/ / Language: Русский / Genre:love_history, / Series: Очарование

Неодолимый Соблазн

Юджиния Райли

Джулиан Деверо, истинный аристократ, волею судьбы ставший опекуном дочери убитого им человека, упорно старается не видеть в своей воспитаннице прекрасную юную женщину! Мерси О`Ши, истинная наследница пламенной кельтской крови, мечтает отомстить убийце своего отца, — хотя втайне сгорает от страсти к этому неотразимому мужчине!.. Итак, ненависть, похожая на любовь? Или любовь, похожая на ненависть? А может быть, просто любовь? Любовь трудная и безжалостная, но — страстная и неодолимая?..

ru en Е. М. Клинова Black Jack FB Tools 2005-01-30 http://angelbooks.narod.ru/ OCR angelbooks 544DACDD-4DF2-4458-A59D-FD34E3B38F48 1.0 Райли Ю. Неодолимый соблазн АСТ М. 2002 5-17-013231-Х Eugenia Riley

Юджиния РАЙЛИ

НЕОДОЛИМЫЙ СОБЛАЗН

Глава 1

Новый Орлеан, 1842 год

Джулиан Деверо готовился вкусить все прелести свободного вечера.

Промозглая холодная ночь, какие порой случаются в Новом Орлеане, обещала мало радости. Пока карета Джулиана с грохотом катила вниз по полутемным мощеным улочкам города, резкий ветер, дувший с юга, рвал и дергал дверцу его экипажа.

Закурив тонкую сигару, чтобы хоть немного согреться, Джулиан вдруг почувствовал невольную жалость к бедняге кучеру, мулату по имени Генри. Даже отсюда было слышно, как тот хриплым, простуженным голосом выкрикивает что-то, погоняя недовольно фыркавших, то и дело норовивших остановиться лошадей. Мысли Джулиана вернулись к Женевьеве. И он принялся гадать, что за прием его ждет, когда он войдет в ее комнату.

Недавно ему исполнилось двадцать лет, и он очень скоро унаследует состояние, завещанное ему дедом и бабкой. А когда родители переедут в свое новое поместье, их городской особняк на Королевской улице будет принадлежать ему. И когда-нибудь в один прекрасный день их семейный бизнес — торговля хлопком, — которым Джулиан занимался, пока отец был во Франции, также станет его собственностью. Ну а пока, подумал он, неплохо бы поездить по Европе, вкусить всех прелестей огромного мира, который только и ждет, чтобы бросить их к его ногам. Потом он вернется в Новый Орлеан и среди местных красавиц подыщет себе подходящую жену. А где-нибудь в пригороде у него появится загородный дом, в котором его будет ждать пылкая любовница.

Так было заведено у всех знатных креолов.

Повинуясь окрику кучера, лошади резко остановились возле ничем не примечательного двухэтажного дома. Это был один из самых шикарных городских борделей, пользующийся хорошей репутацией. Персонал тут постоянно обновлялся, и даже представители местных властей не брезговали время от времени проводить здесь свободное время.

— Приехали, хозяин, — кланяясь, сказал Генри, распахнув дверцу кареты.

— Благодарю, Генри. — Джулиан с небрежным изяществом спрыгнул на землю. — Можешь войти и немного погреться на кухне у мадам Софи, — обратился он к кучеру. — Я побуду тут какое-то время, так что не стоит тебе ждать на холоде.

— Спасибо, хозяин, — благодарно пробормотал Генри. — Но вот лошади…

— Можешь оставить их пока здесь.

Сопровождаемый Генри, Джулиан направился по каменной дорожке к дому.

Похоже, его ждали. Не прошло и нескольких секунд, как железная дверь открылась и на пороге появился внушительный дворецкий. Узнав Джулиана, он широко улыбнулся и распахнул дверь пошире.

— Добрый вечер, месье Деверо. Приятно снова видеть вас, сэр. Мадам Софи ждет в гостиной.

Джулиан спустился по каменной лестнице и оказался во внутреннем дворике.

Быстрыми шагами миновав двор, Джулиан толкнул дверь и блаженно зажмурился. Здесь было тепло и уютно. Ноги утонули в мягком ковре. Повсюду горели канделябры, заливая комнату мягким светом.

— Джулиан! — радостно вскрикнула мадам Софи, с распростертыми объятиями кидаясь навстречу своему любимому клиенту.

— Добрый вечер, Софи, — с улыбкой ответил Джулиан, запечатлев поцелуй на ее нарумяненной щеке.

Софи Дельгадо ослепляла мужчин своей экзотической красотой. В ее жилах текло больше испанской крови, чем французской, и, по-видимому, этим объяснялись патрицианская красота чеканного профиля и густые волосы, черные как вороново крыло.

— Чем я могу порадовать тебя, милый? — спросила Софи, когда Джулиан, отдав ей перчатки и цилиндр, принялся расстегивать пуговицы своего элегантного пальто. — Может быть, бренди? Или предпочитаешь абсент, чтобы чуть-чуть взбодриться?

Джулиан оглядел гостиную. Здесь было много известных людей, но той, которую он искал, не было видно.

Нахмурившись, Джулиан обернулся к Софи:

— А где Женевьева?

Софи игриво подмигнула:

— Конечно же, она наверху и поджидает тебя, дорогой!

Игриво подмигнув в ответ, Джулиан улыбнулся мадам и пулей вылетел из комнаты.

Он быстро взбежал по узкой винтовой лестнице на второй этаж, свернул в открытую галерею и зашагал к комнате Женевьевы. Громко постучал и тут же услышал в ответ:

— Заходи, дорогой!

Джулиан шагнул через порог. Женевьева, стоя лицом к двери, расчесывала волосы, и Джулиан, как всегда, залюбовался ее очаровательной фигуркой в бледно-голубом прозрачком пеньюаре. Светлые волосы сверкающим плащом окутывали нежные плечи, а изящные округлости стройного тела, просвечивавшие сквозь тонкую ткань, выглядели весьма соблазнительно.

— Милый! — радостно вскрикнула Женевьева и, уронив расческу, бросилась к нему в объятия.

— Ах, Женевьева! — Джулиан, смеясь, прижал ее к себе и крепко поцеловал. — Я так долго не видел тебя, моя дорогая!

— Да, — подтвердила она, недовольно выпятив прелестную пухлую губку. — Почему же ты не приходил, Джулиан?

Он губами разгладил хмурую складочку меж ее бровей.

— Ты ведь знаешь, сколько у нас дел в это время года, не так ли? Но теперь я буду часто приходить к тебе, дорогая!

Услышав это, Женевьева заулыбалась, показав очаровательные ямочки на щеках. Она не сводила глаз со своего юного креола, в которого уже давно была влюблена. Джулиан был так прекрасен — чудесно вылепленное лицо с чуть тяжеловатой челюстью освещали необыкновенно яркие синие глаза, под широкими черными бровями казавшиеся совсем темными. Высокие скулы и прямой, классический нос придавали ему аристократический вид, а большой рот с полными губами манил к себе неотразимой чувственностью. Пышные, густые волосы отливали синевой. Упрямо свисавший на лоб завиток придавал ему мальчишеский вид. Тело Джулиана, еще по-юношески худощавое, было тем не менее мускулистым и гибким и — Женевьева отлично это знала — как будто создано для того, чтобы доставить женщине ни с чем не сравнимое наслаждение.

— Хочешь выпить, дорогой? — спросила она, нежно погладив пальчиками его подбородок.

— Думаю, ты догадываешься, чего я сейчас хочу больше всего на свете, — отозвался Джулиан, подхватив ее на руки.

Женевьева рассмеялась, когда ее возлюбленный, в три шага преодолев расстояние, отделявшее их от кровати, нежно опустил ее на подушки и, в одно мгновение сорвав с себя одежду, заключил в свои объятия.

В его синих глазах промелькнула нежность.

— Соскучилась по мне?

— О, конечно, милый!

— Но ведь, когда меня нет рядом, у тебя бывают и другие… много других, так? — с обманчивой мягкостью в голосе спросил он.

Ее глаза наполнились слезами.

— Дорогой, но что же мне делать? Ведь… это же мой хлеб… этим я живу!

— Я вовсе не хотел оскорбить тебя, малышка, — прошептал он и вдруг широко улыбнулся. — Видишь ли, просто я стал совершеннолетним. Еще чуть-чуть, и я получу большое наследство. Вот я и подумал — а что, если забрать тебя отсюда, отвезти куда-нибудь в укромное местечко, чтобы ты могла принадлежать лишь мне одному?

— О, Джулиан! — Слезы брызнули из глаз Женевьевы, и она крепко прижала его к себе. Наконец-то ее заветное желание исполнится! Теперь она станет его содержанкой! Его признанной любовницей!

— Тебе нравится эта идея, дорогая? — спросил он, щекоча губами ее шею.

— О да! Поверь, я ничего так не хочу, как только быть твоей! А остальные… — Голос ее задрожал и прервался. — Мне никто не нужен, кроме тебя. — Женевьева уткнулась головой ему в плечо, чтобы он не видел ее глаз и не догадался, как тяжело ей вспоминать одного из своих клиентов. — Просто… просто мне никто еще не нравился так, как ты!

Он рассмеялся довольным смехом и принялся наматывать на палец ее светлый локон.

— А знаешь, моя милая, очаровательная, прелестная мисс, какая идея пришла мне в голову? Я хочу взять тебя к себе на эту ночь!

Голубые глаза Женевьевы стали огромными.

— Взять меня? В ваш семейный особняк? Джулиан, так нельзя! Разразится скандал!

— Вовсе нет! — с усмешкой возразил Джулиан. — Я удивляюсь, что раньше не додумался до этого. Родители мои уехали, слуги будут глухи и слепы, так что никто ничего не узнает. А утром подыщу тебе комнатку, где ты и поживешь, пока мне не удастся снять тебе подходящий дом.

— Звучит заманчиво! — радостно воскликнула Женевьева, крепко обнимая его.

И вдруг дверь распахнулась с таким грохотом, что порывом ветра разом задуло несколько свечей. Любовники испуганно подскочили, когда на пороге появилась фигура долговязого широкоплечего мужчины. Широко расставив ноги, он разглядывал их налитыми кровью глазами.

— Отказывала мне, сука? Приберегала свои ласки для другого? Ах ты, лживая шлюха! — заревел мужчина с такой яростью, что, казалось, весь дом содрогнулся. — Я сейчас прикончу вас обоих! Богом клянусь, прикончу!

Позже Джулиан не переставал удивляться той быстроте, с которой все произошло. Не успел в воздухе прозвенеть испуганный вопль Женевьевы, как раздался выстрел, и в комнате погасли все свечи. Женевьева коротко вскрикнула и рухнула на подушки. Джулиан с ужасом осознал, что пуля негодяя попала в нее, она ранена, может быть, смертельно. И к тому же этот сумасшедший надвигался теперь на него — на него! — с пистолетом, который каким-то образом снова умудрился зарядить!

Джулиан слетел с постели как раз в тот момент, когда прозвучал второй выстрел. Джулиану повезло — пуля попала в окно. Звон и треск стекла прорезали тишину. Навалившись на обезумевшего от ярости мужчину, Джулиан заломил ему руку за спину, пытаясь отнять у него пистолет.

Мужчины дрались отчаянно, словно дикие звери, которые не могут поделить единственную самку. Они сражались не на жизнь, а на смерть, нанося удары в темноте и вырывая друг у друга пистолет.

И вдруг прогремел третий выстрел. В первое мгновение Джулиану показалось, что пуля попала в него. Но тут он внезапно почувствовал, как тело незнакомца обмякло и мешком свалилось на пол. Он вырвал пистолет из ослабевших пальцев противника. Потом, поспешив к постели, нащупал на столике лампу и зажег ее, морщась от порохового дыма.

С белым как мел лицом Женевьева приподнялась в постели, испуганно глядя на свое окровавленное плечо.

— Я ранена, — простонала она.

К счастью, рана оказалась неглубокой. Скомкав простыню, Джулиан быстро остановил кровь.

— Все будет хорошо, любовь моя.

В эту минуту в коридоре раздался хор взволнованных голосов, и в комнату ворвалась мадам Софи, а с ней двое слуг и перепуганная насмерть, встрепанная парочка из соседней комнаты.

Мадам Софи ошеломленно уставилась на труп, под которым, пропитав чудесный персидский ковер, уже собралась изрядная лужа крови.

— Матерь Божья, что это значит?!

— Это наш гость, — мрачно сообщил Джулиан оцепеневшим зрителям и показал им тяжелый пистолет. — Упился до чертиков и чуть было не совершил убийство. Черт знает, что на него нашло — набросился на нас и стал палить как сумасшедший!

— Но… — мадам Софи не могла прийти в себя от изумления, — кто он такой?!

Женевьева с ненавистью воскликнула:

— Это он!

Джулиан обнял ее за талию и притянул к себе, словно желая защитить.

— Ты знаешь этого человека?

Женевьева кивнула. Голубые глаза ее метали молнии.

— Он ирландец. Из-за него моя жизнь превратилась в ад! Как-то раз он пришел ко мне. Я не могла отказаться — он все твердил, что его деньги, дескать, не хуже других. Но после того дня — никогда! — Она презрительно пнула ногой мертвое тело. — Свинья!

Она покачнулась, и Джулиан заботливо подхватил ее на руки. Покрывало сползло, и глаза мадам испуганно расширились.

— Женевьева, да ты ранена!

Девушка глянула на проступившие сквозь ткань багровые пятна крови.

— Ничего страшного, мадам! Правда!

— Нет-нет, нужно позвать доктора!

Джулиан кивнул:

— Мадам совершенно права. И пока врач не осмотрит тебя, будь добра оставаться в постели.

— Вот еще! — возмущенно фыркнула Женевьева, вырываясь из его заботливых рук. — Я слишком зла, чтобы укладываться в постель!

В этот момент в комнату нерешительно протиснулся немолодой негр. В дрожащих руках он теребил потрепанную шляпу. Одет он был в какие-то невообразимые лохмотья. Увидев труп, негр ахнул и зашатался.

— О Иисусе сладчайший! Масса О'Ши!

Джулиан резко повернулся к вошедшему:

— Ты знаешь этого человека?

Негр молча кивнул.

— Как тебя зовут? — грозно спросил Джулиан.

— Я Джозеф, масса.

Джулиан смерил старого негра суровым взглядом.

— Итак, Джозеф, несколько минут назад твой хозяин ворвался в эту комнату и попытался убить меня и вот эту леди. Он ее ранил, — Джулиан кивнул в сторону притихшей Женевьевы, — и чуть было не прикончил и меня. Что ты можешь сказать по этому поводу?

Чернокожий испуганно сглотнул.

— Эх, хотелось бы мне вам ответить, масса, что, дескать, знать ничего не знаю. Да только не могу! Масса О'Ши, сэр, он всегда был драчуном!

Джулиан насмешливо фыркнул:

— Интересное замечание! Вот уж не ожидал!

Старый негр посмотрел на юношу умоляющим взглядом. По морщинистым щекам его текли слезы.

— Но, сэр, если масса О'Ши мертв… что же я скажу его жене и дочке?

— Жене и дочке?! — не веря своим ушам, повторил Джулиан.

Глава 2

Часом позже Джулиан, проклиная все на свете, снова ехал по холодным, продуваемым всеми ветрами улочкам Нового Орлеана. Его кучер, настегивая лошадей, почти вплотную следовал за Джозефом, слугой семейства О'Ши, который тащился впереди в повозке, указывая им дорогу.

Джулиан решил, что нет смысла везти тело несчастного домой — из сбивчивых объяснений старого негра он узнал, что жена О'Ши лежит на смертном одре.

Джулиан с досадой стукнул кулаком по сиденью, обитому роскошным бархатом. Каким же похотливым чудовищем надо быть, чтобы бросить умирающую жену и отправиться в бордель?! А ведь в доме остался ребенок! Наверное, именно из-за него он и тащился сейчас по грязи неведомо куда, чувствуя, что его долг — хоть чем-то помочь жене и ребенку убитого им человека.

Генри остановил карету перед ветхим, полуразвалившимся домиком неподалеку от порта. Здесь в основном селились гасконцы или обедневшие французы. Выглянув из кареты, Джулиан заметил мигнувший в окошке огонек.

Генри распахнул дверцу кареты, и Джулиан спрыгнул на землю, придерживая рукой цилиндр.

— Что мы скажем миссис О'Ши, сэр? — горестно бормотал за спиной старый негр. — Она очень, очень плоха, сэр.

— В данный момент — ничего, — отозвался Джулиан. — Я сам решу, что ей говорить.

— Да, сэр, — опустив голову, тихо ответил негр.

Возглавляемая Джулианом небольшая процессия пересекла грязный дворик и по шатким ступенькам поднялась на полуразвалившееся крыльцо. На стук Джулиана выскочила седая негритянка. Приоткрыв дверь, она робко переводила взгляд с Джулиана на Генри, а с него — на старого Джозефа. Когда тот кивнул, она приветливо пригласила их в дом.

Джулиан растерянно оглядывал нищую обстановку. Дешевая, ветхая мебель, на столе — потрепанная Библия, а над ней — старенькая икона с изображением Богоматери. В комнате стоял лютый холод, тонкие стены домика дрожали от порывов ледяного ветра.

Сняв пальто, цилиндр и перчатки, Джулиан отдал их негритянке.

— Мне нужно видеть вашу хозяйку.

Служанка, потуже стянув старенькую, дырявую шаль на щуплых плечах, провела Джулиана в соседнюю комнату. Здесь было заметно теплее — в камине еще тлело полено. Джулиан на цыпочках приблизился к постели, где лежало жалкое подобие женщины. Кожа ее пожелтела, как старый воск, исхудавшие пальцы безжизненно замерли поверх тонкого одеяла. Дыхание было хриплым, затрудненным, как у загнанного кролика.

— Что с ней? Воспаление легких? — повернувшись к негритянке, шепотом спросил Джулиан.

Не сводя печальных глаз с умирающей хозяйки, чернокожая служанка кивнула.

— Она слабая, очень слабая… чахотка, сэр. Три дня назад ее свалило! Доктор сказал, это, дескать, вопрос времени. А священник, тот вообще пришел и ушел.

— А ребенок?

— Мисс Мерси, она спит в соседней комнате.

«Мерси [1], — подумал Джулиан. — Прелестное имя для девочки».

— Сколько ей лет?

— Девять, сэр. — Женщина помялась. — А почему вы здесь, сэр?

Джулиан отвел глаза в сторону.

— Я близкий друг семьи, — пробормотал он.

По лицу негритянки было видно, что она не верит ни единому его слову. Однако она не настаивала.

— Да, сэр.

— Я посижу с ней, — сказал Джулиан и недовольно покосился на едва тлеющий в камине огонь. — Попросите слугу принести дров.

Старуха смущенно опустила глаза.

— Нет дров, сэр. Последние ночью пожгла… хотела согреть хозяйку..

Вытряхнув из кармана несколько монет, Джулиан сунул их в руку женщине:

— Отдайте их моему кучеру. Пусть раздобудет дров. И побыстрее.

Негритянка со слезами на глазах благодарно улыбнулась Джулиану:

— Да, сэр!

Она уже повернулась, чтобы уйти, и тут он окликнул ее:

— Кстати… как зовут вашу хозяйку?

— Коринна, сэр. Коринна О'Ши.

Она ушла, а Джулиан, отыскав стул, подвинул его к постели и сел на него. Джулиан внимательно вгляделся в исхудавшее лицо умирающей. Оно еще хранило следы былой красоты: прекрасный овал, изящный нос, прелестная форма рта, великолепно очерченные густые брови. Вьющиеся волосы умирающей прежде, вероятно, были черными как смоль. Теперь же они густо подернулись серебром — скорее от страданий, чем от груза лет, с жалостью подумал Джулиан. Под высокими скулами ярко рдели пятна лихорадочного румянца. И снова гнев захлестнул Джулиана — только подумать, что муж этой бедняжки, бросив ее умирать в этой дыре, мог отправиться к шлюхам!

* * *

Вскоре с полной охапкой дров вернулся Генри. Разведя огонь, он незаметно выскользнул из комнаты. Джулиан не знал, сколько он просидел — может, час, может, два, как вдруг Коринна О'Ши открыла глаза. И Джулиан утонул в этих небесно-синих глазах — самых прекрасных, какие он когда-либо видел.

Женщина посмотрела на него, и взгляд ее неожиданно прояснился.

— Брендан? — удивленно прошептала она.

Смутное чувство вины и глухое раздражение захлестнули Джулиана. Но, взяв себя в руки, он выдавил самую непринужденную улыбку, которую только мог.

— Ваш муж немного задержался, мадам, — он сам поразился тому, насколько легко ложь слетела у него с языка, — и попросил меня узнать, как вы себя чувствуете.

Лицо Коринны просветлело. Надежда — вот что Джулиан прочел в ее глазах, и снова у него от жалости сжалось сердце.

— Вы друг моего мужа, месье? — пробормотала она, тщетно пытаясь поднять голову.

Но Джулиан заставил ее лечь.

— Да, мадам. Не волнуйтесь, прошу вас. Могу ли я чем-нибудь вам помочь? — Взгляд Джулиана упал на ночной столик. — Хотите выпить воды, мадам?

Женщина покачала головой — на большее у нее не хватило сил. Судорожно вздохнув, она едва слышно произнесла:

— Мерси…

— Мерси? — удивленно повторил Джулиан. — Ах да, ваша дочь!

— Я должна поговорить с ней.

Джулиан растерянно оглянулся, и тут из-за его плеча послышался дрожащий детский голосок:

— Мама!

Он вскочил. На пороге стояла маленькая девочка. При виде перепуганного ребенка у него перехватило дыхание. Он оцепенел, будто увидел перед собой призрак. Мерси О'Ши была точной копией своей умирающей матери — такая же изящная, утонченно прекрасная, словно фарфоровая статуэтка, — но при этом с огненно-рыжими кудрями Брендана и ирландскими зелеными глазами.

Эти невероятно огромные зеленые глаза сейчас были прикованы к исхудалому лицу Коринны.

— Мама! — испуганно повторила она. Бросив подозрительный взгляд на застывшего незнакомца, девочка робко шагнула к постели. На ней была лишь ветхая ночная рубашка, и Мерси дрожала от холода. Под мышкой она держала куклу.

Коринна открыла лихорадочно блестевшие глаза.

— Иди сюда, дитя, — чуть слышно позвала она.

Джулиан тактично посторонился, и Мерси, перебирая босыми ножками, бросилась к матери и, опустившись на колени возле постели, вцепилась в ее руку.

— Мама, ты совсем больна, — заплакала она.

— Мерси, я скоро оставлю тебя, — хрипло прошептала умирающая.

— Нет, мама! Нет! — В широко раскрытых глазах Мерси заметался страх.

— Не бойся… отец позаботится о тебе. Он скоро придет.

— Я не хочу оставаться с папой! Он все время кричит на меня. И от него так отвратительно пахнет… — плакала девочка.

Но Коринна не слушала. Слова с трудом срывались с ее губ.

— Все будет хорошо, Мерси. У твоего отца… были тяжелые времена… но потом, когда меня не станет… он будет жить только для тебя. Вот увидишь.

— Я не хочу, чтобы ты умирала! — рыдала Мерси.

Джулиан, невольный свидетель этой душераздирающей сцены, почувствовал, как у него запершило в горле. Он тихо приблизился к кровати, и его рука легла на худенькое плечо девочки.

— Мерси, твоей маме надо отдохнуть.

Зеленые глаза — слишком огромные и старые для такого юного личика — сердито блеснули.

— А вы кто такой, месье? — сердито спросила она.

Джулиан опешил.

— Меня зовут месье Деверо, Мерси. Я… э-э-э… приятель твоего отца. Пришел предупредить твою маму, что твой отец… м-м-м… задерживается.

— Понятно. А теперь уходите, месье Деверо, — гневно сказала Мерси. — Все остальное — не ваше дело. Я сама позабочусь о маме.

Неукротимая гордость и сила духа этого ребенка потрясли Джулиана. В тишине вдруг слабо прошелестел голос Коринны:

— Мерси, нехорошо так разговаривать с гостем!

Девочка тревожно вглядывалась в лицо матери.

— Мама! Мама! Нет! Очнись! Ты должна очнуться!

Джулиан твердой рукой удержал ее.

— Мерси, твоей маме нужен отдых!

Девочка обернулась к нему с яростно сжатыми кулаками.

— Нет! — завопила она, и крохотные кулачки маленькой фурии забарабанили по его груди. — Нельзя, чтобы она вот так ушла! Если я не разбужу ее, она…

Вдруг руки ее опустились, и Мерси снова превратилась в испуганную плачущую девочку. Она не сопротивлялась, когда Джулиан, взяв ее на руки, крепко прижал к груди. Ее худенькое тело сотрясалось от рыданий, разрывавших его сердце. Он растерянно поглаживал ее волосы и похлопывал по спине, не переставая удивляться, какой хрупкой, маленькой и беспомощной она кажется, когда лежит в его объятиях.

Вдруг, откинув голову, девочка взглянула ему в глаза.

— Она ведь умирает, правда, месье? — душераздирающим голосом спросила она.

Горе, исказившее детское лицо, разрывало Джулиану сердце.

— Я позабочусь о тебе. Клянусь, Мерси, — прошептал он.

Ее головка упала ему на плечо. И вдруг новое, могучее чувство волной поднялось в его душе: он почувствовал, что готов защищать этого ребенка от всего мира. Даже ценой собственной жизни.

* * *

Джулиан отнес Мерси в ее комнату и уложил в кровать, заботливо подоткнув одеяло. Потом подобрал с пола куклу и положил возле нее. Мерси уже спала, чуть слышно всхлипывая во сне.

Джулиан просидел возле Коринны О'Ши всю ночь. Она попросила его дать ей слово, что он позаботится о ребенке, будет добрым, заботливым другом — и он пообещал это с легким сердцем.

На исходе ночи она умерла. Он держал ее руку до тех пор, пока она не начала холодеть.

* * *

Восход солнца застал Джулиана, небритого и взъерошенного, за чашкой жидкого кофе в неприбранной гостиной. За его спиной чернокожая служанка обряжала свою хозяйку в последний путь.

Ему казалось, за эту ночь он постарел на добрый десяток лет. До вчерашнего дня ему еще никогда не приходилось так близко видеть смерть, а в эту ночь у него на глазах умерли сразу двое. И он чувствовал, что в этом есть и его вина.

Поставив на стол щербатую кружку, Джулиан поднялся и подошел к окну. Он знал — придется позаботиться о похоронах. А тут еще ребенок… Дьявольщина, что прикажете теперь делать с девочкой?!

Кто-то постучал в дверь, и чернокожая служанка, проскользнув мимо него, бросилась открывать. Это был Поль Рилье.

— Джулиан! — воскликнул он, увидев своего молодого друга.

— Входи, Поль, — прошептал Джулиан и бросил взгляд в сторону кровати.

Поль, проследив за его взглядом, побледнел и осенил себя крестом.

— Жена?

— Да. Она умерла, бедняжка, — глухо сказал Джулиан.

— Боже милостивый! Значит, эта пьяная скотина отправилась развлекаться, пока несчастная…

— Да. — Джулиан кивнул в сторону спальни: — Там ребенок. Девятилетняя девочка. Все еще спит, наверное.

— Как это ужасно, мой друг… — Поль осторожно тронул Джулиана за рукав. — Но ведь это не твоя вина.

— Не моя вина?! Но ведь это я отправил О'Ши к праотцам!

Они и не заметили, как в комнату проскользнула девочка.

— Папа! — воскликнула Мерси. — Папа умер?!

Мужчины резко обернулись. На лицах обоих было написано смущение. Мерси не сводила с Джулиана пылающих гневом зеленых глаз.

— Малышка, позволь мне объяснить…

Но Мерси не желала ничего слушать.

— Значит, папа мертв, и убили его вы, месье? — Она повернулась к кровати. — Мама, этот человек… — И вдруг поняла, что произошло. — Мама!

Воспоминание о том, что последовало за этим, долгие годы преследовало Джулиана по ночам. Мерси, подбежав к постели, принялась трясти умершую мать, истерически вскрикивая, умоляя ответить, объяснить, почему она не просыпается, почему у нее такие холодные руки. Когда Джулиан попытался оттащить ее в сторону, Мерси бросилась на него, как разъяренная кошка, царапаясь и визжа, крича ему, что он убийца.

Наконец Полю удалось оторвать девочку от Джулиана. Щуплый человечек только охал под ударами на удивление крепких кулачков Мерси.

— Что будем с ней делать, Джулиан?

Тот посмотрел на него затравленным взглядом.

— Отвези ее в монастырь урсулинок. Все финансовые вопросы я улажу сам. А пока тебя не будет, — его помертвевшее лицо снова обратилось к тому, что еще недавно было Коринной О'Ши, — я присмотрю за ней.

— Хорошо, друг мой, — кивнул Поль и вынес из комнаты рыдающую девочку.

Джулиан знал, что никогда не забудет залитого слезами, покрасневшего лица Мерси, когда она, выглядывая из-за плеча Поля, кричала ему:

— Убийца! Я ненавижу вас, месье! Я буду ненавидеть вас до самой смерти!

Эти крики эхом отдавались от стен того ада, которые с этого дня сомкнулись вокруг сердца Джулиана.

Глава 3

Новый Орлеан, 1851 год

Сидя в элегантной столовой своего городского дома на Королевской улице, Джулиан Деверо с горькой усмешкой в который раз пробегал глазами записку, полученную от начальницы школы Святой Девы Марии:

«Месье Деверо.

Я должна немедленно встретиться с вами. Речь идет о деле чрезвычайной важности. Оно касается вашей воспитанницы, Мерси О'Ши.

Мать-настоятельница».

С тяжелым вздохом Джулиан отложил записку в сторону и поднес к губам чашку с кофе. Интересно, о каком это «деле чрезвычайной важности» идет речь? Он знал, девчонка была истинным проклятием для добрых сестер. Правда, теперь она превратилась в очаровательную девушку.

Весьма и весьма очаровательную, с горечью подумал Джулиан. Беда лишь в том, что она упорно продолжала ненавидеть его.

Джулиан за последние годы из худощавого, гибкого юноши превратился в крепкого, мускулистого мужчину. Ему исполнилось двадцать девять лет, и в густых черных волосах еще не видно было седины, а чеканный профиль казался высеченным из мрамора. Однако глаза его, по-прежнему синие, уже потеряли теплый блеск, и его заменил циничный огонек, свойственный тем, кто уже успел растерять свои иллюзии.

Надо ехать в школу Святой Девы Марии, тоскливо подумал он. Интересно, что учинила шальная девчонка на этот раз? Обучение Мерси в монастырской школе подходило к концу. Пора было подумать о ее будущем.

Память перенесла его в тот трагический день, когда он впервые увидел Мерси. С тех пор как в ту роковую ночь девочка вошла в его жизнь, произошло много событий. Джулиан объявил, что готов стать ее опекуном, и его просьба тотчас была удовлетворена. Он отвез ее в монастырскую школу урсулинок, а потом — в школу Святой Девы Марии. Джулиан следил, чтобы девочка ни в чем не нуждалась. Вначале она относилась к нему с нескрываемой враждебностью, потом — с холодной подозрительностью, а теперь, став старше, — с вежливым равнодушием, за которым, он не сомневался, крылась глубокая ненависть.

Со временем мать Аниза сообщила девочке официальную версию смерти ее отца во время пьяной драки в кабаке, объяснив, что власти, проведя расследование, пришли к выводу, что ее опекун Джулиан Деверо невиновен. Все было напрасно. Для Мерси он навсегда остался негодяем, застрелившим ее отца.

Какая ирония судьбы, с горечью подумал он. Девочка до сих пор не подозревает, что ее отец — тоже убийца…

Рана, которую он нанес бедняжке Женевьеве, оказалась роковой. В нее попала инфекция, и неделю спустя она умерла от заражения крови.

Смерть Женевьевы развеяла последние юношеские иллюзии Джулиана…

* * *

Погрузившись в черную тоску, он несколько лет жил как последняя скотина — ифал, распутничал, дрался на дуэлях — и в результате заслужил прозвище «Беспощадный».

Вольная жизнь Джулиана закончилась в тот день, когда его отец неожиданно умер от сердечного приступа и ему пришлось стать главой семьи и заняться семейным хлопковым бизнесом. Вскоре он познакомился с Жюстиной Бегу, и очаровательная смуглянка моментально взяла в плен его сердце. Он поселил ее в прелестном бунгало за чертой города и был счастлив. Сейчас их сыну Арно шел уже пятый год.

Что же до Жюстины… Джулиан вздохнул. Его сердце раздирали противоречивые чувства. В тот день, когда он узнал, что Жюстина беременна, он чуть было не женился на ней. Но общество Нового Орлеана было соткано из предрассудков. Жюстина могла быть его любовницей, но не женой. Женившись на ней, он был бы вынужден уехать отсюда, увезти ее во Францию, подальше от местных кастовых предрассудков. А это значило навсегда порвать с семьей.

— Вам что-нибудь нужно, месье? — окликнул его с порога знакомый голос.

Обернувшись, Джулиан увидел Генри. За последние годы этот хитрый, пронырливый мулат из кучера превратился в личного камердинера и доверенное лицо хозяина. Они были примерно одного возраста, и Джулиан порой шутил, что та роковая ночь в борделе мадам Софи связала их нерасторжимыми узами.

— Мне понадобится экипаж, Генри, и очень скоро, — сказал Джулиан. — Меня ждут в школе Святой Девы Марии.

— Экипаж будет ждать у дверей.

* * *

Мерси О'Ши, стоя в обнесенном каменными стенами саду монастырской школы, нетерпеливо ожидала появления Филиппа Бруссара. Воспитанницам монастыря было строжайше запрещено встречаться с молодыми людьми. Но Мерси доставляло удовольствие нарушать те бесконечные запреты, которые без конца изобретали сестры в школе монастыря Святой Девы Марии.

К восемнадцати годам Мерси превратилась в очаровательную девушку — чуть выше среднего роста, с тонкой талией, пышной грудью и стройными ногами. Но лучшим ее украшением была роскошная масса огненно-рыжих вьющихся волос, которые Мерси упорно отказывалась прятать под головной убор, как это было принято в монастырской школе. Зеленые ирландские глаза Мерси унаследовала от отца, аристократические черты лица достались ей от матери. Девушка была очаровательна — прямой точеный носик, нежный рот с полными розовыми губами. Длинные густые ресницы, изящные дуги бровей и нежный румянец на шеках делали ее похожей на прекрасную дикую розу.

За стеной загрохотали колеса, и Мерси нетерпеливо щелкнула пальцами. Ну когда же наконец появится Филипп?! Прошло уже несколько месяцев, как во время мессы впервые встретились их руки, и когда неделю назад он сделал ей предложение, Мерси с восторгом согласилась. Она не могла дождаться того дня, когда, став его женой, вырвется за стены опротивевшего монастыря. Но для этого придется вначале получить согласие ее опекуна — этого отвратительного, надменного… словом, настоящего дьявола — Джулиана Деверо. Во всяком случае, так ей сказала мать Аниза.

Стоило Мерси подумать о Джулиане, как в глазах ее вспыхивал гнев. Ей никогда не забыть ту ужасную ночь, когда она потеряла сразу обоих родителей. Не забыть слова Джулиана, от которых кровь в ее жилах разом превратилась в лед: «Не моя вина?! Но ведь это я отправил О'Ши к праотцам!»

С того дня как городской совет официально назначил Джулиана ее опекуном, его отношения с Мерси можно было назвать вооруженным нейтралитетом. Раз в месяц они встречались — на несколько минут. При этом всегда присутствовала одна из сестер. Фразы, которыми они обменивались, почти никогда не менялись.

— Надеюсь, у вас все в порядке, Мерси?

— Да, месье.

— Вам что-нибудь нужно?

— Нет, месье.

— Сестра Кларабелль жалуется, что вы порой ведете себя не так, как положено.

— Я буду стараться, месье.

Вначале на этих встречах Мерси демонстрировала ледяное презрение. Однако позже, когда сестры, изрядно намучившись с ней, стали призывать Джулиана на помощь всякий раз, как она поднимала мятеж, между ними начали вспыхивать ссоры, в которых обе стороны имели полную возможность продемонстрировать свой темперамент.

Однако за последний год, вынуждена была признать Мерси, напряженность между ними немного спала. Повзрослев, она взглянула на него глазами женщины и вдруг увидела, что Джулиан Деверо дьявольски привлекателен. Достаточно ей было увидеть его, и у нее начинали дрожать колени. А порой, когда его холодный, чуть циничный взгляд вдруг останавливался на ней, ее начинал бить озноб. Бедняжке приходилось прилагать невероятные усилия, чтобы не дать ему заметить, что с ней происходит. Отчасти поэтому она поощряла ухаживания Филиппа. Он предлагал ей возможность спастись — спастись от надоевших монахинь, от Джулиана и от этих новых, сводивших с ума чувств, так странно перемешавшихся в ее душе с мрачными воспоминаниями детства.

Наконец ворота распахнулись, и появился Филипп Брусcap. Это был высокий худощавый молодой человек со светлыми волосами, лет двадцати на вид.

При виде его у Мерси вырвался вздох облегчения.

— Филипп! — нетерпеливо крикнула она. — Сюда! Скорее!

Увидев ее, Филипп бегом кинулся к Мерси и быстро поцеловал в щеку.

— Ты скучала по мне, правда?

Мерси подняла на него глаза, отчаянно моля Бога о том, чтобы его поцелуй, ощущение его рук, обнимавших ее за талию, пробудили в ней хоть какие-то чувства. Впрочем, не важно, подумала она, все это еще придет — после свадьбы.

— Да, милый! Еще как скучала!

И в тот момент, когда Филипп, забыв обо всем, привлек девушку к себе, ворота монастыря распахнулись и на пороге появился Джулиан Деверо.

Мерси и Филипп отскочили друг от друга как ошпаренные. Оцепенев от ужаса, Мерси остановившимся взглядом смотрела на своего опекуна. Джулиан появился на редкость не вовремя, а от его взгляда, как она уже знала, мало что могло укрыться. Так оно и вышло — заметив парочку, он быстро направился к ней. На губах его играла жестокая усмешка, стук каблуков отдавался в ушах перепуганной девушки погребальным звоном. Наконец Джулиан остановился перед ними. Глаза их встретились, и сердце Мерси ухнуло в пятки.

— Что это значит? — спросил он, переводя холодный взгляд с Мерси на Филиппа.

Мерси заставила себя гордо вздернуть подбородок.

— Месье Деверо, позвольте представить вам Филиппа Бруссара… моего друга.

Филипп шагнул вперед, неуклюже протянув Джулиану руку:

— Месье Деверо, весьма польщен знакомством с вами. Мерси рассказывала… рассказывала о вас немало хорошего…

— Да неужели? — с ядовитой усмешкой перебил его Джулиан, не обращая внимания на дрожащую руку Филиппа. Когда тот, окончательно смутившись, опустил ее, Джулиан добавил: — Прошу меня извинить, месье Бруссар, но я не могу позволить, чтобы вы оставались наедине с моей подопечной без надлежащего присмотра. Это совершенно недопустимо! Так что будьте любезны оставить нас.

Филипп судорожно глотнул.

— Да, месье… конечно, месье. Я… Мы поговорим позже.

И Филипп едва ли не бегом бросился к воротам.

Джулиан повернулся к Мерси, и та чуть не зарыдала от злости, увидев на его губах всю ту же ядовитую усмешку.

— Какой пугливый юноша! Вы уверены, что ему не станет дурно от страха?

Мерси едва сдержалась, чтобы не стукнуть кулаком по этому ухмыляющемуся лицу. Из груди ее вырвался возмущенный вопль:

— Как вы посмели, месье? Как вы могли так грубо, так презрительно разговаривать с Филиппом?

— Зато ваше поведение, моя дорогая, конечно, выше всяких похвал, да? Встретиться… с любовником… тайно…

— Но он вовсе мне не любовник, месье!

— В самом деле? — Джулиан шагнул к ней. — Тогда объясните, ради всего святого, что у вас за отношения с месье Бруссаром?

— Это совсем не то, что вы думаете! — гордо вскинув подбородок, заявила она.

Джулиан насмешливо фыркнул:

— Не юный ли месье Бруссар причина того, что меня вдруг так неожиданно вызвала к себе мать Аниза?

— Да, — смущенно призналась Мерси.

— Ну что ж, пойдемте. — Насупившись, он взял ее под руку и повел за собой.

Мерси пришлось почти бежать, чтобы не отстать от Джулиана, быстро шагавшего по дорожке.

Они остановились перед массивной входной дверью, и тут вдруг Джулиан обратился к ней:

— Отправляйтесь к себе в комнату, Мерси! Я сам поговорю с матерью Анизой. И о царящих в ее заведении возмутительно свободных нравах, и об отсутствии надлежащего надзора за воспитанницами, чему я сам был свидетелем! А потом побеседую с вами.

Мерси задохнулась от ярости. Но за эти годы она уже успела понять, что в такие минуты протестовать не только бесполезно, но даже опасно.

— Да, месье, — пробормотала она и исчезла.

Глава 4

— Как вы могли допустить такое?!

Джулиан Деверо мерил быстрыми шагами кабинет матери-настоятельницы. Мать Аниза и сестра Кларабелль, съежившись в углу, не сводили с его разгневанного лица широко раскрытых, испуганных глаз.

— Прошу вас, месье Деверо, не могли бы вы присесть, чтобы мы могли обсудить этот вопрос спокойно?

— Спокойно?! — взвился Джулиан, всплеснув руками. — Неужели вы ничего не поняли?! Я только что застал свою воспитанницу с каким-то молодым хлыщом весьма сомнительного вида… а ни одной наставницы и близко не было!

— Да, месье, уверяю вас, мы все понимаем. Мы с сестрой Кларабелль приносим вам наши глубочайшие сожаления, — перебила его мать Аниза.

— Как такое могло случиться? — недоуменно пожал он плечами.

— Случиться, месье? Но что именно? — удивленно посмотрела на него сестра Кларабелль.

Хмурый взгляд Джулиана остановился на бледном лице пожилой монахини.

— Как моя воспитанница смогла познакомиться с молодым Бруссаром?

Монахини испуганно переглянулись.

— Могу только предположить, месье, что это произошло во время мессы. Но все было совершенно невинно, уверяю вас… — сказала сестра Кларабелль.

— Молодой Бруссар просил руки Мерси. По моему мнению, для вашей воспитанницы это была бы весьма удачная партия… — вмешалась в разговор настоятельница.

— Удачная партия?! — загремел Джулиан. — Неужели вы осмелились подумать, что я соглашусь выдать свою воспитанницу за сына какого-то трактирщика?

— Месье Деверо, — всполошилась сестра Кларабелль. — Но отец Бруссара пользуется всеобщим уважением в квартале…

— У меня насчет нее уже есть кое-какие планы, — проворчал Джулиан. — Я введу ее в свет и, когда придет время, сам выберу для нее подходящего жениха.

— Что ж… если таково ваше желание… — Мать-настоятельница развела руками.

— Все, что мы собирались сделать, — поддержала ее сестра Кларабелль, — это довести до вашего сведения просьбу Мерси и узнать, сочтете ли вы молодого Бруссара подходя…

— Довести просьбу Мерси до моего сведения? — с усмешкой повторил Джулиан. — Очень хорошо. Так вот, мой ответ — нет. — Поднявшись, он надел шляпу. — Всего доброго, сестры.

Едва за Джулианом захлопнулась дверь, обе монахини ошеломленно уставились друг на друга.

— Кровь Христова! — выдохнула наконец мать Аниза. — В жизни не видела человека с таким дьявольским темпераментом! Похоже, он сам ею заинтересовался!

* * *

Джулиан, мрачно усмехаясь своим мыслям, торопливо шагал к выходу из монастыря, но вдруг из-за кустов вынырнула Мерси и стремглав бросилась к нему.

— Месье! Подождите, прошу вас!

Она остановилась рядом с ним — прелестное, восхитительно юное создание. Но отчаянная надежда, горевшая в ее глазах, не имела к нему ни малейшего отношения, и мысль об этом неожиданно больно задела его.

— В чем дело, Мерси? — нетерпеливо спросил он. — Кажется, ты должна была ждать меня в своей комнате.

— Но я услышала, как вы уходите… и мне пришло в голову, что, может быть, вы не захотите меня видеть…

Джулиан, вдруг почувствовав себя неловко, отвел глаза в сторону.

— Мне кажется, тебе следует поговорить с матерью Анизой.

— Нет! — Пальцы Мерси нервно теребили кружевную оборку белоснежного передника. — Я хочу услышать все от вас — и теперь.

Он поднял голову, и Мерси увидела холодные синие глаза и твердо сжатые челюсти.

— Что ж… тогда вынужден тебя огорчить — твой приятель получит отказ.

— Что?! — ахнула она. — Но почему?

— Я не позволю тебе связать жизнь с сынком какого-то трактирщика!

Мерси скрипнула зубами.

— Не позволите? Неужели вам никогда не приходило в голову, что все, о чем я мечтаю, — это избавиться от вашей опеки?

В глазах Джулиана блеснул опасный огонек.

— Нисколько в этом не сомневаюсь! Но ты еще не в том возрасте, чтобы самой принимать решения.

Изумрудные глаза Мерси сверкали презрением.

— Ах так? Учтите, я все равно выйду замуж за Филиппа — с вашего разрешения или без — все равно!

Волна гнева захлестнула Джулиана, и он, схватив Мерси за руки, прижал ее к себе. Несколько мгновений длился этот поединок горевших яростью глаз. И вдруг Джулиан понял, что умирает от желания поцеловать эти дерзкие юные губы, стереть презрение с этого прекрасного лица. Ему с трудом удалось взять себя в руки.

— Только попробуй, Мерси! — прошипел он. В голосе его звенела сталь. — Ты не посмеешь!

— Разве вы не понимаете, что я ненавижу вас — с самого первого дня? — закричала она.

Он разжал руки так резко, что Мерси едва удержалась на ногах.

— Я прекрасно это знаю, — ухмыльнулся он. И, отвернувшись от нее, зашагал к выходу, а дрожащая от ярости Мерси беспомощно смотрела ему вслед.

* * *

— Папа! Папа!

Четырехлетний мальчик, одетый в черные панталоны до колен, сюртук того же цвета и рубашку, повязанную у ворота красным бантом, увидев отца, бросился к нему в объятия.

Рассмеявшись, Джулиан крепко обнял малыша и расцеловал его в нежные румяные щеки.

— Соскучился, сынок? — ласково спросил он.

Арно поднял к нему светившееся радостью лицо, на котором, как синие звезды, сверкали отцовские глаза.

— Ты так долго не приезжал, папа, — грустно протянул он, — целых три дня. Мама помогла мне подсчитать.

— Прости, малыш, — серьезно ответил Джулиан. — В последнее время я был очень занят. Но я даю тебе честное слово исправиться.

— Хорошо, — с недетской серьезностью заявил Арно. — Вчера я отыскал в саду трех червяков, хотел тебе показать, а ты не приехал.

— Какое разочарование! — вздохнул Джулиан и взъерошил густые черные кудри сына. Как он любил этого мальчика!

Услышав шуршание юбок, он поднял голову. Жюстина появилась на пороге, держа в руках серебряный чайный поднос. Задолго до рождения Арно Джулиан оформил соответствующие документы, и сейчас Жюстина хотя и оставалась цветной, но была свободной женщиной. И годы оказались бессильны остудить ее любовь к Джулиану.

При виде отца с сыном, которые сидели, тесно прижавшись друг к другу, в глазах ее вспыхнула невольная гордость.

— Арно, — ласково сказала она, — я оставила тебе на кухне молоко и рисовое печенье. Генри побудет с тобой, пока ты ешь.

— Но, мама, я хочу побыть с отцом! — запротестовал мальчик.

— Потом, милый. Папа поиграет с тобой, но позже.

— Поиграешь, папа? — с надеждой спросил малыш.

— Непременно, — отозвался Джулиан, погладив сына по щеке. — А теперь беги на кухню.

Улыбнувшись, мальчик спрыгнул с отцовских колен и вприпрыжку бросился к двери.

Поставив поднос на чайный столик, Жюстина опустилась в изящное кресло и принялась разливать чай. Наполнив чашку ароматным напитком, она с улыбкой протянула ее Джулиану.

— Ты прекрасно выглядишь, Жюстина, — сказал он. — А малыш, как всегда, цветет.

— У тебя встревоженный вид, Джулиан.

Из груди его вырвался вздох.

— Опять проблемы с Мерси. Держу пари, шальная девчонка и святого может вывести из себя! Вбила себе в голову, что хочет выйти замуж, только выбрала, представь себе, сына какого-то трактирщика!

Жюстина подняла на него глаза.

— Не думаю, что сын трактирщика — неподходящая партия для твоей воспитанницы, — задумчиво сказала она, — особенно учитывая ее происхождение.

— У меня насчет нее другие планы, — пробурчал Джулиан.

Жюстина пытливо вгляделась в его лицо и понимающе улыбнулась:

— Ты бережешь ее для себя.

— Чушь! — ощетинился Джулиан.

— Совсем нет, — печально проговорила Жюстина. — Я давно уже заметила это. — Голос ее дрогнул, и она покачала головой.

Джулиан наклонился к ней. В глазах его была мольба.

— Жюстина, нет! Во всем этом нет и крупицы правды.

Она пересела на подлокотник его кресла.

— Все в порядке, Джулиан. Я знаю, ты никогда не бросишь нас с Арно. Но вспомни — весь прошлый год мы с тобой прожили как брат и сестра.

Виновато взъерошив волосы, Джулиан отвернулся. Жюстина говорила правду. Из пылких любовников они давно уже превратились в близких друзей, и почему-то оба знали, что возврата к прошлому не будет. Наконец он решился поднять на нее глаза.

— Мне очень жаль, милая. Правда, жаль, — тихо добавил он.

— Все в порядке, Джулиан.

Итак, их с Жюстиной отношения перешли в новую стадию. Но это не конец, с какой-то яростной одержимостью твердил себе Джулиан. Нет, нет, это не конец!

— Ты хочешь эту девочку, Джулиан. Так почему бы тебе на ней не жениться? — ласково сказала Жюстина.

Он подскочил как ужаленный.

— Как ты можешь говорить такое? После всего, что было между нами?

На губах Жюстины расцвела прелестная улыбка.

— Но ведь я желаю тебе счастья!

Джулиан, помявшись, неуверенно спросил:

— А ты, Жюстина? Может, позже, когда Арно немного подрастет, ты найдешь себе другого? — И вдруг улыбнулся: — Только уж будь добра, непременно найди достойного человека, иначе ему придется иметь дело со мной!

Жюстина отвела глаза.

— Джулиан, не забивай себе голову моими проблемами…

Оба вздохнули с облегчением, когда в комнату вошел Генри. Бросив влюбленный взгляд на Жюстину, он поклонился ей, потом повернулся к Джулиану:

— Хозяин, вы просили напомнить, что вечером у вас важная встреча на хлопковой бирже.

— Проклятие! — Бросив взгляд на часы, Джулиан вскочил на ноги. — Ты прав, я уже опаздываю. Жюстина, прости, но…

— Тебе незачем извиняться, — улыбнулась она.

— Я должен попрощаться с сыном.

— Конечно. Арно! — позвала она.

Мальчик вихрем ворвался в комнату, но, заметив отца, стоявшего в дверях с цилиндром в руке, разрыдался:

— Папа, нет! Не уезжай!

Отбросив шляпу, Джулиан подхватил сына на руки.

— Мне пора идти, мой мальчик, у меня важное дело. Но не плачь — завтра я прямо с утра заеду за тобой, и мы весь день проведем вдвоем в парке. А если захочешь, покатаемся на каруселях.

— Честное слово? — замирая от восторга, спросил Арно. Его глаза сверкали.

— Честное слово.

Малыш просиял и кинулся отцу на шею, зная, что тот никогда не нарушает данного им обещания.

* * *

— Так он отказал! Этого не может быть!

Мерси и Филипп снова стояли под тем же яблоневым деревом в садике монастырской школы. Мерси только что Преподнесла несостоявшемуся жениху новость о том, что Джулиан Деверо отклонил его предложение. Филипп метался по двору, словно дикий зверь в клетке.

— Филипп, мне так жаль, — протянула она. — Мы что-нибудь непременно придумаем и уговорим Джулиана. В ответ тот бросил на нее разъяренный взгляд.

— И что за причину этот чертов опекун назвал тебе? Почему он мне отказывает?

Вздохнув, Мерси опустила глаза.

— Он сказал… что ты для меня неподходящая партия.

— Неподходящая?! — вскричал Филипп.

— Ш-ш-ш! — встревоженно зашипела Мерси, с расширившимися от ужаса глазами оглядываясь по сторонам.

— Неподходящая, значит! Нет, каков негодяй! — бушевал жених.

— Что ж, тогда к дьяволу Джулиана! — пылко воскликнула Мерси. — Он отказал тебе просто из вредности. Тогда нам придется бежать, Филипп.

Он изумленно вытаращил глаза.

— Ни за что! Твоя репутация будет погублена!

— Ладно. Что ты предлагаешь?

Филипп гордо вскинул голову.

— Твой опекун задел не только мою честь, но и честь нашей семьи. Я должен вызвать его на дуэль.

— Вызвать на дуэль? — вскричала Мерси. — Пресвятая Богородица! Да он же убьет тебя! Ведь он… — она невольно вздрогнула, — очень грозный противник.

Филипп почувствовал себя оскорбленным.

— А меня ты кем считаешь? Сосунком?

— Нет… конечно же, нет. Просто… Ты понимаешь, у него в таких делах больше опыта. Говорят, он меткий стрелок…

Но Филипп кипел таким возмущением, что доводы рассудка на него уже не действовали.

— Это вопрос чести, Мерси! Джентльмен не может простить подобное оскорбление, и я весьма удивлен, что ты этого не понимаешь.

— Филипп, умоляю…

— Прощай, Мерси. — И он, повернувшись, направился к воротам.

Мерси бессильно привалилась к дереву. Боже, что она натворила?! Сама разрушила свое счастье!

И теперь Филипп умрет. В этом она нисколько не сомневалась. Он вызовет Джулиана на поединок, и тот без тени сожаления пустит пулю ему в сердце. А все по ее вине!

Конечно, Джулиан — жестокосердый негодяй, но не глупо ли с ее стороны было постоянно дразнить и раздражать его? И разве все эти годы, когда строгие сестры без конца читали ей нотации и наказывали за каждую провинность, не лучше ли было слушаться их, ведь они желали ей только добра? Увы, раскаяние пришло слишком поздно. Дикий ужас сжал ей сердце, когда Мерси сообразила, что ее упрямство может обернуться трагедией.

* * *

Возвращаясь домой с биржи, Джулиан вспоминал последнюю встречу с Мерси. Пришло время признать — он и в самом деле хотел, чтобы она принадлежала ему. Другого объяснения накатившей на него ярости, когда он узнал о сватовстве Филиппа, просто не было. Узнав, что у него есть соперник, он повел себя как дикий зверь, проведавший, что кто-то покушается на его территорию.

Джулиан пытался понять, когда же в его душе зародилось чувство к Мерси. Может, когда ей исполнилось шестнадцать и она, вспылив, вылетела из комнаты во время одной из их редких встреч? Или годом позже, в день своего семнадцатилетия, когда презрительно отвергла его дар — модную дамскую шляпку?

Впрочем, разве это так уж важно? Главное, что теперь имело значение, — это то, что он безумно желал эту девушку, желал давно. Он нуждался в ее неукротимом характере, ее гордости, ее красоте, ее страстности. Он мечтал о ее любви — любви, которой она никогда не питала к нему, — и о ее прощении, которое ему не суждено получить.

Первым, кого он увидел, когда карета подкатила к его дому, был Филипп Бруссар. Казалось, мысли Джулиана заставили его материализоваться из воздуха. На губах Джулиана появилась печальная улыбка. Что ж, быть по сему, подумал он. Он даст согласие на их брак, пусть прелестная Мерси наслаждается счастьем, стоя за стойкой трактира.

Не дожидаясь, пока Генри распахнет дверцу кареты, Джулиан спрыгнул на землю и двинулся навстречу сопернику. Но прежде чем он открыл рот, Филипп Бруссар вдруг быстро поднял руку и хлестнул Джулиана перчаткой по лицу.

— Примите мой вызов, сэр, — процедил он, резко повернулся и зашагал вниз по улице.

Потирая щеку, Джулиан ошеломленно смотрел ему вслед. Только спустя несколько секунд до него наконец дошло, что ему бросили вызов.

— Проклятие! — прошипел он.

Глава 5

Уже пробило полночь, а Мерси все еще вертелась в постели, словно ее сжигала лихорадка. Душная майская ночь тянулась бесконечно. Вокруг стояла тишина, прерываемая лишь сочным храпом сестры Кларабелль, который доносился сквозь тонкую перегородку, разделявшую их комнаты.

Филипп, должно быть, уже успел бросить Джулиану Деверо вызов на смертельный поединок. А может, эти двое дерутся уже сейчас, в эту самую минуту? Впрочем, скорее всего дуэль отложили до утра, ведь надо же дать обоим секундантам время договориться о деталях.

Мерси знала — Джулиану и в голову не придет уклониться от вызова, брошенного ему в лицо. Сделать это значило публично объявить себя трусом. Мерси и раньше доводилось читать о подобных вещах в «Нью-Орлеанс кресчент» (это выглядело как обычное объявление в рамочке): человек, отказавшийся драться на дуэли, с этого дня официально считался «малодушным трусом». Уклониться от участия в дуэли значило поставить себя вне общества. Так было везде, но креолы, люди с горячей кровью, принимали особенно близко к сердцу все, что хоть как-то задевало их гордость и честь.

Наконец, поняв, что заснуть не удастся, Мерси откинула одеяло и, соскочив с узкой постели, принялась мерить шагами комнату.

Что же делать? Она ведь не может допустить, чтобы убили Филиппа, хотя Джулиан, вне всякого сомнения, именно это и собирается сделать.

И все-таки она обязана что-то предпринять…

Нужно пойти к Джулиану и умолять его не стреляться с Филиппом!

Мерси похолодела от ужаса. Она спятила, если задумала такое! Достаточно вспомнить, в какое бешенство пришел Джулиан, застав ее наедине с Филиппом, а кроме того, теперь он знает о ее сумасбродном плане самой выбрать себе мужа! И вдобавок ко всему, если она, тайком выбравшись из монастыря, отправится к нему одна, да еще ночью, по пустынным улицам города — да Джулиан попросту сотрет ее в порошок!

И тем не менее выбора у нее нет. Какой бы дорогой ценой ни пришлось расплачиваться за это, Мерси должна поговорить с Джулианом, броситься к его ногам, просить, умолять — сделать все, лишь бы спасти Филиппа!

Мерси глубоко вздохнула, стараясь подавить обуревавший ее страх. Нельзя терять ни минуты.

* * *

Через несколько минут Мерси бежала по залитой светом газовых фонарей улице Шартре. Она была в темном плаще и туфлях на мягкой подошве, серый шарф, которым она обмотала голову, скрыл огненную гриву ее волос. У кафедрального собора Мерси повернула на север, и вот наконец перед ней предстала Королевская улица. Мерси бегом бросилась вдоль длинного ряда домов.

Отыскав дом Джулиана, она в нерешительности остановилась. Мужество разом оставило ее. Что он сделает, когда, открыв дверь, увидит ее и поймет, что она, сбежав из монастыря, ночью одна пробиралась по улицам города? Наверняка Джулиан не на шутку разозлится. Мерси похолодела от страха. Неужели все ее усилия окажутся напрасными?

Дернув за шнурок колокольчика, Мерси с замирающим от страха сердцем стала ждать. Наконец дверь распахнулась, и важный дворецкий, разглядев, кто перед ним, остолбенел.

— Пожалуйста, — торопливо забормотала она, — я должна увидеть месье Деверо! Это очень, очень срочно!

— Вы ведь мадемуазель Мерси, верно? — нахмурившись, спросил слуга.

— Да.

— Что вы делаете на улице в такой час, и притом одна? — сурово спросил он. — Хозяину это не понравится. Совсем не понравится.

Мерси с трудом подавила дрожь.

— Знаю. Но мне нужно увидеть его. Я… я сама ему все объясню.

— Ну что ж, — скептически хмыкнул он, пропуская ее в дом.

* * *

Джулиан Деверо был пьян.

Он метался по своей элегантной гостиной, не замечая вокруг ничего. Ночь выдалась душной, и Джулиан сбросил сюртук, жилет и даже галстук. Расстегнутая почти до пояса рубашка открывала мускулистую, поросшую черными завитками грудь. Волосы его были взъерошены, подбородок и щеки потемнели от щетины. Сейчас своими порывистыми, нервными движениями и опасным блеском в глазах он напоминал дикого зверя, угодившего в западню.

Джулиану до сих пор не верилось, что он попал в такую историю. Подумать только, какой-то щенок Бруссар вызвал на поединок его, Джулиана Деверо! Нет, похоже, мальчишка окончательно рехнулся!

Всем в Новом Орлеане было отлично известно о подвигах Джулиана, которые он совершил, защищая свою честь. У него было три дуэли — и все три закончились смертью его противников. И не то чтобы он гордился этим, совсем нет! Но когда речь идет о чести, тут уж ничего не поделаешь. Первым из этих бедняг был молодой повеса, решивший сплутовать в карты и отказавшийся признать свою вину, хотя Джулиан поймал его с поличным. Другой — не в меру пылкий итальянец, обвинивший Джулиана в том, что тот решил поволочиться за его возлюбленной. И наконец, третий — какой-то наглец, имевший неосторожность оскорбить его. И ни разу за все это время не случалось так, чтобы вызов бросал Джулиан! Наоборот, все три раза он сделал все возможное, чтобы закончить дело миром.

И все три раза был вынужден убить своего соперника.

— Проклятие! — прорычал он.

История повторяется снова. С угрюмой усмешкой он припомнил разговор с секундантом молодого Бруссара, прыщавым конторщиком из гостиницы его отца.

— Месье Бруссар вовсе не заинтересован в том, чтобы решить дело полюбовно, — заикаясь от страха, лепетал конторщик. Потом, помявшись, добавил: — Разве что месье решит извиниться и даст согласие на брак мадемуазель Мерси и месье Бруссара…

Гордость не позволила Джулиану пойти на попятную.

— Надеюсь, вы понимаете, что вашему приятелю конец? — прошипел он в ответ.

Несчастный юнец нервно сглотнул.

— Да, месье.

Джулиан налил себе полный стакан бренди и залпом осушил его, слегка поморщившись, когда спирт обжег ему горло. Было решено, что дуэль состоится завтра на рассвете. Что ему было делать? Остальные его жертвы, вне всякого сомнения, заслуживали смерти, но молодой Бруссар… Вся вина несчастного мальчишки заключается в том, что он вздумал жениться на Мерси. Будь он на месте Бруссара, наверняка поступил бы точно так же. Так как же он не подумал о том, какое несчастье может повлечь за собой его согласие принять вызов?!

Да и с чего ему вообще взбрело в голову оставить Мерси для себя? Разве ему нужна жизнь, полная ненависти и злобы? Или он все еще хочет наказать себя за то, что когда-то отнял жизнь у ее отца?

Положив перед собой лист бумаги с гербом и обмакнув перо в чернильницу, Джулиан принялся писать.

«Месье Бруссар.

Прошу простить меня за то, что невольно оскорбил ваши чувства отказом отдать вам в жены мою воспитанницу Мерси О'Ши. Считайте, что я даю вам свое согласие на брак. Думаю, это дело можно считать улаженным.

Джулиан Деверо».

Перечитав записку, Джулиан грубо выругался, смял ее и швырнул на пол. Может быть, стоит пустить себе пулю в лоб прямо сейчас? Иначе утром молодой Бруссар будет мертв. Вспомнив этого зеленого юнца, Джулиан поморщился. Не дуэль, а самое настоящее убийство, как ни поверни! Может, честнее уйти самому, оставив мальчишку радоваться жизни?

И тут же Джулиан понял, насколько абсурдна эта мысль. Он не имел права оборвать свою жизнь. Это было бы трусостью. К тому же он не имеет права забывать, как много людей зависит от него — Арно, Жюстина, его мать…

И даже Мерси О'Ши, будь прокляты ее колдовские зеленые глаза!

Дьявольщина, что же делать?!

Мучения Джулиана прервал голос Генри:

— Хозяин, тут мадемуазель Мерси. Говорит, что хочет вас видеть.

Глава 6

— Что ты здесь делаешь? — изумился Джулиан.

Застыв в дверях за спиной у Генри, Мерси испуганно сжалась, увидев, что ее опекун направляется к ней, а в глазах его горит опасный огонь. Похоже, Джулиан успел изрядно набраться. Не то чтобы он был смертельно пьян, но выпитое уже ударило ему в голову, так что вряд ли он способен сохранять хладнокровие…

— Месье, мне нужно с вами поговорить, — стиснув руки, пролепетала Мерси.

Джулиан повернулся к Генри:

— Оставь нас.

Тот с поклоном закрыл за собой дверь.

Мерси шагнула вперед:

— Месье, я пришла…

Он остановил ее нетерпеливым взмахом руки.

— Для начала тебе придется объяснить, какого дьявола ты бегаешь по улицам в такой час, да еще одна! Тебя следовало бы высечь!

Мерси с трудом подавила праведный гнев, который всегда вызывало у нее высокомерие Джулиана. «Не зли его, — напомнила она себе. — Только не сейчас».

— Месье, я пришла извиниться, — пробормотала она. — Я так дурно вела себя сегодня утром.

— Да уж, что верно, то верно.

— Видите ли, сестры никогда бы не позволили мне прийти. А мне так нужно было поговорить с вами. Положение… отчаянное…

— Отчаянное? — повторил он, пытаясь понять, о чем идет речь. И вдруг на губах его появилась хищная усмешка. — Ах да, ты права. Положение и впрямь отчаянное.

Подойдя к столу, Джулиан взял в руки графинчик с бренди.

— Может, хочешь выпить? — беспечно предложил он.

Мерси покачала головой, гадая, что за этим последует.

— Вероятно, ты явилась просить за молодого Бруссара?

Мерси кивнула.

— Просить, чтобы я отменил поединок?

Снова кивок.

— Да уж, конечно, просить за меня тебе бы и в голову не пришло! — с едкой иронией в голосе сказал он.

Подбородок Мерси взлетел вверх.

— Не понимаю вас, месье. Всем известно, что до сих пор на дуэлях вы всегда одерживали победу!

— Стало быть, не из-за чего и волноваться, — надменно протянул он. — К тому же моя смерть вряд ли испортит тебе настроение, не так ли?

Поежившись от смущения, Мерси закусила губу.

— Что вы рассчитываете услышать от меня?

— Ах, да к дьяволу все это! — пробормотал Джулиан себе под нос, одним глотком осушив бокал с бренди, и снова повернулся к ней. — Значит, тебя привела ко мне забота о ближнем, так? Как странно — просить о милости, когда в собственном сердце нет ни капли сострадания!

— Я… я не понимаю, о чем вы… — растерянно пролепетала сбитая с толку Мерси.

— Неужели? — Джулиан подобрал с пола смятый клочок бумаги, аккуратно разгладил его и протянул Мерси. — Именно за этим ты сегодня явилась ко мне, моя сладкая Мерси?

Быстро пробежав глазами письмо, Мерси кивнула:

— Да. Но оно помято. — И решительно протянула письмо Джулиану: — Вы должны его переписать.

Ее повелительный тон подействовал на нервы Джулиана, как удар хлыста на породистого жеребца.

— Переписать? — Брови его изумленно взлетели вверх. — Значит, это письмо тебя не удовлетворяет? — Отвесив девушке насмешливый поклон, он разорвал письмо на мелкие кусочки и швырнул на пол. — Вот… Надеюсь, теперь ты довольна?

У Мерси дрожали руки от желания дать Джулиану пощечину, чтобы стереть с его лица эту наглую усмешку.

— Господи, и зачем я только сюда пришла? Вы как были, так и остались высокомерным негодяем!

Джулиан насмешливо присвистнул:

— Не очень-то умно бросаться такими словами, когда приходишь просить о милости!

Мерси глубоко, прерывисто вздохнула.

— Вы… вы убьете Филиппа?

Теперь и Джулиан не на шутку рассердился.

— Нет, будь оно все проклято! Он меня убьет, этот ваш вздыхатель. Ведь первый выстрел за ним, и вы отлично это знаете!

Слезы бессильной ярости подступили к глазам Мерси.

— Нет, это вы его убьете! Я своими ушами слышала, как сестра Кларабелль рассказывала, что вы уже убили троих на дуэли.

— Ах да, моя репутация… а я и забыл, — усмехнулся Джулиан. — Джулиан Беспощадный! Так, кажется, меня называют? — Он шагнул к ней. — Что ж, ты права, Мерси. Я его убью! — Не обратив внимания на ее испуганный возглас, он продолжил: — Впрочем, если ты хочешь спасти своего Бруссара, уговори его отказаться от дуэли!

— Он этого не сделает! — с несчастным видом воскликнула Мерси. — Я его знаю. Он ни за что не пойдет на попятную.

— Что ж, его можно понять. В конце концов, это вопрос чести.

— А не могли бы вы отказаться…

— Я — отказаться? — не веря собственным ушам, вскричал Джулиан. — Чтобы меня публично заклеймили как труса? Кровь Христова, ты в своем уме, Мерси?

Она нетерпеливо топнула ногой:

— Тогда дайте согласие на наш брак. Ради всего снятою, почему вы упрямитесь?

Джулиан пожал плечами:

— Я считаю, что из него выйдет никудышный муж. Мерси изо всех сил старалась держать себя в руках.

— Тогда я уйду в монастырь! — Она гордо вскинула голову.

— Ты — в монастырь? — расхохотался Джулиан.

— Эта мысль кажется вам нелепой, месье?

— Разумеется. — Джулиан оглядел ее с ног до головы. — Ты слишком соблазнительна, чтобы позволить запереть себя в монастыре.

Мерси холодно взглянула ему в глаза:

— Месье, с меня достаточно ваших оскорблений. Я ухожу. Доброй ночи, месье!

И вдруг Джулиан потерял контроль над собой. Что было тому виной — жестокие ли слова, которые только что бросила ему Мерси, или та стена холодного презрения, которая разделяла их все эти годы, — неизвестно. А возможно, причиной была сжигавшая его страсть. Нет, решил он, будь что будет, но он раз и навсегда выяснит, есть ли сердце у этой девчонки.

Джулиан схватил ее за руку:

— Не так быстро, моя сладкая Мерси. Мне кажется, я нашел решение нашей маленькой проблемы.

Мерси замерла.

— Правда?

— Вероятно, тебе и в самом деле нужен муж. Да только молодой Бруссар в двадцать один год, думаю, не успел еще устать от жизни.

— И что же вы предлагаете?

Он посмотрел ей в глаза:

— Выходи за меня!

— Вы с ума сошли! — ахнула Мерси.

— Это точно. И тем не менее это может оказаться… забавным.

— Невероятно! — процедила она. — Неужели вы могли вообразить, что когда-нибудь я перестану…

— Ненавидеть меня? — подсказал Джулиан. — Обвинять меня?

— Да! — крикнула Мерси, и вдруг ей стало стыдно.

Джулиан привлек ее к себе. Блеск в его глазах сводил ее с ума, горячее дыхание обжигало щеку.

— Неужели ты действительно думаешь, что только тебе знакомо чувство потери?

— Я… я не понимаю…

— Неужели? Брось, дорогая Мерси. Ты ведь не настолько глупа, чтобы не видеть, как твои глаза год за годом терзали меня, словно острый нож, вонзенный мне в сердце.

— Но я не хотела…

— В самом деле? — Он рассмеялся, но это был невеселый смех. — Ты уверена, что ты одна знаешь, что такое горечь и сожаление?

— Сожаление? Но о чем вы можете сожалеть? — воскликнула она.

— А тебе когда-нибудь приходило в голову, каково это — год за годом чувствовать чью-то ненависть?

Мерси смутилась до слез.

— Но разве я могла относиться к вам иначе?

— Ну конечно! — с горечью хмыкнул Джулиан. — Какое тебе дело до того, что решил суд? Или до того, что все эти девять лет я заботился о тебе!

— Никто вас не просил…

— Твоя мать попросила меня об этом! — сказал он. В глазах Джулиана сверкала ярость. — В ту самую ночь, когда она умерла, я дал ей слово, что не брошу тебя. Но конечно, тебе на это наплевать! В твоих глазах я всегда был убийцей! Глупо с моей стороны было рассчитывать, что Мерси может быть милосердна!

— Прошу вас, месье. Вы смущаете меня…

— «Прошу вас, месье», — передразнил Джулиан. Он схватил ее за плечи. — Зови меня Джулиан.

— Никогда!

— Никогда? — обманчиво мягким голосом повторил он, и Мерси вдруг стало страшно. — Ты всегда называла меня «месье», будто у меня нет имени… будто меня и самого-то нет! Так вот, я существую, и будь я проклят, но ты узнаешь, какой я на самом деле!

— Вы пьяны или сошли с ума! — закричала Мерси. — Я ненавижу вас! Я люблю Филиппа и буду любить его всю жизнь!

— Вздор! — сердито бросил он. — Откуда тебе знать, что такое любовь?

— Похоже, вы намерены сами показать мне, что это такое? Вы… Да при одном только взгляде на вас мне становится тошно!

— Проклятие, девчонка! Довольно!

Только сейчас Мерси сообразила, что на этот раз зашла слишком далеко, и ей вдруг стало страшно. Впрочем, сожаление, как водится, пришло слишком поздно. Что-то глухо прорычав, Джулиан приник к ее рту.

Еще ни один мужчина не целовал ее в губы, а Джулиан был настоящим мастером своего дела. Его руки сжимали ее так крепко, что она едва могла дышать. Твердые губы с жадной настойчивостью впивались в ее рот, горячий язык скользнул внутрь. От него исходил слабый, пряный аромат бренди и еще чего-то неотразимо чувственного.

Мерси забилась, пытаясь вырваться, испуганная и в то же время странно взволнованная происходящим. Грудь ее прижималась к его обнаженной груди, крохотные соски болезненно затвердели. Мерси задрожала, испуганная, ошеломленная, и, застонав, прижалась к нему.

И вдруг поцелуй оборвался.

— Сладкая моя Мерси, — пробормотал Джулиан, погладив ее по щеке. — Ты хоть догадываешься, что ты делаешь со мной?

— Пожалуйста… не надо.

Но он только крепче прижал ее к себе.

— Неужели ты так сильно ненавидишь меня, Мерси? Разве ты никогда не замечала, что твои изумрудные глаза сводят меня с ума? А это твое форменное платьице… как мне хотелось сорвать его, посмотреть, что там, под ним.

— Месье, это…

— Честно? — подсказал Джулиан. — Да, думаю, пришло время перестать притворяться. — Он заглянул в ее распахнутые глаза. — Итак, расскажи мне, какая же ты на самом деле. Суровая, холодная и неумолимая или горячая и страстная… как твои волосы?

— Месье… — только и смогла пролепетать Мерси.

Его губы снова прижались к ее губам, и стон замер у нее в горле. Она хотела оттолкнуть его и не смогла. Почувствовав, как слабеет ее сопротивление, Джулиан разомкнул крепко сжатые губы, и кончик его языка скользнул ей в рот.

И вдруг ей показалось, что его руки везде. Они ласкали ей спину, зарывались в волосы. Приподняв ладонью ее грудь, Джулиан ласкал напрягшийся сосок, в то время как другая рука, обхватив ее за ягодицы, прижала ее…

Боже милостивый, что это такое?! Что-то твердое, горячее уперлось ей в живот. Мерси сжалась, но Джулиан удерживал ее, не давая вырваться. А губы его с голодной жадностью терзали ее рот.

Мерси почувствовала, что теряет сознание. Груди ее болезненно ныли. Внизу живота возникла сладкая боль, будто что-то в самой глубине ее естества просило, умоляло, требовало впустить в себя то твердое, что сейчас настойчиво толкалось в ее тело. Что с ней происходит? Почему ей одновременно и больно, и сладко? Откуда эта уверенность, что только ему под силу облегчить эту боль, подарив ей наслаждение?

— Скажи, — потребовал он.

— Джулиан, — простонала она.

— Еще!

— Джулиан, — дрожа, прошептала Мерси.

Он снова поцеловал ее — долгим, чувственным поцелуем. Мерси больше не сопротивлялась.

— Ты будешь моей женой, — сказал он, оторвавшись от ее губ.

Эти слова отрезвили ее.

— Вы с ума сошли! — отшатнулась она.

— Из тебя выйдет неважная жена для мальчишки Бруссара. Ты ему не по зубам. Чтобы справиться с тобой, нужен настоящий мужчина!

— Такой, как вы? — фыркнула Мерси.

— Именно.

— Когда рак на горе свистнет, месье!

Джулиан расхохотался:

— Ты снова назвала меня «месье»!

— И что же? Вы побьете меня?

Джулиан печально усмехнулся.

— Нет. Хотя идея сама по себе весьма соблазнительна. — Он слегка коснулся ее влажных припухших губ. — В наказание первое, что ты сделаешь, — возьмешь с собой одну из сестер и отправишься к молодому Бруссару. И заставишь его поверить, что сгораешь от любви ко мне…

— Что-о-о?!

— Ты поклянешься, что без ума от меня, и потребуешь, чтобы он взял обратно свой вызов.

— Ни за что!

Но Джулиан, будто не слыша, продолжал:

— Ты сделаешь это — если не хочешь увидеть его мертвым!

Она смотрела на него, слишком потрясенная, чтобы дать достойный ответ.

— Ты станешь моей женой — или он умрет!

Мерси растерянно моргнула.

— Но почему? — наконец решилась она. — Вы ведь не можете не понимать, что я всегда буду вас ненавидеть.

Он притянул Мерси к себе, и сердце ее снова гулко забилось. Она ненавидела его — и себя тоже…

— Ненависть — сильное чувство, — повторил он слова, которые недавно сказала ему Жюстина. — Достаточно сильное, чтобы связать…

— Или заставить убить.

— И уж конечно, совершенно восхитительное, когда речь идет о постели.

— Будьте вы прокляты!

— Что ж, я вижу, мы отлично поладим, моя дорогая, — хрипло прошептал Джулиан и, прижавшись губами к ее уху, добавил: — Потому что теперь ты принадлежишь мне… сладкая моя Мерси.

Глава 7

Проснувшись на следующее утро, Джулиан застонал — голова разламывалась от боли. Залитая солнечными лучами комната, казалось, плавала в розовом тумане, и это почему-то безумно раздражало его. Джулиан поморщился. Его преследовало неприятное чувство — будто он загнал себя в ловушку, из которой нет выхода.

Отдернув дрожащей рукой москитную сетку, Джулиан сполз с постели и, кряхтя, проковылял к зеркалу. Во рту было сухо, как в старом колодце. Ухватившись за край секретера, чтобы не упасть, он взглянул в зеркало и ужаснулся, увидев поросшее густой черной щетиной лицо и налитые кровью, припухшие глаза, горько пожалев, что милосердному Господу не пришло в голову погрузить его в вечный сон. Услышав стук в дверь, Джулиан вдруг сообразил, что на нем ничего нет. Подобрав с пола роскошный халат, он с кряхтением завернулся в него, потратив на это последние силы, и крикнул:

— Войдите!

Дверь распахнулась, и на пороге с серебряным подносом в руках появился Генри. Комнату наполнил аромат свежего кофе, и настроение Джулиана немного улучшилось.

— Доброе утро, хозяин! — жизнерадостно пропел Генри. — Надеюсь, мы хорошо себя чувствуем?

Джулиан заставил себя улыбнуться. В голосе Генри звучала откровенная насмешка, но обижаться на него он не мог.

— Сам знаешь, что сегодня мы чувствуем себя на редкость паршиво, — проворчал Джулиан, взъерошив спутанные волосы.

Хмыкнув, слуга поставил поднос на столик возле окна. Но когда он протянул руку, чтобы отдернуть занавеси, Джулиан протестующе заворчал.

— Как угодно, хозяин, — понимающе улыбнулся Генри.

На подгибающихся ногах Джулиан пересек комнату и рухнул в кресло. Трясущимися руками взял чашку с кофе и опрокинул в себя обжигающе горячий напиток.

Генри предупредительно наполнил ее снова. Джулиан покосился на него и наконец отважился задать вопрос, который мучил его с того момента, как он открыл глаза:

— То, что я помню… Мне не приснилось?

— Нет, хозяин.

— Неужели все так плохо? — жалобно простонал Джулиан.

По губам Генри скользнула улыбка.

— Гораздо хуже.

— Иисусе! — Джулиан в ярости отшвырнул пустую чашку.

Бдительный Генри молниеносно убрал со стола сахарницу и кофейник.

— Хотите поговорить об этом?

— Только не сейчас!

— Как угодно. — Наполнив чашку в третий раз, Генри благоразумно поставил ее на середину стола. Потом быстро застелил постель и приготовил Джулиану одежду и белье.

Он уже собирался незаметно выскользнуть из комнаты, когда услышал напряженный голос хозяина:

— Ты, надеюсь, догадался проводить мадемуазель Мерси в монастырь?

— Да, хозяин.

— Мадемуазель… э-э-э…

Генри не смог сдержать усмешки.

— Мадемуазель шипела, как кошка на раскаленной сковородке.

— Спасибо. Это все.

Кивнув, Генри молча прикрыл за собой дверь.

Погрузившись в невеселые мысли, Джулиан тупо смотрел в потолок. Господи Иисусе, это ж надо было так напиться, подумал он, перебирая в памяти события прошедшей ночи.

Подумать только — целовать Мерси, требовать, чтобы она вышла за него замуж! Джулиан вспомнил холодное презрение, сверкавшее в ее глазах. Она всегда его ненавидела, а теперь к тому же будет презирать. Не пройдет и недели после свадьбы, как они поубивают друг друга. Союз их превратится в настоящий ад, хотя при мысли о том, что Мерси может оказаться в его постели, ад начинал казаться ему раем.

«Раем, как же!» — скривился Джулиан. Кровь снова ударила ему в голову, стоило ему только вспомнить, как всего несколько часов назад он жадно целовал ее податливые губы. Как она яростно отбивалась, заставляя его еще сильнее хотеть ее. Он сгорал от желания растопить лед в зеленых глазах, любить ее так сильно, чтобы лицо ее смягчилось и ненависть покинула его навсегда, сменившись нежностью и прощением.

Кровь Христова! Они оказались в западне, и виноват во всем он один. Если он убьет Филиппа, жизнь Мерси будет сломана.

Как же ему выпутаться из этого кошмара? Выход у него только один. Он должен дать согласие на брак Мерси с молодым Бруссаром и молить Бога о том, чтобы тот взял обратно свой вызов.

* * *

А в это время Мерси, приняв его вчерашние угрозы за чистую монету, тряслась в открытом экипаже, направляясь к дому Бруссаров. Рядом с ней сидела сестра Кларабелль. А старый негр Жако, щелкая длинным кнутом, погонял ленивую серую кобылу, неторопливо трусившую по мощеным улицам.

Наконец экипаж остановился перед домом Бруссаров. Сердце Мерси глухо забилось. Она ненавидела себя за ту ложь, которую ей сейчас придется преподнести Филиппу.

Жако распахнул дверцу экипажа, и женщины выбрались на тротуар. Перед ними было трехэтажное здание, окрашенное в бледно-желтый цвет. Мерси толкнула тяжелую дверь, и они вошли внутрь. Пройдя ро длинному коридору, Мерси в сопровождении монахини вошла в гостиную, где тощий лысый мужчина просматривал какие-то письма. Мерси узнала отца Филиппа.

— Доброе утро, месье Бруссар, — смущенно произнесла она.

Поправив старомодные очки, Шарль Бруссар с изумлением воззрился на вошедших:

— О, Мерси! Сестра Кларабелль! Какой приятный сюрприз! Что привело вас ко мне? Наверное, вы хотите видеть моего сына?

Мерси натянуто улыбнулась:

— Да, мне бы хотелось поговорить с Филиппом.

— Он внизу. Проверяет бухгалтерские книги. Сейчас я его позову…

— Спасибо, мне бы хотелось поговорить с ним наедине, если вы не возражаете.

Бруссар, поколебавшись, кивнул. Мерси направилась к лестнице, сестра Кларабелль последовала за ней. Мерси тронула ее за рукав:

— Сестра, умоляю вас, я должна поговорить с ним наедине.

Монахиня неодобрительно поджала тонкие губы.

— Хорошо, Мерси. Только недолго. И не закрывай дверь, — недовольно проворчала она.

— Да, сестра.

С каждым шагом сердце Мерси колотилось все сильнее. Наконец она подошла к комнате Филиппа и открыла дверь.

Молодой Бруссар изумленно посмотрел на нее:

— Мерси! Что ты тут делаешь?

— Я должна поговорить с тобой, Филипп.

— Насчет сегодняшней дуэли?

— Да, Филипп. Давай поговорим, прошу тебя.

— Это ни к чему, Мерси. — Заметив ее умоляющий взгляд, Филипп сдался. — Ладно. Входи.

Он проводил ее в небольшой кабинет и усадил в кресло возле письменного стола, заваленного бухгалтерскими книгами и стопками счетов, а сам устроился напротив в кресле, обитом потертой кожей.

— Итак, Мерси? Если ты пришла просить, чтобы я отказался от поединка, заранее предупреждаю, что все твои усилия напрасны.

Мерси нагнулась к нему:

— А твои родители знают?..

— Конечно, нет! Они бы никогда не позволили мне бросить вызов самому Деверо! — Филипп подозрительно посмотрел на нее. — Только не вздумай проболтаться. Я тебе этого никогда не прощу!

— Филипп, ты действительно не простишь меня, когда услышишь то, что я сейчас скажу!

— Что ты имеешь в виду?

Мерси храбро встретила его взгляд.

— Я собираюсь выйти за него замуж.

Брови Филиппа взлетели вверх.

— За кого?

— За Джулиана Деверо. Моего опекуна.

— Мой Бог! — Филипп подскочил как ужаленный. Лицо его исказила дикая ярость. — Да ты, никак, сошла с ума?!

Мерси тоже встала и надменно вскинула голову, чтобы не расплакаться.

— Нет. Я действительно собираюсь стать его женой.

— Но почему? — Потемневшее лицо Филиппа стало страшным. — Ага! — завопил он, тыча в нее пальцем. — Мне следовало самому догадаться! Мерзавец давно приберегал тебя для себя! И конечно, не преминул пустить в ход все свои козыри, чтобы заставить тебя нарушить слово!

Краска стыда залила щеки Мерси. Филипп, даже не подозревая об этом, попал в точку.

— Говори, это так?

Мерси небрежно покачала головой:

— Нет. Джулиан не принуждал меня к браку. Я согласилась на это добровольно.

Руки Филиппа бессильно повисли вдоль тела. Лицо превратилось в безжизненную маску.

— Но почему? — прошептал он.

— Это… это трудно объяснить, Филипп, — тихо пробормотала она.

Исполненный горечи смех Филиппа полоснул по ее натянутым нервам.

— И ты отшвырнула меня в сторону словно ненужную тряпку!

Мерси умоляюще стиснула руки:

— Филипп…

— Скажи мне… — гневно прорычал он. — Скажи мне только одно — каким образом месье Деверо удалось так быстро покорить твое сердце?

Мерси сжалась от стыда, но решила играть до конца. Речь она приготовила заранее.

— Филипп, видишь ли, когда мы познакомились, я и вправду увлеклась тобой. Но мне было так одиноко в монастыре… может, именно это и толкнуло меня… Вероятно, я просто хотела любой ценой сбежать оттуда… и от моего опекуна — тоже. Я всегда ненавидела Джулиана…

— Потому что он убил твоего отца, — подсказал Филипп.

Мерси кивнула, припомнив, сколько раз рассказывала ему о той зловещей роли, которую Джулиан сыграл в ее судьбе.

— Да.

— Что ж, продолжай.

— Ну вот, мне хотелось любой ценой избавиться от его опеки, и когда ты сделал мне предложение, я подумала, что, может быть, выйдя за тебя замуж, я смогу подавить те чувства…

— Чувства? Какие чувства?

О святые небеса, как же это трудно! У нее язык не поворачивается произнести эти слова. Но, сделав над собой последнее усилие, она равнодушно произнесла:

— Видишь ли, я влюбилась в Джулиана.

— Что-о?! — прохрипел Филипп и ошеломленно уставился на Мерси. — Ты, должно быть, сошла с ума! Как ты могла влюбиться в убийцу твоего отца?

Она дернулась как от пощечины.

— Это… это была случайность… несчастный случай. Я решила, что пришло время похоронить прошлое.

— Похоронить прошлое? — вскричал Филипп, не веря своим ушам. — Какое великодушие! — усмехнулся он. — Вздор, Мерси, я тебя знаю, — продолжал он сурово, — тебе неведомы ни снисходительность, ни сострадание! И сейчас ты лжешь мне в глаза!

В глазах Мерси плескалось отчаяние.

— Говорю тебе, я люблю его! И можешь не сомневаться — это чистая правда!

— Похоже, ты действительно в это веришь, — обреченно проронил он.

— Конечно, верю, — обиженно заявила Мерси. — Теперь у тебя нет другого выхода, кроме как взять свой вызов назад. Немыслимо, чтобы ты стрелялся с человеком, который скоро станет моим мужем!

Она вглядывалась в искаженное мукой лицо Филиппа и чувствовала, как слезы подступают к глазам. При мысли о том, какой удар она ему сейчас нанесет, Мерси стало страшно. Но она должна довести дело до конца. Надменно вскинув голову, она снисходительно улыбнулась:

— Видишь ли, пора признаться наконец… я просто хотела возбудить в Джулиане ревность. Только он был мне нужен всегда — его богатство, его положение в обществе… — И с презрительной усмешкой обвела взглядом комнату. — Неужели ты думал, что я буду счастлива, став женой трактирщика?

— Похоже, я недооценил тебя, — помолчав, проговорил он, глядя на нее с презрением.

— Да, — согласилась она, ненавидя себя за то, что так жестоко разбила его надежды.

— К тому же дерзну заметить, что вы с месье Деверо на редкость подходите друг другу, — с горькой иронией добавил он.

— Возможно, — с кривой улыбкой ответила Мерси, чувствуя, как у нее разрывается сердце. Филипп поднялся из-за стола.

— Прошу вас передать месье Деверо, что я беру назад свой вызов. Поединка не будет, — прорычал он, — Надеюсь, мадемуазель, вы будете счастливы с этим человеком.

Прежде чем Мерси успела что-то сказать, Филипп вихрем вылетел из комнаты.

* * *

Трясясь в экипаже, который увозил их от дома Брусса-ров, Мерси вспоминала свои жестокие слова и, мучаясь угрызениями совести, успокаивала себя тем, что пошла на это ради спасения жизни Филиппа. Лучше уж злиться, чем лежать в могиле, философски рассудила она. Придет время, он успокоится и забудет ее.

Она вспоминала, как расписывала Филиппу свою внезапно вспыхнувшую страсть к Джулиану, и хмурилась… Конечно, это ложь, сказала она себе и тут же усомнилась в этом.

Ладно, сейчас она воспользуется случаем и скажет этому мерзавцу, что его приказание выполнено.

«Ненависть — сильное чувство», — сказал ей Джулиан. Мерси ощутила нечто похожее на угрызения совести — ведь это ее мать попросила его заботиться о ней, и неожиданно первый, слабый росток благодарности пробился сквозь мощные укрепления, которые она воздвигла в своем сердце. Мерси хорошо помнила свою мать — ее красоту, ее нежную, добрую, любящую душу. Она до сих пор скучала по ней. Из чувства справедливости ей пришлось признать, что именно Джулиан, а не ее отец всю ночь держал мать за руку, пока она умирала. И в конце концов, надо отдать ему должное, он с честью выполнил предсмертную волю ее матери.

В первый раз ей пришло в голову, что и сам Джулиан, должно быть, страдал, вспоминая свое невольное участие в гибели ее отца и не находя себе оправдания. Возможно, великодушно подумала Мерси, она и впрямь судила его слишком строго. Может быть, если бы не ее глупая гордость и не высокомерие Джулиана, они бы давным-давно нашли общий язык. И однако… при мысли о том, что она станет его женой, по спине Мерси пробежала дрожь.

Она выйдет за него замуж, чтобы спасти Филиппа, но если Джулиан думает, что заполучил кроткую овечку, значит, он окончательно сошел с ума!

К тому моменту когда Жако остановил экипаж возле городского дома Джулиана на Королевской улице, Мерси уже кипела от возмущения. Но, увидев перед собой знакомый фасад, она моментально упала духом, и сестра Кларабелль, испуганная бледностью своей воспитанницы, с тревогой наклонилась к ней:

— Может, наконец объяснишь мне, что происходит, дитя мое?

Мерси через силу улыбнулась. Из всех сестер в монастыре она больше всего была привязана к сестре Кларабелль.

— Вы были так терпеливы, сестра… Клянусь, скоро вы все узнаете. Я переговорю со своим опекуном, и тогда… — Мерси замялась. — Еще до захода солнца месье Деверо все объяснит вам.

Сестра кивнула:

— Очень хорошо, дитя мое.

* * *

Мерси ждала появления Джулиана. По этим изящным каменным ступенькам, которые вели в дом, он мог спуститься в любую минуту, и тогда… тогда последует расплата.

Итак, игра окончена. Победа осталась за ним.

Мерси вдруг вспомнила мгновение, когда перед ней распахнулась дверь и на пороге, как обычно, появился Генри. По губам его скользнула понимающая улыбка, и Мерси невольно задала себе вопрос, что ему известно о ее отношениях с Джулианом.

Раздался звук шагов, и сердце Мерси ушло в пятки. Побледнев, она молча смотрела, как по лестнице спускается Джулиан…

* * *

А Джулиана между тем раздирали противоречивые чувства — до тех пор пока он не увидел застывшую посреди двора Мерси. Он взглянул на нее и, задохнувшись, забыл обо всем. Господи, как она была хороша! Дивное видение в легком кремовом платье с ниспадавшей на спину огненной гривой волос. Этой ночью он целовал ее, запустив руки в шелковистую массу кудрей, она дрожала в его объятиях, с губ ее срывались стоны, но был ли тому причиной страх или сжигавшее ее желание, он так и не смог понять. А теперь она стояла перед ним — такая красивая, такая изящная и необыкновенно соблазнительная…

Мерси молча смотрела на него, и Джулиан вдруг заметил в ее изумрудных глазах какое-то новое выражение. Что это — неуверенность, страх или пробуждающаяся нежность? Да полно, есть ли у нее вообще сердце, у этой девчонки?

«Пусть все летит в тартарары, но я должен получить ее!» — подумал он. А потом заметил суровую складочку у губ и ледяное презрение в глазах. И надежда, робко затеплившаяся в его душе, развеялась как дым.

* * *

А Мерси неожиданно поймала себя на мысли, что вновь подпала под обаяние этого негодяя. Издалека он показался ей прекрасным принцем — каждое его движение отличалось непринужденной грацией, каблуки начищенных до блеска сапог уверенно ступали по мраморным плитам дворика, под узкими бриджами перекатывались упругие мускулы. Мерси успела разглядеть и темно-коричневый бархатный сюртук, из-под которого выглядывала накрахмаленная рубашка, и черный шелковый галстук. Взгляд ее остановился на выбритом до синевы подбородке, и на одно короткое мгновение в глазах ее мелькнула нежность…

Но в тот самый момент, когда проснувшаяся нежность исчезла из глаз Мерси, Джулиан почувствовал, как угрызения совести перестали его терзать. Подойдя к Мерси так близко, что она ощутила исходивший от него аромат туалетной воды, он остановился, и Мерси услышала, как гулко колотится ее сердце.

Отвесив ей насмешливый поклон, Джулиан молча ждал, когда она заговорит.

Отбросив за спину разметавшиеся локоны, она отважно взглянула ему в глаза.

— Месье, рада сообщить вам, что ваше грязное поручение выполнено! Филипп согласен взять свой вызов обратно. Ради него я согласна стать вашей женой, но с этой минуты ваша жизнь превратится в ад!

Глава 8

Джулиан опешил от изумления, и его весьма благоразумный порыв — извиниться за свое неприличное поведение и отпустить Мерси с миром — вылетел у него из головы. Он молча хлопал глазами, глядя на свою юную подопечную, с гордым видом застывшую перед ним.

— Повтори, что ты сказала, — выдавил он наконец.

В глазах Мерси вспыхнуло беспокойство.

— Перестаньте притворяться, месье. К тому же дело сделано. А может, вы еще страдаете от последствий прошлой ночи? — ядовито осведомилась она, но, взглянув на него, поняла, что сболтнула лишнее. — Итак, если желаете, можем приступить ко второму акту этого фарса! — дерзко заявила она.

Джулиан продолжал молча смотреть на нее. Улучив момент, когда она переводила дыхание перед тем, как выпалить очередную гневную тираду, он наконец заговорил:

— Хватит, Мерси. Итак, что ты сказала Филиппу?

— Вы не хуже меня знаете, что я ему сказала! — С губ Мерси сорвался горький смешок. — Будто не вы повторили мне десять раз, что именно я должна ему сказать! И даже какими словами!

На скулах Джулиана заходили желваки.

— Я не сомневаюсь, что ты именно так поступила, — ответил он. — И тем не менее я был бы тебе весьма обязан, если бы ты во всех подробностях передала мне свой разговор с Бруссаром.

Почему он разглядывает ее, будто никогда не видел раньше? И почему он так удивлен? Неужели ничего не помнит? Щеки Мерси вспыхнули.

— Я сказала, что мы с вами собираемся обвенчаться и что поэтому он должен взять обратно свой вызов. И еще я…

—Да?

Мерси вздохнула и дрожащим голосом закончила:

—…я сказала, что влюблена в вас.

— Влюблена? — недоверчиво повторил он.

Собрав все свое мужество, Мерси небрежно кивнула:

— Да. Из меня могла бы получиться неплохая актриса.

И вдруг к Джулиану вернулась обычная надменность.

— Ах да… тебе ведь пришлось обмануть Бруссара, я и забыл. Само собой, ты не можешь питать ко мне теплых чувств.

Подбородок Мерси взлетел вверх.

— Разумеется! Как и вы ко мне!

— Разумеется, — насмешливо протянул он.

Мерси не могла отвести от него глаз, наконец-то признавшись себе, что не в силах противиться его чарам. Он пробуждал в ней желание — иначе откуда эта потребность капитулировать перед тем, кого она всегда считала заклятым врагом? И пусть она ненавидит его всей силой своей души, все равно Джулиан — самый неотразимый, самый соблазнительный, самый привлекательный мужчина из всех, кого она знала.

А Джулиан, расхаживая по мраморным плитам дворика, думал о том, что, похоже, Мерси приняла его пьяный бред за чистую монету! Дьявольщина, да ведь он запугал девочку до полусмерти! И спрашивается, что же теперь делать?

Украдкой бросив взгляд на Мерси, он заметил, как дрожат ее губы, и жаркая волна прокатилась по его телу. Вот так же они дрожали и вчера…

И снова, как и накануне, его мужское естество словно сорвалось с цепи… «Возьми ее… ты же так сильно ее хочешь… Теперь она твоя!» — кричала его душа.

Но холодный голос разума тут же вмешался, напомнив ему, что только безумец способен уложить в свою постель женщину, испытывающую к нему лишь презрение и ненависть.

Чтобы поскорее покончить с этой нелепой комедией, он спросил Мерси:

— Итак, чему я обязан столь поспешной перемене в ваших чувствах?

— Что-о?! — Мерси задохнулась от возмущения. — Или вы уже забыли про свой ультиматум?

Джулиан скрестил руки на груди.

— Я ведь тебя знаю, Мерси, — недаром я девять лет был твоим опекуном — и успел изучить твою бунтарскую натуру. Ты никогда не сдаешься без боя!

— Но ведь вы грозились убить Филиппа!

— Верно, — подтвердил Джулиан. — И все равно тут кроется что-то еще.

Его слова попали в цель, и Мерси покачнулась. Проклятый Джулиан задел самое больное место, и она почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Она сделала попытку отвернуться, чтобы он не заметил ее унижения, но Джулиан оказался быстрее — он приподнял ей подбородок, и их взгляды встретились. И она почувствовала, как земля уходит у нее аз-под ног.

Господи, это настоящее безумие! Если она когда-нибудь позволит ему догадаться, какие чувства вызывают его прикосновения, ей конец!

— Так в чем же причина, Мерси? — безжалостно спросил Джулиан.

И тут в ее памяти всплыли слова Джулиана, те самые, что с такой мукой вырвались у него прошлой ночью: «Понимаешь ли ты, что это такое, когда кто-то ненавидит тебя… упорно… год за годом?» Мерси вздрогнула. Ведь Джулиан целых девять лет тратил на нее время, деньги, терпение, а чем она отвечала ему — презрением и ненавистью? Внезапно в ней заговорила совесть — теперь она знала, почему согласилась стать его женой.

Она храбро встретила его взгляд.

— Прошлой ночью… вам удалось заставить меня кое-что понять.

Слабый огонек надежды вспыхнул в душе Джулиана.

— В самом деле?

— Когда вы говорили о моей матери…

Проснувшаяся было надежда угасла.

— Продолжай.

Мерси заговорила, стараясь, чтобы голос ее не дрожал:

— Что бы ни случилось в прошлом — я имею в виду смерть моего отца, — нельзя не признать, что вы обошлись со мной великодушно. И я наконец поняла, что не только мне прошлое не дает покоя. Вы были правы — я и в самом деле все эти годы ненавидела вас. Но сестры учили меня прощать и забывать обиды, и теперь я сознаю, что была к вам несправедлива. И потом… в какой-то степени… мне даже жаль вас.

При этих словах мир перед ним заволокло багровой пеленой.

— Жаль?! — вскричал он. — Проклятие! Кто тебе сказал, что я нуждаюсь в жалости?

Мерси опешила.

— Но разве не в этом причина вашего желания жениться на мне? Не в том, что вы пытаетесь загладить свою вину?

Джулиан рассвирепел.

— К дьяволу твою жалость! — Он придвинулся ближе, и его горячее дыхание обожгло ей щеку. — Неужели ты настолько глупа, что вбила себе в голову, будто все эти годы я тратил на тебя деньги из-за какого-то дурацкого чувства вины? Чушь! Просто мне захотелось из замарашки сделать принцессу. И вот теперь, моя дорогая, я с удовлетворением вижу, что не зря потратил свои деньги.

Стерпеть такого Мерси не могла.

— Вы… вы бессердечный негодяй! Значит, вот какова была ваша цель! Вы купили меня, да? Выходит, у вас и в самом деле черное сердце!

— Так оно и есть, — с жестокой улыбкой подтвердил Джулиан. — Но, дорогая, ты, кажется, совсем забыла о преимуществах, которые даст тебе этот брак. Ты получишь мое имя, мои деньги и все преимущества, которые положены моей жене… Ну и по ребенку каждый год — это я тебе обещаю. — Увидев ее широко раскрытые глаза, Джулиан цинично рассмеялся: — Ах, моя сладкая Мерси, если ты решила, что наш брак будет только на бумаге, тогда выбрось это из головы! Я немало потратил на тебя сил и рассчитываю, что ты с лихвой вознаградишь меня за труды.

— Вы… мне омерзительны! — крикнула она.

Джулиан бросил взгляд на окно гостиной, откуда выглядывала, сгорая от любопытства, сестра Кларабелль, старавшаяся уловить хоть слово из их беседы. Повернувшись к Мерси, он тихо произнес:

— Если бы не присутствие добрейшей сестры, я бы показал тебе, каким грубым и омерзительным я могу быть. Но теперь — после вчерашнего — нам обоим известна твоя маленькая слабость, верно, Мерси?

— О-о-о! — застонала она.

— Венчание состоится сразу же после оглашения, — объявил он и ушел в дом, оставив Мерси кипеть от ярости.

* * *

Он вихрем ворвался в гостиную, где у окна сидела сестра Кларабелль. Увидев его дикие глаза, она вскочила на ноги, но он, казалось, даже не заметил ее присутствия. Подойдя к буфету, Джулиан налил себе бокал бренди и одним глотком осушил его. Он уже наливал себе второй, когда услышал за спиной деликатный кашель, и обернулся:

— Мои нижайшие извинения, сестра. Мадемуазель Мерси ждет вас во дворе.

Сестра Кларабелль нерешительно спросила:

— Месье, не будете ли вы столь любезны объяснить мне, что происходит между вами и вашей подопечной?

Он нахмурился:

— Так она вам ничего не сказала?

— Нет.

Тяжело вздохнув, Джулиан отвел глаза в сторону.

— Сестра, клянусь, что сегодня я приеду в монастырь и все объясню и вам, и матери-настоятельнице. — Челюсти его сжались. — Но пока позвольте мне ограничиться заявлением, что моя воспитанница не выйдет замуж за молодого Бруссара. Это так же верно, как и то, что она никогда не станет монахиней.

Лицо сестры порозовело.

— Хорошо, месье. Мы будем ждать вас.

— До свидания, сестра.

Услышав, как за ней захлопнулась дверь, Джулиан поднес к губам бокал с бренди. В глазах его мерцал мрачный огонь. Жалость, вспомнил он. Так, значит, эта маленькая чертовка жалеет его… Вот что заставило ее согласиться на этот брак! Жалость, смешанная с презрением! Чудесная основа для брака, не так ли?

Что ж, на этот раз она хотя бы признала, что и ему в эти годы приходилось несладко.

Он со стыдом вспоминал весь тот вздор, который проклятая гордость заставила его бросить в лицо Мерси: что его опекунство — просто вложение капитала, и он заставит ее с лихвой возместить ему расходы. Это было чистейшей ложью. Ну почему при виде Мерси он вечно болтает глупости? Почему, оказавшись рядом с ней, он говорит как раз противоположное тому, что собирался, будто какой-то лукавый бес тянет его за язык?!

Что ж, отступать поздно. Его глупость обрекла их обоих на этот ужасный брак.

* * *

А Мерси, сидя в экипаже, увозившем ее в монастырь, кипела от ярости. Жестокие слова Джулиана не давали ей покоя.

Какой же она была идиоткой, если позволила сочувствию прокрасться в ее сердце! Подумать только, она ведь вообразила, что лишь великодушие заставило его стать ее опекуном! В то время как на самом деле он таил в душе совсем другие помыслы!

Вырастить себе жену, словно овош на грядке! Возмутительно! Когда-то этот негодяй убил ее отца, а теперь намерен разрушить ее жизнь! «Что ж, месье Деверо, вас ждет небольшой сюрприз, — негодовала она. — Скоро вы обнаружите, что ваши вложения не принесут вам ничего, кроме горя и разбитых надежд. А может, и еще хуже!»

Мерси так до конца и не поверила, что Джулиан Деверо решил сделать ее своей женой. Но ее пугало то, что в глубине души она испытывала от этого тайную радость.

Глава 9

В тот же день несколькими часами позже Джулиан Деверо стоял в гостиной дома по Притания-стрит, где жила его мать. Разглядывая заставленную изящной мебелью комнату, он, нетерпеливо ожидая, пока Мадлен Деверо сойдет вниз, вспоминал разговор с Мерси.

После ухода этой несносной девчонки ему пришлось менять свои планы. Первым делом он нацарапал записку месье Бофору с просьбой заменить его на бирже. Затем отправился в монастырь и смущенно признался матери Анизе и сестре Кларабелль, что он и его воспитанница решили обвенчаться. Когда же мать-настоятельница без обиняков спросила, что заставило его принять подобное решение, Джулиан надменно заявил, что, по его мнению, это очевидно — его подопечная вряд ли сможет обойтись в дальнейшем без его опеки.

Жаль только, что сам он, думая о предстоящей свадьбе, не испытывал ни малейшей радости. Да, угораздило его попасть в такой переплет, вздохнул он, гадая, как объяснить матери, что он решил жениться на девушке, которую та и в глаза не видела.

Мадлен Деверо слышала о существовании Мерси — Джулиан пару раз упоминал, что, подобрав несчастную сироту, поместил ее в монастырскую школу. Но Мадлен вбила себе в голову, что поступок сына объясняется исключительно христианским милосердием. Она и понятия не имела о тех роковых обстоятельствах, которые толкнули Джулиана стать опекуном девочки. Можно себе представить, как будет ошеломлена мать, узнав о его планах…

— Джулиан, дорогой, перестань метаться! Иначе ты протрешь до дыр мой любимый ковер! — услышал он мелодичный женский голос.

Даже сейчас, в сорок семь лет, царственная осанка и классическая красота Мадлен Деверо привели бы в восхищение любого мужчину. Высокая грациозная фигура могла бы принадлежать молодой женщине, слегка подернутые сединой темные волосы были гладко причесаны и сколоты в низкий пучок. Платье из розового шелка прекрасно оттеняло патрицианские черты лица и до сих пор еще яркие голубые глаза, а на шее и руках сверкали драгоценности, которые отец Джулиана дарил ей много лет подряд.

Джулиан быстро подошел к матери и, обняв ее, поцеловал гладкую, почти без морщин щеку.

— Ну вот и ты, сынок, — пропела Мадлен, с материнской гордостью оглядывая его. — Садись. Сейчас Рауль принесет чай и пирожные.

Мадлен устроилась на кушетке. А Джулиан предпочел глубокое кресло.

— Итак, сынок, что привело тебя ко мне? — спросила Мадлен.

Джулиан смущенно поерзал в кресле.

— Видишь ли, мама, я принес тебе… э-э-э… несколько неожиданные новости.

— Вот как? — Мадлен навострила уши.

— Да. Дело в том, что я решил… жениться.

— Жениться? — воскликнула Мадлен и удивленно взглянула на сына. — Вот уж не ожидала от тебя! И кто же эта счастливица? Может быть, Мари Дюпон? Или Габриэль Бьен-вилль?

Он невольно поморщился при упоминании имен двух самых очаровательных юных дебютанток нынешнего сезона, на которых мать давно и безуспешно пыталась обратить его внимание.

— Нет, — недовольно отозвался он. — Я решил жениться на моей воспитаннице.

— Твоей воспитаннице! — ахнула Мадлен, схватившись за сердце. — Неужели на этой… как ее?.. Мерси Макколл?

— Мерси О'Ши.

— Все равно! — И без того большие глаза Мадлен стали огромными. — Ты собираешься взять в жены ребенка, Джулиан?

Он досадливо поморщился:

— Мерси уже восемнадцать.

Мадлен ошеломленно покачала головой:

— Боже, как быстро летит время! Постой, ты ведь, кажется, говорил, что девочка — дочь ирландского переселенца? — Мадлен неодобрительно сдвинула брови. — Едва ли это подходящая для тебя партия, сынок!

— Я думаю, мама, давно пора перестать придираться к подобным вещам.

Мадлен передернула плечами.

— Может, ты и прав. И все-таки мне трудно поверить, что ты решил назвать своей женой какую-то серенькую мышку из монастырской школы!

Джулиан печально улыбнулся:

— Держу пари, ты сразу переменишь свое мнение, как только увидишь Мерси.

— Ладно, ладно, Джулиан, не обижайся, — проворчала Мадлен. И, вглядевшись в него повнимательнее, лукаво улыбнулась: — Все-таки мне не верится, что ты мог влюбиться в эту девочку!

Джулиан побагровел.

— Не может быть! — изумленно ахнула Мадлен.

— Довольно, мама! — сердито воскликнул он.

Губы Мадлен насмешливо дрогнули.

— Сядь, Джулиан, и выпей чаю, — ласково промурлыкала она.

Джулиан сел и взял протянутую ему чашку и тарелку с пирожными.

Мадлен озорно подмигнула сыну:

— Ну а теперь расскажи мне, как это произошло.

— Мама, если ты намекаешь, что тут кроется нечто неприличное…

— Мне это и в голову не приходило, мой мальчик! Ну же, объясни, почему ты все-таки решил жениться. И почему именно на ней. Иначе я умру от любопытства.

Джулиан откинулся на спинку кресла, вытянув длинные ноги.

— Я ведь уже давно знаю Мерси. И часто навещал ее в школе все эти годы — в присутствии сестер, конечно. Ну, остальное, думаю, и так ясно.

— Нет, Джулиан, ты совершенно невозможен! — В глазах Мадлен плясали лукавые бесенята. — Что ж, по крайней мере можно надеяться, что очень скоро ты подаришь мне внуков!

Глаза Джулиана угрожающе сузились.

— У тебя уже есть один внук!

Мадлен побледнела.

— Ах да… конечно… Поверь, я очень привязана к милому Арно, — поспешно пробормотала она, — и с твоей стороны очень мило так часто привозить его ко мне. Я просто хотела сказать, что приятно иметь внуков, которых бы я могла навещать… э-э-э… открыто.

— Я никогда не брошу ни Жюстину, ни Арно!

Мадлен изумленно подняла брови:

— Великолепно, сын мой! Только как в эту картину впишется твоя будущая жена, хотелось бы мне знать! Ты или сошел с ума, или поглупел от любви, если собираешься рассказать малютке о своей бывшей любовнице!

Джулиан старался не показать, как ему неприятны слова матери. Наконец, решив, что самое лучшее — сказать правду, он поднял на нее глаза.

— Мама, Жюстина уже много месяцев мне не любовница. Сейчас мы с ней просто друзья. Однако я по-прежнему буду заботиться о них. О ней и о моем сыне, и так будет всегда, — твердо заявил он, не опуская глаз под испытующим взглядом Мадлен. — И еще. Я твердо намерен рассказать Мерси о Жюстине и Арно — когда придет время.

Мадлен решила перевести разговор в безопасное русло.

— Когда ты хочешь, чтобы я познакомилась с девочкой? — спросила она.

По привычке скрестив руки на груди, Джулиан задумался.

— Собственно говоря, я и приехал сегодня затем, чтобы поговорить с тобой об этом, — спокойно ответил он. — Назначь сама день, и я привезу ее к тебе.

— Скажем, на следующей неделе, во вторник, к чаю. Это подойдет?

— Чудесно.

— А у твоей нареченной… есть… э-э-э… кто-нибудь из родственников, кто бы мог помочь ей подготовиться к венчанию, сшить свадебное платье, позаботиться о приданом? — спросила Мадлен.

— Об этом позаботятся сестры из монастыря.

— И тем не менее нужен кто-то, кто мог бы ввести ее в общество. Возможно, в этом я смогу ей помочь.

— Хорошо.

Украдкой бросив взгляд на хмурое лицо сына, Мадлен благоразумно решила воздержаться от дальнейших комментариев.

— Отлично. Значит, во вторник я жду вас обоих.

— Договорились. До свидания, мама. Желаю тебе всего наилучшего.

Мадлен не могла поверить в то, что Джулиан собирается взять в жены свою воспитанницу, которую она и в глаза не видела. Эта новость сразила ее наповал. И однако она нисколько не сомневалась, что Джулиан по уши влюблен в эту девчонку.

Сказать по правде, у Мадлен не было ни малейшего желания вмешиваться в этот новый и, судя по всему, серьезный роман сына.

Однажды, четыре с половиной года назад, Джулиан поднял вопрос о возможной женитьбе на своей любовнице, этой цветной. Но тогда Мадлен ответила решительным отказом. Да, в тот раз она одержала победу, хотя едва не поссорилась с сыном. Но сейчас и здравый смысл, и инстинкт, свойственный только матерям, подсказывали ей, что если она вздумает занять ту же нетерпимую позицию, то потеряет Джулиана навсегда.

Однако что же это за девушка, которой удалось завоевать сердце Джулиана и заставить его забыть о Жюстине Бегу, принялась гадать Мадлен. Нет, нужно встретиться с этой Мерси, и чем скорее, тем лучше.

* * *

Джулиан сидел в гостиной домика, который он купил для Жюстины. Арно еще спал, чему Джулиан был рад — нечасто им с Жюстиной выпадал случай поговорить наедине. И однако, сидя друг против друга за столом и попивая чай, они молчали.

Наконец, отставив чашку, Джулиан посмотрел на Жюстину, устроившуюся, как обычно, напротив него на своей любимой кушетке.

— Дело сделало, — просто сказал он.

В ярких, похожих на кусочки теплого, прогретого солнцем янтаря глазах Жюстины отразилось легкое удивление.

— Значит, ты все-таки женишься на своей подопечной?

— Да. Я уже обо всем договорился и даже уладил все детали. — Джулиан замялся. Он решил не расстраивать Жюстину, посвящая ее в подробности своей помолвки с Мерси. — Ну и, естественно, поставил в известность маму.

Лица обоих омрачились при упоминании имени той, что когда-то сделала все, чтобы оторвать их друг от друга.

— И как отнеслась к этому мадам Деверо? С одобрением? — тихо спросила Жюстина.

— Ей хотелось бы сначала познакомиться с Мерси поближе. Однако можешь не сомневаться, она одобрит…

Жюстина ласково улыбнулась:

— Я всегда желала тебе счастья, Джулиан!

Мучимый сомнениями, Джулиан не сводил с нее испытующего взгляда.

— Я уже говорил тебе, что моя женитьба ничего не изменит. Я по-прежнему буду заботиться о тебе и Арно.

— Я в этом и не сомневаюсь. В мире нет другого человека, которому бы я доверяла больше, чем тебе. Однако… прости, если мой вопрос неприятен тебе, — ты уже рассказал Мерси о нас?

Джулиан встал из-за стола и начал расхаживать из угла в угол.

— Даже не знаю, как тебе сказать, Жюстина… Понимаешь, мне пришлось так долго уговаривать Мерси, что если она узнает об этом сейчас, то просто разорвет помолвку. А вот когда мы станем мужем и женой… Думаю, тогда она уже ничего не сможет сделать.

— Джулиан! — ахнула Жюстина. — Ты очень рискуешь, дорогой! Как же ты, должно быть, любишь ее! Неужели твое чувство… безнадежно?

Джулиан угрюмо кивнул:

— Она поклялась, что будет ненавидеть меня до последнего вздоха!

— Не расстраивайся, вот увидишь, после свадьбы все переменится, — с мудрой улыбкой заметила Жюстина.

Джулиан фыркнул, и ласковая усмешка смягчила черты его сурового лица.

— Ты и вправду так думаешь?

— Конечно.

— Ты просто святая! — изумленно выдохнул он.

Наступившую тишину прорезал звонкий детский голосок, звавший отца.

Джулиан радостно обернулся. В комнату, неслышно ступая, вошел Генри, держа на руках заливавшегося счастливым смехом Арно. Поклонившись, слуга с улыбкой пояснил:

— Я услышал, что он проснулся, вот и решил привести его сюда, хозяин, — и осторожно поставил малыша на пол.

Джулиан, присев перед сыном на корточки, улыбнулся:

— Иди ко мне, сынок!

Арно вприпрыжку бросился к нему, и Джулиан подхватил ребенка на руки. Пока они смеялись и что-то оживленно рассказывали друг другу, Жюстина, обернувшись, посмотрела на стоявшего в дверях Генри. И снова, как и в прошлый раз, по их лицам скользнула таинственная улыбка.

Глава 10

Во вторник после обеда, запершись у себя в комнате, Мерси присела на край кровати, чтобы уже в который раз перечитать краткое послание, полученное накануне от Джулиана.

«Мерси.

Завтра после обеда я намерен отвезти тебя к своей матери. Я заеду за тобой около трех и был бы крайне признателен, если бы к этому времени ты была уже готова и ждала меня у матери Анизы.

Джулиан».

Скомкав записку, Мерси размахнулась и швырнула ее в дальний угол комнаты. Как он смеет, грубое животное, писать ей в таком оскорбительном тоне, да еще отдавать приказы, как будто она уже его собственность!

Но Мерси прекрасно знала, что не поехать с ним она не может. К тому же у Джулиана хватило сообразительности точно такую же записку отправить и матери Анизе, которая торжественно объявила ей, что поскольку они теперь официально обручены и визит к будущей свекрови не займет много времени, она разрешает ей поехать с Джулианом без сопровождающих. Мысль о том, что сама Мерси была бы только рада отказаться от этой поездки, явно не приходила в голову почтенной матроне.

Мерси в ярости стиснула кулаки. Из-за этого месье Де-веро ее ни на минуту больше не оставляли одну. Больше того, с ней обращались как с содержанкой! Как ей хотелось пойти к алтарю не в белом свадебном платье, а в каких-нибудь обносках, чтобы продемонстрировать презрение, которое она испытывает к этому человеку!

Украдкой бросив взгляд на тот туалет, который она приготовила для сегодняшней поездки, Мерси злорадно захихикала. Наверняка этот мерзкий человек, который отныне считается ее женихом, этот наглец, вечно задирающий нос, увидев ее, придет в ужас! Только ей на это наплевать! Так же как и на его надменную матушку, которая, увидев ее, обязательно хлопнется в обморок!

Резкий стук в дверь вернул Мерси к действительности. На пороге стояла сестра Кларабелль с ласковой улыбкой на лице.

— Дитя мое, твой нареченный ожидает тебя, — жизнерадостно защебетала она. И тут же нахмурилась, разглядев старенькое, заштопанное в нескольких местах муслиновое платье Мерси и мятую, замызганную серую шляпку. — Мерси, что это значит? — схватилась за сердце сестра. — Не можешь же ты отправиться с месье Деверо в этих… этих невообразимых тряпках!

— Это почему же? — невинно поинтересовалась Мерси. — По-моему, я чудесно в нем выгляжу!

— Ты выглядишь так, словно собираешься пасти коров, — проворчала сестра Кларабелль. — Батюшки, да я, кажется, узнаю это платье! И шляпку тоже! Ты стащила их из корзины, куда мы кладем одежду, предназначенную для бедняков! Что за безумная выходка, Мерси! Как тебе не стыдно!

Мерси опустила голову, чтобы сестра не заметила ее побагровевшего лица.

— Не вижу ничего постыдного в том, что я выбрала это платье. Разве святые не одевались в рубище, чтобы учиться смирению?

Сестра Кларабелль онемела от такого кощунства. Потом, укоризненно покачав головой, бросилась к шкафу и вытащила прелестное платье из бледно-желтого муслина и такую же шляпку. Выложив все это на кровать, она обернулась к своей воспитаннице:

— Немедленно сними эти ужасные лохмотья и переоденься! И поторопись, дитя мое. Месье рассердится, если ты заставишь его ждать.

Месье может провалиться в преисподнюю, со злостью подумала Мерси. Но что ей оставалось делать? Сестра Кларабелль, шурша складками шерстяной рясы, величественно выплыла в коридор. А минутой позже туда же полетели подвергшиеся осмеянию платье и шляпка Мерси.

* * *

Через четверть часа Мерси, сопровождаемая Джулианом, усаживалась в экипаж. Они направлялись в ту часть города, которая в Новом Орлеане именовалась Американским кварталом.

Она видела, что Джулиан с трудом сдерживает гнев из-за того, что ему пришлось ее ждать. «Хотела бы я знать, — размышляла она, — что подумала его матушка, узнав о намерении Джулиана взять в жены сироту без гроша в кармане».

Наконец Джулиан решился нарушить повисшее в экипаже тяжелое молчание.

— Мерси… я хочу попросить тебя об одной услуге.

— Об услуге? Мой Бог! Неужели сиятельный Джулиан Деверо просит, вместо того чтобы требовать?

Джулиан с упреком взглянул на нее:

— Не могли бы мы хотя бы один вечер не ссориться, а? Просто из уважения к моей матери!

Мерси скрестила на груди руки.

— Лично я не испытываю к ней ни малейшей неприязни.

Джулиан тяжело вздохнул:

— Что ж… звучит обнадеживающе.

Мерси повернула к нему голову и подозрительно спросила:

— А что это за услуга, о которой вы хотели меня попросить?

Джулиан смутился.

— Видишь ли, я никогда не рассказывал своей матери, при каких обстоятельствах я стал твоим опекуном. Держу пари, она до сих пор считает, что я взвалил на себя эту ношу лишь из христианского милосердия. — И странно напрягшимся голосом добавил: — Признаюсь, я был бы рад, если бы она не узнала о тех обстоятельствах, при которых мы с тобой познакомились.

— Неужели вы стыдитесь этих… обстоятельств, месье?

— Я уже просил тебя оставить эту дурацкую привычку называть меня «месье».

Мерси самодовольно ухмыльнулась:

— Ах да… я и забыла! Но на этот раз, похоже, вы просите меня о милости, разве не так, месье?

К ее удивлению, Джулиан не рассердился.

— Да. Может быть, на этот раз вы согласитесь оказать мне ее, мадемуазель?

В словах его слышалась мягкая насмешка, что само по себе уже было удивительно. Мерси поспешно уставилась в окно, чтобы он не заметил, как губы ее раздвинулись в улыбке. Ну уж нет, она не поддастся очарованию месье Деверо! Мерси быстро перечислила про себя все его прошлые и недавние грехи, и гордость помогла ей преисполниться к нему презрением.

— Не беспокойтесь, месье, — процедила она сквозь зубы. — У меня нет ни малейшего желания рассказывать мадам Деверо о вашем прошлом. — И с горечью добавила: — Видите ли, я стыжусь его ничуть не меньше, чем вы!

* * *

«Я стыжусь его ничуть не меньше, чем вы». Эти слова похоронным звоном отдавались в сердце Джулиана, когда он вместе с Мерси направлялся к дому Мадлен. Он незаметно покосился на свою невесту и горестно вздохнул — она казалась такой хрупкой и вместе с тем такой очаровательной, когда, гордо вскинув вверх маленький упрямый подбородок, молча шла рядом с ним.

А Мерси разглядывала белоснежный особняк со сверкающими дорическими колоннами, черными ставнями, серо-голубыми, словно светящимися верандами и тяжелой парадной дверью со стеклянными панелями. В открытых настежь окнах колыхались кружевные шторы.

Джулиан галантно взял оробевшую Мерси под локоток и вместе с ней поднялся по ступенькам. Украдкой поглядывая на него, такого самоуверенного, надменного и холодно-любезного, Мерси с трудом подавила тяжелый вздох. По правде сказать, сейчас она не слишком гордилась собой. Те жестокие, язвительные слова, что вырвались у нее в экипаже, — чего бы она только не дала, чтобы взять их обратно! И почему, скажите на милость, стоит им с Джулианом оказаться наедине, как проклятая гордость заставляет ее говорить всякий вздор?

Дверь открылась, и на пороге выросла внушительная фигура седовласого дворецкого, который проводил их в элегантную гостиную. Усевшись на обтянутый узорчатым шелком изящный диван как можно дальше друг от друга, они в напряженном молчании ждали, когда появится Мадлен Деверо.

— О, Джулиан! — прозвучал мелодичный женский голос у них за спиной. — А это, должно быть, наша малютка Мерси!

Повернувшись, Мерси увидела высокую грациозную женщину в легком платье цвета лаванды, усыпанную сказочной красоты драгоценностями. Она разглядывала Мерси со смешанным выражением удивления и радости на все еще прекрасном лице.

Джулиан поднялся, и Мерси последовала его примеру, настороженно посматривая на приближавшуюся к ним женщину.

— Добрый день, мама. — Шагнув к ней, Джулиан поцеловал ее в щеку. Потом повернулся и кивнул на стоявшую рядом Мерси: — Мама, позволь представить тебе мою невесту. Это мадемуазель Мерси О'Ши. Мерси, это моя мать, Мадлен Деверо.

— О Боже, Мерси! Ты просто очаровательна! — воскликнула Мадлен, протягивая девушке унизанную кольцами руку.

Мерси осторожно пожала холодные тонкие пальцы Мадлен.

— Благодарю вас, мадам. Очень рада наконец познакомиться с вами.

— И я тоже, моя дорогая. — Мадлен повернулась к сыну: — Джулиан, может, ты ненадолго оставишь нас? А нам с твоей нареченной следует познакомиться поближе, а ты пока полюбуйся розами. Уверена, они тебе понравятся.

Джулиан сдвинул брови:

— Мама, я не уверен…

Но Мадлен умоляюще положила руку ему на плечо:

— О, Джулиан, ты ведь знаешь, какие мы, женщины! Высшее счастье для нас — устроиться в укромном уголке и хорошенько посплетничать. А тебе вовсе не обязательно мучиться, слушая нашу болтовню!

Джулиан, бросив в сторону Мерси предупреждающий взгляд, с сожалением отметил, что выражение ее лица нисколько не смягчилось. Впрочем, ничего удивительного, вряд ли ей понравится, когда мать начнет копаться в ее прошлом. Что ж, остается надеяться, что у Мадлен хватит деликатности и терпения, грустно подумал Джулиан.

— Как скажешь, мама, — сказал он и вышел из комнаты.

— Ну а теперь, моя милая, давайте устроимся поудобнее и от души поболтаем, — проворковала Мадлен. — Мерси, я рада, что Джулиан привез вас ко мне, — приветливо сказала она.

— Благодарю вас, мадам.

— Надеюсь, теперь, когда мы одни, вы удовлетворите мое любопытство и посвятите меня в те пикантные подробности, о которых умолчал мой сын.

Щеки Мерси порозовели от смущения.

— Я… я не понимаю, о чем вы, мадам.

— Неужели? — Мадлен игриво хлопнула Мерси по руке сложенным веером. — До сих пор я считала вас обычной сироткой, которую по каким-то причинам взялся опекать мой сын. Но теперь я уверена, здесь все не так просто.

«Да уж, твой нюх тебя не подвел», — цинично подумала Мерси. У нее чесался язык выложить любопытной матушке Джулиана всю правду. Но она вовремя вспомнила о своем обещании. К тому же ей вдруг расхотелось говорить про Джулиана гадости. Поэтому она решила избрать другой путь.

— Видите ли, — начала она, — я думаю, что мысль жениться на мне не была такой уж неожиданной. В конце концов, ваш сын столько лет был моим опекуном. Он постоянно осведомлялся о моем здоровье, об успехах в учебе, часто навещал меня в монастыре. И его желание взять меня в жены стало, так сказать, логическим завершением его постоянной заботы обо мне. Во всяком случае, мне так кажется.

Мадлен окинула Мерси скептическим взглядом.

— Я понимаю, моя дорогая, — кивнула она с разочарованным видом. — И все-таки это странно… Подумать только, этот хитрец даже словом не обмолвился о том, что в монастыре подрастает его будущая невеста! Но хотя бы он достаточно романтично объяснился вам в любви? — с любопытством спросила она.

Мерси от души расхохоталась. Положительно, эта невозможная дама ей нравится! Она припомнила ту ужасную и вместе с тем удивительную ночь, когда Джулиан заявил, что она должна стать его женой…

— Да, мадам, — сквозь смех произнесла она. — Джулиан был невероятно романтичен!

— А как он вам это сказал? Какими словами? А что вы ответили ему?

Мадлен прямо-таки ерзала на диване, сгорая от нетерпения узнать пикантные подробности. «Ну нет, с меня хватит», — решила Мерси. Она сдержит слово, данное Джулиану, но выдумывать новую легенду — слуга покорный!

— Видите ли… Джулиан ведь не просил меня стать его женой… — честно ответила она.

— Не просил? Но тогда как же…

Мерси поджала губы.

— Он заявил, что я должна выйти за него замуж.

Не в силах скрыть восторга, Мадлен рассмеялась.

— Так и сказал? Ох уж эти мне креолы! — И, многозначительно подмигнув опешившей Мерси, добавила: — Видите ли, моя дорогая, Джулиан — вылитый дед!

— Правда?

Мадлен вздохнула.

— Дедушка Джулиана, Пьер Деверо… о, это был настоящий дьявол!

— Да что вы говорите? — ахнула заинтригованная Мерси.

— Да, — кивнула Мадлен. — Еще совсем молодым человеком Пьер приехал в Новый Орлеан из Франции и очень скоро разбогател. Потом страстно и безнадежно влюбился в юную дебютантку сезона, Клариссу Де Леон. А когда она отказалась принять его предложение, он попросту похитил бедняжку и отвез в укромное местечко, на реку, где в шлюпке — вообразите себе! — уже поджидал их священник.

— Мой Бог! — потрясение выдохнула Мерси. — Так вот от кого Джулиан унаследовал свой…

— Совершенно верно, — закивала Мадлен. Голубые глаза ее сверкали. — Но вы еще не знаете самого главного! Дело в том, что когда Пьер с Клариссой уже стояли рука об руку перед священником, а она все еще колебалась, не решаясь сказать «да», Пьер, нагнувшись к ее уху, пригрозил, что… — И Мадлен, склонившись к Мерси, что-то шепнула ей на ухо.

— Прямо в присутствии священника? — побагровев от смущения, изумилась Мерси.

— Знаете, а вы мне нравитесь, Мерси! — улыбнулась Мадлен.

— Вы мне тоже, мадам.

— Сказать по правде, я до смерти боялась, что Джулиан приведет в дом какую-нибудь ханжу, по любому поводу осеняющую себя крестным знамением. Но вы… вы совсем другая. В вас чувствуется сила духа, дитя мое. И темперамент. Вы станете ему чудесной женой.

— Благодарю вас, мадам, — пробормотала Мерси, удивленная и обрадованная одновременно.

Мадлен ласково потрепала ее по руке.

— Я должна как можно скорее представить вас моим друзьям.

Мерси нервно закусила губу. Впервые ей пришло в голову, что она не имеет ни малейшего понятия о том, какие светские обязанности ждут ее в качестве жены Джулиана. И внезапно почувствовала признательность к Мадлен за ее дружескую поддержку и участие, которые та так щедро предлагала ей.

— Это так любезно с вашей стороны, — пролепетала она.

— Пустяки! — отмахнулась Мадлен. — Ну а теперь поговорим о вашей семье…

Мерси почувствовала, как почва уходит у нее из-под ног. Вот и все, подумала она. Мадлен никогда не одобрит ее плебейского происхождения, а сама Мерси слишком горда, чтобы поддерживать отношения с людьми, неуважительно отозвавшимися о ее родителях.

Но Мадлен опередила ее.

— Джулиан рассказывал мне, что ваш отец был ирландским иммигрантом, — дружелюбно улыбнувшись, заявила она. — Ах, люблю ирландскую кровь! Держу пари, именно от отца вы и унаследовали свой темперамент и силу духа! Ну а теперь… расскажите мне о вашей матушке.

— Она была француженкой, — осторожно начала Мерси.

— Ах да, конечно… Но откуда она родом?

Мерси сдвинула брови.

— По-моему, из Натчеза.

— Да, да. Натчез! А вы помните девичью фамилию своей матушки?

— Да, конечно, — пробормотала Мерси. — Девичья фамилия моей матери — Дюбуа. Коринна Дюбуа.

— Дюбуа…

— Вам что-то известно о семье моей матери?

Мадлен кивнула:

— Да… кажется, Дюбуа — довольно известная в Натчезе семья.

Мадлен припомнила, что семья Дюбуа была весьма состоятельной и занимала почетное место в обществе Натчеза, и решила написать знакомым, чтобы навести кое-какие справки… Да и милая Мерси, конечно, не обидится, что будущей свекрови хочется узнать побольше о ее семье.

* * *

А в саду, в мареве зноя, Джулиан нетерпеливо расхаживал по дорожкам между пышными куртинами роз. Черный шелковый галстук душил его как удавка, и Джулиан без конца дергал и теребил его.

Сквозь огромные окна гостиной до него долетал серебристый женский смех. Джулиан только диву давался: что могут обсуждать эти две такие разные женщины, да еще с таким жаром?

Ответ напрашивался сам собой — его, конечно. Он заскрежетал зубами — можно было не сомневаться, что Мерси, воспользовавшись случаем, с удовольствием поливает его грязью.

«К дьяволу все!» — окончательно потеряв терпение, подумал Джулиан. Он должен узнать наконец, какое впечатление произвела Мерси на его мать.

* * *

— Джулиан, она просто восхитительна! — шепнула Мадлен на ухо сыну, когда он вернулся в дом. — Итак, дорогой, когда ты собираешься жениться?

— Как только в газетах появится объявление о помолвке.

— Всего через три недели?! Ты с ума сошел! Только представь, какой разразится скандал!

Деверо равнодушно пожал плечами.

— Джулиан, — умоляюще протянула Мадлен, тронув его за руку. — Ну зачем начинать семейную жизнь со скандала? Стоит ли нарушать правила приличия того общества, в котором живешь?

— И сколько, по-твоему, должно пройти времени, чтобы приличия были соблюдены?

— Ну… по меньшей мере три месяца.

— Шесть недель, и ни днем больше!

Мадлен пришлось смириться.

— Хорошо, Джулиан, но для начала я представлю Мерси своим друзьям.

— Согласен, мама, — кивнул он. — Только сделай мне одолжение — сведи всю эту светскую суету к минимуму, хорошо?

— Джулиан! — Мадлен Деверо была вне себя от возмущения. — Я лучше тебя разбираюсь в подобных делах!

* * *

— Тебе понравилась моя мать? — спросил Джулиан, когда они возвращались в монастырь.

— Больше, чем ее сын, — отрезала Мерси.

— Нисколько не удивляюсь, — хмыкнул Джулиан. — Однако будь осторожна, Мерси. Моя матушка, конечно, женщина замечательная… во многих отношениях. Только уж очень любит настоять на своем.

— Да что вы говорите? Вот уж никогда бы не подумала!

Проходя по внутреннему дворику монастыря, они миновали ту яблоню, возле которой всего пару дней назад Джулиан застал Мерси в объятиях Филиппа. Мерси невольно бросила взгляд на дерево, с грустью отметив, что белоснежные цветы уже осыпаются.

От внимания Джулиана не ускользнула печаль, омрачившая личико Мерси.

— Вы помните? — с циничной усмешкой спросил он. — Кажется, это то самое дерево, где вы так недавно целовались с вашим… бывшим женихом?

Мерси резко обернулась. Глаза ее сверкали.

— Мы не целовались!

— Не целовались? — протянул Джулиан. — Хотите сказать — никогда?

— Да. Никогда! — выпалила Мерси. — Я вообще еще ни с кем… — Она спохватилась, но было поздно.

В глазах Джулиана блеснул огонек. Он придвинулся к ней и небрежно намотал на палец ее огненно-рыжий локон. Сердце Мерси глухо заколотилось.

— Значит, ни с кем? — тихо спросил он.

Мерси очень не понравился поворот, который принял их разговор. Но лгать она не любила и потому храбро кивнула.

Джулиан улыбнулся:

— Что ж, раз так, значит, я буду первый.

И прежде чем она успела ему ответить, он властно завладел ее губами. Ошеломленная, испуганная, разъяренная, Мерси не знала, что делать. Закричать? Попытаться вырваться? И вдруг все куда-то исчезло. Губы Джулиана терзали ее рот, и она застонала, когда его язык, раздвинув ее губы, скользнул внутрь.

Целая буря чувств поднялась в ее душе. Смущение и стыд боролись с предательской слабостью. Боже милостивый, неужели она сошла с ума? Где же ее гордость, чувство собственного достоинства? Вместо того чтобы оттолкнуть его, она готова отдаться ему прямо здесь, в монастырском саду!

Почувствовав, что он отпустил ее, Мерси с трудом перевела дыхание и вдруг увидела, что губы его раздвинулись в торжествующей улыбке!

От гнева и возмущения забыв обо всем, она замахнулась, чтобы дать ему пощечину.

— Но я вовсе не хотела, чтобы вы меня целовали!

Джулиан с улыбкой поймал ее руку.

— Неужели?

Мерси с горечью призналась себе, что он прав. Да, она готова была покориться этому человеку, которого еще недавно считала своим врагом. Но нет, этого никогда не будет, в ярости подумала она.

— Для чего вы это сделали? — Глаза ее сверкали гневом.

— Ну… считай это наградой за то, что ты не выдала меня моей матери! — хмыкнул Джулиан.

— Наградой? — взвизгнула Мерси. — И это вы называете наградой? Да вы едва не изнасиловали меня прямо в монастырском саду!

— Понимаю, как вы раздосадованы, моя дорогая, — низким, чувственным голосом произнес он, делая вид, что не понял, что она имеет в виду, — но, к несчастью, пока мы с вами не обвенчаны, я просто не имею права удовлетворять все ваши желания!

И пока Мерси, словно вытащенная на берег рыба, хватала воздух широко открытым ртом, Джулиан повернулся и исчез прежде, чем она успела что-то сказать.

* * *

Сестра Кларабелль и мать Аниза с жадным любопытством наблюдали эту сцену, свесившись из окна в комнате Мерси.

— Господи помилуй, они целуются! — вскричала сестра Кларабелль. — Наверное, мы должны их остановить?

Но мать Аниза только добродушно махнула пухлой рукой:

— Они ведь официально обручены, сестра! Так что пусть себе целуются на здоровье! В этом ничего страшного нет.

— Ах, какое же могучее чувство любовь! — мечтательно закатив глаза, прошептала сестра Кларабелль.

Глава 11

Верная своему обещанию, Мадлен Деверо с энтузиазмом взялась готовить Мерси к выходу в свет. Начала она с того, что решила представить ее кое-кому из самых близких друзей. Отправляясь с визитами, Мадлен брала девушку с собой, а уж там, улучив момент, не упускала возможности шепнуть на ушко приятельнице, что Мерси скоро станет ее невесткой. При этом она каждый раз словно невзначай добавляла, что покойная матушка Мерси принадлежала к аристократическому семейству Дюбуа из Натчеза, и эта ее стратегия ужасно раздражала Мерси.

Новость о помолвке распространялась, как круги по воде, и Джулиана с Мерси все чаще стали приглашать на светские рауты вдвоем.

Первое такое приглашение — на обед — они получили от Андре Бофора, друга и делового партнера Джулиана.

В день, когда должен был состояться обед, в монастыре царила легкая паника — и только одна Мерси не принимала участия во всеобщей суете, равнодушно позволив монахиням готовить ее к выходу в свет. Самая молодая из них, сестра Даниель, несколько часов, обливаясь потом, раскаленными щипцами завивала Мерси волосы. Приподняв непокорные локоны вверх, она уложила их на макушке причудливым узлом, оставив одну волнистую прядь падать на обнаженное плечо. И в качестве последнего штриха, чтобы придать прическе утонченную законченность, приколола у нее над ухом душистую белую камелию, что было в те времена весьма популярно среди креолок.

Когда же наконец дело дошло до парадного туалета, мать Аниза и сестра Кларабелль, стоя рядом с невестой, взволнованно следили за тем, как сестра Даниель помогает Мерси облачиться в шуршащую массу изумрудно-зеленого полупрозрачного шелка.

Наконец струящиеся складки были расправлены, и монахини восхищенно заахали. Даже Мерси, онемев от изумления, не могла оторвать глаз от прелестной незнакомки в зеркале. Низко вырезанный лиф тугого корсажа приподнимал грудь, талия казалась тонкой, как у стрекозы, а хрупкость ее подчеркивали широкие юбки, украшенные целым каскадом алансонских кружев. Мерси выглядела очаровательно, жаль только, что спутником ее был Джулиан Деверо.

В комнату вихрем ворвалась сестра Мария с сообщением, что приехал Джулиан. Стрекочущая стайка монахинь с замиранием сердца наблюдала, как Мерси спускается вниз встретить жениха. Но, увидев его, бедняжка не смогла вымолвить ни слова.

Джулиан был с головы до ног одет в белое! Элегантный белый сюртук выгодно подчеркивал широкие плечи и узкую талию; ослепительно-белые панталоны отражались в начищенных до зеркального блеска светло-коричневых ботинках. Экстравагантный туалет довершал атласный жилет вин-но-красного цвета и белая широкополая шляпа. Мерси застыла на месте как завороженная и не могла оторвать от него глаз. Ей никогда не приходило в голову, что белый цвет может выглядеть так распутно-соблазнительно!

Казалось, он тоже был не в силах отвести от нее глаз, хотя Мерси не была уверена в этом, поскольку лицо его было скрыто под широкими полями шляпы.

Но он действительно смотрел — да еще как! Смотрел как околдованный, смотрел и не мог насмотреться на свою красавицу невесту, когда она невесомым зеленым облачком плыла к нему в объятия. Он и раньше знал, что Мерси прекрасна, но сегодня ее ошеломляющая красота сразила его наповал. В эту минуту он убил бы любого, кто решился бы встать между ним и Мерси..

Заметив, как она покачнулась и схватилась за перила, Джулиан быстро шагнул к ней, и сердце Мерси глухо забилось.

— Вы так очаровательны сегодня, мадемуазель! Было бы ужасно помять это чудесное платье или испортить прическу, кубарем скатившись с лестницы, — насмешливо фыркнул Джулиан.

Мерси внезапно пришло в голову, что она ничего не знает об этом человеке, кроме того, что в жилах его течет горячая кровь.

Но одно она знала точно, и мысль об этом пугала и очаровывала ее. С этой минуты Мерси больше уже не жалела, что проведет вечер с Джулианом Деверо.

* * *

Джулиан подсадил ее в экипаж, и настроение Мерси разом испортилось — в карете сидела Мадлен Деверо.

— Мадам… какой приятный сюрприз!

— Привет, дорогая, — лучезарно улыбнулась она. — Как соблазнительно вы выглядите! Право, мне очень жаль, что приходится навязывать вам свое общество, но было бы неблагоразумно отпустить вас вдвоем!

— Конечно, мадам. Я счастлива что мы проведем этот вечер вместе, — выдавила из себя Мерси.

— Ох уж эти правила приличия! — проворчал Джулиан, усаживаясь напротив.

— Замолчи, Джулиан! — прикрикнула на сына Мадлен. Карета тронулась. — Сам виноват! Посмотри, на кого ты похож — вылитый авантюрист, каких полным-полно в городе! Правда? — повернулась она к Мерси.

— Совершенная правда, мадам, — храбро подтвердила та.

* * *

Гости Бофоров собрались за обеденным столом, устланным накрахмаленной скатертью и уставленным старинным французским фарфором. Слуги, разливая суп и белое вино, бесшумно сновали вокруг.

Мерси украдкой оглядела приглашенных. Хозяева дома, оба низкорослые, были весьма колоритной четой. Андре — смуглый коротышка с совершенно лысой головой, огромными усами и влажными, похожими на черносливины креольскими глазами, и Миньон — хрупкая, белокурая, с вечной улыбкой на губах и васильковыми глазами. Джулиана и Мерси усадили по обе стороны от месье Бофора, а напротив устроилась Мадлен рядом с мистером Робертом Таунсен-дом. В центре стола сидели дети Бофоров — близнецы Селеста и Шарль. Обоим было по девятнадцать лет. Шарль с первой же минуты принялся ухаживать за Мерси, пока его сестрица томно строила глазки Джулиану.

Месье Бофор поднялся с места. За столом воцарилась тишина.

— Я хочу воспользоваться случаем и предложить тост за моего друга и его невесту, — улыбнувшись, сказал он.

— Помилуй Бог, Андре! — возмутилась Мадлен. — Официальная помолвка только на будущей неделе!

— Что за церемонии между друзьями? За жениха и невесту! — подняв бокал, провозгласил Бофор.

Гости хором подхватили:

— За Джулиана и Мерси! — И зазвенел хрусталь.

Мерси украдкой покосилась на Джулиана и увидела на его губах знакомую насмешливую улыбку.

И в этот момент Шарль Бофор повернулся к ней, чтобы наполнить ее бокал. В голове Мерси родилась великолепная идея. Она выставит Джулиана на посмешище, заставит испытать чудовищное унижение, его креольская гордость взбунтуется — и он разорвет эту нелепую помолвку!

Она ослепительно улыбнулась Шарлю:

— Вы так галантны, месье! Благодарю вас!

Польщенный Шарль с блаженной улыбкой уставился на нее.

— Расскажите мне о вашей поездке в Европу, — попросила Мерси.

Забыв обо всем, тот взахлеб принялся делиться впечатлениями. А Мерси, не вникая в его сбивчивый рассказ, притворилась, что внимает каждому слову, и при этом то поощрительно касалась его руки, то восхищенно заглядывала Шарлю в глаза.

Ее беззастенчивое кокетство не укрылось от сидевших за столом, особенно от Джулиана. Наблюдая, как его невеста, пустив в ход свои чары, пытается свести с ума безусого юнца, он кипел от ярости. Он подозревал, что все это просто маленькая месть, но вынужден был признать, что плутовка все рассчитала точно. Джулиан был гордый человек, и Мерси больно задела его мужское самолюбие. Ему пришлось призвать на помощь всю силу воли, чтобы не выскочить из-за стола и не задать Мерси такую трепку, которую та не скоро бы забыла.

* * *

В экипаже Джулиана царило напряженное молчание. Даже болтливая Мадлен, недовольно поджав губы, не отваживалась раскрыть рот.

Карета остановилась, и Джулиан с потемневшим от гнева лицом предложил Мерси руку. В его распоряжении было всего несколько минут, и он не собирался терять время. Сейчас он ей выскажет все!

Но на стук колес из сторожки вышел привратник.

— Добрый вечер, мадемуазель, месье, — кланяясь, пробормотал он. И почтительно добавил, обращаясь к Джулиану: — Мать Аниза поручила мне проводить мадемуазель.

— Доброй ночи, дорогая, — зловеще прошипел Джулиан, едва сдерживаясь, чтобы не задушить Мерси прямо здесь. — Я надеюсь, мы расстаемся ненадолго.

— Доброй ночи, месье, — весело прощебетала Мерси.

Когда Мерси открыла дверь, мать Аниза и сестра Кларабелль наперегонки бросились к ней.

— Надеюсь, ты хорошо провела время, дорогая? — спросили они в один голос.

Вспомнив потемневшее от бессильного гнева лицо Джулиана и его прощальный взгляд, Мерси лукаво улыбнулась:

— Просто восхитительно!

* * *

— Твоя невеста сегодня выставила тебя дураком, — проворчала Мадлен.

— Неужели, мама? А я и не заметил. — Джулиан сердито покосился на мать.

— Слава Богу, что мы были в дружеском кругу, — продолжала Мадлен, — но ты должен научиться держать девчонку в руках. Она девушка яркая, живая, и Боже тебя упаси сломить ее дух! Однако нельзя позволять ей вести себя неподобающим образом. Ты просто не имеешь права распускать ее.

Джулиан промолчал. Он был согласен с матерью. Он обязан был пресечь глупые выходки Мерси, а он этого не сумел. Однако если бы не появление привратника, уж он бы хорошенько проучил негодницу! Но на этот раз удача от него отвернулась.

Ладно, пусть потешится. Придет время, и он жестоко отомстит за пережитое унижение.

* * *

А Мерси между тем упивалась своей местью. Дразнить Джулиана было все равно что дергать тигра за усы, и она снова и снова с наслаждением переживала сегодняшний триумф.

Однако не слишком ли опасную игру она затеяла, вдруг пришло ей в голову.

Неожиданно Мерси осознала, что за весь вечер ни разу не подумала о Джулиане как о человеке, от руки которого погиб ее отец. А несчастный Филипп Бруссар вообще перестал для нее существовать.

И эти мысли испугали ее больше, чем гнев Джулиана Деверо.

Глава 12

Все последующие дни у Джулиана не было ни малейшей возможности побыть с Мерси наедине. Они выезжали вдвоем, но новая горничная Мерси, Райза, хорошенькая семнадцатилетняя девушка, постоянно сопровождала их, как того требовали светские приличия.

Они побывали на званом ужине, данном в их честь самым близким другом Джулиана, Никола Бьенвиллем, и его очаровательной невестой Гонорией Россини. Бьенвилль, повеса и распутник, не сводил глаз с Мерси, однако она, казалось, не замечала его заигрываний.

Объяснялось это тем, что Мерси решила переменить тактику. Она не могла забыть пылающий гневом взгляд Джулиана, когда ей удалось выставить его дураком. Зная его гордую, вспыльчивую натуру, Мерси благоразумно решила до поры до времени не навлекать на себя его гнев.

А это значило, что опозорить Джулиана она сможет лишь во время бала, который собиралась устроить Мадлен по случаю их обручения. И тогда у него останется один выход — разорвать их помолвку, мстительно подумала Мерси.

И вдруг Мерси захлестнуло острое чувство вины. Ведь от ее выходки пострадает не только Джулиан, но и ни в чем не повинная Мадлен. Но что же ей делать? Она готова на все, лишь бы не дать Джулиану распорядиться ее судьбой.

Именно об этом она и думала, собираясь на бал. Одеваться ей помогала Райза, но под строгим надзором Мадлен, которая хотела убедиться, что все будет в порядке. Монахини тактично удалились под предлогом, что в комнате и так мало места.

Райза вместе с Мадлен затянули на ней тесный корсет и помогли надеть нижние юбки, за которыми последовало бальное платье — дивное, волшебное творение из атласа сапфирового цвета. Расправив шуршащие складки, Мадлен окинула Мерси восхищенным взглядом.

— Ты похожа на сказочную принцессу, дорогая, — прошептала она. — Ничего удивительного, что мой сын потерял из-за тебя голову.

— Спасибо, мадам, — пробормотала Мерси. Глаза их на мгновение встретились в зеркале, и она поспешно отвернулась.

— Что-то не так? — спросила Мадлен.

— Почему вы спрашиваете? — насторожилась Мерси.

— Просто у тебя встревоженный вид, — ласково улыбнулась ей Мадлен.

— О, мадам, ведь это мой первый выход в свет — во всяком случае, такой торжественный, — пробормотала Мерси.

— Все будет чудесно, уверяю тебя, — успокоила ее Мадлен.

— Джулиан заедет за нами? — небрежно спросила Мерси, расправляя юбку.

— Увы, дорогая, — смущенно покачала головой Мадлен. — Джулиан остался в «Сент-Луисе» в качестве хозяина на тот случай, если кто-то из гостей приедет раньше назначенного времени. За нами заедет месье Таунсенд. Он и отвезет нас.

Мерси почувствовала жгучее разочарование, быстро сменившееся гневом. Выходит, этот высокомерный наглец пренебрегает собственной невестой? Что ж, ее счет к Джулиану Деверо быстро растет — и тем хуже для него!

* * *

Часом позже Роберт Таунсенд, держа под руки обеих дам, поднимался по ступенькам парадного входа отеля «Сент-Луис», где должен был состояться бал.

Таунсенд оказался приятным собеседником, вынуждена была признать Мерси, и, наблюдая за тем, как Мадлен украдкой бросала на него ласковые взгляды, она даже заподозрила, что ее будущая свекровь питает к этому худощавому элегантному холостяку весьма определенный интерес.

Войдя в отель, они проследовали на открытую веранду, где по вечерам устраивались балы.

Ни одного гостя, отметила про себя Мерси. Брови ее сдвинулись. Но где же?..

— Такой очаровательной леди нельзя оставаться одной.

Услышав знакомый голос, она обернулась. При виде улыбавшегося Джулиана сердце Мерси чуть не выпрыгнуло из груди. «Будь он проклят, этот дьявол!» — в бессильной ярости подумала она. Дыхание у нее перехватило — и весь тщательно разработанный план вдруг вылетел у нее из головы.

— Ты сегодня просто великолепна, Мерси, — неожиданно ласковым тоном сказал он.

Он поднес ее руку к губам и нежно поцеловал дрожащие пальчики. Жаркое дыхание Джулиана опалило ей кожу. Взгляды их встретились, и тело Мерси накрыло горячей волной.

— Благодарю вас, — с трудом выдавила она. — Вы тоже.

— Прости, что не смог заехать за тобой. — Он наконец выпустил ее руку. — Но мама настояла, чтобы я остался — на случай, если кто-то приедет.

Его слова вернули Мерси к действительности, и она вспомнила о своем коварном плане.

— Ах, это не важно! Месье Таунсенд оказался на редкость приятным кавалером.

— Я должен ревновать? — усмехнулся Джулиан.

— Ревновать? — Брови Мерси игриво взлетели вверх. — К месье Таунсенду? А я, признаться, решила, что он имеет виды на вашу матушку.

— Рад это слышать. Хотя мне бы не хотелось, чтобы мою матушку похитил уроженец восточных штатов.

— Но он богат, как Мидас. Впрочем, как и вы, не так ли? — ехидно заметила Мерси.

— Мерси, мне нужно поговорить с тобой. Наедине. — Джулиан сделал вид, что не заметил ее выпада.

— Наедине? — удивилась она. И снова почувствовала себя неуютно.

Но Джулиан уже подхватил ее под руку, увлекая за собой.

— Поговорим на веранде, — бросил он на ходу. — Уверяю тебя, это вполне прилично.

Пройдя под одной из арок, они оказались на крытой веранде, примыкавшей к внутреннему дворику отеля.

— Для чего вы привели меня сюда? — спросила Мерси.

Вытащив из жилетного кармана плоскую бархатную коробочку, Джулиан протянул ее ей:

— Я хочу подарить это тебе.

Приятно удивленная, Мерси открыла коробочку и задохнулась от изумления. В глаза ей ударил сноп синих лучей. На шелковой подушечке сверкало великолепное сапфировое ожерелье. Оно стоило целого состояния — Мерси нисколько в этом не сомневалась.

— Я купил его специально для тебя, — ласково сказал он.

— Для меня? Но почему? — дрожащим голосом пролепетала она.

— Ради нашей помолвки, — улыбнулся Джулиан. — Ну… и в награду за хорошее поведение.

— Простите? — Сердце Мерси заколотилось.

— Разве я не обещал подарить тебе парочку безделушек, если ты будешь хорошо себя вести? Так вот, я тобой доволен, Мерси.

Слезы навернулись ей на глаза. Меньше всего она ожидала, что Джулиан будет так добр к ней. Его внезапная щедрость грозила разрушить весь ее тщательно продуманный план. Пришлось напомнить себе, что она лишь притворялась кроткой, перед тем как нанести ему сокрушительный удар.

Джулиан заглянул ей в глаза:

— Сегодня я хотел подарить тебе что-то… что-то новое, не из прошлого, понимаешь? И еще… мне хочется надеяться, что мы с тобой сможем навсегда похоронить его и начать все заново. Неужели это так трудно, дорогая?

Она чуть было не отказалась от мести, услышав его взволнованный голос, моливший о прощении. Он надел ожерелье ей на шею.

Холодное прикосновение металла и тяжесть драгоценных камней вернули ее к действительности. Цинизм ситуации поразил ее в самое сердце: он дарит ей ожерелье — и отбирает у нее свободу. А его просьба забыть прошлое? Разве сможет она забыть смерть отца? Предать человека, давшего ей жизнь?

— Вы тешите себя несбыточными надеждами, — с горечью бросила она ему в лицо. — Я не продаюсь — даже за все драгоценности мира! И прошлое всегда будет стоить между нами!

Гнев исказил его лицо. Сильные пальцы, словно когти, сдавили ей плечи.

— Все еще не можешь простить мне Бруссара?

— Да! — воскликнула Мерси, отбросив его руки.

Вся дрожа, она вернулась в зал.

Глава 13

«Прошлое всегда будет стоять между нами!» Жестокие слова Мерси поразили Джулиана. Появились первые гости, а он все еще стоял на веранде, потягивая бренди и вспоминая ссору с невестой.

Каким же идиотом он был, когда рассчитывал на примирение… надеялся, что, может быть, все изменится! Теперь все надежды Джулиана рухнули. Мерси дала согласие на этот брак только из страха… Джулиан еще не забыл, как угрожал ей…

Жалость… недоверие… ненависть — великолепная основа для супружеской жизни!

Что же ему делать?

В любом случае сегодняшний бал отменить уже нельзя. Им придется пережить неприятный момент — когда Мадлен объявит об их помолвке. Потом он поговорит с Мерси и сделает то, что обязан был сделать много дней назад, — положит конец этому нелепому фарсу и вернет ей свободу…

* * *

А в душе Мерси царил хаос.

— Где Джулиан? — шепотом спросила встревоженная Мадлен.

— Не знаю, мадам, — пробормотала Мерси, виновато отводя глаза в сторону.

Она уже сожалела, что наговорила Джулиану столько жестоких слов. Да и тяжесть сапфирового ожерелья все время напоминала о его доброте. Мадлен и Таунсенд, увидев подарок Джулиана, пришли в неописуемый восторг.

Но даже блеск и тяжесть великолепных сапфиров были бессильны — Мерси не могла забыть, что не по своей воле согласилась на этот брак. К тому же ни одно ожерелье в мире не стоило того, чтобы ради него забыть о родителях.

Очень скоро бальный зал заполнился шумными, говорливыми креолами. Гости столпились вокруг столов, потягивая великолепное шампанское и смакуя изысканные закуски, а сновавшие вокруг слуги разносили подносы с горячими блюдами.

Наконец Мерси увидела Джулиана, укрывшегося в тени одной из арок в дальнем конце зала. Глаза их на мгновение встретились — его были холодны, как те драгоценные камни, что сверкали сейчас на ее груди. А в ее глазах горел мрачный огонь.

Чарующие звуки вальса Шопена наполнили зал. Гости расступились, чтобы освободить место для танцующих. Но ни одна пара не решалась открыть бал.

И вдруг Мерси с ужасом поняла, что все ждут, когда Джулиан пригласит ее на тур вальса. Ведь в конце концов этот бал давался по случаю их помолвки.

Наступила неловкая тишина. А Джулиан как сквозь землю провалился.

На щеках Мерси загорелись багровые пятна. И вдруг возле нее выросла высокая фигура Никола Бьенвилля.

— Вы окажете мне честь, мадемуазель? — Он протянул ей руку, и в его темных глазах блеснул огонек.

— Конечно, месье, — церемонно кивнула Мерси.

Бьенвилль вывел ее на середину зала, и Мерси украдкой покосилась в тот угол, где стоял Джулиан. Но его там не было.

* * *

Никола Бьенвилль оказался великолепным танцором. Высокий, смуглый, гибкий, он с неподражаемой грацией кружил Мерси в вальсе. Вскоре к ним присоединились и другие пары.

К тому же он был явно любителем пофлиртовать — впрочем, d этом Мерси уже успела убедиться в тот день, когда они ужинали вчетвером: они с Джулианом и Никола со своей невестой.

Не успели они сделать первый круг, как он галантно склонился к ней:

— Вы сегодня восхитительны, мадемуазель! И признаюсь, я удивлен, что Джулиан не ринулся к вам со всех ног, чтобы пригласить вас на вальс. У креолов это традиция — на первый вальс на балу по случаю помолвки жених приглашает невесту.

— Похоже, мой жених не из тех, кто следует традициям. — Мерси равнодушно пожала плечами, но в глазах ее сверкала обида — ведь она-то не оскорбила его публично!

Но теперь Джулиан заплатит за все! Тем более что появление Бьенвилля дало ей великолепный шанс привести в исполнение задуманный план.

— Месье, я счастлива отдать этот вальс вам. — Она кокетливо опустила длинные ресницы.

— Его потеря — моя находка, мадемуазель! Я даже и подумать не мог, что мне посчастливится танцевать со столь прелестным созданием.

Мерси смущенно потупилась, а потом послала повесе одну из своих самых соблазнительных улыбок.

— Ах, как я ждала этого вечера! Мне так хотелось познакомиться со всеми друзьями Джулиана!

— Со всеми? — многозначительно переспросил Бьенвилль.

— Со всеми.

* * *

Весть о том, что Мерси не намерена отказывать в танце ни одному из друзей Джулиана, облетела зал с быстротой лесного пожара. Не прошло и нескольких минут, как молодые креолы уже установили очередность, в соответствии с которой они должны были приглашать на тур вальса уступчивую красавицу. Но они не только танцевали с невестой Джулиана — они смеялись над ним. Впервые он стал посмешищем в глазах высшего общества. Это был настоящий скандал, но креолы обожают скандалы!

Поведение Мерси не укрылось от внимания Мадлен. Кипя от возмущения, она отправилась разыскивать сына.

А Джулиана позвал Андре — утихомирить разбушевавшиеся на задней веранде политические страсти, грозившие в любую минуту перейти в открытую ссору. Им только-только удалось успокоить двух пожилых джентльменов, когда появившаяся на пороге Мадлен решительно ухватила сына за рукав.

— Ты должен немедленно что-то сделать! — прошипела она. — Твоя невеста из кожи вон лезет, чтобы выставить тебя дураком перед твоими друзьями.

Джулиан последовал за матерью. Стоя в дверях, он наблюдал за тем, как Мерси кокетничает с Никола Бьенвиллем.

— Нет, ты только посмотри, Джулиан! — возмущалась Мадлен. — Как я могу объявить о помолвке, если она так себя ведет? Девчонку нужно приструнить, иначе она тебя опозорит!

И в этот момент Бьенвилль увлек Мерси на веранду.

Джулиан сжал кулаки. Что ж, если маленькая негодяйка готова расточать свои улыбки кому угодно, с таким же успехом на месте этих счастливчиков может оказаться и он сам.

* * *

А на веранде Мерси отчаянно сражалась с Никола Бьенвиллем. Ей и в голову не приходило, что все может закончиться подобным образом.

— Только один поцелуй! Умоляю вас, красавица моя…

— Нет! — крикнула она, стараясь вырваться из стального кольца его рук и отворачивая лицо. Горячие губы Никола скользнули по ее щеке.

— Не стоит играть со мной, малышка! — прорычал он. — Ведь именно этого ты и хотела, разве не так?

Мерси охватил панический страх.

— Я хотела только потанцевать…

— Раздвинь свои хорошенькие губки, моя прелесть…

Вдруг какая-то неведомая сила оторвала Бьенвилля от Мерси. Пискнув от ужаса, она увидела, как Джулиан, ухватив Никола за галстук, трясет его, как разъяренный терьер — крысу.

— Только протяни к ней руку, Бьенвилль, — и ты мертвец! — прорычал Джулиан голосом, от которого кровь застыла у нее в жилах.

— Я только… — щелкая зубами от страха, пролепетал Никола.

— Убирайся к дьяволу! Прочь с моих глаз, если хочешь остаться в живых! — рявкнул Джулиан.

Джулиан разжал пальцы, и протрезвевший Бьенвилль кинулся наутек.

Мерси хрустнула пальцами. Ни разу в жизни ей не доводилось видеть у Джулиана такое лицо — мертвенно-бледное, искаженное яростью, оно напоминало маску смерти.

— Спасибо, Джулиан, — еле слышно пробормотала она. — Я и подумать не могла…

— Вздор! — Глаза Джулиана горели гневом. — Я не прикончил мерзавца только потому, что он прав. Ты сама напрашивалась на это, Мерси. И, проклятие, сейчас ты получишь свое!

Перепугавшись до смерти, Мерси, защищаясь, вскинула руку.

— Но…

Джулиан волоком потащил ее в темный сад. Она отчаянно отбивалась, но взбешенный Джулиан даже не замечал этого. Завернув за угол, он рывком развернул Мерси, прижав ее к стене всей тяжестью своего возбужденного тела.

Испуганная и странно взволнованная, она притихла, когда мускулистая грудь Джулиана прижалась к ее груди, а его напрягшаяся плоть уперлась ей в живот.

— Отпустите меня! — взвизгнула она.

— То, что ты так поступила со мной, я могу понять. Но ты оскорбила мою мать, а этого я тебе не прощу, — гневно прорычал Джулиан.

Он был прав. Глаза Мерси наполнились слезами.

— Зачем вы привели меня сюда? — плача, спросила она, и Джулиан увидел боль в ее зеленых глазах.

Теперь он не испытывал ни гнева, ни обиды — одну лишь печаль.

— Чтобы наказать тебя! — буркнул он. — После всего, что ты натворила… разве могла ты рассчитывать на мою доброту… на прощение?

— Тогда вы не должны были…

— Не должен, — со вздохом согласился он.

— Но почему, Джулиан? Почему вы настаиваете на этом браке?!

Джулиан бросил многозначительный взгляд на ее грудь.

— Неужели ты еще не поняла!

Мерси решила ответить на оскорбление.

— Клянусь, я сделаю вас несчастным! И вы проклянете тот день, когда я стану вашей женой!

В глазах Джулиана зажегся жестокий огонь.

— Не забывайте, моя прелесть, что после того, как вы станете моей женой, именно вам придется молить о милосердии! — Глаза их на мгновение встретились. — Я намерен сразу же после венчания отправиться в свадебное путешествие. Очень длинное путешествие.

— Если вы думаете…

— Я не думаю. Я даю вам слово, — сурово пообещал он. — По моим расчетам, наш первый ребенок должен появиться на свет уже к весне. И тогда посмотрим, сможете ли вы флиртовать, нося под сердцем моего наследника!

— Вы… вы дьявол! Вы сделаете мне ребенка только ради того, чтобы подчинить меня своей воле?

— Я сделаю вам ребенка, — прогремел Джулиан, и глаза его сверкнули яростью, — потому, что я так хочу! — Мерси от удивления открыла рот, а Джулиан невозмутимо заправил ей за ухо выбившийся из прически локон. — А теперь ты послушно возьмешь меня под руку, — тоном, не допускающим возражений, заявил он, — и мы отправимся в зал! И весь вечер ты не будешь отрывать от меня влюбленных глаз, как и положено невесте! Иначе…

— Иначе?..

— Я пощадил твою гордость, Мерси. Но впредь, если тебе хоть раз придет в голову взглянуть на другого, клянусь, я опозорю тебя на глазах у всех! Да так, что ты будешь помнить об этом до конца своих дней.

— Негодяй! — Сорвав с груди ожерелье, она швырнула его ему в лицо. — Можете забрать назад вашу безделушку!

— Ты сейчас же поднимешь ожерелье, — угрожающе прорычал Джулиан, — и будешь носить его!

И снова холодная тяжесть сверкающих камней придавила ее к земле.

Глаза Мерси сверкнули гневом, а Джулиан расхохотался:

— После того как мы обвенчаемся, я позабочусь, чтобы ты отработала эти камушки все до единого!

Задыхаясь от бешенства, Мерси лишь молча смотрела на него.

Джулиан невозмутимо подал ей руку:

— Не возвратиться ли нам, моя дорогая? Думаю, мама уже готова огласить помолвку.

* * *

Весь остаток вечера Мерси изображала из себя примерную невесту: танцевала только с Джулианом или просто стояла возле него. Лицо ее было холодно и непроницаемо.

А по залу опять поползли смешки. На этот раз всех привел в восторг сделанный Джулианом ответный ход. Наверняка он задал трепку своей упрямой, легкомысленной невесте, перешептывались гости. А наиболее отчаянные даже бились об заклад, что первенец молодой четы появится на свет точнехонько через девять месяцев после нынешнего бала.

Мадлен с гордостью поглядывала на сына. Слава Богу, Джулиану все-таки удалось проучить шальную девчонку! А если судить по выражению его лица, то можно не сомневаться, что к весне у нее будет внук.

Дождавшись подходящего момента, Мадлен выступила вперед, держа за руки Джулиана и Мерси.

— Дамы и господа! — объявила она. — Рада сообщить вам о помолвке моего сына Джулиана с мадемуазель Мерси О'Ши.

Раздался радостный гул голосов. Но Мерси даже не улыбнулась.

Глава 14

Время пролетело незаметно, и очень скоро Мерси и Джулиан Деверо уже стояли перед алтарем церкви монастыря Святой Девы Марии, слушая, как отец Джованни нараспев читает слова, которые сделают их мужем и женой. Хоры маленькой церкви едва не рушились под тяжестью разодетых в пух и прах многочисленных гостей. Лица монастырских сестер, чинно сидевших на скамьях, сияли от счастья.

В белом атласном платье, расшитом крупным жемчугом, Мерси выглядела очаровательно. С головы прозрачным облаком спускалась фата из чудесных испанских кружев. В руках она держала букет душистых белых камелий. Рядом стоял одетый во все черное Джулиан.

За всю службу они не обменялись ни единым взглядом. Каждый был погружен в свои невеселые мысли.

Мерси перебирала в памяти три недели, миновавшие со дня их помолвки. После объяснения во дворе отеля они заключили негласное перемирие. И теперь она уже больше не делала попыток открыто бросить ему вызов.

Пока Джулиан глубоким, звучным голосом произносил слова клятвы, Мерси украдкой взглянула на него. Она любовалась им — чеканными чертами красивого лица, на котором яркими синими звездами сверкали глаза, прямым носом, твердо очерченной линией упрямого подбородка. Сейчас, когда он говорил, она видела блеск белоснежных зубов… и сердце ее замирало в груди.

Краска стыда окрасила щеки Мерси. Она с трудом отвела от него взгляд, не переставая изумляться тому, что любуется человеком, убившим ее отца.

Обнаружив, что священник выжидательно смотрит на нее, Мерси начала повторять за ним слова клятвы и вдруг почувствовала, как сердце ее превращается в кусок льда…

Венчание шло своим ходом, но Джулиан, погруженный в мрачные мысли, почти ничего не слышал.

Как может женщина выглядеть такой соблазнительной — и в то же время такой холодной, такой недоступной… словно прекрасная мраморная статуя? Он не переставал проклинать себя за то, что не смог отказаться от этого нелепого брака. Джулиан был уверен, что никогда не увидит, как зажжется в глазах Мерси огонь любви, о которой так мечтало его исстрадавшееся сердце. Жалость — вот что, возможно, она будет испытывать к нему, да и та придет лишь после долгих мучительных лет. Вооруженное перемирие да еще короткие мгновения ослепляющей страсти, когда их тела сплетутся в постели, — таков будет этот брак.

И вот наконец жених с невестой обменялись кольцами. Венчание закончилось. Повернувшись к Мерси, Джулиан приподнял ее вуаль. Лицо невесты в мягком свете свечей казалось еще прекраснее, но глаза сверкали, как зеленые льдинки. Склонившись, Джулиан легко коснулся губами ее холодных, безжизненных губ. Затем он подал ей руку, и они пошли по проходу, отвечая на улыбки и поздравления гостей.

Стоило новобрачным показаться на крыльце, как к ним кинулась сияющая от счастья Мадлен, вслед за которой спешил Роберт Таунсенд. И они все вместе двинулись к праздничному столу, чтобы отметить это радостное событие.

Стиснув зубы, Мерси с застывшей улыбкой принимала поздравления друзей и знакомых семьи Деверо, зная, что должна вытерпеть этот фарс до конца.

Наконец, когда поток приглашенных иссяк, ее окружили монахини, долго ждавшие своей очереди, чтобы тоже пожелать счастья своей строптивой воспитаннице. А когда сестра Кларабелль, крепко обняв и благословив, назвала ее «дитя», Мерси расплакалась. Каким бы угрюмым и суровым ни казался с виду монастырь, но все эти годы он был для нее родным домом — домом, который она оставила, покорившись жестокой воле Джулиана Деверо. А кроткие сестры были неизменно ласковы и терпеливы, и теперь, покидая их навсегда, Мерси чувствовала себя брошенным ребенком.

Мадлен протолкалась к ней, чтобы напоследок еще раз обнять свою невестку.

— Ты прелестна, дорогая, — с неожиданной теплотой проговорила она, оглядев Мерси с головы до ног. — Желаю вам обоим счастья.

— Благодарю вас, мадам.

— Мне кажется, между вами что-то неладно. Дай Джулиану шанс, Мерси. Хотя бы попытайся, хорошо? Поверь, на самом деле он очень славный, — взволнованно напутствовала она невестку.

— Спасибо, — пробормотала в ответ Мерси, смущенно опустив глаза.

Подавив вздох, Мадлен повернулась к сыну. Тот обнял ее и расцеловал в обе щеки.

Роберт Таунсенд вслед за Мадлен пожелал им счастья и, растроганно поцеловав Мерси в щеку, потряс руку Джулиану.

— Вы уж приглядывайте за мамой, пока меня не будет, — попросил его Джулиан.

— Можете на меня рассчитывать, — улыбнулся Таун-сенд. — Но не больше двух недель, а потом я должен вернуться домой.

Улучив момент, когда их ненадолго оставили в покое, Джулиан обратился к Мерси:

— Советую переодеться, мадам Деверо. Времени у нас мало, до отплытия парохода осталось меньше часа.

Взглянув на это красивое, надменное лицо и услышав обращенное к ней «мадам Деверо», Мерси испугалась. Как ни утомительно было венчание, но то, что ждало ее впереди, будет еще хуже. Теперь он ее муж, полновластный хозяин ее тела, муж, с которым ей предстоит пробыть наедине несколько недель и которому она только что поклялась беспрекословно повиноваться.

Единственное, над чем он не властен, — это над ее сердцем. Смерив его ледяным взглядом, она надменно кивнула:

— Да, месье. Упаси нас Бог пропустить наше свадебное путешествие!

* * *

Оказавшись на причале, Мерси завороженно следила, как к ним приближается «Натчез». Огромный колесный пароход выплыл из тумана, как белое видение, во всем своем великолепии, с двумя уходившими куда-то в поднебесье трубами, сверкая сотнями футов отполированных до блеска белоснежных перил.

* * *

Вслед за молодой парой на палубу вскарабкался Генри, увешанный чемоданами, и Мерси почувствовала себя совсем одинокой.

Если вид огромного прекрасного парохода привел Мерси в восторг, то каюта для новобрачных повергла ее в шок. Каюта оказалась не просто маленькой, она была крохотной! К тому же в ней царила невыносимая духота, отчего стены, казалось, еще теснее смыкались вокруг. Койка выглядела до невозможности узкой, наводя на грешные мысли, и Мерси поспешно отвела глаза в сторону. Узкий секретер, стоявший у стены, был заставлен букетами цветов. Там же стояло и ведерко с шампанским — еще одно напоминание о том, что ожидало ее нынешней ночью. Причудливо разрисованная ширма, деревянный стул и прибор для бритья возле висевшего на стене зеркала — вот и вся меблировка каюты.

Боже милостивый, как же она будет жить тут вдвоем с Джулианом? Нервным движением стащив с себя перчатки и шляпку, она швырнула их на секретер, украдкой покосившись на Джулиана.

— Будем распаковывать вещи? — спросил он, ухмыляясь с видом победителя.

— Вы не позволили мне взять с собой служанку, — недовольно пробурчала Мерси.

— Конечно. Я хотел, чтобы ты принадлежала мне одному, — шагнув к ней, многозначительно заявил Джулиан. — И к тому же я к вашим услугам, мадам, только прикажите!

Мерси, смущенно отведя глаза в сторону, вцепилась в верхнюю пуговицу дорожного платья.

— Нельзя ли пойти в салон — выпить прохладительного? Здесь невыносимо душно.

— У нас есть шампанское, дорогая. — Он окинул ее многозначительным взглядом. — К тому же не обязательно оставаться в этом наглухо застегнутом платье. Ты всегда можешь… — Джулиан придвинулся еще ближе, и в голосе его появилась чувственная хрипотца, — снять его, а потом мы поищем в чемоданах что-нибудь более подходящее… — Его пальцы скользнули по ее влажной шее, дразнящим движением тронули верхнюю пуговицу. — А можем и не искать…

— Джулиан… — заикаясь, пробормотала Мерси, ужаснувшись при мысли, что он сейчас поцелует ее… и еще больше — что не поцелует. Она беспомощно стиснула руки. — Прошу вас, — пролепетала она.

— Просите — о чем? — насмешливо протянул он.

В глазах ее плескалось отчаяние.

— Прошу вас, побудем в салоне, пока тут… не станет прохладнее.

Рассмеявшись, он воинственно скрестил руки на груди.

— А что я получу взамен?

— Не понимаю, о чем вы, — прошептала Мерси.

— Понимаете, моя милая. — Глаза его сузились. — Тот поцелуй, который вы подарили мне в церкви… он был на редкость пресный!

Глаза Мерси с ненавистью остановились на его лице.

— Каков брак, таков и поцелуй!

— Вам никогда не приходит в голову промолчать, а, дорогая?

— Мне очень жаль… — Мерси отвела глаза в сторону.

— Так я и поверил! — Усевшись на край постели, Джулиан, закинул ногу на ногу. — Думаю, нам стоит все-таки распаковать вещи… после того, как вы снимете наконец это платье.

Мерси сдалась:

— Ладно, ваша взяла. Можете получить ваш поцелуй.

Джулиан похлопал рукой по постели.

— Идите сюда.

— Туда? — Глаза Мерси стали огромными.

— Именно, моя принцесса. Туда… где ваш муж, — протянул он. — И заодно представьте себе, сколько времени вам… и мне, кстати, предстоит провести в этой постели.

Мерси, помявшись, послушно присела на краешек койки, и в тот же миг сильная рука Джулиана опрокинула ее на спину.

— Ладно, — прошептала она, закрыв глаза и стараясь не слышать, как бешено стучит ее сердце.

Прошла минута, другая… но ничего не произошло.

Приоткрыв один глаз, Мерси увидела, что Джулиан с изумлением разглядывает ее, словно какую-то диковинку.

— Нет, моя милая, — хмыкнул он, — теперь твоя очередь! — В глазах его был приказ. — Я бы предпочел прямо сейчас приступить к выполнению своего супружеского долга, но если ты хочешь сначала подняться в салон… что ж, тогда постарайся убедить меня исполнить твою просьбу.

Мерси неловко потянулась губами к его губам, и ее опалило жаром, когда он поцеловал ее в ответ и она почувствовала снедавший его голод. Джулиан прижал ее к себе, и Мерси затрепетала, ощутив, как его плоть, мигом проснувшись, тяжело толкнулась ей в живот.

Застонав, Мерси попыталась отстраниться, испуганная неведомым чувством. Но Джулиан только крепче обнял ее.

— Нет, — прорычал он, — обними меня за шею. А теперь поцелуй, как целует женщина своего возлюбленного.

— Я… я не…

— Тогда хотя бы сделай вид.

Вдруг преисполнившись решимости, Мерси обвила руками его шею и снова прижалась губами к его губам.

Реакция Джулиана была мгновенной. Хрипло застонав, он всей тяжестью навалился на нее. Мерси и ахнуть не успела, как его рука скользнула ей под юбку.

— Джулиан! Нет! Ты же обещал! — взвизгнула она.

Он растерянно заморгал, как человек, которого внезапно разбудили. Потом откатился от нее и сел, тяжело дыша и ероша густые волосы.

— Ты права, — с трудом выдавил он, — к тому же не дело начинать супружескую жизнь впопыхах. — Его взгляд скользнул по ее соблазнительному телу. — Я предпочитаю насладиться тобой медленно и не спеша.

— Это все, что вам нужно! — возмутилась она. — Наказать меня!

— Разве это наказание, Мерси? — нежно спросил он.

Вспыхнув от смущения, она отвернулась.

Поднявшись, Джулиан помог ей встать.

— Раз уж мои объятия для тебя хуже пытки, пойдем в салон.

* * *

Они вышли на палубу. Под ними, насколько хватало глаз, сверкала серебряная лента Миссисипи. Вдоль берега сплошной зеленой стеной стоял лес. Полуденный зной обдал их жаром. В воздухе стоял запах влажной зелени и гниющих водорослей.

— Куда вы собираетесь отвезти меня на медовый месяц?

Рассмеявшись, Джулиан перегнулся через перила и принялся разглядывать бурлившую за бортом воду.

— Забавно… Выходит, мы с тобой настолько чужие друг другу, что ты только сейчас решилась об этом спросить. — Заметив, как побледнела жена, Джулиан поспешно добавил: — Я везу тебя в Сент-Луис.

— Что мы там будем делать? — равнодушно спросила она.

— Ходить по театрам, по ресторанам. — И, пропустив сквозь пальцы струящийся огненно-рыжий локон, добавил: — Или останемся в гостинице.

Она отвернулась, чтобы скрыть предательский румянец.

— Понятно.

Они спустились на главную палубу, оттуда через вращающиеся двери прошли в салон.

Подскочивший стюард усадил их за свободный столик в углу. Отодвинув для нее стул, Джулиан заказал лимонад. Ожидая, пока принесут напитки, они погрузились в угрюмое молчание.

Джулиан незаметно поглядывал на свою юную жену, которая сидела напротив него, чопорно сложив на коленях затянутые в перчатки руки. Сейчас ему было стыдно за себя — подумать только, чуть не изнасиловал бедняжку, не успев даже переступить порог каюты! «Но, будь я проклят, — с досадой подумал он, — этим своим равнодушием маленькая чертовка вконец околдовала меня!»

Ему вдруг стало даже жаль Мерси — ведь он так часто и с таким упорством старался затащить ее в постель. Может, потом она и возненавидит его, но это потом… а прежде он услышит, как она закричит от наслаждения в его объятиях.

Стюард поставил перед ними лимонад. Мерси думала о том, что произошло наверху. Может, было неразумно злить его, настаивая, чтобы они отправились в салон? Но чего же ожидал этот негодяй? Рассчитывал, что она задерет перед ним юбки, едва переступив порог каюты?

Стараясь отвлечься, Мерси огляделась.

В дальнем конце салона за маленьким столиком четверо джентльменов играли в карты. Трое с виду были типичные плантаторы. Но четвертый чем-то напоминал хищную птицу! Под загнутым, как птичий клюв, носом красовались густые усы, тонкие, злые губы сжимали окурок сигары.

Сильные пальцы стиснули ей руку, и Мерси обернулась. Заметив сердитый взгляд Джулиана, она пристыженно опустила глаза.

* * *

— Неужели даже в день свадьбы мне придется бросить кому-то вызов? — обманчиво мягким тоном спросил Джулиан. Но в его глазах Мерси увидела угрозу.

— Я просто смотрела по сторонам, — защищалась она.

— Да нет, моя милая, не просто. Ты нахально разглядывала совершенно незнакомого мужчину… Неужели монашки не предупреждали тебя, как опасно глазеть на подобных людей?

— Нет, — легкомысленно бросила Мерси. — Но ведь насчет вас меня тоже не предупреждали!

— Мерси, человек подобного сорта не задумываясь затащит тебя в первую попавшуюся свободную каюту и сделает с тобой все, что захочет.

— Ну да, конечно, — она саркастически хмыкнула, — именно такие мужчины набрасываются на женщину, едва переступив порог каюты. Может, вы себя имели в виду?

— Проклятие! С меня хватит!

Вскочив, Джулиан уже протянул к ней руку, чтобы вытащить ее из-за стола, как вдруг раздался радостный возглас:

— Мерси! Мерси О'Ши! Какой приятный сюрприз!

В дверях салона, сияя от радости, стояла ее бывшая подруга по монастырю Лавиния Морган!

Глава 15

— Лавиния! — Мерси с радостным криком бросилась к ней.

Джулиан с мрачной усмешкой двинулся следом.

— Мерси, какая неожиданность! — Глаза Лавинии сияли. И тут она заметила Джулиана. — А это, должно быть…

— Я теперь замужем, Лавиния, — поспешно объяснила Мерси. — Помнишь моего опекуна, месье Деверо?

— Месье Деверо? — В глазах Лавинии вспыхнуло любопытство. — Ты хочешь сказать, что…

— Лавиния, — гулкий бас мистера Моргана перекрыл ее щебетание, — будь так добра, представь нам твоих друзей, — попросил он.

Лавиния вспыхнула:

— Конечно, папа, извини. Мерси О… или нет, теперь уже Деверо, верно? Позволь мне представить тебе мадам и месье Деверо…

Последовал обмен рукопожатиями. Джулиана и Мерси представили родителям Лавинии — Гранту и Миртл Морган и ее старшему брату, Демпси.

Когда Морганы узнали, что Мерси и Джулиан обвенчались только утром, на молодую чету дождем посыпались поздравления. Джулиан держался весьма учтиво, даже предложил Морганам присоединиться к ним. Принесли стулья, и они вшестером уселись за столик. Мерси усадили между Джулианом и Демпси.

Заказали кофе и лимонад, только Джулиан приказал подать ему двойной бренди. Мерси покосилась в его сторону, беспокоясь, что он пьет с утра, но ответом ей был угрюмый взгляд и каменное выражение лица.

Лавиния подмигнула Мерси:

— Значит, тебе тоже удалось удрать от сестер?

— Да, — весело ответила та. — Только вот попала из огня да в полымя!

Наградой ей был смех Морганов и испепеляющий взгляд Джулиана.

— Ну, тогда немедленно объясни, как произошло, что вы с месье Деверо вдруг решили обручиться, — потребовала Лавиния.

Мерси вспыхнула. Прямолинейность Лавинии всегда вгоняла ее в краску.

Добрая миссис Морган тут же бросилась на выручку.

— Лавиния, ну право же! — возмущенно одернула она дочь. — Вечно ты суешь нос в чужие дела! Это неприлично! — И лучезарно улыбнулась новобрачным. — Разве не видно, что наши голубки до смерти влюблены друг в друга!

Только предостерегающий взгляд Джулиана не позволил Мерси изумленно вытаращить глаза.

Положение спас брат Лавинии, Демпси. Он принялся разглагольствовать о том, что страсть к яркой и дорогой одежде, обильной и вкусной пище, горячительным напиткам, азартным играм и женщинам очень скоро станет причиной гибели креолов. Но стоило только стюарду объявить, что ужин готов, как импровизированная паства моментально забыла о проповеди Демпси, только что с пеной на губах обличавшего такой смертный грех, как обжорство. Посовещавшись, все единодушно решили, что раз уж они вынуждены пребывать на пароходе и выхода у них все равно нет, значит, надо смиренно склонить голову перед капризом судьбы. Иначе говоря — есть, пить и веселиться.

Демпси, деликатно промокнув губы салфеткой, обратился к Джулиану:

— Кстати, месье Деверо, я хотел бы обсудить с вашей супругой мои мысли по поводу института брака.

В глазах Джулиана блеснул опасный огонек.

— Пусть это вас не волнует, месье. Супруг мадам Деверо вполне в состоянии сам объяснить ей все, что она должна знать относительно данного предмета. — С этими словами Джулиан поднялся, потянув за собой задыхающуюся от негодования жену. — Дамы и господа, надеюсь, вы извините нас…

Все в немом изумлении уставились на них, и только Ла-виния, помахав салфеткой, весело бросила:

— Конечно, сэр! Мерси, мы еще успеем наговориться. До Мемфиса далеко.

— Конечно, — деревянным голосом проговорила Мерси на ходу, пока ухмыляющийся муж под нестройный аккомпанемент пожеланий счастья тащил ее за собой.

— Это неприлично — срываться из-за стола в такой спешке! — возмутилась она, как только они оказались за дверью. И вдруг оцепенела — солнце уже стояло у самого горизонта. Боже милостивый, как быстро летит время!

— Срываться? — фыркнул Джулиан. — И так весь вечер слушали этих олухов!

— Олухов?! А кто битый час проговорил с мистером Морганом, да еще дал ему на прощание визитную карточку?

— Но я ведь не на нем женился, верно? — волоча за собой Мерси, буркнул Джулиан.

— Что они подумают…

— Ну а по-твоему, что можно подумать? Для чего молодожены стремятся уединиться? Сыграть без помех партию в картишки?

Мерси покраснела.

— Этому… этому просто названия нет!

— Ну а поскольку ты вышла замуж за меня, а не за этого индюка Демпси…

— Можно подумать, у меня был выбор! — фыркнула она.

Рывком распахнув дверь каюты, Джулиан втолкнул Мерси внутрь.

— Верно. И теперь, между прочим, тоже нет. — Он схватил ее в объятия и поцеловал.

Его поцелуй застал ее врасплох. Собрав все силы, она оттолкнула Джулиана.

— Нет!

— Если ты рассчитывала, что я позволю тебе весь вечер слушать разглагольствования этого осла, не обращая ни малейшего внимания на законного мужа…

— Законного мужа?! Ты силой принудил меня согласиться на этот брак!

— Согласен. Но это никоим образом не избавляет тебя от исполнения супружеских обязанностей.

Сорвав с себя галстук, он бросил его на секретер.

— Что вы делаете? — округлила глаза Мерси.

Вслед за галстуком настала очередь сюртука.

— То, что я должен был сделать еще несколько недель назад.

Рука его легла на широкий кожаный ремень, и Мерси испуганно взвизгнула:

— Посмейте только ударить меня! Я закричу!

Расхохотавшись, Джулиан бросил ремень на пол и начал расстегивать пуговицы жилета. Затем рывком распахнул рубашку. Запонки со звоном посыпались на пол.

Открыв от изумления рот, Мерси уставилась на его широкую, заросшую волосами грудь с рельефно выступающими буграми мускулов. Боже милостивый, похоже, он невероятно силен!

— Раздевайся! — приказал он.

— Идите к дьяволу!

— Что ж, если ты предпочитаешь, чтобы я сам тебя раздел…

Он сжал отбивавшуюся жену в объятиях и опрокинул ее на постель. Ворох юбок взвился кверху.

— Отпустите меня, грубиян! — закричала Мерси.

Навалившись на нее, Джулиан схватил ее за запястья и завел руки ей за голову. Искаженное гневом лицо приблизилось почти вплотную.

— Проклятие, Мерси, я не намерен потакать тебе и дальше! Теперь мы муж и жена, и это мое супружеское право!

— Право сильного! Вы заставили меня стать вашей женой! А теперь намерены применить ко мне силу!

— У меня нет привычки брать женщину силой, — проворчал он.

— Что ж, когда-то же надо начинать! — язвительно пробормотала она.

Тяжело дыша, они сверлили друг друга ненавидящими взглядами. Тело Джулиана все сильнее давило на нее, и вдруг она почувствовала сладкую истому в самой глубине своего естества…

— Невероятная жестокость, верно? — спросил Джулиан с сарказмом. — Заставить тебя разделить со мной все преимущества, которые дают богатство, власть и социальное положение! Бедняжка!

Мерси стало стыдно. Она смешалась, не зная, что возразить. Джулиан был прав — более выгодную партию, чем он сам, трудно было представить, хотя сама эта мысль больно ранила ее гордость. Губы Мерси задрожали, как у ребенка, готового расплакаться.

— Мой Бог! — Одного взгляда на эти нежные губы было достаточно, чтобы Джулиан обезумел. С голодной страстью он припал к ним, как умирающий от жажды к живительному источнику.

Крик застрял в ее горле. Мерси оттолкнула его и брезгливо отерла влажные губы.

— Это совсем не то, чего я хотела, — сквозь слезы прошептала она.

— Ты еще слишком молода, чтобы понимать, что тебе нужно, — ответил он и снова прижался к ее губам.

С яростной, ненасытной страстью Джулиан терзал ее губы, и Мерси, забыв обо всем, лишь беспомощно стонала. Томительное желание с такой силой охватило ее, что она, содрогнувшись всем телом, перестала отбиваться. Джулиан выпустил ее запястья, и руки Мерси обвились вокруг его шеи, а губы покорно раскрылись под жадным натиском его языка.

Однако он вдруг отодвинулся, чем совершенно сбил Мерси с толку. Заглянув в ее затуманенные глаза и заметив в них немой вопрос, Джулиан улыбнулся:

— Хочу предложить тебе компромисс.

— Компромисс?

Он ласково коснулся ее упрямо вздернутого подбородка.

— Этой ночью я хочу лишь целовать тебя. А если чему-то суждено случиться… это будет зависеть только от тебя.

Мерси растерянно заморгала. Она не ожидала от него подобной жертвы. Конечно, за этим что-то кроется, но что?

— Мерси, я готов смириться с тем, что получу от тебя куда меньше, чем любой другой жених в первую брачную ночь, — продолжал Джулиан. — Но взамен ты должна мне пообещать…

— Так я и знала! — фыркнула Мерси.

— Пообещай, — продолжал Джулиан, не обращая внимания на ее вспышку, — что хотя бы в эту ночь прошлое не будет стоять между нами.

Мерси пораженно посмотрела на него. И в душе ее что-то дрогнуло.

— В эту ночь, — сказал он, — мы начнем с тобой все сначала. И если нечто вновь встанет между нами, то пусть это будет что угодно, но только не призраки прошлого. Не хочу, чтобы они принесли нам новые мучения!

Прямота Джулиана выбила почву у нее из-под ног. И ей стало очень стыдно. Ведь во всех мучениях, о которых говорит Джулиан, виновата только она сама. Именно она год за годом обливала его презрением и ненавистью. И как только он мог терпеть столько лет?

— Итак, Мерси?

— Согласна, — прошептала она.

Джулиан, услышав это, сразу выпустил ее и сел на краю койки. И Мерси окончательно смутилась, увидев, что он улыбается.

— Наверняка добрые монахини приготовили какой-нибудь кружевной пустячок, чтобы свести меня с ума, — хмыкнул он. — Почему бы тебе не надеть его прямо сейчас?

Она растерянно заморгала.

Джулиан поставил ее на ноги.

— Позволь, я помогу тебе раздеться, милая!

Ловко вывернувшись из его рук, она улизнула за ширму и принялась рыться в чемоданах, пока не отыскала ночную рубашку и пеньюар. Мерси не могла понять, что с ней происходит. Даже произнося брачный обет, она поклялась себе, что превратит его жизнь в ад, и вот не прошло и нескольких часов, как она с кротостью ягненка подчиняется всем его желаниям!

Мерси быстро переоделась и вышла из-за ширмы, но, увидев мужа, остановилась в замешательстве.

Распростертое на постели тело Джулиана выглядело еще более могучим и гибким, чем всегда. От него исходило ощущение опасности. Обнаженная до пояса грудь казалась еще шире, небрежно накинутая простыня скрывала остальную часть тела. В руке он держал бокал с шампанским. Глубокий взгляд, взлохмаченные волосы, темная щетина, не скрывавшая линию упрямого подбородка, — от всего его облика веяло неотразимой чувственностью, и сердце Мерси глухо забилось.

— Дорогая, как ты прекрасна! — воскликнул он. — Однако во время нашей стычки твои чудесные волосы растрепались. Иди сюда. Выпей это, пока я приглажу их.

Это оказалось неожиданностью — впрочем, вся эта странная брачная ночь оказалась для нее полной неожиданностью, и Мерси растерялась. Повернувшись к нему спиной, она неловко устроилась на самом краешке койки и, протянув руку за бокалом, вздрогнула всем телом, когда ее коснулись его горячие пальцы.

Медленными глотками она потягивала ледяное шампанское, пока Джулиан осторожно расчесывал ее волосы. Сердце ее едва не выпрыгивало из груди.

— Я всегда любил твои волосы, — прошептал он. — Такие густые, такие блестящие…

— Спасибо, — пролепетала Мерси.

— Будет чудесно, если наш ребенок унаследует твои волосы, — добавил он, поднося к губам тугой медный завиток и глядя на нее страстным взглядом.

Мерси утонула в бездонной синеве его глаз. Она была готова к надменности, даже к грубости — и растерялась перед нежностью и добротой Джулиана.

Джулиан потянул за край пеньюара, и мягкая ткань соскользнула с ее плеч.

— Не желаете ли присоединиться к вашему мужу, мадам?

Взгляд Мерси упал на простыню, прикрывавшую его бедра.

— Ты права, — усмехнулся он, — на мне ничего нет.

Скользнув под одеяло, Мерси постаралась отодвинуться от него как можно дальше. Но он не шелохнулся, даже не попытался прикоснуться к ней.

— Пожалуйста, Джулиан, — дрожа, попросила она, — может, покончим с этим поскорее?

— Уже выкинула белый флаг? — Он расхохотался. — Это не похоже на тебя, милая. Я ведь сказал, что не буду принуждать тебя. — Джулиан склонился над ней, и его губы легко скользнули по ее губам. — Радость моя, у нас впереди целая ночь.

Потеряв голову от его близости, Мерси сдавленно вскрикнула, ища губами его рот. Она еще успела услышать низкий, гортанный смешок Джулиана и почувствовать его торжество. Но как только их губы встретились, смех сменился стоном, и он рывком прижал ее к себе.

Тело Мерси пылало. Желание, внезапное и обжигающее, вдруг охватило их, и она жалобно всхлипнула, сгорая от нетерпения, пока Джулиан поспешно стягивал с ее плеч ночную рубашку. Когда он, обнажив ее грудь, припал губами к соску, Мерси содрогнулась — прикосновение его заросшей щеки к обнаженной коже было как удар тока. Она почувствовала, как внизу живота нарастает сладкая, тянущая боль, и, запустив пальцы в его волосы, прижала к себе голову Джулиана. Он торжествующе рассмеялся, лаская губами ее соски.

Вдруг, тяжело дыша, он откинулся назад.

— Не стоит так спешить…

Ошеломленная, обезумевшая от желания, Мерси непонимающе смотрела на него.

— Джулиан, умоляю, — наконец не выдержала она.

Он одним движением сорвал с нее рубашку.

— Бог ты мой, да ты и святого сведешь с ума!

Отшвырнув в сторону простыню, Джулиан пожирал взглядом ее тело, позолоченное лучами заходящего солнца. Его голодный взгляд скользил по торчащим вверх упругим молодым грудям с бутонами розовых сосков, плоскому животу и тонкой талии, так упоительно переходившей в полные бедра, и рыжим завиткам волос, стыдливо прикрывавших то место, где соединялись длинные стройные ноги.

Заметив, как заполыхали ее щеки, Джулиан довольно усмехнулся.

Рука его скользнула ей между ног, и Мерси задрожала. Она и представить не могла, что прикосновение его руки способно так возбуждать.

Запрокинув голову, она жалобно стонала, чувствуя, как тело ее содрогается от желания, а мучительно-дразнящие прикосновения рук Джулиана сводят ее с ума. Он прижался к ее губам и наслаждался ее восклицаниями, как чарующей музыкой, торжествуя близкую победу. И вот наконец он почувствовал, как Мерси, тесно прижавшись к нему, призывно шевельнула бедрами.

— Я хочу тебя, — забыв о гордости, простонала она.

Мерси потянулась к нему губами, но Джулиан удержал ее. Наклонив голову, он осторожно прикусил мочку ее уха, и Мерси вздрогнула от неожиданности, когда его палец нежно обвел тугие лепестки, скрывавшие вход в ее девственное лоно.

— Джулиан, умоляю, не мучь меня… — всхлипнула она.

— Ты что же, думаешь, я хочу тебя наказать? — Палец его дразняще нажал на тугой крохотный бугорок, и Мерси содрогнулась от наслаждения. — Ты и вправду так решила?

— О нет!

— Хорошо, — прошептал он и откинул в сторону простыню, скрывающую его наготу.

Она впервые увидела его гибкое, мускулистое тело, заросшее черными волосами. Взгляд ее упал на огромную, подрагивающую от возбуждения плоть, горделиво поднимавшуюся из густой поросли волос, и глаза ее стали размером с блюдце.

— Теперь ты видишь меня, жена… Видишь, как сильно я желаю тебя. — Взяв ее руку, он потянул ее к напрягшемуся копью.

— Господи, какой огромный! — пискнула Мерси. — И какой твердый!

Джулиан расхохотался. И вдруг взгляд его потемнел — он почувствовал, как под ее неумелыми пальцами плоть его затвердела еще больше.

С низким, гортанным рычанием он рухнул на нее. Кудрявые завитки волос на его теле щекотали ей грудь, тяжелая пульсирующая плоть вжималась в мягкий живот, мускулистые ноги раздвинули ее бедра.

Глаза Мерси широко раскрылись, и в них проглянул испуг — она почувствовала себя такой беззащитной…

— Мерси… дорогая… сначала будет немного больно. — В глазах Джулиана промелькнуло сочувствие. — Милая, ты такая маленькая, такая тесная… — Губы его изогнулись в улыбке. — Прошу тебя, помни, что это быстро пройдет и потом все будет по-другому.

— Я не понимаю, как это — по-другому? — прошептала она.

— Милая, прости, мне так жаль… — хрипло выдохнул Джулиан, и его губы жадно прижались к ее рту. — Ты можешь возненавидеть меня за это…

Через мгновение она поняла, что он имеет в виду, — что-то огромное с силой раз, другой толкнулось в ее лоно, и ей показалось, что она не выдержит этой боли. Она судорожно забилась под ним, пытаясь высвободиться. Слезы брызнули из ее глаз.

— Милая, расслабься, — с нежным терпением уговаривал он. Руки его скользнули вниз, еще шире разведя в стороны ее бедра.

То, что последовало за этим, напоминало изощренную, мучительно-сладкую пытку. Приподняв ее бедра, Джулиан рванулся вперед, и вдруг что-то подалось внутри ее. Мерси закричала, и он вновь накрыл губами ее рот, заглушая ее стоны поцелуями и бормоча слова утешения.

Поцелуи посыпались на нее дождем, а плоть его с изощренным искусством задвигалась внутри ее в чувственном ритме, сводящем ее с ума. Мерси дрожала и всхлипывала, она не понимала, как он может целовать ее с такой пронзительной нежностью и в то же время безжалостно разрывать ее тело своим огромным копьем.

— Сейчас… сейчас станет лучше, — прохрипел он.

Он задвигался в ней тяжелыми толчками, но чувство наполненности не исчезло, а, наоборот, становилось все глубже. Джулиан наслаждался, ощущая, как створки ее раковины тесно сомкнулись вокруг его копья, как содрогалось ее тело, но по выражению ее искаженного болью лица он догадывался, что время удовольствия для Мерси еще не пришло. Опустив руку вниз, он тихонько сжал тугой бутон ее женственности.

И вдруг боль куда-то исчезла, сменившись ослепляющим наслаждением, и Мерси протянула ему губы для поцелуя.

— О Боже милостивый, да чего же ты сладкая! — воскликнул Джулиан, теряя голову от ее покорности. Обезумев, он мощным толчком ворвался в нее. Мерси содрогнулась — ей показалось, что он пронзил ее насквозь. Дрожа, она прильнула к нему — и вдруг затрепетала, когда вихрь наслаждения поднял ее к небесам.

Через мгновение все закончилось. Тяжелое тело Джулиана напряглось, он в последний раз толкнулся вперед и затих.

Потом они долго лежали молча, тела их были влажными от пота. Джулиан заглянул ей в глаза.

— С тобой все в порядке? — тихо спросил он.

— Да.

Джулиан поцеловал ее пальцы. Глаза их встретились.

— Теперь ты — моя жена, дорогая, — со щемящей нежностью прошептал он. — Во всех отношениях. И назад пути нет.

— Знаю, — с несчастным видом ответила Мерси.

— Бедняжка моя, — вздохнул он, поцеловав ее в щеку. — Прости, что причинил тебе такую боль.

Мерси поспешно отвернулась. Боль не возмутила ее, потому что вслед за ней пришло наслаждение.

Опершись о локоть, Джулиан ласково смотрел на жену.

Стыд и радость смешались в душе Мерси. Воспоминание о наслаждении, которое она только что испытала в объятиях Джулиана, сбивало с толку. Ненадолго они стали с ним единым целым, и эта неожиданная близость, этот пьянящий восторг, который пришел на смену нестерпимой боли, сводили ее с ума. Хуже всего было то, что она уже с нетерпением ждала момента, когда все повторится.

Почувствовав, как обмякшая плоть Джулиана снова пробуждается к жизни, Мерси бесстыдно прижалась к нему и, услышав, как он сдавленно застонал, блаженно вздохнула.

— Прекрати, Мерси, — хрипло предупредил он, — иначе, клянусь, завтра утром ты не сможешь сползти с постели, чтобы спуститься позавтракать!

Неожиданно для себя Мерси, свернувшись клубочком в его объятиях, улыбнулась. А Джулиан стиснул зубы, чтобы не застонать.

Прижавшись друг к другу, супруги наконец крепко уснули.

Глава 16

На следующее утро Мерси разбудил солнечный луч. Открыв сонные глаза, он обнаружила, что Джулиан исчез. Встревоженная, она обвела каюту взглядом и улыбнулась. Стоя возле умывальника, Джулиан скреб бритвой намыленную щеку. На нем были только облегающие панталоны, и у Мерси при виде широкой спины и мощных бедер мужа перехватило дыхание.

Вспомнив о минувшей ночи, которую она провела в его объятиях, она стыдливо вспыхнула. Она не только отдалась Джулиану по доброй воле, но даже…

Среди ночи она вдруг проснулась. Ее мучило желание. Напряженная плоть Джулиана терлась о ее бедра. И Мерси пылко притянула его к себе…

А он ее отверг!

— Нет, Мерси, — хрипло прошептал он. — Сейчас нельзя. Не так скоро. — Джулиан резко отпрянул от нее.

Забыв о скромности, Мерси потерлась о его грудь и услышала, как Джулиан застонал:

— Боже правый! Может, тебе этого и хочется, но если мы сейчас займемся любовью, уверяю тебя, дорогая, ты пожалеешь.

Торопливо выбравшись из постели, ее муж натянул на себя одежду и ушел, оставив ее одну. Когда несколько часов спустя он вернулся, от него сильно пахло сигарами и бренди. Джулиан улегся на самом краю койки, решительно повернувшись к ней широкой спиной.

— Мерси?

Услышав его низкий голос, Мерси поспешно натянула на себя простыню. На лице Джулиана читалась неуверенность.

— Как ты, дорогая? — нежно спросил он.

Стараясь скрыть неловкость, она улыбнулась:

— Такое впечатление, будто я нечаянно угодила под таран!

Весело хмыкнув, он повернулся к ней.

— Примерно так оно и было! — Он присел рядом с ней на край постели и, ласково пригладив ее взлохмаченные волосы, поцеловал в дрожащие губы. — Проголодалась?

Подавив вздох, Мерси отвела глаза в сторону — не могла же она сказать, что ее сейчас томит совсем другой голод!

— Одевайся, дорогая, — мягко сказал он, — и пойдем завтракать.

Мерси встала с постели, и Джулиан накинул ей на плечи пеньюар.

Пока он доставал из чемодана свежую рубашку, Мерси, взяв платье, скрылась за ширмой. Но сил у нее хватило лишь на то, чтобы натянуть трусики. Колени у нее подогнулись, и она опустилась на стул.

Боль внизу живота вновь напомнила о том неудержимом желании, которое сжигало ее минувшей ночью. Неужели с ней что-то не так? — испуганно думала она. Даже сейчас, когда все тело ее болело, она мечтала снова заняться любовью с Джулианом. Какое безумие — бесстыдно желать человека, которого она привыкла считать врагом! Голова у Мерси шла кругом. Она и представить себе не могла, что то, чем они занимались минувшей ночью, смутит ее душу настолько, что она будет целиком зависеть от него.

И что самое обидное, ей даже не с кем поделиться своими сомнениями…

Не с кем — кроме Джулиана.

Наконец Мерси не выдержала. Бессонная ночь не прошла для нее даром, и слезы вновь брызнули у нее из глаз.

Мерси кусала губы, стараясь успокоиться, но страх и стыд оказались сильнее. Сдавленный всхлип сорвался с ее губ. В следующее мгновение ширма отлетела в сторону и перед ней предстал окаменевший от изумления муж.

— Что случилось? — воскликнул он. — Тебе плохо?

Мерси, всхлипнув, отчаянно затрясла головой.

— Так я и знал, — горестно пробормотал Джулиан. — Я сейчас попытаюсь отыскать доктора…

— Нет! — Мерси в ужасе уставилась на него.

— Но, Мерси, — Джулиан подхватил жену на руки, — как я могу тебе помочь, если даже не знаю, в чем дело?!

«Все дело в тебе, — хотелось ей бросить ему в лицо. — Я люблю тебя… и ненавижу… Я сама уже не понимаю, какие чувства испытываю…» Но горло Мерси сжала судорога, и слова замерли у нее на губах.

Словно ребенок, она уронила голову на плечо Джулиана, пока он торопливо нес ее к постели. По его лицу было видно, что он в полной растерянности.

— Мерси, умоляю тебя, не плачь! — взмолился он. — Я не могу… О проклятие!

Он положил ее на кровать и вдруг начал пылко целовать ее обнаженную грудь, чувствуя, как желание захлестывает его. Мерси так же пылко отвечала на его поцелуи. Джулиан отодвинулся от нее.

— Мерси, нет, — простонал он. — Мы не должны… Слишком мало прошло времени…

— Я хочу, — взмолилась она, прижавшись обнаженной грудью к его груди.

— О Господи! — прохрипел Джулиан.

Мерси и глазом не успела моргнуть, как он уже сорвал с нее панталоны и усадил ее верхом на себя. Теперь она не испытывала ни малейшего стыда, лишь легкое любопытство, наблюдая, как Джулиан поспешно выпускает на свободу свое раздувшееся от желания огромное копье. Но вот его пальцы прикоснулись к ней, и наслаждение захлестнуло ее с такой силой, что Мерси забыла обо всем.

— Ты уверена? — с трудом выдавил Джулиан, в последнюю секунду чудовищным усилием воли заставив себя остановиться.

— О да!

— Только потом не говори, что я тебя не предупреждал! — хрипло пробормотал он и одним мощным толчком ворвался в нее.

Крик боли и наслаждения сорвался с ее губ, когда громадное копье пронзило ее воспаленную, саднившую плоть.

— О Боже, я опять, кажется, причинил тебе боль! — прорычал он срывающимся голосом.

— Не останавливайся! — взмолилась она.

Но к этому времени даже четверка несущихся вскачь лошадей вряд ли могла бы остановить Джулиана. Обхватив ее руками за тонкую талию, он вновь с силой опустил ее на себя, до отказа заполнив ее изнутри. Ослепительное наслаждение затопило Мерси, и она, закинув голову, закричала.

— Господи, как же долго я этого ждал! — прошептал он, когда она потерлась о него мокрой от слез щекой. — Чтобы ты захотела меня! Я мечтал о том, как доставлю тебе наслаждение, увижу, как ты теряешь голову в моих объятиях! Позволишь мне увидеть, как ты сдаешься наконец!

Джулиан был в восторге. Эта крошка оказалась замечательно страстной, и ему стоило немалых усилий обуздывать собственную отрасль.

— Тебе все еще больно, дорогая? — осведомился он.

Мерси кивнула, но, тут же улыбнувшись, поцеловала его в грудь.

— Ты сможешь добраться до салона, чтобы позавтракать?

Мерси заоавно сморщила нос.

— А разве мы не можем позавтракать в постели?

— Даже не думай об этом, маленькая плутовка! — засмеялся Джулиан. — Что ты задумала? Хочешь довести меня до разрыва сердца? — Шлепнув ее по упругой попке, Джулиан встал. — Нет уж, мадам Деверо, сегодня я больше ни за что не останусь с вами наедине! С меня хватит!

— Всего каких-то два раунда, и вы уже вышли из игры, месье? — поддразнила она, окидывая мужа алчным взглядом. Джулиан усмехнулся:

— Достаточно сказать, мадам Деверо, что, пробудь мы с вами еще минут пять, вряд ли у вас останутся силы продолжить наше путешествие. Но это было бы неблагоразумно, потому что я намерен сполна насладиться своим медовым месяцем — причем без всякой спешки!

Мерси довольно захихикала. Нет, ну каков негодяй!

* * *

Поскольку команда «Натчеза» состояла преимущественно из мужчин, Джулиан потратил немало труда и денег, пока упросил одну из прачек принести в его каюту корыто с водой. Погрузившись по шею в горячую воду и намыливаясь ароматным мылом, Мерси чувствовала, как боль покидает тело. Уже одевшись, она медлила уходить — мерила шагами тесную каюту, хмурилась, покусывая нижнюю губу.

Господи, этой ночью и особенно утром она вела себя как настоящая распутница! Но Джулиан… как он был с ней нежен. Ей и в голову не могло прийти, что ее всегда суровый, надменный опекун может быть таким подкупающе искренним. Он хотел, чтобы эта ночь стала для них началом новой жизни, и это глубоко тронуло ее сердце.

Она была глубоко убеждена, что в их занятиях любовью нет ничего дурного. Наоборот, было что-то невероятно трогательное, даже жертвенное в той бережности, с которой вел себя ее муж в их первую брачную ночь. И теперь она пыталась понять, любит ли она его самого или ее влечет к нему лишь наслаждение, которое она получает в его объятиях, впрочем, эти чувства настолько тесно переплелись в ее душе, что она так и не смогла решить, которое из них сильнее.

* * *

Джулиан пил в салоне кофе и думал о Мерси. Каким восхитительно пылким созданием оказалась его юная жена! Джулиану была нестерпима мысль о том, что он причинил ей боль, и однако горло его сжимала сладкая судорога, стоило ему вспомнить, какой пылкой была она, с какой готовностью откликалась на его ласки!

Но страстность молодой жены, хотя и льстила самолюбию Джулиана, возбуждала в его душе смутные сомнения. Их вчерашняя близость была райским наслаждением, и, однако, он по-прежнему терзался неуверенностью, гадая, был ли ей нужен именно он или ее привлекало лишь его искусство опытного любовника. Джулиан мечтал лишь об одном — чтобы она всегда была рядом с ним, чтобы он мог любоваться ее красотой, видеть, как у нее в животе растет его ребенок. Но она… Что, если ее покорность просто дань природной чувственности?

Впрочем, рассуждал Джулиан, если он поведет себя умно, Мерси привяжется к нему. А если повезет, то семя, посеянное нынче ночью в ее лоне, даст ростки и из свадебного путешествия она вернется уже с его ребенком под сердцем…

Дай Бог, чтобы это случилось поскорее — до той минуты, когда ее чувства подвергнутся испытанию. Ведь очень скоро ему придется рассказать ей о Жюстине и Арно. Джулиан застонал. Какой же он негодяй! Поистине, ему нет прощения! И, однако, одна лишь мысль о том, что он может потерять Мерси, казалась ему хуже адской муки. Как будто…

Как будто он любил ее! Да, он полюбил эту девочку, и осознание этого предстало перед ним во всей своей ошеломляющей наготе. Джулиан понял, что погиб… что пойдет на все, лишь бы завоевать сердце Мерси… лишь бы она осталась с ним навсегда.

И в эту самую минуту его молодая жена появилась на пороге салона. В бледно-розовом платье, с гривой рыжих волос, окаймлявших свежее, юное личико, она была прелестна, как утренняя заря. Сердце Джулиана забилось от восторга. Ни один мужчина не смог отвести от нее взгляд, пока его рыжеволосая девочка-жена шествовала через салон, направляясь к нему. Даже не пытаясь скрыть самодовольной улыбки, Джулиан поднялся на ноги, чтобы приветствовать новобрачную.

Глава 17

Джулиан и Мерси уселись за маленький столик в углу. Пока Мерси с аппетитом поглощала завтрак, Джулиан просматривал «Нью-Орлеанс кресчент». Вернее, делал вид, что просматривал. На самом деле взгляд его поверх газеты не отрывался от ее лица, и от этого Мерси чувствовала себя неловко. Но это не мешало ей вспоминать о том, как они с мужем занимались любовью.

За соседний с ними столик уселось семейство Морганов, и Лавиния весело помахала им рукой. Мерси в ответ улыбнулась.

— Ты довольна завтраком? — отложив в сторону газету, осведомился Джулиан.

— Да, — смущенно пробормотала она.

— Ты уже решила, чем будешь заниматься сегодня, дорогая? — ласково улыбнувшись, спросил он. — Похоже, нам не следует весь день сидеть в каюте. Мне кажется… замкнутое пространство слишком сильно влияет на нас с тобой.

Щеки Мерси заполыхали огнем. Она решила перевести разговор в безопасное русло.

— Мне бы очень хотелось поболтать с Лавинией.

Джулиан ухмыльнулся, и Мерси, коснувшись его рукава, подняла на него умоляющий взгляд:

— Пожалуйста, Джулиан! В конце концов, Морганы плывут с нами только до Мемфиса! А я так давно не видела Лавинию…

— Хорошо, — добродушно кивнул он. — Я согласен. Отправляйся к своей приятельнице. Надеюсь, это доставит тебе удовольствие.

— Спасибо, Джулиан, ты очень добр. — Лицо Мерси просияло. Вскочив со стула, она стремглав кинулась к Ла-винии.

* * *

— Итак, какова же она — супружеская жизнь? — осведомилась Лавиния.

Подружки, хихикая и перешептываясь, стояли на верхней палубе, куда они забрались в надежде, что там им никто не помешает наговориться всласть.

— Умоляю, не спрашивай! — Прямолинейность Лави-нии всегда смущала ее.

— Да ладно, Мерси, перестань! Как же я узнаю, что ждет меня впереди, если даже ты отказываешься поделиться опытом?

— Брак… это очень сложная вещь, — пожала плечами Мерси.

— А тебе было больно… ну тогда, в самый первый раз?.. — с замиранием в голосе спросила Лавиния.

— Лавиния! — ахнула шокированная Мерси.

— Ну и что с того, что я спросила? Просто я слышала столько разных историй… да и не одна я, ты тоже.

— Да, это больно. Но не так… не совсем так, как ты думаешь, — призналась Мерси, покраснев.

При этих словах глаза Лавинии округлились еще больше. У нее на языке вертелась масса вопросов, но спросила она совсем о другом:

— Слушай, Мерси, а ведь ты так и не рассказала мне, как это вышло, что вы с месье Деверо обручились. Вот уж чудеса! Сколько я тебя помню, ты только и делала, что шипела на него, как взбесившаяся кошка, и кричала на каждом углу, как ты его ненавидишь. И вдруг такая странная перемена! А потом… Да, а кстати, куда подевался Филипп Бруссар?

И пока Лавиния, чуть ли не приплясывая от любопытства, ждала ответа Мерси, та, нахмурившись, молчала, глядя себе под ноги. Внезапно ей пришло в голову, что странные обстоятельства ее помолвки, а потом и свадьбы настолько их с Джулианом личное дело, что обсуждать их с кем-то, даже с Лавинией, так же недостойно, как нарушить данную у алтаря клятву.

— Видишь ли… Джулиан решил, что Филипп — неподходящая партия для меня.

— Неподходящая? — расхохоталась Лавиния. — Вот это да! Но вообще-то я с ним согласна! Месье Деверо подходит тебе куда больше, моя дорогая! Он такой мрачный, такой смуглый, такой красивый и такой… зрелый!

— Винни! Бессовестная!

— Я уж не говорю о том, что он богат, — лукаво подмигнула Лавиния. — Ну а что до Филиппа… лично я никогда не понимала, что ты в нем нашла! Не мужчина, а бледная поганка!

Мерси растерянно заморгала, не зная, что сказать.

— Ладно, забудь о нем, — махнула рукой Лавиния. — Лучше скажи, месье Деверо хорош в постели? — шепотом спросила она.

— Лавиния Морган! У меня просто нет слов! То, что ты говоришь, — это грех!

— Мне показалось, или тут кто-то упомянул слово «грех»? — произнес у них за спиной высокий, чуть елейный мужской голос.

Прикусив язычки, девушки обернулись, виновато потупив глаза. Рядом с ними с биноклем на шее стоял мистер Демпси Морган. Подруги заговорщически перемигнулись, и Мерси, сделав над собой усилие, приветливо улыбнулась брату Лавинии.

— Доброе утро, месье Морган.

— Доброе утро, мадам Деверо. Должно быть, вы с Лавинией предавались воспоминаниям? — ухмыльнулся он.

Переглянувшись, девушки захихикали.

На бледном лице Демпси отразилось замешательство. Явно не понимая, что их так рассмешило, он пожал плечами.

— Прелестное утро, однако, не правда ли? Только немного слишком… жаркое. — Изящным движением вскинув к глазам бинокль, юный Демпси принялся обозревать окрестности. — Я решил воспользоваться случаем и изучить береговую флору и фауну. Очаровательный уголок, поистине один из шедевров Творца!

— Демпси, — не выдержав, запротестовала Лавиния, — ты нас утомил. Ну можно ли быть таким занудой?

Женственное лицо Демпси побледнело.

— Ну а о чем бы вы, дамы, желали побеседовать? — выдавил он из себя и совсем растерялся, когда девушки снова захихикали.

Именно эту минуту и выбрал Джулиан, чтобы присоединиться к компании. Изо рта у него торчала сигара. При виде неудержимо хохотавших девушек и угрюмо насупившегося Демпси во взгляде его появилось неодобрение.

— Доброе утро, мадемуазель Морган, месье Морган, — буркнул он. — Извините, но я хотел бы перемолвиться словечком со своей женой. Наедине.

И снова ей пришлось пережить немалое унижение, когда рассерженный супруг волоком тащил ее за собой.

— Джулиан, зачем ты ставишь нас обоих в идиотское положение? — возмущалась она. — Что ты себе позволяешь? Набрасываешься на меня, тащишь за собой, да еще и пыхтишь, как этот пароход!

Джулиан не ответил и лишь ожесточенно дымил сигарой. Из-за широких полей надвинутой на глаза панамы Мерси не видела его лица, но какая-то особая, опасная грация его движений и пальцы, стиснувшие ее запястье, говорили о том, что ее супруг в ярости.

Когда они наконец оказались в своей каюте, Джулиан с грохотом захлопнул дверь и швырнул шляпу на койку.

— Мадам, — рявкнул он, — хочу напомнить вам, что дни, когда вы могли кокетничать со всеми подряд, остались в прошлом!

Мерси взвилась от ярости:

— Кокетничать? О чем ты говоришь?

— О чем? Ты думаешь, я не видел, как этот плюгавый месье Деверо запускает глаза к тебе за корсаж!

Разъяренная Мерси уперлась кулачками в бедра.

— Что?! Между прочим, когда ты свалился нам точно снег на голову, мистер Демпси любезно читал нам интереснейшую лекцию о флоре и фауне Миссисипи! К твоему сведению, он весьма знающий натуралист!

— И весьма искушенный бабник! — прорычал Джулиан.

Мерси в отчаянии всплеснула руками.

— Джулиан, ты просто осел!

— Осел?!

— Да, осел! — сердито крикнула Мерси. — Между прочим, теперь ты мой муж, а вовсе не мой опекун! Может, хватит то и дело указывать мне, что я должна делать, а? Мне ведь уже не десять лет! И вообще, ты ведешь себя на редкость глупо! Упрямый, высокомерный ханжа — вот ты кто!

— Как ты меня назвала? — взревел Джулиан.

Но Мерси уже понесло:

— Кстати, мы с Лавинией отлично проводили время, пока вас не было!

По лицу Джулиана было видно, что он оскорблен. Закусив губу, Мерси подняла на мужа глаза.

— Послушай, Джулиан, — не выдержала она наконец. — Ты ведь знаешь, что победил. Разве не так?

Он несколько секунд разглядывал ее, потом оглушительно расхохотался:

— Мерси, я тебя не узнаю! Решила сдаться на милость победителя?

Мерси скрестила руки на груди и вызывающе вскинула голову:

— Даже не надейся! Просто я хотела сказать, что если мне весело с моими друзьями, это вовсе не значит, что я с кем-то флиртую!

— Неужели тебе и вправду в обществе этих скучных Морганов интереснее, чем в компании собственного мужа? — обиженно спросил он.

— Ну… — Она старательно избегала его взгляда.

— Мерси, признайся откровенно — ты действительно хотела выйти замуж за Филиппа?

Мерси смущенно потупилась:

— Н-нет.

На лице Джулиана появилось озадаченное выражение.

— Не понимаю… почему же ты тогда обручилась с ним?

Мерси наконец решилась встретиться с ним взглядом.

— Чтобы избавиться от тебя.

Джулиан был приятно удивлен.

— Чтобы избавиться от меня? Как от опекуна или…

— И так, и так, — пролепетала Мерси.

Брови Джулиана сошлись на переносице. Во взгляде, которым он смотрел на нее, читалось неодобрение.

— Стало быть, ты воспользовалась чувством, которое питал к тебе Филипп, чтобы…

— Кто ты такой, чтобы осуждать меня? — переходя в наступление, бросила Мерси.

— Мерси, ну неужели мы так и останемся врагами? — вздохнул Джулиан.

— Я… я вовсе не считаю тебя своим врагом.

— Однако ты кидаешься на меня при каждом удобном случае, разве не так?

— Ты заставил меня… — защищалась Мерси.

—…выйти за меня замуж, — подсказал он. — Однако признай, что больше я тебя уже ни к чему не принуждал. Тогда почему ты все время нападаешь на меня? Неужели я настолько тебе противен?

— Это вовсе не поэтому… не потому, что ты мне противен. Просто ты такой… такой… невозможный!

— Забавное определение! — усмехнулся Джулиан. — Однако как бы там ни было, но мы с тобой муж и жена и, между прочим, у нас медовый месяц. Так почему бы не получить хоть какое-то удовольствие от путешествия?

— Что ж, разумно, — пробормотала она, решив уступить, пока еще не слишком поздно.

— Дай мне слово, что постараешься стать послушной и уступчивой женой, — потребовал он, обнимая ее за плечи.

— Дай мне слово, что перестанешь вести себя как напыщенный грубиян!

— Напыщенный…

— Дай мне слово! — непоколебимо стояла она на своем.

— Даю слово. — Джулиан притянул ее к себе. Его горячие губы скользнули по ее покрытой испариной щеке, и по телу Мерси побежали мурашки. — Итак, моя маленькая упрямая жена, стало быть, вы обручились с Филиппом лишь для того, чтобы избавиться от своего опекуна… Ты бежала, дорогая, но от чего? Чего ты боялась? Скажи мне.

— Вот этого, — забыв о гордости, прошептала она и жадно прижалась к его губам.

Жаркий, страстный, мучительный поцелуй опалил их огнем, но через пару мгновений Джулиан мягко отодвинул ее в сторону.

Мерси и ахнуть не успела, как одним сильным рывком муж разорвал тонкую ткань ее корсажа. Платье упало к ее ногам.

— Джулиан! — Глаза Мерси стали огромными. — Что ты наделал?! Ты же испортил мне платье!

— Не желаю, чтобы другие мужчины бесстыдно ласкали взглядом твою грудь.

— Джулиан! Из всех наглых, невозможных, отвратительных… Кстати, ты ведь только что дал мне слово…

— Ш-ш-ш, — прошептал он, заглушив губами ее возмущенные вопли.

И вдруг он ловко стащил с нее всю одежду, после чего приказал немедленно отправляться в постель. Она так и сделала, но когда потянула на себя простыню, чтобы прикрыть наготу, Джулиан воспротивился.

Он смотрел на ее раскрасневшееся, смущенное лицо и неожиданно спросил:

— Мерси, ты хочешь иметь детей?

Мерси вздрогнула: вот уже несколько дней она мечтала о том, что когда-нибудь у нее появятся дети.

— Да, — счастливо выдохнула она, запустив пальцы в его растрепавшиеся волосы.

— Ты хочешь иметь ребенка от меня?

Пьянящая радость захлестнула Мерси, стоило только ей представить себе ребенка Джулиана, которого она будет носить под сердцем.

— Да, — повторила она. — Да!

Он даже застонал от удовольствия.

— Хорошо. — Кончик его языка скользнул по ее обнаженной груди. — Я вдруг подумал… — хрипло прошептал он. — Разве можно ненавидеть человека, от которого ты хочешь иметь ребенка?

— Но я не… — выдохнула Мерси, — вовсе не хочу ненавидеть тебя!

Губы его сомкнулись вокруг ее напрягшегося соска.

— Но ведь ненавидишь же.

— Нет… больше уже нет, — тоненьким голоском призналась она.

Улыбнувшись, Джулиан прижался к ее губам, а затем осторожно раздвинул ей бедра.

Джулиан с бесконечной лаской коснулся средоточия ее женственности, слегка нажал, и вот уже пальцы проникли внутрь, вызвав в ней вспышку такого наслаждения, что она едва не потеряла сознание.

А Джулиан потянул ее руку вниз, туда, где пульсировала его плоть.

Его рука помогла ей поймать ритм, а после этого она уже больше не нуждалась в его указаниях. Пальцы ее скользили вверх-вниз, лаская затвердевшую плоть, а сердце Мерси таяло от счастья, когда она слышала хриплые стоны, срывавшиеся с его губ, и видела, как сверкают его глаза. Во рту у нее пересохло — никогда еще ее прикосновения не были столь интимными. Он был такой горячий, такой твердый… и Мерси умирала от желания ощутить его внутри себя. Прижавшись трепещущими губами к его губам, она заглянула ему в глаза.

— Пожалуйста, Джулиан! — взмолилась она. — Прошу тебя…

Мучительный стон сорвался с его губ. Одним быстрым движением подмяв жену под себя, Джулиан резко ворвался в нее. Мерси жалобно вскрикнула, когда его напряженное копье пронзило ее плоть, но тут же нетерпеливо притянула его к себе, словно желая, чтобы он остался в ней навечно.

Джулиан был в восторге. Боже, она была восхитительна, когда вот так прижималась к нему, и он чувствовал, как она сгорает от желания.

Запрокинув голову, она выгнулась дугой и протяжно застонала, чувствуя, как волны ослепительного экстаза одна за другой накатывают на нее, пока наконец одна из них не унесла ее за собой в океан страсти.

И, глядя, как его юная жена содрогается в конвульсиях наслаждения, Джулиан понял, что никогда еще не был так счастлив. Глубоко вздохнув, он мощным толчком снова вошел в нее, застыл на мгновение и яростно взорвался внутри ее.

* * *

Прошло несколько минут. Обнявшись, они лежали на узкой койке и разговаривали.

— Расскажи мне о том, как ты жила в монастыре.

Мерси рассмеялась:

— Зачем? Ведь монастырские сестры каждую неделю посылали тебе подробный отчет.

— Да, это верно… однако я никогда не слышал об этом от тебя. Ты ведь никогда ни о чем не рассказывала. Мы вечно находились в состоянии войны.

Мерси нахмурилась. Они незаметно подобрались совсем близко к тому, о чем она не хотела вспоминать, — слишком уж больно это было.

— Неужели ты всегда была там несчастна? — продолжал допытываться Джулиан.

— Да нет… наверное, строгость монастырских сестер, их правила были мне даже на пользу, — задумчиво ответила она. — Но остаться там навсегда… нет, это не по мне! Я бы просто не выдержала!

— Думаю, ты не преувеличиваешь, — рассмеялся Джулиан, — особенно если учесть, что именно они писали мне о твоих проделках…

— О, держу пари, ты и половины не знаешь!

— Да неужели?

И Джулиан с изумлением узнал обо всех шалостях и проказах, которыми она год за годом будоражила монастырь — вроде той, когда она подменила вино в потире отца Джован-ни, которым он пользовался, когда служил божественную литургию, винным уксусом, а потом залила розовой краской огромный сундук, в котором почтенные монахини хранили нижнее белье.

— Знаешь, сейчас, когда я вспоминаю все это, сама диву даюсь — до чего же они были терпеливы и добры ко мне. Думаю, я этого не стоила!

— Да-а… ты была настоящей чертовкой!

Мерси тесно прижалась к мужу.

— А теперь ты расскажи мне о своей семье.

Его приятно удивил ее интерес, и он с готовностью взялся удовлетворить любопытство жены. Джулиан рассказал ей о родителях, о своем детстве, о полученном им воспитании. Поведал он и о том, как умер его отец. Потом рассказал жене о том, как случилось, что его дед Пьер Деверо, обосновавшись в Новом Орлеане, обзавелся невестой.

Мерси вытаращила глаза:

— Невестой? Но твоя мать совсем по-другому рассказывала мне о твоем деде!

— Не может быть!

— Наверное, ты пошел в него — ведь он тоже заставил эту бедняжку выйти за него замуж!

— Заставил? — В глазах Джулиана плясали бесенята.

— Конечно! Можно подумать, ты не понимаешь, о чем идет речь! Твоя мать говорила, что он похитил невесту и усадил ее в шлюпку, где их уже ждал священник. Но поскольку она все еще колебалась, он пригрозил, что…

— Да? — Джулиан весь превратился в слух.

Смутившись, она прошептала несколько слов ему на ухо.

Джулиан расхохотался:

— Мерси, все было совсем не так! Во-первых, моя бабушка дождаться не могла, когда этот старый греховодник, мой дед, ее похитит. Во-вторых, дедушке и в голову никогда бы не пришло пугать бабушку подобными вещами, да еще в лодке. Все это моя матушка просто-напросто выдумала, чтобы придать этой истории романтический оттенок.

— Неужели? Тогда как же он заставил ее сказать «да»? — спросила сбитая с толку Мерси.

Джулиан лукаво усмехнулся:

— Просто дед пригрозил, что отшлепает ее!

* * *

На следующее утро пароход подошел к Натчезу, и пассажирам объявили, что у них есть четыре часа, чтобы погулять по городу.

— Хочешь отправиться в город, дорогая? — спросил Джулиан и коварно улыбнулся: — Кажется, мы собирались купить тебе новые платья.

Мерси согласилась. Но вдруг в глазах ее мелькнуло беспокойство.

— Послушай, в этом городе живут родственники моей матери, Дюбуа, — сказала она. — Конечно, если они не переехали в другое место.

— Знаю, — неохотно отозвался Джулиан.

Мерси удивленно воззрилась на мужа:

— Неужели ты помнишь?

Он добродушно усмехнулся:

— Я помню все, Мерси. И ту ночь… и все, что касается твоей матери. Но лучше всего я помню тебя.

Она крепко сжала его руку.

— Я рада, что ты провел ту ночь с нами.

Джулиан, мудро решив промолчать, только кивнул.

— Все эти годы ты был рядом со мной, — продолжала она.

— Конечно, я всегда был рядом, милая.

— Ты когда-нибудь?.. — Мерси замолчала, не решаясь высказать свою мысль.

— Что, дорогая? — мягко переспросил Джулиан.

— Ты когда-нибудь пытался связаться с родственниками моей матери?

Джулиан украдкой бросил взгляд на свою жену — такую юную, такую ранимую и вместе с тем такую гордую, — и сердце его наполнилось жалостью. Его захлестнуло яростное стремление защитить ее.

— Никогда, — сурово проговорил он. — После того, как они отвергли ее? Никогда!

И прежде чем Мерси сообразила, что делает, ее руки уже обвились вокруг шеи мужа. Она крепко прижала его к себе.

— Я так рада! Я тоже никогда не хотела их видеть. Никогда, Джулиан!

Невольная дрожь пробежала по телу Джулиана, и, обхватив жену за плечи, он, притянув ее к себе, нежно поцеловал в пушистую макушку..

— Мерси!

Звук веселого женского голоса заставил их отпрянуть друг от друга. К ним бежала Лавиния.

— Мерси, месье Деверо, пойдемте с нами! Погуляем по Натчезу! — предложила она. — Папа собирается нанять карету, мы отправимся по магазинам, а потом пообедаем в ресторане.

Мерси заколебалась.

— Ну же, Мерси, — улыбнулся Джулиан, — не упускай свой шанс.

Было видно, что ее раздирают сомнения. Потом Мерси, решившись, повернулась к Лавинии и задорно сморщила нос:

— Спасибо, Винни, но не сегодня. Ведь мы с Джулианом как-никак новобрачные. Лучше нам побыть на пароходе.

— Что ж. — Лавиния смущенно хихикнула и убежала.

Провожая ее взглядом, они переглянулись и весело рассмеялись.

— Итак, что же мы станем делать? — ласково спросил Джулиан. — Все, кроме нас с тобой, сошли на берег. А в нашей каюте можно свариться заживо.

— Да? А мне так понравилось проводить там время… — разочарованно протянула Мерси. Ее зеленые глаза сверкнули плутоватым огнем.

Джулиан молча прижал жену к груди.

Глава 18

Через два дня «Натчез» пришвартовался в порту Сент-Луиса. Это был большой промышленный город, и жизнь в нем била ключом. Джулиан решил остановиться в отеле «Плантерс», и на следующие десять дней огромный номер с окнами, выходившими на шумные улицы, стал их домом.

Мерси безумно нравилось вместе с Джулианом бродить по Сент-Луису, тем более что ей еще никогда в жизни не доводилось видеть подобных городов. С тех пор как он превратился в крупнейший индустриальный и портовый центр на берегу Миссисипи, сюда стали приезжать люди со всего мира.

Мерси даже не подозревала, что можно так замечательно проводить время. Они обедали в элегантных ресторанах, посещали спектакли, бывали в опере и даже на бегах, бродили по магазинам, покупая подарки монахиням и матери Джулиана, а однажды заглянули в роскошный магазин игрушек, где Джулиан купил великолепную, почти как настоящую, железную дорогу, объяснив, что это в подарок другу, у которого есть сынишка. А бывало, оставшись в гостинице, они проводили в постели весь день, занимаясь любовью и лениво потягивая ледяное шампанское. Стараясь не думать о мрачном прошлом, они постепенно становились друзьями, а не только пылкими любовниками.

Мерси поняла, что влюбилась в Джулиана по уши, даже не заметив, как это произошло. Раньше она почему-то всегда думала о своем опекуне как о надменном аристократе со вздорным, вспыльчивым нравом. Но с тех пор как они стали мужем и женой, она очень скоро поняла, насколько неверно судила о нем. Джулиан был красив, обаятелен и к тому же потрясающе романтичен. И она до такой степени жаждала его, что готова была обходиться без сна и пищи, лишь бы проводить с ним в постели как можно больше времени. Джулиан тоже всей душой привязался к ней.

За все время, что они провели в Сент-Луисе, они поссорились лишь один раз. Случилось это в тот день, когда Джулиан повез Мерси за покупками. Зайдя в элегантный модный магазин, Джулиан велел хозяйке принести платья тех цветов, которые могли понравиться только зрелой матроне, — бежевые, розовато-лиловые и серые, и притом непременно с высокими воротниками, закрывавшими шею до самого подбородка. Любой туалет, хоть чуть-чуть обнажавший плечи, немедленно браковался, и очень скоро Мерси уже едва сдерживалась, чтобы не высказать мужу все, что она думает по этому поводу.

И вот одна из продавщиц показала им сногсшибательный туалет из тафты цвета морской волны с низким вырезом, от одного вида которого у Мерси перехватило дыхание. Джулиан, едва взглянув на него, взмахом руки дал понять, что ничего подобного им не нужно. И тут Мерси не выдержала. Она попросила продавщицу подождать в другой комнате — дескать, им с мужем необходимо обсудить кое-что наедине. И как только за ней захлопнулась дверь, Мерси дала волю ярости.

— Что тебе не нравится в этом платье, скажи на милость? — вскричала она, наступая на Джулиана.

Джулиан невозмутимо ответил:

— Слишком нескромный фасон. Я не позволю своей жене носить подобную вещь!

Мерси с тоской взглянула на изумительное платье, сиротливо свисавшее с ручки кресла. Какой чудесный цвет! Просто сердце замирает при одной только мысли, что она могла бы в нем покрасоваться! Мерси умоляюще взглянула на мужа:

— Джулиан, я хочу его! Пожалуйста! Я хочу сегодня же пойти в нем в театр!

Джулиан упрямо сжал челюсти.

— Такое платье могла бы носить содержанка!

— Вовсе нет!

— Именно так. И потом, если я позволю тебе надеть его в театр, все мужчины будут поедать тебя глазами! Точнее — раздевать…

Мерси улыбнулась торжествующей улыбкой.

— Может, ты и прав, но…

—Да?

Приблизившись к мужу, Мерси одарила его самой соблазнительной из своих улыбок.

— Но ведь раздеть меня по-настоящему можешь только ты!

— Допустим, я соглашусь купить тебе это проклятое платье. А что я получу взамен?

— Может, поцелуй? — задумчиво протянула она.

— Боюсь, этого будет недостаточно. Вы уже успели раздразнить мой аппетит, мадам! — хмыкнул Джулиан.

— Джулиан! — Мерси покраснела до корней волос и поспешно огляделась по сторонам, чтобы убедиться, что их никто не слышит.

— Так что я получу взамен, дорогая? — настойчиво допытывался он.

— Все, что угодно, — не задумываясь бросила она, не в силах оторвать взгляда от чудесного платья.

— Все, что угодно? — протянул Джулиан. — Ты уверена?

Мерси смущенно кивнула. Она уже пожалела об этом легкомысленном обещании. Но было слишком поздно. По глазам Джулиана она поняла, что пути к отступлению отрезаны.

— Все, что угодно… — повторил он, задумчиво поглаживая подбородок. — Что ж… звучит заманчиво. Просто невозможно устоять. Ладно, найди хозяйку и скажи, что мы берем это платье.

— Ох, Джулиан!

Мерси устремилась к двери, но вдруг Джулиан схватил ее за руку:

— Да, и пусть она упакует те платья, которые я присмотрел для тебя раньше.

Мерси возмущенно вскинула подбородок:

— Джулиан, нет необходимости покупать мне эти кошмарные тряпки! Я все равно их ни за что не надену!

Джулиан нахмурился.

— Мерси, твоему упрямству пора положить конец!

Но Мерси только насмешливо сморщила нос.

— Попробуй!

— Ах вот, значит, как? Боюсь, ты поступила опрометчиво, пообещав мне все, что угодно!

* * *

Вернувшись в отель, Мерси, измученная походами по магазинам, свернувшись клубочком под простыней, мирно уснула, а Джулиан решил написать письмо своему партнеру в Новый Орлеан, но вместо этого то и дело поглядывал на спящую жену.

Он сходил с ума от ревности, видя, как мужчины пожирают ее глазами, — может быть, потому, что до сих пор не был уверен в ее чувствах и не мог выкинуть из головы мысль о том, что она жалеет, что вышла за него замуж.

Он приказал подать обед в номер, чтобы Мерси могла подольше поспать. Уже одетый в вечерний костюм, Джулиан склонился к жене и разбудил ее нежным поцелуем. А потом, прохаживаясь по комнате, наблюдал за тем, как Мерси укладывает непослушные локоны в причудливую прическу, прежде чем облачиться в свое новое, изумительное платье. И когда она, любуясь собой, завертелась перед большим, в полный рост, зеркалом, ему ничего не оставалось, как признать, что его молодая жена хороша и соблазнительна, как ангел небесный, и вполне способна ввести в искушение самого князя тьмы.

Джулиан мрачно посмотрел на нее:

— Если твоя грудь нынче вечером ненароком вывалится из корсажа, пеняй на себя! Клянусь, я тебя высеку!

— Ты не осмелишься!

— Ты права, этого я не сделаю, — хмуро подтвердил он. — Но я найду другой способ наказать тебя!

* * *

Когда они прошли через украшенную колоннадой галерею на балкон театра, у Мерси перехватило дыхание. Роскошное убранство партера, обитые бархатом кресла и канделябры с тысячами свечей привели ее в восторг. А при виде мужчин в элегантных туалетах и дам, с ног до головы усыпанных драгоценностями, у нее широко открылись глаза.

Джулиан пребывал в самом мрачном расположении духа — Мерси приковала к себе внимание всех мужчин, находившихся в зале. Одному Богу известно, каких невероятных усилий ему стоило сдержаться и не щелкнуть по носу юного хлыща, нагло разглядывавшего грудь Мерси каждый раз, когда он дефилировал мимо них. Только вмешательство Мерси, успевшей оттащить мужа в сторону, помешало ему сбить с ног наглого юнца. Когда же она напомнила Джулиану о необходимости соблюдать приличия, он лишь грозно сдвинул брови, и Мерси бросило в дрожь при мысли о грядущем возмездии.

* * *

На обратном пути, сидя напротив мужа в темной карете, она тщетно пыталась разглядеть, что написано на его лице. Вдруг нога его словно бы случайно качнулась вперед, и носком ботинка он приподнял край ее платья. Жест был настолько интимным, что Мерси подскочила на сиденье.

— Как тебе понравилась пьеса? — невозмутимо спросил он.

— Очень понравилась! — с жаром откликнулась она. И, желая подразнить Джулиана, проворковала: — Ах, как я понимаю Полину! Бедняжка, попалась в любовные сети обаятельного фермера…

Джулиан хмыкнул. Но тут же снова стал серьезным.

— Сегодня вечером в театре все только и делали, что пялились на тебя.

— Тебе это не понравилось? — поддразнила она.

— Вовсе нет. Просто в этом платье ты смахивала на обычную шлюху.

Мерси не обиделась — в этой запретной, волнующей игре было что-то восхитительное, приятно щекотавшее ей нервы. Она метнула в его сторону пылкий взгляд.

— Что ж, если сегодня вечером мне удалась эта роль, стало быть, я и есть ваша шлюха… месье.

— А знаешь, что бы я сделал, будь ты и в самом деле моей любовницей?

— Что же?

— Задрал бы твои юбки и овладел тобой прямо сейчас!

Мерси ахнула.

— Вот-вот, подумай об этом! А заодно вспомни, как ты обещала мне все, что угодно!

— Джулиан, ты не осмелишься!

— Неужели?

Руки Джулиана умело и проворно спустили до талии тесный корсаж нового платья.

— Надо признать, что у низких декольте есть свои преимущества, — одобрительно проворчал он ей на ухо, сжимая ладонями ее обнаженную грудь.

Язык Джулиана обжег ее плечо.

— Ты не моя шлюха, Мерси, — с неожиданной мукой в голосе прошептал он, — и никогда не могла бы ею стать. Ты — моя женщина… моя жена… моя единственная любовь…

Мерси повернула к нему голову, упиваясь зрелищем его искаженного страстью лица.

Она едва не сказала, что тоже любит его, но не успела. Губы Джулиана впились в ее рот, и она, обняв его за шею, крепко прижалась к нему.

Глава 19

Обратный путь домой вниз по реке молодожены проделали на пароходе «Новоорлеанская принцесса». Пароходик был довольно старый, маленький и куда менее комфортабельный, чем «Натчез». В тесной каюте нечем было дышать, и молодожены большую часть времени проводили под открытым небом. И если в начале их путешествия солнце заливало пароход яркими лучами, то сейчас небеса будто прохудились. Почти непрерывно моросил дождь…

И, что самое ужасное, именно теперь Мерси больше всего нуждалась в уединении. Естественно, Джулиан, заметив состояние жены, поступил как настоящий джентльмен — предоставив в ее распоряжение каюту, старался как можно больше времени проводить на палубе либо в тесном, прокуренном крохотном салоне.

И с каждым днем они все больше отдалялись друг от друга. Хотя Джулиан был неизменно вежлив и даже галантен, Мерси заметила, что он становится все угрюмее. Ей вдруг припомнилось, как он мечтал о том, что у них появятся дети. Может, в этом и кроется причина его мрачного настроения? — гадала Мерси.

Днем Джулиан редко заглядывал в каюту, а встречаясь с Мерси глазами, поспешно отводил взгляд. Ночью же, лежа на самом краю койки, поворачивался к ней спиной, стараясь ненароком не коснуться ее. Мерси терялась в догадках. Неужели их счастью пришел конец? Медовый месяц был похож на сладкий сон, но вот он закончился — и что ждет их впереди? Ее и прежде мучили подобные страхи, но Мерси уже давно забыла о них.

Приходил ей на ум и другой вариант, от которого ей становилось тоскливо. Может быть, Джулиан злится на нее из-за того, что они пока не могут предаваться любовным утехам?

Но правда открылась Мерси лишь тогда, когда пароход находился в непосредственной близости от Кресчент-Сити.

Это была их последняя ночь на пароходе. Небо наконец прояснилось, дождь прекратился, и после обеда Джулиан предложил Мерси подняться на палубу.

Мерси была счастлива хоть ненадолго выбраться из тесной, душной каюты. Недомогание ее закончилось, и сейчас она чувствовала себя намного лучше.

Она украдкой бросила взгляд на Джулиана. Лицо его было странно застывшим. О чем-то глубоко задумавшись, он рассеянно вертел перед глазами бокал, будто стремясь найти там разгадку того, что мучило его в последние дни. Так больше продолжаться не может, сказала себе Мерси. Будь что будет, но она должна выяснить, что встало между ними. Набравшись храбрости, она наконец решилась:

— Джулиан, давай поговорим.

Он равнодушно посмотрел куда-то мимо нее.

— Да… я слушаю.

— Может, объяснишь, в чем дело? — Она подождала несколько минут, но Джулиан продолжал упорно молчать, и Мерси спросила: — Неужели ты так расстроился из-за того, что я до сих пор не забеременела?

Джулиан словно проснулся. Лицо его смягчилось.

— Нет, дорогая, — мягко проговорил он и осторожно коснулся ее щеки. — Извини, если я своей хандрой испортил тебе настроение.

— Тогда в чем дело? — Заметив, что Джулиан колеблется, Мерси снова ринулась в атаку: — Неужели ты даже не заметил, что сейчас ты в первый раз прикоснулся ко мне с того самого дня, как мы отправились в обратный путь?

— Я… Видишь ли, мне о многом нужно было подумать, — пробормотал Джулиан.

— И о чем же, если не секрет?

Он со вздохом отвернулся, одним глотком допил вино и поставил пустой бокал на стол. Потом неловко откашлялся.

— Одна из причин, почему я увез тебя в свадебное путешествие… Понимаешь, мне нужно было кое о чем тебе рассказать…

Ледяные пальцы страха стиснули сердце Мерси.

— О чем?

— Дело в том, что у меня… у меня есть сын.

Мерси показалось, что земля уходит у нее из-под ног. Она не была бы так потрясена, даже если бы он ударил ее по лицу.

— Сын? Но как…

Джулиан старательно избегал ее взгляда.

— У меня была любовница.

— Была?

Он наконец заставил себя посмотреть на жену. Взгляд Джулиана был полон горечи.

— Я встретил Жюстину пять лет назад, на балу метисов. Она тогда только начала выезжать. Познакомившись с ней, я договорился с ее матерью и перевез ее к себе. Одно время мы даже жили вместе, до тех пор пока Арно не исполнилось…

— Арно?! — задыхаясь, перебила Мерси.

— Мой сын… он родился четыре года назад.

— Боже милостивый! — Мерси дрожащими руками уцепилась за перила, чтобы не упасть в обморок.

Джулиан, подскочив к ней, обхватил жену за плечи и заглянул в потемневшие от ужаса глаза, которые на бледном лице казались огромными.

— Мерси, мои отношения с Жюстиной давно уже переросли в дружбу. Уверяю тебя, это так. А если честно, то это она и подтолкнула меня к тому, чтобы жениться на тебе. Даже дала свое благословение, если можно так сказать…

Мерси отшвырнула от себя его руки.

— Дала свое благословение? Как это мило с ее стороны!

— У меня есть обязательства перед ней и Арно. И я намерен до конца выполнить свой долг, — непререкаемым тоном заявил Джулиан.

Ошеломленная Мерси только молча моргала. Подумать только, все это время он скрывал от нее, что у него есть любовница и четырехлетний сын!

— Милосердный Боже, почему же ты мне раньше не сказал? — потрясенно вскричала она.

Джулиан с грустью посмотрел ей в глаза.

— Разве ты не поняла? Потому что тогда бы ты не вышла за меня замуж…

— Ты совершенно прав! Я скорее умерла бы, чем стала твоей женой, негодяй! — И, помолчав, прерывающимся от гнева и боли голосом спросила: — Ты любишь ее?

— Одно время мне казалось, что люблю.

— О Боже! — Больше всего на свете Мерси хотелось бы сейчас провалиться сквозь землю.

— Мерси, повторяю тебе, наша любовная связь с Жюс-тиной осталась в далеком прошлом. Иначе я бы никогда в жизни не сделал тебе предложение. — Сделав над собой усилие, он попытался бесшабашно улыбнуться. — Послушай, дорогая, по-моему, ты принимаешь все слишком близко к сердцу. И потом, какое отношение все это имеет к нам с тобой… к нашему браку?..

— Какое отношение?! — возмущенно воскликнула она. — А твоя любовница и сын от нее тоже не имеют ко мне отношения? — Мерси украдкой вытерла слезы. — Ты ублюдок, — прошипела она сквозь зубы, — умный, хитрый ублюдок! Ты обманом завлек меня в ловушку. Ты скрывал от меня правду, пока не обольстил меня, не подчинил себе мое тело, не пробрался в мою…

— Что ты сказала?

Мерси, ахнув, прикрыла ладонью рот. Господи Боже, она чуть было не призналась ему в любви! Это было бы катастрофой. Ведь Джулиан никогда не любил ее. Он обманывал ее, бесстыдно пользуясь ее слабостью. И, узнав о ее любви, использовал бы ее как оружие против самой Мерси.

— Ты заставил меня открыть тебе душу, — продолжала она прерывающимся от слез голосом. — Убедил меня в том, что я никогда не любила Филиппа. Настаивал, чтобы я ничего не скрывала от тебя, а сам… сам все это время лгал… прятал от меня эту женщину… этого ребенка!

— Мерси, мужчины во многом отличаются от женщин, — беспомощно защищался Джулиан.

— Почему? Разве мужчины не должны быть честными и порядочными? — возмутилась она. — Тупоголовая, доверчивая дура! Мне бы не следовало забывать о том, какой ты человек!

— Ты хочешь сказать: что еще ждать от того, кто убил твоего отца? — Джулиан с трудом сдерживал гнев.

— Да! — крикнула она, забыв о всякой осторожности. — Негодяй, способный за спиной у жены ублажать свою любовницу!

— Проклятие, Мерси! Сколько можно повторять, что мы с Жюстиной больше не любовники!

— Хотелось бы мне в это поверить! Но все равно ты негодяй и подлец. А когда я вспоминаю о том, что мы вытворяли в постели, мне становится так стыдно, что хочется умереть!

Джулиан стиснул ей плечи.

— Мерси, в этом нет ничего дурного! Мы только стали ближе друг другу…

— Настолько ближе, что ты не задумываясь разбил мою жизнь! — заплакала она.

Заглянув ей в глаза, Джулиан похолодел от страха. Взгляд иногда может сказать все. И Джулиан, не выдержав, отвернулся. Он понял, что его признание убило их едва зародившуюся любовь. Его юная жена была пылким, гордым и страстным созданием. Она могла самозабвенно любить — и так же самозабвенно ненавидеть. И вот теперь она возненавидела его. Но он не винил Мерси. Он влюбился в нее, хотя и догадывался, что вряд ли может надеяться на ответное чувство. Он рисковал и знал это. И проиграл.

Звучавшая в ее голосе мука заставила его сердце болезненно сжаться.

— Почему ты не рассказал мне всей правды до того, как мы обвенчались? Почему ты не дал мне ни единого шанса?

Не дожидаясь ответа, Мерси помчалась в каюту.

* * *

Она двигалась как автомат, не отдавая себе отчета в том, что делает. Ее помертвевшее лицо напоминало гипсовую маску. Поспешно стащив с себя платье и накинув ночную рубашку, она, выключив свет, бросилась ничком на кровать, сжалась в комок и в полной темноте смогла наконец дать волю душившим ее слезам. Мерси рыдала и колотила кулаками по подушке, проклиная Джулиана и оплакивая свою любовь…

Но гнев не мог заглушить мучительной боли, которую причинило ей признание мужа. Однако самым ужасным было то, что она сходила с ума от ревности. Сердце ее обливалось кровью при мысли о каждой секунде, проведенной ее мужем в кругу той, другой семьи, о существовании которой она даже не подозревала.

Подумать только, у него есть ребенок… сын — от этой Жюстины! Он спал с ней… жил с ней… и не один год! Как же, должно быть, крепки узы, связывающие этих двоих! И какой же жалкой заменой Жюстине была она, Мерси! Еще бы Джулиану не злиться — она даже не смогла забеременеть!

Нет, сжав зубы, подумала Мерси, раз она перестала верить Джулиану, то сделает все, чтобы этот негодяй больше никогда не смог причинить ей боль.

Мерси все плакала… до тех пор, пока у нее уже не осталось слез. Но даже тогда она не смогла уснуть…

Джулиан не возвращался в каюту до поздней ночи. Когда он наконец улегся рядом с ней, Мерси почувствовала исходивший от него запах бренди и сигар. Рука его легла на ее плечо, и Мерси сжалась.

— Я хочу вернуться в монастырь! — охрипшим от слез голосом проговорила она.

— Ни за что!

— Ты не дашь мне развод?

— Никогда.

— Гореть тебе в аду!

Она глухо зарыдала. Джулиан придвинулся к ней и крепко прижал к себе. Она, проклиная мужа всеми бранными словами, которые только приходили ей в голову, отбивалась, как дикая кошка, колотила кулаками по его широкой груди. Но Джулиан, не обращая внимания на ее ярость, все так же прижимал ее к себе, пока она не устала и не разрыдалась у него на плече. Выплакавшись, Мерси незаметно уснула, уронив голову ему на грудь.

А Джулиан еще долго лежал без сна, глядя на ее заплаканное, несчастное лицо, и сердце его сжималось от боли.

Глава 20

На следующее утро они сошли на берег как чужие друг другу люди. Влажный воздух города тяжелым покрывалом окутал Мерси, и ей показалось, будто черное облако бросило тень на их брак.

Молодоженов встречал Генри. Они сели в карету. Генри погрузил в нее чемоданы, и они отправились домой.

Мерси и Джулиан, словно сговорившись, отвернулись друг от друга. Мерси вспомнила тот день, когда они вот так же вдвоем возвращались домой в карете… Джулиан усадил ее к себе на колени и с голодной страстью овладел ею. Теперь даже мысль об этом казалась горькой насмешкой. Всего лишь несколько слов — и брак их разрушен!

Наконец Мерси, собравшись с духом, решилась прервать тяжелое молчание. Повернув голову к сидевшему напротив нее совершенно чужому мужчине, она заговорила, сама подивившись, что голос ее звучит ровно, без малейшего намека на гнев:

— Джулиан, еще раз прошу — отвези меня в монастырь.

Он обернулся, и в глазах его вспыхнул огонь.

— Об этом не может быть и речи! Я никогда не отпущу тебя!

Мерси с трудом подавила в себе желание распахнуть дверцу и выпрыгнуть наружу. Ее удержала мысль, что это ничего не изменит.

— Джулиан, мы совершили большую ошибку. Может быть, еще не поздно…

— Напротив, моя дорогая, слишком поздно.

— Я хочу аннулировать наш брак! — выпалила она. Зеленые глаза Мерси сверкали гневом и обидой. — И уверена, что церковь пойдет мне навстречу, поскольку ты обманул меня, когда просил стать твоей женой. Слава Богу, это выяснилось сейчас, пока я еще не беременна!

— Могла бы не показывать так открыто свою радость! — прорычал он.

— Но я… — Мерси вовремя прикусила язык. Господи, она едва не призналась в том, что вовсе не хочет развода, даже наоборот! — Джулиан, давай покончим с этим, и побыстрее! — Она умоляюще посмотрела на него.

Джулиан не ответил. Он достал сигару и попытался зажечь спичку. Пальцы у него дрожали, и ему не сразу удалось справиться с ней. Наконец он повернулся к жене.

— Мерси, неужели ты думаешь, что я позволю своей жене на следующий день после свадебного путешествия сбежать от меня в монастырь? После такого позора я вряд ли осмелюсь когда-нибудь показаться в обществе!

— Выходит, ты готов удерживать меня силой только ради того, чтобы не потерять уважения своих друзей? — изумленно воскликнула она.

— Я не могу допустить, чтобы за моей спиной поползли слухи, будто я не способен справиться с собственной женой!

— Так вот, значит, для чего ты женился на мне? Чтобы прикрыть свою грязную интрижку с этой… женщиной!

Кровь ударила Джулиану в голову.

— Мерси, замолчи! Я не позволю тебе в подобном тоне говорить о Жюстине!

— Хорошо, — согласилась она. — Я не буду о ней говорить. Но я требую развода!

— Даже и не думай, — спокойно ответил он. — Слушай меня внимательно, дорогая! Пусть даже ты и не беременна, но наш брак отнюдь не фиктивный. И если ты настолько глупа, что решишься просить церковь признать его недействительным, клянусь, я обнародую весьма пикантные подробности нашего медового месяца, и ты станешь всеобщим посмешищем. — Яростно задымив сигарой, Джулиан откинулся на сиденье. — И заодно запомни еще одну вещь. У тебя будет ребенок… и очень скоро! Это я тебе обещаю.

Мерси задохнулась от бешенства. Но достойного ответа она так и не смогла придумать.

Когда они вышли из кареты, Мерси сделала последнюю попытку сохранить свое достоинство. Потянув мужа за рукав, она бестрепетно взглянула ему в глаза.

— Мне нужна отдельная спальня, — заявила она.

— Нет. — И, взяв ее под руку, повел к дому.

Кипя от возмущения, Мерси молча повиновалась.

Поднявшись наверх, в огромную, залитую солнцем спальню, она встала перед Джулианом, загородив ему дорогу.

— Я буду спать где угодно, но только не с тобой!

— Пока я жив, ты будешь спать в моей постели!

— Тогда тебе придется взять меня силой!

— Нет, — усмехнулся он, — и не надейся!

Мерси отвернулась, прикусив губу, чтобы не выдать себя неосторожным словом.

— Я сейчас уеду. Мне нужно разобраться с делами на бирже, потом проведать маму…

Мерси резко вскинула голову:

— И любовницу, разумеется!

Джулиан поблелнел.

— Я должен увидеть сына.

— Обратно можешь не торопиться! — презрительно отозвалась она.

Пробормотав сквозь зубы проклятие, Джулиан подошел к одному из своих сундуков. Присев на корточки, он открыл крышку и принялся копаться в его содержимом. На свет появилась маленькая изящная коробочка с подарком для его матери, который они вместе с Мерси выбирали в Сент-Луисе. Джулиан молча сунул ее в нагрудный карман. Потом вытащил большую коробку, в которой была игрушечная железная дорога, тоже купленная во время их медового месяца.

Увидев знакомый сверток, Мерси застыла будто пригвожденная к месту. Ужасная догадка пронзила ее.

— Ты купил эту игрушку для него, для своего ненаглядного сына, да? А вовсе не в подарок ребенку какого-то приятеля, верно? Ты снова солгал мне!

Подхватив сверток одной рукой, Джулиан повернулся к разъяренной жене.

— Я просто ждал подходящего момента… — виновато понурившись, прошептал он.

— Чтобы убедиться, что можешь сохранить для себя и жену, и любовницу? — ядовито спросила Мерси.

— Мерси, прошу тебя, успокойся и выслушай меня! Ты — моя жена и останешься ею. Я никогда не дам согласия на развод. — Повернувшись, Джулиан кивнул на стоявшую в углу супружескую постель: — Когда я вернусь, ты будешь лежать в этой постели. И будешь ждать меня!

— Пошел к дьяволу!

Джулиан быстрыми шагами вышел из комнаты.

С размаху бросившись на кровать, Мерси зарыдала. Больше всего на свете она хотела бы возненавидеть Джулиана и понимала, что не может этого сделать. Он солгал ей, он предал ее, и все же… ее до сих пор влекло к нему. Увидев, как он вынимает из сундука подарок — игрушечную железную дорогу, которую так любовно выбирал для сына, — Мерси задохнулась от ревности. Конечно, ей и в голову не приходило в чем-то винить этого несчастного ребенка, но мысль о том, что он появился на свет в результате любовной связи с другой женщиной, приводила ее в бешенство.

* * *

А Джулиан, сидя в экипаже, который уносил его прочь от дома, думал о Мерси. Он вынужден был сказать жене правду. Джулиан понимал, что она страдает, но и сам страдал не меньше. Как могла она с такой легкостью потребовать расторжения их брака?! При одной мысли о том, что она бросит его, Джулиану становилось страшно до такой степени, что у него перехватывало дыхание. Он так любил ее… он просто не мог ее потерять! Не мог! Ему было бы куда легче позволить отрубить себе руку, чем расстаться с Мерси.

Как ему убедить ее, что у него уже несколько лет не было любовницы? Как заставить Мерси поверить, что он жаждет только ее одну? Может быть, мать ему что-нибудь посоветует? Джулиан не привык обращаться к Мадлен за советами в подобных делах, но она была женщиной, а он пребывал в полной растерянности.

* * *

— Ты рассказал ей о своей любовнице?! — Мадлен с изумлением посмотрела на сына. — Милый, да ты сошел с ума!

— Так уж вышло, — буркнул Джулиан.

Сидя напротив матери в ее элегантной гостиной, он, вежливо расспросив ее о здоровье, рассказал, какую глупость совершил и как отнеслась к этому Мерси.

— Что ж, я могу понять бедную девочку, — со вздохом ответила Мадлен.

— Но я пытался объяснить ей, что мои отношения с Жюстиной чисто дружеские!

Мадлен презрительно хмыкнула:

— И ты ожидал, что она в это поверит?

— Глупо с моей стороны, правда?

— Ох, Джулиан! — покачала головой Мадлен. — Если ты собираешься и дальше навещать эту женщину, ты мог хотя бы держать рот на замке.

— Что толку теперь обсуждать это? — проворчал Джулиан, тяжело вздохнув, и откинулся на спинку стула. — Есть какие-нибудь предложения, мама?

— Конечно. Я тебе уже говорила и могу повторить: тебе следует немедленно расстаться с этой женщиной.

— Ты же знаешь, что это невозможно! — рявкнул он.

— Понимаю, что ты привязан к мальчику, — невозмутимо продолжала Мадлен, пропустив слова Джулиана мимо ушей. — Я тоже люблю его. Но может быть, если предложить ей отступного, эта женщина согласится передать тебе права на ребенка…

Джулиан вскочил, словно подброшенный пружиной.

— Мама, просто не могу поверить, что ты решилась мне такое предложить! За кого ты принимаешь Жюстину? За чудовище?! Она никогда не расстанется с Арно! Никогда! А у меня даже не повернется язык предложить ей это!

Мадлен махнула рукой.

— Что ж, оставим это, сынок. Попробуем придумать что-нибудь еще.

Шумно вздохнув, Джулиан опустился на стул.

— Тебе следует извиниться перед Мерси, — задумчиво наморщив, лоб, решила Мадлен. — Пошли ей цветы или пригласи ее в ресторан…

С губ Джулиана сорвался невеселый смешок.

— Держу пари, этот букет тут же полетит мне в голову! А обедать со мной она поедет, только если на нее надеть кандалы.

— Во всяком случае, попытаться надо. И ради Бога, сделай ей ребенка! И поскорее! А уж малыш излечит ее от ревности.

— Ревности? Какой еще ревности? — изумленно воскликнул Джулиан.

— Сынок, да ты, похоже, совсем поглупел! Где твои глаза? И слепому ясно, что твоя молодая жена сгорает от ревности к этой Бегу. А еще больше — к тому ребенку, которого она родила от тебя!

Джулиан ошарашенно молчал. Ему и в голову не приходило, что Мерси может ревновать. Он видел, что она оскорблена, обижена, считает, что ее предали, — но ревновать? Такое просто невозможно… если только она не совсем равнодушна к нему. И отчаянная надежда вдруг шевельнулась в его сердце…

— Ты уверена? Мне казалось, что я только задел ее гордость.

— Господи, ну почему вы, мужчины, слепы, как кроты? Естественно, ты задел ее гордость, а как же? Но любому ясно, что бедная девочка просто сходит с ума от ревности! — Склонившись к сыну, Мадлен сочувственно сжала его руку. — Я обещаю, что поговорю с ней как можно скорее, и посмотрю, что тут можно сделать. Но тебе придется сражаться за нее, Джулиан, сражаться, не жалея сил! Иначе ты навсегда потеряешь Мерси.

— Знаю… — кивнул он угрюмо.

Джулиан достал из кармана подарок, который они с Мерси выбрали для Мадлен в Сент-Луисе, и протянул матери. Мадлен, раскрыв коробочку, извлекла пару инкрустированных драгоценными камнями черепаховых гребней и при виде прелестных безделушек вскрикнула от радости.

Посидев еще немного, Джулиан поблагодарил мать за совет, расцеловал ее в обе щеки и уехал.

Оставшись одна, Мадлен принялась мерить шагами гостиную. На душе у нее было неспокойно. Она не решилась признаться Джулиану, что совершила один рискованный поступок, и сейчас ее мучила совесть.

Вскоре после того как Мадлен впервые вывезла Мерси в свет и познакомила ее с близкими друзьями, она неожиданно узнала, что в обществе поползли слухи о якобы темном происхождении ее невестки. Мадлен пришла в ярость и решила немедленно пресечь грязные сплетни. Она написала своей приятельнице, проживающей в Натчезе, и попросила ее разыскать семью Дюбуа и сообщить им о существовании Мерси. Она даже начала подумывать о том, чтобы под каким-то предлогом пригласить Дюбуа в Новый Орлеан и продемонстрировать родню своей невестки сливкам местного общества, что позволило бы заткнуть клеветникам рот.

Но теперь ей впервые пришло в голову, что она совершила непростительную ошибку. Если дед с бабкой Мерси, родители ее покойной матери, все еще живы, они могут приехать за ней. А хуже этого в данный момент просто трудно было что-то придумать. Ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы у Мерси появился союзник.

* * *

Джулиан торжественно вручил Арно коробку с игрушечной железной дорогой, которую купил в Сент-Луисе. Ребенок пришел в неописуемый восторг, и они провозились с ней больше часа, забыв обо всем на свете. Потом, когда Арно отправился спать, Джулиан с Жюстиной уселись на кушетке поболтать.

— Как Арно? — спросил он. — Не болел без меня?

— Арно чувствует себя прекрасно, хотя в этом году эпидемий было больше, чем всегда. На прошлой неделе кто-то на Канале умер от желтой лихорадки, да было еще, как я слышала, несколько случаев скарлатины. Впрочем, как обычно в это время года.

— Как ужасно! Постарайся побольше держать Арно дома.

— Джулиан, он ведь ребенок. Ему нужен свежий воздух.

— По-моему, ты придаешь этому слишком большое значение, — пожав плечами, сдался он.

Наступило напряженное молчание. Жюстина с тревогой вглядывалась в осунувшееся лицо Джулиана.

— Как прошло твое свадебное путешествие?

— Восхитительно! Если не считать того, что Мерси требует объявить наш брак недействительным, — с тяжелым вздохом признался он.

— О!

Их взгляды встретились, и Жюстина заметила боль в его глазах.

— Прошлым вечером, когда мы уже подплывали к Новому Орлеану, я рассказал ей о тебе и Арно. И вот теперь она настаивает, чтобы я дал ей свободу.

— Что ж, неудивительно. — Жюстина взяла его руки в свои. — Знаешь, Джулиан, тебе вовсе не обязательно приезжать к нам.

Лицо Джулиана перекосилось от обиды и гнева.

— Как ты можешь так говорить? А Арно?..

— Ты можешь посылать за ним Генри, а потом уходить куда-нибудь с ним вдвоем. Может быть, тогда Мерси успокоится. Как она сейчас, должно быть, мучается от ревности, бедняжка!

— То же самое сказала и мама…

— Попроси у нее прощения, Джулиан. Скажи, что ты ее любишь.

Джулиан взглянул ей в глаза:

— Неужели это так заметно?

— Увы, да.

Он застонал от досады:

— Я не могу. Она использует мою любовь как оружие против меня же. А сам я ей безразличен.

Жюстина ласково положила руку на его уныло ссутулившиеся плечи.

— Джулиан, я уверена, что ты ей вовсе не так безразличен, как ты думаешь. Обязательно скажи ей о своих чувствах, только выбери подходящий момент.

Подняв на нее глаза, Джулиан заставил себя улыбнуться.

— Я по-прежнему буду приезжать к тебе, Жюстина, ты ведь мой друг. Да еще вдобавок мать моего ребенка. И никогда не перестану заботиться о тебе и Арно.

Жюстина подавила вздох.

— Хорошо, пусть будет так, как ты хочешь. Только постарайся пореже упоминать обо мне при Мерси.

Джулиан порывисто сжал ее руки.

— Ты святая! Настоящая святая!

* * *

Они поболтали еще несколько минут, потом Джулиан пошел попрощаться с сыном. Жюстина украдкой бросила взгляд на Генри. Он стоял на пороге гостиной и нежно смотрел на нее. Она надеялась, что он не услышал их разговор с Джулианом.

Она встала и на цыпочках подошла к нему. Руки их украдкой встретились.

— О, мой любимый, если Джулиан узнает о наших отношениях…

Генри нахмурился:

— Ты считаешь, хозяин не одобрил бы их?

Жюстина, покраснев, кивнула:

— Когда Джулиан стал моим покровителем, я поклялась, что буду принадлежать только ему.

— Но Джулиан больше не твой любовник, — возразил Генпи. — Теперь он женат.

— Я все это понимаю. И тем не менее я была и останусь матерью его ребенка, а Арно еще так мал… — Она закусила губу. — Джулиан недавно сказал…

— Да?

Взгляды их встретились, и она заметила в его глазах тревогу.

— Он сказал, что когда Арно подрастет… может быть, я встречу другого… и при этом добавил, что это непременно должен быть стоящий человек, иначе он никогда меня не отпустит.

Генри мрачно усмехнулся:

— В любом случае мы не сможем долго скрывать наши отношения. Мы должны рассказать ему обо всем. Ведь мы с тобой так обязаны ему.

— Когда? — спросила Жюстина.

Он привлек ее к себе.

— Когда придет время. Сейчас хозяину не до нас. У него хватает своих проблем. Надо дождаться удобного момента.

* * *

Мерси расхаживала по спальне, размышляя о том, что ей теперь делать. Она даже подумала было незаметно ускользнуть из дома и вернуться в монастырь. Но тут же поняла, что это бредовая идея. Джулиан бросился бы за ней в погоню и насильно приволок ее домой. Итак, она должна оставаться в этом доме и надеяться, что со временем ей все-таки удастся убедить его расторгнуть брак.

Она как неприкаянная бродила по дому, долго нежилась в роскошной ванне, пыталась читать. Когда сгустились сумерки, мажордом принес ей дюжину алых роз и визитную карточку Джулиана. На ней было всего несколько слов: «Мне очень жаль. Прости. Джулиан».

Неужели этот негодяй думает, что она простит его только потому, что он написал «Мне очень жаль»? Неужели он всерьез рассчитывает, что она мигом присмиреет и покорно станет ждать его в постели, как глупая овца?

Если он на это надеется, значит, он сошел с ума! Она не станет делить мужа с другой женщиной!

И тут тихий, предательский голосок напомнил ей, что он сказал: «Прости»! А Джулиан — очень гордый человек, и наверняка ему трудно было заставить себя написать это слово.

Слезы навернулись ей на глаза. Мерси не могла забыть те счастливые дни, которые они провели вместе.

* * *

Мерси ждала мужа в темноте — не в силах уснуть, она свернулась в комочек под одеялом, повернувшись лицом к стене. Время тянулось бесконечно, а Джулиана все не было, и мало-помалу ею снова начал овладевать гнев.

Было уже далеко за полночь, когда скрипнула дверь и в темноте раздались тяжелые шаги Джулиана. Сердце Мерси чуть не выпрыгнуло из груди. Отыскав в москитной сетке щелку, она, затаив дыхание, смотрела, как он раздевается. Мерси увидела его сильное, мускулистое тело, в свете луны показавшееся ей великолепной статуей, изваянной из чистого серебра, и желание — горячее, дикое, неудержимое — вспыхнуло в ней с такой силой, что Мерси возненавидела себя.

Скользнув под одеяло, Джулиан обнял ее за плечи и попытался привлечь к себе.

— Не трогай меня! — свирепо прошипела Мерси.

Джулиан вздохнул:

— Мерси, я вернулся так поздно только потому, что хотел дать тебе время немного успокоиться.

— Ты весь вечер пробыл у Жюстины! — набросилась она на мужа.

— Вовсе нет, — возразил он. — Я был у Андре Бофора… Он или его жена могут это подтвердить.

— Мне все равно, где ты был. Меня это не интересует!

— Неужели? — с вызовом бросил Джулиан. — Именно поэтому ты и не спишь, да? Уж не меня ли ты поджидаешь?

— Я не могу уснуть, потому что… потому что я тебя ненавижу!

— Ну хватит! — прорычал Джулиан и, не обращая внимания на возмущенный вопль Мерси, притянул ее к себе.

Еще мгновение назад она с радостью задушила бы его своими руками, а сейчас, когда он навалился на нее всей тяжестью своего мускулистого тела, она чуть не закричала — с такой силой проснулось в ней желание, и она почувствовала мучительную, тянущую боль где-то в самом низу живота.

— Послушай, Мерси, — заговорил он, и она поразилась боли и гневу, звучавшим в его голосе, — не в моих силах изменить прошлое, но я не позволю тебе испортить наше будущее. Между нами было немало хорошего, нельзя же просто взять и забыть обо всем! Разрыва я не допущу. Хочешь ты или нет, но я намерен прямо сейчас положить этому конец.

— Только если ты возьмешь меня силой!

— Посмотрим! — И вдруг, к великому смущению Мерси, Джулиан разжал руки.

Мерси немедленно выползла из-под него, упираясь кулаками ему в грудь, тяжело пыхтя и ругая его на чем свет стоит. Но Джулиан не сделал ни малейшей попытки помешать ей. Вместо этого он, стоически перенося удары ее кулаков, наблюдал за действиями своей жены.

— Давай, дорогая, — ласково шептал он. — Бей меня! И пусть твоя обида и гнев уйдут навсегда. Только тогда ты сможешь меня полюбить.

Слова Джулиана оказались пророческими. Не успел он произнести их, как в душе Мерси будто что-то погасло. Она не могла избивать человека, который даже не пытается защищаться. Она в бессильной злобе заколотила по подушке кулаками, не зная, что, собственно, делать дальше. Все, что мучило ее, вдруг показалось таким незначительным. Остались только его глаза, с мукой и нежностью смотревшие на нее, да стук ее сердца, грозившего в любую минуту выскочить из груди.

Всхлипнув, Мерси смахнула с лица слезы.

— Прости, что ударила тебя. Я не хотела…

— Знаю, — прошептал Джулиан. Он коснулся губами ее судорожно сжатого кулачка и целовал его до тех пор, пока дрожащие пальцы наконец не разжались.

Нежность Джулиана была подобна целительному бальзаму, успокоившему боль от ран, нанесенных ее гордости. И Мерси не выдержала. С рыданием, от которого у него чуть не разорвалось сердце, она обвила руками его шею, и губы их слились в страстном поцелуе. С низким, хриплым стоном Джулиан поднял рубашку ей до талии. Обезумев от желания, Мерси призывно шевельнула бедрами, и сердце ее торжествующе дрогнуло, когда его восставшая плоть уперлась ей в живот. Отвечая на ее призыв, Джулиан подхватил ладонями ее бедра и одним мощным толчком вошел в нее.

Он двигался в ней с осторожной нежностью. Но Мерси сегодня ночью не нужна была его нежность. Она хотела обезуметь от страсти, даже испытать боль — может быть, это вытеснит из ее памяти воспоминания о другой женщине… Джулиан, сгорая от желания, задвигался мощными, тяжелыми толчками, с каждым ударом проникая в нее все глубже, пока из груди Мерси не вырвался торжествующий крик.

Низкий, животный стон разорвал тишину спальни. Губы Джулиана накрыли ее рот, и последним могучим толчком он ворвался в нее, вложив в этот рывок всю ту муку и страсть, что сжигали его тело адским огнем.

Прижавшись друг к другу, они провалились в сон.

* * *

На следующее утро Мерси, приоткрыв глаза, еще затуманенные сном, увидела, что муж одевается. Ярко-синие глаза его смущенно и неуверенно остановились на ее лице.

— Доброе утро. — Голос его звучал напряженно.

Мерси едва не потянулась к нему, но тут же одернула себя, припомнив, что прошлой ночью все произошло именно так, как хотел он. И сейчас она горько пожалела об этом. Как она могла так постыдно сдаться, так быстро забыть о том, что он обманывал ее со своей любовницей?

— Доброе утро, — холодно отозвалась она.

Джулиан сел на край постели и привычным движением отбросил со лба непослушную прядь. И Мерси захлестнуло желание.

— Надеюсь, нынешней ночью нам удалось уладить вопрос о раздельных спальнях? — с вызовом спросил он.

— Радуешься, что тебе удалось добиться своего?

С побледневшим от обиды лицом Джулиан встал.

— По-моему, минувшей ночью мне не пришлось применять силу. И мы оба прекрасно это знаем!

Глаза Джулиана не отрывались от лица жены. От его внимания не ускользнул ни румянец на ее щеках, ни сверкавшие обидой и негодованием глаза, ни дрожащая нижняя губка. Такая прекрасная, такая юная и такая гордая… И вдруг злость его куда-то ушла, сменившись жалостью к этой обиженной девочке и яростным желанием ее защитить.

С тяжелым вздохом он вновь опустился на постель.

— Мерси, прости меня… я виноват. Но неужели мы не можем хотя бы попробовать начать все снова?

— Начать все снова? Никогда!

— Почему ты так упорно цепляешься за свои обиды? Почему не можешь просто забыть и простить? — спросил он.

— Потому что ты лжец и негодяй! И проклятый, похотливый развратник! — взорвалась Мерси. — Почему бы тебе не отправиться на свою дурацкую биржу и не оставить меня в покое? И зачем я только вышла за тебя замуж?! Господи, хоть бы ты ушел и не вернулся!

Терпение Джулиана лопнуло. Вскочив на ноги, он возмущенно ткнул пальцем чуть ли не в нос Мерси.

— Это меня ты называешь лжецом? А сама-то ты кто? Маленькая лгунья, и не надоело тебе притворяться? Можно подумать, ты сама этого не хотела! Может, напомнить тебе, как ты разбудила меня чуть ли не с петухами? Перестаньте изображать оскорбленную невинность, мадам, вы несколько опоздали!

Это был точно рассчитанный и метко нанесенный удар. Всхлипнув от обиды, Мерси смотрела на него глазами раненой лани.

— Может, я и получаю некоторое удовольствие от того, чем мы занимаемся в постели, но… но это не имеет никакого отношения к нашему браку! Он мне ненавистен, так и знай!

— Я все понял! — свирепо прошипел Джулиан. — У тебя хватило ума воспользоваться моим признанием, чтобы избавиться от меня! Ты ведь всегда меня ненавидела, верно? И не хотела выходить за меня замуж. И теперь небось до смерти рада, что нашла выход!

— Это неправда! — закричала Мерси. — Я пыталась, честное слово, пыталась — весь медовый месяц! Но ты… ты обманул меня!

— Да, я тебя обманул, — обреченно прошептал Джулиан. — Впрочем, чего можно ожидать от убийцы?

— Джулиан… — испуганно прошептала Мерси.

— Ты никогда не сможешь ни забыть, ни простить, да, Мерси? — яростно бросил он ей в лицо. — В этом-то все и дело! Ты никогда мне не верила, видела во мне не мужчину, а чудовище. Что ж, пусть так. Ну и оставайся со еврей ненавистью, пусть она греет тебя!

Мерси все бы сейчас отдала, лишь бы заставить его забыть те злые, жестокие слова, которые она выплевывала ему в лицо, но было уже поздно. Джулиан вихрем вылетел из комнаты, с оглушительным грохотом хлопнув дверью.

Мерси уткнулась лицом в подушку.

— Джулиан! — рыдала она. — Я люблю тебя, Джулиан! Боже, помоги мне, я тебя люблю!

Мерси еще долго оплакивала погибшее счастье.

Глава 21

В то же утро Мерси получила записку от Мадлен Деверо. Там было всего несколько слов: «Приглашаю тебя на чай. Мой кучер заедет за тобой в два часа».

Стоя в залитой солнцем гостиной, Мерси рассеянно комкала в руках листок. Она уже хотела отказаться, но решила этого не делать. В конце концов Мадлен имеет полное право попросить ее приехать, хотя приказной тон записки вызвал у нее раздражение. Но Мерси постаралась подавить досаду, подумав, что мать Джулиана ни в чем перед ней не виновата и срывать на ней зло несправедливо.

Поэтому к двум часам, когда к дому подкатила карета, Мерси была уже готова к выходу. Пока пожилой кучер-негр вез ее в открытом экипаже в Американский квартал, Мерси гадала, известно ли Мадлен о ее ссоре с мужем. Впрочем, у Джулиана была возможность рассказать ей о последних событиях, и тогда становилось понятным настойчивое желание свекрови немедленно увидеть ее.

Мадлен встретила невестку с распростертыми объятиями.

— Дорогая, ты выглядишь восхитительно! Замужество явно пошло тебе на пользу! — весело щебетала она, провожая Мерси в свою гостиную.

— Благодарю вас, мадам. — Мерси уселась на стул, предложенный ей свекровью, а та с привычным изяществом опустилась на кушетку.

— Ну, дорогая, я сгораю от нетерпения. Расскажи, как прошел медовый месяц, — с улыбкой начала разговор Мадлен.

Пока Рауль сервировал чай, Мерси подробно рассказала свекрови о путешествии на пароходе.

— Итак, ты довольна, дорогая? Только честно? — Свекровь внимательно посмотрела на нее.

— Да, мадам.

— Тогда почему у меня сложилось впечатление, будто между тобой и моим сыном не все ладно? — допытывалась Мадлен.

Взгляд Мерси заметался, как у затравленного зверя, потом остановился на лице Мадлен, и она увидела, что у свекрови между бровями залегла недовольная морщинка. И вдруг она поняла, что смертельно устала — устала притворяться, играть в какую-то дурацкую игру, делать вид, что все хорошо…

— Сказать по правде, мадам, я подозреваю, что вам прекрасно известно, что именно произошло между вашим сыном и мной. Он ведь приезжал к вам вчера, не так ли?

— Да, дорогая, ты совершенно права. И скажу тебе откровенно — я очень сожалею, что он рассказал тебе об этой Жюстине Бегу.

— Неужели вы предпочли бы, чтобы он и дальше продолжал обманывать меня? — возмутилась Мерси.

— В общем… да, — пожала плечами Мадлен.

Изумрудные глаза Мерси полыхнули гневом.

— Мадам, должна вам сказать, что считаю подобное поведение безнравственным и недостойным порядочного человека! Как вы можете так говорить?

Но Мадлен продолжала невозмутимо потягивать чай, с сочувственной улыбкой поглядывая на невестку.

— Дорогая моя, очень жаль, если ты и в самом деле так считаешь. Похоже, ты провела слишком много времени в монастыре — это все, что я могу тебе сказать.

— Что вы имеете в виду? — вспыхнула Мерси.

— Мерси, девочка моя, ты безнадежно наивна! Большинство мужчин нашего круга имеют на стороне любовниц… и незаконных детей. Вся разница в том, что они — в отличие от моего глупого сына — достаточно осмотрительны и скрывают это от своих законных жен.

— То есть вы считаете, что в этом нет ничего дурного? Что можно всю жизнь обманывать жену и при этом считаться порядочным человеком?

— Мужья часто неверны своим женам — это обычное дело. Должно быть, такова уж человеческая натура — мужская в особенности. Более того, те жены, что поумнее, со временем просто привыкают не замечать некоторых вещей.

— Что ж, можете быть уверены — ко мне это не относится!

— Вот это да, Мерси!.. Сказать по правде, я даже не подозревала, что ты до такой степени влюблена в моего сына! — засмеялась Мадлен.

Мерси чуть не выронила чашку.

— Как вы можете так говорить? — покраснев, пробормотала она. — Как можно любить человека, который обращается с тобой подобным… возмутительным образом?

— Что же тут непонятного? Не будь ты в него влюблена, разве ты была бы так оскорблена? Разве сгорала бы от ревности?

Мерси ахнула. Глаза у нее забегали.

— Разве ты хочешь потерять его, Мерси? — мягко спросила Мадлен.

— Нет… — прошептала она.

Удовлетворенно кивнув, свекровь ласково взяла ее за руку.

— Вот и хорошо. А теперь я расскажу тебе про эту женщину, Жюстину Бегу.

И она поведала Мерси, как пять лет назад Джулиан впервые встретил Жюстину на балу, как снял для нее дом, как она вскоре забеременела и Джулиан внезапно решил, что должен жениться на ней.

— Мой сын был влюблен. Эта женщина вскружила ему голову, — пожаловалась Мадлен. — Когда я попыталась объяснить ему, что женитьба на подобной особе лишит его всего — друзей, семьи, положения в обществе, — он заявил, что уедет в Европу.

— А что случилось потом? — взволнованно спросила Мерси.

— Мне пришлось дать ему понять, что если он женится на этой женщине, я лишу его наследства. — У Мадлен вырвался тяжелый вздох. — В конце концов ей удалось образумить Джулиана. Она заявила, что не выйдет за него замуж и уж тем более не поедет с ним во Францию.

От этих признаний у Мерси голова шла кругом. Ей пришлось признать, что в этой истории Джулиан вел себя на редкость порядочно. Впрочем, как и эта — как ее? — Жюстина, в рассудительности ей не откажешь, подумала Мерси.

— Вам… доводилось когда-нибудь встречаться с ней? — спросила Мерси.

— Конечно же, нет! — возмутилась Мадлен. — Но мальчика я видела, и не раз. Должна тебе признаться, Арно — настоящий ангел, и я без памяти люблю его.

— О, мадам! — Расстроенное лицо Мерси, как открытая книга, говорило о том, что слова свекрови еще сильнее растравили кровоточащую рану в ее сердце.

— Мерси, ради всего святого, перестань стенать, будто ошалевшая от любви овца! В конце концов, не просто же так я тебе об этом рассказываю! — рассердилась Мадлен.

— А для чего? Для чего вы мне это рассказали? — закричала Мерси. — Чтобы я знала, что ваш сын любил эту женщину до такой степени, что хотел жениться на ней? Что у них очаровательный сын? И что, по-вашему, я должна делать? Радоваться их счастью?

— Нет, дорогая моя. Я рассчитывала, что ты станешь сражаться за него, особенно теперь, когда понимаешь, чем рискуешь!

— Но как же быть? Соперничать с теми, кто бесконечно дорог ему? Ведь у него ребенок!

— Большое дело! Так роди ему другого! Законного наследника! И как можно скорее!

Мерси с трудом проглотила вставший в горле комок. Все плыло у нее перед глазами. Мысли вихрем кружились в голове. Что, если она и вправду родит Джулиану сына?

— И главное, постарайся, чтобы у него не было нужды заглядывать в постель этой женщины, — бесцеремонно заявила Мадлен. И невозмутимо добавила: — Прости за прямоту, моя дорогая, но когда больной при смерти, никто не думает о том, горькое лекарство или нет. Да, мой сын — сластолюбивый негодяй, но ни ты, ни я не можем тут ничего изменить. Стало быть, твоя прямая обязанность — удовлетворять его потребности, причем полностью и даже с лихвой! Я знаю, что ты гордая женщина, Мерси, но ты должна решить, и решить быстро, что для тебя важнее — твоя гордость или ваш брак. Если ты оттолкнешь моего сына и он вернется к этой Бегу, тогда тебе некого будет винить, кроме самой себя.

И хотя Мерси ошеломила ее прямота, в глубине души она была согласна со свекровью.

— Да, мадам, — тихо прошептала она, тронутая участием Мадлен.

«Ты должна решить, что для тебя важнее — твоя гордость или ваш брак».

Эти слова преследовали Мерси весь день. Вернувшись в городской особняк Джулиана, она бегом поднялась в спальню и долго мерила шагами комнату, перебирая в памяти то, о чем поведала ей свекровь.

Но как ей соперничать с людьми, которыми сам Джулиан наверняка дорожит? И как смириться с тем, что Джулиан, вполне возможно, изменяет ей с Жюстиной?

Но как ей жить без него, если он уже успел завладеть ее сердцем?

* * *

В конце концов обида и любопытство, терзавшие Мерси, пересилили ее гордость, и она решила познакомиться со своей соперницей… Она еще не знала, что скажет Жюстине, но поняла, что должна наконец увидеть ту, с кем ей предстояло бороться.

Однажды утром она позвала Генри и велела ему отвезти ее к Жюстине Бегу.

На лице Генри не дрогнул ни один мускул.

— Как прикажете, мадам.

Карета направлялась на Рампар-стрит, и у Мерси было достаточно времени, чтобы подумать, не ведет ли она себя как полная идиотка.

Наконец карета свернула на тихую улочку, по обе стороны которой тянулись небольшие уютные домики. Это и была печально знаменитая Рампар-стрит — то самое место, где большинство знатных креолов имело обыкновение селить своих любовниц. Генри остановил лошадей около дверей скромного и даже изящного домика.

Она, волнуясь, ступила на дорожку, ведущую к дому, а Генри, как хорошо вышколенный слуга, следовал сзади. Сказать по правде, только его присутствие помешало Мерси подобрать юбки и трусливо пуститься наутек. В душе она проклинала собственное любопытство, толкнувшее ее на этот глупый поступок.

На ее стук дверь широко распахнулась, и на пороге появилась очаровательная молодая женщина. Мерси невольно ахнула — она даже не ожидала, что возлюбленная Джулиана настолько хороша собой.

Двадцатипятилетняя Жюстина была похожа на прекрасный экзотический цветок — платье из блестящей золотой тафты с пышными складками подчеркивало тонкую талию, на пальцах — кольца с сапфирами и рубинами, на шее — нитка сверкающих топазов. Густые каштановые волосы уложены на голове короной.

Жюстина с вежливым любопытством разглядывала незнакомку. Молчание затянулось. Мерси вдруг спохватилась, сообразив, что ведет себя неприлично.

— Простите, вы — Жюстина Бегу? — пробормотала она.

— Да, — низким, волнующим голосом отозвалась та.

Дрожащими пальцами Мерси мяла сумочку.

— Мне хотелось познакомиться с вами. Видите ли, я… я…

— Вы, наверное, жена Джулиана? — спросила Жюстина.

— Да, — ответила Мерси.

— Прошу вас, заходите, мадам, — вежливо сказала Жюстина. Заметив за спиной Мерси Генри, она незаметно кивнула ему.

В неловком молчании оба последовали за Жюстиной в дом. Мерси поразила изящная обстановка гостиной. Усадив гостью в кресло, Жюстина устроилась на своей любимой кушетке и с любопытством посмотрела на Мерси. Генри тактично выскользнул из комнаты, оставив дам наедине. Мерси услышала, как где-то в задней части дома хлопнула дверь.

Мерси украдкой оглядела комнату, отметив элегантную, со вкусом подобранную мебель и множество изящных, дорогих безделушек. Потом подняла глаза на Жюстину.

— Ваш сын…

— Арно в задней части дома. У меня есть небольшой садик, он часто играет там. Конечно, мальчик в полной безопаспости, но, подозреваю, Генри решил убедиться, что все в порядке.

Мерси понимающе кивнула — только сейчас она осмелилась встретиться взглядом с Жюстиной.

— Мне бы не хотелось вмешивать в эту историю вашего сына.

— Понимаю, — протянула Жюстина. — Знаете, мадам, сказать по правде, я была уверена, что в конце концов вы придете.

Подбородок Мерси надменно вздернулся.

— Неужели? А почему?

— Потому что в данной ситуации ваше любопытство вполне понятно. И даже извинительно.

— Наверное, — смущенно потупилась Мерси.

Жюстина сочувственно взглянула на юную жену Джулиана. «Красавица, — подумала она. — А уж какая гордая!»

— Мадам, вам будет легче узнать то, что вас интересует, если вы просто спросите меня.

— Узнать то, что меня интересует… — с горькой иронией повторила Мерси. Глаза, похожие на два сверкающих изумруда, вспыхнули гневом. Она набрала полную грудь воздуха, и слова внезапно хлынули неудержимым потоком: — Я хочу знать, много ли он для вас значит? Что за непонятную, таинственную власть вы имеете над ним? Вы намерены заставить его остаться с вами навсегда?

— Вы безумно его любите, правда? — мягко спросила Жюстина.

Прямота Жюстины ошеломила Мерси. Она слабо ахнула, попытавшись прикрыть ладошкой рот, но поздно — та уже обо всем догадалась. Мерси возмутилась. Она пришла сюда сражаться за Джулиана, и она своего добьется! Она посмотрела Жюстине в глаза:

— Да!

— Мадам, уверяю вас, с моей стороны вам нечего опасаться.

— Как вы можете такое говорить?! Ведь у вас ребенок от Джулиана! — Мерси недоверчиво рассмеялась.

— Это так. Но наши отношения давным-давно прекратились. Любовные, я хочу сказать. — Жюстина окинула Мерси пытливым взглядом. — Должно быть, это случилось, когда Джулиан полюбил вас, мадам.

— Что?! — изумленно вскрикнула Мерси.

— Неужели вы не знаете, что Джулиан отчаянно и безнадежно влюблен в вас?

Внезапно на глаза Мерси навернулись слезы, и она поспешно отвернулась.

— Я об этом и не подозревала…

— Насколько я знаю, многие годы между вами существовали некие… трения. Но неужели вы не удивились, когда он вдруг захотел жениться на вас? Почему он сделал это?

— Не знаю, — созналась Мерси. — Из чувства долга, быть может. Он даже не пытался объяснить мне причину такого решения — так же как никогда не говорил мне о вашем существовании… до тех пор, пока мы не обвенчались.

— Вы сердитесь на Джулиана, потому что он не рассказал вам обо мне и Арно до вашей свадьбы?

— Да, поэтому.

— Я умоляла его сказать вам правду…

— Вы — умоляли?! — От удивления Мерси поперхнулась.

— Да, и не раз. Думаю, он скрывал от вас правду, потому что безумно боялся вас потерять.

— А вы… вас нисколько не волновало, что Джулиан собрался жениться? — недоверчиво хмыкнула Мерси.

— Я желала ему счастья, — спокойно ответила Жюстина.

— А себе? Какое будущее ждало вас без Джулиана? — продолжала допытываться Мерси.

— Джулиан предложил жениться на мне, когда узнал, что я беременна… Но я, естественно, понимала, что эта женитьба станет для него крахом. Поэтому я отказалась.

Набравшись храбрости, Мерси наконец решилась взглянуть ей в глаза.

— Вы его любите?

Ответом ей был прямой взгляд человека, не привыкшего лгать.

— Да, мадам. Я любила его всегда. Люблю и сейчас, только по-другому. Как друга… как брата.

Глядя в ее честное, открытое лицо, Мерси вдруг поверила ей. Жюстина говорила правду — по крайней мере когда речь шла о ее чувствах к Джулиану.

— Наверное, вы очень любите его, — тихо сказала она. — Неудивительно, что и он тоже… предан вам.

— А вы, мадам? Как насчет вас? Можете ли вы сказать, что для вас его счастье превыше всего?

— Я… — Мерси безнадежно махнула рукой. — Какое это имеет значение? Моему мужу глубоко наплевать на то, как я к нему отношусь!

Жюстина рассмеялась:

— О, мадам! Как вы ошибаетесь! Поверьте, Джулиану совсем небезразлично, как вы к нему относитесь. Дайте ему шанс, и он вам это докажет.

Мерси сконфуженно смотрела на Жюстину, не зная, что ответить, и в этот момент за ее спиной прозвенел взволнованный детский голосок:

— Мама, ты только посмотри, что я нашел!

Мерси, быстро обернувшись, увидела малыша лет четырех. Вихрем ворвавшись в гостиную, он вприпрыжку бросился к матери, показывая ей охапку цветущей лаванды. При виде сына Джулиана сердце Мерси екнуло. Так вот он какой, Арно, — дитя любви этой женщины и ее мужа! С черными как вороново крыло волосами и чеканными чертами смуглого лица, малыш был точной копией своего отца.

Жюстина протянула к нему руки:

— Иди сюда, Арно, и поздоровайся с нашей гостьей!

Мальчик, смутившись, укрылся в материнских объятиях. Потом повернулся и с вежливым любопытством стал разглядывать Мерси.

Жюстина смущенно прокашлялась.

— Арно, это…

Но Мерси перебила ее:

— Меня зовут Мерси. Я приятельница твоей мамы.

— Как поживаете, мадам? — отвесив ей галантный поклон, взрослым тоном осведомился Арно.

Мерси не смогла сдержать улыбку — малыш был просто очарователен.

— Прекрасно, спасибо. А ты?

Расхрабрившись, мальчик выскользнул из материнских рук и двинулся к гостье. Подойдя поближе, он сунул ей под нос пучок лаванды.

— Они замечательно пахнут, не так ли, мадам?

Мерси склонилась к сыну Джулиана, и сердце ее невольно дрогнуло при виде невинного детского личика с такими знакомыми синими глазами. Зажмурившись, она вдохнула аромат лаванды.

— Ох, Арно… действительно, чудесный запах!

Малыш счастливо закивал.

— Хотите взять их с собой? — великодушно предложил он. — Чтобы сделать… — Сдвинув брови, он обернулся к матери: — Что ты делаешь с цветами, мама?

— Сухие духи, милый, — с улыбкой подсказала Жюстина.

Арно положил всю охапку на колени Мерси.

— Вот и вы тоже сделаете!

— Спасибо, Арно, — вежливо поблагодарила Мерси. — Ты очень любезен.

Она не смогла удержаться и обняла мальчика.

— У вас замечательный сын, — прошептала Мерси, когда Арно убежал, — и такой сообразительный для своего возраста.

— Спасибо, — ответила Жюстина. — Полностью с вами согласна. Но скажите, мадам… почему вы не признались Арно, кто вы на самом деле?

— А зачем? — хриплым от волнения голосом бросила Мерси. — Вашему мальчику незачем знать о наших проблемах.

— Вы очень добры, — благодарно прошептала Жюстина.

Мерси, пробыв с малышом всего несколько минут, вдруг почувствовала, как сердце ее потянулось к нему.

А вдруг она не сможет подарить Джулиану такого же прелестного малыша?

Поездка к Жюстине не прибавила ей уверенности в себе.

* * *

Остаток дня Мерси разрывалась между раненой гордостью и страхом потерять Джулиана.

Итак, у Джулиана была семья, преданно и беззаветно любившая его. И если Мерси сейчас оттолкнет его, не вернется ли он к Жюстине навсегда? А если такое случится, то кто будет виноват в этом?

Подобные мысли сводили ее с ума. Мерси любила Джулиана всем сердцем. И если она хочет сохранить их брак, то должна либо отбросить гордость и бороться за его любовь, либо найти какой-то выход из того тупика, в который они попали.

Однажды ночью Мерси не выдержала. Набросив пеньюар, она спустилась вниз. В гостиной и столовой было темно. Мерси бесшумно направилась к дверям кабинета Джулиана, из-под которых пробивалась тонкая полоска света. Она нерешительно поскреблась в дверь.

— В чем дело? — раздался недовольный голос мужа.

Мерси толкнула дверь и храбро вошла в кабинет. Небритый, с налитыми кровью глазами, Джулиан сидел за своим столом. Мерси задрожала. Точно такой же взгляд был у него в ту ночь, когда, ускользнув из монастыря, она бросилась к нему за помощью. Он казался опасным и в то же время неотразимо привлекательным. Боже, подумала она в страхе, похоже, она выбрала не совсем удачное время!

Однако отступать было поздно — холодный взгляд синих глаз пригвоздил ее к месту.

— Что ты здесь делаешь так поздно? — прорычал он.

Оттолкнувшись рукой от стола, он встал, и Мерси заметила, что муж нетвердо держится на ногах.

— Искала тебя…

Упершись ладонями в стол, Джулиан молча смотрел на нее. Губы его кривились в презрительной усмешке.

— Похвальная заботливость! Из тебя получилась на редкость преданная жена!

— Джулиан, думаю, нам стоит поговорить, — храбро заявила она.

Он неторопливо обошел стол и, покачнувшись, схватился за спинку кресла. Взгляд его прожигал ее насквозь.

— И чем я обязан такой чести?

Мерси растерялась. Похоже, Джулиан не собирается облегчить ей задачу. Она подошла к мужу и решительно вскинула голову:

— Где ты пропадал все это время?

— Неужели тебя это интересует? — Он насмешливо вздернул бровь.

— Да.

Джулиан небрежно пожал плечами:

— Допоздна засиживался на бирже. Надо было разобраться с делами.

Стиснув зубы, Мерси шагнула к нему.

— Джулиан, прости меня!

— Похоже, ты соскучилась по постельным утехам?

Мерси беспомощно сжала кулаки.

— Джулиан, послушай…

— Знаешь, Мерси, меня потрясло твое великодушие… Беда только в том, что мне-то нужно от тебя совсем другое!

— Что же тебе нужно? — воскликнула она.

— Мне нужно твое сердце.

После этих слов в комнате повисла такая тишина, какая бывает лишь после оглушительного раската грома. Мерси едва удержалась от признания, что сердце ее и так уже принадлежит ему. Однако гордость и страх не позволили ей этого сделать.

Молчание Мерси было для Джулиана красноречивее любых слов.

— Похоже, это не в твоих силах, верно? В твоем сердце нет ни любви, ни прощения. Разве я не прав?

Мерси беспомощно улыбнулась:

— Я… я попытаюсь…

Насмешливый хохот Джулиана больно резанул ее по сердцу.

— Ты опоздала. Я просил у тебя прощения, но ты оттолкнула меня. Ты презираешь меня… тебе ненавистен наш брак. Что ж, я не стану требовать от тебя того, что ты не можешь мне дать.

Разрыдавшись, Мерси выбежала из комнаты. Все напрасно! Обида и ненависть встали между ними непреодолимой преградой. Только чудо могло бы теперь спасти их брак.

Глава 22

На следующий день все мысли Джулиана занимали семейные проблемы. С того дня как Мерси заявила, что испытывает к нему лишь физическое влечение, Джулиан ни разу не приблизился к ней. И хотя он никогда не был излишне строг в вопросах морали, сейчас с удивлением обнаружил, насколько ему претит сознание того, что жена пускает его в постель исключительно из-за его мужских достоинств. И вчерашняя неловкая попытка Мерси помириться с ним лишь подтвердила его подозрения. Только жажда плотских утех могла толкнуть ее на примирение.

Нельзя сказать, чтобы Джулиан не нуждался в женской ласке. Нет, он и сейчас сгорал от желания схватить ее в объятия и целовать до тех пор, пока с губ ее не начнут срываться стоны наслаждения. Однако гордость удержала его от подобного унижения. Джулиан мечтал завладеть ее сердцем — Мерси предлагала ему свое тело.

Вздохнув, он поднялся из-за стола и, подойдя к окну, невидящим взглядом уставился на дорожку, ведущую к воротам. Что же делать? Еще неделю назад он готов был сражаться за ее любовь, но теперь… Может, Мерси права и действительно стоит аннулировать их брак, пока еще не поздно? Джулиан Деверо был не из тех, кто обманывает себя. И он честно признался себе, что не хочет… не может отпустить Мерси.

* * *

Всю следующую неделю Джулиан по-прежнему не приближался к жене… Она же терялась в догадках, сколько еще это будет продолжаться. Совсем недавно Джулиан пылко добивался ее, а она двумя-тремя злыми словами убила его страсть.

«Мне нужно твое сердце». Какие циничные, жестокие слова! Если бы ему и вправду нужно было ее сердце, он никогда бы с такой легкостью не оттолкнул ее, как в ту ночь.

Однако на людях они соблюдали видимость счастливого брака: Джулиан по воскресеньям неизменно сопровождал ее на воскресную мессу, а также на все рауты и вечера, куда их часто приглашали. Но стоило им вернуться домой, как ее муж вновь превращался в чужого человека и лишь поздней ночью прокрадывался в супружескую постель, даже пальцем не пытаясь прикоснуться к ней!

К несчастью, ей не с кем было поделиться своими бедами, и Мерси страдала в одиночестве.

Она сама удивилась охватившей ее радости, когда однажды Генри доложил, что ее спрашивает Филипп Бруссар. Стремглав бросившись в спальню, Мерси поспешно поправила прическу, пригладила дрожащими пальцами оборки платья и бегом сбежала по лестнице.

Увидев Мерси на пороге, Филипп вскочил и с каким-то странным выжидательным выражением посмотрел на нее. Улыбаясь ему, Мерси невольно отметила, что под глазами у него залегли темные круги и две глубокие морщины спускались от уголков его губ к подбородку.

— Филипп, какой приятный сюрприз! — воскликнула она.

Он поцеловал ей руку и грустно улыбнулся.

— Мерси… ты великолепно выглядишь.

— И ты тоже. Итак… О, пожалуйста, Филипп, садись. — Заметив его скованность, она ободряюще улыбнулась. — Что же привело тебя ко мне?

Филипп неловко прокашлялся.

— Мерси, я не должен был приходить сюда… Но я хотел узнать, как ты живешь…

— Это очень мило с твоей стороны… особенно если вспомнить, как мы расстались. — Вздохнув, Мерси бросила на него виноватый взгляд. — Мне правда очень жаль, Филипп.

— Ты счастлива? — спросил он.

— Я… — Она вскинула голову, чтобы не дать пролиться слезам.

Филипп выразительно фыркнул:

— Похоже, все так, как я и ожидал!

— Что ты имеешь в виду?

Он вскочил с кресла.

— Не пытайся одурачить меня, Мерси! Я знаю, что этот мерзавец заставил тебя стать его женой! Он поставил тебя перед выбором: твоя жизнь в обмен на мою!

— Филипп, прошу тебя! — в отчаянии воскликнула она. — Ты сам не знаешь, что говоришь!

— Да неужто? Пожалуйста, не считай меня за идиота!

— Филипп, для чего ты пришел?

Сев рядом с ней, он взял ее руки в свои.

— Видишь ли… я обручен.

— Да?

— С Аннет Гамильтон, — вздохнул он.

— Поздравляю тебя! — улыбнулась Мерси.

— Это брак по расчету… — Он сжал ее руки, глаза его стали печальными. — Но я по-прежнему люблю тебя. И поэтому я должен был узнать, счастлива ли ты в браке.

— Но какая теперь разница, Филипп? Слишком поздно.

— Нет! — пылко воскликнул он. — Если брак оказывается несчастливым, церковь может аннулировать его! — Он поднял на нее глаза. — И мне нужно знать, Мерси…

Но в ответ она печально покачала головой:

— Женись на своей Аннет, Филипп. И забудь меня.

— И это все, что ты можешь мне сказать? — воскликнул он.

И в этот момент раздался низкий мужской голос:

— Да, месье, женитесь на своей Аннет и выкиньте из головы все мысли о моей жене. Видите ли, мадам Деверо не для вас.

Вздрогнув от неожиданности, они растерянно смотрели на стоявшего в дверях Джулиана. Сердце Мерси отчаянно заколотилось. Господи помилуй, много ли он успел услышать?!

По-видимому, достаточно, судя по подозрительному блеску в глазах Джулиана, с угрожающим видом направившегося к ним. Мерси от страха била дрожь.

— Месье Бруссар, могу я узнать, что вы тут делаете? — грозно спросил Джулиан.

Надо отдать должное Филиппу — он храбро встретил угрожающий взгляд Джулиана.

— Месье Деверо, я пришел убедиться, что с Мерси все в порядке. Когда-то мы с ней были помолвлены, поэтому я счел своим долгом навестить ее.

— Ваша забота, безусловно, весьма трогательна, но уверяю вас, я вполне в состоянии сам позаботиться о своей жене. И теперь вынужден откровенно признаться, что ваше присутствие в этом доме нежелательно.

— Джулиан! — рванулась к нему Мерси. — Филипп просто пришел сказать мне, что собирается жениться.

— Неужели? — саркастически хмыкнул Джулиан. Во взгляде его синих глаз было столько злобы, что сердце Мерси ушло в пятки. — Надеюсь, он и в самом деле благополучно женится на своей избраннице и перестанет надоедать вам, убеждая нарушить супружеский долг и оставить законного мужа.

Мерси промолчала — то, что она могла ответить Джулиану, не предназначено для ушей Филиппа. Она с извиняющейся улыбкой повернулась к гостю:

— Филипп, думаю, будет лучше…

— Я понимаю, — прервал он ее. — До свидания, Мерси. — Повернувшись к Джулиану, он сухо кивнул: — Месье! — И вышел из комнаты.

Громко хлопнула дверь, и в комнате воцарилась тревожная тишина. Первым нарушил молчание Джулиан.

— Итак, моя дорогая, — с циничной усмешкой осведомился он, — надеюсь, вы насладились свиданием с бывшим женихом?

— В полной мере, — ледяным тоном бросила Мерси.

В глазах Джулиана сверкнул опасный огонек.

— Хотите что-нибудь сообщить, прежде чем я удушу вас собственными руками?

Мерси горько рассмеялась:

— Думаю, вам вряд ли удастся задушить жену, до которой вы поклялись не дотрагиваться и пальцем! Да и потом, вы исключительно ясно дали мне понять, что вам безразлично, с кем и как я провожу свое время.

— Это не так.

— Нет, это так! Какая-то горничная больше знает о твоих делах, чем твоя законная жена! Ты наверняка проводишь все дни в постели Жюстины! А меня упрекаешь за разговор с Филиппом!

— Да за кого ты меня принимаешь?! — рявкнул Джулиан и выскочил из комнаты.

— Разве я вообще что-то о тебе знаю? — закричала Мерси, когда дверь с треском захлопнулась за ним.

Глава 23

Джулиан ворвался в гостиную Жюстины.

После жестокой ссоры с женой он не находил себе места. Ему нужно было кому-то открыть свое сердце, а ближе Жюстины у него никого не было.

Он уже поведал ей о том, что его брак превратился в непрекращающуюся пытку. Меряя шагами комнату, Джулиан безостановочно говорил, добавляя все новые подробности к своему печальному рассказу.

— Девчонка достаточно ясно дала понять, что ей глубоко плевать и на наш брак… и на мои чувства. Да вот хотя бы представь — всего пару часов назад я застал ее, когда она как ни в чем не бывало болтала со своим бывшим женихом Филиппом Бруссаром!

Глаза Жюстины округлились.

— И где это было? Где ты их застал?

— В моей гостиной!

Расхохотавшись, Жюстина махнула на него рукой:

— Ох, Джулиан! А я уж было подумала… — Она весело взглянула в его сердитое лицо. — Послушай, они ведь были помолвлены, правда? Так что же странного, что месье Брус-cap зашел ее проведать?

— То же самое твердит и моя жена! Но меня-то ей не обмануть! — Шумно выдохнув, Джулиан откинулся на спинку кресла и рассеянно провел рукой по волосам. — Я подслушал, о чем они говорили… Оказывается, Бруссар опять помолвлен. И, однако, готов разорвать помолвку, если Мерси захочет аннулировать наш брак.

— О, Джулиан! Должно быть, ты ужасно ревнуешь! — посочувствовала Жюстина.

— Похоже, ты права, — вздохнул он.

— А что же Мерси ответила этому юноше?

В глазах Джулиана вспыхнул холодный огонь.

— Чтобы забыл о ней и женился на своей невесте! Но не слишком убедительно, должен сказать.

— И все же она сказала именно то, что и должна была!

Джулиан сердито отмахнулся:

— Ей всегда было наплевать на меня, этой бессердечной кокетке!

— Нет, Джулиан. Я точно знаю, что все обстоит как раз наоборот. — Встретив его недоверчивый взгляд, Жюстина с улыбкой объяснила: — Она приходила ко мне в гости.

Лицо Джулиана помертвело.

— Что?! О Боже милостивый! Надеюсь, она не посмела…

— Нет, нет! — засмеялась она.

— Мерси не имела никакого права… — взревел Джулиан.

— Джулиан, такое право у нее есть, — мягко, но твердо оборвала его Жюстина. — Ей необходимо было увидеть меня и Арно. И ты не можешь винить ее за это.

— Наверное, нет. — Джулиан стиснул подлокотники кресла. — И что же? Она не обидела тебя?

— Что ты! Твоя молодая жена была очень любезна и очень сдержанна… — На губах Жюстины появилась довольная улыбка. — Пока в комнату не вошел Арно. Твой сын совершенно ее очаровал.

Джулиан не смог сдержать улыбки.

— Правда?

— Честное слово.

— А зачем она вообще приходила? То есть… она хоть как-то это объяснила?

— А как же. — Жюстина метнула в сторону Джулиана насмешливый взгляд. — Мерси приходила узнать, спишь ли ты со мной или нет. Я старалась, как могла, убедить ее в том, что нет, но, думаю, она мне не поверила.

— Проклятие! — Вскочив на ноги, Джулиан заметался из угла в угол.

Нежное лицо Жюстины было полно сочувствия.

— Джулиан, умоляю тебя, не вини Мерси за то, что она это сделала! Будь я на ее месте, думаю, поступила бы точно так же.

— Ты?!

— Конечно! Только представь себе, как ревновала бедняжка! Какая боль, должно быть, разрывала ей сердце!

Джулиан сердито сунул руки в карманы.

— Может, ты и права. Ну и что же мне теперь делать?

— Сколько раз я твердила тебе, что нужно было рассказать ей о нас, не дожидаясь свадьбы, а ты все тянул и тянул! И вот результат! Ты должен извиниться перед ней, Джулиан.

— Я уже пытался. Все напрасно. — Джулиан раздраженно махнул рукой.

— Так попытайся снова. Она ведь женщина, и ей больно и страшно… особенно потому, что у тебя есть ребенок. Мерси нужна уверенность в себе, понимаешь? И самое лучшее, что ты можешь сделать в этой ситуации, — это постараться, чтобы она как можно скорее забеременела.

Этот неожиданный совет, да еще в устах Жюстины, ошеломил Джулиана.

— Забеременела? — охрипшим голосом переспросил он.

— Ты бы видел, какими голодными глазами она смотрела на Арно! Какой благоговейный восторг я прочла на ее лице! Думаю, что самое заветное желание Мерси — это иметь ребенка от тебя!

Он бросил в ее сторону хмурый взгляд, и Жюстина с жалостью заметила, как у него задергался мускул на щеке.

— Ты ошибаешься.

— Нет. Любая женщина скажет тебе то же самое.

Но Джулиан недоверчиво покачал головой:

— Но даже если предположить, что все это правда, неужели ты нисколько не боишься? Признайся честно, Жюстина.

Жюстина гордо вскинула голову.

— Если ты имеешь в виду, не пугает ли меня будущий ребенок Мерси, то скажу со всей откровенностью — нет! У меня и так есть все, что нужно для счастья, — мой сын и твоя дружба. И потом, я знаю, что даже если Мерси подарит тебе не одного, а дюжину сыновей, Арно и тогда останется для тебя самым любимым.

— Ты права, — кивнул Джулиан.

— Тогда что же мешает тебе помириться с женой?

— Мерси недавно заявила, что в нашем браке есть лишь одна приятная сторона — постель. Ну, что скажешь?

— Так это же чудесно! — Золотисто-карие глаза Жюстины вспыхнули весельем. — Выходит, еще не все потеряно! Ты старше, поэтому отбрось в сторону гнев и боль, что не дают тебе покоя. Если ты сейчас закроешь для нее свое сердце, ваш брак обречен.

— Господи… что бы я делал без такого друга, как ты? — изумленно воскликнул Джулиан.

— Кстати, я хотела сказать тебе… — нерешительно начала Жюстина.

— Да?

— По-моему, пришло время рассказать Мерси правду о том, как погиб ее отец… и как он стал причиной смерти твоей первой возлюбленной.

— И погубить в ее памяти образ отца? Нет уж! Девочке и так пришлось немало вытерпеть.

— А тебе, Джулиан? Ты мало терпел? — возмутилась Жюстина. — Сколько лет ты страдал, скрывая от нее, что произошло на самом деле! Не слишком ли долго ты защищал ее от реальной жизни? И разве справедливо, что она до сих пор винит во всем тебя? Мерси наконец долхсна узнать, что ты невиновен.

— Прошлого не изменишь… И в конце концов, ведь ее отец погиб от моей руки. Поверь, если я открою ей правду, будет только хуже.

— Ох, Джулиан… думаю, ты ошибаешься.

Он уже собирался что-то возразить, как вдруг услышал звонкий детский голосок:

— Папа!

Арно в ночной рубашке вошел в гостиную, прижимая к себе куклу в красочном маскарадном костюме. Личико у него было заспанное, густые черные, как у отца, волосы растрепались.

— Арно! — ахнула Жюстина. — Почему ты не в постели? Уже поздно!

Малыш робко проскользнул в комнату.

— Я услышал папин голос. — Он, улыбнувшись отцу, вскарабкался к нему на колени.

Джулиан прижал сына к себе.

— Хочешь, я расскажу тебе сказку, малыш? Или лучше почитать?

— О да, папа! — Арно восторженно захлопал в ладоши. — Мама только сегодня купила мне новую книжку!

Джулиан взял сына на руки и вышел из комнаты. А Жюстина, проводив их взглядом, невольно вздохнула.

Не прошло и минуты, как в комнату бесшумно вошел Генри. Подойдя к Жюстине, он устроился возле нее на кушетке, и она, одарив его любящим взглядом, протянула ему руки. Пальцы их сплелись. Они молча смотрели друг другу в глаза. Только мерное тиканье часов нарушало тишину.

Наконец Генри решился нарушить молчание:

— Ты сказала ему?

— Ох, Генри, — Жюстина сжала его пальцы, — я не знаю, как ему сказать… Не представляю, как он отнесется к тому, что мы хотим обвенчаться…

— Ты все еще боишься, что ему это не понравится? Что он попросит тебя подождать?

Жюстина кивнула:

— Ведь нам не хочется огорчать его, верно? И потом, Арно… он может не согласиться из-за мальчика.

Генри нахмурился:

— Больше тянуть нельзя. Теперь, когда ты беременна, дорогая, мы должны рассказать ему правду. И как можно скорее.

— Ты прав. Но у Джулиана сейчас и без того хватает забот. Я пыталась убедить его рассказать Мерси правду о смерти ее отца, но он не хочет и думать об этом.

— Этой девчонке пора бы уже повзрослеть! Избалованная, самовлюбленная маленькая эгоистка! Просто сердце кровью обливаемся, когда видишь, как она обращается с ним! В чем она нуждается, так это в хорошей порке! — возмущенно сказал Генри.

— Генри! Уж не собираешься ли ты… — изумилась Жюстина.

Он самодовольно расправил плечи.

— Именно! Джулиан с самого начала скрывал от нее правду. И она до сих пор казнит его за то, в чем нет его вины! Пора положить этому конец!

Жюстина закусила губу.

— В этом что-то есть.

— Я поговорю с ней, как только представится удобный случай.

— О, Генри! Будь осторожен! Представляю, как рассердится Джулиан, если узнает.

— Он это переживет. Пора девчонке прекратить ломать комедию и вести себя, как положено хорошей жене. А то изображает из себя мученицу!

Но в глазах Жюстины по-прежнему была тревога.

— Остается только уповать на то, что, узнав правду, она образумится.

— Да, будем надеяться, дорогая, — с жаром подхватил Генри. — И тогда мы сможем подумать и о нашем счастье.

Он склонился к ней. Губы их слились в поцелуе.

* * *

В этот вечер Джулиан опять вернулся домой за полночь. Мерси крепко спала. А когда утром открыла глаза, его уже не было. Только смятые подушки и простыни свидетельствовали, что Джулиан ночевал дома.

Размышляя об очередной ссоре с мужем, Мерси тяжело вздохнула. После той сцены, которую она закатила, он снова ушел из дома — скорее всего к Жюстине, иначе бы, наверное, вернулся гораздо раньше. И снова, как всегда, стоило ей вспомнить о ненавистной сопернице, как в душе Мерси всколыхнулась бешеная ревность.

И в этот момент в гостиную, как всегда бесшумно, вошел Генри.

— Мадам, могу я с вами поговорить?

— Да? В чем дело, Генри? — удивленно спросила она.

Слуга неуверенно переминался с ноги на ногу.

— Это касается хозяина…

Поколебавшись, Мерси кивком указала Генри на стул.

— Итак, — осведомилась она, — скажите мне для начала… это мой муж подал вам идею поговорить со мной?

— Нет, мадам, — ответил он, чопорно выпрямившись. — Я взял на себя смелость поговорить с вами исключительно по своей инициативе.

— Ах вот как? — рассердилась она. — А вам не приходит в голову, что вы вмешиваетесь в дела, которые вас не касаются?

Генри неловко потупился.

— Да, мадам… И заранее прошу прощения, что лезу не в свое дело. Но я бы никогда не осмелился решиться на подобную дерзость, если бы не видел, что в последнее время между вами и моим хозяином происходит что-то неладное.

Мерси надменно вздернула подбородок.

— И вы решили, что можете помочь?

Генри кивнул.

— Я подумал, что кто-то должен наконец рассказать вам правду…

Глаза Мерси подозрительно сузились.

— Правду? О чем вы говорите?

— Правду о смерти вашего отца.

Мерси схватилась за сердце.

— А вы-то что можете об этом знать?

— Я был тогда там. И видел все своими глазами.

Мерси внимательно посмотрела на Генри. И вдруг что-то вспыхнуло у нее в мозгу…

— Вспомнила! Я видела вас той ночью. Но тогда, если не ошибаюсь, вы служили у Джулиана кучером.

— Точно так, мадам. И всю эту долгую ночь я был рядом с ним.

— Стало быть, вы присутствовали и в тот момент, когда он в пивной застрелил моего отца? — В голосе Мерси зазвенели слезы.

Генри печально посмотрел на нее:

— Видите ли, ваш отец умер не в пивной…

— Что вы хотите этим сказать? Конечно, он был в пивной, когда его застрелили!

— Мадам, эту историю сочинил ваш муж, чтобы защитить вас.

— Защитить меня? — изумленно переспросила Мерси. — Но от чего? Откуда мне знать, что вы не выдумали эту невероятную историю прямо сейчас?

Генри умоляюще сложил руки.

— Мадам, у меня нет никаких оснований лгать вам! И потом… неужели вы не хотите узнать правду о гибели вашего отца?

Мерси тяжело вздохнула.

— Хорошо, я готова вас выслушать.

— Девять лет назад Джулиан Деверо был увлечен одной молоденькой дамой полусвета по имени Женевьева Дюпре. Я думаю, он даже влюбился в нее, потому что одно время поговаривал, что купит для нее дом и возьмет ее на содержание.

— Что?! — вскричала Мерси. Ярость ударила ей в голову тяжелой, удушливой волной. — Что за чушь вы несете? И какое отношение все это имеет к смерти моего отца?

— Прошу вас, мадам, успокойтесь. Это долгая история, и будет лучше, если вы выслушаете меня до конца.

Мерси с трудом перевела дыхание.

— Что ж, продолжайте.

Собравшись с мыслями, Генри продолжил рассказ:

— К несчастью, случилось так, что ваш батюшка тоже вбил себе в голову, что увлечен мадемуазель Дюпре…

Брови Мерси полезли вверх.

— Вы что же, хотите сказать, что мой отец влюбился в какую-то шлюху?! Вы лжете!

— Нет, мадам, я не лгу, — терпеливо ответил Генри. — Больше того, мадам Софи, которая по-прежнему держит во Французском квартале свой «веселый дом», может подтвердить каждое мое слово. Так вы будете слушать или нет?

Мерси обреченно махнула рукой:

— Да.

— Как я понимаю, ваш отец вступил с мадемуазель Дюпре… — он смущенно покашлял, — в любовную связь. Не знаю, что тогда произошло, но она указала ему на дверь и велела никогда больше не появляться. В общем, ее отказ заставил вашего отца обезуметь от ревности. В ту ночь, когда он погиб, мадемуазель Дюпре ждала… словом, у нее было назначено свидание с Джулианом. — На лице Генри появилась извиняющаяся улыбка. — Боюсь, мне придется говорить напрямик, мадам. Итак, когда они лежали в постели, ваш отец ворвался в бордель, выломал дверь в спальню и начал стрелять.

— О Боже!

— Повторяю, ваш отец обезумел от злобы и ревности. Он выстрелил. Пуля попала Женевьеве в плечо. Если бы хозяин растерялся, вторая пуля досталась бы ему.

— Что же его спасло?

— Видите ли, мадам, в комнате было темно. Джулиан успел выпрыгнуть из постели прежде, чем ваш отец выстрелил второй раз. Эта пуля попала в стекло. И вот, когда Джулиан, набросившись на него, пытался отобрать у него пистолет, прогремел еще один выстрел. И ваш отец упал на пол мертвым.

— Боже милостивый! — Мерси затрясла головой, пытаясь осознать услышанное. — Скажите, что это неправда!

— Это правда, мадам… Чистая правда! — страстно воскликнул Генри. — Я бы никогда в жизни не осмелился соврать вам в таком деле! Умоляю вас, возьмите себя в руки. Не лгите себе, мадам. Хоть в те далекие дни вы и были еще ребенком, но неужели не помните, что за человек был ваш отец?

Мерси судорожно глотнула. Слова Генри заставили ее вспомнить тот ужас, который она до сих пор старательно прятала в самом темном уголке своей памяти. Снова проснулась горечь детских обид, давным-давно похороненная, когда она так страстно хотела добиться любви отца. И вот теперь все это вновь нахлынуло на нее. Перед глазами замелькали картины… вечно пьяный отец, швыряющий деньги на карты и выпивку, когда они с матерью ходили в лохмотьях… Его то и дело вышвыривали с работы, и каждый раз почему-то оказывалось, что виноват в этом кто-то другой… Вот он возвращается домой, пьяный и злой как черт, бьет мать, бьет ее…

С придушенным криком Мерси спрятала лицо в ладонях.

— Умоляю вас, скажите, что это неправда, — услышал Генри ее жалкий, дрожащий голос.

Генри с трудом подавил закипающий гнев.

— Не могу, мадам! — Он вздохнул. — Перед Богом клянусь, я рассказал вам чистую правду!

Мерси подняла искаженное ужасом лицо.

— Вы хотите сказать, что когда моя мать умирала от чахотки, мой отец…

— Рвался в бордель.

— Почему мне никто не сказал? — взорвалась она, сжимая кулаки.

— Потому что хозяин хотел оградить вас! — с жаром выкрикнул Генри. — Когда он приехал в ваш дом и понял, что ваша мать умирает… когда он увидел вас, беспомощного ребенка, он поклялся, что вы никогда не узнаете, каким чудовищем был ваш отец!

— Он это сделал… ради меня? — потрясенно прошептала Мерси.

— И не только это, мадам! Он сделал куда больше. Он заставил судебного исполнителя скрыть истинные обстоятельства смерти вашего отца. Официально ваш отец погиб в пивной во время пьяной драки. Вот так и случилось, что постыдные обстоятельства, при которых он на самом деле встретил свою смерть, так никогда и не легли темным пятном на вашу жизнь.

— Джулиан… как это великодушно с его стороны…

— И в самом деле, куда уж великодушнее! — с горечью согласился Генри. — Его великодушию поистине нет предела. Он стал вашим опекуном, мадам. Все эти годы он заботился о вас. Он оберегал вас — и при этом получал в награду только ненависть и презрение. — Сделав вид, что не заметил, как побледнела Мерси, Генри безжалостно добавил: — Куда уж великодушнее, особенно если знать, чем это для него обернулось!

Мерси растерянно уставилась на него:

— Если знать?.. Разве было что-то еще?

— А то как же, мадам! Видите ли, бедняжка Женевьева Дюпре умерла…

— Умерла? — ахнула Мерси. — Но мне показалось… что он только ранил ее?

— Да, и рана-то была пустяковая — пуля прошла навылет, но началось заражение крови. Она умерла на руках у моего хозяина через неделю, день в день. Джулиан был просто убит горем.

— Боже мой! — Мерси пришла в ужас от мысли, сколько несчастий выпало на долю человека, ставшего ее мужем. — Значит, Джулиан и вправду ее любил?

— Не знаю. Не уверен… Однако после того, как она умерла, мой хозяин уже никогда больше не стал прежним. — Генри тяжело вздохнул, глаза его затуманились. — Эх, мадам, видели бы вы его тогда! Жизнь в нем так и кипела, право слово! — сожалеюще сказал он. — Но после всего этого… особенно после того, как скончалась Женевьева… в нем будто что-то умерло.

Мерси с несчастным видом посмотрела на него:

— Почему вы вдруг решили рассказать мне об этом?

— Потому что несправедливо с вашей стороны, мадам, винить его. Очень несправедливо!

— Теперь я это понимаю, — хрипло пробормотала она. — Но время ушло, Генри. И теперь Джулиан ненавидит меня.

— Нет, мадам. Вы ошибаетесь. Он любит вас.

— Тогда что же мне делать?

— Думаю, мадам, вы и так это знаете, — с усмешкой ответил он.

Потрясенная Мерси невидящим взглядом уставилась перед собой. И вдруг она осознала, как жестоко поступила с человеком, так преданно оберегавшим ее все эти долгие годы. По сердцу полоснула боль. Закрыв лицо руками, Мерси разрыдалась…

О, как же она ненавидела сейчас своего отца! Ненавидела за то, что он искалечил ее жизнь, за то, что свел в могилу мать… Но еще больше Мерси ненавидела себя — за то, что во всем обвиняла Джулиана!

И вот теперь, спустя девять лет, он был вынужден жениться на ней, отказавшись от той, которую любил всем сердцем, — от матери своего ребенка! И все это во искупление вины, которой на самом деле не было!

Мерси зажмурилась — так ей было стыдно. Она должна вымолить у Джулиана прощение за то, что так жестоко и несправедливо мучила его все эти годы. И она освободит его от той ноши, которую он безропотно взвалил на свои плечи. И даст ему свободу. Может быть, он еще найдет свое счастье.

Простит ли он ее, или уже слишком поздно?

Глава 24

В этот вечер Мерси решила во что бы то ни стало дождаться Джулиана и поговорить с ним. Она надела воздушный пеньюар из нежно-розовых кружев, купленный Джулианом в Сент-Луисе. Потом долго расчесывала щеткой свои роскошные волосы, пока они сверкающим шелковым плащом не упали ей на плечи. Расхрабрившись, она велела Генри принести бутылку вина и два бокала, хотя и ругала себя за глупые надежды…

На этот раз ей не пришлось долго ждать. Не успело пробить девять часов, как дверь в спальню открылась и на пороге появился Джулиан. Сердце Мерси бешено заколотилось. Язык прилип к гортани, и, не решаясь начать разговор, она лишь молча смотрела на него. Удастся ли ей сломать ту стену, что встала между ними?

Наконец она преодолела страх и шагнула к нему.

— Добрый вечер, Джулиан.

— Добрый вечер, — услышала она в ответ.

Джулиан украдкой взглянул на жену, гадая, что у нее на уме. Он решил вернуться пораньше, чтобы сделать еще одну попытку спасти их брак. Но, открыв дверь в спальню, не поверил своим глазам — одетая в прозрачный пеньюар жена покорно дожидалась его возвращения!

Конечно, ее маленькая военная хитрость ни на мгновение его не обманула. Интересно, в чем причина столь внезапной перемены и почему его жена, еще вчера кидавшая ему в лицо оскорбления, ждет его в супружеской спальне, к тому же в столь соблазнительном виде? В воздухе разливается нежный аромат роз… на столе бутылка вина и два бокала… Странно.

Джулиан знал, что все имеет цену, и сейчас цинично думал, сколько же придется уплатить, чтобы Мерси раскрыла ему свои объятия.

— Не хочешь ли выпить вина? — отважно ринулась в атаку Мерси.

— Да, спасибо.

Подойдя к столику, Мерси налила вино в бокалы.

Он подозрительно смотрел на нее.

— Итак, дорогая, может, объяснишь, что происходит? — не выдержал Джулиан.

Залпом осушив бокал, она отставила его в сторону.

— Мне нужно поговорить с тобой.

— Так и думал, что тебе что-то понадобилось. Ладно, давай поговорим, — ухмыльнулся он.

— Генри сегодня кое-что рассказал мне… — начала она. — Собственно говоря, он рассказал мне все… как на самом деле умер мой отец… и твоя подруга, Женевьева Дюпре.

Джулиан отшатнулся, будто его ударили, и растерянно провел рукой по волосам.

— Он не имел права…

— Но он рассказал, — спокойно ответила Мерси. — И правильно сделал. Но узнать об этом я должна была от тебя — еще много лет назад.

В глазах Джулиана мелькнула привычная горечь.

— И ты бы мне поверила? Разве ты хотела узнать правду о том, как умер твой отец?

— Да, я бы поверила тебе, — бесстрашно глядя ему в глаза, заявила она. — Может, это помогло бы мне понять…

— Понять? Что же именно? — саркастически хмыкнул Джулиан.

— Тебя! — страстно воскликнула Мерси. — Понять, чем ты пожертвовал ради моего спокойствия, как ты страдал и как на самом деле был добр ко мне.

На губах Джулиана мелькнула печальная улыбка.

— Ты думаешь, я нуждаюсь в твоей жалости?

— Нет — так же как и в моем презрении! Однако ты почему-то молча сносил его! Так и Генри сказал! — с мукой в голосе вскричала она. — Почему ты не рассказал мне раньше?

— Ты ведь была ребенком, — пробормотал Джулиан, — понимаешь? Ребенком. Который к тому же только что потерял обоих родителей.

— Ты хотел защитить меня?

— Да, — хрипло прошептал он.

— А себя? О себе ты не думал, верно? А ведь благодаря моему отцу ты и так потерял немало! Господи, подумать только, что все эти годы я винила во всем тебя… Как я ошибалась… как ужасно я ошибалась! — Мерси робко коснулась его плеча. — Скажи… ты любил ее?

Она вдруг почувствовала, как он напрягся.

— Любил? Кого?

— Ту девушку, которая умерла. Женевьеву Дюпре.

Джулиан ничего не ответил.

— Генри рассказал мне, как сильно ты страдал, — продолжила Мерси. — Как тебя потрясло все это… О, Джулиан, мне очень жаль!

Джулиан стиснул хрупкий хрустальный бокал, стараясь не выдать раздиравших его чувств. Он украдкой глянул на Мерси и невольно вздохнул при виде мучительной боли, исказившей ее лицо. Итак, девочка наконец узнала правду. И прямо у него на глазах с ней произошла разительная перемена — холодная ненависть, к которой он уже привык, исчезла без следа. И сейчас он хотел только одного — целовать ее, целовать без конца, пока они оба не забудут обо всех несчастьях…

И вдруг Джулиан заметил в ее глазах жалость, и в то же мгновение что-то умерло в нем.

Она не любила его! Она просто жалела несчастного страдальца. Но Джулиан скорее бы умер, чем принял это. Нет уж, лучше ненависть, с горечью подумал он.

— Жаль? — с иронией переспросил он. — Что ж, мне тоже жаль тебя, дорогая… Подумать только, в какой ты, должно быть, растерянности! Ты ведь так привыкла ненавидеть меня, что сейчас, вероятно, просто не представляешь, как себя вести!

— Но я же не знала! — в отчаянии закричала Мерси.

— Конечно, не знала, — согласился он. — Ну а просто поверить мне ты ведь не могла? Нет, ты, как всегда, поверила худшему — ведь речь шла обо мне! Интересно, как же ты поступишь сейчас, когда объект твоей ненависти вдруг неожиданно взял да и превратился в существо, достойное, по твоим словам, только жалости?

— Джулиан, прошу тебя… — Шагнув к мужу, Мерси осторожно тронула его за руку. — Джулиан…

И вдруг он, резко обернувшись, схватил ее в объятия. С трудом устояв на ногах, она испуганно посмотрела в его сверкающие глаза.

— Успокойся, любовь моя, — проговорил он с издевательской мягкостью в голосе, от которой у нее сжалось сердце. — Я не нуждаюсь ни в твоих извинениях, ни в твоей жалости. И притворяться, что я для тебя хоть что-то значу, тоже не стоит — мы оба знаем, что это ложь. Разве ты недостаточно ясно дала мне понять, что именно ты ценишь во мне? И что для тебя главное в нашем браке? Что ж, будем радоваться, что у нас с тобой есть хотя бы это…

И Джулиан понес ее в постель.

Не обращая внимания на ее протесты, он тяжело рухнул вместе с ней на кровать, накрыв ее своим тяжелым телом. Губы его жадно завладели ее ртом, и страх, терзавший Мерси, смешался с неистовым желанием. Почувствовав, что он сгорает от страсти, она задрожала. Где-то в самом низу живота вспыхнула знакомая сладостная боль.

Но хотя тело Мерси пылко откликнулось на страсть мужа, сердце подсказывало ей, что сейчас между ними происходит что-то нехорошее. Джулиан посмеялся над ее чувствами, не поверив в искренность ее раскаяния. И теперь в очередной раз старался доказать ей, что они испытывают лишь физическую тягу друг к другу, даже не понимая, что этим причиняет боль и ей, и себе. Не выдержав, Мерси уперлась ему в грудь руками.

— Джулиан, не надо! — взмолилась она, глотая слезы. — Я не хочу… так.

— А как? Как ты хочешь? — хрипло спросил он, снова-впиваясь губами в ее рот.

Он на мгновение отстранился, чтобы выпустить на свободу свою вздыбившуюся плоть, и руки Мерси опустились ему на плечи. Пусть будет как будет, решила она. Она готова на все, лишь бы хоть немного облегчить боль, поселившуюся в его душе.

Почувствовав, что жена больше не сопротивляется, Джулиан заподозрил неладное и взглянул на нее:

— Что, никаких возражений, да, Мерси? Стало быть, ты готова принять то единственное, на чем держится наш брак?

— Пожалуйста, Джулиан… Мне кажется, что ты меня ненавидишь, — взмолилась Мерси.

Лицо Джулиана окаменело.

— Значит, ты считаешь, что я тебя ненавижу?

— Да.

— Если это ненависть, дорогая, — с какой-то странной обреченностью прошептал он, — тогда даже Господь Бог не сможет сказать, что же такое любовь!

Несмотря на горькую иронию этих слов, на душу Мерси вдруг снизошел покой. Рука Джулиана скользнула ей между бедер, и она не колеблясь раздвинула ноги, готовая принять его. Умелые руки мужа отыскали набухший бутон, чуть сжали его, и стон наслаждения сорвался с ее губ. И когда его набухшая горячая плоть ворвалась в нее, Мерси закричала.

Ее крик еще сильнее возбудил в нем страсть, и он крепко прижал ее к себе. Этому жесту собственника странно противоречил поцелуй, которым он коснулся ее губ, — нежный, как прикосновение крыла бабочки, он превратился для Мерси в самую сладостную из пыток. Он сводил ее с ума медленными умелыми прикосновениями, наслаждаясь зрелищем того, как волны страсти одна за другой прокатываются по ее обнаженному телу. Легкие стоны, прерывистое дыхание жены доставляли ему неизъяснимое удовольствие.

* * *

Неожиданная печаль, проснувшись в душе Мерси, вдруг сжала ей горло. То, что сейчас произошло между ними, было невыразимо прекрасно, так откуда же эта странная пустота, внезапно образовавшаяся в ее душе? Почему она с трудом сдерживает слезы?

Джулиан осторожно высвободился из ее объятий.

Мерси судорожно вздохнула:

— О, Джулиан…

— Не говори ничего, — хриплым голосом попросил он. — Иногда я думаю, что нам вообще нельзя разговаривать…

Видя, что Мерси готова возразить, он склонился к ней и яростным, жадным поцелуем заставил ее замолчать.

— Ни слова, любовь моя, — пылко прошептал он, опрокидывая ее на спину. — Только это…

* * *

На следующее утро, сидя за столом напротив мужа, Мерси украдкой поглядывала на него.

Наконец, решившись, она храбро начала:

— Джулиан, вчера я хотела сказать тебе одну вещь…

Он скептически поднял брови:

— В самом деле?

— Теперь я знаю все, — заявила она, с нарочитой бравадой вздернув подбородок. — И больше ни в чем не виню тебя… Послушай, не слишком ли долго мы мучили друг друга? И у тебя больше нет нужды стараться искупить несуществующую вину. Поэтому я решила дать тебе свободу. Мне известно, к кому тянется твое сердце…

— А твое? — оборвал ее Джулиан.

— Джулиан, ведь я уже говорила тебе, что никогда не любила Филиппа…

— Именно поэтому ты и принимала его вчера наедине?

Мерси сжала кулаки.

— Мне кажется… будет лучше, если мы с тобой расстанемся друзьями и не станем таить друг на друга зла.

Джулиан долго молчал. Потом поднял голову и ласково спросил:

— Даже после того, что было этой ночью?

— Это… — Мерси с несчастным видом теребила оборку платья. — Это была не любовь.

Джулиан при этом неожиданном признании чуть не влепил ей пощечину. Подумать только, всю ночь она отдавалась ему с пылкостью многоопытной женщины, а теперь имеет наглость презирать то, что было между ними! Да еще отсылает его прочь, словно лакея, чьи услуги ей больше не нужны! Конечно, их брак не имеет ничего общего с любовью — во всяком случае, для нее! Мерси опять — в который раз! — ловко воспользовалась его слабостью.

Что ж, если ей угодно торговаться, пусть будет так.

— Дать свободу? — с усмешкой протянул он. — Но вы забыли, моя дорогая, что вы