/ Language: Русский / Genre:child_sf / Series: Изумрудный город

Привидения из Элминга

Юрий Кузнецов


Юрий Кузнецов

Привидения из Элминга

Дом с привидениями

В осеннюю дождливую пору ирэнцы Ви и Ол предпочитали сидеть дома, выбрав местечко поуютней. Самым привлекательным было, конечно, кресло у камина. Оно такое большое, что ничего не стоит забраться на него с ногами, свернуться клубочком, а можно устроиться и вдвоём, когда совпадают свободные минутки, как, например, сегодня.

— Здесь нашёлся бы свободный уголок и для Виолы, — начал было Ол, но прикусил язык, вспомнив, что нарушил молчаливый уговор не вспоминать понапрасну про девочку, чтобы не расстраивать друг друга.

Виола, их дочка, осталась на Базе, а они были вынуждены срочно вернуться домой.

— Сегодня будет интересная передача по телевизору, — промолвила, как бы не расслышав, Ви. — Замок с привидениями!

— Сказка для детей среднего школьного возраста, — засмеялся Ол облегчённо, — немного ужаса, чуть — чуть юмора, а в конце концов побеждает дружба.

— Ты уверен, что привидений не существует? А элмы?!

— Есть, наверно, какие — то загадочные и пока необъяснимые явления. Но привидения… — Ол пожал плечами. — А элмы — это, скорее, не привидения, а духи, если уж пользоваться потусторонней терминологией… Хочешь, — хитро прищурился Ол, — я расскажу тебе старинную ирэнскую балладу:

Вот историю какую
Мне поведал старый Ол:
Он однажды напрямую
Ночью кладбищем прошёл.

— Бр — р—р, — поёжилась Ви. — Я бы умерла со страха!

— Вот — вот, — засмеялся Ол, — ты совсем как тот приятель, который на спор пошёл ночью на кладбище вбить осиновый кол в могилу вурдалака, чтобы тот перестал шастать по ночам. Вбить — то вбил, собрался уходить, а его кто — то сзади держит. Дёрнулся раз — другой, никак! Ну и умер, бедняга, со страха. А утром оказалось, что он себе колом полу пальто прибил к земле!

— Перестань, Ол, на ночь глядя страсти рассказывать, — попросила Ви. — Я теперь всю ночь не усну!

— Весь страх — от незнания! — назидательно — шутливо поднял вверх указательный палец Ол.

Но Ви не разделяла уверенности мужа. Ей всегда казалось, что кроме того, что известно, есть ещё что — то, может быть, не реально, но существующее.

За окном монотонно бормотал дождик, в сотый раз пересказывая листьям свою незамысловатую историю о круговороте воды в природе.

В камине, искусной имитации настоящего, с дровами и огнём, как бы потрескивали сучья, вспыхивали и гасли блики. Изредка, в соответствии с заложенной в компьютер программой, шипела вода и появлялась струйка дыма, как будто от сырых веток.

— Как там наша девочка? — не выдержала и Ви. — Хорошо бы, если бы она была сейчас с нами!

Оба только вздохнули. Хотя им и раньше приходилось расставаться, но на этот раз на душе было особенно тревожно. Впервые девочка осталась одна на чужой далёкой планете. И первые дни им особенно не хватало Виолы. Казалось, что она где — то здесь, рядом.

В смежной комнате что — то звякнуло. Оба насторожились. Что бы это могло быть? Эта комната была детской. Каких только игр и игрушек там не было! Комната напоминала музей детских игрушек, изготовленных из самых различных материалов, — от картона и материи до металла и пластика; разнообразных по принципу действия — от надувных до управляемых биотоками; всевозможных по своему виду — от простых свистулек до почти настоящих, только маленьких космических кораблей. Любой из ребят мог бы найти здесь такую игрушку, о которой мечтал всю жизнь.

Ол хотел было встать и пойти посмотреть, что там упало, но передумал. Мало ли что может звенеть, свистеть и шуметь в этом мирке заводных, почти живых игрушек. Пожалуй, он бы не очень удивился, если бы одна из них сейчас вошла, или вползла, или влетела к ним и пожелала спокойной ночи.

Однако звук повторился. „Похоже, кто — то расположился там, чтобы всерьёз поиграть на свободе, пока никто из взрослых не мешает!" — подумал Ол и поднялся, потревожив Ви.

— Подожди, я с тобой, — ухватилась она за рукав, — мне что — то не хочется оставаться одной!

— Трусишка, — улыбнулся Ол, — посмотрел бы кто-нибудь на космического волка, неоднократно побывавшего в антимире, в домашней обстановке!

Они потихоньку, на цыпочках, подкрались к детской. Дверь бесшумно отворилась.

Посреди холла, по серебристым рельсам детской железной дороги, постукивая на стыках и позванивая на стрелках, мчал поезд. А вокруг, удобно расположившись около станций и полустанков, сидели, стояли, лежали игрушки, между которыми, казалось, нет ничего общего, кроме разве что желания поиграть. Там собрались и Страшила из Изумрудного города Волшебной страны, и огромный осьминог, обитающий в глубинах земного океана, крылатый дракон и вездесущая амфибия с Ирэны, одинаково свободно чувствующая себя и в воде, и в воздухе.

— Привет, ребята, вы хорошо устроились! — только и смог произнести донельзя изумлённый Ол. — Не возьмёте ли и нас в компанию?

Он ожидал всего, что угодно: сейчас же все разбегутся по углам, вежливо поздороваются, может быть, даже захотят укусить.

Но в ответ — ни звука. Никто не повернул головы, не протянул лапы, не ойкнул. Только поезд, звякнув последний раз, нехотя остановился у вокзала.

— Они не хотят с нами водиться! — в прежней шутливой форме продолжал Ол, обращаясь к Ви.

Это был единственный способ дать ей прийти в себя, сделать вид, что нет ничего странного в той картине, которую они застали в детской. Подумаешь, игрушки собрались поиграть в железную дорогу, на то они и игрушки.

— Здесь есть кто-нибудь? — громко спросил Ол.

Опять никто не ответил. Ол и Ви обошли всю комнату, но никого не обнаружили.

— Попробуем ещё разок! — предложила Ви, правда, без надежды на успех.

Они попробовали, сейчас уже более тщательно, обнаружить маленького плутишку. Переворошили все груды игрушек, передвинули все столики и шкафчики. Бесполезно! Никого не было. Оставалось предположить, что железная дорога сработала случайно.

Через некоторое время в детской опять раздался звонок. Ол осмотрел комнату. Там всё оставалось как прежде. Игрушки сидели по своим местам, поезд мчался по кругу. Ол взглянул на сенсорный выключатель, который позволял прикосновением пальцев управлять железной дорогой и висел на шнуре над ней, немного сбоку, чтобы можно было регулировать движение, сидя рядом с дорогой.

Выключатель раскачивался на шнуре, как будто его только что выпустили из рук.

Ол осмотрелся вокруг и, не найдя ничего подозрительного, перевел взгляд на Ви. Зубы ее стучали. Сама она тоже слегка вздрагивала, но в целом держалась молодцом.

Ол протянул руку, чтобы погладить Ви по голове. Между пальцами и волосами проскочили искры.

— Да ты наэлектризована, как шаровая молния, — заметил Ол. — Смотри, как бы нам не устроить пожар.

От его спокойного голоса зубы Ви наконец перестали стучать, как кастаньеты.

Вдруг Ви дёрнула мужа за рукав и приложила палец к губам:

— Тише! В гостиной кто — то есть!

Они на цыпочках пробрались через холл к дверям гостиной.

Ол осторожно приоткрыл дверь.

В гостиной спорили двое: большое кресло и мягкий гостиный стул. Они придвинулись почти вплотную друг к другу, касаясь подлокотниками, покачивались, поскрипывали, проминались. Всё было так, как будто встретились два приятеля.

Ол взглянул на побледневшую Ви и, взяв её под локоть, прошептал чуть слышно:

— Ты что, в самом деле считаешь, что им не о чём побеседовать? Смотри, у них даже обшивка одинаковая. Может, они из одного гостиного гарнитура?!

Однако даже этого шёпота было достаточно, чтобы спугнуть беседующих. Они замерли.

Ол решительно вошёл в гостиную, почти втащив за собой Ви.

— Надеюсь, мы вам не очень помешали? — учтиво обратился он к Стулу и Креслу. — Прошу вас, продолжайте, мы только пройдём наверх, в спальню.

Те продолжали безмолвствовать.

— Ну что ж, если нет возражений, тогда мы расположимся здесь.

Ол направился к своему любимому креслу.

— Подожди, Ол, — взмолилась Ви, — давай не будем садиться на них. Я… я боюсь. Мне кажется, они живые!

— Ерунда, — пресёк её возражения Ол. — Что же нам теперь бояться своих кресел?! Просто, я думаю, кто — то посидел на них в наше отсутствие, а теперь вежливо уступил места хозяевам.

Кресла одобрительно скрипнули и подкатились к ним, радушно подставляя свои мягкие бока.

Ви попятилась, запнулась обо что — то и чуть не упала, но кресло успело подскочить сзади и поймало её, подставив сидение.

Ол удовольствовался стулом.

— Вот это комфорт, — восхищённо обратился Ол к жене. Но та сидела, как на горячей сковороде, судорожно вцепившись в подлокотники, стараясь как можно меньше касаться кресла, и слегка постанывала.

— Ви, как не стыдно, — укорил Ол, — гости подумают, что ты впервые катаешься на кресле — привидении.

Ви взвилась в воздух, как ракета, но иранское притяжение пересилило, и она снова оказалась в мягких объятиях кресла.

— Смотри — ка, Ви, ты в отличной форме, хоть сейчас на Базу!

Ви рассердилась и снова обрела утраченное было душевное равновесие.

— Кто утверждал, что привидений не существует? Теперь убедился?!

Она фыркнула, как рассерженная кошка, и, пересилив себя, плотно уселась в кресле, даже подобрала под себя ноги.

— Вот так вот! — И показала Олу язык.

— Теперь я узнаю свою Ви, — засмеялся Ол. — Можно приступать к обсуждению!

Кресло и стул на время успокоились, чего нельзя было сказать про Ола и Ви. Шутка ли сказать, в доме завелись привидения! Хотя, по — видимому, не по своей воле и с самыми мирными намерениями, невидимые и неслышимые. Не так уж приятно, конечно, ощущать свою полную беспомощность и жить, как под стеклянным колпаком, у привидений на виду. Если бы можно было видеть и слышать друг друга!

Так рассуждали между собой Ол и Ви. Им показалось даже, что при последних словах в комнате кто — то вздохнул… Нет, просто скрипнули пружины кресла.

Знакомство

Олу и Ви недолго пришлось мечтать о беседе с привидениями. Дверь детской комнаты широко распахнулась и…

Ол здорово приукрасил, когда, услышав в первый раз шум в детской комнате, подумал, что не удивился бы, если бы в гостиную вошла, вползла или влетела одна из игрушек. Удивился, да ещё как!

Правда, справедливости ради нужно заметить, что в гостиную явилась целая делегация, причём один вошёл, один вполз, а влетело сразу двое. Впереди гордо, заломив набекрень шляпу, вышагивал Страшила, соломенное пугало, Правитель Изумрудного города Волшебной страны, которая находится в Соединённых Штатах Америки, государстве планеты Земля. Его приход ещё можно было пережить спокойно. Но вслед за ним, шлёпая о пол щупальцами, как старый колёсный пароход плицами о воду, вкатился осьминог.

Ви замерла.

Следующий пришелец внушал к себе невольное почтение. Это был дракон. Длинное туловище на массивных лапах поддерживали перепончатые крылья очень даже приличного размера для такой гостиной. Это подтвердила с жалобным звоном упавшая с полочки хрустальная ваза, задетая драконом.

— Дзинь — динь — динь, — пролепетала она, — меня, кажется, совсем разбили. Какой ужас!

По выражению лица Ви Ол догадался, что она полностью разделяет точку зрения вазы на происходящие события.

Впорхнувшая самой последней, очевидно, на правах хозяйки, местная, с Ирэны, амфибия, похожая на выпеченную из теста баранку, не произвела того впечатления, какого, несомненно, заслуживала.

Ви, которая вскочила было при появлении новой напасти, рухнула в кресло, Она уже забыла, что кресло было любезно предоставлено ей привидением.

Ол довольно быстро оправился от изумления, вызванного столь чудесным воплощением его слов, выступил вперёд, как бы невзначай заслонив собой более впечатлительную жену.

— Чем обязаны, господа? — вдруг выпалил он, откопав где — то в закоулках своей обширной памяти земное обращение, отдавая дань тому, что всё — таки трое из посетителей — земляне.

Страшила снял шляпу и неуклюже поклонился.

— Я — Костя, мальчик с Земли! — неуверенно выговорил он.

У Ви округлились глаза.

— Вот так мальчик! — прошептала Ви.

— Да, именно мальчик. — произнес Страшила — Костя. — Но если хотите, я могу превратиться во льва. В детской есть подходящий…

— Нет, нет, — испуганно возразила Ви, вспомнив огромного пещерного льва, грозно поблескивающего жёлтыми глазами в углу. — Ты вполне симпатичное чучело!

— А ты, наверно, гигантский осьминог Дофлейна? — обратился Ол к осьминогу, перехватив инициативу.

Осьминог утвердительно защёлкал клювом. Понятно, что разговаривали, конечно, не игрушки, а привидения — земляне, вселившиеся в игрушки.

— Кузьмич я буду! Охотник — промысловик. Вы уж простите великодушно меня за разбитую посудину — то! — виновато прогрохотало крылатое чудовище, заметив обращённые на него вопросительные взгляды Ола и Ви. — Уговорился проводить профессора до Могильного мыса, да вот попали с ним в катавасию.

Зверь махнул крылом в сторону неподвижно висящей в воздухе амфибии — баранки.

— Виктор Степанович, профессиональный бродяга — геолог и путешественник, — в свою очередь представилась амфибия, после чего мягко спланировала на пол, стараясь больше не привлекать к себе внимания. Очевидно, учёный чувствовал себя не вполне уверенно в оболочке такой легкомысленной особы.

— Ну вот и познакомились, — облегчённо вздохнул Ол, — самое трудное — это первый контакт, когда не знаешь, чего ждать друг от друга.

— Мне кажется, вы не имеете ни малейшего представления, как и куда попали?.. — спросила Ви.

— Совершенно верно, — поддержал Ви геолог — землянин. — Мы с Кузьмичом, Костя и осьминог попали сюда из разных мест каким — то необычным образом. Общим является только то, что своим появлением здесь мы все обязаны большим камням — валунам серо — синего цвета, вблизи которых, а потом и внутри которых, мы оказались. Да ещё, пожалуй, то, что мы попали в одно и то же место и в одинаково странном состоянии. Не то люди — невидимки, не то духи — привидения! Полагаю, что и для вас наше появление стало неожиданностью и, можно догадаться, не совсем приятной.

Ол и Ви смущённо переглянулись.

— Мы не совсем ещё привыкли к нашему полупризрачному состоянию и натворили немало глупостей, за которые просим нас извинить…

— Ну что вы, что вы, — с жаром перебил Ол, — мы всегда рады гостям, можете делать здесь всё, что угодно, и оставаться сколько вам заблагорассудится. Нас действительно поначалу несколько смутил ваш внешний вид, вернее, отсутствие такового сначала и неожиданно необычный — сейчас. Но теперь всё встало на свои места, и мы можем беседовать к нашему обоюдному удовольствию.

— Да — да, — продолжил Виктор Степанович, — мы поняли, что вам хотелось бы увидеть нас в более привычном виде и, не желая надолго оттягивать беседу, приоделись в то, что оказалось под рукой.

— Больше всего повезло осьминогу. Он оказался, можно сказать, в собственной шкуре, — заметила Ви.

— Я тоже не жалуюсь, — засмеялся Костя. — Страшила неплохой парень.

— А тебе как, Кузьмич? — спросил геолог своего спутника. — Не жмёт костюмчик?

— Бедному вору всё впору, — пошутил охотник и добавил, — ладный зверь, добротно сколочен. Под стать нашему хозяину тайги — медведю.

— Как раз по тебе, — подтвердил Виктор Степанович, — привык дома у старухи в избе посуду ненароком на пол смахивать, так и здесь не удержался.

— Я же не нарочно, — сконфуженно прогудел Кузьмич, — тесновато тут с крыльями — то!

— Посуда бьётся к счастью, — улыбнулась Ви.

— То — то, я смотрю, ты нет — нет да и разобьёшь на кухне тарелку — другую, — не удержался Ол. — Как взгрустнётся иной раз, и чего это я, мол, сегодня такая несчастная, так бабах тарелочку, сразу как — то веселей становится, радостней на душе. Много ли надо для счастья!

Все расхохотались.

— Ну а мне — что осталось, — закончил геолог. — Но лучше бублик, чем дырка от бублика, — притворно вздохнул он.

Упоминание о Земле вернуло всех к разговору о том, как и где они оказались.

Костя — Страшила рассказал, как он, запуская бумажного змея, сорвался с кручи в Гиблом овраге и оказался парящим в воздухе. А когда глянул вниз, то приземляться в этом месте ему не очень захотелось. Ещё бы! Под ним находилась огромная свалка, занимая площадь в несколько километров в диаметре и представляя собой почти правильный круг. Груды камней, развалины домов, останки каких — то механизмов и уйма ещё всякой всячины, с высоты не разобрать, из чего состоящей. Всё это было густо переплетено зелёно — серой сеткой деревьев, кустарников, травы.

Только где — то вдалеке Костя заметил внешне ухоженный зелёный оазис, крышу дома и блеснувшее зеркальце воды. Очевидно, это было небольшое озеро или пруд.

«Вот бы где мне оказаться», — подумал мальчик.

И точно подчиняясь его желанию, неведомая сила, которая несла его в воздухе, изменила направление и повлекла Костю прямо к этому зелёному островку.

«Вот это да! — удивился он. — Оказывается, я могу по своему желанию лететь куда захочу.» До сих пор он мог ещё, правда, с трудом, различать свои руки и ноги по светящемуся контуру и ореолу вокруг них, но свечение постепенно ослабевало и вдруг совсем исчезло. Костя пошевелил руками, ногами. Всё было на месте и в полном порядке, если не считать, что он превратился в человека — невидимку.

«Вот здорово, — сначала обрадовался мальчик. — Если к этому ещё добавить, что я могу по моему хотению оказаться там, где захочу, то это вообще не жизнь, а сказка: тут тебе и по щучьему велению, и шапка — невидимка, и сапоги — скороходы, и ковёр — самолёт…» Костя знал и любил сказки, так что перечисление чудес могло затянуться надолго. Однако он вовремя вспомнил, что пока ещё не знает, где оказался и как отсюда выбраться.

«Для начала неплохо бы вернуться назад, в тоннель», — решил Костя. Едва он подумал об этом, как почувствовал, что летит.

«Ура, работает», — обрадовался он.

Но, как оказалось, радоваться было ещё рано. Костя со всего размаху ударился о какую — то преграду, как о туго натянутый батут, тот спружинил так, что Костя рикошетом отлетел далеко в сторону.

«Не беда, — подумал он, — попробуем в другом месте!»

Ему пришлось потратить немало времени, чтобы убедиться в бесполезности всяких попыток вернуться туда, откуда пришёл. Не помогли ни лихие наскоки на барьер на всей скорости, ни подкрадывание к нему вплотную потихоньку. Вся свалка оказалась окружена куполообразной защитной стенкой.

«Ладно, попробуем выяснить тогда, куда я попал!»

Костя вспомнил об увиденном им сверху домике и решил попытать счастья там. Может быть, жители помогут ему разобраться со всеми этими чудесами.

«Пусть я окажусь в доме!» — приказал Костя своему неизвестному носителю.

— Так вот я оказался в детской, — закончил Страшила — Костя свой рассказ.

Ви и Ол слушали его, не перебивая.

Истории других землян отличались только началом.

Осьминог попал в тоннель, улепётывая от акулы.

Виктор Степанович и его проводник Кузьмич попали на Ирэну прямо с Могильного мыса.

Так же, как и Костя, все они, исследуя окрестности, наткнулись на дом, в котором жили ирэнцы. Беседа затянулась до поздней ночи. Поэтому Ол предложил ее прервать, чтобы отдохнуть.

Визит массаров

Эту ночь ирэнцы спали спокойно, не опасаясь каких — либо неожиданностей. А утром их ожидал приятный сюрприз. Когда Ол и Ви спустились в кухню, стол был уже накрыт.

— Полюбуйся — ка, Ви, — воскликнул довольный Ол. — Как тебе это нравится? Так скоро ты останешься без работы. Мы нечаянно обзавелись хорошими помощниками. Не хватает только, чтобы кто-нибудь вошёл и объявил: «Кушать подано!»

Земляне — привидения деликатно избавили ирэнцев от своего присутствия, ожидая приглашения к продолжению разговора в детской.

После завтрака ирэнцы перешли в гостиную и пригласили туда землян.

Когда все собрались и устроились кому где удобно, Ол приступил к своему рассказу.

— Не знаю, как вам это понравится, — начал он, сразу взяв быка за рога, — но вы оказались в антимире, на планете Ирэна. Нашим учёным удалось связать две наши планеты, Землю и Ирэну, синхротоннелями, проходящими через Страну элмов. При перелёте с Ирэны на Землю или наоборот человек разделяется на два существа, которых и людьми — то уже не назовёшь. В Стране элмов остаётся волновая копия, человек — элм, и на планете появляется человек — элм. Можно назвать его ещё духом, или привидением. Да что я вам объясняю, — спохватился Ол, — вы это уже сами на себе испытали! Мы тоже были в таком положении, когда летали на Землю. В другом случае перелет осуществляется на корабле — синхролёте. При этом в стране элмов не остаётся волновой копии, а на Земле появляются обычные люди — ирэнцы. На Земле существует несколько баз ирэнцев, которые находятся в труднодоступных местах.

— А зачем, собственно, нужны вам эти базы? — спросил геолог.

— Наша планета старше Земли. У нас уже не хватает нужных полезных ископаемых, которые мы и добываем на базах. Кроме того, есть и ещё одна причина…

Ол замялся немного, решая, стоит ли рассказывать об этом, а потом всё — таки решился.

— У нас на Ирэне существуют два противоположных лагеря, отличающиеся взглядами на мир: массары и витанты.

Массары считают, что мы должны просто — напросто захватить Землю, как более молодую, богатую и перспективную планету, и переселиться на неё.

Витанты против таких действий. Мы, — обмолвился Ол, ясно показав, к какому лагерю он себя относит, — думаем, что создание баз и переселение на Землю должны обсуждаться вместе с землянами и только с их согласия. Но все руководящие посты и должности заняты массарами. Они оттеснили витантов на второй план. Мы пока вынуждены сотрудничать с ними.

Массары сейчас воплощают в жизнь один из своих самых ужасных планов. Создана установка трансмутации, то есть превращения захваченных на Земле людей в ирэнцев. Ирэнцы переправляются на Землю и под видов землян живут там, стараясь проникнуть во все сферы деятельности людей, занять высокие посты и окружить себя преданными людьми. Так незаметно осуществляется захват Земли. Я думаю, — продолжал Ол, — сейчас у нас с вами главная задача — найти способ вернуть вас на Землю. А там вы будете уже искать возможности выявления таких людей!

Через несколько дней массары должны объяснить, зачем вызвали нас с Базы. Нам кажется, что речь пойдёт о создании портативного устройства для индивидуального перелёта сквозь тоннель без превращения в элма. Такое устройство по заданной программе может обеспечить остановку в Стране элмов на нужное время, чтобы попасть в прошлое или будущее. Я не так давно уже участвовал в испытаниях первых экспериментальных образцов.

— Неужели уже так близко подошли к созданию машины времени? — удивился Виктор Степанович. — У нас об этом пока только фантасты пишут.

— Я уже говорил, что мы намного обогнали вашу планету в развитии. Но как бы это не обратилось нам всем во вред.

— Ол, — взмолился Костя, — расскажите, пожалуйста, как вы летали во времени. Со стороны я уже видел и прошлое, и будущее. Но как там побывать?!

— О, да ты заядлый путешественник! — засмеялся Ол. — Я вижу, тебя не испугали ни синхротоннель, ни превращение в элма.

Костя смутился от такой похвалы.

— Признаться, — ответил он, — мне частенько было не по себе, особенно, когда встречался с самим собой…

В это время раздался мелодичный звон дверного колокольчика, затем дверь распахнулась, и в гостиную вошли двое ирэнцев.

— Было не заперто, — словно оправдываясь, пояснил один из них.

— Здравствуйте, рады приветствовать вас дома, на Ирэне, — радушно произнёс второй.

Ол и Ви встали им навстречу и тоже поздоровались лёгким наклоном головы.

— Для гостей у нас двери всегда открыты, — произнёс Ол. — Проходите, располагайтесь поудобней.

Массары, а это были они, с любопытством оглядели комнату, взгляды их остановились на лежащих на полу больших игрушках, сделанных так искусно, что они выглядели как живые.

— Что это у вас за чудовища? — с интересом спросил один из массаров, брезгливо потрогав ногой щупальце осьминога. — Мы слышали из — за двери голоса, думали, что мы не первые сегодня, кто решил вас навестить, но никак не ожидали застать такую странную команду…

— Да вот, решили выбрать несколько игрушек для Виолы, — виновато улыбнувшись, ответила Ви. — Обсуждали, что ей больше понравится, и так увлеклись, что начали за них разговаривать. Ол такой выдумщик, устроил целый спектакль!

— А почему такой выбор игрушек, ведь ночью наткнёшься, испугаться можно?

— Вы знаете, Виола у нас такая фантазёрка, ей нравится всё необычное, сказочное. Вот и приходится искать, что пооригинальней! Кстати, — переменила тему разговора Ви, — как там, на Базе, у неё дела? У вас есть какие-нибудь сведения оттуда?

— Да, вчера прибыл с Земли один из синхролётов. С ней всё в порядке! Есть информация и из Страны элмов. Виола познакомилась с каким — то мальчишкой — элмом с Земли, так что теперь ей есть с кем поболтать. Да, насчёт мальчишки! Мы пока не знаем, как он попал в синхротоннель, — массар довольно бесцеремонно спихнул со стула Страшилу; тот, как тряпичный мешок, шлёпнулся на пол. — Но он наверняка должен появиться где — то вблизи элминга (место выхода синхротоннеля на поверхность Ирэны, окружённое силовым защитным барьером), если что — то узнаете, дайте знать в Центр. Они вышлют машину — ловушку, чтобы поймать его и отправить в изолятор.

Массар хотел сесть на свободный теперь стул, но тот незаметно чуть — чуть отодвинулся, и ирэнец грохнулся на пол, взбрыкнув в воздухе ногами.

Это Страшила — Костя слегка потянул стул за ножки на себя, отомстив за невежливое обращение.

Массар вскочил и, потирая ушибленное место, подозрительно оглядел стул. Тот стоял как ни в чём не бывало.

— Вы не ушиблись? — участливо поинтересовался Ол, который заметил проделку Кости.

— Ничего — ничего! Кажется, немножко промахнулся, — пробормотал массар, искоса поглядывая на стул, но не решаясь повторить попытку присесть. — Мы, собственно, на минутку. Зашли справиться о вашем самочувствии и передать, что завтра вас ждут в Центре. Есть интересная работа! Мы сейчас испытываем новый тип синхролёта, вартмалёт, который может… В общем, узнаете, когда придёте! — неожиданно закончил массар.

— Я обязательно приду, — заверил Ол.

— Чем быстрее мы закончим работу здесь, тем скорее вернёмся на Базу, к нашей крошке, — добавила Ви.

— Разумеется! — подхватил массар. — Если эксперимент окажется удачным, вам, скорее всего, не придётся возвращаться на Базу. Вы здесь будете нужнее. А Виола тотчас окажется дома, на Ирэне!

С этими словами массары повернулись, чтобы уйти. Однако на этот раз не повезло второму массару, который молча стоял поодаль, рядом с осьминогом. Он запнулся о вытянутые щупальца и растянулся во весь рост. Это произошло так неожиданно для него, что ирэнец не успел даже подставить руки и набил на лбу приличную шишку, которая почти на глазах начала синеть.

Ви отвернулась, чтобы не выдать себя улыбкой, а Ол подскочил к массару и помог ему подняться, заботливо отряхивая его костюм от воображаемой пыли, хотя пол был безукоризненно чист.

— Что это сегодня с вами, ребята? — поинтересовался неугомонный Ол. — Координация нарушена?

Он любезно проводил гостей на крыльцо и протянул руку для прощания. Массары не успели ответить ему тем же. Порыв ветра с такой силой распахнул не до конца прикрытую дверь, что обоих массаров снесло с крыльца в бархатисто — зелёные на вид, но колючие, как розы, кусты, окаймляющие дорожку к дому. Когда они выбрались оттуда, вид у них был довольно плачевным. Вместо элегантных джентльменов перед Олом стояли два оборванца, покрытые царапинами и шишками.

— Извините, у нас в доме такой сквозняк, — сокрушённо развёл руками Ол. — Иногда ветер воет, как стая голодных волков. Вы обратили внимание, что окна дома смотрят прямо на элминг. Может быть, оттуда дует ветер?

— Мы разберёмся, откуда у вас дует ветер! — многозначительно пообещал один из них. — До свидания!

Массары уныло, как побитые собаки, побрели прочь.

Ол вернулся в гостиную и только здесь дал волю душившему его смеху. Он хохотал так, что на глаза навернулись слёзы. Ему заливисто вторила Ви. Земляне тоже не остались в стороне от общего веселья.

— Здорово, Кузьмич, ты их с крыльца шуганул! — смеялся Виктор Степанович.

— Да я только крылом слегка махнул, — лукаво оправдывался охотник.

Осьминог колесом прошёлся по комнате, выражая свой восторг.

Только Страшила так и оставался лежать подле стула, обманувшего массара. Ол подошёл к нему, поднял и усадил на стул. Страшила остался безучастен.

— Косточка! — окликнула Ви. — Ты слышал, твой двойник успел подружиться с Виолой, пока мы собирались вас познакомить?

Ответом было молчание.

— Его нет в гостиной! — воскликнул Виктор Степанович.

Элмы — привидения хоть и были невидимы для людей, могли запросто различать друг друга и общаться между собой.

— Наверно, он решил проводить массаров, чтобы им было не так скучно добираться до Центра, — предположил Ол. — Только бы он не трогал их больше. Мне кажется, массары не поверили, что всё, что с ними произошло, — чистая случайность. Как бы они не заподозрили, что это проделки элмов. Уже известно, что на Ирэне появился мальчишка — элм.

В центре синхронавтики

Как только массары отошли подальше от дома витантов, их показную приветливость как рукой сняло.

— Нужно выяснить, откуда у них дует ветер, — повторил свою угрозу один из них. — Не с элминга ли?! Может быть, они свели знакомство с этим мальчишкой — элмом? Не мог я промахнуться, когда садился на стул!

— Да и я не мог споткнуться об эти противные щупальца. Мне показалось, что одно из них обвилось вокруг ноги и дёрнуло за неё! — добавил второй массар. — Не говоря уж о том, что нас просто вышибли из дома, смахнув в кусты. Испортить такой хороший костюм!

Массар с сожалением оглядел себя. — Если бы этот Ол не был так нужен Центру, он бы очень пожалел о нашей встрече!

— А чем он уж так знаменит, что без него никак не обойтись? — спросил первый массар, не так давно работающий в Центре.

— О, это известный синхролётчик! Ты знаешь, что при прокладке синхротоннелей невозможно точно попасть в нужное время и место на другой планете. Ол, с его способностью к языкам и умением устанавливать контакты с другими существами, творит чудеса. Он обычно летит на первом синхролёте и определяет, где находится выход из синхротоннеля. И вообще это опасная профессия — синхролётчик — испытатель. Можно попасть в аварию и навсегда застрять где-нибудь в безвременьи.

Всё это время невидимый Костя следовал за массарами.

«Попробую проникнуть вместе с массарами в Центр! — решил он. — Может быть, узнаю что-нибудь об их замыслах!»

Массары, а вместе с ними и Костя, дошли до здания Центра синхронавтики. Оно напоминало большую хрустальную вазу, опрокинутую кверху донышком, высотой не больше обычного двухэтажного дома. Костя пока ещё не знал, что большая часть Центра находилась под землёй. Там были исследовательские лаборатории, цеха, в которых изготавливались синхролёты, и ещё много — много вспомогательных помещений.

Массары вошли в здание, предъявив пропуска. Костя последовал за ними в лифт. Этот лифт был совсем не похож на обшарпанные коробочки, с которыми Косте приходилось иметь дело у себя дома, на Земле. Те лифты или имели привычку застревать между этажами в самое неподходящее время, когда Костя опаздывал в школу, или вообще не слушались ни одной из кнопок: нажимай не нажимай, стояли как вкопанные. Непременным их украшением была вечная формула, нацарапанная большими, разбегающимися вкривь и вкось буквами: «Таня + Витя = л.» Кроме этого, обычно на самом видном месте красовалась картошина, пронизанная кривым зазубренным прутиком, — сердце, пронзённое стрелой.

В ирэнском же лифте не было никаких кнопочек. Он управлялся голосом или просто мыслью о нужном этаже. К несчастью для ирэнцев, именно эта слишком совершенная техника их и подвела. В то время как массары мысленно приказали лифту двигаться на свой 27—й этаж вниз, Костя машинально подумал о том, что ему надо бы на шестой там, дома. Он успел подумать немного раньше, чем ирэнцы. Лифт послушно взмыл вверх, но так как шестого этажа в двухэтажном доме не нашлось, он плавно затормозил под самой крышей, можно сказать, на чердаке, где не было никаких лабораторий, а размещалось хитросплетение всевозможных труб, снабжающих Центр водой, воздухом, теплом и другими необходимыми веществами. Лифт, как гостеприимный хозяин, радушно распахнул обе створки дверей. Массары вышли из лифта и остолбенели. Вместо привычного полукруглого коридора и знакомой двери своей исследовательской лаборатории они увидели какие — то трубы, как змеи, расползающиеся в разные стороны. «Куда это нас занесло?!» — можно было без труда прочитать в широко открытых глазах. Они неловко, боком, попятились к дверям лифта, но умудрились запнуться о какую — то трубу и рухнули прямо в лифт. Если бы Костя не был элмом, ему при этом тоже досталось бы на орехи. Лифт счел, что его задача выполнена, и мягко захлопнул створки. Это падение не прибавило элегантности к внешнему виду массаров.

— Что — то мы с тобой сегодня все падаем? — обратился один ирэнец к другому, правда, без особой надежды получить ответ. — Там, в доме Ола, мы заподозрили что — то неладное, но здесь — то, в Центре, откуда возьмутся элмы?

Второй массар промолчал, но по нему было видно, что он вовсе не исключает такую возможность. Не сами же по себе они закатились на чердак.

— 27—й этаж вниз, — на этот раз голосом скомандовал ирэнец.

Костя уже сообразил, что не без его участия лифт поднялся наверх, поэтому путешествие на этот раз обошлось без приключений. Лифт благополучно добрался до 27 этажа и раскрыл двери. Массары с опаской выглянули наружу и убедились, что попали на свой этаж. Но пока они так осторожничали, промежуток времени, отпущенный лифтом на выход и рассчитанный не на таких запуганных людей, как эти массары, закончился. Створки дверей бесшумно захлопнулись, прищемив одному из массаров полу костюма. Когда тот попытался шагнуть вперед, то вдруг понял, что его кто — то держит.

— А — а—а, — разнесло эхо его крик по коридорами этажам Центра. Массар уцепился за товарища, оба рванулись, как будто за ними по пятам гналось чудовище, только и мечтающее попробовать, каковы они на вкус.

Раздался треск разрываемой материи, двери лифта щелкнули, как челюсти, неохотно выпуская добычу.

Массары вырвались на свободу, но по инерции не могли сразу остановиться, с грохотом врезались в дверь своей лаборатории и упали, устроив кучу — малу возле неё.

Услышав сначала вопль, а затем удар в дверь, один из сотрудников встал и попытался открыть её. Дверь не поддавалась. Навалившись изо всех сил, он все — таки сдвинул обоих приятелей и защемил между дверью и стеной, выжав из них парочку сердитых выражений. Он заглянул за дверь и, узнав своих товарищей, произнес слегка удивлённо:

— Привет, ребята! Вы чего это здесь загораете? Шеф уже целый час ждёт как на иголках!

Словно в подтверждение этому, по громкоговорящей связи раздался голос:

— Нела и Дина (так звали уже знакомых нам массаров) просят срочно зайти к Ору!

Массары быстренько вскочили и стали приводить в порядок свою одежду, вернее, то, что раньше ею называлось.

Коллега скептически посмотрел на их старания:

— Похоже, что вы добирались до Центра по — пластунски и не упустили случая поваляться попутно в кустарнике!

Нел, пришпиливая булавкой почти оторванную полу пиджака, что — то проворчал по поводу элмов, которых проклятый Ол напустил на них.

Дин, отчаявшись придать своему костюму приличный вид, сбегал в лабораторию и принёс два рабочих халата, которые, впрочем, выглядели довольно нарядно благодаря своей белизне и изящному покрою.

Нел и Дин робко заглянули в кабинет к своему начальнику Ору, не без основания опасаясь получить нахлобучку за опоздание. Однако тот дружески поприветствовал их, предложил рассесться поудобнее и подробно рассказать о встрече с Олом.

Массары коротко доложили всё наиболее существенное о своем визите, не преминув сообщить о странных играх Ола и Ви с такой разношёрстной компанией кукол, о своих злоключениях на всем пути от дома Ола до Центра. Правда, их рассказ прозвучал как гимн мужеству и бесстрашию в неравной борьбе с невидимым противником. Они в конце концов даже расстегнули халаты и продемонстрировали вещественные доказательства этой борьбы в виде многочисленных дырок и грязных пятен на одежде.

Костя, который, конечно же, находился тут, в кабинете, только улыбался, слушая их бахвальство.

Ор сделал вид, что всё принял за чистую монету, поблагодарил Дина и Нела и даже отпустил их пораньше с работы переодеться и отдохнуть.

— Но завтра с раннего утра — ко мне!

Косте нужно было срочно решать, что делать: последовать за массарами или остаться здесь, в Центре?! Он выбрал последнее. Дорогу назад, к дому Ола, Костя запомнил, а про планы массаров ничего пока не разузнал.

Ор встал, прошёлся по кабинету, размышляя вслух. Ребята, конечно, слегка прихвастнули о своих приключениях, но из их рассказа можно сделать важный вывод: в окрестностях Центра, а возможно, и в самом Центре, происходят события, позволяющие подозревать появление землянина — элма.

Не исключено, что это — тот самый мальчишка, про которого сообщили разведчики из Страны элмов. Нужно выяснить, не вошёл ли он в контакт с витантами Олом и Ви. Пожалуй, следует установить наблюдение за домом Ола и усилить охрану Центра!

Костя навострил уши. Это касалось его и его друзей.

«Не пора ли сматывать удочки?! — подумал он. — Неплохо бы, конечно, посмотреть на эти самые синхролёты и вартмалёты, но кто его знает, что здесь за охрана? Может быть, такой же силовой барьер, как около элминга, тогда вообще отсюда не выберешься потом!»

Ор словно прочитал мысли мальчика. Он нажал какую — то кнопку на столе и приказал:

— Установить охрану Центра по режиму «Э — два». Группе охраны оцепить элминг!

Режим «Э — два» предусматривал введение двойного барьера, исключающего как проникновение элмов на территорию, так и выход их из Центра.

Костя почувствовал неладное, и ему очень захотелось оказаться сейчас же в доме Ола.

Это было, как удар молнии. Желание Кости оказалось настолько сильным, что он моментально проскочил все двадцать семь этажей, оставив на своём пути едва заметный обугленный след, и буквально за несколько секунд до установки барьера по режиму «Э — два» вылетел за пределы территории Центра.

Элминг

С исчезновением Кости беседа между витантами и землянами — элмами как — то разладилась. Возможно, причиной тому было беспокойство за мальчика.

Ви включила телевизор и плотно зашторила окна. Диктор с экрана объявил, что будет показана следующая серия фильма «Замок с привидениями».

Все развернулись к экрану, только Страшила продолжал лежать на полу.

Мрачная громада замка нависла над зрителями. Стены сложены из огромных, слегка обтёсанных валунов. На замке, на самом верху стены, меж зубцами, едва различима белая фигура, одетая в саван, который то подхватывается порывами ветра, то повисает понуро.

Фигура начинает увеличиваться, приближаться и скоро разрастается во весь экран. Порыв ветра широко распахивает истлевшие лохмотья. Под ними — пустота! Нестерпимый блеск молнии проявляет прячущийся в складках хрустальный череп.

Молния вырывается из пустых глазниц двумя сверкающими лучами, на мгновение ослепив зрителей. Могильную тишину нарушает запоздавший раскат грома! Вдруг экран телевизора в гостиной погас. Словно отблеск той молнии, комнату перечеркнул фосфоресцирующий след, и посреди гостиной возник какой — то размытый предмет — призрак. Он постоял, слегка покачиваясь, словно проверяя свою устойчивость, а затем направился к зрителям, ещё полуослепшим и полуоглохшим после последних аккордов телевизионной грозы.

Все замерли. А дракон — Кузьмич вдруг неуклюже попытался перекрестить крылом морду.

Раздался голос, как — то особенно звонкий после такой напряжённой тишины:

— А вот и я! Почему у вас так темно, словно в чулане деда Григория?

Это вернулся Костя, оживив своего Страшилу. Ви облегчённо, прерывисто вздохнула — всхлипнула, разрядив обстановку.

— Костя, ты опять до смерти перепугал нашу поклонницу привидений. Настоящий Страшила может тобой гордиться. Из тебя получилось неплохое чучело! — сказал Ол.

— Не чучело, а пугало! — обиженно поправил лингвиста Костя. — Но мне сейчас не до шуток. Я чуть не сгорел, как метеорит в верхних слоях атмосферы, пока удирал из Центра. Все двадцать семь полов и потолков головой прошиб насквозь. По — моему, это можно занести в книгу рекордов Гиннеса, если такая существует для элмов.

И он вкратце рассказал о том, что случилось после его исчезновения из дома Ола и Ви.

Выслушав Костю, Ол сразу посерьёзнел. Дело принимало нешуточный оборот. Так землянам можно запросто угодить в установку трансмутации, обратно на Землю не пустят, слишком много видели и знают о массарах.

— Ол! — обратилась к мужу Ви. — Сделай что-нибудь со светом.

— Подожди, подожди! — воскликнул Ол. — Это ведь ты, Костя, пережёг пробки! Что же сейчас творится в Центре? Пролетев с такой скоростью через все этажи, ты наверняка нарушил там всё энергоснабжение…

— Ребята! — вдруг перебила его Ви, издав неистовый вопль, как индеец, вышедший на тропу войны. — Это же ваш единственный шанс выбраться отсюда. Защитный барьер элминга, он же мог отключиться тоже! Немедленно мчитесь в элминг, может быть, ещё не поздно…

Ви не успела договорить, как землян словно ветром сдуло. Дом как будто попал в метеоритный поток или был обстрелян разноцветными трассирующими пулями.

— Сильно запахло дымом.

— Мне кажется, мы горим, — принюхиваясь, повёл носом Ол.

— Я так и знала, что этим кончится! — подскочила Ви.

К несчастью, моментально сработала пожарная сигнализация, и Ол с Ви попали под роскошный пенный углекислотный душ. Очень скоро они напоминали двух мух в стакане хорошо взбитого молочного коктейля.

Ол схватил Ви за руку, и они на ощупь пробрались к выходу.

— Будем считать, что огонь и воду мы с тобой прошли! — засмеялся неунывающий ирэнец, выплёвывая изо рта пену и встряхиваясь, как собака после купания. — Остались медные трубы!

— Кому суждено быть повешенным, тот не утонет, — высказала более мрачное предположение Ви.

— Ви, — предостерёг жену Ол, — тебе вредно плавать в углекислоте, у тебя промокло чувство юмора! Поскольку мы всё равно мокрые, пойдём искупаемся в пруду, пока не осядет вся пена, и мы сможем пробраться в дом. Интересно, смогли элмы пробраться внутрь элминга?

— Я думаю, что успели, — откликнулась Ви. — Иначе они бы уже давно вернулись назад!

И они побежали купаться.

Действительно, земляне — элмы беспрепятственно оказались среди развалин, внутри «заколдованного» конуса, как окрестил защитный барьер Костя после безуспешных попыток проникнуть внутрь.

Первой мыслью было желание немедленно вернуться домой, но, поразмыслив немного, земляне решили задержаться.

Им очень хотелось узнать результаты испытаний портативного синхролёта — вартмалёта.

Наконец, просто невежливо покидать Ирэну, не попрощавшись с её гостеприимными представителями — Олом и Ви.

Загвоздка только в том, как им встретиться? Для землян обратной дороги нет! Ведь если они выйдут из элминга, то второго короткого замыкания в Центре синхронавтики им уже не устроить!

И они решили поближе рассмотреть элминг, который до сих пор видели только сверху. Как показалось землянам на первый взгляд, элминг напоминал большую городскую свалку. Ведь здесь было всё то, что попало на Ирэну за много — много лет исследования Земли с помощью синхротоннелей.

Земляне сначала старались держаться вместе, но постепенно разбрелись кто куда, с трудом преодолевая земные развалы, густо заросшие ирэнской растительностью. Перед тем, как расстаться, они договорились встретиться в том месте, откуда начали свой осмотр и откуда было ближе всего до дома Ола и Ви.

Там же остался и осьминог, испытывающий, наверно, как все морские жители, инстинктивную неприязнь к суше, бродить по которой ему уже надоело.

Атланты и лев

Костя осторожно пробирался к центру элминга. Кто знает, кто до сих пор прячется где-нибудь в этих лабиринтах, где незнакомец может запросто заблудиться.

Вдруг на его пути как из — под земли возникли два мальчика диковинного обличья. Воинственная поза с крепко сжатыми кулаками не оставляла у Кости никаких сомнений о намерениях незнакомцев.

Мальчики были примерно одинакового роста, под стать Косте. Вся их одежда состояла из набедренных повязок и перчаток, похожих на боксёрские, только поменьше. Перчаток была всего пара, по штуке на брата. Загорелая кожа, заменяющая остальную одежду, была отменного красновато — коричневого цвета, как у американских индейцев. По плечам разметались тугие каштанового цвета косички. Большие, слегка раскосые глаза вызывающе — вопросительно уставились на Костю.

Он сначала опешил, затем принял задиристый вид, но потом сообразил, что перевес не на его стороне. Костя миролюбиво протянул вперёд руки ладонями вверх. Так вроде бы у индейцев принято показывать, что они не намерены в настоящее время драться.

Так это или не так, но жест Кости был воспринят благоприятно. Кулаки незнакомцев слегка разжались, а боевая стойка была заменена положением «вольно».

«Военная подготовка, видать, у этих ребят на высоте», — отметил про себя Костя. — Я с планеты Земля, Костя! Константин Талкин! — представился мальчик без особой надежды на успех.

— Мы тоже с планеты Земля, Мо и Но! — произнёс один из предполагаемых индейцев, очевидно, вождь. Он был немножко выше, чем товарищ.

— Мы — атланты! — гордо произнёс второй.

Костя хмыкнул было, но вовремя спрятал улыбку, вспомнив про боксёрские перчатки. В его представлении атлантами были здоровенные дяди с бородами, поддерживающие готовые рухнуть своды старых дворцов.

Потом он сообразил, что ребята имели в виду загадочный остров, который давно — давно исчез с лица земли. Его до сих пор безуспешно пытаются отыскать где — то в Атлантическом океане.

Костя с ещё большим уважением посмотрел на ребят, которые должны были исчезнуть три — четыре тысячи лет тому назад, но вместо этого оказались на Ирэне.

— Расскажите, как вы попали сюда, — попросил он.

Вождь Но жестом предложил присесть на лежащее рядом с ними бревно, которое при более близком знакомстве оказалось обломком каменной колонны.

— Наша родина, — начал свой рассказ Мо, второй мальчик, — счастливый остров Атлантида, самый прекрасный остров, который когда — либо существовал под куполом небес. Мы — дети Ванаки, величайшего из царей во все времена…

«С критикой у них слабовато, — отметил про себя Костя, — всё самое, самое, самое лучшее — это у них…»

— Атла, — продолжал тем временем Мо, — столица Атлантиды, была окружена каменной стеной, покрытой металлом, сверкающим на солнце подобно огню. Эта стена начиналась от моря, шла вокруг города и замыкала свой круг также у моря, в гавани. Многоэтажные здания, украшенные росписями, мощёные улицы, бирюзовые нити водных каналов радовали взоры атлантов. Но настоящим чудом была царская обитель с храмом Посейдона, бога Воды. Храм был покрыт серебром, столбы по углам — золотом. Потолок — из слоновой кости. Внутри находилась золотая статуя бога, — неспешно, нараспев, как хорошо заученный урок, вёл своё повествование Мо.

— А как хорошо было охотиться за антилопами в долине, лазать по разноцветным скалам, отдыхать на берегу канала, среди красных лилий, следить за полётом ласточек, — вмешался, не удержавшись, Но.

Оба умолкли, как будто перенеслись душой туда, где, несмотря на истекшие тысячелетия и неизмеримые пространства, по — прежнему оставались их сердца.

— Мы с Но, — словно очнувшись, совсем другим тоном перешёл к финальной части истории Мо, — играли во внутреннем кольце острова.

Но кивком головы подтвердил сказанное и многозначительно указал взглядом на перчатки.

«Так бы и говорили прямо, что решили подраться между собой в укромном уголке», — подумал Костя.

— Только — только я провёл решающий удар правой, — подхватил Но, — как земля подо мной задрожала, и я потерял равновесие. Пропустил удар слева, подумалось мне…

— Так оно и было, — возразил сомневающемуся четвёртое тысячелетие приятелю слегка обиженным тоном Мо.

— Не знаю, не знаю, но в следующее мгновение мы оба оказались на земле, потом нас подбросило высоко в небо, так что мы могли окинуть взглядом весь наш счастливый остров. Он разваливался на кусочки прямо на наших глазах…

— Что потом с нами случилось, — вмешался Мо, — мы с Но не знаем. Вернее, знаем только с чужих слов обитателей этой планеты. Говорят, наш остров навсегда исчез под водой. Мы же навсегда остались здесь, на Ирэне. Небо — Мо указал жестом на какую — то точку над головой, — не принимает нас назад.

— Мо и я решили обосноваться здесь, в элминге, где ещё находятся предметы, напоминающие нам дом.

Но любовно погладил обломок колонны, на котором они все сидели.

«Ничего себе, надежда, — подумал Костя, — на четыре тысячи лет! Не зря говорят, что надежда умирает последней! Это же не надежда, а голубая мечта»

— Так вы здесь одни и живёте? — спросил Костя.

— Почему же одни! — загадочно усмехнулся Но.

Словно в ответ на его слова, позади них раздался оглушительный рык, постепенно перешедший в глухой вой: «Г — р—р — р—а — у—у — у!»

Костя испуганно обернулся и одним прыжком перескочил через колонну, так что сразу оказался чуть сбоку и позади мальчиков. Как он потом ни старался повторить этот легендарный прыжок, ему не удавалось, разве что в два — три приёма.

Правда, ему больше не удавалось и так сильно испугаться!

Перед людьми во всей своей первобытной красе стоял пещерный лев!

Громадная пасть, в которой запросто могла поместиться голова любого дрессировщика, пожелай она там побывать, мощная грива и могучие лапы выглядели столь внушительно, что не испугаться было просто невозможно.

К огромному удивлению Кости, атланты безбоязненно подбежали ко льву и начали трепать его гриву самым бесцеремонным образом, а Но даже умудрился взгромоздиться на него верхом.

Как потом объяснили Косте мальчишки, даже ирэнцам непонятно, откуда взялся этот милый зверюга на их планете. Поначалу он доставлял немало хлопот жителям Ирэны своими охотничьими привычками, но с годами, из — за отсутствия необходимости в пропитании, лев перевоспитался и превратился в довольно безобидное привидение. Наверно, тут не обошлось и без участия мальчишек — атлантов, к которым Грау, так они звали льва, питал дружеские чувства. Может быть, из — за того, что они разделяли его одиночество, а может, потому, что они были одной крови.

Костя осторожно приблизился к зверю, и тот, блеснув хорошими манерами, первым протянул ему свою лапу. Мальчик опасливо пожал её, с трудом обхватив лапу обеими руками. Лев благосклонно позволил Косте и потрепать себя по загривку, а затем, как домашняя кошка, лизнул его в лицо. Лучше бы Грау этого не делал! Мальчик почувствовал, что значит быть морковкой на мелкой тёрке. Несмотря на эту неприятность, Костя был на седьмом небе от счастья. Не каждому земному мальчишке выпадала такая редкая удача свести близкое знакомство со львом. А уж с пещерным и подавно.

Костя совсем позабыл о своих друзьях — землянах, которые, наверное, уже заждались его в условленном месте. Вспомнив наконец об этом, Костя предложил мальчикам и льву пойти вместе с ним. Те с удовольствием согласились. Появление каждого нового существа в элминге было приятной неожиданностью и развлечением.

А мы вернёмся к геологу и его проводнику немного пораньше и посмотрим, что же интересного удалось обнаружить им!

Счастливый случай

Виктор Степанович и Кузьмич не отставали друг от друга. Они так много времени провели вместе в геологических экспедициях, что держаться вместе, как альпинисты в связке, стало их привычкой. Геолог и проводник шли след в след, что дома позволяло им экономить силы.

Дебри элминга напоминали им непролазные урочища тайги. Завалы состояли из каменных глыб, земляных насыпей, груд ила и морских водорослей. Внимание учёного привлекла каменная плита овальной формы. Она была покрыта надписями. Он остановился и долго пытался разобрать, что там написано, или хотя бы на каком языке. Это была и не клинопись, и не иероглифы, а какой — то вид письма, абсолютно не знакомый Виктору Степановичу.

Наконец, оставив бесполезные попытки разобраться в надписях, он, сопровождаемый Кузьмичом, двинулся дальше. Так они добрались до центра элминга, не встретив больше ничего, заслуживающего внимания.

Исследователи совсем уже собрались поворачивать обратно, как вдруг их заинтересовало какое — то свечение в небе, в самом зените. Сначала оно напоминало крупную звезду. Но какие же звёзды днем! Потом, постепенно увеличиваясь, стало похожим на комету. Можно было даже различить её основные части: голову и хвост. И наконец им удалось разобрать, что это был летящий… человек! Да ведь так они выглядели и сами, когда впервые прибыли на Ирэну через синхротоннель! Свечение — ореол приближалось, приобретая более чёткие человеческие очертания, и вскоре прямо перед их носом довольно неуклюже приземлился ещё один незадачливый синхронавт поневоле, как и они сами. Несомненно, это был землянин! Человек был уже немолодого возраста, одетый в морскую офицерскую форму, но не военного, а торгового флота.

— Клянусь голубой каракатицей, на этот раз я уже точно утонул! — воскликнул моряк, но скорее с удивлением, чем с сожалением, которое следовало ожидать от человека с такой неприятной участью. — И, тысяча чертей, не сомневаюсь, что угодил прямым курсом в ад. Ведь я — закоренелый грешник! Даже угроза гореть в вечном огне не могла удержать меня от соблазна пропустить стопочку — другую доброго джина и удовольствия выкурить трубочку. По крайней мере чистилище я наверняка уже прошёл. Не зря же светился, как смоляной факел в южную ночь… Эй, ребята! — обратился незнакомец к глазевшим на него землянам — элмам. — Кто здесь последний в очередь на сковородку? Хоть мне всегда сам чёрт был не страшен, но я не настолько невоспитан, чтобы лезть без очереди! Спешка нужна только, чтобы убрать паруса при внезапном приближении урагана!

Он подковылял к Виктору Степановичу и Кузьмичу и представился:

— Капитан американского торгового флота Чарльз Блек собственной персоной!

Затем бегло оглядел их и добавил:

— Клянусь моей деревянной ногой, вы — стоящие парни, у меня глаз намётанный! Жариться рядом с вами будет одно удовольствие. Какой счастливый случай!

С этими словами Чарльз Блек невозмутимо пристроился рядом с ними, как будто действительно встал в очередь в преисподнюю. Изумление, вызванное появлением этого хладнокровного утопленника, наконец прошло, и учёный — геолог вместе с Кузьмичом разразились громовым хохотом. Моряк смотрел, смотрел на них, затем и сам заулыбался, а после и вовсе засмеялся во всю силу. Когда приступ смеха наконец стал ослабевать, Блек удовлетворённо произнёс:

— Я рад, что не ошибся в вас. Так хохотать в аду могут только настоящие грешники вроде меня. И чёрт с ним, с раем!

Виктор Степанович с удовольствием смотрел на этого энергичного, неунывающего моряка.

Широкоплечий, коренастый, загорелое обветренное лицо, смелые, широко расставленные серые глаза..: Он смахивал на Сильвестра из «Острова сокровищ» Стивенсона. Только отсутствовал попугай с его знаменитым: «Пиастры, пиастры!»

Моряк, продолжая с любопытством рассматривать всё вокруг, воскликнул:

— Чёрт побери, клянусь всеми черепахами острова Куру — Кусу, я нигде не вижу котлов с кипящей серой. Что, они уже устарели и Люцифер внедрил что-нибудь эффективнее?

Учёный поспешил рассеять заблуждения Чарльза Блека.

— Успокойтесь, приятель, здесь вас не будут жарить на сковородке и варить в котле с кипящей серой! Это не ад.

— Неужели я всё — таки угодил в рай? — заволновался тот. — Честно говоря, я на это никак не рассчитывал и не успел подготовиться. На арфе я игрок никудышный, петь псалмы тоже не моя профессия. Да и все мои бывшие приятели ждут меня совсем в другом месте!

— Нет, это и не рай, — успокоил его учёный. — Это просто другая планета из другого мира — антимира. Если проводить аналогии с загробным миром, то ты скорее всего стал духом или привидением, если угодно.

— Ну что ж, привидение так привидение, — покладисто согласился Чарли. — Это не худший вариант! По крайней мере сам себе хозяин. Хочешь — песни пой, хочешь — волком вой. Мне пришлось однажды столкнуться с «Летучим голландцем». Довольно безобидные ребята, только очень уж молчаливые!

Виктору Степановичу пришлось затратить ещё некоторое время на то, чтобы объяснить Блеку, куда он всё — таки попал.

Эти объяснения удовлетворили моряка и даже несколько обрадовали.

— Смотри — ка, оказывается, я даже не умер. Какой счастливый случай! Видно, в самом деле, кому суждено быть повешенным, тот не утонет! Ну, тогда всё в порядке. Если уж я смог договориться с людоедами острова Куру — Кусу, то как-нибудь найдём общий язык и со здешним народом. Не все же здесь такие кровожадные, как эти массары. Значит, я смогу снова повидаться с моими племянницами, Элли и Энни. И даже утру нос этому хвастуну Крису Таллу, моему внуку. Его тоже угораздило попасть в какой — то тоннель, и он оказался на Рамерии у наших старых друзей, арзаков и менвитов. Они наподобие этих витантов и массаров. Видно, так уж устроен весь мир! Есть хорошие люди и, никуда не денешься, есть и совсем никудышные. В бочку мёда всегда кто — то умудряется добавить ложку дёгтя, хоть ты тресни!

— Тебе здорово повезло, что ты встретил нас здесь. Можно сказать, в сорочке родился! — вмешался в разговор молчавший до сих пор Кузьмич. — Если бы мы разминулись, ты наверняка бы выскочил из этого чёртового элминга и тогда не скоро встретился бы со своим внучком. Однако пора идти, нас там уже заждался, наверно, наш внучок. Тоже шустрый парнишка.

— Так у вас ещё и мальчишка имеется, — обрадовался моряк. — Люблю я этот шебутной народец!. С ними, скажу вам, не соскучишься.

Они направились в обратный путь. На этот раз двигались гораздо медленнее, Чарли Блек на своей деревяшке не поспевал за спутниками. Наконец учёный сообразил: «А чего это мы тащимся таким дедовским способом? Привидения мы или нет!»

И он объяснил моряку, что можно только подумать о том месте, куда хочешь попасть, и очутишься там.

Чарли резонно возразил: — А как я подумаю о том месте, если ни разу там не был. Нет уж, пока давайте по старинке, пешочком. Но мне нравится быть привидением. Как только освоюсь, так и начну летать. А помело здесь не выдают? С ним, говорят, рулить сподручнее. Вон ведьмы, непременно на помеле. И каждая норовит помощнее ухватить.

Виктор Степанович не согласился с ним: — Где ты видел привидение на помеле? Это, брат, всякая мелочь типа ведьм на помеле катается. Нам это не солидно!

Так за болтовнёй они добрались до назначенного места. Костя ждал уже там, но не один, а вместе с атлантами и пещерным львом.

Радость Чарли Блека

Пока мальчики ждали товарищей, Грау уже успел попробовать сцепиться с осьминогом. Но его четыре лапы явно уступали восьми щупальцам осьминога, да длительная борьба и не для царя зверей. Промахнулся с первого раза, ну и ладно. Живи, добыча! А тут ещё зубы нельзя в ход пускать, неудобно гостю щупальца откусывать. Так пытался объяснить своё поражение лев, когда в считанные мгновения оказался туго спеленутым, как грудной ребёнок, в объятиях осьминога.

Встреча была приятной для всех и прошла в дружеской обстановке. Кузьмич сразу облюбовал Грау, прикидывая, смог ли бы он справиться с ним в тайге: «Он, однако, покрупней хозяина — Михайло Ивановича Топтыгина — будет. Пришлось бы повозиться изрядно!»

Чарли Блек не отходил от осьминога. Что может быть приятнее для моряка, чем свой брат, морской житель.

Учёный же сразу сообразил, что эти ребята — атланты могут очень много порассказать ему об Атлантиде. И, чем чёрт не шутит, помогут расшифровать надписи на камне. Ведь эта письменность до сих пор для учёных тайна за семью печатями.

Костя же не сводил глаз с Чарли Блека. Подумать только, сам Чарли Блек, дед Криса Талла, дядя Элли и Энни. Вот он — живой человек, который побывал в Волшебной стране. Видел всё своими глазами, помогал её жителям в борьбе с Урфином Джюсом, великаншей Арахной. Пусть только теперь кто-нибудь попробует сказать, что всё это — выдумки. Тут пахло возможностью побывать в Волшебной стране, если Чарли Блек поддастся на его настойчивые уговоры взять Костю с собой хоть на недельку. А уж уговоры будут очень настойчивыми!

Моряк, в свою очередь, любовно поглядывал на Костю. Уж очень он был похож на его внука, Криса Талла, вернее сказать, на внука его сестры Анны. Своих детей и внуков у бродяги Чарли не было, и семья сестры заменяла ему свою собственную.

А ребята — атланты были рады всем гостям. Им уже порядком наскучило одним в элминге.

В общем компания подобралась что надо! Когда кончилось взаимное разглядывание, ощупывание, обнюхивание и все понемногу успокоились, пришла пора выработать план действий: ждать или не ждать ирэнцев Ола и Ви. В пользу «ждать» теперь было гораздо больше аргументов. Можно было хорошенько расспросить атлантов и льва об их жизни на Земле в древние времена, раскрыть тайны Атлантиды; наконец, было просто жалко расставаться так скоро с новыми друзьями.

Но за «ждать» была и опасность быть обнаруженными и пойманными массарами. Тогда уже можно было и никогда не вернуться домой.

Всё — таки решили подождать ещё сутки.

Чарльз Блек, который начал вести себя как — то странно — поёживался, чему — то загадочно усмехался, застывал, словно прислушиваясь к самому себе, — наконец не выдержал.

— Клянусь акулой, с тех пор, как она откусила мне полноги, я не испытывал таких странных ощущений. Тогда у меня долго болел потёртый палец, которого уж и в помине не было из — за проклятой, чтоб ей подавиться морским ежом. Сейчас начинается то же самое. Я чувствую её всю, как будто и не терял.

Осьминог довольно ухнул:

— Если у ящерицы отрастает новый хвост, почему бы у человека не вырасти новой ноге? Можешь выкинуть свою деревяшку. Через час ты сможешь снова пользоваться обеими ногами. Вся причина в том, что ты привидение, элм. А я гипнозом помог тебе забыть, что её нет, и вспомнить, какая она хорошая была. Могу я чуть — чуть помочь своему брату — моряку пострадавшему от этой прожорливой твари — акулы. Она ведь, если голодна, наверно, и свой собственный хвост откусит.

— Хорошенькое дело, чуть — чуть помог! — разволновался Чарли. — Тебе хорошо с восемью ногами, одной больше, одной меньше. А у меня — чик, половины ног как не бывало. Я тебе на всю жизнь благодарен. Если понадобится переменить место жительства, моя шхуна — к твоим услугам. — Капитан слегка запнулся, вспомнив, что его шхуна налетела на риф и теперь покоится где — то на дне моря.

— Скажем так, — поправился он, — моя будущая шхуна!

— В состоянии элма организм способен восстановить утраченные части тела, — подтвердил Виктор Степанович и кивнул на ноги моряка. Вместо привычной деревяшки у него появилась новенькая нога. Блек вскочил, издал вопль, такой, что задремавший лев шарахнулся в сторону, и капитан принялся отплясывать какой — то замысловатый матросский танец. Радость Чарли была так заразительна, что через минуту к нему присоединились все остальные люди и звери.

При этом Чарли во всё горло распевал тут же придуманную им песню:

Без привычки человеку
Завалящий шторм — беда.
Капитану Чарли Блеку
Ураганы — ерунда!

За кормой у нас не реки,
Но чего пугаться зря,
Ведь недаром Чарли Блеку
Покоряются моря.

Бьются волны, воет ветер,
Грохот, свист — с ума сойти!
А морскому волку Блеку
Штормы в море — в аппетит!

Для бродяги Чарли Блека
Лучше нет лихих ребят:
Плавать — нужно человеку,
Жить — не так уж, говорят!

А лихие ребята и звери хороводом кружились вокруг Чарли, который выделывал такие сногсшибательные коленца, что в конце концов, не справившись с управлением своими собственными ногами, плюхнулся на землю.

— Куча — мала народу звала! — завопил Костя. Тут уж не выдержали и остальные.

Получился такой клубок, многорукий, многоногий и многолапый, что им долго пришлось разбираться потом, где чьи конечности!

Пляска по случаю возвращения Чарли Блеку его собственной ноги, которая захватила всех землян, сильно смахивала на ритуальный танец людоедов с острова Куру — Кусу. По крайней мере они бы не сильно удивились, увидев пляшущих осьминога и льва. По их обычаям, танцующие часто наряжались в разных зверей, и не так просто было отличить танцующее чучело от настоящего обладателя этого маскарадного костюма. А куча — мала почти соответствовала финалу танца, заканчивающемуся сражением и поеданием врагов.

Только спустя некоторое время кто — то удивлённо осмотрелся по сторонам и крикнул, что Костя исчез.

Возвращение Виолы

Вместо Кости в элминге внезапно появилась… девочка!

Розовое платьице, белокурые локоны, возраст, как и у Кости, лет двенадцать — четырнадцать. «Что за странное совпадение: один исчезает, другая — появляется?» — отметил Виктор Степанович. Он пока ещё и сам не знал, что, будучи элмом в Стране элмов, как раз и устроил эту замену. Костя полетел домой, на Землю, а Виола вернулась домой, на Ирэну.

Тем временем девочка уже убежала из элминга в сторону дома Ола.

Элминг к этому времени был уже оцеплен солдатами группы охраны. На полпути к дому девочку остановил грозный окрик:

— Стой, кто бежит!

Она послушно остановилась, растерянно соображая: «Неужели попалась? Стоило сбежать из Страны элмов, чтобы так глупо влипнуть чуть ли не на пороге дома».

И действительно, вид был у неё настолько глупо — удивлённым, что солдат чуть не рассмеялся. К счастью, он не знал, кто такая Виола. Если бы она встретила Нела или Вика с Алом, ей бы не поздоровилось. С какой это стати девчонка, которая должна находиться в Стране элмов, преспокойно разгуливает по Ирэне?

А Виола уже плела какую — то чепуху про то, что она немножко заблудилась, что её давно ждёт мама. Не поверить её круглым от страха глазам было просто невозможно.

Виола помчалась дальше, но теперь уже поглядывала по сторонам. Она не знала, почему оцепили элминг, но начала сильно подозревать, что из — за неё.

Дверь была не заперта, и девочка решила немножко удивить родителей, поиграть в прятки. Кроме того, вдруг дома есть кто — то из посторонних? Она на цыпочках пробралась в детскую.

Родители были дома, завтракали на кухне. Ол на сегодня изменил своей привычке вставать с постели чуть позже, чем можно. Предстояло серьёзное дело — идти в Центр синхронавтики и выяснить, настолько ли опустошительные разрушения произвёл там Костя.

Вы можете себе представить их изумление, когда из детской опять послышалось позвякивание железной дороги?!

— Что за несносный мальчишка этот Костя! Я начинаю сильно подозревать, что он специально вернулся из элминга, а может, и с Земли, чтобы доломать эту дорогу, — высказал своё мнение по этому поводу Ол. Ви только всплеснула руками, но очень красноречиво!

Ол направился в детскую и, конечно, никого не нашёл там, потому что эта хитрюга Виола нарочно спряталась в шкаф, оставив небольшую щёлку. Ей хотелось посмотреть, как удивится отец. Тот же, никого не обнаружив, решил, что играет Костя. Заметив, что дверца шкафа приоткрыта, Ол подошёл к шкафу, постучал в дверцу и произнёс грозно:

— Костя, выходи, а то хуже будет! Мы тут чуть не утонули в пене, когда вы умчались в элминг, а ты вернулся немножко посидеть в шкафу!

Он широко распахнул дверцу. Эффект был потрясающий, причём взаимный. Ол нашёл в своём шкафу дочь, которая должна находиться на другой планете. Виола нашла, что в её отсутствие у родителей завёлся какой — то Костя, который имеет нахальство прятаться в шкафу и играть её игрушками. Хорошо, если это тот самый Костя, с которым она познакомилась в Стране элмов! Но всё равно, делиться с ним родителями она не договаривалась.

Она выскочила из шкафа, и тут к ним присоединилась Ви, найдя, что отсутствие Ола что — то затянулось.

Она сразу не увидела дочку, её загораживали отец и дверца шкафа, но сообразила, что в шкафу кто — то был, и произнесла:

— Ну, кто там, опять это соломенное чучело?!

А нужно признаться, что Виолу иногда так ласково называли, когда та не причёсывала свои белокурые локоны и её причёска напоминала, как говорят, взрыв на макаронной фабрике.

— Ну вот, долеталась, добегалась! — уныло подумала Виола в справедливом гневе. — Столько не виделись, можно сказать, с того света явилась, как привидение, и сразу обзывают!

В это время Ви, подойдя к шкафу, уже увидела свою собственную дочь; с ней стало, нет — нет, не плохо, а очень хорошо, она бросилась обнимать, целовать её, а Ол, который уже пришёл в себя, произнёс только одну фразу:

— Я никогда не предполагал, что выход из синхротоннеля находится в нашем шкафу, но это мысль интересная!

Тут мы прекратим подглядывать за ними в щёлку, чтобы нас тоже кем-нибудь не обозвали, вроде любопытной Варвары, и перейдём сразу к рассказу Виолы. Вкратце речь шла о том, как она встретила там Костю, познакомилась с осьминогом Примом. Рассказала о встрече с землянами, Виктором Степановичем и Кузьмичом, и массарами; как геолог нашёл способ им с Костей выбраться из Страны элмов благодаря случайно оказавшейся у Прима жемчужине.

— Вот её половинка, другая — у Кости, — протянула Виола свой кусочек жемчуга. — Если мы с ним когда-нибудь встретимся, то можем опознать друг друга, сложив половинки, — добавила она задумчиво, чего за ней раньше как — то не замечалось.

Ви внимательно взглянула на дочь, но ничего не сказала.

Выяснилось, что знакомые земляне у них оказались общими.

— Один — один, — прокомментировал это Ол.

— Как внешне на Земле выглядит Костя, я не знаю, но парень он шустрый, — добавила Ви. — Одним махом разгромил Центр синхронавтики, вывел из строя защиту элминга, поджег наш дом и умчался. Наверно, если бы он здесь ещё немного задержался, власти массарам пришёл бы конец.

Виола начала рассказывать о том, как её не пропускали домой.

Ол нахмурился: самое неприятное дочка, как всегда, припрятала под конец. Значит, массары решили устроить облаву на элмов, раз оцепили элминг. А может, и дом уже находится под наблюдением. Как бы земляне не задержались…

— А я думала, что ловят меня, — призналась Виола, немного расстроенная, что это не из — за неё весь сыр — бор.

— Это тоже нельзя исключать. Нам нужно подумать, что с тобой делать. Пока сиди тихо в своём шкафу, — засмеялся Ол. — В крайнем случае тебя найдут и снова отправят на Базу.

— Я не хочу на Базу, я лучше — в шкафу, — заявила, надув губки, девочка.

— Нам тоже спокойнее, когда ты — в шкафу, — подтвердила Ви.

— Я сейчас отправлюсь в Центр и всё разузнаю, а вы закройтесь и сидите тихо, как кошка с мышкой.

— Почему, как кошка с мышкой? — удивилась Виола. — Обычно говорят, как мышки.

— Ты — как мышка, а твоя мама — как кошка. Она же будет тебя сторожить.

— Ну, спасибо за сравнение и за доверие, — засмеялась Ви. — Только пусть я буду ещё и тигрицей, чтобы защищать, если понадобится.

— Всё равно из рода кошачьих, — согласился Ол. — Только кормить придётся побольше. Он озабоченно потёр подбородок. Пойду — ка я на охоту, добывать пропитание.

С этими словами Ол повернулся и ушёл. А Виола со своей мамой пошли выполнять мышино — кошачье — тигриные обязанности.

Операция «Э»

Рано утром в Центре синхронавтики состоялось совещание. На нём присутствовали уже известные нам Нел и Дин, а также срочно вызванные из Страны элмов массары Вик и Ал. Последние провели в Стране элмов целый месяц и знали в лицо всех землян — элмов, которые в это время оказались там.

Нел и Дин снова рассказали о последних событиях, произошедших с ними. Есть основание предполагать, что в доме синхронавтов Ола и Ви появились земляне — элмы. Возможно, что они или один из них проникли в Центр вместе с Нелом и Дином и устроили короткое замыкание всей энергосистемы.

— Что из этого следует? — спросил Ор и сам пояснил:

— Первое. Ол и Ви могли рассказать землянам — элмам секретные сведения о размещении Баз массаров на Земле и о технике, имеющейся в их распоряжении: установках трансмутации, машинах — материализаторах, синхролётах и их новой модели — вартмалётах.

Второе. Проникнув в Центр, земляне сами, без помощи витантов, могли получить всю эту информацию.

Третье. Если земляне вернутся на свою планету, о синхротоннелях между Землёй и Ирэной, о базах и о технике станет известно на их планете и могут нарушиться планы массаров по колонизации Земли. Заключение: необходимо помешать землянам — элмам вернуться домой, поймав, материализовав и трансмутировав их в ирэнцев.

Вик и Ал доложили, что в настоящее время в Стране элмов находится несколько землян — элмов: высокий сухощавый мужчина средних лет, скорее всего учёный; его спутник, бородатый молчаливый старик, мальчишка и осьминог.

— Вот и всё, пожалуй, — бодро закончил доклад Вик.

— Всё?! — переспросил Ор и бросил быстрый колючий взгляд на разведчиков.

— Всё, шеф! — подтвердил Ал. — Может быть, за исключением каких-нибудь деталей…

— В этом деле, — подчеркнул Ор, — нет мелочей!

Выдержав паузу, чтобы привлечь и сосредоточить всеобщее внимание, Ор произнёс:

— Излагаю план операции «Элминг», сокращённо — «Э». Вик и Ал в виде элмов проникнут в элминг и осмотрят все закоулки. Задача: обнаружить перечисленных землян — элмов. Осьминога можно не трогать, на Земле он не опасен! Если попадутся пещерный лев и ребята — атланты, попробуйте привлечь и их к поискам. Пообещайте вернуть их на Землю, самим им уже не вернуться, синхротоннель с Атлантиды разрушен, а как лев попал к нам, я и сам не знаю. Сколько раз приказывал разобраться и доложить, до сих пор не исполнено! — вспомнил Ор и тут же по громкоговорящей связи на весь Центр дал нахлобучку ответственному за пещерного льва. — Даю срок — неделя! Если не будет выполнено, пеняй на себя. Полетишь добывать теллур на Землю, в Антарктиду!

Затем шеф вернулся к своему плану «Э».

— Чтобы не снимать защитный барьер ни на секунду, превращаться в элмов будете через синхротоннель. Через двадцать минут синхролёт доставит вас на Базу, вернётесь через синхротоннель, как земляне, прямо в элминг. Связь держать с Нелом и Дином. Ваша задача, — обратился Ор к ним. — Берёте машину с элмоулавливателем и ждёте в укромном месте вблизи элминга. По сигналу Вика и Ала ловите всех элмов и возвращаетесь в Центр. Материализовывать, превращать в людей землян будем здесь. Да, как вы знаете, защитный барьер элминга действует только на элмов. Смотрите в оба, чтобы туда не забрёл кто-нибудь из ирэнцев, особенно эти проклятые витанты. Всегда суют нос не в своё дело, а потом поднимают шум о правах элмов на существование! Нет, вам за всем элмингом не уследить. Я прикажу оцепить его на достаточно приличном расстоянии группе охраны Центра. Если вам понадобится помощь, они будут в вашем распоряжении.

— Вопрос, шеф! — встал Ал. — Может быть, пока мы с вами здесь заседаем, они уже улизнули?

— Но ведь вы всего полчаса назад были в Стране элмов?! Все земляне — элмы были на месте, не так ли, дружок? — вкрадчиво спросил Ор своего разведчика. — Или у тебя есть сомнения в этом?

— Нет, нет, шеф! Но за эти полчаса всё могло измениться!

— Может, ты и прав, — задумался Ор. — Дорогостоящая штука — эта облава. С меня голову снимут за такой расход энергии в случае неудачи…

Вик ухмыльнулся.

— Не радуйся, — предупредил Ор, — перед этим я успею снять головы с вас, если вы упустили землян или, не дай бог, упустите!

— Ладно, рискнём! И не будем терять времени. Приступайте! — приказал директор Центра.

Операция «Э» началась.

Через час группа охраны уже заняла свои позиции, замаскировавшись в кустарнике, буйно растущем вокруг элминга. Неподалёку, в рощице, расположились в машине — амфибии Нел и Дин.

А Вик и Ал, испытав все неприятные ощущения, связанные с перелётом и обратным переходом через синхротоннель, высадились в самом центре элминга.

Вик и Ал всё — таки покривили душой перед шефом. Они видели, что Костя исчез из Страны элмов вместе с' Виолой. Просто им не хотелось предстать перед своим начальником этакими разведчиками — разинями, которые не смогли справиться с каким — то мальчишкой. Ещё неизвестно, куда они подевались, а нагоняй от начальства обеспечен. Вон Ор как пригрозил ответственному за льва. Добывать теллур в Антарктиде, да ещё на дне океана! Б — р—р! А доложить никогда не поздно! Не нашли, мол, мальчишку, сбежал из элминга ещё до их появления там.

Вик и Ал проворно спрятались после приземления в зарослях, чтобы никто не заметил их появления, и принялись осматриваться по сторонам. Никого! Они, как ящерицы, бесшумно поползли в сторону, намереваясь прочесать всю зону элминга по спирали, пока не наткнутся на кого-нибудь из землян — элмов, если те сюда забрались, или атлантов с пещерным львом. Правда, со львом им встречаться вовсе не улыбалось. Кто его знает, что у пещерного льва на уме!

Изрядно поползав по зарослям, они в конце концов обнаружили всю семейку на краю элминга. Лев оказался ещё больше, чем они себе представляли.

— Хорошо, что мы не встретили его в зарослях, — обрадовались массары — элмы. — Но кто там ещё? — воскликнул Вик. — Одного человека не видно из — за осьминога…

— Неужели это мальчишка — землянин?! — обрадовано бормотал Ал, проворно пробираясь среди груд камней в сторону и вокруг, чтобы разглядеть этого человека. Наконец он выбрал нужную позицию.

— Что за чертовщина! — прошипел он. — Такого землянина в Стране элмов не было. Или мальчишка превратился в этого пожилого джентльмена в форме, или за время нашего отсутствия в Стране элмов появился новенький. Тогда куда подевался Костя? Шеф нам за мальчишку и в самом деле голову открутит!

— Послушай, Ал! — зашептал Ви. — Раз уж мы не признались сразу, может, пойдём и дальше. Кто скажет, что это не мальчик? Сдадим их всех по счёту — и точка.

— Давай попробуем, — согласился Ал. — Тем более, мы ничем не рискуем. Кого нашли, того и поймали! А кого нет, того — нет. Вряд ли мальчишка устроил эту историю с коротким замыканием, скорей всего, вон тот, сухощавый! Костя всё равно ничего не знает о Базах и машинах, кроме того, что ему рассказала Виола. Да и кто ему поверит там, на Земле. Скажут, сочиняет!

Вик достал передатчик, выданный ему для связи с Нелом, и прошептал еле слышно:

— Видим троих землян — элмов, двух атлантов, осьминога и льва! Все в сборе. Наши дальнейшие действия? Приём!

Ор, находящийся на связи одновременно с группой Вика и с отрядом Нела, потёр от удовольствия руки: «Какая удача! А ведь эти земляне — не промах. Смогли воспользоваться моментом и даже пробраться в элминг. Ещё немного — и они улизнули бы на Землю. Не знаю, что их задержало?»

Он закричал в микрофон:

— Хватайте всех вместе, ребята! Потом разберемся! В случае успеха внеочередное повышение вам обеспечено. И путёвка в Центр развлечений!

Нел торопливо принялся манипулировать ручками элмоуловителя, настраивая его на максимум сигнала. Установка достаточно мощная, расстояние невелико. Пойдут как миленькие!

Дин в это время управлял машиной — амфибией, приближая её к месту, откуда исходил сигнал массаров и где должны были находиться и все земляне.

Те почувствовали, что какая — то сила настойчиво влечёт их к краю элминга. В ушах слышен не то приказ немедленно идти навстречу, не то просьба — мольба о помощи. А может, то и другое одновременно. И нет сил сопротивляться.

Вдруг из кустов медленно вышли двое, по виду — земляне, и пошли вперёд, в направлении сигнала. Они шли целеустремлённо, почти бежали, не оборачиваясь! Это были Вик и Ал. Весь их вид показывал, что надо спешить, пока ещё не поздно. И группа землян дрогнула! Первым помчался Грау. Может быть, ослабла сила воли за годы пребывания элмом.

За ним двинулись мальчики — атланты, не желая расставаться со своим приятелем или желая помочь ему в случае опасности.

Встали и пошли Виктор Степанович с Кузьмичом. Первый — всегда готовый прийти на помощь попавшему в беду, второй — по привычке всегда следовать за геологом.

За ними несколько неуверенно пошёл неизвестный массарам землянин в морской одежде.

Только осьминог оставался на месте. Он то поднимался на все свои щупальца, то снова спадал, распластываясь по земле. Сам владея гипнозом, Прим обладал силой воли, не уступающей зовущему его телепатическому сигналу…

Хрустальный вартмалёт

Ол прошёл прямо к директору Центра синхронавтики Ору. Тот его уже ждал.

Ор был доволен ходом операции «Э» и шутил:

— Послушай, Ол, хочешь, мы превратим тебя в пещерного льва. У тебя хорошие охотничьи задатки! Всегда появляешься вовремя!

Ол тут же выдвинул встречное предложение:

— Я считаю, лучше превратить во льва тебя. Гарантировано, что все подчинённые будут ходить по струнке. В случае невыполнения чего-нибудь — ам — ам, и нет непослушного. Кстати, льва ещё нужно поймать!

— Всё в порядке! — поддался на удочку Ор. — Киска почти в клетке. Да не только она. Там у нас целая компания: двое мальчишек — атлантов, с незапамятных времён на планете обитают; ещё три землянина…

Ол насторожился. Откуда три, когда Костя точно сбежал. Иначе бы Виола не появилась.

— Есть еще осьминог, но он нам не страшен. Он ведь морской житель, пусть возвращается на Землю и рассказывает рыбам, что хочет. А те будут молчать, как рыбы, — продолжал шутить Ор.

— А с остальными что собираетесь делать? — задал вопрос Ол. — Атланты — то вам зачем?

— Особой нужды в них, конечно, нет, — пожал плечами директор. — Просто жалко парней. Сколько им ещё в элминге сидеть, ждать у моря погоды. Обратной дороги для них нет. Сейчас заодно материализуем, пусть живут по — человечески. А захотят, отправим на Базу, пусть там работают.

— Значит, остальных землян тоже материализуете? — продолжал гнуть свою линию хитрый Ол.

— Обязательно! — категорически, по — начальственному подтвердил Ор. — И не только материализуем, но и трансмутируем. Нам на Земле свои люди нужны. Не сразу, конечно. Приглядимся, что за люди!

— Так пока вы приглядываетесь, их же на Земле без вести пропавшими будут считать, — притворился непонятливым Ол.

— Вот мы и подошли к главному, для чего тебя сюда пригласили, — обрадовался Ор. — Зачем нам и вартмалёты нужны! Мы же тогда сможем трансмутантов забрасывать в любое время, хоть год назад, хоть год вперёд. Таких специалистов, как ты, раз — два и обчёлся, — на всякий случай подольстил Ор. — И историк, и испытатель! Куда бы на Земле ни попал, сможешь сориентироваться в два счёта. Вартмалёт пока штука капризная!

Ол задумался: «Вартмалёт — изобретение уникальное. Нужно, конечно, его доводить до ума. Любое изобретение — палка о двух концах, смотря в какие, хорошие или плохие, руки попадёт».

Потом он озорно улыбнулся и решил: «Была не была, возьмусь. Пусть пока в моих руках будет, а там посмотрим!»

— Я согласен! — твёрдо произнёс синхронавт, историк, а главное, неисправимый оптимист Ол.

— Чудесно! — обрадовался Ор. — Когда начнём?

— Сейчас! — просто ответил Ор. — Вартмалёт готов?

— Готов!

— Прошу час на ознакомление и вернуть Виолу на Ирэну! Похоже, мы здесь задержимся надолго…

Ор немедленно связался с Базой и приказал срочно направить на Ирэну дочь синхронавта Ола.

Ол попросил разрешения позвонить домой и спокойно спросил по телефону:

— Виола уже дома?

Через несколько минут, которые, наверно, понадобились тигрице дойти до детской, а мышке выбраться из шкафа, по громкоговорящей связи раздался радостный, серебристый, но самую чуточку лукавый голосок Виолы:

— Да, папочка, я дома! А в чём дело?

— Можешь пойти погулять в сад! — был ответ Ола. По тому, как вытянулось удивлённое лицо Ора, он никак не ожидал такой оперативности.: «Могут же работать, черти, если захотят!»

В это время Олу принесли документацию на вартмалёт, и он занялся её изучением. Время от времени он произносил несколько фраз, как бы подводя черту под каждым разделом.

— Так, так, — бормотал Ол, — название происходит от слова «вартма», родственного со словом «время» и переводимого как «дорога». — Это в нём говорил исследователь языков. — Принцип действия, — продолжал инженер, — переход в Страну элмов, выбор нужного времени, в прошлое или будущее, это всё просто… Ага, устройство, — принял эстафету сказочник, — сочетание шапки — невидимки, ковра — самолёта и скатерти — самобранки. Это прекрасно! Вот ещё интересно, — отметил Ол — инженер, — герметичный комбинезон, сотканный из тончайших хрустальных нитей… хрустальный вартмалёт!

— Куда ты собираешься лететь? — спросил Ор.

— Опробую немного, покручусь взад — вперёд, — небрежно ответил Ол, как будто всю свою жизнь только и делал, что летал во времени из прошлого в будущее и обратно.

Однако тот, кто хорошо его знал, заметил бы, что он что — то задумал, какую — то каверзу.

Ол и в самом деле задумал помочь землянам. Как? Да очень просто! Слетать в недалёкое прошлое и сказать землянам, чтобы немедленно отправлялись по домам. Атланты пусть выбирают сами, оставаться или бежать, им не грозит никакая опасность! Вот что делать со львом? Ладно, на месте разберёмся!

Ол помахал рукой, включил синхронизатор и, став элмом, исчез прямо из кабинета директора Центра.

Ол появился в элминге как раз вовремя. Прим уже изнемогал в борьбе за землян с машиной — элмоуловителем. Ирэнец — элм мгновенно оказался в машине и отключил питание элмоуловителя.

Нел и Дин принялись срочно искать неисправность. Ол объяснил землянам причину исчезновения Кости и успокоил его товарищей, сказав, что мальчишке ничего не грозит, кроме возвращения домой, к деду Григорию, и, возможно, тёмного чуланчика. Это теперь для него сущие пустяки. Можно сказать, удовольствие! Атланты особо не расстроились, узнав, что их материализуют. Тем более, что Ол. обещал взять их к себе на Базу. Ребята ничего не забыли про Атлантиду и могли рассказать очень и очень много интересного. Пришлось Олу пообещать Виктору Степановичу поделиться с ним секретом письменности атлантов.

— Вот что, друзья, мне хотелось бы сказать вам на прощание, — начал Ол. — Во — первых, о нашей планете! Может показаться на первый взгляд: есть друзья — витанты и есть враги — массары. Я думаю, что до войны у нас дело не дойдёт, и в конце концов победит добро. Ведь по — настоящему сильные люди или звери очень редко бывают злыми.

Во — вторых, о вашей планете! Когда вернётесь домой, не пытайтесь сделать из нас пугало, этакого космического врага. И не старайтесь отыскать наши Базы, тем более не допускайте и мысли о возможности их уничтожения. Это может привести к катастрофе, даже к гибели планеты. Но вот трансмутантов бойтесь и боритесь с ними всеми возможными способами! Конечно, доказать, что это ирэнцы, невозможно. Но, если на вашем пути попадутся люди злые, жестокие, которые ни перед чем не останавливаются ради достижения своих целей, боритесь с ними! И не беда, если это на самом деле окажутся не ирэнцы, а земляне. Всё равно — это плохие люди!

Ну и, в — третьих, о нас с вами! Будем считать нашу встречу началом дружбы. Я очень надеюсь, что мы ещё встретимся, на Земле ли, на Ирэне ли. А если всё же возникнет какая — то серьёзная опасность для землян со стороны массаров, то вы узнаете об этом первыми. Вот тогда мы будем бороться вместе, если витантам понадобится помощь землян.

А уж если будет совсем тяжело нам всем, тогда придётся позвать на помощь Костю. На пару с Виолой они мигом наведут порядок на наших планетах!

Ол был готов уже попрощаться со всеми, как вдруг вспомнил про льва? Что ж, бедному теперь до конца жизни торчать в зверинце?! И вот тут — то произошло самое забавное! Чарльз Блек, который давно приглядывался к этому льву, вдруг сказал, что в Канзасе, в Волшебной стране, встречаются его современники — саблезубые тигры! — может быть, и лев оттуда?

Я вообще — то думал об этом, но ведь земной синхротоннель его нипочём не принимает! — возразил Ол.

— Эти звери — выходцы с Рамерии. Их переправил на Землю Гуррикап! Может, Грау с Рамерии? — предположил Блек.

— Точно! Как — же я сам не догадался?! — обрадовался за пещерного льва ирэнец Ол.

— Какой счастливый случай, что я утонул и оказался здесь! — по привычке сказал Чарли Блек. — Иначе бедняге пришлось бы быть царём зверинца. И вот совет: если тебе не понравится на Рамерии, климат там изменился, или без приятелей — львов скучно станет, обратись к арзаку Ильсору! Пусть он тебя переправит на Землю, в Волшебную страну. Там есть Лев Смелый. Он давно жалуется, что стал староват, а заместителя себе найти не может, одни саблезубые. А с теми у него особые счёты. Ещё когда моя племянница Элли добиралась с ним к Гудвину, в Изумрудный город, пришлось саблезубеньких потрепать немного, клянусь голубой каракатицей!

— Время, время! — поторопил Ол. — А то встреча с саблезубыми может и не состояться! Вот сейчас Дик и Нел отремонтируют элмоуловитель и изловят вас всех вместе со мной.

— Пусть ловят меня на Земле, где моя яхта «Куру — Кусу» напоролась на коралловый риф…X° северной широты… Y° западной долготы, — засмеялся Чарли. — Привет элмоуловителю!

— Спасибо за совет! — поблагодарил пещерный лев. — Может быть, и я тебе чем-нибудь потом помогу!

— Счастливо! — помахал рукой капитан Блек.

С этими словами он взмыл вверх и огненным факелом перечертил небо, а потом исчез в синхротоннеле.

— До свидания, жду вас вместе с секретом письма атлантов, — распрощался с Олом Виктор Степанович.

Кузьмич, степенно пожав руку ирэнцу, устремился за геологом.

— Подождите, подождите! — вдруг разволновался Ол. — Как это сказал Чарли, напоролся на риф с такими — то координатами! Куда же он сейчас вернётся, опять к этому рифу?

— Наверно, там, кроме самого рифа, есть ещё и атолл, — предположил осьминог Прим. — Иначе моряк не помчался бы сломя голову, чтобы оказаться только у разбитой яхты или на дне морском!

— Если мне представится счастливый случай, я передам координаты этого рифа землянам, чтобы они смогли выручить Чарли, — пообещал пещерный лев и тоже был таков. Ему было достаточно только вспомнить о Рамерии. Элм должен знать, куда возвращаться!

Ол остался с атлантами и осьминогом.

В этот момент снова появились Вик и Ал. Они двигались медленно, осматриваясь по сторонам. Ол и атланты притаились в развалинах, чтобы не быть обнаруженными.

Зато Прим, увидев массаров — элмов, весь раздулся, напрягся и уставился на них. Те медленно поднялись и, пошатываясь, направились куда — то в сторону. В то же время Нел и Дин включили элмоуловитель.

Атланты двинулись в сторону сигнала элмоуловителя, а Ол оказался в точке противодействия, пока элмоуловитель и Прим не сняли гипноз.

— Вот это да, — только и сказал Ол, переведя дух. — Я чувствовал себя, как Буриданов осёл между двумя стогами сена. Чуть не разделился на двух маленьких полуосликов. Куда ты направил приятелей массаров?

— По домам, — засмеялся по — осьминожьи Прим. — Пусть теперь сами немножко побудут привидениями. Прощальная шутка от меня и старины Чарли, клянусь акулой, откусившей ему полщупальца и чуть не слопавшей меня. Прощай, ирэнец Ол!

Осьминог тоже исчез.

— Всё хорошо, что хорошо кончается, — решил довольный Ол.