/ Language: Русский / Genre:sf,

Ремонт Ивана Таранова

Юрий Погуляй


Погуляй Юрий

Ремонт 'Ивана Таранова'

Погуляй Юрий

Ремонт "Ивана Таранова"

Сегодня Зубодеры вели себя тихо. Даже странно. А ведь вчера в наш лагерь приходил их старейшина с парой охранников, и Дятел, спросонья, шарахнул по ним из излучателя.

Охранники откинулись сразу, а старейшина до сих пор пускал слюни недалеко от склада, куда его оттащили мои ребята. Он больше не боец, это точно. Мозги ему сварили добротно. Старпом, разумеется, Дятла прилюдно выпорол. Мне кажется, что этому мрачному ублюдку нравится причинять боль.

Досадно, конечно, вышло. Да и не вовремя. У нас осталось всего пять боевых скафандров. На прошлой неделе Иванчук и Старев во время вылазки утопили шестой. Пять или шесть скафандров - небольшая разница, но я сейчас даже от лишнего ножа не откажусь. У Зубодеров в племени свыше сотни воинов. Если прибавить к ним Коричневых Ужей, что до сих пор крутятся в болотах, выжидая удобный момент для атаки, то становится совсем грустно.

Ремонтники работают на пределе своих сил, пытаясь привести в порядок двигатели. Я уже и не верю в благоприятный исход этой затеи. Застряли мы тут надолго. Сегодня утром начались проблемы с генераторами. Если так будет и дальше продолжаться - нам хана. И Ужей, и Зубодеров держат на расстоянии не только пехотинцы Азова, но и корабельные орудия "Ивана Таранова". Если генераторы сдохнут - местные племена сотрут нас в порошок.

Занесла нелегкая на Добрый Свет. Кто название-то такое придумал? Лирик-романтик? Ненавижу! Всех ненавижу, а лириков еще сильнее. Да, тут красиво. Да, тут все как на Земле. Но знал бы неизвестный мне сочинитель, что тут вытворяют аборигены - Добрым этот свет никогда бы не назвал.

Самое обидное, что и винить некого. Стечение обстоятельств. Вынужденная посадка, по причине гибели всей базы маршрутных трасс из-за внезапного форматирования компьютера. Заблудившийся в лесу и съеденный Зубодерами единственный на корабле оператор-программист. Ну и к сладкому финалу представитель местной фауны, в первую же ночь пробравшийся в двигательный отсек и устроивший там натуральный погром.

Как сказал Крылов, начальник техотдела, даже прямое попадание снаряда не так искорежило бы технику, как это сделал тот зверь. При ликвидации местной твари Азов потерял пятерых тяжелых пехотинцев. Если учесть, что солдат в боевой броне являет собой серьезную угрозу даже для легких катеров, сила зверя поражала. Кровавые ошметки тех ребят ремонтники до сих пор находят.

В первый же день состоялась встреча с аборигенами, на которой мне банально выбили глаз. Могли и душу вытрясти, если бы не боевики Азова. В следующие дни мы потеряли с десяток пехотинцев, пока не заняли глухую кольцевую оборону. По местным обычаям к нам каждый день наведывались небольшие отряды от соседних племен. Так что утро теперь привычно начиналось со стрельбы. Дикари, по большей части вооруженные копьями да дубинами, смело бросались на пулеметы и излучатели. Кое-кто даже добирался до солдат...

На вторую неделю нашего пребывания здесь Азову надоели постоянные атаки одного из племен и он, не оповестив меня, навестил их в компании взвода тяжелых пехотинцев. Вернулись лишь пятеро. Но и от деревни Коричневых Ужей ничего не осталось. Лишь пара десятков дикарей до сих пор прятались в болотах, изменив традиции и начав против нас партизанскую войну.

На третью неделю в лагере появились представители еще двух племен. Старейшины долго разъяснялись с нашим переводчиком, после чего объявили, что чувствуют себя оскорбленными, атакуя наше "племя" и потому отказываются впредь с нами воевать. Мол, мы ведем войну "неправильным" оружием, и потому нас больше не уважают. На вопрос, почему же Зубодеры и Ужи до сих пор не прекращают с нами бороться - старейшины ответили, что это недостойные варварские племена, коим правила не нужны.

Интересно смотрелась эта цивилизованность.

Так вот, вчера к нам приходил староста Зубодеров. Кстати, Дятла, его подстрелившего, повесить мало. Потому как я надеялся, что это племя нас тоже уважать перестало, и мы можем спокойно продолжать ремонт. Если честно, я и сейчас надеюсь на это. Сегодня ведь атаки не было. Может, тоже разочаровались? Азов предлагал с утра устроить карательную экспедицию в их деревню, но я запретил. Хватит уже, навоевались.

Впрочем, рассказ не об этом. Дело в том, что с утра ко мне заходила Маша. Симпатичная девчонка, студентка. Археолог! Умные глаза и отличная фигура! Насколько я знал, она невеста нашего штурмана. Впрочем, весь корабль был в курсе ее романа с одним из пехотинцев Азова и помощником повара. Штурман, как мне кажется, тоже все знал, но относился к этому философски. На корабле женщин хватало, и он сам был не без греха. Но я отвлекся...

Заходила Маша и сообщила, что является представителем Женского Совета Добросветской Колонии. Когда я спросил ее - что еще за Колония, девушка объявила, что женщины "Ивана Таранова" требуют начать строительство деревни, ибо вероятность починки двигателей равна нулю.

После краткой беседы, мне объяснили, что идеология жителей Доброго Совета прекрасно укладывается в цели нашего полета. Основание племенной колонии, борьба за выживание и прочие прелести дикой жизни.

Согласившись с Машей, я немедленно вызвал нашего корабельного врача. Каково же было моё удивление, когда сухопарый старичок, со странной фамилией Зюринбаген, с восторгом поддержал идею Женского Совета.

-Подумайте только, капитан! Единение с природой! Мы станем одним племенем! Одной семьей! Насколько я знаю - продуктов технократии надолго не хватит. Вот-вот откажут генераторы! За ним закончатся припасы! Возврат к истокам! Это же потрясающе! - убеждал меня он. Я же сидел и жалел о том, что у нас на корабле только один медик и тот спятил.

Когда Зюринбаген ушел, я, нарушая все инструкции, полез в бар, за бутылкой коньяка. После таких бесед мне просто необходимо выпить. Женский Совет Добросветской Колонии! До чего додумались! Мне совсем не хочется прожить остаток своих дней на планете с психически нездоровыми жителями. Колония... Да, конечно, нашей задачей являлось создание племенного поселения. Но на пустой Улыбке, а не варварском Добром Свете. Когда я подписывал договор, там четко было сказано "планета Улыбка", и ничего другого. Какого, спрашивается, черта?

Смакуя коньяк, я вызвал Крылова, Азова, старпома Кирилова и Веретейко. Последний, начальник строительного отряда, все свободное время проводил в своей каюте, стараясь на поверхности планеты и не показываться. Не знаю, чем вызвана такая нелюбовь к свежему воздуху, но меня она устраивала. Мне хватает путающихся под ногами археологов, которые каждый божий день мечтательно смотрят в сторону горизонта.

Вечно жизнерадостный Крылов прибыл первым. Войдя в кают-компанию, он с довольным видом плюхнулся в ближайшее к выходу кресло. Следующим явился майор Азов, полная противоположность начальнику техотдела. Мрачный, собранный, с вечно подозрительным взглядом. Если честно - я его не люблю. Но при этом в компании майора всегда чувствую себя уверенней.

Как только в каюту влетел вечно опаздывающий Веретейко, я рассказал о приходе Маши.

-Бунт? - зарычал Азов. -Я думаю, следует ее допросить, и выявить всех членов Женского Совета. А потом публично наказать! - немедленно предложил старпом. Мне кажется, что у него проблемы с психикой...

-Я не хочу здесь колонию основывать! - испуганно пробормотал Веретейко. Глаза строителя нервно заблестели. - Мы же на Улыбке поселиться должны?!

-А мне кажется это предложение вполне разумным, - заявил Крылов. - Если учесть, что мы сейчас собираем двигатели вручную, то шансов и впрямь мало.

-Бунт?! - повернулся к Крылову Азов.

-Почему бунт? Азов, это тебе не телега, это, мать твою, фазовый двигатель! - взбрыкнул тот.

-Отставить, - прервал их я, и полез за сигаретами. Бросать хотел... Да...

-Я думаю, что существование Женского Совета неминуемо влечет за собой и Мужской. Мне больше интересно, кто в него входит? - моя рука многозначительно легла на кобуру.

-Кэп, - проследил мои манипуляции Веретейко, - мне эта идея и самому не нравится. И не смотри на меня так. Тут климат не мой. Я сырость не люблю!

-Связи так и нет? - проигнорировал мой вопрос Азов.

Я поморщился. Не люблю об этом вспоминать. Передатчик последней модификации, военная разработка, шедевр ученых и просто отличный прибор в атмосфере работать отказывался напрочь. Пара инженеров пыталась модифицировать его обратно. Сейчас оба валялись в лазарете, и толку от них в ближайшем будущем не ожидалось. Военные неплохо защищают свои разработки. Черт знает, что наши "Кулибины" там зацепили, но передатчик вырубил их основательно.

-Нет, - буркнул я.

-Инженеры не могут оказаться саботажниками? - старпом не был в курсе этой истории. Мне не понравилась его плотоядная улыбка. -Исключено, но от темы не уходим. Про Добросветскую Колонию кто-нибудь слышал? - напомнил я.

-Нет, но здравый смысл в ней присутствует, капитан. Нам отсюда не выбраться, - Крылов пожал плечами. - Подумайте сами - на Улыбке нас ждали бы камни да песок. Вся наша жизнь оказалась бы борьбой со стихией. Здесь проще. Верно, Азов?

Майор медленно улыбнулся:

-Да, здесь интереснее, но у нас приказ!

-Крылов, а ты, часом, не с Мужского Совета? - прищурился Веретейко.

-Выпороть его? - посмотрел на меня старпом.

-Отставить! - привычно отозвался я.

-Почему это я должен быть с какого-то Совета? Я вам уже все сказал! обиженно заявил Крылов.

-Сроки окончания ремонта? - устало спросил его я.

-Неопределенные, капитан. Если честно - я бы начал строительство. Черт знает, сколько нам еще здесь торчать.

-Крылов, ты сам-то понимаешь, что говоришь? Колония на Добром Свете в наши планы не входила. Здесь, между прочим, есть разум. Посадка на такой планете без разрешения Совета Гильдий чревата распылением. - Веретейко в поисках поддержки посмотрел на меня, - а он про колонию!

-Это точно... - кивнул я.

-У нас есть выбор? - поинтересовался Крылов.

Минуту я молчал, изучая собравшихся.

-Все свободны. Крылов, я очень надеюсь, что в течение недели двигатели будут в порядке, - мрачно предупредил я.

-Надежде свойственно умирать. Мы не боги! - огрызнулся тот.

-Разговорчики! - рыкнул на него Азов.

-Выпороть? - привычно предложил старпом.

-Отставить, - устало ответил я.

Оставшись в одиночестве, я принялся соображать, как же выкрутиться из этой ситуации. Может, каким-то образом вывести на орбиту передатчик, в который забить сигнал "СОС"? Не, отпадает. Сгорит, к едрене фене. Чего тогда делать?

Ждать?

Сегодня я лег спать раньше, чем обычно, и долго ворочался в неудобной постели. Зачем нам эта Улыбка? Камни-камни-камни... Хотя там должно быть тихо! Там никто не будет ползти за тобой по лесу, и плотоядно облизываться, предвкушая вкус твоего мяса.

"А здесь не будет скучно", - вкрадчиво проговорил внутренний голос.

Спорить с ним я не стал. Да, тут времени на скуку не останется. Ну, допустим, я принимаю решение о строительстве колонии. Но я же здесь не один. Существует команда корабля, существует Азов со своей солдатней, существует много разного народа, и вряд ли все с восторгом отнесутся к той мысли, что нам предстоит здесь жить.

Странно, но я, втайне, был готов отдать приказ Веретейко. Меня удерживала возможность бунта. Старпом точно его подымет.

Мне вспомнился прут, которым Кирилов порол Дятла. Ох, как это будет грустно.

Ворочался я долго, и потому с упоением встретил тот момент, когда мозг отключился.

Мне приснилось, будто я бегу по коридорам корабля, стараясь укрыться от Кирилова, сжимающего в руке прут. Я понимаю, что мне не скрыться, что старпом фантастическим образом меня догоняет. А я все бегу. И внезапно оказываюсь в двигательном отсеке. У двери стоит Крылов с ломом в руках и указывает на раскуроченную аппаратуру:

-Ремонту не подлежит! - говорит он и улыбается.

И тут я вижу Азова. С тяжелым атомником он с упоением крошит двигательный отсек. На лице майора мечтательная улыбка, которая мигом сползает, едва он замечает меня.

Я смотрю в иглу атомника и просыпаюсь...

***

Утром стрельбы не было. Видимо, Зубодеры на нас тоже обиделись. Ну и черт с ними... Слава Богу! Теперь должно быть легче. Наверное...

Ночной сон не шел у меня из головы до самого обеда. Я шатался по кораблю и лагерю, словно оживший мертвец и, Бог знает сколько раз, мой взгляд устремлялся к двигательному отсеку. Нет, я не сумасшедший и сны считаю бредом подсознания. Но тревога звенела во мне маленьким серебряным колокольчиком.

Наверное, поэтому я не выдержал, и, дабы успокоиться, установил напротив шлюза в двигательный отсек "жучок".

Остальное можно рассказывать долго и нудно. Я не хочу этого делать...

Думаю, вы поймете, почему мне лень говорить о том, что было дальше. "Жучок" сработал великолепно. Всю ночь я просидел у монитора, куря одну сигарету за другой.

О чем я?

Да так, ни о чем... Этой ночью, с интервалом минут в пять, в двигательном побывала большая часть команды. Я не видел, что она там делала, но прекрасно слышал.

Особенно мне запомнился остановившийся напротив "жучка" Азов. Воровато озираясь, майор сжимал в руках лом, и, дождавшись своей очереди, с праздничным выражением лица вошел в отсек.

Я понял, что двигатели мы никогда не починим. А еще я представил, как Азов с этим самым ломиком поднимается ко мне в каюту, дабы убедить меня остаться на Добром Свете.

Разумеется, утром я отдал приказ о начале строительства.

А на вторую ночь украдкой проник на стройку. И в руках моих был ломик...