/ / Language: Русский / Genre:sf_fantasy / Series: Магия фэнтези

Именем Горна?

Юрий Погуляй

Твое имя никто не может запомнить. Твоя любимая потеряна. Твои силы на исходе. А вокруг – оставшийся без старых Богов мир да марширующие по дорогам армии западных захватчиков. Тускнеют мертвые глазницы Поставленных. Тотемы Мерзлых шаманов разгораются зловещим пламенем. За кого сражаться, если у тебя никого не осталось? За любовь, которую потерял? Или за веру, которую приобрел?

2006 ru Snake fenzin@mail.ru doc2fb, Fiction Book Designer, FB Writer v1.1 19.11.2007 http://www.fenzin.org 8c70d3c1-e8b5-102a-94d5-07de47c81719 1.0 Именем Горна? «Издательство АЛЬФА-КНИГА» М. 2007 5-93556-882-9

Юрий Погуляй

Именем Горна?

Спасибо другу, не давшему сломаться

ПРОЛОГ

Анхор, восточный край Путаных Мест

«После сражения под Скафолком я понял, что Боги мертвы. Или же просто забросили надоевшую им игру, оставив своих детей сражаться между собой.

Да, в то сырое, холодное утро, глядя, как воронье облепило тела моих солдат, я осознал горькую правду. Но промолчал. Куда там… Каратели Братства всегда были неподалеку. Нет, я уважал чародеев, и когда наконец война закончилась, был уверен, что большая заслуга в победе принадлежит этому молодому Ордену магов. Но я боялся их, и не без оснований. Нет и не было во мне уверенности, что они служат Халду или Небесному Горну. Конечно, за любое сомнение в Богах чародеи карали быстро и жестоко. Но, скорее всего, ими двигала совсем иная цель, впрочем, удачно совпадающая с моей.

Анхор должен быть свободен!

Когда остатки армий Усмия были откинуты за южные границы, я ни минуты не сомневался в том, что будет дальше. Мне не давал покоя тот жестокий рассказ о жертве ста… Сто гвардейцев Братства собственной кровью заманили Ледяного Стража в западню, в Стохолмье. Что они чувствовали, когда один за другим уходили в темноту? Какие мысли терзали воителей, пока из добровольно перерезанных вен на землю сочилась их жизнь? О чем думал тот, кто нес медленно угасающего товарища и знал, что скоро настанет и его очередь пустить себе кровь?

Все они погибли. Как и несколько чародеев Братства, принесших себя в жертву Анхору и заперших творение Усмия в недрах еще работавшей тогда штольни.

Сами ли они пошли на это? Или…

Один из Карателей обмолвился, что Братство собирается закрыть границу с вечно сражающимся Югом, отгородиться от смут и войн, и им нужны могущественные стражи, готовые оберегать покой жителей Анхора вечно. Поставленные на защиту воины… Именно тогда я понял, что меня ждет. Осознал, что слышали те сто гвардейцев, проложивших кровавую дорогу в шахту Стохолмья…

Как ни странно, я смирился. Не ради Братства, не ради Халда. А ради Анхора… Ради свободы и покоя родного королевства.

Так или иначе они должны были меня умертвить. Избавиться от героя этой войны… Уничтожить того, кто будет нести ее зловещую печать на лице до конца своих дней и отравлять мир окружающих. Может быть, они оказались правы, что дали мне выбор? Погибнуть во благо родной страны и сохранить имя или же предстать перед Анхором преступником?

Война пробуждает звериные чувства, и вряд ли кто смог пройти ее хоть раз, не преобразившись в чудовище. Наверное, у каждого был свой грешок, тщательно отмеченный Братством. Мой грех…

Не люблю о нем вспоминать. Не хочу о нем вспоминать! Я рад, что смог искупить его! Даже такой ценой…

Братство жестоко, но справедливо. И простые люди их боготворят. Как теперь, наверное, и нас, Поставленных. Зелье, убившее меня, я принимал после командира «Лесной Смерти». Мне всегда нравился этот молодой стрелок: столь быстрая военная карьера, звание генерала к двадцати пяти годам, верный глаз и осторожный ум. Его отряды изрядно попортили кровь ратям Усмия, он сделал гораздо больше, чем я. По словам Карателей, все те, кто пил зелье, вызывались добровольцами. Но, думаю, мои товарищи по фронту слышали обо мне то же самое. Или нет? Вдруг действительно они пошли на такой шаг сами, а не так, как я – припертый к стенке Чародеями и изнывающий от ненависти к себе?

На вкус отрава показалась мне молоком. И не скажешь, что яд. Не скажешь, что часть дикого ритуала. В последний момент я струсил и думал отказаться от рокового глотка. Я мог отказаться от него! Мне было плевать на чародеев, так как они не вечны. Мне было плевать на Богов, так как они нас забыли. Мне даже было наплевать на те ужасы, что я совершил во время войны.

Но я любил Анхор!

Поэтому и выпил…

Сейчас я редко вижусь с другими Поставленными. Порой залетает Хмурый Гонец, но даже поговорить с ним мы не можем. Вернее, он может, а я нет… Поэтому просто слушаю, хотя мечтаю спросить: сделал ли он тогда свой последний глоток по собственной воле или же ради искупления.

Недавно, наверное, лет пять назад, я видел Собирателя. Он был единственным незнакомым мне человеком из тех, кто пошел на смерть. Маг Братства, не самый сильный, но и не слабый. Его звали Монтелла… Хотя, может быть, у него был свой грех?

Монтелла…

С годами память ведет себя удивительно. Перед глазами до сих пор стоят черные знамена Усмия, в той сече у Скафолка. Я прекрасно помню глаза моей жены, погибшей во время злополучной осады Хеска. Но мне становится страшно, когда я пытаюсь вспомнить СВОЕ имя… Как меня звали?! КАК?!»

Воин неожиданно вздрогнул, отчего на землю посыпался облепивший его снег; с испуганным карканьем в небо сорвалась ворона, которая до этого дремала на черных ветвях огромного дуба и не обращала внимания на снежную статую внизу. Скрипнул древний, изрядно подгнивший доспех генерала, полыхнули зеленым светом мертвые глазницы. Страж резко повернулся в сторону севера, пытаясь осознать, что произошло в глубине его страны, что прервало его размышления.

Граница нарушена. Кто-то пробрался в Анхор. Но как неизвестному удалось так быстро миновать земли, оберегаемые Поставленными? Мертвый Латник, как называли в народе бывшего генерала, вдруг почувствовал, как слабеет. Как что-то медленно заволакивает его разум.

Координатор мертв?! Координатор мертв!

Воин медленно сделал шаг вперед и застыл. Он не знал, что теперь ему делать.

В высокой башне координатора, затерявшейся среди глухих северных лесов, испокон веков стояло древнее зеркало. Раньше, когда еще был жив старый маг, оно верно служило отшельнику глазами, позволяя за считаные минуты обозреть земли великого королевства. Но то было раньше… В последнее время чародей так редко обращался за помощью к волшебному зеркалу, что накапливающаяся в артефакте сила сама рвалась наружу. Как, например, сейчас.

Едва уловимое мерцание окутало поверхность. Задрожала отражающаяся в нем запущенная комната. Скрылся затянутый паутиной огромный книжный шкаф, растаял ветхий письменный стол, на котором покоился раскрытый фолиант с выцветшими страницами. В дымке проступил снежный лес.

Где-то на юге, далеко-далеко от одинокой башни, через лес пробирался неестественно бледный мужчина в изодранных одеждах. Проваливался по колено в снег, испуганно оглядывался, будто ожидая погони; губы странника шевелились, словно он неистово молился одному из Высших. Правая рука путника была перевязана, и на грязной тряпке виднелась побуревшая, засохшая кровь. Зеркало еще помнило отражение беглеца. Странный человек был в этой комнате совсем недавно.

Путник неуклюже повалился на бок и пару мгновений не шевелился, словно удивившись собственной неловкости. Затем мотнул головой, сплюнул на белоснежный снег кровью и тяжело поднялся.

Зеркало дрогнуло, затуманилось еще больше, и зимний лес растаял. Серебристая гладь потемнела, и в ней проступила старая комната, много веков привычно отражавшаяся в волшебном зеркале.

В кресле, у холодного камина, безвольно склонив голову, сидел убитый чародей…

Агон не плакал, горечь предательства и потери стояла комом в горле, но император не мог позволить себе постыдных слез. Он до сих пор не мог смириться с произошедшим. Не мог понять, как так вышло. Халда он и его товарищи убили без каких-либо осложнений. Старый Бог даже не пошевелился, когда они проникли в его покои, и Лемилла нанесла смертельный удар. Но когда они явились к Усмию… Девчонки, которая должна была сдерживать его силу, с ними не оказалось. Она просто исчезла, бросила их.

Агон выжил только чудом и слишком высокой ценой. Оба товарища, в отличие от него, не растерялись, с ходу вступив в бой с охраной Усмия, а вот император замешкался, удивленный бегством Лемиллы, и слишком поздно ударил пробуждающегося Бога, тот все-таки успел открыть глаза и бросить проклятие…

Целью Усмия оказался старина Склой… Агон поморщился от обиды и боли потери. Сколько лет они вместе с длинноусым рыцарем поднимали Мереан. Сколько ночей пролетели за кувшинами дорогого мирамийского вина, в жарких спорах и обсуждении планов. Когда они готовились к выходу, друг лихо закрутил правый ус, цокнул языком и пообещал вечером опустошить целую бочку эля, дабы отпраздновать. Молодой, хищный, вечно бодрый Одвор, обладатель грозной сейнарской татуировки на лице, в ответ широко улыбнулся и предложил пари, что Склой не сможет выпить и половины.

Юный боец успел тогда среагировать на вопль Агона, мощным ударом свалил на пол охранника Усмия и рванул из голенища сапога свиток. Но в следующий миг сцепился с тем, кто раньше был Склоем. Дальнейшего Агон уже не видел. Едва он оказался в комнате с кристаллами возврата, то сразу разбил их все. Какой из них чей – он не знал, но оказаться лицом к лицу с изменившимся Склоем ему не хотелось. Одвор выберется из любой передряги, если сможет использовать заклинание… А вот Лемилла! Один кристалл не горел, выпустив хранившуюся в нем силу… То есть девушка заранее настроила перенос в другое место и сейчас далеко отсюда. Предательница!

Перед выходом на задание возлюбленная Агона подозрительно молчала, и он даже заволновался, не прознала ли она про ту интрижку с юной смуглянкой. Случайность, вспышка страсти, после которой император сослал красавицу обратно на Берег Сердца под усиленным конвоем. Много раз жалел о произошедшем, корил себя, что не сохранил верность Лемилле… Кто знал, как обернется. Видимо, узнала бывшая пастушка! – Узнала! И так глупо отомстила!

Дело завершено, и Агон остался один. Внутри бурлила невиданная доселе сила, но счастья не было. Стоило ли менять прежнюю жизнь на могущество? Имела ли смысл вся затея, с таким-то результатом? После операции он и Лемилла должны были быть вместе, и тогда бы план удался полностью. Что же теперь будет?

Труп незнакомца привезли охотники. Старший из них, бородатый, вечно щурящийся Гадак, угрюмо прошел через всю деревню, неприветливо кивнул попавшимся по дороге знакомым и остановился у дома старосты. Нерешительно кашлянул в кулак, помялся немного, собираясь, и ступил на крыльцо.

Вести он принес дурные, ими сложно кого-нибудь обрадовать. Гадак прекрасно понимал, что найденный в лесу мертвец не к добру. Черноволосый, покрытый нелепыми татуировками… Вооруженный, израненный – явные признаки недоброго.

Староста распахнул дверь после первого же стука, будто ожидал прихода охотника. Улыбнулся радостно старому другу, но, взглянув на Гадака, побледнел:

– Что?

– Это… Мертвеца нашли, как бы. Ну… – Охотник замялся, заметив, как меняется лицо приятеля. – Не наш он, вот… Не анхорец…

Накинув на плечи полушубок, деревенский староста быстро вышел из дома.

– Веди, – кратко приказал он.

В поселок труп не понесли, положили у края дороги в снег, будто чувствуя, что и так слишком близко к родным местам оказался кусочек зла. Двое охотников с луками остались сторожить покойника, смущенно улыбаясь собирающимся зевакам. Весть о происшествии облетела деревню очень быстро, и любопытствующие потянулись к окраине.

Когда пришел староста, возле мертвеца собралась почти половина деревни.

Южанин?!.

– Того… Замерз, видать… Вот и взял его Халд, – оправдывающимся голосом сказал Гадак.

– Хамур!. Хамур пришел! – загудели собравшиеся, увидев старосту.

Тот молчал, осматривая покойника. Окровавленная повязка на руке, стеклянный, не потерявший тоскливого отчаяния, взгляд. Чужак.

– Расходитесь, – проронил наконец Хамур. – Не надо тут стоять… Расходитесь…

Жители не противились, послушно кивали и не спеша уходили прочь, уже пожалев, что вообще пришли. Вид старосты поселил в сердцах людей страх.

– Где нашли?

– Ну… Милях в трех к югу, за Хрустальным, ну… вот. – Гадак пожал плечами, не в силах описать более точно место, где охотники наткнулись на тело чужака.

– Плохо это, Гадак.

– Ну… Оно ж понятно… Но… того, а чего пропустили его? – смущенно поинтересовался старый охотник. Увидев непонимание в глазах друга, он закашлялся, замялся. – Ну… Поставленные-то… Ну, понимаешь?

– Не знаю, Гадак. Не знаю, – поморщился староста. – Что-то случилось, надо гонца снаряжать. Поищи помоложе мальчонку из своих, пусть летит в Хеск, к кому-нибудь из Братства, сообщит…

– Э…

– Сообщит, что чужаки в Анхоре, – выдавил из себя приговор Хамур.

– А с мертвецом чего делать-то? – поинтересовался один из охотников.

– Ждать, пока не придет Собиратель… Это его забота. Не нам вставать на пути Поставленных. К мертвецу никого не пускайте, а лучше оттащите его подальше в лес и ждите.

Охотники, хлопнув рукавицами, с кряхтеньем подняли труп, и Хамур, тяжело переставляя ноги, отправился к дому. Чужаки в Анхоре, темное время наступает.

Собиратель пришел только на следующий день, в полдень. Укутанная в ветхое тряпье фигура возникла перед недавно сменившимися охотниками, которые, лениво переговариваясь, грелись у костра, застыла и медленно подплыла к мертвецу. Молодые ребята, онемевшие от неожиданности, не пытались остановить удивительное существо.

Неестественно высокий Собиратель – под восемь футов, а то и выше – следов не оставлял, паря в считаных дюймах над снегом. Грязный, почти истлевший капюшон плаща все еще надежно закрывал голову мифического, чудовищно худого Поставленного. Лица прибывшего за трупом гонца охотники не увидели, впрочем, и желания у них такого не возникло.

– За-а-а-аби-и-и-ира-а-аю, – прошелестел сиплый голос. Свист вьюги? Предсмертный выдох? У обоих часовых немедленно вспотели спины.

Собиратель замер над телом, распростер руки, и мертвец поднялся в воздух. Повисли окоченевшие руки, звякнул меч на перевязи покойного. На искрящийся под солнцем снег упала заколка его плаща.

– Буде-э-эхт мно-ого-о-ох рабо-о-охты, – просипел Поставленный и исчез. Вместе с трупом.

– Да хранит нас Братство, – прошептал охотник постарше и коснулся лба.

Младший промолчал, но жест товарища повторил, а затем подошел к упавшей побрякушке и осторожно закопал ее в снег. Вещи мертвецов счастья не приносят…

ГЛАВА 1

Сегодня непогодилось. Злой ветер постоянно менял направление, будто издеваясь над кутающимся в плащ дозорным. Добротный навес от порывов стихии не спасал, и мокрый снег нет-нет да обжигал лицо часового, несмотря на натянутый капюшон. С Нирана ползли угрюмые, не предвещающие ничего хорошего тучи.

Первый месяц зимы выдался сырым. Снег падал и таял, падал и таял. Стоящий на смотровой вышке Гуга Лунь слякоть ненавидел, как и всякий нормальный человек. Раскисшие тропы-дороги, унылые леса да поля вокруг, постоянный насморк, мечта о сухом топчане – вот и весь нехитрый быт таких дней. Хотя на судьбу грех жаловаться: одно дело стоять под каким-никаким, а навесом, и совсем иное – трястись в седле, тщетно выискивая в округе наиковарнейшего врага, мечтающего поработить славный Зурраг.

В гарнизоне у Трех Границ отродясь таких супостатов не видели. Глухое место, в стороне от всех мало-мальски приличных городов. Большое поле, в северной части которого в пропитавшемся сыростью форте обитает немногочисленный гарнизон Зуррага, а в южной в точно таком же укреплении коротают дни стражи Халдии. На востоке же, над мрачными, черными вершинами елей, возвышается ниранская смотровая вышка.

Ни единой стычки за много-много лет. Тишь да гладь, будто к западу от Трех Границ не отлавливают зуррагских крестьян странствующие инквизиторы Халдии да не отстреливают заблудших церковников лихие стрелки приграничной обороны.

Здесь святоши не появлялись. Храмы Халда далеко, да и деревень поблизости никаких нет, если не считать ниранского поселка в тридцати-сорока милях к юго-востоку. А враждовать с гарнизоном Халдии незачем. Там такие же солдаты, как и в зуррагском гарнизоне, упивающиеся бездельем да возможностью послужить спустя рукава. Жалованье идет, чего еще надо?

Сигнальные рожки по утрам раздавались лишь со стороны ниранцев, да и те звучали как-то лениво, для проформы, мол, бдят воители, а не вымерли.

Скорее бы настоящая зима… Мороз, солнышко и блестящий снег. Глаза, конечно, будут болеть, но хоть не так уныло на душе.

Всадника, неспешно выехавшего из ниранского леса, Гуга заметил не сразу, да и когда разглядел силуэт сквозь хлопья снега, лишь осуждающе покачал головой. В такую погоду в путь отправится только сумасшедший. Старый Хунор, высушенный годами гарнизонный кашевар, говорил, что у каждого своя правда, но носителей подобной истины часовой понять не мог. Чего в тепле не сидится? Хоть бы коня пожалел!

Странник уверенно направился к зуррагскому форту, и Гуга тяжело вздохнул. Сейчас надо будет вытащить руки из-под теплого плаща и подать сигнал ребятам у ворот, пусть встречают. Поступок не героический, но требующий изрядной силы воли в такую-то погоду.

Едва всадник приблизился к форту на расстояние выстрела из лука, часовой сквозь зубы выругался: брать в руки мокрый, холодный молот очень не хотелось, но делать нечего, работа есть работа.

Гулкий звон поплыл над Тремя Границами, но быстро рассеялся, поглощенный вездесущими снежинками.

Внутренний двор с вышки можно разглядеть, только если перегнуться через поручень. По такой погоде любое лишнее движение навевало лишь тоску, поэтому Гуга прислонился к свае и перевел скучающий взор на поле. Какая разница, кого принесло под стены гарнизона?

Снизу послышался глухой голос десятника, спрашивающего незнакомца о цели визита. Ответа часовой не расслышал, но, судя по треску открывающихся ворот, причина начальство удовлетворила. Оно и ладно.

Истошный вопль да невыносимый звон, раздавшиеся через несколько минут, заставили Гугу подпрыгнуть от неожиданности. Бросившись к перилам, не обращая внимания на слетевший капюшон, часовой перегнулся через поручень и уставился на внутренний двор. Перед всадником, прямо у копыт его коня, корчился, скреб землю пальцами солдат в медвежьем полушубке. Имлай, из второго десятка. Что случилось?! Трое оторопевших стражников медленно пятились от завывающего воина.

На крик из казармы шумно вывалились вооруженные товарищи. Громкий приказ десятника, чудом пробившийся через визг Имлая, поверг их в изумление:

– Стоять! Не трогать его!

От незнакомого гостя исходил яркий свет, будто на время путник стал небольшим солнцем. Гуга даже прикрыл глаза рукой, укрываясь от слепящего зарева. Сквозь звон прорвался усталый, но четкий голос всадника:

– Именем Небесного Горна, прощаю тебя, слуга Усмия.

Имлай заверещал, задергался еще быстрее, словно пытаясь закопаться в землю, подальше от безжалостных слов странника.

– Служение твое окончено, прими покой и ступай к владыке Халду, да простит тебя и он. Да переродится душа твоя в Небесном Горне, а не в Кузницах Подземного! – гремел незнакомец.

Десятник неловко преклонил колено, зло глянул в сторону опешивших солдат и опустил голову. Воины неуверенно последовали примеру командира.

– Благословляю тебя на пути к небу. Ты прощен!

Визг прервался, Имлай обмяк, и только в этот момент Гуга плюхнулся на колени, содрогаясь от увиденного. Паладин Небесного Горна собственной персоной. Вот так встреча! А Имлай – слуга Усмия! Никогда бы не подумал! Три года вместе служат, сколько браги выпито, сколько дней в одной казарме жили! Звон снизился, пробирая нутро, и наконец утих.

– Мое имя Ладомар, – послышался голос всадника. – Да пребудет с вами Небесный Горн, воины.

– И с тобой, святой воин, – сдавленно ответил ему десятник. Бывалый рубака лихорадочно соображал, как будет объяснять произошедшее уехавшему в патруль командиру форта. А особенно то, как один из самых проверенных в десятке людей оказался слугой Усмия.

Паладин устало склонился в седле, откинул забрало простенького шлема и благодарно погладил коня по гриве. Во время обряда вышколенное животное ни разу не пошевелилось, а значит, заслуживало награды.

– Найдется ли у вас угол для странника? Погода не радует, дорога долгая была. Нужен отдых.

– Разумеется, господин паладин! – Десятник нахмурился, пытаясь вспомнить имя воителя. Как назло, оно напрочь вылетело из памяти. – Косляк, Грива, оттащите это, – ткнул он пальцем в труп Имлая.

– Э… – нахмурился косматый солдат по прозвищу Грива. – Слушай…

– Закопайте его где-нибудь. Быстро! – рыкнул десятник.

Новоявленные могильщики с опаской приблизились к телу бывшего соратника.

– Трупы не кусаются, – холодно, будто неохотно рассеял страхи воин Небесного. – Мертвый усмиец ничем не отличается от простого мертвеца.

– Понимаем, сир, – быстро ответил десятник, многозначительно посмотрел на все еще сомневающегося Гриву и осторожно, так, чтобы не увидал паладин, показал подчиненному кулак. Мол, не дай-то Халд – ослушаешься. – Да вы спешивайтесь, коня помоем, пристроим, накормим, – спешно затараторил он, видя, что гость все так же сидит в седле. – Прошу за мною. Командир сейчас в отъезде, поэтому пока придется подождать, но я в полном вашем распоряжении.

– Благодарю, – кивнул всадник и неожиданно ловко соскочил с коня. Бряцнул пластинчатый доспех, звякнули шпоры на ладных сапогах.

Десятник никогда не считал себя высоким, иногда досадуя, что природа не наградила его внушительным ростом. Всего-то пять с половиной футов (нет, конечно, многим и такой кажется достойным, но десятнику было мало). Однако паладин оказался на полголовы ниже. Только сейчас временный начальник зуррагского форта разглядел его лицо. Лет тридцать гостю, не больше. Нос с горбинкой, острый подбородок и близко посаженные черные, будто угольные глаза. Мирамиец или эйморец, не иначе. Далеко занесло странника.

– Какими судьбами в наших краях? – поинтересовался солдат.

Паладин посмотрел на него жгучим взором, поджал тонкие губы и с едва скрываемым раздражением ответил:

– Волею Небесного Горна, разумеется.

– Достойный путь, – сдержанно прокомментировал ответ десятник.

– Я знаю…

Грива и второй «доброволец» неохотно взяли за ноги труп Имлая и потащили за пределы форта. Проводив взглядом мертвеца, десятник понял, что на всю жизнь запомнит его именно таким. С вытянутыми, волочащимися по грязи руками и безвольно мотающейся головой. Обидно-то как… Имлай – и слуга Усмия… Ведь пришла бы Великая Война – удар в спину обеспечен. До знака рабы Подземного ничем не отличаются от обычных людей, но если настал день… Яд в общем котле, нож в спину часовым и открывшиеся ночью ворота – это лишь первые из возможных вариантов, что приходят в голову.

– Места у нас глухие, гости редко захаживают, – задумчиво проронил десятник, размышляя, где устроить паладина. Койка в казарме для таких случаев не годилась. В комнату командира вести не следовало. Кто знает, как тот отреагирует? Оставалось только одно место – столовая. Там чисто, да и старый Хунор, может, придумает, чем накормить почетного гостя. – Но накормить можем, командир вернется – и топчан по рангу найдем.

Паладин странно посмотрел на небо, едва ли не с обидой, встряхнул головой и с ожиданием уставился на десятника, словно не слышал последних слов.

– Я вообще-то проездом. Удивлен, что у вас усмиец нашелся, – вдруг усмехнулся странник.

– А я-то как удивлен, – буркнул десятник.

– Ну еще бы… Но потом могло оказаться хуже.

– Да чего говорить, что я – не понимаю, что ли? – покачал головой пограничник. – Все понимаю. Работа есть работа, ничего не попишешь.

– Вот и хорошо…

Форт Ладомару не понравился: слишком старый. Но не величественный, как твердыни Мирамии, а именно дряхлый, разваливающийся. Пропахший сыростью, износившийся – да много эпитетов подобрать можно. Подгнивший частокол, казарма с кухней, кривая вышка посреди двора… Однако живут же солдаты? Наверняка еще и довольны. Место тихое…

Крепкий десятник, совершенно точно непривычный к гостям, старался не ударить в грязь лицом, как бы тяжело ему это ни давалось. Чувствовалось, что «высокий слог» ему в новинку, речь была медленная, неуверенная. Знаки, которыми он угрожающе одаривал подчиненных, от паладина не ускользнули. Повар после короткого покачивания недюжинным кулаком стал работать раза в три шустрее. Воина тут уважали и боялись даже больше, чем паладина.

– Расслабься, служивый, – произнес Ладомар, глядя, как пограничник напряженно ерзает на табурете напротив. – Похлебка отменная, давно такой не пробовал.

Десятник едва уловимо улыбнулся, но слегка успокоился. Интересно, за кого он держит воинов Горна? За неженок? Думается, что пограничник ест горячее гораздо чаще, чем Ладомар. И вообще чаще ест.

– Как служба? – прихлебывая парящий бульон, поинтересовался странник.

– Ну… – растерянно пожал плечами десятник, – как-как… Хорошо. Стоим на защите, бдим. Чтобы, значится, враг не вздумал…

– Это ты своим баронам рассказывай. И начальству, – резко бросил паладин. – Я далек и от тех, и от других.

– Ну а что рассказывать-то? Служба есть служба.

– Как хочешь. – Ладомар отправил в рот еще одну ложку. Местный повар, судя по похлебке, был сторонником приправ. Повезло гарнизонным солдатам, ничего не скажешь. И тихо, и стряпня приятная. – Зовут-то как?

– Кого?

– Тебя, – терпеливо уточнил паладин.

– Скив, – буркнул десятник. – Скив из Гахка.

– Я Ладомар из Двух Столпов.

– Это где?

– Эймор.

– Далеко…

Беседа явно не ладилась. Десятник нервничал, паладин устал, погода мерзкая, да и слуга Усмия, опять же. «Плохой день, – про себя решил странник. – Плохой…»

– Давно служишь?

– Угу.

– Ясно… – поморщился Ладомар.

Завтра с утра на север, и через пару дней первый зуррагский городок. По крайней мере так говорила старая карта, потерявшая от сырости и времени половину названий. Может, пока не поздно, уйти в Халдию? Правда, не хотелось портить нервы в разбирательствах с инквизиторами. Небесного Горна они не отрицали, но старательно сманивали малоизвестных паладинов в свои ряды и при отказе начинали строить препоны. Сидеть в подземельях и вспоминать, когда да при каких условиях проявился дар и не дар ли это Усмия – удовольствия мало. Хорошо еще, что сыном Подземного не клеймят… Народ, как бы его ни обманывали и ни использовали, на такие заявления может и взроптать. Да и с Орденом ссориться церковникам не с руки.

Зурраг тоже не сахар, конечно… Однако немногословный отшельник с Мирамийских гор сказал, что искать Элинду надо в этих краях. «На северо-западе», – коротко бросил обросший, дурно пахнущий старик и больше ни на какие вопросы не отвечал. Сидел посреди сырой пещеры, покачиваясь на куче подгнившей травы, служащей ему подстилкой, и молчал. Жалко, что он не оказался слугой Усмия… Ладомар с огромным удовольствием отправил бы «святого человека» к Небесному Горну. Но хоть ответ дал…

Только вот северо-запад большой. Зурраг, Халдия – это еще начало. А вот если имелся в виду Кроней или, не дай-то Горн, Мереан… Впрочем, пока рано об этом думать. Время есть. Вся жизнь впереди.

Командира ждали дотемна, паладин едва удерживался от того, чтобы не начать клевать носом. Осмотр форта дальше кухни не пошел, все еще нервничающий Скив молча составлял компанию гостю, немедленно отзываясь на каждую просьбу или вопрос и оставаясь по-прежнему лаконичным.

Даже пришедшие на ужин солдаты вели себя как шелковые. Молчали, аккуратно поглощая стряпню пожилого кашевара. Даже не верится, что пограничники вдали от начальства. Лихие же люди обычно, сорвиголовы, а так посмотришь – пансионат для высокородных отпрысков. Причину такого отношения к паладинам Ладомар никогда не понимал. Ведь святые воины не выбирают, кому быть слугой Усмия. Просто бьют Детей Подземного, когда те оказываются рядом. Только наверняка! Если чист перед Горном, то и бояться нечего.

Шум во дворе заставил паладина оживиться. Дико хотелось спать, и Ладомар про себя молился, что начальник крохотного гарнизона устал не меньше и повременит с расспросами до утра.

– Во! – обрадовавшись, вскочил десятник. – Во! Приехал командир! Уж извините за то, что так ждать пришлось. Служба, сами понимаете.

– Понимаю. – Ладомар нахмурился, внутри неприятно защекотало, а этот знак паладин прекрасно знал. – Сядь только…

– Да вы что, сир? Сейчас, приведу сюда кома…

– Сидеть, я сказал. – Чувство усилилось. Так и есть – еще один усмиец. Вот это форт…

– Это…

– Сядь, солдат, – холодно повторил Ладомар и поднялся из-за стола, удерживая рвущуюся наружу силу Горна. В коридоре раздалась веселая брань, топот подкованных сапог. Радуются… Сейчас все изменится.

Дверь распахнулась, и на пороге объявился рослый бородатый солдат в шлеме с наносником. Дорогой, подбитый мехом плащ, добротная кольчуга, неплохие сапоги – для рядового воина слишком богато одет, а значит, сам командир пожаловал. Но слуга не он.

– О! Гости? – громыхнул вошедший. – Скив, это кто?

Слуга Усмия шел следом – молодой, сверкающий улыбкой парень. Светлые, восторженные глаза, русые волосы, собранные в хвост. Широкоплечий, статный, мечта любой девицы…

– Это… – начал было Скив, и Ладомар вспыхнул, выпуская силу наружу.

Как всегда в такие моменты, нестерпимо защекотало в животе, словно именно там находился источник света Небесного Горна, а не в сердце, как утверждали духовные отцы Ордена. Внутри зародилась волна тепла и с оглушительным звоном ринулась на свободу. Ослепленный свечением командир гарнизона отшатнулся и закрыл глаза рукой, а слуга Усмия взвыл от боли, отпрянул, ударился о косяк и рухнул на пол. От звона треснул стоящий на столе кувшин.

– Именем Небесного Горна, – заговорил Ладомар слова изгоняющего заклинания, – прощаю тебя, слуга Усмия.

Мерзкий текст, но необходимый. Без него может не сработать, а экспериментировать слишком рискованно. Конечно, можно вытащить клинок и прикончить кричащего врага, но пусть помучается, да и остальным солдатам урок. Молодой парень завизжал, пополз к объятому светом экзорцисту.

– Служение твое окончено, прими покой и ступай к владыке Халду, да простит тебя и он. Да переродится душа твоя в Небесном Горне, а не в Кузнице Подземного!

Слуга Усмия замер, заскреб ногтями грубые доски, но поднял голову, оскалился и вцепился в ножки стола. Рванулся на одних руках вперед…

– Благословляю тебя на пути к небу. Ты прощен!

Парень вновь взвыл, ударился головой об пол, скорчился и затих.

Свет уходил, стихал звон, а Ладомар не отводил глаз от замершего под столом усмийца. Силен слуга Подземного оказался…

– Скив, можешь не отвечать, я уже все понял, – хмуро проговорил командир форта.

Паладин молча потянулся за перевязью, вытащил меч из ножен.

– Может, хватит? – недовольно буркнул начальник гарнизона.

Обойдя стол, Ладомар подхватил усмийца за ногу и выволок к двери.

– Эй? Паладин?! – окрикнул его командир.

Ни слова не говоря, воин вонзил меч в спину неподвижному усмийцу. Зашипев, слуга Подземного попытался вырваться, но Ладомар еще сильнее налег на рукоять, стараясь удержать врага на месте.

– Иногда заклятия плохо помогают, – бросил он ошеломленным людям.

Когда усмиец окончательно затих, паладин выдернул меч из трупа и обтер его об одежду убитого.

– Ты знаешь, святой человек, кого ты только что к полу прикалывал? – заинтересованно склонил голову начальник гарнизона.

Подняв на него взгляд, Ладомар не обнаружил ни капли страха. Лишь задумчивость и чуточку иронии.

– Слугу Усмия.

– Ну это я и без тебя понял. – Пограничник присел у трупа и повторил: – И без тебя… Это младший отпрыск барона Алира Диналийского, брат.

– Не имею представления, кто такой этот Алир.

– Долго рассказывать… Вот так новости.

– Плохой гарнизон у тебя… – Ладомар с ожиданием посмотрел на командира форта.

– Нуфер, к вашим услугам, сир… паладин, – улыбнулся тот.

Харизматичен донельзя. Таких офицеров простые солдаты на руках носят да во всем слушают беспрекословно. Для службы хорошо, но для жизни этих командиров… При потере авторитета они начинают ненавидеть всех причастных, быстро катятся под гору и оканчивают свои дни в глухом одиночестве.

– Ладомар из Двух Столпов, – представился паладин. – Плохой, говорю, гарнизон у тебя, Нуфер. Это второй усмиец за сегодня.

– Кто первый? – Офицер метнул взгляд на Скива.

– Имлай, – буркнул тот.

– Вот оно как, – протянул Нуфер. – Согласен, гарнизон плохим оказался. Силенки еще остались, господин… паладин?

– Ладомар из Двух Столпов, – раздраженно напомнил странник.

– Да-да, конечно. Ну так как?

– Сила Горна неисчерпаема.

– Громкие слова, красиво сказано. Скив! – повернулся Нуфер к десятнику. – Общее построение у смотровой вышки. Шустренько. Спящих разбудить, хворых вытащить. Выполнять.

Скив с огромным облегчением бросился наружу. Намаялся, наверное, весь день думать самостоятельно.

– С размахом работаешь. – Отчего-то Ладомар проникся симпатией к командиру гарнизона. – Все бы так.

– Если чистить, так чистить все. Мой тебе совет, странник. Если в Зурраг направляешься, то будь осторожен. Алир – второй человек в королевстве, и гибель сыночка он тебе не простит, уж поверь мне.

– Да? – удивился Ладомар.

– Нет, открыто конечно же волосы на голове будет драть да каяться, что не доглядел. Однако в дороге поосторожнее быть" придется. Кто знает, откуда стрела прилетит?

– Настолько все плохо? – скривился паладин.

– Кто знает, кто знает, – уклончиво ответил Нуфер. – Уж прости меня, приятель, не знаток я высшего света, но об Алире хорошего не слышал.

– Куда ваш король только смотрит? Если у него бароны такие?

– Куда и все, приятель, на запад, – сказал командир.

Запад… Мереан… Война. Большего и не требовалось говорить.

– С утра провожатых дам, до Гахка. Все равно о произошедшем сообщить надо. Комнату могу предложить только одну. – Нуфер кивнул на труп. – Его. Да и то, слово одно, а не комната. Но топчан имеется. У нас тут не дворец, видишь ли.

– Усмий живет в душах, а не в вещах, – процитировал слова духовных отцов Ладомар.

– Ну а я бы побрезговал, – хмыкнул офицер. – Много чего говорят, да всяко случается.

– Горн хранит своих Детей.

Больше усмийцев в гарнизоне не оказалось. Под пристальными взглядами солдат Ладомар прошелся мимо неровного строя, отрицательно мотнул головой, заслужив короткий кивок Нуфера, и с огромным облегчением последовал в отведенную для ночлега комнатушку. Солдат-провожатый всю дорогу молчал и даже смотреть на паладина не решался. Странные люди. Брал бы пример с командира, что ли?

Но подозрительно наличие сразу двух усмийцев в одном месте. Не к добру…

Первым делом, оказавшись в комнате покойного отпрыска барона, Ладомар приступил к обыску. Перерыл все что можно, но ничего интересного не обнаружил. Интересно, а знал ли убитый о «соратнике»? За свою недолгую, но бурную жизнь паладин усвоил только одно – совпадения крайне редки. Скорее всего знал! Но все же что собрало в одном месте двух усмийцев? За пять лет Ладомар с подобным не сталкивался, хотя слышал о том, как товарищи накрывали гнезда Подземного, где насчитывалось до десятка слуг. Но то были общины, а здесь иное. Здесь пограничный гарнизон, а значит – стратегическая точка. Поездку в Зурраг стоит отложить… Форт Нирана паладин проехал бездумно, а теперь придется возвращаться, да и к гарнизону Халдии надо заскочить. Лучше проверить, если и там есть усмийцы… Плохи дела.

Элинда простит…

– Да, видишь, я вновь иду не к тебе, радость, – проговорил Ладомар в тишине комнаты и принялся снимать доспехи. Последние тринадцать лет он их иначе как одежду и не воспринимал. Как в пятнадцать ушел в леса разбойничать, так с тех пор и породнился с оружием да железом на теле. Для паладина школа жизни хорошая, постоять за себя он умел. А для окружающих весьма поучительная история о малолетнем бандите, вставшем на путь служения Горну. Однако прошлого своего Ладомар стыдился, исключение составляла лишь память об Элинде. В этом имени состояла вся его жизнь, за которую не было обидно. Два года службы в дружине одного из многочисленных дворян Эймора. Замок на холме, со смотровой башни которого видно чудесное озеро.

– Придержи коней, – вырвался из объятий воспоминаний Ладомар. – Придержи. Завтра в путь…

Память слушать отказывалась. Вспомнились дни, когда Элинда пропала, сбежав лунной ночью из родового замка. Пролетели перед глазами два года службы в карательном приграничном отряде Эймора и вылазки в земли Сейнарской вольницы. Время потери самого себя и поиска. Время бегства от образов прошлого.

Служение Горну оказалось панацеей, успокоившей душу. Воистину – вера творит чудеса. Да и постоянные путешествия, к которым приговорен паладин, способствуют поиску…

Хотя отыскать в огромном мире девушку, даже красивую, задача, посильная только Халду или Усмию. Но кто не пытается, тот не находит.

Уснуть удалось только к середине ночи.

Нуфер к словам Ладомара о необходимости проверки соседних гарнизонов отнесся серьезно, выделил в сопровождение троих всадников и пожелал удачи. Сегодня с погодой повезло, на небе виднелись голубые просветы, ветер не зверствовал, так что день обещал быть приятным для дороги.

– Куда едем, господин паладин? – поинтересовался старший из его спутников, косматый, с утопающими на бугристом лице глазами всадник. Воин упирал в стремя желтое, с черным замком посередине знамя Зуррага. – Проще сначала к ниранцам, а потом к халдийцам. Как раз стемнеет и по полю до дома по прямой домчим, а не в лесах плутать будем.

– Сначала к халдийцам, – бросил Ладомар. Если у церковников все в порядке, то нет особой необходимости проверять воинов Нирана. А вот если…

– Воля ваша, – недовольно протянул пограничник и пришпорил коня.

Гостям солдаты Халдии удивились, в форте пропел сигнальный рожок, на стене появилось сразу несколько пограничников, халдийцы с недоумением уставились на замерших неподалеку от их твердыни всадников.

– Дальше я сам, – не оглядываясь на спутников, сказал Ладомар и направился к гарнизону.

– Чего надо, зуррагец? – крикнул со стены один из воинов.

– Да пребудет с вами Небесный Горн, – ритуально ответил ему паладин.

– Кто? – не понял боец.

– Открывайте ворота! – На стене появился офицер. Прищурившись, оглядел поле, задержал взгляд на замерших неподалеку всадниках Зуррага и повел, разминаясь, плечами. – Рады видеть в нашей скромной обители святого воина.

Дождавшись, пока приподнимутся ворота, Ладомар обернулся на спутников, жестом приказал ждать и пришпорил коня.

– Что привело в наши края, паладин? – Говоривший прежде воин спустился во двор и теперь, подбоченясь, разглядывал гостя.

– Воля Горна, – привычно ответил Ладомар, прислушиваясь к своим ощущениям. Вроде бы все в порядке.

– Воля Горна – воля Халда, – чуть поклонился пограничник. – Чем можем?..

Спешившись, паладин отметил, что здесь в глазах солдат нет страха, только любопытство или же откровенная скука.

– Меня зовут Ладомар. В гарнизоне Зуррага я нашел слугу Усмия. Плохие места, раз твари Подземного живут тут не первый год.

Взгляды изменились, воины стали переглядываться, а командир усмехнулся:

– Что взять с еретиков?

– Мне напомнить про верховного инквизитора Халдии? – скучающе спросил Ладомар. История была громкая: паладин Дулларин, будучи проездом в столице Халдии, изгнал слугу Усмия, который оказался магистром инквизиторского Ордена.

Собеседник хмыкнул, вновь повел плечами, и повернулся к застывшему за его спиной воину:

– Общий сбор.

Солдат моментально сорвался с места.

– История верховного – позор нашей страны, – между делом сообщил пограничник. – Негоже о нем вспоминать.

– Гордыня не лучший помощник в делах Халда, – парировал Ладомар.

– Сарказм – оружие политика, а не воина, – ухмыльнулся офицер.

Паладин сдержался от едкого ответа, пропустив слова халдийца мимо ушей.

– У ниранцев были? – поинтересовался пограничник.

– Пока нет.

– Ну надеюсь, у нас все в порядке.

– Я тоже…

То, что не в порядке, Ладомар понял спустя несколько мгновений. Провидение бросило его на землю, едва послышался свист. Стрела вонзилась в седло коня, и животное испуганно заржало. Вскинув голову, паладин отыскал взглядом лучника на стене.

– Снять его! – заорал пограничник, а неудавшийся убийца метнулся к воротам.

– Именем Горна, – взревел Ладомар, вскочил и, зажмурившись, вызвал в себе священный огонь. Сияние окутало правую руку, и, размахнувшись, паладин швырнул сверкающий сгусток в сторону убегающего стрелка. В тот момент, когда над фортом повис нечеловеческий вой, в тело слуги Усмия уже вонзилось несколько стрел. Бросившись к лестнице и оттолкнув по дороге особо ретивого пограничника, паладин в несколько мгновений оказался наверху. Еще живой раб Подземного зло ощерился и попытался встать. Но опоздал.

Сила Горна вырвалась наружу, и Ладомар привычно произнес слова изгнания. Когда все закончилось, истыканный стрелами усмиец не шевелился. На всякий случай пронзив мертвеца клинком, паладин мрачно посмотрел на поле. Теперь в ниранский гарнизон ехать придется?

– Слава Халду, цел. – На стене появился уже знакомый пограничник. – Патрулей сегодня не отсылали, сейчас соберутся все. Я вас прикрою, если вдруг еще какой ухарь найдется. Мне очень жаль, паладин, что так вышло…

Куда только делось прежнее высокомерие? Неужели вспомнилось, что в Халдии делают с теми, кто покрывал слуг Подземного?

– В роду знать была? – поинтересовался у него Ладомар.

– Ну да…

– Тогда не на колу бы смерть нашел, а в костре. Меньше позора было бы… – «Нервы… Нервы говорят», – одернул себя паладин. – Виноват, – через паузу добавил он. – Сорвался…

– Я понимаю, – кивнул пограничник. – Солдаты почти построены, – заметил он, глянув на внутренний двор.

Больше усмийцев в гарнизоне не оказалось, что несказанно обрадовало начальника форта, но оставило равнодушным паладина. Факт есть факт. Два гарнизона, и в каждом по слуге Подземного. Есть о чем задуматься… Попрощавшись с подавленными халдийцами, Ладомар вернулся к спутникам.

– В Ниран? – обреченно поинтересовался знаменосец.

– Увы… – кивнул ему паладин. Он уже знал, что там найдет…

И не ошибся.

Новоявленный командир ниранского гарнизона долго лопотал высокопарные речи, стараясь не глядеть на труп старого начальника. Ладомар отстраненно кивал, вглядываясь в ошеломленные лица собранных у ворот солдат и размышляя о том, что делать дальше. В крепости Нирана, как и в зуррагском форте, нашлось двое усмийцев. Такое скопление слуг Подземного в одном районе – явление точно не рядовое. Догадки паладина, к огромному сожалению, подтверждались. Теория собратьев по мечу рушилась в пух и прах. Внедрение в три гарнизона рабов Усмия являлось не чем иным, как подготовкой плацдарма для скорой войны. Новой ли или уже ползущей с запада? Ладомар покачал головой – с запада… Еще несколько лет назад владения Мереана были только на удаленном от всего мира полуострове Клык, а сейчас под пятой императора Агона находятся как Берег Сердца, так и земли влившегося в расцветающую империю королевства Хинн, что гораздо ближе к Трем Границам, чем родной Эймор.

Молодой ниранец воодушевился, приняв отстраненный кивок на свой счет, и залился соловьем, прославляя Небесного Горна. Немудрено, неплохое повышение по службе. Если еще и высшее начальство официально поставит его во главе пограничного отряда, а не пришлет нового командира (что вряд ли), то старт карьере дан. Для юнца Ладомар сейчас оказался благодетелем.

Не слушая хвалебное пение, паладин с тоской понимал, что в Зурраг путь заказан. О неприятном открытии необходимо сообщить в Орден, а в неприветливой стране нет ни единой его ставки. В Халдию, где Ладомар никому не известен, ехать рискованно. Мереан же Небесного не признает, и паладины туда стараются не соваться. Между надвигающейся империей и двумя не освященными благодатью Горна королевствами остается только Кроней, но и тот готовится к войне, а оторванность его святых воинов от остального мира на руку не сыграет. Значит, надо возвращаться в Ниран и бить тревогу.

– Да хранит вас Небесный Горн, – буркнул Ладомар, вскочил на коня и покинул форт, не обращая внимания на застывшего в изумлении командира ниранцев. Да, может быть, невежливо, но дело важнее нелепых ритуалов.

Зуррагские всадники с недоумением последовали за направившимся в глубь чужой страны паладином, и Ладомар с едва скрываемым раздражением остановился.

– Господин? – удивленно поинтересовался знаменосец, поправил древко и вопросительно поднял брови.

– Мне надо в Ниран, вы свободны, – произнес святой воин, слегка кивнул головой и позабыл про спутников.

Когда конь паладина исчез из видимости, молодой зуррагский всадник повернулся к старшему и сквозь зубы процедил:

– Каков с-с-скот, а? Мы, видите ли, свободны.

Знаменосец, соглашаясь, покачал головой. Не такими он представлял себе воинов Ордена, совсем не такими.

– Ну с работой он справился, – неохотно произнес третий всадник. – Но, конечно, неприятный человечишка. Как его звать-то?

Старший нахмурился, вспоминая, затем неуверенно усмехнулся:

– Глупое имя какое-то. На «м» вроде бы… У начальника спросим.

Нуфер имени паладина тоже не вспомнил, хотя не согласился со знаменосцем. Имя точно начиналось не на «м», а скорее всего первой должна идти «д». Десятник с авторитетным видом сообщил, что точно помнит начало «на», а вот дальше – из головы вылетело.

Ладомар гнал коня на восток, по ниранскому тракту, думая о вещах далеких от цели путешествия. В голове паладина крутилась противная, но привычная мыслишка. Что, если старый отшельник имел в виду не Кроней, не Зурраг… Не Мереан…

Что, если Элинда в Анхоре?

На Агона, Великую Войну и слуг Усмия ему было глубоко плевать. Пока стучат копыта коня да проплывают мимо сырые черные леса Нирана, все происходящее в мире теряет смысл.

ГЛАВА 2

Заброшенная штольня обнаружилась лишь на второй день пути. Слава Братству, что хоть небольшой поселок рудокопов не оказался пуст. Забравшись на холм, Эйдор с радостью обнаружил снежные крыши домов и дымки из печных труб. Штольня красовалась еще западнее, черный зев виднелся даже отсюда. Ночевка на холоде отпадала, что порадовало молодого длинноволосого пилигрима. Однако еще надо было добраться до деревеньки. Окинув взглядом раскинувшуюся перед ним зимнюю долину, испещренную навесными мостами, странник приблизительно определился с дальнейшим маршрутом. Стохолмье свое название оправдывало, хотя наперекор географам Анхора юноша считал местные «холмы» небольшими горами. Конечно, до Челюсти Подземных им далеко, но и здесь можно было найти роковую расщелину…

Поправив дорожный мешок, Эйдор осторожно заскользил вниз, к отмеченному мосту. Лыжни тут тоже не оказалось, но и снег, слава Братству, был слежавшийся, несложный. Великолепные места, зима их красит, снег чистый, белый, хотя и видны звериные тропки. Покрытые сверкающим инеем ветви деревьев, могучие ели в ослепительных шапках. Наслаждаясь легким, не жгущим кожу ветерком в лицо, Эйдор с улыбкой скользил к переправе. Людей здесь давно не было, глухие места. Чем же не угодила местным жителям восточная окраина? Впрочем, путей тут множество, может быть, этот просто неудобен?

У обрыва молодой странник остановился, изучая резную фигуру у входа на мост. Деревянный лучник, устало склонивший голову, но по-прежнему готовый к неведомому сражению. Натянутый лук в искусно исполненных руках оказался настоящим. Коснувшись лба, Эйдор слегка поклонился идолу. Одинокий Стрелок, хранитель Стохолмья.

Отдав почести изображению Поставленного, юноша перевел взгляд на мост. Надежный, заботливо ухоженный руками местных жителей. Виднелись свежие доски, установленные взамен подгнивших. Да и цепи не внушали подозрения. Значит, кто-то здесь все-таки бывает, следит за переправой.

Сняв лыжи и закинув их на плечо, Эйдор ступил на первую доску. Слегка поскрипывает, но ничего страшного, если бы трещала – тогда да, стоило бы и остеречься.

Придерживаясь за натянутую вдоль переправы цепь, холодящую ладонь даже через добротные варежки, парень аккуратно зашагал на ту сторону обрыва. Вниз он старательно не смотрел, зная, что тогда идти будет страшнее. Иногда расщелины здесь достигали нескольких сотен футов. На середине пути мост уже качался под ногами путника, и, стараясь не попадать в такт забавной пляске, Эйдор еще сильнее вцепился в цепь. Лыжи небольно постукивали по плечу, отбивая ритм перехода, но неудобств не доставляли. Однако лишь на той стороне юноша почувствовал себя спокойно и вновь приложил руку ко лбу, обнаружив уже знакомого деревянного лучника. Только потом он обернулся и поглядел на дно расщелины. Закованная в лед речушка с редкими проталинами, петляющая меж укутанных снегом валунов, заставила путника восхищенно цокнуть языком. Нет, не зря он отправился в путешествие, не зря – столько красивых мест!

Неторопливо нацепив лыжи, Эйдор отправился дальше. Оставалось еще три переправы до поселка. Такого близкого и такого далекого.

Недалеко от деревеньки, за последним мостом, нашлась лыжня, на которую Эйдор ступил с нескрываемым удовольствием. Проторенные дорожки он всегда любил. На окраине поселка юноша остановился, задрал голову, оглядывая возвышающуюся над деревней гору. Штольня там, а значит, цель близка.

Эйдор сразу отметил уютную тишину. Сразу захотелось сдернуть лыжи и пройтись по хрустящему снегу через всю деревню. А была бы здесь своя изба – то шагнуть на родное крыльцо, заботливо расчистить его от снега, открыть дверь и ощутить дуновение сырости. Не мерзкой, чужой, опасной, а той, которая пахнет детством и новыми свершениями.

Улыбнувшись, юноша зашагал по улочке, отыскивая взглядом трактир.

Он обнаружился в центре поселка, причем отличала его от прочих домов только вывеска, на которой красовалась резная кружка с пенистым пивом.

Ступив на крыльцо и отряхнув сапоги, Эйдор потянул кольцо на себя и с восторгом вдохнул вырвавшийся на улицу теплый, вкусно пахнущий воздух.

– Здравствуйте! – Странник шагнул внутрь.

За одним из столов играли в карты трое мужчин в меховых куртках, лица расслабленные, отстраненные. Зимой в деревне работы много меньше, чем в иное время года. Посему можно и отдохнуть. Эйдор представил, что живет в избе на краю деревни и после полудня каждый день идет в трактир поиграть со старыми друзьями. Наверное, это невыносимо скучно…

– Здравствуйте! – повторил он.

Один из мужчин поднял голову, коротко кивнул, улыбнулся, обнажив неровные зубы, и вернулся к игре. Его товарищи молчали, сосредоточенно изучая доставшиеся им карты.

Из подсобного помещения появился хозяин трактира. Близоруко щурясь и вытирая руки о серый передник, низкорослый толстячок произнес:

– О как! Гости! Проходите, присаживайтесь! Есть что будете? Может, комната нужна? Откуда идете? Какими судьбами в Стохолмье?

Ошалев от потока вопросов, Эйдор миг собирался с мыслями.

– Хотелось бы горячего чего-нибудь, добрый хозяин!

– Ну не холодцом же потчевать, – живо всплеснул руками толстячок. – Гумми же не дурак! Значит, картошечки отваренной да эля горячего кружечку, так? Есть рыба, могу и уху по велению!

– Нет, рыбы не надо. – Эйдор прислонил лыжи к стенке и расстегнул тулуп. – Неси, хозяин.

Усевшись за стол, парень оглядел помещение. Украшений мало, но не из-за жадности, а для создания еще большего уюта. На стене, у двери, висела голова медведя, в глубине зала потрескивал камин, у которого располагались два деревянных кресла. Приятное место, в очередной раз отметил для себя Эйдор и наконец распустил волосы. Во время путешествия они ему только мешали, и потому юноша постоянно собирал их в хвост, отчего к концу дня кожа на голове начинала болеть. Состригать же густые, светлые вьющиеся волосы, которым позавидовала бы любая красавица, молодой странник не хотел.

Горячий эль принесла полная служанка, озорно улыбнулась, поставила глиняную кружку на чистый стол и направилась к игрокам. Те, нахмурившись, смотрели на расклад и вполголоса спорили.

– Слепой Колдун бьет Пехотинца! – бурчал тот, кто кивнул Эйдору при входе.

– Да пусть бьет, дурья твоя башка, но не в этот раз, – добродушно говорил плечистый игрок с пышной рыжей шевелюрой. – Ты видишь, чта Мертвые Псы выложены?

– На третьем круге Псы Пехотинца защищают, – не соглашался первый.

– А у нас какой? – вдруг вмешался третий, лысеющий уже мужчина с усталым, бледным лицом. Юноше показалось, будто он только проснулся.

– Да третий же, завали тебя штольня! – возмутился рыжий.

– Какой третий, когда четвертый? Сейчас Псы не защищают! – ткнул в карты первый.

– Да иди ты, – удивился рыжий.

«Храм» Эйдор никогда не понимал из-за сложных правил, но послушать игроков любил. Так интересно было, перед глазами вставали картины придуманных сражений. Вот идет по полю Слепой Колдун, вместо глаз кровавые раны, но они ничуть не делают его слабее. Вот навстречу волшебнику выходит рослый Пехотинец в бело-золотых доспехах Гвардии Братства, а вокруг воина снуют мертвые собаки. Дух захватывает!

Пригубив эль, юноша с наслаждением прикрыл глаза. Потрясающе!

Картошку хозяин принес сам, поставил исходящее паром блюдо перед гостем и сел напротив, заинтересованно оглядывая Эйдора.

– Гумми меня звать! Нечасто гости к нам захаживают!

– Эйдор, – представился юноша и с жадностью принялся за еду.

– Ничего, что отвлекаю? – озаботился толстячок.

Эйдор лишь мотнул головой, мол, нет, все в порядке.

– Так комната-то нужна? – Трактирщик походил на заботливого деда, таким взором он смотрел на кушающего гостя, что странник едва сдержал умиленную улыбку. – Хорошая, с видом красивым. И теплая! Возьму немного, сущие пустяки, а не деньги-то! Каких-то два братиска!

– Скорее всего нужна, похолодало! – с набитым ртом ответил Эйдор.

– Так-то оно так, да ведь и весна уже не за горами. Скоро солнышко пригреет, речушки вскроются! У нас не замерзнешь! Гумми никогда не врет, любого спроси в округе!

Юноша улыбнулся, наслаждаясь отлично сваренной картошкой с маслом.

– Как дела в большом мире? У нас известия редки, на отшибе как-никак.

– Да все по-старому. Король здоров, да хранит его Братство, – механически коснувшись лба, произнес Эйдор. Толстячок немедленно повторил его жест. – На востоке от Большой, правда, опять шумят, но когда там спокойно бывало?

– Вечно там недовольны чем-то, – сокрушенно покачал головой Гумми. – Казалось бы, живи да радуйся, нет, найдется тот, кого пчела ужалит! Значит, нет известий?

– В хороших империях новостей никогда нет, – вспомнил древнее изречение Эйдор.

– Что правда, то правда, – немедленно согласился толстячок. – А к нам-то какими судьбами?

Эйдор промолчал, вспомнив о цели путешествия. Легендарный Ледяной Страж, скованный Братством на дне когда-то работавшей штольни. Исполин, прорвавшийся в Анхор из царства Подземельного во время последней войны.

– Да так… Проездом. Вот, на штольню посмотреть, – уклончиво ответил юноша.

– С ынспецией или как? – хитро прищурился догадливый Гумми, и Эйдор виновато улыбнулся:

– Что-то вроде нее.

– А все в порядке у нас! Не извольте беспокоиться! – засуетился толстячок, незаметно перейдя на «вы».

– Я видел, хорошая деревенька, очень уютная. Я бы тут поселился, но служба есть служба.

– Да, дела Братства превыше всего. Вот только…

– Что? – напрягся Эйдор.

– Штольня-то старая. Там небезопасно стало, то бишь. Сваи-то совсем прохудившиеся…

– Потому и посмотреть надо.

– Дело ваше, господин инспектор. Гумми не враг Анхору!

– Я прекрасно это понимаю.

– Проводничок-то нужен? Или сами пойдете?

– Не помешал бы. – Эйдор почувствовал, что у него портится настроение. Он очень не любил, когда в нем признавали инспектора, но врать-то тоже не стоило. Неправильно это. Узнав правду, народ сразу меняется. Гораздо приятнее работать инкогнито. – Только, Гумми, не надо рассказывать о том, что я с инспекцией, хорошо? Простой путешественник.

– Да конечно же, господин инспектор, да что я, враг, что ли? Конечно же не скажу!

– Эйдор, – поправил его юноша. – А?

– Меня Эйдором звать.

– О, простите, господин Эйдор…

– Ладно, – оборвал трактирщика юноша, прекрасно понимая, что не смолчит Гумми. Растрезвонит, и хорошо бы, если не на всю деревню. Очень хочется уюта и покоя, а не настороженных взглядов. Людей беспокоить грешно…

– Где бы мне смотрителя найти?

– А это мы мигом! Вон, Рыжий сидит играет! Он за штольней и следит! Эй, Рыжий!

Эйдор не успел остановить разговорчивого толстячка и теперь, смакуя эль, предоставил ситуации разрешаться самой.

– Че?

– Рыжий, вот, к нам гость приехал! С тобой хочет поговорить. Штольню посмотреть.

Плечистый игрок обернулся, скользнул по Эйдору веселым взглядом:

– Рисковое дело, завали тебя штольня. Там совсем тяжко ходить стало. Год-два – и рухнеть она, как пить дать рухнеть.

– Я столько проехал, – вмешался инспектор. – Готов рискнуть.

– Ха! Ты-то, может, и готов, – осклабился Рыжий. – Да чего говорить-та! Сходим мы к ней, но завтра. С утречка пораньше, мне все равно в тот край надо. Так чта с ранья и пойдем, идет? Но внутрь – ни-ни! Указ!

– Да, конечно же, спасибо большое!

– Эх, завали тебя штольня, но на Ледяного стоит глянуть! Я те точна говорю. Спасибо Братству, чта он на дне торчит, а не по Анхору бродить!

– Храм! – хмыкнул лысый, и Рыжий забыл про существование гостя:

– Как эта?

– Х-ха! Ну, Рыжий, значит, послезавтра дров мне поколешь! – Лысый довольно потер руки.

– Вот ведь дело, завали тебя штольня! И впрямь Храм! – громогласно возмутился раскладу карт плечистый. Кривозубый оскалился, хохотнул, хлопнул лысого по плечу.

– Ну не буду отвлекать, как откушаете – извольте ко мне, я комнатку покажу. Хорошая комнатка! – Гумми поднялся с лавки и поспешил в подсобку.

Эйдор уткнулся в кружку, настроение было безнадежно испорчено, хотя чем Подземные не шутят, вдруг да смолчит трактирщик?

Комната и вправду оказалась хорошей: в меру просторная, уютная. От окна не веяло привычным холодом, как во многих постоялых дворах, на нем красовались редкие для таверн занавески. Перед лежанкой на полу аккуратно постелен чистый коврик. У двери примостился стул с изогнутой спинкой и мягкой подушкой на сиденье. Устроившись на таком подарке судьбы, Эйдор задумался.

О плачевном состоянии штольни он знал, все-таки почти триста лет минуло с тех пор, как в ней зачаровали Ледяного Стража. Да и Хамриф рассказал то, что в отчетах прошлой инспекции указано не было. Плохи дела в Стохолмье, неудачно все складывается, Брат-наместник без дела не сидит, но и место сложное. Соседи дурные, своенравные, житья спокойного не дающие. На востоке от Большой много недовольных, годами туда уходили те, кому Братство мешало. Лихой народ, шебутной. В последнее время еще и с Мерзлыми спутавшийся.

У Ясного города один из самых крупных в Анхоре гарнизонов стоит, даже Гвардия имеется, а все равно объявляются хищные корабли с востока. Одна хвала им, что только у порта и шумят, южнее – вдоль Большой – не лютуют. Может быть, пока? Говорят, что Мерзлые и за рекой появляться стали, а они Анхор никогда не любили. Вот народ и беспокоится, ведь не слепой он, видит многое.

Да и доверия к Братству тут поменьше будет, чем в той же Зеленой Долине. Близко земли Вольных к Стохолмью, близко, и Мерзлые недалеко, потому и сомнений много.

А еще и Заброшенная штольня. Отремонтировать ее невозможно, чтобы ненароком чары не сбить, Ледяного сдерживающие. В общем, благостно Стохолмье видами да напускным покоем, а на деле напряженный край. Но не Эйдорова забота о местных бедах думать. На то свои есть служаки.

Невысокий, голубоглазый Эйдор родом был из Скафолка, богатого края к югу от этих земель. По традиции, инспекции проводили пришлые. Кто-то из Стохолмья сейчас небось у горы Вестника бродит, тоннели запечатанные проверяет, а то и у Башен крутится. Кто знает, как Верховные чародеи решили. Не Эйдорова ума дело…

Странник улыбнулся мыслям, надо же, как деловито рассуждает, будто не раз Анхор пересек с инспекцией. А ведь пока только второе задание у него. И только небесный владыка Халд ведает, будет ли третье. Иные гонцы годами на месте сидят, добром обрастают.

С сожалением покинув удобный стул, юноша принялся раздеваться. Давно не спал в кровати, ночами порой мечтал о таком отдыхе! Поэтому уснул Эйдор сразу, не ворочаясь.

Спалось отменно, тихий быт крохотной деревни был тому причиной. Мир словно съежился до размеров комнаты, и юноше казалось, будто за ее пределами царит пустота. Утром Эйдора разбудил плечистый проводник. Рыжий не церемонился – выяснив, где почивает странник, он уверенно заколотил в дверь комнаты.

Увернувшись от распахнувшейся двери, детина осклабился:

– Чта? Идем на штольни глядеть?

Юноша спросонья лишь кивнул и принялся собираться, одновременно вытряхивая из головы остатки сна.

– Солнца сегодня будет много, – прислонился к косяку проводник, – Халд милостив.

– До штольни ведь недалеко?

– Недалече, но и не близко. Эта ж только отседа кажется, что она рядом. Вот такие чудеса, завали их штольня! Собрался?

Эйдор понял, что трактирщик слово сдержал: столь непосредственно вести себя с инспектором Братства – только от незнания. Впрочем, юноша не возражал, а наоборот, радовался такому раскладу. Сказать придется, но можно сделать это и позже.

Гумми, увидав в зале постояльца, споро предложил завтрак перед «дальней дорогой». Рыжий важно крякнул, почесал лохматый затылок и с авторитетным видом заявил, что подкрепиться не помешает. Могут и к вечеру вернуться.

Эйдор не возражал, наскоро перекусил отменной яичницей, хлебнул на дорогу горячего отвара из высушенных трав. Лыжи, как успел заметить юноша, были заботливо поставлены у дверей. Славные хозяева, приятное место.

Морозный деревенский воздух выгнал остатки сна из сознания, вдохнул в душу радость. Снежное Стохолмье блестело от солнечных лучей, на небе ни облачка, ветра почти нет. Чем не чудесный денек?

Рыжий дотошно проверил крепления на лыжах, прищурившись, глянул на Заброшенную штольню, улыбнулся и, не дожидаясь Эйдора, заскользил к околице деревни.

Несмотря на опыт путешественника, инспектор с трудом поспевал за смотрителем. Сказывалась местность, вверх да вниз идти, тем более на лыжах, жителю равнинного Скафолка непривычно. Рыжий внимания на Эйдора не обращал, улыбался своим мыслям, оглядывался по сторонам, будто на прогулку вышел, а значит, не замечал, как его подопечный медленно, но верно выматывался.

На одном из холмов юноша не выдержал, попросил отдыха, с удивлением отметив, как сипло прозвучал его голос. Плечистый будто опомнился, смущенно крякнул:

– Эта… Извиняй, задумался.

Опершись на лыжные палки, переводя дыхание, Эйдор обернулся на деревню, а затем посмотрел на штольню. Полпути сделано! Отсюда поселок смотрелся будто игрушечный, нарисованный и еще более умиротворенный.

– Скоро уж дойдем, не волнуйся! – поделился Рыжий.

– Как звать-то? – поинтересовался у него юноша.

– Кого?

– Ну не меня же!

– А… Симром кличут, – вновь сверкнул улыбкой плечистый. – Да только к Рыжему я больше привык как-та.

– Я Эйдор.

Проводник кивнул и неожиданно нахмурился:

– Только эта… Когда дойдем, потише там. Место нехорошее, Ледяной все жа.

– Отчего? Хвала Братству, не опасен он, – внутренне напрягся Эйдор.

– Оно, конечна, так, но чудится мне, что… – Симр умолк, подбирая нужное слово, а юноша почувствовал, как екнуло сердце. – Ну ета, Ледяной меняется, завали его штольня! Раньше, вродя, побольша был. Да и теплее стала в штольне-та.

– Не пугай, Симр. – Усталость как рукой сняло.

– Да я-то чта? Может, и правда, мерещится, – пожал могучими плечами Рыжий. – Да толька не грех бы кому из чаровников показать. Но где их взять? До Ясного дня три, если верхом-та.

Эйдор глянул на штольню. Теплее? Очень плохо… Только бы показалось смотрителю! Льдом оковали древнего стража. Тепло – верный враг чарам. Дурной признак.

– Пошли, – выпрямился инспектор, не сводя глаз с недалекой цели.

У черного зева они были спустя час. Огромный полуразвалившийся ворот, с помощью которого в старину вытаскивали наружу телеги с ценной рудой, был почти полностью скрыт снегом. Выдолбленная в камнях лестница ныряла в темные недра горы.

– Вот она, штольня-та! – Симр довольно подбоченился. – За ней еща мой дед следил, да хранит Халд душу eгa.

– Мне надо внутрь.

– Внутрь нельзя! – помрачнел Рыжий, насупился. – Приказ!

– Я инспектор. – Эйдор с тяжелым вздохом потянулся за медальоном Братства, показал его смотрителю и удивился. Симр расплылся в улыбке, будто не было только что тяжелого взгляда и угрозы в голосе.

– Скользко там, – как ни в чем не бывало предупредил он, подошел ко входу, пошуровал в снегу и нащупал люк. Выудив оттуда факел, он деловито полез в поясную суму за огнивом. – И темно. В рукаве, где Ледяной стоит, светлее, но пока дойдем… Блуждать придется долго. Главный ж ход завалили еще тогда…

– Второй факел возьми, – посоветовал Эйдор, стаскивая лыжи.

– Почто? У меня схрон тама есть, не боися. Главна – на ступенях осторожнее, за поручень держися. Он крепкий, обновляю иногда. А на скат не вставай, насмерь убьешься.

– Хорошо, Симр.

– Не зевай, инспектор. – Рыжий высек наконец искру, и факел неохотно разгорелся.

Последовав за решительно шагнувшим в черный зев Рыжим, юноша молча взмолился Халду. Только бы почудилось смотрителю штольни, только бы не ослабли чары. Хотя где-то в глубине души Эйдор был уверен – Симр прав.

Блуждали долго, пару раз приходилось одолевать завалы едва ли не ползком. Рыжий неожиданно заботливо указывал все сложные места, освещая особенно сомнительные. У второго схрона проводник сменил факел и уверенно нырнул в узкий проход, до этого не замеченный Эйдором. Периодически смотритель останавливался, обезвреживал поставленные им ловушки, рассчитанные на чрезмерно любопытных гостей. Братство накрепко запретило посещать места, где заперты твари Усмия, мрачного Бога Подземных…

– Вот он, – наконец приглушенно сообщил Рыжий, и Эйдор напрягся, ожидая увидеть Стража. – По этому коридорчику в залу выйдем, тама к стенке поближа, провал тама на нижние уровни, опосля лестничка будя, по ней и к рукаву выйдем, завали его штольня!

Сердце готово было вырваться из груди, и юноша молча наградил ни в чем не виноватого проводника нелестным эпитетом, о котором сразу же пожалел. Ну не специально же смотритель пугает. Просто думает о своем, и все.

В подземельях сыро, но все же чуть потеплее, чем снаружи. Земля согревает, оберегает от мороза.

– Раньше богатая шахта-то была, да и сейчас добра хватаеть, – глухо поделился идущий впереди проводник. – Народцу, опять жа, больше было. Половина домов пустыя стоят, долго люд не держится в бездельи-та. Вот отчего Стража не в южных штольнях заперли? Они жа ужо тогда истощилися! А руда в Стохолмье лучшая завсегда была, как старики сказывають.

– Я слышал, что иного выбора не было, – попытался оправдать Братство Эйдор. – Заманили его сюда, потому что не могли иначе.

– Да слыхал я байку эту, завали ее штольня, слыхал. Понимаю, но обидна! Да и смельчаков, сюды затащивших Стража, жаль, но нет да объявится мысля-то, чта, может, и до южных дотянули бы…

– Думаю, не до этого гвардейцам было, – поморщился инспектор.

История о ста гвардейцах Братства была ему известна. Кровью своей заманивали, а разоряювший Стохолмье Страж шел по алой дорожке, будто зачарованный, прямиком в западню волшебников Братства. Сто воинов по очереди изошли кровью, сами или от рук товарищей, проложив красный путь. Герои… Сколько дошло – неведомо, да и чародеев тех больше никто не видел, погибли они, скорее всего, в момент заклинания. Но победили исчадье Подземного, заточили в недра шахты. Солнце тут не растопит, а огонь не повредит. Магический лед держит крепко…

Но теплеет… Видать, Усмий вновь раскалил Подземные Кузни.

Лестница оказалась старой, сюда Симр не добирался, поэтому идти пришлось очень осторожно, держась за сырые камни стен. Один раз Эйдор едва не потерял равновесие, но, испуганно ойкнув, удержался.

– Осторожнее, – сообщил идущий впереди проводник. – Ухнешь вниз, меня еще к Халду заберешь. А мне рановата к Халду-то.

Юноша смущенно улыбнулся, понимая, что такого извинения Рыжий все равно не увидит.

В зал с Ледяным Стражем они вынырнули неожиданно для Эйдора. Сияющие голубым огнем стены заставили сердце инспектора замереть.

Посреди застыло древнее косматое чудовище, огромное, в пять-шесть человеческих ростов, с длинными, едва касающимися земли когтистыми лапами. Необычайно крохотная для такого гиганта голова была опущена, будто монстр спал.

Скованный льдом Страж был великолепен, если так вообще можно сказать о порождении Усмия. Белая шкура казалась невероятно пушистой, более подходящей зайцу, чем подобной твари. Могучие плечи, поджарая фигура. Подземный коварен, а Халд чист помыслами. И создания их под стать демиургам. Еретики за Большой говорят, что на самом деле это Усмий – владыка небес, а как раз Халд – зло мирское. Обмануты видом, а не сутью. Поклонники Подземного!

Впрочем, их тоже можно понять. За время странствий Эйдор видел двух Детей Халда и двух – Усмия. Обитателей Небесного замка – закованных в алую броню воителей с огромными кожистыми крыльями, да Хмурого Гонца, как-то раз объявлявшегося в Скафолке. Летящая над землею голова в обрамлении спутанных волос. Создания владыки Халда.

Творения Усмия не были ужасающими по виду. Вот Страж, например… А на старой гравюре, найденной Эйдором в архивах, был изображен Золотой Убийца, уничтоженный в сражении под столицей триста лет назад. Величественный воин в сверкающих доспехах. Таким должен быть благородный рыцарь, а не полководец Подземного.

Недалекие умы могли потеряться от таких знаний, но юноша верил в Халда и судил по поступкам его Детей и созданий Усмия. Внешность обманчива.

Ледяной колосс стоял посреди небольшого озерца, и Эйдор сразу понял, что Симр прав. Чары рушились. Слишком тепло, слишком много воды…

– Че? – встревожился проводник, обнаружив, что инспектор переменился в лице. Тот молча полез в сумку и вытащил оттуда хрустальный шарик вызова.

– Ты че?

Звон разбившегося артефакта заставил Эйдора вздрогнуть, как наверняка вздрогнул в далекой обители Братства чародей. Дальше дело за ним, скорее всего уже через пару дней сюда прибудет какой-нибудь маг, чтобы уточнить ситуацию.

– Ты че эта? – упорствовал Симр.

– Сообщи в деревне, чтобы были готовы уходить из этих мест. – Эйдор прислонился к сырым камням и посмотрел на огромного Стража. Заклятия рушатся… Что произошло? Неужели опять война? Смогут ли чародеи вновь наложить заклятие на оживающее чудовище?

Чародей был недоволен, но виду старался не подавать. По крайней мере в присутствии рыцаря Братства. Прибывший в Стохолмье Победитель званием был повыше обычного мага. И власти имел больше.

– Возвращайтесь в Скафолк, сообщите настоятелю о произошедшем. Ваша задача выполнена, и выполнена хорошо. Благодарю за службу, – отчеканил наконец рыцарь, обладатель массивного волевого подбородка, очень короткой стрижки и серых, цепких глаз.

Долгие расспросы подошли к концу только на второй день. Прибывшие в деревню волшебники и эскорт излазали штольню вдоль и поперек. Из обрывистых, случайно услышанных разговоров Эйдор знал, что Ледяного Стража сковали вновь, но теперь только в зале, и потому вход в его тюрьму решили обрушить, от греха подальше и без риска разрушить древние чары. Если что, творение Усмия все равно выберется, а до того дня ветхие опоры точно не доживут. Лучше раньше и самим, чем позже и с жертвами. Вполне логичный поступок. Странно, что так не сделали раньше.

Оба дня Победитель и чародей Алинок попеременно расспрашивали инспектора обо всем, что он видел в окрестностях Стохолмья. Приходилось вновь и вновь в мельчайших подробностях рассказывать о дороге, о заботливом отношении к изображениям Поставленных, о штольне, о догадках, о действиях после. Иногда рыцарь задавал совершенно не относящиеся к делу вопросы. Например, интересовался прошлой инспекцией или спрашивал о здоровье настоятеля Скафолкской обители. Воин Братства показался Эйдору очень странным человеком: несмотря на ослепительную, часто мелькающую на лице улыбку, серые глаза лорда всегда оставались пристально внимательными. Алинок, в отличие от рыцаря, казался добрым дядюшкой и по большей части просто ворчал, что его оскорбляет недоверие Братства, не отпустившего в Стохолмье его одного. Однако после заверений юноши, что Верховные не ошибаются, чародей кряхтел, сокрушенно каялся в малодушии и продолжал расспросы, рано или поздно возвращаясь к теме «будто бы эти вояки понимают больше магов».

И вот наконец Эйдор свободен. Теперь можно встать на лыжи и мчаться на юг, к родному Скафолку. Сообщить о произошедшем и забыть про неприятное задание. Если повезет, то получить миссию получше и найти успокоение в новых странствиях. В Анхоре очень много удивительных мест, которые хотелось повидать. Например, Шепчущий Город и леса Заката. Но это будет потом, сначала дорога домой. Разумеется, другим маршрутом, потому что одна и та же тропа – это потеря толики чудес, распределенных на пути каждого человека самим Халдом.

Небольшую деревеньку у Заброшенной штольни Эйдор покинул утром, ни с кем не прощаясь и мыслями находясь далеко за пределами Стохолмья. Целая неделя пути до Скафолка ни капли не пугала молодого лыжника; гораздо лучше проводить время в дороге, а не на одном месте. Движение – жизнь.

Правда, в родных землях он оказался чуть раньше: сказалась хорошая погода, легкий снег и отсутствие чего-либо интересного, способного задержать возвращение домой. Небольшие поселения, придорожные трактиры и знаменитая анхорская зима вокруг. Красиво, хорошо, но серенько, без ярких впечатлений. После Заброшенной штольни хотелось еще приключений, новых эмоций, поострее. Такие размышления неожиданно вызвали тень уныния и опасную мысль, что в иных краях все похоже на последнюю неделю. Живут себе люди, со своими традициями и законами, горя не ведают, счастливы в своем покое. И так везде. Юноша поймал себя на мысли, что сравнивает про себя такое существование с жизнью леса. Веками стоят деревья, красивые, спокойные, но везде одинаковые.

В расположение обители Эйдор прибыл мрачнее тучи, силясь прогнать от себя вредные мысли. Он инспектор, и влачить однообразный быт ему по должности не положено, однако тоненький голосок в душе увещевал, что рано или поздно судьба заставит, и он осядет в одной из многочисленных деревень Анхора. Верить маленькому паникеру не хотелось…

Серокаменный замок Братства возвышался на холме, у подножия которого, вокруг небольшого озера много лет назад выросла деревушка. Если дела пойдут совсем плохо, Эйдору придется построить здесь собственный дом, как поступали инспектора постарше. Община поможет, в этом юноша не сомневался, но как не хотелось приковывать себя к одному месту…

Спустившись к замерзшему озеру, на котором то тут, то там виднелись рыбаки, Эйдор снял лыжи и направился в замок, стараясь пройти через центр деревни. Обычно общение с людьми помогало избавиться от плохих мыслей, но, к сожалению, за всю дорогу до ворот крепости путник не встретил ни одного знакомого.

Караульные на входе в обитель Братства поприветствовали молодого инспектора сдержанными кивками, а вот офицер неожиданно поманил пальцем. Эйдор знал невысокого, слегка раскосого гвардейца, но не настолько, чтобы тот во время дежурства решил перекинуться с ним парой словечек, и поэтому, не скрывая удивления, приблизился.

– Здравствуй, Эйдор. Да хранит тебя Братство. – Ил-лиан, как звали офицера, настороженно впился зелеными глазами в лицо инспектора.

Прикоснувшись ко лбу, юноша кивнул:

– Привет, Иллиан. В чем дело?

– Тебя сам настоятель ждет, – со значением промолвил гвардеец. – Сказали, чтобы как появишься – сразу же к нему. Ни с кем не разговаривать, нигде не останавливаться. Я дам тебе провожатых.

– Зачем, Иллиан? Я знаю дорогу! – изумился Эйдор.

Гвардеец кашлянул, многозначительно посмотрел на инспектора и повторил:

– Я дам тебе провожатых.

Эйдор испугался. Что произошло? Он под стражей? Хотя нет, в таком случае Иллиан церемониться бы не стал. Но что случилось?

– Я не понимаю, Иллиан!

Офицер молча подозвал к себе двоих ближайших гвардейцев, кивнул на юношу и коротко бросил:

– Доставить к настоятелю.

Мечники вцепились в Эйдора холодными взглядами.

– Прошу, – проговорил один из них и указал рукой направление.

Опешивший инспектор зашагал по крепостному двору в сторону внутренней стены. Каблуки выстукивали роковой ритм по очищенным от снега камням. Покои настоятеля находились на верхнем этаже замка, в небольшой башне с флюгером в виде единорога, и если раньше они вызывали легкий трепет в сердце инспектора, то теперь ему было откровенно страшно.

Гвардейцы за время пути не проронили ни слова, неотступно следуя за подавленным юношей. Разговорчивостью солдаты Братства никогда не отличались, однако сейчас тишина просто убивала; в голове крутились самые невероятные мысли. Что, если он как-то не так себя повел в штольне? Или сказал что-то не то магу Алиноку? А то и самому Победителю… Почему сразу к настоятелю? Инспектор должен отчитаться перед своим командиром, в данном случае перед Хамрифом, но выходит иначе.

Впрочем, дело тоже не рядовое произошло. Может, из-за этого весь сыр-бор?

Пытаясь успокоить бухающее в груди сердце, Эйдор поднимался по ступеням в башню настоятеля и старался поменьше цепляться за стены лыжами. Занести их к себе в комнату гвардейцы, с лязгом следующие за инспектором, не дали. Коротко одернули и вновь жестом попросили следовать дальше.

У покоев настоятеля юноша подвергся неожиданному обыску. Воины, не обращая внимания на сдавленное тихое изумление инспектора, изъяли у него кинжал, лыжи и лыжные палки, забрали дорожный мешок, и только после того как один из солдат сложил вещи в коридоре у стены, второй уверенно постучал в дверь.

Через минуту Эйдор оказался перед настоятелем. Высушенный годами старик, закутавшийся в теплую шубу, сидел у камина и, когда солдаты ввели в комнату юного инспектора, коротко кивнул ему на крепкое кресло рядом с собой. После чего скупым жестом отпустил гвардейцев и уставился в огонь.

– Настоятель Айлок, – почтительно склонился Эйдор, неуверенно прошел к камину и сел на предложенное место.

– Кому ты рассказывал о результатах инспекции? – проскрипел старик.

– Никому, – удивился столь неожиданному вопросу Эйдор.

– Не ври. – Сморщенное лицо, на котором блеснули необычайно пронзительные глаза, выражало негодование, и инспектор похолодел от страха.

– Клянусь, никому! Только Победителю и прибывшему с ним магу!

– Так никому или же сэру Победителю и магу Алиноку? – сварливо уточнил старик. – Осторожнее с клятвами, мальчик!

– Простите, настоятель…

– Больше никого не забыл? – пожевал губами чародей и поежился в кресле.

– Нет, настоятель!

– Это хорошо. Этому я поверю… – Маг замолчал, по-прежнему глядя на весело пляшущий огонь. Несмотря на камин, в комнате волшебника было прохладно. Пользуясь случайной паузой, Эйдор осторожно осмотрелся. Даже его пристанище выглядело побогаче покоев настоятеля. Голые холодные стены, огромный стол в углу, на котором беспорядочно разбросаны древние книги, два кресла у камина и скромная кровать.

– Я аскет, – заметил интерес юноши старик. – Излишества отвлекают от дела…

Эйдор промолчал, ожидая, что еще скажет настоятель. Не просто же так тот его вызвал… Однако Айлок не торопился.

Наверное, прошло минут пять, прежде чем маг повернул голову к заметно нервничающему юноше и тихо, неохотно произнес:

– Есть задание.

– Я готов, настоятель! – Дышать стало легче, и страх в одно мгновение исчез. Все в порядке, просто впереди новая дорога!

– Не уверен, – недовольно покачал головой маг. – Опыта мало у тебя. Очень мало. Хамриф о тебе хорошо отзывался, но юн ты очень.

– Для Братства я готов на все!

Настоятель закашлялся, содрогаясь всем телом, затем, отдышавшись, неожиданно улыбнулся:

– Поменьше патетики, мальчик. Молодость – время героизма и подвигов, но еще не пришла пора, когда знаешь, на что готов.

– Испытайте меня, настоятель! – Эйдор почувствовал укол обиды.

– Выбора все равно нет, – буркнул под нос старик. – Молодость – враг и друг. Кто постарше – не выдержит, кто помладше – не справится. Был бы ты чуть-чуть старше, мальчик…

– Мне двадцать два года, настоятель.

– Я вижу. – Промолвив это, старик вновь замолчал, и Эйдор испугался, что вновь надолго.

– Это очень сложное задание, мальчик, – обманул его ожидания маг. – И ты должен не кривя душой сказать, готов ли ты попытаться его выполнить. Отбрось гордость, подумай головой. Будь честен перед собой, Эйдор из Скафолка, и дай мне ответ. Способен ли ты быть честным со своим сердцем? Забудь, что я настоятель обители, представь, что я – это ты.

– Я попробую, настоятель, – осторожно ответил юноша.

– Попробуй, – кивнул чародей. – Чтобы не смущать тебя, я расскажу все по частям, а ты отвечай, готов или нет.

– Хорошо, настоятель.

– Оставь «настоятеля» в покое, – поморщился маг. – Первое – ты должен будешь покинуть Анхор и отправиться на юг, в земли Смутных королевств.

Эйдор напрягся. Неожиданное место, несколько веков прошло с тех пор, как Анхор отгородился ворожбой от вечно сражающихся друг с другом южных соседей. Проклятые Халдом королевства, не знающие мира и порядка.

Следуя совету чародея, молодой инспектор прислушался к сердцу. Повидать земли, о которых жители Анхора только слышали? Несомненно «да». Опыт странствий есть, прожить в одиночку он сможет, чего тянуть?

– Да, насто… простите, я готов! – Душа неожиданно вспыхнула восторгом и жаждой дороги. Будь на то воля мага, Эйдор готов был бы прямо сейчас выскочить из покоев, взять лыжи и мчаться на юг.

– Молодость, – хмыкнул старик. – Второе – ты должен найти там определенного человека. Помни, что Анхор – это не весь мир, а всего лишь одно из многих королевств.

Сердце екнуло, понимая, что путешествие срывается. Отыскать человека в Анхоре – занятие непростое и может занять годы, что же говорить про целый мир? Да еще и неизвестный!

– Боюсь, нет, – мрачно, с трудом ответил Эйдор и поник.

– Молодец, – кивнул чародей и поплотнее запахнул шубу. – Честен. Но не беда, я дам тебе компас, который будет указывать направление, где находится этот человек.

– Тогда, наверное, смогу, – радостно улыбнулся молодой инспектор. – А кто этот человек?

– Девушка, – коротко ответил маг. – Это неважно, компас не ошибется. Третье – ты должен будешь надеть ей на палец это кольцо.

В руках волшебника, словно из пустоты, появилось неброское колечко.

– Задача несложная, – в смятении произнес инспектор.

– Иногда она непосильная, – хмыкнул старик, пожевал губами, кашлянул и добавил: – Поживешь – увидишь. Ну и наконец последнее – довести ее до наших земель. Сопротивляться она не будет.

– Смогу! – Эйдор нетерпеливо поерзал в кресле. – Когда отправляться?

– На днях, – грубо осадил его чародей. – Поедешь не один. С тобой рыцарь Братства отправится. В Смутных королевствах сложно выжить без острой стали. Поставленные вас пропустят и проводят до границы.

– Хорошо!

– Пока остаешься в обители, постарайся как можно больше узнать о тех землях, мальчик. От себя скажу – не доверяй никому из южан. Они не такие, как мы. Совсем не такие… – Старик замолчал. – Не жди опасности только от паладинов Небесного Горна, они, возможно, последние сохранившие честь в Смутных королевствах.

– Хорошо, настоятель! – Эйдор понял, что после аудиенции забросит вещи в комнату и пойдет в библиотеку. Может быть, там что-нибудь найдется о южных землях.

– Последнее – никому не рассказывай ни о задании, ни о результатах инспекции. Все хорошо, ничего не случилось. Запомнил?

– Почему, настоятель?

– А вот это уже не твоего ума дело, – сурово глянул на него Айлок. – Просто говори, что я сказал. Причина нашей беседы – твой перевод в столицу, так говори братьям.

– Хорошо, настоятель. – Юноша понял, что никак не может отделаться от официального обращения, но, так как старик не отреагировал, выбросил мысль из головы.

– Тогда иди. Когда придет время, я тебя вызову.

В библиотеку Эйдор попал только к вечеру. Знакомые и приятели совсем замучили молодого инспектора расспросами, заинтригованные его аудиенцией у настоятеля, о которой не знали, пожалуй, только в деревне у озера. Кто-то завидовал, кто-то с видом знатока говорил, что в столице тоска зеленая, а юноша мечтал добраться до книг о Смутных королевствах.

Поздней ночью в комнату настоятеля влетел Хмурый Гонец, но этого никто не видел, а слов чародея, обращенных к посланнику, никто не слышал. Едва Поставленный покинул Обитель и умчался в черное небо, маг устало растянулся на кровати и тупо уставился в потолок. Обычно перед сном старый волшебник молился владыке Халду, но сейчас в молитве не видел никакого смысла.

– Открывай, баран! – сорвался наконец Ладомар и стукнул обухом боевого топора по массивным створам орденских ворот.

– Не шали! – глухо, с угрозой, ответил стражник за неодолимой преградой. – Сейчас командир подойдет – с ним лайся.

Паладин сцепил зубы и со всей силы обрушил топор на ворота, надеясь хоть так излить ярость. Глупо, невероятно глупо он выглядит со стороны. Воин нутром ощущал насмешливые взгляды прохожих. Ставка Ордена хоть и находится на окраине города, а гуляк тут хватает; и все, несомненно, все до единого не могут удержать смешка, глядя, как стучится в ворота одинокий рыцарь. Позор…

Перехватив топор, Ладомар повторил удар, прицелившись в не защищенную железом древесину.

– Не балуй! – окрикнул его невидимый стражник.

В голосе служаки послышалось беспокойство: а ну как безумец попался? Разнесет ворота, они и так стоят больше для виду, чем для дела, а отвечать кому? С сумасшедшего какой спрос…

– Вот войду – узнаешь, как я балую, – прошипел паладин и, вложив в удар весь накопившийся гнев, вновь обрушил топор на незыблемую твердыню. Легче не стало, а совсем даже наоборот, эмоции подкатили к горлу, и воин едва удержал рвущийся наружу рык. – С-с-скот!

Не знают они, видите ли, никакого Ладомара. Нет такого паладина у Небесного Горна, и точка, нечего шум подымать выпивохам разным.

– Сейчас болтом угощу! – пригрозили из-за ворот.

– Угости, – неожиданно согласился Ладомар, – высунись и угости, гадина ниранская!

– Че?!

Паладин ответил еще одним тяжелым ударом по воротам.

– Пристрелю собаку! – рявкнул из-за стены ненавистный стражник.

Стук копыт за спиной заставил Ладомара напрячься. Всадников много, но этот направлялся к ставке Ордена. Перехватив топор поудобнее, воин Горна обернулся, лелея надежду, что любознательный путешественник даст повод пустить оружие в ход.

– Приветствую, брат! – Не зевака, не молодой дворянчик с рыцарскими замашками и даже не преисполненный служебного рвения патрульный. Как жаль…

– Да пребудет с тобой свет Небесного Горна, брат, – процедил Ладомар и с большой неохотой опустил топор.

– И с тобой. – Паладин спешился, поправил пятнистый от присохшей грязи плащ и с прищуром оглядел пострадавшие ворота. – Откуда?

– С Трех Границ.

– А я из земель Сейнара. Не открывают?

Ладомар с уважением покачал головой: в Сейнар он заходить не решался, слишком уж злобный народец там обитал. Ни дня без драки.

– Открывай ворота. Паладин Хисъяр из Арны прибыл на постой! – зычно гаркнул странник.

Имя это ни о чем Ладомару не сказало, однако стражник за стеной откликнулся быстро.

– Орден рад принять тебя, брат! – официально сообщил он и добавил: – Вот только дровосек этот может помешать проходу в нашу обитель.

Ладомар на одеревеневших ногах обернулся к воротам, выбирая место для следующего удара.

– Этот дровосек – паладин Небесного Горна! – проревел Хисъяр. – А вот тебе не избежать нагоняя, служивый. Негоже заставлять благородных людей орать, как торговка на ярмарке. Открывай!

– Не знаю я ни о каком Даромире! – неуверенно ответил стражник.

– Ла-до-ма-ре! – Точку в вопле поставил еще один удар по воротам, наконец-то в разные стороны брызнули щепки, и паладин с довольным видом опустил топор. – Из Двух Столпов! – весомо добавил паладин.

– Открывай! – гаркнул Хисъяр.

Створки дрогнули, и Ладомар зло скривился от предвкушения. Оставлять стражника без наказания он не собирался.

– Следи за собой, брат, – неожиданно положил руку ему на плечо Хисъяр. – Гнев плохой советчик. Много бед произошло из-за того, что кто-то дал ему волю.

Зубы стражника уцелели. Ладомар с огромным трудом взял себя в руки и даже не поглядел на говорливого часового, чтобы не вводить сердце в соблазн мести.

Хотелось каленым железом выжечь на груди солдата: «Ладомар из Двух Столпов». Чтобы не забывал.

Раскаяние пришло ночью. Прокралось в небольшую комнатушку, назначенную распорядителем Ордена, и завалило душу паладина камнями. С чего он так завелся? Ведь обычное дело – забыл служака имя, затерялось в списках, а то и не внесли в них Ладомара, как оно уже не раз бывало. Не каждый же год их обновляют. В иных местах десятилетиями лежат, и некоторых паладинов вносят туда уже посмертно. Отчего такая ярость проснулась? Пора бы уже привыкнуть к «неузнаваемости»!

Дорога? Не было в ней ничего такого. Ровная, будничная жизнь путешественника. Деревушки, села, труднопроходимый тракт да парочка стычек с разбойниками. Произошедшее в Трех Границах? Тоже нет. Кстати, Вестник Горна сегодня оказался «занят», что вызвало у Ладомара очередной прилив тихого бешенства, но, слава Небесному Горну, оно не вырвалось наружу.

Он плохой паладин? Недостойный? Однако прошел же проверку в Храме Мирамии! Выпил зелье и выжил! Скольких не принял Небесный Горн? Сколько кандидатов сгорели на месте, у алтаря? Множество! Каменные плиты почернели от огня, в который обратились отверженные воители. Ладомар отчетливо помнил темные пятна на полу храма и сильно сомневался, что жрецы специально жгут костры у святилища, дабы подчеркнуть традицию.

Тогда откуда столько ярости?

Из-за Элинды?

Нет! Есть только две святыни на свете: Небесный Горн и Она. Остальное не имеет смысла.

В очередной раз поклявшись впредь быть сдержанней и больше думать о других, чем о себе, паладин закрыл глаза и молча помолился своему божеству. На удивление стало легче, и Ладомар наконец-таки уснул.

К Вестнику его выдернули рано утром, без каких-либо церемоний и расшаркиваний. Осталось только пожалеть, что вчера не сдержался и бросил в сердцах писарю: «Великая Война», когда тот спросил о цели визита.

Без доспехов Ладомар чувствовал себя голым: походная застиранная ливрея, дорожные штаны и рубаха – вид не самый презентабельный, однако времени на сборы не оказалось.

Святой отец, утопающий в роскошном белом кресле, нелепо смотрящемся в тесной комнатушке, был не на шутку встревожен, хотя и чувствовалась его подозрительность в отношении неизвестного паладина. Нет у Ладомара заслуг и регалий, известных Нирану. А если и есть, то о них никто не слышал, разумеется.

– Что стряслось, воин? – Вестник задал этот вопрос, едва Ладомар ступил на порог его кабинета. Тучный мужчина, даже чересчур тучный, жирный – так вернее будет. Оплывший… Интересно, он держал когда-нибудь в руках что-то тяжелее ножа? Паладин с сомнением уставился на невероятно толстые и короткие пальцы духовного отца.

– Вести с Трех Границ. Во всех трех фортах обнаружены усмийцы, в гарнизоне Зуррага двое, в ниранском тоже, но один из них – командир гарнизона. Я предполагаю, что это не просто так.

– Предполагать это не твоя забота, воин, – поморщился Вестник. – Это все?

– Да.

– И ты говоришь – Великая Война? – побагровел духовный отец.

– Да, – вздохнул, равнодушно пожав плечами Ладомар.

Вестник поджал толстые губы, неодобрительно глядя на паладина:

– Воин, это слишком громкое заявление, понимаешь? Нужны факты, а не домыслы! Нельзя так разбрасываться Великой Войной! Ты не думал, что это может быть совпадением, случайностью?

– Простите, святой отец, я не догадался проверить остальные пограничные гарнизоны всех королевств, мне показалось, что достаточно трех из трех проверенных.

– Не ерничай, воин! – Вестник ткнул в сторону паладина уродливым пальцем. – Не надо тут обиженную добродетель строить. За службу спасибо, Горн гордится такими сыновьями, но со словами впредь поаккуратнее.

Ладомар промолчал, глядя на тусклый гобелен в полстены, украшавший кабинет Вестника. Жерло Небесного Горна… Говорят, раньше паладины причащались в нем, кто выйдет из него – тот истинный сын творения Халда. Но с тех пор, как Анхор отгородился от соседей, – святыня, располагавшаяся в сказочных землях, стала недоступной. А жаль. Так было бы гораздо торжественнее… Не будничный глоток зелья под пристальными взглядами нескольких служителей с ведрами воды в руках…

– В общем, я попрошу проверить гарнизоны в тех краях. – Вестник вяло махнул рукой. – Свободен.

Кивнув на прощание, Ладомар покинул кабинет и, едва закрылась дверь, шумно втянул носом воздух. Обычно помогало успокоиться.

Совпадения?! Громкие заявления? Домыслы?

Ладно, пусть будет так…

В обеденной зале, где обычно собирались все находящиеся в ставке паладины, было почти пусто. За столом посередине расположился вчерашний знакомый. Хисъяр с угрюмым видом поглощал завтрак, Ладомар даже залюбовался отточенными, скупыми движениями воина.

– Утро доброе, – поприветствовал он завтракающего бойца.

Тот кивнул, но от трапезы не оторвался.

– Я присяду?

Еще один короткий кивок.

– Чем будете завтракать? – объявилась рядом со столом пожилая женщина в белом переднике. Хозяйка? Служанка? Какая разница…

– Этим, – указал Ладомар на миску со странного вида серой кашицей.

– Встретился с Вестником? – через пару минут тишины произнес Хисъяр. Взгляда от завтрака он так и не оторвал.

– Да…

– И что?

– Не спрашивай, – поморщился Ладомар.

– Чем плоха наша служба, что мы действуем сердцем, а отцы – разумом. Очень сложно удовлетворить и то и другое. – Хисъяр отломил кусок от ломтя хлеба, уперся локтем в стол и наконец-то оторвал взгляд от миски. – Но если все будут действовать сердцем – жди ошибки. А если все разумом – жди несчастья.

– Красиво говоришь, – хмыкнул Ладомар.

– Да, это я умею, – непонятно улыбнулся Хисъяр и вцепился зубами в хлеб.

– Что ты в Сейнаре делал?

Паладин замер, медленно дожевал и неохотно посмотрел в глаза Ладомару:

– То же, что и ты у Трех Границ…

– Место-то неправильное. Туда одному ездить не следует, – словно оправдываясь, пояснил Ладомар.

– А я не один туда ездил, – хмуро ответил Хисъяр. – С друзьями.

У стола возникла знакомая уже женщина, поставила миску каши, кружку с водой и взгромоздила сверху здоровенный ломоть хлеба.

– И? – Ладомар зачерпнул ложкой парящую массу.

– Что «и»? Теперь у меня нет друзей, – с раздражением ответил Хисъяр, залпом допил из кружки и встал. – Приятного аппетита.

Вкуса каши Ладомар не почувствовал, да и есть сразу расхотелось.

– Прости…

– Да чего уж там, – отмахнулся соратник. – Не ты же их убил. Все, я в город, развеюсь.

– Удачи…

Смерть всегда рядом. Если «с друзьями» – значит, Хисъяр работает «по заказу», и скорее всего именно его направят на проверку гарнизонов. Обычно у паладинов нет близких, вольные хлеба часто проходят в одиночестве. Заказные – совсем иное дело, настоятели посылают их отряды туда, куда надо Ордену. Проще говоря: «вольники» – разведка, «заказники» – исполнители. Разум и сердце?

Да… Обычно в таких отрядах, копьях, четыре человека. Все матерые, обученные воины, в странствиях обретающие истинное братство. Тяжка судьба человека, потерявшего всех близких.

Впрочем, у каждого свои потери. У Хисъяра друзья…

У Ладомара Элинда.

Вот только надежды у всех разные.

Ставку Ордена паладин оставил днем, терять время за стенами малолюдной, тихой обители не хотелось. Куда ехать – он так и не придумал, в голове было лишь направление: на запад. Возвращаться по тому же тракту не хотелось, и потому, доехав до первой развилки, Ладомар свернул к северу, полный решимости добраться до границы с Анхором и уже оттуда двигаться в сторону заката.

Мысли паладина, на удивление, Элинда не занимала. То ли беседа с Хисъяром так подействовала, то ли неприятный осадок после разговора с Вестником – непонятно, но воин Горна отчего-то наслаждался неспешной ездой по ниранскому тракту. Редкое чувство, когда только от понимания, что ты существуешь, становится хорошо. Мимо проплывал лес с редкими отворотами троп, конь, казалось, упивался дорогой не меньше всадника.

Ниран… Наверное, самая бледная северная земля. Есть король, есть вялые дружины и ленивые отряды милиции. Есть крестьяне, есть дворяне. Ничего необычного! Как, впрочем, и везде в этих краях. Поставь на дороге парочку инквизиторов – будет Халдия. Выведи на тропу медленный караван, посреди которого будут плестись закованные в цепи рабы, – значит, Балион.

Ладомар улыбнулся мыслям. Не так все, конечно… Совсем не так. На землях Халдии простой народ до колик боится фанатиков веры, а в Балионе жизнь идет по унылому сюжету: раб вечно служит хозяину, хозяин постоянно мечтает о большем количестве рабов. Так что не королевства такие одинаковые, а жизнь… Серость объединяет всех. На любой дороге могут оказаться разбойники, каждый трактирщик легко накормит ужином из испортившихся продуктов. И даже благословенный Эймор не панацея, хоть и родина паладину. Человеческой грязи везде хватает.

Только стальной кулак способен навести порядок в загнивающем мире. Пока люди не начнут бояться нарушить закон, все будет лишь ухудшаться. Человек – слабое животное, и пряники его лишь развращают. Иногда надо не бить палкой по виновным рукам, а рубить их!

Впереди, на дороге, Ладомар вдруг увидел распряженную телегу. Заинтересовавшись, он подъехал поближе, уже догадываясь, что обнаружит.

В разворошенной повозке лежал труп. Скорчившийся бородатый мужчина лет пятидесяти уткнулся носом в подгнивший борт телеги. Совсем недавно зарезали…

Паладин молча оглядел снежную дорогу, высматривая следы напавших. Картина привычная: кто-то позарился на лошадь или же на нехитрый скарб крестьянина. Может быть, он сам сболтнул кому чего лишнего и получил результат. Людям нельзя верить.

Разбойники не таились, судя по следам, они так и пошли по дороге на север. Остановившись у розового пятна, паладин внимательно осмотрелся. Тут убийца неторопливо очистил нож. С такой наглостью и неспешностью бандиты не могли далеко уйти…

Воин пришпорил коня, постоянно оглядываясь по сторонам. Сквозь узкую щель забрала иначе выслеживать противника смысла не было.

Настиг он лиходеев через милю. Трое разбойников свернули в лес, скорее всего к лагерю, и где-то в ста или двухстах шагах от дороги Ладомар их догнал.

Конечно, драться с рыцарем никто не захотел, и бандиты бросились врассыпную. Первого Ладомар уложил стрелой; второго, который никак не мог победить свою жадность и волок за собой украденную лошадь, паладин легко нагнал и без удивления почувствовал, как рванулась наружу сила Горна. Однако разбойник падать на снег и корчиться от боли не спешил. Отпрыгнув и наконец отпустив коня, рыжеволосый мужчина ойкнул, поймал удар меча и рухнул на землю. Ладомар одним взглядом проводил ускользающего в лес последнего лиходея. Преследовать по чаще беглеца-лыжника воин не стал. Все равно не догонит.

С мрачным видом паладин опустил взгляд на извивающееся на снегу тело и начал читать слова молитвы.

Молодой темноволосый парень с искаженным болью лицом. Скорее всего сын или помощник владельца телеги, схлопотавшего нож в живот. Бандиты наверняка хотели продать юношу в Балион, может быть, и старого коня взяли лишь для того, чтобы не тащить пленника волоком.

Ладомар всей душой ненавидел такие истории. Ради чего он работает? Ради чего служит? Убивает одно зло, чтобы защитить другое? Люди – мерзкие создания. Спасешь жизнь одного человека, а он завтра спалит дом более удачливого соседа или зарежет в пьяной драке неплохого парня. С другой стороны, может, и убийцу какого погубит, но вряд ли. На практике Ладомар регулярно сталкивался со случаями, когда вырученные люди несли беды окружающим. Одного купца, отбитого у разбойников, паладин запомнил очень хорошо. Буквально через неделю после избавления тот отравил своих компаньонов, не желая делиться несказанной прибылью. Умертвил, не задумываясь, что у тех были семьи, а один вот-вот собирался жениться. Ради нескольких золотых принес горе стольким людям. А кто виноват?

Выходит – воин Небесного Горна.

Поморщившись, Ладомар попробовал выкинуть из головы злые мысли. Хочешь изменить мир – покажи пример, каким надо быть. Наверное, в этом-то и есть долг паладина. Быть примером… Но что делать, если ко всему живому внутри бурлит тихая ненависть?

– Элинда, Элинда. – Ладомар развернул коня. – Мне тебя не хватает…

Только когда Она была рядом, паладин забывал про окружающий мир.

Слезы не унять, настолько они неуправляемы. Казалось бы, достаточно только улыбнуться, отереть лицо, но увы… Лемилла часто плакала последние недели. С того самого момента, как оказалась неподалеку от небольшого халдийского городка. Странно, но раньше в душе бурлила лишь злость и обида. Может быть, нелепая, но своя, родная, а посему самая ценная. А теперь лишь горечь, отчаяние и слезы, когда никто не видит.

Она ошиблась, ошиблась жестоко и страшно. Пошла на поводу чувств и оступилась… Но как Агон мог?! Как он мог – такой мудрый, такой сильный, такой непохожий на всех – так поступить? Он восхищал ее своей волей и честностью, но оказался таким, как и все мужчины. Пара красивых ножек, доступность – и император спасовал. Сдался и предал Лемиллу. Предпочел другую женщину!

Нет, девушка понимала, что не настолько все скверно. Что право на ошибку имеет каждый, даже Агон, но…

Но это она поняла только недавно, когда пути назад уже не оказалось.

Лемилле не нужна эта сила, не нужна! И сбежала она тогда не из-за его предательства! В глубине души она верила, что Агон ее найдет, приползет на коленях извиняться, и она его простит. Он ее мужчина! Он самый лучший! Но как можно было оставить его предательство безнаказанным? Ни одна женщина не потерпит такого обращения, и Лемилла не исключение. Обычная гордость.

Пригрозить, заставить ревновать, внушить страх потери – да. Но не предать…

А теперь у нее нет выбора. Теперь нет никаких иных путей, кроме как противостоять Агону. Дороги назад не существует. Она не может управлять полученной силой. Она всего лишь сосуд для божественной мощи, что, плотно закупоренный, стоит в темном закутке подвала и ждет прихода хозяина.

Лемилла знала, что тот придет. Знала, что кто-то из Тайных наверняка уже спешит по ее следу, дабы выпить силу Халда. Забрать то, что нужно Агону… Девушка с радостью бы отдала чужое могущество сама, но знала, что это возможно только в случае ее смерти.

Закон в голове возлюбленного победит над чувствами. У него есть цель. Благородная, искренняя, ради которой он боролся годы. И каприз с бегством оказался приговором…

Что бы было, если б она осталась? Если б Агон узнал, что Лемилла не может управлять силой Халда? Убил бы ее один из Тайных сразу же или любимый смирился бы? Девушка знала ответ… Император Мереана бросил бы ее на жертвенный алтарь, не раздумывая. Возможно, он бы плакал. Возможно, проклинал бы небеса, но его цель превыше всего.

Как же обидно понимать, что какие-то идеи дороже ее жизни. Лемилла вновь зашлась в тихих рыданиях. Ей вспомнились улыбка Агона, его руки, его мягкий, но властный голос, его теплые глаза… Потеряно. Все потеряно! Теперь, чтобы выжить, ей необходимо найти защиту. Могущественную, способную противостоять новому Усмию.

Девушка наконец немного успокоилась, перевернулась на спину и уставилась в темный потолок комнаты. Крохотный постоялый двор в землях Кронея, расположившийся на развилке двух дорог.

Выжить. Ей нужно выжить. И для этого ей потребуется мужчина. Достаточно могущественный, чтобы весть о ее обладании силой Халда не показалась глупой сказкой. Способный защитить, пока слава не разлетится по королевствам.

Он должен быть молод и не отравлен скепсисом. Он должен верить, чтобы ее цели стали его целями.

Лучшей кандидатуры, чем юный король Кронея, у девушки не было.

ГЛАВА 3

Мороз уходил; зима медленно, как обычно в Скафолке, сходила на нет, уступая место журчащей весне. Даже воздух пах иначе… Небольшая, затерянная в лесах деревенька, в которую, следуя приказу настоятеля, Эйдор прибыл вместе с двумя гвардейцами, встретила путников молчанием. Молодой инспектор с удивлением отметил, что добротные жилища в селе пустуют. И место хорошее: речка рядом, роща березовая, поля, – а вот людей нет. Посреди безжизненного поселка, у колодца-журавля, юного странника ждали незнакомый всадник и сам настоятель. Встрече с последним Эйдор удивился. Какой смысл был гнать его в эту деревню с провожатыми, если можно было ехать вместе?

Гвардейцы, повинуясь сигналу настоятеля, замерли на месте и растерянно переглянулись, будто удивленные встрече. Инспектор неуверенно приблизился к встречающим.

– Стоять! – окрикнул его один из воинов, но тут же замолчал и застыл, наткнувшись на взгляд настоятеля.

– Эйдор, вот, это сэр Агира, он будет сопровождать тебя в Смутных королевствах, – без приветствия сообщил старец.

Невысокий мужчина лет сорока, с редкой проседью в темной шевелюре, равнодушно кивнул. Непохож он оказался на одного из легендарных рыцарей Братства, на нем даже доспеха не было – обычный походный наряд. Встреченный в Стохолмье Победитель олицетворял собой дух великих воинов Анхора, и восседающий на белом жеребце Агира неизбежно проигрывал далекому северному лорду.

– Слушайся его во всем, мальчик мой, – тихо произнес настоятель. – Подробности он расскажет тебе в дороге. И знай – надо спешить. Времена меняются.

Рыцарь молчал, внимательно рассматривая молодого инспектора, и Эйдор чувствовал, что воин недоволен выбором чародея.

– Ну Агира, – повернулся волшебник к хмурому воину. – Береги его – и да поможет вам Братство! Ступайте.

Агира тронул поводья, разворачивая коня, и мотнул инспектору головой: поехали, мол. Эйдор послушно направился следом.

Настоятель проследил, как путники исчезли за домами, и зашагал к замершим гвардейцам.

– Ну что, ребята, устали?

– Никак нет, – неуверенно проговорил один из всадников. – Сир, почему…

– Устали, – будто не услышал их чародей.

Гвардейцы обмякли в седлах, говоривший медленно покосился в седле и с лязгом рухнул на землю. Его товарищ ткнулся носом в холку своего коня.

– Ротозеи… – тихо произнес волшебник. – Упустили предателя Братства! Не сообразили вовремя, эх!

Гвардейцы молчали.

– Если бы ты не зазевался, – Айлок посмотрел на склонившегося в седле воина, – если бы был более внимателен, Эйдор бы не сбежал от вас. Да, похвально, бросился помочь другу, но долг превыше всего! Пока ты возился с упавшим товарищем, преступник скрылся…

Подойдя к свалившемуся с коня гвардейцу, волшебник покачал головой:

– Судьба-горемыка, но не твоя вина, так бывает. Иногда конь попадает копытом в яму, и тут уже всадник бессилен. Нога скакуна сломана, и наездник на земле. Неудачно приземлился, головой ударился – бывает. Но преступник ушел…

Сказав это, чародей резко развернулся и посохом ударил по передней ноге жеребца. Треск сломавшейся кости в тишине пустой деревни прозвучал так, словно сломался толстый сук. Скованный заклятием конь даже не вздрогнул.

– Плохая деревня, ребятушки, пустая. Никого нет, и вроде бы беспокоиться не о чем, однако как много может изменить один перелом.

Настоятель улыбнулся и исчез.

Спустя миг в деревне заржала раненая лошадь, и секундами позже раздалась брань спешащего на помощь товарищу гвардейца. Ни Эйдор, ни Агира этого не слышали.

– Молодой ты, ну да не мне решать. – Агира безошибочно выбирал тропки, уходя все глубже в лес. – Драться умеешь?

– Не очень, – вяло поделился Эйдор, малость приукрасив ответ. Драться он почти не умел.

– Волшба?

– Есть немного. – Тут проще, свитки составлять и использовать инспектора учили. Ничего серьезного: огонь развести, рану легкую вылечить, – но все лучше, чем ничего.

– Завтра выйдем к городку тут неподалеку, возьму там свитков, так что тебе будет чем вечерами заняться.

Рыцарь не оборачивался на юношу, и Эйдор решил, что он просто неприятен воину.

– А мы прямо через границу пойдем?

– Да, через нее родимую, – кивнул Агира. – Но до нее еще неделя хода, так что наслаждайся дорогой. Хвала Братству, есть на что посмотреть. Потом Большую пересечем и выйдем на место.

Река Большая… Тот берег! Эйдор восторженно покачал головой. Вот это путешествие! Не верилось, что все это взаправду, что он едет сейчас по лесу в компании с одним из рыцарей Братства, что впереди еще столько дорог и невиданных земель. Не верилось!

В городке Агира раздобыл несколько десятков магических свитков, которые теперь необходимо было заполнить. Памятуя уроки наставников, Эйдор знал, что больше двух в сутки сделать не сможет. Впрочем, если постараться, то можно и три, но тогда весь следующий день будет кружиться голова и клонить в сон, что в дороге не лучшее подспорье.

Молодого инспектора удивило то, что рыцарь оставил юношу в лесу, строго запретив даже приближаться к городу. Нечто странное было в такой команде, но ослушаться Агиру Эйдор не посмел. Дальше хуже, ночевать приходилось под открытым небом, а воин упорно отказывался заходить в любые поселения и вообще попадаться кому-либо на глаза.

У реки Большой странники оказались, как и планировал рыцарь, через неделю. За это время юноша получше узнал спутника, раскусил, что за напускной хмуростью скрывается остроумный, веселый человек, так же обожающий странствия и приключения. По вечерам Эйдор заполнял магией добытые свитки (Агира настоял, чтобы инспектор копил «лечилки» и боевые «огненные стрелы», на остальные заклинания воин просил не тратить драгоценное время, да и юноша не был уверен в том, что сможет создать что-то иное), а рыцарь Братства рассказывал ему о своих приключениях в Анхоре. Молодой волшебник почти не удивился, когда узнал, что Агира тоже никогда не бывал в Смутных королевствах. Конечно, почти никто не мог похвалиться тем, что видел южные земли. Оттуда, говорят, иногда приходили странники; очень редко, потому как невероятно сложно преодолеть Путаные Места, что оберегали Поставленные.

Но что-то в Агире смущало юношу: иногда рыцарь замолкал на полуслове, мрачнел, словно вспомнив какую-то неприятность, и очень странно поглядывал на юг. Как будто он знал нечто такое, чего не сообщили Эйдору… И знание было отнюдь не веселым. Но чтобы ни скрывалось под резкими переменами настроения Агиры, до Большой они добрались бодро.

Говорят, что река эта никогда не замерзает, потому что как раз под ней находятся Подземные Кузни, правда это или нет – неведомо даже Верховным чародеям, однако неспроста на восточном берегу царят Вольные – изгои да преступники Анхора, ссылаемые за пределы страны.

На дороге к переправе обнаружился ладный указатель с недвусмысленным предупреждением: «Хочешь мира – вернись». Агира остановился рядом со столбом и повернулся к юноше.

– Хочешь мира? – весело поинтересовался воин.

Эйдор неуверенно улыбнулся, не в силах оторвать взгляда от надписи.

– Сейчас придется уйти с тракта. – Рыцарь сделал неопределенный жест рукой. – Нам стоит избегать лишних глаз, недоброжелателей хватает.

– Послушай, Агира, – вдруг решился инспектор. Он давно хотел задать тревожащий его вопрос, но все ждал подходящего момента. Почему-то именно сейчас Эйдор решил, что время пришло.

– Говори. – Воин привстал в стременах, убрал волосы за ухо, вслушиваясь в окружающий лес.

– Почему мы все время прячемся?

Рыцарь промолчал и опустился в седло.

– Почему? – повторил юноша.

Гримаса недовольства проскользнула на лице спутника, и, тряхнув головой, Агира ответил:

– Я расскажу тебе об этом, как только мы войдем в Путаные Места.

– Настоятель говорил…

– Я знаю, что говорил настоятель, – неожиданно огрызнулся рыцарь. – Айлок мудр, но не всевидящ. Все расскажу в Путаных Местах…

Эйдор обиженно смолчал, догадываясь, в чем причина такого ответа. Агира все еще не доверял молодому посланнику, наверное, до сих пор был уверен, что на него нельзя рассчитывать. Ну а шанса доказать обратное в дороге так и не выпало. Только свитки заполнял да слушался рыцаря… Может, не надо было? Вдруг это проверка?

– Следуй за мной и постарайся не шуметь. – Агира направил коня в лес.

Из груди юноши вырвался тяжелый вздох, и Эйдор последовал за воином. Пристроившись в паре шагов за конем рыцаря, инспектор некоторое время ехал молча, но в конце концов не выдержал:

– Я просто не понимаю, Агира. Нет, не так. Я понимаю, что не надо привлекать внимания окружающих, но зачем же так таиться? Здесь же Анхор! Тут все под защитой Братства!

– Потом, Эйдор! – не оборачиваясь, ответил воин.

Уставившись на мерно покачивающегося в седле спутника, Эйдор покачал головой:

– Вы мне не доверяете, да? Думаете, я слишком молод?

– А почему нет?

– Я все сделаю для Братства!

– Оставь эмоции, друг мой. – Агира наконец чуть обернулся, и Эйдор увидел на его лице кривую улыбку. – Вера, конечно, очень важна в нашей дороге, поэтому верь. А я все расскажу в Путаных Местах.

– Куда мы? – буркнул в ответ юноша, уклонившись от ветки.

– К переправе. Помолчи немного и будь внимателен. Достань свитки со «стрелами» и держи их наготове.

Эйдор полез за пазуху, где скрученными в трубку лежали боевые свитки. «Лечилки» покоились в седельной сумке, чтобы не занимать место. Дальше ехали молча, и потому юноша всецело ощутил прелесть наступающей весны, звон капели, веселый щебет птиц. Несмотря на радостный настрой природы, небеса грустили, плотно затянутые серыми тучами. Скоро вместо снега пойдут дожди…

Когда впереди заблестела Большая, сердце Эйдора нетерпеливо екнуло. Скоро останется позади родной Анхор, где прошла вся жизнь и который для большинства жителей был единственной виденной страной. А там и земли Вольных! А потом Путаные Места! И Смутные королевства!

– Очень тихо, Эйдор. – Агира обернулся к юноше, чтобы удостовериться, что тот его расслышал. Инспектор торопливо кивнул и вопросительно глянул на товарища.

– Запомни, друг мой, иногда опасность может появиться оттуда, откуда ее меньше всего ждешь, – загадочно пробормотал воин и спешился. – Коня под уздцы– и пошли. Очень тихо!

– Что мы как воры-то?! – прошептал Эйдор.

– Тихо! Свитки приготовил? – Да!

– Все, дальше, если что, говорю только я! – Агира зашагал, давая понять, что разговор окончен.

Эйдор замолчал, слушая, как скрипит под ногами снег да перекрикиваются в лесу птицы. Рыцарь старался двигаться как можно тише, и даже всхрапывающие кони неожиданно замолчали.

В безмолвии послышался отчетливый лязг стали, и Агира немедленно остановился, подняв сжатую в кулак руку. Юноша застыл, не смея даже вздохнуть, и непонимающе уставился на товарища.

Звон повторился, и вдалеке закашлялся человек. Прищурившись, инспектор посмотрел в направлении, откуда доносились звуки. Мост? Помотав головой, Эйдор пригляделся – да, действительно, переправа. Но что насторожило рыцаря? Разумеется, там будет охрана, стерегущая проход в Анхор от Вольных. И почему надо прятаться?!

Агира повернулся к юноше, приложил палец к губам и бегло проверил сбрую коня, а затем крадучись направился в сторону небольшого овражка. Жеребец послушно следовал за хозяином. Пожав плечами, Эйдор тоже оглядел своего гнедого жеребца, памятуя советы рыцаря: ничего звенеть не должно, все надо подтянуть и укрепить, тогда это может спасти жизнь.

И тут всхрапнул конь Агиры.

– Кто в лесу? – немедленно окрикнули с реки, и юноша беспомощно уставился на рыцаря. Воин повернул к себе морду выдавшего его животного и осуждающе покачал головой, а затем вскочил в седло:

– Можно не таиться. Выбора нет, за мной…

– Кто в лесу? Сержант! Кто-то в лесу! – загомонили на мосту.

– Меня зовут Агира Павший. Я рыцарь Братства! – громогласно ответил воин, а Эйдор похолодел, разглядев в глазах товарища незнакомый стальной блеск. Забравшись в седло, юноша поспешил за спутником. Агира не скрывался, с громким треском обламывая попадающиеся на пути ветки.

– Агира Павший? – недоверчиво воскликнули с моста. – К бою, братья!

– Что происходит?! – испугался Эйдор. Что значит – к бою? Почему?!

– Свитки приготовь, – бросил товарищ.

– Но… Свитки? Он хочет…

Выехав из леса, юный инспектор и рыцарь Братства оказались у узкого каменного моста. Стражников было пятеро. Перед загородившей переправу телегой замер, опираясь на двуручный топор, рослый, закованный в латы сержант; рядом, обнажив мечи, застыли двое щитников, а за повозкой виднелись заряжающие оружие арбалетчики.

– Негоже рыцарю, хоть и бывшему, красться по лесу, будто последнему воришке, – прогудел сержант. – Сдавайся, Агира Павший.

– Что происходит, Агира? – прошипел в спину товарищу Эйдор.

– Братство милостиво, и ты предстанешь перед судом.

– Мне надо на ту сторону, солдат. Я не хочу убивать вас, – зычно ответил Агира.

– В другое время я пропустил бы тебя не раздумывая, но ты преступил закон, – повел плечами сержант. – И должен понести наказание. Кто это с тобой?

Агира промолчал, чуть склонил голову, и Эйдор заметил, что воин морщится.

– Назови себя, парень! – окликнул юношу сержант.

– Я… Я Эйдор из Скафолка!

– Халд свидетель – я удивлен. – Сержант тяжело зашагал по мосту. – Именем Братства, Агира Павший и Эйдор из Скафолка, вы арестованы. Сложите оружие!

Щитники двинулись следом за командиром, настороженно поглядывая на Агиру.

– Мы будем сражаться, сержант, – бросил рыцарь.

– Что?! – опешил Эйдор. – Сражаться?! Что происходит, Агира?!

– Это ваш выбор, – согласился сержант. – Если мне суждено погибнуть, я умру за правое дело. Жаль, что такая судьба не ждет вас.

– Но в чем наша вина?! – крикнул юноша, понимая, что рыцарь ничего говорить не будет.

– Эйдор из Скафолка, ты обвиняешься в предательстве Братства и Анхора за твои преступления в Стохолмье, – со скучным видом сообщил сержант. – Агира Павший признан слугой Усмия и подлежит суду Халда.

– Что… – осекся Эйдор.

Рыцарь после слов обвинения вздрогнул, ощерился и выхватил из ножен меч. Сержант и щитники перешли на бег, а Эйдор все не мог пошевелиться. Предательство Братства? Анхора? Преступление в Стохолмье?! Как?

– Стрелы! – заорал Агира и пришпорил коня. – Телега!

Влетев на мост, рыцарь столкнулся с одним из щитников. Сержант увернулся от лошади Агиры и, ударившись о перила моста, резво отскочил. Крякнув, здоровяк замахнулся топором; щелкнули арбалеты стрелков, с грохотом рухнул на землю попавший под коня щитник, но его товарищ, проскочив мимо, помчался к Эйдору.

– Стрелы! – вновь закричал Агира и спрыгнул с коня, уклоняясь от могучего удара сержанта. Жеребец рыцаря, получивший оба арбалетных болта, взвился на дыбы и погреб под собой опрокинутого ранее щитника.

Выхватив из-за пазухи свитки, молодой инспектор с ужасом воззрился на бегущего к нему солдата, краем глаза отметив, что Агира уже поднялся на ноги и сцепился с сержантом. Стрелки за повозкой торопливо перезаряжали арбалеты.

Первый надорванный Эйдором свиток рассыпался в прах, и освобожденное заклинание, повинуясь испуганному жесту юноши, врезалось в грудь бегущего воина. Вспышка огня, короткий возглас боли – и уже мертвое тело рухнуло на бревна.

Агира тем временем ушел влево из-под удара противника, схватил врага за правый локоть, задирая руку вверх, и вогнал сержанту меч в не защищенную латами подмышку. Гигант застыл и без звука повалился на мост. Что-то чавкнуло, и конь под Эйдором с диким ржанием повалился набок. Стрелки выбрали новую цель, забыв про Агиру. Упав на дорогу, юноша вскрикнул от боли, пронзившей правую руку, но следующим движением рванул свиток зубами.

Телега занялась огнем, и две объятые пламенем фигуры арбалетчиков ринулись в холодные воды, стараясь хоть так уйти от пожирающей их стихии.

– Вставай! – оказался рядом Агира. – Сумку возьми с коня, и бегом!

– Что? – Эйдор глупо уставился на возвышающегося над ним черноволосого рыцаря. С меча воина на землю капала кровь сержанта. Спутник показался юноше демоном Подземного.

– Бежим! Это лишь дозор, основной отряд стоит гарнизоном в миле отсюда. Они наверняка уже сюда идут! «Лечилки» бери!

Наклонившись, Агира схватил инспектора за шиворот и рывком поднял на ноги. Взвыв от боли в руке, тот бросился к сумке. Слава Халду, убитый конь рухнул на другой бок, иначе со свитками можно было попрощаться.

– И бежим!

– Рука! – Эйдор вытащил из сумки заклинания.

– Там вылечим! Бегом! – Агира подтолкнул юношу к мосту.

– Почему, Агира? Почему так?! – заорал юноша, едва удерживаясь от рыданий. В один миг все рухнуло. Он думал, что будет героем, а теперь… Преступник?!

– Беги!

Миновав догорающую телегу, Эйдор на бегу обернулся, чтобы взглянуть, нет ли погони. Взгляд наткнулся на тело сожженного им воина, и юноша в отчаянии взвыл. Он убийца! Если до этого все могло решиться, ведь Победитель и тот маг наверняка бы выступили свидетелями против его вины, то теперь он точно преступник… Магия Братства против солдат Братства… Это страшный грех!

Агира бежал сзади, и молодой волшебник понимал, что рыцарь может быстрее, но почему-то не обгоняет. Бережет? Теперь-то зачем?!

– Быстрее! – подогнал его воин.

Мост кончился, и под ногами захрустел снег земель Вольных. Совсем не таким представлял себе этот момент Эйдор совсем не таким. Хотелось напоследок взглянуть на родной Анхор, пришпорить коня, а то и поднять его на дыбы, и уехать вдаль… А вот как вышло.

– Не беги по дороге, дурак! В лес сворачивай! – крикнул Агира, и юноша послушно направился в близкий черный ельник. В голове стучала только одна мысль: «Как теперь быть?»

От боли в сломанной руке Эйдор начал сходить с ума, пульсации будто перекинулись на все тело, и стоило юноше оступиться или неудачно приземлиться при беге– огненные клыки пронзали все тело. Врубившись в молодой ельник, бывший инспектор понял, что до этого еще было небольно. Упругие ветви по злой воле судьбы били по раненой руке, и хлестких ударов по лицу Эйдор даже не чувствовал.

Оступаясь, проваливаясь в снег, беглецы проламывались сквозь заросли, а по мосту уже грохотали кони преследователей.

– Проклятье! – выдохнул Агира. Он завалился на бок и с огромным трудом поднялся на ноги. – Догонят!

– Я ни в чем не виноват, – чуть ли не плача вскрикнул Эйдор. Баюкая сломанную руку, он, не глядя по сторонам, шел вперед. – Почему они назвали меня преступником!

– Дурак! – прорычал рыцарь. – О чем думаешь? Нагонят – убьют.

– Но я невиновен!

Преследователи врубились в ельник, послышались проклятия солдат, ржание коней.

– Стрелы, Эйдор! – Агира тяжело развернулся к ломящимся через лес всадникам. – Жги!

Юноша оглянулся и неуклюже повалился в снег. На сломанную руку. Закричав от боли, он рывком перевернулся на спину и, громко переводя дыхание, вытащил свитки, пытаясь определить, какие из них «стрелы».

Солдаты Братства наконец прорвались сквозь молодые ели, среди вековых деревьев замелькали силуэты приближающихся врагов.

– Именем Братства! Сдавайтесь! – крикнул один из воинов.

– Жги, Эйдор!

Первая «стрела» угодила в кричавшего солдата, и над лесом повис визг лошади, наездник которой обратился в горящий факел.

– Смерть неверным! – взревел еще кто-то из воинов Братства.

Эйдор рванул следующий свиток, а затем еще один… И еще…

Шипел стремительно тающий снег, ржали испуганные кони, а над лесом висели проклятия преследователей. До изготовившегося к драке Агиры никто из всадников не добрался; рыцарь потрясал оружием, звал на бой, но ему так и не удалось вступить в схватку. В какой-то момент Эйдор понял, что крики воинов Братства смолкли, что он слышит только вызовы товарища и потрескивающий где-то огонь. Враги ушли?

С трудом приподнявшись, юноша оглядел лес, где недавно были солдаты Братства. Чадила полыхающая ель, и огонь лениво облизывал ветки соседних деревьев, которые, благодаря обильным снежным кудрям, не спешили заниматься пламенем. На земле виднелось несколько мертвых тел, как людей, так и животных.

– Что?! Идите сюда, трусы! – бесновался Агира. Резко поворачиваясь из стороны в сторону, рыцарь взмахивал левой рукой, будто так удерживая равновесие. – Идите сюда!

– Агира! – сипло окликнул его Эйдор.

– Я готов к бою! Где вы?!

– Агира!!!

– Ну же?!

Хруст снега за спиной заставил Эйдора похолодеть, оборачиваться не хотелось.

– Агира… – испуганно прошептал юноша.

– Добро пожаловать, – сипло проговорил стоящий за спиной человек. – Земли Вольных всегда рады новым поселенцам. Особенно чародеям.

Эйдор все-таки обернулся. Высокий, закутанный в шкуры человек с коротким луком в руках поприветствовал юношу теплой улыбкой и посмотрел на Агиру. Инспектор забыл о незнакомце почти сразу же, так как среди деревьев мелькали тени Вольных. Скорее всего солдаты Братства ушли, едва завидев местных жителей.

Вооруженные луками, закутанные в грубо выделанные шкуры, Вольные скользили по снегу на охотничьих лыжах, медленно приближаясь к убитым анхорцам.

Рыцарь только сейчас заметил гостей, неуверенно оскалился, но меч в ножны вкладывать не спешил.

– Уходить надо, сейчас сюда весь гарнизон придет, – бросил стоящий над Эйдором Вольный. – К деревне ближе да отсюда подальше. Пошли!

Человек наклонился и, поднимая юношу, схватил его за локоть. За правый…

В голове Эйдора вспыхнуло алое солнце.

А потом лицо обжег невероятный холод.

– Готов, – кивнул кому-то невысокий человек с деревянным ведром в руках. – Очнулся.

Отфыркиваясь, Эйдор попытался встать, но случайно оперся на больную руку и, взвыв, повалился обратно.

– Лечись, – донесся до него голос Агиры. – Время есть, тут безопасно.

– Враг Анхора – наш друг, – сухо подтвердил еще один голос, и юноша посмотрел на говорившего. Огромный косматый воин в тесной ему кольчуге ощерил в улыбке идеально белые зубы. Неестественно белые.

– Лечись, Эйдор, хватит озираться, – повторил Агира. Он стоял рядом с заросшим великаном, и ничто в его расслабленной позе не говорило о возможной опасности. Значит, не обманывал.

Потянувшись за свитками и отложив в сторону изрядно отощавший рулон «стрелок», юноша надорвал «лечилку» и вновь взвыл – ему показалось, что кто-то в такт бьющемуся сердцу вонзает ему в руку горячий гвоздь. Однако пульсация медленно утихла, и парень с радостью обмяк, удивленно понимая, как хорош мир, в котором ничего не болит.

– Вставай, застудишь себе все, если уже не застудил, – хмыкнул Агира.

– Вылечусь, – с облегченной улыбкой отмахнулся Эйдор.

– Не будь столь уверен, это не панацея.

– У Путаных Мест будете завтра, а сегодня прошу вас откушать с нами в Общем Доме. – Косматый вновь улыбнулся. – Добыча вышла знатная, так что у племени Медведя сегодня праздник!

Эйдор с непонимающим видом посмотрел на рыцаря. О чем говорит кольчужный воин? Взгляд товарища без слов ответил на незаданный вопрос. «Молчи», – выразительно сказали карие глаза Агиры.

Поднявшись на ноги, юноша огляделся. Они находились посреди небольшой деревеньки, обнесенной старым частоколом. Несколько маленьких избушек по краям и огромное здание в центре, по всей видимости и являющееся Общим Домом.

– Сторги, верный сын Медведя, проводит вас в тепло, друга, – пророкотал косматый, и человек с ведром торопливо кивнул. – А вечером будем пировать!

Прихрамывающий на правую ногу Сторги повел товарищей прямо в Общий Дом. Ведро мужчина поставил у скрипучего крыльца и, обернувшись на гостей, стащил с головы шапку:

– Медведь будет защищать вас, пока вы в этом доме.

Эйдор и Агира переглянулись, а затем рыцарь торжественно произнес:

– Мы благодарны Медведю.

Сторги терпеливо ждал.

– Что? – рискнул спросить Эйдор.

Мужчина с тенью раздражения кивнул на стену Дома. Только сейчас юноша увидел висящее там оружие.

– У меня ничего нет, – моментально ответил он.

Агира с сомнением положил руку на эфес меча.

– Медведь будет защищать вас, – напомнил Сторги и неодобрительно прищурился. Рыцарь посмотрел на Эйдора, затем перевел взгляд на стену. На лице воина отображалась внутренняя борьба, и наконец Агира порывисто шагнул вперед, снял перевязь и повесил ее на один из многочисленных крюков.

– Добро пожаловать! – распахнул дверь Сторги.

Прямо с порога в лицо товарищам ударил теплый воздух и сонмище запахов. Где-то плакал ребенок, откуда-то неслась мужская брань. Сторги отряхнул сапоги и зашагал по узкому, едва освещенному лучинами коридору.

Проходя мимо открытых дверей, Эйдор не мог отказаться от соблазна хотя бы мельком оглядеть жилище Вольных, но в полумраке ему это не очень удавалось. Однако юноша заметил, что коридор проходил мимо больших помещений, где скорее всего отдыхают люди Медведя. Он видел подобное в казармах Обители, где жили обычные солдаты. Ряды кроватей, грубые лавки и неистребимый запах.

Сторги отпер дверь в конце коридора и жестом пригласил гостей войти. Соратники оказались в огромном зале с множеством столов. Быстрым шагом миновав помещение, хромой провожатый нырнул в еще одну дверь, и товарищи торопливо последовали за ним.

В конце концов блуждания завершились в небольшой комнатушке под лестницей на второй этаж.

– Располагайтесь, – бросил Сторги и потянул носом воздух. – Здесь давно никто не жил, так как и гости у нас почти не бывают. Но спать можно.

– Спасибо, – кивнул Агира, и провожатый протянул ему лучины.

– Отдыхайте. – Сказав это, Сторги исчез.

Эйдор оглядел тесную комнатушку с двумя койками.

– Как будто трактир, – хмыкнул он.

Рыцарь вышел из комнаты и зажег лучину от первого попавшегося ему огонька:

– Никому ничего не говори.

Эйдор с трудом сдержал возмущение, мысленно досчитал до десяти и произнес:

– А я ведь ничего не знаю, Агира. Ровным счетом ничего. И это меня очень сильно угнетает. – Присев на койку, Эйдор с наслаждением на ней растянулся: – Объясни мне, что произошло на мосту!

Рыцарь закрыл дверь и плюхнулся на соседнюю кровать.

– То, что нас считают преступниками, я уже понял. Мне хочется знать почему?

– Потому что так решили наверху, друг мой, – тихо ответил Агира.

По лестнице, скрипя половицами, кто-то прошел, однако звук не показался неприятным, скорее уютным. Тепло, сухо и спокойно… В такие моменты начинаешь ценить дом.

– Верховные?

– Думаю, да, я и сам не знаю ничего, Эйдор. Вернее знаю, но очень мало. Мы должны скрывать от всех цель путешествия. Абсолютно, понимаешь? Никто не должен знать – ни свои, ни чужие. Слишком важное задание.

– Поэтому эти люди знают, что мы идем в Путаные Места? – не удержался от сарказма Эйдор. В душе юноши царила невероятная усталость, и даже воспоминания о бое и убитых им солдатах ничем внутри не отзывались.

– Пришлось соврать. Нас считают бунтовщиками, идущими за помощью в южные земли. Пусть считают, – вздохнул Агира. – Может, вздремнем? Тяжелый день был… А ты неплохо держался.

– А зачем мы на самом деле туда идем?

– Потом расскажу, друг мой, потом. И у стен есть уши… – Агира повернулся на бок.

– Они специально объявили нас врагами, чтобы мы не думали возвращаться, так? – Эйдор прикрыл глаза, вслушиваясь в шумы Общего Дома.

Агира заворочался, повернулся к юноше.

– А ты не так глуп, как пытаешься казаться. Да, теперь дорога в Анхор нам открыта, только если приведем девчонку, – пробормотал рыцарь.

– Сомнительная похвала, – скривился Эйдор.

Рыцарь не ответил. Он спал.

Их позвали только к началу пира. Племя Медведя праздновало отличный улов, сегодня Вольным удалось заполучить несколько мечей и пару пригодных доспехов. Эйдор понимал их радость: даже в Анхоре, в Скафолке бронники были самыми богатыми людьми, и если человек хотел обзавестись панцирем, ему приходилось платить очень большие деньги. Что же говорить про земли за Большой, где вряд ли найдется кузня, а если и есть такая, то с железом точно проблемы.

Вольные не походили на тех дикарей, как о них рассказывали в Братстве. Нет, конечно, выглядели они устрашающе, но не чувствовалось от них «угрозы всему живому», как учил настоятель. Впрочем, о смутах на юге Анхора по вине Вольных Эйдор никогда не слышал. Это северные постоянно устраивают рейды на земли чародеев.

Еда изысканностью и разнообразием не блистала, однако голодный инспектор отметил это лишь краешком сознания, целиком погрузившись в насыщение голода.

Агира сидел рядом и с не меньшим аппетитом рвал мясо на куски. Над столами висел оживленный гул, витал запах браги, слышались отдельные торжествующие возгласы. Племя Медведя праздновало… В проходах суетились разносящие еду женщины, и Эйдор с омерзением и возмущением заметил, как их шлепают и лапают веселящиеся мужчины. Агира тоже смотрел на это с неодобрением, однако ни одна из «медведиц» такому вниманию не противилась.

Может быть, в Братстве были правы? Так обращаться с женщинами – это признак варварства.

Праздновали долго, сидящий радом с ними старый знакомый здоровяк, оказавшийся военным вождем племени, обхаживал гостей как мог, постоянно доливая в кружки потрясающей браги да подгоняя служанок, чтобы блюда рыцаря и инспектора не пустовали.

Когда в голове изрядно зашумело и Эйдор понял, что пьян, косматый воин вдруг наклонился к нему и быстро проговорил:

– Вас хотят видеть друзья.

– Что? – не понял юноша, осоловевшим взором скользнув по бородатому лицу собеседника.

– Пойдем! – Здоровяк поднялся, хлопнул по плечу Агиру и знаком позвал за собой.

– Чего он хочет? – спросил рыцарь.

– Я не понял, – глупо улыбнулся ему парень.

С трудом выбравшись из-за стола, товарищи последовали за воином.

– Вас хотят видеть друзья, – повторил здоровяк, едва они оказались на ночной улице. Свежий морозный воздух слегка прояснил голову Эйдора, и юноша уже осмысленно посмотрел на Агиру.

– Идем, – деловито кивнул тот, и вновь в глазах приятеля бывший инспектор прочитал: «Молчи!»

Рослый сын Медведя зашагал к удаленной от Общего Дома избе. Его фигура просто растворялась в темноте, и приятели, боясь потерять вождя из виду, торопливо поспешили следом.

– Это он позвал нас к вам на помощь! – торжественно произнес здоровяк и замер перед дверью. – И мы пришли! Теперь он хочет вас видеть!

Осторожно постучавшись, воин отступил от избы и встал рядом с Агирой.

Дверь тихо открылась, и Эйдор почувствовал, как из нее дохнуло морозом, будто внутри было еще холоднее, чем на улице.

– Входите, – раздался из дома сиплый голос.

Агира почесал нос, покосился на приятеля и уверенно шагнул вперед, в темный провал двери.

– Иди, – подтолкнул Эйдора здоровяк. – Он не любит ждать.

Оказавшись в непроглядной темноте избы, юноша поежился от царящего здесь холода. Напрягая взгляд, молодой волшебник пытался разглядеть хоть что-нибудь в окружающем мраке.

Когда вспыхнул голубой огонь, Эйдор с тихим вскриком закрыл глаза от неожиданности, затем прищурился, привыкая к свету, и застыл. В горле моментально пересохло. За покрытым инеем столом расположилась сутулая фигура, сжимающая в руках яркий сгусток пламени.

– Рад, что племя Медведя успело на помощь, – просипел говорящий и подбросил голубой шар к потолку. Повиснув там, волшебная сфера осветила помещение полностью, и Эйдор понял, что инеем покрыт не только стол, но и стены, и пол… Все вокруг.

Мерзлый… Да еще и шаман!

– Мы благодарны вам, – чуть поклонился Агира.

Юноша испуганно уставился на товарища. О чем он говорит? Благодарить Мерзлого? Врага? Их спас житель севера?!

Но что делает шаман свирепого народа здесь, на юге?! Слухи не' врали! Вольные действительно якшаются с ледяными жителями.

– Я чувствую твое смятение, юный чародей, – без эмоций проговорил шаман. – Ты удивлен встрече.

– Он молод, Сердце Льда, – ответил за юношу Агира. – Но у него большое будущее!

– Я вижу. – Мерзлый очень медленно повернулся к гостям. Покрытое инеем белое лицо шамана едва не заставило сердце Эйдора остановиться. – Славная жизнь его ждет, славная. Я вижу много побед.

Эйдор попятился под взглядом пустых, покрытых льдом глаз.

– И поражения… – добавил шаман. – Ты много потеряешь, мальчик. Но и многое приобретешь.

В комнате повисла тишина, лишь тихонько потрескивал висящий под потолком шар.

– Удачи вам в вашем нелегком деле, – наконец, произнес Сердце Льда. Свет погас, погрузив товарищей во тьму. – Ступайте!

– О чем он говорил? – срывающимся шепотом спросил Эйдор, едва они оказались на улице.

Агира хмыкнул, покачал головой:

– А ты не понял?

– Я…

– Сердце Льда – великий шаман. Он видит сквозь годы, как мы сквозь воду! – пророкотал ожидающий их здоровяк.

– Он сказал тебе о твоем будущем, – пояснил рыцарь. – Сожалею, друг мой. Я бы не хотел знать, что меня ждет.

– Славная жизнь? Много потерь и много приобретений? – неожиданно возмутился Эйдор. – Хорошее предсказание, Агира. Я такое каждому скажу, и не ошибусь.

– Ты сам понимаешь, что это был шаман Мерзлых, а не ты, – улыбнулся рыцарь. – И пророчества у вас разные. Идем спать, утром в дорогу.

В тот момент Эйдор больше ни о чем не думал, раздираемый множеством вопросов. Почему шаман послал им на помощь племя Медведя? Откуда он вообще узнал, что они прошли переправу? Отчего он пожелал удачи тем, кто идет радеть за Анхор? И главное… Главное…

– Если Мерзлый узнал о моем будущем, то он наверняка знал, зачем нам надо в южные земли! Почему не остановил?! – не выдержал Эйдор. – Что мы ищем там, Агира?!

Рыцарь проверил крепление лыж, поправил перевязь меча и обернулся:

– Ну теперь, вроде, можно говорить.

В ста шагах к югу начинались Путаные Места. С виду – обычный лес, но вот только оттенок у снега был иной, розоватый. Провожающие спутников люди Медведя оставили их милях в двух к северу отсюда, не смея нарушать древнее табу рода. В эти земли никто и никогда не заходит, боясь Поставленных. И именно одного из них ждали сейчас два товарища.

– В Анхоре умер координатор. Мы должны найти его замену. Замена – девчонка. Вот что мы ищем. А почему нас не остановил Мерзлый, я не знаю.

– Кто умер?

– Координатор, – повторил Агира.

Эйдор сцепил зубы, молча проклиная спутника. Ну да, конечно, он же один из Братьев Рыцарей, ему наверняка известно больше, чем обычному инспектору. Но зачем постоянно об этом напоминать?

– Координатор – это человек, который объединяет Детей Халда. Сейчас, после его смерти, они разрознены, ослаблены, хоть и стоят по-прежнему на защите Анхора, но если кто-то с юга решит прибрать наши земли к рукам – остановить врага не смогут. Те же Поставленные без поддержки Духоглотов невероятно слабы и если раньше могли задержать армию, сейчас могут пропустить даже отряд.

– Духоглоты?

– Не думаешь же ты, что две дюжины Поставленных могут удержать все южные границы Анхора? – удивился Агира.

– Я никогда этим не интересовался, – признался юноша.

– Духоглоты, вот кто на самом деле стережет границу. Поставленные ими управляют, вернее управляли, пока был жив координатор. Сейчас Духоглоты спят…

– А Ледяной просыпается, – прошептал Эйдор и испуганно осекся.

Рыцарь хмыкнул:

– Я знаю. Слуги Усмия зашевелились. Вот и Мерзлые оказались так далеко на юге…

– И та женщина – она будет новым координатором? А если она откажется?

– Кольцо наденешь – не откажется, – загадочно бросил Агира.

– То есть?

– То и есть. – Рыцарь взглянул на руки Эйдора. – Кольцо-то при тебе?

– Конечно! – Эйдор стянул варежку и показал врученный настоятелем подарок.

– Вот и отлично.

Юноша молча переваривал услышанное, когда из леса донесся долгий стон.

– Что это? – Бывший инспектор даже присел от неожиданности и страха. В далеком вое, казалось, звучала вся мировая скорбь.

– Тот, кого мы ждем. Мертвый Латник, – напряженно ответил рыцарь. Он заметно нервничал, поглядывая на Путаные Места.

Эйдор не хотел больше ничего спрашивать; не в силах оторвать взгляд от леса, он осторожно полез за оставшимися «стрелами».

– Ты его не убьешь, – заметил движение Агира. – Даже если и захочешь. Но в принципе это наш союзник, поэтому не бойся… Для Детей Халда мы не враги.

Рыцарь зачем-то хлопнул себя по груди, будто проверяя, не забыл ли что, и слегка успокоился.

Мертвый Латник появился неожиданно, будто из воздуха. Эйдор склонен был считать, что так оно и случилось, так как юноша не отрывал взгляда от чащи, а стоило моргнуть, как фигура Поставленного оказалась на границе леса.

– Идем. – Агира вновь хлопнул себя по груди, повел плечами и заскользил к Путаным Местам.

Эйдор поспешил следом, не сводя взгляда со стоящего без движения Мертвого Латника. Легенду о Поставленных он знал хорошо. Две дюжины генералов, добровольно отдавших свои жизни Халду, чтобы вечно оберегать Анхор от зла. После великой победы над армиями Усмия, после долгожданного мира эти люди выбрали путь Поставленных… Красивая сказка, некрасивая правда.

Мертвый Латник с большим каплевидным щитом в одной руке и с клинком в другой смотрелся внушительно. Но внимание Эйдора привлекал только его меч, по лезвию которого пробегали зеленые всполохи.

Не доехав до Поставленного нескольких шагов, Агира остановился и нерешительно посмотрел на приятеля. Да что с рыцарем происходит? Мотнув головой, воин Братства направился прямиком к недвижимому Латнику. Остановившись рядом с ним, он заметно приободрился и махнул рукой товарищу:

– Давай быстрее.

Латник со скрежетом повернул голову к Агире, и Эйдор заметил, как дрогнула рука Поставленного. Рука, в которой был зажат зеленый клинок. Рыцарь отступил от мертвого генерала на шаг, но быстро успокоился и улыбнулся. Юноша его понимал, вблизи слуга Халда смотрелся ужасно. Старый рифленый доспех со множеством прорех, из которых виднелись обрывки одежд. Подгнивший шлем-армэ[1] с гротескной маской, ранее изображавшей плачущее лицо, а сейчас являющей собой чудовищное зрелище. Кусок ее отвалился и на людей смотрела пустая, заполненная изумрудным туманом глазница мумии, скрывающейся под доспехами.

На Эйдора Латник даже не глянул, по-прежнему не сводя мертвого взора с Агиры.

– А что дальше? – рискнул спросить юноша, когда тишина затянулась. Поставленный не шевелился.

– Он доведет нас до южных границ Путаных Мест. С ним нам бояться нечего, лес будет всего лишь лесом. Без ловушек, без чудовищ… – неуверенно произнес Агира.

– Чудовищ? – удивился Эйдор.

– Путаные Места – родина для таких тварей, которых я даже во сне не хотел бы видеть. – Агира с опаской посмотрел на Латника и шагнул в сторону. Со скрипом голова Поставленного повернулась, отслеживая перемещение рыцаря.

– Что он от меня хочет?! – возмутился воин.

– Я не знаю, я впервые вижу Поставленного. Хотя нет! Хмурого Гонца я тоже видел!

– Кто ж его не видел, – поморщился Агира. – Странный какой-то этот Латник.

– А он нас слышит?

– Наверное, – пожал плечами рыцарь. – Но вот почему стоит?

Поставленный, словно подстегнутый словами воина, резко повернулся и зашагал в лес.

– За ним! – Агира заскользил за Мертвым Латником.

ГЛАВА 4

– Да пребудет с тобой Небесный Горн! – Ладомар с удивлением смотрел, как хозяин трактира корчится на полу за стойкой. Едва тот замер, паладин вытащил меч и пригвоздил усмийца к полу. Редких посетителей сдуло из зала, едва странника, вошедшего в таверну, охватило сияние.

– Откуда вы только беретесь, а? – Святой воин обтер меч о рубаху убитого им слуги Усмия и раздосадованно покачал головой.

– Опередил! – раздался сзади веселый голос, и, бряцая железом, в трактир вошел рыцарь в рыжих доспехах. – Я тоже хотел тут остановиться, но мимо проехал.

Ладомар поприветствовал человека коротким, но уважительным кивком. Он его знал – один из известных паладинов Ордена. Ваогар Рыжий собственной персоной.

– Приятно увидеть в этом захолустье одного из своих. – Рыцарь подошел ближе, хлопнул Ладомара по плечу и нагнулся над стойкой. Заметив удивление на лице паладина, Ваогар пояснил: – Они его тут обычно прячут!

– Кто?

– Тавернщики! О! Я же говорил! – Рыжий поставил на стойку запечатанный кувшин. – Лучшие вина не в погребе, я давно это усвоил. У каждого уважающего себя хозяина есть пойло для особых случаев, для особых гостей и за которым бежать не надо.

Ладомар тупо уставился на добычу соорденца.

– Будешь? Думаю, хозяин не против. – Паладин стянул с головы шлем и водрузил его рядом с кувшином. – Пить хочется – спасу нет.

Повадки Ваогара Ладомару не понравились. Но к людям такого характера он всегда питал некую симпатию. С ними забываешь о проблемах.

– Ну так как? – Рыжий ловко откупорил кувшин и сразу же принюхался. – О! Эйморское!

– Буду, – кивнул Ладомар, и его взгляд упал на мертвого усмийца. Эймор – это приятное воспоминание. Там было хорошо, и там была Элинда…

– Ну вот и отлично. – Рыцарь вновь покопался за стойкой и выудил две глиняные кружки. Разлив вино, он подал одну из них Ладомару и сграбастал свою. – За Небесный Горн, да пусть сияет он над горами Анхора вечно!

Залпом опрокинув в себя кружку, отчего по лицу воина потекли розовые ручьи вина, Ваогар грохнул пустой тарой по стойке:

– Хорошо!

Ладомар сделал небольшой глоток, наслаждаясь напитком, и задумался, как быть дальше. Таверну сегодня же сожгут напуганные жители, если не вмешается управляющий города. Спать надо в другом месте.

– Куда путь держишь, брат? – Ваогар плеснул себе еще вина.

– Не знаю, пока на север, потом на запад.

– Это ты зря. – На сей раз Рыжий пил медленнее. – На запад сейчас лезть не стоит. Война там вот-вот начнется. Мереан вот-вот с Кронеем схлестнется. Халдия, говорят, свои дружины на помощь соседу послала. В Зурраге неспокойно. Сейчас там армия нужна, а не мы.

– Какая разница, где нести волю Горна? – неприятно удивился Ладомар.

– Огромная, брат! Да, я забыл представиться – Ваогар Рыжий.

– Ладомар из Двух Столпов.

– Ни разу не слышал, – широко улыбнулся Ваогар и поднял кружку. – Ну за знакомство!

– Ну так какая разница? – Ладомар глотнул вина, с трудом сдерживая закипающую ярость. Помощь Горна для всех, а не для избранных! Так он всегда жил и потому не принимал иной точки зрения.

– Мы ничем не можем там помочь. Вот если «заказников» отсылать – это еще куда ни шло. А по одному ходить бесполезно. Война, брат, это не шутки. Там сначала стреляют, а потом вопросы задают. Так что я вне игры! Хотя Зурраг бы посетил с удовольствием. Но дальше на запад – ни-ни.

– Почему мы не можем помочь? Людям всегда нужна помощь!

– Во время войны, брат, им в первую очередь нужны твой доспех, твой меч и твой конь. А иногда и твое мясо. – Ваогар перестал улыбаться.

В словах Рыжего была разумная нотка, но Ладомар все равно не согласился с соорденцем, хотя вслух ничего не сказал.

– Я заметил, что ты молитвой изгоняешь. – Ваогар оперся о стойку. – Зря. Много сил и долго. Можно быстрее. Хотя чисто.

– То есть? – не понял паладин.

– Ну просто силу сразу выплескиваешь, без всяких «прощаю тебя» да «пребудет с тобой Небесный Горн». Я сам так лет семь работал, а сейчас понял, что достаточно просто направлять удар, и все. Правда, сгорают, подлецы, и жгут ценные вещи. – Рыжий уставился на труп хозяина таверны. – Где ж переночевать?

– Как это? – Ладомар заинтересовался словами рыцаря. Он сам не раз думал об ином способе изгнания, но испытывать на собственной шкуре не хотел.

– Да просто: смотришь на цель и посылаешь заряд.

– Как?! – не понял паладин. – Как его посылать?

– Я просто говорю про себя: «Этот», – пожал плечами Ваогар. – Мне самому подсказал знакомый. Теоден из Мирамии, слышал?

Ладомар кивнул и вновь приложился к кружке.

– Слушай, а я ведь сейчас тоже на север, хочу на Путаные Места поглядеть. Можем вдвоем съездить, заодно и проверим! – загорелся Ваогар. – А, что думаешь? О, проклятье, прости, забыл, как тебя звать. – Он сокрушенно покачал головой: – Память вообще никуда не годится. Я ж и методу этому рад, потому что слова изгнания с трудом вспоминал.

– Ладомар я, – привычно представился паладин.

– Так вот, Ладомар, давай завтра с утра вместе?

Отпив еще глоток, Ладомар задумчиво покатал вино во рту, проглотил и кивнул:

– Идет.

С такими людьми интереснее, они отлично прогоняют дурные мысли, когда находятся рядом, а исчезают незаметно и без грустного осадка.

– А сегодня предлагаю гулять на полную! Сначала тут, а потом поищем девиц покраще да послаще!

– Гулять – да, а вот с женщинами – нет, – улыбнулся Ладомар и соврал: – Обет.

– Ух! – с уважением посмотрел на него Ваогар. – Я вот птицу не ем, мне проще. Силен, брат! Я бы не решился. Но извини, тогда просто посмотришь. Мне женской ласки очень не хватает, без нее и в бой идти не с руки.

Ладомар еще раз посмотрел на мертвого трактирщика и молча поднял кружку, будто салютуя убитому усмийцу.

– Так его, – заметил жест Ваогар и с удовольствием его повторил. – Ну за смерть рабов Усмия, брат!

И они вновь выпили.

Что было дальше, Ладомар помнил неважно, так как за первым кувшином последовал второй, а там и третий… Мешать паладинам никто не решился; наряд стражи, прибывший за покойником, даже постарался сделать вид, что не видит гуляющих рыцарей. А потом мир понесся сломанным калейдоскопом. Громкие песни Ваогара, разбитый о стену дома кувшин, погоня по городу за сбежавшим конем Рыжего. Тесный дворик с заросшим древним фонтаном. Здесь Ладомару стало плохо, и новый приятель трогательно кружился рядом, приговаривая:

– Водички, водички попей – полегчает.

Походная фляга, большой глоток, и снова пляс в голове. Хихикающие шлюхи с горящими и маслянистыми глазами. Размахивающий кошелем Ваогар. Крошечный дом с невыносимым запахом жасмина. Рыжий рыцарь, удаляющийся в соседнюю комнату с плотной брюнеткой. Женщина с распущенными волосами, тянущаяся к поясу Ладомара. И она же, обиженно глядящая на воина с пола.

– Элинда! – прохрипел сидящий на кровати рыцарь, мутным взором скользнув по отверженной шлюхе. С силой он не рассчитал… Но ведь едва не нарушил обет! Едва не преступил через данную любимой клятву.

Не те глаза! Не те волосы! Голос не тот! Даже гул в голове не смог заглушить памяти. В какой-то момент Ладомару показалось, что перед ним Она, но, видимо, так упал свет с улицы и не более. Будь она Элиндой…

– У меня обет! – промямлил испуганной шлюхе Ладомар. – Не трожь!

И повалился на бок.

Проснулся он от бесцеремонного толчка в плечо.

– Подъем, брат! – Над плохо соображающим Ладомаром навис Рыжий рыцарь. – Утро уже!

– Проклятье, – просипел паладин и закрыл глаза. Комната по-прежнему крутилась вокруг и грозила вывернуть наружу человеческое нутро.

– Ну бывает! За тем и живем, – бодро сообщил Ваогар. – Вижу, ты обет сдержал. А я, дурак, только утром вспомнил, что тебе нельзя. Жаль золотишко, я ж обеих купил, ну да сам виноват. Извини, хорошо, что ты не сдался. Уважаю.

Ладомар поморщился, но глаза не открыл.

– Элинда… – сипло вырвалось из горла.

– Давай, подымайся!

– Не могу! – Рыцарь вновь попытался приподняться, но понял, что еще движение – и его вырвет. – Не…

По голове стучал одинокий раскаленный молоток, и Ладомар вдруг почувствовал, как проваливается в спасительный сон, и боль покорно тает.

Во второй раз он проснулся уже ближе к вечеру, с восторгом понимая, что утренний кошмар остался позади. Тело затекло из-за так и не снятого доспеха, в ноздри шибанул запах перегара и собственного пота. Скривившись от омерзения, Ладомар сел на кровати и тупо оглядел комнату. Где он?

В углу, у двери, валялась перевязь с мечом, и, молча поблагодарив Халда, паладин добрался до оружия. Чудо, что его не украли… С трудом облачившись, воин еще раз окинул помещение взглядом. Скромное убранство, очень скромное. Местечко для встреч. Как его только не выкинули утром?

Смутно вспоминая побудку, Ладомар хрипло позвал:

– Ваогар?

В соседней комнате послышался лязг, и в дверях объявился Рыжий рыцарь.

– Очнулся! – В руках воин держал кувшин, и Ладомар отшатнулся от знакомого, как от Усмия во плоти.

– Я же не пью обычно, – оправдываясь, буркнул он.

Ваогар хохотнул:

– Я заметил! Растратный ты человек, Даламор, растратный. Пришлось снять комнатушки еще на день и отправить девушек подальше, чтобы не мешали.

– Я Ладомар, – глухо сообщил паладин.

– Будь я проклят! – скривился Рыжий. – Прости… Память такая дурная, что стыдно. Прости, Ладомар!

– Деньги отдам, мне они все равно не особо нужны. – Проспавшийся рыцарь чувствовал себя гораздо лучше, но не настолько, чтобы обижаться.

– Забудь! Я же говорил – приятно встретить в такой глуши своего! Ну отправляемся?

– А кони где? – похолодел Ладомар. О животных в ночных гуляньях он забыл напрочь.

– На конюшне, – захохотал Ваогар. – Эх, друже, нравишься ты мне! – Паладин приложился к кувшину и добавил: – Но вот пить не умеешь совершенно!

– Да, теперь я наверняка умру от этого, – буркнул Ладомар, боясь себе признаться, что очень благодарен веселому соорденцу. Его ведь никто не заставлял заботиться о напившемся вояке. Никто не просил платить за комнату, лишь бы не тревожить похмельного товарища, никто не просил дожидаться.

– Или до завтра ждем? – Ваогар склонил голову набок, оценивающе глядя на Ладомара.

Соблазн был велик, Рыжий зря это предложил.

– Было бы неплохо, – признался Ладомар. – Чтобы окончательно прийти в себя и… Помыться б…

От собственного запаха мутило. Немудрено, сколько дней в дороге, не снимая доспехов, да еще и пьянка эта…

– Пошли! Я уже! Тут неподалеку есть заведение, где всегда есть бочка и горячая вода! Прелесть, а не место! – Рыцарь вышел из комнаты.

– Как ты только успеваешь все узнать, – удивился ему в спину Ладомар.

– Я просто любопытный очень, – донеслось из коридора. – Всем интересуюсь.

Паладин из Эймора ощутил прилив зависти: его давно ничего не интересовало.

– А зачем тебе на запад? – Ваогар с открытым забралом лениво рассматривал царящий вокруг лес. Мерно покачиваясь в седле, закованный в броню всадник смотрелся впечатляюще. Ладомар тяжелые доспехи не любил, предпочитая возможность маневра, но на латы всегда засматривался.

– Надо, – наученный опытом, паладин из Эймора старался не распространяться о своем поиске. Он очень болезненно переносил насмешки или шутки на тему Элинды.

– Просто можно было б в Балион свернуть, на восток. Там паладину дело всегда найдется.

– Нам везде дело есть, – поморщился Ладомар.

– Ты там был? – обернулся Ваогар. – В Балионе?

Паладин отрицательно помотал головой.

– Немного потерял, если честно. Будь моя воля, я бы там рейд устроил всем Орденом. Темная страна, жуткая. – Ваогар хмыкнул. – Куда там Зуррагу. Но зато работы по горло.

– Для них это норма жизни. Ты бы еще степняков на путь истины наставлять начал. – Ладомар с наслаждением втянул запах приближающейся весны. В лесу все чаще попадались проталины, на деревьях оживали почки. Скоро все расцветет, приободрится.

– Ты не прав! Степняки – они и есть степняки, – не согласился Ваогар. – У них друзей нет и политики тоже. У них и страны-то нет, просто земли, которые находятся меж пограничных кордонов добрых соседей. А Балион – вполне цивилизованное государство, со своим королем и законами.

– Не могу назвать цивилизованной страну, где большая часть жителей – рабы, – фыркнул паладин из Эймора.

– Все мы в какой-то степени рабы. Привычек, желаний, идей, – пожал плечами Рыжий рыцарь. – Ты не думай, я не одобряю Балион. Просто им приходится мириться с Небесным Горном, чтобы не вызвать гнев Эймора и Нирана, а это дает небывалые возможности, брат. Заруби наказывающего раба господина – никто слова не скажет.

– Некрасиво… – Ладомар прищурился, увидав впереди едущий навстречу отряд.

– Красиво, некрасиво, но Небесный Горн за что радеет? Кто совершает зло – должен быть наказан. По мне, рабовладельцы – зло. Мы должны помогать людям. Думаю, рабу приятно увидеть смерть своего хозяина, как считаешь?

– А если он был хорошим господином? – Ладомар напрягся. Отряд впереди замер, и чувствовалось, что всадники хотят свернуть с дороги. Отчего?

– Хороший господин не будет бить раба, – довольно осклабился Ваогар.

– Брат, впереди странный отряд, – бросил ему Ладомар.

– Вижу… Давно заприметил. Хотят уйти от встречи, – неожиданно по-деловому откликнулся Рыжий рыцарь. – А кто боится славных паладинов Небесного Горна?

Ваогар ответа ждать не стал – захлопнул забрало и погнал коня навстречу подозрительному отряду.

– А если раб был плохим? – нагнал его Ладомар.

Ваогар хохотнул:

– Горн разберется! По-моему, это усмийцы, брат!

Всадников было шестеро: пять взрослых, угрюмых мужчин и совсем молодой парень.

– Именем Небесного Горна остановитесь, незнакомцы! – проревел Ваогар, и сразу четверо из странного отряда вскинули арбалеты. Сработали они на загляденье быстро, да и выстрелили слаженно.

От страшного удара в левое плечо Ладомар вылетел из седла. Падение, казалось, выбило из легких воздух, и паладин из Эймора на миг потерял сознание. Ваогару повезло меньше: арбалетный болт вошел в грудину его коня, и тот на всем скаку рухнул на землю. Вспыхнувший ярким светом товарищ кубарем перелетел через голову скакуна и плюхнулся в дорожную грязь. Все четыре стрелка с криками боли скрючились в седлах, терзаемые магией Небесного Горна. Над дорогой поднялся привычный звон, и Ладомар, тяжело поднявшись на ноги, бросился вперед. Испуганные кони пытались стряхнуть с себя мучающихся хозяев, не понимая, что за напасть с теми приключилась. Ладомар взмолился, чтобы животные не вздумали спасаться бегством. Таким образом они вытащат седоков из ауры Небесного, и те, очнувшись, просто расстреляют паладинов из арбалетов.

Ваогар перевернулся на спину, и один из стрелков вспыхнул; конь усмийца взвился на дыбы, стряхивая с себя обжигающего наездника. Вот тут-то лошади и рванули… Один из всадников не удержался в седле и мешком свалился на дорогу. О нем можно было на время забыть.

Ладомар уперся взглядом в рыжеволосого мужчину, все еще цепляющегося за коня скрюченными в агонии пальцами. «Умри!»

Сила Горна вспыхнула в сердце паладина, наполняя сердце восторгом и счастьем, но результата не было. «Умри!» – торопливо повторил про себя рыцарь, спешно отпрыгнул с дороги понесшего жеребца, развернулся и послал вдогонку заряд силы:

– Да сдохни же!

Вспышка! Удалось? Или это Ваогар? Яркий всполох справа убедил паладина в обратном. Там пытался скинуть полыхающего хозяина обезумевший от страха конь. Третьего сжег Рыжий рыцарь, а значит, он не мог спалить цель Ладомара. Или мог? Есть воины Небесного, которые способны сжигать слуг Усмия десятками сразу…

– Этот твой! – проорал Ваогар. Он тяжело поднялся с земли и принялся отряхивать плащ. – Грохни его! – взвыл Рыжий и ткнул пальцем в корчащегося на земле усмийца. – Я этот звон ненавижу!

Спорить паладин не стал, звук, с которым вырывалась на свободу аура Горна, приятным не был. Казалось, что он дробит зубы, в то время как сотни маленьких человечков выплясывают в брюхе ненормальный танец.

Ладомар уставился на усмийца, и тот сразу вспыхнул, несказанно удивив паладина. Подумать ни о чем не успел, просто глянул – и результат… Сколько лет произносил патетические речи, сколько раз был на волоске от смерти из-за медлительности изгнания! А мог одним взглядом жечь!

– Отлично, брат! – ободряюще качнул головой Ваогар. – Растешь!

Звон утихал, сияние вокруг паладинов медленно гасло, и на это с нескрываемым удивлением глядели двое оставшихся в живых всадников.

– Да пребудет с вами Небесный Горн, странники! – Ваогар приблизился к опешившим людям. – Рады, что смогли помочь вашей беде.

Ладомар наконец-то увидел, что у обоих всадников связаны руки. Значит, усмийцы уже отрядами действуют? Пленников берут? А Вестник в ставке Ордена говорил про совпадения?! Смутные времена наступают…

Паладин озадачено замер на месте, прислушиваясь к ощущениям. Что-то не так. Выхватив меч, он обошел трупы усмийцев и на всякий случай проткнул каждого. Чувство не исчезло. Ладомар обернулся на. освобожденных пленников. Сила Горна молчала, поэтому вряд ли кто-то из них усмиец. Но и обычным человеком его назвать нельзя.

ГЛАВА 5

В плен Эйдора и Агиру взяли на первой ночевке в Смутных королевствах. Мертвый Латник, не выходя из-под сводов леса, дождался, пока странники покинут территорию Путаных Мест, и ушел. Агира заметно оживился, радуясь избавлению от неприятной компании. Шутил, строил планы по дальнейшей дороге. Сверив направление по врученному настоятелем компасу (он указывал на юго-запад), товарищи ушли как можно дальше от границы и встали на ночлег.

А утром оказались пленниками у четверых неразговорчивых всадников.

Эйдору знакомство с жителями Смутных королевств не понравилось. Грубые и бесцеремонные люди, изъясняющиеся тумаками и выплюнутыми сквозь зубы короткими фразами. Пленникам запрещали даже разговаривать… Юноша пытался пару раз спросить что-то у Агиры, но мигом подскакивал кто-то из пленителей и коротким ударом отбивал желание открывать рот. Рыцарь делал страшные глаза, мотал головой, объясняя молодому волшебнику, что не стоит злить дикарей, и в конце концов Эйдор с ним согласился. После того, как выплюнул выбитый рыжеволосым варваром зуб. Главным у бандитов был как раз рыжий, и на удивление с товарищами он обращался ненамного гуманнее, чемс добычей.

Разбойники старались на дороги не выходить, путешествуя исключительно по лесу, но Эйдор уже понимал, что подобное перемещение наиболее безопасно для дикарей. Что с ним придется смириться. Не понимал юноша только одного – для чего они нужны странной четверке.

На заброшенный тракт они вышли только один раз. Сегодня днем. Решение для захватчиков оказалось роковым. Встречу с двумя рыцарями бандиты не пережили. Странная магия спалила четверых конвоиров, и не приведи Халд испытать на себе те муки, которые они испытывали перед смертью…

Главного из повстречавшихся воителей Эйдор определил сразу. По манере держаться, по тому, как он разговаривал с невзрачным товарищем. В конце концов, по доспеху! Чувствовалось, что воин перед ними опытный, богатый и умелый.

– Я Ваогар Рыжий, паладин Небесного Горна, странники! – заговорил главный. – А это мой друг, Ледомар из Двух Столпов! Тоже паладин!

Рыцарь чуть поклонился пленникам и глянул в сторону приятеля. Тот с нескрываемым подозрением на заостренном лице осматривал всадников. Из наплечника воина торчал арбалетный болт, и Эйдор изумился выдержке паладина.

– Я могу вылечить! – услышал юноша свой голос– Я умею!

– Меня Ладомаром зовут, – глухо произнес товарищ Рыжего рыцаря.

– Да что ты будешь делать! – рявкнул тот. – Да что такое-то! – Ваогар сорвал с головы шлем и с силой бросил его на землю. – Когда я наконец запомню, а?! Прости, брат! Имя у тебя такое, наверное. Ну не настолько же я тупой!

Брат? Они братья? Эйдор с интересом оглядел рыцарей. Совершенно непохожи.

– Я Эйдор из Скафолка, – представился он.

Агира закашлялся, склонился в седле и с едва скрываемым возмущением уставился на товарища. В этот момент юноша и сам понял, что сказал лишнее. Хотя настоятель говорил, что паладинам Небесного Горна можно доверять, но все же…

– Откуда? – не понял тот, кого звали Ладомаром. Он напряженно поглядывал на Агиру, да и тот то и дело бросал на воина странные взгляды.

– Из Скафолка, – едва слышно повторил Эйдор.

– Это деревня такая? – нахмурился Ваогар. Он склонился за шлемом и теперь заботливо обтирал его плащом. – А тебя как зовут?

Агира опять кашлянул, поймав на себе взгляд Рыжего рыцаря.

– Агира я…

– Что за Скафолк? – поморщился Ваогар. – Где он?

Ладомар вдруг пошатнулся, схватился за торчащий из плеча болт и скривился от боли.

– Ему плохо! Развяжите, я вылечу! – Свитки у Эйдора не изъяли. Его, как ни странно, даже не обыскивали.

Ваогар торопливо шагнул к коню юноши, выхватил кинжал и ловко разрезал веревки, затем повторил незатейливую процедуру с путами Агиры. Молодой волшебник тем временем соскочил с жеребца и, на ходу выхватывая свиток, бросился к бледному Ладомару.

Надорвал свиток, направляя заклинание, и обомлел.

Рыцарь взвыл, схватился за плечо и рухнул на дорогу. Катаясь в грязи, паладин никак не походил на грозного воина, коим смотрелся минутами раньше.

– Сейчас полегчает, – попытался успокоить его Эйдор, но Ладомару это не помогло.

Ваогар шагнул к товарищу и беспомощно замер над корчащимся другом.

– Должно было уже… – тихо сказал Эйдор.

– Ты болт не удалил, дурак! – понял наконец Агира. – Усмийское отродье, думать же надо!

Юноша похолодел. Заклинание пытается затянуть рану, восстановить мышцы и успешно с этим справляется, но вот болт…

– Держите его, выдернуть надо! Иначе он тут вечно мучиться будет. – Агира бросился на корчащегося Ладомара, прижимая его к земле. Воин с легкостью отбросил рыцаря Братства в сторону, и тут сверху на паладина рухнул закованный в латы Ваогар.

– Дергай! – крикнул он поднимающемуся Агиру. – Далемор, терпи!

– Наплечник бы снять! – Рыцарь неуверенно склонился над трепыхающимся под весом латника паладином.

– Дергай! Чародей залечит! – заорал Ваогар.

Повезло: болт застрял в наплечнике, не погрузившись в тело полностью, как оно иногда бывало. Но и не пробив руку насквозь, как тоже случалось не раз.

Едва уцепившись, Агира рванул на себя мучающий воина кусок железа, и Ладомар взревел, будто обиженный медведь. Не удалось.

– Да что ты возишься?! – Ваогар еле справлялся с вырывающимся другом.

Рыцарь Братства выругался, схватился за ремень наплечника, расстегнул крепление и двумя руками дернул пробитый кусок доспеха. Поддалась, оторвалась! Агира упал на спину, сжимая в руках злосчастный кусок стали с торчащим в ней болтом.

– Готово!

Ваогар скатился с успокоившегося приятеля и тяжело перевел дух:

– Знаешь, чародей… Руки бы тебе оторвать за такую ворожбу…

Эйдор пристыженно молчал, глядя на приходящего в себя Ладомара.

– Ну вот. – Рыжий сел и дернул за плащ, пытаясь высвободить его из-под себя. – Теперь вовек не отстираюсь.

– Скафолк, – вдруг прохрипел Ладомар. Воин приподнялся на уже здоровой руке и посмотрел на юношу. – Это же в землях Анхора…

Агира повернулся к Эйдору и раздраженно покачал головой, молча сетуя на длинный язык товарища. Ваогар с удивлением спросил приятеля:

– С чего ты взял?

– Читал как-то… – Паладин не отрывал взгляда от юного чародея.

– Да, мы из Анхора, – вдруг промолвил Агира. Рыцарь устало поднялся на ноги, отбросил в сторону наплечник Ладомара и подошел к своему коню. – Но…

– Вы не слышали о девушке по имени Элинда? – неожиданно спросил Ладомар. Торопливо, немного испуганно и одновременно смущенно. О чем он только думает в такой момент? – Из Эймора?

Эйдор замялся, удивленный таким вопросом, но нашел в себе силы мотнуть головой. Агира в недоумении развел руками, ему казалось, что весть о том, откуда двое путников, должна больше интересовать местных жителей.

– Элинда из Эймора? Высокая такая, красивая, с маленьким шрамиком на шее? – изумленно произнес Ваогар.

Рыцарь Анхора ошеломленно мотнул головой. Может быть, ему снится происходящее?!

Ладомар просто подпрыгнул в воздух. Бросившись к приятелю, он схватил того за плечи и срывающимся голосом зашипел:

– Ты ее знаешь? Ты ее видел? Где она?

Опешивший Ваогар отчего-то посмотрел на Эйдора, затем сглотнул и перевел изумленный взгляд на товарища:

– Ну… Да…

– Значит, Зурраг. Город Андил, жила у купца Лимоши? – Ладомара трясло от переизбытка чувств. Действительно, никогда не знаешь, где найдешь. Элинда…

– Ну да! Да! – нервно закивал Ваогар. Его можно понять: не первый раз паладин из Двух Столпов повторял нехитрый адрес. – Чего ты так дергаешься-то, расскажи!

– Она мне нужна. – Ладомар покосился на коней освобожденных пленников. Тот, на котором ехал Агара, скорее всего выдержит. – А еще мне нужен твой конь.

– Чего? – изумился странный человек с непонятной аурой.

Паладин на миг замялся, прищурился, оглядывая мужчину. Отчего так несет Усмием? Однако Ваогар никаких признаков беспокойства не проявлял. Впрочем, неважно.

– Коня возьму твоего. – Ладомар даже не спросил, он поставил перед фактом.

– Брат, а своего поймать не судьба? – подал голос Рыжий рыцарь.

– Поймаешь – забирай. Тебе железа много везти надо, их лошади, – паладин кивнул на Эйдора и Агару, – твой вес не выдержат.

– Как я ее поймаю? – изумился Ваогар.

Ладомара это не интересовало:

– Мне очень надо в Андил, брат. Люди, мне действительно очень нужно ее найти! – Паладин поймал себя на том, что оправдывается. Нехорошо это. Стыдно…

– Да я вижу, что тебе туда очень надо, Лидомур!

– ЛАДОМАР! – сорвался паладин. – Неужели так сложно запомнить?!

– Да будь проклят тот день, когда Горн подарил мне язык… – пробурчал Рыжий рыцарь. – Просто я понять не могу, зачем тебе та девчонка. Такая же, как и прочие, в любом городке если поискать – найдешь похожую.

Ладомар не питал иллюзий о том, каким было знакомство Ваогара с Элиндой. Памятуя недавний ночной дебош и зная Ее нрав – не питал.

– Такую не найду, уж поверь мне, – процедил воин. – Я еду в Андил, и это не обсуждается. У вас своя дорога, у меня своя. Но мне нужен конь!

– Да забирай, все равно не мой, – 'пожал плечами Агира. – Вы их победили, – он кивнул на трупы усмийцев, – трофеи ваши.

– Я заплачу! – Ладомар полез в кошель на поясе.

– Не вздумай, – резко сказал Агира, и паладин, сам того не ожидая, отдернул руку. Мужик-то с характером.

– Он рыцарь, – тихо произнес Эйдор. Парень заметил удивление Ладомара. – У нас считается унижением предлагать рыцарю деньги.

– Понятно, – кивнул паладин. – Значит, я забираю коня. Ваогар, проводишь странников до города?

– Экий ты, – хохотнул приятель. – За меня решаешь?

– Извини… Я к Элинде.

– Прости, – окаменело лицо Ваогара, – надеюсь, ты не думаешь, что она сидит и ждет тебя, а? Я уверен, что у нее уже детишки от какого-нибудь андильского дворянчика, и она тебя даже не вспомнит, когда ты прилетишь к ней на белой лошади!

Вороной мерин Агиры чуть ли не с возмущением всхрапнул, покачал головой и переступил с ноги на ногу. Ладомар уставился в землю, собираясь с силами для ответа. Ваогар наверняка не знал, что словами попал в самое больное место. Что будет, если она не вспомнит? Что, если она забыла его так же, как забыл весь этот проклятый мир? Ведь, скорее всего, Рыжий рыцарь прав. Если размышлять здраво, без налета романтической пыли, сколько лет прошло, и, наверное, не просто так Элинда сбежала из Эймора.

– Поживем – увидим, – вскинул голову паладин. – Будет день – будет пища.

Ваогар развел руками:

– Ну удачи тебе, что ли… Мне сказать нечего.

– Бывайте! Да пребудет с вами Небесный Горн. – Ладомар взобрался на коня, посмотрел сверху на Эйдора. – А ты, парень, зря ушел из Анхора. Поверь – тут гораздо хуже.

Жеребец с паладином из Двух Столпов уже исчез за крутым поворотом тракта, а никто так и не промолвил ни слова. Первым заговорил Рыжий рыцарь:

– Ну выбора у нас нет. Будем спутниками. Доведу до города, а там и порешим, что дальше. Куда путь-то держите?

– На юго-запад, – уклончиво ответил Эйдор. Больше откровенничать он не собирался. И так наговорил много лишнего.

– Достойное направление. В Халдию, значит?

– Да. – Что за Халдия – Эйдору было неведомо, но пусть будет она.

Агира отмалчивался, погруженный в думы. Иногда он с сомнением посматривал на Ваогара, затем переводил взгляд в сторону, куда уехал влюбленный паладин, морщил лоб и вновь задумывался. Интересно, о чем?..

– Ладно, разговорчивые вы наши, учтите – я допытаюсь, как тут оказались выходцы из Анхора. Что же у вас там стряслось, раз вы покинули такой благословенный край, а?.. – Ему не ответили, но Ваогар не стушевался и продолжил: – Ну а пока давайте попробуем коней поискать. Ладомир мужик горячий, а вот я от дареных коней отказываться не стану.

Что-то смутило Эйдора. Рыжий рыцарь, похоже, опять переврал имя уехавшего товарища. Не Ладомиром того звали, точно. Лодомор, вроде. Не было в имени паладина буквы «и».

Коней нашли с трудом, и не всех. Две лошади настолько обезумели от страха, что искать их было бессмысленно. Однако двух других и скакуна паладина они отыскали. Ваогар очень радовался находке. Все же рыцарский конь лучше, чем обыкновенный мерин.

В город вошли уже ночью. Стража на воротах придирчиво осмотрела гостей, светя в глаза масляными фонарями, и только после слов Ваогара, что он паладин Небесного Горна и его спутники ни в коем случае не нарушат ни один из законов Нирана, успокоилась.

Для Эйдора небольшой городок оказался первым поселением в Смутных королевствах. Бывший инспектор, а ныне молодой странствующий маг старался впитать в себя все увиденное. Не сильно отличались узкие улочки Фироса (так, по словам Ваогара, назывался город) от улиц анхорских городов. Ну конечно, грязнее здесь было и пахло нечистотами. Сколько Эйдор ни оглядывался, он ни разу не увидел дорожных чистильщиков. Может быть, потому что ночь на дворе?

Ваогар на вопрос, почему так грязно в городе, фыркнул, повел могучими плечами и елейно поинтересовался: бывает ли иначе? Юный чародей поспешил заверить, что бывает, однако Рыжий рыцарь еще раз фыркнул, на этот раз с сомнением.

Даже фонари в Фиросе горели не везде, порой попадались ну слишком темные переулки, ехать там приходилось, полностью доверившись лошадям.

Когда на одной из улиц странники наткнулись на распластавшегося на камнях человека, первым желанием Эйдора было соскочить с коня и помочь бедолаге, однако Ваогар немного раздраженно бросил:

– Да пьяный он, не бери в голову.

Словно в подтверждение слов рыцаря человек заворочался, устраиваясь на мостовой поудобнее.

– Замерзнет же! Холодно! – возмутился Эйдор.

– Патруль подберет, – неуверенно произнес Ваогар, но коня остановил. – Экий ты, а! Добрый, смотрю, человек…

– У нас такого не бывает, – хмуро поддержал товарища Агира.

– Ну давайте поможем, – сдался Рыжий рыцарь. – Никогда пьянь не таскал, будет полезный опыт.

На вопросы, где его дом, человек что-то невнятно мычал и лениво отмахивался от тормошащих его рук. В конце концов Агара закинул бедолагу на коня, взял животное под уздцы и сухо осведомился, где ближайшая ночлежка.

Ваогар ответа не знал, Эйдор тем более.

Пьяницу спихнули первому попавшемуся патрулю.

Бедолага оказался в сточной канаве, как только герои исчезли из поля зрения стражников.

– Третий дозор! – донеслось из темноты.

Хамхан встрепенулся, стукнул древком алебарды по доскам пристани и зычно крикнул:

– Все спокойно!

– Четвертый дозор! – ответил ему голос далекого проверяющего.

Вышел из теплой будки, покричал, убедился, что не спят часовые, и опять греться пойдет. Хамхан стиснул зубы, прогоняя скверные мысли. Нехорошо так о командире. Он отец и бог для солдат своего отряда.

– Все спокойно! – с задержкой ответил с соседней пристани боевой товарищ.

Там сейчас прохаживается Дифтин, огромный, крепкий, словно дуб, и такой же умный воин. Хамхан его недолюбливал, так как здоровяк постоянно задирал тех, кто в армии недавно. Подумаешь, пережил кампанию на Береге Сердца от северного края до южного. Хамхан и сам воевал, когда брали последние твердыни в тех землях. Однако раз не с самого начала – значит, для Дифтина пустое место. Ох, неправильно он себя ведет. Схлопочет потом в гуще боя стрелу в спину…

Ох, скверные мысли… Скверные…

В ночной тиши было слышно, как далеко в городе перекликаются свистки ночных патрулей. О сваи пристани мерно, успокаивающе разбивались волны Долгого залива. Сыро, холодно и бессмысленно стоять на ночной вахте в порту. Единственное, в чем польза, – не расслабляет. Ведь где-то идет война, где неисполнение или же плохое исполнение приказа – смерть. И не от рук своих же, а от врага. Армия должны быть сильной.

Но порт Пятого города пуст, корабли стоят в огромных доках, и воды Долгого залива еще нескоро освободятся от оков. У берегов чисто, но миля к северу – и лед. Уже не такой прочный, не подходящий для переправы, но для судов до сих пор являющийся непреодолимой преградой.

Стук ладных сапог по деревянному настилу пристани убаюкивал. До утра так ходить. Шесть сотен шагов до края и обратно столько же. Бум-бум-бум, и вплетающиеся в ритм «дак» алебарды, когда Хамхан на нее опирался.

Когда воин в очередной раз подходил к берегу, его насторожил странный плеск справа. Можно поклясться – из воды кто-то вышел. Или же вошел?

– Кто здесь? – Хамхан перехватил алебарду и крадучись пошел на звук.

Бряцнуло железо, совсем рядом, как раз там, где только что раздавался плеск.

– Кто здесь?! Выходи! – Часовой остановился, напрягая слух.

Стук подкованного каблука о доски пристани. Той самой, на которой стоял вслушивающийся во мглу стражник.

– Тревога! Третий дозор! – заорал Хамхан. Плевать, если это чья-то шутка. Пусть потом весельчак разбирается с десятником.

Бум… Бум… Бум…

Гость не торопился, размеренно приближался к застывшему часовому. В ночной мгле проступили очертания воина с зажатыми в руках парными клинками. Хамхан услышал, как с одежды незнакомца на доски капает вода.

– Стоять!

– Тревога! Третий дозор! – подхватил клич часовой справа.

– Тревога! Третий дозор! – заорал Дифтин.

Хамхан ткнул в приближающегося человека алебардой, но тот неожиданно шустро ушел с линии удара и моментально приблизился к часовому.

Падая на доски, стражник все еще сжимал в руках бесполезное оружие, глядя на мокрое лицо своего убийцы. Последнее, что отпечаталось в голове Хамхана, – мокрые длинные усы абсолютно лысого незнакомца.

К пристани спешили солдаты, из глубины порта послышался скрип ворот, перекрывающих доступ в город.

Повернувшись, человек взмахнул клинками, стряхивая кровь убитого им часового, и зашагал навстречу атакующим.

Ночь наполнилась лязгом стали и криками умирающих. Многие могли бы поклясться, что зацепили странного бойца с парными клинками. Кто-то мог заверить, что разрядил арбалет «точно в брюхо проклятого ублюдка», кто-то – что пронзил врага копьем.

Могли бы…

Если бы выжили.

– Склой! – воскликнул седовласый мужчина и резко сел в постели. Сон? Привиделось?

Со стороны порта раздался долгий рев рога. Не привиделось. Надо было спешить… Схватив с прикроватной тумбочки колокольчик, мужчина вызвал слугу.

– Император Агон! – Дверь немедленно распахнулась, и на пороге появился невзрачный человек в белой тунике. За спиной Женарга возвышались молчаливые гвардейцы. – Вы звали?

– Что происходит в порту? Карету во внутренний двор, быстро. Я уезжаю.

– Не знаю, о Великий. – Женарг обернулся и крикнул кому-то: – Карету императору!

– Перестань меня так звать! – раздраженно помотал головою Агон. Быстро одевшись, он окинул взглядом комнату, дарующую ему приют уже месяц. Опять бежать…

– Но как же иначе звать Владыку Мереана, освободителя королевств!

– Заткнись. – Агон поморщился. Женарг верен словно пес и искренне считает, что прав в перечислении подобных титулов. Однако Маг-Правитель очень не любил регалии и привычно одергивал преданного слугу. Ритуал, не теряющий своей свежести.

– Ладно, я уже знаю, что там творится. Поторопитесь, я направляюсь в столицу, а оттуда на северный фронт. Тут мне оставаться нельзя. – Брошенный на порт взгляд Силы выделил мечущуюся во мгле фигурку с парными мечами. Эти клинки Агон подарил Склою лично.

– Куда же вы ночью, Великий?! – изумился Женарг.

– Я же сказал – в столицу!

Бежать… Бежать… Склоя не остановит целая армия. Его не остановят даже Бурые Псы, что расположились во внутреннем дворе и надолго отбили слугам и солдатам желание там появляться.

– Уводите людей, пусть не вступают в бой с тем, что идет из порта. Быстро!

Старый друг, знали ли мы, что так повернется судьба? Эх, Склой… Глупо… Как же глупо все вышло.

Карета ждала во дворе. Едва Агон оказался на ступенях лестницы, Бурые Псы с глухим рычанием поднялись на лапы. Два десятка конных гвардейцев с трудом удерживали лошадей, испуганных неприятным соседством, а виновники животного страха, отфыркиваясь, величаво собирались вокруг экипажа, не сводя преданных взоров с приближающегося господина. Из кареты раздался надсадный кашель. Старый маг прикрытия уже на боевом посту…

Отметив, что преданного волшебника надо будет обязательно наградить за верную службу, император бросил взгляд на ночное небо. Как же хотелось отдохнуть…

– Я больной человек, Агон! – возмутился пожилой чародей, едва Владыка Мереана запрыгнул в карету. – Нельзя же так со стариками.

– Ты еще меня переживешь, Ухлак, – бросил ему Агон. – Поехали, это Склой.

– Добрался все-таки… – посерьезнел старец. – Куда мы?

– В столицу.

Женарг почти впрыгнул в карету и, высунувшись из окошка, закричал вознице:

– Вперед!

Одновременно двинулись с места кавалеристы, потрусили вслед за экипажем господина Бурые Псы.

Император спешил на запад.

Забрызганный кровью человек закинул клинки на плечи и вслушался в протяжный звук рога. Трубили отступление.

Минуту постояв без движения, воин повернулся к западу и мерно зашагал по мостовой, аккуратно перешагивая через трупы. Торопиться некуда, кара еще никого и никогда не миновала.

ГЛАВА 6

В Зурраге стало неспокойно. По тавернам да кабакам ползли слухи о приближающейся с запада войне. Ладомар слушал, но в беседы не вмешивался. Да и гуляки, как один, молчаливого паладина, обычно усаживающегося в самый темный угол, старались не замечать.

Мереан зашевелилась. С тех пор как два небольших королевства влились в ее состав, империя на время затихла, успокоилась. Но стояли вдоль новой границы армии Кронея, не верили они в воцарившееся на западе спокойствие. Ладомар и сам понимал, что рано или поздно война начнется. Слишком громко заявил о себе правитель разрастающейся державы. Слишком любят свободу и независимость остальные королевства. Не все, но многие. Да и слухи, что Агону, магу-императору, помогают силы Усмия, многих настораживали.

О цели мереанского волшебника Ладомар был наслышан. Мир во всем мире, как бы странно это ни звучало. Впрочем, нельзя исключать, что правитель империи попросту жаден до власти и могущества. Люди вообще слабы и часто потакают самым низменным чувствам. Однако идея навести порядок на землях от Мирамии до Кронея, прекратить все междоусобицы, стать единым целым, с одним законом и жестким порядком, паладину нравилась. Толпа должна быть организованна, неуправляемое стадо – источник порока и зла. Но вот девиз Мереана: «Смерть или единство!» – вызывал у Ладомара стойкую неприязнь.

Потому что святой рыцарь всю жизнь судил только по себе. И если бы кто запретил паладину выбор – воин бы захлопнул забрало и пустился б в сечу. Карать надо за провинность, за нарушение закона. В данном же случае у Мага-Правителя виднелись замашки Балиона. Мереан выбора не давал, предлагая рабство, но это понимали только ближайшие к новой империи соседи. В далеком Эйморе, да и в Мирамии тоже наверняка не до происходящих на севере и западе событий. Пока…

То, что будет дальше, Ладомар мог себе представить. В Кронее сейчас заправляет юнец, лет двадцати, не больше. Горячий, непримиримый. Жаркая кровь, пришедшая на смену прохладной мудрости. Старый король умер в прошлом году, и поговаривали, что за его смертью виднеется тень Агона. Но доказать, что не проснувшийся утром правитель был умерщвлен мереанским колдуном, невозможно. Иногда люди просто умирают.

Теперь на троне восседает сын ушедшего короля. Юный Старр, уже заслуживший в народе прозвище Шторм. Малец никогда и ни за что не покорится Мереану. Из гордости ли, из горячности, но не отступит. На святой бой поднимется южный сосед Кронея – Халдия, объявит священную войну против Усмия.

Уже сейчас церковники готовились к войне. Взять хотя бы то, что наскоки их карательных отрядов на южные земли Зуррага прекратились. Паладин был уверен, что и закостенелый Зурраг в стороне не останется, и вряд ли возможен союз двух вечно враждующих королевств. Намечалась знатная заварушка, в которую наверняка окажутся втянуты все северные королевства.

Путь до небольшого городка, раскинувшегося в нескольких днях пути от столицы Зуррага, прошел тихо и спокойно. Участившиеся разъезды солдат распугали всех разбойников, деревни да города внешне вроде бы никак не изменились, но тяжелый, с привкусом крови настрой все больше и больше овладевал душами жителей.

Странствующего рыцаря с гербом Ордена на щите патрули не трогали, хотя косых взглядов было все больше… Страна без веры, земля без храмов. Боги забывались, в отличие от их сыновей. В одной чудом уцелевшей лесной часовне Ладомар наткнулся на усмийца, спокойно живущего здесь не первый месяц и получившего славу мудрого отшельника.

Паладин испепелил старца, к которому поначалу шел за советом. В той же сырой обители, с заколоченными ставнями и разводами плесени на стенах, Ладомар и провел всю ночь, стоя на коленях перед обшарпанным алтарем.

Молился он исключительно Небесному Горну. Потому как вера в Халда и Усмия в Ордене считалась неточной. Во главе всего стояли Кузни и Горн, но никак не их творения. Однако людям проще верить в тех, кто хоть как-то схож обликом с ними самими, а не в аморфные, неведомые вещи. Так удобнее. Человек склонен к ошибкам, а раз Боги похожи на своих Детей, то, значит, они простят и поймут. Поэтому-то так много зла в мире и повсюду льется кровь, вот только повинны в ней не высшие существа, ведущие свою войну, а сами люди и их ничтожные цели.

Жажда наживы, жажда плоти, жажда власти…

В мире не осталось ничего святого, кроме Горна и… И Элинды…

Может быть, она еще там? Живет у купца Лимоши и каждое утро выходит на изящный балкончик, откуда долго любуется рассветом? Или закатом? Ладомар и сам не верил своим мечтам. Вряд ли Элинда решила променять родовой замок на дом в зуррагской глуши.

Но вдруг?

Ему вдруг вспомнился тот день, тот момент, который казался самым счастливым в жизни…

«В последнее время барон поглядывал на дочку и ее молодого телохранителя с подозрением. Наверное, чувствовало отцовское сердце, что не просто так девушка в сопровождении охранника все чаще и чаще покидает стены замка. Актерского дара у Элинды хватало сполна, но так сложно играть перед тем, кто знает тебя с пеленок. Ладомару было проще, притворяться перед пожилым бароном суровым и молчаливым воином труда не составляло.

– На следующей неделе сваты к тебе будут, дочка, – хмуро проговорил барон.

Несмотря на оседлый образ жизни, он не заплыл жиром, как многие ему подобные дворяне. Да и упражнения с мечом не забросил и по сей день. Старая военная жилка. Наверное, на таких и держится эйморская армия.

– Откуда? – чуть заинтересованно спросила Элинда, слегка склонила голову набок и машинально заправила прядь волос за ухо. Типичный женский жест, который в ее исполнении сводил Ладомара с ума. Никто не умел это делать с таким изяществом. Новостям о сватах охранник не удивился. Они частенько наведывались в замок.

– Мы можем поговорить без него? – Барон недовольно мотнул головой в сторону телохранителя.

– Разумеется. Выйди, – довольно резко приказала Элинда.

Потом она обязательно извинится, она всегда извинялась. Ладомар коротко кивнул и покинул залу.

Рано или поздно старик осерчает. Рано или поздно он окончательно поймет, что дочь отказывает всем сватам из-за молодого телохранителя, и постарается от него избавиться. Как пить дать… Будущий паладин закрыл за собой двери, переглянулся со стражниками.

– Старик сегодня не в духе, – проговорил один из них. – В казарме с утра был, проверял. А у нас там все как обычно.

Ладомар хмыкнул. Дисциплина в гарнизоне была хорошей, но вот только мест отдыха порядок не касался. Вернее касался, но был совсем не таким, каким барон хотел его видеть.

– Слушай, Лад, так ты девчонку уже того? – тихо поинтересовался второй стражник. Такой вопрос Ладомар слышал не впервые. – Ты смотри, неспроста она тебя всюду таскает.

– Это ж работа, – жестко оборвал фантазии знакомого телохранитель. – Да и не «девчонка» она!

– Мне б такую работенку…

– Помолчи, – поморщился первый стражник и поправил на плече гром-копье. – У тебя на уме только бабы, а!

Никто не знал о том, что Ладомар давно уже не просто охранник. Никто! Порой эта скрытность выводила будущего паладина из себя, но иного выбора не существовало. Прознает кто – и все… Сторожить дорогу на дальней заставе обеспечено. Безвылазно… О встречах же с Элиндой можно было бы забыть окончательно.

Девушка вышла из залы с невероятно серьезным лицом. Мельком взглянула на Ладомара и, ни слова не говоря, зашагала в сторону покоев. Охранник молча кивнул товарищам и последовал за ней.

Судя по тому, что Элинда направилась к себе, прогулка отменяется. Скорее всего разговор с отцом вышел серьезнее обычного. Телохранитель мерно шагал за девушкой, любуясь каждым движением возлюбленной. Она была самым совершенным существом в мире. Куда там Богам!

У дверей она замерла, обернулась и задумчиво закусила нижнюю губу.

– Да, госпожа?

– Зайди ко мне, воин. – Элинда проскользнула в комнату.

Отказаться Ладомар не смел, хотя сердце в груди екнуло. Вдруг узнает кто? Он же простой охранник. В покои дочки барона таким вход заказан. Оглядев пустой коридор, телохранитель вошел и закрыл за собой дверь.

– Папа догадался, – улыбнулась она.

Ладомар чуть поежился, новости, конечно, не самые лучшие…

– Что делать будем? – тихо спросил он.

– Это не все, Ладомар. – В глазах дочки барона плясали веселые огоньки, и будущий паладин неуверенно улыбнулся. Он хорошо знал этот взгляд. Элинда довольна!

– Да?

– Он сказал, чтобы через неделю мы определились со свадьбой!

Воин едва удержался на ногах.

– Иначе прибудет сват от очередного столичного лентяя, и меня отдадут уже насильно. Но ты же этого не позволишь? – продолжала Элинда.

Сколько они думали об этом? Сколько мечтали? Понимали, что несбыточны эти мечты, но не могли не рисовать такие радужные картины. И вот – свершилось.

– Конечно, не позволю! Хочешь, я порублю его на куски? Нет, ты серьезно? Не шутишь?

– Я так не шучу, – мурлыкнула она. – Папа сказал, что хватит уже таиться и что я вольна делать все, что мне пожелается. Хорошо быть младшей дочкой, правда?

Ладомар удивленно покачал головой. Старшую дочь барон выдал очень удачно, породнившись с герцогом Ульской долины. Судьба младшей для него, конечно, была не так важна в плане брака.

– Он готов мириться с тем, что мы с тобой?.. – все еще не веря, спросил Ладомар.

– Представь себе! – хитро прищурилась Элинда. – А теперь отопри дверь. Прятаться больше не надо, милый!

Охранник минуту стоял без движения, пытаясь осознать сказанное. Неужели теперь все будет так, как они мечтали? Неужели…

Дверь он открыл…

Элинда тайно покинула замок через шесть дней. Для Ладомара ее бегство оказалось еще более неожиданным, чем для ее отца.

Когда паладин увидел невысокие стены Андила, то остановил коня и долгое время не решался двинуться с места. Малочисленный, окруженный холмами городок, посреди которого, на возвышении, стоял небольшой, но солидно выглядевший замок. Скорее всего, обитель местной дружины и губернатора, оплот и твердыня, способная выдержать долгую осаду и защитить мирных жителей.

Пришпорив коня, Ладомар направился к распахнутым городским воротам.

Дом купца Лимоши долго искать не пришлось. Один из стражников, ловко поймавший серебряную монету, очень подробно описал путь до особняка торговца. Неведомый человек, давший приют Элинде, вызывал у Ладомара непонятную ревность. Он видел Ее каждый день в то время, как паладин считал пройденные в поисках мили. Понимал ли Лимоша свое счастье?

Особняк купца находился совсем недалеко от замка. Хорошее место, в случае нападения он попадет под защиту крепостных стен раньше, чем живущие у ворот города.

Вечерело, солнце медленно опускалось за холмы, воздух пах весною. У дома Лимоши паладин вновь остановился, с трудом удерживая рвущееся из груди сердце. Как он мечтал, чтобы сейчас отворилась дверь и на пороге появилась Она. Замерла, узнавая, и улыбнулась. А потом тихо бы сказала:

– Здравствуй, Ладомар…

Ничего подобного, разумеется, не случилось. Паладин долго сидел на коне, буравя взглядом окна заветного дома, и все не мог решиться слезть и подойти к двери. Неужели сегодня закончится этот долгий поиск? Хотя, зная свою судьбу-злодейку, святой воин в этом сомневался.

Сомнения и борьбу в душе разрешил хозяин дома. Дверь распахнулась, и Ладомар впился глазами в темный проем. На порог ступил рослый воин в кожаном доспехе. На лице его был немой вопрос. Интересно, сколько времени человек наблюдал за застывшим напротив окон рыцарем?

– Сэр?

– Мое имя Ладомар, – тяжело обронил паладин. Лимоша? Не похож на купца. Статен, поджар, и лицо без хитринки. Простое, открытое и угрюмое. – Мне нужен торговец по имени Лимоша. Это вы?

– Нет, сэр, – нахмурился воин. – Я охранник. Господин откушал и готовится ко сну.

– Мне необходимо с ним поговорить, – с нажимом на «необходимо» проговорил Ладомар. Охранник…

– Но, сэр…

– Именем Небесного Горна! – Внутри начала закипать злость. Мало того что его не держат за своего в Ордене и просто не замечают, так еще и простые люди перечат. Хотя использовать имя Горна ради своих целей недостойно. Мысленно попросив прощения у своего божества, Ладомар соскочил с коня. Охранник напрягся, но больше спорить не пытался:

– Я сообщу господину.

И захлопнул дверь, оставив паладина стоять на улице. Посмотрев по сторонам, Ладомар криво улыбнулся. Ничего удивительного, он уже привык…

Лимоша появился минут через десять – растрепанный, изумленный, раскрасневшийся от волнения. Нечасто к купцам паладины заходят. Торговец был невысок и тучен, как и многие его коллеги по цеху. С намечающейся залысиной, подслеповатым взглядом и солидным брюшком. Немолод уже, вряд ли Элинда была заинтересована в нем как… как в мужчине.

Стиснув зубы, паладин кивнул выскочившему на улицу Лимоше:

– Да пребудет с тобой Небесный Горн, купец Лимоша.

– И с вами, сэр паладин-рыцарь. Ох, простите. Сэр паладин конечно же, – сбиваясь ответил торговец. – Что-то случилось? Как видите, с Подземным не якшаюсь.

– Я так думаю, что и с Халдом дел не ведете, – с грустным намеком проговорил Ладомар. – У меня нет к тебе дела, купец, и время твое я отнимать не хочу. Уж прости, что пришлось вытащить тебя из кровати. Однако дела Небесного Горна превыше всего.

«Прости меня, Горн, прости. Во славу твою живу, во славу твою отдам жизнь без сомнения. Прости то, что прикрываюсь твоим именем. Я просто очень люблю ее, Небесный…» – взмолился про себя паладин, старательно прогоняя растущее внутри презрение к самому себе.

– Чем я могу помочь воину Халда? – чуть заискивающе произнес Лимоша.

– Горна, купец, – поправил его Ладомар. – Я ищу женщину по имени Элинда. Уроженку Эймора. Один из братьев сообщил мне, что она живет у тебя.

«Желаемое за действительное», – подумал рыцарь, с напряжением ожидая, что скажет торговец. Вдруг еще живет? Вдруг обернется на застывшего в дверях охранника и прикажет тому позвать Ее?

– Она что-то натворила? – обманул его ожидания купец.

– Это неважно, – поморщился Ладомар. – Она здесь?

– Нет-нет, – торопливо замотал головой толстячок. – Давно уже съехала. Год уже как вроде. А, Батог?

– Два, – хмуро бросил охранник.

Он ее знал? Тяжелый взгляд паладина Батог выдержал недолго, опустил глаза и окинул взором пустынную улицу. Он с ней?..

– Да, точно, два. Запамятовал я совсем, голова уже не та, годы, они, как говорится, свое берут. Но и вопрос у вас, господин сэр паладин, сложный. Я ж комнаты сдаю, постояльцев хватает. Но эйморку ту помню хорошо, славная девушка была. Но гулящая…

Ладомар вздрогнул и сжал кулаки:

– Что? – тихо переспросил он. Как смеет этот торгаш так называть Ее?

Лимоша ошибку понял: прочел во взгляде паладина угрозу и замахал руками.

– Ну не в том смысле, господин паладин. Бывало, днями не объявлялась. Все в городе да в крепости пропадала. Но если приходила – дом светлел, такая вот хорошая девушка! Очень-очень хорошая, сэр паладин. Жалко, что уехала. Уж как я ее отговаривал, а нет! Решительная!

– Куда она уехала?

Лимоша обернулся на охранника, будто за поддержкой. Верный Батог повел плечами и бросил:

– В общину Уходящих подалась. На севере это.

– Дорогу знаешь? – напрягся паладин. Крепость стала промежуточным звеном, и Ладомар попросту не хотел знать, чем занималась там Элинда, раз можно избежать таких подробностей.

– Я? Нет. – Охранник коротко мотнул головой. – У стражи на северных воротах поспрашивай.

Переход на «ты» Ладомар ему простил. Воин имеет право так говорить.

– Долго она тут жила?

– Да не знаю… Месяца два-три? Может, чуть больше… У меня комнаты хорошие, уютные. Можете сами убедиться, господин сэр паладин. С воина Небесного Горна ни медяка не возьму.

– Она что-нибудь говорила о том, куда собирается дальше?

– А куда ей еще собираться, если она к Уходящим подалась? В Анхор, тут и размышлять нечего, – произнес Батог. – Жалко девчонку, здесь могла бы в люди выбиться, а теперь…

Тут Ладомар с ним был согласен. Не место Элинде в общине Уходящих. Что ей делать среди людей, всю жизнь сидящих на месте и молящих небеса даровать им путь в Анхор? Она человек действия и никогда не ждала, когда счастье рухнет в руки само.

– Благодарю. – Ладомар подошел к коню.

– Куда ж на ночь глядя-то? Сэр паладин?! – изумился Лимоша.

– Дело Небесного Горна не ведает времени суток, – бросил паладин и забрался на жеребца. – Да пребудет с вами Небесный Горн. Спасибо за помощь.

– Верного меча, – бросил Батог.

Сейнарец? Их напутствие! Хорошо зарабатывает этот купец, раз смог нанять к себе в охранники настоящего сейнарца. Да еще и спокойного, что в племени вечных воинов большая редкость.

Сейнарцы лучшие бойцы в мире. До тридцати лет доживают немногие, не тот ритм у них. Постоянные стычки и сражения как с соседями, так и со своими. От набегов Сейнара страдают и Халдия, и Ниран, и даже могучий Эймор, но при всем при этом их наемные отряды ценятся на вес золота, несмотря на всю их горячность.

– Доброй дороги, господин паладин, – чуть поклонился Лимоша.

Ладомар пришпорил коня, направляясь к северным воротам города. Место не то, вряд ли их закрывают на ночь.

Элинда… Когда-то давно, будто в прошлой жизни, ты говорила о том, что единственное место, где тебе хочется жить, – это Анхор. Неведомая, сказочная страна. Смешным и непонятным было твое желание. Но ты решила посвятить ему свою жизнь…

Перед глазами вдруг возникла та картина, на берегу озера, где возлюбленная очень любила отдыхать, а верный телохранитель, разумеется, неотступно ее сопровождал. И не только по велению долга.

Вначале он действительно воспринимал ее только как объект охраны. Да, красивая, да, умная, и еще много разных «да». Но потом… На удивление, девушка не гнушалась общением со своим охранником, и они проводили долгие прогулки в беседах. Сначала учтивых, вежливых, в которых Ладомар старался просто развлечь скучающую Элинду, отвечая на ее расспросы. Она много спрашивала о том, что происходит в мире и какой он там, за пределами отцовских земель. Потом темы становились шире, все больше вопросов стал задавать телохранитель. Иногда они возвращались в замок уже затемно, когда вдоль дорог начинали сновать патрули барона в поисках красавицы.

А потом Ладомар понял, что влюбился, и испугался. Кто он такой? Простой солдат на службе! А она… Дочка барона, в зятьях которого ходит сам герцог. Поэтому он всячески скрывал свои чувства. Как только мог. Он все так же шутил, по-прежнему ревностно охранял возлюбленную, повинуясь приказу барона и зову сердца.

Будущий паладин хорошо осознавал, что не смеет даже заикаться о своих чувствах. А Элинда становилась все задумчивее. На прогулках чаще повисала тишина, наполненная странным предчувствием. На том самом озере девушка на вопрос Ладомара, что с ней, вдруг ответила;

– Я влюбилась…

Телохранитель почувствовал, как замерло сердце. Он понял, что имела в виду Элинда. В глубине души таились опасения, что он ошибается, однако охранник старался о них не думать. Бросив в озерную гладь небольшой камушек, он посмотрел на возлюбленную:

– Знаешь… А я уже давно люблю…

– Кого? – Девушка подняла на него теплый взор, оторвавшись от созерцания озера.

– Тебя…

Ее неуверенную улыбку, в которой просыпалась тень счастья, Ладомар запомнил на всю жизнь.

– Дорогу императору! Дорогу Агону Могучему! – надрывались скачущие впереди кареты глашатаи. Народ и без окриков разбегался в стороны, стараясь оказаться подальше от громадных Бурых Псов. Из глоток чудовищ вырывалось тяжелое хриплое дыхание, но верные силе Усмия твари могли бежать еще много и много миль.

Путь Агона лежал к порту. Флотилия Мереана, несущая на себе несколько десятков тысяч бойцов, уже направлялась на север, в недавно присоединенные земли. Фрегат императора, – готовый к отплытию, терпеливо ожидал своего господина. Лучшая команда, лучшее судно.

Волшебник криков не слышал, внутренним взором разыскивая Склоя. Проклятие Усмия он нашел быстро. Бывший друг, ставший посмертной карой поверженного Бога, неторопливо приближался к столице. С каждым днем он был все ближе, молча шагая по невидимой прямой, разделявшей его и Агона.

Как все неудачно сложилось. Такая команда развалилась! Но теперь чародей знал, что другой судьбы и быть не могло. Всему виной даже не нелепая ревность Лемиллы, а ее изначальная ложь. Они считали девушку верной дочерью Халда… И ошиблись. Теперь-то Агон знал… Теперь он многое знал о Богах и особенностях их мощи. Красавица врала с самого начала!

Даже если бы она не предала, ее все равно пришлось бы убить, дабы освободить захваченную ею силу Халда, которой девушка не может пользоваться. Пробужденный сын Усмия может управлять мощью своего Бога, но будет уничтожен, заполучив могущество вечного врага, так же как и дитя Халда погибнет от чар Усмия.

Агон отвлекся от образа шагающего сквозь весенний лес Склоя. Они так долго готовились к битве с Богами. Сколько лет прошло в поисках древних манускриптов и в последующих их разгадках. Знания собирались по крупицам, дабы проучить забывших про собственный мир творцов.

Они нашли Халда, и его силу забрала Лемилла. Они нашли Усмия, и Агон остался один.

Цель превыше всего, но плач сердца не унять. Одвор и Склой… Вы были для меня всем. И я не сойду с пути, на который мы встали.

Все-таки удивительно, как просто оказалось убить Богов. Халд даже не сопротивлялся, так и сидел, равнодушно глядя в огромное зеркало… Вся сила и неуязвимость их оказалась в том, что они давно покинули мир, замкнувшись в своих обителях.

Обычные смертные, прожившие не одну тысячу лет…

Но мощь, которой они обладали, могла помочь людям, вместо того чтобы прозябать в божественных чертогах.

– Подъезжаем, господин, – подался вперед изящный Стилет. Имени своего он никогда не называл, но прозвище носил заслуженно. Ловкий, быстрый и смертоносный красавец. Мечта всех придворных дам, в его присутствии забывающих, что рядом находятся мужья, и бросающих сердцееду и убийце призывные взгляды. Однако Агон ценил его совсем не за это. Стилет – незаменимый помощник. Благодаря его людям эмиссар императора без особых проблем приближался к Лемилле. Если бы Агон тогда, давно, не уступил просьбе красавицы, на ее месте был бы тот самый человек, идущий сейчас за головой девушки. Личная привязанность оказалась роковой!

Хотя возлюбленная умела упрашивать…

Как ни странно, в душе обманутого императора не находилось места для жажды мщения. Только расчет. Наскоро состряпанный план, удачно подобранные люди – и шанс заполучить силу Халда обратно несказанно возрос. Несмотря на то что бывшая любовница под знаменем мертвого Бога собирает вокруг себя армии запада, Агон ее не страшился. Конечно, пока религиозная война ему не на руку.

Но когда эмиссар доберется до красавицы, все изменится.

Странной оказалась дорога с Ваогаром. Казалось бы, путь как путь, но витала некая загадка над тремя всадниками. Агира, Эйдор и паладин Небесного Горна не спеша добрались до местных святых земель под говорящим названием Халдия. Впрочем, юноша особенного различия между серыми краями Нирана и королевством церковников не заметил. Те же бедные деревушки вдоль дорог, привычные уже подозрительные взгляды из окон. Люди на Смутном юге были не чета анхорцам. Злые, недоверчивые, порабощенные таинственным страхом перед незнакомцами.

То, что среди путников находился паладин Горна, почти всегда успокаивало случайных встречных, но находились и исключения из правил…

– Руки держите на виду! – Двое лучников с напряжением следили за каждым движением Ваогара.

– Побойтесь Небесного! – мрачно пророкотал тот.

– Я сказал – руки на виду! Много вас таких по тропам бродит. Все как один паладины, а потом скотина из загонов пропадает! – из-за спин стрелков проголосил низкорослый лысый старик.

– Я паладин Небесного Горна!

– Не шуми, проверим. Окажешься сыном Халда – извинимся и отпустим, – вмешался доселе молчавший человек в одеянии служителя Халда. Бело-золотая туника на фоне покосившихся заборов деревни смотрелась неестественно, несмотря на безнадежно заляпанный грязью подол.

– Одного извинения мало будет, – угрожающе прорычал Ваогар.

Эйдор с легким испугом смотрел на лучников, ему казалось, что в любую секунду с тетивы вот-вот сорвется стрела и разговор прервется очень трагично. Агира поглядывал на служителя Халда с кривой улыбкой, будто потешаясь над видом священника. Тот словно почувствовал настрой анхорского рыцаря, нахмурился:

– Указ церкви. Проверять всех носящих герб Небесного. К магистру сходишь, там и извинений потребуешь.

– Где магистр, а где ты, – нехорошо усмехнулся паладин. – Порубаю – и весь разговор.

В деревне за спинами охранников царила тишина. Едва только путники свернули на тропу к поселку, над ним пронесся тревожный набат. Жители просто попрятались по домам, выставив навстречу незнакомцам скромный отряд.

– Не пугай, ибо пуганый.

На улочке деревни появилась небольшая процессия. Четверо мужчин вели к незнакомцам скованную женщину. Цепь крепилась на стальном ошейнике несчастной, и от него же отходили железные путы, которые сжимали в руках старающиеся не приближаться к пленнице конвоиры. Эйдор возмущенно глянул на служителя Халда. Да и Агира, не скрывая негодования, нахмурился.

Ваогар остался спокоен.

– Это усмийка. Держим специально для проверки вот таких заезжих паладинов, – неожиданно попытался оправдаться священник.

Рыжий рыцарь хищно улыбнулся.

– Зазвенит – не убивай, – предупредил паладина служитель.

– И что ты сделаешь? Пристрелишь? Чтобы потом твою деревню сожгли, да? – осклабился Ваогар.

– Просто не надо. Без защиты ведь оставишь!

Когда паладин вспыхнул, конвоиры оттащили воющую от боли женщину обратно. Лучники мгновенно опустили оружие, смущенно глядя на священника. Тот виновато улыбнулся:

– Ошибочка вышла, простите.

– Наказать бы вас не мешало… Провиант тащите сюда, дня на три дороги чтоб нам хватило. Тогда я забуду про недоверие к Ордену. – Ваогар прищурился, посмотрел на рыдающую усмийку. Конвоиры тащили ее по грязи куда-то в глубь деревни.

– Так нельзя! – вдруг сказал Агира. – Либо убейте, либо отпустите. Но нельзя так!

Эйдор кивнул, соглашаясь с товарищем.

– Простите? – удивился священник.

– Она человек!

– Она усмиец, – вкрадчиво заметил Ваогар. В глазах паладина загорелся недобрый огонек.

– Тогда убей ее! Но не оставляй все так!

– Позволь мне решать, кого убивать, а кого нет. – Рыжий рыцарь нервно дернул рукой.

– По-моему, это твой долг! – не успокоился Агира.

– Странный ты, – вдруг улыбнулся Ваогар. – Очень странный, но с какой-то стороны я тебя понимаю, – с непонятным намеком добавил он.

Агира напрягся, пристально уставился на сияющее весельем лицо паладина.

– Однако прости, но здесь я решаю, что делать, а что не надо, – закончил Рыжий рыцарь.

Анхорец пару секунд буравил его взглядом, потом хмыкнул и пришпорил коня, направившись в деревню.

– А ну стоять! – рявкнул ему вслед Ваогар.

Агира не ответил, и Эйдор понял, что товарищ едет убивать несчастную.

– Стоять! – Паладин вонзил шпоры в бока коня.

Воины столкнулись между двух покосившихся домов. Ваогар попробовал остановить жеребца Агиры, но анхорец неожиданно ловко схватился за наплечник паладина и скинул воина Горна на землю.

Занявшийся божественным светом Рыжий рыцарь грохнулся оземь и взревел в унисон с силой Халда, а победитель не теряя времени бросился на крик мучающейся усмийки. Когда Агира вернулся, изумленные охранники так и не сдвинулись с места. Ваогар, как ни странно, ни слова не сказал анхорцу. С трудом влез на коня, молча проехал мимо удивленного священника.

– Простите, но… – выдавил из себя служитель, и тут паладин сорвался. Вцепился яростным взглядом в халдийца и прошипел:

– Не зли меня! Не надо!

Священник умолк, испуганно глядя на вышедшего из себя рыцаря.

– Поехали. – Ваогар бросил ненавидящий взгляд на Агару. Тот невозмутимо встретил взор паладина и глаз не отвел, чем взбесил святого воина еще больше.

Когда они отъехали подальше, Рыжий обернулся на анхорца и холодно бросил:

– Еще один раз сделаешь нечто подобное – разговор будет совершенно иным. Помни – незаменимых людей не существует.

Когда Эйдор убедился, что паладин отъехал подальше и не услышит его слов, то сказал Агире:

– Ты молодец. Я бы не смог…

– Спасибо, – немного удивленно ответил тот. – Только нечем гордиться…

– Избавлять от мучений надо уметь…

Агира отстраненно кивнул, думая о чем-то своем. Юноша же перевел взгляд на спину Ваогара. Настоятель говорил, что паладинам Небесного можно доверять… Хотя с каждым днем Эйдор все больше и больше боялся странного воина.

Вдруг закапал хмурый дождь, и, накинув капюшон плаща, молодой чародей скрючился в седле. Происшествие в деревне очень сильно затронуло юношу. Как так можно обходиться с живыми людьми? Как вообще можно оставлять усмийца в живых рядом с нормальными людьми?

– Такое редко встречается, – неохотно ответил на вопрос Эйдора Ваогар. Прошла неделя с того момента, как они миновали злосчастный поселок. Отношения между паладином и анхорским рыцарем безнадежно испортились, и юноша не понимал, почему воин Горна продолжает их сопровождать.

– Притворяться паладинами не рискуют, слишком жестоко мстит Орден за такие обманы. Из-под земли достанут… Однако откуда простой деревенщине знать: самозванец перед ним или нет. Вот и заводят усмийцев на привязи…

– Но не просто же так боятся?! Было что-то? – спросил Эйдор.

Рыжий кивнул:

– Бывает. Обычно авантюристы всякие ради дармового провианта стараются, прикидываются воинами Горна. Но был случай, когда наемный убийца в доспехе паладина прикончил знатную особу. Лет двадцать назад… Говорят, когда его поймали люди Ордена, он пожалел о том, что решился на такой фокус. Воины Небесного Горна вправе убивать безнаказанно. Никто не смеет им мешать… Но если переусердствуешь – за тобой придут «заказники».

– А кто это?

– Это паладины, выполняющие задания Ордена. Самые опытные и сработавшиеся паладины. Я вот вольный, странствую, наблюдаю, помогаю, потом сообщаю в Орден и если найду чего интересного – туда высылают «заказников». А теперь отстань от меня.

Эйдор шмыгнул носом и нахмурился. Простудился, что ли? Поплотнее закутавшись в плащ, юноша обернулся на Агиру. Рыцарь клевал носом в седле, полностью отдавшись ритму дороги.

Легкий насморк вскоре перешел в серьезную простуду. К весенним дождям, превратившим и без того раскисшую Дорогу в непроходимое болото, Эйдор оказался неготов. Нет, в душе он и через огонь ходил, и океаны пересекал, но тело оказалось иного мнения. Молодой волшебник заболел.

Недовольный этим Ваогар с большой неохотой свернул с пути, и отряд расположился в небольшом придорожном трактире. Однако на второй день Эйдор уже метался в горячке. По-прежнему не разговаривающий с паладином Агира просто не отходил от постели больного, пребывая в своих раздумьях и готовый в любую минуту принести все, что попросит волшебник.

Знахарей в округе не оказалось, и потому воинам пришлось лечить больного чародея своими силами. Агира, знаток различных трав, сделать ничего не мог, так как зима только-только отступила, а до первой зелени еще далеко. Ваогар же от простуды знал только одно средство – сейнарская водка. Внутрь обязательно, и растереть, если не помогло.

Лечить пришлось именно ею, благо в трактире «лекарства» было вдоволь.

Когда объятия бреда отпустили Эйдора и волшебник стал хоть немного соображать, Агира слегка оживился. Теперь он внимательно следил за тем, чтобы друг не вставал с кровати без надобности. Настаивал, чтобы Эйдор доедал все, что приносила в номер симпатичная улыбчивая служанка. Такая трогательная в своей напускной грубости забота наполняла сердце юного чародея теплой признательностью.

Иногда заглядывающий в комнату Ваогар неизменно портил настроение Эйдора. Взгляд паладина до сих пор не растерял всей ненависти к рыцарю Анхора. Выздоравливающему юноше так хотелось, чтобы воин Горна забыл о нанесенной ему обиде. Дней-то прошло немало…

Хотя смог бы он сам простить такое унижение? Ваогар же не простой солдат, он из благородного рода. Иначе бы не смог быть рыцарем, наверное. Или в Смутных королевствах это возможно?

В Анхоре, наверное, Агира и местный паладин давно бы сошлись в кровавом поединке. Здесь же…

Почему они и вправду не выяснили отношения посредством стали? Отчего терпит злые взоры рыцарь Братства?!

И почему Ваогар не потребует крови чужака, его оскорбившего?!

Эйдор не понимал обоих спутников. Ему даже показалось, что та сцена, в деревне, не основная причина страшной неприязни между путниками.

Странно все это, непонятно. Отношения в компании, цель путешествия… В последние дни, еще до болезни, Эйдору не давала покоя мысль: как надеть кольцо на палец неизвестной девушки. Не силой же! И зачем его надевать? Неужели она откажется помочь целой стране?

Он бы помог! Да и любой нормальный человек посчитал бы за честь выполнить столь важную миссию!

Тут молодой чародей был неправ.

ГЛАВА 7

Общину Уходящих Ладомар нашел быстро: стражники на северных воротах Андила очень подробно расписали дорогу, при этом совершенно не скрывая своего удивления. Что делать паладину Небесного Горна среди отрекшихся от родины людей? Но воля холодного божества никому, кроме странствующих рыцарей, не ведома.

Путь к заброшенному храму Халда занял не больше двух дней; паладин даже не заметил, как они пролетели, настолько был увлечен ожиданием разгадки. Он был готов разнести обитель Уходящих до последнего камня, но отыскать следы Элинды. И плевать на все… Столько лет поисков, и наконец-то в руки попалась спасительная, ведущая к Ней ниточка.

В отличие от большинства зуррагских церквей в этом храме уцелели даже красочные витражи, а на полукруглом белокаменном куполе не нашлось ни одного темно-серого пятна древности.

Вокруг приземистого, но не потерявшего былого величия святилища храма раскинулась небольшая уютная деревушка. Домов двадцать, не больше. Здесь Уходящие оказались трудолюбивы и в ожидании «чуда» не нищенствовали. Это удивило Ладомара. Как-то раз он уже видел поселение этой секты. В Ниране, неподалеку от Путаных Мест. Полудикие люди, живущие в землянках и настолько потерявшие человеческий облик и гордость, что паладин до сих пор не мог отделаться от омерзения. Готовые драться за кусок хлеба, способные отречься от всего ради похлебки, но упорно продолжающие жить в глуши, нелепо надеясь на Уход.

Въехав в деревню, паладин остановился и неторопливо, внимательно оглядел ухоженные дома. Никаких покосившихся избушек, ни одной скошенной ставни или прохудившейся ступени на крыльце. Странник задумчиво перевел взгляд на приземистый храм. Отчего-то Ладомар был уверен, что в таком святилище есть смотритель или даже служитель Халда. А если так, то можно избежать неприятного обыска в поселке.

Тронув поводья, паладин откинул забрало и направил коня в сторону церкви. Из домов едущего через деревню рыцаря провожали удивленные взгляды, в которых иногда можно было прочесть тень облегчения. Немудрено, что жители с опаской относились к гостям. Хоть и бродят по дорогам патрули зуррагской армии, а разбойники – люди ушлые. И нет для них лучшей цели, чем благополучная деревня, в которой и охранников-то не видать. Странно, что нет следов разорения. Впрочем, может быть, староста исправно платит дань местным лиходеям. Ведь здесь их власть наверняка побольше, чем у короля.

Из-за облаков выглянуло по-весеннему теплое солнце, и веселый свет залил тихую деревушку. Ладомар почувствовал, как на лицо просится неуместная улыбка. С трудом сдержав улыбку, паладин напомнил себе, кто он и чем может закончиться его визит в храм. Воин Небесного Горна должен быть суров и справедлив, а не улыбаться, как восторженный юнец. Да и если придется убивать – лучше не обманывать заранее такими эмоциями. Так что солнце – это, конечно, хорошо, но абсолютно не повод для проявления чувств на людях.

У входа в святилище Ладомар спешился и привязал коня к нависающей над дорогой березе. Одернув изрядно посеревший за последние дни плащ, паладин решительно направился к дверям храма.

На пороге он столкнулся с человеком. Древний старец, щурясь подслеповатыми глазами, немного грубо толкнул Ладомара в грудь и прошамкал:

– Служба фешером!

– Я не на службу, отец, – уважительно поклонился ему паладин.

Старик подался вперед, разглядывая незнакомца:

– А зашем?

– Пусти его, Леонис, – из недр храма послышался сочный бас. – Для паладинов Небесного Горна двери святилищ открыты даже ночью.

– Ох! – едва ли не присел старик-смотритель. – Не прижнал, проштите! Проштите покорно! Надо же какие гошти!

Он с неловкой суетливостью прижался к стене, пропуская Ладомара внутрь.

– Да пребудет с вами Небесный Горн, – зычно проговорил паладин, едва переступив порог храма.

– И с тобой, ищущий.

Ладомар чуть скривился. Неужели приняли за того, кто хочет сбежать в Анхор? Хотя… Если там Элинда, пусть думают, что хотят.

У алтаря стоял настоящий служитель Халда: в бело-золотой рясе, выбритый наголо и с символом солнца на груди.

– Я и не помню, когда в последний раз видел в Зурраге действующий храм сына Небесного… – произнес Ладомар.

Пожилой священник чуть склонил голову, внимательно глядя на паладина. В серых глазах служителя играла по-юношески озорная искорка, и рыцарь неожиданно взмок. Ему показалось, будто незнакомец видит его мысли и находит их весьма потешными.

– Вера никогда не уходит полностью. Люди не виноваты, что забыли Богов. Виновата жизнь, – наконец ответил служитель.

– Жизнь делают люди. – Ладомар приблизился к алтарю. – Но я не…

– Я знаю, – тихо ответил священник. – Ты ищешь себя. Мне знаком этот взгляд, в нашей общине много таких людей…

– Нет, я ищу…

– Себя ты ищешь, святой воин, себя, – усмехнулся морщинистый служитель. – Думаешь, что разыскиваешь ее, а на самом деле ты себя потерял.

Ладомар промолчал, ожидая продолжения.

– Ну а она, наоборот, от себя бежит, – не обманул ожиданий священник. – Но не от тебя.

– Где она? – Паладин ничуть не удивился такой осведомленности. Если действовать разумно, можно найти подход к любому человеку, главное – быть в курсе его истории. А самая распространенная причина поисков – любовь.

– Она нашла свой путь, святой воин. И она пошла по нему. Думаю, она сейчас счастлива.

Столь расплывчатые фразы начали выводить Ладо-мара из себя. Знакомая манера, многие шарлатаны умели говорить ни о чем и попадать в точку. Неужели перед ним один из таких людей?

– Я говорю об Элинде из Эймора, паладин, – вдруг посерьезнел священник. Взгляд мужчины оцепенел.

– Она в Анхоре? – ровным голосом спросил паладин. Пришлось следить за собой. Еще не хватало петуха дать от волнения.

– Да.

– Как мне туда попасть? – У Ладомара не было сомнений в правдивости слов священника.

Служитель неуверенно коснулся символа солнца на груди:

– Разве ты не знаешь? Тот перекресток, откуда ведет дорога в Анхор, остался позади. Но ты всегда можешь вернуться.

– Не надо загадок, – нахмурился Ладомар. – Я не настолько умен, чтобы найти ответы.

– Скромность – хорошее качество. Неужели ты не можешь догадаться?

Паладин вздрогнул. Те двое анхорцев. Они же наверняка вернутся домой! И, может быть, ему удастся уйти с ними!

– А ты говоришь, что не умен.

Надо их найти. Где они могут быть? Собирались на юг – значит, Халдия… Или… Что, если они направились еще южнее? Обогнули Долгий залив по побережью и направились через Сейнар в земли кочевников?

Служитель молча ждал, не глядя на задумавшегося паладина.

Найти двух странников в огромном мире – задача непростая. Но на след Элинды он же вышел! Отыщет и анхорцев. Вот только когда… Вряд ли у него в запасе годы.

– Неужели нет другой дороги? Могу ли я пойти той, которой прошла Элинда?

– У каждого свой путь. Если бы существовал один-единственный для всех – общины бы тут не было. Они ждут, когда придет их время и откроется их личная дорога. Твой же путь известен, святой воин. И он один.

Если Ваогар до сих пор с ними, то найти анхорцев будет гораздо проще. Рыжий рыцарь – фигура заметная и довольно известная. Если заходил в какую-нибудь ставку Ордена, об этом станет известно во всех остальных обителях. Надо искать брата по служению.

– Благодарю тебя, – поклонился служителю паладин. – Да пребудет с тобой Горн! Мне кажется, твоя душа рождена в его пламени.

Священник чуть склонил голову, и Ладомар быстро зашагал к выходу.

– Тебя ждут великие дела, паладин. Но помни: только любовь к людям открывает им глаза на твое лицо. – Эти слова заставили паладина застыть на месте.

Ладомар быстро обернулся и с трудом сделал первый шаг. Требовать пояснений бессмысленно, судя по слегка ошеломленному виду, священник и сам не понял, что сказал. Пророчества – большая редкость в последнее время. Говорят, раньше в храмы и ходили только за ними, но потом все реже и реже служители Халда впадали в религиозный транс. Кое-кто из детей церкви, правда, успешно имитировал откровения, однако сейчас у Ладомара не было никаких сомнений. Он ведь сказал Ее имя!

Воин Горна догадывался, отчего число пророчеств в наши дни так сократилось. Мало искренне верующих среди священников. Теплое место, почетная должность, спокойная жизнь – они привлекали всех, а не только верных Детей Халда.

Вскочив на коня, Ладомар не сдержал вырвавшееся проклятие. Забыл отвязать жеребца от березы. Теперь придется слезать…

В Зурраге ставок Ордена нет, одну из последних спалили лет шесть назад. После того как оскорбленный Орден пришел мстить, в мятежном городе никто селиться не захотел. Улицы помнили реки крови, затопившие их одним зловещим вечером. Король закрыл глаза на бесчинства паладинов, не решаясь окончательно ссориться с воинами Горна. Воевать с ними и Халдией ему не хотелось. После карательной экспедиции рыцари Небесного бывали в Зурраге лишь проездом.

Ближайшая ставка, получалось, находится в Кронее, а там зреет война…

Наплевать! Надо найти Ваогара и тех анхорцев! Ему просто необходимо пройти Путаные Места!

А еще полюбить людей.

Какая в принципе малость…

Эйдор все же оправился от болезни, однако Ваогар не прекращал ворчать о том, что они потеряли много времени, пока чародей прохлаждался в койке. Юноша окончательно перестал понимать святого воина. Иногда в жестах и взглядах Рыжего сквозила безумная ненависть к попутчикам, но он все равно продолжал их сопровождать! Что ему надо?! Неужели такое гипертрофированное чувство долга, в котором Эйдор сомневался после той деревни? Не фанатик Ваогар, далеко не фанатик.

Чего он хочет?!

Впрочем, злость паладина распространялась не только на анхорцев. Эйдору казалось, будто воин с мрачным недоверием относится ко всем окружающим. Будто находится в войне с целым миром. Неприятный, прицеливающийся прищур Ваогара испытывал любой встреченный на дороге путник. Под пристальным, стальным взором ежились тавернщики и стражники на воротах. Служанки робели в присутствии могучего воина и даже когда покорно удалялись с паладином в комнаты – в глазах Рыжего чувствовалось некое презрение к избранницам.

До границы Халдии и Кронея оставалось не больше трех дней пути, и у анхорских странников не было никаких сомнений в том, что их цель находится за пределами королевства инквизиторов. На дорогах все чаще попадались воинские отряды. Ваогар мрачнел, но горизонт путешествия по-прежнему казался чистым и безоблачным.

На тот постоялый двор они заходить не собирались, так как не внушал им доверия старый, покосившийся дорожный указатель. Но когда захромала лошадь Ваогара, паладин с искренним сожалением повернул к недалекому трактиру под названием «Алтарь».

Возвращаться в оставленный утром город странники не стали: не хотелось терять время, а до следующей твердыни Халдии, приграничного города под названием Халим, было еще далеко.

Неприятности начались во дворе. Агира случайно столкнулся на крыльце с человеком, на лице которого четко было написан род занятий. Маленькие, глубокие, злые глазки, массивный подбородок, сломанный нос и старый рубец на лбу.

– Ты че? – взметнулся задетый рыцарем мужчина. Эйдор как раз поднимался по лестнице, когда человек толкнул Агиру в грудь. – Ты че? А?

Рыцарь Анхора с каменным лицом положил руку на меч.

– Че? – осклабился незнакомец. – Вали отсюда, гнида. Кабак закрыт!

За спиной разбойника (иначе Эйдор не мог его назвать) появилось несколько его товарищей. Один другого краше. Странно, почему они все такие уродливые?

Агира развернулся, сдержанно махнул рукой чародею, дабы тот освободил лестницу. Сошел на землю и обернулся к бандиту.

– Иди сюда, я тебя убивать буду, – спокойно произнес анхорец и повертел головой, разминая шею. Хруст позвонков в наступившей тишине прозвучал особенно зловеще.

Бандит захохотал, обернулся к нехорошо улыбающимся товарищам. Разбойников оказалось четверо, вместе с заводилой. Все вооруженные, с хищными лицами, вожделенно ожидающие драки.

– По одному или сразу? – лениво поинтересовался Агира. – Отойди, Эйдор.

– Твой мальчонка? – немедленно вскинулся бандит. – Красивый. В Балионе такие на вес золота.

Чародей попятился к конюшне, надеясь, что в любую минуту оттуда выйдет Ваогар и драки можно будет избежать. Рыцарь Анхора был в своем праве, такие оскорбления смываются кровью… По крайней мере на родине волшебника было так. Но против четверых… А еще и свитки остались в седельной сумке.

– Стоять, малец! – Один из бандитов перепрыгнул через перила и ловко приземлился рядом.

Агира сместился чуть влево, прикрывая собой отступающего друга и, не оборачиваясь, бросил:

– Да беги же, дурак!

Разбойники кинулись в атаку. Все сразу, ловко взяв Агиру в полукруг, и Эйдор ринулся в конюшню. Когда юноша влетел внутрь, на дворе уже звенела сталь.

– Ваогар! – Молодой чародей увидел идущего из глубины хлева паладина.

Рыжий рыцарь все понял без слов, с места сорвался на бег и едва не сбил Эйдора с ног. Волшебник уклонился и, вжимая голову в плечи, поспешил к своему коню, за свитками. Впрочем, его талант не пригодился. Когда он, готовый к сражению, вернулся на двор трактира, то застал лишь финал истории. Ваогар многозначительно смотрел на Агиру и дергаными, нервными движениями вытирал клинок об одежду убитого разбойника. Рыцарь невозмутимо боролся с паладином взглядами.

Эта молчаливая сцена надолго запала в душу Эйдора. Двор старого трактира, четыре трупа на земле, и молча стоящие друг напротив друга воины.

– Ты головой думать пытался? – не сдержался паладин.

– Честь превыше всего, – холодно ответил ему Агира.

– Честь? А если бы мальчонку убили? – Рыжий рыцарь быстро кивнул в сторону замершего Эйдора. – Из-за твоей хваленой чести?

Анхорец не обернулся.

– Чего молчишь, а? – Паладин зло сплюнул на землю. – Ты не о чести, а о деле думай!

– Думаю.

Столько льда в голосе друга Эйдор никогда не слышал.

– Эй, перестаньте, – попытался вмешаться чародей. Да, попутчики иногда ругались, но чтобы так…

– Не вижу, чтобы ты думал, – покачал головой Ваогар. – Я вижу только то, что ты его жизнь под угрозу ставишь. Вовремя вспомнил о чести, ничего не скажешь. Хорош! Где ты раньше-то был, а?

Агира вздрогнул, как от удара. Эйдор почувствовал, как воздух затрещал в напряжении.

– Перестаньте, – повторил юноша.

– Да заткнись ты, – зло бросил ему Ваогар и с ненавистью добавил: – Анхорец!

– Не затыкай его, – почти прошипел Агира.

– Хватит… – очень тихо произнес чародей, пораженный реакцией паладина.

Рыжий рыцарь прищурился:

– Ты опять забываешься…

– Как раз наоборот, начал многое понимать.

– Хватит! – крикнул Эйдор и вклинился между воинами. – Прекратите! Вы с ума сошли?!

Паладин смерил юношу тяжелым взглядом, резко втянул носом воздух и развернулся:

– Кузнец посмотрит коня только к вечеру. Ночевать будем здесь.

– Но… – Юноша посмотрел на трупы.

– Собакам собачья смерть. – Ваогар направился к входу в трактир. – Жаль, что я рано пришел. Надо было подождать, пока твоего дружка зарежут.

Молодой чародей посмотрел на Агиру и отшатнулся, настолько страшными показались ему глаза товарища.

– Спасибо, – проговорил Эйдор, и рыцарь неожиданно скривился. С силой вогнал меч в ножны и направился следом за паладином.

Оставаться среди покойников юному волшебнику не хотелось, и он поспешил в трактир. Непонятная ссора расстроила и испугала чародея. В следующий раз воины обязательно поубивают друг друга…

Ужинали молча, трактирщик с опаской поглядывал на мрачную троицу. Покойников давно оттащила в лес прислуга, и то, что у сырого, пахнущего плесенью «Алтаря» такие постояльцы, хозяина таверны не радовало. Пьяненький кузнец успешно справился с отошедшим гвоздем на подкове, получил свое вознаграждение и отправился на покой.

Эйдор боялся что-либо спросить у товарищей, а те то и дело награждали друг друга взглядами, полными ненависти. Отчего-то хотелось забиться в темный угол и тихонько завыть от непонимания. Что происходит?! Почему Ваогар по-прежнему следует с ними, отравляя дорогу?! Почему Агира не вызывает его на поединок и не пытается прогнать воина Горна?!

Сразу после ужина паладин ушел в свою комнату, да и анхорский рыцарь не задержался. Юноша остался в одиночестве… Медленно допил остывший в глиняной кружке эль и последовал примеру спутников. Хотелось забыться сном, а проснувшись, обнаружить, что сегодняшний день оказался дурным кошмаром.

Но беды не ходят поодиночке.

Среди ночи в его комнату с руганью ворвались какие-то люди, обрушили мир в хаос, посреди которого в освещенном коридоре стоял хозяин таверны и испуганно лопотал:

– Да, это один из них. Только быстрее уходите! И ударьте меня, братцы! Ударьте, чтоб Орден не пытал!

Юноша резко сел и тут же откинулся назад от страшного удара в лицо. Сознание он потерял сразу.

В чувство молодого чародея привела сырость. Вся одежда промокла и неприятно холодила тело, а пошевелиться Эйдор не мог. Руки и ноги анхорца были связаны, а сам он лежал у корней огромной ели. На поляне неподалеку горел небольшой костер, и рядом с ним ругались незнакомые люди. Из обрывков фраз юноша понял, что одного из воинов им взять не удалось и что это друзья убитых Агирой и Ваогаром бандитов. Но кого упустили разбойники, юноша понять не мог. Скорее всего паладина, потому как рыцарь Анхора вряд ли бы сбежал. С его-то честью.

Однако Эйдор ошибся: справа раздался голос Ваогара:

– Выберусь – убью каждого. Медленно!

Люди замолчали. Один из них поднялся на ноги и направился к паладину. С трудом повернувшись набок, Эйдор увидел привязанного к дереву Рыжего рыцаря. Веревок разбойники не пожалели – воин напоминал огромную катушку.

– Ты бы сказал спасибо, что сам еще жив. – Бандит остановился напротив паладина. – Кто это? – Он кивнул в сторону Эйдора. Похоже, похититель не заметил, как чародей переворачивался.

– Ты покойник, приятель. Ты даже не знаешь, с кем связался, – вдруг усмехнулся Ваогар.

Бандит пропустил его слова мимо ушей:

– Он маг?

Паладин засмеялся:

– Он? Ты на него посмотри, собака. Разве это маг? Обычный деревенский мальчишка. Не о нем думай. Думай о том, что теперь вашей банде придется туго. Уж поверь мне…

– Ты ненормальный? – Разбойник оказался на удивление хладнокровным. Эйдор с изумлением понял, что лицо бандита больше подошло бы молодому лорду из знатного рода… Что такой человек делает в лесах? – Ты связан, находишься в лесу, без оружия, и я могу зарезать тебя в любой момент. Хватит угрожать. Вас никто не просил убивать Шрама и его звено. Сами виноваты.

– Да простит вашего Шрама Небесный Горн, – хмыкнул паладин.

– Если бы не сумма, которую наверняка выплатит твой Орден, я бы тебя уже зарезал, святой воин. – Бандит с презрением выделил последние слова.

– Ты даже прогулять их не успеешь, я тебя раньше найду, – неожиданно серьезно ответил Ваогар.

– Кто этот малец? – тяжело вздохнул разбойник.

– Я уже ответил.

– Не ври, ты же паладин, – саркастически заметил бандит. – У него на шее какое-то кольцо. Ахив погиб, едва до него дотронулся. Кто он?

Ваогар промолчал.

– Я же выпытаю. Думаю, золота нам меньше не будет за живого, хоть и одноглазого паладинчика, – елейным голосом сообщил разбойник.

– Ха, – коротко, отстраненно прокомментировал это паладин.

– Барон, хватит уже с ним трепаться, – окликнули бандита, прозвище разбойнику очень шло. – До утра полежат, а мы подумаем, что с ними делать.

– Языкастый паладинчик попался, – не оборачиваясь, ответил Барон. – Доживет ли до утра?

– Только попробуй, – сказал один из разбойников. По голосу Эйдор понял, что он здесь главный. – Думай лучше, на что золотишко потратишь.

– А чего тут думать? – Барон наконец отошел от Ваогара. – Его тратить надо, а не думать.

У костра засмеялись, а Эйдор прикрыл глаза, чувствуя невыносимую сырость. Связанные руки затекли, ныли ноги. Юноше хотелось плакать от отчаяния.

Агира сбежал. Ваогар помочь не может, а Эйдор ни на что не способен без свитков. Какой он чародей после этого?!

К утру юноша уже ничего не чувствовал, отстраненно наблюдая за тем, как светлеет в весеннем лесу. У едва видного огня, нахохлившись, сидел разбойник и клевал носом, периодически вскидывая голову, чтобы окинуть чащу сонным взором и носком сапога пнуть старый сук в огонь. Товарищи бандита спали вокруг костра, кто-то похрапывал, кто-то кутался в плащ. Отдыхали…

Эйдор уснуть не мог, ему казалось, будто тело окоченело и он уже умер, но сознание пока цепляется за погибшую оболочку в тщетной надежде, что все еще наладится. Ваогар, несмотря на путы, тоже спал, и юноша флегматично ему позавидовал.

Когда часовой начал расталкивать приятелей, Эйдор неосознанно обрадовался. Хоть какое-то движение. Глухо ругаясь, бандиты собирали вещи, и в тишине утреннего, наполненного свежестью леса голоса лиходеев показались волшебнику очень гармоничными. Уютными даже.

– Барон, пленных буди. С мальчишкой поаккуратнее.

– Хорошо, Боров. – Ночной знакомый неохотно поднялся с бревна, закутался в плащ, оглядывая лес, и зашагал к Ваогару.

– Собираемся, и ходу, до лагеря, – продолжил командовать главный. – Чует мое сердце, неладно дело идет.

Голос Борова звучал встревоженно. Интересно, почему у некоторых людей такое звериное чутье? Не оно ли помогло бандиту стать вожаком?

Эйдор неторопливо размышлял, ожидая, когда приблизится Барон.

– Эй. – Тот, разбудив Ваогара размашистым ударом кулака в лицо, уставился на юношу и повернулся к товарищам. – У парня глаза-то открыты. Не спится, видать.

– Ты труп, – прорычал опешивший от такой побудки Рыжий. – Обещаю.

– Колдуны все с открытыми глазами спят, – со знанием дела ответил Барону один из товарищей.

Юноша моргнул, не сводя взора с бандита.

– Спишь? – весело спросил тот.

– Нет, – хотел сказать Эйдор, но с губ сорвался то ли сип, то ли стон.

– Эге, – протянул Барон. – Сдается мне, наш мальчик отлежал себе бока.

– Я вот думаю кончить его. Все равно золота за него мало получим. Тщедушный какой-то, – задумчиво произнес Боров.

– Безделушка у него знатная, Боров, за такую маги дорого дадут. А снимать ее я не стану. Пусть на себе тащит.

– Лишний рот, – вдумчиво заметил командир разбойников.

– Ну не труп же таскать? Ты много таких штук видел, а, Боров? – Барон присел рядом с Эйдором, уперся локтями в колени. – Я даже не слышал. Редкая вещь, значит.

– Посмотрим. В лагере разберемся.

Барон подмигнул юноше:

– Вставай!

Эйдор попытался напрячь мышцы, но тело отказывалось слушаться.

– Не могу…

Барон резко поднялся и, взявшись за веревку, спутывающую руки пленника, рывком поднял юношу на ноги. Но едва бандит отпустил его – чародей мешком повалился на землю.

– Кончай его, – со вздохом бросил наблюдавший за этим Боров. Он оправдывал такое прозвище: заросший, приземистый, с глубоко посаженными глазами.

– Он мирамийский маг, – вдруг сказал Ваогар. – Вы за него золота побольше получите, чем за меня.

– Врешь небось, – с сомнением протянул Боров, но в его голосе послышалась нотка жадности.

Эйдор совсем не удивился словам паладина. Он не способен был чему-либо удивляться. Мирамийский маг, значит, мирамийский маг. Хоть Верховный чародей Братства, лишь бы его не трогали.

– Колдун, ты правда с Мирамии? – с интересом посмотрел на него Барон.

Эйдор долго молчал, но не потому, что думал над ответом. Просто не мог собраться с силами.

– Боров, парень совсем плох. – Разбойник обернулся к командиру.

– Сделай волокуши. Потащим в лагерь. Быстро только.

– Но… – поморщился бандит.

– Я сказал – быстро!

Барон с ненавистью глянул на Эйдора:

– Если паладин соврал, спущу шкуру, понял?

Юноша не отреагировал, чувствуя, как закружилась земля и его начало куда-то затягивать. Сознание он потерял с блаженной улыбкой на лице.

В следующий раз Эйдор очнулся ночью. Разбойники опять спали, у костра сидел закутавшийся в плащ дежурный, а юноша понял, что холод отступил. Пошевелившись, юный чародей почувствовал, что путы чуть ослаблены, хотя по-прежнему накрепко сковывают руки и ноги. Зато под спиной шуршала теплая хвоя, а сверху юноша был накрыт теплым, отделанным мехом плащом. Бандиты действительно поверили Ваогару? Ведь наверняка не от приступа человеколюбия так позаботились о пленном… Кто такие мирамийские маги, что разбойники так за ним ухаживают? Сильнее ли они волшебников Братства или нет?

Хотя с магией в Смутных королевствах было туго. За все путешествие Эйдор не видел ни одного волшебника, в то время как в Анхоре чародеи разной силы то и дело встречались на дорогах.

Но что теперь будет? Что случится, когда бандиты дотащат юношу и паладина до своего лагеря? С Ваогаром-то ясно, за него хотят получить выкуп (ясно – не то слово, Эйдор просто не понимал, как можно захватывать человека ради денег. Неужели им не хватает на жизнь?). Но собственная судьба молодому чародею была неизвестна. Тоже выкуп? Но кто будет выкупать никому не известного юношу, который совсем не мирамийский маг!

Они его убьют?

Эйдор вздрогнул. Убьют? Он ведь так мало видел… Так мало… Мысль о возможной смерти заставила юношу похолодеть от страха. Как же это?!

В тишине ночного леса раздался непонятный звук, и дежурный с глухим вскриком повалился на спящего товарища. Сдавленно выругавшись, тот спихнул с себя убитого и только после этого понял, что произошло:

– Ханда убили!!!

Из леса вылетела еще одна стрела и вонзилась в бревно, на котором до этого сидел часовой.

Разбойники не вскочили, не стали хвататься за оружие и озираться в поисках атакующего, как наверняка бы поступил Эйдор. Они просто раскатились в стороны, прижимаясь к земле и вглядываясь в ночной лес.

– Кому жить надоело? – послышался голос Борова. – Выходи!

В лесу молчали.

– Проклятье, – прошипел главарь разбойников. – Чуяло же сердце, неладное что-то! Барон, к пленникам!

Молодой разбойник пополз в сторону Эйдора. Вновь свистнула стрела, бесполезно вонзившись в землю.

– Мы их прикончим, если не появишься! – крикнул Боров. И юноша с изумлением понял, что бандит решил, будто невидимый стрелок пришел за пленниками.

Барон приближался, хищно глядя на испуганного Эйдора, в руке головореза появился нож. Завороженный взглядом разбойника, юноша просто не мог пошевелиться. Во всем мире существовали только глаза ползущего к нему бандита и бурлящая в них ненависть…

Неожиданно взгляд Барона изменился, и во взоре появился испуг, а затем бандит ткнулся носом в землю. Из спины его торчал нож.

Головорезов осталось шестеро.

– Забирай их и уходи! – рыкнул Боров.

Главарь разбойников зло смотрел на кого-то за спиной Эйдора. Юноша попытался извернуться, чтобы увидеть того, кто спас ему жизнь.

– Я забираю парня, – раздался голос Агиры. – Паладина можете оставить себе. Кто шевельнется – получит стрелу. Тут лучников десять в округе.

– Собака, – взревел Ваогар. – Скот! Усмийское отродье, что ты задумал?

– По рукам? – проигнорировал его рыцарь Анхора.

– Да, забирай, – прошипел Боров. – По рукам.

– Агира, ты мертвец. Твоя душа проклята! Столько предательств пережить нельзя! – Ваогар тщетно рванулся в своих путах. – Сними амулет, скотина, покажи свое истинное лицо!

Анхорский рыцарь присел рядом с Эйдором и разрезал веревки.

– Идти можешь? – холодно поинтересовался воин.

– Наверное… – Юноша с трудом поднялся, удивленно глядя на беснующегося паладина.

– Я знал, что тебе нельзя доверять! Знал! Ты загубишь все, понимаешь?! Все! Усмийская сволочь!

– Ваогар! – не сдержался Эйдор.

– Заткнись, щенок! – взревел паладин. – В своей трусливой стране будешь говорить, а тут заткнись!

– Уходим. – Агира потянул за собой волшебника.

– Что происходит? – жалобно спросил его тот. – Почему Ваогар…

– Потом объясню. – Рыцарь настороженно глядел на разбойников. – Идем…

Постоянно спотыкаясь о корни деревьев, Эйдор последовал за скользящим по лесу другом.

– Агира, что происходит?!

– Потом…

– Я найду тебя, Агира! Найду и отправлю к Подземному! – орал вдалеке Ваогар.

Боров некоторое время лежал на земле, глядя в сторону, куда ушли мирамийский маг с незнакомцем. Потом приподнялся, но, услышав свист стрелы, рухнул обратно.

– Не шевелиться, пока я не скажу, – донесся из леса хриплый крик.

– Барона жалко… – прошептал лежащий рядом бандит. – Хороший был человек.

Главарь разбойников не ответил, он хмуро глядел на древко стрелы, вонзившейся в шаге от его головы.

Через час он вновь попытался подняться, но снова упал на землю и больше никогда не поднимался. Невидимый лучник на сей раз попал.

– Лежим, братцы. Просто лежим… – сдавленно проговорил один из бандитов.

ГЛАВА 8

Шли долго и, как показалось юноше, наобум, лишь бы подальше от лагеря разбойников. Агира на все вопросы Эйдора лишь повторял:

– Потом.

Лишь когда солнце начало клониться к закату, рыцарь наконец остановился. Измученный дорогой чародей просто рухнул на сырую землю, желая только одного – умереть. Закрыв глаза, он наслаждался прохладой, не задумываясь о насквозь промокших ногах и медленно пропитывающейся влагой одежде.

Рядом что-то упало, и юноша открыл глаза. Свитки…

– Я забрал. Понадобятся, – отчеканил Агира. – Сейчас огонь разведу – просушимся.

Рыцарь странно выглядел. Собранное, напряженное лицо, плотно сжатые губы, и пылающий непонятным чувством взгляд.

– Знаешь, а я даже рад, что мы оставили там Ваогара, – вдруг признался Эйдор. Всю дорогу он понимал, как же хорошо идти вдвоем, без ругани, без страха и попыток понять странного паладина.

– Я тоже рад, – угрюмо ответил рыцарь.

Когда затрещал костер и анхорский воин деловито извлек из сумки черствый хлеб, юноша перебрался поближе к огню. Отломив кусок, Агира протянул его другу, затем стянул сапоги и повесил их на заранее вбитые в землю палки. После этого дождался, пока чародей снимет свою обувь, и взгромоздил ее рядом.

Эйдор неожиданно понял, что последние два дня у него во рту не было ни крошки. А голод, на удивление, так и не дал о себе знать.

– Рассказывай, – с набитым ртом сказал юноша. Усталость отошла на второй план, уступив место любопытству.

– Я попробую, – хмуро кивнул Агира. – Очень злой рассказ будет, Эйдор. Противный разговор для меня, да и для тебя, наверное… Но все уже в прошлом.

– Не тяни! – напрягся юноша.

Рыцарь тяжело выдохнул, собираясь, подбросил в огонь несколько сучьев:

– Я хочу заранее извиниться перед тобой за все. Ты хороший парень, добрый, отзывчивый. Настоящий анхорец, а может быть, даже один из лучших представителей нашей страны. А я сразу знал, что тебя ждет и для чего именно мы идем.

– О чем ты?

Агира перевел на юношу тяжелый взгляд, тускло улыбнулся и произнес:

– Я усмиец, Эйдор. Слуга Подземного… Уже года два как. И Ваогар об этом знал.

Эйдор отшатнулся, с недоверием глядя на друга. Он? Храбрый рыцарь? Один из Братства? Усмиец?!

– Но почему он тебя не убил?! – прошептал юноша.

– Вот в этом-то вся и суть, – поморщился Агира. – Такие сети запутаны в мире, мальчик, что можно с ума сойти. Братство ведет свою игру, я вел свою. Но теперь я веду твою игру, Эйдор. Кончено. Не могу я на это смотреть…

– О чем ты?! Говори конкретнее, пожалуйста! – взмолился чародей.

– Братству нужна сила, держащаяся в теле девушки, за которой мы идем. Но она же нужна Агону, которому помогал я.

– Агону?

– Сильный маг из Смутных королевств. Владыка одного из королевств и усмиец при этом. Юг сейчас – площадка его театра, и он ставит большой спектакль. Но я не об этом… Ваогар также помогает Агону… И Мерзлые, и Вольные, и те четверо разбойников, что нас захватили, действовали по его команде. И еще многие, о ком я не знаю… Такая паутина, Эйдор!

– Но при чем тут я?!

– Потому что тебя выбрал настоятель. Планировалось, что пойдет другой человек, но, к сожалению или, может, к счастью, ты попал ему на глаза раньше. Наверное, все-таки к счастью… Кстати, с тобой должен был идти Сухой, но у него начались какие-то проблемы, к которым приложил руку Агон, и я пошел на замену.

Сухой? Один из Совета рыцарей Братства? Еще бы Шамана или Белку в попутчики дали… Эйдор не знал бы, как себя вести со столь именитыми спутниками.

– Ошибся я сильно с выбранной стороной. Не могу я сражаться за тех, в чьих рядах такие люди, как Ваогар. – Агира устало потер лоб. – Я должен был все время следовать рядом с тобой, чтобы Агон был в курсе твоего пути и чтобы я мог вовремя запросить помощи у других усмийцев. Вот как, например, у того лучника, что по бандитам стрелял. Местный охотник, кстати, но неважно это. Вольные пришли по моей просьбе, амулет, – Агира хлопнул по груди, – сделали Мерзлые по велению Агона, но специально для меня.

– Какой амулет? – растерянно спросил Эйдор. Рассказ приятеля в голове не укладывался.

– Он защищает меня от Детей Халда и его силы. Вот, от паладинов тоже…

– Ваогар про него говорил? – понял юноша.

Рыцарь кивнул.

– Дело в том, что только ты можешь теперь надеть кольцо на ту девушку. Если бы это было не так, тебя зарезали бы еще в Анхоре. И, наверное, это сделал бы я… Прости. Чародеи оказались умнее, чем мы думали. Они наложили на кольцо мощное заклинание и заперли. Кто попытается снять его – умрет.

Эйдор, опешив, молчал.

– Те четверо усмийцев, которых убил Ваогар, были жертвой, чтобы ты не ждал со стороны паладина угрозы. Чтобы доверял… Я знал об этом, они – нет. Я сразу знал, что они идут на встречу со своей смертью. Кстати, я долго не мог понять, который из паладинов – человек Агона, – мучительно улыбнулся Агира. – Пока один не уехал, не был уверен, кто союзник.

Юноша покачал головой:

– Я не понимаю, а зачем при таком плане Ваогар?

Мир перевернулся с ног на голову. Все что было – спектакль?

– Он должен был тебя убить, едва ты наденешь кольцо на девчонку.

– Зачем?! – Эйдор почувствовал жгучий укол обиды и страха. Паладин сопровождал их и мучил только ради этого?! Агира терпел его ненависть тоже ради столь великой цели?!

– Тогда ты не смог бы ею управлять и она превратилась бы в куклу… Ее бы увезли куда-нибудь и там забрали бы силу себе. И Братству, и Агону нужно то, что содержится в той девчонке.

Агира ногой поправил вывалившуюся из костра ветку. Над головами странников каркнула ворона.

– Но теперь все иначе, мы доставим силу Братству. Вернемся назад и забудем про юг навсегда. Только окунувшись в их мир, я понимаю, как же хорош Анхор.

– Почему ты перестал им помогать? – глухо спросил Эйдор. История шокировала юношу.

– Несколько причин. Мне не нравится их мир, он злой, неправильный. Меньшее зло во избежание большего – принцип Братства, и я его разделяю. Но тут уже поздно что-либо менять. Также я не могу видеть, как тебя ведут на убой. Знать, что тебя зарубят, стоит тебе добраться до места. Но твоя душа, твой характер перевешивают все происходящее в ценности. Ты добрый человек, а смотреть, как тебя убьют, разыграв еще один этап в мало понятном мне плане, который служит для достижения целей таким людям, как Ваогар, я не могу.

– А почему ты им вообще помогал?

– Я усмиец, Эйдор, – невесело улыбнулся Агара. – Я не знаю, как я им стал и почему, но я – усмиец. Человек, которого все ненавидят. Носить в себе знание, что я слуга Подземного, очень тяжело. Одиноко, страшно так жить. Но усмийцы никогда не делают зла таким же, как и они. Знаешь, семья какая-то получается…

– А те четверо? – скептически покачал головой юноша.

– Это еще одна причина. Странная семья, когда любой; может оказаться жертвой чьего-либо плана. Странная… Ты простишь меня?

Агира вновь поморщился, хлопнул себя по уху. Эйдор молчал, глядя на тяжко тревожащий душу огонь костра.

– Мне надо подумать об этом… – проронил он.

– Прости, Эйдор…

Солнце играло на золотых шпилях Рилина. Белокаменная столица Кронея, окруженная тройной крепостной стеной и многие века считавшаяся несокрушимой твердыней западного королевства, была окутана приятной тишиной. Раннее утро, самая благостная пора города.

На тесных улицах можно было встретить лишь патрули стражи, неспешно проходящие маршрут в ожидании смены. Любующийся крышами домов Старр оперся о холодный подоконник дворцовой башни, чтобы впитать в себя уже теплые лучи солнца. В такие моменты он был счастлив. Тишина и покой. Свет и мир. К сожалению, все это скоро закончится, и потому хотелось до конца насладиться чудесным утром.

Если бы не мысли, то вполне бы удалось вкусить прелести Рилина полностью. Но от дум никуда не уйдешь. Они всегда рядом… Столько надо сделать, столько еще свершится… Тьма у порога. Армии Агона стоят в двух дневных переходах от столицы Кронея. Сам император прислал пару дней назад послание, что хотел бы провести переговоры. В нем говорилось, что Мереану не нужна кровь, что империя преследует благие цели…

Король Кронея, юный Старр из рода Фосков, не верил Агону ни на грош и иллюзий о его планах не питал. Он понимал, что сейчас начинается Великая Война, о которой предупреждали в летописях прадеды. Время, когда Боги вновь сойдутся в битве, и теперь его стране предстояло оказаться первым форпостом Халда. В том, что Агона ведет Усмий, Старр не сомневался. Разведчики уже доложили, что видели Бурых Псов, Детей Серпа и Златовласую среди воинов Мереана, а всем известно, что слуга Подземного никогда не выступают по своей воле.

Армия Халдии сейчас собиралась у южных границ Кронея, неспособная в ближайшее время прийти на помощь войскам Старра. Да и с восточных окраин шли недобрые вести о подготовке Зуррага к войне. Наверное, еще и это сдерживало храмовников и их сборы. Безбожники наверняка присоединятся к Мереану, и восточный сосед встанет на путь Усмия…

Молодому правителю Кронея казалось, что сейчас все крутится вокруг его страны. Очень многое зависит от того, как поведет себя небольшое, но гордое королевство. Куда там высокомерному Эймору или же могучей Мирамии! Судьбы мира решаются здесь, на задворках. И это не гордыня, это факт.

Агон осторожничает, боится идти напролом, зная о козыре Кронея. Покои женщины, несущей в себе силу Халда, находились прямо под опочивальней Старра.