/ Language: Русский / Genre:sf_action / Series: Правила крови

Раритет

Юлия Зайцева

Уже много тысячелетий незримо для посторонних глаз существует на берегах Москвы-реки обитель магов и чародеев, последних потомков древних властителей Земли. Но Тайный Город не превратился в памятник самому себе, он не стареет – нет, он живет и развивается, в нем постоянно появляются новые улицы, и жизнь его обитателей наполняется новыми красками. "Правила крови" – блестящее доказательство этого. На этот раз наряду с работами Вадима Панова в книгу вошли произведения молодых авторов, победителей литературного конкурса с символичным названием "Тайный Город – твой город!". Их свежий взгляд проник в самые потаенные уголки Тайного Города и помог нам увидеть то, что мы раньше не замечали. Например, большое внимание было уделено жизни любимых народом Красных Шапок… И это лишь один из множества сюрпризов, которые поджидают читателя на страницах этой книги.

Юлия Зайцева

Раритет

ПРОЛОГ

 – Может быть кофе? – вежливо улыбнулся Гонций, выставляя на стойку еще одну порцию коньяка.

– Нет, – тот к кому обращался бармен, отрицательно мотнул головой. – Сегодня только коньяк. Принеси мне бутылку лучшего. Нет, лучше две.

– Как изволите. – Гонций поджал губы и направился к бару выполнять заказ. В голове у него настойчиво вертелась мысль, что будет, когда расстроенный клиент переберет лишнего и решит выместить свое зло на ближайшем, что подвернется под руку.

Хлопнула входная дверь. В полупустой бар просочился еще один поздний посетитель. Он остановился на пороге и несколько секунд, подслеповато щурясь, оглядывал бар, а затем решительно шагнул к стойке.

Гонций удивленно оглядел новоприбывшего. Его он видел впервые.

– Что желаете, уважаемый? – с профессиональной улыбкой Гонций обратился к незнакомцу.

– Вермут, пожалуйста, – проскрипел новоприбывший, устраиваясь за стойкой.

– Сию минуту.

Перед посетителем мгновенно возникла рюмка вермута. Он благодарно кивнул и сделал маленький глоток, после чего повернулся к своему широкоплечему соседу и с интересом воззрился на него.

– Мне сказали, я найду вас здесь.

– Мы знакомы? – его собеседник одним глотком опорожнил бокал коньяка и мрачно уставился на незнакомца.

– Нет, но это не важно. Мое имя вам вряд ли что‑то скажет, но я тоже коллекционер, как и вы.

– И что из этого?

– Просто, я подумал, что вас может заинтересовать одна вещь.

– Я не веду дел с безымянными челами.

– Я просто уверен, что она вас заинтересует, – странный посетитель проигнорировал это высказывание. Он спокойно положил себе на колени старенький потрепанный дипломат и расстегнул его. – Посмотрите сами.

Какое‑то время широкоплечий разглядывал что‑то в недрах дипломата, а затем с восхищением спросил:

– Сколько…Сколько вы хотите за него?

– Простите, но я не торговец.

– Шестьдесят, – решительно назвал свою цену любитель коньяка.

– Нет.

– Сто двадцать!

– Он не продается.

– Все в этом мире продается и покупается. Двести!

– Нет, извините…

– Тогда зачем вы его мне показываете?!

– Вы не поняли меня, уважаемый, эта вещь не продается, но я могу ее обменять. На что‑нибудь такое же ценное и восхитительное.

– Э…у меня достаточно большая и богатая коллекция оружия. Мы можем прямо сейчас поехать ко мне и вы выберете, что вам понравиться.

– Меня не интересует оружие.

– Тогда что? У меня есть не только оружие. Статуэтки, вазы, старинные награды.

– Меня интересуют картины. Точнее одна единственная картина. Портрет, на котором изображен…

Гонций к сожалению был слишком далеко, чтобы разобрать последнее слово незнакомца, зато с интересом заметил, как красочно вытянулось лицо у первого мужчины.

– Первый раз слышу, что такой портрет вообще существует.

– Существует. В коллекции у Алира Кумара.

При упоминание этого имени у широкоплечего на скулах заиграли желваки. Какое‑то время он невидящим взором смотрел на натирающего неподалеку шваброй пол низкорослого, лысого уборщика, чьи оголенные до плеча руки щедро покрывали замысловатые татуировки. Затем все же нехотя ответил:

– Я не общаюсь с Кумаром. У нас… хм… несколько натянутые отношения. Почему бы вам самому к нему не обратиться?

– Если бы все было так просто, – незнакомец покачал головой. – Я уже пытался, но он даже не стал слушать меня.

– Похоже на Алира. А с чего вы взяли, что он будет слушать меня?

– Хм… у вас есть имя и положение и вы не первый год знаете Алира Кумара… – незнакомец на мгновение задумался и горестно вздохнул. – Да, вы правы. Это глупо. Я просто схватился за соломинку. Простите, – он захлопнул дипломат, бросил на стол несколько смятых бумажек за вермут и поднялся. – Еще раз извините за беспокойство. Я пожалуй пойду.

– Подождите, – широкоплечий мужчина схватил незнакомца за рукав пиджака. – Возможно, я действительно смогу достать для вас эту картину. Скажем… дня через четыре.

– Хорошо, я подожду четыре дня, – покладисто согласился незнакомец.

– Как мне с вами связаться?

– Не нужно. Через четыре дня, в это же время я снова буду ждать вас здесь. И если вы не придете, это будет означать, что у вас ничего не получилось. 

* * *

 – Нет, комиссар, ваше предложение безусловно очень щедро, но нет. Я не продам ее. Я знаю, что такие деньги не предлагали даже за «Мона Лизу», но нет, извините, я вынужден отказать. – Алир Кумар переложил трубку к другому уху, зажал ее плечом и потянулся к графину с белым вином. – Комиссар, поймите, дело тут вовсе не в деньгах и не в моих принципах, эта картина дорога мне как память. Это единственное уцелевшее полотно Фалима Кумара… – Его собеседник снова начал что‑то говорить, но Алир слушал его в пол‑уха, наливая вино в бокал. На последней фразе Сантьяги его руки дрогнули и вино расплескалось на стол. – Сколько, сколько? Комиссар…это действительно сумасшедшие деньги! Неужели Темный Двор готов расстаться с такой суммой? Я вас не узнаю. И чем она так привлекла Князя? Нет, извините, но все равно нет. – Кумар устало закатил глаза к потолку и в его голосе появились раздражительные нотки. – Комиссар, это уже начинает напоминать аукцион! Причем с одним единственным покупателем, который пытается переплюнуть сам себя в цене! Извините мою несдержанность, но я уже устал. Комиссар, если Темный Двор сможет предложить мне что‑нибудь равнозначное этой картине, я готов буду обменять ее, а до тех пор, боюсь, наш разговор бессмыслен. Да, комиссар, разумеется я подумаю над вашим предложением, но и вы подумайте над моим. Возможно мы придем к общему соглашению. До свидания, комиссар. И вам удачного дня.

Алир Кумар выключил трубку радиотелефона и с раздражением швырнул ее на стол. За последние три месяца это уже шестой звонок Сантьяги с предложением купить у него, Алира Кумара, семейную реликвию. И, выражаясь нынче модным словом человских подростков, Кумара он уже достал. Но, похоже, комиссар, не привыкший слышать слово «нет», решил в полной мере проявить свою знаменитую настойчивость.

Конечно, Алир сам виноват, не стоило вывешивать картину на столь видном месте, как кабинет. Но он просто не смог удержаться. Когда тетушка в качестве свадебного подарка преподнесла ему этот шедевр, Алир был поражен. Картина мгновенно стала венцом его коллекции. И дело тут было даже не в изображенном на ней мужчине, а в удивительной и непередаваемой игре красок. Казалось бы, что особенного может быть в черных, серых, синих и фиолетовых тонах? Но художнику удивительным образом, именно с помощью этих холодных тонов, удалось передать силу и мощь изображенного на картине мужчины.

Алир еще мог понять, если бы известный ценитель произведений искусства Сантьяга заинтересовался портретом, но холст привлек внимание самого Князя. Поэтому сейчас комиссар действовал лишь в интересах правителя Темного Двора. А на вопрос Алира, зачем повелителю Нави понадобилась обычная картина, ничуть не лукавя ответил, что Князь считает будто портрету место в Цитадели или больше нигде. Будто картина это какой‑то запрещенный артефакт. Алир Кумар поморщился, вспоминая этот разговор, и сделал маленький глоток вина из хрустального бокала. Все же странные эти навы. Один Спящий их разберет.

Не отводя глаз от картины, он улыбнулся.

Говорят, его предок Фалим Кумар, живший лет пятьсот назад, рисовал этот портрет по памяти. Но при жизни так ни разу никому его не показал. Потом эта картина передавалась из поколения в поколение, пока, наконец, не оказалась у Алира. И именно он, в отличие от прежних владельцев, имеющих весьма посредственно отношение к искусству, смог оценить ее по достоинству.

Новая рама, в которую недавно по заказу скульптора было вставлено его сокровище, не только идеально гармонировала с убранством кабинета, но и подчеркивала глубину красок холста.

Алир аккуратно провел пальцем по нижнему краю рамы, стирая несуществующую пыль и снова улыбнулся. Возможно он не единственный владелец чучела твари Кадаф в Тайном Городе, зато точно единственный обладатель подобного портрета.

Кумар не спеша допил вино и медленно вышел из кабинета, потушив свет и плотно прикрыв за собой дверь.

Солнечное и ясное утро предвещало удачный день. Но не для Алира Кумара. Минуту художник стоял на пороге своего кабинета не в силах поверить в происшедшее. Он не хотел верить в то, что открывшееся его глазам – правда. Горькая и беспощадная правда. Его картина, его прекрасная картина была испорчена. Полностью и бесповоротно. Безжалостно выжжена какими‑то вандалами.

На негнущихся ногах Алир подошел к столу и трясущимися пальцами набрал номер. Трубку на том конце взяли почти сразу.

– Алло, комиссар? Это Алир Кумар, – художник старался говорить как можно спокойнее, но все равно в голосе проскальзывали нервные, почти истерические нотки. – Мне необходима ваша помощь. Я не хотел бы обсуждать это по телефону. Не могли бы вы подъехать. Спасибо, комиссар, я жду вас.

Алир вернул трубку на место и все еще нервно подрагивающими руками налил себе коньяка из стоявшего тут же графина. 

* * *

 – Ужасное преступление! Просто неслыханное! – Алир Кумар мерил шагами кабинет, в отчаянии заламывая руки и с регулярностью один круг прикладываясь к бокалу с коньяком. – Вандалы!

– Действительно, ужасно, – мягко согласился с ним Сантьяга. Сидя на корточках он внимательно изучал остатки картины. В том месте, где на портрете должно было быть изображение натурщика, зияла дыра. Впечатление было такое, словно кто‑то вылил на это место кислоту. Комиссар хмыкнул, потрогал обгорелый край и не найдя больше ничего примечательного, выпрямился, рассеянно огляделся и повторил: – Ужасно. – Затем остановил свой взгляд на художнике, мгновение внимательно изучал его и спросил: – Скажите, Алир, а что это была за картина?

– Картина? – Кумар застыл, застигнутый врасплох неожиданностью вопроса. – О, это была потрясающая картина! Очень простая, но вместе с тем мастерски воссоздававшая атмосферу. Ее художник – мой предок. Он восхитительно владел искусством светотени. Вся эта игра тонов и полутонов… ах… – Алир горько вздохнул и покачал головой.

Сантьяга изобразил на лице достаточную долю сочувствия и как бы между делом поинтересовался:

– А это случайно не та картина, которую уже так давно хотел приобрести у вас Темный Двор? И с которой вы так упорно не хотели расстаться.

Алир Кумар нахмурился и недовольно глянул на собеседника, но все же кивнул.

– Да, это она. Была она.

– Не догадываетесь, кто это мог сделать?

– Откуда? – Алир развел руками. – Кроме Темного Двора практически никто больше не знал о ней. А те кто знал, просто не способны на такое! – шас трагическим театральным жестом указал на останки.

– Надеюсь, вы не считаете, что к этому вопиющему преступлению причастен Темный Двор? – небрежно обронил Сантьяга.

Алир Кумар едва не поперхнулся коньяком.

– Спящий с вами, комиссар, да никогда в жизни мне не могла прийти в голову такая безумная мысль. Как вы могли подумать! – художник готов был воспылал праведным гневом от возмущения. – Сейчас я даже жалею, что не продал ее вам. Возможно, в Цитадели этот шедевр был бы в большей безопасности, чем в моем доме.

– Простите, Алир, я не хотел вас обидеть, – Сантьяга примирительно улыбнулся. – Вы правы, это был бестактный вопрос. Обещаю, я немедленно приму все меры и приложу все усилия, чтобы в самые короткие сроки найти злоумышленника.

– Благодарю вас, комиссар, – Алир чуть склонил голову. – Но у меня будет к вам еще одна просьба. Я не хочу всеобщей огласки. Если возможно, проведите данное расследование максимально тихо и не привлекая внимания.

– Как пожелаете, уважаемый Алир. Я попрошу Кортеса заняться этим делом. Вы слышали о нем и знаете, что этому челу действительно можно доверять.

Покинув дом Алира Кумара, Сантьяга какое‑то время просто сидел за рулем своего авто, не двигаясь с места и обдумывал все увиденное и услышанное у художника. Затем достал из нагрудного кармана малюсенькую черную трубку и набрал номер.

– Доброе утро, Кортес, – поздоровался комиссар, едва с того конца донеслось немного сонное «алле». – Простите за ранний звонок, но нам необходимо увидеться. Надеюсь у вас нет сейчас никаких срочных контрактов.

– Для вас мы всегда свободны, комиссар, вы же знаете, – Кортес, судя по голосу, уже окончательно проснулся и подобрался, и сейчас всеми силами боролся с зевком. – Через час в офисе «Неприятных ощущений» вас устроит?

– Да, прекрасно. Встретимся именно там.

Сантьяга выключил телефон и неспешно вывел свой синий «Ягуар» за ворота живописного дворика примыкавшего к дому Алира Кумара. 

* * *

 – Алира Кумара ограбили? – даже привыкший казалось бы ко всему Кортес был поражен.

Артем же просто озадаченно чесал в затылке, не найдя, что вообще на это сказать.

– Хуже, господа, хуже, – Сантьяга, удобно расположившийся в глубоком кресле, покачал головой. – Если бы это было просто ограбление. То, что я там увидел, действительно больше напоминает акт вандализма. Кто‑то сжег старинную и уникальную картину. Алир очень расстроен. И, признаться, я тоже возмущен этой выходкой неизвестного.

Сантьяга оглядел наемников. Те задумчиво молчали. Вопреки обыкновению сегодня их было только двое – исключительно мужская часть знаменитой команды Кортеса. Их прекрасные дамы Инга и Яна взяли вынужденные отгулы. Инга по просьбе отца отправилась вместе с ним и матерью в далекий Франкфурт, на какую‑то важную конференцию, посвященную новым достижениям в области науки и техники и должна была вернуть не раньше, чем через два дня. А Яна была очень увлечена расшифровкой нового гиперборейского аркана, и наемники сочли за благо ей не мешать.

– Не понимаю, какой смысл уничтожать картину, – пожал плечами Кортес. – Довольно странное преступление. Редкие и дорогие произведения искусства как правило крадут, но не уничтожают. Или я уже ничего не понимаю в психологии преступников.

– Может быть у нашего Алира есть конкурент, решивший просто ему досадить? – предположил Артем.

– Возможно все, – покачал головой комиссар. – Хотя я не слышал, чтобы у Алира Кумара были такие ярые соперники, способные на подобное.

– Как бы там ни было, комиссар, мы приложим все силы для поимки злоумышленника, – со всей серьезностью заверил Сантьягу Кортес. – Но найти… хм… существо решившееся на столь дерзкий шаг – проникнуть в дом вассала Темного Двора и напакостить там… Это будет не просто.

– Да, вы правы Кортес. Не всякий на такое решиться. У этого кого‑то должна быть очень веская причина для подобной отчаянной выходки Признаюсь, я даже невольно вспомнил вашу Ингу…

– Инги нет в городе, – мгновенно взвился Артем, вставая на защиту подруги. – И потом, она завязала с подобными глупостями.

– Я знаю, Артем, – Сантьяга обезоруживающе улыбнулся молодому наемнику, – и ни в коем случаи ни в чем ее не обвиняю. Я лишь сказал, что просто вспомнил об ее выходке с ограблением Юрбека Томбы.

– Да, но Инга оказалась куда более удачливой, чем этот некто, – заметил Кортес. Задумчиво глядя перед собой, он тер подбородок. – Если, конечно его целью было именно похищение картины, а не ее уничтожение – И вскинул глаза на нава. – Мы согласны заняться этим делом, комиссар. Условия контракта обычные?

Сантьяга кивнул.

– Да, пятьдесят процентов аванса, остальное по результатам. Расходы на операцию несет заказчик, то есть Алир Кумар.

– Отлично, тогда подпишем контракт прямо сейчас.

– Хорошо, договор заключен и ваши жизни будут залогом его исполнения.

– Договор заключен и наши жизни будут залогом его исполнения, – повторил Кортес древнюю формулу, короткую, простую, но значащую так много. 

* * *

 Свое расследование наемники начали с осмотра места преступления. Обследование кабинета Алира Кумара, его дома и прилегающей территории двора не выявили ничего особо важного. Проникновение, разумеется, было разработано не просто профессионально, а на очень высоком уровне. И тут явно не обошлось без дорогостоящих артефактов, типа «Обжоры». Из чего следовал вывод, что злоумышленник имел неплохие связи в Тайном Городе. Не каждому было под силу доставать подобные игрушки. Разговор с самим Алиром ясности в дело тоже не добавил. Поэтому Кортесу ничего не оставалось, как только проанализировав уже имеющуюся у него скудную информацию, попытаться найти в ней более менее прочную зацепку.

– Похоже тупик, – признался Артем, когда они вышли за ворота дома художника.

– Я не верю в тупики, – отрезал старший наемник. – Всегда есть что‑то, что выведет тебя на правильную дорожку. Просто надо запастись терпением и постараться это что‑то найти.

– И что ты предлагаешь?

– Пока ничего. Я думаю. Пошли, пройдемся вокруг. Живописное местечко.

Пара наемников не спеша и в полном молчании побрела по песчаной дорожке. Для своей московской виллы Алир выбрал одно из самых чудных и дорогих загородных мест.

– Кстати, а почему ты не поехал вместе с Ингой? – неожиданно спросил Кортес.

Артем, до того мирно пинавший перед собой небольшой серый камешек, неопределенно передернул плечами.

– Не знаю… Серьезное, научное мероприятие, они туда всей семьей направились. На других посмотреть и себя показать. Я бы себя там чувствовал пятым колесом в телеге. И потом, – Артем весело посмотрел на старшего напарника, – как бы ты тут один без меня справлялся?

Кортес усмехнулся, оценив шутку, окинул расстилавшийся перед ними пейзаж взглядом и, вскинув над головой сцепленные в замок руки, потянулся.

– Хорошо тут, – он вздохнул полной грудью и неожиданно замер, пристально глядя куда‑то в одну точку.

Озадаченный Артем проследил его взгляд и заинтересованно поцокал языком. С противоположной стороны дома Кумара, сразу за грунтовой дорогой находилась зеленая лужайка. Ничего примечательного, если бы не один факт: по зеленой аккуратной глади грубым черным ожогом тянулся след от протектора явно крупной машины. Похоже, водителя занесло и он пропахал по лужайке около метра, взрывая и выворачивая мягкую податливую почву.

Кортес присел на корточки рядом со следом и несколько минут внимательно его изучал, после чего немного озадаченно пробормотал.

– «Юкон»…

– Красные шапки? – тут же оживился Артем, зная что эти массивные джипы от «Дженерал Моторз» пользуются большой популярностью у уйбуев.

– Похоже на то, – подтвердил Кортес. – Причем это кто‑то из десятки Копыта.

– С чего ты взял? На «Юконах» ездит добрая половина всего Форта.

– На копытовском «Юконе» рисунок протектора очень характерный. Я его знаю, – Кортес задумчиво поводил пальцем по влажному следу.

– Ты хочешь сказать, что это Копыто и компания влезли в дом Алира Кумара, играючи пройдя сложнейшую магическую защиту? – бровь Артема скептически дернулась вверх, а на губах появилась кривая усмешка.

– Нет, но они тут были. Это точно. И я хочу узнать зачем.

– Гм?…было бы неплохо, но меня смущает один факт.

Кортес вопросительно взглянул на напарника. Артем потер пальцем переносицу и пояснил.

– Если Красные шапки действительно были здесь, то удивительно, что Алир их не видел и не слышал. Эти неандертальцы не смогут вести себя тихо, даже если сам Спящий проснется и попросит их не шуметь. Так что своим вторжением сюда они, по идее, должны были разбудить не только весь котеджный поселок, но и покойников на соседнем кладбище.

– Ну за весь поселок и покойников ручаться не буду, – Кортес выпрямился и, подбоченясь, огляделся. – но Алир их определенно не слышал.

– Почему?

– Ты обратил внимание, что у него в саду по периметру забора стоят скульптуры?

– Такие мраморные девицы в саванах?

– Они самые. Это артефакт «Дева тишины». Громоздкий и дико дорогой, кстати. Одна такая красотка стоит как весь твой джип. Они обеспечивают полную звукоизоляцию в радиусе до ста метров, при этом потребляют очень мало энергии и подзаряжать их надо раз в пять‑шесть лет. А у Алира они расставлены так, что просто создают шатер тишины над его домом.

Артем озадаченно хмыкнул.

– И зачем ему такие сложности?

– Не знаю, наверное чтобы творить не мешали. Так что Красных шапок он бы не услышал, даже реши они сюда всем Фортом на пикник приехать. А вон, кстати, еще улика валяется, – Кортес кивком указал в сторону. В паре метров от наемников, поблескивая темным боком на солнце, лежала пустая бутылка «Уокера».

Артем брезгливо, двумя пальцами поднял ее за горлышко и ухмыльнулся.

– Ну все, Копыто влип. 

* * *

 Копыто и часть его десятки обнаружились в «Средстве от перхоти». Кортес не любил этот бар, но, увы, работа часто обязывала его посещать нелицеприятные и злачные заведения.

Контейнер как раз демонстрировал пострадавшую в результате очередного разбойного нападения руку, щедро покрытую татуировками, а сейчас еще до локтя перебинтованную чем‑то серым, грязным и отдаленно напоминающим бинт. Сопровождая свою речь короткими прикладываниями к бутылке с виски, он красочно описывал свою борьбу со страшным зверем.

– …Я с нее туфли снять хотел. Хорошие туфли, типа, дорогие. А тут на меня, из машины…здоровый такой, мля, черный, мля, и зубищи во какие! – Контейнер раскинул руки, демонстрируя какие зубы были у покусавшего его зверя.

– Врешь ты все, – авторитетно заявил Иголка. – такие зубы только у драконов. А у челов нет драконов.

– Это я, типа, вру?! – взвился Контейнер. – Тридцать два шва, мля, мне эрлийцы наложили. Хочешь сам посчитай, – и он принялся разматывать грязный бинт.

– Не надо, – фыркнул сидящий тут же Копейка. – Иголка все равно только до десяти считает.

– Я что?.. – оскорбленный Иголка подскочил на месте и потянулся к ятагану. – Что ты сказал, урод?!..

– Привет, ребята, – фигура широкоплечего Кортеса мрачной скалой нависла над небольшой группкой Красных шапок. – Отдыхаете?

– О, Кортес, привет! – оживился Копыто. – Садись, выпьешь с нами. Артем, ты, типа, тоже.

Наемник ногой выдвинул из под стола сомнительной чистоты табурет и сел. Его напарник остался стоять. Иголка, уже забывший все обиды, щедро протянул Кортесу мутный стакан с такой же мутной коричневой жидкостью. Но тот отрицательно покачал головой.

– Нет, ребята, я сюда не пить пришел. Дело у меня к вам.

– Дело, это, типа, можно, – осклабил гнилые зубы Копыто. – Дело это хорошо.

– Не радуйся, раньше времени. Вряд ли оно тебе понравиться. Дело касается Алира Кумара. Просекаешь, о чем я? – тяжелый взгляд наемника впился в низкорослого уйбуя.

Копыто насторожился.

– Алира? Это, типа, художник? А что с ним? Умер?

– На твое счастье нет. Но был близок к инфаркту. Кто‑то вломился в его дом и испортил очень ценную вещь.

– Это не мы, – поспешно заверил наемника Иголка. Слишком поспешно. – Мы не сумасшедшие. Ты знаешь какая там, типа, защита на доме! Там к воротам, мля, не подойти. Разорвет и раскидает частями по округе.

– Не, Кортес, нас там не было, – затряс головой Копыто, – Клянусь трусами Спящего. Мы тут пьем, мля, давно пьем.

– Я вполне готов поверить, что в дом к Алиру вы не лазили, но рядом крутились, это точно. И я хочу знать, зачем. – Кортес неспешно сложил руки на груди и окинул притихших Шапок взглядом.

– А доказательства у тебя есть? – выкрикнул воинственный Иголка.

– Доказательства? – Кортес приподнял одну бровь. – У меня всегда есть доказательства. Артем, покажи им.

Молодой наемник, стоявший за его спиной, вытащил из под куртки прозрачный мешочек с пустой бутылкой из под «Уокера» и продемонстрировал порядком скисшей компании.

– И не только это, – «обрадовал» коротышек Кортес. – Вы спьяну, в темноте, там лужайку перед домом испортили. И на ней остался след от «Юкона». Твоего «Юкона», Копыто, между прочим. А если ты сейчас начнешь отпираться и уверять меня, что джип у тебя вполне могли угнать, то… в конце концов можно ведь провести генетический анализ. Вы там все так заплевали, что материала хватит ни на одно исследование. – Кортес не мигая, по змеиному, смотрел на десятника. – Поэтому, либо ты мне сейчас все честно рассказываешь, что вы делали у дома Алира Кумара, либо… – наемник выдержал эффектную паузу, давая Красным шапкам прикинуть, что будет в случаи если они откажутся сотрудничать. – Либо, я немедленно звоню Сантьяге, рассказываю ему все, что удалось узнать. Ну а он, в свою очередь, уже будет волен сделать с вами все что угодно. Алир Кумар очень уважаемая при Темном Дворе фигура. Ну, как тебе такая перспектива, а?

Мрачный Копыто приложился к бутылке с виски и после секундного молчания буркнул:

– Чего ты хочешь знать, чел?

– Да все, – просто отозвался наемник. – От начала и до конца. Зачем и почему вас туда носило. И что вы там видели?

– Да ничего мы там не видели, – буркнул Контейнер. – Темно было, хоть глаз вырви.

– Это все Иголка. Его, блин, идея. Съездим, посмотрим, авось чего обломится, мля.

– Я?! Да я тут при чем? – опять взвился коротышка. – Я просто рассказал, а ты, типа, за эту идею уцепился…

– Так, стоп, стоп, стоп, – прервал разошедшихся Шапок Артем. – А вот с этого места подробнее. Что рассказал и что за идея?

Копыто ткнул Иголку локтем в бок, рассказывай, мол и тот нехотя затянул.

– Да, я, типа, у Мурция в «Трех педалях» пару дней работал… – на слове «работал» сидящие за столом Шапки дружно заржали. Иголка пронзил их яростным взглядом и повторил уже с нажимом. – Да, работал. Долг отрабатывал. Полы мыл и со столиков убирал, по вечерам. У Мурция, типа, уборщик приболел. И я помогал.

– И что? – Кортес демонстративно зевнул. – Ближе к делу, Иголка.

– Ну и пару дней назад у нас в баре рыцарь сидел. Дитер де Гор, из «Драконов» он, типа.

– А ты его откуда знаешь? – удивился Кортес.

– А он коллекционер крутой. Его многие знают. А у меня он как‑то несколько гиперборейских ножей купил. Мои военные трофеи, типа. Вообще он редко по барам шляется, вот я и удивился. Один сидел, недовольный весь. А потом к нему какой‑то чел подвалил. Чего‑то показывал. А потом начал про редкую картину какую‑то вещать.

– Чел, говоришь? – напрягся Кортес. – Что за чел? Описать сможешь?

– Да чел как чел, – пожал плечами Иголка. – Маленький такой, мля, плюгавенький. Я его раньше никогда не видел.

– А ты вообще уверен, что это чел был?

– Да что я по твоему чела от нечела не отличу? – возмутился Иголка. Кортес хмыкнул, но промолчал. – Чел это был, точно. Сказал тоже, типа, коллекционер. Что‑то там предлагал Гору у него купить. А потом начал спрашивать как бы ему с Алиром Кумаром связаться.

– Слушай, – не выдержал Артем, – а ты не врешь, а? Как ты вообще все это подслушал?

– Да они, мля, и не таились особо. А я рядом пол мыл.

– Ладно, дальше давай, – махнул рукой Кортес. – Зачем этому челу Алир понадобился?

– А он у него картину какую‑то редкую посмотреть хотел. На ней вроде, типа, князь нарисован.

– Какой князь? – не понял Кортес.

– Ну, ты, Кортес, типа, и непонятливый, – высокомерно фыркнул Копыто. – Какой в Тайном городе Князь? Только один.

– Князь Темного Двора, что ли? – изумился Артем.

– Ага, типа, он.

Наемники переглянулись. И Кортес покачал головой.

– А я всегда считал, что Князь позировать не любит. Ну и что дальше было? – снова обратился он к Иголке.

– Да ничего, – пожал плечами тот и приложился к бутылке. – Они еще о чем‑то говорили. Но я не слышал больше. Меня в подсобку позвали. А когда я вернулся, этот чел свалил уже.

– А вас‑то чего к дому Алира понесло? – почти по отечески ласково, как у малых детей, спросил Кортес.

– Ну мы, типа… это… того…, – Красные шапки переглянулись.

– Типа посмотреть хотели, – наконец смог оформить свою мысль Копыто.

– На картину, – подтвердил Контейнер.

– И что, вы всерьез считали, что Алир вам ее вот так вот просто покажет? – поинтересовался Артем. – За красивые глаза?

Шапки опять переглянулись.

– Да нет, – промямлил Иголка, – мы, типа, думали сами на нее посмотреть. Тихонько. Но там такая защита, Спящему с перепою не привидится.

Кортес едва не прыснул. Думали они. Чем интересно?

– Ладно, все с вами ясно, – Кортес решительно поднялся и направился к выходу. Оклик Копыта остановил его на полпути.

– Э… Кортес, а ты, типа, Сантьяге ничего не скажешь?

– Ну, что мы, типа, к Алиру ездили, – вставил свое слово Иголка. – Лужайку, ему испортили, мля. Мы не нарочно. Темно, было…

– Пока не скажу. – пообещал наемник. – Посмотрю, как вы себя вести будете.

И вышел, оставив мрачную компанию Шапок повышать себе настроение виски. 

* * *

 В просторном кабинете комиссара Темного Двора приятно пахло каким‑то нежными благовониями и дорогим коньяком. И хотя не выспавшиеся наемники сейчас предпочли бы по чашке кофе, отказаться от бокала изумительного янтарного напитка не смогли. И, неспешно потягивая коньяк, делились с Сантьягой добытой информацией.

Внимательно выслушав доклад наемников, комиссар только головой покачал.

– Да, господа, интересная картина вырисовывается. Но больше всего меня заинтриговал этот загадочный чел. Вам удалось что‑нибудь о нем узнать?

– Да почти ничего, – Кортес закинул ногу на ногу и сделал глоток из своего бокала. – После разговора с Копытом и его парнями, мы с Артемом съездили в «Три Педали» и побеседовали с Гонцием. Он подтвердил, что действительно не так давно к нему заглядывал этот де Гор. Злой и расстроенный. Проигрался в пух и прах в «Реактивной куропатке», ну и пришел горе заливать. Потом к нему подсел какой‑то щуплый чел и они долго разговаривали. Причем к концу разговора рыцарь здорово оживился. Он, со слов Гонция, чуть ли не на крыльях из бара выпорхнул. Правда о чем они там беседовали, Гонций не интересовался, но этого второго, неизвестного, описал довольно подробно. Хотя толку от его описания, – Кортес махнул рукой. – Щуплый, среднего роста, неопределенного возраста и с не запоминающимся лицом. Одет в недорогую коричневую тройку, но зато в большой коричневой фетровой шляпе. Но это не примета, комиссар, сами понимаете. Сколько по Москве бегает таких же вот челов, в таких же шляпах.

Сантьяга, по привычке, устроившийся на краешке стола, задумчиво поболтал содержимое стакана и кивнул.

– Вы правы, Кортес, поэтому пока этого мистера Х оставим в покое и сосредоточимся на рыцаре.

– Считаете, это он заварил всю эту кашу?

– Я пока ничего не считаю, а только предполагаю. Знаете, Кортес, у де Гора довольно натянутые отношения с Алиром. Лет семьдесят назад между ними даже разгорелся небольшой конфликт на почве раритетов.

Оба наемника с интересом подались вперед. Комиссару не было свойственно пересказывать мелкие дрязги и склоки Тайного города. Но раз уж он сейчас затронул эту тему, значит это действительно было важно.

– На одном из аукционов в Англии де Гор практически их под носа увел у Алира золотую китайскую маску, инкрустированную сапфирами. Вещь редкой красоты, скажу я вам. Алир потом предлагал де Гору купить у него маску, причем за сумму чуть ли не в два раза превышающую ту, что рыцарь выложил на аукционе. Но тот наотрез отказался. С тех пор их отношения мягко говоря прохладные. А после того, как вы, Кортес, преподнесли Алиру чучело Ктулху, ходит слух что де Гор спать спокойно не может. Мечтает приобрести что‑нибудь еще более уникальное.

– Коллекционеры, – Кортес с улыбкой покачал головой. – Фанатики. Не понимаю я этого.

– Я тоже, – пожал плечами комиссар и мельком глянул на три картины украшавшие стену. – Хотя, признаюсь, люблю иногда покупать редкие и красивые вещи. Но что есть, то есть. Так что, учитывая амбициозность де Гора и упрямство чудов вообще, рыцарь кажется мне наиболее перспективным героем на роль злодея.

– Я уже думал об этом, – согласился наемник. – Но просто так заявиться к нему и устроить допрос с пристрастием мы не можем. У нас нет прямых доказательств. Только косвенные и то весьма слабые.

– Именно, поэтому вам надо начинать с поисков исполнителя. Наемника, который и осуществил это вторжение. Потому что я сомневаюсь, что рыцарь провернул все это собственноручно. Совершить данную операцию ему не позволит уже не только возраст, но и вес.

– Гм… наемник… – Кортес задумчиво потер подбородок. – Не всякому наемнику такие фокусы под силу. Пройти мощнейшую охрану, да еще и сбежать незамеченным, не оставив вообще никаких следов… Не знаю, конечно, но в голову почему приходит только одно имя – Влад.

– Влад? – переспросил Артем и с интересом уставился на напарника. – А кто такой Влад?

– Довольно известная была личность, – небрежно заметил Сантьяга.

– Это было года три назад, – пояснил Кортес. – Он, правда, недолго был наемником в Тайном Городе, хотя и успел оставить о себе кое‑какую славу. Знаешь чем он прославился в свое время? – Его младший напарник отрицательно затряс головой. – На спор сумел обчистить хранилище артефактов Торговой Гильдии. Сам знаешь, какая там охрана, а он ее играючи обошел. Потом, разумеется, все вернул, но шасы были посрамлены, а Влад прославился как чел, для которого не существует непреодолимой магической защиты.

– И что с ним потом случилось?

– Да так, вляпался в одну неприятную историю. С трудом из нее выкрутился и после решил вообще отойти от дел.

– Между прочим, если не ошибаюсь, – вступил в разговор Сантьяга, – выпутаться Владу из той истории помог как раз де Гор. Он дал показания в пользу наемника и тот отделался только легким испугом.

– Так вот откуда мне знакомо имя де Гор, – усмехнулся Кортес. – А ведь тогда многое становится на свои места, комиссар. Пожалуй, действительно стоит навестить Влада. 

* * * 

Договариваясь о встрече, Кортеса насторожил тон бывшего наемника. Обычно спокойный и выдержанный Влад сейчас явно нервничал и даже не хотел встречаться, ссылаясь на жуткую занятость. Но Кортесу все же удалось убедить его увидеться. И спустя полчаса после разговора с Сантьягой напарники подъехали к стильной охраняемой многоэтажке с подземным паркингом. Жил наемник, явно ни в чем себе не отказывая и прожигая некогда заработанные в Тайном Городе кровью и потом деньги.

Двери лифта раскрылись и наемники вышли в просторный холл, выдержанный в песочно‑золотых тонах. На площадке располагалось всего три квартиры. Кортес решительно шагнул к ближайшей двери и нажал кнопку звонка. В коридоре кто‑то завозился, и из‑за двери донеслось хрипловатое недовольное «Кто там?».

– Свои, Влад, открывай. – Кортес был настроен решительно и даже, как показалось Артему, воинственно.

– Кортес? – теперь голос звучал недоверчиво.

– Я самый, Влад. Ну что пустишь меня, наконец, внутрь или так и будем через дверь общаться?

Щелкнула пара замков, дверь распахнулась и перед парой наемников появился мужчина лет сорока пяти, с абсолютно белыми седыми волосами. Выглядел экс‑наемник взъерошенным и даже встревоженным, хотя всячески пытался это скрыть. Довершал картину торчащий у него из‑за пояса «магнум».

– Чего тебе надо, Кортес? – Влад хмуро уставился на старшего наемника, едва они вошли в квартиру.

– Поговорить. Кстати, познакомься, это Артем, мой напарник.

Влад смерил молодого коротким ничего не выражающим взглядом и кивнул, не подавая руки. Артему пришлось ограничиться тоже кивком.

– О чем на этот раз? Помнится, после нашего последнего разговора, меня едва не вздернули на дыбе.

– Ты сам был виноват. Я тебя предупреждал, – Кортес безразлично пожал плечами. – И сейчас я опять пришел предупредить тебя о неприятностях, в которые ты вляпался.

– Тогда можешь сразу уходить, – нахохлился Влад. – Дверь позади тебя. Мне не нужны твои советы и предупреждения.

– Поздно. Я уже подписал контракт на одно дело, в котором ты увяз по самое не хочу. Не догадываешься, о чем я? – Старый наемник молчал. – Ну так я намекну. Всего три слова. Алир Кумар. Картина. Теперь понял?

– Кортес, – Влад устало вздохнул, – я уже три года как отошел от дел и не имею никакого отношения к Тайному Городу. И мне глубоко без разницы, что там у вас творится.

– А мне почему‑то так не кажется.

– Что ты имеешь ввиду? – Влад вскинул голову и с вызовом посмотрел Кортесу в глаза.

– Сегодня ночью кто‑то влез в дом к Алиру Кумару и спалил его картину. Думаю, тебе не нужно напоминать, как шасы оберегают свое имущество и какие охранные заклинания для этого используют. А в Тайном Городе, на моей памяти, было лишь два случая успешного проникновения во владения шасов. Один мы уже отмели, за отсутствием возможного исполнителя, остался лишь ты.

– И это все твои улики против меня? – Влад коротко рассмеялся. – Маловато и неубедительно будет, Кортес. Не ожидал от тебя. Думаешь, я такой единственный и неповторимый? Ошибаешься, среди челов самородков хватает. Так что советую поискать среди молодежи, а я уже слишком стар для таких фокусов и вообще, повторяю еще раз для непонятливыx, я больше не наемник. У меня свой успешный бизнес и меня вполне устраивает та жизнь, что я веду сейчас. Я уже не в том возрасте, когда ищут романтики и приключений на свою задницу.

– Три года назад, ты был не намного моложе, – негромко заметил Кортес, – и все равно решился влезть в здание Торговой Гильдии.

– Тогда был другой случай. Мы просто поспорили. То, о чем ты говоришь сейчас, не заставит меня совершить даже многомиллионный контракт.

– А долг?

– Что?

– Влад, у меня есть все основания полагать, что данный инцидент с Алиром произошел с непосредственным участием в нем Дитера де Гора. – При упоминании имени рыцаря, в глазах экс‑наемника проскочило смешанное чувство тревоги и настороженности. – Ты ведь его должник, Влад.

На скулах седовласого заиграли желваки, но он был непреклонен.

– Я все сказал, Кортес. А теперь выметайся.

– Все значит все, – покладисто склонил голову Кортес, поворачиваясь к двери и делая вид, что собирается уходить. Но неожиданно резко развернулся и сделал короткий выпад. Его тяжелый кулак встретился с переносицей Влада.

Не ожидавший нападения седовласый не успел отреагировать. Удар был не очень сильным. Не такой, чтобы лишить экс‑наемника чувств, но достаточно ощутимый, чтобы убедить его в серьезности намерений Кортеса.

– Проклятье, Кортес! За что? – Влад вскинул руки к окровавленному носу. – Я сказал тебе правду. Я тут ни при чем!

– Правду? – Кортес прищурился. – Ну так за нее и пострадать можно.

Он втащил Влада в гостиную и толкнул в ближайшее кресло. К удивлению Артема бывший наемник даже не сопротивлялся.

– А теперь, Влад, – Кортес по‑хозяйски достал из бара бутылку коньяка и три бокала, выставил их на стол и наполнил янтарной жидкостью, – мы с тобой поговорим. Тихо и спокойно, по‑дружески. И ты мне все расскажешь, начистоту, тоже по‑дружески. Да, ты прав, – Кортес сделал глоток из бокала, – прямых доказательств твоего причастия к этому делу у меня нет. Только косвенные. Но и их достаточно, чтобы устроить тебе сканирование памяти. Знаешь, моя девушка очень неплохо владеет некоторыми приемами и уверен, сможет вынуть из твоей головы много чего интересного.

Широкоплечий наемник недобро ухмыльнулся и налил себе еще порцию.

– И можешь потом сколько угодно жаловаться на наши незаконные действия, – добавил Артем. – Сантьяге.

– Твое здоровье, – Кортес отсалютовал Владу бокалом и сделал глоток.

Седовласый наемник мрачно изучал свои руки, не притрагиваясь к выпивке.

– Влад, я действительно не хочу доводить до подобного, – в голосе Кортеса зазвучало дружеское сочувствие. – Может быть, мы с тобой никогда не были друзьями, но нам случалось оказываться в одной лодке. Поэтому в память о старом давай все решим полюбовно. В конце концов, чего ты боишься, ведь по условию контракта ответственность все равно будешь нести не ты, а заказчик.

– Не было у меня контракта, – неожиданно тихо, не поднимая головы, буркнул Влад.

Кортес аж поперхнулся от удивления. Такого заявления он явно не ожидал.

– Что??? Ты что, серьезно?

– Не было у меня контракта, – уже более громко и отчетливо, с ноткой раздражения в голосе, повторил седовласый. – Да, это я влез в дом Кумара. Да, это я пытался спереть у него ту чертову картину, но официально у меня не было никакого контракта, доволен? – И он зло пронзил Кортеса взглядом.

Тот только разочарованно покачал головой.

– Не ожидал от тебя такой глупости, Влад. Честно, не ожидал. Ты же не глупый парень. Очень не глупый. Так какого Спящего ты полез к Кумару без всякой страховки?

– Я больше не наемник Тайного Города, забыл? Меня, считай, выперли из ваших рядов.

– Официально никто не лишал тебя права на практику. Ты сам решил уйти, – возразил Кортес. – Но это ничего не меняет. Однажды связав свою жизнь с Тайным Городом, ты остаешься его частью до конца жизни. Уж тебе ли этого не знать.

– После всего, что случилось, я не мог остаться.

– Ты сам так решил. Было доказано, что ты действовал в пределах допустимой самообороны, а тот рыцарь‑узурпатор сам виноват, – напомнил Кортес и как бы невзначай обронил. – Это подтвердил даже сам Дитер де Гор. Это ведь он тебя нанял влезть к Алиру? Чем он прижал тебя, Влад, что ты решился на подобную глупость без контракта? Уж не чувством же долга.

– Ты всегда был сообразительным малым, Кортес, – Влад усмехнулся. – Но я все равно не могу сдать тебе де Гора, потому что в противном случаи полетят не только его и моя головы.

– Ну, может быть, тогда хотя бы расскажешь, по‑дружески, что произошло и почему ты сейчас трясешься и собираешь вещи. Я видел сумки в коридоре. Собираешься сбежать? А уверен, что поможет?

– Не твое дело, – насупился Влад.

– А вдруг я смогу помочь?

– Сомневаюсь.

– А это уже мне решать. Для начала расскажи, что произошло между тобой и этим де Гором на самом деле, а там посмотрим.

– Упрямый ты, Кортес, – вздохнул седовласый. – Хорошо, я удовлетворю твое любопытство, а после спокойно возьму вещи и уеду. И если ты попытаешься меня остановить… – Влад демонстративно положил руку на рукоять «магнума». – Я еще не разучился стрелять.

– Не надо меня запугивать, Влад, – внешне Кортес был совершенно спокоен, но чувствовалось, что седовласый начинает его раздражать. – Не на того напал. Рассказывай.

– Это началось три года назад, когда в баре я прикончил того рыцаря‑узурпатора. И серьезных разбирательств с Орденом я избежал тогда, лишь благодаря вмешательству де Гора. Он официально заявил, что сам был свидетелем того, как узурпатор угрожал мне, а я лишь действовал в пределах допустимой самообороны. А так как его слово в Ордене много чего значило, меня довольно быстро оставили в покое, даже не подвергая испытанию «Поцелуем русалки».

– Неужели твое чувство благодарности ему было так велико, что ты решился на ограбление вассала Темного Двора без контракта? – не удержался от язвительности Артем.

Влад окатил его ледяным взглядом.

– Не все так просто, мальчик. Рыцаря‑узурпатора на самом деле убил не я. Сана.

– Сана? – Кортес наморщил лоб, вспоминая это имя. – Кажется так звали твою девушку.

– Да.

– Она из черных морян?

– Да. И этот чертов узурпатор оскорблял ее. Я вмешался. Он полез на меня с кинжалом… В общем у него были все шансы порезать меня в навский шуркь. Сана не позволила.

– А де Гор видел, кто на самом деле прикончил рыцаря, – догадался Артем.

Влад с горькой усмешкой посмотрел на молодого наемника и снова перевел глаза на Кортеса.

– Сообразительный у тебя напарник, Кортес. Да, он видел, как Сана всадила рыцарю нож под ребра. Я тогда всю вину на себя взял. Мне в любом случаи пришлось бы легче. Я все же был уважаемой личностью в Городе. А Сана кто? Просто моряна. Бедная девочка из презираемой семьи. Орден любыми правдами и неправдами добился бы ее казни.

– Значит де Гор шантажировал тебя Саной, – скорее утвердительно, чем вопросительно произнес Кортес и скрипнул зубами.

– Ублюдок, – негромко, но отчетливо процедил Артем.

– Да, – невесело согласился Влад. – Тогда он с меня ничего не потребовал. Сказал, придет время – верну долг.

– И когда он предложил тебе ограбить Алира, причем не заключая контракта, чтобы самому не засветиться, ты согласился, хотя заранее знал, что подставляешь шею под удар самому Темному Двору, – заключил Кортес.

– У меня не было выхода.

– Выход всегда есть, только не всегда это понимаешь вовремя, – философски заметил наемник.

Влад фыркнул.

– Оставь свои речи для Сантьяги. Это он у нас любитель высокопарной словесности. Мне это сейчас уже не поможет. Ты узнал, все что хотел, Кортес, теперь убирайся. Мне нужно собираться. – Влад решительно поднялся из кресла и направился к выходу из гостиной. – И не пытайся меня остановить. Я уже отправил Сану подальше из этого города, из этой страны, на другой конец земного шара. Теперь я должен уехать сам, чтобы позаботиться о ней.

– Я не буду тебя останавливать, – Кортес действительно не сделал попытки подняться. – Но не понимаю, к чему такая спешка? Я ведь еще не звонил Сантьяге и ничего ему не рассказал.

– Да при чем тут Сантьяга! Кортес, я же провалил заказ. Я должен был не испортить эту картину, а украсть, чтобы затем в целости и сохранности доставить ее де Гору. Но когда я попытался отключить охранное заклинание, там что‑то переклинило… клянусь, я такое первый раз видел: изображение в центре на глазах плавиться стало. Де Гор еще не знает о провале, но когда узнает, нам с Саной не жить.

– Влад, а если я поклянусь спокойным сном Спящего, что смогу вытащить тебя и Сану из этой передряги, но тебе придется подтвердить перед Сантьягой причастность к этому делу де Гора, ты согласишься?

Влад, прищурившись, посмотрел на Кортеса.

– Я не собираюсь становиться еще и твоим должником.

– Никаких долгов, Влад. Можешь считать это актом доброй воли с моей стороны.

Седовласы наемник молчал, пристально изучая лицо Кортеса и обдумывая, стоит ли верить тому. Чтобы помочь ему наконец принять решение, Кортес высказал последний свой аргумент.

– Ты, конечно, можешь сбежать, но подумай еще раз. Вряд ли ваша семейная жизнь с Саной будет такой замечательно и безоблачной, если вам придется все время прятаться, скрываться и жить с оглядкой назад. А в моих силах всего этого не допустить и навсегда избавить тебя и ее от грязного шантажа зарвавшегося рыцаря.

Видимо это подействовало, потому что Влад действительно сдался.

– Не знаю почему, но я верю тебе, Кортес.

Кортес улыбнулся.

– Потому что я не де Гор, Влад, и никогда не опускался и не опущусь так низко. 

* * *

 Расставить все точки над «i» собрались в офисе «Неприятных ощущений». Кроме двух наемников и комиссара, тут присутствовал амбициозный рыцарь‑коллекционер Дитер де Гор и Алир Кумар собственной персоной. С рыцарем, правда, вышла некоторая заминка, он категорически не хотел являться на встречу, ссылаясь на занятость и просто отсутствие желания общаться с комиссаром и его наемниками. Но Сантьяга умел убеждать. Алир же, наоборот, примчался с радостью. Художник не мог пропустить такого момента. Что может быть лучше, чем разоблаченный и пристыженный противник. Первые минут десять де Гор усиленно отпирался и все отрицал, уповая на то, что все это происки Темного Двора, а все эти обвинения в его адрес, лишь очередной повод разжечь конфликт между Навью и Чудью. Поэтому Кортесу не оставалось ничего, кроме как пригласить в их скромную компанию еще и Влада.

Но де Гор был крепким орешком.

– Все ваши обвинения глупы! Я не заключал никого контракта и это легко проверить, – бушевал оскорбленный де Гор. – А этот чел явно действовал на свой страх и риск. А теперь просто пытается свалить все на меня!

– Говорит он правду или нет, проверить весьма просто, – напомнил Сантьяга. – Достаточно будет испытания «Поцелуем русалки». А когда выясниться, что он все же говорит правду, то к вашему обвинению в незаконных действиях против вассала Темного Двора, повлекшим уничтожение его собственности, добавятся еще лжесвидетельства. Боюсь, рыцарь, после этого вам будет трудно смотреть в глаза многим своим соратникам и друзьям. Возможно так же, что вы даже потеряете свое положение в ложе.

Де Гор, насупившись, молчал довольно долго, явно обдумывая ситуацию, в которую попал и, наконец, нехотя буркнул:

– Ладно, чего вы хотите?

– На самом деле, – Алир тонко улыбнулся, – я тоже не горю желанием выносить этот маленький инцидент на всеобщее обозрение. А потому предлагаю решить все мирно, путем, так сказать, компромисса.

– То есть? – де Гор, до этого демонстративно не смотрящий в сторону художника, наконец соизволил взглянуть на него из под кустистых рыжих бровей.

– Ну, я, предположим, забуду, о том, что по вашей милости я лишился раритета. С трудом, но забуду. А вы постараетесь возместить мне потерю картины чем‑нибудь не менее ценным.

– Например?

– Например… – Алир постучал пальцем по подбородку, размышляя. – Вы помните ту золотую китайскую маску, Дитер, которую семьдесят лет назад вы приобрели на аукционе в Англии, а потом отказались мне продать? – Судя по вытянувшемуся лицу рыцаря он прекрасно помнил. – Так вот, думаю, ее будет вполне достаточно.

Только присутствие Сантьяги и трех крепких наемников не позволили де Гору вцепиться шасу в глотку. Хотя он был близок к этому. Покрасневший от бессильной ярости, рыцарь едва не жег всех пламенем из ноздрей.

– Мне кажется это справедливым. – спокойно заметил комиссар, но его черные глаза смотрели на рыцаря холодно. – Не правда ли, Дитер? Не большая цена, за все те неприятности, что вы доставили нашему уважаемому Алиру Кумару.

Пыхтящий де Гор с трудом подавил в себе вспышку ярости и кивнул.

– Вы правы, комиссар. Действительно, очень… кхм… мило со стороны Алира простить меня за эту глупую выходку. – Было видно, с каким трудом гордому рыцарю даются эти слова. – Я еще раз прошу у него прощения и прошу принять в качестве компенсации за нанесенный ущерб и в знак примирения мой скромный дар в виде золотой маски. – Де Гор вежливо поклонился.

Алир Кумар ответил таким же сдержанным поклоном, с трудом сдерживая расползающуюся по лицу улыбку.

– Что ж, можно считать инцидент исчерпанным, – Сантьяга довольно потер руки. 

* * *

 Пристыженный, а потому злой де Гор уехал первым. Вслед за ним упорхнул Артем, которому неожиданно позвонила Инга, заявив, что соскучилась, сбежала от родителей и соответственно из Франкфурта и сейчас ждет его в аэропорту. Поэтому привыкшему к неожиданным и сумасбродным выходкам своей подруги Артему не оставалось ничего, как мчаться встречать ее. Почти одновременно с ним, тепло попрощавшись со всеми, удалился довольный Алир Кумар.

В офисе «Неприятных ощущений» остались лишь трое – Кортес, Влад и Сантьяга.

– Комиссар, а что будет теперь со мной и с Саной? – поинтересовался бывший наемник, теребя молнию куртки и стараясь не смотреть в глаза Сантьяге.

– Ничего не будет. Алир ведь не дал делу ход в так сказать высшие инстанции. Мы все решили полюбовно и в узком кругу семьи, – Сантьяга негромко рассмеялся. – А значит, официально никакого происшествия вообще не было. К вам тоже особых претензий нет. Вы действовали по принуждению. Поэтому можете расслабиться и жить спокойно.

– Но де Гор… – Влад оставил молнию в покое и сейчас не знал, куда деть руки. – Он может попытаться мне отомстить.

– Не думаю, – не согласился с ним Сантьяга. – Сегодня уважаемый рыцарь получил хороший урок и относительно легко отделался. Вряд ли в скором будущем он захочет снова ввязаться во что‑нибудь сомнительное. Если вообще когда‑нибудь захочет. – И после недолгого размышления добавил. – В любом случаи, как бы там ни было, вы и Сана всегда можете рассчитывать на помощь со стороны Темного Двора.

Сидящий в соседнем кресле Кортес прикрыл усмешку рукой, глядя на вытягивающееся лицо Влада. Такого предложения от Сантьяги он точно не ожидал.

– Спасибо, комиссар за столь… э… щедрое предложение, – Влад был смущен. – Но все же я лучше пока уеду.

– Это ваше право, Влад, – Сантьяга пожал плечами. – Но если решите вернуться в Тайный Город и снова стать наемником, милости прошу. И постарайтесь больше не попадать в щекотливые ситуации.

– Я запомню ваши слова, комиссар, – Влад постарался искренне улыбнуться, но получилось немного натянуто. Видно было, что в присутствии Сантьяги он чувствует себя крайне неудобно. – У меня к вам только один вопрос. Это касается той картины… Почему она выгорела, комиссар? Мне казалось, я все делал правильно.

– Вы действительно все делали правильно, – согласился комиссар. – Просто случилось непредвиденное. Дело в том, Влад, что на этой картине стояла личная магическая подпись художника, ее написавшего. Собственно, ничего особенного эта подпись из себя не представляла. Просто предохраняла картину от старения и делала абсолютно невозможной ее подделку. А когда вы попытались преодолеть защитное заклинание, оберегавшее картину, ваше грубое вторжение в магические поля привело к некоему конфликту. Защитное заклинание «Глаз Валькирии», по идее, должно было уничтожать, точнее сжигать, любого, кто приближался к картине ближе, чем на пять метров. Но вместо этого, в тот момент, когда вы активизировал свои артефакты для его нейтрализации, произошло непредвиденное: магическая подпись дала сбой в работе «Глаза Валькирии» и в результате, вместо того чтобы спалить вас, «Глаз» спалил то, что, по идее, должен был охранять. Редкий случай, но такое случается, даже в магии. Я понял это по остаткам магической энергии в кабинете Алира. Потом сопоставил еще кое‑какие данные. И теперь абсолютно уверен, в том, что говорю.

– Мда… нет в этом мире совершенства, – задумчиво протянул Кортес, отпивая из бокала. – Но Алиру от этого не легче.

– Думаю, – комиссар лукаво улыбнулся, – он уже утешился новым раритетом. 

ЭПИЛОГ

 – Зачем ты хотел меня видеть, Сантьяга? – завернутый в черный плащ повелитель Нави пристально изучал расположившегося перед ним на столе нава в светло‑бежевом костюме. – Чтобы лишний раз продемонстрировать мне свою ужасную обновку. Опять между прочим белую.

– Бежевую, князь, бежевую, – поправил его Сантьяга. – И это не обновка. Я уже как‑то надевал этот костюм.

Черная фигура недовольно заклокотала и еще глубже завернулась в окружающий ее тягучий, почти осязаемый мрак.

– Мне это безразлично. Чего ты хотел?

– Ничего особенного, всего лишь сообщить одну маленькую, но приятную новость. Помните тот портрет с вашим изображением, что достался Алиру Кумару по наследству от предка и висел в его кабинете? И который он не хотел продать вам ни за какие деньги. – Черный капюшон неспешно качнулся. – Его больше нет. – Сантьяга закинул ногу на ногу и с интересом посмотрел на Князя. Сквозь вьющийся вокруг того плотный мрак трудно было что‑то разглядеть, поэтому Сантьяга скорее ощутил заинтересованность повелителя Нави.

– Ты избавился от него?

Комиссар качнул головой.

– Все сложилось намного лучше, чем я даже мог предположить. Всю грязную работу за меня сделал рыцарь Ордена и его наемник.

– Только избавь меня от подробностей.

– Как пожелаете.

– Картина точно уничтожена?

– Можно считать и так. Восстановлению не подлежит. Так что можете больше не волноваться. Единственное ваше изображение, князь, кануло в Лету. А охотники нарисовать вас еще раз, думаю, найдутся еще не скоро. 

* * *

 Всего через час он улетает в Италию. К жене и ребенку. И они опять будут жить втроем в их просторной, но такой уютной белокаменной вилле на берегу моря. Нет, в Москву он еще обязательно вернется. Возможно даже довольно скоро. Искать вдохновения, когда оно опять закончится. Сейчас же Алир чувствовал, как энергия творчества переполняет каждую его клеточку. Хотелось немедленно схватиться за кисть и начать творить новый шедевр. Но нельзя. В Италии его ждут жена и ребенок, и он обещал приехать. А вдохновение подождет. Тем более, что главные его генераторы он везет с собой.

Алир подошел к широкой кровати, на которой были разбросаны его личные, еще не упакованные в сумки вещи и выбрал из общей кучи тяжелую резную коробочку красного дерева. Внутри, на черном бархате покоилась изумительной красоты золотая маска – тончайшая китайская работа. Несколько мгновений Кумар любовался изящным изделием. По истине, трудно было поверить, что его изготовил чел. А может быть, и не чел? История маски, а точнее ее создателя, затерялась в веках.

Алир закрыл коробочку и перевел свой взгляд на нечто большое и квадратное в специальном кожаном чехле, стоящее у кровати. Шас осторожно расстегнул чехол. Внутри оказалась картина. Мрачная, в черно‑синих тонах и вместе с тем пропитанная удивительной энергетикой. Единственный портрет самого Князя Темного Двора. Алир не знал, почему Князь был так недоволен фактом существования этого портрета, но теперь это уже и не важно. Ныне, когда все думают, что картина погибла, Князь и Сантьяга наконец‑то оставят его в покое. Но сколько усилий ему пришлось приложить для этого.

Нет, изготовить копию ему не составило труда, да и с магической подписью особых проблем не возникло. Технология ее изготовления передавалась в их семье по наследству. Сложнее всего было зарядить подпись так, чтобы она среагировала с «Глазом Валькирии». Но все получилось, и даже лучше, чем он предполагал. Даже амбициозный глупец де Гор как нельзя лучше сыграл свою роль. Жаль, конечно было уничтожать голема. Возможно это была одна из лучших его работ в этой области. Но загадочный коллекционер выполнил возложенные на него функции и должен был исчезнуть, не оставив следов. И Алир знал, что так оно и произошло. Золотая табличка с заклинанием, надежно спрятанная на теле голема, превратила его в кучку праха всего через двадцать минут после разговора с де Гором в баре.

Алир вздохнул и погладил простую деревянную рамку. Жаль, конечно, что теперь он уже никогда и никому не сможет продемонстрировать свой шедевр. Не в Тайном Городе, во всяком случаи. Но разве это цена, за просто обладание таким раритетом и факт сознания того, что ему удалось обвести вокруг пальца самого Сантьягу? Очень немногие в Тайном Городе могли похвастаться, пусть даже перед самим собой, подобным достижением.

Алир застегнул чехол, вернул его на место, удовлетворенно хмыкнул и вышел из комнаты, прикрыв дверь.