/ Language: Русский / Genre:children,

Цветок Хлеба

Юрий Яковлев


Яковлев Юрий

Цветок хлеб

Юрий Яковлевич Яковлев

ЦВЕТОК ХЛЕБА

ПЕРВЫЕ ОТКРЫТИЯ

Сколько мленький Коля помнил себя в войну, он всегд был голодным. Он никк не мог привыкнуть, прилдиться к голоду, и его ввлившиеся глз сердито поблескивли, постоянно искли добычу. Черноволосый, нестриженый, взъерошенный, с проступющими ребрышкми, он был похож н мленького исхудлого волчонк. Он тянул в рот все, что было съедобным,- - щвель, вяжущие ягоды черемухи, ккие-то корни, дикие лесные яблоки, пронзительно кислые и крепкие. Дом ему двли болтнку и хлеб. Мть добвлял в муку веники - вымолоченные метелки прос, и хлеб был тяжелый, вязкий; от него пхло сырой глиной. Но и этот хлеб голодный мльчонк съедл мгновенно, ждно поспывя рздутыми ноздрями.

Один рз з всю войну он нелся хлеб вдостль. И хлеб был не из веников - нстоящий. Его принесли с собой нши втомтчики.

Они вошли в хту ночью. Их тяжелые шинели и сбитые споги были измзны чем-то белым и фосфоресцировли в полутьме, словно к ним нлипли хлопья снег. А н дворе шел дождь. Бойцы пришли не из степи, спустились с меловых гор, спуск был трудным, и они измзлись в мелу. В теплой хте от солдт шел бнный пр, и срзу зпхло тбчным дымом, мокрыми портянкми, ременной кожей и ромтным свежим житником, который они выклдывли н стол.

От ночных гостей в хте стло тесно, кк н вокзле, и мленький Коля почувствовл себя не дом. Он збился в угол и опсливо нблюдл з пришельцми. И тут его зметил скулстый солдт, прихрмывющий н левую ногу. Он помнил к себе Колю:

- Эй, хозяин, пойди-к сюд. Хлебушк хочешь?

Мльчику зхотелось крикнуть: "Хочу! Хочу!" Но к горлу подктил ком. Он не мог произнести ни слов и молч глотл слюну.

- Ты, нверно, плотно поужинл?

Коля рстерянно зморгл, скулстый солдт рзвязл мешок и сунул ему в руку большой кусок хлеб. У голодного мльчик зкружилсь голов. Он вскрбклся н печку, зжмурил глз и припл к хлебу. Он дышл хлебом, лсклся к нему, согревл его рукми и щекой. Он откусывл то мякиш, то с веселым зртом грыз корку, и покойня сытость слдко рзливлсь по телу. Коля подобрел от хлеб, кк взрослые добреют порой от вин. Ему кзлось, что все вокруг хлебное: и лежит он н хлебе, и под головой у него мягкий хлеб, и покрыт он теплым хлебом. Он уснул, и всю ночь ему снился хлеб.

...Когд войн подходил к концу, мть посеял н огороде полоску пшеницы. Вскоре из земли проклюнулись робкие всходы. Они были похожи н трву. Мльчик пожевл трвинку и не почувствовл хлебного вкус: трв кк трв. Может быть, никкого хлеб и не будет. Но трв нчл сворчивться в трубку.

- Скоро нш хлеб зцветет, - говорил мть.

И все ждли, и Коля ждл, и ему н пмять приходил свежий солдтский житник и счстливя хлебня ночь, которя то ли был н смом деле, то ли приснилсь. Коля ждл, что хлеб зцветет голубыми цветми или лым мковым цветом. А может быть, кк вишня, покроется белой метелицей. Он тк и не зметил, кк цветет хлеб. Появились колосья - глзстые, голубовтые, чуть зпотевшие.

Потом полоск стл соломенной.

Когд собрли первый урожй, ббушк н рдостях испекл дв корж величиной с подсолнух. Коржи были пхучие, румяные. Ббушк смзл их мсляным перышком и посыпл солью, крупной, кк толченое стекло. От коржей шел жр, и они светились, кк дв мленьких посоленных солнц.

Мльчик сидел перед столом, и его ввлившиеся глз приросли к коржм. Он ждл, когд ж его угостят, и вдыхл в себя теплый дух испеченного хлеб. Он едв сдерживлся, чтобы не протянуть руку и не взять без спрос звидное угощение. Нконец ббушк подошл к нему и скзл:

- Отведй, внучок, моего корж.

Ккя-то скрытя пружин срботл внутри - руки мгновенно устремились к коржу, пльцы крепко сжли его и потянули в рот.

Корочк обжигл губы, соль пощипывл язык, ноздри рздувлись, боясь упустить толику вкусного зпх. Нет, корж был повкуснее солдтского житник, но он тял с неудержимой силой: и вскоре в руке мльчик остлся тоненький полумесяц. И его скоро не стло...

Коля облизл губы, облизл пльцы и тяжело вздохнул. А второй корж, румяный, целехонький и нверняк еще более вкусный, лежл н столе и призывно улыблся всей своей рожицей.

- Отнеси этот корж деду, - скзл ббушк.

- Двй отнесу, - упвшим голосом скзл Коля.

Дед был очень стрым и жил н псеке. Домой он приходил в те редкие дни, когд н огороде топили прокопченную, покосившуюся бньку. Все лицо дед зросло щетиной, словно из подбородк и щек торчло множество железных гвоздиков. Коля боялся приблизиться к деду, чтобы не уколоться.

Ббушк звернул горячий корж в лопух и протянул его Коле.

Сперв он нес свою дорогую ношу в рукх. Потом лопух пришлось выбросить, корж спрятть з пзуху, чтобы его не отняли мльчишки. Корж был горячим, он жег кожу, крупня соль въедлсь в обожженное место. Коле кзлось, что он несет з пзухой сердитого зверьк и зверек кусет его живот. Но он терпел. Он прошел мимо мльчишек, и они не зподозрили, ккой вкусный гостинец спрятн у Коли з пзухой.

Дед не услышл приход внук. Он сидел перед пчелиным водопоем - перед желобком, по которому текл вод. Пчелы облепили желобок и пили, опускя хоботки в прохлдную воду. Дед подствлял руку, и вод стекл ему в лдонь. Он подносил лдонь ко рту и пил пчелиную воду, он был слдковтой. Пчелы ползли по плечм, по голове дед, збирлись в ушную рковину. Они не кусли дед. Они его признвли з своего.

Дед обрдовлся. Он вертел корж в рукх и нюхл. А Коля стоял перед стриком, поглощенный ндеждой, что дед рзломит корж пополм.

- Хороший корж, - скзл дед.

- Хороший, - тут же соглсился Коля.

- Без немцев и земля лучше родит! - Дед опустил руку с коржом. - Кк тм ббк-то? Ползет?

- Ползет, - вздохнул мльчик и, чтобы не думть больше о корже, спросил: - Дед, тебе медль ддут з немцев?

- Зчем медль? - скзл он. - Мне бы здоровья.

Дед не стл есть гостинец, отнес его в шлш. До чего же ждный дед! Совсем одичл со своими пчелми. Он специльно спрятл корж, чтобы не делиться и потом спокойно жевть его, мкя в липкий гречишный мед.

Коля собрлся уходить. В последнюю минуту, когд дед протянул котомку с грязным бельем - пусть ббк простирнет! - у Коли чтото дрогнуло, и он чуть не попросил у дед кусочек корж. Но сумел побороть минутную слбость. И промолчл.

Он шел не спеш, рзмхивя котомкой, и думл о том, что, когд кончится войн, в доме будет много хлеб и он будет есть коржи утром, в обед и вечером. А сейчс корж ест дед - он, Коля, уже съел свой. Мльчик предствил себе дед, который долго перемлывет беззубым ртом зпеченную корочку. Стрый, нверное, и вкусто не чувствует.

Дом он сунул ббушке котомку и буркнул:

- Дед велел простирнуть!

- Кк он тм, не болеет? - нсторожилсь ббушк.

- Чего ему болеть-то? - скзл Коля. - Псет себе пчел.

Ббушк молч принялсь выклдывть н лвку дедушкино бельишко, рссмтривя, где ндо зштопть, где злтть. Н дне котомки окзлсь чистя тряпиц, звязння узлом. Ббушк неторопливо рзвязл непослушными пльцми узел. В тряпице лежл корж. Он ничего не скзл. Положил нежднный гостинец перед внуком.

Румяное, густо посыпнное солью солнышко ослепило мльчик.

Рдостный огонек вспыхнул в его глзх. Он проглотил слюну, предвкушя угощение, и протянул руку к коржу. Но ккое-то незнкомое чувство удержло его руку. Это чувство окзлось сильнее голод, вжнее хлеб. Знчит, дед не жует корж и не мкет его в гречишный мед, пьет свою подслщенную водичку, которя зглушет голод, и пчелы ползют по его плечм... И он воевл с фшистми, медли ему не ндо.

Коля сполз со скмейки и пошел прочь... Но через некоторое время он вернулся. Взял со стол остывший корж. Аккуртно звернул его в чистую тряпицу и положил в дедушкин сундук, где лежли стрые споги, шпки, дртв, мешок с смосдом и штык, привезенный с прошлой войны.