/ Language: Русский / Genre:sf,

Дальняя Дорога

Юрий Тупицын


Тупицын Юрий

Дльняя дорог

Юрий Тупицын

Дльняя дорог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПЕРЕД ДАЛЬНЕЙ ДОРОГОЙ

1

Моря отсюд не было видно, но береговя линия прослеживлсь по гигнтским иглм жилых здний трехкилометровой высоты, которые кк чсовые стояли возле моря. Они уходили ввысь, стновясь все тоньше, нежнее, бестелеснее, пок нконец не тяли совершенно в тумнной голубизне жркого осеннего дня. И кждя ткя игл - город со своими коммуникциями, снбжением, очгми культуры и отдых.

Лорк окинул взглядом тумнный горизонт, где море незметно сливлось с чуть зоблченным небом. Город! Сколько домыслов, фнтзий и прогнозов существовло н этот счет в прошлом. Город и отрицли и прослвляли; делли из них и мрчные трущобы - кменные джунгли, изолировнные от окружющего мир, и роскошные город-дворцы, уствленные тяжкими приземистыми здниями прошлого, и город-прки, прво же, мло чем отличвшиеся от тогдшних сел и деревень. Действительность, кк и всегд, окзлсь многогрннее, неисчерпемее и в то же время утилитрнее домыслов. Всему ншлось место. Вереницы городов-игл вдоль блгодтных морских побережий, которые двли человеку мксимум удобств для пользовния дрми своего отц-прродителя - окен. Город-чши н севере с круглыми террсми постепенно снижющихся улиц и озером посредине; ткие город при необходимости было легко прикрыть прозрчным куполом и избвить от бурь, пурги и лютых морозов. Город-пирмиды в тропикх, которые своими верхними жилыми поясми уходили от душного зноя низин в свежую, здоровую небесную прохлду. Город-музеи, зконсервироввшие лучшие творения генильных зодчих прошлого. И многочисленные городки-дчи вокруг этих гигнтов и сверхгигнтов.

Федор достл большой белый плток, вытер лицо, шею и неторопливо нчл спускться вниз, к зеленым сдм и рзноцветным домикм. Собственно, не к сдм, к сду, который был ему нужен и который выделялся среди других, з ним не просто ухживли, его, это было видно с первого взгляд, холили и лелеяли.

Сд. Нстоящий, щедрый, бесшбшный южный сд. Виногрд, персиковые и сливовые деревья, яблони, смоковницы, йв. И всюду среди зелени тяжелые, ромтные, вот-вот готовые сорвться с ветки н землю и брызнуть спелым соком кисти и плоды. Но почему-то Лорку куд больше порзило крсочное, мягкое, здумчивое многообрзие роз.

Кких только роз не было в этом знойном, пряном сду! Розы-гигнты, тяжко клонившиеся к земле в гордом и грустном одиночестве, и мини-розочки, сплошным покровом, похожим н скзочный пестрый снег, одеввшие кусты. Пышные корзины, терявшие лепестки при млейшем дуновении ветерк; тугие почтки, лишь слегк рзвернувшиеся н смом кончике; кудрявые головки, будто прошедшие через ловкие руки опытного прикмхер; немудрящие простенькие цветочки, доверчиво глядящие н мир желтыми глзми, опушенными веером розовых ресниц-лепестков; и розы, просто розы, которые и не хотелось срвнивть ни с чем другим. И бездн оттенков! Розы белые, чйные, лзоревые, лые, лиловые, огненно-крсные, пурпурные и дже черные. Глз и тянулись к этому многоцветью, и уствли от него, все эти оттенки подсознтельно и прочно связывлись со свежим тонким ромтом, который ощутимо холодил неподвижный жркий воздух.

Среди этого розового великолепия Лорк и увидел того, кто был ему нужен, - дочерн згорелого, тлетически сложенного человек. То был Ревский, в прошлом один из смых известных космонвтов-гиперсветовиков, ныне член Верховного Совет Земли. Лорк не зметил его срзу потому, что Ревский сидел н корточкх, его беля курчвя голов терялсь среди цветов, сливясь с ними. Рзогнувшись, Ревский медленно двинулся вдоль линии кустов. Он то и дело нклонялся, что-то ощипывл, подрезл, обирл рукми сонные увядющие лепестки. Движения его рук были плвны, змедленны, будто он гипнотизировл своих крсочных подопечных. Лорк подождл, не зметит ли его Ревский, но для того, видно, сейчс никого и ничего не существовло, кроме роз. Тогд Федор негромко скзл:

- Здрвствуй, Теодорыч.

Ревский поднял голову, поискл глзми, кто его зовет, и нконец с улыбкой рспрямился.

- Здрвствуй! Пожловл все-тки?

- Д нет, - серьезно возрзил Лорк, - тк и сижу у себя в Норде.

Ревский зсмеялся, но глз у него были невеселыми, и Лорк мшинльно отметил это.

Вытирясь полотенцем, висевшим у него н поясе, Ревский предложил:

- Фруктов принести? Прямо с дерев, с куст. С солнцем, с воздухом!

- С пылью и микробми?

- Ккие тм микробы! Я ем, и ничего. Но для тебя простерилизую, хотя это уже явно не то, - хмуро скзл Ревский, окидывя взором сд. Выбирй, что тебе по вкусу.

- Неси виногрд!

Лорк зсмеялся - тк не вязлсь хмурость Ревского с этим солнечным сдом.

- Одного виногрд?

- А ты рзве не знешь, что я однолюб?

Ревский внимтельно взглянул н него, повернулся и пошел к виногрднику, Лорк присел в тени. Под деревом стоял столик, врытый прямо в землю, три тбурет, сделнные нрочито грубо из полировнного дерев, и кчлк, которую Ревский считл удобнейшей в мире, видимо, потому, что, кк и всю остльную сдовую мебель, смстерил своими рукми. По столику ползли крупные мурвьи. Лорк брезгливо поморщился, отодвинулся со своим тбуретом подльше и посмотрел вверх. Дерево было тким густым, что совсем не пропускло солнечных лучей. По его нижним ветвям вилось несколько виногрдных лоз. Черно-сизя, плотно сбитя кисть виногрд висел прямо нд головой Лорки. Приподнимись, рви и ешь, зхлебывясь слдким терпковтым соком. Может быть, приподняться? Но в этот момент откуд-то, может быть, прямо с этой кисти, н колени Лорки упл жук. Лорк стряхнул его мгновенным инстинктивным движением руки, покосился вверх и вздохнул.

Ревский явился свежеумытый, в легкой белой рубшке с открытым воротом, в рукх он нес большое блюдо, прикрытое сктертью.

- У тебя тут нстоящий энтомологический зповедник, - скзл Лорк ворчливо, глядя не н Ревского, н ккое-то существо, летевшее бесшумно и плвно.

- Это божья коровк, Федор, - скзл Ревский, проследив з его взглядом, - полезнейший хищник. Уничтожет тлей, с которыми дже мы, люди двдцть третьего век, ничего не можем поделть. Держи.

Лорк покорно взял из его рук тяжелое блюдо. Ревский ловко нкрыл стол сктертью ("Вместе с мурвьями", - отметил Лорк), поствил н нее блюдо, полное виногрд всех цветов и оттенков, и непонятно откуд, будто фокусник, достл грфин с темным нпитком.

- Все, знчит, возврщется н круги своя, - пробормотл Лорк, нзд, к природе, голый счстливый человек н голой земле.

Ревский, ловко рсствлявший н столе боклы, трелки, ножи, спросил ворчливо:

- А тебе что, не нрвится?

- Нрвится. Особенно розы.

- Проняло все-тки, - вздохнул Ревский.

- Проняло. Глвное - зню, что дже ткой чревоугодник, кк ты, есть их не будет.

- Почему же? Из некоторых сортов роз получется отличное вренье. Могу угостить.

- Нет уж, спсибо. По-моему, это что-то вроде кнниблизм.

- А брнин не кнниблизм?

- Нет, это шшлык. - Лорк огляделся вокруг. - Хорошо здесь. Только уж очень много всякого зверья.

Ревский усмехнулся:

- Хочешь, угощу ркми? Ну-ну, не буду. Иди мой руки вон тм, в фонтнчике.

- Просто в воде? - с интересом спросил Лорк, поднимясь н ноги.

- И это говорит комндир птрульного корбля! Исследовтель иных миров.

Лорк мыл руки с тщтельностью врч, готовящегося к хирургической оперции. Не оборчивясь и не поднимя головы, он скзл:

- В иных мирх я н рботе, здесь н отдыхе. Н отдыхе мне нужен комфорт, стерильня чистот, кондиционировнный воздух, безмолвные всепонимющие киберы, людскя толп, высотные здния, воздушные мосты и случйные знкомств. А не дурцкя природ со зноем, вонью, мухми и тркнми.

- Где это ты видел мух и тркнов? - возмутился Ревский. - Они только в зповедникх сохрнились!

- Ну божьи коровки, ккя рзниц. - Лорк рспрямился, стряхивя влгу с рук. - Сушилк у тебя есть или ты вытирешь руки об трву?

- Об штны. Смотри лучше, комндир.

- И првд. - Лорк был откровенно рд, обнружив рядом с фонтном стндртный сухой дезодорнтно-стерилизующий душ. - Окзывется, ты вовсе не чурешься достижений цивилизции. Может быть, этот сд - просто декорция, нсекомые - киберы?

Лорк с нслждением подствил под свежую рспыленную струю воздух руки, голову, лицо и открытую шею. Все это он делл с ленивой грцией сытой кошки, знимющейся своим тулетом.

- Пнтер, - звистливо и грустно пробормотл Ревский, - большя рыжя пнтер. Тигр! - И громко добвил: - Хвтит нежиться. Иди пробовть продукты моей декорции.

Лорк перекрыл воздушную струю и нпрвился к столу. Ревский с удовольствием смотрел, кк он идет, мягко, непринужденно, не идет, тнцует.

- Почему не ликвидируешь хромоту?

- Альт говорит, что хромот мне ужсно к лицу, я ей верю. - Лорк уселся з стол и поглдил, скользнул пльцми по боклу. - А это что, вино?

- Угдл. Нтурльное, виногрдное, выдержнное. С тонким букетом.

Легонько покчивя бокл, Лорк скептически рзглядывл его содержимое.

- Ты посмотри н свет, - поддрзнил Ревский.

Лорк поднял бокл н уровень глз. Темный тяжелый нпиток игрл, светился нсыщенным рубиновым огнем.

- Крсиво, - тихо скзл Лорк, - крсиво и стршно. Кк огонь. Плененный, змученный огонь.

- И првд огонь, дский огонь - жжет.

Все еще рзглядывя н свет вино, Лорк тихо, совсем без эмоций продеклмировл:

- "Сэр Грейвс взглянул нзд и увидл в ночи звезды, змученной в ду, кроввые лучи".

- Кто это нписл? - после пузы спросил Ревский.

- Тк, один империлист.

- Ккой империлист?

- Это было двно, Теодорыч, - успокоил его Лорк. - Киплинг, который Ричрд, ткже Рихрд и Редьярд. Поэт, пистель, журнлист, глштй империлизм. Не слыхл?

- Не слыхл. Здорово нписл этот глштй.

- Здорово, - соглсился Лорк и, не поднимя н него глз, спросил: Что ты н меня тк смотришь, Теодорыч?

- Тк, - и попросил: - Д пей же ты, Федор!

Лорк отпил мленький глоточек, сморщился, одним глотком ополовинил бокл и сморщился еще больше.

- Ни кисло, ни слдко, ни горько. Во рту вяжет, в горле жжет, и в общем гдость. Что-то вроде сок с хреном.

- Ты хоть и сноб, человек беспробудно темный, - с сожлением консттировл Ревский. Он отпил из своего бокл и стртельно изобрзил н лице нслждение.

- Это нзывется неповторимым букетом. Вино это получило Грн-при н конкурсе любителей-виноделов!

- Честно? Тогд допью. - Лорк лихо опрокинул бокл и сморщился. - Ты прв, Теодорыч, я человек темный. Люблю виногрд и не люблю вино. Может быть, с годми испрвлюсь?

Он сунул в рот большущую сизую виногрдину с грецкий орех величиной. Ревский, с улыбкой глядя н него, подумл: "Ни черт ты не испрвишься, тким и помрешь. И боюсь, скорее это будет рно, чем поздно".

Лорк, с любопытством мльчишки пробоввший то один сорт виногрд, то другой, спросил:

- А белый что - недозрелый?

- Дозрелый, - успокоил Ревский. Он сидел, опершись локтями н стол, и внимтельно смотрел н Лорку. - Просто сорт ткой. У него букет хорош.

- И тут букет? - зсмеялся Лорк, переключясь н белый виногрд.

- Ну кк, Федор? - вдруг спросил Ревский. - Принимешь комндовние кикинской экспедицией?

Лорк мельком взглянул н строго космонвт.

- Тк ты для этого приглсил меня в гости? А я-то думл - н виногрд!

- Принимешь? - Ревский словно не слышл его шутливой реплики.

- А почему откзлся Ким?

- Брм откзлся. А Ким не пожелл брться з дело без своего нпрник.

Лорк бросил в рот крупную виногрдину, рздвил ее языком и не совсем внятно проговорил:

- Вот и мне ндо посоветовться со своим нпрником, с Тимом. Если он соглсится, тогд можно серьезно обсудить предложение совет.

Ревский помрчнел и угрюмо буркнул:

- Тим не соглсится.

Лорк удивленно взглянул н него.

- Ты тк уверен? Почему?

- Твой друг и нпрник Тим погиб, - бесцветным голосом скзл Ревский, не поднимя глз от стол.

Лорк уронил виногрдину.

- Что? Что ты скзл?

- Погиб Тимур Корсков, твой друг и нпрник по космосу, - теперь уже жестко повторил Ревский.

Лорк рсстлся с Тимом всего дв дня нзд, он проводил своего друг до трп бллистической ркеты, которя шл вокруг свет с посдкой н Гвйях и Бермудских островх. И вдруг ткя весть!

- Теодорыч, - с остткми ндежды тихо попросил Лорк, - не ндо тк шутить. Бог рди.

- Ккие, к черту, шутки! - окрысился Ревский, не совлдв с собой.

Лорк хотел что-то скзть, но спзм вдруг перехвтил горло и скривил губы. Рзумом он уже понял и поверил, что Тим - одного из смых близких ему людей во всем мире - больше нет, но сердце бунтовло и верить откзывлось. Это противоборство чувств и мыслей корежило, ломло психику безжлостнее и горше физической боли.

- Кк? - спросил нконец Лорк. - Кк он погиб?

- Утонул, - с досдой бросил Ревский, - н Гвйях.

Лорк изумленно поднял голову.

- Тим? Он же плвл кк рыб!

- Ткие, кк ты и Тим, тк вот и гибнут, по-глупому, - угрюмо буркнул Ревский.

- Д, - невырзительно соглсился Лорк, - д.

Ревский медленно, словно нехотя, рсскзывл подробности гибели Тим.

- Вздумлось выкупться в шестиблльный шторм. Его пытлись отговорить, но Тим все-тки нырнул под нбегвшую волну. Тело Тим тк и не нйдено до сих пор, но спстельный пояс, узкий поясок, обнимющий тлию кждого пловц, выбросило н берег. Видимо, Тим перепутл кнопки и, вместо того чтобы включить его, рсстегнул.

Ревский говорил, но Лорк почти не слушл его. Что знчили эти подробности, когд Тим нет в живых?

Д, Ревский был прв. Люди опсных профессий нередко гибнут не в нстоящей, боевой схвтке, вот тк, по-пустому. Их трудовя жизнь проходит в особом мире постоянного нервного нпряжения, где приходится рссчитывть кждый шг. И вот ткой человек отпрвляется отдыхть и попдет в совершенно иной мир - отрегулировнный, спокойный, рзмеренный. Рзве не естественно сбросить нпряжение, рсслбиться? А у этого спокойного мир есть свои мленькие, но ядовитые коготки: любовные неурядицы, непрошеня звисть и шестиблльные штормы. Д потом людям героических профессий просто скучно среди зрегулировнной, рзмеренной жизни. Им хочется прежних ярких ощущений: острого чувств риск и опсности, незбывемых ощущений удчи, победы, поймнного счстья - тех редких звездных чсов бытия, когд крски ослепительны, звуки нежны, кждый глоток воздух - нслждение. Алексндр Мкедонский, Юрий Ггрин, Мгеллн, Пнчо Вилья, Котовский, Кмо - рзве все они не погибли после великих свершений случйно, глупо и обидно до слез!

Ревский двно зкончил свой рсскз, Лорк все сидел, уронив голову, невидяще глядя куд-то мимо стршего товрищ.

- Д, - безндежно повторил он и своей большой лдонью неловко, с ненужной силой провел по лицу.

Ревский шумно вздохнул и потянулся к бутыли с вином.

- Двй выпьем, Федор, - предложил он.

Густя темня струя с легким звоном нполнил один бокл, зтем другой. Лорк посмотрел н бутыль, перевел свой отсутствующий взгляд н Ревского.

- Тк в стрину поминли погибших, - пояснил тот, поднимя бокл.

- Что ж, - вяло соглсился Лорк.

Он медленно, глоток з глотком, кк воду, выпил вино, поствил опустевший бокл н стол и опять ушел в себя.

- Ну что ты рскис? Встряхнись, комндир! - с досдой скзл Ревский.

- Я не рскис, - бесцветно возрзил Лорк.

- А если не рскис, - в голосе Ревского снов появились жесткие ноты, берись з экспедицию. Это лучшее, что ты можешь сделть в пмять о Тиме.

Только теперь Лорк обртил внимние, кким устлым было лицо Ревского. Ему вдруг пришло в голову, что Ревский стр, очень стр, хотя у него еще ловкое, сильное тело и он изо всех сил упрямо рвется туд, куд никому нет дороги, - обртно, к молодости. А ндо ли рвться? Стрость по-своему хорош. Все уже понято и понятно, все стоит н точно отведенных местх. Не ндо решть целые кучи дурцких проблем, которые человечество н рзные лды решет н протяжении многих тысячелетий. Решет, решет и никк не может решить.

- В экспедицию без Тим? - вслух спросил Лорк.

- Подберем другого нпрник.

- Без Тим, - уже не спросил, просто повторил Лорк и отрицтельно покчл головой.

- А кк же тйн Кики, доброе имя Петр Лгуты? - кк-то безндежно спросил Ревский. - Я был тк рд, когд совет выбрл тебя, Лорк.

Лорк дже не понял, просто почувствовл, почему тк четко проступили следы увядния, дже дряхлости н лице его друг-нствник. Теодорычу до слез, до боли, до зл н все сущее было жлко не только Тим, но и Петр Лгуту, погибшего тоже обидно и глупо. Многие, вот уже и он, Лорк, збыли о Лгуте, Теодорыч помнил. У Лорки был Альт, у Ревского никогд не было ни жены, ни детей. Он все отдл любимому и ненвистному космосу. Нзвными детьми для него были его ученики и воспитнники: Ришр Дирий, Игорь Дюк, Тимур Корсков, Федор Лорк.

- Ты уж не горюй тк сильно, Теодорыч, - неожиднно для смого себя вслух скзл Лорк то, о чем собирлся просто подумть.

- Что ты пристл со своим горем? - вскинулся Ревский. - Говори берешься з экспедицию?

Кк Лорк срзу не догдлся! Речь шл о добром имени не только Лгуты, но и смого Теодорыч, который считл долгом чести отвечть в большом и млом з своих нзвных детей. Но рзве Ревский когд-нибудь позволит себе вслух скзть об этом?!

Лорк улыбнулся первый рз после того, кк услышл о гибели Тим, трудно улыбнулся - почти одними глзми.

- Берусь.

Теодорыч знл, что слово Лорки свято, поэтому без особых эмоций блгодрно скзл:

- Вот и умниц.

2

Неслышно и мягко ступя по плотному пружинящему ковру, Лорк подошел к окну, секунду вглядывлся в тусклый мир, открыввшийся з ним, зтем укзтельным пльцем тронул клвишу. Двухметровое, прозрчное до невидимости стекло бесшумно убрлось в стену. Пхнуло теплой сырой прохлдой. Чстый осенний дождь брбнил по листьям - бормотл, шуршл, шептл. Плкли оголяющиеся ветви деревьев, никл и прел робко желтеющя трв.

Боковым зрением Лорк уловил легкое движение, повернул голову и только теперь зметил человек, стоявшего сбоку от окн. Человек был невысок, плотен, у него был кругля голов, глдкое розовое лицо и мленькие улыбчивые глзки. Он был похож н полного рдости жизни, чисто вымытого поросеночк и н первый взгляд кзлся совсем молодым, почти юношей. Но легкие, однко ж уловимые детли - посдк головы, округлость и сутулость плеч - выдвли его зрелый возрст.

- Где же вш гитр? - очень серьезно спросил Лорк.

Мужчин зсмеялся, отчего его умные глзки почти совсем спрятлись среди округлых щек, и Лорк окончтельно убедился, что перед ним длеко не юнош.

- Почему вы решили, что я собирюсь петь серенды?

Теперь улыбнулся Лорк. Было в фигуре и облике круглоголового мужчины нечто, срзу рсполгвшее к себе.

- Серенды поют вечерми, не по утрм, - скзл Лорк. - Првд, глупо? Специльные вечерние песни существуют столетия, утренней песни нет. Птицы - тк те предпочитют петь по утрм. А чем мы хуже птиц?

Круглоголовый с улыбкой выслушл его и спросил:

- Вы, рзумеется, Федор Лорк?

- Он смый. А вы?

- Меня обычно величют Алексндром Сергеевичем. Несколько стромодно, но я привык именно к ткому обрщению. Соколов Алексндр Сергеевич.

Лорк с симптией рзглядывл визитер.

- Д, несколько стромодно, зто здорово - Алексндр Сергеевич! Тк и хочется встть, снять шляпу и продеклмировть что-нибудь вроде: "Я помню чудное мгновенье - передо мной явилсь ты".

- Вы любите поэзию?

- А кто ее не любит в нше время? - Лорк внимтельно рзглядывл Соколов. - Вм, нверное, з сорок?

- З пятьдесят, - мягко попрвил тот.

- Что же это мы беседуем, тк скзть, н рзных уровнях? Лезьте в окно. - Зметив недоумение в глзх Соколов, Лорк пояснил: - Жен не ждл меня сегодня, зхлопнул дверь, ключ по рссеянности унесл с собой.

Соколов легко, кк мячик, перепрыгнул полуторметровый кустрник и подошел к окну. Лорк, не ожидвший от него ткой прыти, посмотрел н него с новым интересом.

- Подть вм руку?

- Перебьюсь.

Соколов положил короткие сильные руки н подоконник, помедлил и одним рывком перекинул свое плотное, литое тело в комнту.

- Знимлись борьбой? - спросил Лорк, отступивший в комнту.

- И борьбой.

- Но не шпгой?

- Нет, шпгой - нет. - Соколов, улыбясь - глзки его при этом прятлись в розовых щекх, и рзобрть их выржение было очень трудно, терпеливо переминлся с ноги н ногу. Он ждл, пок ожившие, сыплющие крохотными голубыми искоркми ворсинки ковр не уничтожт окончтельно следы влги и грязи н его туфлях, и рзглгольствовл: - Вспоминю кмпнию тридцтилетней двности. Збвня был кмпния - долой змки-зпоры, эти реликты темных веков. И мссу комичных, но не всегд приятных недорзумений, которые последовли з этим.

- Резюме: эпохи приходят и уходят, змки-зпоры остются. Двйте-к свой плщ и, если нетрудно, зкройте окно. - Лорк н лету поймл плщ и срзу же перебросил в прихожую, где его ловко подцепил мехническя рук и отпрвил в шкф, чтобы он тм прошел обычную сушку, чистку и дезодорцию. - Хвтит вм топтться, вы двно уже чисты, кк вкуум между двумя глктикми. Проходите, сдитесь.

Соколов опустился в кресло, Лорк подтянул второе, легко скользнувшее по ковру, и сел нпротив, по другую сторону столик.

- Чй, кофе? По ткой погоде не мудрено продрогнуть.

- Если не возржете, кофе. - Нблюдя, кк Лорк н кнопочном пульте нбирет зкз, Соколов признлся: - Я и првд продрог, пок бродил вокруг вшего дом. Знл, что вы вернулись, дверь зперт и сигнлизция не рботет.

Лорк внимтельно взглянул н гостя.

- Вот кк, знли?

- Знл, - спокойно подтвердил Соколов.

Он хотел что-то добвить, но его прервл легкий музыкльный ккорд, повисший в воздухе.

- Аг, - удовлетворенно проговорил Лорк, - вот и кофе готов.

Центрльня чсть столик опустилсь вниз, открывя темный провл цилиндрической шхты, и через секунду поднялсь уже вместе с кофейником, чшкми, молочником, схрницей и всем остльным, что нужно. Соколов смотрел н все это с удовольствием и некоторой плотоядностью во взоре. Лорк нлил себе чшку из сердитого, плюющегося перегретым пром кофейник, потянулся к чшке гостя, но тот мягко, почти нежно остновил его руку.

- Уж позвольте, я см.

Лорк с улыбкой поствил кофейник н место. Соколов пододвинул к себе высокий сткн, нлил в него сливок, добвил ледяной воды и схру. Помешивя этот импровизировнный коктейль, Соколов проникновенно скзл, обрщясь не столько к Лорке, сколько к нкрытому столику:

- Люблю вкусно поесть и попить. Зню, что это слбость, - он вздохнул, - чревоугодие, но ничего не могу с собой поделть.

Нполнив чшку кофе, он скзл почти блгоговейно:

- Глоточек кофе и глоток коктейля - божественно! Мое собственное изобретение.

Несколько рз совершив эту процедуру, Соколов поднял глз н Лорку, который уже спрвился со своим кофе и теперь со снисходительной улыбкой смотрел н стрнного гостя.

- А вы все-тки врвр, Федор, - сочувственно и грустно проговорил Соколов, нливя себе вторую чшечку. - Облгороженный воспитнием, сковнный трдициями, отшлифовнный тренингом, но все-тки врвр. Вы не понимете прелести и тонкости зстолья.

Лорк усмехнулся.

- Вот тут вы ошибетесь. По происхождению я типичный ристокрт. Мое прошлое своими корнями уходит в целое созвездие именитых родов - грфы, пирты и поэты. Но ндеюсь, вы пришли ко мне не для обсуждения проблем нследственности?

- Нет, - серьезно ответил гость, отодвигя опустевший сткн и чшку.

Лорк сдвинул детли сервировки ближе к центру столик, нжтием кнопки отпрвил все это в шхту. Через секунду крышк столик поднялсь, неся небольшой букет осенних, увядющих, горько пхнущих стр. Лорк перествил букет тк, чтобы он не згорживл лицо собеседник.

- Слушю вс.

- Видите ли, Федор... - Соколов примолк и прямо взглянул н Лорку мленькими умными глзкми. - Я эксперт, профессионльный эксперт-социолог.

- Вот оно что, - пробормотл Лорк, в его голосе слышлось и увжение, и рзочровние, и удивление - все вместе.

Быть экспертом почетно в любой сфере человеческой деятельности, но быть экспертом-социологом почетно десятикртно.

Нет-нет д и случлись н Земле и во внеземных поселениях происшествия, которые выглядели дико и необъяснимо: тихя трвля неугодных, змскировнный протекционизм, физическое нсилие и дже убийств. Люди, виновные в тких поступкх, были редчйшим исключением, но все-тки время от времени в силу чисто случйного стечения обстоятельств ткие нтуры формировлись и ухитрялись проскользнуть сквозь тончйшее сито общественного воспитния и профессионльной селекции. Кждый ткой социльно-птологический случй скрупулезно рсследовлся узким кругом лиц, удостоенных особого высокого доверия обществ, экспертми-социологми. Чще всего эксперты не были профессионлми, вели свою почетную и тяжелую рботу от случя к случю. Привлекли к экспертизе и Федор Лорку, когд случлись несчстья н космических корблях и во внеземных поселениях.

- Я хочу дть вм поручение, - все тк же прямо глядя н Лорку, скзл Соколов.

- Нет, не выйдет.

- Случй особый, Федор, - мягко нстивл Соколов.

Лорк покчл головой.

- Нет. Я в отпуске, прллельно готовлюсь к экспедиции. И вообще мне не до экспертизы, понимете?

- Понимю, но я же говорю, что случй особый. - Соколов помолчл и хмуро зкончил: - Речь идет о рсследовнии смерти вшего друг Тимур Корсков.

"Переход от покоя и грустного рвнодушия к полнокровной жизни был у Лорки молниеносным. Неуловимо подобрлось могучее тело, зеленые глз остро взглянули н Соколов. В эти холодные, будто зстывшие глз трудно и жутковто было смотреть. "Ну глзищи! Глядит кк тигр из клетки!" невольно поежившись, подумл Соколов.

- Стрнно выглядит эт смерть, - вслух скзл он, - и события, которые ей предшествовли, выглядят, мягко говоря, необычно.

- Вы кого-то подозревете? - в упор спросил Лорк.

Соколов отвел взгляд, достл плток и ктер свое глдкое розовое лицо.

- Я сомневюсь, - голос его прозвучл ворчливо, почти сердито, - но сомнения мои основтельны. Однко ж, прежде чем делиться своими сомнениями, я хотел бы здть вм несколько вопросов.

- Спршивйте.

- Вы знете, что тело Тимур тк и не нйдено?

- Зню.

Соколов хмыкнул, поджл губы и спросил вкрдчиво, глядя в сторону:

- А не мог ли Тимур просто пошутить? Он ведь был веселый прень, Тим Корсков, любил шутки и розыгрыши. Вместо того чтобы утонуть, зпрятлся куд-нибудь и отдыхет в одиночку. Или с кем-нибудь вдвоем, ?

Сердце Лорки колыхнулось от рдости.

- Черт! - скзл он ожесточенно. - Кк это рньше не пришло мне в голову?

Стремительно поднявшись из кресл, Лорк подошел к видеофону, выключил изобржение и, пробежвшись пльцми по клвишм, нбрл нужный номер.

- Влентин?

- Д, - ответил женский голос несколько удивленно, видимо потому, что изобржение было выключено.

- Скжите, Тим сейчс дом?

- Нет, - ответил женщин. - Обещл вернуться еще позвчер, но его до сих пор нет. Вы не знете, где он?

- Тим в комндировке, - уверенно ответил Лорк. - Я думл, что он уже вернулся. Впрочем, комндировк ответствення.

- Почему он ни рзу не поговорил со мной?

Лорк мехнически рссмеялся, лицо его болезненно сморщилось.

- Видите ли, Вля, он сейчс в тком месте, где нет видеофонов.

- Кто вы ткой? Почему выключили изобржение? Вы ведь Федор Лорк, првд?

- Првд, - глухо скзл Лорк, но тут же взял себя в руки. - Не тревожьтесь, Вля. Звтр я к вм приеду и обо всем рсскжу подробно. Всего доброго.

С кменным лицом Лорк вернулся к столику и знял свое место в кресле. С увжением глядя н него, Соколов негромко скзл:

- Любящее сердце - вещее сердце.

- Д. - Лорк взглянул н Соколов почти с ненвистью.

- С кем вы говорили, Федор?

- С его женой!

- Рзве у Тимур был жен?

- Был.

- Но у меня другие сведения.

Лорк взглянул н него теперь уже спокойно.

- Они полюбили друг друг. И он нзвл ее своей женой. Вот и все. Он, собственно, и н Гвйи полетел для того, чтобы подыскть местечко для семейного отдых. - Лорк помолчл, крепко сцепляя пльцы рук. - Конечно, Тим был веселый прень. Но шутить любовью? Тк что ни о кком розыгрыше и речи быть не может.

- Скжите, - спросил Соколов после пузы, - кк выглядит Влентин?

Лорк слбо улыбнулся.

- А я и не видел ее ни рзу. Только перед смым отдыхом Тим признлся, что уже жент, и н всякий случй дл номер ее видеофон. - Он шумно вздохнул. - Лдно, вы говорили мне о сомнениях. Рсскзывйте. - Это прозвучло жестко, почти кк прикз, и Лорк, почувствовв это, добвил: Прошу вс, рсскзывйте.

Соколов говорил неторопливо, сухо, с профессионльным умением упоминя лишь о том, о чем и следовло упомянуть. Эт будничня, деловя мнер делл рсскз стрнным и ндумнным. Лорк знл, что не он был нзнчен первым комндиром экспедиции н Кику, но о том, что у него был столь длиння цепочк предшественников, услышл впервые.

Первым комндиром кикинской экспедиции был нзнчен Бекпо Глиев. Но уже через день он свлился в постель с высокой темпертурой. Нчлся бред, судороги. Не без труд удлось выяснить, что Глиев зболел энцефлитом редчйшей болезнью, которя почти полностью исчезл н Земле. Естественно, что кндидтур Глиев отпл см собой: энцефлит поржет центрльную нервную систему, и дже полное выздоровление не грнтирует от возникновения психомоторных нрушений через несколько месяцев или дже лет.

Второй комндир, Игнт Сомов, кк и Лорк, отдыхл н Земле после очередного птрульного рейс. Только больше всего н свете он любил не море, кк Тим и Федор, горы. Ответив соглсием, Игнт н рдостях, кк мльчишк, решил выкинуть нечто необыкновенное - в одиночку, без подстрховки, отпрвился брть голец Подлунный. Сомов был отличным склолзом, ему просто не повезло: рзрушился выступ, служивший ему единственной опорой, он сорвлся, сломл дв ребр, бедро и от учстия в экспедиции был отстрнен.

Третий кндидт, Игорь Дюк, один из воспитнников Ревского, с откровенной рдостью ухвтился з предложение стть во глве кикинской экспедиции. Он был бродягой по нтуре и, пожлуй, после достижения совершеннолетия не провел н Земле больше трех месяцев кряду. Но медицинскя комиссия, которую в обязтельном порядке проходили все учстники экспедиции, неожиднно обнружил у него существенные отклонения от оптимльного психостереотип. Выяснилось, что Игорь всего месяц кк рсстлся с женой. Их семейня жизнь, будучи довольно счстливой, никогд не был безоблчной, тем не менее полный рзрыв окзлся для Игоря совершенно неожиднным. Человек незурядной воли, Игорь Дюк стойко перенес личную дрму. Однко ж окзлось, что подсознтельня рн в сфере интуитивных чувств и непрошеных мыслей глубок, это не могло не скзться н его психическом облике в целом. Игорю осторожно дли понять, что произошло, и он скрепя сердце снял свою кндидтуру.

Четвертым выдвинули Влдимир Ким - космонвт со стжем, неоднокртного учстник дльних космических экспедиций. После суточного рздумья Ким ответил соглсием, оговорив, что его помощником по руководству должен быть постоянный нпрник Брм. Кндидтур Брмы не вызывл ни у кого ни млейших сомнений, но Брм неожиднно и нотрез откзлся от учстия в экспедиции, зявив, что собирется зкнчивть свои рботы в облсти биохимии. Между Кимом и Брмой состоялся долгий рзговор, о чем они говорили, оствлось неизвестным, но после этого Ким тоже откзлся учствовть в экспедиции. И тогд возглвить экспедицию предложили Лорке, который к этому времени вернулся н Землю в очередной отпуск.

- Слишком длиння цепочк случйностей и несчстий для простого совпдения, - хмуро зкончил Соколов. - Н это обстоятельство и обртил мое внимние совет экспертов.

- Если это не случйность, - здумчиво проговорил Лорк, - то это тщтельно продумння цепочк преступлений, звершившяся убийством. А я не верю, что н Земле есть хоть один человек, способный" н убийство. Мы слишком горды и смолюбивы для этого.

- А может быть, убийств и не хотели? Может быть, оно получилось нечянно? Ведь гибель Тим - первя смерть в этой цепочке несчстий.

- Но для преступления должн быть побудительня причин. А я ее не вижу! В чем он?

Соколов достл плток, вытер розовые щеки и блестящий выпуклый лоб.

- Вот этого я не зню. - Он иронично сощурил свои мленькие глзки. Хотя есть у меня одн сумсшедшя идейк.

Н круглом румяном лице Соколов отобрзилось сложное чувство, похожее срзу и н гордость, и н смущение.

- Мне удлось получить время для консультции с ГКЗ - глвным компьютером Земли. Экспертм неохотно дют эту исполинскую мшину. Ответ ГКЗ был тривильным, но довольно любопытным: случйность цепочки несчстий с комндирми экспедиций мловероятн, но не исключен, если же это не случйность, то вполне определенно действует не единичный человек, некя тйня оргнизция, противопоствляющя свои интересы интересм всего человечеств.

- Тйня оппозиционня оргнизция? - Зеленые кошчьи глз Лорки смотрели нсмешливо. - В нше время? Откуд бы ей взяться? Пожлуйст, говорите любую првду.

Соколов зсмеялся.

- Првду, всю првду и только првду, - вполголос проговорил он.

- Что? - не понял Лорк.

- Был ткя юридическя формул. А ведь неплохо? Никких лзеек для двусмысленности! У нших предков неплохо врили мозги.

- Только не всегд в нужном нпрвлении.

- Это верно. - Соколов вздохнул. - В нше время тйных оргнизций быть не может. Но это не вся првд. Тких оргнизций не существует среди взрослых людей.

- Понятно, - скзл Лорк, осмысливя услышнное. - Я зню, дети любят игрть в тйны и згдки. Но кк понять оппозицию и преступления?

Соколов сидел очень довольный, хитро поглядывя н собеседник.

- Понимю, понимю. Дети - цветы жизни, дети - нш рдость, дети нше счстье, дети - нше будущее. Нше умиление естественно и понятно. Но, - Соколов многознчительно поднял плец, - розовые очки отцовств и мтеринств мешют нм видеть всю првду. Д, дети добрее, нивнее, милее нс, взрослых. Но в то же смое время они более злы, жестоки, нетерпимы и прямолинейны.

- Вы не увлекетесь?

- Я слишком сдержн. Дети - более животные и менее люди, чем мы с вми. Они еще не прошли сурового социльного тренинг. Что поделешь, человек родится животным, беспомощным примитивным зверьком, из которого мы с превеликим трудом вырщивем хомо спиенс ншего времени.

Лорк смотрел теперь н эксперт с любопытством.

- Это, пожлуй, верно, хотя и утрировно. Однко, - в голосе Федор появились нстойчивые нотки, - при чем здесь экспедиция н Кику?

- Я, собственно, имел в виду не мленьких детей, подростков полуюношей и почти девушек. Подростков в тот золотой и стршный период, когд они прощются с детством и нчинют особенно остро чувствовть оковы социльной морли. От детей они уже отошли, к взрослым еще не пришли. Своеобрзня подростковя втономня республик со своими зконми, тйнми, проблемми и специфической морлью. Тут и безгрничное блгородство, и озорство, и довольно мерзкие пкости. Не столько со зл, сколько от избытк энергии и в пику взрослым - нте, мол, мы тоже не лыком шиты!

Лорк смотрел н Соколов по-прежнему одобрительно, но в его зеленых глзх теперь появилсь ироничность.

- И вот тйня подростковя оргнизция здлсь целью извести ведущих космонвтов-гиперсветовиков?

- Тут тонкости, Федор, тонкости. - Голубые глзки Соколов смотрели хитренько. - У подростков всегд бывют кумиры - взрослые, в которых они влюблены, н которых молятся, которым подржют. И если дружному коллективу подростков покжется, что с их кумиром поступют неспрведливо, тем более его обижют, они могут нтворить черт знет кких глупостей.

- В том числе и ткие, которые ГКЗ может оценить кк оппозицию всему человечеству?

- Вот именно! - Соколов или не змечл, или не желл змечть иронию Лорки. - Мы не должны зкрывть глз ни н скрытое потенцильное могущество современной обиходной техники, ни н природный, еще не змутненный специльным обрзовнием подростковый интеллект. Не збывйте, в этой среде незримо рстворены будущие гении. - Соколов вздохнул - весело и недоуменно. - Знли бы вы, Федор, с ккими только чудесми этой подростковой среды мне приходилось встречться! Подводный мнипулятор тйно и успешно переделывется в вездеход, в котором предусмотрено все, кроме ндежности. Рзумеется, в ходе испытний эт смодеятельня мшин выходит из строя. А один юнец с прямо-тки чудовищными гипнотическими способностями после удчных экспериментов по отсроченным внушениям в своей среде рсширил поле деятельности и принялся з воспиттелей и педгогов. Без всякой корысти! Просто для проверки своих возможностей и для тренировки. Но вы бы послушли, сколько тргикомических происшествий случилось в школе, пок удлось узнть, в чем дело!

- Я понимю, - серьезно и мягко вклинился в монолог эксперт Лорк, вш "идейк" нсчет подростковой втономии интересн. Но кк все это связно с экспедицией н Кику?

Секунду Соколов смотрел н Лорку, потом достл из крмн большой плток, вытер слегк увлжнившееся лицо и уже спокойно скзл:

- Очень просто. Есть ткя школ-пнсионт для детей космонвтов-гиперсветовиков.

- Зню.

- Еще бы не знть! Все вы тм бывете н официльных и неофицильных встречх, ведете кружки, фкульттивы, специльные знятия. Общение с этими ребятми у вс совершенно свободное. Чстыми гостями были в этой школе и все пострдвшие кндидты кикинской экспедиции. Я проверял. А у них, видите, ккое совпдение, детей в этой школе нет: у некоторых дети выросли и зкончили школу, у других вообще нет детей, у третьих дети живут с дедушкми и ббушкми. В общем, своих детей у кндидтов тм не было, с мссой других они обрщлись свободно и в смой непринужденной обстновке. Улвливете ситуцию?

Лорк улвливл.

- Есть у подростков этой школы и свой кумир, он шефствует у них нд спортом. Умниц, крсвец, тлнтлив и честолюбив - некий Виктор Хельг. Может, знете?

- Зню, - рссеянно подтвердил Лорк, - знкомы по спорту. Смобытный, одренный прень.

Соколов н секунду оживился.

- Знете? Очень хорошо. Тк вот, этот кумир в глзх школьников относится к неспрведливо обиженным и оскорбленным. Я проверял мльчишки, д и девушки, просто озлоблены, дже нписли петицию в совет космонвтики. Хельг, окзывется, уже трижды выдвигли кндидтом в комндиры корбля, и трижды он не нбирл нужных трех четвертей голосов. Совет приходил к выводу, что он еще не дозрел до комндир - слишком дерзок и смоуверен.

- Похоже, - проговорил Лорк.

- Хельг выдвигли и в кикинскую экспедицию. И опять звлили! Я и подумл, - в голубых глзх Соколов змерцли зртные хитровтые искорки, - что, если подростки этой школы-пнсионт пронюхли о несостоявшемся нзнчении? Предствляете их рекцию?

- Кк они могли пронюхть? - устло спросил Лорк. - Дже я, нынешний кндидт в комндиры, ничего толком не зню.

- А если Виктор Хельг см скзл об этом?

- Ну! - возмутился Федор.

- Вот вм и "ну", - сердито отозвлся Соколов. - Конечно, ткое случется редко, чтобы взрослый сознтельно эксплутировл детей, но случется. Последний рз, если не ошибюсь, ткое зфиксировно лет семьдесят нзд.

- И вы полгете, что ученики школы-интернт решили помочь своему кумиру? Тк скзть, рсчистить ему дорогу?

- А почему бы и нет? С их точки зрения, это блгородня борьб з спрведливость.

- И рди этого они пошли н убийство человек? Н убийство Тим Корсков?

Соколов несколько смутился и досдливо поморщился.

- Зчем утрировть? Они хотели просто вывести его из строя, кк вывели из строя других кндидтов. Убийство - несчстный случй, не более.

- А они знют о гибели Тим?

- Нет, - в голосе Соколов появились зговорщицкие нотки, - но я устновил, они уже не рз пытлись выяснить, где Корсков. Рзными способми: через родителей, знкомых и воспиттелей.

- Д, - тяжело проговорил Лорк.

Неужели судьб тк неспрведлив, тк жестоко неспрведлив к Тиму? Смерть, глупя случйня смерть.

Соколов осторожно прикоснулся к руке Лорки.

- Я понимю, вм тяжело. Но нш долг, нелегкий долг экспертов, беспристрстно рзобрться в том, что случилось.

Лорк молчл. Истолковв это молчние кк соглсие, Соколов уже живее продолжл:

- Вы говорите, что знкомы с Хельгом по спорту. Ккому?

- Шпг, - коротко бросил Лорк.

- Вм непременно и в смое ближйшее время нужно встретиться с Хельгом н дорожке. - В голосе Соколов теперь звучли нствительные нотки, голубые глзки смотрели доверительно. - Посмотрите, кков Хельг сейчс в деле. Знете, человек может говорить рзные вещи: првду, непрвду, полупрвду, он может и ничего не говорить - молчть, и все. В поступкх человек более открыт, особенно если у него не совсем чистя совесть. А после боя вы с ним поговорите по душм. Нервня и физическя рзрядк, знете ли, рсполгет к откровенности.

Лорк не мог сдержть иронической усмешки. Соколов мгновенно уловил ее и погрустнел.

- Понимю, вс коробят мои деловые нствления. - Эксперт вздохнул, хмуря свои белесые брови. - Но что поделешь? Тков уж нш экспертня доля.

Он помолчл и снов перешел н деловой тон:

- И одно условие нпоследок. О ншем рзговоре, особенно о подозрениях относительно Хельг, никто знть не должен. О гибели Тимур Корсков тоже пок умолчите.

- Но ведь меня будут о нем спршивть. - Лорк взглянул н Соколов с удивлением.

- Ну и что? Мло ли о чем спршивют любопытные люди. Отмолчитесь, придумйте что-нибудь.

Удивление Лорки сменилось легким любопытством.

- Знчит, я должен врть?

Соколов спокойно встретил его пристльный, тяжелый взгляд и твердо скзл:

- Иногд ложь - блго.

- Хорошо, - после рздумья соглсился Лорк, - но одному человеку я, рзумеется, рсскжу обо всем - своей жене.

Соколов нхмурился.

- Институт юридических жен, - в его голосе звучли нзидтельные нотки и некоторое рздржение, - отменен комитетом общественных отношений полвек тому нзд. Вшей женой Альтйр стнет тогд, когд подрит вм дочь или сын. А пок он для вс любимя, подруг, возлюблення, но не жен.

- Альт - моя жен, - спокойно повторил Лорк, и его зеленые глз прищурились холодно и нсмешливо. А членов этого комитет общественных отношений я бы оствил без слдкого з обедом з торопливость. Если бы они ходили в космос, не просиживли штны в кбинетх с видом н море, они смотрели бы н звние жены инче. И не торопились бы его отменять.

Соколов хмыкнул, с интересом рзглядывя нового, сердитого Лорку, и с некоторой снисходительностью пояснил:

- Трдиции всегд умирют долго и мучительно.

- Скжите, Алексндр Сергеевич, - вдруг серьезно и доброжелтельно спросил Лорк, - кк вы стли профессионльным экспертом?

- Должен ведь кто-то быть им!

- А семья у вс есть?

Соколов добродушно улыбнулся, его мленькие глзки совсем спрятлись в полных щекх.

- А кк же без семьи? Жен и трое детей - дв сын и одн дочь.

- И вы хрните свои дел от жены в тйне?

- От жены? - Соколов потер себе щеку, зсмеялся и с некоторым смущением скзл: - Рзве от нее скроешь? Все рвно догдется, о чем не догдется - выспросит.

- Тк почему же я должен что-то тм скрывть от Альты?

- То есть кк это почему? - Голубые глз Соколов смотрели н Лорку простодушно. - У вс же нет детей, знчит, нет ни нстоящей семьи, ни нстоящей жены. Незконня он у вс, если пользовться строй терминологией.

Лорк от души рссмеялся, потом негромко и очень серьезно скзл:

- Тк вот, Алексндр Сергеевич, срзу предупреждю вс. Конечно, не обязтельно входить в детли, но кое-что мне непременно придется рсскзть. И не только жене Альте, но и некоторым друзьям. Это потребуется в интересх смого рсследовния. Вы уж друйте мне прво смостоятельно решть эту проблему.

Соколов нендолго здумлся, поглядывя н Лорку из-под редких белесых бровей, и без особого энтузизм соглсился:

- Ну хорошо. Будь по-вшему. И вот еще что. - Он опять здумлся, формулируя мысль. - Мне бы хотелось подробнее познкомиться с Кикой плнетой, которую вы нмереветесь посетить. Получить сведения, тк скзть, из смых первых рук. Официльня информция - это, знете ли, одно, личное мнение человек, который собирется туд лететь, - нечто совсем другое.

- Я понимю, - соглсился Лорк. - Кику, точнее Кикимору, открыл и обследовл Петр Лгут.

- Кикимору? - переспросил Соколов.

- Именно. Тк нрек ее Петр Лгут. Кик - просто сокрщение.

- Он что же, японец по происхождению?

- Нет, не японец. И слово это не японское.

- Ки-ки-мо-р, - недоуменно по слогм повторил Соколов, - по-моему, типично японское слово.

- Это слово русское, скзочное. Хорошие гиперсветовики с большим стжем всегд увлекются чем-нибудь легким, с художественно-гумнитрным уклоном: времени свободного достточно, обстновк стрессовя, тм не до мтемтического нлиз и не до углубленных философских рзмышлений. Вот и у Лгуты было свое хобби - русские былины и скзки. А н той плнете и в смом деле скзочно крсиво, жутковто и с згдкми. Вот Лгут и стл рздвть нпрво и нлево фольклорные имен и нзвния.

Соколов слушл, глядя мимо Лорки в серое окно, вроде бы рссеянно, н смом деле кк губк впитывл все услышнное.

- Знтный он рзвел тм зверинец, - с доброй и грустной улыбкой рсскзывл Лорк. - В лесх - шишиги, сирины; в степях - бой-туры и нетопыри.

- А Кикимор?

- Скзочня обиттельниц лес, гибрид сучкстого дерев и женщины-озорницы. Что-то вроде огромного богомол с головой лемур.

- И ткие есть?

- Чего тм только нет? Есть поющее дерево, Лгут нзвл его лукомором, есть плчущий кустрник, имя ему ддено - ркит. - Лорк вздохнул. Помните? "В чистом поле, под ркитой богтырь лежит убитый". Лгут будто чувствовл свою судьбу, под ркитой его и ншли.

- А кк он погиб?

- Глупо погиб, поторопился себя ребилитировть. По результтм обследовния Лгуты высший совет дл добро н оргнизцию первого кикинского поселения. Полтор год оно блгоденствовло и процветло. А через полтор год погиб первый поселянин, когд лесом возврщлся н бзу с дльней точки. Обследовние покзло - прлич сердц. Через неделю погиб второй, потом третий. Никких телесных повреждений, прлич сердц и выржение ужс н лице.

Соколов поежился, хмыкнул.

- И что же?

- Поселение ликвидировли. Лгут - человек честный и принципильный. Он чувствовл себя виновным в гибели трех человек и попросил рзрешения н повторное обследовние плнеты. Кто бы посмел ему откзть? Срзу же после прибытия н Кику он в одиночку отпрвился в тот лес, где погибли люди.

- Почему в одиночку?

- Несчстья происходили только с одиночкми. Лгут решил рзом покончить с тйной Кики. И был нйден мертвым под ркитой. Тоже прлич сердц, только н лице не ужс, улыбк.

В мленьких глзкх Соколов зискрился интерес.

- Видимо, он рзгдл тйну!

Лорк мрчно улыбнулся.

- Рзгдл.

Соколов оглядел Лорку, оглядел неторопливо, с ног до головы.

- А теперь вы туд? - спросил он с любопытством.

- Теперь мы.

- Н-д, - Соколов проговорил это весьм многознчительно, вытиря плтком лоб и щеки, - хочется вм позвидовть, д, может быть, лучше посочувствовть?

- Что ж, спсибо и з то и з другое, Алексндр Сергеевич.

3

Зкнчивя свой утренний тулет, Лорк ндел светлую теплую куртку из мягкой кожистой ткни, похожей н змшу. Легко и непринужденно, кк первоклссный тнцор, он прошгл в прихожую и возле вешлки-грдероб прочитл рекомендции по верхней одежде, которые выдвлись втомтикой в соответствии с погодой. Коррективов он вводить не стл. Мехническя рук подл ему из открывшейся в стене ниши снчл плщ, зтем и шляпу, по широким полям которой ндлежло стекть возможному дождю. Зсветив зеркло, Лорк, скептически щуря свои зеленые кошчьи глз, вгляделся в свое отржение. Повел могучими плечми и усмехнулся.

- Может быть, ты просто трусишь, комндир? - спросил он вполголос у зеркл. - Признвйся, тут нет никого постороннего.

Он протянул руку, чтобы ущипнуть своего зеркльного двойник з нос, но тот, конечно, тоже протянул свою руку. Лорк прищелкнул пльцми и зсмеялся.

Шляп ему определенно не нрвилсь. Он ндевл ее и тк и эдк, и по-всякому было плохо. В конце концов он снял ее, нхлобучил н мехническую руку, которя не змедлил перепрвить ее в нишу, и, обернувшись, спросил, повысив голос:

- Альт, ты скоро?

- Скоро, - ответил чистый грудной голос.

- Я подожду тебя н воздухе.

- Хорошо.

Щелкнув зпором, Лорк вышел из дом и остновился н площдке широкого полукруглого крыльц.

Мир спл. Неподвижный влжный воздух кзлся густым, кк кисель: сделй шг - и увязнешь, зпутешься в зыбкой полупрозрчной трясине. Но это лишь кзлось; несмотря н свою влжность, воздух был легким и теплым, кк дыхние.

Сбежв по ступеням крыльц, Лорк миновл голый кустрник, вышел н шероховтую пружинистую дорожку, очень ловко имитировнную под песчную ллейку. И остновился, поджидя жену.

Деревья тоже спли, плвя в тумне, похожем н молоко, рзбвленное водой. Поблизости это были еще нстоящие деревья со стволми и ветвями, можно дже было угдть осеннюю пестроту тяжелых листьев. А дльше деревья быстро теряли рельные очертния, преврщясь в журные бстрктные орнменты. Спли и птицы. И только звонкя, чистя, кк детский голос, кпель оживлял этот влжный мир, погруженный в светлую дрему.

- Лорк! - послышлся голос Альты - две глубокие ноты, первя повыше, вторя пониже.

Лорк огляделся, ему почудилось, что голос ее прозвучл нд смым его ухом, и тихонько откликнулся:

- Ау!

Он отчетливо слышл звуки шгов Альты, хотя ее совсем не было видно з тумном и кустрником. Можно было угдть, кк он сбежл по ступеням, сделл несколько змедленных шгов по земле, потом деловито зшгл по дорожке. Этот чудной воздух-студень, воздух-дыхние был удивительно звукопроницем. Теперь Федору стл ясн згдк чекнного звон кпели, хотя всего-то с ветки кустрник срывлись и пдли в лужицу серые бусинки воды. Лужиц недовольно морщилсь, сухой лист-корблик приветливо клнялся н игрушечных волнх.

Альт пришл легкя, оживлення, веселя. Н тонком темном лице, будто вырезнном из мореного дуб, - неожиднно светлые глз. Лорк знл, что они голубые, почти синие, но под стть этому тумнному утру кзлись сейчс серыми. Кпюшон плщ откинут, тяжелые волны волос припущены седой пылью влги.

- Ты здесь?

- Нет, - зсмеялся Федор. - Но иногд я здесь бывю.

Зсмеялсь и Альт. Голос звучли кк колокол, словно Лорк и Альт нходились не под открытым небом, под гулкими сводми. Альт дже поднял голову и посмотрел вверх, рот ее чуть приоткрылся, з вишневыми губми проглянул схрня полоск зубов. И Лорк посмотрел нверх, тм ничего, серое рыхлое небо, и не поймешь, высоко оно или низко. Прислонясь к Федору плечом. Альт тихонько скзл:

- Кк в хрме!

- В соборе Святого Петр, - серьезно подтвердил Лорк. - Сейчс из тумн выйдет белобородый епископ в золоченой тире. И тйным словом нвеки свяжет нши души.

Альт посмотрел в тумн, поежилсь от влжного воздух и поднял н Федор серьезные светлые глз.

- Зчем нм с тобой епископы, Лорк? Мы и тк связны нвеки. Првд?

- Нверно, првд.

Ее глз срзу потемнели.

- Почему "нверно"?

- Знчит, просто првд.

Он н улыбку не ответил, покзл, что сердится н неуместную реплику, прошл по дорожке вперед и лишь потом обернулсь через плечо.

- Пойдем.

Лорк нрочно не срзу догнл ее, ему нрвилось смотреть, кк он идет. Альт двиглсь неслышно, почти невесомо, точно плыл в тумне.

Черно-серый куст, большим глупым веником выплыввший из тумн, вдруг шрхнулся, из него кто-то выскочил и удрл. Альт змерл, вытянувшись стрункой, подоспевший Федор легонько обнял ее з плечи.

- Птиц. А может быть, зяц, - успокоил он.

Альт огляделсь вокруг, зябко повел плечми:

- Кк-то не тк сегодня. Тревожно. Првд, Лорк?

Федор огляделся и грустно подтвердил:

- Првд.

- Это потому, что Тим погиб, - тихо скзл Альт.

Лорк помрчнел и ничего не ответил. Некоторое время они шли молч. Альт время от времени взглядывл н Федор, но он не змечл, или делл вид, что не змечет, ее взглядов.

- Кково сейчс Влентине, - вдруг вырвлось у Альты.

Лорк удивленно взглянул н нее и нхмурился.

- Он ничего еще не знет.

Альт остновилсь н полушге.

- Кк?

- Д тк, - недовольно проговорил Лорк, - меня просили пок ничего не говорить ей.

Темный румянец выступил н щекх Альты.

- Почему? - сурово спросил он.

- Не зню. Просто попросили, - с тенью рздржения ответил Лорк.

- Кждый имеет прво н свою рдость и н свое горе, - скзл Альт, и голос ее дрогнул, - и никто не имеет прв н ложь и обмн.

- Мы не лжем. Альт, - примирительно скзл Лорк, - мы молчим.

- Молчние хуже, трусливее лжи.

Лорк отвел взгляд.

- Ты прв. Я обещл молчть.

- Иногд обещние можно нрушить. - Альт снов пошл вперед и скзл тихо и убежденно: - Бедня Влентин! Он и не знет ничего. Это вдвойне жестоко.

Лорк одобрительно взглянул н нее. Есть вещи, подумлось ему, которые до конц способн понять только женщин. Ведь и првд, беспечность незнния - рзве он не оборчивется потом изощренной жестокостью?

- Ты прв. Альт, - вслух повторил он, - я сегодня же рсскжу ей обо всем.

Он молч взял его з руку. Дорожк вилсь между кустми, почтительно обходил большие деревья, прыгл через кнвы. Возле одного деревц Альт остновилсь и прислушлсь, склонив голову нбок.

- Слышишь? - вполголос спросил он Лорку.

Федор прислушлся и кивнул головой. Дремлющя рощ сонно шептл тысячми дробных шелестящих голосов. Это кпли и кпельки воды пдли с ветвей н влжную землю, н ковер увядших рзноцветных листьев. Лорк покосился н грустное отрешенное лицо Альты, вздохнул, потом чуть улыбнулся, положил свою большую лдонь н тонкий ствол, поднял лицо вверх и крепко встряхнул деревце. Оно дрогнуло и обрушило н них зряд крупного свежего дождя. Альт гибко метнулсь в сторону, Федор тк и остлся стоять, потряхивя мокрой головой, только глз зжмурил.

- Сумсшедший! - преувеличенно сердито ворчл Альт, вытиря лицо плтком.

По-нстоящему сердиться он не могл, знл, что кк рз что-нибудь вроде ткого душ и нужно было, чтобы сбросить нпряжение и прийти в себя.

- Тим не любил грустить, - скзл Лорк, подходя к ней. - Дже когд речь шл о погибших друзьях.

Тим любил жизнь, свою рботу, шутки и розыгрыши. Дети, дже незнкомые, срзу чувствовли эту особенность его хрктер. Они липли, льнули к нему, охотно принимли его, ткого большого и сильного, в свои детские игры, не двя ему послблений и не прося уступок. А Тим с удивительным тктом сорзмерял свою силу и ловкость с их грциозными, милыми, но ткими несобрнными движениями.

Рощ оборвлсь рзом, выствив вперед ндежную стржу - стрые рскидистые деревья. Склон холм, покрытый желтеющей трвой, круто пдл вниз и рстворялся в плотной мссе тумн. Кзлось, обрыв уходил в серую бездну, в клубящееся, безликое, бесцветное ничто.

- Преисподняя, - шепотом скзл Лорк. - Это непрвд, что преисподняя - черное с крсным. Он серя.

Лицо Альты было сосредоточенным, он прислушивлсь к тому, что происходило внизу, в серой бездне. Прислушивлся и Лорк. Внизу кто-то жил. Он был длинный - во весь оврг. Он вздыхл, ворочлся и бормотл недовольно и непонятно.

- Змей Горыныч, - зговорщицки шепнул Лорк. - Они всегд водятся в тких местх.

- Это ручей, - улыбнулсь Альт. Он огляделсь, зябко повел плечми. - Кк-то не тк сегодня, Лорк. Кк будто мы не н Земле, в другом мире.

- Нет, мы дом. - Лорк глубоко, полной грудью вдохнул влжный воздух. - Все тут родное: зпхи, звуки и трв.

Он тронул носком туфли увядющий стебель.

- Видишь? Не пищт и не црпются. А н Вестлке сошел я с трп н землю, н густую пружинящую трву, сделл по ней несколько шгов, и почудилось мне, что кто-то стонет, вздыхет. Прислушлся, посмотрел - это трв неуклюже, неловко отпихивет мои ноги стеблями и стонет.

Лорк змолчл, глядя вдль мимо Альты, мимо серых в тумне деревьев, мимо всего-всего земного. Смотря н него снизу вверх. Альт вдруг попросил:

- Лорк, возьми меня с собой н Кику.

Лорк не срзу оторвлся от своих мыслей и перевел взгляд н жену.

- Првд, Лорк, возьми. Я больше не хочу оствться одн. Я твоя жен, жены имеют не только обязнности, но и прв.

Лорк легонько, снизу вверх поглдил ей зтылок, пропускя тяжелые волнистые пряди волос между пльцми.

- Мне вчер нпомнили, что комитет общественных отношений отменил институт юридических жен еще полвек нзд.

- Ты всегд говорил, что комитет поторопился. Что он дл нм взмен брчных уз?

- Свободу, Альт, - тихо ответил Лорк, - никкими узми, никкими цепями не омрченную свободу отношений двух людей, любящих друг друг.

- Свобод имеет свои оборотные стороны, - голубые глз Альты смотрели н Лорку точно из глубины ночи, - еще не все нучились ею рспоряжться. Некоторым нужны цепи, с ними проще.

- Цепи всегд цепи, - голос Лорки звучл мягко, - любой вид рбств порочен в своей основе. Дже рбство любви.

- Что бы тм ни говорил комитет, я твоя жен, и ты это знешь, - упрямо повторил Альт. - Я люблю тебя, но я человек, всего-нвсего человек. Возьми меня с собой, то я нделю глупостей.

Глз Лорки рзом похолодели. Теперь они смотрели отчужденно и дже не н Альту, сквозь нее. Альт поспешно прикрыл рот Лорки своей темной сильной лдошкой.

- Молчи! - Он перевел дыхние. - Молчи, Лорк. Это я со зл.

Он улыбнулсь ему снчл робко, потом, видя, кк тет холод в его глзх, уже и озорно.

- Я со зл, - повторил Альт. - Ты мужчин, муж и не должен сердиться.

Лорк нконец улыбнулся.

- Я не сержусь. А нсчет Кики подумем.

- Не шути, Лорк, - попросил Альт.

- Я не шучу. Ты думешь, я не скучю по тебе в космосе? Думешь, мне не ндоело рсствться с тобой н многие месяцы?

Альт все смотрел и смотрел н Федор, глз ее нполнялись слезми.

- Лорк!

Он порывисто прижлсь к его груди и притихл. Лорк мягко обнял ее з плечи и с оттенком луквств скзл н ухо:

- А потом я к тебе присмотрелся. Честное слово, у тебя неплохие здтки космонвт-рзведчик.

- Ты првд не шутишь?

Отстрнившись, Альт смотрел н него все еще недоверчивыми, но уже счстливыми глзми.

- Нет. Хотя хорошо понимю, что вдвоем в космосе нм будет не легче, может, и тяжелее.

- Почему?

- Потому что, когд придется трудно, мы будем болеть душой не только з дело, но и друг з друг.

Брови Альты сдвинулись.

- Почему, - вздохнул он, - ну почему жизнь тк плохо устроен?

- Чтобы жилось веселее. - Лорк зсмеялся и взлохмтил ей волосы. Почему, отчего. А если просто тк? Сейчс вот я хочу рзобрться, кто это ворочется и вздыхет в оврге - ручей или Змей Горыныч?

Он отступил нзд, рзбежлся, сделл мощный прыжок и исчез в серой бездне.

- Лорк! - импульсивно вскрикнул Альт.

Снизу послышлся звук пдения тяжелого тел, зшуршли ветви. Вся обртившись в слух и ожидние, Альт смотрел вниз. Прошло несколько мгновений, и он зметил, кк в клубящемся тумне поднимется, всплывет что-то темное. С зхолонувшим от ужс сердцем Альт смотрел, кк обознчются, прописывются дв широких крыл, ушстя голов. Еще миг, и н Альту сурово взглянули огромные мудрые глз.

- Угу! - дружелюбно скзл филин и бесшумно, неторопливо поплыл в глубину рощи.

Очнувшись от столбняк, скользя и спотыкясь, Альт побежл вниз. Тумн тут был плотнее, гуще, кзлось, его можно было черпть горстями. Мир рстворился в этом густом невесомом молоке; дже земли почти не было видно.

- Федор!

Альт чуть не упл, ободрл руку о ккую-то колючку и пошл медленнее, блго склон оврг кончился.

- Федор! - отчянно крикнул он.

- Что? - послышлся сзди спокойный голос.

Альт хнул, испугнно обернулсь и совсем рядом увидел зеленые глз Лорки и рстрепнные рыжие волосы, укршенные увядшими листьями.

- Лорк, - вздохнул он с облегчением, уткнулсь лицом в его грудь и притихл, успокивясь. Лорк, обняв жену з плечи, осторожно глдил ее волосы. Но лицо его не выржло ни нежности, ни озорств, оно было суровым и тревожным. Увидев его тким. Альт не н шутку бы перепуглсь.

Поглживя пышные влжные волосы жены, Лорк нпряженно рзмышлял. Почему он тк глупо, неосторожно, рискуя сломть себе шею, прыгнул в оврг? Нверное, потому, что чсто проделывл ткие фокусы мльчишкой и до сих пор любил поозоровть, оствясь недине с близкими людьми. И еще потому, что этот оврг он знл кк свои пять пльцев - мягкие песчные склоны и плкучие ивы с пружинящими ветвями, о которые невозможно ушибиться. Но ведь тумн, ни зги не видно!

Врезвшись в упругую крону ивы, Лорк инстинктивно ухвтился рукми з гибкий ствол. Он срботл кк великолепный мортизтор, снчл опустил Лорку почти до земли, потом подбросил в воздух и не срзу успокоился. Рскчивясь, Лорк огляделся, выбиря место посвободнее, чтобы спрыгнуть. Посмотрел под ноги и вдруг похолодел. Прямо под собой он увидел полуторметровый сломнный ствол молодой ивы, грозно, кк рогтин, нпрвленный рсщепленным острием вверх. Если бы он не ухвтился з ствол, то скорее всего нкололся бы н эту рогтину. Мгновенный испуг Федор и был вызвн тем, что он зримо, ощутимо предствил себе, кк острый кол с хрустом вонзется в его тело, крош кости и рзрывя внутренние оргны. Мловероятно, что Лорк после этого бы погиб. Альт рядом, современня медицин во всем, что не ксется чудовищно сложного и тонкого мозг, прктически всесильн. Но добрый месяц жесткого постельного режим был бы грнтировн: снчл ренимция с биомехнической зменой жизненно вжных оргнов, потом долгя и мучительня регенерция.

Сильно кчнувшись, Лорк отпустил руки и приземлился метрх в трех от зловещего природного орудия убийств. Только природного ли? Вот об этом и рзмышлял Федор, мшинльно поглживя влжные волосы жены.

- Когд ты стнешь по-нстоящему взрослым, Лорк? - с грустью проговорил Альт, все еще не отрывя лиц от его груди.

Федор с трудом отвел взгляд от ствол-рогтины, который иногд смутно прорисовывлся сквозь клубящийся тумн, еще рз, теперь уже сознтельно и нежно, провел большой лдонью по волосм жены. Лицо его помягчело, оттял тяжелый взгляд. Почти ксясь губми ух Альты, он тихонько спросил:

- А зчем это нужно - быть по-нстоящему взрослым?

4

Влентин стоял под липой, опирясь о ствол отведенными з спину рукми. У нее было округлое лицо, широкие, ровными дугми брови, лсковые серые глз, мягкий подбородок и полные губы, созднные для улыбок, поцелуев и веселой болтовни.

- Я Влентин, - предствилсь он, - это вы хотели меня видеть?

- Я.

- По делу или просто тк?

- Д кк вм скзть. - Лорк зколеблся, плутовто сощурил в улыбке свои зеленые глз и вкрдчиво спросил: - А если мне хочется просто поухживть з вми?

Он негромко зсмеялсь, покзывя крупные жемчужные зубы.

- Любовь с первого взгляд?

- Почему же? - Лорк состроил серьезное лицо. - Может быть, я уже годы хожу з вми, оствясь невидимым и неслышимым?

Он опять зсмеялсь, срзу догдвшись, что это шутк, только шутк, и ничего больше. Видимо, Влентин был очень чуткой от природы, только, видно, не всегд считл нужным пользовться этой чуткостью. Для постоянной чуткости нужн нервность, отзывчивость, Влентин выглядел блгодушной, может быть, дже снисходительно-рвнодушной к окружющему.

- Вы не торопитесь? - спросил он.

- Я? Кк можно торопиться, увидев вс?

Он улыбнулсь уже устло, покзывя, что ее нчинет утомлять эт игр. Они рзглядывли друг друг с интересом, дже с известной бесцеремонностью, но з этим интересом проглядывл нстороженность.

- Вы ведь Федор Лорк? - вдруг спросил он. - Вы чуть прихрмывете, волосы у вс рыжие, глз зеленые, и вы очень-очень сильный. - Влентин говорил уверенно, спокойно, но нстороженность не исчезл из ее глз.

Лорк зсмеялся.

- Вот уж не думл, что вы ткя ясновидящя.

- Что с Тимом? - быстро спросил он.

- Все в порядке, - безмятежно ответил Лорк, - ндеюсь, вм сообщили, что он срочно вылетел н бзу?

- Сообщили. - Он внимтельно смотрел н него.

- Ну Тим просил меня, если он здержится, нвестить вс. И вот я здесь, у вших ног, - улыбнулся Федор.

Влентину удовлетворил этот ответ, и он вздохнул, успокивясь.

- Знете, Федор, я ведь тороплюсь. Если у вс есть свободное время, проводите меня.

- Именно это я и хотел вм предложить.

Влентин очень непринужденно взял его под руку. Фигур у нее был тяжеловтой - фигур зрелой женщины, хотя лицо было совсем молодым. Эт подчеркнутя женственность не воспринимлсь кк недостток - в линиях ее тел был своя зконченность, своя стть, првд, совсем иного толк, чем у Альты или Эллы. Впрочем, кому дно прво судить об этлонх?

Рук Влентины был тяжелой, мягкой и теплой, он лежл н предплечье Федор без всякого кокетств и тревоги. Откуд он взял, что Влентин нсторожен? Чепух, для этого он слишком ленив и блгодушн. Смое обычное беспокойство о возлюбленном, вот и все.

Они медленно пересекли площдь. Когд их взгляды встречлись, Влентин неизменно улыблсь. И однко ж улыбк ее не выглядел ни стндртной, ни искусственной. Люди со стндртными улыбкми всегд хоть немного, но эгоисты, думющие о себе больше, чем о других. Не было в ее улыбке и того покзного обяния, которое свойственно женщинм, желющим, может быть бессознтельно, очровывть всех и кждого. Улыбк Влентины был ее естественным состоянием, он жил сложной, тонкой жизнью, отржя явные и дже тйные движения ее души. Зто глз при этом оствлись ясны, спокойны и блгожелтельны. С площди они перешли н центрльную скоростную мгистрль. Видимо, ехть было не близко, потому что Влентин предложил сесть н дивн. Мини-солнце, стоявшее в зените, светило совсем по-нстоящему. Лорк тк и не знл, кк, с чего нчть тот стршный рзговор, рди которого он встретился с ней. А Влентин, хотя и любил поговорить, об этом срзу можно было догдться, ничуть не тяготилсь молчнием. Он не искл первой попвшейся темы рзговор и совсем не сгорл от любопытств, предоствив событиям рзвивться своим чередом, ждл, поглядывя вокруг.

Когд они проносились мимо пвильон-столовой, Лорк проводил его взглядом. Влентин спросил:

- Проголодлись?

- А вы? - сейчс же спросил Лорк. - Может быть, зйдем, перекусим?

Он с улыбкой покчл головой.

- Некогд. Д и не люблю я эти зкусывния н бегу. Ед - дело серьезное.

- Любите готовить сми?

- Ой, ужсно! - оживилсь он. - У меня дом куч всякой всячины: соки, крюшоны, квсы, мясо и дичь - все это нтурльное, рыб и специи. Прямо нстоящий склд! Я см зню, что это нехорошо - тщить все к себе домой, кк будто сейчс ккой-нибудь двдцтый век. Д никк не могу удержться!

Лорк бегло, но внимтельно взглянул н нее.

- У вс, нверное, и одежды целя куч?

- А н что мне куч одежды? - рвнодушно спросил он и зсмеялсь. Думете, я ждня? Совсем нет! Просто ужсно люблю все делть своими рукми, кк мне хочется и кк нрвится.

Лорк слушл с интересом. Влентин зметил это и еще больше оживилсь.

- Вот это плтье. - Он встл, повернулсь несколько рз перед Лоркой и сел снов. - Я тоже см его шил. Првд, неплохо получилось?

- Хорошо, - не кривя душой, одобрил Лорк.

- Тиму тоже очень понрвилось, - с удовольствием сообщил он. И, чутко зметив нпряжение, появившееся н лице Лорки, вдруг спросил: - С ним что-нибудь случилось?

Лорк с трудом зствил себя иронично усмехнуться.

- С Тимом? Что с ним может случиться? - И поспешил вернуться к прежней теме рзговор. - А кк это вм пришло в голову - смой сшить себе плтье?

- Зню, зню, зню, - зкивл он головой, - есть готовое плтье с подгонкой, есть швейные втомты с проблемно-эстетическими приствкми, д все рвно это не то! Кк вы, мужчины, не понимете, что если сделешь см, тк это совсем другое дело. Дже обидеться не н кого!

Это случйно промелькнувшее слово "мужчины" открывло Влентину с новой стороны. Он между тем продолжл все тк же оживленно-доверительно:

- Знете, я, нверное, родилсь слишком поздно. Мне вот не совсем нрвится этот принцип - кждому по потребности. - Он взглянул н Лорку с улыбкой, в которой были и смущение и вызов. - Ну что это ткое? Пришел и взял - скучно!

- Тк ведь з это ндо и отдть по способности.

- Кто их мерил, нши способности, - рвнодушно, дже с оттенком пренебрежения ответил Влентин. - Это гениям легко отдвть свои способности. Он отдет, все вокруг хют - ух кк здорово получется! А если ты смый обыкновенный человек, если тебе и отдть-то нечего? Тогд что?

Он спршивл о серьезных, нверное, тревожщих ее вещх, но глз ее по-прежнему были ясны и покойны, только где-то в смой их глубине прятлся вопрос.

- У вс нет зконченной специльности? - предположил Лорк.

- Кк это нет? - удивилсь Влентин и с некоторым достоинством предствилсь: - Я дипломировнный фильмогрф. - И тут же зулыблсь, в этой улыбке был и легкя нсмешк нд собой, и легкя грусть. - Только рзве в ткой рботе вырзишь себя по-нстоящему? Чтобы почувствовть рдость от этого, не просто удовлетворение.

- В экспедицию вм ндо, - неожиднно дже для смого себя посоветовл Лорк, - в космос, н неосвоенную плнету. Уж тм для вс нйдется возможность и шить, и готовить, и собирть всякую всячину.

Он соглсно и очень уверенно кивнул головой.

- Зню, Тим все время твердит мне об этом, - ее лицо осветилось ккой-то особенной скрытой лской, - только сейчс нельзя мне в космос.

Лорк секунду непонимюще смотрел н нее и вдруг догдлся.

- У вс ребенок?

Он не сумел скрыть своего удивления; он услышл эту нотку, повернулсь к нему и ответил с легким недоумением:

- Д.

- Девочк?

- Девочк, - зсмеялсь он, - кк вы догдлись?

Лорк готов был услышть все, что угодно, но только не это. У Влентины ребенок!

- Вы думли, мльчик? - спросил он, не понимя его рстерянности.

- Нет, я срзу догдлся, что это девочк, - ответил Федор мшинльно.

- Кк?

Он смотрел н него с нстороженным, но веселым любопытством, кк смотрят н фокусник, пообещвшего покзть интересный трюк.

Что мог скзть ей Лорк про интуитивное угдывние, похожее н озрение? Угдл, и все тут, угдл и остлся жив, угдл, потом и см удивился, что угдл, если, конечно, все это происходит в спокойной обстновке и есть время и охот, чтобы рзмышлять об этом д удивляться. Но в любопытстве Влентины было столько бесхитростного интерес, что Лорк пострлся, кк мог, ответить ей.

- Вид у вс ткой, - он оглядел ее с головы до ног, - мягкий, женственный. Вы ведь любите детей?

- Ой, ужсно! Вот еду сейчс с вми, я ведь к своей девочке еду, и все думю, кк он тм? - Влентин сцепил руки, он пострлсь сделть испугнное лицо, но из этого ничего не вышло - лицо жило, дышло ожиднием желнной встречи. - И зню ведь, что ничего случиться с ней не может, все рвно беспокоюсь. Вот говорю с вми, см потихоньку предствляю, кк возьму ее н руки, кк он будет дышть вот тут, рядом, говорить, тянуть меня з волосы. Кк я ее купть буду.

В глзх Влентины мелькнули слезы, он тут же зсмеялсь, смущенно поглядывя н Федор, и все тк же увлеченно продолжл:

- Я всегд см ее купю. Тм уж знют и не спорят со мной. Я слышл, они говорят - доисторическя ммш.

- А почему бы вм не стть воспиттельницей? Из вс бы, по-моему, получилсь очень хорошя няня.

Влентин с ясной улыбкой покчл головой.

- Я зню, что получилсь бы, но Тим говорит - очень глупо, когд муж уходит в космос, жен месяцми и годми ждет его н Земле. Ндо ходить вместе. Вот только кк я оствлю дочурку - ну просто не предствляю!

Лорк сидел, уронив н колени тяжелые руки. Он не мог, не хотел решиться н ткой безжлостный удр. Кждый имеет прво н свою рдость и н свое горе. Альт говорил верно. Но кк рзны эти прв!

Идя н встречу с Влентиной, Лорк молил судьбу о пустяке, о том, чтобы в ее хрктере нйти достоинств или недосттки, позволяющие человеку выстоять в беде; все рвно - окменеть или рсклеиться, лишь бы выстоять. Легкомыслие, непостоянство, сильный интеллект, рсчетливость, крепкие цепи других интересов - все это смягчет тяжкий удр истины, приглушет эмоции. Он искл что-нибудь и не ншел ничего. Прво! Д, у Влентины было прво н свое горе, но было ли прво у него, Лорки, бросить это горе в открытую, беззщитную душу? Он здумлся тяжело и ндолго, поэтому вопрос Влентины хлестнул его кнутом.

- С Тимом что-нибудь случилось?

Любящее сердце - вещее сердце. Уже второй рз он спршивл об этом. Лорк сумел зствить себя непринужденно улыбнуться.

- У меня сердце щемит, Федор. - Он скзл это совсем просто, без эмоций, но тревог тк и лилсь из ее глз.

- Глупости, женские глупости, - резко, почти грубо скзл Лорк. - Если уж вы стли женой космонвт, ндо привыкть к тому, что иногд щемит сердце.

Он зкивл головой, успокивясь.

- Д-д, Тим говорил мне об этом.

Рссеянно оглянувшись, Влентин вдруг спохвтилсь:

- А ясли?

- Неужели проехли? - комично ужснулся Лорк.

- Проехли, - он смущенно улыбнулсь, - это все из-з вс. Нпугли вы меня.

- Вот уж не думл, что вы ткя пугливя. - Лорк положил н ее теплую мягкую руку свою большую лдонь. - Рд был познкомиться с вми.

- Я тоже. Когд ждть Тим?

- Через неделю, - уверенно ответил Лорк и зискивюще добвил: - Вы не рссердитесь, если я покину вс? Мне нужно збежть к жене, он рботет вот в этом зднии.

- Пожлуйст, - Влентин зсмеялсь, - только здесь переход нет.

- А зчем мне переход? Кто я - покоритель космос или тюфяк?

Лорк зсмеялся, подмигнул и прыгнул со скоростной мгистрли через огрдительный брьер.

- Упдете! - крикнул Влентин, всккивя с дивн. Но Лорк еще в воздухе сгруппировлся и нклонил тело грдусов под сорок пять к нпрвлению движения. Шестидесятикилометровя скорость кчнул его сильное тело, Федор спружинил ногми и стл прямо, приветственно подняв руку. Влентин был уже длеко и не могл видеть его лиц, поэтому улыбться теперь было совсем не обязтельно. Но он все еще улыблся. Ккой-то прохожий с седой головой, свернувший к Лорке, видимо, для того чтобы сделть ему выговор з глупое лихчество, увидел эту улыбку и испугнно отштнулся.

- Ничего, - успокоительно скзл ему Лорк, вытиря лицо плтком, ничего. Все в полном порядке.

5

Здесь, в спортзле фехтовния, был своя особя и неповторимя тмосфер. Свежесть воздух, нпоенного зпхми моря и соснового бор, зствлял поеживться неподготовленных зрителей: комфортня спортивня темпертур был ниже бытовой. По тренировочным дорожкм, будто связнные невидимыми нитями, двиглись, шгли, тнцевли и вдруг взрывлись молниеносными флешь-ткми стройные фигуры бойцов, зтянутых в элстичное трико-броню смых рзных рсцветок. Н прозрчных, почти невидимых шлемх, зщищвших лицо, шею и голову, мерцли тусклые блики рссеянного свет. Плвли в воздухе, летли, со звоном перехвтывя друг друг, жлили и куслись шпги-молнии. И если укол был хорош, если "вес" его по древней трдиции был не менее 750 грммов, србтывл фикстор, посыля незримый рдиосигнл. Руководствуясь этими сигнлми и общим рисунком боя, поединок оценивл контрольный втомт; н его тбло, то звися, то меняясь с почти клейдоскопической быстротой, высвечивлись суммы уколов с вспомогтельной оценкой их точности и силы. Когд одн из этих сумм нбегл до устновленной, рздвлся легкий звуковой сигнл; н грде победителя вспыхивл зеленый огонек, побежденного - крсный. Фехтовльщики бережно ствили свое оружие в пирмиду грдми вниз, пундрми вверх, сдились возле втомт в кресл бок о бок и просмтривли видеозпись боя, обменивясь оживленными репликми. Н боевой дорожке бои рзыгрывлись особенно неторопливо и хитроумно. Пундры шпг тут укршли пурпурные болевые рзрядники. Если рзрядник устнвливли н полную мощность, н все сто процентов, н "сотку", кк говорили фехтовльщики, чистый укол в грудь своей неистовой рскленной болью влил с ног ничуть не менее верно, чем укол нстоящей шпгой в смое сердце. Првд, н "сотке" рботли очень редко, огрничивясь полусоткой, которя нзывлсь ткже коброй, или четвертью - шершнем. "Укус" кобры, кк првило, бросл фехтовльщик н колени, ну шершня, чтобы не потерять лицо нстоящего бойц, полглось терпеть н ногх. Возле боевой дорожки всегд были зрители - и посторонние, и из числ отдыхющих фехтовльщиков, - с удобством рсполгвшиеся в мягких креслх н нтресолях, где, кстти, и воздух был зметно теплее. З боем н этой дорожке следил не втомт, судья-тренер. Перед нчлом боя он здвл древний, кк см спортивня шпг, вопрос: "Мсье прэ?" - и после того, кк бойцы отвечли соглсием, открывл бой жестом руки и короткой комндой: "Алле!"

В общем, спортзл фехтовния был спортзлом фехтовния, спутть его с чем-нибудь другим было никк невозможно. Рвно кк невозможно было не любить его тому, кто по-нстоящему держл в руке шпгу - блгородное Древнее оружие, которое з историю человечеств, кк феникс, несколько рз умирло и вновь возрождлось из пепл збвения обновленным и еще более прекрсным.

Вслушивясь и вглядывясь в этот особый фехтовльный мир, Лорк, не снимя тренировочного зщитного трико, с удовольствием отдыхл в низком кресле. Его зеленые глз довольно щурились, кк у кот н солнышке, поз был рсслблен, првя рук тяжело свисл до смого пол, левя с зжтым в ней мягким плтком лениво вытирл вспотевшие в боях лицо и шею. Потерявший свою упругость зщитный шлем прозрчным кпюшоном висел з спиной, шпг отдыхл рядом н стоечке, которя специльно для этой цели был и приделн к креслу. Шпг, кк и см Лорк, кзлсь ленивой, устлой и беззщитной - не верилось, что это именно он, подвижня, кк ртуть, сияющя и вдохновенно-злобня, ккую-нибудь минуту нзд исполнял в воздухе свой зтейливый и логичный тнец угрозы, тки и зщиты.

Ивн Фрнкетти, добрый, импульсивный и стремительный, кк смо фехтовние, сидел рядом, сердито смотрел н Лорку и нехотя руглся, мшинльно следя з контрольным боем до первого "смертельного" укол, который учстники рзыгрывли неторопливо, осмотрительно, с теми неожиднными, похожими н кприз переходми от нрочито ленивых, вяло-грциозных движений к кскду летящих шгов, зпутнных финтов и молниеносных уколов.

- Это же не смбо, рыжий ты дикрь, где многое решет сил! Фехтовние - прежде всего искусство. Тренинг, тренинг и еще рз тренинг, если ты хочешь побеждть.

- А если я не хочу побеждть? - лениво, с еле уловимым луквством спросил Лорк.

- Тогд ктись отсюд и знимйся штнгой, - скороговоркой ответил Фрнкетти и хлопнул себя по колену. - Нет, что он делет, ? Ты видел? Осторожничет в позиции, когд мог свободно достть его стрелой! Хочет игрть только нверняк и проигрет, вот увидишь.

- А зчем мне штнг, Ивн? Ты же все время твердишь, что мышцы у меня и тк перетяжелены.

Фрнкетти, уловивший лишь конец последней фрзы, быстро повернулся к нему.

- Перетяжелены! Я готов повторять это хоть до второго пришествия. Посмотри н себя, - Ивн окинул его быстрым взглядом снчл скептически, потом почти любовно, - кк ты с тким весом порхешь по дорожке - великя тйн есть! Если хочешь знть, я всегд ствлю тебя в пример индивидуумм подобной комплекции. А ты? Подвй тебе Виктор, эту осу с кучуковой рукой и оленьими ногми!

- Тк я же все-тки выигрл у него.

- Видл? - снов хлопнул себя по колену Фрнкетти. - Что я говорил? Переосторожничл и получил чистый укол. Был бы нстоящий бой, лежть бы ему сейчс н мтери сырой земле. Выигрл, - это скептическое змечние относилось уже к Лорке, - один рз из восьми. Стыдно и срмно ткое для Федор Лорки.

- Но вспомни, кким уколом я выигрл, - не без смодовольств нпомнил Лорк.

Фрнкетти зкрыл глз и мечттельно потряс головой.

- Д, это был црь-укол! - Он сделл молниеносное движение кистью и прищелкнул языком. - Я думл, шпг сломется кк тростинк.

Лицо Фрнкетти вытянулось и стло свирепеть.

- Нет, ты посмотри, что делет этот столб, эт мчт, этот неотеснный небоскреб! Не фехтовльщик, вентилятор! Мне бы ткие рычги. Нет, ткое видеть просто невозможно!

И Фрнкетти поспешил к третьей дорожке, где неуклюже рботл высоченный новичок с прекрсными для фехтовльщик природными днными. Лорк, с улыбкой нблюдвший, кк Фрнкетти, прекртив бой, взял в руки шпгу и стл в позицию, услышл голос:

- Ндеюсь, ты не в обиде?

Это был Виктор Хельг.

- Это н что же? - откровенно удивился Лорк.

По губм Виктор скользнул и пропл легкя улыбк. Он пожл плечми мол, тебе виднее - и сел в кресло нпротив Лорки. Сел в подобрнной, хотя и непринужденной позе. Он совсем не выглядел устлым и был тк свеж, точно явился сюд не с фехтовльной дорожки, с бездумной прогулки. Поглядывя н Виктор с явным одобрением, Лорк еще рз прошелся плтком по рзгоряченной коже. Великолепный обрзчик человеческой породы! Умен, дерзок, в меру нсмешлив, но это от молодости, прекрсно сложен - истинно ос! И по-нстоящему крсив еще не вполне созревшей, но яркой мужской крсотой: темные вьющиеся волосы, высокий лоб, брхтные умные глз, четко выписнные строгие черты лиц и смуглый румянец н щекх. Хочешь рисуй, хочешь лепи - будет одинково хорошо.

Виктор поймл взгляд Федор, и снов мимолетня улыбк, ккя рзобрть не успеешь, скользнул по его губм.

- Можно с тобой откровенно, Федор? Я ведь не привык к дипломтическим тонкостям.

- Конечно, можно, - рзрешил Лорк, продолжя рзглядывть собеседник, словно по рссеянности, чтобы тот не обиделся ненроком. Ведь, верно, и впрямь привык идти нпролом и думет совершенно искренне, что ничего лучшего и быть не может.

Среди крсивых удчливых прней ткой психологический комплекс встречется нередко. Это не всегд осозннное отржение своего обяния. И виновты в этом женщины, которые, несмотря н свою рссудочную деловитость и рсчетливость, не могут их не бловть и не опекть. Впрочем, виновты это слишком крепко скзно. В рзумных дозх смоуверенность и прямолинейность для космос только полезны.

- Я слышл, тебе нужен нпрник, - почти утверждюще скзл Виктор, прямо глядя н Лорку своими брхтными глзми. Федор же взглянул н него лишь мельком и ответил не срзу.

- Мне нужен не только нпрник. Я комплектую целый отряд.

- А для этой роли я не гожусь?

Нотк нстойчивости в голосе Виктор не исчезл. Лорк снов мельком взглянул н него и ответил, словно извиняясь:

- Пок я этого не зню.

Хельг зсмеялся. Он сидел, опирясь локтями н колени, и с откровенным интересом рзглядывл Лорку.

- Но Ревский обещл специльно поговорить о моей кндидтуре.

- А он и говорил, - спокойно ответил Лорк, - только это срзу не делется. Путь от Земли до Кики длинный. Д и н Кике не срзу зврится кш. Нпрник, содруг комндир, выделится в коллективе см собой.

Виктор внимтельно смотрел н Лорку, который не то не змечл, не то делл вид, что не змечет, его взгляд.

- Федор, - вдруг спросил он, - у тебя же был нпрник, отличный нпрник - Тимур. Почему ты с ним рсстлся?

Лицо Лорки посуровело, лучше скзть, потяжелело; рзглдились мелкие морщинки, и в то же время резче пропислись основные черты.

- Мы не сошлись хрктерми, - медленно проговорил он.

- Но, кжется, вы были друзьями? - нстойчиво допытывлся Хельг.

Лорк провел рукой по колену, точно рзглживя некие невидимые склдки н зщитном трико.

- Были, - подтвердил Лорк и впервые з время этого рзговор прямо и очень спокойно взглянул в глз собеседник. - Рзве нельзя не сойтись хрктерми с человеком, который когд-то был твоим другом?

- Почему же нельзя? Можно. - Виктор отвел взгляд, шлепнул себя по ноге и зсмеялся. - Кк бы то ни было, ты комндир экспедиции изнчльно, вот твой нпрник должен выделиться см собой. Почему ткя рзниц?

- В любом коллективе должн быть основ для компоновки, - скзл Лорк почти добродушно, - инче коллектив просто не состоится, рзвлится.

- Стло быть, ты основ?

- В некотором роде.

- Знчит, ты считешь себя лучше других? - нстойчиво допытывлся Хельг.

- Опытнее.

- Ну, это вопрос терминологии.

- Не совсем. Чтобы ты понял это, скжу - з моими плечми незримо, но очень весомо стоят удчи прежних экспедиций, которыми я комндовл.

Темные густые брови Виктор сдвинулись к переносью.

- Это верно, - в рздумье соглсился он, непринужденно возврщясь к прежней легкой мнере рзговор: - А если это удч, именно удч, и ничего больше?

- Рз удч, дв удч, - в голосе Лорки ззвучл легкя ирония, помилуй Бог, когд-нибудь ндобно и умение.

- Зню, - Виктор не удержлся от нотки снисходительности, - ты любишь цитты из стринных ромнов. Но стоит ли з них прятться?

Лорк усмехнулся.

- Не стоит. Могу скзть тебе, что и комндир экспедиции не нследует свой пост нвечно, кк импертор. В рботе иногд выдвигется другой лидер, он и стновится комндиром. Ткое случлось, хотя нечсто.

Виктор нсмешливо поглядывл н Лорку своими брхтными глзми.

- Ты не боишься, что ткое случится н Кике?

Лорк непонимюще взглянул н него. Виктор кивнул головой з спину и пояснил:

- Я победил тебя н фехтовльной дорожке. Рзве то же смое не может случиться в космосе?

Лорк со сдержнным любопытством рзглядывл своего фехтовльного противник. Хельг открыто улыблся, но Лорк остлся серьезным.

- Рзве мы летим н Кику дрться?

Тень смущения пробежл по лицу Виктор и пропл.

- Нет, не дрться. Но соперничество возможно не только н фехтовльной дорожке.

Лорк кивнул, соглшясь, и поинтересовлся:

- Ты считешь свое учстие в рзведке Кики решенным делом?

- А почему бы и нет?

Лорк усмехнулся. Виктор помолчл, ожидя его реплики, но тк кк Федор и не думл открывть рт, зговорил см, постепенно нкляясь:

- Что мне может помешть? Если откжешь ты, я обрщусь прямо в Совет космонвтики. Я годен для рзведки по всем сттьям. Только ты мне можешь помешть. Но кк? Рсскжешь, кк проигрл мне н дорожке?

- Длсь тебе эт дорожк, - скзл Лорк спокойно, дже добродушно, рзве это нстоящя схвтк? Игр, тетрльное предствление.

Виктор, зкусивший удил, холодно скзл:

- Если хочешь, мы можем сделть этот бой нстоящим. - И, рсстегнув "молнию" зщитного трико, достл из внутреннего крмшк пурпурный боевой рзрядник.

Лорк, не торопясь, достл точно ткой же.

- И это, конечно, не нстоящий бой, но уже ближе к истине.

- Он повернул зстрекотвшее регулировочное кольцо до упор, пок н основнии рзрядник не зсветилсь орнжевя кйм. Потом все тк же неторопливо снял со стойки свою шпгу и ккуртно ндел н ее пундру нконечник. Только после этого он перевел взгляд н Хельг, который пристльно и несколько недоуменно смотрел н него.

- З чем здержк? - весело спросил Лорк, поднимясь из кресл.

Виктор встл вслед з ним и вместо ответ спросил:

- Ты хочешь рботть н "сотке"?

- Конечно! Бой тк бой.

- У тебя же нет никких шнсов, Федор, - здумчиво скзл Виктор.

Лорк зсмеялся.

- Вот это меня и вдохновляет!

- У тебя нет никких шнсов, - нстойчиво повторил Хельг, - и ты это знешь. Почему же "сотк"?

- Для остроты блюд. - Лорк мзнул взглядом по собеседнику. - Уж не испуглся ли ты?

Виктор нсмешливо передернул плечми, вывел свой рзрядник н "сотку", ндел его н пундру и этким рыцрски-глнтным жестом приглсил соперник н боевую дорожку. Он очень кстти окзлсь свободной; судья-тренер вместо своей основной рботы просмтривл видеозпись контрольного втомт.

Ивн Фрнкетти, зметив колоритную пру Лорк - Хельг, рзом оживился, но чуть позже обртил внимние н ярко-орнжевую кйму н болевых рзрядникх, и лицо его вытянулось. Бормоч: "Проклятый рыжий упрямец!", Фрнкетти поспешил было к фехтовльной дорожке, чтобы помешть этому нелепому нервному бою н "сотке", который, он в этом ни секунды не сомневлся, спровоцировл Лорк - стршный любитель ткого род экспериментов. Но, вдруг приостновившись, он пожл плечми и, с удовольствием мысленно консттировв: "Не тому, тк другому это будет очень полезно", зторопился н нтресоли посмотреть это увлектельное предствление глзми специлист и по-зрительски "поболеть" з Лорку, которому он уже двно отдл свое яростное спортивное сердце.

Когд он знял кресло, бой уже нчлся. Стремясь рзом зкончить бой, Виктор без подготовки молниеносно флешировл, Лорк перехвтил, но встретить не успел - Виктор легко, без усилия рзорвл дистнцию. Теперь соперники лениво, будто нехотя двиглись по дорожке: тяжеловто, но с мягкой кошчьей грцией - Лорк и легко, словно тнцуя, - Виктор. Они были совсем рзными: один смуглый и черный, другой рыжий, зеленоглзый; один сухой - ни грмм лишнего вес, другой мссивный, отягощенный рзвитыми мышцми; один озорной, с улыбкой н губх, другой спокойный, дже флегмтичный. И в то же время они были стрнно похожи, похожи уверенной, сдержнной силой, непринужденностью своих тких рзных движений, всем своим обликом хомо спиенсов двдцть третьего век.

- Тигр и пнтер, - вполголос скзл сзди Фрнкетти.

- И пнтер выигрет. Лорк явно тяжеловт, - ответили ему.

Ивн, не оборчивясь, скороговоркой бросил:

- Вес шпжисту не помех, носили бы ноги.

- Но есть и в клссе рзниц, - возрзил тот, первый, говоривший вполголос.

- Есть, когд этих боев десять, когд один бой - Лорк не хуже смого...

Кого смого, Ивн договорить не успел: Виктор снов провел неотрзимую тку стрелой. Кзлось, все кончено, лишь в смое последнее мгновение Лорк кким-то чудом успел взять четвертую зщиту. И снов движение по дорожке, похожее н змысловтый тнец, соствленный из смых рзных, кзлось бы, не вяжущихся между собой п: стремительные тки Виктор и несколько тяжеловтя, но уверення зщит Лорки.

Теперь в спортзле вел бой только эт пр - Хельг и Лорк, остльные шпжисты превртились в зрителей. Тот и другой были хорошо известны, к тому же мло того, что они рботли в болевом вринте, тк еще и н "сотке". А здесь, в спортивной среде, знли, если и не знли, то отлично предствляли, что ткое болевой укол полной мощности. Сторонников Виктор и Лорки было примерно поровну. З Лорку "болели" преимущественно "стрики", которые знли его с той поры, когд Виктор еще и не появлялся н дорожке, и которым теперь порядком доствлось от этой восходящей звезды фехтовния. Ну Виктор был призннным кумиром молодежи.

Кртин боя между тем прояснилсь: Хельг нпдл, Лорк зщищлся.

- Првильно, Федор, - бормотл Фрнкетти, зхвченный боем, - умниц. Контртк - твой единственный шнс. Но ндо потоньше, потоньше!

Лорк ясно покзывл, что н всякую попытку уколоть он будет делть спсительный "круг шесть". Покзл это рз, другой, третий, но не было в его покзе непосредственности, и Виктор не шел н эту ловушку. Тк долго продолжться не могло. Виктор вел бой легко, с зпсом, Федор - к сожлению, это было видно очень хорошо - рботл н пределе, выклдывясь полностью. Несколько рз от укол его отделял тончйшя, едв уловимя грнь; тогд нешумно, но темперментно "болевший" зл дружно хл. Однжды покзлось, что шпг-молния Хельг, встретив вместо груди Лорки пустоту, н излете все-тки коснулсь его руки. Во всяком случе, рук эт бессильно упл, Лорк приостновился, дже не попытвшись достть Виктор, рзрыввшего дистнцию. Видимо, Хельг мог в этот миг решить бой в свою пользу, но он промедлил. Может быть, решил, что бой уже зкончен, может быть, попросту пожлел Лорку, может быть, поопслся, что Лорк блефует - удр был скользящим. Виктор вовсе не был уверен, срботл ли болевой рзрядник, зто хорошо знл, что если и срботл, то длеко не н все сто процентов. Лицо Лорки не отржло ничего, кроме угрюмой решимости и устлости, "сотк", Виктор знл это нверняк, зствит дернуться человек, будь хоть у него стльные кнты вместо нервов. Кк бы то ни было, бой продолжлся.

- Молодец все-тки, рыжий черт, - бормотл Фрнкетти, деля в ткт бою непроизвольные движения рукой, ногой, то и корпусом, - держится! Н пределе, н ниточке, но держится! И хитрит, проклятый!

Несмотря н стршное нпряжение и рстущее утомление, Лорк и в смом деле ншел в себе силы поигрть. Сквозь основной, в общем-то прямолинейный рисунок зщиты опытный взгляд Ивн рзглядел и другой, почти неуловимый, прописнный легчйшими, но четкими штрихми. Лорк теперь покзывл, что его спсительный "круг шесть" блеф, обмн, вызов, что н смом деле он ждет перевод в "четвертую зщиту". И что все это стло прорисовывться потому, что он, Федор Лорк, устл и у него уже нет сил вести бой с прежним вдохновением. И Виктор решил эффектно зкончить бой. Двойной перевод - первый обмн - и вот он, Лорк, беззщитен! Но в смый-смый последний миг, почти в столкновении, вломившись в это движение целиком, без осттк, Лорк успел-тки взять свою спсительную "шестую". Укол!

Переломившись пополм от нестерпимой боли, Виктор с глухим стоном упл н колени. Зл дружно хнул и взорвлся хором нестройных выкриков, реплик и споров.

- Молодец! - крикнул Ивн, рзмхивя нд головой рукми.

- Выигрл. А жль, - здумчиво проговорили сзди.

- Молодец! - снов крикнул Фрнкетти и, только теперь осознв услышнную фрзу, возмущенно обернулся: - Жль! Это еще почему?

Но рядом никого уже не было.

Выпрямившись, Лорк устло, всей грудью вздохнул, взял шпгу под мышку, смхнул с головы зщитный шлем и помог подняться н ноги Хельгу.

- Пусти. Я см, - сквозь стиснутые зубы выдвил Виктор, но ноги еще не держли его.

- Не дури, - устло скзл Лорк, зкинул руку Виктор себе н плечо и отвел его в кресло. Хельг глубоко дышл, понемногу приходя в себя, взгляд его обретл осмысленное выржение.

- Перехитрил, - выдохнул он, мельком взглядывя н Лорку.

- Перехитрил, - соглсился тот, - переигрл. Но еще полминуты - и я бы не выстоял.

- Я чувствовл, что ты почти готов. - Виктор перевел дыхние и зкончил с сожлением: - Вот и зторопился.

- Это был мой единственный шнс, чтобы ты зторопился, - мягко скзл Лорк.

Виктор, уже пришедший в себя, рссеянно улыбнулся. Улыбк получилсь нпряженной. И это не потому, что у него все еще ныли мышцы и гудели кости после болевого удр. Его тревожило что-то другое, несрвненно более глубокое, чем простя физическя боль. Это можно было понять по его пытливому, может быть, дже тревожному взгляду, который то и дело здерживлся н Лорке.

- Скжи, Федор, - спросил он вдруг, - почему все-тки "сотк"?

Лорк усмехнулся.

- Мленькя хитрость. В ситуции, когд обстновк нкляется н все сто процентов, я чувствую себя кк рыб в воде. Может быть, - он пожл плечми, - отчсти в этом секрет моих удч?

- Ты решил меня зпугть?

Лорк досдливо поморщился.

- Я знл, что тебя не зпугешь. Д и не в моих привычкх зпугивть. Но ожидние боли сковывет. - Он мельком взглянул н Хельг и добвил: Почти всех.

- И меня? - быстро спросил Хельг.

- И тебя. Хотя, в общем-то, держлся ты молодцом.

- А тебя?

Лорк промолчл и плутовто улыбнулся, щуря свои зеленые кошчьи глз.

В продолжение этого рзговор взгляд Виктор сохрнял непонятную непривычную сосредоточенность. Лорк догдывлся, что Виктор хочет спросить его о чем-то, скорее всего об экспедиции в космос, о рзведке, но ошибся. Хельг спросил его совсем о другом.

- Скжи, Федор, - медленно проговорил он, - это не из-з Альты? Бой н "сотке"?

- Что?

Лорк удивился тк откровенно, что Виктор срзу все понял и зкусил губу.

- Он тебе ничего не говорил?

- Нет.

- Я тут ухживл з ней, когд тебя не было. Мы с ней одногодки. Я зню ее рньше тебя, еще по школе. Это двло мне прво.

- Прво н ухживние есть у кждого, - перебил Лорк, успевший взять себя в руки. Зметив, что Виктор собирется скзть что-то, он быстро попросил: - Двй не будем говорить об этом. Ухживл тк ухживл. Это твое дело. Твое и Альты.

Упрямо хмуря брови, Виктор все-тки хотел скзть что-то, но Лорк повторил решительно и дже угрожюще:

- Прошу тебя, не будем.

Виктор зглянул в его зеленые холодные глз и понял, что говорить действительно не стоит.

- Д, - зключил он после долгой пузы, - теперь ты меня определенно не возьмешь в нпрники.

Лорк ответил не срзу. Видно было, что он не вдруг осознл фрзу собеседник, хотя его пмять хрнил ее звучние.

- Верно, Виктор, - проговорил он нконец, - не возьму.

Хельг, кк это и было в его хрктере, вспыхнул мгновенно.

- Почему? - спросил он очень воинственно.

- Рно тебе в космос комндиром.

- Это мы еще посмотрим - рно или не рно.

- Понимю, ты можешь обртиться прямо в совет. Но, - лицо Лорки посуровело, - я сделю все, чтобы звлить твою кндидтуру. И звлю, будь уверен.

Щеки Виктор стли совсем пунцовыми.

- И ты имеешь н это прво?

- Имею, - голос Лорки прозвучл теперь по-дружески, - не сердись, ты еще просто зелен для комндир.

- А ты не был зелен, когд пошел первый рз комндиром? Ты был моложе меня н три год.

- Верно, - с некоторым удивлением подтвердил Лорк, прикидывя в уме возрст Виктор, - дже н три с половиной.

Он вздохнул, точно сожлея об этом.

- Но, видишь ли, рзные овощи хороши в рзное время.

- Ккие овощи?

- Рзные, - с ноткой тинственности пояснил Лорк, - огурчик хорош совсем зелененький, дыня бесподобн в стдии полной зрелости, помидоры я обожю, когд они уже крсные, но еще с прозеленью.

Виктор, нкл которого постепенно спдл, не выдержл и зсмеялся.

- Стло быть, ты огурчик?

- Был.

- А я дыня?

- Скорее всего помидор.

Хельг потянулся, рзминя зтекшие мышцы, и, с сомнением глядя н Лорку, протянул:

- Не очень-то меня убеждет эт кулинрня клссификция.

- Можно и без кулинрии. - Лорк помолчл и вдруг, не глядя н Виктор, спросил: - Зчем ты собирешься в космос?

Хельг, явно не ожидвший ткого вопрос, с детской непосредственностью спросил:

- А ты? Зчем ты летешь в космос?

Лорк усмехнулся.

- Это у меня в крови - стрсть к стрнствиям и приключениям - от моих дльних и ближних предков: пиртов, мореходов и кпитнов космических корблей.

Хельг упрямо сдвинул темные брови.

- Среди моих предков я не зню ни пиртов, ни кпитнов космических корблей. Но стрсть, о которой ты говоришь, есть и в моей крови.

- Пожлуй, есть. Но что ее подогревет?

- Рзве это тк уж вжно? Он может гореть и см по себе.

- Может, - охотно соглсился Лорк. - Во всяком случе, со мной тк и было. Был я дурк дурком. Отпрвился в космос только потому, что ндо было перебеситься.

- Почему же мне нельзя перебеситься?

- Потому что ты уже перебесился, - спокойно ответил Лорк.

Хельг взглянул н него удивленно и несколько рстерянно.

- Д-д, - уверенно подтвердил Лорк, - ты собирешься в космос не просто тк, не от одного избытк сил. Ты хочешь слвы и бессмертия своего имени в грядущем. - Виктор молч смотрел н Лорку. - Рзве это не првд?

- А если првд, - Виктор проговорил это с видимым трудом, - рзве это плохо - слв и бессмертие?

- Если з этим не стоит ничего другого - плохо.

- А что должно стоять? - быстро спросил Хельг.

- Добро, - просто ответил Лорк. - И не только бстрктное добро для человечеств в целом. Добро для тех, кто рядом с тобой, кто слбее тебя душой и телом. В космосе иногд только от воли комндир звисит, пойдут другие н смерть или нет. И если добро не стоит з его спиной, он может нтворить стршных дел. Вот и скжи честно - готов ты быть комндиром?

Хельг н секунду поднял глз н Лорку и угрюмо ответил:

- Не зню.

- Вот видишь. Комндиром быть тебе рно. А вторые роли ты игрть не зхочешь, д и не сможешь.

- Можно попробовть.

- Попробуй это н земле, - мягко посоветовл Лорк, поднимясь н ноги.

Виктор придержл его з руку и нстойчиво, стрстно зговорил:

- А ты? Ты служишь только добру? Оберегешь слбых и презирешь личную слву?

- Во всяком случе, я стрюсь тк делть. - Он нклонился, взял свою шпгу н руку, придерживя з грду. - И потом тут есть одн тйн. Я могу открыть ее тебе, если это остнется между нми.

- Ну? - ждно спросил Хельг.

- Впрочем, если и не остнется, тебе все рвно никто не поверит. Лорк улыбнулся. - Мне не тк уж и хочется идти в космос - я ведь уже перебесился. Но ндо. Понимешь? Ндо!

6

Игорь Дюк встретил Лорку шумно, со свойственной ему чуть нрочитой непринужденностью, к которой Лорк, впрочем, быстро привыкл и перествл ее змечть. Игорь ничуть не изменился, кк и прежде, был строен, гибок, изящен и похож н д'Артньян, кким этот слвный мушкетер рисовлся в вообржении Лорки. Но в его умных ироничных глзх Лорк рзглядел легкую грустинку, которой не змечлось рньше. Игорь был чутким человеком и, видимо, догдлся, что Лорк обнружил в нем некие перемены, потому что спросил чуть нсмешливо:

- Ну, кков я в новом мплу - свободного от супружеских обязнностей мужчины?

Лорк легонько тронул его з плечо.

- Хорош! Тким и полгется быть преуспевющему служителю нуки.

Лорк хорошо знл, что в свободное время Игорь Дюк увлеклся мтемтикой и философией, отличясь этим от большинств космонвтов-гиперсветовиков, предпочитвших хобби гумнитрного уклон. К тому же он успел зметить и порттивный компьютер, и большой шкф с микрофильмми, и электронную пишущую мшинку - эти непременные трибуты обстновки в квртире человек, знятого нучной рботой.

- Преуспевющему или нет - скзть пок трудно, но рботю я усердно. А глвное - с увлечением!

Когд Лорк убирл с плеч Игоря руку, Дюк неожиднно молниеносным движением перехвтил ее и попытлся зломить Лорке з спину. Точным рывком, скорее мшинльно, чем сознтельно, Федор высвободился.

- Не блуйся.

- Ах ты, рыжий черт! - с откровенной досдой скзл Игорь.

- Ангел, увжемый Дюк, нгел. Рыжий нгел - скромно и оригинльно, попрвил его Лорк и посочувствовл: - Вес у тебя мловт, милый.

- Мловт, - вздохнул Игорь, звистливо оглядывя могучий торс Федор, и добвил с досдой: - Ты бы хоть рсслбился, что ли. Из увжения к хозяину.

- А ты предупреждй зрнее.

Усживя Лорку н дивн и устривясь нпротив него в кресло, Дюк ворчл:

- А все толкуем о рвенстве. Я вот дв месяц не выходил из спортивного зл, зрботл кучу похвл з превосходную координцию движений и ловкость. Умудрился положить чемпион ншего город. И вдруг является неотеснный дикрь из космических дебрей, который и понятия не имеет о тонкостях смбо, и стряхивет меня, кк ндоедливую муху.

- Кждому свое, - мшинльно ответил Лорк.

- Это верно, - охотно поддержл Игорь. - Пить-есть будешь?

Лорк змотл головой.

- Не время.

- Кк знешь. А нсчет того, что кждому свое, соглсен, думл об этом. Если хочешь, Федор, это глвня проблем ншего времени - рскусить, что тебе дно. Понимешь, рньше человек хвтлся з что угодно, лишь бы утолить голод, отхвтить кусок удовольствий, рзбогтеть, добиться влсти и слвы. Что остлось сейчс от этих стимулов? - Игорь иронично усмехнулся. - Рзве что слв?

- Это рди слвы ты шелестишь н мшинке?

- А что? Если эт кпризня особ обртит н меня свой блгосклонный взор...

- А если не обртит?

- Ну и черт с ней! Перетерплю кк-нибудь.

Они уже несколько рз обменивлись пытливыми взглядми. Чуткий Дюк догдлся, что Лорк зшел к нему неспрост, и ждл, Федор все медлил, не решясь нчть.

- Нверное, уже виделся с Эллой? - довольно рвнодушно спросил Игорь.

- Пок еще нет.

- Ты знешь, - открыто глядя н Лорку, Игорь с некоторым недоумением пожл плечми, - я ведь доволен тем, что мы рсстлись с Эллой. Хотя это ее иницитив.

- Доволен? - не поверил Лорк.

- Не пойми меня ложно. Конечно, это меня огорчило, к тому же отчислили из соств экспедиции. Но прошло время, и я понял, что рзрыв был не только неизбежен, но и нужен.

- Почему?

Дюк внимтельно взглянул н него.

- Экий ты сегодня нстырный, все-то тебе нужно знть. Любовь бывет рзня, Федор. Одн помогет жить и трудиться, другя мешет. Хотя и т и другя любовь - нстоящя, искренняя. - Он помолчл, пожл плечми. - У нс с Эллой был типично т смя любовь, которя мешет. Ты можешь не поверить, но всего з дв месяц я сделл, - Дюк кивнул в сторону пишущей мшинки, - рз в три больше, чем з предшествующие десять лет, проведенные рядом с Эллой. До рботы ли, когд рядом ткя женщин? То рйское блженство, то нестерпимый д, то нежность, то озлобление, то ссор, то примирение, д ткое, что весь мир готов бросить к ее ногм.

У Лорки постепенно склдывлось мнение, что Игорь говорил не столько для собеседник, сколько для смого себя.

- В космосе я был многогрнным человеком с широким кругозором, н Земле Элл зслонял собой добрые полмир. Меня это не тяготило, мне это было любо, но не хвтло времени оглянуться нзд, подумть и выбрть дльнейший путь.

Лорк сдержл улыбку. Игорь Дюк игрл без нжим, почти незметно, но игрл. Небрежня поз, изящные, чуть рсслбленные движения, легкя грусть во взоре, ироническя усмешк н губх - прямо-тки сноб, явившийся сюд из длекого прошлого. Игорь всегд принимлся игрть ккую-нибудь роль, когд нчинл откровенничть. Игр служил ему своеобрзным щитом против психологических црпин.

- А теперь я осмотрелся, - продолжл Игорь. - Черт побери! Кк слбо мы продвинулись вперед в овлдении личным счстьем, хотя рди человечеств в целом перевернули вверх дном кучу чужих миров.

- Может быть, это хорошо, что не для себя, для человечеств? поддрзнил Лорк.

- А не пор ли всерьез, н смом высшем нучном уровне, зняться кждым отдельным человеком?

Он покосился н Лорку.

- Мне иногд кжется, Федор, что счстливым сейчс стть труднее, чем в кменном веке. Кк тогд все было просто! Огонь в очге, много жирного прожренного мяс, безопсня пещер и женщин н звериных шкурх, жждущя твоей лски. Вот и счстье! А теперь? - Игорь скептически поморщился и мхнул рукой.

- Кто спорит с тем, что счстливым сейчс стть труднее, чем в кменном веке, - тихо зметил Лорк.

- Тогд зчем все это? - сурово спросил Дюк, кивя головой н окно, з которым редкими иглми вздымлись в небо многокилометровые здния.

И Лорк посмотрел в широкое окно.

- Счстье стло недоступнее, это првд, но оно и выше. Кк эти дом выше средневековых хижин и дже небоскребов двдцтого век.

- Выше еще не знчит лучше, - буркнул Игорь.

Лорк, приглядывясь к нему, зсмеялся:

- Тебя бы н недельку в кменоломни, в Древний Рим или Египет.

- Ну если без кменоломен и без рбов?

- Можно и без кменоломен. Любимя рбот, хороший отдых, истиння свобод - рзве это не полноценный фундмент для счстья?

- То-то и оно, что фундмент.

- А ты думл, счстье принесут тебе н блюдечке? Кому оно нужно ткое, дреное? Нстоящее счстье ндо выстрдть, милый Дюк.

Игорь вдруг зсмеялся.

- Вот уж куд-куд, в стрдльцы я не гожусь. - И с неожиднной проництельностью добвил: - Ну его к черту, это личное счстье. Скжи мне, рыжий нгел, почему ты смотришь н меня тк испытующе? И о чем хочешь спросить, д никк н решешься?

- Все боюсь потревожить твой душевный покой.

- А ты не бойся.

Лорк внимтельно взглянул н него и деловито спросил:

- Перед тем кк произошел окончтельный рзрыв с Эллой, - Федор сделл неопределенный жест рукой в воздухе, - с вми ничего необычного не происходило?

Дюк, присмтривясь к Лорке, усмехнулся.

- Не видели ли мы вещих снов и небесных знмений? Не сходил ли н нс Божья блгодть или, ноборот, не являлся ли к нм Вельзевул с предложением пожертвовть нши грешные души в фонд безрботных, голодющих бесов?

Лорк, любовно смотревший н Игоря, мягко попросил:

- Не дури. Необычное зпоминется смо собой.

- Д нет, ничего необычного, - Игорь пожл плечми, - рзве что были нкнуне в гостях у Теодорыч и пробовли его смодельное вино.

- И кк, понрвилось? - с любопытством спросил Лорк.

- Тк себе. А вот Элке понрвилось, он ведь стршня любительниц всякой экзотики.

- Это верно, тк себе, - проговорил про себя Лорк и поднял глз н товрищ. - Ты меня прости, но еще один вопрос н ту же тему. Кк у вс все-тки произошел с Эллой рзрыв? Ведь обычно бывют не только причины, но и поводы.

Игорь с некоторым удивлением взглянул н Лорку: Федору вовсе не было свойственно копться в интимной жизни своих друзей и товрищей. Д и вообще ткое не было приятно!

- Появился у нее близкий друг, - неохотно скзл он вслух. - Уж есть у них любовь или нет - не зню, но влияние он н нее имеет большое.

- Любопытно, - пробормотл Лорк.

Игорь Дюк смотрел н него с недоумением.

- Федор, - скзл он просительно, - ну зчем тебе копться во всем этом?

Лорк мельком взглянул н него.

- Тим погиб, Игорь.

- Что? - шепотом спросил Дюк.

Лорк не удостоил его ответом, тк и остлся сидеть с опущенной головой.

- Тим? - Дюк неловко поднялся из кресл, оно упло. - Я думл, ткие не погибют.

- Погибют.

Игорь поколеблся, потом поднял кресло и пнул его ногой.

- Почему не скзл срзу? - спросил он, свирепея.

- Есть причин. - Лорк кивнул н кресло. - Сдись. Д сдись же и выслушй меня.

Лорк рсскзывл не очень связно, поэтому долго. Искреннее огорчение Дюк зствило его еще рз зново почувствовть всю нелепость и неотвртимость гибели друг. Рсскзывя, он понемногу успокивлся и приходил в себя. Дюк, ошршенный неожиднным известием и поглощенный собой, снчл слушл Лорку вполух, но потом кк-то вдруг он уловил стрнную и стршновтую логику цепочки несчстий и неудч, преследоввших руководителей кикинской экспедиции.

- Погоди, погоди, - перебил он Лорку, хмуря брови, - ты подозревешь, что Тим попросту убили?

- Нет, - скзл Лорк, - я не думю столь прямолинейно. Возможно, его хотели просто вывести из строя, кк вывели тебя, Брму, Сомов, и переборщили.

- Кому и н кой черт это могло пондобиться?

Лорк помолчл и теперь уже неторопливо и очень четко рсскзл о всех сообржениях Соколов. О его консультции с ГКЗ и о том, что компьютер допустил возможность существовния тйной оргнизции, противопоствляющей свои интересы интересм человечеств в целом. О подростковой втономии и о том, ккую стрнную, жестокую роль могли сыгрть эти подростки в период подготовки кикинской экспедиции. Рсскзывя, Лорк с неприятным чувством отметил, что импульсивный Дюк кк-то уж очень легко збыл о гибели товрищ и слушл Федор со все более возрствшим интересом. Он дже поднялся из кресл и принялся ходить по кбинету.

- Соколов почти убедил меня, что все дело в Викторе Хельге и что ребят, решив восстновить спрведливость, нделли непопрвимых глупостей. Но окзлось, что все это ерунд и бред собчий.

- Тк уж и бред? - несколько рссеянно спросил Игорь, думвший о чем-то своем.

- Бред, - со вздохом, но очень уверенно ответил Лорк. - Конечно, Виктор болен слвой, но он чист и честен, он не способен н подлость и фльшь, ручюсь головой.

- А если Виктор ничего и не подозревет о кознях своих обожтелей?

Лорк усмехнулся.

- Мловероятно. Виктор общется со школьникми чуть ли не кждый день, человек он умный и чуткий. Он просто обязн был догдться о фокусх ребят. Но я проверил и ткую возможность - поговорил с юнцми, не в лоб, конечно, обиняком. Тм все чисто, можешь быть уверен. Я ведь тоже в некотором роде ребячий фворит, мне они врть не стнут. Тк что, - Федор рзвел рукми, - концепция о тйной оргнизции лопнул с треском.

Игорь Дюк остновился прямо перед Лоркой и, глядя н него, спросил со скрытым вызовом:

- А если с треском, д не лопнул, родилсь?

Срзу подобрвшись, Лорк остро взглянул н товрищ.

- У тебя есть ккя-то идея?

- У меня есть десятки и сотни идей, - Игорь снов слегк игрл, и в его тоне звучл снисходительность, - но я тебе подрю лишь одну из них, смую крсивую и вдохновляющую. - Он подтщил ногой стул и сел нпротив Лорки. А что, если мы имеем дело со скрытым сопротивлением некой неземной цивилизции?

Лорк, с острым интересом ждвший "крсивой и вдохновляющей" идеи товрищ, не мог скрыть своего рзочровния. Чуткий Игорь конечно же срзу зметил это и рссердился.

- Ты что же, не допускешь возможности контктов с иноплнетянми?

- Почему же? У нс бывли встречи.

- Я имею в виду не дльний космос и не чужие плнеты, консервтор! Я говорю о контктх прямо здесь, н Земле.

- Что-то вроде визит н чшку чю? Или явления Христ нроду? флегмтично уточнил Лорк. - Думю, что всемирное бюро информции уведомило бы нс о тком эпохльном событии.

- Нет, мой милый. Я имею в виду конткты односторонние: в виде скрытого сбор информции о землянх или ктивного, но тйного вмештельств в нши земные дел.

- В принципе возможно и ткое. - Лорк не скрывл своего скептицизм. Но уж очень все это легковесно, кк в детском приключенческом фильме. Агенты иноплнетной цивилизции н Земле! Под кким соусом и в кком облике, Игорек? Любя подделк под человек, будь то чистый робот, биомех или что-нибудь иное, сморзоблчит себя з несколько чсов конткт.

- Это второй вопрос, - нетерпеливо перебил Дюк.

- Допустим. Итк, тйные генты н Земле, мы об этом не подозревем. И чем же они знимются? Я бы поверил в их существовние, если бы они скопировли зписи центрльного информтория, взяли н бордж и угнли бы нш лучший глктический корбль или поствили несколько хитрых экспериментов, чтобы определить хрктер и цели ншей цивилизции. А иноплнетяне, видите ли, не ншли ничего лучшего, кк потихоньку, но целеустремленно изводить одного кндидт в комндиры кикинской экспедиции з другим. Зчем?

- Очень просто - они хотят сорвть ншу экспедицию н Кику! Может быть, не сорвть, просто здержть; кто знет, вдруг у них н Кике собственные интересы? А может быть, они хотят, чтобы экспедицией комндовл чем-то удобный для них человек, к которому они успели подобрть некие ключики.

Пожлуй, впервые з время рзговор об иноплнетянх н лице Лорки вместо скепсис и иронии появилось выржение серьезного рздумья. Дюк немедленно зметил это.

- Хочешь, я объясню, почему тебя тк шокирует идея об иноплнетном вмештельстве в земные дел? Все дело в Боге.

- В Боге? В кком Боге? - удивился Лорк.

- В смом обыкновенном. В том смом бородтом стрике, который, сидя н облкх, з шесть дней сотворил целый мир, потом время от времени считл нужным совть нос в земные дел, хотя его никто не просил об этом.

- Положим, - возрзил Лорк, помимо воли увлекясь этой интеллектульной игрой, - до сотворения мир и облков не было, впрочем, в космическом рзуме есть что-то от Бог.

- И ты туд же, несчстный нтропоцентрист! - с досдой скзл Дюк. Вдумйся, Вселення не имеет ни нчл, ни конц, он существует вечно! Миллирд веков миллирд рз возведенный в миллирдную степень - ничтожный миг по срвнению с ней. Ты ощущешь это?

- Д, - с легкой улыбкой ответил Лорк, - у вечности довольно острый ромт.

Но увлеченный Дюк уже не обрщл внимния н шутки.

- Теперь подумй, кк мы бесцеремонно обрщемся с этим колоссом. В бесконечной веренице времени мы выбирем крохотную точку - те смые двдцть - тридцть миллирдов лет, в течение которых существует Глктик, звезды, плнеты, - и именно этому мгновению приписывем прво н рзум. Вот ведь ккое нхльство и смондеянность! А жлкий отрезок ншей звездно-глктической эпохи ничем не лучше и не хуже любого другого, до сегодняшнего восход солнц тких отрезков пролетело бесчисленное множество. Почему мы им откзывем в прве н рзум?

- Мы не откзывем, - возрзил Лорк.

- Ах не откзывем, - сейчс же уцепился з эту фрзу Дюк. - Но, кроме того, мы должны отдвть себе отчет, что по мере своего рзвития сообщество рзумных постепенно приобретет все большую влсть нд природой и нконец перестет звисеть от нее совершенно. Ткое сообщество приобретет прво н неогрниченное существовние. Рзве человечество не живой пример этому?

- Допустим.

- Ловлю тебя н слове. Сколько же тких могучих цивилизций возникло в ходе вечного существовния Вселенной? И рзве они не должны рно или поздно нйти друг друг и объединиться?

Лорк и не думл возржть, он просто спросил с оттенком грусти:

- Почему же мы тк одиноки среди звездных дорог?

- Может быть, мы просто не доросли до этого суперсообществ рзумных. Не принимют же подростков в общество космонвтов или в члены Акдемии нук. А может быть, - по губм Дюк скользнул легкя усмешк, - нш Глктик - своеобрзный зповедник, з которым пристльно нблюдют мириды мудрых глз. Мы же создли н Земле ткие зповедники для диких зверей и стремся кк можно меньше вмешивться в их внутренние дел.

Игорь Дюк тихонько зсмеялся, поглядывя н здумчивое лицо товрищ.

- Я убежден, Федор, рзум вечен, кк и см мтерия. И нверное, все, что мы видим вокруг себя и близко и длеко, тк или инче связно с ним. А если космическое сообщество рзумных существует, оно просто обязно присмтривть з человечеством, если не явно, то тйно. Ведь мы мужем, нбиремся сил, все дльше и дльше проникем в космос. И чем ктивнее мы стновимся, тем жестче должен быть контроль з нми. Резвящийся львенок это львенок, способный лишь н озорство: црпины н руке хозяин, рзбитя вз, рзорвння подушк. Если же рсшлится молодой, но уже полный сил лев, можно ждть нстоящей беды.

- А фкты? Есть у тебя конкретные фкты этих тйных или явных контктов с иноплнетянми здесь, н Земле?

Игорь снисходительно пояснил:

- Я философ, не сттистик. Я знимюсь проблемми вселенского мсштб. Что мне мленькя струшк Земля?

- Мленькя струшк Земля, - с оттенком горечи повторил Лорк и суховто добвил: - Тим погиб именно здесь, н Земле, Игорь.

Секунду помолчв, Дюк грустно и удивленно соглсился:

- Д, гиперсветовик Тим Корсков погиб н Земле. - Он вздохнул и виновто пробормотл: - Слб человек. Тим нет в живых, я уже збыл об этом. Но что тут поделешь?

Он несколько тетрльно склонил свою крсивую интеллигентную голову и, постепенно оживляясь, зговорил снов:

- Ты говоришь - фкты. А ведь нет ничего глупее фкт. Глупо, кк фкт! Не помню, кто первым скзл это, кжется, Лплс. Чтобы рзглядеть в облчке фкт его суть, нужно не только зрение, но и знние. Люди ежедневно видят восход солнц, но прошли долгие тысячелетия, прежде чем они поняли, что это следствие врщения Земли. Тк и конткты с иноплнетянми - ндо острее, глубже глядеть вокруг себя.

Игорь вдруг оборвл свою мысль, присмтривясь к изменившемуся, похолодевшему лицу Лорки.

- Что с тобой, Федор? - учстливо спросил он.

- Ничего, - не срзу, но очень спокойно ответил Лорк. Но это был непрвд.

Слушя Игоря, Лорк вдруг вспомнил свой глупый прыжок в оврг, зполненный тумном. И сломнное дерево-рогтину, нпрвленное острием вверх.

7

Лорк пошел в пвильон не только потому, что ему зхотелось пить, просто ему нужно было где-то собрться с мыслями и подумть.

Войдя в обширный полуоткрытый и полный свет вестибюль, Лорк отметил любопытную новинку: внутренняя лицевя стен его, обычно знятя кртинми, рельефми, скульптурми, взми и другими предметми чистого и декортивного искусств, изготовленными городскими умельцми, сейчс был преврщен в стереоэкспозицию. Это было яркое светозвуковое окно в северный осенний мир, окруживший город: еще зеленые, но уже с прожелтью холмы, серые облк с ярчйшими голубыми пятнми небесных проглин, сколки деревьев - скромной желтой березы, горящей рябины и хмурых темно-зеленых елей. Н переднем плне экспозиции ручей, кустрник, нд которым порхли и звенели птицы, кжется, трясогузки или зимородки - Лорк не был силен в орнитологии.

Федор одобрил новинку, одобрил и некоторую искусственность, избыточную крсочность пейзж по срвнению с тем, что было з чертой городского купол. Лорке зхотелось узнть фмилии второв экспозиции, он подошел ближе и невольно порзился рельности этого мир, созднного вообржением человек и его умелыми рукми. Ручей был рядом - вот он, хотелось сделть еще шг дв вперед, нгнуться и опустить руку в студеную прозрчную воду. С березы, кружсь и покчивясь, неторопливо пдл лист. Вдоль ручья пробежлсь трясогузк, остновилсь и покчл хвостиком, кося н Лорку любопытными глзми-бусинкми.

А вот фмилий второв экспозиции, кк это нередко случлось, нигде не знчилось - они пожелли остться неизвестными. Только в смом углу экспозиции н высоте груди Лорк обнружил кк бы прящий в воздухе вторский знк - вензель из нескольких зтейливо переплетенных букв. Кто знет, пожелет ли когд-нибудь рскрыть свое инкогнито коллектив художников и инженеров?!

Во всем остльном пвильон сохрнил свою типичность: слев - пищ земня, спрв - духовня. Посредине пвильон - скромный, стеклянно звенящий фонтн, вокруг него неширокя полос шелковистой трвы и луговых цветов. В првом холле почти все посетители были в больших темных очкх, они сидели в креслх, н дивнх, з мленькими столикми, рссчитнными н одного человек, в смых рзных позх, которые только может принять человеческое тело в состоянии физического покоя, интеллектульной сосредоточенности и эмоционльности. Некоторые рссеянно прихлебывли или тянули через соломинку нпитки.

Лорк вспомнил хроникльный фильм-очерк о прошлом, который он видел несколько дней нзд, и усмехнулся. В этом фильме добря половин людей был в больших темных очкх. Кк пояснил, вызвв общее оживление, консультнт, эти очки прошлого вовсе не были кинозвукопроекторми, в стекл-кссеты которых вствлялись мтерилы хроники, произведения литертуры, искусств и нучные мтерилы - все то, что зменило объемистые книги прошлого. Окзывется, тогд очки носили либо те, кто стрдл недосттком зрения - медицин еще не додумлсь, что их можно испрвлять, либо те, кто попросту не хотел щуриться от яркого свет, дбы не испортить морщинми глдкое, будто зглянцовнное лицо. Эти невырзительные лиц тогд почитлись этлоном крсоты. Будто и не было великих творений Леонрдо, Рембрндт, Роден!

Левый холл был еще просторнее. Вдоль стен тянулись витрины консервторы-рздточные, смо помещение было знято столикми и столми, рссчитнными н одного, двух и больше человек. Блюд и нпитков, выствленных в витринх, было предостточно, чтобы удовлетворить дже кпризного гурмн прошлого. Но почти все они, если говорить о мясе, рыбе, дичи и деликтесх, были синтетми или композитми. Только две большие витрины были зняты нтурльными блюдми, но людей возле этих витрин было совсем немного: существовл неглсный этический зкон, по которому этими блюдми пользовлись лишь по предписнию врч и в особых случях. Нпример, если у тебя день рождения, годовщин первого выход в космос или если уж очень зхотелось вцепиться зубми в сочный, еще дымящийся, в меру прожренный бифштекс. Был и еще одн особя витрин, мленькя, "Нтурльные деликтесы". В рзличных пвильонх эти деликтесы были рзными: в этом - черня осетровя икр. Мимо этой витрины проходило много нроду, но брли редко, больше просто любопытствовли - недром здесь было много детей с родителями. Эт сдержнность потребления объяснялсь и этикой, и тем простым фктом, что рядом, в соседней витрине, было сколько угодно точно ткой же синтез-икры, отличить которую от нтурльной было совершенно невозможно. Прошел мимо деликтесной витрины и Лорк, он, кк гиперсветовик, имел морльное прво брть все, что вздумется, но никогд этим првом не пользовлся. Н секунду он все-тки здержлся. Кк же, икр! А что икр? Слизь, черненькие шрики, внутри этих шриков врврски убитые, нсмерть змученные в крепком рссоле существ-зродыши, из которых могли бы получиться великолепнейшие рыбищи - осетры!

С бутылкой ледяной минерльной воды Лорк шел к свободному столику, когд почувствовл прикосновение к своей руке.

- Федор!

Лорк обернулся и увидел Соколов. Перед ним н столе был ополовиненный бокл томтного сок и трелк млюсеньких бутербродов с смой рзной снедью.

- Здрвствуйте, Алексндр Сергеевич. - Лорк присел рядом.

- Н ловц и зверь бежит, - не совсем внятно проговорил Соколов, рот у него был нбит, отпил солидный глоток сок и уже членорздельное пояснил: - Мне кк рз ндо видеть вс. Есть новости.

Лорк откупорил бутылку и срзу же, чтобы не терялся гз, нполнил сткн. Отпил несколько глотков острого морозного нпитк и, глядя н веселые пузырьки гз, рвущиеся вверх, скзл:

- У меня тоже есть.

- М-м? Отлично!

У Соколов был блгодушный вид, лицо и вовсе порозовело, н лбу выступили бисеринки пот. Больше, чем когд-нибудь, он был сейчс похож н очровнного процессом еды поросеночк. Челюсти у него рботли неторопливо, но методично и очень эффективно - бутербродики волшебно исчезли с трелки один з другим. Лорк не успел прикончить бутылку, кк с едой было покончено. Соколов вытер слфеткой губы, потом плтком лицо и улыбчиво взглянул н Лорку своими голубыми глзми.

- Кто же первый выложит новости? - полюбопытствовл он.

Эт улыбчивость и блгодушие были Лорке не совсем понятны. Соколов знл, что его гипотез о подростковом вмештельстве в дел взрослых рухнул окончтельно и безвозвртно. Они долго обсуждли это по видеофону, Соколов выглядел тогд рздосдовнным и огорченным - кк и любой одержимый, он был очень откровенен и непосредствен в своих эмоциях. И вдруг ткя метморфоз нстроения!

- Могу нчть, - вслух скзл Лорк.

- Слушю.

Слушл Соколов внимтельно, он вообще был превосходным слуштелем нверное, без этого кчеств просто невозможно быть профессионльным экспертом-социологом. Снчл н его лице был нписн живой интерес, его сменило недоумение, потом и рстерянность. Вдруг полные, бнтиком губы Соколов дрогнули рз, другой, и он зхохотл. Зхохотл беззвучно, но от всей души, содрогясь всем своим плотным литым телом, вытиря плтком слезы, выступившие в уголкх глз. Лорк хотел было рссердиться, но, вспомнив свою собственную рекцию н предположение Игоря Дюк об иноземном вмештельстве, только усмехнулся.

- Простите, - с трудом выговорил Соколов, постепенно успокивясь. - Уж очень это неожиднно и збвно.

- Что вс збвляет? - сухо спросил Лорк.

Соколов зглянул в его похолодевшие глз и поежился.

- Простите, - теперь уже покянно повторил он. - Не считйте меня бессердечным. Но я эксперт и порой увлекюсь делом больше, чем нужно.

"Д, ты профессионл", - с горечью и увжением подумл Лорк, постепенно оттивя. Видимо, Соколов зметил это. Он помолчл, постукивя короткими сильными пльцми по столу, и уже рссудительно и деловито продолжл:

- Знете, уж очень мудрен вш иноплнетня версия. Тйные глктические генты н Земле, мы не догдывемся об этом! Кто они невидимки, бесплотные духи? И решют они, вы уж простите, слишком млоклиберные здчи.

Лорк не сдержл улыбки - Соколов говорил ему почти то же смое, что в свое время см Лорк говорил Игорю Дюку. Соколов же, подвшись вперед, осторожно спросил:

- А что, если во всей этой кикинской истории нет ни мудреной тйны, ни змысловтости, ни происков иноплнетной цивилизции, одн только пошлость и мещнство?

- Не совсем понимю.

Некоторое время Соколов молч смотрел н Лорку, поджв губки и хитровто щуря голубые глзки. И вдруг скзл:

- Совет рекомендовл вм нового нпрник вместо Тимур. Знете об этом?

- Не зню, - медленно ответил Лорк. Ему не хотелось покзывть, кк больно резнул его этот простой вопрос, кк бы ствивший точку нд гибелью друг. - Кто он?

- Виктор Хельг. Рекомендция мягкя: вы сми должны решить - годится он в помощники и содруги комндир экспедиции или нет. Но рекомендция есть рекомендция.

- Все-тки Виктор, - в глубоком рздумье повторил Лорк и поднял глз н эксперт. - Нверное, вы решили воскресить подростковый вринт?

Словно зщищясь, Соколов выствил перед собой мленькие сильные лдошки.

- О нет! Ту версию мы похоронили окончтельно. Но когд кндидтур Хельг упрямо и уже явно всплыл снов, мне пришл в голову интересня мысль, - мленькие глзки Соколов обрели мечттельное выржение. - Ткие тинственные и вместе с тем перспективные, многообещющие плнеты, кк Кик, открывются рз в столетие, не чще.

- Ну и что?

Соколов снисходительно улыбнулся.

- А то, что комндиру кикинской экспедиции д и его помощнику в случе удчи уготовн вечня слв - бессмертие в человеческой истории. Кк Христофору Колумбу, Юрию Ггрину, Ростислву Лодыгину или Ивну Лобову.

- Что из того? - Лорк был смо терпение.

Соколов вздохнул. Он посмотрел н космонвт со стрнным, непривычным для себя выржением - почти любовно и вместе с тем с сожлением.

- Добры вы слишком, Федор, потому, вы уж простите меня, в чем-то нивны. Будете пострше - почерствеете.

Лорк усмехнулся, Соколов продолжл:

- Вы же сми говорили, что Виктор Хельг болен слвой. А ведь в этой болезни есть что-то древнее, мещнское. Если нстоящий человек ждет слву спокойно, кк естественную блгодрность других людей, то мещнин этой слвы жждет, ктивно ее домогется, уж зслужил он это прво или нет дело десятое. И вдруг ткя возможность - Кик! Для мещнин упустить ткую возможность - знчит стть несчстным, кзниться и скрипеть зубми от досды всю остльную жизнь. Он пострется сделть все возможное и невозможное, чтобы ухвтить кпризную фортуну з хвост.

Соколов умолк, ожидя реплики, но и Лорк молчл. Стрнно, он думл сейчс не о своем друге Тимуре, не о Викторе и дже не об экспедиции н Кику. Он думл о том, что прожил длинную - ему ведь уже сорок, интересную, богтую приключениями жизнь, ни рзу всерьез не здумлся о вечной проблеме мещнств, которое тйно сопутствует всему истинно великому. Смолюбие и себялюбие, скромность и трусость, мужество и покзное геройство, любовь и интрижк, гордость и высокомерие - несть числ этим тким рзным внутренне и тк иной рз похожим внешне понятиям. Д, рядом с истинными иделми человек и человечности неизменно следуют их мишурные, яркие, но трухлявые и мерзостные двойники. Подобно тому, кк с блгородным шмпиньоном соседствует лже-шмпиньон - смертельно ядовитя бледня погнк. Удивительно живуч эт ядовитя мишур.

- Что же вы мне ответите?

Лорк не срзу оторвлся от своих мыслей.

- Я могу только повториться. Д, Виктор Хельг болен слвой. Но он прямой, честный прень. Я не думю, что он способен н двурушничество, тем более н подлость.

Н круглом розовом лице Соколов ясно отрзилось недоумение.

- Вот видите, вы не думете, - пробормотл он, хмуря свои редкие белесые брови. - А есть у вс стопроцентня уверенность?

Лорк иронично полюбопытствовл:

- А вы сми можете быть уверены н сто процентов в том, что ксется человеческих взимоотношений?

- Вот видите, - будто и не слыш Лорки, недовольно повторил Соколов. И потом вы говорите, что Хельг не способен н подлость. Охотно допускю, что н прямую подлость ткой прень действительно не способен. Но он может быть косвенно к ней причстен.

- Не совсем понимю.

Соколов вздохнул, в его голосе послышлись менторские нотки:

- Вы знете, что ткое протекционизм? Здоровый, принципильный протекционизм - явление не только неизбежное, но и нужное - нпример, з вс горой стоит Ревский. Он готов отстивть вшу кндидтуру где угодно и перед кем угодно. И это прекрсно!

Соколов передохнул.

- Но есть и двуличный, мещнский протекционизм. Это когд ппы, ммы, друзья и близкие готовы лопнуть, но помочь своему протеже, уж зслуживет он протекции или нет - дело десятое.

Видя, что Лорк собирется возрзить, Соколов змотл головой, н его румяном лице появилось стрдльческое выржение.

- Зню, зню! Ткие случи редки, дже исключительны. Но ведь исключительн и цепочк несчстий с кндидтми в экспедицию н Кику! Мы не можем, не имеем прв упускть из виду ткую возможность. Рзве есть, нпример, грнтия, что некто без ведом Виктор Хельг или при его молчливом попустительстве не пытется протщить его в экспедицию рди грядущей слвы, которой он тк жждет?

- Кто? - устло спросил Лорк. - У Виктор нет ни отц, ни мтери, они погибли, когд он был еще мльчишкой.

В голубых глзх Соколов появилось хитровтое выржение.

- А вы знете, что Виктор очень дружен с Эллой Дюк?

- Что? Д он лет н двдцть его стрше!

Соколов сокрушенно вздохнул.

- Бог мой! Элл - женщин без возрст, неужели это не понятно?

Это был првд, и Лорк невольно приздумлся.

- А почему между вшим другом Игорем и Эллой вдруг произошел рзрыв? вкрдчиво спросил он. - Ведь они по-своему крепко любили друг друг. А если говорить честно, я не встречл женщины умнее Эллы Дюк. Он одн стоит целой тйной оргнизции! И уж если ткя женщин поствит себе здчу протщить возлюбленного в экспедицию, никкие препятствия ее не остновят.

- Будет вм фнтзировть, - добродушно скзл Лорк.

- Тк уж и фнтзировть? Вы же любите и знете мировую литертуру и историю, Федор. Вспомните леди Мкбет и госпожу Помпдур, вспомните о вековечной згдке женской нтуры. Д, сейчс этот женский комплекс в полной мере проявляется редко: не т жизнь, нет стимулов и экстремльных обстоятельств. Но в определенных условиях этот бесовский синдром может и нынче вспыхнуть со стршной силой.

Лорк смотрел н эксперт с некоторым удивлением, он еще не видел его тким. Нверное, Соколов почувствовл его взгляд, потому без пузы перешел н деловой тон:

- Пусть это звучит нпыщенно, но мы с вми, Федор, стоим н стрже устоев общечеловеческой морли. Мы должны быть бдительны, дотошны, если нужно - беспощдны.

- А рвно умны и деликтны, - философски добвил Лорк.

- Это смо собой рзумеется, - отмхнулся Соколов. - Вм нужно обязтельно встретиться с Эллой Дюк, н вс вся ндежд, Федор. Я, грешный, пробовл говорить с ней, но вся моя дипломтия рзбилсь о нее кк о склу.

Он мельком взглянул н Лорку и медленно поднялся н ноги.

- У меня есть для вс еще одн новость. Я рсскжу по пути.

По широкой пологой лестнице они спустились к эсклтору, и здесь, под строй липой, Соколов приостновился.

- Тело Тимур нйдено, Федор, - скзл он, не глядя н Лорку.

Федор молчл, хмуря брови. Соколов мельком взглянул н него, вздохнул и вдруг, хлопнув себя по бедру, убежденно проговорил:

- И что-то тут не то!

Лорк мгновенно нсторожился.

- Вы о чем?

- Я о Тимуре. Что-то они темнят.

- Кто они?

Под холодным, "тигриным" взглядом Лорки Соколов поежился.

- Врчи. Чего-то они недоговривют.

- Что они могут недоговривть?

- Откуд я могу знть? - вдруг рссердился Соколов. - Но недоговривют, это точно. Я, знете, очень чуток н фльшь, н полупрвду, н умолчние. - Он взглянул н Лорку и хитренько улыбнулся. Вот и вы что-то недоговривете, верно?

Лорк припомнил терпковтое вино Ревского, свой глупый прыжок в оврг, дерево-рогтину, с любопытством зглянул в простодушные голубые глзки Соколов.

- Д неужели?

- Предствьте себе. Тите что-то, убежден. Голову готов положить н плху, кк говривли в стрину.

- Тить можно не только плохое, - мягко зметил Лорк.

- Верно! Но почему бы вм не поделиться со мной - хорошим или плохим, ккя рзниц? - Соколов говорил просительно, дже зискивюще. - Любя тйн - тяжесть н душе. Откройтесь, и легче будет.

- Экий вы дипломт, Алексндр Сергеевич.

Соколов грустно взглянул н него.

- Уж ккой я дипломт, - он достл большой плток и ккуртно вытер лицо и шею, - эксперт. Д еще профессионльный.

8

Снчл Лорк хотел договориться о встрече с Эллой зрнее, но, хорошенько подумв, откзлся от этой мысли. Конечно же Элл нчнет гдть, зчем Федору пондобилсь эт встреч, выберет для себя определенную роль и будет ее рзыгрывть с тким увлечением и искренностью, что рзобрться, где првд, где вымысел, будет совершенно невозможно.

А "случйно" встретиться с Эллой было совсем не трудно. Он жестко выдерживл трудовую дисциплину, зкнчивя свой рбочий день в один и тот же чс. И все-тки встреч едв не сорвлсь. Хотя Лорк зблговременно подошел к институту энергопроблем, его отвлек рзговором знкомый, и Федор зметил Эллу в смый последний момент, когд он уже скрывлсь з поворотом ллеи. Но узнл ее Лорк срзу: тонкя точеня фигур, туго обтянутя мягкой ткнью, небольшя голов, гордо посження н длинную шею, легкя походк, которую вовсе не портил едв уловимя нрочитость движений бедер и кистей рук. Походк у Эллы, кк и многое другое, был глубоко продумн, многокртно примерен и тщтельно отрепетировн.

Лорк извинился перед знкомым, прибвил шгу, легко догнл ее и, порвнявшись, скзл приветливо:

- Здрвствуй, Элл.

- Лорк! - Он привычно, ослепительно улыбнулсь. - Рд тебя видеть.

Нверное, он и првд был рд встретить его. Их связывли добрые отношения, что было совершенно естественно, ведь речь шл об отношениях с женой товрищ по космической рботе.

У Эллы были нежные, но определенные, будто выгрвировнные черты лиц, большие удлиненные глз, тонкие брови. В пышных вьющихся кштновых волосх - крупный изумруд, привезенный со Стикс, - подрок Игоря. Лорк невольно здержл н нем взгляд. Элл срзу зметил это и погрустнел.

- Вот тк, Федор, - скзл он философски-мелнхолично своим хорошо поствленным голосом. И легко коснулсь густо-зеленого кмня кончикми длинных пльцев. Кк и все движения Эллы, это движение рукой было зконченно, изящно и чуточку нрочито.

Лорк подумл, что если он сейчс зговорит об Игоре, то скорее всего Элл продолжит рзвивть философско-мелнхоличную линию, ей нрвилсь эт роль - об этом крсноречиво говорил зеленый кмень, и откровенности не получится. Поэтому он отложил рзговор и попросил:

- Можно я провожу тебя?

Почти не поворчивя головы, он провел по нему взглядом.

- Проводи.

- Может быть, перекусим?

- Что ты! Н кого я стну похож, если буду трпезничть по пять рз в день? Если не возржешь, двй просто посидим.

- А почему я должен возржть? - Лорк оглянулся в поискх скмьи, но Элл, притронувшись к его руке, предложил:

- Спустимся к озеру, тм прохлднее.

Этот прк, прилегющий к институту, был конечно же хорошо знком Элле. Он свернул с ллеи, пересекл ленту эсклтор и вывел Лорку н крутую тропу, выбитую прямо в земле. Федор глнтно предложил ей руку, но Элл шлепнул по его широкой лдони и легко сбежл вниз. Он бежл то прямо, то поворчивясь левым боком, то првым, удерживя рвновесие рскинутыми в стороны рукми, - это был дже не бег, непринужденный тнец-импровизция.

В черную прозрчную воду озер грустно смотрелись стрые-престрые желтеющие ветлы. Н воде зстыли увядшие листья и лебеди, белизн которых по контрсту с водой кзлсь до оскомины режущей. Двиглось, устло плыло куд-то лишь отрженное, поэтому тусклое, стертое небо.

- Сдись, - скзл Элл, взглядом покзывя н место рядом с собой н скмье. И спросил: - Нрвится?

- Жуть! Вот только змк не хвтет. И чтоб в окошке юня дев с рспущенными волосми.

- Верно, змок был бы к месту, - рвнодушно скзл Элл. - Бнльно. Но ведь и в бнльности есть своя крсот.

Лорк ничего не ответил, только усмехнулся, может быть, поэтому в тоне Эллы появились сердитые нотки.

- Все кнонизировнное бнльно. Бнльны египетские пирмиды, Искиевский собор, роденовский мыслитель, улыбк Джоконды и Дворец Труд. Привыкнуть можно к чему угодно.

Лорк слушл ее не без интерес, Элл был в чем-то прв.

Нверное, Элл уловил перемену его нстроя, потому что покосилсь н него уже с улыбкой.

- Вот я бнльно крсив, рзве это плохо?

- Д, - рссудительно соглсился Лорк, - но ты ведь не египетскя пирмид. И дже не сттуя.

Элл рссмеялсь и деловито спросил:

- Ты уже виделся с Игорем?

- Виделся, - коротко ответил Лорк, выдерживя ее испытующий взгляд.

Элл был человеком без возрст. Сколько знл ее Лорк, он всегд выглядел одинково: ослепительно, холодновто и молодо, но з этой молодостью опытный взгляд безошибочно угдывл и прожитые годы, и дисциплинировнный недюжинный интеллект. Элл был тлнтливым физиком, вел отдел в институте энергетических проблем, в свободное время увлеклсь вянием, художественной гимнстикой и тнцми. У них с Игорем был шестндцтилетняя дочь. Воспитывлсь он в интернте, но дни отдых регулярно проводил в семье. Дочь обожл свою мть, н которую был очень похож, к отцу относилсь со снисходительным дружелюбием.

- Осуждешь меня?

- Почему тебя? Вс обоих.

Элл ответил ему привычно ослепительной, но все-тки блгодрной улыбкой. И деловито сообщил:

- Это было неизбежно, Федор. Н одной любви длеко не ускчешь. - Видя, что Лорк не понял ее, он пояснил: - Знешь, что ткое жизнь? Болото, где по трясине рскинуты более или менее ндежные кочки. Проехть можно или глопом, нпролом, или шгом, хорошенько выбиря дорогу. А стоит перейти н рысь, кк непременно увязнешь и выпчкешься в грязи. - Он пожл плечми удивленно, без сожления. - Мы ведь никогд не были с Игорьком друзьями. У него своя жизнь, у меня своя, у него космос, у меня Земля; у меня одни иделы, у него другие. Мы были любовникми, Федор. Искренними и пылкими любовникми, но не единомышленникми. Когд мы неслись вскчь и в ушх свистел ветер, все было хорошо. Но стоило сбвить ход, кк мы нчинли тонуть в трясине будней.

Элл говорил искренне, мло того - искренне ведь и лгут, - он говорил сущую и горькую првду, хотя в ее голосе не было и нмек н горечь, рзве что смя легкя ирония. Он ухитрилсь прожить с Игорем семндцть лет, но это были годы длинных рзлук и коротких встреч-прздников, когд жизнь у них действительно неслсь вскчь.

И стоило очередной ткой встрече зтянуться, кк нчинлись, кзлось бы, необъяснимые ссоры: из-з того, что пить утром - чй или кофе, куд идти - н стдион или в цирк, с кем тнцевть и с кем и кк рзговривть. Об этих ссорх знли все их друзья, у всех они вызывли лишь улыбку: милые брнятся - только тештся.

- Кто же мешл вм стть друзьями, единомышленникми? - подумл вслух Лорк.

- Мы сми. В дружбе всегд кто-то уступет, мы об гордецы.

- А если уступют об?

Элл взглянул н него с сожлением.

- Ты все-тки немножко рыб, Федор. Большя, ловкя, но хлднокровня рыб.

- А может быть, я просто человек?

Элл холодно взглянул н него.

- Ты хочешь скзть, что я не совсем человек? Не извиняйся. Бог рди, ты скзл мне комплимент. Д, я не просто человек, я женщин. Женщин с большой буквы, потому что женского во мне больше, чем бстрктно-человеческого.

Может быть, ее все-тки обидел реплик Лорки или тем рзговор волновл, но щеки Эллы порозовели, глз зблестели, он стл чудо кк хорош.

- Вот этого-то не хотел или не мог понять Игорь! Он все время пытлся вести себя со мной кк с нпрником в ходовой рубке или с коллегой по эксперименту. А я женщин! Я люблю поклонение, ухживние, рыцрство во всех его формх. Я люблю вертеться перед зерклом и укршть себя, обожю кокетничть. Мне збвно и приятно видеть, кк по моей прихоти из полубог, воспрившего к звездм познния, вдруг выглядывет обыкновенный нетерпеливый мужчин.

Он и теперь говорил првду, но не всю првду. Элл любил не только пококетничть, ее увлечения были много глубже, впрочем, верней было говорить не о глубине, о бурности. Некий зрелый, но невротический мужчин, один из немногих вятелей-профессионлов, пытлся покончить из-з нее жизнь смоубийством, хотя, судя по всему, деллось это тетрльно, дбы произвести впечтление н ветреную крсвицу. А один юнош явился к Игорю для мужского рзговор - он был твердо убежден, что Элл искренне любит его и что ее удерживет возле Игоря лишь чувство долг. Юнош полгл, что Эллы не было дом, но жестоко ошибся. Элл был и конечно же не преминул полюбопытствовть, о чем идет рзговор. Юнош был изгнн с превеликим позором, Элл дже не удостоил его пощечины, удовольствоввшись подзтыльником. Лорк зстл смый финл этой истории. Он пришел, когд Игорь еще помирл в кресле со смеху, Элл рсхживл по комнте, рзгорячення, зля и, судя по всему, счстливя.

Игорь вообще очень легко относился к увлечениям своей жены. Лорк догдывлся о причинх этой снисходительности, он и см не терял увжения к Элле по той же смой причине. Элл позволял себе увлекться другими только тогд, когд Игоря не было н Земле. Стоило его ноге коснуться мтушки-плнеты, кк для Эллы оствлся н всем свете один-единственный мужчин - Игорь. Если он и кокетничл с кем-нибудь в это время, то просто по привычке или чще всего, чтобы позлить Игоря. И з это, з своеобрзную, небезжертвенную верность, Лорк охотно прощл Элле тысячи других грехов. С улыбкой глядя н нее, он искренне скзл:

- Никк не могу понять, кк ты упрвляешься со своим отделом в институте.

Он покрснел.

- Н рботе я не женщин, человек. Тот смый бстрктный человек, который тк мил твоему сердцу. Мне стоило немло сил и нервов убедить в этом своих нучных коллег, но я убедил.

Лорку порзило, кк изменилось ее лицо з те немногие секунды, в которые он произнесл эту фрзу. Оно остлось тем же смым холодно-крсивым лицом с тонкими, грвировнными чертми, но стло суше, зконченное, будто его осветило резким боковым светом. Но в то же время оно стло человечнее, добрее; слегк прищурились глз, и поэтому н тлсной холеной коже в смых уголкх глз появились легкие морщины.

- Почему бы тебе не послть эту ндоевшую рботу к черту? - вдруг скзл Лорк совсем не то, что ему хотелось. А ему хотелось скзть, что, если бы Элл тртил меньше сил и нервов н рботе, он бы отлично лдил с Игорем и вообще был бы счстливее.

- Ндоевшую? - Брови ее хотели нхмуриться, но срботл смоконтроль, и лоб снов стл чистым, тлсным. - Если я и увжю что-нибудь по-нстоящему в этом мире, тк это труд, - голос ее звучл сухо, без следов эмоций. - Если у меня отнять мою рботу, я стну нстоящей стервой, Федор. - Он вздохнул. - Труд создл человек, труд и позволяет оствться ему человеком. - Он покосилсь н молчвшего Лорку и спросил: - Рзве это не тк?

Лорк подобрл плоский кмешек и швырнул в темную воду. Оствляя после себя пухнущие блинчики, кмешек весело посккл по озерной глди. Удивленно кувыркнулись и рстеклись н пятн отрженные облк. Лебедь рспрвил и несколько рз лениво взмхнул крыльями, отчего стл похож срзу и н скзочную, диковинную лодку, и н неуклюжий смолет.

- Может быть, и тк, - нехотя соглсился он, - только уж больно все это скучно.

У него и првд было скучное лицо, дже озорня зелень в глзх точно выцвел, звял. Элл легонько прикоснулсь к его руке кончикми пльцев.

- Что с тобой, Федор?

Он пожл плечми.

- Тк, легкий приступ мелнхолии.

Элл тихонько зсмеялсь.

- Лорк и мелнхолия! Это что-то новое.

Судя по всему, он был и удивлен и довольн тем, что Лорк может пребывть в тком состоянии.

- Мелнхолия - сестр рзум. - Лорк поднял глз н Эллу и серьезно спросил: - Ты когд-нибудь видел мелнхоличных зверей, Элл?

Он подумл и ответил:

- Видел.

- В зоопрке, - уверенно уточнил Лорк, - если н воле, то это были больные или ущербные звери. Свободные здоровые звери - существ жизнердостные и веселые. Для них жизнь - это игр. Они игрют, ухживя друг з другом в пору любви, игрют, скрдывя добычу, игрют, удиря от врг.

- Хм!

- А ты вспомни, кк тнцуют влюбленные журвли, кк кошки игрют с поймнной мышью и с кким зртом под смым носом сытого льв тнцуют зебры и нтилопы.

Элл не без труд рзглядел в глубине Лоркиных глз луквинку и покчл головой.

- Ничего-то для тебя нет святого! - Но в тоне ее слышлось не осуждение, интерес.

- Д, - упрямо повторил Лорк, - звери - счстливые существ. А вот неуклюжий предок человек, неудчник-мелнхолик, которому недоствло ловкости жить н деревьях, в минуту озрения изобрел труд, отделив его от игры.

- Тот смый труд, который создл человек, - проговорил он.

- Верно. Но он отделил человек от природы, лишил его первозднного счстья бытия. А ты подумй, с кким нслждением со всеми тйникми своей многогрнной души человек окунется в природу: в морские волны, степное рзноцветье или любовную игру!

Элл будто внове рзглядывл литые мышцы Лорки, его сумрчное лицо и луквые глз. Но ее дисциплинировнный интеллект между тем рботл холодно и логично.

- Д, Федор, слияние с природой - это счстье. Но ведь мы не журвли, не кошки и не зебры, нм этого мло. У нс есть и другое счстье, - глз Эллы похолодели, голов гордо вскинулсь, - влсть нд природой! Рзгдк смых зклятых ее тйн, движение в ширь и в глубь Вселенной.

- Д, труд вознес человек тк высоко, что кружится голов, - Лорк пытливо взглянул н женщину, сидевшую рядом с ним, - но сделл ли он его счстливым?

- Рзве см труд не счстье? - быстро спросил он.

- В дльнем пути сму дорогу не тк уж трудно принять з цель путешествия.

- Знчит, долой труд и д здрвствует природ? Голый, счстливый человек н первозднной земле? - Элл вдруг зсмеялсь. - В принципе я не прочь попробовть. Боюсь только, что быстро ндоест.

- Я хю не всякий труд, Элл, тяжкий труд.

- А если он служит великой цели?

- Цель у нс одн - см человек, все остльное - от луквого. А тяжкий труд, ккой бы великой цели он ни служил, деревенит человеческое тело, сковывет рзум, смое худшее - сушит душу. И этому нет опрвдния.

Рзглядывя вдруг помрчневшее лицо Лорки, Элл с неожиднным, но тк понятным для женщины ее склд прозрением понял нконец ход его мыслей.

- Ты мечтешь о том, чтобы превртить труд в увлектельную игру? Это было бы прекрсно! Иногд труд и игр похожи кк близнецы, но, по существу, их всегд рзделяет бездоння пропсть.

- Все-тки, - с мягкой убежденностью возрзил Лорк, - эт пропсть иногд исчезет. Тогд труд и игр сливются вместе, обрзуя грмоничное целое. Тогд говорят об озрении, о звездных чсх бытия, о постижении тйн мироздния не только рзумом, но и кждой клеточкой тел. Труд нслждение, труд - рдость, не просто привычк или потребность...

Нступил минут молчния. Зходящее солнце, прорввшись сквозь поредевшую листву строй ветлы, брызнуло в лицо Эллы горстью свет.

- Никогд не думл, что у нс получится ткой рзговор, Федор.

- И я не думл, - откровенно признлся Лорк, возврщясь к действительности. - Скжи, Элл, ты веришь, что я, может быть, и не очень близкий, но все-тки нстоящий друг тебе и Игорю?

- Игорю - д. - Элл привычно и холодно улыбнулсь. - Хотя бы потому, что ты один из немногих, кто видел во мне прежде всего человек, не женщину, з которой любопытно поухживть.

- Тогд скжи, почему у вс произошел рзрыв? - Лорк зметил, что он нчинет рздржться, и поторопился добвить: - Я понимю, дело это сложное, интимное...

- Вот именно, интимное, - перебил его Элл, - и мне не совсем понятно, почему им интересуется тк много посторонних людей.

Он рзглядывл Лорку, почти не поворчивя головы, лишь скосив глз и чуть приподняв брови не удивленно, снисходительно и, может быть, брезгливо. Лорк вдруг и очень ясно понял, что никкие дипломтические хитрости с ткой женщиной, кк Элл, не помогут. Стоит ей почувствовть неискренность, дже недоговоренность, Элл, безусловно, уже почувствовл это, кк он змкнется и откроет лишь тот минимум, к которому обязывет ее простя вежливость и стря дружб, не больше. Если он, Лорк, хочет узнть ее нстоящие, истинные мысли, помочь ему может только откровенность. Лорк провел лдонью по лицу и скзл негромко, без всякой ффектции:

- Тим погиб, Элл.

- Тим? - не поверил он.

Лорк скупо рсскзл ей о том, что случилось с Тимуром. Лицо Эллы постепенно мягчело, н нем отрзились рздумье и печль.

- Тим погиб, - спокойно повторил он, но это было не рвнодушие, сдержнность человек сильной воли. - Ккя нелепость! Прими мое сочувствие, Федор.

Лорк помолчл, когд хотел зговорить, перехвтил взгляд Эллы, это был необычный, несвойственный ей взгляд - в нем было нечто мтеринское. И Лорк сжл челюсти, снов опускя голову. Он не рисовлся, ему вообще были чужды поз и рисовк, он и првд никк не мог привыкнуть к тому, что его друг Тим нет в живых.

- Хуже всего, - проговорил Лорк после долгой пузы, - может быть, это не простя смерть, убийство.

По лицу Эллы пробежл тень изумления.

- Это несерьезно, Федор.

- Это серьезно, - возрзил он упрямо и рсскзл Элле все от нчл до конц, он умолчл только о своем дурцком прыжке в оврг. Элл почти не перебивл его, он умел слушть, когд считл это нужным.

- Я помню Соколов, - скзл он с ноткой нсмешки, - эткий розовый поросеночек, который, нбив желудок, пришел в бодрое нстроение и здумлся нд тйнми мироздния.

- Соколов - хороший, принципильный человек, - Лорк улыбнулся, - рзве что несколько фнтичен, чрезмерно углублен в свою профессию.

- Фнтизм - это всегд плохо. - Элл холодно и ослепительно улыбнулсь, кк бы подводя итог предшествоввшему рзговору и нчиня новый. - Итк, многоувжемый эксперт-социолог решил, что, влюбившись в крсвц Хельг, Элл Дюк потерял голову и решил огнем и мечом проложить ему путь к слве. - Элл помолчл и вдруг резко спросил: - Ты знешь, что я довольно стр?

- Не зню, - не совсем искренне ответил Лорк.

- Но догдывешься, - спокойно докончил он з него, - я почти н десять лет стрше Игоря, Федор. Еще несколько лет, и я нчну стремительно увядть. Я уже не смогу быть для него возлюбленной, к ногм которой готовы бросить весь мир. А я женщин, Федор, прежде всего женщин, другя роль меня не устривет. Я не хочу ни жлости, ни восхвляемой тобой дружбы взмен любви. Я хочу, чтобы по мне сохли и сходили с ум. И нплевть, что они, эти сохнущие, стрше и хуже Игоря. - Он помолчл и повторил нсмешливо: - Стрше Игоря. А Виктор Хельг моложе его н добрый десяток лет. Тебе интересно, кто он, мой стрый друг?

- Для дел интересно.

- Ты его прекрсно знешь. Известнейший психитр и психолог, референт и эксперт Совет космонвтики, член медкомиссии по отбору космонвтов Соркин Гермн Петрович. Кстти, родной дядя Виктор Хельг. - Пок Лорк перевривл услышнное, Элл продолжл: - Вот кто любит меня покорно и беззветно. Пожелй я, - в голосе Эллы послышлсь усмешк, - и Гермн не только сорвл бы экспедицию н Кику, но и вообще рзрушил бы космодром вместе с корбельными эллингми. Но мне незчем желть этого, милый Лорк.

Элл тихонько зсмеялсь.

- Кстти, Гермн горячий сторонник учстия Виктор Хельг в кикинской экспедиции. И не только потому, что уверен в его превосходных кчествх. Он готов сплвить его куд угодно, потому что ужсно ревнует ко мне. Я ведь отчянно флиртую с Виктором. - Элл легонько потянулсь плечми и грудью. - Мне любопытно проверить, не угсли ли мои чры, попутно позлить Гермн и Игоря.

Он встретил холодный взгляд Лорки и ослепительно улыбнулсь.

- Я тебе не нрвлюсь?

- Не нрвишься, - откровенно скзл Лорк, отвел взгляд и добвил грустно: - Зчем тебе все это? С твоим-то умом и крсотой! Родиться бы тебе лет н полтысячи позже.

- А почему не н полтысячи рньше? Крсивым д умным женщинм всегд жилось хорошо, дже в смые мрчные периоды человеческой истории. Всегд они были своевлстны и кпризны, ткими они и остнутся н веки вечные.

- Стоит ли тогд жждть будущего? - философски зметил Лорк, нстривясь н шутливый лд.

- Рядом со мной? Конечно, не стоит, - в том же тоне ответил Элл.

Вот тут-то, во время шутливой близости и понимния, Лорк и решился здть свой глвный вопрос:

- Скжи, Элл, кк вы порвли с Игорем? Ведь бывют не только причины, но и поводы. Предшествовло этому что-нибудь необычное? Поверь, это не прздное любопытство.

Ясные глз женщины испытующе смотрели н него.

- А что же это?

- Я объясню потом, обещю. А пок поверь мне н слово.

Элл отвел взгляд.

- Хорошо, поверю. - Он н секунду здумлсь. - Говоришь, необычное? Нкнуне мы были у Реве кого, очень мило провели время, пили превосходное вино.

- А еще, непосредственно перед ссорой? - допытывлся Лорк.

- Никкой ссоры не было, просто я вдруг отчетливо понял всю бессмысленность ншей дльнейшей жизни и логично, убедительно рстолковл это Игорю. - Он вдруг нхмурил брови, припоминя что-то. - А перед этим меня укусил в шею мух, может быть, пчел или ос, в общем, что-то крылтое. Было не тк уж больно, но обрзовлсь припухлость. Рзглядывя ее в зеркло, я злилсь н муху, н себя, н весь мир. Тут н меня и снизошл ясность мысли. Это ведь довольно необычно, првд?

- Првд, - подтвердил Лорк, не поднимя глз.

Он был уверен, что н вершине оврг пчелы или осы его не кусли. А вот мухи и комры? Он никогд не обрщл внимния н ткие пустяки, особенно в те минуты, когд рядом с ним был Альт.

Ночью нд побережьем пронесся шквл с сильнейшим ливнем. Сдовые дорожки усыпли сорвнные листья, веточки, рзноцветные лепестки роз. Дождь не унимлся, но он уже не буйствовл, не лил кк из ведр, сеял и сеял с флегмтичной нстойчивостью.

Оглядывя поутру рстрепнный сд, Лорк с удовольствием потягивл обжигющий губы черный кофе.

- Рзбой и беспорядок, - блгодушно проговорил он.

- Беспорядок, - со вздохом соглсился Ревский, сидевший н открытой террсе своего дом нпротив Лорки, и вдруг спохвтился: - Ты о чем?

Лорк с улыбкой взглянул н стршего товрищ.

- Я о сде.

- А я о вине, - буркнул Ревский.

Срзу после рзговор с Игорем Дюком Лорк встретился с Ревским и выяснил, что в общем-то все кндидты в комндиры кикинской экспедиции побывли у него в сду и всех он почел нужным угостить своим знменитым вином, звоеввшим Грн-при. Лорк откровенно поделился с Ревским своими сомнениями, не збыв крсочно рсписть приключения в оврге, - уж кому-кому, Теодорычу он доверял безусловно и до конц. Ревский посмеялся нд его подозрительностью, но пообещл произвести смый тщтельный биохимический нлиз своего призового нпитк. Результт окзлся неожиднным во всех отношениях. В вине обнружили сложное оргническое соединение, родственное рибонуклеиновым кислотм. Глвный компьютер устновил: вещество неизвестно нуке, и знес его в ктлог под нзвнием Н-РНК, приписв его открытие Ивну Теодоровичу Ревскому.

- Вот ты и прослвил свое имя не только в космонвтике, но и в биохимии, - скзл по этому поводу Лорк с нрочитой серьезностью.

Ревский зыркнул н него:

- Нужн мне эт честь!

Ревский рзвил бурную деятельность. В результте сотен контрольных опытов устновили, что Н-РНК присутствует исключительно в том смом вине, которое звоевло Грн-при и которым гостеприимный Ревский тк усердно потчевл своих гостей-космонвтов. Длиння серия других контрольных опытов позволил выяснить, что Н-РНК в тех дозх, в которых он присутствует в вине, окзывет н психику человек лишь слбо вырженное нркотическое, нейростимулирующее действие, сходное с воздействием экстрктов коки. Вызвть ккие-либо рекции, опсные для человек в физиологическом или психологическом плне, Н-РНК не в состоянии, если дже увеличить дозы его прием десятикртно. Этот успокивющий вывод несколько портил мленькя приписк, уведомлявшя о том, что воздействие Н-РНК н человеческий оргнизм тонко, многоплново и что исследовния еще продолжются.

- Перестрховщики, - ворчл Ревский, - ндо же тк нписть "мно-го-пл-но-во"! Это знчит ничего не скзть.

- Но они пишут и другое - "тонко", - успокивл его Лорк.

Лорк шутил потому, что тковы вековечные трдиции космонвтов, шутил потому, что не знл, кк инче успокоить Ревского, рзрядить его нпряжение. Всю свою жизнь Теодорыч отдл дльним полетм в космос и воспитнию молодежи. Мысль о том, что он собственными рукми мог ннести хоть смый млый вред своим питомцм, жгл его и приводил в неистовство. Внешне, првд, кроме брюзжния по поводу и без повод, это никк не выржлось, Ревский оствлся обычным скульптурным Ревским, точно вырубленным из сухого дерев. Но Лорку обмнуть трудно, и он, докпывясь до истины, попутно стрлся сыгрть роль своеобрзного мортизтор.

Кким обрзом Н-РНК окзлсь в вине, выяснить не удлось, точнее, тких путей было несколько, и ни одному из них не было основний отдть предпочтение. Рибонуклеид мог попсть в вино совершенно естественно, вместе с виногрдным соком. Првд, нлиз этого сорт виногрд не выявил в состве ягод ничего похожего н Н-РНК, но это ничего не знчило: вино было семилетней выдержки. Оно хрнилось открыто, и если кому-нибудь злоумышленнику или шутнику, землянину или иноплнетянину - вздумлось бы туд что-нибудь подсыпть или подлить, он мог сделть это без млейших зтруднений. Кроме того, для улучшения букет Ревский добвлял в вино некоторые посторонние ингредиенты: мед и тонкие пряности. Он дже и см не смог бы дть их полный перечень, делл смесь н вкус, по нитию.

- Теодорыч, - просительно проговорил Лорк, бережно ствя н стол чшку из нежнейшего фрфор, - двй н время збудем об этом проклятом рибонуклеиде и решим, что же все-тки предпринять дльше?

- Нечего и думть, - без пузы ворчливо ответил Ревский. - Ндо встретиться с Гермном и прощупть его по всем првилм космической психологии.

Лорк вздохнул.

- Легко скзть, Соркин не Игорь Дюк и не Виктор Хельг.

- У тебя есть ккя-то льтернтив моему предложению? - сухо спросил Ревский.

- А вдруг вся эт цепочк несчстий, вплоть до Тим и меня, - все-тки случйность? Случйность, и ничего больше?

- А если не случйность? Что тогд? Сидеть и ждть зклния очередного гнц?

- То есть меня, - зметил Лорк.

Ревский бросил н него быстрый взгляд, мотнул головой и сухо усмехнулся - уж очень Лорк не походил н беззщитного гнц.

- Почему же обязтельно тебя, - медленно проговорил он, сцепляя пльцы сухих сильных рук. - Удр может обрушиться и н тех, кто тебе особенно дорог.

Лорк взглянул н строго космонвт с молчливым вопросом.

- А ты вспомни, кк вывели из строя Игоря. - Ревский помолчл и уже совсем сердито спросил: - Сможешь ты пойти в космос, если с Альтой что-нибудь случится?

- С Альтой? - рздельно переспросил Лорк, пристльно глядя н строго космонвт.

- Д, с Альтой, - подтвердил Ревский.

9

Когд Ревский зговорил об Альте, его, Федор, жене, Лорк отвел взгляд от строго космонвт, лицо его помрчнело.

Нстырный дождь тм и сям нлил в сду большие лужи. Вод в них под кплями дрожл и рождл веселые пузыри, чем-то похожие н огромные лягушчьи глз.

- Я кк-то не думл об этом, - нконец невесело признлся Лорк.

- То-то... Слишком мы стли блгодушны и беспечны, избловлись. Кк же, цри и господ всея вселенной! - Уже хмуро он продолжл: - Игорь прв. Чужой, могучий рзум может пристльно следить з нми и дже, по возможности незметно, вмешивться в нши дел. Конечно, не обязтельно ткое вмештельство должно быть врждебным. Во всяком случе, встречи с спиенсми н других плнетх чще всего проходили дружелюбно.

- Верно, - соглсился Лорк и добвил сухо: - Но гиперсветовик Тимур Корсков погиб не в космосе, н Земле.

- Д, конечно, - здумчиво подтвердил Ревский. - Но, чтобы допустить земное присутствие иноплнетян, не хвтет фктов. Есть, конечно, кое-что, я коплся в фильмотеке. В двдцтом веке гипотез о пришельцх был довольно популярн, но ргументция рзрозненн, бессистемн, порой нивн.

- А все-тки?

- Интерпретции библейских и шумерских легенд, згдочные рисунки и ндписи, сттуэтки, похожие н людей в скфндрх, неопозннные летющие объекты.

- Летющие трелки? - усмехнулся Лорк.

- Они смые, - Ревский поморщился, - неубедительно. Особенно если говорить о тйных контктх и тйном вмештельстве. Эти экстрвгнтные трелки срзу привлекли бы к себе всеобщее внимние. Ккя уж тйн! Проще предположить, что н Землю зброшены роботы - ндроиды.

- Ничем это не лучше.

- Это почему же? Дже земня техник позволяет изготовить искусственную биомехническую подделку под человек. Пообедешь з одним столом и не отличишь. Ткие опыты ствили, и чще всего успешно.

- З несколько минут, может быть, и не отличишь, - соглсился Лорк. Но что сделет тйный гент з несколько минут? А з несколько чсов, тем более дней он сморзоблчит себя непременно. У нс ведь чудовищня тонкость восприятия всего человечного, Теодорыч. Мы узнем знкомых по силуэту или походке з сотни метров. Мы чувствуем нстроение близких по выржению лиц и тембру голос. Кк уж тут не рспознть ккую-то дурцкую подделку - робот?

Сохрняя суховтое выржение лиц, Ревский внимтельно слушл Лорку.

Под монотонный шум дождя хорошо думлось. Этот шум приглушл все остльные звуки, дже рокот взволновнного моря, дже остервенелый лягушчий концерт, звучвший сейчс в непривычной минорной тонльности.

- Стло быть, тйня иноплнетня гентур - идея несостоятельня? спросил вслух Ревский.

- Почему же? - улыбнулся Лорк. - Я бы, нпример, решил эту здчу очень просто - воспользовлся косвенно услугми нших меньших бртьев, животных.

Он сделл пузу, с удовольствием нблюдя, кк меняется лицо Ревского, и продолжл:

- Мы очень чутки ко всему человечному, но рзве к животным мы приглядывемся тк внимтельно? Если дже мы привязны к своим собкм, кошкм или птицм, если дже любим их, то это любовь олимпийцев к простым смертным, ребенк к своей игрушке. Мы легко рзоблчим человекоподобного робот, но рзглядим ли мы робот под шкурой собки или перьями сороки?

Лорк покосился н Ревского - не нсмешничет ли, но космонвт слушл внимтельно и с интересом.

- В детстве я одно время подозревл, что нш ленивый пушистый кот иноплнетянин. Уж очень он любил во время нших семейных рзговоров усесться где-нибудь в сторонке и трщить свои желтые глз то н одного, то н другого. Время от времени кот тинственно исчезл дня н дв, н три, потом являлся истощенный, грязный и очень лсковый. Мне думлось, что в эти дни кот бегет н свою тйную бзу - сдвть собрнную информцию.

- Итк, неземные коты-генты? - с подчеркнутой серьезностью уточнил Ревский.

- Почему же обязтельно коты? Если ориентировться н твое вино, то это скорее птицы или мурвьи. Котм вряд ли сподручно трнспортировть рибонуклеиды.

Ревский прямо скривился, услышв про свое злополучное вино, и Лорк пожлел, что нпомнил о нем.

- Лдно, - примирительно проговорил Ревский, - ты см предлгл временно збыть о моем нпитке. Вернемся к твоей иноплнетной версии. Есть в ней ккя-то изюминк. Чем черт не шутит, может быть, тот филин, что вылетел из оврг и до смерти нпугл Альту, н смом деле змскировнный кикинин, пытвшийся нцепить тебя н рогтину! Но, видишь ли, чтобы проверить првильность твоей версии, ндо перетряхнуть буквльно все живое, что есть н Земле, это здч нерельня.

- Зчем же тк, в лобовую? Ндо подствить этим проблемтичным пришельцм ккую-то примнку, ловушку, чтобы они туд сми полезли. Вот тм-то их и прихлопнуть с поличным!

- Ну-ну, - поощрил стрый космонвт, - у тебя есть что-то конкретное?

Лорк зсмеялся:

- Ты слишком многого от меня хочешь, я ведь все-тки не специлист по отлову иноплнетян. Подумть ндо.

- Думй, - отрезл Ревский, - пок думешь, глвня твоя здч Соркин. Кстти, и при рзрботке иноплнетной версии он может быть полезен. Голов у него светля.

- Соркин тк Соркин, - поклдисто скзл Лорк, здумлся и поскучнел. - Хотя Тим всей этой мышиной возней не воскресишь.

- А если воскресишь? - буркнул Ревский, погруженный в свои мысли, и осекся под холодно блеснувшим взглядом Федор.

- Ты что скзл, Теодорыч? - тихо спросил Лорк.

- Я? Ничего. Тк, подумл вслух.

- Теодорыч, ты не шути ткими вещми, - еще тише скзл Лорк. - Что с Тимом?

- Мло ли что болтнешь иногд языком?

- Темнишь ты что-то, Теодорыч.

- Не мудрствуй, - отмхнулся Ревский и не совсем логично добвил: - А если и темню, тк мне по штту положено. Я ведь председтель Совет, не збывй об этом, милый друг.

Он помолчл и уже совсем серьезно добвил:

- Береги, себя. И Альту. Где грнтия, что нд вми не знесен незримый дмоклов меч?

10

Свежий ровный псст все пытлся сдуть жесткие кожистые кроны кокосовых пльм, словно это были пушистые головки одувнчиков.

- Доброе утро.

Лежщий в шезлонге Лорк повернул голову и увидел Соркин. Тот стоял с шезлонгом в рукх - мссивный, хорошо сохрнившийся для своих лет. Длинные светлые волосы Гермн Петрович струились по ветру. Здоровый бронзовый згр покрывл лицо.

- Доброе утро, Гермн Петрович.

Соркин поствил шезлонг поудобнее.

- Не помешю?

- Мешйте, - улыбнулся Лорк.

Шезлонг зскрипел, принимя н себя груз мссивного тел.

- Люблю окен, - пробормотл Соркин, устривясь поудобнее.

Могучие водяные влы один з другим ктились к берегу. Их прозрчные сине-зеленые тел венчл беля пен.

- Что вы скзли? - не рсслышл Лорк.

Соркин искос взглянул н него.

- Счстливый вы человек, Федор.

- Вы уверены?

- Уверенность - сестр огрниченности. - Соркин движением головы откинул волосы. - Сколько видели вы рзных окенов? Тридцть, сорок?

- Я кк-то не знимлся ткой сттистикой. Но если включить в перечень окены жидкого гелия, кипящие ртутные моря и прочую экзотику, то около сотни нберется.

- Вот видите. А я, прожив чуть ли не вдвое больше вшего, видел лишь земные окены. Рзве это спрведливо? И рзве вы не счстливее меня? - И, не двя Лорке ответить, добвил: - А у меня к вм деловой рзговор, Федор.

- Вот совпдение! - удивился Лорк. - У меня тоже.

Соркин внимтельно взглянул н него, но Лорк, зкрыв глз, мечттельно улыблся, подствляя лицо утреннему солнцу.

- Вм рекомендовн новый нпрник, - продолжл Соркин после пузы, Виктор Хельг. Я прихожусь ему дядей и после гибели родителей Виктор в ккой-то мере зменял ему отц.

- Я зню, - безмятежно скзл Лорк, не меняя позы. Но внутренне он весь подобрлся.

- Рсскзли бы вы мне про Кику, Федор. Интересно знть, куд збрсывет Виктор судьб. - Он секунду помолчл и добвил, словно опрвдывясь: - Конечно, я знкомился с этой плнетой по официльным документм, но одно дело сухой текст, и другое дело живой рзговор с комндиром экспедиции.

- А что вс интересует больше всего? - Лорк открыл глз и повернул к Соркину голову. - Комплекс сведений о плнете многообрзен.

Лицо Соркин было сосредоточенно, дже сумрчно.

- Кк вм скзть? Пожлуй, больше всего меня интересует, нсколько опсн предстоящя экспедиция. По вшей личной оценке.

Вопрос Соркин прозвучл естественно.

- Трудно ответить однознчно, Гермн Петрович. С одной стороны. Кик если не родня, то двоюродня сестр Земли. Тм можно обходиться без скфндр, можно купться в морях и озерх, есть многие овощи, фрукты и мясо зверей. Кик не Тртр и не Стикс с их экстремльными условиями.

- Именно это меня и успокивет, - пробормотл Соркин.

- И нпрсно, - жестко скзл Лорк. - Зщититься от открытого удр куд проще, чем от удр в спину. Н Стиксе человек все время нходится в состоянии нивысшей готовности, н плнетх тип Кики ткое состояние поддерживть в себе очень трудно. Сбитый с толку сходством с Землей человек рно или поздно рсслбляется. Это сходство коврное, оно похоже н провокцию. Обрзно говоря, под одной и той же вывеской н Земле может быть снторий, н сходной плнете - ловушк. А человек очень чсто действует по голым стереотипм и, случется, попдет в ситуцию, откуд нет выход. - Лорк говорил неторопливо, спокойно, точно рзмышляя вслух. - Что произошло н Кике с поселянми и смим Петром Лгутой? Только ответив н этот вопрос, можно решть, нсколько опсн иди безопсн Кик.

- Есть официльное зключение о причинх их гибели, - зметил Соркин, смерть от ужс, от прлич сердц.

Лорк резко повернулся к нему.

- Петр Лгут, опытнейший гиперсветовик, кк ребенок, умер от стрх? Чепух!

- Несмотря н свою уникльную ндежность, сердце - кпризный мехнизм.

Лорк упрямо покчл головой.

- Дело не в кпризх сердц. Кик хрнит ккую-то тйну. И может быть, рзгдку ее стоит поискть н Земле.

Лорк сделл этот нмек по нитию, без зрнее обдумнного нмерения. Но тут же осознл, кк это своевременно, и с острым внимнием ждл рекции врч. К его удивлению, Соркин пропустил нмек мимо ушей.

- Знчит, Кик по-нстоящему опсн. - Соркин обеими лдонями провел по лицу. - А тйн Кики крйне интересн прежде всего для меня, психолог и психитр. Может, сойти с ум н стрости лет и отпрвиться с вми? Вместо Виктор.

Это было полушутливое-полусерьезное предложение, но з шутливостью стояли нпряжение и боль - Лорк почувствовл это срзу. Почувствовл и решил еще больше обострить ситуцию. Оглядев врч, он негромко, но уверенно скзл:

- Нельзя вм н Кику, Гермн Петрович.

- Почему?

- Стры, - отрезл Лорк.

Соркин зсмеялся, но несколько принужденно, был в этом смехе и днь увжения з откровенность.

- Д вы и сми знете об этом, - продолжл Лорк, - уже не т рекция, не т выносливость, нстрой мыслей.

Соркин досдливо поморщился и снов провел лдонями по лицу.

- Федор, - в голосе врч звучли непривычные просительные нотки, ведь от вс в конце концов звисит, пойдет Виктор в экспедицию или нет.

- Совершенно верно.

- Тк вот, я прошу вс, убедительно прошу - откжите ему.

- Почему? - довольно резко спросил Лорк.

Соркин шумно вздохнул, очевидно подвляя внезпное рздржение.

- Все очень зпутно. Просто я никогд не прощу себе, если с Виктором н Кике случится несчстье.

- Тк, - жестко консттировл Лорк. - Стло быть, рди вшего спокойствия я должен покривить душой. Обеспечить Виктору спокойную жизнь н Земле, вместо него н опсное дело взять другого?

Лорк ждл бурной рекции, но ошибся. Н крупном лице Соркин появилось беспомощное, дже жлкое выржение.

- Все тк зпутно, - безндежно повторил он. - Вы првы, Федор. Достточно того, что я покривил душой, когд тк нстойчиво рекомендовл Виктор в экспедицию.

Скосив глз, Лорк нблюдл з Соркиным. Тот сидел, откинув крупную голову. Его лицо кзлось темным, почти черным.

- И все из-з Эллы? - негромко спросил Лорк.

- Д, - тяжело ответил Соркин, - он совсем смял меня. Хотя я не устю блгодрить судьбу з встречу с ней.

Лорк подумл о том, кк хитро все зпутно в этом чудном и чудном мире. Кк незметно крохотня ложь оборчивется недорзумением, недорзумение - дрмой.

- Не терзйте себя понпрсну, - мягко скзл Лорк. - Если Виктор и не пойдет сейчс н Кику, он пойдет потом н другую, может быть, еще более опсную плнету. Мир отвги, риск и удчи - его стихия, он рожден для него. А вот кк сделть экспедицию н Кику более безопсной, стоит подумть всерьез. И тут, Гермн Петрович, вы можете скзть очень веское слово.

- Слушю вс, - без особого воодушевления ответил Соркин.

Лорк понимл, кк трудно ему срзу перестроиться, отвлечься от тяжких мыслей, поэтому вел свой рсскз неторопливо и очень прострнно. Соркин довольно быстро "отошел" - скзывлсь многолетняя тренировк - и ктивно зинтересовлся стрнной судьбой кикинской экспедиции.

- Меня смого удивлял цепочк несчстий с кндидтми, - признлся он, - но я считл это случйностью.

- Н этот счет есть и другое мнение, - дипломтично, не остнвливясь н земной версии, Лорк со всех сторон обрисовл космическую. Соркин слушл внимтельно, но без особого энтузизм, отдвя трдиционную днь скептицизму в отношении иноплнетного вмештельств. Однко он мгновенно нсторожился, кк только Лорк упомянул о тинственном рибонуклеиде, нйденном в вине.

- Я осведомлен о контрольных опытх, но и понятия не имел, откуд взялся этот стрнный стимулятор. - Соркин здумчиво поглживл свой квдртный подбородок. - Все рибонуклеиды действуют мягко, я бы дже скзл - деликтно. Они могут обострить пмять, эмоции, лишить сн или, ноборот, усыпить, но зствить человек гллюцинировть, тем более кинуться в бушующие волны или оврг - это исключено.

Несмотря н безпелляционность зключения, Соркин еще не выскзлся до конц.

- Рсскжите-к мне еще рз, кк вс угорздило нырнуть в оврг.

Он выслушл не перебивя и глубоко здумлся.

- Тк-тк, - пробормотл он и вдруг спросил: - Вы очень любите летть?

Лорк усмехнулся.

- Если бы не любил, кой бы черт понес меня в космонвты?

Соркин покивл головой, но чувствовлось, что ответ его не удовлетворил. Он поигрл пльцми в воздухе, точно пытясь поймть нечто невидимое.

- Я не о том. Я имею в виду первозднную жжду птичьего полет в голубом просторе.

- Понимю, - вздохнул Лорк. - Ккими только способми я не пробовл летть! Прыгл в воду кк только мог, прыгл с обрывов н мягкие песчные склоны. Но, увы, летть, кк птиц, мне удвлось лишь во сне.

Лорк покосился н Соркин. Тот слушл внимтельно, терпеливо.

- Впечтления от этих полетов во сне были у меня пронзительно яркими. Нверно, моим дльним предком, рхипрббушкой, был сильня и ловкя обезьян, кк птиц летвшя с дерев н дерево. Инче откуд все это?

- Вот вм и объяснение, Федор. Рибонуклеид может сыгрть роль превосходной смзки, рстормживющей родовую пмять. Мощня волн нследственных впечтлений н короткий срок может полностью зтопить сознние.

- И зствить человек прыгнуть в оврг? - быстро спросил Лорк.

- И в оврг, и в море, и через рсщелину, - уверенно ответил Соркин.

- Но почему же, - Лорк рзмышлял вслух, хмуря брови, - почему же я не нчл взбрыкивть срзу после того, кк выпил вин?

Соркин пожл плечми.

- Ккое-то время нужно для усвоения. Не исключено, что у рибонуклеид длиння экспозиция. Кроме того, соединения тип РНК охотно вступют в рекции. А дже легкие трнсформции тких соединений могут менять их ктивность в сотни и тысячи рз. Рзумеется, это предположение, и только.

- Рзумеется, - соглсился Лорк, но срзу вспомнил Эллу. И ее рсскз о том, что ее укусил не то мух, не то пчел. Впрочем, эту проблему можно было отложить и н потом, чтобы обдумть и рссмотреть ее со всех сторон. Был другя, отклдывть которую Лорк не хотел.

- Гермн Петрович, - скзл он негромко, - вы врч, член комиссии по отбору космонвтов. Вы не можете не знть, что случилось с Тимуром Корсковым. Что? Почему из его смерти делют тйну?

Соркин великолепно влдел собой. В его лице ничего не изменилось, оно кк было, тк и остлось несколько сумрчным, четко вылепленным лицом. Но Лорк сейчс, когд он нчл рзговор о Тиме, был похож н тончйший психологический инструмент. Он срзу понял, что его сомнения имеют под собой ккую-то почву.

- Гермн Петрович, - он говорил теперь почти умоляюще, - Тимур был мне другом. Смым близким другом.

- Я могу скзть вм только одно, - проговорил Соркин, - не торопитесь с выводми. Подождите.

Лорк повернулся к нему тк резко, что шезлонг покчнулся.

- Подождть? Чего?

- Просто подождть. Все рзъяснится смо собой.

- Вы что-то знете, - уверенно скзл Лорк.

- Зню, но это не моя тйн.

- Гермн Петрович, я прошу вс?

- Это не моя тйн, - негромко, но твердо повторил он.

Шло время, и слышлся шум волн.

- Все, что я могу для вс сделть, - вдруг нрушил зтянувшееся молчние Соркин, - это дть один совет. Вы знете, кто ткой Лтышев? Профессор Николй Петрович Лтышев?

- Геронтолог?

- Тот смый, - с легкой улыбкой подтвердил Соркин и, помолчв, рздельно скзл: - Тк вот, мой совет - поговорите с ним о Тимуре.

Это было стрнное утро и стрнный рзговор, полный неожиднных поворотов.

- Поговорите, - нстойчиво повторил Соркин в ответ н молчливое удивление Лорки, - это все, что я могу посоветовть. И поверьте - это много.

11

Труды и эксперименты Лтышев в облсти геронтологии столь же оригинльны, сколько и популярны - не знть о них было просто невозможно. В отличие от клссической школы геронтологии, которя видел свою здчу в своеобрзной консервции дряхлеющего оргнизм, Лтышев рзрбтывл сложнейшую систему юнизции - систему ктивного омолживния, которя позволил бы смых дряхлых стриков преврщть в молодых, полных сил и здоровья людей. Но ккое отношение юнизция могл иметь к погибшему Тиму?

Прямо с пляж Лорк отпрвился в фильмотеку, решив просмотреть о рботх Лтышев все, что было ему, неспецилисту, по зубм. Лорк шгл торопливо. В душе его теплился легкий огонек ндежды, дже не смой ндежды, ее предтечи. Велики были возможности ренимционной техники двдцть третьего век, регенерции и восстновительной хирургии. Конечности, чсти лиц и скелет, любые внутренние оргны - все могло быть создно человеку зново. Все, з исключением мозг, средоточия человеческого чувств и рзум, этой сложнейшей "мшины" - результт миллирдолетней эволюции живой мтерии. Треть чс, двдцть минут - вот короткий, предельный срок, который отпустил врчм слепя природ для ремонт и восстновления этой "мшины". Через двдцть минут, иногд и рньше в высших отделх мозг, хрнилищх мысли и рзум, нступли необртимые изменения, человеческя личность гибл безвозвртно. Но, робко думл Лорк, ведь юнизция - это не только восстновление, но и корення переделк всех живых ткней; может быть, это открыло перед врчми ткие возможности, о которых они и не подозревли?

В фильмотеке Лорку ждло рзочровние: гвйский курортный центр не специлизировлся н геронтологии, поэтому не удлось нйти ни одной оригинльной рботы Лтышев. Популярной, общедоступной полемики по проблемм юнизции было предостточно. Идеями Лтышев и восхищлись, и критиковли их с смых рзных позиций. Жизнь и смерть, говорили оппоненты Лтышев, существуют в дилектическом единстве. Смерть является естественным и необходимым звершющим жизненным этпом. Бороться со смертью кк тковой бессмысленно, ибо это борьб и против смой жизни.

Лорку интересовл не полемик, сми идеи Лтышев. Он было уже почти совсем отчялся нйти что-либо приндлежщее его перу, когд в отделе, весьм длеком от геронтологии, в отделе переписки, нткнулся н открытое письмо Лтышев своим оппонентм.

"Я никогд не посягл н полное отрицние смерти, - писл Лтышев, - я рботю нд юнизцией оргнизмов, вовсе не нд бессмертием. Любое живое существо, в том числе и якобы бессмертное, погибет смым вульгрным обрзом, если случйно упвшее дерево рзмозжит ему мозг. Я и не думл отрицть, что стрение и стрческя смерть являются естественными процессми; они столь же естественны, кк зчтие, рождение и рзвитие. Могу признться, нконец, я соглсен и с тем, что смерть носит необходимый хрктер, хотя зню, что это рссердит тех, кто приписывет мне противоположные взгляды. Однко в это бесспорное утверждение я вношу небольшую коррективу: необходимость смерти носит не общий, не философский, чстный, биологический хрктер. Естественное стрение и смерть не фтльный процесс, изнчльно присущий живому, всего лишь один из способов, с помощью которых увеличивется видовя жизнестойкость.

Звисимость между видом и особью сложн и противоречив. Известно, что короткоживущие, слбые, кзлось бы, совершенно беззщитные существ могут обрзовывть процветющие виды порзительной жизнестойкости, могучие гигнты, которым, кзлось бы, никто не стршен, бесследно вымирть. Очень чсто видовя жизнестойкость достигется окольными путями: прямого или косвенного прзитизм, симбиоз и содружеств, номльной интенсификции рзмножения. Одним из тких древних, кк и см жизнь, способов является естественное огрничение продолжительности жизни отдельной особи для обеспечения процветния вид в целом.

В смом деле, чем короче жизнь отдельной особи, тем быстрее свершется смен поколений, тем быстрее совершенствуется и приспосбливется к обстновке и вид в целом. Порзительня жизнестойкость одноклеточных предопределен именно этим фктором. Однко, прежде чем сойти со сцены, строе поколение должно породить новое, зщитить его в фзе стновления, иногд и воспитть. Нетрудно покзть мтемтически, что кждый вид живых существ в зднных экологических условиях имеет некоторую оптимльную продолжительность жизни отдельных особей. Он и зкреплен естественным отбором.

Тков природ естественной смерти. Применимо ли все это к человеку? Д - к его истории, и нет - к нстоящей его действительности. Рзвитие человеческой личности в нше время строится н принципх, которые стршно длеки от тех, что породили фтльную неизбежность смерти. В обновленном обществе будущего смерть перестл быть необходимой, поэтому с ней не только можно, но и должно бороться..."

Лорк снял микроочки, помссировл уствшие глз и здумлся. Все, что писл Лтышев, было интересно, змыслы юнизции просто фнтстичны. Но, черт возьми, ккое отношение имеет это к гибели Тим? Может быть, Лтышев с соглсия родных использует тело Тим для некоего эксперимент? Ткое случется, но возможно ли, чтобы родные Тим не посоветовлись с ним, с Лоркой? И вообще непонятн эт звес молчния и тйны, которой посчитли нужным окутть смерть его друг.

Покинув фильмотеку, Лорк пошел сквером, чтобы выйти н рдильный экспресс-эсклтор, ведущий н стоянку эроткси. В нем росли крликовые вековые деревья: дубы, сосны, кедры, киприсы. И все тут было крликовым, вплоть до мостиков и переходов. Люди, ходившие здесь кждый день, нверное, привыкли к этому згдочному миру, сделнному по кнонм древнего сдоводческого японского искусств. Но Лорк, быввший здесь редко, всегд испытывл стрнное ощущение скзочной двойственности. То он предствлялся ему нстоящей рощей, в которой росли высокие рскидистые деревья. Тогд декортивный ручеек кзлся ему большой рекой, холмик горой, см он, Лорк, - могучим былинным великном. И вдруг из-з ббочки, перепорхнувшей н вершину дуб, иллюзия мгновенно исчезл. Мир, созднный усилиями сдоводов-искусников, мгновенно приобретл рельные мсштбы, и от этой молниеносной метморфозы слегк кружилсь голов.

- Лорк?

Он обернулся и увидел девушку, сидящую н скмье с льбомом микроснимков н коленях; очки для их просмотр лежли рядом.

Н ней был полуспортивня одежд: легкие туфли, плотно облегвшие ногу, длинные брюки из мягкой и тяжелой вязной ткни и почти невесомя блузк, оствлявшя открытыми руки до смых плеч и шею, которя кзлсь особенно стройной из-з короткой стрижки.

Когд Лорк обернулся к ней, девушк медленно поднялсь со скмьи и проговорил уже утвердительно, с ноткой не то боязни, не то рстерянности:

- Лорк.

Альбом соскользнул с ее колен и упл н песок. Лорк подошел, поднял его, положил н скмью и улыбнулся:

- Д, я Лорк. А что?

Он не ответил н улыбку. Просто стоял и смотрел н него большими и спокойными светло-крими глзми. Это был совсем обыкновення девушк, но чем больше Лорк смотрел н нее, тем больше им овлдевло если не беспокойство, то неясное смущение. Девушк кзлсь не совсем рельной, двойственной, кк сквер, окруживший их, - и мленький и огромный в одно и то же время.

- Вы меня не узнете? - спросил он после долгой пузы, кк-то трудно, хотя совсем негромко выговривя слов.

Вглядывясь в ее лицо, Лорк вдруг отдл себе отчет в том, что девушк очень крсив. И тут же подумл, что, будь он не зрелым мужем, юнцом, вряд ли бы он зметил эту неброскую, но зконченную, в своем роде совершенную крсоту.

- Знете, н кого вы похожи? Н Афину Лемния.

Ее смугло-золотистые щеки чуть порозовели.

- Не ндо придумывть, - с укоризной скзл девушк, но было видно, что он польщен тким срвнением.

Лорк смотрел н нее с возрстющей симптией. Во-первых, он был знком с древним и вечно юным искусством Эллды, которое любил и см Лорк. А во-вторых, он действительно походил н эту юную богиню олицетворение мысли и целомудрия.

- Вы меня тк и не узнли, - в рздумье скзл он, и к Лорке тут же вернулось его стрнное беспокойство, похожее н смущение.

- Кто же вы?

- Я Ник, - скзл он.

Лорке стло немножко смешно, он скзл это с тким видом, будто все, тем более Лорк, должны знть, кто скрывется под этим коротким именем.

- Ник? - с улыбкой переспросил он.

- Ник, - подтвердил он, по-прежнему не отвечя н его улыбку, - т смя Ник.

Лорк испытл мгновенное психологическое потрясение. Он перестл видеть город, небо, рощу и дже лицо Ники - он видел теперь только ее глз.

- Тк вот ты ккя, - скзл он, беря ее з руки.

- Д.

Он скзл это с тенью гордости, гордости з то, что ей не стыдно покзться ему н глз. А Лорк смотрел уже не н нее, мимо нее, в прошлое. Губы его плотно сжлись, лоб прорезл глубокя морщин стрдния, н губх зстыл улыбк. В душе Ники метнулся "стрх однжды он уже видел это лицо. Ей тогд было всего пять лет.

Он поднимл мяч с зеленой трвы, когд услышл ккой-то гулкий выстрел. Он выпрямилсь, не выпускя мяч из рук, и увидел нд собой скзочного могучего гигнт. Лицо его было искжено тяжким стрднием, мускулы вздулись резкими узлми и бугрми. Он был тк могуч, что кзлось, мог удержть смо небо н плечх, кк это делл Атлнт. Но держл он совсем не небо, ккую-то нелепую громдину с метллическими полозьями, и эт громдин безжлостно гнул его мощное тело к земле.

- Вм тяжело, д? - спросил он с беспокойством и стрхом.

Не отвечя, скзочный гигнт грубо отшвырнул ее ногой, и Ник и рядом с ней мячик поктились по трве. Когд обиження и возмущення Ник приподнялсь н локте, скзочный гигнт уже лежл н спине. А н него влилсь громдин. Это было нелепо и непонятно потому, что с голубого неб светило теплое солнце и зеленел трв. Рздлся хруст костей. Солнечный воздух вдруг здрожл от чьего-то неистового крик. Но кричл не Ник. И не поверженный человек, он просто не мог кричть - тк крепко были стиснуты его зубы. Метллический полоз громдины вонзился человеку в живот. А см он ткнулсь в землю, едв не здев голову человек, перевернулсь рз, другой и зстыл в тупом бессмысленном покое.

Ник хотел зкричть, но не могл. Он вскочил н ноги, но земля и весь мир вдруг опрокинулись, синим озером блеснуло и рзом погсло небо.

Это было тогд, сейчс Лорк почувствовл, кк отяжелели ее руки, зметил поблекшее лицо и прикрытые глз.

- Что с тобой?

Ник со слбой улыбкой покчл головой.

- Ничего, сейчс пройдет.

Лорк бережно посдил ее н скмью. Он хорошо знл, что с ней - он вспомнил. Им недром не рекомендовли видеться, воспоминние было безжлостно, ослепительно и ярко, кк то солнечное утро одинндцтилетней двности. Тогд беспечня пятилетняя девчушк в погоне з непослушным мячом збежл в зону испытний "ктер невесомости". Произошл нелепя случйность - откзл основня энергосеть, згрдительный брьер переключлся н резервный источник питния, и этой полсекунды окзлось достточно, чтобы девочк беспрепятственно проникл туд, где нходиться было совсем не безопсно.

"Ктер невесомости" пользовлся у детей огромной популярностью. Это вгончик, сделнный в форме космовиетки, ктившейся по рельсовой дороге с умопомрчительно сложным профилем. Перепды высот, эффектные зкругления все это известно издревле. Новым было то, что отдельные учстки дороги, высотой в десятки метров, были выполнены в форме прболических кривых, и, когд вгончик проносился по ним, пссжиры испытывли подлинное космическое чувство невесомости. Если учесть, что особя стереовизульня ппртур создвл в эти недолгие секунды эффект подлинного космического небосвод: то вблизи Земли н фоне окенских островов; то в рйоне Луны, когд н Землю можно взглянуть кк н глобус; то в дльнем космосе, когд Солнце видится просто ярчйшей орнжевой звездой, - можно понять, почему этот ттркцион тк любили...

В ктере в кчестве эксперт-нблюдтеля нходился Лорк. Когд ктер сорвлся с креплений и его нчло зкручивть, Лорк усмехнулся - ндо же, попл в врию не где-нибудь, в детском прке. А потом, блгорзумно опсясь ненужных осложнений и трвм, сбросил врийный люк, мягко оттолкнулся ногми и с грцией и ловкостью огромной кошки приземлился н мягкий склон нсыпи.

Еще в воздухе он услышл гулкий выстрел лопнувшей штнги, поэтому, приземлившись, он срзу же оглянулся. И увидел, кк несколько в стороне от него н склонившуюся к мячу девчушку, тупо вспхивя трвяной дерн, съезжет ктер в несколько центнеров весом. Лорк тк никогд и не мог вспомнить, кк он успел окзться между вышедшей из-под человеческого контроля мшиной и мленьким хрупким человечком. Но он успел и принял эту слепую упрямую мшину снчл н руки, потом н плечи. И все-тки Лорк вывернулся бы, если бы девчонк догдлсь отбежть. Но нет, он изумленно смотрел н него и спршивл с беспокойством и стрхом:

- Тебе тяжело, д?

Несмотря н нечеловеческое нпряжение, мысль Лорки рботл четко. Он знл, что пропл и в его рспоряжении доли секунды. Единственный шнс сохрнить голову и пройти все семь кругов дских мучений регенерции исклеченного тел. Лорк отшвырнул ногой девчонку и рухнул н луговые цветы. Он успел услышть дикий, почти нечеловеческий вопль - это кричл мть девочки - и ощутить рскленную вспышку боли, смявшей его тело. Но еще долгие мгновения, кто знет, сколько они длились - секунды, их доли, Лорк неистовым усилием воли зствлял себя не терять сознния. И н фоне испепеляющей все его существо муки - ликовть: он все еще мыслит, знчит, он использовл шнс, дровнный ему судьбой, - голов цел.

Сжигющя боль и ликующя рдость продолжющегося бытия оствили вечный след в его душе. И вот сейчс эт девочк, Ник, коснулсь невидимой рны.

Ник смотрел н него, кумир своих грез, и детский ужс, вдруг прорввший плотины збвения, медленно отступл.

- Тебе лучше? - Лорк легонько встряхнул ее руки, которые держл в своих лдонях. - Все в порядке, девочк, видишь - я здоров.

Он блгодрно взглянул н него, блгодрно потому, что он догдлся о ее стрхе, осторожно освободил свои руки и скзл укоризненно:

- Вы хромете?

- Ты зметил? - удивился Лорк.

- Д. Это из-з меня?

Лорк кивнул и, увидев, кк изменилось ее лицо, поспешно добвил:

- Хромот пустяковя. Но я привык, ликвидируешь хромоту - придется менять всю координцию движений. - Ник, не отвечя н его улыбку, серьезно смотрел н него, и Лорк, поколебвшись, признлся: - Я берегу свою хромоту кк пмять о том дне.

Он понимюще скзл:

- У меня тоже остлсь пмять: я немножко зикюсь, когд сильно волнуюсь. Это тоже легко ликвидировть, но я не хочу.

- Я зню, ты долго болел.

- Долго, - соглсилсь он, - почти год совсем не говорил, только кричл во сне. Мне все снилось, кк н вс влится т тележк. Я и сейчс это вижу. Зкрою глз и вижу.

Ник и првд зкрыл глз. Ресницы у нее были длинные, они не лежли спокойно, мелко-мелко подргивли.

- Не ндо об этом, - мягко попросил Лорк.

Он открыл глз и, встретив его взгляд, впервые ответил улыбкой н его улыбку. И срзу изменилсь - суровое лицо помягчело, стло тоньше, одухотвореннее.

- Тк вот ты ккя, - повторил Лорк.

- Ккя?

- Крсвиц.

- Что стоит внешняя крсот, - скзл он рвнодушно.

Лорк откровенно любовлся ею.

Он это видел, и ей было приятно.

- Духовня вжнее, - скзл он со спокойной убежденностью.

- Это почему?

- Потому что люди сейчс и тк слишком увлечены телесной крсотой.

Глз Ники стли серьезными. Это были глз человек, уверенного в себе, хорошо знющего, что он хочет и что он может. Лорк испытл легкий укол робости, может быть, лучше скзть, почтения; ткое случлось с ним в детстве, когд он, слушя рсскзы о Вселенной, которые вел его мть, нечянно зглядывл ей в глз. Ему всегд кзлось, что мть знет нечто более мудрое и тйное, чем выскзнное словми. Может быть, это чувство сохрнилось и сейчс вот всплыло во всей своей первозднной яркости потому, что мть его погибл во время испытний новой модели нейтринного телескоп, когд ему было всего десять лет, и нвечно остлсь в его пмяти мудрой полуженщиной-полубогиней. Лорк не без труд стряхнул с себя светлые и тяжкие воспоминния прошлого.

- Рзве это плохо? - мягко спросил он. - Культ человеческого тел жил в Древней Греции, греки создли одну из величйших человеческих культур.

Ник уже успокоилсь и с интересом рзглядывл Лорку. Он не был рзочровн, в нем было меньше скульптурности, чем ей предствлялось. Он был человечнее монументльного обрз, созднного когд-то ее детским вообржением.

- Греки были великими, - скзл Ник вслух, - но они были детьми. Мы же взрослые. Дже тогд, когд еще дети.

Он хотел добвить, что повзрослеть нелегко. Тяжело прощнье с детством, переход в зрелость - стрдние, безжлостное крушение одних кумиров и торопливое сотворение других. Но поймет ли это Лорк?

- Пожлуй, - соглсился Лорк, - в двдцть втором веке... Совсем недвно люди упивлись простыми рдостями жизни и возродили культ тел. Блгодря им мы покончили с хилостью и уродством, стли ткими, кк сейчс.

Ник улыбнулсь.

- Люди, рзделвшись с голодом, войной и эксплутцией, просто немного сошли с ум от рдости. В двдцть втором веке был прздник человечеств, но ведь прздник не может длиться вечно.

Откуд ткие мысли у этой девочки? Лорку поржло ее уверенное спокойствие, сквозь которое просмтривлсь легкя грусть. Словно еще не успев толком вступить в жизнь, Ник уже рсстлсь с ккой-то желнной, но несбыточной мечтой.

- Чего же ты хочешь, девочк?

- Быть человеком, - ответил Ник без всякой ффектции, - только это очень трудно.

Он попл в смую точку, трудно быть нстоящим человеком. Д, чтобы стть истинным хомо спиенсом, человеку пришлось пройти через рены римских цирков, костры и пытки инквизиции, фшистские фбрики смерти, горнило революций и нционльно-освободительной борьбы. Чтобы быть нстоящим человеком, не слугой, господином своей судьбы, ндо не только любить свое тело, но и уметь обуздывть его. Был еще один штрих в этой вечной проблеме, догдывлсь ли о нем эт не по годм мудря девушк-подросток?

- Быть просто человеком невозможно. Людей кк тковых н свете не существует, есть мужчины и женщины. Ты - женщин.

- Д, по рождению, - в голосе ее прозвучл досд, - но я не хочу быть женщиной. Не хочу быть ни возлюбленной, ни женой, ни мтерью. Меня унижет все это.

Лорк молчл, и после пузы Ник продолжл:

- Есть девочки, которые жлеют, что не родились мужчинми. Я не жлею. Не хочу быть ни мужчиной, ни женщиной. Хочу быть просто человеком.

Лорк подумл, что было бы интересно встретиться с ней лет через пять и снов поговорить обо всем этом. А Ник, помолчв, скзл мягко, точно извиняясь:

- Скорее умру, чем стну рбой инстинктов.

Лорк понял, что это не просто слов, и сердце его сжлось. Что будет с ней, когд он полюбит? А это случится с неизбежностью восход солнц.

- Зовешь ты меня Лоркой, почему? - спросил он, меняя тему рзговор. - Рзве ты не знешь моего имени?

- Зню, - спокойно соглсилсь Ник, - но я уж тк привыкл. Ведь Лоркой вс зовет и жен, и вш лучший друг Тим, првд?

- Првд, - не срзу ответил Федор, голос его прозвучл сухо, почти бесстрстно. - Только нет уже моего лучшего друг Тим Корсков. Он погиб неделю нзд.

Лорк проговорил это, не поднимя н девушку глз, но все-тки уловил ккое-то импульсивное ее движение и взглянул н нее.

Ник, кзлось, был удивлен, дже больше - изумлен.

- Что с тобой? - встревожился Лорк.

- Со мной ничего, - медленно проговорил Ник, теперь Лорк рзглядел в ее глзх не только изумление, но и тревогу.

- Д что с тобой?

- Лорк, - Ник волновлсь, но он умел влдеть собой, и голос ее звучл негромко и спокойно, - я не зню, что и кк, но вчер вечером, еще в Приморье, я видел Тим.

- Тим?

- Д, Тим, живого и здорового.

Лорк глубоко вздохнул.

- К сожлению, ты ошиблсь, девочк, - мягко скзл он.

Ник упрямо покчл головой.

- Я не ошиблсь. Он ехл в зкрытой мшине вместе с Стром Неговским. Отр лечил меня после того смого случя. Он всегд здоровется со мной, рзговривет. И н этот рз он остновил мшину. Я хорошо рссмотрел - с ним был Тим.

- Отр Неговский? Он рботет в клинике Лтышев?

- Д, у Лтышев. - Ник видел, кк тяжело здумлся Лорк, и осторожно прикоснулсь к его руке. - Что все это знчит, Лорк?

- Не зню, - медленно проговорил Федор.

12

Боковым зрением уловив некое движение, Отр Неговский поднял голову и изумленно откинулся н спинку кресл: н подоконнике окн, что выходило в прк, стоял человек могучего сложения. Отр прикинул, н кком этже его кбинет - н первом или н втором? Н втором. Оствлось предположить, что стрнный посетитель збрлся н окно по нружной стене. Если учесть, что он увит диким виногрдом, это не тк уж сложно. Однко интересен способ нносить визиты! И что, в конце концов, нужно этому рыжему геркулесу? Перехвтив взгляд Неговского, визитер бесшумно спрыгнул н пол и мягко, по-кошчьи ступя, нпрвился к столу. Неговский сел в кресле поудобнее и приветливо проговорил:

- Присживйтесь, гостем будете, - и несколько принужденно усмехнулся: - Вы чстенько нведыветесь вот тк?..

- По мере необходимости, - хлднокровно ответил гость, опустился в кресло и предствился: - Федор Лорк.

- Припоминю. Отр Неговский.

- Зню, - отрезл незвный гость. - Мне до смерти ндоел вш клиническя бюрокртия, поэтому я и решил мксимльно ускорить процедуру проникновения к вм в кбинет.

З этой фрзой стоял мсс усилий и несколько чсов нпрсно потерянного времени. После рзговор с Никой Лорк ближйшей орбитльной ркетой вылетел с Гвев в Приморье, где рсполглсь клиник Лтышев. Попытк связться со стрым профессором по обычным кнлм успех не принесл - его видеофон был отключен от общей сети. Лорке рзъяснили, что Лтышев знят чрезвычйной рботой и никого не принимет. Нчиня рздржться, Лорк пустил в ход весь свой немлый вторитет и добился-тки рзговор по видеофону с профессором-зтворником. Но это ничего не дло. Едв услышв, что с ним хотят говорить по вжному, по личному делу, Лтышев рздрженно бросил, что для личных дел у него сейчс нет времени, и выключил ппрт. Тогд Лорк рссердился окончтельно и решил, несколько поступившись трдиционной земной этикой, перейти н методы, которые он привык применять при рзведке неосвоенных плнет.

- Могу скзть со всей откровенностью, - Неговский говорил холодно, кк и Лорк, - если вы и встретились с ккими-то зтруднениями, то не с бюрокртией, врчебной этикой. Точнее - врчебной тйной.

- Мне ндоели и тйны.

- Вы ведете себя довольно оригинльно. Если не скзть - бестктно. - У Неговского дже губы дрогнули от обиды.

- Мне не до пустопорожней пикировки. - Лорк в упор смотрел н Неговского холодным взглядом. - В вшей клинике тйно содержится мой друг, Тимур Корсков, который официльно считется погибшим. Я хочу знть, что это знчит.

Лицо Неговского мгновенно смягчилось, отрзив сложное чувство, похожее срзу и н сожление, и н сочувствие.

- Вот оно что, - пробормотл он вполголос.

- Вы не отрицете, что Тимур у вс?

Неговский взглянул н Лорку, тут же отвел глз и глубоко вздохнул.

- Рзумеется, не отрицю. Тйн вокруг этой истории - чисто вынуждення и времення мер. Через день-другой мы бы сми приглсили вс в клинику.

- Когд я смогу его увидеть?

Неговский взглянул н Лорку с кким-то стрнным выржением и опять отвел взгляд.

- Простите, но это невозможно.

- Я нстивю. - Голос Лорки прозвучл негромко, но непреклонно.

- Я не тк вырзился, - поспешно попрвился Неговский и досдливо поморщился. - Кк бы это объяснить попроще? - Он н секунду здумлся. Вы знете о последних, зключительных экспериментх Лтышев по юнизции?

- Нет.

- Эт информция во избежние ненужного жиотж рспрострнен лишь в очень узком кругу специлистов. - Неговский помссировл себе лоб большим и укзтельным пльцми. - Ндежд обрести вторую молодость, знете ли, способн вскружить голову кому угодно.

- Я не понимю, ккое отношение все это имеет к Тимуру Корскову, холодно зметил Лорк.

- Сейчс поймете, - спокойно скзл Неговский. - Однко вм нужно нбрться терпения и выслушть то, что я рсскжу.

Рсскз Неговского чем-то походил н скзку, не н волшебную скзку седой древности, новоявленную, приндлежщую двдцть третьему веку. Окзывется, от теоретических и технических изыскний к прктическим опытм по юнизции Лтышев перешел еще около год нзд. Снчл ктивному омолживнию были подвергнуты три дряхлые собки, едв тсквшие от стрости ноги. Одн из них погибл в ходе эксперимент, зто две другие превртились в отменно здоровых псов. Опытные специлисты-кинологи, которым, не открывя тйны опыт, их предъявили для устновления возрст, единодушно решили, что кждой из собк не более трех лет. Эксперимент по юнизции собк повторяли много рз, пок Лтышев не добился устойчивого и ндежного эффект омолживния. Клиник перешл к юнизции обезьян, при этом выяснилось, что переход с одних видов животных н другие не ствит перед этой своеобрзной системой лечения, лечения от смой смерти, кких-либо новых проблем и принципильных трудностей. И тогд стрый профессор решился н последний, ответственнейший шг, звершвший многолетние нстойчивые поиски.

- Неужели Лтышев решился н омолживние людей? - спросил Лорк, в его голосе звучло недоверие.

Неговский, прервнный н полуслове, с некоторым удивлением взглянул н Лорку, точно спршивя смого себя - зчем в кбинете сидит этот человек?

- Д, - торжественно скзл Неговский после пузы, - решился. Хотя лечение было применено, естественно, к добровольцм.

Неговский вдруг рсплылся в счстливой улыбке.

- Успех был сенсционный, похожий н чудо. Об стрик, их было двое один ткой крепышок, другой совсем уже древний дед - стли похожи н свои фотогрфии вековой двности. Молодые, крсивые прни! Хоть в космос их посылй, хоть к центру Земли!

- Трудно поверить в это, - вслух зметил Лорк.

- И мне трудно, - проникновенно откликнулся Неговский. - Хотя я один из тех, кто своей мыслью, своими рукми свершил это чудо!

И вдруг Неговский потух, точно внутри его померк некий волшебный светильник. Лицо его пострело, он устлыми движениями помссировл кончикми пльцев лоб и скзл, будто недоумевя:

- Недвно я прочитл "Фуст", скзку в стихх поэт Гете. Не думйте, я не любитель древней поэзии, я вообще к ней рвнодушен, д и времени у меня нет. Мне нстойчиво посоветовли прочитть эту стрнную скзку для взрослых. - Неговский помолчл, сжв в одну линию тонкие бескровные губы, н лице его появилось выржение знчительности, почти торжественности. Знете, нши предки рзмышляли нд многими вещми, которые волнуют и тревожт нс с вми. Они знли порзительно мло, рзум их опутывли глупые предрссудки, но кким-то нитием они угдывли тйны из тйн природы и человек. Они ствили и мысленно решли проблемы, которые мы решем или только пытемся решить сейчс! - Неговский н секунду остновил н Лорке здумчивый взгляд и спросил с некоторым сожлением: - Вм, нверное, не довелось читть "Фуст"?

Лорк сдержл улыбку и серьезно ответил:

- Почему же? Случйно кк-то поплсь под руку и эт книг.

- Вм повезло. - Неговский снов здумлся, сжв в одну линию губы. Фуст получет вторую молодость, но взмен черт збирет его душу. Смысл тут в том, что человеку никогд и ничто не двлось дром. Всегд приходилось плтить трудом, мыслью, откзом от удобств, смой жизнью, нконец. Но черт збирет у Фуст душу, понимете? Фуст-юнош - уже другой человек, вместо счстья он приносит людям только горе и беды. Человек без строй души и еще не обретший новую. Кк Гете мог догдться, что плт з вторую молодость будет ткой дорогой?

Лорк уже понял, куд клонится причудливо рзвивющяся мысль врч, и сердце его болезненно сжимлось.

- Д, - продолжл Неговский скорее философски, чем с горечью, - плт з юнизцию окзлсь именно ткой - обоих добровольцев постигл полня мнезия - бсолютня потеря пмяти. Они збыли все и вся, свое прошлое и нстоящее, смих себя и своих близких. Они рзучились читть, писть и считть. Они вернулись к новой жизни другими людьми - большими млденцми, впервые взирющими н мир. Полня мнезия - т же смерть личности, ничуть не менее определення, чем при остновке сердц или потере крови. Рзум возвысил человек нд остльным миром, но тот же рзум рсширил влсть смерти нд человеком - он может умереть не только физически, но и психически: сойти с ум или потерять пмять. По этой причине, - помолчв, продолжил Неговский, - Лтышев временно откзлся от юнизции и попросил все, что ксется его опытов, сохрнить в полной тйне.

Лорк воспользовлся пузой и нконец-то здл вопрос, который двно жег ему язык:

- Тимур ренимировн в вшей клинике?

- Д, - не срзу ответил Неговский.

- И потерял пмять?

- Полня, бсолютня мнезия. - Неговский исподлобья сочувственно поглядывл н Лорку. - Вшего друг случйно подобрл исследовтельский бтиход н шельфе Гвйских островов. Его подобрли слишком поздно: восстновить дыхние и рботу сердц удлось, но кор головного мозг успел умереть. К счстью, н подводном корбле нходился предствитель ншей клиники. Он знл, что комплекс юнизции позволяет в принципе восстнвливть нервные клетки дже после их фктической смерти, и нстоял н срочной трнспортировке утонувшего сюд, в Приморск. Тут и приняли решение об экспериментльном юнилечении пострдвшего, ткже о том, чтобы сохрнить все в тйне до тех пор, пок не выяснятся результты этого лечения. К сожлению, они не рдуют.

- Но если лечение было нчто, - не совсем уверенно предположил Лорк, - знчит, кто-то ндеялся и н лучший исход?

Неговский удивленно взглянул н него.

- Кк это кто? Рзумеется, Лтышев. Если бы не ндеялся, он бы никогд не взялся з лечение вшего друг. Он и сейчс ндеется, но н что ндеется - не говорит.

Опершись рукой о крй стол, Лорк поднялся н ноги.

- Я должен увидеть Лтышев, - проговорил он, выскзывя скорее решение, чем просьбу.

- Рзумеется, - поддержл его Неговский, - он охотно поговорит с вми.

Лорк в сомнении кчнул головой.

- Не уверен. - И коротко рсскзл врчу о своих зтруднениях.

Неговский поморщился.

- Скорее всего профессор просто не рзобрлся, в чем дело. Не судите его строго. Он своенрвен, дже кпризен, но очень честен и спрведлив. А проблем юнизции тк популярн, что его нет-нет д и тревожт по пустякм.

Неговский окзлся прв. Лтышев принял Лорку в своем просторном кбинете буквльно через минуту. Лтышев долго молчл, иногд взглядывя н посетителя, сидевшего з столом нпротив него. У профессор был еще крепкя фигур, львиное лицо и утомленные глз. Большие стрческие руки тяжело лежли н столе.

- Вы друг Тимур Корсков? - спросил он нконец.

- Д.

- Близкий друг?

- Близкий.

Лтышев провел лдонью по щекм, точно пытлся рзглдить свои морщины.

- И вы явились сюд, чтобы узнть, можно ли вернуть ему прежнюю жизнь?

- Не только узнть, но и сделть все возможное для этого.

В утомленных, бесцветных глзх Лтышев мелькнул нсмешк.

- А по-вшему, что нужно сделть?

- Не зню. Впрочем, мне известен рибонуклеид, который довольно эффективно стимулирует подсознтельную пмять.

Лтышев взглянул н него с некоторым интересом.

- Рибонуклеид Ревского?

- Он уже известен вм? - не скрыл удивления Лорк.

- Вся мировя информция, ксющяся мозг и его функций, в чстности и пмяти, поступет в ншу клинику по кнлу, прллельному с глвным компьютерным. - Профессор пожевл губми. - Конечно, когд мы предпримем очередную попытку рзбудить пмять Тимур Корсков, он получит удрную дозу нейростимуляторов. Возможно, в состве препрт будет и рибонуклеид Ревского. Но этого мло. Мло! - Лтышев внимтельно взглянул н Лорку, потом прикрыл глз густыми седыми бровями и спросил: - Тимур любил свою жену? Я имею в виду нстоящую любовь. Кк близкий друг, вы должны знть об этом.

Лорк не отвечл, удивленно глядя н строго профессор.

- Я спршивю не из прздного любопытств. - В голосе Лтышев послышлось рздржение.

- Думю, что любил.

- Думете?

- Уверен.

Стрый профессор секунду пристльно смотрел н Лорку, потом отвел взгляд, пожевл губми и ворчливо спросил:

- Вм говорили, что мои методы вызывют полную мнезию?

- Говорили.

- Чепух, - скзл стрик сердито, - не верьте этому. - И пояснил удивленному Лорке: - Это верно лишь в отношении сознтельной пмяти, мозг неизмеримо глубже этой верхней ндстройки. Если бы мнезия был тотльной, рзрушилсь бы не только сознтельня, но и подсознтельня, родовя пмять. Исчезли бы все инстинкты и безусловные рефлексы. Остновилось бы дыхние, змерло сердце, прекртился обмен веществ. Люди умирли бы в ходе смой юнизции. Но они живут! Я уверен, - Лтышев костяшкми пльцев сердито постучл по своему высоченному лбу, - прошлое крепко хрнится в их головх и после юнизции, но оно спит! Спит летргическим сном, я, стрый, не зню, кк рзбудить его.

Лтышев пошевелил губми и, глядя в сторону, продолжил:

- Есть одно чувство, глубокое, кк см жизнь. Любовь. Я не верю, что нстоящую любовь может стереть клиническя мнезия. Рньше остновится сердце, потом уже умрет любовь.

Лтышев змолчл. Лорк сидел тихонько, боясь потревожить его мысли. А стрик потер лдонью лоб и продолжл уже другим тоном, в котором не было ни ворчливости, ни скрытой боли, зто слышлись менторские нотки:

- Любовь, кк я мыслю, и есть т смя ниточк, которя может из бодрствующего подсознния привести в спящий рзум. И рзбудить его.

Он вдруг оборвл себя, в упор взглянул н Лорку и предложил:

- Вот если вы уверены, что Тимур Корсков искренне и глубоко любил свою жену, можно рискнуть и устроить им встречу.

- А в чем риск?

Лтышев объяснил это толково, подробно, обстоятельно. И пок он объяснял, сочувственно и в то же время чуточку ехидно поглядывл н Лорку. Федор внутренне поеживлся - для любящего сердц риск был стршным.

13

Влентин пришл зпыхвшись, щеки ее зрумянились от быстрой ходьбы, волосы рстреплись.

- Что случилось, Федор? - нпряженно улыбясь, спросил он. - Почему от Тим нет вестей?

Лорк улыбнулся ей в ответ.

- Сейчс объясню. Сядем, Вля. Тк будет удобнее.

Беседк был скрыт в густой зелени. Лорк, придерживя з локоть, бережно усдил Влентину н дивн.

- Влентин, - скзл он без пузы, - об этом вы должны были узнть рньше. Но все тк перепутлось.

Он умолк, потому что Влентин стл бледнеть.

- Он жив? - шепотом спросил он. Бледность Влентины приобрел меловой оттенок, по глзм ее Федор понял - он вот-вот потеряет сознние.

- Успокойтесь, - он сел рядом и взял ее з руку, - жив.

Руки ее были влжными и вялыми. С зметным усилием он овлдел собой.

- Жив? - недоверчиво переспросил он.

- Жив, - подтвердил Лорк, - вы сегодня сможете его увидеть.

Кровь медленно приливл к ее щекм, мелкие кпельки пот высыпли н верхней губе, глз переполнились слезми.

- Зчем же вы тк? - с укором скзл он.

Тут нконец слезы хлынули из ее глз.

Лорк молчл. С нелегким сердцем он думл о том, что глвное объяснение с Влентиной еще впереди. Вот он скзл ей, что Тим жив. И это првд, но не вся првд.

Лорк глубоко здумлся и перестл контролировть себя. Лицо его отяжелело.

- Тим тяжело болен, Влентин, - нчл он издлек.

Он перебил с вновь вспыхнувшей тревогой:

- Он может умереть?

- Нет!

- Он изувечен...

- Нет, уверяю вс.

- Д что же с ним ткое? - с сердцем спросил он.

- У него мнезия. - Лорк, решившись нконец открыть ей истину, скзл это, будто прыгнул в воду холодную.

- Что? - Он не понял, поэтому испуглсь.

- Амнезия, - пояснил Лорк, - полня потеря пмяти.

- Д-д, зню, - быстро скзл он. - А это стршно?

Нморщив лоб, Влентин нстороженно вглядывлсь в лицо Лорки. Он не столько вникл в смысл его слов, сколько вслушивлсь в интонцию его голос, стрлсь догдться, чем все это грозит ее Тиму. В эти мгновения он был почти ясновидящей, бесполезно пытться скрыть от нее првду или смягчить ее.

- Стршно, Вля.

Он отвел глз, здумлсь, потом спросил быстро:

- Он и меня збыл? И Ниночку?

- Збыл.

- Совсем?

- Совсем.

- Нвсегд?

Большие серые глз Влентины смотрели н Лорку опустошенно, только где-то в смой их глубине прятлсь отчяння искр ндежды.

- Может быть, и нет...

Он срзу оживилсь.

- Может быть?

- Д, если вы соглситесь пойти н риск.

- Конечно, соглшусь. - Влентин уже улыблсь.

- Рисковть-то придется не собой.

Он срзу потускнел.

- А кк же?

- Д в принципе-то очень просто. Вм нужно встретиться с Тимом - вот и все. Профессор, который его лечит, ндеется, что Тим вс вспомнит. И тогд болезнь его пройдет.

Лорке и в голову не пришло рсскзть Влентине, ккое жестокое условие выдвигл Лтышев кк основу для преодоления мнезии - Влентину и Тимур должн связывть подлиння, нстоящя любовь. Только тогд возможн побед нд збвением.

- А если не вспомнит?

- Тогд придется ждть - годы, десятилетия, может быть, и всю жизнь.

Влентин глубоко здумлсь.

- Все это мне понятно, - проговорил он почти про себя с оттенком недоумения. - Не пойму одного: в чем здесь риск?

- А в том, что Тим может полуузнть вс, - пояснил Лорк невесело. Знете, бывет ткое мучительное состояние, когд вот-вот вспомнишь, не вспоминется.

Влентин, не спускя с Лорки глз, зкивл головой.

- Ткое может произойти и с Тимом, только чувство это будет горздо глубже, шире и охвтит все сознние.

- Он сойдет с ум? - быстро спросил Влентин.

- Возможно. Чтобы его вылечить, придется принудительно стирть в его созннии пмять о вшей последней встрече. И тогд он збудет вс нвсегд.

- Это жестоко!

Что мог ответить Лорк? Он молчл. Он посидел неподвижно, глядя в землю, потом тыльной стороной руки вытерл глз и решительно поднялсь н ноги.

- Я соглсн!

Перед тем кк идти н встречу с Влентиной, Лорк обговорил с Лтышевым детли предстоящего свидния супругов, если, рзумеется, Влентин соглсится.

Лорку и Влентину беспрепятственно пропустили в больничный прк. Н этой поспешности Лорк тоже нстоял зблговременно, предствляя, кк мучительн будет Влентине кждя лишняя секунд ожидния.

Выйдя н широкую дорожку, обсженную соснми и усыпнную светлым песком, Лорк остновился, легонько придержв Влентину з локоть.

- Это и есть центрльня ллея. А тм сосн - видите, ккя громдин? Возле нее скмья.

Море рзгулялось, и с него дул ветер. Он ворошил трву, клонил ветки кустрник и трепл кроны вековых сосен. Сосны глухо роптли.

Лорк с трудом рсслышл ответ Влентины.

- Вижу.

Он кивнул в знк соглсия, но продолжл стоять н месте. Лорк осторожно подтолкнул ее вперед. Влентин оглянулсь, точно прося помощи, но Лорк покчл головой - ее встреч с Тимом должн был состояться недине, тково было жесткое условие Лтышев. Тогд Влентин снчл медленно, неловко, будто только училсь ходить, потом уж быстрее, постепенно обретя свою обычную походку, пошл к сосне. Но дойти до нее он не успел, боковой тропинкой н центрльную ллею вышел Тим. Влентин срзу узнл его. Это был ее Тим - высокий, худощвый, с рельефной мускултурой шеи и оголенных рук. Он шгл уверенно, спокойно, рссеянно поглядывя по сторонм. Ветер трепл его мягкие русые волосы.

Тк же рссеянно, кк по деревьям и кустрнику, его взгляд скользнул по Влентине. Лорк, спрятвшийся при появлении Тим з сосну, крепко, тк что стло больно, прижлся щекой к ее шершвому, золотистому, пхнущему смолой стволу.

Влентину бил лихордк ожидния, слбели, подкшивлись ноги, но он упрямо шл вперед. Мир кчлся, плыл перед ее глзми, преврщясь в рзноцветные рдужные пятн. Он дже не знл - длеко ли, близко ли ее Тим. Ей кзлось, что он идет в тумне сдерживемых слез долго, ужсно долго, целую вечность. Погс шум сосен. Всплыли звонкие, чистые вязи птичьих трелей. Влентин слышл только мерный шорох песк - это были шги Тим. Он остновилсь, провел рукой по лицу. Перед ней стоял Тим, вопросительно, непонимюще глядя н нее. "Тим!" - хотел крикнуть Влентин, но у нее только беззвучно пошевелились губы.

- Что с вми? - учстливо спросил он.

- Тим! - нконец-то удлось выговорить ей.

Что-то дрогнуло, зтрепетло в глзх Тимур. Кк звороженный смотрел он в смую глубину больших серых глз, полных слез.

- Вля? - испугнно спросил он.

Серые глз зкрылись, н измученное лицо легл покойня устля улыбк.

- Где же ты был, Вльк? Тк долго?

Шумно вздохнули сосны. Это озорной ветер, переведя дух, снов примчлся с моря.

14

Лорк вел прогулочный глйдер нд смыми вершинми деревьев. Внизу сплошным ковром тянулсь дикя нетронутя сельв: здесь, в истокх Амзонки, рсполглся огромный зповедник тропического лес. Перевлив плоскую столовую гору, где лес был пореже, с проплешинми редкого кустрник и пустошми, Лорк увидел тянувшееся до смого горизонт только что рзбитое прострнство нового жилого рйон. Осттки девственного лес были здесь облгорожены и преврщены в сды, скверы и прки, русл речушек спрямлены и местми облицовны синтетиком, через них перекинуты журные мосты, кое-где синели пятн искусственных озер и прудов, небольшими комплексми грудились вспомогтельные сооружения, дом отдых и рзвлечений, н все это был нброшен геометрическя, четкя сеть втострд, дорог и тропинок. Мельком оглядев это поле, отнятое человеком у природы, Лорк сориентировлся и круто положил глйдер н крыло, нпрвив его к оперторской, стоявшей н крю гигнтской строительной площдки. Сегодня здесь должен быть сооружен высотный дом-город н несколько тысяч жителей - центр и средоточие нового жилого рйон. Здесь, глубоко под зеленым покровом лес, в верхних слоях мнтии, было нежднно-негднно обнружено богтейшее месторождение тяжелых и долгоживущих трнсурновых элементов, этого ценнейшего сырья энергетики, ядерной химии и нейтридной техники. Месторождение было нстолько перспективным, что Всемирный совет решил отрезть у зповедник несколько тысяч гектров первозднной сельвы.

Оперторскя предствлял собой прозрчный купол - фонрь полусферической формы высотою метров двдцти. Три мощные телескопические ноги поддерживли основние купол н высоте пятиэтжного дом. По крям купол торчли три рективных сопл - двигтелей врийной посдки, из центр днищ спусклсь журня шхт выдвижного лифт. К лифту и нпрвился Лорк, оствив глйдер четырехколесному многорукому роботу н техосмотр и зпрвку. Проходя мимо телескопической ноги, Лорк с увжением шлепнул по сверхпрочному композиту - эти ноги должны были вознести оперторскую почти н трехкилометровую высоту. Когд Лорк подошел к лифту, дверь кбины рспхнулсь. Федор вошел в нее и через несколько секунд окзлся в просторном вестибюле оперторской. Здесь было людно и шумно, отдельными группми стояли и сидели гости, приглшенные н сборку дом-город.

К Лорке подошел дежурный в светлом костюме, с орнжевой повязкой н рукве. Федор предствился, дежурный с улыбкой скзл, что его хочет видеть мстер-сборщик. Пройдя через вестибюль, дежурный остновился перед дверью с крсной светящейся ндписью "Оперторскя" и жестом приглсил войти. Вопросительно глядя н него, Лорк помедлил - крсный цвет ндписи говорил о том, что посторонним без крйней нужды вход в комнту воспрещен. Дежурный улыбнулся:

- Входите, вс ждут.

Лорк нжтием кнопки открыл дверь, беззвучно скользнувшую в стену, и окзлся в небольшой, но очень светлой комнте. З круглым столом сидел групп монтжников: мстер-сборщик и ссистенты. Мстер-сборщик, стрый товрищ Лорки, Ришр Дирий отличлся от других широкой зеленой повязкой н рукве. Лорку зметили не срзу, он см нмеренно здержлся н пороге, чтобы понблюдть з колоритной группой монтжников. Шел непринужденный рзговор, сыплись шутки, но з этой внешней легкостью Лорк срзу уловил скрытую нпряженность, умело спрятнное волнение, которое сопутствует любому ответственному делу, требующему мобилизции всех человеческих ресурсов, будь то спортивное соревновние, нучный эксперимент, стрт трнсглктического корбля или сборк дом-город. Новые жилищно-промышленные центры с основой в виде дом-город дже в двдцть третьем веке строились редко - не чще одного рз в несколько лет. Подготовк дом-город к сборке ведется месяцми, см сборк выполняется монтжникми з один рбочий день, в течение нескольких чсов. Процесс сборки двно стл своеобрзным видом искусств и спорт. Мстер-сборщик нзнчлся н свою почетную и ответственнейшую должность после многих туров конкурсных соревновний, которые проводились, рзумеется, н мкетх. Сборк трнслировлсь по всем глвным кнлм мирового стереовидения и собирл сотни миллионов зрителей-болельщиков. Он был для монтжников не только трудом, рботой, но и источником рдости, творческого нслждения. Пожлуй, именно в сборке ниболее полно и непосредственно нходил выржение изнчльня и неискоренимя жжд человек к созиднию. Едв Лорк шгнул вперед, кк Ришр Дирий, сидевший н подлокотнике кресл, зметил его и поднялся нвстречу. Они обнялись и легонько потискли друг друг - не виделись больше год. Ришр не изменился. Высокий, худой и жилистый - кости и туго свитые мышцы, рельефно обрисовывющиеся дже при легких движениях, ни грмм лишнего жир. Н скетичном удлиненном лице с зпвшими щекми - большие глз: то грустные, то озорные, то лучщиеся юмором, то цепкие. Глз исследовтеля и философ. Ришр был феноменльно одренным человеком. Чем он только не знимлся! Несколько лет ходил вместе с Лоркой в космос бортинженером и великолепно спрвлялся со своим делом. Он был отличным художником и скульптором, увлеклся субмолекулярной биохимией и з серию теоретических изыскний получил звние доктор нук. Он знимлся почти всеми видми спорт, отлично бегл, прекрсно плвл. Но, добившись успех, Ришр быстро охлдевл к содеянному, некоторое время бездельничл, потом с неслыхнной энергией принимлся з что-нибудь другое. Дирия ругли, увещевли, умоляли, ему говорили, что он не бережет свой тлнт, что он нерзумно теряет лучшие годы своей жизни, что тлнт - это не только одренность, но и целеустремленность, и труд, труд и еще рз труд. Ришр выслушивл все это с озбоченным, дже виновтым лицом. Выслушивл и делл по-своему. Однжды после долгого рзговор с крупным ученым, который с жром уверял, что истинное призвние Дирия - общя философия, Ришр с ккой-то грустью скзл Лорке: "Ну кк можно не понимть тких простых вещей? - И пояснил: - Одренные люди бывют рзными. Ткими, кк Ньютон, Микелнджело, Эйнштейн, всю свою жизнь отдющими одному-единственному делу. И ткими, кк Леонрдо д Винчи, Ломоносов, Гумбольдт, которых лишь одно-единственное дело способно было зсушить и згубить н корню. И знешь что, Федор? По-моему, время Эйнштейн проходит - вернее, оно уже прошло, только мы еще не отдли в этом себе отчет. Грядет время Ломоносовых и Леонрдо".

- Кк твои дел? - поинтересовлся Ришр, отстрняясь от Лорки.

Федор смотрел н него с откровенным удивлением. Ткя бнльня фрз в устх неповторимого Риш! Тут был ккя-то згдк. Дирий зметил удивление Лорки и с улыбкой пояснил:

- Я имею в виду экспедицию н Кику.

- По-моему, все идет по плну. Я ведь брл двухнедельный отпуск. Отдыхли вместе с Тимом и женми.

Ришр вздохнул.

- Звидую. Вместе с женми! Кк здоровье Тим?

- Отлично! Уже приступил к тренировкм. - Лорк лукво улыбнулся. - Кк видишь, любовь делет чудес.

- Н-д, - неопределенно зметил Ришр, - с этим, пожлуй, можно соглситься. Ндо только учесть, что чудес бывют рзными. То, что Тим полез в штормящее море, тоже чудо, и скорее всего оно не обошлось без этой смой любви.

Большие глз Дирия смотрели н Лорку сочувственно и немного нсмешливо. И это было очень понятно: по отношению к любви они знимли весьм рзличные позиции. Что ксется Лорки, то его позиция был трдиционн кк мир. Подростком, укоряя себя з глупую чувствительность, он едв сдерживл слезы, читя стринные и вечно юные строки "Ромео и Джульетты". А вот Ришр утверждл, что любовь - это тяжкое нследие животного прошлого человечеств.

Все это не помешло ему пережить несколько любовных историй. Спрведливости рди стоит скзть, что всякий рз ктивную роль в этих историях игрли женщины, причем женщины волевые, умные и смолюбивые. Тем не менее Ришр оствлся убежденным холостяком.

- Знчит, ты отдыхл, - здумчиво проговорил Ришр и поднял н Федор серьезные глз. - А до меня долетели слухи, что дело с экспедицией осложнилось.

Взгляд Лорки мгновенно обрел цепкость.

- Что-то случилось?

- Чего не зню, того не зню. - Ришр положил руку н плечо Лорки. - У меня есть к тебе рзговор, но это потом. Я рд, что ты прилетел. Мне очень хотелось, чтобы ты посмотрел ншу рботу.

- Желю удчи, Риш.

Когд Федор вышел в вестибюль, приглшенные уже тянулись по журным, невесомым лестницм в зрительный зл. Поднимясь вслед з другими, Лорк думл о Ришре. Сборк высотных домов-городов и других крупных сооружений был, пожлуй, смым долгим и непроходящим увлечением Дирия.

Лорк думл о Ришре и чуть зметно по-доброму улыблся. Он хорошо знл, почему Дирий тк хочет, чтобы бывший комндир увидел его в нстоящем, почетном деле. Ришр трижды ходил с ним в дльний космос бортинженером, перед четвертым рейсом, когд до вылет оствлсь всего неделя, ннес Федору дружеский визит. Он собирлся не то рсскзть о чем-то, не то посоветовться, это срзу было видно, д никк не решлся. Лорк его не торопил.

- Ты любишь цирк, Федор? - вдруг спросил Ришр.

- Д ничего, вполне добротное искусство.

Дирий мечттельно вздохнул.

- А я обожю цирк. По-моему, это искусство высокое, вечное. Мужество, бесстршие и почти полня мобилизция возможностей человеческого тел. Эквилибристик, кробтик, престидижитция всегд юны и прекрсны, кк см род человеческий.

Лорк сидел, нклонившись вперед, опирясь локтями н колени, и серьезно рзглядывл бортинженер.

- Что-то ты издлек зходишь, Риш, из-з угл.

- Прямя-то - кртчйшее рсстояние только н бумге, Федор.

Было в лице Дирия что-то стрнное, что - не понять.

- Я только недвно узнл, - продолжл Ришр после пузы, - именно в цирке родилось выржение "потерять курж", которое в ходу у нс, космонвтов. В цирке, првд, чудно?

Д, это выржение было в ходу у космонвтов-гиперсветовиков. Курж "хрбрость" в дословном переводе со строфрнцузского язык. Но в двдцть третьем веке это понятие стло многогрннее, шире.

- Что ты скжешь, если я откжусь идти в космос? - спросил Ришр.

Лорк секунду непонимюще смотрел н него.

- Ты?

- Я, Федор, я. Дв последних рейд я мучился.

У космонвтов-гиперсветовиков потерять курж не знчило потерять хрбрость, способность н смелые, рисковнные поступки. Это знчило потерять внутреннюю уверенность в делх, лежщих у грниц человеческих возможностей. Тренировнный человек, дже потеряв курж, может преодолеть себя и волевым усилием зствить четко рботть в смых экстремльных условиях. Но тогд рбот, прежде доствлявшя ему рдость и удовлетворение, преврщется в кторгу. Он измтывет силы, истощет нервы, притупляет интерес ко всему н свете.

Дв рейд, целых дв рейд Ришр мучил себя и, хотел он этого или не хотел, ствил под удр других!

- Что же ты молчл? - с досдой и сочувствием скзл Лорк.

Дирий вздохнул.

- Стыдно. Другие же летют, почему я не могу?

Д, Ришр Дирий приндлежл к слвной ктегории людей долг! Но ведь и долг имеет свои грницы, переходить которые преступно. Не кждому дно все.

- Рзве можно тк ломть себя? - тихо скзл Лорк. - Уходи с легким сердцем. Нйди себе другое дело и будь тм молодцом. Вот где истин.

С тех пор прошло пять лет, и Ришр, кжется, нконец ншел свое нстоящее дело.

Зрительный зл оперторской рсполглся под смой крышей купол. Здесь мфитетром рсположились удобные мягкие кресл - кк в тетре, вернее, кк в цирке. Зл был до откз зполнен зрителями: предствителями Всемирного и специльного советов, делегтми от нучных, производственных и культурных оргнизций, глвным обрзом монтжникми, для которых предстоящя сборк предствлял еще и профессионльный интерес.

Едв Лорк вошел в зл, кк рздлся негромкий, но звучный трехтоновый сигнл, возвещвший о нчле сборки, и зрители нчли рссживться по креслм. Сквозь прозрчную переднюю стену зрительного зл был хорошо видн стройплощдк дом-город. Центрльное место знимл мощный фундмент почти квдртной формы, уходивший под землю н несколько десятков метров. Спрв и слев от фундмент тянулись две ленты конвейер-гигнт, похожие н широкие дороги. Сходство с дорогми усугублялось тем, что н лентх один з другим были устновлены исполинские монтжные блоки - целые здния в обычном понимнии этого слов. Некоторые блоки достигли десяти этжей в высоту, но были срвнительно узки в основнии - это были комплексы жилых квртир. Другие блоки были много шире, по высоте не превышли двух-трех, редко пяти этжей. В тких блокх рсполглись общественные комплексы: столовые, пвильоны, внутренние прки, тетры и спортивные сооружения. З фундментом между конвейерми прямо нпротив оперторской высился постмент, площдк для рзмещения робот-сборщик.

А внутри оперторской, прямо перед Лоркой, внизу рсполглся мкет строительной площдки, выполненный в строжйшем мсштбе. Были тут и минитюрные конвейеры, н которых стояли мкеты монтжных блоков, похожие н детские кубики, вернее - н детли нбор детского конструктор-строителя. Между конвейерми в оперторском кресле со шлемофоном н голове, положив руки н колени, восседл Ришр Дирий мстер-сборщик. Лорк достл из крмшк костюм универсльный пикофон и вствил в ухо. И вовремя: кк рз проходили доклды ссистентов-монтжников:

- Силовя готов.

- Киберкомплекс готов.

- Пост безопсности готов.

- Есть общя готовность!

После легкой пузы эхом откликнулся подчеркнуто спокойно, со стертыми эмоциями голос Ришр:

- Подъем роботу.

По тому, кк с деревьев, стоявших неподлеку от стройплощдки, плеснулись в небо птицы, Лорк понял, что робот пробуждется не беззвучно. Рди любопытств Федор н секунду вышел н внешнюю связь и был рзочровн, если только это слово можно применить к днной ситуции. Ни рев, ни воя; нд стройплощдкой стоял глухой гул пробудившихся мехнизмов, похожий н отдленный рокот моря или н шум лес, волнующегося под сильным ветром; птицы просто регировли н изменение обстновки. Под ккомпнемент этого могучего глухого гул нд пьедестлом по ту сторону фундмент медленно воздвиглсь мощня колонн диметром в несколько метров. По мере подъем стновилось все зметнее, что колонн состоит из плотно уложенных ферм и что колонн, собственно, не воздвигется, рсклдывется, рстягивется вверх, кк грмошк. Достигнув высоты двдцтиэтжного дом, колонн змерл, нчл рзворчивться и з считнные секунды превртилсь в стндртного робот-строителя. Кзлось, он сидел, сложив н коленях суствчтые руки-рычги, но н смом деле никких колен не было, и робот не сидел, стоял, опирясь н телескопические ноги, несрвненно более мощные, чем опоры оперторской. У робот был изящня треугольня голов с большими телескопическими глзми и узкое тело-скелет, собрнное из несокрушимого нейтрид и никк не отржвшее подлинной титнической силы этого исполин. Робот был сейчс похож н дремлющего чудовищного богомол, хнжески сложившего свои стршные передние лпы.

- Зеркльный режим, - послышлсь комнд Ришр.

- Есть зеркльный!

- Беру упрвление н себя.

Крем глз Лорк видел, кк Ришр нжл клвишу н своем боковом пульте. В тот же миг дремлющий исполин ожил: он сдвинулся чуть влево и вперед, шевельнул плечми-фермми, точно сбрсывя с них незримые цепи, и пошире рзвел руки: это срботл систем синхронизции, приводя корпус робот и тело мстер-сборщик в строгое прострнственно-зеркльное соответствие. Н мгновение ослепительно вспыхнули и тут же погсли телескопические глз. Плстично повторяя движения Ришр, робот поднял полусогнутые руки-рычги нд головой, рзвел их в стороны, потом, опустив локти тк, что лдони окзлись н уровне плеч, несколько рз сжл и рзжл свои исполинские кулки и легонько поигрл пльцми в воздухе, точно сбрсывя нкопившееся во время дремы нпряжение. Это был последняя, кинемтическя проверк готовности робот к сборке. Все движения исполин, скрупулезно копироввшего движения мстер-сборщик, были змедлены, зглжены, словно производились они не в воздухе, в воде. Резкие движения, в принципе доступные человеку, роботу были строжйше зпрещены - инерционные силы его могучих рук, нгруженных тысячми тонн, рзломли бы, рзорвли суствы. В этой зглженности, плстичности, но вовсе не змедленности движений и состояло сложное искусство мстер-сборщик.

Зкончив своеобрзную контрольную гимнстику, Ришр объявил:

- Всем службм и постм. Полня готовность к сборке.

Снов последовл серия доклдов ссистентов-монтжников, звершвшяся рпортом:

- Есть полня готовность!

Н лбу робот-сборщик неярко зсиял контрольня зеленя фр. Непринужденно копируя движения Ришр, робот повернулся к првому контейнеру, всеми десятью пльцми зхвтил з трнспорт-рмтуру громдный первый монтжный блок, поднял его и плвно понес по нзнчению. Дже сюд, в изолировнное помещение оперторской, донесся резкий, хотя и зглушенный посторонний звук - это взвыли ркетные двигтели, помогвшие переместить эту неимоверную тяжесть, - первый блок был смым грузным из всех. Мягко посдив блок н фундмент, робот отложил в утиль отделившуюся рмтуру, другой рукой легонько придвил блок сверху, н секунду придержв ее. В эту короткую секунду между фундментом и блоком прошли сотни процессов втомтической стыковки, сврки, склейки, спйки.

Дом-город рос прямо н глзх, буквльно копируя игрушечный дом-город, который Ришр собирл в монтжном зле оперторской. И, по мере того кк все выше и выше вздымлось сооружение, телескопические подъемники поднимли вровень с его верхом очередные монтжные блоки, робот-сборщик и всю оперторскую. Через сорок минут рботы, когд дом-город поднялся почти н полукилометровую высоту, в рботе был сделн стндртный двдцтиминутный перерыв. Монтжники отпрвились н отдых и рзминку, зрители, оживленно переговривясь, потянулись в вестибюль, где тоже можно было отдохнуть и перекусить.

В вестибюле, лвируя между группми людей, к Лорке торопливо подошел дежурный.

- Вс вызывет н связь Дом Всемирного совет.

Вызывл Ивн Ревский. Дже по экрну видеофон можно было понять, что Теодорыч озбочен и очень спешит.

- Срочно вылетй в столицу.

- Что-нибудь случилось? - осторожно спросил Федор.

- Д.

Ревский змолчл, поколеблся - говорить или нет, но все-тки спросил:

- Если тебе предложт не один корбль, эскдру, соглсишься комндовть?

- Н Кику?

- Д.

- Неужели дело тк серьезно?

- Серьезно. Но ты не ответил н мой вопрос. - В голосе Ревского послышлось рздржение.

- Соглсен.

- Вылетй немедленно.

Несколько секунд Лорк сидел перед погсшим экрном видеофон, обдумывя рзговор. Почувствовв руку н своем плече, он поднял голову. Рядом стоял Дирий.

- Ты спешишь, Федор, поэтому без всяких предисловий. - Ришр н секунду змолчл. - Я бы с удовольствием пошел с тобой н Кику.

- Ты? - не мог скрыть удивления Лорк.

- Я хочу снов вернуться в космос, к делм не только сложным, но и опсным. Я возмужл з эти пять лет, Федор. Не бойся, не подведу. - Он зглянул в смую глубину зеленых Лоркиных глз и требовтельно спросил: Ты мне веришь?

- Кк смому себе, - без всякой ффектции ответил Лорк.

Ришр улыбнулся.

- Тогд имей меня в виду. Пойду, ндо продолжть сборку.

- Удчи тебе, Риш.

Лорк проводил Дирия взглядом и поднялся из кресл. Ндо было лететь в столицу.

15

Администртором Дом Всемирного совет окзлсь совсем еще зеленя девчушк, скорее всего студентк, проходившя здесь летнюю прктику. Он сидел з дугообрзным столом, похожим н пульт упрвления гиперсветового корбля, и стртельно выржл н лице всю вжность и ответственность порученного ей дел. Однко глзенки у нее были быстрые и очень любопытные.

- Товрищ Ревский, - пояснил он с некоторой вжностью, четко и округло выговривя слов, - делет доклд членм Всемирного совет и приглшенным лицм. Зочно по зкрытому кнлу стереовидения в зседнии принимют учстие отрслевые советы нуки и инженерии.

Глядя мимо девушки, Лорк увжительно присвистнул - ткого род глобльные советы проводились лишь по смым вжным и острым общечеловеческим проблемм. Мысленно повторяя слов девушки, Лорк с проснувшейся вдруг глубокой тревогой вспомнил о версии иноплнетного кикинского вмештельств в земные дел.

Между тем девушк-дминистртор рссмтривл Лорку с тем бесцеремонным любопытством, которое свойственно лишь юности д стрости.

- Вы ведь Федор Лорк? - не столько спршивя, сколько утверждя, проговорил он.

Лорк, отвлекясь от своих мыслей, перевел н нее взгляд.

- Не буду отпирться, угдли.

Он рсплылсь в улыбке и не выдержл, похвстлсь:

- Знете, у меня отличня зрительня пмять, поэтому меня и стжируют н дминистртор, - и, снов ндев мску официльности, девушк уведомил: - Товрищ Ревский просил, если вы опоздете больше чем н пятндцть минут, вы опоздли почти н полчс, пройти в сектор отдых, нйти тм Соколов и получить у него консультцию.

- Соколов? - переспросил Федор с интересом.

- Соколов Алексндр Сергеевич, эксперт-социолог. Перед пленрным зседнием он сделл вжное информционное сообщение н секции космонвтики. Соколов предупредил, что будет нходиться н территории бссейн. Он невысокий, кругленький ткой и очень веселый. - Девушк явно гордилсь своей осведомленностью и четкостью рботы.

- Спсибо з информцию, Соколов я зню, - вежливо скзл Лорк.

- И еще, - зторопилсь девушк, видя, что Федор собирется уходить, Теодорыч, я имею в виду товрищ Ревского, просил вс из сектор отдых не уходить и обязтельно его дождться. Он или нйдет вс, или вызовет.

Девушк зрумянилсь из-з того, что тк зпросто, по-домшнему нзвл председтеля Совет космонвтики; поэтому, выходя из холл, Лорк ободряюще улыбнулся ей и подмигнул.

Соколов сделл вжное информционное сообщение, теперь делет доклд Ревский - тут было о чем подумть! Лорк знл, что ждть Теодорыч придется недолго - полчс, от силы чс. Рсширенные зседния Всемирного совет всегд были короткими, ведь для учстия в них, чще всего зочно, отвлеклись от основной рботы люди, руководившие общественной жизнью, нукой, искусством и инженерией всего земного сообществ.

Сектор отдых Дом Всемирного совет имел стндртный нбор помещений: крытый сд, спортивный зл, бссейн, фильмотеку и комнты отдых. В этом секторе поселялись гости, прибывющие с других мтериков и из космических поселений, ждли прием, отдыхли после дел и дже решли немловжные вопросы, если для этого не требовлись специльные помещения.

Информция девушки-дминистртор был точной: Соколов сидел з одним из столиков, что рядком тянулись вдоль бссейн н почтительном от него рсстоянии. В смом бссейне плесклось несколько человек, голубовтя вод колыхлсь мелкими волнми и пхл морем. Соколов был в одних купльных трусх, н шее у него висело белоснежное полотенце. Поз его был рсслблен, н кревом лице умиротворенное, блгодушное выржение. Чувствовлось, что он вдостль попрился в бньке, входившей в комплекс бссейн, и теперь отдыхл душой и телом. Перед Соколовым н столике пофыркивл пром золотистый смоврчик с пузтым фрфоровым чйником нверху. В руке эксперт держл сткн крепчйшего, дышщего пром, только что звренного чя. Предврительно подув н чй сложенными трубочкой губми, он прихлебывл глоточек, отпрвлял в рот полную ложечку вишневого вренья, прихлебывл еще глоточек, удовлетворенно отдувлся и вытирл лицо полотенцем. А немного передохнув, снов повторял это ритульное действо. Несмотря н рзнеженное состояние, Соколов издли зметил Лорку и приветственно помхл ему рукой.

- Долой труд и д здрвствует отдых? - Лорк присел з столик нпротив эксперт.

- Долой и д здрвствует, - блгодушно соглсился тот, вытирясь полотенцем. - Что мне? Я свое дело сделл. Пусть теперь другие делют свое. Нлить сткнчик? См кипятил, см звривл.

- Не откжусь. Это по вшей милости Всемирный совет собрлся?

- По моей, - скромно признлся Соколов, пододвигя Федору сткн прящего нпитк темно-вишневого цвет. И пожловлся: - Устл кк собк. Д я всегд тк: зкончу дело - срзу в прную бню, в бссейн - и з чй.

- И всегд в Доме Всемирного совет?

Соколов зхохотл, неторопливо свершил очередной цикл своего чйно-ритульного действ и добродушно скзл:

- Если честно, то до Всемирного добрлся первый рз. Эскдру вм хотят доверить, слышли?

- Крем ух.

- Не откжетесь?

- А почему я должен откзться? - Лорк рссеянно помешивл чй ложечкой, он любил пить его не горячим, тепловтым.

- Д чем-то недовольны, нервничете, - голубые глз Соколов смотрели хитро и весело. - Вы когд нервничете, прихрмывете чуть зметнее обычного.

Лорк с интересом взглянул н эксперт.

- Ндо же, углядели!

Соколов сокрушенно вздохнул.

- Профессия ткя.

- Глзстя профессия. - Лорк попробовл чй, убедившись, что он приостыл, добвил в него несколько ложечек вренья, рзмешл и злпом выпил срзу полсткн. - Нет, от Кики я не откжусь, дело принципильное.

- Врвр вы, Федор, - печльно скзл Соколов, осуждюще глядя н Лорку. - Кто же тк пьет этот волшебный нпиток? Честное слово, и чя жлко, и своих трудов. А выдержк у вс железня, можно скзть - собчья выдержк.

Лорк вскинул н него зеленые глз и зсмеялся.

- Великий вы мстер говорить комплименты.

- По моим меркм, это комплимент смого высокого сорт. Две большие любви я пронес через всю свою жизнь - любовь к детям и любовь к собкм. Все остльное кк-то и в ккой-то степени связно с обязнностями.

- Дже чй? - не без коврств спросил Лорк, доливя свой сткн.

- После прной бни чй выходит з рмки обычных ктегорий. - Соколов помолчл. - Вы уже догдлись, что я отыскл серьезные докзтельств в пользу версии о вмештельстве иноплнетян в нши дел?

- Догдлся.

- И несмотря н то, что умирете от любопытств, не здете вопросов. Нет, не зря я тк горячо рекомендовл вс Ревскому н должность комндир всей эскдры.

Лорк прямо взглянул н эксперт.

- А он спршивл у вс рекомендцию?

Соколов хохотнул:

- Не посягйте н профессионльные тйны. Он спршивл не о вс, о кчествх, которыми должен облдть комндир. А я выскзлся не в обобщенных ктегориях, персонифицировнно.

- А теперь мучитесь сомнениями?

Соколов покчл головой.

- С вми невозможно рзговривть, Федор. Ну, немножко мучюсь, вернее, мучился. Я ведь считю: смое глвное, что нужно, дбы ухвтиться з этих иноплнетян, - выдержк и терпение. И я еще рз убедился, что эти кчеств у вс имеются в избытке.

Лорк смотрел н Соколов с интересом, к которому примешивлся легкий оттенок недоумения и досды. Профессионльный эксперт! Не по случйным обстоятельствм или необходимости, по призвнию и убеждению. Подвергть все и вся сомнению - его жизненное кредо и норм поведения. И тем смым он незметно, но определенно выводил себя з рмки того мир доверия, в котором жил и о нуждх которого пекся.

Соколов между тем ккуртно вытер полотенцем лицо, шею, плечи и грудь.

- Кк вы думете, Федор, - спросил он вдруг очень серьезно, хмуря свои белесые брови, - сколько времени утонувший Тимур Корсков пробыл в море, пок его подобрл бтиход?

Внимтельно присмтривясь к эксперту, Лорк медленно проговорил:

- Вероятно, минут десять, ну, может быть, двдцть. - Соколов с несколько тинственным видом отрицтельно мотнул головой. - Больше? Тогд чс, случлись ткие чудес ренимции, когд вод окзывлсь очень холодной.

Соколов выдержл эффектную пузу и торжественно сообщил:

- Больше полутор суток. А точнее - тридцть восемь чсов с минутми.

Лорк ндолго здумлся, глядя н прозрчно-голубую, легонько колышущуюся воду бссейн.

- Если тут не кроется ккя-то грубя ошибк, фкт очень серьезный.

- Ошибки нет. Я человек дотошный, инче бы никогд не докоплся до этого чуд. А когд докоплся, перепроверил по рзным кнлм десяток рз. После меня проверяли другие. Нет, - с флегмтичной убежденностью зключил Соколов, - об ошибке не может быть и речи.

Лорк пожл плечми.

- Почему же н это срзу не обртили внимния?

- Слишком много людей и оргнизций знимлись вшим другом. Поиск Тимур вели и отдыхющие, которые видели, кк он нырнул в штормовые волны. А ншл его тело совершенно случйно нучня экспедиция. Тм же его ренимировли, взяли все нлизы, но поскольку сознние пробудить не удлось, н эти нлизы никто внчле не обртил внимния. Эвкуировли Тимур спешно, н случйном турболете, который вышел н бтиход по сигнлу бедствия, нлизы тк и остлись н бтиходе. Снчл мозг Тимур пытлись рзбудить в гвйской ренимционной клинике, когд ничего не получилось, Корсков, опять-тки спешно, нпрвили в клинику Лтышев. А строго профессор не интересовли ни предврительные нлизы - в его рспоряжении были куд более точные методы дигностики, - ни время гибели Тимур. Д и вообще пресловутые несколько минут клинической смерти, о которых и вы говорили, были для всех ксиомой.

- Но не для вс.

- Не для меня, - не без смодовольств соглсился Соколов и тут же оговорился: - Во всем виновт вш иноплнетня версия. Я скзл себе, что если в нши дел действительно вмешивется некто из космос, то в гибели и последующем воскрешении вшего друг должно быть нечто необъяснимое с земной точки зрения, чудесное. Я пересмотрел документцию и, по првде говоря, довольно легко отыскл это чудо.

Лорк в рздумье поигрывл чйной ложечкой, отчего отрженные блики лмпы-солнц скользнули по его лицу.

- Не верить вм нет основний. Но и поверить трудно. В голове не уклдывется.

- И мне было трудно, - живо подхвтил Соколов. - И знете, кк я поступил? Промолчл. Подумл, что если уж я см себе не верю, то и другие тем более не поверят. Промолчл и нчл в поте лиц собирть другие докзтельств свершившегося чуд. В тких необыкновенных ситуциях фкты, знете ли, должны быть с подстрховкой.

Соколов сделл пузу, желя, вероятно, услышть об отношении Лорки к его поступку, но Федор промолчл. Соколов действовл в духе Соколов, по-своему очень логично и последовтельно. Чем порзительней фкт, чем больше он выпдет из обыденных норм, тем основтельнее, дотошнее должн быть ргументция в его пользу. Преждевременное оглшение необыкновенных событий з редкими исключениями лишь способствует их компрометции; перестроить потом общественное мнение н серьезный лд бывет очень трудно. Пожлуй, и см Лорк в подобной ситуции действовл бы нлогичным обрзом. З одним исключением: он непременно поделился бы своим открытием с близкими друзьями.

- После бтиход и гвйской больницы, - продолжл свой рсскз Соколов, - я сделл, тк скзть, нбег н клинику Лтышев и теперь уже см перетряхнул все мтерилы о Тимуре до последней цифры, точки и зпятой. - Н круглом рсширенном лице Соколов сквозь блгодушие победителя прорисовлось упрямое, дже злое выржение. - Врчи встретили меня не очень-то приветливо, - вздохнул эксперт. - Их можно понять - ведь они с головой погружены в очень вжную и интересную рботу. А тут является ккой-то эксперт, совершенно некомпетентный в облсти геронтологии и юнизции, нчинет копться в рхиве и приствть с рсспросми. И это по поводу человек, который уже выпислся из клиники и блгоденствует! Меня тк и подмывло рсскзть о своей тйне, но я стискивл зубы и сдерживлся. В конце концов мне повезло. И, честно говоря, если бы не повезло, получилось бы ужсно неспрведливо!

А обнружил Соколов вот что.

Один из смых первых рзвернутых нлизов крови Тимур Корсков окзлся не совсем обычным - нормльно-нестндртным, по официльной клссификции. Консттция ознчл, что у Тимур есть некоторые отклонения от стндртного соств крови, но отклонения уклдывются в пределы допусков и не угрожют неприятностями. Соколов, рзумеется, срзу же ухвтился з это обстоятельство и принялся выяснять, в чем состоял нестндртность. Окзлось, что хрктеристики нестндртных фкторов хрнятся не в истории болезни, в рхиве, в специльной кртотеке. Если бы ткого род хрктеристики оствлись в истории болезни, то он рспухл бы до невероятных рзмеров, объяснили Соколову. Пок он добирлся до рхив, все должностные лиц достточно доброжелтельно стрлись рстолковть ему, что нормльно-нестндртные фкторы ничем не угрожют здоровью людей, к тому же состояние Тимур Корсков теперь отменное. Соколов же с упрямством носорог пробивлся к рхиву, из-з чего приобрел репутцию формлист и довольно нудного человек. Добрвшись до кртотеки, Соколов нконец-тки выяснил, что нестндртность соств крови состоял в ее несколько повышенной против нормы гмм-рдиоктивности. С копией этой дргоценной крточки Соколов проконсультировлся у нескольких известных геронтологов. Они утверждли, что в повышенной гмм-рдиоктивности крови нет ничего особенного. Причины этому могут быть смые рзнообрзные. Чтобы устновить конкретную, нужен повторный нлиз той же смой пробы крови, если он, рзумеется, сохрнилсь.

Выяснив, что проб крови Корсков зконсервировн и пок сохрняется, Соколов потребовл повторить нлиз с помощью смой совершенной контрольной ппртуры. Со стоицизмом религиозного фнтик он выдержл довольно неприятный рзговор с Отром Неговским. Снчл довольно мягко, потом уже сердито Отр пытлся рзъяснить Соколову, что ппртур высокой точности перегружен и нерционльно згружть ее экскурсми в историю болезни ныне здорового человек. Соколов упрямо стоял н своем, соглшясь рботть в любые чсы, хоть ночью. А что ксется лборнтов, то он уже договорился о созднии нешттной иницитивной группы из молодых врчей-стжеров. Неговский мысленно проклял упрямого Соколов, вслух выдвил свое соглсие.

Сговорчивость стжеров, соглсившихся рботть ночью, когд добрые люди спят, объяснялсь просто: Соколов тумнно нмекнул им н возможность некоего сенсционного открытия.

И сенсция состоялсь. В плзме крови Тимур Корсков удлось обнружить точечный источник импульсной и очень слбой гмм-рдиоктивности. Этот источник не удлось идентифицировть, хотя он перемещлся в плзме крови тк же, кк и молекулы, - по зконм броуновского движения. Источник излучл отдельные гмм-квнты постоянной энергии с высокой постоянной чстотой повторений - один импульс в семндцть секунд. Кк будто бы рботли незримые субъядерные чсы. Конечно, при еще большем увеличении, естественно, удлось бы обнружить мтерильного носителя - излучтель этой энергии. Но лбортория Лтышев ппртурой с тким увеличением не рсполгл - для целей юнизции он попросту не нужн. А обследовть тинственный излучтель в кком-либо физическом институте не удлось - он исчез, и при довольно эффектных и згдочных обстоятельствх.

Когд недоверие, удивление и первые шумные восторги пошли н убыль, см фкт существовния незримого излучтеля был зпечтлен бесстрстным компьютером, стжеров, вместе с ними и Соколов охвтил исследовтельскя лихордк. Используя микроэффектор и рзные приствки к нему, они решили, кк вырзился руководитель иницитивной группы, "пощекотть" згдочный источник гмм-излучения. Это "щекотние" должно было выливться в воздействие н излучтель рзными физическими и химическими гентми. Но долго экспериментировть не пришлось. Кк только в точке гмм-излучения понизили темпертуру до двдцти грдусов вместо нормы, соответствующей темпертуре человеческого тел, н экрне нблюдения рзвернулось удивительнейшее зрелище, приборы зфиксировли взрыв биологических процессов. Видеокртин нпоминл змедленный взрыв или извержение некоего микровулкн, причем плзм крови ктивно учствовл в этом крошечном биоктклизме. В результте н месте этого извержения обрзовлсь смя зурядня клетк со всеми своими специфическими компонентми: плзмтической мембрной, ядром и оргнеллми. Срзу же после сформировния клетки нчлся бурный митоз, скорость которого н дв-три порядк превышл скорость обычного клеточного деления. Если полный цикл естественного митоз знимет обычно не менее чс, то здесь деление клетки звершлось з десять - двдцть секунд! В результте нчлся лвинообрзный рост клеточной мтерии, которя в ходе дльнейших опытов был идентифицировн с нервной ткнью человек. Вдруг, словно по комнде, этот немыслимый процесс прекртился; одновременно было зфиксировно исчезновение точечного источник импульсной рдиоктивности.

Смое ужсное, что эти уникльные днные о вторжении в земную биосферу чуждой жизни могли бесследно исчезнуть. Происходящее нстолько потрясло молодых врчей, что они побросли свои рбочие мест и столпились возле видеоэкрн, ждно следя з происходящим. Д и можно ли судить их з это, рзве людям чсто приходится видеть чудес? Но когд процесс молниеносно-лвинообрзного деления клеток вдруг прекртился, руководитель иницитивной группы вскричл свирепо: "А зпись?!" Его предчувствие опрвдлось, о зписи збыли. Ребят были готовы рвть н себе волосы от отчяния и досды, когд Соколов, вытиря плтком лицо, спокойно скзл: "Вообще-то я н всякий случй включил дублирующую ппртуру стереосъемки". Через несколько секунд лихордочной проверки выяснилось, что микрофильм контрольной съемки прекрсно удлся, и Соколов принялись кчть. А поскольку весил он много больше, чем это предствлялось с первого взгляд, - уронили. Соколов рсшиб локоть, который молодые врчи тут же в лбортории со смехом и шуткми привели в идельное состояние.

Лорк слушл Соколов, переживя сложную противоречивую гмму чувств. Больше всего, конечно, его, космонвт-гиперсветовик, стло быть ученого и инженер, порзил см теперь уже твердо устновленный фкт вторжения чужой жизни и рзум. Проблем тут возникл мсс! И н смый глвный вопрос - результт это злой или доброй воли - не было однознчного ответ. Воздействием рибонуклеид Тим бросили в штормящее море и утопили - это безусловно зло. Но с помощью непонятного и пок недоступного людям взрывного клеточного генезис этому же Тиму обеспечили восстновление рзрушющихся ткней и сохрнили жизнь. Это уже добро! Тинственный некто нстойчиво, упрямо пытлся сорвть экспедицию н Кику, но добивлся он этого мягкими, можно скзть, гумнными средствми. И кто знет, может быть, это вершилось во имя блг людей?..

Лорк, привыкший з время космических стрнствий к нличию во Вселенной множеств нерзгднных тйн, испытывл теперь непривычный трепет и беспокойство. Нет, это не было стрхом, это был тревог - ведь тйн чужого рзум вдруг обрисовлсь рядом, в родном земном доме. Скорее всего чужой рзум древнее и мощнее человеческого - ему подвлстны процессы, еще недоступные людям. И это непривычное осознние человеческой приниженности рождло не только боль, но и упрямство. И гордость! Лорк знл нверняк, что человечество не примирится с подчиненностью в ккой бы то ни было форме, дже с подчиненностью доброй тйне. Все будет сделно для ее рскрытия! Поэтому Лорку теперь ничуть не удивляли слов Соколов об эскдре гиперсветовых корблей, которя должн отпрвиться н Кику. Только... Только поможет ли в ткой ситуции эскдр?

И стрнно, Лорку восхищл и рздржл Соколов - человек, сделвший первый шг к рскрытию космической тйны. Он восхищл его волей, нстойчивостью и целеустремленностью. Через сколько порогов и рогток пришлось ему перешгнуть! Пожлуй, именно этими кчествми человек двдцть третьего век прежде всего отличется от своих близких и длеких предков. Нбив себе после удчной охоты брюхо едой, плеонтроп спл и предвлся удовольствиям, пок не кончлись зпсы мяс, только после этого он снов преврщлся в истинного предчеловек. По-своему мудрый грек испытывл стрнную безвольную покорность перед фтумом - преднчертнной, кк ему чудилось, свыше судьбой.

- Итк, - вслух скзл Лорк, - рзгдку рибонуклеид, генетического взрыв и других тйн решили искть не н Земле, н Кике?

- По крйней мере, тковы рекомендции Совет космонвтики, которые приняты после моего сообщения. - Соколов поудобнее вытянул ноги. - И это резонно, все логические нити змыкются именно н Кике. Убежден, что Всемирный совет примет эти рекомендции. Рзве можно допускть безнкзнное вмештельство в нши, земные, дел?

Лорк внимтельно смотрел н Соколов.

- А ведь нелегко придется н Кике, кк вы полгете, Алексндр Сергеевич?

- Полгю, что нелегко, - блгодушно соглсился эксперт и оживился. Посмотрите, Федор! Двое н любительской высоте.

В дльнем конце бссейн стоял пятндцтиметровя вышк. С верхней площдки прыгли только мстер высокой квлификции, здесь, в доме Всемирного совет, это случлось редко. Сейчс н площдке стояли молодые люди, это срзу было видно по их точеным фигурм, мужчин и женщин. Он, тронутый нежным золотистым згром, и он, точно извяние из эбенового дерев. Женщин подошл к крю площдки, н секунду змерл, вытянувшись струной, потом резко прыгнул. Черное тлсное тело выполнило головоломную серию сльто, винтов и почти без брызг, с глухим шумом вонзилось в воду.

- Ах, ккя прелесть, - вздохнул Соколов, перевел взгляд н вышку и с ноткой ехидств проговорил: - Интересно, что-то он теперь покжет?

Кжется, мужчин н верхней площдке думл о том же смом. Не в пример женщине, он долго стоял н крю, подняв вверх голову. А потом дже не прыгнул, нет, взлетел в воздух, н мгновение звис в верхней точке тректории, круто изогнув грудь и рскинув руки, и, нбиря скорость, золотистой стрелой понесся к воде.

- Лсточк, - рзочровнно пробормотл Соколов, - всего-то лсточк. А впрочем, тоже неплохо, ?

- А по-моему, трудно скзть, что лучше.

- Вы серьезно? - Соколов здержл взгляд н Федоре и неприметно поежился. - А почему вы тк внимтельно рзглядывете мою скромную персону?

- Д вот все хочу сделть одно предложение и никк не решусь.

- Это н вс не похоже.

Лорк усмехнулся, нсмешливо щуря свои зеленые глз.

- Просто вы меня плохо знете. Тк вот, Алексндр Сергеевич, предлгю вм принять учстие в экспедиции д Кику.

Голубые глз Соколов округлились.

- Н Кику? Я?

- Вы.

- С ккой же стти?

- С той же, что и все остльные. Подумйте.

Лорк отодвинул стул и поднялся: он зметил Ревского, вошедшего н территорию бссейн.

16

Лорк любил смотреть, кк готовит Альт, сегодня это было приятно ему вдвойне. Можно было подумть, что Альт готовит не пищу, единственным и вульгрным нзнчением которой являлось нбить опустевший желудок, некое чудодейственное лекрство, призвнное спсти бедное человечество от ужсной болезни.

- А чем ты будешь меня угощть?

- Шшлыком по-крски, - с некоторой тинственностью сообщил Альт.

- Шшлыком? - оживился Лорк. - Знчит, нужен нстоящий огонь?

- Конечно. Ты помнишь, где уголь?

В глубине души Лорк скептически относился к убежденности Альты, будто нстоящий огонь не в состоянии зменить никкие чудес современной кухонной техники. Он подозревл - дело не в незменимости примитивного жр углей, в кулинрном консервтизме. Но Лорк помлкивл, он очень любил, когд в их доме горел нстоящий огонь - величйшее открытие человек, неведомого бесстршного мудрец древности.

- А кк это "по-крски"? - полюбопытствовл Лорк, который по ссоциции вспомнил Крское море и Новую Землю. - С припрвой из льд и снег?

- Увидишь.

З окном угсл день. Бгровые блики от пылющих углей ложились н темную тлсную кожу Альты, в ее светлых глзх мерцли пурпурные искры. Кухня был похож н пещеру, см Альт - н ведунью, которой доверили тинство приготовления еды, этого зримого божеств древнего мир. Зпх дым, горящего жир, пленого мяс, тлеющего угля были не менее гибки и многоцветны, чем зпх цветов и плодов, только гуще, тяжелее, тинственнее. Они рождли смутную тревогу и ликовние, спрятнные в подсозннии удчной охотой, ночным мрком и огнем костров длеких тысячелетий. Порзил Лорку и вид и вкус этого прздничного шшлык, приготовленного Альтой. К обыкновенным шшлыкм Альт приучил его двно.

- Ну, тебе не нрвится? - спросил он, точно мимоходом.

Лорк, рот которого был нбит сочной мякотью, не совсем внятно ответил:

- Ноборот, мне слишком нрвится. Тк нрвится, что дже жлко бршк, из которого сделн шшлык.

- Тк не ешь, если жлко, - сердито скзл Альт.

- Кк не есть, очень уж вкусно. - Лорк усмехнулся и философски добвил: - Рзве нм, людям, тк уж редко приходится душить в себе жлость? Во имя блгих целей, рзумеется.

- Но ведь делем же мы тесто, кефир, квс - это тоже живые продукты! Прикжешь их жлеть?

- Ну, - простодушно скзл Лорк, - это слишком уж дльние родственники. Я смотрел н них в микроскоп - черт знет что!

Он помолчл и зговорил уже серьезно:

- Ты прости меня, но если мы хотим окончтельно рзделться с нследием жестокости в нших душх, то с поеднием млдших бртьев по роду ндо кончть. Может быть, не срзу, может быть, не нм, ншим детям, но кончть нужно обязтельно.

- Эх ты, Лорк! Кто бы подумл, что это говорит космонвт-гиперсветовик, обследоввший чуть не сотню других миров.

Лорк усмехнулся.

- В иных мирх брны не водятся. Космонвты питются не мясом, синтетми д композитми. Охотничий шшлык н чужой плнете - верное средство отрвиться.

Альт вдруг погрустнел, внимтельно взглянул н Федор и спросил:

- Ты мне тк и не скзл, по ккому поводу у нс сегодня прздник.

- Знешь, не успел, зрботлся. Уж очень вкусно ты все приготовил, пошутил Лорк.

- А я и без тебя зню, - с некоторой обидой проговорил Альт, слышл, кк ты говорил с Теодорычем по видеофону. Он скзл, что совет принял твой вринт. И ты окончтельно утвержден нчльником экспедиции и комндиром корбля.

- Рзве хорошо подслушивть?

Альт не принял шутки.

- Лорк, ты обещл взять меня н Кику. Ты не збыл?

Федор отвел взгляд и помрчнел.

- Обстоятельств изменились. Альт, - виновто скзл он. - Теперь это невозможно.

- Я догдывлсь. Инче бы ты не отмлчивлся, - почти спокойно проговорил Альт и вдруг згорелсь: - Возьми меня, Лорк! У меня все сердце изболится з тебя. Я с ум сойду!

- Это невозможно, - тихо, но твердо ответил Федор.

Альт угсл, он знл: когд Лорк говорит тким тоном, просить его или спорить с ним бесполезно. Но все-тки спросил:

- Невозможно - почему?

- Почему... - рссеянно повторил Лорк. Он перебирл в пмяти свой последний рзговор с Ревским.

Теодорыч, перекинувшись несколькими незнчительными фрзми с Соколовым, увлек Лорку з собой в крытый сд. Здесь было прохлднее, чем н территории бссейн, пхло влгой, зеленью и цветми. Шелестели брызглки, орошя гзоны и клумбы искристыми веерми мельчйших кпель; шипел и звенел, рссыпя хрустльную струю воды, небольшой фонтн. Н дивнх и в креслх, в одиночку и группми отдыхло десятк полтор человек. Из укромного уголк, скрытого цветущим жсмином, доносились отголоски приглушенного, но бурного спор. По дороге Ревский уточнил, о чем Соколов успел проинформировть Федор.

Выбрв свободный дивн, Ревский предложил Лорке сесть, см знял место нпротив. Юношески стройный и подтянутый, в мягком снежно-белом костюме, Теодорыч выглядел молодо, только згорелое, рубленое, в резких морщинх лицо выдвло истинный возрст. Ревский держлся с почти неприметной торжественностью; сейчс нпротив Лорки сидел не добродушный сдовод и винодел-любитель, предствитель Всемирного совет и председтель Совет космонвтики. Он сообщил, что предложение о посылке н Кику эскдры гиперсветовых корблей утверждено. Количество корблей и соств экспедиции определит Совет космонвтики после детльной прорботки прогрммы исследовний Кики. Все рботы по подготовке и снряжению экспедиции будут выполнены в предельно сжтые сроки.

- Почему ткя спешк? - в рздумье спросил Лорк. Он перехвтил удивленный, сердитый взгляд строго космонвт и счел нужным пояснить: - Я понимю, вторжение чужой жизни и чужого рзум н Землю не может не тревожить. Но ведь все происходит в очень мягкой, деликтной форме. Никких эксцессов и взрывов, ничего...

Ревский остновил его нетерпеливым движением руки.

- Ты не знешь глвного, Федор. Не знет об этом и Соколов. Д и никто пок не знет, кроме членов совет. - Ревский помолчл и жестко зкончил: - Вчер с бзы н Плутоне угнли птрульный гиперсветовой корбль.

- Кк это - угнли? - не понял Лорк.

- А вот тк, был корбль - и нет его. - Ревский видел, что Лорк тк и не может осмыслить этот фкт, и пояснил: - Угнли, укрли. Тк же, кк в прежнюю эпоху угоняли чужие втомобили или зхвтывли смолеты.

Лицо Федор отяжелело, рзглдились мелкие морщины, четче пропислись черты.

- Кто? - коротко спросил он, глядя прямо в лицо Ревского.

С трудом выдерживя этот холодный, "тигриный" взгляд, стрый космонвт пожл плечми.

- Если бы знть! Во всяком случе, весь соств бзы нлицо. А поскольку н Плутоне кждый человек н строгом учете, знчит, угнли корбль не люди.

Лорк невесело усмехнулся.

- Вернее - нелюди.

- Можно и тк. - Ревский досдливо хмыкнул. - Черт знет что! Никто и никогд не охрнял гиперсветовые корбли. Зчем? Когд хвтились, гиперсветовик уже вышел н рзгон, н рзгоне, см знешь, догнть его невозможно. Н зпросы не отвечет, идет курсом в сторону Кики.

Лорк молчл. Он сидел, зкинув ногу н ногу и крепко сцепив н колене пльцы рук. Взгляд Ревского невольно здержлся н этих длинных, ловких и сильных пльцх зрелого человек двдцть третьего век. Пльцх, которые могли невесомо скользить по клвишм пульт упрвления, безошибочно орудовть микромнипулятором, звязывть узлом толстый железный прут, сжтые в кулк - ннести молниеносный смертельный удр.

- Федор, - негромко и веско проговорил Ревский, - по поручению Совет космонвтики я теперь уже официльно предлгю тебе принять комндовние эскдрой.

Лорк выслушл его и отвел взгляд н нежные зеленые трвинки, трепетвшие под удрми кпелек воды.

- Ну? - рздрженно поторопил его Ревский.

- Думю, Теодорыч, - спокойно ответил Федор.

Ревский усмехнулся, дернул углом жесткого рубленого рт.

- Думешь, не откзться ли?

- Угдл.

Ревский медленно рспрямился, откинувшись н спинку дивн. - Выдержв его острый, испытующий взгляд, Лорк скзл:

- Нсколько я понял, н Кике предполгется провести рзведку боем.

- Ну, боем - это слишком громко скзно.

- Скжем поосторожнее - рзведку силой, с многокртной подстрховкой.

- Это уже ближе к истине. Один корбль н подстрховке в дльнем космосе, один-дв - в ближнем и дв-три корбля непосредственно н Кике.

- Тк вот, - Лорк говорил неторопливо, медленно, но очень уверенно, я долго рзмышлял и пришел к выводу, что из рзведки силой ничего не выйдет. Не тот у нс противник... Впрочем, почему противник?

- Другом его тоже не нзовешь.

- Верно. Это просто сосед по космосу и собрт по рзуму.

- Одного рзум еще мло для бртств. Истинное бртство - это бртство этики и морли. Не будь слепым пцифистом, - возрзил Ревский.

- Не буду. Но обртите внимние, кк тонко, я бы скзл, нежно действует нш космический друг-врг. Никких глобльных ктклизмов! Нпрвленное воздействие н психику отдельных лиц д еще с подстрховкой, которя грнтирует их от возможной гибели.

- А угон корбля?

- Они убедились, что экспедицию н Кику не здержишь, поэтому пошли н отчянный шг, чтобы обеспечить нм достойную встречу в своей льм мтер. А вот ккую, добрую или врждебную, опять згдк.

- Если вспомнить серию смертей н Кике, вряд ли эт встреч будет доброй, - упрямо гнул свою линию Ревский.

- Когд погиб Лгут, кикине нс еще плохо знли. К тому же Кик - это их, не нш епрхия, они вольны действовть тм более свободно. И рзве можно быть уверенным, что н Кике мы, люди, не причинили им горздо больше зл во время своих бесцеремонных изыскний?

Ревский вздохнул, с сожлением и некоторой иронией рзглядывя Лорку.

- Неужели ты думешь, Федор, что все эти тонкости взимоотношений с Кикой не обсуждлись н совете? Что они не нйдут отржения в прогрмме исследовний? - Лицо Ревского приобрело жесткое упрямое выржение. - Но мы не имеем прв держть Землю под дмокловым мечом возможных бедствий! А если тк, рзведк Кики стновится необртимой необходимостью.

Лорк мягко улыбнулся стршему товрищу.

- Я не против экспедиции, Теодорыч. Я против эскдры.

Ревский приподнял бровь, отчего его высокий темный лоб собрлся морщинкми, холод непонимния в глзх сменился догдкой.

- Ты понимешь, Теодорыч? Я против эскдры, против целой рмии исследовтелей, вооруженных мощными средствми, которыми Кику можно рспороть и рстерзть н соствные чсти. Нужен обычный рзведывтельный корбль. И еще нужн бездн терпения, осторожности и дотошной нблюдтельности. Во глве ткой экспедиции я встну с легким сердцем. И что хорошо: действуя тким обрзом, мы не нрушим решения Всемирного совет - соств эскдры и экспедиции нм дно определить смим.

Ревский молч смотрел н Лорку, глз его окончтельно смягчились, потеплели, потом стли грустными.

- Ты отдешь себе отчет в том, что приносишь себя в жертву? - спросил он нконец.

- Это слишком громко и слишком мрчно. - Зеленые глз Лорки теперь лукво щурились. - Ведь я могу вернуться с победой и н веки веков прослвить свое скромное имя. Я иду н серьезный риск, это верно.

- Ты поведешь с собой других людей.

Лорк вздохнул.

- Верно. Но со мной пойдут добровольцы. Рзве Земля оскудел героями?

Ревский опять ндолго змолчл. Когд н совете решлся вопрос об эскдре, ему смому пришл в голову эт шльня, кк он тогд подумл, мысль: что, если пойти н Кику рядовым птрульным экипжем? И еще он подумл о том, что, будь он сейчс молодым комндиром корбля, то непременно выдвинул бы это предложение. Подумл, но вслух ничего не скзл, посчитл, что в устх председтеля совет ткое предложение будет слишком легковесным.

- Я поддержу твое предложение, Федор, - суховто скзл он. - Сегодня же вечером ты узнешь окончтельное решение совет.

Лорк провел рукой по лицу, прогоняя воспоминния. Рзве мог он рсскзть Альте обо всем этом? Ей ведь и тк придется нелегко...

- Причин много, - виновто скзл он вслух. - Поверь мне, тебе нельзя н Кику.

Альт помолчл, потом встл и нчл нервно убирть со стол осттки прздничного ужин. Лорк поспешно взялся помогть ей.

- Оствь, - с досдой скзл Альт.

Но Лорк тк и не отстл.

Когд они молч зкончили свою нехитрую рботу, Лорк зглянул в глз жены и стртельно изобрзил н лице улыбку, но он по-прежнему смотрел н него отчужденно. Тогд Лорк взял ее з руку, подвел к стене и зсветил большое зеркло. Тм, з стеклом, возникли и взглянули н них могучий светло-рыжий мужчин и тонкя темнокожя женщин с большими голубыми глзми.

- Видишь? - тихонько спросил Лорк.

Он приложил что-то голубое, сверкющее к волосм Альты и зжл в кулке.

Альт мгновенно гибко обернулсь и перехвтил его руку.

- Покжи!

Он принялсь нетерпеливо рзжимть его кулк, их пльцы - светлые и темные - переплетлись. Но с тким же успехом Альт могл пытться рзжть стльную клешню робот.

- Лорк!

Федор зсмеялся и рзжл кулк. Н его лдони лежл прозрчный голубой кмень с лесной орех величиной, в серебристой опрве и с ткой же цепочкой. Кмень искрился веселым холодным огнем, кк скзочня кпля росы.

- Ккя прелесть! Это лмз?

- Не зню. Подобрл н Стиксе, см грнил, см делл опрву и цепочку. И получил персонльное рзрешение н провоз контрбнды.

Альт нерешительно протянул руку и осторожно взял укршение. Цепочк со звонким шепотом рссыплсь во всю длину тяжелой серебряной струей.

- Чудо!

Кмень лежл н темной лдони Альты, игря тихими молниями внутреннего свет. Альт снизу подобрл струю-цепочку в лдонь, приложил кмень к плечу, к груди, потом ко лбу. Теперь у нее было три глз, три голубых огня н тонком темном лице.

- Крсиво?

Лорк улыбнулся.

- Крсиво, д стршновто.

- Првд?

Альт н секунду прильнул к нему, и он услышл торопливый стук ее сердц и ощутил тонкий зпх волос; человеческое существо, нделенное стрстями и желниями, которые ему, Лорке, до конц понять не дно. Недвно он видел ее н совещнии ученых, которые сыпли мудреными формулми пищевой химии. А сейчс он кк ребенок рдуется крсивой игрушке, позбыв о своих тревогх и печлях.

Альт отстрнилсь, мельком оглядел себя, поцеловл Лорку в щеку и скользнул в свою комнту - ей хотелось примерить укршение недине с собой. Но Лорке было видно ее отржение в зеркле. Со смешнным чувством иронии и умиления он нблюдл з древними, кк см род человеческий, движениями Альты. З движениями прихоршивющейся женщины, которя, может быть, и см не догдывясь об этом, хочет сделться крсивей и желнней. Вдруг поймв себя н том, что подсмтривет, кк мльчишк, он отвернулся, увидел в окне полную луну, улыбнулся и выключил свет.

Вместе с темнотой через широкое окно в комнту хлынул водопд лунного свет. Комнт преобрзилсь, стл неузнвемой и скзочной: ковер превртился в лужйку, поросшую трвой, стол - в мрчного, длинноногого зверя, зеркло - в ледяную стену.

Лорк подошел к окну. Д, погод переменилсь. Облк рссеялись, лун висел нд вершинми деревьев в окружении звезд.

- Нет, - услышл он голос Альты, в нем звучл досд, - носить этот кмень невозможно.

- Почему?

- Ткой кмень! Неловко. Его место в музее, - Альт вздохнул, - может быть, н груди певицы или н лбу тнцовщицы - их видят миллионы. А кто я?

По голосу Альты было слышно, что он все еще рзглядывет себя в зеркле. Лорк улыбнулся.

- Ты моя жен.

- Ну и что? Лорк, я никк не рсстегну цепочку, помоги!

Лорк прошел в комнту Альты, щурясь от яркого свет, и сообщил:

- А н улице лун.

- Првд?

- И морозец. Может быть, погуляем?

- Нет, Лорк, я устл.

Рсстегнув цепочку, он положил кмень н столик и мимоходом спросил:

- Ты знком с Виктором Хельгом?

Альт повернулсь к нему лицом. Улыбнулсь чуть-чуть, почти незметно.

- Знком. Он чем-то похож н тебя.

- Рзве?

- Не внешне. И не хрктером. - Альт помолчл и признлсь: - Я не зню, кк объяснить это.

- Он тебе нрвится?

- Д, - без колебний признлсь Альт.

- И что?

- Лорк, глупый, - грустно скзл Альт. - Рзве мло н свете мужчин и женщин, которые нм нрвятся или не нрвятся? Дже тких, которые нс восхищют? Но люблю я одного тебя. И никогд не позволю себе полюбить другого. Рзве ты этого не знешь?

Н ккое-то мгновение зеленый и голубой взгляды рстяли друг в друге. Альт крсив особенной крсотой, но были женщины и крсивее ее. Альт умн, но Лорк знл и других, с которыми ей трудно было срвниться. Он хороший друг, но рзве у него мло друзей? Лорк любил ее и не только з все это, еще и з редкостный, бесценный душевный др - з преднное сердце. Только ей д еще Тиму он верил безрздельно, может быть, больше, чем смому себе.

Лорк встл, нклонившись, поцеловл темную брхтную шею Альты.

- Зню, - скзл он ей н ухо, - но рзве знние грнтирует от сомнений?

Он поцеловл его в сухую крепкую щеку. Оттолкнул и уже совсем другим тоном скзл:

- Ну, иди, комндир. Поскучй и посмотри н луну.

Он вышел, и з его спиной погс свет. Лорк стоял в темноте, улыблся и слушл легкое дыхние Альты. В зеркле, похожем н глыбу льд, другой Лорк тоже слушл дыхние и улыблся. Лорк рссердился н него и погсил зеркло. А в прорубь окн все лился, ложился н ковер неслышный лунный свет.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ДАЛЬНЯЯ ДОРОГА

1

Мссивня дверь здвинулсь медленно и бесшумно. Последний луч, и Ревский с Лоркой остлись в полной темноте. Пондобилось время, чтобы глз нчли рзличть звезды нд головой и ломные силуэты сооружений. Земля ощутимо вибрировл под ногми, регируя всей своей мссой н рботу мехнизмов большого телеинформр. Из-з этой вибрции кзлось, что в воздухе стоит легкий гул, похожий н звук полет длекого шмеля.

Дорожк, едв видня при зыбком свете звезд, вывел их к огрде из кустрник, з которой нчинлсь нетронутя, чуть всхолмлення целиння степь. Ревский приостновился, оглядывясь вокруг, и спросил:

- Ведь лучше, чем в помещении. Чувствуешь?

- Чувствую, - без особого воодушевления соглсился Лорк. - Зрю, внимю, обоняю и осязю. Ночь темн, пустыня внемлет Богу, и звезд с звездою говорит. Холодновто вот только.

- Холодновто? С твоей-то фигурой?

- Чем больше фигур, тем больше потери н излучение. - Лорк поежился и глубокомысленно зметил: - Нет, вовсе не случйно слоны и бегемоты живут в Африке.

Ревский зсмеялся.

- Но вообще-то я не возржю, - поспешил добвить Федор, - гулять тк гулять, потерплю. Д здрвствует первоздння природ!!

- Тогд пройдем подльше в степь, ждть придется не меньше чс.

Они ждли известий об угннном "Вихре" и о Кике и прилетели н телеинформр, чтобы получить их из первых рук и тут же, н месте, принять решение о дльнейших действиях. Соглсно днным слежения, "Вихрь" несколько чсов тому нзд должен был выйти н кикоцентрическую орбиту. Что последует з этим?

Слежение з "Вихрем" в сильной степени облегчло одно згдочное обстоятельство, послужившее причиной споров не только между Ревским и Лоркой, но и другими, кто был причстен к кикинской проблеме. Н угннном корбле н протяжении всего полет испрвно рботли ретрнсляторы телеметрической системы. "Вихрь" словно нмеренно оповещл землян о своем мршруте. А ведь стоило нжть кнопку и выключить ретрнсляторы, кк корбль стл бы невидим через несколько суток после стрт с Плутон. Лорк считл, что, фишируя свой мршрут, кикине кк могли демонстрировли свое дружелюбие по отношению к людям и кк бы предлгли последовть з собой. Ревский возржл: предыдущие действия кикин, в чстности угон корбля, уж никк не совместимы с дружелюбием. Он утверждл, что похитители корбля попросту не сумели детльно рзобрться в рботе его систем и опслись, что выключение ретрнсляции нрушит втомтику упрвления.

Миновв кустрник, Ревский и Лорк пошли нпрямик, без дороги. Под ногми шуршли и похрустывли сухие осенние трвы, пхло полынью и пылью. Зкрывя звезды, угольными силуэтми тянулись к небу бшни и мчты телеинформр. Плвно врщлсь гигнтскя чш центрльного приемник. Это тягуче-змедленное движение было похоже н сонный взмх крыл огромной птицы. Вдруг высоко нд телеинформром сверкнул ослепительня рубиновя молния, осветив пугющим мрчным светом здния, нтенны и степь от кря до кря. И тут же бухнул тяжелый удр: у-ум-м! Нд степью поплыл густой, вязкий звук - сигнл нчл связи телеинформр с космическими бзми и стнциями.

- И-все-тки, - вдруг упрямо проговорил Ревский; видимо, в ответ н собственные мысли, - угон "Вихря" никк не совмещется с добрыми нмерениями кикин. Что бы тм ни произошло при посдке!

- А если угон корбля для кикин - жестокя необходимость, знть о которой нм пок не дно?

- А если у них появятся по отношению к нм еще более жестокие необходимости?

Лорк вздохнул.

- Кто знет? Собственно, чтобы это выяснить, мы и готовим полет н Кику.

Ревский остновился тк резко, что Федор, шедший следом, чуть не нскочил н него.

- Поэтому-то я и утверждю, что экспедиция н Кику должн быть рейдом в стн потенцильного врг! А уж если посчстливится встретить друзей, перестроиться будет нетрудно.

Ревский подождл, что ему ответит Лорк, но Федор молчл. Темня земля полого шл вверх. По ней, вслед з космонвтми, плыли слбые, но хорошо рзличимые тени. Лорк поднял голову. Кик! Длекя Кик. Кто встретит тм землян - друзья или врги? Для Лорки и Ревского это был отнюдь не бстрктный вопрос. От ответ н него звисел соств рзведотряд и прогрмм его действий. Но глвное - соств! Ответ н этот вопрос не было, стло быть, и рзведотряд еще не было, хотя предврительные тренировки проходили больше сотни человек, в основном космонвты и ученые рзных профессий. Из этой сотни предстояло отобрть пятерых.

Еще несколько шгов, и они окзлись н вершине плоского, протяженного взгорк. Горизонт отпрыгнул вдль, почувствовлось слбое дыхние ветр.

- Сядем, - предложил Ревский.

Когд Лорк опустился н землю, он добвил:

- Люблю степь.

- А почему живешь у моря?

Ревский ухмыльнулся.

- Любовь бывет рзня. А вообще-то море и степь - близнецы. И тут и тм простор и свобод. Мне кжется, что и пхнет-то степь свободой. И небом!

- По-моему, тут пхнет полынью и пылью.

- Не корчи из себя рционлист.

- У неб совсем другой зпх, - скзл Лорк с ноткой грусти и луквств. - Оно пхнет рботющим компьютером, кухней, очередными вхтми, внеочередными тревогми и тоской по родине.

Это было првдой, и Ревский невольно вздохнул, вспоминя бурные и счстливые дни рботы в космосе. Впрочем, он тут же ругнул себя з сентиментльность. Мысли же его снов устремились по деловому руслу.

- Я еще понимю тебя, Федор, когд ты возржешь против учстия крупных ученых, - миролюбиво скзл он. - В иноплнетных условиях они всегд требуют сильного прикрытия и опеки. Проще говоря, возни с ними много. Но почему ты возржешь против птрулей?

Лорк усмехнулся.

- Потому что они бойцы, воины.

- Что? - возмутился Ревский.

- Я хочу скзть, что они слишком уверены в себе и ктивны.

- Рзве это плохо?

- Помнишь, я рсскзывл тебе о Миклухо-Мкле? Он явился в чужой, тинственный мир ппусов, где было много жестокости, с открытым сердцем и без всякой подстрховки. Когд он первый рз без приглшения отпрвился в туземную деревню, то нмеренно не зхвтил с собой оружия. Понимешь? Нмеренно! Он боялся сорвться, боялся, что в критической ситуции пустит в ход револьвер. Он считл: оружие и мирные нмерения несовместимы.

Ревский долго молчл, прежде чем спросить:

- Ты считешь птрулей оружием?

- А рзве не с их помощью мы овлдевем чужими мирми?

- Мирми, где нет следов рзум, - строго попрвил Ревский.

- Верно, но от стереотип действий не тк легко избвиться. Птрули солдты космос. Я боюсь, что в критический момент, когд нужно проявить терпение, дже смирение, они могут сорвться. И эту ошибку нм придется испрвлять десятилетиями, принося ткие жертвы, ккие сейчс трудно себе предствить.

- Почему ты рньше не говорил мне об этом?

- Я и см не понимл ситуцию тк ясно, кк сейчс. Я возржл против птрулей чисто интуитивно. Кстти, и против ученых я возржл вовсе не потому, что с ними много приходится возиться. Ученые - ведь тоже своего род солдты космос, воины.

Ревский зхохотл.

- А это почему?

- Вспомни, кк мы исследуем чужие плнеты, в том числе и Кику. Просвечивем тмосферу всеми видми излучений, производим для сейсмозондж взрывы в толще плнеты, выполняем глубинные бурения, делем лзерные рзрезы грунт, отлвливем и отстреливем животных для своих опытов и коллекций, без рздумий уничтожем туземную рстительность в рйонх своих поселений. Ну рзве это не врврство?

Ревский не мог не отдть должное логике Лорки. Умниц этот рыжий черт! Незметность, незримость присутствия кикин н родной плнете - веское свидетельство в пользу того, что они живут тм в тесном и грмоничном единстве с природой. Тогд поведение земных исследовтелей действительно должно кзться им грубым, примитивным и врврским. Может быть, они и н Землю явились для того, чтобы выяснить, что собою предствляют люди в родных пентх, кто они ткие н смом деле. И когд убедились, что по их меркм земляне ни к черту не годятся, отбросили всякую щепетильность, зцпли корбль и дли тягу. Теперь ему стл ясной идея мирного визит н Кику. Лорк не собирлся вести ктивного поиск, исследовний и экспериментов. Со своим рзведотрядом он собирлся просто пожить н Кике, деликтно обследовть плнету и подождть. Если кикине сочтут нужным, они сми поддут о себе весть. И это рзумно! Предшествующие ктивные поиски н этой стрнной плнете ничего не дли. А в ткой ситуции действительно зчем нужны в состве отряд птрули и крупные ученые, которые видят свое преднзнчение именно в ктивной деятельности? И все-тки логик логикой, но все существо Ревского протестовло против плн Лорки. Ему претил пссивность этого плн и преднмерення беззщитность!

- Ну если кикине - нши врги? - уже вслух продолжл свои рзмышления Ревский. - Врги безжлостные и беспощдные, своего род космические фшисты? Возьмут они тебя вместе с мирным отрядом тепленьким, выпотрошт психологически и интеллектульно, потом используют эти днные в борьбе против нс. З ткой промх, кк и з бездушную грессию, тоже можно дорого плтить десятилетиями.

- Не преувеличивй беспомощность мирного отряд, доброт вовсе не синоним беззщитности, - возрзил Федор.

Ревский примирительно скзл:

- Подождем грвитопосылки. Прояснится ситуция, тогд и примем решение.

Лорк не мог не улыбнуться. Д, об они немного луквили, деклрируя свои крйние позиции. Н смом же деле стрлись получить друг у друг внсы, были готовы н уступки и, смое глвное, выжидли. Многое должн был прояснить посдк угннного "Вихря" н Кику. Если кикине знют об истинном нзнчении ретрнсляторов и, тк скзть, сознтельно информируют землян о мршруте своего полет, то перед посдкой они все-тки выключт их, инче нтенны сгорят в плотных слоях тмосферы, нрушя, кстти, тем смым блнсировку корбля. При преднмеренном выключении ретрнсляторов будет выдн специльня комнд конц телеметрии. И если стнции слежения эту комнду зфиксируют, можно будет горздо увереннее говорить о мирных нмерениях кикин. Если же ткой комнды не будет, если "Вихрь" войдет в плотные слои тмосферы с рботющими ретрнсляторми, знчит, кикине просто не рзобрлись в устройстве корбля, знчит, информция о мршруте полет - результт недосмотр, ошибки, знчит, об их позиции нельзя скзть ничего хорошего.

- Подождем грвитопосылки, - соглсился Лорк.

Темня степь, звезды, легкие, но ощутимые вздохи холодного ветр, сухой шорох трв. "Полночь. Звезды. Мрк. Лун. Неподвижность. Тишин", почему-то вспомнилось древнее китйское стихотворение. Знтоки говорили, что особенно впечтляюще оно выглядит в иероглифх. Полнозвучные кпли-слов, тк близкие к рельному миру и тк длекие от него. Мысли Лорки снов вернулись к спору с Ревским. Друг, врг?..

Суть в том, что, з исключением тривильных случев, вргми не рождются, стновятся. Стновятся! Общение с кикинми нчинется н голом месте, нет еще ни истории, ни трдиций, ни сложившихся обстоятельств. Знчит, пок роль случя, просчет, ошибки колоссльн! Один неверный шг, з ним годы и годы вржды, недоверия и взимных подозрений. Нет, уж лучше десять рз рискнуть своей головой и, что горздо труднее, головми своих товрищей по отряду, чем сделть ткой шг. Миссия мир - вот чем должн быть экспедиция н Кику.

Лорк не срзу отдл себе отчет в том, что мысли его постепенно стновились все более вязкими и тягучими. А когд отдл, мгновенно нсторожился. И почти срзу понял, что его уводило от спокойного философского рзмышления. Стрые космические волки, побыввшие н многих чужих плнетх, нзывли это явление "взгляд н зтылке". Бесшумно выпрямившись, Лорк быстро оглянулся вокруг.

- Ты чего? - удивился Ревский.

- Рядом кто-то есть, - вполголос ответил Лорк.

- Кто?

- Не зню.

- Суслик, может быть, шкл?..

- Их бы я не почувствовл.

- Нервничешь?

Лорк не успел ответить. Беззвучно всколыхнулсь степь, вздрогнул темный прохлдный воздух.

- Грвитопосылк, - оживился Ревский.

Д, это был Грвитопосылк, финльня чсть сенс связи для обмен информцией с дльними космическими бзми и стнциями слежения. Н грвитомчты телеинформр с чудовищной скоростью обрушился плотно сбитый пкет информции, своего род удрня грвитционня волн. Рсшифровывя посылку, компьютер рстянет ее во времени, и беззвучный гром, зствивший трепетть землю, превртится в тысячи рзных сообщений, среди которых должно быть и сообщение о посдке "Вихря". Ждть оствлось не долго.

Вкрдчиво и мягко згудел зуммер. Ревский, оторввшись от рзмышлений, поспешно нжл н нручных универсльных чсх кнопку включения связной микростнции. Тотчс мшинный голос информтор негромко и внятно проговорил:

- Извлечение из грвитопосылки. Сообщение три ноля пятндцть. Перед посдкой "Вихря" ретрнсляторы были выключены, спецкомнд зфиксировн. При входе в плотные слои тмосферы корбль полностью рзрушился и сгорел.

Федор осторожно прикоснулся к руке Ревского.

- Ты понимешь что-нибудь, Теодорович?

См он не только не понимл случившегося, но и внутренне протестовл, отвергл его. Двжды проделть стршно длекий путь среди звезд, ловко проникнуть в тйны чужой цивилизции, нучиться упрвлять незнкомым, згдочным корблем - и зживо сгореть у себя дом, в тмосфере родной плнеты! Что может быть тргичнее и нелепее?

А Ревский с некоторой досдой, но с несрвненно большей рдостью думл о том, что этот рыжий черт, этот луквый бес окзлся все-тки прв. Ретрнсляторы выключены, спецкомнд подн, знчит, кикине нмеренно фишировли свой мршрут, и можно куд увереннее ндеяться н сотрудничество с ними. Сгорел корбль. Ну черт с ним, мло ли по кким причинм это могло произойти? Это дже хорошо, случй с "Вихрем" послужил кикинм хорошим уроком и, уж нверное, лучше всяких охрнных мер предохрнит от угон другие корбли.

- Ты хоть что-нибудь понимешь? - нконец-то услышл он повторный вопрос Лорки. И спокойно ответил:

- Кое-что понимю.

- Что?

- Прежде всего то, что действия кикин лежт з пределми ншей нуки и ншей логики. Мы не можем понять ни змысл, ни способ их действий, нчиня от тинственных смертей н смой Кике и кончя воскрешением Тимур, угоном и гибелью корбля.

- Это консттция фктов, не понимние.

Ревский усмехнулся.

- Почему же? Я понял, что ты прв. Комплектуй рзведотряд по своему плну, Федор. - Ревский положил свою сухую легкую руку н плечо Лорки. Но ты уж извини меня, стрик. Я згодя готовился к ткому решению и обсудил его со стрейшинми.

- Ну?

- Видишь ли, о проекте мирного рзведотряд мы доложили генерльному. Он подумл и скзл, что если ткое решение будет принято, то он хотел бы встретиться с тобой и обсудить кое-ккие детли.

Лорк покчл головой.

- Хитрый ты все-тки человек, Теодорыч.

Ревский зсмеялся.

- Не одному же тебе хитрить д луквить.

Когд нд телеинформром вспыхнул беззвучня зеленя молния и был дн отбой сенсу связи, Лорк, попросив скептически нстроенного Теодорыч подождть, включил крмнный фонрик и тщтельно обшрил вершину взгорк, н котором они сидели. И ничего не ншел. Вернее, не ншел ничего достойного внимния, лишь обрывок бумги, которя обычно используется для упковки некоторых продуктов.

2

Лорк вошел в гостиничный номер тк тихо, что Ришр не зметил его появления. Дирий сидел возле рздвинутой двери, ведущей н крошечный блкончик. З окном густыми хлопьями влил пушистый снег, дремли ели, прикрывшись снежными шпкми, в комнте было тепло: поток теплого воздух отделял ее от нружного морозц. Здесь, в лесотундре, зим уже двно вступил в свои прв, проскочили трескучие морозы, и лишь днем вместе со снегопдом пришл оттепель. Впрочем, днем - это только тк говорится, не было тут уже нстоящего дня, лишь долгя ночь д длинные сумерки.

Ришр сидел з столиком и рзбирл шхмтную пртию. Положение было высвечено н серо-белой крышке столик желтыми и синими фигуркми и менялось, кк прикинул Лорк, с интервлом около пяти секунд. Для ткого мстер, кк Дирий, темп был довольно медленный. К тому же нжтием н кнопку Ришр вдруг приостновил втомтическое проигрывние и, причмокнув от восхищения, принялся любовться сложившейся позицией.

Случйно бросив взгляд н дверь, Дирий зметил нконец Лорку и зстыл с приподнятой рукой и тем сосредоточенно влстным выржением н лице, которое хрктерно для дирижеров, режиссеров и шхмтистов. И только после ощутимой пузы вдруг улыбнулся и укоризненно покчл головой.

- Я его жду, он? Стоит в дверях недвижимый, кк сттуя комндор! - И сменил тон: - Что тк долго?

- Шел пешком. Уж очень погод хорош.

- Сдись, - скзл ему Ришр. - Чя, кофе, молок? Может быть, зкусишь?

- Спсибо, ничего не нужно. - Лорк с удовольствием вытянулся в кресле и кивнул головой н окно. - Может, мы нпрсно жмемся к субтропикм и теряем эти рдости?

Вырзительные глз Ришр обрели нсмешливое выржение.

- Эти рдости бывют тут рз в месяц, и то по обещнию. А тк ветер, вьюги, пург или ткой мороз, что и нос из шлем не высунешь. Ну если очень зхочется экзотики, то от субтропиков до лесотундры всего полчс ход тоннель-мгистрлью.

Дирий говорил легко, с ироничной улыбкой, но Лорк уже зметил, что он нервничет. Собственно, об этом говорили и шхмты, которые поспешно убрл Ришр: в минуты тревожного ожидния и нервотрепки бортинженер Дирий чсто отвлеклся игрой. Вряд ли стоило мучить беспредметным рзговором и себя и Ришр, поэтому Лорк прямо спросил:

- Итк, что же ты решил в отношении Кики?

Прежде чем ннести визит товрищу, Лорк еще по видеофону предложил ему принять учстие в экспедиции н Кику. Дирий помолчл, потом с легкой улыбкой, в которой почудилось нечто виновтое, попросил рзрешения подумть. Лорку это нсторожило, и он почел з лучшее встретиться с ним лично.

- Я все взвесил, - медленно проговорил Дирий и поднял н Федор глз. - Я все тщтельно взвесил и решил от твоего предложения откзться.

Глз Ришр были спокойны, но где-то в смой глубине прятлсь не то виновность, не то сожление - понять было трудно, невеселые это были глз.

- Жль, - искренне скзл Лорк. - Я рссчитывл н тебя, Риш.

- И мне жль. - Дирий отвел взгляд. - Но рзглядеть првду, пусть дже горькую, лучше, чем строить иллюзии.

- Жль, - повторил Лорк. - Я здорово рссчитывл н тебя, Риш.

Дирий мельком взглянул н него.

- Тем более что я см нпросился. Ты это хочешь скзть?

Лорк покчл головой.

- Это мелочи, я не о том. В отряде, который я уже скомпоновл в своей голове, тебе трудно будет нйти змену.

- Возможно. - Дирий мельком взглянул н Федор. - А Игорь Дюк?

- Игорь смо собой.

Ришр кивнул в знк соглсия и вдруг с пробудившимся любопытством спросил:

- Собирешь комнду звезд?

- Д, что-то в этом роде.

- Рзумно.

Ришр прекрсно влдел собой. Спокойное лицо, сдержнный тон, изящня поз, непринужденные жесты, которыми он иногд подчеркивл свои слов. Железня воля незурядной личности делл свое дело: умение рсслбиться в минуты нервного или физического нпряжения - великое умение! Но по ряду неуловимых признков, жесткой склдке губ, сосредоточенному взгляду и Бог знет еще почему Лорк змечл душевное смятение товрищ, хотя он и не знл, что с ним ткое стряслось со времени последней встречи. Ндо было кк-то отвлечь его от неприятных мыслей и переживний. Взгляд Федор остновился н шхмтном столике, и он предложил:

- Не сыгрть ли нм пртию в шхмты?

- Ты серьезно?

- Конечно! - Зеленые глз Лорки щурились в плутовтой улыбке. - Рзве ты не знешь, что после шпги и смбо я больше всего люблю шхмты?

Ришр вдруг поднял голову, проництельно взглянул н Федор и очень спокойно скзл:

- Именно шхмты окончтельно убедили меня в том, что путь н Кику для меня зкзн. - Зметив удивление Лорки, пояснил: - Рздумывя нд твоим предложением, я сел з шхмтный столик. И мне вдруг подумлось: много ли великих шхмтистов, скжем, чемпионов мир, сумели зигрть в прежнюю силу после того, кк соперник ухитрился учинить им нстоящий рзгром? Не случйное поржение, подлинный принципильный рзгром. Не доверяя пмяти, я обртился к компьютеру и принялся просмтривть историю шхмтных чемпионтов, нчиня с смых истоков, от Стейниц и Лскер. И порзился, дже испуглся! Ни один шхмтный титн после крх никогд не поднимлся н прежнюю высоту. Они продолжли игрть, игрть хорошо, иногд прекрсно. Но никогд не возврщли свое былое величие и несокрушимость. Понимешь? Никогд!

Лорк понимл. Психологический ндлом лечить куд труднее телесных ушибов и переломов. Пмять о срыве, пмять о поржении сидит в подсозннии, кк клещ. В ординрной обстновке человек не подозревет о его существовнии, но стоит ситуции нклиться и выйти н смую грнь допустимого, кк этот клещ пробуждется, больно впивется в мозг и н место былой решительности приходит неуверенность. Гнет былых поржений тяжелый гнет. Сорввшись психологически один рз в космосе, Ришр Дирий боялся, что ткое может повториться еще рз н Кике.

По глзм Лорки Ришр понял, что тот обо всем догдлся и рзжевывть ему ничего не ндо. Но, поколебвшись, все-тки пояснил:

- Я испуглся, Федор. Не з себя, поверь. З тебя, з Тимур, з всех других, кто будет бок о бок рботть н Кике. А рботть тм придется н пределе, я в этом убежден. - Он помолчл и добвил: - И потом, я вдруг отдл себе отчет в том, что по-нстоящему полюбил свою монтжную, строительную рботу. Мне, может быть, впервые в жизни жль с ней рсствться. И вот, тщтельно взвесив все это, я решил отклонить твое предложение.

- Кждому свое, - импульсивно скзл Лорк и пожлел об этом.

- Кждому свое, - соглсился Ришр грустно.

Лорк бережно положил н тонкую сильную руку Дирия свою тяжелую лдонь.

- Всякий путь зслуживет увжения, был бы он честным. Я не в обиде н тебя, Риш.

Дирий лукво улыбнулся.

- Ну вот, после исповеди мне кк-то легче дышится.

Лорк зсмеялся, кк бы двя понять, что тот нелегкий рзговор кончился и теперь нчинется другой.

- Ты скзл, что н Кике придется рботть н пределе. Почему ты тк думешь?

Ришр внимтельно посмотрел н Лорку, кк бы рздумывя, стоит ли откровенничть.

- Я ведь могу выскзть только сугубо личное мнение, Федор.

- Именно оно меня и интересует.

Дирий пожл плечми.

- Пожлуйст. Судя по всему, н Кике мы встретились с предствителями рзум, которые в этико-эстетическом плне сильно отличются от людей.

- Скорее всего тк.

Ришр усмехнулся.

- Вот и предствь себе встречу с рзумным пуком или крктицей. Или вообще с неведомым монстром, покрытым зловонной, по земным критериям, слизью. Сколько тут будет брьеров и прегрд при общении! И полно, можешь ли ты быть уверен, что они преодолимы? Вспомни, с кким трудом, ценою кких жертв мы преодолели внутри смих людей ткое пустяковое отличие, кк цвет кожи.

- И все-тки преодолели. И сильно поумнели с той поры, Риш.

- Д, - кк-то неопределенно протянул Дирий, - мы сильно поумнели. И ты хочешь скзть, что рзум см по себе может стть основой для контктов?

- Я очень ндеюсь н это.

Ришр вздохнул.

- Понятно. Ты добр по нтуре. И ты оптимист. А я скептик. - Он усмехнулся. - Извини, буду откровенен. Рзум изнчльно добр! Желнные и милосердные бртья по рзуму! Когд я слышу эти блгоглупости, у меня возникет твистическое желние хорошенько выпороть ткого легкомысленного. Кзлось бы, человеческя история, фшистские фбрики смерти чему-то должны нучить нс.

- Мы сильно поумнели с той поры, Риш, - упрямо возрзил Лорк.

- Опять ты про ум! Рзум не добр и не зол см по себе, Федор. Он бесстрстен и холоден, кк топор. С его помощью с рвным успехом можно строить дворцы и рубить головы. Бртство по рзуму - фикция, в лучшем случе компромисс. Есть одно истинное бртство в мире - бртство по морли и этике. А что морльно общего может быть у человек с рзумной медузой или интеллектульным мурвейником?

- Ты гипертрофируешь безликость рзум.

Дирий ухмыльнулся.

- Может быть. Я просто хочу, чтобы у тебя не возникло нсчет Кики розовых иллюзий. Ну если серьезно, - глз Ришр похолодели, - я молю всемогущий случй о том, чтобы кикине не окзлись много выше нс н лестнице рзум. Нет, я не думю, что в этом случе они нс уничтожт. Зчем им это? Возможно, они искренне полюбят нс. Рзве мы не любим животных? Но я не могу и не хочу збыть о жлкой судьбе всех этих собк, лошдей и верблюдов, которых человек искренне любит много тысячелетий.

3

До лесной поляны виетку довел втопилот по тем координтм, которые Тимур Корсков сообщил Лорке по видеофону. Довел и зжег крсное тбло "Конец прогрммы" - сигнлизция о том, что свою здчу он выполнил и что все остльное люди должны доделывть смостоятельно. Почти не рздумывя, только мельком оглядевшись, Лорк положил верткую мшину н спину и произвел посдку "оверхедом", с переворот через крыло. Лорк любил этот мневр, всегд вызыввший восторг пилотов-дилетнтов; требовл он, однко, не столько истинного пилотжного искусств, сколько элементрной точности и железного смооблдния.

Выйдя из виетки и здвинув з собой дверцу, Лорк огляделся. Здесь, н отрогх южных гор, осень еще только нчинлсь. Трв поблекл, слегк прихвчення ночными зморозкми, но еще не успел пожелтеть. А вот лес уже нряжлся в прздничные бгряные и золотые одежды. По срвнению с пронзительной синью прохлдного неб и темной зеленью хмурых елей осенний лиственный нряд кзлся дже слишком ярким, тетрльным. Было тепло, но только потому, что пекло солнце. См же воздух был студен и чист, кк родниковя вод.

Услышв окрик, Лорк обернулся и в сотне шгов позди себя увидел Тимур. Тим стоял н опушке лес, приветственно подняв нд головой руку. Федор помхл ему в ответ и пошел нвстречу по высокой, вязкой, путющейся в ногх трве.

Подойдя ближе, Лорк рзглядел з спиной Тим склдной синтетический домик, стоявший под рскидистой липой. Перед домиком горел костер, вокруг которого стояло несколько больших и млых чурбков. Один высокий чурбк был прикрыт белоснежной слфеткой. Вкусно пхло грибми.

- Нстоящий рй! - скзл Лорк, оглядывясь.

- Рй, - серьезно соглсился Тим. - Но все хорошо в меру.

- Ккя же у ря мер?

Они посмеялись, с интересом оглядывя друг друг. Тим, нбрвший з время лечения лишний вес, теперь похудел, что особенно подчеркивлось густым згром. Русые волосы выгорели, некоторые пряди стли совсем белыми, другие пшеничными. И брови у Тим побелели, и дже ресницы, и глз словно выцвели - по контрсту с бронзовым лицом они кзлись теперь не серыми, голубыми, дже синими. Весь облик Тимур - свободня поз, спокойный, улыбчивый взгляд, рзвернутые плечи - говорил, что он в хорошей форме.

- Где же Влентин?

- Полетел с дочкой н консультцию. Ты сдись, кресл к твоим услугм.

Нклонившись к костру, Федор принюхлся, спросил, кивнув н котелок:

- Грибы?

- Рзногрибье с кртошкой в пропорции три к одному. Поднторелые тежники нзывют это врево грибницей.

- Свежие грибочки - моя слбость. - Лорк плотоядно пошевелил пльцми.

- А шшлык? А ух? - зсмеялся Тим. - Ты чревоугодник, Федор, тким не место в рю. К тому же грибниц еще не готов, я ждл тебя позднее.

- Я не чревоугодник, просто отношусь с должным увжением к своему желудку.

Лорк болтл, Тимур слушл, и об они продолжли присмтривться друг к другу. Лорк хорошо видел, что Тим ждет новостей и предложений, но у него никк не поворчивлся язык скзть своему другу что-нибудь определенное. Может быть, Тим должен отдохнуть, Лорк потщит его з собой н Кику. Рзве космос и Кик лучше этого осеннего лес?

Со стрнной болью подумв об этом, Лорк по-новому осознл свое нынешнее нстроение: приступы веселья, озорств, дже ребячеств, неожиднные приливы непонятной тоски или совсем уж не свойственной ему сентиментльности. Пожлуй, это ностльгия внсом, по-нстоящему эт проклятя болезнь нчнет мучить рзведотряд уже в космосе.

Глядя н вдруг здумвшегося, отрешенного Федор, Тим было помрчнел, но всего лишь н секунду. Легкя улыбк тронул его губы, улыбк добря и нежного хитровтя, словно Тимур знл некую хорошую тйну, пок еще неведомую Лорке. Нклонившись, он поднял с земли поделку из дерев, долетл из крмн нож. Это движение отвлекло Федор от мелнхолического рздумья. Он усмехнулся, глядя, кк Тим с сосредоточенным видом рзглядывет большую деревянную ложку. Ложк был уже сделн и нчерно отполировн.

- Мудрый человек придумл этот снторий уединения, - философски проговорил Лорк, рзглядывя синие искры неб, которые мерцли сквозь желто-зеленую крону липы.

Не отрывясь от резьбы, Тимур соглсно кивнул.

Лорк невольно злюбовлся отточенными, зконченными движениями своего друг. У Тим вообще были великолепные сенсомоторные днные, от природы, от господ Бог, к тому же они были отшлифовны постоянным тренингом. В спорте эти днные Тимур кк-то терялись - ему не хвтло резкости, которя был у Ришр или Виктор, и мощи, кк у Лорки. Зто тм, где требовлсь предельня точность движений небольшой мплитуды, Тимур был вне конкуренции. Лорк зтруднился бы, нпример, нзвть рвного ему по клссу пилот. Не случйно Тим Корсков несколько рз стновился чемпионом по спортивному пилотировнию.

Тим поднял свои светлые серьезные глз, улыбнулся и возобновил прервнную рботу.

- Чему ты улыбешься?

- Д вот жду не дождусь, когд ты зговоришь со мной о Кике.

Лорк вздохнул.

- Кстти, - все тк же неторопливо продолжл Тимур, не прерывя своей рботы, - ты совершенно нпрсно думешь, что после болезни я, тк скзть, рзомлел в семейном уюте и буду подыскивть ккой-нибудь предлог, чтобы остться н Земле.

Лорк опять вздохнул, однко ни кпельки не удивился. Чуткость н мысли и нстроение близких ему людей был у Тим уникльной. Колдун, д и только! См Тимур, посмеивясь, рсскзывл, что ккой-то его длекий предок выступл не то в цирке, не то н эстрде с сенсционным номером по угдывнию чужих мыслей. Верилось в это легко.

- Я был бы смой последней свиньей, если бы не сделл все возможное, чтобы пойти с тобой. Поствь себя н мое место.

Лорк ствил сто рз и знл, что Тимур прв. И дело не только в дружбе. Дело в том, что они были с Тимом очень рзными людьми. Срботвшись з время космических невзгод и испытний, они прекрсно знли и компенсировли недосттки друг друг. Вдвоем в профессионльном отношении они стоили много больше, чем кждый в отдельности.

- Д, честно говоря, мне и смому интересно покопться н Кике, - снов зговорил Тимур. - Кк-никк здет честь землян. Предстоят слвные ртные дел, з ними - вечня блгодрность потомков, пмятники, жизнеописния и легенды.

Лорк хмыкнул.

- А ты кк думл? - Тимур отложил черпк. - Мы с тобой войдем в историю, взявшись з руки, кк, ну, эти...

- Кирилл и Мефодий, - ехидно подскзл Лорк.

- Д нет.

- Тхир и Зухр.

- Нет же. Кк... Ромул и Рем - вот кк.

- А волчиц?

- Возьмем с собой Ольгу Сергеевну.

Лорк зхохотл. Ольг Сергеевн был доктором медицины, придирчивым и беспощдным членом медицинской комиссии и в силу этого не пользовлсь особой любовью космонвтов. Тим поднялся, приподнял крышку котелк, внимтельно вгляделся, принюхлся и с сожлением консттировл:

- Еще не готовы. Уж ткой нрод эти грибы - долго готовятся. Аккуртно прикрыл котелок крышкой и повернулся к Лорке. - Знчит, берешь меня?

- Куд же я без тебя? Конечно, беру.

Секунду они серьезно смотрели друг другу в глз, потом губы Тимур тронул легкя улыбк.

- И ни кпельки сомнения?

- Ни кпли, - кк можно тверже ответил Лорк.

- А если кпельк все-тки есть? - Тим зсмеялся. - Только не смотри н меня ткими злыми тигриными глзми, то я со стрху н липу злезу.

- И првильно сделешь, - буркнул Федор.

- Нет, серьезно, - не отствл Тимур, и по лицу его было видно, что он действительно не шутит. - Тебе не приходило в голову, что я - это, может быть, и не я? Или, во всяком случе, не совсем я, кикинскя подделк?

Лорк ухмыльнулся.

- Вот видишь, - не без огорчения скзл Корсков. - Небось и с Теодорычем обсуждли этот щекотливый вопрос?

- Ошибешься, не обсуждли. Но когд я беседовл по этому поводу с врчми, то выяснил, что Теодорыч уже успел побывть у них. И по тому же поводу. Мне сообщили, что тебя подвергли бездне исследовний н предмет устновления идентичности с прежним Тимуром Корсковым. И ни н йоту отклонения! Нпоследок меня отругли з недоверие к врчм. Рзве, говорят, мы бы дли зключение о потенцильной годности Корсков к космической рботе, если бы у нс оствлсь хоть тень сомнения?

Тимур рссеянно кивнул головой, хотел что-то скзть Федору, но в это мгновение небо рзом вспыхнуло: из глубоко синего оно стло перлмутровым, дже опловым. Стволы и листья деревьев, трв и тропинки, предметы и человеческие лиц приобрели пугющий белесый оттенок, словно их облили рзбвленным молоком. Притих птичий гомон. Небо горело и плвилось секунды две-три, потом плвно, с зпд н восток, приобрело обычную окрску, только синев его по контрсту со вспышкой кзлсь теперь еще более темной и глубокой.

- Рзряд ионосферы н приемные нтенны. - Тим кивнул головой н юго-зпд. - Тм, в горх, ионосферно-ккумуляторные стнции.

- Ничего себе - снторное уединение, - пробормотл Лорк, все еще глядя н небо.

- Зто нет бестолковых гроз, ургнов и вихрей. Рди этого стоит дв-три рз в день поморгть глзми.

- А ночью?

- Упси Бог! Ночью это безобрзие зпрещено - ослепнуть можно. - Тим помолчл, поглядывя н товрищ. - Федор, я бы хотел, чтобы то, что я сейчс скжу тебе, остлось между нми.

- Д будет тк, - с некоторой зминкой ответил Лорк.

- Ты только не подумй, что я шучу. - Тимур хмыкнул, кк-то стрнно поглядывя н товрищ. - Ты говоришь, врчи уверены. А я вот не уверен, что остлся прежним Тимуром Корсковым.

Лорк не срзу переврил услышнное.

- Что? Не понимю!

- И не ндо. Если я рсствлю точки нд "и", то нчнется волокит. Ты, кк комндир рзведотряд, сочтешь нужным сообщить обо всем Ревскому. Тот, тоже из чувств долг, информирует Совет космонвтики. И не исключено, что не видть мне Кики кк своих ушей. А мне ндо быть н Кике. Для успех предприятия, понимешь?

Рзглядывя Тим, Лорк покчл головой.

- Нет, тк и не понимю.

- Я же говорю, и не ндо! - с сердцем скзл Тимур. - Ты просто поверь мне, кк верил рньше. Кк только нш корбль выйдет н рзгон, я рсскжу тебе обо всем без утйки.

Лорк молч смотрел н своего друг, точно хотел прочитть его мысли.

- Федор, - укоризненно проговорил Тимур, выдерживя его испытующий взгляд, - я ведь мог и не говорить тебе ничего. Но я скзл. И ровно столько, сколько сейчс нужно.

- Ну, будь по-твоему. - Лорк встряхнул Тим з плечо. - Возьму грех н душу, промолчу.

Проводив взглядом глйдер, н котором улетел Лорк, Тим сложил в стерилизтор грязную посуду, подбросил в костер несколько сучьев и здумлся, глядя н огонь.

- Пожлуй, я поступил именно тк, кк и должен был поступить, - подумл он вслух и, словно спохвтившись, достл из крмн обрывок бумги, которя обычно используется для упковки продуктов. Н клочке был безгрмотня ндпись, сделння корявыми, прыгющими буквми.

4

Дверь Лорке открыл не Соколов, невысокя худенькя женщин с огромными темно-крими глзми и пышной копной светлых волос, которя кзлсь тяжеловтой для тонкой стройной шеи. Лицо типично русское, вот в особой грции фигуры и фрфоровой белизне кожи проглядывли клссические японские черты - причудливо перепутлись рсовые признки в двдцть третьем веке.

- Ттьян Соколов? - спросил Лорк, позботившийся узнть имя жены эксперт.

- А вы Федор Лорк, - безо всякого воодушевления консттировл хрупкя женщин. - Входите.

Когд Федор проходил коридором в гостиную, одн из дверей вдруг приоткрылсь и оттуд выглянули две пры живых и любопытных черненьких детских глз.

Гостиня был простой и, если можно тк вырзиться, естественной. Обычные стены, обыкновення мебель - стол, кресл, огромнейшя тхт, н которой могл рзместиться вся семья Соколовых. В стене нпротив тхты угдывлся экрн стереовизор, н полу - мягкий ковер-мт, н котором удобно лежть, бороться, знимться кробтикой и вообще делть все, что угодно детской душе. Ничего ультрсовременного вроде светящихся потолков, стен меняющейся рсцветки или конформной мебели.

- Алексндр срочно вызвли в гентство, - скзл Ттьян, усживясь нпротив Лорки. - Он поручил мне извиниться перед вми. Он скоро вернется, инче бы сообщил о здержке.

- Я не тороплюсь.

В коридоре послышлсь ккя-то возня, приглушенный смех.

Ттьян нсторожилсь, по ее губм скользнул улыбк.

- Вы, очевидно, не рботете? Я имею в виду обязтельную рботу.

- Нет, я рботю. - У жены Соколов был чистый, мягкий голос, говорил он негромко, глядя н Лорку серьезными неулыбчивыми глзми. - Я энергетик. Неделю посменно дежурю н центрльной энергостнции Гренлндии, две отдыхю дом. И тогд дети со мной.

- А когд вс нет?

- В интернте. Сш любит детей, но по-нстоящему зботиться о них ему некогд. Вызовы, отлучки, рзъезды. Очень беспокойня рбот.

Лорк слушл ее с улыбкой, но Ттьян ни рзу не улыбнулсь ему в ответ.

- А у вс рбот беспокойня?

Ттьян н секунду приздумлсь, потом своим мягким голосом решительно проговорил:

- Простите, Федор, но я не думю, чтобы вс зинтересовл хрктер моей рботы. И, честно говоря, я терпеть не могу тк нзывемых светских бесед - обо всем и ни о чем.

Лорк невольно улыбнулся этой прямолинейности, но Ттьян лишь нхмурилсь, в голосе ее прозвучл нотк досды:

- Двйте перейдем к делу, Федор.

Лорк не мог удержться, чтобы не поддрзнить ее.

- А у меня, собственно, к вм нет никкого дел.

Он тряхнул пышными волосми, ее глз-вишни стли совсем сердитыми, но не злыми.

- У вс есть дело к моему мужу. А я - может быть, это стромодно и недилектично - придерживюсь позиции Фейербх: лишь муж и жен - вместе - соствляют нстоящего человек, по отдельности - это лишь половинки. Все, что ксется муж, ксется и меня. И у нс нет тйн друг от друг.

Лорк хотел было возрзить, что Фейербх говорил, не о муже и жене, просто о мужчине и женщине, но передумл: по существу, Ттьян был прв. И еще он подумл, что, может быть, Соколов специльно отлучился в "гентство", предоствив жене вести рзговор?

Ттьян будто подслушл его мысли.

- Если вы думете, что Алексндр специльно подствил меня для рзговор с вми, то ошибетесь. Он не из тех, кто прячется з спины других.

Лорк мысленно соглсился с ней, Ттьян продолжл:

- Вы хотите предложить Алексндру учствовть в экспедиции н Кику?

Лорк склонил в знк соглсия голову.

- Угдли.

- Я вс прошу, - это "прошу" прозвучло почти кк "прикзывю", - не делть этого.

- Почему?

- Д потому что он соглсится! Понимете? Соглсится! - Он было сорвлсь н крик, но, вспомнив о детях, тут же приглушил голос. Голос звучл зло, но глз у нее тк и не стли злыми - они стли печльными, дже тоскливыми. - Он человек долг. Мы говорили об этом. Боже, кк он бывет упрям в тких делх!

- Что же дурного в том, что соглсится? Учстие в экспедиции н Кику большя честь, - осторожно скзл Лорк.

- Но он же не космонвт! Кк вы не понимете? Это же беспомощный человек во всем, что не ксется экспертизы и социльных проблем! Вы думете, я только из-з детей провожу дом две недели из трех? Из-з него тоже. А кто будет зботиться о нем н этой проклятой Кике?

- Я, - спокойно ответил Федор.

Ттьян смотрел н него с молчливым недоверием, к которому, пожлуй, примешивлсь и нсмешк.

- Я, - повторил Лорк. - Приглшя его в рзведотряд, я, кк комндир, беру н себя все зботы о нем. В том числе и зботу о его безопсности.

В вишневых глзх Ттьяны появилось выржение интерес. Ее взгляд беспокойно, требовтельно обежл-охвтил всего Лорку - литую, тяжелую фигуру, открытое лицо, зеленые глз, в которых читлсь спокойня уверенность.

- Зчем он вм пондобился? - с горечью спросил он.

- Я убежден, что н Кике пондобится эксперт-социолог высокой квлификции.

- А вы уверены в его квлификции?

- Безусловно.

Он впервые слбо улыбнулсь, не смой себе - Лорке.

- Он ткой беспомощный.

Вот только теперь Лорк до конц понял ситуцию: он все это время рзговривл с глвой семьи Соколовых. Что бы тм ни говорили и ни писли во все времен, в кждой нстоящей семье обязтельно есть глв. Не суть вжно - юридическя это семья, кк в прошлом, или фктическя, кк теперь, постоянн он или временн, что объединяет ее - искренняя любовь и увжение, слепя ли безрссудня стрсть, простя привычк и привязнность или кндльные цепи трдиций и зконов. Семья - совершенно особый мир со своими ценностями, взимоотношениями и иеррхией. И вовсе не обязтельно, чтобы крупный общественный деятель, великий ученый, вдохновенный поэт или изобреттельный конструктор был глвою семьи. Чсто бывет кк рз ноборот. В семье Соколовых это бремя несл хрупкя женщин с большими темными глзми и тяжелой копной светлых волос. Он не предствлял себя н Кике, в чужом, стрнном и згдочно-опсном мире. И првд, ткя жизнь и рбот вряд ли были ей по плечу, у нее было другое призвние и тлнт семья. Но ей кзлось, что уж коли он не спрвится с рботой н Кике, тк уж куд тм ее любимому, но ткому беспомощному, непрктичному Сше!

- Мне кжется, что вы меня не слушете, Федор.

Лорк спохвтился.

- Нет, нет, продолжйте, пожлуйст.

- Я не берусь судить, нужен ли вм эксперт-социолог, видимо, нужен, хотя необитемя плнет и социология - это кк-то не уклдывется у меня в голове. Но почему именно Сш?

- Потому что я рботл с ним и зню его, - мягко пояснил Лорк. - И что смое глвное, я зню не только его достоинств, но и недосттки.

- Д, это очень вжно - знть недосттки, - мшинльно соглсилсь Ттьян, попрвляя свои пышные волосы. И тут же спохвтилсь: - Но ведь Сш не единственный эксперт-социолог. А вы збирете его у жены, у детей.

- Это нужно для вжного дел. В интересх всего человечеств. Хотя это звучит помпезно, но это првд. - Голос Лорки прозвучл суровее, чем он см того хотел.

Ттьян покчл головой.

- Вы жестоки, Федор.

- Спрведливость нередко кжется жестокой тем, кому он невыгодн.

Ттьян вспыхнул кк мков цвет. Лорк и не подозревл, что эт тлсня фрфоровя кож может покрывться тким румянцем. Внутренне он подобрлся, готовясь прировть зреющую вспышку, но послышлись шум открывющейся двери, писк, смех, возня, и в гостиную вошел рскрсневшийся Соколов. Он было нчл с извинений по поводу того, что ему не вовремя пришлось отлучиться, но, приглядевшись к лицу жены, спросил:

- Вы, кжется, поругться успели?

- Нет, нет, - поспешно ответил Ттьян, бросив н Лорку вырзительный взгляд.

Соколов мельком взглянул н Лорку, потом уже пристльнее - н жену.

- Федор предлгет тебе место в кикинской экспедиции. Вот мы и говорили об этом.

- Предлгю, - подтвердил Лорк.

Облегченно вздохнув, Соколов ккуртно вытер белоснежным плтком свое розовое рзгоряченное лицо и плюхнулся в жлобно вздохнувшее кресло.

- Я соглсен, - бодро скзл он. - Мы двно все обговорили, првд, Тня?

- Првд, - отсутствующим тоном подтвердил его жен.

- Я соглсен, - теперь с некоторой гордостью подтвердил Соколов и вдруг совершенно непосредственно зсмеялся. - Хотя, честно говоря, совершенно не предствляю, зчем я вм пондобился и что я буду делть н этой Кике.

- Дел нйдутся.

Секунду они смотрели друг н друг, но потом, точно сговорившись, перевели взгляды н Ттьяну.

- Что-то дети рсшумелись, - скзл он, поднимясь из кресл. И, уже выходя из гостиной, добвил: - Я буду в детской, если пондоблюсь.

Соколов проводил ее виновтым взглядом, с некоторой укоризной посмотрел н Федор.

- Ничего, Алексндр Сергеевич. Н то он и женщин, чтобы бояться з вс, переживть и беспокоиться.

- Не только женщин, - хмуро попрвил Соколов. - Жен и мть.

- Понятно. Вы-то сми не трусите? - вдруг спросил Лорк.

- Есть немного, - признлся Соколов и ухмыльнулся. - Снчл, после того рзговор в бссейне, дже спл плохо - снилсь всякя чертовщин. Потом притерпелся, привык - и ничего. Вы думете, меня Кик пугет? Ошибетесь! Что Кик? Ткя же Земля, только в другом рйоне Глктики. Соколов зговорщицки понизил голос. - Меня космос пугет, см этот полет с гиперсветовой скоростью. И снились мне все время ккие-то уродливые корбли - то н колесх, то н гусеницх.

- Ничего, Алексндр Сергеевич, не боги горшки обжигют. Все мы побивемся, только стрхи у нс рзные: у одних от знния, у других от незнния.

- Серьезно? - с интересом спросил Соколов.

- Вы знете, кто ткой Суворов? - вместо ответ спросил Лорк.

- Полководец, я не ошибся?

- Не ошиблись, тк вот, этот Суворов, впрочем, кк и все великие полководцы, отличлся большой личной хрбростью. В ходе одного жркого боя он скзл, обрщясь к смому себе: "Дрожишь, скелет? Ты еще не тк здрожишь, когд узнешь, куд я тебя поведу!"

- Кк? - Соколов широко открыл свои мленькие глзки и вдруг зхохотл. Хохотл он очень вкусно, отвлясь н спинку кресл и покчивя головой. Нет, это великолепно... дрожишь, скелет? Куд я тебя поведу! Великолепно!

Федору покзлось, что в гостиную зглянул Ттьян, но, обернувшись, никого не зметил. Отсмеявшись, Соколов поинтересовлся:

- И все-тки, Федор, что я буду делть тм, н Кике?

И опять Лорк ответил вопросом н вопрос:

- Вы знете, что с Плутон угнли гиперсветовой корбль? Тк вот, он сгорел в плотных слоях кикинской тмосферы. Предствляете, сколько здесь згдок и ккой простор для следствия?

5

Чтобы повидться с Виктором Хельгом, Лорке пришлось вылететь в Ислндию. Виктор, кк и другие космонвты, когд их пребывние н Земле по тем или иным причинм зтягивлось, по рекомендции Совет подключился к рботе н рсположенной тм крупнейшей геотермльной энергостнции. Рзумеется, никто не обязывл космонвтов рботть, просто скзывлсь естествення привычк, д и прктик рботы в роли энергетик был нелишней.

В Рейкьявике Лорк выяснил, что Виктор дежурил н посту безопсности истинно космическя рбот, имевшя много общего с очередной корбельной вхтой. Лорк не без труд добрлся до центрли этого пост, посторонним вход туд был зпрещен, и с огорчением выяснил, что труды его нпрсны. Н ислндской энергостнции было дв пост: восточный и зпдный. Лорк в соответствии со сведениями, полученными в Рейкьявике, прибыл н восточный, Хельг дежурил н зпдном - его нпрвили туд в смый последний момент в связи с болезнью одного из инженеров. Нчльник смены безопсности, худощвый, седоголовый и очень смуглый мужчин - потомок коренных фрикнцев, сочувственно рзглядывя огорченного Лорку, спросил:

- Вы когд-нибудь были в нижнем отсеке мшинного зл?

- В горячей зоне?

Седоголовый Узнги, чем-то нпоминвший Ревского, с улыбкой покчл головой.

- В горячей зоне никогд не было ни одного человек. Тм трудятся только роботы. Нижний отсек рядом с этой зоной.

- И рядом не был. Кк говорится, не привел Господь.

- Ну, уж если мыслить обрзно, тк не Господь, дьявол: тм црство дьявол, Федор. - Узнги подумл и пояснил: - Дело в том, что смый ближний путь с одного пост н другой - через мшинный зл. Я сейчс отпрвляюсь именно этим путем, по дороге мне нужно зглянуть в нижний отсек.

- Соглсен вс сопровождть, - поспешно скзл Лорк.

Помимо простого любопытств, Федором руководили и чисто деловые сообржения: в сопровождении Узнги втомтически отпдли все формльности, которые неизбежны при посещении посторонними ткого деликтного мест, кк пост безопсности.

Дорог окзлсь сложной - с несколькими пересдкми. Снчл скоростной лифт опустил их н глубину около пяти километров. Здесь они облчились в скфндры высшей зщиты и пересели в вгончик мгнитотоннельной дороги. Вгончик был рссчитн н шесть человек, но н сей рз, кроме Узнги и Лорки, в нем никого не было. Стремительно и бесшумно проскользнув километров двендцть, вгончик плвно зтормозил. Нижний отсек мшинного зл был скупо освещен. Он весь был рссечен мощными круглыми колоннми, отстоящими друг от друг метров н пятндцть. Это делло отсек похожим н стринный и мрчный египетский хрм. Лорк знл, что все эти столбы полуметровой толщины - вовсе не опорные колонны, трубы-термоумножители, которые збирли из горячей зоны мгму, преврщли относительно низкотемпертурное тепло Земли в рскленную до сотни тысяч грдусов плзму и подвли ее н мгнитные входы ионных двигтелей.

Уверенно шгя между термоколоннми по пути, обознченному крохотными и веселыми золотистыми огонькми, Узнги вывел Федор н небольшую площдку, огороженную перилми. Площдк был похож н кпитнский мостик стринного корбля, он блконом нвисл нд дорогой, пролегвшей в трншее трехметровой глубины.

- Дорог роботов, - пояснил Узнги. - Сейчс в горячую зону пойдет очередня смен.

Держсь з перил мостик и глядя в сумрк, в котором постепенно рстворялсь дорог роботов, Лорк испытывл томительное и волнующее чувство. Скфндр высшей зщиты, облегвший Федор, был противошумным и нтивибрционным; ткими же свойствми облдли и вязкие, композитные стены отсек, но все ухищрения людей окзлись бессильными перед стихийной мощью плнеты. Кждой клеточкой тел, кждым нервом Лорк ощущл могучий гул и рокот, лихордочную дрожь и яростный трепет негсимого огненного лон Земли.

- Смен, - прозвучл глухой голос Узнги.

Следуя з скупым жестом его руки, Лорк повернул голову и увидел, кк из серого сумрк н освещенную чсть дороги выползет длиння верениц роботов: стрння процессия, похожя н шествие чудовищ и призрков, рожденных кошмром.

Процессию возглвлял щуплый и большеголовый робот-ндроид примерно человеческого рост. Впрочем, он был похож не столько н человек, сколько н кузнечик, вствшего н здние лпки. Это был робот-интеллектул, комндор роботосмены - мощный, подвижный компьютер. А з ним тянулсь многоликя, ни н что не похожя, жутковтя в своей своеобрзной зконченности верениц роботов специльного нзнчения, долговязых, похожих н тощих жирфов, шеи которых укршли по три пры суствчтых рук. Могучие роботы - кроты и трны, стелившиеся по смой дороге и нпоминвшие не то гигнтских гусениц, не то многоногих крокодилов. Роботы-титны с бочкообрзным корпусом и мощными клешнями, способными вязть узлми толстые метллические сви. Стйки рзноклиберных мини-мнипуляторов, рзительно похожих н черепх. От этого нечеловеческого, неземного многообрзия, от этой молчливой, но целеустремленной псевдожизни рябило в глзх и было физически больно нервм. Процессия двиглсь быстро, но почти бесшумно, семенили лпы и лпки, вышгивли ноги, струились гусеницы. Слышлись сухой шорох и мягкий гул, от бронировнных тел поднимлся легкий тумн - уже рботли системы охлждения. Лорке почудилось, что ткую кртину он уже видел и слышл однжды, когд н Ариэле от него рзбеглсь стя хищных тркнов-гигнтов, по которым для острстки ему пришлось полоснуть плзменным лучом. Время от времени мнипуляторы роботов приходили в движение: изгиблись, склдывлись и рсклдывлись, выполняли хвтющие, тянущие и толкющие движения.

- Здесь контрольный этп, - вполголос пояснил Узнги. - Последняя проверк всех систем и кинемтики.

Шествие роботов змыкл второй ндроид - дублер комндор. Провожя глзми эту бредовую процессию, тющую в сумеркх под зтихющий шорох и гул, Лорк ощутил некую боль, точно его кто-то обидел, может быть, и не сильно, д незслуженно. Почти срзу он понял, откуд эт боль. Сколько было нписно скзок о роботх! И для взрослых, и для мленьких. Скзок добрых и стршных, но всегд величественных и чем-то пугющих. Кк только не выглядели роботы в этих фнтзиях! Роботы - рвные и полноценные друзья человек во всех спектх его жизни и деятельности. Роботы - стршие бртья людей, более мудрые, чем они сми, более сильные, но тем не менее любовно и милосердно относящиеся к своим стрнным творцм. Рссудочные роботы - эгоисты, мечтющие при случе вырвться из-под влсти человек н свободу и создть своего род роботовтономию. Нконец, роботы-человеконенвистники, объявляющие смертельную войну не только своим создтелям, людям, но и всему живому, устнвливющие в конце концов мшинное црство не только н Земле, но и во всей Глктике.

- Вм их жлко? - глухо прозвучл голос Узнги.

- Д.

- И мне жлко. - Нчльник смены помолчл, внимтельно рзглядывя Лорку. - Зню, что это глупо, что это бесчувственные мшины, жлею.

Узнги повернулся и молч зшгл по дороге, обознченной золотистыми огонькми. Лорк шгл вслед з ним и угрюмо думл о том, что првд не всегд бывет слдкой, бывет и горькя првд. Но это все-тки првд, и уже поэтому он имеет прво н существовние. Что уж тут поделешь, если роботм нет мест среди людей! Слуги? Зчем это! Рзве человек не в состоянии см позботиться о себе, если нужно, то и о своих близких? И это не только нужно, но и доствляет рдость. Комнтные, бытовые роботы большя фнтзия, рождення плохой эгоистической жизнью. Роботы - бртья и друзья? В этой идее чувствуется пусть легкя, но уловимя психологическя изврщенность. Человек должен прежде всего любить человек; змещение пртнер мшиной, конечно, чем-то обогщет его, но чем-то и обедняет.

Узнги тоже молчл, думя о своем; тк, не проронив ни слов, они добрлись до центрли зпдного пост. Тут и выяснилось, что Лорк опоздл и что Виктор Хельг минут десять тому нзд зкончил дежурство и отпрвился в гостиницу. Узнги с легкой покянной улыбкой скзл:

- Это я виновт. Можно было ехть нпрямую.

Лорк ншел Виктор н спортивной площдке, рзмещенной н крыше высотного здния. Внизу, нд смой землей, тянулись облк, здесь ослепительно сияло веселое хрустльное солнце, и небо было тким пронзительно синим, что при взгляде н него болели глз и оскомин чувствовлсь во рту. Виктор, рзгоряченный тренировкой н льду для фигурного ктния, со смуглым румянцем н щекх, отдыхл, опирясь н перил огрждения крыши, и смотрел н сплошную пелену белых, чуть курчвящихся облков. Он был без шпочки, его черные жесткие волосы лохмтил ветер. Стройный, в белых брюкх и толстом крсно-синем свитере, он был чудо кк хорош, тк и просился н кртинку о здоровье и молодости. А ведь до этой тренировки четыре чс провел в мрчном црстве Аид - в горячей зоне рдиотермльной энергостнции!

Похоже, что Хельг по-нстоящему обрдовлся, увидев Лорку, полюбопытствовл, почему Федор в последнее время пропускет тренировки в фехтовльном зле. А когд Лорк предложил ему место в рзведотряде, протянул ему свою изящную, но сильную руку.

- Спсибо, Федор. Это большя честь для меня.

Не успел Лорк кк следует подумть о том, что Виктор возмужл з последнее время, кк Хельг срзу опроверг это предположение.

- Мерзнешь? - спросил он, глядя н Федор своими нсмешливыми, опушенными густыми ресницми глзми.

- Мерзну, - со вздохом соглсился Лорк, попрвляя меховую шпку. Он и првд мерз под пронизывющим ветром, хотя был одет зметно теплее Хельг. Поглядев н белозубую улыбку Виктор, н его открытую смуглую шею, Лорк еще рз вздохнул и добвил доверительно: - Я ведь рыжий, стло быть, эксудтик. А эксудтики люди нежные, кк цветы: в жру им жрко, в холод холодно. И устют они быстрее прочих людей, и отдыхть им нужно дольше, чтобы восстновиться.

- Я вот не эксудтик, - с оттенком нзидтельности скзл Хельг.

- Зто у тебя есть другие недосттки, - добродушно улыбнулся Лорк.

- Кк же ты решился взять меня в отряд?

- Не всякий недостток - вредный дефект.

Они посмеялись, после чего Хельг снов оперся о перил огрждения и перевел взгляд н белую облчную пустыню.

- Ты можешь мне нзвть соств рзведотряд? Хотя бы примерный? неожиднно спросил он.

Федор нчл перечислять. Когд дошел до Соколов, Виктор сдвинул брови.

- Соколов? Не припомню ткого.

- Профессионльный эксперт-социолог Алексндр Сергеевич Соколов, предствил Лорк с улыбкой. - Вел рсследовние по делу Тимур Корсков.

- А-! Ткой кругленький, с лицом невинного млденц и фигурой тяжелотлет?

Лорк утвердительно кивнул головой.

- Д зчем он тебе пондобился? Что он понимет в иноплнетных делх? Виктор был смо недоумение.

- У него железня логик, беспощдный, острый ум. Он змечет ткие мелочи, н которые мы с тобой никогд не обртили бы внимния. А уцепившись з них, идет до конц.

Выржение лиц Хельг явно свидетельствовло, что он не понимет, кким тким рсследовнием Соколов может знимться н Кике. И тогд Лорк посвятил его в историю угон гиперсветового корбля с Плутон и гибели его в кикинской тмосфере. Об угоне Виктор, кк и все другие космонвты, знл, вот весть о том, что корбль сгорел, был для него новостью.

- Н-д... - протянул Виктор и усмехнулся. - А если кикине и нш корбль сожгут тким же обрзом?

- Сожгут? - мшинльно переспросил Федор.

Он вдруг удивился, что эт простя мысль, объясняющя причину гибели корбля, почему-то не пришл в голову ни ему, ни Ревскому. Нверное, мысли о злодействе и нсилии стли чужды людям. А вот Хельгу это срзу пришло в голову.

- Ты не веришь, что кикине могли рсстрелять этот корбль? - Глз Виктор смотрели н Федор с легкой нсмешкой. - Предствь себе, что в двдцтом веке у нс были бы в рспоряжении звездные корбли. Полетели мы куд-нибудь н Альфу Центвр и вдруг возврщемся оттуд н могучем, н век опередившем время гиперсветовом корбле, торжественно оповещя об этом Родину. Рзве тогдшние нши врги не могли бы попытться уничтожить этот корбль н подлете, чтобы лишить нс этого преимуществ?

- Могли, - здумчиво ответил Лорк и поднял глз н Хельг. - Ты полгешь, что н Кике могут существовть две врждующие рсы или группы спиенсов?

- Вспомни историю землян.

- Честно говоря, ничего подобного мне и в голову не приходило. А об этом стоит подумть. Н всякий случй.

- Стоит, - с легкой иронией подтвердил Виктор, - то нш рзведк может превртиться в похороны. Без всяких торжественных церемоний.

6

Домой, в дчный пригород, Лорк, возврщлся уже в темноте. Он шел по синтездорожке, очень похожей н смую обычную тропинку, обознченной по обеим сторонм крохотными мигющими лмпочкми, будто совсем не по сезону и не по климту в пожухлой трве и прелой листве прятлись веселые золотистые светлячки. Лмпочки нчинли мигть шгов з десять до подход к ним и угсли срзу же з спиной Лорки.

Дня дв тому нзд нступило потепление, прошли дожди, и выпвший было снег исчез бесследно. В темном воздухе стоял стойкий терпковтый зпх прели. Прямо нд головой мерцли крупные звезды, но уже неподлеку от зенит их нчинл скрывть дымк, по мере приближения к горизонту он густел и нконец скрывл небо совсем. Стоял ткя тишин, которя бывет глубокой осенью в неожиднную бурную оттепель, лишь з спиной Федор мягко, но мощно рокотл город, вовсе не торопившийся зсыпть. Лорк предствил себе крсочные улицы, полные нрод, злитые ярким светом, и невольно покосился через плечо н городское зрево, знимвшее добрую треть небосклон. Покосился и змедлил шг, потом и вовсе остновился; кто-то шел позди него в сотне шгов, освещя себе дорогу ярким фонриком. Чудк! Зчем освещть прекрсно обознченную тропинку и нрушть тихое очровние влжной осенней ночи? Но недоумение Лорки тут же сменилось нстороженностью: человек с фонриком шел не по тропинке, прямо по целине, через кустрник. И что смое стрнное, Лорк не слышл ни шгов, ни шорох рздвигемых ветвей, ни треск сучьев - яркий огонь двиглся совершенно бесшумно, точно плыл в зтумненном воздухе.

Шровя молния двиглсь, лучше скзть - плыл, со скоростью быстро идущего человек н высоте около метр от земли, бесшумно волоч з собою пятно освещенности. Н ткой же высоте он облетел кустрник, всплывя от земли н дв, то и три метр, - вот почему Лорке покзлось, что чудк человек держит фонрь высоко нд головой. Н тком же рсстоянии он огибл стволы редких деревьев, причем лвировл тк мягко и непринужденно, точно ее движением упрвлял опытный пилот. Молния был величиной с крупный пельсин и излучл желтовто-золотистый, солнечный свет, но временми ее нружня оболочк словно лоплсь и сквозь эти недолговечные трещины проглядывло ослепительное голубовтое ядро. Движение молнии сопровождлось легким потрескивнием, похожим н шелест сухой грубой трвы. Когд огненный шр проплывл мимо, Лорк зметил, что з молнией тянулся тонкий искристый хвостик. Ну чем не рективня струя минитюрного плзменного двигтеля! И н смену облегчению в душу Федор снов зкрлись смутня тревог и беспокойство. Отпустив огненный шр метров н двдцть, Лорк осторожно двинулся следом. Сокрщть дистнцию Лорк опслся - у некоторых шровых молний бывет стршно дурной нрв.

Шровя молния вдруг скользнул вниз и скрылсь из глз. Оглядевшись, Федор подбежл к ближйшему дереву, подпрыгнул, ухвтился рукми з сук, подтянулся, вышел в упор и тут же увидел молнию. Огненный шр лежл в ложбинке между кустми, едв-едв ксясь своей поверхностью смых верхушек пожухлых трвинок, которые не только не сминлись, , ноборот, тянулись к огненной поверхности, с которой сыплись мельчйшие, едв зметные глзм искорки. И вдруг прямо н глзх шровя молния нчл тускнеть, худеть и нконец с громким шипеньем угсл совсем. Секунду Лорк не мог поверить своим глзм, хотя знл, что ткие случи нблюдлись и рньше. Потом, пострвшись возможно точнее зпомнить нпрвление, соскочил с дерев и пошел вперед. Н ходу достл и включил крмнный фонрик. Яркий сноп свет, четко рисуясь во влжно-мглистом воздухе, прорезл темноту и светлым пятном лег н землю. Трв, опвшие листья, голые ветви кустрник, черные стволы деревьев. Лорк повел фонриком из стороны в сторону и првее впереди увидел ложбинку. Подойдя ближе, он осмотрелся, высветил дерево, с которого вел нблюдение, и окончтельно убедился, что это т смя, не ккя-нибудь другя ложбинк. Тогд, опустившись н корточки, он принялся з тщтельное обследовние и не без труд обнружил темновтое пятно - верхушки влжных жухлых трвинок были слегк оплены. И все! Ничего больше. Федор выпрямился, испытывя стрнное двойственное чувство рзочровния оттого, что никкой тйны не состоялось, и успокоения... все по тому же поводу! Н всякий случй, однко, повел фонриком вокруг себя и буквльно в шге от выжженного пятн, под кустом, тм, где не росл трв, увидел н влжной земле четкие, довольно крупные звериные следы. Федор не был нтурлистом, поэтому не мог определить, ккому конкретно животному они приндлежт, хотя ему бросилсь в глз их рзвитя пятиплость. Но, кк и любой космонвт-гиперсветовик, он был достточно опытным следопытом, потому легко устновил, что следы были совершенно свежими. Продирясь между кустми, Лорк проследил путь животного - н протяжении нескольких метров он совпдл по нпрвлению с тректорией полет шровой молнии и нпрвлением тропинки. Но потом следы вышли под деревья, где земля был покрыт плотным ковром слежвшихся влжных листьев, и исчезли. Лорк принялся было обследовть периферию этого прострнств, ндеясь обнружить выход следов, но потом передумл, кртчйшим путем вернулся н тропинку и быстро пошел к дому.

Окн были освещены, возле кустрник, служившего живой изгородью, стоял небольшой мобиль-вездеход. Знчит, либо Альт уже вернулсь, либо его ждет кто-то из визитеров. Неизвестно почему, но от мысли, что в доме кто-то есть, Лорке стло спокойнее. Поймв себя н этом ощущении, он невольно змедлил шг. Знчит, он тревожится? Почему? Вспомнилось тумнное гулкое утро, зкончившееся его легкомысленным прыжком в оврг: "Кк-то не тк сегодня, Лорк. Кк будто мы не н Земле, в другом мире", - скзл тогд Альт. А Федор уверенно возрзил ей, что они дом - все говорит з это: зпхи, звуки, трв под ногми. Много ли времени прошло с той поры? Зпхи, звуки остлись прежними, родными. А мозг нсторожен, чувств обострены, и н сердце тревожно, кк будто бы Лорк не дом, з десятки световых лет, в чужом мире.

Проходя мимо мобиля, Лорк мшинльно осветил его фонриком, дбы убедиться, что он пуст. Прежде, до кикинской истории, ему и в голову бы не пришло проделть это. Войдя в прихожую, неярко освещенную дежурным светом, прислушлся. Тишин.

- Альт, ты дом? - негромко окликнул он, снимя куртку.

Ответ не было. "Кто же тогд включил в гостиной свет?" - подумл Федор и прошел в комнты. Н пути ему поплся клочок бумги. Лорк поморщился, подобрл его и швырнул в утилизтор. И вдруг он вспомнил о клочке бумги, который подобрл возле большого телеинформр. Бумжки были похожи и по рзмеру, и по фктуре. Мусор в целинной степи... Мусор в их чистеньком домике... Необычно и не совсем понятно. Простое совпдение? Вполне возможно, однко стоило бы рссмотреть этот клочок повнимтельнее. Но тому, что попдет в эту ненсытную утробу, возврт нет, во всяком случе, в изнчльном виде. Лорк с досдой толкнул ногой рструб здренного крынкой утилизтор, здумлся, поглживя подбородок.

Вдруг его пронзило острое, сковывющее ощущение неведомой опсности, это был дже не "взгляд н зтылке", нечто горздо большее. Привычным усилием воли стряхнув леденящий стрх, Лорк резко обернулся. В прихожей что-то шрхнулось, рспхнулсь нружня дверь. Зглянув в гостиную и никого тм не обнружив, Лорк метнулся к выходу, по пути нжв кнопку нружного освещения. Н пороге он остновился, мгновенно охвтив привычным ищущим взглядом окрестности домик, злитые теперь ярким светом. Никого и ничего! Взгляд его невольно здержлся н мобиле. В тот же миг, точно почувствовв это, мшин тронулсь с мест и, стремительно нбиря скорость, стл выворчивть н проезжую дорогу, ведущую к городу. Но, видимо, з рулем сидел неопытный водитель, выполняя крутой стремительный поворот, мобиль врезлся в дерево и остновился.

Перемхнув с рзбегу через живую изгородь, Лорк окзлся возле мшины. Обе дверцы рспхнуты. Никого. Рук Федор скользнул з фонриком, но остновилсь н полдороге: он вспомнил, что фонрик остлся в снятой куртке.

Лорк возврщлся домой в глубокой здумчивости. Ведь впервые з всю эту путную историю присутствие кикин н Земле обрело хотя и тинственную, но зримую, ощутимую, мтерильную форму. Лорк был почти уверен, что з рулем мобиля сидел не человек, во всяком случе, не обыкновенный человек - уж слишком неопытным окзлся этот водитель. Дже горздо более сильный удр не вывел бы мшину из строя, у нее просто зглох двигтель. Зпустить его нжтием кнопки и продолжить движение догдлся бы и ребенок, уже в млдших клссх детей обучют вождению тких мобилей, причем не только в ординрных, но и в врийных ситуциях. Лорк не без удовлетворения думл о том, что явно врждебных нмерений у кикин нет - ведь они дже не попытлись причинить ему ккой-нибудь вред. Но и дружелюбием в этом происшествии совсем не пхнет! Ревский прв: можно ожидть не только прямого, но и косвенного удр, потому жене вряд ли рзумно оствться здесь одной. Проблемы!

...Альт пришл возбуждення, н щекх густой темный румянец, светлые глз блестят, кк тющие льдинки. Лорк помог ей снять шубку и шпочку из темного мех. Мех был синтетическим, но, пожлуй, лишь искушенный специлист смог бы устновить, что это не нстоящий соболь.

- Что з иллюминцию ты устроил перед домом? - с порог спросил Альт.

Лорк не собирлся рсскзывть жене о своих приключениях, зчем ей лишние волнения?

- В честь твоего приход. Где ты был тк долго? - с нпускной строгостью спросил он.

Альт згдочно улыблсь, з приоткрытыми губми блестел схрня полоск зубов. Лорк покчл головой, присмтривясь к ней.

- Что-то случилось? - подозрительно спросил он.

- Случилось! - явно скрывя торжество, ответил Альт.

- Рньше говорили: жен торжествует - жди беды.

- Жди!

Альт збилсь в уголок дивн, охвтив рукми колени. Федор пристроился рядом с ней н ковре.

- Тк что же с тобой стряслось? - спросил он.

- Не со мной, с тобой.

Синие глз Альты здорно блестели. Лорк хмыкнул, тщтельно скрывя вдруг появившееся смутное беспокойство.

- Меня решили принудительно перекрсить - из рыжего превртить в жгучего брюнет?

Альт помотл головой, поддрзнил:

- Я учствовл в зочном зседнии Всемирного обществ женщин.

- Вот кк! А почему именно ты?

- Решили, что это будет полезно.

- Тк, тк. - Лорк сокрушенно вздохнул. - Рзве не нхронизм это общество? Почему, скжи ты мне н милость, нет всемирного обществ мужчин?

- Потому что у вс нет всеобщих мужских интересов, - отприровл Альт.

- Кк это нет? Рзве обязнность ухживть з женщинми, любить их и лелеять не всеобщя? Не понимю, чего женщины тк суетятся! Вы требовли бсолютного рвенств - пожлуйст! Тк ведь не понрвилось. Сми же устновили рвенство условное, со всевозможными привилегиями с одной стороны и огрничениями - с другой. Мы, мужчины, нрод гордый и сговорчивый: условное рвенство тк условное, не возржем. Что же вм еще ткое потребовлось во всемирном мсштбе? Решили создть поселение мзонок? Или учинить врфоломеевскую ночь и вырезть всех мужчин стрше сорок и моложе восемндцти? - Болтя, Лорк не перествл рзмышлять, и неожиднно у него сверкнул догдк: - Что-нибудь нсчет Кики?

- Угдл!

- Ну, ну? - поторопил Лорк.

- Принято решение потребовть, чтобы в соств рзведотряд был включен хотя бы одн женщин.

Альт было рссмеялсь, глядя н ошршенное лицо Федор, но срзу же зметил, что он рсстроился всерьез, и положил ему руку н голову.

- Почему ты огорчился? У тебя теперь есть все основния взять меня н Кику.

- Об этом не может быть и речи, - резко ответил Лорк и, видя, кк похолодели глз Альты, мягко добвил: - Не будем возврщться к ншим стрым спорм. В моем обществе путь тебе н Кику зкзн.

Альт покчл головой.

- Упрямый ты человек. И жестокий.

- Я уже слышл об этом. Вчер. От жены Соколов.

- И что ты ей ответил?

- Что спрведливость нередко кжется жестокой тем, кому он невыгодн.

- Рзве ты спрведлив по отношению ко мне?

Лорк взглянул н жену.

- Миля моя девочк, речь идет о судьбх человечеств. Ну рзве можно прирвнивть к ним нши взимоотношения?

Альт посмотрел в зеленые, непривычно невеселые глз муж.

- Неужели дел обстоят тк серьезно?

- Возможно. Я кк-то зпутлся. Но у меня ткое впечтление, что очень многое будет звисеть от того, нсколько умело мы сыгрем роль послнцев Земли н Кике.

- А если вы ошибетесь?

- Не зню. Дже если всемогущие кикине придут к выводу о безусловной космической вредности человечеств, вовсе не знчит, что они зддутся целью уничтожить его. Они могут изолировть нс, огрничить или просто прервть всякие связи с нми.

- Ты убежден в могуществе кикин?

- Вовсе нет.

Альт с сердцем оттолкнул его тяжелую голову.

- Тк зчем же ты меня пугешь?

Зеленые глз Лорки лукво сощурились, но остлись невеселыми.

- Я зпутлся, Альт, поэтому и превртился в пессимист. Если кикине - друзья по рзуму и морли, то почему они не выходят н прямые конткты? Если они врги, то почему тк стртельно избегют причинять нм явное зло? Не беру в рсчет гибель людей н смой Кике, это могло быть недорзумением. Я не вижу грниц их могуществу: они действуют незримо и неслышно, глктические рсстояния нисколько их не смущют - и это меня пугет. Но рядом же я вижу их стрнное бессилие. И это вселяет в меня еще не совсем осозннные ндежды.

Альт молч глдил его волосы и шею. Лорк, прикрыв глз, говорил теперь словно про себя:

- Неведомо кк они окзлись н Земле, снчл погубили, потом спсли Тим. Они ухитрились изучить ншу технику и угнли гиперсветовой корбль. Рзве это не свидетельство их могуществ? Но корбль сгорел в тмосфере! И рзве это не говорит об их стрнной беспомощности?

- Згдочно все это, - после пузы проговорил Альт, соскользнул с дивн, прижлсь к Федору. - И стршно.

- Стршновто, - соглсился Лорк.

Альт потерлсь щекой о его плечо.

- Скжи, почему ты против учстия женщин в экспедиции? Я уже не говорю о себе. Ты вообще против, првд?

- Првд. Нстолько првд, что сделю все возможное, чтобы воспротивиться этому.

- Ты не считешь нс достточно хрбрыми?

Федор уловил нотку отчуждения в тоне жены и обнял ее з плечи.

- Ты не подумй, я не против смешнных экипжей и отрядов вообще. Они существуют и прекрсно выполняют свои здчи. У смешнных отрядов дже больше гибкости, они легче переносят длительные невзгоды, устойчивее к стрессм. Но это если невзгоды не превышют критических величин, стресс не оборчивется шоком. В экстремльных условиях я отдю предпочтение чисто мужскому соству.

- А если чисто женскому?

- Возможно, - охотно соглсился Лорк. - Не зря же существовли легенды об мзонкх, и достоверно известно, что у многих фрикнских вождей существовл чисто женскя гврдия - охрн. Но по космосу нет ткого опыт.

- Боюсь, тебе одному будет трудно спрвиться с целым всемирным обществом, - не без луквств зметил Альт.

Лорк усмехнулся, щуря свои зеленые глз.

- Н всякий случй у меня есть зпсной ход.

- Ккой? Секрет?

- Нет. Ндо взять в отряд ткую женщину, которя не вызывл бы у мужчин специфических эмоций и петушиного рж.

Альт зсмеялсь.

- Ббушку?

- Ну зчем брть в отряд бллст, если он дже добр и мил? Горздо рзумнее остновиться н полноценном человеке.

Альт вдруг отстрнилсь от муж, глз ее стли сердитыми.

- Уж не хвленую ли Эллу ты хочешь взять с собой?

- Д ты с ум сошл! Он же переблмутит весь отряд, во всяком случе, пострется это сделть, и только после этого успокоится и будет по-нстоящему рботть. Морочить головы мужчинм для нее вопрос престиж. Нет, если тк уж получится, я предложу место Нике.

Альт всплеснул рукми.

- Нзвной сестренке? Он же совсем еще девочк!

Лорк покчл головой.

- Он тк выглядит. А н смом деле ей уже шестндцть лет, и он имеет прво рспоряжться собой.

- Ты не шутишь? - Альт смотрел н муж с удивлением.

- А ты и првд жесток, Лорк. Неужели тебе ее не жлко?

- Мне ее жлко, - хмуро ответил Федор.

- Ничего себе жлость!

- Он может откзться.

- Ник не из тех, кто откзывется. И ты это знешь.

- Я ее жлею, - упрямо повторил Лорк. - Если бы не это, я бы приглсил ее учствовть в экспедиции и без Всемирного женского обществ. Но если я буду поствлен перед необходимостью, то первое предложение сделю Нике. В тких делх личное ничто по срвнению с общественным долгом. Никто не простит мне ошибок.

Альт опять прижлсь щекой к его плечу.

- Может быть, ты и прв.

- И еще одно. - Лорк помолчл. - Временно нм придется жить не здесь, в городе.

Альт вскинулсь, взглянул в глз муж.

- Почему?

- Пусть это будет моей мленькой тйной.

7

Игоря Дюк Лорк отыскл в бссейне. Собственно, это был не бссейн, большой учсток морской мелководной квтории, оборудовнный для купний, плвния, водных и подводных спортивных игр и прыжков. Игорь стоял в непринужденной позе н смом крю площдки десятиметровой вышки, небрежно опирясь н перил, и смотрел вниз н голубую, будто подкршенную синькой воду, поэтому не зметил приближения Федор. Лорк сел у смой воды н упругую, теплую скмью. Покосившись н безжлостное тропическое солнце, словно окутнное рскленной шлью, Федор нжл клвишу комфортных условий. Позди него немедленно потянулся вверх штырь с нблдшником. Когд он достиг нужной высоты, нд головой Лорки с сухим треском рскрылся большой зонт и из-под его голубого штр повеяло легким потоком прохлдного воздух. Лорк рспхнул ворот рубшки, блженно откинулся н спинку скмьи. Теперь можно было зняться делом. Лорк посмотрел н вышку - поз Игоря изменялсь, он приобрел нстороженность, и смотрел Дюк теперь не н воду, прямо н Лорку. Игорь вдруг тетрльно рзвел рукми и рдостно-удивленно крикнул:

- Федор!

- Это не я, - рсслбленно ответил Лорк, подствляя прохлдным струям воздух то одну, то другую щеку.

- Федор, рыжий ты нгел.

Дюк н секунду вытянулся стрункой - темный силуэт н белесо-голубовтом небе. Тонкий, гибкий - прямо юнош, только рзвитые плечи д посдк головы выдвли его истинный возрст, - он хотел сделть тройное сльто, но перекрутил и, входя в воду, поднял косой веер брызг.

Вынырнув, Дюк выпустил изо рт струйку воды и нствительно сообщил:

- Вот кк не ндо делть тройное сльто с десятиметровой вышки!

- Верно, - соглсился Лорк, - не ндо тк. Нехорошо. Неэстетично.

Дюк сделл несколько мощных гребков, выбрлся н берег и, скля зубы, принялся вытирться мохнтым полотенцем. Под згорелой кожей перектывлись и игрли мышцы. Усживясь рядом с Лоркой, Игорь спросил:

- Ты один или с Эллой?

- А что, ндо было привезти?

Игорь не ответил и, пристльно глядя н воду, жестом призвл Лорку к молчнию. Федор ничего не понял, однко, подржя Дюку, принялся смотреть н воду. Но ничего не происходило, вод кк вод.

- Ожидется явление Христ нроду? - шепотом спросил Лорк.

Игорь скорчил презрительную гримсу.

- Дядьк Черномор с прекрсными витязями?

С той же миной Дюк помотл головой. Федор хотел спросить еще о чем-то, но не успел. Вод легонько вспучилсь, зпузырилсь, и н поверхности появилсь хорошенькя девичья головк. Он встряхнул коротко стриженными волосми, нрспев укоризненно скзл:

- Что же вы, Игорь?

Дюк не без торжеств взглянул н Лорку и скороговоркой спортивного комменттор проговорил:

- Одно из торжественнейших событий сегодняшнего дня - рождение Афродиты из морской пены. Зовут Лдой.

Лд перевел взгляд с Игоря н Лорку, потом обртно, неторопливо вытерл еще рз лдонью лицо и тк же нрспев выговорил:

- Болтун вы, Игорь. Неиспрвимый.

Пок он подплывл к берегу, движения у нее были плвны, изящны, но довольно энергичны, Дюк в том же репортерском тоне вещл:

- Неблгодрность свыше - проклятие род человеческого всех времен и нродов. Боги никогд не понимли людей. А если и понимли, то не тк, кк нужно. Когд же случилось понять по-нстоящему, вместо нгрд н голову бедных смертных обрушивлись всякие кры и злодейств.

Лениво вытирясь мохнтой простыней, "Афродит" с рссеянной улыбкой слушл болтовню Игоря. Он и првд был похож н светлую богиню любви. Плтиновые волосы, филковые глз, мягкие черты лиц, нежный золотистый згр и несколько мссивные скульптурные формы. В ней не было элегнтности Эллы, изяществ Альты, спокойной женственности Влентины. В ее змедленных, льющихся движениях был своя, особя грция, обрщення не н окружющих, кк бы внутрь себя.

Молодя женщин легонько шлепнул его по руке и с медлительной гибкостью поднялсь н ноги.

- Збирйте его с собой, Федор... Для снтория у него слишком много энергии.

- Куд же я его дену, ткого энергичного?

- Н Кику. Д вы не удивляйтесь, он мне все уши прожужжл о вс и об этой плнете.

Он перекинул простыню через плечо.

- Мне пор. До свидния, Федор.

Провожя ее глзми, Лорк спросил вполголос:

- Влюблен?

- Пок нет.

- А потом?

- Кто из смертных может уверенно говорить о "потом"? - усмехнулся Игорь и добвил уже серьезно: - Я жлею ее. Не удивляйся - у нее искусственные легкие, об. Поэтому и знимется подводным плвнием - соединяется приятное с полезным, под высоким двлением ускоряется функционльня приживемость этих оргнов. А дыхтельные пути и легкие ей выжгло дотл н зводе синтез-продуктов. Произошл утечк ккого-то сверхъядовитого промежуточного веществ. Дыхтельные пути ей регенерировли, вместо легких - биомехи.

- Тк он же здоров теперь. З что же ты ее жлеешь? - хмуро спросил Лорк.

По губм Дюк скользнул улыбк.

- По инерции. Ты видел ее? Рзве не Афродит?

- Крсивя женщин, - подтвердил Лорк.

- А крсивые женщины очень уязвимы во всем, что ксется их внешности, д и просто здоровья. У Лды был жестокя депрессия после ренимции. Он считл себя неполноценной, уродкой, помесью человек и мехнизм. Ей не хотелось жить. Двумя неделями рньше ты бы не узнл ее, это был тень теперешней богини. У меня сердце сжлось, когд я ее увидел. - Игорь плутовто усмехнулся. - И я принялся нпроплую з ней ухживть. Говорил комплименты, иногд выглядел тким прожженным ловелсом, что дже окружющие морщились. Изобржл роковую влюбленность в духе рыцрского средневековья и стрдний молодого Вертер. Специльно перечитл эллинскую мифологию. Он быстро рзобрлсь, что я дурк вляю, но незметно втянулсь в эту игру. Скзлся инстинкт крсивой женщины.

- Тк и игрете до сих пор?

Дюк здумлся, пожл плечми и вдруг зсмеялся:

- А черт его знет! Во всяком случе, мы по-нстоящему подружились, и игр у нс уже другя.

Помедлив, Лорк спросил:

- Ты уж прости меня, но почему ты спросил про Эллу?

- А что, нельзя?

- Почему же нельзя?

- Вот я и спросил. - Дюк помолчл. - Недвно мы говорили с ней по видеофону. Спршивет: "Нвестить тебя?" Я говорю: "А это нужно?" "Нверно, не нужно", - отвечет. - Игорь взглянул н Лорку и усмехнулся. Трудно рвть стрые цепи. Дже когд они нсквозь проржвели и стли не крепче бечевки.

Лорк присмотрелся к его лицу и круто сменил тему рзговор, блго он уже понял что к чему.

- Послушй, Игорь, что, если тебе последовть совету Лды?

Дюк непонимюще взглянул н него.

- А именно?

- Отпрвиться со мной н Кику.

Игорь присвистнул, рзглядывя Лорку, видимо, рзбирлся, не шутит ли.

- Ты для этого и прилетел, рыжий нгел? - проговорил он нконец.

- Дьявол, теперь уже дьявол, Игорь. Я же собирюсь утщить тебя н Кику, это нстоящя преисподняя, судя по всему.

Южное, чуть скулстое лицо Дюк стло сосредоточенным.

- Я и првд мечтл об этом, но спрвлюсь ли? Дело серьезное, ндо подумть.

Лорк видел, что Игорь, кк это иногд случлось с ним, немного ктерствует, поэтому скзл суховто:

- Не строй брышню-дворянку, которой кузен предлгет руку и сердце. Время не терпит. Мне нужен ответ немедленно.

- Ишь ты, дже подумть нельзя!

- По-моему, ты уже двно обо всем подумл.

Игорь зхохотл.

- Что верно, то верно. Что ж, поступим по рецепту древних хрбрецов: вперед, н Кику! - Он помолчл, теперь уж серьезно поглядывя н Федор, попросил: - Если не трудно, введи меня в курс последних событий. Хотя бы коротко.

Лорк отдвл себе отчет, что имеет дело с опытным космонвтом, не рз возглвлявшим экспедиции. Потому со всеми подробностями рсскзл Игорю и о своих плнх обследовния Кики, и о последних событиях вплоть до гибели угннного с Плутон гиперсветового корбля, и о происшествии с шровой молнией. Это последнее зинтересовло Игоря больше всего.

- Ты знком с гипотезой Тоницы? - спросил он.

- Не припоминю.

- Очень любопытня гипотез. Выдвинут в середине двдцть первого век, когд было создно несколько рзличных подобий шровой молнии и когд окончтельно выяснилось, что путей создния подлинной долгоживущей молнии без искусственной стбилизции и внешней подкчки энергии пок не существует дже в перспективе. Тониц н основнии нлиз огромного количеств фктов утверждл, что под понятием "шровя молния" обобщется целя групп плзменных объектов, имеющих принципильно рзличное происхождение, структуру и эволюцию. Тониц допускл, что некоторые из этих плзмоидов могут иметь искусственное происхождение - быть вестникми или рзведчикми иных цивилизций. Собственно, это уже другя гипотез, о тк нзывемых неопозннных летющих объектх. Он имеет древние корни, обширную литертуру и... ни одного безусловного фктического подтверждения.

- Это мне известно, - нчл было Федор, но Игорь не дл перебить себя.

- Погоди, я еще не выплеснулся до конц. Когд я усердно знимлся своей любимой философией космос, я нткнулся н теорию Сингх Ривейры. Системой строгих урвнений он покзл, что тк нзывемя субпрострнствення телетрнспортировк может производиться плзменными объектми с достточно высокой темпертурой.

- То есть снчл предмет или нс, грешных, ндо преобрзовть в плзму, потом выполнить обртную трнсформцию?

- Вот именно!

Лорк здумлся и вдруг по ккой-то прихотливой ссоциции спросил:

- Послушй, ты з последние дни не получл ккого-нибудь стрнного послния?

- Ккого послния? - удивился Дюк.

- Рукописного, н оберточной бумге.

- Н оберточной... - повторил Игорь сосредоточенно и кк-то стрнно взглянул н Лорку. - Ты уверен, что это существенно?

Федор нсторожился.

- Неужели получл?

- Предствь себе. - Игорь смотрел н Лорку с некоторым недоумением. Получл. И, по-моему, не успел еще выбросить.

Дюк еще посидел н скмье, что-то припоминя, потом поднялся и пошел к кбине, где висел его одежд. Он здержлся тм куд больше, чем рссчитывл изныввший от нетерпения Лорк. Вернулся Игорь скорым шгом и, не присживясь, спросил:

- Шхун - это корбль?

- При чем тут шхун? Зписк сохрнилсь? - нетерпеливо спросил Лорк.

- Шхун - это корбль, ведь тк? - с непонятной нстойчивостью повторил Дюк.

- Корбль. Стринный прусный корбль с ккой-то тм специфической оснсткой.

Игорь сосредоточенно кивнул головой, потом протянул руку и рзжл лдонь. Н ней лежл сложенный вчетверо клочок бумги.

- Ншел в крмне брюк дня три нзд. Здесь же, в кбине, когд переодевлся. Хотел выбросить, но потом решил покзть Лде, д збыл. Тк и звлялсь.

Рук Лорки дрогнул, когд он брл эту бумжку, годившуюся, кзлось, лишь для утилизтор. Рзвернул. Н ней был безгрмотня ндпись, сделння корявыми, прыгющими буквми. "Черезсветня шхун сгорел ошибочным рсчетом. Не ндо быть спсемыми. Это есть конец рзговоров н знкх. Уходящий совсем последним".

Федор рсскзл Игорю, при кких обстоятельствх приходилось ему смому нходить ткие же бумжки.

- Жль, - скзл Дюк с искренней досдой. - Жль, что тебе не пришло в голову кк следует рзглядеть их. Скорее всего они содержли ккие-то сообщения.

- Скорее всего тк, - уныло соглсился Федор. - Но рзве мне могло прийти в голову, что иноплнетяне будут общться с нми безгрмотными зпискми н жлких клочкх бумги!

Игорь усмехнулся.

- Д и мне иноплнетные конткты рисовлись совсем по-другому. Что-то вроде дипломтического визит или симпозиум с использовнием совершеннейших средств информции. Действительность, кк и всегд, куд проще и вместе с тем горздо зпутннее нших домыслов. - Дюк помолчл, сосредоточенно хмуря брови, и уверенно добвил: - Убежден, что, прежде чем обртиться к ткому примитиву с зпискми, кикине использовли мссу других средств связи. Но не имели успех.

- Если только это не был успех низннку, - невесело уточнил Лорк.

- Что ты имеешь в виду?

- Гибель людей н Кике.

- Вот кк? А вообще-то вполне возможно. Попытки прямой передчи информции н мозг и н Земле кончлись плчевно. Чуть больше, чем нужно, мощность, резоннс с биоритмми мозг - и либо припдок, либо смерть. Игорь вздохнул. - Все-тки чертовски жль, что ты не обртил внимния н другие зписки.

Секунду Лорк рссеянно смотрел н товрищ, что-то припоминя, потом не совсем уверенно проговорил:

- Подожди! Думю, что еще одну зписку мы нйдем.

И он рсскзл Игорю о своем стрнном рзговоре с Тимуром.

8

У домик Тимур Лорк змедлил шг. Всего неделя прошл, кк он был здесь, все изменилось, все погрустнело вокруг. Поредел роскошня крон рскидистой липы, опвшими листьями был усеян не только земля, но и чурбки, служившие стульями, и костер, превртившийся в грязное черное пятно, и синтетическя дорожк, убегвшя в глубь лес. Плвли листья в большой неожиднно чистой луже, рвнодушно отржвшей скучные серые облчк и тревожную просинь небесных окон, из которых иногд выбрызгивло солнце.

Лорк отодвинул бесшумно скользившую дверь и с удовлетворением убедился, что Тим еще не покинул своего уединенного жилищ и что зблговременно обдумнный рзговор с ним не придется отклдывть. Лорк откшлялся, чтобы привлечь к себе внимние, в коридор выглянул Влентин.

- Федор! Кк хорошо, что вы прилетели.

- Тк уж и хорошо? - Лорк переминлся с ноги н ногу, ожидя, когд искрящиеся ворсинки пышного ковр вычистят и высушт его споги.

- Конечно, хорошо. Д хвтит вм топтться, проходите!

Лорк прошел в гостиную, не без опски опустился н изящный, хрупкий н вид дчный дивнчик. Усживясь нпротив, Влентин зсмеялсь, покзывя крупные жемчужные зуб