/ / Language: Русский / Genre:sf_space, sf_action, sf / Series: Миры Доставки

Капризная Фортуна

Юрий Иванович

Бывший галактический турист Виктор Палцени, волею капризной Фортуны, оказавшийся на планете, где тирания империи Сангремар повергает всех в ужас, обрел новое имя. Теперь он Монах Менгарц, обладающий воистину чудесной способностью избегать смерти даже в самых безвыходных ситуациях. Хорошо, когда под рукой космические технологии. Хуже, когда никакие технологии не помогают обуздать древнее зло. Но Виктор не станет потакать капризам изменчивой судьбы. Ведь ставка слишком высока – будущее целой планеты!

Капризная Фортуна / Юрий Иванович Эксмо Москва 2014 978-5-699-71269-4

Юрий Иванович

Капризная Фортуна

© Иванович Ю., 2014

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

* * *

Пролог

Самое чудесное из находящихся на планете устройств большого космоса перешло в режим максимальной готовности к работе. Над каждым из трёх смотровых окошек появилась надпись «Готово!». Сквозь них во внутренностях агрегата просматривались неритмичные разноцветные сполохи, которые отражались от девственно-чистого стального ложа. На двери вокруг отпечатка ладони появилось лёгкое свечение, а на нижнем комингсе высветилось строгое предупреждение: «Только один!»

Сложнейшее медицинское устройство, произведённое в каком-то из техногенных миров Вселенной, могло принять в свои внутренности любого человека и в течение нескольких дней вылечить его от любых неизлечимых в данном мире болезней, опасных переломов, тяжёлых, почти смертельных ран и даже заменить устаревшие клетки в организме на новые. Такое преобразование требовало невероятного количества энергии, и без задействованного реактора устройство даже вскрыть было бы невозможно. Но так как реактор продолжал работать в нормальном режиме, чудо иных миров во второй раз должно было послужить по своему предназначению.

Кандидат на излечение от болезней и ран в самом деле имелся только один: Фериоль Вессано. Почтенный старец, заслуженный врач, обучавшийся и проживший всю свою предыдущую жизнь в монастыре Дион королевства Кезохи, а ныне самый деятельный и неугомонный исследователь дворцовых лабиринтов, готовился к своему перерождению, излечению от ран и значительной оздоровительной модификации всего тела.

Единственным наблюдателем, помощником, консультантом и сочувствующим в одном лице являлся Виктор Менгарец. Иномирец, попавший два года назад после аварии звездолёта на эту планету и решительно вмешавшийся в передел местной истории. Ещё недавно числившийся на должности высшего проповедника монастыря Менгары и уставший от обращения «Ваша святость», теперь он щеголял в совершенно несолидных шортах и точно такой же, топорно вырезанной из нормальной одежды жилетке. Да ещё и войлочные тапки на босу ногу придавали ему простецкий вид, никак не соответствующий торжественности момента. А всё потому, что ни он, ни его единственный товарищ в данный момент никому на глаза не показывались. Ведь они продолжали жить и активно действовать в скрытых от остальных людей секретных помещениях титанического дворца, который ещё недавно принадлежал погибшему диктатору этой планеты, императору Гранлео.

То есть прежнего хозяина здесь не было, а его новый в выборе одежды отдавал предпочтение не роскоши, а деловой потребности. Шорты и жилетка с многочисленными карманами ему нравились больше всего. А войлочные тапочки считались данью необходимости. Ибо в описываемый момент дворец огромными силами держали под своей властью армии Триумвирата, собранные на войну почти со всего материка Шлём. В каждом коридоре, на каждом перекрёстке дворца стояли караульные, поэтому передвигаться в простенках безопаснее всего было в мягкой обуви.

Ещё хуже, а вернее, ещё проще выглядел почтенный старец. Он вообще одеяниями не озаботился. Иначе выражаясь, на нём был костюм «в чем мать родила». Инородным исключением на его теле являлась лишь бандажная повязка на раненом колене из желе гарбены. Может быть, поэтому старец и постукивал зубами от холода, хотя в помещении было жарче, чем положено по среднестатистической температуре. И с перестуком зубов озвучивались последние сомнения:

– Может, всё-таки надеть простую тогу?

– Ну сколько можно торговаться? – Виктор как раз закончил обход вокруг агрегата, который они называли Колыбельной, и заглянул в последнее окошко. – Всё равно посторонние предметы выгорят и будут уничтожены.

– Так мне неприятно ложиться на холодное железо…

– Тёплое оно, как любимая женщина! – инопланетянин коротко хохотнул, останавливаясь перед жрецом, осмотрел его ссутулившуюся сухонькую фигурку и развёл руками: – Ну, чего ждём, уважаемый? Завещать нечего, стол тёплый, и там накормят.

– А и в самом деле!.. – опытный врач напряжённо стал прислушиваться к своему желудку. – Может, следовало вначале подкрепиться?

– Это я так пошутил, все нужные для организма вещества даст Колыбельная. Я вон после трёх дней сытым вышел. – Заметив, что кандидат на излечение опять открывает рот для каких-то сомнений, Менгарец стал сердиться: – Да сколько можно одно и то же повторять? Время! Время нас поджимает! Мне и так трое суток придётся самому тут по этим подземельям ползать, словно таракану.

Как только Фериоль вспомнил, что единственный товарищ остаётся в переполненном врагами дворце один, сразу шагнул к двери устройства и решительно приложил ладонь к выемке. Ухнуло, скрипнуло, зашипело, и массивная дверь уплыла наверх. Взору предстала уже раз виденная картина: вздрагивающие, пульсирующие, с розовыми прожилками стенки гигантского пищевода. Вот через него и начал старец проталкиваться со всей своей отчаянной решимостью.

Ещё стенки искусственного пищевода не успели за ним сомкнуться, как тяжеленная дверь грохнулась на своё место, а единственный наблюдатель поспешил к заранее оговорённому окошку. Дождался, пока появится во внутренностях устройства дрожащий от омерзения Фериоль, и жестами стал спрашивать того, как самочувствие. Судя по тяжёлому вздоху и разведённым рукам, это стоило понимать как: «Жив ещё вроде…» После чего старец чуток осмотрелся по сторонам, полюбовался на видимые только изнутри приборы и, подчиняясь строгим жестам в окошке, улёгся на стальное ложе. Убедившись, что оно в самом деле оказалось идеально соответствующим по температуре, старик несколько успокоился. А когда началась какофония с мелькающим светом и ускоряющимися вспышками, нашёл в себе даже силы коротко махнуть ладошкой в прощальном жесте.

А потом полыхнуло внутри жаром и всё испепеляющим огнём. Даже ожидающий этого Виктор непроизвольно отстранился назад, а потом не сдержал восклицаний вслух:

– Конечно! Такое увидишь, ни за что не поверишь в целостность больного человека! Не удивляюсь теперь, что Розу пришлось усыпить снотворным! Зрелище жутко неприятное… А ведь она и не предполагала подобного…

Шесть дней назад его самого вот так начали «лечить», и после ужасающего пламени все наблюдатели подумали, что его святость высший проповедник Менгары погиб. Тогда ещё никто не знал, что бывшие владельцы дворца и тут использовали запасной выход: обездвиженное уколами тело опускалось чуть ниже, раздевалось и уже после этого регенерировалось в соответствии с программой. Тогда как одежда со столом поднималась вверх и показательно сжигалась ещё с какими-то ненужными предметами. Подставной «труп» готов, искать никто не станет, открыть дверь тоже нельзя до окончания всего длительного многодневного процесса.

«Удивительно ещё, что Фериоль в меня верил, надеялся на моё «воскрешение» и настоял на своём затворничестве в этом месте, – размышлял Виктор. – Что бы я без него сам тут делал?»

Ещё немного понаблюдав за бушующим в Колыбельной пламенем, он покивал своим философским мыслям по поводу бренности бытия и поспешил к штабному столу, на котором теснились карты подземных переходов, тайных лабиринтов и всеобщие планы самого большого дворца этой планеты. Подхватил в руку перечень наиболее важных мероприятий в стане противника и стал прикидывать, куда отправиться с очередным подсмотром. При этом Менгарец жутко сожалел, что король Чагара Гром Восьмой не оставил здесь вместе с Фериолем ещё десяток верных и надёжных помощников Высшего проповедника. Ушей, рук и глаз двум шпионам в чужом стане очень не хватало.

Глава первая

Совет Триумвирата

В очередной раз полыхнули ветвящиеся молнии, воздух содрогнулся от громовых раскатов, и низко нависшие чёрные тучи разразились шквальным ливнем. Про такой и не скажешь: «Как из ведра», минимум надо говорить: «Словно из ванны». А то и вообще справедливо подозревать, что небо поменялось местами с морем.

Такой феноменальный по силе и интенсивности дождь для Шулпы, столицы империи Сангремар и самого большого города этого мира, считался явлением неординарным, вещающим злую волю богов или пророчащим скорую гибель всему живому. Но так могли думать только выходцы из простонародья или запуганные своими лидерами толпы придворных. Сами лидеры себя считали весьма образованными людьми, стоящими намного выше любых предрассудков или ошибочных суждений. А то и сами себя приравнивали если не к богам, то уж к божьим помазанникам точно.

Хотя и они порой вздрагивали от раскатов близкого грома и косились на темень за окном, которую кроили частые вспышки молний. Да и начали свой совет в одной из маленьких комнат самого огромного дворца в мире с непроизвольных обсуждений творящегося за окнами безобразия.

– Подумать только, полдень – а такая темень! – поёжился самый молодой представитель Триумвирата, принц Геберт из династии Шуканро. – Неужели везде так льёт?

– Сомневаюсь. – Солидный и благообразный князь Элвис Парайни во всех случаях подавал пример рассудительности и здравого смысла. – Вполне возможно, что на окраинах Шулпы солнечно и не упадёт даже капельки небесной влаги.

Принц ему явно не поверил, но прямо высказывать свои сомнения не стал, облекая их в форму лёгкой иронии и предвидения:

– Вечером подсчитаем, скольких воинов смыло в море и сколько утонуло вместе с походными шатрами.

Князь Элвис только чуть кивнул в знак согласия. Простые воины, расположившиеся вне стен столицы, его тоже не слишком заботили. Тогда как третий член Триумвирата, ветеран самых знаменитых рыцарских турниров, прожжённый вояка и весьма крикливый оратор с громовым голосом, герцог Паугел Здорн, не сдержался от пафосных высказываний:

– Мы должны беречь каждого воина перед грядущими битвами! И тем более обидно будет потерять доблестных сынов нашего отечества во время глупого проливного дождя! История нам этого не простит!

– Да полно тебе, Паугел, – князь Элвис Парайни постарался говорить ровно и убедительно. – Против стихии человек бессилен. Тем более наше непосредственное руководство или прямое вмешательство в события данной минуты тоже ничего не даст. Пусть за своих подчинённых отвечают десятники и сотники. Что будет, то и будет. А вот против истинных врагов именно сейчас нам следует бороться всеми силами и сообразительностью. Тем более что время великих сражений прошло и нам сейчас следует направить всю энергию на внутреннее единение Шлёма и спешного подъёма экономического могущества наших возродившихся государств. Отсталость и полная разруха всего хозяйства – вот наш основной враг. И если мы дадим этому врагу время окрепнуть…

– Как же так?! – не удержался от возмущённого восклицания молодой принц. – Мы должны прервать наше победное шествие по всему миру?! Мы должны безропотно отдать врагам все разграбленные наши святыни?! Мы должны им простить кражу наших сокровищ и нашего всеобщего достояния?!

Своим воинам Геберт Шуканро обещал несметные богатства и прекрасных рабынь. Но когда столица империи Сангремар оказалась захвачена армиями Триумвирата, то в ней ни сокровищ не оказалось, ни рабынь соблазнительных, ни предметов роскоши, сколь-нибудь годных в уплату за воинские подвиги. Всё успели эвакуировать в трофейных обозах отступающие армии Союза Побережья. А остальное унесли из города благоразумно сбежавшие перед приходом Львов Пустыни жители столицы. Именно поэтому сама идея заняться благоустройством и возрождением собственного государства вспыльчивому принцу была совершенно неприемлема. Он даже не представлял себе такого позорного и пораженческого шага, как отказ преследовать агрессора из Чагара и его союзников. Почему и требовал в течение последних суток немедленного перехода пролива Стрела и атаки на всех, кто не сложит оружия на Первом Щите.

Рассудительный, хитрый и дальновидный князь лучше всех видел минусы такого безрассудного и губительного для молодых государств Шлёма похода. Поэтому выждал короткое время после гневных вопросов молодого соправителя. Затем вежливо посмотрел на хмурящегося герцога, который, на удивление, промолчал, и только после этого стал раскрывать всю диспозицию современного положения на Шлёме и соседних материках. Причём делал это не в виде поучительного монолога, а с вопросами, обсуждениями и в виде доверительного диалога. Как бы подталкивая собеседников к самостоятельному, но единственно правильному решению.

– По количеству воинов наша армия самая многочисленная. И самая непобедимая! – Этим утверждением он опередил готового сказать нечто подобное герцога Здорна. – Но уже сейчас у нас начинают ощущаться проблемы с доставкой продовольствия. И как решить эти проблемы? Где взять фураж для животных и еду для воинов?

– Завоевать! – воскликнул принц Шуканро. – Вместе с землями нашего врага.

– Правильная мысль, и в других обстоятельствах я бы первым мчался впереди армии, покоряя вражеские города и веси. Но давайте рассмотрим, что в тех городах творится. Вначале по ним прошлась армия императора Гранлео. Худо-бедно, но они запасы пищи на Первом Щите значительно уменьшили. Потом бессмертного императора разгромили начисто, но в нашем направлении двинулась не меньшая армия Чагара и его союзников. Они тоже не одной водой из ручьёв питаются. В данный момент вся эта огромная армия отходит обратно на свои земли и тоже в рядах своих воинов трёхразовое питание не отменила. Учитывайте, что и отсюда они отступали практически из голодающего города. Все поставки из-за нашей блокады южной оконечности Шлёма давно перекрыты. То есть припасов в дорогу они не взяли. Но и это ещё не всё! Вместе с агрессором ушло на Первый или сбежало на Второй Щит около двух третей всего населения Шулпы и её околиц. Да, со временем они осядут на новом месте жительства и тоже что-то вырастят съедобное, но уже сейчас на Первом Щите наступает голод. Вы со мной согласны?

– Слишком мрачная картинка получается, – не отступал принц. – А ведь Первый Щит в два раза больше, чем наш Шлём. Там всего должно хватать.

На это утверждение возразил шестидесятидвухлетний герцог. Хоть и крикливым солдафоном его считали, но и он понимал, что без чёткого тылового обеспечения любая по количеству армия не застрахована от поражения. Поэтому, как ему самому ни хотелось воевать, он поддержал веские доводы князя Парайни:

– Элвис прав. С пропитанием нашей армии будут большие сложности. Первый Щит хоть и огромен, но не надо забывать: сейчас там всё полыхает в войне. С севера наступает самозваный император из королевства Дейджан. С юга нечто подобное устроил король Редондеры. Если припомнить, что и раньше Гранлео блокировал большую торговлю между государствами, то становится понятно, что идти на опустошённые земли весьма и весьма рискованно.

– Но как же сокровища?! – не унимался принц. – Наши воины нас не поймут. Они требуют своей законной платы и мечтают только о полной победе.

– Ну и пусть себе мечтают, – продолжал резонные рассуждения князь. – Самых ретивых и крикливых пошлём на штурм моста через Стрелу, его в любом случае надо отбить и взять под свою власть немедленно. Более дисциплинированные полки оставим на охране берегов и самой столицы, ну а всех остальных мобилизованных и призванных под наши знамёна Львов отправим по домам. Причём срочно! Чуть ли не сегодня. Пусть отстраивают дворцы наших династий и новые столицы, поднимают сельское хозяйство и возрождают ремесленные мануфактуры. Иначе через год Союз Побережья во главе с королём Чагара пойдёт на сговор с болотниками, и они с двух сторон сомнут нас легко и быстро. Второй раз роковых ошибок нынешней военной кампании они повторять не станут. Если бы ещё эти болотники себя так нагло не вели…

Все трое непроизвольно задумались, глядя на посветлевшие окна и почти прекратившиеся потоки воды по стеклу. Болотниками Львы Пустыни называли всех обитателей Второго Щита из-за неизмеримых болот и мелких озёр, заливающих половину материка, особенно в его прибрежной части, возле Речного залива. Только этим утром Триумвират имел весьма бурную и неприятную встречу с лидером армии Второго Щита, неким Уйдано Лайри, который лично возглавил группу парламентариев. Уйдано Лайри с удивительной бравадой заявлял, что является прямым потомком Гранлео, и предлагал обитателям Шлёма вновь возродить прежнюю империю Сангремар. Естественно, что на троне правящего императора Гранлео отныне будет восседать он сам. Взамен он обещал признать и сохранить три новых королевства Триумвирата в их теперешних границах.

Самое гротескное и смешное было в том, что рыжеволосый самозванец ничем, кроме наглости, не походил на прежнего Гранлео. После прослушивания ультиматума триумвират уединился чуть в стороне, и озлобленный герцог Здорн тотчас предложил казнить болотника вместе со всей его группой парламентариев. Принц Шуканро пошёл ещё дальше и настаивал на более позорной смерти наглеца с отрезанием частей тела и вывешиванием обрубка, словно флага, на берегу пролива, и только рассудительный князь Парайни предложил не спешить с казнью:

– Болотники пока нам не страшны. Через пролив им перебраться трудно, да и в сражении мы их разобьём без труда. Но казнить парламентариев – дурной тон. К тому же этого выскочку болотники и сами приговорят чуть позже к казни, за ложь и невыполненные обещания. Так что пусть живёт, и для начала скажем, что нам нужна неделя для размышлений.

Упоминание насчёт лжи и обещаний большой наживы несколько приструнило молодого принца, и он согласился на уговоры соправителя. Но тем не менее угрозу со стороны болотников тоже не стоило сбрасывать со счетов.

Помимо всего прочего костью в горле стояло новое оружие королевства Чагар. Именно о нём и напомнил Паугел Здорн, прерывая затянувшуюся паузу:

– И эти проклятые пушки! Что мы им можем противопоставить?

– Тот самый год, который мы используем для создания чего-либо подобного. Всё-таки две единицы этих убийственных устройств нам захватить удалось. Как и боеприпасы к ним. И не думаю, что наши специалисты не смогут соорудить нечто подобное всего лишь за пару месяцев. Суть они поняли, остальное доработают быстро, имея перед собой образцы. Даже этот странный порох сумеют создать, по примеру существующего аналога. А вот уже через год мы сможем сражаться с любой армией не просто на равных, а скорее всего, с преимуществом.

– Не поздно ли будет? – хмыкал старый рыцарь Здорн.

– К тому времени на Первом Щите как раз и определится обескровленный победитель. И сломить его сопротивление нам, имеющим надёжные тылы, будет несравненно легче, чем в данное время. К тому времени и сокровища никуда не денутся. Скорее даже поднакопятся…

Видно было, что означенный срок для молодого принца кажется несусветно огромным:

– О-о-о! Целый год? Да никто из моих воинов столько ждать награды не захочет.

– Чем быстрей мы распустим армию по домам, тем меньше им надо будет платить. Тем более что пять шестых Львов Пустыни вообще пока ни в какие сражения не вступали. Им вполне хватит и того, что они успели награбить в домах пригородов Шулпы.

Поняв, в чей огород закинули камешек, двадцатипятилетний Геберт Шуканро вспылил:

– Мародёров и грабителей я казнил!

– Нескольких человек? Да полно тебе! – повысил свой знаменитый голос герцог. – В расположении твоих войск теперь только пепелища и трупы горожан. Поэтому дальновидность сбежавших заранее вполне оправданна. Твои вояки теперь сами живут в шатрах, потому как сожгли всё, что может гореть.

– Им оказывали сопротивление при обысках!.. – начал привставать принц, но князь деликатно постучал ладонью по столу, переключая внимание на себя:

– Мои венценосные братья, оставим для историков негативные стороны большой войны и решим сиюминутные наши проблемы. Для принятия решения по болотникам у нас ещё есть несколько дней. На штурм моста предлагаю немедленно отправить три полка самых агрессивных воинов из армии Геберта…

– А почему только моих на погибель отправлять? – возмутился принц. – Готов отправить два, но и вы по полку выделяйте.

– Почему бы и нет, – князь получил кивок от Паугела Здорна. – Даём. Ну и, прежде чем производить демобилизацию, что решаем по поводу Монаха? Стоит ли его искать дальше?

– Какой смысл? Все пленные как один твердят о его смерти.

Конечно, вырванные из пленных сведения сильно порой разнились в конкретизации вида смерти Виктора Менгарца. Кто утверждал, что высший проповедник монастыря Менгары умер от ядов, кто – из-за ножа подкупленного убийцы. Имелись сведения и о страшных ранах, которые его святость имел на теле и которые сдерживались от загнивания лишь чародейскими зельями из монастыря Дион. Действие зелья окончилось, Монах умер. Проскальзывал слух, что Виктор Менгарец погиб в жутком пламени какого-то эксперимента. Дескать, покусился на силу прежнего императора и сгорел в наказание. Но никто не ставил под сомнение саму смерть наиболее опасного для Триумвирата человека. Никто не сомневался, что изобретателя пушек, пороха, летающих крыльев и конструктора последних боевых корветов больше нет в этой жизни.

Да и собравшиеся на Совет соправители могучей объединённой армии после сбора всех данных о допросах в этом не сомневались. Поэтому пришли к решению снять немедленно с постов и вывести из дворца элитные и самые доверенные формирования. Слишком уж надоедало видеть на каждом углу дворцовых коридоров пару гвардейцев, пеших кавалеристов или облачённых в латы рыцарей. Эти воины требовались на других направлениях.

– Пусть они осмотрятся в тех воинских подразделениях, которые мы отправим по домам, – рассуждал князь. – И в случае чего сразу решительно укоротят на голову всяких бузотёров или разжигателей бунта. Думаю, что два дня для организации и планирования демобилизации нам вполне хватит.

Принц не оставлял помыслов о быстрой наживе:

– Но если нам удастся с ходу захватить мост?

– Легко переиграем наши планы, – согласился более опытный в тактике погонь и сражений герцог Здорн. – Незамедлительно пустим в преследование несколько кавалерийских дивизий – может, они и смогут отбить несколько обозов с сокровищами. Если кого из штаба Союза Побережья пленят, тоже неплохо – будет возможность для более настойчивого ультиматума.

– Мои кавалеристы самые быстрые, могу отправить всех!

После такого заявления Геберта Шуканро соправители по триумвирату задумались. С одной стороны, им хотелось как можно быстрей вообще убрать из объединённой армии самые дикие, недисциплинированные и неподвластные чёткому выполнению приказов части. «Дикие» кавалеристы, как их называли в народе, никого, кроме своего лидера, не слушались. Но с другой стороны, если подданные принца и в самом деле хлынут на Первый Щит, то могут случиться две неприятные вещи. Первое: имелась большая вероятность уничтожения всех трёх дивизий сходящимися жерновами междоусобной войны. И так непонятно что на другом берегу пролива творится, вполне с той стороны уже могли оказаться армии новоявленного императора Севера из королевства Дейджан.

И второе: воинам принца может повезти, они останутся в основном целы и невредимы и вернутся с несметными богатствами. Если первый вариант просто не слишком-то и волновал коллег по Триумвирату, – армия огромна, если не сказать чрезмерно, на окончательной боеспособности потеря трёх дивизий не скажется, – то второй вариант мог спровоцировать весьма нежелательные волнения среди остальных Львов Пустыни. Морально все воины останутся жутко недовольны своими более осторожными лидерами из-за огромной добычи, уплывшей в одни руки. А это может привести к весьма печальным последствиям. Вплоть до свержения неокрепших королей с их пошатывающихся тронов. Будь такое через год, когда власть усилится и народ привыкнет к безмолвному подчинению, было бы весьма легко управлять как слухами, так и основными потоками информации. А сейчас, после свержения режима Гранлео, все жители Шлёма чувствуют себя слишком свободными, значимыми и авторитетными. Любая искра недовольства может перерасти во всё сжигающий пожар.

Тем не менее что князь, что герцог склонялись к разрешению рискованной погони лихими кавалеристами под предводительством принца. Ведь со временем всё можно переиграть, а то и легко прижать обескровленного рейдом союзника разными средствами. Арсенал воздействия огромен, что применить – найдётся всегда.

Следовало только сделать вид, что изначально торгуешься.

– За предоставление приоритета атаки на Первый Щит нам тоже следует своя доля, – многозначительно покивал седой головой герцог. И рассудительный князь поддакнул:

– Конечно. Не менее одной трети.

Принц тоже полагался на удачливость в своей судьбе, да и так далеко он ещё заглядывать не умел. Поэтому только хохотнул в ответ:

– Ну вы и жадные! Хотите моими руками жалованье для своих армий заработать?

– Ладно, тогда в прорыв каждая сторона отправит по одной дивизии. Остальных – демобилизуем.

– Ха! Куда вашим тяжеловесным рыцарям угнаться за моей конницей. Будет вам треть добычи, не сомневайтесь. Только под ногами у меня не путайтесь.

– Договорились! – князь Парайни встал, оглянулся на окно. – Вот и здорово, дождь закончился. Кто отправится к мосту для управления общим штурмом?

Старый ветеран герцог Здорн тоже встал и подёргал застоявшимися плечами:

– Кроме меня, некому. Один управленец, второй лучше всех догоняет…

Видимо, по поводу погони между ними имелся то ли смешной случай, то ли хорошо известный анекдот, потому как все соправители дружно рассмеялись и отправились на выход.

Вот как раз после этого на густой лепнине потолка закрылось небольшое отверстие, а лежащий в довольно неудобной позе человек зашевелился и стал выползать задом из узкого лаза. При этом он возмущённо бормотал:

– Надо же! Они теперь полностью уверены в моей смерти! Ничего, ничего, я вам ещё докажу, что слухи о моей гибели ну никак не соответствуют действительности. Хотя зачем доказывать? Мне так даже спокойней будет свои вопросы решать. Ещё и свалю свои диверсии на чью-то голову. Пусть они вместо дружбы совсем между собой перессорятся…

Глава вторая

Партизанский отряд

Виктор возвращался в Колыбельную, перебирая в мыслях варианты наиболее удачного вмешательства во внутренние распри Триумвирата. Простое знание некоторых тайн не даст особых рычагов управления действительностью. Поэтому в оптимальном варианте предпочтительным казалось устранение одного из лидеров, да ещё таким образом, чтобы подозрение в убийстве пало на его подельников. Изначально следовало понять, кого устранить в первую очередь, и самый умный из врагов, князь Парайни, занимал главенствующую позицию в коротком списке. Правда, в таком случае в прорыв в сторону Чагара понесутся опасные в своей стремительности лёгкие кавалеристы принца Шуканро, но по этому поводу Виктор сильно не переживал. Отступающие войска уже встретились с караванами из Чагара, везущими порох и ядра для пушек, и легко превратят в фарш любую погоню. Тот факт, что армия Союза Побережья до сих пор удерживает в своих руках мост через пролив Стрела, тоже говорил о многом: боезапаса им хватает с лихвой.

Значит, в любом случае Элвис Парайни приговорён.

Вся сложность заключалась в том, что подобное устранение в одиночку провернуть никак не представлялось возможным. Любой из лидеров Львов Пустыни всегда находился в окружении своих телохранителей. Исключения составляли только проводимые ими Советы, подобный которым закончился недавно. Ну а вожделенного отряда единомышленников Менгарцу взять было негде.

Выход виделся только один: выстрелить из арбалета сквозь одну из смотровых щелей. Но тогда и свидетели останутся в живых, и с разборкой стен дворца захватчики не замешкаются. И так большое везение, что в плен им не попались прежние охранники дворца и разнообразная прислуга. Все благоразумно сбежали из столицы вместе с армией Союза Побережья. Иначе бы стоящая всюду и на каждом углу охрана не бездействовала, а проламывала любые подозрительные места кирками и ломами.

«Кстати, то, что их элитные части покинут дворец, нам весьма на руку, – думал Виктор, привычно отключая очередную смертельную ловушку перед собой, а потом таким же отработанным движением задействуя её вновь после прохода определённого участка тоннеля. – Теперь хоть шанс появится уволочь свежей пищи с кухни да горячего мясца себе приготовить. Надо будет к возвращению Фериоля завтрашним вечером ему праздничный ужин накрыть. Приятно будет старцу с того света обновлённым вернуться…»

Отнорок, ведущий к Колыбельной, вдруг показался Виктору несколько задымлённым запахом сгоревшего керосина. По всей логике этого просто не должно было быть, потому что за несколько часов отсутствия здесь керосиновой лампы воздух очищался превосходно. А предыдущие дела и последнее подслушивание Совета заняли не менее четырёх часов.

«Нежданные гости?! – запаниковал иномирец. – Кто? Как? Откуда? Неужели нелепая случайность? Но как они внутрь попали?! Надо атаковать первым!»

Современного лазерного оружия или любого огнестрельного в запасниках покойного императора за последние три дня отыскать не удалось, а найденные раньше король Чагара забрал до последней единицы. С арбалетом или шпагой в узких простенках не прогуляешься, там даже царапнуть металлом, словно мышка, не советовалось. Но парочку метательных ножей приходилось таскать с собой постоянно. Так что совсем безоружным Менгарец себя не чувствовал. А уж о силе, сноровке и выносливости, закрепившихся в его модифицированном после применения желе гарбены теле, даже знатные атлеты могли только мечтать. После излечения в Колыбельной мощи в движениях даже немного прибавилось.

Но вначале следовало заглянуть в импровизированный штаб через смотровую щель, определиться, рассмотреть врага. Что Виктор и сделал. И сразу об этом пожалел, боясь, что сходит с ума: возле стола с картами, спиной к нему, стоял человек в накидке императора Гранлео! Идеально на него похожий! Человек такого же роста, с чёрными вьющимися волосами, спадающими на плечи, что-то интенсивно рассматривал в кипе бумаг – похоже, тот самый листочек с текущим распорядком дня. И Менгарец понял, что следует нападать немедленно, пока враг не стоит лицом к данному выходу. Резко налёг на дверь, ввалился в помещение и со всей силы метнул нож в спину разворачивающегося на звук незнакомца.

Именно движение разворота и спасло запоздало вскрикнувшего Фериоля. Да, пожалуй, ещё и то, что в метании ножа иномирец не успел достичь вершин истинного мастерства. Нож вскользь ударил по плечу, разрезал ткань накидки и нижней рубахи, крутнулся в полёте и ударился в дальнюю стенку. А второй нож, уже готовый к броску, так и застыл в занесённой для замаха руке.

Следующую минуту товарищи, единомышленники, близкие по духу и жажде к наукам соратники вместо приветствия элементарно ругались:

– Ты чего, грибов ядовитых объелся?!

– А ты чего в этот балахон обрядился?!

– Забыл, как сам сюда три дня назад явился в таком же? Я ведь в тебя нож так и не кинул!

– Так то я! Ничего ведь не знал!..

– А у меня был другой выбор, во что одеться?

– Тогда почему так рано?! Только полсрока прошло!

– А мне почём знать! Встал. Здоров. Силён. Помолодел. Волосы вон отросли и седина пропала. Красавец! Но не пойду же я голый через пыль и паутину. И про полсрока подробнее, пожалуйста.

– Ну, я хотел только завтра вечером для тебя торжественный ужин приготовить… Встретить, так сказать…

– Спасибо, уже встретил. – Старый соратник потирал ушибленное ударом ножа плечо и с недовольством просовывал пальцы в прорезь ткани: – Эх! Такая шикарная накидка была!

– Да ладно тебе! – Наконец испуг от собственной оплошности прошёл, Виктор заулыбался до самых ушей и приблизился к недавнему старцу вплотную: – В самом деле, красавец! А ну, снимай накидку и одежды императорские, осматривать тебя будем!

Действительно, за полтора суток с врачом из монастыря Дион произошли удивительные перемены. Раньше он выглядел истинным семидесятилетним стариканом: худощавым, скрюченным, с лысиной на полголовы, с суховатой морщинистой кожей и отвисшими мешками на месте мускулов. Зато теперь перед Менгарцем красовался атлетически сложенный мужчина на вид не старше пятидесяти лет, стройный, с хорошо просматриваемыми рельефными мышцами тела. Ни одной морщинки на лице и шее. Ни одного седого волоска в прическе. Да и сама их длина, почти до лопаток, казалась удивительной. Что вызвало вполне справедливую зависть:

– Странно! А почему я вышел после Колыбельной с нормальной короткой причёской? – возмущался Виктор. – Это намёк на то, что я скоро совсем облысею?

– Да нет, мне кажется, в твоём случае не было смысла излечивать от старости, потому агрегат тебя просто от ран избавил, – рассуждал Фериоль и сам был не в силах отвести взгляда от единственного в их штабе зеркала. – Чтоб меня протуберанец поджарил! Но я таким был в сорок пять лет! Неужели с меня двадцать пять годков скинули?

– А как себя чувствуешь?

– Хо-хо! Готов хоть сейчас твоим двуручником помахать!

Они синхронно оглянулись на огромный меч Менгарца, который оставили здесь по настоянию дальновидного старца из дионского монастыря.

– В самом деле, раз ты теперь не старый паралитик, то попробуй!

Виктор метнулся к своему оружию и с привычной для себя лёгкостью передал омоложенному товарищу. Тот расставил ноги пошире, ухватился за рукоять двумя руками и с молодецким уханьем стал наворачивать перед собой и над головой гигантские восьмёрки. Но уже на второй фигуре он пошатнулся, а на третьей по инерции чуть не врезался тяжеленным мечом в бронированную стенку уникального лечащего агрегата. Чудо еще, что при торможении ногу себе не отсёк.

– М-да… Тебе следовало вначале всё тело в бандажных повязках подержать, – подвёл итог неудавшейся демонстрации новых силёнок владелец меча. – Тогда бы у тебя нужные мышцы наросли, а Колыбельная их бы зафиксировала навсегда.

– Может, и так. – Фериоль вытер пот со лба. – Тем более что ты почти целый месяц выходил с желе гарбены. И не забывай о своей молодости. В моём теле наверняка уже пошли невосстанавливаемые, необратимые старческие процессы. И так мы наблюдаем неслыханное чудо: думали, мне только коленку залечит, а оно вон как повезло…

– Действительно… А как у тебя с фехтованием более лёгким оружием?

– Не скажу, что мастер мирового уровня, но нас в монастыре здорово гоняли в молодые годы. Занимались нами лучшие мастера-наставники Первого Щита. Наверняка до сих пор многим воякам фору дам.

– Уже лучше! А то мне ой как крепкая рука в ближайшее время понадобится.

– Что задумал?

Оба продолжали с видом ошарашенных эскулапов щупать и разминать омолодившееся тело одного из них, одновременно переходя к разговору о делах текущих:

– Да вот, хочу придумать, как одного из лидеров Триумвирата устранить. Слишком они умничают порой, а надо сделать так, чтобы Шлём не слишком сильным оставался.

– Понятно… Думаешь, вдвоём управимся?

– Очень сомневаюсь. Но надо!

– Почему обязательно шпагой? Или ножом?

– Арбалетом не получится: себя раскроем и вину на других спихнуть не удастся.

Фериоль предложил с ходу:

– Давай тогда попробуем ядом.

– А у тебя есть?

– Не скажу, что много, и того, что надо, но я ведь и сварить любой могу. Мой короб и короб покойного Тернадина здесь.

Новое предложение заставило Виктора полностью переключиться на проворачивание в мыслях различных вариантов диверсии в тылу врага. И вскоре он радостно хмыкнул:

– Ты знаешь, может и в самом деле получиться. Князь очень часто трапезничает в своих покоях, а его блюда пробуют прямо в его присутствии повара. Потом князь ест вместе со своими телохранителями при закрытых дверях. Самый лучший момент – просто просыпать яд на стол. А потом только войти из потайного хода и правильно расположить трупы.

– Тогда я сразу приступаю к изготовлению яда? – Фериоль быстро переодевался в более привычную для подземелий одежду.

– Погоди, у нас совсем мало свежей еды осталось. Давай вначале к кухне смотаемся, и ты меня подстрахуешь при наборе чего повкусней и посвежей.

– А часовые?

– Вроде как вот-вот элитные части из дворца выводить начнут. Хотя…

Жрец сразу припомнил ещё об одном месте:

– А ведь Маанита очень много могла в свою потайную щель натаскать! Я тогда заблокировал ей вход, а чего она там собрала, так и не посмотрел. Давай вначале там посмотрим.

Виктор только обрадовался такому напоминанию, и оба участника партизанских действий поспешили на «увеселительную» часть дворца, где перед приходом армии Триумвирата проживал король Чагара вместе со своей новой любовницей, в прошлом – одной из наложниц императора Гранлео. Маанита хотела сбежать, вернее, спрятаться в потайном отнорке, о котором знала, и даже заготовила там для себя пищу и воду. Но подсмотревший её приготовления старец из Диона просто заблокировал ход в отнорок, и хитрой наложнице пришлось эвакуироваться вместе с Громом Восьмым и всеми его придворными.

Когда единомышленники добрались на место, то с сожалением констатировали, что большинство припрятанной еды не представляет какой-либо ценности, а часть вообще испортилась. Но, пробираясь в отнорок из внутреннего лабиринта, получивший новое, молодецкое зрение Фериоль заинтересовался несколько несуразной стеной. Казалось, что за ней прячется внутренний интерьер дворца, но с другой стороны, как-то само направление прохода опытному исследователю не понравилось.

– Там что-то есть! – заявил он с уверенностью. – Причём не столько ловушка или западня, как скрытое помещение. Давай искать.

Интуиции недавнего старца Менгарец доверял без сомнений, поэтому интенсивно подключился к поиску как самого входа вначале, так и блокирующих его стопоров.

И час времени оказался потрачен не напрасно! Повезло отыскать небольшое помещение, в котором покойный Гранлео хранил нечто очень и очень важное: карты. К сожалению, они почти не имели ни подписей, ни ориентировок по сторонам света, как было принято в данном мире. Скорее это были распечатки с ультрасовременного принтера, сделанные на вечном, легко гнущемся и не рвущемся пластике. Фериоль вначале даже не понял, что это именно карты, а вот иномирец сразу запыхтел от восторга и удовольствия:

– Ай да Гранлео! Ай да молодец! Такие подсказки нам оставил! Ну ничего, мы их сегодня же просмотрим, расшифруем и постараемся разобраться. Забираем всё в наш штаб!

Они уложили все карты в холщовую сумку, без которой не ходили, и приготовили её к переносу.

Но на радостях решили попутно осмотреться и в этой части дворца, выяснить, кто именно поселился в покоях павшего в Чагаре императора. Оказалось, что там разместилась резиденция герцога Паугела Здорна. Сам будущий король своего возрождающегося государства как раз отсутствовал: поспешил на штурм моста через пролив Стрела. Но зато удалось увидеть и подслушать разговоры нескольких приближённых герцога. Причём в довольно неприятной и премерзкой сценке.

Беседовали двое, и роль каждого была очевидна. Наверняка будущий министр полиции или тайной охранки принимал в одном из помещений одного из своих заместителей по грязным делишкам. Тот прибыл за каким-то важным пакетом и попутно докладывал о последних событиях в тюремных казематах дворца:

– Этот костолом Вакер совсем голову от крови потерял! Наверное, к этому времени всех пленных уничтожил. А ведь герцог приказал оставить их в живых.

Министр и скривился от недовольства, и поёжился от переживаний за собственную шкуру одновременно:

– Нам влетит по полной после возвращения Здорна. Тем более что он ещё утром приказал отправить этого садиста Вакера домой.

– Так что делать теперь?

– Немедленно прикажи трофейной команде убрать из казематов все трупы и сбросить их в залив. Кашьюри[1] всё пожрут. А вот нашего костолома немедленно заставь собрать манатки, усади его на коня, и пусть возвращается в свой замок. Скажи, что у него дочь слегла от тяжёлой болезни. Умчится словно угорелый.

– Да, это подействует…

– А сам тут же отправляйся вот с этим пакетом в нашу столицу. Здесь последние распоряжения будущего монарха о готовящейся коронации и некоторые его последние указы. Передашь его старшему сыну. На вот, держи!

– Понял! Больше никаких указаний?

– Вроде нет.

– Мне сюда возвращаться?

– Смотри по обстоятельствам. Понадобишься принцу – оставайся с ним. Здесь всё равно сейчас должна начаться демобилизация армии на две трети.

Посыльный с пакетом поспешил выполнять приказания, а подслушивающие единомышленники заволновались:

– Неужели и в самом деле пленных до смерти мучают?

– Ты ведь слышал…

– А пройти мы туда сможем?

– Два длинных тоннеля ведут круто вниз, но один, кажется, к заливу выходит, – стал предполагать Фериоль, – всё никак времени разведать не было, но сыростью оттуда несло порядочно.

– Тогда давай поспешим во второй. Может, хоть кого из пленных спасти удастся.

Уже двигаясь бегом по знакомым переходам, жрец поинтересовался у Виктора:

– А как ты себе это спасение представляешь? Нас же сразу вычислят и искать начнут.

– Ну, мы ещё пока никого не спасли! И ты ведь слышал приказ трофейной команде? Они трупы считать не станут, как и сверять их со списками. А ответственного за всё это дело палача отправили домой. Потом демобилизация начнётся, вообще могут о казематах забыть. Жаль, что мы сразу не догадались туда спуститься…

Вскоре мужчины по крутой лестнице, ведущей вниз, добрались в мрачное сердце подземных казематов, на некий перекрёсток, состоящий из огромной пыточной, в которую сходилось сразу шесть коридоров. Горело всего лишь два факела, но фонарики позволили отлично рассмотреть окровавленные орудия пыток. Мало того, под дальней стеной лежало три обезображенных предсмертными издевательствами трупа. Ещё два висело на растяжках из цепей.

Еле дыша от шока и переживания, Виктор и Фериоль бросились в один из коридоров, где в раскрытых настежь камерах отыскали ещё два трупа. Непонятно, кто это были – воины армии Союза Побережья или несчастные горожане, но суть от этого не менялась, здесь однозначно поработал оголтелый, жуткий садист.

Не успели мужчины перевести спёртый ужасами дух и перебраться во второй коридор с камерами, как послышались чьи-то шаги и бормотание и в пыточную поспешно вошёл с факелом один из Львов Пустыни, в военной форме, скорее всего парадной, и явно готовый к дальнему путешествию. Не заподозрив ничьего присутствия, воин сразу отправился в четвертый коридор, злорадно похихикивая на ходу и продолжая бормотать одно и то же. В основном там превалировали такие слова:

– Избавиться от меня решили?! Ничего, вот закончу все свои дела – и сразу домой… Но этого живчика я тут не оставлю! А то вдруг ещё и выживет, неблагодарный!.. Хорошо, что у меня второй комплект ключей имеется! Я запасливый…

Ключом со своей связки он вскрыл одну из обитых стальными полосами дверей, вошёл внутрь камеры и шумно рассмеялся во весь голос:

– Ну что? Дождался меня, не скучал? И как помереть хочешь? Быстро? Ха-ха! А не получится! Давай-ка я тебе вначале отрежу что-нибудь…

Он достал свою саблю из ножен и со смехом приблизился к подвешенному на цепях человеку. Тот был весь обезображен порезами, засохшей сукровицей и синюшными припухшими оттёками. От двинутого ему прямо в лицо факела мужчина отчаянно выгнулся, стараясь спасти единственный неповреждённый ещё глаз. Это ему удалось с огромным трудом, но больше ему надеяться было не на что. Сабля стала заноситься для удара под замирающий хохот. Замирающий потому, что приготовившийся к смерти пленник вдруг криво улыбнулся и прохрипел искалеченной гортанью:

– А ведь я тебя переживу, Вакер!

И оказался прав. Сабля ещё не поднялась на должную высоту, когда зажатый в твёрдой руке нож пронзил палачу шею насквозь.

Глава третья

Прибавление в отряде

Первым делом Виктор бросился к измученному пленнику, пытаясь послабить натяжку цепи и восклицая:

– Здесь ещё кто-то остался живой?!

– Никого, ваша святость. Я последний остался. Всех остальных этот садист замучил насмерть. А ведь все были простыми горожанами…

– Ты меня знаешь? – удивился Монах, устраняя первую цепь.

– Ещё бы! Мы хорошо знакомы, – хрипел пленник, без поддержки цепей еле стоя на ногах. – А вот вашего спутника узнать не могу… но всё равно он чем-то сильно напоминает жреца Фериоля из монастыря Дион…

– О-о-о! – изумились оба спасателя, направляя свои фонарики на лицо так и не узнанного ими человека. – Да ты из наших?! Назовись!

– Додюр Гелиан. Кок и личный повар вашей святости…

– Додюр! Дружище! – запричитал с рвущимся сочувствием Виктор, лихорадочно сдёргивая цепи. – Как же так?! Ведь ты должен был уйти вместе со всеми! Как ты здесь оказался?

– Отходил из Шулпы с самым последним отрядом, а там вдруг кавалерия Львов Пустыни к нам прорвалась… Стали отбиваться, мне копьём по шлему и досталось. Вот только здесь и очнулся…

– Ой, что же они с тобой натворили!.. – Фериоль не знал, за что хвататься и в каком месте оказывать израненному человеку первую помощь. – А у нас с собой даже баночки мази гарбены нет!

– Ничего, ты только немного потерпи, Додюр! – упрашивал знаменитого кока Виктор. – Главное, до Колыбельной добраться, а там мы тебя живо на ноги поставим!

От цепей освободили быстро. Затем доставили раненого в потайной ход, а сами вернулись к трупу Вакера для устранения ненужных следов. Быстро оттащили его в допросную, раздели до исподнего, а после с отвращением изрубили почти не кровоточащее уже тело саблей. Если кто и наткнётся, то ни за что не узнает в иссеченном куске мяса палача и садиста. Да и количество узников, посаженных в казематы, должно сойтись теперь в любом случае.

Одежду и оружие, а также взятые на всякий случай ключи тоже оставили в тайном тоннеле, а потом с титаническими трудами повели раненого и измученного кока по длинным ходам и лестницам. Оставалось удивляться, как Додюр Гелиан ещё умудрялся местами двигаться сам, оставляя на камнях стен куски своей кожи и пятна крови. Его пытались нести с двух сторон, что в узких проходах изначально было невозможно, старались заставить его отдохнуть, но кок словно боялся присесть и умереть. Только и твердил на просьбы спасителей:

– Ничего! Раз уж я в каземате живой остался, то до этого вашего чудо-устройства в любом случае доползу! Камни грызть буду, но доползу!

Действительно дополз. Правда, уже в самой Колыбельной силы двужильного здоровяка покинули окончательно. И пока в аварийном режиме запускали медицинский модуль для приёма пациента, Додюр так и оставался без сознания.

– А если в себя не придёт? – переживал Виктор. – Ему же надо будет через искусственный пищевод самостоятельно пробираться.

– Ничего, – утешал Фериоль. – У меня такой галлюциноген мощный есть, что мёртвого на ноги поставит. Ненадолго, правда, но три минуты человек будет действовать на износ. Вот только выдержит ли наш друг такую нагрузку? Как думаешь, всё равно ведь потом его тело восстановят?

– Наверное… Лишь бы он до начала лечения от разрыва сердца не помер.

– Да нет, сердце у него на зависть. Стучит, словно справный молотобоец.

Возбуждающая смесь и в самом деле помогла Додюру встряхнуться, встать на ноги и, выслушивая на ходу последние инструкции, целенаправленно двинуться во внутренности аппарата, разработанного медицинскими гениями великого космоса. Не удивила его и живая псевдоплоть искусственного пищевода. Прошёл он через неё, а вот на металлическое ложе-стол взбирался на последних крохах своей борющейся за жизнь настойчивости. Но под расслабленные вздохи наблюдателей таки улёгся, застыл, теряя сознание повторно, а потом всё покрыла стена густого пламени. Виктор непроизвольно посмотрел на свои часы, засекая время:

– Сколько его там устройство продержит? Меня три дня, тебя полтора, а вот его?..

– Наверняка все четыре! – заявил Фериоль, сноровисто доставая из своего ящика разные баночки, склянки, пробирки и деловито их расставляя на столе. – Если судить, что на нём места живого не было, оторвано ухо, выбиты зубы и глаза нет, то и все пять дней.

– Да нет, здесь скорее будет с каждым разом процесс идти по ускоряющемуся графику. Кок может и через сутки к нам здоровым вернуться.

– Не верится в такое…

Насколько помнил Виктор из осевшей в памяти информации, подобные агрегаты, при жуткой себестоимости создания и эксплуатации, работали эффективней всего при полной и частой загрузке. То есть когда получался большой простой, то после этого и на «разогрев» уникальных устройств уходило от недели до нескольких месяцев. Если учитывать, что при императорах династии Гранлео Колыбельной пользовались не чаще раза в десять, а то и двадцать лет, то сейчас аппарат мог ускоряться с каждым разом, нарабатывая в себе соответствующие самоулучшающиеся программы. И сложность медицинской помощи особой роли не играла. Хоть простой порез, хоть тотальное омоложение старца с многочисленными переломами – бездушному агрегату всё едино. Только и подавай нужное количество энергии да укладывайся самостоятельно на стол.

Хотя имелись и такие аппараты, в которые доктора закладывали своими руками почти полный труп, и его тоже удавалось реанимировать, возвращая с того света. Назывались они «омолодителями». В них принцип кардинально отличался именно фактом самостоятельного вхождения в камеру восстановления, но суть от этого не менялась. По теоретическим намёткам, Додюр Гелиан мог получить излечение уже через несколько часов, включая новый глаз, новое ухо и восстановленные зубы. Скорее всего, ранее найденный объект номер пять с нарисованной женщиной и являлся таким «омолодителем», но он был повреждён в программном обеспечении и ни разу не испытывался. Предполагали и наличие подобного агрегата для мужчин, но туда до сих пор пробраться не удалось. Прежний владелец этого дворца заклинил вход из внутренних коридоров.

Вот такую короткую лекцию вкупе с напоминаниями прочитал Менгарец жрецу, присматриваясь, как тот довольно быстро готовит весьма ядовитое и опасное для любого человека вещество. А потом ещё и рассказывает, как оно действует и как от ядовитого воздействия спастись:

– Легкий порошок получится, словно пыль. Можно распылять с помощью маленьких мехов. После попадания на слизистую первые пять минут сильная сонливость, похожая на опьянение, потом минут пять безболезненный паралич. Если за это время не дать противоядие – труп. И самое смешное, что противоядием, помимо вот этих листиков, которые надо жевать, являются самые прозаические вещи, которые тоже присутствуют частенько на столе.

– Скажи ещё, что достаточно запить вином или водой? – попытался угадать Виктор.

– А ведь почти угадал! Только вряд ли князь станет пить… кислое молоко!

– Ха! Так просто?! А если всё-таки станет?

– Сомневаюсь, что поставки в дворцовую кухню идут в полном ассортименте. Скорей будут настаивать на жареном мясе и хлебе, чем на молочных продуктах. Да ещё и прокисших.

С недоверием мотая головой, Виктор ещё некоторое время понаблюдал за уверенными действиями мастера на все руки, а затем достал найденные возле спальни императора карты и стал их просматривать. Как ни крутил их перед глазами, привязки к чему-то конкретному по первом размышлении так и не отыскал. Поэтому постарался схемы и рисунки хорошенько отложить в памяти и поспешил на дальнейшую разведку. Со временем подсознание само найдёт нужные зацепки. В данный момент проблемы имелись более актуальные. Ведь собирать слухи, обрывки разговоров и новые данные следовало круглосуточно.

Хотя на этот раз высший проповедник монастыря Менгары уделил пристальное внимание лишь апартаментам князя Парайни, присматривая, как и где лучше совершить планируемое покушение. Видел несколько раз и самого соправителя Триумвирата, многих его помощников и заместителей, но ничего важного так и не узнал. Тогда самым важным посчитал сам факт относительного спокойствия во дворце. Оно косвенно подтверждало удачное спасение кока Додюра из казематов. Посланные вниз воины похоронно-трофейной команды выволокли трупы наверх и безжалостно сбросили их в залив на корм кашьюри. Палача среди тел никто не опознал, а его самого искать тоже не стали, ведь по приказу будущего министра он якобы отправился домой.

Спасение проверенного боевого товарища можно было считать несомненной удачей. Но, вспомнив о коке, Менгарец сразу подумал и о пище: теперь их трое, как бы голодать не пришлось. Поэтому на обратном пути к штабу заскочил в район дворцовой кухни и внимательно там осмотрелся через многочисленные щели. Подспудно прикидывая, что в данном месте возможностей подсмотреть и подслушать гораздо больше, чем в том банкетном зале или палате для заседаний с министрами. Наверняка покойный Гранлео постоянно опасался подсыпанного в пищу яда.

Первым делом Виктор убедился, что опостылевших постовых на каждом углу нет. Триумвират и в самом деле немного расслабился и удостоверился в личной безопасности. Элитные части отправились в гущу остальной армии готовить потребное настроение для роспуска ненужного скопления бездельников.

Во вторую очередь постарался присмотреться к кладовым и основным кухонным залам. Заметно было, что многочисленные повара стараются, не щадя ни себя, ни молодых поварят-подсобников. Ругань стояла между плитами и котлами почище, чем на базаре в разгар торговли. Запахи горячей и вкусной пищи раздражали неимоверно, поэтому его святость только и высматривал, что, где и как будет сподручней уволочь поздней ночью. Нашлись удобные места для этого, но самому там промышлять будет весьма опасно. Второй человек всё равно понадобится для подстраховки.

Когда вернулся в Колыбельную, жрец дионского монастыря закончил приготовление яда и с соблюдением всех мер предосторожности герметично упаковал его. Ещё какое-то время оба скромно ужинали, затем, усиленно раскрывая слипающиеся глаза, вновь мудрили над найденными сегодня картами, но усталость всё-таки свалила, несмотря на улучшенные физически тела и дарованную совсем недавно молодость. Да и поспать пять часов перед ночным рейдом за продуктами питания решили в обязательном порядке.

Но проснулись чуть раньше, и не от сигнала наручных часов. Кто-то открывал двери со стороны тоннеля, ведущего к камере окончательного воскрешения. Дабы не накалять обстановку опасными бросками ножей, Виктор сразу выкрикнул в сторону слабо освещённой щели в стене:

– Додюр! Это ты?

– Я, ваша святость! Я! – Уже только по одному тону кока стало понятно, насколько он рад своему спасению и как счастлив чудесному заживлению своих ужасных ран. Конечно, он не знал, сколько времени прошло с тех пор, как он из последних сил взгромоздился на стол, но сейчас это для него и неважно было. Ворвавшись после взаимных восклицаний в штаб, он долго благодарил и не менее интенсивно разглядывал себя в зеркале. Затем заявил, что теперь он помолодел лет на пять и стал краше некуда. Только и осталось, что срочно подбирать себе молодую невесту и устраивать свадьбу.

При этом кок не замолкал ни на минуту, и уже собравшемуся выходить Менгарцу это надоело:

– Додюр, давай отныне обращаться ко мне по имени. Нас тут всего трое, и никаких официальных церемоний разводить не будем. Запомнил?

– Только рад буду!

– Хорошо. Тогда теперь соблюдай тишину, переодевайся в приготовленную для тебя одежду, и все трое отправляемся на кухню. Должны же мы отпраздновать твоё спасение.

– С вином?

– Ну… если отыщем…

– Запросто! Я там все кладовки знаю! – Кок быстро заканчивал одеваться.

– Верю. Но нам лишняя огласка, а уж тем более убийство поварёнка или кладовщика-интенданта совершенно не нужно.

– Понял. А чья это на нас форма?

– Конкретно ты сейчас в звании самого младшего офицера армии Паугела Здорна. Герцог штурмует мост через пролив, и его тут быть не может вместе с его штабом. Вдруг мы на кого наткнёмся, и ты просто прикажешь что-либо выдать из еды для своего оголодавшего генерала. А мы якобы у тебя на подхвате, в форме сержантов. Но это так, на всякий случай…

Кок скептически покачал головой:

– Что-то вы на сержантов ну никак не похожи… Да и форма на вас явно с чужого плеча. Как по мне, то лучше бы мы все трое в поварской одежде щеголяли. Если тут сразу несколько армий разных королевств, то мы легко могли бы выдать себя за кашеваров любой наудачу выбранной дивизии. И нас не просто угостят, а ещё и силком с собой дадут.

Фериоль озадаченно подвигал бровями и тряхнул молодецкими кудрями:

– А ведь ты прав… Если так подумать – и воровать ничего не надо…

– Вот и я о том же! Надо на кухне чувствовать себя хозяином.

Менгарец с хмыканьем подбоченился:

– Да мы хозяева не только на кухне, но и во всём дворце.

Поход на кухню получился во всех смыслах продуктивным.

Глава четвёртая

Удачное совпадение

Утром троица диверсантов отлично позавтракала горячим, поджаренным вместе с луком мясом и отправилась в то место дворца, где располагались апартаменты самого умного соправителя Триумвирата. Сытость настраивала на оптимистический лад, а плещущееся во флягах кислое молоко давало уверенность в собственной безопасности при предстоящей диверсии. Додюр и в самом деле знал на кухне всё, что требовалось знать шеф-повару, и легко отыскал не только солидные запасы мяса, овощей и фруктов, но и востребованное его святостью молоко.

К вышеупомянутой сытости, в теле каждого «партизана» прямо-таки кипела неуёмная сила и жажда активной деятельности. После Колыбельной жизненный тонус повышался на года.

Апартаменты князя Элвиса Парайни располагались в восточном крыле дворца и состояли из четырёх громадных сводчатых залов, расположенных за ними десятка спален и пяти-шести более скромных помещений для прислуги. Вокруг будущего короля всегда находилось не менее десяти наиболее вышколенных телохранителей, которые спали в соседних спальнях и внутреннюю охрану апартаментов вели. Вовнутрь никого не пропускали без разрешения своего патрона, да и за наружными большими дверями дежурили всегда четыре гвардейца из внешней охраны.

Естественно, что никто из временных оккупантов дворца не ведал, насколько разветвлённые тайные ходы в стенах и как удобно просматривать из просторных простенков между сводами как все четыре зала, так и не менее шести основных спален. Тем более сейчас, когда в отряде мстителей стало на одного человека больше.

Ядовитый порошок со всей осторожностью и знанием носил и собирался использовать Фериоль, и вначале наметили просыпать отраву во время завтрака. Но, увы, ничего не получилось. С самого утра к князю и от него сплошным потоком мотались посыльные и порученцы, прибегали советоваться заместители, испрашивали об аудиенции будущего короля настырные просители. Так что даже присесть за стол Элвис Парайни так толком и не сумел. Завтракал практически на ходу, как и его подручные и ближайшая охрана.

Зато благодаря подслушиванию и подсматриванию удалось более подробно ознакомиться с положением в армии Триумвирата, насущных проблемах и ближайших планах. Попутно лишний раз осмотрели хорошенько зал как для трапезы, так и для приёма посетителей, и присмотрелись к системам доставки как готовых блюд из кухни, так и грязной посуды после приёма пищи. При этом заметили, как один из денщиков князя дал довольно объёмный и подробный список блюд на обед прибывшему шеф-повару. А значит, следовало дождаться обеда в любом случае. Ну и продолжать при этом собирать нужную информацию.

Выяснились интересные детали. Оказывается, соправители Триумвирата не совсем доверяют друг другу, а может быть, просто проявляют оправданную осторожность. Потому что всеми доступными средствами стараются быть в курсе дел сотоварищей. Скорее всего, заранее и шпионов подкупили в лагере своих венценосных коллег и теперь ждали от них весточек. Эти сообщения стекались к одному человеку, а тот уже без свидетелей наговаривал их самому князю, обращаясь к тому так, словно торжественная коронация уже давно состоялась:

– Ваше величество, из ставки принца Шуканро сообщили: он привёл три дивизии своих драгунов в полную боевую готовность и с максимальным трепетом ждёт не дождётся известий со стороны моста через пролив.

– Так и должно было случиться.

– Но вдруг принц двинет своих дикарей в другую сторону? Домой он вроде вообще никого отправлять не собирается.

– Тоже не страшно, наших генералов я предупредил. А если все три дивизии самых больших смутьянов отправятся в рейд к Чагару, остаточный мизер нам проблем не доставит.

– Из стана герцога Здорна нам доложили, что старый ветеран отправил в своё королевство всю свиту во главе со старшим сыном и приказал спешно готовиться к коронации. Вернее, посыльные отправились ещё вчера, а принц выбирается из Шулпы сейчас.

– Тоже соответствует нашим планам. Вначале я тут на хозяйстве останусь пару недель, потом уже не герцог, а король Паугел Здорн вернётся и меня подменит.

– Значит, ваша коронация так и состоится через пятнадцать дней?

– Верно, менять ничего не станем. Корона от меня никуда не денется, а любого противника или иного кандидата я мигом в порошок сотру! И пикнуть больше одного раза не успеет!

Подслушивая этот разговор, Виктор философски пожимал плечами:

«Человек предполагает, а судьба располагает. Мечтает о короне на голову, а тут вот-вот на ту же голову яд порошком просыплется…»

Поступили сообщения и о грядущих сложностях для армии Триумвирата. Со стороны Речного пролива, прижимаясь к берегу Второго Щита, стали подтягиваться первые несуразные кораблики. Скорее они не выдержат любого морского сражения, потому что весьма похожи на простейшие речные лоханки, но тем не менее вёсел и руля слушаются отменно. Благодаря щедро рассыпаемой соли нападения кашьюри не боятся и, что хуже всего, тянут за собой и прячут в скалах на мелководье плоскодонные баржи, очень пригодные для транспортировки десанта. То есть болотники и в самом деле начинали потихоньку готовиться к войне со Шлёмом. Самозванец Уйдано Лайри и одного дня сверх обусловленной недели не желал давать противнику передышки. А если принять во внимание, что на его стороне почему-то оказался и десятитысячный корпус карателей бывшей империи, то Триумвирату не слишком стоило расслабляться. Береговую линию среднего материка следовало укрепить заранее.

Что и сделал дальновидный Элвис Парайни. Он приказал растянуть вдоль побережья три дивизии объединённых армий и создать дополнительный очаг обороны на Кряжистом Углу. Да и в остающихся после демобилизации частях приказал провести соответствующую подготовку к сражениям.

Талантливо он руководил войсками, грамотно. Даже слишком. Приказы так и летели из его ставки во все стороны Шулпы и её пригородов. Тем более следовало опасаться такого деятеля, которому жрец дионского монастыря дал точное определение при коротком обмене мнений:

– Мозг всего Триумвирата! Да плюс гарант быстрого экономического возрождения всего Шлёма. Такую голову даже рубить жалко.

Монах Менгарец тоже кривился от определённой жалости. Но теперь уже ничего не вернуть: недальновидно поступил Гром Восьмой, ополчив против себя и Союза Побережья всех остальных Львов Пустыни. Сейчас бы все три королевства преспокойно отстраивали бы дворцы да хлеб сеяли. Наоборот, стоило поддержать их помыслы о независимости и самостоятельном развитии. Пусть бы и тут десяток, а то и два новых государств образовалось, тогда бы они по отдельности никакой опасности не представляли, а так все объединились под одним флагом и попробуй теперь с ними договорись. Приходится резать по живому.

Всегда трудно исправлять чужие ошибки! Тем более в политике, будь она неладна!

Ближе к обеду движение несколько улеглось, и повара стали закатывать в зал-столовую столы с заказанными блюдами и угощениями. При этом они пробовали любую доставленную еду по требованию телохранителей князя, а потом ещё некоторое время ожидали дальнейших распоряжений в примыкающем к апартаментам коридоре. Пища, понятно, оказалась пригодна к употреблению, и поваров в конце концов отпустили. А сам Элвис Парайни и всё его окружение уже собрались сесть за столы. Причём уже и команда из уст князя прозвучала наружной охране:

– Всё! Больше никаких просителей, посетителей или курьеров! Пусть ждут! Нам тоже хоть раз в день надо в покое побыть.

Но как раз в этот момент раздались восклицания принца Шуканро, который бегом мчался к апартаментам своего соправителя:

– Элвис! Срочное сообщение!

Как только раздались эти слова, Виктор Менгарец условным морганием фонаря дал команду Фериолю не начинать рассыпать ядовитый порошок над столовой. Мало ли что, вдруг сейчас вся свита так и умчится куда-то по тревоге. И все три наблюдателя утроили своё внимание, ведь возможно, что это им сейчас грозила смертельная опасность.

Но сообщение оказалось скорее приятного толка. Особенно для Триумвирата и истосковавшегося по немедленным боевым действиям принца:

– Элвис! Герцог Здорн взял мост и обе крепости на берегах! – Он вбежал внутрь первого зала, жестом приказав своим телохранителям оставаться снаружи апартаментов. – Правда, потери понёс невероятно большие из-за пушек. Практически более половины атакующего состава полегло при штурме. Скорее всего, ничего бы у старого солдафона не получилось, но на тот берег вырвались первые эскадроны разведки новоявленного северного диктатора из Дейджана. Защитники моста оказались практически в ловушке. Только и спасло их, что наличие ждущих кораблей да пушечный огонь с бортов по обоим побережьям. Они прямо с моста на верёвках эвакуировались вниз да ещё все пушки забрали и ушли морем в сторону своего Чагара. Хорошо ещё, что герцог Здорн первым ударил по мосту сквозь заградительный огонь, прорвался через него и одним ударом выбил из крепости на том берегу северных варваров. Сейчас мост и крепость в наших руках, и я двинул свои дивизии для прорыва. Приказал сразу переходить на ту сторону и начинать преследование обозов с сокровищами.

Князь Парайни попытался остановить своего соправителя:

– А что ты будешь делать при возвращении? Вдруг северяне подведут больше войск?

– Они обескровлены полностью долгой войной и длительными переходами. Ваше дело – удержать мост, а уж я со своими орлами обязательно к нему прорвусь. Ещё лучше, если встречным ударом поможете.

– Поможем! Может, с нами выпьешь, пообедаешь?

– Некогда, срочно догоняю свои дивизии! – Принц покосился на пышно накрытые столы и завистливо крутанул головой: – Эх! Ну разве что один кубок выпью, за полную победу и удачный рейд!

Они вдвоём приблизились к столу, а один из услужливых помощников князя разлил вино по кубкам. Пока Виктор пытался решить молниеносно дилемму: сыпать или не сыпать яд вниз, принц ещё более молниеносно опрокинул вино в свою глотку, рыкнул «ура!» и помчался к выходу. Выскочив наружу из апартаментов, он и дальше поспешил вприпрыжку по коридору, а заглянувшая внутрь наружная охрана плотно прикрыла за ним двери. Им ведь уже поступила команда никого и ни при каких обстоятельствах не пускать.

Теперь уже никто из неожиданных посетителей не мешал князю и его ближайшему окружению спокойно покушать. Как никто не мешал старательно жующему листики противоядного растения Фериолю интенсивно сыпать вниз ядовитую пыльцу.

Через пятнадцать минут всё было кончено. Кое-кто из умирающих, правда, упал на пол слишком шумно, кое-что из посуды громко разбилось, но из-за навалившегося паралича позвать наружную охрану никто не смог. Так что ещё через десять минут в зал пробрались через потайной отнорок Виктор и Додюр. Частенько прикладываясь к флягам с кислым молоком, они уложили тела таким образом, чтобы создавалось впечатление: Элвис Парайни умер первым, а все остальные пытались оказать ему посильную помощь.

Потому что всё равно при следствии выяснится, что принц и князь выпили свои кубки одновременно. А только потом уже все остальные приступили к обеду. Раз принц остался живой, значит, это только он и мог отравить своего соправителя. Следовательно… Триумвирата больше нет. Если вообще не начнётся гражданская война между недавними союзниками. Именно на такую войну Виктор очень рассчитывал. Когда не можешь победить, нет ничего лучше, чем поссорить вражеских лидеров между собой. Особенно лидеров того вражеского лагеря, которые оказались сильней, многочисленней и организованней.

Глава пятая

Поиск наследства

Наблюдать и запомнить, как пройдёт весь процесс осмотра места диверсии, какой поднимется после этого скандал и что именно будет предпринято в первую очередь, остался только один жрец. Фериоль сам легко мог пробраться по обратной дороге к штабу. А Виктор вместе с Додюром поспешили в Колыбельную. Причём кок ещё в пути попытался выяснить основные направления их деятельности в ближайшие часы и сутки. На что Менгарец отвечал таким тоном, словно и сам рассуждает над этим:

– Очень многое зависит теперь, как среагируют на смерть князя Парайни его сторонники и все остальные. Предсказать, что произойдёт, в данную минуту я не решаюсь. Они могут начать кровавую междоусобицу немедленно, перерезая друг другу глотки, ломая всё, что стоит, и сжигая всё, что горит. А могут, наоборот, сплотиться, консолидироваться в едином строю, относя любые потери на козни врага.

– Так ведь они о нас не знают! – удивился Додюр.

– Дело не в нас, а в общем слове «враг». И тут всё будет зависеть от герцога Здорна, который после организации обороны моста и пропуска на ту сторону дивизий принца вернётся в Шулпу. Если сумеет организовать правильно следствие, то и до нас доковыряются сквозь стены. Если допустит хоть какие-то эмоции – остатки армии принца так и не вернутся по домам, всех вырежут. Очень надеюсь на второе.

– Так что, будем ждать, затаившись, и готовиться к обороне?

– Ни в коем случае. У нас и других дел полно. В случае опасности уйти мы всегда успеем по четырём тоннелям, ведущим на Кряжистый Угол и в глубь континента. Кстати, их тоже следует проверить немедленно. А сейчас у нас первым пунктом стоит разгадка найденных вчера карт. Я уже не говорю о срочном вскрытии тех шести объектов, которые мы так и не успели расконсервировать до эвакуации.

– Ну, раз не вскрыли, то, может, и не надо? – проявил здравую рассудительность кок. – Вдруг там что-то такое…

– Надо! Обязательно надо! Тем более что мне очень бы хотелось добраться до оружия. Не такого, как у нас за пазухой, а которое бьёт с любого расстояния и по любым площадям. Тогда мы живо навели бы здесь порядки и прекратили любые войны.

– О-о-о-о… А оно здесь есть?

– Может, и нет, но удостовериться в этом надо. И чем быстрей, тем лучше. Ну и про поиск мужского «омолодителя» забывать не стоит.

В штабе Виктор немедленно стал развешивать карты на стенах. Так они наглядней смотрелись и быстрей раскрывались для подсознательных подсказок. Кок, в очередной раз восхитившись электрической плитой, приступил к быстрому приготовлению пищи, опять-таки ни на минуту не прекращая своих вопросов:

– Странные какие-то эти карты… Хоть что-то на них понимаешь?

– Кое-что. Вот эта, например, не что иное, как схемы многоярусного космического корабля. А вот на этой ещё и разрезы по отсекам показаны. Подобные аппараты летают между галактиками по всей Вселенной.

– Корабля?! Так там человечки в натуральную величину нарисованы?

– Конечно. И не открывай так рот, лучше лук помешивай, пригорает…

– Где же его спрятали?

– Такие межпланетные станции, как правило, посадку на планету не совершают. Только в случае аварии или безвыходного положения. И то это может оказаться слишком печальным для самой планеты. А вот на этой схеме показан двухпалубный космический истребитель крейсерского класса. Он размерами поменьше, всего в два раза больше, чем наш флагман эскадры…

– Ох! Ничего себе!

– Поэтому отыскать такой аппарат было бы очень здорово! Мы тогда легко добьёмся поставленных перед нами задач.

– Но разве может один человек управлять таким великаном?

– Не сразу, но должно и у меня получиться. Там в обязательном порядке есть гипнотические имитаторы обучения. Кажется, они даже вот здесь обозначены на схеме. Так что полететь мы бы смогли куда угодно…

Неожиданно мастер приготовления пищи засмеялся:

– Полетим в Чагар и устроим большую свадьбу?

Виктор сразу вспомнил о принцессе Розе Великолепной, Покорительнице Небес, и продолжительно вздохнул. Потом подозрительно сузил глаза на веселящегося товарища:

– А ты сам почему ещё не женат?

Никаких сердечных драм или душещипательных причин для холостяцкой жизни у кока не нашлось. Только и пожал равнодушно плечами:

– Не попалась мне на пути моя дама сердца. Всё какие-то не те норовят меня в кровать заволочь. А я всегда мечтал о такой воительнице… чтобы ух и ах, но чтобы и готовить умела отменно, и ласковой была, и доброй.

– М-да, непосильная задачка, – посочувствовал Менгарец. – Я бы и сам от такой не отказался, но среди женщин если и попадается «огонь и кремень», то доброты или ласкового слова от неё не дождёшься.

– Почему же? А вот твоя Роза по всем категориям тебе подходит.

– Ха! Сравнил тоже… – растерялся Виктор, замирая перед картой и делая вид, что тщательно рассматривает мелкие детали. – И чего это она моя?

– Да ладно тебе! – с приятельской простотой воскликнул Додюр. – И так все уверены, что из вас отличная пара получится. К тому же о ваших чувствах уже почти все по вашим глазам догадались. Вы когда вместе, то совершенно другими становитесь, словно две половинки вместе сошлись.

Менгарец опять продолжительно вздохнул и совсем не по делу вспомнил:

– Так ведь Роза готовить не умеет.

– Оно ей и не надо! Ещё не хватало принцессе, а то и королеве со сковородками возиться. А я для чего? Без работы хочешь оставить?

– Без работы такой мастер никогда не останется, а вот с женой тебе помочь надо. Неужели никакая из знакомых женщин не нравится?

– Ни одна!

– Тогда будем искать. И устроим свадьбы… в один день! Как тебе такая идея?

– Э-э-э… Ваша святость хитрит, – продолжал посмеиваться кок. – У тебя-то невеста уже есть, а когда я ещё свою суженую встречу…

– Трус! Дай только нам до Чагара добраться. Мы тебя быстро сосватаем.

Сказал и замер, уставившись на очередную карту. И даже на несколько вопросов своего товарища не ответил. Потом с бормотанием повернул карту на девяносто градусов по часовой стрелке, присмотрелся и с озарением воскликнул:

– Точно! Почти идеально сходится! – и стал тыкать пальцами: – Помнишь, я тебе говорил про четыре подземных тоннеля, по которым можно покинуть дворец? Так вот их примерное расположение здесь и зафиксировано вот этими линиями. Только самого города Шулпа как бы нет. Да и самого дворца не видно. Зато имеются вот эти две крепости и один замок. Может, это карта слишком древняя, или эти три строения давно снесли при постройке столицы, но что-то я их не припоминаю. Да это и не важно. Более волнует вот этот тоннель, упирающийся в глубину Кряжистого Угла. И на его конце – чёткий символ. Боюсь, конечно, ошибиться, я ведь не картограф и не историк, да и в великом космосе подобных символов бесчисленное множество. Но мне кажется, это обозначение соответствует контуру древних космических ракет.

Додюр даже про готовящееся мясо забыл от детского восторга:

– Ракета?! Та самая, что вон на том рисунке?!

– Да нет, такие огромные станции на планеты не садятся – почти… А вот подобный истребитель там припрятать могли. Или не припрятать?.. А просто бросить после аварии?.. Но в любом случае там должно быть оружие! Много оружия! Это ведь боевой истребитель, и недаром его схема сохранена.

Товарищ несколько разочаровался «маленькими» размерами возможного трофея, поэтому засомневался и в действенности древнего, по его понятиям, оружия:

– Наверняка всё прогнило и пришло в негодность…

– Ха! А что ты вокруг себя видишь? На чём ты сейчас жаришь мясо? Кстати, удивляюсь, почему оно такое подгорелое… Ничего ведь не сгнило? Всё функционирует?

– Тогда почему Гранлео этим истребителем не воспользовался при уничтожении Чагара? – В логике рассуждений отказать коку было нельзя. – Или хотя бы сам оттуда не взял чудо-оружие и не использовал его при битве у Радовены?

Действительно, кроме химических мин, ничего из высоких космических технологий в запасе у погибшего в цунами императора не оказалось. А уж он, по некоторым понятиям, должен был и в картах разбираться, и про ход, ведущий под горный массив Кряжистого Угла, знать. Но раз ничем ультрасовременным во время войны не пользовался, то напрашивалось несколько выводов. Либо там ничего толкового нет, либо там находится нечто совершенно не соответствующее древнему символу. Разгадку иначе чем с помощью собственных глаз и рук не получишь. Но в любом случае с данной минуты Виктор твёрдо был уверен в необходимости скорейшего путешествия по означенному тоннелю. И, не откладывая дела в долгий ящик, принялся собирать вещи в дорогу. Глядя на его действия, кок поинтересовался:

– И далеко нам придётся топать?

– Судя по масштабу карты – порядочно. От двадцати пяти до тридцати километров.

– Солидно! Но не лучше ли будет выбраться на поверхность и уже там двигаться к тому месту? Ведь карта с точкой имеется. И форма одежды у нас есть подходящая.

– Наивный. По скалам да по горам мы будем трое суток пешком добираться, а подземный тоннель наверняка роботы пробили прямой да ровный. Может, и бегом справимся за несколько часов. С нашими теперешними силами и марафон по силам.

– Марафон? Что за зверь?

– Забег спортсменов на дистанцию чуть больше чем сорок километров.

– Эти спортсмены что, больные? Или идиоты?

– Ничего, в этом мире тоже скоро олимпиады проводить начнём. Тогда поймёшь суть и дух спортивных соревнований.

– А кто такие роботы?

– Они разные бывают. Но в том числе и такие, как кроты, но только из железа. Могут прогрызать ходы в камне или в любой иной породе.

– Надо же! Вот бы нам такого крота в наше королевство Гачи. Там на севере горная гряда четверть страны отделяет, приходится сотни километров в обход ездить. А так крот прогрыз бы дыру – и красотища!..

Мясо к тому времени уже дошло до готовности, и кок поинтересовался:

– Что-то Фериоля долго нет, может, следует идти к нему на выручку?

– Вряд ли он так быстро уйдёт. Самое интересное можно будет услышать о других членах Триумвирата: все грехи, подозрения, легенды, сплетни и шпионские данные. Наверняка сидит наш жрец и ушей оторвать не может. Так что давай так – едим сами, а он на ходу перекусит. Если к моменту нашего выхода не вернётся, то тотчас и за ним наведаемся.

За жрецом и в самом деле пришлось заходить. Тот весьма обрадовался принесённому обеду, но сразу есть не стал, согласившись отправиться в путь вместе с товарищами.

– Всё равно больше ничего интересного не услышим, а мне, прежде чем есть, надо бы хорошенько руки помыть. Возился с этим порошком…

Прошли вначале на окраину дворца и там использовали воду одной из фляг для омовения. Затем отыскали тот самый тоннель, ведущий в сторону Кряжистого Угла, и двинулись по нему вначале в спокойном темпе. Фериоль на ходу обедал, а Виктор ему рассказывал о своих последних выводах и догадках. Для освещения использовали фонари, хотя и по две обычные керосиновые лампы с собой прихватили.

Как раз в тому времени, как жрец стал рассказывать о поднявшемся в стане врага переполохе, тоннель перед идущим впереди Менгарцем резко вильнул в сторону, обрываясь в небольшой пещерке. После короткого осмотра Виктор воскликнул, упоминая для остальных нечто новое:

– Однако! Здесь даже метро существует.

– Ты о чем? – не выдержал Додюр. – Неужели вот это и есть тот робот-крот, который грызёт камни?

– Да нет, эта штука совсем для иного предназначена… Фериоль, свети мне вот сюда! Скорее это можно назвать мотоциклом… а может, и велосипедом… или мотодрезиной?..

Найденное устройство передвижения и в самом деле напоминало громоздкий и неуклюжий мотоцикл, стоящий двумя стальными широкими опорами с многочисленными колёсиками на единственном стальном рельсе, уходящем в зев продолжения тоннеля. Устройство двухместное, с сиденьями между двух рулей, направленных в противоположные стороны. Под рулями виднелись фары, под сиденьями теснились массивные энергетические батареи. Именно их и старался подключить сейчас инопланетянин, с чертыханиями проверяя соединения. Но через короткое время вынужден был констатировать:

– Разряжены! Полностью и давно… Что весьма странно. Да и всё остальное ржавое, неухоженное и запылённое. Словно полтысячи лет к этому коню никто не прикасался.

– Это хорошо или плохо? – переживал жрец.

– Скорее плохо. Раз Гранлео сюда не наведывался, значит, в конце этого тоннеля нет ничего ценного.

– Или там самая опасная ловушка?

– Может, и так… Но пока не увидим, не узнаем…

– Двигаемся пешком? – поправляя на себе лямки вещмешка, спросил кок. – Или перейдём на бег?

– Да нет, лучше плохо ехать, чем хорошо идти, – бормотал Виктор, продолжая крутиться вокруг агрегата и дёргать его за выступающие части. – Ничего не пойму, должен ведь быть и механический привод для движения вроде… И руль зачем? Рельса-то одна… А-а! Вот оно как!

Он уселся на сиденье лицом по направлению движения и потянул дуги руля на себя. Странный мотоцикл противно скрипнул, дернулся и с хрустом проехал полметра. Тотчас седок развернулся, сдвинулся на второе сиденье и потянул второй руль. Мотоцикл дёрнулся в обратную сторону, а руль вернулся в изначальное положение.

– Отлично! Сейчас ещё малость помудрим и будем ехать с ветерком!

Но кок со жрецом сомневались:

– Как мы на нём втроём разместимся?

– Ты хочешь на нём разогнаться? Вдруг впереди ловушка? Или стена?

– Если я не ошибаюсь, то мы и вот этот большой фонарь во время движения задействуем, – копошился вокруг устройства Менгарец, отщёлкивая какие-то зажимы. – Но вначале облегчим до максимума этого коня. Додюр, хватайся здесь! Снимаем чуть вверх и в сторону! – Они быстро вынули все батареи, кроме одной. О ней Монах сказал: – На всякий случай, вдруг и она чуток подзарядится, если не рассыпалась. Теперь хорошенько всё промоем, смажем керосинчиком! – Его святость, не экономя, щедро поливал соединения устройства густым керосином для ламп. – Ну и напоследок попытаемся переключить вот этот тумблер с динамо на проводку. Оп-па! Есть контакт! Сейчас двинемся и проверим.

Он первым уселся на сиденье, хватаясь за дуги ложного руля:

– Додюр, садись за мной и свети перед нами фонарями. Фериоль, а ты садись на задний руль и крепко держись за кока, по логике, на поворотах может резко качнуть в сторону. Уселись? Тогда пусть удача нам улыбнётся!

После смазки хруст и поскрипывания почти исчезли, зато стало гудеть и дребезжать дающее ток динамо. Но нужное электричество оно всё-таки давало, и когда скорость превысила десять километров в час, фара уже светила чуть даже больше, чем фонарики. По собственной силе и лёгкости движения рычагов он понимал, что скорость можно как минимум удвоить. Однако не стал этого делать. Вдруг впереди и в самом деле какая-то ловушка? Или природный завал? Вполне возможно, что ход давно обрушен, вот последние императоры им и не пользовались.

Как это было ни странно, но всё транспортное соединение тоннеля оказалось на удивление цело, разве что в одном месте, на отрезке третьей четверти, дно заливала большая лужа. Но рельс над ней просматривался непрерывной линией и нигде не утапливался полностью. Поэтому Додюр, сменивший Виктора к тому времени на руле, проехал участок в сто метров на самой малой скорости, стараясь не поднимать опустившимися в воду роликами волну.

Кстати, тоннель в том месте оказался необычайно широк, около шести метров. Вероятно, при прокладке здесь использовалась природная пещера и карстовые пустоты. Но именно на середине лужи сидящий на закорках Фериоль вдруг запаниковал:

– Мне кажется, что здесь гораздо глубже! И тех самых поперечных балок не видно, которые ты назвал шпалами.

Посветил своими фонарями вниз и Менгарец. С какой-то дрожью осознавая, что шпал и в самом деле не видно, как и дна не наблюдалось.

– Хм! Не иначе здесь подобие пустоты под нами. И всё затоплено…

– Ловушка?

– Не похоже… скорее просто не стали заморачиваться с прокладкой сплошного моста, посчитав прочность рельса достаточной.

Подводный провал достигал длины метров в десять, и жрец ещё больше обеспокоился:

– Вдруг рельс проржавел? И лопнет под нами? Пусть даже на обратном пути?

– Ерунда какая. Что мы, плавать не умеем? Главное – тоже вот так спокойно переезжать эту лужу… – Они как раз выехали на сухое место, и Виктор похлопал кока по плечу: – Давай, дружище, добавь ветерка, чтобы наш конь быстрей копыта высушил!

Товарищ ускорил движения рычагов, и уже на привычной крейсерской скорости через полчаса добрались до цели. Вернее, до небольшой двери, за которой неизвестно что скрывалось. Причём дверь оказалась совершенно идентичной тем, которые прикрывали секретные объекты и во дворце Гранлео. В том смысле, что для открытия опять можно было использовать пять вариантов, в зависимости от личных предпочтений исследователя.

Рельса здесь заканчивалась, но что больше всего радовало – имелось стабильное электрическое освещение. Лучше всего освещалась дверь, а расходящиеся стены пещеры терялись в густой тени. Наличие света для вскрытия замка на двери оказалось очень кстати.

Виктору открыть эту дверь труда особого не составило. А вот когда толкнул её перед собой спустя четверть часа, тогда и стал удивляться. Во-первых, сама дверь оказалась на удивление тонкой и хлипенькой. Такую помеху при желании и большими кувалдами в тандеме с ломами можно выковырять. А во-вторых, после большого, расширяющегося во все стороны помещения-предбанника глазам исследователей предстала совсем иная дверь. Массивная, матово поблескивающая, с единственной, хоть и большой, нажимной ручкой для открывания.

Присмотревшись к металлу, Менгарец пробормотал:

– Наивысшей защиты! Такие устанавливаются на секретных объектах только общепланетарной важности. Как минимум. Мы такие на нашем заводе тоже делали, поэтому помню. Но там системы вскрытия и защиты умопомрачительной сложности, а здесь всего лишь одна ручка. Более чем странно!..

– Наверняка ловушка! – в своём привычном стиле ворчал Фериоль. Что Виктора только заставило ещё больше нервничать:

– Да оно и жирафу понятно, что здесь дело нечисто! Раз уже никто из Гранлео сюда много веков не являлся, то и нам следует назад возвращаться…

Додюр деловито хмыкнул и уточнил:

– Тогда – в обратный путь?

– Да нет… – кривился в жутких сомнениях Менгарец. – Надо всё-таки туда заглянуть… Давай верёвку! – Получив желаемое, дал товарищам второе распоряжение: – Подкатывайте сюда валуны и сносите камни, построим небольшую стенку перед дверью. Так, на всякий страховочный случай.

Сам закрепил верёвку за ручку, а конец завёл в сторону, за изгиб стенки предбанника. Потом стал помогать возводить стенку. Когда та поднялась на высоту груди, посчитали, что этого достаточно для минимальной защиты от неведомой опасности. Первую, уже открытую, дверь тоже проверили на лёгкость закрытия в спешке.

Ну а потом стали действовать по оговоренным инопланетянином инструкциям. Хотя они оказались просты до наивности: если что, тянуть дверь назад верёвкой. Не получается – бежим к мотоциклу, закрывая за собой первую дверь, и сматываемся.

Виктор взобрался на возведённую преграду, повесил на грудь два фонаря. Затем под дверью отражателями в сторону открываемого пространства установил в ряд шесть керосиновых ламп. И только после этого стал медленно надавливать на ручку открытия. Хотелось вначале приоткрыть маленькую щёлочку и заглянуть внутрь, а уж потом решать, что делать дальше.

Вся суть последующего «потом» смешалась в бешеном и смертельно опасном калейдоскопе. Ручка при опускании достигла определённого места, и раздался щелчок. Тут же загудели сервомоторы, и дверь самостоятельно стала открываться, невзирая на натянутую, словно струна, верёвку. Ударившись в стену, она оказалась заклинена стальным крючком с простым пружинным механизмом. Ну а глазам на мгновение открылась ещё большая, можно сказать – громадная, пещера, ведущая к чему-то гигантскому, чёрно-обожженному и местами тускло отсвечивающему. Что именно там находилось, рассмотреть не было ни времени, ни возможности. По ушам ударила пронзительная сирена боевой тревоги. Стоящий прямо за дверью проходческий робот на гусеничном ходу завращал парой своих алмазных буров в передней части, шевельнул боковыми манипуляторами и с лязгом и гулом моторов рванулся в атаку. Мало того, Менгарец успел рассмотреть ещё с десяток боевых роботов, которые поднимали свои убийственные жерла, раструбы и дула в сторону открывшейся двери. Многие при этом ещё и двигаться начали в сторону появившегося чужака.

То есть тройка исследователей попала не просто в ловушку, а по собственной неосторожности выпустила на волю смерть для всего, что шевелится.

Робот-проходчик со скрежетом и грохотом врезался всей своей массой в сложенную из камней преграду, пробил её, но гусеничная остойчивость на такой скорости, да ещё и на неровности из валунов, оставляла желать лучшего. Робот завалился набок, продолжая крутиться на месте и бешено вращая гусеницами. Только благодаря тому, что его высота не превышала полутора метров, он своими бурами при таране не отрезал Менгарцу ноги. Ну может, человек ещё и подпрыгнуть чуть успел, падая внутрь огромной пещеры и с ужасом осознавая, что его вот-вот прожарят и распотрошат всеми видами оружия великого космоса.

Но, к счастью, вся система обороны и контратаки срабатывала с некоторым опозданием. Потому и поставлен был возле самой двери шустрый геологический робот для первой атаки на постороннего вторжителя. Данное опоздание и помогло сильному, ловкому и проворному телу Менгарца использовать все свои внутренние ресурсы на пределе. Только коснувшись пола, он вскочил немедля на ноги, дёрнул заклинивший дверь крючок в сторону и заорал своим товарищам:

– Тяните!

Еще и сам потянул ручку подавшейся двери за собой. Сам он закрыть тяжеленную преграду из самой прочной стали не успел бы. Но рывок верёвок оказался как нельзя кстати: дверь захлопнулась в тот момент, когда по ней ударил объединённый залп боевых роботов. Всё солидно вздрогнуло, посыпалась пыль со свода и мелкие камешки, но второго залпа так и не последовало. Вероятно, сам факт закрытия двери предполагал отмену боевой тревоги внутри охранного контура.

Но снаружи оставался вращающий гусеницами робот-проходчик. Тем более что он теперь задействовал для стабилизации своего корпуса электронные мозги: перестал бестолково вращаться и стал применять свои манипуляторы.

– Бежим!

Естественно, что справиться с ревущим конгломератом несокрушимых космических технологий хотя бы без нескольких ломов и молотов было невозможно. Это и товарищи Виктора понимали, запрыгивая следом за ним на уже тронувшийся с места мотоцикл. Когда скорость явно перевалила за тридцать километров в час, Фериоль оглянулся назад и с ужасом воскликнул:

– Этот монстр мчится за нами! Даже догоняет!

Вот тут уже Менгарец выложился по максимуму, разогнав устройство чуть ли не под пятьдесят километров в час. Он даже слышать перестал в гуле роликов и колёс, мечтая только добраться до лужи и лелея надежду, что если она не остановит настырного робота, то более глубокая яма окажется достаточной преградой для гусеничного проходчика. Весь вопрос состоял в том, проскочит ли на такой скорости само транспортное средство через лужу?

А вот и она!

– Держитесь крепче!

Не хватало только поднятой волной смыть сидящего на закорках жреца!

Удержался! Да и поднятая волна, брызги во все стороны, до самого свода, наверняка помогли дезориентировать геологического робота. Вода для него преградой не являлась, а вот обрыв под своими гусеницами он не заметил. Так и булькнул в глубину, словно каменный булыжник, утяжелённый свинцовой огранкой.

Мелькнувшие в свете фонаря гусеницы Фериоль заметить успел и заорал от восторга:

– Утонул! Утонул!

Тяжело дышащий Виктор остановил мотодрезину, поменялся местами с Додюром и, когда тронулись вновь, пытаясь восстановить дыхание, предупредил:

– Рано радуешься. Это такая гадость, что и в воде бурить дырки станет, и к свету пробиваться…

– И воздух ему не нужен?

– Зачем он куску железа? Так что всё зависит от нескольких факторов: например, какова глубина той ямы. Если очень большая, то повышенное давление быстро успокоит этого крота навсегда. Если там не глубоко, то он успеет пробить тоннель под уклоном вверх и выбраться точно в этом проходе…

Дальше имелось тоже несколько вариантов развития событий. Робот мог вернуться обратно к месту своего базирования, а мог и в погоню за людьми отправиться. А уж там если он доберётся в секретные дворцовые лабиринты, то такого натворит!

– Хоть бы у нас в руках мечи были, как мой двуручник, – сожалел Менгарец. – Мы бы тогда с кротом поборолись. А уж когда он на боку лежал, всяко могли ему манипуляторы в соединениях повредить. Там его самые слабые места.

Но вроде погоня прекратилась. Пока!

Добрались до пешеходного участка и, проклиная собственную любознательность, поспешили к штабу. Но больше всего себя укорял инопланетянин:

– И ведь всё явно было! Чего я туда полез? Гранлео туда и духа не показывал, потому что знал: там смерть! И для него, и для его подданных. Это ещё истинное чудо, что мы в живых остались… О-хо-хо!

– Да ладно тебе, – утешал товарища Додюр. – Всё хорошо, что хорошо продолжается. Вдобавок оружие ты отыскал всё-таки.

– Ага! Только как его взять? И голову при этом сберечь?

– Что же там так охраняется? – удивлялся Фериоль. – Что даже самому императору туда хода нет?

– Судя по размерам, может, даже та самая межпланетная станция.

– Ух ты! – Кок припомнил недавно рассматриваемые рисунки и схемы. – Если мы туда доберёмся, то все трудности позади?!

– Несомненно! Только для прохода сквозь ту охрану понадобится ещё более мощное и страшное оружие. А его где взять? Замкнутый круг получается. И опять-таки: если бы был выход, династия Гранлео за девятьсот лет своего правления обязательно бы его отыскала.

– Но как же так! – недоумевал жрец. – Если это всё принадлежало предкам Гранлео, то почему он не знает, как наследством воспользоваться?

– Вопрос не скажу что интересный. Вопрос – краеугольный! Жаль, при моей последней встрече с Гранлео я не успел его задать. А теперь до всего собственным умом доходить придётся. И хорошо еще, если при этом тот самый ум вместе с головой не пострадает…

Так как было почти по пути, решили заглянуть и прислушаться, что творится в апартаментах ныне уже покойного князя Парайни. До начала наблюдений Фериоль только успел поведать, что паника поднялась через час после окончания диверсии. Кто-то из важных сторонников герцога всё-таки отыскался, который имел право заглянуть внутрь апартаментов и выяснить, почему так долго его величество изволят обедать. По прошествии этого часа остановить принца и весь начатый им рейд на Первый Щит уже было невозможно. Тот перешёл мост и ринулся со своими дивизиями вслед за отступающими войсками Союза Побережья.

Так что всё будет решаться единолично герцогом Здорном, который как раз и появился возле тела своего соправителя. Старый ветеран, понурив голову, выслушивал спешное бормотание двоих людей: своего заместителя и человека из стана покойного, который проводил основное расследование. Те говорили очень неразборчиво и тихо, но судя по жестам и изображаемым позам, пересказывали герцогу Здорну свои совместные выводы. По ним получалось, что в потраве больше некого винить, кроме принца Герберта Шуканро или воинов наружной охраны. Но последние тоже имели довольно твёрдое алиби: после апробации блюд поварами они не входили во внутренние комнаты.

Некоторое время ещё лидер задавал уточняющие вопросы, выпытывал несущественные подробности и всё это время неимоверно хмурился. Теперь от его решения зависело всё будущее континента Шлём. А то и всего остального мира. Проявит рассудительность и сдержанность – Шлём останется самым сильным общегосударственным формированием на планете. Пойдёт на поводу эмоций и напрасных обвинений – Львам Пустыни уже никогда не восстановить своего прежнего величия и военного могущества.

Всё-таки старый рыцарь, дуэлянт, солдафон до мозга костей, не был склонен к широкомасштабным политическим помыслам. Прямолинейность и косность в мышлении сказались. Правда, они не выразились в крайней степени:

– Немедленно разоружить все оставшиеся военные формирования Шуканро и отправить их по домам. Второй шаг: начать поиск нового кандидата на престол в его королевстве. Третий шаг: мы должны поддержать самого достойного и верного преемника и на другом престоле, освободившемся после смерти князя Парайни.

На что человек из стана покойного, ответственный за расследование, с досадой скривился:

– Вряд ли и у нас, и у вас что-то получится. Слишком молниеносно разлетелась весть о смерти Элвиса. Его противников и недоброжелателей тоже отыскалось немало в наших рядах. Первым делом они отправили весть в столицу главному конкуренту Элвиса в борьбе за трон, а потом и сами, без спроса и согласования, снялись с места дислокации со своими дружинами и помчались в своё королевство.

– Ну да… – тяжело вздохнул старый ветеран. – Не успел лев испустить дух, как стая шакалов бросилась делить его охотничью территорию. Ну ничего, пусть все верные сторонники Элвиса остаются на месте, как только разберёмся с принцем и раскроем свершившееся преступление, немедленно двинем армию в ваше королевство и наведём должный порядок.

– Благодарю, ваше величество! Народ встретит вас как избавителя и освободителя от тирании незаконного узурпатора.

Далее пошла неинтересная рутина, да и герцог Паугел Здорн отправился в столицу на объезд войск. Поэтому Виктор решил возвращаться в штаб, на месте прошептав товарищам основной вывод:

– Гражданскую войну на Шлёме можно считать начавшейся! – а когда все заперлись в Колыбельной, продолжил свою мысль: – Теперь и нам следует определиться: продолжить борьбу здесь, до конца открыть все тайны Гранлео или немедленно возвращаться в Чагар?

Первым слово взял жрец монастыря Дион. При этом он довольно точно определил своё мнение, и, кажется, оно совпало с мнением товарищей:

– В Чагаре и без нашей помощи справятся со всеми трудностями. Мало того, само путешествие туда сейчас – это невероятный, более чем смертельный риск. Мы туда никак не доберёмся. Далее. Вредить развалившемуся нашими усилиями Триумвирату – всё равно что даром сотрясать воздух. Отныне они и сами с этим делом справятся лучше нас. Так что остаётся продолжить наши исследования. Не могу сказать, что дело это безопасное и спокойное, но зато весьма интересное и жутко перспективное.

Виктор перевёл взгляд на Додюра, и тот пожал плечами:

– Полностью согласен с предыдущим столующимся. Могу добавить: едой я вас обеспечу.

– Вот и прекрасно! – согласился Менгарец, с некоторым сожалением откладывая свою встречу с принцессой Розой Великолепной на более поздние сроки. – Тогда немедленно начинаем гадать над остальными картами Гранлео. Уверен, разгадку мы отыщем именно в них.

Чем отряд диверсантов и занялся, время от времени тревожно прислушиваясь: не прорывается ли к ним настырный робот-проходчик со своими алмазными бурами.

Глава шестая

Новые направления

Очередную подсказку по новой карте дал Фериоль. Ткнул в одну из них пальцем и переспросил:

– Менгарец, ты уверен, что север именно вверху?

– Уверен, диониец, уверен, – буркнул Виктор, пытаясь рассмотреть полуистёршиеся надписи на схеме большой станции.

– Тогда я, кажется, знаю, что вот это за место! – уверенно заявил жрец, отправляясь к своему столу с многочисленными книгами, картами и записями, которые он успел собрать сюда перед началом отшельничества. Достал из кипы одну из карт, прихватил толстенный трофейный фолиант и вернулся на более освещённое место к товарищам. – Вот, смотрите, это место на карте обозначено как «холмы смерти». Меня ещё в первый день заинтересовало такое странное название. Вот я и запомнил. Да ещё и описание этого места в географическом труде отыскал…

Действительно, указанное место на карте идеально сходилось с подобными обозначениями на найденной накануне карте. Точно так же выступали три скальных рога в глубь залива Змеиный, так же стояла в стороне от берега, в нескольких десятках километров, четырёхглавая холмистая возвышенность. Только у императора на фоне холмов был нарисован символ истребителя, а на географической карте континента стояло конкретное обозначение: «Холм смерти».

Менгарец сразу воспрял духом, восклицая:

– А ведь и в самом деле сходится! Идеально! Почти… Мелкие разногласия не в счёт, ведь первая карта делалась приборами из космоса, а вторая местными картографами, но холмы и береговая линия отметают последние сомнения. Молодец, Фериоль! Я думал, мы никогда не отыщем это место. И скорее всего, именно там находится такой желанный для нас истребитель.

Кажется, все после этих слов подумали об одном и том же. Слишком свежи ещё были воспоминания о недавней горячей встрече с боевыми роботами. Даже веселящийся Додюр поёжился:

– Весь вопрос, как нас там встретят. И вообще, подпустят ли?

– И само описание того места слишком характерно. – Фериоль пролистал фолиант, отыскал нужную страницу и зачитал вслух: – «Холм смерти» – древнее место упокоения многих диких животных, которые в старости сходятся туда умирать. Ни деревья там не растут, ни трава, только и устилает всё толстый слой белых, иссохших костей. По древним преданиям, там стоял когда-то монастырь, обитатели которого прогневили своего бога, и тот наслал на них страшную смерть, а сам монастырь превратил в песок. Люди там тоже начинают себя чувствовать очень плохо, а те, кто пытался что-то построить или стать отшельником в тех местах, умирали уже на третий, максимум пятый месяц…»

Менгарец в расстройстве пощипал себя за ухо:

– М-да! Весьма неприятные характеристики…

– Что, всех убивают роботы?

– Да нет, могло быть и хуже… Да, да! Не смотрите на меня так, бывает и такое. Причём причина одна, а следствий может быть несколько. Но основные следствия тотального уничтожения или полной аварии истребителя – это радиоактивное заражение от взорвавшегося реактора или не менее вредное заражение от остатков страшно ядовитого для всего живого топлива. И то и другое может рассасываться в пространстве и представлять смертельную угрозу тысячелетия. Разве что подобное заражение было сделано специально, для отпугивания местных аборигенов. Но опять-таки, тогда об этом бы знал Гранлео и воспользовался этими знаниями в собственных интересах, а раз не воспользовался…

Длинную паузу прервал осторожный голос кока:

– То и мы туда не пойдём?

– Да нет… – стал рассуждать инопланетянин. – Идти, скорее всего, придётся. Хоть это и далековато – далее половины пути к княжеству Карранги. Только вот, опять-таки, желательно это сделать после осмотра остальных, до сих пор нами не вскрытых объектов дворца. Там могут быть как карты, так и костюмы высшей химической или радиоактивной защиты. Да что там могут, подобные костюмы всегда должны быть в лабораториях, подобных этой.

– Почему же Гранлео ими не пользовался? – прищурился диониец.

– Не нуждался, вот и не пользовался. Да и вообще туда редко наведывался, скорее всего, там вспомогательные и резервные модули уже задействованных или совершенно ему не нужных устройств. Мы ведь в первую очередь вскрывали там, где Гранлео бывал чаще всего, по показаниям слуг. Остальные нашли чисто случайно или уже зная, как и что искать. И то, если судить по рубильникам в «щитовой», два объекта мои помощники так и не отыскали вообще.

– То есть император и сам про них мог не знать?

– Трудно в такое поверить, но всё может быть. Если бы у нас ещё была полная свобода передвижения по дворцу и мой укомплектованный отряд помощников в придачу!

Дворец опустел после ухода элитных частей. Вряд ли что изменится и после торжественных похорон умершего князя Парайни, но всё равно свободно разгуливать в тылах врага партизанам с Первого Щита не удастся, а уж тем более привольно работать. Одна надежда только и была, что попытаться пройти в искомые помещения по тайным ходам между стенами. Раз есть такие проходы в Колыбельную и женский «омолодитель», то должен быть как минимум и на объект номер семь, где подозревали наличие «омолодителя» для мужчин.

На решение этой задачи после бурного обсуждения разных вариантов и осмотра имеющихся схем, как найденных, так и собственноручно составленных, отправился жрец Фериоль в сопровождении кока Додюра Гелиана. Пошёл бы с ними и Менгарец, да слишком уж его заинтересовала наполовину истёршаяся надпись на общем разрезе межпланетной станции. И он, используя разное освещение, стал складывать и выписывать на отдельном листке буковку к буковке.

Заинтересовавшее его место на схеме корабля-матки наверняка имело какое-то важное устройство. Или прибор. И вот это место и было много лет назад обведено чьей-то решительной рукой, а рядом сделана поясняющая надпись. А может, и не надпись, а резолюция? Или приказ? Но сути это не имело до тех пор, пока надпись полностью не оказалась распознана. Она гласила:

«Диспектсор – эвакуировать в княжество Карранги в первую очередь! Бестиарий построить под ним, в озере Шулугар! Дать максимальный приоритет религии княжества «Отшельник Перевала».

Вроде ничего на первый, непросвещённый, взгляд не значащие фразы. Но как много загадок они приоткрывали одним махом!

Что такое диспектсор – догадаться было сложно. Наверняка какое-то архиважное, а может, и слишком опасное устройство, которое прибывшие сюда колонисты с иного мира решили припрятать не только от остальных, но и от себя подальше. Скорее всего, именно туда и совершали ежегодное паломничество императоры династии Гранлео в парном семейном вояже или гордом одиночестве. И оно того стоило, раз первое лицо всего мира оставлял свиту на границе, а сам безбоязненно входил в полностью независимое, изолированное от всего остального мира княжество.

Вторым шло слово «эвакуировать», что по понятиям обитателя большого космоса означало только одно: большой корабль-станция сделал на планету вынужденную посадку, сильно при этом пострадал и восстановлению не подлежит. После чего экипаж, учёные или просто воины с колонистами вынуждены были размещаться здесь на постоянное место жительства. На большом истребителе, пусть даже крейсерского класса, за пределы звёздной системы не улетишь, а дать сигнал «SOS» прибывшие сюда люди либо не смогли, либо побоялись. Может, их искали, может, за ними гнались, а может, и беспощадно охотились. Случаев, подобных этим, во Вселенной имелось бесчисленное множество. Конечно, имей сейчас Виктор при себе прямой выход во всемирное интерактивное пространство «Доставки», то просто бы поднял исторические справки, введя в поисковую систему одно слово – «диспектсор» и временные ограничения тысячелетней давности. Плюс-минус один век. Сразу бы высветилось на сетчатке глаза, кто, где и когда преследовался законом в тогдашнее время и за данное устройство. А так приходилось только вздыхать при упоминании великих, но недоступных совершенств пятидесятого века.

Слово «бестиарий» сразу почему-то ассоциировалось с местными подводными монстрами под названием «кашьюри». Слишком уж они казались не местного, иномирского происхождения. А в свете запруды обоих заливов и разведения этих хищников на чуть ли не планетарном уровне вмешательство из высшего техногенного мира просматривалось сразу. То есть бестиарий однозначно был связан каким-то образом с тем самым устройством под названием «диспектсор». Для дальнейшего построения цепочки не хватало полного количества данных.

Ну и про религию княжества Карранги. Уже только по одному названию становилось понятно, что туда ведёт, скорее всего, один-единственный перевал, на котором рыцари привилегированного народа несут почётную службу. Им в княжество наверняка дали всё для полноценной и сытой жизни, вплоть до атомного молекулятора пищи вкупе с атомным реактором, лишь бы они себя считали избранными и никого, кроме инопланетян, на свои территории не впускали.

Напоследок и основная транспортная артерия прослеживалась весьма однозначно: Кряжистый Угол, где лежат остатки станции под охраной сонма роботов; Шулпа, где были выстроены величественные здания дворца и остального города; «Холм смерти» – где, скорее всего, рухнул, а может, и законсервирован истребитель, перевозивший грузы в обе стороны, и само таинственное озеро Шулугар, где размещён наиболее оберегаемый диспектсор. Хотя почему наиболее оберегаемый? Если бы так стоял вопрос, устройство бы хранилось под опекой боевых роботов. Скорее всего, там на то время посчитали размещение устройства наиболее удобным, выгодным и целесообразным. Возможно, в связи с бестиарием и размножением кашьюри только в пресной воде. Это наверняка уже позже прибывшие из большого космоса людишки просчитали что надо да перекрыли оба пролива так, чтобы те со временем полностью заполнились пресной водой. Вот кровожадные монстры и размножились в немыслимом количестве. Оставалось теперь догадаться, для чего их выращивали, да ещё поставив на поток регулярную подкормку человеческим мясом. Причём мясом свежим, с только что убитых, совершенно здоровых, молодых, полных сил и энергии рабов.

Только за создание такого рабовладельческого строя все инопланетяне, насадившие такое, в любом из цивилизованных миров приговаривались к немедленной казни. Так что понятно, кто сюда заявился около тысячи лет назад и за что их преследовали. Понятно и то, что уничтожение их дальнего, но не менее циничного потомка Гранлео – крайняя необходимость, перед которой не остановится каждый здравомыслящий разумный.

Придя к таким выводам, инопланетянин Виктор Менгарец, уже значительно подзабывший свою истинную фамилию Палцени, похвалил себя и пожалел одновременно.

Похвалил за то, что уничтожил злобного тирана и почти до основания разрушил рабовладельческую систему. А пожалел из-за невозможности оказаться дома, на родной планете, или прямо сейчас рядом с Розой. Той самой девушкой, при воспоминании о которой становилось томно в груди и спирало дыхание.

Вернувшиеся товарищи застали его святость в мрачной задумчивости и с отсутствующим взглядом. Пересказали о своих только частично удачных поисках, получили в ответ полный отчёт о расшифрованной записи и о следующих из этого выводах.

Но потом опытный жрец всё-таки заметил некоторую отчуждённость Виктора в разговоре:

– Ты словно не с нами, а где-то очень далеко. Что-то ещё тебя волнует?

Менгарец немного покряхтел от смущения и нерешительности, а потом всё-таки признался своим единственным на этом континенте друзьям:

– Да вот, что-то я сильно разволновался о самочувствии Розы. Ведь она совершенно не догадывается, что я остался жив, наверняка совсем по-иному жизнь у неё пошла…

– Да ты не сомневайся, – похлопал его по спине Фериоль. – Любящее сердце всё отлично чувствует и на расстоянии.

– Ха! Чувствовать – это одно, а знать – совсем другое. Вот я и ломаю голову, как бы ей хоть какую весточку о себе дать? Хоть намеком каким показать, что я жив?

– Ну и что надумал?

– Ничего дельного. Только и крутится мысль, чтобы каким-то образом выкрасть нужные документы с подделанным приказом из стана герцога Здорна да отправить парочку дипломатов сухопутным путём якобы для переговоров с Чагаром. Ну или ультиматум какой послать. В любом случае послов хоть выслушают, перед тем как казнить. Там и ноты с грамотами почитают. А я в них нечто такое напишу, что Роза сразу поймёт: Монах Менгарец жив и о встрече с ней мечтает. Как вам такая идея?

Пока жрец моргал от удивления глазами, Додюр рассмеялся:

– Ой, как сложно! Не лучше ли подкупить десяток простых воинов по отдельности или нескольких купцов на том берегу Стрелы? Какая бы война ни шла, но одиночки быстрей доскачут до цели и передадут письмо в нужные руки.

– Нет, так действовать нельзя, – возразил Фериоль. – И воины подкупленные никуда не поедут, и послов на том берегу на первом дереве вздёрнут… А вот выход у тебя есть, даже преотличный. Но ты его не видишь.

– Какой? Почему не вижу?

– Потому что он белый и о-о-очень огромный…

– Как это? – недоумевал Виктор, морща лоб от напряжения.

– Легко! Кто у нас великий дрессировщик Катарги? Вот и попроси своих пернатых друзей отнести весточку в Чагар. Для них это – что крылья размять.

Округлёнными глазами инопланетянин долгое время смотрел на семидесятилетнего, но выглядящего на сорок пять товарища, а потом таки пробормотал:

– А что! Если выбраться в район Кряжистого Угла, да отыскать хоть одного орла Катарги, да поговорить с ними по душам, да свидеться со старыми знакомыми, то, может, и получится…

Глава седьмая

Легализация

Между прочим, хоть жрец монастыря Дион отыскал иной способ отослать весточку в Чагар, саму утопическую мысль о подкупе и подлоге документов он запомнил и в очередной беседе вновь к ней вернулся:

– А ведь идея ой как хороша! Особенно в свете последних событий!

– Какая идея и каких событий? – нервничал самый молодой партизан. – Всё ты издалека начинаешь! Нет чтобы сразу прямо сказать, как мы с Додюром.

– Да, мы ребята открытые, бесхитростные, – с охотой поддакнул кок.

– Зато после моих намёков лучше думать начинаете, – не обиделся Фериоль. – Жизни быстрей научитесь, а то потом кто вам после моей смерти… – он замер на полуслове, уловив своё изображение в зеркале. Приосанился и несколько сменил смысл своего высказывания: – Лет эдак через шестьдесят подсказывать будет?

Оба его товарища дружно захохотали, а Додюр выкрикнул:

– Тут хотя бы ближайший год выжить, и то счастье! А он так далеко заглядывает!

– Молод ты ещё, жизнь не ценишь…

– Не разглагольствуйте, коллега! – прервал его более строго Менгарец. – А то мы так точно твоей следующей подсказки только через шестьдесят лет дождёмся.

– М-да? Могли бы сами быстрей додуматься… Ладно, ладно! Ты помнишь, я тебе пересказал жалобу покойному князю от доверенного министра по внутренним делам? Тот возмущался требованием лесных баронов выдавать им настоящие гербовые бумаги только на основании какой-то бляхи, выданной каким-то захудалым провинциальным графом их формирующегося королевства.

– Ну… помню.

– Ещё отдельно говорилось, что эти бароны со смешными по численности отрядами даже друг о друге ничего не знают. Хотя, может, я это из пересказа опустил?.. Но неважно! Самое для нас положительное, что мы сейчас легко можем пробраться в стан скорбящих сторонников покойного князя и преспокойно себе выписать любые документы. Думаю, что образцы выданных прежде бумаг мы отыщем без всякого труда, а печати так и остались во внутренних спальнях. Ведь герцог Здорн огласил на сегодня тризну и приказал никого не впускать в спальни покойного до завтрашнего утра.

– Гениальный план, дружище! Гениальный! – запрыгал на месте Виктор. – Отправляемся немедленно?

– Подождём полночи, сейчас ещё рановато. Зато предлагаю не злоупотреблять поздним ужином, а пройтись сейчас к тому месту, где мы обнаружили предположительный вход из простенков на объект номер семь.

До того он обмолвился о предыдущих поисках довольно подробно, но сразу оговаривал, что нужна помощь. В том числе, возможно, и огромным двуручником Менгарца. Потому что в паре с Додюром отыскал довольно подозрительную стенку. Нельзя сказать, что её сложили из многочисленных блоков, но вот покрыть потом преграду плоскими каменными обломками, словно под древнюю текстуру, могли. А почему жрец обратил на неё внимание – да потому что иного входа в мужской «омолодитель» просто, по всем логическим рассуждениям, быть не могло.

– Только эта стена! – утверждал он. – Или вообще входа нет. Но ломать её нечем, молота порядочного у нас нет. Да и гул по всему дворцу пойдёт. Так что надежда – только на твой меч, на его остриё да на те два небольших лома, что у нас есть. Пошли?

Конечно, Виктор да и Додюр не отказались бы перекусить перед хлопотной ночью, но возражать не стали, а, подхватив инструменты и древнее, громоздкое, как оглобля, оружие, поспешили к подозрительной стене. На первый взгляд она и в самом деле ничем не отличалась от других простенков, да и ловушек именно в том месте совершенно не было. Как бы показывалось специально: ничего важного, обычный длинный переход. Но вот под самым сводом имелось окошко, ведущее в обычный дворцовый, пусть и довольно широкий коридор, соединяющий два крыла. Если это место так неважно, то к чему тогда наблюдательный пункт за совсем уж второразрядным коридором?

В общем, идею выломать помеченные жрецом блоки Виктор поддержал безропотно. Другое дело, что у него душа рвалась на части, когда он с коком приступил к расковыриванию стен. Острый конец двуручника, как бы он ни был закалён и крепок, мог лопнуть в любой момент. И хотя это не особо сказалось бы на рубящих качествах меча, но как бы он потом смотрелся без поблескивающего острия?

Поэтому вначале возились очень долго, с осторожностью. Уже и Фериоль, ведущий наблюдение за дворцовым коридором, не выдержал и зашипел из-под свода:

– Ну и чего вы там так долго копаетесь?! Ничего с твоей оглоблей не случится! Налегай! В крайнем случае, пока никого нет, можете и ударить ломами пару раз. Быстрей!

Кончик меча опасно выгибался, но свою основную задачу выполнил: расширил несколько щелей и даже расшатал один камень в кладке. Дальше пустили в ход ломики, поддели самый сложный первый кусок и вывалили его под ноги. После чего пробить дыру насквозь и посветить внутрь вдвойне потайного помещения было только делом времени. Пробили, посветили. И сразу с содроганием наткнулись взглядами на жуткий оскал иссохшей до желтизны мумии.

Додюр громко сглотнул:

– Захоронку нашли, кажется…

Монах Менгарец вздохнул, наоборот, с некоторым облегчением:

– Ну, мёртвые нам не страшны. Навались, дружище!

В течение следующего получаса они с остервенением и с максимальным напряжением своих модифицированных мускулов работали на развале стены. Да так увлеклись, что к моменту образования внушительного овала не сразу заметили предостерегающие световые сигналы со стороны жреца. А когда замерли, стараясь не дышать, то даже до них донёсся громкий топот из наружного коридора и голоса:

– Вот иди сюда, сюда! Именно за этой стеной что-то хрустело и скрежетало. Ну, слышишь?

После короткой паузы раздался презрительный ответ:

– В голове у тебя хрустит! Пить меньше надо!

Напарник явно обиделся:

– Ты за собой смотри, а в мой кубок не заглядывай! За свои пью! И если говорю, что скрежетало, то так оно и было!

– Ну ладно, пусть… Но что теперь? Побежишь докладывать старшему смены? А ведь я подтвердить не могу, потому что ничего не слышу.

Опять короткая тишина и уже более неуверенный голос:

– Сейчас и правда всё тихо…

– К тому же ты знаешь, что в последнее время дворец рушиться начал?

– Да слухи это и сплетни!

– Ну не скажи. Поговаривают, что дух Гранлео уже вернулся в эти стены, а скоро он и сам возродится, как феникс из пепла. Помнишь такую легенду?

– Ох, каких только сказок не выдумают!

– Глупец! Уже не один из наших слышал угрожающие шепотки из стен, а кое-кто даже слова разобрал: «Всех уничтожу!..» Но для того чтобы Гранлео силы и плоть обрёл, ему надо из своего дворца жёсткость в себя втянуть, вот стены он ломает, вот силёнки в себя и втягивает.

Кажется, своего напарника рассказчик всё-таки запугал, потому что тот стал говорить гораздо тише и уважительнее:

– Ну а нам-то император ничего плохого не сделает? Вдруг это плохая примета – подобный хруст услышать?

– Да, и такое поговаривают…

К тому моменту Фериоль задумал одну пакость. Не в силах удержаться, он прикрыл ладонью отверстие для подсмотра, посветил фонарём себе на лицо и мимикой показал Виктору, что желает напугать охранников нужным шёпотом. Тот пожал плечами, переглянулся с Додюром и согласно кивнул в ответ. Умных соправителей в Триумвирате не осталось, так что можно и пошутить. Это покойный князь Парайни, узнав о странном шёпоте, приказал бы в том месте разобрать стены, чего бы это ни стоило. А тут оставшемуся герцогу Здорну будет не до этого, да и сама пакость упадёт на благодатную почву: солдаты охраны и сами уже вон чего нафантазировали.

Только пара охранников собралась двинуться дальше по своему маршруту осмотра, как под сводами коридора пронёсся неприятный шёпот, поднимающий дыбом волосы на затылке:

– Всех уничтожу-у-у-у-у!.. Все-е-е-ех!..

Из внешнего коридора больше ни слова не раздалось, зато участившийся топот показал, что слушатели прониклись и должным образом ускорились, пытаясь как можно быстрей покинуть неприятное место. Это в своих выводах подтвердил и наблюдатель:

– Кажется, они не скоро сюда вернутся. Работайте ребята, работайте!..

– Да всё уже сделано, – отозвался Менгарец. – Входим внутрь и начинаем осматриваться.

И там было к чему присмотреться. Мумий оказалось целых шестнадцать, и все они располагались по открывшемуся помещению в самых нелепых позах. Причём весьма характерных для наглой и насильственной смерти.

– Вот так захоронка! – не сдержался инопланетянин от восклицания. – Интересно, как давно эта трагедия состоялась? Узнать бы время, выясним и исполнителя.

Додюр поспешил сменить Фериоля на наблюдательном посту, и врач-диониец присоединился к тщательному осмотру. Причём сразу заявил, что мумиям не меньше восьмисот лет, он когда-то уже осматривал подобные останки в одном из раскопов возле монастыря Дион. Там восемь веков назад обвалом завалило большую шахту, и люди задохнулись в мучениях.

Но здесь жрец сразу заявил:

– Они умерли не от удушья.

– Ещё бы! – согласился Виктор. – Ты только глянь на эти дыры в головах и телах. Их всех просто-напросто расстреляли из обычного стрелкового оружия. Скорее всего, скорострельного автомата с пулями малого калибра. Потому что игломёты таких дыр не оставляют, да и сами иглы окисляются полностью за полсотни лет. А здесь вот это, смотри.

Он поднял на ладони к свету несколько маленьких кусочков свинца. Что такое автомат, да и как выглядит игломёт, Фериоль уже знал со слов и рисунков товарища, но всё равно удивился:

– Достаточно одного такого оружия, чтобы уничтожить сразу шестнадцать человек?

– Вполне! Да и не обязательно один император их расстреливал. Могло быть и двое, и трое… Но оружие очень скорострельное, в этом великий космос уже давно шагает великими шагами.

– И кто эти несчастные? Судя по всему, они не являлись придворными или иными приближёнными к трону персонами.

Инопланетянин некоторое время осматривался по сторонам, а потом уверенно заявил, указывая рукой на противоположную от раскуроченного проёма стену:

– Ты оказался прав, вот и вход на объект номер семь. А эти несчастные, скорее всего, строители, довольно тщательно сделавшие изменения профилей тайных переходов. Тогдашний император тоже страдал паранойей сохранения тайн, поэтому в награду провёл строителей через «омолодитель» седьмого объекта, может, и омолодить пообещал, но потом поскаредничал собственным временем и усилиями. Да и потерявшие память шестнадцать дебилов вызвали бы многочисленные пересуды. Поэтому он их завёл сюда и без всяких угрызений совести расстрелял. Затем вернулся через основной выход с объекта и специально, целенаправленно заклинил и повредил системы вскрытия. Почему нам впоследствии так и не удалось вскрыть это место.

– Ладно, сейчас вскроем! – Фериоль деловито отключил и здесь имевшуюся ловушку и стал открывать стопорные устройства выдвижной плиты. – Сейчас! Сейчас мы узнаем, чем это тогдашнему, а возможно, и самому первому императору не понравился мужской «омолодитель». Если вы с Розой, конечно, правильно угадали название объекта…

Уже почти две недели прошло с тех пор, когда Виктор вместе с Розой определяли по планам дворца, что здесь может находиться. И не ошиблись в своих предположениях: внутри, под ярким вспыхнувшим светом, находилась точная копия женского «омолодителя», но вот только на здешних рисунках везде виднелся согнутый в позе эмбриона мужчина. Причём само устройство оказалось идеально целёхоньким и благодаря ведущейся подаче энергии – готовым к немедленной работе.

Мало того, тот самый основной тумблер, который отсутствовал на женской половине, здесь оставался в полном здравии и с легко читаемыми символами. А рассмотрев их и вчитавшись, Монах Менгарец скривился с презрением:

– Теперь всё понятно! Император Гранлео всегда обновлял тела своих наложниц в режиме «омоложение всего тела и мозга». Только в этом случае тело, не превысившее свой срок жизни в двадцать восемь – тридцать лет, можно содержать молодым и здоровым в течение тысячелетий. Мозг не стареет и не умирает на отрезке в сто пятьдесят лет. Но при «омоложении» мозга вся память стирается полностью, превращая наложниц практически в новорождённых кукол. Как мы и предполагали…

Врач-диониец на это согласно покивал, но никак не мог осознать другой факт:

– Почему же тогда Гранлео здесь сам не омолаживался? Ведь здесь гораздо проще делать подобное в режиме «омоложение только тела».

– По двум причинам, скорее всего, – стал выдвигать свои версии Виктор. – Первое: тот же самый эффект для тела достигается и в Колыбельной. Пусть это и значительно дороже, несколько продолжительней по времени и во много раз показушней из-за пламени. Ну и второе: процесс в этом «омолодителе» следует проводить только под присмотром второго человека. И, как мне кажется, этот человек мог оказаться предателем. Ты себе только представь испуг императора, когда он осознал: простой поворот рукояти, и он через сколько-то там часов превратится в ничего не соображающее растение. Уже за первый месяц «странной болезни» императора узурпатор легко захватит всю власть в государстве. В итоге образует новую династию, а находящегося в младенчестве старого императора просто придушат в тихом уголке. Потом скажут, что сам упал… и больше не поднялся.

Жрец внимательно слушал и не менее внимательно осматривал устройство. А потом покачал головой и спросил:

– Так что, мы можем им хоть сейчас воспользоваться?

– Никакого смысла это делать после Колыбельной, – успокоил его инопланетянин. – Подобное омоложение делается не чаще чем раз в шесть-семь лет. То есть нам троим ещё не скоро. Хотя и вреда не будет при более частом использовании.

– А женщин отныне «правильно» омолаживать можно?

Виктор ещё раз самым внимательным образом присмотрелся к тумблеру:

– Думаю, что мы эту деталь можем перенести на другое устройство и провести правильную перенастройку. – После чего вспомнил о чём-то другом и заулыбался: – А что, есть уже первые кандидатуры? Небось тоже, как и мы с Додюром, жениться собрался?

– Ха! Куда мне, в мои-то годы!..

– Какие годы?! Наверняка и все репродуктивные способности восстановились у тебя. Так что детей ещё два десятка можешь успеть сделать.

– Э-э-э-э… – кажется, неожиданная перспектива стать многодетным отцом даже такого опытного человека, как Фериоль, вогнала в ступор. – Зачем мне столько?

– Как зачем? – продолжал балагурить Менгарец. – Ты ведь сам жаловался, что не успеваешь во всех важных местах дворца подглядывать. А тут сразу два десятка самых верных домочадцев тебе помогать станут.

– М-да! Шуточки у вас, коллега!.. Кстати, если мы тут сейчас делать ничего не будем, не пора ли нам наведаться на проводы покойного и получить от него последнее благословение в виде достойных и самых достоверных подтверждений нашего легального нахождения на континенте Шлём?

– И то правда, заболтались мы тут! Ишь как он жениться вдруг надумал!..

До апартаментов стана покойного Элвиса Парайни добрались без приключений. Хотя по пути многократно просматривали внутренние пространства дворца через окошки наблюдения. Пару раз даже заметили рядом парочку охранников. И, как ни желал расшалившийся Фериоль ещё раз пугнуть Львов Пустыни, Виктор ему категорически запретил:

– Не стоит так усердствовать! – утверждал он сердитым шёпотом. – Разные воины могут попасться, принесут кирки да начнут стены долбить, а нам только этого для полного счастья и не хватает. Пусть слухи сами помаленьку расходятся, это гораздо лучше и безопаснее, чем с шёпотом нарываться.

Семидесятилетний диониец со скрипом согласился, хотя по его виду легко было догадаться, что шутки с запугиванием ему понравились неимоверно.

В спальнях покойного Элвиса Парайни и в самом деле ни души не оказалось. Местные традиции выдерживались сурово и непреклонно, что партизанам было только на руку. Они за три часа не просто оформили для себя местные аналоги паспортов, закрепили их сертификатами на гербовых бумагах с оттиском княжеского перстня, но и запаслись подобными раритетами на всякий непредвиденный случай. Вдруг имена и род занятий придётся поменять? Или название населённого пункта более точное проставить?

С проставлением имён не возникало проблем, у лесных баронов они изобиловали с завидным разнообразием. Кок оставил своё: Додюр Гелиан. Врач-диониец припомнил носимую в детстве фамилию рода и стал Фериолем Вессано. А инопланетянин последовал примеру старшего товарища, разве что чуть укоротив своё настоящее имя. Отныне он должен был откликаться на Вик Палцени. Довольно мило, неброско и благозвучно.

Причём все трое стали отпрысками баронов и получили в бумагах титулы баронетов. На большее, при всём желании потом прикрикнуть на дотошных проверяющих, партизаны не решились. Любого графа, да и тех, кто повыше титулом или рангом, могли знать как в лицо, так и по приметам. Сразу в бумагах указали, что являются демобилизованными из личной армии Элвиса Парайни и могут ехать куда глаза глядят. Понятно, раз в их родном королевстве начиналась междоусобная свара за трон, то им туда возвращаться не следовало, и вполне молодые, здоровые мужики имели полное право после своего медвежьего, дикого лесного угла и мир посмотреть, и себя показать.

Попутно, раз уж выдалась такая оказия, партизаны и казну покойного слегка пощипали. Не сильно, конечно, а то могло бы броситься в глаза, но ведь точное количество золота и серебра знали, скорее всего, те, кто отправился с князем в последний путь после неудобоваримого обеда. Но треть всё-таки взяли. По скромным подсчётам, этого вполне хватит на год, а то и больше безбедного существования. А большего и не требовалось. Менгарец решительно был настроен закончить дела на Шлёме за месяц, максимум за два. Уж слишком он соскучился по Розе Великолепной, да и подначки друзей его лишний раз заставили воскресить в памяти любимый образ.

Вернувшись в штаб, подсчитав и разложив золотишко, измученная троица рухнула на свои матрасы с блаженным стоном. Правда, при этом Виктор простонал вполне отчётливо:

– Вам завтра наблюдать и подслушивать, а я покатаюсь на мотоцикле. Наверняка в конце тоннеля уже за лужей отыщется выход в горы.

– Как же тот бешеный робот? – пробормотал Фериоль Вессано.

– Раз до сих пор нас не отыскал, значит, и в самом деле утонул. А нет, так я свой двуручник прихвачу, порубаю его на стальную стружку…

На том и заснули.

Глава восьмая

Трудные контакты

Видимо, по укоренившейся привычке вставать раньше всех Додюр поднялся на ноги первым и принялся готовить завтрак. А когда товарищи стали протирать глаза и, позёвывая, приподниматься, бросился раскладывать порции по тарелкам и пожаловался при этом:

– Ночью проходили мимо кухни и ничего прихватить не догадались! Чистой воды разгильдяйство!

На что жрец, ведущий жизнь аскета и довольно мало съедающий в последние годы, получивший в руки внушительную миску с прожаренными овощами и яйцом, зачерпнул еду ложкой и, не переставая жевать, принялся наставительно поучать:

– Никогда не следует переедать! Лишняя пища, особенно мясная, – это яд!

Оба его более молодых товарища принялись горячо возражать на такое изречение. Но потом замерли и рассмеялись: Фериоль сам для себя незаметно умял всю порцию быстрей всех и теперь протирал миску куском лепёшки. Поняв причину смеха, всё равно не признал своего поражения в споре:

– Я не виноват, что Додюр так великолепно готовит. Разум отключается…

После чего смеялись уже все вместе.

В общем, настроение у троицы было боевое. И долго засиживаться на месте не стали. Жрец вместе с коком поспешили на самые перспективные места наблюдения, а Менгарец, облачившись в подходящие для лесного барона одежды и прихватив свой огромный двуручник, поспешил к тоннелю, ведущему под горный массив Кряжистый Угол. Да и то, пробираясь по узким переходам, несколько раз пожалел, что прихватил своё оружие: громоздкая железяка жутко мешала во время движения.

Несколько легче стало на однорельсовой магистрали, там меч вполне удачно улёгся на держатели батарей и перестал быть обузой. А мотодрезина с ручной тягой при нагрузке в одного человека разгонялась с места и не требовалось больших усилий при движении. Что вселяло чёткую надежду: при столкновении с роботом-кротом его легко можно протаранить, а потом и уйти в обратном направлении. Да и вообще, про робота Виктор почти забыл, будучи уверенным, что противная железяка канула в глубине и там успокоилась навсегда.

Каково же было его удивление, когда, добравшись до лужи, он заметил плавающие на поверхности четыре ярко-жёлтых понтона из гибкого, сверхпрочного пластика. Оказалось, что проходческий агрегат экипирован наивысшей защитой от внешних факторов! Использовав надувные понтоны, он всплыл! Такой крендель и в магме не утонет. Вроде бы… Хотя сравнение с магмой оказалось чрезмерным: на той стороне лужи исследователю встретилась на первой сотне метров порванная гусеница. При такой поломке вообще стоило поражаться, как устройство смогло двигаться дальше, в сторону своей базы. Видимо, помогало себе с одной стороны манипуляторами, словно костылями. Но это не значило, что следовало расслабляться и списывать окончательно угрозу со счетов. Поэтому скорость пришлось сбавить до благоразумной, а меч положить в более удобное место.

Агрегат геологической разведки стоял на одной гусенице, уткнувшись бурами в первую дверь, свесив обессиленно все свои манипуляторы. Словно смертельно усталый путник, дошедший до родного дома и отдавший богу душу. Могло и так быть. Удар о кромку каменной грани, невидимой из-за вспененной воды, оказался настолько силён, что гусеница лопнула, корпус дал трещину, в батареи стала просачиваться влага. До базы «недоломок» таки добрался, а вот тут его уже замкнуло окончательно. На свет фары он не реагировал, на гул дрезины – тоже. Как показалось вначале – и на шаги человека бездушная железяка даже не дёрнулась.

Но свой меч Виктор прихватил, возложил его на плечи и стал внимательно осматривать более дальние стены резко расширяющегося тоннеля. Вскоре луч фонарика и в самом деле высветил интересное место, до которого можно было взобраться по нескольким валунам и опорным выступам породы. Туда человек и устремился, стараясь и меч держать на подхвате, и светить перед собой, и краем глаза посматривать на замершего в недвижной печали робота.

Перестраховка себя оправдала. Крот резко дёрнулся, вмиг развернулся на одной гусенице, приподнял телеобъективы и бешено замельтешил своими алмазными дисками. Стало понятно, что, находясь возле двери, он просто терпеливо улавливал отголоски доносящейся сквозь породу энергии и подзаряжал собственные батареи. А теперь был готов к отчаянной атаке. Однако человек совершенно не испугался. Ещё и рассмеялся, замерши на валуне метровой высоты. Потом стал издеваться вслух, словно вёл диалог с живым существом:

– Ой, как страшно! Сейчас загнусь от смеха! Ну а дальше что, болванка ты чугунная? Так и будешь на месте колодец под собой копать?

И в следующий момент подавился собственным смехом. Робот манипуляторами приподнял свой корпус израненными катками вверх и, как лихой гонщик авторалли, ринулся вперёд на единственной гусенице. Зрелище было достойно записи в историю сообразительности искусственного разума, но Виктору стало не до исторических сравнений. Он еле успел забросить своё тело в лежачее положение на уступ выше, как по тому валуну, где он только что стоял, стегнули манипуляторы, а буры вгрызлись в камень с душераздирающим визгом. При этом мелкая крошка так и брызнула во все стороны, пытаясь лишить зрения, а то и слуха противным рикошетом.

Как робот умудрялся стоять и дальше на одной гусенице, стало понятно после короткого выглядывания: он цепко держался за валун своими металлическими лапами. Буры он время от времени вытаскивал из углублений и переставлял чуть в сторону, отчего веера каменный крошки опять разлетались в стороны. Причём делал это с завидной регулярностью.

На этом сообразительный человек робота и подловил. Подгадал момент, когда гравий перестал лететь, выбрал хороший упор на своей полке, размахнулся залихватски своим двуручником и остриём двинул по прозрачной, покрытой металлизированным стеклом небольшой окружности. С первого же удара стекло помутнело и пошло трещинами. С третьего – перестало прикрывать основной тумблер-переключатель. Ну а потом пришлось потратить ещё целых пять минут, чтобы деликатно коснуться кончиком тяжеленного меча именно нужной точки. Пот уже залил глаза, и мышцы спины заныли от перенапряжения, когда задуманное действие удалось: робот-крот, предназначенный для работы в самых экстремальных геологических условиях, замер в одно мгновение.

– У-уф! – простонал Виктор, разминая уставшие от неудобного положения члены. – А был бы ты человеком, ни за какую смазку не дал бы мне копаться в твоей голове.

После чего уже почти безбоязненно спустился вниз, потыкал мечом обвисшие манипуляторы и только после этого стал подсвечивать фонарём и разбираться с управлением этого прирождённого автомобильного аса.

Ничего сложного в управлении не оказалось. Мало того, если бы человек знал голосовой пароль, состоящий из названий двух цифр, робот бы сразу остановился и не атаковал всё, что двигается в пределах его телеобъективов. По сути, просчитав всего до сотни, легко пароль отгадать, но легче было аннулировать старый и ввести новый, чем заниматься экспериментами под рёв сервомоторов и визг буровых вертушек. Конечно, могло быть и такое чудо, как вездесущность данного пароля и для отключения боевых роботов за второй дверью, но те никак не могли подчиняться голосовым командам. Только специальными пультами управления их можно было отключить. А раз эти пульты пока не найдены, то и голосом судьбу испытывать не стоит: а вдруг, как во второй раз, дверь расклинить так быстро не удастся? И весь залп достанется…

М-да! Лучше уж не думать, кому именно!

Разобравшись с управлением, введя новый пароль, Виктор опять-таки решил перестраховаться. И включил механического крота, стоя на валуне. Тот деловито мигнул диодом готовности, покрутил своими обзорными линзами и услужливо уставился на человека.

– Ну ладно, слушай первый приказ! Немедленно отыскать важную часть транспортной системы! Называется гусеница. Находится в тоннеле. Доставить сюда. Время неограниченно. При передвижении ничего не ломать и ни с кем не сталкиваться. Конец приказа.

– Приказ принят.

Звучащий без капли эмоций голос ещё произносил последнее слово, а гусеница уже начала своё движение, разворачивая корпус. Затем манипуляторы поставили робота на бок, и уже в таком положении, на скорости пешехода, агрегат отправился выполнять задание. Возле стального мотоцикла он прошёл впритирку, царапая стену, но не касаясь своего бездушного, в смысле высокотехнологичной электроники, собрата.

Глядя ему вслед, инопланетянин восхищался подобным равновесием, жалел одновременно: а что, если и вторая гусеница лопнет при такой двойной нагрузке? Тогда уж точно агрегат починить не удастся. Но решил пока не отвлекаться, там видно будет, и уже спокойно и вдумчиво принялся обследовать стены первой пещеры.

Ни единого намёка на выход на поверхность. В большой пещере за первой дверью тоже ничего не оказалось, зато послышался гул возвращающегося робота. Гусеницу он приволок, зажав её манипулятором, но вот те же манипуляторы никак не были приспособлены для такого сложного и объёмного ремонта, как установка гусеницы на место. Немного подумав над перспективой использования такого помощника в создавшихся условиях, Менгарец вскрыл отсек с ремкомплектом и в течение часа пыхтел и потел, восстанавливая разорванную гусеницу и вколачивая не слишком внушительным молотком два новых металлических пальца на свои места.

А когда крот пробежался пробных несколько метров и на его панели загорелись обозначения полной готовности к работе, человек попытался в доступной форме сформулировать очередной приказ-задание:

– Следует пробить из этого места по кратчайшей прямой штольню на поверхность. Но ни в коей мере не пересекаясь с охранными периметрами боевых роботов. Уклон не более тридцати градусов. Форма – овал. Высота – сто шестьдесят сантиметров. Ширина – крайняя база катков. Вопрос: сколько понадобится для этого времени?

Видимо, в электронной памяти проходчика хранились данные чуть ли не обо всём горном массиве на всю его глубину, потому что ответ последовал моментально:

– Четыре часа тридцать две минуты!

На что Виктор и надеялся. Ну разве что за девять веков здесь произошли невероятные подвижки горных пород. Но и это исключалось: землетрясений здесь не было за это время, иначе дворец давно бы вместе с Шулпой превратился в руины.

Так что решение напрашивалось наиболее простое: пусть себе железяка преспокойно копает, а самому пока можно смотаться во дворец и там проведать товарищей. Вдруг они что-то сверхважное подслушали.

Приказ был повторен уже не в виде вопроса. Да и сформулирован с некоторыми уточнениями. Конкретнее: по факту нетронутости последних десяти сантиметров породы, перед выходом на открытый воздух. Робот-проходчик всё прекрасно понял, огласил приём приказа и с лихостью помчался в левый, самый дальний, угол пещеры. Видимо, оттуда и вела кратчайшая прямая линия к поверхности. Вскоре оттуда послышался визг и гул бурения, услышав который Виктор облегчённо вздохнул и поспешил к мотодрезине.

Да только взгляд невольно зацепился за большую бронированную дверь, и инопланетянин замер на месте. А вдруг робот вернётся, или кто другой сюда сдуру заберётся и выпустит всё подряд уничтожающую смерть?

– Только не это! – восклицая вслух, Менгарец подхватил оставшиеся инструменты из ремкомплекта и поспешил к двери.

Как и предполагал, ручку удалось снять, свинтив около двух десятков прижимных болтов. Теперь даже при всём желании случайный человек или тот же робот не сможет нажать туда, где надо, и запустить механизм открытия двери. А ручку вместе с болтами удалось надёжно спрятать в расщелину и завалить мелкими обломками. Без миноискателя никто не отыщет.

На всякий случай ещё и первую, тонкую, дверь прикрыл плотно и заблокировал новым паролем.

И только после этого помчался во дворец. Через лужу проскочил на скорости около шестидесяти километров, чувствуя, как мелкие брызги от вспененной поверхности успевают оросить шею и затылок.

«Отличная скорость! А если ещё и смазать чем-то получше, нежели простой керосин? – размышлял он, не ослабляя усилий. – Интересно, строители специально эту лужу сделали для бодрящего освежения, или вода со временем из пропасти подошла и подтопила мостик? Как бы и эти данные из робота вытянуть? Всё ведь знает, автогонщик недоделанный!»

Добравшись до товарищей по партизанскому отряду, выслушал по очереди каждого. Запланированными назревающими событиями оказался удовлетворён. Гражданская война на Шлёме уже практически началась. Не настолько глобальная война, но в столицах и крупных городах борьба за политическую власть и влияние на долгие годы оставит континент на обочине развития цивилизации. Что в данный момент больше всего и требовалось. А дальше видно будет.

Никакой паники по поводу исчезновения кипы бумаг и одной трети золотого запаса из кассы покойного тоже не наблюдалось. Оставшиеся в живых соратники и в самом деле не знали о конкретной сумме хранящихся у будущего короля денег. Как и отношения никто из выживших соратников Элвиса Парайни к секретным гербовым бумагам не имел.

Понятно, что в здешней стране тут же отыскался необходимый наследник, самый верный и преданный делу человек, вокруг которого объединились все войска и стали готовиться в путь к собственной столице. Ещё бы, ведь следовало немедленно наказать узурпатора, который однозначно вступил в сговор со злокозненным принцем-отравителем заранее, но теперь слишком рано празднует победу. Вновь обозначенному претенденту на трон оставалось дождаться действенной помощи от единственного оставшегося у власти лидера Триумвирата.

По поводу использования Шулпы как некоего единого культурного и политического центра континента пока ничего так и не решили. Хотя вся внутренняя охрана дворца теперь только состояла из элитных гвардейцев герцога Паугела Здорна. Вполне возможно, что старый рыцарь мог задуматься об императорской короне на своей убелённой сединами голове. Оставалось для этого только уничтожить принца в момент его прорыва через мост да обрести для себя с помощью оружия и огромной массы воинов нескольких влиятельных союзников на континенте.

Результат тоже не вполне устраивающий Монаха Менгарца. Но временно терпимый. Если герцог и в самом деле возжелает, а главное, сумеет стать единоличным диктатором Шлёма, то и на него немного ядовитого порошка осталось. А мало будет, так Фериоль ещё приготовит.

Расставаясь, Виктор предупредил друзей, что постарается забрать из штаба весь запас мяса и прочего съестного. Ведь при общении с катарги, если, конечно, удастся с ними встретиться, угощение тоже будет занимать не последнее место. Так что его в ближайшее время могут не ждать, а поздним вечером самим наведаться в кухонное хозяйство замка. Тем более что тропинки уже все изведаны и проверены.

Во время сборов в Колыбельной рюкзак оказался полон не только продуктами, взять пришлось с собой и сонм осветительных принадлежностей, тент, немного керосина и тёплой одежды. Потому что Менгарец хорошо помнил, как мёрз первую пару ночей после своего крушения на дельтаплане в неприступное ущелье. Ну и опять-таки, скорей всего придётся тащить с собой верный двуручник. По этому поводу и размышления имелись определённые:

«Что-то он в последнее время стал оказываться нужным до крайности. Нигде без него не обойтись! Так и в самом деле в волшебство начнёшь верить…»

Время прибытия к проделанному проходу в скалах он выбрал самое верное: геологический робот как раз выполз задом из пробитого отверстия и деловито отправился на своё, заранее определённое человеком место. Встал вопрос, активировать ли его снова на уничтожение всего живого, но ведь друзей он не предупредил! Пароль им дать забыл! А вдруг они озаботятся его отсутствием и поспешат сюда на помощь? Да мало ли ещё чего срочного может случиться, после чего Фериоль помчится сюда. Поэтому введение робота в боевой режим было неприемлемо. В крайнем случае можно будет задействовать крота, просто пробегая мимо него. Но это в том случае, если сзади, с поверхности, вдруг объявится и погонится нечто опасное.

Запоздало сожалея о своей непредусмотрительности, Менгарец прицепил на пояс технический молоток из ремкомплекта, приспустил рюкзак со спины чуть ли не на самые бёдра, согнулся на должную высоту, взял меч, словно копьё, и тронулся на подъём. Двуручник ещё и противовесом служил, помогая наклоняться вперёд, против тянущего назад рюкзака.

На полпути инопланетянин раскаялся в своей щедрости и запасливости. Зачем брал так много угощений и керосина? Кому нужна тёплая одежда, если истекаешь потом от неимоверной жары и духоты? И на кой чёрт он прёт в гору эту железную оглоблю?!

На последней четверти он двигался лишь на отупляющем упорстве и в крайнем напряжении своего тела, усиленного ботами желе гарбены и техническим совершенством Колыбельной. Другой легкоатлет уже давно бы скатился вниз бездыханным, а он всё шел, шёл, шёл… Пока чуть не разбил прикреплённый на лобовом ремне фонарик о приблизившуюся стену. Причём в тот момент понял, что если станет отдыхать, то ничего не получится, он просто задохнётся от недостатка кислорода! Не догадался дать роботу задание сделать хотя бы маленькое отверстие наружу для притока свежего воздуха! Или отводную штольню пробить в сторону на финальной части.

Отдохнуть не получалось, потому ухватил молоток и несколько раз саданул им по прочной породе. Да где там, даже не шелохнулось ничего! И молоток отскакивал, словно от наковальни!

В который уже раз пришлось воспользоваться незаменимым двуручником. Нисколько не опасаясь сломать остриё оружия, Виктор стал орудовать им словно простым ломом, проклиная собственную непредусмотрительность.

С третьего удара оставшийся простенок к свободе покрылся трещинами, а с пятого внутрь хлынул поток ледяного воздуха, а глаза ослепил яркий дневной свет. Вовремя! Лёгкие заработали как меха, очищая тело от переизбытка углекислого газа.

Несколько минут потратив на отдых и на адаптацию зрения, Монах осторожно выглянул в образовавшуюся дырку величиной с кулак. Хотя опасаться уже было поздно: находись кто рядом, уже обязательно заглянул бы внутрь нежданно, с грохотом появившегося отверстия. Взору открылось небольшое, зажатое между отвесных скал пространство. Причём место показалось до странности знакомым, и уже через пару мгновений пришло узнавание:

«Ущелье Крушения! Именно сюда я рухнул со своим дельтапланом! Ха-ха! Вон и озеро с ледяной водой. Зато теперь понятно, куда из него просачивается вода: для охлаждения реактора станции, работающего в режиме ожидания. А за той грядой наверняка небольшой ледник. Дальше тоже понятно: при посадке выбрали самое огромное ущелье, которое теперь у меня за спиной и внизу, посадили туда плотно станцию и прикрыли сверху бетоном и природными обломками скал. Тут и зная конкретно место посадки за века к вожделенным тайнам не пробьёшься…»

Но опасаться здесь присутствия посторонних не стоило. Ущелье Крушения являлось провалом в горах без единой тропки наверх. Менгарец после падения сюда на дельтаплане потратил один день и забрался только на первый уступ из трёх. Так что теперь уже более смело раскурочил треснувшие обломки, расширил дыру и выбрался на поверхность. Робот рассчитал верно, выбирая самую короткую дистанцию прохода по прямой линии: пробурил отверстие у основания тех самых уступов, по которым и оставался единственный путь в окружающие межгорья. Скорее всего, с краёв скал никто этой дыры не заметит даже случайно.

Пройдясь несколько шагов, стал по-хозяйски осматриваться. Старое кострище так и осталось нетронутым. Запас обгоревших брёвен позволил бы легко и беззаботно переночевать раза три. Разве что от косули да дикого подсвинка, принесенных орлами для угощения человека и кормёжки птенца, остались только белеющие, основательно почищенные зубами мелких грызунов кости.

Но с едой проблем нет, как и с размышлением по поводу привлечения сюда катарги. Если они и в самом деле такие умные, то наверняка заметят вздымающийся из ущелья дым и догадаются заглянуть с визитом. А там, глядишь, и появится кто из тех, что знаком с его свистом. Те самые особи, с которыми он пытался наладить общение и начать хоть какой-то диалог. Кстати, диалог как таковой с этими гигантскими созданиями так тогда и не получился. Скорей монолог и театр одного актёра. Нет, двух! Тогда ещё в показательном обучении участвовал перекормленный птенец с кошачьим именем Мурчачо.

Вспоминая перипетии своей последней встречи с орлами, Виктор принялся быстро разводить костёр, благо, что всё необходимое с собой имелось. Высекать искру и мучиться с подсушенным мхом, как в прошлый раз, не пришлось. Правда, когда костёр разгорелся, пришлось мох всё равно собирать и кидать в огонь, иначе дым получался бледненький и плохо заметный.

Зато когда извивающийся столб дыма, трущийся и прилипающий к отвесной стене над озером, поднялся выше окружающих скал, человек посчитал основное дело сделанным. Теперь следовало только терпеливо ждать. Если до вечера никто из катарги не появится, придётся ещё раз сюда наведаться. Если и второй раз дымом никто не заинтересуется, значит, орлы улетели или в другие места, или вообще на Первый Щит. Ведь у них как раз там находилось основное место обитания.

А чтобы не терять время даром и хоть как-то восполнить затраченные с самого утра калории, инопланетянин привольно расположился в знакомой выемке между валунов, разложил свои припасы и принялся навёрстывать давно пропущенный обед. До заката оставалась ещё парочка часов, и этого времени для гигантских орлов, обладающих феноменальным зрением, должно хватить. Для угощения хотелось оставить как можно больше пищи, но с другой стороны, и голод дело весьма неприятное. Поэтому Менгарец набросился на еду со всем своим молодецким усердием. Правда, взгляда почти не отрывал от кромок скал, внимательно осматривая весь кусок чистого голубого неба. Наверное, только благодаря этому тотчас заметил некоторое изменение на кромке, там приподнялась чья-то голова, и теперь сидящего у костра человека внимательно рассматривали. С другой стороны, хорошо рассмотреть наблюдателя мешали встречные лучи местного светила, которое уже изрядно склонилось к западу, но вот некий конус на голове заставлял предположить, что это воин, скорей всего в шлеме.

Стараясь ничем не показать, что он заметил наблюдателя, Виктор продолжал спокойно кушать и подбрасывать мох в костёр. В любом случае хвататься за меч смысла не было. Если тут и проходит какой одиночка, а то и отряд охотников, то ничего трагичного в этом нет. Ну, увидят на дне неприступного ущелья человека, так ведь чего сразу в него тыкать стрелами? В любом случае поинтересуются вначале, как он туда попал и что там делает. Одежда на нём вполне соответствующая местным нарядам, так что кто он такой поинтересуются только в последнюю очередь.

Наблюдение немного затягивалось, и это начинало нервировать. Чтобы дать себе некоторый простор и сменить угол зрения, Менгарец встал и принялся делать возле костра разминочные упражнения. И вот во время наклона всего лишь на мгновение упустил торчащую над гребнем голову из вида. Пока прикрыл ладонью лоб, пока сфокусировался, только и успел осознать, что к нему несётся нечто летящее, грязно-серого цвета и с коричневыми разводами на крыльях. Причем как только птица поняла, что человек её заметил, она издала резкий устрашающий звук.

То, что это не был орёл из семейства катарги, опозналось сразу. По размерам раза в два меньше и уж совсем не белого цвета. То, что хищник, даже сомнений не оставалось. Кто ещё станет атаковать человека, тело которого – такое же? А вот то, что верный двуручник в момент атаки оказался слишком далеко, вообще в голове не укладывалось. В два огромных прыжка Виктор попытался достичь валуна с другой стороны костра и уже прыгнул в третий раз, намереваясь ухватиться за рукоять в падении, а дальше уже как получится.

Но мощный порыв ветра буквально снёс человека в сторону: это так птица резко расправила крылья перед ударом или посадкой. Инопланетянин покатился по камням, пытаясь хоть один из них подхватить и не глядя швырнуть в нападающего. И в момент остановки обе ладони его легли на подходящие булыжники, но одновременно с тем и плечи оказались крепко прижаты к земле. Над ухом раздался странный клёкот, и вместо смертельного удара по голове клюв птицы постучал слишком осторожно, словно по хрупкому стеклу. А потом раздался свист, условно означающий «давай дружить!». Не веря собственным ушам, Менгарец вывернул голову насколько мог и встретился взглядом со взглядом огромного птичьего глаза. А потом и второй свист послышался, который повторился несколько раз весьма старательно:

– Большой. Человек.

Причём птица как-то слишком радостно и интенсивно продолжала прижимать человека крылом, нисколько не опасаясь раздавить того насмерть или поломать рёбра. И только присмотревшись к огромному, в его руку, клюву, Виктор заметил небольшой, но довольно специфический дефект, который имелся у одного весьма прожорливого птенца.

– Мурчачо?! – воскликнул он с узнаванием. – Неужели это ты?! – Затем резко вывернулся, вскочил на ноги и уже без всякого страха стал постукивать кулаком по клюву и трепать по нагрудным перьям. – Мурчачо! Как же ты вымахал всего лишь за месяц! Ха-ха! А почему же ты не белый? Потому что ещё маленький? Да какой же ты маленький?! Уже больше меня ростом! Ай да Мурчачо!

Затем догадался перейти на свист, пользуясь теми сочетаниями звуков, которым когда-то обучал взрослых катарги, используя для уроков птенца. Оставалось поражаться, как это создание, в тот момент имевшее всего несколько суток от рождения, запомнило язык свиста и теперь может вполне сносно на нём произнести нужное слово. Да и понял он всё прекрасно, когда человек просвистел:

– Кушать. Еда малого катарги! – подзывая за собой к валуну и поспешно доставая угощения в виде мяса, лепёшек и сыра. – Еда для Мурчачо! Мурчачо молодец, хороший, сильный, большой!

Орёл довольно клекотал в ответ, принимая угощение на свой огромный жёсткий язык и отправляя моментально в ненасытную утробу. Понятно, что такие маленькие кусочки для него что мухи для слона, он бы с удовольствием из рук своего первого кормильца, заменившего ему кормящую мать, и целого поросёнка проглотил. Оставалось радоваться, что он ест осторожно, хотя время от времени так и норовил прижаться то клювом, то боком, то крылом прикрыть. Совсем не реагируя на то, что человек от таких дружеских, а то и сыновних чувств каждый раз чуть с ног не валится.

Угощенья кончились в течение минуты, ну максимум полторы. Но только встретившаяся пара разных существ попробовала складывать свистом более длинные фразы, как заявились ещё три, на этот раз взрослых, орла катарги. Похоже, что те самые опекуны, которые на второй день крушения доставили сюда как самого птенца, так и брёвна, мясо и огромный топор лесоруба.

Кажется, они тоже прекрасно узнали своего голого, не имеющего перьев собрата по воздушному океану, потому что за своего «молодого орлёнка» даже не побеспокоились. Чинно уселись напротив, сложили крылья и выжидательно уставились на человека. Мол, чего надо? По крайней мере, именно этот вопрос просматривался в их взглядах и слышался в вежливом клёкоте.

Ну Виктор и начал объяснять. Попутно пытаясь ввести в прежний словарный запас свиста новые понятия и целые предложения. И добрый десяток слов, похоже, запомнили орлы с ходу. Особенно такие, как «нельзя», «можно», «надо», «друзья» и «дружить». Но это не слишком облегчило поставленную перед человеком задачу.

Что он только не делал, не изображал в дополнение к своему свисту: строил из меча на своей спине дельтаплан, махая руками, изображал катарги, показывал маленького человека опять под дельтапланом и всё это рисовал углём на валунах, а потом и на большой боковой стене ущелья. Кажется, именно рисунки оказались наиболее действенным способом общения, обучения и пояснения своей основной просьбы. А та сводилась только к одному: хоть как-то передать весточку для того самого малого человека, который может летать на дельтаплане и сейчас находится в Чагаре. Для пояснения последней детали Менгарец даже нарисовал довольно подробную карту здешнего мира. Что характерно, короли небесного океана, привыкшие и умеющие смотреть на весь мир сверху, сразу оценили удивительную точность нарисованной карты, скорей всего, поняли её и даже затеяли на эту тему между собой короткий, но яростный спор. Потом ещё слушали довольно внимательно до самого заката, а когда почти стемнело, один из катарги протянул лапу вперёд и стал свистеть:

– Катарги летят. Маленький человек, давать дружить, большой человек. Большой – спасаться от опасности. Маленький ждёт Чагар. Дай мне весть.

Так он повторил несколько раз, пока до человека не дошёл весь смысл этой топорно построенной фразы. Орлы готовы лететь в Чагар и даже отыскать известную им покорительницу небес, но требуют ещё и какую-то для неё конкретную весточку. Или сувенир. Или предмет. Или письмо.

«Ну, про письмо – это я уже загнул, – пытался интенсивно сообразить Виктор, что такого у него есть особенного из вещей. – Потому что если они просто сбросят письмо на Чагар, оно может попасть вообще в нежелательные руки. Вполне возможно, что весть о моём воскрешении для принцессы будет выгодно некоторое время держать в тайне. А вот дать пернатым друзьям какой-то предмет, который бы сразу подсказал Розе о моём отменном самочувствии, это ещё тот вопрос! Что бы такое придумать? Да ещё немедленно?»

Он бросился перебирать все свои вещи в рюкзаке, в карманах и за пазухой. Первое, что подходило хоть как-то, был толстенный стержень, который чёрной «вечной» краской мог рисовать ещё долгое время. Но он в отряде был единственный, и только им партизаны делали зашифрованные значки на стенах и перекрёстках тайных ходов. Можно, конечно, и на угольки перейти или чернильными принадлежностями, рисовальными кистями во дворце разжиться, но сам по себе стержень ещё ничего не значит.

А вот фонарь!

В отряде имелось целых четыре фонаря, и были все надежды, что ещё новые отыщутся на нераскрытых объектах. Тем более что фонарь символизировал собой много важных вещей: и подземелья, и свет, и инопланетную энергию. Так что, только получив именно такую посылку, Роза догадается о многом. А если ещё и выдумку задействовать да нечто вспомогательное прибавить…

Вскоре требовательно протянутая лапа катарги оказалась перевита широким ремешком, к которому крепился фонарь, а на самом ремне виднелись написанные с обеих сторон плоскости буквы. Даже если их прочитает враг или посторонний человек, они для него ничего особенного значить не будут. А вот принцесса только по этим трём словам уже догадается обо всём остальном. Потому что кто ещё иной, кроме одного человека, может такое написать на ременном креплении фонаря: «Люблю! Скоро вернусь!»

Глава девятая

Распри с помощью запаха

Как только посылка была закреплена, громадный орёл потряс лапой, проверяя прочность, удовлетворённо клекотнул, свистнул: «Надо помочь человеку. Давай дружить!» – и улетел со своим вторым коллегой. Оставалось надеяться, что если не завтра, то на днях они залетят в Чагар, отыщут принцессу и как-то смогут ей передать фонарик вместе с ремнём.

Оставшийся взрослый орёл тоже умел выражаться свистом вполне чётко:

– Человек, надо кушать!

Прямо как на уроке получилось. Мол, плохо будешь кашу кушать… ну и так далее. Просвистел и улетел. Словно давая старым знакомым пообщаться и побыть наедине. Чем те и воспользовались, сидя рядом с костром и при его тепле интенсивно продолжив обучение свистом новым словам. На этот раз Виктор сосредоточился на числах до десяти и обозначениях времени суток. Мурчачо себя показал просто птичьим вундеркиндом, за час с лишним освоив беглое употребление цифр первого десятка и прекрасно наловчившись просвистеть про вечер, утро, полночь и полдень.

Взрослый катарги вернулся не с пустыми когтями, а тоже с порядочным гостинцем. Он приволок чуть ли не взрослого, ещё исходящего горячей кровью кабана. Причём положил его не возле костра, а возле развороченного входа в подземелья. Что лишний раз доказывало явную разумность гигантских орлов. Сразу поняли, откуда кормилец Мурчачо взялся в неприступной долине, и догадались, куда потом спрячется. А сам молодой орёл свистел с вопросительными интонациями и указывал клювом на темнеющий створ:

– Друзья?

Хорошо, что уже счёт знал и понял, что где-то на глубинах Менгарца ожидают двое друзей. После чего стал прощаться, печально постукивая клювом по голове человека. Но при этом настоятельно просвистел одно новое слово:

– Полдень! Прилететь, давай дружить. Кушать!

И не успокоился до тех пор, пока кормилец не повторил то же самое. Только после этого, натужно и интенсивно молотя своими ещё не оперившимися как следует крыльями, взлетел за старшим опекуном в наступающие сумерки.

Помахав ему рукой на прощанье, Менгарец бросился собирать вещи. Потом с огромным трудом заволок кабанью тушу в штольню, водрузил сверху свой рюкзак и меч и без особых усилий поволок всё это вниз. Радуясь довольно крутому спуску, который на обратной дороге оказался многократно предпочтительнее подъёма.

Внизу рюкзак с мечом дотащил до мотоцикла сам, а вот кабана перенёс услужливый с недавних пор робот. Он же и помог своими манипуляторами уложить тяжеленную тушу поперёк второго сиденья. Перед тем как отъехать, Виктор всё-таки запустил у механического помощника программу уничтожения всего, что движется. Всё равно скоро встретится с друзьями и передаст им пароль, а здесь оставлять всё открытым не следовало. Мало ли кто по горам ходит? Вдруг огонь увидел, человека с катарги? Потом стрельнёт в голову спуститься да тут всё прощупать своими руками. Так и до секретного хода между простенками дворцовыми добраться может.

Поставил период срабатывания на две минуты да и поехал преспокойно по рельсу, начинающему всё больше с каждым разом поблескивать в свете фары. Когда въехал на последнюю четверть пути, при ярком свете открылась весёлая картинка: прижавшись к стенам спинами, с обеих сторон тоннеля стояли Фериоль и Додюр. Причём свои ломы они взяли, как постовые берут на караул тяжеленные алебарды. Видимо, издалека услышали гул роликов и, так сказать, сделали вид, что встречают.

Менгарец с хохотом остановился метров через пятьдесят и, дожидаясь, пока друзья его догонят, восклицал:

– Ай да партизанская гвардия! Ну и чего вам не спится?

Жрец, как всегда, ворчал:

– Домой надо возвращаться вовремя, чтобы товарищам спалось спокойно!..

– А это кто?! – восклицал кок, первым заметивший в полумраке чьи-то свисающие конечности. Он же и фонарём высветил кабанье рыло и в восторге заорал: – Ох ты! Никак двуручником зарубил?! Вот это мастер!!!

И столько радости слышалось в его голосе и гордости, что даже стыдно было друга разочаровывать:

– Да нет, это катарги гостинец для голодающих передали. Я ведь и так вас обеда с ужином лишил, совесть до сих пор мучает…

– Ха! Да за такой гостинец я готов два дня поститься! Сейчас как запируем! Я вам такое блюдо приготовлю, с руками проглотите!

– Ну, нам твои руки ещё пригодятся, – осадил его Фериоль, подталкивая при этом мотоцикл рукой: – Да ты езжай, мы за тобой вприпрыжку.

– Чего это?! Становитесь на выступы с двух сторон, держитесь руками друг за друга и за мою спину. Вот так!.. Попробуем… такой Боливар и четверых должен выдержать.

Мотоцикл и при таком перегрузе справился с доставкой вполне сносно. Даже скорость порядочная получилась: километров двадцать в час.

Гораздо сложней оказалось на пешеходном участке пути. И опять-таки из-за внушительной кабаньей туши. Пришлось её довольно зверским способом рубить пополам двуручником прямо на каменном перепаде тоннеля и ножами поспешно выгребать внутренности. Снятие шкуры оставили на потом. Но зато дальше, придерживая полутушу за протянутые над плечами ноги, можно было нести вполне удобно и размеренно. Мешала только капающая кровь, в которой Виктор с Додюром измазали себе спины, и ноги, и сапоги. Поэтому по прибытии в штаб первым делом разделись почти догола, потом быстро сняли шкуру с охотничьего трофея и только потом отправились в закрытые для всеобщего доступа купальни дворца, где быстро, соблюдая полную тишину, ополоснулись и отстирали свои одежды.

Ну а потом с большим запасом воды вернулись к свежему мясу, промыли его, и кок стал священнодействовать у плиты. Причём начал жарить так, что первые кусочки готового мяса доходили до готовности почти моментально, а по мере насыщения едоков куски становились всё более крупными, сочными и более пропитанными специями.

Обливаясь жиром и не в силах остановиться от такого обжорства, Фериоль осуждающе качал головой:

– Нельзя так себя вести, нельзя… Совсем мы с вами благоразумие и осторожность подрастеряли от голода и жадности. Ну сами подумайте: что будет, если охрана дворца эти изумительные запахи унюхает? Да они от обилия слюны захлебнутся! Они стены зубами грызть начнут, чтобы только добраться в то место, где подлые повара втайне от всех жарят такую вкуснятину. А ведь я уверен, хоть где-нибудь, но эти запахи выползут наружу.

Присматриваясь к очередному кусищу мяса и намечая, в каком месте вонзить в него зубы, Менгарец несколько отвлёкся от позднего ужина для обстоятельного ответа:

– А с другой стороны, простые охранники только ещё больше озлобятся на своих лидеров. Ибо заподозрят тех в тайных пиршествах, чуждости простому народу и в подлой обособленности. Кухонь-то во дворце вон как много, а каждая пара охранников не имеет права выйти за пределы своего маршрута. Вот и будут думать, что мясо готовится в другом месте, а им остаётся только слюнки глотать. О! – он сделал вид, а может, и в самом деле прислушался: – Стены не грызут? Алебардами не стучат? Криков не слышно «Дайте и нам кусочек!»? Значит, всё в порядке. Додюр, дружище, не останавливайся. У тебя любые блюда получаются просто божественными.

Но и момент полного насыщения настал. Пришлось конкретно обсудить планы на завтра, и в них просматривалось три варианта. Первое: самое позднее послезавтра двинуться в сторону четырёх холмов, где располагался, по предварительным расчётам, истребитель. На этом варианте настаивал врач-диониец. Второе: остаться здесь ещё на недельку и всеми силами и возможностями нанести как можно больше вреда и убытка проклятым Львам Пустыни. Этот вариант весьма одобрял кок, не забывший издевательств палача. Третье: предлагалось бросить все усилия на вскрытие оставшихся объектов. Тем более что суть обходных тоннелей исследователям уже ясна и зайти вовнутрь из простенков будет намного проще, быстрей и безопасней. Всё-таки следовало вначале определиться в одном месте, а уже потом исследовать следующие интересные загадки. Так думал Монах Менгарец.

Вроде он не сильно и настаивал, но его предложение было одобрено единогласно.

Глава десятая

Новые объекты

Раз решили оставаться ещё на несколько дней, то прохлаждаться товарищам долгим сном Менгарец не дал. На этот раз он проснулся самым первым, опередив даже кока, и самолично бросился разогревать остатки вчера приготовленного мяса. Воду для чая тоже вскипятил. Додюр с ворчанием стал обижаться:

– Это мой камбуз! Я же не хватаюсь за твой двуручник?

– Да сколько угодно! Здесь все свои! – отмахнулся от его ворчания Виктор. – Когда наш отряд вырастет в численности до ста человек, тогда да, даже приготовление чая ты имеешь право никому не доверить. А сейчас нас так мало, что для товарищеской ругани нужны хоть какие-то поводы. Всё веселей будет. Вот я и встал из-за вредности своей пораньше…

Проснувшийся Фериоль вскочил на ноги с отличным настроением и желанием свернуть горы:

– Вообще-то по старшинству это мне следовало встать раньше всех из-за старческой бессонницы и своим брюзжанием гнать вас на работу. Но, как ни странно, сплю я преотменно, крепко, словно в молодости. То есть и эта функция организма у меня восстановилась. Приятно!

– Так и должно быть, – пришелец из космоса стал разливать чай в большие глиняные кружки. – У нас подобную процедуру может себе позволить каждый человек. Конечно, если он не полный неврастеник, желающий поскорей умереть.

Троица быстро позавтракала, затем прихватили наличные инструменты, к которым на данном этапе причислили и огромный двуручник, и подались на нераскрытые объекты. Решили начать с номера десять, потому что тринадцатый Монах Менгарец, вроде как и не страдающий предрассудками, решил оставить на вторую очередь.

Начиная с момента вскрытия «омолодителя» для мужчин исследователи правильно уловили основные тенденции поиска из тайных внутренностей дворца, поэтому подозрительную стенку, за которой скрывался секретный вход на объект номер десять, отыскали сравнительно быстро. Дальше опять пришлось поработать незаменимым мечом, хотя Виктор очень старался его не повредить. До сих пор с трудом верилось, что остриё этого уникального оружия, прошедшего столько пертурбаций, ещё не отломалось, не искривилось, не затупилось и не зазубрилось. Не иначе как и в самом деле его изготовили где-то в невероятно техногенном мире, по ультрасовременным наработкам и под старину. А попал он в этот мир вместе с династией Гранлео, если не раньше.

Стену расковыряли за полчаса, в два раза меньше потратили на блокировку ловушек, устранение стопоров и вскрытие стенной панели. Последняя подалась с приложением максимальных усилий трёх мужчин. Создавалось впечатление, что панель вообще не открывали с самого момента постройки дворца. Что заставило Додюра Гелиана вслух высказать общую для подпольщиков каменных джунглей мечту:

– Наверняка там оружие! Вы и с той стороны не открыли, и тут ни разу никто ногой не ступал.

Виктор несколько остудил пыл товарища логичными рассуждениями:

– С той стороны мы не открыли просто из-за нехватки времени. А раз здесь никто не ходил, то императору достаточно было и основного входа. Ну и самое главное: оружия Гранлео с собой не имел в Чагаре, так откуда оно тут возьмётся? В такое счастье, что императора здесь никогда не было, мне верится очень слабо… Хотя…

Панель дрогнула и с противным шуршанием утопилась вглубь, в образовавшуюся щель посветили фонариками, проверили отсутствие ловушек, и только тогда Менгарец осторожно прошёл внутрь. Разочарованный вздох товарищи поняли правильно.

– Всё равно ведь мечтал тут найти несколько своих вожделенных автоматов? – Жрец-диониец держал в руках две большие керосиновые лампы. Лоб его покрылся морщинами от удивления. – А это что за монстр? Неужели ещё какой-нибудь «омолодитель»? Или наоборот? Вдруг и такие машинерии имеются: раз – и состарился. А?

Похоже было, что инопланетянин сам впервые видит подобное устройство, ибо ходил вокруг него да озадаченно чесал маковку:

– Зачем создавать агрегат для старения? Гораздо проще, дешевле и действенней просто дать человеку камнем по голове. Или вон мечом моим укоротить на голову. А эта штуковина гораздо более хитрого предназначения…

– Какого именно?

– Вот сам понять пытаюсь… Особенно меня это специфическое кресло смущает. Подобные в нашем мире называют гинекологическими, они только для определённого медицинского осмотра женщин предназначены. Но чтобы оно стояло в таком окружении мощнейших и уникальных приборов?

Кресло и в самом деле имелось, вроде как вполне обычное, с точки зрения гинеколога. Но располагалось оно над поблескивающей витой спиралью выемкой, этаким кругом диаметром метра под три. Да плюс сверху нависало многочисленное скопление сложнейших приборов, которые опускались во время процесса. Несколько выносных устройств могло придвигаться к креслу со всех сторон. На что слабо разбирающемуся в медицине Виктору пришла в голову только единственная идея-предположение:

– Могу и ошибаться, но вся эта конструкция может являться неким аппаратом искусственного оплодотворения. Если я правильно помню, то для этого довольно простого дела в такой навороченной технике никогда не нуждались. И уж однозначно это не гипноизлучатель, варианты которого мы отыскали в помещениях объектов номер один и два. Странно…

Тогда как Додюр, имеющий в руках фонарь и лампу, более подробно исследовал дальние закутки помещения и первым отыскал пульт управления всем здешним хозяйством:

– Вот! Смотрите! Здесь ещё и надпись есть. Виктор, на твой язык похоже.

– Ну-ка, ну-ка! – обрадовался Менгарец, устремляясь к коку и всматриваясь в короткую сравнительно надпись: – Хм! «Кольцеватель ММ». Что за чушь? Что этот медицинский комбайн может кольцевать? Или кого? – он пожал несколько раз плечами, ища взглядом ответа у задумавшегося рядом жреца.

Тот обратил на это внимание и чуть ли не возмутился:

– Ты, наверное, не поверишь, но я к этой надписи никакого отношения не имею. Разве что шутки ради попробую её расшифровать: «Кольцеватель Молодых Мужчин». А ты уже сам додумывай: зачем их кольцевать и почему именно молодых.

– Ха! Но ведь кресло-то для женщин!

– Ну… мало ли что у вас там в большом космосе строят…

Впоследствии все трое обыскали каждый клочок вскрытого объекта под номером десять, но больше ни единой надписи так и не нашли. А вот по некоторым признакам определили, что Гранлео и его предки бывали здесь очень часто. Только зачем? С кем? И для чего? В конечном итоге пришлось с некоторым разочарованием констатировать, что устройство так и останется загадкой. Своим умом или методом проб раскрыть секреты этого помещения вряд ли получится. «Кольцеватель ММ» – дело будущего, возможно, что и очень далёкого.

Долго расстраиваться не стали, потому что Виктор первым поспешил на объект под номером тринадцать, восклицая:

– Я в приметы не верю, но если на десятом нам не повезло, то с чёртовой дюжиной нам точно счастье привалит.

А когда через час им удалось попасть внутрь секретного объекта, инопланетянин в первый момент не сдержался от радостного возгласа:

– Склад! Ржавчина на мою голову, но здесь точно склад!

– А мне опять мумии примерещились, – признался кок, осторожными шагами приближаясь к развешанным на стенах костюмам повышенной защиты. – Ух ты, какие они все разные! И тоненькие, и толстые…

– Эта одежда для самых опасных дел предназначена, – стал деловито пояснять Виктор, хотя опять не сдержался от разочарованного вздоха: оружием здесь и не пахло. – Вот эта, тонкая – химзащита. От ядов, вредного дыма и прочего. Вот эти – скафандры для космических кораблей. Вот эти костюмы – с повышенной радиационной и прочей защитой. Ну а эти, как ты их верно назвал «толстые», – самые что ни на есть всюду проходимые. В них можно чуть ли не в пылающий вулкан прыгнуть или в ядерном реакторе стержни менять. Правда, и надеть их без посторонней помощи не получится, всяко весят они вдвое больше, чем я.

– Вот это доспехи! Их, наверное, даже твой двуручник не пробьет?

– Конечно, не пробьёт. Разве что его специально создали в какой-нибудь лаборатории для повреждения именно таких доспехов. Ладно, на эти костюмы пока не засматривайтесь, они нам всё равно без надобности, а приборы давайте будем проверять на пригодность и разбираться, что и для чего.

– Какой же от них толк будет?

– Может, и никакого. Потому что они определяют токсичность воздуха, жидкости, опасность кислотной среды, показывают уровень радиации. Да и массу ещё чего полезного могут…

Додюра приборы не впечатлили, тем более что больше половины из них не работали: сложная начинка и комплектующие анализаторы за сотни лет просто вышли из строя или нуждались в замене специальных секций с реактивами. Глядя, как товарищ чертыхается и злится, пытаясь оживить чаще всего бесполезные коробки, кок решил посоветовать:

– Да брось ты их! Зачем они нам?

– Хотелось бы надеяться, что без надобности. Гранлео ими не пользовался, значит, опасных мест на планете нет. Но с другой стороны, иметь парочку таких приборов – мечта любого исследователя. Опускаешься в шахту – оп-па! А там повышенное содержание метана или иных опасных газов! Назад! Бегом! Или вода какая подозрительная на вид и на запах в реке течёт. Проверил – а там ядосодержащие соли! Стоп! Сам не пьёшь, зато врагам в суп добавил с щедростью. Я уже про остаточную радиацию не упоминаю. Мы вот были возле боевых роботов и еле ноги унесли от их оружия. А почему покойный император туда вообще никогда не наведывался? Вдруг мы уже столько невидимой радиации нахватались, что пора вновь в Колыбельную укладываться?

Фериоль как-то больше понял природу лучевой болезни, о которой инопланетянин рассказывал во время их длительных бесед, поэтому глубже проникся опасениями:

– А если в наших телах разрушения стали необратимыми? Вдруг никакой «омолодитель» не поможет?

– Ха! В таком случае мы уже валялись бы на том самом рельсе с выпученными глазами и загнивающей плотью. Все остальные случаи вполне легко излечиваются. Главное, как можно быстрей доволочь человека и засунуть его в ложе «омолодителя».

Обеденное время почти наступило, когда Менгарец при содействии своих друзей таки осмотрел и опробовал все найденные устройства. Действующих оказалось только четыре, но лучше всего по транспортабельности и унифицированному действу подходило одно их них. По утверждениям знатока сварочных установок, теперь у них была возможность и плохие газы заметить вовремя, и при наличии радиации принять соответствующие меры. Да и весил прибор всего лишь четыре с половиной килограмма.

Додюр Гелиан и Фериоль Вессано обучились работать и различать опасные пределы на шкалах всего лишь за четверть часа. А после короткого совета ношение устройства было торжественно возложено на кока. Тот и медлить не стал, закрепил на себе анализатор ремнями, доложил о готовности и уточнил:

– Что, отправляемся к нашему железному коню?

– И в самом деле. – Виктор накинул на плечи лямки вещевого мешка. – Пора пообщаться с нашими пернатыми друзьями.

– Вдруг они нас испугаются? – предположил кок. – Особенно птенец?

– За собой посматривай! Как бы сам от страху не помер, когда Мурчачо вдруг тебя клювом по голове начнёт постукивать в знак приветствия. И пока мы идём, давайте повторять основные фразы о дружбе между человеком и катарги. Только свистим тихонько, мы ведь не в лесу…

Глава одиннадцатая

Связующая

Так и двигались три партизана-подпольщика среди узких, извилистых каменных переходов, еле слышно посвистывая и готовясь тем самым к интенсивным переговорам с разумными птицами планеты. Жрец не скрывал свои сомнения. Как обитатель и воспитанник монастыря Дион, закосневшего в многовековых догмах и традициях, он никак не мог поверить, что издавна прекрасно знаемые всему человечеству птицы вдруг оказались разумны. Уже во время езды на мотодрезине он попытался переговорить с Менгарцем на эту тему, перекрикивая гул роликов:

– Как же так получается, что люди о разумности гигантских орлов даже не подозревали? Или пернатые поумнели совсем недавно? За последние месяцы? Ну, максимум год, полтора назад?

– Затрудняюсь ответить с уверенностью, – кричал Менгарец в ответ. – Пока словарного запаса для общения не хватает. Но, кажется, эти пернатые белокрылые красавцы давненько свою цивилизацию создали.

– И не общались с нами?

– А зачем? Какой им смысл? Да и запрет какой-то у них мог существовать. Или до сих пор существует. Может, они просто к людям присматриваются? Может, просто выжидают, пока вы до контакта созреете? Подрастёте, так сказать.

– Ну, знаешь ли!..

– И нечего обижаться. Хоть во Вселенной превалируют носители разума в человеческом теле, но каких только иных цивилизованных существ не отыскали в великом космосе. Особенно в последнее тысячелетие. И птицы среди них есть. Причём одни из них размером всего лишь с пол-ладони. А вот таких огромных, как катарги, вроде бы ещё не встречалось нашим исследователям.

По прибытии на место Виктор продемонстрировал голосовой командой воздействие на геологического робота, бросившегося к людям с намерением перемолоть их в фарш своими страшными бурильными дисками. Услышав пароль, железный монстр замер на месте, а потом с готовностью и прилежностью выполнял все остальные команды своего дрессировщика. Впечатлило друзей и пробитое под уклоном в гору отверстие, по которому, пусть чуть согнувшись, но легко выбрались в ущелье Крушения.

Там их уже ждали. На этот раз помимо Мурчачо и его постоянного старшего товарища или опекуна на встречу с человеком и его парой друзей явилась орлица. Женские особи этой породы пернатых выглядели ещё более крупными, угловатыми и массивными и славились крайним буйством, агрессивностью и даже жестокостью. Именно они в случае похищения или убийства птенцов могли методично и безжалостно уничтожить посёлок, а то и несколько, в которых жили неосторожные, самонадеянные охотники. То есть, ещё и не догадываясь о разумности катарги, люди давно определили доминирующих самок в их среде. В стаях гигантских орлов решающее слово имели именно женские особи. Нечто сродни матриархату.

Теперь же, в свете разумности этих гигантских хозяев небесного океана, визит орлицы выглядел несколько двояко. С одной стороны, она могла пресечь дальнейшее общение молодого орла с людьми, а с другой – как бы признать странную дружбу на официальном уровне. Но в любом случае следовало вести общение, если таковое получится, несколько иначе. Но как именно иначе?

Орлица сидела чуть в отдалении и без особой, казалось, реакции наблюдала вначале, как Виктор обменялся с Мурчачо «птичьими» приветствиями: выдержал постукивания тяжеленного клюва по собственной голове. Потом – как представил и познакомил своего пернатого друга с Додюром и Фериолем – нечто подобное сделал и со взрослым орлом. При этом все пятеро старательно насвистывали простейшие фразы из подходящего для обоих разумных видов способа общения. И только когда прошло минут десять оживлённой и громкой беседы, женская особь что-то требовательно проклекотала, а потом довольно внятно просвистела:

– Человек! Хочешь дружить с катарги?

Это был не просто прогресс в общении, это был невероятный скачок в отношениях между двумя разумными видами. Представить только: человек учил языку свиста совсем других орлов и молодого птенца, а те умудрились передать его и своим соплеменникам. Причём научить быстро и качественно. Если хозяйка гнезда ещё и числительные в пределах десяти за ночь разучила, которые Мурчачо только вчера впервые услышал, это вообще в голове не укладывается. Но вначале это следовало проверить, да и переговорить с орлицей, официально познакомиться.

Виктор приблизился к огромной птице на дистанцию пяти метров:

– Да! Давай дружить! Человек – катарги, друзья. Дружить – надо! – Затем попробовал перевести своё имя на свист. Да и примерный перевод имён своих друзей он тоже знал: – Меня зовут Виктор. Виктор – это «победитель». Додюр – «любящий своё дело». Фериоль – «добряк, родившийся в цветах». Своего молодого пернатого друга, молодого птенца из вашей стаи, я назвал Мурчачо. Мурчачо – это значит «игривый и ласковый».

Понятно, что он сильно сомневался в правильном понимании такой массы новых слов, особенно прилагательных. Но интеллект у орлицы оказался на несколько порядков выше предполагаемого уровня. Потому что после второго повторения она вполне по-человечески кивнула, подтверждая понимание, и назвалась сама. Вначале имя выглядело как простой набор свистящих звуков, но, несколько раз старательно повторенное, оно вдруг сформировалось в сознании инопланетянина как Связующая Стай. А уже само это понятие – в горловые звуки.

– Альири! – Когда он громко воскликнул это имя, то сразу получил утвердительный кивок, а от стоящего за спиной Фериоля – подтверждение-расшифровку:

– На языке Небесного княжества Альири обозначает «связь всех поколений».

– Да, нечто подобное понял и я, – проговорил Менгарец для своего старшего приятеля, но при этом весьма внимательно следил за орлицей. – Причём мне показалось, что подобные знания у меня появились в голове словно сами по себе. Вдруг между мной и Альири есть какая-то ментальная связь? Такое бывает?

Не успел жрец ответить, как громадная птица утвердительно кивнула. А потом стала излагать это более понятным свистом:

– Говорить, учить, понимать – трудно. Подсказывать обучение мыслями – ещё трудней. Но я могу тебя чувствовать, передавать свои чувства тебе. Надо много времени… долго… десять дней. И ещё десять. И ещё…

Судя по тому, с каким трепетом и уважением молодой Мурчачо и его старший опекун внимали Связующей Стай, гигантская орлица, возможно, являлась не просто весомой политической фигурой или авторитетной личностью в сообщности катарги, а чем-то ещё больше. Если судить по человеческим меркам, Альири могла занимать пост верховной жрицы или что там у них ещё подобному посту соответствует. Чего только стоило проведение беседы сразу в нескольких уровнях восприятия.

Когда перезнакомились и завершили, так сказать, официальную часть, хозяйка неба вспомнила про лежащее в стороне угощение: средних размеров косулю и двух молодых подсвинков. Причём на косулю она указала с конкретным примечанием:

– Мурчачо – еду для своего кормильца. Виктор – друг – кормилец. Хорошая еда, много. Хватит для всех.

То есть довольно чётко обозначила тот факт, что и орлам жареное мясо вполне по вкусу и они будут не против общей трапезы. После такого разъяснения Додюр со всей своей прытью и профессиональными умениями бросился разжигать костёр, разделывать туши и спешно готовить самые нежные и аппетитные кусочки. Жрец-диониец ему помогал изо всех своих возродившихся сил. Хотя по его глазам было видно, насколько он мечтает присутствовать и участвовать в беседе между представителями двух разумных видов. Но язык свиста он не понимал, на подсознательном, ментальном уровне со стороны орлицы ничего не улавливал, да и Виктор твёрдо пообещал пересказать впоследствии каждое слово.

Сам же инопланетянин попытался направить разговор в нужное ему русло и выяснить одну основополагающую деталь:

– Мурчачо – охотник. Поймал еду. Но еда очень тяжёлая. Мурчачо очень сильный?

Альири увела разговор в иную сторону, и если отбросить гротескный язык общения, убрать неправильности произношения и включить всю свою фантазию, то диалог получался невероятно осмысленным и интересным:

– В нашей разумной сообщности орлы не имеют имён. Мурчачо – первое за всю историю исключение.

– Почему не имеют? Как же вы их различаете? – удивился человек. – А если хотите упомянуть кого-нибудь из них конкретно, то как это делаете?

– Легко. Ведь каждая из нас, орлиц, имеет своё имя. И чем оно значительней, древней и знаменитей, тем больше привязок именно к нему имеют наши мужские особи. То есть про каждого можно сказать конкретно: этот катарги второй муж такой-то. Или самый старший брат той-то. Или шестой сын. Или восьмой племянник. Или отец. Или внук, правнук.

– Слишком сложно. Так и запутаться можно…

– Ни разу в нашей истории не запутались. Да и имён у нас для орлов никогда не было.

– О! За этим дело не станет! – оживился Виктор, прогоняя в уме длиннющий перечень оригинальных и достойных имён. – Если хотите, могу предоставить огромный список красиво звучащих на нашем языке имён.

– Не спеши, Победитель, мы ещё будем думать. Пока даже Мурчачо у нас не признан по этому имени. Хотя именно первая кормилица даёт птенцам женского рода имена, имеет на то право.

– Вот и отлично! Но меня очень интересует другой вопрос: смогут ли люди и катарги сотрудничать в полном объёме? То есть согласятся ли орлы иногда поднять в небо человека? Ведь вашей силы для этого хватает?

– Нашей силы хватит и для двоих человек, – с каким-то возмущённым клёкотом ответила Альири. – А такая, как я, то и троих может поднять выше вон той горы. Всё дело в том, что люди погибнут сразу, как только окажутся под нашими когтями.

– Вы их убиваете ударами клюва? Или давите когтями?

– Человек, ты подходишь к этому вопросу слишком просто. Эмоции дают мне полное представление о твоих страхах и опасениях, но в данном случае они напрасны. Смерть у людей, да и у любых живых существ, наступает в момент взлёта именно от близости с нашими телами. Они как бы получают по своему сознанию удар неимоверной силы и умирают именно от этого.

– Но разве такое бывает? – поражался инопланетянин. На что услышал весьма пространные и замысловатые рассуждения, очень похожие на ссылки о волшебстве, магии, колдовстве и неведомых силах природы. Мол, надо принимать всё это как данность. Дескать, они просто существуют, и никто изменить это волшебство не в силах.

В волшебство Виктор не верил изначально, хотя пребывание на этой планете уже давно и основательно поколебало эту уверенность. Некоторые вещи или деяния так и не поддавались пониманию или разгадке с технической точки зрения, поэтому поневоле начнёшь верить в магию.

Как и в данном случае: ведь полный абсурд во всём действии! Орёл хватает человека за что угодно, чуть приподнимает над землёй, и тот – труп! Где логика, спрашивается? И где тут собака зарыта? Лапы с когтями совершенно не ядовиты, запах тоже не может быть смертелен, пусть он у пернатых несколько не соответствует общепринятым человеческим нормам. Может, человек от страха умирает? Но ведь настолько сильно люди бояться не могут, а по утверждениям орлицы, любые подхваченные ими двуногие умирали и умирают все без исключения. Как и захваченные животные.

Что-то тут не так, но тем не менее ещё одна новая загадка появилась. Скорее всего, неразрешимая. Но хуже всего, что на трепетной мечте уговорить катарги покатать по небу можно ставить жирный крест. Например, смотаться быстро в то же княжество Карранги и там осмотреться в районе озера Шулугар – ну никак не получится. Только ножками и обычной дорогой.

Немного расстроенный такой перспективой, Виктор постарался выяснить судьбу своего послания в Чагар, проверить, насколько хорошо его поняли и как долго будет идти почтовая доставка. Тут Альири заверила сразу: скорее всего, подруга Виктора женского рода в данный момент послание уже получила. Ну а сами посланники должны вернуться сюда завтра около полудня.

Мелкие вопросы оказались решены, и представитель людей с орлами-катарги перешли к обсуждению древней истории возникновения птичьей расы, рисованию карт и выяснению любых доступных при таком скудном языковом запасе подробностей. Для этого сместились к той самой стене, где Виктор в прошлый раз рисовал карты, принялись их переделывать, дорисовывать и наносить новые обозначения. При этом приоткрылась одна интересная деталь в строении катарги, позволяющая им довольно деликатно пользоваться мелкими и хрупкими предметами. Указательный палец каждой лапы имел морщинистый кожистый сегмент, которым вполне удобно можно было зажать тот же уголёк, к примеру. Или удержать маркер. Или подобрать мелкий, хрупкий предмет.

Так что рисовала Альири вполне качественно и умело.

По истории выяснилось примерно следующее. Главной вотчиной, как и местом своего происхождения, катарги считали высочайшие горные вершины Первого Щита, да и всей планеты, которые находились в Небесном княжестве. По легендам и преданиям, цивилизация пернатых насчитывала полторы тысячи лет, общение с людьми во все времена запрещалось, как и запрещалось показывать свою разумность. Но было и некое указание-завет предков: общаться можно только тогда и только с теми, кто поднимется в небо или спасёт кормлением птенцов от голодной смерти. То есть инопланетянин подходил сразу по обоим параметрам. По этой причине с ним и вступили в контакт. Именно поэтому на встречу с ним Связующая Стай и поспешила, прилетев с тех самых вершин Небесного княжества.

Конкретно обозначилось и всемирное распространение катарги на планете. Здесь не всё обстояло так ясно и безоблачно, как могло показаться на первый взгляд. Белые гигантские орлы безраздельно хозяйничали в небе Первого Щита и Шлёма, стараясь вообще не залетать на территории Второго Щита. Потому что там весь восточный край континента, покрытый горными кряжами Сумрачных гор, принадлежал иному птичьему племени, отличающемуся внешне только иным цветом, розовым. Внутренне громадные орлы, называемые «розадо», отличались многократно: злобные, крайне агрессивные, почти совершенно дикие и не поддающиеся никаким воспитательным гуманистическим проповедям со стороны своих белых собратьев. Розадо были готовы умереть все до последнего, но не пустить в горы как белых катарги, так и людей, живущих в предгорьях. И это им удавалось. Практически на границе с Сумрачными горами во все века велась лютая, беспощадная война со всеми, кто вторгался на территории орлов с розовым оперением. Причин этой войны ни в истории, ни в легендах не сохранилось. По крайней мере, причин правдивых или достойных доверия.

С другой стороны, розадо даже над просторами болотистых равнин Второго Щита не показывались, так что остальным жить не мешали, а уж инопланетянина вообще не интересовали. Выяснив, что Связующей Стай пошёл пятьдесят седьмой год жизни, он переключился на основные цели своего предстоящего путешествия:

– В любом случае нам надо побывать вот здесь, у Четырёх Холмов, и вон в этом княжестве, у озера Шулугар. Что бы ты могла подсказать на тему предстоящего пути и какую предоставить посильную помощь?

Прежде чем ответить, Альири посоветовалась со взрослым орлом и даже коротко переговорила своим клёкотом с молодым Мурчачо. И только потом стала насвистывать ответ:

– Четыре Холма – самое опасное место на планете, куда даже катарги никогда не садятся под страхом смерти. Те, кто нарушил это табу, умирали в течение нескольких недель. А перед тем у них выпадали все перья и начинало гнить тело. – Заметив, что человек скорбно кивает на такие приметы лучевой болезни, орлица продолжила с пониманием: – Но те, кто умеет летать, наверняка смогут и там выжить. Так что смотри сам… А вот по поводу дальнего княжества на северо-востоке Шлёма, то туда ты не пройдёшь в любом случае. Единственный перевал, через который можно пройти, охраняется денно и нощно. Там и большая армия людей не прорвётся.

– Может, имеется какая-то обходная тропа? Или можно пробраться на ту сторону по пещерам?

– В наших пещерах есть некое подобие карт, – орлица мотнула клювом на разрисованную углём стену, – они на прочной, гнущейся, но не гниющей бумаге и находятся у нас испокон веков. Вроде там имеются подробные карты княжества Карранги вместе с окружающими их горами. Дня через три я бы могла с ними сюда возвратиться.

– О! Альири! Ты даже не представляешь, как бы ты меня выручила, предоставив эти карты! – радовался Виктор. – Если эти карты сделаны предками императора Гранлео, то они наверняка обезопасили себя запасным ходом к смонтированному там устройству. А кроме карт, что у вас ещё имеется?

Сама мысль, что у катарги могут храниться некоторые книги, инструкции по эксплуатации, а то и подробные описания всей истории колонизации планеты заставляли сжиматься сердце в восторженном предчувствии. Но Связующая Стай не могла порадовать человека:

– У нас только шесть карт, которые, по легенде, были найдены возле человеческих костей у Четырёх Холмов. Больше об их происхождении мне ничего не известно. Про книги тоже ничего не могу сказать с определённой уверенностью. В нашем родовом гнезде их нет, но, может, нечто подобное хранится в других гнёздах. Надо опрашивать каждый род в отдельности.

– Был бы очень признателен за любую книгу. И вообще, огромное спасибо за помощь, карты и остальные подсказки.

– Это ещё не всё, да и не большая в том помощь. – Альири самое существенное оставила напоследок: – С тобой в путь могут отправиться три взрослых орла и молодой Мурчачо. Они легко решат проблемы в случае неожиданной опасности, помогут с нахождением добычи и с разведкой. Сейчас на Шлёме очень неспокойно.

– Ух ты! Вот это здорово! – радовался инопланетянин. – О подобной помощи я и мечтать не смел. А для Мурчачо не вреден будет такой дальний перелёт?

– Только на пользу пойдёт. Тем более что по нашим законам катарги имеет право на самостоятельную жизнь и личный выбор дороги в ней с момента первой удачной охоты. Он мне сразу заявил, что будет оставаться поблизости от тебя и защищать от любой опасности. Привязанность к кормильцам всегда огромна и превалирует в наших действиях всю жизнь на подсознательном уровне. Помимо этого мне хорошо видна и твоя искренняя привязанность к нашему молодому собрату. Ты и в самом деле относишься к нему и как друг, и как родитель, и как старший брат.

– Спасибо. Рад, что ты это заметила, уважаемая Альири. А то слов у нас пока для всего не хватает… Кстати, о добыче: мой друг Додюр приглашает опробовать итоги его кулинарных умений. Конечно, условия более чем походные для такой эпохальной встречи…

– Нормальные условия. Тем более что мы не люди и к золочёной посуде не привыкли. – Альири первой подошла к расстеленной на валунах чистой ткани, используемой вместо скатерти, и хищно повела клювом. – Ароматные запахи мы просто обожаем, и будь на то воля наших предков, уже давно дружили бы с людьми только за право иногда насладиться такими дивно пахнущими кушаньями. Да и вкус – это совсем иная история…

Судя по всему, катарги иногда позволяли себя побаловать жареным мясом. То ли сами его жарили у себя в гнёздах, то ли в человеческих поселениях иногда еду воровали, то ли у охотников, жарящих оленей на вертелах, добычу умыкали. Вопрос людей на эту тему был просто проигнорирован, а когда Виктор стал переспрашивать более настойчиво, Связующая Стай расплывчато пояснила, что трудности с горячим питанием для пернатого племени более чем актуальны. Дальше расспрашивать дипломатичность и такт не позволили.

Приготовленное мясо было съедено подчистую. Коку достались хвалебные панегирики и приглашение лично посетить вотчину катарги в Небесном княжестве. За такое умение вкусно готовить Альири гарантировала для Додюра славу, почёт, уважение и неплохой заработок. Но если кок только вежливо поблагодарил, то жрец Фериоль заинтересовался:

– Чем же вы с Додюром расплачиваться станете?

– Конечно, лично мы в вашем золоте или драгоценных камнях не нуждаемся, – несколько высокомерно отвечала орлица, – но, если понадобится, разыщем и добудем что угодно из любого места. Уж нам-то сверху всё лучше видится.

Так торжественный обед и закончился. Как раз к тому времени у Виктора новая идея созрела:

– Если у нас так и не получится пробраться в княжество Карранги, то будет ли такая возможность доставить сюда из Чагара мой дельтаплан в разобранном виде? Ведь если налажу обмен сообщениями с принцессой Розой, то она бы отыскала возможность передать летательное устройство в транспортабельном состоянии.

Связующая Стай думала недолго:

– Скорее всего, получится. Посмотрите, что доставят в ответ наши посланники, что они поведают о встрече с Розой, и если согласятся, можешь их немедля отправлять в повторный путь с новым посланием.

– Спасибо огромное, так и сделаем.

Глава двенадцатая

Радовена – столица Чагара

Королевский дворец уже полностью обрёл свои законченные очертания. Возведение стен и башен давно завершилось, лишь в некоторых частях внушительного комплекса ещё продолжались интенсивные отделочные работы. Да и те свернулись на сегодняшний день, ибо все силы маляров, плиточников и уборщиков были брошены на отделку тронного зала, где король Гром Восьмой на днях собирался устроить потрясающий банкет для своих союзников, наиболее значительных лиц государства и ближайшего окружения.

Поэтому на Восточной башне не слышалось устоявшегося, привычного в последние дни стука, грохота, визга пил и переговоров ремесленников. Но вдовствующая королева всё равно пришла сюда с обязательным обходом. Причём делала это по трём причинам: ей хотелось побыть одной, полюбоваться открывающимся пейзажем на столицу Чагара и проверить, всё ли намеченное на вчера выполнено с тщанием и любовью. Потому как Восточная башня уже давно была отвоевана у Грома Восьмого для размещения здесь той самой службы тайного надзора, которой руководила Линкола в последние годы. Данное строение годилось для секретной структуры лучше всего по всем причинам или рассуждениям. Огромное, самое вместительное, много света и никакой сырости. Ну и вид: из одних окон виден весь город, вместе с почти отстроенной дамбой через долину, а из других – весь остальной дворец с прилегающим парком.

День выдался солнечным, в меру жарким, и, стоя на предпоследнем этаже, Линкола то поглядывала на город, то на небо, где виднелось два орла катарги; то вновь возвращалась глазами в помещение. Время от времени она рисовала на листке бумаги расположение мебели, которую здесь следовало установить в ближайшее время. Личный кабинет главы тайного надзора следовало обставить не только со вкусом и роскошью, но и с максимальным авторитарным, угрожающим эффектом. Дабы любой сюда входящий человек понимал: с ним здесь шутить не станут, здесь решаются наиважнейшие государственные дела, защищается государственный строй и хранятся самые важные государственные секреты.

А вот одной королеве побыть не удалось, невзирая на строгий приказ оставшимся внизу гвардейцам никого к ней не пропускать. Быстрый перестук каблучков по ступенькам заранее подсказал главе тайной стражи, кто мог так бесцеремонно нарушить уединение и кого не посмела бы остановить личная, давно проверенная стража. Поэтому когда в помещение ворвалась с самым деловым и озабоченным видом Роза Великолепная, её бабушка уже бумагу отложила в сторону и улыбалась со всей сердечностью и любовью. Принцесса ей тоже улыбнулась в ответ, легким касанием поцеловала в щёку и вновь нахмурила свои бровки:

– Доброе утро! Но сразу начну с недоброй новости: Маанита попыталась завербовать в свой стан Жерарда Страмского! Ты представляешь! Он пообещал подумать и даже намекнул, что, скорей всего, согласится. А сам передал нам записку с кратким пересказом беседы и с вопросом «что делать». Вот, читай.

– В лояльности герцога нам сомневаться не приходится… – пробормотала глава тайного надзора, впиваясь взглядом в записку.

В последнее время своей бабушке в её нелёгкой и тайной работе Роза помогала с полным размахом и знанием дела. Причём делала это, изначально ни у кого не спрашивая разрешения или одобрения. Ещё при Монахе Менгарце её распоряжения выполнялись с той же поспешностью и тщанием, что и указания вдовствующей королевы. А уж в последнее время все службисты воспринимали молодую красавицу точно так же, как и непосредственную главу тайного надзора. Потому что ни разу между родственницами не возникло недоразумений и непонимания. Как следствие, ни накладок, ни сбоев в работе тайного ведомства не случалось.

Чтение записки прошло быстро, и неотложно началось её обсуждение.

– Вот уж змею на груди пригрел мой сынок…

– И не говори, бабушка. В последнее время я вообще порой смотрю на отца как на чужого. Хуже всего, что придраться к словам наложницы Гранлео нельзя при всём желании. Только вчитайся: «Мне хочется лишь, чтобы вы, уважаемый Жерард, всегда и во всём поддерживали начинания и прогрессивные идеи Грома Восьмого. Для этого нам следует объединиться в один кулак и встать стеной у него за плечами…» Прямо образец патриотизма и искренней лояльности!

– Придраться можно… Например, к этим словам: «…будете за это надлежащим образом вознаграждены новыми угодьями и прочими монаршими милостями…» А ведь Гром не любит, когда за него пытаются раздавать подобные привилегии. Ох как не любит!

– Бабушка! Мне кажется, отец мог по своей доброте душевной этой змее пообещать что угодно. Он ведь совсем не замечает, как она его окрутила и как вьёт уже верёвки, и в порыве затмения мог разрешить проверять лояльность подданных, а то и обещать некоторые поблажки за верность и услужливость.

Линкола поджала губы:

– На верность и вшивость мы и сами любого проверим! Думаю, мой сын это прекрасно понимает.

– Да? Хочется верить… Хотя есть ещё одна неприятная новость, – Роза с досадой встряхнула своими чудесными локонами: – Отец окончательно решил раздать остальных наложниц союзникам и самым приближённым к короне холостякам. Заявил об этом во время завтрака и поступает так явно по наущению Мааниты.

Её бабушка потёрла лоб ладошкой в раздумье:

– Может, это и к лучшему? Ты бы знала, как мне наложницы во дворце надоели. Хоть и отдельно живут и почти никого к ним не пропускают, но всё равно они – узел напряжения и клубок всевозможных ссор, пакостей и ненужного ажиотажа.

– Ну как ты можешь так говорить? Пока мы не определились с причиной нахождения женщин у Гранлео, их нельзя отдавать в чужие руки. Тем более странно, что этого страстно желает бывшая любовница павшего императора. Вспомни, что говорил Виктор! – сказала принцесса и сразу затихла от грустных воспоминаний, что случалось с нею всегда, когда вспоминала о Монахе Менгарце.

Бабушка тут же обняла свою внучку за плечи, подвела к окну и попыталась отвлечь продолжением делового разговора:

– Всё равно мы ничего больше о сути наложниц не узнаем, так что пусть греют постели нашим союзникам. Другой вопрос, что вокруг Мааниты необходимо срочно ввести своих людей. Герцогу Страмскому придётся соглашаться немедленно. Вдобавок и маркиза Шаваду я уже обо всём проинструктировала и предупредила. Как только ему опять станут намекать на вхождение в лагерь нашего гипотетического противника, он сразу с готовностью согласится и постарается изнутри пронюхать, что там и как.

– Маркиз? Но мне кажется, весельчак и балагур Икар слишком молод. Справится ли он в том змеином гнезде?

– Не смеши меня! Самой-то ещё восемнадцати нет, а мужчину в двадцать три года молодым обзываешь! Вспомни, как маркиз Шаваду отчаянно сражается и как мастерски владеет почти любым оружием. Генерал Тербон от него вообще без ума. Так что не перечь… А чего это ты так напряглась?

Линкола проследила за пристальным взглядом любимой внучки и тоже уставилась на небо. Теперь там оба орла выделывали совершенно иные кульбиты, чем прежде. Они в плавном пикировании по очереди заходили на Восточную башню, делали над ней горку и вновь набирали высоту для повторного захода. Причём при планировании их биссектриса полёта чётко упиралась в раскрытое окно, в котором стояли обе родственницы.

– Они подают какой-то знак… – словно в трансе прошептала Роза. – Может, это те самые? Может, они ищут именно меня? Они ведь меня как-то узнавали, когда я летала на дельтаплане… О! Даже крыльями покачивают, как в тот раз! – Она мягко вырвалась из объятий бабушки, резко развернулась и помчалась к лестнице со словами: – Я наверх! Надо осмотреться!

Естественно, что Линкола с забившимся сердцем понеслась следом за принцессой. А выскочив на верхнюю площадку, замерла за спиной у девушки, готовая в любой момент ухватить за лиф платья или звать на помощь гвардейцев. Но внучка никуда не двигалась, только с прижатыми к груди ладошками смотрела, как на парапет величественно садится гигантская белая птица. Второй ее соплеменник так и продолжил кружиться над башней на небольшой высоте. Потом приземлившийся орёл спрыгнул, а вернее, почти шагнул с высокого, в рост человека, зубчатого парапета вниз и неожиданно что-то просвистел. Словно понимая растерянность женщин, он чуть подождал и засвистел вновь. Но на этот раз с определённым старанием, словно пытался что-то сказать.

– Если бы я понимала их язык… – с жалостью прошептала Роза, мотая головой, разводя руками и пожимая плечами. – Что? Что ты хочешь мне сказать?

– Да они не могут разговаривать! – вырвалось у стоящей сзади Линколы. – Они же птицы!

– Ой, бабушка! Ты просто не знаешь, какие они умные! Может быть, как раз этот катарги меня спас от обстрела из осадных луков над лагерем Львов Пустыни.

Орёл опять повторил свой свист, и Розе ничего не пришло в голову, как попытаться его повторить. Но уже с несколько вопросительными интонациями. Кажется, после этого хозяин неба понял, что договориться не удастся, и просто поднял одну свою лапу. Обе женщины стали присматриваться к ней, и в какой-то момент Линкола испуганно вдохнула воздух: её руки не успели поймать рванувшуюся вперёд принцессу за платье. С немым ужасом старая женщина наблюдала, как её внучка бесстрашно подскочила к гигантской птице и принялась с нетерпеливым повизгиванием отвязывать предмет, прикреплённый к лапе ремнём. В какой-то момент она даже зубами рванула неподдающийся узел, а потом, вертя два предмета в руках, отступила назад. Более внимательно присмотрелась к ремню, повернула его на вторую сторону, и в следующий миг и вдовствующая королева, и орёл вздрогнули от громкого ликующего визга. Чуть позже и слова прорвались наружу:

– Он живой! Живой! Живой!!!

Наконец-то Линкола опомнилась, осознав, что именно произошло:

– Да замолчи ты! Зачем привлекать внимание? Если Менгарец жив и сам до сих пор сюда не явился, то, может, так ему надо? А ты вон хочешь весь дворец на ноги поставить?

Роза попыталась закрыть себе рот фонариком. Понятно, что у неё это не получилось, но визг стих, зато круглые от счастья и восторга глаза сияли, словно две звёздочки:

– Я знала! Я верила, что он живой! Чувствовала!

Кто-то внизу явно услышал визг. В будущем кабинете главы тайного надзора послышался топот сапог и взволнованные голоса:

– Ваше величество! Ваше высочество! У вас всё в порядке?

– Да, можете не волноваться и спускаться на прежний пост, – отозвалась Линкола.

– Докладывают, что заметили садящегося на башню катарги! – осмелились продолжить доклад гвардейцы.

– Всё под контролем! И проследите, чтобы никто ничего не болтал лишнего!

– Будет исполнено, ваше величество!

После чего затихающий топот подсказал: охрана вернулась на свои посты.

– Ну всё, всё! – королева попыталась успокоить подпрыгивающую на месте и дрожащую от счастья внучку. – Что он жив, это сразу понятно. Никто бы не догадался прислать с орлом именно фонарь и ремень с короткой надписью. Мол, ты мне светишь, словно солнце. Хотя можно и сомневаться в том, кто это написал и кому. «Я тебя люблю!» Хм! Может, этой надписи вообще десять лет?

– Ах, бабушка, дорогая! Ну как ты можешь шутить в такой момент? – с детской непосредственностью и искренностью воскликнула девушка. – Ты лучше подскажи, что нам теперь делать?

– Как что? – Линкола кивнула в сторону орла, который нетерпеливо топтался на месте и время от времени поднимал всё ту же самую лапу: – Кажется, нашему посланнику надо отправляться обратно. Только он, как мне кажется, ждёт ответного знака. Или как минимум благодарности.

– Да! Точно! Как я сразу не сообразила! – Роза заметалась взглядом по площадке, потом по бабушке, а потом обратила внимание на себя. Безжалостно сняла с себя уникальную диадему, которую ей когда-то подарил Виктор, увязала её в большой платок, затем опять бесстрашно подошла к гигантской птице и платок обмотала вокруг поднятой лапы небесного посланника. – Спасибо! Можешь теперь лететь! И мы будем тебя ждать!

Она бы ещё долго стояла возле орла. Но тот довольно бережно постарался оттолкнуть её от себя крылом. А потом обоими взмахнул, словно намекая на огромный порыв ветра. Со слезами на глазах принцесса отбежала к Линколе, и уже там, обнявшись, они наблюдали, как орёл шагнул на парапет. Ещё и просвистел нечто, перед тем как рухнуть вниз. Ещё через мгновение он стал набирать высоту, пристраиваясь к своему напарнику и ложась строго на курс в тридцать градусов на северо-восток.

– Они полетели в Шулпу! – дрожащим голосом констатировала Роза. – Виктор там! Может, он не может оттуда выбраться? Может, надо спешить к нему на помощь?

– Да не волнуйся ты так. Ты что, Виктора не знаешь? Он из любой ситуации и из любой местности выберется. – Линкола стала незаметно подталкивать внучку к лестнице. – Вот дождёмся следующей весточки, тогда уже точно всё узнаем.

– Может, и так. Но корабли эскадры надо будет сразу привести в готовность. А порох, ядра к пушкам и мой дельтаплан – сразу начать грузить.

– Хорошо, решим и этот вопрос.

И уже на лестнице глава тайного надзора с улыбкой добавила:

– Только пока не вздумай раскрывать кому-либо нашу новую тайну. Ею тоже мы можем воспользоваться с немалой эффективностью. Ну разве что генералу Тербону скажем да адмиралу Ньюцигену. Они должны быть в курсе грядущих изменений.

Глава тринадцатая

Разведка

Трое суток Виктор и его друзья провели в максимально интенсивном режиме. Большая часть времени ушла на обучение языку свистов, и остальные дела решались с толком и основательностью. Доводилось половину суток тратить на слежку за врагами и подслушивание их разговоров в кулуарах и залах заседаний дворца. Хотя ничего особенного или сверхважного в политической жизни Шлёма пока не происходило.

Оставшиеся части принца Геберта Шуканро разоружили да отправили по домам. Недовольство среди демобилизованных, конечно, было, но до явного контрдействия диких кавалеристов против основной, сборной армии континента пока не доходило. Остальные силы Львов Пустыни тоже готовились к демобилизации. Даже некоторые тревожные новости со Второго Щита, где вовсю развернулся самозваный император Сангремара, почти не волновали герцога Паугела Здорна, оставшегося единоличным правителем после развала Триумвирата. Тем более что он интенсивно готовился к намеченной торжественной коронации.

О пропитании партизанского отряда отныне заботиться не приходилось, орлы поставляли не только свежее мясо, но и овощи, фрукты, муку для выпечки хлеба. Порой и готовые булочные изделия в корзинах приносили. А на вопросы, где это всё берётся, со временем пояснили: в некоторых посёлках Первого Щита катарги чтятся наравне с божествами, поэтому и выставляются для них постоянно корзины с хлебом и с овощами. Причём чем интенсивнее орлы начинают забирать подношения, тем чаще выставляются новые. Один такой посёлок имелся и на Кряжистом Углу, что весьма выгодно и удобно – с Первого Щита несколько далековато носить. Вот после таких пояснений и выяснилась предыстория о пристрастии гигантских птиц к готовой человеческой пище. Как оказалось, они уже давно и весьма умело пользуются созданной вокруг них аурой почитания, страха и уважения.

Отдельной историей следовало упомянуть возвращение посланников из Чагара. Когда Виктор снял ремень с лапы орла, а потом вытащил под солнечные лучи знакомую ему диадему, восторгу его не было предела. Он сразу понял, что фонарик попал по назначению, а Роза отныне удостоверилась в относительном благополучии Монаха Менгарца. С другой стороны, следовало немедленно продолжить обмен посланиями, а при наилучшем раскладе получить из Радовены ещё и дельтаплан в разобранном виде. Поэтому инопланетянин, после того как накормил посланников готовым, отлично прожаренным мясом и убедился, что они согласны отправиться в обратный полёт, сел за написание более подробного и делового письма.

Правда, подошедший взглянуть на текст Фериоль тотчас начал с критики:

– Не понял! Мы ведь уже обсуждали содержание письма. Попросить прислать эскадру кораблей, придумать, как транспортировать дельтаплан, потребовать как можно больше пороха… Ага: намечалось узнать об отправке весточки в Дион. А ты что пишешь?

Виктора явно удалось смутить, да и он сам растерянно уставился на спонтанно родившееся любовное признание принцессе.

– М-да… Это я несколько увлёкся, – признался он. – Хотелось вначале сказать, что я полностью здоров и готов выполнить давно данное принцессе обещание, а вот как оно растянулось… Но с другой стороны, и это надо, места для всего должно хватить.

– Согласен. Но давай вначале я продиктую наши прежние намётки, а уже потом, если останется место на бумаге, пиши что тебе вздумается.

Менгарец озабоченно почесал висок и принялся дальше записывать под диктовку жреца. Она оказалась более чем целесообразна: деловая часть письма еле поместилась на большом, но единственном листе бумаги. Следующие ещё следовало раздобыть как трофей в одной из канцелярий противника. Портить гербовые, готовые к заполнению по надлежащему случаю бумаги было бы безрассудно.

Обратную сторону листа Виктор заполнил основными разъяснениями языка свистов. Естественно, нельзя было передать в тексте то, что воспринималось только на слух, но уж самые основные понятия он попытался выразить на бумаге обычными буквами, подробно разъясняя продолжительность, чередование и высоту свиста. При желании и должном усердии Роза Великолепная хоть несколькими навыками из новой речи сможет овладеть самостоятельно. Потом ей вполне должно хватить сообразительности составить парочку простейших фраз. Вдобавок Менгарец очень настойчиво попросил крылатых посланцев хотя бы один час уделить при передаче сообщений посильному обучению Покорительницы Небес, дать первые основы переговорного свиста.

Сытые орлы выглядели довольными и польщёнными таким повышенным вниманием. Да и задание Связующей Стай им хотелось выполнить досконально. Когда письмо было уложено в непромокаемый рыбий желудок и привязано к лапе, они отправились в путь, пообещав вернуться через два дня. Аккурат к моменту обещанного возвращения Альири. Причём в основных переговорах между человеком и посланниками принимал самое активное участие Мурчачо. Он уже к тому времени общался со своим кормильцем довольно бегло.

Присматриваясь во все глаза и прислушиваясь максимально к молодому орлу, Фериоль пытался разрешить для себя неразрешимую загадку. И когда в один из вечеров троица друзей уже укладывалась спать в Колыбельной, жрец не выдержал и спросил:

– Ты говорил, что в других мирах есть разумные птицы. Так? И что все они вот так сразу уже через месяц начинают думать и соображать, словно взрослая, полностью умственно развитая особь?

Для Виктора ответ на подобный вопрос тоже представлял огромный интерес. К сожалению, он не слишком в своё время интересовался контактами человечества с разумными птицами и скоростью взросления молодых птенцов. Хотя общие исторические данные, критерии младенчества, продолжительность самого беспомощного возраста птенцов ему были известны:

– Всё дело в том, что разумные птицы получают первые знания и набираются наследственного опыта ещё в яйце. Порой этот период продолжается от одного до трёх лет.

– Ага! – воскликнул диониец в озарении. – Значит, твой Мурчачо поумнел ещё до появления на свет?

– Скорее всего. Надо будет только выяснить у катарги, какое время яйца проходят выдержку или вылеживаются у них в гнёздах и как это делается.

– Тогда почему птенец не начинает соображать немедленно после разбития скорлупы?

– Насколько я помню, существует теория умственной комы, которая лишает появляющуюся на свет птицу нормального сознания. Ей требуется несколько дней, чтобы превозмочь шок, осознать себя во второй раз и научиться осмысленно руководить собственным телом. Самый опасный период… Вот прилетит Альири, мы у неё расспросим более подробно… Всё, извини, сил нет, засыпаю…

За тот же период в трое суток Менгарец попытался решить вопрос с геологическим роботом. Ему слишком хотелось прихватить такого помощника каким-то образом с собой, хотя сама маскировка или транспортировка агрегата в повозке могла оказаться архисложным делом. Но всё равно мечталось использовать технику при обходе перевала Отшельников в княжестве Карранги и при обследовании Четырёх Холмов, где предположительно покоился потерпевший аварию космический истребитель. Да только бурильный агрегат оказался с очень маленькой мобильностью движения. По приборам получалось реальное удаление максимум на двадцать-тридцать километров, после чего роботу придётся возвращаться к металлической двери для подзарядки волновой энергией от реактора основного корабля. Так что помощнику геологов так и предстояло оставаться охранником в пещере, отделяющей мир от сонма боевых роботов.

В последний вечер решили проверить второй из четырёх отводных тоннелей из-под дворца, ведущий в северо-восточном направлении. На это дело отправился сам Менгарец вместе с Додюром, тогда как Фериоль поспешил на вечернюю вахту подслушивать и подсматривать. Раньше на проверку и осмотр тоннеля не было лишней минуты, а тут всё равно надо будет по нему двигаться в сторону Карранги. Можно было проигнорировать опасность, выйти в путь прямо из императорского дворца, двигаясь по улицам Шулпы, но к чему лишний риск? Мало ли кто и с какими намерениями окажется поблизости? А вот уже за околицами столицы к трём путникам, желающим купить коней и продолжить своё путешествие, внимание окажется несравненно меньшим. Потому что именно за околицы, по предположениям Виктора, должен выводить запасный выход.

После определённого участка пешеходной зоны с несколькими ловушками ход тоже оказался оборудован несущим рельсом и расположенным на нём железным конём с ручными рычагами вместо рулей. Механическая дрезина оказалась в уникальном техническом состоянии: смазана, протёрта и даже накрыта от излишней сырости неким подобием пластикового чехла. Скорость движения при смазанных роликах развивалась невероятная, и не возникало сомнений, что покойный император пользовался данным средством передвижения не реже одного раза в месяц. А то и чаще. Только зачем?

В определении длины хода Менгарец чуть-чуть, если не сказать порядочно, ошибся: тоннель оказался длиной тридцать шесть километров и выходил намного дальше присно известных каменных карьеров, места работы рабов, и непосредственно самого Табора Повозок. Причём в районе Табора отыскалась ведущая в сторону пролива штольня, по которой, вполне возможно, императоры наведывались в вотчину Извозчиков и наводили должную дисциплину. Сразу догадаться, что, как и почему, не получалось: штольня была довольно давно завалена наглухо. Несколько веков, не меньше. Поэтому пара исследователей только сделала рядом остановку да осмотрела тщательно завал. По всей видимости, камни и мелкий гравий ссыпали сверху, и участь тех старательных работников наверняка была весьма печальна. Скорее всего, после тех работ тогдашний император и нескольких Извозчиков скормил плавающим в проливе монстрам, дабы никто и никогда не вспомнил об этом ведущем прямо во дворец ходе.

На всякий случай инопланетянин поковырял своим двуручником слежавшиеся камни, но бесполезность данного труда была видна сразу. Вот если доставить сюда геологического робота, то дело будет сделано очень быстро и эффектно. В данный момент друзья решили не тратить на раскопки ни сил, ни времени. Опять уселись на мотодрезину и поспешили к конечной цели.

Вполне логично, что кок опасался в финальной части пути отыскать второго ретивого механического охранника:

– Вдруг и там гудящий агрегат окажется?

– Было бы здорово! – неожиданно, в противовес, обрадовался Виктор. – Мы бы и второго живчика приручили и приставили к полезному труду.

К его некоторому разочарованию, финал тоннеля оказался без механического надзора. Только две вполне штатные, хорошо знакомые ловушки да ещё одна, чисто обвального действия, претендующая на некоторую оригинальность. С последней пришлось повозиться, пока разгадали принцип действия и заблокировали, но в конце концов все преграды были преодолены, и друзья оказались в тёмном закутке с обилием рычагов и ведущими куда-то вверх крутыми ступеньками. Пока Виктор присматривался, разбираясь в действии устройств открытия, Додюр поднялся по ступенькам вверх и вскоре вернулся с результатами наблюдений:

– Вверху обзорная щель. Свежий воздух, и видно звёздное небо. А снаружи почти полная темень и ничего толком внизу не рассмотреть. Однако заметил кусок небольшой поляны с окружающими её деревьями да пару валунов примерно над этими рычагами.

– Скорее всего, один из них мы поднимем для выхода.

– Рискнём?

– Да нет никакого риска. Всё смазано идеально, даже ничего не скрипнет. И вооружены мы на этот раз более тщательно.

Помимо массивного двуручника теперь у друзей были метательные ножи и по парочке изящных, жутко дорогостоящих арбалетов, бессовестно позаимствованных из арсеналов неприятеля во время последней вылазки. Додюр тоже имел меч на поясе, а вот арбалеты можно было подвешивать как сбоку, так и в некое подобие заплечного колчана. Весьма удобно и практично при движении: Виктор в случае необходимости мог бросить свой громадный двуручник наземь и быстро выхватить арбалет.

Вначале приподняли валун на пару сантиметров. Когда глаза привыкли к темноте, расширили выход до приемлемого размера. Выбрались наружу, внимательно осмотрелись, принюхались и прислушались. Очень слабо, на грани восприятия несло едким дымом. С лёгкими порывами ветерка доносилось не то рычание какого-то зверя, не то гул двигающихся камней.

– Не нравится мне этот дым и рычание, – признался кок. – Возвращаемся обратно?

– Какой тогда толк в этом выходе, если мы ничего вокруг не обследуем и не оценим уровень опасности? Вряд ли кто на нас здесь устроил засаду…

– Логично. Прежний император такой перестраховщик был…

– И всё равно помер после переоценки своих возможностей. – Виктор двинулся вперёд, держа двуручник как копьё. А товарищу посоветовал: – Держись от меня сзади метрах в трёх…

Нагромождение отвесных скал у них осталось за спиной, а открывшийся взорам ночной лес на поверку оказался совсем не густым, скорей даже редким из-за скудности местного грунта. Хотя если уж какая сосна отвоёвывала себе трещины для корней, то вымахивала на порядочную высоту.

Запах дыма стал острее, шум и рычание разборчивее. Через четверть часа движения пришло отчётливое понимание: рычание – это скорей всего крики, завывания, шумные всплески злорадного смеха, всхлипы и жуткие ругательства, исторгающиеся из человеческих гортаней. Где-то невдалеке происходило либо странное празднество, либо нечто кошмарное и неприятное.

К сожалению, исследователям попасть на праздник было не суждено. Они стали свидетелями финальной части кровавой, вызывающей тошноту казни. А может, и не столько казни, как садистского издевательства над тремя несчастными пленниками.

При свете нескольких костров около десятка Львов Пустыни с дикими криками тыкали факелами и раскалёнными головешками в два извивающихся и хрипящих от боли тела. Третье уже безжизненно обвисло в путах, залитое кровью, исполосованное порезами и обугленное ожогами. Кто бы ни были эти несчастные пленники, Виктор с Додюром и мгновения не сомневались в правомочности их спасения и справедливой мести. Хотя бросились спасать пленников не сломя голову, а внимательно и тщательно осмотревшись.

Не зря. Кроме прекрасно видимого десятка врагов на поляне, ещё двое возвышались на расположенных по краям холмиках, просматривая в обе стороны еле видимую просёлочную дорогу. Дозорные не слишком и за дорогой присматривали, чаще поворачиваясь смутно белеющими от света костров лицами к ведущейся расправе. Именно эти двое и пали первыми, получив по арбалетному болту в головы. Потеря двоих воинов их подельниками осталась незамеченной, что дало паре нападающих перезарядить арбалеты и очередными болтами вывести из игры ещё четверых Львов Пустыни. Здесь уже тихо и незаметно не получилось, двое вопящих от боли подранков заставили остальных схватиться за оружие. Но палачи не смогли мгновенно рассмотреть несущуюся на них из темноты опасность – вращающийся в виде пропеллера огромный двуручник. Трое врагов полегло, так и не поняв, что именно их разрезало на неравные части. Одного удачным ударом заколол Додюр и тут же сцепился в стычке со следующим противником. Тогда как последний оставшийся на ногах враг оказался самым обычным трусом. Швырнув свой факел, которым он перед тем прижигал пленников, в сторону приближающегося Монаха, он, даже не доставая своего меча из ножен, бросился в сторону дороги со скоростью поднятого с лёжки зайца. Но ведь и у Виктора в последнее время силёнок прибавилось. Не останавливая бега, он перехватил своё страшное оружие, как копьё, и метнул в виднеющуюся впереди спину. Враг пал, проткнутый, словно бабочка булавкой.

Вот только бежать к нему и доставать застрявший двуручник было некогда, боевому товарищу приходилось очень туго. Кок находился на грани гибели. Последний противник из всей компании оказался чуть ли не самым лучшим фехтовальщиком: за несколько выпадов успел ранить Додюра в бедро и плечо и следующим ударом мог завершить участь не совсем опытного мечника. Поэтому Виктор резко развернулся и опять-таки в движении метнул один за другим три ножа. Цели достигли только два, а смертельно вонзился только один, но и этого оказалось достаточно для спасения Додюра. Тот ещё и сам успел ткнуть замершего от боли противника мечом в горло.

От скоротечной схватки друзья запыхались так, словно сражались несколько часов. Но первым делом Менгарец выдохнул:

– Ты как?

– Ерунда… царапины! А вот подучиться мечом махать ой как не помешает. Позор на мою седую голову: ещё бы один удар – и я труп.

– Давай перевяжу!

– Не стоит отвлекаться на такие мелочи, я сам справлюсь и за дорогой присмотрю. Лучше давай арбалеты зарядим. Вдруг ещё кто подтянется на шум и свет костров…

Виктор быстро сбегал за арбалетами, пока товарищ перевязывал себе бедро, сноровисто зарядил все четыре, уложил на валун рядом с раненым и только после этого поспешил к безвольно обвисшим телам. Первое тело на его прикосновения ответило протяжным, тяжёлым стоном, от которого всё внутри переворачивалось от жалости и сочувствия. Пока разрезал верёвки, пока уложил окровавленное и обожженное тело на траву, неизвестный человек только хрипел от боли да судорожно дёргался от прикосновений. По всей вероятности, на нём вообще ни одного живого места не оставалось. Хотя позвоночник наверняка был цел. Да и явных открытых переломов не наблюдалось.

– Ну вот, здесь немного полежи, – уговаривал Менгарец изувеченного человека. – Спокойно! Спокойно! Не дёргайся! Теперь уже всё будет хорошо. Сейчас осмотримся, отыщем воду, обмоем твои раны, а там до спасения всего один шаг останется. И потерпи ещё немного, вначале надо твоих друзей снять.

Да только последующие спасательные действия оказались бессмысленны. Оба других пленника умерли, так и не дождавшись своего освобождения. Конечно, будь «омолодитель» под боком, то одного из замученных ещё был шанс оживить. Но если он в данный момент труп, то уже никак не оживёт после дальней, минимум в полтора часа, дороги в секретные подземелья императорского дворца.

Пока инопланетянин разбирался с замученными в пытках людьми, кок окончил перевязки и, держа наготове арбалет, поспешил на помощь. Первым делом стал собирать у поверженных врагов поясные фляги. Благо что тех оказалось по две, и воды теперь было в достатке. Затем кок, не отвлекая пытающегося реанимировать жертвы товарища, стал осторожно, с уговорами и увещеваниями потерпеть, обмывать истерзанное тело спасённого пленника. И в тот момент, когда Виктор с разочарованием констатировал летальный исход товарищей, Додюр с удивлением воскликнул:

– Надо же! Ведь это женщина!

Вдвоём друзья стали обмывать порезанное, обожженное тело от крови и снимать мешающие остатки одежды. Кажется, женщина прекрасно понимала происходящее и распознавала окружающую действительность, потому что прекратила бесполезные стоны, а вместо этого прохрипела:

– Бросьте меня, мне всё равно суждено умереть. После таких издевательств не выживают!..

Действительно, глядя на её изуродованное лицо, нельзя было удержаться от содрогания. Оставалось удивляться, как она ещё может видеть, слышать и тем более говорить. Но раз она отозвалась, Виктор не постеснялся спросить о самом главном:

– Кто ты такая? И почему они вас так мучили?

В данном состоянии ни один человек врать не станет, и в дальнейшем, если удастся женщину спасти, не придётся принимать многочисленные меры по сохранению тайны как её излечения, так и местонахождения секретных подземелий под императорским дворцом. Короткие хрипящие фразы в ответ раскрыли основную подоплеку происходящего:

– Мы бывшие рабы, бежали с поселений, потому что знали о готовящейся для нас расправе. Пару дней назад наведались на наши фермы Извозчики и дали прямое распоряжение тайному надзору уничтожить всех бывших рабов, заслуживших права на вольные поселения. Нам удалось сбежать… увы… недалеко…

– А кто ты? Из какой страны или королевства?

– Какая разница, откуда я родом… Главное, что перед смертью я вновь побывала свободной… Жаль, что ваша помощь запоздала…

– Как тебя зовут?

– Ари… Аристина. Недавно мне исполнилось тридцать девять…

– Послушай, Аристина! Ты, главное, не теряй надежду, – быстро и убеждённо заговорил Виктор. – Мы тебя спасём!

– Поздно… Прощайте!..

– Нет! Не спеши сдаваться! Тебе только надо продержаться полтора часа! Выдержишь?!

– Зачем?..

– Тогда останешься жить! Причём будешь жить свободной и счастливой! Мы тебе это обещаем.

Пока Додюр, отыскавший парочку больших плащей, помогал укладывать на них раненую, от неё донеслось прерывистое обещание:

– Если только полтора часа… то я продержусь…

Глава четырнадцатая

Пополнение

Из-за своих ран кок ничем особо не смог помочь при переноске раненой. Ещё и его пришлось с невероятным трудом пристраивать на закорках мотодрезины, привязывать вместе с Аристиной ремнями и только после этого отправляться в путь. После приезда так и оставили в «гараже» тяжеленный двуручник и почти всё оружие. С трудом передвигающийся Додюр только и успевал, что подсвечивать товарищу под ноги. И в какой-то момент, когда тело за спиной Менгарца стало дёргаться от конвульсий и судорог, им показалось, что они не успеют со спасением.

Но успели. Когда укладывали женщину на ложе женского «омолодителя», та ещё судорожно продолжала дышать и даже порывалась что-то сказать.

Тумблер устройства уже давно стоял в положении «Омоложение только тела», так что потеря памяти и потеря себя как личности раненой не грозила. После запуска всей системы Виктор покинул объект номер пять, успев краем взгляда зафиксировать на ложе расслабленное, но жутко изувеченное и окровавленное женское тело. В спешке они даже второй раз помыть спасённую рабыню не успели. Да что там помыть! Вообще из-за спешки никуда по пути не заглядывали и никакого сигнала для Фериоля не оставили. Так и мчались как оглашенные к медицинскому устройству. Да оно и неважно было, в каком виде уложат пациента под раструбы клеточных преобразователей, всё лишнее и так рассыплется прахом и будет подчищено, вытянуто через очистительные приспособления.

Наступило время и самим отправиться, окончательно осмотреть раны у Додюра да выяснить, где сейчас жрец-диониец находится. Ну и отдышаться после изматывающего забега по узким простенкам. Заглянув последний раз в окошко, Виктор с удовлетворением убедился, что раненую почти и не видно под сонмом накрывших её приборов. Причём на смотровом табло засветилось примерное время омоложения: «Ожидаемый результат через пятнадцать стандартных часов». Тем самым давая официальное подтверждение полной выживаемости. Инопланетянин даже хохотнул от радости и потёр ладонями:

– Успели! Теперь её вытянут с того света.

– Тоже надеюсь, что мы не зря старались… – отозвался кок. – Вдобавок, может, немного больше света её рассказы прольют на этих демонов Извозчиков. Ну и про сами поселения…

– Всему своё время. – Менгарец подхватил товарища под локоток и мягко, но целеустремлённо стал подталкивать к объекту номер семь, где находился мужской «омолодитель». – Сейчас главное – твоё здоровье поправить.

– Да брось ты! И так до свадьбы заживёт…

– Интересно, если ты жениться соберёшься через двадцать лет, то так и будешь всё это время прихрамывать и передвигаться с перекошенным плечом? Отправляемся на седьмой объект.

– Почему именно туда?

– Или ты боишься «омолодителя»?

– Не то чтобы боюсь, – несколько смутился Додюр. – Но вдруг мой организм к новому месту не адаптируется? Всё-таки в Колыбельной меня тоже отлично подремонтировало, так зачем менять одного хорошего доктора на другого, совсем незнакомого?

– А по той простой причине, что подлечат они тебя с одинаковым результатом, но! Колыбельная заберёт на себя всю мощность реактора, она ведь берёт в несколько раз больше энергии, чем «омолодитель». И уж, во всяком случае, одно из устройств отключится, а то и оба. Оно нам надо? Так что без ропота и ворчания выполняем все врачебные предписания. Быстренько, быстренько…

Кок, несколько бледный от потери крови и волнений, тяжело дышащий от пережитых гонок, ещё сделал последнюю попытку увильнуть:

– Может, и в самом деле простой перевязкой обойдусь?

– Да не смеши меня! Ты ведь на стол не подаёшь недоваренные блюда, утверждая, что раз они закипели и горячие – значит, не сырые?

– Как можно!

– Ну так и здоровье следует содержать в полной боевой готовности. Посмотри на себя, насколько ты расклеился. Завтра прилетает Альири, да и посланники обещали вернуться. Скорее всего, уже к вечеру тронемся в путь к княжеству. А тебя придётся, как раненого, оставлять здесь…

– Шути, шути… – ворчал смирившийся товарищ, укладываясь на ложе мужского «омолодителя». Затем похлопал ладонью по тёплому, слегка вибрирующему металлу и пригрозил: – Но если этот «доктор» меня памяти лишит… то я ему потом все внутренности вырву!

Виктор успокаивающе похлопал друга по здоровому плечу:

– Кончай сомневаться! Я на эту тему даже шутить не собираюсь. Всё будет отлично! Ах да! Наверняка выйдешь отсюда раньше, так что если нас не будет рядом, посматривай за той женщиной. Если очнётся и подойдёт к концу её лечение, введёшь её слегка в курс дела и неотложно начинай подробные расспросы о ней.

– Хорошо, присмотрю… А ты сейчас куда?

– Надо забрать оружие из тоннеля. А в идеале вообще вернуться на поляну и там убрать все следы после пыток и побоища. Пролив рядом, трупы сбросить туда недолго.

– Справитесь?

– Зависит от Фериоля и от того, как идут дела во дворце. Если тут что-то более важное, то трупы так и останутся для зверья или мелких грызунов, рабов похороню, а вот лошадей жалко. Разве что перегрызут или оборвут привязи да сами уйдут.

– Нам бы они очень для путешествия пригодились…

Виктор уже включил устройство, поэтому, выходя, только успел возразить:

– Спорное мнение, коней могут опознать. Нам спокойнее будет купить новых… Ну ладно, выздоравливай!

Выйдя наружу медицинского устройства, он присмотрелся к табло и с удивлением покачал головой. Додюра Гелиана механический доктор собирался лечить целых одиннадцать часов! По сравнению с пятнадцатью для практически умершей от издевательств и кровопотери женщины две раны выглядели совсем неопасными. Но «омолодителю» видней, да и разные неизвестные составляющие могли сказываться.

«Вдруг у того мечника оружие было отравлено? Или ещё какая гибельная болезнь таилась на неухоженном или загрязнённом лезвии? – размышлял Менгарец, резвой трусцой следуя к их главному штабу в Колыбельной. – Вон как Додюр побледнел напоследок… Вовремя я его уложил, вовремя…»

Фериоль спать ещё не ложился, хотя уже поужинал. А при виде Менгарца воскликнул с облегчением:

– И где вас так долго носит? Я уже места себе не нахожу! – Сообразив, что третьего товарища не видно, опять разволновался: – А где наш кулинарный гений?

– Да здесь недалеко, получил в сражении пару царапин мечом, и я его затолкал в «омолодитель». Пусть выспится и наберётся бодрости. А у тебя что важного произошло?

Жрец в нескольких предложениях поведал о самых важных деталях своих наблюдений. Ничего срочного, требующего немедленного вмешательства партизан в жизнь дворца, не оказалось, а значит, можно было отправляться за оружием. В лучшем варианте и на поляну с трупами наведаться и там тоже навести должный порядок.

О своих приключениях Виктор рассказывал на ходу, и уже когда летели с максимальной скоростью на мотодрезине, жрец засыпал уточняющими вопросами. К моменту выхода на поверхность он был в курсе всех нюансов события и следовал за товарищем с должной сноровкой и пониманием ответственности момента.

На поляне всё оказалось нетронутым. Даже окончательно не погасли костры, теплились жаром, покрывшимся белым пеплом. Ни один конь не сорвался и не ушёл, а их количество лишний раз подтвердило, что в отряде Львов Пустыни насчитывалось именно двенадцать воинов. Никто из поборников рабовладельческого строя не сбежал от справедливого возмездия. Да и вдогонку за ними второй отряд не следовал. А может, и не было второго отряда. Скорее всего, здесь как раз и собрались все те члены тайного надзора, которым поступила команда от Извозчиков о физическом устранении проживающих на «вольных поселениях» рабов. Вскоре подробности раскроются, а пока оставалось догадываться, какие кощунственные дела продолжают твориться в павшей, разделённой на иные королевства империи Сангремар.

– Такое впечатление, что этим Извозчикам больше всех надо! – ворчал Фериоль, с уханьем закидывая очередной труп на сооружённые из двух длинных сосновых стволов волокуши. – Или они надеются на возрождение империи?

– Непонятно… Да и как они решились на возвращение из княжества Керранги? Хотя тут явное несоответствие: разведчики сообщили, что все Извозчики вместе с несколькими сподвижниками Гранлео и своими семьями отправились в Керранги. А Орлица утверждала, что через перевал Отшельников никого в княжество не пропускают. По всем отчётам, только сам император туда проходил раз в год.

– Но! Пошли! – Фериоль потянул пару коней за узду, и импровизированные сани сдвинулись с места. Но разговор после этого не прекратился: – Значит, разведка только основное направление отхода засекла. Скорее всего, Извозчики просто отошли на северо-восток да там и осели в каком-нибудь отлично укреплённом городке или замке. А потом опять за свои чёрные дела принялись.

– С другой стороны, если они и дальше снуют по дорогам, то у нас будет шанс выловить хоть одного из них, – размышлял Менгарец. – Вот уж кто может на многое свет пролить, так это именно эти чёрные личности.

Воды Змеиного пролива оказались от места событий где-то на расстоянии одного километра. Именно туда вела старая, заброшенная дорога. За две ходки друзья перевезли останки врагов и сбросили их со стометрового обрыва. Даже в темноте было видно, как кипела внизу вода от устремившихся к окровавленному мясу кашьюри. Монстры оставались голодными и днём и ночью.

Двух замученных рабов закопали в могиле, вырытой на маленьком пятачке между деревьями. А потом стали думать, что делать с лошадьми.

Тут более опытным и понимающим знатоком оказался жрец:

– Можно запутать и сбить с толку не просто любопытного, но и опытного всадника, – вещал он. – Вначале отбракуем и без жалости отпустим на свободу самых красивых и внешне броских лошадей. Вот эти три – слишком заметные…

– Ну и добавь к ним ещё и этого каурого красавца, – предложил Виктор. – Нам ведь всё равно только восемь лошадей понадобится.

– Отлично. Отпускаем и его. Теперь выбираем из сбруи самую неприметную комплектацию, без всяких лишних украшений. Ни в коем случае не оставляя сбрую на прежней лошади. То же самое делаем и с попонами и седельными сумками. Мало того, мы заприметили на одном складе во дворце одни прекрасные попоны, которые при употреблении создадут образ целостности всего нашего отряда и единую экипировку всех верховых животных. После первого взгляда никто особо не станет присматриваться к мелким деталям.

– О, батенька! – с уважением отозвался инопланетянин. – Да у вас там в монастырь никак монахов только из конокрадов отбирали?

– Книг больше надо читать, юноша! – назидательно отвечал Фериоль, помогая связывать лошадей в одну цепочку. – Кстати, а не боишься, что во время нашего отсутствия лошадей за целый день кто-то отыщет?

– Может и такое случиться. Но именно поэтому я и хочу оставить животных возле выхода из тоннеля. Там есть смотровая щель, и мы ещё при свете дня внимательно осмотрим поляну и окрестности. Да и орлов можно будет попросить заранее сюда слетать. Место, если ты успел заметить, глухое, даже от заброшенной дороги далёкое, так что вряд ли там будут искать целенаправленно. Ну а от случая… чего уж там, никто не застрахован…

Вернулись в штаб из этого вояжа только через восемь часов, почти перед рассветом. Да так и рухнули на кровати, засыпая ещё в падении. Причём Виктора успела посетить здравая, но несколько запоздалая мысль:

«Энергии реактор даёт с лихвой, так что экономить нет никакого смысла. Тогда почему мы не используем «омолодитель» просто как восстановитель жизненных сил и духовной энергии? Ведь вместо того, чтобы спать по пять-семь часов в сутки, достаточно полежать в медицинском устройстве половину, ну максимум целый час. И выбегаешь оттуда как новенький. Конечно, сейчас наш «механический доктор» занят, но в дальнейшем надо поставить дело нашего конструктивного отдыха на поток. Ведь и так ничего не успеваем…»

Глава пятнадцатая

Рабская доля

Оба партизана каменных джунглей проспали чуть ли не до обеда. Да и то были разбужены заполошными восклицаниями Додюра, который ворвался в штаб пышущим молодостью вихрем и бурлящим вулканом оптимизма:

– Вставайте, сони! Всё на свете проспите! Ну! Веселей шевелите конечностями и постарайтесь хоть что-то на себя набросить приличное! Сейчас я вас познакомлю с прекрасной Аристиной!

– О! Она уже и прекрасная? – поразился Виктор, напяливая на себя одну из тог императора, которых тут хватало с избытком.

– Нет! Она – божественная! – На кока, с округлившимися глазами и с вываленным от восторга языком, было смешно смотреть. – Она – величественная! Она – несравненная! И самая прекрасная на свете!

– Если я ничего не путаю, она ведь старше тебя на пять лет!

– Не кощунствуй, умоляю! – глаза Додюра полыхнули нешуточным гневом, от чего Менгарец и жрец из Диона недоумённо переглянулись: такой экзальтированности от своего друга они не ожидали. – Вы её увидите и поймёте мои чувства! – продолжал кок с восторгом. – Она сейчас одевается в коридоре в те одежды, что я ей насобирал.

Кажется, на него оказало влияние долгое воздержание и нежданное обозрение обнажённого женского тела. Хотя Виктор как ни силился, но так и не мог представить, как под той вчерашней грудой истерзанной и обожжённой плоти могло таиться что-либо прекрасное и настолько возвышенное.

Но делать было нечего, разве что немного охладить кипение прозаичным вопросом:

– Завтракать сегодня будем?

Даже при всей зачумленности сознания великий кулинар вспомнил о своём долге и призвании, но скривился от противоречивых, раздирающих его сознание чувств. Затем выбрал нечто среднее между желанием и обязанностями:

– Вначале я вас познакомлю, а уж потом все вместе и позавтракаем.

Он выскочил наружу и уже через минуту ввёл, держа за ладошку, предмет своего невероятного восхищения. А там действительно было на что полюбоваться. Тридцатидевятилетняя женщина никак не выглядела на свои годы. Она смотрелась на двадцать пять, ну максимум на двадцать шесть лет. Причём как раз в том состоянии истинной женственности, когда вся наружная красота дополняется внутренним и духовным содержанием. Огненный взгляд из-под густых, изящно изогнутых ресниц. Идеально прямой нос. Чувственные, манящие к себе губы и несколько твёрдый, воинственно выставленный подбородок. Воистину опасная, скорей даже роковая красота. Ну а уж про всё остальное и упоминать не стоило. Фигура в приталенном сари смотрелась изумительно. Становилось понятным, что Додюр просто лишился рассудка, обозрев такую прекрасную плоть обнажённой. Он и сейчас дышал через раз, ладонь женщины не выпускал, и голос его подрагивал от напряжения:

– Конечно, мы уже немного знакомы. Но представлю тебя ещё раз: удивительная и несравненная Аристина. А это мои друзья – Виктор и Фериоль. Самые великие воители и учёные нашего мира.

– Очень рада знакомству и безмерно благодарна за своё спасение.

Голос у неё тоже оказался под стать её красе. Куда только делась вчерашняя хрипота. Да и остальные преобразования не остались незамеченными. Виктор кивнул в ответ, принимая благодарность, и улыбнулся:

– Даже при всей их бесчеловечности, Львы Пустыни меня удивили. Как можно подвергать мучениям такую прекрасную женщину?

– Увы, эти тайные надзиратели даже среди отбросов и палачей людьми не считались. К тому же последние два с половиной года на моём лице было несколько уродливых шрамов, телу досталось ещё больше. Так что мной скорее брезговали, чем соблазнялись.

– Вот это нас в первую очередь интересует, – не стал откладывать расспросы Менгарец. – Присаживайся, и пока мы все дружно будем готовить завтрак, расскажи подробно о своей рабской доле, как ты сюда попала, ну и про шрамы не забудь объяснить.

Несколько надменная холодность и настороженность из взгляда женщины не исчезли окончательно, но некоторое напряжение её всё-таки покинуло. Хотя изначально красавица всё-таки засомневалась:

– А вам всё будет интересно услышать?

– Не сомневайся! Если нам что не понравится, попросим проскочить это место в повествовании.

– Может, мне вам помочь в приготовлении завтрака?

Кок не выдержал:

– Позволь этим делам заниматься истинным профессионалам.

– Конечно, командует на камбузе только он, – Фериоль качнул головой в сторону кока, – но и мы под его руководством кое-чему обучились. Так что послушаем твоё повествование. Говори!

То ли жреца тоже ослепила красота женщины, то ли он её в чем-то заподозрил, но Виктору послышались какие-то недовольные нотки, даже излишняя строгость в голосе дионийца. Вопросительно посмотрел на него, но тот в ответ только подал определённый жест, означающий «объясню чуть позже». Они продолжили накрывать на стол, потом уселись пить чай и кушать зажаренное ещё накануне мясо, и всё это время Аристина несколько монотонно рассказывала перипетии своей жизни за последние два с половиной года.

Оказывается, она попала в рабство в то же самое время, что и Виктор. Только её выловили в иной лесной местности и полуоглушённую доставили в барак на побережье баронства Эдмонд всего лишь за один день до прибытия Львов Пустыни. Причём уже к тому времени она была изуродована шрамами не только на лице, но и на теле. Прибывшие за караванами рабов вонючие конвоиры обратили внимание на здоровое, по сути, тело и нужную выносливость при ходьбе. Так и забрали женщину, уводя в колонне таких же несчастных рабов на заклание. Казалось бы, уже никогда она не испытает ни счастья, ни свободы. Но, к громадному удивлению, в Каменном граде, месте обитания всех рабов империи, оказалось не так уж плохо. Нормы давали посильные, а тех, кто выполнял две и более в течение года, премировали отправкой на вольные поселения. Ведь никто из рабов тогда не знал, что Извозчики сразу скармливали людей монстрам в заливе, а чуть позже и поживших на вольных хлебах уничтожали.

Не знала этого и Аристина. Старалась работать как проклятая, лишь бы вырваться из рабства. Положение усложнялось ещё и страшным внешним видом: из-за шрамов по всему телу мужчины, претенденты на выселки, долгое время не прельщались уродкой. Только через полтора года каторжной работы один из мужчин присмотрелся к ладной фигуре рабыни, затем осознал и небывалую сообразительность будущей подруги. Сойдясь ближе, раскрыл для себя, что она ещё необычайно умна и образованна. От такой помощницы никакой бы фермер не отказался. И в результате взял её с собой третьей женой на вольные поселения.

Такие большие семьи порой готовились Извозчиками для показательного отпуска в Каменный град. Поэтому Аристине в очередной раз повезло: её новую семью тотчас не уничтожили. Они добрались до выделенной им фермы и с энтузиазмом принялись за накопление своего будущего вольного богатства. Казалось, счастье возможно и вот-вот закрепится рядом в жизни навсегда. Муж её не обижал, став верным другом и опорой. Хотя никаких интимных контактов между ними не происходило. Две другие жены это оценили и не питали к товарке неприязни. Скорее даже любили и уважали. А уж когда у обеих женщин родились первенцы, можно было сказать, что у пары малышей было сразу три мамы. Вот тогда все предались покою и поверили в прекрасное будущее. Сравнительно, конечно…

Стали готовиться к заслуженному отпуску и поездке в Каменный град.

Вот тут и грянула война. А потом и сама империя развалилась. Хотя курсирующие по долине и порой заезжающие на ферму воины тайного надзора строго приказывали продолжать работы, не расслабляться и в прежнем режиме сдавать прибывающим перевозчикам всю сельскохозяйственную продукцию. В их местности, небольшой долине между гор, посторонних поселений не было, вся она была отдана бывшим рабам. Причём тем рабам, которые подались на выселки все вместе, в одно и то же время. У всех хозяйство только-только наладилось, появились первые дети, и все без исключения верили в собственное долголетие.

Жизнь изменилась в тот день, когда долину посетили несколько Извозчиков. Они проехали её из края в край в сопровождении внушительной охраны надзирателей, тщательно пересчитали и записали всё поголовье скота и все припасы. Затем так же неспешно вернулись назад, отдавая распоряжение приготовить все злаковые к скорой сдаче заготовителям.

Именно этот аспект больше всего взволновал некоторых поселенцев. Зачем готовить зерновые к отправке, если придётся потом вновь завозить их для посева? Фермеры отправили нескольких самых молодых и ловких из своей среды к резиденции тайного надзора, расположенной возле выхода из долины. И лазутчикам удалось подслушать страшный приказ, поступивший от Извозчика перед самым его убытием:

– Всех рабов уничтожить следующей ночью. Желательно доставить тела к проливу ещё живыми и уже там сбрасывать в воду. Продукты сдать заготовителям, а дома законсервировать для последующего поселения.

Несчастные приговорённые на заклание жертвы были в шоке после такого известия. Большинство решило бежать в горы и там попытаться спрятаться. И только Аристина настаивала на ином варианте. Ведь надзирателей было возле долины не так много, всего около тридцати человек. Следовательно, если дружно, всеми силами напасть самим, то вполне легко можно справиться с малочисленными врагами. Увы, её мало кто поддержал. В её отряд, где она оказалась лучшей фехтовальщицей и который по праву возглавила, вошли всего девять мужчин и четыре женщины. Все они поспешили к резиденции надзирателей и с ходу попытались взять её штурмом. Ещё и подожгли сразу. Победа оказалась быстрой и блистательной. Но! Отряду мстителей удалось уничтожить только девять надзирателей, потеряв при этом четверых товарищей. Вполне отличный обмен за своё право вырваться на свободу. И выход из долины был перед ними открыт. Вдобавок имелись захваченные лошади, способные умчать в любой конец распадающейся империи.

Только вот при допросе раненого врага выяснилось, куда отправились остальные надсмотрщики: они вышли чуть раньше по другому краю долины и начали зачистку от поселенцев. Аристина потребовала от своих боевых товарищей возвращения и немедленной помощи обречённым. Окрылённые первой лёгкой победой, соратники согласились и помчались к месту возможной резни со всей прытью трофейных лошадей.

Но, увы, опоздали. Всех пытающихся уйти в горы людей надзиратели настигли в конной атаке и уничтожили. Хотя и сами при этом потеряли троих воинов. И когда восемнадцать оставшихся в живых стали прочёсывать долину в поисках сбежавших рабов, оба отряда сошлись в последней, смертельной схватке. Здесь размен был удручающий: только шесть врагов против павших семерых стремящихся к свободе рабов. Именно тогда из числа соратников Аристины осталось только двое мужчин, и троица, загнав коней, таки вырвалась из долины. Потом долго бежали по скалистым предгорьям, уходя от погони, но так и не смогли спастись. Отряд тайного надзора нагнал их в лесу, и садисты, разозлённые гибелью своих подельников, стали жестоко мстить страшными издевательствами.

При воспоминаниях о них женщина не выдержала и разрыдалась. Сквозь стенания повторяя:

– Не верится… Не верится, что я жива… Наверное, я умерла и мне это всё снится… После такого не выживают…

Додюр стоял рядом, прижимая содрогающееся тело к себе. Гладил по волосам, вытирал платком слёзы и с удивительным тактом и умением уговаривал забыть о смерти, верить в чудо и радоваться спасению:

– Теперь ты свободна, и возле нас тебе ничего не грозит! Жизнь прекрасна, и стоит верить в лучшее, которое будет у нас впереди.

Пока длилась эта истерика и велось успокоение, жрец быстро наклонился к Виктору и шёпотом провёл интенсивные переговоры. В результате чего Менгарец стал выглядеть ещё более удивлённым, чем при первом показе красавицы. Но в итоге дал добро Фериолю на право дальнейшего продолжения разговора:

– Хорошо. Выспрашивай сам. Только не забывай, в каком она состоянии…

– Не волнуйся. Но лучше всё выяснить именно сейчас. Не оставлять же нам её в подземельях? Или ты предлагаешь её вытолкать на улицы Шулпы?

– Ладно, ладно, говори уже! Она успокоилась…

Аристина и в самом деле хоть и продолжала всхлипывать, но теперь смотрела раскрасневшимися глазами на Виктора и Фериоля с подозрением. Чувствовала, что вот-вот её судьба будет решаться окончательно. Резко и решительно выдохнув, жрец приступил к дальнейшим расспросам:

– Ты ещё не всё о себе рассказала, но сейчас у меня один вопрос: что ты собираешься делать дальше?

– Трудно сказать… – женщина непроизвольно потянулась за подбадривающим взглядом Додюра, а получив его, несколько осмелела: – Есть разные варианты?

– Конечно. Мы находимся глубоко под горами. Если ты хочешь, мы тебя выводим с завязанными глазами наверх, оставляем на горной дороге с провиантом, оружием, и ты вольна дальше двигаться, куда тебе угодно.

– Что за горы?

– Кряжистый Угол.

Аристина деловито кивнула:

– Второй вариант?

– Ты отправляешься с нами в дальний поход на северо-восток Шлёма и своей шпагой помогаешь сражаться со Львами Пустыни, Извозчиками, тайным надзором и всеми теми, кто встанет на нашем пути. Готова?

Теперь женщина задумалась основательно. Одно дело прятаться где-то в горах, а то и вообще попытаться со временем перейти мост через пролив Стрела, а другое дело опять с небольшим отрядом рисковать собственной жизнью во враждебной, ненавидимой среде. Но, с другой стороны, теперь она совсем иная. Даже если кто и выжил из тайного надзора их долины, особые приметы в виде шрамов остались в прошлом. Отныне никто не имеет даже права связать прекрасную даму с какой-то беглой рабыней. Да и вообще, эти трое мужчин смотрелись словно не от мира сего. Таким по плечу пройти где угодно и с каким угодно шиком.

Вдобавок с ними могло быть очень интересно.

Помимо этого весьма приятно воспринимались успокаивающие поглаживания по спине этого мощного и такого по-юношески восторженного мужчины. Додюр… Редкое имя, но мужественное и красивое…

Стоило также не забывать и о долгах. Долг перед павшими соратниками, которые своими смертями дали ей отсрочку для спасения. За них обязательно надо отомстить. И второй долг – перед этими спасителями, которые не просто вырвали её из лап жуткой смерти, но ещё и омолодили, вернули полностью здоровье и даже улучшили красоту. Ведь достаточно было одного взгляда в зеркало, чтобы понять: отныне она выглядит как в самые лучшие годы своей молодости. А за такое во все времена многие красавицы были готовы отдать и тело, и душу, и… что там ещё остаётся…

Да и недаром этот моложавый аристократичный мужчина так строго на неё смотрит и так терпеливо ожидает ответа. Причём лицо его явно знакомо, очень знакомо…

– Вспомнила! – совсем не в тему и неожиданно для самой себя воскликнула Аристина, но тут же замотала отрицательно головой. Словно такого не может быть. Потом не выдержала и всё-таки спросила: – Фериоль, у вас есть старший брат? Или отец? Им сейчас должно быть где-то под семьдесят лет.

– Старших братьев у меня никогда не было. Отец погиб ещё в тридцатилетнем возрасте… – жрец сделал значительную паузу, – … и ты не ответила на мой вопрос.

– Извини… Конечно, я готова. Моя шпага, рапира, ножи, сабля и даже лёгкий меч к вашим услугам.

– Хорошо. Но теперь остаётся выяснить одну деталь из твоего прошлого: кто тебе поставил жуткие шрамы и за что?

В глазах у женщины засветилось понимание:

– Ага! Значит, кто я такая и откуда родом ты уже понял? Или узнал меня сразу?

– Ты всегда отвечаешь вопросами на вопрос? Здесь в проверке и подтверждении лояльности нуждаешься именно ты.

Стоило видеть, какой возмущённой мимикой пытался образумить своего старшего товарища Додюр Гелиан. Видимо, для него любое подозрение о бесчестии или двуликости вчерашней рабыни казалось личным оскорблением. Но так как Монах Менгарец молчал, строго поджав губы, кок и в себе нашёл силы сдержаться от высказывания вслух. Хотя своими ладонями, сжимающими женские плечи, постарался дать понять как о своей полной поддержке, так и убедить, что ничего страшного не происходит.

Аристина это почувствовала и благодарно улыбнулась. Но потом нахмурилась от неприятных воспоминаний, от которых ей всегда становилось трудно дышать:

– После предложения о замужестве со стороны моего похитителя, принца королевства Кезохи, я решила сбежать. Не мил он мне был, да и украл без спросу. При побеге мне помог один граф, имеющий на северной границе королевства Гачи маленькое поместье. Вот там мы и спрятались. Причём с того момента я попала в полное рабство к этому графу, который на самом деле оказался насильником, садистом и маргиналом[2]. Он меня держал месяцами в сыром подвале закованную в цепях и изводил голодом. И всё пытался добиться от меня согласия на брак. Но я выдержала, не сломалась. Отказывала ему до последнего вздоха. Тогда он, в желании отомстить, пошёл на крайнюю подлость. Вывез меня в глухой, огромный лес в центре баронства Эдмонда и сказал: «Раз ты не достанешься мне, то не достанешься больше никому!» Исполосовал меня острым скальпелем, оставил кучу тряпья для повязок и ускакал, бросив на произвол судьбы. Как я тогда не умерла от потери крови, до сих пор не пойму. Видимо, остатки моего упрямства заставляли стягивать тряпками раны и останавливать кровь. Потом, чуть оклемавшись, я встала и пошла куда глаза глядят. Через неделю отыскала первое жильё. Месяц жила у травницы, в её избушке. Старушка меня чуть подлечила, но устранить шрамы оказалось поздно. Дала совет идти в столицу баронства и там попытаться пристроиться на работу. Возвращаться в родные края у меня и мысли не было. Но я потерялась во времени, забыла про сбор рабов для империи Сангремар. Вот и попалась всего за пару дней до отмены приказа ловли преступников и бродяжек.

Женщина грустно вздохнула и вопросительно расставила ладошки:

– Что вас ещё интересует из моего прошлого?

Фериоль сузил глаза от воспоминаний:

– Графа, который тебя изуродовал, звали Резлоу?

– Да.

– Хм! Редкостная сволочь! Активно участвовал в твоём поиске.

– Да, Резлоу часто отлучался, оставляя меня в подвале наедине с крысами…

– Бывал этот Резлоу с обыском и у нас, в монастыре Дион.

– Ах! Так, значит, ты и в самом деле… Но нет, тот уже давно стал старцем!

– А ты как выглядишь? – заулыбался Фериоль. – Но я-то тебя сразу узнал, хотя живьём видел только в девятилетнем возрасте. Зато твои портреты, именно с такой внешностью, гуляли после твоей пропажи по всему континенту. Не узнать тебя трудно, княгиня Аристина Вакахан.

Наконец и Менгарец заговорил:

– Значит, сошлись старые знакомые? Вот так встреча! – и тут же первым встал из-за стола: – Что ж, раз все недомолвки устранены и мы перешли к доверительным отношениям, предлагаю поспешить на встречу с Катарги. Уже почти полдень, а нам надо будет ещё приготовить отменное угощение для всех участников пира. Мурчачо обещал доставить много дичи. Ну и наш железный конь с таким количеством пассажиров слишком не разгонится.

Он подхватил меч, арбалет с колчаном и отправился к выходу. Жрец-диониец заторопился следом, и только Додюр подал услужливо даме руку:

– По дороге я всё постараюсь объяснить. Да и если ты мне поможешь при жарке мяса, продолжу вводить в курс здешних дел и событий. Поможешь?

– Конечно! И не смотри ты на меня так удивлённо. Я давно уже не княгиня, а самая обычная, простая женщина.

– Ты шутишь? – Кок счастливо улыбнулся и высказался со всей искренностью и откровенностью: – Богини даже после своей смерти остаются богинями. А уж после возрождения общение простого смертного с подобным величием может закончиться разрывом сердца. Естественно, что не для богини.

Аристина рассмеялась в ответ:

– Даже сама себе удивляюсь: давно ненавижу льстецов и никоим образом не приемлю комплименты, а тебя слушаю с удовольствием. Почему?

– Большой секрет! Но несколько маленьких отгадок я тебе расскажу по дороге. Кстати, выбирай себе из вот этой кучи оружие. Любое… – Когда новая участница партизанского движения выбрала себе длинную, довольно тяжёлую рапиру, уважительно кивнул и тронулся с места: – Поспешим!

– Начинай рассказ! – потребовала Аристина, успевая присматриваться к странным, витиеватым переходам подземелья. – Мне жутко интересно.

– Конечно, расскажу. Но только с одним условием… – Заметив, как прекрасные брови стали хмуриться, кок тут же поспешил оправдаться: – Вчера, когда мы тебя спасали, мне удалось заколоть только одного надзирателя. Второй чуть меня не убил. Так что мечник из меня никакой. Фериоль сражается пятикратно лучше, чем я, а уж про Монаха Менгарца и не упоминаю. Он косит врагов волшебным двуручником сотнями. Поэтому хочу попросить об уроках фехтования.

– Нет проблем! – рассмеялась довольная княгиня. – Но у меня такие жёсткие требования к ученикам и я такая строгая наставница, что ты сбежишь от меня после первой же тренировки.

– Не сбегу! – последовало твёрдое заверение. – Стоп! Здесь осторожно, не сдвинь вот эти стопоры ловушек… Иначе наш первый урок так и не состоится… Отлично! Внимательно следи, как иду я.

– Слежу!

– И слушай, чтобы я потом не пересказывал повторно.

– Слушаю!

Так они двигались в ущелье Крушения, под говор Додюра и под уточняющие вопросы со стороны Аристины. Некоторый шок женщина получила наверху, когда увидела пару орлов и поняла, что люди с ними интенсивно беседуют с помощью свиста. А потом преодолела растерянность и бросилась помогать коку в приготовлении мясных блюд:

– Ты тоже всё понимаешь?!

– Почти.

– Научишь меня? – она даже ладошки просительно сложила. – Я тебя чему угодно учить буду, только помоги этот свистящий язык освоить.

– Хорошо, ловлю на слове. – Додюр с довольным, предвкушающим выражением на лице ловко разделывал доставленную дичь. – Только тему твоего ответного наставничества я тебе придумаю позже.

– Согласна! На всё согласна! – вырвалось у княгини, но она тут же спохватилась: – Ну нет, не на всё. Есть же какие-то определённые границы приличий.

– О-о-о-о!.. А я думал, ты сдерживаешь обещания…

Столько обиды и укора слышалось в словах мужчины, что Аристина моментально смирилась со своей оговоркой:

– Ладно, раз пообещала, пусть так и будет. Ну почему мне так не везёт? Не успела от одного рабства избавиться, как по собственной неосторожности попадаю в другое.

Не прекращая работать, Додюр философски пробормотал:

– Не стоит жалеть. Ведь бывает в жизни и приятная зависимость. Причём приятная для обеих сторон… – Он замер, а потом строго воскликнул: – Так и будешь теперь стоять, словно наипрекраснейшая статуя? А кто мне помогать будет? Подай тот глиняный таз с маринадом и начинай нарезать лук. Я сам на всю нашу ораву наготовить не успею. Да и каждый катарги ест, как трое здоровых мужчин.

Вскоре пара соратников уже работала не покладая рук, скрашивая свою занятость интенсивным обучением свисту.

Присматривающийся к ним с какой-то ревностью Фериоль пожаловался Виктору:

– Почему она со мной не идёт на такое общение? Или мне уже не суждено познать любовные томления и сердечные переживания? Не стара ли она по возрасту для кока?

– В самый раз! – хохотнул Менгарец. – Тем более что они отныне ещё лет сто будут считаться сверстниками. Как и ты с ними тоже. Мало того, как ты уже, наверное, почувствовал, в тебе тоже возродились силы и желание стать отцом. Так что подыскивай жену, а то и несколько, и лет тридцать можешь взращивать своё семейство до невероятного количества.

– Издеваешься?

– Нисколько. Сам почувствуешь неуёмную тягу и к женщинам, и к интиму с ними через парочку дней. Да что там говорить, уже почувствовал, раз на Аристину такими глазками пялишься!

– Ну, на Аристину весь континент готов смотреть днём и ночью.

От этого утверждения товарищ ещё громче рассмеялся:

– А покраснел чего? Ха-ха! Ничего, за таким красавцем и знаменитым человеком многие женщины на край света пойдут. Так что… не стой на месте, а лучше подкинь дровишек во второй костёр. Или хочешь, чтобы и нам за безделье от Додюра влетело? – Довольно потерев ладони, Виктор деловито повернулся к пернатому другу: – Мурчачо!..

И над ущельем Крушения вновь раздался интенсивный свист общения.

Глава шестнадцатая

Новые имена

Вначале в сопровождении двух орлов прибыла Связующая Стай. Причём увеличению количества людей она явно удивилась:

– Победитель, для дальнего похода ты собираешь целую армию?

– Уважаемая, разве это армия? К нам прибавилась только одна женщина.

– Вот именно! Зато теперь у твоего отряда будет гораздо больше шансов для успешного выполнения намеченной миссии.

Виктор не стал обсуждать такое спорное заявление, только согласно кивнул. Но мысленно усмехнулся: истинный матриархат птичьего царства в действии. Даже такие огромные, гордые птицы не избежали создания в своих отношениях некоторых стереотипов, уже давно искореняемых в остальной Вселенной. Любой разум считается равным иному разуму. Вне зависимости от размера тела или силы мускулов. Только спорить об этом сейчас не было ни малейшего смысла.

Тем более что инопланетянина в данный момент больше всего интересовали обещанные Альири раритеты на гибком пластике:

– Что с картами? – хотя и успел заметить некий предмет в виде герметичного планшета у одного из орлов. – Не затерялись в гнезде?

– У нас ничего не теряется, можешь удостовериться. Только замок на этом футляре слишком сложный.

Сложным замок оказался только для птиц, которым наростами на когтях весьма сложно было раздвинуть в разные стороны четыре стопорных зажима. Человек, да ещё феноменально разбирающийся в подобных запорах, открыл планшет за несколько секунд, а потом вместе с пернатыми друзьями и Фериолем приступил к осмотру и обсуждению прилично сохранившихся карт.

Четыре из них оказались ничем не примечательными топографическими обозначениями всего берега пролива Стрела со стороны Шлёма. Ни на одной из них ничего заслуживающего внимания. А вот на пятой карте как раз обозначался перевал Отшельников и довольно большой участок гор вокруг него. Причём с двух сторон перевала фиксировались какие-то постройки военного назначения, а от них в глубь территории княжества Карранги пролегали две тонюсенькие, почти прямые линии. Понятно, что огромными тоннелями они при таком масштабе оказаться не могли, но, как показалось Виктору, пройти по ним вполне возможно. А памятуя о любви к комфорту императоров Гранлео и высочайших технологиях севшего на планету корабля-матки колонизаторов, предполагалось, что и в обозначенных магистралях может находиться рельс с мотодрезиной.

Естественно, даже имея на руках карты с конкретным обозначением секретных объектов, можно в итоге ничего не отыскать. Объекты могли просто не построить тысячу лет назад. Или демонтировать через определённый период после постройки, но какой тогда смысл вообще строить?

То есть переоценить содействие катарги и в частности Связующей Стай было бы трудно. И Виктор не поленился выразить целый водопад благодарностей за доставленные карты.

Альири это оценила и даже пошла дальше в уже обещанном содействии. Стала делиться новой информацией:

– Достаточно вам будет только пробраться на ту сторону перевала. Дальше наши орлы вас проводят по таким тропам, что даже их охотники не ходят, а в глубине княжества вы легко сможете прикинуться одними из рядовых отшельников. Там у них множество кланов, масса монастырей, и практически все обитатели княжества занимаются медитацией, бездельничают, наедая брюхо, или проводят время в дебатах и философских диспутах. В столице у них вообще сплошное веселье всю ночь и непрекращающиеся карнавалы. Охраной перевала Отшельников занят целый городок, где только тем и занимаются, что готовят воинов для защиты единственного прохода. Остальное княжество их не интересует. Есть воинская дружина у князя, но очень маленькая. Самое крупное воинское формирование – это рыцарский клан, насчитывающий около пяти тысяч закованных в броню кавалеристов. Да и то более половины из них полгода назад отправились на войну в составе армии императора. Насколько мне известно, они так и застряли где-то на юге Первого Щита.

Вот такие данные имелись у разведки повелителей неба. И люди не скрывали своего удивления.

– Всё замечаете! – восторгался и одновременно сожалел Виктор. – Если бы мы хоть на месяц раньше стали сотрудничать!

– Да никто никогда в своих действиях не прятался от катарги, – рассуждал жрец из монастыря Дион. – Наоборот, любое дело или путешествие считается удачным, если где-то над головой завис в высоте раскинувший крылья орёл.

– Другое дело, – с некоторой грустью насвистывала Связующая Стай, – что в основном свои чёрные дела люди творят под покровом ночи, когда мы спим. Да и нанесшие нам вред или потери охотники пробираются к нашим гнёздам только ночами.

Данный вопрос Менгарца сильно заинтересовал:

– Но летать в ночное время вы можете?

– Можем… – с некоторым сомнением призналась Альири, – но это очень опасно и запрещено всеми нашими законами и традициями.

Чувствовалось, что другие подробности ночных полётов она раскрывать не желает, и Виктор перешёл к обсуждению предстоящего путешествия. В помощь человеческому отряду катарги выделяли отряд лётного прикрытия, тоже в четыре особи. Сам Мурчачо, его непосредственный наставник и учитель и ещё два взрослых орла, которые должны были определиться более конкретно после возвращения посланников в Чагар. Тех ждали с минуты на минуту, и только после их согласия лететь вечером дальше состав определится окончательно.

Посыльных прочили в сопровождающие лишь по той причине, что оба орла относились к той категории искателей приключений, которые готовы лететь на другой край света, лишь бы увидеть что-то новое и познать нечто интересное. Именно они в своё время подсказали наставнику спасённого человеком птенца отнести не желающего есть подростка на кормёжку к его спасителю. Ну, и они первыми поняли и стали передавать соплеменникам универсальный язык свиста.

Точки привалов на пути к княжеству Керранги заранее обозначать не стали. Всё равно они могут быть произвольными и зависеть от множества обстоятельств. Разве что Виктор сразу определил местность Четырёх Холмов для детального обследования. А при расспросах выяснилось, что наставник молодого орла бывал в той местности неоднократно и она ему была хорошо знакома. С воздуха, естественно, ибо нарушать запреты посадки на гиблое место он и не подумывал.

Но вот при переговорах с ним выяснилась маленькая трудность. При обращении Виктор никак не мог запомнить, кто его собеседник: то ли третий брат одной из родоначальниц гнезда, то ли третий внук её дочери. Поэтому вспомнил о своём предложении:

– Так что по поводу имён для орлов? Возможно, нам придётся обращаться очень кратко, в боевой обстановке, так что лишние слова ни к чему.

Альири несколько смущённо клекотнула, а потом призналась:

– Пока этот вопрос ещё не решён окончательно. Некоторые Связующие Стай высказались категорически против. Так что придётся ждать Большого Совета.

– Но мы в поход отправляемся уже сегодняшним вечером.

– Понимаю… но именно поэтому могу дать вам одну маленькую подсказку: ведь людям никто не запрещает давать имена своим товарищам? Значит…

– Понял! – обрадовался Монах Менгарец. И повернулся к наставнику: – Что тебе нравится делать больше всего?

– Разгадывать древние рукописи, – не промедлил тот с ответом. Даже похвастался: – Я один из немногих, которые могут читать древние надписи в наших пещерах.

– Феноменально! И что там написано?

– Разные умные изречения и наставления, которыми пользуется наше крылатое племя.

– Вот и отлично. Значит, имя Чтец – для тебя самое то. Не против?

Орёл несколько раз повторил своё имя свистом, затем прислушался к его звучанию в человеческой речи и с удовлетворением кивнул своим огромным клювом.

Вот так в лётном отряде появился после Мурчачо второй орёл с именем. Причём имя Чтец оказалось почётным и достойным.

К тому времени Додюр со своей очаровательной помощницей сотворили очередное кулинарное чудо. Поливаемое соусами и подливками мясо дошло до готовности и своими запахами собрало представителей двух разумных видов вокруг валунов, приспособленных под столы.

Не успели насытиться, как над головой пронеслись ещё две огромные крылатые тени. Прибывшие из Чагара посланники заложили красивый полукруг и приземлились аккурат напротив оставленных для них «за столом» мест. Приблизились, пожелали всем приятной трапезы и сами присоединились после приглашения Связующей Стай.

Правда, Виктор совершенно потерял аппетит и уже до конца обеда только посматривал на привязанный к лапе посланца свёрток кожи. Было видно, что принцесса Роза не ограничилась одним скромным посланием на листе бумаги. Кроме письма там ещё что-то имеется. Но раз не отдали сразу, значит, по традиции прерывать обеденную трапезу не полагается. А так как при поглощении жареного мяса особо не поговоришь, тем более свистом, то и расспросы о встрече в Радовене пришлось отложить.

Когда обед завершился, Альири благосклонно разрешила недавно прибывшим катарги поведать о путешествии и передать послание. После чего громкий свист разнёсся по всему ущелью.

Путешествие прошло для орлов без приключений. Разве что на границе королевств Блюмбо и Бонтиньеры они наблюдали картину великого войскового сражения. Там армия Союза Побережья при помощи многочисленных орудий давала жестокий отпор рвущимся к Чагару полчищам кавалеристов из бывшей империи Сангремар. По всем показателям дивизиям принца Герберта Шуканро нанесли если не страшный урон, то однозначно обратили в бегство, и теперь Львам Пустыни приходится спешно отступать вдоль побережья Речного пролива к Шлёму. Эпопея погони за сокровищами Шулпы, кажется, закончилась бесславно. Как и рассчитал в своё время Монах Менгарец. А ведь ещё после возвращения домой принца ждут нелёгкие разбирательства о его причастности к убийству члена Триумвирата и обелению себя в глазах недавних союзников.

В самой столице Чагара орлов встретили на этот раз вообще по всем наивысшим нормам международных отношений. Хотя опять-таки на встрече присутствовала лишь сама принцесса и её бабушка, мать короля. Зато стол на верхушке Восточной башни ломился от угощений, причём всё больше в виде мясных блюд и разных сортов твёрдого сыра. Оказывается, и в Радовене знали, что нравится хозяевам небесного океана.

К сожалению, язык свиста использовать на той встрече не удалось. Слишком короткое время для обучения и осмысления. Да и просто использование подсказок, написанных на бумаге, ничего не дало. Зато масса информации наследница престола донесла в письменном послании. Благо что у неё бумаги хватало.

Первым делом она выражала радость от того факта, что Монах Менгарец остался жив и пребывает в отменном здравии. Хотя там сразу просматривались сквозь строки строгие нравы матери-королевы, которая наверняка своей внучке внушала под диктовку, что и как писать. Именно по этой причине никаких фривольностей в послании не просматривалось. По крайней мере, такой вывод для себя сделал Виктор. Как бы ни симпатизировала Линкора ему лично, старшей принцессе она просто не вправе позволить выражать свои чувства в подобном письме. Хотя даже в самих витиеватых, каллиграфически выведенных буковках просматривалась и симпатия, и переживания, и нечто гораздо большее.

Далее Роза подробно остановилась на политическом аспекте международных отношений. В данный момент королевство Чагар и его ближайшие соседи оказались в кольце военного противостояния. С севера новоявленный император Дейджана захватил почти наполовину королевства Шаули и не продвинулся дальше лишь по причине труднопроходимых гор.

Восточнее, на берегу речного залива, пришлось дать сражение рвущимся к Чагару Львам Пустыни. Ну, там никто в победе не сомневался: сосредоточили много пушек и успели подвести и пороха, и ядер, и шрапнели с должным запасом.

А вот на юге положение получалось наиболее критическое. Даже пушки не помогли. Оттуда с невероятным упорством, не считаясь с потерями, рвался диктатор Юга, агрессивный король Редондеры. Причём его военному гению немало помогали три тысячи рыцарей из княжества Карранги. В той стороне бои велись на территориях баронства Эдмонд и королевства Бунлонг.

Все остальные союзники оказались без своих территорий и худо-бедно помогали сдерживать натиски врага, сражаясь практически на чужбине. Причём само кормление союзнических войск становилось наибольшей проблемой в данное время. Идти в бой и погибать ради справедливости они не слишком спешили, а вот свою ежедневную норму и паёк требовали не просто нагло, а ещё и с угрозами. Так что королю Грому Восьмому приходилось лавировать между видимыми и скрытыми рифами политики, словно паучку-водомерке.

Мало того, и его окружение всё больше и больше желало урвать для себя лично. Прикладывая для этого не совсем честные и праведные усилия. А уж чего стоило поведение и коварные действия бывшей наложницы Гранлео – отдельная песня. Причём песня весьма тревожная и печальная. Всеми силами Маанита стремилась создать вокруг себя свою коалицию, перед которой уже начала ставиться несколько призрачная, но конкретная цель: если фаворитка короля родит мальчика, то всеми силами надо сделать так, чтобы именно он стал наследником короны. Пока о свержении самого Грома Восьмого не было сказано и слова, все чаяния недавней наложницы трактовались в довольно пристойном виде и укладывались в законные рамки. Но ведь пока ещё не было ни самого факта зачатия, ни соответствующей реакции на это короля. Мааниту несколько раз проверяли на беременность, и каждый раз итог оказывался отрицательным. Но эта её странная убеждённость именно в определении пола возможного ребёнка сильно настораживала. По всем признакам, она была уверена именно в мальчике.

Остальных наложниц Гром Восьмой как раз в день посещения столицы посланцами раздал своим соратникам, союзникам и соседним правителям, сосредоточившимся в Радовене. Оставил только четырёх красоток, о которых через тайных парламентариев сообщил обоим лидерам вражеских армий. Добавляя при этом, что готов подарить по паре наложниц в знак грядущего мира и добрососедского сотрудничества. С часу на час ожидались представители как Юга, так и Севера для смотрин и начала переговоров. Самое опасное, что эти переговоры собирались вести втайне от остальных стран-участниц Союза Побережья. То есть, если бы три самых крупных лидера Первого Щита договорились между собой, на континенте осталось бы всего только три великие державы. Ну, или две империи и королевство Чагар в окружении четвёрки своих ближайших соседей. Остальным было суждено в таком случае стать вассалами более сильных, уже захвативших их территории агрессоров.

Роза и Линкола от такого поворота событий несколько растерялись и теперь не знали, как им поступить. Поэтому требовали немедленного совета от Менгарца. А ещё лучше будет, как они считали, немедленное возвращение Монаха в столицу.

Для решения этого вопроса они своей властью отправили эскадру под командованием адмирала Ньюцигена к Кряжистому Углу. Корабли под завязку загружались порохом, ядрами, солью, и уже завтра они должны были выйти в море. Официально приказ звучал так: дестабилизировать коммуникации противника и при возможности уничтожить мост через пролив Стрела и паромную переправу через пролив Змеиный.

Попутно принцесса приказала доставить один из дельтапланов на флагман эскадры и распространила слух, что она тоже уходит в море. Кстати, она бы и в самом деле хотела это сделать, но оставлять бабушку одну на пороге грядущих политических пертурбаций было нельзя. Поэтому, как бы в самый последний момент, она поменяет своё решение, но зато дельтаплан в готовом, не разобранном виде будет доставлен куда надо и за довольно короткое время.

Мысленно Виктор обрадовался и пожурил себя одновременно: мог бы и сам догадаться о таком простом, как теперь кажется, решении. Зато как умно решила эту проблему Роза! Пусть даже и с подсказкой своей умнейшей бабушки. Теперь, если адмиралу Ньюцигену удастся уничтожить паромную переправу, он легко со своими кораблями войдёт в пролив Змеиный и при случае не только дельтапланом обеспечит, но и огневой поддержкой поможет. Ведь при наличии пушек доброе слово в сознание особо несговорчивых доходит гораздо быстрее и надёжней.

Добавочным грузом к письму оказались два несколько странных по конфигурации огромных ключа. Каждый сантиметров по двадцать пять в длину, и не просто с расходящимися в стороны лепестками, но ещё и с проточенными бороздками в этих лепестках. В нынешних условиях данного мира ещё не существовало таких токарных инструментов для создания аналогичных бороздок, выемок и углублений, а значит, иномирское происхождение ключей было очевидным. Их нашли внутри парочки статуй, реквизированных в качестве трофеев из императорского дворца Гранлео. И судя по прилагаемой описи, эти шедевры изобразительного искусства находились в личной опочивальне первого человека Сангремара. Принцесса тотчас догадалась об очевидной важности ключей, а в свете последнего письма от Виктора о его здравии и интенсивной партизанской работе в каменных лабиринтах простенков решила, что только ему эти раритеты смогут пригодиться. Раз уж Гранлео прятал эти ключи возле себя, значит, где-то рядом находилось нечто очень и очень важное, что как раз только теми ключами и открывается.

После прочтения этой части письма между людьми начался короткий, но довольно интенсивный спор на тему: что и где можно ещё открыть? Ибо ни разу троим исследователям на глаза не попадалось щели, идентичной развороту лепестков. Причём ни снаружи помещений, ни в тайных простенках. Ко всему прочему таинственных дверей, скорей всего, две, так как вязь канавок и выемок на лепестках несколько отличалась между собой. Решили пока не отвлекаться на новые поиски, а просто иметь в виду доставленные из Чагара ключи.

В финале письма Роза и её бабушка сообщали, что про истинные цели выходящей в море эскадры будет знать только адмирал Ньюциген. Даже около десятка прикомандированных помощников Виктора до поры до времени не будут осведомлены о своём выжившем шефе. Именно адмиралу вменялось выполнять все последующие приказы Монаха Менгарца. Как эти приказы будут доходить, сомневаться не приходилось: отныне катарги могли оказать неоценимую помощь в согласовании любых действий. Оставался открытым вопрос: сумеют ли моряки с помощью пороха повредить тросы из уникальной, крепчайшей стали на паромной переправе. Иначе ни мимо Шулпы пройти, ни в пролив Змеиный углубиться военно-морские силы Чагара не смогут.

Когда письмо было прочитано, а все его детали оговорены в общем кругу, Виктор опять поднял вопрос о сопровождающих орлах:

– Так кто ещё летит в отряде прикрытия?

Альири совещалась с соплеменниками недолго:

– Посланники согласились с радостью. Теперь они в твоём полном распоряжении.

– Рад. Давайте, друзья, и с вами решим вопрос с именами. Или у вас есть уже готовые?

От такого вопроса орлы даже растерялись. Кто же из них мог себе такое позволить – заранее выбрать имя? Поэтому отрицательно мотнули клювами. На что человек вынес предложение тому катарги, который выглядел изящнее и стремительнее в полёте:

– Вот ты быстро летаешь?

– Быстрее всех в стае! – последовал гордый ответ.

– Тогда тебе нравится имя Ветер?

Орёл даже глаза закрыл от удовольствия:

– Буду счастлив получить такое имя.

– Значит, решено, отныне ты – Ветер. Ну а ты… – Монах обратился ко второму пернатому гиганту. – Чем прославился или отличаешься от остальных катарги?

За него ответила Связующая Стай:

– Он у нас отличился в мощных атаках на коварных охотников. На его счету сброшенных в пропасть и заваленных камнями более двух десятков врагов.

– Впечатляющий результат. Поэтому для тебя лучше всего подходит имя Ураган.

Следовало видеть, с каким счастьем и гордостью мощная птица приняла для себя данное человеком имя. При этом даже Альири несколько приревновала:

– Победитель, если ты будешь раздавать нашим орлам такие громкие и звучные имена, то остальным потом не хватит.

– О! Насчёт этого можешь не сомневаться: прекрасных и достойных имён сотни и тысячи.

– Да и наши орлицы обязательно роптать начнут: самое прекрасное и звучное всегда к ним относилось.

– Тоже не страшно: женских имён во Вселенной вообще не счесть. Причём настолько разнообразных, прекрасных и торжественно звучащих, что о ревности в этом вопросе можно забыть навсегда.

Голословные утверждения орлицу не успокоили, и она немедленно потребовала для примера хотя бы несколько имён. Виктор назвал ей целый десяток, убеждённый, что такие имена, как Аврора, Лазурь или Виолетта, с радостью будут получать детские особи, ещё находясь в яйце.

Кстати, вопрос о продолжительности инкубационного периода и начального образования он тоже попутно выяснил. Птенцы катарги находились под защитой прочной скорлупы и родного гнезда целых полтора года. И только потом появлялись на свет, получая при этом шок и кратковременную потерю памяти. После получения такого подтверждения Фериоль загорелся исследовательским энтузиазмом и наверняка бы засыпал Связующую Стай сотнями вопросов, но командир сводного отряда стал поторапливать своих соратников:

– Обед закончен, все вопросы сотрудничества обговорили – значит, пора отправляться в путь. Желательно до глубокой ночи отойти как можно дальше от Шулпы и выбрать место для безопасного ночлега.

Первыми присмотреться к полянке с лошадьми и её окрестностям отправились орлы. Затем в овальную дыру тоннеля нырнули люди. Альири прикрыла за ними отверстие внушительным валуном и только после этого отправилась с сопровождающими в Небесное княжество. При этом она в уме перебирала те имена, которые готовилась дать своим внучкам и правнучкам. Вроде бы и мелочь житейская, а довольно приятная.

Глава семнадцатая

В путь

В своём штабе люди прихватили заготовленные на дорогу припасы, трофейное оружие, парочку костюмов повышенной защиты и кое-какое снаряжение, необходимое в дальнем пути.

Особое сомнение вызывал двуручник. Его непосредственный хозяин таскаться с ним не хотел, убеждая товарищей в нецелесообразности такого громоздкого оружия в продолжительном походе. Ведь придётся двигаться быстро, а такая «оглобля» только задержит в пути.

Фериоль с Додюром были против такого заявления. Но больше всех возмутилась Аристина:

– Да только один вид этого оружия заставит встречных благоразумно отступать. А если ещё и убедятся, с какой лёгкостью ты вращаешь двуручником, то большинство стычек просто не состоится. Поверь моему опыту лучшего фехтовальщика Первого Щита.

До сих пор Виктору не представлялось возможности посмотреть, как женщина стоит с оружием в стойке, но суждениям и знаниям жреца из монастыря Дион он доверял всецело. А тот подтверждал такое высокое звание Аристины. Так что пришлось смириться и волочь уникальный меч вместе со всем остальным грузом.

При отходе приходилось ещё и застопоренные ловушки приводить в боевое положение: подполье следовало оставлять на самообеспечении и в глухой обороне.

Очередная сложность возникла на последнем участке пути. Всё имущество уложить на мотодрезине да ещё и самим усесться сверху никак не удавалось. Поэтому самым молодым и выносливым пришлось бежать половину пути в темпе марш-броска. На эту роль выбрали Додюра и Аристину. Причём оба были явно не против такой пробежки.

Пока они бежали налегке, Виктор промчался на мотодрезине в конец тоннеля, сгрузил там все вещи и оставил Фериоля присматривать через смотровую щель за поляной. А сам быстро вернулся за соратниками. В итоге все четверо уже единым конным отрядом отправились с полянки в путь, и за оставшееся светлое время суток успели проехать не менее пятнадцати километров.

Орлы то и дело показывались в небесной синеве над головой и оговорёнными сигналами показывали, что всё в порядке. Ни малых засад, ни рыщущих в поисках сбежавших рабов воинов тайного надзора не наблюдалось.

А когда стало темнеть, сверху подали сигнал о небольшом посёлке на пути путешественников. И катарги поспешили к ближайшим горам для ночлега. Лишний раз подтверждая догадки, что в ночное время они практически беззащитны перед коварными охотниками на гигантских пернатых.

Посёлок находился несколько вдалеке от тракта и основных дорог, которые располагались в глубине материка. Всё-таки извечный запрет империи на пребывание возле пролива сказывался до сих пор. Никто из жителей и не думал перебираться в полосу отчуждения и там захватывать пустующие плодородные земли. Сангремар развалился, а вот стереотипы и табу остались. Практически даже путешествовать вдоль берега никто и никогда не имел права.

Можно было сказать, что посёлок стоял на самой грани земель, разрешённых под пашню и хозяйства, так что путникам здесь не должны удивляться. Да и относительная солидность путешественников только уменьшит любые подозрения. Как предполагалось. Но на самом деле смотреть на отряд выходили на улицу и стар и млад. И только возле некоего подобия трактира и постоялого двора удалось выяснить причины возникшего ажиотажа. Вышедший на встречу трактирщик поздоровался, узнал, что путники хотят остановиться на ночлег, и только после этого откровенно высказал причину всеобщего удивления:

– Сюда крайне редко добираются посторонние. По сложившимся традициям только Извозчики со своими фургонами во все времена имели право переночевать или остановиться на обед.

– Зачем же тогда вообще здесь пристанище для путников стоит? – задал логичный вопрос Додюр.

– Нашим гостеприимством больше пользуются хуторяне, свозящие сюда для сдачи посредникам пшеницу и картофель. Иногда небольшие воинские отряды останавливаются…

– Из тайного надзора? – уточнил Виктор, смутив этим вопросом трактирщика.

– Да нет, простые воины… – хотя по ответу можно было легко догадаться о его осведомлённости, кто есть кто.

– Действительно, какие могут быть здесь надзоры? – с сарказмом поддержал разговор Фериоль. – Империя Сангремар распалась, теперь в каждом королевстве правит свой монарх, остальные возродившиеся государства тоже готовятся к коронации правителей. Мало того, в Шулпе по новым законам положено вылавливать и казнить каждого Извозчика, а его имущество и оружие немедля делить среди участников охоты. То же самое относится и к тем воинам, которые продолжают состоять в тайном надзоре.

– Не может быть! – не удержался трактирщик от восклицания.

Триумвират и в самом деле выдал закон о преследовании поборников прежней власти, в том числе и Извозчиков. Но вот довести этот закон до широких масс населения континента никто не удосужился. Иных забот Триумвирату с головой хватало.

– Ещё как может! – сурово ответила Аристина. – Вскоре специальные войска двинутся в провинции для выполнения этого приказа. А почему сейчас этим не занимаются, так только по причине ведущихся коронаций и организации нового государственного строя. Вот когда немного разберутся с внутренними делами, то сразу и за Извозчиков возьмутся.

Такие слова из уст прекрасной высокородной дамы оказались убедительнее любых длительных уговоров или демонстрации приказов с гербовыми печатями. Хозяин постоялого двора хоть и нахмурился озадаченно после такой новости, но остался ею доволен. А ещё после нескольких уточняющих вопросов, в том числе и организационного характера, развил бурную деятельность по приёму и благоустройству гостей.

Комнаты оказались вполне приличные, а заказанные блюда, судя по разносящимся запахам, обещали быть вполне питательными и усвояемыми. Но расслабляться Виктор ни себе, ни Додюру не позволил. Как только они оказались в отведённых им помещениях, не стали совершать положенные омовения, а вылезли через окна на задние дворы и под покровом наступившей темноты отправились на небольшую разведку.

Как оказалось, не зря. Хотя прямой опасности для себя не обнаружили, но выяснили много нового и интересного. Трактирщик и не собирался лично готовить или подавать гостям, свалив все эти заботы на домашних и малочисленную прислугу. Сам же отправил нескольких посыльных, которые собрали почти всех мужчин в общей избе, находящейся совсем рядом. Главы семейств, с придыханием выслушав последние новости из столицы, восторженно и бурно приступили к их обсуждению. Разделившись в итоге на два противоборствующих лагеря.

Одни ратовали за то, чтобы выждать, осмотреться и проверить поступившие сведения. А вот вторые загорелись идеей немедленного похода к Седой башне. Оказалось, что именно под таким названием почти на самом берегу залива стоит одинокое сооружение, в котором всегда проживает от трёх до пяти Извозчиков. Башенка хоть и была укреплена, но решительный штурм со всех сторон вряд ли выдержит. Причём в результате спора выяснилась одна из основных причин для коварного ночного штурма: на Извозчиках не так хотели поживиться большой добычей, как отомстить за долгие годы страха, издевательств и унижений.

Оказывается, не только рабам было что предъявлять чванливым, обнаглевшим от безнаказанности убийцам. Частенько свободных граждан империи тоже притесняли, бессовестно грабили, а то и убивали при малейшем роптании или неповиновении. Ставленники Гранлео, поставившие на поток скармливание беззащитных пленников водным монстрам кашьюри, царствовали не только в Каменном граде или на вольных поселениях. По привычке и врождённой кровожадности они и над крестьянами, ремесленниками или мастеровыми измывались, как только хотели. Особенно в прибрежной зоне вдоль самого пролива, которая полностью была в их распоряжении. Порой люди пропадали совершенно неожиданно, и даже могил после них не находили. Оставалось удивляться такому оголтелому и циничному человеконенавистничеству в рядах Извозчиков. Ну и поражаться, что народ до сих пор не узнал истинной, страшной правды, не взбунтовался и не сверг своих мучителей-рабовладельцев.

Хотя попытка самоопределиться выглядела спорно. Уж инопланетянин прекрасно понимал, как люди из высокотехнологической цивилизации могут с лёгкостью держать в чёрном теле целую планету с несколько отсталой культурой.

Мужчины посёлка ещё продолжали свой спор, когда разведчики вернулись в комнаты и рассказали товарищам о подслушанных диспутах.

– Не случится ли так, – обеспокоился Фериоль, – что после разграбления Седой башни разгорячённые победой жители и за нас примутся?

Додюр резко замотал головой:

– Ни единого плохого слова в наш адрес не раздалось.

– Вдруг у них это в порядке вещей? Тут и слов не надо.

– Да нет, – стал успокаивать товарища Менгарец. – Всё-таки мы весьма правильно себя ассоциировали как представителей новой власти. Про нас якобы знают в столице, и маршрут нашей инспекционной поездки там хорошо известен.

– Слишком маленький у нас отряд для такой инспекции получается, – высказала своё мнение Аристина. – Пара-тройка Извозчиков всегда путешествует в сопровождении пятнадцати, а то и двадцати воинов тайной стражи. А мы как-то несолидно смотримся.

Командир отряда запоздало признал здравый смысл в словах недавней рабыни.

– С одной стороны, было бы неплохо иметь ещё с десяток воинов и нам, только где их взять?

– Давай попробуем нанять, хотя бы среди здешних поселковых жителей. Причём не сразу в одном месте, а в каждом посёлке по несколько. Порядки здешние мы не знаем, но вроде должно получиться.

– Верно! – горячо поддержал свою очаровательную соратницу Додюр. – Средства у нас есть, значит, желающие послужить в отряде сопровождения быстро найдутся.

– Как они отнесутся к нашим союзникам в небе? – осадил друзей Виктор. – Одно дело – их видят издалека, а другое – замечают, как мы обмениваемся сигналами. Нет, лучше мы будем продвигаться сами. Только надо выйти на более оживлённый тракт, пролегающий в глубине материка. Там будет гораздо безопаснее останавливаться на ночлег.

На том и порешили. Быстро поужинали и стали укладываться спать. А предварительно не поленились забаррикадировать двери, окна и в течение ночи внимательно прислушивались к доносящимся снаружи шумам. И по этим шумам сориентировались, когда поселковый люд возвратился из удачного набега: на рассвете.

Своим возвращением борцы за справедливость создали неимоверный шум и подняли такой ажиотаж, что спать дальше не удалось бы при всём желании. Практически на улицах началось спонтанное, хотя и не слишком масштабное празднество. Всё-таки присоединиться к нему многие ещё побаивались, слишком силён был страх перед Извозчиками. Но зато именно этот праздник и эта ночь стали первыми в череде народных волнений, итогом которых стало полное уничтожение поставщиков человеческого мяса для кашьюри и всех их прихлебателей, помощников и воинов тайного надзора.

Понаблюдав некоторое время за людьми на центральной улице, четверо путешественников покинули свои комнаты, быстро позавтракали, оседлали лошадей и уже собрались выезжать за ворота, когда к ним навстречу вышел хозяин трактира и ещё несколько представительных мужчин. Как раз тех, которые больше всех ратовали за немедленное уничтожение одинокого форпоста возле самого пролива.

Говорить начал один из мужчин:

– Уважаемые посланцы, – хотя четвёрка представлялась скорее как обычные путники. – Следуя вашему совету, мы этой ночью напали на оплот Извозчиков в Седой башне, уничтожили четверых. Да плюс там оказалось два воина из тайной стражи. Что вы на это скажете?

– Достойное деяние! – громогласно стал нахваливать Виктор. – Пока новые королевские власти формируются, народ сам обязан навести должный порядок на своих землях. Смерть всем Извозчикам и их подельникам!

Несколько десятков человек уже собрались к тому времени возле ворот и с горячим энтузиазмом поддержали криками раздавшееся проклятие. Кажется, им вторили и люди, спешащие к образующейся толпе.

Выяснилось, что трактирщик недаром привёл своих сторонников на встречу с посланниками столицы:

– У нас один важный вопрос возник: как разделить имущество казнённых Извозчиков?

– Правильный вопрос, очень актуальный! – похвалил теперь Фериоль, которому вроде как по должности полагалось знать все нюансы распределения. – Как указывалось в новом законе, делить надо следующим образом: половина добычи достаётся воинам, участвующим в охоте. Четверть идёт в казну общины, отправившей охотников, а последняя четверть отдаётся на нужды тех семей, которые больше всех пострадали от беспредела Извозчиков. Понятно?

– Всё поняли, уважаемый.

Уже двинувший вперёд коня Менгарец неожиданно замер на месте:

– А что с теми, кто жил в Седой башне?

– Кого убили при атаке, а кого казнили после захвата, – доложил один из мужчин.

– Правильно сделали, оставлять никого из них в живых нельзя. Но правители Триумвирата ещё конкретно указывали, что каждого схваченного перед смертью Извозчика надобно пытать огнём и дыбой, дабы они рассказывали всем перед смертью о своих злодеяниях и раскрывали нити заговора против народа. Ибо непомерны грехи этих ублюдков и слишком страшны их злодеяния, чтобы умалчивать о них или скрывать от потомков. Да вы и сами поймёте, как только разговорите как следует первого пленённого преступника. Действуйте, ничего не опасаясь! Не бойтесь отомстить за смерти своих близких и за тот страх, который довлел над вами веками! Прощайте!

После такого воззвания к борьбе со вчерашними рабовладельцами инопланетянин с товарищами уже со спокойной совестью покинул посёлок. На ходу рассуждая о состоявшемся разговоре:

– Вряд ли теперь в этом районе Извозчики будут чувствовать себя в безопасности.

Подтверждение его словам удалось получить гораздо позже, только через несколько недель. Но в тот же вечер в посёлок поздним вечером наведался небольшой отряд: один Извозчик и шесть воинов тайной стражи. Они следовали в сторону разгромленной обители Седой башни. Памятуя об указаниях из столицы, жители не стали убивать заезжих сразу, аккуратно их спеленали, а потом стали допрашивать, как рекомендовалось, с пристрастием. И чем больше допрашивали, тем больше приходили в ужас от полученных сведений. Казнь всё-таки состоялась на следующий день, но ещё до её свершения во все соседние посёлки были отправлены группы посыльных, которые, невзирая на ночь, доставили подробные пересказы о творящихся злодеяниях и донесли до остальных весть о наказе Триумвирата уничтожать поборников и ставленников кровавой империи Сангремар.

Война против Извозчиков вступила в полную, самую кровавую, но эффективную фазу. Количество охотников на воинов тайного надзора и их верховодов увеличилось за два дня тысячекратно, и против такой силы никакие отряды без поддержки из столицы не могли продержаться. Вначале вырезали всех, кто имел неосторожность путешествовать между укреплёнными городками, замками и крепостями, где прочно окопались беглецы из Табора Повозок. А потом и сами замки с крепостями стали брать штурмом, собираясь для этого со всех сторон в единую непобедимую армию. Слишком уж всколыхнула народ, возмутила до глубины души правда о кормлении морских чудовищ живыми, здоровыми людьми.

Но всё это в те дни происходило уже за спиной спешащего вперёд отряда из четырёх человек, и узнали они о событиях гораздо позже.

Глава восемнадцатая

Перипетии пути

Нельзя сказать, что и Менгарцу с его соратниками сражаться не пришлось. Хотя в общем путешествие для них проходило буднично и монотонно. Неспешный дневной переход, а потом основательное, степенное благоустройство на ночлег. Причём везде и всегда путешественники любому встречному с охотой рассказывали о конкретном указе Триумвирата и о том, что люди в иных местах уже вовсю охотятся за Извозчиками и лихо делят их имущество.

Кажется, упоминание об имуществе больше всего раззадоривало слушателей, потому что в тех местах влияние Табора Повозок не слишком-то сказывалось. От кровавых мясников почти никто не пострадал, но про их богатства и кучи золотых украшений были весьма наслышаны.

Нашлись и некие защитники у тайного надзора. Может, это остаточные вспомогательные структуры имперской власти в некоторых городках притаились. Именно с ними первый раз и пришлось столкнуться. Не успел отряд отъехать далеко от городка, где останавливались на ночлег, как следом показалась скачущая во всю прыть тройка лошадей с верховыми. При этом всадники подавали сигналы и просили остановиться для короткого разговора. Так как опасности они из-за своей малочисленности не представляли, то Виктор умерил ход своего отряда, дождался, пока его догонят, и прямо на ходу начал разговор:

– Чего от нас желаете?

Солидный и благообразный старик, возглавляющий пару закованных в сталь рыцарей, всем своим видом показывал, как тяжело ему далась бешеная скачка, а словами стал умолять:

– Господа! Прошу вас, давайте остановимся! Пожалейте мои седины, а не то я свалюсь наземь!..

– А что случилось? Мы очень спешим.

– У меня для вас важное сообщение об Извозчиках.

Старик и в самом деле пошатывался в седле и открытым ртом со свистом втягивал воздух. Пришлось из жалости к нему остановиться. Но бдительности никто не терял, да и на зависших в небе орлов катарги старались незаметно, но поглядывать как можно чаще. Прислушиваться тоже не забывали: громкий свист отлично доходил с большой высоты в ясную погоду.

Держась за сердце, престарелый всадник немного отдышался и стал длинно представляться. Оказался он каким-то графом с древней родословной и доводился роднёй чуть ли не каждому окрестному дворянину. Причём немедля заверил в своей преданности монархии и полной поддержке местного князя, который должен был короноваться со дня на день.

– Но при чём здесь мы? – не выдержал Фериоль. – Если хотите поговорить о деле, граф, приступайте, время не ждёт.

– Да, да, конечно, прошу меня извинить за лишнюю болтливость, – зачастил словами дворянин. – Я просто немного волнуюсь, можно сказать, даже сильно переживаю за вашу безопасность.

– Но нам вроде никто не угрожает, – буркнул Додюр.

– Ах, славный рыцарь! Вы не поверите, какие дела творятся не столько в нашем городке, сколько вокруг него. Во второй полосе ленных наделов почти все бароны находятся на службе у Извозчиков. Они перекрывают все дороги, мешают движению торговых караванов, лишают народ возможности вольно передвигаться к родственникам, соседям и в другие местности. Вокруг нас творятся сущие безобразия.

Пока вёлся этот беспредметный разговор, к группе собеседников довольно бодро приближалась иная группа из четырёх всадников. На воинов они не походили, но под широкими плащами могло быть какое угодно оружие. Со стороны казалось, что они спешили по своим делам, но именно их почему-то выделил глаз на широкой дороге с довольно-таки интенсивным движением.

– И всё-таки, – не выдержала теперь и Аристина, – при чём здесь мы?

– Так я к тому и веду, прекрасная госпожа, что вы, как представители властей Триумвирата, сейчас подвергаетесь невероятной опасности. Мои люди сегодня ночью подслушали страшную весть: ставленники баронов узнали о вашем пути и приготовили на вас засаду по этой дороге. Боюсь, что они могут на вас напасть уже за ближайшим поворотом.

Такое предупреждение могло оказаться более чем реальным. И, словно для нагнетания дополнительной нервозности, сверху послышался довольно сильный и разборчивый свист Мурчачо:

– По просёлочной дороге вдоль тракта вас обогнал отряд в десять воинов. Сейчас они уже выбираются на тракт за первым поворотом… Выбрались… Двинулись в вашу сторону.

Всё стало ясно. Подмётный, а может, и всамделишный граф просто отвлёк внимание путешественников, задержал их в движении и дал возможность боевому авангарду вырваться вперёд и выставить непреодолимый заслон на дороге. Оставалось только окончательно убедиться в его коварстве.

– И что вы нам теперь посоветуете? – вежливо поинтересовался Монах Менгарец.

– Что угодно – лишь бы вас спасти. Мало того, я взял на себя смелость и приказал своему посыльному собрать моих нескольких воинов, а потом отправить их следом за нами. Да вон их уже и видно…

Несколько вдалеке и в самом деле виднелись пятеро воинов в полном и частичном рыцарском облачении, которые теперь скакали во всю прыть, пытаясь как можно быстрей сократить расстояние со своим работодателем.

Тогда как четыре личности в плащах приблизились на расстояние пятидесяти метров и значительно снизили скорость. Создавалось такое впечатление, что они пытаются подгадать момент всеобщей встречи в одной точке.

Созвучно обстановке и Мурчачо просвистел с небес:

– Десяток человек ускорились, скоро покажутся из-за поворота. Если они начнут на вас атаку, мы их быстро успокоим.

Ну ещё бы! Орлам было просто достаточно в полёте ударить лапами любого всадника, и тот становился трупом.

А вот с теми, кто находился рядом и уже приближался, следовало определиться немедленно. И Виктор скомандовал:

– Съезжаем с тракта! Вон к той опушке!

Старик граф так и вскинулся:

– Зачем?! Господа! Сейчас приблизятся воины нашего рода, вам никто не сможет угрожать! Мы вас защитим!

– Спасибо, но нам гораздо удобнее будет рассмотреть противников издалека, а не рядом с нами. И вас, граф, прошу оставаться на тракте. Если кто двинется в нашу сторону – сразу их атакуйте.

Наверняка такие действия совсем не соответствовали задумке врагов. Дворянин мгновенно раскраснелся от злости, затем выхватил шпагу и резко выкрикнул команду:

– Убить их!

Оба рыцаря, видно, только и ждали этих двух слов. Выхватив мечи, они с рёвом и гиканьем ринулись в бой. То же самое сделали и четверо всадников, скрывавших до той поры своё оружие и нагрудные латы под широкими плащами. Но они несколько не успевали напасть одновременно, до них ещё оставалось метров пятнадцать.

Как только мелькнуло вынутое из ножен оружие, максимально ускорились и пятеро воинов, якобы спешащих для защиты посланников из столицы. Одновременно и десяток заслона показался из-за поворота, с гиканьем подстегнувший коней. Но обоим этим отрядам в количестве пятнадцати человек ещё предстояло преодолеть порядочное расстояние к месту сражения.

А сражение получилось невероятно горячим и не менее скоротечным. Один из рыцарей с поднятым мечом сразу устремился на Додюра, посчитав его более опасным соперником. И зря проигнорировал Аристину. Прекрасная княгиня послала своего коня в прыжок, затем идеальный выпад, и острие рапиры пронзило шею первого врага. Тогда как Фериоль мастерски отбил первый удар второго рыцаря, при втором отрубил ему руку вместе с железной рукавицей, а последующим тычком в решётку забрала оборвал крик боли и отчаяния.

А вот Виктор несколько перестарался со старым столпом местного дворянства. Тот ещё только понукал коня двинуться вперёд и размахивал шпажкой, как огромный двуручник с гудением рухнул сверху, разрубил тело графа наискосок от плеча до живота и по инерции резанул невинного коня по шее. Тот рухнул как подкошенный, своим падением заставив несущихся воинов в плащах чуть отклониться в сторону. Причём в глазах всех четверых уже читался некий страх и ужас: пусть чужаков и меньше, но за пару мгновений уничтожить троих – дело тоже нешуточное. А уж брутально кровавая смерть предводителя могла напугать кого угодно.

Мало того, обладатель невероятного по размерам меча даже не вздумал останавливаться или перейти в оборонительную стойку. Наоборот, ещё больше ускорил своего коня и практически одним вращательным движением снёс головы ещё двух самонадеянных врагов. Третьего прикончила элегантным выпадом Аристина, а четвёртого, который попытался развернуться и ускакать, достал в спину выстрелом из арбалета Додюр. Мечом он до сих пор владел из рук вон плохо, а вот стрельба у него с каждым разом получалась всё лучше и лучше.

То есть семерых нападающих приговорили, словно на тренировке, играючи. И не спеша стали отъезжать от тракта к выбранному возле опушки леса месту.

Иные люди, путешествующие по тракту, сразу приостановились в движении или, правильнее сказать, решили поскорее удалиться от опасного места. Так что в месте стычки, кроме семи трупов да парочки бьющихся в агонии лошадей, никого не осталось. А значит, плохие намерения иных нападающих будут видны издалека. И те свои ну очень плохие намерения выказать не замедлили. Оба отряда съехали с тракта заранее и теперь неслись к отряду Менгарца с двух сторон и на максимальной скорости. Ни гибель подельников, ни гибель самого графа их не остановила и не заставила задуматься о собственной участи.

Зато полное раздолье в действиях получили катарги. Несколько выждав и убедившись, что пятеро скачущих от городка уже почти ввязались в схватку, они рухнули на отряд заслона из десяти врагов аккурат там, где тем оставалось проскакать метров сорок до столкновения. Причём своей атакой орлы не только убили всех десятерых, но ещё и несколько парализовали дополнительным ужасом первую пятёрку, воины которой прекрасно увидели и осознали смерть своих подельщиков не просто от рук иных людей, а от лап гигантских и самых опасных для человека пернатых созданий.

Может, именно поэтому отряд Менгарца расправился с последними врагами так же лихо и без единой для себя царапины. Ни один из поборников рабовладения не ушёл. Ну разве что кто из наблюдателей или шпионов несколько раньше затерялся среди обычных путников. Кстати, именно к ним максимальным по громкости голосом и обратился Виктор, когда вернулся на тракт:

– Люди! Вы только что видели, как тайный надзор проклятых Извозчиков попытался уничтожить нас, посланников великого Триумвирата. Им страшно становится, что есть новый закон, разрешающий вольным охотникам уничтожать Извозчиков и забирать их состояние себе и на благо общины. Но доля их решена! Участь их – только смерть! Уничтожайте этих мясников всюду и всеми силами! А этих, – он демонстративно, легко держа двуручник, словно шпагу, одной рукой, указал им на трупы рядом и за своей спиной, – мы отдаём в трофеи вам! Можете их обобрать, а тела закопать без всякой могилы. Они жили как скоты, пусть и памяти о них не останется в сердце народном.

Фериоль заметил, что люди с некоторой опаской косятся на небо, и жестом попросил у своего товарища слова:

– Хозяева неба тоже видят творящуюся на земле несправедливость. Некоторые из них начинают помогать людям, борющимся за правое дело. И так будет всегда!

Речь жреца не отличалась какой-либо конкретикой, и её практически не поняли. Разве что осознали самое главное: простым людям орлы, как и раньше, не угрожают. Не трогай их – и они тебя не тронут. А уж как катарги решились защитить в данном месте именно этот отряд из четверых всадников, так и останется для случайных свидетелей загадкой.

Да и командир отряда не оставил времени для ненужных вопросов из толпы:

– Теперь вы всё поняли и всё знаете. А нам надо спешить! Прощайте!

Но прежде чем отряд двинулся дальше на приличной скорости, инопланетянин вместе со жрецом из монастыря Дион бегло осмотрели тот десяток врагов, которые пали от прикосновений катарги. Приходилось только сожалеть о невозможности более длительных обследований, но даже поверхностный осмотр дал интересные результаты. По всему выходило, что нападавшие погибли от внезапного кровоизлияния в мозг или получив некое другое подобное повреждение.

Виктору оставалось только пожалеть, что в медицине он полный профан. Относительно, конечно. А вот Фериоль не на шутку обеспокоился:

– Подобных симптомов смерти мне видеть не доводилось. Правда, никто никогда из моих коллег не обследовал людей, павших после прикосновений катарги. Но здесь нечто совершенно уникальное. У всех десятерых смерть наступила совершенно одинаково. Им словно перегрели мозг… Как мне кажется. Надо делать полное вскрытие.

– Некогда! – Менгарец первым поспешил к коню, вскочил в седло и только тогда озадаченно пробормотал: – Если бы орлы были роботами, я бы не сомневался, что они выжгли мозги нашим врагам ультрафиолетовым излучением. Но в данном случае подобное излучение – нонсенс. Или чудеса…

– Вот-вот! – менторским тоном добавил догнавший его Фериоль. – А ты ни в какое волшебство не веришь.

– И не поверю! Во всём есть разгадки. Надо только понять все составляющие процесса.

Они продолжали спорить уже на ходу, тогда как сзади них Аристина поравнялась с Додюром и уважительно проговорила:

– А ваш Менгарец тот ещё оратор! Умеет с ходу завести любую толпу любого сословия!

– Ха! – с гордостью закивал кок. – Ты бы ещё видела, как он большим войском командует! Как морские манёвры проводит! И как умеет уговорить врага сдаться без боя!

На следующий день состоялась ещё одна стычка, но теперь её зачинщиком уже стал сам Монах Менгарец. Видимо, в эту местность ещё новые веяния не дошли, и по дорогам разъезжали все, кто хочет. Прямо навстречу двигалась внушительная крытая повозка, и её сопровождали шесть верховых воинов из тайной стражи. На козлах гордо восседали два Извозчика, управляя четвёркой отличных лошадей.

Путников на дороге тоже хватало с избытком, поэтому инопланетянин заранее решил при сближении уничтожить врага без особых затей или ненужного джентльменства. Ещё и орлам дал знак на всякий случай догнать любого, кто ударится в бега.

Подъехали, из четырёх арбалетов сразу завалили четверых противников, а остальных добили мечами и метательными ножами. Пока Виктор собирал вокруг себя толпу и проводил соответствующую агитацию, Аристина вместе с Додюром тщательно обыскали повозку, забрали всё самое ценное, в том числе и украшения с самих возчиков. Для дополнительного груза отобрали две отличные лошади и нагрузили их перемётными сумами.

Народ с восторгом слушал речи самоназваных охотников, сглатывал слюнки при виде трофеев, а потом с ещё большим восторгом воспринял известие, что всё остальное достаётся им. Правда, для более справедливого дележа добычи Виктор назначил, выделив в толпе, нескольких солидных, убелённых сединами стариков и парочку решительного вида ремесленников, едущих с оружием на поясах. Не хватало тут потом только мордобоя или кровопролития при делёжке.

Кажется, получилось преотлично. Когда отъезжали, толпа путников человек в пятьдесят вполне спокойно и цивилизованно приступила к подсчёту и делёжке.

На это жрец из монастыря Дион воскликнул:

– Вот тебе и дикие Львы Пустыни! Вполне нормальные и адекватные люди. Мне кажется, большинство из них раньше просто боялись самого упоминания о Шулпе и об императоре Гранлео. А уж с Извозчиками тем более связываться не хотели. Зато теперь всё резко меняется.

– Увы, народ можно запугать до смерти. – Виктор ещё раз оглянулся назад, а затем пустил своего коня вскачь. – Только вот империи больше нет, Гранлео мёртв, и отлаженная за века государственная машина рассыпалась. Теперь осталось только под шкуру Извозчикам добраться, и… будет жителям Шлёма счастье.

Глава девятнадцатая

Четыре холма

Для обследования интересующей Виктора местности пришлось сильно отклониться с маршрута и добрый час двигаться в глубь континента. А вот уже в пределах видимости нужных холмов отряду пришлось разделиться. Потому что прибор, фиксирующий загрязнения окружающей среды, стал сигнализировать о повышенном уровне радиации.

Виктор и Додюр облачились в защитные костюмы и дальше двинулись пешком, не желая рисковать даже лошадьми. И по мере подъёма на седловину между холмами наблюдали незначительное увеличение радиационного фона. А когда взобрались, то инопланетянину хватило только одного взгляда, чтобы понять подоплёку случившейся здесь в далёкой древности трагедии.

На самом деле здесь имелось лишь три природных холма, расположившихся неправильным треугольником. А между ними пролегала довольно глубокая, совершенно безжизненная сейчас пустыня. На ней только и белели иссушенные местным солнцем кости умерших животных. А четвёртым холмом оказался самый банальный, скорее всего бетонный, саркофаг, которым накрыли как останки космического истребителя, так и землю вокруг него. Конечно, сам саркофаг тоже имел некое сходство с природным образованием, почему в итоге местность и получила название не трёх, а Четырёх Холмов, но знакомому с подобными сооружениями человеку удалось разглядеть искусственность сразу.

Всему континенту Шлём, а скорее всего и водам пролива Змеиный несказанно повезло, что истребитель рухнул именно в эту природную впадину. Ну и правильно сделали тогдашние колонисты, что сразу накрыли останки летающего корабля и разрушенный аварией реактор защитным куполом из специального бетона. Иначе последствия экологической катастрофы и жутких мутаций среди живого наблюдались бы долгие тысячелетия.

Но с другой стороны, раз имеется такой внушительный саркофаг, то скорей всего в этих лёгких костюмах внутрь никак не попасть. Это представитель технической цивилизации сразу понимал. Другой вопрос, есть ли возможность проникнуть внутрь бетонного сооружения вообще? Ведь колонисты могли и наглухо замуровать место крушения, особенно если там осталось только расплавленное месиво из металла и высокопрочного бронированного пластика. Против такой версии выступало само наличие имеющейся карты. Раз кто-то когда-то проник к останкам истребителя, значит, проход оставили, и тот лихой человек по какой-то важной для него причине решил рискнуть. Карты, а может, что-то и более ценное он на свет божий достал, а вот защитный костюм его не выдержал. Или уровень радиации оказался чрезмерно высок, а без наличия приборов это простым глазом не увидишь. Понадеялся на космическое средство защиты, а ведь каждое из них имеет свой предел.

Вход в саркофаг существовал, и его отыскали довольно быстро по особенно огромной белеющей груде костей возле него. Видимо, не одна сотня искателей лёгкой наживы пришла под эти стены, приблизилась к массивным воротам и попыталась их сдвинуть подручными средствами. Да там и падали во время своей последней судорожной работы. Причём их кости не всегда последователей отрезвляли и не всегда подсказывали бежать из этого места сломя голову. А если кто и убегал, то вряд ли успевал добраться до холмов обратно. Потому что, если судить по приборам, даже сейчас доза излучения возле ворот была такой, что побывавший здесь без средств специальной защиты человек мог прожить не более часа.

Переговариваться приходилось прислонившись шлемами – средства мобильной связи, к сожалению, из-за полной разрядки батарей не работали:

– Додюр, дружище! Дай-ка прибор мне, а сам отойди метров на сто вон в ту сторону.

– С какой стати?

– Попробую открыть эту дверь и глянуть, что там творится. Если уже сейчас мы на наши костюмы имеем чуть ли не половину дозволяемой нагрузки, то внутри этого холма невидимая смерть может свирепствовать и похлеще.

– Так, может, лучше я загляну? Ты ведь…

– Прекрати! Не место и не время для спора. Тем более что ты и код не подберёшь. Он не должен быть сложным, но тем не менее… Давай сюда!

Менгарец перехватил прибор, повесил себе на грудь и проследил, как кок дисциплинированно потопал в указанном направлении. И только затем стал разбираться в довольно простенькой системе управления воротами. Колонисты здесь не шли к сложному: в любом случае радиация – наилучшая преграда, запор перед потоком людей любопытных, алчных или глупых.

Полчаса ушло на разгадывание простенького пароля, и вот уже загорелась лампа готовности для управления массивными воротами. Похоже, здесь не просто оставляли лазейку для прохода человека, но предвидели возможность въезда внутрь и более внушительной, громоздкой по размерам техники.

Вначале Виктор сделал небольшую щель и присмотрелся к показанию прибора. Три четверти от допустимого. С сомнениями приоткрыл ворота больше и шагнул в кромешную темноту. Фонарик высветил небольшую панель управления без всякого кодового пароля. Причём только с двумя кнопками. Верхняя обозначала освещение, и после её нажатия яркий электрический свет чуть не ослепил исследователя.

Стало понятно, что здесь ещё не конкретное место катастрофы, а так называемый предбанник. Дальше виднелись вторые, ещё более массивные ворота, и, судя по всему, вторая кнопка на панели предназначалась для их открытия.

Но Менгарец не спешил ею воспользоваться, а просто выждал некоторое время. И минут через пять интенсивный свет стал меркнуть. То есть кнопки выключения здесь и не предусматривали. Надо – вошёл. Не надо – быстро вышел. Скорее всего, и вторая дверь должна открываться только при удержании кнопки открытия, а отпустишь – станет закрываться. Недаром вторая кнопка тоже отсутствует.

Показатель на приборе передвинулся ещё на одно деление к опасной черте, и это настораживало. Скорее всего, в следующей пещере уже и находится непосредственно сам истребитель. Вернее, его обломки. Но, по логике, там и радиация наверняка выше. Вполне может оказаться, что и вдвое. Тогда в данном костюме туда и заглядывать не стоит.

Добавив опять освещения, Виктор расстроенно фыркнул и нажал кнопку открытия. При этом глаз не отводил от показаний прибора. И поступил правильно: щель едва достигла сорока сантиметров, а уровень радиации уже чуть ли не перевалил дозволенный максимум. Палец сам отдёрнулся от кнопки, и ворота с той же неспешностью стали закрываться.

И то хорошо! Иначе пришлось бы бегом покидать сам предбанник и уже снаружи закрывать первые ворота. Хотя нельзя сказать, что инопланетянин покидал опасное место вразвалочку. Уж он лучше всех в этом мире осознавал, что следует торопиться, и двигался чуть ли не трусцой.

Кажется, его поспешное отступление и быстрое закрытие наружной двери не стались незамеченными. Кок заторопился к Менгарцу бегом и, когда приблизился, с волнением поинтересовался:

– Что?! Прохода нет? Или…

– Вот именно! Придётся нам, дорогой господин Гелиан, в следующий раз сюда наведаться в тех костюмах, которые ты называешь «толстыми». Иначе не пройдём. Вернее, пройдём, но вот назад уже и до холмов не доползём.

– Сурово этот холм встречает.

– Ага, по этим горам костей сразу заметно.

Вернувшись к стоянке, долго и тщательно омывали костюмы снаружи водой и время от времени посыпали их специальным порошком, прихваченным из склада с костюмами. Аристина и Фериоль уже замучились таскать воду из ближайшего ручья, но остаточную радиацию с костюмов устранить так и не удалось. Поэтому Виктор принял решение закопать космическое обмундирование в укромном месте. И опасности никакой, и тяжести меньше в дальней дороге. Всё-таки весила защита преизрядно.

Затем отряд вновь ускоренным маршем двинулся к границе с княжеством Карранги. Причём сам переход проходил буднично и размеренно. Сопровождение с небес к тому времени тоже отработало для себя определённую тактику действий. Два орла, среди которых, как правило, находился Мурчачо и его наставник Чтец, в основном висели над головами Виктора и его товарищей. Бдели, так сказать, в непосредственной близости. Один орёл, чаще всего Ветер, летал впереди, по ходу движения отряда, и заранее высматривал возможные опасности. Благодаря этому удавалось легко объезжать любые подозрительные воинские скопления, различные заслоны на дорогах, а то и разбойничьи засады. И всадники все препятствия объезжали заблаговременно. Так считалось гораздо вернее, чем ненужные бессмысленные стычки или лишние попытки с помощью бумаг доказать свою значимость и неприкосновенность.

Ну а четвёртый, Ураган, прикрывая тылы, частенько летал с осмотром в сторону Змеиного пролива и попутно занимался охотой. Его поставки свежей дичи позволяли коку быстро и своевременно готовить на костре столько жареного мяса, что хватало наесться как в обед, так и оставить кое-что в холодном виде для второго завтрака, а то и полдника во время пути.

Таким образом, не обагряя лишний раз своё оружие в крови врагов или случайных противников, отряд и добрался ещё через полтора дня к основной цели своего путешествия.

Глава двадцатая

Перевал отшельников

Сама местность возле перевала поражала: нагромождением скал, стоящих единой стеной; идеально пробитой, с ровным покрытием, уходящей плавным изгибом в горы дорогой и обширным каменным плато, вплотную к которому подступал величественный лес. Плато пересекало сразу несколько ручейков, и именно на нём, по рассказам придворных, располагался на две недели весь путь совершающего сюда ежегодное паломничество императора либо семейной пары правителей отец-сын. Весь дворянский цвет империи Сангремар, ближайшие подручные и личная гвардия Гранлео жили здесь, не смея даже пройти в сторону перевала Отшельников. Они со смирением, молчаливым терпением дожидались возвращения своего владыки. По слухам, им даже не разрешалось интересоваться у императора, куда и зачем он наведывается в земли княжества.

А перед самым началом уложенной тяжеленными плитами дороги стояла громадная каменная стела, наверняка высеченная из возвышавшейся здесь скалы. А на её почти гладкой поверхности были глубоко вырублены такие слова:

«Нищим не подаём, убогих презираем, больных не лечим, а всех остальных гоним в шею! И только человек, имеющий власть над драконами, имеет право прохода в благословенные земли Керранги!»

Если включить здравый смысл, то, видимо, только император Гранлео имел упомянутую власть над таинственными драконами. Оставалось выяснить, что это конкретно за драконы, где находятся и какой с них толк. А для этого не мешало бы вначале увидеть Отшельников, стерегущих перевал, переговорить с ними, а по возможности и уговорить иными методами на право прохода. Ведь, судя по надписи, никого из идущих по дороге людей отшельники не убивали, а просто «гнали в шею». А уж подобное унижение любой истинный исследователь как-нибудь переживёт.

Момент прихода на плато совпал с закатом, поэтому люди расположились на ночлег возле самых скал, Мурчачо и Чтец пристроились ночевать рядом с ними, а Ветер и Ураган устроились на ночёвку в окрестностях перевала, на пиках гор. Эти разведчики собирались утром поведать как о своих наблюдениях, так и о впечатлениях о неприступном перевале.

Ночью разразилась жуткая гроза. К счастью, основные ливневые извержения обошли бивак стороной, но грохота и мерцания огромных молний хватило почти на полночи. Спокойно удалось уснуть лишь под утро. А уж орлам-разведчикам никто не завидовал, наверняка им по самый хохолок досталось на открытых всем ветрам вершинах.

Правда, когда они приземлились на плато после рассвета, то выглядели вполне сухими и в прежнем величии. Похоже было, что гроза им нисколько не повредила. А вот их донесение о первых осмотрах совсем не отличалось оптимизмом:

– В любом случае перевал и центральное сооружение на нём неприступны. В том числе и при атаке с воздуха. Что касается тех таинственных сооружений в горах, чуть дальше от дороги, то они скорее выглядят как каменные холмы без следов всякой растительности. Подойти к ним лучше с дороги, хотя с определёнными сложностями можно добраться и в обход, прямиком через скалы.

– Интересно. – Виктор вместе со всеми наминал жареную оленину, которую кок принялся готовить ещё в темноте. – Но эти лысые холмы имеют прямую связь с самим перевалом?

– Скорее всего нет. Потому что ни единой тропы к отшельникам не идёт. Да и те дозорные, что видны на вершинах боковых донжонов, в сторону холмов даже не посматривают. Более того, насколько мы смогли рассмотреть, непосредственно лысые холмы напрямую не видны с перевала. Они как бы прячутся за окружающими их скалами.

– Уже легче. Если не сумеем договориться о беспрепятственном проходе в княжество, то уж проникнуть в эти строения колонистов особого труда не составит. А на месте как-нибудь разберёмся.

– Пойдём полным составом? – уже в который раз уточнял Додюр.

– Несомненно. Так мы будем выглядеть гораздо представительнее.

– А может, всё-таки отправишься сам? – сомневался Фериоль, с раннего утра доказывающий свою гипотезу, что любого инопланетянина отшельники пропустят в любом случае. – Моё мнение ты знаешь: драконы, в иносказательном смысле, – это не что иное, как знания и умения ответить на любые технические вопросы. Гранлео всё это знал и по этой причине никогда не брал с собой свидетелей. За годы нежелательные помощники и сами могли запомнить правильные ответы и легко пройти в княжество. Или продать секреты любому желающему.

– Пусть даже и так. В таком случае мы только и пройдём все вместе, а мне не придётся возвращаться за вами.

Завтрак закончили лёгкой разминкой для Менгарца и Фериоля. Тогда как кок получил очередной, пусть и короткий, но невероятно жёсткий, интенсивный урок по фехтованию. Аристина скрупулёзно держала слово, поэтому везде, где только выпадала свободная минута, наставляла своего нового ученика на путь истинного мастерства и совершенства.

Так и тронулись в путь: трое весело переговариваясь, обсуждая всё увиденное вокруг, а один – плотно сжав губы от непроизвольных стенаний. Слишком всё его тело ныло, дёргалось от боли в побитых конечностях и отбитых плечах. Наставница нисколько не жалела своего учителя по птичьему свисту и нещадно лупила боевой рапирой по любому открывшемуся при обороне месту. Причём по умению разговаривать свистом княгиня уже превзошла кока, а вот ему ещё предстояли долгие и тяжеленные тренировки в его учёбе. Ибо разница в мастерстве и умении орудовать смертельным оружием у них была преогромнейшая. Мало того, даже многоопытный жрец с неослабным вниманием присматривался к каждому уроку одной из лучших воительниц Первого Щита, а порой и сам тут же пытался повторить уникальные связки и скоростные выпады. Ещё и восклицал при этом радостно:

– Не будь у меня такого помолодевшего обновлённого тела, я бы и мечтать не смог о таких движениях. А так кое-что получается!..

Аристина благосклонно похваливала недавнего старца:

– И весьма неплохо получается. Хорошая начальная школа сразу видна. Основы мастерства просматриваются великолепные.

Когда взобрались по отменной дороге к седловине и преодолели последний поворот, сразу согласились с мнением орлов-разведчиков, что штурмовать такую твердыню даже несметным войском будет бессмысленно.

Между самим зданием и подходящей к нему дорогой пролегала внушительная, глубиной более ста метров, пропасть. В ширину это препятствие получалось около тридцати метров, а через это пустое пространство пролегал узенький мостик, на котором только и смогли бы с трудом разойтись два пешехода. Два троса, чуть провисшие в середине, ясно давали понять, что в случае опасности для Отшельников мостик будет поднят. Более крупный, широкий мост, способный и танк на себе выдержать, был поднят и стоял на другой стороне почти перпендикулярно вверх. Похоже, его вообще опускали крайне редко. И наверняка последний раз это случалось при выходе в поход трёхтысячного войска бронированных рыцарей, которые добровольно присоединились к армии императора Гранлео, идущей на Чагар.

Все внутренние помещения форпоста были выдолблены в природной скале, а две боковые башни служили скорее чисто декоративным украшением да местом, где красовались наряженные, как павлины, дозорные. Скорее стоящие на посту отшельники не сражаться готовились или бдеть за окружающим пространством, а отдавали дань древней традиции, обязывающей носить эти аляповатые и совсем несуразные в боевом плане одежды. Но оружие у них имелось вполне смертельное и боевое.

Сам форпост располагался на своей стороне пропасти вогнутым полукругом, давая дополнительную возможность держать под прицелом луков как сам мостик, так и противоположный, нависающий на пропастью край обрыва.

Естественно, что отделение боевой космической пехоты, даже не имея в своём распоряжении летающих фланеров или мини-платформ, взяло бы такой бастион противника в считаные минуты. А потом бы играючи вырезало весь гарнизон только с помощью ножей. Но вот простым обывателям данного мира подобные умения были не под силу. Не было огнестрельного оружия. Отсутствовали специальные якоря с прочными синтетическими тросами, подтягивающие штурмующего десантника. Не было надлежащей брони. Да и много чего другого, о чём можно помечтать.

Имелись знания, но вот помогут ли они?

Видимо, гости или просто заезжие путешественники здесь считались необычайной редкостью. Потому что следовало только путникам остановиться у края обрыва и затеять разговор с дозорными на башнях, как площадки и оконные проёмы твердыни живо заполнила гомонящая, пёстро одетая братия отшельников. Они поначалу даже к ведущемуся диалогу не прислушивались, настолько самозабвенно предались осмотру путников и обсуждению их внешнего вида.

– Приветствуем вас, воины славного княжества Керранги! – восклицал Виктор, приподнимая руки в приветственном жесте.

– И вам наше здравствуйте, – с некоторой наглецой отвечал один из дозорных. – Заблудились или с какими иными целями здесь бродите?

– Бродят только лешие по болотам да тараканы по стенкам! – поучительно стал хамить в ответ командир отряда. – Люди путешествуют по надобности или в связи с собственным любопытством.

Дозорный нехорошо рассмеялся:

– Может, вы неграмотные? И не смогли прочитать предупреждающую надпись в начале этой дороги?

– А может, вы умеете быть вежливей? – в том же тоне последовал вопрос от Менгарца. – Или здравый смысл у вас просыпается только при виде драконов?

Гомон и разговоры сразу стихли как по мановению волшебной палочки, и уже совсем иным голосом, звенящим и сердитым, второй дозорный воскликнул:

– Покажи вначале свою власть над драконами и только потом требуй должного уважения.

Из чего следовало, что обозначенных зверей, скорее всего, следовало иметь с собой. Или как минимум уметь рассмотреть неких драконов в окружающем пространстве. А может, их следовало вначале вызвать? Вдруг они живут в самой пропасти? Может и такое случиться, что неких монстров направляют сами отшельники. Ведь свидетелей паломничества, вернее, конкретного перехода вот этого мостика императором никто не видел.

После некоторого раздумья над основной загадкой прохода Виктор решил пойти по пути скользкого и шаткого ощупывания истины словами:

– Будить жутких монстров для устрашения – дело неблагодарное. Разве вы не боитесь драконов?

– Наши страхи – это наши проблемы. Твоё дело, чужестранец, продемонстрировать власть. Приступай!

«Ага! Значит, я ещё и сам этих неведомых зверюшек разбудить должен? – размышлял Менгарец. – Или всё-таки достать их из кармана? Абсурд! Имей император с собой хоть каких-либо животных, об этом бы обязательно знали придворные. А что же это могло быть? Вдруг он имел с собой действующий проектор пространственного изображения?! М-да! Тогда он мог перед этими павлинами какое угодно представление разыгрывать! Но в таком случае и мне ничего не светит, продемонстрировать мне нечего. Увы! Не до конца мы дворец обыскали! Гранлео удалось ещё много сюрпризов припрятать. Ладно… Попробую их победить элементарной диалектикой…»

– А вы разве не слышали последних новостей?

– Каких именно?

– Император Гранлео пал в сражении возле Радовены, и теперь его тело уже доедают земляные черви.

– Да. Дошли до нас такие слухи. Но что из этого?

– А то, что теперь и все законы этого мира изменились.

– Не тебе, незнакомец, судить о наших законах и традициях.

– Я и не сужу. Просто как человек, унаследовавший почти все знания и возможности покойного императора, знаю очень важные вещи, которые во многом определяют судьбу этого мира. А чтобы не выглядеть голословным, я вам расскажу, что случится в скором будущем. Хотите послушать?

Напряжённое молчание со стороны отшельников можно было смело трактовать как согласие, и Менгарец, переглянувшись с друзьями и прислушавшись к короткому свисту с неба, означающему, что всё в относительном порядке, приступил к изложению пророчеств:

– Триумвират распался, одного из его основателей отравили, и Шлём стоит на пороге гражданской войны. Мало того, на Втором Щите появился самозванец, называющий себя Гранлео и Сыном Гранлео. Он грозился уничтожить на материке всё живое. Кстати, ваш трёхтысячный корпус рыцарей не погиб во время уничтожения войск императора под столицей Чагара и сейчас находится на юге Первого Щита…

Кажется, это сообщение вызвало пока наибольшее оживление. Среди слушателей прошелестел шум напряжённого вдоха.

– …Весь остальной мир тоже изменится. Началось планомерное и систематическое уничтожение Извозчиков и их приспешников. Скармливание живых людей морским монстрам отныне предано огласке, и любой нормальный разумный человек воспринимает недавнее рабовладение с ужасом. Мало того, вскоре все кашьюри будут уничтожены до последней особи…

И вновь головы отшельников качнулись в едином движении.

– …Людям предстоит подружиться и научиться мирно сосуществовать с иным видом разумных существ. И в результате этого княжество Керранги перестанет быть оторванным от всего остального мира.

После недолгого молчания из проёма одного из окон вылетел вопрос:

– А что с драконами?

Короткое размышление подсказало Виктору обтекаемый ответ:

– Если жители Керранги будут противиться всем мирным изменениям, то драконы могут взбунтоваться и принести вам много горя, смертей и разрушений.

Кажется, он угадал и не слишком-то переборщил. Неизвестные зверюшки, похоже, и в самом деле имели немыслимые силы или возможности. Потому что отшельники явно заволновались. Но свою линию поведения продолжали гнуть с твёрдостью, достойной лучшего применения:

– Так ты не имеешь власти над драконами?

Опять пришлось отвечать двусмысленно, без всякой конкретики:

– В данный момент мне нужно время, чтобы разобраться с драконами… – Гулкая тишина в ответ показала инопланетянину, что он на верном пути. – Они в последнее время стали так капризны и своенравны… покойный Гранлео их совершенно не жалел… – полное внимание со стороны перевала. – Не оберегал и не оделял своей заботой… А ведь так не может продолжаться вечно! Всё имеет свой предел…

Дальше играть словами было опасно. Следовало дождаться хоть каких-то наводящих вопросов. И они последовали со стороны отшельника, на голове которого красовалась наиболее пышная, украшенная перьями шляпа:

– Значит, ты драконов нам не покажешь?

– Пока – нет.

– Но если ты не имеешь над ними власти, то сам погибнешь.

– Это уже мои проблемы. Да и судя по вашей реакции, вы меня оплакивать не станете.

– Естественно. Только вот при твоей смерти и мы можем пострадать.

– Не волнуйтесь. Если вы меня пропустите в княжество, я ручаюсь за полное спокойствие драконов.

– Это всё слова, незнакомец. Они нас не устраивают, и прохода ты не получишь, пока не выполнишь условия.

– Гранлео погиб – условия меняются. Отныне пропуск путников будет только на ваше усмотрение.

– Да мы не против такого изменения. Но вначале ты должен показать свою власть над драконами, а потом мы будем готовы выслушать твои распоряжения.

Как оказалось, никакое словоблудие не может выбить отшельников из многовековой канвы правил и одного-единственного закона.

Пришлось ещё помимо тумана подпустить немного и прикрытой под вопросами угрозы:

– Как вы думаете, почему Гранлео каждый год сюда приходил?

– Мы не думаем, мы знаем причину его прихода.

– Помимо посещения озера Шулугар, – с ухмылкой продолжил Менгарец, – Гранлео не просто показывал власть над драконами. Вы ведь знаете, насколько они опасны? – Опять угрюмое молчание, подсказывающее, что неведомые монстры наверняка где-то здесь, совсем рядом. А значит, можно и дальше немножко пофантазировать на эту тему: – А вы не задумывались, что именно делает император своей так называемой властью? Он не просто вас запугивал… он не просто показывал свою силу… он ещё и пытался при этом вновь усыпить драконов на следующий год. И что будет, если в ближайшее время очередное паломничество к озеру Шулугар не состоится? Догадываетесь? И ведь это не шутка – священный перевал Отшельников может пострадать. И ещё как может!

– Мы в любом случае спасёмся! – с высокомерием ответил самый разряженный воин обители.

Но Менгарец уцепился за эту фразу, понимая, что бравада и угроза насчёт неповиновения якобы не усыплённых драконов имеет под собой реальную основу. Что же это за чудовища такие, если сооружения на перевале и в самом деле могут пострадать? Как бы это выведать поделикатнее и не назойливо? И самому догадаться почти невозможно. Почти…

– Если изголодавшиеся драконы, разозлённые потерей сна, взбунтуются, то и сами отшельники не успеют сбежать! – Инопланетянин понимал, что форпост построен по космическим технологиям и скорее всего горно-разрабатывающими роботами, поэтому догадывался о подвалах и запасных подземных выходах через скалы. – Вас не спасут идеально ровные и прочные тоннели, рухнет всё! Вас не спасёт временная отсрочка после пробуждения чудовищ: драконы начнут атаковать сразу и уничтожать вокруг себя всё живое.

Опять полное молчание подсказало, что он на верном пути. Следовало ещё поддать истерии и паники:

– Содрогнутся горы! Вспучится земля! Покроет всё огненной лавой, и расколется самый прочный камень! Раскалятся недра, и задохнётся тот, кто не успеет изжариться живьём. Смерть падёт с неба и опустошит это место на веки вечные!

Кажется, слушателей проняло основательно. Они сгрудились в глубине помещения и принялись оживлённо совещаться. Тогда как спешившийся Фериоль встал рядом с Виктором и признался шёпотом:

– Я весь взмок от переживаний, но так и не понял: о каких драконах идёт речь?

– Ха! Если бы я сам это знал! – прошептал Менгарец в ответ. – Понятия зелёного не имею, хотя догадок и гипотез предостаточно.

– Хоть одной поделись!

– Скорее всего, в пропастях таится нечто смертельное, которое показывается наружу при манипуляциях ушлого Гранлео. А может, он им просто многомерные модели проектором показывает.

– А могут эти драконы таиться в тех самых лысых холмах за скалами?

– Вполне! Если нас сейчас не пропустят, то именно туда мы в первую очередь и отправимся.

Жрец из монастыря Дион тоже умел мечтать и фантазировать:

– Вдруг те ключи, что прислала тебе Роза, как раз имеют отношение к драконам?

– И такое возможно. Хотя до сих пор нам не удалось услышать даже примерного количества этих неведомых монстров. Разве что уверены: он не один. А вот два их или двести – открытый вопрос.

– О! – Фериоль дернул бровями, показывая на обитель. – Кажется, о чём-то договорились.

Отшельники и в самом деле вновь прильнули к оконным проёмам, но теперь с явно агрессивными намерениями: в руках у большинства имелись луки. Опять их то ли офицер, то ли выборный староста принялся вещать от имени остальных:

– Интересные новости ты нам сегодня поведал, незнакомец. Тебе удалось нас заинтриговать и развеять нашу скуку. Но самого главного ты так и не сделал: своей власти над драконами не показал. А значит, все твои слова – пустой звук, и веры им нет. Поэтому наш тебе совет: иди отсюда вместе со своими попутчиками подобру-поздорову. Иначе мы начнём упражняться в стрельбе и имеем на это законное право. Любой путник, пребывающий на той стороне без нашего разрешения более двух часов, должен быть уничтожен. Если он сразу проявит агрессию или станет угрожать, мы его убиваем в первую минуту. Таков закон.

Виктор вскочил в седло своего коня и развёл руками:

– Очень сожалею, что побеспокоил ваш покой. И хочу пожелать вам перед расставанием очередного благостного дня. Тем более что он может оказаться последним в вашей девятисотлетней истории. Всё течёт, всё меняется, и в этой кутерьме жизни выживает лишь сообразительный, рассудительный, умеющий прочувствовать дух нового времени и благоразумный.

– Ты угрожаешь нам, незнакомец?!

После этих слов стрелы стали ложиться на тетивы.

– Нисколько! – хотя рука уже поглаживала внушительный круглый щит, притороченный к передней луке седла. – Тем более что мне и так ещё предстоит личная встреча и общение с драконами. А вы ведь знаете, что они гораздо страшней ваших стрел и гневных взглядов.

– Не настолько знаем, насколько догадываемся, – скривился в гримасе отшельник. – Да и древние легенды о силе драконов высечены на камнях стен нашего пиршественного зала. А древние легенды никогда не лгут. Так что мы не говорим тебе «до встречи!», мы говорим тебе «прощай!». Если ты сразу не имеешь власти над смертью, то ты уже её и не восстановишь… Разве только…

Уже развернув коня, Виктор попытался уточнить с вежливой улыбкой:

– Разве только что?

– Разве ты только не сам император Гранлео.

– О! Вам и такие умения моих собратьев с дальних звёзд известны? – после этого вопроса Виктор естественно рассмеялся. – И частенько Гранлео менял свои лица и восставал из небытия?

Задавая этот вопрос, он и в самом деле жутко бравировал и соображал, какую чушь он порет. Скорее всего, просто хотелось подурачиться и хоть чем-то унизить следующего неукоснительно своему долгу отшельника. Но тычок пальцем в небо неожиданно получил чёткий и скорее всего правдивый ответ:

– Только один раз. В начале второго века своего правления, по дошедшим до нас преданиям, Гранлео вернулся в ином теле через двадцать лет после своей смерти. Покарал всех отступников, кто не верил в его бессмертие, наградил своих верных помощников и продолжателей дела великой империи, а наше княжество за верную службу сделал полностью независимым от всего мира. Да будет так во веки вечные!

Менгарцу понадобилось долгое время, чтобы осмыслить услышанное, а потом ещё и ответить соответственно моменту:

– Что ж! Весьма похвальна такая преданность и такое чёткое выполнение всех инструкций. Постараюсь об этом не забывать при решении вашей участи.

Затем развернул коня окончательно и не спеша поехал прочь. Ожидая в любой момент коварного выстрела в спину. Конечно, при этом он не просто на свою удачу надеялся, а на снизившегося до ста метров Мурчачо, на которого никто из отшельников пока не обращал внимания. Но если бы кто только вскинул лук, молодой орёл бы сразу предупредил своего первого кормильца об опасности. А так он только посвистывал успокоительно:

– Стоят… переговариваются. Но луки опустили все, и стрелы убрали в колчаны.

Когда заехали за первый поворот дороги, Додюр набросился на товарища с упрёками:

– Не стоило их провоцировать до такой степени! Они были готовы стрелять.

– Зато их оговорки дают нам огромное поле для новых размышлений и догадок, – бормотал Виктор в ответ. – Конечно, поверить в такое трудно, но если вдуматься более тщательно и отстранённо, то чего только во Вселенной не бывает.

Фериоль так и вскинулся после этих слов:

– То есть такое возможно?! Гранлео и в самом деле мог переселиться своим сознанием в другое тело? И тот рыжий самозванец со Второго Щита?..

– М-м? Да нет, вряд ли… Это уже полный абсурд и нонсенс… Но с другой стороны, и «омолодитель» когда-то считался сказочным вымыслом, а уже сколько тысяч лет его используют во всех техногенных мирах…

Они проехали ещё один поворот дороги и приблизились к степенно восседающему на обломке скалы Урагану. Тот своим огромным клювом указал на почти невидимую среди нагромождения камней расщелину:

– Оттуда ведёт единственная приемлемая тропа к лысому холму с левой стороны. Верхом проедете не далее пятидесяти метров, остальной путь только пешком.

Без раздумий люди свернули по указанному пути и вскоре оказались на небольшой площадке, весьма удобной для временного размещения лошадей. Встал вопрос, разделять ли отряд, оставляя одного, а то и двух человек с ездовыми животными, хотя никто не горел желанием оставаться за конюха.

Монах Менгарец вначале поинтересовался у орла:

– Ураган, а вы сами сможете присмотреть за лошадьми и в крайнем случае отпугнуть от них лихоимцев?

– Сможем. Хоть целый день. Потом их кормить придётся, а мясо ведь они не едят…

Аристина на это просвистела вполне мило и разборчиво:

– Для вас не составит большого труда и небольшой стожок сена принести.

– Думаю, не понадобится, – успокоил озадаченного Урагана Виктор. – В любом случае кто-нибудь из нас к вечеру вернётся. Всем отправляться в Керранги на мотодрезине нет смысла. Два человека и сами прекрасно со всем справятся.

– Если там ещё отыщется мотодрезина, – вполне справедливо заметил Додюр, который, впрочем, был не против оставаться наедине с Аристиной какое угодно по продолжительности время.

– На карте явно показаны прямолинейные участки.

– А если мы не попадём внутрь холма? – переживал Фериоль.

– Ха! Разве мы с тобой не попадали всегда туда, куда желали? – веселился Менгарец, упаковывая в вещевой мешок и два больших ключа, которые передала ему принцесса Роза. – Значит, и тут любые замки взломаем, любые пароли разгадаем.

С некоторым сомнением он уставился на притороченный к перемётным сумам пристяжной лошади огромный двуручник. Вечная проблема: тащить с собой эту оглоблю в неизведанное место или нет? Хотя в ответе на этот вопрос товарищи были единодушны:

– Конечно, бери!

– Он ведь тебя всегда выручал в трудную минуту.

И уже в который раз пришлось пожалеть о тех временах, когда два дюжих воина-оруженосца таскали этот удивительный меч за его святостью. И самому носиться не надо, и под рукой всегда.

Имеющиеся в отряде четыре арбалета тоже прихватили, хотя запас болтов к ним выглядел ополовиненным. Никак не удавалось разжиться подобными редкостными зарядами в пройденном пути. Такое оружие считалось большой ценностью, доступной только дворянам и богатеям, и даже у казнённых Извозчиков и тайной стражи их не было. Побаивался, видимо, император Гранлео распространения такого дальнобойного и эффективного оружия. Что лишний раз говорило о смертности первого человека в Сангремаре.

Почему же тогда отшельники утверждают, что Гранлео может вернуться в ином теле?

Этот вопрос почему-то не давал Виктору покоя. И пока они добирались к цели, и потом, когда отыскали замаскированные входы и стали их вскрывать, он только и думал о том, верить ли в такие россказни или сразу отбросить как беспочвенные и абсурдные?

И ещё какая-то важная, но ускользающая всё время мысль-догадка вертелась в мозгу. Что-то на периферии его знаний заставляло напрягаться, силиться вспомнить и срочно отыскивать ответ на поставленную загадку.

Даже друзья заметили у Виктора некую заторможенность и несобранность. После нескольких ошибок, причём встреченных с полным равнодушием, Фериоль озабоченно поинтересовался:

– О чём ты так задумался? Неужели тебя озаботили эти драконы?

– В данный момент про них и не вспоминаю.

– Правильно! – одобрительно прогудел Додюр. – Зачем их разыскивать, а потом и приручать, если для прохода на ту сторону подземный транспорт имеется. Но в любом случае мог бы с дверьми скорее справиться. Жрец вот говорит, что вы такие во дворце походя вскрывали.

– Ну, тут запоры несколько посложней. – Виктор постарался встряхнуться, отбросить мешающие мысли и сосредоточиться на вскрытии. – Так что придётся повозиться… А ну-ка, прижми пальцами вот эти две клавиши и держи их, пока я не скажу отпускать.

Дальше дело пошло быстрей и слаженней. И ещё через полчаса дверь утопилась в стену, открывая за собой мрачные и негостеприимные подземелья. Гостей там не только не ждали, но и не приветствовали. Потому что пришлось обезвредить при дальнейшем движении ещё три коварные ловушки. И только потом исследователи попали в главный зал подземелья. Освещение оказалось в идеальном порядке, а когда оно осветило тускло поблескивающие металлические остовы, все замерли в немом восхищении. И только инопланетянин довольно буднично и без всякого уважения высказался:

– А вот и они! Те самые драконы собственной персоной!

– Сколько их тут? – прошептала Аристина, боясь сделать шаг вперёд.

– Тут – один. А второй наверняка во втором лысом холме.

– И они будут тебе подчиняться?

– Понятия не имею. Пока не попробуем – не узнаем. – Менгарец первым двинулся в обход сложной, многогранной и многоугольной конструкции. – Значит, так! Ни к чему не притрагиваться, двигаться медленно и осторожно. Если заметите какую-нибудь консоль или панель, зовите меня. Смотреть в оба! Если эта гадость проснётся и решит себя избавить от нашего присутствия, то от нас даже двуручника не останется.

Через некоторое время аккуратно идущий Фериоль столкнулся с Виктором на противоположном периметре зала и попытался выяснить:

– А что же это за дракон такой? И что он делает?

Монах Менгарец остановился, задрал голову и стал повторно рассматривать странную конструкцию. Затем, дождавшись, когда Додюр с Аристиной тоже попадут в поле слышимости его слов, стал рассуждать:

– Можно сказать, что перед нами одно из самых гениальных, многопрофильных и многоплановых приспособлений для убийства. Если я правильно помню, подобный комплекс у военных называется «Пирамидальная смерть». Вот видите эти сегменты, на шаровых соединениях? Это не что иное, как ноги этого чудовища, способные поднять боевое тело на высоту метров сто. Наверняка после разъединения купола и расхождения его в стороны поднявшийся вверх дракон в наивысшей точке и саму обитель Отшельников отлично просматривает. Ну и вот то массивное туловище-блок имеет в себе помимо пушек, пулемётов и лазерных орудий ещё и мезотопное оружие. Да и звуковой низкочастотный разрушитель виднеется, если я не ошибаюсь. На малой мощности им можно запугать до колик в желудках целую армию. То есть один такой монстр способен отбить атаку сразу парочки тех космических истребителей, один из которых покоится под саркофагом. А уж для превращения самой обители в пыль достаточно нескольких залпов.

Фериоль, лично видевший залп десятка пушек и его последствия, аж замычал от удивления:

– Так зачем сразу два таких дракона установили возле перевала? Тут бы и одного с лихвой хватило!

– Согласен. Только вот помыслы древних колонистов нам пока неизвестны. Могли здесь установить эти опорные пункты по самой смешной причине: вплоть до банального развлечения. Или просто делать им было нечего, и они решили создать нечто эдакое… поражающее местных аборигенов одним только видом. «Пирамидальная смерть» только в самом движении смотрится весьма эффектно.

– То есть…

– Вот именно! Наверняка Гранлео приходил к обители, а затем, пользуясь пультом дистанционного управления, заставлял драконов подниматься, покачиваться, бряцать железом, а то и делать при этом один-два выстрела по окрестным скалам. Попутно проводил ежегодное проворачивание боевых технических средств. Хотя тут и так столетиями поддерживается дозволенная влажность и фильтруется каждая лишняя пылинка. Вон какая чистота…

– Бросается в глаза. – Аристина повела по сторонам ладошками: – Но вот кнопок мы так и не нашли.

– Ни одной?

– Ни единственной.

– Не может быть! Давайте осматривать всё повторно. Наверняка консоли закрыты броневыми щитками.

Но даже через час ничего не отыскали. Естественно, центр управления базой обороны имелся, но вот находился он в самом сердце устройства, внутри прочнейшего корпуса. Чтобы к нему добраться, следовало чуть ли не полностью демонтировать всё оружие, снять броневые щиты и только тогда делать попытку воздействовать на управление.

Подходящих щелей, в которые могли бы войти полученные от Розы ключи, тоже не отыскали.

Тогда стали искать уже конкретно то место, от которого через горы вела прямая линия. Ведь и в самом деле – какой смысл возиться с «драконом», если и так легко можно обойти обитель отшельников.

Увы! И здесь людям не повезло. Место ввода в скальные породы они отыскали, как и разобрались в том, что когда-то здесь поработал малогабаритный робот-проходчик. Он пробурил горизонтальный ход диаметром всего в сорок сантиметров, но и сейчас проползти по нему не представлялось возможным: вдоль него в княжество Карранги был проложен толстейший силовой кабель. Причём под огромным напряжением, которое имеющийся прибор тоже приблизительно определил.

– Однако! – кручинился Менгарец. – Питание, скорее всего, идёт от реактора. Что лишний раз подтверждает странную привилегированность жителей княжества. Не удивлюсь, если у них там всё есть, в том числе атомный молекулятор, и именно поэтому они проводят жизнь в праздности и философских диспутах.

– А что это такое – молекулятор? – поинтересовалась Аристина, ещё ни разу не слышавшая о таком техническом чуде.

На её вопрос тут же с готовностью ответил Додюр:

– Это такая чудо-печь, которая, допустим из частиц воды сооружает всё, что угодно. Например, хлеб или овощи. А может одежду сотворить или даже лёгкие металлы. Только для этого надо невероятное количество энергии.

Кажется, княгиня Вакахан не совсем поверила своему поклоннику, наставнику и ученику, потому что вопросительно уставилась на Менгарца. Но тот лишь грустно кивнул:

– Страшно дорогое устройство, но есть на всех планетах, жители которых достигли технического совершенства.

– И что, оно может делать буквально всё? Вплоть до создания человека?

– Да нет, создать живой мозг молекулятор не может. Как и, допустим, из идеальных по вкусу куриных яиц не родятся на свет инкубатора живые птенцы. Помимо этих ограничений имеется и ещё масса сложнейших веществ, до трансформации которых современная наука ещё не дошла. И в каждом таком веществе есть нечто уникальное, не поддающееся копированию. – Виктор осмотрел своих задумавшихся товарищей, после чего, тяжело вздохнув, подвёл итог их сегодняшним поискам: – Как ни жаль это признавать, но хода в Керранги мы не отыскали. Да и драконов приручить никак не получится.

– Может, ещё поищем?

– Естественно. Теперь уже сделаем проход по залу чуть ли не на коленях, но чует моё сердце – только даром время потеряем.

Предсказание сбылось полностью. И уже на выходе Додюр выдвинул последнее предложение:

– А нельзя как-то хоть одну пушку снять? Или этот, как его… пулемёт?

– Можно. Но дней десять у нас на это уйдёт. Да и потом, для того же пулемёта при подаче ленты нужно электричество. Вряд ли удастся переоборудовать в кустарных условиях оружие на чисто механическую стрельбу.

– Неужели придётся возвращаться в Шулпу? – поразился Фериоль. – И там искать, куда подходят ключи?

– Да нет, мы ещё не все другие шансы использовали, – бормотал Менгарец, вводя другие пароли в замки дверей, чтобы во второй раз войти внутрь быстро и без проволочек. – Теперь у нас вся надежда на наших союзников.

– Какие именно надежды?

– Вот выберемся наружу и поэкспериментируем.

Глава двадцать первая

Рискованные надежды

Наверху всё оставалось в спокойствии и нетронутости. Вдобавок Ветер принёс за время отсутствия людей оленя и внушительного подсвинка. Тогда как Мурчачо с Чтецом весьма тщательно успели разведать местность за перевалом. Именно они и принялись рассказывать о своих наблюдениях, пока кок стал готовить мясо на поздний обед, а Ветер и Ураган взмыли в небо для непосредственного осмотра вокруг стоянки.

– Вообще-то, – повествовал Чтец, – никогда прежде наши собратья этими окраинами Шлёма не интересовались. Разве что на севере, к оконечности Корицких гор кто-нибудь обитает. Но они там низкие, катарги в таких не селятся надолго. Других гор сразу за перевалом нет, одни равнины и леса, так что переночевать на безопасной вершине не получается. Хотя пищи там – немерено. Сразу бросаются в глаза тучные стада животных и фермы на окраине княжества, где разводят свиней, кур или кроликов. Огромные, ухоженные сады огорожены каменными заборами в полтора метра высотой. На полях колосятся злаковые и бобовые растения. Хорошо живут…

– Ещё бы! – пробормотал Менгарец, рассуждая. – Видимо, молекулятор есть только в столице, там всего хватает, и народ на околицах княжества не давят поборами или налогами. Вот крестьяне и жируют… Ну а как поселения смотрятся?

– Разные, с большим избытком, раскиданы по всем местностям довольно хаотично. Причём малых хуторов невероятно много. Дороги возле границы только просёлочные, зато дальше, в глубь княжества, начинают появляться каменные тракты и более ухоженные земляные насыпи с каменным покрытием поверху. Причём покрытие странное, точно такое же, как на лысых холмах, в которых обитают найденные вами драконы.

– Ага! Значит, и там колонисты постарались. А то и сам император. Построили в Карранги некоторые дороги по современным технологиям. Из бетона с полиуретаном…

– Ну и самый главный тракт от перевала Отшельников почти прямой линией тянется в сторону столицы княжества. Движение по нему самое интенсивное и оживлённое.

– А как одеваются тамошние жители? – заинтересовался Фериоль. – Неужели тоже щеголяют в таких же ярких и аляповатых одеждах, как отшельники?

– Нет, там больше употребляют тоги и просторные балахоны, – данные определения одежды дались Чтецу с большим трудом и лишь с третьей попытки. – И по цвету они если и различаются, то не столь ярко или вызывающе.

Нечто похожее путники могли отыскать и в своих перемётных сумах. Да и вообще, судя по докладам разведчиков, особо выделяться среди жителей княжества не пришлось бы. Теперь оставался открытым только один вопрос: как попасть за перевал?

На эту тему Виктор с Фериолем опять затеяли спор, который формально не прекращался с момента осмотра жертв атаки катарги во время столкновения с коварным графом, прислужником Извозчиков. В который уже раз Менгарец припомнил, что лошади под врагами в большинстве своём остались живы. На что жрец из Диона возражал:

– Но ведь три из них умерли без наличия явных ран. Значит, их тоже коснулось «дыхание смерти», излучаемое лапами орлов во время полёта.

Но Виктор только отмахнулся от такого упоминания и с дотошностью переключился на опрос Чтеца по теме: как и на каком этапе прикосновения орлы убивают живое создание. Благо ещё, что наставник молодого Мурчачо на подобные вопросы имел конкретные ответы. А потом осознал и основную мысль, которую уловил в рассуждениях человека из космоса. Она оказалась настолько проста, что сам катарги вначале отнёсся к ней с максимальным скепсисом:

– Ничего из этого не получится!

– А ты проверял? – горячился Виктор.

– Тут и проверять нечего. Любой человек, находящийся у нас под лапами в момент полёта, взлёта или посадки, может погибнуть даже без касания когтями его тела.

– Даже на большом расстоянии?

– Естественно!

– Даже на очень большом?

– Ну… это уже слишком… – задумался орёл.

– Вот видишь! Значит, выход имеется, и я удивляюсь, как мы до этого сразу не додумались. А ведь это так просто! Надо только провести элементарное испытание, и все проблемы решены.

– Но мы ведь не разгадали, что конкретно убивает, – продолжал спорить диониец. Он тоже понял суть предстоящего эксперимента. – Вдруг это загадочное колдовство из тела орлов на большом расстоянии не убьёт сразу, а умертвит позже? Как та самая твоя радиация?

– Не попробуем – не узнаем!

– Надеюсь, на себе ты пробовать не собираешься?

– Конечно! – Менгарец повернулся к орлу-наставнику: – Чтец, а вот коня ты поднять сможешь?

– Если не слишком огромного…

– Отлично! Тем более что для начала будем просто приподнимать лошадь на небольшую высоту. Давайте верёвки!

Все четыре человека принялись сооружать из имеющихся верёвок нечто в виде гамака, который подвели под брюхо самой маленькой и смирной лошади. Длину несущего линя после спора определили в десять метров. Вдобавок на спине животного прикрепили прибор по определению опасных излучений и настроили его в режиме автономной работы. Виктор мало надеялся на возможные технические показания, но мало ли что…

Никуда далеко относить груз Чтецу и не следовало, а возвышающиеся вокруг скалы давали гарантию, что и со стороны перевала никто не заметит ведущихся проб и экспериментов. Поэтому орёл взлетел чуть в стороне от объекта, приподнялся, выбирая слабину линя, а только потом несколько раз интенсивно взмахнул крыльями. Лошадь повисела в воздухе на высоте нескольких метров, а затем, несмотря на её жалобное ржание, ещё и прокатилась над полянкой несколько кругов. Когда её поставили на ноги, вела себя вполне адекватно и умирать нисколько не собиралась.

При последующем осмотре ничего странного в поведении, кроме тревоги и нервозности, не заметили. Так что первый эксперимент можно было считать вполне удачным.

– Теперь начнём укорачивать длину линя, – решил Виктор. Но Фериоль решительно возразил:

– Ещё чего! Забыл про радиацию? А если лошадь через час умрёт?

– Прибор ничего не показал.

– Нам от этого не легче. Может, того волшебства, что испускают орлы, твои хвалёные устройства и не обнаруживают.

– Может быть… Но что дальше будем делать?

– Пожертвуем другой лошадью.

Так и поступили. И уже в дальнейших экспериментах выяснили примерное расстояние, на котором пребывание под лапами орлов становилось смертельным. По крайней мере, сразу. Оно составляло всего лишь один, максимум полтора метра. Потому как именно после укорота натяжек всего лишь до двух метров лошадь после приземления рухнула на колени и выказала все признаки неважнецкого состояния. Даже ржать от плохого самочувствия перестала. При этом прибор тоже ничего опасного с технической точки зрения не зафиксировал.

Больше рисковать животным не стали, оставили его в покое и даже заботливо прикрыли вздрагивающее тело попонами. Ближе к ночи пострадавшая лошадка, к радости всех, окончательно пришла в себя, встала на ноги и вскоре уже вовсю жевала подставленный под самую морду овёс.

О первой лошади, испытавшей полёт в гамаке, и переживать не стоило: та вела себя совершенно обычно и по всем внешним признакам болезненных ощущений не испытывала. То есть простейший выход в создавшейся обстановке был найден. Если и к утру с лошадьми ничего плохого не случится, то катарги легко перенесут на ту сторону перевала Отшельников как людей, так и верховых животных. Про грузы вообще речи не шло: уж им точно ничего не грозило при переносе по воздуху.

Инопланетянину только и оставалось удивляться, почему орлы до сих пор не поняли, да и не пытались разгадать загадку опасного излучения, исходящего из их тел. На что Чтец вполне логично возразил:

– Оно нам было надо? Охотников уничтожали, похитителей – тоже. Какой смысл их таскать на верёвках и заботиться об их целостности? Другой вопрос, что мы могли бы вполне дальновидно запасаться живым кормом на время долгой и дождливой осени. Ведь в густом тумане мы тоже не летаем, зато пасущиеся в неприступных для людей долинах олени, свиньи и даже мелкие кролики были бы лучшим подспорьем для существования в трудные периоды.

– Ну вот, зато отныне станете разводить своё собственное хозяйство, – подхватила рассуждение Аристина. – Так и дома вскоре строить начнёте.

– Зачем нам дома, если в пещерах лучше? – недоумевал Чтец.

Вот так, проводя время в спорах и рассуждениях, отряд и провёл вечер. Потом на той же полянке, ограниченной со всех сторон крутыми скалами, и переночевали. Ранним утром все четыре орла полетали по околицам, проводя разведку и высматривая наиболее оптимальный путь для транспортировки людей и всего остального. Предполагалось в первую очередь совершить перенос так, чтобы со стороны обители Отшельников на перевале никто ничего не заметил.

А пока орлы отсутствовали, Фериоль при содействии Виктора и Аристины провёл наиболее возможное в данных условиях обследование лошадок, участвовавших во вчерашних экспериментах. Обе они ничем не отличались от остальных и вели себя совершенно адекватно. Даже та, которая накануне свалилась с ног, теперь выглядела здоровой, подвижной и не страдала отсутствием аппетита.

– Значит, ничего, подобного радиации, нет! – вынес окончательный вердикт Менгарец. – Можем преспокойно путешествовать по воздуху.

– Я бы не спешил с такими выводами, – продолжал сомневаться жрец. – Не мешало бы ещё день-два подождать…

– Если опасаешься, оставайся здесь.

– Да мне за себя не страшно, уже пожил на свете. А вот вам, молодым…

На что Додюр, не отходящий от княгини ни на шаг, рассмеялся первым:

– Забыл, насколько сам помолодел? Просто ты ещё до сих пор радость жизни не ощутил. Вот когда влюбишься…

Он сам запнулся после неосторожно вырвавшегося косвенного признания, но Аристина сделала вид, что не заметила оговорки:

– Порой влюбляться очень вредно. Вот сравните: если бы меня ещё в девичестве выдали замуж по расчёту, я бы сейчас жила в покое и достатке и никакого горя не знала.

На это возразил теперь Менгарец:

– Ещё неизвестно, как бы в ином случае жизнь твоя сложилась. На юге Второго Щита сейчас в кровавой войне гибнут люди и горят города. Так что, в сравнении, в данном месте и в данной компании жизнь может тебе показаться раем.

Княгиня покосилась на учащённо дышащего Додюра:

– Ну, разве что в данной компании…

Кажется, на пылкое и постоянное внимание со стороны кока она начинала понемногу отвечать если уж не взаимностью, то пониманием и некоторой толикой поощрения. Незатейливые ухаживания и восторженное отношение к её красоте и неоднократно подчёркиваемому уму давало о себе знать. А может, это была ностальгия по простому, незатейливому флирту и доброму человеческому отношению?

Как бы там ни было, но в последнее время командир отряда постоянно старался оставлять пару наедине, словно подталкивая к дальнейшему сближению и укреплению завязавшихся личных отношений. И жрец из монастыря Дион тоже не отставал в косвенной помощи боевому товарищу: время от времени подсказывал коку, как себя правильно вести с понравившейся женщиной, и заставлял разучивать любовные четверостишия. Хоть ему и самому жутко нравилась известная всему Первому Щиту роковая красавица, но он решил отступить в сторону и посмотреть, что выйдет в этом плане у более молодого, более пылко настроенного товарища. Княгиня ведь тоже женщина, вдруг у великого Мастера кулинарии что и получится. Тем более что именно жрец знал лучше всех историю любовных интриг, которые окружали биографию знатной дворянки, великой фехтовальщицы Аристины Вакахан. Он лучше всех понимал, что это пока, здесь, княгиня себя ведёт как простая женщина. А вот когда она вновь вернётся в высшее общество, когда вновь своей красотой затмит полмира, тогда поведение её станет совершенно иным. И не факт, что оно изменится в лучшую сторону или хотя бы останется на нынешнем уровне.

Власть, поклонники и слава развращают и портят человека невероятно. Разве что два года, проведённые в рабстве и унижении, могут что-то изменить кардинально.

Орлы вернулись к завтраку. Поели вместе с людьми и огласили основной итог своей разведки:

– Вокруг и на той стороне – полное спокойствие. Подходящие для переноса ущелья и распадки мы тоже подобрали, путь намечен.

А значит, оттягивать полёт больше не было смысла. Первыми отправились в путь Виктор и Фериоль. Причём перенести официального кормильца Мурчачо своим более старшим и опытным собратьям не позволил. Пронёс свою ношу через горы сам, нисколько при этом не измучившись. Ураган и Чтец перенесли в то же время по одной лошади, так что оба воина сразу оказались на той стороне верхом и могли быстро сманеврировать в случае непредвиденной опасности.

Но так как никто нарушения границы не заметил, то вскоре с завидным спокойствием на территории княжества оказался весь отряд с полной экипировкой, вооружением, верхом и с пристяжными лошадьми. А когда разобрались с подходящей случаю одеждой, сразу тронулись в путь. Впереди предстояла встреча с ещё одной загадкой этого мира: озером Шулугар и таинственным диспектсором, установленным там более девятисот лет назад колонистами.

Ну а уж как попасть в столицу княжества, отважные путешественники не задумывались. Имея такое прикрытие над головой, опасаться трудностей не приходилось.

Правда, как только выехали на основной тракт, Фериоль обратил внимание на глазеющих в небо обитателей княжества и резонно заметил:

– Для них катарги в диковинку. Редко сюда летают. Ну и самое главное мы забыли: где орлы спать будут? Гор-то ведь здесь нет.

Виктор пожал плечами:

– Значит, роли меняются: теперь пернатые друзья будут спать под нашим присмотром. Не всё ведь время только нас охранять.

Глава двадцать вторая

Курортное государство

Передвигаться по тракту не составляло большого труда или излишнего риска. На отряд если и посматривали с некоторой заинтересованностью или удивлением, то подобное любопытство не выходило за рамки здравого смысла. Ну, подумаешь, попоны несколько диковинные! Или там балахоны с плащами слишком топорно скроены и с перекосом сшиты. Зато едут себе, никого не трогают, с вопросами не пристают и точно как все остальные путники тычут пальцами в небо. Значит, тоже редко орлов катарги видели на своём веку.

Вряд ли кто мог заметить, что в основном гигантские птицы только кружили в районе видимости именно этого отряда из четырёх особей. Зато сами члены отряда фиксировали и подмечали вокруг себя каждую деталь.

Если возле самого перевала на тракте превалировали в основном серые крестьянские балахоны, то уже в послеобеденное время состав путников изменился кардинально. Рябило в глазах от разноцветных тог людей, явно иных, скорее всего, не трудовых сословий. Появилось много музыкантов со своими инструментами, участились движущиеся повозки с неким подобием театров или передвижных цирков. Всё чаще виднелись дорогущие, отделанные позолотой и дорогими породами дерева кареты. На открытых пролётках с кожаными сиденьями проезжали с бесшабашной, скорее даже опасной лихостью дамы и молодые девушки, тоги которых отличались большими вырезами на груди, длинными разрезами вдоль ног и отсутствием большого куска ткани на спине. Соревнуясь с девушками, не менее рискованно ездили и молодые парни. Причём чем больше дело близилось к вечеру, тем меньше оставалось на дороге крестьян. Но в противовес этому значительно увеличивалось количество иных, нарядно и красочно разодетых, людей.

Причём поток движения был практически одинаков в обе стороны. В один посёлок или городок вливалась пёстрая река, а ей навстречу двигалась не менее полноводная. Словно все обитатели княжества вдруг одновременно собрались друг к другу в гости и покинули свои обители.

Отдельно следовало сказать о людях военных и об оружии. Оружия ни у кого практически не было! Потому что чисто декоративные кортики у некоторых солидных, убелённых сединами мужей выглядели скорее как обозначение какой-то должности, нежели статуса воина. Хорошо ещё, что об этом факте орлы предупредили заранее, и всё оружие отряда находилось в сумах или чехлах.

Не менее странно выглядело и полное отсутствие на тракте и в населённых пунктах воинских подразделений. Да что там подразделений, за весь первый день путешествия отряду только и встретились на маршруте две группы рыцарей. В одной важно и величественно двигались на огромных конях два закованных в сталь бойца. А во второй – точно такие же бойцы в количестве пяти особей на приличной скорости пронеслись по другой дороге, пересекающей тракт перпендикулярно. При этом пятёрка с явным пренебрежением относилась к гражданским лицам. Нарушая все правила и не испытывая ни малейшего уважения к людям, они громким свистом требовали уступить им путь, спровоцировав столкновение карет за своей спиной в нескольких местах и порядочную пробку на самом перекрёстке.

Сразу бросилось в глаза, что нелюбовь, ярая антипатия между обывателями и рыцарями взаимны и доходят до той грани, за которой находится ненависть. Вслед пятёрке неслись оскорбительные выкрики, угрозы, взвивались поднятые кулаки, вздымался возмущённый гомон. Некоторые люди в разукрашенных тогах даже сплёвывали вслед воинской элите княжества Керранги.

Отряд постоял чуть в стороне, потом объехал создавшуюся пробку по обочине и двинулся дальше. Долго торчать на одном месте не хотелось.

Ну а дальше вновь пошло разноцветье красок и обилие лиц, не обезображенных интеллектом, на которых было написано предвкушение забавы, танцев и веселья. Провожающий восхищёнными глазами чуть ли не каждую открытую пролётку с красавицами Фериоль решил высказать свои предположения:

– Наверняка в княжестве какой-то огромный праздник.

– Не иначе, – согласился Додюр. – Но именно поэтому на нас теперь каждый оборачивается и чуть ли пальцем не тычет. Одежда наша слишком скромная.

– Вот именно! – Аристина решительно потребовала у Виктора: – Надо сделать короткую остановку, и пока ещё открыты некоторые лавки, купить нам подходящую одежду. А уже потом искать место для ночлега.

Заранее было решено съехать с тракта куда-нибудь в укромное место среди густых деревьев и уже там заночевать, охраняя беззащитных ночью катарги.

– Хорошо, – согласился командир, поворачивая коня с главной улицы небольшого городка, в которую вливался тракт, и двигаясь к виднеющимся торговым палаткам. – И в самом деле, мы слишком несуразными плащами выделяемся. Ещё за конокрадов примут.

– А как с вопросом оплаты? – напомнил Фериоль. – Вдруг здесь в ходу только местные монеты?

– Вроде как не должны отличаться от общеимперских золотых и серебряных монет, – не согласилась княгиня. – Насколько я знаю, даже с рабами на вольных поселениях всегда расплачивались одними и теми же деньгами.

– Ну так Керранги слишком обособлены от остальных, – не сдавался жрец. – Ты только посмотри, как они живут и во что одеваются. О-о-о!!! А вот те девушки вообще поехали в коротких тогах!

– Смотри шею себе не сверни! – рассмеялась Аристина. – Какой им смысл лить другие монеты? Помимо этого, пока будем выбирать покупки, присматривайтесь к остальным людям, надо подметить, чем они расплачиваются.

Пока было неизвестно, как в других городках и посёлках, но в данном населённом пункте путникам повезло: торговые палатки, как, впрочем, и все остальные магазины, ещё работали, а ассортимент в них соответствовал вкусам самых привередливых покупателей. Причем сразу было замечено, что для оплаты больше в ходу никому не известные монеты, которых даже всезнающий Фериоль за свою жизнь ни разу не видел. Виктор в них сразу признал высокотехническую штамповку из смеси сверхпрочного пластика и некоторых металлов. Зато и имперскими монетами здесь пользовались без всяких сомнений, хоть и редко. То ли изоляция была не совсем полной от остального континента, то ли ещё по каким неизвестным причинам.

Но уж золото всегда есть золото. Довольно скоро, руководствуясь конкретными распоряжениями Аристины, вся четвёрка оказалась облачена в местные довольно красочные тоги из дорогого, можно сказать шикарного, материала. Ещё по нескольку тог и плащей местного пошива было куплено в запас, в преддверии посещения к завтрашнему вечеру столицы княжества.

Заодно и некоторые нюансы местной жизни в разговоре с продавцами выяснили. Вернее, опять-таки выясняла довольно ловко и беспардонно княгиня Вакахан. Акцентируя внимание продавцов на выборе покупок, она сыпала ничего не значащими вопросами, давала наводящие подсказки и постепенно выпытывала о сути сегодняшнего ажиотажа или грядущего праздника. Если она что спросила или сказала не так, то особого внимания на это никто не обратил: мало ли о чём может лопотать вечно спешащая и взбалмошная, но жутко очаровательная красавица.

И после этих дипломатических расспросов путники были преизрядно удивлены: никакого праздника не было и в помине. Причём ни сегодня, ни завтра, ни вчера. Разве только на послезавтра в календаре имелся обычный выходной день, совпадающий с подобным днём на всей посттерритории империи Сангремар. Последующие ответы на не менее завуалированные вопросы пролили свет на странность местного стиля жизни: оказывается, большинство населения вело вечерний и ночной образ жизни. Магазины открывались только в полдень, а закрывались около полуночи. Многие ремесленники в городах работали с таким же распорядком дня, заканчивая работу в полночь, а потом гуляя и развлекаясь до самого утра. По некоторым намёкам становилось понятно, что высшее общество княжества вообще только к вечеру садится за стол завтракать.

Вновь усаживаясь на коня, Додюр высказал всеобщее мнение:

– Да тут непрекращающийся праздник жизни!

– Не поверил бы, если бы не увидел собственными глазами! – экспансивно согласился с товарищем Фериоль, при этом непроизвольно уставившись в вырез нового одеяния Аристины, где совсем по-иному, чем раньше, красовались её прелести. – Можно даже сказать, что здесь живут как в раю. Жуть как завидно становится!

– А ты меньше завидуй! – напрягся и посуровел кок, стараясь протиснуться конём между жрецом и Аристиной. – Да и не смотри куда не надо, если глазки свои сохранить хочешь.

В ответ диониец только саркастически фыркнул, пришпорил коня и бросился догонять командира отряда. Тогда как княгиня не удержалась от смеха.

– Дор, чего это ты на него набросился? – Она впервые назвала Додюра сокращённым именем, что имели право делать только близкие родственники. – Я ведь не простая крестьянка, меня все видеть имеют право.

Мужчина в ответ неожиданно покраснел и ответил несколько растерянно:

– Но он так пялился на тебя!..

– Для женщины такие взгляды – лучший комплимент, – продолжала хихикать Аристина. – Раз мужчины засматриваются непроизвольно, значит, я ещё красива и в должной форме.

– Но ведь он старый! – возмущался кок. – Мало ему вон тех местных для любования?

– Старый? Только и выглядит тебя чуть старше. И солидный такой. Знающий. Талантливый и умный… – Она ехала и, словно задумавшись, перечисляла достоинства жреца, делая вид, что совершенно не замечает, как лицо Додюра всё больше наливается краснотой. – Мне кажется, любая женщина пожелает такого образованного, воинственного, сильного и бесстрашного мужчину…

– Ха! Любая?! – вспылил неожиданно даже для самого себя кок. – Тогда не буду мешать! Не с моими скромными умениями!

После чего, подстегнув своего коня нагайкой, вырвался вперёд, обогнал Виктора с Фериолем и поехал в авангарде отряда. Видимо, хотел таким образом остаться или побыть в одиночестве. И только резко обернувшийся Менгарец успел заметить на лице у княгини хитрую многозначительную улыбку.

«Дразнит она его или издевается? – подумал он про себя. – Завлекает или насмехается? Только ревностных трений мне в отряде не хватало. Всего лишь трое, и те чего-то мудрят… Да и товарища я в обиду не дам!»

Себя он считал парнем стойким и несгибаемым. На сказочный вид княгини не поддавался, а её красоту вкупе с непреодолимым женским очарованием старался не замечать. Хотя… порой и сам засматривался на роковую, знаменитую на Первом Щите женщину и сам себе признавался:

«Да! Такую прелестницу только и обязаны были похищать принцы с королями, а потом сражаться между собой на дуэлях за один только благосклонный взгляд! Если бы не воспоминания о Розе, я бы и сам от Аристины очей не отводил. Хороша! Даже слишком! Хм!.. Да и зря мы её так эффектно приодели. Как бы чего не вышло…»

Сильно беспокоила и увиденная сценка с проездом рыцарей. Те выглядели точно так, как и их коллеги, захваченные в плен возле Радовены. Суровые, наглые, непримиримые. Словно изначально презирают каждого, кто не умеет или не хочет носить оружие. Если исходить из имеющихся сведений, то клан рыцарей в княжестве исчислялся пятью тысячами человек. Три тысячи застряли в южной части Первого Щита, ведут там затяжные бои на стороне ещё одного новоявленного императора Оксента Второго, короля Редондеры. Значит, здесь находятся только две тысячи? Естественно, что такого количества просто никак не хватит на всё княжество. Особенно если учитывать, что основные силы рыцари держат в столице. Вот они и не встречаются практически на дорогах.

Пожалуй, если кто и симпатизировал закованным в сталь воинам, так это лишь цветасто разряженные воины клана Отшельников, стерегущие перевал. Скорее всего, просто из чувства солидарности или ведомственной принадлежности. Виктор хорошо помнил, с каким облегчением отшельники встретили весть о том, что корпус рыцарей не пал в исторической западне возле Радовены. Вот и все силы, на которых базировалась оборонная мощь Карранги. То есть прочной и сильной воинской обороны в княжестве практически не существовало, и в случае прорыва войск неприятеля через перевал ничем не защищённые города и посёлки будут взяты походя. Ведь вокруг них даже крепостных стен не было.

Вот при таких рассуждениях командира отряд и достиг леса, вполне подходящего для поиска ночлега. Углубились в него на несколько километров по старой, редко используемой грунтовой дороге, а потом и полянку отличную удалось разыскать. Причём в центре поляны гордо возвышался исполинский дуб, на котором после некоторых проб и попыток решили заночевать Мурчачо и Ветер. Чтец и Ураган, как более тяжёлые и массивные, предпочли ночевать на земле, причём оказалось, что эти разумные пернатые, в приемлемых для этого условиях, спят не только стоя, но и заваливаясь на бок, а то и на спину. Для улучшения их постели люди живо нарубили лапника, а потом в свете костра с улыбками наблюдали, как огромный Ураган перевернулся на спину и почти моментально заснул с поднятыми вверх лапами. То ещё зрелище получалось!

Но перед сном, пока люди обустраивали лагерь, орлы тщательно осмотрели окрестности и даже совместными усилиями загнали и прикончили огромного лося. Так что мяса на ужин, – а по убеждениям Додюра, и на завтрак с завтрашним обедом, – должно было хватить для всех. Только вот готовка такой огромной туши, вернее, отдельно вырезанных кусков заняла у него добрых полночи. Ну а чтобы даром бодрствование кока не пропадало, его и назначили в первое ночное дежурство. Дав ему в помощь, а может, и назначив над ним старшей Аристину Вакахан.

Княгиня прохаживалась по опушке со стороны дороги и всё время старалась оставаться в полной темноте. Тогда как Додюр по мере готовности срезал мясо с обжаривающихся кусков и укладывал его в дорожные ёмкости из выделанной кожи. При этом он и сам держал под рукой два арбалета, поглядывал внимательно вокруг и прислушивался к каждому подозрительному звуку. Ну и, естественно, чаще всего посматривал в сторону дороги, где находилась невидимая ему Аристина. Чувствовалось, что, несмотря на некоторую ревность и обиду, он готов броситься на помощь красавице по её первому писку или озадаченному хмыканью.

Скорее всего, именно поэтому кок и не заметил опасности, которая нагрянула совсем с другой стороны. Менгарец и жрец спали без задних ног, орлы тем более теряли в ночи почти всё зрение и большую часть своей чувствительности, обоняния. Так что про пернатых можно было выразиться более конкретно: спали не только без задних лап, но и без передних крыльев. Лишний раз подтверждая легендарную истину, что только ночью коварные человеческие охотники могут успеть добраться до высокогорных гнёзд.

А может, коку помешало расслышать опасность потрескивание дров в костре. Он как раз подбросил несколько толстенных веток, пошевелил угли, и сонм искр взлетел вверх, освещая окружающие поляну деревья. Это Додюра и спасло. Подкравшийся и уже атакующий огромный медведь недовольно рыкнул и приостановился. Этого момента прославленному кулинару хватило для поворота головы направо, рассмотрения огромной пасти с капающей из неё слюной, спонтанного броска в эту пасть находящегося в руке ножа и ухода перекатом в противоположную от хищника сторону. Ну и, естественно, исторжения из своих лёгких крика-предупреждения об опасности:

– Медведь! – Но ещё во время своего кувыркания по траве он успел рассмотреть вторую тушу и ещё более громким голосом заорать: – Медведи! Два! Два медведя!

Из леса бежала со всей прытью Аристина, державшая в руках арбалет. Фериоль с проворством молодого спецназовца вскочил на ноги со своим коротким мечом и сделал первый шаг в сторону опасности. Кок тоже поднялся с земли довольно быстро, но его арбалеты остались возле костра. Так что никто из них не успевал остановить бурые туши. Того, что рыкнул от недовольства, привлекло готовое, резко пахнущее мясо, грудой лежащее на кожаном мешке, а вот второй подобрался слишком близко к лежащему на спине Урагану и с некоторой осторожностью потянулся к нему носом. Вероятно, ещё никогда в своей жизни не сталкивался с такой огромной, как ему показалось, куропаткой.

Поэтому Менгарцу ничего не оставалось, как самолично упрощать ситуацию. Ещё поднимаясь с земли, он подхватил свой незаменимый двуручник, с которым спал рядом, крутанул его для подводки на удар и в два прыжка оказался возле второго медведя. Тот тоже заметил несущуюся опасность, отпрянул от дрыхнущего орла и стал подниматься на задние лапы. Даже передней лапой успел перед собой махнуть. Это и было последним движением хищника. Острейшая кромка тяжеленного меча отсекла когти с подушкой ладони и раскроила медвежий череп на две половинки.

Первый медведь взревел от бешенства от вида брызнувшей во все стороны крови и попытался одним прыжком достать сноровистого человечишку. Но и его движения оказались недейственны. Горизонтальный удар двуручника снёс хищнику правую переднюю лапу, а следующий, вертикальный, практически отсёк опущенную в диком рёве голову. Выпущенный из арбалета Аристины болт воткнулся в бок уже практически мёртвого животного.

С минуту после этого все стояли на местах, внимательно осматриваясь и прислушиваясь. Орлы продолжали безмятежно спать. Даже резкая вонь от упавшего в костёр и сразу пригоревшего лосиного мяса не разбудила катарги. В лесу стояла полная тишина. Видимо, рёв распугал всех остальных летающих хищников, грызунов или шуршащих под павшей листвой кротов.

Первым вышел из оцепенения Додюр, с причитаниями бросившийся к костру и ставший спасать упавшее туда мясо. Потом с нескрываемым восторгом заговорил Фериоль:

– Сам бы не увидел – не поверил бы! Хотя то, как ты точно так же рассёк морское чудовище на борту корабля, тоже достойно занесения в анналы истории. Но то ведь монстры, тупые и несообразительные. Даже не слишком поворотливые. А тут…

– Ну медведи, ну большие, ну умнее… – пожал плечами Виктор, концом двуручника тыкая в одну из туш. – Меня больше волнует, чего это они так смело к костру приблизились? Неужели огонь их не испугал?

– Господин Менгарец! – воскликнула княгиня Вакахан. – Сразу видно, что ты не из нашего мира. Медведи у нас совершенно костра не боятся. Порой даже греться зимой возле него остаются, если удаётся неосторожного охотника на привале загрызть.

– Почему же никто из вас о медведях не предупредил?

– Да они в таких маленьких лесах изначально водиться не должны!

– Точно, точно… – поддакнул и жрец.

– Мало того, я ещё ни разу от заготовителей не слышала, что эти хищники вообще на Шлёме водятся. А уж про такие вещи они всегда рассказывали в охотку. На остальные темы был запрет, а вот о животных, о природе любили поболтать.

– Тогда откуда эти тут взялись?

– Мало ли откуда… – задумалась коротко Аристина. – Вон сколько цирковых балаганов мы на дороге видели. Может, это от них сбежали? А то и маленькие потерялись. За время выросли, одичали. Недаром сюда дорога настолько заброшенной выглядит, никто их не беспокоил, вот они и начали одиноких путников потрошить.

Виктор тщательно вытер свой двуручник от крови и от налипшей шерсти, отложил его в сторону и вернулся к тушам:

– Ладно, главное, что из наших никто не ранен. – Ругать Додюра за невнимательность или ротозейство сейчас не было никакого смысла. – А что с этими трофеями делать будем?

– Конечно, шкуры у них преотменные, – Фериоль присел на корточки, разглядывая мех. – Наверняка и в этом княжестве ценятся. Да вот только слишком уж они подпорчены твоим мечом, назад не пришьёшь.

– Да и как мы будем выглядеть с этими шкурами при въезде в столицу? – возмутилась Аристина. – И внимание к себе лишнее привлечём, и запахи не совсем приятные. Вы только принюхайтесь, какое от этих медведей амбре разносится. Ужас!

Трое мужчин несколько озадаченно посмотрели на красавицу, которая ещё только несколько дней назад жила как рабыня и не брезговала любой работой по хозяйству. А тут её так быстро вновь потянуло к хорошим манерам и изысканным благовониям. Чтобы не задумываться над этим, Додюр быстро предложил:

– Могу и с медведя несколько кусков пожарить. Знаю, где отрезать мясо самое сочное и нежное.

Менгарец скривился, затем не сдержал короткий вздох:

– Да нет, разве что на завтрак успеешь несколько стейков прожарить. Сейчас ложитесь спать, смена караула.

– Но мне ещё на час как минимум работы с мясом осталось, – расстроился кок, понимая при этом, что спать его отправляют скорее всего за невнимательность в ночном дозоре.

– И так хватает с лихвой, – возразил строгим голосом командир. – Спать! На рассвете разбудим.

Всё-таки перед сном Додюр помог товарищам оттащить тяжеленные туши на другую сторону костров, ближе к проходящей рядом дороге. Решили, что так будет лучше, иначе ветер, несущий неприятные запахи от медвежьей шерсти, и в самом деле мешал тем, кто располагался возле костра.

За время второй вахты ничего не произошло. Скорее всего, этой ночью в княжестве Карранги и в самом деле пали последние подобные хищники.

Лишь только небо над поляной стало чуть светлеть, Виктор тихонько разбудил только одного Додюра:

– Вставай. Вдруг и в самом деле успеешь медвежатины нажарить.

– Да я мигом!

– Только тихо! Орлы ещё спят, да и княгиня пусть выспится.

– А я уже и не сплю! – неожиданно прошептала лежащая под одеялом Аристина. – И нечего меня жалеть. Если мне запахи какие-либо неприятны, то это не значит, что я этих медведей собственноручно на куски не покромсаю.

Товарищи только переглянулись после таких слов. А вскоре уже на походной огромной сковороде жарились куски отборного медвежьего мяса. При добавке соответствующих специй запах вообще стал умопомрачительным, вызывая зверский аппетит.

– А ведь вроде ещё недавно мой желудок был набит лосятиной, – удивлялся Менгарец. – Почему вновь на обжорство тянет?

– Двуручник твой виноват, – размышлял кок. – Чтобы им помахать, знаешь сколько тебе энергии надо? Вот потому и проголодался.

Княгиня Вакахан подошла к двуручнику, с заметным усилием его подняла двумя руками и поинтересовалась:

– Кстати, а где ты так здорово научился таким огромным мечом орудовать?

– Понятия не имею, – чистосердечно признался инопланетянин. – Никогда прежде такой оглобли в руках не держал, да и вообще мечами не увлекался. А в тот раз, на корабле, решил хоть как-то спастись от атаки кашьюри. Оно и получилось. А как, почему это происходит – никак не пойму.

Приблизившийся к костру Фериоль наставительно молвил:

– Это тебе наследственная память предков помогает. Есть одна такая легенда.

И стал о ней рассказывать, вместе со всеми уминая горячее, истекающее соком мясо.

Глава двадцать третья

Умения предков

Легенда оказалась скорее очередной теорией, которую мудрецы монастыря Дион веками доказывали и развивали. По ней получалось, что каждый человек обязательно имеет в себе все без исключения умения и навыки, которыми обладали его предки. Достаточно только ввести себя в определённое, почти бессознательное состояние, отдать своё тело во власть внутреннего инстинкта, и любая работа окажется выполнена на отлично. В том числе и ратного дела это касается. Чем больше было воинов в роду, тем больше шансов у человека стать великим воином, полководцем или гениальным главнокомандующим.

Виктор к данной легенде отнёсся скептически:

– Ты, конечно, извини, но ваша дионская гипотеза не нова. В большом космосе её мусолят уже тысячи лет, только вот никто ещё ни разу не привёл неоспоримых доказательств подобного измышления. Всё оканчивается только словами да непроверенными сказками.

– Это ты зря, – обиделся жрец. – У нас в монастыре хранится много правдивых записей о подобном, специально собирали. А это уже, можно сказать, документальное подтверждение.

– Увы, никто в нашей Галактике вашим бумагам не поверит. Написать можно что угодно.

– Ну ладно, Виктор, – не сдавался Фериоль. – Тогда вот признайся: ты достаточно далеко в глубь веков знаешь свою родословную?

– Ха! Могу похвастаться, что знаю преотлично. Специально поднимал архивы, да и родители для нашей семейной библиотеки всё родословное дерево построили. Так что у меня тех предков… о-го-го!

– И были среди них знаменитые воины?

– Ещё бы! И не один.

– Вот, уже лучше. А был среди них какой-либо самый выдающийся? Ну, такой, что оставил наиболее яркий след в истории?

Виктор на некоторое время замер, уйдя в воспоминания, потом решительно сказал:

– И такой имеется. В нашем роду Палцени он считается основателем чуть ли не нового планетного государства. Звали его Аргус, и жил он чуть более тысячи лет назад. В своё время ему удалось спасти родную планету в созвездии Жёлтых Туманностей, помочь консорту Оилтонской империи разгромить режим Моуса на Пиклии и ко всему прочему лично участвовать в спасении ины