/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy, / Series: Невменяемый колдун

Невменяемый дракон

Юрий Иванович

Знаменитому колдуну Кремону Невменяемому в некотором смысле не повезло – он стал героем. Причем не простым, а всемирно известным. А кто такие герои? Это товар, который во все времена пользуется самым повышенным спросом. Без героев нельзя провести рискованный опыт или уникальный эксперимент. Нельзя совершить мало-мальски стоящее открытие. Они помогают предотвратить или победоносно начать любую войну. Без них мир рушится в череде катастроф, а судьба разумных созданий опасно балансирует на краю бездонной пропасти. Без них лучшие женщины никогда не достигают пика своей роковой славы, а самые великие правители – пика своего могущества. Без них тысячи обывателей живут в серой безысходности и в своей тусклой повседневности не ценят саму суть и радость доставшейся им жизни. Без героев не бывает легенд, не слагаются песни и не сочиняют баллад. Без них исчезает само понятие романтики и неистовой любви. Вот только никто не понимает, что герой мечтает только об одном: распоряжаться собой по собственному усмотрению. Но, увы, мир жесток, хрупок и несправедлив. И снова молодой колдун устремляется в путь, в финале которого только клубится мгла и маячит полная неопределенность. И почему он спешит? Да потому, что он – герой.

Невменяемый дракон Армада Москва 2009 978-5-9922-0279-3

Юрий Иванович

Невменяемый дракон

Пролог

Близился рассвет и величественный древний лес огласился первыми трелями просыпающих птиц. Зашевелились и мелкие грызуны. Лениво потянулись со сна и остальные обитатели, которым удалось не попасть в лапы ночных хищников. Да и сами эти хищники спешили скорей устроиться на дневную лёжку, чтобы спокойно переварить плоды удачной охоты.

И вдруг вся эта живность замерла в паническом ужасе. Над верхушками деревьев скользила сама Смерть. Вытянув лапы и змеящиеся хвосты двести драконов в жутком планировании заходили в убийственную атаку. И всё живое непроизвольно приготовилось к смерти.

Потому что двести самых лучших и досконально обученных воина Альтурских Гор сейчас будут мстить. За смерть своих братьев и отцов, за надругательство над их святынями, за презрительное и ненавистническое отношение к своим собратьям. Ровный строй закрывал своей тенью остаточные сияния лун, и там где он пролетал, надолго воцарялась мёртвая тишина. Никто в мире не сможет противостоять такой концентрации силы. Никому не удастся спастись от всеуничтожающего возмездия. Никакие магические силы планеты не справятся с целеустремлёнными покорителями воздушного океана.

Ровно две сотни самых лучших и непревзойдённых в боях Эль-Митоланов. Столько же страшных порций всё сжигающей огненной смеси, готовой излиться на врагов. И столько же рук сжимают готовые к бою литанры, самое страшное оружие, дошедшее с эпохи древних.

На востоке только посветлела полоска неба, когда прямо по курсу показалась плоская и своеобразная верхушка башни. Командир элитного отряда успел подумать: «Верно летим! Следующий ориентир – наш!», когда вдруг со стороны безобидных лесных великанов вверх взметнулись плохо различимые тени странных лиан. Причём до этого момента настроенные на атаку колдуны были уверены: никого из разумных в лесу под ними не было. А значит, неожиданная преграда ставится с помощью стационарных средств растительного происхождения.

Выучка и лётное совершенство у драконов оказались отменными. Почти всем удалось отклониться от соприкосновений шуршащих лиан и рвануть вверх. Пока выдавать себя магией или применением оружие смысла не было. Всё-таки цель для атаки стояла выше, чем любая банальная битва. Но возможно это нежелание выдать себя раньше времени и не оставила отряду ни единого шанса на спасение.

Вдруг оказалось, что лианы взвиваются вверх с гораздо большей скоростью, чем лучшие летуны Мира Тройной Радуги. И они страшными петлями обвиваются вокруг непобедимых тел и разрывают на части прямо в воздухе. Мало того, на верхушке каждой лианы оказалось утолщение в виде полуметрового шара, и этими утолщениями наносились хлёсткие, сокрушительные удары во все стороны. Щиты магических структур проламывались вместе с крыльями, твёрдые драконьи головы лопались как арбузы и самое страшное: количество лиан увеличивалось.

Стало не до сохранения маскировки. Струи кипящего огня окатили извивающиеся стволы широкими веерами. Одиночные и счетверённые выстрелы литанр словно вывернули зелёный покров леса на изнанку. Вековые стволы вырывались страшной силой из земли вместе с корнями и взлетали к небу, чтобы потом с последним стоном рухнуть на своих собратьев. Несущие смерть лианы перебивались и возле земли, и в середине своей длины, но зато оставшиеся верхушки, к ужасу воздушных пиратов, начинали жить собственной жизнью. И хлёсткие удары убийственных шаров продолжали наноситься с ещё большей маневренностью.

Так и остались в памяти погибающих драконов страшные сцены из последней минуты их жизни: хрип умирающих друзей, хруст собственных костей и бессильное падение в разгорающееся зарево лесного пожарища. А в умирающем мозгу: горькое осознание собственного бессилия.

Из двухсот лучших воинов Альтурских Гор – не ушёл никто. И лишь только последний из них с печальным рёвом грохнулся о развороченную корнями землю, как со всех сторон к месту скоротечной засады устремились тысячи людей. Гася по пути разгорающийся пожар и добивая среди нагромождения веток и стволов всё, что шевелится.

Часть первая

Из недр к свету

Солнечный, прекрасный день. На небе – ни единого облачка. Лишь кое-где в гигантских ущельях великих Каррангаррских гор клубятся клочья тумана. И насколько охватывает взгляд, в пределах прямой видимости – лишь горные вершины с блестящими шапками снега, да слежавшихся до спокойного голубоватого оттенка за тысячелетия, застывших в своём падении, ледников.

На такой огромной высоте ласковые лучи Занваля практически совсем не грели, и благо еще, что в данный момент не было принизывающего насквозь ледяного ветра. И всё равно морозец ощутимо пощипывал кожу открытых участков тела. Но уходить со смотровой площадки, которую цари вьюдорашей именовали «Единение», никто не спешил. Да и услышать можно было много интересного. Лилламель, новый царь подземного мира, воздев свои мохнатые ручки вверх, восклицал с некоторой горечью:

– В последние десять лет сюда поднимался только узурпатор со своими приспешниками. И видеть эту красоту никому из нас права не давали. Хотя если вспомнить те мои несколько прежних посещений «Единения», то вся прелесть аннулировалась совершающимися здесь наказаниями. Как правило, в этом месте лишали зрения особо провинившихся, а оставшуюся в живых древнюю знать просто заставляли при этом присутствовать. В назидание, так сказать, и наущение. Мы то проходили минутную процедуру в последней пещерке, до сих пор помню как жрец всегда торжественно провозглашал при этом: «И пусть сияния Занваля обрадует твои глаза!» А вот несчастным не одевали магически преобразующий глаза шлем на положенный срок, а просто перед выходом заматывали голову тряпкой. Потом выводили под это нестерпимое для неподготовленных вьюдорашей сияние, снимали защиту и силой держали глаза приговорённого открытыми. Практически на третьей минуте несчастный становился не просто слеп, а практически невменяем до конца своей жизни. То есть наказание считалось даже страшнее, чем простая казнь. Так что удовольствия от посещения этого места я в молодости не получал. Зато теперь я начинаю ощущать дикий восторг от прекрасного вида…. И дышится здесь до невероятности легко!

Царь Лилламель уже в который раз стал вновь поворачиваться вокруг своей оси, рассматривая каждую вершину по отдельности и шумно при этом вдыхая чистый горный воздух. Кроме вьюдораша на площадке находилось ещё четверо людей, для которых яркий дневной свет после восемнадцати дней пребывания в подземельях вызывал определённый дискомфорт. Но если Эль-Митоланы Кремон Невменяемый и Феликс Райне, герцог Каррангаррский, свои глаза без особого труда защитили с помощью магических умений, то обе женщины продолжали прикрывать свои лица руками и смотрели на окружающие красоты сквозь узкие щелочки между пальцев. Потому что перед выходом наверх ни принцесса Элиза, ни баронета Шиловски не захотели водружать на свои прелестные личики громоздкие конструкции из затемняющих стёкол, которые для них на скорую руку соорудили Эль-Митоланы. Теперь они расплачивались за это текущими по щекам на морозе слезинками, и долгим, болезненным привыканием к яркому свету. Правда при этом их желание тараторить без умолку не уменьшилось и приходилось удивляться, что новому царю удался такой длинный монолог. Особенно много вопросов неслось из уст наследницы Спегото:

– А когда мы сможем полюбоваться видом из самого дна ущелий?

– Да хоть сегодня.

– Разве выходы открылись так быстро?

– Конечно! – усы Лилламеля затопорщились в улыбке. – На данный момент открыто более пятидесяти тоннелей. Они необходимы нам не только для притока свежего воздуха, но и для улучшения коммуникаций внутри царства.

– И для этого использовались эти огромные матки?

– Без них плавить породы – неимоверная трата времени.

Элиза Майве уже намного больше приоткрыла свои глаза, да и в голосе послышались нотки нетерпения:

– Но ведь было обещано: все силы бросить в первую очередь на раскупорку Главного Пути.

– Так мы и бросили! – царь повернулся к женщине, взял за руку и по-дружески похлопал её по ладошке своей когтистой лапкой. – Чего ты так переживаешь? Всё равно их всех сосредоточить на одном участке нереально.

– Просто хочется быстрей увидеть Салию.

– Не только тебе одной. Но раз обещали пробить выход к завтрашнему обеду, значит так и будет. Наши Погонщики сами веками ждали этого часа.

За последние два дня венценосные коллеги очень сильно подружились и даже при своих подданных обращались друг к другу на «ты» и без всякого официоза. Мало того, все остальные вьюдораши относились к Элизе Майве слишком странно, если не сказать раболепно. Видимо сторонники нового правителя постарались сразу привить любовь народа к будущей владычице и применили для этого то ли древние легенды, то ли новые, но не менее действенные законы и распоряжения.

Подобные тёплые отношения образовались у царя Лилламеля и с Кремоном Невменяемым. Хотя тот в последние двое суток, вообще старался пропускать все официальные церемонии и праздники, занимаясь лишь исследовательской работой и лишив себя сна совершенно. Практически и на это посещение обзорной площадки его затянули лишь совместными усилиями. Хоть и виды открывались с «Единения» неповторимые, но молодой колдун в уме спешно перебирал перечень находок и мысленно предвкушал свои действия на ближайшую неделю. Для себя он уже твёрдо решил остаться в царстве как минимум на несколько месяцев для исследовательских работ. Столько здесь было интересного и невероятного. И даже заранее отказался от торжественного и эпохального выхода с большинством членов экспедиции из недр Каррангаррских гор. Чувствовал он себя среди вьюдорашей в полной безопасности, да и те, при его появлении только и делали, что замирали на месте с дрожью в конечностях. А то и падали, распростёршись ниц. Уж слишком демонстративно и страшно прошла ликвидация узурпатора, самозванца и если к остальным людям относились, как к диковинным существам, то к Невменяемому – с благоговейным страхом и мистическим ужасом.

А вот герцог Каррангаррский тоже, как и принцесса, всеми фибрами своей души стремился как можно быстрей оказаться в Салии. И когда вчера, блокированный завалами в пещерах отряд был полностью освобождён и выведен в основной древний тоннель, попытался тут же отправиться знакомой дорогой сквозь недра в столицу Спегото. Вот именно тогда новый царь вьюдорашей и пообещал открыть закупоренные торцы Великого пути за трое суток. Выходить по лабиринтам пещер было примерно столько же, и вся представительская миссия во главе с её Высочеством решили дождаться более безопасного и лёгкого завершения исторической экспедиции. Тем более что триумфально выйти непосредственно из древнего тоннеля – было намного эффективнее и предпочтительнее во всех смыслах.

Конечно, двух егерей Эль-Митоланов асдижон Лазан всё равно отправил кружными переходами с радостной вестью к столице, только вот доберутся ли они раньше основного отряда, предсказать никто не мог. Поэтому сейчас Фелис Райне с официальной сухостью в голосе волновался только об одном:

– Ваше Величество, всё-таки каменная пробка там довольно велика по своей глубине. Сто пятьдесят метров сплошной породы – не шутки. Справятся ли ваши пещерные матки?

– Справятся, – совсем по-человечески закивал вьюдораш.

– И мы к тому моменту успеем добраться туда?

– Не стоит и сомневаться. Да и ваши люди там присутствуют, учатся нашим способам проходки. Меня гораздо больше волнуют все те посёлки, которые расположены непосредственно в тоннеле. Ведь до завтрашнего утра все жители царства должны перебраться в Озерный край и очистить проезд от своих построек. Вот где масса проблем и трудностей. Причём скрытое сопротивление и саботаж на местах до сих пор мешает нормализовать работу новых управляющих. Не так легко сдадутся разжиревшие на льготном положении воины и особенно их командиры. Не скоро они перестроятся и поймут видимые и скрытые преимущества выхода в большой мир. Так что я сам заинтересован в наискорейшем открытии Утерянного Пути. Тогда недовольных подданных в моём царстве просто не останется.

Элиза наконец-то окончательно освоилась при ярком освещении Занваля и тоже высказала свои восторги:

– Здесь действительно здорово! И ночью наверняка звёзды можно достать руками.

– Можно. Но только людям, – со вздохом возразил Лилламель. – В ночное время на поверхности, если над головой вьюдораша не будет потолка или свода, то он теряет здравый рассудок в течении нескольких часов и затем превращается в полного идиота.

– Почему?

– По утверждениям врачей – сознание вьюдораша «падает» к звёздам и уже никогда не возвращается.

– Странно, – заговорил впервые Кремон. – Но мне кажется, это происходит просто из-за многовековой привычки всё время находиться в замкнутом пространстве. Опыт поколений трансформировался в страшную болезнь, и получаются необратимые изменения в психике.

– Хм, – царь приподнял свои огромные глазища к Занвалю, – Мне бы тоже хотелось в это верить. Только вот запреты на нахождение под ночным и звёздным небом у нас имеются во всех древних книгах.

Теперь уже Элиза Майве по-приятельски потрепала своего царственного собрата по мохнатому плечику:

– Ничего, отныне наши ученые объединят свои усилия и с лёгкостью решат любые проблемы, мешающие наслаждаться жизнью. И уже через несколько лет вьюдораши сами будут удивляться тому факту, что они столько веков прожили в полной изоляции от всего остального мира.

– А я уже третий день удивляюсь, – признался Лилламель, и поднял верх свою лапу, намереваясь сказать нечто историческое по такому случаю, Но в тот же момент сверху, прямо с ясного неба на площадку ухнул плотный удар леденящего ветра. Такой напасти от пасторального горного пейзажа никто не ожидал, и хоть женщины немного картинно взвизгнули, все пошатнулись, приседая, но остались стоять на ногах. Лишь поспешно запахнули на себе полу расстегнутые одеяния. Наверняка баронета Мирта Шиловски высказала общую мысль:

– Через минуту я превращусь в гигантскую сосульку.

Царь вьюдорашей тут же согласно закивал и поспешил увести своих гостей в теплые и обжитые недра. Спускались более часа. Тем более что до званого ужина оставалось достаточно времени, и Лилламель решил немного похвастаться присоединяемыми под его начало пространствами. Да и самому заодно посмотреть, те великолепные пещеры, которые когда-то были обжиты вьюдорашами, но за последние тысячелетия доступ на эти уровни был законсервирован и по ним порой передвигались только разведчики да отряды со специальными миссиями. Зато теперь эти бесхозные пустоты вновь обретали своих обитателей, ведь более трети всего населения царства выразили желание жить именно на верхних уровнях. Хотя при здравых размышлениях именно в Озёрном краю, намечалась самая сытная и беззаботная жизнь. Да и к древнему тоннелю намного ближе. Ведь когда по нему пойдут первые караваны, то находиться ближе к торговой артерии станет вообще выгодно. Только вот и в верхние уровни переселиться нашлась масса желающих. К тому же многие из них отыскали в семейных архивах и тайниках специальные магические медальоны из дуросовых пород, на которых конкретно обозначалось место обитания целых родов и семейных кланов. И вернуться в свои гипотетически исконные владения возжелали очень многие вьюдораши. Так что в ближайшие годы в подземном царстве ожидался невероятный всплеск рождаемости населения.

Пока же недра напоминали гигантский растревоженный муравейник. Пробивались новые тоннели, вскрывались и откапывались старые, укреплялись треснувшие своды и заделывались слишком просевшие или размытые дороги и тропы. Дерево здесь ценилось невероятно, поэтому при разборке жилищ в тоннеле Утерянного Пути сохранялась каждая доска, а порой и щепка. Помимо этого для обустройства новых жилищ использовались обломки стен из нескольких неизвестных материалов, один из которых при тщательном рассмотрении оказался не чем иным, как знаменитым кремонитом. Который полным ходом изготавливали пока лишь в одном месте на планете: в городке Агван. Сам Кремон Невменяемый подтвердил сходство, когда более тщательно исследовал отобранные для него кусочки древних покрытий. Так же вьюдорашами использовались «вечные» матрасы, которые были набиты составляющими из тоненьких растрепанных волокон. Сие неизвестное вещество не сжигалось, не рвалось и не изнашивалось. Из таких же волокон были пошиты и чехлы для универсальных и довольно мягких подстилок для сна.

В повседневном быте обитатели недр тоже использовали такую массу неведомых внешнему миру предметов, что практически все люди Эль-Митоланы готовы были выкупать чуть ли не каждую вещицу при одном на неё взгляде. Причём применялись предметы древних явно не по назначению. Например, в не разбивающейся сфере отслужившего светильника заваривали и держали местную разновидность пива. И с помощью другой, более сложной конструкции, которая явно когда-то использовалась для химических опытов, гнали отличную гремучку. И складывалось впечатление, что никто никогда и не задавался целью выяснить, для чего может быть предназначена та или иная странная вещица.

Всё это оживлённые вьюдораши тащили на свои новые места жительства. И порой при этом не брезговали подхватить по дороге то, что «плохо лежит». Хотя вообще-то элементарное воровство в этом обществе всячески порицалось, и было неприсущее.

Нельзя сказать, что вьюдораши целенаправленно не пользовались доставшимися им по наследству благами древних цивилизаций. Практически каждая большая пещера теперь освещалась огромным, почти в рост человека светильником, который испускал из себя яркие голубоватые лучи. Раздавались они по указанию нового царя и могли светить ни много, ни мало – десять лет. Потом их надо было выносить на открытые солнечные пространства и оставлять на четыре года. После этого они вновь могли давать освещение в двухгодичном интервале. А дальше такие циклы могли повторяться почти вечно. Разбить или повредить подобный светильник считалось не только кощунством, но и делом почти невыполнимым, что ещё больше приравнивало эти устройства к основным чудесам света. Но ещё больше гости удивились, когда узнали о количестве не активированных, складированных в глубоких подземельях светильников. Создавалось впечатление, что именно здесь были сосредоточены когда-то все мировые запасы этих магических источников света. О стоимости гигантских шаров пока и говорить не приходилось. Но по скромным подсчётам, даже если вьюдораши захотят торговать этими раритетами, то средств им, для сносного пропитания, должно хватить на несколько веков.

Это не говоря уже о прочих законсервированных тайниках, а которых пока новый царь не имел малейшего понятия и о которых лишь бродили некоторые слухи и древние легенды. Помимо этого в так называемых отводных штольнях Утерянного Пути было сброшено всё самое ценное культурное наследие из Некрополя Сущего Единения. Всё – что только одним своим видом могло напомнить о человеке. Все саркофаги с мумиями древних правителей, вся утварь и предметы Некрополя, а также все письменные, книжные и похожие на книги изделия были безжалостно сброшены в тёмные зевы штолен. Причём многие из этих варварских свалок ещё и были затоплены водой. Теперь предстояло тщательно и долго раскапывать эти могильники с древними предметами и изучать каждый чуть ли не целым сонмом исследователей.

Именно это направление основной деятельности для себя и выбрал Кремон Невменяемый. Ну а возражать ему никто не собирался. Как говорится: чем бы герой не тешился, лишь бы новые землетрясения не устраивал.

О том, что происходило в круглом храме вьюдорашей между принцессой и молодым Эль-Митоланом, тоже оба участника соитий предпочитали помалкивать. Смотрители храма и все знавшие о подоплёке пленения погибли в тронном зале, а простому народу такие вещи и знать не стоило. Похоже, что даже новый царь не ведал о сути эксперимента над людьми и просто подозревал их во взаимных симпатиях. А спросить напрямую, что Кремон и Элиза вытворяли в круглом храме – не решался. Хотя пару раз и пытался подвести деликатно разговор под эту тему.

Спеготским подданным наследная принцесса похоже тоже не собиралась раскрывать некоторые свои превращения в жуткого монстра. Да ещё и Невменяемому строго наказала помалкивать. Тем более что с каждым днём она замечала за собой всё новые и новые свойства и странные умения. Эль-Митоланом она не становилась, да и все признаки говорили о том, что она оставалась всё таким же человеком. А вернее – полноценной женщиной. Но вот с её зрением уже второй день творилось что-то неладное. И поделиться своими сомнениями она могла только с одним человеком, своим недавним любовником по принуждению. Ей постоянно мерещились в глубокой толще пород какие-то массивные туши животных, она научилась видеть в кромешной мгле и различать в окружающих стенах опасные места. То есть сразу замечала слабину в перекрытиях и ни в какую не рискнула бы туда сунуться. Но самое главное, она стала видеть любого вьюдораша сквозь скальную породу. Вначале сквозь метровую преграду, потом сквозь трёхметровую, а к тому моменту, когда царь Лилламель проводил своих гостей вниз, её умения ещё больше увеличились. Принцесса выбрала удобную минутку, приостановилась в узком коридоре и прошептала Невменяемому на ухо:

– Я их всех прекрасно различаю сквозь стены в пять метров толщины. И самое странное, звук ко мне доходит вместе с изображением.

– Отлично! – так же тихо пробурчал Кремон ей в ответ. – Значит, мы не попадём в неожиданную засаду.

– Но мне страшно! А вдруг я опять превращусь неизвестно в кого?

– Вряд ли, ведь жрец булькал о том, что мутация полностью сорвалась. А значит, тебе грозят лишь новые, пусть ещё и не до конца объяснимые свойства организма. Как только доберусь до местных хроник, ты будешь первой, кто узнает про свои новые возможности. Сведения о «купании людей под выбросом секреций пещерной матки» обязательно отыщутся. Да и, по всей видимости, кое-что об этом всё равно известно в народе. Видимо слухи распространились через воинов, устраивавших лавину для твоей гибели. Недаром местные жители смотрят на тебя с придыханием….

– Хм! – несколько злорадно скривилась Элиза. – Главное, что не со страхом и ужасом, как они делают в твоём случае.

Кремон только устало махнул кистью на это утверждение. Ему уже надоело объяснять всем и каждому, что он добрый, мягкий и пушистый, поэтому решил элементарно пользоваться таким отношением в целях облегчения своей работы. Его просьбы выполнялись с такой скоростью, что даже Лилламель порой недовольно и ревниво морщился. Но зато любая помощь и посредничество оказывалось совершено в момент звучания последнего слова в предложении.

Незнание – порождает страх. А незнание чего-то очень ужасного – утроенный страх. Тем боле что ни одного живого свидетеля кровавой казни узурпатора не осталось. Её Высочество не в счёт, она и сама признавалась, что ничего не видела и практически ничего не помнит из-за навалившегося на неё ужаса. Для неё хватало лишь сознания того, что именно молодой колдун в очередной раз спас не только её, но и весь остальной отряд. А уж как он это сделал, её не интересовало. Но вот пошутить на тему валившихся ниц при виде Кремона вьюдорашей, она стремилась всегда. Может быть, тоже ревновала, как и новый царь.

А сам Лилламель провёл своих гостей по озёрной местности и вывел прямо к вспомогательному тоннелю, в котором и разместился весь отряд на временное жительство. Раньше здесь властвовал один из принцев, а теперь помещения были отданы почётной гостье, наследной принцессе Спегото вместе со свитой. По крайней мере, так цветисто выражались на каждом приёме или праздничном обеде.

Царь вьюдорашей не стал и дальше надоедать своим вниманием гостям, а распрощался до ужина, который и так скоро должен был состояться. А вся компания поспешила узнать последние новости. Ведь практически все члены отряда не сидели на одном месте, а самым интенсивным способом занимались сбором информации и розыском древних и таинственных раритетов. Практически каждый понимал, что со временем вьюдораши опомнятся, осознают должную цену каждому предмету и тогда начнут поднимать цену за любую безделушку до небесных высот. Да и правитель с сонмом управляющих вскоре наведёт должный порядок. Это пока им не до этого. А вот потом, когда «великое переселение» завершится, определённые строгости обязательно будут введены в повседневные отношения с внешним миром. Практически уже сейчас Лилламель начал поговаривать о всенародном достоянии и о желании сохранить это достояние для своих далёких потомков. Именно поэтому каждый воин или исследователь старался подгрести или выменять всё, что только удавалось. Даже своих телохранителей Бабу Смилги и Алехандро Шиловски командир отряда разослал с важными поручениями.

В данный момент возле жилищ постоянно находились лишь вестовые и вахтенные. Да ещё профессор Шеслан Тулич. Именно он первым и встретил вернувшихся людей восклицанием:

– Ну и как там на поверхности? Наверняка гроза с плотным туманом?

– А вот и нет! – возразила ему Мирта. – Занваль сияет как на параде, и на небе ни единого облачка.

– Невероятно….

– Зато холод! У-ух! До костей пробирает.

Элизу Майве как всегда интересовало только одно:

– Наблюдатели возле «выхода» никакой весточки не присылали?

– Пока никаких. А значит там у них всё по плану.

Задал вопрос и Фелис Райне:

– Здесь всё спокойно?

– Вполне. Хотя работы тоже хватало. – Шеслан Тулич махнул себе рукой за спину: – Только что окончил магическое бальзамирование наших погибших. Теперь их тела пять дней останутся нерушимыми.

Голос у наследной принцессы стал резким:

– Надеюсь, тело королевского лейб-медика тоже обработано должным образом?

– Конечно, ваше высочество, – тон профессора стал сухим и официальным. – Как вы и приказали.

– Я хочу на него взглянуть.

– Пожалуйста. Все тела в той пристройке, и температура там самая оптимальна.

Наступило немного неловкое молчание, во время которого Элиза прошла к указанному помещению и вошла внутрь. При всей своей опытности и знании людей она до сих пор не могла поверить в то, что старый и добрейший граф Салив Паперре, отец её последнего жениха оказался убийцей и предателем. И полученные доказательства совместно с устными подтверждениями свидетелей довели принцессу вчера до неожиданной истерики. Именно поэтому впоследствии и было приказано доставить тело Паперре в Салию. Не возжелала наследница престола оставить вырастившего её человека без последних почестей, тем более что тот перед своей смертью успел во всём признаться и чистосердечно раскаяться.

Но зато теперь открылась вся подноготная покушений на Кремона в королевском дворце, стало понятно отводящее внимание похищение древнего трактата, и многие другие странные и нелогические поступки.

В первую очередь стало объяснимо невероятное событие, когда асдижон Бриг Лазан согласился включить лейб-медика в состав экспедиции и выделить ему в телохранители нескольких егерей. Он давно подозревал графа во всех смертях и махинациях, и именно поэтому предпочёл иметь старика на виду постоянно, чем переживать потом за безопасность оставшейся в столице королевы. Ведь задумай граф совершить хоть малейшее преступление во время похода, ничего бы у него не получилось. У каждого егеря была однозначная команда: бить насмерть.

Вот только лейб-медик, который вынашивал Элизу Майве с самого младенчества, так и не успел совершить задуманную им месть и убить молодого посланника из Энормии. Мало того, когда он оказался смертельно придавлен рухнувшим сводом в одной из пещер, то нашёл в себе силы и время кратко пересказать историю своих преступлений откапывающим его воинам. Вернее ему продлили жизнь с помощью магических сил. Из-под обвала, устроенного вьюдорашами, его вытащили ещё живым, но не прошло и получаса, как старый граф умер, шепча постоянно только одну фразу:

– Умоляю Элизу меня простить! Умоляю….

Похоже, что принцесса его действительно простила. Да и у всех остальных по поводу старого придворного врача было двоякое чувство. Даже сам Невменяемый не знал, как относиться к явному преступнику. С одной стороны можно было оправдать помутнение рассудка у отца, потерявшего единственного сына, но с другой стороны было непонятно, что ему сделали совершенно невинные люди? Тот же плотник, дворцовый повар, декоратор и прочие служащие? Да и причём здесь сам Кремон Невменяемый? Чем он конкретно вызвал гнев королевского лейб-медика?

Если судить с последних слов умирающего, то он знал о том, что лавина была подстроена. И решил во чтобы то ни стало наказать виновников. А кто виновен? Правильно: именно тот, кто убрал конкурента-жениха с пути к сердцу принцессы. А кто появился на горизонте флиртующей роковой женщины, ещё не успевшей снять траур? Невменяемый. Вот и стал он основным объектом страшной, «справедливой» мести. И в том, что ему не удалось в этом преуспеть, поражался больше всего Шеслан Тулич. Ведь как медик он прекрасно понимал всё массу возможностей, которые имеет любой врач, прикасающийся к телу своего пациента.

– Ведь он мог подстроить всё что угодно! Не верится, но мы вместе с ним брали у тебя кровь на анализы и проводили самые интимные обследования. А я ему так доверял! Кто бы мог подумать, что мой коллега – убийца.

А Такос Однорукий вообще высказался резко, по-военному:

– Если бы он убил Кремона, король бы нас казнил без всякой жалости. И поделом! Под собственным носом убийцу проворонили! Грош нам цена!

Разошедшегося товарища асдижон Лазан пытался успокоить незатейливой шуткой:

– Да вы оба ещё просто слишком молоды. Вот когда поднаберётесь опыта с моё….

И только хмурый герцог Каррангаррский с явной неохотой признался:

– Любил я старого графа, любил. Было в нём нечто притягательное и душевное…. А Элиза его ещё больше любила. Именно поэтому, скорей всего, и на его сына любовь перенесла. Да вот, не сложилось у них в предначертании судеб. И что я теперь Дарине буду рассказывать? Ведь она в первую очередь с меня спросит. Он ведь и её на своих руках нянчил, в детстве носик вытирал. По очереди со мной….

В вещах Салива Паперре были найдены самые компрометирующие его предметы и вещества. Маленьких флакон с последней дозой эликсира Бегина асдижон Лазан и герцог Каррангаррский, как самые главные в отряде решили просто уничтожить. Хоть и сделали это с непередаваемыми душевными муками, понимали какое благо это средство может принести во имя справедливости. Но закон есть закон, и эликсир был уничтожен при многочисленных свидетелях.

Гораздо больший ажиотаж вызвала находка в вещах покойного преступника небольшой коробки с прозрачной, откидывающейся вверх крышкой. Умирающий Паперре вскользь и о ней признался, но знающий мелкие детали всего этого дела Шеслан Тулич и сам бы понял, что к чему. Потому что внутри коробки сиял один единственный огонёк, и как древний артефакт ни крутили, огонёк всегда показывал лишь одно направление. То есть туда, где находился Кремон Невменяемый. Потому что и эта коробка оказалась настроена на странный нарост в его желудке. А скорей всего каждое такое устройство фиксировало все прижившиеся в телах разумных шарики на окружающей его местности. Именно поэтому окружённый в заваленных пещерах отряд и был уверен в невредимости своего командира и до последней минуты верил в спешащую к ним помощь. Заодно и теплилась надежда, что молодой герой спасёт и принцессу из лап неприятеля.

Каково же было горе и отчаяние всех воинов и командиров, когда на восьмой день их блокады, после лёгкого землетрясения, огонёк в коробке резко и навсегда погас. Мысли о смерти Невменяемого казалось навсегда поселились в их сознании. Хотя жить всё равно следовало и духом они не пали. Бриг Лазан стал готовить все силы отряда для отчаянного прорыва из закупоренного обвалами пространства.

Тем более невероятная радость обрушилась на всех, когда через сутки, из глухого, как проверялось ранее прохода, появился гордо идущий Эль-Митолан-вьюдораш. Над его головой сиял огромный светляк, а магически усиленный голос торжественно разнёсся эхом по близлежащим пещерам. Прибывший представитель пригласил желанных гостей Большого мира на царский приём в их честь. Добавив, что её высочество принцесса Элиза Майве, просила своих подданных поторопиться. На дружный вопрос о Кремоне Невменяемом последовал сдержанный ответ о том, что «великий воин изволят отсыпаться после трудов праведных». Тогда как сама высокая гостья в данный момент занята «поиском надлежащих её рангу нарядов». Мол, прежние, во время путешествия «слегка поизносились».

Конечно, на этом эпизоде эпопея блокады так сразу не окончилась. Слишком невероятным могло показаться такое событие, а вернее – неожиданное приглашение. Всё подозревающий герцог послал вначале двух добровольцев с несколькими вьюдорашами на разведку, тогда как прибывший посланник Эль-Митолан и его помощники остались под пристальным наблюдением егерей отряда. Сам же асдижон Лазан, усилившись дополнительной порцией магией отправился сопровождать пару добровольцев отделённым сознанием.

Вернулся он в тело только через шесть часов и с восторженными придыханием передал личный приказ её высочества спешить к ней. А также короткое сообщение, что узурпатор казнён и все вьюдораши согласны сотрудничать с королевством Спегото.

И вот только тогда, весь отряд стал выходить к Великому Пути, вынося своё имущество и тела погибших товарищей. Именно при выходе и захватили с собой тело Салива Паперре, и настоял на этом именно герцог Каррангаррский, который предвидел реакцию на события как Элизы Майве, так и её матери Дарины Второй.

Как бы там ни было, но разоблачение главного покусителя на жизнь Кремона Невменяемого являлось, пожалуй, единственной ложкой дёгтя в бочке мёда, славы и почестей, которая по праву должна была вылиться на победителей и открывателей целого подземного царства, новых разумных и Великого Пути. Да и за свою жизнь командиру теперь можно было не так опасаться.

Хотя как раз в этом вопросе все три телохранителя не давали Кремону расслабиться и на мгновение. Практически это они настояли, чтобы при нём постоянно находился хоть один их них. Причём в любой обстановке, вплоть до секретных переговоров с кем бы то ни было. Невменяемый сразу же этим воспользовался, оставив возле себя более милую в общении Мирту, а своих товарищей Алехандро и Бабу загрузив по самые уши важными обязанностями и срочными заданиями. И тем ничего не оставалось, как заниматься порученным делом. Тем более что каждый человек в эти дни был занят неимоверно.

Барон Тулич для себя дела находил сам. И больше всего его заинтересовал Круглый храм вьюдорашей. Он почему-то был совершенно убеждён в том, что это именно воздействие магии странного сооружения и помогло Невменяемому избавиться от смертельно опасного нароста во внутренностях. А сам Кремон не спешил рассказать врачу обо всех косвенных «методах лечения» по той причине, что не имел права раскрывать тайну интимных отношений с принцессой. И если бы просто интимных. Ведь тогда пришлось бы поведать всю историю до конца, что делать Элиза категорически запретила. Да оно и понятно, хоть ты и наследница престола, но избежать участи «подопытного кролика» ей бы вряд ли удалось.

В данный момент профессор медицины интенсивно обследовал работу круглого храма и использовал для этого каждую свободную минуту:

– Если все здоровы, то я удаляюсь на своё рабочее место. В случае мигрени, вы знаете, где меня искать.

– Отыскали хоть несколько храмовых жрецов? – почти безразлично поинтересовался Кремон.

– К сожалению, – посетовал Шеслан Тулич, – Недавно мне привели сюда лишь одного молодого вьюдораша, который только недавно прошёл посвящение и почти ничего в устройстве древнего сооружения не понимает. По его словам всей «кухней храма» заведовал некий Одноухий и четверо его помощников. Но все пятеро тоже пали от руки Смерчегроха.

– Ой! – в весёлом ужасе округлила Мирта свои глазища. – Мне кажется, я с первого раза могу угадать, кого именно так нежно и ласково называют Смерчегрохом!

Невменяемый и сам прыснул смехом:

– Неужели они для меня такую кликуху придумали?

– Вполне логичное прозвище. Ведь все уверены, что ты можешь любого уничтожить грохочущим смерчем. А как народ назовёт, так и войдёшь в историю.

– Спасибо, не надо, – обиделся молодой колдун. – Как то слишком вульгарно звучит. Но это дело поправимое. Вот поработаю здесь несколько месяцев, всё и вернётся на круги своя. Привыкнут к моему нормальному и человеческому имени. А вы, конечно, идите, но с тех храмом как можно осторожнее обращайтесь. Мне кажется, в нём загадок побольше будет, чем в великой Арке перехода.

Больше командовать было некем. Герцог Каррангаррский и принцесса Элиза Майве удалились в свои покои, и только Мирта держа дистанцию в один метр, тенью следовала за командиром. Все остальные были заняты и загружены по самое не хочу. Поэтому и Невменяемый отправился к своим таинственным, ждущим раскрытия своих тайн, раритетам.

Явление владык народу

Хоть в недрах и не было природного освещения с небес, но все действия совершались в той же синхронности, что и на поверхности. Поэтому ранним утром всё вокруг просыпалось, и жизнь в царстве вновь переходила в режим обеспокоенного муравейника.

Побеспокоили и Кремона, который так и не вздремнул за ночь. От огромного стола с находками его прямо таки силой выволок в тоннель асдижон Лазан, который сам только что вернулся отделённым сознанием со стороны открываемого выхода:

– Слушай, – возмущался Бриг, – Это на тебя не похоже: сидеть целыми сутками без движения. Окаменеешь!

Невменяемый обеими ладонями взлохматил у себя на голове шевелюру, потом интенсивно потёр щёки, и только после этого стал отвечать:

– Зато извилины в мозгу не застаиваются. – Но всё-таки повёл своими мощными плечами и потянулся: – Хотя часик интенсивной разминки – не помешает.

– Вот и я о том же! Тем более что пройти сквозь породы осталось совсем чуть-чуть и торжественный «выход в свет» состоится на полтора, а то и два часа раньше, чем планировалось. То есть если мы поспешим, то обедать будем уже в Салии.

– Рад за вас….

– Да в том то всё и дело, что вряд ли тебе удастся здесь отсидеться в затворничестве. Практически все воины до единого настаивают на твоём присутствии при «выходе». Сейчас сюда уже спешит принцесса, герцог и сам Лилламель. Они уже будут одеты и не намерены даже слушать твои бессмысленные отговорки.

– Но ведь мне надо работать!

– Может хватить талдычить о работе? – стал сердиться асдижон на своего друга. – Сколько можно? Одни сутки тебя не спасут! Заодно и косточки разомнёшь. И самое главное: что же ты за командир, если лично не вернёшь свой отряд пред светлы очи нашей королевы? Так поступать не принято ни в одном порядочном государстве.

– Для этого вполне хватит и тебя вместе с Фелисом Райне.

– Издеваешься? Или хочешь, чтобы нас заподозрили в твоей гибели? В общем: давай собирайся, выведешь отряд к столице, поздороваешься с королевой, сдашь ей лично в руки ненаглядную дочурку и сразу возвращаешься обратно.

– Ага! Знаю я эти ваши «поздороваешься»! Потом неделю с приёмов и парадов не вырвешься.

– Да ты что, мне не веришь? Я ведь сам сразу же сюда вернусь вместе с царём. А он более одного дня бросать на самотёк реорганизацию своего царства не намерен. Так что уже послезавтра вечером ты вновь вернёшься к этим своим игрушкам.

– Так это уже и не сутки, а считай, что двое….

Невменяемый наморщил чело, в тягостных сомнениях, но в этот момент на помощь асдижону привалила вся остальная тяжёлая кавалерия. В коридоре оказалась одетой по-походному принцесса, посвежевший после отличного сна герцог Каррангаррский и обвешанный синими лентами, его величество царь вьюдорашей Лилламель Первый. Все они чуть ли не хором и с возмущением набросились с упрёками на Кремона Невменяемого и без обиняков обвинили в срыве наиважнейшего за последние тысячелетия мероприятия: «Единение вьюдорашей с остальными разумными».

– Мы и так на двести лет опоздали! – добил последним доводом Лилламель. – Хоть ты и сделал для царства больше всех, но история тебе не простит даже часовой задержки.

Заметив, с какой жалостью молодой колдун оборачивается на своё заваленное разными вещицами помещение, – царь добавил:

– Торжественно обещаю, что до твоего возвращения из этого жилища и пылинки не пропадёт.

– Ну, если так….

И уже через десять минут вся процессия вьюдорашей и людей отправилась по древнему тоннелю на север. На этот раз использовали для передвижения самый скоростной из имеющихся здесь, вид транспорта. В уже знакомые Кремону и Элизе по плену телеги, были впряжены странные животные. Они отдалённо напоминали жутких шурпанов, но были раза в два выше, в полтора раза короче и с шестью более стройными, длинными лапами. Именно поэтому они тащили телеги легко, плавно и с довольно порядочной скоростью быстро бегущего человека. Расположившийся рядом с командиром Бабу сразу же дал исчерпывающее пояснение:

– Эти тягловые животные даже прежним царём редко использовались. Называются они ларпаны и питаются практически всем, что можно разжевать и проглотить. Но в основном пастухи их взращивали в нескольких пещерах, где произрастает губчатый и очень осклизлый на вид мох. Вывели эту породу когда-то очень давно от вида ядовитых шурпанов, но в данный момент в недрах их насчитывается всего лишь пятьдесят единиц. Зато ларпаны очень выносливые и через четыре часа, как я понял, мы должны быть на месте.

А сидящий с другой стороны Алехандро, который обследовал по заданию Кремона участок Пути, ведущий на запад, добавил:

– Но если удастся запустить в работу те тележки, которые я видел в Железном городе, то никакие ларпаны не понадобятся.

Невменяемый ещё не успел перекинуться с баронетом Шиловски даже единым словом, поэтому дернулся от нетерпения:

– Да рассказывай быстрей! Неужели Железный город и в самом деле существует?

– Существуют! У меня до сих пор перед глазами стоят эти комнаты на огромных колёсах. Прежние цари тоннели залили ещё давно и практически только легенды да старые сказки указывали на конкретное место. А когда сделали проход и вошли вовнутрь необъятной пещеры, то никто не мог долгое время высказаться внятно. Только мычали да руками размахивали. Но самое ужасное и обидное, что запустить все те огромные кареты Железного города вряд ли кто сумеет.

Кремону сразу припомнились величественнее дороги из стальных полос в толщах Сорфитовых Долин и то, с какой ловкостью и лихостью маленькие таги управлялись с самодвижущими повозками. Поэтому он только уверенно выдохнул:

– Сумеют! И очень скоро! Ну а пока ты мне давай описывай всё, что видел до малейших подробностей. Тем более что рассматривать нам по пути особо нечего: посёлки вьюдораши убрали все до единого, и наверняка отмечают своё великое переселение в Озёрный край рыбными пиршествами.

– Кстати, – обернулась к ним сидящая впереди Мирта и раскрывая нечто наподобие плетёного баула. – Предлагаю позавтракать прямо в пути и выслушать доклад моего братца. Совместив так сказать приятное с полезным.

Мужчины сразу же рыкнули с удовольствием, ведь в пред выездной суматохе никто не успел подкрепиться. А командир в очередной раз похвалил свою телохранительницу:

– Чтобы мы без тебя делали?

Четыре часа пролетели незаметно, и вот уже вереница повозок приблизилась к самому ярко освещённому месту в древнем тоннеле. И пожалуй никто из людей, кто этого действа ещё раньше не видел, не пожалел о своем здесь присутствии. Им повезло лично наблюдать одно из самых больших чудес Мира Тройной Радуги. На их глазах пещерные матки, под руководством Пастухов, преобразовывали прочнейшие скальные породы в крупнозернистый песок тёмного цвета. Огромные туши животных достигали пятнадцати метров в длину и диметр их круглых тел достигал двух метров. Хоть они и походили чем-то на червей, но сравнивать их с такими никчемными созданиями язык не поворачивался. Скорей они были ближе по своей сути к китам. Только те бороздили океанские просторы, а эти могли пронзать любые горные кряжи и скалистые массивы. Пещерные матки своими гигантскими мордами с присосками впивались в породу перед собой, та покрывалась трещинами, отламывалась кусочками и проваливалась во внутренности бездумных магических созданий. А потом из хвостовой части высыпался чуть влажный, но вполне удобный для уборки песок. Проворные вьюдораши грузили «отходы» лопатами на тачки и постоянным ручейком сваливали потом в две отрытые в глубину штольни. Видимо под тоннелем хватало заранее обозначенных пустот, и те могли использоваться именно в таком случае.

Ошеломлённым людям дали пояснение и об обратном действии пещерных маток. Для того чтобы закрыть любой проход или тоннель, им подносили песок или куски камней в обратном порядке и закидывали лопатами прямо в пасти. Но тогда из конечной части матки вытекала порода такой консистенции, словно расплавленная магма из жерла вулкана. Правда, температура её было всего лишь чуть больше ста градусов. Через несколько дней порода застывала окончательно, и ни один эксперт не мог отличить структуру «пробки» от окружающего пространства. Именно поэтому долгие тысячелетия люди и не могли отыскать подземное царство.

Да и сам конечный участок Пути был заделан на глубину ста пятидесяти метров, и проникнуть отделённым сознанием сквозь такую толщу никому не удавалось. А если бы кто и решился на такое, то сохраняемая на прилегающем отрезке тоннеля мгла, не дала бы рассмотреть суть и назначение слабо ощущаемой пустоты.

Глядя на действия Пастухов, у большинства людей зародились вполне логические мысли. Ничего подобного раньше в мире не было, и никакая ранее известная магия не в силах была так преобразовывать толщи планеты. А посему получалось, что вновь открытая разумная ветвь существ, ни в коей мере не войдёт в этот мир нищей попрошайкой и с новой, экономической силой придётся считаться всем без исключения.

А в будущем, если вьюдораши сохранят за собой монополию выпаса и разведения пещерных маток, то только прокладка новых тоннелей сделает их царство одним из самых богатых в мире. Посему королевству Спегото просто невероятно повезло захватить лидерство в переговорах и застолбить за собой самые дружественные и взаимовыгодные отношения. Практически уже сейчас, прямо на ходу герцог Каррангаррский набрасывал костяк основных договоров, которые он вместе с Дариной Второй попытаются подсунуть царю вьюдорашей после торжественных приёмов.

Конечно, все в нетерпении ожидали самого главного события последних часов: появления первого отверстия в большой мир. И вот одна из пещерных маток весьма странно задрожала, а затем быстро подалась назад из переплетения своих товарок. Через минуту Пастухи, касаниями своих лапок упокоили животное и она, свернувшись гигантским бубликом, развернулась, и поползла в сторону штолен. А там где она находилась раньше, появилось светлое пятнышко. Вскоре это пятнышко увеличилось до метра в диаметре, и потом и до трёх и вот тогда уже всех маток их опекуны и поводыри стали отзывать назад. Оставалось только удивляться, как такие извивающиеся бубликами монстры не затаптывали насмерть маленьких, по сравнению с ними, вьюдорашей.

Но вот все матки вытянулись в своём движении вдоль одной стенки древнего тоннеля, а первые егеря под предводительством асдижона проскользнули к образовавшемуся выходу. И тут же с той стороны послышались радостные крики узнавание и приветствий. Ещё через минуту выяснилось, что посланные ранее окольным путём Эль-Митоланы спешили изо всех сил и таки выбрались на поверхность раньше всего остального отряда. Буквально час назад они вывались в тоннель вместе с бойцами дальнего дозора, оставленных в засаде возле пролома, и донесли томящимся в ожидании посыльным радостную весть. Тут же было отправлено сообщение в столицу, а к «пробке» поспешили все, кто находился в самом тоннеле и возле Утерянного пути в радиусе одного километра. Напряжённое ожидание того стоило, на их глазах свершилось очередное чудо: монолитная глыба раскрошилась, а потом и вообще украсилась странной дырой, в которой виднелась жуткая пасть. Потом отверстие увеличилось, и перед встречающими появилась счастливая физиономия асдижона Лазана.

Практически с той минуты под сводами древнего сооружения не умолкали радостные крики, приветствия и поздравления. Вся вереница телег преодолела участок до открытого места под Занвалем за полчаса, а ещё через полчаса, на околицах Салии, состоялась первая историческая встреча первых лиц государства Спегото и подземного царства.

Дарина Вторая успела одеться так великолепно, сказочно и блистательно, что Лилламель Первый, в своих синих лентах, смотрелся возле неё как бедный родственник дворцовых собачек, но тот почёт и подчёркнутое внимание, которое ему оказывала королева, совсем растопил ледок недоверия, и неловкости, которые иногда читались на мордочке вьюдораша.

На месте встречи тоже процессия долго не задержалась, для обмена любезностями и заверений в вечной дружбы хватило четверти часа. Зато потом целый час продолжался торжественный въезд делегации вьюдорашей в столицу Спегото. Такого ажиотажа мир не знал наверняка во всём исторически обозримом прошлом. Вряд ли нашелся в Салии хоть один житель или гость, который бы не поспешил лично увидеть и рассмотреть никому ранее не виданные разумные создания. Создавшееся столпотворение превзошло все здравые смыслы. Люди вываливались из лопнувших окон, падали вниз с рухнувшими балконами и гибли под обвалившимися под тяжестью зевак фронтонами. В общем, триумфальный праздник «Единения» завершился для многих горожан и гостей столицы весьма печально: несколько десятков погибших и больше полутора сотен покалеченных.

Но эти данные поступили на стол к её Величеству только через несколько дней. А пока она восседала в удобном троне на широкой платформе, и рядом с ней раздавало приветствия направо и налево покрытое шерстью и несколькими лентами полутораметровое существо. Ещё с десяток таких же существ размахивали своими лапками на повозках позади венценосных правителей. И в народе уже прекрасно знали, кто это и как они называются: вьюдораши. Поэтому здравицы в их честь подхватывались людьми с невероятной охотой и воодушевлением:

– Да здравствуют вьюдораши! Да здравствует Дарина Вторая и Лилламель Первый! Ура-а-а-а!

Не меньший ажиотаж царил и на королевской кухне. Повара показывали чудеса в скорости приготовления роскошных блюд, а лакеи буквально летали по пиршественному залу, сервируя столы серебром с фамильными вензелями древнего рода Майве. То ли королева предвидела такой шикарный банкет, то ли сумела должным образом настроить своих подданных работать с полной самоотдачей, но грандиозный пир был приготовлен в рекордно сжатые сроки. В такие же сроки сумела собраться на торжественный приём и вся аристократическая знать столицы. Поэтому в тронном зале, во время официальной части встречи буквально яблоку негде было упасть. Впрочем, как и чуть позже, когда все уселись за пиршественными столами.

Именно в банкетном зале, королева Спегото величественно встала и обратилась, в образовавшейся тишине к царю вьюдорашей с короткой речью:

– Отныне наши народы – едины. Каждый человек моего королевства обязан защищать вьюдорашей и помогать адаптироваться к большому миру. Надеюсь, что взаимопонимание и дружеские отношения между нами сохранятся навсегда.

Лилламель всё-таки был шокирован таким пышным приёмом, поэтому сумел ответить ещё короче:

– Несказанно рад, что «Единение» состоялось. Да здравствует Мир Тройной Радуги!

Дальше пошло общение в более непринуждённой обстановке. Практически каждому хотелось услышать достоверные новости из уст членов экспедиции и тут же обсудить их с другими соседями по столу. Разве только монархи обоих государств под видом светской беседы стали конкретно обозначать размеры и пути предстоящего вассального договора. Причём Дарина Вторая ухитрялась не только мило и доверительно общаться с царём вьюдорашей, сидящего от неё справа, но и выслушивать короткие и сжатые комментарии своей дочери слева. Помимо этого за спинами высоких договаривающих сторон стоял, полностью игнорируя застолье, герцог Каррангаррский. Фелис Райне успевал давать комментарии и пояснения сразу обоим монархам одновременно. Практически за два часа так званого обеда и решилась основная структура предстоящего договора. А скорей всего у герцога давно были заготовлены варианты на любой случай жизни. И теперь он только настойчиво и успешно претворял их в конкретное соглашение.

Дисгармонию в беседу монархов вносило только одно обстоятельство. К завершению обеда они оба всё чаще и чаще стали бросать взгляды в сторону сидящего за тем же столом напротив, но гораздо правее, прославленного командира отряда. Кремон тоже заметил эти взгляды, совершенно непонятные и противоположные по своей сути. Могло показаться, что Лилламель удивлён бездействию Невменяемого в переговорах. Тогда как Дарина посматривала на молодого колдуна с какой-то материнской тревогой и беспокойством. И, в конце концов, именно она первая неожиданно с досадой поморщилась и заволновалась ещё больше, увидев кого-то в середине зала. Кремон тоже быстро оглянулся и заметил пробирающегося к нему полковника Такоса Однорукого. Тот вскинул руку, пытаясь привлечь к себе внимание, потому как, судя по плотному строю лакеев с явно военной выправкой, телохранители королевы всеми силами сдерживали рвущегося вперёд маркиза. Могло показаться, что тот спешит с очень важным сообщением, но его, ни за что не хотят пропустить.

Невменяемый быстро повернулся к владычице Спегото, встретился с ней взглядом и всем своим видом выразил недоумение происходящим. Дарина Вторая тяжело вздохнула, с сожалением развела руками, словно оправдываясь перед молодым героем и встала для произнесения слова. При этом ещё и своим пальчиком приказав строптивому полковнику оставаться на месте.

Во всём зале быстро повисла полная тишина, и все взгляды скрестились на королеве.

– Уважаемый Лилламель, – легкий кивок в сторону вьюдораша. – Дамы и господа. Как ни приятен этот праздник, но и его на короткое время придётся прервать по независящим от нас причинам.

Она уставилась прямо в глаза Невменяемого, и тот сразу же почувствовал себя словно на сковородке от сотен других, скрестившихся на нём взглядов. Благо хоть сразу же задействовал магическое охлаждение всего тела и попытался прикрыть свою ауру намертво. Что-то в таком начале речи королевы ему не понравилось, что-то здесь было не то…. Да и эта попытка полковника Однорукого прорваться к нему, могла насторожить кого угодно. Моментально перебрав в своей памяти все прегрешения последних недель, Кремон только и сподобился, что прогнать красочные картины пребывания в Круглом храме вьюдорашей. Неужели владычица Спегото уже и об этом знает?

Но полное недоумение в глазах Элизы Майве тут же отогнало эти нелепые мысли. К тому же вины даже в этом случае молодой колдун за собой не чувствовал. Оставалось только дождаться окончания речи и выяснить: что такого могло произойти.

– Не хотелось омрачать наш великий праздник расставанием, – продолжила королева и тут же сделала печальную паузу. – Только вот порой обстоятельства складываются совсем не так, как нам бы хотелось. Мне удалось вырвать у судьбы эти несколько часов, и я надеюсь, что мой кузен меня за это простит.

Новая многозначительная, хорошо выверенная пауза.

– Поэтому и десять лишних минут я вполне имею в свое власти. И хочу первым делом наградить самого большого героя нашего времени. Того кто является непосредственным виновником нашего торжества. Того кто совершил невероятное и осуществил мечту всех наших предков. Того, – голос королевы зазвенел от выплескиваемых эмоций и вся она словно помолодела. – Кто открыл для наших народов «Утерянный Путь» и кто не щадя своей собственной крови приближал этот великий день «Единения».

Дарина Вторая набрала в грудь больше воздуха и выкрикнула с завидной силой:

– Слава Кремону Невменяемому!

Кажется, она перестаралась, и ей удалось невероятно наэкзальтировать присутствующую в банкетном зале публику. Потому что ответный рёв вряд ли можно было назвать восхвалением. Скорей дикой, захлёбывающейся истерикой. От мощной звуковой волны, заметавшейся по объёмному помещению, лопнуло несколько стёкол в огромных витражах, вдребезги разнеслось около сотни фужеров из тонкого хрусталя и вышло из строя с десяток магических светильников на длинных металлических цепях.

Ошарашенный таким вниманием, Невменяемый был быстро препроважен прямо к королеве. Пришлось выполнить правила этикета и под непрекращающиеся здравицы в свою честь преклонить колено и приложиться губами к королевской ручке. А когда он вновь встал на ноги, уже немного успокоенный, то с округлившимися глазами заметил сбоку от Дарины Второй целую очередь выряженных распорядителей. И каждый из них держал на руках атласную подушку с какой-нибудь наградой или орденом.

А дальше началось награждение. Немного странное и не соответствующее никаким этикетам – ведь подобные мероприятия всегда проводились в тронном зале. В крайнем случае, на площади перед дворцом или прямо на поле боя. Но чтобы вот так, прямо у столов….

Герольд зычным голосом выкрикивал название очередной награды и добавлял пояснения, за что конкретно вручается. Хотя все пояснения могли свестись к одной фразе: «За заслуги перед королевством Спегото!» сама же владычица вышеназванного государства без устали цепляла, прикалывала и навешивала на молодого колдуна ордена, медали, ленты с бриллиантовыми бантами и вообще уже немыслимые по конфигурации награды. Через пять минут обалдевший герой стал похож на сплошное, цельно сделанное украшение, которое вдоль и поперек обвили разноцветными лентами. Лишь только осознав, что беспримерная в истории церемония награждения закончилась, он вышел из ступора и нашел в себе способности прошептать:

– Ваше Величество, а к чему такая спешка?

На что Дарина Вторая ответила заговорщеским бормотанием ему на ухо:

– Меньше знаешь – крепче спишь.

– Да? Мне кажется, что при всём желании я всё равно сегодня не усну.

– Тоже верно, угадал! Но это уж не моя проблема….

Затем королева отстранилась от героя, поощрительно похлопала его по плечу и вновь повернулась лицом к залу. Теперь шум и гул стихал намного дольше, всё-таки эмоции до сих пор спонтанными волнами прокатывались среди пирующих. И наверняка каждый понимал: ничего подобного в своей жизни ему увидеть и пережить не удастся. Как оказалось не все ещё сюрприза на сегодня были раскрыты.

Относительная тишина в зале была восстановлена, а владычица Спегото продолжила удивлять:

– Конечно, наша благодарность не ограничивается только такими вознаграждениями. Подобные эпохальные заслуги должны быть записаны в истории навечно. Поэтому я оглашаю для нашего героя право «Великого выбора»!

В этот раз послышались лишь непроизвольные вздохи священного восторга. Потому что о таком праве знали все, но во все времена оно считалось лишь прекрасной сказкой, выдумкой простого народа. Потому что ещё никогда в истории Спегото, ни одно разумное создание не удостаивалось такой чести. И теперь каждый лихорадочно отыскивал в своей памяти конкретные детали этой сказки.

Получалось, что Невменяемый мог потребовать себе в неразделённое властвование от королевы буквально всё. Естественно, кроме отречения той от престола и попытки самому стать королём. Хотя косвенно и это становилось возможным в случае вхождения в королевский род Майве законным путём. Например, Кремон мог сию минуту предложить Дарине Второй стать его супругой и она не имела права отказаться. Потому что, по сути, считалась вдовой. Подобные мысли промелькнули в головах у наиболее прожжённых и многоопытных аферистов. Но вот большинство из присутствующих с придыханием перенесли свой взор на наследную принцессу и потом сошлись в единодушном мнении: Элиза Майве при всей неожиданной постановке вопроса была вполне готова сразу же ответить герою согласием на предложенный брак.

Помимо этого Кремон Невменяемый мог потребовать любые земли под собственное герцогство, лишь бы оно не превышало одной десятой территории Спегото. Об остальных льготах уже и упоминать не хотелось, любая должность, любой титул и любое облюбованное местечко под Занвалем.

Как бы там ни было, но молодой колдун сразу осознал: практически в следующую минуту он может стать подданным королевы Спегото, потому что потребуй он хоть что-то из вышеперечисленного – это будет автоматически означать прошение о репатриации. А это Невменяемого никак не устраивало. Свой дом в Пладе с огромной библиотекой он не хотел терять ни за какие сокровища в мире. Да и преданность Энормии стояла не на последнем месте. Ко всему прочему слишком уж это скороспелое награждение не укладывалось в рамки здравого рассудка. А Дарина Вторая никогда не совершала необдуманных поступков. Что-то слишком странное и непонятное крылось за такой щедростью. И Кремон решил не рисковать. Тем более что ему очень была нужна древняя и невероятно полезная в магическом плане вещица. Поэтому после минутного раздумья он поклонился с благодарностью и высказался:

– Мои скромные деяния и так чрезмерно оценены вашим величеством. К тому же с первого дня нашего знакомства вы мне во всём без исключения благоволили, помогали и направляли мои действия в нужное русло. Благодаря этому и той неоценимой помощи ваших самых лучших и образованных подданных, мне и удалось раскрыть древнюю тайну Утерянного Пути. Очень лестно такое восхваление моей персоны, но при всём, притом, наиболее дорогой для себя я всегда буду считать первую награду из ваших рук: Жемчужный орден. Он всегда мне служил поддержкой в любых начинаниях. Поэтому я мечтаю только об одном: получить второй точно такой же и сохранить за собой право ношения их за пределами королевства.

Реакция Дарины Второй была достойна восхищения. Герой ещё не успел до конца высказать свою мысль, как её взгляд отослал распорядителя в сокровищницу за орденом, а когда Кремон замолк в ожидании, его согревала материнская улыбка:

– Понимаю, как тяжело решиться на право «Великого выбора». Подобные решения не принимаются скоропалительно. Поэтому я оставляю за вами право потребовать у меня великой награды в любое время моего правления на престоле королевства Спегото.

Вдох разочарования, который пронёсся после такого мизерного выбора Невменяемого, как второй Жемчужный орден, сменился удивлённым гулом. Своими словами королева ясно давала понять, что никчемная награда ни в коем разе не лишает героя окончательно и великого права «Великого выбора». А значит нечто сверх ординарное ещё поджидает королевство в недалёком будущем.

Последнюю награду для Кремона принесли очень скоро и вновь, под хвалебные крики пирующих королевские руки надели на шею молодого колдуна дорогостоящий артефакт древних. Только вот никто кроме самого награждённого не ведал об истинной цене Жемчужных орденов. И только он сам с каким-то нездоровым ликованием вдруг почувствовал себя наиболее сильным и непобедимым Эль-Митоланом на планете.

Часть вторая

Неожиданный вызов

Отрешиться от мыслей о собственном величии помогло пересечение взглядов с наследной принцессой. И больших талантов не потребовалось, чтобы различить в её ауре разочарование и смятение. Видимо Элиза Майве никак не ожидала, что молодой Эль-Митолан не воспользуется таким уникальным случаем, чтобы практически единовременно стать третьей по важности фигурой в королевстве. Мало того, в её душе все больше вскипало раздражение, а обида заставила глаза прищуриться. Хоть косвенно и неоткрыто, но получалось так, что её, самую роковую женщину в мире только что проигнорировали. Сопоставив женитьбу на ней с каким-то несчастным, посеревшим от древности орденом. Причём проигнорировал именно тот мужчина, близость с которым уже давно перешла все здравые границы и который на данный момент был единственным, за кого бы принцесса действительно согласилась выйти замуж.

Подобные отношения к себе не прощает ни одна женщина. А уж тем более такая, как Элиза Майве. Но к своей беде Невменяемый уже не смотрел на наследницу престола, а давно перевёл взгляд на её мать. По всем признакам наступило время прояснить ситуацию и получить должные объяснения по поводу такой спешки с награждением и объявлении права «Великого выбора». В голове у молодого колдуна, конечно, мелькало сотни догадок и предположений по этому поводу, но сейчас лучше дождаться слов королевы Спегото и уже от неё понять истинное положение вещей. И та не заставила себя долго ждать:

– Вы все тому свидетели, что я постаралась из всех своих сил оставить молодого героя в нашем королевстве. И доставшейся мне властью я обещала ему здесь самое лучшее проживание. Ни в коей мере мне не хотелось проверить его на преданность моему кузену, королю Энормии Рихарду Огромному. Но так оказалось, что господин Кремон Невменяемый доказал свою лояльность Энормии самым надлежащим образом. И надеюсь, мои подданные будут брать с него пример. Сейчас настало время объяснить такую поспешную церемонию награждения. Дело в том, что Эль-Митолан Невменяемый, как истинный исследователь и талантливый учёный практически не хотел покидать недра из-за невероятного объёма работы, который ему там предстояло провести. Только мой строгий приказ заставил его бросить все свои дела и выйти в большой мир. Но дальше задерживать его я не имею права, поэтому, дорогой Кремон, я удовлетворяю вашу просьбу и разрешаю вернуться в подземное царство немедленно.

В речи королевы было столько недомолвок и намёков для искушённого в положении вещей человека, что молодой колдун сразу понял, что ему предстоит очень скоро нечто важное и экстраординарное. Поэтому не стал переспрашивать и удивляться, а просто во второй раз преклонил колено и поблагодарил Дарину Вторую от всего сердца:

– Спасибо, ваше Величество! Ваша щедрость и доброта ко мне, воистину безграничны. И я прощаюсь с вам совсем не надолго.

– Я тоже в это верю. Поэтому говорю: До свидания. Ваши друзья вас ждут.

Затем королева проводила царственным жестом уходящего героя, полуобернулась ко всему залу и вторично воскликнула:

– Слава Кремону Невменяемому!

На этот раз стекла от криков не полопались, но загромыхало тоже с порядочной силой. Так и выбрался молодой колдун из пиршественного зала под приветственные и восхваляющие возгласы в темнеющие, прохладные дворцовые коридоры. А уже там его сразу окружили взволнованные телохранители и оба королевских посланника. Как более старший по воинскому званию, полковник Такос Однорукий сразу сжато стал пересказывать суть последних событий:

– Дело в том, что два дня назад пришла срочная депеша от Рихарда Огромного, в которой он приказывает срочно нам всем явиться в Пладу. Естественно, что нам всем пятерым делать в Энормии нечего. Мы обязаны передвигаться скрытно, не привлекая к себе особого внимания и собственными телами охранять твою драгоценную персону.

– Да уж, – решил пошутить Невменяемый, намекая на количество висящих на нём наград, – Стоимость моего тельца возросла многократно.

– Тут не до шуток, – обеспокоенно отозвался с другой стороны Шеслан Тулич. – Такие приказы означают только одно: случилось нечто важное настолько, что Рихард пошёл на такой неблаговидный в отношении в Дарине Второй поступок. Она, правда, тоже получила депешу, может ей известны некие подробности, но сути послания к ней мы не знаем. Зато она очень правильно тебе подыграла, якобы отправляя прямо из дворца в подземное царство. Думаю, и с Лилламелем она договорится о молчании, и должном твоём прикрытии.

– Ох! – застонал Кремон, припомнив сколько интересного и уникально материала накопилось в его жилище, выделенном вьюдорашами. – Там ведь работы столько осталось!

Они всей группой быстро передвигались по дворцовым переходам к своим апартаментам, и Такос полуобнял молодого коллегу за плечо прямо на ходу:

– Не расстраивайся! Мне кажется, в Энормии просто возникла слишком сложная проблема и там по обычной инерции мышления сразу вспомнили о тебе. Поэтому есть два простейших варианта развития событий. Первый: пока мы доберёмся до Плады, там всё и так решится без твоего участия. И второй: ты прибываешь на место, немножко думаешь, знакомишься с обстоятельствами и быстренько находишь правильный выход из любой ситуации. А потом, соответственно, мы вновь быстренько возвращаемся в Спегото.

Заметив, что Кремон морщит лоб в явном сомнении, он добавил:

– Если конечно тебе удастся с таким грузом медалей и орденов перемещаться «быстренько».

– Вот именно….

– Потому как король Энормии довольно ревнивый в этом отношении правитель и вряд ли позволит своему подданному разгуливать с бóльшим количеством наград чужого королевства, чем хранятся у него в сокровищнице. Обязательно он захочет перещеголять Дарину Вторую, несмотря на близкие родственные отношения.

– Ха! Тогда мне стен в Каменной Радуге не хватит для развешивания этих украшений.

Они как раз вошли в приёмную апартаментов Невменяемого и тот сразу же замер, расставив руки в стороны. А брат и сестра Шиловски принялись быстро снимать с него ворох наград. Бабу вместе с Шесланом Туличем тут же аккуратно складывали сверкающие предметы в специальные футляры и паковали в жесткий дорожный кофр. Оказывается, распорядители празднества сразу же передавали эти футляры телохранителям ещё до награждения.

С досадой рассматривая приготовленные баулы, Невменяемый с горечью осознавал ту прорву несделанных дел и не выполненных обещаний. Как ни странно даже Сильвия ему припомнилась, племянница Брига Лазана, и страшно захотелось с ней увидеться и попрощаться. Да и с самим асдижоном хотелось перед дальней дорогой хоть несколькими словами перекинуться. Много недоговорённостей осталось у него и с наследной принцессой. Ведь они так и не обговорили свои линии поведения при повествованиях о плене и неопределённость о сути их интимных отношений была довольно неясна. Оставалось только надеяться, что Элиза не затаила на него какой-нибудь обиды и в дальнейшем не возведёт в ранг недоброжелателей или чего ещё похуже.

Да и с многими друзьями, соратниками хотелось просто по-человечески попрощаться. А тут приходится съезжать тайно, словно в бега какие подался.

Только вот раздумывать было некогда, и Кремон со всей присущей ему интенсивностью подключился к сборам вещей и экипировке оружия.

– Что с лошадьми?

– Должны уже быть готовы. Выедем через служебные ворота.

– Как там мой Торнадо?

– Сам я его не видел, – ответил Бабу, – Но конюхи сказали, что всё так же безобразничает и резвится.

– Это он от безделья. Кстати, как будем передвигаться после озера? Или так и продолжим плавание по Гранде?

Обычно путешественники так и делали, добирались на суднах до самого Бонати, торгового центра восточнее Себерецких гор, и уже оттуда добирались до столицы по ровному как стрела тракту. Только в данном случае приходилось спешить изо всех сил, и полковник Однорукий сразу же возразил:

– Нет, это слишком долго. Нам приготовят подменных лошадей через каждые два часа пути. А за своего Торнадо не переживай, его потом спокойно приведут в столицу.

– Кстати! Где мои волшебные плоды?

– Вот в этой сумке, – ткнула Мирта пальчиком. – А мне жаль, что так и не успели посмотреть на твоё дерево. Вдруг оно уже тоже плодоносит?

– Вряд ли, – почесал за ухом Невменяемый. – Слишком мало времени прошло. А ещё бы несколько плодов для посещения и исследования Сонного Мира не повредили бы.

– Когда это ты собрался спать? – на мгновение замер полковник, – У нас уже каждый час дороги расписан. Только когда будем пересекать озеро – сможем спать всё время.

– Думаешь, удастся?

– Он может и думает, а я – знаю! – строго поджал губы профессор медицины. – Ты вон и так последние несколько суток не спал, а это тоже моё упущение.

– Может не надо со мной обращаться как с больным? – возмутился Кремон и тут же пожалел об этом. Потому что тот час на него набросились все пятеро и принялись наперебой высказывать свои замечания о его непослушании, самолюбовании, авторитарности и полному игнорированию элементарных норм отдыха и трудового цикла.

Пришлось поднять руки верх и запричитать:

– Может, хватит? А ещё друзья называются! Создаётся впечатление, что для того выслуживания перед королём Энормии вы меня готовы меня спеленать как младенца.

На что Мирта тут же радостно закивала:

– Ой! Какая отличная идея! Я бы тогда хоть спокойно выспалась.

На заднем дворе их встретил Аллан, первый помощник герцога Каррангаррского. Да и за время боевых приключений в Великом Походе он стал для всех энормиан самым настоящим другом. Поэтому когда узнали, что ему приказано сопровождать отряд до самой границы, обрадовались все.

Больше никто попрощаться с уезжающими не вышел. Да оно и понятно было, не до того: практически уже сегодня, поздно ночью было намечено подписание договора и основных соглашений о сотрудничестве и взаимопомощи. И в интересах государства никто и помыслить не мог покинуть Дарину Вторую хоть на несколько минут.

А многие остальные друзья и приятели пребывали в полной уверенности, что Кремон со своей группой вновь возвращается в подземное царство. И они там встретятся в самое ближайшее время.

Семь всадников довольно быстро добрались до порта и там уселись на самое быстроходное судно в королевстве, которое принадлежало непосредственно владычице и её семье. Да и само название «Волшебная чайка», говорило о неординарности небольшого с виду кораблика. Снасти для парусов на нём тоже наличествовали, только вот ни ветра, ни вёсел для движения не понадобилось. Когда лошадей разместили в трюме, а люди разложили свои баулы в кормовой надстройке, то только тогда Алехандро заметил, выглянув в иллюминатор:

– А ведь мы уже довольно далеко от берега!

Все поспешили на внешнюю палубу, посматривая на проносящиеся мимо бортов барашки волн. Невменяемый тут же потребовал от помощника герцога:

– Признавайся Аллан, какая сила нас подталкивает?

Его чуть старший коллега с невероятной гордостью, словно корабль принадлежал ему лично, стал давать пояснения:

– «Волшебная чайка» – единственный корабль в мире. Подобных больше нет. Так что нам выпала великая честь проехаться на таком чуде древней магии. Для движения здесь используются два водомёта в кормовой части судна. Силы для водомётов накапливают сразу двумя способами: небольшую часть сбрасывают на древнее приспособление в трюме Эль-Митоланы, а большую часть даёт само озеро. Насколько я знаю для скоростного путешествия на тот берег и обратно достаточно простоять в порту несколько суток и «обобрать» силёнки у парочки наших коллег.

Полковник Однорукий пытался заглянуть в каждую щель корабля:

– Сколько же человек команды на борту?

– В данный момент справляется четыре человека. Конечно, когда королева желает прокатиться по озеру под парусами, на борту работает ещё двадцать опытных матросов. Но делается это только во время водных парадов и больших государственных праздников.

– Удивительное судно! – не сдержался Кремон от восклицания. – И сколько же ему лет?

– Сам бы хотел знать, – признался Аллан. – Да только герцог так на меня посмотрел при моём подобном вопросе, что я больше не спрашивал.

Стоящий рябом Бабу глубокомысленно кивнул:

– Наверняка – это страшная тайна.

На что Мирта, весьма бездумно возразила:

– Скорей всего никто возраста «Волшебной чайки» не знает. Поэтому создают видимость великого секрета.

Гигант собрался что-то возразить своей коллеге, но та тут же перешла на строгий тон и приструнила:

– И не смей со мной спорить! Понял?

Бабу, прежде чем ответить, тяжело вздохнул и выдавил из себя:

– Так точно, госпожа командир….

Никто не смог сдержать непроизвольной улыбки. Теперь ближайшее будущее громадного телохранителя обещало быть полным подобных одёргиваний и строгостей. Ведь он проспорил баронете Шиловски в том, что отряд отыщет Утерянный Путь ровно за неделю. Потому что именно в конце седьмого дня Великого Похода три Эль-Митолана увидело величественное сооружение древних отделёнными сознаниями. А значит, по условиям спора, Бабу теперь должен был при малейшем желании со стороны Мирты обращаться к ней только с почтением и добавлять при этом унизительное для себя словосочетание «Госпожа командир». В перипетиях окружения и последующих действий отряда, очаровательной телохранительнице было не до выигранного спора, но зато теперь, когда дышалось легко, а жилось привольно, она не собиралась прощать деревенскому увальню его незаконно захваченное лидерство, заносчивость и высокомерие. А зная её въедливый характер все в отряде только и ждали того часа когда баронета начнёт издеваться над своим коллегой. Заодно пытаясь предугадать, каким образом Бабу выберется из неприятной ситуации.

Только Кремону, как командиру отряда было позволено приостановить издевательство над другом, но он пока делать этого не собирался. Потому как ничего страшного не происходило, в личные споры вмешиваться не с руки, делу они не мешали, да и вообще посмеяться в весёлой компании всегда полезно. Заодно и проверить можно товарища на психическую выносливость. Пока Бабу, вроде, со своими эмоциями справлялся и воспринимал проигранный спор, как нечто от него не зависящее и ниспосланное небесами за прежние жизненные прегрешения. Да и сам он себя убеждал, что сказать два слова совершенно не трудно.

От ожидания дальнейших пикировок телохранителей всех оторвал Барон Тулич:

– Очень смешно, но двигаемся мы быстро. В полночь уже будем на берегу, откуда начнётся бешеная скачка до самой Плады. Поэтому требую от вас сразу ложиться и спать. Тех, кто отстанет в пути, ждать не будем. Хотя и так вполне естественно, что до столицы мы доберёмся только втроём, но постарайтесь и вы протянуть как можно большую дистанцию.

Все три телохранителя обиделись явно. Они хоть и понимали огромную разницу в выносливости между собой и Эль-Митоланами, но в открытую признавать её не собирались.

– Это мы ещё посмотрим! – высказалась Мирта от имени своих коллег. И они все дружно первыми поспешили в кормовую надстройку, где в тесных каютах находились трёхъярусные койки. Эль-Митоланы, хоть со снисходительными улыбками, но тоже поспешили дать надлежащий отдых своим бренным телам. Всё-таки скачка в главный город Энормии предстояла весьма изматывающая, а почти целую неделю такого передвижения и колдунам вынести предстояло со всем напряжением своих и позаимствованных сил. Что уж тут было говорить о людях без умений призывать себе на помощь сами основы великого мироздания.

Невероятное задание

Сама скачка для всех её участников осталась в памяти одним сплошным и серым кошмаром. Практически каждый из них понимал, что так передвигаться не стоит, можно вообще привить себе отвращение не только к прекрасным и красивым животным, но и вообще к самой дороге. Растоптать в себе тягу к путешествиям и навсегда получить комплекс истинного домоседа.

Но делать было нечего, да и срочность в приказе короля оговаривалась самая что, ни на есть наивысшая. Что ещё раз подчёркивало то отношение, которое оказывалось путникам на любой остановке для смены лошадей или минимального отдыха для приема пищи. Сменные животные предоставлялись великолепной породы и невероятной выдержки, а некоторые блюда умудрились врезаться память даже при таком изнурительном, отупляющем путешествии.

Силы тоже им вливали, сколько и когда надо. Но телохранители всё равно не смогли достичь Плады вместе со всеми. Первым, в начале четвёртого дня свалился с ног и провалился в глубокий сон Алехандро. К вечеру того же дня свалилась и его сестра Мирта. Да и Бабу сумел добраться после этого лишь до следующей смены лошадей. Зато остался собой горд невероятно, что оказался хоть на два часа выносливее своей несносной «госпожи командира». Скорей всего он себе просто поставил цель: умереть, но проехать чуток дальше. И эту цель удалось достичь только на остатках собственной силы воли.

Дальше трёх Эль-Митоланов сопровождали их коллеги, по двое сменяясь через каждые полдня. Опять создавая при этом впечатление, что доставляют в столицу самое великое, срочное и важное. Потому что Кремону постоянно вспоминалась подобная скачка, когда он добирался таким же образом на окраину королевства, в посёлок Агван, который, кстати, уже давно считается городком. Но тогда предстояло невероятное по сложности задание проникнуть в Ледонию А вот что случилось сейчас? Какой помощи от молодого колдуна ожидает первый человек в Энормии? Неужели, в таком огромном королевстве не нашлось Эль-Митолана для выполнения возникшей задачи? Или действительно произошло нечто ужасное?

Все эти вопросы кружились в голове у Невменяемого всё время движения к Пладе. Разве что, оставляя с правой стороны от себя Себерецкие горы, молодой колдун вспомнил о великом отшельнике и мимолётно пожалел о своих невыполненных намерениях побывать там в гостях. После этого он с ещё большей скорбью в тысячный раз припомнил, сколько нераскрытых тайн осталось в подземном царстве вьюдорашей, и заскрежетал зубами от досады:

«Теперь я припомню королю все его обещания! И как только справлюсь с новым заданием, вообще потребую отпустить меня на досрочную пенсию. Столько важных и нераскрытых тайн оставлять за своими плечами! Да я теперь спать спокойно не смогу! Ведь всё самое интересное и великое на пространствах Великого Пути отыщут и откроют без меня, уже не говоря о тех чудесах, которые есть у самой королевы Спегото. Повезло исследователям, повезло, они будут заниматься настоящим делом, …а обо мне останется только дурацкое прозвище „Смерчегрох“. Или „Грохосмерч“? Не всё ли равно! Остаётся только надежда, что дело действительно окажется пустяковым, или к моменту нашего приезда решится само по себе….»

Как оказалось к концу седьмого дня – сами по себе дела решаются только с другими героями. А к Невменяемому у Судьбы было особенное, трепетное отношение и она не скупилась на невероятные повороты в его жизни.

И очередной поворот можно было предчувствовать уже по тому факту, что молодому герою после прибытия в королевский дворец Плады разрешили только освежиться, сменить одежду и сразу же явиться на приём к монарху, которого побежали будить. Что уже само по себе тоже являлось событием экстраординарным. Мало того, когда Кремон вошёл в личный кабинет его величества, тот там кроме хозяина находился ещё и Первый Светоч магического Совета, министр иностранных дел, один из старейших Эль-Митоланов Энормии Тормен Звёздный. Создавалось впечатление, что первые люди королевства и спать то не ложились, а терпеливо дожидались одного из самых молодых своих подданных. А значить случилось что-то страшное, не иначе. Поэтому Невменяемый вежливо поприветствовал монарха и министра и с достоинством присел на указанное кресло. И сразу Рихард Огромный перешёл к делу:

– Не спрашиваю тебя, как добрался, потому что дорога каждая минута. Практически мы чуть ли не сами хотели мчаться тебе навстречу, чтобы изменить маршрут и сразу отправить тебя в Агван. Чуть позже ты узнаешь причину нашего ожидания в столице.

– Ваше величество, что там случилось? – не смог сдержаться от переживаний Кремон.

– Никто из наших не погиб, если тебя волнует это, и не пострадал, – тут же успокаивающе поднял король ладошку. – Мы сами только две недели как вернулись оттуда с торжественной церемонии подписания договора с Сорфитовыми Долинами. Хотя сотрудничество между нашими государствами уже давно идёт полным ходом, но полный официоз состоялся только недавно. Зато несколько грандиозных сооружений практически сразу выведет Энормию на совершенно новый уровень технического развития. Например, сейчас неимоверными темпами идёт строительство специальной железной дороги, которая соединит Пладу с Агваном. По ней, с двух сторон, уже проложено две третьих пути, и мы добирались туда и обратно именно в предоставленных сорфитами и тагами каретах с магическими дижителями. Отстроенными участками пока пользуются только в экстренных случаях. Ты тоже о железной дороге знаешь, видел лично в Сорфитовых Долинах, и должен через полчаса отправиться по ней в Агван. Только срединную часть пути тебе надо будет преодолеть верхом на лошади.

Повисла пауза, которую скорей можно было обозначить невысказанным со стороны молодого колдуна вопросом: «Зачем?» Но теперь стал рассказывать Тормен Звёздный:

– Вот как раз после нашего отъезда из Агвана, там и произошло невероятное событие. С нашей стороны произошла «элементарная» утечка информации и драконы предприняли беспрецедентную попытку сорвать официальную встречу возле границы коварным нападением с воздуха. Только с датой они были введены преднамеренно в заблуждение, мы закончили встречу на высшем уровне раньше и разъехались. А на следующее утро на подступах к Агвану, в районе Клаковской гущи и состоялось особо не разглашаемое для остального мира сражение. Наши силы были наготове, противника заметили заблаговременно и практически враг был уничтожен в лучшем стиле подобных военных операций. Но вот именно при этом удалось впервые в истории захватить полностью жизнеспособное тело одного из нападавших пиратов. Как ты знаешь дракона практически нельзя пленить, даже лишив его сознания. Как только он приходит в себя – сразу умерщвляет себя. Именно поэтому никто тысячелетиями не знает – что творится во внутренних районах Альтурских гор, допросить никогда и никого не удавалось.

Молодой колдун вспомнил о предателе, который жил долгое время в государстве драконов, и который был уничтожен ураганом в Гиблых Топях:

– Жаль, что Самсона Градобоя не удалось пленить и допросить как следует.

– Да, – скривился Тормен как от лимона. – А заодно узнать каким образом его уговорили на предательство и службу этим крылатым бестиям.

– Тем не менее, – остановил своего министра король. – На данный момент появилась уникальная возможность впервые в нашей истории забросить лазутчика в Альтурские горы.

– Вы мечтаете завербовать дракона в союзники?

– К сожалению это – неосуществимо, даже в том случае, если бы он остался самим собой.

– То есть пленный повредился рассудком?

– Можно и так сказать. Но скорей всего, после страшного удара о скалы он полностью умер в умственном отношении. Хотя мозг, по утверждениям специалистов цел и может без труда управлять всем телом.

– Интересно…. – протянул Невменяемый, хотя в подтексте слышалось однозначное: «А я-то тут причём?»

Поэтому Первый Светоч продолжил с нажимом:

– Расшифровка Трактата и ещё нескольких найденных книг древности, позволила нам приготовиться к уникальной операции в истории нашего магического бытия. Теперь можно пересадить полное сознание человека в подобное, лишённое сознания тело. Несколько из обязательных условий: равный возраст. Тому дракону около двадцати пяти, двадцати шести лет. Одинаковый пол – в данном случае мужской. Магическое умение. Он тоже – Эль-Митолан. Ну и ещё по мелочам. В остальном – дело только за нашими учёными …и за тобой.

Кремон с некоторым недоумением переводил глаза с его Величества на Первого Светоча и обратно и затем хмыкнул неожиданно даже для себя:

– Хорошо хоть пол сходится.

– Как ты понимаешь, дело невероятной важности, – Рихард Огромный был не намерен шутить. – И ты не единственный кандидат. Уже отобрано несколько добровольцев твоего возраста. Только вот сам мне скажи: ты доверишь такое задание Эль-Митолану, который проходит курс молодого колдуна и ещё находится под гнетом своего наставника?

– Да нет, конечно! – вырвалось у Невменяемого с некоторым возмущением. – Куда такому…. хм, как бы это выразиться…. ну…. в общем….

Он так и не довёл свою мысль до конца, вовремя сообразив, что хотел сам себя обозвать желторотым птенцом и ничего не смыслящим в жизни неучем. Только помотал в воздухе кистью руки, словно отмахиваясь от точного определения. Потому что себя он уже давно и вполне заслужено считал чуть ли не ровесником если не Хлеби Избавляющего, то уж Давида Сонного точно.

– Вот видишь, дружище, – как с равным заоткровенничал с ним Тормен Звёздный. – Теперь ты нас поймёшь, основные надежды только на тебя. Практически никто во всём королевстве не сможет действовать так самостоятельно, активно и умело. И нам просто жизненно необходимо воспользоваться представившейся возможностью. Ты понимаешь?

Молодой колдун задумчиво кивнул в ответ, но продолжал молчать. И тогда король тяжело вздохнул и признался:

– Память у меня хорошая и я прекрасно помню все данные тебе обещания об отпуске и прочих льготах. Могу добавить, они все остаются в силе. И более того, ты вообще можешь от меня потребовать чего угодно….

– Да что вы, ваше Величество!

– Хоть у нас и нет «Права выбора», но для тебя мы его введём.

Оказывается, подробные новости из Спегото уже достигли столицы Энормии. У Невменяемого опять неожиданно промелькнула мысль о государственной пенсии, он улыбнулся, но спросил совершенно о другом:

– А что будет с моим телом, пока я буду отсутствовать?

– Будет храниться и подкармливаться в самых тепличных условиях, – стал заверять Первый Светоч.

– И рассудок мой не повредится?

– Ни в коей мере!

– И мои магические умения не пропадут?

– Скорей наоборот, увеличатся.

– Ну, если так…. – наморщил лоб Кремон, – Да и вряд ли это займёт много времени….

– Конечно. После адаптации и перелёта в государство драконов, ты уже будешь само на месте решать что делать, и как долго там находиться. И о стоящих задачах тебе объяснять не надо.

– Для чего мне адаптация?

– Хм! А ты как думал? Очнулся в теле дракона и сразу полетел? И сразу разбился? Нет, дорогой. Тебе придётся практически заново учиться ходить, а уж летать ты сможешь, хорошо, если к концу первого месяца.

– Шутите?!

– Так, по крайней мере, утверждают наши специалисты. И вот только после полной адаптации к новому организму ты сможешь лететь на все четыре стороны.

– Однако….

– Не капризничай, – Рихард Огромный встал с места и в нетерпении заходил по кабинету. – Кремон! Если тебе чего надо ещё, говори. Решу в одночасье. Но время очень поджимает, пересадку сознания надо проводить в ближайшие дни. Решай немедленно!

Внутренне Невменяемый согласился с предстоящим заданием уже давно, только вот никак не мог успокоиться по поводу собственного тела:

– Да я решился. Просто не хочется долго в теле самого лютого врага оставаться. Я-то думал вначале, что дел всего на несколько дней, а тут…. Вдруг моя оболочка испортится?

– Да что ты как маленький? Во время адаптации сам будешь за ней присматривать. К тому же обидеть твою тушку твои друзья не позволят. Ведь отдыхать тело будет в замке Давида Сонного. Присматривать будут и Хлеби Избавляющий, и Коперрульф и тётушка Анна. Кстати, и эта твоя подружка, как её…. маркиза Баризо тоже, сейчас, в Агване.

– Мальвика? Она туда как попала?

– Решила на встречу с сорфитами полюбоваться. Ну и помимо того вбила себе в голову одного человека там отыскать. Мы уехали, а она осталась в замке почему-то. Не увозить же её силой.

– Ваше Величество должно быть построже с такими подданными, – расстроился молодой колдун неизвестно отчего. – Теперь получается, что Каменная Радуга осталась совсем без присмотра.

Рихард Огромный впервые за время беседы улыбнулся:

– Вот ты Мальвику и отправишь домой в Пладу. Между предварительными обследованиями и подготовкой у тебя на месте будет несколько дней. Хотя господин Огюст, наш патриарх всех Эль-Митоланов, нарадоваться не может отсутствию любимейшей прапрапра-какой-то-там внучки.

Пока молодой колдун соображал что ответить, его старший коллега Тормен Звездный, поднялся из-за стола, подошёл к нему и похлопал своими ручищами по плечам:

– Рад, что ты всё правильно понял и согласился! – тем самым как бы подчёркивая невозможность к отступлению. – Мы с его Величеством теперь хоть немного успокоимся: с такими талантами как у тебя, успех практически гарантирован.

Кремон попытался привстать, но так и остался сидеть придавленный растроганным от прилива чувств Первым Светочем. Только и умудрился, что сыронизировать:

– А теоретически?

– Ерунда! Теоретически сейчас может произойти всемирное землетрясение и Плада провалится под землю. Так что нам теперь сидеть и плакаться о возможной смерти? Вот и тебе надо просто сделать вполне несложную для тебя работу: доставить сведения об этих неприступных Альтурских Горах. Все новые детали о нашей современной жизни узнаешь уже в Агване. Тулич и Однорукий переходят в твоё подчинение. Телохранители тоже догонят через сутки, полтора. Так что…. давай прощаться!

Те же руки выдернули молодого колдуна из кресла и от души прижали в огромному телу. Потом и его Величество с чувством похлопал своего подданного по плечу и отдавил несколько пальцев руки при пожатии.

А ещё через час, налюбовавшись непроглядным ночным пейзажем за окном и обсудив немыслимое по скорости транспортное средство, Невменяемый вместе с Такосом Одноруким и Шесланом Туличем стал укладываться на удобных полках дребезжащей на стыках рельс кареты. Сомнения, конечно, заедали, смогут ли они уснуть в таком грохоте, и не перевернутся ли они на повороте. Но заедали не долго. Всё-таки семь суток беспрерывной скачки могли утомить даже Эль-Митоланов.

Проснулись от ярких лучей Занваля, бивших прямо в лицо, от резких подёргиваний стальной кареты и от дикого визга тормозящих железных колёс. Похоже, что карета прибыла к конечной точке своего пути, и следовало пересаживаться вновь на коней. Правда в сёдла вскочили не сразу, прямо возле кончающихся полосок стали стояли столики с горячим обедом, и троица колдунов с удовольствием присела на раскладные стулья. При этом они с нескрываемым интересом рассматривали сам процесс работы, которая шла по подготовке и укладке полотна для железной дороги. Тысячи подвод, которые тащили похасы, подвозили грунт, песок, щебень, а тысячи людей с лопатами формировали ровную и прямую насыпь. Причём магически в формировании интенсивно помогали и сотни Эль-Митоланов из числа людей, тагов и сорфитов. Затем сверху прокатывали тяжеленные катки, а уже за ними укладывали на подготовленную поверхность просмоленные шпалы. По мере укладки шпал на них прикрепляли рельсы и подсыпали щебнем. Практически дорога строилась на глазах и обедающие колдуны не могли те самые глаза оторвать от завораживающей картины. Причём поражало их особенно то, что разные по внешнему виду разумные трудятся так слажено и единодушно.

Уже вскакивая в седло, Кремон констатировал:

– Если так и дальше пойдёт, то мы скоро все Арки откроем!

Во время скачки тоже удалось рассмотреть много интересного. Оказывается, по всей протяжённости строящейся дороги шли подготовительные работы. Особенно в тех местах, где приходилось перекидывать мосты через реки или делать вырубку горных склонов для «полок».

Обменяться мнениями об увиденном удалось лишь под утро следующего дня, когда тройка Эль-Митоланов вновь уселась в карету железной дороги. И по единодушному суждению увиденное строительство произвело на всех неизгладимое впечатление. Стоило вспомнить и о том, что в самом ближайшем времени начинают строительство ещё двух очень важных веток железных дорог. Первую проложат от Плады к Энтору, второму по величине городу Энормии, а вторая соединит столицу с городом, торговым центром Бонати на реке Гранда, а потом и потянется дальше, прямо к городу Гунотар, расположенному на реке Лакона.

Вытянувшись на удобных и мягких лежанках, путешественники мечтали о том дне, когда им не придётся уже трястись неделям в сёдлах, а передвигаться по стране вот так, с комфортом и возможностью спокойно общаться. Хотя при разговоре никто не отводил взгляд от большого окна, где под утренними лучами Занваля проносились пейзажи родного королевства. Тем более что вначале проскочили по окраинам города Лиода, пронзая при этом огромное здание, которое по созвучию с морской терминологией называлось Каретным Портом, и именно здесь планировалось в будущем делать остановки для высадки пассажиров и их посадки.

И уже подъезжая к конечному месту назначения, Невменяемый вполне справедливо решил, что пока, в окружении друзей и защитников, пользоваться своей магической энергией ему не придётся. А раз так, то он вполне выверенными и привычными движениями влил свою силу в верхнюю жемчужину первого ордена. Поработать со вторым он пока не имел времени, а вот силы накапливать хоть когда-то, да следовало начинать. Вдобавок, если понадобится, то он в любой момент может вернуть силу в собственное тело.

Агван

Знакомые околицы показались в окне в конце дня. Хотя таких изменений Кремон увидеть не ожидал. В том месте, где он когда-то ехал с Мальвикой по пыльной и почти пустынной дороге в Лиод, теперь стояли ровными рядами сотни недавно выстроенных домов. Причём отличались они между собой только высотой, конфигурацией крыш, цветом отделочного камня, да расстановкой приземистых печных труб. Яркая зелёная черепица, изготовленная из местной глины, вполне мило гармонировала с серым, каштановым и сиреневым мрамором, который тоже не надо было возить издалека, а добывать сразу же в ближайшей горной гряде.

Железная дорога не прошла разросшийся город насквозь, а обошла гораздо севернее, словно оставляя ещё место для последующих построек в северном направлении. Именно там, километрах в пяти от памятного для молодого колдуна трактира, и построили великолепное здание Каретного Порта. Причём оно, в отличии от строящегося в Пладе и в Лиоде, уже было завершено и путешественники смогли воочию полюбоваться на место, где в скором времени будут роиться такое же количество разумных, как это происходит в больших морских портах на побережье великих океанов.

Каменное возвышение располагалось возле самой кареты, и на этом возвышении прибывших пассажиров встречала целая делегация. С каким-то щемящим чувством Кремон рассмотрел в группе людей и прочих разумных протектора Агвана и своего первого наставника Хлеби Избавляющего. Давнего друга и одного из первых учителей Давида Сонного. Как всегда блистающего в своём рыцарском облачении, маршала Ганби Коперрульфа. Кряжистого и седого старосту, вернее мэра города Берки Смилги.

Прямо перед мэром стояла тщедушная и хрупкая фигурка тётушки Анны, которая почему-то строго поджимала губы, словно с кем-то только недавно спорила. Но рядом возвышающаяся красавица Лирна, невеста отставшего в бешеной скачке Бабу, улыбалась так счастливо, что было понятно, кого она ожидает увидеть в первую очередь.

В толпе стояло ещё с пяток женщин, десяток мужчин, но больше всего внимания на переднем плане к себе привлекал огромный и солидный сорфит, в котором Невменяемый с некоторым колебанием узнал Рафу Зелая. Но вот в сидящем на загривке у своего друга таги, ошибиться было трудно: Татил Астек – собственной персоной. Чуть сзади группы встречающих находилось ещё несколько сорфитов, на спине каждого из которых для лучшего обозрения стояло сразу по двое, а то и по трое маленьких таги. Наверняка здесь собрались и те, кто руководил строительством, как Каретного Порта, так и всех вспомогательных коммуникаций. Потому что дальше железная дорога не обрывалась, а тускло поблескивая металлом сразу четырёх полосок ныряла в тёмный зев рукотворного тоннеля. Видимо дальше тоннель пронзал всю скальную гряду и выныривал уже на технически совершенной территории Сорфитовых Долин.

Всё встречающие с неослабным вниманием всматривались в запыленные окна тормозящей со страшным визгом кареты и, похоже, набрали как можно больше воздуха для приветственных криков.

– Вот это я понимаю, – подхватывая свои вещи, воскликнул полковник, – Настоящая встреча героя!

– Я вас умоляю! – вскинулся Кремон. – Не героя, а «героев»! Заслуги у нас одинаковые, просто мне повезло чуть больше. Поэтому не надо меня подталкивать впереди себя и потакать незнанию всех моих знакомых. Выходим дружно, вы впереди меня…. Такос! Имей совесть: иди первым, тем более что ты там всех знаешь.

– Если бы…. – буркнул полковник. Но больше спорить не стал, а выйдя к торцевой подножке кареты, картинно поднял свободную руку в приветствии.

Тут же раздались приветственные крики, перемежающиеся радостным женским визгом. Такос Однорукий шагнул на возвышение, и вслед за ним показался профессор медицины. Барона Тулича тоже встретили, как положено, хотя по интенсивности снижающегося шума было понятно, что публика немного разочарована. Поэтому Кремон постарался выскочить из кареты без всякого лишнего позёрства. Он на хорошей скорости соскочил на каменное возвышение и сразу же бросился здороваться с встречающими:

– Кого я вижу! Давид! Господин Хлеби! Ганби! Как я рад вас всех видеть! Господин мэр, приветствую вас и сразу передаю привет от внука. Он скоро за нами подтянется. О, Рафа! И ты здесь?! Татил! – он потрепал сорфита по гриве и протянул руку маленькому таги. И тот, прыгнув, вцепился в неё своими ручками. Как и положено было в таких случаях между ними, Кремон пару раз прокрутил висящего почти параллельно земле человечка вокруг себя и тот мычал при этом от удовольствия.

Потом настала очередь женщин:

– Тётушка Анна! Вы прекрасно выглядите, даже наоборот, словно помолодели!

Как и прежде домоправительница замка относилась к молодому парню, словно к собственному внуку и текущие по щекам слёзы, когда они прекратили обниматься, лишний раз служили тому доказательством.

– И ты здесь, Лирна?! Мне кажется, что немного отставший Бабу тебя просто не узнает, потому, что ты стала ещё большей красавицей!

Невменяемый уже сделал шаг назад после братского поцелуя с Лирной и намеревался ждать, пока Хлеби не представит ему всех остальных, как вдруг стоящая с другой стороны тётушки Анны девушка сама прыгнула ему на грудь и крепко прижалась с ним щеками:

– Почему со мной не здороваешься?! – послышалось в ухе обиженное пыхтение.

Кремону пришлось с недоверием отстраниться от незнакомой ему очаровашки и только тогда его словно током ударило:

– Мальвика! Это ты?! Да ты же стала настоящей принцессой! Вот это да…. А я ведь тебя и не узнал! Даже представить не мог, насколько ты выросла и стала обворожительной красоткой. Однако!

Действительно, перед ним смущаясь от таких комплиментов, стояла юная маркиза Баризо, которую когда-то он же и спас при отражении атаки на замок протектора Агвана. Но теперь девушка совсем не напоминала, то лысое и косоглазое существо, которое вообще поначалу приняли за мальчика. Теперь Мальвика выглядела, словно бутон только что начавшей распускаться прекрасной розы. И столько в ней было очарования, таинственности и грации, что Невменяемый никак не мог поверить в такие чудесные изменения. Нельзя было конечно назвать маркизу истинной красавицей, но нечто роковое, присущее например, той же наследной принцессе Спегото, в ней просматривалось сразу.

От созерцания Мальвики пришлось, конечно, быстро оторваться, Хлеби Избавляющий сразу же стал знакомить со всеми остальными встречающими. Первым делом он представил тучного мужчину, Эль-Митолана Каменного, который, по сути, и руководил всем проектом переселения сознания в тело дракона. Представил также других профессоров медицины, которые оказались на короткой ноге с бароном Туличем. И сразу группа врачей образовала свой кружок интересов, прямо с ходу став обсуждать особенности тела и характера пациента. То есть самого Невменяемого. Судя по их репликам и взглядам, они бы уже сразу не постеснялись разложить молодого героя на столе прямо в Порту и провести над ним первые исследования.

Хорошо хоть того быстро окружили несколько весьма симпатичных женщин, которые все оказались Эль-Митоланами и работали в новом замке Давида Сонного над проблемой раскрытия малой Арки. Именно так теперь назывался найденный артефакт, после того, как Спегото рассекретило сведения о своей Большой Арке.

Прежде чем женщины-коллеги подхватили Кремона под руки и весьма настойчиво повели к выходу из Каретного Порта, протектор Агвана успел сообщить:

– Ну и, естественно, тебя ещё один старый друг ожидает. Только вот Спин наотрез отказался прилететь в это крытое здание.

Захотелось поскорей увидеть своего боевого товарища, лидера в стае боларов. И молодой герой сразу же поддавшись игривым подталкиваниям весёлых колдуний, включился в общий разговор:

– А как вам работается с таким весельчаком как Давид?

– Кто весельчак? Ни за что не поверим! Самый скучный руководитель, которого нам довелось видеть!

– Не может быть! – он с недоумением оглянулся на чуть отставшего Сонного. – Да мой друг всегда был гвоздём любого мероприятия.

– О! Вот это точно, что «был»! – хихикали женщины наперебой. – Сейчас он уже давно не гвоздь…. И даже не «гвоздик»! Неужели он тебе и в самом деле друг?

– Конечно….

– Тогда тебе придётся его заменить во многих очень важных вопросах. Он совсем не работает с подчинёнными, – стали громко жаловаться Эль-Митоланы-женщины, – Не заботится о нуждах нашего быта! Практически забросил работу! Даже в дуросовую пещеру перестал с нами спускаться! И к любым мелочам придирается!

На площади перед Портом стояло несколько больших карет, и при посадке Давид Сонный постарался оттереть своего друга от подчинённых ему по службе женщин:

– Как вам не стыдно такие глупости выдумывать? Вот видишь Кремон, как получается: заботишься о них, переживаешь….

Самая шустрая колдунья всё-таки втиснулась с ними на одно сиденье, хоть ей и пришлось для этого с помощью левитации приостановить спешащую на то же место Мальвику:

– Не верь ему, Кремон! Заботился он о нас только в первые дни. А потом, если говорить по секрету….

Договорить ей не дал осудительным взглядом усевшийся напротив Хлеби Избавляющий. Следом за ним уселась со своим племянником и тётушка Анна. За их спинами расположились мэр Берки Смилги и маршал Агвана Коперрульф. И лишь только тронулись в путь, домоправительница стала отчитываться:

– Кремон, они сразу хотели тебя тащить в замок Давида, но я им не дала. У меня такой роскошный ужин на столы накрывают, а они хотели тебя голодным оставить. Ты только можешь себе такое представить?

– В голове не укладывается! – поддержал старушку Невменяемый, незаметно перемаргиваясь со вздыхающим Хлеби.

– Сколько помню, он никогда тебе как следует наесться не давал, – продолжала читать нотации домоправительница. – Вечно куда-то гонял и мучил тренировками.

– Тётушка, ну зачем ты так? – попытался успокоить её протектор Агвана. – Ведь все согласились поужинать, несмотря на катастрофическую нехватку времени.

– Вечно вам времени не хватает….

Чтобы прекратить озабоченное ворчание, Кремон вытянул руку в сторону и спросил:

– Что это такое строится? Да и вообще, здесь столько всего изменилось.

Теперь уже Давид и Хлеби принялись наперебой и с хвастовством показывать гостю все изменения, которые произошли за последний год. Даже в старой части городка выросло несколько домов в четыре этажа. Да и на центральной площади прибавилось несколько новых, пока ещё непонятных Кремону аттракционов. Именно на них и указал Давид Сонный:

– Завтра мы тебя прокатим с ветерком! – правда, тут же спохватившись, добавил: – Если успеем.

При тётушке говорить о предстоящем переселении сознания не следовало. Поэтому внимание вновь было обращено на окружающие дома.

Пожалуй, единственный местом, где никаких изменений не произошло, остался замок протектора и прилегающие к нему территории. Всё так же делила надвое долину убегающая вдаль дорога, зеленели посадки кустов свала слева, а направо расстилалась голубизна огромного озера, края которого скрывались за многочисленными скалистыми островами.

Хотя некоторые изменения были: гладь озера в разных направлениях бороздило несколько рыбацких баркасов, а на коньке крыши замка беспечно устроилось до десятка взрослых боларов. Тогда как молодые летающие растения целой стайкой носились над хозяйственными постройками.

Как только передняя карета подъехала к главному входу, её сразу окружил целый лес свисающих по сторонам кореньев. Загодя присматривающийся Кремон моментально уцепился за нескольких из них и закричал:

– Спин! Дружище! Как я рад тебя видеть!

На что болар ответил совершенно правильной, без единого акцента речью:

– Здравствуй, Кремон! Ты бы только знал, как мы все за тобой соскучились.

Корни других зелёных шаров тоже тянулись к Невменяемому с приветствиями. Он пожимал и подёргивал каждый из них, потому что и сам давно мечтал о такой встрече:

– Как вы тут поживаете?

– Мы теперь весь свой уклад поменяли, – стал хвастаться Спин. – В лесу практически остались жить только старики, да несколько особо недоверчивых. Остальные все переселились на опушки леса и крыши обоих замков. Здесь намного лучше и сытней. Вот только до сих пор нас стараются от всего и всех охранять и практически запрещают разговаривать со всеми остальными людьми. Всё ещё делают вид, что мы друг друга приручаем.

Получилось так многозначительно, что даже Хлеби засмеялся. Но тут же стал серьёзным:

– Пока мы стараемся не открывать всему миру правды о вас, и сам знаешь почему.

– Да знаю…. Кстати, Кремон, завтра с утра я тебе хочу показать нечто очень интересное. Никто из людей ещё этого не видел.

– Заинтриговал! Сразу соглашаюсь.

Протектор Агвана опять подхватил парня под локоток и стал поторапливать:

– Время поджимает. Поэтому поспешим все к столу. Спин, влетай со своими друзьями в окна.

Болар решительно возразил:

– Да нет, вон вас сколько. И не любим мы в тесных помещениях долго находиться. Лучше здесь, на просторе подождём.

Никто больше с ним спорить не стал, хотя непосредственно в гостевом зале замка Хлеби пояснил Кремону:

– Мы с ним иногда тоже здесь обедаем. Когда народу мало. Научили его играть в несколько настольных игр, так он теперь азартным стал до невозможности. И соплеменников своих научил: на крыше болары установили несколько столов в гнёздах и там играют порой целыми сутками.

Кремон восхищённо покачал головой:

– Надо же! И кто научил? Наверняка Давид?

– Не угадал! Хотя и он потом одну игру им тоже показал. В основном это заслуга Мальвики. Она уже две недели только этим с боларами и занимается. Говорит, что это очень им помогает развивать логическое мышление.

Вошедшие как раз рассаживались на свои законные и привычные места, и молодая маркиза услышала последние слова хозяина замка. Промолчать она никак не могла:

– Конечно! В последние дни тот же Спин решает задачки по арифметике раза в три быстрей, чем к моему приезду.

Похоже, Хлеби Избавляющий ей не слишком то и поверил, хотя согласно и одобрительно покивал. Незаметным жестом попросил девушку помолчать, встал, поднял наполненный гремвином бокал и осмотрел всех собравшихся за столом. И только затем произнёс речь:

– Помнится ещё совсем недавно, к этому замку прибыл никому не известный молодой человек, который к той минуте и не ведал, что ему уготовано стать Эль-Митоланом. И не просто колдуном, познавшим основы мироздания, а, пожалуй, одним из самых лучших Эль-Митоланов в мире. Подумать только, что я не хотел его пускать в дом и побаивался коварства с его стороны…. Даже искупал в озере ненароком. – За столом послышались сдержанные смешки, и только тётушка Анна посмотрела на своего племянника с нескрываемым укором. – И вот теперь я несказанно горжусь тем, что именно мне довелось стать первым магическим наставником для всемирно известного героя. И хочу подчеркнуть: всё, чего добился в этой жизни Кремон Невменяемый – его личная заслуга. Такой настойчивости, воли и стойкости духа можно только по-хорошему завидовать. Мы рады, Кремон, что ты вновь вернулся в эти стены, и поднимаем бокалы за твоё здоровье!

Часть третья

Враг воочию

Несмотря на торжественность встречи, ужин оказался коротким. Чем гости тётушку Анну наверняка обидели до самой глубины души. Но время действительно поджимало. Тем более что Эль-Митолан Каменный, ещё перед тем как усесться в карету, утешил Кремона:

– В первый раз это будет недолго, всего несколько часов. Но нам надо как можно быстрей снять полный слепок твоей ауры и попытаться его подогнать под ту, что осталась у дракона. А это самая длительная магическая операция. Потом постепенно начнём готовить тебя и ко всему остальному….

Когда приехали в замок Давида Сонного, то отправились не в основное здание, и даже не в возвышающуюся башню, а поспешили в большое хозяйственное помещение, которое когда-то изначально строилось под конюшни.

– Под храп похасов слепок ауры всегда получается более чётким, – с глубокомысленным видом решил пошутить Кремон, но его перед самой дверью придержал за локоть Хлеби Избавляющий:

– Ты готов?

– К чему? – не понял его недавний воспитанники.

– Увидеть врага своего.

– Ах, вот оно что, – стал догадываться молодой колдун. – Вообще-то готов.

Его провели по короткому коридору, и только за второй дверью оказалось большое, идеально чистое помещение. Весь центр занимал квадратный бассейн полутораметровой высоты, доверху заполненный маслянистой жидкостью. И уже в самой жидкости, раскинув во все стороны крылья и конечности, лежал дракон. Над поверхностью торчала только его оскаленная, равномерно дышащая пасть, которую поддерживало несколько надутых воздухом рыбьих пузырей. Да чуть приподнимались из воды когтистые передние лапы и самые кончики крыльев. Всё остальное тело в расслабленном состоянии застыло в толще жидкости, и при слабом, неверном освещении казалось, что воздушный пират потягивает мышцами, разминая их и готовясь выскочить из бассейна.

Совершенно помимо своей воли, Невменяемый напрягся настолько, что только в самый последний момент прекратил возведение вокруг себя магических щитов и опустил руку, готовую ударить леденящей молнией, самым страшным и действенным оружием из его арсенала. Настолько близость врага подействовала на все его боевые инстинкты. Настолько давно, казалось бы, уснувшая ненависть и жажда мести затуманили его здравый рассудок. Настолько воспоминания о погибшей матери затмили все его логические рассуждения. Настолько сразу забылись его недавние заверения, что все разумные должны жить в мире, любви и согласии.

Теория – это одно. А вот на практике – совсем другое. Ненавистное создание каждой деталью своего мерзкого тела взывало к бою и отмщению, взывало к уничтожению.

Уже расслабляясь и сбрасывая с себя напряжение, Кремон почувствовал дружеские похлопывания по плечам сразу с двух сторон. Но если Хлеби только сочувственно кивнул после этого, то Давид Сонный не удержался от комментария:

– Ты бы видел свою ауру только что! Мы тут все перепугались, что ты это тельце сейчас прожаришь насквозь.

Сразу же стало понятно, что до этого дойти не могло. Практически все окружающие Эль-Митоланы были готовы поставить надлежащую защиту, но вот стыдно немножко стало. И чтобы замять свою реакцию на увиденное, Невменяемый стал с деловым видом обходить весь бассейн. Причём сразу обратил внимание на четырёх человек, сидящих возле самой жидкости, с каждой стороны квадрата. Казалось, они были погружены в самосозерцание и ни на что больше не отвлекались.

– Чего это они?

На его вопрос ответил откуда-то снизу маленький таги:

– А ты как думаешь, легко поддерживать в жизненном состоянии такую тушу? Ведь его не только кормить и поить надо, но практически каждую мышцу прощупывать, каждый мускул силовыми движениями массажировать, каждый участок кожи проверять на растяжение и сжимаемость. Да и ещё масса чего требует ухода ради должной эластичности.

– Татил, и часто надо совершать такие массажи?

– Постоянно, круглые сутки. Причём все четверо истощают свою магическую энергию через час. Вновь заступают на пост – через сутки. Так что можешь посчитать, сколько в башне постоянно отсыпается врачей Эль-Митоланов.

– Однако! – не смог сдержать Кремон восклицания. – Да вы же всю Энормию обескровили! Кто же людей лечит?

– А что делать? Пришлось тебя столько дней ждать. – Заметив, что молодой герой начинает испытывать комплекс вины, таги тут же быстро потащил его в сторону, приговаривая своим баском: – Но ты не переживай, это для твоего же блага. Достанется тебе тельце и в самом соку, и настоящего воина. Тебе только останется сносно научиться им управлять. Теперь мы за несколько дней справимся, и все врачи разъедутся куда им надо. Главное, чтобы ты сейчас полностью расслабился. Ложись!

Под дальней стеной оказалось накрытое чистой простынёй ложе, которое откатили чуть в центр и уложили на него тяжело вздыхающего подопытного пациента. Заметив, что ему на верхнюю часть туловища пытаются возложить довольно сложную магическую конструкцию, Кремон забеспокоился:

– А меня этим не раздавит?

– Да мы осторожно.

– Не больно будет?

– Вроде не должно.

– Хм! А вы меня усыпите?

– Наоборот, подбадривать будем, чтобы все эмоции и оттенки ауры выделить. Так что выспаться не получится.

И уже когда его накрыли, молодой колдун задал последний вопрос:

– Подбадривать то чем будете?

– Как обычно, магическими иглами и уколами. Да ты не напрягайся так, не напрягайся! Покалывать начнём только при повышенной сонливости. А если будешь бодро реагировать, то всё обойдётся.

Последний знакомый голос явно принадлежал Давиду Сонному, и Кремон запоздало засомневался, что его друг проявит такое благодушие. Зная его тягу к розыгрышам и шуткам, можно было не сомневаться: Давид обязательно найдёт повод пощекотать своего младшего коллегу чем-нибудь взбадривающим.

Только вот жаловаться и стенать было поздно, многочисленная орава толпящихся вокруг ложа специалистов приступила к работе. Они давали вводные команды своему пациенту, и тот напрягал всё своё воображение, представляя ту или иную ситуацию из своей жизни. Иногда удавалось достичь нужного результата сразу, но чаще всего каждую эмоцию приходилось вызывать многократно, да ещё и разными способами, сценками или воспоминаниями.

Болезненными уколами все равно наградили. Причём довольно многочисленными. Но тут, ни в коей мере не было вины или попытки повеселиться Давида Сонного, просто и эти недовольные всплески активности мозга улавливались собравшимися колдунами со всей скрупулёзностью погрязших в своём деле ремесленников.

Через четыре часа магическую конструкцию с Кремона сняли, и он поднялся весь мокрый от пота. Не лучше выглядели и экспериментаторы. Разве что только неугомонный Татил Астек, стал всех поторапливать к выходу:

– Коллеги, друзья, теперь всё равно полученному слепку понадобится время до окончательного застывания, и до завтрашней ночи мы можем немного отдохнуть и расслабиться.

– Так что ты предлагаешь, возвращаться в мой замок? – выходя на свежий воздух, спросил Хлеби.

– Вот именно! Конечно, раз там остался Рафа, то чудесных колбасок твоей тётушки нам уже не останется, но всё равно мы найдем, чем подкрепиться.

– Это верно! А у тебя, герой, как настроение? – направляясь к лошадям, поинтересовался Избавляющий.

– Немного жутковатое. Как представлю, что скоро я окажусь в том мерзком теле, так сразу напиться хочется до беспамятства.

– Тогда по коням, друзья! Но сразу хочу предостеречь, Кремон, тебе ещё надоест слушать тетушкины рассказы, как она принимала его величество, и как король был без ума от её кухни. Теперь для неё – это самая главная тема для разговоров.

При всём своём желании плотно подкрепиться молодой колдун вдруг почувствовал жалость к тем коллегам, которые были вынуждены просиживать вокруг плавающего в специальной жидкости дракона и отдавать на поддержание жизнедеятельности все силы. Поэтому, уже усаживаясь в седло, он оглянулся на перепрофилированное помещение конюшен и спросил тихим голосом у протектора:

– А на нас не обидятся все остальные? Они тут трудятся, а мы….

– У каждого своя работа. Может, мы ещё им через пару дней позавидуем. Всех делов: отсидел свой час, и сутки делай что хочешь.

– Всё равно, мне даже неудобно как-то. Столько врачей со всех околиц собрали.

– Иначе никак не получалось, – уже на ходу рассказывал Избавляющий. – Но ты бы видел, как тяжело в первые сутки приходилось. Нам боевые Эль-Митоланы свои силы передавали, и мы по шесть часов в сутки высиживали. Это уже потом, со всех сторон подтянулся народ. Зато тельце для тебя сохранили полностью. Так что претензий к нам быть не должно.

В эту ночь Кремону Невменяемому было разрешено всё. И он решил не сдерживать здоровые эмоции, а перед долгим расставанием со своим любимым телом, побаловать его самыми разнообразными излишествами. В итоге съел и выпил за троих, если не больше…. Ко всему прочему ещё и поддался на сияние глаз самой игривой и любвеобильной Эль-Митоланши, с которой ему удалось уединиться на часик в одном из чердачных помещений замка.

Поэтому в свою, выделенную ему ещё в ученичестве комнату, он ввалился спать уже в светлое время суток. Да так и рухнул на кровать, не раздеваясь. Откинулся на спину и блаженно закрыл глаза, сразу проваливаясь в океан сна.

Но не тут-то было! Вдруг дверь хлопнула, а потом и женские ручки затормошили молодого колдуна изо всех сил. А чей-то знакомый голос стал восклицать:

– Ну ты и соня! Занваль вовсю светит, а он дрыхнет! Вставай! – затем после короткой паузы: – Фу! Ну и перегар от тебя! Словно бочку прокисшего пива выпил! Да вставай, тебе говорят!

– Э-э-э…. – выдавил из себя Кремон, пытаясь открыть упрямо слипающиеся глаза. Наконец ему это удалось, но только тщательно сфокусировав взгляд на светлом пятне, он различил симпатичное личико, и с трудом пробормотал: – Мальвика! Тебе чего?

– Как чего?! У нас ведь встреча со Спином, а потом полёт на экскурсию в интересное место.

– …Место? …Со Спином?

– Как же так?! – стала сердиться молодая маркиза уже всерьёз, – Наш друг специально к твоему приезду приготовил сюрприз, ждал этого дня несколько недель, верил во встречу, а ты упился до безобразного состояния!

– Не…. я не упился. – Напрягая память, стал выкручиваться Невменяемый. – Просто ночью надо мной безжалостные знахари всякие опыты проводили, а потом лекарство такое пришлось пить…. Ух! Забористое.

– Меня это – не волнует! – сурово отчеканила девушка. – Даю тебе на умывание и сборы полчаса. Если ты через этот срок не будешь сидеть на завтраке, – пеняй на себя.

– Угу…. – приподнявшись на локте, соглашательски промычал Кремон. – Какая ты строгая стала….

Но лишь только дверь за Мальвикой закрылась, как он тут же рухнул обратно на подушку. Бормоча при этом:

– Что за спешка? Ещё немножко бы вздремнуть….

В замке колдун чувствовал себя в полнейшей безопасности. Никакого смысла прислушиваться к каждому шороху, а уж тем более ставить охранные контуры не было. И вполне естественно, что ничто не могло заставить его напрягаться. Организм, по самое горло нагруженный алкоголем, требовал глубокого сна и полного покоя.

Поэтому ледяная вода, неожиданно залившая всё тело, показалась ему настолько кошмарным явлением, что он плохо соображая, задействовал левитацию на полную силу. В следующий момент он получил основательный удар в лоб, столкнувшись с потолком, затем, не успев скоординироваться, грохнулся боком об пол, опять взлетел, и вот уже только тогда начал осознавать, что его убивают. Чисто интуитивно встал на ноги, выбрал правильную боевую стойку и замер в полуприседе. Тут же магические щиты окружили промокшие насквозь одежды, а руки потянулись вперёд, намереваясь разорвать в клочья любого оказавшегося поблизости противника.

Только вот гипотетический противник разразился весёлым заразительным женским смехом.

– Ой! Да ты подскакивал словно мячик! У тебя всегда так подъём теперь происходит?

От такой простоты и наглости руки у Кремона бессильно опустились:

– Мальвика, когда же ты научишься входить в комнату только после разрешения?

Та и не подумала оправдываться, наоборот перешла в наступление:

– Я ведь тебя по-хорошему предупреждала! Или ты совсем совесть потерял? Мы тут столько ждали, а его только сон интересует! Или может мне тебя ещё и под душем искупать и одевать как ребёнка?

Во время этого монолога Невменяемый смотрел на маркизу и осознавал, что выспаться сейчас не удастся, потому что его взяли в настоящий оборот. Дружище Спин ещё бы понял его состояние и разрешил пару часиков проспаться, но только не эта егоза. Пришлось срочно загружать свои магические умения и очищать организм от воздействия алкоголя. И уже направляясь в душ, колдун с отчаянием махнул рукой:

– Ладно, жди меня за столом. Через четверть часа буду.

За столом его поджидало только три человека. Да и то Ганби Коперрульф уже доедал десерт. Он же и ответил на вопрос о том, все ли ещё отсыпаются по своим норкам:

– Хлеби и Татил позавтракали самыми первыми и тут же умчались к Давиду. Рафа поехал по срочному делу в Каретный Порт. А мне приказано тебя охранять.

– Да? Тогда я пожалуюсь протектору на тебя, – пригрозил Кремон, приветствуя маршала и усаживаясь рядом.

– Суть жалобы? – по-деловому, топорща свои усы, спросил Коперрульф.

– Меня только что пытались утопить, – многозначительный взгляд в сторону довольной Мальвики, – Да ещё и в ледяной воде!

Тут вступила в разговор тётушка Анна, до того строго поджимавшая губы:

– Ничего страшного! Зато ты плотно позавтракаешь и не останешься голодным.

– Уважаемая госпожа, мне кажется, в этом замке ещё ни разу не было голодных.

– Неправда, – тут же стала с довольной улыбкой возражать домоправительница. – Вот, например его Величество, Рихард Огромный, каждый раз садясь за стол, всегда признавался, что страшно голоден. И говорил, что его даже ночью тянет хоть что-нибудь перекусить из моих блюд.

Ганби резко вздохнул и стал торопливо доедать свой пирог. А монолог донельзя довольной тётушки продолжался после этого безостановочно. Даже Мальвике не удалось вставить единого словечка. Уже и маршал давно покрикивал на парадном дворе, уже и Невменяемый несколько раз пытался встать из-за стола, но его останавливала сухая ладошка и новые подробности пребывания королевской четы в замке захлёстывали парня с головой.

Окончилось тем, что в открытое окно влетел Спин и ворчливым голосом перебил интересные россказни:

– Может, хватит объедаться? Станешь толстым, и мы тебя поднять не сможем!

– Кто толстый? – молодой колдун, радуясь поводу сбежать и заодно показать свою лихость, вскочил из-за стола, разогнался и рыбкой выпрыгнул в окно. Потому что высота там была всего три метра, и он давно мечтал покинуть гостиную именно таким способом. Просто раньше всегда окна были плотно закрыты, а сейчас ими постоянно пользовались болары.

Во дворе, затеняя Коперрульфа от ярких лучей Занваля, висело около десятка зелёных шаров, и все они отреагировали на эффектное появление парня поощрительным воркованием и громким бульканьем, который у них заменял смех. Пока обменялись взаимными приветствиями, на крыльцо выскочила Мальвика и тоже поспешила к скоплению шевелящихся корней.

– Вот и я! Куда летим?

Лидер разумных растений, с некоторым сомнением проворковал:

– Вообще-то там только Эль-Митолану пробраться удастся.

Маршал Агвана успел возразить первым:

– Тогда ничего не получится. Мне приказано с нашего героя глаз не спускать. Поэтому и на шаг отойти от него я не намерен.

– И со мной так поступать нечестно! – обижено надула губки маркиза. – Если бы не я, Кремон бы всё на свете проспал, и будить его никто бы не осмелился!

– Тоже верно, – пробормотал болар.

– Да ты хоть в двух словах намекни, что и как? – попросил Невменяемый своего левитирующего друга.

– Ладно, в двух словах могу, – и Спин принялся рассказывать. – Мы ведь уже давно по другим лесам летаем и выискиваем наших соплеменников, которые не совсем одичали. Вот и нашёл Караг, мой самый верный сторонник, древнего Грюхуна на юго-востоке. Тот уже умирал и мог общаться на таком жутком диалекте, что мы его еле поняли. В общем он рассказал об одном тайном месте, которое находится здесь неподалёку, но взял с меня торжественную клятву отвести туда только определённого человека, самого лучшего друга боларов.

Кремон дружески похлопал лидера боларов по корневым утолщениям:

– Мне лестно, что вы меня считаете самым лучшим другом. Но как же Лирна? Ведь это она вас полюбила самая первая, а потом и нас познакомила.

– Всё верно. Уже сейчас все наши почитают Лирну больше всех и обращаются к ней не иначе как принцесса. Но я ведь говорил об определённом человеке. То есть он должен быть Эль-Митоланом.

– В таком случае могут обидеться Давид и Хлеби. Уверен, они в вас души не чают.

– Согласен. Но ведь ты был самым первым колдуном, который полюбил нас со всей искренностью и теплотой. Мало того, я уже советовался и с Сонным, и с Избавляющим по этому вопросу, и они рекомендовали дождаться тебя. Так что никаких обид. Тем более, когда я им описал увиденное в потайном месте, они только пожали плечами, решив, что в этом ничего срочного нет. В крайнем случае, мы согласились подождать до полугода. Именно через такой срок планировался твой визит в Агван.

Молодой колдун в удивлении хмыкнул, а потом наморщил лоб в раздумье:

– Конечно, надо там побывать. Но неужели к тому месту нельзя пробраться, ни Мальвике, ни тем более Коперрульфу? Ведь такой как он, везде прорвётся.

– Сомневаюсь. Там минут десять надо глубоко под водой плыть. Поэтому есть два варианта. Первый они летят с нами до острова и поджидают нас на скалах….

– Мало ли какие опасности внутри, – тут же отозвался маршал.

– Внутри всё проверено и нет там ничего страшного….

Но теперь уже Невменяемый перебил лидера боларов:

– Постой, а разве вы можете нырять под воду?

– Ещё как!

– Но вы же деревянные и лёгкие?

– Сам ты деревянный, – забулькал Спин. – Просто для ныряния мы используем обратную силу левитации и без труда можем погрузиться метров на сорок-пятьдесят. Больше не получается.

– Не знал….

– Больше надо друзьями интересоваться.

– Так ведь я не по собственной воле….

– Ладно, это я пошутил. И второй вариант, – продолжил Спин, – Это если ты за них возьмёшься и прикроешь воздушным щитом. Тогда мы вас за две ходки перетянем в пещеру. Вот правда и там они не смогут перейти на вторую половину. Зато прекрасно смогут тебя видеть метров с тридцати. Так устроит?

Ганби и Мальвика быстро переглянулись и согласно кивнули.

Как оказалось, это были ещё не все условия:

– Кремон, только тебе надо будет дополнительную силу взять для транспортировки людей под водой. Потому что на месте ты должен быть полноценным Эль-Митоланом.

Молодой колдун тут же вспомнил о красной жемчужине на своём ордене и самодовольно улыбнулся:

– Словно предвидел такое дело и совсем недавно запасся. Ведь всё равно большинство коллег отсыпается после ночной гулянки.

– Тогда в путь! – скомандовал лидер разумных растений и стал распределять своих товарищей. – Мы берём Кремона. Четвёрка Карога – маршала. А вы трое – подхватывайте маркизу. Только держите её крепче, когда она визжит от восторга и пытается раскачиваться на корнях.

– Буду вести себя примерно! – воскликнула Мальвика, поднимая руки и резво обхватывая ладошками окружившие её корни.

И вскоре три человека уже неслись над озёрными просторами. Спин летел перед Кремоном, прикрывая своим корпусом вид на небо и держа основными корнями под мышки. Два его соплеменника, удобно сплетя корни, несли импровизированное сидение, а сзади подпирал спину ещё один болар. Практически они могли нести человека вдвоём, и совершить вынужденную посадку такого веса в одиночку, но лишняя бдительность никогда не помешает.

Оба толстых корня проходили по бокам от лица Невменяемого, и он прекрасно видел простирающиеся перед ними ландшафты. При этом, несмотря на довольно сильный ветер, вполне отчетливо мог слышать ответы болара на свои вопросы. Как оказалось, всё это время разумные растения не только занимались интенсивным обучением и поиском своих одичавших соплеменников. В последние полгода с ними работала группа из двадцати Эль-Митоланов, которые пытались выяснить каким образом болары могут видеть фиолетовый клубок отделённого сознания, и могут ли они при этом на него воздействовать. Вторым важным пунктом в исследованиях было умение летающих шаров сразу отличать колдунов от простых людей, несмотря даже на полное прикрытие их магической сущности. Ну и третий аспект научных исследований – это невероятная способность к левитации, доселе необъяснимой с точки зрения магической науки.

Видевший замок Давида Сонного только коротко, да и то ночью, Кремон от всей души удивился:

– Слушай, если ещё и с вами два десятка работают, то сколько же там народа собралось в данный момент?

– По-моему этого и сам Давид не знает, – забулькал Спин. – Да и нам, честно говоря, все ваши исследования надоели больше всего. Мы ведь летать любим, путешествовать. Одна радость, что мы вскоре с тобой в Альтурские Горы полетим.

– Каким образом?

Действительно, такое утверждение в голове у знающего человека не укладывалось. Хоть драконы по всеобщему мнению боларов не трогали, не притесняли, а порой и подкармливали, но перелететь зелёные шары могли в Альтурские Горы лишь в одном месте: на Аслидском перевале со стороны Баронства Радуги. Да и то по донесениям разведки над перевалом в последнее время не пролетел ни один болар. Из чего следовало, что драконы и в том месте перестраховались. Возможно, что и до них доползли знания о разумности этих детей природы. Остальные границы королевства воздушных пиратов были неприступны из-за непомерной высоты и расставленных в глубоких ущельях ловушек. Даже совершенно дикие болары инстинктивно боялись лететь в сторону Альтурских Гор.

Так что на радостный, полный надежды вопрос, Спин попытался ответить со всей своей осведомлённостью:

– Пока никто в этой затее ещё не уверен, но ваши учёные головы отыскали где-то магическую формулу закупорки боларов в энергетический кокон. Мы якобы там совершенно ничего со своей левитацией не будем весить. Вот ты нас и «потащишь» за собой на постромке и «перевалишь» через самый высокий Топорный хребет.

– Разве драконы и через него перелетают?

– Видели не раз, средь бела дня.

– Но ведь тогда и нас заметят.

– Планируется перелетать в ночное время.

– Ладно, допустим, я вас перетащил, потом вынул из коконов, но как обратно вас туда засунуть при возращении в Энормию?

– Вот это – самый сложный вопрос. И будет зависеть от того, что и как ты сможешь творить, находясь в теле этого воздушного красавца.

– Тоже мне, нашёл красавца, – содрогнулся Кремон от отвращения.

– Ну не скажи, – стал философствовать Спин. – Мы их, конечно, жутко боимся, но с другой стороны всегда восхищаемся красотой и силой их полёта. Да и скорость у них маршевая в два раза выше. А уж когда они пикируют, то ускорятся ещё раза в три. Мне кажется, тебе понравится парить на невиданных нами высотах….

– Думаешь? Ладно, поживём – увидим. Долго ещё нам лететь?

– Нет. Видишь тот самый большой остров?

– Попробуй такой не заметь.

– Вот к нему и летим.

Послание древних

Действительно, сплошная огромная скала возвышалась из озера, словно гигантская крепость и казалась, была не подвержена влиянию времени. За многие века, а скорей всего и тысячелетия лишь кое-где зелёными островками укоренились перекрученные ветрами сосны, да рваными лоскутами разросся коричневатый мох. Даже птицы почему-то не гнездились на крутых, почти гладких и каменистых склонах. И для хранения любой тайны это место подходило больше всего. Хотя его удалённость, неприступность и так сразу сводила все шансы любого исследование или разведки к нулю.

Мало того, для того чтобы добраться во внутренние переходы, ведущие в пещеру, надо было вначале нырнуть на глубину тридцати метров, потом проплыть по запутанному лабиринту и только тогда вдохнуть живительный воздух влажного подземелья. А потом ещё и подняться по винтом уходящему вверх желобу. И когда все три человека наконец-то достигли цели, немного подуставший Кремон почувствовал себя совершенно пустым в магическом плане и использовал, или попросту говоря, влил в себя силу, заготовленную в Жемчужном ордене.

Сделал он это перед разделяющей пещеру надвое ступенькой. Потому что на её шершавой поверхности отчётливо были видны вырубленные знаки трёх соприкасающихся кружочков. Таким способом во все времена, у всех рас разумных, обозначали магическое умение Эль-Митолана. И точно так же рисовали эти колечки в тех местах, куда вход простым смертным был воспрещён.

Только разумные растения видимо не подпадали под обе категории. Потому что Спин вместе со своим соратником Карагом, спокойно пролетели к самой дальней стене и там прислонились к скальной поверхности по бокам удивительно верно нарисованного болара. Мальвика и Коперрульф остались наблюдать, не переступая возвышение, тогда как остальные зелёные шары расселись вдоль боковых стен, поближе к своему лидеру и затихли. Повинуясь призывным жестам корней своего друга, осторожно шагая и внимательно осматриваясь вокруг, пошел к дальней стене и Невменяемый.

Когда ему осталось пройти десяток метров, Спин его подбодрил:

– Можешь не спешить. Мы вначале должны как бы «прогреть» скалу своими прикосновениями и только минут через пять ты увидишь основное действо, ради которого мы и проделали такой нелёгкий путь.

– Так и не хочешь меня раньше подготовить?

– Что тут готовить? Пока не увидишь – не поймёшь. Сам будешь решать.

Молодой колдун замер на месте, продолжая всеми доступными ему средствами осматривать стену, пол и уходящий круто вверх свод. Воздуха здесь было предостаточно, блестящие вкрапления слюды в породе отбивали и множили освещение светляка и больше, кроме естественно, самого рисунка в пещере ничего интересного не было. Да и сам он с первого взгляда был ничем иным, как просто высокохудожественным изображением, которые ещё довольно часто можно было отыскать в древних развалинах. Разве что идеально сохранился, как для такого сырого помещения. Ни единой надписи или значка вокруг рисунка тоже не наблюдалось. И только Эль-Митолан собрался проявить своё нетерпение вопросами, как вздрогнувший Караг произнёс:

– Началось!

Почти сразу скала подёрнулась рябью, словно по поверхности воды промчался легкий ветерок. Потом изображение мелко задрожало, а по нарисованным корням прошла короткая судорога. А в следующее мгновение весь рисунок, словно полупрозрачное привидение стал выплывать из стены. Выйдя из неё полностью и продвинувшись на один метр, продолжающаяся колыхаться копия разумного растения замерла на одном месте.

Вот тут уже Кремон задействовал самые уникальные свои возможности. Не прикасаясь к эйфорическому созданию физически, он пронизывал его щитами, просматривал во всех спектрах ауры, выискивал хоть какие-то взвешенные или невидимые частицы, пробивал осторожно направленными волнами звука, а напоследок даже пощупал силовыми линиями и маленькими сгустками огня.

При этом он довольно часто задавал вопросы Спину и его соратнику:

– И долго это изображение будет так висеть?

– Пока мы «греем» стены. Потом оно с той же скоростью прилипает на скалу обратно.

– А вы пробовали его пронзать своими телами?

– Ещё как пробовали. И пронзали, и висели внутри….

– Сами вы что видите?

– Ничего фиолетового искрящегося. И ничего красновато-туманного. Обычное сероватое, колышущееся изображение в полный наш рост. Разве что чуть-чуть выделены основные цвета нашего шара и корней.

– Хм! То же, что и я….

– Мы тоже в этом были уверены.

– Может вы что-то упустили из объяснений старого Грюхуна?

– Да нет, он повторял как заведённый: «…Доставите туда лучшего друга, обогреете рисунок, прислонившись по сторонам телами своими, и ждите действий своего друга…»

– Ага, значит, мне решать что делать?

– Так я об этом и говорил….

– М-да, похоже, что это просто некое магическое изображение и ничего более. Хотя…. может, ещё вот так попробую….

Всё оказалось безрезультатно. Оставалось попробовать только одно: войти непосредственно в само изображение. Вначале Невменяемый помахал во внутренностях руками. Потом поставил туда одну ногу. И только затем, перекинувшись со всеми друзьями впечатлениями, решительно встал в мерцание полностью.

Тотчас перед глазами коротко мигнули световые зайчики. Пальцы рук и ног приятно пощекотало, а в лицо пахнуло странной свежестью. А потом внутри сознания появилось легко запоминающееся изображение: высокий, тучный мужчина со свисающими ниже подбородка усами идёт вдоль длинного ряда сидящих на поваленном стволе дерева боларов и на каждого возлагает свою ладонь. Причём делает это быстро, словно приветствуя старых знакомых. Затем картинка сразу же сменилась на другую: Тот же человек ждет, когда прямо к нему подлетит другой болар и возлагает на него две руки. Но держит их довольно долго, чуть ли не минуту. А потом поворачивается, берёт откуда-то сбоку хрустальную и прекрасную корону или вазу и вручает застывшему перед ним болару.

На этом всё и закончилось. Невменяемый рассмотрел по бокам от себя колышущиеся корни Спина и Карага, перевёл взгляд на стену, и спросил:

– Куда делся рисунок?

Болары стали отвечать наперебой:

– Впитался! Прямо в тебя! Вначале рисунок минутку заискрился почти невидимыми бликами, а потом раз, и пропал! Словно его и не было. Ага! А ты вот стоишь с открытыми глазам, и ничего не видишь. Мы к тебе и подлетели.

– Понятно….

– Что? Что тебе понятно?

– Скорей всего это было какое-то послание древних, которое после того как дошло по назначению, исчерпало свой лимит энергии.

– Так ты что-то увидел? А что конкретно?

Сзади тоже послышался обеспокоенный голос Коперрульфа?

– Как там у вас прошло?

Поэтому Кремон быстро развернулся и прошёл в нижнюю часть пещеры. Болары тоже все поспешили следом и зависли вокруг людей. Сразу для всех Эль-Митолан подробно рассказал об увиденных сценах, не упустив ни одной детали. Вплоть до одежды того человека и особенностей заднего плана. Как ни странно разгадки никто не знал. Разве что Спин, с непонятным стеснением вдруг предложил:

– Давай проверим одну мысль. Положи мне руку на обруч корпуса.

– Хм? Да запросто!

Возложенная длань ничего не принесла ни болару, ни человеку.

– А теперь положи две руки и подержи, сколько следует, – продолжал настаивать лидер боларов.

Но и минутное наложение рук не совершило какого-нибудь чуда. Даже вторая минута ничего не дала. Как ни странно и Мальвика вдруг потребовала:

– Положи и мне руку на голову!

– Слушай, маркиза, ты за кого меня принимаешь?

– Ну пожалуйста, Кремончик, чего тебе стоит?! – запрыгала от нетерпения девушка. Не желая и дальше выслушивать настойчивые просьбы, Невменяемый положил руку и на её локоны. И через минуту полного молчания с некоторым ехидством спросил:

– Ну что, можешь летать как болар?

Как ни странно Мальвика не обиделась. Насупила только брови, прислушиваясь к своим внутренностям, а потом разочарованно выдохнула:

– Не могу.

Скрывая улыбку, Коперрульф разгладил свои длинные усищи:

– Получается, что ничего полезного в этом нет?

Кремон ещё раз осмотрел всю пещеру:

– Может и нет. Но слишком странно всё это. Зачем тогда строить? Делать отметку для Эль-Митоланов? Пускать легенду про какого-то друга среди одичавших племён боларов? А если бы тот же найденный вами Грюхун умер намного раньше? Или таких «знатоков» как он в мире много? И всё ради каких-то странных сценок в моей памяти? Сплошные несуразности!

И, словно сам себе возражая, тут же поднял вверх указательный палец:

– Но! Вполне возможно, что здесь кроется более глубоко зашифрованное сообщение. И его надо пытаться понять не одному, а всем коллективом учёных и историков. Ну а самое интересное и загадочное – это переливающаяся хрустальными отражениями корона. Как мне кажется у Хлеби должно быть изображение Сферы магической Настройки. Если и нет, то о ней должны подробно знать Татил и Рафа.

– Ты думаешь, тебе довелось увидеть ту самую? – многозначительно расширила глаза Мальвика.

– Ты уже и об этом читала? – удивился колдун.

– Конечно!

– Может и рисунок нашла?

– Да нет, там только о Сфере вскользь несколько раз упоминается. Потом я у дедушки Огюста спрашивала, но он с уверенностью ответил, что больше никаких данных об этом чуде магической Настройки в библиотеке нет.

– Ладно, разберёмся с этим в Агване. Спин, силёнки ещё остались для дальнего полёта?

Болар ответил с достойной уверенностью в голосе:

– Разве это дальний? Вот когда будем Топорный хребет перелетать….

Вернувшись в Агван, вся компания попыталась разыскать протектора, но как оказалось, он так и не возвращался от своих коллег. Поэтому люди оседлали лошадей и помчались в сторону Клаковской гущи наперегонки с летящими боларами. И прибыли, можно сказать вовремя. До полусотни Эль-Митоланов прохаживалось во дворе замка Давида Сонного, обсуждая последние новости и результаты экспериментов. Дело близилось к обеду, вот они и грелись под лучами Занваля, дыша свежим лесным воздухом и нагуливая аппетит. К тому же из самого замка и занятых под лабораторию конюшен постоянно подтягивались новые люди и присоединялись к беседующим. По сути дела такого одновременного скопления колдунов в одном месте Кремону видеть ещё в своей жизни не приходилось. Особенно в такой живописной обстановке. Поэтому он не стал громким окликом приветствовать всех в одночасье, а скромненько так протиснулся к той группе, где находились Давид, Каменный и Хлеби Избавляющий. Последний сразу же заметил своего бывшего ученика и поинтересовался:

– Так быстро вернулись?

– Да там и делов то – всего ничего.

– Ну так поделись с нами великими секретами древнего Грюхуна. Кстати, а где наши болары?

– Решили наведаться в стаю, но обещали быть к обеду.

Затем Невменяемый подробно рассказал о событиях в пещере, которую неизвестные разумные так тщательно упрятали от всего мира. Коперрульф и Мальвика, стоящие сзади него, помалкивали и только иногда кивали в знак подтверждения. Во время повествования близстоящие Эль-Митоланы прекратили все разговоры, обступили прибывших плотным кружком и ловили каждое слово. Поэтому когда перешли к обсуждению услышанного повествования, мнений оказалось предостаточно. Выдвигаемые гипотезы и предположения сыпались, словно из рога изобилия. Но ни одного оригинального и похожего на истину разъяснения никто так и не дал. Единственно на чём сошлись, так это на идентичности увиденной Сферы, которую подтвердил протектор Агвана, видевший её на многих рисунках. Но вот что она делала в руках усатого человека, единого мнения так и не достигли.

В середине дискуссии к разросшейся компании спорщиков присоединился и Спин. Но он в основном помалкивал, разве что ответил односложно на несколько уточняющих вопросов. А вот Давид Сонный в завершении дискуссии как всегда оказался в своём репертуаре. В тот момент, когда все колдуны стали расходиться он вдруг с явной обеспокоенностью воскликнул, обращаясь к болару:

– Слушай, а в каком месте к тебе прикасался Кремон?

Ничего не подозревающее разумное растение указало корнем на определённый участок своего шара. После этого Давид тщательно туда присмотрелся и округлил глаза от ужаса:

– Какой ужас! Твой обод в том месте прогнил почти насквозь!

Надо было видеть с какой паникой из зеленой, верхней части сферы болара взметнулись жгутики с глазами и буквально прилипли к коричневому нижнему ободу. И только сдержанный смех людей окончательно успокоил Спина в его безопасности. Мало того, он ещё и сам побулькал весёлыми звуками из своего речевого аппарата, и добавил:

– Ладно, Давид, теперь я попрошу Кремона, чтобы он и тебя за голову потрогал. Вот тогда уже точно все твои кучеряшки отвалятся, и будешь поблескивать как мой прогнивший обод.

Окружающие засмеялись гораздо громче и сделали это, в основном женщины. Да ещё прокомментировали:

– А правда, Давид! Лысым ты будешь выглядеть намного эффективнее.

– И моложе!

– Имя тоже сможешь сменить на «Ослепительный»!

В итоге шутка, благодаря чувству юмора болара, гораздо больней ударила по Сонному. Но тот в таких случаях никогда не обижался. Наоборот, продолжал всеми своими силами и умениями веселить огромную компанию.

Между тем Кремон с удивлением и внутренним самодовольством понял, что буквально все о нём знают и хорошо наслышаны о недавних событиях в Спегото. То один, то другой Эль-Митолан подходил к молодому коллеге, кратко представлялся и с чувством тряс руку. Добавляя при этом:

– Горжусь возможностью познакомиться лично. Воистину редкие таланты надо иметь, чтобы лично участвовать во всех эпохальных делах последнего года.

Или:

– Горжусь, что в Энормии есть такие герои!

Наверняка сюда примешивались и уважительные чувства к молодому колдуну по поводу предстоящего переселения отделённого сознания в тело дракона. Ведь все здесь присутствующие знали о сути намеченного эксперимента и наверняка сочувствовали, восхищались и завидовали одновременно такой уникальной возможности ощутить себя в другой ипостаси. Тем более в ипостаси вечного и непримиримого врага Энормии. Да и скорей всего многие из находящихся врачей хорошо себе представляли весь риск переселения сознания, тогда как Невменяемому ещё только предстояло о нём расспрашивать, ещё только предстояло осознать многие трудности и сомнения в этом деле. И на собственной, так сказать «шкуре», прочувствовать полный процесс магических проб и ошибок.

Последние радости

Как оказалось сразу же после обеда, «подопытный кролик» нужен был очень многим. Вначале его час истязали всевозможными осмотрами врачи из свиты Эль-Митолана Каменного, а потом на целых три часа бренным телом молодого героя занялась не менее малочисленная группа под руководством барона Тулича. Тот ещё и приговаривал при этом постоянно:

– Наконец-то мне удастся провести полный комплекс исследований. Инородный агрессор из желудка пропал, но это не значит, что твоё тело очистилось от влияния молока Топианской коровы. Все последние пробы последнего полугода показывали продолжающиеся изменения в крови. И вообще, будь моя воля я бы тебе дал полный покой, поселил поближе к Гиблым Топям в заповедной чаще и не прекращал бы ежедневных тщательных обследований.

– Ха! И это вы хотите назвать покоем? Тщательные обследования?! – задёргался Кремон на возвышении, очень напоминающем операционный стол. – Нет! Только в замок! Закроюсь в библиотеке и не буду даже на двор года два выходить.

– Ты со своим здоровьем не шути. Я тут сегодня прочитал доклад отшельника Малахана, так вот он там приводит свои утверждения, что особенная дикость всех существ обитающих в Гиблых Топях как раз и является следствие поглощения того самого молока. А ты его напился – будь здоров!

– Правильно, сейчас объявите меня диким и посадите в клетку!

– Как по мне, то твоя подсказка самая верная…. И не дёргайся! – с этими словами профессор вогнал Невменяемому толстую иглу в вену, и пробирка стала быстро наполняться тёмной кровью. – Вполне возможно, что так было бы лучше для твоей собственной безопасности….

Шеслан Тулич продолжал велеречиво вещать о жертвенности врачебной этики, тогда как «подопытный кролик» с нервным заиканием обратил его внимание на процедуру забора крови:

– Вынимайте иглу! Сейчас через верх польётся!

– Не переживай! – и тут же барон ловко заменил полную ёмкость совершенно пустой. Да ещё и прикрикнул строго: – А ты как думал! Нам с твоей кровью надо до сотни экспериментов провести за ближайшие сутки. Благо, что всё необходимое здесь уже есть и коллеги подобрались самые наилучшие.

– Но ведь со мной всё в порядке! – попытался возразить Кремон.

– Это сейчас всё в порядке. А когда ты вернёшься «оттуда» и потребуешь своё тело обратно, может быть и не в порядке: оно может одичать и придётся за ним гоняться по деревьям. Тебе оно надо? Поэтому доверься нам и не спорь. Лучше бы ввёл себя в сон! И так мои нервы после этих Каррангаррских гор истрепаны до предела.

Один из помощников барона Тулича тут же оживлённо спросил:

– Слышал, что к вам в доверие втёрся преступник?

– Да уж! Вспоминать страшно. До сих пор удивляюсь массе счастливых для нас обстоятельств.

Тут же посыпались вопросы со всех сторон, а окунувшийся в воспоминания профессор пустился в подробные описание приключений, которые они пережили в Спегото. Невменяемый вздохнул с безысходностью, закрыл глаза и приготовился умирать от потери крови. Через некоторое время открыл снова и убедился, что умереть ему не дали: забор крови прекратили. Но вот все остальные действия магического плана продолжались с неотвратимостью рухнувшей вниз лавины. Поэтому он прислушался к единственно дельному совету и особым магическим действом ввел себя в глубокий сон.

Когда его разбудили, почувствовал себя гораздо более свежим и полным сил. Что после такого обескровливания казалось немного странным. Но барон Тулич отечески похлопал его по плечу со словами:

– Мы тебя тут немного «подлечили», следовательно, можешь отдыхать в полную силу. Только вот сегодня уже желательно не пить алкоголь и не передаться. С завтрашнего утра тобой займутся вплотную.

– Спасибо, что только завтра, – потягивая плечами и торопясь к выходу, поблагодарил Кремон. – А то мне приснилось, что я уже очнулся драконом и всех вас тут поел….

Вслед ему раздались смешки и ехидное наущение:

– Иди, иди, прожорливый ты наш! Там тебя уже давно маркиза Баризо ждёт. Раз восемь заглядывала. Вот её и ешь!

Действительно, девушка сразу бросилась к нему, лишь только парень появился снаружи. И силком потащила в сторону группы боларов:

– Мы тебя уже и ждать отчаялись! Что они там с тобой так долго вытворяли?

– Лучше не спрашивай, а то лишишься аппетита на целую неделю. Но куда ты меня тащишь?

– Сейчас отправляемся лётом на опушку лесу, на другую сторону луга. Видишь, Коперрульф уже готов к полёту.

– Постой, постой! А зачем нам туда лететь?

– Об этом очень просил Спин, и утверждал, что ты ему не откажешь. Представляешь, он вбил себе в голову, что…

– А где именно у него голова? – тут же перебил Кремон девушку со смехом. Но та только отмахнулась:

– Неважно! Он обязательно решил продолжить эксперименты с твоим возложением рук. Похоже, надеется на магическое чудо и всё время твердит, что не зря ты видел именно такую картинку.

– И что я должен буду делать на опушке леса?

– Спин уже давно там и занимается сбором тех боларов, которых они приютили за последние месяцы, отыскав по окрестностям. Они совершенно дикие, не поддаются никакому обучению, совершенно беспомощны, неуклюжи и беззащитны. Практически они жили только на голодных инстинктах и большинство даже ворковать не умеют. Слушаются более организованных соплеменников словно бездумные овечки. Что только наши болары с дикими не делали, ничего не получается. Только непонятная покорность и полное молчание.

– Понятно. Только вот мои руки им наверняка не помогут….

– Тебе что, жалко?

– Скажешь тоже! Да я любую просьбу Спина выполню.

– Тогда полетели!

Действительно подобный способ передвижения был очень удобен и доставлял ко всему массу удовольствия. Несущие людей болары практически спланировали с ускорением с верхушки холма к самой опушке и там плавно замерли в момент касания корнями земли. Повизгивающая от восторга Мальвика уже была всем привычна, а вот раскрасневшийся от скорости Коперрульф впервые высказал свои бурные эмоции разухабистым криком. И уже на земле признался:

– От таких удовольствий можно умом тронуться.

Подлетевший к ним Спин тут же согласился:

– Скорей всего так и происходит. Видимо наши дикие братья летали слишком быстро, и как следствие…. Вон, посмотри на них!

Первым делом Невменяемый поразился сильному сходству со сценкой, увиденной им в пещере. Поставленные на пни стволы деревьев представляли собой нечто вроде насеста, и на них расположилось рядком двадцать три зелёных шара. Все взрослые особи, так сказать в расцвете своих физических сил, только вот какие-то потерянные, словно неживые. Даже зелёная расцветка верхней части корпуса казалась какой-то припыленной. Над ними, словно пастухи, перемещалось в воздухе с десяток соплеменников из местной стаи. Они явно присматривали за сидящими на брёвнах и не давали им взлетать.

– Как они выглядят? – спросил Спин.

– Точно так же, как я увидел в пещере. Только вот усатого мужчины не хватает.

– Как раз хватает, – болар указал корнем на вскинувшего брови маршала. – Ганби тоже будет на них класть руку.

– Отлично! – тут же согласился Кремон. – Кто первый?

Теперь уже к раздаче инструкций приступил Карог. Причём интонации его голоса очень напоминали недавние разглагольствования барона Тулича:

– Мы тут посоветовались и решили всё сделать, как положено. Чтобы впоследствии не сомневаться в результатах. Поэтому не просто собрали в эту группу, кого попало, а постарались выбрать совершенно идентичные особи. Как по возрасту, так и по развитию. Возлагать свои ладони вы будете тоже не на всех подряд. На первый десяток вы пытаетесь воздействовать вместе. Затем каждый в отдельности на раздельные пятёрки. И последние трое вообще останутся неприкасаемыми. Мы по ним будем контролировать изменения в остальных. Правильно мы решили?

Молодой колдун не мог сдержать похвального восклицания:

– Превосходно! Каков бы ни был результат, но вы со временем запросто заметите любые изменения.

– Вот именно, – поддакнул Спин. – Потому что действие от ваших ладоней может быть замедленно, и растянуто на дни, если не на недели. Только тогда нам станет ясно, кого искать для спасения рода: усатых людей или молодых Эль-Митоланов.

– Или пусть они работают в паре, – подсказала Мальвика.

Мужчины выполнили всё, как их просили, но и тут Караг, сказал, что не всё сделано, и напомнил о двух руках:

– В этом случае наши братья должны подлетать сознательно. Поэтому просто стойте на месте.

Здесь тоже было явное, заранее согласованное со Спином разделение. Потому что пятеро боларов из числа «опекунов» подлетело к Невменяемому, а пятеро к Ганби Коперрульфу. Похоже, что такое доверие радовало бывшего капитана гвардейцев. Он даже бормотал от всей души добрые пожелания здоровья, крепкого ума и развития всех талантов каждому подлетающему зеленому шару.

Потом ещё некоторое время всей группой экспериментаторы бродили и летали вокруг брёвен, рассуждая и присматриваясь к диким боларам. Но через час Караг побулькал в сторону своего предводителя:

– Спин, мне кажется считать они так и не научатся.

Тот в ответ разочарованно запыхтел:

– Жаль, очень жаль, если ничего не получится. Но зачем тогда выдолбили эту таинственную пещеру? Ничего не понимаю….

Со стороны луга послышался топот копыт и на опушку выехал помощник конюха, ведущий в поводу трёх оседланный лошадей. С интересом осмотрев живописную картину с боларами, он махнул рукой в сторону замка, и обратился к Невменяемому:

– Протектор Сонный просил вас приехать по возможности быстрей.

– Спасибо, уже выезжаем, – ответил молодой колдун, принимая уздечку. И затем вновь повернулся к болару: – Спин, мы ещё нужны?

– Нет, нет, спасибо. Можете ехать, я к ужину тоже подскочу.

Проезжая сквозь высокие травы, Кремон указал рукой на огромную домину с многочисленными вспомогательными пристройками Гната Паласия и спросил у маршала:

– Как они там, справляются с хозяйством?

– Вполне! А сейчас полным ходом готовятся к свадьбе, на послезавтра назначили и хотят, чтобы ты у них был почётным гостем.

– Ну, если меня наши знахари отпустят, то я с радостью. А чья свадьба то?

– Как чья? Твой друг Бабу женится на Лирне.

– Ха! – не смог сдержаться от восклицания колдун. – Сам-то Бабу об этом знает?

– А куда он денется? Его, правда так скоро не ждали, как и тебя…. Но зато теперь Лирна намерена его прижать окончательно. Сейчас сидит в Каретном Порту и прислушивается к стуку колёс. Ведь если не сегодня вечером, то завтра утром они должны тебя нагнать?

– Так мне обещали…. Но всё-таки, зачем такая спешка?

– Да всё из-за тебя. Слух прошел, что скоро опять уезжаешь, а это уж как ведомо, что Бабу за тобой потянется.

Невменяемый тяжело и протяжно вздохнул, понимая, что друг теперь надолго окунётся в своё семейное счастье. С некоторым недоумением подметив за собой, что по-доброму этому завидует. И уверенно добавил:

– В этот раз не потянется.

Возле башни оказалось не так многолюдно, как многосорфитно, потому как помимо хорошо знакомого Рафы, там громоздились огромные туловища ещё пятерых его соплеменников. Таги насчитывалось на порядок больше, но их фигурки не так бросались в глаза. Только самый горлопанистый Татил пытался взгромоздиться ножками чуть ли не на голову своего гривастого друга:

– Кремон! Что же ты своих союзников подводишь? Ай-я-яй! И не стыдно?

Стоящий рядом с ними Хлеби, тут же опередил недоумение своего бывшего ученика:

– Они тут хотят с тобой более подробно обсудить местонахождение Великого Пути. Сами отыскать не могут по нашей подсказке, так теперь ищут виноватого. Пройдемте в башню? Там на первом этаже довольно таки удобно.

– Знаем мы ваши удобства, – проворчал Рафа, – Да у нас таги помещения строят более просторные! Давайте лучше прямо вот здесь, во дворе. Несите стол прямо сюда.

Через некоторое время огромный стол был установлен и застелен картами. Люди и таги устроились на лавках, а громоздкие сорфиты обступили со всех сторон и нависли своими головами сверху. Видимо обсуждение началось намного раньше, поэтому протектор Агвана быстро представил гостей из соседнего королевства и сделал маленькое вступление для Невменяемого. При этом он вполне уверенно показывал определенные места на карте:

– По твоим наблюдениям, Великий Путь доходит именно до этого места и практически должен находиться в пределах Сорфитовых Долин. Но все специалисты в один голос утверждают, что ни в одной из предполагаемых областей предгорий такого огромного тоннеля просто не может существовать. Потому что они уже давно тщательно исследовали горные кряжи по многим причинам. И самая главная: предотвращение нападения со стороны драконов. По их мнению, ты ошибся в своих расчетах, и сооружение древних просто заканчивается на территории Альтурских гор. Мало того и со стороны вашего королевства Энормия тоже ничего подобного не обнаружено. Мы, правда, послали к предполагаемым выходам две смешанные экспедиции лучших специалистов, но теперь и в их успехе сомневаемся.

Воцарившееся после этих слов молчание ясно указывало, что сорфиты верят в свою непогрешимость и теперь готовы выслушать оправдания пусть и всемирно известного героя, но всё-таки человека. А в подобных расчётах людям всегда свойственно ошибаться.

Невменяемый с ответом не спешил. Внимательно осмотрел очень яркие и подробные карты вдоль южной сорфитской границы, и только потом стал высказываться:

– Да нет, ошибиться я не мог. Особенно внимательно я смотрел при втором испытании и заметил, что Тоннель оканчивается вот здесь, в этой точке, прямо возле самой крайней, далеко отступающей вглубь вашего королевства вершины. Да и на наших картах я отметил выходы тоннелей довольно точно. Хотя наши проходчики недр с вашими не сравнятся…. А значит, из этого получается два вывода: или знаменитые ваши инженеры не рассмотрели такое пустое пространство….

Недовольное хмыканье и фырканье перебило высказывания, но Татил шикнул на своих коллег:

– Тише! Мы ещё второй вывод не выслушали.

Невменяемый ему кивнул в знак благодарности, но продолжил с совершенно другого момента:

– Как только отряд вышел из западни, и состоялось «Единение», мы сразу же послали пять Эль-Митоланов по Великому Пути вправо, по направлению к Зачарованной Пустыне. Очень нам хотелось отыскать проход на эти замкнутые территории….

– Как мы слышали, и там стоит невидимый Барьер? – спросил кто-то.

– Увы, стоит. Но что может беспрепятственно сквозь него проходить? Верно: только воздух и вода. И там из вспомогательной штольни как раз пробивался ручеёк, утекая сквозь Барьер в Зачарованные Пустыни. Так что….

Специалисты действительно соображали быстро и сразу начали дополнять картину восклицаниями:

– Под наклоном! Весь Путь! А значит до нас как минимум от тысячи метров до полутора тысяч перепада! И вполне возможно, что всё затоплено! Именно поэтому и драконы его найти не смогли! Верно! Но тогда почему затоплено? Неважно, найдётся и всё выяснится.

Ещё полчаса гости выпытывали разные детали про Великий Путь, затем сердечно извинились за недоверие, горячо поблагодарили за подсказку верного решения и на больших телегах понеслись к Каретному Порту.

Глядя им вслед, Кремон спросил у Хлеби:

– Отправимся в город после ужина? Мальвика о каком-то празднестве намекала.

– Да нет, голубчик, – хмыкнул его первый магический наставник, – Тебе сегодня спать здесь. Да не просто спать, а отдав своё тело во власть других врачей. Они должны подготовить твоё тело к длительному отсутствию сознания. А этот процесс, я тебе признаюсь, не менее хлопотен, чем перевоплощение в дракона. Так что…. себе ты уже не принадлежишь….

– Так послезавтра свадьба! Бабу женится! Вроде.

– Ну, на свадьбу тебя может и отпустят. Да и то ненадолго. – Хлеби многозначительно кашлянул и добавил: – Под моим контролем!

Часть четвёртая

Подготовка

Следующий день начался для Кремона длительными и довольно сложными экспериментами. Практически сразу его заставили в обычном режиме отделённого сознания лично обследовать тело пребывающего в коме дракона. Причём делал он это под ритмичное декларирование лучшего знатока внутреннего строения крылатого, и узнал для себя массу нового. Подобные знания считались просто необходимы: ведь было бы странно, что дракон не знает устройство собственного тела и теряется в определении того или иного важного органа.

С одной стороны Невменяемому подобное обследование было неприятно до тошноты. Хотелось отгородиться от этих кровавых и осклизлых внутренностей, махнуть на всё рукой и увидеться со своими друзьями-телохранителями, которые прибыли ранним утром, но пока ещё находились в замке Хлеби Избавляющего.

Но с другой стороны за несколько часов он не то чтобы привык к обследуемому телу, но чувство омерзения явно прошло. Даже появилась некая толика восхищения перед таким совершенным и удачным творением природы. Или не природы, а кто там этих летающих разумных в древности сотворил. Когда знания выстроились в логическую цепочку, оставалось только удивляться силе, сноровке и многофункциональности снабжённого крыльями тела. До сей поры преподавались только сведения о слабых местах непримиримого врага, изучались его болевые и смертельные точки, прививалось умение боевого Эль-Митолана разить противника с первого магического удара, или с двух рубящих ударов меча. А вот теперь выяснялось дракон может во многих случаях изменить исход поединка, применив совсем неадекватные для человека приёмы защиты и нападения.

Конечно, учителя коснулись этого только кратко, в двух словах. Основные наработки намечалось проводиться при полном вселении сознания Кремона в мозг монстра, но настоящая боевая подготовка началась именно этим утром.

После исследований в бассейне, за Кремона принялось три знатока немного другого профиля. Они уединились с ним в одной из комнат башни и стали готовить героя ко всем остальным трудностям психологического характера. Причём поучительный монолог велся специалистами по очереди. Лишь только замолкал один, следующий тут же развивал мысль дальше:

– Выполнению твоего задания могут помешать два важнейших фактора, откорректировать или изменить которые мы не в силах.

– Первый фактор: полное незнание биографии нашего пленника. Вернее это – даже не фактор, а огромный и некопаный пласт проблем, в которых может утонуть и погибнуть любой разведчик. Например: мы даже его имени не знаем, не говоря уже о семейном положении, наличии детей, родителей, внутриродовых отношений и всего остального. Да что там говорить мы вообще ничего не знаем о внутригосударственном строе Альтурских Гор и какие там у них иерархические отношения. Ну и напоследок, как вытекающее из всего вышесказанного следствие, мы не знаем: возможна ли среди драконов потеря памяти. По логике вещей, как и у всех разумных – вполне. Но! Подтверждений этому у нас нет, а значит, ты должен в первую очередь осознавать это как данность. И тут уже наши предположения могут тебе только помешать воспринять должную картину на месте.

– Ну и второй фактор – куда-то исчезнувшее, или растворившееся сознание самого дракона. И мы не имеем права исключать кажущуюся невероятной, возможность. Потому что в один прекрасный день сознание хозяина может вернуться в тело, и даже на какое-то время потеснить твоё собственное, перехватывая управление.

– Не делай такие круглые глаза и не мычи! Сразу хотим тебе сказать: разоблачением тебе это не грозит. Потому как твоя сущность всё равно останется руководящей, и в итоге ты можешь: или подчинить себе сознание хозяина, или подавить его своей волей. В книге древних, подобное медицинское вмешательство как раз и использовалось в тех случаях, когда пострадавший впадал в кому. Тогда врач входил в его тело и, контактируя с ближайшими родственниками больного, пытался такими экстренными мерами вернуть подопечного в привычный мир.

– Так что тебе желательно не слишком-то инсценировать потерю памяти или нечто подобное, если тобой всерьёз заинтересуются. Потому что если дракона вдруг сведут со всей многочисленной роднёй и друзьями, его сознание, если оно не аннулировалось, не умерло полностью, может и вернуться. Правда указывается, что такой удачный результат достигается лишь в половине подобных случаев.

Потом специалисты всё тем же внушительным речитативом принялись доводить до сведения Невменяемого все те рекомендации, которые ему следовало запомнить по каждому конкретному случаю. Память фиксировала каждое слово и укладывала его в нужную ячейку, но вот некоторые рассуждения как бы жили сами по себе.

То, что ему рассказали, раскрывало стоящую перед ним задачу совсем по-иному. Ведь первоначально планировалось просто пролететь над внутренними территориями Альтурских Гор и хоть высмотреть так бережно хранимые драконами тайны. Тем более что куда и как примерно лететь, предполагаемый разведчик знал, древние карты межгорных долин были по всему миру. Но ведь действительно, неужели никто и нигде не обратит себе внимания на одиноко летящего дракона? Мол, летит себе, да и ладно. Но ведь это же не болар! Обязательно хоть кто-нибудь из соплеменников просто перебросится приветствием и задаст самый безобидный вопрос. А как в таком случае отвечать? Если никто из людей этого никогда не слышал. Даже о системе приветствий ничего известно не было. Не лучше ли тогда сразу инсценировать если не потерю памяти, то сильные нарушения в психике, якобы полученные за месяц пребывания в диких лесах на чужой территории? Тогда ему хоть окажут какую-то помощь и уже при этом можно сориентироваться, присмотреться к внутреннему общению. Как следствие – намного быстрей подстроиться к незнакомой и чуждой жизни.

В этом случае тоже превалировала одна страшная деталь, которая сразу же могла привести к полному провалу всей мисси. И на ней психологи особо акцентировали внимание Кремона. Во всём мире бытовало настойчивое мнение, что драконы едят человечину. Причём даже трупы они как-то по-особому маринуют и хранят в ледниках неимоверно долгое время. А уж живых людей, захваченных в плен, в Альтурских горах просто разводят как скот. Жуткие рассказы о зверстве и людоедстве драконов как раз и поддерживали ненависть к ним практически во всём мире. Хотя, если смотреть на события здраво без предвзятости, то документально верных сведений о поедании окровавленных трупов во время налётов воздушных пиратов не было. Да – они уносили живых людей, да – они чаще всего уносили и трупы погибших в бою воинов, путешественников или крестьян. Ко всему прочему воздушные пираты очень часто использовали свои жуткие челюсти в ближнем бою. Но никогда они не начинали есть поверженного врага прямо на поле боя, в пределах видимости спрятавшихся или стоящих в неприступной оборонительной позиции воинов. Хотя словесных пересказов с жуткими, доводящими до дрожи подробностями хватало.

Само собой, если вдруг при «лечении», находящемуся в теле дракона Кремону подадут хоть какое-то подозрительное мясо, он себя сразу раскроет отказом. Ну, может и не сразу, но вряд ли неприятие общего, как считалось, деликатеса добавит к нему доверия и уважения. Это если забыть о той возможности, что в критической и неблагоприятной ситуации его могут просто начать «лечить» принудительно и заставят кушать человечину силой. Конечно, рекомендовалось до такого исхода дело не доводить, а сразу же на всей скорости улепётывать в Энормию. Но опять-таки, и в Альтурских Горах наверняка существовала система быстрой связи через Эль-Митоланов, а значит, при перелёте границы могли возникнуть никем не предвиденные сложности.

Под конец психологической обработки, когда все три специалиста замолчали и разрешили задавать вопросы, Кремон лишь безнадёжно вздохнул:

– Какие могут быть вопросы? В данный момент мне кажется самым наилучшим вариант просто перебросить моих друзей боларов через Топорный хребет, а потом за ними вернуться через несколько дней. Такие как Спин и Караг всё разведают и узнают намного лучше меня.

– Никто и не спорит – это самый идеальный вариант, – закивал один из психологов. – Но как они вернутся назад без силового кокона? Именно этот аспект пока и не даёт нам окончательно утвердить такую незаменимую поморщь. Уже сейчас на изготовление каждого кокона нужны силы и умение одновременно трёх Эль-Митоланов. На той стороне мы союзников не имеем. Так что участие боларов пока под огромным вопросом.

– То есть создание силового кокона обуславливается тремя магическими силами? – оживился молодой колдун. На что его самый старший коллега разочарованно хмыкнул:

– Ведь говорилось: «и умения»! То есть сразу три специалиста творят объект с трёх сторон, одновременно сплетая создаваемые структуры. Тебе самому научиться несложно, как и обучить других. Но вот кого?

– Понятно. Значит, первый мой перелёт при любом раскладе всё равно пройдёт в одиночку? Ведь следует вначале разведать местность за хребтом.

Специалисты переглянулись как-то неуверенно:

– Да нет. Помощники тебе на той стороне всё равно будут нужны. Да и болары дали твёрдое согласие. Даже если они там останутся надолго, они согласны спокойно дожидаться твоего повторного прилёта или сами разыщут лазейку для успешного возвращения.

Такая постановка вопроса Кремону не понравилась:

– Ха! Если вы думаете, что я брошу своих друзей в Альтурских горах, то вы глубоко ошибаетесь. Наивностью, жертвенностью Спина и остальных боларов я пользоваться не собираюсь.

Такого резкого ответа от него, пожалуй, не ожидали:

– С другой стороны ведь сколько добровольцев пыталось пробраться в Альтурские Горы, но им так и не повезло в этом опасном деле. Так что ты должен понимать риск всей операции….

– Знаете что! – вскипел молодой колдун, вставая. – Одно дело заранее соглашаться с возможностью гибели, а другое дело знать, что их товарищ, в данном случае я, спокойно вернётся обратно, а они там останутся до своей смерти!

– Но ведь боларам всё равно где жить, – пожал плечами самый молодой из психологов, – Да и путешествовать они любят.

Лучше бы он этого не говорил.

– О-о-о-о…. – многозначительно протянул Невменяемый. – Интересное мнение о разумных, которые всегда возвращаются в свою стаю и считают её семьёй. И вы все так думаете?

Более старшие коллеги постарались убедить своего собеседника в обратном, но во двор будущий разведчик вышел с твёрдым намерением обговорить возникшие недоразумения как с Хлеби, так и с руководителем проекта Эль-Митоланом Каменным.

Но сразу попал в объятия энергичной Мирты и немного расслабился, вполне логично рассудив отложить серьёзные разговоры на послеобеденное время. Алехандро тоже окатил своего друга приветствиями и рассказами о замечательном путешествии по железной дороге, и они принялись оживлённо обсуждать все подмеченные детали. Стоящая рядом Мальвика не могла интенсивно подключиться к разговору, потому как добиралась из Плады в Агван конным транспортом. Поэтому она долго хмурилась, а потом не выдержала и напомнила:

– Забыли, что нас ждут на обед у Лирны?

– Точно! – Вскинулась баронета Шиловски, – Спасибо что напомнила. Поспешим!

– А вы Хлеби не видели поблизости? – на всякий случай поинтересовался Кремон, оглядываясь по сторонам.

Маркиза Баризо оказалась как всегда самой информированной:

– Он вместе с Каменным и другими колдунами поехали куда-то далеко. Сказали, что вернутся только к ужину. Коперрульф тоже сложил с себя обязанности провожатого на меня и баронетов Шиловски. Так что теперь мы – твои телохранители.

От такого наглого вранья Кремон и Алехандро грохнули смехом, и только Мирта заступилась за свою покрасневшую подругу:

– Всё правильно! Раз она моя ученица по боевым дисциплинам, значит автоматически зачисляется в сонм твоих охранников. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

– То есть? – сразу перестал смеяться объект такой бдительной охраны.

– То есть, она с этого часа переходит на полное твое обеспечение. Ты её кормишь, вооружаешь и всё остальное! Но зато сам спишь спокойно и ничего не боишься.

Алехандро сложился уже от хохота пополам, тогда как Невменяемый с задумчивым видом вставил перед собой три пальца:

– Выходит раньше, если считать Бабу, у меня было три обузы…. – скривившись, словно плача, он выпрямил из кулака ещё один палец: – А теперь получается – четыре? Кошмар!

– Не «кошмар», – ехидно передразнила его Мирта, – А счастье! И Уверенность в завтрашнем дне! Вот! Пошли, Мальвика.

Она подхватила продолжающуюся смущаться подругу под локоток и поспешила к стоящим у коновязи лошадям. Тогда как её брат Алехандро сдержал смех и придал своему голосу строгости:

– Это кто у тебя «обуза»?

– Уже и пошутить нельзя. Ладно, едем к Гнату Паласию, а то там нашего друга без нас женят.

Восседающего за столом Бабу словно подменили. Сильно преобразила его гражданская, до последней детали, одежда. Уж слишком в последние месяцы привыкли его видеть в кольчуге, увешанного оружием и с неразлучным жессом в левой руке. Кстати теперь магический бич висел за спиной гиганта, на стене и всё многочисленное семейство Паласиев поглядывало не него со страхом и уважением. Видимо Бабу успел рассказать как в узких и неудобных пещерах жессо несколько раз спас его от верной смерти.

Изменилась и лицо молодого жениха. Его постригли, и даже в кои веки сделали шикарную причёску, чем довели сходство с его дедом, мэром Агвана, до карикатурности. Но дед был седым как лунь, тогда как внук бравировал светло-каштановыми волнистыми волосами. С его левой стороны прижималась довольная Лирна, и становилось понятным умиротворение, доброта, которые теперь только и читались на лице прославленного воина.

Правда, как только выдалась первая возможность, Бабу оттащил Кремона в сторону и горячо зашептал прямо в ухо:

– Никто ничего конкретного не говорит, но слухи ходят, что ты скоро опять куда-то отправляешься. Так что смотри! Не прощу, если обо мне забудешь.

– Память о таких друзьях будет жить в моём сердце вечно! – стал паясничать Невменяемый, но на боевого товарища это не подействовало.

– Ты мне байки не рассказывай! Я в том смысле, что охранять твоё тело буду всегда и везде. Понял?

– А как же семья? Жениться ведь собрался.

– Семья никуда не денется! Дело – прежде всего. Тем более к семье я всегда смогу в отпуск приезжать вместе с тобой.

– Ага! Ещё и со мной? – колдун возмущённо мотнул головой. – Ладно, медовый месяц, а то и два я тебе гарантирую. Никуда моя тушка из этого места отлучаться не будет. Тут у нас наметилось довольно важное и ответственное дело.

– Правда? – обрадовался Бабу. Всё-таки видимо ему очень хотелось хоть немного побыть с молодой женой после намеченной на завтра свадьбы. На что получил пожатие плеч и восклицание:

– Ведь ты меня знаешь!

Накануне

Свадьба отмечалась с невероятным размахом. И оставалось только удивляться, как семейство Гната Паласия справилось с подготовкой и организацией. Часть луга возле дома была застроена временными навесами, а уж расставленные под ними столы прямо ломились от яств и напитков. Помпезности и официальности свадебной церемонии придавало и присутствие первых лиц молодого города, таких как протекторы, мэр, маршал и главы городских ремесленных гильдий. Были приглашены также и союзники из соседнего королевства, но к самой свадьбе из них осталось только двое: Сорфит Рафа Зелай и таги Татил Астек. И к тому же они оказались неимоверно заняты в важных предварительных исследованиях, и присутствовать за столами не смогли. Они так и заявили:

– Определённые действия должны проводиться строго по графику.

Именно на эти «действия» и должен был заявиться Кремон ночью. Поэтому его радость за друга, немного смазывалась ожидающимися вскоре процедурами и прочими малоприятными экзекуциями в руках всё больше концентрирующихся на конечной цели врачей. По их подсчётам до знаменательного и исторического события оставалось всего ничего – двое суток.

Поэтому сидящий рядом с молодым героем Хлеби Избавляющий, вёл себя как тётушка Анна, только с точностью наоборот:

– Это мясо, есть не советую, оно слишком жирное. И на печенье не слишком налегай, смотри каким толстым слоем крема перемазано…. Куда за наливкой тянешься? Вот воду тебе принесли, и пей на здоровье. Супчик? Конечно, можешь похлебать…. Только не надо себе из этого супчика одни фрикадельки вылавливать! Не надо! Ты себе потом летать будешь, а мы – с твоим телом мудохайся, да от шлаков его очищай. Чего погрызть? Да вон целая вазочка сушёного винограда! Грызи на здоровье!

В итоге Кремон не выдержал и возроптал:

– Погулял, называется, на свадьбе у друга! Так и уйду не евши. Помниться таким голодным я даже в недрах Каррангаррских гор не был, когда почти неделю сквозь завалы к Озёрному краю продирались. А здесь, кругом такое изобилие, что слюной захлебнуться можно.

– Ладно, раз тебе тут не нравится, то возвращаемся к Эль-Митолану Каменному. Он только рад будет твоей жертвенности.

– Но у нас ещё час дозволенного времени, и я никуда не спешу.

– Тогда не возмущайся и ешь только то, что тебе разрешено.

Невменяемый вздохнул и зачерпнул новую горсть сушёного винограда.

Правда последний час он провёл довольно-таки интенсивно и весело. Музыканты начали играть свадебные, залихватские мелодии и молодая маркиза Баризо практически авторитарным, грубым методом заставила танцевать только с собой. Конечно, без помощи своей подруги, баронеты Шиловски ей это сделать было практически невозможно. Но Мирта стояла за неё горой: отгоняла трущихся поблизости соперниц, а если Кремон сам пытался вырваться и поискать другую партнёршу, сразу брала его в оборот прямым вопросом:

– Чем тебе не нравится Мальвика?

Крыть было нечем, торговаться по этому вопросу не давал лимит времени. И парочка вовсю отплясывала под задорные мелодии. Да ещё и наговориться успели. В первую очередь Кремон припомнил о столичном театре:

– Как твои успехи на сцене?

– Ты надо мной смеёшься? Там так скучно и неинтересно, да и актёры со мной почему-то играть отказывались. Я только месяц репетиций выдержала и сразу же в любимую библиотеку вернулась.

– Поговаривают, что ты уже все книги там прочитала.

– Это кто такое говорил? Да я и до одной тысячной не дошла. С условием, что книги выбираю для чтения самые интересные и познавательные. Дедушка Огюст вообще мне советовал в библиотеке кровать поставить и еду мне туда приносить.

– Видишь, как он тебе доверяет.

– Ага, как бы ни так! Наоборот он весь трясется, когда видит меня с книгами вне стен библиотеки, и начинает кричать, что пожалуется на меня….

– Интересно, кому именно?

– Да тебе. Так и кричал однажды: «Вот вернётся Кремон, и не станет с тобой миндальничать! Сразу вышвырнет к твоей шейтаровой бабушке!»

– Хм! А почему же он сам тебя не выгонит?

– Ещё чего! Пусть только попробует! – при этом девушка сердито топнула ножкой, что выглядело довольно забавно.

– Значит, изгнать нарушительницу библиотечных законов может только хозяин Каменной Радуги? – вкрадчиво спросил молодой колдун свою симпатичную партнёршу. На что получил уверенный ответ:

– Пусть он вначале доберётся до своей Радуги, а там видно будет.

– Кстати, а когда ты догадалась, что меня нет в доме?

– Сразу же! Не веришь? А ведь это очень просто: каменные ворота с аркой перестали проигрывать мелодию «Зовущая скрипка». Дальше я просто наблюдала за всеми, кто пытался меня держать в неведении по поводу твоей дальней поездки, и довольно быстро отыскала твои следы.

Такое хвастовство вызвало у Кремона только улыбку:

– Наверное, ты догадалась после того, как пришёл запрос поднять все документы по Каррангаррам?

– Ты меня принимаешь за ребёнка? – снисходительно прищурила глаза Мальвика. И весьма озадачила героя своими откровениями и логическими выкладками: – О твоём пребывании в Спегото, я догадалась сразу после убытия туда Мирты и Алехандро. Но ведь первоначально из Плады ты подался в Агван. Потому как оттуда поступила первая корреспонденция от Хлеби. Они ведь тебя готовили к чему-то очень серьёзному и опасному, а значит, не мог протектор не проводить лучшего ученика до самого последнего рубежа. Потом мне удалось найти список всей той литературы, по которой тебя готовили в Пладе. Баронство Радуги, Ледония, царство Огов. Последним штрихом в твоей подготовке оказался приезд отшельника из Себерецких гор. Тогда я подслушала, как он обучал тебя укрощать сознанием диких животных и ваши рассуждения о Гиблых Топях. Сопоставив все свои размышления, я пришла к выводу, что ты где-то в тех краях. Ну а когда прошла весть, что в Топях страшный ураган разметал целое войско колабов, я и минуты не сомневалась, что это твоих рук дело. Правильно я догадалась?

Хорошо, что грянула новая музыка, и Кремон повёл свою партнёршу в танец. Успев только бесшабашно выкрикнуть:

– Ну ты и выдумщица! Надо же такое придумать! Танцуем!

Правда, лишь только они приостановились, маркиза Баризо продолжила:

– Ну, мне мог бы и признаться! Но я не обижаюсь, о таких секретах не принято распространяться на каждом углу. После Топей я сильно озадачилась твоим отсутствием в Каменной Радуге и только вызов в Спегото твоих телохранителей всё расставил на свои места. Оставалось только спокойно дождаться твоего возвращения. Потом мне захотелось полюбоваться на сорфитских королей здесь в Агване и побыть недельку с Лирной. Но когда состоялось сражение с драконами и одного из них доставили в замок протектора Сонного, я сразу поняла, здесь что-то затевается и решила выждать. А через пару дней узнала, что ждут именно тебя. Так что….

– Всё равно выдумщица! – с наигранной весёлостью отвечал Невменяемый.

И уже направляясь через луг к башне Сонного, Кремон поведал весь разговор Хлеби Избавляющему. Тот в ответ вначале раздосадовано крякнул, и только через минуту пробормотал:

– И вот что с ней делать? Под замок посадить или на цепь приковать? Везде свой нос засунет!

– Нос – отщемить можно. А вот что с мозгами делать будете?

– Да. Такие мозги на дороге не валяются. Похоже, что девочка сообразительностью скоро нас всех переплюнет. Поэтому желательно её энергию направить в нужное русло.

– Вот-вот, и я о том же. Господин Огюст её так к театру и не пристрастил, так может ей в другом месте интересное занятие найдётся? Ведь она всего может добиться. Любые преграды на пути к цели сметёт.

– А ты не боишься? – неожиданно спросил Хлеби.

– В каком смысле? – откликнулся его молодой коллега.

– Да в том, что Мальвика и тебя обязательно добьётся.

– Ну-у-у-у…. она ведь ещё ребёнок.

– Вот именно, «ещё»! А ведь уже ведёт на тебя атаки как взрослая и опытная женщина.

– Да нет, это слишком, – вдруг засмущался Кремон. – Мы с Мальвикой всё-таки друзья. Даже больше: словно брат и сестра. И я к ней отношусь именно как к младшей сестричке.

Протектору Агвана не надо было слишком присматриваться к поведению молодёжи. То обожествление, с которым Мальвика давно ловила каждое слово и жест молодого героя, ясно говорило о её безумной влюблённости. А если добавить и все её остальные действия по жизни, то пропадали последние сомнения: она не отдаст своего избранника никому. Пока ничего страшного в этом не было. Но учитывая невероятные способности и необычайный ум молодой маркизы Баризо, следовало опасаться самых страшных последствий в недалёком будущем. Вряд ли она спокойно будет относиться даже к мимолётным связям Невменяемого с другими женщинами. Если уж она начнёт мстить, то не поздоровится всем.

Но вслух о своих рассуждениях опытный Эль-Митолан не сказал, а только движением уздечки ускорил движение своего коня. Отметив для себя в памяти такие невероятные поисковые выкладки собственной внучки. Ведь если она все передвижение Кремона высчитала, то и враги не дремали. Наверняка Ледония не поскупится любыми ценностями, лишь бы отыскать виновника гибели огромного войска Эль-Митоланов. Или отыскать неопровержимые доказательства его гибели. Следовательно, дополнительные меры безопасности надлежало предпринять немедленно.

Практически этим свадебным празднеством и закончилась для молодого героя привычная, в полном смысле этого слова, жизнь в собственном теле. Последовавшие затем двое суток запомнились ему довольно смутно. Практически всё время он находился во сне, кошмарные и непонятные облики которого перемешивались с короткой явью, запоздалым сожалением и некоторым страхом за своё будущее. И когда тревожное чувство вообще уже затопило внутреннее сознание колдуна, он неожиданно проснулся окончательно.

В голове было легко и ясно. Мысли словно свернулись в ленивый, умиротворённый клубочек. Сквозь прикрытые веки ощущалось ласковые прикосновения Занваля, а где-то рядом раздавалось приглушенное бормотание Хлеби Избавляющего:

– Сколько можно дрыхнуть? Так он всё на свете проспит.

Захотелось тут же возразить, мол, и самому надоело в постели валяться, и Кремон непроизвольно провёл языком по деснам, собираясь открыть рот. И замер от испуга: рот был не его! И язык не его! А особенно зубы! Они располагались совершенно не так как прежде, чуть ли, не в два ряда, а огромные клыки вообще вылезали из-под губ наружу.

Только тогда пришло понимание истины: он уже в теле дракона!

Первым делом он приоткрыл пасть и попытал произнести первые слова:

– Уже проснулся.

Получилось вполне сносно и узнаваемо. Хотя где-то в районе гортани возникли неприятные болевые ощущения. Зато в окружающем пространстве, казалось, перестали дышать. Затем пошевелил пальцами ног, а вернее сказать нижними лапами. Потом руками (всё-таки человеческая терминология принималась охотнее), чуть-чуть лопаточными мышцами, которые управляли крыльями. Почувствовав, как всё тело при этом заколыхалось в жидкости, напоследок слегка потянулся, словно сбрасывая с себя невидимое одеяло. И только после этого открыл глаза. Обводя ими окаменевших вокруг бассейна людей, боларов, сорфитов и таги.

И сделал первое открытие: драконы видят гораздо большую цветовую гамму, чем другие известные ему разумные. Раза в три больше чем человек. Ко всему ещё зрение особым свечением выделяло более тёплые открытые участки тела. Даже лучи Занваля, которые щедро освещали всё помещение через частично разобранный потолок, переливались сразу несколькими огненными красками.

Вдолбленные рекомендации в иной ипостаси не забылись, и Невменяемый сделал осторожную попытку сесть. Удалось это ему только с третьего раза, при явной силовой поддержке со стороны и частичном выплескивании воды за борт бассейна. При этом было заметно, что жидкости дали возможность стекать и её уровень быстро стал падать. Рассматривать совсем другим взглядом было гораздо интереснее, и усевшийся за задние лапы дракон стал присматриваться к окружающим:

– Однако…. Цвет моей кожи не светло-коричневый с тёмно-синим, как мы видели раньше, а зеленовато-голубой с несколькими оттенками желтого. А вот теперь о вас… Давид, у тебя волосы имеют сразу три оттенка.

Протектор Сонный удивлённо, немного нервным жестом пригладил свою пышную шевелюру.

– …Да и лица у всех из-за видимой температуры словно «плавающие маски». …Рафа, я и не знал, что у вас вдоль тела видны линии ещё четырёх цветов.

Таги Астек, сидящий на загривке своего друга, ответил оправдывающимся баском:

– Мы с сорфитами видим только два….

– Спин, дружище! Оказывается, ваши обода имеют явно три разделённых цвета окраски. И они постоянно в движении независимо от рисунков.

Болар запыхтел от такой новости:

– Странно, мы третьего цвета не видим.

Остановившись взглядом на Хлеби Избавляющем, Кремон спросил:

– А где моё тело?

– Вот теперь верю, что с тобой всё в порядке! – воскликнул протектор Агвана и все остальные, сбрасывая с себя оцепенение, радостно зашевелились. – Не волнуйся, твою драгоценную оболочку мы поместили в одной из самых неприступных комнат башни, в меньшую ёмкость. Там она будет идеально защищена от любой неожиданности, хоть от падения метеорита. Можешь не беспокоиться!

– Кому же беспокоиться, как не мне, – проворчал Кремон, поднося к пасти передние лапы и разглядывая на каждой четыре пальца с жуткими когтями, – Вернусь, а перебираться некуда. …Слушайте, может их надо постричь?

– Как же ты добычу будешь хватать? – наивно спросил Давид Сонный, но Хлеби не поддержал своего коллегу-протектора:

– Каюсь! Упустили! Ведь действительно с такими когтями ты даже меч в руках толком держать не сможешь. Это когти за последние недели выросли, пока ты ту плавал. Сейчас исправим! Убираем этот борт, пусть выходит наружу, – но и сам от избытка хорошего настроение не сдержался от шутки, – И попасётся на зелёной травке.

Тут же раздался подбадривающий голос Рафы Зелая:

– Не робей Кремон, там мы тебе такой обед приготовили! Небось, голод чувствуешь в пустом желудке?

Новообращённый дракон прислушался к себе и сразу понял, откуда идёт непонятное рычание. Его внутренности уже давным-давно требовали много сытной и обильной пище, потому что искусственно кормление вряд ли полностью справлялось с обеспечением всем необходимым такого огромного тела. Поэтому тоже решил пошутить:

– Если бы такой как я – пасся, то в мире, наверное, и проблем бы не было. А так я чувствую, как во мне просыпаются охотничьи инстинкты. Особенно когда я вижу перед собой протектора.

Хлеби засмеялся первым:

– Раз и чувство юмора с тобой осталось, значит, переселение сознания прошло успешно. Поэтому: «Ура!», дамы и господа!

Кричали не слишком громко, но присутствующие учёные и врачи радовались от всей души. Практически уже сейчас можно было утверждать, что уникальный и никогда ранее не проводимый эксперимент завершился удачно. Какие бы надежды на древние книги не возлагались, но только личными глазами можно убедиться в осуществлении такого уникального магического действа. Пока несколько человек заканчивали демонтаж борта бассейна, все остальные, обмениваясь поздравлениями, потянулись к выходу. Сразу стало почти просторно, разве что под стенкой продолжали стоять единой группкой телохранители, к коим себя причисляла и Мальвика, да подрагивали висящие в воздухе Спин с Карагом. Друзья с некоторой опаской посматривали на раскачивающееся в разминке туловище воздушного пирата и никак не могли поверить, что близкий им человек, пусть хоть и временно, но стал таким чудовищем.

На их лицах даже читалось некоторое отвращение, и неуклюже проходя мимо них, Невменяемый не мог отказать себе в удовольствии пошутить или подурачиться, поэтому он резко пригнулся к отшатнувшимся друзьям, щёлкнул с противным лязгом своей огромной челюстью и прорычал:

– М-м! Какие сочные молоденькие девушки! Ну, кто будет первой?

Похоже, что Мирта себя не смогла пересилить, зато Мальвика совершенно спокойно шагнула вперёд и естественным жестом ухватилась за торчащий клык:

– Ох! Ну у тебя и зубищи! А первой катать будешь меня.

– Как «катать»? – с полуоткрытой пастью, промычало чудовище. – Драконы они того…. никого не катают.

При этом он больше всего боялся откусить девушке пальцы. Но та уже беззастенчиво перешла к ощупыванию шеи, плеч и крыльев:

– Надо же, какие твёрдые! Словно каменные. А вот крылья такие мягкие, словно из шёлка. Даже приятно, хоть они ещё и влажные. Мирта, пощупай, какая прелесть!

Теперь уже и баронета Шиловски, несколько стесняясь, осторожно повторила действия своей подруги. Что, в общем-то, смутило в первую очередь самого дракона:

– Вы это…. прекращайте! Щекотно мне! Бабу, Алехандро, чего вы смотрите? Я ведь их растоптать могу.

Оба тоже стали похлопывать монстра по коже, нисколько не собираясь оттаскивать женщин. Алехандро ещё и осмелился перечить:

– Нас не так легко растоптать! Да и ты не настолько огромен. В бассейне и то – большим казался. А сейчас….

Действительно, даже этот крупный экземпляр в сидячем положении возвышался над землёй не более чем на три с половиной метра. Хотя в полёте вытягивался почти до пяти, не считая двухметрового хвоста. Вот общий размах крыльев впечатлял: до десяти метров. Что вообще-то по оценкам специалистов всё равно считалось недостаточным для подъёма на невероятную высоту такой огромной туши. Да ещё порой и с грузом в сто, сто пятьдесят килограмм. В предполётной подготовке Кремону и предстояло проверить утверждение, что драконы в некоторой степени используют всё ту же всепланетную силу левитации, которой спокойно на все сто процентов распоряжаются разумные растения болары.

Так что в ближнем бою с людьми, если воздушный пират не применял плевки кипящего огня, два хорошо натренированных бойца могли не только дать достойный отпор, но и победить нападающего. Поэтому баронет Шиловски вместе с согласно кивающим Бабу намекал на явное преимущество в боевой и воинской подготовке.

Невменяемый только фыркнул на это:

– Ничего, дождёмся тренировок и посмотрим, кто кого затопчет. Давайте выходить, нас и так заждались.

Пользуясь такой отличной погодой, организаторы обеда установили столы прямо на улице, и сейчас за ними собралось вообще невероятное количество Эль-Митоланов. Практически шестьдесят процентов должно было уехать прямо сегодня по своим основным местам проживания, и это для них считалось прощальное застолье. По этому поводу Каменный даже разрешил употребление спиртного тем, кто не участвовал в прочих важных мероприятиях. Так что народ обед явно затянул, разве что несколько специалистов по питанию практически непрерывно наблюдало за внутренностями постепенно насыщающегося дракона. Не хватало только, чтобы он в первый же час переел и страдал потом неизвестными для местной науки болезнями.

Тогда как сам Невменяемый всё никак не мог насытится, а поэтому в вынужденных частых перерывах старался как можно подробнее выяснить для себя все предполагаемые мероприятия и прикидывал за сколько дней он с ними справится. Оставаться в этом теле даже один-единственный лишний день он был не намерен. И вся его подготовка делилась на три этапа.

Первый: научиться передвигаться на лапах со всей возможной боевой ловкостью и управляться со любым оружием. В том числе и огненной смесью из мушек и собственной слюны. Второй: научиться отменно летать, совершать присущие драконам пируэты в воздухе и достигать наивысшего потолка полёта. Ну и третий: научиться плести коконы для боларов и добиться полной слаженности с ними во время полёта в воздухе.

На это всё специалистами отводилось месяц-полтора. Кремон поставил перед собой задачу: первые два этапа пройти всего за две недели. Ну а с боларами, что от него не совсем зависело, как получится. Да и вообще он давно для себя решил лететь в одиночестве. И друзья лишнему риску свои жизни повергать не будут, и ему про обратную дорогу беспокоиться не придётся. Чуть что неприятности, взмахнул крыльями – и домой. А с зелёными шарами, чтобы не потерять друг друга, придётся чуть ли не постоянно находиться в визуальном контакт. И ведь ещё неизвестно как там в Альтурских Горах отнесутся к такому вот сородичу, который постоянно возле себя держит парочку зелёных друзей.

Именно об этом и спорил дракон с Хлеби, с непривычки порыкивая и ожидая очередного куска мяса, когда со стороны луга на большой скорости примчался Караг. Первым делом он подлетел к Спину, который о чём-то переговаривался с Давидом Сонным, и только после интенсивного и бурного разговора тройка поспешила к возвышающемуся за столом дракону. Оживлённое лицо протектора Клаковской гущи говорило само за себя, что-то явно произошло, и он это подтвердил первыми же словами:

– Караг только что из стаи и там царит ажиотаж по поводу диких собратьев. С сегодняшнего утра те стали проявлять первые признаки активности и даже попытались вспомнить некоторые воркования для общения.

– У всех? – рыкнул дракон, не сдержавшись.

– В том то и дело, что нет, – продолжил рассказ Караг. – Именно перепроверкой итогов наблюдений я и занимался весь последний час. Оказалось, что лишь десять наших братьев стали как-то налаживать свои воспоминания. И это именно тот десяток, на которую возлагал свою длань….

Эффектно сделанная пауза заставила Хлеби воскликнуть в нетерпении:

– Кто? Кто именно?! – он тоже был в курсе всех странных манипуляций, которые придумал лидер боларов. А сам Спин уже похлопывал своими корнями по шее дракона:

– Кремон Невменяемый! Как я и предполагал, рисунок впитался в тебя не зря, и ты теперь имеешь возможность выводить из дикости наших соплеменников. Это – потрясающее событие!

– Постой, – воскликнул Давид Сонный, – А как же ты и ещё пять боларов? Ведь именно на вас Кремон возлагал сразу две руки. Есть существенные изменения в твоей сущности?

Спин вроде как прислушался к себе:

– Пожалуй, нет! – потом спросил у Карага: – А как там наши?

– Тоже без изменений, – последовал уверенный ответ. – Лучше меня считать не стали. Мы тоже это проверили.

– Ничего, зато сдвиг наметился однозначный! – продолжал радоваться лидер боларов. Мы ещё подождём день два, а потом ты….

– Вынь свои глазки и посмотри на меня, – перебил его Кремон. – И вспомни, что я сейчас дракон. Так что кроме лапы ничем не располагаю.

Все коротко задумались, но Спин и думать не хотел о таком неблагоприятном моменте:

– Но ведь сила Эль-Митолана при тебе, я вижу. А значит, и магическая структура рисунка перешла с тобой в новое тело.

– Торопиться с таким выводом пока рановато, – покривился Хлеби.

– И всё равно я уверен! – стал горячиться болар. – Так что ты просто обязан попробовать.

– Хм! Я-то попробую, но как бы ваши дикие сородичи от одного моего вида вообще в шок не впали. Ведь только вы двое меня и не боитесь, остальные болары предпочли сюда не показываться. А ведь раньше на обед всегда прилетали.

– Ну что ты! Они просто не хотели тут мешаться во время застолья. Да и тебе ещё надо силёнок и ловкости набраться. Так что….

– Добро, возложим если надо и лапу. Но всё равно лучше дней пять понаблюдайте и приготовьте совершенно новую группу. Лучше для контраста попробовать на ней.

– Конечно, всё сделаем! – всеми корнями вздрагивал Спин от радости. – Прям сейчас и начнём. К ночи наведаемся опять.

И два разумных растения понеслось на максимальной скорости в свою стаю. И только Хлеби задумчиво пробормотал им вслед:

– Было бы здорово, чтобы это не оказалось ошибкой. Завтра надо будет и нам посмотреть….

– Всем? – уточнил Невменяемый.

– Куда тебе! – похлопал его по животу протектор. – Скорей всего ты ещё и завтра – где взлетишь, там и рухнешь. Ковылять тебе немного проблематично, да и вести на телеге….

– Вот значит завтра утром и сделаю первую тренировку в новом теле: бег по лугам, полных росы.

К такому торжественному обещанию все отнеслись со здоровым скепсисом: бегать драконы и не умели и не любили. Да и зачем им бегать, если у них есть такие великолепные крылья? Ведь не гоняются они друг за дружкой по узким тоннелям и пещерам.

Процесс пошёл

До поздней ночи десятки рук ощупывало возродившегося с новым сознанием дракона и более десятка отделённых сознаний просматривало его внутренности. Очень скрупулёзно и не раз проверили как Кремон пользуется своим отделённым сознанием и как удачно оно возвращается обратно. Выяснили при этом и весьма интересные, не ведомые ранее нюансы. Оказывается как бы из далека сознание не возвращалось, тело при этом оставалось всё той же одинаковой температуры: сорок пять градусов. То есть вполне здорового покорителя воздушного океана. Но главное, что пользоваться одной из главных прерогатив Эль-Митолана Невменяемый мог даже в чужом теле.

Перед самым сном подвели итоги и разрешили дать первую физическую нагрузку предстоящим ранним утром. Не только новому хозяину тела хотелось присмотреться и прочувствовать доставшуюся ему плоть как можно скорей, все учёные сошлись в единодушном мнении передать дракона Кремону в полное распоряжение. То есть с завтрашнего утра он уже сам должен был принимать решение когда, сколько и как ему тренироваться. И планировать свой день ему следовало только исходя из собственного самочувствия.

Но и после этого Невменяемый спать не лёг. Он дождался когда к нему в отведённую комнату на первом этаже проскользнула Мирта и с нетерпением принялся рыться в бауле с многочисленными наградами. Жемчужный орден был извлечён на свет и толстые ороговевшие пальцы стали пробовать сыграть на нём привычную мелодию. И каково же было разочарование молодого героя, когда его спасительная награда совершенно не откликнулась ни единым писком или мерцанием. Да и впоследствии, сколько он не пробовал, сколько он не носил с собой согревай более жарким по сравнению с человеческим телом, древний артефакт так и не стал работать. Видимо совершенно не желал настраиваться на чуждое по людским понятиям существо.

Но в тот вечер Кремон был особенно расстроен. И когда Мирта уносила баул в свою комнату, он ей вслед проговорил:

– Ладно, береги их до моего возвращения. И собирай письма от султана, я думаю они меня и здесь отыщут. А вот плоды…. – он на минутку задумался, а потом воскликнул: – А вот плоды храни с особым тщанием. И постараюсь парочку с собой взять в дорогу. Вдруг и появится оказия во сне побывать в сонном мире, да ещё вынырнув при этом из тела дракона. Вполне возможно что я попаду в другой мир, допустим …драконитов! Ха-ха….

Затем подошёл к огромному зеркалу, глянул на своё отражение и с омерзением содрогнулся:

– Ну и образина! А что делать? – стал он разговаривать сам с собой, – Придётся вот эту морду изучать и понимать. Так что приступим? Конечно! Куда деваться….

И принялся гримасничать со всем возможным тщанием и разнообразием. Дело в том, что практически никто не мог сказать по его мимике, какие в данный момент дракон испытывает эмоции. А ведь ауру своих ощущений можно было скрыть, или для опознавания могло не хватить магической мощи. Именно поэтому Кремону руководители проекта и поставили в комнате большое зеркало, вменив каждое утро и перед сном гримасничать, обучаясь распознавать собственную мимику. Потом и у других драконов, благодаря таким тренировкам он легко сможет распознавать недовольство, радость, злость или печаль.

Так что подобное ежедневное зубоскальство считалось оправданным.

На следующее утро нелепо переваливающийся дракон спустился пешком с высокого холма, на котором стоял новый замок, и, набирая скорость, перешёл на бег по лугу Гната Паласия. Само собой, что все приставленные для его охраны люди так и следовали за своим подопечным на лошадях в двадцати метрах сзади.

Как оказалось самого желания бежать не хватало. Короткие задние ноги никак не способствовали высокой скорости передвижения, да и хвост больше мешал в этом случае, чем помогал сохранить иллюзорное равновесие. Тогда Кремон впервые решил попробовать «распустить» крылья. Он разгонялся, расправлял свои длинные крылья с шелковистыми перепонками в стороны и высоко попрыгивал вверх. Таким образом, стараясь спланировать как можно дальше от места толчка.

Сразу становилось видно, что особого результата это не приносило. Удавалось пролететь над травами тридцать, максимум пятьдесят метров. А потом тяжёлая туша ударялась о грунт ногами, и надо было прилагать все усилия, чтобы не зарыться пастью в землю.

Конечно, теоретический инструктаж о том, как летают драконы, Невменяемый получил очень огромный. Воздушные пираты, по утверждению авторитетных специалистов, могли взлетать из какого угодно положения: с разгона, стоя, сидя, лёжа, в движении назад и вообще делая заднее сальто в пропасть. И всегда для этого они резко вскидывали крылья верх и в стороны, делая мощный мах вниз воздухом. Именно в этот момент, по предположениям специалистов и подключалась левитирующая сила, подбрасывая тело дракона вверх.

И именно этого маха Кремон и побаивался в первую очередь. Ему казалось, что для начальных тренировок вполне хватит невысокого и короткого планирования. Но вскоре утомился неимоверно. Ведь во время разбега крылья приходилось держать разведенными в стороны и следить, чтобы они не касались травы. Что в конечном итоге слишком напрягало спину, да и вообще всё тело в целом. Не столько жалуясь, сколько раздражаясь от этого, молодой колдун во всеуслышание признался, что «птенец» из него никудышный.

Немного отдохнув, просто раскинувшись на траве, посоветовавшись с друзьями, он всё-таки решился попробовать взмахнуть крыльями как следует. Выбрал минимальный, еле видимый спуск, и под взбадривающее улюлюканье телохранителей начал разгон. Потом крылья резко приподнял, махнул им вниз и подпрыгнул. И сразу произошло невероятное: его огромную тушу подбросило метров на шесть, а скорость сравнялась со скачущей галопом лошадью. Это было так неожиданно, что необученный владелец крыльев поставил их на ребро, те подались вперёд, пытаясь притормозить, и вся инстинктивная балансировка нарушилась. Разучившийся летать дракон сделал в воздухе нелепый кувырок вперёд и с зубодробительным лязгом набрал полный рот земли. А потом ещё и перекувыркнулся через шею, смешно задирая короткие ноги и дёргая извивающимся хвостом. У всех всадников от сопереживания так поджались животы, что от них донёсся более громкий стон, чем от пострадавшего «птенца». И сердца друзей чуть не остановились от плохого предчувствия.

Но когда они подскакали к дракону, тот уже пытался усесться самостоятельно. При этом он со скрипом крутил своей зубастой головой, выплёвывал набивший в пасть дёрн и радостно причитал:

– Какая мне крепкая шея досталась! Ну прямо чудо! Хорошо, что я выше, дурак, не взлетел! И хорошо, что здесь не скалы…. Вот бы камней наелся….

Мальвика попыталась массажировать толстую бугристую кожу со словами:

– Здорово! У тебя получилось! Надо было дальше лететь, выше.

Драконья морда весьма своеобразно и многозначительно посмотрела на девушку одним глазом:

– Мечтаешь пошить из моей кожи себе сумочку?

– Да ты что?!

– Зачем тогда советуешь? Сейчас бы меня уже со стволов какой-нибудь хаузпичи отскребали.

И только через полчаса дракон вперевалочку и неестественно ровно держа свою голову, добрался сотоварищи к опушке леса. Где его сразу же встретил обеспокоенный Спин.

– Нам показалось, что у тебя неприятности с умением летать?

– Да нет, как раз взлетел то я легко. А вот падать больше не рискну…. По крайней мере – в ближайшее время.

Часть пятая

Первые полёты

Спин так и не понял тех причин, которые не позволили Кремону «стать на крыло». После прослушивания невнятных объяснений он даже заподозрил:

– Ты что, боишься!

– Ещё чего!

– Тогда в чём дело? Это ведь так легко и невероятно здорово: взял и полетел. Ты главное доверься полученному телу, оно само тебя понесет, как и куда надо, а потом и посадку произведёт.

– Ага, оно уже произвело недавно…. Сейчас вот голову в сторону повернуть не могу.

– Ладно, потом вместе попробуем, сейчас не до разговоров. Поспешим на внутреннюю полянку. Но вначале глянь на дело своих рук.

Чуть в стороне как раз в это время разумные растения подкармливали одичавших. И сразу бросалась разница в обеих группах. Тринадцать боларов вели себя меланхолично, словно находясь в молчаливом трансе. Тогда как группа из десяти особей от них довольно отличалась своей живостью, игривостью, бульканьем и громкими попытками воркования. Разница даже на первый взгляд была очевидна, как между малыми детьми и больными стариками.

Закончивший кормёжку Караг подлетел к Невменяемому и указал корнем на десяток:

– Видишь? Эти как раз после твоей ладошки. Ну а разницу ты и сам заметил. К тому же они реагируют практически на все наши обучающие действия.

– И учатся гораздо лучше маленьких боларчиков, – похвастал Спин и добавил: – Летим дальше!

Сразу за опушкой, за стеной густого подлеска у стаи была так называемая внутренняя территория, на которой в основном и велась общественная жизнь стаи. Именно там разумные растения сегодня собрали своих одичавших сородичей, расположив их на низко установленных насестах. Причём насобирали со всем тщанием и старательностью, не взирая на возраст или физическое состояние. Скорей всего именно поэтому практически весь периметр был заполнен замершими на брёвнах зелёными шарами. Все остальные соплеменники Спина барражировали, распустив корни чуть выше.

Так как у Невменяемого отвисла челюсть от такого зрелища, запричитала Мирта:

– Сколько же их?! Да вы никак со всей Энормии собрали беспризорных боларов!

– Не переживай, – тут же деловито ответил Спин. – Здесь всего лишь двести пятнадцать особей. Да и то мы не смогли собрать всех наших собратьев даже в ближайших окрестностях. Чего уж там говорить обо всём королевстве? Но если вначале хотя бы эти выйдут из дикости, то практически только это даст нам стимул для дальнейшей просветительской деятельности. Мы их тогда точно со всей Энормии соберём.

Алехандро покосился на своего видоизменённого крылатого товарища:

– Как бы лапа у нашего героя не отвалилась.

– Да лапа не отвалится, – после задумчивого мычания возразил колдун. – Но вот не перепугаю ли я их до смерти?

Действительно, болары хоть и считались совершенно дикими, но при появлении дракона на полянке словно очнулись от дремы и проявляли теперь явное беспокойство. Многие пытались взлететь и только практически весь состав стаи, висящий над ними в воздухе, удерживал своих невменяемых собратьев от панического бегства. Слишком сильны оказались инстинкты самосохранения. Только вот какие среди них преобладали: страх перед драконом или опасения перед Эль-Митоланом – никто не мог утверждать с уверенностью.

Решили начать с левого крайнего. Подходил Кремон к зелёным шарам медленно, стараясь при этом эманировать волны спокойствия, дружелюбия и доброты. Да и лапу поднимал без рывков, со всей осторожностью, боясь вспугнуть настороженные создания. Прикосновения дикие болары восприняли нормально и дальше дело пошло по накатанной колее. Много времени на все двести пятнадцать детей природы не понадобилось.

Зато после этого Спин стал упрашивать Кремона о той самой контрольной группе:

– Давай ты и на них ручку возложишь?

– С чем вы тогда будете сравнивать?

– Зачем сравнивать, и так всё отлично видно. А этих тринадцать знаешь как жалко! Их товарищи уже что-то соображать начинают, учатся, а те словно изгнанники какие…. Нехорошо получается.

Караг тем не менее смело возражал лидеру боларов:

– Нет, всё равно следует подождать хотя бы несколько дней. Мы ха это время ещё беспризорных насобираем по окрестностям и тогда Кремон их всех сразу и «подтолкнёт» к осознанию самих себя.

И Невменяемый принял сторону Карага:

– Действительно, как ни жалко этих тринадцать созданий, но думаю что два, три дня большой роли не играют. Зато вот для обоснованности эксперимента – будет гораздо больше наблюдений и должных выводов. Подождём?

Спин демонстративно поскрипел своим ободом, показывая недовольство, но всё-таки согласился. После чего вся компания отправилась к замку Давида Сонного.

Оттуда, как оказалось, тоже внимательно следили за попытками бегать, планировать и взлетать. Так что сразу стали выискивать следы повреждений на теле дракона. Да в его внутренностях, заодно. В итоге констатировали лишь небольшое растяжение связок в районе шеи и тут же провели соответствующее лечение магией. Причем всё время шла непрекращающаяся «разборка полётов», на которой сразу несколько специалистов пытались обрисовать саму суть и приёмы полета дракона.

Суть Кремон понимал с каждым разом всё больше и больше, но всё равно болезненное падение не так легко стереть из памяти и он послеобеденное время решил посвятить боевой подготовке. Поэтому довольно продуктивно и бойко сражался учебным оружием со своими телохранителями. Потов с него сошло в итоге много, но вот своей ловкостью и умениями он остался сильно недоволен. Совершенно чужое тело реагировало и передвигалось иначе, мешала огромная инерция, путался под ногами хвост и очень часто, совершенно непроизвольно открывались крылья. Да и передние лапы сильно уступали человеческим рукам, не были такими длинными, и достаточно умелыми при фехтовании.

По этой причине вечером против обучающегося дракона встал Хлеби Избавляющий с одним из своих прославленных боевых коллег по Чальшагу. Вот они вдвоём и показали Кремону в действии основные и самые удачные приёмы борьбы с крылатыми пиратами. В те моменты практически любой из них мог зарубать неопытного дракона играючи. Но они являлись не только мастерами атаки. Оба колдуна ещё и прекрасно могли представить или предвидеть самые опасные движения своего основного врага. И именно этим действиям они и обучали своего подопечного в течении последующих трёх дней. Благо, что все полученные обеими сторонами травмы залечивались тут же толпой самых лучших врачей-Эль-Митоланов.

За те же дни прошли испытания возможности «огневой поддержки» и человек в теле воздушного пирата научился великолепно пользоваться адской смесью: разжёванными мушками, щедро смоченными собственной слюной. Правда не обошлось без ожогов, как спарринг партнёров, так и самого крылатого огнеплюйца, но они были весьма незначительны. Теперь Невменяемый умел грамотно распорядиться тремя, стандартными, а то и пятью порциями мушек, которые воздушные пираты, как правило, носили на груди, на специальной перевязи. Порции из сотни или полтораста таблеток всегда помещались в прочный рыбий пузырь, а уже потом крепились в специальном кармане перевязи. Так было удобно их доставать полным комплектом и сразу забрасывать в пасть. Затем дракон тщательно пережёвывал смесь в течении получаса и складировал полученную жижу в защёчных мешочках. Рыбий пузырь в составе самой смеси роли не играл. И вот практически с момента окончательного образования смеси, ей ещё полагалось полчаса вылежаться в безвоздушном пространстве мешочков. Потом атакующему оставалось лишь ловко плеваться пенящимися сгустками, которые уже через несколько секунд после соприкосновения с воздухом загорались во всё свою глубину и горели с огромной температурой на месте попадания, даже под водой они практически не гасли и выгорали полностью. Прожигая при этом дыры в любой одежде, лёгкой защите и тем боле в плоти. Да и стальные доспехи не слишком помогали, мгновенно разогреваясь до страшной температуры.

Был ещё один временной ограничитель для применения мушек. По всем данным драконы тоже не могли долго держать приготовленную смесь в своей пасти, через четыре часа они её выплёвывали в любое попавшееся место. При первых же испытания Кремон попытался продержать немного больше, но почувствовал, что защёчные мешочки начинают «выгорать» изнутри. То есть смесь после жёстко ограниченного времени начинала самовоспламеняться прямо в теле дракона.

Получалось, что драконы не могли быть во всеоружии постоянно: час отводился на подготовку смеси и только четыре часа на хранение. А потом приходилось дорогостоящую смесь просто выбрасывать. Так что даже раздувшиеся щёки на морде атакующего дракона, давал опытному воину шанс защититься обычным оружием. Ведь в тот момент нападающий мог только «готовить» пережёванные мушки.

Страшное оружие вызывало возмущение во всём мире, но никакие санкции против нелегальных торговцев мушек не помогали, караваны всё так же шли через Баронство Радуги в сторону Аслидского перевала. В прошлом году Кремону удалось лично уничтожить сразу два таких каравана, и, как поделился информацией Хлеби, подобная тактика была взята на вооружение. Резиденты на территориях обоих баронств устроили ещё десяток подобных пожаров и практически незаконные поставки прессованных водорослей по той дороге в Альтурские Горы прекратились. Но вот каждый небесный воин небольшая армии, которая решила атаковать Агванскую встречу в верхах, был вооружен тремя полновесными пакетами мушек. Возможно контрабандисты наладили новые караванные тропы со стороны моря, а может в Альтурских Горах оставались неприкосновенные запасы для таких ответственных акций устрашения. Причём в атаку воздушные пираты подбирались в предрассветном небе уже с одной порцией в пасти. Как только они попали в засаду, то моментально расстреляли боевой запас, а вот повторно практически никто из них не успел употребить второй комплект. Хоть большинство и попыталось это сделать. Все были уничтожены практически одновременно.

Трофейная перевязь имелась в наличии, и отказываться от такого оружия человеческому разведчику, конечно, не стоило, но вот как он объяснит свой «не расстрелянный» запас в случае пленения, обыска или допроса? Ведь по легенде он был тяжело ранен и прятался долго в лесах до полного заживления своих крыльев. А потом глубокой ночью подался короткими перелётами домой. Как бы там ни было окончательные версии своего долгого отсутствия и частичного беспамятства Кремону надо было бы подбирать на месте в каждом конкретном случае. Потому что умения врать под Сонным Покрывалом молодой герой в чужом теле так и не потерял. Что проверяющими коллегами было встречено с удовлетворением.

На пятый день пребывания в новой шкуре, Кремон вновь посетил расположение стаи боларов, но теперь уже в сопровождении чуть ли не всех обитателей нового замка протектора Клаковской гущи. Потому что Давид Сонный сам объявил во всеуслышание, что Невменяемый действительно получил уникальную возможность выводить беспризорных боларов из дикого состояния. Практически Давид с группой коллег последние дни так и обивался на опушке леса. Обучая, фиксируя и ставя эксперименты со всеми группами «благословенных» и сравнивая их поведение с контрольной группой. И теперь был уверен, что-то раскрывается в сознании боларов после прикосновения руки Невменяемого. Пусть даже он делает это лапой древнего врага человечества.

Мало того, именно Давид провёл и более глубокие обследования тех боларов, на корпусе которых Кремон держал обе руки в течении одной минуты. Как выразился Сонный по этому поводу: если Спина и так можно было считать мыслителем, то теперь, то же самое можно было сказать и тех пятерых «пастухах», которые при первом благословлении были выбраны по чистому совпадению.

Так что практически всем учёным и исследователям, проживающим в замке, захотелось соприсутствовать при таком зрелище и просмотреть своей собственной магией за конкретными превращениями. Если конечно их удастся зафиксировать наличными силами.

Стая и на этот раз проявила невероятную организацию и внутреннее единство. На внутренней поляне собрали чуть более двухсот пятидесяти диких соплеменников всех возрастов. А после, уже на опушке, все шестьдесят четыре взрослых особи стаи сознательно, в терпеливой, торжественной очереди подлетали к возвышающемуся дракону и подставляли свои сферы под минутное касание когтистых лап.

Именно после этой, растянувшейся почти на три часа церемонии, Спин и предложил перед возвращением в замок всё-таки попробовать Кремону совершить свой первый полёт. Причём оказалось, что он с товарищами продумал для этого каждую деталь, полностью гарантируя безопасное приземление. В окружении массы Эль-Митоланов он завершил свои объяснения утверждением:

– И мы тебя подхватим в любом случае! Главное ты не складывай крылья и не падай вниз камнем. Понятно?

Тут же его поддержал и руководитель проекта Эль-Митолан Каменный:

– Да и мы с коллегами рассредоточимся в месте твоего предполагаемого приземления и будем подстраховывать своими силами в случае нескоординированной тобой посадки. Пробуй!

Огромное драконье сердце билось томно и тревожно, но отступать и оттягивать предназначенное судьбой не хотелось. Да и смысла не было, всё равно теория ничего больше дать не могла. Нужна только практика.

Наверное, Гнату Паласию в тот день на лугу вытоптали все травы. Люди выстраивались тройными квадратами и с задранными к небу головами бегали, порой путаясь в траве, сталкиваясь, и падая друг на друга. Тогда как над ними развевались коричневые корни разумных растений, которые всеми силами ещё раньше старались подхватить неуклюже приземляющегося дракона.

В пяти случаях – это удалось сделать боларам. В двух – людям. Невменяемый разгонялся, делал с каждым разом на один, два взмаха больше и взмывал в небо выше и выше. Потом ставил крылья параллельно земле и учился планировать на зелёное покрытие. С каждым разом со всё большим восторгом ощущая как начинает лучше и без ненужного напряжения чувствовать летящий навстречу ветер и управлять в этом ветре огромным телом. Напоследок, он до такой степени экзальтировася чувством пьянящего полёта и уверенности в собственном теле, что на восьмой раз взлетел на невероятную пока высоту километра в полтора и сделал несколько кругов над лугом. Разглядывая внизу мелкие фигурки своих коллег, которые махали радостно руками и видя вокруг себя зелёные сферы своих друзей боларов, которые изо всех сил стремились находиться как можно ближе. Приземлился он на этот раз прямо на холме. Без всякой подстраховки. С довольным хохотом приказал застывшим слугам поскорее накрывать на столы обед и вновь ринулся в сторону луга. Облетел на бреющем полёте возвращающие к замку группки колдунов и только тогда вновь вернулся прямо к подножию башни. На земле прислушался к своим ощущениям. Все мышцы дрожали и вибрировали скорей всего по многим причинам. И не обязательно по причине крайнего физического истощения. Вероятнее всего от переполняющей внутренности эйфории, влюблённости в небо и переполняющей радости собственного совершенства.

Несомненно, полёты в Сонном мире тоже сразу приходили на память, но пребывание в теле неправдоподобного дунита никак не мог сравниться с перемещением в ревущем встречном потоке воздуха сильного и послушного тела. Ведь в Сонном мире, а практически в сказочном сне, было простое порхание, основанное скорей на чужих ощущениях иного создания, в которое ты вселился всего лишь на несколько часов. Тогда как здесь был самый настоящий полёт. Самое настоящее единение с бескрайним небом. Самое непосредственное покорение воздушного океана. Без всякой театральности, сказочности или таинственности.

Сам обед, начался чуть позже. Потому что все вернувшиеся на холм коллеги опять вначале провели тщательное обследование драконьего тела. И только после подведения итогов руководителем проекта, все зааплодировали его последней фразе:

– Теперь наш герой не «птенчик», а настоящий шедевр магического гения.

С той поры, полёты над лугом и близлежащим лесом стали для молодого колдуна самым привлекательным и прекрасным времяпровождением. За лишнюю возможность побывать наверху, Кремон без зазрения совести пропускал боевые занятия с оружием, игнорировал медицинские обследования и даже урывал время от положенного сна. Потому что в ночную пору, оказалось, летать ещё интереснее. Зрение магически подстраивалось под нужный обзор, а дополнительные цвета и определение температурных пятен давало красочную и совершенно отличную от дневной картинку поверхности. Хотя и существовало одно существенное отличие: больше чем на три километра ночью дракон видеть не мог. И никакие магические ухищрения при этом не помогали. Да, небольшое животное в траве видно было прекрасно и в темноте. Лошадь или похаса – ещё лучше. Неприкрытого полностью одеждой человека – тоже вполне отчётливо. А уж тем более Луч Жизни, испускаемый таинственным артефактом боларов, или ему подобным, созданным уже руками Хлеби, был виден прекрасно. Но, только на три километра. Видимо нечто неведомое ограничивало невероятное зрение драконов в ночное время. Только вот почему это происходило, никто их ученых понять не мог. И весьма стали опасаться, что это не норма, а болезненное отклонение именно у этого, весьма пострадавшего дракона. Всё-таки разум не мог погибнуть совершенно безболезненно для всего остального организма. Возможно произошли и другие нарушения важных функций, о которых люди, сорфиты и таги не имели малейшего понятия.

Тут уже сам Невменяемый всех успокаивал:

– Ничего страшного. Для моего перелёта сил и умений хватает. Память работает. Магия действует. Огнём плеваться научился. Значит, высмотреть, что надо и вернуться – задача вполне посильная.

И уже в конце второй недели стал настаивать на приближении конкретной даты вылета в Альтурские Горы. Потому что с каждым новым полётом убеждал всех в своих высоких лётных умениях. Теперь он мог даже совершать те трюки и элементы высшего пилотажа, о которых рассказывали всё видевшие ветераны. Пикирование, подбор с земли мелкого предмета на большой скорости, переворот хвостом вперёд во время полёта, то же самое с кувырком вперёд через голову, боковое вращение, словно при ввинчивании в воздух. А под конец был освоен и один трюк, о котором только пересказывали из чужих слов. Но Кремону и он удался. Человек брался за кончик крыла дракона, а тот практически одним крылом поднимал массивное тело в воздух под углом в сорок пять, пятьдесят градусов и делал несколько кругов вокруг выполняющего основную ось человека. Зрелище получалось бесподобным и всегда получало самые восторженные отзывы наблюдающей публики.

Так что генеральную подготовку можно было считать завершённой. Если бы не болары. Практически их никто не уговаривал и не вёл пропаганду. Наоборот, в последнее время на них не делалось по требованию Невменяемого, и малейшего нажима. Только вот разумные растения сами вбили себе мысль сопровождать своего кумира и друга в любом случае до победного конца. И по этому поводу в последние дни между обеими сторонами шли ожесточённые споры и дискуссии. Причем в полемику очень часто подключались и все остальные заинтересованные лица.

Конечно, иметь таких помощников в Альтурских Горах считалось невероятным шансом довести операцию разведки до успешного завершения. Но вот проблема с возвращение становилась камнем преткновения. На что Спин при подведении итогов приводил свои фундаментальные логические выкладки:

– Всё равно мы живём очень мало. Мне уже двенадцать лет и я смогу прожить столько же ещё. Ну, разве что не буду оставлять потомство и тогда проживу на пять лет дольше. Так что по большому счёту даже моё последующее пребывание на чужой территории можно воспринимать как работу постоянного резидента в тылу врага. Я с товарищами буду преспокойно собирать нужные сведения, а Кремон раз в год будет прилетать на условленное место и просто их забирать. Да ещё и денёк, два с нами общаться. Наша стая вполне справится со своим стремительным развитием и без меня, или Карага, например. Ну и самое главное, при такой поддержке со стороны людей моим соплеменникам ничего не угрожает. А значит, какой смысл Кремону отказываться от нашей помощи?

И напоследок болар давил самым веским аргументом:

– Практически с нами Невменяемому не придётся рисковать собственной жизнью. Ведь ему достаточно пересидеть где-то в укромном месте между скал, в горах или густом лесу, тогда как мы ему и пищу доставим и всю необходимую информацию. Нам ведь для разведки никакие общения с драконами не нужны. Только смотреть, да слушать. А там вполне вероятно, и возможность появится нашего возвращения. Вдруг мы там и союзников отыщем? Ведь утверждал тот ваш предатель, Самсон Градобой, что людей в Альтурских Горах очень много. Постараемся кого-то освободить – вот нам и подмога будет. А если вы и дальше будете упорствовать, то мы тоже имеем право возразить против отправки нашего товарища без нас на верную гибель. Вы просто должны учитывать наше твёрдое мнение: мы обязательно летим в Кремоном.

После таких слов Невменяемый сразу вспоминал про Бадуша Шиндара, резидента, проживающего в Баронстве Радуги уже многие десятки лет и безусловно гордящегося своей нелёгкой работой. Такие люди, как правило, вызываются на опасные направления добровольно, потому что чувствуют в себе потребность быть именно там, и нигде иначе.

Может быть именно так решился поступить и Спин со своими товарищами? Может им, точно так же как Бадушу, хочется держать руку на пульсе времени и приносить пользу всем остальным разумным? Ну, может и не всем разумным подряд, а самым близким, дружественным и понятным.

Единственное условие, которое поставил разведчик, облачённый в чужое тело, что он возьмёт с собой в тыл врага только двоих помощников. На этот компромисс и Спин, и Караг пошли с нескрываемым торжеством. Им было архиважно добиться собственного участия в операции. Практически сразу же за них принялись те колдуны, которые считались самыми сведущими в боевой магии. Впервые в обозримой истории разумным растениям было доверено магическое и самое страшное оружие древних – литанры. С несколькими запасными пластинами полных зарядов. Обучение стрельбы не заняло много времени. Зато с некоторым другим оружием боларам пришлось «поскрипеть». Да и уникальных оберегов в их внутренности намеревалось засунуть предостаточно. А ведь каждым предметом надо было уметь пользоваться и применять к нужной ситуации. Как следствие оба помощника Кремона были загружены по самые свои высоко поднимаемые глазки. А если ещё добавить желание Бабу Смилги обучить боларов владению своим любимым оружием, то становилось понятно, почему их сферы быстро потускнели от недосыпания. Карага магический бич как-то не заинтересовал, а после случайного самоотсечения одного из корней, он вообще отказался работать со сноровистым оружием. Зато Спин прекрасно освоился в работе с жессо, и с каждым разом у него получалось сражаться им всё лучше и действеннее. По крайней мере, его персональный учитель Бабу был страшно доволен и горд. И обещал обязательно подыскать лидеру боларов подобное оружие. Ведь не только одному герою достались награды. В скором будущем, по утверждению Хлеби, всех телохранителей Кремона обещали тоже наградить с королевской щедростью. Да и от королевы Спегото, Дарины Второй кое-какие награды, трофеи и подарки ожидались со дня на день. Там тоже припомнили, что в страшной спешке не всех участников Великого Похода наградили соответствующим образом.

После окончательного утверждения количества помощников, в течении целого дня Эль-Митолан Невменяемый, под руководством своих старших коллег тщательно и терпеливо обучался создавать магические коконы для боларов. А потом ещё два дня практиковался транспортировать эти коконы с боларами за собой и подбирать самые оптимальные материалы для буксировки. Потому что и здесь возникли определённые сложности. Благодаря своей врождённой левитации болары и так практически не имели веса в воздушном океане, но солидная инерционная масса всё-таки оставалась. И при первых неровностях полёта, перепадах в скорости, неритмичности встречного ветра это сказывалось рывками назад, или неприятными ударами по развевающемуся сзади хвосту. Лучше всего подошли для транспортировки каучуковые жгуты, усиленные дополнительно магической подпиткой.

Окончательная готовность была объявлена на восемнадцатый день с того момента, как Кремон проснулся в чужом для себя теле. Но за этот относительно короткий срок чувство отчуждённости исчезло полностью. Даже омерзение пропало. Да и не только у нового хозяина. Теперь уже практически каждый встречный норовил шлёпнуть дракона по горячей и упругой коже, погладить бугорки на шее или осторожно прикоснуться к шелковистой на ощупь перепонке крыльев. Как ни странно даже слуги и крестьяне при виде парящего над ними дракона теперь не прятались, а приветливо вскидывали руки к небу.

Многие посматривали на примелькавшегося монстра, а особенно на его полёты с откровенной завистью. Хлеби с Давидом, например, в шутку ругались, что их, мол, подставили с возрастом, и они бы тоже вполне успешно могли ужиться в теле дракона. А Мальвика вообще постоянно требовала прокатить её хоть немного по воздушному океану. Мечтая о том времени, когда и она найдет себе запасное тело какой-нибудь драконши. Только вот Невменяемый отказался от этой затеи катания сразу и бесповоротно. Хотя на испытаниях легко поднимал предметы гораздо весомее, чем Бабу, на высоту в парочку километров.

В общем, день расставания наступил гораздо раньше, чем планировали руководители и кураторы проекта. И в послеобеденное время, перед последней ночёвкой все собрались для окончательного инструктажа и утверждения маршрута. Обсуждались самые разнообразные варианты событий, и предполагаемые выходы из невероятных ситуаций. Вот только разве можно предвидеть то, чего не знаешь?

Ещё несколько дней назад к границе с Альтурскими Горами направился специальный отряд с большими полномочиями. На участке возле Топорного хребта, который считался самым непреодолимым на планете, они должны были тщательно подготовиться к прилёту дракона с боларами, накормить их, а затем в ночное время обеспечить безопасное барражирование на самой границе до набора необходимой высоты. Ведь там тоже хватало доблестных воинов, которые могли что-то заметить и попросту уничтожить неожиданно появившегося в пограничной зоне воздушного пирата. Хотя бы во время той же кормёжки и отдыха. То есть по предварительным намёткам было продумано всё, что только можно было продумать.

Как стемнело, начались прощания с друзьями. Первыми в дальнюю дорогу отправились Спин, Караг и сопровождающий их десяток боларов из стаи. Ведь дракон пролетит то же самое расстояние вдвое быстрей. Здесь особо запоминающимся моментом стало вручение лидеру боларов жесса, которое Бабу передал с твёрдым наущением:

– Я тебе магический бич не дарю, а просто одалживаю для дела с одним условием, ты мне должен вернуть его лично. Договорились?

Довольный скрип означал полное согласие. А уже вскоре отряд боларов взмыл в ночное небо, поджал корни в свои сферы и под спаренным сиянием Сапфира и Марги полетел строго на юг.

После этого Невменяемый уселся в окружении самых ближайших друзей в столовой замка, и они закатили прощальную вечеринку. Пили гремвин, заедали его фруктами и вспоминали не такие уж давние события. Как они сами с удивлением заметили, это был первых их такой свободный вечер. Да и те, кто был во время похода в Энормии, слушали рассказы очевидцем с неослабным вниманием. Разве что эмоции у них на лицах читались разные. Хлеби Избавляющий почти не скрывал горделивую улыбку. Ещё бы: его ученик совершил такое великое открытие. Как впрочем, и Коперрульф вёл себя аналогично, лихо подкручивая свои и так торчащие вверх усища.

Давид Сонный жутко завидовал такой массе приключений, которая досталась на долю участников отряда, и не единожды жаловался, что он в этой дыре прозябает. Добавляя с артистизмом:

– Тогда как великие дела вершатся от меня вдали!

Пожалуй, только Мальвика сидела с открытым ртом, боясь пропустить хоть маленькое слово из рассказа и так порой сопереживала, что бледность и краснота на её лице чередовалась с невероятной скоростью. К тому же ещё и Мирта частенько сгущала краски, и нагнетала на слушателей дополнительные переживания в особо интересных местах повествования.

Завершилась вечеринка торжественной констатацией фактов. Протектор Агвана похлопал своего коллегу Сонного по плечу и заявил:

– Не знаю как ты, но как только Кремон возвратится я сразу еду в давно обещанный мне отпуск. После такого рассказа не стать паломником и не осмотреть величайшее чудо планеты – немыслимо.

Тогда как Давид возмутился совсем по другому поводу:

– Конечно, теперь после работы там Невменяемого, Спегото стало самым знаменитым королевством в мире. Теперь у них не только Великий Путь появился и целое царство вассалов, а Невидимый Сторож, шурпан, дерево из Поднебесного сада. Да нашему ученику там должны будут на каждой площади памятники во весь рост ставить из чистого золота.

– Так уж и чистого! – захохотал дракон. – Так никакого золота не хватит.

Мирта его тут же поддержала:

– А если ты ещё в своём теперешнем виде заявишься, то уж точно….

– Ну зачем ты так, – остановил сестру Алехандро. – Там как раз больше всего драконов и боятся. Так что такой визит может означать полную аннуляцию предыдущих наград.

– А вот и неправда, – решил с запалом кое-что напомнить Бабу. – Ведь у Кремона осталось ещё право «Великого дара» и он может в Спегото сотворить что угодно! Хоть в теле дракона жениться на принцессе.

И сам тут же виновато прикусил язык. Ведь о довольно близких отношениях героя с Элизой Майве по негласной сговоренности никто и словом не упоминал. Заметив нахмуренные брови своей младше подруги, обстановку разрядила баронета Шиловски.

– Ха! Многие придворные испугались, что герой сразу потребует в жёны вдовствующую королеву.

– Но ведь она, же старая! – чуть ли взвизгнула от негодования юная маркиза Баризо. На что Хлеби Избавляющий подхватил девушку под локоток и бережно повёл к выходу из пиршественного зала:

– Настоящий герой на иноземных королев не разменивается и предан только Энормии. Так что завершаем слушание занимательных историй и спать. Нам-то все равно, а вот нашему красавцу завтра в дальний путь. Всем спокойной ночи!

Разошлись по своим местам быстро, только вот заснуть сразу было трудно. Особенно тем, кто не имел магических способностей к самоусыплению. Но и Эль-Митоланы не сразу провалились в сонное царство. Потому что в их мыслях тоже превалировали сопереживание и тревога.

Перелёт

Перемещение к нужной точке границы проходило в два этапа. Потому как и в таком, казалось бы простом деле без сложностей не обошлось. Из-за слишком большого расстояния пришлось делать промежуточную посадку с продолжительным отдыхом. Да и сам полёт решили совершать на порядочной высоте по самой тривиальной причине: могли найтись по пути следования отчаянные охотники из числа Эль-Митоланов и объединёнными силами просто сбить низко летящего дракона. Хотя именно низко летящий пират как правило менее заметен и при неожиданным атаках всегда подкрадывается к цели именно так.

Но ведь невозможно предупредить каждого пограничника, охотника или просто путешественника. И так многие побаивались, что про дракона перебежчика могут узнать нежелательные людишки, коих на пространствах Энормии хватало.

Поэтому невменяемый вылетел на рассвете, на большой высоте достиг к обеду подготовленного места и совершил посадку по Лучу Жизни. Как ни странно восемь часов непрерывного полёта довольно утомили, да и аппетит прорезался зверский. Поэтому практически до вечера пришлось отдыхать, восстанавливая силы. Затем лёгкий ужин и вновь в небо. И где-то ближе к утру очередная посадка, но уже непосредственно в заданной точке приграничья. Болары уже были на месте, и практически весь день группа разведчиков посвятила отдыху, усиленному питанию и проверке своих знаний на местности, запоминании древних карт королевства Альтурские Горы.

И каждый раз, выходя из огромного помещения форта во внутренний двор, Кремон непроизвольно засматривался на возвышающийся перед ним Топорный хребет. Горное образование и впрямь выглядело так величественно и неприступно, что сразу возникало ощущение его нереальности. Высота и крутизна поражали до самой глубины души, и сразу приходило осознание бессилия перед такой громадиной. Величественные Каррангаррские горы в районе столицы Спегото вообще не шли ни в какое сравнение с этим цельным монолитом. Но там хоть хватало заснеженных вершин и склонов, тогда как на этом природном памятнике не было горстки снега или полоски льда. Ровная кромка хребта на немыслимой высоте уходила в стороны и там терялась среди тумана и многочисленных облаков. Причем кое-где огромные тёмные тучи по-сиротски жались своими боками к отвесным скалам на совершенно разных уровнях, словно обломанные ступеньки для мифического гиганта. Да и вообще, судя по комментариям местных колдунов нечасто можно рассмотреть так хорошо верхнюю кромку. А уж такое событие, как возможность просмотреть весь Топорный хребет от края до края, предоставляется раз, максимум два раза в году. А то и того реже.

Болары также были здесь впервые и всеми своими органами просмотра пялились в сторону горищи в девять тысяч метров над уровнем океана. Оба пощёлкивали и поскрипывали от смешанного восторга со страхом и в один голос утверждали:

– Нет! Наверняка тут и драконы перелететь не могут.

На что Эль-Митолан из группы поддержки возражал:

– Ещё как летают. Не каждый день, конечно, но частенько. То парочка, то две, а то и поодиночке вдоль кромки пролетают.

– И зачем? Готовятся к атаке?

– Оттуда они ничего внизу конечно рассмотреть не могут, даже с помощью их специальных приборов. Так что скорей всего они просто бравируют своей силой друг перед другом. А может у них там по верху, какие ловушки стоят, вот они и проверяют их наличие или исправность.

– Только неожиданных ловушек нам не хватало, – пробормотал Спин после такого известия. Тогда как его соплеменник Караг спросил совершено о другом:

– А вдруг драконы наверху очередную пакость готовят. Ведь могут они несколько камней столкнуть вниз и тогда здесь всё лавиной сметёт.

Дающий пояснения Эль-Митолан, скривился, и продолжил рассказ:

– Такие лавины – невероятная редкость. Все склоны, на удивление, сплошь из дуросовых пород, стоят намертво и особо не рушатся. К тому же форт, как видите, расположен от подножия на пять километров вглубь леса. Так что здесь мы в полной безопасности.

Такое утверждение Кремона не успокоило:

– Разве? Кажется, что любой валун с самой верхушки будет катиться как минимум до Себерецких гор.

– О! Ну так далеко – просто нереально, – засмеялся рассказчик. – Между прочим, интересный факт: в идеально ясную погоду с западных верхушек Себерецких гор отчётливо видно гребень Топорного хребта. Сам лично любовался. Словно сказочный мираж. Впечатляет!

Не доверять таким словам вроде не хотелось, но всё равно подобные огромные расстояния просто в голове не помещались. Пусть эта головища даже в два раза больше, чем человеческая.

Лишь только стемнело, полностью экипированное трио разведчиков содралось на подворье форта. Болары протянули один каучуковый жгут между собой, а второй жгут удерживаемый Спином предназначался для упряжки. Всё-таки приходилось тянуть груз с самого низа, потому что на высоте дернуть его за собой на скорости не представлялось возможным. Пережёвывая порцию прессованных водорослей, Кремон помог завернуть своих товарищей в магические коконы, продел задние ноги в петли и не делаю прощальных жестов, устремился в небо. Причём вначале в восточном направлении. По расчётам такой манёвр предполагал наименьший затрат сил при наборе высоты. И только поднявшись километров на пять вверх, Невменяемый плавно развернулся на запад и полетел ориентируясь лишь по радужным отражениям Сапфира. Отсутствие в данное время другой луны, считалось большим подспорьем при безошибочном выборе направления.

Ещё минут через двадцать впереди стала постепенно вырисовываться сплошная каменная стена. Трёхкилометровый лимит ночного зрения не давал возможности сразу определить, сколько ещё осталось покорять высоту, поэтому пришлось участить маховые движения крыльев. Громада хребта быстро приближалась и возникло паническое чувство, что нужная высота так и не будет набрана и придётся петлять вдоль кромки. Что вообще-то было весьма нежелательно из-за сильного ветра, который предполагался там вполне здраво всеми без исключения.

Наконец размытая грань хребта появилась, но так высоко, что до буксируемых боларов донеслось недовольное драконье рычание. А изрядно уставшие крылья захлопали с большей интенсивностью. Дальнейший полёт проходил максимальном напряжении и в экстренных условиях. Мышцы спины стали быстро наливаться усталостью. По вине леденящего встречного ветра глаза постоянно слипались от замерзающих слёз. Ушные раковины забились чем-то наподобие леденящего инея и до сознания перестали доходить ранее слышимые хлопки крыльев.

Такой низкой температуры никто здесь не предполагал. Слишком уж понадеялись на рассказы о летающих вдоль хребта драконах. Но ведь те летали днём, при согревающих лучах Занваля! Тогда как в ночное время вполне вероятно никто и не рисковал здесь бахвалиться своей пиратской удалью.

В один из моментов Кремону показалось, что он вообще не сумеет перелететь верхнюю кромку Топорного хребта. А про хрустящие каучуковые жгуты вообще появилась твёрдая уверенность: «Поломаются они как сосульки!». Хотя в таком случае безопасности боларов ничего не угрожало. По утверждения создателей коконов, тех должно было отнести ветром далеко от гор и постепенно опустить на высоту в пять километров. С того уровня разумные растения могли бы добраться уже сами, куда им заблагорассудится.

Силы вроде ещё имелись, но и боль в спине усиливалась. Хотелось хоть на полчаса присесть и отдохнуть, да только негде было. Уже и появилась твёрдая уверенность лететь дальше без боларов, когда желанный верх горной гряды, словно иззубренный топор, пронёсся чуть ниже поджатых лап. Оправдывая своё название попыткой отсечь движущихся на привязи боларов. Оглянуться на скорости Кремон не мог, и только с замиранием сердца ждал рывка взад, обозначающего соприкосновение коконов с камнем. Но всё обошлось….

Зато впереди обозначились новые проблемы. С другой стороны склоны устремлялись вниз с такой же крутизной что и прежде. Так что о посадке не могло быть и речи. Мало того впереди, в пределах видимости виднелся частокол неведомых горных и обильно заснеженных вершин, которые тоже не мешало бы перелететь одним махом. Отдыхать в невыносимом холоде, а потом опять набирать высоту было бы самоубийством. И Невменяемый, сжав свои челюсти до хруста клыков, вновь заработал крыльями.

Хотя подниматься выше уже не пришлось. Достаточно оказалось поддерживать прежнюю высоту полёта. Разве только чуть скорректировав движение и направив тело в просвет между двумя вершинами. Через десять минут и этот просвет оказался позади и замерзающий от холода и усталости дракон стал планировать вниз, чувствуя как температура окружающего воздуха, хоть постепенно, но начинает подниматься. Скорость сразу увеличилась, но и встречный поток с большей скоростью стал слизывать остатки тепла с кожи. Мысль согреться хоть под собственной струёй пламени стала навязчивой до невозможности. Спина и крылья практически перестали ощущаться…. На зато удалось рассмотреть чернеющие поверхности чистых от снега скал.

И как раз в этот момент в поле зрения попал одиноко летящий дракон. Лениво взмахивая крыльями, он летел чуть впереди и наискосок траектории полёта разведчиков и вполне мог не заметить нагоняющее его чуть сзади и сбоку трио. Но заметил! Некоторое время летел с изогнутой в сторону от удивления шеей, а потом резко лёг на крыло, сменил курс и полетел на сближение. Ещё бы его не заинтересовала такая уникальная связка!

Кремон не стал вилять в сторону или менять высоту. Всё с тем же заледенелым спокойствием он продолжил полёт, проверяя первого встреченного врага на наличие магической ауры. Скрывать тому её вроде как было не с лапы, поэтому почти с уверенностью разведчик решил, что перед ним самый обычный воздушный пират. Ну может и не пират! Может просто пограничник, или местный житель, летящий глубокой ночью с дружеской вечеринки. Хотя мысль о простых обывателях в таком месте совершенно в голове не укладывалась, а родилась скорее от мрачной попытки иронизировать. Да только этому пирату-обывателю явно не повезло увидеть своего собрата в такой странной упряжке.

При сближении незнакомец стал делать разворот, пытаясь пристроиться чуть сбоку и Кремон не оставил ему никаких шансов на спасение. Пользуясь своей большей скоростью, он резко вильнул правее и с отличной меткостью залил врага огненной жидкостью. Не пожалев для этого всего защёчного мешка. Не ожидавший такой подлости дракон, рухнул вниз, словно объятый пламенем камень. И с двухкилометровой высоты распластался об остро торчащие камни. Стычка была выиграна, но вот дольше следовало перестраховаться.

Поэтому Кремон ещё больше ускорил планирование, сделав его круче, и вскоре влетел в гигантское ущелье, которое в пределах видимости по ходу движения разветвлялось надвое. Выбрал удобную площадку и совершил посадку на совершенно одеревеневшие ноги. Пока болары выпутывались из своих коконов, доковылял к удобной нише и выплюнул туда оставшуюся у него смесь. Полыхнуло здорово, но самое главное, сползающий по стенке огонь дал массу живительного тепла. И Невменяемый, расставив над жаром крылья, даже застонал от блаженства. Содрогаясь всем телом, он не сразу понял суть донёсшегося из-за спины встревоженного вопроса:

– Крылья свои не пропалишь?

– Да нет, просто так закоченел, что сил нет.

– Да и мы слегка подморозили корешки, – Спин показался чуть сбоку, не решаясь близко подлетать к огню. – Может тебе помочь массажем?

– Ох, дружище! Я даже заикнуться бы постеснялся сам…

– Вот и не заикайся! Где тебя пинать?

– На спине, между крыльев…. Совсем не чувствую….

Тут же шлепки кореньев стали разминать сведённые судорогой мышцы.

– А-а-а-а…. – с восторгом протянул Кремон. – Как хорошо! Жить снова захотелось…. Кстати, а как вам на этой высоте?

– Нормально, передвигаемся. Хотя выше чем на десяток, полтора метров не потянем, предел. Караг вон летает невдалеке, осматривается. Мало ли что тут рядом…. Только вряд ли на такой высоте кто-то жить будет.

– Однако местного жителя с явной бессонницей ты видел?

– Да! Здорово ты его поджарил. Я и литанру достать не успел.

– Заряды беречь надо. А мушек у нас хватает….

Вспомнив, что готовой огненной смеси у него нет, колдун достал упаковку со спрессованными водорослями и стал интенсивно пережёвывать. Экономить не стоило, всё равно у него оставалось пять комплектов, да и у помощников имелось по два.

Поднимающееся тепло приятно прогревало озябшее тело, а удары кореньев всё больше и больше возвращали мышцам спины прежнюю чувствительность. Когда пламя догорело, над площадкой завис Караг:

– Вроде никого поблизости нет. Долетел до развилки, далее точно такие же ущелья расходятся и идут под уклоном вниз. Разведать хоть одно из них?

– Вначале дайте мне силенки восстановить, – попросил Кремон, доставая из карманов поясной сумки кусок вяленого мяса.

– Так никто и не спорит, – шевельнул корнями Караг. – Подкрепляйся на здоровье. Мы сами слетаем.

Но Спин возразил своему товарищу:

– Оставим ущелья на потом. Прежде разыщем более удобное место для Кремона, желательно пещеру. Пусть там отдохнёт, а то здесь мне не нравится, слишком открыто для обозрения.

– Не стоит обо мне беспокоиться…. – заикнулся, было, дракон.

– Не возражай. Тебе надо хорошо отдохнуть после такого перенапряжения, а мы за время твоего лёгкого сна разведаем дальнейшую дорогу.

Проводив друзей взглядом, Кремон поспешно затолкал пережёванные мушки языком в защёчные мешки и с гораздо большим удовольствием впился зубами в приготовленное мясо. Когда он доедал уже второй кусище, болары вернулись и заставили перелететь его в другое место, которое для отдыха подходило идеально. Затерянную среди скальных обломком расщелину, постепенно переходящую в симпатичную пещеру, могли отыскать только зелёные шарики со своими сенсорными возможностями. Здесь дракону можно было и вздремнуть с полной уверенностью, что никто из случайно пролетающих рядом соплеменников его не заметит. В той же пещерке разумные растения сбросили большую часть своего груза и облегчённые помчались исследовать предстоящий маршрут. Пообещав очень скоро вернуться и разбудить своего командира. Кремон немного поворчал им вслед, но потом и в самом деле свернулся громадным бубликом, блаженно прикрыл слезящиеся от усталости глаза и почувствовал, как облегчающий сон даёт отдых каждой клеточке захваченного тела.

И приснился ему странный сон: будто он в иссиня голубом озере купается с другими драконами. Но ростом они совсем небольшие, практически дети. А присмотревшись к собственному телу, тоже заметил за собой ну совсем юношеские габариты. Зато было очень весело и интересно возиться в воде. То его сбивали с ног, то он повергал своих товарищей и заталкивал их с головой под воду. Имена друзей неосязаемым вихрем проносились в памяти, но только одно почему-то ярко полыхнуло в мозгу, вызывая в теле непонятную дрожь. Зайндара! А вот и она: кошмарная, практически дистрофичная на вид драконочка прыгнула ему на шею всем своим телом и со счастливым рыком увлекла под воду. Ещё и воскликнуть успела: «Попался, Гишер!» И ведь можно легко и далеко её отшвырнуть! Так почему же тело покорно поддаётся толкающей его тяжести? Почему вдруг хочется и дальше погружаться на глубину, лишь бы слабые лапки держались за его шею? И кто такой этот Гишер?

Странный сон…. Такой необычайно яркий, словно настоящее детское воспоминание. Или совсем недавно подсмотренная сценка. Только вот почему так явственно помнятся прикосновения? И почему эта сценка из жизни именно драконов?

Как в бою

Проснулся Кремон оттого, что во рту начинался маленький пожар. Просроченная смесь пыталась самовозгореться прямо за щеками. Резко изогнувшись от боли и отыскав взглядом самое удобное место, очнувшийся от сна дракон резко выплюнул весь запас закипающего огня в глубокую трещину. Знатно ударило жаром, стягивая кожу на морде! Да только о собственной безопасности и не подумалось. Раз прошло целых четыре часа, то почему его никто не разбудил? И сам же себя постарался успокоить мыслью: «Они просто увидели, как крепко я дрыхну, и решили меня не будит. Ну и правильно сделали: мы никуда не спешим….»

Но выглянув из пещеры в неясные блики начинающегося рассвета, Невменяемый так нигде и не увидел своих помощников. Да и густой туман начал оседать большими мохнатыми хлопьями, скрывая всё вокруг и аннулируя видимость. Конечно, тут и заблудиться легко, да вот только такие существа как болары могут летать в любую непогоду, исключая только грозу или явный штормовой ветер. И по всему выходило, что зелёные шарики попали если не в беду, то в крайне затруднительное положение.

Ещё немного подождав и подумав над предстоящими действиями, Кремон вернулся в изрядно разогревшуюся пещеру и написал на вертикальной стене: «Вас не дождался. Беспокоюсь. Лечу вначале проверить левое ущелье». Затем тщательно уложил в стенную нишу все оставленные вещи, добавил к ним большинство своего багажа и вновь подался наружу.

Вначале сделал тщательным облёт близлежащих выступов и скал. Проверяя ориентировку и запоминая приметы, по которым отыскать пещеру не составит особого труда. И только потом, на минимальной скорости из-за сгустившегося тумана, подался в левое разветвление ущелья. Увы, лететь довелось недолго, тупик, и уходящая вверх отвесная стена практически не дали бы взлететь разумным растениям над её кромкой. Они ведь и так находились на примерной высоте в пять километров. А значит, следовало возвращаться.

Для полного успокоения совести опять заскочил в пещеру и дописал очередное предложение на стене: «Теперь лечу в правое. Если разминемся в тумане, вернусь через два часа».

По логике вещей и оговорённым правилам более чем на час своего лёта болары улетать не имели права. Следовательно, за это время можно осмотреть что угодно. Сильно мешал туман, но особое драконье зрение позволяло и его просматривать на глубину пяти, шести метров. Планомерно петляя по ущелью, Кремон по возможности опускался на самое дно и пытался найти хоть чей-нибудь посторонний след. И в один такой спуск чуть не ухнул в разверзшуюся под ним пропасть. Практически ущелье вынырнуло на середине горного среза, но сразу эту деталь рассмотреть не получалось. И только взвившись над облачным слоем чуть выше, удалось понять, что горы кончились, а практически до самого горизонта простиралось белый океан облачности. А это значило, если верить древним картам, что под этим океаном находились искомые долины королевства драконов. Да и самих драконов над белым покрывалом виднелось неисчислимое множество. Они летели в разных направлениях и на различных высотах, создавая видимость интенсивного сообщения. Словно сотни лодчонок в огромном морском заливе.

Попытавшись рассмотреть горы, из которых он вылетел, Невменяемый развернулся и полетел обратно. Но тут же снова, чисто инстинктивно нырнул в облачный туман: ему навстречу неслось с горы сразу пять крылатых соплеменников. Спешно соображая, куда спрятаться, Кремон заскользил к тому самому ущелью, через которое выбрался к долинам, удачно увернулся от крайнего выступа и тут же совершил спешную посадку. Стараясь чтобы когти не царапали громко по камням, проковылял к отвесной стене и весь целиком нырнул в подходящую расщелину. Гулкое эхо нависающего свода весьма удачно доносило к нему любой шорох в округе, и поэтому он без напряжения расслышал свист рассекаемого воздуха, а потом и посадку двух других тяжелых тел.

Неожиданные преследователи на минуту замерли, прислушиваясь, но потом перестали сдерживать дыхание и громко заговорили сердитыми голосами. Немного перекрученные мечущимся эхом слова, всё-таки понять удавалось:

– Ты его не узнал?

– Далеко слишком, но наверняка он из той банды идиотов Девятого Желудка!

– Как они мне надоели! Надо бы и этому крылья пообломать.

– Ничего, сейчас выловим, Жекир его сверху достанет, а остальные внизу вынырнут и ….

– Слушай! А чего он сюда подался? Ведь это ущелье выводит прямо к последнему ярусу, а значит….

– Правильно! Я его погоню, а ты поднимись к Жекиру и на перевале давите этого типа на камни. Не уйдёт!

Хлопанье крыльев ударило по ушам, но уже через минуту вновь ватная тишина заполнила ущелье. Услышанный разговор был довольно странен, но вот отсутствие товарищей волновало гораздо больше.

«А вдруг они разминулись и сейчас ждут меня в пещере? Или вообще потом не смогли подняться на данную высоту, да так теперь и тыкаются в тумане чуть ниже невидимого для них ущелья? Замереть и нырнуть туда отделённым сознанием? Да, так будет лучше всего!»

Через несколько минут он достиг уже хорошо знакомой пещерки и при тусклом свете догорающей смеси убедился в её нетронутости и опустошённости. Разумных растений там с той поры его ухода не было. Тогда не мешкая, он вернулся назад и провалился в белый слой облаков. Чистые пространства показались очень скоро. Затем он проскочил второй, более тонкий слой и вырвался на полный тактический простор. Практически вся огромная долина открылась его взору. Лишь кое-где лениво проплывали маленькие облачка, нисколько не мешая рассматривать окрестности.

Но больше всего поразили ландшафты раскинувшихся внизу городских кварталов. Причём кварталов очень своеобразных, сразу говорящих, что они предназначены для проживания драконов. Мало того, кварталы эти имели строго ограниченные размеры, ограждённые десятью высоченными квадратными башнями. А вот по всей остальной долине виднелись точно такие группы башен, обозначая как бы невидимые границы для каждого в отдельности взятого городка. И между этими городскими кварталами, башнями, шпилями крутых пирамид и вздымающихся террас, летали тысячи…. да нет, десятки тысяч драконов. «Вот их оказывается сколько, коренных обитателей Альтурских Гор!»

И ни единого болара в пределах видимости!

Часть шестая

Риск

Для начала Кремон вернулся вновь к стене и самым тщательным образом обследовал крутые склоны и непосредственно само ущелье. Ни пятёрки недавних преследователей, ни боларов там не было. Пришлось спешно возвращаться в долину и спешить к ближайшему городу. Расстояния были огромны, а магическая сила не безгранична. Надлежало подслушать хоть какую-то информацию и только потом соображать, куда же делись Спин с Карагом.

До самых высоких точек на верхушках башен оставалось всего ничего, около пятисот метров, когда со всего маху отделённое сознание наткнулось на специальный защитный контур. Как любили пошутить колдуны в таких случаях: «Было бы сознание с носом, разбил бы до крови. А так только шишку набил». Немного озадаченный таким большим и неожиданным барьером, Кремон попытался его обойти справа, потом сверху, потом ещё дальше справа, но так далеко забрался, что оказался над другим городком. Тогда разозлённый подался ещё дальше от гор и уже там ясно осознал: защитный контур огромным колпаком накрывает всю долину.

Подобное не имело объяснений. Если драконы так ограждали свои территории непосредственно на границах, то зачем такие дорогостоящие магические щиты устанавливать над внутренними пространствами? Какой смысл прятать сразу всё вместе? Или там внизу ещё и каждый город ограждён? А то и каждый дом? Ведь недаром они настроили такие высокие башни, с которых очень удобно вывести структуры защитных контуров.

Последние рассуждения Невменяемый проводил уже в драконьем теле. Потому как не хотелось полностью остаться без своей магической силы даже на короткое время. Затаившись в расщелине, он целый час выбирал самое оптимальное решение, и пришёл к выводу, что всё-таки придётся лично лететь в один из городков и там всё на месте выяснить. Потому как просто пытаться пролететь над всей долиной, а потом ещё и повторить осмотр над остальными, не стоило. Скорей всего здесь существовали определённые правила и нормы передвижения, незнание которых могло привести к самым нежелательным последствиям. Ведь недаром эта ретивая пятёрка так неприветливо отнеслась к собрату, желающему приблизиться к скалам. Похоже тут у них на это запрет. Как может быть и над верхним слоем облаков летать непозволительно. Или вообще – выше гигантского колпака охранного контура.

В общем, информации катастрофически не хватало. И самое неприятное – непонятное отсутствие Спина и Карага. Самые нехорошие предположения и судьбе товарищей не давали покоя больше всего. И бездействовать разведчик в этом плене не имел права.

Решившись на конкретные действия, Кремон ещё раз выскочил осмотреться отделённым сознанием. Туман стал редеть, и кое-где лучи Занваля его пронзали чуть ли не насквозь. Внизу возле скал никого не было, да и более низкая полоса облаков практически рассосалась на маленькие клочья. Зато теперь стали особенно заметны некоторые различия в уровнях полёта. Подавляющее большинство драконов всё равно, выше определённой высоты не залетало. А ведь ещё там наверху летали сотни других их соплеменников. Странное разделение….

Вернувшись к скалам, Невменяемый вознёсся над пока ещё сплошным слоем тумана и облаков и практически сразу увидел сидящий на стратегически удобном месте квинтет воздушных пиратов. Те явно грелись под утренними лучами Занваля. Были ли это те самые, он не понял, слишком они ещё выглядели для него на одно «лицо». Но вот присмотреться к ним и прислушаться – следовало обязательно.

Как ни странно все пятеро сидели молча, и не произносили ни слова. То ли подобная служба им надоела за много лет, то ли вообще в последнее время никаких важных новостей не происходило. Да и к тому же трое из них открыто и беззастенчиво дремало. Только двое следило за окрестностями со всем видимым тщанием.

Экипировка у них оказалась вполне боевая, что и заставляло думать об их некоей служебной или воинской деятельности. Широченный пояс с мечом и несколькими метательными ножами, имел множество кармашков и закрывающихся отделений. По одной или две перевязи, в которых Кремон с большим облегчением не нашёл и единого комплекта мушек. (Всё-таки сожжённые в Баронстве Радуги караваны давали о себе знать!) Да несколько ремней, которые стягивали и поддерживали всю эту амуницию и припасы вместе. В общей сложности и сам молодой колдун был экипирован аналогично. Разве что оружие у него было более добротное, да качество кожи пояса и перевязей выглядело новей и богаче. Цвет местами не сильно отличался. Ну и мушек у него имелось предостаточно.

Туман рассеивался всё быстрей, и следовало поторопиться. Вскоре эти непонятные чего стражи смогут увидеть, как он вылетает из расположенного ниже ущелья и реакция их будет скорей всего предсказуемая. Оставалось лишь решить вопрос с остальным багажом и оружием, которое осталось в пещере. Болары взяли с собой только одну литанру с запасной, полностью укомплектованной зарядами пластиной. Второе комплект древнего оружия пока оставался в нише удачно найденной пещерки. Там же оставалось и ещё несколько сюрпризов и артефактов, благодаря которым можно было выиграть бой не то что с пятью, а наверняка и с десятком таких наблюдателей.

Невменяемого терзали сомнения, но он всё-таки решил больше ничего с собой не брать. Только то, что было на потерявшем свою сущность драконе в момент его удара о землю под Агваном. И так наверняка будет слишком подозрительно выглядеть своим поведением среди остальных. И если его раскроют и попытаются взять прямо в городе, то никакое оружие не поможет. И тогда останется только всё валить на частичную или полную потерю памяти.

Километровое расстояние до наблюдателей хоть и давало преимущество, но Кремон старался теперь не шуметь. Доковылял до края урочища и просто упал вниз, раскрывая крылья без обычного хлопка. Сразу перешёл в крутое планирование, благо знал, что перед ним нет опасных препятствий. Разве что случайный сородич вдруг вздумает подниматься встречным курсом….

Но уж тогда сразу станет ясно: удача отвернулась навсегда.

Девятка желудка

Стремительное пике вынесло его из облаков и он сразу же подкорректировал полёт прямо к ближайшим городским кварталам. Поблизости на счастье никого не было, а те, кто виднелся вдалеке, скорей всего не обратил внимания на одиноко летящего к домам собрата.

Именно дома с террасами и крутые пирамиды предварительно выбрал Кремон для посадки. Хотя и появилось вначале желание присесть на одну из высотных квадратных башен и осмотреться оттуда. И мест на них для посадки имелось предостаточно. Да вот только практически ни одного дракона на них не было. Следовательно и здесь не хотелось попасть впросак. А вот на остальных строениях, драконов сидело, расхаживало тьма-тьмущая. Оставалось только выбрать конкретное место.

И опустившись практически в сам город, разведчик стал выбирать. Само собой, он не стремился к интенсивному общению с себе подобными, а посему искал места посвободнее. И нашёл одну из обширных террас, где собратья по небесным просторам не так сильно толпились. Дал вначале два полных круга по периметру всего дома. Провалы между улицами были слишком темны и ярком освещении светила, не получалось просмотреть их до самого дна. Да и между нижними этажами провисала масса каких-то непонятных мостков, канатов и перекрытий. Внимание разведчик уделил в основном к крыше и к тому, как садятся на неё и что при этом делают остальные драконы. Чаще всего те подлетали к группкам своих знакомых, тут же складывали крылья и радостно вскидывали вверх обе руки в знак приветствия. Но было несколько таких, которые опускались отдельно, да так и замирали на краю крыши, меланхолично разглядывая ущелья глубоких улиц. Их примеру Кремон и решил последовать. Хотя ещё оставалось главное сомнение: вдруг все драконы имеют право присесть на крышу только того здания, где он проживает, или где у него есть родственники, друзья, знакомые. Тут и отдельно сидящий дядя или племянник не вызовет никакого интереса. Зато чужака сразу могут спросить о причине визита.

Но не летать же вечно над этими диковинными кварталами? И Невменяемый совершил удачную посадку. Тут же неспешно развернулся к краю крыши, но уселся мордой не прямо к улице, а чуть боком. Чтобы, не поворачивая головы иметь возможность посматривать в центре террасы на несколько групп таких как он и по возможности прислушаться к их разговорам.

Правда усилить слух и понять суть оживлённого разговора так и не удалось. Чуть ли не сразу вокруг него опустилось ещё три дракона различного цветового оттенка и с недовольными мордами стали его рассматривать. Такое внимание к собственной особе разведчик не хотел явно. Поэтому вообще полуприкрыл глаза, словно в дрёме или глубоком размышлении и замер. Но шагнуть в темнеющий провал улицы был готов в любую минуту.

Минуты две ничего не происходило. Разве что к троице добавилось ещё два, скорей всего юношеского возраста, коричневых дракона. Они стали непонятными жестами и качаниями голов подавать друг другу странные знаки, шумно фыркать и, в конце концов, стало ясно: они показывают своё то ли недовольство, то ли презрение. А сидящему в теле дракона человеку даже в какой-то мере стало интересно: чем это всё закончится?

Эль-Митоланы среди них не выделялись, по крайней мере, с первого взгляда. Да и пришелец, свою магическую ауру тщательно прикрывал. Оружия тоже у них практически не было, если не считать по одному, два небольших ножа, которых и метательными назвать язык не поворачивался. Скромные пояса с карманчиками и по одной перевязи присутствовало, но скорей всего особых сюрпризов не содержали. Может это просто хулиганы? Или мелкие грабители? Вряд ли…. Такое в голове не укладывалось. Не могли драконы при всей своей дикости и кровожадности позволять такому твориться прямо средь бела дня. Да и нигде, в пределах видимости не наблюдалось потасовок, драк или междоусобных разборок.

Развитие событий не заставило себя ждать. Самый мелкий коричневый дракон, видимо самый задиристый, повернул пасть к своему товарищу и с явным подтекстом констатировал:

– Вынюхивает!

– Конечно, настоящая работа для шейтара, – тут же ему поддакнули с противоположного края.

– И как только ему наглости хватает?

Причём все говорившие смотрели не прямо на чужака, а друг на друга. Как бы беседуя между собой о существе здесь не находящемся. Оставалось понять подноготную такого отношения, и разведчик продолжил тактику выжидания. Реплики тем временем становились всё боле оскорбительными:

– Ощущаете неприятный запах?

– Называй вещи своими именами: вонь! На рвоту тянет, так от него воняет. Может он вообще месяц не мылся?

– Да нет, скорей это у него от неправильного питания. Падалью питаться – происходит полное нарушение внутреннего баланса.

– Не только падалью, и дерьмом.

– Скорей всего! А вместо воды – снегом заедают!

– Потому такие замороженные!

– Словно гнилые сосульки! Ха-ха!

На громкие и оскорбительные выкрики обратили внимание и две близко расположенные группы более старших драконов. Они затихли, прислушиваясь, а потом и стали постепенно приближаться. Но пока без явно видимых намерений присоединиться или остановить расшалившуюся молодёжь.

– Да и вообще, таких как он, только разным гадостям и учат.

– Ага, в зубах дырки делают и связывают челюсти между собой….

– Зачем?

– Чтобы глупости не болтали! Ха-ха!

– Да и молчат постоянно от страха.

– Потому как смелости в них как гаарский кот наплакал.

Упоминание о живущем в глухих лесах Энормии хищнике, говорило о том, что и здесь они либо обитают, либо приручены.

– Да нет, они смелые…. Да только в толпе своих коллег!

– А вот сразиться с такими как мы – крылья трясутся.

Ну вот, теперь стало хоть более, менее понятно, хотят подраться. Хотя начальные причины ясны так и не были. Скорей всего чужака лично никто не знал, просто его приняли за выходца или представителя то ли другого рода, то ли клана, то ли профессии. Но Невменяемый стал почему-то злиться всё больше и больше. Словно неконтролируемая им воля вдруг стала подсказывать одно: уничтожить этих дерзостных негодяев!

Другие драконы таки продолжали стоять поодаль, и по всем видимым ужимкам становилось понятно: они с огромным любопытством ждут продолжения развития событий. И глядя на такую нейтральность, разведчика словно заклинило на желании совершить самый нехороший поступок. Вот только оружия не хватало…. Хотя…..

Кремон словно очнулся, не спеша потянулся к перевязи, достал оттуда пакет с мушками и демонстративно забросил в пасть. И тут же стал интенсивно пережёвывать. Смесь, конечно, готовилась до воспламеняемости долго, но и в своём полуготовом состоянии попадая на кожу, вызывала пренепреятнейшее жжение. Так что польза будет при любом раскладе сил.

Вот тут и начались явные изменения в поведении разместившихся на крыше особей. Старшие сразу резко зашептались между собой и вроде как испугано сдали чуть назад. Тогда как молодые вначале потеряли дар речи и пару минут просто стояли молча. Словно не в силах понять, что же происходит. Возможно, здесь такие угрозы запрещены? Но внутренняя интуиция подсказывала разведчику правомочность его действий. Да и оскорбления непонятные прекратились. Возможно, его вообще оставят в покое?

Как раз наоборот! Молодёжь решила перейти к более активным действиям. Каждый достал нож и теперь подкидывал его на лапе, ловя за лезвие. А трое старших открыли свои скрытые до того ауры, открыто показывая, что они – Эль-Митоланы. Видимо пытались вызвать на ответное аналогичное действие. Но чужак остался внешне совершенно спокоен. Разве что разместил обе готовые порции готовой смеси в защёчных мешках.

От такого пренебрежения у лидера охайников, который цветом очень походил на недоспелый пайлам с розовой кожицей, лопнуло терпение. Он явно закрыл себя щитом против пекущей смеси и, выкрикивая оскорбления вперемежку с ехидным вопросами, стал приближаться на полшажка с каждым словом:

– Трус! И что ты можешь нам сделать? Только своей вонью отогнать? Думаешь, мы тебя испугались? Или твоих мушек? А вот сейчас мы тебе покажем рога валеля!

Причём тут рогатый топианский хищник, понять Кремон не успел, Потому что вдруг с неба перед что-то рухнуло. А когда он понял что именно, то не смог сдержать внутреннего восхищенного восклицания. Потому что такую посадку ему видеть, никогда не доводилось. Да и ветераны о такой не рассказывали: дракон до самой крыши падал практически камнем, и только за метр от препятствия резко раскрыл крылья, взмахнул ими, ловко спружинил задними лапами о камень и уже в следующий момент стоял, как ни в чём не бывало. Но зато вся пятёрка после этого момента сжалась и словно стала ниже ростом.

На упавшем с неба пирате было главное, бросающееся в глаза отличие: яркий зелёный пояс. А в передней лапе он держал не что иное, как хорошо знакомый разведчику жессо. И с ходу пустил его в действие. Магический бич видимо был настроен лишь на четверть силы, потому что пробив щиты ближе всех подошедшего лидера, нанёс ему только хлесткий удар по правому предплечью. Розовый дракон взвился всем телом, но не пошёл в атаку, а тут же со тонами стал пятиться назад. Понимая что следующий удар страшного оружия, нанесённый в полную силу, может стать для него роковым. Прошипев что-то ядовито-оскорбительное, он взмахнул крыльями и сразу скрылся за возвышающимся уступом близ находящейся террасы. Его четыре товарища ретировались с места событий ещё раньше.

Стало ясно, явился страж порядка, старший рода или вообще глава местной администрации. А связываться с таким вообще нежелательно. Но и убегать вроде причины не было. Поэтому Кремон продолжил тактику полного невмешательства. Теперь уже полностью развернулся всем корпусом к улице, склонил голову вниз и опять прикрыл веки. При этом со всем тщанием пытаясь прислушаться к доносящимся сзади переговорам и спорам. Как ни странно прибывший с зелёным поясом Эль-Митолан поставил вокруг себя полог тишины, и его суть общения со старшими драконами, так и осталась секретом для пришельца.

Через некоторое время отдалённый гомон послышался опять, а обладатель зелёного пояса подошёл и уселся на край крыши рядом. Некоторое время он молчал, словно ожидая приглашения, а потом решительно заговорил первым:

– Не обращай внимания, Гарр, у этих недоносков ещё в голове моча вместо крови, ничего не соображают.

Из чего Кремон с большим удивлением и настороженностью осознал что его зовут Гарр, и что этому перепончатому он знаком лично. Ситуацию это усложняло неимоверно. Не дождавшись никакой реакции на свои слова обладатель жессо продолжил:

– Понимаю, как они тебя должны были взбесить и удивляюсь твоей стальной выдержке. Но всё-таки прошу воздержаться от мести этому дому. Старики торжественно пообещали не допускать больше подобных безобразий. Да и мне лично на моём участке лишние неприятности нежелательны. – Дракон рыкнул, недовольно мотнул пастью и гораздо тише добавил: – Хотя, как по мне, устроить им пожарчик – твоё полное право. Я бы, например, не сдержался.

Вот так проявляется истинность старого изречения: «Молчание – путь к богатству». Сидишь, молчишь, а информация продолжает поступать. Оказалось рядом с ним страж порядка и здесь его участок города. Стража очень боятся и он с нарушителями миндальничать тоже не собирается. К пришельцу обладатель зелёного пояса относится с явной симпатией и пониманием. Ещё бы узнать его имя и ту степень знакомства, что их связывает. Ну и интересно, по какому праву он может здесь устроить пожар. Неужели за нанесённые оскорбления?

Страж тем временем еле слышным хмыканьем выразил удивление по поводу долгого молчания собеседника. А затем и тон ужесточил:

– Ко мне нет никаких претензий?

Тут уже ничего не оставалось, как открыть один глаз и отрицательно мотнуть пастью. Кажется, жест оказался верным, но тут же последовал прямой вопрос, без которого подобная беседа обойтись не могла:

– Так почему же ты молчишь?

Невменяемый протяжно, показательно вздохнул, потом правой лапой прикоснулся мечу, а следующим движением дотронулся сложенными когтями к гортани.

– А! Да ты видимо, недавно ранен был?! – в озарении воскликнул сидящий рядом дракон и, дождавшись лёгкого кивка, перешёл на сочувствующий тон: – Бывает…. Но я так сразу и подумал. В ином случае ты бы и сам сразу приструнил этого Расана с компанией. Они мне тут уже давно спокойствие нарушают. Собрал вокруг себя пару десятков таких же недоумков и загрязняет им мозги этими глупыми идеями о «Выборе полёта». Где они только таких бредней наслушались? Ну ладно ещё в столице, молодёжь бездельем мается! Но чтобы у нас здесь? В Девятке Желудка? И ведь ни знаний, ни опыта, ни подготовки, ни оружия не имеют! А всё туда же….

Пока велся этот очень интересный и познавательный монолог, Кремон во все глаза вглядывался в дно расположенной под ним улицы. Усилив магически глаза по самой максимальной возможности. Потому что там, в самом низу, копошились десятки, да что там десятки – сотни людей и боларов. Поступаемая через уши информация, воспринималась и рассортировывалась на подсознательном уровне, тогда как всей своей сущностью разведчик устремился к своим соплеменникам и разумным растениям. Будь его воля, он бы сразу поспешил вниз отделённым сознанием, но вот собеседник и не думал прекращать разговор и убираться по своим неотложным делам участкового стража:

– Ах, да! Извини, Гарр, я не представился! Меня зовут Равешан. А тебя как?

Из чего следовало что они никогда друг друга и в глаза не видели, а Гарр – это скорей всего некое обращение, которые употреблялись и в человеческом мире. Например: дружбан, корешок, сучок и прочие. Вполне могло быть и некое воинское звание в армии воздушных пиратов, о которых люди не имели зелёного понятия. А может это обращение к дворянину или к представителю определённого сословия? Власти? К сожалению цвет, форма и качество поясов и перевязей, никогда энормианскими спецслужбами расшифрованы не было. Что конечно чести им не делало, а первому разведчику на эту сторону приходилось до всего додумываться самому. Лихорадочно придумал неясный набор звуков, он прохрипел на вопрос о своём имени:

– Г-гшш-миерр….

Равешан оказался драконом сообразительным, а скорей всего имён с примерно таким звучанием насчитывалось мало:

– Гишер?! Вот здорово, моего отца тоже Гишером звали! – и тут же сник, а после паузы добавил со вздохом: – Погиб в последней битве за Чальшаг….

«Нечего было туда ломиться! – со злорадством подумал Кремон, вспоминая рассказы и гибели многотысячной армии драконов, которым Хлеби Избавляющий устроил смертельный ураган Структурой Отката. – И ведь всегда только туда стремятся. Почему? Мёдом им там намазано или чем? Кстати тоже было бы полезно узнать причину такой выборной любви. А имя я себе подобрал! До чего же уродливое! Или оно у меня само в мозгу всплыло? Да нет, вряд ли. Хотя может какие-то обрывки памяти в мозгах и остались. Ведь меня предупреждали, да и сон тот был слишком странным про купание в озере….»

Для придания вида соболезнования ничего не оставалось, как несколько раз скорбно кивнуть. Что вдруг напрягло участкового стража:

– Ты тоже там был?

После отрицания мотнувшейся пасти, Равешан понимающе рыкнул:

– Ну да, конечно, там же самые отборные ветераны летели. И всего лишь пару сотен чудом спаслось. Да и те толком не знают что случилось.

Невменяемый решил плюнуть на все правила хорошего тона и слететь вниз. Поэтому ткнул себя указательным когтём в грудь, а потом указал вниз. И опять страж его не так понял:

– Хочешь поджечь дом с самого низа? – в его округлившихся глазах плясали азарт пополам с досадой. – Но ту ещё у тебя есть вариант получения выкупа. Старики меня уполномочили, если что…. Но если тебе удобнее, давай поговорим об этом внизу.

Опять пришлось отвечать неопределённым кивком. Но этого Равешану хватило, и он камнем свалился вниз. Повторять подобные трюки разведчик не стал, а рухнул в провал улицы с большим изяществом и показной ленивостью. Плавно спланировал в конечной фазе полёта, проскользнул два уровня закрывающих обзор мостков и закрепился на одном из самых нижних. Сразу жадными глазами уставивших на второй, «нижний» уровень здешнего мира. Тут же возле него уселся Равешан, явно озадаченный такой глубокой эскападой. Он и высказал своё удивление первым же вопросом:

– Тебе нравится за ними наблюдать?

Кремон вместо ответа лишь прохрипел что-то гневное, и только гораздо позже осознал ворчливый ответ участкового:

– Зря ты их так ненавидишь. Они ведь не сделали тебе ничего плохого. Давно здесь живут.

Под этим мостиком оказался ещё целый уровень длинных балок, канатов и железных цепей, которые провисали между полутёмными стенами домов, деля оставшееся пространство на примерно равные по толщине, метров пять, этажи. На первой из них, непосредственно по булыжной мостовой сновали люди, тогда как по второму передвигались болары. Но если люди вели хоть чем-то напоминающую нормальную жизнь в этом сумрачном царстве, то разумные растения сразу своим видом показывали полное отсутствие интеллекта. Зелёные сферы летали чаще всего бестолково, чуть ли не сталкиваясь. Многие из них сидели на насестах и вели себя словно одичавшие флегматики. И только некоторые с каким-то видимым присутствием деловитости то влетали, то вылетали из открытых окон второго этажа. По непонятной причине вылетать наверх к Занвалю дети природы и не собирались. Словно последние мостики создавали собой невидимую границу для перемещения. Само собой что ни Спина, ни Карога среди них видно не было.

Люди…. Невменяемый был ошарашен их количеством, поведением и всей возможной возрастной гаммой. Бегали малыши, играли в догонялки дети постарше, выясняли отношении и заигрывали со сверстницами юноши постарше, но в то же самое время везде виднелись седые космы старух, которые вели себя то чинно, то вообще чуть ли не попрошайничали. Старики то блестели лысинами, то красовались вполне ухоженными шевелюрами и порой группировались в кучки по нескольку особей точно так же, как недавно делали на крыше драконы. Очень мало было людей среднего возраста, в полном расцвете сил, но их отсутствие не вызывало нехороших предчувствий. Скорей всего они сейчас находятся на работах. Потому, что если бы их ели воздушные пираты, то и стариков бы не было. Ни к чему такая обуза.

Улица имела в ширину метров десять, а кое-где и того шире, образуя словно мини-площади. Одна из таких площадей сейчас и находилась под пристальным вниманием разведчика. Под некоторыми стенами домов, возле отрытых дверей стояли открытые лотки со всякими фруктами, овощами, грибами, прочей снедью, нехитрой кухонной и домашней утварью, поделками и готовыми предметами одежды. Большинство продуктов питания были Кремону незнакомы, но некоторые произрастали и в Энормии. Розовые и пурпупурные фрукты пайлам – с тонкой кожицей, неимоверно кислые, но очень полезные для организма. Помидоры, огурцы, некое подобие редиса и капусты. Грибы так вообще своей белой мякотью не отличались от тех, которые выращивались в подвалах и подземельях любого человеческого обиталища.

Но вот несуразными одеяниями люди бросались в глаза больше всего. Толстая, грубая ткань была таких невероятных, совсем не сочетаемых и пёстрых оттенков, что любой обитатель нижнего уровня ничем не отличался от артиста из увеселительного балагана. И только чуть позже Кремон сообразил, что обитали «дна города» не различают всех цветов и оттенков, которые доступны зрению дракона. От этого такие дикие контрасты и неуместная пестрота в одеяниях. Оставалось догадаться: где в королевстве Альтурские Горы берутся такие яркие и стойкие краски? И с какой целью перепончатые правители так одевают своих рабов.

Продолжая присматриваться к беспорядочному движению людей и прислушиваясь к их ничего не значащим разговорам, Кремон вдруг задумался над последними услышанными фразами своего провожатого, и до него стал доходить полный смысл.

«Получается, что он подымал о моей лишней озлобленности и боится что я её сгоню на людях? А он значит, как бы им симпатизирует? По крайней мере, точно, что пытается защитить. Ничего не пойму! Не смотря на гибель отца он относится к моим соотечественникам без злобы…. Получается дом с драконами сжечь мне можно, а тут за них он заступается. Очень интересно! Жаль, что спросить ничего нельзя открытым текстом…. И чего он так загрустил?»

Несколько раз покосившись на Равешана, Невменяемый поразился ясно видимой печали во всей позе участкового. Он тоже рассматривал людей, но скорей делал это чисто неосознанно, а сам видимо витал мыслями совершенно в другом месте. Оставалось только придумать те жесты, которые могли бы вызвать его не продолжительный диалог или хотя бы некоторые откровения.

Но относительное спокойствие внизу вдруг нарушилось громким рыком дракона, который спускался сверху. Чёрно-красного оттенка, он ловко пролетел до самой мостовой выпустил из своих лап девушку лет восемнадцати и без единого звука взлетел вверх. Стало понятно что своим рыком он не пугал находящихся внизу людей и боларов, а давал им знать, что идёт на посадку. Именно поэтому все прильнули после этого к стенам домов или юркнули в двери и окна.

Девушка проводила своего носильщика гневным взглядом и вполне отчётливо слышным криком:

– Подумаешь, оно мне и не слишком надо было!

Потом осмотрелась вокруг и заулыбалась спешащему к ней довольно крепкому старикану:

– Дедушка! Бездельничаешь?

– Внученька, как же так, – запричитал тот целуя девушку в щёчки. – Только неделю проработала, и назад тебя вернули?

– Ну и что?! Думаешь приятно за ними всякую грязь выгребать? Да я лучше на поле работать буду или в теплицах. Мало того, его драконята решили на мне отрабатывать приёмы охоты. Поцарапали меня в нескольких местах – жуть. Пожаловалась этому, – она махнула ладошкой вверх, – Так он, молодец, их так шуганул, что они от меня шарахаться стали. Так тут его дракониха взъелась из-за своих деток. Рычит: «Или я улетаю, или ты её сбросишь назад». От её воплей два дня покоя не было. Вот он и не выдержал….

Пока девушка рассказывала, вокруг неё собралась целая толпа зевак и прохожих. Похоже, они полностью были на стороне своей молодой соседки, так как сочувствующий гул тут же стал походить на базарный ропот.

Да только не всем такой финал неудачной работы пришёлся по душе. Сзади сидящих драконов раздался топот и вскоре к площади прямо под ними пробежало двое мужчин. Выглядели они откормленными, сытыми и спесивыми. И помимо одежды на них красовались зелёные пояса и металлические наплечники с нарукавниками. То есть и внизу имелись собственные стражи порядка.

Немного запыхавшись, один из них, тем не менее, выкрикнул сразу:

– Ага! Вот тебя и сбросили! Теперь тебя ждёт справедливое наказание!

– Да что ты такое несёшь? – стал сердиться дед девушки. – И вообще: по какому праву ты сюда явился?

– По праву данному мне старшиной квартала! Мы должны пресекать и наказывать всех, кто нас опозорил и не оправдал оказанного доверия! Элия, пошли с нами!

– Ха! Ещё чего?! – запрыгала девушка на месте от такой несправедливости. – Хозяин меня ничем не наказал, а просто вернул к родителям. Можешь у него спросить.

Тут вступил в разговор другой стражник:

– Ты бы вела себя Элия скромнее. Все знают, чем ты там занималась наверху, так, что теперь и в жёны никто не возьмёт….

– Ах, ты, мразь! – вскипела девушка, да и из толпы её сразу же поддержали возмущёнными выкриками:

– Следи за словами, Банку!

– И за своим поведением!

– Вообще стыд потерял: сам ведь за Элией приударить пытался!

– Вот он потому и бесится, что она на него плевать хотела.

– И правильно сделала! Такого урода вообще на карьеры направить надо.

– Да они оба здесь только гадостями и занимаются! На работы никогда не стремились.

– Ну да, морды наели, смотреть тошно….

Оба стража выхватили из-за пояса дубинки, и с блестящими от злости глазами попёрли на толпу. Видимо все выдвинутые против них обвинения соответствовали истине и разошедшиеся молодчики решили силой доказать свою правоту. Но на силу, всегда есть другая сила. И толпа, убрав в середину женщин, тут же ощетинилась палками, кусками досок и несколькими рогатинами.

– Ах, вы так! – завизжал свиным голоском тот, которого назвали Банку. – Сопротивляться закону?! Ну мы вам сейчас устроим поминальный день!

И достав свистки оба стража стали в них дуть со всех сил. Одновременно отступая назад. Вскоре послышался топот едё десятка сапог и мерзкое засасывающее шлепанье. Именно с такими звуками прыгали дрессированные шейтары, которых во всём мире использовали для охраны и преследовании добычи. Пятеро прибывших охранников держали на поводках этих мерзких лягушек к пастями крокодилов. Причём каждый привёл сразу по четыре шейтара.

Группа людей в ужасе попятилась, послышались крики паники и отчаяния. В основном большинство сожалело о том, что все здоровые и молодые парни на работе. А то расклад сил был бы совсем другим. Многие выкрикивали угрозы, что пожалуются на произвол самому старшине квартала, а то и квартальному, но кажется, стражи были намерены действовать жестко и беспощадно. Они только коротко переговорили между собой, и Банку высказал последний ультиматум:

– Элия, ты арестована! Немедленно выйди сюда, а не то всем вам сейчас не поздоровится. Спущенный шейтаров остановить трудно!

Кремон меж тем напустил на себя эмоции удивления и повернулся к Равешану. Но тот только развёл лапами и несколько раздосадовано признался:

– Ты ведь знаешь, я не имею права вмешиваться. Меня потом накажут, а у меня и так неприятностей. Пусть сами разбираются….

И уже отворачиваясь, еле слышно пробормотал:

– Я ведь не боевой Гарр….

«Ага, значит это всё-таки какой-то титул! – возликовал разведчик. – И мне можно всё: хоть дом сжечь, хоть…. Ну, негодяи, держитесь!»

Как раз в этот момент стражники спустили первых восемь шейтаров. А через пару мгновений и всех остальных двенадцать. Видимо не хотели, чтобы злобные животные мешали друг другу.

А Невменяемый уже спрыгнул на нижний уровень боларов, укрепился на подходящей балке и со всей тщательностью поливал огнём подпрыгивающие омерзительные создания. Меткость не подвела, да и магией силы он на таком коротком расстоянии без труда подправлял вскипающие огнём сгустки. Визг обожжённых шейтаров наверняка разнёсся по всему городу, а вонь от прогоревшей плоти и слизи чуть не лишила обоих драконов сознания.

Через короткое время все движения прекратились. Продолжающие прогорать трупы шейтаров перестали дёргаться, а обе группы противников словно парализовало. Они стояли с задранными головами и смотрели на двух драконов с отвисшими на грудь челюстями. В подобной же прострации находился и Равешан. Со странно скошенными глазами он пытался смотреть и на своего соседа, возле которого он уселся сразу же и на мёртвых шейтаров.

Невменяемый чуть продумал свои действия и стал изъясняться жестами. Показал-напомнил о своём горле, потом на свои глаза и при этом сделал вид что гневается. Потом на рот своего соседа по насесту и завершил всё это поощрительный жест лапой. Мол, говори сейчас за меня, не стесняйся.

И дракон с зелёным поясом стал говорить. Правда он после каждого предложения делал паузу и вопросительно дожидался подтверждающего кивка. Но на удивление высказался очень правильно и как раз то, что высказал бы и сам Кремон.

– Э-э…. Гарр Гишер, меня уполномочил высказаться от его лица…. Он сам не может из-за недавнего ранения. Мы здесь находились дано и всё прекрасно видели…. Гарр очень недоволен поведением нижней стражи…. Ну да, очень недоволен! Они нарушили все законы нормального сожительства и вместо наведения порядка…. сами стали его нарушать. Они поступили несправедливо…. по мнению Гарра, и он вмешался по данному ему праву. Провинившиеся стражники должны сейчас же явиться к своему старшине, а чуть позже я буду говорить с вашим квартальным…. Все будут наказаны! Ну и стоимость шейтаров…. (разведчик явно указал на людей с зелёными поясами) стражи будут отрабатывать…. (опять понятный жест работы с киркой) …на карьерах! Вот так! Девушка освобождается от всяких обвинений. Стражи – в казарму!

К концу этой речи Кремон устал поощрительно кивать, ну а сам Равешан не скрывал своего восхищения. Получалось что он полностью на стороне пострадавшей девушки! Мало того он не скрывал довольной и немного злорадной улыбки, посматривая вслед убегающим стражам. Потом он повернулся и чуть ли не прошептал:

– Не стоит здесь больше задерживаться, взлетаем! А не то они все сюда сейчас свалятся. Лучше мы их наверху основательно пощиплем!

После таких слов не стоило вести себя со странностями. С некоторым сожалением оглядев место смерти злобных животных, Кремон поспешил за своим новым знакомым. По ходу взлёта заметив, что все края крыши и многие подоконники заняты сидящими драконами и драконятами. Все они с какой-то нервозностью поглядывали в сумрак нижней части улицы. Скорей всего это была реакция на непонятные, предсмертные визги шейтаров. И теперь они во все глазищи смотрели на подымающегося участкового. Тот взлетел прямо на тот же краешек крыши, откуда они спрыгнули вниз и с многозначительным видом потопал к тому месту, где стояло в огромных бочках с десяток деревьев. Создавая своими кронами видимость мини-рощи. Кремон от него не отставал, заметив, что от основной группы старожилов за ними поспешило три пожилых дракона.

В благой тени, Равешан, тем не менее, не стал отдыхать или тянуть время, а сразу же жёстко перешёл к делу. Хоть иногда и посматривал за реакцией пришельца на свои слова:

– Гарр Гишер очень недоволен. Мало того, что ваша молодёжь совершенно отбилась от служения и работы, так ещё и на нижнем уровне у вас творятся настоящие безобразия. Мы там пробыли всего час, но за это время собственными глазами увидели основные бесчинства стражей. Не хочу повторяться об их проступках, услышите на встрече с квартальным. Но я уговорил Гарра наказать их, а не жечь дом. Так что ваш откуп не пропадёт втуне. Вы его приготовили?

– Да, вот четыреста крылов. – Один из драконов передал Кремону четыре мешочка с монетами.

Тот с некоторыми сомнениями их взял, взвесил в лапе, положил три в карман перевязи, а на последнем поддел когтем завязку. Мизерные серебряные монетки, искорками переливались в мешочки, вводя разведчика в ступор. «В Альтурских Горах есть деньги?! Наверняка ещё и разного достоинства! Хотя чему тут удивляться: хоть они и драконы, но ведь разумные создания. А разумные всегда вводили деньги в обращение. Как ни крути, но с ними намного проще разруливать внутригосударственные отношения».

Между тем повисшая в воздухе напряжённая пауза, намекала не неадекватное развитие ситуации. Но и тут всё пошло на пользу разведчику. Другой дракон, с извиняющимся оскалом приблизился к грозному чужаку и протянул ещё два мешочка:

– Вот тут некоторая компенсация за растраченные Гарром мушки.

Перегибать палку не следовало, везение могло кончиться. Поэтому Невменяемый удовлетворительно кивнул и ловко попрятал мешочки по карманам. Затем повернулся и неспешно вышел из-под тени деревьев, да и остановился, словно в раздумье. Его вскоре догнал Равешан:

– Здорово ты их выдоил, молодец! Ну а теперь…. Мне показалось, что у тебя есть свободное время, поэтому приглашаю к себе. Не откажешься вместе пообедать?

Такое удачное знакомство следовало продолжать до последнего момента. Да и какое-то чувство подсказывало: на обеде не будут подавать человечину. Поэтому очередной кивок вызвал на лице участкового стража довольный оскал:

– Вот и здорово! Полетели!

Место обитания Равешана оказалось почти рядом, для умеющих перемещаться в воздухе созданий, всего через четыре здания. Но зато и самым высокорасположенным в этом районе города. Практически три огромных комнаты возвышались одна над другой, представляя собой башню, которая в свою очередь стояла на самой верхней террасе гигантской усечённой пирамиды. Да ещё и крыша представляла собой просто открытое пространство без единой тени деревьев, навеса или ограждений по краю. Только огромный стол посредине, да приспособленные для драконов кресла. Хотя крылатые вполне удобно могли сидеть и на обычных лавках без спинок, которыми пользуются люди.

Именно на верхнюю площадку и приземлился хозяин этих пенатов. И тут же грозно заорал в чернеющий проём люка:

– Саринель! Ну-ка пошевеливайся, накрывай на стол! У меня гость!

Вскоре снизу выскочила проворная женщина лет сорока, сорока пяти с большими, как раз для драконов мисками, кружками, огромными ложками и кувшином. Похоже, здесь прислуга в каждом доме была только из людей. И при этом совсем не обязательно молодых. За вторую ходку служанка принесла внушительное блюдо с хлебными изделиями. За третью – кастрюлю литров на восемь с овощным рагу….

Но её метание вокруг стола пока оставалось где-то сбоку пристального внимания разведчика. Оба дракона уселись в кресла, лицом к основной части города, и хозяин спросил:

– Ты у нас впервые? – Получил ставший уже привычным кивок, и тут же стал словоохотливо давать объяснения: – Здесь у нас тоже хватает достопримечательностей. Вон та пирамида с закруглённой вершиной – дом губернатора. Говорят – это здание здесь от самого сотворения мира. Несколько месяцев назад из самого дна под ним всех людей и боларов выселили и с тех пор там большая группа Эль-Митоланов что-то старательно разыскивает. А может и вскрыть пытается нечто таинственное. Сколько их не спрашиваю, ничего выпытать не могу. Скорей всего и сами не знают, на что наткнулись. Задаваки…. А вон там, чуть правее, возле самой границы города – самая большая наша знаменитость: Железный Коготь Альтуры. Но о нём то ты всё знаешь….

Кремону ничего не оставалось делать, как вспомнить вовремя о своём мнимом ранении и сдержать невольный вопрос: «И что я должен знать?». Хотя недовольное мычание всё-таки вырвалось наружу и Равешан как всегда «догадался» о его причине:

– Конечно, и мне жаль, что туда уже давно не пускают. Но мне в молодости довелось там побывать один раз и впечатления до сих пор не потускнели. Построить такое оружие могли только титаны. Вот только с кем они воевать собрались? Любой пересчёт силы заряда показывает, что одного выстрела хватило бы для тотального уничтожения половины Желудка. Если бы хоть Коготь был переносным, и можно было атаковать неприятеля на его территории, а то ведь он имеет в глубину десять этажей из сплошного железа. Сам лично на первых трёх побывал.

Лишь только раздалось слово «оружие», как разведчик напрягся и усилил своё магическое зрение дракона до максимума. И вздрогнул от узнавания: тонкое, слегка наклонённое строение, которое он вначале принял за странный шпиль, при ближайшем рассмотрении оказался …литанрой! Гигантской, сооружённой из тёмного, потемневшего железа, поставленной на торец точной копией смертоносного оружия древних. А если она ещё и действующая, то трудно себе представить те беды и разрушения, которые может принести один единственный выстрел. Захотелось тут же узнать подробности о страшном оружии, но как это сделать, чтобы не показаться полным профаном в жизни этого королевства?

Опять пришлось обратиться к языку жестов. Изображение малой литанры. Потом пластины и величины маленького шарика-заряда между сведёнными пальцами. Потом взмах на строение, вопрос на лице и рывками расходящиеся в стороны лапы.

– Ты хочешь спросить о величине заряда? – догадался участковый страж. – Всё равно лап не хватит! Сам лично видел внутреннюю пластину и могу с уверенностью заявить: Заряд туда помещался размером три метра в диаметре.

– О-о-о! – хрипло выдавил из себя Невменяемый.

– А то ты не знал? Ага…. не верил, значит? Ну а теперь веришь? Ну спасибо. Действительно трудно в такое поверить…. Жаль, что до сих пор так ни одного заряда к Железному Когтю Альтуры и не нашли.

Разведчик показал, как лапы со скрипом не могут разойтись, словно склеились.

– Естественно! Там все детали намертво между собой срослись за тысячелетия. Но я вот просто хоть увидеть такой шарик не отказался. – Он оглянулся на стол: – О! Всё готово! Прошу, присаживайся, угощайся. А где Каташе?

Последний вопрос он адресовал женщине, которая внушительным половником накладывала рагу в миски.

– С самого утра полетела в Единицу Желудка к своему брату на праздник Большой Закладки.

– Хм? Почему я не знаю?

– Так ведь ты порхаешь ещё с самой ночи по околицам, – с неожиданной наглецой в тоне ответила служанка. – Молодая ведь, Каташе, не весь час дома сидеть.

– Но, ты! Иди на своё место! – как-то совсем неуверенно погнал Равешан женщину вниз. А та и не скрывала презрительную мимику, только многозначительно глянула на гостя и повернулась уходить, как тут же вновь была окликнута сердитым голосом хозяина:

– Саринель! А мясо где? Положено гостю Гарру всегда подавать на стол мясное.

– Хм! – женщина так мило сложила руки на груди, что Кремон на неё залюбовался. А она обратилась прямо к нему: – Вот скажи мне, Гарр, этой ночью ему лететь в горы на патрулирование, и он обязан в дорогу взять сухой паёк?

– Угу!

– Значит, кусок вяленого мяса я отдаю ему! Нет возражений?

Дождавшись мотания пасти со стороны гостя, служанка повернулась к хозяину и появилось впечатление, что она сейчас язык покажет. Но она только руками развела со словами:

– Так что….

– Ты разве не ходила на базар?

– Ходила, как же! – стала сердиться женщина. – Только вот мне мясники мяса за «так» не дадут! Или мне надо было им песни петь? А может сейчас ещё кусочек от меня отрезать и человечинки подать?

Вот теперь уже и Равешан рассердился:

– Саринель, как раз при этом госте твои глупые шуточки неуместны! Пошла вон! Будешь сегодня наказана.

Со стороны уходящей женщины послышалось вместо мольбы о помиловании, странное фырканье:

– Хе-хе!

И Невменяемый вообще замер над миской с рагу. Что же такое здесь получается? Тысячи людей живут только в этом городе, работают на полях и в теплицах, служат, чуть ли не в каждой драконьей семье и ко всему прочему общаются со своими рабовладельцами довольно либеральным образом. Где то страшное людоедство? Где замороженные трупы похищенных людей? Как-то образ кошмарных воздушных монстров не укладывался в голове после только что услышанного разговора. Или здесь частный случай? Очень редкий, если не вообще единичный?

Стоило это проверить. И Разведчик жестом недоумения указал на люк, да ещё и возмущённо замычал. Как ни странно участковый страж стал …оправдываться!

– Понимаешь Гишер, она в нашей семье с самого моего детства, я был вот такой ящеркой, когда она в наш дом попала. Привык как-то. Да тут ещё моя молодая жена её совершенно разбаловала, прямо до неприличия. То ли сговорились между собой, то ли как, но вообще с ними сладу нет: покрывают друг друга, сплетничают. Мало того Каташе эту женщину на край города катает порой к родственникам. – Он напоследок совсем стушевался: – Да и готовит она отменно.

Невменяемый вспомнил шутку служанки про мясников и сразу сообразил, что делать с полученными от старейшин дома деньгами. Решительно достал три мешочка и положил на стол перед Равешаном.

– Да ты что? – отпрянул тот, – Это же твои! Даже и не думай. Мне завтра должны плату выдать, так что….

Тогда Кремон укоризненно покрутил пастью, встал и отправился к краю крыши, пошевеливая крыльями.

– Стой! – видимо хозяин понял, что гость может обидеться и улететь. – Так и быть, отпразднуем это дело. Садись, вот тут у меня немного гремучки в кувшине, не будем откладывать на десерт.

И он щедрым жестом разлил всю наличную выпивку по кружкам. Но тут же спохватился и рявкнул, вновь вызывая служанку:

– Саринель!

Не успели они кружки поднять, как женщина, плотно поджав губы, уже стояла возле стола. Участковый показательно убрал два мешочка в собственную перевязь, а третий подвинул когтём к ней:

– Смотайся вниз и купи целый окорок….

– Свиной? – глаза у неё чуть увеличились и заблестели.

– Нет, говяжий. Потом возьми десятилитровый бочонок гремвина, по корзине овощей и фруктов…

– Ха! Не хватит! – решительно перебила хозяина служанка. – Даже если там целая сотня коготков.

– Будешь наказана вдвойне! – С презрительным пафосом пригрозил участковый. – Разве я утверждал, что там коготки?

– А что там, крылы? – теперь глаза у женщины засветились настоящим охотничьим азартом и стали по величине как у вьюдораша. Правда, здешние обитатели наверняка не слышали о таких разумных, поэтому Кремон подавил в себе неуместный смех. Тогда как разговор продолжался:

– Может ты размечталась, что там клювы? Короче: покупай, что перечислил и ещё колбас, масла, творожника нам на десерт, манскаты и прочей мелочи. Найми снизу троих помощников, пусть поднимут всё это сюда. А то пока тебя дождёшься….

Он уже и лапой махнул, но служанка медовым голосом стала просить:

– Равешан, дорогой, ты всё равно ночью на работу, мало ли что: упадёшь где или выронишь…. Давай я деньги припрячу в надёжном месте? А?

Похоже, такой наглости при постороннем от неё даже собственный хозяин не ожидал. Потому что стал закипать справедливым гневом:

– Тебе чего сказано делать?! Самка валеля и скатека! Бегом!

– Конечно, хозяин, конечно, дорогой! – затараторила Саринель спускаясь по лестнице, но тут же выглянула на момент и выпалила: – Жаль, что Каташе дома нет! Ей столько всего по хозяйству купить надо, столько всего!

Равешан чуть не швырнул вслед кружку. Но, то ли вовремя спохватился, то ли служанка успела скрыться. Тогда он подвигал задумчиво бровями и покаянно произнёс:

– Зря она остальные деньги увидела…. Теперь жена с меня не слезет. Да ладно, что-нибудь придумаю! Твоё здоровье!

И местный служитель порядка чисто по-человечески поднял пасть кверху, открыл и плеснул в неё содержимое кружки. Аналогично поступил и Невменяемый, рассудив не доводить свои экивоки на ранения до абсурдности. Тем более что есть хотелось неимоверно. Пока внутри разливалось благодатное тепло, а рагу с завидной скоростью закидывалось туда же, голову вдруг заполнили мысли о происходящем на его глазах, а потом и о боле давних, трагических событиях:

«Как всё здесь похоже на вполне нормальную жизнь! Почему? Хотя тут и думать не о чём: веками они похищают людей в Энормии и Баронствах и те живут здесь у них в рабстве. Пираты перенимают некоторые традиции похищенных, их словечки, их стиль поведения и некоторые привычки. А рабы…. Правда, такое рабство во много раз лучше страшной смерти на зубах, или жизни изморенных тяжким трудом каторжан. Но! Если мне удастся ещё увидеть хоть одно доказательство подобной службы как в этом доме, то я начну теряться с определениями моих самых заклятых врагов. А если продолжить мою мысль, то…. Нет! Об этом страшно и подумать! А всё-таки? Вдруг мою мать не убили и она до сих пор жива? Вдруг она спокойно живёт где-то совсем рядом? Вдруг в этом городе? В этом доме? О-о-о…. как тяжело!»

– Ты чего? – вдруг вывел Кремона из задумчивости вопрос. Он так и сидел с недонесённой ко рту ложкой и пялился в пространство. Пришлось улыбнуться и постучать себя легонько по голове. Может такой жест вызвал у стражника другие ассоциации, потому что он с нажимом спросил:

– Денег не жалко?

Как только мог, Невменяемый пояснил жестами, что ему плевать на деньги, и он готов их хоть все прогулять. Подобное знакомство того стоило. Пока интеграция в совершенно ензнаное и чужое общество шла скачками. Так например, для себя он уже уяснил: самая мелкая монета – коготь. Скорей всего медный. Потом – Крыл. Серебро. Ну и самое ценное средство оплаты – золотой Коготь. Оставалось лишь узнать соотношение между ними. Но примерную цену деньгам по перечисленным товарам определить было можно сразу. По тому количеству заказанных продуктов, если конечно соотносить с Энормией, каждый Крыл равнялся одной пятой стаса. А медные коготки скорей всего были десятинами крыла.

Напоследок разведчик многозначительно постучал пустой кружкой по столу и показательно прочистил глотку кашлем.

– Точно! – оскалился хозяин. – Гремвин великолепно горло прогревает, тебе только на пользу пойдёт. К вечеру у меня запоёшь словно трубчатый галейник.

Что это за птица такая, оставалось только догадываться, но некоторое подобие смеха Кремон из себя выдавил. Потом поинтересовался, не повредит ли хозяину чрезмерное употребления алкоголя. Тот стал пояснять:

– Во-первых, я и вахтой поменяться могу. Желающих заработать много. Во-вторых, для меня это не обязательно, просто хорошо платят. Что с финансами стало в последнее время туго. Ведь жена молодая, да боюсь ещё эта язва с ней спелась, – он щёлкнул зубами в сторону люка, – Так что от премиальных не отказываюсь. Ну и в-третьих: теперь мне не к спеху на работу торопиться. И самое главное, в-четвёртых! Я ведь всё-таки Эль-Митолан! А мне протрезветь, что…. Кстати, а ты?

Хмыкнув, Кремон убрал прикрытие ауры.

– Ну-у-у…. а то я уже и сомневаться начал. – Равешан опёрся локтями на стол, – Да и вообще ты не такой как большинство. Слишком добрый, что ли…. открытый, неправильный кое в чём. В общем странный, неадекватный….

Разведчик не сдержал тихого смеха, представив, если бы его сейчас назвали невменяемым. Как раз к месту и в тему.

Но как раз в этот момент наверх полезли вслед за служанкой люди с корзинами, бочонком и громадным окороком. От одного их вида у человека в драконьем теле отвисла нижняя челюсть.

«Так это оказывается те самые „мясники“? И именно у них надо покупать продукты? И именно их ещё пришлось нанимать Саринели для доставки грузов? И не трёх, как сказал хозяин, а сразу пятерых? А кто же тогда рабы? И кто тут есть человечину?»

Тем временем все выбрались на площадку и выстроились несколько торжественно перед столом, а самый высокий и статный повернулся к хозяину:

– Извините Гарр Равешан, но мы бы хотели обратиться к твоему гостю.

«Ага! – мелькнуло в голове у разведчика. – Значит „Гарр“ – это всё-таки нечто вроде уважительного обращения ко всем старшим по должности, званию или по положению».

Тогда как участковый стражник перехватил из рук крайнего из мужчин бочонок с гремвином, водрузил на стол и занялся откупоркой. Буркнув при этом с ехидным оскалом:

– Обращайтесь на здоровье.

Все пятеро мужчин и служанка повернулись к Невменяемому и сделали синхронный шаг вперёд. При этом в их глазах полыхало что-то странное и непонятное.

Часть седьмая

Не делай добра во вред себе

Говорить начал всё тот же красавец мужчина:

– Гарр, ты сегодня сделал великое и доброе дело: прекратил жестокую несправедливость. Моя невеста не осмелилась подняться сюда, что бы отблагодарить лично. Но зато мы….

Больше Кремон не выдержал. Прямо цирк какой-то получается: он в стране своих самых злейших врагов выслушивает восхваления от их рабов, людей, которые питают к нему самую искреннюю благодарность. От этого в мозгу стало что-то странно пощелкивать, и он замахал лапами:

– Гу-гы-га, мугу, эммм….

Участковый начал наливать первую порцию гремвина, но объяснения всё равно дал, не поворачивая головы:

– Ранен Гарр Гишар, в горло. И скорей всего именно вашими дикими соплеменниками. Так что не сильно ему надоедай. Может рассердиться и порубать вас походя на капусту.

Парень настороженно замолк, но потом всё-таки решительно закончил:

– Всё равно – огромное тебе спасибо, Гарр Гишар! И мы, торговый люд, можем позволить себе особую благодарность, – за этот бочонок мы не берём платы и приносим его в дар драконам, ратующим за справедливость.

После этих слов хозяин почесал себя многозначительно за ухом, а служанка неожиданно покраснела и вновь сжала решительно губы.

«О! – мысленно воскликнул разведчик, – Похоже, она и сдачу отдавать не собирается! Однако тут и анархия! Но вот знакомство с этими людьми надо обязательно использовать».

Он перекинулся взглядами со стражем порядка, тот впервые за время знакомства пожал плечами, словно снимая с себя всякую ответственность, и приказал:

– Саринель, принеси кружки для торгового люда.

Могло показаться, что женщине все шестнадцать и она – проворный подросток. Так молниеносно она вернулась с нижнего этажа и поставила на стол шесть стеклянных стаканов. Равешан налил мужчинам, затем с досадой рыкнул, скривился в сомнении, но всё-таки налил полпорции строптивой служанке. Потом и сам поднял свою кружку:

– За здоровье моего гостя!

Все выпили, мужчины поклонились и собрались уходить, но Кремон мычанием и жестами стал подзывать к себе жениха спасённой от ареста девушки. Потом притянул его ухо к своей пасти, поставил полог тишины и тихонечко, шёпотом прошипел:

– Постарайся быть всё время на площади под этим домом. Как только освобожусь, хочу порасспрашивать о вашем житье-бытье….

Парень оказался достаточно сообразительным. Потому что, отстранившись, он чинно поклонился и ответил:

– Обязательно передам ваши пожелания моей невесте по поводу многочисленности нашего потомства.

Участковый сразу со смешком посоветовал своему не до конца подлечившемуся коллеге:

– Не стоит голос напрягать. Показал бы мне яйцо и все когти, я бы ему твоё пожелание точно так же и огласил.

Больше люди не стали утомлять драконов своим присутствием и те на короткое время предались оголтелому пьянству и обжорству. Разве что Саринель продолжала метаться около них, подкладывая на тарелки, то свежие овощи, то нарезанные куски мяса, политые острыми приправами. После похода за продуктами она совершенно перестала дерзить, вела себя уважительно, а если и отвечала на вопросы, то кратко, по существу.

Монологи хозяина за столом почти прекратились и практически больше от него никакой полезной для разведчика информации не поступило. Мало того, зажевав на завершение десерта три огромных, переспелых манската, Равешан решительно встал:

– Ты тут пока немного посиди сам, я слетаю к квартальному людей и задам надлежащее направление всему делу. Всё равно без меня не разберутся. А потом мы продолжим наше развлечение. Ты ведь всё равно в отпуске? Значит, я правильно понял. Может, кого из знакомых проведать тебе надо? Ага, нет никого. И что тебе этот окорок? Понравился очень? Ещё бы! Такие до столицы на довозят, их наши торговцы заказывают на Хвостовых пастбищах и поговаривают, для местных людишек вкус самый приемлемый. Тоже хочешь купить? Так тут прямо под нами и продают, сейчас Саринель пошлю. Что? Сам хочешь взглянуть? Хм! Может у вас в столице такое в порядке вещей, но у нас только слуги поставкой продуктов занимаются. Не подумай, что мы тут зазнались, просто те же торговцы охотнее и дешевле продают женщинам, чем нашим жёнам или дракончикам. Наверное всё-таки большинство нас ненавидят, не забывай об этом. Ну да, действительно! Кому я напоминаю. Такой как ты в любом месте, как в родном яйце. А уж после сегодняшнего случая на тебя вообще криво взглянуть постесняются. Разве что сами стражи из людей зло затаили. Но ты не думай, там такие не все, остальные самцы вполне нормальные старшинами подбираются.

Уже отправляясь к краю крыши, участковый, застыл на месте, повернулся и предложил:

– Почту за честь, если согласишься у меня переночевать. Тогда уж точно откажусь от патрулирования. Давно мечтал лично познакомиться с летуном из «Молнии», и видел нескольких, но они такие задаваки и буки оказались, что прямо не подступайся. А ты вон совершенно другой, простой, открытый.

Затем он шагнул назад и рухнул вниз. Похоже, полтора литра гремвина не ухудшили его отличных лётных умений.

Кремон мысленно подвёл итоги своей деятельности и частично остался собой очень доволен. Много полезного узнал, увидел, успел подружиться, заработать денег, и самое главное некоторое доверие и авторитет у людей. А значит, следовало поспешить вниз и выяснить массу полезных деталей чуть ли не в открытую. Тем более что самое большее пока недовольство собой проистекало из причины полного незнания о боларах. И как следствие: ни единой здравой мысли, как и где, отыскать своих верных друзей Спина и Карага.

Мелькнула, правда идея, заняться расспросами прямо здесь, используя как источник информации Саринель. Но Кремон подобную идею сразу отбросил. Ведь не стоило сбрасывать со счетов, что Равешан всё-таки страж порядка, и он просто по своей природе должен иметь информаторов в любой среде, в том числе и человеческой. Вполне возможно, что служанка заработала такое привилегированное положение только благодаря предательству, наушничеству и доставке всех сплетен на ушко хозяину.

Подобное предательство могло исходить и от торговцев, которые так щедро поспешили отблагодарить драконов, но удачный опыт со ссылкой на ранения, подсказал разведчику дальнейший стиль поведения. По крайней мере попробовать стоило.

Придя к такому решению, Невменяемый напоследок тоже решил вкусить прелесть местного манската, затем не удержался и съел ещё парочку, и только потом зашагал к краю крыши. Уже раскрывая крылья, заметил напряжённо следящие за ним глаза Саринели и приветливо махнул ей лапой.

Искомая площадь внизу оказалась метров двадцати в диаметре. Минимальное количество людей говорило скорей всего о начавшемся на «дне» обеде, но зато не пришлось их предупреждать громким рыком о своём приземлении. Опустившись в самый центр, Кремон стал степенно оглядываться, подмечая каждую деталь быта и взаимоотношений людей и боларов.

Но долго оставаться одному не пришлось. Из больших ворот, которые вели в мясную лавку поспешно вышел тот самый молодец, который благодарил за свою невесту. Он с достоинством поклонился и жестом пригласил вовнутрь:

– Рады видеть Гарра Гишера у нас в гостях. Прошу!

Внутри оказалось искусственное освещение из двух трего в каждом помещении и вполне приятная прохлада, испорченная несколько излишней сыростью. Но по-другому здесь и не получалось наверное. Прошли пространство торгового зала с прилавками и одним лишь продавцом, затем подсобные помещения и попали в гостиную. Стол, четыре лавки, двое уже знакомых мужчин и всё та же спасённая из пастей шейтаров девушка. Люди спешно заканчивали сервировать стол снедью, ничуть не худшей, чем та, которая осталась на самом верхушке этого здания. Когда дракон уселся на лавке, все четверо замерли чуть в стороне, ожидая инициативы со стороны гостя.

Громким шёпотом, словно боли в горле мешали говорить, Невменяемый попросил:

– Хочу поговорить только с тобой.

Двое мужчин и девушка тут же беспрекословно вышли и плотно прикрыли дверь. Тогда как парень, после приглашающего жеста уселся напротив и спросил сам:

– Гарр, почему тебя так интересует наша жизнь?

Немного покряхтев, словно сомневаясь вправе говорить откровенно, гость философски прошипел:

– Всё в этой жизни меняется…. – и ту же стал пояснять: – В последнем бою я пострадал очень сильно. Практически находился на краю гибели. Вот именно тогда и потерял голос, да и не только его…. Почти всю память. Но, то, что осталось в моём черепе теперь мне не даёт покоя, так и кажется, что все наши дела и вся жизнь в корне неверна. Надо что-то менять, причем, весьма кардинально. Только вот для этого мне надо очень многое вспомнить и согласовать с тем, что у меня в голове прибавилось. Поэтому у меня к тебе очень много вопросов. Возможно, тебе некоторые покажутся слишком странными или наивными, но постарайся и на них отвечать так, словно я новорождённый. Договорились?

– Я готов, – просто ответил парень, облокачиваясь о стол.

– Тогда первый вопрос: где и какое ты получил образование?

– С отличием окончил школу нашего квартала. Затем год в торговой школе Третьего Желудка и год стажировки в Синеве Правокрылья. Хотели меня там и оставить на работе по королевским поставкам, но я скучал по дому и вернулся сюда. Не жалею, теперь у меня невеста есть.

– За чей счёт обучение?

– За счёт родителей.

– Они здесь родились?

– Да, хоть в разных городах Желудка. А вот родители отца были привезены из Баронства Радуги.

– То есть своей жизнью ты доволен?

– Вполне.

– На каком положении здесь живут болары?

– Да на самом обычном, – не понял вопроса парень. – Точно так же они бы жили в своём лесу или горах. Просто здесь им отведён второй уровень.

– То есть, вы с ними не общаетесь?

– С боларами?! С растениями? Мы их только подкармливаем да используем на работах. Иногда они даже людей на поля переносят над самой землёй.

– То есть, они дикие?

– Естественно.

– А если вдруг их совсем дикие собратья с гор прилетят?

– Сами они сюда не долетят. Потому что у гор стоят щиты с магическими лучами беспамятства. Болары пролетая сквозь них падают сонные на землю, их собирают и закидывают на второй уровень. Там они и живут всё время до той пора, пока прорабы их не забирают на большие стройки или тяжёлые работы.

– И как прорабы это делают?

Видимо такое зрелище было известно даже ребёнку, потому что парень поперхнулся от удивления, но отвечать продолжил:

– Ваши прорабы имеют древние жезлы, которыми забирают на работы целые кварталы в случае необходимости. Шарики строятся ровным строем и летят, а потом и делают, что задумал прораб. После окончания работы, а порой и длительного строительства, растения возвращают обратно на прежнее место жительства. Вот именно тогда мы и должны их подкармливать, потому что они долгое время вообще плохо на всё реагируют. Словно умирают.

– Значит в случае прилёта диких боларов со стороны гор, они должны находиться где-то здесь.

– Да, среди самых пассивных.

– Понятно. – Кремон ужаснулся от одной мысли, что его друзья сейчас сидят бессмысленными нагромождениями древесной плоти над одной из городских улиц и не могут себя осознать как личности. Но теперь придётся лично пролететь весь второй уровень, но отыскать товарищей. И уже только за эту информацию следовало поклониться парню до самых ног, но вопросы сыпались всё с большей интенсивностью:

– Сколько коготков в одном Крыле?

– Десять. И пятьдесят серебряных Крылов в одном золотом Клюве.

– Кто в последнее время правит королевством?

– Его величество Старгел Бой Фиолетовый. Полтора года на престоле.

– Что случилось с прежним?

– Погиб во время путча под предводительством герцога Зарга. Сам герцог тоже погиб, а власть весьма ловко, но с жестким умением и захватил молодой нынешний король.

Хоть глаза парня всё больше и больше наливались непониманием и беспокойством, но продолжал он отвечать со всей возможной обстоятельностью. Гостя интересовало всё, от быта и условий жизни людей, до длительности рабочего дня и величины выплачиваемого жалования. От возраста первых лиц государства, до мест захоронения умерших от возраста или болезни стариков. Но больше всего странного дракона потрясло известие, что среди людей живут их соплеменники Эль-Митоланы. Он долго, с явным недоверием разглядывал притихшего парня, а потом уточнил:

– И среди них есть боевые маги?

– Конечно, что нет. Все наши колдуны носят с момента Всплеска оранжевый пояс из неизвестного лёгкого материала на голом теле, под одеждой. Называется Оранжон и позволяет им только лечить, видеть в темноте, усиливать слух и отдавать свою силу Эль-Митолану из драконов.

«Умно! Они и тут себе пользу отыскали в рабах. Но что же это за странные ограничители магической мощи?»

– Разве нельзя снять пояса?

– Только с трупа, они закрепляются неведомо какими силами навечно при надевании. Помимо этого они всегда указывают Наблюдателям местонахождение владельца.

– Кто такие Наблюдатели?

– Корпус Наблюдателей из драконов занимается поиском будущих колдунов по Предвестникам Всплесков и затем проводит обряд Воспламенения Крови. Ведь иначе маг погибает, а наши Эль-Митоланы провести обряд не могут. Мешает Оранжон.

– И много колдунов среди вас?

– Мало. Раз в пять меньше чем среди вас.

Вопросов оставалось ещё тысячи, но Кремон решил перейти к более «скользким»:

– Как распределяют в королевстве новых пленников из Большого мира?

– Не знаю, этим тоже занимаются Наблюдатели. Их поселяют по одному человеку по всем городам, очень редко по двое, но никогда разнополыми парами не привозят. В последние десять лет мы вообще не помним новичков в нашей Девятке Желудка.

– Но вообще вы имеете связь между собой?

– Конечно. Мы даже имеем право навещать своих родственников раз в год хоть на другом краю королевства.

– И все этим пользуются?

– Единицы. Дальняя дорога слишком дорога и хлопотна. Поэтому и стараются семьи не селиться далеко друг от друга.

– Но возможность отыскать определённого человека имеется?

– Конечно. Возможно даже большая, чем у Наблюдателей.

– Разве они знают о каждом человеке поимённо? – в который уже раз удивился дракон.

– Конечно. Хотя я не уверен.

– Вы бы не могли попробовать отыскать одну женщину? Я заплачу.

– Ни в коем случае, Гарр. Кто она и где проживает?

– Вот мне и нужен её точный адрес. Попала она сюда ровно шесть лет назад, ей сейчас сорок пять лет, зовут её Ксана Ферити, занималась в столице Энормии Пладе, швейной мануфактурой. Женщина стройная, деятельная, отличный организатор. Сразу оговорю и причину моего поиска: у меня весточка от её сына.

Теперь уже полностью ошарашенным выглядел человек:

– Э-э…. но как же так? Вы, боевой асс из элитного гвардейского подразделения! И вдруг общаетесь с людьми? Причём ладно с нами, а то с «дикими»?

– Ведь ты уже слышал о переоценке многих понятий в моём сознании. Но углубляться в поиск причин сейчас – не время. Мне вообще желательно свои взгляды не слишком афишировать. Именно поэтому я и хочу воспользоваться твоей помощью в розыске, а не Наблюдателей.

– Если мы её отыщем, как вас найти? Или кому передать сведения?

– Только мне лично. Хотя…. может от меня прибудет посланник, тогда ты узнаешь его по фразе: «Весточка для Ксаны Ферити».

– Хорошо, мы постараемся. Что ещё?

– Теперь самые общие, но не менее важные вопросы. – Кремон сделал паузу, внимательно рассматривая ауру сидящего перед ним парня, и только потом заговорил, как бы рассуждая: – Мне кажется вам живётся вполне вольготно, и назвать себя…. Или вы всё-таки рабы? По крайней мере, вы сами себя кем считаете?

– Хм…. трудно сразу так ответить. Тем более на подобный вопрос, звучащий из уст дракона. Хотя, туг у нас мнение однозначное, всё-таки – мы рабы. Но с другой стороны, каждый сюда попадающий, ещё при перелёте границы сразу уверует в свою страшную, кровавую смерть. А здесь оказывается вполне сытая, можно даже сказать – счастливая жизнь. Многие новички из Баронств так и заявляют, здесь живётся лучше. Да только и они в душе понимают, что мы собой не вольны распоряжаться до конца. А значит – рабы.

– И что ни разу в истории не было попыток вырваться на свободу?

– По моим сведениям – нет.

– Тысячи лет ни одной попытки?

– Не знаю, легенды какие-то ходили, но все уверены, что это просто выдумки. Да и нельзя человеку вырваться из Альтурских Гор. Каждая Долина имеет дополнительные источники силы, которую колдуны преобразуют в магию и создают вот такие зоны для нашего проживания. Практически вырваться отсюда и дойти до Энормии – неосуществимая мечта.

– А сами драконы никогда в этом людям не пытались помочь?

– Никогда.

– Что обозначает недовольство или движение протеста под названием «Выбор полёта»? Может они вам хотят помочь?

– Ха! Так это как раз наоборот! В этом движении не те, кто хочет помогать, а те, кто мечтает свободно охотиться за горами на людей и грабить их сокровища. Ведь свободный пролёт через горы воспрещён полтора десятка лет назад. И теперь лихая молодёжь вынуждена выпускать лишний пар из ушей в полётах и соревнованиях над Долинами. Потом только лучших из них отбирают в начальные классы военных школ, академий и только после длительного обучения и боевой карьеры им разрешают вылеты за пределы Альтурских Гор.

– Элита боится за жизнь своих отпрысков?

– Вот именно! Раньше любой зажиточный Гарр или дворянин собирал стаю и совершал рейды на свой страх и риск. Но уже давно с Баронствами заключено странное перемирие, а Энормия не щадит ни одного агрессора. Потери там стали настолько велики, что и последовал запрет «Выбора полётов». Но после последнего поражения в битве за Чальшаг, молодёжь словно с цепи сорвалась. Бойкот, неповиновение, отчаянные прорывы в горы – всеми силами стремятся доказать свою значимость и лихость.

– Кстати, почему наши войска так упорно пытаются захватить именно Чальшаг? Мало ли других крепостей.

– Поговаривают, что там ваша основная святыня.

Сам Кремон неоднократно слышал от своих коллег, что ни вокруг, ни под злополучной крепостью ничего ценного нет, исследовали давно каждый камешек. Драконы просто из чистого упорства и мстительности норовят захватить только эту твердыню. Но если и были действительно некие сакраментальные причины, вряд ли человек мог об этом знать, пусть даже и довольно образованный.

Опять посыпались вопросы о системе образования, вопросах досуга и культуры. Выяснилось, например что существуют и ансамбли, театры и даже хоры людей-исполнителей. И драконы весьма часто слушают пение людей на праздниках и церемониях. Такое чувство прекрасного не укладывалось в голове, хотелось уточнить детали, но более важные проблемы требовали немедленного разъяснения. Опять посыпались вопросы про быт, системы управления и администрирования, древний дом губернатора и шпиль древней литанры из железа.

Но только парень стал объяснять о невозможности побывать людям даже вблизи древнего оружия, как в помещение вскочили растревоженные мужчины вместе с девушкой:

– На площадь садятся участковый и сам губернатор с денщиками!

– Они вас видели?

– Нет!

– Тогда поём песню: «Милый в рощу завлекал». Дружно! Со второго куплета!

И четыре голоса дружно затянули:

– Долго думала, гадала, отказаться не могла-а….

Кремон с восторгом наблюдал, как все четверо на ходу становясь в ряд, сразу попав в нужную тональность, заголосили древнюю песню, которую наверняка знали во всём мире. Вот тебе и забитые, задавленные лишениями рабы! Вот тебе и конспираторы! Вот тебе и первые союзники! Вот тебе и вся нужная информация про Альтурские Горы!

Оставалось только разыскать друзей боларов и рвать отсюда поскорей когти. И угораздило же на «дно» заявиться самому губернатору. Неужели по его душу? Скорей всего, раз его лично Равешан сопровождает. Видимо заподозрил местный страж в странном Гарре нечто эдакое…. Увы! Ни личная симпатия не помогла, ни деньги.

Тем временем дверь вполне спокойно открылась и во внутрь протиснулся старый, но ещё довольно мощный драконище. И сразу, поднимая лапы и не обращая внимания на старательно поющих людей поковылял к прислонившемуся к стене гостю.

– Вот он где!

Якобы прикрытые в блаженстве глаза Гишера раскрылись, и он от неожиданности вскочил с места. А вошедший дракон подошёл к нему вплотную и бесцеремонно толкнул кулаком в плечо:

– Безмерно рад тебя видеть!

«Ох! Неужели он знаком с моим телом лично?!»

– Мгм, угм! – удалось выдавить нечто вроде приветствия.

– Не напрягайся, уже наслышан о твоих ранах. Но ведь это же надо, мой сослуживец из «Молнии» в моём городе – а я ничего об этом не знаю?! Стыдно! И просто чудом уловил эту новость от Равешана. Чего стоишь? Топаем к выходу и ко мне, такой пир закатим. Или ты хочешь этих певцов слушать? Да у меня там такие артисты есть!

Пока его никто не арестовывал и не допрашивал, но вот встреча со стоящими на верхушке чинами не входила в планы разведчика. Да и вообще что говорить и как вести себя дальше с бургомистром – он понятия не имел. Теперь стало понятно, что тот его лично не знал, скорей всего сам когда-то служил в этом элитном гвардейском подразделении, но ведь достаточно неправильного кивка при одном ошибочно названном имени, и всё! Сразу раскроют. Или продолжать показывать на контуженую голову? Проблематично, но ничего больше не остаётся.

Уже в дверях Кремон махнул лапой замершей четвёрке и поднял вверх большой коготь на лапе. Мол, всё будет в порядке, за меня не беспокойтесь.

Хотя у самого предчувствия на душе толпились самые неприятные.

С площади взлетели под довольный хохот губернатора вслед за денщиками. Поднялись над улицей и понеслись к той самой пирамиде с округлённой вершиной. Участковый страж летел рядом и поощрительно подмигивал левым глазом, а лапой поглаживал себя по горлу. Видимо намекал, что скоро их угостят таким гремвином, что его новый друг точно начнёт петь, словно трубчатый галейник. Вот только Кремон ещё тогда не знал, что уникальное животное, издающее нежные переливчатые звуки живёт на болоте и выглядит как толстый, огромный уж с поперечными обжимами. И в неволе долго не выдерживает, гибнет. Зато при жизни как поёт….

Большие осложнения

Правитель Девятки сразу увлёк своего гостя на четвёртый уровень сверху. Уровень самый роскошный и, пожалуй, с самыми высокими потолками. Несколько широких окон позволяли воздушным монстрам влетать прямо внутрь и сразу оказываться в выбранном месте. Но изнутри сразу бросалось в глаза: подобное здание было невероятно древним и его скорей всего построили именно для драконов. Настолько здесь всё подходило по размерам дверей, проходов и помещений.

Губернатор первым делом отдал своим подчинённым кое-какие распоряжения и практически сразу стал показывать экспонаты городского музея, в который они и прибыли. При этом он дал такой комок информации о том, что, где и когда было найдено и почему именно здесь находится, что вычленить в этом нагромождении хоть что-нибудь ценное не представлялось возможным. Оставалось лишь надеяться на то, что получаемые сведения пригодятся в далёком будущем.

Первое лицо города и в самом деле оказался одним из ветеранов элитного подразделения, к которому все почему-то причислили самозваного Гишера, и с каждым шагом по музею всё чаще и чаще стал задавать довольно скользкие вопросы. Уж как только Кремон не изгилялся уходить от прямого ответа в виде подтверждения или явного отрицания. То он многозначительно хмыкал, то задумчиво и шумно вздыхал, то вдруг с радостным мычанием указывал рукой на новый, замеченный в стороне экспонат. Выручало ещё и то, что старый дракон просто сам стремился высказаться и выплеснуть свои воспоминания на неожиданно подвернувшегося под лапу сослуживца.

В завершении экспозиции пришлось пережить ещё один неловкий и досадный промах. Губернатор остановился перед многоцветным знаменем, на котором стилизованная под треугольник пасть дракона сжимала пучок молний, и торжественно вытянул прямо перед собой правую лапу со сжатым кулаком. Стало понятно, что это некое приветствие или воинский ритуал, да только из остальных спутников никто этого жеста не повторил. Зато все с недоумением стали коситься на Гишера. И разведчику ничего не оставалось делать, как с отчаянной дерзостью повторить жест старого ветерана. Кажется, всё прошло на «ура» и на заминку внимания не обратили. Но так только показалось. Губернатор через минуту опустил кулак, движением морды погнал всех сопровождающих и участкового в следующее помещение, а сам шагнул к своему молодому гостю. И в голосе его прорезалось грозовое недовольство:

– Герб «Молний» – выше любых жертв, политики и недоразумений! Он не запятнан ни единым пятном грязи. Согласен?

Ничего не оставалось, как твёрдо кивнуть в ответ, что сразу разгладило сердитые складки на морде ветерана, веки его несколько раз моргнули, словно в нервном тике, и он заговорил более покладистым тоном:

– Частично тебя понимаю…. Сам, как услышал о гибели почти всего подразделения – впал в ярость. Ругался и кричал пару дней…. Кого только в этом не обвинял, до сих пор опасаюсь за это для себя плохих последствий. Но наш герб – для меня святое!

Только теперь Невменяемый разгадал одну из основных загадок. На каждой детали обмундирования попавших в идеально организованную засаду агрессоров, был небольшой, но чёткий оттиск этой самой зубастой пасти с пучком молний. А ведь в Энормии специалисты высказались с полной уверенностью, что это фирменный знак производителя кожаных поясов и перевязей. В крайнем случае, поставщика или интендантства. Стало теперь понятно как его принадлежность к элитным гвардейцам, определил страж Равешан. Уж он в отличие от завистливых молодых смутьянов, которые только увидели перед собой элитного воина, сразу понял, что к чему.

Теперь следовало вывернуться от новой опасности. Потому что губернатор кивками явно не удовлетворился:

– Слушай, ну хоть два слова мне шепни, что там всё-таки произошло? Только честно!

Вот тут Кремон и допустил первую ошибку. Вполне бы хватило пожать плечами, а если шептать, то только: «Не знаю». Но он шепнул:

– Не помню….

Старый ветеран чуть крылья не раскрыл от удивления:

– То есть?! Ты хочешь сказать, что ты…. Ну да! Точно! Ох, я старая ящерица! Конечно, там же инструктора всё на базе остались! А самый боевой состав, усиленный молодёжью пошёл. Но тогда, получается…. Стой, ты мне башку не морочь! Значит, всё-таки кто-то выжил? Ну! – он в нетерпении тряхнул своего гостя за плечи, – Отвечай же!

Разведчик выждал самую возможную по длительности паузу, сделал вид, что вышел из умственной прострации и вновь еле слышно прошептал:

– Не помню….

Если уж притворяться, то победного конца. И кажется это принесло свои результаты. Губернатор сочувственно вздохнул и сам стал искать объяснение такого провала памяти:

– Видимо здорово тебе досталось…. Я одного ветерана видел, который в последней битве за Чальшаг чудом выжил, так он ещё хуже…. Вообще ничего не соображает, так в парке столичного госпиталя и живёт. Крылья ему срастили, а вот летать он, …больше не может.

И столько горестного сочувствия слышалось в голосе ветерана, что становилось ясно: потеря летных умений для драконов хуже смерти или полного беспамятства. Затем он чуть отстранился и внимательно осмотрел молодого коллегу от кончиков крыльев до когтей на ногах:

– Хм! А тебя хорошо подлатали! Только с головой видимо нелады?

Кремон горестно вздохнул и легонько кулаком, постучал себя по темечку. Да только главный дракон Девятки продолжал сомневаться и допытываться:

– Но странно, что тебя так и не долечили. Или так и задумали? Ага, чтобы воспоминания вернулись? Хм! Видимо тебе и самому толком ничего не известно. Но как же они тебя без провожатых выпустили? Что? Хочешь сам полетать? Оно конечно полезно, но вдруг тебя скрутит? Или сознание потеряешь? Крепкий, говоришь. Ха! А ведь и, правда, мне Равешан говорил, что вы уже изрядно отпраздновать встречу успели? Надо же! И как самочувствие? Однако! Может, и со мной не откажешься гремвина за «Молнию» выпить?

Вместо ответа разведчик вытянул правый кулак в сторону знамени. Что заставило губернатора в сомнении рыкнуть:

– Может они и правы с таким лечением? Но слишком ты мне малолетнего ребёнка напоминаешь…. Ох, всё равно следует за тобой присматривать. Поэтому ночуешь сегодня у меня, договорились?

С одной стороны побывать с доме городского главы и пошарить ночью по его помещениям отделённым сознанием – было бы неимоверной удачей. Но тут и наспех придуманная легенда с потерей памяти может не прокатить. Вдруг его прямо сейчас начнут лечить, проверять «заживающую» гортань или иными какими кардинальными средствами пытаться «пробудить» память. Всё-таки шпионам в начале своей миссии рекомендуется не влезать в первый же день в штаб противника. Поэтому Невменяемый сделал шепотком последнюю попытку отвертеться от назойливого приглашения:

– Равешан….

– Так нет проблем! Он мне поведал, что вы договорились вечером гульнуть, и ты хотел остаться у него! Вот вы, вдвоём у меня и гульнёте! Я его считай, на целую неделю от патруля освободил….

На это мнимый Гишер показал мешочек с крылами, и ветеран, подталкивая гостя кулаком в соседний зал, радостно захохотал:

– Лечишься прямо на глазах! Не переживай, твоему другу оплата будет даже повышена вне зависимости от количества лётных часов.

Эти восклицания услышали все ждущие в зале. Пока посетитель с хозяином прогуливались по анфиладам музея, здесь успели накрыть внушительный стол к раннему ужину. Нельзя сказать, что его накрыли слишком обильно, видимо сказывались замашки старого ветерана боевых действий, но кажущаяся простота перекрывалась наилучшим качество и объёмами. Мясо не было нарезано, но превосходные телячьи окорока просто стояли в больших зажимах на подставках. Нечищеные и не порезанные овощи тоже возвышались горками в глубоких мисках. Фрукты, соусы, хлеб, кружки, гора идеально наточенных ножей. Кувшины и изящные графины с соками и муссом. Ну и пара бочонков с гремвином на удобных треногах.

От одного вида на такой стол аппетит просыпался у кого угодно. Будь то истинный дракон или временно живущий человек в теле дракона. Оказывается, хозяин этого здания успевал замечать и несущественные мелочи. Потому что ревниво напомнил:

– Конечно, ты только что из-за стола, – но заметив, как гость пренебрежительно махнул в сторону окна, одобрительно закивал: – Песнями сыт не будешь! Да и такого гремвина ты у людишек не попробуешь, в торговлю он не идёт. Вот этот – менсалонийский. А в той бочке – из Морского королевства. Раз в полгода мне привозят один бочонок, а открываю я их и того реже. Держу только для дорогих гостей. Так что, садись! И вы, Гарры, садитесь к столу.

Телохранителей или помощников в столовой не было. Зато помимо участкового Равешана, который вёл себя скромнее всех и практически старался не привлекать к себе малейшего внимания, за стол стало усаживаться с десяток драконов более степенного возраста. Видимые знаки различия и некоторые странные ленты ничего разведчику сказать не могли. Только по инкрустированным золотом и бриллиантами перевязям, можно было догадаться, что на спонтанный ужин к бургомистру слетелись сливки скорей всего не только Девятки, но и нескольких соседних городков Желудка. Так впоследствии и оказалось. За столом собралось ещё три губернатора и первый заместитель Парящего над Долиной. Последний оказался, чуть ли не самым молодым из солидной, важной компании, да и вёл себя соответственно возрасту: больше всех веселился и смеялся. Но настороженность и предупредительная учтивость в его сторону остальных гостей бросалась в глаза. Их титулы, должности и имена гораздо позже прошептал на ухо Кремону участковый страж, и совместив с тем минимумом информации полученной у людей, можно было догадаться что заместитель Парящего здесь самый старший по занимаемой должности. Интересно только было узнать, по каким критериям его назначили, и по каким заслугам он добился такого места. Но пока прошептать такой вопрос Кремон благоразумно не решился.

Но постепенно и это стало понятно. Разговор за столом почти всё время крутился вокруг боевых операций, подвигов и удачных сражений. О грустном и трагическом старались не поминать, хотя нет, нет, да и замирали с вопросом на языке, повернувшись к помалкивающему гостю. А потом старались переадресовать почти, то же самое Цашуну Ларго. И постепенно вырисовывалась довольно интересная во всех отношения картина. А выслушивая всё новые и новые детали услышанной истории Невменяемый всё больше и больше беспокоился, злился удаче драконов и тем не менее не мог сдержать в своей душе искреннего восхищения перед целеустремлёнными героями.

Как оказалось тридцатилетний заместитель Парящего над Долиной Желудка на этом месте находится всего лишь полгода и прежде всего сам лично расценивает это назначение как отпуск. Ну, или как попытку хоть как-то загрузить его нужными для королевства обязанностями. Потому что практически всё время Цашун только и мечтает о готовящейся Второй Экспедиции к Западным островам. К тем самым островам, которые во всём мире считаются мифическими и ни одно разумное создание не сподобилось увидеть эти вкрапления суши на далёких океанских просторах собственными глазами. Как оказалось – сподобились. И сделали это никто иные как драконы. Внутренне Кремон весь кривился от досады, что это не сделали представители Энормии, но следовало признать отчаянный риск представителей Альтурских Гор, которые не считаясь с собственным здоровьем всё-таки долетели до той точки небесного простора с которой отчётливо и уверенно просматривались таинственные и мифические Бриллиантовые скалы.

После этого командир летящего звена дал команду на возвращение. Справедливо не став делать попытку совершить посадку и рисковать полученной ценнейшей информацией. Помимо этого на далёком берегу пятёрку отчаянных летунов ожидало четыре тяжело раненых товарища и полчища рыскающих в их поисках дикарей Кремниевой Орды. Только шесть драконов из двух десятков, первоначально отправившихся в экспедицию, вернулись в итоге в Альтурские Горы и Цашун Ларго был одним их четверых, которые могли с уверенностью утверждать: Западные острова существуют не только на редчайших картах древних цивилизаций.

Понятно, что если кому и суждено было сделать такое историческое открытие, то только драконам. С их невероятно высоким потолком полёта, отменной скорость, и резервом дальности перемещений. Конечно, Кремон помнил и некоторые сказки, которыми его и всех наёмников кормили в Ледонии. Мол колабы по замёрзшей кромке льда добирались до Западных островов и возвращались оттуда с несметными богатствами. Но ведь как потом выяснилось, все эти выдумки служили лишь одной цели: скрыть от людей главное направление предстоящей агрессии в Энормию.

Да и судя по рассказам самого участника исторической экспедиции, ни единого следа колабов на всём западном побережье обнаружено не было. А вот смертельных ловушек и таинственных развалин – сколько угодно. И всё это было покрыто кишащей толпой кровожадных дикарей, которые в устройстве засад сумели удивить даже многоопытных и видавших сотни земель исследователей, географов и отчаянных воинов. Кстати и о попытке драконов достичь Южного полюса, было вскользь упомянуто. Но видимо там всё завершилось трагически, потому, как тему развивать не стали. И снова вернулись к событиям более приятным. Цашун в составе прошедшей экспедиции оказался самым молодым, но и самым везучим. Поэтому почестей и наград на его гибкую шею выпало немало. Что впрочем, не привило ему чувства чванливости или зазнайства. Да и окружающие, похоже, относились к молодому и геройскому исследователю с симпатией и уважением.

Но заметив, с каким пристальным вниманием его рассказы слушает молодой однополчанин губернатора, заместитель Парящего воскликнул:

– Гишер! Я вижу, тебя тоже в дальние края потянуло? Да? Вот здорово! Значит, как только мы начнём собираться, ты летишь с нами! Готов?

К тому времени Кремон уже подсмотрел жест, которым драконы выражали полное соглашательство и одобрение: поднял лапы на уровне глаз и несколько раз ударил кулаками друг о друга тыльными сторонами. К тому времени все были в изрядном подпитии и так развеселились от такого подтверждения бесшабашного желания лесть в самую жуткую точку планеты, что с полчаса взрывы хохота стрясали место драконьего пиршества.

Как ни странно, но когда пошатывающийся от выпитого гремвина Кремон отошёл к окну, то с недоумением осознал что уже глубокая ночь и Девятка Желудка опять накрыта плотной пеленой облачности. Настолько плотной, что сквозь неё почти не проникали разноцветные сияния радуг Сапфира и Марги. И только в одном месте пробивался столб непонятного свечения, уходящего в небо.

– Странно, не правда ли? – послышался голос подошедшего сзади губернатора. – В любу погоду над древним оружием всегда пятнышко чистого неба.

И ему с другой стороны отозвался недовольным голосом Цашун Ларго:

– Вот именно, что странно. У нас под самым носом тысячи неразгаданных тайн, а мы и хвостами не шевелим.

– Ну почему же не шевелимся, – обиделся старый ветеран. – Меня вон скоро вообще исследователи из этого здания выживут. Каждый камень по сотни раз прощупали, роют, ищут, стучат…. спать не дают. И этот твой профессор меня уже утомил требованиями о содействии.

– Ха-ха, – коротко рассмеялся заместитель Парящего. – Он такой! Если вцепится, то своего добьется. Я кстати и приехал, чтобы с ним встретиться, думал за столом и поговорим, а он и не появился.

– Ещё бы! Они там скоро в подземельях крысами питаться начнут. Так им на всё времени не хватает.

– Значит наверняка отыскали нечто стоящее и конкретное. Профессор так просто от такого гремвина не откажется. В курсе их успехов?

– Вряд ли их заявления можно назвать успехом, – проворчал губернатор, рассматривая через окно огоньки вверенного ему города. – Договорились до того, что это здание копит в себе определённую энергию и если восстановить некоторые отсутствующие детали внутреннего интерьера, то со временем на два этажа ниже начнут образовываться трёхметровые шары для стрельбы из древнего оружия.

– Здорово! – восхитился Цашун. – Вот бы хоть раз выстрелить по этим шаманам из Кремниевой Орды. Мой учитель всегда заверял что Железный Коготь Альтуры создан для стрельбы по территории всего мира, и первым зарядом следовало угостить именно шаманов в их Куринаголе.

– Ха! Во-первых, и без мерзостных шаманов врагов у нас хватает. А во-вторых, никто даже понятия не имеет, каких тут конкретно деталей не хватает. В пирамиде живут тысячелетия и всегда её переделывали только с учётом удобства проживания. Всё лишнее скидывалось в подвалах и то и вообще пускалось на переплавку.

Заместитель Парящего без всякого стеснения отверг оба утверждения старого ветерана:

– Такие как профессор и его компания восстановят всё, что угодно. А вот по поводу остальных врагов, то ты Гарр, знаешь мою точку зрения: пора нам делать первые шаги в сторону мира с Энормией. Да и с сорфитами тоже.

– Ты бы помалкивал! – вдруг оборвал сановитого гостя губернатор.

– А что такого? Я не особо скрываю свои убеждения.

– Героям можно много, а вот ветеранам…. – старый воин толкнул Кремона кулаком в плечо и с подтекстом уточнил: – Или болтать можно что угодно?

Притворяться ничего не понимающим дебилом было явно не к месту, а память по логике воспитания должна подсказать возмущённый такими рассуждениями контр-ответ, но разведчик выбрал среднее из всего сумбура мыслей, и стал шептать:

– Энормия? – он сделал короткую, словно в раздумье паузу, и рассудительно добавил: – Это хорошо. Мир – ещё лучше….

Кажется, оба собеседника не ожидали такого ответа от своего неполноценного умом коллеги, потому как выдохнули удивлённое «Мм….» одновременно. И только после паузы и короткого вздоха Цашун продолжил:

– Утверждал и буду утверждать: Кремневая Орда готовит нечто страшное и хорошо еще, если кровь Баронств и Ледонии их хоть чуть-чуть приостановит. Желательно к тому времени иметь надёжные тылы.

– Ой, тебя послушать, так к нам ежегодно враги через горы в гости с войной ходят! – видимо боевая гордость не давала ветерану права молчать. – Никто в Альтурские Горы ещё не прорывался и никогда не прорвётся! Сюда и мышь не проскользнёт!

– Понимаю, Гарр, сам в этом уверен…. Но в одном месте Кремниевой Орды погибло два наших товарища, потому что шаманы разверзли и сомкнули горы. Мы только чудом там все не погибли. Силёнок на второе такое магическое действо у варваров не хватило, и мы даже успели отыскать остатки одного расплющенного тела, но мало ли чего они научатся делать завтра, или через месяц. Время бежит невероятно быстро, а там каждый день назревает что-то слишком ужасное.

Губернатор целый вечер присматривался к гостю и теперь первым заметил, что тот прислонился к стене и устало свесил голову. По всем понятиям недавно раненому дракону требовался частый и полноценный отдых, хотя и на самом деле Кремон мечтал о скорейшем уединении в отведённой для него комнате. Хотелось в первую очередь прорваться отделённым сознанием в подвалы этой пирамиды и удостовериться в наличии или отсутствии устройств, которые могут накапливать энергию для гигантских зарядов. Если в самом деле существует опасность стрельбы на такие невероятно большие расстояния, то Энормии придётся приложить все силы для уничтожения древнего оружия. Или хотя бы этой пирамиды. А что искать, он примерно знал. Ведь сам лично когда-то побывал в Гиблых Топях и отыскал там примерно такое же устройство, которое копило разрушительную энергию для малых литанр. Наверняка и там и тут вся разница только в размерах. И так удивительно, что здесь до сих пор не копаются специалисты по литанрам из Ледонии. Уж колабы точно имеют накопители для зарядки своих пластин. Может и не в самой Ледонии, а скорей всего в царстве Огов.

– Боец, ты бы шёл отдыхать, – предложил обеспокоенный ветеран, и тут же получив извиняющийся кивок, добавил: – Сейчас сдам тебя на руки службы, и они тебя устроят как в родном яйце.

Невменяемый взмахом лап попрощался с Цашуном, тогда как внимание остальных пирующих, которые как раз увлеклись очередным спором, привлекать не хотелось, и последовал за губернатором. Но только они подошли к проходу, ведущему вовнутрь здания, как воздух в столовой заходил ходуном и все непроизвольно повернули головы к окнам. Потому что именно оттуда влетели сразу два боевых дракона с точно такими же поясами и перевязями как у Кремона. Мало того, они видимо ещё издалека рассмотрели всех находящихся в помещении и поэтому не опустились на пол сразу возле окон, а с лихостью отчаянных летунов перемахнули стол и только тогда царапнули плиты своими когтями при торможении. И тут же оба шагнули к растерянному разведчику с дружным воплем:

– Гишер!

Причём сразу разобрать, что превалировало в их голосах и пытаться не стоило: ужас, восторг, горе, радость, ненависть, любовь или нечто вообще не присущее отношениям между разумными.

Но в том, что прибывшие воины прекрасно знали позаимствованное тело дракона, сомневаться не приходилось. А вот как вести себя человеку внутри этого позаимствованного тела – подсказать было некому. Оставалось только поднять обе лапы в знак приветствия. И тут же эти лапы чуть не обломали.

Часть восьмая

Потому что и здесь обнимались, но несколько иным способом, чем среди людей. И Кремон минуты две опробовал на себе все прелести «плотного приветствия». Хотя могло показаться, что его обнимавшие воины старались одновременно и сломать ему шею и проломить локтями грудную клетку. Да заодно и оглушить приветствуемого, ударяя с неслабой прытью челюстями чуть ниже уха. Удалось остаться без переломов и кровоизлияний в мозг лишь по той причине, что прилетевшие сослуживцы элементарно мешали друг другу.

Прислушиваясь к немного сумбурным, но слишком эмоциональным восклицаниям, Невменяемый старался из всех сил выловить крохи информации по теме: «Кто это? И как от них избавиться?» Только вот информации практически не поступало и ни одного толковой подсказки в голову не приходило. Но самое главное и невероятное произошло: его называли по имени, которое практически наполовину всплыло в его памяти в странном сне. Прежнее разумное существо, которое жило в этом теле, и в самом деле называли Гишер.

– Не может быть! Живой!

– А мы до последнего момента не верили.

– Но мчались как сумасшедшие, словно в атаку шли.

– Хорошо еще, что находились недалеко, в кадетской школе Правокрылья.

– Я первый тебя через окно увидел….

– Ага, и орать попытался ещё на лету, да дыхалка у него сдохла.

– Закрой свою пасть и не клевещи, а не то Гишер тебе её сломает! Ух, ты посмотри на него! Да он выглядит как на выпускном параде!

– Но как ты вернулся? И почему мы только сейчас узнали?

– Где ты был всё это время?

– И что делаешь здесь?

– Да отвечай, шейтар тебя загрызи, или я за себя не ручаюсь! – действительно, более старший из драконов по внешнему виду действительно стал входить в гнев. Его превалирующая тёмно-зелёная окраска стала бледнеть от бушующих эмоций, и он чуть ли не силой грубо сжал челюсти своего товарища, который был красноватого оттенка. И теперь оба, отступив на шаг пристально разглядывали своего вдруг найденного боевого побратима.

Вот именно в этот момент и вмешался губернатор Девятки:

– По этому поводу лучше мне дать пояснения. Наш сослуживец, – он специально выделил первое слово в предложении, – Находится после ранения в отпуске и практически пытается реабилитировать свою память. В данный момент ему лучше было бы отдохнуть, он еле на ногах держится.

Когда вмешались в их разговор, оба только что прилетевших дракона так зло посмотрели на гражданских лиц, что те присели за своими столами и стало понятно, почему Равешан считал их буками и задаваками. Это он ещё мягко выразился. Бойцы элитного подразделения относились ко всем остальным соплеменникам как к недостойному упоминания мусору и сжечь несколько кварталов за наглое поведение молодых выскочек для них вполне могло показаться мало. И плевать они хотели на титулы и дорогие перевязи.

Старого ветерана от потока оскорблений спасло только выделенное слово «Наш» да скорей всего некоторые до сих пор носимые знаки различия. Зелёный их рассмотрел, громко щёлкнул зубищами, но говорить продолжил уже как с равным. Даже снизошёл по приветствия:

– Доброй ночи, Гарр! Так Гишар твой гость?

– Конечно. Хоть мы и познакомились только перед ужином. Вот по поводу этой встречи и закатили пирушку. Присоединяйтесь!

Неожиданные гости отреагировали совсем не так, как ожидалось. Зелёный мрачно уставился на красного, тот ещё больше нахмурился, тоже щёлкнул зубами и стал вопрошать размеренным речитативом:

– Так это ты, Гарр, дал сообщение в столицу?

– Вот именно!

– Почему же ты подчеркнул свою над ним опеку?

– Мне показалось, что Гишар просто случайно вырвался из-под пристального внимания своих сопровождающих.

– А зачем воину «Молний» сопровождающие?

– Да потому что в таком состоянии его нельзя было отпускать из госпиталя! – стал закипать старый ветеран. – Его ещё лечить надо!

Тон красного стал оскорбительно-язвительным:

– От чего лечить надо моего друга?

Готовый взорваться губернатор шумно выдохнул:

– Гарры, вы я вижу совершенно не в курсе творящихся у вас безобразий.

– Мы то, как раз в курсе….

– Вы?! – взревел старый ветеран. При этом он так затрясся, что стала очевидна его точно такая же, но тщательно скрываемая до сих пор дикость, буйственность и презрительное отношение к опасности как и у его коллег. – Вы в курсе?! Угробили весь личный состав, а теперь стоите здесь и удивляетесь, откуда взялся один их выживших?! Да вы там совсем осволочели!!! Да таких как вы в наше время рвали на тренировках вместе чучел!!! Уроды! И они ещё тут пасти поганые раскрывают?!!!

Воздух загудел от возводимой магической защиты. Лапы потянулись к оружию. Губернатор сделал первый шаг вперёд, но и прибывшие драконы готовы были броситься в атаку: они сошлись плечами, прикрывая Гишера, и одновременно выхватили мечи. Решив видимо наказать старика простым железом, без всякой магии. Но вмешательство со стороны пришлось как раз вовремя.

Между сходящимися драконами на мгновение возникла сплошная стена льда, утыканная сосульками и тут же разлетелась в обе сторонами капельками холодящей влаги. Охлаждая пыл всех троих спорщиков. Вслед за тем послышался спокойный голос Цашуна Ларго:

– Гарры, властью Парящего призываю вас к спокойствию.

Зелёный тут же развернулся к нему и оскалился:

– Пари отсюда! Мы сами разберёмся.

Но его красноватый товарищ видимо узнал молодого героя и шепнул имя. Затем показательно стряхнул осевшие на лапе капли:

– И водой нас поливать не надо, нам не жарко.

– Ха-ха! – заместитель парящего подошёл и встал между насупленными служаками «Молний», – Но ведь эта свежесть пробила ваши защиты, не так ли? И это я использовал только лёгкий, так сказать бодрящий вариант. В худшем случае сосульки впиваются в тело сантиметра на два. Впечатляет? И таких сюрпризов у шаманов Кремниевой Орды много. И воевать нам с ними вскоре придётся обязательно. Так что поберегите свои силы и давайте лучше спокойно во всём разберёмся. Ведь действительно странно, что ваш сослуживец жив и находится здесь, а вы ничего о нём не знаете. Может его лечение и от вас скрывали?

– Невозможно! – сердито буркнул красный, но ещё раз щёлкнул зубами стал рассказывать короткими рубленными фразами: – Двести лучших бойцов погибло на спецзадании. Никто не вернулся в королевство. Проходит месяц. Мы ведём набор среди кадетов Правокрылья. Вдруг срочная депеша: «В Девятке Желудка у губернатора гостит Гишер. Вы ближе всех. Накажите самозванца!» Мы и полетели наказать. Но в душе верили, что это он. Никто не посмеет назваться бойцом «Молний».

– Так в чём дело? Ведь это и есть ваш друг?

Теперь уже все смотрели на поникшего разведчика совсем по-иному. Но тем не менее оба сослуживца подтвердили хором:

– Он!

– Вот, а следовательно повод для радости есть. И в то же время губернатор вполне справедливо взял его под опеку, потому, что с памятью у вашего товарища явные нелады. И буянить по этому поводу не стоит.

– Да мы и не буяним, – стал опять заводиться зелёный. – Но сами посудите, мы потеряли четыре пятых самого элитного гвардейского подразделения и даже не знаем, как и почему это случилось. А тут вдруг наш товарищ оказывается жив, без опеки, свободно перемещается по королевству и занимается «самолечением». Причём делает это в полной боевой экипировке. Кстати, где вы его встретили?

Губернатор требовательно повернулся к участковому стражу и тот стал излагать подробности знакомства:

– Гишар просто сидел в прострации на крыше одного из домов, а вокруг него собрались пять демагогов движения «Выбор полёта». Видимо они пытались разозлить Гарра, но тот сидел с полным равнодушием. Разве только забросил комплект мушек в пасть….

Равешана перебило сдвоенное злобное рычание:

– Обитатели дома наказаны?

– Конечно! Самим Гишером. Но вначале я отогнал туповатую молодёжь и вот так мы познакомились.

После серии уточняющих вопросов, во время которых Кремон сделал несколько шагов в сторону и безучастно присел возле стены на широкой лавке, красный дракон стал подводить итоги:

– Никто не видел, откуда он прилетел. Никто не знает, где он пропадал целый месяц и почему оказался именно в этом городке. Причём мы уверены о нём не знают и в столице. Потому что важность операции стояла на уровне последней битвы за Чальшаг.

Об этой стороне дела, похоже, и старый ветеран ничего не слышал. Потому что только озадаченно крякнул. Тогда как сослуживец со всеми замашками дознавателя вновь повернулся к Невменяемому и продолжил:

– Твоё поведение очень странное. Мне кажется, ты и нас не узнаёшь…. – он ткнул когтем в зелёного товарища: – Как его звать?

Разведчик в данный момент больше занимался процессом поиска приемлемого варианта побега, поэтому просто меланхолично пожал в ответ плечами.

– Ага! Он даже своего наставника не узнал! Наверняка и меня забыл?

Равнодушный кивок.

– И чтобы это значило?

Пока все лихорадочно и с умственным скрипом искали ответ на сакраментальный вопрос, Кремон окончательно решил разыгрывать карту с потерей памяти. Поэтому мило улыбнулся и вытянул прямо перед собой сжатый правый кулак.

Как ни странно это сослуживцев проняло до самого нутра. Бузотёры, скандалисты и зажравшиеся солдафоны они в шоке осознали, что их славный боевой товарищ превратился в полного дебила. А это оказалось ещё страшней, если бы он вдруг начал рвать их на части и поливать огненной смесью вперемежку с ядом. С каким-то неправдоподобным содроганием всего тела зелёный сделал шаг вперёд и чуть ли не прошептал:

– Гишер, что они с тобой сделали?

Красный отреагировал гораздо позже. Но подойдя вплотную, обнял за плечи и стал с дотошной методичностью задавать вопросы:

– Сколько тебе лет? Как звали твоего отца? Где ты родился? Как звали твою мать?

Затем с ним стал чередоваться и второй сослуживец, которого назвали наставником. Он знал гораздо больше о своем воспитаннике. И на очередной вопрос Невменяемый резко приподнял голову:

– Как зовут твою жену?

Вопрос вообще мог быть провокационным, и жена вряд ли могла быть у такого воина, но вот зато чётко всплыл в памяти сон прошлой ночи. А в том сне одно очень волнительное имя драконьей самочки. Ведь сошлось же его собственное имя? Почему бы и в данной ситуации не повторить попытку?

Разведчик в полной тишине попытался прокашляться и прохрипел:

– Зайндара….

– А-а! – тут же радостно возопил наставник. – Помнит! Помнит он её! А значит не всё потеряно! Уверен, мы тебя скоро подлечим!

– Ну вот, а вы сомневались, – с облегчением выдохнул Цашун.

– Нисколько мы не сомневались, – заворчал красный сослуживец и стал рассуждать вслух: – Конечно, такие случаи бывали. Порой наши разведчики на территории Энормии месяцами скрывались, а потом удачно возвращались. Но что Гишар там так долго делал?

Тут уже старый ветеран стал припоминать:

– А ведь был такой случай, мне мой наставник рассказывал. Однажды отряд штурмовал замок и бой был слишком горячий. Пришлось срочно улетать. И только вдали одного бойца не досчитались. Думали погиб. Но он чрез три недели вернулся. Оказывается, его сбили молнией, и он поломал крылья. Но удалось запутать след и спрятаться в глухом лесу. Там и выздоравливал, подкармливаясь охотой, а потом малыми ночными перелётами подался к границе. Правда с головой у того парня всё обошлось.

– Ну естественно, одинаковых чудес не бывает. – Заместитель Парящего подошёл к столу и бесшабашно нацедил себе в кружку гремвина, – затем поднял её и церемонно провозгласил: – За тех героев, которые всеми силами стремятся домой.

И замер, обводя помещение строгим взглядом. Все зашевелились, хватая кружки. Сослуживцы Гишера тоже решительно налили себе по порции янтарной жидкости. Затем все повернулись в сторону сидящего в стороне собрата. Выпили одновременно.

И только потом губернатор напомнил:

– Всё-таки я отправлю Гишера спать, а потом мы ещё продолжим. Присоединяйтесь.

Но оба поздних визитёра не оставили и тени сомнения в своих намерениях. Наставник вообще подошёл к потерявшему память дракону и взял за плечи со словами:

– Пошли, Гишер, вздремнём до утра. И ничего теперь не бойся, мы глаз с тебя не спустим.

Так все четверо и вышли из помещения, а заместитель Парящего пробормотал им вслед:

– Надо будет обязательно проследить за судьбой этого удальца. Пусть он и невменяемый, но ведь не всегда же он таким останется.

Неожиданный удар или Враг не дремлет

Следовало не спать, а прогуляться отделённым сознанием по пирамиде. Но самозваные опекуны и в самом деле решили оставить себя без отдыха, лишь бы явивший с того света товарищ вновь не исчез по странному стечению обстоятельств, точно так же, как появился. Поэтому Кремон и в самом деле решил поднабраться сил, а потом, ближе к утру таки провести детальную разведку здания. Потому что находиться здесь и ничего не высмотреть, считалось непростительным даже для самого ленивого и отсталого разведчика.

Без особого труда он ввел себя в сон, но только на определённое время. Часа через два он проснулся и полностью удовлетворился беглым осмотром окрестностей. Зелёный наставник крепко спал на соседней кровати, его красный сослуживец читал в другой комнате какую-то книгу. Причем делал это так потешно на взгляд человека, что хотелось расхохотаться. Сама спальня конечно тюрьму не напоминала, но в два узких оконца и человеку притиснуться считалось проблематично, так что за своего коллегу бойцы «Молнии» не переживали. И в беспамятстве не сбежит.

Зато у него вся магическая сила имелась в наличии, и масса нераскрытых тайн древней пирамиды ждала любопытных глаз разведчика из Энормии. Первым делом он глянул на верхний этаж. Как ни странно пирующих за столом только прибавилось и скорей всего счёт упомянутого ранее профессора и нескольких его коллег из группы исследователей. Разговор шёл совершенно о другом, и тратить драгоценное время на прослушивание сплетен по поводу предстоящей свадьбы какой-то графини, Кремон не стал. И внизу действительно наткнулся на страшную в своём величии и масштабе копию устройства для накопления энергии зарядов к гигантской литанре. Как оказалось всего несколькими этажами ниже устройство давно восстановили, а скорей всего и не до конца разбирали в прошлые века. И теперь на каждом участке копошилось по одному, два Эль-Митолана, которые несмотря на ночное время продолжали колдовать над сборкой и изучением. Почти в каждом помещении громоздились длинные столы, но которых валом или в идеальном порядке лежали сотни мелких деталей. Видимо их в последние месяцы доставали из подвальных хранилищ и пытались установить на прежние места. Губернатор оказался неправ, заявляя, что многое уничтожено в переплавке или утеряно. Скорей всего предки драконов если и разобрали бездействующее устройство, то умудрились сберечь всё до последнего винтика.

Оставшееся в теле дракона сердце, замирало от нехороших предчувствий, когда отделённое сознание проносилось над столами и вглядывалось в некоторые узнаваемые детали. В Гиблых Топях Невменяемому конечно не удалось досконально рассмотреть древнее устройство, но ещё тогда ему бросились в глаза несколько самых важных деталей и теперь он пытался их отыскать в кучах и среди уже рассортированных. Вначале он наткнулся на большое, двух метров в диаметре кольцо из чёрного, блестящего в глубину неведомого материала. Насколько он помнил по маленькому аналогу, именно подобный предмет, вращаясь с молниеносной быстротой выталкивал из себя изумрудное сияние ветвистых молний и те впитывались тонкой гранёной иглой. И уже потом с кончика иглы «вытекал» расплавленный шарик энергетического заряда и падал в ложементное углубление зарядной пластины. Вот только прежнее колечко было размером с огромный кулак, а это ещё издалека поражало своими гигантскими пропорциями.

Сразу же пришла дельная мысль уничтожить центральную часть всего древнего устройства, и тогда запуск не состоится однозначно. Ведь вряд ли драконам удастся восстановить совершенно неведомый никому из разумных материал. Только вот как это сделать? Предмет находился на самом почётном месте возле устройства, и хоть не охранялся специально, его роль осознавалась несомненно. Видимо исследователи старались найти, куда и как правильно установить кольцо и в конечном итоге им это удастся. Да и магическими силами никакому колдуну не справиться с такой уникальной деталью. А значит, предстоящая диверсия не удастся и ценой собственной жизни.

Раздосадованный разведчик всё-таки продолжил осмотр до самого конца и вскоре был награждён неимоверным подарком. В кучах хлама и проржавевших железок на одном из столов, он опознал ту самую гранёную иглу из белого, и тоже совершенно непонятного материала. Вероятно внимание учёных она сразу не привлекла потому, что была просто в элементарной липкой грязи, и белая структура почти не просматривалась. Но зато грани исключали всякую ошибку! И если бы здесь находились специалисты из Ледонии, страшное оружие уже могло работать.

Причем от своего мини аналога длиной в человеческий палец, здешняя игла отличалась не так страшно. Всего лишь длиной и толщиной в человеческий локоть. Уже только это давало хоть и минимальный шанс, совершить банальное похищение и, не мудрствуя лукаво, перепрятать основополагающий элемент всей конструкции в другом месте. Мало того, такой задумке способствовало и местонахождение стола с отложенным на другое время мусором, тот находился всего лишь двумя этажами ниже и практически на отшибе занятых исследователями помещений. И ради поставленной задачи стоило рискнуть.

В спальне всё оставалось по-прежнему. Как и не двигался с места бдительно сидящий на посту читатель с книгой. Ещё раз более тщательно, и с определённой целью обследовав прилегающие помещения, Кремон ощутил поднимающуюся волну гордости за себя. А ведь может задумка и получиться! Да что там «может»! Должна!

Помочь должна была удивительная привычка драконов к чистоте и правилам личной гигиены. Хоть во всём мире этих воздушных пиратов обзывали довольно часто как «грязными и вонючими монстрами», но увиденное опровержение этих домыслов в данном здании, Невменяемого поразило. Он ещё раньше из-за стола пару раз выходил по надобностям и с восторгом рассматривал большие зеркала в ванных и душевых комнатах, оригинально и удобно устроенные туалеты и некоторые магические приспособления для банальной подсушки промытых крыльев. Причем магически действующих без всякой указки посетителя. Например, достаточно было встать под большой щелью в потолке, расправить крылья, как оттуда начинал дуть приятный тёплый ветер.

Именно через такую щель и намеревался разведчик пролезть в смежное помещение, проскочить через пустующий зал кухни, вывалиться в окно, впорхнуть в помещение со столами, подхватить вожделенную иглу и вернуться в отхожее место обратным порядком. Так как там тоже имелись лишь узкие щели в стене, то опекун-сослуживец не станет сопровождать до самого «горшка» скорей всего вообще останется на месте. Значит этим и следовало воспользоваться.

Вернувшись в тело, Кремон сотворил нужную структуру шумовой иллюзии, тщательно её проверил, и только после этого без единого царапания когтей вышел из спальни. Там пришлось ковылять обычным способом, да и опекун сразу же поднял голову от книги с вопросом:

– Ты куда?

Полностью проигнорировав такое обращение, Гишер пересёк прихожую, держась за намеренно выпученный живот двумя лапами, и скрылся в комнатке с отхожим местом. Правда, в дверях до него донеслось доброжелательное ворчание:

– Вообще-то больные должны сидеть на диете.

Структура с нужными звуками была оставлена в туалете, а разведчик спешно переметнулся в ванную комнату. Там слевитировал к потолку, прокатился по заплетенной паутиной щели и вывалился в подсобное помещение кухни. Практически в плане было только два изъяна: если вдруг дорогу перейдёт кто-то из поваров, да какой-нибудь мучающийся рвением к работе исследователь окажется ненароком у вожделенного стола. Подспудно человек в теле готов был на самые крайние меры, но всё обошлось, замораживать синей молнией мозги, никому не пришлось. И уже через две минуты он возвратился и осторожно слевитировал на пол в душевой комнате. Сжимая дрожащей от напряжения рукой трофейный предмет. Замер, прислушиваясь. Затем быстро положил иглу на самую верхнюю полку встроенной в стену этажерки. Этот рискованный ход он продумал заранее, потому что вынести странную штуковину сейчас не получится, опекун обязательно обратит на неё внимание. А тут вряд ли кому-то придёт в голову левитировать к потолку и рассматривать пыль по углам. Сработает и авторитет: кто посмеет сюда наведаться из посторонних или прислуги, пока здесь оголтелые скандалисты из «Молний».

Структура со звуками погасла, и тотчас раздался стук в дверь снаружи. А затем послышался обеспокоенный голос наставника:

– Гишер, ты в порядке?

Всё-таки и он проснулся! Чутко, гад, спит! И просто счастье, что он не последовала за своим любимым воспитанником отделённым сознанием. Поздно враги зашевелились, дело сделано. Кремон в душевой резко открыл краны, ополаскивающие всё тело, смывая с себя пыль и паутину, и уже через минуту блаженствовал под струёй тёплого воздуха. Вторая дверь, которая тоже вела в прихожую с опекунами приоткрылась, и сунувшаяся внутрь морда красного дракона констатировала:

– Витаешь в облаках?

Гишер радостно рыкнул ему в ответ и поковылял дальше досыпать на свою кровать.

Прощание с девяткой

Сослуживцы разбудили потерявшего память товарища довольно поздно по той причине, что Невменяемый и так всеми силами затягивал время. Вдруг у них срочные дела и они скоро улетят? Вдруг ещё где-то поблизости ещё один самозванец появится, и доблестные вояки рванут разоблачать и надеяться? Да только всё равно наступил момент, когда слишком притворяться сонным стало опасно. Невменяемый сел на кровати смачно зевнул, а потом, не обращая внимания на сердитые пожелания доброго утра, стул методично надевать на себя все свои портупеи с оружием. Делая это не спеша и частенько, но коротко замирая, словно впадая в прострацию. Со стороны внимательно за ним наблюдающих драконов, послышались ехидные комментарии:

– Твою науку одеваться после подъёма он не забыл.

– Старается словно новобранец.

– Вот именно, новобранец, – подчеркнул красный. – Такое впечатление, что у него руки из задницы стали расти.

– Напрасно ты так, – стал защищать наставник своего ученика. – Мы ведь не знаем, какие он ранения получил. Ещё неизвестно как бы ты перевязи на своё тело примерял в подобном случае.

– Всё равно, боевые рефлексы он потерял.

– Не каркай! Мы его вытянем. Главное на него не давить.

– Я тебя не узнаю, – стал злиться красный. – Ты всегда был радикалом, а тут миндальничаешь. Наоборот, его надо загнать в жесточайшие боевые рамки и он вспомнит всё и сразу.

– Или наоборот, сломается и погибнет. И так чудо, что он оттуда вернулся. – Наставник понизил голос, но всё равно Невменяемый чутко улавливал каждое слово. – Мне удалось очень хорошо изучить его в своё время, и несмотря на внешнюю жесткость и твердолобость, Гишер в душе всегда оставался романтиком. Сейчас мне кажется, только это ещё тонкой нитью связывает его с этим миром. Да и спешить нам теперь некуда.

Последняя фраза огорчила разведчика больше всего. От этих опекунов так легко не избавиться, значит надо в срочном порядке перепрятать иглу. Но вот куда? Рисковать с возможностью восстановления такого страшного оружия – непростительно. Но, уже завершая свои действия с облачением, удалось натолкнуться на подходящую идею.

– Гишер, пошли завтракать! – приказал похожий на дознавателя сослуживец, да только потерявший память дракон не слишком-то его и послушался. В прихожую вышел, но потом резко повернул в душевую комнату. Соглядатаи замерли возле двери, обмениваясь ворчанием:

– Он видимо вообще на чистоте помешался.

– Но с другой стороны – ничего страшного в этом нет.

Достать иглу с верхней полки, обернуть её в тряпицу и затолкать в наспинное отделение перевязи – оказалось делом одной минуты. Брызгая себе на морду водой, тщательно покрутился перед зеркалом: трофей немного выпирал, но тут уж ничего не поделаешь. Да и если его до сих пор не обыскали, то почему станут это делать именно сейчас? Главное не слишком поворачиваться к дотошному сослуживцу правым боком. Поэтому выйдя в прохожую он встал в ожидании.

– Чего ждёшь? – занервничал красный. – Иди вперёд!

На что услышал в ответ вежливый шёпот:

– Только после вас, госпожа.

Наставник грохнул таким раскатистым смехом, что оба его сослуживца недовольно скривились, но красный таки размашисто пошёл впереди, рычанием реагируя на несущийся в спину комментарий:

– Как он тебя тонко «перепутал»! Это уже на него больше похоже. Ведь он всегда умудрялся «достать» тебя на ровном месте.

– Он и понятно! Какой наставник, такой и воспитанник.

– Как бы там ни было, но он скоро очнётся и вернёт себе былую форму.

Красный на ходу повернулся и совершенно неожиданно согласился:

– Согласен на его розыгрыши, лишь бы он быстрей нормальным стал.

Завтракали втроём. Бургомистр и его гости, то ли недавно легли и ещё не вставали, то ли уже давно разбежались по своим важным делам. Не показывался и участковый страж, который ещё вчера посматривал на прибывших «Молний» с недовольством и опасением.

За столом Кремон сразу всеми средствами показал своё желание есть только одно: куски нарезанного окорока. И к завершению завтрака до наставника дошло самое главное:

– Понравилось? – но когда Гишар достал деньги и показал что хочет купить окорок и себе, стал упрашивать: – Да мы в столице тебе ещё лучшие купим. Понимаю что вкусные…. Ага, лучше всех? Ну, есть, конечно, некий оригинальный привкус, но не настолько, чтобы переться с таким грузом в такую даль.

– А мне и здесь хорошо, – прошептал Гишер. Потом подумал и добавил: – Окорок куплю – не буду голодать.

– Э-э…. – зелёный дракон переглянулся с красным. – Заклинило тебя на пище, наверное, кушать нечего было? Ну вспомни лес, охоту, кого ты там ловил?

Невменяемый придумал наилучший ответ: печально вздохнул и закинул в пасть очередной кусок окорока. Мол, думайте что хотите, а без окорока я отсюда ни на шаг. Полностью и жёстко воспротивиться намечающемуся перелёту он опасался, такие солдафоны могут проявить нетерпеливость, и потянут его куда хотят в бессознательном состоянии. А значит, следовало хотя бы поставить свои условия. Опять-таки головной болью оставалось отсутствие Спина и Карага, но судя по тому, что боларов здесь бездумно не уничтожают, друзья вполне смогут несколько дней и сами сориентироваться в местной обстановке. Да и двойное наложение лап даёт им однозначные преимущества среди соплеменников. Пусть какой-то там луч и погасил на короткое время их сознание, но наверняка они подлечатся за пару дней и быстрей всех остальных восстановят прежнюю форму. А потом сообразят, что им делать. Жаль, что никакой весточки для них оставить не получится. Но и тут можно было попытаться кое-как подстраховаться.

В итоге в голове Невменяемого к концу завтрака был выстроен план предстоящих действий, а его опекуны с некоторым недоумением, но всё-таки согласились на покупку так понравившегося телячьего окорока.

С губернатором даже прощаться не стали, а правильнее сказать и не искали, чтобы поблагодарить за проявленное гостеприимство. Видимо «Молнии» иначе и представить себе не могли своего появления, где бы то ни было. Дружно вывалившись из окна, неспешно полетели над городом. Вскоре Кремон узнал башенку на крыше, в которой жил Равешан и без раздумий повернул туда. Участковый встретил гостей прямо возле своего стола и сразу же стал вызывать служанку. Но только его вчерашний знакомый приблизился и прошептал:

– Не зови Саринель, я заскочил попрощаться. И напомнить, что ты меня звал в гости.

– Конечно, приглашение остаётся в силе! – обрадовался страж, косясь глазами на нахмуренных сослуживцев Гишера. – Но когда ты прилетишь?

– Очень скоро!

Невменяемый и сам верил в своё обещание. Ну, сколько его там будут проверять и допрашивать? День, максимум два. Ну, проверят его под Сонным покрывалом и что? Старательно наговорит им разной чепухи и попросит его отпустить на отдых. Глядишь, и в столице всё рассмотрит да разузнает. Там ведь тоже массу полезного разведать может. Затем вернётся сюда, разыщет боларов, а там и выход какой-нибудь обязательно найдётся. Хотя бы в виде живущих здесь людей Эль-Митоланов. А вдруг они смогут помочь ему в создании магического кокона? Тогда вообще можно будет спокойно отправить друзей через Топорный хребет, а самому возвращаться в любое удобное время.

Правда, Кремона преследовало ещё с вечера одно назойливое желание. Заманить этих нежданных опекунов в укромное место и просто-напросто уничтожить их без лишних и долгих рассуждений. И причины были солидные: одни из самых опасных врагов Энормии, да и мешают ему лично до неимоверности. Да только здравые рассуждения не давали пойти на такую авантюру: слишком много драконов видело и знало об их встрече. А значит, придётся лететь с ними в ту самую столицу, которую, по словам мясника, называли непривычным именем Калеццо.

После прощаний с участковым, опустились прямо на площадь под его домом. Немного по озиравшись для конспирации и обойдя всю площадь по периметру под ироничными взглядами своих опекунов, разведчик вошёл в мясную лавку и заторопился в дальнее помещение. Конечно, существовала вероятность, что понятливого парня не окажется на месте, и тогда пришлось бы общаться с любым из его подельщиков, но нужный человек был. К тому же совершенно один. Правда, стоял он так, словно чего-то опасался от гостя. Оставляя между собой стол, а за спиной имея узкую дверь в ещё более дальние помещения. Ещё бы! Ведь от такого странного дракона следовало ожидать что угодно. Вот и сейчас утренний гость тщательно осмотрел всю комнату, вынул какой-то предмет из своей перевязи, забросил его под стол, и только потом стал тараторить вполне нормальным, как для летуна голосом:

– Здесь очень важная вещь. Ни в коем случае её не мойте, лучше вообще из тряпки не доставать. Спрячьте в самое надёжное место, чтобы никто и случайно не нашёл. Вернуть только мне или посланцу с известным тебе паролем. Я вернусь через несколько дней. Если меня будут искать два странных болара, пусть ждут возле твоего дома. Всё, сюда идут! Хватай окорок получше и неси за мной в общий зал!

Сам тут же бросил на стол один из мешочков с крылами и поспешил к выходу. Где и столкнулся с дотошным красным сослуживцем. Тот выглядел как всегда раздражённым:

– Гишер! Надеюсь, ты не вздумал расплачиваться с этими пошлыми торговцами своими деньгами?

Пришлось на этот раз сыграть по-другому. Кремон зарычал с явной угрозой:

– Я хочу мяса!

И обескураженный краснокожий тут же подался назад. Подошёл к наставнику и, глядя как окорок заворачивают в плотную белую ткань, пробормотал, словно извиняясь:

– Я ведь только спросил, а он как взбесился…. Видимо страшно голодал!

– Предупреждал тебя, не цепляйся к нему по мелочам. Посмотри, какая у него сейчас аура.

– Ага, счастлив так, словно его короновали.

– Вот и прекрасно, лишь бы ещё чего не учудил.

Невменяемому и притворяться не приходилось. Доволен он собой был донельзя. Выкрасть и перепрятать самую основную деталь накопителя зарядов для гигантской литанры – уже только это окупало всю разведывательную миссию. Да и в ближайшее будущее он смотрел с оптимизмом, приговаривая мысленно: «С дурака взятки гладки!»

На площади бывший наставник Гишера попытался мягко намекнуть направление полёта:

– Дружище, летим строго на юго-запад….

И в ответ услышал тихое, но довольное восклицание:

– Скоро будет обед и меня пригласил Равешан….

Вот тут уже зеленоватый рассердился и сразу позабыл о своих намерениях не травмировать бывшего ученика психически. Его рык наверняка услышали во всём квартале:

– Гишер! Лететь строго за мной! Старт!

Конечно, он сомневался немного в таком окрике, но когда поднялись над домами, с удовлетворительным вздохом удостоверился что подраненный психически сослуживец, с блаженной улыбкой поддерживая завёрнутый окорок, летит строго в кильватере. А с тыла его прикрывает проверенный боевой товарищ.

«Теперь не потеряется, – подумал наставник, ускоряя полёт. – Только вот догадывается ли он, куда мы направляемся? И как он отреагирует на небольшое изменение маршрута?»

Разведчик тем временем старался рассмотреть внизу каждую деталь. Компактные места проживания в основном сильно разнились, как и все города в целом. Хотя некоторые общие черты построек просматривались в каждой отдельно взятой долине. Да и вообще вся география Альтурских Гор оказалась одноимённа со всеми жизненно важными органами и частями тела самих драконов. Начиная от Хвостовых Пастбищ на севере и заканчивая Клыками Мудрости на границе с Зачарованной пустыней. По вполне понятно аналогии столица королевства Калеццо находилась в одной из цветущих центральных долин, которая называлась Сердце Предков.

Именно в ту сторону и летело трио из элитного гвардейского подразделения.

Осознание

Первым стал приходить в сознание Спин. Вначале попытался вспомнить все, что с ним произошло, но давалось это с большим трудом и пульсирующей болью верхней сферы. Хотя первые картинки воспоминаний всплывали четко и со всей ясностью. Он с Карагом вылетел из ущелья, опустился ниже облачного слоя и даже успел обменяться с товарищем мнениями по поводу расположенных впереди построек. Но вот дальше всё вспоминалось словно в кошмарном сне, какими-то неприятными и мрачными обрывками.

Вначале пропало ощущение собственного тела, а потом и способность мыслить. Началось неумолимое падение. Потом запомнилось сотрясение от неудачной посадки. И долгое неудобное лежание парализованного тела. Казалось, прошла вечность, прежде чем приказ какой-то силы не заставил взмыть в воздух и полететь прямо к строениям. По очереди промелькнули драконы, люди и незнакомые болары, потом последовал ещё более сильный ментальный удар и сознание погрузилось в окончательную тьму.

Разложив воспоминания по полочкам, Спин попытался проанализировать ситуацию и с прискорбием констатировал, что их поймали. Оставалось только понять, как и куда их поместили, и тщательно обследовать окружающее пространство. Только вот внутренние способности ощущать этот мир никак не хотели восстанавливаться. Пришлось выпустить наружу глаза и осмотреться обычным зрением.

Непослушное чувствам тело неудобно лежит на мостике метровой ширины. Под мостиком вполне обычная, если не считать тяжёлого сумрака, городская улица, по которой проходило вполне оживлённое движение людей. Кое-где из окон падали более яркие лучи света от трего, магических светляков. Возле магазинов в креплениях торчало по факелу, которые горели с мерцанием, но видимой копоти совсем не давали.

Осмотрев улицу, Спин развернул глаза в другую сторону. Над ним находился ещё один густой ряд мостков, балок и канатов. Чуть выше они становились реже, и строения под разным наклоном или прямо уходили на высоту до пятнадцати, двадцати этажей. И в просвете между домами летали драконы! Осознав это, болар тут же опять вернулся взглядом на улицу, но ни единого панического движения среди людей не заметил. Мало того, чуть дальше раздался предупредительный рык, и между раздавшимися в стороны обитателями нижних этажей приземлился совсем маленький дракончик. И тут же заковылял в один из магазинов. А все уступившие ему дорогу прохожие, вновь поспешили по своим делам.

Глазки на жгутиках от увидено картинки вздрогнули, а когда дракончик вышел из магазина со свёртком и взлетел в небо, разумное растение стало думать более интенсивно:

«Или у меня серьёзное помутнение рассудка, или наши стереотипы в корне неверны. Мы все уверовали, что драконы едят человечину, в том числе и трупы. А если и есть здесь живые, то только для селекции, точнее говоря, выращивания новых особей. Но судя по обитателям этой улицы, люди драконов не боятся, мало того, они кажется ещё и торговлей занимаются….»

Словно в подтверждение его предположений прямо под ним встретились две женщины, несущие огромные корзины со снедью. Явно обрадовавшись поводу отдохнуть, они поставили свою ношу под стенку и в полный голос стали обсуждать последние новости, с первых же слов переходя к промыванию косточек своих хозяев. Спин с некоторым недоумением понял, что обе они находятся в прислуге у драконов. И не просто как бесплатные рабыни, а как получающие жалование работники. Потому что женщины умудрились в разговоре коснуться всех деталей своего бытия:

– И тебя твоя ящерица нагрузила?

– Сама видишь! Целый день словно проклятая между этажами мотаюсь. А тут ещё хозяин припёрся с гостем и соуса овощного потребовал. Я ей говорю, может средненький слетает? Так, где там! Сразу плакаться начала, что ребенка постоянно обсчитывают и бессовестно обворовывают. Зато мне медяшек накидала строго по счёту.

– Да что с них взять, все они на нас экономят.

– Ага, как своему чаду, так игрушек опять накупили на пятьдесят крылов, а мне прошу поднять жалование всего на десять в месяц, так она мне истерику закатила.

– Ха! Да моя ящерица ещё хуже! Постоянно мне выплату задерживает, то на два, а то и больше дней. Спросишь, она говорит что забыла, или потратила. А хозяину, мол, тоже задержали. Хотя тот регулярно её кошельки отдаёт, попробовал бы хоть раз увильнуть, она бы его живьём сожрала. Я ей толкую, что и у меня расходы есть срочные, так она только свои зенки выпятит и так ехидно-удивлённо: «И какие же это? Вы ведь и так жильё бесплатно имеете!»

– Вот хамка!

– И ведь знает, что за поступление своего старшего в художественную школу мне пришлось все накопления отдать. И теперь муж ворчит, что дома пожрать нечего. Как они мне все надоели!

– И у меня в печёнках сидят. Если жалование не увеличит, буду искать новое место! А ты?

– Ох! А что я? Платят вроде лучше, чем другие, да и привыкла я к ним намертво, всё-таки двенадцать лет на одном месте. К тому же дракончики меня любят, не хуже матери. Недавно вон моего младшенького на озеро с собой брали на целых три дня. Так он доволен так, словно сам летать научился.

– Кстати, а как твоя дочь со своим женихом?

– Не напоминай лучше. Расстались окончательно. И то ей в нём не так, и это не нравится…. Сейчас с каким-то шкорником встречается. Отец всё грозится выпороть, да руку на разбалованное чадо поднять не осмеливается.

– Ой, мои такими же растут, совсем от рук отбились.

Где-то невдалеке послышался рык приземляющегося дракона и женщины вспомнили о своей работе. Премило и душевно расцеловавшись на прощанье, подхватили корзины и поспешили каждая в свою сторону.

Болары – единственные из всех разумных, которые могли проделывать один невозможный для всех остальных трюк: посмотреть себе в глаза. И так они делали только от чрезмерного удивления. Вот и сейчас Спин развернул свои глазки друг к другу и философски воскликнул «Куда я попал и где мои щепки?!» И уже в следующий момент стал внимательно осматриваться вокруг себя, почти сразу осознав, что весь этот уровень принадлежит боларам.

Его собраться вели здесь жизнь не менее оживленную, чем люди внизу, или драконы в небе. Но сразу бросалась в глаза их почти полная дикость. Точно такое же поведение Спин наблюдал и в Энормии в отдалённых лесах, где зелёные шарики жили лишь собирательством и совершенно не озадачивались смыслом своего существования. Чисто инстинктивно собирались в стаи, по достижения возраста в двадцать пять лет отпочковывали одного, два наследника и тихо умирали кусками никому не нужной древесины.

Только там, на природе они хоть иногда были подвижны и игривы, а здесь словно находились в постоянной спячке. Когда летали, то порой чуть не сталкивались, говора не слышалось совсем, а воркование было редким исключением. Лишь одинокие особи более менее целенаправленно то влетали в окна и балконные двери, то устремлялись по каким-то своим делам вдоль улицы. Многие вообще безжизненными кулями сидели на мостиках или подоконниках. Именно к ним вдруг вышло несколько людей с вёдрами. Привычными движениями они принялись вкладывать перед каждым замершим боларом горку разнообразных объедков, подпорченных фруктов и овощей. Как правило, корни тут же начинали шевелиться и тянуться к пище.

Досталась порция и Спину. Конечно, в последнее время он привык к полноценной и качественной пище чуть ли не со стола самого протектора, но и сейчас вдруг голодные инстинкты придали телу здравую непереборчивость. Корни сами похватали объедки без разбора. Через полчаса болар даже смог приподнять своё тело и перенестись на более удобный насест чуть выше.

Оттуда он продолжил тщательное наблюдение за своими соплеменниками. Насытившиеся особи так и остались лежать недвижимо на местах. То ли уснули из-за приближающейся ночи, то ли ещё не набрали нужных для полёта сил. Идея получить помощь от тех, кто пролетал мимо, тоже успехом не увенчалась, на слабые пока призывы речью они не обращали малейшего понятия, а на воркование реагировали странной сменой маршрута. Облетая пытающегося наладить контакт соплеменника по дуге, а то и возвращаясь обратно. Да и как ни прислушивался Спин, само воркование ему ни о чём не говорило, почти незнакомый набор звуков. Похоже, здесь им показывали только некоторые эмоции или предупреждения, которыми пользуются в диких стаях. Тогда зелёный разведчик выбрал только один тон воркования, просящий о помощи, и обращался так к каждому пролетающему мимо растению. Но наступила ночь, а к нему так никто не подлетел. Наверняка все местные обыватели второго яруса сторонились чужака и опасались. Сил лететь тоже явно не хватало, а голод вдруг набросился с новой силой. Хорошо, что во внутренних полостях ещё всего хватало, и Спин решил не экономить, употребив в пищу всё, что у него было в запасе.

Результат усиленной кормёжки не замедлил сказаться. Уже через два часа разумное растение слетело с насеста и осторожно стало передвигаться в своеобразном тоннеле второго уровня. Попробовал опуститься чуть ниже – неприятные ощущения навалились на сознание, лишь только он пересёк невидимую черту чуть ниже последних мостиков. При попытке подняться выше, в пространство занимаемое драконами, уже адская боль режущей пилой по самым важным органам заставила спешно рухнуть вниз. Магии здесь не просто хватало, а висело в воздухе неимоверное количество, а драконы превосходно и умело этим количеством пользовались.

«Ладно, раз нельзя отсюда сбежать, займёмся поисками Карага. Наверняка он где-то рядом. А там общими силами и подумаем, как отыскать Невменяемого. Наверняка он уже где-то здесь и нуждается в нашей помощи. Хотя такой герой нигде и сам не пропадёт, но поспешить нам следует обязательно».

Поначалу Спину не повезло, он подался не в ту сторону, тогда как его товарищ находился от него первоначально всего лишь в пятидесяти метрах. И только на третьем часу своего знакомства с данным кварталом оба разведчика опознали друг друга и потянулись корнями во взаимном приветствии. Лидер тут же стал засыпать вопросами своего коллегу:

– Ты как?

– Неважно, словно внутри туман вперемежку с песком и гравием.

– Шутишь, значит идёшь на поправку! Тебе есть давали?

– Очнулся недавно, увидел кучку, гм… разного, и слопал всё.

– А твои запасы?

– Сразу и их съел, – Караг попытался оправдываться: – Просто драконий голод почувствовал.

– Силы прибавились?

– Вроде, но лететь ещё не могу. Хотя уже чуть приподнялся.

– Голод остался? – стал уточнять Спин. – Ты всегда был в два раза меня прожорливей.

– Так ведь моя сфера на пять сантиметров в диаметре больше!

– Ладно, не возмущайся. Сейчас я пролечусь по внутренним помещениям. Люди именно оттуда выходили и еду раскладывали, наверняка там ещё должно быть. А ты продолжай вокруг посматривать…. Кстати, ты заметил как люди тут живут?

Караг с сомнением поскрипел ободом:

– Не так много, как хотелось бы, но мне кажется, их тут вроде не едят.

– Вот и я в этом уверен. Но всё равно прислушивайся.

– К кому? Если все уже спят давно….

Сообразительность товарища радовала, но продукты бы обрадовали ещё больше. Спин пролетел в большое окно и стал петлять по многочисленным помещениям. Как оказалось, здесь его соплеменников обитало гораздо больше, чем на улице. Они небольшими группками ночевали на насестах и при появлении чужака недовольно ворковали, охраняя свои территории. На всякий случай разведчик достал и приготовил жессо и теперь не обращал внимания на диких представителей своего рода. Как оказалось, приготовленный магический бич пригодился очень скоро.

Двигаясь в направлении источника самого сильного запаха, разведчик приблизился к широкому коридору, который уходил внутрь здания. Практически весь проход преграждали свисающие корни самых крупных по величине в местной иерархии зелёных шаров. Они сидели на балках, которые пересекали коридор на высоте двух с половиной метров и при виде чужака повели себя крайне агрессивно и не осмотрительно. Скорей всего люди с вёдрами проходили под ними беспрепятственно, тогда как своих сородичей зажравшиеся кучки самых сильных особей к кормушке не пропускали.

Почему это происходило, Спин разбираться не стал. Как только к нему угрожающе потянулись толстые и мощные корни, стал безжалостно раздавать во все стороны удары магическим бичом. Правда настроил он жессо на самую минимальную мощность. Эффект оказался вполне ожидаемым: незваные сторожа сталкиваясь корпусами и путаясь корнями в дикой давке, уже через минуту освободили проход и рассосались по другим помещениям.

Гость только хмыкнул им вслед, удобнее перехватил магический бич и поспешил отыскать источник съедобных запахов. Он оказался в огромной комнате с большим круглым столом. Сверху над столом нависала толстая труба, по которой видимо и сбрасывали вниз пригодные в пищу боларам остатки. Оставалось лишь подхватить два из многочисленных вёдер у стены и выудить из кучи то, что больше всего нравилось. Естественно, что и самому во время этой работы удалось спешно насытиться и восстановить запасы в полостях. Да и для Карага удалость выбрать великолепные обрезки ног с копытами от свиных и говяжьих окороков. Подобная пища считалась самой предпочтительной и дающей силы продолжительное время.

Товарищ действительно обрадовался, увидев такой прекрасный, хоть и запоздалый ужин:

– Здорово! И где ты только нашёл такую вкуснотищу?

– Да тут только ленивый с голоду помрёт. Места хлебные. А у тебя тут как?

– Спокойно! – любой болар мог и насыщаться и разговаривать одновременно. – Разве что парочка очень похожих на меня амбалов вылетели вон из тех окон, словно их огоньком прижгли. Твоя работа?

– Моя! – самодовольно забулькал Спин. – А то устроили здесь, понимаешь раздачу по блату, а люди на такую несправедливость вообще внимания не обращают. А наши сами ни на что не способны, такое впечатление, что не от мира сего.

Затем кратко поведал история завоевания кормушки. Караг тоже развеселился:

– Ага, они как раз от этого! Это мы из другого мира им на головы свалились. Не помешало бы им вправить немного мозги, да только некогда, надо Кремона искать. Как бы он без нас в беду, какую не попал.

– Наши мысли сходятся. Только вот как мы наверх поднимемся? Так тело ломает неведомой силой, что спасу нет. Разве что попробуем все наши предметы магического арсенала?

– Обязательно попробуем, – Караг в задумчивости погремел пустыми вёдрами и предложил: – Но мне кажется надо в первую очередь контакт с людьми наладить. Уж они нам точно всё растолкуют.

– Но следует учитывать, что они нас считают полными и дикими дебилами. Я бы предпочёл всё-таки вначале разыскать хоть кого-то из наших братьев с приемлемым интеллектом.

Второй разведчик не скрывал своего скепсиса:

– Думаешь, такие отыщутся?

– Будем надеяться, искать. А попутно прислушиваться к разговорам людей. Наверняка и с этой стороны к нам нужные сведения поступят.

– Ты знаешь, – Караг прислушался к своим ощущениям. – Мне кажется, я уже могу медленно передвигаться.

– Отлично! Тогда сделаем так, вон там чуть дальше перекрёсток. Я его пролетаю прямо и делаю круг направо. А ты разведай потихоньку по улице влево. Только не долго, примерно на час. Потом встречаемся на перекрёстке.

– А вёдра оставим здесь?

– Можем и убрать, чтобы на головы людям не свалились.

И Спин одним движением корня зашвырнул оба жестяных ведра в ближайшее окно. Грохот превзошёл все ожидания и наверняка перебудил пол квартала. Но два болара, под хулиганское бульканье уже отправились на разведку окрестностей. По ходу представляя, что бы здесь сейчас было, примени они имеющуюся у них литанру.

Роковое согласие

Летели довольно долго. Иначе и получиться не могло, если учитывать что столица королевства драконов находилась в самом географическом центре Альтурских Гор. Кремон несколько раз недовольным рычанием выражал желание опуститься и пообедать. И каждый раз зелёный наставник убеждал что лететь остаётся всё меньше и они скоро насытятся уже на месте прибытия. Но терпение у разведчика совсем истощилось, и он приготовился показать свой норов, когда вдалеке показались изломанные линии и шпили Калеццо. Таких высотных зданий Кремону в своей жизни видеть не доводилось. Да ещё в таком невероятном количестве. Некоторые шпили вообще пронзали поредевшее покрывало облаков, а многим не доставало до белого тумана только слегка потянуться. Уже потом выяснилось, что большинство древних строений здесь достигает от шестидесяти до ста этажей, но сейчас Кремон был просто не в силах отвести взгляд от открывающейся с высоты птичьего полета завораживающей панорамы. И только мощным усилием воли прикрывал свои рвущиеся наружу истинные эмоции. Ведь как бы ни была глубока потеря памяти, такого удивления и восторга у любого дракона столица вызвать не могла. Разве что молоденького, первый раз сюда прилетевшего с далёкой периферии.

Увлёкшись открывающимся видом, Невменяемый только со второго раза расслышал крики догнавшего его с правой стороны красного дракона:

– Шейтар тебя загрызи! Ты чего с курса сбиваешься?

Действительно наставник летел уже изрядно левее, и с недоумением выворачивал шею. Но ведь тогда получалось, что столица останется в стороне! Очевидно, и в глазах Гишера плескалось непонимание цели полёта, потому что справа понеслись пояснения:

– А куда нам спешить? Да и всё равно надо плотно пообедать в домашней обстановке, и только потом показываться на глаза командованию. Поэтому летим вон туда. Соглашайся быстрей, мы и сами от голода еле вытягиваем. Или ты забыл, где твой наставник живёт?

По всем понятиям Кремон не услышал ни единого слова лжи, и получалось, что они летят домой к сослуживцу. Но ведь и последний вопрос не мог трактоваться однозначно. А вдруг его просто нагло отвлекают от цели их перелёта? Ведь однозначно он разобраться в ориентирах не может. И такая неопределённость дала Невменяемому новый импульс к переживаниям.

Нехотя он вновь лёг на прежний курс, но бдительности прибавил. Заодно прогоняя в голове все самые непредсказуемые варианты предстоящих событий. Но пока опасаться было нечего, впереди показался небольшой пригород столицы, состоящий из редко раскиданных и приземистых особнячков. Пугаться там было нечему, и именно туда трио продолжили планировать небольшим ускорением. Вскоре и стала видна конечная цель, квадратное трёхэтажное здание в окружении огромных деревьев и большим пространством внутреннего двора. Как ни странно от этого пасторального вида на душе стало вообще тревожно, сердце вообще стало давать странные сбои и в горле запершило от прерывистого дыхания. Чем же это место так волнительно?

Наставник уже приземлился возле самого крыльца и теперь напряжённо всматривался в ауру эмоций своего бывшего ученика. А когда и тот замер всего в нескольких метрах, громко крикнул себе за спину:

– Зайндара! Посмотри, кто прилетел!

По всему телу Кремона пробежала колющая волна нехорошего предчувствия, и он попытался развернуть своё тело назад. Затем попробовал расправить крылья и только потом с ужасом стал понимать, что такое сильное и послушное тело совершенно выходит у него из повиновения. И уже в каком-то кошмарном мерцании наблюдал, как из широкого окна на порядочной скорости вылетела до жути знакомая дракона и всем своим телом сбила его наземь. Только и донеслось, словно издалека:

– Гишер, родной! Ты вернулся!

Потом на сознание навалилась чёрная, беспросветная тьма беспамятства.

Часть девятая

Мгла в сознании показалась вечной. Без единой искорки или проблеска. Без единого звука или ощущения. Без малейшего присутствия собственной силы Эль-Митолана. И в какой-то момент Кремон уверовал, что это навсегда. Что его или убили, или чужое сознание неожиданно вернулось в собственное тело и безжалостно вышвырнуло самозванца прочь. Вот только куда вышвырнуло? В какие бездны великого мироздания? И как теперь вырваться из этого вместилища безысходности и леденящего страха? Похоже – это и в самом деле Смерть.

Потом Невменяемый осознал себя маленькой горошинкой. Только не мёртвой, а словно плывущей в каком-то мрачном, но густом и живительном потоке. И окружающая жидкость начинает подталкивать горошинку к росту и развитию. Изначально у горошинки появились корешки, которые ощутили живительное тепло. Потом размякло покрытие и стало реагировать на внешние проявления жизни в виде толчков, сжатия и растяжения. А вскорости и всё покрытие истончилось настолько, что до внутреннего сознания стал постепенно пробиваться свет. Вначале серым сумраком, потом предрассветным сиянием и наконец совершенно устойчивым белым светом.

Дальше возрождение пошло более ощутимыми темпами: белый свет разбился на все цвета радуги. Стал смешиваться изумрудными сияниями и изредка на короткое время превращаться в размытые, нерезкие картинки. Одновременно с этими картинками стали пробиваться некоторые звуки, меняющиеся от тихого журчания воды, до непонятного и страшного грома.

Каждое такое изменение Невменяемый встречал с дикий радостью, всё больше и больше осознавая, что борется за себя всё с большим успехом. Воодушевляясь этими успехами и с новой силой бросаясь на штурм непонятно кем и как воздвигнутой стены.

И вот долгожданный момент настал. В очередной раз, пытаясь рассмотреть в клубах цветного тумана ускользающую картинку, он вдруг совершенно отчётливо увидел перед собой лес, а его органы слуха грохот камней и шелест песка трансформировали во вполне понятные и разборчивые звуки:

– …Хоть и далеко от столицы, – доносился сбоку странно знакомый голос, – Зато здесь единственное место, где можно не опасаться коварного нападения наших врагов. Зачарованная Пустыня – наилучший союзник в этом плане. И трудно представить, что вот за этой полосой уникального, волшебного леса, простирается смертельно опасные для всего живого территории.

Стараясь не вспугнуть вновь вернувшийся контроль над телом, Кремон стал интенсивно заниматься самоанализом. То, что он всё в том же теле Гишера – сомневаться не приходилось. Лёгкое шевеление всеми когтями подтвердило полное владение телом. Медленно повернул голову и воззрился на говорящего соседа: рядом с ним, облокотившись на спинку удобной скамьи, сидел не кто иной, как Цашун Ларго и с блаженным оскалом, в задумчивости уставившись не лесную чащу, рассказывал о страхах в расположенной якобы совсем рядом Зачарованной пустыне.

Сообразительности разведчик не потерял, памяти тоже. Сразу на ум пришли предупреждения, что сознание прежнего владельца может неожиданно вернуться и даже на некоторое время потеснить его собственное.

«Точно! Так и произошло! Но ведь я могу полностью перехватить управление телом. И только что это сделал. Но почему мы так далеко от столицы? Что там произошло? Этот наставник меня явно подставил, привёл к дому бывшей супруги этого Гишера, или невесты, и тем самым довёл организм до страшной душевной встряски. Вот прежний владелец и явился из комы. А что мне теперь делать? Ведь наверняка прошло несколько дней за это время, и я теперь опять покажусь полным идиотом! Ничего не зная и не соображая! Стоп! Наши умные головы упоминали о возможности просто посидеть в уголке сознания и просто понаблюдать да действиями настоящего хозяина. А потом опять-таки, в нужный момент перехватит власть в свои руки. Так и сделаю…. Только бы опять не провалиться при этом в чёрную пропасть неосознанности….»

Аккуратно, стараясь не переусердствовать, Невменяемый постарался вернуться в прежнее положение и, не теряя сути монолога, постарался вновь сжать объёмы своего невидимого сознания до маленькой горошины. Но при этом не переусердствовать, не упасть в тёмный зев бездонного колодца, который разверзся в неосязаемом «сзади», а закрепиться прямо на внешней радужной оболочке глаза дракона. В какой-то момент он балансировал на грани, и уже даже завопил от страха, подумал что проваливается, но вдруг с тыла его подпёрла уверенная волны какой-то силы, которая в свою очередь показалась растерянной и удивлённой.

– Да что с тобой, Гишер? – донёслось обеспокоенное восклицание слева. И вновь попавший в поле зрения заместитель Парящего, облегченно вздохнул: – Мне показалось, что ты в стекло превратился.

– Да нет, – послышался голос из гортани, но Невменяемый не приложил к его исторжению ни единого усилия, говорил кто-то другой: – Наверное я задремал, потому что от твоего бормотания вдруг такой сон навалился.

– Бывает, – улыбнулся Цашун. – Меня тоже этот лес часто гипнотизирует. Смотришь на него, и словно спишь. Даже мысли куда-то пропадают.

– Вот-вот, именно это я сейчас и почувствовал.

«Вот это здорово! – мысленно восторжествовал Невменяемый. – Прежний владелец даже не заметил моих попыток управлять телом! Ура, ура, ура! Свершилась мечта любого разведчика: все заботы и хитрости можно отбросить! Только сиди и прислушивайся! Смотри и радуйся! Даже про питание беспокоиться не надо. Кстати, где мой с такой щепетильностью выбранный окорок? Неужели эти зубастики его слопали без меня? М-да…. Но гораздо важней понять, почему мы в такой дали от столицы. И почему я в компании с этим заместителем Парящего над Долиной. Неужели он бросил свои обязанности ради меня? А может его выгнали с почётной должности? Ладно, ребятки, сейчас вы мне всё выболтаете!»

И разведчик весь превратился в слух. Хотя изначально понять суть дальнейшего разговора удалось не сразу. Цашун теперь рассуждал о совсем непонятный вещах:

– Понятно, что гаспики – ещё совершенно не изучены. Но ведь это именно из-за них мы потеряли столько времени. Король жизнь каждого исследователя оценил гораздо выше тех успехов, при котор