться с таким прекрасным человеком…

— Я и тебя заберу с собой, — все больше и больше пьянея, пообещал Баремдикер. Ему было хорошо с безошибочно читавшим вслух его мысли Циммерманом. Для полного счастья сейчас разве что не хватало женщин, и он вспомнил о Гале.

— Генрих, а как ты находишь русскую женщину? — вдруг спросил он. — Ведь твоя жена была русской.

Циммерман недоуменно посмотрел на гауптштурмфюрера, удивляясь столь резкой перемене темы их разговора. Неужели начальнику концлагеря что-либо известно о его Катюше? Где она сейчас с детьми?

— Ну, хотя бы в сравнении с немками? — отвлек его от нахлынувших было воспоминаний настойчивый голос Баремдикера.

— Я не могу сравнивать. У меня не было жены немки. Но по-моему, все женщины одинаковы.

Баремдикер пренебрежительно усмехнулся, чувствуя свое подавляющее превосходство над доверчивым, неискушенным Циммерманом.

Огромная двухметровая стеклянная колба с округлым верхом изготовлялась по специальному заказу Института по изучению продления жизни человека. Весь процесс выдувки происходил в присутствии хозяина завода — маленького юркого старичка, придирчиво наблюдавшего за работой мастеров-стеклодувов. Обычно хозяин, страдавший приступами астмы, лишь на минуту заходил в жаркий цех, а сегодня весь день просидел у раскаленного стекла, что подчеркивало особую важность заказа. В последнее время завод вообще перешел на обслуживание института, изготовляя для него уникальное по своим формам лабораторное оборудование.

Приехавший на завод доктор Штайниц остался доволен колбой. Сделано все точно по его чертежам. Каким же примитивом выглядела по сравнению с этим гигантом колбочка из «зоопарка фрейлейн Эрны», в которой он проделывал опыты с рептилиями и грызунами!

Хозяин-старичок услужливо суетился перед высокопоставленным клиентом. Два месяца назад из главного управления имперской безопасности он получил распоряжение немедленно перевести завод на изготовление заказов для Института по изучению продления жизни человека. Этот небольшой стекольный завод находился всего лишь в пятнадцати километрах от Шварцвальда, вот почему доктор Штайниц и остановил на нем свой выбор.

В трех километрах от стекольного завода, на берегу маленького живописного озера, находился старинный особняк, некогда принадлежавший богатому еврею-торговцу, расстрелянному нацистами еще задолго до войны. Кальтенбруннер давно предлагал Штайницу забрать его себе в качестве подарка от РСХА и перевезти туда на лето семью. Шеф хотел, чтобы великий ученый, чей гений служит интересам укрепления могущества третьего рейха, по вечерам отдыхал в кругу своих домочадцев. Особенно мечтала переехать поближе к Вальтхофу неугомонная Эрна. Ей хотелось подружиться с Региной, с которой заочно она уже была знакома.

Но сближения Эрны с Региной больше всего и не хотел Штайниц. Оно будет мешать его встречам с дочкой учителя. Ведь после создания им для рейха самого сокрушительного в мире бесшумного оружия Регина станет фрау Штайниц. А взбалмошная Эрна может усложнить их взаимоотношения.

На всякий случай он решил все же заглянуть в особняк, благо дорога от стекольного завода до Шварцвальда проходила рядом. Черный «мерседес» остановился у самого озера, к противоположному берегу которого примыкала стена зеленых берез. Двухэтажный деревянный дом с мезонином был обращен к озеру. От воды его отделяли клумбы цветов, декоративный кустарник вдоль узких аллей да крытая беседка у обрывистого берега, сейчас совершенно запущенные. Если с недельку хорошо поработать, то и сад, и сам особняк смогут быстро принять пусть и не былой, но вполне нормальный жилой вид. Место здесь красивое.

Штайниц не стал заходить в помещение. Машина развернулась и вскоре выехала на дорогу. Руководитель бактериологического центра тут же забыл об особняке, мысленно он анализировал предстоящие интереснейшие опыты на людях в стеклянной колбе. Завтра ее доставят в лабораторию, начнут монтаж. Пройдет немного времени, и он на практике в идеальных условиях, о каких только мог мечтать, сможет наконец-то проверить воздействие выработанных им болезнетворных бактерий на человеческий организм. Подопытные для его исследований уже готовятся в лагере № 2 под непосредственным присмотром гауптштурмфюрера Баремдикера.

С этими опытами Штайниц связывал свое будущее. Именно они сделают его гением немецкой нации. Он создаст уникальное бактериологическое оружие, с помощью которого можно уничтожить и целые народы, и просто неугодных нацистскому режиму, в том числе и ему, доктору Штайницу, личностей. Последнее Штайниц считал особенно важным. Локальное бактериологическое оружие строго направленного действия поможет ему убрать с дороги всех, кто попытается встать на его пути к верхней ступени иерархической лестницы третьей империи. Достаточно будет просто пожать недругу руку на каком-либо из официальных приемов или открыть в кармане пробирку с «прирученными» болезнетворными бактериями, и через определенное время жертва почувствует легкое недомогание, а потом сляжет в постель и уже никогда с нее не поднимется. Никакие светила медицины не смогут определить истинную причину смерти, по крайней мере в ближайшие несколько лет. А этого вполне хватит для достижения поставленных целей. Конечно, прежде чем «стрелять» бактериями в своих противников, следует обезопасить самого себя, то есть создать соответствующие антибиотики. Кое-что уже в этом направлении проделано, и небезрезультатно. Предстоящие опыты в колбе дадут положительный ответ на все вопросы.

Правда, иногда Штайниц задумывался — а нужен ли он будет начальнику РСХА доктору Кальтенбруннеру после создания оружия века? Конечно, он, Штайниц, не собирался сидеть сложа руки и предпринимал необходимые меры личной безопасности. Кальтенбруннеру он никогда не скажет, что созданное бактериологическое оружие предел его изысканий, он заинтересует начальника РСХА, жаждущего обладать более мощным средством массового уничтожения. Не откроет ему Штайниц и тайну «прирученных» бактерий. Ну, и в критический момент напустит на обергруппенфюрера свору самых страшных микробов. Фюреру придется лишь публично оплакивать любимого земляка, отдавшего жизнь за процветание рейха.

От размышлений Штайница отвлекло белое пятно, мелькнувшее в зелени деревьев: машина подъезжала к Вальтхофу. «Регина? И одна! Должно быть, вышла на прогулку», — узнал он девушку и приказал шоферу:

— Курт, остановитесь.

Курт беспрекословно выполнил приказание, свернув на обочину. Штайниц вылез из машины, махнул шоферу— поезжайте. Девушка, заметив гостя, приветливо помахала ему букетом полевых цветов.

— Добрый день, фрейлейн! — поклонился Штайниц. Он вплотную подошел к девушке, намереваясь поцеловать ей руку, но из-за куста выскочила рослая овчарка и предупреждающе зарычала. — О, да вы не одна… С таким сторожем не опасно ходить по лесу.

— Мне и без Рекса не страшно, — пожала плечами Регина. — Я здесь каждый кустик знаю…

— Сегодня прекрасная погода, не правда ли?

— Удивительная! — восторженно произнесла Регина.

Штайниц сделал неосторожный шаг к девушке, и овчарка тотчас глухо зарычала.

— Свой, Рекс! — строго прикрикнула Регина на овчарку.

Штайниц покосился на собаку:

— Хороший, породистый пес…

— И умница каких редко встретишь!

«Лучше бы этот умница сидел сейчас дома возле старого профессора», — с неприязнью подумал руководитель бактериологического центра о злобной собаке. А вслух произнес банальную фразу:

— Красиво у вас в Вальтхофе!

— Вам нравится?

— Очень. Какой чудесный белый ковер выткала природа! — окинул Штайниц взглядом поляну, сплошь усеянную белыми ромашками.

Регина обошла кусты.

— А вот вам желтый ковер из лютиков! А там красный…

— Это ваше любимое место?

— Да. Но самое любимое — одна лесная полянка. Она устлана великолепным ковром из мха. — Регина подняла лучистые глаза на своего собеседника. — Хотите, я покажу вам мою полянку? Она недалеко отсюда.

— Хочу, — согласился Штайниц. — Но… — он скосил глаза на следящую за каждым его движением овчарку, улыбнулся: — Рекс, видимо, думает, что я намерен похитить его обворожительную хозяйку. Право же, я сегодня не намерен этого делать.

Регина сняла с шеи розовую косынку и привязала ее. к ошейнику собаки.

— Неси домой, Рекс, — ласково потрепала она по морде овчарку. Собака лизнула руку хозяйке, преданно посмотрела ей в лицо и уселась у ног, не желая оставлять ее одну с чужим человеком.

— Домой, Рекс! — приказала Регина, и овчарка послушалась. Она предупреждающе гавкнула на Штайница и быстро скрылась в зелени кустов.

Они пробирались к поляне сквозь лесную чащобу. Регина вела своего спутника напрямик известной ей одной еле приметной тропинкой. Наконец лес расступился, и глазам Штайница открылась маленькая полянка, покрытая ровным слоем мха. Удивительный подбор цветов мохового покрова — от изумрудно-серого с налетом синевы по краям до золотисто-пунцового в центре — делал полянку сказочно красивой. Она чем-то напоминала уютную теплую комнату с зелеными стенами-деревьями, устланную цветастым ковром.

Регина сняла туфли и, осторожно ступая по мягкому чистому мху, прошла на середину полянки.

— Только королевы, наверное, ходят по таким коврам! — произнесла она.

— Если фрейлейн пожелает — она сможет ходить по самым лучшим коврам, — серьезно сказал доктор Штайниц. Выдержав недоуменный взгляд хозяйки лесной полянки, он добавил: — Фрейлейн Регина при желании может быть и королевой. Да, да! Я не оговорился. Королевой любого государства. Англии, например…

Регина театрально воздела руки к играющим на вершинах деревьев солнечным лучам.

— Королева Англии Регина Первая! — торжественно проговорила-пропела она и, смеясь, закружилась по полянке. — Вы очень добрый, доктор Штайниц! — остановилась Регина, часто дыша чуть приоткрытым ртом.

— Для вас я просто Вольфган! Называйте меня отныне так, — попросил Штайниц. — Ведь мы с вами друзья. Большие друзья, Регина.

— Да. Конечно… — девушка по инерции чуть было не повторила «доктор Штайниц». — Но ведь Англию еще надо завоевать! А доблестные немецкие войска до сих пор не могут покорить русских.

— И никогда не покорят, — спокойно сказал Штайниц. На его губах играла гордая усмешка.

Глаза Регины расширились от удивления, брови согнулись дугой. Она не понимала этих слов.

— Как же… как же так? Мы, выходит, не выиграем войну…

— Выиграем, обязательно выиграем, дорогая Регина! — В голосе Штайница прозвучала железная твердость. — Только не армия фюрера выиграет ее…

— А кто же тогда?!

— Я.

Регина вначале не нашлась что ответить. Доктор Штайниц, очевидно, считает ее глупым ребенком, если позволяет себе смеяться над ней. Как можно одному человеку победить русских, англичан и американцев, когда целая армия, миллионы немецких солдат под руководством самого фюрера не в силах справиться с одной Россией? Ну конечно же доктор просто шутит.

— Вы волшебник или маг? — спросила она, принимая остроумную, по ее мнению, игру, начатую Штайницем.

— Я ученый. И то оружие… — Штайниц пугливо обернулся, опасаясь, не подслушивает ли их кто, — оружие, которое я вскоре создам, обеспечит Германии полную победу над всем миром.

Регина растерялась, не зная, как реагировать на слова Штайница. От отца она слышала, что доктор — большой ученый. Очень большой. Но над чем работает сейчас его бывший ученик, отец толком не знал. Какое же это должно быть сверхмощное оружие, если с его помощью можно завоевать весь мир! От одной только мысли становилось страшно. А если к тому же рядом с тобой еще и создатель такого оружия… Зачем она взяла его на свою полянку…

— Вы… вы гений, доктор Штайниц?! — вырвалось у нее.

— Мы же договорились по имени… как друзья, — схватил Штайниц руку девушки и притянул к себе. Регина с каким-то удивлением почувствовала, что грубые объятия доктора для нее приятны. Руководитель бактериологического центра нравился ей как умный, волевой, сильный человек. Он по крайней мере не походил на тех словоохотливых пустых офицеров, без конца певших ей одни дифирамбы.

Если бы профессора Шмидта спросили, доволен ли он своим новым положением, старый ученый ответил бы положительно. В самом деле, в химической лаборатории центра ему отвели просторные помещения, дали опытных талантливых помощников, способных решать любые научные проблемы. В его распоряжении находилась уникальная исследовательская аппаратура, о которой раньше приходилось лишь мечтать. Правда, химическая лаборатория еще не полностью вошла в строй, монтировались новые приборы, оборудовались специальные помещения, но работа в ней уже шла полным ходом. Профессора не интересовало, что происходит в соседней бактериологической лаборатории, он ни разу не заглянул туда, хотя доктор Штайниц и приглашал посмотреть на свое хозяйство. Старого ученого полностью занимали собственные изыскания. Ведь с таким богатейшим оборудованием и с такими мыслящими помощниками можно сделать не одно открытие. Руководитель бактериологического центра совершенно не вмешивался в исследовательские работы химической лаборатории, чему профессор был очень рад. Доктор Штайниц просил лишь побыстрее выработать сверхмощное отравляющее вещество, необходимое для эксперимента некоторых биологических процессов в бактериологической лаборатории. Зачем нужно было смешивать ОВ с микроорганизмами, Шмидт не знал, спрашивать же об этом бывшего ученика считал ниже своего достоинства.

В конце концов, проблематичные эксперименты доктора Штайница мало интересовали профессора. Каждый из них перед немецкой нацией и народами мира отвечал сам за себя. А сверхмощное отравляющее вещество было предметом мечтаний самого Шмидта. Такое ОВ требовалось ему для создания эффективнейшего ядохимиката против полевых грызунов и совершенно иного вида гербицидов, что навсегда обессмертило бы его имя. Профессор был на верном пути к получению в чистом виде уникальнейшего ОВ, об этом ему говорил многолетний опыт исследовательской работы и подсказывала интуиция ученого. Новое, сверхмощное отравляющее вещество, которое мысленно он уже назвал Ш-3, станет в несколько раз сильнее ранее выработанных им двух ОВ и будет превышать по токсическим свойствам всем известный иприт в несколько десятков тысяч раз. Само собой разумеется, что последующие ОВ Ш-4, Ш-5, Ш-6 будут еще сильнее.

Параллельно Шмидт продолжал вести разработку гербицидов, регуляторов роста растений и дефолиантов, экспериментируя их действие в своей огромной теплице и на открытом участке. Доктор Штайниц нисколько не возражал против второго направления исследовательской деятельности старого химика-органика. Наоборот, он даже подчеркивал иногда завидное постоянство учителя в своей любимой теме. Ведь гербициды и дефолианты Шмидта войдут в арсенал общего бактериологического оружия как тактическое средство массового уничтожения или поражения сельскохозяйственных культур, что вызовет голод в стане врага или в неугодных нацистскому режиму рейха странах.

Из химической лаборатории профессор всегда возвращался довольным результатами прошедшего дня. Да и чувствовал он себя бодрым и жизнерадостным. Вокруг него на работе и в семье царило полное спокойствие. Он и дочь всем обеспечены, точно и войны никакой нет. В доме достаточно слуг, Регина теперь свободна от хлопотливых забот по хозяйству. Правда, и ему она стала меньше помогать. Девушка была в центре внимания веселой офицерской компании, молодые люди стали постоянными гостями дома Шмидтов. Регина часто выезжала с ними в лес на пикники или веселилась на приятельских вечеринках. Профессор не стеснял дочь, хотя ему и неприятны были некоторые из ее гостей — например, эсэсовец Грюндлер. Понимал: Регина в зрелых годах, ей надо искать спутника жизни. Возможно, среди этой компании и окажется тот, кому она отдаст свое сердце. Желание профессора иметь своим зятем любимого ученика Юргена Лаутербаха теперь не сбудется. Регина не переписывается с ним, даже не ответила на три письма, присланные Юргеном.

Регину в последнее время словно подменили. Она сделалась взрослой, серьезной, перестала принимать гостей, ссылаясь на недомогание, исключение составлял лишь доктор Штайниц. Их отношения казались Шмидту странными. Профессор слышал, как неделю назад его дочь резко за что-то отчитала руководителя бактериологического центра, запретив ему появляться в доме. Тот пришел на другой день с белыми розами, был немедленно прощен и обласкан. А Регина так и светилась от радости.

Быстрые смены настроения дочери пугали и настораживали Шмидта. Он по-прежнему мечтал выдать Регину за своего любимого ученика, умного и доброго Юргена Лаутербаха. Тогда и умирать можно спокойно — дочери обеспечена счастливая жизнь.

16

Этот день Настя запомнит навсегда как самый счастливый за все время войны. Пани Елена сказала, что ее, Настю, срочно отзывают в партизанскую бригаду. Она радовалась, как ребенок. Наконец-то сбывается ее мечта и она будет драться против фашистских оккупантов с оружием в руках.

Толстому Хушто, директору могилевской конторы по вербовке рабочей силы в Германию, который после отъезда в фатерланд своего помощника Циммермана стал постоянным клиентом заведения пани Елены, хозяйка ларька по продаже поношенных вещей сообщила, что Настя уезжает в Минск. Девушка очень любит Генриха Циммермана и постарается выпросить у главных немецких оккупационных властей Белоруссии разрешение на право въезда в Германию…

Командир партизанской бригады Ефимчук встретил Настю как самую дорогую и желанную гостью, усадил на самодельную табуретку, стал расспрашивать о работе в Могилеве.

— Да какая уж там работа! Надоели мне эти грязные тряпки, во! — девушка провела рукой по горлу. — Спасибо вам, что вспомнили обо мне.

Из-под густых, нависших над темными глазами бровей с отцовской теплотой смотрел Ефимчук на юную партизанку. Настя со своей привлекательной внешностью — находка для Ефимчука. И родит же белорусская земля таких красавиц! Глаз не оторвешь! Этой бы дивчине гулять сейчас с хлопцем до зари, слушать горячие, вдохновенные слова о своей красоте, о любви, а она вынуждена жить среди врагов, подвергаясь смертельному риску быть разоблаченной. И вот теперь ей предстоит более сложное задание.

— Бабушку давно не видела?

— Два года скоро будет.

— Хочешь побывать у нее?

— Война же идет! Какие могут быть поездки?

Ефимчук замолчал, не решаясь сразу же заговорить о причине отзыва Насти из Могилева в партизанскую бригаду. Девушка рвется в бой, а ее опять посылают в логово врага.

— Вот что, дочка, — начал он, — фашиста нам одного треба взять. Капитана. Целого и невредимого. Только ты его, сукина сына, можешь привести к нам. Его, почитай, целый взвод охраняет.

— Я? Одна? — Настя даже привстала с табуретки.

— Зачем же одна! Вдвоем. — Ефимчук лукаво улыбнулся: — Вдвоем… со своей красотой.

В первое мгновение старая Василиса не могла поверить своим подслеповатым глазам: не привидение ли какое? Перед ней стояла ее любимая внучка Настенька. Старушка трижды перекрестилась:

— Свят, свят, свят…

— Бабушка! — закричала Настя и кинулась ей на шею.

Василиса залилась счастливыми слезами, все еще не веря в неожиданно привалившее счастье. Значит, бог все же услышал ее молитву и привел внучку к ней в дом.

— Настенька, ты ли это? — без конца причитала старушка.

— Да она же, она, Василисушка, — утешала подругу Наталия Тихоновна, вытирая слезы.

На шум из своей комнаты вышел Альберт Шмидт.

— Ой, — растерялась Настя и торопливо стала поправлять сбившийся на плечи платок.

— Это наш квартирант, — шепнула ей бабушка.

Девушка торопливо начала рыться в кармане юбки, извлекла из него помятый лист бумаги и протянула немецкому офицеру. Капитан развернул документ. В нем удостоверялась личность Насти и говорилось, что она после долгих скитаний по Белоруссии возвращается к своей бабушке в деревню Сосновичи. Внизу стояла подпись старосты какой-то непонятной, с длинным названием деревни, гербовая печать и отметка немецкой гарнизонной комендатуры города Борисова.

Шмидт, читая документ, все время смотрел на девушку. Она просто ошеломила его своей красотой. На ней был деревенский дешевый платок, вылинявшая ситцевая кофточка, юбка из серой рогожки, стоптанные старые башмаки, и тем не менее даже в этом неприглядном наряде девушка выглядела привлекательной.

Капитан вернул Насте документ.

— Необходимо зарегистрироваться в комендатуре, — сказал он. — Каждый, кто появляется в Сосновичах, должен немедленно встать на строгий учет. Это приказ коменданта.

— Я завтра же пойду к господину коменданту, герр офицер, — на немецком языке ответила Настя.

— О, вы прилично говорите по-немецки?! — удивился и в то же время обрадовался Шмидт.

— Что вы, у меня такой страшный акцент…

Наталия Тихоновна вышла вперед и с гордостью по-немецки произнесла:

— Настя окончила Борисовскую среднюю школу. Была круглой отличницей. Там и ваш немецкий учила.

— Гимназия — это хорошо! — изрек капитан. — С таким образованием я могу предложить вам работу у себя в строительной конторе.

Василиса упала в ноги явно опешившему Шмидту.

— Умоляю вас… Оставьте внучку дома. Намаялась, бедняжка, скитаючись. Христом-богом прошу… Настенька помощницей моей станет. Куда нам, старым, вдвоем с Натальюшкой, справиться со всем…

Капитан бросил взгляд на девушку, терпеливо ожидавшую решения своей участи, смилостивился.

— Пусть остается, — сказал он и ушел в свою комнату.

Старушки зашептались с Настей, то и дело с тревогой посматривая на дверь комнаты немецкого офицера. Из их слов Настя узнала, что кроме роты солдат-строителей в деревню прибыли три машины эсэсовцев в черных мундирах. Они усиленно охраняют строящийся объект, создали для этого специальную комендатуру. Въезд и выезд из Сосновичей находится под их строжайшим контролем и допускается только с личного разрешения коменданта, противного рыжего офицера. Эсэсовцы почти ежедневно делают обыски в домах, проверяют у всех документы. Особенно они оберегают капитана, днем двое как тени ходят за ним по пятам, а ночью дом охраняют часовые. Очевидно, их квартирант считается важной птицей у фашистов.

Строят гитлеровцы дом отдыха для своих летчиков, ведь места в Сосновичах привольные, воздух чистый, душистый, сосновый бор за околицей, быстрая речка, заливные луга. Все взрослое население деревни согнали на работы. Да еще из других мест пригнали рабочих, соорудили для них барак возле старой мельницы, а сторожем в нем хромой старик Фома, побирушка. Он в Сосновичах недавно. Фашисты хотели сначала его прогнать, а потом сжалились и оставили при казарме. Видно, и у этих супостатов сохранилось еще что-то человеческое. А старик-то добрый, набожный, любому углу рад.

— Да вон он, легок на помине, — показала Василиса на сгорбленного бородатого старика в латаном-перелатаном кожухе, мелко вышагивающего по улице. — Каково ему, сердешному! Мы с Натальюшкой тоже подаем ему чего бог послал.

Настя с трудом сдержала улыбку, узнав хромого старика. Ефимчук за полмесяца до ее прихода к бабушке послал его в Сосновичи. Фома являлся помощником Насти. Через него она осуществляла связь со штабом партизанской бригады «Авангард». Вот бы удивились бабушка и Наталия Тихоновна, если б узнали, что убогому старику не так уж много лет. Фома — так действительно звали «старика» — являлся лучшим разведчиком у партизан. Он обладал редкой способностью быстро перевоплощаться.

— Прямой тебе путь в артисты, Фома, — говорил обычно Ефимчук. — Кончится война — давай на сцену.

Но Фома не хотел быть артистом. Для такого ответственного дела, по его мнению, надо иметь особый талант, а он такого таланта в себе не находил. Парень мечтал быть учителем математики. В те немногие дни, когда ему доводилось бывать в партизанской бригаде, Фома не расставался с тетрадями, решая в них самые сложные задачи по программе средней школы. Он донимал учительницу Тамару Федоровну, знавшую немецкий язык и выполнявшую обязанности переводчика у партизан, просил проэкзаменовать его. Молодой разведчик сразу же после войны мечтал поступить на физико-математический факультет лучшего в стране, да и во всем мире, Московского государственного университета имени Ломоносова, а для этого надо было хорошо знать любимый предмет, чтобы не завалиться на приемных экзаменах.

Утром Настя поднялась чуть свет вместе с бабушкой и стала помогать ей по хозяйству. Нагрела воды для квартиранта, вычистила железный таз, выгладила свежее полотенце. Шмидт вставал рано. Делал у себя в комнате легкую физическую зарядку и выходил на кухню мыться. Он обрадовался, когда с полотенцем на плече увидел Настю, собиравшуюся подать ему воды. Девушка была еще прекрасней, чем вчера. На ней ладно сидело простенькое полотняное платье с белым фартуком, должно быть перешитым из старых бабушкиных нарядов. Вечером Шмидт слышал, как за дверью стрекотала швейная машинка.

— Доброе утро, герр капитан! — приветливо встретила его Настя. — Вы разрешите мне вместо бабушки подать вам воду?

— Да, да. Конечно, — поспешил с ответом Шмидт. Ему было чрезвычайно приятно, что эта юная белоруска осторожно лила в его ладони подогретую воду. Он долго тер лицо, шею, смочил волосы.

— Благодарю, — вытираясь поданным полотенцем, произнес он.

— Рада услужить вам, герр капитан, — поклонилась Настя.

Днем она пошла в комендатуру, расположенную в деревенской начальной школе. Подала дежурному эсэсовцу свой документ, стала объяснять, почему оказалась в Сосновичах. Эсэсовец неожиданно вскочил из-за стола, вытянулся. В канцелярию вошел комендант, «противный рыжий офицер», о котором говорила Насте бабушка. Настя тоже поднялась со стула. Комендант, пораженный красивым лицом посетительницы, невольно остановился. Какую красотку господь бог послал в этой глухой, грязной и бедной деревушке!

Комендант взял со стола дежурного документ и попросил Настю пройти в его кабинет.

— Я сам займусь посетительницей, — сказал он удивленному эсэсовцу.

— Яволь, герр оберштурмфюрер! — гаркнул в ответ дежурный.

Комендант внимательно прочитал документ. С еще большим вниманием он слушал рассказ девушки о ее скитаниях, не спуская с нее пристального, точно пронизывающего насквозь, холодного взгляда. Насте становилось не по себе. Она то и дело краснела и часто сбивалась. Оберштурмфюрер смотрел на Настю неподвижным ледяным взглядом и напоминал ей сейчас удава, гипнотизирующего кролика. Роль бедного кролика отводилась ей, и она с нетерпением и невольным страхом ждала конца беседы, чтобы избавиться от детально изучающего ее взгляда фашиста.

— Значит, вы будете жить в доме старой Василисы? — спросил оберштурмфюрер.

— Да, герр комендант. Она моя бабушка. Мама у меня умерла еще до войны. А отец пропал без вести. Бабушка — единственная родственница…

«И везет же этому капитану Шмидту! — с завистью и неприязнью подумал оберштурмфюрер о командире строительной роты. — Такая будет красотка под боком. Протяни руку, и она твоя…» Комендант понимал, что не так-то просто будет забрать у Шмидта красавицу белоруску, хотя он и попытается это сделать. Капитану кто-то покровительствует в Берлине, его берегут. Неспроста же обыкновенного командира строительной роты охраняет взвод эсэсовцев!

Оберштурмфюрер отпустил Настю, предупредив, что ей каждую неделю придется являться лично к нему для перерегистрации.

— Хорошо, герр комендант, — обещала Настя.

Вечером, когда Шмидт вернулся с работы, она доложила ему о своем посещении комендатуры.

— Герр комендант сам принял меня, был очень любезен и просил через каждые три дня заходить лично к нему на перерегистрацию, — от себя добавила Настя, нарочно сократив установленный срок перерегистрации.

«Рыжая образина хочет прибрать к рукам внучку старой Василисы. Он способен прямо в кабинете скрутить девчонке руки и изнасиловать ее», — с отвращением подумал Шмидт о коменданте, удивляясь, как непонятное до сих пор чувство ревности постепенно захватывает его.

— Я избавлю вас от хождения в комендатуру, — обещал Шмидт.

— Премного обяжете, герр капитан, — едва заметно улыбнулась Настя. Она понимала, что отныне рыжий удав оберштурмфюрер не посмеет дотронуться до нее. Значит, можно считать, она утвердилась постоянной жительницей деревни Сосновичи.

Настя на четверть приоткрыла белую занавеску на окне кухни, давая тем самым условный знак Фоме. Связной понял: внучке не грозит никакая опасность; она остается жить у любимой бабушки.

Ежедневно Настя готовила теплую и холодную воду для Шмидта, разогревала принесенные денщиком Клаусом завтрак, обед и ужин и подавала на стол. А в те дни, когда капитан находился далеко от дома на лесоразработках, она брала с собой свежежареную крольчатину — его любимое блюдо, хлеб, термос с горячим, сладким кофе и шла к нему. Шмидт на свежем воздухе с особым аппетитом ел принесенную девушкой вкусную пищу. Постепенно немецкие солдаты и охранники-эсэсовцы привыкли видеть вместе со своим командиром Настю и беспрепятственно пропускали ее на строящийся объект. В их глазах девушка была любовницей капитана-холостяка. Офицеры, и особенно рыжий комендант, подшучивали над Альбертом, всегда строго относившимся к своей репутации, но тот не обращал внимания на эти разговоры, наоборот, он даже чуточку гордился тем, что ему прислуживает такая обворожительная девушка.

Поздним вечером Настя обычно подавала квартиранту стакан холодного молока. Шмидт усаживал девушку за стол, угощал сладостями и неизменно заводил свой походный патефон, проигрывая одну пластинку за другой. Репертуар был широк: от симфонической музыки и церковных фуг Иоганна Себастьяна Баха до немецких старинных народных шуточных, веселых песен. Особенно ему нравилась песня-баллада из «Фауста», которую любил он петь и сам.

Король жил в Фуле дальной
И кубок золотой
Хранил как дар прощальный
Возлюбленной одной.
Когда он пил из кубка,
Оглядывая зал.
Он вспоминал голубку
И слезы проливал…

Настя быстро выучила песню и, смешно коверкая немецкие слова, подпевала капитану, восхищенному ее слухом и чистым, приятным голосом.

И в смертный час тяжелый
Земель он отдал тьму
Наследнику престола,
А кубок — никому.

Часто он просил Настю спеть какую-либо белорусскую народную песню. Девушка пела негромко, вполголоса, опасаясь, как бы ее не услышали на улице. Шмидт внимательно слушал, упиваясь мелодией, совершенно не понимая незнакомые ему слова.

Само собой разумеется, взаимоотношения квартиранта Василисы и ее внучки не остались незамеченными. Жители Сосновичей перестали здороваться с Настей, а затем стали и ругать ее в глаза, открыто называя немецкой прислужницей. Настя не обращала на них внимания, точно ничего не слышала. Зато презрение всей деревни к своей внучке болезненно переживала старая Василиса.

— Стыд-то какой. На улице нельзя показаться, — не выдержала Василиса. — Народ-то вон что говорит…

— А вы не слушайте их, бабушка! — успокоила Настя. — Вы же с Наталией Тихоновной видите, что я чиста. Господин капитан хорошо воспитан. Он из интеллигентной семьи. Мало ли что болтают деревенские бабы!

Старушки видели: их квартирант действительно вел себя безукоризненно по отношению к Настеньке да и к ним самим. Ни одной угрозы, ни одного грубого оскорбительного слова. А если его денщик Клаус и позволял резко обращаться с ними, то капитан тут же одергивал его.

Шмидт быстро привык к Насте. Даже больше того — девушка ему нравилась. Сам себе не признаваясь, он отсчитывал время до окончания работы, чтобы быстрее вернуться на квартиру и увидеть застенчивую улыбку на милом лице хозяйской внучки. Хотелось сделать для нее что-то приятное, как-то разнообразить ее скучную жизнь, развеселить, показать интересных людей.

В субботу он вернулся со стройки необычно рано. Настя не заметила его внезапного прихода. Она стояла спиной к двери и перед маленьким зеркальцем, висевшим на стене, расчесывала гребенкой распущенные волосы. Старушки копались в огороде и кормили кроликов, в раскрытое окно доносились их приглушенные голоса.

Шмидт застыл на пороге. Зачарованно смотрел он на длинные золотистые волосы Насти, струящиеся по ее плечам и спине. Настя напоминала ему сейчас русалку или добрую фею из немецких сказок. Словно магнит, девичьи волосы тянули его к себе. Хотелось дотронуться до них, ощутить в руке их мягкость и шелковистость, прикоснуться губами и зарыться в них лицом.

Шмидт невольно сделал шаг. Настя испуганно обернулась.

— Ой! — увидела она офицера и торопливо стала заплетать волосы в тугую косу. — Извините, герр капитан. Я не ожидала, что вы так рано вернетесь сегодня.

Ей становилось не по себе от пристального взгляда Шмидта, не спускавшего восторженных глаз с косы. Ох уж эта коса! Настя хотела обрезать волосы — до них ли во время войны, но командир партизанской бригады Ефимчук категорически запретил.

— Настия, — Шмидт никак не мог правильно выговорить это трудное имя, — сегодня я приглашаю вас поехать в Борисово. Мы чудесно проведем субботний вечер в офицерском казино. Обещаю вам.

Предложение озадачило Настю. Посещение офицерского казино не входило в детально разработанный Ефимчуком план. А категорический отказ может насторожить капитана, и их взаимоотношения испортятся.

— Благодарю за приглашение, герр капитан, — ответила она и стыдливо покраснела: — У меня… К сожалению, у меня нет подходящего для такого торжественного случая платья. И туфель…

— Клаус! — крикнул Шмидт в открытую дверь, и в дом тут же вошел денщик, положил на стол две картонные коробки и молча вышел. — Буду рад, если вам понравится мой подарок! — Шмидт посмотрел на ручные часы. — Через два часа за нами заедет машина с охраной, — и ушел в свою комнату.

Настя открыла коробки: в большой лежало легкое, цвета первой весенней листвы платье, и в маленькой — белые с серебряными пряжками туфли. Быстро примерила их. Туфли точно были сшиты для нее, а вот платье оказалось несколько великовато. Пришедшим с огорода старушкам она заявила, что едет с квартирантом в Борисов в офицерское казино.

— Одна-то?! — обомлела Василиса. — А вдруг он там…

— Ничего не сделает, бабушка! — заверила Настя. — Там же будет много людей. И в дороге нас будут сопровождать охранники. И вообще, — она перешла на шепот, — я делаю то, что требуется…

Старушки переглянулись. Многое в действиях Настеньки им казалось странным и загадочным. Начиная с ее внезапного появления в доме, стремления угодить немецкому офицеру, обратить его внимание на себя, часто недосказанные слова, как сейчас. По своей ли воле она так действует? Уж не партизаны ли из борисовского леса заслали ее в Сосновичи, где начато интересующее их строительство? Василиса припомнила, что когда в начале войны приезжала в Борисов за внучкой, то кто-то из соседей сказал, что Настенька ушла в народные мстители. Поговорить бы откровенно с ней, по душам — может быть, чем и помогли бы старушки, да разве она расскажет правду.

Альберт Шмидт в новом парадном мундире, статный, высокий, подтянутый. При виде нарядной Насти он буквально онемел от счастья: перед ним с застенчивой улыбкой стояла не простая белорусская девушка, а самая настоящая принцесса. «Как вы прекрасны, фрейлейн!» — хотелось сказать ей, но на него недоверчиво глядели угрюмые злые старухи, точно он намеревался проглотить их дитя.

Машины ждали у крыльца. Они сели в легковушку. Следом за ними поехал грузовик с эсэсовской охраной в кузове. Проселочная дорога проходила лесом, и комендант опасался партизанской засады.

В казино собрались все офицеры борисовского гарнизона. На Настю сразу же обратили внимание, едва она несмело вошла в шумный зал. Ей стало вдруг жутко от устремленных на нее со всех сторон наглых взглядов пьяных врагов. «Никогда не видела такое скопище фашистов. Сколько их здесь? Вот бы сюда партизан Большого…» — почему-то подумала она.

Самолюбивому Шмидту польстило внимание офицеров к его даме. Все они восторгались ее внешностью и завидовали идущему рядом с ней командиру строительной роты. Шмидт небрежно отвечал на приветствия знакомых офицеров. Увидев командира строительной бригады полковника Голльвицера, который тоже не спускал глаз с его партнерши, он решил подойти к нему.

— Рад видеть вас в казино, капитан! — Голльвицер широко улыбнулся командиру роты, вспомнив о том, что отвечает за его безопасность перед самим начальником РСХА обергруппенфюрером Кальтенбруннером.

— Позвольте, герр полковник, представить вам фрейлейн Настию, — учтиво склонил голову сияющий от гордости Шмидт.

В первое мгновение Голльвицер хотел было поцеловать руку очаровательной подруге капитана, но вовремя удержался. Она не арийка. Она всего-навсего белоруска, пусть и красивая. Подчиненные могут по-разному расценить его жест и, чего доброго, сообщить в Берлин.

— Весьма приятно! Весьма! — полковник расплылся в улыбке. — Надеюсь, капитан, вы довольны своей новой работой?

— Я давно мечтал о стройке, герр полковник, — ответил Шмидт. — Очень признателен вам за доверие.

Голльвицер сощурил глаза, многозначительно подмигнул капитану:

— Кто знал, что в Сосновичах растет такой яркий цветок!

Заиграл джаз, и на подмостки вышла худая оголенная певица. Сухим, дребезжащим голосом она затянула унылую песню. Шмидт повел Настю к столику. Он предложил своему начальнику выпить с ними по бокалу вина, и тот с радостью согласился.

Полковник пил вино мелкими глотками, не спуская маслянистых глаз с Насти. Шмидт говорил о строящемся доме отдыха для летчиков, в душе желая, чтобы командир бригады поскорее оставил их одних. Настя едва прикасалась губами к бокалу с пахнущим травой и вяжущим язык вином.

— Настя?!

Она вздрогнула, повернулась на голос и обмерла, в первое мгновение лишившись дара речи. Перед ней с заученной, слащаво-притворной улыбкой стоял хорошо одетый молодой мужчина.

— Не узнаешь старых знакомых?

Настя узнала его. Это был Осинский, бессменный член городского жюри на конкурсах песни, слывший в Борисове до войны специалистом по вокалу. Именно он вручал ей приз за первое место, которое она завоевала на последнем конкурсе в мае 1941 года.

— Пан Осинский?! — после секундного колебания удивилась Настя. — Приятная встреча… — через силу выдавила она из себя улыбку.

— Я рад, что ты с нами! — Осинский склонил голову перед Голльвицером: — Мы с ней, пан полковник, знали друг друга еще до прихода непобедимых немецких войск. Она тогда училась в средней школе и была секретарем комсомольцев.

«У-у, предатель. Фашистский прихвостень. Повесить тебя мало», — мысленно ругала Настя Осинского.

Полковник сухо засмеялся.

— Если вожак советской молодежи перешел на нашу сторону, выходит, нет больше веры большевикам! — изрек он.

— Пан Осинский тоже был коммунистом, герр полковник, — произнесла Настя.

— Только членом партии! Но никак не коммунистом. Членом партии, а это не одно и то же, — поспешил с ответом Осинский, пожалев о начатом с Настей разговоре. Выходит, эта девица здорово преуспела у немцев. Ей палец в рот не клади. А ведь была тихоней и скромницей.

— Что будет сегодня интересного в вашей программе? — как любитель и ценитель музыки спросил Голльвицер.

— Интересного… — Осинский, работавший теперь в этом казино, многозначительно ухмыльнулся: — Самое интересное, пан полковник, песни в исполнении пани Насти. Она у нас раньше неизменно была первой на всех конкурсах…

Полковник даже привстал со стула от удивления:

— Вы еще и поете?! Мы с капитаном испытаем истинное удовольствие от вашего голоса…

Насте стало жарко. Петь для сборища пьяных фашистских головорезов? Если б кто раньше только намекнул ей об этом, она бы выцарапала тому глаза! А сейчас… сейчас надо петь. Петь ради выполнения задания Ефимчука. Умоляюще взглянула на Шмидта: может быть, он запротестует? Но капитан не возражал.

Настя вместе с сияющим Осинским вышла на подмостки и о чем-то зашепталась с руководителем джаза. Потом она подошла к краю сцены и смело посмотрела в мгновенно притихший зал.

«Что она собирается петь? — заволновался Шмидт. — Лучше бы не пускать ее с паном Осинским…»

Настя, к его немалому удивлению, запела на немецком языке песню-балладу из «Фауста», которую они часто по вечерам исполняли вместе.

Король жил в Фуле дальной,
И кубок золотой
Хранил как дар прощальный
Возлюбленной одной…

Шмидт занервничал, нечаянно опрокинул на скатерть бокал с вином. Гете, его любимый Гете, запрещен нацистами в Германии, а Настя, не зная того, поет здесь эту песню опального великого немецкого поэта. Как бы не взбунтовались нацисты, и тогда скандал.

Но зал точно вымер. Взгляды прикованы к освещенной цветными огнями певице. Красота этой юной славянки, ее нежный чарующий голос покорили всех.

…В тот миг, когда пучиной
Был кубок поглощен,
Пришла ему кончина,
И больше не пил он.

Последние слова песни потонули в грохоте аплодисментов.

— Бис! Браво! Браво! Бис! — неслось со всех сторон.

Настя хотела убежать со сцены, но Осинский удорожал ее за руку, к всеобщей радости заставив исполнить еще одну песню.

Вторая песня, веселая, задорная, — ее Настя слышала в комнате Шмидта — еще больше понравилась публике. Напрасно Осинский пробовал удержать певицу, уговаривая снова спеть на «бис» для панов офицеров, Настя была неумолима. Раскрасневшаяся, взволнованная, она сошла в зал к поднявшемуся ей навстречу Шмидту.

— Настя, с твоей внешностью да с твоим голосом мы такое бы закрутили! Осыпались бы золотом! — не отставая от девушки, торопливо говорил Осинский. — Давай вместе работать. Не прогадаешь!

— Пошел вон, холоп! — холодно, с открытой неприязнью сказала она.

— Что?! — Осинский растерялся от неожиданности, но тут же быстро овладел собой. — Как ты смеешь так обращаться…

Шмидт не дал ему договорить, схватив за лацканы пиджака.

— Фрейлейн Настия смеет! — слегка встряхнул он испугавшегося Осинского. — Прочь от нее, паяц!

— Яволь, яволь, пан капитан! — поспешно закивал Осинский и скрылся за кулисами.

Настю окружили офицеры. Полковник Голльвицер разразился пространной напыщенной тирадой в адрес прехорошенькой представительницы прекрасной половины человечества. Шмидт с трудом дослушал и, извинившись перед командиром бригады, увел Настю танцевать.

— Как мне надоели здесь все, — прошептал он.

— А мне — вдвойне, — сдержанно засмеялась Настя..

— Вы сегодня удивительно прекрасны, фрейлейн. Вы божественны! Вы воплощение ангела, ниспосланного на землю самим господом богом.

Настя обиженно надула губы, часто заморгала длинными, загнутыми вверх ресницами.

— Не смейтесь, пожалуйста, герр капитан…

— Я вполне серьезно, — заверил Шмидт. — И называйте меня по имени. Просто Альберт.

— Хорошо, герр Альберт.

Шмидт отчаянно замотал головой.

— Без всякого герр, Настия! Альберт — и все!..

Возвращались они в Сосновичи в полночь. Впереди них ехал мотоцикл, а сзади грузовая машина с охраной. Шмидт осторожно положил свою ладонь на руку девушки. Настя не убрала руку, хотя ясно понимала, что Шмидт — гитлеровский офицер, враг ее Родины, советского народа, которого она ненавидит, презирает и которому будет беспощадно мстить за поруганную родную белорусскую землю.

17

Командир строительной бригады подполковник Рюдель приказал Циммерману выделить из своего отряда самых лучших плотников, маляров, каменщиков, штукатуров, жестянщиков, землекопов для ремонта заброшенного, особняка, находящегося километрах в десяти от Шварцвальда. Грузовые машины подъедут за рабочими утром. Ровно через неделю особняк должен быть готов к приему жены доктора Штайница фрау Эльзы и дочери фрейлейн Эрны, пожелавших провести лето в густых подберлинских лесах. Рюдель, зная придирчивость руководителя бактериологического центра, был уверен, что обер-лейтенант как никто лучше справится с щепетильным заданием, и доктор Штайниц и его семья останутся довольны своей летней резиденцией.

Циммерман раньше обычного зашел в свою контору, чтобы до вечернего приема сотников прикинуть объем работы и подобрать стоящих специалистов. До его слуха донесся шум в коридоре. Кто-то из сотников рвался к нему, а Фимка не пускал: еще почти полчаса оставалось до положенного времени. Шум не утихал, мешая сосредоточиться. Наконец Фимка открыл дверь.

— Сотник-айн рвется к вам, господин герр обер. Пускать али вышвырнуть вон? — осведомился он.

— Пусть войдет, — разрешил Циммерман, понимая, что просто так Лукашонок не станет нарушать строго установленный распорядок дня.

— Заходи, сотник-айн! — пригласил Фимка. — Только я предупреждаю, что обратно можешь вылететь с оторванной башкой. А пришивать к шее головы я еще не научился…

Взволнованный Лукашонок, не обращая внимания на хохот Фимки, прошел в кабинет и без разрешения сел на табуретку.

— Большая неприятность, Генрих Карлович, — оглянувшись на дверь, начал он. — Может произойти беда…

— Говорите. Нас никто не услышит. И поспокойнее, пожалуйста.

— Галю с кухни знаете? Такая хорошенькая?

Циммерман знал всех рабочих, в том числе и Галю.

— Так вот, ваш «дружок» Баремдикер пристает к ней. Хочет сделать своей любовницей…

«Понятно, почему Герман спрашивал меня о русских женщинах, — вспомнил Циммерман. — Хочет, скотина, испытать сам…» Своим сообщением Лукашонок ставил Генриха в явно тяжелое положение. Хотя и очень жаль девушку, но дружбу с Баремдикером, которой он так долго и настойчиво добивался, терять из-за нее нельзя.

— А Галя… понимаете… Галя моя невеста, — произнес Лукашонок и покраснел, точно был виновником случившегося.

— Как невеста?! — не понял Циммерман.

Лукашонок тяжело вздохнул, опустил голову.

— Невеста, Генрих Карлович, — выдавил он из себя. — Я ее еще в Могилеве поприметил. А тут… тут мы полюбили друг друга. Хотели пожениться…

Признание сотника-один обескуражило Циммермана. Он не знал, что ответить явно растерянному и подавленному Лукашонку. И надо было влюбиться ему! Что он, не знал, для чего направлен в Германию?

— Да я убью этого фашистского гада, если он хоть пальцем дотронется до Гали! — вдруг вскочил Лукашонок.

— Ну, ну! — движением руки усадил его на место Циммерман. — Не сходи с ума. Для чего мы здесь, знаешь?

— Если бы не знал, — Лукашонок сразу весь обмяк, сделался жалким и беспомощным. — Эх, Генрих Карлович, — вырвалось у него. — Попробуй стерпи, когда на твоих же глазах обесчестят любимую девушку. Да поставьте себя на мое место!..

Циммерман на миг представил свою Катюшу в положении Гали, и по телу пробежал колючий холодок. Конечно же за жену он вступится мгновенно, не думая о последствиях. Так ведь мог поступить и Лукашонок. А если представить, что произойдет убийство Баремдикера, пусть и на почве ревности, отряд славянских рабочих тут же разгонят, как бунтовщиков переведут в концлагерь № 1, и тогда пропало все дело. Может, изолировать Галю, отправив куда-либо? Но гауптштурмфюрер со своей бульдожьей хваткой не выпустит девушку из рук. Ясно, что Лукашонок, выполняя задание, не посмеет замахнуться на Баремдикера. Но какое моральное потрясение получит его невеста Галя, если жених ничего не предпримет.

Впервые за все время пребывания в Шварцвальде Циммерман растерялся, не зная, какой ответ дать нетерпеливо ожидавшему Лукашонку.

— Баремдикер вызвал сейчас Галю к себе…

Последние слова сотника точно кипятком ошпарили Циммермана. Он резко вскочил, схватил на ходу фуражку и заторопился на улицу.

— Я туда, — сказал он Лукашонку, а Фимке приказал: — Сотникам сообщи — приму их позднее. Есть важные дела у гауптштурмфюрера Баремдикера.

В просторный, обставленный мягкой мебелью кабинет начальника концлагеря Циммерман вошел через запасный вход, о существовании которого мало кто знал даже из ближайших помощников Баремдикера. Гауптштурмфюрер не хотел, чтобы эсэсовцы знали о его попойках с начальником отряда славянских рабочих.

Циммерман появился в кабинете внезапно. Галя плакала навзрыд, судорожно прикрывая руками разорванное на груди платье. Баремдикер, вне себя от ярости, потрясал перед девушкой руками и грозил ей расправой, если та станет упрямиться.

— О-о, какая нежная идиллия! — воскликнул Циммерман и громко расхохотался. Баремдикер, удивленный этим неожиданным вторжением, на какое-то мгновение растерялся.

— Это ты, Генрих…

— Надеюсь, я не помешал вашей милой беседе, дружище? — осведомился Циммерман. Не дожидаясь ответа, он подошел к метнувшейся от него Гале и одобрительно, точно породистую лошадь, похлопал ладонью по мокрым от слез щекам. — Приятная мордашка! И тельце аппетитное, — отогнул он край разорванного платья, обнажая девичью грудь. — Умеешь ты находить смазливеньких, Герман! Завидую тебе…

Галя залилась еще громче и в страхе забилась в угол.

— Глупая, злая девка, — процедил Баремдикер. — Лесная кошка. — Он приложил носовой платок к расцарапанному подбородку.

— Что глупа, то сущая правда, — охотно согласился Циммерман и вдруг взорвался: — Прекрати реветь, телка! Офицер рейха, заслуженный эсэсовец пригласил тебя к себе, оказав великую честь, а ты…

— Верно, Генрих, верно! — воодушевился Баремдикер. Движением руки Циммерман остановил его.

— Я требую от тебя беспрекословного повиновения германскому офицеру, русская дрянь! — уже орал он на девушку, намереваясь вот-вот ударить ее по лицу. — За гауптштурмфюрера СС Германа Баремдикера, моего большого друга, я запорю тебя в карцере до смерти! Вон отсюда, пока цела! Вон!

Какое-то время Галя колебалась, не веря, что ее отпускают, потом стремглав бросилась к двери.

— Не вздумай кому сболтнуть — шкуру спущу! — услышала она вслед слова Циммермана и его раздирающий душу хохот.

Смеялся Циммерман долго, то и дело дружески хлопая омраченного Баремдикера по плечу.

— Я уже думал, у тебя все на мази. А тут такое дело… К русским женщинам, дорогой Герман, особый подход требуется. А ты — силой!

— Сила меня еще никогда не подводила! — Баремдикер со злостью сжал рукой пустую пачку от сигарет и швырнул на пол. Достал из шкафчика бутылку, две рюмки и наполнил их шнапсом.

— Не подведет сила и с этой… телкой, как ты правильно ее назвал.

Циммерман взял рюмку со шнапсом, усмехнулся:

— Только ласка может покорить Галю. Северяне любят тепло, уж поверь моему опыту.

Начальник концлагеря засмеялся:

— Не знал я, что ты такой тонкий психолог, Генрих?

— Ах, ты не веришь мне?! — обиделся Циммерман. — Держу пари: две бутылки лучшего марочного вина против двух кружек баварского пива?!

— Четыре кружки пива против четырех бутылок вина! — загорелся Баремдикер.

— Идет! — согласился Циммерман. Он высоко поднял рюмку со шнапсом: — Прозит!

— Прозит!

Возвратившись в контору, Циммерман тут же приказал Фимке вызвать к себе сотников. Быстро решив вопросы с выделением специалистов на ремонт особняка доктора Штайница, он отпустил их, задержав в конторе Лукашонка.

— Пришлось на Галю пари заключить с Германом. Через неделю она должна стать моей «любовницей»…

Лукашонок улыбнулся:

— Галя рассказала, как вы чуть не избили ее за неповиновение Баремдикеру.

— Надо умно втолковать ей, чтобы слушалась меня, — предупредил Циммерман. — Никакой там агрессивности. Никакой болтовни.

— Все сделаю, как надо, — заверил Лукашонок.

На другой день поздно вечером Фимка, к удивлению эсэсовцев-охранников, за руку втащил в кабинет начальника отряда славянских рабочих упирающуюся девушку с испуганными заплаканными глазами.

— Битте — дритте, господин обер! — осклабившийся Фимка грубо толкнул девушку в спину и закрыл за ней дверь.

Галя, по-детски всхлипывая, стояла посреди кабинета и со страхом глядела на обер-лейтенанта. Хотя Лукашонок строго-настрого и предупредил ее, чтоб вела себя с ним послушно, но, если Циммерман попытается ее раздевать, она будет защищаться до конца. Опозоренной, ей не жить на белом свете.

Циммерман оторвал от бумаг глаза, встретился с колючим взглядом Гали. Сердце его закололо от жалости к бедной девушке. Можно было бы успокоить ее, сообщив, что они брат и сестра по оружию, но раскрывать себя он не имеет права. Пусть она продолжает думать, что он отъявленный фашист.

Нарочито грубо, чеканя слова, Циммерман холодно заговорил:

— Послушай, цыпленок, гауптштурмфюрер СС Баремдикер по-дружески передал тебя мне. Считай, тебе дьявольски повезло…

Галя побледнела, с силой сжав кулачки.

— Ты внешне очень похожа на мою бывшую жену, тоже русскую, — монотонно продолжал Циммерман. — Из чисто психологических побуждений я не могу спать с женщиной, хоть чем-то похожей на нее. Это тебя спасает.

Галя расслабилась и пошатнулась, ноги подкашивались от перенапряжения.

— Садись на кушетку, отдыхай, — приказал он. — И держи язык за зубами. Иначе вновь передам тебя Баремдикеру.

Он уткнулся в бумаги и принялся за работу, совершенно забыв о девушке, точно ее и не было в кабинете. Ровно через полчаса вспомнил о ней.

— Можешь идти в барак. А завтра явишься ко мне в это же время.

Через неделю удрученный Циммерман появился в кабинете начальника концлагеря и молча выставил перед ним четыре бутылки дорогого вина. Баремдикер, которому эсэсовцы-охранники доносили о ежедневных встречах Генриха с молодой работницей кухни, потер от удовольствия руки, развеселился. В душе он, точно ребенок, радовался неудаче друга. Русская девка, не посчитавшись с его знанием психологии, осрамила своего начальника.

— Недели оказалось мало, — начал оправдываться Циммерман. — Не успел как следует изучить русскую…

— Может быть, еще пари, Генрих? — подзадорил Баремдикер и расхохотался. — Восемь кружек пива против восьми бутылок вина!

Тот покачал головой, тяжело вздохнул.

— Семь против семи! — входя в азарт, предлагал начальник концлагеря.

Циммерман задумался, прикидывая в уме все «за» и «против». Гауптштурмфюрер терпеливо ждал, с его тонких губ не сходила самодовольная усмешка.

— Эх, была не была! — Генрих решительно посмотрел на друга. — Шесть против шести! Риск — благородное дело.

— Согласен!..

Вторую неделю Гале пришлось ходить по вечерам в контору начальника отряда славянских рабочих. Она уже привыкла к посещениям, чувствовала себя спокойно. Начальник занимался своими бумагами и через полчаса отпускал ее. Оба они сидели молча, словно не замечая друг друга.

В седьмой приход Циммерман предупредил девушку:

— Сегодня ты должна выдержать последнее испытание.

— Какое? — недовольно спросила Галя.

— Сделать вид, что не отвергаешь меня…

Галя села на краешек тахты. Ее вновь охватил страх. Что задумал этот хитрый, умный фашист? В любом случае она должна быть готова ко всему. Верить нельзя. Мысли, одна назойливее другой, не давали ей покоя. Девушка обдумывала десятки вариантов самозащиты, следила за каждым движением офицера.

Циммермана тоже тяготило ожидание, хотя он и не показывал виду. Не испортила бы Галя детально разработанный им план.

Напряженную тишину кабинета неожиданно нарушил приглушенный звук зуммера: Фимка подавал условный сигнал из прихожей.

— Обнимай меня! — приказал Циммерман.

Галя оторопела, не в состоянии сдвинуться с места.

— Быстрее же! — потребовал он. — За нами наблюдают…

Девушка, казалось, онемела, совершенно не реагируя на слова.

— Вот дура! — выругался Циммерман. Он грубо уронил Галю на тахту и лег рядом, крепко обхватив девушку рукой, чтобы не вырвалась. Почувствовав на своем лице тяжелое дыхание ненавистного ей человека, Галя инстинктивно стала отталкивать его от себя, намереваясь подняться. — Что, захотела в лапы к Баремдикеру?

При имени грозного начальника концлагеря девушка сжалась в комок, притихла, боясь пошевельнуться. Тело ее бил озноб, зубы мелко стучали.

Казалось, она целую вечность пролежала в объятиях фашиста, прежде чем вновь протяжно загудел зуммер. Циммерман встал и, усевшись за стол, спокойно принялся за работу. Галя поднялась, стыдливо оправила платье и вдруг разревелась, по-детски, со всхлипыванием, облизывая со щек слезы.

18

Фома торопил Настю с выполнением задания. В партизанской бригаде все было готово к приему капитана Шмидта. А как заманить его в засаду и, главное, где именно устроить ее, Настя не знала. В лес командира роты не уведешь, не пустит охрана. Ночью капитан никуда не ходит, к тому же его покой стерегут часовые. Можно было бы партизанам напасть на машину во время поездки в офицерское казино, но в схватке Шмидт может погибнуть от случайной пули. А капитан требовался живой. Оставался единственный путь — похитить Шмидта прямо на глазах у гитлеровцев.

Об этом Настя сказала связному, когда в очередной раз несла на. лесоразработки Альберту жареную крольчатину и горячий кофе и случайно проходила мимо хромого сторожа, коловшего в стороне от казармы дрова для кухни.

— Попробуем что-нибудь придумать, — шепнул в ответ Фома.

Он сам не хуже Насти видел, что фашисты не спускают глаз с командира строительной роты. Это казалось ему подозрительным, ведь остальные офицеры ходили совершенно свободно. Неужели гитлеровцы подозревают об охоте партизан за капитаном? Или он им самим по каким-то особым причинам очень нужен? Во всяком случае, Настя права — взять его можно будет лишь в расположении гарнизона рано утром или поздно вечером. Лучше вечером, ночью фашистам будет труднее искать в лесу исчезнувшего капитана.

Весь день связной ломал голову, где и как устроить западню. Помогла Настя. Возвращаясь от Шмидта с лесозаготовок, она зашла на луг и нарвала большой пучок сочной травы для своих кроликов. «Кролики, кролики нам помогут!»

Проходящий мимо казармы Шмидт был удивлен, когда к нему подковылял хромой старик и попросил разрешить ему заготовить на зиму сена для конторской лошаденки, подвозившей воду с реки.

— И для ваших кроликов хватит корма.

— Косите сколько хотите, — разрешил Шмидт.

В тот же вечер Фома отбил косу, а с восходом солнца вышел на заливной луг. Сенокос еще не начался, хотя трава уже и вымахала до колена. Он первым в деревне начинал его по милостивому разрешению начальника сосновичского гарнизона.

Настя догадалась, что задумал ее связной. Когда через четыре дня над поймой поднялся небольшой, только что сметанный Фомой стог, она пошла к нему и набрала охапку дурманяще пахнущего разнотравьем сена для любимых кроликов капитана Шмидта. Стог был сметан вблизи излучины реки и хорошо был виден из деревни. За ним начинался мелкий кустарник, тянувшийся к опушке густого леса. По нему можно было незамеченным проползти из леса к стогу.

Три вечера подряд ходила Настя за душистым сеном на виду у всей деревни и немецких солдат. Никому это не казалось подозрительным, ибо внучка старой Василисы ухаживала за кроликами капитана Шмидта. Пошла она и в четвертый раз… Домой прибежала с растрепанными волосами, в разорванном платье и со слезами бросилась на шею изумленной Василисе.

— Бабушка!.. Бабушка, они меня хотели… они меня…

— Что они сделали с тобой, внученька милая, цветик мой аленький?! — заголосила испугавшаяся Василиса. Вместе с ней заплакала и Наталия Тихоновна.

На крики и громкий плач вышел из своей комнаты Шмидт.

— Что случилось, Настия? — спросил он, увидев девушку в слезах.

— Меня… когда я брала из стога сено для кроликов… на меня напали двое ваших солдат… Они хотели… Они хотели… — Настя рыдала, не в силах высказаться до конца. — Я… я едва вырвалась от них…

— Вы запомнили этих солдат? — Шмидт похолодел от мысли, что девушку могли изнасиловать его же подчиненные. — Запомнили? Я завтра же отдам их под военно-полевой суд и пошлю на фронт.

Оскорбленная девушка, размазывая по щекам слезы, покачала головой:

— Я же так испугалась! Не запомнила лица… Я теперь боюсь…

— Не бойтесь, Настия. Я сам буду по вечерам сопровождать вас к стогу за сеном, — пообещал Шмидт. «Даже хорошо, что так произошло, — подумал он. — Это же предлог для встречи с Настией наедине, без присмотра въедливых старух».

Действительно, на следующий вечер Шмидт сам предложил Насте пойти за сеном для кроликов.

Они медленно брели по берегу речки, перебрасываясь незначительными фразами о погоде, красоте луга и прелести соснового бора. Настя видела, что за ними на расстоянии, как бы прогуливаясь, следуют два эсэсовца с автоматами. «Все равно я вас перехитрю», — подумала она.

Искусно сметанный Фомой стог нисколько не портил местный ландшафт. Наоборот, округлой башенкой возвышаясь над зеленью поймы, он придавал ему особую привлекательность.

— Посмотрите, какой прекрасный стог! — восторженно произнесла Настя. — Точно сказочный, правда? И запах такой… — она прижалась лицом к сену, жадно вдыхая его дурманящий аромат. Шмидт последовал ее примеру. В Вальтхофе у отца он, конечно, видел сено, но никогда ему не приходило в голову нюхать его. А оно пахло мятой, клевером, осокой, полынью и еще какими-то неизвестными ему травами.

Настя зашла за противоположную сторону стога, скрываясь от взглядов охранников. Шмидт последовал за ней. Он взял девушку за руку, но Настя осторожно высвободила ее.

— Мы же пришли сюда по делу! — засмеялась она и стала выщипывать сено из стога.

За стогом они находились минут десять. Этого времени, пожалуй, было бы достаточно, чтобы по кустам дотащить связанного Шмидта до леса. Эсэсовцы стояли поодаль на прежнем месте, терпеливо ожидая появления начальника со своей любовницей. Не могли же они подсматривать за ним, да капитан и не позволил бы.

Вернувшись домой, Настя плотно задернула на кухонном окне белую занавеску, небрежно набросив ее правый край на горшок с цветком. Для связного это был долгожданный сигнал к выполнению задания.

Прошло несколько томительных для Насти дней, прежде чем Фома назвал точное время нападения партизан на немецкого офицера. Не так-то просто было связаться с Ефимчуком, ведь фашисты никого не впускали и не выпускали из Сосновичей. Сообщение передавалось окольным путем. Фома прятал записку в развалинах старой мельницы, ее брал один из рабочих и уносил на лесоразработки, где клал в тайник. Ночью туда приходили разведчики партизан и уносили записку Ефимчуку. Таким же путем проходила и обратная связь.

Все эти дни Настя и Альберт ходили к стогу. Охранники-эсэсовцы настолько привыкли к вечерним прогулкам влюбленной пары, что перестали их сопровождать. Шмидт без конца рассказывал о своей сестре и отце, знаменитом профессоре-химике, твердом пацифисте, убеждая девушку, что не все немцы хотели захвата России. Он читал ей отцовские письма, высказал свою давнишнюю мечту построить международный дворец Равенства — место, в котором собирались бы люди всех национальностей и решали любые спорные вопросы. И, о чем он все чаще и чаще упоминал, очень хотел в будущем показать Насте Берлин и познакомить с отцом и сестрой Региной.

— Что вы, Альберт! — удивлялась Настя. — Разве пустят в Германию славянку?

— Я напишу об этом отцу. У него большие связи в Берлине. Он добьется разрешения, — заверил Шмидт. — Уверяю вас, вы останетесь довольны…

Этот день начался как обычно. Настя проводила Альберта до крыльца, приветливо помахала ему рукой, затем убрала в клетках и накормила кроликов. Вернувшись в дом, она сказала старушкам, что сегодня самый подходящий день для стирки белья на речке. Белья так много накопилось — едва ли управиться до темноты. Василиса удивилась — ведь стирка намечалась на субботу, а сегодня лишь четверг.

— Сегодня самый удобный день, бабуся, — стояла на своем Настя. — Прошу вас…

— Зачем же, внученька? — не понимала старая Василиса.

— Так надо.

Василиса посмотрела на Наталию Тихоновну, та неопределенно пожала плечами. Настя перехватила их взгляд.

— В субботу к нашему квартиранту придут гости, и нам будет не до стирки, — объяснила она.

Шмидт вернулся со стройки несколько позже обычного. Настя разогрела ему принесенный Клаусом ужин, подала на стол. Извлекла из подвала запотевшую бутылку с бабушкиной рябиновой настойкой и налила стопку.

— Без вас пить не буду, фрейлейн, — запротестовал Альберт.

Настя подчинилась, налила полстопки и себе.

— Я пью за вас, Настия! — высоко поднял Альберт стопку. — Прозит!

— Прозит!

Настя отпила глоток, смешно сморщила нос, замотала головой.

— Ух какое вино пьяное! — и заразительно засмеялась.

Шмидт заставил девушку допить рябиновую настойку.

— Что вы со мной сделали, герр Альберт? — капризно надула губы Настя. — Я же летаю!..

Давно Шмидт не чувствовал себя таким радостным и счастливым, как сегодня. Настя, красавица Настя, сейчас настолько мила и непосредственна, что стала еще ближе и желаннее, стала самым дорогим человеком на всем свете. Он уже не мыслил себя без этой обаятельной и душевной девушки, незаметно вошедшей в его жизнь. И вторая радость: получил сразу два письма от отца. Хотел прямо за столом прочесть их Насте — он ничего отныне не будет от нее скрывать, но девушка запротестовала.

— Нет, нет! Здесь душно и жарко. Идемте к нашему стогу. Ведь пора уже за сеном. Или забыли? Там и почитаем ваши письма.

Дорогой Альберт держал маленькую руку Насти в своей.

— Настия, я полюбил вас, Настия, — осмелившись, вдруг заговорил он тихим, покорным голосом. — Вы самая чудесная девушка, которую я когда-либо встречал. Верьте мне, Настия, я люблю вас. И буду счастлив, если вы согласитесь стать моей женой.

Настя высвободила руку и низко склонила голову.

— Если бы вы не были немецким офицером, — произнесла она. — Нас же разделяет пропасть, эта проклятая война. И не перешагнуть через нее, не перешагнуть…

Слова Насти офицеру казались искренними. Девушка призналась, что за время пребывания у бабушки она видела в Альберте немало хорошего, несвойственного фашисту-оккупанту, пришедшему на ее родную землю. Его честность, благородство, воспитанность, природный ум, отрицательное отношение к войне покорили Настю. Она, продолжая играть свою роль, говорила, что не все немцы фашисты, есть среди них и такие, как Альберт, на которых надевают гитлеровский офицерский мундир и силой заставляют идти на фронт.

— Вы знаете, Настия, я против, категорически против войны, Настия, — сказал Шмидт. — Я осуждаю Гитлера за его нападение на вашу страну. Но я и благодарю войну… Благодарю потому, что она привела меня к вам.

Настя вскинула на него лучистые, полные нежности глаза, доверчиво протянула свою руку. Оглянулась: за ними никто не наблюдал. Еще несколько шагов, и они оказались за стогом. Альберт обнял девушку и стал целовать ее.

— Не надо, Альберт, слышите, не надо, — просила Настя, опускаясь на разбросанное у стога сено. Шмидт лег рядом, покрывая ее лицо жаркими поцелуями.

Все остальное для него произошло как в кошмарном сне. Сверху со стога свалилось что-то тяжелое, и не успел он опомниться, как во рту оказался кляп из сухой, горькой тряпки. Вмиг были скручены за спиной руки и связаны ноги. На голову накинули мешок, и все померкло во тьме. За плечи и за ноги его подхватили сильные руки и куда-то быстро понесли. «Где Настия? Что с ней?» — в первую очередь подумал Шмидт, догадываясь, что попал в руки партизан.

Стирку на речке Василиса и Наталия Тихоновна закончили только поздно вечером. Откуда Настя набрала столько белья? С трудом поднимая тяжелые ведра, наполненные мокрым бельем, они потащились к дому. Василиса стала развешивать белье в огороде на натянутых веревках, а Наталия Тихоновна зашла в дом за деревянными прищепками: ночью может подуть сильный ветер и тогда их работа пропадет даром. Вернулась она в огород бледная и растерянная, с листом бумаги в трясущихся старческих руках.

— Василисушка, родная моя… Беда, Василисушка, беда!..

— С Настенькой что? — Василиса выронила из рук простыню, и та упала на траву. — Говори же. Где внученька?

— Нет, нет ее дома. А на полу, гляжу, этот лист…

— Да что в нем, в этом листе-то? — торопила Василиса. — Читай же, читай! Може, письмо…

— Письмо, да не от Настеньки, — ответила Наталия Тихоновна и прочла записку: — «Немецкая овчарка Настя за связь с фашистским офицером приговаривается к расстрелу. Смерть предателям и немецким оккупантам! Лесные мстители».

Обе старушки, как по команде, громко заголосили.

— Да что же это творится на белом свете, что творится! — причитала Василиса, размазывая по щекам слезы. — Невинную девчонку, еще дитя, в предатели записали!

— Надо все же коменданту ихнему сообщить, на всякий случай, — предложила Наталия Тихоновна.

— Бежим, — согласилась Василиса. Ей сейчас кому бы ни жаловаться, лишь бы спасти единственную внученьку.

С плачем ворвались обезумевшие старушки в комендатуру, потребовав у дежурного эсэсовца срочно пропустить к пану коменданту. Оберштурмфюрер Натцнер находился еще в кабинете. Дежурный доложил ему о ревущих белорусских старухах, и тот разрешил пропустить их.

— Помогите, пан комендант! — взмолилась Василиса, протягивая рыжему офицеру лист бумаги. — Мы с Натальюшкой белье на речке стирали, а вернулись вечером домой — глядь, эта бумага проклятая.

Натцнер прочитал партизанскую угрозу, усмехнулся.

— Обыкновенный шантаж! Запугивание. Я прекрасно изучил этих варваров, лесных мстителей, — сказал он.

— Но ведь Насти нет дома! — вырвалось у Наталии Тихоновны.

— И капитана Шмидта тоже нет? Правда? — веселая усмешка не сходила с жестких губ коменданта.

— Да. Пана капитана тоже нету…

— Воркуют в темном уголке ваши голубки. Наворкуются и вернутся…

Старушки переглянулись, не зная, как расценивать слова улыбающегося коменданта. В самом деле никакой опасности нет для их Настеньки или он, рыжий черт, просто смеется над ними и радуется их беде?

Выпроводив навязчивых старух, Натцнер еще раз прочел партизанское послание. Ну что ж, если эти лесные мстители действительно уберут любовницу Шмидта, то он будет только этому рад. Все равно она не досталась ему. Оберегать Настю он не собирается, в его обязанности входит лишь охрана Шмидта. Беспокоит не красивая девчонка и расправа над ней соотечественников, беспокоит само появление партизанских лазутчиков в Сосновичах. Считалось, что в округе партизан нет, глухие, заброшенные Сосновичи находятся далеко от города, и вдруг это грозное послание в дом старой Василисы.

На всякий случай оберштурмфюрер решил позвонить заместителю командира строительной роты лейтенанту Хене. Но лейтенант с обеда не видел своего командира и не знал, где сейчас тот находится. Натцнер приказал дежурному разыскать капитанского денщика. Клаус, тотчас явившись в комендатуру, сам до этого ждал Шмидта возле дома неперестававшей реветь Василисы. Время позднее, а капитана все нет. Как бы чего не случилось с ним.

— Ничего не случится, — заверил Натцнер. — Капитана охраняют мои лучшие люди.

— Да они же, эти охранники капитана, в комендатуре сидят и в карты режутся, герр оберштурмфюрер! — сказал Клаус.

Натцнер встревожился. Как произошло, что выделенная лично им охрана оставила Шмидта? Срочно потребовал к себе эсэсовцев.

— Почему вы оставили капитана Шмидта?

— Герр капитан приказал не мешать ему, когда он прогуливается с фрейлейн, — ответил высокий эсэсовец.

— Где он сейчас?

— Герр капитан за стогом с фрейлейн. Мы видели, как они туда ушли.

— Идемте к стогу! — приказал Натцнер.

У стога он подал знак остановиться: нельзя допустить, чтобы солдаты увидели офицера рейха в объятиях любовницы-белоруски.

— Альберт, это я, Натцнер, — крикнул он. — Срочное дело, дружище…

Ответа не последовало. Комендант быстро зашел за стог — никого не было. Под ногами валялось разбросанное сено, местами с силой вдавленное в землю. Становилось ясно: здесь совсем недавно происходила борьба. Вон и белый лоскут, а по направлению к кустам трава примята. Клаус поднял лоскут, развернул его и показал коменданту.

— Это же носовой платок капитана! — воскликнул он. — Вот инициалы вышиты: «А. Ш.» Альберт Шмидт.

Оберштурмфюреру стало вдруг не по себе. Он почувствовал предательский холод, хотя вечер был исключительно теплый.

Ночное прочесывание леса не дало никаких результатов. Собаки, взявшие было у стога след, вскоре потеряли его. Полковник распорядился продолжать поиск днем. Измученные солдаты до вечера без отдыха осматривали чащобу на многие километры от Сосновичей, но Шмидт словно провалился сквозь землю.

Голльвицер вынужден был доложить о пропаже капитана Альберта Шмидта в главное управление имперской безопасности. Оттуда тотчас же последовал приказ командиру строительной бригады немедленно прибыть в Берлин с докладом к обергруппенфюреру СС доктору Кальтенбруннеру.

Полковник ясно понимал: больше в бригаду он не вернется. В лучшем случае после аудиенции у начальника РСХА ему предстоит отправка на передовую.

Шмидту казалось, что прошла целая вечность, прежде чем лошадь, к спине которой он был привязан, словно куль с овсом, наконец остановилась. Его сняли с лошади и поставили на непослушные, словно чужие, ноги. Кто-то сдернул с головы мешок, и в глаза брызнул яркий свет. Оказывается, уже утро! Выходит, всю ночь его везли на лошади. За это время можно очень далеко уйти от Сосновичей.

Альберт увидел возле себя двух партизан. Один из них тут же обыскал его, взял документы, письма отца и скрылся в густом ельнике. Второй, молодой крепкий парень, с щетинистым, давно не бритым лицом и черными как смоль пытливыми глазами, развязал руки капитана и вынул изо рта противный кляп. Шмидт набрал полные легкие чистого, пропитанного настоем смолы, хвои и утренней свежести воздуха и спросил:

— Где Настия?

— Лучше думай о себе, а не об этой предательнице, — на плохом немецком языке зло ответил партизан.

— Я не боюсь вас! — с вызовом произнес он и прислонился спиной к стволу сосны. — Стреляйте!

Партизан сдержанно засмеялся:

— Не для того мы тащили тебя за столько верст, чтобы расстрелять здесь. Могли бы хлопнуть прямо у стога.

— Будете пытать?! — Шмидт вспомнил одну из немецких газет, на первой полосе которой описывался эпизод зверского обращения советских партизан с военнопленными. Всех немцев, как утверждал автор, после изощренных пыток партизаны расстреливали.

Молодой партизан усмехнулся:

— По своим судишь?

— Я хочу говорить с начальником белорусских партизан, — потребовал Шмидт.

Партизан неопределенно пожал плечами:

— Всему свое время.

Он отвел пленного офицера в маленькую землянку с деревянными нарами, устланными пахучими ветками молодого сосняка, а через два часа снова зашел за ним и повел в штабную землянку. В тесном помещении сидело трое партизан, среди которых выделялся плечистый гигант с мужественным лицом и молодая женщина. «Гигант — это самый главный, а женщина — переводчица», — безошибочно определил Шмидт и, не дожидаясь вопросов, первый бросил сам:

— Господин партизанский начальник, что вы хотите делать с Настией?

— Почему вы, господин Шмидт, интересуетесь не своей участью? — вместо ответа спросил тот через переводчицу.

Капитан через силу выдавил из себя болезненную улыбку:

— Моя учесть уже решена. Не хочу лишь, чтобы пролилась невинная кровь Настии.

— Могу заверить, господин Шмидт, ваша жизнь в партизанском лагере более безопасна, чем в доме старой Василисы, — сказал «гигант».

— Мне не нужна жизнь без Настии…

Шмидта отвели в землянку. Вскоре его знакомый партизан, уже чисто выбритый, принес ему котелок с горячей, вкусно пахнущей кашей. Партизан извлек из сапога алюминиевую ложку, вытер ее о полу пиджака и положил рядом с дымящимся котелком. Капитан отвернулся к стене, не притронувшись к еде, хотя и чувствовал голод.

— Пшено — русское, консервы — немецкие, трофейные, так что ешьте! — сказал партизан и вышел из землянки.

Шмидт лег на нары лицом вниз, чтобы не видеть котелок с кашей, раздражающий запах которой наполнил всю маленькую тюрьму-землянку. Невольно всплыл в памяти недавний эпизод в Борисове. Проезжая на машине в штаб строительной бригады, он увидел стайку голодных белорусских ребятишек. Исхудалые, оборванные, они жадно глядели на обедающих немецких солдат, которые бросали им обглоданные косточки и корки хлеба и весело гоготали, наблюдая, как ребятишки кидались за жалкими подачками. Альберта передернуло от этой омерзительной картины. Партизаны тоже могли дать ему объедки, но они поставили перед ним вкусную, только что сваренную кашу.

Вернулся партизан, удивился, что котелок не тронут.

— Передайте кашу Настии, — попросил Шмидт.

Партизан потоптался, не зная, забирать котелок с остывшей кашей или нет.

— У нас на всех пищи хватит, — сказал он и положил перед офицером небольшую книжку. — Почитайте вот это. В Германии ведь такое запрещается.

Когда партизан вышел, Шмидт взял оставленную книжку и страшно удивился, узнав томик стихов Гейне. Обложка оказалась сильно потрепанной — очевидно, кто-то из его соотечественников долго носил книжку в своем ранце, пока не попался к партизанам. Смелый человек был обладатель книжки, если так долго носил крамолу при себе.

Наугад раскрыл томик и прочел первое попавшее в глаза стихотворение великого немецкого поэта.

Кипит тоска в моей груди
И днем и ночью темной.
И не уйти! И нет пути!
Скитаюсь, как бездомный.
Иду за Гретой, Грету жду,
Чтоб ей сказать хоть слово.
Но только к Грете подойду,
Как убегаю снова…

Гейневская Грета тут же напомнила Настю. Бедная, несчастная девушка. Что с ней сейчас? Как могло случиться, что они оба, точно глупые кролики, попали в западню?

Медленно тянулись для Шмидта часы ожидания. Ночью он не смыкал глаз, не спалось и днем. Таинственное одиночество мучило его. Иногда к нему заходил тот же самый молодой партизан, ставил в котелке еду и быстро уходил. Ему вернули документы и все письма отца, чему он был особенно рад. Не отняли у него и ценности — в частности, золотые швейцарские часы, которым завидовал сам полковник Голльвицер. А ведь партизаны, как писали немецкие газеты, являлись бандитами и грабителями.

Лишь на вторую ночь забылся коротким тревожным сном Шмидт, но вскоре проснулся от прикосновения руки знакомого партизана. У землянки его ждали еще несколько вооруженных партизан. Они повели Шмидта по темному лесу одним им известной дорогой. Шли долго. Наконец лес кончился, и они очутились на сравнительно большой поляне. Бросились в глаза три яркие точки горевших костров. Донесся рокот моторов, и на партизанский ночной аэродром приземлился самолет. Подошел «гигант», с которым он беседовал в штабной землянке, и молча указал на самолет.

Сердце Шмидта сжалось от страха. Он понимал, что все кончено. Если здесь в лесу и была какая-то, пусть самая ничтожная, надежда на освобождение от партизан карательными немецкими частями, то в глубоком советском тылу его уже никто не спасет. Оставалась единственная надежда — самолет собьют в воздухе немецкие зенитчики, и тогда он, капитан Альберт Шмидт, с честью погибнет по-солдатски.

19

— На сходку! На сходку! — орали полицаи, бегая от одного дома к другому. Прикладами винтовок они стучали по наличникам до тех пор, пока в окне не показывалось испуганное лицо хозяина или хозяйки. Того, кто не спешил выходить на улицу, они силой вытаскивали из дома и под конвоем вели к сельской церкви — месту сходки.

Староста с паперти оглядел полутысячную толпу и, убедившись, что полицаями люди собраны со всех окружавших село деревень, громко оповестил:

— Селяне! Сейчас с вами будет говорить господин Пенитш. Слушайте его внимательно, селяне!

На паперть важно поднялся лысый пожилой мужчина в светлом костюме. Приняв театральную позу, он не спеша, явно красуясь перед собравшимися, заговорил на немецком языке. Переводчик тут же переводил угрюмо молчавшей толпе. Пенитш расхваливал положение славянских рабочих в Германии, призывая крестьян добровольно поехать туда на работы.

— Прошу добровольцев по одному выходить на паперть для регистрации, — закончил Пенитш длинную речь.

Толпа заколыхалась, загудела, Пенитш терпеливо ждал, однако к нему никто не подходил. Укоризненно поглядел на смутившегося старосту. Тот виновато пожал плечами — дескать, я здесь ни при чем. Народ собран, ну а дальше уже дело гостя агитировать людей покинуть родные, обжитые места и отправиться в неметчину.

— Кто желает поехать в Германию? — снова последовал вопрос.

Толпа еще сильнее заколыхалась и громче загудела. Люди, с детства знавшие друг друга, подозрительно оглядывались, боясь увидеть среди своих предателя.

«Тупицы, скоты, свиньи, — ругал про себя Пенитш крестьян. — Пухнут от голода, мрут как мухи, а ехать на приличные заработки и удовлетворительное питание не хотят». А так требовались добровольцы в пропагандистских целях!

— Последний раз спрашиваю: есть добровольцы? — с угрозой спросил он.

— Есть!

Толпа мгновенно притихла и замерла. Сотни глаз с ненавистью устремились на высоченного бородатого мужчину, пробирающегося к паперти.

— Кто, кто этот холуй? — послышался женский голос.

— Ладушкин Федька. Михалишек. Али не узнаете?

— Матери-то, поди, каково? — допытывался все тот же голос. — Родила такого ирода…

— Умерла мать-то.

— Хорошо, что не дожила до такого позора…

Ладушкин, не обращая внимания на злобные упреки земляков, взошел на паперть.

— Есть доброволец! — повторил он. — Кто регистрировать меня будет?

Пенитш одобрительно закивал. Ему явно пришелся по душе русский великан-бородач. Такого физически крепкого слугу захочет взять к себе любая немецкая семья.

Оформив необходимые документы у старосты, Пенитш увез с собой на машине в Псков единственного добровольца. В конторе Ладушкину было выдано направление на работу в Германию и пропуск. В этот же день его вместе с уже подобранной группой рабочих посадили в концевой вагон поезда, следующего через всю Прибалтику и Пруссию в Берлин. Сопровождал их дряхлый, морщинистый старик солдат, должно быть призванный из запаса.

Поезд шел медленно, подолгу задерживался на узловых станциях. К месту назначения прибыли лишь на третьи сутки. Русских рабочих в Берлин не пустили. Вагон отцепили в пригороде, и солдат-охранник повел своих подопечных на пересыльный пункт. Сдав «живой товар» под расписку дежурному полицейскому, конвоир отправился обратно в Псков.

Вновь прибывшую партию славян завели в столовую, где им налили по миске жидкого гороха и дали по куску черного хлеба. Не успели они отдохнуть после еды, как раздалась команда всем славянам пройти на пустырь, огороженный высоким дощатым забором. Это и был берлинский рынок торговли рабочей силой, куда со всех концов Германии приезжали за дешевыми восточными рабами.

Вывезенных из России мужчин, женщин, подростков и даже детей расставили в один большой круг по всей площадке в двух метрах один от другого, с таким расчетом, чтобы будущий хозяин мог свободно ходить возле «товара», проверяя его физические качества. «Так это же чисто средневековый невольнический рынок!» — ужаснулся Ладушкин. Он заметно выделялся своим ростом и богатырскими плечами среди соотечественников, стыдливо переживающих унизительную для человека процедуру «найма» на работу к немецким хозяевам.

Торговлю восточной рабочей силой открыл сам начальник пересыльного пункта, светловолосый, с заметным брюшком мужчина. Его внимание, как и внимание покупателей, сразу же привлек бородатый великан. Толстый фермер, ростом едва достигавший груди Ладушкина, обошел кругом «товар», удовлетворенно прищелкнул языком.

— Мне такой и нужен. Для строительства дороги. Камни таскать.

Начальник пересыльного пункта согласно кивнул.

— Я хотел бы работать в хозяйстве, где есть коровы и лошади, — заявил через переводчика Ладушкин.

— Пойдешь, куда берут…

— Я опытный зоотехник, — стоял на своем Ладушкин. — Окончил ветеринарный техникум, — он протянул свидетельство начальнику пересыльного пункта.

— Дипломированный зоотехник? — удивился тот. — Очень хорошо!

Начальник пересыльного пункта тотчас же смекнул, что русского мужика с такой специальностью с огромной выгодой можно сбыть какому-нибудь богатому фермеру. Не так-то часто приезжают из России зоотехники, требуются они на любую ферму. Он отвел Ладушкина в контору, соображая, кто из знакомых ему фермеров заплатит побольше за ценного специалиста.

— Мы еще в техникуме изучали, что в Германии очень породистые коровы и плодородные земли, — продолжал Ладушкин.

— Да, Германия славится животноводством и землями!

— Нам говорили, что особенно хороши фермы на юго-востоке от Берлина…

«На юго-востоке самые известные фермы у баронессы Ирмы фон Тирфельдштейн», — невольно подумал начальник пересыльного пункта. О самой баронессе он слышал, что она очень влиятельная особа, ее принимают в самых высоких кругах рейха. Баронесса предпочитает иметь восточных рабов. В тупике для нее уже стоят два товарных вагона с белорусскими крестьянами, только ночью прибывшие из России. Наверняка среди них нет ни одного зоотехника. Так почему не продать ей такого опытного специалиста? Без сомнения, баронесса хорошо отблагодарит его, она всегда признательна за услуги.

Из своего кабинета начальник пересыльного пункта позвонил в Оберфельд. Баронесса, приехавшая в подберлинское имение для осмотра восточных рабов, оказалась дома. Она охотно взяла предложенного ей русского зоотехника — знающего ветеринара не было на ее фермах.

— Поедешь в Оберфельд. Будешь работать на фермах баронессы Ирмы фон Тирфельдштейн, — распорядился вышедший из кабинета начальник пересыльного пункта.

Ладушкин подумал, что ослышался. В сам Оберфельд? Не оговорился ли немец? Это же подлинное счастье! При разработке задания ему ставилась задача обосноваться где-нибудь поблизости от усадьбы баронессы и потом уже находить способы перевода в Оберфельд. Сейчас же все упрощалось, расчетливым начальником пересыльного пункта он был запродан, жадной до дешевых восточных рабов баронессе Тирфельдштейн.

Дежурный отвел его к двум стоящим в тупике товарным вагонам, на дверях которых мелом были выведены крупные надписи «Оберфельд», и сдал солдату-конвоиру. Проверив документы, конвоир показал Ладушкину на передний «мужской» вагон; во втором — размещались женщины. Обрадованный Ладушкин одним махом запрыгнул в вагон, шумно вздохнул. На его появление никто не обратил внимания, молчаливые пассажиры лежали на двухъярусных нарах, уткнувшись головами в прихваченные с собой жалкие пожитки.

— Здорово, русаки-гусаки! — приветливо прогудел Ладушкин. Ответа не последовало. — Онемели, братцы-славяне, что ли?

От серой котомки оторвалась кудлатая голова заросшего щетиной пожилого мужчины.

— В неметчине онемеешь и ты. Ишь какой прыткий выискался, — с неприязнью произнес он.

— Выше головы, земляки! Где наша не пропадала, — ухмыльнулся Ладушкин. — Кто у вас здесь за старшого? — поинтересовался он.

— Немцы тут старшие-то, — буркнул кудлатый.

— Немцы немцами, а у нас должен быть свой воевода. Так кто за воеводу?

— Вот приставучий! Сказано же — никого…

— Тогда я буду за атамана! — изрек Ладушкин. — Будем голосовать…

Кудлатый осклабился, подтолкнул соседа: гляди, мол, какой отчаянный нашелся. Бородатому пришельцу без злобы сказал:

— Тут тебе не Советы! Узнают фрицы — так холку натрут.

— Легче будет хомут надевать! — ответил Ладушкин. — Так кто за мою кандидатуру?

Пассажиры вагона молчали, не принимая всерьез разухабистых слов бородатого великана. Пусть себе покуражится до прибытия к месту работы. А там хозяева быстро собьют ему спесь.

Ладушкин с минуту выждал, потом полушутя-полусерьезно произнес:

— Молчание — знак согласия! Благодарю за доверие, славяне! Отныне я ваш атаман. Мне по праву принадлежит теперь первая чарка и… первая палка. А в общем, держись за меня, русаки-гусаки! И в неметчине не пропадем. Гурьбой легче неволю переносить…

Подошел маневровый паровоз, подцепил вагоны и, натужно дыша паром, потащил их из тупика на запасный путь, где формировался состав. Через полчаса товарняк, громыхая на рельсах, помчался на юго-восток.

Выгружались белорусские рабочие на маленькой, чистенькой станции. Их уже ждали присланные баронессой приемщики с двумя конными повозками, на которые было приказано погрузить привезенные с собой котомки.

— Шевелись, шевелись, русаки-гусаки! — кричал на неуклюжих мужчин Ладушкин. — Эй, русыни-гусыни, быстро-живо у меня! Это вам не маменькин дом! — торопил он нерешительных женщин.

Бородач бегал от вагона к вагону и, к удовольствию приемщиков баронессы, энергично подгонял медлительных славян. Он проверил, не остался ли кто под нарами, потом построил рабочих и, взяв у конвоира список, произвел перекличку. Убедившись, что все на месте, приказал двигаться строго за повозками. Сам всю дорогу бегал вдоль растянувшейся колонны и следил за порядком.

— Не отставать, не отставать! Шире шаг! — то и дело слышался его громкий голос.

Рабочие вначале враждебно смотрели на новоявленного «воеводу», а затем постепенно привыкли к его зычному, но беззлобному голосу и охотно выполняли команды бородача. Ведь он один из них не потерял бодрости духа на чужой земле и вселял в их убитые горем сердца маленькую уверенность в себе, в своих силах.

Лишь к вечеру по извилистой проселочной дороге колонна добралась до Оберфельда. Повозки остановились возле двух небольших приземистых бараков, заранее сооруженных для восточных рабов. В ближнем предполагалось разместить женщин, а в дальнем — мужчин. Усталые люди мечтали поскорее добраться до места, но появившийся управляющий имением Отто Фехнер сказал, что хозяйка-баронесса пожелала лично посмотреть на прибывших славян. До ее приезда никто не смеет идти в бараки.

Ладушкин построил людей на зеленой лужайке и еще раз произвел по списку перекличку, дабы получше познакомиться с каждым. Управляющий, прихрамывая на правую ногу, прошелся перед строем. Рабочие невольно обратили внимание на его сильные, мускулистые руки с большими натруженными кистями. Едва ли устоишь от их удара, если вдруг «хромоножка» — так мысленно окрестили рабочие управляющего — станет самолично наказывать за какую-либо провинность или упущение в работе.

Ладушкин сразу узнал Фехнера. Отто заметно постарел, чуть сгорбился, и оттого хромота его стала заметней. Ведь сколько лет прошло с той сталинградской встречи. Признает ли его Фехнер? Ладушкин с волнением следил за ним. Отто придирчиво осматривал прибывший в его распоряжение «товар». На бородача-великана он лишь чуть покосился.

— Вы будете представлять каждого человека баронессе, — на довольно чистом русском языке приказал управляющий.

— Рад стараться, господин начальник! — гаркнул в ответ Ладушкин.

Ждали баронессу долго.

Солнце уже садилось за вершины деревьев, бросая длинные тени на поля и луга. Голубизна неба на востоке быстро темнела, на глазах превращаясь в густую синь. А на западе горизонт горел желтовато-розовым светом, точно за лесом полыхал гигантский костер. Подул свежий ветер с Атлантики, охлаждая раскаленную лазурь принесенной с океана влагой. Горизонт постепенно тускнел, покрываясь красно-синей окалиной. Зашелестела, забилась на ветвях темно-зеленая листва, наполняя близлежащий лес монотонным шумом.

Показался запряженный парой резвых лошадей тарантас с баронессой Ирмой фон Тирфельдштейн.

— Становись! — скомандовал Ладушкин, равняя строй. — И выше, выше головушки, русаки! Не печальте новую хозяйку…

Хромой управляющий подковылял к остановившемуся тарантасу и помог баронессе сойти на землю. Хозяйка Оберфельда была одета в бриджи из лосевой кожи, туго обтянувшие ее бедра, такую же куртку, мягкие замшевые сапоги. Моложавое лицо, уверенный взгляд, высокий лоб, белые красивые зубы — все это позволяло баронессе оставаться еще привлекательной женщиной, даже в свои сорок пять.

С чувством любопытства и брезгливости смотрела баронесса на присланных ей восточных рабов. В кожаном спортивного покроя костюме, с хлыстом в левой руке, она напоминала укротителя, вошедшего в клетку к диким зверям. Рабочие, потупив взор, молча стояли в строю, боясь взглянуть в глаза надменной хозяйке. Лишь один гигант-бородач преданно смотрел на баронессу, готовый выполнить ее любое приказание.

Хозяйка Оберфельда подняла хлыст.

— Представьте госпоже всех прибывших из России, — распорядился управляющий.

Ладушкин достал список и начал выкрикивать рабочих по фамилии. Перечислив всех, он сложил список и учтиво протянул хозяйке. Та взяла бумагу и передала управляющему.

— А кто ты? — спросила она.

— Я? Я за старшего у ваших рабочих. Ладушкин моя фамилия. Зоотехник…

— Ты говоришь по-немецки?! — изумилась баронесса.

— Я учил его в школе. Я очень любил немецкий язык.

Ладушкин почувствовал на себе пристальный взгляд, повернул голову и встретился с холодными изучающими глазами управляющего.

— Зоотехник Ладу… Ладуин… Ладин… — баронесса никак не могла выговорить фамилии бородача.

— Ладушкин, госпожа…

Баронесса с явным интересом и чисто женским любопытством глядела на бородатого русского красавца. Он произвел на нее хорошее впечатление.,

— Отныне я ваша хозяйка, — изрекла баронесса. — Будете хорошо работать — получите пищу. Станете лодырничать… — и она резко хлопнула хлыстом. — Повинуйтесь во всем моему управляющему господину Фехнеру!..

— Разводите людей по баракам, — распорядился Фехнер.

— Слушаюсь, господин управляющий, — сорвавшимся от сухоты в горле голосом поспешно ответил Ладушкин. — А ну, живо по баракам! — прикрикнул он на рабочих. — Девки-бабы заселяют ближний барак, а парни-мужики — дальний.

Мужчины и женщины, разобрав свои котомки, потянулись к указанным баракам. Старающийся выслужиться перед новой хозяйкой Ладушкин подгонял их, иногда подталкивая в спины кулаками тех, кто отставал.

— Отто, зоотехник Ладин станет тебе помощником во всех делах. Пока ты не освоишься с этими русскими свиньями, — произнесла баронесса.

Всю ночь лил дождь.

Ладушкин не сомкнул глаз, ворочаясь на жестком топчане в отведенной ему как старшему маленькой каморке. С одной стороны, он был рад, что все так удачно сложилось и ему без труда удалось пробраться в Оберфельд. Но с другой — его очень встревожила встреча с Фехнером. Да, это был именно тот Отто Фехнер, задолго до войны проходивший практику на Сталинградском тракторном заводе, где Ладушкин тогда работал. Почему же он покинул Берлин, бросил свою профессию кузнеца, переехал в сельскую местность и стал управляющим поместья баронессы Тирфельдштейн? Изменились ли его политические взгляды? Ведь многие рабочие под воздействием нацистской пропаганды примкнули к фашизму. Кто же ты теперь, Отто Фехнер?

Дождь прекратился только с рассветом.

Ладушкин оделся, заглянул в барак, где тревожным сном спали измученные люди, и вышел на улицу. Чистый утренний воздух приятно освежал уставшее тело и воспаленные от бессонницы глаза. Хотел было пройти на кухню и узнать, готовится ли для рабочих еда, но из-за леса показалась двуколка, направлявшаяся к баракам. В двуколке сидел Фехнер. Он остановил лошадь у крыльца. «Видно, и ему не спалось в эту ночь», — подумал Ладушкин.

— Доброе утро, господин управляющий, — поклонился он.

— Чтоб оно всегда было добрым, — усмехнулся Фехнер. Не слезая с двуколки, он протянул листы бумаги Ладушкину. — Вот перечень работ для распределения людей. Тут же и распорядок дня. Требую строго выполнять его.

— Будет исполнено, господин управляющий, — покорно склонил голову Ладушкин. — Не извольте беспокоиться. Я с этих бездельников шкуру спущу, но заставлю трудиться на славу. Вы останетесь довольны мной.

Лицо Фехнера скривилось, он не мог сдержать чувства неприязни к своему новому помощнику. Стегнул лошадь, и двуколка покатила по дороге в поле.

Выражение лица Отто озадачило Ладушкина. По нему без труда можно было догадаться, что управляющий недоволен появлением Федора в Оберфельде. Опять ночные сомнения захлестнули его. Но раздумывать было некогда, требовалось выполнять переданный ему жесткий, с немецкой педантичностью рассчитанный до минуты распорядок дня. Рабочее время определялось в нем по четырнадцать часов в сутки.

Подошел к висевшему на перекладине колоколу и ударил в него. Рабочие, разбуженные звоном, поднимались нехотя, спросонья не сразу осознавая свое положение подневольных рабов.

— Поднимайтесь, поднимайтесь! Живо у меня! — заорал Ладушкин, ворвавшись в барак. — Отныне запомните: вы не в гостях у тещи! Вы на работе у госпожи баронессы Тирфельдштейн!

В точно указанное в распорядке дня время он построил их всех на площадке и быстро распределил людей по работам.

— А завтрак когда? — поинтересовался кудлатый. — Натощак и вилы не поднять…

— Завтрак надо еще заработать! — оборвал его Ладушкин. — Марш на отведенные участки.

Сам он пошел с группой доярок и скотниц, намереваясь в первую очередь ознакомиться с фермой. Как зоотехник, он должен был проверить всех животных.

Ферма понравилась Ладушкину: большая, просторная, удобная для размещения коров. Но здесь было далеко до немецкого образцового порядка, так как на такое количество скота не хватало рабочих рук.

— Начнем с уборки, — распорядился Ладушкин. — И чтоб у меня все блестело!

Девушки надели халаты и дружно принялись за работу. Они вычищали стойла, вывозили на тачках навоз, убирали разбросанные корма, мыли деревянный настил горячей мыльной водой. К обеду ферму нельзя было узнать.

— Вот в таком виде и содержать всегда помещение, — произнес довольный Ладушкин. Больше всех ему понравилась быстрая на руку расторопная Зина, заражавшая своим рабочим азартом подруг. Ее он и назначил старшей дояркой, приказав остальным беспрекословно слушаться девушку.

— У нас будет все в порядке, господин Ладушкин, — заверила польщенная доверием Зина.

На ферме неожиданно появилась баронесса Тирфельдштейн с неизменным хлыстом в руке. Ее сопровождал хромоногий Фехнер. Девушки растерялись, не зная, как реагировать на приход хозяйки. Первым опомнился Ладушкин.

— Кланяйтесь, кланяйтесь нашей повелительнице! — приказал он и первым склонил голову перед баронессой. Девушки последовали его примеру, не решаясь поднять глаза на знатную особу.

Баронессе понравилась почтительность зоотехника и покорность славянских девок. Еще больше ей понравилась чистота на ферме. Ладин, оказывается, превосходный хозяйственник. Он наведет настоящий порядок в ее имении и станет достойным помощником Отто.

Она прошла по всей ферме, похлопывая кончиком хлыста по голенищам замшевых сапог. Фехнер и Ладушкин молча следовали за ней, подозрительно косясь друг на друга. Не сказав ни слова дояркам, она вышла на улицу.

— Поедешь со мной, — ткнула баронесса концом хлыста в грудь Ладушкину. — Ты должен знать все мое хозяйство.

— Премного благодарен, госпожа, — ответил Ладушкин и показал на сидящего на передке тарантаса кучера: — Позвольте мне вместо него?

— Ты умеешь управлять лошадьми?

— Я же зоотехник!

Баронесса кивком милостиво разрешила бородачу занять место кучера. Ладушкин, опередив медлительного Фехнера, помог ей сесть в тарантас, а затем предложил свои услуги и управляющему. Тот отказался и неловко взобрался сам на предложенное ему баронессой место. Ладушкин подошел к нетерпеливо бьющим копытами лошадям, похлопал их по выгнутым шеям.

— Хороши кони!

Он проверил упряжь и, убедившись, что все в порядке, вскочил на передок. Мягкие рессоры плавно качнулись от тяжести нового седока.

— Э, милые, давайте-ка, с ветерком! — прихлопнул он вожжами по бокам лошадей, и те с места пустились рысью.

На объезд обширного поместья ушло около трех часов. Рабочие и работницы, завидев тарантас, в пояс кланялись своей повелительнице. «Как при крепостном праве в России», — подумал Ладушкин.

Фехнер показывал хозяйке, где какая культура растет на полях, говорил об ожидаемом урожае зерновых и овощей, размышлял, сколько должны заготовить сена и какой удой молока будет от каждой коровы. Он называл предполагаемые цифры продажи хлеба, масла, молока, мяса, овощей. Баронесса слушала его невнимательно. Сейчас ее больше интересовали широченные плечи кучера, лихо управлявшего лошадьми. Кажется, она еще ни у одного из знакомых мужчин не видела таких могучих плеч — за ними даже не видно крупов двух лошадей. Какая же силища таится в этом русском богатыре.

Длительная поездка утомила баронессу, и она потребовала доставить ее домой. Ладушкин погнал коней крупной рысью и, въехав во двор усадьбы, остановил тарантас точно у подъезда господского дома. Мигом соскочил с передка и помог хозяйке сойти на землю.

— Можешь возвращаться к себе, — разрешила баронесса.

— Позвольте, я сам распрягу лошадей?

Баронесса махнула хлыстом и в сопровождении Фехнера прошла в дом. Ладушкин поставил тарантас под навес и распряг лошадей. Под уздцы он повел их в конюшню. Заметил в раскрытом окне на втором этаже господского дома баронессу и управляющего. Оказывается, они следят за ним! Ну что ж, посмотрите. Столкнув мордами лошадей, он локтями ударил их в грудь, заставив подняться на дыбы. В следующее мгновение Ладушкин осадил их. Увидел, как Фехнер что-то говорил внимательно слушавшей его баронессе.

В мучительной неизвестности прошел для Ладушкина остаток дня. Плохо спал он и ночью, еще и еще раз вспоминая о встрече с управляющим. Фехнер несомненно узнал его. Но почему не признается? Может, вначале собирается объясниться? Хотел бы поскорее поговорить с ним с глазу на глаз и Ладушкин, но как застать Фехнера одного?

На второй день управляющий не появился у бараков. Наряд на работы он прислал с юной племянницей Габи, направлявшейся к Шмидтам. Ладушкин забеспокоился.

— Что с господином Фехнером? — поинтересовался он. — Не заболел ли?

— Дядя Отто здоров. Он провожает тетю Анну в гости к ее родственникам, — ответила Габи.

— Значит, вы сегодня остаетесь за молодую хозяйку хутора? — приветливо улыбнулся Ладушкин.

Габи покачала головой, с сожалением произнесла:

— Нет. У нас много дел с фрейлейн Региной. Я буду ночевать у Шмидтов…

Можно было предположить, что Фехнер специально выпроваживал жену в гости к родственникам в то время, когда племянница, служившая у дочери профессора Шмидта горничной, вынуждена была остаться у Регины. Значит, Отто ночью в своем доме будет один? Самый подходящий момент для встречи. Другого такого случая не представится.

С трудом дождался возбужденный Ладушкин темноты. Он незаметно вышел из своей каморки и по опушке леса, минуя дорогу, направился к дому Фехнера, находившемуся примерно в полутора километрах от бараков. Еще днем он заприметил хутор управляющего и теперь безошибочно вышел к нему. Оглянулся, прислушался к ночной тишине, перевел дух, взошел на невысокое крыльцо и негромко постучал в дверь. Казалось, прошел целый час, прежде чем в коридоре послышались шаги. Щелкнул запор, и дверь распахнулась. Ладушкин смело шагнул за порог, и дверь тут же захлопнулась. Фехнер молча повел ночного гостя в освещенную настольной лампой комнату, два окна которой были задернуты плотными шторами. Взгляды их встретились: изучающие, настороженные, до предела напряженные.

— Почему вы открыли дверь, не спросив, кто к вам пришел? — спросил Ладушкин.

— Я ждал вас сегодня.

— Вы узнали меня?

— Так же, как и вы меня…

Оба замолчали, обдумывая, как вести себя при столь необычной встрече.

Ладушкин первым нарушил затянувшееся молчание:

— Вы меня приглашали в гости. Вот я и приехал…

Фехнер усмехнулся, жестом показал на стул.

— У вас хорошая память, Феда. Мягкое «дя» не удавалось ему выговорить.

— Правда, вы приглашали меня в Берлин, Отто…

— Пришлось сменить профессию…

Они обнялись как старые верные друзья.

— А я вначале подумал, ты добровольно поехал на работу к фашистам, — чистосердечно признался Фехнер.

— Я вынужден был приехать в Германию для того, чтобы бороться с фашизмом, — ответил Ладушкин, понимая, что обязан как-то объяснить другу свое появление в Оберфельде.

Фехнер вдруг заторопился, заковылял на кухню и на подносе вынес оттуда бутылку красного вина и закуску.

— Извини, Феда, совсем забыл тебя угостить…

— Ни одной капли! — показал Ладушкин на бутылку. — Запах вина может вызвать излишнее любопытство.

— Тогда я заварю кофе, — нашелся Фехнер. — И ты расскажешь наконец о своей Маше.

Ладушкин шумно вздохнул, заерзал на стуле:

— Нет у меня больше Маши, Отто…

— Как нет?!

— Ехала вместе с сыном в поезде. В эвакуацию. Попала под бомбежку… — Ладушкин не договорил, отвернулся от внимательно слушавшего его хозяина хутора, чтобы не показывать своего волнения.

— В каждый дом наших стран эта проклятая война принесла несчастье, — заговорил Фехнер. — И у меня брат погиб на фронте, где-то под Москвой. Осталась племянница сиротой. Мы с фрау Анной взяли Габи к себе. Я посылал ее к тебе с нарядами на работы.

— Очень милая девочка, — сказал Ладушкин.

— И несчастная! Ее… Барон Карл фон Тирфельдштейн… — Фехнер с хрустом сжал могучие кулаки. — Я ненавижу барона-фашиста! — гневно произнес он. — И отомщу, обязательно отомщу ему за Габи. Клянусь! Я дал обет перед памятью моего погибшего брата, ее отца…

Ладушкин обнял Отто, пытаясь успокоить его:

— Верь, Отто, дни фашистов в твоей стране сочтены. И мы с тобой должны сделать все зависящее от нас, чтобы приблизить их конец.

В барак счастливый Ладушкин вернулся незамеченным перед рассветом. С Фехнером они договорились обо всем. Для окружающих они оставались по-прежнему, чуждыми друг другу людьми, волею случая встретившимися в Оберфельде.

Часть вторая

1

После долгих уговоров профессор Шмидт согласился наконец осмотреть бактериологическую лабораторию, возглавляемую бывшим учеником. Его совершенно не интересовали проблемы, над которыми трудился доктор Штайниц со своими многочисленными научными сотрудниками. Хотелось лишь увидеть уникальнейшее оборудование — возможно, кое-что он скопирует и для себя.

Лаборатории разделяла неприступная бетонная стена. Профессор в сопровождении Штайница вошел в металлические двери, охраняемые двумя эсэсовцами. При виде начальника бактериологического центра они застыли в приветствии, что не ускользнуло от внимания удивленного Шмидта: сугубо гражданского человека встречают так, словно он имеет высокий военный чин.

Показ оборудование Штайниц начал со своей микролаборатории — святая святых всего бактериологического центра. В ней проходят главные эксперименты по созданию абсолютного оружия, от которого у противника практически не будет никакой защиты. С самого начала Штайниц хотел ошеломить самодовольного профессора — пусть знает, что его ученик не только догнал старого учителя в области уникальных исследований микроорганизмов, но во многом и превзошел его. Сейчас они как ученые — на равных, но пройдет месяц-два и он, доктор Вольфган Штайниц, станет недосягаем для профессора, считавшегося едва ли не первым в мире химиком-органиком.

Они вошли в светлую круглую комнату. В глаза Шмидту сразу же бросилась стоящая на столе огромная овальной формы стеклянная колба, напоминающая гробницу. Над столом нависала мощная бестеневая хирургическая лампа. У стены — ярусы полуоткрытых полок с пронумерованными пробирками, от которых тянулись тонкие алюминиевые трубки, сходящиеся у пола в единый пучок. Справа у стола находился пульт управления со шкалой цифр и разноцветными кнопками.

Шмидту стало вдруг жарко, точно его опустили в горячую ванну. Он расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке, распахнул пиджак. Без объяснения понял, что хрустальная гробница представляла во много раз увеличенную копию стеклянной колбочки из «зоопарка фрейлейн Эрны», где Штайниц проводил опыты с рептилиями и грызунами. Гигантская по размерам колба явно рассчитана на самых крупных животных, в ней свободно мог уместиться рослый человек. Неужели его бывший ученик собирается проводить эксперименты над людьми? Просто непостижимо для здравомыслящего существа! От одной только мысли об опытах на живом человеческом организме у профессора стало жутко на душе.

— Прекрасное оборудование, — через силу похвалил профессор, стараясь взять себя в руки. — Ваши подопытные рептилии и грызуны могут резвиться здесь, как на свободе.

На губах Штайница заиграла довольная усмешка.

— Полноте, коллега! Вы отлично понимаете, что моя колба рассчитана не на грызунов и рептилий…

Профессор даже не заметил этого обращения «коллега», фамильярно произнесенного бывшим учеником. «Выходит, мои предположения верны», — подумал Шмидт бледнея.

— Не может быть…

— Может, дорогой коллега, может! — перебил Штайниц. — Сейчас для Германии как государства настал критический момент: или нас одолеет враг, или мы его. Лучше — мы! А для этого требуются особые средства.

— Бактериологические?!

Штайниц снисходительно посмотрел на собеседника, словно перед ним был не гениальный ученый, его учитель, а обыкновенный студент.

— Без этого немецкой нации не одержать победы, предначертанной историей.

— Но это же… это же… — профессор ловил ртом воздух, не в силах досказать слово. Ноги его предательски подкашивались, и, если бы не вовремя поданный Штайницем стул, он свалился бы на выложенный желтыми керамическими плитками пол.

— Кто, как не мы, ученые, должны в трудный час помочь священному отечеству? Это и мой долг, и ваш…

— Это же… — профессор попытался высказать свое негодование и не смог. Закололо в груди, не хватало воздуха. — Душно здесь. Помогите выйти…

Штайниц примирительно улыбнулся:

— Напрасно вы так близко принимаете это к сердцу, дорогой профессор! Все в порядке вещей.

Он провел бледного Шмидта в свой просторный кабинет, заботливо усадил в мягкое кресло, налил стакан минеральной воды. Нельзя было в таком виде выпускать его на улицу, пусть немножко успокоится. Само собой разумеется, о дальнейшем осмотре бактериологической лаборатории не могло идти и речи. Штайниц ожидал резкой реакции старого ученого на подготовку эксперимента над человеком, но не думал, что так остро и болезненно это подействует на него. Ведь профессор и раньше знал, над какими проблемами ломает голову его ученик, понимал, для чего возводился дорогостоящий бактериологический центр. Через неделю-две, когда начнутся эксперименты над военнопленными, он волей или неволей будет посвящен в курс дел. Хотелось несколько подготовить его к такому событию, вот почему так настойчиво Штайниц и приглашал профессора в свою лабораторию.

Шмидт выпил почти весь стакан минеральной воды.

— Это же бесчеловечно, безжалостно, антигуманно, доктор Штайниц! — взволнованно заговорил он, считая, что обязан высказать свое отношение к создаваемым средствам массового уничтожения живых существ. — Убивать людей болезнетворными микробами — чистейший варварский акт!

— А убивать их с помощью снарядов, бомб, гранат, мин, пуль — еще более варварский акт! — ответил Штайниц. — Представьте себе тяжелораненых, с оторванными руками и ногами, с раздробленными черепами и вспоротыми животами. Крики, стоны, мучения, агонии. Несчастные рады поскорее умереть от выпавших на их долю невероятных мук. Разве не так? Бактериологическое оружие исключает кровь, раны, муки. Человек чувствует недомогание, ложится в постель и безболезненно предстает перед судом божьим. Так какое же оружие гуманнее: будущее бактериологическое или ныне действующее на фронтах огнестрельное классическое?! Двух мнений тут быть не может! — Он достал с полки книгу в коричневом кожаном переплете и показал ее гостю. — Вы, надеюсь, знакомы с «Майн кампф», написанной фюрером?

Шмидт отрицательно покачал отяжелевшей головой. Он вообще не любил читать политические книги и тем более не хотел знакомиться с библией нацизма, призывающей немцев к открытой агрессии против народов мира.

— Непростительная ошибка с вашей стороны. Это манифест для истинных арийцев! — Штайниц раскрыл отмеченную закладкой нужную страницу книги и прочитал: — «…Самые безжалостные методы борьбы являются в то же время самыми человечными». Наш фюрер имел в виду именно будущее абсолютное оружие — бактериологическое и атомное, которое мы, ученые-арийцы, создаем во славу и могущество третьей империи! Те же, кто не понимают этого, играют на руку врагам рейха…

«Это предупреждение мне, если я вдруг откажусь работать в химической лаборатории», — пронеслось в голове у профессора. Ему до слез стало жалко себя, так глупо попавшего в хитроумно расставленную ловушку. Вначале доктор Кальтенбруннер напомнил ему о сыне Альберте, жизнь которого, как можно было понять из разговора, зависела от участия отца в исследовательских работах в создаваемом бактериологическом центре и от которого в последнее время нет почему-то писем, а теперь доктор Штайниц недвусмысленно предупреждает его о тяжелых последствиях в случае отказа работать на военную машину нацистов. В таком незавидном положении профессору следовало бы сейчас помолчать. Но как гуманист, как ученый, как, наконец, просто человек, сознающий, какую угрозу для цивилизации представляет применение в военных целях бактериологических средств массового уничтожения людей, он, профессор Иозеф Шмидт, не вправе безропотно соглашаться со своим бывшим учеником. Иначе история не простит ему этого, и его ныне непорочное имя может стать синонимом вандализма.

— Народы мира проклянут немецкую нацию, если она применит оружие чудовищного уничтожения людей, — проговорил Шмидт, желая хоть как-то повлиять на чувства бывшего ученика.

— Если успеют, — усмехнулся Штайниц. — Впрочем, наше бактериологическое оружие — лишь ответная мера врагам рейха, — успокоил он профессора и рассказал ему об исследовательских работах в области инфекционной микробиологии, развернувшихся за океаном, в Соединенных Штатах Америки.

Штайниц поведал профессору, что первые работы по созданию бактериологического оружия в США официально начались осенью 1941 года под руководством Национального научно-исследовательского совета. В феврале 1942 года Национальная академия наук создала группу ученых-специалистов с целью исследования проблемы создания и использования бактериологического оружия, а через полгода начала действовать служба военных исследований, которую консультировали виднейшие ученые-микробиологи. Масштабы научно-исследовательских работ резко возросли с начала 1943 года, когда военно-химическая служба армии США начала строительство главного центра по вопросам биологической войны в Кэмп-Детрике, находящемся в штате Мэриленд, поблизости от города Фредерик. Аналогичные исследования начались и в Англии, и в Канаде, и особенно в Японии.

— Откуда вам все это известно? — осведомился удивленный Шмидт.

— Вы недооцениваете немецкую разведку — одну из лучших разведок в мире! — засмеялся Штайниц. — К слову, и ваш американский друг профессор Эмерсон отдает свой талант созданию оружия века, — добавил он.

На бледных щеках Шмидта появился робкий румянец, голубые глаза под стеклами очков потемнели.

— Коллега Эмерсон не станет создавать оружия массового уничтожения людей! — сказал он, удивляясь сведениям Штайница о его дружбе с американским профессором.

Штайниц откинулся на спинку кресла, сухо засмеялся:

— Сейчас такое время, дорогой профессор, что нельзя ручаться даже за самых близких родственников. К сожалению, нам неизвестно, какой проблемой занимается ваш русский коллега профессор Вахрушев, — со вздохом закончил он.

«Знает и о коллеге Вахрушеве? — еще больше удивился Шмидт. — Выходит, нацисты завели на меня специальное досье? Надо быть предельно осторожным во всем».

— Зато вы хорошо осведомлены, над чем работает мой испанский коллега профессор Сантос, — насмешливо, с вызовом сказал он, искренне желая хоть чем-то досадить самоуверенному руководителю бактериологического центра.

Но доктора Штайница трудно было вывести из себя подобной репликой. Он понимал подавленное состояние старика ученого и даже жалел его. Предложил чашку кофе, но гость отказался. Шмидт с трудом приподнялся с кресла, намереваясь покинуть бактериологическую лабораторию. Перед глазами встала хрустальная колба-гробница. Мысленно представил в ней человека, подвергающегося воздействиям болезнетворных бактерий. По коже пробежал озноб. Машинально спросил:

— Кого же вы собираетесь сделать своими подопытными?

— Военнопленных.

— Но ведь Германия подписалась под Женевской и Гаагской конвенциями, запрещающими использовать военнопленных в военных целях?!

Штайниц усмехнулся.

— Не экспериментировать же мне на соотечественниках или доблестных союзниках! — вырвалось у него.

Больше профессору не хотелось говорить со своим бывшим учеником. Слишком многое понял он за это короткое время. Пошатываясь, он направился к двери.

— Вы устали, дорогой профессор. Я провожу вас домой, — учтиво предложил Штайниц, пользуясь удобным предлогом для встречи с Региной.

Шмидт хотел было отказаться от услуг, но от нервного напряжения кружилась голова, он боялся упасть у всех на виду и потому не стал возражать. По дороге Штайниц, к которому вернулось веселое настроение, рассказывал что-то смешное. Профессор невпопад кивал головой, хотя совершенно не слушал его.

У ворот усадьбы с поклоном встретил их садовник Форрейтол. Осунувшееся, серое лицо старика выражало глубокую печаль; некогда лихо подкрученные усы обвисли. С полмесяца назад старый солдат получил извещение о геройской гибели на восточном фронте своего младшего сына Рихарда. Профессор пригласил тогда к себе Форрейтола в кабинет, долго беседовал с ним. Он передал для фрау Кристины корзину с продуктами и пачку марок, но разве этим утешишь одиноких стариков, потерявших на проклятой войне обоих сыновей…

Дома Шмидт, с трудом ответив на приветствие дочери, тут же поднялся к себе на второй этаж и буквально упал в кресло-качалку. Ему долго слышался громкий смех Регины, прерываемый певучим баритоном Штайница. Потом их голоса стихли, и Шмидт услышал мелодичный хрустальный звон. Это звучала колба-гробница. А через толстое ее стекло на Шмидта смотрела страшная голова застывшей черной ящерицы с высунутым раздвоенным на конце языком. Профессор крепко сжал веки, чтобы не видеть парализованную рептилию, а когда вновь открыл глаза, ужаснулся еще больше: вместо ящерицы в колбе лежала Регина с темным, безжизненным лицом. Он хотел броситься на помощь дочери, но силы совершенно покинули его…

Вначале профессор хотел было отказаться от работы в химической лаборатории. Пусть знают — он бойкотом выразил свой протест готовящемуся варварскому преступлению… Но, взвесив все «за» и «против», Шмидт решил продолжать работу, однако не торопиться, по возможности затягивать исследования. Главное — выиграть время, а там обстановка покажет, что делать дальше.

Целую неделю Шмидт не видел руководителя бактериологического центра, избегая с ним встреч. Он с утра закрывался в лаборатории и колдовал над многочисленными пробирками до вечера. Штайниц сам зашел к профессору, приветливо поздоровался.

— Принимайте гостя, коллега! — показал он на высокого мужчину, облаченного в белоснежный халат.

Шмидт приподнял подслеповатые глаза, узнал пришельца.

— Весьма польщен вашим визитом, доктор Кальтенбруннер, — растерянно проговорил он. — Чем могу быть полезен?

— С вашего позволения хотел бы ознакомиться с химической лабораторией, — сказал Кальтенбруннер. — Доктор Штайниц уже показал мне свое заведение.

— Пожалуйста, — ответил Шмидт.

Он провел берлинского гостя по всем помещениям лаборатории, показывая исследовательскую аппаратуру и рассказывая о ее назначении. Кальтенбруннер молча слушал профессора, и по улыбке, застывшей на его испещренном мелкими шрамами длинном лице, можно было судить, что он остался доволен осмотром.

— Не требуется ли вам еще какое оборудование, герр профессор?. — поинтересовался он.

Шмидт хотел было поблагодарить высокопоставленного чиновника рейха за заботу — в лаборатории имелось все необходимое для плодотворной исследовательской работы, — но сразу же сообразил, что поставка нового оборудования невольно затянет выход готовой продукции. А это как раз и входит теперь в его новые планы.

— В нашем деле всегда чего-нибудь не хватает. Сегодня меня удовлетворяет одна аппаратура, а завтра, в зависимости от хода реакции органического соединения, требуется уже иная, — ответил он.

— Вы можете не ограничивать себя средствами, герр профессор. Любые затраты окупятся конечным продуктом вашего труда.

— Благодарю вас, герр Кальтенбруннер. Я непременно воспользуюсь вашей щедростью.

Шмидт показал ему две пробирки с густой темно-коричневой жидкостью — новые, только что полученные им в чистом виде сверхмощные отравляющие вещества Ш-3 и Ш-4, правда, пока еще в ничтожно малом количестве.

— По стойкости на сегодня им нет равных в мире! — не удержавшись, похвалился он.

Темные, холодные глаза Кальтенбруннера загорелись нетерпением, когда он узнал, во сколько десятков тысяч раз Ш-3 и Ш-4 превосходят по эффективности известный всем иприт.

— Это предел человеческих и технических возможностей? — поинтересовался он.

— Нет. Далеко нет!

— Выходит, вы способны создать ОВ еще более сильные?

— Для этого я и работаю здесь…

Кальтенбруннер взглянул на Штайница, слегка склонил тяжелую голову, давая понять, что удовлетворен деятельностью старого ученого.

— Желаю вам успеха, герр профессор! — сказал он.

— Благодарю, герр Кальтенбруннер.

Шмидт подумал было поделиться с высокопоставленным чиновником рейха опасениями за предстоящий эксперимент руководителя бактериологического центра над живыми людьми, военнопленными. Кальтенбруннер, доктор юридических наук, должен прекрасно знать о принятых в Женеве и Гааге в 1864, 1899, 1906, 1907 и 1929 годах конвенциях о законах ведения войны, об отношении к раненым и больным, о запрещении использования военнопленных для нужд войны. Проводя опыты над людьми, создавая запрещенное химическое и бактериологическое оружие, Германия открыто бросит вызов тем странам мира, которые соблюдают эти конвенции. Престиж ее на международной арене резко упадет. Сказать об этом? Но поймет ли доктор Кальтенбруннер? Ведь он, как и доктор Штайниц, ярый фашист. Как бы не осложнить и без того тяжелое положение Альберта. Пожалуй, лучше будет промолчать.

Штайниц предложил Кальтенбруннеру и Шмидту поехать к нему на дачу, где за чашкой кофе на лоне природы можно завершить интересующую всех троих беседу. Жена и дочь будут особенно рады таким знаменитым гостям. Они всего лишь несколько, дней назад поселились в подаренном начальником РСХА особняке, прекрасно отремонтированном славянскими рабочими.

Профессору не хотелось ехать, и он нашел бы причину отказаться от приглашения, но не хотелось огорчать доктора Кальтенбруннера, изъявившего желание еще раз засвидетельствовать свое почтение добрейшей фрау Эльзе и обворожительной фрейлейн Эрне. Дорога в Берлин проходила вблизи дачи Штайницев, и он мог позволить себе отвлечься на час-полтора от важных государственных дел.

Гостей в беседке на берегу озера принимали дородная фрау Эльза и юная Эрна, которым Штайниц успел по телефону сообщить о неожиданном визите. Поставив на круглый стол рюмки, бутылки с крепкими напитками и холодные закуски, они удалились готовить кофе.

— Господа, я очень доволен посещением ваших лабораторий, о чем непременно доложу фюреру, — торжественно заговорил Кальтенбруннер. — То, что делаете вы, гениальные немецкие ученые, даст возможность третьей империи выполнить свою великую священную миссию, возложенную на нее историей…

Профессора всегда угнетал излишний пафос. Он уже заметил, что нацисты вообще любят пышные фразы, без устали повторяя самое популярное в их речах слово «третья империя». Шмидт никак не хотел мириться с новым делением истории Германии как государства на три империи и внутренне противился этому. Первой нацисты считали Священную римскую империю, существовавшую как германское государство с 962 по 1806 год и распавшуюся под ударами французской армии Наполеона Бонапарта. В 1871 году Бисмарк, победив ненавистную Францию, создал вторую империю. Она просуществовала лишь до конца первой мировой войны, в которой кайзеровская Германия потерпела полное поражение от Антанты. И вот в день прихода к власти Гитлера — 30 января 1933 года — началась эра третьей империи.

— …Ваши имена золотыми буквами будут вписаны в летопись третьей империи! — закончил Кальтенбруннер и отпил глоток коньяку. — Герр профессор, мне стало известно, что вы не получаете писем от сына — достойного офицера рейха? — неожиданно спросил он.

— Да. И очень обеспокоен этим. Не случилось ли что с Альбертом?

Кальтенбруннер прожевал кусочек лимона, посыпанного солью, улыбнулся.

— Могу заверить, ваш сын здоров, находится в полной безопасности.

— Почему же он ничего не дает о себе знать? — вполне резонно удивился Шмидт.

— Капитану Альберту Шмидту поручено строительство особо секретного объекта, и потому переписка с ним прекращена. Временно, конечно.

Профессор с трудом подавил тяжелый вздох, что не ускользнуло от пристально следящего за ним начальника РСХА.

— Уверяю вас, все закончится благополучно, — продолжал он. — А я пока хочу вас порадовать…

Шмидт насторожился.

— Из-за океана приехал ваш племянник. Скоро он будет в Берлине. Надеюсь, я не сделал ошибки, не предупредив вас заранее о родственнике?

— Лебволь? Сын моего брата Фрица?! Не может быть! Вот действительно радость для старика. — На оживившемся лице профессора появилась счастливая улыбка. — Господа, я вынужден покинуть вас. Хочу порадовать новостью дочь. Регина будет счастлива встретить кузена…

Вместе с ним в Вальтхоф вызвалась поехать и Эрна. Фрейлейн давно мечтала лично познакомиться с Региной, и теперь такая возможность представлялась. Штайниц не возражал. Он и сам с удовольствием поехал бы в дом Шмидтов, если б не начальник РСХА, с которым надо еще поговорить о сооружении рядом с заводом арсенала. Профессору ничего не оставалось делать, как усадить Эрну в предложенный Штайницем «мерседес». Фрау Эльза подала ей полную корзину цветов — подарок фрейлейн Регине.

Всю дорогу Эрна весело щебетала над ухом профессора, задавая бесконечные вопросы о его дочери. Шмидт, занятый мыслями о племяннике Лебволе и брате Фрице, отвечал односложно. Это нисколько не смущало Эрну, которой не терпелось поскорее встретиться с Региной.

Завидев из окна черный «мерседес», Регина выскочила во двор встретить доктора Штайница. Каково же было ее удивление, когда из машины вместе с отцом вышла незнакомая девушка.

— Регина, встречай дорогую гостью фрейлейн Эрну, — сказал Шмидт.

Девушки несколько секунд внимательно изучали друг друга. Эрна первой доверчиво протянула руку.

— Именно такой я вас и представляла, фрейлейн Регина! — воскликнула она.

— Представьте, я — тоже, фрейлейн Эрна!

Девушки расцеловались. Шофер вынес из машины корзину с цветами и поставил ее у ног хозяйки Вальтхофа.

— Какие чудесные цветы! — Регина наклонилась к корзине. — Мои самые любимые…

— Я тоже люблю эти цветы…

Из открытого окна выскочила любопытная Тики и стремглав забралась Эрне на плечо.

— Тики, плутовка, ты меня узнала? — рассмеялась Эрна, приглаживая рукой мягкую шерсть зеленой мартышки.

— У Тики великолепная память! И мы с ней большие друзья, — сказала Регина.

Шмидт решил повременить с сообщением дочери о приезде ее двоюродного брата, это можно сделать после отъезда Эрны, а пока пусть девушки наговорятся. Он прошел к себе наверх, переоделся и вышел во двор. Надо было самому внимательно осмотреть свое нехитрое хозяйство, чтобы показать его племяннику во всей красе. Эрна засиделась до вечера. Расстались девушки очень тепло, словно всю жизнь знали друг друга.

— Милая, отзывчивая, ласковая девушка, — сказала Регина отцу, когда «мерседес» скрылся за лесом.

«Значит, пошла не в отца», — подумал-Шмидт. Обняв дочь за плечи, с плохо скрываемой радостью сказал:

— Послезавтра у нас будет дорогой гость…

Брови Регины вскинулись дугой:

— Кто?!

— Твой американский кузен Лебволь, — ответил Шмидт, рассказав ей о беседе с доктором Кальтенбруннером.

— Это же прекрасно! Это чудесно! — Регина закружилась от восторга.

Она побежала в дом, стремясь поскорее поделиться радостью с прислугой. Первой ей встретилась горничная.

— Габи, Габи! Послезавтра в Вальтхоф приезжает из Америки мой двоюродный брат Лебволь! — просияла счастливая Регина.

— Поздравляю вас, фрейлейн, — ответила горничная.

— Завтра мы должны весь дом привести в идеальный порядок.

— Я приду с рассветом, фрейлейн…

У себя дома Габи рассказала дяде Отто о приезде в Вальтхоф заокеанского племянника профессора Шмидта. На другой день рано утром Фехнер, отдавая распоряжения своему помощнику, сказал Ладушкину о сообщении Габи.

— Профессор Шмидт — большой ученый. Он нужен будущей Германии. Поэтому мы должны помогать его семье и по возможности оградить ее от всех неприятностей, — спокойно сказал Ладушкин, в душе радуясь приезду долгожданного племянника. Порадовался бы этому и подполковник Григорьев, но у Ладушкина еще нет прямой связи с Центром. Ему запрещалось ее налаживать до тех пор, пока твердо не обоснуется в Оберфельде.

2

Профессор все чаще подходил к окну, из которого просматривалась обсаженная яблонями дорога. Вот-вот должна показаться машина с Лебволем — Регина еще с утра уехала встречать его на аэродром, но ее почему-то не было, хотя время перевалило далеко за полдень. Внизу, на первом этаже, суетливо бегала прислуга, готовясь к встрече желанного в доме заморского гостя. Племянник хозяина Вальтхофа впервые, приезжал в Германию, и потому хотелось встретить его как можно лучше.

— Едут, едут, герр Шмидт! — закричала неугомонная Габи и от радости захлопала в ладоши. Профессор подошел к окну: действительно, из-за леса выскочила черная легковая машина и, поднимая клубы дорожной пыли, катила к Вальтхофу. Шмидт торопливо спустился вниз и вышел во двор. Форрейтол распахнул ворота, взял под козырек. Машина проскочила мимо него и остановилась около профессора Шмидта, явно взволнованного предстоящей встречей с племянником. Вездесущая Габи, не дожидаясь, когда медлительные Гюнтер и Форрейтол подойдут к машине, сама открыла дверцу и помогла выйти счастливой Регине. Лебволь отказался от помощи юной горничной, он сам вышел вслед за двоюродной сестрой. Тонкий, стройный, загорелый, в яркой рубашке, с косынкой на шее, непомерно широким кожаным поясом и в сомбреро, он своим видом буквально поразил встречающих, и особенно Габи. Секунду-две Лебволь выжидающе смотрел в глаза Шмидта, из-под стекол роговых очков излучающие тепло, потом подошел к нему и протянул обе руки.

— Здравствуйте, дорогой дядюшка!..

— Племянник… Лебволь… — профессор обнял юношу и долго не отпускал от себя. Растроганные необычной встречей, Регина, Габи и повариха Марта не стесняясь плакали, садовник Форрейтол и ведающий хозяйством профессора верный Гюнтер, отвернувшись, зашмыгали носами, не желая показывать женщинам своей слабости.

— Я вас сразу же признал, дядюшка! — произнес Лебволь. — Вы такой же, как на фотокарточках. А Регина у нас красавица! — он взял руку кузины, поцеловал ее. — Если бы вы знали, как я рад видеть вас! Жаль, этого не сможет больше сделать мой бедный отец…

За столом просидели до позднего вечера. Появилась даже бутылка старого вина, что было редкостью в доме Шмидтов. Прислуживала Габи. Говорил почти один Лебволь, рассказывая о жизни за океаном младшего брата профессора — Фрица Шмидта, о его незавидных последних днях жизни, показывал привезенные с собой фотокарточки отца, матери, деда и тетушки. Как Шмидт был прав двадцать с лишним лет назад, когда отговаривал взбалмошного Фрица от женитьбы на американской певице! Не послушался тогда его совета Фриц. Разъездная жизнь по гастролям, роль мужа-слуги, затем развод якобы по политическим соображениям, гнетущее одиночество, страшная неизлечимая болезнь — вот расплата за легкомысленное решение молодости. Хорошо хоть, что сына, фактически брошенного родителями, воспитали дед и его сестра и теперь Лебволь твердо стоит на ногах.

Шмидта, не говоря уж о Регине, до глубины души тронул волнующий, поистине драматический рассказ племянника. Не совсем понравились ему лишь осуждающие нотки в адрес матери — известной на весь мир певицы, выступившей в печати против немецких фашистов. Но он не стал говорить об этом Лебволю, дабы не омрачать радостной встречи.

Утром профессор показал племяннику свое хозяйство. Лебволь был в восторге от обширного сада с его редкими породами деревьев, саженцы которых были присланы Шмидту коллегами со всех континентов, с роскошными клумбами цветов, над которыми целыми днями колдовал старый неразговорчивый Форрейтол. Поразила его химическая лаборатория дяди, оснащенная прекрасной аппаратурой. Но самое большое впечатление на Лебволя произвела экспериментальная теплица, занимавшая довольно обширную площадь. В теплице на небольших квадратах земли по одну сторону буйно росли пшеница, рожь, ячмень, овес, горох, кукуруза, огурцы, помидоры, картофель, а по другую — те же злаковые и овощи, но гораздо меньших размеров. Если на одном участке пшеница уже налилась зерном, то на противоположном она едва начинала колоситься. То же происходило и с овощами. Справа перед удивленным Лебволем висели зрелые плоды огурцов и помидоров, а слева появились лишь зародыши.

— Какая разница! — невольно вырвалось у Лебволя.

— В одном случае я использовал свои гербициды и регуляторы роста растений, а в другом — ничего, — пояснил профессор.

Глаза племянника расширились от восхищения. Он с неподдельным восторгом смотрел на деяние рук ученого.

— Вы гений, дядюшка! — невольно сорвалось с его губ. — Люди… немецкая нация будет вечно чтить ваше имя…

Шмидту была приятна бесхитростная похвала Лебволя. Он привлек его к себе, дружески похлопал по плечу. Потом, точно спохватившись, повел племянника к дощатой перегородке, отделявшей часть теплицы. Едва они переступили порог, как в нос ударил неприятный запах гнили. На клочках земли Лебволь увидел те же злаковые и овощи, сплошь подверженные какой-то непонятной болезни. Стебли и чахлые колоски пшеницы, ржи и ячменя покрылись ржавыми наростами, огурцы, помидоры, картофель словно вспухли от синих нарывов, из трещин которых сочилась темная вонючая жидкость.

— Дядюшка, что это, дядюшка?!

Профессор безвольно опустил руки, болезненно поморщился.

— Вот что может произойти на полях и огородах, если неразумно использовать достижения науки, — со вздохом отметил он. — Мои гербициды, дефолианты и регуляторы роста растений… Своими открытиями ученый может удвоить урожай сельскохозяйственных культур или, наоборот, уничтожить их, поставив людей перед катастрофой голода. В первом случае его имя будут возвеличивать, обожествлять, а во втором — проклинать. Если бы я мог предвидеть все отрицательные последствия, то едва ли бы отважился на научный эксперимент, которому были отданы все лучшие годы жизни.

— Неужели найдутся такие, кто может использовать ваш гений в варварских целях? — удивился Лебволь.

— К сожалению, находятся, мой друг, — ответил профессор. — Чего я больше всего опасаюсь…

— Не может быть!

— Может… Все теперь может случиться. Вот поживешь здесь — и убедишься сам.

Весь следующий день Регина показывала Лебволю окрестности Вальтхофа. Они ходили в лес, бродили по лугам, купались в холодной речке и загорали на ее крутом берегу. Регине льстило внимание обитателей Шварцвальда, и она нарочно водила брата по наиболее многолюдным местам. Пусть все знают, какой у нее чудесный кузен!

Шмидт вернулся из лаборатории раньше обычного. После легкого ужина он увел Лебволя в свой кабинет, куда горничная Габи подала кофе. Профессор невольно проникся радостным чувством отцовской заботы и любви к фактически оставшемуся без родителей племяннику, и чисто дружеская беседа с ним, отныне самым близким человеком, была ему просто необходима. Она, подобно смягчающему средству, успокаивала душу старика и скрашивала его однообразную жизнь, ставшую с созданием бактериологического центра в Шварцвальде почти невыносимой и полностью зависимой от нацистов.

Лебволь понял, что принят в семью Шмидтов равноправным членом.

3

Вечером, когда отряд славянских рабочих вернулся со стройки в лагерь, помощник управляющего имением баронессы Ирмы фон Тирфельдштейн на двуколке подъехал к конторе. Привязав к столбу лошадь, он подошел к двери и невольно прислушался: из помещения доносился приглушенный звук гармошки и приятный по тембру, но удивительно тоскливый голос певца.

А первая пуля, а первая пуля,
А первая пуля ранила меня.

Любо, братцы, любо,
Эх любо, братцы, жить.
С нашим атаманом
Не приходится тужить…

Ладушкин распахнул дверь, увидел коротконогого, длинноволосого некрасивого парня.

— Здорово, русак-гусак!

Фимка прекратил- игру, смешно вытянулся, оскалив крупные желтоватые зубы.

— Здрасте-мордасте, бородатая коломенская верста!

— Видно, неплохо живешь, парень, раз наяриваешь на гармошке?!

— Ну! Как в волшебной сказке! Только чем дальше, тем страшнее.

Ладушкин оглядел прихожую конторы, покосился на ершистого слугу, по-дружески подмигнул ему.

— Доложь-ка, русачок-гусачок, своему господину, что помощник управляющего имением баронессы фон Тирфельдштейн господин Ладушкин с личной просьбой от сиятельной госпожи Ирмы, — сказал он.

— Господина герра еще нет на троне. Но оне скоро прибудут, — охотно ответил Фимка. — А тебе как живется-поживается под баронессовым золотым башмачком? — полюбопытствовал он.

— Уж каблучки у нее больно остры. Как ткнет ими по мягкому месту — на неделю сидеть отучит.

В сопровождении двух эсэсовцев стремительно вошел мрачный Циммерман. Искоса взглянув на незнакомого великана, он быстро прошел в свой кабинет. Эсэсовцы, сняв автоматы, уселись за стоящий у окна столик и начали расставлять шахматы.

— Доложь-ка обо мне, русачок, — напомнил Ладушкин.

Фимка прошел к Циммерману и вернулся от него, морща длинный, с горбатинкой, нос.

— Топай, волосатик, к оберу. Но предупреждаю: можешь вернуться ощипанным, как петух перед похлебкой. Без усов и бороды.

— Ничего! Авось обойдется.

— Давеча одному такому обошлось плешиной во всю макушку…

Ладушкин решительно переступил порог, чувствуя, как от охватившего его волнения чаще забилось сердце. Было отчего волноваться, ведь он оставался с глазу на глаз с боевым товарищем, разведчиком, искусно вошедшим в доверие к фашистам и вот уже несколько месяцев так талантливо разыгрывавшим из себя ярого нациста, смертельно ненавидящего большевистскую Россию и всех, кто связан с ней. Взгляды их встретились: холодный, колючий, недоверчивый — Циммермана и робкий, сдержанный, чуть восторженный — Ладушкина. Они молчали дольше, чем полагалось при встрече, внимательно изучая друг друга. Ладушкин заметил, что Генрих похудел, осунулся, — видно, нелегко ему достаются дни, проведенные среди врагов. Как бы он сейчас был рад дорогой весточке от жены Катюши. Хотелось передать и благодарность Центра за работу, поздравить с присвоением очередного воинского звания «капитан». Это и многое другое Ладушкин обязательно сообщит Генриху, но лишь только после того, когда твердо обоснуется в Оберфельде и наладит связь с Центром. Таково было строгое предписание подполковника Григорьева.

Циммерман с неприкрытой ненавистью глядел на пришельца. Уж если великан-бородач свободно передвигается по Шварцвальду и даже ездит на двуколке, значит, он своей подлостью и предательством заслужил такую милость у нацистов. Надо взять его под особый контроль и в момент выполнения задания ликвидировать как изменника Родины. Он не предложил посетителю стул, — пусть русский мужик постоит перед немецким офицером.

— Что вам угодно? — сухо спросил Циммерман.

— Госпоже баронессе требуется опытный специалист, жестянщик, — заговорил Ладушкин. — Она послала меня к господину Баремдикеру, а господин гауптштурмфюрер направил к вам.

«Быстро же ты, подлец, изучил воинские звания нацистов!» — отметил про себя Циммерман.

— Гауптштурмфюрер Баремдикер сказали, что среди ваших славянских рабочих есть прекрасные жестянщики и вы не откажете госпоже баронессе…

С полмесяца назад Баремдикер попросил перевести временно на работу в имение своего отца супругов Лыковских. Они якобы являлись хорошими специалистами-овощеводами и без них в парниковом хозяйстве барона Тирфельдштейн никак не обойтись. Фактически же Циммерман создал для шпионов Лыковских такие невыносимые условия, что они умолили начальника концлагеря хотя бы на месяц избавить их от начальника-садиста. Теперь гауптштурмфюрер хочет перевести еще одного «специалиста». Кто он, новый осведомитель Баремдикера?

— Номер рабочего? — спросил Циммерман.

— Номер? Какой номер?.. Я не знаю, — смутился Ладушкин.

— Я направлю баронессе жестянщика, — облегченно вздохнул Циммерман, радуясь, что его предположение о новом шпионе в отряде не подтвердилось.

— Позвольте мне самому подобрать человека, господин обер-лейтенант, — запротестовал Ладушкин. — Нам требуется особый специалист. Чтоб дополнительно еще и хозяйство знал. Гауптштурмфюрер Баремдикер сказали, что вы разрешите…

Циммерман вызвал Фимку и приказал ему сопровождать по баракам помощника управляющего для отбора жестянщика. Ему не терпелось узнать, кого же из рабочих выберет холуй баронессы?

Довольный Ладушкин вновь зашел в кабинет, когда Циммерман уже принял всех сотников. С лица бородача не сходила радостная улыбка.

— Для имения госпожи баронессы больше всех подходит номер двести первый! — выпалил он.

Циммерман невольно привстал со стула, переспросил:

— Двести первый? Но… почему именно он?

— Парень мастак на все руки. Как говорят в России, и швец, и жнец, и на дуде игрец. А нам такой и нужен позарез.

Под номером 201 в отряде славянских рабочих числился Пальчевский. И вот теперь его забирает помощник управляющего. Что это, чистая случайность или… Генрих почувствовал, как в висках запульсировала кровь, стало вдруг жарко в тесном френче. От мысли, что бородач-великан прислан к нему подполковником Григорьевым, становилось свободно и радостно на душе. Наконец-то приближается долгожданная развязка — подрыв бактериологического центра. Но почему Ладушкин не произносит пароль? Первому это делать Циммерману категорически запрещалось. А тот молчит, лишь все время склабится в доброй улыбке.

— Согласен, берите двести первого, — произнес Циммерман. — Только за него мне отвечаете головой.

— Не извольте беспокоиться, господин офицер. Ничего с ним не случится. А закончит работу — верну в целости, как есть, — заверил Ладушкин. Он поймал на себе пытливый, пристальный взгляд хозяина кабинета. Стоило немалых усилий выдержать его. Очевидно, Генрих о чем-то догадывался. Поскорее бы уйти отсюда, а то вдруг выдашь себя раньше времени.

— Больше ничего не хотите мне сказать? — растягивая слова, спросил Циммерман.

— Нет, господин офицер! — отчеканил Ладушкин и, подумав, тихо добавил: — Пока нет…

Пальчевский терпеливо ждал помощника управляющего возле двуколки. Тот быстро вышел из душной конторы, шумно набрал полную грудь свежего воздуха. Приказал:

— Забирай весь свой скарб — и на двуколку. Живо у меня!

— Все богатство мое тут, — вяло улыбнулся Пальчевский, показав на завязанный тонкой бечевкой заплатанный мешок.

— Поехали!

Лошадь Ладушкин пустил рысью. Вскоре миновали лес и выехали на поля, принадлежащие баронессе. Помощник управляющего скосил веселые глаза на приунывшего попутчика, резко спросил:

— Сколько подойников выйдет из листа жести? Скажи-ка, мастер?

Пальчевский вздрогнул, испуганно поглядел на бородача, не ослышался ли?

— Сколько подойников выйдет из листа жести? Скажи-ка, мастер? — настойчиво повторил вопрос Ладушкин.

— Смотря из какого листа…

— Из самого большого?

— Сделаю четыре. Да еще на пару игрушечных ведерок хватит…

Большая ладонь помощника управляющего крепко сжала сухую руку жестянщика.

— Здравствуйте, Петр Николаевич!

— Здравствуйте, товарищ…

— Ладушкин Федор Иванович, — представился помощник управляющего. — Теперь будем работать вместе…

Еще неделю назад он попросил управляющего Фехнера построить в стороне от бараков на опушке леса карцер, куда в наказание необходимо было сажать провинившихся славянских рабочих. На следую