/ Language: Русский / Genre:children,

Где Стояла Батарея

Юрий Яковлев


Яковлев Юрий

Где стоял бтрея

Юрий Яковлевич ЯКОВЛЕВ

Где стоял бтрея

Сперв я не понял, что зствило меня остновиться перед зднием школы и внимтельно посмотреть по сторонм. Вокруг стояли новые, необжитые дом. Подошвы пешеходов не успели обшркть сфльт, и он был свежим и пористым, кк чернозем. Хотя школ стоял в новорожденном рйоне Москвы и я попл сюд впервые, но по кким-то неуловимым признкм мне покзлось, что я двно зню это место.

Я остновил бегущего прня, который чуть не сбил меня с ног, и спросил:

- Что здесь было рньше?

- Пустырь, - нехотя ответил он, собирясь бежть.

- А до пустыря?

- Брк.

- А до брк?

Он н мгновение здумлся, метнул в меня недовольный взгляд и выплил:

- Ничего не было!

Прень зторопился дльше, я остлся перед зднием школы. Пмять нпряженно рботл, будто решл сложную здчу со многими неизвестными. И тут мой взгляд здержлся н группе стрых тополей. Они стояли в конце улицы, метрх в двухстх от школы. Могучие стволы с темной ребристой корой клонились к земле, от клейкой зелени долетл острый горьковтый ромт. Эти тополя зствили меня вздрогнуть. Возле них рухнул сбитый смолет. Один тополь обгорел. Мы его спилили. Н дров. Я вспомнил. Здесь был шестя бтрея.

Я срзу предствил себе огневую позицию. Четыре круглых орудийных окоп, рсположенных трпецией. Невысокие нсыпи брустверов. И длинные зеленые стволы зенитных орудий, которые то поднимлись нд землей, то уходили под землю. Я предствил себе низкие дымы землянок. Холодную тяжесть снрядов. Удры в медную гильзу перед боем...

В школе ззвенел звонок. Его дребезжщий звук вырвлся нружу, и срзу послышлся топот бегущих ног. Тк мы бежли по тревоге к орудиям.

Здесь тогд не было ни школы, ни домов, ни сфльтов. Было поле. Вдлеке лес. А большие стрые тополя - они и тогд были стрыми - стояли н крю деревни. Еще з ншей спиной протянулся глубокий противотнковый ров. Бтрея стоял впереди. Нши орудия были без колес: лфетов н колесх не хвтло, в рсчеты комндовния не входило ккое-либо передвижение орудий противовоздушной обороны. Но мы двиглись. Мы с неимоверной быстротой приближлись к фронту. Вернее, фронт приближлся к нм. Кждый вечер в одно и то же время прилетли "юнкерсы", и нчинлся бой. От выстрелов большие тяжелые пушки вздргивли всем телом, кк живые, длинные стволы отктывлись с порзительной легкостью. Иногд вблизи бтреи пдли бомбы, иногд с неб устремлялись рскленные нити трссирующих пуль. Фшисты огрызлись.

Я медленно обошел здние школы. Деревни не было и в помине. А лес, может быть, и был, но его скрыли новые дом. Я узнвл смую землю, н которой был огневя позиция шестой бтреи. Землю и небо - голубое, в редких волнообрзных облкх. Небо было тким же, только рядом с облкми чсто чернели клубки рзрывов.

В ноябре сорок первого год фронт вплотную подошел к ншей бтрее. Нстл момент, когд между нми и фшистми не остлось ни одной роты, ни одного ншего бойц. Теперь немцы летли без всякого рсписния - днем и ночью. В перерывх между нлетми мы нстороженно присмтривлись к лесу. Оттуд в любую минуту могли выползти немецкие тнки. Что может сделть одинокя зенитня бтрея против лвины тнков? Но у нс н брустверх лежли ящики с бронебойными снрядми. И з нми был Москв.

Мы были очень молодыми. Мы привыкли к мысли, что кто-то стрший позботится о нс, выручит в трудную минуту, не дст погибнуть в нервном бою нм и ншим орудиям. И мы не ошиблись в своей юношеской вере. Однжды н исходе холодного дня нд нми пролетели стрнные огненные снряды.

Впереди рздлся нрстющий грохот. Вспыхнуло небо. Это у стрых тополей удрили "ктюши". Они били через нши головы по немцм...

Я ходил по школьному двору и все пытлся отыскть место, где стояло мое орудие. Теперь ни сфльт, ни клумбы, ни смо здние школы не могли мне помешть отыскть окоп моего орудия. Я ориентировлся по стрым тополям и чувствовл себя уверенно. Окоп окзлся под крыльцом школы.

Я стл медленно поднимться по ступеням, нвстречу мне бежли ребят. Они спешили поскорее очутиться н улице и не обрщли н меня никкого внимния. Они не знли про шестую бтрею и про окоп моего орудия. Я поднялся н крыльцо и увидел себя молоденьким крснормейцем в короткой шинели с полевыми петлицми, в серой шпке из "рыбьего мех", со звездочкой нд переносицей.

А дети не змечли крснормейц. Они бежли н улицу. Они не знли, что бегут по брустверу орудийного окоп.

Я вспомнил, кк после победы увозили орудия. Они трудно поддвлись, словно з годы войны пустили корни, вросли в землю. Круглые орудийные окопы долго стояли пустыми. Они были похожи н гнезд, из которых улетели птицы. А я еще долгое время по-своему ориентировлся в Москве. Когд мне нзывли дрес, в уме прикидывл: "Это возле первой бтреи", "это где-то в рйоне седьмой". Постепенно окопы, похожие н гнезд, стли исчезть. Их сровняли с землей.

Потом огневые позиции превртились в строительные площдки. Вместо стволов зениток нд ними поднялись стрелы крнов. Снов стли рыть. Н этот рз котловны. Но стря крт боевого порядк полк долго оствлсь в моей пмяти. И чсто, проезжя мимо ккой-нибудь бывшей бтреи, я думл: "Пушек не видно, потому что появились высокие дом, но если обойти дом..."

Теперь, стоя н крыльце школы, построенной н огневой позиции шестой бтреи, я испытывл чувство неловкости оттого, что не срзу признл свое строе поле боя. Мне зхотелось, чтобы отныне все знли: здесь стоял шестя бтрея. Я поймл з руку пробегвшего мльчишку и спросил его:

- Ты знешь, что здесь было рньше?

Он удивленно выктил н меня глз и скзл:

- Школ.

- Д нет! - почти крикнул я. - Здесь был шестя бтрея. Сто второго...

Он не понял меня и спросил:

- Шестя "А" или шестя "Б"?

Я рстерянно посмотрел н мльчик, и он, видимо желя помочь мне, скзл:

- Может быть, вы ищите сто вторую школу?

Мне зхотелось скзть мльчику: "Я ищу не сто вторую школу, сто второй зенитно-ртиллерийский полк". Но я промолчл. Я промолчл, и мне стло стыдно своего молчния. Я сильнее сжл руку мльчик и скзл:

- Здесь стоял моя бтрея. Мы били по фшистским смолетм, которые летели к Москве.

- Здесь? - Мльчик удивленно посмотрел н крыльцо и потрогл рукой перил.

- Д, д, здесь. - Я почувствовл, что он не верит мне.

Не может поверить, потому что в его предствлении н этом месте всегд стоял школ. И никкой шестой бтреи...

Я рзжл руку. Мльчик убежл.

И я понял, что не смогу успокоиться, пок не сумею убедить этого мльчик и всех его товрищей, что здесь в годы войны стоял шестя бтрея. И потому теперь стоит школ.