/ Language: Русский / Genre:sf_etc / Series: Сказки для Корректоров

Хорошая вещь

Юлия Лунг


Юлия Лунг

Хорошая вещь

Лорд Нэрд неспеша выбирался с базара. Утро было в меру солнечным, новая наложница в меру недорога и смазлива, настроение — в меру радужно…

— Благородный господин, купите хорошую вещь! Дешево отдам! Купите, благородный господин…

Нэрд невольно покосился в ту сторону, откуда раздавался гнусавый заунывный голос. Метрах в пяти от него стоял… «обедневший торговец» или «нищий оборванец» — как вам будет угодно. В руках он держал цепь-поводок и издавал оные скулящие завывания. Властительный лорд поморщился и почти окончательно собрался отвернуться и продолжить свой путь, но его взгляд упал на то, что было присоединено к другому концу цепи. Массивный ошейник нежно обнимал горло молодой женщины со скованными руками (цепь-поводок и цепочка наручников переплетены так, чтобы доставить максимум неудобств и оставить минимум свободы). Нэрд некоторое время созерцал товар и владельца… Одета, в отличие от обычных рабынь, выставленных на продажу, внешность обычна — ни уму, ни сердцу…

Но «хорошая вещь»?

«Дарящая наслаждение», «услада ложа», «уют вашего дома» — обычные титулы невольниц, но так их не называли никогда. И еще… Властительный лорд Нэрд любил хорошие вещи.

— Сколько?

За сумму, названную торговцем, лорд мог купить только собачку без родословной для своей бывшей жены.

— Что она умеет?

— Все.

Даже так?..

Один из слуг Нэрда протянул деньги, оборванец, простите, торговец протянул поводок лорду:

— Не пожалеете, господин… Хорошая вещь… Очень хорошая…

Через мгновение он растворился в базарном многоцветии, а лорд продолжил свой путь к дому. Утро было в меру солнечным, новая наложница — в меру недорога и смазлива, чувство расстроенной гармонии — в меру незаметно… Лорд Нэрд возвращался домой.

— Мы все рано или поздно передохнем сами. Кто не свернет себе шею, того в аккуратную деревянную постельку уложат внутренние болячки или убьют выпивка с наркотой… прошу прощения, «искусственные стимуляторы». Слишком дорого платится за каждую вспышку смеха, за каждый день без тоски, за возможность быть счастливым. Мы платим собой — силой, разумом, годами жизни…

— Только собой? Да ты прирожденный проповедник…

— Адрес назвать? Для прогулки? Плати мы лишь собой, да еще за счастье других — мы бы назывались святыми… А так мы просто хорошие…

Хорошие…

Хорошие…

«…Хорошие вещи… Хорошая вещь…» — на этой мысли блаженное утреннее оцепенение поднялось и покинуло Нэрда, хлопнув дверью и категорически отказавшись возвращаться. Лорд вспомнил, что оставил вещь во дворе, накинув цепь на какой-то крюк, торчащий из стены — так оставляют собак или лошадей…

«Сбежала… Или… — не без интереса размышлял Нэрд, спускаясь во двор. — Черт, где еж я ее оставил?..»

Новая покупка сидела возле стены — лечь ей не давала короткая цепь, она же мешала опустить руки. «Спит», — мелькнула мысль, но «хорошая вещь» уже поднималась на ноги.

— Имя?

Девушка молчала.

— Как тебя зовут?

Ни малейшей реакции. Нэрд подумал, не стоит ли ему разозлиться. Нет, рано.

— Ты меня понимаешь?

Слабый кивок — высокий ошейник мешает движениям.

— Ты можешь говорить?

Скованные руки указывают на горло.

Нэрд всмотрелся… Ну конечно же. Электронная побрякушка, стоящая три четверти того, что он заплатил за Вещь. Блокирует речевой аппарат. За что же ее так?

Нэрд выпрямился.

— Эй, кто-ты-там! Эту, — он кивнул на девушку. — Расковать, снять блокиратор и — ко мне. Быстро.

Возвращаясь, он припомнил, что забыл приказать, чтобы Вещь покормили. Впрочем, это было неважно.

— Мы-то хорошие. Для нас. Термин «Асоциальность» тебе что-то дает?

— «А» — частица отрицания. Я бы сказал — вне.

— Ничего не меняет. Моя версия — нас скоро перебьют. Всех. Или переделают.

— Мечтатель. Чтобы перебить — о нас нужно узнать. А потом понять — ибо одно знание не порождает желания уничтожить.

— И?..

— А понимание, в свою очередь, отобьет всякую охоту нас перебить.

— Это еще почему?

— Посмотрите на этого человека. Они-с изволят гневаться, что общество оставляет им жизнь. Я ведь сказал — мы передохнем сами…

— А переделать?

— Оно того не стоит… И уничтожение и переделка извне — много сил и времени… Мы сами… Мы справимся сами…

— Ты неисправимый пессимист. Впрочем, что ты еще умеешь?..

Ты умеешь…

— Что ты умеешь?

Нэрд созерцал свою новую покупку — уже раскованную и даже переодетую. М-да, одежда домашней рабыни ей уж никак не шла.

— Почти все.

Голос еле слышный, бесцветный. Пост-эффекты?

— То есть?

— Приказывайте.

Лорд разочарованно вздохнул. Ну все — так все. И ладно. Сумма не велика, чтоб жалеть ее.

— Вот что… На нижнем ярусе — вольер для кошек. Приведешь Небесную. Там имя… на клетке. Читать умееешь?

Кивок.

— Выполняй.

Девушка низко поклонилась и исчезла из вида.

Нэрд прислушался. Рычание голодной Небесной, признающей лишь его да хранителя вольера, донесется сюда. Интересно, будет ли слышен вскрик… как же ее… В общем, вещи?..

В дверь тихо постучали…

— Ваша кошка, господин.

Нэрд рассеянно почесал Небесную за ухом. Та довольно уселась — ему, устроившемуся в кресле, пещерная тварь доставала почти до груди — и заурчала.

— Небесная, — пробормотал лорд почти с сожалением. — Что ж ты так?..

Вещь стояла, глядя сквозь лорда, кошку и стены… Она ожидала новых приказов.

В Нэрде пробудился интерес. Эта штука сделала почти невозможное…

— Идешь в мою комнату, берешь там шкатулку с деньгами, несешь сюда. Выполняй.

Снова кивок и бесшумное исчезновение за дверью.

Нэрд усмехнулся. Теперь еще и вопрос времени. Коридоры и переходы дворца — лабиринт для человека, попавшего сюда впервые. Да плюс стража, да два охранника у двери…

— Ваш ларец, господин…

Примерно за это же время он сам неспеша дошел бы до своих покоев, взял деньги, вернулся назад… Он сам… Но не кто-то другой!

Нэрд задумчиво погладил кошку… Поднялся, подошел к окну… «Хорошая вещь»…

— Иди сюда.

Девушка послушно подошла.

— Видишь человека?

Кивок. На постэффекты уже не спишешь — слишком долго. Психотравматический шок? Вряд ли. Больше похоже на то, что она в принципе пытается обходиться минимумом слов. Тогда при чем здесь?..

— Этот человек — капитан моей гвардии. Один из лучших бойцов в стране…

Лорда слушали с рассеянным вниманием.

— Иди и убей его.

Первый раз за все время общения Нэрд почувствовал на себе ее взгляд. Удивление — вопрос — страх… Кажется, она хотела переспросить…

— Выполняй.

— От курева остались одни воспоминания…

— Да иди ты…

— Не пойду. Все на круги своя… Хочешь, предскажу, что будет дальше? Через пару месяцев ты вернешься в полуживом состоянии, но с возможностью резвиться и закатывать попойки еще пару-тройку месяцев. Еще столько же ты пробесишься за счет какого-нибудь умника вроде тебя. Потом тебе станет неудобно, и ты уйдешь в автономку. Потом ты поймешь, что от курева остались одни воспоминания, и…

— Еще и еще раз повторяю тебе — ты неисправимый пессимист.

— Я — реалист. Психофизические нагрузки, эмоциональные вспышки… Наша легкость жизни — всего лишь легкость падения…

— Врешь ты все. Ты еще скажи, что ты несчастлив.

— Счастлив. Как самоубийца, летящий с башни.

— Слушай, а у тебя самого курево не закончилось?

— Да иди ты!..

— Куда ж я без тебя…

— Ну вот видишь.

— Не вижу…

Лорд Нэрд так и не увидел, как это произошло. Вот — он стоит у окна, наблюдая, как «Вещь» (для себя он окрестил девушку именно так) подошла к капитану. Вот — ему надоело любоваться их беседой…

Вот — он спускается вниз…

Вот — капитан лежит на земле, а Вещь, держа в руке капитанский же кинжал, с тихим ужасом смотрит на приближающегося господина.

— Он мертв?

Ужас в глазах трансформировался в панику. Тихо, задыхаясь, она выдавила:

— Нет, господин… Ради Бога простите, что я осмеливаюсь переспрашивать… Мне убить его, господин?

— Нет.

Кинжал тут же вернулся в ножны владельца, а Вещь поднялась на ноги, все еще вздрагивая от пережитого ужаса. Все нормально — обычная перепуганная рабыня, которой показалось, что господин прогневался. Все нормально… если не считать одного из лучших бойцов материка, без сознания лежащего под ногами.

— Хорошо. На сегодня — все. Можешь отдыхать. Эй, кто-нибудь-там! Покажите ей ее комнату, — на последнем слове Нэрд сделал ударение. Покормите… Свободны.

Капитан застонал, приподымаясь. Лорд наклонился над ним:

— Ты как?

— Порядок…

С помощью Нэрда Кэп встал на ноги.

— Что она с тобой сделала?

— Н… ничего… то есть, не помню, мой лорд.

— Давай без этого.

— Давай. Она подошла… В общем, мы разговорились… По-моему, решили отойти в тень… Подвернулась нога… Нет, не помню, Нэрд…

— Ничего… На сегодня — отдых. Ты у нас стукнутый.

— Ну и пожалуйста, ну и не очень-то и хотелось…

Лорд с капитаном перебросились еще парой фраз, после чего правитель направил стопы свои в вольер.

— А я тебя понять не могу. Ну у меня это чаще всего побочные эффекты. А ты еще и плату за это взымаешь.

— Это потому, что я не ору на всех углах, что я хорошая. Спасаюсь, как умею. Любой ценой, знаете ли.

— А…

— Если есть те, кто готов заплатить за незапланированные постэффекты… Жить-то как-то надо…

— Будь проклят тот, кто впервые сказал эту фразу…

Служитель вольера смотрел на своего хозяина непонимающими глазами, в третий раз повторяя одну и ту же фразу:

— Ну так… это… Я и говорю… Она пришла, значти, и говорит: «Господин изволит звать Небесную…» Ну я, значит, и дал ей ее… Кошку, в смысле… Ну и, значит, чтоб не трогала…

— Почему ты дал ей кошку? — все еще ровным голосом поинтересовался Нэрд. — Я не спрашиваю, к а к это было. Я уже двадцать минут пытаюсь выяснить — ПОЧЕМУ ты сделал то, на что не имел права. К кошкам можем прикасаться ты и я. К остальным должны прикасаться кошки!

Служитель затравленно взглянул на лорда и вновь отвел глаза.

— Ну так…

Минут через пять Нэрд покинул вольеры, даже не приказав наказать провинившегося слугу. Пробудившийся интерес и не думал угасать. Нэрд шел к охранникам.

Разговор с охраной также не принес результатов. Все те же непонимающие взгляды, все те же объяснения с единственным аргументом: «она попросила». Она попросила, черт возьми, и это стало веской причиной для нарушения приказа… М-да, это раз и навсегда объясняло наличие блокиратора… Вещь хороша… Мысль об опасности исчезла, не оформившись. При всех своих качествах вещь — раб, запуганная женщина, чья цель — ублажать господина… Это — гарантия. Гарантия на хорошую вещь.

— Уходишь?

— Да. Подготовка занимает уйму времени.

— До встречи. Только — во имя Неба хоть в этот раз не тащи с собой никого.

— Ну я же не могу бросить человека, который страдает.

— По чьей вине?

— По своей.

— Ах, да…

— Безысходность…

— От тоски не спасают падением.

— А мы?

— Мне вернуться к началу разговора?

— Только не это! Я не люблю убивать людей…

— …быстро.

— Да иди ты…

— Нет, это ты иди. А я тебя подожду…

Ожидание… Время стало песком на морском берегу — много, бескрайне много, но не удержишь в пальцах, сыплются песчинки-секунды, шелестят словно тихий бесцветный голос…

Тихий бесцветный голос, расчистивший Нэрду дороги ко всем намеченным целям. Хорошая вещь оказалась отличным оружием… Все было просто идеально, и в кои-то веки Нэрд мог позволить себе отдых. И любопытство. Последнее время его забавлял вопрос: почему Вещь говорит с кем угодно, кроме своего господина? Получив право свободно перемещаться по дворцу, Вещь ни минуты не сидела на месте. Болтала с прислугой и наложницами, часами торчала с капитаном, который сильно зауважал ее после первого знакомства, любовалась кошками, нашептыывая им что-то ласковое и мурлычащее… Но стоило в зоне досягаемости появиться хозяину, как Вещь немедленно замолкала, уходила в себя и ограничивалась в обении жестами и короткими репликами. И Нэрд почти был готов поверить, что для девушки это состояние естесственно — рабу должно держать язык за зубами, что разговор для нее — лишь возможность быть «хорошей вещью», он бы поверил, если б не… Если б лорд Нэрд не видел, что послужило причиной смерти лорда Сиэла — его вечного соперника, опаснейшего врага. Когда тихий бесцветный голос взметнулся под своды зала как пламя, взметнулся и опал, и могучий северянин Сиэл так и остался сидеть у камина, безвольно запрокину в голову, не замечая слез, текущих по щеккам, а в расширенных зрачках Вещи остывало, подергиваясь пеплом, счастье… Через два дня лорд Сиэл повесился, Нэрд напился и избил Вещь, но на следующее утро, после чудесного избавдения от жуткого похмелья, вся эта история казалась лишь пьяным бредом, и Нэрд забыл. Почти. По крайней мере, очень постарался. К тому же, у него были другие дела…

Но сейчас дел почти не было — как оказалось, быть первым человеком в Империи не так уж и затруднительно. Дел не было и было любопытство. Нэрд говорил несколько раз с капитаном, но ничего, кроме: «прекрасный человек, жаль, что невольница» не добился.

— Слушай, мой лорд, ну не умею я описывать людей. Сам с ней поговори… Она ж твоя…

Нэрд последний раз погладил Небесную и легонько шлепнул ее по спине. Кошка обиженно взмуркнула и побрела в вольер. «Не сердись, маленькая, — сказал он ей вслед. — Скоро мы опять будем вместе…»

Щелчок пальцами:

— Эй, как-тебя-там! Принеси, тьфу ты, позови сюда Вещь. Быстро.

Последнего он мог бы и не добавлять. Как только посылали за ней, Вещь объявлялась в считанные мгновения, словно и не ошивалась по дворцу, а ждала под дверью его приказаний.

— Господин?

Голос прошелестел, как падающие листья. Вот она — глаза опущены, плечи свернуты. И голос, и сама поза — воплощение покорности и желания угодить.

— Садись.

Она послушно опустилась на пол возле его ног.

— Я хотел бы поговорить с тобой.

Девушка подняла голову. Все как обычно: Вещь ждала приказаний. «Я могу быть горд собой, — насмешливо подумал Нэрд. — Все так любят ее разговоры, а я понимаю ее даже тогда, когда она молчит. Ибо, как утверждали древние — истина вне слов.» Но все же…

— Нет, пока я не хочу, чтоб ты работала. Просто поговорить, понимаешь?

Она не понимала. На лице — гримаса недоумения с легкой примесью страха… Невольница не может разобраться в новых извращениях хозяина… «Ну да… Господин, так мы еще не пробовали… — Нэрд с трудом сдержал ухмылку, вспоминая наложницу. — Только ты — не наложница, девочка. Ты — „хорошая вещь“, и я, черт возьми, хочу наконец знать все твои технические характеристики.»

— Поговори со мной, Вещь. Ты, я знаю, часами болтаешь с капинтаном — он говорил мне об этом, он мой хороший друг — ты разговариваешь с теми, на кого я укажу тебе, ты чешешь язык со слугами, общаешься даже с Небесной — но обходишь стороной меня. Или я кажусь тебе недостойным собеседником?

Недоумение исчезло, предоставив жизненное пространство чистейшему, без малейшей примеси, ужасу.

— Но я…

— Ты, Вещь, ты… Ты будешь говорить или ты будешь говорить?

Похоже, Вещь знала, что стоит за этими словами. Она сжалась, зрачки расширились, сделали глаза черными, девушка начала дрожать… На какое-то мгновение Нэрду стало жаль ее, но… Расширенные зрачки, напряженные губы в полуулыбке — крупная дрожь, бьющая тело… И Сиэл, через два дня вынутый из петли… Говори, девочка, говори! — мысли метались, словно отблески огня под сводами, словно летучая мышь страдания в расширенных зрачках… — Говори! Я почти готов поверить в истинность твоей боли. Еще бы, тяжело, страшно!.. Мучительно, черт возьми, изображать беззащитность и ужас перед разгневанным владыкой, когда сила уже рвется наружу. Не дрожи, малышка, я отличаю дрожь сдерживаемого потенциала от трепета перепуганной невольницы… Говори, ну же!..

— Говори, — повторил он вслух, и в словах прозвучал отблеск смертоносной стали.

— Господин… пощады…

— Говори, — такого Нэрда боялась вся Империя. Тихо, ровно, гармонично… И взгляд, и голос — воплощение холодного железа. И… это был вызов, на который не посмели ответить ни разу. Но…

Тихий бесцветный голос занял окружающее пространство, растворил сталь, растопил Лед…

— Видит Бог, я этого не хотела.

И на Нэрда обрушился поток тоски и безысходности. Страх и одиночество, бессмысленность каких-либо дел и желаний… Вот его солдаты, делающие ошибки и нарушающие приказ из-за двух-трех фраз чужачки… Вот враги, сломленные теми же словесными построениями — за месяц словом сделано то, что Нэрд не мог огнем и мечом достичь годами… Жизнь — бесцельна, любая цель — бессмысленна… А сам Нэрд настолько любит хорошие Вещи, что сам перестал быть чем-то отличным от неодушевленного предмета… Разум не фиксирует наличия какого-либо смысла хоть в чем-либо… Пустота… Безысходность… Невозможность что-либо изменить…

— Во всех инструкциях сказано — не направляйте оружие на себя, — печально пробормотала девушка. Она неспеша подошла к Нэрду, полулежащему в кресле, обняла его за плечи. Лорд не шевельнулся. — Ну вот, видит Бог, я этого не хотела!

— Ну какого черта ты его сюда притащила?! Я же просил!..

— Жалко…

— Кого?!. Ну спился бы, свихнулся, повесился бы в конце концов — тебе-то что?..

— Я говорю, жалко — хорошая вещь пропадет.

Все возвращалось на круги своя… От курева в пачке остались одни воспоминания, бренные останки мелочи отзванивали в полупустом кошельке панихиду по светлым денечкам…

И, как обычно — видит Бог…

Властительная леди Кэстар неспеша выбиралась с базара. Утро было искристо-солнечным, мышцы нового невольника затмевали великолепие утра, а радужное настроение соответствовало и первому, и второму…

— Благородная госпожа, купите хорошую вещь! Дешево отдам… Купите, благородная госпожа!..

Кэстар невольно покосилась в сторону, откуда раздавался гнусавый заунывный голос…