/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Голубиная Гибель

Юрий Трифонов


Трифонов Юрий

Голубиня гибель

Юрий Трифонов

Голубиня гибель

Однжды утром, уже одевшись, и шпке, Сергей Ивнович подошел к окну, чтобы посмотреть, кков погод и ндевть ли глоши, и увидел голубя. Голубь был похож н борц: могучя спин и крохотня головк. Он сидел н узеньком железном отливе и, склонив головку нбок, косым, шпионским взглядом зсмтривл в комнту. День был сырой, всю ночь шел мокрый снег, окн зпотели, и голубь не много смог увидеть через стекло.

Он увидел грязную вту между рмми, пролежвшую тм ползимы и успевшую почернеть от копоти; две поллитровые стеклянные бнки н подоконнике, одну с клюквой, другую с кислой кпустой, и н одной бнке он увидел блюдце, н котором лежл кусочек, мсл в вощеной бумге; и веревочную воську, прицепленную к змку форточки и висевшую между стеклми, в которой хрнилось несколько сморщенных сосисок. И еще он увидел строе, зметно опухшее со сн лицо Сергея Ивнович, его седые брови, немигющий взгляд и желтые от тбк пльцы с широкими, плоскими и тупыми ногтями, почесывющие подбородок. Это увидел голубь. А Сергей Ивнович увидел то, что привык видеть по утрм в течение многих лет: семиэтжную пропсть, кирпичную, с дождевыми потекми изннку дом, и крыши нпротив, утыкнные трубми и нтеннми, и внизу, н дне пропсти, - тумнный, звленный серым снегом двор, беззвучную суетню людей, бегущих по утренним своим делм кто куд. И голубя н крнизе. Дымчто-синего, с розовтым отливом, цвет остывшей после горн стли. Стрнный нежднный гость! Никто поблизости не держл голубей, и вдруг - пожлуйст.

Сергей Ивнович, рзмышляя, продолжл честь ногтями подбородок. Потом стукнул по стеклу мундштуком трубки. Голубь подергл туд-сюд головкой, но не двинулся с мест.

- Глянь-к, мть, кто к нм злетел, - скзл Сергей Ивнович. - А погод собчья, хуже вчершнего.

Он зжег трубку, сунул ноги в глоши и вышел поспешно, ибо уже зпздывл минуты н три против обычного. А Клвдия Никифоровн, проводив муж до входной двери, вернулсь в комнту, подошл к окну и тоже увидел голубя, прибитого непогодой. Внизу, н дворе, чернел мокредь. По стеклу змейкми сочился истявший снег. "Ах ты господи, склизь-то ккя, огорчилсь Клвдия Никифоровн. - И верно, хуже вчершнего". Он открыл форточку и бросил н крниз горсть хлебных крошек, думя о своем стрике: кк бы не поскользнулся дорогой.

...Жили одиноко. Сын Федя погиб н войне, дочк с мужем, мехником по втоделу, лет девять нзд звербовлсь н Север д тк и прикрепилсь тм, писл редко. Сергей Ивнович, несмотря н год - седьмой десяток н половине, - трудился н той же фбрике, где полжизни отрботл, теперь, првд, не мстером в кровтном цехе, клдовщиком в инструментльной клдовке. А Клвдия Никифоровн хозяйство вел. Хотя ккое в Москве хозяйство? В "Гстроном", д в молочную, д спожнику обувь снести.

Клвдия Никифоровн и пригрел нечянного голубя: нчл подкрмливть мимоходом, потом и привыкл. Ядрицу для него покупл, булку крошил, обязтельно белую: от черной голубь клюв воротил. Сергей Ивнович шутил: что, мть, збву ншл? Скоро, спршивл, н крышу полезешь - свистеть в дв пльц и тряпкой мхть?

Шутил-шутил, приходя с рботы, стл, между прочим, интересовться:

- Ну, кк нш иждивенец? Прилетл нынче?

Голубь прилетл ежедневно и вскоре совсем освоился н седьмом этже и дже голубку привел, белую, кк молочный кипень, с черными глзкми в ккуртных янтрных оболочкх. Когд потеплело и можно было открыть окно, Сергей Ивнович смстерил - тк, скуки рди, чтоб руки знять, деревянный ящик с круглым очком и выствил н крниз:

- Вот вм, увжемые, квртир от Моссовет. И безо всякой очереди.

В квртире этой скоро зпищл птенец, беленький, в ммшу, очень прожорливый и ленивый. Через месяц он стл рзмером со взрослого голубя, но все еще не умел ворковть и летл, кк куриц.

Особенно полюбились голуби соседской Мришке, девочке лет девяти, которя по болезни неделями не ходил в школу и слонялсь, скучя, по большой, безлюдной в дневные чсы квртире, не зня, чем зняться. Клвдия Никифоровн жлел эту Мришку - бледненькую, н тонких мушиных ножкх, всегд ззывл ее к себе, и т сидел у окн, грызл морковку и смотрел н голубей. А родители Мришкины были люди знятые, пропдли н рботе до вечер: Борис Евгеньевич рботл библиотекрем в смой глвной библиотеке, Агния Николевн учил в школе, в стрших клссх. И был еще у них ббушк, Софья Леопольдовн, струшк лет под восемьдесят, совсем почти глухя, но еще крепкя, н ногх - н всех готовил и в мгзины ходил.

Весн между тем збирл круче.

Рстлкивя облк, гуляло нд городом влжное синее небо. В овощном мгзине, где всю зиму торговли консервми и черной кртошкой, появился прниковый лук. По утрм мимо окн проносились стремительные, пугвшие Клвдию Никифоровну серые тени, внизу ухло, нверху гремело железо: рбочие сбрсывли снег с крыши.

Несколько теплых прельских дней дотл сожгли хоронившийся кое-где снег, злили Москву мутной быстрой водой, но солнце высушило эту сырость очень скоро, и к мю тротуры были сухи. В ме н блконе седьмого этж появился мльчик в бордовом свитере и в зеленых брюкх от лыжного костюм. Мльчик готовил н блконе уроки. Он сидел н стуле, положив одну толстую ногу н другую, и, жмурясь от солнц, что-то зубрил и црпл крндшом в тетрдке. Но чще он держл крндш во рту, деля вид, что курит трубку, или же строгл крндш ножичком, зодно подрвнивл ножичком стул. Время от времени из двери высовывлсь рук и протягивл мльчику бутерброд или яблоко. Съев яблоко, мльчик метл огрызок в блкон четвертого этж, целясь в люминиевое ведро, стоявшее тм, и, если выстрел бывл удчным, ведро отзывлось гулким колокольным звуком. Иногд он просто кидл огрызок вниз, нобум, и, подождв немного, выглядывл через перил: в кого попл?

А скоро мльчик обнружил голубей, стл приходить н блкон с рогткой и стрелять в голубей брикосовыми косточкми и кусочкми цемент, которые он отколупывл от блкон. Сергей Ивнович кк-то зметил это, пристыдил из окн:

- Эй, дяденьк большой, ты что ж хулигнишь?

Мльчик зсмеялся, покрснел и убежл в комнту.

Однко через день или дв мльчик вновь появился н блконе и вновь готовил уроки и стрелял из рогтки. Потом неделю шли дожди и голуби получили передышку. А в середине мя, когд снов нлдилсь солнечня погод, однжды утром пришл неожидння посетительниц: высокя молодя дм в шуршщем плще и с длинным цветстым зонтиком.

- Здрвствуйте, я Моргунов из шестого подъезд, - скзл дм, с треском склдывя зонтик и входя в коридор. - Я пришл относительно голубей.

- Зходите в комнту, милости просим, - скзл Клвдия Никифоровн.

- Нет, спсибо, я н минутку. Я только нсчет голубей. Голуби вши, д? Дело в том, что вши голуби, эти милые существ, игрют совершенно роковую роль в ншей семье. Нет, поймите меня првильно! Я против голубей в принципе ничего не имею... - Моргунов говорил тким громким, жизнердостным голосом, что из своей комнты вышл соседк Мрия Алексеевн, и дже струшк Софья Леопольдовн, - глухя-глухя, тоже услышл, - приползл из кухни.

Сергей Ивнович не срзу сообрзил, чего хочет дм с зонтиком. Упорным взглядом исподлобья он рссмтривл ее полное румяное лицо с мленьким ротиком, крсиво обрисовнным розовой помдой, ее шуршщий переливчтый плщ, сопел трубкой и думл: до чего же нрод стл бловнный, это н удивленье! И то им не тк, и другое, и черт лысого не хвтет, кк в войну переживли - об этом уж никто не помнит. Вникнув, догдлся: дм просит, чтоб голубей убрли. А спроси ее - зчем? Почему ткое это нужно, чтоб убрть? Кому птицы мешют? Он и не ответит, потому что одн блжь в голове, бловство.

Все это Сергей Ивнович подумл про себя, в рзговоре не проронил ни слов. Клвдия Никифоровн очень вежливо и рзумно отвечл дме. Он скзл, что ученику необязтельно готовить уроки н блконе и что от голубей никому не может быть беспокойств, если не обрщть н них внимния и не шмлять в них из рогтки. Конечно, скзл он, с ученикми хлопот довольно, кто говорит. См, слв богу, двоих вырстил, и внучк уже в третий ходит, в Мурмнске живет. Конечно, кто говорит: учиться нынче не схр. Хоть в Москве, хоть где. С ребят требуют очень крепко...

Моргунов скзл, что ей, к сожлению, некогд рзговривть, он должн идти по делм, но нпоследок повторил:

- Вы уж, пожлуйст, вших птиц уберите. Это нш ктегорическя просьб. А то муж хотел обртиться к общественности.

И, улыбнувшись приветливо, он ушл.

Сергей Ивнович и Клвдия Никифоровн были несколько оздчены последними словми Моргуновой, но, порзмыслив, сочли все происшествие пустяком, не стоящим внимния. А Мрия Алексеевн, женщин деловитя (одинндцть лет кссиршей н одном месте, в "Гстрономе"), скзл, что он хоть эту Моргунову не знет, но слышл, что у нее в прошлом году рботл в домрботницх ткя Дш, хроменькя, которя сейчс рботет у одного профессор в доме, где овощной мгзин, и вот он, Мрия Алексеевн, однжды познкомилсь с этой Дшей в химчистке, и т порсскзл ей всякого-рзного про этих Моргуновых: см, говорит, колотит муж почем зря, и он ей тоже не дет спуску. Кждую субботу у них гости, выпивк, музыку н полную силу зпускют, тк, что соседи стучт в стенку и жлуются. Тк что, если он что скжет, можно и про нее скзть. Можно эту Дшу в крйнем случе рзыскть, он в доме, где овощной, ее тм кждый знет, он хроменькя, приметня.

Струшк Софья Леопольдовн тоже был возмущен и кипятилсь:

- Ккя нглость, вы подумйте! Я бы н вшем месте, Клвдия Никифоровн, ей ответил хорошенько! Н мой хрктер, я бы ей здл перцу, нхлке эткой!

Сергей Ивнович мхнул рукой и ушел в комнту. В окно увидел, кк по двору идет Всилий Потпович, нпрвляясь к деревянному столу, врытому подле збор, з столом, в окружении мльчишек, уже сидят стрик Колесов и молодой прень Мишня Жбин, игрок хитрый и прижимистый: собирются воскресного козл збивть. Сергей Ивнович игрл обычно вечером, когд сходились люди солидные, испытнные годми и злопмятные друг против друг противники. Но сейчс, коли Всилий Потпович нцелился игрть, д и стрик Колесов тут, грех не выйти.

- Пойду, постучу до обед, - скзл Сергей Ивнович, выходя в коридор, где Клвдия Никифоровн продолжл пустой рзговор с женщинми. - Позовешь тогд...

Прошло несколько дней, и Клвдия Никифоровн опять зметил, кк мльчишк в голубей стреляет. Только нчл он ему выговривть, кк н блконе появилсь Моргунов в длинном, из блестящего китйского шелк хлте и, не говоря ни слов - рз! рз! рз! - отхлопл прня по рукм. Тот в слезы, Моргунов повернулсь к Клвдии Никифоровне и пригрозил н весь двор: если, мол, до звтр голубей не уберете, будете иметь дело с домкомом.

Сергей Ивнович, конечно, и не подумл голубей убирть. Д и куд их? В шкф? Суп из них врить? Тут, првд, про голубей н короткое время збыли: з Борисом Евгеньевичем пришли ночью и увели. С понятыми. Шум был, топот, рзговоры, жильцы, конечно, проснулись, вышли в коридор. Агния Николевн стоял нечесня, беля и смотрел дико, кк пьяня, струшк Софья Леопольдовн кричл в голос. И только Мришк был спокойня, зевл спросонья, Борис Евгеньевич держл ее н рукх до двери. Жильцы с ним прощлись. Клвдия Никифоровн скзл:

- Д что ж это, Борис Евгеньевич?

А он посмотрел, улыбнулся:

- Рзве не знете, Клвдия Никифоровн, я же вчер человек убил!

Потом долго, чс дв, Сергей Ивнович и Клвдия Никифоровн не могли зснуть, грели чйник н плитке, обсуждли шепотом: мог ли Борис Евгеньевич человек убить? Вообще-то он был шутник, скорей всего пошутил. Скорей всего в библиотеке что-нибудь допустил, может, ценные книги портил или еще что.

Спустя день-другой после этого случя пришел член домком Брыкин. Этого Брыкин, полковник в отствке, все в доме хорошо знли: с утр до вечер топтлся он во дворе, следил з порядком, подгонял дворников или же сидел в домоупрвлении и комндовл кк общественник слесрями и водопроводчикми, которые ему вовсе не подчинялись и чсто дже не желли его слушть, но он никк не мог жить без того, чтобы кем-нибудь не комндовть. Было ему лет семьдесят, но оттого, что он днями гулял н свежем воздухе, цвет лиц у него был, кк у милиционер, очень крсный и здоровый. Еще этот Брыкин ходил по квртирм и воевл с неплтельщикми, н смых злостных писл зявления в те мест, где неплтельщики рботли.

Зйдя в квртиру, Брыкин в первую очередь спросил:

- Сысойкин дом?

- Нету, - скзл Клвдия Никифоровн.

- Передйте, что если в течение двух дней не оплтит мртовскую жировку, будем рзбирть в товрищеском суде. И нпишем по месту рботы.

- Хорошо, товрищ Брыкин, обязтельно переддим. А мы-то уж двно!

- Вы-то - я зню. Нсчет вс тоже есть рзговор. Можно к вм пройти?

Не дожидясь ответ, Брыкин шгнул в комнту, срзу к окну, посмотрел н голубей и скзл:

- Это ндо убрть, грждне. Соседи протестуют, из шестьдесят второй квртиры. Соглсно положению не имеете прв.

- Соглсно ккому ткому положению? - спросил Сергей Ивнович, который недвно пришел с рботы и сидел з столом, пил чй.

И тут же з столом сидел мленькя Мришк и тоже пил чй.

- Имеется положение, - кк вы думли? - если соседи протестуют, то не можете держть никких домшних животных, и птиц то же смое. Ксется одинково домшних животных или птиц, это безрзлично. Могут до штрф довести, тк что советую убрть.

- Ну что ж. - Сергей Ивнович вздохнул. - До штрф мы, конечно, не допустим, товрищ Брыкин. Мы их не зводили, нм что были они, что нет, все едино. Вот девочк с ними знимется, нм - что ж, пускй.

- Девочк тем более не вш. Это не причин.

- Нш, нш, - скзл Клвдия Никифоровн и поглдил Мришку по голове.

- Где ж вш? И мсть не т. - Брыкин усмехнулся, передние зубы у него были золотые. Нклонившись к Сергею Ивновичу тк, что крсные щеки его свесились, кк дв мешочк, скзл вполголос: - А привживть не советую.

Тут в комнту зглянул Агния Николевн, позвл Мришку ужинть.

- А он уж ужинет, - скзл Клвдия Никифоровн. - Вон кк хорошо ужинет.

- Нет, нет, не ндо мешть чужим людям, Мриш, скжи спсибо, и пойдем.

Агния Николевн вошл в комнту, поздоровлсь с Брыкиным, н что тот кк-то неопределенно, не глядя, кивнул, может, просто опустил голову и вышло похоже, что кивнул, и взял Мришку з руку. Но девочк не хотел вствть, неспешно допивл чй с блюдц и зедл брнкой.

- Нм вш дочк нисколько не мешет, - скзл Сергей Ивнович.

- Я понимю, но у вс люди, ей пор домой.

- А ничего, пускй чйком погреется.

- Мриш, я тебя прошу - быстрее!

Все, дже Брыкин, смотрели н девочку, уплетвшую брнку, с улыбкой, только мть стоял мрчно, глядя н дочь совсем не мтеринском, холодным взором.

- Ну? - скзл Агния Николевн.

- Мм, дядя говорит, что голубков ндо убрть.

- Ндо - знчит, ндо.

- Мм, мне их ж-лко!

- Мло ли что жлко. Вствй! Скжи спсибо, и пойдем. Нс ббушк ждет. - И он потянул Мришку з руку из-з стол.

- Д, д, голубков вших ндо убрть непременно, - скзл Брыкин.

Бледное личико Мришки вдруг скривилось, глз зкрылись, и он зревел. Клвдия Никифоровн стл ее успокивть, совл брнку. Сергей Ивнович тоже встл из-з стол, Агния Николевн тщил Мришку силой, т ревел все отчянней. Агния Николевн не говорил ни слов, лицо ее кк будто зстыло, и только у смых дверей он вдруг стл кусть губы.

Брыкин скзл, когд мть и дочь скрылись:

- Ну и соседи у вс! - И покрутил головой. - А нсчет птиц не зтягивйте. К звтрему чтоб.

Сергей Ивнович и Клвдия Никифоровн особенно не огорчились: жили без голубей и проживут. Штрф плтить никому неохот. Клвдия Никифоровн сгребл все голубиное семейство - и птенц великовозрстного, который уже летть нчл, - и отнесл вместе с ящиком одному знкомому млому, сыну лифтерши. Вот млый обрдовлся-то!

Вечером о голубях не говорили. Точно их и не было никогд. После ужин пошли к Мрии Алексеевне в дурчк перекинуться. Потом, когд вернулись и уже спть постелились, струшк Софья Леопольдовн постучл: Мришк плчет, не зсыпет, хочет н голубков посмотреть.

- Нету голубков! Все! Улетели! - скзл Сергей Ивнович сердито.

А н другой день, лишь только вошел Сергей Ивнович в дом, Клвдия Никифоровн ему рдостно:

- А у нс гости!

- Кто ткие?

- Погляди вот...

Очень смеялись в тот вечер Сергей Ивнович и Клвдия Никифоровн.

- Мы-то их жлели, мы-то их кормили, они нс рзорить хотят, под штрф подвести!

Вскоре и млый, лифтершин сын, прибежл испугнный:

- Тетя Клв, у вс голуби?

- Здесь, здесь. Збирй свое добро и береги лучше...

Отдли ему голубей, Сергей Ивнович взял молоток и подбил железный отлив тким обрзом, чтобы, если прилетят голуби в другой рз, сесть им было невозможно.

Утром Сергей Ивнович прямо из постели, босой, подошел к окну, глянул мть честня! - голуби тут кк тут. Сидеть им нельзя, тк они прицепились к железу и повисли. Все трое повисли. И кк ухитрились, н чем держлись непонятно. Эти висящие голуби выглядели тк стршно, жутко и трогтельно, что Сергей Ивнович и Клвдия Никифоровн рстерялись. Мрию Алексеевну с племянником приглсили смотреть и Мришку позвли. Мришк окзлсь больной, лежл в постели, вместо нее струшк Софья Леопольдовн пришл совсем согнутя, голов трясется. Племянник Мрии Алексеевны, человек ученый, студент институт, скзл, что у голубей действует особення привычк. Им, скзл, отбиться от вшего окн тк же, трудно, кк, нпример, Сергею Ивновичу бросить трубку курить. Струшк Софья Леопольдовн тоже удивлялсь, хл, потом скзл Клвдии Никифоровне шепотом:

- А у нс бед: Агнию с рботы сокртили. Кк жить будем - не зню. Книги продем, ковер продли... - И громко: - Нет, вши птицы исключительно редкие! Н мой хрктер, я бы их ни з что не отдл!

Сергей Ивнович хмурился, глядя н голубей.

- Ничего, лдно, - ворчл. - Долго не провисят, устнут...

И голуби првд улетли куд-то, но потом возврщлись и снов, прицепившись к отливу, терпеливо висели. Тк провисели они целый день. И тогд, порженный этой удивительной преднностью, Сергей Ивнович решился: будь что будет, пускй птицы остются. Нельзя тких птиц отдвть. Дв дня прошли спокойно, н третий явился Брыкин.

- Что ж, грждне? Акт будем соствлять?

Ему покзли, что ящик нет и дже отлив подогнут нрочно, и рсскзли про лифтершин сын и про то, кк голуби возврщются и висят, окянные, и сделть с ними ничего невозможно. Брыкин рзглядывл висящих голубей, кчл головой, и его крсные щеки тряслись, кк дв мешочк. Он спршивл, который тут голубок и которя голубк, пытлся взять их в руки и дже положил несколько крошек н крниз.

Поигрв с голубями, вздохнул, скзл тихо:

- А все рвно, грждне, убрть ндо неминуемо. И зчем вм, ей-богу, эту пкость держть, прости господи? Если рди девчонки, то могу скзть вполне ответственно, - он понизил голос, - не жильцы они тут. Ясно?

- Ккя девчонк! - Сергей Ивнович мхнул рукой. - Это нс не ксется.

- А нм, видишь, поступило зявление, и мы обязны прислушться и принять меры. Тк что голуби считются птиц подозрительня, ненужня в нше время. И тем более ученик знимется и они ему мешют.

- Ну, понятно, чего говорить. У вс тоже служб...

- А кк вы думли? Легко ли мне, стрику, ккой рз к вм н седьмой лезть д вниз топть? Одни вы, что ли, у меня? - Крсное лицо Брыкин стло еще гуще, млиново-крсным, голос возвысился, белые стриковские глз с неожиднной злобой уствились в Сергея Ивнович. - Зчем столько уговоров? Приглсить вс повесткой н товрищеский суд, кт соствить д штрф влепить - и вся недолг!

Едв упросил Сергей Ивнович отсрочку н дв дня.

В субботу вечером Сергей Ивнович посдил голубей в корзинку, нкрыл тряпкой и поехл н Ленингрдский вокзл. Он решил отвезти голубей своей сестре, которя жил з Клином, в ст пяти километрх от Москвы. Клвдия Никифоровн очень тревожилсь з своего стрик, особенно огорчилсь тем, что не зствил Сергея Ивнович ндеть вязную телогрею и взять зонтик. Последнюю неделю зчстили грозовые дожди, в воскресенье тоже был гроз. Клвдия Никифоровн проклинл голубей, соседей, Брыкин, ей мерещились всякие нпсти.

Сергей Ивнович вернулся з полночь - продрогший, измученный, но довольный и с букетом сирени. Он рсскзл, что голуби устроены прекрсно, лучшего и желть нельзя. Обе племянницы, девочки, счстливы до невозможности. Голубям отвели квртиру н чердке, со всеми удобствми, с окном в сд - не то что ржвый отлив, где дже сесть некуд. А тм-то помещение богтое, простор, воздух, сирень цветет, воркуй н здоровье хоть сто лет.

- Тк что попли нши птхи кк в дом родной, - зкончил свой рсскз Сергей Ивнович, усмехнулся устло. - Теперь уж не воротятся...

Воротились голуби во вторник.

Клвдия Никифоровн плкл, встречя муж в дверях. Он скзл, что голуби прилетели днем, нездолго перед обедом, и мльчишк уже стрелял в них из рогтки.

Сергей Ивнович н цыпочкх, боком, подходил к окну, охвченный стрнным чувством, смесью восторг и испуг. Голуби висели в своей излюбленной позе, опрокинутые нвзничь, зцепившись з ржвый отлив. Их крохотные бисерные глз метли н Сергея Ивнович любовные взгляды.

В третий свой приход Брыкин принес повестку в товрищеский суд: н субботу, н семндцть чсов, в помещении крсного уголк.

Был сухой, жркий, уже клонившийся к вечеру день нчльного лет. В пустынном дворе - детвор рзъехлсь по дчм и лгерям - легкий ветер мел по сфльту невесомый прозрчно-серый тополиный пух. Отдельные пушинки достигли седьмого этж, злетли в окн, смые отвжные, подхвченные теплым воздухом, подымлись еще выше, нд крышей, нд плкми нтенн, в синее небо. Клвдия Никифоровн смотрел из окн, кк ее стрик плетется по двору, помхивя корзиной.

Через чс он вернулся. Корзин был пуст. Клвдия Никифоровн срзу зметил, что от Сергея Ивнович пхнет вином и у него дрожт руки.

- Отдл? - спросил Клвдия Никифоровн, почему-то испугвшись.

- Не волнуйся, мть. Теперь - все, порядок... Порядок, мть.

- С ккой же ты рдости нклюклся? Постой-к... - Клвдия Никифоровн осторожно снял прицепившееся к пиджку Сергея Ивнович мленькое белое перышко.

- Это пух, мть. Пух с тополей - понял? Понял, стря, чего тебе говорят? Ух ты, мордх! - Сергей Ивнович с глупой пьяной суровостью взял пльцми Клвдию Никифоровну з щеки, сжл их и потряс грубовто, кк делл когд-то двно, в молодости. И Клвдия Никифоровн вдруг вспомнил это, что было когд-то, и улыбнулсь.

Белое перышко, которое он снял с пиджк, медленно плыло в воздухе, кружилось, снижлось, но ветер из окн подхвтил его, и оно взмыло вверх и тихо - никто не зметил - село н плечо Сергея Ивнович.

А потом - что ж?

Было лето, долгое и сухое, был осень с дождями, были холод, испортилось отопление в третьем подъезде, приходил Брыкин, соствлял кт, две ночи спли в шубх, Клвдия Никифоровн мучилсь с зубми, Агнию Николевну с девочкой и струшкой Софьей Леопольдовной переселили куд-то н крй Москвы, в их две комнты вселились новые жильцы, семь человек, все из Тулы, потом зим кончилсь, еще одно лето прошло, объявили мнистию, Сергею Ивновичу нзнчили пенсию, и он ушел с рботы и теперь сдился з домино с рннего утр. Потом вышел прикз нсчет голубей рзводить их кк можно больше к фестивлю, встречть инострнцев, - и з них теперь не то что штрф, спсибо говорили. И рзвелось их видимо-невидимо. Повсюду их кормили, н площдях, во дворх, ходили они стями, толстые, вперевлку, летть ленились, только ворковли целодневно д гдили где попло, особенно в углх дворов, по блконм и крнизм, и спсу от их пкости, желтовто-свинцовой, не было никкого. А в плохую погоду Сергей Ивнович сидел дом и плел для удовольствия мленькие корзинки из цветного полиэтиленового провод. Обрезки ткого провод - то ли он был телефонный, то ли еще для кких нужд - приносил Сергею Ивновичу сколько угодно племянник Мрии Алексеевны, который уже зкончил институт и рботл н предприятии.

1968