/ Language: Русский / Genre:det_political / Series: Крушение Америки

. Крушение Америки .Заговор

Юрий Козенков

В романе “Крушение Америки”, состоящем из двух книг — “Заговор” и “Возмездие” — описываются события, происходящие с 1999 по 2006 годы на территории России, Казахстана, Украины, Кавказа, США, Германии, Франции, Нигерии, Ирака, Ирландии, Турции, Великобритании, Швейцарии… В первой книге повествуется, как русский предприниматель-миллиардер, поставивший целью своей жизни наказание США за разрушение и ограбление России, используя резидентуру разведки в Америке, выходит на влиятельных и богатых американцев, стремящихся отделить свои штаты от продажного Вашингтона, которые понимают, куда завели их страну воротилы мирового капитала. Он находит в Европе, Ираке и Ливии своих единомышленников, богатых людей, ненавидящих Америку и горящих жаждой мщения США. Эти люди объединяются и разрабатывают глобальную стратегическую операцию против стремящейся к мировой гегемонии Америки и бросают свои капиталы на борьбу с ней.

Юрий Козенков

Крушение Америки

Книга первая. Заговор

Оглавление

Вступление.

Часть первая. Время собирать камни.

Глава первая. Роковая встреча.

Глава вторая. Операция “Степной Беркут”.

Глава третья. Украинский разлом.

Часть вторая. На пути к возмездию.

Глава первая. Конец Белого Лиса.

Глава вторая. Техас просыпается.

Глава третья. Сети для Америки.

Вступление

Нет никаких сомнений в том, что настоящая книга, как и книга “Реванш России”, выходившая под псевдонимом автора, окажется на столе видных людей, военных и политиков России. Особый интерес к ней проявят в ЦРУ, Моссаде, да и разведках других стран, ибо она повествует о механизме неизбежного разрушения империи наглого диктата — Соединенных Штатов Америки. В книге, написанной в форме политического детектива, на основе анализа подлинных исторических, экономических и политических реалий нашего времени спрогнозирована грядущая судьба мирового агрессора — США.

Наглая и зарвавшаяся Американская Империя, исповедуя культ злата, насилия, вероломства, подлого обмана и хамства, решила навязать народам МИРА, создавшим мировую цивилизацию, свой НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК, свой образ жизни, основанный на расовой сегрегации и нетерпимости, наркомании и сексуальной извращенности, преступности и мошенничестве, продажности и подлости, алчной тяге к роскоши и падении морали…

Продажное телевидение и пресса показывают только блестящую мишуру фасада США, скрывая многие факты из сегодняшней жизни больной Америки. Они молчат о том, кто закулисно управляет этой страной. Молчат о надвигающемся крахе американского доллара. Молчат о еврейских погромах в США и их причинах. Молчат о мощных сепаратистских движениях в ряде крупных штатов Америки, молчат о расовой сегрегации и грядущем взрыве протеста черной Америки, который грозит вылиться в гражданскую войну…

Не зря в Программе радикального движения “НАЦИЯ ИСЛАМА”, возглавляемого Луисом Фарраханом и объединяющего черную молодежь США, говорится:

“Мы не можем сосуществовать с ними (белыми потомками рабовладельцев, — Ю. К.) на условиях мира и равенства после того, как мы четыреста лет отдавали им наш пот и нашу кровь, получая взамен лишь самое плохое обращение, которому когда-либо подвергались человеческие существа. Мы считаем, что труд, который мы вложили в эту землю, и страдания, которым подвергла нас белая Америка, дают нам право требовать ПОЛНОГО ОТДЕЛЕНИЯ С ОБРАЗОВАНИЕМ НАШЕЙ СОБСТВЕННОЙ ТЕРРИТОРИИ ИЛИ ГОСУДАРСТВА.”

В романе “Крушение Америки”, состоящем из двух книг — “Заговор” и “Возмездие” — описываются события, происходящие с 1999 по 2006 годы на территории России, Казахстана, Украины, Кавказа, США, Германии, Франции, Нигерии, Ирака, Ирландии, Турции, Великобритании, Швейцарии…

В первой книге повествуется, как русский предприниматель-миллиардер, поставивший целью своей жизни наказание США за разрушение и ограбление России, используя резидентуру разведки в Америке, выходит на влиятельных и богатых американцев, стремящихся отделить свои штаты от продажного Вашингтона, которые понимают, куда завели их страну воротилы мирового капитала. Он находит в Европе, Ираке и Ливии своих единомышленников, богатых людей, ненавидящих Америку и горящих жаждой мщения США. Эти люди объединяются и разрабатывают глобальную стратегическую операцию против стремящейся к мировой гегемонии Америки и бросают свои капиталы на борьбу с ней.

В это время в России жесткие и волевые люди, сменившие импотентную власть дилетантов и коррупционеров, начинают собирание своих земель. В результате блестящей операции возвращаются русские области Казахстана. После раскола Украины Крым, ее восточные и южные области добровольно входят в состав России, а Армения, в результате феноменального блицкрига на Кавказе, выходит к Черному морю…

Во второй книге описывается реализация задуманной операции по обузданию Америки. На фоне организованного нефтяного кризиса против США развертывается глобальная финансовая акция по дестабилизации доллара и ценных бумаг, начинается беспрецедентная компьютерная война хакеров против крупнейших банков, фирм и военных структур Америки. По времени это совпадает с крупнейшей в истории человечества катастрофой — землетрясением в Калифорнии, которое спровоцировало разрушительный тайфун Эль-Ниньо.

Все это происходит на фоне выступления населения Техаса за его отделение от США и мятежа чернокожего населения, которое организовало беспрецедентные кровавые погромы в Нью-Йорке, Вашингтоне и захватило под свой контроль южные штаты Америки. В результате этих событий происходит не только возникновение на территории США нескольких свободных государств, крушение единоличного могущества Америки, падение доллара как мировой валюты, но и наступает конец всесилия Соединенных Штатов в мире…

* * *

Что-то близкое к описанному неизбежно произойдет. Может, не в 2006, а в 2015 году. А может чуть раньше. Потому, что США, попирая все нормы права, законности и морали, опираясь на пятые колонны в странах Европы и на других континентах, постоянно плетут интриги, раздувают мировые вооруженные конфликты, революции, мятежи, заговоры и финансовые кризисы. Ибо только при войнах, мировом хаосе и нестабильности Америка имеет монопольную возможность наживаться при помощи доллара, одновременно стравливая, вооружая и грабя страны и народы всех континентов.

Но всему когда-то неизбежно приходит конец. Народы МИРА отвергнут такой сатанинский уклад жизни и такие псевдодемократические “ценности”. История любой Империи, пытавшейся возвыситься над другими странами и народами, подавлять их и диктовать им свою волю, во все времена заканчивалась только крахом! Это неминуемо ждет АМЕРИКУ! Все произойдет, как в мудрой русской поговорке: “НЕ РОЙ ЯМУ ДРУГОМУ, САМ В НЕЕ ПОПАДЕШЬ!” Но заносчивая Америка не знает русских поговорок. Роя России могилу, она забыла, что и у бессмертного Ахилла была своя роковая пята!

Любые совпадения имен героев книги, названий фирм, организаций и различных учреждений с подлинными историческими персонажами — не более чем совпадения.

От автора

Часть первая. Время собирать камни

Глава первая. Роковая встреча

Россия! Возьми три ока за око, три зуба за зуб!

Народная поговорка

2 сентября 2000 года, Швейцария, Цюрих.

На закате этого субботнего дня, бархатно-нежного, как обычно для этой поры года, на роскошной вилле, арендованной год назад никому не известным Фондом изучения Флоры и Фауны, будут заложены основы потрясений, которые перевернут мир в начале XXI века и приведут к крушению единоличное могущество Соединенных Штатов Америки…

* * *

В восточной части Цюриха, возвышающейся на холмах предгорья за Цюрихским озером, расположен фешенебельный район Цюрихберг, где еще с конца XIX века селились богачи. Здесь же рядом расположилась и пятизвездная роскошная гостиница Долбер, выделяющаяся белым пятном здания на фоне вечнозеленых вековых сосен, где обычно останавливаются все знаменитости мира, приезжающие в банковскую Мекку мира. Совсем рядом расположен и Линденхоф, место, которое еще в 15 году до н. э. облюбовали римские завоеватели для создания здесь своего пограничного и таможенного поста. С холмов, покрытых сосновыми лесами, открывается великолепный вид не только на весь Цюрих, лежащий внизу, но и на неповторимые красоты Цюрихского озера и его окрестностей.

Именно в этом районе и была расположена двухэтажная вилла, принимавшая сегодня таинственных гостей с разных континентов Земли. Современный особняк имел двенадцать спален, две гостиные, столовую-бар, небольшой кинозал, спортзал, два теннисных корта, бассейн, гараж на восемь машин и вертолетную площадку. Виллу и ее территорию в полтора гектара окружал непроницаемый забор, с внутренней стороны которого кустарник, шедший вдоль забора, весь был опутан спиралями колючей и острой как бритва проволоки Бруно. По верху забора был пропущен ток, кругом установлены всепогодные видеокамеры. Расположение виллы было таково, что вокруг не было объектов, откуда можно было бы наблюдать за тем, что делается внутри.

Обслуживающий персонал состоял из двадцати человек: управляющий, два повара, две официантки, две горничные, садовник, два шофера и десять человек охраны, для проживания которых к торцу здания виллы недавно был пристроен флигель. Система охраны была оснащена по последнему слову техники, а сами охранники представляли собой супербойцов, каждый из которых способен был в одиночку противостоять шести-восьми нападавшим.

Виллу эту через подставного предпринимателя из Милана снял мультимиллиардер из США — Джон Столберг, президент транснациональной корпорации “Тренд билдинг корпорейшн” с собственным капиталом более тридцати шести миллиардов долларов и имеющей дочерние компании в двадцати восьми странах. Джон Столберг, он же Илья Коровин, кадровый разведчик Главного Разведывательного Управления Генерального Штаба, а затем Службы Внешней разведки России, и от Бот предприниматель и финансист, работал в Америке уже более шестнадцати лет.

С 1984 года он, под фамилией Столберг, начал свою нелегальную работу в Канаде, в Торонто, а с 1987 года, став уже миллионером, перебрался в США, в Нью-Йорк. Именно благодаря во многом его усилиям, России удалось успешно выйти из кризисного столкновения с Америкой и НАТО после ошеломляющих мир событий 1999 года, когда НАТО приняло секретный план размещения ядерного оружия на территории Чехии, Полыни и Прибалтики. Но Россия к тому времени уже управлялась не предателями и дилетантами, поэтому последовала молниеносная операция по захвату Прибалтики и дислокации там российских ракетно-ядерных комплексов.

Начатая США и НАТО конфронтация закончилась полным фиаско Америки, ибо Россия уже в основном была очищена от предателей, пятой колонны внутренних врагов, продажной, прозападной и антирусской прессы и телевидения, и возглавлял ее новый человек — Петр Лобанов, на которого молился российский народ. После фиаско Америки в конфликте с Россией в 1999 году разведывательные службы США все усилия бросили на борьбу с ней. Они горели жаждой мщения не только потому, что к концу XX века не сумели добить Россию и потеряли там всю свою агентуру влияния и пятую колонну. Они жаждали реванша за срыв Россией их глобального плана по установлению своей гегемонии в мире. Применяемые ими в этой борьбе подлые приемы и методы не заставили долго ждать ответной реакции.

Был дан зеленый свет операции “Северная комета”. В ее план входила консолидация наиболее дееспособных сил разных стран по нейтрализации сиономасонского плана по монопольному управлению миром при помощи военной мощи США. Но Америка — это не банановая республика и даже не крупное европейское государство, а мощнейшая империя с огромным военным потенциалом и несметными богатствами, которые она нажила на развязываемых ею войнах, в которых европейцы убивали друг друга, и на грабеже национальных и природных богатств других стран.

Чтобы нейтрализовать такого гиганта, нужна была длительная и кропотливая работа в течение порядка десяти-двадцати лет, усилия не одной страны, громадные финансы и люди. Благо у США имелись болевые точки, которые во многом облегчали решение поставленной задачи и сокращали сроки реализации намечаемого плана до шести-десяти лет. Слишком много зла и горя принесла Америка многим народам и странам, чтобы не нашлось тех, кто в подходящее время и должным образом не вернул бы “долги” Америке. Это время наступило.

В этот субботний день на вилле собрались восемь человек, которым суждено было запустить механизм операции “Северная комета”, остановить которую будет уже невозможно. Долгих два года шли поиски сил, способных нейтрализовать Америку в реализации ее страшных планов по завоеванию мирового господства. Еще год шло установление контактов с лидерами этих сил, согласование всех вопросов предстоящей встречи.

На вилле инкогнито собрались: Джон Маккой — миллиардер из Далласа, владелец крупнейшей сети универсамов и недвижимости Техаса и Оклахомы; Томас Кларк — руководитель движения за независимый Техас; Роджер Бетвуд — лидер Всеамериканской Лиги “Чернокожие братья” из Нового Орлеана; молодой заместитель лидера Национального Фронта, депутата Франции Ле Пэна — Аллен Дюпре; химический король Германии, миллиардер из Кельна — Гюнтер Шмидт; зять премьера Ирака — Саддам Масуд; нефтяной миллиардер из Ливии — Фуад Берази и миллиардер из России, президент корпорации “Универсальные технологии будущего” — Юрий Смирнов.

Джон Маккой на этой встрече был в роли хозяина виллы, т. к. негласно представлял здесь Джона Столберга, хотя и был стопроцентным американцем, родившись в 1952 году в Хьюстоне, штат Техас. Его отец был три срока членом палаты представителей США, и Джон рос в среде политиков. Но сам политиком не стал, а увлекся бизнесом. Процветал, но в 1992 году сильно прогорел на операциях с акциями по недвижимости Далласа и, если бы не Джон Столберг, то оказался бы банкротом. Они сдружились, и тогда Столберг узнал, что Маккой “болен” независимым Техасом.

Все собрались в зале без окон, специально оборудованном спецтехникой, исключающей все мыслимые и немыслимые методы подслушивания. Благо все свободно говорили на английском языке, что позволяло обойтись без переводчиков. На столе стояли только чашки с кофе и вода. Никаких блокнотов, никаких записей. Джон Маккой встал и обратился к собравшимся.

— Господа! Мы собрались здесь сегодня потому, что нас, таких разных, объединяет одно стремление — не дать просионистскому правительству и президенту США установить в мире гегемонию сионизма руками американцев и за деньги Америки. Это благодаря их алчности развращен наш народ и попраны его моральные ценности. Америка сегодня напоминает предельно перегретый котел, способный взорваться в любую минуту. У нас только посвященные знают, что финансовая система США на грани всеобщего краха, а межрасовые отношения вот-вот выльются во всеобщую кровавую вакханалию.

Мы стремимся вовремя соскочить с поезда под названием США, которые банковский капитал, подконтрольный Всемирному сионистскому Конгрессу, своей алчностью гонит на всех парах в смертельный тупик. Народ Техаса созрел для того, чтобы воссоздать свою независимость и провозгласить Техас независимой республикой. Когда в прошлом веке в Мексике власть захватил диктатор Санта-Ана, техасцы с оружием в руках в 1836 году завоевали свою независимость, которая длилась девять лет. Но в 1845 году США обманным путем присоединили Техас к своей территории. Поэтому мы готовы начать борьбу за свою независимость даже с оружием в руках. Но нам нужна помощь.

Техас по территории самый большой штат Америки после Аляски, 692 тысяч квадратных километров, с населением 21 миллион человек, и самый богатый после Калифорнии. В сорока двух городах штата у нас имеются организации с общей численностью активистов почти 850 тысяч человек. Свои люди у нас в Сенате штата, в полиции, в армейских кругах, в крупном бизнесе, в прессе. Присутствующий здесь лидер движения за независимость Техаса Томас Кларк чуть позже расскажет о наших возможностях за ближайшие три-пять лет расширить численность активных сторонников независимости Техаса до пяти-шести миллионов человек.

Вы очевидно знаете о громадной напряженности в нашем штате между черным и белым населением. После целого ряда консультаций с лидерами Движения “Чернокожие братья” и рядом других организаций мы пришли к соглашению о взаимной помощи в общей борьбе за создание своих независимых государств. Латиноамериканское и черное население помогают нам в завоевании независимости Техаса, а мы в свою очередь обязуемся помочь черному населению Америки создать на базе южных штатов свое государство, а латиноамериканцам создать свое независимое образование на базе штатов Нью-Мексико и Аризона. Без консолидации наших общих усилий мы ничего не сможем добиться. Роджер Бетвуд — лидер самой большой в Америке общественной организации “Всеамериканская Лига Чернокожие братья”, объединяющей в своих рядах более двух с половиной миллионов человек, поделится своими соображениями.

Маккой отодвинул стул и сел. Роджер Бетвуд, атлетически сложенный негр в отличном темно-синем костюме и белоснежной рубашке с повязанным модным галстуком, не вставая коротко изложил свои цели.

— Мы намерены на территории южных штатов создать свое государство, государство черных американцев, где все будут равны не на бумаге, а на деле, — твердо звучал баритон Бетвуда, — где мы будем трудиться на свое благо, а не благо Вашингтона, управляемого сионистами, где чернокожие артисты и спортсмены будут прославлять черную Америку, свою страну, а не продажных вашингтонских политиков… Мы мечтаем создать Черные Штаты Америки на тех землях, которые обильно политы кровью и потом наших предков.

Земли девяти южных штатов: Северной и Южной Каролины, Теннеси, Арканзаса, Луизианы, Миссисипи, Алабамы, Джорджии и Флориды должны принадлежать черному населению Америки. Нам готовы в этом помочь не только мусульмане, но и все выходцы из стран Латинской Америки, договорились мы и с лидерами белого населения Техаса о взаимной помощи. Нужны только соответствующая подготовка и нужный момент.

В разговор вклинился Томас Кларк.

— Идеальным вариантом, — сказал он, — было бы отсечение двух-трех наших государств от США по северной границе штатов Оклахома, которая отошла бы к Техасу, и Арканзасу, Теннеси и Северной Каролине, которые отошли бы к Черным Штатам Америки. Тогда у нас была бы общая друг с другом граница на севере, что значительно ослабило бы подрывную работу США против нас, в чем нет сомнений.

Для решения поставленной задачи нам необходимы ряд условий и благоприятных моментов. Во-первых, международное признание. В этом вопросе мы твердо рассчитываем на поддержку двенадцати-пятнадцати стран Африки и четырех-пяти стран Латинской Америки. Поддержка трех крупнейших стран Европы — России, Германии и Франции, а также ряда арабских стран — Ирака, Ирана, Сирии, Ливии, Алжира сделала бы процесс создания наших государств необратимым.

Во-вторых, нам необходима помощь извне, чтобы связать руки Вашингтону каким-нибудь крупным военным конфликтом, чтобы наша военщина там увязла. Внутри страны мы сами способны создать такой хаос и неразбериху, что серьезно осложним федеральным властям возможность сорвать наш план. Дестабилизация только коммуникационных и компьютерных сетей сорвет эффективную возможность национальной гвардии помешать планируемым процессам. И в-третьих, финансы. По нашим расчетам, мы способны собрать около восьми миллиардов долларов, а необходимо как минимум двадцать-двадцать пять миллиардов. Поэтому мы хотели бы послушать наших арабских и европейских единомышленников по изложенным здесь вопросам, чтобы скоординировать общие действия и наметить ориентировочные пути и сроки выступления.

В обсуждение вступил Саддам Масуд. Этот высокий красивый человек лет сорока очень кратко, но четко изложил свою позицию.

— Мы готовы помочь и Техасу и нашим черным братьям из Америки, — начал он, — но вы знаете, какое положение сейчас в Ираке из-за эмбарго, которое США накинули на нас, как удавку. Несмотря на выполнение всех требований Совета Безопасности ООН, Америка решила удушить наш народ. Поэтому нам не остается ничего другого, как объявить ей беспощадный джихад. Помочь мы можем только нефтедолларами, других источников поступления валюты у нас нет. Поэтому, с одной стороны, необходимо с подключением ведущих стран и ваших друзей в самих США добиться снятия санкций, с другой стороны, найти кредиторов, готовых сегодня оплатить нефть, которую мы обязуемся поставить сразу же после отмены санкций за семьдесят процентов от цены, по которой сегодня осуществляют ее поставку другие страны.

Нефть даст деньги, и мы гарантируем оказание вам помощи в размере одного миллиарда в год, плюс мы берем на себя участие в дестабилизации доллара и спецоперациях арабской диаспоры Америки и наших специалистов для помощи и Техасу и нашим черным братьям. У нас нет злобы к народу Америки, но есть большой счет к вашим сионистским политикам, продавшим и свой народ и саму Америку финансовым воротилам.

Я не стану подробно напоминать о том, как ЦРУ по указке Вашингтона спровоцировало нас на возврат исконно наших земель в Кувейте, а потом, подло предав, начало войну против Ирака ради захвата Ближнего

Востока под свой контроль. Нас тогда поразила не подлость США, это их обычная практика, а тупость Европы, пошедшей в упряжке Вашингтона и не понявшей, что она участвует в изгнании самой себя из этого региона. Для нас же эта подлость Америки обернулась сотнями тысяч убитых женщин, стариков и детей. Были разрушены сотни жизненно важных объектов гражданского назначения. Больницы, пункты детского питания, мосты, гостиницы, системы водоснабжения. Блокадой задушили нашу экономику и промышленность. Поэтому у нас свой счет к преступникам из Вашингтона и ЦРУ. Мы без всяких сомнений окажем вам любую возможную помощь. Можете рассчитывать на нас

Ливийский миллиардер Фуад Берази полностью был солидарен и с американскими представителями и со своим иракским другом.

— Ливия, — заявил он, — в моем лице готова будет выделить вам на указанные цели шесть миллиардов долларов и в нужное время возьмет на себя организацию нефтяного кризиса для. дестабилизации положения в Америке и поможет своими спецслужбами. Вашингтон своей агрессивной политикой против Ливии довел нас до крайней точки, пора возвращать “долги” Америке. Думаю, что в успешном завершении задуманного дела многое будет зависеть от России, се активности в этом вопросе. После того как Россия освободилась от сионистского управления, арабский мир повернулся к ней лицом и смотрит с надеждой на нее, как былого защитника арабских интересов. Арабы готовы помочь и России обрести ее былую мощь, ибо мы понимаем, что только Россия с ее мощнейшим научно-техническим потенциалом может противостоять сионистской Америке в завоевании мирового господства и уничтожении арабов.

* * *

Затем слово взял супербогач из Германии — Гюнтер Шмидт. Сухопарый, лет шестидесяти, с седой шевелюрой и такими же усами, химический король из Кельна начал без предисловий, четко изложив, чего хочет Германия и на что могут рассчитывать здесь собравшиеся.

— Перед Германией стоят две задачи. В предстоящее десятилетие освободиться от оккупации США и вернуть наши восточные земли, переданные Сталиным Польше, и немецкие Судеты в Чехии. Это почти 100 тысяч квадратных километров. Мы хотели бы, чтобы граница с Польшей проходила от Гданьска на Балтике и далее по Висле до Быдгоща и на юг через Гнезно, Познань, Вроцлав и далее по реке Ныса-Клодзка до границы с Чехией. И 26 тысяч квадратных километров наших земель в Судетах у Чехии. Германия на чужое не претендует, а хочет только вернуть свое. При этом мы, понимая нашу огромную вину перед Россией, не претендуем на земли Восточной Пруссии, теперь Калининградской области.

Присутствовавшим было видно, как волновался Шмидт, оно и понятно: бизнес не политика, легкий перегиб палки мог дать ответную реакцию. Тем более когда такие планы высказывает представитель страны играющей доминирующую роль в Европе и весомую в мире, страны, которую все опасаются.

— За ценой мы не постоям, — продолжил Шмидт. На помощь Техасу и черному населению Америки мы тоже готовы будем выделить шесть миллиардов долларов, немедленно признать новые государства и начать с ними деловые торговые отношения. За понимание Россией наших задач по возврату восточных земель мы готовы будем дать новые кредиты и подтвердить отказ на вечные времена от земель Восточной Пруссии, то есть Калининградской области, — произнес Шмидт, обращаясь уже к Смирнову, — русскому участнику совещания.

Германия, как всегда, хотела взять много, а отдать мало. Но этот принцип был положен и в основу бизнеса. А дальше уже все решал торг и умение его вести.

Представитель Франции, молодой красавец и известный в Париже адвокат, заместитель Ле Пена в движении “Национальный фронт”, Аллен Дюпре свое выступление предварил экскурсом в историю Франции последних десятилетий и обрисовал ее тяжелое положение в экономике, созданное ее врагами, и в первую очередь США и мировым сионистским банковским капиталом, за ее независимую от Америки внешнюю политику. Он поддержал планы американских гостей и заверил, что “Национальный Фронт” через Парламент и свои связи во всех сферах страны поможет в признании новых государств и возьмет на себя работу по связыванию рук Европе, и в первую очередь Великобритании, этому троянскому коню Америки в Европе, когда в США грянут революционно-освободительные события.

Но и мы нуждаемся в вашей помощи и поддержке. Пусть на меня не обижаются наши друзья из Америки, Ирака и Ливии, но мы хотим вернуть Франции облик страны ее коренных жителей-французов. Вы сами бываете в Париже и видите, что белых там все меньше и меньше. Я не расист, у меня много хороших друзей и среди арабов и среди черных. Но сегодня во Франции уже четыре с половиной миллиона только мусульман, около трех миллионов выходцев из Юго-Восточной Азии, я не говорю уже о выходцах из Восточной Европы и других стран. Во Франции скоро не останется французов…

Я провозглашаю лозунг: “Патриоты всех стран объединяйтесь!” Я хочу, чтобы черное население на всех континентах имело свои государства и полнокровно там распоряжалось. Чтобы арабы жили в сильных и богатых странах. Но этого как раз и не хотят сионисты. Они этого панически боятся. Когда существует национальная однородность населения, сложно создать в нем раскол или натравить одних на других. Мы должны выбить из рук сионистов их основное оружие — создание в странах, где они обитают, интернациональных диаспор, при помощи которых они вбивают клинья в монолитное единство нации и народов, а затем путем сеяния раздоров и смут порождают в этих странах хаос, беспорядки, преступность, на фоне которых обделывают свои гешефты, грабят народы, захватывают руководящие позиции в управлении этих государств, в финансах, в средствах массой информации, чтобы дезинформировать коренное население…

Уже давно в мире необходимо навес-га в этом вопросе должный порядок. Наши отцы и деды не для того гнули спины, создавая богатства страны, чтобы им в ущерб коренному населению пользовались приезжие иностранцы, эмигранты, еще ничего не сделавшие и не создавшие для страны. Американский народ уже давно превратили в дойную корову по обеспечению приезжающих в США евреев и безвозмездному финансированию Израиля. Не знаю, почему уважаемый господин Шмидт ничего не сказал по этому поводу, Ведь в Германии одних только турок уже легально проживает более 2,6 миллиона человек, и около 800 тысяч — проживает нелегально. А наплыв евреев за последнее десятилетие? А сколько мусульман, цыган, вьетнамцев, поляков и т. д.? Эта проблема для наших целей чрезвычайно важна, и ее необходимо начинать решать. Давайте начнем эту работу с Франции. Кроме нашего “Национального Фронта” в Европе некому возглавить эту борьбу и организованную работу среди населения. Но для этого нам нужна финансовая поддержка. Только национально сплоченная Европа способна и противостоять диктату США, и существенно помочь нашим американским друзьям в деле обретения самостоятельности и свободы. У меня пока все, — закончил Дюпре, — и возбужденный своей проникновенной речью откинулся на спинку стула.

* * *

Все лица теперь повернулись к представителю России, Юрию Смирнову, который еще не выступал. О нем было известно только то, что он очень богат и вхож во все высокие кабинеты России, а его корпорация “Универсальные технологии будущего” — влиятельная организация в области разработки новейших, неординарных систем оружия и геостратегических аналитических программ для руководства страны. А Россия, объединившаяся с Белоруссией и вернувшая себе Прибалтику и русские земли, в основном промышленного Казахстана и восточной индустриальной части Украины, вновь ассоциировалась у присутствовавших с могущественным Советским Союзом.

Смирнов, встав из-за стола и извинившись за то, что будет говорить, прохаживаясь у стола, приступил к изложению своей позиции по обсужденным здесь вопросам и своих давно вынашиваемых планов.

— Господа, я не стану перечислять всех бед, которые, нанесла Америка России в этом веке, так как вину американцев, непосредственно народа, считаю косвенной. Как в свое время и у нас в России, когда большевики, а потом и коммунисты, ведомые мировым сионизмом, вылепили из нашего народа — советского человека, существо без роду без племени, без гордости и чувства собственного достоинства, без веры в Бога и любви к Отечеству, приученного с рабской покорностью переносить любые унижения и издевательства, так и в Америке, сионисты путем селекции развратили американский народ, отняли его духовные ценности, его любовь к Богу, его устои. Народу США они привили космополитичный вирус главного порока человечества — поклонение золотому тельцу, имя которому — ДОЛЛАР! Но долларом-то владеют ОНИ! А значит и управляют Америкой.

Не мне вам рассказывать о том, что на сегодня США имеют государственный долг почти в 5,2 триллиона долларов, а долг частного сектора, то есть фирм, организаций и граждан Америки составляет фантастическую цифру — 11,6 триллионов долларов. Кому же должны США и трудолюбивый американский народ такую фантастическую сумму? Кто купил и эксплуатирует США? Еврейские банкиры, находящиеся на службе у своих соплеменников — сионистов! Никто не против евреев персонально, но из-за их связей с сионизмом, провозглашающим себя Богом избранным и заставляющим евреев грабить и беспощадно эксплуатировать народы, среди которых они живут, — уже более тысячелетия в мире стоит и так называемый еврейский вопрос.

Финансовый крах США неизбежен, так как печатание бумажных долларов как средства мирового платежа, без должного обеспечения, когда Америка сама в долгах как в шелках — заурядная финансовая пирамида, предотвратить падение которой невозможно. Стоит десятку развитых стран отказаться от приема к оплате зеленых бумажек — ив США возникнет такая финансовая катастрофа, которая может завершиться кровавой гражданской войной в Америке. Новое международное средство платежа уже появилось. Это — “Евро” — объединенная европейская валюта. За пять-семь лет она настолько наберет необходимую силу и мощь, что без труда сможет заменить доллар на международных валютных рынках. И мы должны этому всячески содействовать, ибо здесь будет основное звено вашего будущего успеха.

Наши друзья из Америки очень своевременно решились начать борьбу за создание подлинно свободных государств до наступления финансового краха США. Это говорит о том, что у вас очень мудрые люди, которые в пик могущества Америки сумели разглядеть всю ее внутреннюю гниль, порожденную поклонением золотому тельцу. Освободившись заранее от запасов долларов и скупив на них сырье, недвижимость, акции крупнейших иностранных фирм, золото и твердую валюту других стран, после обретения свободы и введения своей собственной валюты вы превратитесь в богатейшие страны, создадите надежную финансовую основу для своего развития.

Разрушение Америкой Советского Союза вызвало резкий приток евреев из нашей страны в США, что наложило на американский народ дополнительное ярмо по их содержанию. Процесс евреизации Америки шел непрерывно на протяжении последних двух веков, но особенно ускорился в XX веке. Первые евреи ведь попали в Америку с Колумбом, когда в 1492 году, после их изгнания из Испании, они на каравеллах первооткрывателя вашего континента поплыли на поиски Индии. Тогда их было всего несколько десятков. Даже еще в 1790 году, спустя три века, во времена первого президента США Джорджа Вашингтона, их было всего четыре тысячи человек. Но через сто лет, уже к 1890 году, евреев у вас стало двести тридцать тысяч. А еще через сто десять лет, то есть к нашему времени их у вас стало более восьми миллионов, а с выкрестами уже зашкаливает за все двадцать миллионов. Что будет дальше — не надо объяснять.

Теперь о сроках выступления и наиболее подходящем моменте. Для подготовки такого сложного и важного дела нужно минимум десять-двенадцать лет. Но вы так долго ждать не можете, да и финансовая катастрофа может грянуть уже через пять-шесть лет, как только окрепнет “евро”. Еще лучше, если предстоящие события приурочить к какой-нибудь чрезвычайной ситуации. То, что я сейчас вам скажу, должно остаться в этой комнате, иначе утечка сказанной мной вам информации может выбить тот козырь, который самым решительным образом способен помочь нашим американским друзьям в реализации намечаемых нами планов. Все как-то сразу подобрались, готовые услышать что-то из ряда вон выходящее.

— Нами изучены данные последних космических исследований земной коры по материалам сейсморазведки, обработанным по методике академика Суровцева, который уже предсказал шесть землетрясений с точностью до тридцати шести часов. Такая точность возможна только за два-три месяца до землетрясения. За несколько лет до него прогноз будет с разбросом сроков от двух до шести месяцев. Так вот, в 2003 году ожидаются крупнейшие землетрясения в Японии и Китае, в 2004 году — на Филиппинах и Индонезии, в 2005–2006 году — в США, в Калифорнии и в Мексике.

Возможно вы не знаете, но существует так называемое сейсмическое Тихоокеанское кольцо, по которому с определенной закономерностью происходят мощные землетрясения. Созданные нашими математиками алгоритмы путем интерференции синтезируются по методу Суровцева в нечто целое, которое потом раскладывается на интегральные параметры силы сжатия тектонических плит и плотности газовой среды, ее давления в вулканических образованиях, с учетом аналитики и динамики подземных катаклизмов за последние сто лет. На этой основе вычленяются места ближайших по времени катастроф, сила подземной стихии и ее ориентировочные сроки.

Вы помните, несколько лет назад у нас на Сахалине произошло мощнейшее землетрясение, в прошлом, 1999 году последовали сильные землетрясения на Курилах и в ста тридцати километрах от Японского острова Хоккайдо. Землетрясения, ожидаемые в Японии и Китае в 2003 году, повлекут за собой мощное усиление напряжения в разломе тектонических плит юго-западной оконечности Тихого Океана, что вызовет сильнейшие землетрясения и цунами на Филиппинах и в Индонезии. Это в свою очередь вызовет мощное ускорение дрейфа материковой части Китая в юго-восточном направлении и Тихоокеанских литосферных плит относительно разломов в Восточной части Океана на Тихоокеанском побережье Америки и Мексики. Всем известно о страшном Калифорнийском землетрясении 1906 года. По роковому стечению обстоятельств, спустя сто лет, по нашим расчетам в 2005–2006 году ожидается еще более страшная катастрофа с амплитудой колебаний свыше восьми баллов по шкале Рихтера. Слишком надолго затянулась пауза. А чем она длиннее, тем страшней удар стихии. Но от этого не уйдешь. Этот шанс для выступления наиболее удобен, тогда успех имеет больше гарантий.

Теперь я хотел бы сказать несколько слов об интересах России и ее обязательствах в связи с обсуждавшимися вопросами. Смирнов подошел к своему стулу, сел и, обведя всех взглядом, сказал.

— Сначала об обязательствах. Наше финансовое положение крайне напряженное. Россию разграбили до основания. Мы сами находимся на финансовом пределе, все идет на реформы, на восстановление страны. Поэтому мы готовы помочь нашим американским друзьям развединформацией, профессиональными специалистами любого профиля. Поделиться нашим опытом, рассказав, что происходит, когда идут сепаратистские процессы и как предотвратить противодействие им. Мы можем помочь в дестабилизации компьютерных сетей военных структур США, что неизмеримо облегчит вашу борьбу. Естественно, мы немедленно признаем новые государства и установим с ними дипломатические отношения и торговлю, обеспечив любыми видами сырья, чтобы предотвратить сбои в производстве и экономике в случае блокады США, чего не избежать. Более того, мы объявим территории ваших государств — зонами наших жизненных интересов, ибо наши взаимоотношения будут влиять на нашу экономику.

Что касается оружия. Здесь мы отвечаем нет! Россия не может вмешиваться в ваши внутренние дела. Мы не Америка, не пользуемся подлыми приемами. Но у нас есть много частных фирм, которые торгуют оружием со многими арабскими странами и государствами Африки. Поэтому у вас здесь проблем, думаю, не будет. Что же касается проблем Германии, то думаю, что Россия не будет возражать против ее законного желания вернуть свои земли в Польше и Чехии, естественно, подписав с Россией договор об отказе от каких-либо претензий на земли Калининградской области.

Из всех присутствовавших на этой встрече никто не знал, что еще за неделю, двадцать пятого августа, у Юрия Смирнова была в Париже встречав Ле Пэном. Наша разведка имела сведения о том, что в Германии видные круги политиков и предпринимателей делают ставку на Клауса Фрика, премьер-министра Баварии, как нового канцлера Германии на выборах 2003 года. А Фрик спит и видит, как бы вернуть немецкие земли в лоно Германии. Франция же опасалась такого беспрецедентного усиления Германии, численность населения которой перевалит за девяносто миллионов. Смирнов тогда и обговорил с Ле Пэном их общую позицию. А провожая Юрия Ивановича, тот сказал ему на прощание: “Я хочу для Франции только одного, чтобы наша страна принадлежала французам, а наш народ всегда имел работу, достаток и будущее…”

Теперь об интересах России, — произнес Смирнов, — пройдясь взглядом по лицам всех сидевших за столом. Мы хотели бы от новых государств Америки получить режим наибольшего благоприятствования в торговле без каких-либо ограничений и таможенных пошлин сроком на десять лет. Это было бы маленькой компенсацией за тот ущерб, который США нанесли моей стране в этом веке. За позицию России в территориальных претензиях Германии мы хотели бы получить шесть миллиардов долларов как возмещение за оставленную нами недвижимость на территории ГДР, которую не востребовал тогда ваш лучший немец — Горбачев, — сказал Смирнов, уже обращаясь персонально к Гюнтеру Шмидту, — которого по приговору суда казнили в 1999 году. А также получить беспроцентный кредит в размере десяти миллиардов долларов сроком на пять лет. Всю эту сумму можно было бы равномерно распределить, скажем, лет на пять, причем пятьдесят процентов этой суммы мы готовы были бы получить поставками оборудования и участием в строительстве новых заводов. Юрий Иванович говорил это, наблюдая все время за мимикой лица Шмидта, и от него не ускользнуло, что тот не ожидал такого аппетита России. И еще одно, относительно Европы, — добавил Смирнов. Мы хотели бы заключить Евразийское соглашение между Францией, Германией и Россией, не противопоставляя его ни Европейскому Союзу, ни НАТО, которое к концу первого десятилетия скорее всего утратит свое значение. Задача соглашения наших трех стран — стать гарантом мира в Европе на все третье тысячелетие, так как наши страны раскинулись от океана до океана на весь Евразийский субконтинент, у нас более четырехсот миллионов жителей и экономический потенциал, превышающий потенциал США на тридцать шесть процентов. Я уж не говорю об ядерном потенциале. А учитывая, что трем странам всегда легче найти нужный компромисс и быстрее принять любое решение, чем двадцати-пятидесяти странам, то эффективность этого соглашения будет более чем очевидна.

И последний вопрос — это два цепных пса США: Турция и Пакистан. Нашим друзьям из Ливии и Ирака хочу сообщить о результатах последних аналитических расчетов наших специалистов. Моделирование политико-экономических и военных аспектов кризисных ситуаций в Африке и на Ближнем Востоке показало, что объединение интересов Алжира, Ливии и Египта, стран с общим населением более ста миллионов, имеющих большие запасы нефти и военную инфраструктуру, с интересами Южно-Африканской республики и, скажем, с Нигерией, Анголой или Конго — способно заблокировать любые попытки извне диктовать свои условия всей Африке.

А такое же объединение интересов Афганистана, Ирана, Ирака и Сирии способно не только обуздать любые козни Пакистана и Турции в этом регионе, но и заставить Израиль отказаться в своей внешней политике от человеконенавистнических догм еврейских раввинов и гегемонистских устремлений мирового сионизма к господству иудеев на земле. Такое объединение очень эффективно помогло бы приструнить шейхов Саудовской Аравии и Кувейта от их явного служения интересам Америки…

* * *

Джон Маккой поблагодарил всех за конструктивное обсуждение высказанных проблем и предложил всем присутствующим встретиться здесь же спустя три месяца. Я думаю, — предложил Маккой, — что дата девятое декабря устроит всех. За это время каждый участник совещания подготовит со своими специалистами предложения общего порядка, касающиеся проблемы в целом и предложения по тем вопросам, которые он берется решать со своей стороны. Время нашего рубежа предварительно определим на лето 2005 года, а ближе к этому сроку все еще не раз будет уточняться с учетом обстановки в США.

Маккой вынул из кармана колоду карт и, распечатав ее, сказал:

— Эта колода сделана по спецзаказу в одном экземпляре. Здесь семьдесят два листа одной масти пик. По восемь листов от единицы до восьмерок и восемь одинаковых тузов. Каждая из карт, кроме знаков своей масти, имеет и свой символ, часть рисунка, вторая часть которого имеется на тузах. Каждому из нас присвоен номер от единицы до восьми и вручается по восемь своих карт, единиц, двоек и т. д., а также по одной карте с тузом. Туз служит для идентификации карт от единицы до восьмерки.

Во все карты по контуру вплетена металлическая нить. В тузы же вплетена сильная магнитная нить. Поэтому, если, скажем, к нашему иракскому другу Саддаму Масуду приехал мой курьер, он берет его карту с единицей и место, где на карте изображена часть символа приставляет к стороне туза, где стоит другая часть символа под номером один. Если карты притягиваются магнитом и рисунки совпадают, значит это подлинная карта, а человек, ее предъявивший, действительно является моим курьером.

По восемь экземпляров своих карт выдается каждому с учетом экстренного случая, когда кто-то посылает к остальным семи участникам совещания своих курьеров в одно и тоже время, а личная восьмая карта остается для подстраховки. Никаких компьютерных связей через Интернет или другую какую сеть. Риск утечки информации слишком велик. В Цюрихе с сегодняшнего дня до завершения всей задумываемой операции и всех дел, с ней связанных, начинает работу наш абонент, его номер 625-55-25.

Вы постоянно должны нас информировать об изменении вашего местопребывания и связь между собой поддерживать только через этот абонентный номер. После вашего звонка абоненту и произнесения ключевой фразы пароля — “Северная комета” и своего номера, включается автоматический оператор, способный соединить вас с любой точкой на земле. При этом включается и шифратор, который зашифрует все, что вы произносите, в определенную систему звуков. Каждому из вас я вручаю и дешифратор к своим личным телефонам. Он легко подключается к любому мобильному телефону и поэтому, будучи в любом уголке земли, благодаря космической связи вы, связываясь через нашего абонента, можете рассчитывать на защищенность разговоров.

Теперь у вас при общении между собой по телефону не будет имен — только номера. Это на случай, если вдруг кому-то, каким-то образом удастся дешифровать наши переговоры. Хотя по расчетам наших специалистов для этого понадобится как минимум десять-двенадцать лет. Вы должны подобрать себе дублеров, — своих заместителей, на случай, если кто-то внезапно умрет. Гарантия надежности вашего дублера должна быть стопроцентной.

А сейчас, господа, если не возражаете, прошу в гостиную на ужин. Думаю, что завтра, после завтрака, мы успеем еще уточнить кое-какие детали, прежде чем все разъедемся до девятого декабря.

Ужин в этот вечер затянулся. За столом сознательно из напитков было выставлено только шампанское и американцы стойко переносили отсутствие любимого виски. Но это позволило лучше познакомиться участникам сегодняшнего совещания, притереться друг к другу и установить дружеские контакты, что особенно важно для налаживания взаимопонимания, ибо общий успех задуманного теперь во многом зависел от каждого из восьмерки людей, сидевших в этот вечер за богато сервированным столом…

* * *

На следующий день, сидя у иллюминатора ТУ-240, летевшего в Москву, Юрий Смирнов прокручивал все детали вечернего совещания и утреннего обсуждения некоторых нюансов предстоящей гигантской работы. Будучи прагматиком до мозга костей, он реально представлял, что теперь он должен будет всю свою жизнь без остатка отдать реализации предстоящей глобальной операции, не имеющей прецедента в мире. И вряд ли она уступит по размаху и коварству операции сионистов по разрушению и завоеванию России с конца прошлого века и до развязывания гражданской братоубийственной войны в 1918 году. Именно Америка вскормила и пригрела у себя подлое племя сионистских финансовых аферистов, которые щедро оплачивали разрушение России. Америке показалось мало награбленного в России за время большевистского правления. Под занавес XX века они ободрали Россию вторично, теперь уже почти до нитки. Подонков, при помощи которых они разрушали и грабили страну, мы безжалостно казнили. Теперь настала очередь для возмездия Америке, жестокости нашей не будет предела. Сто лет грабежа России мы спрессуем в недели разумного и беспощадного возмездия. Главное теперь — подобрать команду и создать несколько центров, которые будут заниматься реализацией планов по возмездию сионистским Соединенным Штатам, — думал Юрий Смирнов, глядя, как внизу, за бортом самолета, проплывают кучевые облака…

По сути дела, разрушением СССР и грабежом России Америка и мировой сионизм начали новый передел мира. Сиономасонская клика, захватившая все основные рычаги управления США, в начале 80-х годов толкнула Рейгана на реализацию плана по развалу СССР и расчленению России при помощи ее внутренних врагов, недобитой Сталиным пятой колонны. Презрев все международные договоры. Потсдамское и Ялтинское соглашения о нерушимости послевоенных границ, наплевав на огромные людские потери СССР во Второй мировой войне — двадцать семь миллионов, или более пятидесяти процентов всех жертв той страшной войны, международные стервятники развязали против этого народа самую подлую и беспощадную холодную войну, призванную расчленить страну, победившую фашизм, загнать народ-победитель в беспросветную нищету и безысходность.

Буш потом будет сладострастно потирать руки, а молодой Клинтон возомнит себя уже чуть ли не владыкой мира. Сионистские ястребы, два духовных урода, Киссинджер и Бжезинский, стоя уже одной ногой в могиле, исходили ядовитой слюной в адрес стоявшей тогда на коленях России. Им не терпелось поскорее ее добить. Не удалось. После реванша России в 1999 году с Бжезинским случился припадок, и он был полностью парализован, не мог говорить, двигаться и самостоятельно оправляться. А Киссинджер умер от разрыва сердца, когда узнал, что Россия вернула себе русскую часть Казахстана.

Да, — думал Смирнов, — всевышний справедливо покарал двух уродов, двух мерзавцев, двух самых ярых врагов России, да и американского народа тоже. Ведь толкая США на установление мирового господства, они неизбежно приближали эту страну к неминуемому краху.

Но, как сказал один русский вурдалак, “процесс пошел”. США, разрушив с помощью пятой колонны Советский Союз и безмерно ослабив Россию, разбудили в мире сепаратистские процессы, самую болевую точку многих стран мира, в том числе и в самой Америке. Если силой можно оттяпать у России ее исконные земли, то почему Германия не имеет право вернуть свои земли в Польше и в Чехии? Если некоторые политики Европарламента, купленные сионистами, приветствовали сепаратизм Чечни в России, то почему такое же право не имеют: ирландцы Северной Ирландии, баски Испании, фламандцы Бельгии и Голландии, курды Турции, наконец, черное и латиноамериканское население в самих США. Наконец, кто запрещает вернуть Китаю Тайвань?

Просионистская мировая пресса нагло дурачила людей в Европе, да и в самих США, выставляя СССР этаким всемирным злом, а США — светочем свободы и прогресса. А главное-то зло на земле — это США, их наглое стремление единолично управлять миром, диктовать ему свою модель жизни. Вот где истинная империя сатаны и дьявола. Не СССР, а сионисты США всегда хотели установить в мире свою тоталитарную диктатуру, по жестокости не сопоставимую даже с фашизмом. Ибо у США идеология сиономасонского человеконенавистнического шовинизма, основанная на двойных стандартах и на постулате — “Мы, американцы, владеем миром, мы господа, все остальные в лучшем случае вассалы, в худшем — рабы!” Именно во благо американского народа надо остановить сионистскую клику США, мечтающую о мировом господстве, пока американцы не познали, что такое разрушенные и пылающие города, миллионы убитых и — десятки миллионов покалеченных…

Главной опорной цитаделью Америки является ДОЛЛАР, бумажка, реально не имеющая никакой ценности, но благодаря придуманной сионистами пирамиде США через эти зеленые бумажки, силой навязанные ими как средство мирового платежа, грабят все народы земли. Ускорить падение этой пирамиды — значит выбить из рук сионистов их главный рычаг воздействия и диктата миру, возможность через доллар беспощадно эксплуатировать народы большинства стран, осуществлять биржевые гешефты, обворовывая и разоряя миллионы людей на земле и держать в узде эксплуатируемый ими американский народ.

Остановить же Америку в ее гегемонистских устремлениях к мировому господству можно только одним. Тем, что она всегда делала в Европе и на других континентах. Она через свои пятые колонны подлого племени планировала и осуществляла мировые войны, революции, мятежи и государственные перевороты в других странах и на этом баснословно наживалась. Необходимо теперь эту тактику перенести на территорию самих Соединенных Штатов Америки. Пусть у них горит земля под ногами, тогда будет не до Европы, не до арабов, не до бредовых идей о мировом господстве…

Внезапно мысли Смирнова вернулись к Москве, к России. Невольно в памяти возникли события недавнего прошлого, и он подумал, что не умри президент, его сместили бы силовым путем, так как страна уже была доведена им до начала гражданской войны. Но помог его величество случай, позволивший ему избежать народного суда. У него случился инфаркт, от которого он через несколько дней умер. А в результате блестящей операции власть тогда перешла не к премьеру, вынужденному под грузом страшных улик уйти в отставку, а к его заместителю, Петру Лобанову.

Это было спасением для России. До того, как стать вице-премьером, курирующим силовые структуры, он, генерал-полковник, был в последнее время и дипломатом и заместителем министра обороны. Всеобщий любимец армии и патриотов России, он негласно консолидировал военную оппозицию и был сторонником жесткой линии, хотя и тщательно это скрывал. По Москве тогда ходили слухи, что серии убийств мафиозных групп кавказцев в столице были делом рук его подпольной гвардии.

Но выйти на нее тогда так никому и не удалось. Три агента Управления охраны президента, внедрившиеся было в его структуры, были быстро вычислены и задушены. Тогда до истины так и не смогли докопаться. Кремлевские небожители в страхе метались, инстинктивно чувствуя исходящую от Лобанова угрозу, но ничего прояснить или найти доказательств не могли. Нагоняло страху и то, что, по данным агентуры, целый ряд военных округов был за него горой…

Инфаркту же президента предшествовали события, вызвавшие у многих шок и дикий ужас. Неизвестными были похищены жены и дети главных редакторов наиболее одиозных газет: “Известия России”, “Столичная молодежь” “Свободная газета”. В тринадцать часов руководители этих газет узнали о постигшей их беде, так как похитители дали возможность поговорить им со своими женами. Ультиматум, поставленный похитителями, был предельно прост. Газеты должны были срочно опубликовать экстренный материал, который им обещали передать по факсу до пятнадцати часов. Их предупредили, что в противном случае их семьи будут уничтожены. Попытки обращения к властям должны были привести к такому же финалу. А чтобы у главных редакторов газет не возникло сомнений в их решимости, им заявили, что через час им могут доставить в редакции отрезанные уши их жен. В случае же публикации, сразу после выхода газет, их жены и дети будут немедленно освобождены.

Все эти подробности через несколько дней были опубликованы во всех газетах, а телеканалы выли от страха и проклинали террористов… Похитителями тогда не случайно были выбраны газеты, которые методично, еще с горбачевских времен, разрушали государственность, помогали пятой колонне вести подрывную работу по уничтожению сначала СССР, а затем России. Теперь эти подонки, спасая свои семьи, готовы были хоть Гитлера объявить самым святым человеком на земле. Особенно волновался и нервничал Михаил Григорьевич Ройтман, главный редактор “Свободной газеты”, так как он чуть-чуть не успел отправить жену и детей в Израиль. Наивный господин Ройтман тогда еще не знал, что жену и детей Иосифа Давидовича Приставкина, главного редактора “Известий России”, захватили в это время как раз в пригороде Тель-Авива.

Наглая и самоуверенная стая хищников, возомнившая себя Богом избранным стадом, презирающая все не свое, была на самом деле избрана не Богом а дьяволом — ибо сосредоточила в себе самые гнусные пороки всего живого за все времена. Высшим отличием стаи были наглые грабежи и аферы, подлость и предательство, ложь и провокации, за что стаю, время от времени, отстреливали во все века…

Факт тот, что уже в пятнадцать часов того дня поступивший по факсу в редакции газет материал вызвал шок, но выхода не было, и, приняв все меры секретности, материал подготовили к печати. А утром следующего дня в столице разорвалась “бомба”, когда народ в этих трех газетах прочитал напечатанное на первых полосах “Воззвание к народу”. Оно гласило:

“ГРАЖДАНЕ РОССИИ!

Видя беспомощность народа перед лицом геноцида нации и разрушения России как целостного государства, наблюдая, как часть русской властной номенклатуры продает страну сионистам, которые еврейскую диаспору страны делают заложницей своих преступлений, втягивая ее в уничтожение России при активной поддержке США, МЫ, представители девяти национальностей России, для совершения суда и возмездия над главными преступниками и врагами страны, ее разрушителями, создали специальную структуру — Акционерное общество “ТРИБУНАЛ”.

За разрушение целостности государства, за уничтожение и ограбление народа, за голодную смерть миллионов людей, за развязывание кровавых межнациональных конфликтов, за разграбление страны, за ложь и фальсификации, за неприятие мер к преступникам и ворам во власти, МЫ приговорили к высшей мере наказания через сожжение — восемьдесят шесть главных ПРЕСТУПНИКОВ России из сферы государственного аппарата, банковской системы, бизнеса, средств массовой информации и телевидения… (далее шел перечень должностей и фамилий преступников…)

МЫ начинаем бессрочную акцию возмездия против всей мрази, уничтожающей нашу страну. Возмездию подлежат не только преступники, но и их семьи. МЫ положим конец системе, когда папашки воруют у народа, а их детишки потом на наворованное живут припеваючи. МЫ понимаем, как нам непросто будет осуществить наш вердикт. Многим из нас придется погибнуть, но мы готовы к такому исходу, ибо выбрали для себя только один путь: наши жизни в обмен на возмездие. Холуям, служащим в охране этих преступников, даем неделю срока, чтобы уйти со своей подлой работы. После этого все охранники этих подонков, особенно русские, продавшие свою Родину и свой народ, будут безжалостно уничтожаться.

Неотвратимость исполнения нашего приговора гарантируется нашим профессионализмом, приобретенным в Афганистане, Приднестровье, Чечне. Наиболее наивных предупреждаем о безнадежности скрыться в каком-либо уголке Земли. Нами созданы трибуналы в двадцати семи крупных городах России и в одиннадцати зарубежных странах, после казни каждого из преступников в Российские и зарубежные средства массовой информации будут передаваться документальные данные о преступлениях, совершенных каждым казненным против России и народа.

МЫ понимаем, что после публикации данного сообщения ряд преступников постарается бежать из страны. Поэтому мы объявляем, как для наших, гак и для граждан других стран о том, что за информацию о месте пребывания скрывшихся преступников, А/О “ТРИБУНАЛ” будет выплачивать премию в 100 тысяч долларов, а за каждого члена семьи указанных преступников — 10 тысяч долларов. При этом понятно, что, награбив у народа страны миллиарды, они будут готовы заплатить миллионы, только чтобы их не выдали. Поэтому неразумных граждан предупреждаем, что лучше получить от нас премию в 100 тысяч долларов и остаться живым, чем получить от преступников миллион и умереть вместе с ними страшной смертью.

Несмотря на то, что сейчас будут предприняты беспрецедентные меры безопасности для охраны перечисленных нами лиц, мы заранее сообщаем, что отсчет казней начнется уже через месяц. Этим мы докажем не только неотвратимость возмездия, но и покажем наши возможности.”

А/О “ТРИБУНАЛ”.

Вся Москва, да и практически все крупные города России в тот день почти не работали, все обсуждали напечатанное воззвание и гадали, кого все же казнят первым. Но этому приговору не суждено было сбыться, так как в стране произошли чрезвычайные события и власть сменилась. Но тогда шестнадцать подонков из списка с инфарктами были доставлены в клиники, часть бросилась спешно паковать чемоданы, но большинство наиболее самоуверенных и наглых оставило это сообщение без должного внимания, усилив только свою охрану.

Информацию, появившуюся тогда в газетах, тщательно скрывали от президента, но доброхоты вдохновили дочь передать газету президенту. Прочитав Воззвание, президент, по понятным причинам, зашелся в гневе от брошенного ему вызова. Привыкший еще со времен Политбюро, что народ быдло и с ним можно делать все, что только пожелаешь, все стерпят, а время его правления только это подтверждало, вдруг нашлись те, кто решил судить его любимцев и назначенцев. Его гнев и возмущение было настолько запредельными, что больное сердце не выдержало, инфаркт…

Его тогда экстренно доставили в Центральную Клиническую Больницу (ЦКБ) и сделали все необходимые инъекции, стимулирующие жизнедеятельность. Но никто тогда не знал, что уже спустя двадцать минут веки президента дрогнули, но сил поднять их он уже не имел. Видимо его умирающий организм, собрав остатки сил, откликнулся на введенные суперстимуляторы, и как бы воспарив, приближался как из тумана к какому-то рубежу. Но этот проблеск возврата мыслительной деятельности был таким крошечным, что никак не отразился даже на работе многочисленных приборов, подключенных к нему.

Он так и остался в тот свой последний миг жизни один на один с собой. Слабые биотоки поднимали из глубин памяти умирающего пласты его жизни московского периода. Как в калейдоскопе, мелькали события его борьбы с прогнившей московской партократией, погрязшей в воровстве, коррупции, уничтожении любого инакомыслия, а тем более высвечивания их делишек. — Эти мои попытки, — вспоминал он, — нашли широкий отклик у народа и звериную злобу высшей московской и союзной партноменклатуры. Только работая первым секретарем Московского Горкома КПСС стало понятно, какую сеть бандократии сплел в столице ее бывший партайгеноссе Гриссель, носивший русскую фамилию Гришин. Чтобы порушить эту мафиозную структуру, пришлось снимать первых секретарей райкомов партии. Но вместо одной воровской головы мгновенно вырастало несколько новых, неизменно похожих на старую. Все прогнило сверху донизу. Страну разлагали уже не один десяток лет, поэтому кадровые перестановки ничего не давали. Последовало мое изгнание из Политбюро, из Горкома партии, — роились отрывки его мыслей о том, теперь далеком времени. — Да, меня избрал народ. Но вокруг консолидировались люди из разных слоев общества: патриоты и либералы, диссиденты и тайные сионисты, отвергнутые режимом честные члены КПСС и беспартийные, невинно репрессированные и незаслуженно освобожденные, интеллигентное ворье и подлинные деятели культуры, люмпены и просто шушера общества. Нельзя было никого отвергать, предстояла борьба за власть, нужны были сторонники любого сорта. После победы, думал, разберусь, кто есть кто…

Не получилось. Волна событий захлестнула. Август 1991 года многое скомкал. Пятнистого демагога удалось в августе перехитрить, но после сентября 1991 года он опять начал набирать власть. Стало понятно, что если сохранится СССР, Россия как была дойкой коровой Союза, так ею и останется. Сколько оскорблений я перенес за Беловежскую пущу, но мало кто знает, что Кравчук и Шушкевич обманули меня самым подлым образом. Разве я хотел разрушения страны? Надо было избавиться от “лучшего немца” и всей его прогнившей союзной номенклатуры, освободить Россию от оков и дать почувствовать другим республикам, что они представляют собой без России, без ее потенциала, а уж затем объединяться, но на других началах.

Не получилось. Не удалось освободиться от пены, от накипи той первой волны сторонников, которые практически ничего не умели делать, кроме как болтать языком. Все, кто был рядом в тот тяжелый 1991 год, после прихода к власти моментально объединились в кланы и кланчики, которые постоянно давили на меня, припоминая свои заслуги в победе над коммунизмом и проталкивая свои идеи и своих друзей на высокие посты. В этом круговороте почти не было честных людей, поэтому воровство, коррупция, мошенничество начали процветать с невиданной силой. Уследить за всем было просто невозможно. Все решали только свои личные дела, разогнать их в тот нестабильный период — означало потерять их поддержку…

И действительно, перед закрытыми глазами президента струились мириады лиц, которых становилась все больше и больше, пока полотно видения не стало полностью кровавым. Видение вдруг исчезло. Он понимал, что умирает, и это его уже не волновало, он безмерно устал не только от этой жизни и извечной своей борьбы, но и от самого себя…

Даже подсознательно, как в жизни так и на грани смерти, его мозг и душа и не могли и не хотели оценивать его деяния адекватно полученным результатам. По сути этот человек был запрограммирован не на созидание, а на разрушение. Он один нанес России и ее народу такой урон, какой и не снился фашистской Германии во второй мировой войне. Маразм целой вереницы его высказываний, от знаменитых тридцати восьми попугаев, держащих чеченских террористов на мушке, до введения новой табели о рангах для министров, подающих в отставку, чтобы не выполнять преступные приказы. Такие люди теперь по его определению называются шантажистами.

Все его перлы такого рода вызывали гомерический хохот заграницей и мат-перемат в устах своих сограждан в его адрес, так как он позорил не себя, это почти никого не волновало, а страну и должность которую он занимал. В людях, которые уходили от него, оставалось только презрение. Он был для них вероломным и неблагодарным вурдалаком. Он обрек Россию на вымирание. Люди умирали от голода, от истощения, от болезней, которых не знала раньше страна, от безысходности. Они гибли в межнациональных конфликтах и войнах, умирали от ножа преступника и пули киллера.

Он видимо, как и вся старая партноменклатура, презирал свой народ и боялся его. Его не волновала возможность потери Россией части своей территории от экспансии других стран, его волновала только потеря единоличной власти тотального масштаба, какая и не снилась ни одному из монархов царской России за всю ее историю. За обладание такой властью ему пришлось пойти на страшное преступление перед народом и государством — расстрелять из танковых пушек свой народ, законную власть, парламент, залив кровью и завалив пеплом здание Верховного Совета России, устлав его территорию трупами сотен патриотов страны, мужчин, женщин и детей.

Поэтому, боясь неминуемого возмездия, он и загонял армию в ситуацию, когда ее развал был бы неминуем, ибо только армия могла изменить ситуацию и поставить его перед судом народа. Тем более, что армия была ему и не нужна, так как не от кого было ему защищаться, он и так сделал Россию вассалом Америки и мирового сионизма. Его страшил только народ, ибо он ясно понимал, что взрыв неминуемо произойдет. Поэтому всеми силами и укреплял милицию, ОМОН и прочие структуры МВД, призванные подавить восстание народа, когда оно произойдет.

Для этого во всех важных регионах и городах страны было сосредоточено двадцать милицейских дивизий внутренних войск, оснащенных по последнему слову военной техники, начиная от специальных боевых вертолетов до удушающих газов новой модификации, обмундированных и экипированных так, как армии даже и не снилось. Молодых и здоровых ребят которым бы бороться с преступностью, натаскивали и готовили к жандармским акциям против своего же народа. Но это не спасло потом режим от краха и возмездия новых властей. Дикий ужас перед народным взрывом парализовал тогда властное ворье стократ сильнее, чем любая мафия или киллеры.

Они ведь были не дураками и понимали, обсуждая это на своих тусовках, что Ельцин превратил всю Россию в один воровской притон. По самым скромным оценкам швейцарских, финансовых аналитиков ежегодно в годы ельцинского лихолетья на Запад, в США и Израиль, вывозилось от сорока двух до сорока пяти миллиардов долларов. Но это были явно заниженные цифры, так как швейцарцы не могли знать многих тонкостей тайного ремесла властной воровской элиты. Из тридцати двух тысяч только крупных предприятий и фирм России, занимавшихся экспортом различного вида сырья, полуфабрикатов, энергоносителей, алмазов, драгоценных металлов в виде золота, платины, серебра, черных и цветных металлов, леса, пушнины, рыбы, вооружений и боеприпасов, — половина экспортной выручки присваивалась и оставлялась на Западе.

Но даже если беспрецедентно уменьшить эту долю грабежа до десяти процентов, то это в среднем составляло около шести миллионов долларов в год на каждое предприятие. Эти деньги оседали в Западных байках на личных счетах высшего чиновничьего ворья, директорского корпуса, новоявленных гешефтмахеров, бизнесменового жулья, аферистов и мафиозных бандформирований. Таким образом ежегодно из страны уходило на Запад, в США и Израиль, не менее чем 120–130 миллиардов долларов, а не тот на порядок заниженный бред, который тогда озвучивали на телеэкранах и о котором писали в прессе. То есть за время правления Ельцина из страны было украдено и вывезено как минимум 1.100-1.200 миллиардов долларов! И это только крупными акулами.

Но ведь общеизвестно, что малыми дозами, но большим числом воруется всегда больше. Так что из России за это время было вывезено никак не меньше ДВУХ ТРИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ! Рубль, низведенный до дикого соотношения к доллару, был сознательно созданным абсурдом для разрушения экономики, снижения производства продукции, резкого ослабления мощи страны. Но ведь тонна нефти, металла, кубометр природного газа или леса и т. д. стоил почти одинаково на рынках разных стран, только для России эта цена была значительно выгодней вследствие низкой себестоимости рабского труда россиян по сравнению с другими странами.

Поэтому воровской поток валюты был огромен и никак не мог соответствовать дикому соотношению рубля к доллару. Если Советский Союз по экономическому потенциалу в 1990 году составлял около семидесяти процентов потенциала США, то Россия производила чуть более шестидесяти трех процентов ВВП Союза или сорок пять-сорок шесть процентов от американского. А в 1998 году валовой продукт гигантской России был в два раза ниже, чем даже валовой продукт только одного штата США — Калифорнии. О бюджете России и говорить нечего, он был меньше даже активов только одного из японских банков, “Сумитомо” или “Фудзи”, занимавших восьмое и девятое места в табели о рангах в своей стране. Но разве могло быть иначе, если рычаги власти главный Герострат вручал аферистам, ворам и взяточникам, а небольшое число министров, честно делавших свое дело, дрожало от страха потери своего мягкого кресла. Пресса тогда открыто писала, что семейка президента погрязла в гешефтах с главными ворами и аферистами государства, а его назначенцы и любимцы по уши сидели в сетях уголовных дел, связанных с коррупцией.

Писали тогда и о экс-стажере “Комсомольской правды”, воцарившемся в Кремлевском кабинете руководителя администрации, который через семейку президента пытался управлять Россией, и о кудрявых представителях алчного племени расхитителей, недоумков-дилетантов, получивших в свое кормление наиболее богатые куски российского пирога, и о назначении президентом на высшие и ключевые государственные посты аферистов, имевших гражданство Израиля и Америки, писали и о том, что в кабинетах президентской администрации загнездились гомосексуалисты и половые извращенцы.!

1998 год тогда был годом страшного апогея сатанинского разрушения России. Меркли даже страшные военные годы Великой Отечественной Войны. Ельцин довел Россию до катастрофы. Ежегодно от голода, холода и дикой безысходности умирало до полутора миллионов человек, более двух миллионов детей было бездомными, пятьсот двадцать тысяч — сиротами, пятьсот тридцать тысяч подростков в возрасте до пятнадцати лет были алкоголиками, младенческая смертность в пять раз превышала европейский показатель, широко процветала торговля живыми детьми, больных туберкулезом было более трех миллионов, миллионы наркоманов, алкоголиков заполонили улицы городов, двенадцати-тринадцатилетние проститутки уже никого не удивляли, а СПИД начал свое победное шествие по России…

На фоне умиравших от голода людей, детей, по полгода не видевших мяса или сливочного масла, московское воровское кодло веселилось на презентациях, вечерах, конкурсах и тусовках, просаживало дикие суммы денег в казино и ресторанах. Людям не на что было купить пару обуви, а семейка президента покупала себе собольи шубы в Швеции во время его визита. Детишки не могли ходить в школу, так как в классах была нулевая температура, а где еще велась учеба, учителя падали в обморок от голода, а внучок президента навострился учиться в Англии в элитной Миллфилдской школе, где учатся принцы и наследницы миллиардеров, где год обучения стоит более 23 тысяч долларов.

Голодные шахтеры, как рабы в Древнем Риме, ежедневно рискуя жизнью, спускались под землю, чтобы там объявить голодовку и добиться выплаты зарплаты, не получаемой по восемь-десять месяцев, а президент заводит себе роскошных резиденций больше, чем имеют руководители ведущих европейских стран вместе взятые, приобретает роскошные яхты, за двадцать миллионов долларов отделывает свой личный президентский самолет. Недалеко от Кремля, в Ярославской области, люди, как в войну, ели лебеду и комбикорма, предназначенные для животных, так как не видели по полгода заработанных денег, а президент в 1998 году сделал антигосударственной, антирусской и антихристианской телекомпании “НТВ” царский подарок — двадцать миллионов долларов! — налоговых льгот, чтобы они еще яростней разрушали Россию…

Люди по всей стране уже открыто молили Бога о смерти для своего гробовщика. Более радикальные требовали все ворье и разрушителей России со всеми их потомками сжечь живьем в назидание всем подонкам, обитающим на просторах России. Народ требовал положить президента на рельсы….

От этих тяжких воспоминаний у Смирнова заболело сердце, и он, расстегнув рубашку, начал массировать левую сторону груди. Боль постепенно утихла, и он откинулся на спинку сидения самолета и прикрыл глаза. Какая все-таки несправедливость существует на земле, если таких вурдалаков нельзя отдать на растерзание народу. Ведь без войны заморили голодом и болезнями, свели в могилу за каких-то восемь лет более десяти миллионов человек, разграбили такую богатую страну, какой была Россия, полторы сотни миллионов населения сделали нищими и убогими на всю жизнь.

Смирнов был зол на Лобанова, что тогда казнили только 126 тысяч подонков, а нужно было казнить всю арестованную тогда мразь без всякого сожаления, никакой тюрьмы, три ока за око, три зуба за зуб со всем их потомством. Смирнов не мог знать о последних мгновениях жизни президента, когда провидение дало тому несколько минут для покаяния перед тем, как его душа отойдет в мир иной, где царит безбрежность и неумолимая ответственность перед Божьим судом за все земные деяния.

…Калейдоскоп видений умирающего президента тогда замедлил свое вращение, и он вдруг отчетливо увидел своих детей и внуков. Что с ними будет? Острая, как бритва, последняя мысль метеором мелькнула в его сознании, и ужас кровавой картины, представшей перед ним, остановил его сердце…

Юрий Смирнов открыл глаза от прикосновения к его плечу руки стюардессы, которая нежно проворковала о том, что самолет пошел на снижение, через восемь-десять минут они приземлятся в аэропорту Шереметьево-2 и попросила его пристегнуть ремни…

Глава вторая. Операция “Степной Беркут”

2 октября 1999 года, Германия, Кельн.

Несмотря на теплую погоду, осень давала себя знать, и к вечеру уже становилось прохладно. Эльза, облокотясь на перила, смотрела на вековые сосны, которые тянулись до самого Рейна, подчеркивая своей неугасаемой зеленью контрастность с набиравшими желтизну листьями смешанных деревьев, островками разбросанных природой в этом море сосняка. Часть земли, в пределах которой был лесопарк в излучине Рейна, принадлежала немецкому миллиардеру, химическому королю Германии Понтеру Шмидту.

Одна из его вилл, несмотря на то, что находилась в черте Кельна, была расположена в малолюдной лесопарковой южной части города, в районе Роденкирхен. Территория виллы брала начало от тупика Уфенштрассе до излучины реки, где Рейн, как бы делая петлю, огибал большой участок земли, делая его полуостровом, очень напоминая такую же излучину Волги в районе Самары, только в сотню раз меньше по размерам. Часть этого природного полуострова Шмидт купил в начале 1998 года для своей резиденции и буквально за год застроил ее и преобразил.

Территория виллы занимала лесной участок площадью в 900 тысяч квадратных метров и выходила одной стороной непосредственно к Рейну. На участке было несколько помещений, но главным был двухэтажный особняк, построенный в старом стиле. Именно на этой вилле сегодня собрались люди, озабоченные будущим Германии, чтобы попытаться консолидировать усилия многих видных граждан страны для выработки путей развития на начало XXI века.

В Германии всегда была борьба между двумя блоками: друзей России и друзей Запада. Конец XIX и почти большая часть XX века приносили перевес блоку, искавшему союза с Западом. Это неизбежно приносило немецкому народу огромные жертвы и потери, как экономические так и политические. Мировой сионизм и масонство всячески мешали сближению Германии it России, хотя треть русских царей и цариц имела немецкие корни.

Князь Бисмарк, потомок династии Гогенцоллернов, с помощью масонов ставший объединителем Германии и ее первым рейхсканцлером, только под конец жизни понял, куда ведут его масонские друзья. Его всесильный ближайший советник, еврейский банкир Блейхредер — который в мировой масонской иерархии занимал третье место, умело повел своего шефа к организации в 1882 году тройственного союза, направленного против Франции и России.

Слишком поздно Бисмарк прислушался к своему кайзеру Вильгельму I, бывшему всегда другом России, который даже внуку своему, будущему германскому императору Вильгельму II и королю Пруссии завещал: “Крепче держись за Россию.” И сначала, следуя совету деда, он в 1887 году заключает с Россией договор, определяющий сферу влияния России на Балканах и права на проливы, но после тщательной обработки сиономасонами он подле истечения трехлетнего срока договора не стал его продлевать и полностью перешел на сторону Австрии.

Итоги первой мировой войны были ужасны и для проигравшей Германии и для попавшей под сионо-большевистский нож России. Уже после первой мировой войны бывший посол Германии в Англии Лихновский писал: “Если бы мы пошли с Россией, вместо Австрии, Европе были бы обеспечены тысяча лет прочного мира.” Но и сиономасоны понимали такой расклад. Если нет войн и революции, то на чем же наживать большие капиталы? Взрастив и профинансировав Гитлера, они в конце концов сумели толкнуть его на Россию, Советский Союз. Опять глобальная трагедия Германии и ужасные бедствия для разрушенной ими России. А сиономасоны подсчитывали барыши…

Сколько же это может продолжаться? Так думали люди, собравшиеся в этот субботний вечер на вилле одного из богатейших людей Германии.

— Господа, прошу садиться, — произнес Шмидт, входя в огромную гостиную, рукой приглашая собравшихся к большому овальному столу. Сегодня здесь собрались люди, твердо придерживающиеся линии на тесное сближение с Россией. Они видели и понимали, что США спят и видят как бы опять столкнуть Россию и Германию. Третьего краха Германия не переживет, несмотря на ее богатства. Ее просто уничтожат. Россия была беспощадно ослаблена Америкой, но добить се американцам не удалось, несмотря на гигантские разрушения, сотворенные пятой колонной США в России. Не помогло в этом и сионистское, проамериканское окружение Ельцина. С приходом же к власти в России Лобанова ситуация в корне и радикальным образом изменилась.

Буквально за три-четыре месяца Лобанов железной рукой навел порядок в России. Главное — он уничтожил всех американских лоббистов и пятую колонну, возглавляемую так называемой “творческой интеллигенцией”, состоявшей в основном из евреев и выполнявшую директивы Всемирного сионистского Конгресса и правительства США.

Молниеносная операция, проведенная Лобановым в Прибалтике, и мощное противостояние флотов России и США показали, чего стоит Россия и ее новый лидер Лобанов. На Востоке уже вырос Китайский супердракон, почти вплотную подошедший по валовому национальному продукту к США. Нет сомнений, что через восемь-десять лет Китай превратится в супердержаву номер один. Геополитическая ситуация в мире менялась с утроенной скоростью. Нельзя и дальше оставаться в силках Америки и Израиля, требующего, при помощи еврейского лобби и продажных политиков, постоянного покаяния, хотя в Германии уже почти не осталось людей, воевавших во Второй мировой войне…

Гюнтер Шмидт обвел взглядом людей, рассаживающихся вокруг стола. Рядом с ним, слева, сидела уже Эльза Брюкке, проректор Боннского университета, жена заместителя министра обороны Карла Эткера. Шмидт знал, что Эльза имеет отношение к ряду высоких лиц в БНД (разведка Германии), но не знал, что еще раньше, во времена ГДР, она была нелегальной сотрудницей Штази (разведка ГДР) в Федеративной республике. Рядом с ней сел полноватый миллиардер, его друг, Георг Везель, владелец ряда крупных электронных фирм, объединенных в корпорацию “Везель ГМБх”, входящую в десятку крупнейших фирм этого профиля в мире.

Дитер Возбах, лидер новой Народной партии Германии из Дюссельдорфа, шумно двигает кресло, а Оскар Тильрих, глава крупнейшего в Германии холдинга “Тильрих Холдинг”, контролирующего более двадцати крупных фирм, работающих на оборонную промышленность и занимающего по капиталу шестнадцатое место в стране, уже о чем-то спорит с Гансом Шнельке, лидером партии “Христианско-демократический Союз” (ХДС). Бывший министр обороны, генерал в отставке Курт Золинген, помогает получше устроиться за столом своему коллеге, Карлу Кляйну — заместителю министра обороны. А справа от него расположился личный советник премьер-министра Баварии Фридрих Хафель…

Это все были люди, известные в Германии своей общественно-политической, военной и предпринимательской деятельностью, имевшие контакты с Россией и продвигавшие идею тесного с ней сближения. Они трезво понимали, что да, Россию в Европе и мире можно игнорировать, но только с ущербом для себя. Помогая же России, можно принести Германии только выгоду.

— Господа, — обратился Шмидт к усевшимся за столом своим гостям, — мы сегодня собрались здесь для того, чтобы обсудить целый ряд вопросов, имеющих принципиально важное значение для будущего Германии в преддверии наступающего XXI века. Я спрашиваю вас: может ли Германия чувствовать себя свободной, если на ее земле еще остаются оккупационные войска США? С кем высшее руководство нашей страны, с немецким народом или мировым “сообществом”, руководимым сионистами? Что нужно сделать, чтобы новая европейская валюта “евро”, где доминирует дойчмарка, могла в ближайшее время вытеснить американский доллар с первой позиции мировых платежных расчетов? Как Германии вернуть свои восточные земли и наши Судеты в Чехии без войны? Как вернуть монолитность немецкой нации, размываемой при помощи властей иммигрантами? Наконец, какие наиболее эффективные пути преодоления барьеров, созданных сионистами, нужно найти в вопросе более тесного сближения с Россией? Надеюсь, что в процессе обсуждения мы сможем определить ключевые моменты перечисленных мной проблем и наметить пути их решения на благо немецкого народа и процветания Европы…

7 октября 1999 года, Казахстан, Алма-Ата.

Несмотря на раннее утро, солнце, выбравшись из-за гор, уже пригревало. Жорес Улумбаев жадно вдыхал горный воздух, наслаждаясь тем, как его прохлада волнами заполняла легкие. Здесь, в урочище Чимбулака, в предгорье возле Алма-Аты, располагалась новая резиденция президента Казахстана. Прилетев сюда несколько дней назад для подготовки приезда президента в старую столицу республики, Жорес, как заместитель начальника его личной охраны, проверил все объекты, охрану, обслуживающий персонал. Все было готово к приезду главного бая республики. А сегодня он мог позволить себе расслабиться и отдаться своим думам, мысленно пробегая по вехам своей, еще мало прожитой жизни. Завтра, в двенадцать часов, должен был прилетать президент. Об этом знали все. Менее чем через полтора дня Жорес и президент должны были умереть. Но об этом знал только один человек на земле. Сам Жорес. И он к этому уже был готов.

В 1994 году его, еще двадцатипятилетнего чемпиона республики по карате, пригласили работать в Комитет национальной безопасности, а спустя два года он перешел в службу личной охраны президента. Внутренняя дисциплина и огромная работоспособность, привитые в спорте, сослужили ему хорошую службу и стали фундаментом для быстрого продвижения по службе. В 1998 году он уже стал заместителем начальника личной охраны президента. Жорес, став за эти годы одним из опытнейших специалистов в области охраны, был сломлен духовно тем развратом, воровством и дебильством, которые царили в высших сферах власти Казахстана.

Его дед, Мухат Улумбаев, когда узнал, что его внук пошел в услужение президенту, который предал и русских и своих казахов, который распродал достояние республики иностранцам, заявил тогда ему: — “Чтобы ноги твоей не было в моем доме, пока ты служишь этим шакалам.” Мухат в семнадцать лет со своим одногодком Сережкой Липатовым сбежал в 1943 году на фронт. Так уж получилось по воле судьбы, но уже на исходе войны, в боях за Кенигсберг, Сергей Липатов спас жизнь Мухату Улумбаеву. Они стали братьями. Вернулись в родной Усть-Каменогорск с боевыми наградами и оба пошли работать на свинцово-цинковый комбинат. Потом женились на сестрах Бупежановых. Единственный сын Мухата — Сергей, названный так в честь Сергея Липатова, был отцом Жореса и погиб от рук наркомафии в 1991 году.

Жорес вспоминал, как в 1996 году, уже начав работать в службе личной охраны президента, он приехал в Усть-Каменогорск на празднование семидесятилетия деда. На следующий день дед повел его к Иртышу. Более трех часов они гуляли по набережной. Дед говорил, а он вынужден был его слушать. Любые попытки прервать деда и вставить слово жестко им пресекались Жорес знал, что старика Липатова и его семью казахские фашиствующие сосунки из организации “Азат” выжили из города, вынудив бросить и квартиру и все нажитое. Деду, вступившемуся за своего друга, тогда сломали руку. Но Жорес узнал об этом только спустя полгода.

Дед вытащил из кармана бумажку и протянул ее Жоресу. Это была телеграмма из какого-то поселка Колывань Алтайского края России от Сергея Липатова: “Дорогой мой Мухат зпт сердечно поздравляю юбилеем зпт долголетия тебе крепкого здоровья надежды пережить это страшное лихолетье тчк Прости не смог приехать еле сводим концы с концами тчк Русские беженцы ельцинской России не нужны тчк твой Сергей”. Жорес вернул деду телеграмму и увидел слезы на его глазах. Сердце Жореса тогда сжалось, набежала волна внутренней жалости, тревоги и бессилия. А дед смахнув слезы заговорил.

— Вот мы идем по набережной, ты видишь эти прекрасные дома, правда, теперь цветники запустили, кругом грязь и мусор, вот эту площадь, парки, наши заводы. Я тебя спрашиваю, кто это все построил, создал? И не дав Жоресу рта раскрыть, сам ответил. — Русские, украинцы, белорусы, татары, казахи… Но в первую очередь русские, так как здесь их было восемьдесят процентов. Ты знаешь, что такое Усть-Каменогорск? Нет не знаешь. Это Устье Каменных Гор. Этот город основали русские казаки. За несколько кварталов от этого места, где мы идем, ими было построено первое поселение — острог, еще в XVI веке. А в 1720 году его уже перестроили в крепость Усть-Каменная. И так по всему центральному и северному Казахстану.

Я думаю, ты понимаешь, — продолжил тогда дед свой монолог, — что если бы не Сережка Липатов, то не было бы не только деда, твоего отца, но и тебя. И таких Липатовых у нас сотни тысяч, миллионы. Кто платит нашим фашиствующим сосункам за устройство погромов и гонений на русских? Кто выживает их практически с родной земли? Кто запрещает русским, а они в основном создавали богатство республики, иметь равные права с казахами? Кто не дает им равных гражданских прав избираться в депутаты, занимать руководящие должности? Кто создает у нас фашистскую систему и для чего?

Здесь Жорес решил прервать деда, но старик так рявкнул на внука, что тот прекратил свои попытки вставить слово, пока дед не выскажется полностью. — Все это делается для того, чтобы никто не мешал новым баям, а проще говоря, ворам из власти, грабить созданное народом за несколько веков. Республику рвут на части. Воровская элита опять разбилась на жузы, как в средние века. Народ бедствует в голоде и холоде, а твой господин президент стал первым вором в республике. На какие доходы он купил себе целый остров в Эгейском море, где построили виллу за восемь миллионов долларов? Уж не на те ли взятки, которые он получает, распродавая за бесценок крупнейшие предприятия Казахстана? Видишь, мы даже это знаем, а вы там рядом с ним чем занимаетесь, что молчите, может, вместе воруете?

Более девяноста процентов всех промышленных предприятий главный выродок нашей земли распродал иностранцам. Он лично распродает самые крупные предприятия республики, кладя доход себе в карман. За что же дают ему такие взятки? За то, что за копейки продает наше богатство, принадлежащее всему народу, в том числе и тебе и мне. Монополиста по производству хрома в СССР (девяносто пять процентов его производства), концерн “Казаххром”, продал за смешные 38 миллионов долларов, то есть за четыре процента от настоящей его стоимости, евреям из Америки. Богатейшее Соколово-Сорбайское горнообогатительное объединение ушло за шесть процентов его настоящей стоимости. Контроль за Павлодарским алюминиевым заводом захвачен израильским капиталом из фирмы “Транс-Уорлд Металс” за двадцать миллионов, то есть за пять процентов от его настоящей стоимости. Корейцы захватили Джезказганский меднорудный комбинат и Балхашский ГОК, дававшие почти двадцать пять процентов всей меди СССР. Урановый комбинат в Степногорске у кого? У евреев. А наша гордость, Ульбинский ГОК Средмаша и урановой промышленности у кого? У евреев. А титано-магниевый, свинцово-цинковый комбинаты нашего города? А Лениногорский полиметаллический комбинат, а Иртышский химико-металлургический, Зыряновский и Чимкентский свинцовые, Карагандинский металлургический, а золотые рудники, а сотни других машиностроительных, электротехнических, оборонных и других предприятий, а запасы нефти? Твой вонючий президент разорил страну, разворовал ее со своими холуями. Никакие фашисты не смогли бы сделать то, что эта мразь сделала с Казахстаном. На что он обрек казахский народ? Русских хоть заберет Россия, а нам куда идти? Я сорок пять лет жизни отдал комбинату, а что имею — нищий. Этот твой заплывший жиром индюк превратил республику в территорию с незасеянными полями, стоящими предприятиями, ржавеющей техникой, обезлюдевшими угольными разрезами, мертвыми заводами и фабриками. Эту территорию грабят с его разрешения все кому не лень, лишь бы взятки вовремя давали. Все захвачено евреями и американцами, корейцами и китайцами, англичанами и турками… Обезумевший народ мечется на этом пространстве от холода и голода. Поэтому, пока ты служишь этому вору, мой дом для тебя закрыт. Прощай и не провожай меня. Если у тебя в голове не песок, то знаешь, что нужно делать. И Мухат Улумбаев, тяжело вздохнув, зашагал по направлению к мосту через Улъбу, приток Иртыша.

* * *

Вернувшись в этот же день самолетом в Алма-Ату, Жорес почти неделю не находил себе места. Постепенно эмоции уступили место разуму. Он начал вникать не только в суть событий, происходящих в республике вне сферы своей деятельности, но и пристально изучать окружение президента, его министров и челядь. Собранные за два года данные по приватизации в республике и тайных счетах только части так называемой элиты повергли его в шок, а затем в такую депрессию, что многие подумали о его заболевании. Президент тогда разрешил ему двухнедельный внеочередной отпуск.

Он улетел в соседнюю Киргизию на озеро Иссык-Куль. И там, бродя по пустынному берегу озера, он начал составлять данные, которыми обладал, в единую мозаику. Картина получалась страшной. Именно там у него и выработался план уничтожения воровского клана президента и его семейки. Ни одно семя этого гада не должно остаться в живых, — думал Жорес — иначе начнут плодить на свет таких же убийц своего народа, как их родитель.

Тогда, после возвращения из Киргизии, в течение нескольких недель по его рекомендации в службу личной охраны президента приняли на работу его бывших друзей по спорту, Жукусова и Текильбаева. Он в свое время очень помог ребятам и их семьям, поэтому они за Жореса были готовы в огонь и воду. Уже через несколько месяцев и Жукусов и Текильбаев представляли, в какое дерьмо они попали. Они видели, как все эти жирные бараны, так называемые министры президента, имея по пять, шесть наложниц, не удовлетворяясь этим имели еще и гарем из двенадцати-тринадцатилетних девочек, с которыми резвились в бывшей резиденции Кунаева, всем памятного члена Политбюро ЦК КПСС, первого секретаря компартии Казахстана в период правления Брежнева и Горбачева, которую президент отдал Совету Министров. Жукусов и Текильбаев насмотрелись этих чудес, когда их перед допуском к охране президента обкатывали на охране этих жирных сволочей.

Горячий Жукусов как-то взорвался и выкрикнул все, что у него накипело в лицо Жоресу. — Да этих сук, кричал он, — вешать надо, а мы их охраняем!. Я лично всех перестреляю… Жорес тогда одним ударом сбил Жукусова с ног, чтобы остановить истерику и успокоить его. Извинившись потом, он долго беседовал с ребятами. Именно тогда он понял, что может на них положиться. Постепенно он начал вводить их в курс дела, раскрывая глаза на многие вещи, пока им недоступные.

* * *

У Жореса было две цели. Президент и его семейка, жившая почти все время на острове в Эгейском море, купленном президентом. Завтра с ними будет покончено, думал он. Еще три месяца назад он перевел Жукусова и Текильбаева на охрану виллы президента на этом острове. Это было несложно, так как дочь президента положила глаз на Текильбаева еще в прошлом году, когда увидела его в охране резиденции отца в Чимбулаке. Отправляясь на остров, они смогли в дипломатическом багаже захватить с собой пять килограммов пластиковой взрывчатки, которой можно было уничтожить не только обитателей этого золотого гнезда, но и всю виллу и яхту, всегда стоявшую у причала. Три дня назад он смог отправить семьи ребят в поездку по Австрии, чтобы обезопасить их жизнь на случай провала задуманной акции.

Сделав свое дело, ребята на заранее подготовленном катере должны были скрыться в Греции, а оттуда перебраться в Австрию, куда он сумел перевести через одну фирму двести тысяч долларов на номерной счет в отделение Дойче Банка в Вене. Это все, что он мог для них сделать. Не густо; но для двух семей как-то обустроиться и начать новую жизнь было можно.

7 октября 1999 года, Москва, Генеральный Штаб.

В приемной начальника Генерального Штаба, генерала армии Ивана Осипова толпились офицеры и генералы. Совещание по вопросу готовности операции “Степной беркут” должно было начаться в десять часов, но уже было десять часов сорок минут, а Осипов все еще был в Кремле у Лобанова — руководителя России. После смерти президента на высшем посту России тогда в результате виртуозной операции оказался вице-премьер по силовым структурам, а до этого заместитель Министра обороны Петр Иванович Лобанов. За несколько часов решение о назначении его исполняющим обязанности президента страны было утверждено Советом Министров, так как премьер-министр, к которому по конституции должны были перейти эти права после смерти президента, после настойчивой рекомендации, подал в отставку.

Премьер, отягощенный связями с тайными сектами, разного рода махинациями и подлогами, был вынужден подчиниться. Особенно повлиял на его решение арест, прямо в его кабинете, вице-премьера Ямцова и министра финансов Якова Островского за махинации с валютой и хищения государственной собственности в особо крупных размерах. Таким образом исполнение обязанностей президента перешло к Петру Лобанову, которого выдвинул первый вице-премьер Олег Суров. Присутствующие в кабинете премьера министры были потрясены, когда арестовывающий Якова Островского начальник охраны президента предъявил копию счета одного из Люксембургских банков на его имя на сумму 11,5 миллиона долларов.

Лобанов, — патриот до мозга костей, интеллектуал, бывший военный дипломат и жесткий, волевой человек, немедленно осуществил давно готовящуюся им и его соратниками операцию “Ловушка”, по ликвидации пятой колонны, уничтожению врагов народа, преступных мафиозных группировок, агентуры ЦРУ, Моссада и других разведслужб Запада. Тогда было арестовано более полутора миллионов врагов народа, преступников и подозреваемых. Почти 738 тысяч человек получили различные сроки тюремного заключения, вплоть до пожизненного, 126.723 — были приговорены к высшей мере наказания за преступления против народа и государства, в том числе 120 преступников из высших сфер казнили по приговорам судов на Красной Площади при большом скоплении ограбленного народа, привезенного по этому случаю в Москву со всех регионов России.

Сколько визга неслось тогда из Европы и США по защите всей этой мрази. Но России было плевать, она уже решала проблемы только своего народа. Найденное золото партии и изъятые десятки миллиардов долларов у воровской номенклатуры и мафиозных кланов легли в основу настоящих реформ, предложенных Лобановым народу. А после того, как разведке стало известно, что США и НАТО на своей сессии приняли решение принять в члены НАТО страны Прибалтики и тайно разместить на их территории, в Чехии и в Польше, ядерное оружие, Россия, ведомая уже Лобановым, осуществила грандиозную операцию, захватила за одну ночь всю Прибалтику и разместила там свои ракетно-ядерные комплексы.

Чуть не разразившийся мировой апокалипсис между Россией и США с НАТО постепенно сошел на нет, так как Лобанов, бывший большим стратегом, четко все рассчитал. Америка и НАТО в войну не втянутся, им было что терять. Перед Россией же ребром встал вопрос — быть ей или не быть. Ее загнали в угол. Лобанов блестяще дал в зубы Америке и НАТО. Он понимал, что настало время России собирать камни… В Казахстане притеснение русских перешло запредельную черту. На меморандум МИДа России в июне 1999 года казахские власти ответили отпиской, что все это, мол, провокации против суверенного Казахстана, хотя и суверенности-то там не осталось. Почти весь Казахстан был отдан на откуп иностранцам.

Тогда же, в июне, Лобанов дал указание Министерству обороны и Генеральному штабу разработать и подготовить операцию по возвращению русских областей Казахстана в лоно России. Самый крайний срок операции был назначен на конец октября 1999 года. Но начальник Генерального Штаба Иван Осипов был тертым калачом и для подстраховки своим подчиненным назначил срок готовности — десятого октября.

Распахнулась дверь в приемную, и вошли Осипов, генерал-полковник Роман Круглов — командующий национальной гвардией России, которая была введена Лобановым вместо внутренних войск МВД, и Михаил Баков — командующий погранвойсками. Осипов пригласил всех проходить к нему в кабинет. Когда все расселись, он сказал.

— Во-первых, прошу извинить за задержку. А во-вторых, сообщаю: Петр Иванович Лобанов принял решение отрезвить Украину. Ее долг России только за нефть и газ уже составляет 4,2 миллиарда долларов, да Туркмении они должны 1,7 миллиарда. Туркменбаши отказал Украине в поставках газа еще летом, а Лобанов сегодня сообщит о решении прекратить поставки нефти и газа Украине. Теперь, чтобы избежать обычного шантажа Украины перекрыть поставки газа в Европу, Россия нефть и газ для Европы пускает по второму пути через Белоруссию, а также по только что сданному трубопроводу через Финляндию. По данным разведки, Украина наметила с Турцией совместные маневры весной следующего года в Крыму с высадкой морского и воздушного десанта вблизи арендуемых Россией военно-морских баз.

Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения главы государства. Едят в долг наш энергетический хлеб и еще гадят нам… В общем, за работу. В повестке дня — готовность операции “Степной беркут”. Обстановку доложит генерал-полковник Горбенко, — сказал Осипов, — предоставляя слово своему заместителю.

Виктор Горбенко, бывший одновременно заместителем Министра Обороны и первым заместителем начальника Генерального Штаба, предложил участникам совещания пройти в соседний зал с макетами. Участники совещания от Генштаба, Минобороны, Погранвойск, Национальной Гвардии, МВД, ГРУ, ФСБ, Министерства путей сообщения, прошли в зал и расселись у макета территории Казахстана размером четыре на семь метров, поднятого на высоту пятьдесят сантиметров от пола.

— Господа офицеры и генералы, — начал Горбенко, — как вы помните, срок разработки и подготовки намечаемой операции “Степной беркут” по освобождению русских областей Казахстана, был установлен на десятое октября этого года. Сейчас можно с уверенностью сказать, что на сегодня, седьмое октября, все подготовительные работы закончены, остались мелкие вопросы, которые будут устранены в течение двух-трех дней. Теперь конкретно об операции.

Русские территории Казахстана, подлежащие освобождению, состоят из четырнадцати областей и разбиты на три зоны: Западную, Северную и Восточную. В Западную зону входят: Мангистауская с городом Шевченко на Каспии, Уральская, Гурьевская и Актюбинская области. В Северную входит шесть областей: Кустанайская, Тургайская с центром в г. Аркалык, Северо-Казахстанская с центром в г. Петропавловск, Кокчетавская, Акмолинская — т. е. бывшая Целиноградская, и Джезказганская. И третья зона Восточная, в которой четыре области: Павлодарская, Карагандинская, Семипалатинская и Восточно-Казахстанская с центром в г. Усть-Каменогорск.

После освобождения этих областей граница России на южно-азиатском направлении пройдет от полуострова Мангышлак по границе с Туркменией и Узбекистаном, по побережью Аральского моря до поселка Саксаульский и далее до Аральска вдоль железной дороги и по южной границе Джезказганской области до поселка Сарышаган, стоящего на берегу озера Балхаш, — вот видите, — и Горбенко указкой показал на маленькие домики макета. И дальше по берегу озера Балхаш, захватывая небольшую, пустынную часть Талды-Курганской области до железной дороги и станции Актогай, а далее по южной границе Семипалатинской области, по восточному берегу озер Сасыколь и Алаколь и реке Эмель, до границы с Китаем.

Таким образом, если сейчас наша, почти условная, горная граница с Казахстаном составляет 5.460 километров, то после операции должна стать длиной 3.060 километров. К России отойдет территория площадью два миллиона квадратных километров с численностью населения 11–12 миллионов человек. У Казахстана останутся исконно казахские земли пяти областей: Кзыл-Ординской, Чимкентской, Джамбульской, Алма-Атинской, Талды-Курганской, — общей площадью свыше 700 тысяч квадратных километров и численностью населения шесть-семь миллионов.

На этот раз принято жесткое решение не сдерживать наше население там от разборок с фашиствующими казахскими группировками, проводившими геноцид и надругательство над русским народом и вообще русскоговорящим населением, выселявших их из собственных квартир, насильственно изгонявших их с родной земли с молчаливого одобрения Ельцина и его режима. Не знаю, женщины ли рожали тех уродов у власти, которые молча взирали на ущемление гражданских прав наших сограждан, оставшихся в Казахстане, на творимые насилия и убийства русских активистов, пытавшихся отстоять свое право на труд, на жилище, на кусок хлеба, на тепло очага. Теперь принцип будет всегда один: “Три ока за око, три зуба за зуб!” Все должны будут понять, что за любое нанесенное ей зло Россия ответит тройным злом…

Но вернемся к существу операции, — продолжил Горбенко. Вся группировка, участвующая в операции в городах составляет 200 тысяч человек. В том числе: 42 тысячи человек армейского контингента для военных гарнизонов в областных центрах, 42 тысячи национальных гвардейцев, 36 тысяч полицейских сил для четырнадцати областей. Итого 120 тысяч человек. К ним в городах будут подключены казачьи формирования численностью сорок тысяч человек с Урала и Сибири, готовых переехать туда на постоянное жительство, и сорок тысяч казаков будет рекрутировано из местного населения. Для этих целей уже заготовлено и оружие и обмундирование.

Эти силы по зонам распределяются следующим образом, В Западную зону с численностью населения 2,7 миллиона человек вводится двадцать процентов, а в Северную и Восточную зоны, где соответственно численность населения составляет 4,8 и 4,5 миллиона человек — по сорок процентов всех сил. О расположении частей на вновь создаваемой границе отдельно доложит командующий пограничными войсками России.

Теперь непосредственно о выполнении операции. Ввод войск и высадка десантов намечены на вторую половину октября. На местах уже дислоцированы группы из ФСБ и спецназа для захвата воровского правительства и чиновников, банков, документации на обманным путем, при помощи взяток, приватизированные и проданные по дешевке предприятия, мафиозных главарей и наркобаронов, резидентуру разведок Запада, США и Израиля, которые уже успели передислоцироваться из Алма-Аты в новую столицу — Акмолу.

Первыми вступают в действие погранотряды, усиленные десантниками и спецназом. В их задачу входит с трех направлений перекрыть линию раздела Казахстана, то есть новую границу, по всем железнодорожным веткам и автомобильным трассам. Чтобы никто не смог ускользнуть, скрыться. Таких точек девять. Из Астрахани десанты высадят в окрестностях Гурьева, Шевченко и Бейнеу, от которого идет железная дорога в Узбекистан. Из Орска десанты будут высажены под Аральском и Джезказганом, из которого идет автотрасса в Талды-Курганскую область, остающуюся в юрисдикции Казахстана. И из Рубцовска в Алтайском крае десантами перекроют железные дороги и автодороги в Сарышегане на Балхаше, в Актогае и Маканчи на границе с Талды-Курганской областью и в Зайсане, на трассе близ озера Зайсан, возле границы с Китаем. Здесь часть области для спрямления границы отойдет Казахстану взамен отторгаемой части Талды-Курганской области в нашу пользу.

Расстояние от мест дислокации до мест высадки десантов различно. От 800 километров до Сарышегана и 760 километров до Джезказгана, до 300 километров — к Гурьеву. Время высадки десантов в указанных мной девяти пунктах — один час ночи. К месту десантирования проложены маршруты в безлюдных зонах. После этого через тридцать минут, когда граница будет перекрыта, высаживается первый эшелон войскового десанта в пригородах всех четырнадцати областных центров. Для этого сконцентрированы все подразделения новых бесшумных вертолетов “Летучая мышь”. Всего наша армия на сегодня имеет только семьдесят таких боевых машин и шестнадцать — транспортных. Высадка в безлюдных районах Западной зоны будет производиться с обычных машин. В находящиеся вблизи наших границ в пределах era километров Уральск, Актюбинск, Кустанай, Петропавловск, Павлодар и Семипалатинск, десанты будут высажены либо с обычных военно-транспортных вертолетов, либо на грузовых десантных машинах “Урал” через проселочные дороги. “Летучие мыши” будут задействованы только для десантов в Усть-Каменогорск, Каранганду, Джезказган, Аркалык, Акмолу, Кокчетав и в район расположения космодрома Байконур.

Задача первого эшелона захватить аэропорты, железнодорожные вокзалы, блокировать все дороги из областных центров и подготовиться к приему основного, второго эшелона. На это им отводится полтора часа. Группы спецназа и ФСБ, находящиеся уже более недели на местах, к часу ночи выведут из строя все системы связи. Ровно в три часа ночи, одновременно во всех четырнадцати областных центрах, начнется высадка второго эшелона с вертолетов и большегрузных транспортных самолетов в аэропортах, с направленных туда железнодорожных эшелонов с военной техникой и автоколонн. В шестнадцати стратегических точках будут сброшены парашютные десанты с боевой техникой. К шести часам утра вся территория и практически все города указанных областей должны быть под нашим контролем. На этом Горбенко закончил.

Затем начальник Генштаба дал слово генералу армии Михаилу Бакову, командующему пограничными войсками России.

— Как уже до меня сказал генерал-полковник Горбенко, — начал Баков, — наша граница в новых условиях выпрямится и сократится на этом участке с 5460 до 3060 километров. Задача первых десантов погранвойск в указанных девяти пунктах будет осуществляться с целью перекрытия всех путей, по которым может начаться отток преступников и бегство коррумпированных чиновников. Но существует масса тропок в пустынных местностях и солончаках, так называемых наркотрасс, по которым наркотики из южных регионов, то есть из Узбекистана, Таджикистана, Киргизии и Афганистана через Казахстан шли в Россию и Европу. Их на первом этапе мы перекрыть физически неспособны, понадобится несколько месяцев, прежде чем это удастся сделать.

Задача же погранвойск после ввода основных воинских частей состоит в следующем. На протяжении новой границы в 3060 километров будет создано шесть опорных пунктов с примерно равным расстоянием друг от друга в пятьсот километров. Первый опорный пункт Новый Узень на полуострове Мангышлак, через семьсот километров — Аральск. От него до Сарышагана девятьсот километров голой степи, безлюдной и пустынной. Поэтому между ними будет создан новый опорный пункт, то есть в пустыне нужно будет построить городок, который назовем Казачьим. Это примерно в 200 километров южнее Джезказгана у реки Сарысу. Таким образом от Аральска до Казачьего будет 420 километров, а от Казачьего до Сарышегана — 480 километров. У восточной оконечности озера Балхаш, на железнодорожной станции Актогай будет следующий опорный пункт, до него пятьсот километров. И замыкает цепь опорных пунктов расположенный в четырехстах пятидесяти километрах от Актогая город Зайсан,

Из шести опорных пунктов к четырем ведут железные дороги, а к Зайсану автотрасса Омск-Павлодар-Семипалатинск-Зайсан, относящаяся к первой категории. То есть единственное уязвимое место с точки зрения наличия коммуникаций и инфраструктуры, это место, где планируется построить пограничный городок Казачий.

Но здесь будут приняты все меры, чтобы к лету следующего года сюда подвести железную дорогу и автодорогу. На это будут брошены большие силы. Городок Казачий будет превращен в казачий Центр Семиречья, и к 2002 году он должен будет превратиться уже в стотысячный город. Для притока сюда, в это безлюдное место, населения, к заработной плате на первые десять лет будет установлен повышающий коэффициент — 2, и на пять первых лет все его население будет освобождено от уплаты подоходного налога.

Таким образом, на нашей южной границе будет создано шесть мощных опорных пограничных пунктов с городами численностью от 90 до 120 тысяч человек. Между этими опорными городами-пунктами будет создано двадцать четыре погранзаставы с поселками в 10 тысяч человек каждая, на расстоянии 80-100 километров друг от друга и от опорных пунктов. А между ними будет восемьдесят казачьих засек, хуторов-деревень с численностью жителей до тысячи человек. Они будут располагаться на расстоянии двадцать-двадцать пять километров друг от друга между погранзаставами.

То есть на южной границе мы должны в кратчайшие сроки создать целую, почти непрерывную цепь поселений: казачьих деревень, с общей численностью населения семьдесят-восемьдесят тысяч человек и двенадцать-пятнадцать тысяч человек казачьих патрульных войск; двадцать четыре пограничных поселка с численностью населения 220–240 тысяч человек и погранвойск — порядка 25 тысяч человек. А шесть городских укреп-районов с численностью населения 600–700 тысяч человек будут обеспечивать всю жизнедеятельность границы и иметь шестидесятитысячную воинскую группировку. Таким образом, на южной границе у нас будет порядка одного миллиона населения и около ста тысяч человек воинских формирований всех видов, как первый заслон среднеазиатского рубежа страны. На эти цели на первом этапе правительство уже предусмотрело выделение трех миллиардов рублей или четырех с половиной миллиардов долларов.

В военно-инженерном отношении, — продолжил свое выступление Баков, — планируется в двухкилометровой зоне впереди границы, там, где позволяют геологические условия, вырыть траншею шириной десять метров и глубиной четыре метра, за ней вплоть до нашей границы всю двухкилометровую зону засеять минами с двумя линиями колючей проволоки. Только после этого пойдет основная полоса погранукреплений, вдоль которой будут проложены бензинопроводы для огнеметных систем. Таким образом можно будет надежно перекрыть пересечение государственной границы отдельными группами или лицами. Что же касается каких-либо крупных вторжений, то открытая местность этой территории на сотню километров и более на юг не только исключает ее внезапность, но и делает ее смертельно уязвимой.

— У меня все, — сказал Баков, обращаясь к Осипову.

— Хорошо, благодарю вас Михаил Алексеевич, — произнес начальник Генштаба и предоставил слово заместителю Министра иностранных дел Радикевичу, который должен был по дипломатической линии обеспечивать акцию по освобождению русского Казахстана и переводу дипломатических миссий всех стран снова в Алма-Ату.

Радикевич напомнил участникам совещания, что нота Российского МИДа Казахстану на убийство трех русских семей, в том числе четырех женщин и трех детей, казахскими экстремистами в Акмоле за отказ покинуть свои квартиры и уезжать в Россию, произошедшее второго октября, осталась без ответа. Наша задача, после ареста руководителей Казахстана в Акмоле, добиться подписания с ними раздела Казахстана на русскую и казахскую части, депортировать из нашей части все казахское население, хоть в чем-то замаравшее себя по отношению к русским и другому русскоязычному населению, и одновременно обеспечить эвакуацию всего русскоговорящего населения из южных областей Казахстана в нашу зону.

По информационным сообщениям Казахпресс, президент восьмого октября едет в старую столицу, в Алма-Ату, а затем на три дня на отдых заграницу. После пятнадцатого октября он уже будет на месте и мы будем готовы после военной акции приступить к своей работе. Необходимые документы готовы…

Выступило еще около десятка генералов, представителей министерства путей сообщения, гражданской авиации и строительных ведомств, в процессе которых уточнялись и согласовывались некоторые детали предстоящей операции и работы, намеченной после нее. Начальник Генерального Штаба подытожил все доклады и сообщения.

— Хочу обратить внимание присутствующих на ряд моментов. Несмотря на низкую боеготовность казахских силовых подразделений, чтобы не было никакого шапкозакидательства, действовать должны как против самых боеспособных частей в мире. Второе. Это не Прибалтика, с хорошими коммуникациями и короткими расстояниями, необходимо быть готовыми к любым нестыковкам и тщательно их предусмотреть. У нас очень большой козырь новая граница лежит в пустынной ненаселенной местности, от нее на север и на юг лежит пустынная, на сотни километров, зона, из которой не может быть организовано никакого противодействия…

Вечером этого дня, седьмого октября, Осипов совместно с Министром обороны, начальником ФСБ, командующим погранвойсками и Министром иностранных дел должны были подробно доложить Лобанову о положении дел.

7 октября 1999 года, Украина, Харьков.

До отхода поезда на Москву еще оставалось три часа. Юрий Смирнов сегодня возвращался в Москву, так как завтра был последний рабочий день недели, пятница, и он должен был успеть не только доложить о своей поездке по Украине помощнику Лобанова, но и дать целый ряд указаний и поручений своим подчиненным. За выходные нужно было многое сделать. А пока он уединился с президентом крупнейшего концерна Украины “ХАМАЗ” — Харьковский машзавод, своим другом и бывшим однокашником по политехническому институту — Сергеем Плотниченко. Его фирма выпускала не только одни из лучших вездеходов, саперное и грузоподъемное оборудование, но и с помощью России наладила выпуск новым видов танков и другой боевой техники.

Они уединились на загородной вилле концерна, благо, что она была расположена почти в пригороде Харькова, и до вокзала было всего минут двадцать пути. Пройдя в гостиную, Плотниченко предложил Смирнову поудобней располагаться. В эту минуту в зал вошла девушка с подносом, на котором стояла запотевшая украинская горилка с перцем, кофейник, ветчина, фрукты и разные сладости.

— Танюша, спасибо тебе, мы тут сами управимся, — сказал Плотниченко девушке, принесшей кофе и прочее, — скажи, пожалуйста, Анатолию, что он пока свободен, но через два часа чтобы был здесь на месте и чтобы машина была чистой. А ты можешь ехать домой, спасибо, мы тут сами по-мужски похозяйничаем, и он взял в руку бутылку с горилкой…

Татьяна, двадцатитрехлетняя чернобровая красавица, длинноногая и статная, бывшая спортсменка, мастер спорта по художественной гимнастике, работала одним из секретарей Плотниченко, и когда у ее шефа бывали дорогие для него гости, она помогала на загородной вилле концерна накрыть на стол, да и вообще помочь там по хозяйству.

Она подошла к шоферу и сказала:

— Толя, отвези меня домой и можешь два часа быть свободен, а потом чтобы был на месте, и машину помой, так шеф распорядился. Наверное, московского гостя повезешь на вокзал.

— Залазь, стрекоза, — сказал шофер и открыл дверцу машины. Она села на переднее сиденье и, тихо потянув дверцу “Вольво” на себя, закрыла ее, боясь сильно хлопнуть, за что ее всегда ругал Анатолий.

— Когда ты двери научишься закрывать, — забубнил шофер и потянулся к противоположной двери, чтобы ее получше закрыть, навалившись на девушку. — Опять ты за свое, — вскрикнула Татьяна, — отталкивая плотно навалившегося на нее Анатолия.

— Посмотришь, все шефу расскажу и вообще пересяду на заднее сидение, а шеф тебе мозги быстро вправит.

— Да ладно Танька, не кипятись, — заартачился Анатолий, я же хотел только дверь получше закрыть, а то ты вдруг вывалишься по дороге. Вот если тебя потеряю, тогда уж шеф точно мне шею намылит, — рассмеявшись, он завел машину и вырулил со двора виллы.

Разлив по рюмкам холодную горилку, Плотниченко сказал:

— Давай выпьем за наше здоровье, за единение наших народов и за объединение России и Украины назло всем их. врагам. Они опрокинули рюмки, и Плотниченко разлил в чашечки кофе.

— Юра, то, что ты рассказал о своих впечатлениях по твоим поездкам в Запорожье, Днепропетровск и Донецк, почти на сто процентов созвучно с ситуацией и здесь, у нас, в Харькове. А в Крыму вообще все наэлектризовано. Думающие и что-то умеющие люди уже устали от всего этого бардака. Мы ведь прекрасно понимаем, что Украине, не имеющей богатых недр, как в России, и располагающей только рабочей силой, пусть и трудолюбивой и с интеллектом, придется достойную жизнь строить не менее сорока-пятидесяти лет. Франция, Бельгия, Голландия, Дания на это потратили две сотни лет. Германия, как и мы, практически из природных ресурсов имеет только уголь и железную руду Рура. У нас Донбасс и Кривой Рог. Но у Германии ведь вековые традиции, железная дисциплина, неувядающий дух предпринимательства. И несмотря на это и гигантские вливания после войны в ее восстановление десятков миллиардов долларов, но только спустя тридцать лет, к середине 70-х годов, сумела создать немцам достойную жизнь.

Ведь посмотри. За девять лет после ее объединения Германия уже вложила в земли бывшей ГДР 1,3 триллиона марок, то есть почти 760 миллиардов долларов, и то они считают, что должная отдача наступит только спустя четыре-пять лет. А что уж о нас говорить, когда мы не получаем и одного миллиарда долларов кредита в год, что же, народу ждать семьсот двадцать лет?

Мы ждать больше не можем. Мы все больше откатываемся в пропасть, из которой уже выбраться будет не суждено. Кучма нас в свое время подло обманул, пообещав народу консолидацию с Россией. Чем все обернулось, ты знаешь. Ведь это нужно, за подачки Америки, после того как вы заняли Прибалтику, Киев согласился на сближение с Турцией, а это значит потеря Крыма в перспективе. Ведь даже подписаны с Турцией протоколы о совместных маневрах в Крыму в 2000 году. Это уже переполнило чашу терпения почти во всех промышленных областях.

Я знаю, — продолжил Плотниченко, — что Россия готова отключить нам нефть и газ. Это будет для нас катастрофа…

Смирнов поставил чашку с недопитым кофе на стол и прервал своего друга. — Сергей, мы договорились в Донецке, Днепропетровске и Запорожье о том, что в эти города поставки газа и нефти будут осуществляться частными фирмами по отдельным договорам с главами областей и руководителями крупнейших предприятий, за остальной народ пусть ломает голову ваш президент. Такая же схема будет и по Харькову, мы ведь все обговорили. Ты ведь знаешь, я свое слово никогда не нарушал. Такая же схема проработана и в Крыму, в Одесской, Николаевской и Херсонской областях.

Нам нужно ускорять объединительные процессы, ведь страдает в первую очередь простой народ, сколько же можно? То еврейские комиссары, то коллективизация, то война, то восстановление разрухи, то кукурузник, то брежневский застой, то горбачевский демагогический разврат, то эта политическая шавка Кравчук, то лжец Кучма, сколько же народу терпеть? Скажу только для тебя. По имеющимся у нас данным, личные представители вашего президента ведут секретные переговоры с Турцией по вопросу о передаче ей в аренду своих морских баз в Крыму и в Керчи в обмен на поставки нефти и газа. Вот и думай, чем все это обернется для Украины и ее народа.

У Плотниченко округлились глаза и сперло дыхание. — Да это же взорвет всю Украину, — вырвалось у него. Восточная Украина сразу же отойдет от Киева, этот процесс и так уже назревает.

Мы в Москве, в декабре, проводим большое совещание по энергопотреблению и энергосберегающим технологиям. Во все ваши крупнейшие фирмы, на предприятия и главам областных администраций Россия пошлет приглашения. Время есть, встречайтесь пока между собой, решайте, как дальше жить, что делать. Там, в Москве, и обсудим конкретно все вопросы, и объединения, и возрождения, и как это сделать, — сказал Смирнов Плотниченко и посмотрел на часы. До отхода поезда оставалось пятьдесят минут.

Он встал, поблагодарил Плотниченко за хлеб, соль и они вместе направились к выходу. У Смирнова уже годами выработалась привычка, если до места назначения нужно было добираться одну ночь — всегда пользоваться только железной дорогой. Удобно. Спокойно выспался, умылся, побрился, выпил чашку кофе и сходу, с утра, всегда готов был прямо в бой…

7 октября 1999 года, Армения, Ереван.

В самом центре Еревана, на улице Налбандяна, стоял старинный трехэтажный особняк, отделанный по цоколю мрамором шоколадного цвета и с двумя башенками по бокам здания. Первые два этажа занимала известная на Кавказе фирма “Арменпрогресс” Армена Бабаяна, а на последнем жил он сам со своей семьей. Высокий, что редкость для армян, жилистый и приятный в общении человек, владеющий тремя языками, окончивший в Москве МГИМО — Московский государственный институт международных отношений, и проработавший шесть лет в МИДе СССР и три года в посольстве СССР во Франции, он легко устанавливал контакты на самом высоком уровне. А миллионы, которые он получил, оставив дипломатическую работу, выводили его и на богатых армян, разбросанных по всему свету.

К нему тянулись все богатые люди Армении не только потому, что он был близок к президенту Армении, имел широкие связи с заграницей, с Россией, но и потому, что он за Армению готов был отдать не только все свои богатства, но и жизнь. Несколько дней назад он вернулся из большой поездки по Европе и Америке, где встречался с лидерами армянских диаспор.

На этих встречах он делился конфиденциальной информацией об открытых новых месторождениях золота, молибдена, о найденном уране. Он объяснял своим соплеменникам, что, вложив свои деньги в Армению сейчас, они увеличат свои капиталы за пять лет как минимум вдвое. Но для этого в Армении должна быть стабильная обстановка, а президент Армении ее обеспечивает. Армян Америки он убедил оказать мощное воздействие на сенаторов и конгрессменов США, на которых имеют влияние, а через них на президента Америки. Поддерживая Азербайджан, объяснял он им, Америка будет вскармливать исламский фундаментализм, который потом ей, ох, еще как аукнется.

Сегодня Бабаян встречался со своим другом из Батума, Шалвой Абашидзе. Абашидзе был другом детства и советником премьер-министра Аджарской республики в составе Грузии — Реза Меладзе, и очень богатым человеком. А его брат был начальником милиции Аджарии. В свое время Бабаян помог деньгами Шалве, которого могли убить за невозвращение долга. С тех пор они стали не просто друзьями, а почти братьями, тем более что оба были христианами. Бабаян давно знал, 4-ю аджарцы вынашивали планы отделения от Грузии, ибо лютой ненавистью ненавидели Белого Лиса, своего президента, которого так прозвали за хитрость, предательства, коварство и седые волосы. Бабаян же даже во сне мечтал о том, как бы Армении выйти к Черному морю и иметь там свой порт. Тогда Армения не только сможет получить свободный выход в Европу и мир, но и получит мощный толчок для развития.

Армения шесть лет собирала своих соотечественников со всех стран СНГ и России, не допустила никакой дискриминации по отношению к русскоговорящему населению и поэтому добилась не только внутреннего спокойствия, но и увеличила численность своего населения почти до четырех с половиной миллионов человек, живших, правда, на клочке земли площадью всего тридцать тысяч квадратных километров. О том, как расширить этот клочок земли без войн и насилия, путем объединения, может, с Аджарией, и думал Бабаян последние годы.

В этот момент открылась дверь и вошел помощник, доложив, что машина Абашидзе въезжает во двор. Бабаян быстро поднялся, чтобы встретить дорогого гостя. Он вышел из дверей особняка в тот момент, когда Абашидзе открывал дверцу машины. Бабаян подошел к нему и, раскинув в стороны руки, произнес:

— Шалва, дорогой мой, как я рад тебя видеть, — и, обняв друга, пригласил его пройти внутрь особняка.

Когда они уселись в гостиной, обставленной шикарной итальянской мебелью из орехового дерева с картинами Сарьяна на стенах и экзотическими цветами в кашпо из матовой причудливой формы керамики, Бабаян предложил гостю умыться и сначала отдохнуть с дороги, а потом заняться делами.

— Нет дорогой. Время деньги, — ответил Абашидзе, — от кофе вот не откажусь. Прости меня, но я сегодня вечером должен вернуться в Батум.

Небольшой четырехместный самолет доставил Абашидзе из Батуми в Ереван за сорок минут, поэтому он практически не устал, а дома ждали неотложные дела, каждый час был на вес золота. Шалва Абашидзе был сродни Бабаяну, не зря ведь сдружились, он также безмерно любил свой край, свою землю. Уже шестое поколение его предков жило в этом благодатном краю. Неугасимая ненависть к президенту, который вел Грузию к разорению, питала его цель — отделить Аджарию от Грузии, ради этого он готов был пойти на любой союз. В этом они и сошлись с Бабаяном, тем более что Абашидзе владел контрольным пакетом акций Батумского порта и был кровно заинтересован в увеличении грузопотоков, в его расширении и модернизации.

Но аджарцы понимали, что, в случае отделения их от Грузии, граничащая с ней Турция проглотит их даже не поперхнувшись. А Белый Лис мстительно пойдет на сделку с любым, кто смог бы за него наказать Аджарию.

Поэтому выход был один. Найти друзей, которые были бы непримиримыми врагами и Грузии и Турции. А Господу Богу было угодно в этом помочь Аджарии. На севере была непримиримая Грузии Абхазия, а на востоке — непримиримая Турции Армения.

Шалва Абашидзе, будучи предпринимателем, а значит прагматиком, реально представлял, что без помощи России все их замыслы пустой звук. Армению без России Турция проглотит за неделю. Он всегда с уважением относился к России и русским в частности. Не потому, что получил образование в Ленинграде, а потому, что реально видел: Россия у Кавказа брала в десять раз меньше чем давала ему, и русский народ всегда был более терпим к другим народам, чем те к нему. Если Россия поможет, у них все получится. А Россия поможет. Она заинтересована в укреплении Армении в качестве буфера для Турции на ее южных границах. Как на счастье, Белый Лис вредил России как только мог, пытаясь выслужиться у своих заокеанских хозяев…

Помощник Бабаяна поставил кофе, фрукты, сладости и армянский коньяк на столик и вышел. Бабаян наполнил золоченные рюмки коньяком и предложил выпить за здоровье своего друга Абашидзе. Выпив коньяк и сделав глоток кофе, Абашидзе обратился к Бабаяну.

— Армен, мы просчитали все мыслимые и немыслимые варианты и пришли к однозначному варианту. Начинать выступление нужно в начале весны, в марте — апреле, когда люди будут на пределе терпения, от холода и голода, от безысходности. Правовая база для отделения подготовлена. Есть у нас и сторонники в парламенте, в Тбилиси. Мы ведь только короткое время были в составе Грузии, в X веке. В XI веке мы уже подверглись нападению сельджуков, в XIII веке — татаро-монголов, с XVII века под игом турок. И только в 1878 году мы присоединились к России. Но после революции 1917 года нас захватила и оккупировала Грузия. А после гражданской войны большевики оставили нас в ее составе, правда, дав автономию.

То, что президент не способен организовать управление страной, довел народ до голода, холода, а Грузия идет к распаду, дает нам политическое, экономическое и моральное право для отделения, а по сути дела, на возвращение нам независимости, потому что мы фактически и юридически с 1917 года находимся под грузинской оккупацией. Шалва отпил несколько глотков кофе и продолжил. — Наш премьер-министр Реза Меладзе согласен будет войти в состав Армении, но с более широкими автономными правами. Мы согласны с тем, что единая страна будет иметь единое название — Армения, иметь единую границу, единую армию и полицию, единого министра иностранных дел, премьера и президента. Естественно единая валюта. По всем остальным вопросам наша полная самостоятельность. Это первое.

Второе. Нам нужна помощь, как минимум 10 тысяч хорошо подготовленных бойцов, оружие и боевая техника. Наши вооруженные формирования официального порядка — это 1.200 военнослужащих и 2.600 полицейских — сейчас проходят усиленную подготовку. Их натаскивают наши военные, служившие раньше в российском спецназе. Я мог бы сейчас на свои деньги закупить часть военной техники, но Тбилиси сразу все заберет себе. Поэтому мы пока приобрели единичные экземпляры танков, боевых машин пехоты, артиллерийских установок, минометов, несколько вертолетов и ракетных пусковых установок для тренировок личного состава. К первому марта мы должны подготовить почти 10 тысяч солдат и 6 тысяч милицейских кадров. Эту программу мы проводим, чтобы не вызвать подозрения, якобы в рамках подготовки к весенней операции Тбилиси по захвату Абхазии, очевидно, в мае 2000 года.

Третье. Нам нужен компромат на президента. Есть косвенные данные о том, что у него в Западных банках лежит около 800 миллионов долларов. Здесь мы полагаемся на вашу помощь. Если ваши люди в Америке смогут добыть эти данные, мы их обнародуем и в Батуми и в Тбилиси. Взрыв гнева голодающего народа будет страшней любой бомбы.

И, наконец, последнее. Это совместное выступление с Абхазией, которая сковала бы основные силы Тбилиси. Неплохо, если бы выступила и Южная Осетия. Тогда Белому Лису пришел бы конец.

Бабаян внимательно слушал Абашидзе не перебивая.

— Дорогой мой, — обратился он к своему другу, — наши мысли почти совпадают. Но давай по порядку рассмотрим все вопросы.

— По вопросам, касающимся условий объединения, почти все ясно, и у нас здесь позиции одинаковы. По военной помощи. Мы, без сомнения, вам поможем. По первым прикидкам вам будет выделено восемнадцать вертолетов, тридцать танков, восемьдесят боевых машин пехоты, двадцать установок “Смерч” ну и, конечно, артиллерия, минометы, стрелковое оружие, транспорт и прочее. Но вам нужно отобрать около трех тысяч наиболее верных вам лично людей и направить к нам в Армению на обучение по управлению всей этой боевой техникой. Времени остается очень мало. Более того, мы закупаем шесть торпедных катеров для защиты Батумского порта и всей припортовой и прибрежной полосы.

По компромату на вашего президента мы уже работаем и, я думаю, нам удастся добыть через пашу американскую и европейскую диаспору необходимые материалы. Думаю и Россия нам в этом поможет. Но с выступлением Южной Осетии вряд ли получится. Россия не захочет баламутить Северный Кавказ, ей хватит и Чечни.

Бабаян подошел к столику, налил в рюмки коньяк, пригубил из своей и снова продолжил.

— Теперь два наиболее важных вопроса, без которых мы не сможем успешно решить нашу задачу. Первый это Абхазия. Второй — Азербайджан. С абхазами мы навели мосты еще в прошлом году, долго вели переговоры, не раз встречались и у нас. На Последней встрече они поставили жесткие условия по границе, которая разделит Абхазию и уже объединенную с вами Армению. Вот смотри. И Бабаян достал карту и расстелил ее на столе.

— Мы с вами хотели провести границу по реке Риони, — произнес Бабаян. Абхазы не против, но при условии, что к ним отойдет порт и город Поти, а далее граница пойдет по реке до Самтредия и далее, аж до самой границы с Россией в Северной Осетии. Думаю, что мы вынуждены будем согласиться с этим вариантом, так как абхазы не хотят выпускать Потийский порт, да и граница по реке более надежный для них вариант. Здесь, видимо, уже просматриваются интересы России. То есть получается, что на море мы расширим нашу зону только на девятнадцать километров. Но это можно компенсировать территорией на суше. Главное — не зарываться и отсечь Грузию от моря километров на пятьдесят-шестьдесят, тогда ей сложно будет попытаться взять реванш.

— Да, тогда наша морская граница составит только шестьдесят пять километров и мы будем иметь не два порта, Батуми и Поти, а только один, — произнес Абашидзе. Но видимо с абхазами придется согласиться, но поторговаться по другим вопросам.

— Смотри, — обратился Абашидзе к Бабаяну, ткнув пальцем в карту. — Наша граница тогда могла бы пройти от моря до Самтредия, как ты уже сказал, и далее по берегу реки Риони до поселка Вани, а от него вдоль дороги до поселка Багдати и города Зестафони на Тбилисской трассе. А от него на юго-восток до Боржоми и далее на юг по дороге до реки Храми. А начиная с городка Цалка на ней, граница пройдет по дороге на юг до самом границы с Арменией, через поселок Дманиси. Таким образом здесь участок нашей территории между Грузией и Турцией будет длиной почти восемьдесят километров.

— Послушай теперь о нашей проблеме, — прервал друга Бабаян. — Шила в мешке не утаишь. О нашей вам помощи станет известно уже с начала боевых действий, и к кому бросится Грузия? К Азербайджану! А тот постарается не упустить момент. Тем более, что еще не известна реакция Турции. Но Азербайджан наиболее опасен, он рядом. Поэтому нам нужна будет помощь России и Ирана, чтобы связать руки Баку…

Они еще минут двадцать обсуждали детали предстоящего дела. Особенно Абашидзе обрадовало, что Армения планирует по своей территории продолжить часть нефтепровода, который шел бы от границы Азербайджана до Батуми. Всего сто семьдесят шесть километров, и цепь нефтяного потока замкнется, а это даст огромный доход. Россия внакладе ведь не останется. Каспийской нефти хватит и на Россию и на новую Армению…

8 октября 1999 года, Казахстан, Алма-Ата.

Самолет президента Казахстана приземлился в аэропорту Алма-Аты в двенадцать часов пятнадцать минут. Жорес Улумбаев президента не встречал, так как часть охраны прилетела с ним из Акмолы. В его же обязанности входило обеспечение безопасности президента на территории всех помещений, где он будет находиться в эти дни, где будут встречи и кутежи с друзьями. Расписание было плотным. После прилета, обеда и короткого отдыха, в пятнадцать часов встреча с представителями творческой интеллигенции, затем посещение номенклатурного детского сада и телевизионные съемки о том, какая прекрасная жизнь у детей и как о них заботится президент. В восемнадцать часов совещание с руководителями министерств, еще не перебравшимися в новую столицу Акмолу. Затем встреча с предпринимателями, а по сути дела, с ворами своего клана, разграбившими республику и так ничего и не предпринявшими для своего народа. В двадцать один час был намечен банкет с самыми близкими и богатыми его друзьями и банкирами, в бывшей, теперь уже старой резиденции президента.

Жорес все продумал и просчитал до мелочей. Он понимал, что после убийства президента уйти он не сможет и уже давно был готов к смерти. Перед тем как обвязать свое тело с двух сторон пластиковой взрывчаткой, он невольно вспомнил, как прочитал в газетах еще ельцинского периода о том, что только за один год в России покончили жизнь самоубийством сто тридцать офицеров русской армии в знак протеста против нищенской жизни. Он тогда был шокирован. Это какими глупыми людьми надо быть, чтобы на радость врагам, ограбившим их семьи, взять да и убить себя, вместо того, чтобы хоть пару десятков таких собак унести с собой на тот свет. Да, слабый народ… Это Сталин мог сделать их сильными, иначе не выиграли бы они войну…

Нет, он, Жорес, не дурак. Он унесет на тот свет тридцать-сорок, а может и больше шакалов, растоптавших веру людей в справедливость, в закон, в равноправие. Он обвяжет себя с двух сторон двумя плитками пластида по двести граммов каждая, так что унесет с собой столько, сколько позволит ситуация. Для самого большого шакала, личного советника президента Равиля Айзенберга, помогающего ему грабить республику и самому уже наворовавшему около трех миллиардов долларов, он приготовил лимонку…

Только в двадцать один час сорок минут около пятидесяти человек с женами и любовницами, обвешанными бриллиантами и золотом, собрались в банкетном зале. Раскачка шла около часа, и, уже к двадцати трем часам многие начали терять над собой контроль. Да и охрана ослабила бдительность, вроде все свои. Министр транспорта Тукурбасв в это время тискал за стоном сидевшую рядом полную, незнакомую Жоресу женщину, а президент Казнефтебанка, как всегда, поедал одну тарелку снеди за другой. Султан Набиев — бара-повый король Казахстана, как его называли за обладание почти половиной поголовья баранов республики и шестью мясоперерабатывающими комбинатами, что-то доказывал сидевшему рядом с ним помощнику президента по внешней политике Аульбекову, яростно при этом жестикулируя.

Жорес посмотрел в сторону президента, тот разговаривал с сидевшей рядом с ним женой вице-премьера Джакупова, а Равиль Айзенберг, сидевший с другой стороны от президента, чокался бокалом с председателем Комитета национальной безопасности Саламбеком Рымбаевым. Подняв обшлаг рукава пиджака, Жорес глянул на часы. Было двадцать два часа пятьдесят две минуты. Счет пошел на минуты. Все должно свершиться в двадцать три часа. Потому что именно в это время в далеком Эгейском море, на маленьком острове в районе греческих островов Северные Спорады, на вилле президента, тоже произойдут взрывы, которые уничтожат золотое гнездо, построенное на наворованные у народа деньги.

Там в этот момент будет восемнадцать часов по местному времени. Такая синхронность нужна была, чтобы избежать осечки. Ведь после взрывов в Алма-Ате и преодоления первого шока кто-либо из уцелевшего руководства охраны мог позвонить по космической связи на виллу президента его жене и предупредить охрану острова о трагедии и необходимости арестовать Жукусова и Текильбаева, людей Жореса Улумбаева на острове, либо в крайнем случае их ликвидировать. Три часа назад Жорес позвонил Текильбаеву на остров по сотовой связи и предупредил, что все вдет по плану, время остается прежнее и сказал — прощай…

8 октября 1999 года, Греция, Эгейское море, остров Эльвира.

В этот момент, за несколько тысяч километров от Алма-Аты, на маленьком острове в Эгейском море, названном в честь дочери президента Эльвирой, на вилле из белого мрамора, семья президента усаживалась за стол. Ужинали здесь всегда в одно и тоже время, в восемнадцать часов. Текильбаев, руководивший всей операцией на острове, в течение месяца готовился к такому дню, хотя дату акции Жорес назвал ему только три дня назад, когда стало известно о распорядке дня визита президента в Алма-Ату, и он сам вылетел туда из Акмолы для подготовки визита.

Вначале, когда Текильбаев и Жукусов прибыли на остров, зная, что предстоит совершить акт возмездия, им было жалко женщин, жену и дочь президента, его внуков. Но уже спустя месяц от этой жалости не осталось и следа. Надменность и презрительность к окружающим, непомерная жадность и издевательства над обслуживающим персоналом этих тварей, не заработавших за свою жизнь ни одного тенге, полностью отключили у ребят моральные сдерживающие факторы. Тем более что Жорес им объяснил — цель акции не только уничтожить племя выродка казахского народа, но и показать, что семьи воров у власти будут караться так же, как и они сами, это поумерит ненасытность этих шакалов.

В яхту и два катера охраны, вооруженных крупнокалиберными пулеметами, на что пришлось получать специальное разрешение полиции Греции, Текильбаев заложил в общей сложности килограмм пластиковой взрывчатки. На вилле была заложена оставшаяся часть, почти четыре килограмма. Этого хватило бы взорвать три таких виллы. Во все заряды были вставлены детонаторы, срабатывающие от радиосигнала. Они распределили роли. Жукусов взрывал виллу, Текильбаев — яхту и катера, чтобы уцелевшие не могли организовать за ними погоню, если вдруг кто-то уцелеет после взрывов.

Путь отхода тоже был продуман до мелочей. Привлекать посторонних к переправе их на материк было опасно, их могли выдать. Поэтому они за 7 тысяч долларов купили небольшой, но быстроходный катер. Чтобы отвлечь внимание руководителей охраны виллы, объяснили это пристрастием к рыбалке и поэтому трижды в неделю они вынуждены были отплывать от острова в море, демонстрируя обоснованность своей покупки. Только с ловлей рыбы у них что-то не особо получалась…

Сегодня их катер, окрашенный в цвет моря, стоял наготове с полным баком горючего. С собой они должны были взять только небольшие сумки с личными вещами. Денег на двоих осталось чуть больше трех тысяч долларов. Но этого с лихвой хватало, чтобы добраться от Салоник до Афин, а оттуда самолетом до Вены. Благо Шенгенская виза действовала и в Австрии.

Лучше конечно, — думал Текильбаев, — если бы Жорес деньги перевел им в Афины. Он не знал, что Улумбаев, предусматривая возможность их прокола, переводил деньги в ту страну, где они могли получить помощь, ведь не зря он дал номер телефона в Вене, когда звонил в последний раз. Еще в Алма-Ате Жорес тщательно продумал для них пути отхода. Они оба тогда отрастили усы, перепробовали много разных париков. Но от них отказались, а продумали варианты изменения причесок. Единственно, что нельзя было изменить, так это разрез глаз. За европейца не сойдешь. Сам Текильбаев отлично знал и русский и английский, немного поднатаскался и в греческом языке. А вот у Жукусова с языками было посложней.

Тогда же Жорес Улумбаев заготовил им поддельные паспорта с усами и измененными прическами на другие фамилии, но все-таки граждан Казахстана. Когда же стало ясно, что акцию нужно будет провести в конце сентября, начале октября, он получил в Греческом посольстве для них Шенгенские визы сроком на три месяца.

Вена же была нужна им по нескольким причинам. Там их в гостинице “Континенталь” будут ждать семьи, которые Жорес должен был отправить в туристическую поездку по Австрии. Во-вторых, там теперь проживал, бывший министр финансов Казахстана Марк Тарковский, который сбежал из республики в конце 1998 года, переведя заранее на подставную фирму в Люксембурге шестьдесят два миллиона долларов, якобы за оплату оборудования для нефтяных разработок. Улумбаев разработал для них операцию по поимке этого подонка и изъятию награбленных миллионов. И, в-третьих, Жорес дал им номер телефона в Вене, по которому можно было позвонить только в крайнем случае, если что-то сорвется и нужна будет экстренная помощь.

Жукусов и Текильбаев на катере дважды прошли маршрут, по которому они должны были совершить побег. От их острова до маленького городка Загора на побережье залива Термаикос было около семидесяти километров, то есть полтора часа хода на их катере. Там еще неделю назад они купили два велосипеда, на которых должны были добраться до города Волос, и спрятали их в специально оборудованном тайнике. До этого города было четырнадцать километров, а от него до Салоник было всего сто девяносто километров. Поезд отходил в Салоники в двадцать часов двадцать минут и приходил на конечный пункт в ноль часов десять минут.

А поезд из Салоник в Афины отправлялся в ноль часов тридцать пять минут. Из всех рассмотренных ими вариантов, этот был наиболее подходящим. Но они ведь операцию планировали осуществить в семнадцать часов, когда все отдыхали; а это время стыковалось с графиком президента в Алма-Ате, о котором им сообщил Улумбаев. Но ситуация поменялась. В течение дня график президента сдвинулся, и намечаемую акцию Улумбаеву пришлось переносить на двадцать три часа в Алма-Ате, а значит и на острове время сдвигалось с семнадцати на восемнадцать часов.

Текильбаев и Жукусов пришли в большое смятение, когда узнали новое время. Эта сдвижка на час лишала их какого-нибудь маневра на случай непредвиденных обстоятельств, и время по всей цепочке становилось предельно жестким. Все было впритык. Значит не должно быть никаких срывов, а вдруг катер подведет, забарахлит мотор, или еще что. Тогда им из мышеловки выбраться будет предельно сложно…

* * *

8 октября 1999 года, Россия, г. Рубцовск, Алтайский край.

Сергей Борзов закрыл планшет с картами и откинулся на спинку стула. Медленно закрыл глаза. Давало знать напряжение последних недель, когда он, подполковник, начальник сектора 13 — БА (Боевые Операции) Главного Разведывательного Управления Генерального Штаба России, ежедневно мотался между Новосибирском, Барнаулом и Рубцовском, проверяя и внося коррективы в подготовку операции “Степной Беркут” на этом направлении. Он знал установленную еще в конце августа ориентировочную дату ее начала — десятое октября 1999 года.

И несмотря на то, что по целому ряду нюансов он мог уже твердо сказать, что десятого октября операция не начнется, поблажек никому не давал, даже генералам, которые, несмотря на его более низкое звание, косвенно подчинялись ему по специальной директиве Генерального Штаба. Практически войска были готовы к началу операции, а девяносто процентов боевой техники уже было в местах дислокации. Немного отставали гражданские ведомства: министерство путей сообщения, автотранспорта, строительные ведомства.

Но на прошедшем первого октября совещании в Новосибирске, которое проводили заместитель министра обороны, командующий сухопутными войсками генерал-полковник Ботко и вице-премьер правительства Валерий Барзилович, хорошо были вправлены мозги всем, кто не укладывался в установленные сроки. Тогда двух заместителей министров, транспорта и промышленного строительства, сняли с работы, а генерал-майора Швецова, отвечающего за тыловое обеспечение и подвоз военных грузов Восточной группировки, разжаловали сразу в капитаны и отправили под арестом в Москву для разбирательства.

Борзов чувствовал себя постаревшим лет на десять. Ведь за последние шесть месяцев не только полностью перевернулась его жизнь, но и произошли события, которыми хватило бы заполнить полжизни. Еще в марте этого года он, капитан ВДВ России, нелегально уехавший в Боснию воевать в 1992 году, находился там в селении Рогатица. В апреле его и часть его ребят вызывают в Москву, где его восстанавливают в действующей армии и присваивают звание подполковника, а генерал Малинин из ГРУ Генштаба, забирает его к себе. Затем подготовка к операции “Хвойный аромат” по захвату Прибалтики в ответ на тайное решение НАТО разместить там, в Польше и в Чехии ядерное оружие, и успешное ее проведение. А в июне уже новое задание — подготовка к операции “Степной беркут”.

Город Рубцовск в Алтайском крае, где практически завершилось сосредоточение первого эшелона группировки войск, находился всего в сорока километрах от границы с Казахстаном, правда границы как таковой, в общепринятом смысле этого слова, просто не существовало. Район этот был пустынным почти до Семипалатинска, все 140 километров. А до Усть-Каменогорска было чуть более 220 километров. Основные же силы вторжения — второй эшелон — сейчас были сосредоточены в районе Барнаула и Новосибирска.

Наиболее важным звеном в предстоящей операции, как и в Прибалтике, было обеспечение скрытности сосредоточения, в основном первого эшелона. Ведь американские спутники-шпионы срисовывали из космоса буквально все. Но хотя со времени подготовки прибалтийской операции и прошло всего шесть месяцев, прогресс был налицо. В течение одного месяца мая, по заданию Минобороны были сконструированы сборно-разборные щитовые утепленные домики, типа контейнеров, размерами шесть на пятнадцать метров, а за три месяца их уже запустили в поточное производство.

В домике, рассчитанном на взвод, помещалось два ряда двухъярусных кроватей на тридцать два человека и комнатка для трех офицеров. На входе была оружейная комната и место, где ставилась печь с котлом, которая через проброшенные по домику регистры отапливала все помещение. С другого торца домика размещалась комната для умывания и туалет. На кровле домика монтировался теплопоглощающий материал, образующий своеобразный экран, не позволяющий по тепловым факторам обнаружить их из космоса. А визуальная маскировка была обеспечена огромной брезентовой накидкой, натянутой над домиками на тросах и раскрашенной под местный ландшафт.

Прошли те времена, когда окопавшаяся в Министерстве обороны лампасная сволочь, озабоченная только воровством, заставляла солдат во время войны в Чечне жить, как скотов, в земляных норах. Много той сволочи было казнено, когда пришел к власти Лобанов. В Минобороны тогда влились честные генералы, служившие непосредственно в войсках. Из кадрового состава министерства тогда осталось на своей работе не более тридцати процентов офицеров и генералов, не замаравших себя ни предательством, ни воровством, ни трусостью, ни соглашательством. Солдат стал главной фигурой в армии. В ВДВ теперь брали ребят ростом не ниже ста семидесяти пяти сантиметров и весом не менее семидесяти пяти килограммов. Поэтому уже через шесть месяцев, при тройном рационе питания и двенадцатичасовой общефизической и десантной подготовке в день, они превращались в крепких и выносливых бойцов, способных к решению любых поставленных задач.

Открывшаяся дверь прервала мысли Борзова. Вошел майор Игорь Киреев, командир I десантного батальона, который должен был высаживаться в район Усть-Каменогорска.

— Сергей Степанович, — обратился он к Борзову не по уставу, — наконец привезли ранцевые ракетные установки.

— Прекрасно, — обрадовался Борзов. Теперь у нас полный комплект по всему первому эшелону. Остается только ждать. Думается, дней через пяток может все начаться, может чуть позже. Не чувствуется, что дата десятое октября была искомой. Было это восьмого октября 1999 года, в двадцать два часа сорок две минуты. Президенту Казахстана оставалось жить менее двадцати минут, но никто этого не знал. Никто не знал, что следующий день перевернет жизнь многих людей.

* * *

8 октября 1999 года, г. Усть-Каменогорск, Казахстан.

Аким (т. е. руководитель) Восточно-Казахстанской области Семен Григорьевич Лернер решил сегодня остаться ночевать у своей любовницы. Будучи другом советника президента Казахстана по экономическим вопросам Равиля Айзенберга, Лернер, в отличие от своих соплеменников как в России, так и в Казахстане, не проявлял наглой алчности в грабеже народного достояния. Он действовал осмотрительно, но методично. А имея высокого покровителя, не проявлял высокомерия и не лез под объективы телекамер. Поэтому мало кто знал, что он уже скопил солидный капитал. В банках Нью-Йорка, Тель-Авива, Люксембурга и Багамских островов у него уже лежало 410 миллионов долларов. Семен Григорьевич тайно завершал подготовку еще двух очень крупных сделок по хрому и урану с английской и израильской фирмами и намеревался, доведя свой капитал до пятисот миллионов, покинуть эту дикую территорию, называемую Казахстаном.

Даже президент не знал, что Лернер имеет израильское гражданство. Его больная жена с двумя детьми официально, почти все время, находилась на лечении за границей, то якобы в Чехии, то в Италии. А фактически она жила в Израиле. Семен Григорьевич планировал в декабре покинуть Усть-Каменогорск навсегда, но даже другу Айзенбергу не открылся в этом.

В условиях, когда все следили друг за другом, Семен Григорьевич понимал, что наворованное из казны республики скрыть невозможно, поэтому обильно сдабривал зелеными купюрами министров президента, его челядь, делал дорогие подарки его семье. В 1996 году он пожертвовал на выборную кампанию президента десять миллионов долларов от якобы предпринимателей и банкиров Усть-Каменогорска. Сам же вел скромный образ жизни. Жил всего лишь в трехкомнатной квартире, в старой части города, ездил на “Волге”, а не на “Мерседесе”, одевался в строгие, но не броские костюмы, не участвовал в различных тусовках власть имущих и поэтому почти не имел врагов. Любимым его изречением было: “Ну что мне, бедному еврею, надо? Кусок хлеба и крышу над головой…”

Направляясь сегодня вечером к любовнице, Семен Григорьевич однако не только не знал, но даже и не мог придумать в буйной фантазии, что все его соплеменники, казахские, русские и прочие подонки, объединившиеся в одну шакалью стаю для грабежа парода, уже взяты на учет и за ними ведется очень плотная слежка. Спецгруппы, тайно прибывшие во все крупные города русского Казахстана, подлежащие освобождению, быстро сумели организовать казачество и русскоговорящих патриотов этих городов для выявления всех воров у власти, всех врагов русского и казахского народов.

Группу из десяти “троек”, заброшенную в район Усть-Каменогорска, возглавлял подполковник ГРУ Генштаба России, друг Борзова — Михаил Крутов, встречавший его весной этого года из Югославии. Высалившаяся группа “троек” через день приняла с двух вертолетов и груз: автоматы с подствольниками, пистолеты, гранаты, патроны, пулеметы, плащ-палатки, медикаменты и продовольствие для вооружения организованных групп казаков.

Вот уже более трех недель они как пауки вяжут сети, в которые должны попасть властное ворье, агентура ЦРУ и Моссада, предатели народа, свившие себе гнезда в этом богатейшем цветными металлами, урановыми рудами и редкоземельными элементами районе. Группы пришлось рассредоточить по целому ряду городов, где были крупнейшие предприятия и рудники: в Лениногорске, Зыряновске, Шемонаихе, Серебрянске, Усть-Каменогорске.

Были созданы казачьи пятерки, которые вооружили и провели с ними короткую спецподготовку. В их задачу входило обеспечить первый эшелон вторжения транспортом и проводниками. Нужны были грузовые машины, оборудованные для перевозки людей, джипы и на крайний случай — легковые машины. Именно этим пятеркам предстояло по спецсигналу вывести из строя связь и блокировать властных преступников, не дав им скрыться от возмездия. Боясь утечки информации или появления среди казаков предателей, Кругов на каждой встрече повторял руководителям пятерок о бдительности. О дате выступления не знал никто. Руководители пятерок имели только портативную рацию, по которой ежедневно с первого октября ждали сигнала на определенной волне. Но сигнала все не было, и это выматывало и душу и нервы. Но еще тяжелей было Крутову, ибо он понимал, сбой связи приведет к срыву всей операции, к непредсказуемым последствиям…

8 октября 1999 года, США, Новый Орлеан.

В этот роковой для президента Казахстана день, когда в Алма-Ате время приближалось к двадцати трем часам, а в Москве завершился последний рабочий день недели, в Новом Орлеане было только утро восьмого октября. На пересечении Лафайет авеню и городского парка, расположенного в знаменитом французском квартале, в старинном трехэтажном особняке располагалась известная в Луизиане адвокатская фирма Майкла Шэннона. Несмотря на то, что Майкл был мулатом, сам он себя считал афроамериканцем, то есть черным.

После окончания Джорджтаунского университета он посвятил себя полностью адвокатской практике и за десять лет работы снискал известность практически во всех южных штатах Америки, защищая только черных американцев. В 1995 году он создает свою собственную юридическую фирму, которая очень быстро становится одной из крупнейших в штате Луизиана. Надо сказать, что это был практически наполовину черный штат Америки, где численность черных американцев в процентном отношении была на третьем месте после Миссисипи и Южной Каролины и составляла тридцать шесть процентов от общего числа населения Луизианы. Кроме всего прочего штат был богатым, так как по объемам добычи нефти и газа занимал второе место в Америке после Техаса.

Большие деньги в США всегда вели и к высокой преступности, наркомании и социальной напряженности. Так уж случилось, что в субботний вечер второго октября два белых полицейских застрелили показавшегося им подозрительным негра. А это был популярный саксофонист казино “Пеликан”, которого просто боготворила черная молодежь Нового Орлеана. Узнав о преступлении, черные американцы были просто взбешены, Они разыскали этих полицейских и буквально их растерзали. Приехавшие шесть полицейских машин были встречены револьверным огнем. В возникшей перестрелке с обеих сторон погибло одиннадцать человек и двадцать шесть было ранено.

Все это моментально выплеснулось на весь город. И спустя два часа несколько тысяч негров уже громили магазины, полицейские участки, переворачивали и поджигали машины. Казалось, к утру вся эта вакханалия улеглась. Обе стороны подсчитывали потери. Было убито двадцать семь и ранено сто тридцать шесть полицейских, убито шестьдесят два негра и четыреста шесть человек ранено. Полиция арестовала триста восемьдесят шесть зачинщиков беспорядков.

Но уже во второй половине дня, несмотря на усиленные полицейские патрули, собравшиеся в районе порта несколько тысяч чернокожих американцев и примкнувшие к ним латиноамериканцы напали на портовый полицейский участок, где был большой арсенал оружия. Захватив в участке оружие и разграбив несколько крупных оружейных магазинов на Блеквуд-стрит, огромная вооруженная толпа двинулась к городской тюрьме, куда поместили арестованных прошлой ночью их товарищей. Теперь они обладали не револьверами, а карабинами, автоматами, помповыми ружьями, гранатометами…

На своем пути толпа оставляла только разбитые магазины и горящие автомобили. Белое население в ужасе запиралось в своих квартирах. Перекрывшие толпе путь полицейские части были буквально сметены огнем из гранатометов. Макс Вудворт, губернатор штата Луизиана, срочно связался с Белым Домом и сообщил президенту, что вводит чрезвычайное положение. В город уже вступают части национальной гвардии.

А восстание уже выплеснулось на три других района города и численность бунтующих толп, по данным агентов ФБР, уже достигла пятидесяти-шестидесяти тысяч человек. Стало ясно, что порядок можно восстановить только самыми радикальными мерами. В город ввели бронетехнику, а национальные гвардейцы и подразделения ФБР начали локализацию трех восставших районов Нового Орлеана, применяя при этом все виды оружия и боевые вертолеты. Кровавое побоище закончилось разгромом мятежников и массой жертв. За вечер и ночь с третьего на четвертое октября было убито 1478 человек, в том числе 563 полицейских и национальных гвардейца. Раненых подсчитывали, но их было не менее семи-восьми тысяч человек. Арестовали 4613 негров и латиноамериканцев, которых разместили по всем тюрьмам штата. Такого кровавого побоища история Америки еще не знала. Буря возмущения и протестов пронеслась по всем Соединенным Штатам. Семьи полицейских, которые убили негра-саксофониста, через день вырезали, не пожалев даже детей. Полиция была на взводе из-за страха за свои семьи.

Некоторые даже уволились из полиции. Моральное превосходство черного населения было ошеломляющим.

На фоне такой большой трагедии президент США объявил трехдневный траур и выступил пятого октября по телевидению с обращением к американскому народу со словами молитвы за упокой душ погибших и с просьбой осмысленного подхода к произошедшим событиям, к социальному и расовому примирению, терпимости и выдержке. Предстояли тысячи судебных процессов.

Сегодня утром у Майкла Шэннона собрались активисты негритянских организаций не только Нового Орлеана, но и ряда крупных городов близлежащих штатов Миссисипи, Алабамы и Южной Каролины.

— Майкл, прежде чем ты начнешь свое выступление, — произнес Роджер Бетвуд, лидер Всеамериканской Лиги “Чернокожие братья”, — выступим мы, участники восстания против белых расистов. А ты уже после нас подведешь итоги и скажешь свое слово, тогда и решим, как нам быть, как жить дальше.

Более трех часов выступали лидеры негритянских общин, различных объединений и ассоциаций черного населения, рассказывая о положении в их городах, о столкновениях на расовой почве, о неравенстве, о дискриминации по цвету кожи при найме на работу. Затем слово взял Шеннон.

— Братья мои! Мы получили жестокий по трагизму и понесенным потерям урок. Но этот урок ценнее золота. Он показал еще раз со всей остротой, что жизнь черных в Америке имеет две стороны: фасадную, для внешнего мира, для продажных и лживых телевизионщиков и газетчиков, политиков и внутреннюю, закрытую для внешнего мира, для гласности, для правдивого освещения положения черных американцев в расистской и сионистской Америке.

Мы получили урок, из которого должны сделать правильные выводы. Этого требуют души убитых полицией и национальной гвардией наших братьев. Наскоком, стихийно, поковбойски, мы наши проблемы не решим. Мы должны объединить все черное население Америки в движение за создание своего государства, где будут свободно и равноправно проживать и трудиться черные американцы. Нам нужно быть готовыми к борьбе, которая может растянуться на годы, в ней будут и неизбежные жертвы, но мы должны будем пройти этот нелегкий путь к завоеванию своей свободы. Другого не дано. Для такой борьбы нужны будут деньги, много денег. Мы должны начать их сбор уже в этом году. В борьбе за нашу свободу мы должны использовать любую возможность, и в этом нам помогут белые, наши соседи. После этих слов Шеннона у сидевших в зале отвисли челюсти. Затем раздались изумленные возгласы, задвигались кресла.

— Да, да, не удивляйтесь. Именно белые нам и помогут. Но и мы должны будем помочь им. Все вы знаете, что среди белых есть тоже сторонники за отделение своих штатов от Америки. Но наиболее радикальные и организованные силы имеются у них только в Техасе. Так вот, может это и есть Божий дар, что мы соседствуем с этим штатом. Если черное население Техаса поддержит их в стремлении создать республику Техас, то мы сможем рассчитывать на помощь белого населения в наших целях в южных штатах. Не забывайте, что в Техасе проживает шестнадцать процентов черного населения и латиноамериканцев, а это 3,4 миллиона человек.

На готовые сорваться с ваших языков возгласы возмущения, что мы идем на соглашение с отпетыми расистами, отвечу.

— Да, мы идем на любые соглашения с белыми и пойдем на любые соглашения хоть с чертом, хоть с дьяволом прости меня Господи за такое прегрешение, потому, что мы должны четко понять, чего мы хотим: побунтовать или действительно создать свое государство? Если создать свое государство, то тогда мы за любые методы, за любые союзы.

Численность черного населения Америки уже перевалила за сорок пять миллионов. Этого достаточно, чтобы создать мощное и полноценное государство. Не забывайте, что только два штата, Луизиана и Техас, добывают более 230 миллионов тонн нефти и 820 миллиардов кубических метров газа. А это более пятидесяти процентов их добычи в США. Именно благодаря нефти и газу Луизиана и должна стать центром борьбы за создание единого государства черных американцев, а Новый Орлеан его новой столицей. У нас есть для этого ресурсная основа.

Перед нами будет стоять много задач, без решения которых мы не сможем создать свое государство. Во-первых, часть наиболее способной молодежи мы должны заставить пойти учиться и помочь им в этом. Нам нужны будут опытные кадры для управления своим государством. Мы должны помогать наиболее способной молодежи продвигаться по службе и занимать руководящие должности. Причем делать это не только в наших южных штатах, но и на всем севере, востоке и западе США. Пусть они станут нашим троянским конем во всей Америке, каким евреи Америки являются для Израиля. Здесь мы применим еврейский метод завоевывания власти на чужой территории. Мы должны создать такую систему, когда черное население Америки будет помогать нам создать наше государство независимо от того, где оно будет работать на момент нашего выступления, в Нью-Йорке, Чикаго или Бирмингеме.

Второе. Это военная подготовка нашей молодежи для грядущих событий. Мы должны создать Центр, который через наших черных братьев, служащих в армии, в ЦРУ, ФБР, в полиции и других ведомствах, поможет собрать информацию о всех черных американцах, воевавших в горячих точках, имеющих боевой опыт. Их необходимо не только взять на учет, но и активно вовлечь в работу по подготовке нашей молодежи к боевым действиям. Кроме этого, нужно развернуть пропагандистскую работу таким образом, чтобы негритянская молодежь шла служить в армию, в полицию, в ЦРУ и ФБР уже осмысленно, понимая, для каких целей это делается. Таким образом, мы, с одной стороны, за счет казны обучим и закалим нашу будущую армию, а с другой, получим во всех силовых структурах страны своих людей, помощь которых, в момент нашего выступления будет очевидно решающей. В-третьих. Мы должны заручиться помощью за пределами США.

Америка столько зла причинила другим странам, что недостатка в друзьях у нас не будет. Помощь эта нужна двоякая. Для той огромной работы, которую нам предстоит делать, нужны миллиарды долларов, может, не один десяток. Определенную часть мы сможем собрать и у нас дома. Думаю, мы найдем друзей и в Африке и в Латинской Америке. Но очень важна помощь Европы. То, что США с помощью сионистов сделали с Советским Союзом, не оставит Россию равнодушной к нашему делу. А отношение Германии и Франции к США тоже общеизвестно. Это терпимость сквозь зубы. Я не говорю уже об арабах. Здесь нам нужно будет развернуть очень кропотливую работу по поиску нужных нам людей в этих странах, которые пользуются авторитетом у своих правительств, в сфере бизнеса, которые смогут нам помочь не только в создании государства, но и предпринять против США определенные шаги.

Я не говорю сейчас о географии государства, которое мы хотим создать, так как это сложный вопрос и во многом он будет решаться по ходу дела. Более того. Здесь важен фактор и численности черного населения в штате, и эффективность помощи белого населения, и реальность отторжения каждого конкретного штата в нашу пользу, и удобность границы, чтобы ее можно было отстоять в случае агрессии со стороны США.

К этому мы еще вернемся несколько позже, после изучения ряда уже упомянутых факторов. Ну например всем ясно, что в некоторых штатах просто невозможно будет проживание черного и белого населения после их отделения от США. Значит последует огромная миграция черного населения к вам и белого населения от нас.

В заключение хотел бы сказать, что если мы решаем начать борьбу за создание своего государства, то должны быть готовы и к многочисленным жертвам, которые вероятней всего нам придется понести. Успех во многом будет зависеть от монолитности и единства черного населения, солидарности с нами латиноамериканского населения и исключения предательства. Наших отступников нам придется карать со всей жестокостью, чтобы остальным было понятно: предательство будет всегда заканчиваться смертью не только виновного, но всей его семьи. Лучше мы уничтожим несколько тысяч своих предателей, чем власти США и белые расисты зальют нашей кровью пол-Америки…

8 октября 1999 года, Казахстан, Алма-Ата.

В бывшей резиденции президента в Алма-Ате пир был в полном разгаре. Никто из присутствовавших даже не подозревал, что всем сидевшим в зале осталось жить не более одной минуты.

Жорес подозвал стоявшего у входа Садыка, одного из охранников, своего подчиненного, и попросил его спуститься на первый этаж и разыскать акима Талды-Курганской области, его уже дважды спрашивал президент. Садык кивнул головой и вышел из зала на поиски Нукерзаева.

Практически из всей охраны президента в зале оставался один Жорес. Единственный, кто еще наверняка был в пирующем зале вооружен, так это председатель Комитета национальной безопасности Саламбек Рымбаев, поэтому Жорес свои предстоящие действия прокручивал мысленно уже не один раз. Все орудия мести были при нем. Пистолет, кинжал, граната-лимонка и маленький пульт с красной кнопкой, подающий радиосигнал к взрывателям, установленным во взрывчатке, закрепленной на его теле и под столом, за которым сейчас пировала вся президентская воровская стая. У Жореса было непреодолимое желание прежде чем отправить на тот свет всех этих подонков, увидеть животный ужас в их глазах, прежде чем он унесет их всех в могилу.

— Пора, — дал себе команду Жорес и двинулся к сидевшему от него в десяти-двенадцати метрах сатрапу президента Саламбеку Рымбаеву, на ходу вынимая из наплечной кобуры пистолет. Еще не доходя до цели пять-шесть метров, Жорес уже начал стрелять в Рымбаева. После третьего выстрела тот сполз со стула на пол, обливаясь кровью. Отбросив пистолет и выхватив кинжал, Жорес подскочил к не успевшему опомниться президенту и, заломив ему назад голову, полоснул что есть силы по горлу. Раздался хруст позвонков и фонтаны крови хлынули во все стороны. Со словами “сдохни ублюдок” Жорес бросил тело президента на пол. Еле державшаяся на теле голова еще пускала кровавые пузыри. В этот момент шок и оцепенение присутствовавших в зале как бы прорвало и десятки ртов, обезумевших от страха и ужаса, совершенного на их глазах, слились воедино в кричаще-орущий визг. Но Жорес краем глаза увидел вскакивающего со своего стула, белого как мел Айзенберга и метнулся к нему. На лестнице уже слышался топот ног бегущей охраны, и в этот миг Жорес обрушил свой кулак на голову Айзенберга, бросив его на стул. Схватив Равиля: левой рукой за шею и сдавив болевые точки, он вынудил его дико закричать, раскрыв в оскале рот. В этот момент, правой рукой загнав ему в рот лимонку, кроша при этом зубы и разрывая губы, Жорес вырвал предохранительное кольцо.

Зал, крича от страха и ужаса, будучи в шоке, еще не понял до конца, что произошло, а Жорес уже бросился на пол, вытаскивая из кармана пульт дистанционного управления, чтобы его не зацепило взрывом гранаты, прежде чем он нажмет на кнопку пульта.

Резко распахнулись двери, и в зал ворвалась группа охранников. В это мгновение до взрыва гранаты они ничего не успели понять, увидев только дико орущий зал, лежащего с перерезанным горлом в луже крови президента, мертвого Саламбека Рымбаева, почему-то лежащего на полу Жореса Улумбаева и двигающегося им навстречу с выпученными от страха глазами и торчащей из окровавленного рта гранатой Айзенберга.

В ту долю секунды, когда они осознали увиденное, произошел взрыв гранаты. Оставшиеся после взрыва в живых увидели только тело Айзенберга без головы, которая от взрыва лопнула, как орех, заляпав все стены зала кровавыми сгустками мозгов и костей того, что до этого мгновения еще было головой Равиля Айзенберга, советника президента по эффективному ограблению народа. В этот момент Жорес нажал на красную кнопку пульта.

Взрыв был такой силы, что, казалось, здание, прежде, чем расколоться, подпрыгнуло вверх. Весь второй этаж, где был банкетный зал, и третий этаж над ним были полностью разрушены. В радиусе двухсот метров от бывшей резиденции президента во всех домах повылетали стекла. Кругом были только кирпич, стекло, кровь и части человеческих тел. Подразделения службы безопасности, приехавшие к полуразрушенному зданию по звонку уцелевшей части охраны президента, находившейся при взрыве на первом этаже, сразу же блокировали все подходы к разрушенному зданию. Через двадцать минут уже весь город знал о том, что взрывом убили президента и близких ему людей. Еще через десять минут дотошные журналисты, используя все виды связи, разослали во все концы сообщения о трагедии, произошедшей в Алма-Ате.

8 октября 1999 года, Греция, Эгейское море, остров Эльвира.

Текильбаев крепко обнял Жукусова, а затем, отстранившись от него, сказал:

— На всякий случай попрощались, а теперь за дело. Катер должен отойти от берега не позднее восемнадцати часов десяти минут, иначе мы рискуем не уложиться в наш график и опоздаем на поезд в Салоники, а это уже чревато. Поэтому сразу после взрыва виллы, яхты и катеров охраны бежим к нашему катеру. Промедление для нас смерти подобно. Сюда съедется пограничная морская охрана греков.

И они разошлись по своим местам атаки. Жукусов взрывал виллу, где уже рассаживались на ужин, а Текильбаев побежал к западному причалу, где стояла яхта и один из катеров охраны. Второй катер в это время стоял в ста метрах южнее причала. Свой катер ребята подготовили и закрепили в метрах ста двадцати-ста пятидесяти севернее западного причала, заведя его в заросли протоки.

Текильбаев глянул на часы. И в тот момент, когда он увидел, что стрелки часов показывают ровно восемнадцать часов, земля словно вздыбилась под ним от страшной силы взрыва на вилле, и он вдавил кнопку своего взрывателя до упора. Прогремело еще два взрыва. Один короткий и мощный подбросил яхту над поверхностью моря и, разломив ее пополам, обрушил остатки на причал. Второй же, поменьше по мощности, но более протяжный из-за того, что два катера охраны взорвались с разницей по времени в десятую долю секунды, что тем не менее слило взрывы в единый звук, но более протяжный по звучанию.

Вскочив на ноги, Текильбаев ринулся бежать к их катеру, благо тот стоял на приличном расстоянии и находился в защищенном от взрыва месте. На повороте к берегу он увидел на тропинке, ведущей от виллы, окровавленного, хромающе бегущего Жукусова, который в этот момент упал. Текильбаев бросился к другу. Подбежав, он увидел страшную картину. В спине Жукусова торчал кусок железной трубы, а вся грудь была залита кровью. Мысли Текильбаева стремительно бежали просчитывая ситуацию.

— Охрана с южного мыса острова, где был пост с двумя охранниками, будет здесь через пятнадцать-двадцать минут. Они должны оторваться от острова, чтобы охране и в голову не могло прийти на первых порах, что они скрылись с острова, а не погибли с остальными на вилле.

Текильбаев не мог бросить друга, потерявшего сознание, на верную смерть и, подняв его на руки, потащил к катеру. Обливаясь потом от тяжести обмякшего тела, Текильбаев добрался до протоки, где был укрыт катер, и положил Жукусова на траву. Вскочив, он бросился к катеру и минуты две у него утло на запуск мотора и включение глушителя. После этого он перенес Жукусова в катер, положив животом на его днище.

Было восемнадцать часов шестнадцать минут. Сердце Текильбаева похолодело. Они выбивались из графика на целых шесть минут. Оставалась надежда, что это время удастся наверстать в пути, все зависело от работы мотора и способностей Текильбаева вести катер с наименьшим сопротивлением волне. Благо море сегодня было очень спокойным. У него была одна задача — быстрее оторваться сейчас от острова, растаять в море. Катер, раскрашенный в цвет моря, уже за 180–200 метров становился невидимым в море, чему во многом способствовали и его невысокие борта. Хотя при неспокойном море он мог от высокой волны и опрокинуться. Но они хорошо изучили залив Термаикос, и особенно возле его восточного побережья, куда и плыли сейчас. Море было спокойным, а береговая линия почти ровная и пустынная.

Понятно, что минут через двадцать-тридцать греческие патрульные катера могут прибыть на остров. Ведь не шутка, уничтожена семья президента другой страны. Все море возьмут под жесткий контроль и через час-полтора вес будет плотно перекрыто, в том числе и побережье. Как только обнаружат, что их нет среди погибших, они моментально попадут под подозрение. Поэтому их спасение только в одном — опередить полицию.

Текильбаев в этот момент прошел уже опасный участок между большими островами Скиатос и Скопелос и вывел катер на морской простор, направив его на северо-запад к побережью залива, вдоль которого и собирался добраться до рыбачьего поселка Загора, скрываясь под береговой кромкой от радаров патрульных катеров.

— Султан, дорогой, потерпи еще чуток, сейчас оторвемся от островов, скроемся из виду и я тебе помогу, — говорил Текильбаев Жукусову. Через десять минут острова скрылись из вида, и Текильбаев, закрепив рулевое колесо на установленный курс, присел возле Султана. Приподняв его за грудь, он похолодел. Тело Жукусова было безжизненным. Он прислонил ухо к его окровавленной груди, но стука сердца не услышал.

По воле злой судьбы взрывом на вилле в клочки разметало и металлическую ограду террасы, один из кусков которой, в виде обрезка трубы, вонзился в левую часть спины Жукусова. Проникновение трубы было очень глубоким и, будучи в шоке, Султан еще успел добежать до тропинки, где пересекался его путь с Текильбаевым по дороге к катеру. Труба, видимо, уже задела сердце, и жизнь Жукусова оборвалась. Но и вытащив трубу из его спины, Текильбаев обрек бы друга на неминуемую смерть. С такой открытой раной с пробитым легким он не прожил бы и трех минут.

Осознав, что друг мертв, он прижал бездыханное тело к себе и страшно зарыдал. Эти рыдания скорее походили на вой, чем на плач человека. Потеря самого близкого и родного друга, единомышленника и напарника, с которым ему предстояло выбираться из Греции, и то, что теперь он остался один в этом чужом краю, все слилось в этом реве зрелого и сильного человека, реве отчаяния и бессилия что-либо изменить.

Волны постепенно сбивали катер с курса, и Текильбаев, осторожно положив друга на дно катера, выправил курс. Они уже были в пути почти час. До рыбачьего поселка оставалось минут двадцать пути. Катер шел на предельной скорости пятьдесят пять километров в час. Текильбаев уже немного отошел от первого шока и успокоился. Захлестнувшие эмоции сменялись осмыслением происходящего. Как ему быть с телом Жукусова, — думал он. — Если он начнет копать могилу (да и чем, лопата как-то не вписывалась в их планы), то на вариант успеха вырваться из Афин можно уже будет не рассчитывать. А оставаться в Греции на нелегальном положении с жалкими тремя тысячами долларов и не имея никаких контактов — просто безумие.

В этот момент вдоль кромки береговой линии Текильбаев разглядел впереди башню маяка, значит через пять минут он причалит к месту их тайника, где были спрятаны их велосипеды. От этого места до рыбачьего поселка было несколько километров.

Через несколько минут он причалил катер к берегу под кроны больших деревьев. Было девятнадцать часов тридцать две минуты. В пути он сократил отставание от намеченного графика с шести до двух минут. Мысль затопить катер вместе с Жукусовым он отверг сразу. Ему было невыносимо, что его друг будет гнить в воде непохороненным. Поэтому он решил закатать тело Султана в брезентовую накидку с катера и спрятать его на берегу. Наверняка через пару дней дети рыбаков из поселка или собаки обнаружат тело и приведут людей. Тогда его хоть по-человечески похоронят.

Понятно, что вызовут полицию, но он уже успеет улететь из Греции. Первым делом он вытащил все из карманов Жукусова, высыпал содержимое его сумки на землю и, плеснув из бака бензина, поджег личные вещи и документы друга. Затем быстро свернув брезентовую накидку он положил на нее Жукусова и резко вырвал из спины торчащий кусок трубы. Против ожидания кровь не хлынула, а медленно потекла, так как очень много ее вылилось на острове и в катере.

Завернув брезент, он взвалив тело на плечо, понес его глубже, в густой кустарник. Вернувшись, Текильбаев разделся и полез в катер. Заведя мотор я закрепив руль управления на курс прямо в морс, он бросил обрезок трубы в катер. Затем, вытащив заранее приготовленный домик, несколькими ударами пробил днище, и, когда вода хлынула внутрь, он спрыгнул в воду и отцепил катер от коряги. Работающий мотор сразу же увлек его в море, где ему через восемь-десять минут будет суждено затонуть.

Быстро умывшись и смыв кровь с рук, Текильбаев раскрыл сумку, вытащил простые брюки, светлую рубашку, темный пиджак и легкие туфли. Одевшись и зачистив следы своего пребывания на берегу, он поднял небольшую дорожную сумку, где лежали вещи, в которые он должен был переодеться в Салониках, и направился к кустарнику, где были спрятаны велосипеды.

Мысль о велосипедах была продолжением мысли о своем катере. Они сразу приняли решение исключить любые контакты с людьми, которые могли их описать, либо опознать, либо выдать полиции. Поэтому такси, попутные машины и автобусы исключались. Так пришли к мысли о велосипедах. Текильбаев вывел велосипед на дорогу, закрепил на багажнике сумку и посмотрел на часы. Было девятнадцать часов пятьдесят две минуты. Лоб моментально покрылся испариной. Отставание от графика уже равнялось семи минутам. Все теперь решал его велопробег. В Волос на вокзал он должен был прибыть не позднее двадцати часов двадцати минут, чтобы успеть купить билет на поезд до Салоник, который отправлялся в двадцать часов тридцать минут.

До Волоса было четырнадцать километров, и он должен был теперь их преодолеть за двадцать восемь минут, то есть ехать со скоростью тридцать километров в час. Вроде все несложно, но это если был опыт езды на велосипеде. Но то, что от времени велопробега зависела теперь его жизнь, вселяло в Текильбаева дополнительные силы. Весь путь он проделал за двадцать шесть минут, и был мокрым с головы до ног. Нижняя одежда, и майка и трусы напрочь прилипли к телу, когда он въехал на небольшую вокзальную станцию.

Текильбаев слез с велосипеда, поставил его рядом со стоящими у торца вокзального здания двумя велосипедами, защелкнутыми за колеса замками с гибкими дужками, снял дорожную сумку и тяжело выдохнул воздух, удаляя из легких накопившийся углекислый газ. Это обычно бывает при больших нагрузках, когда человек, не выдыхая полностью воздух, уже хватает ртом следующую порцию кислорода, накапливая остатки углекислого газа в легких, что затрудняет дыхание.

Платок, которым он начал вытирать мокрую от пота шею, лицо и голову, через секунду уже был мокрым, и Текильбаев бросил его в стоящую рядом урну. Сделав еще шесть-семь глубоких вдохов и выдохов, он несколько успокоил бешено колотившееся сердце. Часы показывали уже двадцать часов двадцать две минуты, до отхода поезда оставалось восемь минут. Он вошел в здание вокзала и, надев очки с большими линзами, меняющими не только цвет глаз, но и искажающими их форму, подошел к кассе.

Только теперь он понял, какое счастье, что не ленился и учил на острове греческий язык. Простые фразы он произносил почти без акцента.

— Пожалуйста один билет второго класса до Салоник, — произнес он в окошко кассиру, протягивая ему сотенные драхмовые купюры и прикрывая свое лицо рукой, как будто от зубной боли. Кассир протянув ему билет и сдачу, сказал:

— Поторопитесь, через пять минут поезд отходит. Текильбаев взял билет, сдачу и, поблагодарив кассира, отошел от окошка. Через две минуты он уже сидел в пустынном вагоне, закрыв глаза, еще не веря, что он, возможно, совершил невозможное.

Поезд отошел от перрона, а душа его разрывалась от двух стрессовых накатов. Сознание потери самого лучшего и надежного друга ввергало его душу в бездонную пропасть пустоты, а победа в гонке со временем, призом за которую была его собственная жизнь, ощущение того, что он вырвался из неминуемой западни, окрыляла его и не давала душе упасть на дно той пустоты, которая образовалась со смертью друга. В эти минуты он жил только балансом этих двух противоположных, стрессовых всплесков его нервной энергии. И уж он никак не мог предполагать тогда, что судьбой ему будет уготовано попасть в круговорот больших исторических событий начала XXI века.

8 октября 1999 года, Москва, Кремль.

В двадцать часов двадцать шесть минут московского времени в столицу, в ФСБ и ГРУ почти одновременно, поступили сообщения о взрыве в Алма-Ате и гибели президента Казахстана и его приближенных. Более точных данных пока не было. Не прояснила ситуацию и последующая информация из посольства в Акмоле и генконсульства в Алма-Ате.

Но чрезвычайность самого факта убийства президента смешивала все планы руководства России по проведению операции “Степной беркут”, намеченной на воскресную ночь семнадцатого октября. Необходимо было срочно принимать решение и об операции, и о мерах России в данной ситуации, когда русское и русскоговорящее население Казахстана становилось заложниками дестабилизации положения в республике после убийства ее президента.

В течение десяти минут после сообщения из Алма-Аты первые лица России уже знали о событиях, произошедших в Казахстане. На двадцать один час в Кремле было намечено совещание у главы государства Лобанова. В двадцать часов пятьдесят пять минут в его приемной в Кремле уже собрались: премьер-министр Суров; его вице-премьер, бывший премьер Белоруссии, Богданович; Министр обороны Щеглов; начальник Генерального Штаба Осипов; Директор Службы Внешней Разведки Пешков; Командующий погранвойсками Баков; Директор ФСБ Дубинин; Командующий национальной гвардией Козлов; министр иностранных дел Иванов и Секретарь Совета Безопасности Павлов.

Открылась дверь кабинета Лобанова, и вышедший его первый помощник пригласил всех пройти на совещание. Пока все рассаживались, из боковой двери в кабинет вошел сам Лобанов. Все обратили внимание на его запавшие глаза и усталый вид. Дикие нагрузки на организм гнули даже этого железного человека. Все присутствующие прекрасно знали, что после прихода к власти его рабочий день длился по пятнадцать-шестнадцать часов в сутки, пять часов на сон и несколько часов на гигиену, прием пищи… У него не было времени ни на выходные, ни на праздники, он практически отрезал себя от семьи, он стал Рабом России.

В близком к нему режиме работали и все ближайшие сотрудники, соратники, его министры. То, что уроды от власти сделали с Россией с 1985 года, отринув страну в далекое прошлое, нужно было исправлять и восстанавливать в кратчайшие сроки, ибо противники России, пока пятая колонна опускала страну на дно истории, двигались вперед, еще больше увеличивая разрыв не только в экономическом плане, но и в государственном строительстве, технологическом прогрессе, благосостоянии народа и защите экологии.

— Господа, я думаю, Кирилл Петрович сначала нам обрисует обстановку с точки зрения МИДа, а затем мы послушаем Начальника Генерального Штаба и обсудим вопросы решения возникших проблем. Нет возражений? — спросил Лобанов и кивнул главе МИДа, давая слово.

— Все присутствующие помнят совещание, которое проходило в этом кабинете восемнадцатого июня этого года, после жестоких убийств русских семей в ряде городов Казахстана, — начал Иванов. — Тогда на наши резкие ноты президент Казахстана не отреагировал и спустил все на тормозах дипломатического словопрения о провокациях и т. д. После этого, в конце июня, у Петра Ивановича, — и он посмотрел в сторону Лобанова, — по предложению МИДа, Минобороны и Генерального Штаба было принято решение о проведении операции “Степной беркут”, по освобождению русских областей Казахстана.

Мы собирались провести эту операцию на двух уровнях: военном и дипломатическом. Дипломатический аспект операции заключался в том, чтобы военные интернировали руководство Казахстана в Акмоле, а мы, предъявив неопровержимые доказательства преступлений перед русским и казахским народами ворам, разграбившим достояние, накопленное почти столетним трудом нескольких поколений, потребовали раздела республики на ее русскую и казахскую части. Все это должно было быть оформлено в виде межправительственного договора и сделано в кратчайшие сроки.

В этот миг открылась дверь кабинета и к Лобанову прошел его помощник. Склонившись к Лобанову, он что-то тихо ему сказал. Лобанов кивнул головой, и помощник вышел из кабинета.

— Извините, что прерываю вас, — обратился Лобанов к Иванову, — но только сейчас поступило сообщение из Греции. Там, на острове Эльвира в Эгейском море, которым владел президент Казахстана и где жила его семья, в двадцать часов московского времени была взорвана вилла, вся семья президента погибла. Подробностей пока нет, неизвестно, чьих это рук дело. Но такая синхронность терактов в Алма-Ате и в Греции смахивает на внутренние клановые разборки. Продолжайте, Кирилл Петрович, обратился Лобанов к Иванову.

— Так вот, — продолжил Иванов. — Операция намечалась в ночь на воскресенье семнадцатого октября, когда не планировалось никаких визитов и почти все высшее руководство республики находилось бы на месте, мы знали, что президент Казахстана ежемесячно одну неделю проводит с семьей на острове в Эгейском море. На сегодня у него был запланирован визит на сутки в Алма-Ату, а завтра, девятого октября, он должен был улететь на неделю на остров. В субботу, шестнадцатого октября, у него уже была запланирована встреча в Акмоле с президентом Туркмении по нефтяным делам и шестнадцатого октября он должен был находиться в Акмоле. Поэтому операция и была назначена в ночь на пятнадцатое октября. После его убийства сейчас все может резко обостриться. Разгорится грызня, внутренняя борьба между жузами за президентское наследство, и крови здесь не избежать. По закону на три месяца функции президента переходят к премьер-министру Толгару Мулакаеву, а затем должны быть проведены выборы президента. Такой механизм был узаконен в мае этого года. Не исключено, что это и заговор самого премьера.

— Петр Иванович, — и Иванов обратился уже непосредственно к Лобанову, — если мы реализуем первоначальный вариант с оформлением межгосударственного договора, тогда международных осложнений не будет, у нас все пойдет по законному руслу. Если же не удастся, что ж, мы готовы работать в любой ситуации, исключающей и международное правовое поле. Как говорят американцы, “Мне не важно, права или нет моя страна, но я за свою страну”.

* * *

Лобанов повернулся к начальнику Генерального Штаба и сказал:

Иван Кузьмич, доложите обстановку. Осипов встал из-за стола и подошел к уже установленной на стене огромной карте Казахстана.

— Господа, в условиях создавшейся ситуации, — начал Осипов доклад, — резко обострится борьба за власть между различными клановыми группировками Казахстана, за каждой из которых стоят отдельные подразделения армии, милиции, службы безопасности, то есть силовых структур. И что мы не исключаем, боевиков, состоящих на службе у криминальных властных групп. Пока там сейчас еще будет царить хаос и неразбериха, мы должны начать операцию “Степной беркут” сегодня ночью, мы практически готовы.

— Премьер-министр Мулакаев наверняка, как наследник президента по власти, сегодня — а там уже девятое октября, ноль часов восемнадцать минут, — сказал Осипов, посмотрев на часы, — уже в Алма-Ату не полетит, но утром это сделает точно. С ним тогда улетит и целый ряд министров, что ломает схему локализации правительства в Акмоле и успешное решение всей проблемы на дипломатическом поле, для подписания соответствующих документов о разделе областей. Более того, уже завтра все силовые ведомства будут приведены в состояние повышенной боеготовности, так как не исключен и силовой характер выяснения отношений между соперничающими кланами, поделившими республику на зоны влияния и грабежа.

Вы помните, что датой начала операции было назначено семнадцатое октября, но мы для подстраховки своим назначили дату — десятое октября, для создания резерва по времени для устранения нестыковок, если они появятся. Поэтому практически мы готовы начать операцию сегодня ночью, для этого уже сейчас необходимо послать в группировки директиву, тогда уже в один час тридцать минут по местному времени мы можем начать операцию. По плану первыми начинают спецгруппы, находящиеся во всех четырнадцати областных центрах Западной, Северной и Восточной части Казахстана. По нашему сигналу они в течение одного часа полностью выводят из строя связь и электричество.

Но одновременно с отданной им командой, стартует и первый эшелон вертолетных десантов пограничников н воздушно-десантных войск для перекрытия всех коммуникаций на новой границе. Затем, через тридцать минут после их старта, наступает очередь второго эшелона. На семидесяти бесшумных вертолетах “Летучая мышь” в окрестности четырнадцати областных центров высаживается 2.500 десантников для совместного с нашими спецгруппами блокирования правительственных и областных резиденций, крупных банков, предприятий, мостов, основных дорог и захвата аэропортов и железнодорожных вокзалов, для подготовки их к приему основных сил третьего эшелона численностью 117.500 человек. На местах в течение трех дней будут сформированы казачьи подразделения численностью порядка сорока тысяч человек. Начинать нужно сейчас, иначе упустим время, и все пойдет по непредсказуемому варианту.

Еще минут десять Лобанов обсуждал ситуацию с другими участниками совещания. В двадцать один час тридцать минут было принято решение выступать немедленно.

— Иван Кузьмич, — обратился к начальнику Генерального Штаба Лобанов, — вы назначаетесь руководителем военной части операции, Иванов — дипломатической, а Суров — финансово-экономической. Общее руководство оставляю за собой. Спать сегодня не придется, поэтому сейчас все разъезжайтесь по своим министерствам и ведомствам, отдайте необходимые распоряжения и отдохните пару часов. Начиная с часа ночи, ежечасно докладывать мне обстановку. В восемь часов утра всем собраться у меня для детального рассмотрения положения дел и принятия соответствующих решений. Все свободны.

— Иван Кузьмич, — остановил Осипова Лобанов, — нельзя терять ни минуты, отдайте указание своим подчиненным о подготовке директивы, чтобы она была уже готова, пока вы едете к себе. Ну, с Богом, — и Лобанов крепко пожал руку своего начальника Генерального штаба.

9 октября 1999 года, Россия, город Рубцовск, Алтайского край.

В комнате дежурного по батальону раздался зуммер полевого телефона. Сержант, разлепив глаза, глянул на часы. Был один час восемнадцать минут ночи. Сняв трубку аппарата, он услышал: “Тревога ноль”, и уже скорее автоматически, чем осознанно, вдавил красную кнопку на пульте перед собой. В ту же секунду в двенадцати домиках, где располагался первый батальон, раздались сирены тревоги. Десантники вскакивали с кроватей, быстро одевались и бежали на построение. В один час двадцать восемь минут все 288 человек стояли, построившись в несколько колонн, на плацу. Капитан Синицын, отдав честь, доложил командиру батальона майору Игорю Кирееву о построении.

— Десантники! Мы приступаем к операции по освобождению нашего народа от воровского режима Казахстана. Там, — и майор указал рукой на юг в сторону казахской границы, — наши русские братья и сестры ждут этого долгожданного часа уже долгих восемь лет, терпя беззаконие, унижения и насилие. Настал час их освобождения. Сейчас вы разойдетесь на короткий завтрак. В один час сорок минут всем получить оружие, боекомплект и сухие пайки. В один час пятьдесят минут повзводная погрузка в вертолеты. В два часа взлет. “На завтрак разойдись”, — прозвучала команда командира.

А в это время перед домиками взводов уже стояли тележки, на которых были подносы с заготовленными бутербродами из куска свежего хлеба и двухсот граммов ветчины. Тут же каждый получал по кружке горячего куриного бульона. Поспать солдатам удалось только три часа. Но всеобщее возбуждение и горячий бульон быстро придали бодрости. Через десять минут десантники, получив оружие, двумя цепочками стали погружаться в вертолеты. Нагружены все были под завязку. Автоматы с подствольниками с шестью гранатами и пятью рожками к ним, по четыре гранаты-лимонки, десантные ножи, плащ-накидки, противогазы, лопатки, индивидуальные пакеты и сухие пайки, состоящие из двух банок тушенки, двух булочек, запаянных, в целлофан, десятка сухарей, двух банок сгущенного молока, упаковки из двадцати кусков рафинада, куска сыра в герметической упаковке, плитки шоколада и пластиковой бутылки с водой. Кроме этого каждый десантник имел литровую титановую флягу, металлическую кружку, двадцать таблеток сухого спирта и маленькую горелку для нагрева воды с зажигалкой. При критической ситуации этого должно было хватить, чтобы продержаться без подвоза продовольствия дня четыре.

В эту минуту в домике генерал-лейтенанта Потапова, командующего операцией в Восточном Казахстане на территории Павлодарской, Карагандинской, Семипалатинской и Восточно-Казахстанской областей, завершался инструктаж офицеров десанта.

— Господа офицеры и генералы, — обратился к стоящим у стола с большой картой района их операции военным Потапов. — Ровно в два часа взлетают пять машин “Летучая мышь” с пограничниками, усиленными десантниками. Они перекрывают границу на следующих направлениях: одна машина с тридцатью шестью бойцами блокирует трассу у поселка Зайсан и до Белой Школы у озера Зайсан на западе, а также дорогу на север, до озера Маркаколь; вторая машина высаживает тридцать шесть человек у поселка Актогай, в тридцати пяти километрах восточней оконечности озера Балхаш на границе с Талды-Курганской областью и перекрывает железную дорогу и автотрассу.

Третья машина десантирует тридцать шесть человек в поселок Сары-Шаган на западном берегу озера Балхаш, на границе с Джамбульской областью и локализует железную дорогу и шоссе. Еще два вертолета высаживают семьдесят два десантника и пограничника в окрестностях города Балхаш и перекрывают там железную дорогу и шоссе, идущее от Караганды. Общая задача для всех. Не пропускать ни одного человека, ни одного вида транспорта. Через четыре с половиной часа вы получите подкрепление в двойном количестве, джипы и боевые машины десанта с ракетными установками. Командует первым эшелоном полковник Сырцов.

Офицеры выбежали из домика генерала и бросились к ожидавшим их вертолетам. Было девятое октября 1999 года, один час пятьдесят восемь минут ночи.

После взлета вертолетов генерал Потапов обратился к оставшимся офицерам и генералам по постановке боевой задачи второму эшелону, состоявшему из 864 десантников, которые на двадцати четырех вертолетах “Летучая мышь” высаживались в окрестностях Павлодара, Семипалатинска, Караганды и Усть-Каменогорска. В их задачу входило: захватить аэропорты и подготовить их к приему транспортных самолетов с десантниками, национальной гвардией, техникой и боеприпасами; железнодорожные вокзалы и основные узловые станции для обеспечения подхода железнодорожных эшелонов с войсками третьего эшелона, боевой и строительной техникой, продовольствием и горючим, уже шедшими к границе от Барнаула и Новосибирска: занять здания областного и городского руководства, милиции и комитетов национальной безопасности, почты, телеграфов, крупных банков и предприятий, мосты.

Все, что оказывало сопротивление выполнению этой задачи, подлежало уничтожению. Спецгруппы, уже несколько недель находившиеся в областных центрах и установившие взаимодействие с местным казачеством и оппозиционными русскими организациями, должны были арестовать руководителей областей и городов, дирекции основных крупных предприятий, банков, а также агентуру ЦРУ, Моссада и других Западных спецслужб, которые были выявлены за последнее время.

— Прошу внимания, — обратился Потапов к группе офицеров, которые отвлеклись на минуту. Самая дальняя точка десанта второго эшелона — это Караганда — 590 километров. Общий вылет производится по цепочке с таким интервалом, чтобы все вертолеты над своими объектами оказались в одно время. Захват объектов на местах с учетом времени, необходимого на дислокацию, четыре часа тридцать минут. Войска и техника третьего эшелона уже в пути и начнут прибывать в места назначения с пяти часов утра. Так что сбоев быть не должно. Синхронно с нами действуют и группировки войск на Западном и Северном направлениях Казахстана.

Потапов свернул карту, лежавшую на большом столе, и, обращаясь к офицерам и генералам, напомнил.

— Все командиры несут персональную ответственность за точное соблюдение времени и выполнение поставленных задач. При их осуществлении не должно быть никаких сантиментов, предельная жесткость и точность будут залогом вашего успеха.

— Все ясно? — Задал вопрос Потапов, — и, не дожидаясь ответа, дал команду: — По машинам…

9 октября 1999 года, Казахстан, г. Усть-Каменогорск.

Восемь вертолетов с 288 десантниками подлетали к Усть-Каменогорску с северо-востока области. Со стороны города Лениногорска, минуя густую сеть небольших поселков, деревень, лежащих на прямой линии между Рубцовском и местом десантирования. У этой группы была наиболее сложная задача из всех групп десанта второго эшелона по всему Казахстану, так как Восточный Казахстан был одним из крупнейших индустриальных центров не только Казахстана, но и бывшего Советского Союза. Одной только цветной металлургии было больше, чем в средней европейской стране в целом. Медно-химический комбинат в районе Шемонаихи, Зыряновский свинцовый комбинат, Иртышский полиметаллический комбинат в поселке Глубокое, Лениногорский полиметаллический комбинат, Усть-Каменогорский свинцово-цинковый и титано-магниевый комбинаты, Белогорский ГОК, Иртышский химико-металлургический завод, более тридцати рудников и шахт, не говоря уже о крупнейшем Ульбинском заводе бывшего Министерства среднего машиностроения, работавшего на атомную промышленность, урановые рудники и целый ряд других крупных предприятий разных отраслей, которые почти полностью были по дешевке, за огромные взятки, проданы зарубежным гешефтмахерам.

Главное на этих предприятиях — захватить документацию и их руководителей. Учитывая огромное расхищение урана, цветных металлов и извлекаемого из них золота и серебра, их бесконтрольный вывоз за границу, необходимо было получить дополнительные документы о фактах беспрецедентных преступлений против народа.

В головном вертолете летели командир всей оперативной десантной группы — полковник Авилов, представитель ГРУ — подполковник Борзов и командир первого батальона майор Киреев. Они распределили свои небольшие силы на три группы. Первая, состоящая из роты десантников численностью сто восемь человек, на трех вертолетах блокировали Зыряновск, Лениногорск, Шемонаиху и Глубокое, то есть те места, где находились крупнейшие предприятия цветной металлургии. Вторая группа в пятьдесят шесть человек высаживалась на ГРЭС и для защиты плотины, а также на двух урановых рудниках. Наконец, третья группа численностью почти сто пятьдесят человек на четырех вертолетах блокировала непосредственно Усть-Каменогорск.

Из этой группы один вертолет со взводом десантников обеспечивал захват аэропорта, второй — захват железнодорожного вокзала и четырех станций, где были стрелочные переводы на пути от границы с Россией до самого Усть-Каменогорска. Оставшиеся два вертолета с семьюдесятью двумя десантниками высаживались на пятом километре шоссе, ведущего из города в поселок Согра. Там, в десяти километрах от города, находился титаномагниевый комбинат.

— Вижу костры, — услышал Киреев возглас пилота, командира вертолета.

Через несколько минут вертолеты приземлились на небольшой скалистой площадке. Вертолеты встречала спецгруппа Службы Внешней Разведки во главе с майором Андреем Рожновым, подполковником ГРУ Михаилом Крутовым, другом Борзова и подполковником в отставке Иваном Роговым — руководителем местной организации отставных военных, из вертолета уже выпрыгнули Киреев, Борзов и руководитель операции, полковник Авилов.

Перезнакомившись, Авилов пригласил офицеров в вертолет для уточнения деталей операции. Кругов и Рожнов, крикнув своим, чтобы загасили костры, тоже поднялись в вертолет. Крутов быстро доложил Авилову, что они располагают тридцатью бойцами из его спецгруппы и еще есть двести тридцать пять человек казаков и отставных военных. Но оружие есть только у ста сорока двух человек.

— Оружие мы привезли, — произнес Авилов, — восемьдесят автоматов с патронами, шестьдесят пистолетов, шесть пулеметов, шесть гранатометов и шесть ящиков гранат. Значит, с нашими десантниками получается всего триста тридцать семь человек.

— Сколько у вас транспорта? — Спросил Авилов у Крутова.

— Двенадцать грузовиков и двенадцать легковых машин, но в городе мы можем рассчитывать еще машин на двадцать.

— Значит так, прошу внимания, — обратился Авилов к офицерам. Разбиваемся на двадцать четыре группы, по количеству имеющегося здесь транспорта. Распределить шесть пулеметов и шесть гранатометов равномерно по объектам захвата. Всех гражданских разбить равномерно в подкрепление к десантникам и людям Рожнова. Начало операции ровно в четыре часа тридцать минут.

Два грузовика и все легковые машины направляются для арестов сорока шести лиц по списку. В городе раздобудете необходимое количество легковых машин. До шести часов тридцати минут утра с этой задачей нужно управиться. Всех свозить в здание бывшего обкома, где сейчас администрация акима области. Грузовые машины с десантом направляются по следующим объектам: областная администрация акима, милиция, областной комитет национальной безопасности, свинцово-цинковый комбинат, Ульбинский урановый завод, облбанк, коммерческие банки “Восток” и “Уран-Комбанк”, благо они в одном здании. Одна машина занимает центральный телеграф, почту и телефонную станцию, они тоже находятся в одном здании.

Главный наш резерв — две машины с пятьюдесятью десантниками и отставными военными с двумя пулеметами и двумя гранатометами блокируют расположение милицейского батальона. Их казармы находятся в тупике улицы Абая и воинский батальон, расположенный за Иртышом. Через тридцать минут после начала операции, где-то в районе шести часов утра, в аэропорту должны уже будут разгружаться транспортные самолеты с основным десантом, а на железнодорожный вокзал прибудут эшелоны с боевой техникой. То есть продержаться нужно будет где-то около часа. Весь запас гранат этим двум группам, — сказал Авилов обращаясь к капитану Смольнову. Раздать оружие и все по машинам…

* * *

Борзов на джипе с двумя десантниками, местным казаком Олегом и лейтенантом Щегловым ехал на захват акима области Лернера Семена Григорьевича. Он знал, что Лернер являлся не только другом советника президента Казахстана Равиля Айзенберга, который по совместительству работал и на Моссад, но и гражданином Израиля. Знал Борвов и то, что Лернер награбил несколько сот миллионов долларов и перевел их в зарубежные банки, а деньги эти еще предстояло вернуть. Достоверно он владел копией только одного из счетов в Люксембургском банке, на 63,5 миллиона долларов, а предстояло выяснить, где еще он держал наворованные миллионы.

В четыре часа восемнадцать минут они уже были на исходной позиции. В запасе было еще двенадцать минут. Томительно текли минуты возле девятиэтажного кирпичного дома с темными окнами. В четыре часа двадцать восемь минут все вышли из машины и вошли в подъездный тамбур. Олег, который вел Лернера последние две недели и был знаком с порядками в доме, предупредил, что перед лестничным пролетом в холле подъезда находится милицейский пост. Поскольку он один был в гражданском, он и вошел один в дверь, ведущую к лестничному пролету. Звонить ему не было нужды, так как он уже знал код и тихо открыл дверь.

Казах, лейтенант милиции, дежуривший в эту ночь, однако не спал, но от неожиданного появления в такой час незнакомого человека, немного ошалел, так как не мог понять, как он попал внутрь, если дверь была закрыта. Однако он быстро пришел в себя, как только увидел в руке Олега пистолет, направленный ему в грудь. В этот момент в дверь вошли и остальные в русской десантной камуфляжной форме. Лейтенант потерял дар речи.

— Кто у Лернера дома, кроме него, — спросил Олег.

— Нет никого и он сам не приезжал, — ответил казах. Он лжет, — сказал Олег Борзову, нужно подняться.

Дубликат ключей, быстро, крикнул он лейтенанту казаху, но тот промычал, что не знает никаких дубликатов. Но Олег знал, что спрашивал. У дежурных, обслуживающих дома местной элиты, хранились на всякий случай дубликаты ключей, так как обитатели дома имели по несколько квартир в городе и не всегда ночевали в одном месте, а вдруг пожар, протечка воды и т. д.

Олег коротким ударом рукоятки пистолета по скуле сбил лейтенанта с ног. Моментально появились ключи. Пристегнув казаха наручниками к трубе отопления и вырвав на всякий случай телефонный провод, хотя связь и была отключена, вес ринулись на третий этаж к квартире Лернера. Когда после ряда звонков ответа не поступило, они открыли дверь и ворвались в квартиру. Но она была пустой. Борзова прошил озноб, упустили. Осечка.

Лернер был очень важной фигурой. Они бросились вниз к дежурному и Олег, приставив пистолет к половому органу казаха, сказал:

— Если сейчас не скажешь, где Лернер, отстрелю тебе твое богатство, понял? — Лейтенант милиции, трясясь от страха, начал клясться, что не знает, что Лернер сегодня вообще не приезжал домой.

— А где он может быть? — быстро задал вопрос Олег.

— Не знаю, может, у любовницы, вы у шофера его спросите.

— А где живет шофер?

Казах порылся свободной рукой в журнале и показал запись с фамилией и адресом шофера. Олег быстро все записал. А лейтенант Щеглов уже приготовил одноразовый шприц и шагнул к казаху. Тот взмолился и упал на колени, думая, что его хотят отравить.

— Не бойся, глупый, никто тебя убивать не собирается, после укола просто заснешь часика на три-четыре и все, — сказал Щеглов лейтенанту и воткнул шприц ему в плечо через форменную одежду. Лейтенант медленно осел на пол. Его подняли и усадили за стол, вторую руку привязали к металлической ножке стола и заклеили рот пластырем. Это гарантировало от того, что когда он очухается, то не сможет поднять тревогу.

Все бросились в машину. Уже через тридцать пять минут они, захватив шофера, приближались к дому, где жила любовница Лернера.

А Семен Григорьевич Лернер тихо посапывал в это роковое для него утро, после обильного ужина и еще более обильных ласк. Утреннее блаженство было разрушено в одно мгновение грохотом выбитой двери.

Уже через сорок секунд он стоял голый перед Борзовым. Быстро дав ему одеться и предупредив его любовницу, что если она только пикнет, то попадет за решетку вместе с Семен Григорьевичем, они вывели его во двор и усадили в машину. Через пятнадцать минут Борзов вводил его в здание администрации области, в его родной кабинет. Сюда сейчас с разных концов города свозили всю воровскую элиту города и области…

В это время группа десантников капитана Воронина, блокирующая казармы казахской милиции, уже засела на исходных позициях. Перед центральным въездом в казармы, метрах в тридцати от торца здания был поставлен их грузовик с установленным на кабине крупнокалиберным пулеметом и гранатометом. Такая позиция создавала широкий сектор обстрела. У торцов казарм, перед забором, Воронин с десантниками сделали два укрепления из подсобных материалов и двух небольших бетонных плит, валявшихся рядом, которые они волоком подтащили машиной. В этих импровизированных укреплениях с одной стороны был поставлен пулемет, а с другой — второй гранатомет. В каждом из этих укреплений находилось по три десантника, три были на позиции в машине. Еще двое с Ворониным залегли за вентиляционным бетонным выступом в сорока метрах от входа и въезда в казармы. Оставшиеся двенадцать человек, включая отставных военных, он распределил на шесть двоек, по три двойки с каждой стороны забора, окружавшего казармы.

Капитан Воронин рассчитывал, что все обойдется без шума. Тем более, что уже было четыре часа пятьдесят пять минут, а значит, в аэропорту скоро начнут приземляться транспортники с основным десантом. Эту его мысль оборвала резкая сирена за забором, окружающим казармы. Зажглась вереница фонарей, очевидно от автономного питания, так как связь и свет были отключены.

— К бою, — крикнул Воронин, — недоумевая, откуда пришла беда. Он не мог знать, что арест начальника милиции Усть-Каменогорска засек его сосед, капитан Джакумов, который почти всю ночь не спал, мучился зубной болью. Случайно увидев в окно, как из дома вывели его начальника и усадили в машину люди в камуфляжной форме, он по сотовому телефону через резервный узел связи, известный в городе лишь десятку человек — двум властным чиновников и их близким, — а Джакумов был племянником жены министра МВД, позвонил в управление. Поскольку дежурный не отвечал, что уже было чрезвычайным событием, он и позвонил в расположение милицейских казарм.

Воронин по рации связался с полковником Авиловым и сообщил о поднятой тревоге и о том, что, видимо, придется принять бой. После этого он скомандовал своим, чтобы огонь открывали только после выстрела гранатомета с машины. А за оградой уже раздавался топот множества ног и урчание моторов грузовых машин. Шла погрузка в машины. В этот момент ворота открылись и показалась БМП — боевая машина пехоты, возглавлявшая колонну грузовиков. И тут же ахнул выстрел гранатомета. БМП вспыхнула, как факел, что вызвало страшный переполох в машинах, находившихся за БМП. Сразу же с двух сторон забора, окружавшего милицейские казармы, внутрь двора, где было скопление машин с милицией, полетели гранаты. За первым броском последовал второй бросок из двенадцати гранат. Внутри двора творился кромешный ад. Автоматными очередями мгновенно были перебиты все фонари, и ночь освещали только горевшие машины и казармы, да воздух вибрировал от предсмертных криков и стонов раненых и пулеметного огня десантников, сметавшего все живое, что появлялось у створа ворот казарм….

В пять часов десять минут на посадочную полосу Усть-Каменогорского аэропорта, уже полностью подконтрольного десантникам, приземлился первый транспортный самолет со ста восьмьюдесятью десантниками и боеприпасами, а другой самолет уже заходил на посадку.

Если бы был день, то из космоса можно было бы увидеть, что по железной дороге из Новосибирска и Барнаула в Павлодар, Семипалатинск, Усть-Каменогорск движется более десятка эшелонов. А всего из Астрахани, Оренбурга, Челябинска, Кургана, Омска, Новосибирска и Барнаула в сторону Казахстана и уже по его территории в это время двигалось семьдесят два эшелона с войсками, военной техникой и боеприпасами, продовольствием, теплой одеждой, строительными материалами… Казалось бы, что этим недоумкам надо было? Воспользовались разрушением Советского Союза, отделились и оттяпали от России ее исконные земли, с мощнейшими, по мировым меркам, гигантами тяжелой промышленности. Живи, твори и радуйся жизни. Так нет же. Начали изгонять русских со своей земли, из построенных ими городов и предприятий, разворовали и разрушили все, что только было возможным, ограбили и свой народ, оставив его без будущего. Не зря в Казахстане среди русских ходила поговорка: “Научили их есть ложкой и ссать стоя, теперь на нас брызги летят”. Но разве нужен такой раздрай простому народу? Ведь в войну и казах, и русский в одном окопе отстаивали свободу своей единой Родины. Нет, простому народу нечего делить. А вот как русским, так и казахским властным подонкам, вылупившимся из единой сионо-коммунистической номенклатуры, это было жизненно необходимо, ибо подлая система выработала у них стремление хапать все, что только можно хапнуть. Им было не понять, что они не умрут, как простые обычные люди, а сдохнут, уважаемые только такими же подонками и презираемые миллионами обворованных ими людей, и никакие миллиарды не спасут их от гниения и съедания червями в обычной земляной яме, независимо от того, что взгромоздят сверху их трупов…

* * *

Подполковник Борзов ввел уже бывшего акима области Лернера в теперь уже бывший его кабинет и отпустил сопровождавших его десантников.

— Господин Лернер, буду откровенен. Когда-то я относился к вопросам национальной принадлежности индифферентно, но после того, что сионократия сделала с Россией, я твердо убежден, таких как вы нужно уничтожать, как бешеных, ненасытных и алчных собак, со всей беспощадностью на всех континентах, а еще лучше сжигать, чтобы даже пепла не осталось. Везде, куда вы проникаете, там возникает рознь, кровь, коррупция, ложь и аферы. Вы не жалеете и свой еврейский народ, тех, кто не согласен с вашими человеконенавистническими устремлениями, алчной жаждой наживы и власти.

Я с удовольствием оторвал бы вам голову, свершив возмездие за сотни тысяч ограбленных вами людей, оставленных умирать в нищете и безысходности, но, к сожалению, у государства к таким персонам, как вы, есть определенный счет. Сейчас я буду задавать вопросы, а вы отвечать. Отвечать правдиво, так как я не люблю ни шуток, ни лжи.

Итак, вопрос первый. Какое количество долларов вами вывезено за границу и в каких банках они находятся?

Мысли Семен Григорьевича закружились, как в беличьем колесе. Он уже догадывался, что город, видимо, захвачен десантниками России, но даже и предположить не мог, что во всех русских областях Казахстана аналогичная ситуация. Поэтому мысли наскакивали одна на другую, не давая сосредоточиться для ответа на заданный вопрос. А ответить надо было так, чтобы продлить неопределенность его беседы с этим подполковником, до того момента, пока о случившемся в Усть-Каменогорске не узнают в Акмоле и Алма-Ате.

Борзов быстро понял смысл затяжки с ответом и поэтому добавил:

— Чтобы лишить вас каких либо иллюзий, могу сообщить. В настоящий момент четырнадцать областей русской части Казахстана заняты нашими войсками и с этого дня навечно возвращаются в лоно России. Более того, вчера вечером в Алма-Ате была взорвана бомба или взрывчатка в президентской резиденции. И президента и его окружение разорвало на куски. А ваш покровитель Айзенберг тоже погиб. Кто совершил этот акт возмездия за ограбленный и поруганный народ, мы пока не знаем. Кроме этого, мы знаем о вашем израильском гражданстве, хотя вы тщательно и скрывали этот факт даже от своих покровителей.

— Я жду ответа, — вдруг грозно прикрикнул Борзов после тихой речи. Лернер был шокирован услышанным. Потеря близкого друга и покровителя, а также гибель президента, если это было правдой, делали его полностью беззащитным, и он решил поступиться малым, дабы сохранить большое.

— Хорошо, я скажу правду, — произнес Лернер, все мои деньги хранятся в Тель-Авивском банке, выдавая свой вклад в Израиле он понимал, что оттуда России получить его деньги будет невозможно. Израиль никогда не выдавал не только наворованные его гражданами-уголовниками деньги у других народов, но и даже своих граждан-преступников, игнорируя при этом все нормы международного права.

Борзов не удивился этой лжи, он понимал и хорошо знал таких людей, их повадки и трусость. Он вытащил пистолет, снял предохранитель и, глядя в расширяющиеся от ужаса глаза Лернера, выстрелил в его колено. Дикий вопль разнесся по всему этажу. В кабинет вскочил десантник, дежуривший у входной двери. Но Борзов его успокоил:

— Все в порядке Коля, быстро приведи врача, а то вот господин Лернер решил поиграться с пистолетом и нечаянно прострелил себе колено. Когда десантник вышел, Борзов, не обращая внимание на стоны Лернера, сказал ему:

— А вы, оказывается, шутник, я ведь вас предупредил, что шуток не люблю. Я из тех русских, которые если говорят что-то, то делают во что бы то ни стало.

Через десять минут Лернер очухался. Сделанная врачом жесткая повязка остановила кровотечение и зафиксировала сустав, а укол двух кубиков бодрамобила быстро вернул ему силы и снял дикую боль.

Борзов придвинул Лернеру лист бумаги, тот молча взял его и похолодел. Это была копия его счета из Люксембургского банка на 63,5 миллиона долларов. Не давая ему опомниться, Борзов положил перед ним телефон сотовой связи, а связь после пяти часов тридцати минут уже снова подключили, и сказал:

— Может, хотите переговорить с Тель-Авивом, со своей женой? Этот вопрос как током ударил Семена Григорьевича, он поник головой, но не стал брать в руки телефон.

Борзов взял телефон и сказал Лернеру:

— Вы, видимо, не знаете, но вашей жены и детей нет на роскошной двухэтажной вилле под Тель-Авивом.

— Где моя жена, где дети? — не выдержав, воскликнул Лернер. Бронзов набрал номер телефона и протянул его Семен Григорьевичу. Он схватил трубку и услышав голос жены, запричитал:

— Роза, Розочка, где ты? — Но на том конце связи телефон отключился.

— Не волнуйтесь, ваша жена и дети в Израиле, но не в Тель-Авиве, а в окрестностях Хайфы. Их жизнь зависит только от вас. Вы нанесли огромный ущерб нашей стране, ибо я не отделяю русские земли Казахстана от России. По вашей вине от холода и голода умерли тысячи людей, сотни тысяч вы навсегда сделали нищими. Но настал и ваш черед держать ответ.

К сожалению, государство у нас очень либеральное к таким ублюдкам, как вы. Вам и вашей семье сохранят жизнь в обмен на возврат награбленных вами денег, если это делается добровольно, без утайки и в полном объеме. Тогда, после завершения всех операций, на одном из ваших счетов вам оставляется двести тысяч долларов, а вас депортируют из страны без судебного разбирательства.

По мне же, лучше бы вам ничего не возвращать, тогда бы я с большим удовольствием приказал утопить вас в Иртыше, как в гражданскую войну вы топили в прорубях лучших людей России, — сказал весь побелевший от ненависти Борзов, даже не глядя на трясущуюся от страха тварь.

Лернер понял, что лучше остаться живым с двумя сотнями тысяч долларов, чем умереть страшной смертью и приговорить к смерти семью, оставив в разных банках и неизвестно кому 410 миллионов долларов. Три часа с Лернера снимали показания о его счетах, аферах, и о тех, кто замешан в этом, кто помогал в Казахстане, России, заграницей…

15.

9 октября 1999 года, Греция, Афины.

Поезд номер тридцать семь из Салоник прибывает на вторую платформу, — прощебетал мягкий женский голос сначала на греческом, а потом на английском языках.

Через минуту из седьмого вагона вышел среднего роста и спортивного телосложения, элегантно одетый молодой то ли японец, то ли кореец, с гладко зачесанными назад смоляными волосами, небольшими и аккуратно подстриженными усами, в дымчатых, с крупными линзами очках и небольшим черным дипломатом в руках. Это был Текильбаев. Но если бы его попросили предъявить документы, то оказалось бы, что это врач из казахского города Караганда, Аскар Токуханов, путешествующий по Европе.

Успешно добравшись из Волоса до Салоник вчера вечером, он сразу же купил билет на ночной поезд в Афины, отправлявшийся через двадцать пять минут. Быстро метнувшись к вокзальному магазину, он купил небольшой черный дипломат, темный в полоску костюм, белую сорочку, два галстука и туфли. Через минуту он уже занял боковую кабинку в мужском туалете вокзала. Быстро сменив одежду и повязав галстук, он вытащил баночку специального крема и хорошо втер его в голову. Пока пару минут крем впитывался в волосы, придавая им черную синеву, он, смотрясь в маленькое зеркальце, наклеил усы, а затем гладко зачесал свои теперь иссиня-смоляные волосы назад и надел очки. Быстро затолкав старые вещи и туфли в дипломат, еще раз проверил документы, деньги и осмотревшись, не оставил ли каких следов, вышел из туалета. Из большого зеркала, расположенного напротив его кабинки, на пего смотрел элегантный иностранец. Через три минуты он уже сидел в вагоне первого класса, а в ноль часов тридцать минут поезд на Афины тронулся в путь.

Еще на подъезде к Афинам, он по радио, не понимая все греческие слова, все же понял, что в последних новостях сообщалось о террористах, убивших семью президента Казахстана, взрывах на вилле и убийстве самого президента в Алма-Ате. Далее диктор говорил что-то о русских войсках и Казахстане, но Текильбаев так и не смог уловить смысл сказанного. В душе теперь появилось осознание того, что он потерял и последнего своего друга в Алма-Ате, Улумбаева…

* * *

Точно в восемь часов пять минут поезд прибыл в Афины. Выйдя из вагона и пройдя через вокзал, Текильбаев вышел на привокзальную площадь. Возле него моментально остановилось такси. Он сел в машину и на английском языке попросил отвезти его в аэропорт. В Вену было несколько рейсов, в основном транзитных. На девять часов он уже не успевал, когда они с Жукусовым планировали операцию, то сразу остановились на втором транзитном рейсе, следующем по маршруту Афины — Вена — Берлин. Вылет был в одиннадцать часов тридцать пять минут. Оставалось чуть меньше трех часов.

Текильбаев, как специалист системы безопасности, прекрасно понимал, что опытные сыщики неминуемо вычислят, что ни его, ни Жукусова нет в числе погибших на острове. Начнется их поиск. Найдут место со следами крови, где упал Жукусов, не найдут на острове их катера и все станет ясно. Объявят розыск, дадут приметы, подключат Интерпол. Затем найдут тело Жукусова, разыщут и затопленный катер. Опросят кассиров на вокзалах многих городов на побережье. В том числе и в Волосе и в Салониках. Нет сомнений, что продавец вокзального магазина в Салониках припомнит странного иностранца с чуть раскосыми глазами, покупающего на ночь глядя полный набор одежды. Тем более, что у него казахский паспорт. А вдоль железной дороги найдут сверток с его вещами, которые он выбросил в пути.

Было сильное искушение не дожидаться самолета на Вену, а быстрее вырваться из Греции, вылететь десятичасовым рейсом в Рим, а уж оттуда в Вену, благо Шенгенская виза это позволяла сделать беспрепятственно. Но неизвестно, когда из Рима он сможет вылететь в Вену. А если греческая полиция сработает оперативно и быстро подключит Интерпол, то в Вене его уже может поджидать в аэропорту полиция. В первую очередь под контроль попадут аэропорты и железнодорожные вокзалы. Будь у него не казахский паспорт, все было бы намного проще.

Текильбаев решил отдаться судьбе. Приехав в аэропорт, он сразу купил билет на Вену и решил еще раз сменить одежду. Через час, уже в пепельного цвета костюме тройке, голубой рубашке, с темным строгим галстуком и перекинутым через руку светлым плащом, он покупал английские газеты. Через двадцать минут объявили регистрацию и посадку на рейс Афины-Вена-Берлин. Предстояло еще одно испытание, на контроле.

Подав служащей аэропорта паспорт и билет, Текильбаев весь внутренне сжался в комок. Ставя ему штамп, служащая обратила внимание на то, что он из Казахстана, и начала выражать ему соболезнование в связи с горем, постигшем его страну. Текильбаев понимающе кивал ей головой, мысленно матеря ее последними словами. Теперь не только она, но и проходящие с ним пассажиры знают, что он из Казахстана, а это еще одна наводка для полиции, которая будет знать приметы одного гражданина из Казахстана, вылетевшего сегодня из Афин в Вену.

Через несколько минут он уже сидел в самолете, листая купленные в аэропорту газеты, из которых узнал пока скупые факты об убийстве семьи президента на острове и взрыве резиденции в Алма-Ате, при котором погиб сам президент и сорок шесть высокопоставленных его друзей, министров и банкиров. Самолет выруливал на взлетную полосу, и Текильбаев отложил газеты. До Вены было чуть более тысячи километров, и самолет должен был прибыть на место в тринадцать часов пятьдесят минут. Счастье, что взрыв на вилле был осуществлен во второй половине дня. Быстрые сумерки и надвигающаяся ночь безусловно задержали разбирательство, но с утра эта работа закипела с удвоенной скоростью, в этом можно было не сомневаться. Вопрос стоял о профессионализме полиции, они, естественно, будут рыть землю под ногами. Тем более, что убита семья главы другого государства. В этот момент двигатели самолета заработали более мощно, и самолет зарулил на стартовую полосу.

9 октября 1999 года, Австрия, Вена.

Самолет из Афин уже приземлился в аэропорту Вены, и Текильбаев, сошедший с трапа самолета, все еще не верил, что он вырвался из Греции, что не схвачен полицией. Он еле себя сдерживал, чтобы не побежать. Разменяв доллары на шиллинги и попросив мелких монет для телефона, он решил в первую очередь разыскать жену в гостинице, где должна была остановиться не только она, но и жена Жукусова с ребенком. Название гостиницы он выучил наизусть — отель Вильгельмхоф. Дозвонившись только с третьего раза, он быстро узнал телефон номера госпожи Текильбаевой, своей жены. Через минуту он уже разговаривал с Розой. Не вдаваясь в подробности, он на казахском языке ей объяснил, чтобы она сейчас, не теряя пи минуты, не сдавая номер, взяла только документы и деньги, и взяв с собой Ирину Жукусову с дочкой и их документами, без всяких вещей, спустилась вниз и ждала его с ними напротив гостиницы. Никаких вопросов, оборвал он жену, попытавшуюся задать ему вопрос. Я сейчас еду прямо к вам, буду в пятнадцать часов, может, на несколько минут опоздаю, ждите и никуда не отходите.

Текильбаев был убежден, что если он сейчас же не заберет женщин из гостиницы, полиция может по фамилиям случайно выйти на них. Поэтому он и ринулся прямо в отель Вильгельмхоф. В пятнадцать часов семь минут он подъехал к гостинице и, расплатившись с шофером, отпустил его. Он не хотел снова пользоваться этой машиной и, чтобы замести следы, решил взять другую машину. В этот момент он увидел свою жену и Ирину Жукусову с дочкой. Естественно, что в измененном внешнем виде они сразу и не узнали его. И только заговорив с ними по-казахски, он открыл себя. Роза бросилась ему на шею.

Но Текильбаев, сдержано отстранив ее, сказал:

— Потом Роза.

Поздоровавшись с Ириной и се дочкой, он сказал:

— Султан приедет завтра, а сейчас давайте пройдем вперед, — и взял из рук Розы небольшую сумку.

— Сейчас нам нужно будет поехать в банк и получить деньги. В машине прошу вас не вести никаких разговоров. Получим деньги и поедем пообедать, там я все расскажу. С этими словами он, увидев проезжающее мимо такси, быстро махнул рукой. Машина остановилась, и они сели в нее. Текильбаев по-английски назвал шоферу улицу, где располагался австрийский филиал Дойче-Банка, куда им на номерной счет перевел деньги Улумбаев. Это оказалось недалеко, сразу за каналом. Еще за несколько домов он увидел вывеску банка и попросил шофера остановить машину, не доезжая до нужного ему здания. Они вышли из машины и дождавшись, когда она отъедет, двинулись к маленькому скверу напротив банка. Здесь он посоветовал женщинам зайти в расположенное рядом маленькое кафе и поесть пирожных, пока он не получит деньги.

Приведя себя в порядок, Текильбаев вошел в здание банка. Все оказалось не так сложно, как им с Жукусовым казалось, когда они репетировали английские фразы, необходимые для получения денег и объяснений с банковскими служащими. Через двадцать минут Текильбаев вышел из здания банка, неся в дипломате двести тысяч долларов. Теперь оставалось решить вопрос — что делать дальше, куда им деться, И если бы не номер телефона в Вене, который им дал Жорес Улумбаев в свой последний приезд на остров, надеяться, в чужом абсолютно городе, с женщинами, мужья которых разыскиваются не только полицией, но очевидно уже и Интерполом, да к тому же с засвеченным своим паспортом, было практически не на что.

Подойдя к женщинам, он увидел их угрюмые лица и понял, что своим женским чутьем они уже догадываются, что случилось что-то очень плохое. Текильбаев понимал по их поведению, что им абсолютно еще ничего не известно ни о взрыве на острове, ни о взрыве в Алма-Ате. Видимо, они с утра еще не слушали радио и не смотрели телевизор.

— Все, едем обедать, — сказал, подходя к ним, Текильбаев, сделав веселое лицо, чтобы как-то приободрить женщин.

Через полчаса они сидели в ресторане, и Текильбаев плел разного рода чепуху, чтобы как-то развеять смутные подозрения женщин. Он понимал, что рассказать о событиях на острове и смерти Жукусова, значит отдать себя на волю женской непредсказуемости. Это можно будет сделать только когда они будут в безопасности. Уже заканчивая обедать, Текильбаев вышел позвонить. Он не стал пользоваться телефоном в ресторане и поэтому вышел к уличному автомату. Набрав заученный номер, он услышал вскоре мужской голос, сказавший по-немецки: “Слушаю вас”. Текильбаев произнес по-казахски ключевую фразу: “Солнце восходит на востоке”. Ответ он тоже услышал по-казахски: “Это неоспоримо”. Затем последовал вопрос.

— Откуда вы звоните?

— Из телефона-автомата возле ресторана “Бизон”. Кроме меня со мной две женщины и девочка десяти лет.

— Будьте у входа в ресторан через тридцать минут. К вам подъедет темно-синий микроавтобус марки “Фольксваген”, — и голос назвал Текильбаеву номер машины.

9 октября 1999 года США, Вашингтон.

Космическая разведка США опоясывала орбитами своих ста тридцати семи спутников-шпионов всю территорию России и сопредельных с ней стран. Первое сообщение об изменении обстановки поступило со спутника J-103 в двадцать один час сорок шесть минут восьмого октября 1999 года по Вашингтонскому времени. Из района города Балхаш, расположенного на одноименном озере в Казахстане. Эта зона была под особым наблюдением, как и все районы России и стран, входивших ранее в Советский Союз, где были не только военные объекты, но и крупнейшие предприятия, месторождения, города…

Снимки из космоса зафиксировали шесть тяжелых военных вертолетов, из которых шла выгрузка вооруженных людей и каких-то грузов. Пока дежурный капрал рассматривал отпечатанную компьютером информацию, пошли сообщения и из других компьютеров, связанных с определенным спутником слежения. Район Казахстана выходил из ночной тени и становился видимым для спутников там, где не было густой облачности.

Не дожидаясь полной информации, капрал Джонс по уставу снял трубку связи с дежурным по ЦРУ. Майор Тимотей доложил дальше по инстанции. Через сорок минут картина происходящего в Казахстане стала проясняться. Со стороны России, по всем железным дорогам в направлении Казахстана и по самой его территории к наиболее крупным городам шли эшелоны. Возле Уральска, Актюбинска, Кустаная, Петропавловска, Кокчетава, Акмолы, Караганды, Павлодара, Семипалатинска, Усть-Каменогорска станции были забиты железнодорожными составами, с которых шла разгрузка танков, ракетных установок, прочей техники и разных крупногабаритных грузов. В совокупности с поступившими из посольства в Акмоле сведениями об убийстве в Алма-Ате президента Казахстана и его приближенных, а в Греции, на одном из островов в Эгейском море, была взорвана вилла и погибла вся семья главы республики, обстановка складывалась в зловещую картину. Заговор России против президента Казахстана и вторжение ее войск в республику. С семнадцати часов связаться с посольством в Акмоле было уже невозможно, а в Москве была ночь…

В двадцать три часа тридцать шесть минут директору ЦРУ Майклу Райли доложили полную картину вторжения России в Казахстан. Кадровый разведчик, сменивший своего предшественника после захвата Россией Прибалтики весной этого года, он ясно понимал, что помешать такой операции они были не в состоянии. Из сводок стало ясно, что русские, видимо, ограничили зону своего вторжения теми областями, которые они называли русскими. А их граница проходит на 200–280 километров южнее сорок восьмого градуса северной от экватора параллели, по пустынной и степной зоне, где в одну и другую стороны на сотни километров нет никаких населенных пунктов.

Космическая разведка шестого и седьмого октября зафиксировала скопление железнодорожных эшелонов только под Куйбышевым и Оренбургом, но не придала этому особого значения, как и проморгала организацию убийства президента Казахстана. Райли посмотрел на часы, до экстренного совещания у президента, назначенного на ноль часов пятнадцать минут, оставалось еще тридцать пять минут, и он нажал кнопку внутренней связи.

— Слушаю вас сэр, — прозвучал голос Марка Брауншвейга, помощника по связям с прессой.

— Марк, срочно свяжитесь со всеми крупными газетами и дайте им дополнительную информацию о том, что заговор и убийство президента Казахстана — дело русских, для мотивации своего вторжения в это независимое государство и т. д. В общем все детали согласуйте с Госдепом, они там готовят меморандум в завтрашние газеты. Да, и подключите к этому Европу.

— Слушаюсь сэр. Все будет исполнено, — ответил Брауншвейг.

Директор ЦРУ вызвал секретаршу. — Розалин, свяжите меня с Мэрфи.

— Хорошо сэр. Сделать вам кофе? — Спросила она своего шефа.

— Нет, спасибо, я сейчас уеду к президенту. Соедините меня пока с помощником президента Алленом Марфи и можете быть свободны.

Через минуту раздался зуммер внутреннего телефона, и голос Розалин произнес: “Аллен Мэрфи на проводе, сэр”. Райли взял трубку и, приветствуя Мэрфи, сказал: “Аллен, я хотел бы до начала совещания у президента встретиться с тобой и согласовать кое-какие детали по происходящим сейчас в Казахстане событиям”. — Хорошо Майкл, я жду, — ответил Мэрфи…

* * *

В ночь начавшегося нового дня, девятого октября 1999 года, у северного входа в Белый Дом скопилось более десятка черных лимузинов. В ноль часов пятнадцать минут Аллен Мэрфи пригласил собравшихся генералов, высших чиновников и госсекретаря пройти в Овальный кабинет. Входившие здоровались с президентом и рассаживались. Президент сидел с осунувшимся лицом за роскошным дубовым столом. По левую руку от него стоял президентский флаг, по правую — государственный флаг Соединенных Штатов. В камине пылал огонь. А за спиной президента висели портреты Франклина Рузвельта и Джона Кеннеди.

Президент обратился к директору ЦРУ за разъяснением общей обстановки по Казахстану и принимаемым мерам.

— Сэр, по данным космической разведки и оперативной информации от наших источников в Алма-Ате, России и Греции, складывается следующая картина. Вчера, в двадцать три часа по местному времени, один из руководителей охраны президента Казахстана убил президента и взорвал себя и почти всех участников вечернего раута. В живых осталось только шесть человек, и те тяжело ранены. В это же время, но уже на островке Эльвира в Эгейском море, была взорвана вилла президента, где погибла вся его семья. Террористы скрылись на катере, их ищут. Подозревают людей из охраны президента. Все они по национальности казахи. Пока не ясно, что это. Внутренний переворот, выгодный премьер-министру, который должен заменить президента на его посту, или же это заговор российских спецслужб.

В двадцать один час сорок шесть минут, то есть два с половиной часа назад, мы получили первые данные о концентрации войск на территории Казахстана в районе города Балхаш, это в самом центре Казахстана, по поступившей информации на данный момент Россия уже заняла более половины территории Казахстана, то есть практически ее промышленную часть. Такая оперативность говорит о заранее спланированной операции.

Сейчас в Москве наступает утро, пока наш посол не смог связаться с Министром иностранных дел Ивановым. По заявлению дежурного по МИДу, Иванов в десять часов сделает важное правительственное заявление. Как-нибудь помешать России в осуществлении ее акции силовым путем мы не можем. Эта часть Казахстана далеко отстоит от внешних границ Турции, Пакистана и наших баз в том регионе. Кроме того, не ясны пока цели России. Она остановила свое продвижение вглубь страны.

Я полагаю сэр, что на данном этапе мы должны ввести повышенную боеготовность на базах Турции, Пакистана, Европы и на кораблях VI, IX и X флотов. Войскам НАТО также принять готовность ноль.

На этом директор ЦРУ закончил свой краткий анализ. — Спасибо. Майкл, садитесь, — сказал шефу разведки президент и дал слово госсекретарю Роберту Уоррену.

— Господин президент, еще свежи события весны этого года по Прибалтике, — начал Уоррен, — и вот опять наглый и коварный удар России. Мы теряем лицо. Невозможность принятия военных мер и затяжка со своевременным введением экономических санкций привели нас тогда к огромным потерям, как политическим, так и экономическим. Необходимо избежать таких последствий сейчас, и для этого мы предлагаем принять быстрые и решительные шаги политического и экономического характера по укрощению зарвавшейся России. Я уже наметил с утра переговорить с рядом министров иностранных дел стран Европы для консолидации и координации наших ответных мер.

Мы думаем завтра же собрать Совет Безопасности ООН и ультимативно потребовать от России незамедлительного вывода войск из Казахстана в течение трех дней. В случае отказа мы должны заморозить все авуары России в Западных банках, ввести эмбарго на торговлю с Россией стран-членов НАТО и ввести жесткие дискриминационные меры против фирм любых стран, которые будут продолжать вести торговлю с Россией. И наконец последнее. Нужно срочно созвать сессию Совета НАТО и досрочно принять в ее члены: Словению, Хорватию, Болгарию и Грузию. Таким образом мы полностью отсечем Россию от Западной Европы. И как крайний случай, пригрозить размещением ядерного оружия на территории всех новых членов НАТО. Всю прессу страны и Европы мы сориентируем на то, что это Россия совершила теракты против казахского президента и его семьи, для оправдания своей агрессии против этой страны.

После короткого уточнения деталей, касающихся упомянутых госсекретарем мер, президент попросил всех присутствующих собраться у него уже утром, в девять часов, с четко разработанным комплексом мер по противодействию России с учетом ожидаемого выступления ее Министра иностранных дел и дополнительной информацией из Казахстана… Был один час восемнадцать минут ночи девятого октября 1999 года по Вашингтонскому времени. В Казахстане был уже день.

9 октября 1999 года, Казахстан, город Акмола.

Операция по захвату новой столицы Акмолы прошла блестяще. Десантники потеряли только трех человек убитыми и девять раненными при штурме здания правительства. Очень эффективно удалось локализовать милицейские части и воинские подразделения. В уже почти окруженные десантниками казармы прибывшие делегации представителей России и некоторых министров казахского правительства после недолгих переговоров о том, что в их частях есть заговорщики, причастные к убийству президента, сумели убедить их полностью подчиниться и сдать оружие. Успех этот в немалой степени был обеспечен и тем, что к ним обратился Министр внутренних дел республики Султан Бергенов и генерал Тулпар Азаев.

Уже к шести часам утра в здание правительства были свезены удачно арестованные премьер-министр Мулакаев, Министр иностранных дел Саади, аким Акмолы Абишаев, Министр обороны Хобдабергенов, заместитель Председателя комитета национальной безопасности Джакупов и ряд других министров. Удачная операция по аресту главных лиц правительства Казахстана и почти бескровный захват Акмолы давали хорошие предпосылки для благополучного разрешения вопроса о разделе Казахстана.

По отработанному сценарию всех руководителей республики развели по отдельным кабинетам, где их уже ждали следственные группы из России. Перед каждым был выложен ворох документов, подтверждающих их преступную и хищническую политику по отношению к своему народу. Более того, предъявили им и некоторые копии их счетов в Западных банках, которые удалось раздобыть к тому времени Службой Внешней разведки. После этого их всех вместе собрали в большом зале для приемов.

В зале за большим столом уже сидели заместитель Министра иностранных дел России Петр Радикевич, заместитель Министра обороны России генерал-полковник Сергей Ботко, заместитель Министра юстиции России Игорь Беглов, Заместитель Генерального прокурора Иван Коляда, помощник Лобанова по политическим вопросам Юрий Котов. Руководителей Казахстана и ряд министров, всего тринадцать человек, ввели и рассадили в два ряда перед столом. По бокам стояло по два офицера десантника. Все напоминало зал заседания суда.

Заместитель главы МИДа России Радикевич, чей жесткий стиль знали не только в странах СНГ, но и на Западе, отставив в сторону риторику дипломатических оборотов сразу же взял быка за рога.

— Все вы, по совокупности совершенных преступлений перед русским, казахским и другими народами, проживающими на территории Казахстана, являетесь международными уголовными преступниками, которым может быть только один приговор — смертная казнь. Награбленное вами, только тринадцатью членами правительства, составляет 11,5 миллиарда долларов. И это только то, что мы смогли выявить за короткое время. В целом же ваша преступная власть за восемь лет беспредела по самым скромным подсчетам разграбила народного достояния более чем на 122 миллиарда долларов.

Не буду сейчас останавливаться на тех преступлениях, которые совершались против русского и русскоговорящего населения, входящих в реестр международных преступлений из раздела о геноциде. Остановлюсь на текущем моменте, — сказал Радикевич и подошел к уже повешенной на стену большой карте Казахстана. В настоящий момент наши войска введены в Мангистаусскую, Гурьевскую, Уральскую, Актюбинскую, Кустанайскую, Петропавловскую, Кокчетавскуго, Акмолинскую — бывшую Целиноградскую, Тургайскую, Джезказганскую, Карагандинскую, Павлодарскую, Семипалатинскую и Восточно-Казахстанскую области. То есть в русские области, являющиеся не только таковыми по составу населения на 1991 год, но и созданные нашим народом. По южным границам этих областей, от Каспия до границы с Китаем, пройдет рубеж казахского Казахстана. По этому рубежу пройдет и новая граница России.

Сейчас около восьмидесяти эшелонов с войсками, техникой и гражданскими грузами направляются в районы. Никаких других вариантов по обозначенной нами территории быть не может, но лично вам предлагается два варианта. — Радикевич подошел к столу, налил воды в стакан и, сделав несколько глотков, продолжил свой монолог перед притихшей воровской элитой Казахстана.

Вариант первый. Обозначенные области мы включаем в состав России, для чего нам не требуется никакого международного мнения. Побеснуются и перестанут. Они уже знают, что нас такими штучками, как двойные стандарты, не проймешь. В течение месяца мы проводим референдум, и народ однозначно поддерживает вопрос о вхождении в состав России, в чем, убежден, и вы сами не сомневаетесь. Мы обнародуем официальные документы о геноциде русского и русскоговорящего населения, который проводился официальными властями Казахстана, что подпадает под международную юрисдикцию, как преступления против человечества.

Затем публикуем все документы о расхищении народного достояния, ваших счетах в Западных банках и ваших конкретных преступлениях против своего народа. А затем отдаем вас и ваши семьи на растерзание этому народу, а не суду. Более того, мы даем Китаю карт-бланш на занятие им Южного Казахстана. В Синьцзян-Уйгурском районе Китая ждут не дождутся такого сигнала. Тогда Казахстан вообще исчезнет с карты мира.

Есть и другой вариант.

Сейчас вы оформляете все документы на вступление премьер-министра Мулакаева в должность исполняющего обязанности президента, как это и предусмотрено вашей конституцией. Затем мы совместно готовим документы о разделе территории Казахстана на русскую и казахскую части по указанной границе. Эти документы от имени России подпишет премьер-министр Суров, который прибудет в Акмолу через сорок минут, и — Радикевич мельком глянул на часы — и я от имени МИДа. А с вашей стороны подпишет — исполняющий обязанности президента Мулакаев и руководитель МИДа — Сзади. Это первое.

Второе. Вы добровольно возвращаете семьдесят процентов награбленного у народа богатства, переведя эти деньги на счета в Акмолу. Усть-Каменогорск, Караганду и Уральск, на какие банки, мы вам укажем. А тридцать процентов оставшейся суммы вы обязаны пустить на развитие вашего Казахстана, если думаете о сохранении собственной государственности. Казахстан будет занимать площадь в 710 тысяч квадратных километров с населением численностью шесть миллионов. Пять областей: Талды-Курганская, Алма-Атинская, Джамбульская, Чимкентская и Кызыл-Ординская, входящие теперь в Казахстан, имеют достаточно природных богатств, чтобы успешно развиваться и обеспечить достойную жизнь своему народу. У вас там находятся очень крупные предприятия различных отраслей, построенные нами. Крупнейший Ачисайский полиметаллический комбинат, а также Чимкентский свинцовый завод, дававший в СССР почти тридцать процентов всего свинца в стране, Текелийский свинцово-цинковый комбинат, десятки рудников, где добываются золото и серебро, медь и уран, цинк и свинец. Я уж не говорю о десятках заводов машиностроительного, химического, строительного и других направлений индустрии.

Да, вы скажете, что, мол, крупнейшее Тенгизское месторождение нефти, да и другие, остаются у нас. Как вам прожить без энергоресурсов, мол. Отвечу. Многие живут, не имея нефти. Но мы готовы будем помочь в этом вопросе, если вы сумеете создать у себя власть, лояльную к России. Поможем создать и оборону и достаточный вес среди среднеазиатских республик.

И последнее. Из своей части республики мы вывезем к вам все казахское население, тех, кто хоть в чем-то замарал себя недружественным отношением к русскому и русскоязычному населению, а также тех, кто захочет добровольно переселиться в Казахстан. Но насильно заставлять казахов переселяться к вам мы не станем.

Соответственно мы потребуем переселения всего русского населения, оставшегося в южных областях, в наш район. Это позволит вам создать моноэтническое государство, которым значительно легче управлять чем многонациональным.

Естественно, при таком ходе развития событий, мы никаких уголовных дел возбуждать против вас не станем. Более того, мы будем заинтересованы в монолитности вашего нового правительства и стабильности в Казахстане. Времени у нас просто нет, поэтому мы сейчас вас оставим на один час, чтобы вы смогли обсудить наши предложения и избрать свою судьбу.

За время, пока казахские руководители обсуждали предложения заместителя министра иностранных дел России, из аэропорта Акмолы привезли только что прибывшего премьер-министра России Олега Сурова. Помощники Радикевича в это время уточняли и шлифовали документы, которые, в случае положительного решения, предстояло подписать. Особого выбора у казахских представителей власти не было. Либо позорная и страшная смерть, когда тебя растерзает обворованный народ, либо опять иметь высшую власть, пусть уже и не в таком большом государстве, каким еще вчера был Казахстан. Даже недалекие и глупые люди всегда из двух зол выбирают меньшее.

В восемь часов десять минут по местному времени совместное обсуждение предложений Радикевича продолжилось под руководством премьер-министра России Сурова. При обсуждении этих предложений казахской стороной переломным моментом для них стало жесткое требование министра внутренних дел Бергенова, поддержавшего Мулакаева. Бергенова казахи побаивались не только потому, что он был представителем влиятельного в Казахстане южного жуза и обладал реальной боеспособной силой милицейских частей в Алма-Ате, которыми руководил его младший брат, но и потому, что он знал много чего о каждом из них такого, о чем им самим даже вспоминать не хотелось.

К двенадцати часам уже были согласованы практически все документы. Ко всем высказанным вопросам добавился только один — об энергоресурсах. По нему Казахстану принадлежало двадцать пять процентов акций Тенгизского месторождения нефти, и Россия обязалась обеспечить до 2010 года поставку в Казахстан природного газа в объемах, обеспечивающих нормальную жизнедеятельность населения, за пятьдесят процентов от общемировой стоимости. В двенадцать часов тридцать минут по Казахскому телевидению, работавшему через спутники связи на Россию, страны СНГ и Европу, прошло экстренное правительственное сообщение:

“Вчера, в двадцать три часа восьмого октября в Алма-Ате злодейски был убит президент Казахстана. Террорист служил в охране президента и поэтому имел возможность находиться рядом с главой государства, что упростило ему осуществление террористического акта. По оценке специалистов, террорист Улумбаев взорвал более килограмма пластиковой взрывчатки, при этом погибло сорок шесть человек и шесть человек ранено и находятся в тяжелейшем состоянии”.

В двадцать три часа тридцать две минуты из Греции пришло другое трагическое сообщение о том, что в Эгейском море, где на одном из островов отдыхала семья президента, была совершена серия взрывов, в результате которых погибла вся семья президента, часть охраны и служащих. Полиция Греции, с подключением наших специалистов, ведет следствие.

Такой поворот событий показал, что в республике существует заговор фанатиков, добивающихся дестабилизации положения Казахстана с целью вызвать гражданскую войну. Мы все помним, что в этом году, а разных городах Казахстана произошли убийства нескольких русских семей. Вызывает сожаление тот факт, что террористами, как в Алма-Ате, так и в Греции, оказались казахи.

На ночном заседании правительства, в соответствии с конституцией, в должность исполняющего обязанности президента вступил премьер-министр Мулакаев. В связи с произошедшими террористическими актами и опасностью развязывания в республике гражданской войны, правительство решило обратиться за помощью к России, о чем был телефонный разговор Мулакаева с главой России господином Лобановым. По просьбе нашего правительства в области с наибольшей долей русского и русскоговорящего населения были введены войска России, а утром в республику прилетела правительственная делегация России во главе с премьер-министром Суровым.

После изучения ситуации в республике в целях снятия социально-национальной напряженности и устранения причин, способных привести к гражданской войне, правительствами Казахстана и России были подписаны следующие документы:

1. Договор о разделе территории Казахстана на русскую и казахскую, по южной границе Мангистаусской, Актюбинском, Джезказганской, Карагандинской, Семипалатинской и Восточно-Казахстанской областей. По договору четырнадцать областей, перечисленных в договоре, а именно: Мангистаусская, Уральская, Гурьевская, Актюбинская, Кустанайская, Тургайская, Северо-Казахстанская, Кокчетавская, Акмолинская, Джезказганская, Павлодарская, Карагандинская, Семипалатинская и Восточно-Казахстанская — переходят под юрисдикцию России, а пять южных областей остаются в составе Казахстана.

2. С учетом раздела республики и желанием правительства Казахстана создать однородное мононациональное государство, стороны подписали Соглашение, по которому правительство Казахстана создает Комитет по переселению русского населения из Казахстана в Россию, а Россия в свою очередь создает Комитет по переселению казахов и других народов, изъявивших желание переселиться в Казахстан. Обе стороны обязуются обеспечить имущественно-правовые гарантии всем переселенцам с учетом предоставления жилья, за счет освобождающегося жилого фонда и строительства нового. Работу эту предусмотрено закончить до первого июля 2000 года.

3. Россия обязуется обеспечить Казахстан газом и нефтью в объемах, необходимых для нормальной жизнедеятельности, за пятьдесят процентов их стоимости, вплоть до 2010 года, на условиях, оговоренных специальным Соглашением.

4. Россия и Казахстан в течение двух месяцев подготовят и подпишут общий договор о дружбе и сотрудничестве между двумя странами, в том числе, широкомасштабную программу подготовки национальных кадров Казахстана в вузах России. Документы подписали: за Россию — премьер-министр Суров; за Казахстан — исполняющий обязанности президента Мулакаев. Через пять минут начнется их совместная пресс-конференция…

До начала пресс-конференции была снята блокада всех иностранных посольств в Акмоле и им были вручены материалы пресс-релиза о принятых Россией и Казахстаном документах и существе предстоящей пресс-конференции. Посол США в Казахстане, ознакомившись с присланными документами, понял, что послом ему осталось быть не более нескольких дней. Всем иностранным послам стало ясно, что уже в ближайшие пару недель им придется перебираться обратно в Алма-Ату, только это и было приятным фактом, ибо цветущая, красивая Алма-Ата с се фонтанами и арыками, горными склонами Медео и целебным урочищем Чимбулак, была стократ милее пыльной, грязной и невзрачной Акмолы, несмотря на построенный правительственный квартал фешенебельных зданий и красивые особняки посольств.

Материалы пресс-конференции и принятых обеими странами решений в тринадцать часов были переданы послом США в Вашингтон. Сразу же после их дешифровки они легли на стол государственного секретаря. Роберт Уоррен как раз продумывал план, как лучше загнать Россию в угол, объявив всему миру о стране агрессоре, стране террористе. Выпитая чашка кофе и глоток виски немного сняли сонливость, и поэтому он сразу схватил суть донесения. Уоррен понял, что это судьба и противиться ей бесполезно. Он только чуть более года, как стад госсекретарем, и вот второй, после Прибалтики, грандиозный провал американской дипломатии.

Будучи человеком умным, он понимал, что его вины нет, что эти провалы были заложены еще в бытность его предшественника на этом посту, а он просто попал в эту волну, волну, рожденную тупостью вашингтонской политики, ориентированной не на обретение друзей, а на создание врагов, число которых растет с каждым годом. Но факт оставался фактом. Весь завтрашний план наказания России летит к чертям под хвост, и он вместе с директором ЦРУ станут главными козлами отпущения. Будучи человеком самолюбивым, он взял чистый лист бумаги и написал президенту прошение о своей отставке, а затем начал готовить материал для обращения к Сенату и Конгрессу США с убийственными примерами стратегических ошибок Америки, решившей после разрушения Советского Союза уничтожать и Россию. Теперь, после возрождения этой страны, Америка будет иметь в будущем не одного врага — Китай, но и Россию и весь арабо-мусульманский мир, которому разъяренная за подлость Америки Россия окажет любую помощь в противостоянии с США.

Глава третья. Украинский разлом

2 декабря 1999 года, Украина, Киев.

Вот уже сутки вся Украина стоит “на ушах”, обсуждая и полемизируя по поводу убийства бывшего президента Украины Леонида Кравчука. Утром, первого декабря, он, как всегда, сел в свой мерседес, спереди расположился телохранитель, и машина вырулила из двора элитного, бывшего псковского дома, где он в свое время получил шикарную квартиру, фанатично отрабатывая ее в рядах коммунистической партноменклатуры Украины. Как только машина отъехала полквартала от дома, раздался страшной силы взрыв. Его мощность была такой, что от Кравчука, телохранителя и шофера остались только куски тел, разбросанных взрывом на расстояние до шестидесяти метров. Во всех домах в радиусе двести метров повылетали стекла.

Этому событию педелей раньше предшествовала публикация двадцать пятого ноября в ряде Киевских и газет других областных центров Украины копий счетов Кравчука и ряда его близких родственников в банках Кипра, Люксембурга, Германии и Швейцарии. Эти публикации возродили шквал ненависти и угроз бывшему идеологу коммунистической партии Украины. Народ еще не забыл про публикации германским журналом “Фокус” летом 1996 года убийственных материалов о коррупции бывшего президента Украины. По его сообщению, в декабре 1995 года, таможенники израильского аэропорта “Бен Гурион” обнаружили при досмотре багажа Кравчука тридцать миллионов американских долларов. На вопрос, чьи это деньги, Кравчук сквозь зубы зло ответил израильским таможенникам: “Это мои деньги”.

Более того, тогда были приведены документы о денежном переводе 99.662 долларов США из “Коммерцбанка” города Бремен на номерной счет “457 Мария” — в Швейцарский народный банк Санкт-Моритца, владельцем которого являлся Александр Кравчук, один из родственников Леонида Кравчука. Немцы докопались тогда и до его связей с еврейской мафией, и в частности, с Михаилом Шнайдером и Ефимом Ласкиным через Мюнхенскую фирму “Евроконсульт”. По данным Баварской полиции, Шнайдер помогал группе Кравчука в проведении денежных трансфер и, по его утверждению, передал бывшему президенту Украины 700 тысяч долларов. Шквал негодования народа тогда удалось погасить, тем более, что депутатский статус делал Кравчука недосягаемым для украинского правосудия.

Тогда не утихла буря с еще одним “другом” украинского народа, сбежавшим в Израиль — Ефимом Звягильским, как пошли новые факты по Кравчуку, новые имена воров, которые опять привели к уличным протестам. Митингующие люди задавали властям вопрос: “Сколько же можно, чтобы жиды грабили вильну Украину?” К сожалению, народ не задумывался о главной причине такого воровства — подонках-соотечественниках, которые, дорвавшись до власти, давали таким евреям карт-бланш на всеобщий грабеж, с естественным отчислением ими доли и в свой карман.

Одну мразь сменяла другая, и все оставалось без изменения, подонки обогащались, народ бедствовал. В 1997 году бывший начальник отдела военной контрразведки по борьбе с коррупцией и организованной преступностью Г. Омельченко, впоследствии депутат Верховной Рады Украины, выступил с целой серией обличительных разоблачений ближайшего окружения другого президента Леонида, но теперь уже Кучмы. И вот прозвучали новые данные о Кравчуке, всколыхнувшие украинскую столицу.

Днем второго декабря народ Украины, споря до хрипоты по версиям убийства Кравчука, еще не знал о том, что главную новость ему придется услышать только этим вечером. В девятнадцать часов Москва официально объявила Киеву о том, что с двадцати четырех часов второго декабря 1999 года Россия прекращает поставки Украине нефти и газа до немедленной оплаты накопившихся долгов. Киев долгих восемь лет испытывал терпение России, шантажируя ее тем, что по ее территории проходили нефте- и газопроводы в Европу. И когда Москва требовала возврата долгов за поставки энергоносителей, Киев всегда грозил перекрыть трубопроводы и остановить прокачку Россией нефти и газа в Европу. При этом широко практиковалась система хищений энергоносителей на пути их транспортировки по территории Украины.

С приходом в России новой власти буквально в течение полутора лет было завершено строительство двух новых обходных газо- и нефтепроводов в Европу через Белоруссию-Польшу и через Финляндию. Тупоголовые, но хитрые политики Киева не смогли в полном объеме осмыслить те перемены, которые произошли в Москве и в России в целом. Они уже привыкли, что в Москве правят трусливые и продажные мутанты, которых можно без конца дурачить, шантажировать, подставлять.

Они не понимали еще, что к власти в России пришли уже не предатели, державшие свои семьи в Израиле, США и в Европе, а патриоты, подлинные дети своей Родины. Не подонки, грабящие свою страну и готовые распродать богатства и национальные интересы России кому угодно, а хозяйственники-профессионалы, считающие каждый рубль, ставящие интересы Родины превыше своих собственных. Не демагоги-болтуны, а люди ДЕЛА. Жесткие и твердые в своих решениях и делах.

Киевских горе-политиков, предавших интересы своего народа и славянского братства за зеленые доллары, обмануло вначале вроде безучастное отношение России и ее нового лидера Лобанова к целому ряду явно антирусских акций со стороны Украины после смерти главного Герострата России. Но Россия тогда была занята наведением порядка в своем доме, обузданием преступности, ликвидацией пятой колонны, развертыванием реформ, подготовкой к противодействию НАТО в его политике двойных стандартов. Но после освобождения Прибалтики и завершения кризиса между НАТО, США и Россией, Москва, в ответ на заигрывание Украины с Турцией и НАТО, дискриминацию русского населения, неоплату поставок нефти и газа, создание препятствий для жизнедеятельности Черноморского флота России, дислоцированного в Севастополе, с первого июля 1999 года, без всякой дополнительной и пустой болтовни, установила таможенные пошлины на украинские товары и продовольствие в размере ста процентов их стоимости. Это вызвало шквал возмущения в кабинетах высшей власти Украины и глупейший поступок совсем подурневшего ее президента.

Подло обманув свой народ словоблудием о сближении с Россией, он повел совершенно обратную политику, внося глубочайший раскол в славянское братство воистину единого народа. На действия Москвы по таможенным пошлинам, Киев ввел со своей стороны такие же пошлины на российские товары и продукцию, обрекая свою промышленность на остановку. Но ведь у России не было проблем закупить все, что ей недоставало, у других стран при наличии и золота и валютных резервов, в то время как у Украины не было ни первого ни второго. Более того, принятые Киевом санкции против России вредили не ей, а самой Украине, загоняя ее экономику в еще больший коллапс с развитием мощнейшего социального взрыва, который неминуем от резкого роста безработицы…

4 декабря 1999 года, Украина, Днепропетровск.

Взрыв хохота от очередного анекдота, рассказанного Иваном Курносовым, сотрясал стены квартиры главы Днепропетровской области Игоря Кушнаренко. У него собрались только единомышленники тесного союза и объединения с Россией: Иван Лисов — глава Харьковской области; Сергей Плотниченко — президент крупнейшего на Украине А/О “Харьковский машзавод”; Петр Бабенко — председатель правления Укрмашбанка, третьего по величине активов банка Украины; Иван Курносов — президент А/О “Донецк-уголь”, объединяющего шестьдесят две шахты всего Донбасса; Николай Пивоваров — глава Донецкой области: Денис Румянцев — председатель правления “Укруглебанка”; Илья Кравченко — глава Крымской области; Валерий Сипко — глава Запорожской области и его земляки из Днепропетровска — Николай Лозовой — президент А/О “Укрнефтегаз”, бывший премьер-министр, а теперь монополист по добыче и поставке на Украину нефти и газа; Степан Боков — президент корпорации “Днепросталь”, объединяющей девять металлургических заводов Днепропетровской области и двенадцать железнорудных шахт Кривого Рога. Вес они сегодня вернулись из Москвы, где с первого по третье декабря принимали участие в совещании по энергоресурсам. Там же им пришлось узнать и о двух сногсшибательных известиях: первого декабря в Киеве взорвали машину с Леонидом Кравчуком, что не вызвало отрицательных эмоций, так как его ненавидела почти вся республика; а второго декабря Москва объявила о прекращении поставок нефти и газа на Украину, а также переводе транзита этих энергоресурсов в Европу с территории Украины на территорию Белоруссии и Финляндии по вновь проложенным трубопроводам. Все они ожидали нечто подобное, ведь любому терпению всегда приходит когда-то конец и поэтому, через своих московских и российских друзей, подписали с частными фирмами контракты на поставки их регионам и предприятиям нефти и газа на период с декабря 1999 по июнь 2000 года.

Вечером третьего декабря Игорь Кушнаренко, после встречи с премьером России Олегом Суровым, вернулся в гостиницу. На этот раз участников совещания разместили в реконструированной гостинице “Москва”. Ее теперь было не узнать. Московские строители и Гамбургская строительная фирма одели гостиницу в светло-бежевый мрамор, стекла заменили на тонированные. По периметру старого корпуса на верхнем этаже надстроили три этажа из стекла, в которых разместились оранжереи, зимние сады с фонтанами, кафе и рестораны. А в центре здания надстроили еще восемь этажей из стекла и стали. Теперь эта гостиница стала не только украшением Москвы и Манежной площади с торговым суперцентром, но и самой крупной гостиницей России.

На совещание по энергоресурсам в Москву съехались главы крупных регионов не только самой России, но и бывших республик СССР, крупных банков, предприятий и различных акционерных компаний, имеющих отношение к энергоресурсам. Особенно широко была представлена делегация с Украины. Вечером Кушнаренко обошел тех людей, кому доверял и кто доказал на деле, что он за объединение с Россией. После недолгих переговоров, он отобрал восемь наиболее влиятельных людей из Харькова, Донецка, Запорожья, Крыма и пригласил заехать на денек к нему в Днепропетровск, чтобы обсудить дела о том, как им дальше жить.

И вот сегодня утром, после прилета из Москвы, все собрались у него дома на обед. Трапеза приближалась к концу. После доброго украинского борща с пампушками, натертыми чесноком, и украинской горилки, жаркого и вареников с творогом, Кушнаренко пригласил всех в соседнюю комнату, где был накрыт стол с кофе, чаем и пирогами с яблоками, которые специально к приезду гостей напекла его жена Валя.

Когда все расселись, общий шутник и балагур из Донецка, Курносое, сказал, обращаясь к Кушнаренко:

— Игорь Иванович, твоя жена так нас откормила, что я, например, теперь уж точно не влезу в свою машину. Все дружно рассмеялись, так как действительно переели, не имея сил отказаться от бесподобно вкусной еды, приготовленной Валентиной Петровной. Когда смех утих, Игорь Иванович обратился к своим гостям.

— Друзья мои, мы собрались сегодня вместе, чтобы обсудить наши дальнейшие шаги по сближению с Россией. Но прежде чем перейти к этому вопросу, я хочу остановиться на обстановке в экономике Украины. Вы помните, какие золотые горы обещал нам теперь уже покойник Кравчук, этот коммуноидеологический номенклатурный выродок? В 1991 году он обещал нам через три года богатую и могучую Украину, он радостно, в запале своего дебильства, провозглашал в интервью журналистам, что он был главным могильщиком Советского Союза. Но на поверку он был главным могильщиком Украины и ее народа, наших городов и деревень.

Его эстафету принял другой Леонид — Кучма. Наш земляк, ничтожество, лжец и серая бездарность. Он еще больше окунул Украину в трясину кризиса. Экономика республики приближается к своему коллапсу. Мы ему поверили, выдвинули в президенты, нам днепропетровцам, и исправлять ошибку.

Судите сами. По состоянию на первое января этого года, валовой продукт Украины от уровня 1991 года составил — тридцать два процента; объем промышленного производства — тридцать девять процентов; объем сельскохозяйственной продукции — пятьдесят два процента; розничного товарооборота — тридцать четыре процента; объем услуг населению — двадцать один процент; реальная заработная плата — двадцать восемь процентов; а покупательная способность населения упала до двадцати одного процента. При этом:

— добыча угля упала с 200 до 25,6 миллиона тонн;

— добыча железной руды — со 100 до 23,1 миллиона тонн;

— выплавка стали — с 55 до 10,3 миллиона тонн;

— производство электроэнергии — с 300 до 39 миллиардов киловатт-часов;

— производство тканей упало с 1,2 миллиардов квадратных метров до 32 миллионов квадратных метров;

— производство обуви снизилось с 200 до 4,8 миллионов пар;

— рождаемость упала до девяти процентов от уровня 1991 года.

Украина, по численности населения и территории находящаяся на уровне Франции, Великобритании и Италии, стоит сейчас по своему потенциалу на шестьдесят седьмом месте в мире. Впереди пропасть. Дебильная власть Киева тащит наши, наиболее развитые регионы в пропасть, в небытие. Не знаю, сколько десятилетий теперь понадобится Украине, чтобы без собственных энергоресурсов и полезных ископаемых догнать даже какую-то Румынию, производившую в 1991 году меньше двадцати процентов совокупной продукции Украины.

Вместо того, чтобы искать теснейшего сближения с Россией и с ее помощью вытаскивать экономику, эти жалкие пигмеи от власти думают только о сохранении своих постов и привилегий, возможностях за народные деньги разъезжать по заграницам. Неважно, что народ прозябает в нищете. О внешней политике можно сказать только одно — полное предательство народа и страны. Поцелуи с НАТО, лизоблюдство с Америкой, заигрывание с Турцией и Кавказом, участие в любых маневрах, которые направлены против России, постоянные провокации возле баз Черноморского флота России в Севастополе, который по сути дела охраняет не Россию, а Украину и ее земли, обеспечивает безопасность не российских, а наших границ…

Все это — последняя стадия шизофрении Киевских властных тугодумов. Подумать только, зоологические ненавистники славянства и России, вся эта шваль из РУХа, финансируемого ЦРУ США, призывает Киев наводнить Украину натовскими войсками. Турки подпольно вооружают боевиков-крымчаков, готовя их к захвату Крыма в пользу Турции, а киевские гуманоиды заигрывают с Турцией и готовы отдать ей в аренду свои военно-морские базы в Севастополе. Я думаю, пришла пора сажать гуманоидов на нары.

Я сейчас в Москве потратил много времени на встречи с губернаторами крупных регионов России. Я поразился их самостоятельности и тем возможностям, которые им предоставил Лобанов. Что нам нужно? Нам нужна устойчивая власть, жестко пресекающая преступность. Власть, которая способна реформировать экономику, как это делает Лобанов в России. Власть, которая будет защищать национальные интересы не от братских народов, а от тех, кто разрушил Союз, кто сейчас сеет смуту и раздоры. А наша задача уже под эту стабильность, политическое равновесие и прагматизм, суметь привлечь инвестиции и разумно их использовать на развитие наших областей, наших городов, нашего населения.

Думаю, пришла пора не только выбора, но и активных и решительных действий. Не нужно забывать, что практически более половины областей Украины имеют почти половину русского населения, а если быть еще точнее, то по сути истории и нашего генофонда все мы русские. Кто придумал это название — “украинец”? Киев — это Русь еще с первого тысячелетия. Русское государство пошло с Киевской Руси и никто, никогда, никаких украинцев, как народ, не знал. Ибо это вымысел. Была Окрайина России, которую завоевывали то крымчаки, то польская шляхта. А завоевывая, смешивали народы на этом пространстве, давая им свои определения, чтобы надежней оторвать эти земли и людей от России.

Окрайина, или как еще называли нашу землю в средние века, Малороссия, постепенно стали называться Украйиной, а затем Украиной. Но это только трансформация слова и не более того. Менталитет народов наших неразличим, одна культура, одна религия, один быт, одни устои. Некоторые несут разного рода ахинею о том, что настоящие украинцы живут в западной Украине. Но и там нет никаких украинцев. Есть уже поколение людей, где смешались поляки, русские, словаки, венгры, цыгане, румыны, чехи и прочие пароды. Ведь только послушайте тарабарщину их слов, состоящую из восьми-десяти языков. Какая там Украина, винегрет.

И этот винегрет навязал всему народу вирус самостийности. Эти уроды ведь не задумываются, как потом будет существовать государство, не имеющее своих сырьевых и энергетических ресурсов, с низкой производительностью труда, разрушенной экономикой. Их это и не волнует, они просто выполняли заказ Америки и Запада, католической церкви и врагов страны. Необходимо спасать наши регионы. Я вижу только один путь, совместный выход из состава Украины и вхождение регионами в состав России. Другого пути выживания не вижу. Теперь давайте обсудим мое предложение.

Более трех часов гости Игоря Кушнаренко обсуждали его предложение, споря до хрипоты, отстаивая свои варианты решения проблемы. Никто из присутствующих не возражал против основной мысли выхода из состава Украины и вхождении в состав России. Это уже было понятно и недалеким политикам. Ведь видно было, что в России наконец появился лидер, вождь. Да и к тому же они наконец-то сбросили ярмо сионистов. Спорили только о вариантах этого пути, о подготовке к такому шагу, о сроках…

— Так, — прервал затянувшиеся споры Кушнаренко, — давайте подведем итоги. Во-первых, процесс выхода из состава Украины затягивать нельзя, так как экономическая обстановка ухудшается с каждым месяцем. Поэтому я предлагаю установить срок на начало марта. Три месяца нам будет на подготовку. За зиму народ дойдет до кондиции, терпение иссякнет. Новый виток роста таможенных пошлин, введенных Россией за шантаж по пропуску нефти и газа в Европу, уже обанкротил десятки тысяч предприятий, а отсутствие энергоресурсов на зимний период в полном объеме еще больше взорвет ситуацию. Второе, Россия вмешиваться в наши дела не будет, мне это открыто заявляли в Москве, значит мы должны рассчитывать только на собственные силы и консолидированные действия всех регионов востока республики.

Третье, мы должны подготовить народ к такому решению и, естественно, последующему референдуму. Четвертое, необходимо продумать, с какими регионами вести работу, кому можно доверять. Нужно будет провести соответствующие переговоры и с регионами и с руководителями России. И наконец, пятое, необходимо создать Координационный Штаб по руководству всей этой работой среди регионов, которые мы определим.

Теперь более конкретно. По первому пункту, срокам. У нас остается три месяца. Поэтому решение всех остальных вопросов необходимо будет разбить на этот срок и неукоснительно его исполнять. Если упустим этот момент, другого уже может не быть. Второе, Россия не может и не хочет вмешиваться во внутренние дела Украины, но если мы изъявим желание войти в ее состав, то она не только не останется безучастной, она примет все меры для решения этого вопроса и оказания нам помощи как государственными инвестициями, так и энергоресурсами.

Но до этого момента мы можем полагаться только на собственные силы. То есть на рабочих заводов и фабрик, сельское население и, естественно, на государственных служащих, науку, предпринимательские структуры. Особое внимание армии и милиции. По сути дела, более пятидесяти процентов всех средств на их содержание выделяется из областных бюджетов. Поэтому с первого января нам нужно изыскать средства для повышения зарплаты милиции, армейским частям, прокуратуре, судам и госслужащим. Более того, и в армии, и в милиции необходимо повести разъяснительную работу. И, конечно же, готовить свои боевые дружины из сотрудников охранных агентств, спортсменов и рабочих, чтобы было на кого опереться, если все-таки армия и милиция займут нейтральную позицию.

Третье. Все силы и финансы сейчас надо бросить на прессу и местное телевидение и через них повести разъяснительную работу среди населения. Но для этой работы мы должны за декабрь подобрать и подготовить десятки тысяч пропагандистов, снабдить их статистикой и данными об истинном положении экономики Украины и бросить их на предприятия наших городов. За январь и февраль они многое успеют сделать. Главное, подготовить народ к нашему выступлению в марте месяце.

Четвертое. О регионах, с которыми надо вести работу. Я много думал по этому вопросу, просматривал различные материалы. Думаю что регионов, способных отойти от Украины, наберется порядка двенадцати, может, чуть больше. Как нам здесь распределить лучше свои силы? Я думаю, что северную часть Украины должна взять на себя Харьковская область. В ее сферу вошла бы работа с Черниговской, Сумской и Полтавской областями. Донецкая взяла бы в свою орбиту Луганскую область. Запорожская — Херсонскую. Днепропетровская — Кировоградскую, Николаевскую и Одесскую. Остается Крым. Сюда мы должны бросить объединенную команду из наших предпринимателей, тех, кто ведет с ними дела, и конечно по Крыму нужно согласовать все с Россией. Все-таки что ни говори, а Крым — это российская территория.

Как ни печально, но Киевская область не последует за нами, а жаль, ведь это был когда-то самый русский город… Там сейчас сосредоточилась вся зараза, подкармливаемая ЦРУ, Ватиканом и Западом. Единственно, что можно сделать, так это отсечь восточную часть Киева и Киевской области, лежащую на востоке за Днепром, то есть район от Кременчуга до границы с Гомельской областью. Тогда граница с Украиной прошла бы от Светловодска по Кременчугскому и Киевскому водохранилищам, правда, часть Киева на другом берегу Днепра тогда уже должна войти в состав России. Но это будет закономерно, ведь наверняка тридцать-сорок процентов киевлян захочет уйти в Россию…

Но это все пока в теории. Объявив о выходе из состава Украины, нам, чтобы получить законное право на вхождение в состав России, необходимо будет провести референдум по этому вопросу, причем в сжатые сроки. Без легитимного решения этого вопроса Россия добро не даст, так как понятно, что воевать с братским народом она не станет. Поэтому к референдуму нужно начать готовиться уже с завтрашнего дня. Перепись населения есть еще с парламентских выборов — значит, нужно будет готовить бюллетени, их печатание, формирование избирательных комиссий, пропагандистов и т. д.

И пятое. Нам нужен Координационный Штаб. Нужно избрать его состав, руководителя и заместителей. Численность должна быть такой, чтобы охватить все обозначенные нами регионы, я имею в виду их руководителей, представителей предпринимательских и банковских структур, руководителей силовых ведомств. Директоров предприятий и крупных государственных организаций, научных центров и ведущих вузов наших регионов. Включить в работу нужно руководителей из всех сфер жизни.

В каждом регионе нужно создать свой координационный штаб и далее по цепочке: область, район, город, район города. И все это нужно будет увязать в одно целое, как живой организм. Ну и последнее. Чтобы скрыть наши истинные цели, иначе Киеву станет все известно через неделю, мы до последнего момента всю работу будем проводить под эгидой референдума о недоверии президенту. И только в последнюю неделю до выступления поведем атаку на Киев за обретение нашими регионами своей самостоятельности. Если республики решили, что они имеют право на отделение от Союза, то областям сам Бог дает такое право, решить с кем нам жить и по какому принципу.

Не исключено, что Киев может обратиться к США и НАТО за помощью, но с волеизъявлением народа не пошутишь. Тем более что обращение к Америке и НАТО будет нам только на руку. Это только подтолкнет и другие регионы покинуть Украину. Тогда станет ясно, кому они в Киеве служат. И останутся тогда западные области в орбите покинутого всеми Киева.

И, тем не менее, нужно учитывать любой, даже абсурдный вариант. Представьте себе: НАТО высаживает десант в Киеве, а США в Одессе в Крыму!. Так вот, мы должны договориться с Россией, что сразу после опубликования решения о выходе из состава Украины и назначения сроков референдума о выходе из состава Украины и вхождении в состав России, мы официально обратимся к ней за военной помощью и попросим ввести свои войска на нашу, территорию для обеспечения проведения свободного волеизъявления на референдуме. Только при таком раскладе нам не помешают его провести и никто не введет войска на пашу территорию. Только таким образом можно будет избежать кровавого конфликта, если у кого-то в Киеве поедет крыша.

Еще несколько часов гости Кушнаренко обсуждали детали, согласовывали общие действия, делали первые наметки в решении, теперь уже их общей задачи. Избрали и Координационный Штаб, который возглавил глава Днепропетровской области Игорь Кушнаренко…

1 марта 2000 года, Украина, Донецк.

В эту среду, пасмурную и сырую, доведенный до отчаяния народ шахтерской столицы Украины взбунтовался. Шахтеры, не получающие уже четыре месяца зарплату, прекратили отгрузку угля потребителям и объявили с первого марта всеобщую забастовку, о которой предупредили Киев еще семнадцатого февраля. Но Киев, как всегда, думал, что все утрясется, рассосется, терпели четыре месяца, потерпят еще пару недель или месяц. Столичные властные тугодумы не чувствовали пульса страны, а тем более не вкусили ни грамма от тех тягот, которые вынужден был терпеть простой народ. Что им, сытым, было до этих тягот?.

Вечером собрание представителей шестидесяти двух шахт Донбасского района призвали своих смежников горняков, металлургов, энергетиков и машиностроителей по всей Украине поддержать всеобщую забастовку с требованием отставки президента и его правительства. Рабочие призвали создавать комитеты самоуправления. В шестнадцать часов на площади возле здания областной администрации собрался митинг численностью пятьдесят-шестьдесят тысяч человек. Люди скандировали: “Даешь зарплату”, “Долой киевских гуманоидов”… Все транслировалось по местному телевидению, которое принимали и соседние области. В ночных новостях на республиканском телевидении по этому всплеску протеста сказали всего несколько слов, замолчав конкретные причины и факты протеста рабочих и не показав масштаба митинга в Донецке.

Но второго марта днем на площадях Донецка и Луганска собралось уде 250–300 тысяч шахтеров и примкнувших к ним жителей городов. Прошли мощные митинги в главных шахтерских городах: Горловке, Макеевке, Харцызске, Енакиево, Константинова, Первомайске, Красноармейске, Углегорске и многих других. Уже к четырнадцати часам дня в областные администрации Донецка и Луганска поступили телеграммы от горняков, металлургов, энергетиков, машиностроителей Кривого Рога, Днепропетровска, Запорожья, Мариуполя, Днепродзержинска, Вольногорска, Харькова, Николаева, Херсона, Одессы, Симферополя о солидарности с шахтерами Донбасса и о начале забастовок в этих городах. Молчала только западная часть Украины, где не было промышленных предприятий, где не знали, что такое силикоз легких, что такое риск спуска в шахту, когда не знаешь, поднимешься сегодня живым или нет… По местному телевидению Донецка и Луганска прокручивали кадры с заплывшими жиром лицами главных воров и коррупционеров Украины. Это только добавляло бешенства в сердца голодных, холодных, униженных и в который раз обманутых людей.

В шестнадцать часов в зале заседания областной администрации Донецка собралось руководство области, армейских структур и МВД, расположенных на территории Донбасса, представители руководства Луганской области, приехавшие в Донецк, директора крупнейших шахт, банков, коммерческих структур и руководители забастовочных комитетов, представляющих интересы шахтеров шестидесяти двух шахт этого региона. Прессу и телевидение на эту встречу не допустили.

После трехчасового обсуждения двери зала наконец-то открылись, и к журналистам вышли руководители двух областей: Пивоваров — Донецкой и Цуканов — Луганской. Пивоваров попросил тишины у гудевшей толпы корреспондентов и сказал:

— По требованию забастовочных комитетов, представляющих интересы шахтеров и населения всего Донбасса, руководством наших двух областей подписан Акт “О выходе Донецкой и Луганской областей из состава Украины”. Нас в этом поддержали представители шахтерских коллективов, руководители крупнейших предприятий, банков, коммерческих структур, армия и милиция. Чтобы узаконить этот акт, нами сейчас подписаны документы о проведении в воскресенье девятнадцатого марта всеобщего референдума жителей областей с двумя вопросами: 1) Хотите ли вы, чтобы Донецкая и соответственно Луганская область вышла из состава Украины? 2) Хотите ли вы, чтобы Донецкая (Луганская) область вошла в состав России целостной административной единицей? Как решит народ на референдуме, так теперь и будет.

Если народ нас не поддержит мы оба, — тут Николай Пивоваров повернулся лицом к Вячеславу Цуканову, — уйдем в отставку. Но мы примем все меры и не позволим ни Киеву, ни кому другому помешать нам провести такой референдум. Мы терпели ложь и обещания долгих шесть лет. Поэтому, до проведения референдума, власть Киева на нашу территорию распространяться не будет и никаких указаний Киева мы до этого времени выполнять не будем. Более того, никаких представителей Киева на своей территории мы видеть больше не хотим…

Что здесь началось. Гул от вопросов журналистов был настолько мощным, что заглушал слова отвечающих. Первыми к средствам связи — факсам, компьютерам бросились иностранные журналисты, корреспонденты. Все телеграфные агентства мира, в том числе и ИТАР-ТАСС России, передали сенсационные новости с Украины. Но вряд ли кто из них мог предполагать, что последует в ближайшие несколько дней. Уже через час, в двадцать часов по местному времени, по телевидению Донецка глава области Николай Пивоваров заявил о принятом решении.

Он призвал население соблюдать порядок, для чего, как объявил он, будут созданы боевые рабочие дружины, которые совместно с милицией будут обеспечивать порядок на улицах городов области, более того, все армейские части, дислоцированные в Донецкой области, переходят, как и МВД, в подчинение администрации области. Это был для Киева самый зловещий звонок.

— Администрация, — заявил Пивоваров, — из своих последних резервов, пенсионного фонда и средств, необходимых для оплаты энергоресурсов, в течение завтрашнего дня выплатит задержанную зарплату армейским частям, милиции, учителям, врачам, почтовым служащим и, конечно, рабочим коллективам. Этим шагом мы полностью оголяем госбанк Донецка, но другого выхода нет, мы не можем дать людям умереть голодной смертью. Мы устали бороться с Киевом, требуя то, что они обязаны своевременно нам перечислять.

Ведь Киев, забирая у нас налоги, не выплачивает по несколько месяцев зарплату бюджетникам. Я имею в виду не только армию и милицию, но и все государственные органы власти, медицину, образование и т. д. Кроме этого, Киев не оплатил нам отгруженную Киевской области и городу продукцию и уголь еще с ноября прошлого года. Чтобы выйти из финансового тупика и энергетического голода, мы сегодня обратились к нашим соседям в России, к губернатору Ростовской области и ряду банков Ростова и получили заверение, что нам выделят кредит в двадцать миллионов долларов, а Газпром и “Лукойл” немедленно в счет кредита поставят нам необходимое количество нефти и газа, чтобы в домах людей стало светло и тепло, а предприятия могли заработать.

Я надеюсь на вашу поддержку, дорогие мои земляки, только вместе, не отступая от задуманной цели, мы сможем обрести не только самостоятельность, но и создать в будущем процветающий регион.

На этом речь Пивоварова по телевидению закончилась, и на экранах появились кадры из Днепропетровска, Харькова, Запорожья и других городов, где проходили митинги в поддержку шахтеров Донецка и Луганска.

А в двадцать один час вернувшийся уже из Донецка глава Луганской области Вячеслав Цуканов выступил по телевидению перед своими согражданами и озвучил решение, принятое в Донецке. Он подробно остановился на той кошмарной ситуации, которая возникла на Украине после тупой политики киевских властолюбцев.

— Спасение утопающих дело рук самих утопающих, заявил он. А мы тонуть не собираемся. Мы добьемся независимости от Киева и на деле докажем, что без Украины жить будем лучше…

3 марта 2000 года, Украина, Киев.

Только что у президента Украины прошло экстренное совещание с участием премьер-министра, его заместителей, министров обороны и МВД, Службы национальной безопасности. Михаил Петренко — министр финансов — получил выволочку за то, что задержал перечисление денег шахтерам, а также бюджетникам Донецка и Луганска. Но президент Украины понимал, что казна пуста. Ведь более пятидесяти процентов дохода Украина получала от торговли с Россией, да плюс от транзита нефти и газа в Европу, да аренда баз для Черноморского флота России… Настали тяжелые времена. Цепь конфронтации, которые Украина практиковала в период Ельцинской России, когда ее можно было и обмануть и пошантажировать, и нефть с газом, идущие в Европу, откачать себе втихую, а она только утиралась, сейчас обернулась экономической катастрофой. На первые же шаги киевских дуроломов по созданию проблем для баз Черноморского флота России в Севастополе, попытки рэкетирским путем вымогать теперь у России Лобанова дополнительные средства за аренду баз, сверх сумм, предусмотренных совместным договором, последовало молниеносное решение России о введении стопроцентной пошлины на всю продукцию, поставляемую Украиной в регионы России.

Это был для нее нокаутирующий удар. Зарвались. Не поняли, что власть дебилов в России кончилась, пришли настоящие хозяева России. К сожалению, украинские властолюбцы недостаток ума и дипломатической гибкости восполняли хитростью и обманом. Киев ввел против России аналогичные санкции. Но здесь Украина перехитрила саму себя. Это для Украины Россия была важнейшим рынком сбыта продукции, которая в Европе была никому не нужна, и Россия такую продукцию могла закупить в любой стране, ведь у нее была твердая валюта.

Что же касается Украины, то здесь все было вплоть до наоборот. Чтобы покупать за границей то, что поставляла Россия Украине, нужна была валюта, которую взять было негде. То, что производилось на экспорт, приносило крохи. Внешнеторговый баланс республики имел отрицательное сальдо. Россия естественно ответные меры Украины оставила без внимания. Предприятия республики остались без необходимой продукции и комплектущих. Начали останавливаться предприятия, люди остались без работы и зарплаты.

На все другие ущемления, которые киевские заносчивые и гонористые политики предпринимали против России, последняя не отвечала. И, наконец, терпение России лопнуло. Второго декабря 1999 года разорвалась бомба. Россия объявила о прекращении поставок нефти и газа до полного возврата Киевом своих долгов России за поставленные в период 1994–1999 годов нефть и газ. Более того — Россия ломала Украине рычаг, при помощи которого Киев постоянно шантажировал Москву — транзит нефти и газа в Европу.

Россия не забыла и одностороннее повышение Киевом тарифов за транзит нефти и газа в Чехию, Венгрию, Словакию в 1996 году, а затем в 1998 и 1999 годах. И это при том, что Украина была должна России за поставленные ранее энергоресурсы более трех миллиардов долларов. Шантажировать и провоцировать недружественные акции против России, тогда когда в городах промышленных центров республики проживает практически более пятидесяти процентов русского населения, когда Украина живет практически за счет реализации в России почти пятидесяти процентов своей промышленной продукции, когда сотни тысяч жителей Украины едут на заработки в Россию и отсылают домой твердые русские рубли, когда Украина должна России за поставленные энергоресурсы более трех миллиардов долларов и теперь получает их как бы в долг — могли только предельно недалекие люди, которым было плевать на свой народ, которые свихнулись на почве властолюбия и дешевой амбициозности.

Так и на сегодняшнем совещании у президента. Не понимание мук народа, а бешеная злоба застила глаза политическим профанам. Они подготовили указ президента об отстранении от обязанностей избранных народом руководителей областных администраций Донецка и Луганска, имеющий антиконституционную направленность, тем самым подставляя главу республики. И президент подписал этот незаконный указ. Здесь же в указе были назначены и их преемники из Киева, которые должны были приступить к своим обязанностям в понедельник шестого марта.

Сняты были и генералы, командиры дивизий, дислоцированных в Донецкой и Луганской областях и начальники областных управлений внутренних дел. Но Донецк и Луганск ответной телеграммой заявили, что со второго марта власть Киева на их территории не распространяется и представителей Киева просто не допустят даже ни в Донецк, ни в Луганск.

Это сообщение, полученное в администрации президента Украины, резко обострило ситуацию. Президент распорядился министру обороны готовить части для переброски в Донецк и Луганск, а шеф Службы национальной безопасности получил задание готовить подразделения “Беркут” для ареста всех лиц, отстраненных президентским указом от власти в этих мятежных городах. Увы! Ни президент, ни его силовики даже в фантазиях не могли предположить, что их ожидает уже в ближайшие несколько дней. В девятнадцать часов третьего марта началась лавина, которая отрезвила многих властных идиотов, забывших, что власть для народа, а не народ для власти.

* * *

Вечером в Киеве не нашлось ни одного телевизора, который бы не был включен. В девятнадцать часов диктор Днепропетровского телевидения, которое принимали и в Киеве, сообщил о том, что сейчас прозвучит экстренное и важное сообщение руководства Днепропетровской области. Днепропетровск для Украины, в политическом и хозяйственном смысле, был Меккой, ибо всегда ковал высшие кадры страны: премьер-министров, вице-премьеров, министров, не только для Украины, но и бывшего СССР. Поэтому решения, принимаемые в Днепропетровске, где была сосредоточена львиная доля металлургии и оборонки Украины, кардинально влияли на общую ситуацию не только в политике, но и в экономике Украины.

В девятнадцать часов глава Днепропетровской области, Игорь Кушнаренко, в своем обращении к шахтерам и населению Донбасса, своим землякам, горнякам Криворожья и металлургам Днепропетровска, и всему населению области, к регионам Восточной, промышленной части Украины, за счет труда которых жила и вся Западная часть Украины, преуспевшая в разрушении СССР, единства двух народов, в расколе церкви, в идолопоклонничестве Западу и США, заявил:

— Народ Днепропетровщины сегодня, на собраниях трудовых коллективов, поддержал решение шахтеров, населения и властей Донецка и Луганска выйти из состава Украины и обратиться к России с просьбой о принятии их регионов в ее состав. Более того, по требованиям рабочих коллективов, которые изложены в тысячах телеграмм, кипами лежащих в администрации области, сегодня решением совета депутатов и администрации области мы подписали документы о выходе Днепропетровской области из состава Украины и обращении к президенту России и Совету Федерации принять нас в состав России. Мы так же, как Донецк и Луганск, объявляем о проведении по этому вопросу всеобщего референдума девятнадцатого марта. О нашем решении соответствующие документы уже посланы в Киев.

Почему мы решились на такой шаг? Вы помните подлую политику бывшего идеолога компартии Украины Кравчука, который своей бездарностью опустил республику в болото кризиса, коррупции, преступности и лжи. Поэтому мы и выдвинули на президентских выборах нашего земляка Леонида Кучму. Что он нам обещал? Главное! Сближение с Россией! Ибо все здравомыслящие люди понимают, что только вместе с Россией, обладающей несметными сырьевыми богатствами, экономика Украины может стать динамично развивающейся, а народ процветающим.

Ведь Россия, кроме сырья, имеет мощнейший научно-технический потенциал, людские ресурсы и необходимую ядерную мощь для своей защиты. Она первой из постсоветского пространства сумела сбросить ярмо временщиков и начать мощные реформы. Мы же не имеем сырьевых ресурсов, особенно в области энергетики. Нет ни нефти, ни газа. Все нагие сырьевое богатство — это уголь и железная руда. А без этого разрушенную экономику за пять-десять лет не поднимешь, мы не Германия и не Япония. Нет у нас и военной мощи способной дать адекватный ответ притязаниям Турции и Румынии. А наше основное богатство — научно-технический потенциал — тает на глазах.

Именно поэтому промышленники, аграрии, предприниматели, как прагматики, лучше других понимают, что от объединения народов Украины и России выиграют только наши народы. Как же повел себя человек, которого мы выдвинули и избрали своим президентом, который обещал реализовать наши надежды? Он самым подлым образом предал нас. Он не только не пошел на сближение с Россией, но наоборот, создал множество новых острых проблем. Главным для Киевских властных недорослей стала псевдосвобода. Свобода от чего? От братских уз с русскими и белорусами? От прогресса и процветания в результате совместного общего труда? От единой и мощной державы, способной остановить любого агрессора и уважаемой в мире, который признает теперь только силу, что прекрасно видно на примере США и других стран?

Свобода для этих хамелеонов заключается лишь в безграничной свободе грабить народ, за огромные взятки и подачки от Америки и Запада, торговать нашей национальной безопасностью в ущерб нашим кровным соседям, ездить по заграницам и присутствовать на приемах глав других государств, чтобы потом хвастаться перед своими дуньками, что их принимают президенты и короли, чтобы топтать свой народ, умирающий от голода и холода. Посмотрите на их сытые и перекормленные лица. Разве они способны проникнуться и понять беды и чаяния простых людей? Ведь не зря говорится: “Сытый голодного не понимает”. Поэтому мы предупреждаем Киев о том, что любые его попытки силовым путем воспрепятствовать народному волеизъявлению будут иметь трагические для него последствия. Сегодня властью, которой меня наделил народ Днепропетровщины и Совет Депутатов, я подписал документы о выходе нашей области из состава Украины. Кроме того, я подписал распоряжение, по которому с сегодняшнего дня повышаются все воинские звания генералам и офицерам на одну ступень, и если Россия примет нас в свой состав, я добьюсь сохранения всех этих званий. Более того, учитывая создавшееся положение и в целях обеспечения стабильности и порядка, все воинские и милицейские подразделения переводятся на казарменное положение, в связи с чем им на пятьдесят процентов повышается зарплата, в помощь милиции на всех предприятиях создаются добровольные рабочие дружины.

Откровенно говоря, киевских гуманоидов уже давно пора было отрешить от власти силовым путем. Но мы выбрали другой путь. Нам с ними не по пути. И пусть народ сам девятнадцатого марта выберет свою судьбу, свой путь, а мы, его слуги, поведем его по этому пути. Вы меня знаете. Я ни разу не обманул своих избирателей, ничего не сделал во вред народу, области или республике. Хочу, чтобы вы и сейчас поверили мне и поддержали принятое нами решение. Вместе мы всегда победим.

Спустя час после этого сообщения в администрацию президента Украины поступили телефаксы от Запорожья, Кировограда, и Херсона о выходе этих областей из состава Украины. К двадцати двум часам вечера не только весь Киев, но и вся Украина стояла на ушах от всех этих событий, катящихся на Киев, как снежный ком. Думающим людям было понятно, что это конец властлюбцам Киева и раскол Украины.

В двадцать три часа украинский парламент совместно с президентом и правительством начал свое чрезвычайное заседание. На что быстро обратили внимание, так это на отсутствие депутатов не только от вышедших из состава Украины областей, но также и от Харьковской, Черниговской, Сумской, Полтавской, Николаевской и Крымской областей. Но как говорится, “если ума нет, то и не будет”. Так произошло и с киевскими политиками. Они не нашли ничего лучше, как обвинить Россию во вмешательстве во внутренние дела Украины, посягательстве на ее суверенитет, проведении подрывных акций против целостности республики. Президент Украины официально обратился в Европейские структуры и НАТО с просьбой оказать помощь в обеспечении целостности Украины. Своим же областям Киев грозил всевозможными карами, не соображая, что угрожает своему народу, который не желает так больше жить.

Это только подлило масла в огонь. Уже на следующий день, днем четвертого марта, о своем выходе из состава Украины объявили: Харьковская, Черниговская, Сумская, Полтавская, Николаевская. Одесская и Крымская области. В Крыму и в Одессе эти события произошли на фоне кровавых столкновений. В Крыму народ начал разоружение крымских татар, которых взрывчаткой и стрелковым оружием тайно снабжала Турция. При этом на одной из своих баз в Саках крымчаки из созданной террористической организации, замешанной во взрывах в Симферополе в конце 1998 года, положили из пулемета более ста человек. Тут уж в дело вмешались военные части Крыма, перешедшие на сторону народа. Они вооружили население, и пошло повальное уничтожение вооруженных гнезд террористов и их баз. Под личиной религиозных и псевдоправозащитных организаций, при молчаливом согласии Киева, крымскими татарами были созданы военизированные отряды и склады с оружием и боеприпасами. Поэтому и пошло беспощадное их уничтожение. Им припомнили все. И резню мирного русского населения Крыма в годы фашистской оккупации, когда они служили гитлеровским захватчикам, за что их и выселял Сталин, и акты террора и насилия уже в перестроечный период и в 1992–1998 годы. Парламент Крыма на экстренном совещании принял обращение к гражданам полуострова не совершать актов мести, так как принято решение крымских татар депортировать к их попечителям в Турцию.

Но тем и страшен русский бунт, что он долго зреет, но, когда разразится, его не остановить. Недоумки смеются над долготерпением славян, а затем захлебываются в собственной крови. Ибо годы и десятилетия унижений, издевательств и грабежа, прессуются потом в дни и недели кровавого возмездия. История дураков ничему не учит. С большим трудом, с привлечением моряков Черноморского флота России, по просьбе властей Крыма, им и армейским структурам Крыма удалось остановить кровавый акт возмездия. Уже с пятого марта начали готовить процесс депортации крымских татар. Именно в такие горячие дни происходит невиданное в обычное время единение славян. Доведенные до отчаяния люди в такие дни теряют над собой контроль, и тогда отливаются волкам овечьи слезы.

Еще хуже сложилась ситуация в Одессе. Там рабочие дружины с рядом армейских подразделений свергли власть, которая была полностью в руках сионистов. На помощь одесситам пришли отряды рабочих из Днепропетровска и Николаева, а также два флотских батальона крымских моряков Украинского флота, так как местная власть подняла на борьбу с народом местную мафию и ее бандитские формирования. И здесь процесс пошел неуправляемо. Начались еврейские погромы. На заборах вывешивалась информация о том, как они грабили область, вспомнились и далекие революционные времена, подвиги их предков на ниве карательных органов. В городе был создан Революционный Комитет, который избрал власть переходного периода для проведения референдума и подготовки в апреле выборов главы города и депутатов. С помощью армии и милиции с трудом удалось остановить погромы. Жертвы исчислялись тысячами. Чтобы снять напряжение, Революционный Комитет принял решение по требованию народа о депортации евреев в Израиль. Такое соглашение было подписано консулом Израиля в Одессе и председателем Революционного Комитета. Депортации подлежало 136 тысяч евреев в течение 2000 года, за что Израиль должен был перечислить Одессе 90 миллионов долларов из 426 миллионов украденных аферистами в Одессе за период правления Кравчука-Кучмы и вывезенными в Израиль и США. Для расследования преступлений против жителей и самого города Одессы была создана чрезвычайная комиссия, которая немедленно начала работу…

6 марта 2000 года, Москва.

Сегодня утром руководителю России Петру Лобанову доложили о подлой лжи Киевских правителей о вмешательстве России во внутренние дела Украины, о полученных в его адрес более десятка тысяч телеграмм от трудовых коллективов предприятий областей, вышедших из подчинения Киеву и обращающихся к Лобанову с просьбой принять их области в состав России, об обращении Киева к Европейскому Союзу, США и НАТО, оказать им помощь в обуздании собственного народа. В ответ на эти шаги Киева, руководители тринадцати областей Украины шестого марта обратились к Лобанову с просьбой ввести свои войска на территорию их областей, для обеспечения гарантий по проведению референдумов и свободному волеизъявлению своих народов.

С учетом того, что на территории Украины проживало около шестнадцати миллионов русского населения, в двенадцать часов дня в Кремле собрался Совет Национальной безопасности России. В зале заседаний уже собрались все участники совещания, ждали только Лобанова. Предельно пунктуальный человек, сегодня он впервые задерживался, и у многих на лицах был немой вопрос — что случилось? В эту минуту открылась боковая дверь, и в зал стремительно вошел Петр Лобанов и сопровождавший его помощник, Юрий Петров.

Извинившись за задержку, он сообщил, что сейчас у него был нелицеприятный разговор с президентом США, который также огульно обвинял Россию во вмешательстве во внутренние дела Украины. Пришлось поставить его на место и сказать, что озвучивать недостоверную информацию не подобает президенту такой великой страны, которой является США, а во-вторых, напомнить, что территория Украины, как и всех бывших республик Советского Союза, является зоной наших национальных интересов, тем более, что там проживает около шестнадцати миллионов русских. Поэтому Россия всей своей мощью не позволит никому вмешиваться в волеизъявление народа по вопросу своей дальнейшей судьбы, с кем ему быть.

После этих слов Лобанова все шумно начали переговариваться, но он их прервал и дал слово Министру иностранных дел Кириллу Иванову.

— На сегодняшний день обстановка на Украине выглядит следующим образом, — произнес Иванов, — и повернулся у большой карте Украины, закрепленной на установленном стенде. Из состава Украины вышли тринадцать областей Восточной и Южной части Украины с численностью населения от тридцати трех до тридцати четырех миллионов человек и территорией почти в 380 тысяч квадратных километров. Легитимно, решением Советов депутатов и глав администраций выход оформлен в двенадцати областях, и только в Одессе фактически произошло насильственное свержение власти. Легитимность политическим актам в Одессе может придать только судебное разбирательство о коррупции и хищениях местных властей. Такая комиссия там уже создана Революционным Комитетом, и началось следствие. По нашим данным, временное руководство области располагает документами и о зарубежных счетах воров от власти и их связях с аферистами, ограбившими область почти на полмиллиарда долларов.

В связи с провокационным заявлением Киева о вмешательстве России в дела Украины МИДом направлен Киеву жесткий протест. Сегодня, в десять часов утра, в МИД был вызван посол Украины, которому в жесткой форме был заявлен протест против провокаций, совершаемых Украиной. Моим замам уже звонили из основных европейских структур, возмущаясь нашим вмешательством в дела Украины, что с их стороны вполне естественно, заранее поднять шум, даже если никакого вмешательства нет. Думаю, в ближайшее время они направят на Украину свои различные комиссии. Не исключено и вмешательство НАТО и США в дела Киева, что, безусловно, вызовет негативную реакцию, в первую очередь, у самого украинского народа.

Что касается нашей позиции, то я убежден в необходимости защиты шестнадцати миллионов наших граждан, проживающих на Украине, и недопустимости вмешательства США, НАТО или какой-либо другой страны в дела соседнего государства, и уж во всяком случае, в дела областей, вышедших из состава Украины. Поэтому наши дипломатические меры необходимо подкрепить жесткими мерами государства. Закончив доклад, Иванов посмотрел на Лобанова, и тот кивнул ему, приглашая садиться.

Владимир Кириллович, — обратился Лобанов к Пешкову, директору Службы Внешней Разведки, — пожалуйста, доложите обстановку.

— По поступающей информации, — начал свое выступление Пешков, — руководство США отдало команду своему контингенту НАТО в Европе и, в частности 32-й воздушно десантной дивизии расквартированной в районе Штутгарта, в Германии, быть готовой к переброске в район Киева. Если они начнут операцию сегодня ночью, то в течение двух суток они смогут перебросить под Киев порядка 10 тысяч десантников, и двое суток им понадобится для переброски тяжелого вооружения и грузов материально-технического обеспечения. То есть к одиннадцатому марта их мобильная группировка совместно с украинскими войсками сможет двинуться в регионы, объявившие себя независимыми…

Затем Лобанов дал слово Министру обороны Владимиру Щеглову. Министр доложил, что в связи с очень холодной зимой морская акватория у Крыма и Одессы еще скована льдами, поэтому, даже если в Черное море войдут корабли США, им не на что рассчитывать, к побережью они не приблизятся.

— Тем более что мы предполагаем силами Черноморского флота, базирующегося на Кавказском побережье, перекрыть морскую зону подхода любых иностранных кораблей в пределах пятидесяти-восмидесяти километров от побережья Украины, высказал свою идею Щеглов и продолжил: — Что же касается обстановки на суше, то, учитывая обращения глав администраций областей об оказании им помощи в обеспечении безопасности проведения референдумов и блокирования возможного введения войск НАТО на Украину, считаю необходимым сегодня ночью ввести воинские подразделения в области, направившие нам такие просьбы с дислокацией их, совместно с местными воинскими группировками, на границах этих областей. Этим мы предотвратим кровавую бойню, так как, по нашим данным, армейские круги Харькова, Днепропетровска, Донецка, Николаева Одессы и Крыма, в ответ на обращение президента Украины к США и НАТО ввести войска на Украину, уже заявили, что в этом случае они готовы обильно полить свою землю американской кровью и сделать это почище, чем было во Вьетнаме.

Но решение нужно принимать немедленно, иначе мы опоздаем, — сказал в заключение Щеглов, уже обращаясь непосредственно к Лобанову. Еще минут сорок шло обсуждение всех вопросов, связанных с этим предложением. Украинский синдром России испарился вместе со смертью Ельцина. Теперь вопросы решали волевые люди, знающие, что и как делать и умеющие за это отвечать перед руководством.

7 марта 2000 года, Украина.

С двадцати трех часов шестого марта, по просьбе областных руководителей, начался ввод воинских подразделений России, которые должны были стать на разграничительной линии, разделявшей Западную и Восточную Украину, предотвращая таким образом какие-нибудь провокации с любой из сторон, чтобы избежать возможного кровопролития, пока у киевских правителей не охладится разум и они не поймут, что народ имеет право выбора, точно так же, как он имел право выбора в 1991 году при выходе из состава СССР.

Уже в час ночи военные колонны из Гомеля вошли в Чернигов, где соединились с украинской дивизией, дислоцированной в районе Колычевки, что в семнадцати километрах от Чернигова. А спустя еще час из Белгорода через Харьков десантные колонны прибыли и в Полтаву. После коротких совещаний с командирами украинских частей и руководством Черниговской и Полтавской областей, было принято решение выйти за пределы этих областей на берега Днепра, Киевского и Кременчугского водохранилищ.

Таким образом, в эту зону попадала часть Черкасской области, не вышедшей из состава Украины и находившейся на восточном берегу водохранилища и граничащей с Полтавской областью. Такое же положение сложилось и с Киевской областью. В эту зону попадала ее часть, лежащая на восточном берегу водохранилища и Днепра, граничащая с Черниговской областью. Главной тактической задачей было расположить воинские соединения по линии водной границы водохранилища и Днепра, что крайне осложнило бы создание военных конфликтных ситуаций.

Войска были введены практически во все области, объявившие о выходе из состава Украины, и расположены на границах с областями, оставшимися в составе Украины. Накаленная ситуация в республике резко обострила и ситуацию в столице. Население Киева раскололось на два лагеря. Тех, кто стремился к объединению с Россией и тех, кто фанатично этому противился. Против, в основном, были те, кто долларовым допингом из-за океана уже впитал в себя ядовитую поросль русофобии, кто тайно работал на Запад, на США, на мировой сионизм, раскалывающий славянское единство. Те, кто за годы самостийности перебрался из западной части республики в столицу, кто терял власть, позволявшую безнаказанно грабить народ, да и часть просто обманутых пропагандой людей.

В час ночи седьмого марта министр обороны Степан Музыкин по поручению своего президента, закончил разговор с Брюсселем. Он согласовал последние детали прибытия десятитысячного корпуса американских десантников под эгидой НАТО в роли миротворческих сил, с бригадным генералом США Джоном Фритауном, который был назначен командовать этой бригадой. В этот корпус вошли 9 тысяч американцев, 600 англичан, 200 поляков и 200 бельгийцев. Немцы благоразумно отказались от участия в этой акции.

В восемь часов утра шестого марта в аэропорт Борисполь и на новую военно-воздушную базу под Киевом — Речную, должны были приземлиться первые шесть широкофюзеляжных новых транспортника ДС-360 с 1.800 десантниками на бортах. К вечеру восьмого марта в этом районе было запланировано высадить все 10 тысяч человек. Параллельно должна была осуществляться транспортировка боевой техники, джипов, бронетранспортеров, танков, утепленных домиков, различных грузов, медикаментов, продовольствия.

На всю эту операцию отводилось ровно трое суток. То есть создавался воздушный мост, по которому к утру десятого марта бригада США и их сателлитов под прикрытием мандата миротворческой миссии должна была в составе сухопутных подразделений Украины и ее спецназа “Беркут” войти на территорию областей, вышедших из подчинения Киеву. Дополнительно готовился еще и тридцатишеститысячный корпус НАТО для посылки на Украину.

Министр обороны Музыкин отдал необходимые приказания о подготовке к приему американских частей и срочному выдвижению двадцати бригад сухопутных войск численностью 120 тысяч для переброски в пятнадцать мятежных областей. МВД Украины, со своей стороны, готовило для этой акции 86 тысяч человек из системы внутренних войск и подразделений по борьбе с терроризмом. В два часа пятнадцать минут ночи руководители Украины разошлись по кабинетам администрации президента с целью поспать несколько часов, чтобы уже с раннего утра начать работу. Никто из власть предержащих не мог с уверенностью сказать, что их ожидает. Они знали одно: что власть начинает ускользать из их рук, и поэтому их сердца наполнялись не тревогой за судьбы народа, а лютой ненавистью и злобой к руководителям областей, вышедших из их подчинения. Жажда мести затмила их разум.

Поспать, однако, не пришлось. В два часа сорок шесть минут ночи министра обороны разбудил его адъютант и протянул сотовый телефон. Степан Кузьмич спросонья ругнулся в адрес адъютанта — ведь только заснул — и взял телефон. Какой-то полковник из службы аэропорта скороговоркой затараторил: “Товарищ министр, аэропорт полностью блокировали русские бронетранспортеры, с ними заодно и наши части…”

— Ты что, мать твою так, — взорвался Музыкин, белены объелся или нажрался до галлюцинаций? Но в этот момент в трубке раздался треск и незнакомый зычный голос произнес:

— Здравствуйте, господин министр. С вами говорит генерал-майор Радченко, командир VI бригады российских миротворческих сил. По просьбе правительств Черниговской и Харьковской областей наши части вышли на побережье Киевского водохранилища, Днепра и Кременчугского водохранилища, занята и вся левобережная часть Киевской области, в том числе и часть Киева на левом берегу Днепра. Аэропорт блокирован войсками, так что вряд ли американцам удастся высадиться в этом месте.

Войска введены с миротворческой миссией, обеспечить контроль за свободным волеизъявлением народа на референдуме и защитить права русского населения в этом вопросе. После проведения референдума все воинские части будут выведены. Сегодня ваше правительство получит исчерпывающую информацию на этот счет из Москвы. Хочу напомнить, что при любой попытке проникновения на левый берег ваших вооруженных формирований мне придется открыть огонь на поражение. Таков приказ. В первые минуты Музыкин подумал, что это идиотский розыгрыш, и только спустя пару минут понял, что произошло.

— Да мы вас в порошок сотрем, — заорал Музыкин в трубку, — раздавим, как клопов… Дальше неслась откровенная брань, которую Радченко вынужден был жестко оборвать.

— Откровенно говоря, я думал, вы умнее. Вот откуда все беды Украины. Я все сказал. Любые провокации с вашей стороны, которые могут обернуться человеческими жертвами, лягут кровавым бременем на личную судьбу не только вас, но и высших властей Украины. Народ сам решит свою судьбу, с кем ему жить. И Радченко отключил телефон.

Глаза Музыкина налились кровью от бешенства, от бессилия разорвать этого московского (Музыкин не мог знать, что Радченко был белорусским генералом, служившим в Гомеле) генерала на куски. Сонливость как рукой сняло. Все рушилось. Срывалась высадка американских войск в аэропорту, да и вообще, что будет, раз русские войска вошли в мятежные области. Одна мысль сменяла другую. Быстро одеваясь, он думал о необходимости немедленно связаться со штаб-квартирой НАТО в Брюсселе и переориентировать высадку американцев на военный аэродром в Белой Церкви, что в семидесяти шести километрах на юг от Киева.

То, что русские вышли к водным преградам, создавало огромные проблемы для Киева.

— Нужно поднять президента, премьера, нужно думать и искать выход… — лихорадочно летели мысли этого располневшего, с лоснящимся лицом человека, давно запродавшего свою душу фальшивой позолоте и мишуре властных амбиций, необузданной жажде власти…

В восемь часов десять минут утра на военно-воздушной базе “Речная” под Киевом приземлились с промежутками в пять минут три ДС-360 с американскими десантниками. Америка еще не подозревала, во что она опять вляпывалась. В еще большем дерьме оказывались Киевские властители, постепенно вытеснившие небольшую часть здравомыслящих политиков из властных кабинетов Украины. Они закусили удила от одного-единственного желания — наказать зачинщиков бунта областей. У этой власти помутился разум. В страну, пережившую гитлеровскую оккупацию, потерявшую на войне десяток миллионов своих сограждан, пригласили как оккупантов тех, кто разрушил Советский Союз, страну, за которую заплачено такой дорогой ценой…

В десять часов седьмого марта уже вся Украина знала, что под Киевом в “Речной” и в Белой Церкви начали высадку войска НАТО, в основном американцы. Это вызвало реакцию, которую Киев предусмотреть не смог. В Киеве начались беспорядки. Рабочие ряда оборонных заводов, техническая интеллигенция и ряд общественных организаций вышли на митинги с плакатами “НАТО геть з Украины”, “Долой оккупантов”, “Долой президента”, “Американцы, вон из Киева”…

Власть бросила на народ спецназ “Беркут”. Произошли столкновения, появились убитые и раненые. Тогда народ хлынул через мосты и на метро, устремляясь на левый берег Днепра, в восточную часть города, где уже были русские войска. Власти стали спешно перекрывать мосты через Днепр и блокировали движение метро. Тогда народ на машинах, автобусах и электричках потоком устремился в соседнюю Черниговскую область.

В двенадцать часов по радио было сообщено, что депутаты и администрация Черкасской области, остававшейся в составе Украины, в знак протеста против высадки американских войск на украинской земле приняли решение о выходе из состава Украины. Это решение было поддержано всеми командирами силовых структур, расположенных на ее территории. Часть населения Киева и области после этого сообщения начала исход а эту область.

Весь день между Киевом и Брюсселем, Киевом и Вашингтоном шли консультации по создавшейся тупиковой ситуации. Любая попытка двинуть войска в области, провозгласившие свою независимость от Киева, грозила превратиться в кровавый конфликт. Вечером седьмого марта по телевидению России прозвучал меморандум ее руководства, потребовавший срочного созыва Совета Безопасности ООН по рассмотрению вопроса об оккупации войсками США и НАТО западной части Украины без санкции на это ООН.

Свою миссию в областях, вышедших из под контроля Киева, Россия объяснила миротворческой акцией по обеспечению свободного волеизъявления населения этих регионов на референдуме. А министр обороны России предупредил НАТО, что российским войскам отдан приказ в случае провоцирования со стороны сил НАТО вооруженных столкновений военнослужащих США и сил НАТО в плен не брать… За три дня до проведения референдума Россия будет готова пропустить членов Европейского Союза для контроля за свободным волеизъявлением народа на проводимом референдуме.

10 марта 2000 года, Германия, Мюнхен.

Эта пятница выдалась на редкость пасмурной и сырой. Все утро шел дождь, и только к полудню появились прогалины в затянувших небо тучах. Быстро завершив протокольную встречу с Борисом Шульцем — президентом Промышленного Союза Австрии, премьер-министр Баварии Клаус Фрик вызвал своего советника Фридриха Хафеля.

Войдя в кабинет шефа, Хафель доложил: — Все гости прибыли и устроены в лучших апартаментах города. Через сорок минут приземляется и личный самолет Шмидта, который прямо из аэропорта прибудет в загородную резиденцию. Ровно в семнадцать часов все соберутся в Грюнвальде.

— Хорошо Фридрих, встретьте его, пожалуйста, лично, — обратился Фрик к своему советнику, — а я сейчас отправляюсь туда сам. И отдайте распоряжение Шварцу, чтобы разожгли камин.

Премьер-министр Баварии собирал сегодня на ужин своих близких друзей и единомышленников для того, чтобы обсудить текущее состояние Германии в мире, ее перспективы на ближайшее десятилетие и свое участие в борьбе за кресло канцлера в 2003 году. До выборов оставалось три года, и нужно было определяться. Год уйдет на решение общих организационных вопросов, а для конкретной работы останется года два, совсем малый срок.

Фрик одел темно-синее легкое пальто, взял папку с документами и пошел на выход, сопровождаемый двумя охранниками. У дверей правительственного здания его уже ожидал серебристого цвета бронированный “Мерседес-920” и машина сопровождения. Через минуту обе машины направились в загородную резиденцию премьер-министра, в Грюнвальд.

Резиденция, построенная в прошлом году, располагалась на южной окраине Мюнхена, в пригородном местечке Грюнвальд, откуда и получила свое одноименное название. По соседству через реку находился пригородный район Пуллах, где находился разведывательный центр БНД — немецкой разведки. Шофер премьер-министра за сотню метров до подъезда к главным воротам резиденции послал кодовый радиосигнал, и к моменту подъезда машины к воротам они уже полностью автоматически открылись, исключая стояние или остановку перед воротами.

Обе машины въехали во двор. Машина премьера плавно остановилась у подъезда. Управляющий Шварц уже встречал своего шефа. Он открыл дверь машины, и Клаус Фрик, выйдя из нее, вошел в холл и снял пальто. Сопровождаемый Шварцем, он поднялся на второй этаж и, направляясь к своему кабинету, сказал управляющему:

— Георг, в семнадцать часов соберутся гости, приготовьте, пожалуйста, легкий ужин, а мне принесите пока кофе. Еще остается целый час, нужно собраться с мыслями и немного отдохнуть.

Фрик открыл дверь кабинета, и ему навстречу бросилась огромная овчарка.

— Цезарь, мой хороший, скучал без меня, — обратился он к своему любимцу, теребя его холку. А Цезарь, повизгивая от радости, все пытался лизнуть своего хозяина в щеку. Фрик подошел к пылающему камину и уселся в любимое кресло возле небольшого журнального столика из красного дерева, рядом улегся и Цезарь, смотря влюбленными глазами на Фрика.

В этот момент дверь кабинета открылась, и Георг Шварц лично внес на подносе кофейник с кофе и любимыми Фриком сухариками.

— Спасибо Георг, проследите, пожалуйста, чтобы меня до семнадцати часов не беспокоили и ни с кем меня не соединяйте. В этот момент раздалось глухое урчание Цезаря, который таким образом выражал свое недовольство, что кто-то отвлекает внимание его хозяина и не дает ему спокойно насладиться лицезрением того, кого он ждал с самого утра.

Фрик налил чашечку кофе и бросил сухарик Цезарю, который, ловко его поймав, захрумкал, разгрызая свое лакомство. Вылив кофе и разворошив поленья в камине, чтобы дать больше огня, Фрик откинулся в кресле и, закрыв глаза, погрузился в свои мысли. Его уютный кабинет был сплошь заставлен книжными шкафами с политической, экономической, исторической, военной и энциклопедической литературой. На стенах висели только три картины с портретами Бисмарка, Аденауэра — создателя ФРГ, который возродил Германию и Йозефа Штрауса — бывшего премьер-министра Баварии, превратившего ее в одну из процветающих земель ФРГ. Кроме книжных шкафов, в кабинете был огромный рабочий стол, кресло-качалка возле камина и диван. Это была любимая комната премьера во всей резиденции, где он работал и размышлял.

Еще в 1978 году, двадцатишестилетним парнем, его заприметил помощник Штрауса. Иоганн Бломберг. Именно тогда он вступил в Христианско-Демократический Союз Баварии. После окончания Боннского университета он вернулся на родину в Мюнхен и стал работать в юридической фирме Оскара Мизельбаха, обслуживавшей крупный бизнес Баварии в ее отношениях с другими фирмами Германии. За три года он прошел хорошую школу и обзавелся кое-какими связями в среде крупных промышленников ФРГ. Этот опыт, знание трех языков и аналитический склад ума, позволявший мгновенно оценивать обстановку, цепко выхватить из хаоса информации суть вопроса, принять единственно правильное решение, по главное — это умение воплощать свои идеи б конкретные результаты — быстро вознесли молодого Фрика в руководство ХДС.

В 1988 году его уже избирают председателем ХДС всей Германии. Он сумел за пять лет руководства значительно укрепить позиции ХДС среди политических партий страны и стал известен всей Германии. В 1993 году он становится премьер-министром Баварии. Его неутомимая деятельность на благо своей земли дала плоды и после выборов 1998 года он повторно возглавил правительство. Будучи председателем ХДС, он не только набрался политического опыта на государственном уровне, по и понял, что без широких связей с промышленниками и их мощной финансовой поддержки главных высот в политике не достигнешь.

Поэтому он и дал согласие возглавить правительство Баварии. Фрик четко рассчитал, что за два срока премьерства он обретет не только необходимые связи на общегерманском уровне, но и, оказывая правительственную поддержку большому бизнесу, сможет заручиться их финансовой поддержкой в борьбе за кресло канцлера Германии в 2003 году. Ему будет пятьдесят один год.

Вот уже почти семь лет он ведет неутомимую работу в новых восточных землях Германии, бывшей ГДР. За время руководства Баварией Фриком она стала одной из богатейших земель ФРГ, занимая двадцать процентов ее территории при восемнадцати процентах населения. Практически все крупные фирмы Баварии по его рекомендации включились в возрождение земель бывшей ГДР, не только реально помогая возрождению объединенной страны, но и завоевывая симпатии восточных немцев. По оказанию гуманитарной помощи населению восточных земель Бавария шла на первом месте. Фрик смотрел далеко в 2003 год.

* * *

Его широкая эрудиция основывалась на его образованности и непреклонном интересе к исследованиям, пытливости ума и трудолюбии. Он хорошо изучил историю Германии и международных отношений конца XIX века, периода Первой мировой войны и причин прихода Гитлера к власти, возрождения им Германии, Второй мировой войны и краха Третьего рейха, послевоенного закабаления Германии мировым сионизмом при помощи США, решающего держать Германию в постоянной узде.

Он знал, что существующие нормы и рамки, в которые загнали его страну, будут вести ее в тупик исторического и экономического развития. И самыми большими опасностями здесь он видел тенденции размывания сионистами немецкой нации как единого этноса и стержневой основы их национальных качеств, которые и обеспечивают процветание его родины.

Фрику была не просто чужда, но представлялась губительной для Германии теория превосходства немцев и англосаксов над другими народами, которую провозгласили гитлеровские полуеврейские идеологи. Она для него была сродни сионистской идеологии о превосходстве еврейской нации, как Богом избранного народа для повелевания миром. Он понимал, что если бы Гитлер поставил задачу не захвата СССР, а освобождения его народа от сионистов и комиссаров во Второй мировой войне, то судьба Европы была бы совершенно другой. Все крупнейшие аналитики и исследователи мира уже давно пришли к выводу, что объединенные усилия Германии и России способны обеспечить стабильный мир в Европе, а если добавить и Францию, то никто в мире не посмеет дернуться и посягнуть на мирную и созидательную поступь континента.

Чтобы помочь России освоить ее гигантские территории и довести их до общеевропейского уровня, понадобится в историческом плане от ста до ста двадцати лет. Россия, естественно, чтобы стать богаче в десять-пятнадцать раз, готова будет платить за такую помощь. И здесь неиссякаемое поле взаимовыгодного сотрудничества на благо и России и Европы.

Но ни США, ни мировой сионизм не дадут Европе, России, да и самой Германии, такой шанс. Это не в их интересах, хотя на словах, произносимых на различных конгрессах и конференциях, они за мир и демократию, но только мир и демократию по-американски, по-сионистски, в их извращенном понимании, в многостандартном виде.

Ведь это надо, в Германии всего-то осталось чуть больше двух тысяч стариков, воевавших во Второй мировой войне, а нас все доят и доят, прививают даже родившимся после войны немцам чувство вины за уничтожение мифических шести миллионов евреев в концлагерях, хотя эта чушь уже давно опровергнута самими евреями. А пресловутые газовые камеры? Этот бред, разносимый мировой еврейской прессой, находящейся на содержании у мирового сионизма, не доказан ни перед одним независимым в мире судом.

Ведь не зря даже заявление американского “Института исторического обозрения” еще а конце 60-х годов объявившего премию в пятьдесят тысяч долларов каждому, кто докажет перед независимым судом, что в нацистских концлагерях были газовые камеры для массовых убийств заключенных — не нашло желающих заработать такую огромную по тем временам сумму. Американские правдоискатели жестоко поплатились. Сионистская организация массового шантажа и террора в США, так называемое в Америке “еврейское гестапо” — “Антидиффамационная Лига” (АДЛ), четвертого июля 1984 года отметила национальный праздник США взрывом и сожжением помещений этого института.

Еще бы. Ведь это могло поколебать созданный сионистами миф о бесчеловечных изуверствах немцев и их вины в уничтожении евреев и необходимости платить теперь им дань. Ведь с 1952 по 2000 годы они ложью и обманом выкачали из карманов американцев на помощь Израилю — 213 миллиардов долларов, а из Германии — 108 миллиардов, как “компенсацию” за уничтоженных евреев. При этом еще около 300 миллиардов долларов частной помощи от евреев других стран перекочевало в землю обетованную. А сколько триллионов долларов они получили в результате хищнических афер по всему миру — вообще не поддается подсчету.

Самое главное, что простые евреи получили жалкие крохи, так как основная часть денег идет на усиление еврейского банковского капитала по всему миру и укрепление финансовой мощи сионистских организаций. Ведь только сионисты Нью-Йорка обладают капиталом превышающим ТРИ ТРИЛЛИОНА ДОЛЛАРОВ! Эта финансовая мощь позволяет им без особого труда покупать элиту всех интересующих их стран и проводить там свою политику, направленную на создание своей гегемонии в мире. Не зря ведь ни Польша, ни Голландия, ни Бельгия, ни Франция, ни Греция, ни Югославия, ни Россия, ни Белоруссия, ни Украина не требуют от нас платы за миллионы уничтоженного Гитлером их населения. Во всех странах у руля власти либо их соплеменники, либо ставленники продажной части элиты этих стран.

Ладно уж Германия. Мы хоть находимся под оккупацией США и сионистов с 1945 года. Они нагло навязали нашим продажным политикам принятие антинемецкого закона, по которому даже попытка исследовать вопрос надуманного холокоста, попытка выявить правду, преследуется в уголовном порядке согласно § 130 Уголовного Кодекса (разжигание национальной розни), § 131 (разжигание расовой ненависти) и § 189 (осквернение памяти умерших). Аналогичный бредовый закон принят в 1992 году в Австрии, в 1990 году нечто подобное сионисты протолкнули во Франции, под названием — Закон Луи “Loi Gayssot”.

Легкий стук в дверь прервал мысли Клауса Фрика. Вошедший Шварц доложил, что уже шестнадцать часов пятьдесят четыре минуты и гости собрались в гостиной.

— Спасибо Георг, я через несколько минут спущусь вниз, — произнес премьер-министр, полностью уже отвлекаясь от нахлынувших мыслей. Цезарь, словно понимая о чем речь, подошел к хозяину, виляя хвостом и преданно заглядывая в глаза Фрику…

Ровно в семнадцать часов открылась дверь, и в гостиную загородной резиденции премьер-министров Баварии вошел ее хозяин.

— Я рад вас видеть, друзья мои, — произнес Фрик, — и тепло со всеми поздоровался. После короткого общения с каждым из прибывших гостей он пригласил всех к столу, на котором был накрыт легкий ужин. Холодная телятина, овощные салаты, фрукты и белое рейнское вино способствовали быстрому переходу к неформальной дружеской обстановке, в которой собравшиеся обменивались последними новостями из светской жизни новой столицы Берлина, бизнеса, своей жизни и прочих незначительных событиях…

За ужином, кроме Клауса Фрика, присутствовали: его личный советник и доверенное лицо — Фридрих Хафель; лидер Народной партии Германии — Дитер Возбах; лидер Христианско-Демократического Союза страны — Ганс Шнельке; миллиардер, химический король Германии из Кельна — Гюнтер Шмидт; председатель бундестага, бывший однокашник Фрика по Боннскому университету — Генрих Бауэр.

После легкого ужина гости перешли в соседний небольшой зал, где горел камин и было тепло. Фрик пригласил своих гостей удобно располагаться за столом, и когда все удобно устроились, он обратился к своим друзьям со следующими словами.

— Друзья мои. Я попросил вас приехать сегодня для того, чтобы получить от вас необходимый совет, прежде чем я решусь принять важное политическое решение. Я думаю, вы уже поняли, что речь идет о выборах 2003 года и должности канцлера Германии. Но прежде я хотел бы поделиться своими мыслями, идеями и моим пониманием будущего Германии.

Кропотливая работа по изучению Германской и мировой истории за последние сто лет убедили меня в том, что мы не имеем права повторять ошибки прошлого. А львиная доля ошибок и просчетов Германии в ее политике за этот период во многом обусловлена неправильным выбором союзников и партнеров. Эти ошибки повлекли за собой огромные беды не только для немецкого народа, но и для его соседей. Германия не просто воевала с теми, кто исторически должен был быть нашим союзником и партнером, ее к этому принуждали, иначе в мире могла бы появиться непобедимая коалиция. Я имею в виду Германию, Францию и Россию. Франция, великая страна и наш ближайший исторический сосед, о чем мы вспомнили только в конце XX века, является нашим естественным союзником. Нам нечего делить, у нас общие интересы, у нас развитая экономика, у нас талантливые и трудолюбивые люди. И большое благо, что, наконец, началось сближение наших двух стран, что естественно никак не может нравиться США, Великобритании и мировому сионизму.

Россия также великая страна. Не будем забывать, что значительная часть русских монархов имела немецкие корни, а многие известные немцы трудились в России, помогая увеличивать ее мощь и развитие. К началу третьего тысячелетия мир кардинальным образом изменился. Уже нет необходимости завоевывать жизненное пространство, так как изменилась сама технология экономической концепции товарного воспроизводства. Не строительство все новых и новых заводов и производств, для которых требуются огромные территории, а вывоз капитала, совершенствование технологии производства предметов потребления и продовольствия стали доминирующим фактором в процессе достойного жизнеобеспечения населения развитым стран.

Мы должны развивать нашу экономику, исходя из долгосрочных геостратегических перспектив на восемьдесят-сто лет. Мы имеем передовую технологию почти во всех областях и большие финасовые ресурсы, а Россия имеет гигантскую малоосвоенную территорию, особенно за Уралом, где немецкая технология и финансы могли бы иметь широкое приложение к взаимной выгоде. Мы поможем России построить сотни новых городов, десятки тысяч новых предприятий, работающих на совместном капитале, освоить несметные кладовые ее сырьевых ресурсов, построить сотни тысяч километров великолепных автобанов и железных дорог. Наша совместная работа принесет процветание не только России, она поможет обеспечить наши действующие предприятия необходимым сырьем, дополнительной продукцией, получаемой на совместных предприятиях в России, обеспечить занятость наших безработных, что, безусловно, снизит социальную напряженность и растущую преступность в наших крупных городах.

Не территориальная экспансия, а вывоз капитала, технологий и труда — вот будущее Германии и основа ее дальнейшего процветания. Иначе опять войны. Незначительность нашей территории не способна обеспечить процветание немецкого народа в долгосрочной перспективе. Вкладывание же капиталов в Африку, Южную Америку малоперспективно по двум причинам. Во-первых, низкий уровень знаний населения и их удаленность от Германии. А во-вторых, в отличие от России, там между всеми идет схватка за сырье и рынки сбыта не на жизнь, а на смерть. Не говоря уже о том, что только Россия во всем мире имеет всю палитру сырьевых запасов необходимых для развитой экономики.

Чтобы помочь России эффективно освоить ее гигантские просторы, не хватит и двухсот лет! Значит, такое направление для Германии в геостратегической перспективе наиболее предпочтительно. Но для этого нужно не дать расчленить Россию. Иначе ее поделят на зоны влияния, протектораты, за которые через десять, двадцать лет развернется гигантская схватка между крупнейшими странами мира, что чревато и возможными войнами.

Сейчас Россию возглавил сильный лидер Лобанов, который на деле продемонстрировал, как эффективно он умеет управлять. Мы давно этого ждали, так как только в стабильной и жестко управляемой России можно вести дела и заниматься долгосрочным планированием. Но Америка и Израиль скрипят зубами и готовятся к широкомасштабной подрывной работе против нее. Ведь понятно, какой лакомый кусок вырвали у них из пасти. Мы должны помешать этому, так как судьба Германии в третьем тысячелетии будет неразрывно связана с судьбой России.

Но, чтобы обеспечить нашу будущую перспективу, нам нужно остановить Америку, которая полностью находится под контролем сионистов. Остановив Америку, мы решаем для Германии сразу несколько задач глобального, геостратегического плана: освобождаемся от оккупации США; не даем развалить Россию, как будущее поле нашего совместного сотрудничества и развития, а значит и выживания Германии в третьем тысячелетии; резко ослабляем влияние сионистов в мире и, значит, сможем вырваться из их сетей внутри страны; и сможем, наконец, очистить Германию от засилья так называемых иностранных беженцев и переселенцев, которых нам навязывает мировой сионизм, чтобы размыть наше национальное единство. И главное — поможет нам заиметь шанс вернуть наши земли в Польше и Судеты в Чехии.

Без решения этих стратегических задач, при всем нашем богатстве и благополучии на данном отрезке времени, поле нашего развития и процветания будет со временем только сужаться. За восемь лет мы вложили в земли бывшей ГДР более 1,3 триллиона марок. Эти гигантские затраты начнут окупаться с 2003–2005 года и дадут Германии новое ускорение экономического развития на пятнадцать-двадцать лет, а затем произойдет естественное падение темпов этого ускорения. Чем мы тогда восполним это падение?

Возврат наших восточных земель в Польше и в Чехии, что понятно невозможно без согласия России, может дать тот новый, дополнительный импульс для развития Германии на следующие двадцать-двадцать пять лет. На наше счастье политические дилетанты, пришедшие во власть в Польше и в Чехии, как могли вредили России после распада Советского Союза, поспешили ворваться в НАТО, думая, что мы их кормить будем за это. Поэтому Россия ответит им адекватно. Но для этого мы должны проводить четкую политику сближения с Россией.

Если мой подход к основным проблемам вам понятен и. вы его поддерживаете, тогда я готов буду выдвигаться на выборах 2003 года. А теперь давайте обсудим четыре вопроса, четыре главных проблемы в изложенных мной взглядах на предстоящую перспективу: как остановить Америку; как очистить страну от сионизма; как мирным путем вернуть наши восточные земли в Польше и наши Судеты в Чехии и как ускорить сближение с Россией по всем направлениям жизнедеятельности государств…

До полуночи затянулась в резиденции премьер-министра Баварии беседа и обсуждение вопросов, поставленных Клаусом Фриком перед своими друзьями. Его гости практически полностью согласились с его доводами по основным проблемам, стоящим перед Германией и путям их решения. Единодушно все согласились, что нужно бороться за кресло канцлера страны на предстоящих выборах в 2003 году и разработать план по поиску сил, способных остановить Америку и мировой сионизм в их стремлении к мировой гегемонии.

21 марта 2000 года, Грузия, Тбилиси.

Гиви Танадзе вошел в лифт и нажал кнопку своего этажа. Скоростной лифт за несколько секунд вознес его на девятый этаж. Выйдя из лифта, Танадзе открыл дверь квартиры и, не раздеваясь, прошел на кухню. Достав из холодильника бутылку “Боржоми”, он открыл ее и прямо из горлышка сделал несколько глотков. Не снимая плаща он сел за стол и, обхватив голову руками, дико завыл. Завыл от сознания своего полного бессилия, от невозможности повлиять на ситуацию, которая вела к гибели Грузии…

После смерти жены три года назад работа стала для него единственным прибежищем в этой жизни. Теперь только Грузия была ему и Родиной, и матерью, и женой. Он вспоминал годы, когда Гамсахурдию, путем военного заговора и переворота, сменил честолюбивый и подлый властолюбец. Гиви хорошо знал, какой огромный вред тот нанес Советскому Союзу, и в первую очередь России, где, если бы была нормальная власть в те годы, его бы уже давно выкрали и, вывезя в Москву, там и казнили.

Московские приятели Гиви давали ему читать убийственные материалы из американской прессы и документы, где приводились конкретные факты его вредительства. Танадзе знал, что, когда у власти в России были ее предатели, они президенту все простили, так как вместе работали на США и Запад в разрушении Советского Союза. И поэтому не сомневался, еще в 1995–1996 годах понимал, что, когда к власти в России придут, наконец, русские, то все подлости и вредительство России вспомнится и это неминуемо отразится на самой Грузии.

И наступил тот день, которого так страшились все на постсоветском пространстве и в Грузии в частности. Гнилой старик, убийца России умер и к власти в Москве пришел железный человек слова и дела. Президент Грузии вначале в панике вылетел сразу же в Америку, но постепенно оправившись от страха и увидев, что его жизни ничего не угрожает, вернулся.

А потом и вовсе осмелел. Но после конфликта России с США и НАТО в прошлом году и захвате Россией Прибалтики он стал наготове держать самолет. Ему было чего бояться. Грехи его перед Россией и русскими были огромны…

Есть Гиви не хотелось. Душила безысходность дальнейшей жизни, ее бессмысленность. Гиви Танадзе нельзя было назвать слабым или безвольным человеком. Он прошел большой жизненный путь, работал на высоких должностях в Москве, за границей и в Тбилиси. С 1995 года он был вице-премьером, в 1998 году, после покушения на президента, стал курировать в правительстве силовые структуры.

Будучи широко образованным человеком, умеющим аналитически мыслить и принимать правильные решения, он постоянно терзал свою душу, когда приходилось ломать себя и выполнять идиотские распоряжения президента, которые в перспективе вели только к провалам. Президент решал вопросы только сиюминутной выгоды, не очень заботясь о будущем Грузии, ее судьбе. Оно и понятно, ведь семью он держал в США, да и недвижимость и полученные за предательство миллионы находились у него заграницей.

Сегодняшний Военный Совет, на котором Танадзе присутствовал как член Совета от правительства и как куратор силовых структур, ему окончательно прояснил, что президент начинает новую авантюру, которая ввергнет Грузию в кровавую междоусобную бойню. Осенью 1999 года он уже предпринимал авантюру, отказавшись от миротворческих сил России, решил вернуть Абхазию в лоно Грузии силовым путем. Тысячи молодых грузин, убитых в той бойне, стали платой за этот авантюризм. Но этого ему показалось мало и он решился на новую попытку.

Он принял решение весной этого года, после девятого мая, военным ударом сломить сопротивление Абхазии и захватить ее. Уже более полугода по разным каналам шла закупка на деньги ЦРУ военной техники для этой операции. Америка не оставляла попыток отсечь Россию от Черноморского побережья Кавказа. Сегодня президент отдал указание директору департамента безопасности Грузии Георгию Бенукидзе срочно, на востоке страны создать шесть концентрационных лагерей на 200 тысяч человек для содержания там абхазов, которые останутся живыми после военной операции. Ни Абхазии, ни абхазцев в Грузии больше не должно быть, — заявил он в конце совещания.

Гиви Танадзе дивился сегодня бойким рапортам генералов о боеготовности грузинских частей и последних приготовлениях. Но Танадзе знал не только о низкой профессиональной готовности армейских частей, но и о беспредельно низком их моральном духе. Он понимал, к чему приведет очередная авантюра, но не мог повлиять на складывающуюся ситуацию, так как она вынашивалась в США и ее тупо реализовывал их марионетка, занимающий высший государственный пост в Грузии. Под занавес он огласил мнение президента США, что если Грузия вернет Абхазию, то ее примут без очереди в НАТО.

Как можно вредить сильному соседу России и искать против нее дружбы с далекой страной США, для которых Грузия всего лишь разменная монета, которым нужно ее использовать для нанесения вреда Москве. С другой стороны, если бы президент по натуре не был подлецом, то после смены власти в России, после смерти Ельцина, у него была возможность начать новые отношения с Россией с чистого листа, естественно, загладив предварительно свою огромную вину перед этой страной. Но для этого нужно думать о своей стране и своем народе. А те, кто держит свои семьи заграницей, тем всегда было плевать и на Родину и на парод…

Танадзе взял чистый лист бумаги и написал пару строк, затем вытащил из кармана пистолет и положил его на стол перед собой. Мысленно перед ним пронеслась вся его жизнь, мелькали вехи его нелегкой судьбы. Дальнейшая жизнь потеряла всякий смысл. Через минуту прогремел выстрел и безжизненная голова вице-премьера Грузии упала на стол, заливая кровью листок бумаги с написанными словами: “В моей смерти прошу никого не винить. Не могу больше видеть, как презренный выродок нашей земли, захвативший путем переворота власть в Грузии, уничтожает страну, но Божья кара его настигнет неотвратимо.”

Спустя день многие жители не только Тбилиси, но и Грузии, рассуждали об этой бессмысленной жертве. Уж лучше бы застрелил главного гада республики, говорили люди, имея ввиду своего президента, а потом уже сам бы стрелялся. Дальнейшие события показали, что ушедший из жизни Гиви Танадзе написал президенту пророческие слова…

25 марта 2000 года, Москва.

Этот субботний день навсегда войдет в новую Российскую историю. Сегодня Совет Федерации единогласно принял решение о принятии Черниговской, Сумской, Полтавской, Харьковской, Черкасской, Днепропетровской. Запорожской, Донецкой. Луганской, Херсонской, Николаевской, Кировоградской, Одесской областей и республики Крым в состав России.

Документы были подписаны главой России Петром Лобановым, председателем Совета Федерации России Сергеем Ивашовым и руководителями входивших в состав Федерации областей. Одновременно были подписаны документы о разграничении полномочий между федеральными властями и этими регионами, получившими невиданную раннее самостоятельность.

На референдуме девятнадцатого марта в среднем от шестидесяти семи до восьмидесяти девяти процентов населения областей, вышедших из подчинения Киеву, проголосовало за вхождение в состав России. Самый маленький процент — шестьдесят семь, был в Черкасской области, которая уже в процессе массового выхода других областей тоже решилась на этот шаг. А уже двадцатого марта руководство этих областей выступило с обращением к своему населению. Оно открыло двери для всех граждан, которые захотят переехать на постоянное место жительства в Западную Украину и, в свою очередь, обратилось к населению областей, оставшихся в подчинении Киеву, с обещанием принять всех, кто пожелает переехать в их области и обеспечить всех прибывших работой и жильем.

Характерно, что та часть Киевской области на восточном берегу Днепра, которая на период проведения референдума была занята российскими войсками, теперь также отошла к Черниговской области, вошедшей в Россию. За период с седьмого по восемнадцатое марта жители этой части территории собрали 316 тысяч подписей об участии в референдуме по выходу из состава Украины.

Из западной части Киева, лежащей на нравом берегу Днепра, за дни, предшествующие референдуму, около трехсот тысяч человек перебрались на другой берег, используя любые средства, так как после одиннадцатого марта, когда рабочие “Арсенала” забросали камнями американских оккупантов, произошла трагедия. Украинский спецназ, разгоняя рабочих, применил оружие. Шесть убитых и сорок два раненых — итог этой трагедии. Тогда и начался массовый отток тех, кто не желал оставаться в оккупированном НАТО и США городе, где власть применила против своего народа жандармские методы. На референдуме девятнадцатого марта восточная часть Киева и области проголосовала восьмьюдесятью тремя процентами за выход из состава Украины и вхождение в состав России.

В семнадцать часов в Большом Кремлевском Дворце состоялось подписание экономических документов о предоставлении материальной и финансовой помощи новым регионам. Срочно выделялось двенадцать миллионов тонн нефти и мазута и восемь с половиной миллиардов кубических метров газа. Выделялись и финансы в размере 10,2 миллиардов долларов и 52 миллиардов новых рублей для выплаты зарплаты, пособий и приобретения оборотных средств для восстановления работы остановленных предприятий.

Были согласованы совместные действия по выводу вновь принятых областей из экономического и социального тупика. За каждой из новых областей было закреплено по два-три российско-белорусских региона для взаимодействия в хозяйственной и финансовой деятельности. Причем закрепление это проводилось на профильной основе. Так, например, металлургические области Днепропетровска и Запорожья получали поддержку Екатеринбурга, Челябинска и Магнитогорска. Угольный Донбасс обрел помощь в лице угольщиков Кузбасса…

В этот же день решением Совета Федерации и руководства Крыма были подписаны документы, предоставляющие ему статус Федеральной территории, которая должна была находиться на особом положении как в вопросах финансирования из бюджета, так и в вопросах инвестиций. Была у правительства России мысль — превратить Крым в один из лучших курортов Европы, для чего было необходимо разработать генеральный план развития Крыма на пятнадцать-двадцать лет и развернуть там строительство новых пансионатов, домов отдыха, реконструировать уже имеющиеся, настроить фешенебельных отелей и создать мощную инфраструктуру индустрии отдыха и развлечений.

Уже на десятое апреля был запланирован приезд в Москву делегаций всех новых регионов для определения состояния их экономики и необходимых затрат на текущий год. Ведь практически, из состава Украины вышло четырнадцать наиболее развитых в промышленном отношении областей общей площадью 402 тысячи квадратных километров с населением в 37,6 миллиона человек. По подсчетам аналитиков, еще порядка четырех миллионов человек готовы были покинуть территорию западной Украины и переселиться в ее восточную часть, перешедшую в состав России.

А вчера вечером пришло сообщение о том, что в своей загородной резиденции под Киевом застрелился президент Украины. Его обязанности принял на себя премьер-министр. Роковые события марта 2000 года на Украине еще раз убедительно показали, чем кончается политический авантюризм и близорукость, если идти против воли народа. Но еще больший трагизм для подданных таких горе-правителей — поиски далеких друзей, являющихся практически врагами их ближайших соседей. Тогда судьба таких правителей и их подданных часто становится просто трагичной…

4 апреля 2000 года, Чечня.

Промозглое утро этого дня, казалось, не предвещало ничего плохого. Небо уже начало светлеть, когда диверсионный отряд чеченцев численностью около шестидесяти человек, под руководством Ахмеда Закаева, вырезав трех бойцов пограничного блокпоста, В тот же день министр обороны России сделал предупреждение Баку, что если он не наведет порядок на своей границе с Грузией и Дагестаном, не отсечет чеченцев от своей территории, то последуют новые удары. Не исключается и вариант нанесения ударов по нефтяным промыслам Азербайджана на Каспии, как мера принуждения к отказу от сотрудничества с террористической Ичкерией. Вот только тогда в Баку поняли, что никакая трескотня в Евро-парламенте, никакие демарши не окажут ровно никакого влияния на Москву, ибо это уже не дебильная Россия ельциноидов…

Такая же ситуация сложилась и с Грузией. Ночью двадцатого и днем двадцать первого октября 1999 года по поселкам Шатили и Муцо, в верховьях реки Аргун и поселку Казбеги на севере Грузии, недалеко от границы с Чечней, также были нанесены ракетные удары. Россия предупредила Тбилиси о возможном нанесении еще более мощных ударов, если последняя не примет должных мер.

Но должных мер Тбилиси принять был не в состоянии, так как заигрывание Грузии с Чечней в 1997 и 1998 годах привели к тому, что чеченская мафия и группы боевиков постепенно начали гнездиться в ее северных районах, создавая там свои базы и укрепленные поселения. Именно отсюда потянулась жесткая рука чеченских боевиков в крупные города Грузии Цхинвали, Гори, Каспи, Душети, Ахмпета, Телави и, конечно, Тбилиси. Они стали быстро прибирать к своим рукам лакомые куски преступного бизнеса, отнимая его силой у грузинских бизнесменов и мафиози, что вызвало резко негативную реакцию многих политических кругов Грузии по отношению к своему президенту. Ситуация в Тбилиси резко обострилась, так как многим стало понятно, что не исключено чеченское засилье Грузии, а может и захват.

Попытки же чеченцев, проживающих в России, провести серию терактов в ее городах и захватов банков, не увенчались успехом. Была принята директива в плен террористов и преступников не брать, уничтожать на месте. В рамках задуманной стратегической операции под кодовым названием “Чеченский дубль” было решено поступиться получением какой-нибудь оперативной информации от захватываемых террористов, а беспощадно уничтожать их на месте преступления. Главной целью было показать гуляющим еще на свободе и готовящимся к “подвигам” подонкам, что их ждет смерть. Только в октябре и ноябре 1999 года при совершении терактов и разбойных нападений на банки и крупные магазины в четырнадцати городах России было уничтожено 347 чеченских террористов и бандитов.

В Грозном дали отбой своей агентуре в России, боясь ее вообще полностью потерять. Они решили выработать новую тактику и весной 2000 года окунуть Россию в новый кровавый кошмар. Главари Чечни, распяв русский народ, проживавший в республике за 1991–1994 годы, затем пустили в распыл и свой народ, превратив чеченцев во всем мире в подонков, убийц и грабителей. Старейшины этого гордого народа не имели ни веса, ни слова, ни влияния на бандитскую власть на своей земле. Бандиты и убийцы, опьяненные кровью невинных жертв, уже не мыслили свою жизнь без насилия, грабежей и террористических актов.

В ельцинский период кошмара и предательств они имели огромную поддержку в среде пятой колонны России, имели свою оплачиваемую агентуру во всех структурах власти этого дебильного государства: в Минобороны, в Кремле, в Правительстве, в Госдуме, в Совете Федерации. Но главным их оружием на территории ельцинской России была пресса и телевидение, которые делали их главарям рекламу, прославляли их “средневековое геройство” в виде вспоротых животов, снятых скальпов и отрезанных голов, шельмовали армию, давили на власть, которая и так из-за своей дегенеративности не была способна ни на что. И конечно очень эффективно помогала чеченская диаспора, особенно в Москве, — информацией, секретными данными, валютой и своим влиянием на уродов России.

Со сменой власти в России Чечня лишилась почти всего. Лобанов быстро навел порядок. Подонков во властных структурах, продажных генералов и офицеров, шваль и мразь на телевидении и в прессе тогда казнили. Но осталась их главная опора — диаспора, проживающая в России, их пятая колонна. Именно на них и рассчитывали в Грозном, готовя широкомасштабные акции на весну 2000 года. На помощь из других стран рассчитывать теперь не приходилось, так как Россия стада наносить по их друзьям зубодробительные дипломатические удары.

После объявления в сентябре 1999 года о блокаде Чечни, ее независимость признали Саудовская Аравия и Иордания, которые начали поставку Чечне оружия и боеприпасов. Ответный шаг России был молниеносным. Уже через день после этого события Россия разорвала дипломатические отношения с этими странами, и выдворила их посольства из России в течение сорока восьми часов. Москва объявила Саудовскую Аравию и Иорданию пособниками террористов, врагами арабской нации, которые помогают США и мировому сионизму обвинять всех арабов и мусульман в терроризме. Россия закрыла для своих граждан эти страны и объявила им бойкот на международной арене, наложив эмбарго на все виды деятельности и торговлю с этими странами.

Такие жесткие меры вмиг отрезвили Турцию, Польшу и Йемен, которые собирались спустя несколько дней последовать примеру Эр-Рияда и Аммана в признании Чечни как самостоятельного государства. Россия жестко предупредила Бельгию и Голландию, больше всех поднимавших шум в Европе, осуждая Россию за ее жесткие меры к террористам, что объявит эти страны пособниками международного терроризма со всеми вытекающими последствиями, вплоть до свертывания всех торгово-экономических связей и разрыва дипломатических отношений. На фоне такого политического напряжения наступил 2000-й год, а затем и весна, к которой так готовилась Чечня.

Вчера, третьего апреля, чеченцы совершили несколько нападений и диверсий на Ставропольской границе. Было убито семь и ранено шестнадцать человек, а в двух приграничных поселках они забросали гранатами два больших стада овец, при этом погибло пять пастухов. Сегодня они планировали вооруженные нападения диверсионных групп на два дагестанских поселка в пограничной зоне.

Это трагическое утро для жителей поселка Аксай должно было превратиться в некое подобие чешского городка Лидице или белорусской Катыни, полностью уничтоженных гитлеровцами во время второй мировой войны. В шесть часов утра отряд Ахмеда Закаева закончил сосредоточение на окраине Аксая. Подошли и группы чеченцев-акинцев, проживающих в поселке, которые сразу же влились в отряд Закаева.

— Вперед, Аллах акбар, — тихо произнес Закаев, и боевики его банды, разбитые на пятерки, стали растекаться по улицам поселка, охватывая его с двух сторон. Через десять минут прогремели первые очереди автоматов и взрывы гранат. Началась резня мирного населения. Но уже в шесть часов восемнадцать минут в небе зарокотали боевые вертолеты. Двенадцать МИ-32 взяли в кольцо весь поселок. Приказ был однозначным, в плен никого не брать… Десанты высаженные с вертолетов за три часа уничтожили всю банду. На улицах, в домах и подвалах валялись сто сорок три трупа чеченских бандитов Закаева и примкнувших к ним акинцев.

Сам Закаев и его шесть главных головорезов дрались до последнего патрона, а затем вышли из полуразрушенного кирпичного дома с поднятыми руками и только Закаев держал заложницу с приставленным к ее горлу ножом. Но времена уже были другие. Стоявший к ним ближе всех сержант с огнеметом не выдержал и с криком: “Сдохните, ублюдки”, — пустил в них струю из огнемета. Объятые пламенем бандиты с дикими воплями метались перед разрушенным домом. Женщину удалось сразу опрокинуть на землю и потушить на ней пламя. И тем не менее, из-за полученных сильных ожогов ее пришлось немедленно эвакуировать вертолетом.

Через пять минут все затихло, и только резкий запах горелого человеческого мяса и шесть обугленных трупов осталось перед домом. Бандиты убили в поселке сто семьдесят девять женщин, мужчин и детей. Еще тридцать семь человек погибло в процессе операции. Теперь террористы будут знать, что с ними никто не будет вести никаких переговоров, более того, и в плен их брать не будут.

Вторая чеченская банда численностью девяносто два человека должна была уничтожить другой приграничный дагестанский поселок, Ботлих, лежащий на юго-восток от Ведено. Но здесь акция террористов не удалась. Уже на границе они напоролись на минные поля и попали в перекрестный огонь крупнокалиберных пулеметов, гранатометов и огнеметных установок. Живыми вернуться в Чечню удалось только девяти бандитам.

Вечером этого же дня последовало резкое заявление МИДа России о том, что рассадник чеченского терроризма расцвел благодаря ряду деятелей из Совета Европы, которым важнее вести подрывную работу против России, чем остановить терроризм. Было заявлено, что Россия примет любые меры для обуздания террористов. Понимали это и чеченцы, для которых сегодняшние вылазки были только пробой сил перед глобальной операцией, которую они наметили по всей России в канун майских праздников. Но чеченские главари опять просчитались. Они привыкли иметь дело с трусливыми импотентами ельциноидной власти, которых легко было либо запугать, либо купить. Но уже был не 1995, и не 1998, а 2000 год.

Россия со времени выдвижения своего ультиматума Чечне осенью 1999 года начала подготовку к операции “Чеченский дубль”. Цель операции заключалась в том, чтобы на всем пространстве России выявить и взять на жесткий учет всех чеченцев, выявить род их деятельности, источники доходов, связи. К середине марта 2000 года первый этап этой операции завершился. Учет показал, что в России на этот срок проживало 416.600 чеченцев. Из них шестьдесят два процента занимались преступной и мошеннической деятельностью тридцать один процент чеченцев вели мирный, добропорядочный образ жизни, но были подвержены влиянию своих бандитов-соплеменников, а семь процентов были абсолютно честными людьми, уклонявшимися от контактов со своими соплеменниками из Чечни. Знали в ФСБ России и о готовящейся Грозным операции террора в майские праздники.

На совещании Совета Безопасности России вечером четвертого апреля было принято решение о проведении второго и третьего этапов операции “Чеченский дубль”. Россия успешно переняла практику Израиля и Америки. После нападения японцев на Перл-Харбор шестого декабря 1941 года первым шагом властей США было интернирование всех японцев, проживающих в их стране, чтобы избежать использования японцами их диаспоры против Америки и се народа.

В ночь с четвертого на пятое апреля 2000 года по всей территории России началось массовое интернирование не только чеченцев, но и ингушей, активно помогавших Чечне в ходе ее войны против России. В операции было задействовано 160 тысяч национальных гвардейцев и оперативных работников полиции и следственных органов. Готовились к этой операции целых восемь месяцев. За два дня было интернировано триста шесть тысяч чеченцев и пятьдесят семь тысяч ингушей, которых разместили по пустующим пансионатам и базам отдыха перед отправкой на историческую родину, под жесткой вооруженной охраной.

Почти сорок две тысячи чеченцев и ингушей при задержании оказали вооруженное сопротивление и в соответствии с Уголовным кодексом за хранение оружия и оказание вооруженного сопротивления были расстреляны по решениям скоротечных судов. Более шестидесяти трех тысяч были осуждены на восемь-пятнадцать лет. Судьба остальных должна была решиться в процессе третьего этапа этой глобальной операции, целью которой была защита парода России от угрозы террористических нападений и покушений на их жизнь и имущество. Наконец-то Россия стала защищать свой народ.

Третий этап операции заключался в уничтожении бандформирований на территории самой Чечни. У Чечни оставалась одна лазейка, граница с Грузией. Поэтому уже в ночь на пятое апреля, на заранее выбранные позиции вдоль всей 138-километровой границы Грузии и Чечни, на вертолетах были высажены десанты в двадцати шести точках, где было решено соорудить пограничные посты. Всего за период с пятого по седьмое апреля было десантировано 2.360 человек, оснащенных самым современным оружием, в том числе и снайперскими минометными расчетами, модульными огнеметными установками и ракетными расчетами с лазерным наведением.

Транспортные вертолеты доставили 330 сборно-разборных домиков, запасы продовольствия, топлива, боеприпасов, а также почти тридцать шесть тысяч мин и сорок восемь тонн колючей спиральной проволоки, строительных конструкций и бетонных плит для оборудования своих укрепрайонов и подходов к ним. Каждый такой пост располагался друг от друга на расстоянии от пяти до восьми километров. Они были снабжены мобильной связью, теплой одеждой и всем необходимым для ведения боевых действий в течение двадцать пять-тридцать дней, что было не сложно в условиях горной местности южной Чечни.

В их задачу входило не выпустить бандформирования из мышеловки. Приказ был один. Пленных не брать. Укрепленные на господствующих высотах и горных плоскогорьях посты вмиг были окружены минными полями, колючей проволокой и мешками с землей и песком, завезенными вертолетами, а также малогабаритными бетонными плитами. Заминированы были и всевозможные тропы и перевалы. Прорваться через эти блокпосты, укрепрайоны представлялось маловероятным. Четыре блокпоста располагались на достаточно больших площадках, где было дислоцировано по два боевых вертолета для ведения дальней разведки и уничтожения целей с воздуха.

Этой же ночью над Чечней пронесся огненный смерч. В два часа ночи был полностью уничтожен аэропорт Грозного и все летательные аппараты, сосредоточенные на его полосах. По давно выявленным базам вооруженных бандформирований и дислокации бронетехники и артиллерии был нанесен мощный ракетно-бомбовый удар. Командирам частей был отдан приказ беречь каждого солдата и не жалеть техники и боеприпасов. Тридцать минут длился огненный смерч по базам боевиков в Гудермесе, Аргуне, Грозном, Ачхое. Урус-Мартане, Рошни-Чу, Шали, Курчалое, Ведено, Шатое.

Не успели оставшиеся в живых бандиты прийти в себя после ракетно-артиллерийского удара, как последовала атака бомбардировочной и штурмовой авиации. В три часа десять минут ночи наступило затишье. Еще минут десять стояла тишина, если ночь, оглашаемую дикими криками умирающих и раненых бандитов, можно назвать тишиной. Наконец уцелевшие боевики начали выползать из-под обломков зданий и подвалов, куда они забились во время ракетно-бомбового удара. И в этот момент, когда казалось все позади, началась новая ракетная утюжка баз боевиков, которые повыползали из своих нор. Практически этими ударами была уничтожена почти вся бронетехника и около семидесяти процентов вооруженных формирований. И тем не менее, не давая опомниться, спустя десять минут после последнего ракетного залпа, в окрестностях Грозного, Аргуна и Гудермеса двумя волнами вертолетного десанта было высажено более 3 тысяч десантников, а на подходе были автоколонны с войсками.

Следующее направление десанта на 132 вертолетах отсекало равнинную Чечню от горной, высаживая десантников по линии проселочной автодороги, протянувшейся вдоль Чечни с востока на запад: в Ведено, Ножай-Юрте, Курчалое, Шали, Урус-Мартане, Ачхой-Мартане и Назрани. Двумя волнами к утру в этих городах было высажено 9.200 десантников. А к пятнадцати часам их численность достигла 16.640 человек. Войскам был отдан приказ на уничтожение бандформирований и максимально возможный вывод мирного населения из зоны боевых действий. В случае использования бандитами мирного населения как живого щита, вести огонь на поражение. Главная задача — беречь солдат.

Через неделю все было окончено. Часть бандформирований где-то просочилась, а где и прорвалась с боем в горные районы Шатоя, Ведено, Хал-Килоя. Потери российских войск составили 326 убитых и 1.734 раненых. От ракетно-бомбовых ударов и в ходе боев было уничтожено 27.862 боевика. Потери среди мирного населения подсчитывались. Наступала пора полного очищения чеченской территории от бандитов, воров и уголовников. Необходимо было начинать строить новую Чечню, несмотря на то, что Москва уже твердо решила исключить Чечню из состава России. Население этой территории за годы управления бандитами и уголовниками достаточно глубоко впитало дух насилия и грабежей. Но помочь им в попытке стать нормальными людьми Россия была обязана.

А в это время ряд стран Европы и США бесновались, обвиняя Россию в геноциде чеченского народа, хотя Америка, будь на месте России, уже давно выжгла бы напалмом всю эту территорию. Особенно злобствовала министр иностранных дел Голландии и ее представитель в Совете Европы — Фаина Гольденберг. Но Голландия давно была гнездом сионизма, еще с XV–XVI веков, когда Испания изгнала евреев со своей территории в 1492 году, после свержения ненавистных захватчиков. Они тогда потоком хлынули на север Европы и осели в основном в Голландии, бывшей в ту пору главным центром еврейского ростовщичества. Поэтому и неудивительно, что Голландия и ее представители во всех международных организациях и структурах всегда следовали в фарватере сионистской Америки и Израиля.

Россия предприняла свои шаги в этом направлении. Она через сеть Интернет запустила фильм о зверствах чеченских варваров и садистов. Хроника была сделана из материалов, отснятых самими бандитами для саморекламы и устрашения своих врагов. При этом Россия объявила Голландию рассадником; пропагандистом и адвокатом международного терроризма, бандитов, убийц и садистов и призвала все страны объявить Голландии бойкот.

Потрясенная Европа и мир увидели по Интернету то, что сионистская печать и телевидение многих захваченных ими стран скрывали от общественного мнения, что такое Чечня на самом деле. Люди из многих стран сумели увидеть бесчеловечные пытки, которые проводили средневековые изуверы над захваченными ими в плен людьми. Выкалывание глаз, отрезание половых органов и голов, снятие скальпов, насилование женщин и вспарывание им животов. Вонючие либеральные ублюдки на Западе вмиг затихли. Но Россия уже закусила удила.

Фаина Гольденберг была объявлена сионофашисткой, и ей и ее детям навечно был запрещен въезд в Россию. С Голландией Россия расторгла дипломатические и все прочие отношения. А общественность целого ряда стран Европы, от которой их сионистская печать и телевидение скрывали эти страшные данные, начала компанию за возврат России во все европейские и международные организации и Союзы…

13 апреля 2000 года, Москва.

Сегодня, в Кремлевском дворце в Москве было собрано 1500 наиболее представительных людей чеченской и ингушской диаспоры России, из 52 тысяч человек не интернированного населения. Это была та часть диаспоры, которая своим трудом на благо России доказала, что является ее настоящими и добропорядочными гражданами и не заметана ни в каких действиях, направленных против государства и его народа. Перед собравшимися, по поручению Петра Лобанова, выступил вице-премьер Николай Омельченко.

— Уважаемые гости! Мы пригласили вас сегодня для того, чтобы сообщить о предложениях правительства России по определению дальнейшей судьбы Чечни и Ингушетии и для того, чтобы определиться с вами по вопросу о вашем участии в этом судьбоносном для чеченцев и ингушей вопросе.

Сегодня руководитель России Петр Лобанов направил в Совет Федерации предложения об исключении Чечни и Ингушетии из состава России за геноцид русского народа, развязанный там после 1991 года, за участие в террористических акциях, организацию различных преступлений, как политических так и экономических. Нет никаких сомнений в том, что Совет Федерации подпишет такое решение, тем более что по опросам общественного мнения почти девяносто процентов населения России выступает за исключение их из состава России.

Теперь по порядку. Сначала об обязательной части, которая только доводится до сведения. Во-первых, северная часть Чечни, то есть бывшие земли Ставропольского края, возвращаются Ставрополью, и граница России с Чечней теперь будет проходить по Тереку.

Второе. Средняя равнинная часть Чечни, от границы с Дагестаном в районе Ведено и по дороге на Шали, Урус-Мартан, Ачхой-Мартан и до Назрани на юге республик и по Тереку на северной границе со Ставропольем сейчас практически очищена от бандформирований. Кое-где еще возникают спорадические перестрелки с остатками бандитов, недобитых в ходе боев. Но максимум через неделю с ними будет покончено. Около 2,5–3 тысячи боевиков сумело просочиться в Южную часть горной Чечни, но граница Чечни с Грузией полностью блокирована, так что ускользнуть им не удастся.

Третье. Мы не собираемся заниматься ловлей бандитов в горной части Чечни, это мы оставляем чеченцам, которые хотят строить новое государство. Очищенную от бандформирований как чеченцев, так и наемников равнинную часть Чечни между Тереком и районами Ведено, Шали и до Назрани на юге мы через месяц передадим чеченцам и ингушам, не замешанным в связях с бандитами, для строительства Чеченской и Ингушской демократических республик, возможно, они решат строить совместное государство, но это уже их дело. Из числа интернированных на территории России чеченцев и ингушей, шестьдесят семь тысяч человек, совершивших против государства тяжкие преступления, уже переданы следственным органам. Из оставшейся части 116 тысяч вполне нормальные и лояльные законам России люди, которые готовы начать строить новую жизнь в новом государстве. А 172 тысячи человек — это люди, совершившие мелкие преступления и мошенничество экономического характера против страны и нашего народа. Мы их не станем осуждать, а спустя шесть месяцев депортируем в Чечню и Ингушетию под надзор новых властей. Но им навсегда будет запрещен въезд в Россию.

Четвертое. Мы обращаемся к вам с настоятельной просьбой включиться в процесс создания этих демократических государств, чтобы силы зла и насилия вновь не возобладали на этой земле. За вами сохранится российское гражданство, и вы всегда сможете вернуться жить в Россию. Но сейчас Чечня и Ингушетия будут нуждаться больше всего в кадрах: административных, технических, научно-педагогических, сельскохозяйственных, культурных. Без вашего активного участия Чечня как государство не состоится. Свои же кадры мы направлять туда не собираемся, слишком велика ненависть людей, познавших дикую жестокость и садизм, царившие на этой земле. Наши войска останутся на южной, равнинной границе новой Чечни в течение шести месяцев, до первого октября 2000 года, пока вы не создадите свою полицию и армию.

С первого октября мы передадим южную границу под ваш полный контроль, обеспечив в сентябре демократические выборы руководителей Чечни и Ингушетии, а также местных органов власти. После этого проблемы горной части Чечни лягут на ваши плечи. Граница же с Грузией останется по 2005-й год под контролем наших погранвойск, чтобы не дать уцелевшим бандитам скрыться в Турции, Азербайджане, Грузии и других странах. Зажав их с двух сторон, мы обречем их либо на сдачу, либо на гибель.

На пять лет, до 2006 года, мы установим для Чечни и Ингушетии переходной период для обретения опыта государственного строительства и управления. На этот период Чечня и Ингушетия будут изолированы от внешнего мира и связь с ними будет осуществляться только через Россию, ее погранпосты и таможенные пункты. На этот период Чечня останется в рублевой зоне, пока не восстановится народное хозяйство, они с Ингушетией не наберут экономический потенциал, способный к самообеспечению. С 2006 года, если власти Чечни и Ингушетии сумеют установить демократическую систему правления, граждане республик будут воспитаны в духе уважения к своим соседям и другим народам, Россия снимет с них блокаду и первой установит дипломатические отношения и с Чечней, и с Ингушетией.

До этого времени Россия возьмет на себя вопросы внешней безопасности этих двух республик в рамках очерченной сегодня территории. Поэтому им будет запрещено иметь свои воинские формирования численностью более 6 тысяч человек и полиции численностью более 12 тысяч человек. Для контроля за соблюдением этого положения на их территориях ежегодно будут проводиться международные инспекции. А с 2006 года Чечня и Ингушетия, или единое государство, смогут ввести собственную валюту.

Россия со своей стороны выделит на восстановление городов, промышленности, проведение посевной кампании, выплату пенсий и пособий — 520 миллионов новых рублей и 210 миллионов долларов. Половина этой суммы будет выделена в виде сельскохозяйственной техники, промышленного оборудования, стройматериалов, семян, товаров народного потребления и продовольствия. Остальная же сумма будет разбита на равные доли и будет выплачиваться ежеквартально, в зависимости от результатов работы, проведенной в прошедшем квартале.

Что касается кадров, особенно рабочих, то хочу сразу сказать, что граждане России в Чечню и Ингушетию допускаться не будут, еще свежа в памяти народа благодарность чеченцев, когда рабочих, присылаемых нашими регионами для восстановительных работ, захватывали в заложники и требовали выкуп. Мы предлагаем другой выход. Из числа интернированных 172 тысяч, замешанных только в мелких преступлениях и мошенничестве, мы направим на три месяца на принудительные работы вместо тюремного заключения. Всех этих людей мы распределим на восемнадцать-двадцать основных видов работ, чтобы они обрели профессиональные навыки в различных областях, в которых нуждается и Чечня и Ингушетия: сельское хозяйство, нефтедобыча и нефтепереработка, энергетика, строительные и ремонтные работы, коммунальное хозяйство и машиностроение и так далее. Этим они частично искупят вину за совершенные против России преступления и обретут профессиональные навыки для мирной жизни у себя на родине.

Через три месяца, когда в ваших республиках уже будет наведен более менее ощутимый порядок, учет и контроль, созданы полицейские подразделения, органы власти и местное самоуправление и подготовлен фронт работ для восстановления разрушенного, мы начнем этот контингент людей депортировать на их родину, а вы их принимать и распределять на предприятия и другие места работы в принудительном порядке на два года, в качестве меры пресечения, в зачет того, что они не были осуждены в России.

Таким образом, люди, проработав два года на одном месте, при соответствующей воспитательной работе, смогут подавить прежние инстинкты легкой наживы, хищения, обмана, мошенничества. А созданная за это время система власти и силовых структур позволит их удерживать в правовых рамках и стать полноправными и законопослушными гражданами. Кто это не сумеет сделать, попадет в орбиту ваших правоохранительных органов. При всех других вариантах вам своей государственности не построить.

И в заключение о руководстве. Вам необходимо из своей среды избрать человека, который будет руководить Чечней, а ингушам избрать своего руководителя, на период до сентябрьских выборов. Но это должны быть люди, которые не будут выставлять свои кандидатуры на выборах, чтобы избежать соблазна уже на первых порах начать создавать власть на местах под свое последующее выдвижение во власть. С другой стороны, передачей власти после выборов народному избраннику будет положена преемственность власти и незыблемость закона.

В этот день телевидение подробно освещало все нюансы прошедшего совещания и его итоги. Чеченский и ингушский народы получили исторический шанс стать цивилизованными народами и смыть позор терроризма и насилия из истории своих будущих самостоятельных государств…

Часть вторая. На пути к возмездию

Глава первая. Конец Белого Лиса

“Америка! Не плевала бы в колодец, воды придется испить”

Русская народная поговорка

14 апреля 2000 года, Абхазия, Сухуми.

Около полутора лет прошло после неудачной попытки Грузии вернуть Абхазию в свой состав силовым путем. После явного провала затеи президента Грузии решить вопрос возврата Абхазии штыками русских солдат, он решил это сделать сам. Но Белый Лис, как его прозвали за седые волосы, коварство, подлость и обман, жестоко просчитался. Слишком его обнадежили новоиспеченные грузинские генералы. Тысячи убитых грузин стали результатом этой авантюры. Тогда он решается реализовать давно вынашиваемый им план вступления в НАТО, чтобы уже с его помощью наказать абхазцев.

Конечно, он нужен был НАТО только с Абхазией. Тогда, гранича с Россией у Адлера можно было окончательно запереть Россию на Черном море. Ведь у нее оставалась бы полоса побережья длиной всего триста тридцать километров в северо-восточном закутке Черноморского бассейна. И НАТО, исповедующее в своей деятельности двойные стандарты, в отместку за операцию России в Прибалтике, под давлением США, принимают от Грузии ее заявку. Более того, на секретном совещании в конце 1999 года, несмотря на то, что у Грузии имеются территориальные проблемы, идет на нарушение своего устава и принимает решение о том, что осенью 2000 года, на своей сессии, НАТО рассмотрит вопрос Грузии о приеме ее в этот блок.

Параллельно в Грузию, как потенциального кандидата на членство в НАТО, потекли кредиты из США и их партнеров. Белый Лис почти все эти деньги использовал на закупку вооружений, тяжелой техники, авиации и, конечно, недвижимости в Европе и США, на случай своего бегства. Усиленно велась реорганизация армии. Зарубежные наемники дрессировали резервистов, у которых на уме была только одна мысль: как откупиться от военной службы или сбежать.

Как русская, так и абхазская разведки уже обладали секретной информацией о готовящемся Грузией блицкриге, начало которого было назначено на воскресенье четырнадцатого мая 2000 года. Белый Лис хотел успеть вернуть Абхазию до сессии Совета НАТО и тем самым снять любые препятствия на пути приема Грузии в этот блок.

* * *

Министр обороны Абхазии, генерал Бакаев, проводил сегодня совещание о готовности операции “Свобода”. Почти все ресурсы за 1999 и начало 2000 года Абхазия направила на закупку через посредников военной техники и боеприпасов. Ее руководству было понятно, что, если Грузию примут в блок НАТО, она постарается с его помощью раздавить Абхазию. Тогда придется забыть о мирном строительстве и поднять народ на последнюю смертельную схватку, где победителей уже быть не может. Спасение только в одном, во вхождении Абхазии в состав России.

Если Грузия посчитала, что имеет право выхода из состава Союза, то Абхазия имела значительно больше юридических прав на выход из состава Грузии, так как была насильственно отдана Берией в состав Грузии. Но предпринимаемые пока попытки вхождения в состав России не давали результатов, так как новый русский лидер был слишком занят более глобальными проблемами, которые решала Россия в Прибалтике, Казахстане и на Украине…

Сейчас, когда замаячил прием Грузии в члены НАТО, обстановка в корне менялась. А если еще Абхазия станет обладать портом Поти и стратегическим центром Кутаиси, запирающим и Грузии и Азербайджану выход к Черноморскому побережью, то искушение будет слишком велико.

В январе 2000 года в Гудауте, после ряда контактов, состоялась секретная встреча президента Абхазии с миллионером из Батуми Шалвой Абашидзе, личным другом и представителем премьер-министра Аджарии. Именно на этой встрече было определено, что обе стороны предпримут совместное и скоординированное выступление против диктата Белого Лиса, так как он губит Грузию и, естественно, погубит и Абхазию и Аджарию, если они будут в составе Грузии, в которой народ умирает от голода и холода. После этого трижды встречались уже представители военных кругов Абхазии и Аджарии для согласования деталей. После долгих споров определили, наконец, и линию новой границы и зоны боевых действий. Аджария брала на себя нейтрализацию Тбилиси через сторонников бывшего президента Гамсахурдиа и южную часть Грузии, а Абхазия нейтрализовала порт Поти и крупные центры западной Грузии — Кутаиси, Самтредиа и Зугдиди.

Абхазия тщательно готовила свои небольшие, но очень мобильные вооруженные силы, основу которых составляли гвардейцы, прошедшие войну с Грузией и имеющие боевой опыт. На вооружении у нее была танковая бригада из шестидесяти двух танков Т-80, сорока восьми самоходных артиллерийских установок, девяноста шести боевых машин пехоты и тридцати восьми установок системы “Град”. С авиацией было слабо. Всего семь самолетов МИГ-25. Но наибольшей гордостью Абхазии был ее вертолетный парк из восемнадцати боевых вертолетов, в том числе четырех суперсовременных бесшумных десантных вертолетов “Летучая мышь”, купленных у России через греческих посредников.

Морские силы состояли из девяти старых и трех новеньких торпедных катеров и пяти десантных судов, каждый из которых перевозил по 180 человек Кроме этого, опыт войны с Грузией показал высокую эффективность минометного огня на пересеченной местности. В абхазской армии создали специальные мобильные минометные подразделения по 15 человек в каждом. Создание таких подразделений было тактической новинкой. Каждое подразделение имело два миномета калибром шестьдесят миллиметров, предназначенных для уничтожения живой силы и один миномет калибром сто двадцать миллиметров, для разрушения укреплений, сооружений и боевой техники противника. Каждый миномет обслуживало по пять человек. Двое несли сам миномет и стрелковое оружие, а трое несли боекомплект мин. Во время боя эти тройки занимали круговую оборону для защиты минометчиков.

Боекомплект такого подразделения состоял из ста двадцати малых мин и тридцати мин для миномета калибром сто двадцать миллиметров. Одно такое подразделение, обученное снайперской стрельбе, могло подавить атаку полнокровного батальона. Поэтому основной упор в их подготовке отводился обучению снайперской стрельбе и мобильности в смене позиций…

Генерал Бакаев положил свою тяжелую руку на лежащую на столе карту Грузии и, обведя присутствующих офицеров тяжелым взглядом, сказал:

— На всю операцию нам отводится одна неделя и месяц на укрепление новой границы, выступаем в ночь со среды на четверг двадцать седьмого апреля. Задействовано будет восемьдесят пять процентов всей армии и спецподразделений общей численностью 28 тысяч человек. Из них 6 тысяч человек будет участвовать в блокировании Потийского района и захвате порта, а 22 тысячи будут вести наступление по линии Зугдиди, Самтредиа и Кутаиси.

Думаю, мне нет нужды напоминать, — продолжил генерал, — что за разглашение любых данных сегодняшнего совещания виновного и всех его родственников ждет смертная казнь и позор предательства своего народа. По планам нашего врага, президента Грузии, он собирается нанести нам сокрушительный удар в воскресную ночь четырнадцатого мая. Для нас уже строятся концентрационные лагеря, они нас уже как бы покорили.

К празднику девятого мая они должны отмобилизовать войска и подготовить боевую технику, а через пять дней — нанести удар. Мы этот удар упредим. К двадцать пятому апреля они сконцентрируют свою боевую технику в двух местах. В Тбилиси и в Кутаиси, для празднования девятого мая и доукомплектования… Генерал даже своим приближенным офицерам не рискнул раскрыть карты об участии Аджарии в восстании против Белого Лиса и выходе из состава Грузии. Слишком многое было поставлено на карту, чтобы из-за возможного предателя могла рухнуть не только огромная работа, но и единственный шанс.

— План операции заключается в нанесении одновременного удара по Черноморскому побережью в районе Поти и по основным городам, которые должны войти в состав Абхазии, — продолжил Бакаев. Наша граница с Грузией должна пройти по реке Риони, включая всю акваторию в районе Поти и сам город. То есть от Черноморского побережья и далее вверх по реке Риони. Захватывая город Самтредиа, основную, западную часть Кутаиси, которую Риони разделяет, и далее по реке до поселка Уцера, от которого граница пройдет по дороге до перевала на границе с Россией в Северной Осетией.

Река Риони будет естественным рубежом новой Абхазии, где мы должны за один месяц создать не только новую границу, но и мощную оборонительную линию. От перевала на границе с Россией до Кутаиси длина границы по реке составит 152 километра. По всему течению реки, на расстоянии от нее от двух до пяти километров, идет дорога. Зона между рекой и дорогой будет засеяна минными полями и колючей проволокой в два ряда.

— Смотрите, — и генерал ткнул указкой в перевал на границе с Россией, — вот отсюда, с высоты 2820 метров до поселка Уцера, где будет сооружен укрепрайон

— двадцать один километр. Эта зона будет охраняться еженедельно сменяемыми вахтовыми постами. От Уцера до Чребало и далее до самого Кутаиси будет построено семь пограничных пунктов, укрепрайонов с расстояниями друг от друга в среднем пятнадцать километров. Между ними будут курсировать патрули. На этом участке границы ее охрану будут вести 1.200 гвардейцев.

От Кутаиси до Самтредиа сорок два километра граница идет также по реке Риони и схема ее охраны такая же. Этот участок, как более населенный, несмотря на его малую протяженность будут охранять шестьсот человек. И границу от Самтредия до Черноморского побережья у Поти длиной шестьдесят два километра будут контролировать еще тысяча человек. Таким образом, границу от России до моря протяженностью двести тридцать шесть километров будут охранять 2.800 гвардейцев, не считая вспомогательных подразделений. Это, так сказать, будет первый эшелон защиты. Второй эшелон, численностью 10 тысяч человек, в виде гарнизонов будет сосредоточен в городах: Цагери — 500 человек; в Кутаиси — 6 тысяч человек; в Самтредиа — 1.500 человек и в Поти — 2 тысячи человек.

Генерал склонился над картой и указательным пальцем ткнул в город Поти.

— Порт Поти является не только местом базирования грузинского флота, но и сильно укрепленным районом с радарной системой оповещения. Поэтому операция по захвату Поти будет вестись с двух сторон. С моря и с суши. За день до начала операции, в ночь с двадцать пятого на двадцать шестое апреля, с вертолетов “Летучая мышь” высадят десант из ста сорока четырех человек в долине междуречья Риони и Пичоры, впадающей в озеро Палеостоми. Это в пятнадцати километрах на север от Поти.

Диверсионная группа, уже находящаяся там с необходимым оборудованием, на этот период создаст противорадарные помехи, чтобы не засекли наши вертолеты. В состав десантной группы входят боевые пловцы-аквалангисты, задачей которых будет минирование всех восемнадцати кораблей Грузии, базирующихся в Потийском порту. А это два старых фрегата, сторожевик, миноносец, два десантных корабля и двенадцать торпедных катеров. Это все корабли, которые Грузия путем шантажа получила от Ельцина. Все они будут заминированы с расчетом взрыва в три часа ночи двадцать седьмого апреля.

Вторая группа десантников уничтожает береговые артиллерийские и ракетные установки, расположенные в порту и в поселке Кулави, что в восьми километрах от Поти. Со взрывами кораблей начнется и атака наших торпедных катеров против тех кораблей и береговых батарей, которые уцелеют после взрывов. Кроме этого они обеспечат прикрытие высадки морского десанта, который должен захватить морской порт, сам город и удерживать их до подхода наших основных сил.

Вторая часть операции, осуществляемая одновременно с первой, проводится в Кутаиси. В район Цхалтубо, в десяти километрах от Кутаиси, уже заброшена диверсионная группа из тридцати шести человек, в задачу которой входит осуществление антирадарных помех и взрыв моста через Риони. Все танковые и моторизованные части Грузии в этом районе находятся на восточном берегу, так что со взрывом моста Тбилиси не сможет перебросить бронетехнику на нашу сторону. А высаживаемый нами ночью десант должен занять все ключевые позиции для атаки на воинские и полицейские подразделения, расположенные в наиболее большой, западной части города.

Одновременно с ударом по Поти в четыре часа утра восемь боевых вертолетов нанесут ракетные удары по военному аэродрому Кутаиси, где у них сосредоточено двенадцать самолетов МИГ-21 и МИГ-25, а также шесть боевых вертолетов. То, что уцелеет, добьют гранатометчики из диверсионной группы. Еще четыре вертолета уничтожают в это время бронетехнику, дислоцированную в двух километрах от моста, в восточной части Кутаиси за рекой. К этому времени уже подоспеет вторая волна вертолетного десанта.

К десантникам присоединятся почти 1.200 человек, прошедших специальную подготовку и уже просочившихся в Кутаиси под видом мирного населения. Ко всем этим силам добавляется отряд из четырех минометных подразделений, отправленных в этот район по горным тропам. Итого, на первом этапе операции в Кутаиси будет задействовано более 1.600 человек. Они должны будут удерживать захваченные позиции до подхода основных сил.

Наиболее серьезной преградой будет, конечно, Зугдиди, где Белый Лис сосредоточил почти тридцать танков и пятьдесят две боевые машины пехоты, превратив этот город в мощный укрепрайон и главную базу для наступления на Абхазию. От быстрого успеха в уничтожении группировки в Зугдиди будет зависеть и помощь нашим силам в Кутаиси и в Поти. Здесь будет главный ключ к победе. Сумеем уничтожить эту группировку, значит навсегда ликвидируем опасность повторного создания плацдарма для нападения на нас.

Генерал обвел всех взглядом.

— И последнее, — сказал Бакаев, — А у нас остается двенадцать дней для уточнения всех деталей операции, подвоза боеприпасов, продовольствия, полевых госпиталей и последних тренировок. Хочу напомнить, что мы выполняем не только волю президента, но и народа Абхазии. История нашей страны уходит в глубь веков.

Ведь на пашей территории располагалась часть знаменитого Колхидского царства еще в VI веке до нашей эры, а в VIII веке нашей эры Абхазия уже существовала как самостоятельное государство. Многие поработители прошлись по нашей земле огнем и мечом, но народ выжил, и после длительной борьбы против турецкого ига Абхазское княжество в 1810 году добровольно вошло в состав России. В 1917 году меньшевистская Грузия захватила нашу Абхазию, но в 1921 году, была создана Абхазская ССР.

А уже позже, путем интриг Берии против руководителя Абхазии Нестора Лакобы, в 1931 году Абхазию включили в состав Грузии на правах автономии, а в 1936 году Берия отравит и самого Лакобу. С тех пор наш народ ждал своего освобождения. И час настал. Сейчас нашей свободе грозит смертельная опасность, если мы сможем себя защитить, то обратимся официально к России с просьбой принять нас в ее состав, только в составе России нам будут обеспечены мир и благополучие. Судьба нашего народа зависит от нас.

20 апреля 2000 года, Москва, Генеральный Штаб.

Начальник Генерального Штаба, генерал-полковник Иван Кузьмич Осипов, собрал узкий круг генералов и высших офицеров, занимающихся вопросами Кавказа. Присутствовал на встрече и заместитель начальника ГРУ генерал-лейтенант Юрий Малинин. Он доложил последние оперативные данные разведки по всем острым точкам Кавказа.

По Грузии проведена кропотливая работа по поиску счетов ее президента и высших должностных лиц в зарубежных банках. Нашли далеко не все. Но даже то, что нашли, а это счета более чем на 620 миллионов долларов, вызывает одно желание, чтобы этих мерзавцев судил непосредственно народ, а Белого Лиса — Россия. Ведь львиная доля была награблена у России и получена за предательство ее интересов, особенно в советский период. По заверению Калинина, материалы о его счетах отправляются на Кавказ и будут опубликованы в газетах Тбилиси и других грузинских городов, перед событиями, связанными с выступлением Абхазии и Аджарии.

— По материалам, полученным из Армении, — продолжил Малинин свой доклад начальнику Генштаба, — подтверждается почти вся информация наших армянских друзей о событиях, которые развернутся в Абхазии и Аджарии на следующей неделе. Операцию они начнут в ночь на двадцать седьмое апреля с таким расчетом, чтобы уже двадцать седьмого числа отсечь Грузию от Черного моря. Все побережье уже в первый день операции будет занято Абхазией и Аджарией.

Абхазия свою новую границу определит по реке Риони с вхождением в ее состав города Поти и его порта. От Поти начнется граница Аджарии, которая в первый же день объявит о своем суверенитете и обратится с просьбой к Армении принять ее в свой состав. Все будет законно и легитимно при условии проведения всенародного референдума. Если Грузия сочла, что имеет право выйти из состава СССР и ее народ проголосовал за это, что ж, это их выбор. Но точно таким же образом никто не лишит права абхазский или аджарский народ принять такое же решение о своей свободе.

Чисто военных сил для этого достаточно. Главное в этом процессе — сдержать народ Северной Осетии от любых непредсказуемых действий в отношении некогда отторгнутых в пользу Грузии южных районов Осетий. Иначе это будет поводом для обвинения России во всех происходящих на Кавказе перетрясках и вмешательстве во внутренние дела Грузии. Армения же готова к блицкригу, чтобы стать крупнейшим государством на Кавказе с выходом к Черноморскому побережью, играющим ключевую роль в сдерживании Турции в ее экспансии на север и восток.

Главное, что Армения становится единственной страной, граничащей с Турцией на нашем юге, что делает ее нашим главным стратегическим партнером в XXI веке со всеми вытекающими отсюда последствиями. Азербайджан отсекается от Турции даже на ее маленьком участке в Нахичевани. Армения просто покупает этот участок территории в обмен на равноценный на своей территории и выплачивает Нахичевани пять миллионов долларов компенсации за хлопоты в решении этого вопроса в своем парламенте…

Осипов поблагодарил Малинина и дополнил высказывания своих генералов некоторыми подробностями связанными с соседними странами.

— Во-первых, — сказал он, — Иран будет доволен полным отсечением Турции от Азербайджана и с развитием событий недвусмысленно даст понять Азербайджану о чреватости его вмешательства в грузинские и армянские дела. В противном случае Иран займет по отношению к Азербайджану недружественную позицию. Такое же предупреждение последует и от нас. Любые его попытки вмешать в эти события НАТО, Европу или США могут закончиться полной его блокадой.

Во-вторых, чтобы упредить Турцию от непродуманных шагов по отношению к пограничной Аджарии или Армении, мы отправим в Батуми по просьбе ее властей эскадру из шестнадцати кораблей с атомным крейсером “Адмирал Балтии” как гарантию для обеспечения свободного волеизъявления на референдуме. Очевидно, придется Турцию предупредить и о возможности признания Курдского государства на ее территории в случае ее вмешательства в дела Кавказа.

В Абхазии же уже давно проведена подготовка к проведению референдума по вхождению в состав России. Когда же это произойдет, то наш Государственный Совет и Совет Федерации в течение трех дней рассмотрят этот вопрос и утвердят его. Сейчас заканчивается комплектация материально-технических ресурсов, которые необходимо будет срочно направить на создание жесткой системы укреплений в охране границы и базы в Поти…

21 апреля 2000 года, Армения, Ереван.

Два часа уже длилось освещение у премьер-министра Армении Камо Хуршудяна по вопросам предстоящих выступлений Абхазии и Аджарии против загнивающей диктатуры президента Грузии и роли Армении в этом вопросе. Еще утром ему стало известно, что премьер-министр Аджарии Реза Меладзе вчера звонил президенту Грузии и сообщил, что известный предприниматель Батуми Абашидзе, приобрел для страны за свои деньги десять танков Т-80 и двенадцать бронемашин для пехоты, Аджария, мол, хочет, чтобы эта бронетехника прошла на параде в Тбилиси девятого мая. Получив согласие, он сообщил президенту, что не будет затягивать с отправлением техники и двадцать шестого-двадцать седьмого апреля отправит ее в Тбилиси и попросил, чтобы МВД предупредило свои посты о прохождении боевой техники в эти дни.

Буквально неделю назад закончилась подготовка аджарских формирований численностью 3 тысячи человек на военных базах в горных районах страны. Шесть месяцев беспощадной муштры сделали из отобранных по всей Аджарии молодых парней крепких и хорошо обученных солдат. Учили всему, боям на пересеченной местности, минно-подрывному делу, вождению и стрельбе из танков и БМП. На случай утечки информации у премьер-министра был фиктивно оформленный контракт с Аджарией на обучение ее солдат в Армении для подготовки весенних боев Грузии за возврат Абхазии.

На фоне предстоящего выступления Абхазии и Аджарии против Грузии Армения решала целый ряд своих стратегических задач. Для доклада о подготовке к предстоящим событиям в Грузии Хуршудян предоставил слово министру обороны Армении, генерал-полковнику Эрику Акопяну.

— Господин премьер-министр, как вы знаете, мы уже получили из России необходимые материально-технические средства для укрепления границы с Турцией. Переговоры с руководством Нахичевани прошли успешно.

Они согласны на передачу нам 900 квадратных километров своей территории на северо-западе, на стыке границы с Турцией и Ираном, между нашей границей и рекой Арпа с городом Иличевск, в обмен на 1.200 квадратных километров нашей территории на юге, от границы с Нахичеванью до реки Арпа, ограниченную дорогой на Джермук, и выплатой пяти миллионов долларов.

Таким образом, мы отсекаем Азербайджан от границы с Турцией на ее единственном участке длиной всего в пару километров и улучшаем безопасность нашей границы с Азербайджаном по естественному речному рубежу. Более того, в свете предстоящих событий по отсечению Абхазией и Аджарией Грузии от Черноморского побережья и границы с Турцией, мы становимся единственной страной на Кавказе, которая становится буфером между Россией и Турцией, а значит и блоком НАТО. А это дорого стоит, и Россия вынуждена будет оказывать нам, как ее форпосту на этом стратегическом направлении, необходимую помощь и поддержку.

Этот мощный фактор добавляется и сдачей России в аренду военно-морской базы в Батуми, откуда им пришлось уйти в 1999 году по требованию Грузинского парламента и ее президента. Что же касается нашего участия в возможных боях Аджарии с Грузией, то мы направляем им 9.200 добровольцев и выделяем для операции двенадцать вертолетов, тридцать танков Т-80, шестьдесят БМП, двенадцать установок “Град”, шестьдесят орудийных и минометных расчетов и около двухсот единиц грузового транспорта. Вместе с тем, что имеет на сегодня Аджария, это 24 тысячи хорошо подготовленных бойцов. Так что проблем не должно быть. Затем премьер-министр предоставил слово министру иностранных дел Камо Бабаяну, который начал без всяких предисловий.

— Господа, хочу обратить ваше внимание на ряд тонких моментов. Не исключено, что всплывут факты передачи нашей военной техники Аджарии. Чтобы не разразился международный скандал, мы оформили документы на продажу этой техники Грузии в лице ее представителей в Аджарии, которая и оплатила поставку этой техники, что естественно не запрещено никакими законами. Более того, все наши добровольцы снабжены бланками контрактов с властями Аджарии. Таким образом, полностью исключается возможность обвинения нас во вмешательстве во внутренние дела Грузии.

Когда конфликт будет в самом разгаре, мы с Нахичеванью оформим договор об обмене территориями. Так им будет наглядней, что лучше мирно обменяться территориями и получить еще пяти миллионов долларов, чем потерять их в результате силовой акции. Свое решение они оформят местным решением своих депутатов. Эта ратификация обеспечит юридическо-правовую основу решений правительств нашей страны и Нахичевани.

Аджария все уже подготовила к проведению референдума о выходе из состава Грузии и вхождении в состав Армении на правах самостоятельной республики. Бюллетени заготовлены, участки для голосования определены. После выхода на намеченные пограничные рубежи они объявят, что через неделю проведут референдум и только после его результатов наш парламент сможет принять решение о принятии ее в наш состав. Только после этого наши войска могут выйти на новую границу объединенного государств. Этот факт немедленно признают Россия и Иран, о чем уже проведены переговоры.

Аджария войдет в состав Армении как самостоятельная республика со своим премьер-министром, со своей системой местного самоуправления, своим бюджетом. Арендную плату за военно-морскую базу в Батуми Россия будет выплачивать Армении, но семьдесят процентов этой платы будет поступать в бюджет Аджарии, а тридцать процентов — в бюджет общего, единого государства. Граница у нас будет единой, как и президент. Единые вооруженные силы и полиция, единый министр иностранных дел и единая валюта. Вся прибыль от совместных проектов будет делиться в соответствии с участием каждой стороны.

Чтобы снять напряжение с Азербайджаном, мы готовы будем заключить с ним договор о транспортировке каспийской нефти через Супсу и Поти. Мы готовы будем взять на себя пятьдесят процентов финансирования прокладки недостающих 220 километров нефтепровода от Азербайджана по нашей территории до самого побережья. Это будет для них самый короткий и самый дешевый путь транспортировки нефти на Запад. А ее хватит на всех. И на Россию, и на Армению с Аджарией, и на Турцию с Ираном.

И последнее. Наши спецслужбы с помощью России раздобыли ряд сенсационных документов, обличающих президента Грузии и его соратников в хищениях государственных средств и прочих нечистоплотных делах, вплоть до расхищения гуманитарной помощи. У нас есть копии личных счетов президента Грузии в США, в Германии, в Люксембурге и других странах, фотографии его виллы во Флориде, нескольких его роскошных квартир в Лондоне, в Париже и Нью-Йорке. Все эти материалы завтра мы передаем в Батуми, а они организуют их публикацию в газетах Тбилиси, Кутаиси и других городах, чтобы умирающий от голода простой грузинский народ знал, для чего власть имущим нужна независимость Грузии, когда некому спросить с них за все содеянное, за расхищенное, за разрушенное…

Хуршудян поблагодарил всех за участие в совещании и заторопился с министром иностранных дел на доклад к президенту республики.

22 апреля 2000 года, Москва.

Чарующая и мягкая ритмика “Болеро” Равеля разносилась по квартире, загадочным образом заставляя вибрировать души собравшихся у Юрия Смирнова гостей, настраивая их на задумчиво-лирический лад. И только доносившийся из кухни божественный запах вызывал у них приток слюны во рту в предчувствии предстоящей трапезы. Смирнов заканчивал колдовать над фирменным блюдом “жаркое по-императорски”, не допуская на кухню никого из съехавшихся к нему гостей.

Рецепту этого блюда он научился еще в Харькове, когда был студентом политехнического института. Со временем технология приготовления совершенствовалась и была доведена до кондиции, когда блюдо нравилось практически всем. Как, например, украинский борщ. Для такого жаркого бралась бескостная говядина, которая вымачивалась десять-двенадцать часов в холодной воде, куда добавлялось немного винного уксуса. Говядина разбухала, впитывая воду, которая размывала кровавые сгустки и различные шлакообразования и размягчала мясную ткань.

Затем говядина резалась на дольки величиной со спичечную коробку и закладывалась в термостойкие керамические горшочки. Наливалась вода, добавлялась соль и немного мускатного ореха. Затем горшочки задвигались в духовку газовой плиты. После десяти минут кипячения горшочки вынимались из духовки и вода из них со всей накипью выливалась, а мясо промывалось и снова заливалось водой и ставилось в духовку на десятиминутную варку. После этого в горшочки закладывали порезанный на дольки картофель, морковь, резаный свежий перец и опять шла варка десять-пятнадцать минут. Затем в горшочки добавлялся острый томатный соус, мелко порезанный чеснок, выдавливалось немного сока из свежего лимона и добавлялось немного тертого сыра. Последняя варка шла десять минут, после чего туда добавлялось немного травки тархуна или базилика и настаивали пять минут.

Затем горшочки подавались на стол к свежей зелени и овощам, различным холодным салатам. Вот и сейчас, закончив колдовать, Смирнов вытащил восемь горшочков, благоухающих ароматом, и на большом подносе внес в гостиную, где его гости вовсю хлопотали у стола. Все дружно загудели от чудесного запаха таинственного блюда, внесенного Юрием Смирновым, и принялись все аккуратно расставлять на столе…

В этот день Смирнов, президент Корпорации “Универсальные Технологии Будущего”, работавший на оборонку, организовал у себя дома прощальный ужин для двух пар выпускников сверхсекретной школы Службы Внешней разведки и воспитанников знаменитой школы “Ангелов России” Ильи Страхова, бывшего “Альфовца”, воевавшего в Афганистане, а затем создавшего у себя на родине, в Калуге, школу по подготовке, из русских детей-сирот, родители которых погибли в Афганистане или в межнациональных конфликтах, супербойцов для возмездия врагам России.

У самого Ильи Страхова в 1988 году, когда он еще находился в Афганистане, во время спровоцированных мафией и местной номенклатурой межнациональных беспорядков в Фергане, изнасиловали жену Таню и восьмилетнюю дочь Ирочку, после чего вспороли им животы. А младшую, трехлетнюю Верочку, просто придушили. Непостижимо, как он тогда не сошел с ума. В тридцать два года он за один день, проведенный в Фергане, приехав похоронить своих близких, стал седым. Именно тогда он увидел, сколько детей-сирот осталось в Фергане после тех страшных событий, и у него созрела мысль собрать этих русских сирот не только в Фергане, а по всей Средней Азии, и вывезти их к себе на родину, в Калугу, создать там школу-интернат из детей погибших русских офицеров и воспитать из них мстителей за своих родителей, за свое сиротство, за разрушенную, разворованную и униженную Родину.

Так уж получилось, что ему повезло. Помогло и командование наших войск в Афганистане, и ребята из КГБ и ГРУ. Он обосновался в Калуге. Вскоре к нему приехали и его боевые друзья по Афганистану после вывода оттуда наших войск. Вместе они создали три школы по подготовке ребят к дальнейшей работе в спецподразделениях КГБ, ГРУ и других спецорганах. Уровень их профессиональной подготовки был настолько велик, что семнадцати-восемнадцатилетние ребята и даже девчонки за несколько минут укладывали на пол здоровенных десантников, а о владении различными видами оружия и говорить было нечего. Сейчас в этих трех школах уже обучалось 2860 ребят и девчонок.

Своих питомцев тогда Страхов назвал “Ангелы России”, они по его замыслу должны были спасти Россию от проказы предательства, должны были стать карающим мечом страны. Это его “Ангелы” наводили ужас в ельцинской России на кавказские мафиозные кланы, опутавшие Москву своими сетям и, беспощадно расправлялись с русскими подонками, продавшими свою Родину за мешок медных пятаков, распродавших богатства России еврейским, русским и прочим авантюристам и гешефтмахерам, которые от одного упоминания “Ангелов” хватались за валидол, окружали себя десятками охранников и увозили свои семьи подальше заграницу, как будто это могло их спасти в будущем…

Затем шефство над этими школами Страхова взяла на себя Служба Внешней Разведки и Главное Разведуправление Генерального Штаба. Включился в их финансирование и Юрий Смирнов. “Ангелы России” внесли большой вклад в процесс смены власти после смерти Ельцина, обеспечив решение многих вопросов безопасности при переходе власти в руки Лобанова.

Уникальность их подготовки измерялась тем, что работа велась с ними индивидуально и с малого возраста. Люди, занимающиеся с ними, прошли огонь и воду и отдавались своей работе на все сто процентов. Причем главным двигателем их порыва были не деньги и заработок, а фанатичное желание воспитать мстителей подонкам, разрушившим и ограбившим их страну. Дети не только двадцать четыре часа в сутки принадлежали своим воспитателям, но и предельно ясно знали о том, кто и почему уничтожил их родителей, сделав их сиротами. Этим занимались специалисты психологи. Очень плотно занимались с ними и вопросами истории России, жизнью и великими деяниями известных в России людей, ее царей, императоров и руководителей.

Тренируясь и занимаясь спецподготовкой с восьмидесяти лет, они к шестнадцати-восемнадцати годам приобретали такой багаж, какого не имели и суперагенты, которые приходили в спецслужбы уже в зрелом возрасте. А ведь известно, что именно дети впитывают знания, как губка, поэтому к двадцати-двадцати пяти годам они поднимались уже на такой профессиональный уровень, который был не подвластен зарубежным агентам из различных моссадов, цру и скотланд-ярдов.

К восемнадцати годам они вели стрельбу навскидку, почти не целясь, из любого вида стрелкового оружия из разных положений, в темноте и при сверхъярком освещении. Но наиболее эффективным было владение стрельбой из портативных арбалетных карабинов, новейшего оружия разведчиков и суперагентов России, изготавливаемого в очень ограниченном количестве корпорацией Смирнова.

Такой карабин состоял из двух основных частей; ствола и приклада со спусковым механизмом, изготовленными из сверхпрочного титана. Сверху ствола мог крепиться оптический прицел, а снизу плоский диск с десятью стрелами. Стрела представляла собой двухмиллиметровую титановую трубку длиной 260 миллиметров с наконечником и маленьким стабилизатором вместо оперения. Наконечник имел либо ртутную капсулу, которая при соприкосновении с целью разносила все в клочья, либо микроампулу с ядом. Яды применялись двух видов. Яд цианид вызывал немедленную смерть, а яд шу-шу вызывал страшную смерть от удушья, поражая легкие. Спасение было невозможно.

Такие яды были предназначены в основном для предателей из системы КГБ, ФСБ, ГРУ, Службы Внешней Разведки, сбежавших на Запад, в США, Израиль и выдавших важную информацию или своих товарищей, работавших за границей нелегально. Оставлять такие предательства без возмездия могли только дилетанты от разведки или враги во власти. Смерть от таких ядов была уготована и той сволочи, которая в ельцинский период разрушала и грабила Россию и сумела скрыться из страны после его смерти.

Для актов возмездия арбалетный карабин был идеальным средством. Стопроцентная степень попадания при наличии оптического прицела гарантировалась на расстоянии до ста двадцати метров. Стрельба велась за счет мощной арбалетной пружины практически бесшумно, и что особенно важно, без отдачи. Все десять выстрелов можно было произвести за сорок секунд. При вылете стрелы из ствола раскрывался крохотный стабилизатор на конце стрелы, который придавал ей устойчивость в полете в неблагоприятных условиях, что обеспечивало очень высокую точность попадания в цель.

Были специально разработаны дипломаты с двойным дном. Нижняя, потайная часть дипломата, была предназначена для арбалетного карабина, прицела и пяти дисков со стрелами. В верхнюю часть дипломата клались обычные вещи и видеокамера небольшого размера, которая на самом деле являлась новейшим и сверхсекретным оружием. По сути, под видеокамеру был сделан “генерат”, автоматическое оружие, которое излучало мощнейшие пучки энергии низкой частоты. Человек, получивший один пучок такой энергии, мгновенно терял ориентацию в пространстве, у него нарушалось чувство равновесия и он падал, корчась от болей в голове. Через двадцать-тридцать секунд эта боль сменялась рвотой. Через сутки состояние человека входило в норму, но провалы в памяти оставались еще целый месяц. Именно таким оружием предстояло пользоваться двум молодым парам разведчиков-мстителей, которых посылали на нелегальную работу в США.

На этом прощальном ужине собрались, кроме виновников торжества, и люди, непосредственно принимавшие участие в их подготовке. Юрий Смирнов финансировал заключительную часть подготовки ребят,

Илья Страхов — руководитель школы — был их наставником с детских лет, так как именно он вывез их из Ферганы в тот страшный год погромов и анархии и сумел сделать из них не только супербойцов, но преданнейших детей своей Родины. Александр Кравцов, полковник Службы Внешней Разведки, принимал непосредственное участие в их подготовке в последние три года и был их непосредственным начальником. А Юрий Калинин, генерал-лейтенант, заместитель начальника ГРУ, который в далеком 198S году помог Страхову обосноваться в Калуге, а потом, в 1996 году, помог определить ребят в специальные разведшколы в Подмосковье и занимался их последующей передачей под опеку СВР.

Главными же виновниками торжества были Вера Зданович, Маша Страхова, Володя Самсонов и Николай Морозов. Вера Зданович, 1976 года рождения, дочь погибшего под Кандагаром капитана Петра Здановича. Мать и бабушка ее сгорели в доме, подожженном узбекскими фанатиками, обкуренными гашишем, во время погромов русских семей в Фергане. Веру спасло тогда то, что она в это время была в школе. Высокого роста, сто семьдесят сантиметров, с великолепной фигурой и морем обаяния, она была очень волевой натурой. Это она в шестнадцать лет поразила Калинина, тогда еще полковника ГРУ, меткой стрельбой с обеих рук в прыжках, в падении и кувырках, когда он приезжал в Калугу по просьбе Страхова, посмотреть его ребят. А то, как она за минуту уложила приемами карате и ушу двух парней десантников на показательном тренинге, надолго запало в душу кадрового разведчика.

Теперь Вера перевоплотилась в Вирджинию Келли, которая родилась в 1978 году в глубинке штата Северная Каролина, в городке Гринвилл, насчитывающим чуть более пятнадцати тысяч жителей. Настоящая же Вирджиния Келли в шесть лет умерла от воспаления легких. Тогда ее родители и переехали в более крупный город штата — Гринсборо, насчитывающий более 200 тысяч жителей. Но, видимо, злой рок преследовал эту семью, и через год мать и отец погибли в автомобильной катастрофе.

Вирджиния-Вера, как туристка из Польши, уже выезжала дважды в Америку, под разными фамилиями и по разному загримированной. Первый раз она сумела побывать в Гринвилле для общего знакомства. Но дом где она якобы родилась, уже давно снесли, а на местном кладбище, на месте могилы настоящей Вирджинии Келли, стоял старый и неухоженный памятник какой-то Вирджинии Кенвуд. Но все объяснялось довольно просто. Уже более пяти лет в США работало почти тридцать разведчиков из России, в функции которых входил поиск по всей Америке кандидатур, в которые могли перевоплотиться наши нелегалы, посылаемые на работу в США, и “чистка” следов их биографии.

Как правило, подыскивались дети, умершие в дошкольном возрасте, так как со школы уже идет массовая компьютерная обработка всего населения по всем параметрам, что серьезно осложняло последующую “чистку” данных об умершем человеке, если его нужно сделать живым. Во-вторых, как правило, выбиралась глубинка Америки, а не крупные города, где было слишком много свидетелей, а развитость инфраструктуры оставляла многочисленные следы. В-третьих, необходимо было, чтобы и родители ребенка уже не были живыми, и ребенок умерший был единственным. Только при таком наборе перевоплощение нашего разведчика в гражданина США могло пройти почти со стопроцентной гарантией.

А дальше легенда шла по обычному сценарию. В местных органах власти и церковных приходах изымались данные о смерти ребенка, а на кладбище, где за такой могилой, как правило, никто не ухаживал и она ветшала, если сохранялась вообще, на могильной плите менялась фамилия умершего ребенка и исправлялись записи в кладбищенских документах.

В Мексике, Канаде, Латинской Америке, да и в самих США работало около 3 тысяч американцев русского происхождения, но хорошо залегендированных еще в далекие годы. Но их роль заключалась только в выполнении одной функции — быть конспиративными “квартирами” прикрытия. Когда США, после разрушения СССР, начали крушить и Россию, стало понятно, что Америка была врагом не коммунизма, а врагом России и ее народа. Вот тогда и была задействована эта сеть на полную мощь. Большая часть этих людей работала в школах, колледжах, университетах, городских муниципалитетах и других государственных учреждениях. Это позволяло им без особых помех вносить изменения в архивные и компьютерные данные, если подбиралась удобная по другим параметрам кандидатура, но уже школьного возраста.

Другая часть людей из этой категории, залегендированных персон, использовалась в роли опекунов, у которых фактически умершие дети якобы жили до совершеннолетия. Таким образом обеспечивалась легализация наших разведчиков в коренных американцев, что было крайне важно при любой проверке. Вот уже восемь лет раскручивалась эта работа, но дело шло очень тяжело, не было опыта, знаний и в определенной степени везения. За первые пять лет, с 1992 по 1996 годы, было найдено всего сорок два потенциальных ребенка из которых только восемнадцать годились для перевоплощения в них наших нелегалов. И только после подключения к этому вопросу Джона Столберга, президента “Трейд Билдинг Корпорейшн”, нашего нелегала из Службы Внешней Разведки, эта работа обрела необходимую масштабность.

За последующие три года было подобрано уже 2.312 фамилий умерших детей. А это был огромный банк данных для подборки к ним соответствующих кандидатур. За это время появился и новый метод. Более шестидесяти молодых и симпатичных разведчиков, мужчин и женщин, легально проживающих в США, разъезжали по городам глубинки Америки, подыскивая выпускников школ и колледжей, не имеющих родителей и близких. Под видом благотворительных обществ и Фондов, созданных Столбергом в ряде городов Америки, они подыскивали необходимые типажи среди ребят и девушек и брались оказать им содействие в получении образования, сначала в Европе, а затем и работы в США. Из Европы их потом тайком вывозили в Россию, где изолировали в комфортабельных условиях на время, необходимое для перевоплощения нашего разведчика и выполнения необходимого задания, если оно было разовым.

Именно такая операция была проведена с двадцатилетней Памелой Чиверс из городка Лоренс, что в тридцати километрах от административного центра штата Канзас, города Топика. После окончания школы Памела, у которой год назад умерли родители, на которых обрушилась кровля дома во время налетевшего смерча, написала письмо своему дяде, брату отца в далекий Сиэтл и попросила его дать ей рекомендательное письмо в Цюрих, в высшую школу референтов с годичным циклом обучения. Она отважилась на этот шаг под влиянием своего нового знакомого Джона Ботта из благотворительной организации “Благо Америки”, который был одним из сотрудников разведки России. Из Цюриха се немедленно вывезли в Россию, не дав даже шага ступить в упомянутую школу референтов… Маша Страхова, приемная дочь Ильи Страхова, удочерившего маленькую Машу, когда в Фергане бесчинствующие наркоманы крушили квартиры русских семей, убив ее мать и отца, вполне мирных гражданских людей, трудившихся в сфере производства. Машу тогда спасло то, что она успела спрятаться в нишу за большим диваном. Потом Страхов и выпестовал из нее будущего народного мстителя. Ангела России. Но главная ее сила была не в тех боевых приемах, которые она виртуозно применяла, а в ее неземной красоте.

Ростом сто шестьдесят семь сантиметров, длинноногая, с точеной фигурой и высокой грудью, еще не тронутой мужской лаской, она обладала идеальной красотой лица. Большие карие глаза с длинными ресницами, брови вразлет, чуть припухлые губы и роскошные каштановые волосы… Ей можно было сводить с ума от любви многих мужчин, но судьба ей уготовила другую роль.

Маша во многом походила на Памелу и ростом и фигурой. Похожи были и лица. Разница была лишь в том, что мочки ушей немного разнились, да и глаза у Памелы были не такие выразительные. Но это все были мелочи, легко исправляемые пластической хирургией. Главное для Маши было вжиться в образ Памелы, которую уговорили сотрудничать в обмен затем на работу в крупнейшей корпорации США. За все время пребывания в России она будет на полном обеспечении и за каждый год пребывания в России ей будут выплачивать по 30 тысяч долларов.

Маша вникала во все тонкости натуры Памелы, учила ее любимые словечки, копировала манеру поведения, изучала фотографии ее отца, матери и бездетного дяди. Она изо дня в день корпела, копируя ее почерк. В прошлом году Маша, как немецкая туристка, шесть месяцев прожила в ряде крупных городов США, отрабатывая разговорную, бытовую лексику с учетом американского сленга, что значительно облегчало ее восприятие Памелы и вхождение в ее образ.

* * *

Близкие легенды были и у их напарников, молодых офицеров службы Внешней разведки, двадцатичетырехлетнего Володи Самсонова — Стивена Сандерса, напарника Маши Страховой и двадцатипятилетнего Николая Морозова — Роберта Мейсона, напарника Веры Зданович. Страхова и Самсонов отправлялись в Швейцарию, где Маше предстояло учиться почти год, а оттуда уже вернуться в Америку.

А Зданович и Морозов улетали сначала в Грецию, оттуда в Канаду и после шестимесячной обкатки в Торонто их ждал переезд в Майами.

Этим парам, как и многим другим, уже работающим и которые только готовились для засылки в ближайшие годы не только в США, Израиль, но и другие страны, где укрылись от правосудия предатели России, активисты пятой колонны, разрушители страны, мафиозные вожаки и финасовые аферисты, которые за период горбачевско-ельцинского лихолетья вывезли из России богатств более чем на 800 миллиардов долларов, предстояла тяжелая работа. Одних подонков следовало просто уничтожить, а других заставить вернуть все награбленное в Россию.

* * *

Вся компания дружно уничтожала жаркое по-императорски, девушки пили белое шабли, а мужчины посольскую водку. Все шумно переговаривались, и только Илья Страхов, для которого спасенная им когда-то маленькая Маша стала не просто приемной дочерью, а ценностью, не подлежащей измерению, сидел молча. Предстоящая разлука с самым дорогим существом, которое он вырастил для очень опасного дела, нагоняла тоску. Маша, оторвавшись от разговора с Кравцовым, заметила состояние Страхова и, встав из-за стола, подошла к нему.

— Папа, я тебя на минуту уведу посекретничать. Страхов встал и пошел, уводимый дочерью, на кухню. Увидев стоящие в глазах Страхова слезы, Маша бросилась на грудь отцу со словами:

— Папка, ну что ты? Я же люблю тебя больше всего на свете. — А Илья Романович, гладя Машу по голове, говорил:

— Дочка, ты береги себя. Если что случится, я себе не прощу, что готовил тебя к не женскому делу.

— Нет, папа, ты ведь и сам знаешь, что пока мы не покараем главных врагов, разорявших страну, мы не

сможем жить спокойно. Не волнуйся, ничего с нами не случиться, с нами ведь Бог…

26 апреля 2000 года, Грузия, Тбилиси.

На окраине Тбилиси, на пересечении Гардабанского шоссе и улицы Гурджиани, недалеко от Куры, стоял двухэтажный обветшалый дом, в котором на первом этаже жил семидесяти шестилетний Шалва Милашвили с двенадцатилетней внучкой Мананой. Это был человек из другой эпохи, где такие понятия, как гостеприимство, честность, порядочность, справедливость не были пустым звуком. Он был из породы тех людей, на которых держался этот грешный мир.

Участник Великой Отечественной войны, Шалва закончил ее в Берлине старшим сержантом и имея два боевых ордена и пять медалей. Это потом, уже за трудовые подвиги, он получил еще два ордена и две медали. С 1946 года Милашвили трудился на машиностроительном заводе, честно зарабатывая свой хлеб, гордясь человеческими, христианскими добродетелями, которые привили ему родители. И честность была фундаментом его гордости.

Так уж случилось, что в горбачевские времена, когда статус теневиков узаконили, и они, обросшие системой уголовной охраны, стали трансформироваться в кооперативы, а потом в акционерные компании, неся с собой уголовный багаж обмана государства и варварские, жестокие методы расправ с конкурентами, под мафиозный каток попал и его сын, которого убили вместе с женой. Счастье, что внучка в это время гостила у деда.

Нищенская пенсия не давала возможности прожить и двух недель, но ему даже в страшном сне не пришло бы в голову пойти на паперть просить милостыню. Просить у кого? У тех, кого он защищал в войну и спас от гибели, получив четыре ранения и контузию? Никогда! Лучше умереть. Постепенно он распродал почти все наиболее ценные вещи, какие могли быть у пенсионера, честно проработавшего всю свою жизнь. Но свалилось горе, и у него на руках оказалась маленькая внучка, ее нужно было не только кормить, но и одевать. Поэтому Шалва освоил плетение корзинок из лозы и продавал их на рынке. Это давало возможность хоть как-то свести концы с концами.

Шалва часто обсуждал со своим соседом текущие проблемы выживания, проклиная и первого и второго президентов Грузии, считая их ворами. Да, думал Шалва, сейчас наступило сатанинское время. В чести воры, казнокрады, аферисты, подонки. Зачем мы воевали? Кого спасали? Ежедневно по пути на рынок он видел, какими роскошными особняками и дворцами застраивались наиболее красивые участки города вдоль реки Куры, и сердце его сжималось от негодования. Он очень переживал, что уже стар и немощен и не может всадить кинжал в ненавистного народу президента, человека мелкого, подлого, продажного. Не зря его окрестили Белым Лисом.

Шалва не знал, что этот день станет новым отсчетом времени для Грузии. В этот день, в среду двадцать шестого апреля, он готовил на примусе манную кашу и собирался с внучкой завтракать, так как занятий в школе уже не проводили почти месяц, и Манана была дома. Голодные учителя отказались работать бесплатно, зарплату им не платили уже полгода.

— Шалва, Шалва! Раздались за дверью крики, после которых последовали частые стуки в дверь. Это оказался сосед, который принес свежую газету. Центральный заголовок крупными буквами пересекал всю страницу — “Президент — вор!” Шалва из-за плохого зрения не мог читать мелкий газетный шрифт, а сосед только в двух словах сказал, что президент украл сотни миллионов долларов и спрятал их заграницей, и, спеша на работу, пообещал вечером все рассказать подробно. Внучка целый час читала и снова перечитывала деду газету, которая была посвящена преступлениям президента сначала против СССР, а потом и против Грузии и ее; народа, о награбленных миллионах, о дворцах и виллах, купленных им во многих странах. Скупые слезы обиды и ненависти скатывались по морщинистым щекам этого человека, который всю свою жизнь отдал народу, трудился, приумножая богатства своей страны…

Бывший мэр Тбилиси, а сейчас лидер партии Звиадистов Зураб Габуния и лидер народной партии Михаил Нумбадзе, в воскресенье двадцать третьего апреля получили из Батуми копии документов с компроматом на президента, но с одним условием опубликовать их в один день с днем их публикации в Аджарии, то есть двадцать шестого апреля. Оппозиция давно ждала хороших фактов о преступлениях ненавистного им человека, и вот сегодня все оппозиционные газеты, и большие и малые, вышли с аншлагами о президенте-преступнике во власти, который несет стране только погибель.

Оппозиция обманула президентскую охранку и печатала газеты не в Тбилиси, где наверняка засланные агенты политической полиции вовремя бы предупредили власти, и газеты были бы конфискованы. Поэтому они два дня двадцать четвертого и двадцать пятого апреля печатали увеличенные тиражи газет на двадцать шестое апреля в Батуми и Кутаиси, где для этого были задействованы все типографии. И вот сегодня бомба компромата взорвалась. Когда полиция бросилась конфисковывать газеты у продавцов на улицах, было уже поздно. К обеду весь Тбилиси гудел как улей, а к семнадцати часам на наиболее крупных площадях города стал собираться возмущенный народ. На восемнадцать часов оппозиция наметила общий сбор на центральной площади перед домом правительства.

Власти стянули к этому времени все имеющиеся полицейские силы, выставив усиленные кордоны за два-три квартала от дома правительства. Но агрессивность и большая численность демонстрантов повлияла на полицию, и она вынуждена была отказаться от применения силы, так как все равно была не способна сдержать ревущую толпу, у которой в руках все больше мелькали не факелы, а обрезки труб и заостренные металлические прутья. Разразись схватка, и вряд ли кто-то из полиции смог бы живьем выбраться из толпы.

К двадцати часам вокруг дома правительства уже бушевала двухсоттысячная толпа, у многих в руках уже были автоматы и гранатометы. Президент не успел выбраться из дома правительства и теперь решил переждать пик народного возмущения, сконцентрировав у своей резиденции двенадцать танков и пятнадцать бронетранспортеров. В Зугдиди, где была сосредоточена вторая по численности группировка войск, полетели шифрограммы с приказом немедленно направить в Тбилиси 6 тысяч солдат, тридцать бронетранспортеров и БМП, чтобы уже утром они были в городе. Это был роковой приказ, о последствиях которого не знали пока ни в Тбилиси, ни в Зугдиди, ни в Сухуми…

27 апреля, 2000 года, Абхазия, Сухуми.

Министр обороны Абхазии, генерал-лейтенант Бакаев, по заданию руководителя республики лично возглавил проведение операции “Свобода”. Бакаев был из той плеяды военных, для которых служба в армии больше чем жизнь. Закончив академию Генерального Штаба в Москве, он полковником служил на Дальнем Востоке, а затем, став генерал-майором, командовал дивизией в Забайкальском военном округе. В конце 1991 года, когда начали разрушать Советский Союз, он, уже будучи генерал-лейтенантом, вернулся в Абхазию, в свой родной город Сухуми…

Как предполагал Бакаев, после публикации компромата на Белого Лиса волнения оппозиции в Тбилиси должны были иметь более ожесточенный характер, чем до сих пор, пока гуляли только слухи. Он надеялся, что Тбилиси придется тогда часть сил снимать из Зугдиди, где Грузия сосредоточила более шестидесяти процентов всех своих частей и тяжелой техники, готовясь к майскому прыжку на Абхазию. Поэтому необходимо было не упустить этот момент, если вдруг снятие сил произойдет этой ночью.

И действительно, в двадцать три часа двадцать шестого апреля разведка донесла о движении в казармах расположения грузинских войск. А в час ночи диверсионная группа, засланная в тыл Зугдиди, взяв языка, сообщила по рации, что в два часа ночи колонна из тридцати бронетранспортеров и восемнадцати БМП, нескольких десятков грузовиков с войсками и шести танков тронутся на Тбилиси, так как там возникли очень крупные беспорядки.

Но общая операция должна была начаться в три часа ночи, и ничего здесь уже изменить было нельзя. Значит эту колонну нужно уничтожить в пути, — думал Бакаев, раскрывая карту, чтобы определить расстояние, которое эта колонна успеет пройти от Зугдиди. Получалось порядка сорока — сорока пяти километров, а это значит, что в три часа они будут на трассе где-то в районе Сенаки и Самтредиа.

— Срочно Беладзе и Аркаева ко мне, — бросил Бакаев своему адъютанту. Через десять минут оба стояли перед генералом. — Срочно двумя вертолетами “Летучая Мышь” доставить десантников с гранатометами и восемью огнеметами с запасом боекомплекта в район поселка Абаша, это в двенадцати километрах от Сенаки в сторону Самтредиа. Там нужно будет и уничтожить колонну, которая по нашим данным выйдет из Зугдиди в два часа ночи, за час до начала нашего наступления.

Практически Бакаева беспокоили танки, которые еще оставались в Зугдиди. Часть их, восемнадцать единиц, составляла три подвижных группы, а четырнадцать танков были вкопаны в землю в километре от реки Ингури, которая и разделяла противоборствующие стороны. Главную задачу всей операции Бакаев видел именно в прорыве обороны Грузии в районе Зугдиди, чтобы можно было по шоссе быстро бросить подкрепление тем группам, которые будут атаковать Кутаиси. До Кутаиси 110 километров, а это минимум два часа хода для военной колонны. Значит, от успеха в Зугдиди будет зависеть и весь успех операции. И Бакаев решил еще раз со всеми командирами подразделений пройтись по плану операции…

* * *

Первыми и раньше назначенного срока общей операции, в два часа пятьдесят две минуты, начали бой десантники, атаковав колонну Грузии, шедшую из Зугдиди на подавление народа в Тбилиси. В трех километрах западнее поселка Абаши была организована засада. Колонна грузинских войск, бронетранспортеров, БМП, танков и грузовиков двигалась в спешном порядке даже без головных дозоров. По уже многими отработанной классической схеме из гранатометов были подбиты головные бронетранспортеры и шедшие в хвосте колонны. Узость дороги, с одной стороны которой была холмистая возвышенность, а с другой — насыпь и железная дорога, полностью лишили атакованных какой-нибудь возможности для маневра. Началось методическое уничтожение войск и боевой тяжелой техники.

Гранатометчики расстреливали танки, бронетранспортеры и БМП а огнеметчики поджигали то, что еще не загорелось. При этом пехота, сыпавшаяся из грузовиков, как горох, срезалась пулеметным огнем. А через тридцать минут в дело вступили подоспевшие минометчики, и на месте колонны стало образовываться кровавое месиво, освещаемое заревом огня.

Но полковник, руководивший движением колонны, при первых же выстрелах гранатометов, уничтоживших первые, головные бронетранспортеры, успел по рации сообщить в Зугдиди о нападении. В два часа пятьдесят восемь минут в гарнизоне Зугдиди прозвучала сирена тревоги. А еще через две минуты по всем оборонительным линиям грузин пронесся шквал огня от залпов “Градов”. После первой, последовавшей за залпами “Градов”, вертолетной атаки, сразу же было уничтожено тринадцать танков и одиннадцать бронетранспортеров. Позиции же крупных артиллерийских батарей, расположенных северо-восточней Зугдиди, были уничтожены огнем из “Градов” в первые минуты боя. Уцелевшие танки открыли беспорядочный огонь по абхазским позициям.

Вторая вертолетная атака позволила уничтожить еще девять танков и семь бронетранспортеров, но при этом было сбито два вертолета. За это время Ингури была форсирована в трех местах. Абхазские гвардейцы отсекали отдельные части грузин от центрального шоссе, и уже в три часа сорок минут абхазская колонна из двадцати БМП, шестнадцати бронетранспортеров, двенадцати танков и шестидесяти двух грузовиков, имея 1860 гвардейцев, рванулась на Кутаиси, до которого было два часа хода. Вся колонна в целях предосторожности была разбита на три группы и двигалась с интервалом в два километра. Впереди групп шли дозорные джипы.

Отдельные очаги сопротивления в Зугдиди уже были подавлены, и теперь главной задачей было как можно быстрее выдвинуться на рубеж реки Риони, по которой и должна была пройти новая граница. В это время уже завершалось формирование второй колонны, направляемой в Кутаиси. Она состояла из двадцати танков, шестнадцати самоходных артиллерийских установок, двадцати восьми БМП и ста тридцати двух грузовиков. Эта колонна имела 3.600 человек, отправлялась на Кутаиси через двадцать пять минут, оставалось только загрузить боеприпасы. Бой в Зугдиди практически закончился, а пленных переправляли на абхазский берег.

Бакаев бросил в дело все силы, оставался только его личный резерв, состоящий из 3.200 гвардейцев и 1.200 спецназовцев, да усиленный батальон в 600 человек — так называемая бригада смертников, подготовленная для сверхсложных и опасных операций. Все было брошено на выполнение операции “Свобода”, от которой зависела судьба всего абхазского народа.

В районе Кутаиси все происходило не так гладко. Уже в один час тридцать пять минут ночи на радарных установках военного аэродрома под Кутаиси пошли помехи. Диверсионная группа абхазских командос, заброшенная в район Цхалтубо еще двенадцатого апреля, досконально изучила распорядок дня на бывшей советской авиабазе, доставшейся Грузии после обретения ею независимости. Сейчас на аэродроме базировалось двенадцать истребителей МИГ-21 и МИГ-25 и шесть боевых вертолетов. Но горючего хронически не хватало, и авиатехника в основном простаивала. Охрана велась спустя рукава.

Диверсионная группа изучила всю близлежащую местность и тщательно выбрала позиции для командос второго эшелона, который ждали в ночь на двадцать седьмое апреля. За это время было подготовлено место для десанта, установлено восемнадцать прожекторов с автономными аккумуляторными батареями, растянутых в цепочку перед колючей проволокой, отделяющей аэродром и стоящую технику от остальной местности. Были подобраны позиции и для гранатометчиков, установлена аппаратура для антирадарных помех. А уже глубокой ночью, около двух часов они приняли десант и рассредоточились.

Через космическую связь командос получили сообщение, что восемь боевых вертолетов выйдут на атаку через десять-двенадцать минут. Они на подлете. В два часа пятьдесят шесть минут часть десантников-командос, которые заняли позиции возле аэродрома, услышала шум подлетавших вертолетов и командир группы повернул рукоятку на небольшой коробке, от которой тянулись провода к прерывателям цепи тока от аккумуляторных батарей в расставленных прожекторах. Мгновенно вспыхнули все восемнадцать прожекторов, освещая восемнадцать целей на аэродроме. И тут же для дубляжа в воздух взлетели шесть долгоиграющих осветительных ракет. В этот момент из-за ближнего гребня появилась первая пара боевых вертолетов, за ней вторая… Хватило всего двух атак, чтобы место стоянки грузинских самолетов и вертолетов превратилось в море огня. Поэтому гранатометчикам почти не досталось добычи. Караульные помещения и казарма были захвачены в мгновение ока.

Не дожидаясь наступления рассвета, командос заставили 116 пленных грузин тушить пожары и разбирать завалы. Главное было достигнуто. Две взлетно-посадочных полосы остались неповрежденными. Утром сюда из Сухуми должны были передислоцировать четыре МИГ-25 и десять боевых вертолетов для постоянного базирования. С первой колонной из Абхазии должны были прибыть и четыре зенитно-ракетных комплекса “Шмель”, предназначенных для охраны аэродрома и цистерн с горючим, которые ожидались уже со второй колонной.

Но если в районе аэродрома все прошло благополучно, то в западной части Кутаиси десантники нарвались на необнаруженные их разведкой два укрепрайона грузинских гвардейцев с четырьмя танками и шестью бронетранспортерами. Небольшая площадь на пересечении проспекта Руставели и улицы Чавчавадзе, на которую выскочила первая группа абхазских десантников, через десять минут вся была усеяна трупами. И только когда подошла вторая группа десантников численностью 144 человека, здесь завязался упорный бой. В других частях города отдельные воинские подразделения грузин блокировались, и, если не сдавались, то их уничтожали прямо из гранатометов. И только после прибытия первой колонны из Абхазии последнее сопротивление грузин в Кутаиси было полностью сломлено.

В районе Потийского порта ожесточенное сопротивление длилось только первые два часа. Из восемнадцати военных кораблей, базирующихся в Поти, шесть два дня назад ушли в Батуми. А из оставшихся двенадцати удалось взорвать только семь. Под старым фрегатом и миноносцем мины вообще не взорвались, и три катера остались на плаву, получив небольшие повреждения. Положение спасла торпедная атака восьми катеров Абхазии. Миноносец был сразу потоплен двумя торпедами, та же участь постигла катера, и только фрегат отстреливался под прикрытием береговой артиллерии, которой удалось потопить два абхазских торпедных катера. Неизвестно, как закончилось бы это сражение, если бы минометные подразделения абхазцев не обрушили на береговую артиллерию десятки тяжелых мин. Через десять минут береговые батареи грузин были уничтожены, а катера потопили уже горевший фрегат.

В целом операция прошла успешно. Тщательная подготовка к операции, обеспечение ее секретности и выучка абхазских гвардейцев и командос позволили Абхазии уже к девяти часам утра двадцать седьмого апреля захватить территорию в полтора раза превышающую свою собственную, но которая считалась ими исконно абхазской. Выступив утром этого дня по радио, руководитель Абхазии заявил, что они предотвратили вероломное нападение Грузии, которое готовил ее президент на Абхазию в середине мая. Он также заявил, что Абхазия никогда не пойдет на переговоры с Грузией, пока ею управляет подлый и коварный человек, который даже свой народ превратил в голодных рабов, что уж было ждать абхазам…

Из выступления руководителя Абхазии стало ясно, что уже седьмого мая по всей территории Абхазии в новых границах от Черного моря у Поти и по реке Риони до границы с Россией будет проведен референдум о вхождении республики в состав России, большим благом оказалось, что в результате боевых действий удалось избежать серьезных разрушений гражданских объектов и потерь среди мирных жителей. В Зугдиди погибло шестьдесят шесть мирных граждан, в Кутаиси — сто тринадцать человек, и в Поти и других местах — сорок один человек.

Потери грузинской стороны в боевых действиях составили: 4.312 убитых солдат и офицеров и 9.636 человек было взято в плен. Численность раненых превысила восемь тысяч и их всех по распоряжению руководителя Абхазии отпустили в Грузию, так как Абхазия воевала не против грузинского народа, а против алчного человека, захватившего Грузию в свою собственность, совершив при этом государственный переворот и свергнув законно избранного президента.

Потери Грузии в военной технике составили: двенадцать самолетов, девять вертолетов, тридцать два танка, сто двенадцать бронетранспортеров и БМП, сто шестнадцать орудий и двенадцать боевых кораблей. Абхазия при этом потеряла 812 солдат и офицеров убитыми и 2.467 — ранеными, было сбито шесть вертолетов и один самолет, уничтожено одиннадцать танков и тридцать два бронетранспортера и БМП. Пленных грузин сразу же задействовали на разборке разрушенных зданий, расчистке территории от сгоревшей боевой техники, оказании помощи раненым и захоронении убитых.

27 апреля 2000 года, Аджария.

Получив добро на направление боевой техники в Тбилиси, на военный парад девятого мая, проведение которого в жесткой форме потребовали от грузинского президента еще оставшиеся в живых ветераны, Аджария отправила в путь не те заявленные десять танков и двенадцать бронетранспортеров, которые приобрел для Аджарии миллионер Абашидзе, а почти всю броневую технику и БМП. Утром двадцать шестого апреля 2000 года из Батуми вышло восемнадцать танков, двадцать четыре бронетранспортера и тридцать БМП. Их сопровождало сорок шесть грузовиков, крытых тентами, в которых были 1.540 молодых гвардейцев прошедших подготовку в Армении. Через полчаса вслед за ними вышло еще восемьдесят две машины с двумя тысячами гвардейцев.

Однако конечной точкой маршрута был не Тбилиси, а город Хашури на трассе Сухуми-Кутаиси-Тбилиси. Хашури был железнодорожным узлом, соединяющим Тбилиси с Кутаиси, Боржоми и Черноморским побережьем. До Хашури было чуть более двухсот километров. Вся колонна была разбита на три группы. Первая, из пяти танков, шести БТР, десяти БМП и бригады численностью 800 гвардейцев, не доходя тринадцать километров до города Ахалцихе, поворачивала на север к городам Багдати и железнодорожному узлу Зестафони, расположенному на трассе Сухуми-Тбилиси. Через них должна была пройти северная часть границы. От Зестафона на восток граница планировалась по железной дороге до города Хашури, а на запад от Зестафони — по притоку Риони, речке Квирила и дальше до озера на юге от Кутаиси. А от Кутаиси граница уже прошла бы по реке Риони до Черного моря у Поти.

Близость здесь абхазских войск не требовала бы наличия больших сил Аджарии. Основная часть войск, и техники направлялись на восточную часть границы, откуда можно было ждать нападения Тбилиси. Поэтому на линию границы от Хашури до Боржоми было направлено шесть тысяч бойцов и милицейских частей с учетом добровольцев из Армении. Им были приданы девять танков, восемнадцать БТР, двадцать БМП, артиллерийские и минометные расчеты.

Наиболее длинный путь предстоял третьей группе из шести танков, шести БТР двум подразделениям тяжелых минометов и пяти тысяч бойцов, которые направлялись в городок Цалка, стоящий на речке Храми севернее озера Паравани, через который проходила железная дорога и городок Дманиси, на юг от Цалки.

Именно на этом месте Тбилиси мог нанести, удар с выходом на дорогу через Богдановкну, Ахалкалаки и Ахалцихе, чтобы выйти на Батуми.

Именно на этом, восточном участке Дманиси-Цалка, откуда шла дорога на Тбилиси, а также по линии Борюми-Хашури, планировалось разместить помощь из Армении в виде тридцати танков Т-80, шестидесяти БМП, двенадцати установок “Град” и двенадцати боевых вертолетов. Кроме этого, в Цалку и Дманиси направлялись 3.200 добровольцев из Армении и тридцать две самоходные артиллерийские установки, так как этот участок был всего лишь в тридцати пяти километрах от армянской границы. Этих сил в горных условиях было более чем достаточно.

Уже к вечеру двадцать шестого апреля все три группы войск прибыли в места своей дислокации. Местные власти были недовольны прибытием такого количества людей и техники, но аджарцы прикрывались телексом из Тбилиси о разрешении прохода колонны для участия в параде девятого мая. Звонки местных властей в Тбилиси о созданных им проблемах от скопления такого количества техники и людей ничего не давали. Рабочий день в Тбилиси закончился, был поздний вечер, и местные руководители, естественно, оставляли решение этого вопроса на утро, опасаясь что колонны могут у них задержаться на несколько дней. Но и аджарцы выдвинули обоснованный довод остановок — мелкий ремонт техники и отдых людям.

Но местным властям не удалось поспать в эту ночь. В три часа ночи во всех местах дислокации аджарских частей и техники, в Багдати, Зестафони, Хашури, Боржоми, Цапке и Дманиси, были арестованы местные власти, разоружена полиция и несколько мелких воинских подразделений. Никто не думал, что все пройдет так гладко. Связь с Тбилиси была отключена и взята под контроль. В Батуми еще не знали о том, что в Тбилиси царит хаос и беспорядки, перерастающие в народное восстание. Оттуда ждали только сообщения об операции на военном аэродроме под Тбилиси…

21 апреля 2000 года, Грузия, Тбилиси.

На площади перед домом правительства бушевала двухсоттысячная толпа разъяренного народа, в которой уже заметны были вооруженные боевики оппозиции. В двадцать два часа двадцать шестого апреля лидер Партии звиадистов Зураб Габуния, взяв в руки мегафон, призвал с импровизированной трибуны — кузова грузовика, к свержению тирана и разрушителя Грузии. Разгоряченная толпа начала поджигать автомобили на улицах, прилегающих к площади, возле дома правительства, где находился не успевший вовремя скрыться президент.

В этот момент из здания правительства и стоящих вокруг него бронетранспортеров по огромной толпе оппозиции и просто народа, пришедшего высказать свой протест, ударили спаренные пулеметы. Они десятками косили людей, которые не могли вырваться из плотной толпы запрудившей всю площадь. Каждая пуля находила свою цель, а иногда и не одну. Тысячеголосые предсмертные крики раненных и умирающих, вопли обезумевших от страха людей слились в единый трубный глас ужаса, который разнесся далеко от центра города по улицам и проспектам ночного Тбилиси.

В ответ по окнам правительственного здания ударили гранатометы боевиков оппозиции. На втором и третьем этажах вспыхнули пожары. К двадцати четырем часам возле дома правительства уже полыхало девять танков и тринадцать бронетранспортеров. Площадь была усеяна сотнями трупов мужчин, женщин и детей. Из разных концов города к центру потянулись все, кто ненавидел власть продажного диктатора. Тут же формировались батальоны ополчения.

К двум часам ночи народ штурмом взял две казармы и склады с оружием. Его тут же грузили на машины и везли к центру, где раздавали мужчинам и женщинам. Долгое терпение людей наконец вырвалось из ложной оболочки надежды и воплотилось в полную отрешенность от мыслей о собственной безопасности. Огромной толпой народа руководил на этом этапе один только импульс. Импульс мщения. Мщения за голод и холод, за унижения и ложь, за разрушения их домов, семей и надежды на улучшение жизни.

Но и президенту Грузии отступать было некуда. Опубликованный на него компромат давал ясно понять, что с победой оппозиции его ждет суд и, скорее всего, — смертная казнь. Наворованные сотни миллионов долларов на фоне голодных смертей населения не оставляли ему шансов на спасение. Сейчас он оказался почти в таком же положении, как в свое время и первый грузинский президент — Звиад Гамсахурдиа, когда не успел выбраться из дворца и оказался в горящем доме, окруженном сторонниками Белого Лиса.

Военные самолеты, дислоцированные под Тбилиси нельзя было использовать против толпы из-за опасения попасть бомбой или ракетой в дом правительства. Большие надежды возлагались на помощь из Зугдиди и Кутаиси, куда еще в двадцать часов были переданы соответствующие приказы. Вырваться из здания самостоятельно было невозможно, все было блокировано. Даже подземный туннель был уже взорван. Пришедшая на помощь боевая техника быстро бы рассеяла боевиков и всю эту толпу. Тогда можно было бы вызвать личный вертолет и улететь на военный аэродром, где ожидает личный самолет, — думал в эти часы президент, — даже не предполагая, что его мечтам не только не суждено сбыться, но и что его ожидает совершенно другая судьба.

Помощники и охрана президента через спутниковую связь пытались установить контакты с Америкой, Турцией и Азербайджаном… Но что они могли сделать, когда восстал весь народ. Тем более что двадцать седьмого апреля компромат на президента должен был появиться в ряде европейских и американских газет. Только сейчас многие из ближайшего окружения президента поняли каково, когда Россия тебе не друг. Слишком много подлостей совершил их шеф, да и они сами, против русских, чтобы просить у них помощи. Видимо наступило время расплаты. Ведь дураку должно быть понятно, что лучше и безопасней дружить с ближним соседом, чем с сильным, но далеким и ненадежным другом, каким были для Грузии США. Но почему они должны гибнуть из-за этого подлого дурака и вора? Эта мысль все чаще посещала извилины ближайшего окружения Белого Лиса, заставляя их лихорадочно искать выход из положения…

* * *

Военный аэродром, расположенный в тридцати километрах от Тбилиси, напоминал растревоженный муравейник. Из двенадцати МИГов только для шести было горючее. Здесь же базировался личный самолет президента, его вертолет и два вертолета охраны. Вертолеты охраны президента уже дважды летали к дому правительства, но разобраться в темноте, среди пожаров, было сложно. К тому же они были обстреляны. Поэтому по распоряжению начальника охраны президента было решено дождаться рассвета, а там, после выяснения всей обстановки, принимать решение. Они еще не знали, что утра они не дождутся.

Ровно в три часа ночи по аэродрому прокатилась серия взрывов. Это сработала взрывчатка, заложенная подкупленным авиационным техником. Получив 10 тысяч долларов, Арам Самтелия пронес взрывчатку и заминировал президентский самолет и шесть МИГов. Пламя от взрывов уже грозило перекинуться на остальные шесть МИГов и вертолеты. Весь персонал, преодолев страх, бросился на летную площадку, к которой уже устремились два тягача для вывоза уцелевших самолетов из-под огня.

И в этот момент начался ад. Залп из двенадцати гранатометов по второй площадке, где скучились уцелевшие МИГи и вертолеты, превратил все в море огня, а два крупнокалиберных пулемета косили все живое на летном поле, у ангаров и диспетчерского здания. В этот момент раздался воющий звук полета мин. За тридцать минут минометного обстрела взлетно-посадочные полосы были буквально изрыты воронками от взрывов тяжелых мин. Теперь этот аэродром надолго был выведен из строя. В довершение ко всему были взорваны четыре бензохранилища, хотя три из них и были пустые. За одну ночь Грузия лишилась всей своей боевой авиации и вертолетного парка, а ее президент помощи извне…

* * *

Весть о нападении на аэродром и уничтожении там боевых самолетов, президентского авиалайнера, вертолетов и последних запасов горючего совпала с сообщениями из Зугдиди и Кутаиси. Когда ближайшему окружению президента стало ясно, что помощи не будет, безысходность заставила каждого искать свой выход. Те, кто не был замешан в убийствах и грязных делах президента, моментально сгруппировались вокруг вице-премьера Михаила Нумбадзе и генерала Отари Кикнадзе.

В этот момент президент собрал всех приближенных в большом подземном бункере, речь его была краткой. На карту была поставлена его собственная жизнь и жизнь его семьи, поэтому он и решил не мелочиться.

— Георгий, — обратился он к своему директору департамента безопасности, генералу Георгию Бенашвили, — что у нас остается для прорыва?

— Шестьдесят восемь гвардейцев, два танка и три бронетранспортера, находящиеся во дворе здания. И в Гурджаани находится мой вертолет.

— Вот пятьсот тысяч долларов, — сказал президент, ставя черный кейс на стол, — раздай офицерам и гвардейцам, которые будут осуществлять прорыв. Остальным, кто пойдет со мной, я выделяю на всех пятьдесят миллионов долларов. Нам важно сейчас вырваться из каменного мешка этого полусгоревшего здания. Потом мы исправим положение. Америка даст нам кредит, мы ей нужны для борьбы с Россией здесь, на Кавказе… — Подлая его душонка даже в эти роковые минуты не изменяла его гнилой и продажной натуре.

Генерал Бенашвили протянул руку к кейсу, но в этот момент раздалось несколько выстрелов, и с рухнувшим кровавым сатрапом президента замертво упал и его верный помощник Эрик Токаев. Генерал Кикнадзе, пряча пистолет в кобуру, бросил стоявшим сзади его охранникам, кивая в сторону президента, — арестуйте его. Через минуту Белый Лис с посеревшим лицом и выпученными от страха глазами лопотал, что отдаст миллионы, нет сотня миллионов долларов за свое спасение. Но наручники уже защелкнулись на его руках. Когда прошли первые минуты оцепенения, он разразился диким матом, мешая грузинские и русские ругательства. Но все уже было бесполезно. Незапятнанное большинство решило сдаться и выдать восставшей оппозиции и народу арестованного президента и его подельников…

Этот тяжелый день для Грузии и ее народа, когда надо было хоронить тысячи убитых сатрапами президента людей, на фоне трагических известий о расколе Грузии в результате отделения Абхазии и Аджарии, тем не менее был и счастливым днем освобождения от тирана, который превратил Грузию в нищую и разоренную территорию.

Оппозиция, во главе с Зурабом Габуния, брала бразды правления в свои руки. Но передача арестованного президента в руки оппозиции не произошла, так как толпа народа уже приняла свое решение. Смяв охрану из боевиков оппозиции, она вырвала Белого Лиса из рук охраны и потащила к стоящему у дома правительства большому и старому дереву. Перебросив через один из стволов дерева веревку, они связали президента и подвесили на дереве за ноги так, что его голова была на уровне плеч стоящего человека. По радио было сделано объявление, что кровопийца народа пойман и подвешен на площади перед домом правительства. Всякий, кто был унижен, ограблен или незаслуженно наказан этой властью, должен прийти на площадь и плюнуть в лицо этому мерзавцу.

Уже к двенадцати часам дня десятки тысяч людей прошли мимо висевшего вниз головой президента, плюя ему в лицо. Не только лицо, голова, но и плечи его были покрыты плевками такой густоты, что образовали как бы большой слой пены, вокруг которой роились невесть откуда взявшиеся мухи. Весь день шла вереница людей и плевала в ненавистное им существо. Сотни телекамер и фотоаппаратов снимали все это, чтобы стать сенсацией земного шара, наряду с феноменальной победой Абхазии и Аджарии и обретении ими свободы и независимости. Но такой казни в послевоенное время на земле еще не было. И никто пока не знал, что уже в тринадцать часов у бывшего президента Грузии разорвалось сердце, хотя еще значительно раньше он и так уже потерял сознание от позора, которого еще в истории Грузии никогда не было.

В объективы телекамер попал и седой старик в темном пиджаке, на котором с двух сторон висели ордена и медали. Сопровождала старика маленькая девочка. Они подошли к висевшему вниз головой бывшему президенту Грузии и остановились. Старик не плюнул, а что-то произнес и отошел от висевшего тела. Несколько озадаченных журналистов бросились к нему.

— Дедушка, почему вы не плюнули в тирана?

— Он не достоин даже того, чтобы в него плюнуть, — ответил бывший фронтовик Шалва Милашвили…

Да, это был семидесятишестилетний ветеран Великой Отечественной войны со своей внучкой Мананой. Малышка по рассказам деда-фронтовика знала, что на земле был страшный злодей, которого звали Гитлер. И поэтому, видя огромное скопление людей на площади, которые проходили мимо бывшего президента и плевали в него, она понимала, что это, видимо, очень плохой человек. Но она не ведала меры зла этого человека и потому задала деду вопрос.

— Дедушка, а президент хуже Гитлера или нет?

— Да Манана, этот человек хуже Гитлера. Тот не предавал своих друзей и своего народа, а этот предал всех нас. Хуже его я людей не знаю. И девочка задумалась, осмысливая то, что еще и взрослые понять не успели…

6 мая 2000 года, Армения.

Парламент Армении сегодня ратифицировал договор, подписанный президентом Армении и премьер-министром Аджарии о создании единого конфедеративного государства. Уже двадцать седьмого апреля Аджария объявила о своем суверенитете от Грузии в своих исторических границах и о своем желании объединиться с Арменией, которая способна защитить ее от внешней угрозы.

Прошедший пятого мая референдум показал, что семьдесят три процента населения Аджарии было, за выход из состава Грузии и объединение с Арменией. Премьер-министр Аджарии Реза Медадзе выступил перед референдумом по телевидению и остановился на всех негативных сторонах жизни населения Аджарии, когда Тбилиси все подминал под себя. Он объяснил, какие выгоды будет иметь Аджария, сохраняя в составе Армении самостоятельность по решению всех вопросов местного самоуправления.

— Более того, промышленность Армении, — говорил он, — нуждается в портах, значит, увеличится оборот Батумского порта, начнут строиться новые дороги. От Ахалкалаки будет проложена железная дорога через Ахалцихе до Батуми и от Ахалкалаки в Армению. Начнется строительство нефтепровода из Азербайджана до Супры и Батуми. В Кобулети будет построен завод железобетонных изделий… Все это даст сотни тысяч новых рабочих мест, а работа — это всегда путь к благополучию.

После ратификации договора об объединении в парламенте Армении выступил президент.

— Сегодня исторический день. Сегодня две соседние республики решили объединить свои усилия для совместной работы на благо своих народов. Не секрет, что более половины аджарцев исповедуют мусульманскую религию, а мы христиане. Мы сделаем так, что различие в религии будет не разъединять, а объединять нас. Мы нуждаемся друг в друге не столько политически, сколько экономически. А благополучие народов превыше всего.

Армения возникла как государство еще в начале первого тысячелетия до новой эры. В IX–VI веках до н. э. на нашей земле было государство Урарту с высочайшей культурой и ремеслами. Во второй половине первого тысячелетия до новой эры сложилась и наша народность — армяне, а в конце третьего века до н. э. уже образовалась Великая Армения. Много завоевателей прошло через наши земли, но наш