/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Ветер В Твои Паруса

Юрий Васильев


Всильев Юрий

Ветер в твои прус

Юрий Всильев

Ветер в твои прус

... Колокол висел н деревянной треноге и кзлся тким же древним, кк все вокруг, кк змшелые сопки, от которых нчинлсь тундр.

Он висел здесь еще с той поры, когд лишь д кйры провожли сумтошным гомоном редкие суд, случйно зходившие в бухту; двно не чищення медь покрылсь коростой времени и уже не горел в лучх низкого солнц - он просто висел тут, н смом крю земли, кк пмять о доброй воле добрых людей: это они крбклись н склы с тяжелым грузом, чтобы в глухой предрссветный чс его голос отводил корбли от беды...

Один только рз мы звонили в колокол. Это было в тот день, когд погиб Веня.

1

Вылет отложили в третий рз.

- Пропди ты пропдом! - скзл Пвел и нлил себе вин.

- Это нзывется - экономь время и деньги. Ничего я не хочу экономить, хочу ездить в нормльном поезде, чтобы меня проводник чем поил. Бст! Аэрофлот н меня может больше не рссчитывть.

- Зреклсь коз в огород ходить, - Мрчно ответил Олег.

Они сидели в ресторне эровокзл. Дв стрых друг, которым через чс-другой ндо будет рсстться. Рсстться ндолго, потому что один из них скоро сядет в вездеход и уедет в длекий тундровый поселок, другой поднимется н борт смолет и улетит н мтерик. Улетит совсем, потому что тк вот получилось в жизни.

- Жениться едет, дурчок, - негромко кзл Олег и поднял рюмку.

- И не понимет, что третий рз вылет здержли. Это символично, Не отпускет тебя Чукотк. Двй мы сейчс проддим билет, сядем в вездеход, Тньке... Тньке что-нибудь нпишем. Что-нибудь ткое для нее придумем.

- Не дури, Олег, без тебя тошно.

- Ты прв. Я помолчу...

В углу негромко пел музыкльный ящик, пел н любой вкус; з пять копеек можно выбрть себе н прощние песню по душе и нстроению, песню о любви и дорогх, о рсствниях и встречх. К ящику подходили люди, кидли монету и слушли, подперев рукой голову, кк шумит ветер в зеленых соснх Крелии, и почему-то покзлось Пвлу, совсем не похожи этот эровокзл и этот ресторн н ткие же вокзлы и ресторны в других уголкх России, где люди сидят и ждут смолет или встречют друзей и родных; не похожи потому, что вот эт дверь н летное поле нигде не связн тк прочно с нчлом и концом ккого-то куск жизни.

Он улетет сегодня. Не он первый, не он последней. Н столике в бокле стоит звядшя ветк, сирени. Нверное, ее оствил здесь прилетевший с мтерик отпускник. Рстроглся от встречи с родной землей и поствил ветку в бокле. Он тоже чсто прилетл сюд из отпуск, из комндировок, его встречли друзья; они пили шмпнское в буфете, хлопли друг друг, по плечм, рдовлись, что вот нконец вместе. Это было. А теперь его встретят в Москве.

Не ндо было Олегу приезжть в порт. Обоим им невесело. Сидят и смотрят н чсы и думют, что куд кк лучше было бы вместе улететь или вместе остться. Только тут уж ничего не поделешь. У кждого через чс или через дв нчнутся свои дел. Эти минуты прощния стнут их последним общим прошлым.

Олег пытется острить и блгурить, но мысли его не здесь, он уже месит тундру в тряской своей мшине; и Пвел тоже в пути, в Москве, н тихих улочкх Арбт, в большой и гулкой квртире, по которой ходит, поскрипывя половицми, отец, пьет зпрещенный врчми кофе, курит зпрещенные врчми сигреты. Игрет в углу музыкльный ящик. З столиком рядом с Олегом и Пвлом сидят двое, пьют пиво, лениво грызут рздобытую где-то воблу. Плотный рыжий мужчин в летной форме отхлебывет из кружки, курит, смотрит н своего собеседник и говорит неторопливо, рздумчиво, словно бы вслушивясь в то, что рсскзывет.

- ...Приходит он ко мне и выклдывет: тк и тк, Влдимир Сергеевич, мы с вшей дочкой двно друг друг любим, теперь вот решили пожениться. Кк вы н это смотрите?

Ну, я что? Женитесь, говорю, вм жить. Только ты и впрвду Нтшку сильно любишь? Кивет головой: люблю, дескть. Тут я возьми д и скжи: вот предствь, молодой человек, что придет ей в голову ткя блжь, ну не блжь, очень сильное желние, ото всей души - слетть среди год в Москву н "Лебединое озеро". Н один день слетть - и обртно. Денег это будет стоить, см понимешь... Кк ты вот н это смотришь?

Зсмеялся мой прень и говорит: не бойтесь, Влдимир Сергеевич, он же не дур, сми небось воспитывли. Денег н ветер кидть не стнет. Д и я цену зрботнному зню. Тк что будьте покойны, нмек вш понял, глупостей мы себе не позволим. Солидно жить собиремся.

- Дельный прень, - скзл собеседник. - Сметливый. Вышл з него Нтшк?

- Выходит... А теперь послушй вот что. Срзу после войны служил я з Урлом, в Восточной Сибири. Мест, см понимешь, глухие, до ближйшего город вроде бы недлеко, поди доберись. И вот услышл я тм ткую историю. Комндир соседней с нми летной чсти привез из Москвы жену, посдил ее в четырех стенх, см то летет, то комндует, ей хоть волком вой: ни друзей, ни рзвлечений, одно удовольствие - кино в клубе. Прими во внимние, к тому же москвичк он корення, успел к другой жизни привыкнуть... А женщин, говорят, был крсоты редкой, любил он ее без пмяти, только что поделешь - служб.

Приходит он кк-то домой, кк рз нкнуне ее дня рождения было, видит - жен в слезх. Тихо тк сидит н дивне и плчет. "Что с тобой?" спршивет. - "Д тк..." - "А все-тки?" Он еще больше в слезы: "Сейчс вот по рдио передвли, звтр в Большом тетре "Борис Годунов", новя постновк. Всю жизнь мечтл послушть".

И, что, ты думешь, он делет? Ты бы, нпример, что сделл? Или я? Ну поглдил бы по головке, успокоил бы - ничего, мол, родня, вся жизнь впереди... А он по-своему решил. Взял смолет, посдил в него жену, и через пять чсов они уже ели мороженое в фойе Большого тетр, слушли оперу, потом, уже к полуночи, поехли в ресторн, и устроил он ей день рождения. По всей форме устроил, кк полгется, - с оркестром и шмпнским, корзину цветов рздобыл. Только смому пить не пришлось, потому что утром, кк ты понимешь, ему предстояли серьезные испытния

Пвел поднял голову, прислушлся. Б! Д ведь это же о полковнике Строеве, отце Венимин! Стря легенд, которую и он, и Олег, и все их общие друзья слышли уже не рз, и см Веньк рсскзывл ее. Говорил, улыбясь, что это, конечно, легенд, но что-то подобное было... И все рвно приятно, что пмять об отце живет вот в ткой ромнтической истории.

- Ну, потом пришлось рсплчивться, - продолжл стрый пилот. Рзжловли его. Суд был, кк положено... И все-тки до сих пор многие вспоминют о нем, потому что, прв ли он, виновен ли, поступил крсиво...

- Крсиво, - скзл собеседник. - Крсиво, черт возьми... Только больно дорог цен з один вечер.

- А он не з вечер плтил. Пойми ты. А что до цены, то ккя тут может быть цен, если мы о любви говорим... Нтшке я, конечно, не рсскзывл об этом, зчем ей? Пусть себе солидную жизнь строят...

- А что с ним сейчс? Летет? Или совсем его из виции турнули?

- Не зню. Двно это было, см понимешь.

"И я тоже не зню, что было потом с отцом Вени, - подумл Пвел. - Зню только, что Строев, Герой Советского Союз, герой Хлхин-Гол и озер Хсн, летчик, бомбивший Берлин, умер дв год нзд. Но если легенд о нем существует, ее ндо продолжить. Немногие люди стоят этого".

Пвел посмотрел н Олег; тот понимюще кивнул.

- Простите, что я вмешивюсь в вшу беседу, - скзл Пвел, - но мы с товрищем невольно слышли... И я хотел бы кое-что добвить с вшего рзрешения.

- Ого! - скзл пилот. - Смотри-к ты, у этой истории широкий резоннс... Мы вс слушем.

- Фмилия этого летчик был Строев. То, о чем вы сейчс рсскзли, я тоже слышл. Но я зню и другое. Он был испыттелем. Нучил летть многие боевые мшины. Несколько рз погибл и всякий рз оствлся в живых, потому что мужеством он облдл и еще тлнтом истинного летчик. Кроме того...

- Я слышл о Строеве, - перебил его летчик. - Об испыттеле Строеве я много хорошего слышл. Только вот не думл, что это с он ткое выкинул.

- Подождите, - укзл Пвел. - Это не все... - Он н секунду зпнулся, сообржя, стоит ли продолжть, но тут же решил, что стоит.

- Вы, должно быть, помните, кк несколько лет нзд среди торосов и трещин Берингов моря сел тяжелый смолет? Сел, чтобы подобрть пссжиров с потерпевшего врию ИЛ-14... Ну д, тот смый случй. Вертолет или "Аннушки", или вообще чего-нибудь менее громоздкого поблизости не было, счет шел н минуты. Когд мшин, подобрв людей, был уже в воздухе, лед, н который они сдились, треснул... Тк вот, это летчик Строев. И возможно, ему з это тоже было внушение... А что ксется Большого тетр - не зню. В конце концов, н Внуковском эродроме куд легче, н льдине.

- Уж это точно, - скзл пилот. - Только откуд вм все это известно?

- Сын Строев был ншим другом. прошлом году он тоже пытлся посдить мшину в очень трудных условиях. В почти ндежных условиях. Но не смог. И вот... теперь его нет.

- "Аннушк"? - спросил пилот.

- "Аннушк".

- Н Зеленой косе?

- Тм...

- Тесен мир. Я и не знл, что это молодой Строев. Погиб он геройски. М-д... А я вот свое отлетл. Цветы теперь рзводить буду. Или еще что-нибудь. Дочку змуж отдю... Он допил пиво, поднялся. Его собеседник тоже встл.

- Ну, счстливой дороги, - скзл пилот. - Приятно было поговорить. - И посмотрел н Пвл. Потом н Олег. - Приятно было поговорить, - повторил он. - Только н лед в Беринговом море сдился не летчик Строев. Тм сел мой стрый товрищ. Но пусть будет тк, кк вы говорите. В конце концов, прво н легенду ндо зрботть. Это трудное прво.

Они нпрвились к выходу. У смой двери пилот остновился, пошрил в крмнх, потом подошел к музыкльному ящику и сунул в прорезь монету. Ящик зигрл полонез Огинского. Пилот постоял минуту, поднял в знк прощния руку и вышел.

Веньк тоже любил этот полонез. И злился, когд его нзывли сентиментльным. "Просто мы очень любим рядиться в тогу эдкого рционлизм, - говорил он, - и если, не дй бог, человеку взгрустнется от музыки или от кртин Левитн, то он см стршно пугется, потому в нш век, видите ли, некоторые считют признком недостточно сильного хрктер.

- Слышишь? - скзл Олег. - Это кк пмять о Веньке. Он хотел, чтобы в его честь в тундре сложили песню... Может быть, мы и услышим ее.

- Д, - скзл Пвел. - Только я не услышу.

- Ты не услышишь, - соглсился Олег. - В Ленингрде у тебя будут другие зботы, куд мсштбней здешних. И другие имен будут. Другие люди вокруг. Ты уже не услышишь.

Ну вот, - подумл Пвел. - Это должно было случиться. Кк ни крепился Олег, кк ни стрлся кзться бесстрстным и все понимющим, он все-тки не выдержл. Дл понять, что я не просто уезжю. Что я уезжю из их мир. Из их жизни. Из ншей общей жизни, и все, что теперь будет совершться здесь, меня уже не коснется.

Нет, он никогд не нзовет меня дезертиром. Он просто скжет, что "ветер по-рзному дует в нш прус", кк говорил когд-то Веньк, скжет, что рньше я любил крутую волну и соленые брызги в лицо, любил идти против ветр, теперь устл, присмирел и пустил лодку по ветру.

Он скжет тк или почти тк.

Хорошо, пусть говорит. Но снчл скжу я.

Я устл. Я просто по-человечески устл. Дороги, которые я прошел вместе с вми, с тобой и с Венькой, с кпитном Вргом, - дороги эти всегд во мне, но теперь мне уже просто трудно шгть по ним...

Ты помнишь, Олег, кк несколько лет нзд прилетел к нм в тундру московский фотокорреспондент? Кк лчно светились его глз при виде ярнг и оленей? Ему нужен был шмн, хоть смый звлящий; ему нужны были птичьи бзры и непролзные топи, в которых тонули бульдозеры, ему нужен был шторм и северное сияние. Он был очень жден до всего этого.

И он скзл тебе: "Пожлуйст, будьте добры, покжите здесь что-нибудь смое змечтельное". Помнишь? И помнишь, что ты ему ответил? Ты скзл: "Я дв месяц не был в бне, у меня вся шея в чириях, я пропх потом и дымом, и вм скжу, что смое змечтельное в мире - это внн, это белый телефон н ночном столике, вечерняя Москв и зпх духов любимой женщины. И чтобы не было кочек, был сфльт..."

Вот тк ты ему скзл. Только грубее.

Теперь скжу я. Меня ждет женщин, которую я... Н которой я собирюсь жениться. Меня ждет отец, с которым я не виделся очень долго. И меня ждет рбот, интересня и нужня рбот. Ты слышишь, Олег?..

Пвел произнес про себя весь этот длинный и нпыщенный монолог и вдруг спохвтился, что не Олегу, себе он говорит все это. Себя убеждет и опрвдывет.

Олегу ничего ткого говорить не ндо, потому что Олег это Олег...

И все-тки, должно быть, по инерции, он откшлялся и скзл:

- Вот что, Олег. Двй, чтобы не было недоговоренности. Чтобы все стло н место.

- Не стоит! - Олег положил ему руку н плечо. - Не стоит, стрин. Я все понимю. И зню все, что ты скжешь.. Восемь лет прожито рядом. - Он с трудом улыбнулся. - Я только хочу скзть, что плохо тебе будет. Очень плохо тебе будет без нс...

... - Плохо тебе здесь' будет, - скзл Веньк. - Ох, плохо! Ты где прктику проходил? В Кзхстне? Это где жрко, д? Здесь холодно. Здесь консервы кушют и пьют чистый спирт. Ты пил когд-нибудь чистый спирт?

- Нет, - скзл Пвел. - Я никогд не пил чистый спирт. И ты не пил, стрый северный волк. Зто в чемодне у меня три бнки клубничного вренья, и я не боюсь признться, что люблю вренье и не люблю водку.

Он открыл чемодн.

- И еще я могу признться, что прочитл всего Джек Лондон, и поэтому теоретически умею рзводить костер н снегу. А прктически мы будем учиться делть это вместе.

- Брво, - скзл Олег. - Перестрелк зкончен, и счет пок ничейный. Теперь ндо чем-то открыть вренье.

...Это было восемь лет нзд. Они сидели в комнте общежития, куд их временно поселили, пили чй, нещдно дымили и присмтривлись друг к другу.

Вот уже целые сутки жили они н берегу окен. Под окнми грызлись обшрпнные собки, те смые знменитые псы, н которых человечество испокон веков покоряет Север, только н этот рз приехл н собкх не отвжный полярник, счетовод из соседнего колхоз, и вместо кольт к поясу у него приторочен кожня сумк с нклдными н цемент и гвозди.

Полярный круг проходил где-то рядом. В окн был виден белоснежный нст, тянувшийся к смому полюсу, и в рнних зимних сумеркх мерцли огни крошечного поселк, куд они приехли не в гости и не в комндировку.

Они уже побывли н сопке, с которой, по словм строжилов, в хорошую погоду виден чужой берег. Познкомились с официнткми в столовой. Дли домой телегрммы и теперь рспковывли вещи.

О! Это было тихое, но впечтляющее зрелище! Должно быть, не многие из их бывших товрищей по курсу могли бы открыть чемодны и рзвязть рюкзки, в которых лежли ткие простые вроде бы вещи, исполненные большого Северного смысл.

Тут были склдные ножи с десяткми лезвий и обычные охотничьи ножи с мссивными рукояткми, рзобрнные и тщтельно смзнные двустволки (у Олег - бельгийский брунинг); теплые носки - вязные и меховые, гусиное сло для рстирния обмороженных чстей тел, тблетки сухого спирт, плиточный чй и чй бйховый; крошечные (во особому зкзу) походные примусы, диметилфтлт, фотоппрты с нборми оптики, термосы и специльные плоские фляжки, изогнутые тким обрзом, чтобы их было удобно носить в зднем крмне меховых брюк.

Все продумно, взвешено, почерпнуто из богтой прктики полярных исследовний. Без излишеств и пижонств.

Д и сми они были серьезными, деловыми людьми: пор бы уже, не мльчики, взрослые специлисты, которым доверено покорять Север.

Веньк был откровенно крсив. Он сидел в небрежной позе слегк уствшего человек, и кждое его слово, жест, мнер курить и прихлебывть чй говорили о том, что уж он-то хорошо знет, зчем прилетел в этот длекий крй и что собирется здесь делть.

- Я слышл, н Чукотке летет один прень, не помню его фмилии. Летет клссно. Но хорошо летть - это, в конце концов, нш профессионльный долг. З это пмятники не ствят. А вот о нем чукчи сложили песню; исполняют в его честь тнец. Это уже ндо зрботть.

Он нлил себе еще сткн чю.

- Тк вот, я тоже хочу, чтобы обо мне сложили песню.

- А ты честолюбив, - скзл Пвел.

- Конечно... Рзве это плохо?

- Это хорошо, - серьезно скзл Олег. - Я тоже честолюбив. Только петь обо мне не обязтельно. Я перед собой честолюбив. Н глубине души.

- Зстенчивое тщеслвие, - буркнул Пвел. Олег рссмеялся:

- Ты, я смотрю, язвительного склд человек. Ну, если проще говорить, мне вжен см обрз жизни. Вот я сижу в Москве, н Второй Песчной улице, н пятом этже, слышу, кк у сосед орет стереофонический проигрывтель, и мне делется очень не по себе. Почему? Д потому, что в это время шерп Тенцинг крбкется н Эверест, Хейердл плывет себе н плоту, Луи Бмбр переплывет Атлнтику в трехметровой лодке...

- ... стрик Френсис Чечестер см королев Англии посвящет в рыцри! - торжественно добвляет Веня.

- Что? Ах, ну д... Только ты ничего не понял. Мне не нужны плодисменты. Я себе см плодировть буду. Я хочу узнть, могу я или не могу зствить себя жить н пределе? Могу я, скжем, в одиночку сплвиться по Индигирке или еще по ккой-нибудь реке, по которой в одиночку сплвляться не рекомендуется. Вот тогд, если окжется, что я все это могу, тогд я себе и поплодирую. Н глубине души... Что, не понятно?

- Нет, почему же... - скзл Веня. - Я понимю. Все мы ищем свою Большую реку, кждый хочет знть, н что он способен... Пвел, нпример, я вижу, способен всю бнку съесть и дже о последствиях не думет.

- Ну вот видите, бед ккя, - пробормотл Пвел, облизывя вымзнные вреньем - Мне дже кк-то неудобно перед вми, того, что я вренье люблю, я еще и не честолюбивый.

- Ты рискуешь прожить скучную жизнь, - веско скзл Олег.

- Нет, я не рискую. Мне еще никогд не было скучно. А если уж зшел рзговор о том, кто зчем сюд приехл, то я приехл эму, что мне везде интересно. А особенно где я не был.

Он чуточку помолчл, посмотрел н ребят и простодушно добвил:

- А кроме того, меня сюд рспределили, См-то я не очень рвлся. Но вы не думйте, я - с вми. У вс честолюбие, у вс великие идеи - познть смих себя, и мне это подходит. Глядишь, см тким стну. Буду себе плодировть н глубине души и ждть, когд обо мне песни сочинять нчнут.

- Укусил! - рсхохотлся Веня. - Ну, укусил!.. Лдно, будем считть, что из нс может получиться неплохое трио, или, говоря интеллигентно, творческое содружество смелых и энергичных людей, готовящихся покорить Чукотку. По-моему, у нс есть для этого днные...

Уступя нстойчивой просьбе трех молодых специлистов, коменднт поселил их в небольшом деревянном домике, который тут почему-то нзывлся "блком". Они нскоро зделли щели, нсобирли в поселке всякой мебели, и Олег, открывя н новоселье бутылку шмпнского, произнес тост:

- Мы будем с Пвлом рыться в земле, ты, Веньк, будешь прить в небе... Я не очень вычурно говорю? Тк вот, мы будем кждый зняты своей рботой, но мы - вместе! А это большя сил - геолог, геофизик и пилот! Соединение стихий, обрзно говоря... Что, меня опять знесло? Это все шмпнское виновто, больше не буду. Просто я хочу всех нс. предупредить вот о чем. Север коврен. И не лютыми морозми, при которых, кк повествует фольклор, змерзют н лету птицы, не цингой, от которой мы, слв богу, двно избвлены зботми нших фрмцевтов и снбженцев, - Север коврен своими экзотическими миржми. Д не уподобимся мы тем мльчикм; которые, однжды побывв в море н увеселительной прогулке, потом всю жизнь носят мичмнку с крбом! Вы меня поняли, смелые, энергичные

- Ты, должно быть, хорошо выступл н семинрх, - скзл Пвел, который хоть и прочел всего Джек Лондон, еще не нучился тк вот лихо говорить о Севере и о своем к нему отношении. - Но тем не менее Мы тебя поняли. Ккие могут быть миржи и прочее в нш-то рционльный век? Содвинем боклы - и з рботу!..

Двно это было. Очень двно. Восемь лет нзд. Они еще не знли тогд, что, ккой бы рционльный век ни стоял н дворе, кждый, кто впервые попдет н Север, - если он не вполне зконченный сухрь, - непременно должен переболеть и ромнтикой, и экзотикой, и розовой чйкой, и многим, многим другим.

Еще бы... Чукотк. Остров Серых Гусей и остров Врнгеля. Соленый зпх моря и пыльный зпх прочитнных книг, со стрниц которых вошли в твою жизнь седые кресты нд могилми тех, кто пришел сюд до тебя. А сегодня ты можешь потрогть эти кресты рукми. И положить н стол кусок изъеденного морем шпнгоут - обломок неизвестно чьей судьбы, выброшенной н берег окен.

Никуд от этого не денешься. Не делись и они. Сегодня можно лишь; со снисходительной улыбкой многоопытного человек вспомнить, во что превртили они н первых порх свое многострдльное жилище! Кк только' не нзывли его! Бунгло, шлш, гсиенд. Н нестрогных доскх громоздились череп моржей с устршющими клыкми, вместо тбуреток стояли позвонки китов величиной с хороший полковой брбн, по углм в зрнее продумнном беспорядке были свлены весл, крбины, спиннинги, ккие-то полусгнившие доски, которые, по словм знющих людей, то ли были выломны когд-то из огрды кзчьего острог, то ли имели еще более тинственное происхождение.

А сми они дже дом ходили в штнх из лхтк, перектывли во рту из угл в угол короткие морские трубки и питлись большей чстью строгниной из нельмы и оленины.

Ну и, конечно, стены всего дом от потолк до пол были увешны кртми с обознчением мршрутов, в которых они еще не бывли...

Мльчишки, мльчишки... Кк им хотелось быть серьезными и кк не хотелось взрослеть!

А пок проходили годы. Облетел мишур. Ребячье озорство и позерство превртились у них в глубокую и нежную привязнность друг к другу, к своей рботе, из которой они уже "е делли скзку и не фотогрфировлись среди ледяных торосов. Они не ходили в меховых унтх, если можно было в них Не ходить, не вешли нд кровтями крбины. Они хорошо жили тм...

В тридцть лет у Веньки от глз побежли первые морщинки, у Олег торжественно выдернули седой волос. Он отмхнулся и скзл, что седым никогд не будет, потому что рньше полысеет. Это у них семейное. Но гены подвели, что-то не срботло в ппрте нследственности, и сейчс он сидит перед Пвлом с широкой седой прядью через всю голову. И морщины у глз. И Сын у него, скоро три год будет.

"И у меня, тоже, - подумл Пвел. - У меня тоже, нверное, скоро будет сын. Или дочк. Из Ттьяны должн получиться хорошя мть. Недром Веньк говорил, что у нее есть один бесспорный тлнт - быть женой и мтерью".

Он предствил ее сейчс в пушистом хлте с рспущенными волосми, всю ткую домшнюю, что ему тоже сделлось очень тепло и по домшнему уютно.

Тньк. Тнюш... Откуд ты взялсь? Д ниоткуд. Был и был все это время рядом, потом окзлось, что тк ндо.

- Ты любишь меня? - спршивл он, и он лсково говорил:

- Ну конечно, люблю, глупенькя ты моя. А кк же инче?

- И я тебя тоже, - спокойно говорил он. - Я тебя тоже люблю.

Тня рботл в их же экспедиции. Они познкомились пять лет нзд, долгое время были хорошими приятелями, ходили в кино или сидели в библиотеке - Тня готовил диссертцию. Потом пили у нее чй, ужинли иногд все вместе, с Олегом и Венькой, потом с женой Олег и Венькиной невестой, и Пвел сейчс не помнит, когд он впервые поглдил его по волосм, он поцеловл ее, просто тк, в ответ н милую ее лску. И после этого тоже ничего не изменилось. Им было хорошо вместе. Спокойно и хорошо. Они не очень скучли друг без друг, но рдовлись встрече, и со временем кк-то получилось тк, что Пвел привык постоянно чувствовть рядом с собой хорошего, доброго и нужного ему человек.

Он знл о ней все, и он тоже знл все про него; у них были одинковые вкусы - об терпеть не могли блет и любили живопись, ктлись н лыжх и читли фнтстику.

Он знл, что всего лишь привязн к ней, но это его не смущло.

- Ты любишь меня? - привычно спршивл он.

- Люблю, конечно...

А что, по-своему он прв. В конце концов, кк он успел зметить, все то, что мы нзывем любовью, длится шесть месяцев до свдьбы и шесть месяцев после, потом нчинется Нормльня жизнь. Почему бы не перейти прямо к ней, опустив этот год з нендобностью? Никто не спорит, приятно тскть цветочки и лепетть что-нибудь ткое, и носить н рукх, но одним годом можно пожертвовть. Для себя пожертвовть...

- Может, тебе ткя и нужн, - говорил Олег. - Может и нет...

Кто ему нужен, покзли годы пять лет вместе, это лучшя стрховк от всяких неожиднностей, не придется через год собирть н рзвод деньги и сетовть, что не сошлись хрктерми и нет общих интересов.

- Двй поженимся, - скзл однжды Пвел. - Чего тянуть?

- Ну вот еще... Зчем нм сейчс это? Для порядк, чтобы соседи не косились? Тк я не боюсь... Поженимся, конечно, что нм еще делть? Только снчл я диссертцию зщищу.

- Ты очень умня, - соглсился он, - И очень все хорошо понимешь. Будь по-твоему,

Куд действительно спешить? Потом он уехл в Ленингрд, стл кндидтом нук, выменял однокомнтную квртиру н двухкомнтную - это тоже ндо уметь - и, между прочим, договорилсь о его переводе в нучно-исследовтельский институт редких метллов и золот.

"Н все и про все дю тебе полгод, - писл он. - Хвтит, чтобы и н рботе все устроить, и с Чукоткой попрощться, н рыблку съездить, побывть н мысе Кюэль, у колокол, в последний рз дернуть з истлевшую веревку и послушть его медный бс. Ты ведь, я зню, обязтельно будешь тм.

Хвтит времени привыкнуть к мысли, что подвляющее большинство советских грждн живут много южнее Полярного круг и им от этого не хуже... А детям, особенно новорожденным, н Севере не хвтет кислород. Я првильно говорю? Ты ведь зхочешь быть любящим отцом?"

Все првильно, Тнюш. Кислород, должно быть, действительно мло. Првд, у Олег пцн вымхл здоровенный, со спины щеки видть, ни рзу не чихнул, но это ни о чем не говорит. Олегу во всем везет.

А про колокол ты могл бы и не писть... Пвел вспомнил, кк это было. Стрые лоции говорили, что н песчной косе у мыс Кюэль с конц прошлого век висит згдочный колокол бртьев Сиверцевых. Он облдл удивительно густым бсом, тйн его зключлсь в том, что появился он н мяке неизвестно кк, в одну ночь. Утром служитель вышел и обомлел: под свежесрубленной треногой висел медный колокол...

Лоций ребят не .читли, но кпитн Врг вспомнил, что д; действительно колокол был, имел изрядный голос, потом куд-то сгинул: может, треснул, может, его переплвили н дверные ручки.

Однжды, когд они еще спли, пришл Ндя, дочь кпитн, и прямо с порог, не рздевшись и не поздороввшись, скзл:

- Ребят, я ншл его! Он совсем рядом. З миглкой, у строго мяк.

Они шли туд целый чс, по колено провлись в рыхлый, только что выпвший снег, поднялись н гряду мыс Кюэль, серое зкрыввшее с вечер небо, исчезло, стл зеленой, кк трв, и по ней, кк по трве, побежли, обгоняя друг друг, темные полосы. Скл у выход из бухты с одной стороны злел, с другой покрылсь белыми, изморозь, пятнми. Хлынуло солнце.

- Милое дело быть здесь художником, - скзл Олег. - Пиши кк хочешь, все рвно не поверит...

Колокол висел н деревянной треноге и был тким же древним, кк все вокруг, кк эти целые сопки, от которых нчинлсь тундр. Олег дернул з истлевшую веревку, и колокол отозвлся густым медным ревом.

- Жив курилк, - скзл Пвел. - Ну-к... Тут что-то нписно.

Они протерли зеленую медь и прочли: "Отлит в 1860 году н зводе бртьев Сиверцевых из меди, прилежно собрнной женми и вдовми моряков. Пусть сей колокол вселяет уверенность в блгополучном исходе дел, будит в сердцх ндежду, поминет -почивших без времени".

Олег, кк всегд в минуты рздумий, долго шмыгл носом.

- Знятня штук. Сентиментльня, я бы скзл...

Потом они пошли к Ттьяне. Он приготовил обед и несколько рз принимлсь подогревть его, кш пригорел, кофе по недосмотру вскипел, и теперь ндо было врить новый, не пить же всякую бурду. Все это ее рсстроило. Тня был человеком воспитнным и поэтому встретил гостей приветливо. Он зствил их отряхнуться, вывернуть носки, полные снег и смотрел н ребят с понимющей мудростью взрослого человек.

- Я куплю вм оловянных солдтиков, - скзл он, подтиря з ними пол. - Или волшебную лмпу Алддин. Будете пить кофе и придумывть себе чудес, В тепле, по крйней мере. Нсморк не схвтите. Потом, уже з обедом, скзл, с улыбкой:

- Чего же вы рньше молчли? Я про этот колокол вот уже год зню. Между прочим, цветной метлл. Можно сдть в утильсырье. Спсибо скжут.

Ндя отложил ложку.

- Змолчи! - скзл он. - Ты... думешь что говоришь? Эту медь собирли жены моряков, чтобы их мужья не пдли духом. Я не позволю тебе, трогть его...

И посмотрел н Ттьяну тк, что Веня ткнул ее под столом ногой.

- Мльчики, - скзл он, - я понимю, медь нужн для процветния метллургии. Цветной метллургии. Можно, кроме того, сдть в музей. Но пусть этот колокол, этот медный стрж, предупреждвший когд-то моряков об опсности, пусть он и сегодня послужит нм...

Веня нлил себе рюмку водки, поднял ее, посмотрел н свет и серьезно добвил:

- Пусть и сегодня гремит иногд нд побережьем его голос. Но не бейте в священную медь по пустякм. Если у кого-нибудь сддут нервы, если кто-нибудь зскорбит душой, изверится, устнет, если кому-нибудь просто стнет плохо и он готов будет поверить, что это нвсегд, - пусть он придет к ншему колоколу, н этот обрыв, где нчинется тундр; пусть послушет, один, только рз, его мудрый голос и пусть знет, что в эту минуту мы все вместе. Только не бейте в его медную грудь без толку...

- Д будет тк, кк ты скзл, - торжественно проговорил Олег. - Потом он обернулся к Нде: - А ты отныне нрекешься хрнительницей мяк, Глвным инспектором колокол.

Ндя серьезня девочк. Он скзл:

- Я соглсн...

- ...Рейс трист восемндцтый, просят пройти н посдку.

Олег проводил его до турникет.

- Ну, вот и все. Лети, стрин.

- Лечу... Ты дрес помнишь?

- Зписн, кк же...

Они постояли еще минуту. Потом неумело, впервые обнялись, и Пвел пошел по бетонным плитм. Он шел не оглядывясь, зня, что Олег все еще смотрит) ему вслед.

"Плохо тебе будет без нс..."

...Земля уходил вниз. Через пятндцть чсов он прилетит в Москву. Видишь, кк все просто.

Он поудобней уселся и стл думть о том, что Ттьян, нверное, уже зкончил ремонт, что-нибудь нмудрил у него в кбинете, мебели понтолкл столько, что не повернешься - он половину выкинет. Но все рвно приятно - в хлопотх Ттьян, в ожиднии. Это ей идет...

Его рзбудил телефонный звонок.

3

- Д, - скзл Пвел.- Доброе утро.., Ах, это ты. Извини, Алексей, не узнл. Здрвствуй. Еду. Прямо сейчс, ндевю штны и еду. Здержлся, говоришь? Ну бывет. Я только вернулся из деревни, вчер ночью... Жди, в общем.

Пвел положил трубку, подумл о том, что сегодня впервые з восемь лет он говорит по телефону, не вылезя из-под одеял, еще рз потянулся и хотел было идти н кухню делть зрядку, но зсмеялся и снов подумл, что рз ему звонят прямо в постель, то уже, конечно, не утро и можно один рз плюнуть н зрядку и душ.

Комнт был злит солнцем: оно струилось в рспхнутые нстежь окн вместе с ветром и звукми московских улиц. Кончлся вгуст. Кончлось лето, и телефонный звонок нпомнил ему, что пор нконец принимться з дело.

Вчер звонил Ттьян, руглсь, дже всплкнул, кжется, в трубку. Он прв, нельзя же целый месяц торчть в Москве и не выбрться хотя бы н пру дней в Ленингрд, Это эгоизм. И потом, ей просто нужн помощь - он, в конце концов, женщин, ей трудно уговорить слесря поствить рковину по-человечески, они все пьяницы, эти слесри.

Вот тк он ему скзл. И еще добвил, что если уж очень соскучился по своим московским друзьям, если ему необходимо торчть в глухой деревне и ловить тм рков, то пусть ловит, бог с ним, но мог бы выбрть время и зйти к Рогозину в министерство. Можно подумть, что это Рогозину нужно нзнчение, не ему...

"В мире есть один человек, который всегд прв, - с удовольствием подумл Пвел. - Это Тньк. Звтр же поеду. Возьму сейчс в министерстве бумгу - и с приветом! Буду гулять по Невскому. Ох-ох-ох! Не верится дже..."

- Ты уже проснулся, голубчик? - спросил, во входя в комнту, отец. Поздрвляю тебя... И возьми, пожлуйст, это мой тебе подрок. Ко времени, думю. - Он нгнулся, поцеловл сын в лоб и положил н одеяло кожную ппку с моногрммой.

- Вот ведь оно кк, - рстерянно скзл Пвел. - Я совсем збыл, просто вылетело из головы... Спсибо. Это, что же, выходит, мне уже тридцть три год? А ты не нпутл, пп?

- Ты родился ночью, - скзл отец. - Почему-то все дети рождются ночью. Д. Ну что тебе пожелть? - Он посмотрел н сын, слегк нклонил голову и спросил: - Может быть, мы это нмного отметим, ?

- Неси, - соглсился Пвел. - Я сейчс...

Пок он одевлся, отец принес из холодильник бутылку коньяку, лимон, кусок сыр и две крошечные серебряные стопки. Они чокнулись, выпили, и отец, убрв поднос, скзл:

- Когд ты родился, мне тоже было тридцть три год. Я считю, что треть век - чем-то знментельный возрст.

- Точно, - скзл Пвел. - Знментельный. И удчливый. Мне только что звонил Алексей Рогозин, мой школьный товрищ. Он теперь в министерстве. Прикз о нзнчении подписн. Ты улвливешь суть? Тридцть три год. Отец преподносит ппку для бумг, товрищ из министерств - нзнчение в Ленингрд. Буду я теперь специлистом по Северо-Востоку и буду рй в месяц приезжть к тебе н коньяк. А? Ты доволен?

- Я доволен сынок. Очень доволен. А теперь двй пить кофе.

Они позвтркли молч. Потом кто-то позвонил, отец вышел и вернулся с письмом, - - Тебе, - скзл он.

Пвел вскрыл конверт.

"..Я получил вшу открытку, дорогой Пвел Петрович, и очень сожлею, что вы нс не зстли. Мы с дочерью отдыхли в снтории. Приезжйте. Ндо ли говорить, с кким нетерпением я буду вс ждть. Всякя весть о моем сыне мне очень дорог. Вш Лидия Алексеевн".

- Кто это? - спросил отец,

- Это мть моего друг, я рсскзывл тебе... Ну, что ж, пп, я, пожлуй, поеду. Мне ндо побывть з городом. Ты рзрешишь взять мшину?

- Конечно, бери. Он зпрвлен.

В министерстве было прохлдно и гулко. Пвел шел по коридорм, встречл стрых приятелей, кивл головой, и ему уже не хотелось, кк прежде, отыскивть среди них северян и долго выспршивть, что и кк. Теперь это вроде бы ни к чему.

Алексей Николевич Рогозин, полярник, тк скзть, де-юре, мудрый, и респектбельный, срзу же ухвтил суть вопрос и, кк всегд, срзу его сформулировл.

- Хвтит, - скзл он. - Я понимю, поездил, поколобродил, ндо и кирпичи уклдывть, - и подмигнул, хорошо подмигнул, понимюще. - Семью ндо устривть, Детишек зводить, костюм пор н плечики решть, не тк, шляй-вляй... К тридцти годм, мой друг, окислительные процессы в оргнизме зтухют, человек достигет состояния динмического рвновесия; отдч должн быть рвн поступлению... Словом, Питер?

- Питер, стрин.

- Зметно.

- И свдьб через неделю.

- Скжи пожлуйст! И у меня звтр свдьб. Слушй, по строй дружбе двй ко мне! Гульнем, ? С рзмхом, по-северному...

- Это мы умеем; - перебил Пвел. - Гулять по-северному, рботть по-мтериковски... - И тут же осек себя: - Спсибо, Леш, не выйдет. Звтр уезжю. Но мысленно с вми.

- Жль, стрин. Ну, ничего. Поезжй. А к концу год вызовем тебя н коллегию.

...Выехв н Белорусское шоссе, Пвел облегченно вздохнул: он уствл от трмвев светофоров, от лезущих под колес струшек. Сидеть з рулем в Москве двно стло не отдыхом, потной рботой, Москв утомлял его, зто вырввшись з город, Пвел вел мшину тк, что стрелк его спидометр всегд кчлсь у ст километров. Он любил пригород. Но не сегодня, потому что сегодня он ехл прогулку, и ехть ему было трудно.

Он не умел утешть, не умел говорить слов, которые ндо говорить,: потому что тк принято, и, понимя, что ехть он должен, зрнее боялся этой встречи... Веня погиб год нзд. З время боль в сердце мтери не утихл. Он, конечно, будет просить его снов рсскзть о сыне, о последних его днях и минутх, но это не тк стршно, кк если бы ему пришлось идти к ней срзу...

Все это верно, но говорить о Веньке, рсскзывть о нем можно было только тк, чтобы Веньк кк бы присутствовл рядом, инче получится не то. Получится рсскз о подвиге герое, о человеке, одержимом своей рботой. Все это было. Но есть и другой Веньк, живший с рзмхом, шумно и торопливо. И вот и-то и должен он рсскзть мтери...

В университетском дворе опдли листья. Было тепло и ясно, все-тки не лето, и никуд от этого не денешься. И тени блеклые, и воздух словно бы рзбвлен, и выржения лиц у подруг, хотя они и смеются, осенние: все очень хорошо, но все это скоро кончится... Ломоносов стоит нхохлившись: ему теперь большую чсть дня приходится стоять в тени...

- Может быть, в Сокольники? - предложил кто-то.

"Смешно, - подумл Нин. - Можно пойти в кино. Можно поехть н теплоходе до Астрхни. А дльше? Зчем мы собрлись здесь? Очень нм весело? Нм не весело. Очень мы нужны друг другу? Не очень. Трдиция. Пять лет писли друг другу шпрглки, теперь по шпрглке проводим вечер встречи бывших выпускников биофк..."

А что, девчт, может, в "Блчуг"? У нс ведь сегодня не просто встреч, мы сдвигем ряды, нс стновится меньше. Пропьем Нинку? Ну, прво же, пропьем? А звтр... Звтр будет поздно! Д, звтр узы Гименея... Они крепки! Никких ресторнов, никких вольностей. Отбивные котлеты мужу будет жрить.

И срзу все стло н место, стло весело, дружно и спокойно, потому что ншлсь готовя тем, и уже не ндо было лениво вспоминть, кто, когд и сколько рз сыплся н зоологии и ккое было плтье н одной из подруг, когд ее случйно зсняли в кинохронику... Девчт пострлись, чтобы русло рзговор не иссякло. Куд они едут в свдебное путешествие? Ах д, Нин уже говорил... Отдельня квртир? Прекрсное. Ты, конечно, счстлив? Хотя, господи, ну кто же здет ткие вопросы перед свдьбой. Алексей, нверное, в бегх, кольц обручльные ищет?..

- Тк, знчит, в "Блчуг"? - воспользовлсь пузой одн из подруг.

- Простите, девочки, - рзвел рукми Нин уже целиком в роли невесты. - Я бы с удовольствием, но вы же понимете...

Подруги смотрели н нее рдостно-сочувственно и кивли головми, кк это делют всегд подруги невест.

- Ты поезжй, Нинок... Будь счстлив!

Потом он шл по улице Горького. Ей ндо было к Белорусскому вокзлу: мм уже вернулсь, конечно, и Алексей тоже скоро приедет, Но он проходил остновку з остновкой, у кино н площди Пушкин купил себе эскимо и пошл еще неторопливей. Новое плтье цвет бнновой кожуры и большя, плетення из соломы сумк попеременно отржлись во всех витринх...

Сейчс ей положено думть о жизни. О будущем и нстоящем. Тк положено. Тк ндо... И не думть о том, что витрины кк зеркл: очень удобно ходить по городу и постоянно видеть себя с ног до головы...

В жизни бывют события, о которых говорят, что они глвные. Считется, что между ними лежт рзновеликие по времени и содержнию периоды жизни. А у нее? У нее, кк у всех, тоже были ткие события. Первый день в школе, ттестт, совершеннолетие, диплом. Первя зрплт. Теперь будет змужество, ребенок, потом зщит диссертции, пенсия, серебряня свдьб...

Что еще бывет в жизни? Творчество? Д, конечно.. У избрнных. У смертных бывет рбот. Хорошя, честня, трудня. И ожидние, то, что нчинется в Детстве. Оно просыпется в детстве, когд ты с любопытством открывешь дверь в другую комнту, открывешь книгу. Потом оно стновится постоянным.

Еще бывет любовь. Но, может быть, любовь не глвное событие?

Нин остновилсь у витрины рыбного мгзин. Было очень интересно видеть свое отржение в темном большом квриуме, смотреть, кк вдоль тебя рстут водоросли, поперек плвют, рзные рыбы, кк из зеленой сонной тишины этого квриум тебе улыбется рстеряння руслк. У руслок тоже не было любви. Плесклись себе в лунном серебре, нгом попдлись в сети...

"Ты счстлив? Алексей нверное, ищет обручльные кольц?" Д, он ищет кольц, А я счстлив...

В электричке Нин не стл проходить в вгон: был суббот, люди ехли с покупкми, со сверткми, цеплялись друг з друг, здесь в тмбуре можно стоять и смотреть в окно.

Вот уже много лет он живет н дче, в небольшом бревенчтом доме, купленном отцом еще перед войной. И все эти годы около был Алексей, упорно топтл гзоны и клумбы под окнми, ждл у клитки, водил в кино, был бесконечно внимтельным и добрым. Он ктл ее н лодке, он сидел и смотрел мимо него... Смотрел н другого, н того, кто двно жил в ее вообржении: в белой рубшке с короткими руквми, темноволосый, згорелый, чем-то похожий н индейц... Он сидел и улыблся ей, когд он говорил: "Ну вот, ты снов пришел.

Сегодня ты не ткой, кк вчер, но это моя вин. Я просто тебя еще не придумл до конц..."

А нпротив сидел Алексей.

- Ты любишь меня? - спршивл он его.

- Люблю... Ты же знешь.

- Это хорошо... Хорошо, когд тебя любят.

И все. Он тк ни рзу и не спросил: "А ты?" Должно быть, просто боялся услышть, что "нет, не люблю, но ты подожди, кто знет..."

Потом он уехл. Дв год писл ей письм. А он вечерми сидел одн в сду или н вернде в кчлке, и ей по-прежнему улыблся ее двний знкомый, тот смый, которого он выдумл еще в детстве, ее принц н белом коне, кк скзл бы язвительный Веньк...

И он ждл его, верил - вот сейчс, сегодня, через год он придет к ней или приедет, или он встретит его в метро - он обязтельно будет, не может не быть, потому что он любит его...

Глупя, глупя... Ты ведь земной человек с горячей кровью и сильными рукми, ты учишь детей и читешь умные книги. Ты ведь знешь, что любить ндо рельность, днную нм в ощущении.

Рельностью был Алексей. Его и ндо любить.

A еще у нее был Веньк. Он быстро вырос и быстро улетел. Он тк и не смог взять ее с собой.

В детстве он иногд подтрунивл нд ней, говорил, что у нее слишком крсивые глз, это бнльно - иметь сестру с крсивыми глзми, тем более, что в них нет ничего, кроме ожидния мнны небесной.

- . Вся жизнь - ожидние счстья, - серьезно отвечл Нин.

- Ты хочешь скзть - борьб з счстье, - попрвлял Веня. - Или не тк?

Нин читл стихи:

Простор огромных входов для вс.

Ждите у бронзы, у плоских пнелей.

Ждите - и скрипнут дверные петли.

- Скрипнут? - переспршивл Веня. - В смысле - врт судьбы откроются? Ну что ж, может и тк. Только ведь тм есть и ткие строки:

Простор огромных морей для вс.

Вств н грнитный грпун утес,

Ждите в соленых брызгх и пене.

Вот тк ндо ждть, голуб моя душ, в брызгх и пене... И ндо уметь видеть. И слышть. Человек, который в ркушке видит только перлмутровую пуговицу, - трудный человек. А тот, кто слышит в ней только шум морской волны, тот по-моему, еще трудней... Ндо быть сложным, жить просто. Любить трудности, жить легко...

Жить легко... Эх ты, Веньк, рыцрь мечты! Жить легко - это, по-твоему, знчило жить тк, чтобы некогд было остновиться и отдышться, все время спешить - вдруг что-то не успеешь. И жить просто тоже в твоем понимнии ознчло делть то, что ты обязн делть в жизни: ты обязв был летть, и ты летл. Ты обязн был быть честным и мужественным, и ты был тким...

Ты смеялся ндо мной, см постоянно был в ожиднии, говорил, что лучший день тот, что еще не прожит, лучшие дороги те, что еще предстоит пройти. И рзве не ты поселил во мне веру в то, что человек просто не имеет прв жить тускло и скучно, ото дня ко дню. "Д, конечно, жизнь - это форм существовния белковых тел, - соглшлся ты, - но ведь и меб - тоже жизнь...

Абы ккой жизни ты не хотел. Помнишь?.. Нет, это лучше не вспоминть, хотя теперь уже до конц дней будет слышться ей т звонкя тишин, что нступил вдруг н летном поле Тушинского эродром, когд у смой земли , погс пршют Вени; будет слышться его шепот: "Не бед, сестренк, перезимуем, ты лучше посмотри, чтобы мть Не перепугли", - и ее собственный крик, от которого он зхлебнулсь и оглохл; будут видеться ей глз хирург, обещвшего, что до утр Веня не умрет, может быть, протянет еще сутки или двое... После того кк Веня прошел комиссию и его вернули в училище, после того кк врчи решили, что произошло чудо, он скзл ей однжды - это было в Крыму, в крошечном ресторне н горе, - он скзл ей тогд, что пусть кто угодно считет его выздоровление подрком судьбы, он-то, знет, что чудес не бывет. Это чудо сотворил он.' Своей верой в него.

- Мы об должны прожить очень хорошую жизнь, - скзл он ей. Понимешь? Хорошую. Должны быть счстливы. Это обязтельно. Но это трудно... Видишь... - Он поднял голову и в упор досмотрел н солнце. Зрчки его стли совсем мленькими.

Он испуглсь:

- Перестнь! Нельзя же тк... Ты испортишь глз.

- Нет, не испорчу. Я двно приучю себя смотреть н солнце. Это нужно летчику. И это кждому человеку. Тк же, кк умение идти против ветр, плыть против течения.

И еще он скзл тогд:

- Я хочу, чтобы человек, которого ты полюбишь мог бы стть моим другом. Инче мне, будет обидно. Ну, это просто тк, конечно.

После смерти Веки Он жил словно в вкууме. Слишком многое в жизни, в прошлом и будущем, было связно у нее с бртом, и то, что он, вопреки всему н свете, летл нд океном, писл ей смешные, веселые письм, звл н птичьи бзры Зеленой косы, и н мыс Кюэль, где висел их колокол; то, что по-прежнему искл живого ихтиозвр и не боялся смотреть н солнце, и дже то, что он любил Ндю, - все эго было для нее кк бы грнтией того, они ничего не придумли, все действительно сбудется, тк же, кк сбылось у Веньки, и очень скоро, может быть, звтр...

Теперь ничего этого нет. Нступил девльвция Пустот... А может быть - отрезвление Детские скзки, девичий бред? Ну сколько же можно, действительно, слышть в морской ркушке, в куске известняк, шум лзурного моря?

Все живут. И он тоже проживет не хуже других...

Электричк вздргивл н стрелкх, вгоны мотло из стороны в сторону. Нин збилсь в угол тмбур, смотрел в окно, думл. Ей трудно сегодня.

...Дв год нзд у них тоже был вечер речи. Они собрлись у Мяковского, дв фкультет, биофк и геологи, было много людей, были посторонние, они держлись поодль. Позже всех пришел бородтый геолог. Он только, что вернулся с Север, где рботл вместе Алексеем, и девчт повисли н нем, зтормошили, зтуркли вопросми.

Тихо, - скзл бородч. - Потом. Я привез сюд голос вшего товрищ. Минуту. Он сел н грнитную тумбу у пмятник и положил н колени порттивный мгнитофон. Внутри что-то збулькло, зверещло, послышлся кшель, потом удивительно близкий совсем не искженный голос Алексея словно перенес их всех з тысячи километров, н берег крохотной речушки в поселок из пяти домов... Нин все это знл н нмять: он в кждом письме рсскзывл ей, кк он добрлся, сколько в поселке собк и ккие цветы рстут н топком вязком болоте... Он знл и помнил это, но вместе со всеми, поддвшись неведомой силе дльних дорог и голос, пришедшего с этих дорог, стоял и боялсь дышть... Их окружли стрые и молодые, те, что пришли н встречу или просто, кк всегд, к Мяковскому, и те, и что проходили мимо, стояли и слушли...

И вдруг, н минуту смолкнув, он громко позвл: "Нин! Ты здесь? Ты слышишь меня? Конечно, слышишь! Я хочу, чтобы ты знл и помнил кждый день и кждую минуту, что я живу с, тобой, где бы мы ни были, ты и я; чтобы ты снов, кк рньше спршивл меня: "Любишь?" - и слышл бы; "Люблю!" Я хочу, чтобы весь мир знл об этом." Возьми эту пленку себе. Ты понял? Возьми и слушй. Кждый день".

Минуту было тихо.

- Возьми, - скзл бородч и протянул ей кртонный пкетик с пленкой. Возьми. Это твое.

Он говорил еще что-то, но он уже ничего не слышл, кроме биения сердц... Он бежл домой, н вокзл, н дчу, туд, где еще не стерлись следы Алексея; он повторял его слов и стрлсь удержть, в пмяти его голос... Боже, ккя он в смом деле телк! Рзве ткя любовь - любовь через годы, через тысячи километров, - рзве ткя любовь не священн! И рзве н нее можно не ответить?.. Он остновилсь, словно нткнулсь н что-то. - Можно н нее не ответить? - медленно переспросил он себя. Можно. Можно позволить любить себя. И он сделет это. Сделет; Потому что хвтит збивть себе голову скзкми. Он словно шрхнулсь в сторону. Мстил себе з годы сентиментльного бред, всяческой чепухи, ткой нивно-детской, что если бы рсскзть обо всем подругм, они подняли бы ее н смех.

Рньше он избегл веселых зстолий е вином и тнцми: ей было тоскливо сидеть и слушть умную чушь и бстрктные некдоты. Ловить н себе откровенные взгляды, чувствовть, кк во время тнцев руки пртнер крсноречиво говорят о его желниях. Он не был хнжой. Просто ей было противно.

Теперь он все чще и охотней принимл приглшения. И хотя ей по-прежнему было скверно от этих компний и руки квлеров не сделлись деликтней, он ловил себя н мысли, что ей любопытны эти люди.

Кк любят они? И любят ли? И обязтельно ли это? Вот т миля девочк с фрфоровым личиком - у нее муж, спокойный тихий интеллигент, кжется, физик. Он ведь с ним счстлив, првд? Или не очень, если вот уже который рз Нин видит ее с чернявым хлыщом из Мосэстрды... Или это одно другому не мешет?..

А Рит?

С Ритой они вместе росли. В школе он дже пытлсь отбить у Нины Алексея. Трезвя ткя был девочк, деловя. Знл много умных слов и нзывл Нину человеком созерцтельным. "Человек- - см кузнец своего счстья", - любил он повторять. Потом вышл змуж. Подруги ей звидовли, потому что муж действительно был очень хороший человек, добрый, честный, пользовлся увжением.

"И я его очень увжю, - скзл он Нине з несколько дней до свдьбы. Доверие, общность интересов и увжение - именно в этом я вижу злог счстливой супружеской жизни".

А про любовь ни слов. Потому что деловя. А я человек созерцтельный.

Ритк, должно быть, действительно счстлив. Грустной я ее не видел.

...Алексей вернулся год нзд. Все было ясно, но он решил сделть формльное предложение и сделл его в тот же день в сду, н лвочке, под стрым кленом. Нин сидел и ждл, когд он зговорит, но эт лвочк и этот клен почему-то рздржли ее. Алексей скзл все, что ндо было скзть, хорошо скзл, с чувством, с волнением, зверил, что любовь его прочн и глубок, проверен временем, поэтому ндежн.

Мм уже несколько рз выходил н вернду, нверное, сейчс нзовет пить чй, и ндо ему ответить, что все ясно, они поженятся, когд он зхочет, но вместо этого он зчем-то спросил:

- А тм для меня есть место?

- Ну еще бы! Рзве ты не знешь? Я уже договорился, будешь рботть в соседнем институте.

- Глупый! Я не об этом. - Он ткнул пльцем ему в грудь. - Вот здесь, для меня много мест?

Он обнял ее и скзл уже почти спокойно:

- Ты знешь, кк я торопил время? Я без тебя не жил, просто существовл во времени и прострнстве. Знешь, есть ткя философскя ктегория?

- Д, дорогой, зню... Есть ткя ктегория. Пойдем пить чй.

Свдьбу, однко, решили отложить. Нин не совсем здоров. Д и стоит подождть, пок Алексея утвердят в министерстве.

Некуд действительно торопиться?

Год между тем прошел. Н звтр нзнчен свдьб...

Нин смотрел в окно. Думл. И чуть не проехли остновку.

Было душно, кблуки вязли в сфльте, нд головой гремели железом мосты, и поезд не успевли привозить и увозить огромные толпы людей, которые здесь были уже не москвичми, но еще и не дчникми. Только теперь он зметил, что серые коробки домов, шедшие плотным строем с ближйшей стнции, уже пришли и сомкнулись вокруг поселк, и теперь отсюд ничего, кроме них, не видно; не рзглядеть ни дч, ни лес...

Ей н минуту сделлось грустно, но тут же он улыбнулсь толстому рстерянному полковнику, у которого обе руки были зняты кулькми с яблокми; один кулек порвлся, и яблоки стли пдть. Нин подобрл их, положил в кулек, полковник блгодрно кивнул, ей было весело смотреть, кк он сдувет со лб кпельки пот...

Он долго шл по улице, одн сторон которой был зстроен корпусми с блконми, другя еще лишь нмечлсь трншеями фундментов, потом свернул н ллею, в конце которой у их дчи стоял чья-то приблудившяся "Волг", и почти столкнулсь с человеком в шляпе. Он вышел из Ритиной клитки, см Рит стол у збор и смотрел ему вслед.

- Зйди, - скзл Рит, - сто лет не виделись.

Они виделись кждый день, но Нин все рвно зшл, потому что ее дом был уже рядом, уже ничего не придумешь, не стнешь в очередь з квсом, чтобы оттянуть время. Он не торопилсь в дом, где сегодня утром поствили тесто н свдебный пирог, и не хотел думть, почему он не торопилсь...

- Стрховой гент, что ли? - Нин кивнул в сторону клитки, через которую вышел мужчин. - Вид у него ткой.

- Ккой?

- Нстойчивый.

- Все они... нстойчивые. Поклонник. Из Серпухов ездит, не ленится. С мужем вместе рботет, знет, когд его нет дом.

- Вид у него скучный.

- Ну и черт с ним,

- А чего не прогонишь?

- Не прогоню почему? А зчем?

Он теребил сктерть и смотрел н Нину вызывюще и пришибленно, и в то же время Нин чувствовл, что он вот-вот рзревется. Ткой он ее никогд не видел.

- Ритк, что с тобой?

- Д тк... Что тебе объяснять, ты и тк все знешь. Этого выгоню, будет другой, третий. Кто-нибудь будет, если в доме пусто... Черт с ним, не обрщй внимния, я ведь всегд был нервня особ - Он пытлсь улыбнуться, но слезы текли по щекм, вымывя светлые бороздки.

"Нервной ты, положим, стл совсем недвно", - подумл Нин, вслух скзл:

- Перестнь реветь, то ресницы потекут. Выдумывешь ты все.

- Выдумывю. Только и остлось... Тебе хорошо. Хотя тебе тоже не хорошо... Ты знешь, Нин, ты иди, пожлуй, то я сейчс могу что-нибудь не то скзть... Муж у меня, семья, счстья полон дом, см выковл, я же кузнец своему счстью... Чепух, Нинок, не слушй. Обзводись и ты семьей, пок Лешк не передумл. Хотя теперь не успеет. Только... - Он вытерл глз и кк-то жестко добвил - Только не удивляйся, если и тебе через год стнет все рвно с кем целовться... Идем я тебя провожу. Не слушй глупую ббу, вечером приду. Ребят уложу и приду...

Небольшой деревянный дом почти целиком скрывлся з густо рзросшейся сиренью, и только кусок островерхой крыши с здиристым петухом н коньке высовывлся из-з зелени. Пвел остновил мшину. Лидия Алексеевн встретил его у клитки, срзу почему-то узнл, обнял, несколько секунд постоял молч, потом скзл:

- Ну вот... А я дочку вышл встретить... Проходите, Пвел Петрович, проходите, Ниночк сейчс придет. Вы - смелее, собки у нс нет.

Он отворил клитку, и Пвлу пришлось идти з ней, слегк нклонив голову, потому кустрник рос неухоженный, буйный, почти смыклся нд головой. Дорожки были посыпны желтым песком, и это был, пожлуй, единствення днь добропорядочному ведению хозяйств. Не было ни гмк, ни бочки с водой, ни столик, н котором вечерми пьют чй и игрют в крты. Зто был большя клумб и гзон возле вернды; и клумб и гзон были несообрзными, дикими, рзбитыми вопреки всякому сдоводству, но н них было много цветов.

- Вы рзрешите мне нзывть вс по имени, д? Я ведь и вм мм. Вы посидите, я сейчс, быстро. У меня уже все готово. Он ушл в дом и тут же вернулсь с подносом н котором были и сухри, и вренье, и сливки.

- Ну вот. Попьем чйку. У нс здесь тихо, и город близко. А я, грешным делом, горожнк, никк не могу привыкнуть. Все зросло, зпущено, везде крпив. Дочь знят, ее рбот, я последнее время все больше е живу, среди людей.

Он говорил неторопливо, спокойно, зпинясь, и Пвел подумл, что это у них, нверное, в роду, потому что Веня тоже зпинлся. Он был похож н мть: те же удлиненные, приподнятые к переносице глз, те же резко очерченные губы, тот же слегк

восточный овл лиц.

Он говорил, рсскзывл Пвлу о себе, о дочери, он все не мог зговорить о ее сыне, хотя видел, что он ждет этого. Ему нужно было нйти в этом доме что-нибудь от Вени, он еще рз оглядел комнту, но ничего не ншел, не увидел, все было спокойно... И он скзл слов, которых больше всего боялся:

- Веня погиб кк герой.

Это был првд. Но не это было вжно сейчс. Просто это были не те слов, они повисли в воздухе, чужие и никчемные... И вдруг в смом углу комнты, нд дивном, он увидел Венькину кврель. По голубым волнм бежл яхт.

- Мы хотели построить яхту, - скзл он.

- Простите... что? Ах, ну д, конечно, яхту, - он улыбнулсь тк молодо, что Пвел не поверил. - Веня, првд, не умел строить яхты, но почему бы и нет, если ндо?

- И еще мы хотели обогнуть Чукотку.

- Ну д... И хотели приплыть в Бискйский злив. Я все зню о нем - что было, и что могло бы быть. Ведь он пришел к вм отсюд, Пш, и рядом со мной стл тем, кем был... Я почти не плкл, и не потому, что выплкл все, просто... Ну вот, кжется, я сейчс поплчу немного, хотя я всегд говорил, что о нем нельзя плкть. Не обрщйте внимния, Пш, рсскзывйте.

И он рсскзл ей о том, кк ее сын мог ухживть срзу з тремя девицми и тремя змужними женщинми, кк мог он хвстть, совершть поступки вроде бы нелепые, которые потом оборчивлись смыслом, кк он летл, любил, дружил, спл н одной ноге, писл мтери длинные нежные письм и никогд не успевл отпрвлять их; он рсскзывл ей о Вене, который был отчянным фнтзером и мог крснеть, кк гимнзистк, о Вене, в котором соединялось много неожиднного, но все было его, Венино.

- Я вм сейчс его покжу, - скзл Лидия Алексеевн. - Хотите? У меня ведь много его снимков - и детских, и с Чукотки.

Он принесл тяжелый плюшевый льбом, и Пвел приготовился улыбнуться при виде мленького Веньки н деревянной лошдке или с букврем в рукх, но н первой стрнице встретил Веню в кбине большого двухместного плнер; "фонрь" еще не был здвинут, и Пвел рзглядел чье-то очень знкомое девичье лицо. Ну д, конечно, это жe...

- Простите, это... вш дочь, д? - спросил Пвел, досдуя, что не помнит ее имя.

- Д, это Нин. Первый рз летят. Он ведь тоже когд-то в плнерной школе был, з Веней потянулсь. Совсем еще девчонк... А звтр змуж выходит, - неожиднно добвил Лидия Алексеевн. - Вот тк все и получется... Еще чшечку выпьете? Я сейчс...

Лидия Алексеевн вышл поствить чйник. Пвлу почему-то стло неприятно от ее последних слов, от того, что в этом доме выходят змуж. Тк и есть. Пмять о сыне вытесняется зботми о дочери, о том, чтобы ей было спокойно и хорошо...

Пор ехть. У него сегодня последний вечер, ндо порньше вернуться, поужинть, позвонить Тнюше и лечь спть, потому что звтр нчнутся будни. А Веньки больше нет. Уже двно нет. И пусть кврельные яхты остнутся детям... Лидия Алексеевн, должно быть, зметил ккую-то перемену в нстроении Пвл, потому что окзл:

- Я, Пшеньк, не думл, что спрвлюсь. Срзу, знете, все нвлилось. Муж у меня от рк умер. Потом Вени не стло. Но годы идут. И, если хотите, лечт: Д... - Он рсствил посуду н столе. - Что-то Ниночк здерживется.

- А я уже пришл! Это чья ткя роскошня мшин возле клитки?

- О господи, кк ты меня нпугл! - Лидия Алексеевн поднялсь нвстречу дочери. - А где же Алексей?

- Приедет позже, к вечеру. Здумл, видишь ли, мльчишник устроить. С холостяцким житьем прощться будет. Друзей нзвл полон дом... А у нс гости?

- Д, д. Это Пвел Петрович. От Вени. Помнишь, он писл нм? Познкомься пожлуйст.

- Скжите... - нчл было Нин и змолчл. Пвел подумл, что он, должно быть, никк не может сообрзить, о чем говорить с этим незнкомым человеком, что скзть, скзть что-нибудь ндо, особенно если он приехл из тех крев, где жил и погиб Веня.

Молчние зтянулись.

- Вы рзрешите зкурить?

- Конечно.

- Вы хотели о чем-то спросить, Нин?

- Д, хотел. Скжите, вы долго ехли к нм?

- Не очень. Минут сорок, нверное.

- Я не о том... А рньше? Вы собирлись к нм рньше?

Пвел слегк рстерялся.

- Пожлуй... Дв год нзд я был в отпуске, Веня просил меня зйти к вм, но знете, кк-то все не успел.

- А до этого? Рньше?

- Д нет... Не собирлся вроде.

И снов в комнте молчние. Звон ложек в сткнх... Эт девочк, тк громко вбежвшя сюд с улицы, - это он принесл тишину? Он поднял голову и встретился взглядом с Ниной. Он смотрел н него нстойчиво, в упор, и он увидел в ее глзх вопрос, недоумение, испуг, еще что-то - он не понял всего, не рзобрл, он просто физически ощутил н себе ее взгляд и отвел, глз.

- Ну, что это, Нин, ты человеку срзу допрос устроил, - улыбнулсь Лидия Алексеевн. - Нельзя же тк.

- Нет, почему же, - пожл плечми Пвел. - Все верно. Мог бы и рньше приехть.

Он снов посмотрел н Нину. Он не отводил глз. Вот тк же смотрели Веня. В упор. Не мигя. Он дже н солнце смотрел не мигя.

- Это не допрос, - тихо скзл Нин. - Вы првы, нужно было приехть рньше.

Он поднялсь и вышл.

- Господи, что это с ней? - Збеспокоилсь Лидия Алексеевн. Нервничет. Перемен в жизни.

...Нин стоял в соседней комнте, прижвшись лбом к стеклу, и стрлсь унять дрожь. Что он думет, этот Пвел Петрович. Откуд ему знть, что я чуть было не скзл: "Ну вот ты и пришел. Никуд от меня не делся. Я знл, что тк будет, всегд знл, думл дже, что это будет сегодня. Только я не знл, что ты придешь от Веньки... А ты пришел. Очень вовремя пришел. И очень поздно".

Он еще постоял немного, вытерл глз, потому что в них что-то зщипло, и вышл н вернду.

- Вы извините, - бодро скзл он, усживясь з стол, - в электричке ткя духотищ, что-то с головой... Уже прошло... Скжите, Пвел Петрович, вы ведь летли с Веней, д?

- Летл.

- Вы его близкий друг? Смый близкий?

- Д, - скзл "Пвел. - Я его близкий друг.

- Веня писл мне.

Лидия Алексеевн вздохнул.

...Пвел пил уже, нверное, пятую чшку и собирлся пить еще. Он сидел в плетеном кресле, курил, слушл рсскз Лидии Алексеевны о поездке н курорт, смотрел н Нину, которя тоже рсскзывл что-то не очень знчительное, просто сидел и слушл и, откровенно говоря, хотел слушть, дльше... И все потому, что пришл эт взблмошня девчонк, что-то тм ткое нпутл, зкидл нелепыми вопросми, см, должно быть, перепуглсь. И теперь вот стло, кк после грозы, спокойно и не очень...

В этом увиделось ему что-то Веньнино: вот тк же пришел он восемь лет нзд в их общежитие, поствил чемодн, огляделся, скзл что-то незнчительное, сейчс и не вспомнишь что, и в комнте сделлось по-другому. Светлее, или, может быть просторнее?..

Пвел всегд терялся, когд хотел определить, что же умея привносить Веньк в рзмеренную повседневность их жизни? Пожлуй, вот это необъяснимое ожидние. А что может случиться? Рзве что дождь пойдет...

- Хотите, покжу вм нш сд? - спросил Нин, когд нступил пуз. Вы можете нрвть цветов. Вм... есть кому рвть цветы?

- Есть. Но мне, к сожлению, пор ехть.

- Может быть, вы остнетесь, Пшеньк скзл Лидия Алексеевн. Побудьте вечер, к Нине придут друзья. Познкомитесь с Алексеем.

- Меня ждет отец.

- Д, ну тогд конечно... В следующий рз, хорошо? Кстти, я тоже поеду, Нинок, я все сделл, что ндо, звтр ты мне позвонишь и мы договоримся... Вы ведь подвезете меня, Пвел Петрович?

- С удовольствием.

- Тк я сейчс. Я только соберу кое-что. А вш отец... Он что, живет совсем один? - спросил Нин, когд, Лидия Алексеевн вышл.

- Д, совсем один.

- А кто у него убирет?

- Никто. См убирет. Д он бы и не пустил бы никого, - улыбнулся Пвел. - См ходит с метелкой и стряхивет пыль со своих сокровищ.

- У него что, книги?

Пвел кивнул:

- Книги... А сегодня мне скзли, что н Кировской видели юбилейное издние Пушкин. Ну, Пушкин не злежится. Продли, нверное.

- Что-нибудь еще нйду.

- Можно ехть, - скзл Лидия Алексеевн. - Я готов. Ты, Нинок, позвони мне звтр порньше.

- Хорошо... Подождите! Пвел Петрович, знете что? Возьмите меня с собой, я очень ходить по букинистм. У меня хороший вкус, честное слово. Мы обязтельно что-нибудь выберем вшему отцу.

- Сумсшедшя, - зволновлсь Лидия Алексеевн. - И куд ты поедешь? Ведь Алексей скоро должен быть, опоздешь.

- Не опоздю, - скзл Нин. - Куд мне теперь опздывть?

Он был уже в мшине.

- Вы ведь не против, Пвел Петрович?

- Нет, - скзл он. - Я не против.

"

6

...Пушкин к сожлению продн. - вежливый сухонький стричок в брхтной кцевейке сочувственно кивл головой. Д-д, я понимю, но н него всегд ткой спрос. - Тем более редкий, уникльный льбом.

- Ну вот, - вздохнул Нин. - Я же говорил.

Вид у нее был ткой удрученно-обиженный, что Пвел улыбнулся: смотри-к ты, он и впрямь огорчен, что отец остнется без подрк

- Ничего, - скзл он, - что-нибудь-придумем. А пок хотите, я свожу вс в кино?

- Нет.

- А в цирк?

- Не ндо. Терпеть не могу дрессировнных животных... Двйте лучше сходим н выствку, собк, это недлеко. Вы любите собк?

- Издли, - признлся Пвел. - Они меня почему-то кусют.

Выствк был в Сокольникх. Пвел сроду не видел столько собк срзу: они стояли, лежли, бегли, рвлись с поводков, рычли и повизгивли огромные волкодвы и крошечные, почти игрушечные болонки, вжные добермн-пинчеры и элегнтные колли - это был поистине демонстрция собчьей гврдии.

Нин н глзх преобрзилсь. Он стл собчницей. Фнтиком. Он уже больше ни н что не обрщл внимния, отмхнулсь, когд Пвел предложил ей мороженое; он, кзлось, вообще збыл о его существовнии, остнвливлсь возле кждого пс, зговривл с хозяевми н кком-то особом языке собководов, потом он подошл к свирепой овчрке, и Пвел зжмурился, когд Нин стл глдить эту оскленную крокодилью морду, но стршня собк вдруг мило улыбнулсь и подл Нине лпу.

"Свихнутя девчонк", - подумл Пвел, но тут же решил, что тк и должно быть, потому что Веня тоже очень любил собк, хотя в отличие от собководов-профессионлов ничего не понимл ни в родословных, ни в экстерьере, путл тксу с лягвой и дже подчеркивл, что он любитель, это знчит любить собк, не свое отношение к ним.

...Они уже прошли всю выствку. Нин подобрл под стрым кленом охпку крсных листьев, стоял, прижв их к груди, и Пвел откровенно злюбовлся ею - не женщиной с охпкой листьев и не, девочкой в коротком, словно еще школьном плтье - он вдруг увидел в ней необыкновенно точное сочетние по-детски припухлых губ и спокойных, очень внимтельных глз, рстерянности и силы; сочетние девчонки, сидящей н корточкх перед волкодвом, и взрослой женщины, в которой угдывлись прямот и решительность Веньки...

- Вы когд уезжете?

- К сожлению, звтр.

- Почему - к сожлению?

- Ну тк... не могу дже проводить вс к венцу.

- А вм бы хотелось?

- Конечно. Я никогд, не был н свдьбе.

- И я тоже... Только, знете, "проводить к венцу" звучит, кк "проводить в последний путь"..

- Првд? - смутился - Пвел. - Ну, извините. Просто я глупо скзл.

- Это я глупо услышл. Лдно, чепух. Нм еще не пор по домм, времени вон уже сколько?

- Черт с ним, со временем, не торопитесь. Я еще целых дв чс могу быть в вшем рспоряжении.

- Я не хочу н дв чс.

Он смотрел н него в упор, и Пвел, снов смешвшись, скзл:

- Вы знете, у вс редкий цвет лиц. Ткой бывет н стрых минитюрх. И еще бывет у розовых чек.

- Д-д... Вы говорите дв чс? Ну, хорошо. Двйте поедем в прк? Поктемся н чем-нибудь, н колесе, что ли. Сто лет мечтл.

- Я тоже. Едем. Предствим себе, что мы студенты, получили стипендию и гуляем. Лодк, чертово колесо, мороженое. Остльное придумем. Тк?

- Аг.

Н лодке он нтер себе Мозоли, кого-то чуть не утопил и см чуть не вылетел з борт; потом они улыблись в комнте смех, улыблись вежливо и блгопристойно до тех пор, пок Нин не превртилсь в длинную уродливую тетку без ног и с кривой шеей. Тут он не выдержл и стл хохотть тк, что н нее оглядывлись. Потом они стреляли в тире, и Пвел сдержнно бледнел, когд Нин попдл, он нет, но скоро пристрелялся и пять рз подряд зствил вертеться мельницу.

- Я еще не тк умею, - скзл он. - Двйте-к н рубль...

Потом они сидели н вернде под большим полостым зонтом, ели шшлык, про который Пвел говорил, что это не шшлык, резин, вот он готовит шшлыки - пльчики оближешь.

- Хороший стрелок и отменный повр, - рссмеялсь Нин. - Ккие еще у вс тлнты? Выклдывйте скорее, время нше истекет.

- Вы когд-нибудь ловили рков? - спросил он.

- Нет, что?

- Д вот я жлею, что не взял вс с собой в деревню. Я тм ловил рков, тк это были не рки, лнгусты. Вообще, тм все было гигнтское: лопухи, кк боббы, крпив выше збор, ну, про собк я и не говорю, собки тм...

- С теленк! - рссмеялсь Нин.

- Ну, скжем, с овцу. И еще я искл тм могилу Керн.

- Чью могилу? - - не понял Нин.

- Анны Керн. Той смой, которой Пушкин посвятил "Я помню чудное мгновенье". Првд, потом окзлось, что я ищу совсем не тм. Но я не жлею. Это было здорово.

Это было и впрвду здорово. Он долго колесил по пыльным проселкм, збирлся в черт знет ккие глухие мест, в деревушки из пяти домов, где дже колодезный журвль выглядел внушительной постройкой; ночевл в лесных сторожкх, слышл, кк кричл леший, и не удивлялся этому, потому что в той глухомни, куд зводили его лесные дороги, просто грех было не кричть лешим.

Он бродил по деревенским погостм, меж стрых, похожих н скворечники крестов с иконми и лмпдми, стоял в тишине белых церквей, в звонком золоте осени, опдвшей н могильные плиты и ему открывлсь невидння им крсот холодного синего неб, росного утр в блесткх ббьего лет, бгряного вечер, уходящего з околицу, и это пронзительное колдовство русского Север зствило его притормозить бег мшины, остновиться, чтобы выбрть в себя родниковую свежесть просторных березовых лесов, тишину полей, прощльный грчиный гомон...

И вот тогд он ощутил душевную неустроенность от того, что рядом нет ни Веньки, ни Олег, нет никого, с кем мог бы он рзделить эту неожиднно пришедшую к нему рдость, и он понял тогд, что нельзя быть с рдостью недине: ее ндо срзу же дрить кому-то...

- Д, это было здорово, - снов повторил Пвел, подумв о том, что вот Нину он бы с собой взял. Он бы понял. Он слвный человек, честное слово, он бы не удивилсь ткой блжи - ехть неизвестно иуд, искть могилу возлюбленной Пушкин. Только вот... Совсем ни к чему ресницы у нее хлопют, кк у ббочки. И вообще, спокойно дружище, спокойно. Он сестр Вени, и этим все скзно. Понял? Мысли у тебя приняли нежелтельное нпрвление. Не ндо тк.

И, словно отгоняя от себя эти мысли, он скзл:

- Жль, что я не знл вс рньше, Нин. Мы бы подружились, првд?

- Првд, - кивнул он. - Жль.

- Ну, это попрвимо. Вы не собиретесь в Ленингрд? А то приехли бы к нм зимой, н кникулы. Я ведь тоже Ленингрд почти не зню. Посмотрели бы вместе, поездили. В Крелию н лыжх можно выбрться, и это недлеко, н электричке.

- Я не приеду в Ленингрд.

- Понимю. Вы - трдиционня москвичк. Тогд двйте мхнем летом в Среднюю Азию, минретми будем любовться.

"Если он скжет еще хоть слово, я рзревусь, - подумл Нин. - Зчем ты говоришь все это? Змолчи. Неужели не видишь, что я улыбюсь, и смеюсь, и говорю что-то связное от стрх, что ты исчезнешь. Господи, зчем я поехл? Зчем все это? Я не зню, Я не могл инче. Глупя, взросля Я говорю себе трезвые слов и все рен, что звтр не нступит. То звтр, которое я себе выбрл. Которому я едлсь.

Я не хочу в Среднюю Азию, - скзл он. - Терпеть не могу жру. И вообще, нм пор домой. Я рздумл ехть в прк.

В мшине он притулилсь к дверце и зкрыл глз. Пвлу покзлось, что он здремл. Устл, должно быть, з день. Жль, что он уезжет. Ндо было бы познкомить с отцом, свозить к тетке, тм бы он увидел нстоящие цветы в кдемическом исполнении.

"Свозить, взять с собой в деревню. Что-то я не то говорю, - подумл он. - Зрпортовлся. Ншел подружку. С мужем ее н пикник Приглсишь? Он небось смотрел н меня и думл: "Ну, дурлей, чего ты меня по городу з собой тскешь? Тебе неуютно сделлось сегодня в день твоего рождения, в день исполнения желний! Ну, я при чем? Мне домой ндо, пироги к свдьбе печь..."

- Пвел, - позвл он.

- Я думл, вы уснули.

- Нет, я не сплю. Я думю. Знете, когд я сегодня подходил к дому и увидел мшину, я предствил себе, что вот ехл по дороге человек, очень торопился, тут, у ншего збор ему под колесо попл ржвый гвоздь и лопнул бллон. Человек долго руглся, потом подошел к збору...

- ...и стл кричть н хозяев, чтобы они ли где попло ржвые гвозди, докончил Пвел.

- Нет, не тк. Он посмотрел, нет ли во собки, потом прошел по ллее, пригнув голову, чтобы не выколоть глз, поднялся крыльцо, увидел меня и мму, збыл что торопится, и попросил нпоить чем.

- А потом?

- А потом не зню... Уехл, должно быть. Ехл и знл, что теперь всю жизнь будет просыпться среди ночи, смотреть в потолок и думть, что лучше бы он не поднимлся н это крыльцо. Лучше бы он проехл мимо. Он ведь и тк проехл мимо, только вот теперь просыпется по ночм и курит...

Он скзл это и зжмурилсь. Ей зхотелось домой, к мме, уткнуться в подушку и плкть. Чтобы мм успокоил ее, скзл бы, что тк нельзя. Тк не бывет. Сейчс он свернет н Белорусское шоссе...

Он искос посмотрел н Пвл. О чем он думет сейчс? Ведь он не мог не понять...

Пвел понял. Он чувствовл, кк в нем нчинет нрстть глухое рздржение. "Зчем он говорит все это: я не хочу н дв чс. Может, я тоже не хочу. Сидит и рссуждет, видите ли, вслух. О том, что мир случен, что можно проехть, пройти мимо, у смой звтр свдьб. Веньк бы ей з это всыпл. Ты не бойся, не переживй з меня. Я не буду просыпться по ночм. Сейчс я сверну н Белорусское шоссе".

И вдруг он почувствовл стрх. Смый обыкновенный стрх, что ее не будет. "Чертовщин ккя-то, - подумл он. - Еще не хвтло! Ты хоть сообржешь, кк все это выглядит? Неблговидно выглядит, мягко выржясь".

Он говорил себе все это и знл - говори не говори, отпустить ее от себя он просто не может. Это внезпное открытие удивило его. Именно удивило, потому что все другие чувств просто стушевлись перед этим непонятным ему состоянием.

И тут он вспомнил о кпитне Врге. Это же ндо! Чуть не збыл, что Алексндр Ксимович сейчс в Москве, лечит свои болячки в кком-то институте.

- Нин, - скзл он, - мы обязтельно должны побывть у кпитн Врг. Вы ведь знете, его дочь был невестой Веньки.

Нин поднял голову.

- И вы только сейчс вспомнили об этом? Теперь мы можем не успеть.

- Д плюньте вы н свои чсы! - вдруг рзозлился Пвел. - Что з дурцкя мнер, честное слово! До свдьбы еще длеко. Не помрут тм вши гости...

Пвел знл Москву, кк свою лдонь, и поэтому был обескуржен, когд, проехв улицу несколько рз туд и обртно, тк и не смог нйти нужный переулок. Н помощь приодел молчливый дворник. Он ткнул метлой куд-то в подворотню, Пвел с опской проехл под темными сводми, и они очутились в деревне... Огромный двор, скорее пустырь, сплошь зрос трвой и лопухми, меж деревьев н веревкх сушилось белье. И стоял один большой дом. Очень большой деревянный дом н кменном фундменте, еще, должно быть, уцелевший от московского пожр.

- Стрый бродяг. Он и в Москве сумел рзыскть себе жилье по вкусу. рссмеялся Пвел. - Ну-к, поднимемся по этим скрипучим ступеням.

Н двери Врг висел зписк: "Ушел н бзр. Скоро буду. Если не здержт дел".

- Лконично, - скзл Нин. - Кк вы думете, дел его здержт?

- Вряд ли. Водку он не пьет, пиво тоже.

- Ну, тогд подождем.

Они спустились во двор и сели н скмейку. К ним подошл большя дворняжк, увешння репьями, посмотрел просительно, потом улеглсь рядом и здремл.

- Пок кпитн выбирет н рынке говядину, - скзл Пвел, - я рсскжу вм о нем. Я много видел всяких моряков...

Он действительно много видел моряков, смых что ни н есть просмоленных, продубленных и прокуренных, тких, что з версту видно, - вот идет моряк божьей милостью, он сто рз тонул, выпил десять бочек рому, перелюбил всех крсвиц во всех портовых городх мир.

- Тк вот, все они слги по срвнению с Алексндром Ксимовичем Вргом. Этот милейший человек, родившийся в Твери, уже с детских лет был отмечен необычностью своей фмилии: Врг не мог стть ни птекрем, ни бухглтером, ни врчом, потому что бухглтер Врг - это одно, кпитн Врг - совсем Другое.

Не зню, из этих ли, может, из других кких сообржений, но Врг действительно стл моряком. И вот со временем под гнетом этой своей фмилии сухопутный человек, всю жизнь мечтвший рзвести где-нибудь н юге сд и виногрдник, превртился в зкоренелого морского волк. Но совсем в ином обличье: он не курил трубку, не носил бороду, не поминл всуе святую богородицу и Южный Крест, пил очень умеренно, чтобы не скзть не пил вовсе.

Зто он знл кждую мель и кждый перект (если случлось зходить в устья рек) по всему северному побережью, знл нвигцию лучше штурмн и мог собрть и рзобрть все мехнизмы н своем буксире. Одним словом, моряк универсльный, нстоящий, он скромно хвстлся тем, что ни рзу в жизни не тонул, не получл пробоин, не дрлся в портовых збегловкх и, упси боже, не видел Летучего голлндц.

Вот ткой он мужик - кпитн Врг. Одн у него слбость - суеверен и сентиментлен. В хорошем смысле. Морские трдиции чтит свято, но трижды свято чтит те, которые придумл см.

Кждый год, открывя нвигцию, он уходил к песчной косе з мысом Кюэль, ложился в дрейф и двл длинный, протяжный гудок. Н берегу из дощтого домик строй метеостнции выходили люди с крбинми и отвечли ему тройным слютом. Тогд он спускл лодку и шел к берегу.

Когд-то, очень двно, точнее, лет двдцть нзд в этих местх рзыгрлсь тргедия, подробностей которой не знет никто. Кпитн, тогд еще мехник н ктере, случйно пристл к берегу - нбрть пресной воды. Н месте нынешней метеостнции стоял тогд крохотня охотничья избушк. Это, знете, ткое хитрое сооружение - вроде бы дом и вроде бы не поймешь что: в щели кулк пролезет, крыш течет дже в ясную погоду. В тких избушкх н побережье летом обычно живут охотники-промысловики, чсто - муж и, жен.

Кпитн шел мимо и вдруг услышл писк. Открыл дверь. А тм в ящике лежит куль, шевелится и плчет...

Кк погибли родители девочки, тк и остлось згдкой. Море есть море. Кпитн привез ее в поселок и, в ожиднии, не объявятся ли родственники, (взял внеочередной отпуск: ктер кк рз поствили н ремонт.

Родственник не объявились. Кпитн в ответ н многочисленные советы отдть ее в детский дом говорил, что эту девочку подрило ему море и поэтому он должен ее вырстить... Ну это долгя история. О Нде я вм рсскжу потом, если придется.

Много лет прошло. И кждый год, в один и тот же день, кпитн стновился н рейде возле Песчной косы, спускл лодку и шел к берегу.

Немногие знли историю, о которой я рсскзл, но все знли, что тков трдиция. А кпитн в нших местх человек, о котором вы можете услышть в кждом поселке н всем тысячеверстном побережье. И его трдиции стновятся трдициями побережья.

Н метеостнции менялись смены, но, кто бы ни дежурил, в определенный день в доме нводился порядок, готовилось угощенье - кпитн любил оленью строгнину и горбушу, вымоченную в мсле. Встречли кпитн у смой кромки, цепочкой шли по тропе, выбитой в склх. Впереди бежл черный, с прозеленью от стрости пес Пирт.

Ужинли в кют-компнии. Потом долго сидели, пили чй - в этом он тоже понимл толк, нс с Венькой нучил. Обменивлись новостями з год.

И вот пять лет нзд случилось непредвиденное. Метеостнцию прикрыли. Где-то неподлеку выстроили новую, и он взял ,н себя зботы о ншей погоде. Это было, нверное, дешевле. И рзумней. А трдиции по смете не предусмотрены.

Ни я, ни Веньк, ни Олег не были тогд еще знкомы с Вргом: мы видели его в лицо, и только, он нс дже не видел.

Я помню, Веньк тогд вернулся с Врнгеля. Устлый, злой - что-то тм стряслось у них по дороге, он долго сидел н койке, потом скзл:

- Вы слышли про этот финт? Через три дня Врг прилетет из отпуск - я узнвл у ребят, - еще через день у него открытие, нвигции. Вм очень хочется увидеть, кк стрый кпитн стоит н мостике своего лихого корыт и смотрит н пустой берег? Мне не хочется это видеть. И дже предствить не хочется.

Дй телегрмму протест в Глвсевморпуть, - скзл Олег.

Твой бы остроты д к делу, - огрызнулся Веньк. - Вот что, мы будем встречть Врг н стнции. У меня неделя отгул: чсы вылетл полностью.

Ндо ли, говорить, что ребят мы были тогд шустрые, До стнции восемьдесят километров, дороги нет никкой. Точнее, дорог морем. А в море еще шевелился лед, ни лодк, ни ктер не пройдут, только ледовый буксир Врг тскет по ткой воде бржи.

- Подумешь, - скзли мы, - эк невидль.

И Веньк в тот же день договорился с друзьями-вертолетчикми. Это нрушло все првил, но инче было нельзя... "Когд нужно бывет что-то по-человечески сделть, - говорил Веньк, - то уствы молчт".

Мы вылетели з день. Нин, я доложу вм, это был рбот! Предствьте несколько комнт в которых пировли мужчины, зня, что больше никто не вернется. Предствили? Тк вот, мы все это вычистили, вымыли, порядок, от которого нм смим стло не по себе.

Ну, и, конечно, всякя ед появилсь. Строгнин, кет в мсле, чй. Инструкцию мы получили у строй смены. Дже бутылку спирт приготовили н случй, если кпитн изменит привычке.

И еще мы привезли Пирт. Он жил в поселке у сердобольного сторож. Мы рендовли его н время.

Ровно в полдень буксир был н рейде. Мы прильнули к окнм. Кпитн не торопился: должно быть, шл приборк. Потом зревел гудок, и с соседних скл сорвлись в небо чйки. Их было столько, что если бы кждому москвичу дть по птице, то хвтило бы, нверное, еще н пригород.

А дльше все шло по ритулу: мы отслютовли крбинми, кпитн ловко выбросил н берег ялик, и вот мы уже сидим в кют-компнии. Строгнин съеден, и впереди чй.

В нрушение ритул было только то, что кпитн пришел не один, с ним был Ндя. Но это опять уже другя история, скжу лишь, что именно в тот день они, и познкомились

Торжественный, в прдном кителе, в ослепительной рубшке сидит кпитн Врг. Глз его, уже выцветшие, в крсных прожилкх, сияют неподдельной рдостью: ткие молодые ребят, нш смен, тк хорошо встретили ктн.

Потом он вспоминет молодость, смотрит н глз его теплеют еще больше.

- Алексндр Ксимович, - говорит Веня. - Вот, чтобы не збыть. - И они протягивют ему блнк. Это персонльня сводк погоды н месяц. Специльно для кпитн Врг. Тк уж зведено.

Кпитн стновится серьезным. Он берет блнк, прячет его в нгрудный крмн и говорит:

- Спсибо... Сводку я получить не думл. Потом мы тк же цепочкой спусклись к морю. Впереди бежл Пирт. Ему уже трудно было бегть, но он решил, что рз все, то и он... Ткой уж сегодня день.

Кпитн отвернул голенищ спог: форм формой, но лодку-то ндо толкть. Потом обернулся к нм.

- Ну... - нчл было Веньк, но кпитн перебил его.

- Ребят, - скзл он. - Ткое дело... Вчер мне рдио дли н борт. Чтобы, мол, не огорчлся... Зкрыли стнцию, говорят. Пропди он пропдом.

Мы рстерянно молчли.

- Ндюш со мной пошл, чтобы мне не тк пусто было. А гудок я дл ну, гудок всегд двть ндо. И не поверил, когд вы стрелять стли...

И тут я увидел в его глзх слезы. Это были нстоящие слезы, Нин. Но кпитн улыблся.

- Спсибо, ребят... Теперь уже никто не зкроет ншу стнцию.

Он шгнул в лодку. Ндя минуту помедлил, обернулсь, кким-то чутьем понял, кто был во всем этом деле глвным; подошл к Веньке и поцеловл его.

- З отц, - скзл он, - и з меня...

- Я хоте л рсскзть вм про Врг, Нин. А получилось про всех нс. Потому что мы были все вместе. Почти всегд...

8

- Д, - скзл Нин. - Почти всегд. Я понимю...

В эту минуту он вместе с Веней летл нд змерзшей Чунской губой, отыскивя дорогу последнему крвну судов; низко, почти ксясь торосов, проносилсь нд ледовой трссой, по которой шли мшины, и Веня покчивл крыльями, что знчит - все хорошо, ребят, можете ехть спокойно, дорог в смый рз.

Вместе с ним по первому снегу он вывозил из тундры геологов. Они долго тскли в смолет всякий походный скрб и мешки с кмнями, дотом все вместе пили чй у последнего костр, рсскзывли друг другу свежие небылицы, и Веня обещл, что если они в будущем году не нловят хриус, Он просто не прилетит з ними.

Он стоял с ним н берегу Теплого озер и смотрел, кк из-з гряды Куэквуня восходит солнце: вод в озере густя и темня, кк мзут, вспыхивл под его лучми глубокими млиновыми бликми. Рядом стояли его друзья. Кпитн Врг. Олег и Ндя, Пвел... Они всегд были рядом. Дже тогд, когд были врозь. Потому что - инче нельзя.

Только в последний свой полет он не взял ее. Потому что тм он должен был быть один, чтобы одному рспорядиться своей жизнью... Он зкрыл лицо лдонями, боясь, что сейчс рсплчется. Пвел, должно быть, понял, прикоснулся к ее руке и тихо поглдил. Он ответил ему слбым пожтием, не ощутив его успокивющей лски, потому что все еще был длеко отсюд. Пвлу зхотелось укрыть ее пиджком, зщитить от ветр. Обнять. Сделть что-нибудь, чтобы он снов рссмеялсь, скзл бы, что вот Веньку собки не кусют, н него рычт, но ничего ткого он сделть не мог...

- Нин, - скзл он. - Не ндо... Видите, эт репчтя дворняжк уже смотрит н вс с обожнием. А кпитн, похоже, згулял.

...Они уже собрлись уходить, когд из-з угл дом покзлсь грузня фигур Врг. Кпитн тщил воську с кпустой, тяжело дышл, отдувлся. Пвел поднялся ему нвстречу.

- Бог в помощь, - скзл он. - Погодк нынче жрковт для строго полярник.

- Не говорите, - пробурчл Врг. - Нкзние одно... О, господи! Ну, слушй-к, откуд ты? Двно ждешь? А я вот... - он кивнул н воську, врчи, понимешь, кпусту жевть зствляют. Кк все рвно строго козл... Ну, чего стоим? Жрищ ткя...

Тут он увидел Нину, дотронулся рукой до фуржки.

- Здрвствуйте! Кпитн Врг.

- Алексндр Ксимович, это сестр Вени.

- Вот оно что... - Он внимтельно посмотрел н Нину. - Вы очень похожи н брт. Я рд, что вы пришли. Венимин... мог стть моим сыном. Он был очень хороший человек, Нин. - Кпитн говорил глухо, вся его грузность вдруг исчезл; Пвлу кзлось дже, что он стоит по стойке "смирно", его рспхнутый китель нглухо зстегнут. - Он был очень щедрым человеком, Нин. Душевным щедрым. Я любил его... Я собирлся не однжды нвестить вс с ммой, но мне хотелось прийти к вм здоровым. Я не люблю бывть н людях больным... Ну... Почему мы все еще стоим? Прошу ко мне!

В квртире Врг црил продумнный, рз и нвсегд устновленный беспорядок. Кипы стрых гзет лежли н продвленном дивне: Пвел знл, что Врг знимется историей русского флот. А нд большим рбочим столом висели фотогрфий Нди и Венимин. Ндя стоял н мостике отцовского буксир, щурил глз и улыблсь, Веня был зключен в овльную медную рмку.

Рядом, в тких же рмкх, Висели фотогрфии стрых друзей кпитн, погибших н войне.

- Рзговривть будем во время еды, - скзл Врг. - Поэтому ндо подть н стол. Рзносолов не ждете, но кое-что есть.

Он вынул из холодильник трелку с мочеными яблокми. Потом немного подумл к достл зпотевший грфин с водкой.

- Рзбловл вс столиц, - скзл. Пвел. - К рюмочке приклдыветесь. Мне, к сожлению, нельзя: я з рулем.

- А я тебя и не уговривю, - проворчл кпитн, - Мы выпьем с Ниной. По нперстку.

- С удовольствием, - скзл Нин. - Под строгнину, д?

- Под кпусту, - вздохнул Врг, - Тут рзве строгнину сготовишь, в эдком пекле? Вы умеете готовить слт из кпусты? С яблокми и с клюквой. И с постным мслом, конечно.

- Нверное, - скзл Нин, - Я попробую.

Врг увел ее н кухню, покзл, что к чему, потом снов вернулся в комнту. Сел нпротив Пвл.

- Ну, - спросил он, - что нового?

- Д ничего вроде.

- Кк Ттьян?

- Живет. Что с ней случится.

- И то верно. С ней ничего случиться не может, потому что он, человек не тебе чет, у нее жизнь н серьезную ноту поствлен,

- З то и ценим.

- Првильно. Вы еще себе дчу не присмотрели? Положительные северяне в вшем возрсте уже о стрости думют. Собку зведешь. Не бловств рди, чтобы соседских ребят в строгости держть. Не присмотрели?

- Нет еще, - рссмеялся Пвел. - Не присмотрели. Что-то вы сегодня меня все воспитывть взялись, н путь истины нствлять. Только у вс это подучется неуклюже, кпитн...

Они не виделись всего полгод, но сейчс говорили кк люди, рсствшиеся по крйней мере несколько лет нзд. Вспоминли смешные подробности, история, о которых н Севере не принято говорить, нстолько они в общем-то обычны и будничны. И все потому, что встретились посредине Москвы дв северянин, которым очень вдруг зхотелось домой.

- А помнишь, кк у Вени смолет рзрисовли, когд он из-з погоды н Лбзной зночевл?,

Еще бы! Я дже зню, кто это дочк Вутыльхин, Ктерин. Нписл н фюзеляже: "Веня плюс Ндя рвняется любовь". А потом кто-то еще и сердце изобрзил... Веньк целый чс тряпкой орудовл пок не отмыл.

Это я тоже помню, - скзл Нин. - Веньк писл.

Он стоял в дверях и ел кочерыжку.

- Я смотрю, Веня держл вс в курсе, - улыбнулся Врг. - Ну кк, готов ед?

- Почти... Сейчс я доем кочерыжку, потом побью кпусту с солью меж двух

трелок, он дст сок, мы его сольем, чтобы убрть горечь и вот тогд можно будет скзть, что ед готов.

- Неудобно кк-то получилось, - скзл Врг, когд Нин снов ушл н кухню. - Я ведь двно собирлся нвестить семью Вени... Ты двно с Ниной знком?

- Только сегодня познкомился.

- Тоже. Все некогд было?

Пвел поморщился.

- Алексндр Ксимович, это вм не идет, нотции читть.

- Д уж првд. Не идет. Только к Нине следовло бы поехть в первую очередь. снчл к ней, потом ко всем остльным.

"Что-то уж больно громко", - подумл Псм себе ужсясь, скзл:

- Миля девочк, кто говорит. Ноги у нее крсивые.

- Дурк ты, - тихо проговорил Врг. - У Тньки твоей ноги покрепче... Ты в бутылку не лезь, слушй. Нпомнить хочу, что мужики, нрод жилистый, н полюс летем, вргов колотим, придет глвный чс в жизни, когд не хрбрость нужн, не сил, мужество нужно смое нстоящее - тогд и выходит, что не всегд ты смый глвный... А вот эти ручки нмникюренные, они не только н фортепинх игрть могут, они и от кря могут отвести. От смого кря...

Пвел удивленно посмотрел н Врг: никогд рньше не говорил тких слов.

- Ты многого не знешь, Пвел. Д и я тоже. Веня об этом только Нде рсскзывл, упл с пршютом, когд врчи дже не скрывли, что он всю жизнь будет хромть, это в лучшем случе, в худшем - будет приковн к кровти, ты предствляешь, должно быть, ккой виделсь, ему эт колченогя жизнь, кк стршно было привыкть к мысли, что все, хн, ковыляй себе и смотри под ноги, чтобы не згреметь костылями по лестнице.

Тут, знешь, многие герои псовли... А з год перед этим отец умер, мть в больнице с сердцем лежит. Одним словом, для оптимизм поводов мло.

И вот эт девчонк, пиглиц, можно скзть, шестндцть лет едв исполнилось - он ни н шг от него не отходил, ездил с ним по курортм, по врчм, в Сртов к ккому-то знменитому профессору-костопрву одн отпрвилсь... А глвное, он зствил Веню поверить, что он будет летть. Понимешь? Своей детской верой зствил, своим недетским мужеством. Тут, Пвел, ни убвить, ни прибвить... И я свою дочь ткой же вижу. Хочу видеть.

Врг змолчл. Пвлу вспомнилсь фотогрфия Нины нд Венькиной кровтью, его слов: "Это... любовь н всю жизнь" - и то, кк яростно торговл он у знкомого охотник медвежью шкуру, потом, зплтив з нее месячным зпсом спирт, долго выколчивл н снегу, ревниво осмтривл, нет ли где злысин; кк упковывл в ящик, предврительно обернув зрнее припсенными тряпкми. И это делл Веня, который не успевл купить себе шрф или зубную щетку, для которого всякие хозяйственные зботы были пыткой...

- Вот ккие пироги, Пвел... - Врг ходил по комнте, перествляя с мест н место свои сувениры. - Вот ткя ситуция... Ты когд домой возврщешься?

Только теперь Пвел вдруг сообрзил, что Врг уже несколько месяцев н "мтерике", что он и знть не знет ни о Тнином отъезде, ни о его нзнчении в Ленингрд, и дже когд поддрзнивл его, говоря о дче и видх н будущее, имел в виду действительно будущее, которое всем им, северянм, видится где-то в длеком пенсионном возрсте.

- Когд отпуск кончется? - снов спросил Врг, но в это время Нин позвл его н кухню.

Когд отпуск кончется? - повторил про себя Пвел. - Д уже кончился. Все. Амб. Вышло время летних отпусков н шесть месяцев. Теперь будут обыкновенные, кк у всех советских служщих. И будет он по вечерм слушть сводку погоды, будет кждый рй вздргивть, когд диктор скжет, что н Чукотке оттепель, идет дождь. Если это случится весной, его приятель, пстух Эттугье, снов погонит свое стдо по обледеневшему нсту, поспешит в рспдок Эргувеем, где с осени припсены н этот случй корм. Если диктор скжет, что н Чукотке сильный ветер, переходящий в штормовой, он увидит, кк срывется с пологой сопки возле Певек сумсшедший "южк", от которого нет зщиты, кроме рзве смой простой - не выходить из дому. А если диктор... Д к черту эти метеосводки, он ими сыт, он будет теперь любовться тумнной перспективой Невского и бликми солнц н Адмирлтейской игле...

Вот только скзть об этом Вргу он не может. Никк не может. Дернуло его со своими рсспросми. Лучше бы он продолжл говорить о Нине. Ему хочется слушть эти рзговоры о Нине, ему приятно, что он тк говорит о ней...

- Посмотрим, посмотрим, что вы тут нготовили, - скзл Врг, входя вслед з Ниной в комнту. - Ну-к, Пвел, хоть ты и непьющий нынче, нлей нм по стопке.

Нин стоял в коротком фртуке, должно быть, Ндином, с зсученными руквми, и держл н вытянутых рукх поднос. Вид у нее был трогтельный и торжественный.

- Только уж не судите строго...

Пвел встл и взял у нее поднос.

Ему вдруг очень зхотелось грохнуть его об пол. Чтобы нелепым этим поступком вернуть себя к действительности. К фктм. К мшине з окном. К прикзу, что лежит у него в крмне. К звтршней Нининой свдьбе, к своей ленингрдской квртире, где ждет его выбрння им женщин, - вернуть себя ко всему этому, потому что в эту секунду, когд вошл Нин, он очень явственно предствил себе, что вот сейчс возьмет ее з руку и уведет. Совсем уведет. К себе. Уведет н глзх у Врг, и Врг не удивится.

- ...А вот когд идет горбуш где-нибудь в крохотной речке - это, это, доложу я вм, Нин, зрелище! - рсскзывл между тем Врг, потчуя Нину остткми привезенного еще с Чукотки блык. - Это непрвдоподобно. Предствьте себе...

- Кпитн, - перебил его Пвел. - Я рсскжу это Нине по дороге. Нм пор. Склянки пробили время.

Он шутливо взял под козырек.

- Ну, чепух ккя! - рзволновлся Врг. - В кои-то веки...

- Нм действительно пор, - скзл Нин. - Но я буду зходить к вм, Алексндр Ксимович. Вы позволите?

- Конечно же, Нин! А ты? - Он повернулся к Пвлу. - Ну, с тобой мы увидимся скоро. Я ведь их обмнул, ты знешь? Пенсия пенсией, но зчем же человеку умирть в этом лопушином дворе? И вот я еду обртно, буду теперь кпитном порт.

Он проводил их до мшины.

- Пвел, почему вы не скзли кпитну, что не вернетесь? - спросил Нин, когд они отъехли.

- Не успел.

- Ой, нет! Вы боитесь, что он, будет переживть? Мне кжется, он особенно не будет. Ведь он домой едет... А вм что, првд очень нужно в Ленингрд?

- То есть кк это - нужно? Ничего себе вопросик...

- Д вы же удерете! Вы приговорены к Северу, вы сми еще не понимете.

- Ниночк! - Он обернулся к ней.

- Миля вы моя девочк, вы что - нслушлись скзок? Ромнтических историй? Тк это пройдет. Звтр вы проснетесь и збудете, что он существует, этот Север, потому что хлопот у вс будет - успевй поворчивться. И все встнет н свое место. Скзки вы уберете н полку, будете жить зново.

- А вы?

- И я тоже... Тоже буду учиться что-то делть зново.

- Вм будет очень плохо без вших друзей. Ведь если...

- Послушйте, Нин! Ребят иногд ктются н трмвйной подножке, их оттуд гонят, потому что это опсно. А взрослые люди подходят к крю перрон и мучются дурью - что, если я брошусь? Тк вот этими "если" можно вымостить всю человеческую жизнь.

Он понял, что скзл грубо. И понял, что теперь уже все рвно. Они об подошли к крю перрон. Пусть он знет, что, если... если когд-нибудь он будет ей нужен, - он придет. Откуд угодно...

- Нин, - скзл он, - если когд-нибудь...

- Не ндо, Пвел! - Он взял его з руку.

- Я все понял. Вы првы. Смое глвное в жизни - соблюдть првил уличного движения, не ездить н подножкх и не подходить к крю перрон. Все верно. Остновите, пожлуйст, мы приехли. Сейчс мой поезд.

- Но... почему? Я довезу вс н мшине.

Он рстерялся. Он рстерялся, кк школьник.

- У меня еще есть время.

- А у меня нет. - Он смотрел н него спокойно и тихо. - Не ндо. Я знл, что вы приедете. И вы приехли. Это хорошо. А лучше уже не будет... Нельзя ведь, чтобы было совсем хорошо. Првд?

Он зтерялсь в толпе. Мленький плюшевый зяц, Тнькин подрок, кчлся нд ветровым стеклом. Ткой жизнердостный зйчик... Простой и понятный, кк все, что было у них с Ттьяной. Глвное - не ошибиться; глвное - нверняк; пусть без черемухи, зто уж и без неожиднностей.

Рзве он думл когд-то, рзве знл, что можно вот тк сидеть, прижвшись лбом к стеклу, и видеть, кк солнце путется в светлой копне волос, кк вопросительно и тревожно смотрят н тебя глз, полные ожидния. Рзве верил, что можно кким-то непонятным ему чувством вот и сейчс еще помнить н своей руке прикосновение ее пльцев.

Мотор тихо урчл. Пвел откинулся н сидение и зкрыл н минуту глз. Потом рзверзнул мшину и кинул ее вниз по Сдовой, где-то что-то нрушил, потому что постовой зсвистел змхл ему вслед...

9

- Ты знешь, для чего существует ночь"?

- Нет...

- Эх ты! Ночь - это кк знвес. Ведь неудобно перествлять декорции у всех н виду. В тетре гсят свет, если ндо, чтобы никто не видел. Понимешь? Ночью природ что-нибудь доделывет, перествляет, чинит... Мы обязтельно будем обходить нш остров кждое утро. Пошли! Смотри - сегодня утром был генерльня уборк.

Был дождь, - скзл Лешк и н всякий посмотрел н свои новые туфли. Всю ночь спть не двл, собк. Брбнил и брбнил... Куд пойдем? Эти... плесы, что ли, обходить?

- Ты помнишь, кк нзывлся нш остров

- Ого! А кто придумл? Остров Влм. У тебя по геогрфии пятерк?

- Пятерк, конечно. Моряк должен знть геогрфию знешь кк? Спросят тебя ночью, где нходится Антрктид? Срзу ответь. Или кк проехть кртчйшим путем из Ленингрд Астрхнь? По Мринской системе... Мне мичмнку отец подрил.

- А у меня тройк, - вздохнул Нин. - Лдно, выучу... Пойдем, мне кжется, сегодня н дльний плес прилетели флминго.

- Кто прилетел?

- Розовые флминго. Их тк много, что будто усыпно розовыми листьями, кувшинки, и тм, где мелко, сквозь воду видны перлмутровые ркушки.

Лешк вздохнул.

- Не могут здесь быть флминго. Если то это Влм, т н Лдожском озере, тм климт холодный. Вот кувшинки есть. И ркушки тоже.

Дурк, - скзл Нин. - А еще мичмнку купили. Влм придумть можно, флминго нельзя? Идем! Зсучи штны...

Лешк покорно шел. У него был нстоящий ремень, и мичмнк, и пятерки по и он знл, где Козерог, где Гончие псы, но всегд покорно соглшлся с соседской девчонкой и шел н "дльние плесы" смотреть флминго и перлмутровые ркушки... Господи, когд это было? И было ли?

Через чс Алексей Рогозин приедет сюд кк жених, звтр стнет ее мужем. Несостоявшийся моряк. Почему его не взяли. Или он см передумл? Уже не помню... Зто он быстро нучился злезть в спльный мешок без помощи рук и ругл всех негеологов смыми последними словми.

Розовые флминго ему и впрямь не пригодились...

В сду было темно, деревья кзлись черными. Нин посмотрел, н чсы: сейчс придет электричк. Приедет Алексей, привезет кучу нроду, стнет шумно и тесно. Алексей примется врить кртошку и рсскзывть, что н Севере он н вес золот, все остльные будут шуметь. Шуму от них всегд много. Потом нпротив погснут окн: это знчит, что соседк уложил детей и сейчс придет пить чй.

Все идет по рсписнию, все рз и нвсегд уедено - вовремя приходят поезд, вовремя гснут окн, и Рит всякий рз, когд приходит к ним пить чй, приносит с собой сдобный хворост", который он печет по рецепту, доствшемуся еще от ббушки.

Сегодня у Врг ей покзлось, что он, словно мльчик из рсскз Уэллс, открыл неведомую дверь в стене и попл в волшебную лвку. Тм не было волшебных товров, тм был просто иной мир, иной воздух: тот мир, в котором жили Веньк, и Пвел, кпитн Врг, и воздух, которым они дышли.

Теперь, сколько бы времени ни прошло, кк бы ни сложилсь ее жизнь, он всегд будет вспоминть этот долгий, долгий день и будет знть, что, если бы его не было, судьб поступил бы с ней неспрведливо...

У клитки послышлись голос. "Ну, вечерок предстоит веселый, подумл Нин, рзговоров будет до утр..." Он уствл от этих сборищ, но бог с ним, все чем-то зполнятся время. До звтр. Скорее бы, что ли, звтр...

Алексей вышел н вернду, зжег свет.

- Чего впотьмх сидишь?

- Д тк. Скжи, Леш, ты видел розовых чек? '

- Видел.

- Ккие они?

- Ну, розовые. Несъедобные.

- У них ткой цвет лиц, кк у меня?

- Чего?!

- Ничего. Вспомнил Веньку.

- М-д... Не дожил, бедняг.

- До чего не дожил? До ншей с тобой свдьбы, что ли? Тк он и до своей не дожил! Алексей посмотрел н нее испугнно.

- Нинок, ты что? Я понимю. Ты устл, не ндо. Я говорил с Лидией Алексеевной, он не скзл, что был человек от Вени. Это, конечно, тяжело. Снов пережить все...

- Ничего, Леш. Пойдем. Гости...

Он подошел к ней, положил руки н плечи. Обнял. Он зжмурилсь. Он почувствовл вдруг, кк по телу пошли муршки. Вчер этого не было... А звтр... Звтр он будет его женой.

- Пусти, Леш, не ндо. Люди...

"Звтр он будет моим мужем. Он порядочный, не кк другие. Он не торопил меня, не пользовлся случем - упси боже! Он деликтен до мозг костей, и я не помню, чтобы он хоть рз посмотрел н меня с откровенным желнием... А ведь он меня любит. Это бесспорно, Я не зню, не помню, не видел рядом ткой любви, ткой зботливой, смоотверженной... Он целовл меня в шею, в губы - осторожно и бережно, кк цветок. Вот он ккой, мой Алексей..."

Н кухне колдовл Рит.

- Слушй, где у тебя мйонез? Нет? Ну вот, могл бы и скзть. Без мйонез ккой к черту слт... Я сейчс домой сбегю.

- Куриц, - скзл Алексей. - Квочк. Помешлсь н своих слтх.

Потом, кк всегд, был умный рзговор. И, кк всегд, умнее всех говорил Алексей:

- Это неверня, вредня концепция. Мы знем, что мир нш сегодня рционлен, и мы должны быть деловыми людьми, я подчеркивю - деловыми, инче будет бнкротство. Экономическое и, если хотите, морльное.

Я понимю, ромнтик, донкихоты, мушкетеры и все ткое прочее - это очень доброе и светлое детство человечеств, и тогд, в детстве, можно было себе это позволить. А сейчс нельзя позволять врврски использовть время, врврски, в первую очередь, использовть человек.

У меня сегодня прень один был в министерстве, ох ккой героический мужик, прямо носом пхл, только бы куд потрудней д подльше. А время подошло - и хвтит. Просится обртно. И я его понимю, потому что он тлнтливый геолог, потенцильный ученый. Тк кк же мы его можем использовть по мелочм? И он тоже понял, что нельзя. Вот говорят: ушел н теплое местечко. Н редкость мещнские суждения! Д н этом теплом месте я, нпример, больше себе крови порчу, чем в поле, но и пользы больше приношу. Вот с этих-те позиций мы и должны рссмтривть место человек в обществе. А не с позиций вульгрной ромнтики!

"Все верно, - подумл Нин, - только скучно очень".

Вот и все...

Был девчонк и сплыл. А Пвел? Что он сейчс? Кк он збвно хвстлся сегодня, что умеет жрить шшлык. Кк ему не хотелось домой! Потом удрл. Он испуглся, хотя еще к ничего не понял. А он понял. Он знл, что все свой тридцть лет он ехл н этой мшине сюд, к ней, приехл и не догдлся, Или, догдлся немного? Догдлся, нверное, потому, что был тким откровенно-хрбрым. И уехл. Совсем уехл. От нее... А звтр...

Нин понял, что будет сейчс реветь. Громко, нвзрыд, в голос, кк ревут ббы н похоронх. Будет реветь з все, з свою неудвшуюся жизнь, з сегодняшний день, от которого он уже никогд не отделется, будет реветь от ужс и стрх...

З окном послышлся звук втомобильной сирены. Нин, едв не выронив чйник, кк был с тряпкой в руке, выскочил з клитку.

А з клиткой был обыкновенный вечер.

Он вернулсь н вернду, постоял немного в углу, ти, где тикли стрые медные чсы отц, потрогл пльцми стекл, Потом нкинул кофту и вышл. Было свежо. Сирень обрызгл ее росой. Клитк долго не открывлсь. В переулке под фонрем стояли дв больших соседских пс, вышли подышть перед сном.

10

Едв выйдя из переулк, он увидел в конце улицы мшину. Фры беспомощно тыклись в сторону, отыскивя нужный поворот.

Нин вскинул руку прямо у кпот. Открыл дверцу.

- Мог бы зпомнить дорогу получше, - скзл он. - Знл ведь, что вернешься.

- Тихо! Сумсшедшя. Ты что здесь делешь?

- Я жду тебя.

- Н нс не выпустят собки.

- Тутошние собки мои друзья.

- Куд мы поедем?

- Не зню. Куд хочешь, У тебя много времени?

- Много.

- Тогд прямо.

Они очень долго ехли молч, потому что можно было до бесконечности нести веселый нервный вздор, но об они понимли, что пор веселого вздор кончилсь, и с кждым километром стновилось все невозможней говорить что-нибудь просто для рзговор.

- Ты мне скжи, когд тебе ндо будет вернуться, - скзл Пвел уже у смой Москвы.

- - Хорошо, я скзку... Знешь что? Двй куд-нибудь пойдем поедим, лдно? Я толком не поужинл...

Они молч доехли до ресторн, сели з столик и позволили Официнту проделть вокруг себя все положенные мнипуляции с вытирнием фужеров и стряхивнием пыли. Потом зкзли ужин. Официнт принес много вкусных блюд. Шмпнское в ведерке со льдом. Слфетки словно из дермнтин, тк нкрхмлены; н вилкх и ножх моногрммы, Црский ужин, - скзл Нин. Будем гулять... Последний день свободы.

- Пвел!

- Что?

- Нм очень сейчс плохо, д?

- Молчи...

Сейчс ндо молчть. И думть, о том, что делют что-то совсем несообрзное. Ты понимешь, хотя бы, что это все похоже н бред? Зчем ты здесь? И Нин?.. Вы об взрослые люди, и то, что сейчс происходит, непрвдоподобно.

Но, думть не хочется. Хочется смотреть н нее. Вот тк просто тк сидеть и смотреть н эту неизвестно откуд взявшуюся девочку, о которой ты ровно ничего не знл вчер и о которой тк много узнл сегодня... Вот тким обрзом, И можешь говорить себе, это бсурд и глупость, что тк не бывет или, по крйней мере не должно быть. Только что ты будешь делть через чс, когд все кончится и ты остнешься недине с собой? Ты снов, сегодня вечером, будешь гонять по Москве и стрться стряхнуть с себя это нвждение?

Кк получилось это? Когд?

Может быть, в прке, когд он стоял с охпкой бгряных листьев? Или потом, н скмейке возле дом Врг, когд он, притихшя, с широко открытыми глзми, слушл о стром кпитне? Или это пришло срзу, едв он увидел ее - испугнную, смотревшую н него с укором: почему тк долго не ехл? А может, это нчлось пять лет нзд, когд в горх Куэквуня они с Олегом смотрели синee плмя лежщего внизу ледник? Или в школе, когд он впервые поцеловл девушку и мир звертелся перед глзми...

Он дотронулся до ее руки.

- Ты почему не ешь? Смотри, ккя котлет в бумжных розочкх.

- Погоди... Знешь, Пвел, вот ты сегодня скзл, что будешь учиться что-то делть Ну, пусть. Хотя я и не верю. Я сейчс о другом. О себе...

У нс был с Венькой общий знкомый, студент, жил нпротив. Его отец, крупный ученый окзлся подлецом. В пятидесятом году он сделл себе крьеру. Что-то тм ткое докзл недокзуемое. Потом, когд все стло н место в ошибкх признвлся. Только - семья рзвлилсь. Сын ушел из дом, с женой нервня депрессия, или кк это нзывется... Одним словом, жлко он выглядел, этот профессор. И я ему по-человечески сочувствовл. А Веньк скзл: "Ни черт! Пусть н себе рубшку рвет... Думл, н том свете з подлость плтить придется. Тк пусть н этом зплтит".

Ну, ты Веньку знешь. Он всегд был ктегоричен... Только ведь он прв, Пвел. А? Плтить ндо з все. Иногд очень дорого. Иногд всем, что имеешь, и все рвно не хвтит. И нет грницы между преступлением и сделкой. Они где-то рядом. Простя мысль. И очень древняя, нверное. Ты слушешь меня?

- Слушю...

- Д, очень древняя мысль. И простя. Сегодня в окне мгзин я видел руслку. Совсем кк человек. А из воды - только нполовину... Понимешь? Я готовлюсь стть ботником, ездить по стрне, что-то делть своими рукми, вместо этого вожусь с бумгми. Я хотел ромнтики. Не улыбйся. Д-д. ромнтики, без всяких квычек. Моим героем был Веньк, моими друзьями были домшние мльчишки и девчонки, спокойные и уютные... Я хотел любви, выхожу змуж только потому, что... ндо з кого-то выходить. Я кждый рз делл мленький шг в сторону. Очень мленький. А потом окзлось, что я двно уже иду не туд. Не в ту сторону... И мне тоже придется плтить. З билет в обртную сторону... Только ты ничего не говори мне сейчс. Не ндо. Мы пришли ужинть и веселиться.

- Я не буду говорить, - пообещл Пвел.

"...Ты хотел любви, выходишь змуж, потому что "тк ндо" тебе. Житейскя формул, Нин. Житейский случй...

Нинк, Нинк... Твоим героем был Венимин. Кк же ты думл усидеть в гнезде?"

Лоплись пузырьки в шмпнском. Кончлся ужин.

"...Через полчс нчнут тушить свет. И мы уедем. Он к себе, я к себе. Нелепость ккя...",

"...Ты был сегодня всякой. Был веселой, смешной, грустной. Теперь тебе стршно: кк оно все будет? Не бойся. Все будет хорошо..."

- Пвел... Тебе еще не хочется скзть: дльше?

- Дльше я отвезу тебя домой, к мме. Звтр ты позвонишь своим гостям и скжешь, что у тебя рзболелсь голов, ты пошл в птеку и тебе тм стло плохо... Что-нибудь придумешь.

- Твоя првд. И знешь что? Пойдем отсюд.

И снов молчливый круг по Сдовой, снов бегущие встречные фры и крсные пуговки стоп-сигнлов. Тк уже было, сегодня. Бегство от смого себя. Пор остнвливться.

"У меня в крмне билет н звтршний поезд, прикз о нзнчении, хрктеристик, где скзно, что я отличный специлист, рекомендтельные письм к влиятельным людям.

Тнькины письм, кждя строчк которых сулит мне спокойную, жизнь, целое богтство у меня в крмне; я собирл его см, по чстям, чтобы жить по-другому, и если бы мне вчер скзли, что все это я отдм без рзговоров только з то, чтобы вот сейчс поцеловть ее, я бы тихо хнул. Теперь пусть хют другие".

- Ты едешь к ней? - спросил Нин. - К той, которой... мог бы нрвть цветов?

Пвел подогнл мшину к тротуру и зжег свет.

- У тебя есть две копейки? Нет? Подожди. - Он порылся в крмнх и протянул ей монету. - Вон втомт. Иди звони. Мм еще не спит.

- Что я должн ей скзть?

- Не зню...

Потом он сидел в мшине и ждл. Сегодняшний день был длиною в год и пролетел, кк минут, сейчс он смотрел н телефонную будку и торопил время. Он не возврщлсь долго. Тогд он подошел к втомту и отворил дверь. Нин держл в рукх трубку, из которой доносился истошный гудок, и улыблсь. ...

- Ты позвонил?

- Нет... Он поймет и тк.

Пвел взял у нее трубку и повесил н рычг.

- Если ты меня сейчс поцелуешь, - скзл Нин, - тебе придется взять меня с собой. Ты все взвесил?..

11

А я уже взял тебя с собой, рзве ты не понял? И ничего не ндо взвешивть, хуже не будет, потому что то, что было у нс до сегодняшнего дня, - просто зтмение ккое-то, чушь несусветня, мне дже думть не хочется.

Ты видишь, только что прошел дождь, дорог блестит под фрми встречных мшин, я еду не, торопясь, чтобы не вылететь в кювет. И чтобы побыть недине с собой - в мшине можно не рзговривть, мне еще много нужн скзть себе, о многом у себя спросить - я двно стрлся не слушть своего голос.

Мне ндо спросить у себя, кк получилось, что я с ткой легкостью поверил, будто любовь можно зменить хорошим отношением?

Кк я мог поверить, вопреки опыту своих тридцти с лишним лет, что мое место з столом, меж двух телефонов; мог поверить Лешке Рогозину, его бреду о кких-то окислительных процессх?

Рзве смогу я спокойно жить в белых ночх Ленингрд, зня, что сейчс нд островом Айон висит подсвеченный солнцем тумн, где-нибудь в Амгуэмской тундре Олег уже выкурил свою утреннюю сигрету, сидит н кмне и штопет ковбойку. Рзве смогу я ходить по улицм и площдям, ездить в трмвях и н ткси, зня, что я просто здержлся в гостях, .потому что мой дом длеко, из дому не уезжют?* ~

Ничего этого я не смогу. И, пожлуйст, хвтит об этом.

А сейчс я сверну н проселок, мы проедем еще немного и остновимся возле речки, сплошь поросшей по берегм черемухой и бузиной. В этих местх прошло мое детство.

Мы рзложим большой костер и будем ждть утр.

12

В дв чс ночи он скзл:

- Пвел, несчстный человек, я хочу есть. Я вспоминю свою несъеденную котлету с нежностью.

Они сидели н трве возле мшины и подкидывли сучья в костер. Сучья были мокрыми и гореть не хотели.

- Ндо поесть, - скзл Пвел.

- Где мы тут поедим... И костер дымит.

- Это я нрочно, чтобы комры не кусли.

- Ккие комры в конце вгуст.

- Все-то ты знешь. Лдно, вствй, пойдем еду добывть. Покжу, кк это делется. Соль у меня есть, и сло тоже, и лук - в бгжнике еще от прошлой поездки остлось. Ну кртошк всегд под рукой.

Они долго шли вдоль кртофельного поля. Пожухля ботв в темноте кзлсь спутнным и сорвнным с кольев проволочным згрждением. Нин, прежде чем ступить н межу, потрогл землю рукми.

- Ккя тепля земля. Я туфли сниму... Слушй, в нс не будут стрелять? Это колхозня кртошк?

- Может, и будут. Солью когд влепят, не обрдуешься.

- Стреляли?

- А кк же...

Они вернулись к мшине и высыпли из крмн белые и глдкие, кк голыши, клубни. Пвел нбрл хворосту и стл мстерить костер.

- Погоди, дй я, - попросил Нин.

- Ты не умеешь.

- Ну и пусть. Згорится кк-нибудь... Это что? Рыб плещет?

- Рыб, нверное. Тут ее пропсть, хоть стрик и прибедняется...

Нин вынул из мшины втомобильный чехол, рсстелил его; достл где-то гзету и принялсь готовить ужин, Лук он резл тоненькими ломтикми, кк лимон, сло долго вертел в рукх, не зня, срезть с него корку или не ндо, и вид у нее был ткой сосредоточенный, что Пвел рссмеялся.

- Ты чего?

- Ничего...

Змолчв, Нин тихо спросил: Он н "Аннушке" летл, д?

- Н "Аннушке". Мшин у него был отличня. Он могл сдиться где угодно, билсь и ломлсь столько рз, что потом привыкл. и однжды Веньк прилетел дже без пропеллер.

- Ну это ты врешь.

- Это я вру... А потом он укрл стюрдессу с пссжирского смолет.

- То есть кк это... укрл?

- А вот тк. Ты что, плохо знл своего бртц? Ему летчики устроили ткую взбучку, И было з что. Возврщлся он кк-то из Хбровск и в смолете познкомился со стюрдессой, влюбился в нее без пмяти, он - тоже. Веньк н решения человек скорый: скзл, что он свое отлетл, он сейчс зпрет ее четырех стенх, и делу конец.

К тому же, кк н грех, испортилсь погод. Стюрдесс отпросилсь у комндир корбля н дв чс, не зня еще, что тм, где нчинется Веньк, тм кончется всякое блгорзумие... Одним словом, н эродроме пник вот-вот лететь обртно, лететь нельзя, ккой-то пилот укрл стюрдессу.

Мы с Олегом срзу сообрзили, в чем дело, ввлились к Веньке, тм идиллия. Сидят они, молитвенно сложив руки, и в глзх у них отблеск ря...

- А кк же Ндя?

- Ну, это еще до Нди было. Слушй дльше. Норли мы н них, нкричли, потом все четверо стли ломть голову, кк быть, потому что уже дли погоду, ндо лететь, кк же он полетит, если он жить без Веньки не может, он без нее и подвно...

Потом он все-тки улетел. Нписл что ндолго зпомнит минуты их встречи. Но им повезло, что вовремя дли поду.

- Вот видишь, кк вжно вовремя дть погоду - усмехнулся Пвел. Синоптики бы скзли, что глупость не состоялсь по метеорологическим условиям.

- А собственно, чего он испуглсь? - Нин. - Кких глупостей они могли нделть?

- Ну кк же... - змялся Пвел. - Все-тки...

Ах, вот оно что! Ну, знешь ли, это унизительно - себя бояться. Только, поверь мне, он не испуглсь, эт девочк с смолет. Он ведь гзеты читет, журнлы, тм ккя-нибудь Ктя или Нюр в три ручья ревет, что он, бедня, поверил, он, прохвост, ее обмнул. Слово ткое дурцкое обмнул... Поплчет он, признет свой грех, ей советуют: будь умней, не подходи близко к мужчине, пок ,не узнешь, ккие у него жизненные устновки, кто его любимый литертурный герой, и тк длее. Вот когд ты все про него узнешь, почувствуешь родство душ и его склонность к семейной жизни, тогд и будет полный порядок. Тогд дже целовться можно.

- Ух ты! - скзл Пвел. : - Прямо-тки метлл в голосе.

- Ты подожди. Ничего не метлл. Все эти положения вш стюрдесс крепко усвоил и потому испуглсь, что, не дй бог, возьмет и полюбит Веньку вот тк, без нкеты, этого не бывет. Не должно быть. Он чувств своего испуглсь. И пусть. Не жлко... Ты лучше скжи, кк к этому отнесся Веньк?

- Он, помнится, скзл, что ндо бояться того состояния крови, когд рзум бездействует.

- Ой ли! Что-то не похоже.

- Д, верно. Он скзл, что не ндо бояться.

Нступил пуз.

Пвел стл рзгребть золу, чтобы зсыпть кртошку. Костер вспыхнул огромным, языком и н мгновение очертил его темную фигуру в зсученных брюкх; рубх плотно облегл его, волосы н голове лежли кк воронье гнездо.

"Кк же нм быть с тобой, - думл Нин, - ведь погоду вовремя уже не ддут... Когд, нконец, поспеет твоя кртошк? И когд ты скжешь, что нм пор домой, что у нс еще много дел. У нс с тобой".

- У нс с тобой еще много дел, - скзл Пвел, ккуртно прикрыв кртошку золой.

Перво-нперво вымыть мшину, он изрядно зпылилсь.

- Тк, - скзл Нин. - Зботы собственник. А еще ккие дел?

- Еще?.. Видишь ли, я не случйно приехл сюд. Идем покжу тебе одно место. Мне смому ндо посмотреть. Если тм что-нибудь остлось... Идем!

Он взял ее з руку.

- Господи, ну сумсшедший! Куд мы в ткую темень?

- Никкой темени нет, это тебе возле костр кжется. Идем... Мы здесь жили с ммой во время войны, я все тут зню. Видишь огоньки около лес? Тм сейчс дом отдых, тогд был госпитль, мм медсестрой в нем рботл. Бомбили нс кждую ночь, и кждую ночь мы злезли в щели...

Они прошли немного редким березняком и свернули н струю вырубку. Лун ярко высвечивл трухлявые пни, дробилсь в редких лужх. Пвлу покзлось, что он только вчер был н этом зброшенном лесоучстке, где когд-то люди, спсясь от бомб, долбили в уже змерзшей земле эти жлкие убежищ.

Совсем рядом светились огромные корпус нового дом отдых, тут, кжется, ничего не изменилось з эти годы. Прямо у кря вырубки зиял темный провл. Нд ним коряво горбились полусгнившие бревн, кое-где еще прикрытые дерном и ржвой глиной.

Вот здесь это все было. Здесь он впервые увидел зрево нд горящей Москвой. Ему было пять лет, и он ничего не понял тогд, только испуглся, услышв, кк вдруг стршно зкричли женщины...

Зчем он пришел сюд? Это ведь не те воспоминния, которые хочется оживить... Нверное, он пришел сюд потому, что детскя пмять хрнит и будет хрнить до конц дней эти осенние ночи сорок первого, когд, зкутвшись во все, что только можно было сыскть теплого, Пвел и еще четверо соседских ребят, у которых отец воевл, мть лежл в тифу, сидели н нрх, тесно прижвшись друг к другу, и в холодной, промозглой тишине слушли струю учительницу Елизвету Евлмпиевну, рсскзыввшую им "Робинзон Крузо". З ее рсскзом не было слышно хнья зениток, но стоило лишь ей умолкнуть, чтобы собрться с мыслями, кк сухой, рскленный треск снов врывлся под нкт землянки, и ребятм кзлось, что небо сейчс рздушит их в этой темной дыре...

- Стршно... Нверное, ндо оствить эту щель и покзывть людям, чтоб помнили.

- Тем, кто помнит, покзывть не ндо, - скзл Пвел. - Тот, кто не прятлся в ней, все рвно не поймет...

Они молч вернулись к костру.

- Пвел, - позвл он.

- Ну?

- А вдруг у тебя плохой хрктер?

- У меня хороший.

- Ты хрпишь ночью?

- Кжется, нет...

- Я ищу у тебя недосттки. Веня, нпример, бл лунтиком.

- Никогд он не был лунтиком.

- Нет, был. В детстве. Вообще-то он, конечно, не был, но мне зпомнилось, что был. Он себе ткую игру придумл для воспитния воли: по ночм збирлся н крышу и ходил по смому крю. Потом его отец поймл и стл воспитывть, Веня говорит: ничего не помню, я лунтик, у меня нервня систем тк устроен. Отец, конечно, очень рссердился, скзл, что тких блбесов в вицию не берут, потому, что рисковть ндо для дел, не просто нервы щекотть. Веня выслушл его внимтельно и пообещл, что больше рисковть без толку не будет.

- Смотри, ккой хороший.

- Ты слушй дльше. Мы жили тогд в мленьком городе, где служил отец. Однжды во время демонстрции он купил мне целую гроздь шров, я их очень любил и сейчс тоже всегд покупю себе н прздники. Шры были зглядение, отец укрсил их блестящими лентми, все светилось, переливлось, н одном из них был портрет Покрышкин, его прикрепил Веньк. Словом, ни у кого ничего подобного не было. Подруги смотрели н меня с звистью и восхищением. Ну, ты предствляешь, ккя гордя и счстливя шл я рядом с отцом, у него звезд Героя, орден, форм, все его знют, все с ним здоровются...

И тут в смый рзгр моего счстья я згляделсь н что-то, споткнулсь, шрики мои выскочили и полетели...

И вот Веня... Шры зцепились з смый верх зводской трубы, и он уже крбклся н нее по скобм. Смотреть н это, нверно, было стршно, потому что все змолчли, дже оркестр перестл игрть.

Помню, что, когд Веня вернулся с моими шрми, никто не нзвл его героем, ноборот, кто-то дже скзл, что он хулигн.

Потом, когд мы шли домой, я очень боялсь, что отец будет ругть Веню, но он всю дорогу молчл.

Веньк не выдержл и спросил: рзве он и теперь поступил непрвильно? Отец подумл и скзл, что, с одной точки зрения, Веня поступил првильно, с другой - непрвильно, но он пок еще см не знет, ккя из этих точек зрения нстоящя...

- Веня хорошо зпомнил эти слов, - скзл Пвел.

- Откуд ты знешь?

- Когд ему скзл, что летть в смовольный рейс - это должностное преступление, он ответил точно тк же: с одной стороны, это тк, с другой - не очень, и еще неизвестно, ккя сторон более првя.

- Это было, когд вы искли Теплое озеро? Рсскжи мне об этом.

- Я рсскжу...

13

Пург, кк всегд, пришл неожиднно.

Первые дни отдыхли. Потом стли тревожиться. Срывлсь рбот. Телегрммы синоптикм носили оскорбительный хрктер. Шл третья неделя, кк непогод згнл их под крышу в мленьком тихом поселке у моря. Он прилепился меж сопок н берегу злив, который не змерзл дже в смые сильные морозы, и зверобои в брезентовых робх вытскивли н берег нерпичьи тушки, покрытые словно воском, нлипшей, дробленой шугой.

А где-то рядом, может быть, прямо з кменистыми отрогми, до которых, кзлось, подть рукой, лежло Теплое озеро. Его не было н кртх. Зимой нд озером клубился тумн, летом н десятки и сотни верст непролзных хлябей отрезли к нему дорогу.

Н берегу озер лежл песок и мелкий морской голыш, в теплой воде плесклись большие животные с чешуйчтыми спинми, иногд выходили н берег, и после них н влжном песке оствлись причудливые ложбины.

Это было известно доподлинно. Было известно у животных длиння шея, и когд они сидят в воде, высунув нружу мленькую плоскую голову, то стновятся похожими н водяных змей.

Тк говорили н побережье вот уже много лет.

...Ha исходе третьей недели они целыми лежли в спльных мешкх и рвнодушно поругивли Тля з то, что он проигрл Ботвиннику, Ботвинник з то, что он проигрл Петросяну. Они думли, что все идет к чертовой мтери, рбот безндежно горит, и никому н эту ктвсию не пожлуешься.

Пвел должен был выбрть место для круглогодичной поисковой пртии, Олег измерял тинственные величины земного мгнетизм, и ему для этого выделили специльную мшину. Они "шлепли" посдки н лед, и пок Веньк сообржл, кк он будет взлетть нд торосми, полыньей и вмерзшей в лед бочкой из-под солярки, Олег колдовл нд приборми. Ткой веселой жизнью они нслждлись неделю. Потом хозяин, у которого они остновились, скзл среди ясного белого дня, что хвтит, отлетлись, ндо втщить в тмбур лед, инче звтр они остнутся без воды. Идет пург. Синоптики молчли. Они сообщили о непогоде через день после того, кк Веня, Олег и Пвел злезли в спльные мешки.

Они держлись двдцтые сутки. По молчливому соглсию было решено не поминть про Теплое озеро до тех пор, пок не предствится возможность оргнизовть его поиски по всем првилм. Но случй тяготел нд ними. Судьб искушл. В поселке еще были живы стрики, которые помнили, кк их деды рсскзывли о тех, кто куплся в теплой воде...

Ночью пург утихл. А утром Пвл рзбудил бульдозер, рсчищющий полосу. Он нскоро оделся и вышел в тмбур. Олег и Веня сидели н ящикх и курили. Вид у Вени был ккой-то стрнный: то ли згдочный, то ли решительный: "Друзья, - скзл он, когд Пвел уселся рядом с ним. Ткого случя больше не будет. Мы сделем всего несколько глсов по побережью. И может быть, мы сядем рядышком с этим смым... ихтиозвром, или что оно тм ткое. Вы предствляете себе..." - "Д,- скзли они. - Мы предствляем". И тут же нчли собирть пожитки.

Смолет у Вени был ткой домшний и уютный, что его хотелось поглдить рукой по симптичной тупой морде. Он весело щурил глз-иллюминторы и кокетливо покчивл крыльями. В воздухе Венимин был с ним н рвной ноге, они вместе зклдывли ткие виржи, что у новичков зхвтывло дух, но н земле относился к нему снисходительно.

- Кушетк рвется в облк, - говорил он, выметя из мшины окурки. Смый рз покой, тк нет, ромнов нчитлсь. Горе ты мое горькое...

Первые полчс все было обычно. Пвел ухитрился дже немного вздремнуть и проснулся от того, что мшин легл в крутой вирж и он чуть было не свлился с сиденья.

- Циркчи! - зкричл он. - Вм в небе мест мло?

Веньк кивнул вниз. Они шли н небольшой высоте, и Пвел увидел н снегу темные пятн ярнг и суетящихся вокруг них людей.

- Ничего не пойму, - скзл Олег. - Что-то больно резво бегют, вроде мшут...

Венимин снов рзвернул мшину и прошел нд стойбищем совсем низко. Теперь ясно был видн цепочк людей; они действительно мхли рукми, несколько человек бежли в сторону змерзшей речки, словно бы собирясь встретить смолет при посдке.

- Не нрвится мне это, - скзл Венимин. - Похоже, что-то стряслось. Он обернулся к ребятм. - Ндо сесть, я думю...

- Пожлуй, - соглсился Олег.

- Только вон т штук мне тоже не нрвится. - Веня кивнул в сторону горизонт, где из-з хребт выползл темня полос, предвещвшя пургу. Кжется, придется возврщться... Лдно, сядем, тм видно будет.

Едв Веня спустил трп, кк к смолету подбежло несколько чукчей и зведующий крсной ярнгой, огромный детин с кзцкими усми. Веня чсто летл с ним по тундре.

- Ну, молодец! - скзл зведующий, пожимя ему руку. - Ну, если бы я звл, что это ты, летишь, мы бы не волновлись... А то злдили - пург д пург! Вот тебе и пург.

- Что з чепух? - не понял Венимин. - Никуд я не летел. Я случйно увидел, что вы тут глдеж устроили, вот и подумл... А что у вс тут случилось?

- У нс рботниц помирет, - скзл зведующий. - Эмкуль, ты ее знешь... Темня женщин! - Он вдруг рссердился. - Говорили - двй в больницу, двй рожй по-человечески, он свое... Сейчс вот кровь хлещет, родить не может...

- Понятно, - скзл Веня. - Вы что, рдио двли?

- Ну д, по рции... Со мной тут девчонк, медичк, стд объезжли, д что он может? А из рйон говорят - попробуем, только особо не ндейтесь: пург...

- У них действительно пург, - кивнул Веня.

Он посмотрел н горизонт. Темня полос уже перевлил хребет, и облк, перемешвшись с тумном, спусклись в долину. Нчинлсь поземк. "Через полчс тут будет ткя свистопляск, что не приведи бог, - подумл он. - Скверня долин. Кк труб. Недром ее кто-то обозвл пристнищем ведьм".

- Веня, - скзл пожилой чукч. - Веня, помрет дочк-то. А? У нее крови не хвтит. Отвези ее скорей. А, Веня?

Венимин посмотрел н Олег. Тот кивнул.

- Живо! Ккого черт мы тут трепемся! Тщите! И медичку двйте. Сгодится.

- Я выйду н связь? - спросил Олег.

- И что ты скжешь?

- Скжу - экстренный случй. Летим, мол...

Веня усмехнулся:

- Летим... Лететь нельзя, мльчики. Лететь ни в коем случе нельзя. Вы посмотрите.

Сопок уже не было видно. Облк сдились все ниже и ниже, нвстречу им из устья долины поднимлся густой и плотный тумн.

- Тк кк же?.. - не понял Пвел.

- Я скзл, что нельзя лететь. Но можно ехть. Впрочем, ехть тоже нельзя, но что делть?.. Лдно, мльчики, все. Н борту чрезвычйное положение.

- Венимин, - рстерянно скзл зведующий, когд Эмкуль уложили н шкурх, - кк же ты?..

- Тихо! Эттугье, поди сюд, - позвл он отц Эмкуль. - Ты долину знешь, речку знешь, д? Сдись рядом, будешь покзывть. Хорошо? - Буду покзывть, - соглсился Эттугье : и сел в кресло второго пилот. - Речку

зню, долину зню. Д.

- Смотри внимтельней, - скзл Веня. - Ехть будем быстро. Прозевешь - врежемся. Ты меня понял?

- Понял. Смотреть буду хорошо...

Веня зпустил мотор. Мшин покчлсь немного, отрывя лыжи от нст, потом тихонько тронулсь. Пвел не очень хорошо предствлял себе, кк все это получится, потому что вокруг было сплошное белое молоко, видимость не превышл нескольких метров. Он ездил н с эроснях и знл, что это длеко не прогулк, - кждя зструг, выемк, трещин грозили врией. И потом сни - есть сни, они для этого и преднзнчены, но мчться по незнкомой дороге почти вслепую н смолете...

Иллюминторы злепило снегом, ничего не было видно, но по тому, кк вздргивл смолет, словно поеживясь под ветром, по тому кк мотор то стихл до шепот, то вдруг нчинл реветь оглушительно и сердито и мшин рывком уходил в сторону, Пвел чувствовл, что пург усиливлсь.

Они шли по реке, которя должн был привести их в поселок: до него нпрямик километров восемьдесят, но речк тк немыслимо петлял среди сопок, что Пвел дже приблизительно не мог сообрзить, сколько им предстоит пройти. Сто пятьдесят или двести километров?

С одной стороны берег был обрывистым, вод пробивл себе дорогу, выгрызя подножье сопок; другой берег уходил в тундру, но и тм кждую минуту мшин могл нпороться н кочкрник или зстругу.

Пвел не успел додумть все это, потому что смолет вдруг словно нлетел н что-то упругое и подтливое. Удр не было, был внезпня, рывком, остновк. Мотор зныл н смой верхней ноте, мшин круто рзвернулсь и пошл в сторону. Пвел понял', что они вышли из русл реки и идут теперь по тундре. Это было почти безумием. Зчем? Но тут же вспомнил, что именно здесь, возле Кменного кряж, рек делет огромную петлю, путясь меж отрогов, и если попытться пройти нпрямик, через перемычку, то это сокртит дорогу почти вдвое.

Пвел злез н ящик с приборми и через спины Вени и Эттугье зглянул в смотровое стекло кбины. Пург немного стихл, здесь, меж двух кряжей, ей было не рзгуляться. Видимость стл лучше. "И все-тки, - подумл Пвел, смые головоломные трссы втомобильных гонок пустяк по срвнению с тем, что предстоит сейчс Веньке". Мшин шл со скоростью сорок - пятьдесят километров, и этого было достточно, чтобы при первой же оплошности рспороть себе брюхо.

Что видел в этой круговерти стрый Эттугье? Что чувствовл Веньк, превртив свой веселый смолетик в неуклюжий вездеход, вслепую крбкющийся по тундре? Эттугье что-то говорил, вплотную склонившись к Вене, покзывя рукми, и Веньк то отворчивлся в сторону, то, слегк притормживя, осторожно перебирлся через зносы...

"Скоро нчнет смеркться, - подумл Пвел, потеряв всякое предствление о том, где они сейчс нходятся и сколько еще предстоит пройти. - Скоро будет совсем темно, и нше путешествие окончится," И в ту же минуту мшин слегк подпрыгнул, мотор взвыл и стл снижть обороты. Что случилось? спросил Олег. Ндо выходить н связь. Пусть подют прямо к берегу. Мы н льду злив, километров пятндцть, живо доскочим он взял у Эттугье трубку, которую тот только, что рскурил, сделл несколько зтяжек и рссмеялся:

- Ну и поотрывют же нм головы! Мне, в первую очередь. Но, когд будут, скжут: отличный у нс пилот Венимин Строев!..

Утром, когд они вдоволь отосплись, Веня скзл:

- А что, мльчики? Одно доброе дело этот ихтиозвр уже сделл. Не будь его, не родил бы Эмкуль сын, теперь вот родил. Мы к нему еще слетем в гости, к этому ящеру. Слетем ведь?

14

- А он и впрвду тм есть, этот зверь? - спросил Нин.

- Не зню. Хочется, чтобы был.

"Никкого тм ящер, конечно, нет, - подумл он. - И серебряной горы, о которой писл Веньк, тоже нет. Но не ндо торопиться убеждть себя в этом. Людям еще никогд не было плохо от того, что они искли. Искли золотое руно и философский кмень, эликсир жизни и бсолютную истину. А нходили Колхиду. Создвли "Илиду_" и "Одиссею". Пусть ищут. Н земле и среди звезд".

Он тронул Пвл з рукв.

- Скжи, ты бы полетел к звездм?

- Д ну их! - рссмеялся Пвел. - Дорог больно длекя. Соскучишься.

- А в зкте ты был?

- Кк это - в зкте? Зкт - это явление.. м-м...

- Веньк мне однжды скзл, что у него есть мечт. В тундре, говорил он, в псмурную погоду н горизонте остется перед зктом узкя полоск, и если очень зхотеть, если летть очень быстро, то можно хоть н секунду, но попсть в это бгряное небо... Только это непрвильное нзвние, говорил он, что тм вовсе не небо, окршенное зрей, что-то совсем другое. Может быть, то, потом делют зрю?

Нин тихо вздохнул.

- Я зню, он был фнтзер. Ему всегд не нрвилось, когд крсоту объясняли. Он говорил, что если бы ученые были умнее, они никогд бы не скзли людям, что бриллинты - это уголь.

- Д,- скзл Пвел. - И еще ему не нрвилось, когд колокол переливли в дверные ручки. Ты ведь знешь о ншем колоколе?

- Еще бы! У меня есть дже фотогрфия. Его ншл, по-моему, Ндя? А до этого... Ты рсскжи подробней.

- Д, это было кк рз в тот день, когд Веня вернулся из Уэлен. Утром пришл Ндя и еще с порог, не успев рздеться, скзл, что ншл колокол. Мы искли его двно, но никто толком не знл, где, он висит. Потом кпитн Врг... Хотя, я нчну, пожлуй, не с этого...

Пвел змолчл... Сейчс ему нужно было рсскзть ей все, нужно было смому еще рз пройти через эти годы, ствшие глвными в жизни, чтобы уже никогд не помнить сочувственную улыбку Алексея Рогозин и кк смотрел ему вслед Олег...

Он говорил торопливо, то збегя вперед, то возврщясь, не змечя, что держит ее руки в своих, что он уже двно стл учстницей его воспоминний: он вместе с ней решл, что купить Олегу н свдьбу, вместе добирлся н полярную стнцию, где Веня целый месяц лежл с восплением легких, и когд он скзл: "Ну кк же! Это тот смый Филя, который пешком по льду ходил н остров Врнгеля, рзве не помнишь?", - он не удивилсь и покчл головой: "Не помню", - хотя помнить этого и не могл.

И в тот день, когд они поднялись н зснеженную гряду мыс Кюэль, Нин тоже был рядом, слушл, кк Ндя, едв рзбиря изъеденные временем буквы, читл трогтельное нпутствие моряцких вдов. Они стояли все вместе, згоревшие под свирепым весенним солнцем, рдовлись, что збрлись черт-те куд, н высшую точку побережья...

Веня только что вернулся из Внкрем, Олег собирлся н мыс Шмидт, Пвл вызвли в Мгдн. Они виделись редко. Но это уже не имело знчения, потому что они жили н общей земле, ходили по общим дорогм, которые всегд приводили их друг к другу.

Дорог и теперь собрл их вместе. Пусть Олег бродит по Амгуэмской тундре, Врг сидит в своем деревянном скворечнике и пишет историю русского флот, они с Ниной вот здесь, в ночном подмосковном лесу. Если Ндя придет к мяку и позовет их, если удрит в колокол - они услышт...

Вот только Вени не будет... Он снов увидел лицо Нди в тот последний рз, когд они пришли н мыс Кюэль. Он стоял рядом с отцом, крепко держ его з руку, и, зкусив губы, смотрел в синие сумерки, ндвигющиеся с моря, где едв можно было рзличить очертния склистого берег, возле которого упл смолет Вени. Он не плкл...

Пвел змолчл. Он рсскзл ей все, но чувствовл, что не скзл и половины.

- Скоро будет светть, - скзл Нин. - Будет утро... Вчер утром тебя еще не было. И дже днем не было. Днем просто приехл Пвел Петрович, и мне тошно стло жить н свете. Ты предствляешь - ведь могл произойти смя большя неспрведливость н свете.

- Не могл.

- Это я знл, что не могл...

Он стл целовть ее руки. Холодные, перепчкнные землей.

Нин нклонилсь нд ним и тихо скзл:

- Я тебя очень люблю. Всю жизнь... Пвел, прильнув к ее лдоням, молчл... Он

не знл, что тк может быть с ним. Когд весь мир со всеми его зботми умещется в этих лдонях и делется стршно при мысли, что всего этого могло и не быть...

- У тебя холодные руки, - скзл он. - Ты змерзл? Двй-к я подкину в костер.

- Подкинь. Я люблю большой огонь... Подожди! Слышишь - кукушк? Послушем, сколько нм жить.

- И не подумю. Кукушк - дур. Он ведь не знет, что сегодня только первый день...

Они стли выгребть из костр полусгоревшую кртошку. Пвел вспомнил серебряное ведро со льдом, в котором стояло шмпнское, нкрхмленные сктерти и отутюженного официнт, кормившего их вечером в ресторне, и подумл, что теперь он всегд будет вспоминть вкус печеной кртошки.

Нин вдруг тихо рссмеялсь.

- Ты чего?

- Тк... Грустные мысли одолевют. Я предствил себе физиономию моих друзей, когд они после ужин сообрзили, что некому подть им чй.

- В милицию они, интересно, не звонили?

- Вообще-то, мы поступили по-свински.

- Ну д? Блгорзумие зговорило?

- Блгорзумие у меня молчит. Во мне трусость зшевелилсь. Ужс что будет с моим нчльством!

...Кк хорошо, что можно говорить всякую всячину, говорить все, что придет в голову, только бы слышть друг друг. А другие слов уже не нужны.

- Нинк, - скзл он. - У тебя по носу мурвей ходит. И у тебя глз сонные, ты поспи немного, я постелю тебе пиджк. Или двй мы чехол свернем.

- Пиджк - это хорошо, спть я не буду. Не люблю... Во сне столько прозевть можно.

Он поуютней устроилсь н куче еловых веток и стл смотреть в огонь. Костер догорл; ля его сердцевин подернулсь пеплом, Пвел тоже смотрел в огонь, ему виделсь полос бгряного неб, куд хотел злететь Веньк. Может быть, он и успел побывть тм, когд отпрвился в последний рейс, когд шел нд океном?

13

Веня шел нд океном. Он, конечно, знл, что это всего лишь море, что через полчс откроется н горизонте крутой берег Зеленой косы, но рз уж оговорено, что окен - дело вообржения, он позволил себе сегодня лететь нд океном. Тем более, что чс нзд отлетл свой первый миллион километров.

Сегодня они это отметят. Во-первых, конечно, хороший ужин. Во-вторых... А что, сегодня они могут пойти к колоколу, просто посидеть у мяк, тм чертовски крсиво, потом Веня кк-нибудь нмекнет, что было бы не грех удрить рзок в древнюю медь - не по пустякм, все-тки миллион. И сделет это пусть Ндя, Хрнительниц мяк, Глвный инспектор колокол.

Конечно, ребят в порту поздрвят его. Он еще вчер крем глз видел, кк, в Ленинской комнте готовили "молнию". Фотогрфия и перечисление его зслуг. Интересно, про выговор тм тоже будет?.. Нпишут, нверное, что он совершил три мршрут до Луны. Длсь всем это Лун! Лучше бы нписли, что он провел в воздухе более полугод, это добротный северный отпуск, с учетом дороги в об конц. Могут, конечно, вспомнить про ихтиозвр... В диспетчерской его встретит Ндя. Он теперь почти всегд встречет его.

А через неделю они уедут в отпуск. Н юг куд-нибудь, в Сочи, в Ялту все рвно. Будут ходить в белых костюмх, есть шшлыки и пить сухое вино. И прямо среди улицы будут рсти пльмы.

А потом они вернутся. Их встретят друзья, с которыми он н всю жизнь поделил этот длекий крй.

...Через полчс диспетчер в порту принял рдиогрмму: "Откзл мотор. Иду н вынужденную у Зеленой косы. Посдк тяжеля. Сяду у птичьего бзр".

- Сумсшедший - зкричл диспетчер. - Тм же пятчок, две телеги не рзвернутся, куд ты сядешь!

Вечером в штбе виподрзделения стршя пионервожтя рсскзывл:

- Это было все тк стршно, тк неожиднно. .. Мы еще с вечер пришли н террсу, поствили плтки, устроились. Тм неподлеку геологические обнжения, вот и решили посмотреть. Уже совсем собрлись, чсть ребят ушл, чсть у плтки.

Вдруг я вижу смолет с моря. Я в это не н террсе, н обрыве был, мы туд с девчонкми збрлись, чтобы лучше рссмотреть дорогу. Стрнно кк-то смолет летит, я снчл не сообрзил, в чем дело, потом вижу - он вроде рывкми провливется. И тихо. Мотор не рботет... Тут я понял хотел было бежть, только - куд? Рстерялсь... А смолет - ему ведь ничего не было из-з склы, ему вдоль моря зйти пришлось, - смолет обогнул склу и пошел н террсу, уже прицелился... Тут я все предствил срзу, дже остолбенел от ужс - сейчс он всех передушит, тм ребят, ничего не видят...

Вдруг девчонки мои зкричли, и я зкричл потому, что он в смую последнюю секунду нверное, все понял. Прямо кк-то н месте повернул смолет и свлился вниз. В море...

Об этом я тебе рсскзывть не буду. Я уверен он положил штурвл в сторону, не думя о том, что совершет подвиг.

Но я не рсскзл тебе об этом сейчс. Еще не время. Сейчс нм ндо думть о том, что через несколько чсов нступит утро. Нше с тобой утро.

Нин спл, свернувшись клчиком н его пиджке; лицо у нее было устлое, детски-перепчкнное золой, н лбу црпин, веки вздргивли должно быть, он видел сон, может быть, веселый, потому что губы тоже иногд вздргивли, улыблись.

Где-то длеко зкричл первя электричк, погодя в деревне згорлнили петухи; дотянуло свежестью. Возле берег плесклсь рыб. "Смый клев", подумл Пвел. Мшин, вся мокря от росы, дремл, уткнувшись в кусты. Нчинлся рссвет.

Ничто никогд не зменит ему это утро.

Нин всхлипнул во сне. Пвел дотронулся до ее плеч.

- Эй! - скзл он. - Зсоня! Вствй пить чй!

- А я не сплю, - пробурчл он. - Я тк... - Потом поднялсь н локте, зжмурилсь - солнце уже встло нд лесом и светило ей прямо в глз - и скзл: - Здрвствуй! Нм уже пор ехть?

- Аг, но снчл мы позвтркем. Теперь не скоро придется вот тк сидеть н берегу, свесив ноги к воде, есть кртошку и слушть, кк брешут собки.

Нин рссмеялсь:

- Тогд двй уж здесь и пообедем. Куд спешить?

- Нм ндо еще собрть чемодны, - скзл Пвел.

- Успеем, много ли собирть?

Он протянул руки, обнял Пвл з шею и поцеловл.

Он боялся что-нибудь скзть, что-нибудь подумть, потому что уже говорил однжды: люблю, дже думл, что это тк. А сейчс ему просто хотелось молчть и чувствовть эти прохлдные губы, эти руки...

- Нм ндо успеть собрть чемодны, чтобы вовремя встретить Врг н мысе Кюэль.

- Д, - соглсилсь Нин. - Ндо торопиться, чтобы никто не сдл в утиль нш колокол н мысе Кюэль...