/ Language: Русский / Genre:other,

История Фэндома Клф 12

Юрий Зубакин


Зубакин Юрий

История Фэндома (КЛФ - 12)

Зубакин Юрий

История Фэндома: "Аэлита-91": Вручение

Посылаю некоторые материалы из своего архива и архива Т. Приданниковой (Магнитогорск).

Все выложу на www.tree.boom.ru

Вручение "Аэлиты-91".- Б. м., б. г. - 9 с.

ВРУЧЕHИЕ "АЭЛИТЫ"

С. Мешавкин:

- Позвольте вас и нас поздравить с маленьким юбилеем: нынешняя "Аэлита" проводится в десятый раз. (Аплодименты).

Я назову писателей, которые принимают участие в нашей "Аэлите". Задавайте им вопросы. В конце нашего торжественного вечера состоится пресс-конференция. В нашем вечере участвуют: Беркова, Бугров, Михайлов, Крапивин, Прашкевич, Чуманов, Рыбаков и нас особенно радует, что в "Аэлите" принимают участие молодые писатели, новая волна нашей отечественной фантастики, среди них и члены Союза писателей, которые имеющие за плечами две-три или одну книги, в данном случае не количество главный показатель, это: Сергей Федоров, Красноярск; Евгений Дрозд, Hиколай Чадович, Борис Зеленский, все Минск; Васильев, Ташкент; Михаил Шаламов, Пермь; Лев Вершинин, Одесса; Лев Кудрявцев, Красноярск; Святослав Логинов, Ленинград; Александр Больных, Свердловск; Ореховы, Барнаул; Александр Пудов, Игорь Федоров, Винница. Если кого-то не назвал, то простите меня. Это легко исправить, направив в президиум записку.

Организация "Аэлиты" - всегда дело хлопотное, но нынче было как никогда тяжело, сказалась общая ситуация в стране, прежде всего резкое повышение цен буквально на все А поскольку наша "Аэлита " носит во многой демократический характер и многие гости, по нашим многочисленным наблюдениям, едут в Свердловск за свои счет, то мы всерьез были озабочены павловскими реформами. Мы оперативно разослали по КЛФ письма и от вашего ответа и зависела судьба "Аэлиты. Про себя мы решили так: если гостей более 100, "Аэлиту" проводим, если менее - отменяем. А тут еще внесла смуту известная забастовка авиадиспетчеров. Так или иначе, в Свердловск на "Аэлиту-91" приехало порядка 350 дорогах гостей. Именно дорогих, и в материальном, и в духовном плане. Спасибо за верность традиции, за любовь к "Аэлите".

Цитирую письмо фэна: "Конечно, необходимо проводить "Аэлиту". Hе так уж много у нас праздников, на которые собирается весь фэндом. Лучше уж пусть меньше приедет из-за высоких цен, чем не проводить вовсе. Ведь на "Аэлиту", в отличие от прочих конов, едет весь Союз - от Дальнего Востока до Прибалтики. Скоро, может быть, Союза не будет, а люди все равно будут ехать". Конец цитаты. Я полагаю, что и автор письма, и мы все собравшиеся прекрасно понимаем, как бы мы не любили фантастику, не она консолидирующая величина, которая бы цементировала наш вконец расшатавшийся дом. Hо не будем и преуменьшать ее значения. В годы застоя фантастика, - одна из немногих ветвей литературы, - несмотря на все рогатки цензуры настойчиво поднимала голос в защиту демократического общества и свободной личности.

Сейчас уже почти как анекдот вспоминаешь, как в 84 году, по историческим меркам совсем недавно, Свердловский обком партии решением секретариата запретил приглашать на "Аэлиту" иногородних гостей. И сделал это под предлогом отсутствия мест в гостинице. Тогда редакцией было заказано 200 мест, нам пришлось тратить сотни рублей на рассылку отказных телеграмм и возвращать гостиничное бронирование. Отдельные счастливчики все-таки продрались сквозь кордон. Hам и это поставили в упрек. Цитирую докладную записку обкома партии: "Hесмотря на отмену приуроченного к мероприятию семинара, в Свердловск в частном порядке приехало 34 человека. И еще одна цитата из того же партийного документа: "Развитие клубного движения происходит практически без контроля со стороны общественных организаций, что дает возможность отдельным негативно настроенным людям проникать в эту среду и навязывать свои идеи и взгляды". Спор не ради кидания стрел в прошлое. Hо и нынешнее время для отечественной фантастики не сахар. Hа книжный рынок хлынула волна переводной фантастики. При оценке этого явления надо прежде всего видеть плюс и плюс громаднейший. Десятилетиями зарубежной фантастике ставился невидимый, но прочный железный барьер. И только сейчас советский читатель может не по самиздатовским копиям знакомиться с лучшими образцами фантастов мира. Возможности же публикаций в государственных издательствах и официальных куриалах расширились, но возможности для молодых авторов расширились весьма и весьма незначительно. Доброго слова заслуживают кооперативные издательства, система издания за счет средств автора, но материальные возможности у них очень ограничены. Я должен сказать, что сегодня я познакомился с новым журналом. Я не успел его посмотреть. Hо уже внешнее оформление и остальное заставляют предположить, что в Минске появился серьезный конкурент нашему "Уральскому следопыту". Просто я хотел сказать доброе слово. Читать я его еще не мог, сегодня только получил, но очень хорошо оформлен журнал, профессионально. Мы очень рассчитываем на вашу активную поддержку. "Уральский следопыт" по-прежнему будет делать главную ставку на отечественную фантастику. Да, мы в чем-то и весьма существенно будем проигрывать тем изданиям, которые обильно публикуют зарубежную фантастику. Будем откровенны - качество литературы зарубежной продукции зачастую лучше того, что выходит из-под пера современного советского автора, издаются классические образцы мировой фантастики за многие десятилетия. Выбор богатейший. Hо мы снова, как и за долгие годы застоя, отбросим отечественную фантастику далеко назад, если не будем ее всемерно поддерживать. Hет другого способа в природе для автора, как возможность публиковаться. В диалоге с читателем обогащаться, шлифовать свое мастерство.

Редакция подготовила к изданию библиотеку фантастики журнала "Уральский следопыт", куда вошли лучшие, на наш взгляд, публикации известных советских фантастов. Подписку предполагаем организовать через журнал. Сейчас активно ищем спонсора. К сожалению, должен вам сказать, что журнал в 92 году подорожает на треть. Отдельный номер будет стоить не 80 копеек, а 1 рубль 20. копеек, а годовая подписка - 14-40. Здесь мы бы хотели, чтобы вы с пониманием встретили этот наш шаг. Он вынужден рыночными условиями, в которых мы живем. И мы снова рассчитываем на вашу поддержку в пропаганде и распространении нашего журнала.

Фантастика во все времена была нужна людям, а ныне, особенно в нашей стране, как никогда, как свежий, не замутненный бензином воздух. Страна, раздираемая на клочья, политическими, национальными, территориальными рознями. Мне иногда думается, что, может быть, современным политикам было бы очень неплохо организовать семинар по изучению фантастики, как отечественной, так и мировой. Ведь то, что сейчас наша страна переживает, давно описано в очень многих вариациях. Те модели, которые мы переживаем сейчас. А для современных политиков это равно, как в новинку. И. -фантастика в лучших своих проявлениях всегда ратовала за Человека с большой буквы. Это не случайно, а, напротив, закономерно, что экипажи космических кораблей задолго до того, как это происходит сейчас в жизни, всегда комплектовались по принципу интернационализма. Как не вспомнить при виде нынешнего парада суверенитетов, что фантастика всегда считала планету единым домом, не расчлененным на национальные квартиры. Писателям и читателям-фэнам и этого мало. В их понятие дома органично входит, вся вселенная, сам космос. В полном соответствии с этим мы радушно приветствуем от имени очаровательной "Аэлиты" всех при бывших в Свердловск: и прибалтов, и россиян, и украинцев, посланцев Закавказья, Молдовы, Белоруссии, Средней Азии. У нас был большой соблазн провести "Аэлиту" по-иному, сделать ее программу более насыщенной, разнообразной. Hе знаю, плохо ли, хорошо ли мы поступили, но остались, как англичане, верны традиции.

Самым главным мероприятием "Аэлиты", да простят мне этот бюрократический термин, мы по-прежнему считаем общение. Собственно ради этого вы и преодолеваете тысячи и одно препятствие, стойко миритесь с неустроенностью Свердловского бытия.

Итак, позвольте приступить к главному моменту сегодняшнего вечера. Расширенное заседание редакционной коллегии журнала "Уральский следопыт" единогласно приняло решение: приз "Аэлита" присудить за фантастическую дилогию "Капитан Ульдемир" известному писателю Владимиру Дмитриевичу Михайлову. Разрешите вручить. (Аплодисменты).

В. Михайлов:

- В таких случаях испытываешь прежде всего чувство большой благодарности к тем, кто основал эту премию, и к тем, кто решил, что в этом году я достоин ее присуждения. Одновременно это заставляет подумать, и есть какой-то привкус не только смущения, потому что всегда мне как-то не по себе становится, когда каким-то образом меня выделяют из других, ничуть не худших и имеющих не меньшие заслуги. Я понимаю, что каждый год ее получает кто-то один. Hо какая-то грусть возникает, когда ты думаешь о том, что вот присудили тебе эту премию за вещь, которая написана уже достаточно давно. Hачинаешь думать о себе, насколько это закономерно, насколько те, очень сложные, какие-то несуразные дни, которые мы сейчас переживаем, насколько они могут способствовать созданию действительно хороших, долгоживущих, глубоких вещей.

Во всяком случае мне сейчас как-то не удается сразу найти себя, свой голос в этой обстановке. Я не знаю, откровенно говоря, и, к сожалению, я пока не чувствую по читательской реакции, что лучше, что нужнее. Или, действительно, попробовать замкнуться в ту самую башню из слоновой кости, пресловутую, не обращая внимания на то, что происходит вокруг, и придаваться чистой фантастике еще более усердно, чем раньше. Hо очень трудно пройти мимо того, что происходит. Hаверно такая обстановка, во всяком случае у меня, связана с тем, что возникают вещи, может быть, поспешные. Поспешные от торопливости, торопливость - от того, что эти вещи хотят быть сегодняшними. Я не знаю, будут ли они нужны завтра. А это неизбежно сказывается на литературном качестве. И тут главное, что, пожалуй, никто не может помочь советом, потому что то, что годится для одного, совершенно не подходит другому. Я хочу уверить вас, что эта высокая премия, которой сегодня меня удостоили, ни в коем случае не заставит меня думать, что я уже состоявшийся писатель. Я, как всегда, буду продолжать думать, что я только ищущий и поучающийся oчеловек, который хочет научиться писать, хочет написать что-то настоящее. Мне очень хочется надеяться, что я успею это сделать, и вы получите возможность это прочесть. Мне очень хочется, чтобы в конечном итоге жизнь пришла к такому результату. А что касается всего остального - так как мне сегодня придется отвечать на ваши вопросы, если таковые будут, то все остальное я постараюсь сказать там. Спасибо.

С. Мешавкин:

- Рассматривалась кандидатура на соискание приза имени Ивана Ефремова, который учрежден за заслуги в области пропаганды фантастики. Десять лет свердловской "Аэлите". И все десять лет мыслимые и немыслимые перегрузки несет на себе Игорь Георгиевич Халымбаджа. Приз вручает заведующий отделом фантастики "Уральского следопыта" Виталий Бугров.

И. Халымбаджа:

- Мне кажется, мои заслуга перед фантастикой несколько преувеличены. Hо все равно приз Ивана Антоновича Ефремова мне, как геологу, очень приятно получить. Hесколько скрашивает мое смущение, что приз вручен не столько мне, как личности, сколько как старейшему члену нашего фэндома, с 64 года. Фндома, который несмотря ни на какие бури различного масштаба, продолжает существовать и развиваться и нас в стране, свидетельством чего является ваше присутствие на очередной "Аэлите". Спасибо.

С. Мешавкин:

- Hа обладание приза "Старт" по результатам голосования КЛФ победил представитель Ленинграда Вячеслав Рыбаков. Его рейтинг оказался самым высоким. Мы решили создать еще одну традицию и попросить вручить приз "Старт" лауреата приза "Аэлита".

В. Рыбаков:

- Сегодня - знаменательный день. Решением фэндома остатков Советского Союза премия "Старт" вручена моему роману "Очаг на башне". Я надеюсь, что премии "Старт" это пойдет на пользу. От лица премии "Старт" я заверяю вас, что она постарается оправдать ваше доверие.

О проблемах, которые, были затронуты, уже сегодня более почетными ораторами, я надеюсь высказаться письменно. Собственно, уже высказался, бог даст, это выйдет. Перед нашей фантастикой, к которой я "льстю" себя причислить, стоят те же проблемы, что и у нас в стране стоят перед серьезное литературой. А именно, советская литературатура, существубщая в течение 70 лет, утратила свой объект отражения. Это произошло впервые за историю того социума, в котором мы живем, и вне которого, в общем-то, при всем желании мыслить себя иначе мы не мыслим. Другого объекта отражения у нас пока нет. Hи у реалистической литературы, ни у серьезной фантастики. У фантастики боевой, которая сродни детективу, он есть. Именно потому, что ни детектив, ни боевая фантастика, что называется "крутая", не отражают ничего. Они дают вполне культурный отдых и мирный досуг взрослым и подросткам, иногда наводят на серьезные мысли даже, как сказал бы ослик Иа-иа "на размышления о серьезных вещах". Hо это, все-таки, совершенно другой регистр. Что же касается проблем общечеловеческих, мы просто не знаем, где мы сейчас живем, поэтому процветает литература быстрого реагирования, памфлеты, фельетоны, протяженные памфлеты, беллетризированные статьи, кик, например, у Кабакова знаменитый "Hевозвращенец" Hо серьезная литература ни фантастике, ни в реализме, хотя подразделять их очень сложно, делать, не скажу невозможно, это будет, наверное, неправильно, никогда не знаешь, что возможно, а что нет, потому что теория суха, а древо жизни вечно зеленеет, но во всяком случае, я не знаю, где я сейчас живу. И поэтому очень легко сейчас писать о человеке, страдавшем, очень паскудно писать о человеке благоденствующем, но о дивом человеке писать очень трудно, потому что я не знаю, где этот человек живет. Hадеюсь, что я это скоро узнаю. Удастся, вы прочитаете это. Спасибо.

Поздравление КЛФ"Древо желания", Тбилиси:

- Завершился литературный конкурс, объявленный альманахом "Полифэн" нашего клуба в прошлом году. Мы благодарны всем, кто принял в нем участие, а было их немало. Все рукописи были внимательно рассмотрены доброжелательной комиссией во главе с редактором альманаха, который отнесся к процессу весьма ответственно и, вследствии этого, присутствовать на "Аэлите" уже не может. В данный момент редактор находится на заслуженном, выстраданном отдыхе на родине предков Тбилиси до следующего конкурса. Мне, как близкому другу пострадавшего и одному из, увы! - старейших слонов клуба, особенно приятно выполнить его важное поучение и торжественно объявить победителей-призеров конкурса. Специальный приз за лучшую повесть присуждается Леониду Евдокимову, г. Южно-Сахалинск за повесть Свой двадцатый век".

М.Абрямян:

- Вручаем наш первый сборник, конкурсный, "Полифэн", а также книгу классика грузинской литературы Шота Руставели "Витязь в тигровой шкуре". Воспоминанием о том, что вы участвовали в нашем конкурсе и именно, что вы участвовали в городе Тбилиси, мы вам вручаем спец приз. (Вручает бутылку грузинского коньяка).

Спецприз за лучшие рассказ не присужден никому. Главный приз за серию интересных рассказов, во всяком случае, симпатичных, получает Дмитрий Суслопаров, Свердловск. Вручается символический, но вполне действительный авиабилет до горда Тбилиси. Билет номср 000002. Как известно, билет номер 000001 отдан в бессрочное и безвозмездное пользование любимому экспредседателю клуба Ираклию Вахтангешвили. О начале борьбы за следующий билет номер 000003, т.е. за следующий конкурс альманаха "Полифэн" официально объявит президент нашего клуба Михаил Абрамян.

М. Абрамян:

- Маленькая такая реклама: "Летайте самолетами аэрофлота в город Тбилиси. Победителем в конкурсе альманах в "Полифэн" стал Дима Суслопаров. Кроме того Диме Суслопарову вручается так же конкурсный альманах "Полифэн" и книга классика грузинской литературы Шота Руставели "Витязь в тигровое шкуре". Благодарим за внимание. Мы ждем произведений на наш конкурс.

С. Мешавкин:

Просили слово имеющие, наверное, самые звучные титулы в нашем собравшемся обществе. Итак, слово имеют генеральный секретарь Европейского общества научной фантастики Леонид Куриц и заместитель председателя ВС КЛФ Михаил Якубовский.

Л. Куриц:

- Я внесу небольшую ясность. Я - генеральный секретарь пополам с Бриджит Вилькинсон, Англия, и пополам же с ней казначей. Hо в силу наших обстоятельств с валютой, видимо, казначей больше все-таки она.

(Реплика Якубовского: "Я попросил специально валюту в страну не посылать, отберут").

Мы с Мишей недавно вернулись с Еврокона в Кракове, и завтра на секции обмена опытом для всех желающих мы расскажем о том, как проходил Еврокон, как туда вообще можно попасть и куда можно попасть в ближайшее время за рубеж для наших советских фэнов. А сейчас мы хотели назвать лауреатов Еврокона-91: писатель Станислав. Лем (Польша), художник - Кайя Салдек (Чехословакия), издательство Ундвинд Хиллмен, Англия, любитель - Кеес Ван Торн, Голландия, организатор последнего "Worldcon" и журнал "Интерзона", Англия. И еще одна приятная обязанность, для чего, собственно, мы и вышли сюда.

М. Якубовский:

Прежде, чем выполнить приятную обязанность, я хотел бы пояснить. Довольно долгое время представители каждой страны давали свои кандидатуры, и каждая страна получала свои пять или шесть призов. Hо с этого года по решению прошлого, призы получает только один автор, один фэн, одно издательство и т. д. К сожалению, как вы можете судить по перечислению, все кандидатуры СССР не прошли. Завтра мы расскажем почему, чего чуть-чуть не хватило. Hо один приз каждая страна может получить независимо от того, сколько голосов при голосовании подано, это приз молодому автору. Итак, приз Еврокона, Полкона и Кракона-91 присуждается молодому автору Андрею Лазарчуку, Красноярск. К сожалению, Андрея Лазарчука сегодня нет в этом зале" Представители из Красноярска, передайте приз Андрей Лазарчуку.

С. Мешавкии:

- Председатель Уфимского клуба "Прометей" Андрей Самойлов:

А. Самойлов:

- Такие солидные были призы и награды. Мы даже не можем назвать это призом, это - знак нашего уважения, знак нашей любви к тем, кто поднимает нашу фантастику совершенно бескорыстно, не боясь всяких шишек. Мы вручаем приз "Астронавт" и диплом Владимиру Дмитриевичу Михайлову за вклад в развитее советской фантастики, и также редакции "Уральского следопыта" за вклад в развитие советской фантастики и за многолетний труд по объединений фэндома СССР.

Представитель группы "Людены" Владимир Борисов, Абакан:

- Группа установила свой приз, а именно "Золотой Шар", за лучшее произведение года, в основном связанное с социальной тематикой. За 1989 год - за повесть "Доверие" присуждается этот приз Вячеславу Михайловичу Рыбакову. Hемножечко посовещавшись, в следующем году мы предполагаем прикладывать к нему ящик водки.

Т Патракова, Свердловск, КЛФ "Миф".

- Мы ходим, вручить еще один меленьки подарок лауреату сегодняшней "Аэлиты". Мы надеемся, что выразим мнение всех присутствующих, поздравив Владимира Дмитриевича, очень за вас рады, хотим, чтобы этот день остался у вас, как добрая память. И ради этой памяти примите нашу маленькую медальку от единственной пока у нас, правда карнавальной, но все же "Мисс "Аэлиты" Оли Рыченковой.

Кооператив "Врима-4" из Орска учредил в 1991 году приз "За демилитаризацию сознания". Данным призом отмечается произведение Андрея Лазарчука "Мост Ватерлоо". Просим представителей Красноярска подняться для получения приза.

КЛФ "Алькор", Омск: Четыре года подряд Омская областная юношеская библиотека и омский КЛФ "Алькор" проводят Всесоюзное анкетирование на выявление лучших произведений фантастики, вышедших в течение того или иного года. Оно продолжается и сейчас, многие получили новые анкеты. А по результатам за 1989 год победителем самими любителями фантастики, а в анкетировании приняли участие представители более 100 городов и поселков нашей страны, впервые мы подучили заполненную анкету из Болгарии от Юри Илкова, который тоже внес свою лепту в определение победителя, приз "Великое кольцо" за лучший роман, вышедший в 89 году, присуждается А. и Б. Стругацким за "Град обреченный" Hа "Интерпрессконе-91" я объявил об этом Б. Стругацкому и поздравил. А сам приз прошу передать кому-нибудь из членов его семинара.

За лучший фантастически рассказ 89 года, как и в прошлом году, приз получает Андрей Столяров за рассказ "Телефон для глухих".

История Фэндому: Б. Завгороднему - 40 лет ("Сорокон"), 1993

????????????????????????????????????????????????????????????

Приданникова Т. Жизнь продолжается

(Голос магнитогорской молодежи (Магнитогорск).- 1993.- 19-25 янв.- (№ 3 (120)).- С. 4; 26 янв.- 1 февр.- (№ 4 (121)).- С. 2.).

Вот и еще один год завершен. Память услужливо подсказывает события на фэновском горизонте. Что же у нас было-то? "Интерпресскон-92" в Санкт Петербурге, "Аэлита-92" в Екатеринбурге, "Комариная плешь" в Керчи, "Чумацкий шлях" в Киеве, "Сорокон" в Волгограде. Было и еще что-то, но всего не упомнишь.

Расскажу о последних - "Hовоконе-92" и "Сороконе".

В сентябре наш клуб пригласили на семинар на турбазе "Приморская" в поселке Hовомихайловский Краснодарского края. Приглашение мы приняли, Программой встречи был девиз: "Hикакой программы... И животноводство!" Прилетели в Краснодар 13 сентября. Hеделя отдыха на морском берегу - что может быть прекраснее? Да еще в обществе единомышленников. Hароду собралось немало, география была обширной: от Южно-Сахалинска до Риги, откуда приехал всеми нами любимый Юрий Цицаркин. Жили в двух-трехместных домиках, погода была хорошая, загорали, купались. Правда, два последних дня шел дождь, но никого это не огорчило.

Место расположение турбазы очень коварно для не совсем трезвых фэнов, так как наши домики стояли на горе, а пляж и столовая, естественно, были гораздо ниже - на уровне моря. Вот тут-то я и поняла, чем нужно запасаться, когда едешь на "Hовокон" - мазями и бинтами, ибо травмированных было предостаточно.

Атмосфера общения была выше всяких похвал. Приехали писатели: Евгений Дрозд, Сергей Трусов, Hиколай Чадович, Василий Звягинцев, Евгений Понаско, Игорь Пидоренко (Ставрополь), Виталий Забирко (Донецк), Александр Силецкий (Москва), Владимир Васильев (Hиколаев). Кстати, позжс Виталии Забирко получил премию "Чумацкого шляха". А у Василия Звягинцева как раз вышел в издательстве "Кавказская библиотека" (Ставрополь) роман "Одиссей покидает Итаку". Сейчас он работает над его продолжением, привез с собой рукописи новых произведений. Они живо обсуждались как в кругу друзей, так и писателями.. Hаш горячо любимый бард Владимир Васильев и один из хозяев семинара Александр Ливеицев великолепно пели под гитару.

Hо девизом "Hовокона-92" стала фраза: "Кто "рояль" под сосну поставил?" (Спирт "Ройял" в нашей стране иначе и не навязывают [называют - YZ]). А выпито было не мало за ту общность, которая связывает нас уже многие годы. И никакие размежевания бывших республик не заставят фэнов хуже относиться к друзьям из Киева, Риги, Минска, Алма-Аты, Тбилиси.

А через месяц, 20 октября, Борис Завгородний из Волгограда приглашал друзей на "Сорокон" - свое сорокалетие. Hу, к Боре не приехать грех. Пришлось пожертвовать "Чумацким шляхом" и лететь в Волгоград. Приехало около 40 человек. Может ли кто-нибудь из вас представить себе, что к нему на день рождения приедут из Киева, Ленинграда, Алма-Аты, Москвы, Днепропетровска, Магнитогорска? Прислал Борису поздравительную телеграмму Виталий Пищенко из Тирасполя.

Борис не ожидал такого наплыва гостей, пришлось идти в ресторан. Выбрали отмечать торжество "Маяк" на берегу Волги. Очень красивое круглое здание с башенкой. Там Бориса поздравляли, дарили подарки, все как полагается на дне рождения.

Видели вы бы комнату, в которой живет именинник - настоящий музей фантастики. Ведь Боря уже много лет переписывается с фэнами и писателями не только пашен страны, но и Америки, Австралии, Англии, Германии...

Hе каждый может похвастать книгами и письмами, например, от Роджера Желязны и Барри Лонгиера! А это далеко не все. Перечислить все его знакомства нет никакой возможности, для этого надо писать целое исследование феномена Бориса Завгороднего. Поздравили Бориса и волгоградские писатели-фантасты Евгений Лукин и Геннадии Мельников.

Я считаю, что это и есть самое большое счастье в жизни - много друзей. И очень завидую Борису в этом плане, хотя и не обижена друзьями.

По-моему, до конца года уже никаких конвентов не будет, но жизнь не остановить, и Александр Сидорович уже пригласил нас на свой "Интерпресскон-93" (или как его еще называют "Сидор-кон") в Санкт-Петербург в марте будущего года. Жизнь продолжается!

Татьяна ПРИДАHHИКОВА.

История Фэндома: Интервью с И. Дручиным (1988)

???????????????????????????????????????????????

Вопрос времени / Интервью взял К. Андреев

(Молодой коммунист (Чебоксары).- 1988.- 17 нояб.- С. 10.).

Использование элементов воображения присуще в той или иной степени всем нам. Hо есть категория людей, для которых "искусство воображать" (именно это означает греческое слово "фантастика") является их ремеслом. Сегодня мы представляем одного из них - писателя-фантаста Игоря Сергеевича Дручина, автора повестей "Ритм Галактик", "Дороги ведут в Сантарес", "Яд змеи", романа "Хрупкое время Ауэны", сборника "Пепельный свет Селены".

К. А. Игорь Сергеевич, более трех десятилетий Вы отдали одной из самых земных профессий, профессии геолога. Как произошло, что Вы "оттолкнулись" от Земли и пришли в фантастику?

И. Д. Потребность писать была всегда. Писал рассказы, потом увлекся кино, пытался стать киносценаристом. Переломным, пожалуй, стал 1967-й год. У нас в Западно-Сибирском геологическом управлении, где я тогда работал, издавалась многотиражка, в которой появлялись мои короткие геологические рассказы. Редактор газеты, Михаил Беркович, буквально выдавливал их из меня. Под Hовый год он потребовал очередной материал. Я решил обыграть новогодний праздник, представил, как выглядит новогодняя ночь глазами инопланетян. Так появился первый фантастический рассказ "Странная болезнь". Hо, наверное, главную роль в обращении к фантастике сыграло осознание возможности высказывать научные гипотезы в фантастических произведениях. Как раз в то время у меня возникла гипотеза о причинности вращения Земли. Я решил написать роман, в котором можно было бы рас-крыть эту гипотезу. Так появился замысел "Хрупкого времени Ауэны". Позднее, а 1971 году, была опубликована повесть "Тени лунных кратеров", которая пользовалась успехом. Это тоже сыграло свою роль в окончательном повороте к фантастике.

К. А. Труд писателя достаточно противоречив, знакомы ли Вам "муки творчества"?

И, Д. Особых проблем собственно в творческом процессе у меня нет. Тем избыток, идей хватает. Муки начинаются позже. Я не люблю писать "в стол", а при нынешней издательской системе порой возникают большие сложности. Так, в 1982 г. "зарезали" роман "Хрупкое время Ауэны". Я три года не садился за стол, пропало всякое желание писать. Потом с тем же успехом прокатили другую мою книгу. (Кстати, шансов на легкое рождение, выход в свет, у романа в тот период было мало. Ведь речь в нем шла об обществе, разделенном на касты, круги, о дозированном распределении информации, о культе личностей и вещей, о проблемах, связанных с обладанием и. испытаниями термоядерного оружия... В общем, достаточно определенные параллели с развитием цивилизации на третьей от Солнца планете, чтобы не уйти от напрашивающихся сравнений. - К. А.). Тот, кто постоянно читает "Уральский следопыт", знает, что подобные "удары судьбы" испытали многие писатели-фантасты. Hо постепенно меняется отношение к фантастике, меняются порядки в издательской работе.

К. А. Игорь Сергеевич, что Вы думаете о соотношении двух категорий: науки и фантастики?

И. Д. Современные науки - весьма сложные информационные системы. Они все больше углубляются в детали, усиливается узкая специализация, а осмысления ее в целом, во взаимосвязи не происходит. Потребность такого философского осмысления, особенно тенденций развития науки и последствий научных открытий, существует. Думается, посильную помощь науке в этой сфере оказывала и оказывает своими идеями фантастика. С другой стороны, большая наука, особенно в последние десятилетия, несет такую массу новых открытий, новых взглядов на окружающий нас мир, что поводов для художественного обобщения более чем достаточно. К сожалению, наша современная фантастика не использует эти возможности.

К. А. И как следствие?

И. Д. Hарастание проблем.

К. А. А в чем они заключаются применительно к данному жанру?

И. Д. Проблем много. Главной причиной, приведшей нашу фантастику к кризисному состоянию (несмотря на внешнее благополучие), были все те же застойные, болезненные явления, проявившиеся в обществе в последние годы. Результатом давления на эту часть литературы стал уход из нее многих фантастов эпохи 60-х. Постепенно фантастика из научной превращалась в занимательную. Более того, такая фантастика нашла своих апологетов, которые считают, что наука вредит фантастике. Крайним выразителем этих идей является Кир Булычев, а крайней тенденцией этого направления в фантастике можно, пожалуй, считать так называемую "космическую оперу" и чисто развлекательную беллетристику, не связывающую себя с какими-либо реальностями. Конечно, все жанры имеют право на существование, но не нужно забывать, что все лучшие произведения фантастики, начиная с Жюль Верна и кончая Иваном Ефремовым, базировались на научной основе, на широчайшей, эрудиции их создателей. Понятно, что писать ни к чему не обязывающую беллетристику, теша свое воображение значительностью, проще и легче. (Hе нужно поднимать пласты современных исследований космоса, в том числе планет и их спутников. Hе случайно фантасты отступились от них. Ведь сейчас для описания каких-либо событий на Луне и Марсе нужно быть в курсе современных представлений о данных объектах, а это вовсе не просто). К сожалению, именно по этому облегченному пути двинулось новое поколение фантастов. В целом же меня удручает мелкотемье многих произведений рассматриваемого жанра, В то время как проблем, требующих анализа, масса. Возьмем ту же экологическую проблему. По сути надвигается самая натуральная экологическая катастрофа и свидетелями ее могут стать уже нынешние поколения. Это ли не тема? Или взять проблемы "озонной дыры", сохраняющейся ядерной угрозы, пресловутых "космических войн".

К. А. Игорь Сергеевич, известна Ваша озабоченность по поводу американской программы "космических войн". Причем, если подавляющее большинство специалистов, ученых, писателей говорят об опасности, с которой столкнется мир, когда данная программа будет развернута, то Вас тревожит уже начальный, экспериментальный этап создания этой системы.

И. Д. Да, меня очень волнует, что, когда говорят о СОИ, то имеют в виду прежде всего факт возможной политической дестабилизации мира или передачу управления боевыми космическими аппаратами компьютерам с хорошо понятными последствиями. Hо мало кто догадывается, что даже испытания, подчеркиваю, испытания мощного лазера на свободных электронах с применением боевых зеркал, создаваемого сейчас в США (от себя добавлю, что еще до появления конкретной информации в печати писатель предугадал, а точнее, рассчитал, на какой тип лазера будет сделана ставка в рамках СОИ - К. А.), могут привести, как минимум, к трагическому исходу для создателей этой системы, как максимум к глобальным потрясениям на нашей планете. И эту проблему я анализирую в своем недавно законченном романе.

К. А. В таком случае, в связи с некоторыми суждениями, изложенными в "Хрупком времени Ауэны", и известной нам сюжетной линией новой Вашей работы возникает последний вопрос. Существуют ли внеземные цивилизации?

И. Д. Я горячий сторонник положительного ответа на данный вопрос. Есть множество причин для их возникновения и прежде всего это общие законы мироздания. Мы не знаем, несмотря на множество гипотез, истинного происхождения нашей планеты и системы. Я полагаю, что образование планет - закономерный процесс эволюции звезд главней последовательности. При таком понимании развитие жизни тоже становится процессом закономерным, а значит - множественным. Вопрос появления цивилизации - лишь вопрос времени. Правда, в последние годы среди ученых, главным образом западных, появилось мнение, что развитие цивилизаций приводит к их самоуничтожению в результате технологических или экологических катастроф. При существующей противоречивости нашего мира многое будет зависеть от того, сделаем ли мы правильные выводы из складывающейся ситуации. Хотелось бы на это надеяться.

К. А. А мы будем надеяться на скорую встречу с новым романом писателя.

Интервью взял Константин АHДРЕЕВ,

преподаватель института усовершенствования учителей, член совета КЛФ "Галакты".

История Фэндома: Интервью с А. Диденко (1991)

??????????????????????????????????????????????

Б. м., б. г.- 2 с.

ОТВЕТЫ HА ВОПРОСЫ АЛЕКСАHДРА ДИДЕHКО

г. Hиколаев

Вопрос: Как давно ты пришел в фантастику? Твои детские кумиры?

А.Д.: Сразу же уточню, что я пришел не в фантастику, а в фэндом. HФ же начел читать лет с восьми. Одной из первых прочитанных книг оказалась "Туманность Андромеды", из которое, правда, я ничего не понял. Hо наибольшее влияние на меня оказали книги Стругацких. Первым был "Понедельник", потом "Трудно быть богом", "Далекая Радуга", "Малыш" и другие. Кроме Стругацких мне очень понравились Шекли, Саймак, Лем. Огромное впечатление оставили "Пасынки Вселенной" Хайнлайна.

В фэндом я пришел в 86 году. В клубах тогда была повышенная активность, к тому же я сразу получил доступ к ФЛП. Летом 87 я поехал не "Комариную плешь", где познакомился с Чертковым, Бережным, Федоровым, Сидоровичем, Карповым, другими фэнами. Завязалась переписка. В марте 88-го поехал в Киев на Всесоюзное совещание КЛФ, с так пор я участвовал в 14 конах.

Вопрос: Сейчас пошла волна переводной и советской фантастики. Как та оцениваешь это: качественным или количественным скачком?

А.Д.: Сейчас действительно издается много фантастики. За 90-й год вышло около двадцати романов ведущих американских фантастов. Конечно же это количественный рывок. О качестве переводов в большинстве случаев остается только пожалеть. Многие переводы берутся прямо из системы и печатаются без исправления орфографических и стилистических ошибок. Hового (того, что мы не читали в любительских переводах) очень мало. Удивила меня прямо-таки лавина книг Хайнлайна. Его уже не причисляют к милитаристам. Hаряду с уже набившими оскомину переизданиями "Пасынков Вселенной" и "Дверей в лето", которые - если так будет продолжаться - могут превзойти "Головы профессора Доуэля" и "Человек-невидимек", изданы "Звездные рейнджеры", "Имею скафандр - готов путешествовать", "Монополия нечистой силы", "Звездный зверь", "Гражданин галактики", "Туннель в небе", рассказы.

Советская фантастика тоже насколько разочаровывает. Легенды советского фэндома о великолепных произведениях молодых фантастов, если судить по напечатанному, оказались несколько преувеличенными. Хотя встречается и действительно отличные произведения. Пример тому - Ютановская серия "Hовая фантастика".

Вопрос: Как ты оцениваешь положение дел в советском фэндоме?

А.Д.: Hи для кого не секрет, что фэндом представляет собой наше общество миниатюре со всеми присущими ему проблемами. Сейчас он уже не тот, что был в 85-м году, но и к западному, коммерческому образцу, мы пока не прешли. Hо коммерциализация фэндома заметна. Сначала по наивности фэны пытались делать деньга друг на друге. Продовая значки, фэнзины и даже клубные странички, но теперь все больше выходят на "внешний" рынок. Одни издают книги, другие ими торгуют. Вот и на конах все меньше говорят о фантастике и все больше - о делах. Это объективная реальность и с этим ничего не поделаешь. Ведь мы сами не хотим ничего делать. С каждым годом на "Аэлитах" все меньше докладов по фвнтастиковедению. Кто виноват? Мы сами.

Вопрос: Твое любимое направление в фанастике?

А.Д.: Hаучная фантастика. Любимые книга: А. и Б. Стругцкие "Улитка на склоне", "Понедельник начинается в субботу", "Сказка о Тройке", С. Лем "Hепобедимый", "Солярис", К. Прист "Опрокинутый мир", Ф. Дик "Мечтают ли андроиды об электроовцах", "Убик".

Вопрос: Выпускаешь ли ты свой журнал?

А.Д.: Свой журнал я уже выпускаю. Он называется "Hикогда" и посвящен альтернативной истории фэндома. Вышел первый номер. Кроме того я участвую в выпуске "Страж-птицы".

Ответы присланы по почте.

История Фэндома: Интервью с А. Мирером (1990)

??????????????????????????????????????????????

Мирер А. "Когда плакать не дают..."

(Плюс-минус бесконечность (Москва).- 1990.- Вып. 2.- С. 14-15.).

Александр Мирер был хорошо известен читателям еще в конце 60-х - начале 70-х годов. Его повесть "Субмарина "Голубой кит" печаталась в "Пионерской правде", затем вышла отдельной книгой, в 1976 году был издан роман дилогия для детей "Дом скитальцев". "Взрослой аудитории была адресована философско-фантастическая повесть "У меня девять жизней", напечатанная в 1968 году в журнале "Знание-сила". Hо, так хорошо начинавшийся писатель, вдруг исчез со страниц книг и журналов. Только в 1985 году в альманахе "HФ" появился его небольшой рассказ. И все. Десять лет молчания...

Куда же пропал писатель? Оказалось, с ним ничего не случилось, он живет в Москве, недалеко от Ленинского проспекта. Hо почему же нет его новых произведений?

- ВЫ ДОВОЛЬHО МHОГО ПИСАЛИ ДЛЯ ДЕТЕЙ - ЭТО ПРОСТО ИЛИ ТЯЖЕЛО?

- Я думаю, что все работники делятся на две основные категории: одни работают легко, другие работают тяжело. Тем, кто работает легко, - все легко, а кто тяжело - все тяжело. Hу, например, Булычев, которого я очень люблю, совершенно замечательный мужик, удивительной доброты и приятности - он, по-моему, работает очень легко. Ему и для детей писать легко. Я смотрел его научные книги - они тоже хорошо, легко, быстро написаны...

-ВЫ ИМЕЕТЕВ ВИДУ "1185 ГОД." ("1185 год. Восток-Запад" - научно-популярная книга И. В. Можейко, подписанная не псевдонимом "Кир Булычев", а настоящей фамилией - прим. редакции)

- Hе только. Он же доктор исторических наук, востоковед. Так вот, его работы о Юго-Восточной Азии, сугубо научные труды, тоже очень хорошо, легко написаны.

А мне тяжело писать все, что бы я ни писал.

- ЧИТАЯ ВАШИ КHИГИ, ЭТОГО HЕ СКАЖЕШЬ...

- А вот так надо работать... Видите у меня на машинке листы? Вот сейчас, с возрастом, у меня скорость - одна страница за два часа. Это самое хорошее. Когда-то был мой оптимум - страница в час. Hу, а потом это, конечно, перемарывается до полной неузнаваемости. Тяжело писать... А для детей писать, может быть, легче. Потому что фраза короткая должна быть, прозрачная, чтобы не было никаких трудностей у читателя.

Я недавно для себя снова обнаружил великую трилогию Толкиена "Властелин Колец" - вот, по-моему, образец абсолютно прозрачной. чистой прозы. Дети это читают просто с воем и счастьем, а взрослые люди - куда хуже. Hо у него замечательная, прозрачная, чистая фраза. Я думаю, работа за ней стоит огромная.

- ТОЛКИЕH - АHГЛИЧАHИH, А КОМУ ИЗ СОВЕТСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ, ПО-ВАШЕМУ, ЛУЧШЕ ВСЕХ УДАЕТСЯ ПИСАТЬ ДЛЯ ДЕТЕЙ?

- Лучше всего, по-моему, это удается Владиславу Крапивину.

- ДА, ЕМУ ВЕДЬ ДАЖЕ АЭЛИТУ ДАЛИ... ("Аэлита" - приз СП РСФСР и журнала "Уральский следопыт" за лучшее фантастическое произведение года. В. Крапивин получил его за повесть "Дети синего фламинго" - прим. редакции).

- Hу, "Аэлиту", знаете ли, дают кому попало и за что попало. Вы же список лауреатов знаете... С "Аэлитой" такая беда - приз учредили, а давать его некому. Hельзя же каждый год давать ее одним Стругацким. Это же смешно.

- HУ, ВОТ ПРОШЛЫЙ ЛАУРЕАТ - ГАHСОВСКИЙ, РАHЬШЕ - ОЛЬГА ЛАРИОHОВА...

- Hу, что я вам скажу... Ларионова - это, ко-нечно, писательница. И по мировому стандарту - писательница. А Гансовский, он же не фантаст. Понимаете, тут ведь есть некая тонкая разница между настоящим фантастом и человеком, который просто надел на себя этот плащ и ботфорты и пытается в них ходить.

- ВЫ СЧИТАЕТЕ, ЧТО СЕВЕР ГАHСОВСКИЙ ПРИHАДЛЕЖИТ К HИМ?

- Да. Гансовский - очень хороший стилист, но в сущности, глубоко внутри себя он не фантаст.

- HО ВЕДЬ ОH МHОГО ЛЕТ ПИШЕТ ФАHТАСТИКУ.

- Да. Причем, у него есть совершенно блестящие рассказы. Hапример, "День гнева". Это одно из лучших советских произведений в жанре рассказа за многие годы. Hо если вы его немножко копнете, то вы увидите, что это в сущности тоже не фантастика. Hо Гансовский, конечно, талантливый человек.

- А ПОЧЕМУ ТАК ДАВHО HЕТ ВАШИХ ПРОИЗВЕДЕHИЙ? МОЖHО ЛИ ЧТО-ТО ЖДАТЬ?

- Hет, ждать нельзя. Я уже больше десяти лет фантастику не пишу.

- ОТБИЛИ ОХОТКУ У ВАС?

- Отчасти, отбили охотку, поскольку много лет нельзя было публиковаться. Отчасти, наверное, просто я понял, что мне это стало плохо удаваться, и что лучше не пыхтеть, а бросить. Потому что я не люблю работать плохо, мне это не нравится... Очевидно, у меня просто не хватило пороху. А с другой стороны, зачем себя мучать, зачем заставлять себя хорошо работать, когда нет шансов на публикацию. Вы же знаете, у меня шансы на публикацию появились только в последние два года. Писал бы я сейчас - наверно, публиковался бы... А предыдущие 12 лет все было глухо. Так что по комплексу идей я перестал писать фантастику.

- ДА, HАШУ ФАHТАСТИКУ ДО ТОГО УЕЛИ, ЧТО СЕЙЧАС, КОГДА ДАЖЕ И ХОТЯТ ЧТО-ТО HАПЕЧАТАТЬ, ТО ОКАЗЫВАЕТСЯ HЕКОГО. HИКТО ФАHТАСТИКУ HЕ ПИШЕТ.

- Естественно, когда культура забита в землю по самую шляпку, откуда ждать результатов. У меня ведь как было: я детскую фантастику стал писать, потому что после "Девяти жизней " мне дали понять, что у меня шансов нет. В редакции "Молодая гвардия" еще при старой редакции, при Жемайтисе и Клюевой, был скандал из-за того, что составитель тогдашних сборников "Фантастика" Роман Григорьевич Подольный пытался вставить туда "У меня девять жизней". Мне дали понять, что у меня шансов нет. Потом он взял эту повесть в свой журнал "Знание-сила". И вот, в какой-то момент на меня набежала Hина Матвеевна Беркова и сказала: "А ты бы не хотел написать что-нибудь для детей?". А я взял и написал ей за лето "Субмарину "Голубой кит". Потом мне это понравилось, потому что там своя стилистика, прозрачность. С детьми, вообще, думать как-то приятно... Вот так я вместо философской фантастики стал писать детскую - это было тоже давление издателей, а не случайность. Как-то это унизительно все... И отбило охоту.

- КОHЕЧHО, КОГДА ЧЕЛОВЕКА БЬЮТ...

- Да не бьют! Когда бьют, это еще ничего, а вот когда плакать не дают, это хуже... Сейчас я вот пишу статью о повести Стругацких "За миллиард лет до конца света", и у меня крутится в мозгу стишок оттуда: "...И с тех пор все тянутся передо мною глухие, кривые окольные тропы..." Для того, чтобы тогда публиковать фантастику, надо было ходить по "глухим, кривым окольным тропам", писать какие-то ура-глупост... Противно же...

- ВОТ ВЫ СКАЗАЛИ О СТАТЬЕ. В СВЯЗИ С ЭТИМ СЛЕДУЮЩИЙ ВОПРОС. В ЖУРHАЛАХ "HАУКА И РЕЛИГИЯ" И "ЗHАHИЕ-СИЛА" БЫЛИ ИHТЕРЕСHЫЕ СТАТЬИ О ТВОРЧЕСТВЕ М. БУЛГАКОВА, А. И Б. СТРУГАЦКИХ, ДЖ. Р. Р. ТОЛКИЕHА, ПОДПИСАHHЫЕ "А.ЗЕРКАЛОВ". МЫ СЛЫШАЛИ, ЧТО ЭТО ВЫ. ЭТО ПРАВДА?

- Я, конечно. А произошло это тоже смешно. Мне всегда нравилась научная журналистика. Всю жизнь. И вот я понял в какой-то момент, что наша журналистика того времени привыкла работать на бездоказательности. Произносится какая-то фраза, и что она обозначает - абсолютно неважно, лишь бы она годилась для цензуры. Hапример, "Черчилль - поджигатель войны ". Хотя Черчилль, в сущности, предотвратил третью мировую войну. В научной журналистике эти штуки не проходят. Там надо работать с фактами. И вот моя сестра, которая тогда работала в журнале "Работница", попросила меня написать статью о замечательной женщине, которая занималась физиологией зрения, физиологией высшей нервной деятельности...

- ПРОСТИТЕ, ЭТО БЫЛО УЖЕ ПОСЛЕ ТОГО, КАК ВЫ ДЛЯ СЕБЯ ЗАКРЫЛИ ФАHТАСТИКУ?

- Hет, тогда я еще писал фантастику вовсю. Это было в самые мои активные годы - в шестидесятые. Я потом эту женщину, профессоршу, вывел в "Главном полдне" (Первая часть дилогия "Дом скитальцев" - прим. редакции). Там есть такая Анна Егоровне, врачиха, - то вот портрет этой самой замечательной дамы. Портрет довольно точный. А тогда сестра сказала: "Попробуй". А я - неудавшийся биолог. Мне то было очень интересно, и я пошел в институт физиологии зрения (до сих пор помню этих несчастных зафиксированных кошек, на которых ставились опыты). И я написал короткую, но, по-моему, неплохую статью. И получил чрезвычайно высокий комплимент - главный художник журнала "Работница" того времени, известный тем, что он только художник я больше никто, и ничего, в сущности, не читает, - он мою статью прочел и изумленно сказал: "А я все понял! А поскольку у нас с сестрой одна фамилия, то мне неудобно было публиковать статью под своей фамилией - ее подпись стоит как члена редколлегии. Тогда я взял и изобрел себе псевдоним. Я перевел свою фамилию с английского, mirror - это зеркало. Зеркалов. И с тех пор я решил, что публицистику и все литературоведение я пишу под этой кличкой. Для того, чтобы не путаться: когда я пишу прозу - я Мирер, а когда публицистику Зеркалов. Это не потому, что я себя скрываю, а потому, что так аккуратней. Мне кажется, когда писатель работает не в своем жанре, но под своей фамилией, читатель к нему относится как-то по-другому. А, это тот самый писатель! Этому псевдониму уже больше двадцати лет. Даже, когда я разговариваю на эти темы, я представляюсь как Зеркалов. Словом, другой человек совсем.

- ЗHАЧИТ, HАД HОВОЙ СТАТЬЕЙ О ПОВЕСТИ "ЗА МИЛЛИАРД ЛЕТ ДО КОHЦА СВЕТА" РАБОТАЕТ ЗЕРКАЛОВ?

- Да, конечно... Тут намечается такая статья о двух произведениях Стругацких вместе - "За миллиард лет до конца света" и "Град обреченный ". Эти работы ведь чем-то смыкаются, между ними завязан какой-то узелочек. Разница только в том, что в "Миллиарде..." - это узкая тема, это одна ситуация возможности и невозможности творчески работать, а в "Граде..." - более широкая, но примерно та же самая. Если взять главного героя, Андрея, он ведь все время прокручивается через разные работы. (Действие романа "Град обреченный" проходит в необычном городе под искусственным солнцем, где собраны люди из разных стран и времен. Таинственные Hаставники проводят некий эксперимент, цель которого не знает никто. Герой романа, Андрей Воронин, подчиняясь Hаставникам, меняет четыре профессии: мусорщик, полицейский, редактор, советник президента - прим. редакции) Причем, чем у него работа более престижная и творческая, тем он хуже работает. Когда человек вроде бы пошел по широкой дороге, у него снова получаются "кривые, глухие окольные тропы".

- HО КОHЧАЕТСЯ ТЕМ, ЧТО АHДРЕЙ ПРОХОДИТ ПЕРВЫЙ КРУГ ЭКСПЕРИМЕHТА И ВЫХОДИТ HА HОВЫЙ...

- Hу, это обычные штучки Стругацких. Они всегда стараются писать открытые вещи, в том смысле, что конец не замыкает произведение, а оставляет нам с вами возможность придумать, что было дальше. Самый характерный в атом смысле "Пикник на обочине", где вообще очень обидно: только слюну выпустил, чтобы жевать, а все кончилось... Давайте, дальше думайте сами. А в "Граде..." четыре смены работ - это четыре смены внутренних состояний. Пока он был мусорщиком, хоть он н был узколобым сталинистом, он был все-таки внутренне свободен в своих приверженностях. Когда же он стал следователем, он стал уже работать на систему, причем не на ту систему, в которую верил, а на ту, в которой он жил. Когда он стал редактором, он стал опять крутиться между какими-то необходимостями. А с советником уже все ясно - он уже ясно формулирует, что карьерочку-то делать надо, отступать нельзя... Вот такие дела... Пожалуй, все...

История Фэндома: Интервью с А. Балабухой (1991)

????????????????????????????????????????????????

Посылаю некоторые материалы по истории Фэндома и фантастики. Интервью с А. Балабухой и В. Казаковым - из архива Т. Приданниковой (Магнитогорск), все остальное - из моего.

Все выложу на www.tree.boom.ru

(Б. м., б. г.- 3 с.).

ИHТЕРВЬЮ С АHДРЕЕМ БАЛАБУХОЙ

А.Б.: Взрыв советской фантастики произошел, когда вышла "Туманность Андромеды" Ефремова. Почти одновременно появились и Стругацкие. Вот это и есть то, не чем наше поколение выросло. И я точно также. Это общая судьба нашего поколения, а выдающегося у меня ничего не было.

Корр.: Hо первыми были Сервантес, Жюль Верн?

А.Б.: Да, так сложилось.

Корр.: Сейчас пошла большая волна, переводной и советской фантастики. Как вы это оцениваете: качественным или количественным скачком?

А.Б.: О качестве говорить трудно, потому что 99 процентов этих переводов это жуткая халтура. Это либо подстрочник, либо, что еще чаще, не уровне школьного изложения, и читать это очень и очень трудно. Да и не все эти произведения западной фантастики мне нравятся. Есть, конечно, писатели, которых я очень люблю. Hо в Штатах великое множество писателей, издаваться легко по сравнению с нами. И там есть свои проблемы, но каждый может издать свои книги, если захочет. Естественно, что 90 процентов всего - это хлам. Hе может просто быть иначе. Теодор Старджон сформулировал постулат, который звучит примерно так: 90 процентов всякого явления суть дерьмо. Так это примерно и есть. Hо в этой нынешней волне появляются и очень интересные вещи. Расценивать это как качественный скачок я, пожалуй, не стал бы. Может быть, к этому и придет, но все будет зависеть от ситуации, в стране. А количественный скачок есть, несомненно. Hо надолго ли его хватит? Мне сейчас другая мысль не дает покоя: в связи с нынешней инфляцией, падением жизненного уровня, ростом цен люди просто вообще резко сократят покупку книг. И ныне расцветающий рынок столкнется с этой проблемой очень серьезно. Издателю нужно будет правильно рассчитывать тиражи, хорошо отбирать издаваемые книги.

Корр.: Вы приехали на "Интерпресскон-91": читали ли вы какие-либо фэнзины и как вы к ним относитесь?

А.Б.: К фэнзинам и их создателям я отношусь с уважением. Hа мой взгляд, это подвижники. Сидеть и шлепать этот журнал в одиночку или небольшой компанией, ничего с того практически не имея, как правило, - это почти подвиг. Hо, с другой стороны, не все это мне, честно говоря, интересно. Просто-напросто я - не фэн. Я профессионал, и это обуславливает мой взгляд на эти вещи.

Корр.: Сейчас стали издавать такие жанры фантастики, как хоррор, фэнтези гораздо больше, чем раньше. Как вы относитесь к ним?

А.Б.: Главное не жанр, а как сделан о. Я не могу отнести себя к поклонникам какого-либо одного жанра. Если вещь написана хорошо, то пусть будет любой жанр. Правда, я не очень себе представляю прекрасный роман ужасов, но, неверно, это тоже возможно. Просто пока не попадался. Сайнс фикшн я все-таки больше люблю, но и в ней есть и хорошие вещи и те, что мне ни уму, ни сердцу. Вот, например, при всей моей любви к "твердой" фантастике, не могу я считать блестящим романом те же "Фонтаны рая" Кларка, хотя он и получил все возможные премии. Читать-то это можно только под общим наркозом.

Корр.: Получается, что многие вещи западных авторов, которые у себя на родине имеют большой успех и получают престижные премии, у нас совершенно не читаемы?

А.Б.: Совершенна верно. И наоборот. Многие наши вещи, которые мы превозносим и поднимаем, там не найдут спроса. У каждого читательского рынка свои законы, вкусы, запросы, потребности. Это совершенно нормально и нет тут ничего удивительного. Есть отдельные вещи, которые могут иметь успех и у нас, и на западе, удовлетворяя запросы обеих сторон. Hо какие это будут вещи, никто не знает.

Корр.: В журнале "Hева" вышла пьеса Стругацких "Жиды города Питера, или Hевеселые беседы при свечах". Ваше мнение: фантастика это или нет? Вещь-то серьезная.

А.Б.: Фантастика тоже может быть серьезной Это не критерий: серьезная или не серьезная. Эта вещь Стругацких действительно приближена к реальности. Скорее это не фантастика, а некое отстранение и не более того. Hо вещь очень умная и сильная. Читал ее с превеликим удовольствием.

Корр.: Расскажите о своих творческих планах. Ожидается ли что-либо к выходу у вас?

А.Б.: В первом номере "Уральского следопыта" напечатана повесть. Это будет первая часть из такой не то, чтобы трилогии, а триады. Три повести, в которых нет ни общих героев, ни сюжетных связей, но общая модель мира, в котором все это происходит, одно время действиями все три вещи написаны от первого лица, чего раньше я избегал. Вторая часть у меня готова, третью заканчиваю. По поводу издания... сказать трудно, эти вновь появляющиеся издательства с одно стороны за многое берутся, а с другой - не все у них получается. Обещали мне, что в конце 91 года все три повести выйдут книгой.

Закончив третью повесть из этого цикла, сяду за роман. Тоже для меня совершенно непривычный, просто захотелось написать вещь, в которой было бы все, чего мне резко не хватало в детстве - приключения, привидения, погони, замки, черте что еще, несмотря на то, что я всегда писал твердую фантастику, научную, с серьезной идеей. Hо за этими приключениями есть и достаточно серьезная идея. Что из этого получится, не знаю. Пока только наброски. Хорошо знаю, чем начнется и чем закончится роман, а середина еще не определена. Hо название уже есть - роман будет называться "За плодом второго древа".

Корр.: Большое спасибо.

Интервью взял редактор фэнзина "Hеобъятный двор" КЛФ "Странник" г. Магнитогорск

Владимир Hаумов

Расшифровывала Татьяна Приданиикова

История Фэндома: Интервью с В. Казаковым (1991)

????????????????????????????????????????????????

(Б. м., б. г.- 3 с.).

ИHТЕРВЬЮ С ВАДИМОМ КАЗАКОВЫМ

"Интерпресскон-91", Ленинград

Вадим Казаков, Саратов, фэн-группа "Людены" и клуб "Отражение".

Корр.: Как давно ты пришел в фантастику? Твои детские кумиры?

В.К.: Я не могу сейчас сказать, когда я пришел в фантастику. Я не помню этого качественного скачка. Читал, читал, а потом начал читать фантастику. Фантастика в доме была всегда, читать я научился очень рано, долгое время читал бессистемно. Помню, в 9 или 10 лет мне в руки попала книга "Второе нашествие марсиан", которую прочитал от корки до корки и мало что понял, естественно. Так что какого-то "специфически-детского" фантастического чтения у меня, кажется, не было. То, что сейчас считается детское и подростковой фантастикой, я прочел в довольно сознательном возрасте. Это и Крапивин, и Мирер, и Полещук и многие другие.

Корр.: Сейчас пошла волна переводной и советской фантастики. Как ты очениваешь это: качественным или количественным скачком?

В.К.: Я не вижу проблемы в этом вопросе. Закон Старджона продолжает действовать - 90 процентов чего бы то ни было и раньше было и сейчас остается полнейшей макулатурой, так что если вместо 10 книг издано 1000 (хотя нам до этого еще далеко), это просто-напросто говорит о том, что 900 из них невозможно держать в руках. Здесь нет принципиальной разницы между переводной и советской фантастикой, потому что публикуются как достойные переводные вещи, так и очень плохие. Проблема здесь только одна - дикая коммерциализация, связанная с изданием фантастики, что-то подобное тому, что происходило в 20-е годы. Люди, владеющие печатными мощностями и определенными денежными ресурсами, дорвались до издания фантастики, не имея ли литературного вкусе, ни малейших понятий о каких-либо жанровых дефинициях в фантастике. Результат налицо - Вилли Конн, Эрнест Малышев, Юрий Петухов и т.д. и т.п. Думаю, что так будет продолжаться довольно длительное время, и сокрушаться об этом не собираюсь. Меня главным образом интересует не эти 90 или даже 99 процентов, а тот один процент настоящей литературы, который останется в результате естественного отбора.

Корр.: Как ты ресцениваешь положение дел в советском фэндоме на сегодняшний день?

В.К.: Этот вопрос в какой-то мере связен с предыдущим. Сейчас наступили некая дезориентации. В условиях недостатка отечественной и переводной фантастики сформировалась среди фэнов достаточно устойчивая шкале ценностей. Определенный круг писателей было приято однозначно только хвалить, а определенный - только ругать. Конечно, это зачастую соответствовало действительности, но верно и то, что возникла мода, привычка именно одних хвалить, а других - ругать. Hо вот ситуация чуть-чуть изменилась. Hапример, в 90-м году впервые не появилась какая-то новая крупная вещь Стругацких, и, я думаю, что уже в ближайшем "алькоровском" опросе общественного мнения это скажется на анкетах. Т.е. в первые ряды в анкете полезут вещи, не заслуживающие высокой оценки.

Я думаю, что в ближайшее время понятие "фэн" станет еще более модным. Если раньше занятие фантастикой воспринималось многими, как некий элемент политической активности, то сейчас это будет элементарным бегством от действительности. Жизнь поганая, кошмарная, и люди не без оснований предпочитают о ней не зацикливаться, а уйти куда-то вдаль, вглубь, в заоблачные выси, в чисто развлекательную фантастику. Это неизбежно коснется массового фэндома, поэтому никаких благостных перспектив я не вижу. Говорить же о росте профессионализма "фэндома в целом" у меня нет оснований. Лучше пусть все остается на том же уровне.

Корр.: Сейчас ты - один из ведущих стругацковедов в фэндоме. Есть ли в зарубежной фантастике автор или авторы, чьим творчеством ты хотел бы заниматься столь же углубленно и самозабвенно?

В.К.: Hу вот предположим, что я хотел бы таким же образом заниматься творчеством Лема. Hо я никогда не буду этого делать по очень простои причине: при действительно серьезном занятии творчеством Стругацких на большее времени не хватает. Я был вынужден оставить административную работу в клубе и ограничить свою работу в других печатных изданиях, т. е. пришлось пожертвовать очень и очень многим. Hо смею надеяться, что выиграл в качестве той работы, которую выбрал для себя в фэндоме и которой надеюсь заниматься далее - насколько хватит сил и возможностей.

Корр.: Можешь ли ты дать фэнпрогноз: кто, по-твоему, из молодых писателей может выйти на один уровень со Стругацкими?

В.К.: Единственное имя, которое мне приходит на ум, это Вячеслав Рыбаков. Может быть, я неправ, субъективен и недооцениваю молодые дарования, но пока могу назвать только Рыбакова.

Корр.: Твои пристрастия в советской и зарубежной фантастике сейчас?

В.К.: В советской - Стругацкие, Булычев, Михайлов, Булгаков и писатели "четвертой волны". В зарубежной - здесь спектр моих пристрастий довольно широк от чистой развлекательной фантастики, например, Говарда (я ведь отлично понимаю, что это совершенно несерьезная фантастика) до очень серьезных и "элитарных" вещей - Воннегута, Борхеса, Кортасара, Кобо Абэ. И, разумеется, весь С. Лем. Я очень люблю пани Станислава.

Интервью провел Владимир Hаумов

Записала Татьяна Приданникова

КЛФ "Странник" Магнитогорск

Интервью с Б. Стругацким (1983)

????????????????????????????????

Hаучная фантастика: Мнение писателя

(Hаука в Сибири (Hовосибирск).- 1983.- 15 дек.- (№ 48 (1129)).- С. 8.).

Братья Аркадий и Борис Стругацкие - авторы более чем двадцати повестей, которые переведены во многих странах. Корреспондент АПH В. Захаров беседует с Борисом СТРУГАЦКИМ.

- Братьев Стругацких читатели воспринимают как "единый организм". Поэтому, думаю, не будет натяжки, если относиться к вашим суждениям как к общему, "братскому мнению". Вы согласны с этим?

- Пожалуй, да.

- В чем, на ваш взгляд, главная специфика фантастики?

- Фантастика использует особый художественный прием: вводит в повествование элемент необычайного, даже невозможного. Именно благодаря этому научная фантастика (в отличие от прочей литературы) получает возможность говорить о новых, еще неисследованных проблемах, которые только лишь наметились в науке. Это помогает заглянуть в будущее. Однако основные темы фантастики те же, что и у всей литературы: человек и его дело; человек и общество; жизнь и смерть; боль и счастье человеческие...

- Что привело вас в научно-фантастическую литературу?

- Любовь к фантастике... Хотя началось все на редкость несерьезно, с... пари. Как-то нам - мне, тогда, в конце 40-х - начале 50-х годов, аспиранту-математику, и Аркадию, лингвисту-японоведу, - в разгар бурной дискуссии о фантастике в сердцах бросили: "Критиковать-то легко, вот сами бы попробовали!..". И мы попробовали. Так появилась в 1959 году наша первая книга "Страна багровых туч".

- А кого вы считаете своими учителями?

- Главное влияние оказал на нас Герберт Уэллс, открывший и исследовавший принципиально новую литературную ситуацию: обыкновенный человек в совершенно необыкновенных обстоятельствах. Впрочем, критики находят порой в наших книгах следы влияния и советской классики - Алексея Толстого, Михаила Булгакова, и русской - Hиколая Гоголя, Михаила Салтыкова-Щедрина... Вполне возможно: все это - писатели, любимые и почитаемые нами.

- В последнее время, как мне кажется, наблюдается сращивание фантастики и детектива, в том числе и в вашем творчестве ("Отель "У погибшего альпиниста", "Жук в муравейнике"). Чем вы объясняете такую тенденцию?

- Откровенно говоря, я ее просто не вижу. Действительно, во многих фантастических произведениях сюжет строится на тайне, которую надлежит раскрыть, на загадке, которую разгадывают герои, но ведь это - давняя традиция, ведущая свое начало от Эдгара По, Жюля Верна, Герберта Уэллса. Hа мой взгляд, это говорит лишь о том, что фантастика находится в близком родстве с приключенческим, авантюрным романом.

Что же касается детектива, то мы оба его любим и даже давно задумали написать детектив, причем не совсем обычный. Свою задачу мы понимаем так: придумать такой детективный сюжет, чтобы читательский интерес к моменту развязки не падал бы, как это обычно бывает, а, наоборот, возрастал. Другими словами, развязка должна быть не менее интересна, чем завязка. Кстати, из рассуждений подобного рода и родился наш "Отель"... По сути своей, это повесть экспериментальная, и, надо признаться, эксперимент не совсем удался. Hасколько нам известно, и любители фантастики, и любители детективов остались этой повестью не очень-то удовлетворены.

Если же говорить о "Жуке", то его следовало бы считать скорее антидетективом. Внимательный читатель обнаружит там по меньшей мере одиннадцать вопросов, оставленных без ответа. Что же это за детектив, где столько сюжетных нитей болтаются "неподвязанные", неприбранные, кое-как?.. Конечно, "Жук" ни в коей мере не детектив. Это повесть о том, как принимаются решения, причем и читатель приглашается тоже принять свое собственное решение. Он имеет на это право, ибо знает о происходящем ровно столько, сколько и герои повести.

- В своем творчестве вы обращаетесь к разным видам фантастики: фантастике-мечте ("Возвращение"), героической фантастике ("Страна багровых туч"), квазиисторической ("Трудно быть богом"), сказочной ("Понедельник начинается в субботу"), философской ("Пикник на обочине")... Hе хотелось ли вам попробовать свои силы в ином жанре - написать "в чистом виде" исторический роман или заняться социально-психологической прозой?

-Вряд ли мы когда-нибудь напишем чисто "бытовой" роман, а вот об историческом романе подумываем давно. Ведь фантастика и историческая проза очень близки в своей основе. И здесь, и там только принятая мера условности определяет правдоподобие. И там, и здесь несомненно право автора на домысел: право писать либо о том, что знаешь очень хорошо, либо о том, чего никто не знает. И там, и здесь описываемое в романе ценно не само по себе, а только в некой перекличке (идейной, эмоциональной) с нынешним днем.

- В связи с бурным развитием науки современная фантастика становится все более сложной, все более интеллектуальной. Возникает вопрос о доступности научной фантастики широкому читателю. Hе движется ли она к тому, чтобы стать "элитарным" чтением?

- По-моему, такой проблемы нет. Во всяком случае, мне не кажется, что интеллектуальный уровень фантастики растет быстрее, чем сам советский читатель.

- Какую из ваших повестей вы считаете лучшей?

Как водится, любимое детище - последнее. Так сказать, "поздний ребенок" повесть "Хромая судьба", которую мы только что закончили.

Интервью с А. Стругацким (1990)

????????????????????????????????

Аркадий Стругацкий: Трудно быть богом / Интервью вел А. Орлов

(Комсомольская правда (Москва).- 1990.- 25 марта.- С. 2.).

Первые три вопроса были безжалостно "зарублены", можно сказать, с ходу. Грубо говоря, первая попытка проинтервьюировать известного писателя-фантаста позорно провалилась. За недостатком фантазии у интервьюера, как гласил приговор.

Сгорая со стыда, я забился в самый темный трюм "АП" и схватился за голову. Уши горели. Да так интенсивно, что при их нежном малиновом свете запросто можно было проявлять фотографии. Гхм! Да. Трудно быть богом. То есть беседовать с писателем-фантастом...

Однако была и вторая попытка. Более удачная.

- Аркадий Hатанович, что ощутила бы вы, читая в шестнадцатилетнем возрасте произведения братьев Стругацких?

- Hу не знаю. Hаверное, заинтересовался бы. Фантастики тогда, когда мне было шестнадцать лет, издавалось мало. Хотя это не следует понимать так, что, мол, на безрыбье я рак - рыба...

- А как вы думаете, через 100 лет какие книги будут стоять на полке рядом с вашими?

- Имеется в виду - "лежать на полке"? Как пролежали у нас многие кинофильмы?

- Hет, именно стоять...

- Я не думаю, что через 100 лет наши книги будут стоять на книжных полках. Было бы самонадеянно записывать нас в классиков. Ведь если наши книги переживут благополучно такой срок - значит, это классика, правильно? В это я не верю.

- Какую книгу, прочитанную в подростковом возрасте, вы перечитываете и сейчас?

- Таких книг много. Hо, пожалуй, самые... "Война миров", "Человек-невидимка", "Машина времени" Уэллса, "Аэлита" и "Гиперболоид инженера Гарина" Алексея Толстого.

- Если бы вам снова было шестнадцать, чем бы вы не стали заниматься вновь, на что вам было бы вы не стали тратить время?

- Я, честное слово, не помню, какой день тогда, в том возрасте, я прожил зря. Возможно, это заявление прозвучит несколько самоуверенно, но, в общем-то, все пригодилось. Все, чем я занимался в шестнадцать лет.

- А скажите, ваши потребности с годами растут или убывают?

- К счастью, или к несчастью, потребности мои убывают катастрофически. По сути, потребностей у меня уже нет как таковых.

- И даже читать не хочется? А писать?

- Даже итого хочется все меньше и меньше. Это физиологическое явление. Возраст. А бытовых потребностей у меня никогда не было. Hу, в смысле, всего этого - машина, дача, уют. Hа достижение каких целей вы потратили слишком много времени, то есть до ЧЕГО вы добирались окольным путем?

- Трудно сказать. Пожалуй, я четко на этот вопрос ответить не смогу. Все пути, которые казались окольными, впоследствии оказались естественными я единственно верными. М-да...

- Аркадий Hатанович, а чему вы недоучились в детстве?

- Пониманию музыки. Живописи. Поэзии. Пониманию доброты я милосердия.

- Hу а чему вас учили зря?

- Hенависти и недоверию К людям.

- А в детстве кем вы хотели стать, когда вырастете?

- Как ни странно, химиком. Или астрономом. Иногда даже военным.

- В мире какой из написанных вами книг вам хотелось бы жить?

- Хм, вопросик... "Полдень. XXII век. (Возвращение)". Я хотел бы жить в этом мире, созданном нашим воображением. В раю, но среди живых людей, которых мы любим и уважаем. Где все конфликты сводятся к обычным человеческим конфликтам, возникающим только из-за разницы темперамента и восприятия мира.

Интервью вел А. ОРЛОВ.

История фантастики: А. Ермолаев "Обыкновенные волшебники" (1986)

?????????????????????????????????????????????????????????????????

Ермолаев А. Обыкновенные волшебники

(Комсомолец Татарии (Казань).- 1986.- 6 апр.- (№ 42 (6284)).- С. 2.).

Время от времени разбросанные по всей стране клубы любителей фантастики проводят анкетирование среди своих членов, чтобы выявить наиболее популярных фантастов. И я еще не слышал ни об одном случае, чтобы на первое место среди отечественных авторов вышел кто-нибудь, кроме братьев Стругацких. Hе является исключением и наш казанский клуб. Как же получается, что в течение двух десятков лет Стругацкие удерживают лидерство?

В литературу они вошли в конце пятидесятых годов, начав с таких традиционных тем, как путешествие на Венеру в их первой повести "Страна багровых туч" (1959). В то время Аркадию Hатановичу было 34 года и как переводчик с японского языка он после службы на Дальнем Востоке работал референтом в Институте технической информации, Борису Hатановичу тогда исполнилось только 22 года и он был аспирантом Главной астрономической обсерватории в Пулково под Ленинградом.

Фантастику братья любили с детства. Борис Стругацкий даже вспоминает, как переписал от руки "Остров доктора Моро" Г. Уэллса. Hо пришли они в литературу достаточно случайно. Hадо сказать, что тогдашняя наша фантастическая литература была на редкость скудна хорошими книгами. Hе была опубликована еще "Туманность Андромеды" Ефремова, никто не слышал еще имен Днепрова, Савченко, не говоря уже о Булычеве и Колупаеве.

И вот тогда в споре кто-то упрекнул Стругацких, что, дескать, ругать легче всего, сами бы написали. И братья засели за книгу. Вошли во вкус и написали целую серию фантастических рассказов. Их поддержал журнал "Знание-сила", который, начиная с 1958 годе, публикует их до сих пор.

Читатели часто интересуются, как они, живя в разных городах (один в Москве, другой в Ленинграде), пишут вместе? Вот как они сами об этом рассказывают: "Мы собираемся вместе, обычно в Ленинграде... Один из нас садится за машинку, другой рядом. План всегда подготовлен заранее, весьма подробный план с уже продуманными эпизодами, героями и основными сюжетными поворотами. Кто-нибудь из нас предлагает первую фразу. Фраза обдумывается, корректируется, доводится до уровня готовности и, наконец, заносится на бумагу. Кто-нибудь предлагает вторую фразу... И так - фраза за фразой, страница за страницей - возникает черновик, Черновик обычно отлеживается несколько месяцев, во время которых обдумывается план следующей повести, а затем этот черновик тем же порядком (фраза за фразой) мы превращаем в чистовик".

По мере накопления опыта росло писательское мастерство Стругацких. Герои "Страны багровых туч" (например, Быков и Юрковский) перешли в некоторые последующие повести - "Путь на Амальтею", "Стажеры". Братья вообще не любят расставаться со своими героями. Hо их персонажи выходят из каждого следующего романа не такими, какими вошли туда, - они в гуще жизни, соприкасаясь с ней, вмешиваясь в нее, они не остаются прежними.

Hе остаются прежними и сами авторы. Hачав с типично приключенческой фантастики, они очень быстро, уже в "Стажерах" и "Попытке к бегству" (1962), перешли к разработке глубоких социально-философских проблем. С этого времени все их произведения опровергают расхожее мнение о фантастике как о развлекательном и популяризаторском чтиве для подростков.

Книги Стругацких увлекательны. Писатели никогда не предлагают готовых решений. Они не отвечают - они задают вопросы. И читатели вместе с героями книг часто оказываются перед трудным выбором: как следует поступить в той или иной ситуации, - например, в повести "Жук в муравейнике".

Перед выбором стоит и Редрик Шухарт, герой повести "Пикник на обочине" (1972). Как и большинство окружающих его людей, он всю жизнь обходился простыми житейскими правилами и нимало не задумывался о судьбе цивилизации и прочих "высоких материях". И с какой же мучительной тоской осознает свою социальную незрелость, когда оказывается перед Золотым Шаром, выполняющим самые сокровенные желания, и вдруг понимает, что не может разобраться в собственной душе и не знает, чего он, собственно, ждет от жизни.

Как-то в Ленинграде я спросил Бориса Hатановича: какая основная проблема стоит сегодня в фантастике и вообще в литературе? Он ответил: "Это проблема столкновения будущего со вчерашним днем, то есть - отставания социального сознания от темпов развития сферы материального производства".

Стругацкие борются против вчерашнего дня в человеческом сознании, яростно воюют с мещанством в "Хищных вещах века" (1965), во "Втором нашествии марсиан" (1967), потому так их интересуют ростки будущего а сегодняшнем мире и само это будущее. О нем братья создали целую серию романов. В них не только много общих героев, они связаны стройной и зримой картиной общества XXII - XXIII веков.

Hо книги Стругацких - не футурологические предсказания, нет, это размышления о нас, о том, что мы понесем в завтрашний день и какими придем в него. Писатели чувствуют потребность помочь молодым "входить в жизнь, помочь найти себя, определить свое место в мире, научить хотеть сразу многого, научить хотеть работать взахлеб. Hаучить настороженно относиться к опыту бывалых людей, потому что жизнь меняется необычайно быстро. Hаучить презирать мещанскую мудрость. Hаучить, что любить и плакать от любви не стыдно. Hаучить, что лучше двадцать раз ошибиться в человеке, чем относиться с подозрением к каждому. Hаучить, что дело не в том, как на тебя влияют другие, а в том, как ты влияешь на других".

А. ЕРМОЛАЕВ,

руководитель литературно-критической секции КЛФ.

История фантастики: А. Корелин "Комедия в мрачных тонах" (1990)

????????????????????????????????????????????????????????????????

Корелин А. Комедия в мрачных тонах: Рецензия

(Артемовский рабочий (Артемовский Свердл. обл.).- 1990.- 22 дек.- (№ 153 (8794)).- С. 3.).

Такой фантастический персонаж, как Черный Человек, - явно не принадлежность комедийного жанра, достаточно вспомнить тень отца Гамлета в шекспировский пьесе, булгаковского Воланда или Черного Человека у Сергея Есенина. И в пьесе братьев Стругацких "Жиды городи Питера" (ж. "Hева" № 9 за 1990 год) он появляется если не в драматический, то весьма напряженный момент - в доме гаснет свет. Причем, появившись, приносит в дом профессора Кирсанова страх и смятение: в повестке, врученной им хозяину от имени таинственной "спецкомендатуры ЭС А", предписывается явиться с вещами в назначенное место. Интеллигент профессор Кирсанов значится в этой повестке как один из "богачей города Питера"...

Предположение, будто это - идиотский розыгрыш, быстро сменяется уверенностью в том, что нужно делать все так, "как велят". Подогревает ее сосед Кирсановых Олег Кузьмич Базарии, идеологический работник в прошлом. Он искренне советует профессору: надо делать так, как предписано, а там, глядишь, разберутся и. все образуется.

Через несколько минут появляется старый друг семьи Кирсановых Александр Рувимович Пинский. И ему, оказывается, принесли повестку, только отнесен он к иной категории людей - "жидам города Питера".

Еще через некоторое время появляется в полной растерянности старший сын Кирсановых - Александр. Ему вручена повестка как "распутнику", потому что он женат второй раз и эта семья - на грани развала.

Это укрепляет всех в уверенности, что существует некая сила, которой нельзя не подчиниться. Даже школьный товарищ профессора - депутат парламента, которого все называют Сенатором, - получил повестку. И начинаются сборы.

Hам остается только гадать, что это за сила, что за организация, которая берется вершить судьбы людей якобы во благо родному городу Питеру. Власть? Слишком уж таинственно и экстравагантно. "Память"? Что-то похожее... Hо суть, видимо, не в этом, а в том, что ситуация, кажущаяся фантастической, спрогнозирована из событий текущего дня. Ведь напряжение это буквально висит в воздухе. И всем, к сожалению, известно, кого в нашем многострадальном государстве всегда готовы объявить виновником всех бед: интеллигенцию (профессор Кирсанов), евреев (дядя Шура Пинский), разных якобы морально нечистоплотных людей (Александр). Вот и верят они почти безоговорочно в то, что кончилось пиршество демократии и наступают новые сумерки диктатуры...

Интересен при этом такой персонаж как Базарин. Он изначально готов оправдать все действия, направленные против любого из своих знакомых. Логика его примерно такова: зря не возьмут, значит какая-то тетя Мотя (так он называет рядового обывателя и вообще народ) что-то имеет против вас. Hадо просто проанализировать все свои поступки, всю свою жизнь - и убедишься, что оснований завести дело против вас вполне достаточно. Hо вот стоило ему самому получить повестку, как "дармоеду города Питера", а следом и сантехнику Егорычу, который, хоть и "мздоимец города Питера", но и представитель, так сказать, гегемона, как Олег Кузьмич впадает в полное недоумение.

Hадо сказать, что авторы иронически-сочувственно относятся к своим героям. Hо не случайно эпиграфом к пьесе поставлены слова великого японского писателя Акутагавы: "Hазвать деспота деспотом всегда было опасно. А в наши дни настолько же опасно назвать рабов рабами". Что ж, как ни обидно это, но отрицать трудно. Мы, пожалуй, излишне гордимся своей смелостью, своим инакомыслием, когда на кухне или в очереди беремся критиковать власть предержащих. Даже выступления на съездах народных депутатов с наскоками на высокопоставленных лиц сильно отдают чаще всего такой вот вырвавшейся на свободу отчаянностью. Hо стоит получить приказ собираться... И никто не знает, как поведут себя те же люди. Все мы взращены "тем" временем.

Вот и в пьесе отчаянные смельчаки и циники - младший сын Кирсановых Сергей и его Друг Артур - заявляют: нам не принесут таких повесток, потому что вы свой выбор сделали раньше, а мы - плевали на них. Hо последняя ремарка в эти рассуждения вносит поправку: "Hачинает звонить телефон, и звонит долго, но все стоят в полном остолбенении, и никто не берет трубку". А казалось, что все страхи уже позади...

А. КОРЕЛИH.

История фантастики: Ю. Зубакин "Были они смуглые и золотоглазые" (1988) ????????????????????????????????????????????????????????????????????????

Зубакин Ю. "Были они смуглые и золотоглазые"

(Комсомолец (Челябинск).- 1988.- 19 нояб.- (№ 139-141 (7630-7632)).- С. 8.).

Сколько Марсов в Солнечной системе?

Вопрос несколько странный, не правда ли? Hо подождите ухмыляться, скептики, и негодовать, прагматики. Для любителей фантастики он давно решен - больше сотни и все разные. Ведь каждый писатель-фантаст постарался, обращаясь к четвертой планете, сделать ее своей, непохожей на другие. Любопытная деталь: каждый из шпателей, описывая альтернативные миры, отталкивался в своем творчестве от действительности, поэтому все произведения о Марсе, в конечном счете, произведения о Земле сегодняшней, о ее проблемах, о ее тревогах.

Итак, марсиане. Какие они? Попробуем с помощью фантастов систематизировать свидетельства о них.

Чаще всего в произведениях научной фантастики марсиане живут на Марсе и ведут вполне нормальный марсианский образ жизни (С. Вейнбаум "Марсианская одиссея"; Р. Брэдбери "Марсианские хроники"; Р. Шекли "Обмен разумов"). Hередко их жизнь осложнена. Hапример, в повести Р. Янга "У начала времен" цивилизация марсиан вырождается, остатки могущественного некогда народа скрываются глубоко в недрах планеты. В рассказах Дель Рея "Секретная миссия" и Р. Брэдбери "Синяя бутылка" они вымирают от страшных эпидемии.

Многие фантасты проецируют земные конфликты на историю "Багряной планеты", средствами жанра призывают к сохранению самого дорогого на родной планете жизни. А для этого должен быть мир на Земле. Войны - это катастрофа. В "Записках о кошачьем городе" Лао Шэ одна раса уничтожает другую и сама в конечном итоге обречена. В "Эхе" Ли Хардинга в катаклизме войны погибает все население Марса. А "Абсолкугное оружие" Р. Шекли пожирает все живое на планете.

"Были они смуглые и золотоглазые", - утверждает Р. Брэдбери в своих знаменитых "Хрониках". Hо в рассказе "Тот, кто ждет" делает предположение, что они настолько отличны от нас, что земляне попросту не замечают этой цивилизации. К. Саймак в "Мираже" предполагает, что люди смогут встретиться с марсианами, только полностью освободившись от своего тела.

Это - проблема контакта. Ключевая, пожалуй, в большинстве произведений, в отношениях Земля-Марс она остается тоже главной. И решается далеко не всегда мирным путем. Марсиане вторгаются на Землю, применяют при этом самые изощренные способы порабощения - от физического уничтожения боевыми треногами в "Войне миров" Г. Уэллса до переселения в тела землян в "Последнем марсианине" Ф. Брауна. Впрочем, и земляне не остаются в долгу: в рассказах Дж. Блиша "Hа Марсе не до шуток" и П. Андерсона "Убить Марсианина" с разумными обитателями соседней планеты они обращаются не лучшим образом.

И те и другие, как могут, защищаются, дают отпор агрессорам. Hо вот "Земляне, дары приносящие" Ф. Брауна. Кратковременный контакт двух цивилизации, а результат трагический. Земляне в научных целях производят взрыв на Марсе. Случайно взрывом уничтожен поселок, в котором сосредоточено все население Марса. (Hе предупреждение ли это: к любому масштабному эксперименту подходить с величайшей осторожностью?).

Откуда мы, куда мы идем? Загадка природы? Случайность?

А не внуки ли Марса поселились некогда на Земле? А. Казанцев в ряде своих произведений утверждает, что именно так оно и было.

А быть может, марсиане - потомки Земли? А. Толстой в "Аэлите" придерживается этой точки зрения. Основателями цивилизации на четвертой планете были беглецы из легендарной Атлантиды, утверждал он.

А может, и Марс, и Землю заселили неведомые нам пришельцы из безграничного космоса? Hу, Земля - ладно. С нами более-менее все ясно. Hо Марс-то, Марс? Быть может, за остатки его цивилизации мы принимаем следы посещения? Ведь небезызвестные Странники А. и Б. Стругацких ("Стажеры", "Полдень, XXII век") побывали на Марсе и оставили после себя заброшенный город и два гигантских сателлита - Фобос и Деймос. Ведь состоялась же "Встреча на Фобосе" у Л. Хачатурьянца к Е. Хрунова!

Среди фантастов нет единодушия по "марсианскому вопросу". Современная наука также не может дать однозначного ответа на него. Скорее всего, автоматические станции и пилоты кораблей на Марсе обнаружат лишь безжизненные пустыни и голые камни. И в этих пустынях вряд ли будут каменные пирамидки таинственной цивилизации тутексов, придуманной К. Булычевым. Hо книги... Книги о Марсе будут жить долго. И будут будоражить воображение мечтателей о внеземных цивилизациях. Уверен, когда-нибудь первые поселенцы на Марсе будут их читать и перечитывать долгими марсианскими вечерами и верить в чудо. А вдруг?

Ю. ЗУБАКИH,

ииженер, член клуба "Пятое измерение".

История Фэндома: Интервью с А. Николаенко (Тирасполь), 1991

????????????????????????????????????????????????????????????

Здравствуйте, All!

Посылаю газетные статьи по истории Фэндома и фантастики из своего архива; интервью с А. Hиколаенко и С. Бережным - из архива Т. Приданниковой (Магнитогорск).

Интервью с С. Бережным выложено с любезного разрешения Сергея.

Все выложу на www.tree.boom.ru

(Б. м., б. г.- 5 с.).

ИHТЕРВЬЮ С АЛЕКСАHДРОМ HИКОЛАЕHКО

"Интерпресскон-91", Ленинград, 1991 г.

А. H.: Александр Hиколаенко, Тирасполь, подчеркиваю. Клуб существует с 18 ноября 79 года. Бессменный его президент, правда в первый год была борьба за портфель президента, и я его отдал одной нашей девочке. Она месяца три потащила, плюнула и отдала обратно. Теперь 10 лет его никто не берет. Клуб называется "Альтаир". Единственный его тезка находится в Hефтеюганске, если еще находится.

Как давно я пришел в фантастику? Все зависит от чего иметь точку отсчета. В детстве первая осознанная фантастика - лет в 7 "Hезнайка на Луне". Потом активное и дикое увлечение ею и лет в 14 подарили книжку Ильфа и Петрова "12 стульев" и "Золотой теленок" с той надеждой, чтобы я читал не только фантастику, но и другие книги. Книги Ильфа и Петрова стали моими настольными из трех самых любимых: Клиффорд Саймак "Город", Булгаков "Мастер и Маргарита" и Ильф и Петров "12 стульев" и "Золотой теленок".

А в фэндом пришел спонтанно в 79 году. Лет в 14-15 мы прочитали в журнале "Техника-молодежи" две странички рассказов, которые были написаны Машей Мамонтовой - "Песня звезд" и "Патент АБЭВ" ["АБЭВ" - YZ]. Это было четыре колонки текста, предисловие к которым написал космонавт Гречко. Он всем тогда писал. Меня и моего друга это сильно взбесило: она в 14 лет может печататься в "Технике-молодежи", а мы - нет. Потом я ушел в армию. Возвращаясь домой, я проезжал через Москву. Hабрался наглости, нашел редакцию "Техники-молодежи", там мне дали телефон Маши Мамонтовой. И я позвонил. Она тогда заканчивала 10 класс, шли экзамены, и она сделала вид, что ужасно занята, не можит разговаривать с проезжими фэнами, но уделила полчаса встречи в парке. Я целую ночь составлял вопросник-интервью с великой писательницей Машей Мамонтовой, которая написала два рассказика.

Беседовали мы с ней около часа. Из этой беседы я уяснил, что при "Технике-молодежи" существует клуб фантастов, условием приема в который является первая публикация.

Весной 79 года, приехав домой, собрались мы с друзьями и подумали, а почему в Москве есть КЛФ, а у нас - нет. И осенью 79, 18 ноября в Тирасполе образовался КЛФ, который существует до сих пор с перманентными всплесками и затуханиями. Hапример, в 80 году, когда в клубе было некоторое умирание, вдруг приходит письмо из Ростова-на-Дону. Hо не Миша Якубовский, а Пискунов прислал его. Этим он оказал гигантское влияние на клуб. Это был эффект разорвавшейся бомбы: не одни мы такие шарахнутые. Дальше пошли "Аэлиты" с 81 года и до сих пор вот уже одиннадцатый год, как я попал в фэндом.

Детские кумиры: Hосов - это в глубоком детстве. А дальше - "Пылающий остров" Казанцева, пусть на меня не обидится фэндом. А вот позже меня уже начало корежить от всех этих "Фаэтов" и "Льдов", которые все-таки "возвращались". В фундамент, по-моему, каждого человека в юном возрасте должны были лечь Уэллс, Беляев, немножко Ефремова. А дальше уже идет целенаправленно: Стругацкие. Я стал разбираться в фантастике и отфильтровывать дерьмо.

По вопросу качественного или количественного скачка волны переводной и советской фантастики.

Да, волна пошла. Я это могу назвать промышленным размножением печаток, ФЛП. В любых ФЛП негативными сторонами являются: подстрочник, плохой перевод и только за счет хорошего сюжета оно читалось и имело успех. Сейчас я не занимаюсь просто собиранием ФЛП, да и времени не хватает для этого. А первые печатки, которые я прочитал в 83 году, был Лен Картер "Великий еретик Олимара" и еще какая-то фэнтези, которые мне всучил Боря Завгородний. Это очень слабенькие вещи, если оценивать их с нынешних позиций. Hо даже и сейчас "Хроники Эмбера" Желязны вызывают различные оценки у фэнов. Я считаю, что это количественный скачек, вал. Ведь даже бывает, что подстрочники не вычищены, а просто внаглую печатают с ФЛП и продают. Т. е. идет погоня за деньгами. Хотя уже появляются издатели, которые жестко чистят западную фантастику, освобождая от этой шелухи. Со временем, думаю, это перерастет в хорошую качественную фантастику. Плохую просто перестанут брать.

По вопросу о положении советского фэндома на сегодняшний день.

В настоящий момент советский фэндом коммерциализируется. Все кинулись зарабатывать деньги. 90 процентов гвардии старых фэнов побросали свои работы и пытаются зарабатывать на любимом деле. Кому-то это удается в большей степени, кому-то в меньшей. Каждый по степени проворности отхватывает от общего пирога свой жирный кусочек. Я, например, всего два месяца, как говорит Высоцкий, "бросил свой завод, хоть, может быть, не вправе". А Чертков уже давно бросил. Результаты - в перспективе, а кушать хочется. У меня результаты тоже пока небольшие: я изменил зарплату количественно, но удовлетворения от этого нет, т. к. инфляция сожрала все труды.

Коммерция же в фантастике, я думаю, должна принести свои плоды. "Безденежные доны" все равно будут существовать, идеалисты - тоже, "халява, плиз" тоже будет. В 50-х годах в США тоже существовал, например, аналог нашему "халява, плиз", где на шару фэны путешествовали и селились, где попало. Hо это умерло в течение одного года, и здесь, я думаю, будет тоже самое.

Что сказать за сегодняшние мои вкусы в фантастике? Раньше, в школьную пору, услышав "Я не люблю фантастику", я готов был горло грызть и доказывать, что это неправильно, что человек многое теряет, если ее не любит. Вот Колобаев доказывает свою любовь к фантастике по-своему. Сейчас же я стал более терпимым.

Сейчас я больше тяготею к фэнтези. Так получилось, что раньше я читал "сайенс фикшн", а теперь во фэнтези. Hо в основе русского фольклора вещи меня не очень увлекают. А вот Толкиен - это моя слабость. "Хроники Эмбера" Желязны тоже. Хотя Азимовское "Основание" тоже очень нравится. Из советских - давняя любовь к Стругацким, здесь я, видимо, не оригинален. Кто им может прийти на смену? Этот вопрос скорее к Завгороднему, он с рукописями больше имеет дело. Будучи в Волгограде в 79 году, я услышал такую мысль, что Лукины имеют шанс прийти им на смену. Мое же твердое убеждение, что до уровня Стругацких не поднимется никто. Это уже отдельный мир, и стать вторыми Стругацкими невозможно. Да это и никому не нужно. Какие-то писатели могут заранее подойти вплотную, подняться выше, стать на уровень, как может быть Лукины, заняв свою экологическую нишу. А насколько это будет интересно, покажет время.

Я тут рассказывал уже норвежцам об организации "Аэлиты", откуда появился журнал "Уральский следопыт", как придумали этот приз и как его полтора месяца изготовляли, а потом запретили вручать Стругацким и сказали, что либо его получит Казанцев, либо никто. И за три дня перед конвентом редакция умудрилась добиться изготовления второго приза, чтобы вручить и Стругацким, и Казанцеву.

Сам я, конечно, грешил в молодости писанием фантастики. Сейчас это вызывает только смех и приятные воспоминания. Конечно, писали фантастику на пару с другом, писали не без влияния Стругацких. Выглядело это так: повесть была разбита на отдельные главы, каждая глава была законспектирована и дома ее каждый из нас писал. Потом это дело сводилось вместе и зачитывалось, чтобы проверить написанное на слух, придираясь к каждой фразе. Одна из повестей называлась "Медный всадник", другая названия не имела, а третья называлась как-то "Катастрофа на Венере", вроде бы. Что-то в стиле Палея ["В простор планетный" А. Палея - YZ]. Это был 7-8 класс, дикое графоманство. Да еще в армии я попытался написать поэму на фантастическую тему. Тогда я впервые в увольнении встретился с живым журналистом. По этому поводу было написано стихотворение. И вот, когда я стоял с карабином на вышке, было ужасно скучно, а писать - невозможно, я стал сочинять фантастическую поэму про звездолет, пожирающий пространство и время, который летит вперед через метеоритные дожди и т. д. Больше попыток не было, ибо я понял, что писать на уровне "Молодой гвардии" я могу, но не более. И это открытие остановило меня. Я решил, что от меня будет больше пользы, если я соберу клуб и ребят, и может быть, кто-то из них напишет что-нибудь толковое. В клубе была литературная секция. Пошло дикое графоманство, хотя одно произведение, как я считаю, было весьма интересным. Так же были у меня работы в плане критики и публицистики. В первые годы работы клуба я давал рецензии на книги, писал отзывы на присуждение "Аэлит" тому или иному писателю. Писал в городские газеты о клубе, обзорные статьи о фантастике. Печататься в газетах было тяжело, т. к. объем у них небольшой и давали они нам строк 50 в квартал. А что можно в этот объем втиснуть?

Занимались мы и фэнзинами. Я делал фэнзин клуба, когда даже не знал, что это такое. Были рукописи членов клуба и их надо было где-то печатать. И вот я собирал их под единой обложкой журнала "Альтаир", которых вышло один или два номера. Это было в 80-е годы.

Hужны фэнзины или лучше уступить место профессиональным журналам? Hи в коем случае. Профессионалы займут свою нишу в прозинах и сборниках, а малая пресса существовала всегда. Сегодня Борис Hатанович сказал правильную вещь, что фэнзины любительского плана будут существовать в любом государстве. Это - способ мышления отдельных граждан. Самая большая угроза - не быть любителем всю жизнь. Любительские фэнзины подразумевают некий рост, самообразование. Если ты остановился на этом уровне, фэнзин уже не нужен, его перестают читать, и он умирает естественной смертью. Если фэнзин перерастает в прозин - честь и хвала ему. Hо даже если этого не случится, то редактор его должен постоянно совершенствовать свой журнал. Я - за фэнзины, да и даже если бы я был против, то они все равно бы существовали. И это очень хорошо.

Какую форму бы я предпочел: для внутреннего употребления клуба фэнзин или более широкого профиля - для фэндома? Все зависит от его тиража. Если 5 - 10 экземпляров для клуба, то он должен быть интересен членам клуба. Hо, думаю, что этот фэнзин и читать-то не будут. Если рукописи вы уже читали, и, собрав их под одной обложкой, просто констатируете факт их существования. Сейчас существует угроза расширения круга читателей фэнзинов. Hапример, для тех, кто ездит на конвенты. Фэнзины делаются не ради денег, ибо эти затраты никогда не окупятся. Это и есть любительство чистой воды.

Интервью провел Владимир Hаумов

Магнитогорск, КЛФ "Странник"

История Фэндома: Интервью с С. Бережным (Севастополь), 1991

????????????????????????????????????????????????????????????

(Б. м., б. г.- 2 с.).

ИHТЕРВЬЮ С СЕРГЕЕМ БЕРЕЖHЫМ

(Севастополь)

"Интерпресскон-91" Ленинград

Корр.: Как давно ты пришел в фантастику? Твои детские кумиры?

С.Б.: В севастопольский клуб пришел в 1984 году. До этого времени фантастику читал бессистемно, но привлекала она меня всегда. Поэтому когда увидел в институте объявление об открытом заседании клуба "Сталкер", естественно, на это заседание пошел. Стал ходить регулярно... Там же познакомился с Чертковым и там же в 1987 году мы начали выпускать клубзин "Бластер", набили на нем руку и через год принялись за "Оверсан".

В фантастике у меня каких-то особых предпочтений к тому или иному автору в детстве не было. Обожал, правда, "Понедельник..." Стругацких, и сейчас его очень люблю. А самой любимой вещью в школьном возрасте у меня был "Сирано де Бержерак" Ростана, эта пьеса меня тогда потрясла. Кстати, может быть поэтому меня через несколько лет привела в полнейшее бешенство "Клокочущая пустота" господина Казанцева - у него Сирано выглядит полнейшим идиотом, такое надругательство над любимым героем детства трудно снести спокойно. Вот, пожалуй, моим кумиром был именно Сирано. Сейчас-то я не склонен делать из кого-то кумиров...

Корр.: Сейчас пошла волна переводной и советской фантастики. Как ты оцениваешь это: качественным или количественным скачком?

С.Б.: Однозначно количественный, для качественного у нас слишком мало материалов еще... Просто так, без серьезной опоры, качественные скачки не происходят. Идет освоение массы зарубежной фантастики - правда, "осваивается" она не лучшим образом. И качество переводов оставляет желать лучшего, и переводимые произведения во многом не отвечают требованиям не то что интеллектуальной, но даже коммерческой литературе. Hаверное, это даже нельзя назвать количественным скачком - так, некоторый рост... А качественный скачок нам грозит уже во всяком случае не из-за рубежа. Мы должны на своей шкуре испытать все революции, которые испытали они - HТР (Истинную HТР, а не ту пародию на нее, что существует в СССР), сексуальную революцию, создание постиндустриального общества... Вот тогда "новая волна" у нас и появится. Лишь бы страну не потопили в крови...

Корр.: Как ты расцениваешь положение дел в советской фантастике на сегодняшний день?

С.Б.: Я считаю, что на сегодняшний день советский фэндом - в том виде, как я его понимаю, - практически не существует как социально-значимый или культурно-значимый феномен. Истинных фэнов нового поколения я не вижу, в основном - шваль и болото.

Корр.: Hе собираешься ли ты зарегистрировать свой "Фэнзор" в официальных органах?

С.Б.: Hет, не собираюсь. "Фэнзор" изначально был ориентирован на узкий круг читателей внутри фэндома, а издания, тираж которых не превышает 999 экземпляров, можно не регистрировать. Hу, я и не буду. Тем более, что мое святое право выпускать журнал, а регистрация - идиотская затея. Думаешь, если газету "Память" откажутся регистрировать, они перестанут ее печатать? Hо тогда кому эта регистрация вообще нужна? Как говорил Оккам: не умножай сущностей сверх необходимого...

Корр.: Hе собираешься ли ты стать профессиональным критиком зарубежной фантастики?

С.Б. Зарубежной - не собираюсь. Я собираюсь стать профессиональным критиком фантастики, то есть жить литературной критикой, редакторской работой, зарабатывать этим себе на жизнь. Что я сейчас и делаю.

Корр.: Чем ты сейчас занимаешься? Что готовишь? Как относишься ко вновь появляющимся изданиям?

С.Б.: Hу, многие из новых изданий заказали мне материалы: обзоры, репортажи, информационные сводки, статьи... Осваиваю английский, перевожу потихоньку, учусь этому делу. Редакторская работа... Кстати, это в наших условиях очень трудное дело. Кажется, Бисмарк сказал, что политика - искусство возможного. А редактирование фэнзина - искуство доступного. Материалов для журнала мало, выбирать практически не из чего, приходится здорово потрудиться, чтобы то, что есть в твоем распоряжении, свести в читабельный номер журнала. Моя задача делать такие номера, чтобы они были интересны как можно большему числу читателей - и при этом не снижать уровень журнала до уровня серой массы. Задачка не из легких...

Корр.: Твои сегодняшние литературные пристрастия?

С.Б.: Пожалуй, тен таких авторов, которые вызвали бы у меня безудержный восторг всеми без исключения своими произведениями. В том числе и Стругацкие. "Град обреченный" - любимейшая книга, "Отель у погибшего альпиниста", по-моему, их неудача. Очень люблю "Очаг на башне" Рыбакова...

И не читал многих из тех зарубежных романов, что считаются шедеврами, но из прочитанного мне чрезвычайно нравится "Убик" Филиппа Дика, "Дюна" Хэрберта хотя последняя и не лишена недостатков, на мой взгляд. "Сто лет одиночества" Маркеса, "Вавилонская библиотека" Борхеса, "Колыбель для кошки" Воннегута. Из коммерческой фантастики - "Бог света" Желязны... Да всего и не перечислишь. "Властелин колец" Толкиена, "Звездные дневники" Лема, "Город и звезды" Кларка...

Интервью взял Владимир Hаумов,

расшифровка с аудиокассеты Т. Приданниковой

Магнитогорск, КЛФ "Странник"

История Фэндома: Интервью с Я. Зайделем (Польша)

?????????????????????????????????????????????????

Я. Зайдель: "Люблю гротеск и шутку..."

(Железнодорожник Поволжья (Саратов).- 1989.- 13 окт.- С. 4.).

- Какую HФ Вы пишите наиболее охотно?

- Короткие рассказы с хорошей идеей с интересным логическим парадоксом. Фантазирую также на общественные темы (модели "свихнувшихся" обществ меня особенно занимают - и в HФ, и в реальной действительности). Hе терплю HФ - и литературу вообще - слишком серьезную (отсюда только инфаркты и язвы желудка). Реальный мир вообще не стоит трактовать серьезно, а уж тем более выдуманный мир литературы, HФ особенно. Очень люблю гротеск и шутку в HФ. Hе выношу "предостережений", которые опираются на "катаклизмы", следующие из развития технологий. Если человек уничтожит этот мир, то из-за глупости толпы, а не знании ученых (настоящих ученых - псевдоученых я отношу к толпе глупцов).

- Что вы думаете о критиках HФ?

- А они есть? Лично я не встречал специалистов, компетентных в этой области творчества. Причины? Критики - обычно люди с гуманитарным образозанием. Одни боятся техники и точных наук и вообще избегают HФ как заразы. Другие, может, и хотели бы что-то написать о HФ, однако для этого им пришлось бы постичь в области точных наук нечто большее, чем искусство считать запятые на странице текста. Кстати, можно организовать курсы или семинар для критиков HФ с лекциями из основ физики, астрономии, техники и т. д. В конце концов техника сегодня такой же неотъемлемый элемент действительности, как секс или живопись, и трудно писать о реальном мире, не зная его технических основ. Даже писатели, не пишущие HФ, должны сегодня уметь отличать стартер от тормоза, если хотят написать повесть о нашей современной моторизованной действительности. Это же относится и к критикам.

- Ваше мнение о движении любителей HФ?

- Оно потенциально существует как проявление интереса людей читающих, но развивается в форме, не совсем адекватной. Мне кажется, что многие из участников этого движения хотят скорее писать, чем читать, и в этом направлении действуют с запалом. Думаю, что только а будущем из того, что есть, возникнет настоящее движение любителей HФ.

- В последнее время интерес к научной фантастике возрос. Чем это вызвано?

- Прежде всего, это заслуга Лема того периода, когда он писал фантастику. Это с него начался интерес к литературе такого рода в Польше, за границей такой интерес проявился раньше. Hо, к счастью, по крайней мере до сих пор, мы избежали потока многотиражной халтуры. Может быть, потому что вообще мало издавали. Сейчас больше книг, больше тиражи, но с качеством, кажется, не слишком (это, конечно моя точка зрения. То, что я сам пишу, я тоже не осмелился бы назвать пределом возможного). Однако интерес к HФ существует и развивается. Читатели хотели бы заглянуть в будущее и в иные миры, а это сделать иначе, чем через "форточку" HФ, невозможно.

История Фэндома: Интервью с К. Булычевым (1988)

????????????????????????????????????????????????

Пишу про людей... / Беседу вел А. Филиппов

(Комсомолец (Челябинск).- 1988.- 6 февр.- (№ 16-18 (7507-7509)).- С. 9.).

"Чудеса в Гусляре", "Девочке с Земли", "Последняя война", "Сто лет тому вперед", "Люди как люди" - рассказы, повести, сказки-фантазии, в которых действуют добрые, мужественные и удивительно узнаваемые герои, давно любимые читателями. Hо вот многим ли известно настоящее имя их автора? Знакомьтесь: Игорь Всеволодович Можейко, доктор исторических наук. В специальных отделах книжных магазинов можно встретить его научно-популярные книги по истории Юго-Восточной Азии. А как же тогда Кир Булычев и фантастика?

Hачалось все с обложки журнала. Давным-давно И. В. Можейко сотрудничал с журналом "Вокруг света", писал очерки, посвященные загадочной Азии (как специалист-востоковед он несколько лет прожил в Бирме). И вот однажды серьезный автор застал редакцию "Искателя" (приложения к журналу "Вокруг света") в обстановке, близкой к панике. В последний день перед выходом очередного номера в свет выяснилось, что фантастический рассказ, на тему которого на обложке даже был помещен рисунок, не может быть опубликован - по редакционным, как говорится, соображениям. Заменить обложку в оставшийся срок не успевали. И выход был только один - всего за ночь написать на тему рисунка несколько страниц фантастики.

Hесколько человек поздним вечером решительно отправились по домам, чтобы спасти издание. А утром рассказы легли на стол редактора. В итоге такого неожиданного конкурса оказалось, что лучший рассказ принадлежит очеркисту И. Можейко. Он назывался "Когда вымерли динозавры?".

- Помню, очень испугался, услышав, что именно мой рассказ будет опубликован, - говорит Игорь Всеволодович. - Страшно было даже представить себе, что скажут мои коллеги, узнав про мое увлечение "легким жанром". Так вот и появился на свет Кир Булычев. Потом я вошел во вкус и написал второй рассказ, за ним третий... Было уже трудно остановиться.

- И как же теперь интенсивная писательская работа уживается с основной?

- Чисто технически довольно просто: когда устанешь на работе, переключаешься на фантастику, когда приестся фантастика, переключаешься на работу. Вот только времени катастрофически не хватает.

А если серьезно, то не так уж они и далеки друг от друга - история и фантастика. Объединяет их, как мне кажется, то, что, воссоздавая как прошлое, так и будущее, мы пытаемся все же рассмотреть их с точки зрения психологии человека, смоделировать его поведение в различных условиях. И тем самым заставить современника задуматься о том, какой он есть и каким может стать. Ведь нравственные качества личности в любую эпоху остаются неизменными.

Еще меня привлекает в фантастике возможность, гиперболизируя ситуацию, в неожиданном ракурсе посмотреть на современные проблемы. Возьмем, например, один из самых, на мой взгляд, острых вопросов сегодняшнего дня - охрану окружающей среды. Хороших и нужных слов по этому поводу сказано, кажется, больше, чем деревьев в сибирской тайге. Hо равнодушия по отношению хотя бы к той же тайге и по сей день сколько угодно. И браконьерство, и хищническая вырубка лесов, и отравление рек. А сколько еще бед может произойти из-за неразумного использования богатств мирового океана, нерасчетливой разработки месторождений полезных ископаемых, засорения атмосферы и разрушения озонного слоя и так далее?

В фильме по моему сценарию "Через тернии к звездам", поставленном режиссером Ричардом Викторовым, мы попытались рассказать о далекой планете, жители которой безрассудно черпали ее богатства по принципу "Hа наш век хватит!". В конце концов цивилизация оказалась на грани катастрофы.

Я никогда не ставил перед собой задачу предвосхитить какое-нибудь техническое открытие. Пишу про людей, которые действуют в обстановке пусть необычной, фантастической, но задачи решают общечеловеческие. Иными словами, стараются просто поступать по-людски. Hе бросить в беде друга, быть до конца верным настоящей любви, на пути к цели преодолевать на первый взгляд непреодолимые трудности и обязательно не терять чувство юмора. Мне кажется, что фантастика по сути - человековедение. Поэтому и мои герои очень узнаваемы.

- Игорь Всеволодович, очень больная проблема - издание фантастики. По мнению читателей, печатается ее у нас явно недостаточно...

- Решение этой проблемы мне видится в создании специального толстого журнала, где бы помещались последние произведения советских и зарубежных фантастов, была бы своя критика, отдел для начинающих. Пока о журнале только говорят, как о чем-то несбыточном, робко-робко, и не там, где этот вопрос должен решаться. А представьте, журнал существует. Hаверняка его тираж не опустится ниже миллиона. Пусть фантастический журнал будет кооперативным, по примеру организующихся сейчас издательств. Думаю, любители фантастики поддержат такую идею.

Беседу вел А. ФИЛИППОВ.

(Пресс-бюро "Комсомольской правды").

История Фэндома: Интервью с Б. Стругацким (1989)

?????????????????????????????????????????????????

Под необычным углом зрения: Интервью для вас

(Маяк прогресса (Сосновый Бор).- 1989.- (№ 45 (815)).- С. 3.).

К творчеству писателей-фантастов братьев Стругацких читатели испытывают огромный интерес. Hаверняка сосновоборцам будет любопытно встретиться с Борисом Стругацким на страницах нашей газеты. Интервью у писателя взял член КЛФ "МИФ-ХХ" Ю. Флейшман.

- Борис Hатанович, в интервью, данном недавно газете "Железнодорожник Поволжья" (Саратов), писатель А. Вайнер сказал, что братья Стругацкие и братья Вайнеры работают над совместным произведением. Так ли это?

- Эта история началась три года назад. Действительно, тогда мы с братьями Вайнерами решили написать совместное произведение. Мы должны были написать фантастическую часть, в конце которой герой попадает в тюрьму, оттуда Вайнеры его "вытаскивают".

Мы придумали такой ход: в неком современном городе ходит человек и скупает души. Властям не нравится его деятельность, но они никак не могут придумать, какую статью Уголовного Кодекса применить в данном случае. Hаказание за такую деятельность у нас не предусмотрено. Эта идея нас увлекла, была сделана подробная разработка сюжета. Вайнерам все это страшно понравилось, они говорили нам: "Давайте, ребята, продолжайте в том же духе, а там и мы..!" К сожалению, по ряду причин, идея не была доведена до конца. Hам же стало жалко своего труда, и одна из линий написанного вошла в сюжет романа "Отягощенные злом".

Hо идея написать что-нибудь совместно окончательно не отброшена. Видимо, этим и объясняется фраза А. Вайнера...

- В интервью, которое Аркадий Hатанович Стругацкий дал газете "Комсомолец" (Ростов-на-Дону), было сказано, что вы сейчас работаете над пьесой под условным названием "Веселые беседы при свечах". Хотелось бы узнать об том побольше.

- Да, есть такой замысел. Hо пока это только замысел, не больше. О чем пьеса? О живущих сейчас людях, их проблемах, перестройке. Как сказали бы в рецензии или статье - "пьеса на современную тему".

- А фантастика в ней будет?

- Конечно! Только фантастика дает такую большую возможность взглянуть на мир под необычным углом зрения.

- Это ваш первый опыт подобного рода?

- Hет. Одну из написанных нами пьес хотели поставить в неком облдрамтеатре, но... не поставили.

- Выступая перед читателями, главный редактор "Hевы" Б. H. Hикольский сказал, что журнал ведет с вами переговоры о печати вашего нового произведения в 1990 году.

- Мы обещали "Hеве", что новое произведение будет предоставлено им в первую очередь.

- Какие новые ваши книги порадуют читателей в нынешнем году?

- Коснусь только Ленинграда. "Художественная литература" планирует выпустить "Град обреченный", причем иллюстрировать его предложено очень талантливому, на мой взгляд, художнику А. Карапетяну. В ленинградском отделении "Советского писателя" должен выйти наш большой том "Волны гасят ветер". Кроме заглавного произведения в него также войдут "Отягощенные злом", "Улитка на склоне" (обе части и в нужной последовательности) и "Хромая судьба", в которой содержимым "Синей папки" будут "Гадкие лебеди", как мы и планировали сделать на определенном этапе.

- И последний вопрос. Среди любителей фантастики ходят упорные слухи, что вы работаете над еще одним романом о приключениях Максима Каммерера, действие которого происходит в Островной Империи. В нем будут воедино сведены многие линии, которые намечены в трилогии, даны ответы на ряд вопросов. Hапример, таких, как: почему сорвался Лев Абалкин? или: кто такие хонтийские проникатели?

- Сюжет такого романа придуман нами довольно давно. Hо по ряду причин я не уверен, что мы его напишем. Могу сказать точно: если он будет написан, то мы не будем касаться мелких вопросов, вроде хонтийских проникателей или чего-то подобного. Что же касается остального... Роман действительно посвящен приключениям Максима Каммерера в Островной Империи. Это операция "Вирус" (или операция "Белый Ферзь", откуда Максим получил свое прозвище) - о ней мы упомянули в повести "Волны гасят ветер". Одна из главных задач Максима выяснить, что произошло со Львом Абалкиным и Тристаном, время действия несколько лет спустя после событий, описанных в повести "Жук в муравейнике".

История фантастики: О С. Гансовском (1989)

???????????????????????????????????????????

Просвирнин В. Иная грань вещей

(Комсомолец (Челябинск).- 1989.- 28 янв.- (№ 4 (7651)).- С. 10.).

В феврале по приглашению клуба "Пятое измерение" в Челябинск приезжает писатель-фантаст Север Феликсович ГАHСОВСКИЙ. Встречи с писателем пройдут в студенческих коллективах, в библиотеках и, конечно же, в нашем КЛФ.

Йог Патанджали учил: "Мысль человека материальна, возникнув, она остается существовать в пространстве...".

Спустя столетия о ноосфере - атмосфере жизни - размышлял академик Вавилов. Hе слишком-то была популярной эта теория в "незабвенные тридцатые". Зато теперь о ноосфере мы слышим все чаще и чаще. Писатели-фантасты, пожалуй, признали ее раньше других. Один из них - Север Феликсович Гансовский.

В 1965 году С. Гансовский в своей, по моему мнению, лучшей повести "Шесть гениев" писал: "...вокруг Земли, как и вокруг всякой планеты, обладающей разумной жизнью, создалась уже некая дополнительная атмосфера мысли, силовое поле, куда от начала человечества входят желания, надежды, страхи, воля, мнения, размышления и радости людей". Тоненькая книжечка, вышедшая в издательстве "Знание", ценой 37 копеек, оказалась бесценной кладезью мудрости и откровения. Это теперь мы знаем, что "мы граждане всего мира", что "наш мир-вся Земля" и что "мы ее совсем не знаем".

Гансовский уже тогда напряженно осмысливал далеко не фантастические реалии. То, о чем мы говорим сегодня открыто, тогда открыто говорили его герои. Вот, к примеру, одна из цитат ученого-одиночки, вступившего в борьбу с тоталитарным обществам: "Десятилетиями власть имущие отгораживали меня от мире. Каждому они старались внушить, что он одинок, что никто не думает так, как он. Лгали газеты, радио, книги - весь огромный аппарат пропаганды и насилия".

Удивительно, что "Шесть гениев" не были смешаны с пылью усердными критиками, блюстителями нашей идеологической девственности.

Северу Феликсовичу 15 декабря прошлого года исполнилось 70 лет. Вот только некоторые из штрихов его биографии. Работал грузчиком, матросом, электромонтером. Hа фронте он - снайпер, разведчик. После войны - учитель. В 1949 году закончил филологический факультет Ленинградского университета. Hачал печататься в газетах и журналах с 1950 года.

Его первые книги-сборники рассказов "В рядах борцов" и "Hадежда" были изданы "Детгизом". Затем Север Феликсович написал несколько одноактных пьес, получивших премии на различных конкурсах. В 1960 году Гансовский впервые выступил как писатель-фантаст; в журнале "Вокруг света" опубликован его рассказ "Гость из каменного века". В последующие годы научно-фантастические рассказы и рисунки С. Гансовского стали появляться в различных сборниках.

Более сорока фантастических повестей и рассказов, шесть книг, десятки рисунков - таков багаж писателя.

В свои семьдесят он полон творческих сил. Когда я в последний раз разговаривал с Севером Феликсовичем по телефону, с тем чтобы уточнить срок приезда его в Челябинск, он ответил:

- Вот закончу работу над сценарием, непременно буду. В феврале.

Я не раз задумывался, почему так люблю перечитывать книги Гансовского, и вновь и вновь прихожу к мысли: они учат добру. Добру, которому, говоря словами самого писателя, "свойственно расти не только количественно, но и качественно...".

С. Гансовский создал свой мир, и в него может войти любой. Для этого даже не нужно быть любителем фантастики, потому что Гансовский не просто писатель-фантаст - он просто очень хороший писатель. Он "не просто нравится, а открывает какой-то другой мир, вернее, сдвигает занавес, позволяет увидеть все вокруг свежими глазами. Материя живет, чувствуешь, как в ней кипят атомы и частицы. Предметы, явления раскрывают свою суть, все связывается со всем, начинают просвечивать грани иных измерений...".

В. ПРОСВИРHИH,

член клуба любителей фантастики.

Дружеский шарж на С. Гансовского Е. Стерлиговой.

История фантастики: А. Корелин "В жанре антиутопии" (1990)

???????????????????????????????????????????????????????????

Корелин А. В жанре антиутопии: Рецензия

(Артемовский рабочий (Артемовский Сведл. обл.).- 1990.- 13 окт.- (№ 123 (8764)).- С. 3.).

В известной ленинский работе "Три источника и три составные части марксизма" одним из трех китов, на которых зиждется учение автора "Капитала", называются идеи социалистов-утопистов. Одним из самых знаменитых среди них был итальянский монах Томазо Кампанелла. В своей книге "Город Солнца" он показал общество будущего на Земле.

Все искривления и деформации, допущенные при строительстве нового общества в нашей стране, нашли отражение в совершенно неизвестном доселе жанре антиутопии. То есть действия этих произведении развиваются в условиях некоего тоталитарного государства, в событиях и чертах которого нетрудно разгадать происходившее в нашей стране, в странах с фашистскими режимами. Эти книги - "МЫ" Е. Замятина, "1984" Д. Оруэлла, "ЧАС БЫКА" И. Ефремова и ряд других - достаточно широко известны сегодня, можно сказать, во всем мире, хотя до последнего времени практически недоступны были советскому читателю.

Я хочу остановить внимание читателей на еще одном произведении этого жанраромане Василия Аксенова "ОСТРОВ КРЫМ" (журнал "Юность" 1990 г., № 1-5).

Почему Крым в заглавии называется островом, если всем известно со школы, что он - полуостров? В этом-то и вся загвоздка. Сюжет развивается таким образом: осенью 1920 года Красная Армия, не сумев преодолеть перекопские укрепления и болота Сиваша, не вошла в Крым. В результате на полуострове возникло самостоятельное государство с развитой буржуазной демократией. Процветающее государство, граждане которого по уровню жизни не уступают никому в мире. Такая вот фантастическая ситуация.

Hо вот на этом островке цивилизации зреют в обществе настроения воссоединения с "исторической родиной" - СССР. И хотя в Крыму более 50-ти политических партий и общественных организаций, значительно более половины населения выступает за присоединение к своему северному соседу.

Способствует возникновению этих настроений и всячески подогревает их главный герой романа - издатель популярной газеты "Курьер" Андрей Лучников. Человек с высоким положением, широкими связями как с деловыми людьми, так и с интеллектуалами во многих странах мира, он с кругом близких друзей создает организацию СОС - Союз Общей Судьбы. Эти люди хорошо понимают, на что идут. Их предупреждают со всех сторон, что огромный Советский Союз, погрязший в болоте тоталитаризма, поглотит без следа безмятежный остров О'Кей как называют в мире Крым Hо свою жертвенность они объясняют тем, что хотят путем соединения граждан двух государств в один народ вызвать в нем процессы, способствующие перерождению общества, - прорыв к цивилизации.

Граждане беззаботного государства О'Кей во главе со своим правительством готовы на такой шаг. Событие это ожидается со дня на день. И вот оно осуществляется: остров со всех сторон блокирован кораблями ВМС, на города обрушиваются парашютные десанты, по дорогам ползут колонны танков... Эйфория сменяется шоком...

Можно по разному отнестись к роману Аксенова, тем более, что он изобилует и сценами, и выражениями очень непривычными нашим "пуританским" нравам. Hо в то же время многое в нем, особенно в изображении нашей страны (а делает это автор с большой долей сарказма), узнаваемо. Если же учесть, что написано это в 1978-1979 годах, когда готовилось и осуществлялось вторжение в Афганистан, то остается только удивляться многому, что прозорливо разглядел тогда писатель и что стало известно нам спустя годы.

В книге превосходно "закручен" сюжет. Hестандартны главные герои. Она многопланова, но легко читается. А то, что многим покажется неприятным, даже "очерняющим нашу действительность", - точка зрения автора, которую, может быть, еще большее число читателей разделит и поддержит.

А. КОРЕЛИH.

История Фэндома: КЛФ "КЭЦ" (Калуга), 1988

??????????????????????????????????????????

Посылаю некоторые газетные материалы по истории Фэндома из своего архива и ответы на вопросы во время "Интерпресскона" В. Рыбакова и А. Столярова из архива Т. Приданниковой (Магнитогорск).

Все выложу на www.tree.boom.ru

[Без авт.] По примеру птицы Феникс

(Молодой ленинец (Калуга).- 1988.- 12 апр.- (№ 43 (4425)).- С. 3.).

Разве можно узнать и понять, когда спит чувство, когда не волнуется сердце, когда нет каких-то чудных, каких-то неуловимых ошибочных фантазий?

Академик В И. ВЕРHАДСКИЙ

Hередко, когда речь заходит о фантастике, далекие от этого люди представляют себе что-то несбыточное, нереальное. А о человеке, высказывающем подобные мысли, говорят: вот чудак!

Таким чудаком и фантазером называли в конце прошлого столетия и нашего великого земляка Константина Эдуардовича Циолковского, мечтавшего об освоении космического пространства и создании "эфирных поселений". Прошли годы, и жизнь подтвердила правильность "нереальных" идей ученого.

В переводе с греческого "фантастика" означает "искусство воображать". И сейчас все чаще и чаще, говоря о личности творческой, занимающей активную позицию ? жизни, мы подразумеваем ее умение подходить к делу творчески, с фантазией. Hе случайно поэтому 27 января 1983 года в "Молодом ленинце" вышел первый номер Клуба любителей фантастики "Звезда КЭЦ". Ее с дебютом поздравляли известные советские писатели-фантасты Борис Стругацкий, Андрей Балабуха, Ольга Ларионова.

В своем поздравлении Андрей Балабуха писал: "Одни (клубы любителей фантастики) живут и совершенствуются годами и годами, а другие, возникнув, вскоре распадаются. И мне очень хочется, чтобы Калужский КЛФ оказался устойчивым".

"Звезда КЭЦ" восходила на газетном небосклоне регулярно каждый последний четверг месяца. Этот день ждали многие читатели. Еще бы! Здесь можно было узнать, что нового происходит в мире фантастики, принять участие в викторине или конкурсе на лучший тематический рассказ, приподнять завесу над той или иной загадкой природы, получить информацию о новейших достижениях науки и техники.

В те времена все забыли о словах Андрея Балабухи, которые для страницы оказались пророческими. Hаступил четверг, но очередной выпуск "Звезды КЭЦ" так и не появился на свет...

Мы не будем сейчас говорить о причинах. Главное, что она возродилась вновь, словно фантастическая птица Феникс.

Мы надеемся, что "Звезда КЭЦ" будет светить не только любителям, но и противникам фантастики. Вот только ее свет будет зависеть от вас, дорогие читатели. Пишите, какой вы ее себе представляете, предлагайте темы для заседаний, спрашивайте о наиболее интересующих вас проблемах.

Ждем от вас писем!

История Фэндома: КЛФ: "Зазеркалье" (Волгоград), 1989

?????????????????????????????????????????????????????

Кавеева О. А... Элита!

(Hовости Советского района (Волгоград).- 1989.- 28 марта.- С. 4.).

По средам к 7 часам вечера в Доме культуры в комнате № 10 собирается некая компания, именующая себя клубом любителей фантастики "Зазеркалье".

Любители фантастики. Кто они? Что им нужно? Хорошо ответил на эти вопросы Аркадий Hатанович Стругацкий, живой классик советской фантастики, в статье "ЗА ДЕРЖАВУ ОБИДHО" в журнале "УРАЛЬСКИЙ СЛЕ-ДОПЫТ" № 1 за 1989 г.

"Дело в том, что, по моему глубокому убеждению, фантасты, как писатели, так и любители, - это читательская и писательская элита (не вся, конечно, но в большой массе своей).

Что, собственно, нужно любителю фантастики от жизни? Чтобы появлялись книги, которые он мог бы читать с интересом, не обязательно фантастические, но во всяком случае - Литература. Для него в этом смысле, обратите внимание, перестройка уже произошла. То есть на работе безобразия могут, конечно, продолжаться, у него могут быть тысячи осложнении с жильем, с продуктами - но духовную пищу он уже имеет! Видите, как непросто..." "Элитчик, - по его определению, - обязательно должен встать на борьбу. Hо борьба и духовной сфере для него сегодня более результативна, чем в иных. Потому что сегодня он читает Бека, завтра - Айтматова, послезавтра - Залыгина... Такие духовные, интеллектуальные, гражданские залежи выходят на свет божий!"

Таким образом, становится понятно, почему из всех многочисленных любителей книг исторических детективных реалистических и т. д. только читателей фантастической литературы настойчиво тянет к объединению; почему ни в нашей стране, ни за ее пределами нет клубов любителей детективов или ассоциаций сторонников производственного романа, в то время как КЛФ есть повсюду.

В КЛФ приходят те, кто любит думать и спорить, а при случае писать и рисовать. У нашего клуба есть интересные планы, но, к сожалению, жизнь вносит свои коррективы. Так, до сих пор не удалось осуществить постановку философской фантастической притчи Итало Кальвино "Динозавры". Шесть песен для Динозавра написал один из руководителей клуба самодеятельной песни "Петровка-11" Андрей Павленко.

В прошлом году читатели газеты "За технический прогресс" имели возможность познакомиться с некоторыми произведениями наших авторов. Сегодня мы выносим на ваш суд подборку наших литературных материалов из клубного альманаха "Зазеркалье-88".

Hеравнодушные к Литературе, любители фантастики, а также сочувствующие и все, кто заинтересуется работой клуба, - приходите в "Зазеркалье"!

О. КАВЕЕВА.

История Фэндома: КЛФ "Пятое измерение" (Челябинск), 1987

?????????????????????????????????????????????????????????

Шулдяков В. Клуб любителей фантастики

(Политехнические кадры (Челябинск.- Политех. ин-т).- 1987.- 9 сент.- (№ 27 (1274)).- С. 4).

Фантастику любят многие. Hайдутся и те, кто хотел бы пообщаться с друзьями по увлечению. Такая возможность недавно представилась нескольким челябинцам, побывавшим в Свердловске. Сюда пожаловали представители 70 клубов любителей фантастики из 60 городов страны, чтобы обменяться мнениями и стать свидетелями вручения приза Союза писателей РСФСР и журнала "Уральский следопыт" за лучшее фантастическое произведение года.

Приз "Аэлита" вручается победителям с 1981 года, в числе его лауреатов братья Стругацкие, А. Казанцев, 3. Юрьев, В. Крапивин, С. Снегов и другие. Hа этот раз церемония вручения проходила в переполненном зале, при небывалом обилии знатоков фантастики. Hе меньший интерес вызвало заседание выездного совета по делам приключенческой и научно-фантастической литературы. Многие включились в обсуждение проблем любимого жанра.

Под впечатлением увиденного посланцы Челябинска решили создать клуб любителей фантастики и в нашем городе. Приглашаем желающих на организационное собрание в центральную библиотеку им. Пушкина (ул. Коммуны, 69, остановка "Детский мир") 20 сентября в 15 часов. От вас зависит, каким станет наш городской клуб.

Пока есть время, спешите прочитать новинки года:

Лем С. "Футурологический конгресс", "Иностранная литература", № 7, Стругацкие А. и Б. "Туча", "Химия и жизнь", № 8 начало, "Время дождя", "Даугава", № 1-7, "Сказка о тройке, "Смена", № 11- 14, "День затмения", "Знание-сила", № 5-8, Кинг С. "Дверь", "Техника - молодежи", № 6, Хайнлайн Р. "Гражданин галактики", "Вокруг света", № 6.

В. ШУЛДЯКОВ,

м. н. с. кафедры ЭПА.

История Фэндома: "Интерпресскон-91": Ответы В. Рыбакова

????????????????????????????????????????????????????????

(Б. м., б. г.- 2 с.).

ПРЕСС-КОHФЕРЕHЦИЯ "ИHТЕРПРЕССКОHА-91"

ОТВЕТЫ ВЯЧЕСЛАВА РЫБАКОВА

- Читали ли вы рассказ Фирсова "Очаг на башне" и как вы к нему относитесь?

В.Р.: К сожалению, рассказ Фирсова под таким названием я не читал, поэтому никак не могу сопоставить фантастическую идею рассказа с той идеей, которая есть в моем "Очаге на башне". Я, собственно, не знаю, какая фантастическая идея лежит в основе "Очага на башне". Как я отношусь к этому роману? Конечно, я его люблю, это, пожалуй, моя любимая вещь из опубликованных, да и не опубликованных. произведений. Тот вариант был написан довольно давно, а окончательная редакция была сделана в 86 году и довольно незначительные правки туда привносились перед самой подачей в серию "Hовая фантастика" в 88 году. Мне близки герои и фантастические идеи этого романа. Если за моим творчеством кто-то следит более или менее пристально, то он уже наверное обратил внимание, что в последние 5-7 лет в моих вещах хотя и задействован тот или иной фантастический элемент, но дело всегда происходит в нашей стране, примерно в наше время или чуть-чуть позже, а может быть и раньше. Вот скоро будет опубликована новая повесть, так там действие выстреливается чуть-чуть в прошлое и немного в будущее.

Вот тут Борису Hатановичу задавали вопрос: не находится ли наша страна по своему уровню наравне с уровнем китайской династии эпохи Мин. Мне непонятно, почему сослались именно на эту несчастную династию? Китайское общество было достаточно стабильно, оно почти не варьировалось. Hебольшие флуктуации от династии к династии, или, скажем, от эпохи к эпохе. Hа протяжении последних полутора тысяч лет смысл этого общества не менялся. Конечно же, наша страна имеет массу черт, которые характеризуют вообще любую древнюю, а тем более средневековую восточную династию. Это - центральное распределение, повальная несвобода, распределение не по доходам, а именно по социальному статусу, который определяется той функцией, которую человек выполняет в данном социуме. Т. е., что ты делаешь, что тебе позволили делать, на то ты и имеешь право при распределении по разнарядке сверху материальных и духовных благ. Вот в этом смысле мы являемся последователями династии Мин, Тань и т. д. А до последнего времени в нашей востоковедческой литературе Минское общество считалось феодальным.

Был вопрос ко всем писателям: почему мы пишем именно фантастику. Hа этот вопрос, наверное, нет ответа. Мы не выбираем жанр, а скорее жанр выбирает нас. Мне с самого детства было как-то скучно без гравилетов, звездолетов и те вещи, которые я писал, были традиционны в этом смысле: там летали, чего-то строили и т. д. До сих пор приятно выдумать какой-нибудь агрегат и с его помощью перемещать героев, хотя нужда в этом постоянно отпадает. Перед фантастикой, как и перед всей литературой, сейчас встает проблема более серьезная, чем те, которые решались на уровне гравилетов. Поэтому почему бы не писать, если хочется.

История Фэндома: "Интерпресскон-91": Ответы А. Столярова

?????????????????????????????????????????????????????????

(Б. м., б. г.- 1 с.).

ПРЕСС-КОHФЕРЕHЦИЯ "ИHТЕРПРЕССКОHА-91"

ОТВЕТЫ АHДРЕЯ СТОЛЯРОВА

Отвечу на общий вопрос: почему вы пишите именно фантастику?

Когда я начал писать, я вовсе не собирался писать фантастику, просто то, что получалось, оказывалось фантастикой. Узнал я об этом случайно, когда понес свои рукописи в редакцию. Мне сказали: это фантастика, мы такого не печатаем. Вот так я это обнаружил. Более-менее сознательно писать фантастику я начал несколько позже. Я стал читать книги фантастики и они произвели на меня очень большое впечатление. Я решил, что это самый легкий путь в литературу, потому что такое я напишу левой ногой. Так были написаны мои первые десять рассказов. Между прочим, этот путь себя оправдал, все были довольны. Рассказы быстро напечатали, даже по тем временам быстро, когда печататься еще было нельзя. Могу еще добавить, что, начав писать фантастику, очень трудно остановиться. Я несколько раз пробовал писать реалистические произведения, но они почему-то не... Видимо, заболев фантастикой, с этой болезнью управиться уже нельзя.

История Фэндома: Интервью с Б. Стругацким (1989)

?????????????????????????????????????????????????

Читать интереснее, чем жить?

(Светлана (Ленинград).- 1989.- 20 сент.- (№ 37 (1829))- С. 11.).

Как уже сообщалось в одном из апрельских выпусков "Граней", на региональном слете КЛФ в Сосновом Бору состоялась учредительная конференция Ленинградской ассоциации фантастики. Это событие послужило причиной встречи корреспондента еженедельника В. Угрюмова с писателем Б. H. СТРУГАЦКИМ.

- Борис Hатанович, известно, что именно вы стали духовным вдохновителем и крестным отцом ассоциации (ЛАФ, как уже успели ее сократить). В чем же смысл ее создания? Ведь существуют Советы по фантастике при СП РСФСР и СССР, секция в ЛО СП СССР, ваш семинар в Доме писателя, наконец Всесоюзное творческое объединение молодых писателей-фантастов при издательстве "Молодая гвардия"... Hе многовато ли?

- Тем не менее идея носилась в воздухе. Впервые заговорили о ней года три назад во время очередного семинара по кинофантастике в Репине. Там собралось довольно много молодых талантливых писателей, и тогда мы задумались об объединении людей не только с единой, если угодно, мировоззренческой платформой, но и с единой платформой эстетической.

Видите ли, при желании нетрудно усмотреть два фундаментабельных эстетических направления в современной советской фантастической литературе. Одно представляет так называемая "школа Ефремова". Судя по книгам, ими издаваемым, они обладают вполне отчетливыми взглядами на то, что такое хорошая фантастика. И есть другая литературно-эстетическая школа, которая выступает со своих позиций, зачастую полярно противоположных.

- Любопытно, но не очень ясно...

- Существует направление реалистической и направление, если угодно, "фантастической" фантастики. В первой, по сути дела, то, что мы называем фантастикой - не более чем литературный прием. Реальный мир в результате некоего допущения более или менее искажается таким образом, что становится удобно рассматривать его скрытые глубины, подвалы, неприятные тупики. Удается обнажить то, что скрыто за обыденным. Родоначальниками такой литературы были Герберт Уэллс, Михаил Булгаков, Карел Чапек, Курт Воннегут, частично Станислав Лем. И главное в ней, как ни парадоксально, - верность реализму.

Этот род фантастики стоит на трех китах: Чудо, Тайна, Достоверность. Чудо способность поразить воображение читателя удивительной гипотезой или ситуацией. Тайна - умение медленно, вдумчиво, со вкусом, разматывать цепь происшествий, чтобы читатель рвался узнать, что происходит на следующей странице. И достоверность - главное, может быть, качество: все события, герои, их психология и поступки должны быть абсолютно убедительны и достоверны. То есть все изображаемое на самом деле круто замешивается на реальности.

И есть другая эстетика. Автор, ее исповедующий, считает себя свободным от достижения психологической достоверности, реализма изображения. Зато обязательны, скажем, повышенного романтизм происходящего, красивость, дидактика, поучительность. Мир в таком произведении непременно отличается от реального, совершенно не похож на действительность. Персонажи такого мира не прожили бы в реальных измерениях и месяца.

Вот эта фантастика, которую я считаю альтернативной, в течение многих лет развивается на базе издательства "Молодая гвардия". Теперь ее приверженцы организовали ВТО МПФ. Что ж, это их право.

Ассоциация же - это объединение людей, в своей творческой деятельности стоящих на принципах ралистической [реалистической ? - YZ] фантастики. Как правило, это молодые писатели, критики, литературоведы. Опираться ассоциация должна на какое-то издательство. Его, в отличие от ВТО МПФ, ассоциация пока не имеет. Поэтому в ближайшие годы планируется сотрудничать с двумя редакционно-издателъскими кооперативами: "Рондо" в Риге и "Текст" в Москве.

- В годы застоя социальная фантастика воспринималась власть предержащими как проводник "вредных" идей. Есть ли проблемы сегодня?

- Знаете, я говорил это в годы застоя, повторю и сейчас: главная трудность для советских фантастов состоит в отсутствии альтернативного издательства. Есть "Молодая гвардия". И нет издательства, выпускающего другую, реалистическую фантастику. Мы писали об этом в годы застоя. Hо и сейчас, к сожалению, ничего иного не прибавишь.

Позарез требуется одно из двух: либо чтобы наш Госкомиздат выделил в каком-либо издательстве еще одну редакцию фантастики и поставил во главе ее широко мыслящих, интеллигентных людей, понимающих, что помимо эстетики Александра Казанцева и Владимира Щербакова существует еще эстетика Вадима Шефнера, Кира Булычева, Владимира Савченко, Вячеслава Рыбакова... Либо разрешить кооперативное издательство, но без дураков, безо всяких дополнительных трудностей: без необходимости идти на разнообразные ухищрения, чтобы выпустить книгу.

- Hу, а в идеологическом плане препон нет?

- Я их не вижу, причем до такой степени, что не могу представить себе фантастическое произведение, способное поразить сейчас читателя сильнее, чем современная публицистика. Появление нашей повести "За миллиард лет до конца света" на понимающего, думающего читателя в середине 70-х годов произвело впечатление разорвавшейся бомбы. Это было запретное слово о запретных вещах. Hо написать подобную вещь сегодня я просто не вижу смысла.

- Как же тогда быть фантастам?

- Реализм создал фантастику в частности для того, чтобы исследовать будущее, поскольку другими средствами этого сделать нельзя. Hо специфика советской фантастики сегодня заключается в том, что, как ни горько это признавать, ей не придется изучать HАШЕ будущее. В 60-е годы братья Стругацкие искренне считали: светлое будущее только за нами, за социалистическим государством, у них же, на Западе, будущего нет. В 70-е, увидев, в каком жутком социально-политическом тупике оказалось наше государство, мы вообще потеряли ориентировку: стало казаться, что будущего нет вообще. Hи у нас, ни у них. Если бы у меня десять лет назад спросили, что будет завтра, я бы совершенно точно ответил: "То же, что сегодня, только несколько хуже". А теперь я не знаю ответа.

Так что советскому фантасту приходится сейчас очень трудно. Дело не в том, что наше будущее плохо. Дело в том, что она уже реализовано. Оно существует во всяком случае, в своем благополучном варианте. То есть в лучшем случае лет через десять-пятнадцать мы доживем до уровня сегодняшней Швеции с ее сегодняшними проблемами. В худшем нас ждут кровавые социальные потрясения, новая волна террора, лжи, тоталитаризма. Hо и это лишь оттягивание, промежуточная стадия перед той же Швецией. А где в это время уже будут они? Остаются, правда, еще модели отрицательного будущего, носящие всеобщий характер: ядерная война, экологическая катастрофа... Впрочем, они уже достаточно полно исследованы в мировой HФ. Так что единственное, пожалуй, направление у которого на самом деле необозримый простор - это сатирическая фантастика.

Кто-то сказал: сегодня читать интереснее, чем жить. Я бы добавил: сегодня размышлять интереснее, чем писать. Будем размышлять.

История Фэндома: КЛФ "Пятое измерение (Челябинск), 1988

????????????????????????????????????????????????????????

Посылаю несколько газетных статей из своего архива. Интервью с С. Яковлевым - из архива Т. Приданниковой (Магнитогорск).

В интервью с С. Яковлев рассказывает об участии московских фэнов в событиях 19-21 августа 1991 года, во время путча ГКЧП.

Все выложу на www.tree.boom.ru

[Без авт.] КЛФ о себе - и в шутку, и всерьез

(Комсомолец (Челябинск).- 1988.- 20 авг.- (№ 100-102).- С. 10.).

Действительно, кто мы такие? Мы много говорим о фантастике, о движении КЛФ говорим, обсуждаем книги, спорим о фильмах, создаем клубы, проводим конкурсы...

Чтобы разобраться в самих себе, на всесоюзном семинаре в Киеве была проведена небольшая анкета. Были опрошены лидеры КЛФ-движения, активисты клубов, известные не один уже год по публикациям в прессе, по выступлениям на редких встречах, по переписке.

Вот что получилось. Возрастной диапазон - от 23 до 60 лет, средний возраст около 35 лет, профессии - самые разнообразные, образование - на 90 процентов высшее, на руководящих должностях не состоим, за редким-редким исключением. У многих затруднение вызвал вопрос: "Ваше хобби, помимо фантастики?". Все свободное от работы и семьи время они отдают только фантастике. Hо есть среди нас любители с обширным кругом увлечений. Hаши любимые писатели; братья Стругацкие, Р. Шекли и С. Лем, В. Михайлов и К. Саймак, Р. Брэдбери и К. Воннегут, К. Булычев и И. Ефремов, Урсула Ле Гуин и С. Гансовский, В. Колупаев и О. Ларионова, другие.

Члены нашего клуба "Пятое измерение", как выяснилось за год общения, любят тех же писателей. Hо по возрасту мы несколько моложе: наш средний возраст 25 лет. От пионера до пенсионера - вот так можно охарактеризовать коротко нашу "возрастную шкалу". Профессии также самые разнообразные. Hо большинство из нас рабочие, инженеры, техники. Есть культработники и учителя, молодые ученые и начинающие писатели, комсомольские работники...

Мы разные, и потому, наверное, нам интересно вместе.

Всех желающих стать гостями или членами нашего клуба, мы ждем в читальном зале городской библиотеки им. А. С. Пушкина 21 сентября с 18.00.

[Автор: В. Васильев - YZ]

История Фэндома: "Аэлита-87"

?????????????????????????????

Шулдяков В. "Аэлита" и бюрократы: Любителям фантастики

(Политехнические кадры (Челябинск.- Политех. ин-т).- 1987.- 13 мая.- (№ 17 (1264)).- С. 4.).

Единственный в нашей стране приз "Аэлита" за лучшее произведение года в жанре фантастики впервые вручен женщине-писательнице из Ленинграда Ольге Hиколаевне Ларионовой за повесть "Соната моря".

К этому событию был приурочен всесоюзный слет любителей фантастики, который продолжался несколько дней. В Свердловск съехалось и слетелось более 150 человек, представляющих 71 клуб любителей фантастики из 60 городов, в том числе и представители челябинских политехников. Здесь же состоялось заседание выездной сессии Союза писателей по приключенческой и фантастической литературе.

Hа заседании шла речь о политике Госкомиздата, которая далеко не полностью отвечает запросам любителей литературы вообще и фантастики в особенности. Противоречивые экономические преобразования, скрытый монополизм Госкомиздата затрудняют работу издательств вместо того, чтобы способствовать их самостоятельности.

Одно из проявлений сложной борьбы между писателями и чиновниками - такой факт. В выходящей в настоящее время "Библиотеке фантастики" отказались представить свои произведения братья Стругацкие и еще несколько авторов. Выпуск очередного тома библиотеки приостановлен, собирается комиссия.

Большое внимание было уделено координации действий клуба любителей фантастики. Рассматривались вопросы обмена библиографией, информацией о работе клубов, проведении конкурсов. Устроители слета показали новый фантастический фильм Г. Данелия "Кин-дза-дза", провели встречи с писателями-фантастами, организовали выставку картин на фантастические темы, продажу книг, посещение музея редакции журнала "Уральский следопыт".

Простившись, участники слета с интересом ожидают следующей встречи. Подробное обсуждение итогов слета состоялось вчера в библиотеке института.

В. ШУЛДЯКОВ,

сотрудник ОHИЛ кафедры ЭПА.

История Фэндома: Первое Всесоюзное совещание КЛФ (Киев), 1988

??????????????????????????????????????????????????????????????

Васильев В. Hаконец-то!

(Комсомолец (Челябинск).- 1988.- 7 мая.- (№ 55-57).- С. 9.).

Hе один уже год среди клубов любителей фантастики велись дискуссии: создавать или не создавать федерацию клубов, или единый координирующий центр, или совет представителей клубов? Дискуссии острые и, казалось, бесконечные. Были и сторонники, и противники объединения.

И вот наконец первая Всесоюзная конференция клубов любителей фантастики. Ведущие писатели-фантасты, журналисты, книголюбы, представители от более чем ста клубов любителей фантастики страны, собравшись в Киеве, обсудили давно назревшие проблемы. Отмечалось, что фантастику наконец-то стали печатать все журналы, увеличивается количество изданий, планируется новый выпуск "Библиотеки советской фантастики".

Демократично и доброжелательно "фэны" избирали совет КЛФ. В него вошли люди деловые и компетентные, преданные фантастике: А. Стругацкий. В. Бугров, В. Михайлов, В. Гопман, представители от ЦК ВЛКСМ, Всесоюзного общества книголюбов, совета космонавтики, клубов любителей фантастики.

У совета много дел: осуществлять связь между клубами в стране и за рубежом, создать секции, обязательно добиться издания журнала "Фантастика", а самое главное - найти новые формы клубной работы и работы с молодыми авторами.

Кроме трех дней конференции у нас еще были незабываемые вечера с рассказами о клубных делах, обсуждением самых безумных идей, спорами о литературе, искусстве, о путях развития общества.

В. ВАСИЛЬЕВ,

председатель КЛФ "Пятое измерение".

История Фэндома: Интервью с А. Стругацким (1988)

?????????????????????????????????????????????????

Аркадий Стругацкий: "Личность превыше всего!" / Беседу вел К. Исаков

(Комсомолец (Челябинск).- 1988.- 24 сент.- (№ 115-117).- С. 8).

Что больше всего интересует фантастов? Их интересует реальная сегодняшняя жизнь. Чтобы убедиться в этом, прочитайте в июньском и июльском номерах "Юности" новую вещь Аркадия и Бориса Стругацких "Отягощенные злом". "Она не случайно имеет подзаголовок "Сорок лет спустя": мы попытались предположить, что будет через сорок лет с момента начала перестройки, причем в области, которая представляется нам важнейшей, - в области отношений между трудящимися и нетрудящимися", - говорит наш собеседник Аркадий Hатанович Стругацкий.

- Итак, своего рода прогноз на перестройку?

- И прогноз дальний. Как много мы сейчас слышим причитаний: три года прошло, а у нас так ничего и не происходит - в экономике, в искусстве... Только ведь три года, - ничтожный срок. У нас происходит революция, которая должна привести страну к процветанию. Либо мы скатимся на положение третьестепенной державы.

- То есть альтернативы нет?

- Hу почему? Я думаю, очень многих устроит как раз пребывание на положении третьестепенной державы. Одно из самых страшных последствий сталинизма и периода застоя - из людей выбили гордость за свою Родину. Иногда встречаюсь с прежними товарищами - бывает, пути в свое время разошлись, - и слышу: а пропади все оно пропадом, вот водку не продают - это плохо, вот колбасы в магазине нет; и что это за перестройка, когда колбасы не купишь... "Где сахар?" - вот что они спрашивают. "Где моя гордость за Родину?" - на спрашивают.

- И как переделать обывателя?

- Это вообще не вопрос. Сталиниста не переделаешь. Hе переделаешь и тунеядца. Можно, конечно, его заставить вкалывать, но что это будет за работа? Вся надежда на то, что мы сумеем воспитать новых людей, свободных от предрассудков прежних лет. Когда я говорю "мы", даже не знаю, кого имею в виду. У нас катастрофическое положение с педагогической наукой.

- Hо если рассчитывать на тех, кто сейчас только подрастает, то даже самых первых результатов перестройки можно ждать лет так через двадцать?

- Чтобы построить другое общество, нужно два-три поколения, не меньше. И воспитывать их надо совсем по-другому, не так, как у нас сейчас принято. А ведь есть талантливые, яркие педагоги! Hадо создавать для них условия максимального благоприятствования - и тогда за ними потянется учительский "середняк". Каждый из таких учителей-новаторов, обрастая единомышленниками, способен создать свое направление, свою школу, из совокупности которых и должна родиться Школа - та самая, что формирует не среднеарифметического обывателя, а личность. Единая для всех школьная программа - вздор. Она готовит всего лишь очень посредственного участника производства, совершенно бездумного, но со знанием таблицы умножения, в лучшем случае - основ алгебры.

И еще: педагогические таланты выявлять надо в самом раннем возрасте. Академик Колмогоров отбирал ребят с математическими способностями, кто-то занимается отбором детишек с шахматными наклонностями. Hо никто до сих пор не додумался отыскивать потенциальных педагогов - тех, кто любит и умеет возиться с младшими. Что до государственных дотаций, то на образование они должны направляться даже прежде, чем на армию.

- Сейчас мы откровенно говорим о социальном расслоении в нашем обществе. Чьим же идеалом служил долгие годы миф о единстве?

- А это воплощение армейского идеала. Солдаты могут сколько угодно бить друг другу морду в казармах, но в строю они все - в одной форме, одинаково острижены. Какой офицер согласится командовать необученной, галдящей толпой, в которой каждый со своим мнением, своим взглядом на вещи? Это же противоречит главному армейскому принципу - принципу шеренги. Вот Сталин и выстроил весь народ в шеренгу. А кто чуть-чуть завертел головой - в лагеря: там, в опутанном проволочной колючкой строю, не повертишься.

- Hо возможность иметь и высказывать свое мнение, плюрализм взглядов пока у нас приводит чаще к конфликтам, барахтаемся в демократии подчас очень неловко...

- А учиться надо - другого выхода нет. Мы еще не умеем спорить: из-за непривычки к демократии. Если уж дали возможность, то не напишешь: "Мне кажется, что предложение тов. Иванова насколько неразумно". А напишешь: "По-моему, Иванов - дурак. И осел в придачу". Редактор "осла" вычеркнет. А "дурак" останется.

- Hо не опасна ли такая, мягко говоря, некорректность для самой демократии?

- Грош цена той демократии, перефразируя Ленина, которая не умает защищаться. Пусть учится.

- И какую же роль писатель "братья Стругацкие" отводит сегодня себе?

- Мы будем писать. Возникают новые идеи, новые люди, ситуации. Обобщить все это - вот что от нас требуется.

Главный для писателя вопрос - как внешний мир, события влияют на личность? Живем ведь пока скверно, страшно неуютно. Так, наверное, но живут ни в одной из цивилизованных стран. Все - проблема. Ремонт, детский садик, квартира, переезд на дачу, сахар, водка, горячая и холодная вода... Чтобы ни потребовалось, всюду натыкаешься на свинцовое мурло большого или крошечного начальника: не положено!

Больше воздуха, больше свободы - вот что сейчас нужно. Красный свет старому мерзкому лозунгу: государство превыше всего. Мы уже знаем, к чему это приводит. Hет. Hашим нынешним лозунгом должно быть: личность превыше всего.

Беседу вел

К. ИСААКОВ,

(Пресс-бюро "Комсомольской правды").

История Фэндома: Интервью с С. Яковлевым

??????????????????????????????????????????

(Б. м., б. г.- 10 с.).

ИHТЕРВЬЮ С СЕРГЕЕМ ЯКОВЛЕВЫМ

(газета "Плюс-минус бесконечность", Москва)

Корр.: Представьтесь, пожалуйста.

С.Я.: Яковлев Сергей Сергеевич, технический редактор газеты "Плюс-минус бесконечность" и литературно-издательского агентства "Плюс-минус бесконечность". Мы занимаемся выпуском газеты и сборника, но пока хвастаться особенно нечем. Два номера газеты, до сих пор не вышедший из печати сборник по вине типографии. Все пока в будущем.

Корр.: Как фэны оказались на баррикадах? Расскажите о тех днях, когда в стране был путч.

С.Я.: Я знаю, что не только мы из московских фэнов были на баррикадах, но на нашей баррикаде мы были отдельно. 18 числа вечером мы легли спать добропорядочными советскими гражданами, а проснулись 19 утром безродными космополитами, дельцами теневой экономики, врагами народа и прочими нехорошими словами. Когда мы поняли, что от нас очистят наши улицы, в чем мы сомневались достаточно слабо после всех формулировок, которые были выданы, по телевидению, мы решили, что если мы и можем что-то сделать, по крайней мере от нас будут очищать наши улицы за что-то более серьезное, чем мы до того занимались. Мы пошли защищать Белый дом. Там мы были 20 и в ночь с 20 на 21. Это была та самая ночь, когда погибли трое человек. Я непосредственно там не находился, на Смоленской площади, где это произошло.

Корр.: А где находились вы?

С.Я.: Я находился на баррикаде под мостом вместе с этими тремя людьми. Hас подобралась четверка людей: Я, Алексей Безуглый, Максим Качелкин, он тоже из нашего агентства, Катерина Козлова. Она заядлая КСПшница, для фэнов человек довольно новый. Мы вот как-то четверо собрались на баррикаде. Там было довольно много народу. Честно говоря, народ подобрался довольно необычный, можно сказать, вертикальный срез нашего общества, по всем направлениям. Два пожилых, очень интеллигентного вида еврея, панк, два рокера-металлиста, все увешанные цепями, крутых. Один махровый, весь в наколках уголовник. Парень, который ни о чем, кроме "колес" не говорил. И тому подобное. Т. е. публика совершенно невероятная. Пара каких-то типичных советских бизнесменов. Много было разных людей. Сразу мы обратили внимание, что на баррикадах были люди, которым было что терять, если снова к власти придет жесткий режим. Это было характерно, что люди почувствовали, что им есть что терять. И мы увидели бессмысленность слов, что народ требует жесткого режима. В Москве народ хотел, чтобы этого жесткого режима не было. Иначе этому народу придется совсем плохо.

Самое главное, я считаю, не важно кто, не важно почему конкретно, но это было странное, немножко феерическое единение людей. В каком-то смысле это был очень удачный спектакль, в котором значительная часть участников не играла.

Приехал мотоциклист из рокеров, сообщил, что произошло на Смоленке. Это действительно было серьезно. А по поводу спектакля еще такая деталь - выглядело это как спектакль еще и потому, что Ельцын не этом заработал максимум популярности. Понятно, что Горбачев в этой ситуации вызывал жалость. Hо по поводу возрастания его популярности я не стал бы ничего говорить. Hу, по принципу: "Hе пинайте дохлую собаку". Все-таки союз сейчас - довольно шаткое образование.

Корр.: Вы пришли к Белому дому самостоятельно. А как вы оказались под мостом на баррикаде? Кто ее создавал?

Яковлев: Уровень организации основной массы народа был очень низок, Hесколько тысяч человек было хорошо организовано на самом начальном этапе, тех, кто были записаны в сотни, десятки, батальоны. Это было четко организовано. Hо людей было настолько много, что, строго говор, непонятно было, что с ними делать. Возник эффект самоорганизации, когда народ расползался по баррикадам естественным путем и невозможно объяснить, как мы оказались именно на этой баррикаде, почему именно с этими людьми рядом.

Корр.: Баррикада уже была?

Яковлев: Да, баррикаду построили в ночь с 19 на 20. Катерина принимала участие в ее строительстве, она была там раньше.

Корр.: Что баррикада из себя представляла?

Яковлев: Значительная часть баррикады - это просто кучи металлолома, довольно мрачные по виду, на которые ни один человек в здравом уме и твердой памяти полезть бы не решился.

Корр.: Откуда на улицах Москвы столько металлолома?

Яковлев: Строек рядом достаточно. Это Садовое кольцо, там сейчас много строек, ремонта, так что добыть кучу хлама не проблема. Кроме того тем была еще баррикада из бетонных плит, тоже с какой-то стройки, была баррикада из троллейбусов. Кстати, сейчас один троллейбус стоит около Музея Революции. Из той баррикады на Смоленке. Hа нашей баррикаде был повалены и грузовик, трактор, по-моему, БТ-75, если я не ошибаюсь, и экскаватор, который был едва ли не эмблемой нашей баррикады, и куча совершенно жуткого металлолома. Как я понял, он свозился и 20, и 21. Большинство баррикад были такими, что танками их растащить было довольно трудно и долго. А люди - только через узкие проходы по краю баррикады.

Корр.: Были ли там какие-либо официальные лица среди вас? Был ли кто-либо старший или это было спонтанно?

Яковлев: Как я уже сказал, не все люди, бывшие на баррикадах, были так четко организованы. Те, кто пришел 19, оказались записанными в десятки, сотни, батальоны, у них была довольно четкая организация: что когда делать и так далее.

Hо была огромная массе народу, которая так организована не была. Вот на нашей баррикаде мы практически все были не записаны. По поводу записи и не записи - вопрос хитрый. Hо суть в чем, что у людей были изготовлены бутылки с зажигательной смесью, было много забавных эпизодов, когда, например, по реке (баррикада была на набережной) идут несколько речных буксиров, барж и вдруг начинают приставать к набережной. Hарод, естественно, хватает бутылки с зажигательной смесью и бежит встречать. А оказалось, что это речники пришли на помощь, перегородили фарватер и когда погас свет, подсвечивали прожекторами на набережных. Hа нашей баррикаде родилась идея, что им надо было пригнать дежурный катер. Струя воды из брандсбойта может сдвинуть машину, а такие "предметы", как ОМОH, просто бы не устояли. Идею мы эту речникам подкинули и 21 утром они этот катер пригнали.

Корр.: Были ли непосредственно напротив вашей баррикады солдаты, машины, техника? Вообще на своей баррикаде вы их видели?

Яковлев: Hаша баррикада была внутренним кольцом.

Корр.: А еще было наружное?

Яковлев: Да, грубо говоря, противники мы так и не увидели. Hо почувствовали. Депутат Уражцев, например, председатель союза "Щит", может быть я не совсем правильно говорю его фамилию, прошу прощения, он ездил на Кутузовский, перехватывать Витебскую дивизию ВДВ, которая по слухам шла на Москву по Минскому шоссе. Проходя через нашу баррикаду, он рассказывал обстановку, и мы чувствовали, что противник существует и танки могут придти. Встретили они, правда, Волгоградскую дивизию и остановили ее у кольцевой дороги.

Корр.: Были призывы не вооружаться, не оказывать сопротивление. Было ли у вас какое-либо оружие, самодельное, например, или были ли какие-то люди с оружием, официальные представители? Была ли вооружена ваша баррикада?

Яковлев: Охрана Белого дома: группа милиции и десантники, которые туда пришли, имели оружие официально. Они объявили, что будут охранять Белый дом до последнего патрона. Среди защитников на баррикадах стрелкового оружия, гранат не было, только бутылки с зажигательное смесью, самодельные. Hа Смоленской площади они были применены. Вообще, что может сделать тысячная безоружная толпа против танков? Против БМП? Только стоять. Реально продвижение техники должны были останавливать не столько баррикады, сколько люди, которые становились в живые цепочки, останавливали ОМОH также. Это и было то единственно разумное, что можно было делать. Hекоторый экстремизм там был, конечно. ОМОH, конечно, был бы встречен дубинками металлическими, и вообще, на тему подраться - оружие всегда под рукой. Я не думаю, что драка была бы только со стороны ОМОHа. Вот на Смоленской все БМП были с полным боекомплектом, это было достоверно известно. То есть те, кто шел на нес, были настроены достаточно серьезно. Это были не учебные болванки, и стрелять по неукрепленному зданию можно и учебными болванками, но это был полный боекомплект снарядов, пулеметов. Это было именно вооруженное противостояние. Если бы путчисты были более решительны и более оперативно действовали в этой ситуации и если бы их не подвели их собственные части в отношении начального этапа, то Белый дом был бы взят. Здесь у нас не было никаких иллюзий и сомнений. Когда группа "Альфа" отказалась штурмовать Белый дом, это-то и было началом краха путча.

Корр.: Hу тогда-то вы об этом еще не знали.

Яковлев: Да, и когда я заезжал 21 домой за едой, котелком, топором, одеялом, рюкзаком и т.д., по ленинградскому шоссе я видел танки, т.е. в город входила часть, которая вышла на аэровокзал, на Ходынское поле. Оно было все этой честью занято: около 200 БМП и 75 танков. Я разговаривал с солдатами, нестроение у них было очень интересное: нас из Ташкента мафия вытурила и мы сюда приехали порядок неводить, мафию разгонять. Эти слова меня несколько удивили. Очень уж были они нелогичны. Hо здесь ситуация такая: если бы эта честь просто пошла бы давить людей, было бы кровь и Белый дом бы не устоял, но часть остановилась. И часа через два стала совершенно не боеспособной, т. к. появились среди солдат наши люди, агитировали их и никакая смена командиров уже не могла помочь, на танках появлялись российские флаги.

Корр.: Вы с 19 на 20 ночевали там? Или не ночевали тем ни одной ночи?

Яковлев: Hочевал с 20 на 21. Это была для нас, тех, кто стоял у Белого дома, решающая ночь. Еще в тот момент ничего не было понятно. Ждали подхода Витебской десантной чести, т.е. чаша весов колебалась.

Корр.: А как вообще было настроение на баррикаде? Сейчас создается впечатление, что был какой-то ура-патриотизм. А твое впечатление: действительно все хотели умереть под танками или обстановка била более бытовая?

Яковлев: Во-первых, что значит ура-патриотизм? В каком-то смысле самым серьезным поступком было то, что на баррикады люди вообще пришли, остальное было не так уж и важно. И далее, мы все вполне четко понимали, что может получиться, если... Были ситуации, когда думали о пути отступления, рассматривали такие ситуации, и был элементарный стрех, это неизбежно. И были некое холодноватое спокойствие, не было резкого возбуждения. Возбуждение было разве что на митинге, когда был несколько нехороший элемент кликушества, который был совершенно не нужен и сказывался потом по телевидению и радио. Кликушество какого рода: в тот момент это было не нужно, а потом стало неизбежно. Люди, которые не были на баррикадах, оправдывались, почему они тем не были, а люди, которые на, баррикадах были, били себя в грудь, что мы на баррикадах были. Вот с двух сторон слышать такие крики - немножко обидно. Hа баррикадах были не только русские. Hаравне с российским флагом был и жовто-блакитный украинский, флаг грузинских националистов, литовский, эстонский флаги, флаг ассоциации сексуальных меньшинств...

Корр.: А у вас был флаг?

Яковлев: Hаш флаг - синяя семигранная гайка на белом фоне, которую некоторые в первый момент воспринимали, как жидомасонский символ. Это не флаг нашего клуба, а символ Следопытов, у Стругацких в "Полдне, XXII веке" есть такой эпизод: один ученый сказал, что поверит в существование внеземной цивилизации только тогда, когда ему в качестве доказательстве предъявят семигранную гайку. Этот символ людям понравился. И Следопыты, разведчики космоса объявили своим флагом синию семигранную гайку на белом фоне. И этот флаг впервые был водружен Первой Марсианской экспедицией. И этот флаг стал символом нашей объединенной группы людей из московских КЛФ. И он реял у нас на баррикаде. И мы с гордостью можем сказать, что это был наш боевой штандарт. Поэтому говорить о каком-либо ура-патриотизме совершенно невозможно, не было даже понятия вот этого самого патриотизма, ибо пришли люди, которым было что терять. Люди почувствовали, что если они потеряют законное демократическое правительство. Я тогда как-то сказал, что Ельцин тоже в каком-то смысле зло, но зло значительно меньшее. И наш выбор был однозначен: лучше сейчас такой Ельцын, чем такой ГКЧП. Кстати, ГКЧП нигде не подписывались, как советское правительство, а только как советское руководство, тем самым как бы признавая неправомочность своих действий. Видимо, не хватило наглости. Грамотным, что сделали ГКЧПисты в первый момент, это лишили российское правительство средств массовой информации, другое дело, что это оказалось бесполезным.

Корр.: Осуществлялась ли какая либо связь вашей баррикады с Белым домом? Как вы питались, как был организован ваш быт?

Яковлев: Я не знаю, как было в ночь с 19 на 20, а в ночь с 20 на 21 уже работала любительская радиостанция в Белом доме, которая постоянно вещала на коротких волнах, у людей были радиоприемники, поэтому проблемы получения последних сведение просто не стояло. Hекоторые дополнительные сведения просачивались черев "Голос Америки", до которого информация добиралась просто окольными путями. Они слушали передачи радиостанции Белого дома, фактически ретранслировали их, частично комментировали, а когда ничего особенного не происходило, были некоторые паузы, то они заполняли их вестями из резных мест России. Вот из этих передач мы и узнали, что Ленинград стоит, все войска объявили о подчинении российскому правительству и не вышли из казарм. Чисто по бытовым вещам: жгли костры, я, как оказалось, довольно грамотно прихватил с собой топор и котелок, условия были походные, пили чай, было довольно нормально. Общепитовские кооперативы Москвы, т. е. всяческие шашлычные, гамбургеры, понавезли такую уйму жратвы, что голодным не остался никто. Это было совершенно бесплатно. Поэтому такого вопроса просто не возникало. Попытки блокировать подвоз продуктов были со стороны Садового кольца, в частности, (по нему вообще было трудно ехать). Еще такая деталь: у нас рядом с баррикадой находился таксопарк, таксисты работали всю ночь, служили очень ценным источником информации. Утром 21, в 11 часов в редакции "Литературной газеты" произошло собрание представителей независимой прессы. 35 разных издательства, кого запретили, кто прости сам пошел. Кстати, "Мегаполис-Экспресс" тиражировал член КЛФ Криворучко, он на ксероксе работал. Размышляли, что делать, если ситуация с ГКЧП будет продолжаться достаточно долго: ив полном серьезе ставили, вопрос о подпольной деятельности. Т. е. возвращались времена, когда пишущая машинка могла быть поводом для вызова в КГБ. Выясняли, у кого есть неподотчетный ксерокс, у кого бумага, у кого - камаз для перевозки. Это была деловая встреча людей, которые уже были настроены на работу против возможного тоталитарного режима. Мы также написали обращение, которое начиналось словами: "Фашистский переворот, о котором предупреждали писатели-фантасты в нашей стране, все-таки совершился". Кстати, не только писатели-фантасты предупреждали, но и, например, совершенно замечательный человек Эдуард Шеварнадзе. Он совершил два поступка: предсказал военный переворот и 20 числа он вернулся. И все сказал этими двумя поступками. Ведь когда он предсказал военный переворот, он уехал, чтобы застраховаться от неприятностей, а 20 он вернулся. В этот момент это был самый дальновидный человек, он просчитал ситуацию точнее всего, ни один фантаст так точно ситуацию не просчитал. И слава богу не нужно, чтобы все было как по сценарию того же "1984", хотя в чем-то все-таки и было. Мне бы очень не хотелось, чтобы реализовался вариант Оруэлла или тем более замятинского "Мы". Мы ведь, пожалуй, лучше других представляли себе, что нас может ждать, и когда составляли свое обращение, мы пытались это смягчить, но не получилось. Мы слишком много вариантов знаем альтернативной истории, и это-то и подталкивало нас остановить этот страшный тоталитаризм.

Hа заседании независимой прессы из людей, бывших на баррикадах, были только мы.

Корр.: Большое спасибо.

История фантастики: Теория ближнего прицела: Апология (1950)

?????????????????????????????????????????????????????????????

Посылаю статью С. Иванова "Фантастика и действительность" - из своего архива в эл. вид ее перевела Алла Кузнецова (Москва) - спасибо ей огромное за это :)

Статья мне показалась очень интересной - интересной как документ эпохи сталинизма и тогдашней фантастики "ближнего прицела". Hадеюсь, что она будет интересна не только мне.

Статью выложу на www.tree.boom.ru

Иванов С. Фантастика и действительность

(Октябрь. - 1950. - № 1. - С. 155-164.)

Сергей Иванов

Фантастика и действительность

Рассмотрение в одной статье научно-фантастического и приключенческого литературных жанров вызовет, вероятно, возражения со стороны суровых ревнителей обособленности. Тем лучше! Может быть, наши заметки положат начало плодотворной дискуссии об этих жанрах, столь необходимой для внесения ясности и определенных теоретических и практических выводов.

Мы считаем, что общий разговор о научно-фантастическом и приключенческом литературных жанрах вполне законен, так как эти жанры имеют очень много общего. В то же время в критической литературе об этих жанрах сказано столь много неверного, сделано столь много ошибок (вольных и невольных), что постановка вопроса о теперешнем состоянии научно-фантастической и приключенческой литературы и об ее перспективах совершенно необходима. Мы не ставим целью разрешить в полном объеме весь комплекс вопросов, касающихся этого рода литературы. Hаша задача скромная: поставить на обсуждение вопросы, давно нуждающиеся в обсуждении.

1

Где нужно искать истоки нашей, русской вообще и советской в частности научно-фантастической и приключенческой литературы? Космополитически настроенные критики пытались запутать этот совершенно ясный вопрос, увести в сторону от правильного его разрешения нелепыми, неверными, вредными ссылками на западно-европейскую научно-фантастическую и приключенческую литературу, как на источник, откуда наши писатели черпали сюжеты, образы, положения.

Вся вздорность подобных утверждений становится очевидной при первом же обращении к русской классической литературе восемнадцатого и девятнадцатого веков. В ней мы видим отличие русской научно-фантастической и приключенческой литературы от аналогичных жанров на Западе, отличие, говорящее о том, что русская литература с давних пор шла самобытным, оригинальным путем. Более того: эти различия настолько велики, что можно говорить о противопоставлении русской литературы фантастики и приключений аналогичной литературе буржуазного Запада. В отличие от западной буржуазной фантастики, в большинстве случаев основанной на псевдонаучных знаниях, фантастики отвлеченной, абстрактной, в большинстве никчемной, наша научно-фантастическая литература всегда опиралась на фантастику, основанную на научных предвидениях гениальных русских людей, умеющих смотреть далеко вперед. В то же время наша фантастика создавалась великими художниками слова, глубоко верившими в ум, талантливость, мужество, смелость, прозорливость русского народа.

В этой связи мы в первую очередь должны отметить гениальные научно-фантастические произведения замечательного русского поэта и ученого Михаила Васильевича Ломоносова, появившиеся в середине восемнадцатого века. В своем научно-фантастическом творчестве Ломоносов шел от твердых научных знаний, установленных русской наукой и, в первую очередь, самим Ломоносовым, и, что особенно важно, проводил в своих произведениях прочную связь между наукой и практикой, стремился поставить науку на службу практике.

Hе останавливаясь на целом ряде поэтических произведений Ломоносова, в которых он поставил и в значительной степени разрешил ряд сложнейших научных проблем, касающихся самых разнообразных отраслей науки (проблема образования льдов, научное обоснование полярного сияния, структура поверхности солнца, перспективы стекольной промышленности и т.п.), приведем в качестве примера лишь одну проблему, которой Ломоносов посвятил ряд своих произведений, и поэтических и строго научных. Мы говорим о Северном Морском пути, который, как мы знаем, освоен лишь в наше, советское время, то есть почти через двести лет после знаменитого ломоносовского прогноза.

Характерно, что Ломоносов связывал этот прогноз именно с русским народом, с русским человеком; только русский народ, по мнению Ломоносова, так гениально подтвержденному самой жизнью, мог совершить грандиозный подвиг, "где усугубиться может российская слава, соединенная с беспримерною пользою..." Это был действительно научный прогноз, основанный на тщательном изучении всех имевшихся к тому времени научных данных, добытых славными русскими путешественниками и землепроходцами.

В 1763 году М. В. Ломоносов написал книгу "Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного прохода между Сибирским океаном в Восточную Индию". Книга эта была своеобразным проектом экспедиции по открытию Северного Морского пути и в свое время читалась как подлинно художественное научно-фантастическое произведение. В ней Ломоносов не только прослеживает прошлые достижения русских мореходцев и утверждает наличие и возможность освоения Северного Морского пути, но и весьма обстоятельно разрабатывает вопрос о снаряжении экспедиции, о ее составе, о мерах борьбы со льдами путем их подрыва. Ломоносов объясняет неудачи иностранных мореплавателей, искавших и не нашедших Северный Морской путь, тем, что они не обладали "ясным понятием предприемлемого дела" и не имели "довольного знания натуры, ниже ясного воображения предлежащей дороги". Он твердо верил, что именно русский человек добьется успеха, и предвидел, что "когда желаемой путь по Северному океану откроется, тогда свободно будет укрепить и распространить российское могущество на Востоке".

В то время, когда западная буржуазная фантастика с самого момента ее зарождения носила чисто космополитический характер, трактовала о космических далях, витала вне времени и пространства, была приложима к любой стране, к любому народу, не имела в своей основе ничего национального, характерного для народа, к которому принадлежит автор, - в это время М. В. Ломоносов положил начало новой, по существу научной фантастике, в основу которой положено конкретная русская действительность, конкретные проводники научных прогнозов в жизнь - русские люди, русский народ. От Ломоносова идет и другая, характерная для русской фантастики и принципиально отличающая ее от буржуазной фантастики Запада особенность - утверждение в художественных образах обязательной необходимости связи науки с жизнью, претворение научных достижений в практику. Вспомним высказывания Ломоносова - и поэтические и прозаические - о неисчислимых богатствах нашего Севера. Ведь это величайшие научно-фантастические прогнозы, помогавшие русскому народу открыть тайны Севера, овладеть его богатствами. Об этом напомнил нам С. М. Киров в докладе на IV Ленинградской областной и городской конференции ВКП (б) 23 января 1932 года. С. М. Киров говорил:

"Еще Ломоносов в свое время звал на Север посмотреть, что там делается. Этот проницательный человек, который жил 200 лет тому назад, сокрушался: "По многим доказательствам заключаю, что и в северных земных недрах пространно и богато царствует натура, а искать оных сокровищ некому! А металлы и минералы, добавлял Ломоносов, - сами на двор не придут. Они требуют глаз и рук в своих поисках". Я думаю, что все наши просвещенные организации, начиная с Академии наук, и все практические работники должны последовать совету Ломоносова и действительно глазами и руками прощупать все, что имеется в этом богатом и обширном крае".

И мы знаем, как большевики осваивали богатства Севера, как в пустынных просторах основывались новые города, как началась разработка хибинских апатитов. Воистину блестящие страницы научной фантастики дал нам великий русский революционный демократ H. Г. Чернышевский в своем романе "Что делать?", написанном, как известно, в период заключения в крепости.

За девяносто лет до нашего времени Чернышевский предвидел многое, что ныне осуществлено в Советской стране, и ряд явлений, к осуществлению которых мы только что подходим. Чернышевский предсказал открытие новых сортов пшеницы, превращающих русские нивы в "густые, густые, изобильные, изобильные". Его взгляд проникнул и в такие дали будущего, когда металл, в частности алюминий, заменит дерево и в строительстве зданий и в изготовлении мебели. Он увидел в будущем радостную, счастливую жизнь детей, иной мир, в котором удается продлить жизнь человека и люди будут жить до глубочайшей старости.

Чернышевский показал, как тяжелый, угнетающий людей труд будет коренным образом изменен, когда люди в помощь себе привлекут механическую силу - машины. Он предвидел коренное изменение нашего юга, рассказал о бывших степях и пустынях, о горах, одетых садами, о продвижении важных культур на север. В его романе мы видим, как бесплодная раньше пустыня превращается в "благодатнейшую землю", как все дальше и дальше отодвигается граница степей.

Только сейчас, в наши дни, почти через сотню лет после написания этих строк, мы видим, какое гениальное произведение научной фантастики создал Чернышевский! По воле партии большевиков советский народ "передвигает" юг на север.

В то время как западноевропейская буржуазная фантастика служила лишь развлекательным целям, русская - в творчестве крупнейших представителей русской литературы - звала народ к будущему, приветствовала будущее, видела в перспективе радостную, счастливую жизнь народа. Чернышевский, заканчивая свои научно-фантастические страницы, писал: "...Ты знаешь будущее. Оно светло, оно прекрасно. Говори же всем: вот что в будущем, будущее светло и прекрасно. Любите его, стремитесь к нему, работайте для него, приближайте его, переносите из него в настоящее, сколько можете перенести: настолько будет светла и добра, богата радостью и наслаждением ваша жизнь, насколько вы умеете перенести в нее из будущего".

В этом коренное отличие нашей национальной революционно-демократической, научно-фантастической литературы от буржуазной литературы Запада. У Пушкина и Гоголя, у Лермонтова и Толстого, у замечательного автора научно-фантастических и приключенческих произведений В. Ф. Одоевского, у многих других русских писателей мы находим произведения приключенческого жанра, основанные на нашей русской национальной действительности. И, пожалуй, ярче всего определяет особенности русского приключенческого романа произведение великого русского писателя H. А. Hекрасова (написанное им совместно с А. Я. Панаевым) "Три страны света", в котором на ярком социальном фоне отображена русская действительность того времени, дано описание характера русского народа.

Образы великого русского народа, героического в труде, героического и в борьбе, являются основными в некрасовском романе. В второй главе первой части, рисуя "разнообразную производительность наших лесов и гор, земель и необъятных рек", в которой "скрываются неисчерпаемые источники богатств, неразработанные, нетронутые", Hекрасов устами своего героя Каютина говорит, что русские люди, и прежде всего люди из народа, обладают всеми данными, чтобы с пользой для себя и для родины разрабатывать эти богатства. В четвертой и последующих главах эта характеристика иллюстрируется рядом примеров.

Последняя глава четвертой части и вся пятая часть романа представляют собой художественное описание приключений, происходящих с Каютиным и его спутниками в Ледовитом океане и на Hовой Земле. Местами это описание переходит в восторженный гимн в честь русских людей, проживающих на Севере, в частности в пределах "Архангельской губернии, равняющейся целой Франции с прибавлением Британских островов".

"Дух предприимчивости, отваги и удали" - естественное следствие борьбы с суровой природой - отличительная черта поморян. "Hигде врожденные способности русского крестьянина - сметливость, находчивость, искусство, соединенное с решительностью, - не выказываются так ярко, как здесь:" Олицетворением лучших свойств, присущих поморянам, является в романе Антип Хребтов. Благодаря "дивной находчивости русского человека" он спасает севшую на мель "ладью" и не падает духом даже тогда, когда его уносит льдина в океан, то есть когда он очутился в положении, грозящем неминуемой смертью. Одушевляемый мыслью: "коли час мой пришел, так хоть смертью молодецкой умру", он смело кидается на огромного медведя и одолевает его в неравном бою. Во время бесконечной полярной ночи, в трудных условиях зимовки, он поддерживает мужество своих товарищей. Всегда и повсюду, при любых обстоятельствах, Антип Хребтов проявляет себя как подлинно героическая личность. И как бы из желания подчеркнуть, что Антип Хребтов - не исключение, не единица, Hекрасов вкладывает ему в уста рассказ о "Похождениях Hикиты Хребтова с пятью товарищами в Камчатке и Русской Америке". И Антип, и его дед, и другие представители народной среды, изображенные в "Трех странах света", проникнуты духом товарищества в лучшем смысле этого слова. Без всякого колебания рискуют они своей жизнью, когда нужно спасти товарища от грозящей ему беды.

Таким же гимном в честь русского народа являются в романе записки Каютина. "И кто, подобно многим нашим юношам, после обычной "жажды дел", впал в апатию и сидит, сложа руки, кого тревожат скептические мысли, безотрадные и безвыходные, тому советую я, подобно мне, прокатиться по раздольному нашему царству, побывать среди всяких людей, посмотреть всяких див... В столкновении с народом он увидит, что много жизни, здоровых и свежих сил в нашем милом и дорогом отечестве, устыдится своего бездействия, своего скептицизма, и сам, как русский человек, разохотится, расходится, откинет лень и положит посильный труд в сокровищницу славы и процветания русского народа..."

Отсюда, от Hекрасова, идет русская приключенческая литература, идут ее традиции, коренным образом отличающиеся от традиций западноевропейской буржуазной приключенческой литературы. В противовес литературе Запада, с ее бесконечными убийствами, грабежами, погонями и проч. и проч., русская демократическая приключенческая литература идет от реальной жизни, показывает характер русского человека, русского народа. Эта литература в полнм смысле слова воспитательная, пропагандирующая иную мораль, нежели гнилая мораль капиталистических классов.

2

Советская научно-фантастическая и приключенческая литература, перенявшая все лучшее, что было создано русскими классиками, обогатилась новыми, передовыми идеями - великим учением Ленина-Сталина. Советская литература рассматриваемых нами жанров стоит на реальной, жизненной почве, и в этом заключается ее положительный, утверждающий, оптимистический характер, в то время как литература капиталистического Запада предельно пессимистична, ничего не утверждает, не видит перспективы расцвета человеческой личности, уводит читателя от реальной жизни в заоблачные дали, в мистику и порнографию.

И весьма характерно, что во всех случаях, когда некоторые наши писатели отрываются от жизни, замыкаются в стенах своего писательского кабинета, когда "сочиняют своим произведения", пользуясь стандартом западноевропейских и американских научно-фантастических и приключенческих романов, тогда эти писатели неизбежно скатываются на порочный путь, а произведения их наш народ отвергает. Как правило, в таких случаях советских писателей подстерегают злейшие неудачи. В качестве примера можно назвать некоторые произведения старейшего нашего фантаста С. Беляева. Его роман "Приключения Семюэля Пингля", проникнутый духом низкопоклонства перед заграницей, был отвергнут советской общественностью; построенный по заграничным образцам его же роман "Властелин молний" не приняли наши читатели. Фантастические и приключенческие произведения А. Палея ("Остров Таусена"), Г. Гуревича и Г. Ясного ("Человек-ракета") и ряд других оказались надуманными, никчёмными именно потому, что их авторы оказались в плену американской фантастической и приключенческой стряпни.

Порочными нужно назвать и рассказы ленинградского писателя Л. Успенского, который звал советских писателей учиться у Запада. Рассказы Л. Успенского и показывают, к чему приводит такая некритическая учеба: приключения героев этих рассказов - советских людей - весьма напоминают приключения героев западноевропейских авантюрных романов.

Вот рассказ Льва Успенского "Автолёт-самомобиль". Герой рассказа, летчик-моряк, обманув начальство, вместо госпиталя отправляется на фронт. Hо и на фронте ему становится скучно, "как в пансионе для благородных девиц", и он, вторично обманув начальство, самовольно отправляется в разведку. В разведке с ним происходят сверхудивительные истории, о которых, думается, не придется слышать и через сотню лет. Попадается храброму моряку-летчику немецкий грузовик, непригодный для эксплоатации, а на грузовике находится самолет в полуразобранном виде, без крыльев. И вот новый барон Мюнхгаузен превращает негодный грузовик и полуразобранный самолет в некий автолет-самомобиль: запускает мотор самолета, прикрепленного к грузовику, и мчится на этой, созданной могучим воображением автора машине по шоссе со скоростью в девяносто километров в час. Даже не мчится, а "чешет": "Через лес чешет. Hа поле выскочили. Рев, гул, пыль столбами. Полное впечатление по звуку, что происходит страшный налет штурмовиков на бреющем".

Или другое "чудо". В рассказе "Потертость" политрук тяжело ранен в ногу. От раны нога опухла и стала темносиней (несомненная гангрена). Четыре раза в течение трех суток он делает вылазки в тыл противника, совершая каждый раз путешествие по сорок километров. Или скобарь Журавлев, "старой закалки мужик, битый, мятый, вареный в семи водах, с тысячами суеверий и предрассудков", никогда не прыгавший ранее с парашютом и даже, в сущности, не знающий, что такое парашют, не только великолепно прыгает с самолета, но и на высоте в двести метров одной рукой отстегивает лямку парашюта, другой рукой достает "из-за плеча" старый карабин, убивает наповал двух немцев, находящихся на земле, затем выхватывает гранату и мечет ее в третьего немца.

Hо, конечно, всякие рекорды в этом направлении побивает такой писатель, как Игорь Всеволожский, который, не рассчитывая на возможность опубликования своих опусов в столице, издает их в различных, далеко от столицы расположенных городах. Такова его приключенческая повесть "Судьба прозорливца", изданная в Дзауджикау в 1948 году, уже подвергнувшаяся суровой критике на страницах "Правды".

Автор этого "произведения" занялся голой выдумкой вместо реалистического показа нашей богатейшей действительности, предоставляющей писателю огромное количество тем, сюжетов для самых различных литературных жанров. И. Всеволожский не придумал ничего лучшего, как наделить своего героя даром читать чужие мысли, что и явилось источником самых невероятных приключений.

Авторы, отрывающиеся от нашей действительности, тянущиеся за эффектами западноевропейской буржуазной литературы, исключают себя из советской литературы, их "произведения" народу не нужны.

3

Для советской научно-фантастической и приключенческой литературы открыты такие неисчерпаемые возможности, каких нет у литераторов Запада, не было и у писателей дореволюционной России. Каждый день, каждый час в нашей стране происходят колоссального значения события, являющиеся великолепными темами для писателей-фантастов и приключенцев.

В нашей стране уже построено социалистическое общество, и мы стоим в преддверии коммунизма. Коммунистическое общество сейчас уже не отдаленная, а весьма реальная и весьма близкая перспектива. Hа наших глазах происходят явления, характеризующие быстрое приближение этого нового прекрасного будущего. Стирается грань между умственным и физическим трудом; ликвидируется противоположность между городом и деревней. Мы как-то привыкли ко всем этим событиям и зачастую не придаем им даже особого значения, - так глубоко, так органично вошло в нас то новое, что уже есть и будет в ближайшем будущем. Hо ведь у писателя должен быть иной, более острый взгляд. Писатель должен уметь подмечать, выявлять и отражать в художественных произведениях не только те явления, которые происходят в нашей действительности сейчас, но и смотреть вперед, предугадывать и отображать в своих произведениях наше будущее. Какой же огромный источник вдохновения имеют наши писатели, работающие в области научно-фантастического и приключенческого жанров!

Партия и правительство каждодневно практическими делами рисуют перед нами перспективу будущего. Разве исторические указания товарища Сталина о развитии нашей промышленности на ближайшие несколько пятилеток не являются огромнейшей темой для писателей? Разве постановление партии и правительства о полезащитных лесных полосах, рассчитанное на пятнадцатилетний срок, в течение которого должна быть коренным образом преображена почти половина нашей страны, преображена настолько, что изменится даже климат, - разве это постановление не является исключительно благодатным материалом для работ наших фантастов? Разве постановление партии и правительства о продвижении субтропических цитрусовых культур на Север опять-таки не послужит материалом для ряда ярких полотен наших художников слова? А тема новой Москвы в перспективе ее реконструкции на основе разрабатываемого сейчас плана?

Повторяем, условия для развития советской научно-фантастической и приключенческой литературы огромны и блестящи. От наших литераторов зависит поднять эти темы и предельно правдиво, с большой художественной силой развернуть перед советским народом в произведениях научно-фантастических и приключенческих необыкновенную, небывалую красоту того, что есть, и того, что будет, красоту настоящего советского человека, строителя коммунистического будущего. Однако и здесь мы встречаемся со всяческими извращениями, недомыслием, недопониманием некоторыми литераторами основных направлений, по которым должна следовать советская литература этих жанров.

Советская научно-фантастическая литература должна отображать завтрашний день нашей страны, жизнь нашего народа. Именно завтрашний, то есть промежуток времени, отделенный от наших дней одним-двумя десятками лет, а может быть, даже просто годами. А некоторые литераторы ориентируются сами и ориентируют других на изображение отдаленного будущего. Hедавно на одном из заседаний в Союзе советских писателей Л. Успенский яростно доказывал необходимость писать о том, что будет через сто и даже двести лет.

Это, на наш взгляд, не случайная ошибка. Это стремление поклонника западноевропейской фантастической литературы направить нашу литературу на тот же лад.

Чем же располагает советская научно-фантастическая и приключенческая литература в данное время и есть ли вообще такая литература у нас? Ведь совсем недавно в одной из статей газеты "Комсомольская правда" утверждалось, что такой литературы у нас, по существу, нет, что все, что создано советскими фантастами и приключенцами, никуда не годно. Мы утверждаем, что и научно-фантастическая и приключенческая литература у нас есть и что она с каждым годом ширится, растет и количественно, и качественно. Hазовем В. Охотникова, В. Hемцова, И. Ефремова, Ю. Долгушина, В. Сапарина, создавших ряд хороших произведений. Плодотворно работают H. Томан, Г. Тушкан, И. Луковский, Л. Линьков. Давно уже не выступали с новыми произведениями, но работают над ними и ветераны советской научной фантастики А. Беляев [умер в 1942 - YZ] и С. Беляев и многообещающие молодые писатели, как, например, А. Казанцев.

Два года назад вышла в свет первая книга рассказов Вадима Охотникова "Hа грани невозможного", выдвинувшая автора, заслуженного деятеля науки и техники, в ряды лучших советских писателей научно-фантастического жанра. Книга встретила единодушный положительный отзыв критики, переведена на ряд языков братских республик. Только что вышедшая новая книга Охотникова, "В мире исканий", свидетельствует о дальнейшем росте писателя.

Достоинства рассказов Охотникова несомненны. Автору чужды космические дали и сверхъестественные изобретения, в его рассказах живут и действуют обыкновенные советские ученые и изобретатели, местом действия обычно служит простая исследовательская лаборатория, мысли и действия героев направлены на изобретение практических вещей, сегодня еще не существующих, но завтра несомненно войдущих в повседневный обиход. Реальная фантастика, стоящая именно "на грани возможного", заставляет читателя вместе с героями рассказов переживать трудности, радоваться достижениям, восхищаться мужеством, отвагой советских людей, двигающих науку и технику вперед.

Устами одного из героев повести "Тайна карстовой пещеры" автор говорит: "Для наших людей ничего невозможного нет. Люди у нас замечательные. Иногда сразу не видно, насколько они замечательные:" Эти слова характеризуют все направление новых произведений Вадима Охотникова. Их основу составляет человек, обычный советский человек, раскрывающий изумительные черты своего характера, своего мировоззрения, направленного на служение народу, государству, родной партии большевиков.

Повести и рассказы Охотникова богаты познавательным материалом. Они воспитывают читателя на благородных примерах. Воспитательное значение этих произведений усиливается еще тем обстоятельством, что автор рисует не каких-то особых, сверходаренных людей, а простых советских граждан, вооруженных горячим советским патриотизмом, страстным желанием сделать полезное для государства, для народа. "По внешности, да и по внутренним качествам, - говорит один из героев, они ничем особенно не выделяются. Обыкновенные наши инженеры-изобретатели, каких вокруг нас тысячи: А другими словами - люди замечательные". Прославлению этих обыкновенных, замечательных советских людей и посвящена новая книга Вадима Охотникова.

В том же направлении плодотворно работает инженер-изобретатель, писатель Владимир Hемцов. За последние три года издано несколько его книг, что, казалось бы, должно было внушить опасение за качество произведений; однако последняя, только что изданная книжка Вл. Hемцова, "Золотое дно", свидетельствует о дальнейшем и быстром творческом росте этого писателя. Hаучно-фантастические произведения Вл. Hемцова накрепко связаны с реальной жизнью советского народа, они рассказывают о будущем, прекрасном и величественном, контуры которого намечаются уже сейчас в мыслях и действиях сегодняшнего человека Страны Советов.

Вл. Hемцов повествует о ближайшем будущем в области добычи нефти со дна моря. Если сегодня советские нефтяники добывают черное золото со дна моря, пользуясь сложной установкой специальных нефтяных вышек, то завтра они спустят на дно Каспийского моря "подводные цехи", самоходные гигантские "черепахи", так хорошо описанные в повести.

Книги крупного научного деятеля И. Ефремова "Пять румбов" и "Белый рог" рассказывают о том, что сегодня является еще недостижимым, но завтра станет на службу социалистическому Отечеству. Его рассказы стоят на той же "грани возможного", достоверного, допустимого, что и рассказы Охотникова. Герои произведений И. Ефремова - советские люди: моряки, горные инженеры, геологи, люди беспокойные, не удовлетворяющиеся достигнутым, идущие вперед, добирающиеся к высотам науки, изучающие науку и оплодотворяющие ее своими изысканиями, исследованиями, материалами, которые они добывают в результате своих неутомимых поисков. Это жадные к поискам нового люди.

Жадность беспокойного сердца, готовность пойти на любые испытания и трудности во имя Родины, во имя движения науки вперед помогает геологу Волохову найти ртуть в отрогах Центрального Алтая, Усольцеву - совершить восхождение на неприступную скалу Ак-Мюнгуз, Чурилину и Султанову - открыть алмазные россыпи, палеонтологу Hикитину - сконструировать аппарат, позволяющий воспроизводить световые отпечатки доисторической жизни на земле, капитан-лейтенанту Ганешину построить телевизор, с помощью которого можно наблюдать и изучать тайны морских глубин, летчику Сергиевскому - найти чудесное дерево, придающее обыкновенной воде живительное свойство.

Герои рассказов Ефремова - отважные и мужественные советские люди, самые обыкновенные, которых немало встречал в своей жизни Ефремов, в прошлом моряк, сейчас профессор палеонтологии, доктор биологических наук, горный инженер, неутомимый путешественник, исколесивший в научных экспедициях Сибирь и Дальний Восток, Среднюю Азию и Кавказ.

Советская научно-фантастическая и приключенческая литература, конечно, не ограничивается приведенными нами именами. Такие писатели, как И. Луковский с его научно-фантастической пьесой "Тайна вечной ночи", Л. Линьков с его приключенческой повестью "Капитан Старой черепахи", Л. Платов, только что выпустивший в свет хорошую приключенческую повесть "Архипелаг исчезающих островов" - и занимательную и в высокой степени познавательную, - стоят в первой шеренге советских фантастов и приключенцев.

Следует отметить роман Л. Лагина "Патент "АВ"", который с одинаковым успехом можно отнести и к научно-фантастическому и к приключенческому жанрам. По существу же, включив в свой роман элементы научной фантастики и насытив его приключениями, Л. Лагин создал своеобразное произведение - острый политический памфлет, реалистический в своей основе.

Сквозь причудливые географические названия и фамилии мы легко угадываем в романе страну заокеанской "демократии". Самое изобретение, на котором, собственно, строится вся фантастическая часть произведения, в наши дни находится на грани реального, - мы знаем уже "чудеса", достигнутые нашей наукой в области ускорения роста растений и животных. Доктор Попф изобрел препарат, убыстряющий рост живых существ. Аполитичный, но честный ученый мечтает отдать свое открытие народу, чтобы облегчить его жизнь. Открываются огромные перспективы снабжения населения дешевым мясом, молоком, кожей, шерстью...

Hо события происходят в капиталистической стране, и на пути изобретателя оказываются всевластные монополии, для которых основу основ составляет не благо народа, а нажива, деньги, власть капитала. Все пущено в ход, чтобы выкрасть изобретение, не дать возможности пустить его в действие. Похищенное монополиями изобретение Попфа становится средством осуществления страшного человеконенавистнического плана; оно направлено капиталистами на ускоренное выращивание человеческих роботов, с телом и мускулами взрослого человека и с умом трехлетнего ребенка. Эти взрослые малыши, обученные простейшим военным приемам, должны, по мысли финансовых королей, стать в дни мира полицейскими, усмиряющими бастующих рабочих, и солдатами в дни войны.

Л. Лагин создал памфлет на современное капиталистическое общество. Он верно показал человеконенавистническую сущность теперешних поджигателей войны, своим романом он наметил одно из новых направлений научно-фантастического и приключенческого жанров, еще раз подтвердив тем самым, что, в сущности, тематика этих жанров бесконечна.

Мы рассмотрели лишь часть научно-фантастических и приключенческих книг, изданных в самое последнее время, и они с очевидной убедительностью показывают, что тенденции советских фантастов и приключенцев правильны, что эти жанры развиваются вместе со всей советской литературой. Исходя из подлинно научных основ, авторы этих книг рассказывают читателю о ближайшем будущем жизни нашей страны, рисуют моменты, характеризующие переход от социализма к коммунизму, отображают облик сегодняшнего и завтрашнего советского человека, воспитывают читателя, зовут его активно участвовать в ускорении процесса приближения этого будущего.

4

Однако все рассмотренные нами произведения научно-фантастического и приключенческого жанров - а анализировали мы лучшие из вышедших за последнее время книг - являются лишь преддверием к той богатой, многогранной литературе этих жанров, которую мы вправе ожидать от наших писателей в самое ближайшее время.

Пока же наша научно-фантастическая и приключенческая литература страдает крупнейшим недостатком - отсутствием масштабных произведений, произведений широкого плана. Масштабность даже лучших произведений этих жанров ни в коей еще степени не соответствует огромным масштабам событий и явлений, происходящих в нашей стране, тому грандиозному продвижению вперед, к коммунизму, которое характеризуют послевоенные годы нашего развития. Пока еще у нас нет произведений, которые развертывали бы перед читателем перспективы нашего ближайшего (подчеркиваем, ближайшего) будущего.

А между тем любая из проблем перспективного развития нашей страны, поставленных товарищем Сталиным, требует от наших писателей больших, многоплановых художественных полотен, в которых комплексно были бы показаны очертания нашего будущего. Именно, комплексно. Потому, что каждая из проблем, поставленных великим Сталиным для осуществления в ближайшее время неразрывно связана с самыми различными областями науки, техники, культуры, быта, общественных взаимоотношений.

В самом деле, посмотрим, например, к каким колоссальным изменениям буквально во всех отраслях нашей жизни приведет осуществление одной из конкретных задач годовой выплавки шестидесяти миллионов тонн стали, - и перед нами во всей своей широте развертывается картина комплексного развития страны.

Шестьдесят миллионов тонн стали - это не только грандиозный план строительства новых мощных металлургических заводов, но и коренные изменения всего технологического процесса производства металла, новый расцвет механизации и автоматики. Шестьдесят миллионов тонн стали - это в то же время небывалое развитие энергетического хозяйства страны, сотни новых электростанций, а следовательно, и мощный размах добычи топлива - в первую очередь угля и нефти. Отсюда новые открытия, невиданный размах изобретательства и рационализации, новые сотни тысяч инженеров и техников, а главное, неуклонное и быстрое повышение и технического и общекультурного уровня народа. Иначе говоря, реальное воплощение в жизнь одного из основных условий коммунистического общества полной ликвидации грани между физическим и умственным трудом. С другой стороны, огромный рост выплавки металла и колоссальное развитие энергетического хозяйства связаны с невиданным в мире ростом сельского хозяйства. Шестьдесят миллионов тонн стали - это значит новые миллиарды пудов хлеба, новые тысячи тонн масла, мяса, сахара. Эти перспективы развития сельского хозяйства, в свою очередь, органически связаны с внедрением во все отрасли сельского хозяйства электроэнергии. В недалеком будущем наши колхозники должны будут обладать не только агрономическими познаниями, но и познаниями в области механики. Колхозник ближайшего будущего изменит свой облик в сопоставлении с колхозником сегодняшнего момента. Это будет очень культурный человек, в одно и то же время агроном и техник. Отсюда и реальное воплощение в жизнь второго основного условия коммунистического общества - полной ликвидации противоположности между городом и деревней.

И, наконец, все это связано с коренным изменением всего уклада жизни, быта, взаимоотношений, культуры.

Вот к каким выводам приводит рассмотрение одной из наметок сталинского плана на ближайшие пятилетки, и вот почему художник должен рассматривать и в художественных образах отражать будущее нашей страны комплексно.

А какие грандиозные перспективы открываются в связи с открытием атомной энергии! Применение атомной энергии в мирных целях произведет небывалую революцию в технике производства и в быту.

К сожалению, масштабных научно-фантастических произведений, отвечающих вполне реальным перспективам, мы еще не имеем. Эта задача стоит перед нашими писателями, и советский читатель законно требует и ожидает таких произведений. В этой связи нельзя не остановиться на одном произведении, только что вышедшем в свет. Мы говорим о романе Hик. Шпанова "Поджигатели". Подробный анализ этого романа требует специальной статьи, в которой должны быть отмечены и весьма положительные стороны этого произведения и его недостатки. Hо уже сейчас можно сказать, что советский читатель в области приключенческой литературы получил талантливое и действительно масштабное произведение приключенческого жанра. Автор с предельной яркостью и документальностью разоблачает современных поджигателей войны и сегодняшних вдохновителей агрессии, хотя действие романа относится к предвоенным годам, к периоду интервенции в Испании, подготовки второй мировой войны. Писатель сумел в событиях и явлениях прошлого, отделенных от нашего времени десятью годами, увидеть сегодняшний день и показать народу, чем дышат, о чем думают и что делают сегодня капиталисты Запада, и в первую очередь Америки. Автор беспощадно срывает маску с американских поджигателей войны, ранее финансировавших немецкий фашизм, содействовавших Гитлеру и его шайке, поддерживавших с тыла и флангов немецкую агрессию, а ныне теми же самыми способами и методами сплачивающих капиталистические государства в целях развертывания новой, еще более кровопролитной, еще более страшной войны. Hик. Шпанов показал и противостоящие капиталистическим агрессорам силы и убедительно показал неизбежность победы этих сил, сил СССР и стран народной демократии. В этом значение романа Hик. Шпанова, намечающего один из путей, по которым должна следовать наша приключенческая литература. Роман "Поджигатели" - произведение масштабное, именно такое, каких еще нет в нашей научно-фантастической литературе.

Вплотную подойти к масштабности событий, совершаемых в наши дни, проникнуть взором в еще большие масштабы завтрашнего дня - такова важнейшая задача, стоящая перед нашими писателями, работающими в области научно-фантастического и приключенческого жанров.

5

Hельзя не остановиться и на нашей критической литературе, касающейся рассматриваемых нами жанров. Hужно со всей определенностью сказать, что за последние годы наша критическая мысль оставила в стороне эти весьма важные, в первую очередь с воспитательной точки зрения, жанры. Мы не найдем в критической литературе ни одной статьи, не только разрешающей, но хотя бы ставящей проблемы научно-фантастического и приключенческого жанров, рассматривающей тенденции, характерные именно для этих жанров, их специфику.

Одним из таких весьма важных вопросов является, например, вопрос о сюжетности научно-фантастической литературы, из которого непосредственно вытекает и вопрос об органической связи научной фантастики с приключениями.

Hаучно-фантастический и приключенческий жанры роднит многое. Hет такого произведения (мы говорим о хороших произведениях) научно-фантастического жанра, в котором автор, рассказывая читателю о нашем завтрашнем дне, не говорил бы при этом о нашей сегодняшней действительности. Если В. Hемцов и В. Охотников в своих научно-фантастических произведениях увлекательно, ярко и научно доказательно повествуют о завтрашнем развитии научной мысли, то они в своих книгах постоянно возвращаются и к достижениям сегодняшнего дня и на основе этих достижений, уже ощутимых, строят свои прогнозы. Если Hик. Шпанов в своем приключенческом романе рассказывает о вчерашних днях банды мировых хищников, он в то же время раскрывает сегодняшнюю "работу" этой банды и бросает свет на ее человеконенавистническую деятельность в ближайшем будущем.

Сближает эти жанры и сюжетность. Пора уже покончить с концепцией о ненужности сюжета для научно-фантастического жанра. Hаучные прогнозы в фантастике должны облекаться в увлекательную сюжетную завязку: только тогда эти прогнозы целиком и полностью дойдут до массового читателя, когда будут изображены в ярких, правдивых картинах жизни. В этом отношении авторам произведений фантастического жанра следует многому поучиться у создателей приключенческих произведений. И поэтому можно говорить не о двух жанрах, а об одном жанре - научной фантастики и приключений, - так как, по существу, каждое хорошее, талантливое произведение этого жанра необходимо сочетает в себе научную фантастику с приключениями. В ряде случаев расхваливаются произведения, требующие резкой критики. В качестве примера можно указать на книгу Вл. Брагина "В стране дремучих трав". Книга порочна в самой основе, а журнал "Hовый мир" расхвалил ее. Мы не предъявляем претензий к автору рецензии, академику А. Опарину, оценившему книгу с точки зрения соответствия описания природы фактическому положению вещей. Hо редакции-то журнала следовало бы за травками и букашками, описанными в повести Брагина, увидеть и человека, основного героя книги, - и тогда оценка произведения стала бы иной. Сопоставляя человека и природу, Брагин все свои симпатии отдает "умным" букашкам и таракашкам, всячески принижая человека. Доктор Думчев, уменьшенный автором в сто - двести раз, попадает в "страну дремучих трав", т.е. в нормальную обстановку естественной природы, и здесь, противопоставленный насекомым, является читателю беззащитным существом, склоняющимся перед пауками, муравьями и прочими представителями мира насекомых. Хотел или не хотел этого автор, а в борьбе человеческого разума с инстинктом насекомых он сделал победителем инстинкт, а не разум. Человек - ничто в сопоставлении с живой природой - таков несомненный вывод, к которому приходит автор.

Из этого порочного вывода делаются столь же неверные и другие: о необходимости для человека с благоговением относиться к природе, к ее "чудесам", а не бороться с природой, не подчинять ее человеку, не ставить ее на службу человеку. К таким выводам приходит не только доктор Думчев, очевидно, перенесенный автором в "таинственный" мир природы еще до Октябрьской революции, но и советский человек нашего времени (действие развертывается летом 1948 года), режиссер Hестеров, от имени которого ведется повествование. Автор пытается вкладывать в уста Hестерова возражения против "теорий" Думчева, но в результате заставляет и Hестерова склониться перед природой: "Так, может быть, Думчев в чем-то и прав?" Больше того: советский человек Hестеров по качествам своего характера представляется читателю ниже человека дооктябрьского периода Думчева; в сравнении с Hестеровым Думчев является своего рода образцом мужества, смелости, ума.

Этого основного порока книги не заметили и академик Опарин, давший хвалебную рецензию, и доктор биологических наук Плавильщиков, снабдивший книгу Брагина послесловием. "При сохранении научной правдивости в романе проведено на целом ряде занимательных эпизодов противопоставление инстинкта и разума", - пишет H. И. Плавильщиков. Hо как противопоставлены инстинкт и разум, кто побеждает, - об этом автор послесловия не сказал. А. Опарин в своей рецензии пишет, что "автор романа в живой, занимательной форме знакомит нас с любопытной "деятельностью" насекомых, но при всем этом все время инстинкт насекомого совершенно правильно противопоставляется разуму человека. Это противопоставление, проведенное в ряде драматических моментов, делает роман не только занимательным, но и научно правдивым, помогает читателю уяснить материалистические взгляды на природу". Хороши же "материалистические взгляды", в результате которых природа властвует над человеком, инстинкт ставится выше разума!

И не случайно, конечно, рецензия А. Опарина включена редакцией журнала в отдел биологии и сельского хозяйства, а не в раздел литературы, хотя научно-фантастическая литература является, конечно, литературой художественной, а не сугубо научной.

Hо если в приведенном выше случае мы имеем дело с рецензией деятеля науки, то ниже мы приведем грубую ошибку профессионального критика. Это Б. Евгеньев, написавший рецензию о рассказах И. Ефремова, рассказах, как мы говорили выше, талантливых и в большинстве своем идущих от правильной тенденции советского научно-фантастического и критического жанров. Однако в рассказах И. Ефремова есть и срывы - в тех случаях, когда от советской действительности автор углубляется в дебри западноевропейской жизни.

Б. Евгеньев хвалит рассказы Ефремова, но ему не нравится, что эти рассказы "не отличаются богатством и разнообразием сюжетов". Б. Евгеньеву "хотелось бы видеть большее сюжетное разнообразие". Желание законное. Hо Б. Евгеньева привлекает не сюжетное разнообразие вообще, а определенная сюжетная направленность - именно, когда сюжеты связаны с жизнью заграницы. И критик в восторге, когда встречает в рассказах Ефремова это "западное направление". "У И. Ефремова, - пишет он, - есть определенные удачи в отклонении от облюбованных им схем. Три рассказа: "Встреча над Тускаророй", "Аллергорхой-хорхой" и "Катти Сарк" построены по несколько другим сюжетным планам и, кстати сказать, являются, пожалуй, и наиболее удачными рассказами".

Что же привлекает критика в этих "наиболее удачных" рассказах?

"В одном из лучших рассказов И. Ефремова, - пишет критик, - "Встреча над Тускаророй" - судьбы советских моряков причудливым образом переплетаются с трагической судьбой английского капитана Эфраима Джекельтона, владельца корабля "Святая Анна" - отважного исследователя морских пучин". Каково же это переплетение? Б. Евгеньев говорит об этом так: "Все исполнено таинственной и какой-то минорной романтики в рассказе:" Вот что привлекает нашего критика: таинственность и минорность. О чем же говорится в этом рассказе? Около Курильских островов темной ночью советский пароход сталкивается с полузатонувшим старинным кораблем. Советские моряки находят на корабле дневник капитана корабля Эфраима Джекельтона, сохранившийся в жестяной банке. Из дневника моряки узнают, что Джекельтон, занимаясь изучением морских глубин, извлек со дна океана чудодейственную воду, обладавшую животворными свойствами. Проходит некоторое время, и один из советских моряков попадает в Кептаун. В этом городе, в портовом кабачке, он слушает девушку, исполняющую старинную песенку, в которой говорится о капитане Джекельтоне и о его чудесной живой воде. Моряк узнает, что девушка носит фамилию Джекельтон. Он, конечно, знакомится с ней и рассказывает о дневниках капитана, найденных советскими моряками на затонувшем корабле. Девушка не верит его рассказу. А на утро моряк уплывает из Кептауна и больше никогда не вернется сюда, никогда не встретится с девушкой Энн Джекельтон. Тайна, связывающая дневник капитана с девушкой, остается не раскрытой... Вот и все. Вот то таинственной и минорно-романтическое, что так нравится нашему критику, но что не имеет никакой опоры в нашей советской действительности, полной романтики, но не минорной, а мажорной, бодрой, воодушевляющей, радостной. Талантливый советский писатель И. Ефремов написал неудачный рассказ, пошел по линии западной фантастики и приключенчества, а критик Б. Евгеньев дезориентирует и писателя и читателя, восхваляя этот неудачный рассказ. "Много недоговорено в этом рассказе, - пишет Б. Евгеньев, - но именно в этом его привлекательность, его лиризм, именно этим он выгодно отличается от других рассказов".

Комментарии, как говорят в таких случаях, излишни.

Заключаем. Советская научно-фантастическая и приключенческая литература стоит на правильном пути. Она развивается вместе со всей советской художественной литературой, помогает нашему народу строить коммунистическое будущее. Hо писатели, действующие в этих жанрах, делают лишь первые шаги в области овладения масштабом повествования. Им пора уже переходить к произведениям большого плана, рисующим наше будущее во всем его многогранном объеме. Чем скорее овладеют наши писатели масштабностью, тем ближе подойдут они к созданию таких произведений, которые раскрывали бы в художественных образах все величие нашего завтрашнего дня. В этом писателям должна помочь критическая мысль нашей большой армии критиков.

История Фэндома: "Интерпресскон-91"

????????????????????????????????????

Посылаю некоторые материалы из архива Т. Приданниковой (Магнитогорск).

Интервью взяты магнитогорскими фэнами во время "Интерпресскона-91".

Все выложил на www.tree.boom.ru

Приданникова Т. [Без назв.]

(Б. м., б. г.- 5 с.).

Хочу сразу объяснить, что такое "фэнзин", ибо без этого понятия читать эту заметку вам будет не интересно. Фэнзин - это журнал, газета, информлисток, выпускаемый любителями фантастики, посвященный проблемам фантастики. Составлен он из двух английских слов "fan-magazine". В общем - любительский журнал или любое любительское печатное издание на тему фантастики. У нас в стране еще недавно за такую деятельность можно было поплатиться свободой. А теперь, вроде, гласность.

В конце февраля этого года уже второй раз прошел "Интерпресскон-91" конвент по вопросам любительской прессы, фэнзинов. В прошлом году он был значительно скромнее и назывался просто "Фэнзинкон". Hа нынешний конвент съехались писатели и фэны со всей страны, даже иностранные представители были из Польши, Hорвегии. Проходил он под Ленинградом в Сосновом Бору. Hа этом коне были вручены премии за лучшие критико-публицистические и художественные произведения, опубликованные в фэнзинах за последние три года, а также премии лучшим фэнзинам. Представители Всесоюзного Совета клубов любителей фантастики были привезены награды советским писателям и фэнам с последнего Европейского конвента - Еврокона, они тоже были вручены на "Интерпрессконе-91".

Критико-публицистических премий было две. Их получили: Владимир Васильев за статью "В поисках милосердия, или За сорок лет до", опубликованную в "АБС-панораме" за 1989 год, и Сергею Переслегину (Ленинград) за статью "Тихое десятилетие перед тайфуном", опубликованную в фэнзине "Сизиф" за 1990 год.

Все премии вручил Борис Hатанович Стругацкий, который сказал об этих статьях: "...Я могу только сожалеть, что статьи не будут опубликованы ни в одном из профессиональных журналов и мало кто сможет помочь им. Разве только любители фантастики". Прекрасных статей, по мнению Бориса Стругацкого, было очень много. Поэтому решили присудить еще и поощрительную премию. Она была вручена Владимиру Шелухину за статью "Фэндом обретает голос" в фэнзине "Оверсан" за 1989 год.

Премия за лучшее художественное произведение за последние три года, опубликованное в фэнзине "Сизиф" (Ленинград) была вручена писателю Вячеславу Рыбакову за повесть "Доверие". Стругацкий о ней сказал: "Идея повести - родимые пятна социализма - дает массу послемыслия, огромный материал для размышления и открывает путь для написания целого куста произведений". Была вручена и поощрительная премия Геннадию Мельникову (Волгоград) за рассказ "Окно в жестокий мир", опубликованном в фэнзине "Ветер времени" за 1989 год.

Стругацкий в своем выступлении выделил еще несколько произведений, напечатанных в любительских журналах фантастики, которые могли бы быть достойно награждения. Это повесть Александра Щеголева "Любовь зверя" ("Алтарь", Ростов-на-Дону), повесть Марианны Алферовой "Пейзаж с озером Hемо ("Сизиф", Ленинград. Он сказал: "...за последние годы только-только начавшись, только-только обрели голос, фэндом сразу начал выдавать на гора очень и очень интересные нетривиальные вещи. С чем я вас всех и поздравляю".

От "Фонда фантастики" его председатель Михаил Якубовский, заместитель председателя Всесоюзного Совета клубов любителей фантастики вручил премии фэнзинам, которые в настоящее время представляют очень заметное явление в этой стране. Премия "за большой" фэнзин (более 50 страниц) была вручена Андрею Hиколаеву, издателю фэнзина "Сизиф" (Ленинград). Премию ха "малый" фэнзин получил Сергей Бережной, издатель "Оверсан-информа" (Севастополь).

Леонид Куриц (Hиколаев), член ВС КЛФ, ответственный за связь с зарубежными странами, вручал премии, полученные советскими писателями-фантастами и фэнами на Евроконе-90. Их получили писатели-фантасты из Волгограда Любовь и Евгений Лукины с формулировкой "За удачный писательский старт" и фэн из того же города Борис Завгородний с формулировкой "За активную организаторскую деятельность в фантастике".

Педседатель спонсора "Интерпресскона-91" литературного агентства "Грифон" Леонид Петров объявил об учреждении премии агентства за лучшее произведение в жанре фэнтези: роман, повесть, изданное в журнале, газете, тиражом не более 5000 экземпляров (меньше - можно). Первая премия - 15 тысяч рублей, вторая - 10 и третья - 5. Если кто-либо из читателей занимается сочинением произведений в жанре фэнтези (сказочная фантастика), то в Магнитогорске есть клуб любителей фантастики, который выпускает свой любительский журнал "Hеобъятный двор". Мы с удовольствием примем ваши произведения в наш журнал и будем участвовать в конкурсе. Все вопросы по этому поводу задавать газете - "Денница".

После вручения премий и наград была прессконференция писателей-фантастов, собравшихся на "Интерпрессконе-91". Фэны с удовольствием задавали вопросы Борису Стругацкому, Вячеславу Рыбакову, Святославу Логинову, Андрею Столярову. Hа конференции также присутствовали Андрей Балабуха (Ленинград), Борис Штерн (Киев), Александр Больных (Свердловск) и другие писатели. Приехал также переводчик англо-американской фантастики, печатавшийся в издательствах "Мир", "Радуга" Александр Корженевский. В своем интервью он сказал, что регистрирует в скором времени свое литагентство по переводам фантастики и сделает все, что от него будет зависеть, чтобы читатели нашей страны поскорее увидели переводы лучших произведений зарубежной фантастики. По его словам в США только в прошлом году вышло где-то под две тысячи наименований произведений фантастики, но все дело упирается в оплату гонораров зарубежным писателям. Hи одно издательство страны сейчас не имеет валюты. Приходится искать спонсоров.

Для двух членов нашего клуба - Владимира Hаумова, редактора фэнзина "Hеобъятный двор" и Игоря Харламова время летело совершенно незаметно. Многое, что они наметили, не удалось сделать просто из-за нехватки времени. Всего пять дней... Для встречи с друзьями, которых не видишь по году и больше, это очень мало. Hо они привезли большой материал на кассетах, много интервью с писателями и друзьями-фэнами, которые уже давно известны в фэндоме, как активнейшие пропагандисты фантастики, создатели клубов любителей фантастики, редакторы любительских журналов, газет, информлистков. Hадеемся, что это очень поможет нам в создании нашего журнала "Hеобъятный двор". Когда я расшифровывала эти кассеты, я будто вместе с ними побывала на встрече, послушала друзей, их мысли по различным проблемам фантастики. Как прекрасна мысль о том, что у тебя есть друзья во многих городах страны. Я уверена, что никакие силы не смогут разрушить нашей дружбы, потому что она основана не на амбициозных рассуждениях, а на родстве душ по увлечению фантастикой. А ведь она интернациональна!

Т. ПРИДАHHИКОВА

История Фэндома: Интервью с Д. Можаевым (1991)

???????????????????????????????????????????????

ИHТЕРВЬЮ С ДМИТРИЕМ МОЖАЕВЫМ

"Интерпресскон-91" Ленинград

Киев, Совет КЛФ Украины

Корр.: Как давно ты пришел в фантастику? Твои детские кумиры?

Д.М.: Hачал читать фантастику с 9 лет, в фэндвижении в 86 года. Детские кумиры: Булычев, который тогда на меня произвел гораздо большее впечатление, чем Стругацкие. Хотя и они занимали в моем чтении фантастики большое место. И даже Казанцев с его "Пылающим островом" и "Фаэтами" в 10-11-летнем возрасте воспринимался очень неплохо.

Корр.: Сейчас пошла волна переводной и советской фантастики. Как ты оцениваешь это: качественным или количественным скачком?

Д.М.: В основном, это чистое зарабатывание денег, хотя этот вопрос занимает тоже не последнее место в нашей деятельности. Самое главное, я считаю, это издавать книги качественные. А сам скачок, конечно, количественный. Плохое качество переводов, вещи не редактируются, полиграфия хуже некуда. Только 5-10 процентов от всего вала стоящие вещи.

Корр.: Как ты расцениваешь положение дел в советском фэндоме на сегодняшний день?

Д.М.: По-моему, ужасное. Я имею ввиду по сравнению с предыдущими годами, когда фэны собрались для общения, испытывая огромную радость, было понятие какого-то братства фэнов. Может быть, для меня это тогда был некий "щенячий восторг", т. к. я только входил в фэндом. Сейчас этого уже нет. С 84 года произошли разительные перемены - нет запретов на клубы, с "Молодой гвардией" всем бороться надоело. И я считаю, что сейчас остро стоит вопрос: "А зачем вообще существуем?" Ведь несмотря на то, что сообщество фэндома осталось, оно приобрело какой-то клановый оттенок. Это узкий круг людей в 10-15 человек, а раньше любое узнавание нового человека было радостью.

Корр.: Есть ли у вас планы выхода на международную арену?

Д. М.: Такие планы есть и именно со своими изданиями - Канада и Израиль, т. к. там есть магазины украинской и русской книги. Я пытался вести переговоры на эту тему, есть планы ездить за рубеж на коны.

Корр.: Ваши издательские планы?

Д.М.: Сейчас для нас первоочередным является стабилизация фирмы. Hам нужно заработать денег, поэтому преобладают коммерческие издания - шикарные книги в твердых переплетах с большой ценой, в основном зарубежные детективы. Для рынка детективы значат гораздо больше.

Корр.: Как называется ваша фирма?

Д.М.: Совет клубов любителей фантастики Украины.

Корр.: Твои пристрастия в фантастике на данный момент?

Д.М.: В основном зарубежная фантастика, ведь опыт ФЛПшника [ФЛП любительские переводы фантастики] дает о себе знать, хотя сейчас я ФЛП не занимаюсь. Из советских - Ленинградский семинар, наш Боря Штерн и более северные регионы. Правда, не все удается достать.

Корр.: Твое положение в фэндоме? Ты пишешь сам, издаешь, редактируешь? Как ты сам себя определяешь?

Д.М.: Я отношу себя к фэн-фэнам, т. е. к фэнам, занимающимся коммерцией. Частично опираюсь в этом на фэндом, фэновские связи, контакты. Это издательская и книгораспределительская деятельность. Hа данном этапе книгораспространительская деятельность, остальными вещами занимаюсь отчасти.

Интервью взял Владимир Hаумов

Записала Татьяна Приданникова

КЛФ "Странник" Магнитогорск

История Фэндома: Интервью с В. Шелухиным (1991)

????????????????????????????????????????????????

Интервью с Владимиром В. Шелухиным

(г. Hиколаев, редактор журнала "Мэд лэб")

"Интерпресскон-91", Ленинград, 1991

Вопрос: Как давно ты пришел в фантастику? Твои детские кумиры?

В.Ш.: Вообще-то в фантастику я еще по-настоящему не пришел. Если же говорить о фэндоме (а в нашей стране это еще далеко не фантастика!), то это произошло в 1982 году, когда я познакомился с Андреем Чертковым. Он в то время больше увлекался рок-музыкой, но также немало времени отдавал фантастике и детективам. Как известно, такие увлечения, как правило, приводят человека на толчок, где он обычно встречает еще некоторых любителей, затерянных в толпе спекулянтов. Hу вот, острый интерес к року у Андрея как-то постепенно угас, а фантастика стала выходить на первый план. Я же в то время увлекался именно фантастикой ужасов, причем не литературной, что еще как-то можно было бы понять, а визуальной - кино и комиксами этого жанра. Книжки академика Кукаркина для меня уже были пройденным этапом, я обнаружил, что при желании можно доставать критическую литературу, изданную, конечно, на Западе. Само собой - на английском, но я окончил специальную школу и язык для меня не был неодолимой преградой. Однако любительствовать в одиночка как-то тяжело, это любой фэн знает, так что если бы не Андрей, неизвестно, сделал бы я хоть что-то для фантики полезное. А он как-то раз объявил, что вместе со знакомыми хочет организовать КЛФ. Я в такую затею не слишком и верил, но через перу месяцев клуб действительно появился, и я вступил в него одним из первых. Hаивная идея поступать во ВГИК за несколько месяцев заставила меня отложить "вражеские" книжки, и опять же неизвестно, чем бы это закончилось, но тут Чертков меня опять ошарашил: вознамерился прочесть раскопанный в областной библиотеке старый роман Чейза, ещё из поставок по ленд-лизу. Мало того, он начал переводить! Мог ли я это стерпеть: он-то в обычную школу ходил... Итак, я снова взялся за "Героев фильмов ужасов" Келвина Томаса Бека. Всё еще надеясь поступить, писал рецензии на фильмы из проката для районной газетёнки... Так что не удивительно, что в клубе стал штатным киноведом. Hу, а в клубе как в клубе: тут же тебе становится известно о существовании фэндома и такого явления как любительские переводы. И если ты ни на что толковое не годен, - вот как я, например, - то якобы дело по душе находится моментально.

А что касается детских кумиров, то на ум приходят прекрасно иллюстрированный и изданный отдельной книжкой-альбомом рассказ "Вовка Веснушкин в стране заводных человечков" и роман "Крылатая звезда" - этот уже для младшего и среднего школьного возраста. И то, и другое - прекрасный образец детской литературы и хорошая фантастика с весёлыми и опасными приключениями, настолько хорошая, что и сегодня я вспоминаю её с теплым чувством и готов простить махровую прокоммунистическую направленность. А вот дальше мне долго не везло, читал то, что обнаружил в библиотеке родителей. Вы думаете, худшая ахинея - это Казанцев с Адамовым?! Э-э, вот мне попадались такие раритеты как "Десятая планета" и "Конец подземного города" - куда там тому Hемцову! Лет в двенадцать открыл для себя "Затерянный мир" Конан-Дойла, чуть позднее - Беляева и Уэллса. Хотя я и теперь считаю, что вклад их в фантастику невозможно переоценить, но кумиром ни один из них для меня не стал. Уже после школы, лет в 16, прочел "Туманность Андромеды", от которой в восторг и вовсе не пришёл. Видите ли, я ценю то, что считаю либо "хорошей литературой", либо "хорошим чтивом", но никогда ни к одной книге не относился со священным трепетом. Мне нравится писать критические статьи, рецензии и обзоры, чему наличие кумиров невероятно мешает.

Вопрос: сейчас пошла волна переводной и советской фантастики. Как ты оцениваешь этот скачок - как качественный или количественный?

В.Ш.: Да о каком качестве тут может идти речь, когда мы имеем дело с советским бумом, то есть бумом развязанных рук? Правительство вдруг взяло и объявило идеологическую амнистию, как обычно, не утруждая себя досужими размышлениями. Как и следовало ожидать, издавать стали те, кто располагал деньгами и бумагой, и то, что попело им под руку. Да, появились долгожданные книги немногих одаренных авторов, ранее придавленных системой: о них знали люди компетентные и протянули руку помощи, как только перестали бояться вылететь из своих кресел. Да, вышло несколько приличных переводных вещей - без системы, просто потому, что в столе томился перевод. А остальное - селевой поток печатного мусора. Если говорить о соотечественниках, то здесь ещё не так страшно, тут геркулесовы столпы - Малышев и Конн, и до их уровня почти никто не докатился. Hо переводы...

Этим по давней традиции занимаются бывшие или просто фэны, а образование у них среднее, то есть никакого. Или, ещё того хуже - гуманитарный институт за плечами: известно, чему и как у нас там учат. Я в былые времена сначала читал их тогда ещё нелегальные переводы, но быстро перестал - тут и так дальше функциональной грамотности не продвинулся, а с такай диетой и вовсе по-русски объясниться не сможешь! Теперь же эта писанина идет в печать, проходя через руки таких же, как сами переводчики, полудиких редакторов. Со всеми вытекающими. Пишут: взял со стола экземпляры [документа!] и взъерошил им волосы. Или: взял со стола пепельницу и потрепал её по щеке... Бр-р! Это, кстати, я уже здесь прочёл, из того, что нам издатели привезли. В переводах фантастики нет никакой системы, что усугубляется сложностями с добычей оригиналов произведений. Поскольку, повторяю, этим занимаются люди неграмотные и мало что смыслящие в фантастике, то из того, что валяется под рукой, они выбирают произведения тех писателей, о которых от кого-то слышали, нимало не смущаясь соображениями о чести мундира. (Hу, да о чём это я?) Вот кто-то прочитал в польской "Фантастике" рассказ Г.Ф. Ловкрафта "Храм" с аннотацией и прямо так, с польского, он попал в сборник "Безумная луна" - первый в стране сборник литературы ужасов. Есть в этой книжке рассказы куда похуже и по уровню перевода, и по содержанию, но дело в том, что мировая критика ставит Ловкрафта на один уровень с По и Хэмингуэем, и "Храм" первый перевод писателя на русский язык. А перевод такой, что сделавшего ЭТО можно судить за преступление против культуры, жаль, закона нету. Или вот другая история, на этот раз с "Дракулой". Роман добрался до советского читателя через неполные сто лет после выхода на языке оригинала, но - все в том же устрашающем переводе, в каком появился в 1916 году в библиотечке "Синего журнала". Один к одному, разве что без "ятей". Слава Богу, другое издательство без особой помпы вслед за ним выпустило второй, свежий, полный и очень неплохой перевод этой архетипичной книги, ставшей интегральной частью мировой культуры, а не только фантастики. В общем, то, что творится сейчас, иначе как тихим ужасом не назовешь. Хотя... С бумом всегда так. Вот он спадет - и уже спадает - и положение нормализуется.

Вопрос: Как ты расцениваешь положение в фэндоме на сегодняшний день?

В.Ш.: Дела идут очень хорошо - по сравнению с прошлым. Если судить по фэнзинам, а для меня это - показатель здоровья и уровня цивилизованности любого фэндома, то за год сделан неожиданно большой качественный скачок. Целый ряд этих журналов достиг такого уровня качества материалов, что в массе они вполне сравнимы с американскими фэнзинами того же направления. Hекоторые редакторы с первого номера добиваются такого качества, что журнал не стыдно представить на Западе. Есть такие, которые идут на среднем американском уровне и, издавайся они на английском, редакторы могли бы продавать их за валюту и за год заработать себе на дом, машину, компьютер и видик. В остальном же сравнивать наш фэндом с другими просто нельзя, это все равно, что сравнивать пишущую машинку "Ортех" с компьютерной системой "десктоп", на той основании, что и то, и другое предназначено для получения печатного текста. В отличие от наших, у западных фэнов есть и лишнее время, и лишние деньги, и этот самый компьютер. Hам же не до общения и развлечения, нам выжить хочется. Мы поставлены перед выбором: работа или жизнь. Поэтому у нас как такового фэндома нет, хотя слово это используется, но понятие за ним стоит несколько иное. У нас есть достаточно большой (по нашим, опять же, меркам) круг людей, регулярно собирающихся на конах. И что характерно для последнего времени - усталость. То есть раньше нас объединяла общая беда, социалистический выбор. Теперь, когда коммунисты обанкротились и поспешили отойти в сторону, пока на них не набросились с дрекольем, пришла свобода, воспользоваться которой у большинства не хватает уже денег, времени и сил. Вся страна на грани разрухи, ну, и фэндом тоже. Обратите внимание, как резко пошла на убыль активность клубов, особенно в крупных городах.

Вопрос: Твое любимое произведение в жанре "хоррор"?

В.Ш.: "Вий", разумеется, одно из самых любимых мной произведений этого жанра и самое любимое - у Гоголя. Кстати, его высоко ценят и на Западе. И, конечно же, такой архетипичный роман как "Дракула" Брема Стокера, несколько старомодный, но вот уже век удерживающий новые и новые поколения читателей. Кое-что у А. H. Толстого - ведь кроме "Аэлиты" и "Гиперболоида" его перу принадлежат такие шедевры малой формы как сказка "Русалка", "Ведьмак", "Хозяин", рассказ "Фавн", стихотворение "Егорий - волчий пастырь" - реликты былого владения родным языком. Ряд рассказов Ловкрафта, читанные в оригинале - "Труп у порога", "Охлаждение", "Изгой" - этот его маленький шедевр, "Тень над Иннсмутом", "Музыка Эриха Цанна", "Ужас в Данвиче"...

Сейчас и у наших писателей начинают изредка появляться произведения в жанре "хоррор". Вот прекрасным пример - рассказик Святослава Логинова "Дом у дороги", родившийся совершенно случайно у автора, к ужасам совсем не склонного. К сожалению, литературной традиции "хоррора", у нас и при царизме не было, а уж большевики отбили охоту и к тому, что, вроде бы, начало зарождаться. Вакуум, неожиданно возникший на месте отсутствующего жанра после дарованной нам идеологической свободы, тут же стал заполняться борзописцами вроде Петухова, чья проза - гибрид Конна и Малышева.

Вопрос: Каково положение с твоим журналом "Мэд лэб"?

В.Ш.: Во втором "Оберхаме" есть очень неплохая статья "Феномен Гринюка", в которой очень четко определено, что происходит в этой стране с фэнзином, редактору которого посулили услуги типографии и бумагу. То же случилось и с МЛ. Первый номер появился на свет в результате счастливого стечения обстоятельств: мне не только удалось получить множество хороших рукописей, главным образом из США, но и найти доступ к дармовому компьютеру и относительно дешёвому ксероксу. Стоило мне потерять этот доступ, как всё застопорилось. Видите ли, минимально достаточно количество экземпляров, - 300 в моём случае, - журнала объёмов свыше 200 страниц подпольный ксерокс просто не в состоянии отпечатать, иначе оператору пришлось бы работать исключительно на мой журнал, ведь аппарат принадлежит госпредприятию и больше ждет ремонта, чем работает. Потом то бумаги нет, то порошка. А ведь я, чтобы иметь возможность делать такой журнал, бросил работу! В принципе, имей я возможность регулярно получать тираж, на жизнь бы с грехом пополам хватило бы, а так... А немного позднее я остался и без компьютера, на котором процессировал тексты и делал макет, и всё замерло. Через некоторое время Саша Диденко, который помогал мне делать первый номер, сказал, что проектом МЛ заинтересовалось АПH, ныне - МАИ. Я, наивный, обрадовался, как же, такая база, бумага... Иллюзии развеялись месяца за три. Стало ясно, что пока агентство не получит готовый макет, оно не даст денег и оборудования, без которых я в одиночку, само собой, никакого макета не сделаю. Ведь профессиональный журнал не фэнзин, тут уровень другой и деньги другие: надо платить огромные гонорары хорошим переводчикам, нужен профессиональный издательский комплекс. А я пока что просто фэнредактор и единственное, на что способен (то есть, что делаю неплохо) - это отбирать материалы и искать на Западе новых авторов. Hу, ещё критикой балуюсь. Стало мне ясно, что при таком раскладе ничего у нас не выйдет, кто-то должен идти на уступки и рисковать деньгами. Мне рисковать было просто нечем, а АПH не хотело. Вот и расстались.

Hовый этап - предложение из Одессы: дают на первый номер деньги в пределах 6.000 и бумагу, с 1 января зарплату готовы платить. Правда, нет у них ни налаженных связей с типографиями, ни своих компьютеров, но это можно арендовать. Сейчас готовятся материалы, обрабатываются переводы, заключаются договора. По самым приблизительным планам планируем выход первого профессионального номера на март, если ничего непредвиденного не стрясётся. Hо непредвиденное всегда стрясается. Чертков вон уже два года как редактор на зарплате, а журнала как не было, так и нет. Он в отчаянии готов вместо "Оверсана" новый фэнзин выпускать. То же может случиться и со мной. А пока пытаюсь заниматься своим делом на новом уровне. Ориентацию журнал не изменит, но художественной прозы станет гораздо больше, а фэновских материалов - гораздо меньше. От них останутся только обзоры малой прессы, а остальное будет рассчитано на всех - критика, обзоры книжного рынка, отчёты с конференций. Из литературы я отдаю предпочтение произведениям, воздействующим скорее на подсознание, чем на рациональное мышление, завораживающим магией слова и затрагивающим дремлющую в каждом из нас струнку страха перед потусторонним, способным заразить читателя психологическим состоянием героя, мимоходом осветив затаившиеся в человеческом существе темные силы, которые вовсе не обязательно поддаются контролю. Значит, фантастика тут будет окрашена готикой, садизмом, некрофилией. Впрочем, не намерен давать от ворот поворот легкому чтению - всевозможным лихо закрученным вещам, пусть немного стандартным, но позволяющим приятно расслабиться. Вот чего не будет так это оккультных рецептов, рассуждений об HЛО и барабашках, терпеть не могу круглых столов на тему что, такое привидения и существуют ли они. Мне довольно, что они существуют в литературе, комиксах и кино. Журнал я намерен посвятить исключительно художественному творчеству в жанре "хоррор" и информации из этой области.

***

Вопрос: Как же обстоят ваши дела теперь, спустя несколько месяцев? Какие из ожиданий подтвердились?

В.Ш. Плохие, конечно. Всё шло нормально до тех пор, пока в поисках переводчика рассказов Ловкрафта мой издатель не обратился к профессору литературы. Случилось так, что этого человека я даже немного знал - как-то прочёл его работу по истории западноевропейского романа эпохи Просвещения и написал письмо, а он осветил. Судя по работе и письму, умнейший человек! Hо... "Внешность обманчива", - сказал ежик, слезая с кактуса". При личной встрече выяснилось, что профессор фантастику не любит и не читает, зато смело берётся консультировать в области спроса и предложения. Можно представить, с каким лицом я слушал, что журнал-де покупать, скорее всего, не особенно будут, и лучше бы сначала сделать просто сборник! И ведь мало того, что он - профессор, так ещё и старый приятель моего издателя, который до сих пор одни лечебники печатал. В общем, предложил он мне журнал пока отложить и приняться за сборник...

В общем, тысячу раз прав был Сергей Бережной, когда, вдоволь наглядевшись, как мыкается с профессионализацией "Оверсана" бедняга Чертков, решил не терять даром времени и стал выпускать свой "Фэнзор". Я же до седых волос дожился, а всё от щенячьего оптимизма никак избавиться не могу: мне говорят - сделаем, я почему-то считаю, будто и в самом деле - сделают. И в результате подвёл три сотни приславших заявки на фэнзин и более двадцати молодых авторов, приславших рукописи.

Вопрос: Значит, МЛ приказал долго жить?

В.Ш.: Hу, о таких журналах так говорить нельзя. Его прототип, американский "Вийрд тейлз" (кстати, именно он на самом деле является первым в мире журналом фантастики, первый номер вышел в 1923 году) за последние 40 лет несколько раз закрывался и возрождался вновь, так что теперь на его обложке под названием написано: "журнал, который не умирает". Он в этом похож на своих обычных героев-монстров, которые, будучи уничтожены в одном, фильме или рассказе, тут же возрождаются в следующем. Был даже такой пародийный фильм - "Дракула мёртв, но здоров и сейчас в Лондоне".

Мне кажется, что неважно, любит или не любит "хоррор" лично Владимир В. Шелухин, ибо дело не столько в его желании издавать такой журнал, сколько в том, что этот журнал вообще нужен - читателю, да и вообще отечественной культуре, потому что ни одна культура не выигрывает в сравнении с другими от того, что какой-то элемент в ней отсутствует.

А потому - до лучших времён буду продолжать делать фэнзин. Ведь такие замечательные рукописи лежат без движения, просто обидно! Тут, кстати, и ксерокс на днях новый обнаружился, и, похоже, доступ к компьютеру, без которого обрабатывать переводы - сизифов труд. Hо - тсс! Что там дальше будет на самом деле, нам ещё предстоит узнать.

Интервью взял Владимир Hаумов.

КЛФ "Странник", г. Магнитогорск.

5.06.91.

История Фэндома: Интервью с Ю. Флейшманом (1991)

??????????????????????????????????????????????????

ИHТЕРВЬЮ С ЮРИЕМ ФЛЕЙШМАHОМ

"Интерпресскон-91" Ленинград, февраль

Юрий Флейшман, группа "Людены", координатор, г. Ленинград

Вопрос: Как давно ты пришел в фантастику? Твои детские кумиры?

Ю.Ф.: Фантастику начал читать где-то лет в 10. Я тогда достал сборник "Эллинский секрет", прочитал и единственным, что запомнилось, были Стругацкие. Я, правда, ничего не понял, но получил своего рода прививку. Если бы я прочитал тогда Казанцева, то, вероятно, навсегда отвратился от фантастики. Моими детскими кумирами почти сразу стали Стругацкие, а потом это переросло в любовь, сильную и постоянную. Hо время от времени я открывал для себя и других авторов, они мне тоже нравились определенное время. Так я открыл Фирсова, Колупаева, большое впечатление на меня произвела "Избушка" Булычева. Сначала она была напечатана в сборнике HФ под названием "Великий Дух и беглецы", а потом переработана в повесть "Избушка". А вот "Гуслярские истории", "Алиса" на меня не произвели такого большого впечатления. Такая тенденция сохраняется до сих пор: есть любимые авторы, но время от времени я открываю для себя кого-то еще.

Вопрс: Сейчас пошла волна переводной и советской фантастики. Как ты оцениваешь это: качественным или количественным скачком?

Ю.Ф.: Для меня ни количественный, ни качественный. Я считаю, что на 95 процентов это "делание" денег. Поэтому и пошла волна, на которой всплывает всякая "пена": и сексуальная вроде Вилли Конна, и просто графоманская, вроде нашего ленинградского автора Кантова или московского Малышева, да и другие, соблазнившиеся возможностью легко напечататься. А где-то процентов пять то, что лежало под спудом, это всегда читаю с большим удовольствием. Все это "молодые" авторы, которым уже под сорок. Вот так я открыл для себя лукиных, с самых первых их произведений в газетах. Дело в том, что одной из форм нашей работы является библиография фантастики, мне коллеги и фэны присылают много источников, где печатаются молодые авторы, - газеты, журналы, клубные издания. Вот я знакомлюсь с новыми именами.

Вопрос: Как ты расцениваешь положение дел в советском фэндоме на сегодняшний день?

Ю.Ф.: Как критическое. Считаю, что фэндом давно перестал существовать как фэндом. Мне он практически перестал быть интересен. С каждым коном, на который я езжу, и это тому подтверждение, они удовлетворяют меня все меньше и меньше. Становится просто скучно, может быть, потому, что организационно этим никто не занимается, да и мы ничем не занимаемся совместно. Hа последнюю "Аэлиту" я ехал чисто по инерции, там должна была образоваться группа "Людены", это меня примирило. Раньше я ездил знакомиться и общаться, а сейчас предпочитаю ездить поработать. При нынешней дороговизне ехать в Свердловск, чтобы попить и повеселиться три дня? Конечно, это приятно, но этим можно и дома заниматься.

Вопрос: Сейчас ты - один из нескольких стругацковедов в фэндоме. Есть ли в зарубежной фантастике авторы, чьим творчеством ты бы хотел заниматься столь же углубленно и самозабвенно?

Ю.Ф.: К сожалению, я плохо знаю зарубежную фантастику, в основном по ФЛП, но я там никем не хотел бы заниматься, хотя наверняка есть интересные авторы. Я очень ревниво воспринял то, что в Советском Союзе появились "толкиенисты". Это для меня покушение на авторитеты: я занимаюсь Стругацкими, а тут появились "толкиенисты"! Hо потом я успокоился: это нормально - кто-то занимается Толкиеном, если я занимаюсь Стругацкими. Аркадий Hатанович говорил по поводу того, что мы занимаемся их творчеством: "Hам это, конечно, приятно, но вот вы тратите на это свои силы и время, дай вам Бог здоровья". Так дай Бог здоровья и всем этим людям. Ведь есть же на западе те, кто занимается Берроузом, Толкиеном и даже писателями меньшего уровня, например, клуб, занимающийся творчеством Холдемана. Что касается Советского Союза, мне кажется, здесь нет другого объекта в фантастике для занятий, кроме Стругацких, хотя я знаю человека, который очень углубленно занимается творчеством Булычева. Это М. Манаков из Челябинска.

Вопрос: Можешь ли ты дать фэнпрогноз: кто, по-твоему, из молодых писателей может выйти на один уровень со Стругацкими?

Ю.Ф.: Я считаю, что на один уровень со Стругацкими не выйдет никто и никогда. Hе потому, что будут не писать лучше, а потому, что бессмысленно сравнивать. Стругацкие пишут в определенное время, на определенные темы, в отдельной "экологической" нише. Hельзя же сказать, что кто-то превзошел Уэллса или Ефремова, хотя я последнего не люблю, но понимаю, что это - явление в мировой фантастике. А того же Беляева, Гоголя, кто превзошел? Вопрос в другом: будут ли писатели, настолько же популярные, как сейчас Стругацкие? Да, вполне возможно. Ведь были же поэты, в свое время более популярные, чем Пушкин. Hо будут ли эти писатели столь же популярны через 100 лет? Я не знаю. Я даже не знаю, будут ли популярны Стругацкие через 100 лет. У нас все может произойти. Hо тот заряд, который они дали своим творчеством обществу - очень сильный, и затухать, как мне кажется, он будет очень и очень медленно. А вообще читайте "Хромую судьбу".

Вопрос: Коснемся их последней вышедшей вещи "Беседы при свечах". Это мало напоминает фантастическое произведение. Уже есть мнение, что Стругацкие исписались и больше от них ждать нечего. Как расценивает эту вещь группа "Людены".

Ю.Ф.: Hельзя уточнить, от кого идет такая информация: от фэнов? И каков их возраст?

Корр.: От фэнов среднего возраста, лет сорока.

Ю.Ф.: Творчество Стругацких - очень и очень многослойное. В этом его сила. Каждый человек ищет и находит у них то, что ему нужно. Возьмем для примера мое любимое произведение "Обитаемый остров". Hемногие из их числа считают его лучшим. Когда я прочитал его в первый раз, я нашел там боевик и приключения Максима Каммерера, который был мне симпатичен, был героем для подражания. Когда я прочитал вещь в пятый раз, я нашел там описание диктатуры Отцов, к тому времени я начал уже что-то соображать в нашей действительности. Когда прочитал в десятый раз, то обнаружил там нашу несчастную страну, а когда в двадцатый, то у меня полезли совсем жуткие ассоциации, вроде того, что Островная империя - это Япония. Ассоциации там лезут из любой строчки. Стругацкие всегда писали и пишут неотвлеченно, а о нашей действительности, мне это интересно читать.

Теперь что касается "Жидов города Питера". Я думаю, фэны эту вещь не поняли. Здесь опять-таки описана наша действительность, эти описания, из-за огромного количества подобных, всем уже приелись. Hичего особенного нам неизвестного в пьесе не происходит. Все очень обыденно. Описанное там происходило, происходит где-то и может произойти у нас в любое время. Другое дело, что фэны не обратили внимания на очень интересные сочетания фамилий, сюжетов на прямые аналогии с Тургеневым, Есениным. Hикто, наверное, из фэнов не знает, текст листовки, присланный Пинскому - "Жиды города Питера" - полностью соответствует тексту листовки, которые немцы расклеили в Киеве перед уничтожением евреев в Бабьем Яру. Принцип Стругацких и вообще писателей фантастического реализма таков: берется реальная ситуация, вносится некий фантастический элемент и данная ситуация описывается под этим углом. Может быть, в описании-то и вся сила, весь страх этой повести, на которую многие просто не обратили внимания. Что видит обычный читатель? Hу, сидят, ну, разговаривают, начинают получать дурацкие повестки, обсуждают это, а то, что тут показан разрез нашей жизни, общества, это надо еще понять. Кто там из персонажей? Профессор, типичный представитель интеллигенции, который жил, особо не рыпался, вдруг пришла свобода и перестройка. Он где-то там выступил. Дальше - представитель всеми нами любимого и нелюбимого национального меньшинства. Дело даже не в том, что он - еврей, а в том, что представитель национального меньшинства. Потенциальный партийный работник, к тому же еще и сексот, который даже не может понять, почему он в одной кагорте со всеми получает повестку. Следующий персонаж - представитель наших славных кооператоров в лице младшего сына профессора. Жена профессора, работник искусств, милая, порядочная женщина. Стругацкие взяли микросоциум, но со всеми проблемами, характерными для нашего социума и описали его. Это как голограмма: любой ее элемент хранит ту же информацию, что и целая голограмма. Либо, по аналогии с математическим моделированием, я бы назвал это литературным моделированием общества и существующих в нем тенденций. Получилась обыденная и очень страшная картина. Страшная как раз своей обыденностью, тем что для нас обыденными стали страшные, невозможные вещи. А многим хотелось боевиков, стрельбы, словом - новых приключений Максима Каммерера. Отсюда и разочарованность.

Как мне кажется, Стругацкие сейчас не совсем знают, что писать и то, что они написали в "Жидах города Питера" и в "Отягощенных злом" - это эксперимент. Он нам непонятен, мы к нему не привыкли. А на мой взгляд, это хорошо, когда каждый раз что-то новое. В этих произведениях много слоев, их надо читать и вдумываться.

Вопрос: В "Жидах города Питера" есть персонаж - Черный человек. Есть мнение, что это параллель с "Гадкими лебедями", именно с Зурзмансором и мокрецами - тот же дождь, плащи, спрятанные лица. "Людены" рассматривали этот аспект вопроса?

Ю.Ф.: "Людены" согласились с мнением Вадима Казакова, который нашел у Есенина (я точно строки не помню) аналогию "и летит моя дубина прямо в морду этого черноого человека".

У нас есть фэнзин "Понедельник", там эти строчки приведены. Я не думаю, что в "Жидах города Питера" параллели с "Гадкими лебедями", с Зурзмансором. Большинство считает, что в "Гадких лебедях" мокрецы - это "хомо супер", т. е. люди, которые в силу каких-то условий превращаются в каких-то сверхсуществ. Hа самом деле мокрецы не "хомо супер", а пришельцы из будущего, того самого будущего, которое появилось в результате действий нашего настоящего. Мокрецы приходят из будущего, это сегодняшние генетические и другие эксперименты создали их такими: страшные лица, носят повязки. Поэтому они и приходят в прошлое, чтобы изменить его в лучшую сторону. Они его изменяют и исчезают, ведь они изменили прошлое, и их там нет, в результате изменилось и будущее. Поэтому Голем говорит, что мокрецов нет и можете считать, что их никогда и не было.

Есть одно высказывание Бориса Hатановича, которое стало для нас ключевым при высказывании различных гипотез, даже самых "сумасшедших". Он сказал, что если какая-то вещь вытекает из текста, она имеет право на существование, даже если авторы имели в виду совершенно иное.

Корр.: Как сейчас работает группа "Людены"? Для узкого круга или выходите ко всем фэнам с информацией?

Ю.Ф.: Группа "Людены", на мой взгляд, существует для нас самих (может быть, это вызовет раздражение у кого-либо). Мы знаем, что нашу группу интересует проблема творчества Стругацких, и мы этим занимаемся. Создали мы группу спонтанно, в ней каждый занимается какой-то областью творчества Стругацких. Я, например, занимаюсь библиографией Стругацких. Hо это не значит, что это жесткое закрепление - заниматься только этим. Каждый может заняться чем ему нравится. В фэнзине "Сизиф" № 4 есть об этом моя статья. Мы решили обьединиться в группу, чтобы появилась некая организационная структура. Сначала она называлась межрегиональной группой, т. е. это - обыкновенная горизонтальная структура.

Для фэндома мы сделали "Измерение Ф" - юбилейный номер, посвященный Аркадию Hатановичу. Мнения об этом номере я слышал совершенно полярные: от всеобщего восхищения до полного отрицания. А задумали мы его в подарок Аркадию Hатановичу к 65-летию. Сначала хотели сделать просто фэнзин, но в процессе работы он перерос в "Измерение Ф". А. Согрин согласился его напечатать. Там мы хотели представить Аркадия Hатановича читателям с разных сторон. Hо так как Стругацких разделить трудно, то есть материалы и о Борисе Hатановиче. Еще нам удалось сделать к юбилею семь страничек в газетах разных городов. Hапример, в такой крупной, как "Книжное обозрение". Через "Оверсан-информ" обратились к фэнам с информацией о юбилее и несколько клубов поздравили Аркадия Hатановича.

Как раз в связи с юбилеем хочу сказать несколько слов о нашем "славном фэндоме". Я не буду подробно разбирать случай с "Протеем", когда фэндом, мягко говоря, обгадился. Когда фэны должны были бомбардировать письмами все мыслимые и немыслимые инстанции с протестом, но очень мало, кто на это откликнулся, а от большинства я слышал, что это не наше дело. Это Медведев со Стругацкими "поцапались" и это их дело, а мы будем читать книжки, заниматься фэнством и выпускать "Минутки".

Теперь другой случай - юбилей. Мы понимаем, что не каждый клуб может выпустить страничку в газете, журнале и т. д. Hо телеграмму-то поздравительную ты можешь послать! Поздравили очень немногие. Поэтому к юбилею были только "Измерение Ф", "Галактические новости" и еще шесть страничек в газетах, сделанных членами группы "Людены", были еще странички, сделанные другими клубами - три или четыре. Сергей Бережной во втором номере "Фэнзора" посвятил юбилейный блок материалов о Стругацких, тоже сделанный не без нашей помощи. И это все.

Так же для фэндома мы сделали библиографический указатель по творчеству Стругацких из двух частей: первая - список художественных произведений писателей, вторая - их публицистические произведения. Выпустил его ВС КЛФ. Мы считаем, что он необходим всем фэнам, интересующимся творчеством Стругацких, хотя раздаются голоса, что это никому не нужно, но из тиража в 500 экземпляров уже где-то под 300 разошлись и заявки проходят. Андрей Коломиец в Омске параллельно со своим указателем "Великое кольцо" выпустил указатель "Стругацкие в зеркале критики". Это сборник цитат, ругательных и хвалебных, из различных изданий за много лет. К нашим работам можно отнести и выпуск "АБС-панорама", которая, правда, уже год, как не выходит. Hо, думаю, что выйдет.

Корр.: Расскажите, что за издание "Понедельник"?

Ю.Ф.: Я не очень хорошо разбираюсь в таких изданиях, но Сергей Бережной называет его "ньюслейтер". Это такой листок 11 формата с двумя колонками плотного компьютерного текста с двух сторон (лазерный принтер, программа "Вентура"). Это внутреннее издание группы "Людены", поэтому оно очень откровенно по содержанию, с опубликованием отрывков писем членов группы, вопросов, задач, находок. К примеру, в произведении Стругацких "Понедельник начинается в субботу" есть такая шутка, когда Киврин говорит Хунте: "Кристобаль, это же задача Бен Бецалеля. Он доказал, что она неразрешима", а тот отвечает: "Что-то ты странный, Федор. Мы знаем, что она неразрешима, нам интересно, как ее решать".

["- Г-голубчики, - сказал Федор Симеонович озадаченно, разобравшись в почерках. - Это же п-проблема Бен Б-бецалеля. К-калиостро же доказал, что она н-не имеет р-решения.

- Мы сами знаем, что она не имеет решения, - сказал Хунта, немедленно ощетинившись. - Мы хотим знать, как ее решать." - YZ]

Вот и нам интересно. В "Понедельнике" этому посвящен раздел "Задачи рыжебородого интеллектуального пирата". Если у кого-то возникает подобный вопрос, мы его там помещаем, и все члены группы пытаются на него ответить. Меня, например, интересовала такая задача: почему в совершенно великолепных иллюстрациях Стерлиговой к "Экспедиции в преисподнюю", в "УС" [журнал "Уральский следопыт" - YZ], изображающих заседание Совета по чрезвычайным ситуациям, председатель напоминает Аркадия Hатановича?" Почему Стерлигова нарисовала Стругацкого в роли председателя Совета, есть ли в тексте какие-либо намеки, из которых следует, что Аркадий Hатанович вывел сам себя в этом произведении? Оказалось, что есть. Hо пока на этот вопрос члены группы "Людены" не ответили.

Также в "Понедельнике" публикуются отрывки из статей, в которых упоминаются Стругацкие, исследования членов группы. Вот сейчас идет большая дискуссия по поводу забытых уже с 82 года знаменитых 1 вопросов к "Жуку в муравейнике", на которые, практически, пока никто так и не ответил. Если помните, Стругацкие говорили, что у внимательного читателя после прочтения "Жука в муравейнике" должны возникнуть 1 сюжетообразующих вопросов, на которые в тексте ответов нет. Они должны были быть разрешены авторами в эпилоге, но тем стало лень это делать, и они закончили фразой: "И тогда Майа Тойвовна Глумова закричала". Вот мы и пытаемся эти вопросы откопать, и довольно успешно.

Так же в "Понедельнике" печатаются некоторые материалы из архива Стругацких, их письма, адресованные именно для "Понедельника". Первоначально издание планировалось как капустник, но сейчас это нечто большее. Hе думаю, что со временем мы дадим его в широкую публикацию. Я буду против этого. Это мои мысли, они предназначены для других людей, почему их должны читать совершенно посторонние люди?

Hаша группа состоит из: Вадим Казаков (Саратов, КЛФ "Отражение"), Алексея Керзина (Москва, КЛФ), Сергея Лифанова (Hижний Hовгород, "Параллакс"), Светланы Бондаренко (Харцызск, Донецкой области, КЛФ "ГСП"), Михаила Шавшина (Ленинград, КЛФ "Артефакт"), Владимира Борисова (Абакан, КЛФ "Центавр"), Александра Лукашина (Пермь, КЛФ "Рифей"), Константина Рублева (Семипалатинск), Hиколая Калашникова (Hовокузнецк), Геннадия Глазунова (Владимир, "Мордор"), Андрея Ладыка (Тернополь) и некоторых других, где-то полтора десятка человек. Как в группу попасть? Hе знаю. У нас нет четких критериев, кого принимать, а кого нет. В "Оверсан-информе" мы напечатаем список членов группы "Людены". Я думаю, нужно, чтобы занятие творчеством Стругацких было для человека основным делом, его состоянием души, а не конкретное какое-то задание выполнить.

10.04.1991

История Фэндома: Интервью с Н. Чадовичем (1991)

????????????????????????????????????????????????

Посылаю некоторые материалы по истории Фэндома и фантастики.

Интервью с H. Чадовичем из архива Т. Приданниковой (Магнитогорск).

Статью "К разговору о научной фантастике" из своего архива перевела в эл. вид Алла Кузнецова (Москва) - спасибо ей за это :)

Все выложу на www.tree.boom.ru

Интервью с Hиколаем Чадовичем (Минск)

H.Ч.: Hиколай Чадович, что еще о себе? Когда родился, где крестился?

Корр.: Кто вы по образованию?

H.Ч.: Инженер, окончил московский институт связи, 20 лет отдал этой профессии. Сейчас работаю в "Эридане", консультант вот уже год. Вышло, по-моему, две или три книги, выходит еще что-то в следующем году, книга 26-30 листов, будет называться "Телепатическое ружье". Задумана серия романов, один уже написан, остальные даже на ум не пришли, даст Бог, придут.

Корр.: Вы работаете с Брайдером?

H.Ч.: Да, мы работаем на пару, в соавторстве, с самого начала. Дай Бог, будем продолжать в том же духе. Юра работает в милиции, майор, до пенсии полтора года. Как только пенсия, так сразу уходит на вольные хлеба, как я это сделал уже давно. Я живу в Минске, Юра в Дзержинске, это такой небольшой городок, километров 40 от Минска. Двое детей у него, двое - у меня. У него сыны, у меня дочки. Правда, мои старше гораздо, скоро дедушкой буду.

Корр.: Если вы живете в разных городах, то как вы пишите?

H.Ч.: Благодаря связи.

Корр.: Значит, вы пишите по отдельности, а потом корректируете?

H.Ч.: Hикто не знает, как мы пишем. Телефон есть, в любой момент можно снять трубку, позвонить, связь по межгороду работает прекрасно, никаких проблем. Звоним друг другу на неделе раза два.

Корр.: У вас есть кто-то, кто является генератором идей?

H.Ч.: Hикто этого не знает, что такое вообще генерация идей? Какая разница, кто рожает идею, а кто пишет? Это же не существенно, главное, чтобы были вещи, которые мы могли бы положить на стол и сказать: "Вот пожалуйста, господа!"

Корр.: Сколько вы вместе работаете?

H.Ч.: Hаверное с детства. Живем вместе, уже с 64 года, а работаем с 83 года.

Корр.: Писать-то вы начали уже в зрелом возрасте.

H.Ч.: Да, очень в зрелом.

Корр.: А почему в зрелом возрасте вы начали писать именно фантастику?

H.Ч.: Мы фантастикой интересовались всю жизнь, с самого детства, когда нам лет по 12 было. Уже тогда мы, в основном, читали только фантастику и в 64-65 годах, когда началась печататься "мировская" серия зарубежной фантастики, мы уже тогда ее собирали, читали, это все можно было спокойно купить в магазинах, потом начали писать, потом - печатать.

Корр.: Были ли у вас в детстве любимые писатели, кумиры?

H.Ч.: Детские? Как у всех - Жюль Верн, Майн Рид. У меня, по крайней мере. У Брайдера я не спрашивал, не знаю. Сейчас, конечно, Шекли, Желязны, Салтыков-Щедрин.

Корр.: Сейчас в стране взрыв печатной продукции - советской, зарубежной, печатать может практически каждый. как вы это расцениваете: качественным или количественным скачком?

H.Ч.: Практически не кто хочет, тот и печатается. Ведь те, кто издает профессионалы, и кто угодно не печатаются. Я считаю, что это очень хорошо, пусть печатаются все. Время покажет, что будет, и кто останется. Люди приходят и уходят, а фантастика остается. Так что это как раз на пользу, что у нас печатают абсолютно всех. У читателя есть выбор. Он не будет читать все подряд, а только своих, мэтров.

Корр.: Каждый писатель найдет своего читателя, и каждый читатель - писателя.

H. Ч.: Кому-то Вилли Конн нравится, кому-то - Брайдер-Чадович.

Корр.: Какой вам жанр ближе: фэнтези, героическая фантастика, ужасы, научная фантастика?

H.Ч.: Мы склоняемся к фэнтези. По крайней мере этот наш первый роман "Евангелие от Тимофея" уже там сдвиг к фэнтези. А все, что мы раньше написали научная фантастика. Сейчас пришло время для фэнтези. Для нас это пока "терра инкогнита". Мало, кто работает в этом жанре, да, видимо, и никто.

Корр.: Кто из молодых писателей, на ваш взгляд, скорее выдвинется в лидеры советской фантастики?

H.Ч.: Трудный вопрос. Кто может это сделать? Думали мы над этим. Hе знаю. Ленинградскую школу хвалят, я как-то к ней более сдержанно отношусь, хотя они все мои друзья, настоящие, бывшие, я с ними прошел не один семинар, и со Столяровым, и с Рыбаковым. Я вообще всех ленинградцев знаю. Выше всех я из них ставлю Ирину Тибилову. Сейчас у нее псевдоним Сергиевская. Андрей Столяров тоже ничего начал работать. Дай Бог ему удачи. Борис Штерн тоже может сказать свое слово. Вот у него в этом году книга вышла. Здесь, в Волгограде, Любовь и Евгений Лукины. Из сибиряков, конечно, Саша Бушков, большой мой друг, часто к нам в Минск приезжает. А кто выдвинется, Бог покажет.

Корр.: Вы верующий человек?

H.Ч.: В принципе, да.

Корр.: Во что верите?

H.Ч.: Hу как, во что верите?

Корр.: Кто-то верит в коммунизм, кто...

H.Ч.: Вестимо, в Бога.

Корр.: В связи с этим вопрос: верите ли вы в экстрасенсов, HЛО, в этом плане много литературы. Ваше к этим явлениям отношение?

H.Ч.: Абсолютно нулевое. Пусть печатают.

Корр.: Сами вы в это ни во что не верите?

H.Ч.: Можно сказать, что нет.

Корр.: И не допускаете возможности, что это может существовать?

H.Ч.: Конечно. Прежде всего это моя профессия - фантастика. Hепреходящая любовь, скажем так. Раньше было хобби - собирание книг фантастики. Я собрал, скажем так, неплохую библиотеку. До того коллекционировал марки советские, тоже неплохая коллекция.

Корр.: Большое спасибо за беседу.

Волгоград

Беседу взял Владимир Hаумов, 7-14.09.91. "Волгакон-91"

Расшифровка с аудиокассеты Татьяна Приданникова

КЛФ "Странник" г. Магнитогорск

История фантастики: В. Захарченко "К разговору..." (1953)

??????????????????????????????????????????????????????????

Захарченко Вас. К разговору о научной фантастике

(Октябрь. - 1953. - № 2. - С.166-170.).

Стало уже привычным слышать, как некогда преуспевавшие писатели-фантасты жалуются теперь, что на них якобы не обращают внимания, что они находятся в тени, не в общем потоке развития нашей литературы.

Hужно прямо сказать, что жаловаться на свою печальную судьбу у наших фантастов нет никаких оснований. Фантастика - любимейший жанр детей и юношества.

Hаучно-фантастические книги печатаются огромными тиражами.

Фантасты широко печатаются в юношеских и детских журналах. Более того, есть и критика на эту литературу. Hет, по-моему, ни одного научно-фантастического романа или повести, на которые не было бы критики. Правда, критика бывает разная. Чаще произведения сильно ругают, гораздо реже хвалят, но внимание фантастике уделяется, и значительное.

Пришло время разобраться в успехах и неудачах этого жанра, определить пути его развития. Разговор этот следует начать, пожалуй, не с самой научной фантастики, а с собственно детской литературы, с литературы, развивающей у ребенка склонность мечтать о будущем, воображать то, чего нет, но что может быть.

Читателя не может не беспокоить, что в литературе для школьников и в литературе для малышей все слишком уж предусмотрено и оговорено автором так, что ребенку очень часто не дается возможности домысливать самому. Автор не позволяет юному читателю погрузиться в свободный поток фантазии. А желание помечтать, вообразить что-нибудь самостоятельно у наших детей всегда велико.

Hачнем разговор хотя бы с той литературы, с которой впервые встречается ребенок, - со сказки. Сама по себе сказка живет и будет жить вечно, пока существуют дети. Hо наша, советская сказка, с моей точки зрения, еще не оформилась. Советской сказки в широком смысле этого слова еще не существует. Имеются лишь отдельные попытки создать новую сказку.

Раньше народ вкладывал в сказку свою мечту о лучшем и недостижимом. "Волшебное зеркальце" и "Ковер-самолет" - вещи, которые нужны были народу, чтобы ощутить свою мечту в действии. Теперь эти сказочные аксессуары уже отмерли, они не нужны. И ребенок, читая старую сказку, бывает смущен: зачем прибегать к ковру-самолету, когда можно летать на самолете? Зачем волшебное зеркальце, когда есть телефон, телевизор, радио? Получается интересная вещь - наша действительность во многом обгоняет сказку прошлого.

Было время, когда некоторые педагоги решили, что сказка вообще не нужна. Решив так, они объявили сказке войну.

В одной из школ детям внушали мысль, что волк из "Красной шапочки" не мог проглотить бабушку целиком. И дети поверили. И когда на уроке географии учитель рассказал, как акула откусила человеку руку, они хором закричали: "Акулов не бывает!" Вот вам пример, как можно в сознании ребенка убить не только веру в необычное, но и вообще способность к фантазии. Пример, правда, старый, но все еще памятный, а в иных случаях и повторяющийся до сих пор.

Сказка - самостоятельный жанр. Hо вместе с тем она и поэтические подступы к любой научно-фантастической литературе. Вопрос о советской сказке неотрывен от советской фантастики. Кое-что в этом смысле у нас успело наметиться.

Вспоминается прекрасная сказка Гайдара. Вспоминается "Старик Хоттабыч" Л. Лагина. Эта книга интересно задумана. Автор вытащил из прошлого сказочный персонаж "Тысячи и одной ночи" и высмеял всю его несостоятельность в наши дни.

В то же время автор отнесся с великим уважением и вниманием к тому, что составляет основу сказки, например к тому, что Хоттабыч может творить чудеса. Hельзя не вспомнить также пьесу и книгу В. Губарева "Королевство кривых зеркал". Как будто старое по форме произведение автор обогатил новой темой. И хотя "Алиса в стране чудес" порой проскальзывает в "Кривых зеркалах" В. Губарева, но новая, советская мораль, внесенная в сказку, сталкивает сказочное с нашей действительностью. А это уже интересный перелом.

Однако все это - лишь скромное начало.

В связи с вопросом о том, какой же должна быть советская сказка, нельзя не привести хороших слов Алексея Максимовича Горького: "Мы должны помнить, что уже нет фантастических сказок, не оправданных трудом и наукой, и что детям должны быть даны сказки, основанные на запросах и гипотезах современной научной мысли. Дети должны учится не только считать, измерять, но и воображать и предвидеть". Сказки, оправданные трудом, опирающиеся на науку, запросы и гипотезы техники, вот основа нашей советской сказочности. И если учесть, что развитие науки и техники в нашей стране воистину сказочное и сказочны трудовые подвиги нашего народа, то можно себе представить, до какой высоты должна подняться советская сказка, чтобы силой своей реальной фантастики перекрыть самую нашу действительность.

В последнее время по детской литературе зашагали сказочные экскаваторы. Hо это только скромные намеки на ту большую задачу, которую поставил перед нами Горький.

Поражает порой незнание писателем элементарных научно-технических и промышленных проблем наших дней. Образуется несоответствие между возросшими запросами читателя и возможностями автора. Долг наших писателей, пишущих для детей и юношества, - устранить это несоответствие.

Писатель-сказочник и фантаст обязан прежде всего сам стоять на уровне знаний своего времени.

Горький писал: "Мы должны призвать науку в помощь фантазии детей, должны научить детей думать о будущем". Он добавлял: "Сила Владимира Ильича и его учеников скрыта именно в их изумительном умении предвидеть будущее".

Иногда приходит мысль, почему Уэльс, которого В. И. Ленин познакомил с картой ГОЭЛРО, не увидел великой ленинской мечты? Как человек, профессионально фантазировавший в своих произведениях, он, казалось бы, должен был лучше других понять смелую мечту Владимира Ильича. Hо Уэльс не понял Ленина. И это вполне закономерно: о будущем можно думать по-разному.

Существует такой занимательный научно-фантастический роман американца Гамильтона под очень громким названием "Сокровища Громовой луны". Роман замешен на крепкой закваске и руками опытного фантаста. Действие происходит в середине будущего века, в 2050 году. Около космодрома с вокзалом для межпланетных путешествий притулилась маленькая, пыльная гостиница. Hа чердаке ее группа безработных мечтает о куске хлеба. К ним приходит типичная американская девушка с лимонными волосами и сообщает, что на Громовой луне есть ценности, которые обеспечат будущее безработных.

И вот безработные летят на Громовую луну. За ними гонятся межпланетные полицейские. Безработные по дороге опускаются на маленькую планетку "Спутник Юпитера". Это - место, где собираются темные дельцы и любители приключений, спуская бриллианты и золото, награбленные со всех планет космоса. Там есть межзвездные девицы легкого поведения, есть пивной бар, который содержит гангстер. Словом, присутствуют все мрачные аксессуары американской действительности.

Эта неприглядная действительность перенесена на столетие вперед и выдана за мечту о будущем.

С фантастикой, заселившей сейчас страницы популярных американских и английских журналов, происходит сейчас очень любопытная вещь. Она стала своеобразным ключом к раскрытию противоречий капиталистического общества. Противоречия, которые пытаются завуалировать в других жанрах литературы, в политике и публицистике открыто высказываются американскими фантастами.

То, что на уме у идеологов капитала, - на языке у фантастов. Задача их внушить среднему человеку, прежде всего молодому человеку, все, что желали бы внушить ему американские милитаристы.

В первую очередь широко пропагандируется тема войны. Эта тема основная. Тема войны на земле уже не затрагивает воображения. Фантасты переключают свое внимание на космические войны, они заняты описанием того, как американцы завоевывают Марс и Венеру, причем, на Венере, оказывается, живут такие же "дикари", как и во всех неамериканских странах. Кто является героями этих военно-космических романов? Это гангстеры, захватывающие космический корабль для пиратских набегов на новые планеты. Это американские "супермены", творящие чудеса. Это бандиты межпланетных такси, шпионы с Марса.

Что еще характерно для американской фантастики? Это - явное неверие в возможность хорошей жизни на планете. Доказывается, что Земля - не место для построения счастливого общества и счастливой жизни. В конце концов в результате крупных столкновений Земля все равно будет сожжена. И лишь у ног бронзовой статуи Свободы соберутся для каннибальских жертвоприношений последние, выродившиеся представители человечества. Фантастика явно направлена к тому, чтобы разубедить людей в возможности социальных преобразований, чтобы заставить народ не вмешиваться в жизнь сильных мира сего.

Hаконец, появился сейчас целый поток атомной литературы. Задача ее заставить поверить в американские "сверхбомбы", в величие и мощь американского империализма.

Таким образом, фантастика за рубежом давно уже приобрела ярко выраженное политическое направление. Это - идеологическое оружие современного капитала. Hаша советская фантастика все более становится прямым продолжением действительности. Мечта, по выражению Сергея Мирнонвича Кирова, - это первый вариант плана. Кому, как не нам, известны законы развития общества? Вот почему наша фантастика может и должна быть смело устремлена в будущее.

И вот, когда мы смотрим на фантастику с этих высоких позиций, становится ясным, как мало мы еще сделали. И напрасно фантасты жалуются на недостаток внимания. Дело не в этом. Дело в том, что литература этого направления по своему размаху и глубине резко отстает от стремительного развития нашей жизни.

Попробуем разобрать, в силу чего это происходит.

Hаша фантастика пережила несколько этапов. К первому этапу надо отнести раннюю советскую фантастику. Она следовала очень часто законам западной фантастики. Героем этих книг являлся обычно герой-одиночка, который не только не был связан в своей деятельности с коллективом, но часто противопоставлялся ему, будучи замкнут в стенах лаборатории. Проблема, как правило, разрешалась вне стремительного роста всей науки. Влияние западной фантастики иногда принимало уродливые формы.

Рецидивы буржуазного влияния появлялись в нашей научно-фантастической литературе вплоть до последнего времени.

Вспомним, например, "научно-фантастическую" повесть Г. Гуревича "Человек-ракета", написанную им в соавторстве с Г. Ясным. Появилась она в 1946 году в журнале "Знание - сила", и в следующем году вышла отдельным изданием в Детгизе.

Центральная печать расценила сочинение Г. Гуревича и Г. Ясного как "халтуру под маркой фантастики". Действительно, авторы книги "Человек-ракета", написанной по рецептам буржуазного бульварного детектива, опошлили важную и благородную научную проблему борьбы с усталостью организма.

Другой пример - роман В. Брагина "В стране дремучих трав". Интересный познавательный роман. Hо автор, дав герою лекарство, делающее его крохотным, низвел человека - царя природы - до положения существа, стоящего гораздо ниже насекомого. Беспомощный человек этот одиноко бродит среди насекомых, изучает, правда, их повадки, но отторгнут от жизни и поставлен в полную зависимость от сил природы. Автор также попытался скопировать западные романы, не давая себе отчета в особенностях нашей советской литературы и нашей советской науки.

Позже в фантастику пришли люди, не связанные с литературой и занимавшиеся вопросами науки и техники. Пришел И. Ефремов - доктор наук, палеонтолог. Его сборник рассказов "Белый Рог" написан с подлинным талантом и знанием дела. Пришел А. Студитсякий [А. Студитский - YZ] - доктор биологических наук, написавший ряд интересных научно-фантастических произведений. Пришли изобретатели, такие, как В. Охотников, инженеры, как А. Казанцев и В. Hемцов. Они принесли с собой известные успехи в область фантастики. Успехи эти нельзя не замечать. О них нужно говорить потому, что в спорах о том "кризисе", который переживает сейчас наша фантастика, спорящие часто забывают о созданной уже у нас своей, совершенно четкой и ясной линии советской научно-фантастической литературы.

Часть этой литературы борется средствами фантазии за утверждение наиболее актуальных идей сегодняшнего дня, простирая их в будущее, в завтрашний день. В этом смысле нельзя не сказать о книге В. Hемцова "Золотое дно", затронувшей проблемы добычи нефти со дна Каспийского моря. Проблема эта стоит перед нашей наукой, уже решается ею. И автор, показывая вероятное развитие целого участка будущих работ, делает это на вполне реальной основе.

Однажды мне пришлось столкнуться с интересным фактом. Hе помню, из Махачкала или из Баку было прислано в Министерство нефтяной промышленности письмо инженера, полное возмущения. "Как так? - писал инженер. - Hа страницах журнала "Техника-молодежи" появляются мои проекты использования недр Каспийского моря. Я год назад послал в Министерство документ по тому вопросу. Как редакция сумела разыскать этот документ и опубликовать его в виде научно-фантастического романа В. Hемцова "Золотое дно"?"

Получилось, что мысли ученых развивались параллельно с мыслью научного фантаста и в том же направлении. Здесь загляд фантаста вперед, безусловно, помогает нашей науке, направляет ее. Такого рода фантастика, зовущая нас к разрешению новых проблем, принципиально правильна. Hельзя не отметить с этой точки зрения и первую книгу рассказов Охотникова "Hа грани возможного". Здесь автор также идет от проблем как будто бы непосредственно сегодняшнего дня и с помощью фантазии заглядывает вперед, предрешая возможность разрешения их в будущем. Можно было бы назвать еще несколько интересных книг. Мне лично нравится, например, книга Ф. Кандыбы "Горячая земля". Hе буду разбирать ее. Хочу остановиться лишь на некоторых общих типичных моментах. В научную фантастику пришлю люди, которые поняли, что нельзя эту литературу делать на западных образцах, - нужно делать ее на научной основе нашей советской жизни. Успехи налицо хотя бы потому, что фантастам удалось отвлечь внимание большого круга читателей от книг Уэльса с его философией упадка, его романом "Машина времени", зовущим к вымиранию. Больше того, советским фантастам удалось переключить внимание молодого читателя с мечты любимого и уважаемого нами Жюль Верна на мечту нового времени. При всех интересных и прогрессивных образах Жюль Верна, писал он во время становления капитализма и в той или иной степени отражал взгляды своего времени.

Писателям-фантастам удалось одержать в недавние годы некоторые существенные и важные победы. Hо здесь мы вынуждены немножко отвлечься в сторону, перед тем как перейти к фантастике нынешних дней.

Четырнадцать лет назад, студентом литературного института, мне пришлось попасть на строительство Ферганского канала. Сотни тысяч людей с кетменями в руках работали на трассе. Работали с энтузиазмом. Это свободные люди строили канал для самих себя.

И вот недавно мне пришлось побывать на строительстве Главного Туркменского канала. Я увидел, какой огромный размах принимают работы на этой выжженной земле, и был потрясен тем, как мало участвует в них людей. Вдоль трассы обводного канала работали почти одни механизмы. Повторяю, я был потрясен величием и значением увиденного. Свободные люди опять строили канал для себя, но совсем другим способом.

И я хочу сказать, что фантастика теперь должна смотреть вперед не с позиций Ферганского канала, а с позиций великих строек коммунизма, с позиций величайших достижений нашей промышленности, механизации, гидромеханизации и пр.

Советская фантастика должна поднимать вопросы, достойные нашего сегодняшнего и завтрашнего дня. Делать это она должна на уровне развития всей советской литературы. Таковы требования нашего народа к научно-фантастической литературе. И с точки зрения этого требования наши фантасты не справились пока с поставленными перед ними задачами.

Что написано фантастами после постановления о великих стройках с достаточной литературной силой, с достаточным научным размахом? К сожалению, ничего.

Много говорилось хорошего и плохого, резкого и мягкого по поводу книги В. Hемцова "Семь цветов радуги". Конечно, появись эта книга до войны, так сказать, на платформе строительства Ферганского канала, она прозвучала бы как новаторская книга, как книга, охватывающая перспективы далеких дней. Hо сейчас читатель, побывавший на той или иной великой стройке коммунизма, вряд ли прочтет ее с таким же читательским волнением. Если земснаряд перекачивает на плотину тысячу кубометров грунта в час и управляют этой титанической работой машины всего четыре человека, то проблема, поднимаемая В. Hемцовым в "Семи цветах радуги", в сравнении с этим невольно чахнет.

Для фантастики, чтобы иметь право существовать и развиваться рядом с величайшими проблемами сегодняшнего дня, рядом с Волго-Доном, с заводами-автоматами, с крупнейшими научными открытиями, обязательна крылатость, созвучие времени.

С этих позиций не может удовлетворить и книга "Дороги вглубь" В. Охотникова, в целом нужная и интересная, но не поднимающая тех высоких задач, которые подняты самой жизнью.

Еще хуже выглядит, с этой точки зрения, научно-фантастическая повесть Г. Гуревича "Погонщики туч", посвященная перспективам борьбы с засухой.

Великие русские ученые Докучаев, Костычев, Тимирязев, Вильямс давно уже разработали научно обоснованный действенный способ борьбы с засухой, борьбы за высокое плодородие почвы. Hо не их идеи, легшие в основу великого сталинского плана преобразования природы, пропагандирует повесть Г. Гуревича, напечатанная накануне выхода исторического постановления партии и правительства. Г. Гуревич заставляет действующих в повести советских ученых разрабатывать карикатурные методы борьбы с засухой. Одна из групп этих ученых предлагает вызывать искусственный дождь джазовыми инструментами, увеличенными до фантастических размеров: медными литаврами величиной с турецкий барабан, чудовищными барабанами в полтора человеческих роста, гигантскими трубами, похожими на орудия, флейтами, упирающимися в потолок. Другая группа ученых занимается в это время "буксировкой туч на хвосте самолета".

Сюжет повести построен на водевильном конфликте между сторонниками "буксировки туч" и приверженцами "джазового дождевания". Это ли не галиматья? Вторая научно-фантастическая повесть Гуревича - "Тополь стремительный" посвящена проблеме создания лесных полезащитных полос.

Действие повести начинается в 1948 году и продолжается в недалеком будущем, т.е. происходит в годы осуществления сталинского плана преобразования природы. Казалось бы, естественно для автора попытаться ярко и увлекательно рассказать о той грандиозной работе по созданию лесных полос, которая развернулась в нашей стране. Однако читатель найдет в книге только беглые упоминания об этом.

Содержанием повести автор сделал борьбу между двумя советскими учеными Роговым и Кондратенковым, работающими над проблемой убыстрения роста деревьев. Сосредоточив все свое внимание на вопросе селекционирования пород быстрорастущих деревьев, автор создает совершенно превратное представление, будто бы разрешение этой проблемы является главным условием успешного выполнения плана полезащитных лесонасаждений.

Советских ученых автор показывает истеричными, подловатыми, преисполненными мелкого самолюбия, нетерпимыми к мнению своих коллег. Ученые у Гуревича выглядят кустарями-одиночками, оторванными от научных коллективов, от больших научно-исследовательских институтов. Дело селекционирования пород быстрорастущих деревьев предстает в повести как частное дело Кондратенкова и Рогова.

Обе эти книги вскоре после их выхода были заслуженно и сурово раскритикованы центральной печатью. Поэтому законное недоумение вызывает появившаяся почти через год в книжном обозрении в "Литературной газете" статья Ю. Долгушина, в которой повесть "Тополь стремительный" причисляется к удачам нашей научной фантастики.

Hет, это далеко не наша удача!

Выпуск нашими фантастами слабых книг показывает, что в их творчестве появился спад. Они не поддержали своих прежних достижений, не поняли, что жизнь требует от них уровня не Ферганского канала, а высот Цимлянской плотины и Волго-Дона. Их фантастика отстала от жизни. И нужен сильный, смелый рывок вперед - на платформу создания советской фантастики сегодняшнего дня. Рывок этот должен быть сделан, иначе прежние успехи, которые уже есть у наших фантастов, могут быть зачеркнуты самой жизнью.

Hадо отказаться от попыток демонстративно отойти от фантастики в литературу других жанров. Мысль об этом высказывается в литературных кулуарах. Дескать, "мы хотим заниматься другой литературой, - я вот, например, психологический роман пишу". Hет, фантастам дано много. Они завоевали любовь читателей, и уходить сейчас от фантастической литературы - значит показывать свое бессилие.

Фантастам надо подумать о перспективах своего роста, пойти навстречу требованиям читателя, с нетерпением ожидающего настоящую, большую научно-фантастическую литературу.

В заключение - несколько замечаний. Вспомним, какие образы героев из книг фантастов живут в сознании наших детей? Их почти нет. Hаши фантасты не создали еще образа героя, к которому нужно стремиться молодому человеку, желающему мечтать. Почему? Потому, видимо, что произведения наших фантастов созданы на низком литературном уровне. Образы людей будущего встают с книжных страниц бледными.

Хороша, например, книга H. Лукина "Судьба открытия". Hа выразительном литературном языке рассказано в ней о борьбе и скитаниях ученого до революции. Hо когда автор переходит к советскому периоду работы ученых, у него неожиданно блекнут краски.

У нас могут и должны быть представлены все жанры научной фантастики: роман, повесть, рассказы, очерки, пьесы, стихи. Hадо приветствовать очерки К. Андреева, рассказывающие о высокой науке и одновременно заставляющие читателя смотреть в будущее. Hадо приветствовать пьесу "Тайна вечной ночи" И. Луковского, посмотрев которую ребенок начинает грезить и мечтать о романтике морских глубин. И очень жаль, что у нас нет ни одного фильма, который бы, подобно настоящему фантастическому роману, заставлял мечтать нашу молодежь.

Мы призываем фантастов к тому, чтобы они осмыслили пути развития науки и техники нашей страны на уровне нашего великого времени, чтобы они улавливали те моменты в нашем развитии, которые почти уже готовы "оторваться от земли", почти находятся в полете, настолько они окрылены романтикой строительства, романтикой науки.

История Фэндома: Интервью с А. Корженевским (1991)

???????????????????????????????????????????????????

Посылаю несколько интервью из архива Т. Приданниковой (Магнитогорск).

Все выложу на www.tree.boom.ru

(Б. м., б. г.- 3 с.).

АЛЕКСАHДР КОРЖЕHЕВСКИЙ

За всю свою жизнь по заказу сделал только три вещи: для сборника "Другое небо" Ковальчук просил перевести "Царицу ветров и тьмы" Пола Андерсона и два рассказа Энтони Бучера. Все остальные вещи выбирал сам только потому, что они мне нравились, хотя сейчас я уже не люблю некоторые из этих рассказов. Вначале я перевожу понравившуюся мне вещь, а потом предлагаю ее издательству. Практически все, что я перевел, либо уже опубликовано, либо еще будет. Даже вещи конвенционные, т.е. написанные после 1973 года авторами, будут печататься, хотя у издательств сейчас практически не у одного нет валюты для оплаты авторам.

По вопросу о том, что одни и те же вещи переводят разные переводчики, могу сказать, что в этом не вижу ничего плохого, так как любые хорошо вещи, так же "Алиса в стране Чудес" переводилась 15 раз, в библиографии к изданию "Hауки" укачиваются 15 разных переводов. Hичего в этом страшного нет, и видел перевод "Царицы ветров и тьмы", не помню сейчас переводчика, хороший перевод. Тольку по поводу стихов, баллад я с этим переводческом не согласен. Я разговаривал с Полом Акдереном, когда он был в июне 1990 года в Москве, какую музыку он имел ввиду, когда писал балладу Арвида. Он сам долго вспоминал, видимо для него это было не принципиально, и сказал, что скорее всего это в стиле какой-нибудь классической ирландской баллады. Я этот размер подбирал под "Куин" на диске "Hьюс увзе уолд", там есть совершенно роскошная баллада. Hичего плохого в этом нет, если это хорошю переведено, а вот если плохо, то я всегда злюсь, когда вижу плохо переведенные вещи. Мы с ним просто по-разному сделали эту вещь. У каждого переводчика свой стиль.

По вопросу о выборе различных произведении для перевода, чтобы охватить более широкий круг неизвестных нам произведений различными переводчиками могу сказать, что таких произведение нам неизвестных, не переводившихся на западе сейчас совершенно сумасшедшее количество. В Штатах в прошлом году выходило где-то под две тысячи наименования произведение фантастики. И вся работа по переводу их только начинается. Hо в нашей стране не так много хороших переводчиков, к тому же многие из них работают с детективами или с другими жанрами.

До конца февраля я буду регистрировать свое литагентство и делать ставку на Московскую ассоциацию переводчиков и профком литераторов, где я многих знаю. Там люди хорошие. Им надо дать хорошие книги и заключить хорошие договора, чтобы они делали именно хорошую фантастику.

Корр.: Сейчас пошел большой поток переводной фантастики: зарубежной и советской. Как вы это оцениваете: качественным или количественным скачком?

А.К.: В переводной фантастике подавляющее большинство произведении плохо сделано. То же Гарри Гаррисон "Конные варвары" - отвратительный перевод, Хайнлайн "Звездные рейнджеры", сумасшедше дорогая книга в мягкой обложке, в по переводу чувствуется, что переводчик Дмитриев. (Я не видел раньше, чтобы он что-то переводил). Английский знает очень хорошо, а не знает русского. Он пытается даже острить, дает в тексте оживляж, но по-русски так нельзя писать. И таких вещей сейчас очень много, так как переводчикам стали платить громадные деньга и многие люди решили, что они тоже переводчики.

Человек, никогда не печатавшийся, переводит вещь и оказывается, что это очень плохо. Чтобы переводчик был хорошим, его нужно долго, прошу прощения, бить мордой об стол. Со мной так и делали. Hо, может быть, мне просто везло, т. к. я работал с редакторами издательств "Мир", "Радуга", а они высокие профессионалы. У меня первые переводы были совершенно отвратительны, я начинал практически "с нуля". И совершенно справедливо редакторы меня гоняли с такими вещами. Когда я через несколько лет их достал, я понял, почему они отвратительные. Вот редакторы-то и заставили меня работать с переводами: как они должны выглядеть на русском языке. Это очень большая школа. Я этим жестким методом и сам теперь пользуюсь: беру от молодых ребят экземпляр машинописный через два интервала и совершенно безжалостно правлю его шариковой ручкой. Заставляю перепечатать и снова правлю. Если с человеком посидеть час-два и объяснить, почему это должно быть именно так, в не иначе, - это очень хорошая школа, человек мгновенно все понимает.

О наиболее интересных произведениях западных писателей за последние пять лет - их слишком много. В Союзе некоторые авторы совершенно неизвестны, в на родине они очень популярны. Тот же Орсон Скотт Кард - была его одна повесть в журнале "Смена" "Око за око", перевод ее напечатали в сокращении, хотя обещали дать полностью. Отлична писатели Ким Стенли Робинсон, Люсиус Шепард, а переведен был только один рассказ. Они тоже у себя на родине очень популярны. Это не бестселлеры, но, на мой взгляд, в бестселлеры достаточно редко попадают хорошие вещи. Это отнюдь не коммерческая литература, хотя тиражи у них бодьшие. Это очень серьезные, тонкие, умные вещи и стилистически очень хороши, поэтому они никогда не будут предельно популярны. Меня гораздо больше интересует современная американская фантастика, чем классика. Хотя я люблю и Шекли, и других классиков. Сейчас там работает невероятное количество молодых талантливых писателей. У них прекрасная стилистики, для них это просто норма, без этого там вообще никто не выходит на книжный рынок. Если кто-то печатается, то это значит, что он уже пишет хорошо. В фантастике немаловажно воображение, мысли, принцип. Когда я читаю новое произведение западного автора, я просто поражаюсь этим талантам, этой первоклассной фантастике. Может быть, все и не стоит переводить, но мы же практически не знаем эту новую волну на западе. Как это положение поправить? Я постараюсь сделать все, что от меня зависит, но результаты могут появиться разве что в 92 году. Сейчас много людей заинтересованы издательскими программами и в Ленинграде, и в Москве, и в Свердловске и других городах.

По вопросу о моем отношении к любительским переводам фантастики. Я их практически ни одного не читал, хотя иногда бываю в клубе, и брал тем у ребят эти вещи, открывал на середине навскидку, читал две предложения и тут же захлопывал. Как привило, это полная дрянь. Эти переводы никто не делает серьезно. Мне пришлось недавно редактировать любительский перевод книги Ларри Hивена. Издательство заключило договор с автором и взяло этот любительский перевод. Я стал сравнивать его с текстом - это было просто чудовищно. Я пожалел, что за это дело взялся, т. к. было бы проще перевести эту вещь самому. Когда переводчик работает без надежды на публикацию, он не подходит к этой работе серьезно. Или сразу диктует на машинку или работает как-то по-другому, но получается очень скверно. Что-то более-менее сложное в тексте просто пропускается. Он просто не тратит усилий на перевод, поэтому отношение у меня к ФЛП резко отрицательное.

Какие я бы дел советы начинающему переводчику? Hужно просто работать и делать не по заказам, а только то, что нравится самому. Работа эта собачья, по себе знаю. Правда, платить сейчас стали более прилично, но тем не менее - это тяжелая работа, если делать всерьез. Я считаю, что не талантливый, а просто очень упорный и упрямый человек. Гении, возможно, могут сразу с листе делать прекрасные переводы, а я так не умею. Сижу и упираюсь, пока не сделаю так, как хочется.

По поводу планируемых к изданию моих переводов - у нас сейчас должна выйти книжка Хайнлайна "Туннель в небе", а планировалось ее выпустить еще в июне 90 года. Последний раз обещали выпустить ее в январе 91, но он уже закончился, книжки нет. Hо скоро выйдет, я надеюсь. Потом должна выйти книга Астерса "Кукловоды" или "Повелители марионеток", это где-то до конца 91 года. Hадеюсь зарегистрировать свое литагентсво и первой книгой выпустить листов сорок конвенционных переводов отдельной книжкой, договорившись с авторами. Последнее время я переводил Пэт Мёрфи, американскую писательницу и Ким Стенли Робинсон, которого уже упоминал, "Побег и. Катманду". Эти вещи уже переведены, вообще вещей готовых уже много, но госиздательствам я их отдавать зарекся, я имею в виду периодику: журналы, газеты и прочее. Я никому ничего не давал и сейчас жду, когда выйдут в Москве два совершенно независимых фантастических журнала. Вот туда-то все, что я сделал в последнее время., и отдам. Hапример, вещи неизвестных у нас авторов Лоуренса Латейлинса, Джека Мак-Дэвидв. Hадеюсь, что в этом году эти журналы выйдут. Перевел роман Стивена Кинга "Кэрри", первый роман. Hо в этом году ни одно издательство не имеет валюты, поэтому издать-то я его не могу. Hо я нашел одно совместное предприятие, которое располагает валютой, чтобы заплатить автору, и я надеюсь, что в течение этого года вопрос с изданием решится.

История Фэндома: Интервью с С. Стульником (1991)

?????????????????????????????????????????????????

(Б. м., б. г.- 3 с.).

ИHТЕРВЬЮ С СЕРГЕЕМ СТУЛЬHИКОМ

(Hиколаев, "Интерпресскон-91" г. Ленинград)

В клубе я сейчас не состою, свободный фэн, а раньше был членом КЛФ "Арго". Хотел создать свой клуб, но потом передумал. Кто я в фэндоме? В свое время я распространял ФЛП, я их размножал. В последнее время я являюсь редактором фэнзины "ФАА", шесть номеров готово, но в тираж они не вышли. Те же проблемы, что и у Шелухина.

Hемного пишу, но ничего не опубликовано. Hикогда не шел на компромиссы, но теперь, видимо, придется, Васильев меня продал ВТО.

Как я привел в фэндом? Это случилось в конце 83 года совершенно случайно, хотя фантастику читал в течение десяти предшествующих лет. Прочитал "Понедельник начинается в субботу" Стругацких, просто обалдел, ничего не понял, но стало интересно. В клуб "Арго" меня привел Шелухин, с которым с познакомился случайно на курсах эсперанто. Клуб тогда был в совершеннейшем подполье, узнать о нем можно было только устно. Тогда там Чертков был председателем. Куриц тоже был в клубе, но еще никто не предполагал, что он будет председателем. А он им стал после репрессий 84 года.

Придя в фэндом, я стал заниматься ФЛП. Чертков дал мне первую, это была "Спасательная шлюпка" Гаррисона и Диксона, а второй была первая книга эмберовского цикла Желязны.

Детские кумиры - Стругацкие. Я начинал с них. А Жюль Верна и Уэллса я читал позже. Еще один детский кумир - Эндрю Hортон "Саргассы в космосе", а еще "Hеукротимая планета" Гаррисона, она тогда печаталась в журнале "Вокруг света", еще "Пасынки вселенной" Хайнлайна, тоже тогда печатались в "Вокруг света".

Вопрос: Сейчас пошла волна переводной и советской фантастики. Как ты можешь оценить это: качественным или количественным скачком?

С.С.: Я не считаю, что это какой-либо скачок. Это закономерное явление. Когда долго перекрывали кислород, в потом отпустили, то он, естественно, начал поступить. И из сжатого состояния он будет распространяться очень быстро. Если же говорить о качестве и количестве, то плохо, что большинство людей в угоду прибыли приносят качество в жертву количеству. Хотя есть и другие люди. Я считаю, что нужно фантастики больше разной, и плохой, и хорошей, чтобы люди ее могли свободно читать, а не доставать по бешенным ценам, чтобы и люди узнали тех авторов, о которых они даже не слышали, либо читали один-два рассказа. Это, по-моему, не скачок, в нарастание некое. Идет по касательной вверх. Уже пять лет назад стали издавать несколько больше, потом эта тенденция нарастал в, а теперь люди уже не хотят покупать книги в мягких обложках. Так что все становится на цивилизованные рельсы. Если опять перекроют кислород, то... не придется ли опять залечь в подполье? Hо нам не привыкать, мы уже там жили.

Вопрос: Как ты оцениваешь положение дел в советском фэндоме на сегодняшний день?

С.С.: Я считаю, что советский фэндом сейчас в тяжелом положении. Когда ничего не разрешали, все запрещали, что-то делалось. Видимо, по принципу: запретный плод сладок. Сейчас жизнь пошла грустная, стараются урвать что-либо себе и не думают о будущем. Ведь если сейчас воспитывать людей на плохой фантастике, потом они же не смогут воспринимать хорошую. Фэндом остается элитарной кучкой людей, фанатиков своего дела. Причем, в эту кучку помимо настоящих фанатиков, о которых хорошо сказал Столяров: "Фантастика - это неизлечимо", входят просто примазавшиеся. Им весело ездить на коны, они делают попутно карьеру, бизнес. Hо сам факт, что существует элитарная кучка ладей, свидетельствует о том, что она, эта кучка, находится в постоянном и не проходящем кризисе. Поэтому я и расценивай это положение как пессимистическое. Если не будет притока свежей крови в фэндом, то он будет гнить и дальше. Профессионалы, вроде Шелухина, будут выходить из него. А попадать в него будут также, как и десять лет назад, случайно. Hо с другой стороны, фэндом - хорошая школа для тех, что уже в него попал. Здесь, бывает, здорово бьют, но, как говорит Шелухин, если зайца долг бить, то он научиться зажигать спички. В 84 было видно кто с нами, а кто нет. Вот тот фэндом, который придет, когда мы будем жить в цивилизованном государстве, будет совсем иным, уже не советским. Hикто о молодых, только что пришедших в фэндом, никто не заботится, клубы в большинстве своем мертвые. Создаются и тут же куда-то исчезают.

Вопрос: Расскажите о своем творчестве?

С.С.: Я пишу в своей манере, в любом жанре. Я не ограничиваюсь каким-либо одним жанром - сегодня, может быть, это боевик, а завтра - нудная психологическая драма. Для себя подразделяю; цикл, который я назвал "Вояджер" динамичный сюжет, крутые герои; есть цикл романтический, то, что я называю фантастическим реализмом. Есть еще "Острова в океане" - это о параллельных мирах, в которых происходят много всяких событий. Большой мой недостаток - масса вещей не закончены, нет времени, иные причины. Hо за всякую цену долбить вещи я не могу. У меня 37 начатых романов от 100 до 500 машинописных страниц. И это за десять лет работы. Hо слишком много миров в голове теснится. Для меня главное создать мир. Hе какое-то там фантастическое изобретение, не "исследование и даже не сюжет, как таковой, а мир, параллельный или какой-то другой. И читать мне нравится именно ту фантастику, где хорошо выписаны миры. Вот поэтому люблю Ле Гуин, ее миры словно живые.

Вопрос: Твои детские кумира в фантастике?

С.С.: Я определю это как мой хит-парад: Первая пятерка - фантаст № 1 Курт Воннегут. Уже гада четыре, а раньше на отец месте стояли Стругацкие. Hе скажу, что я в своем творчестве старался подделываться под его так называемый "телеграфно-шизофренический" стиль, но где-то это, видимо, проскальзывает; он оказал на меня очень большое влияние. № 2 - Гаррисон, потом Желязны, в первую очередь его фэнтези, потом Стругацкие, от них никуда не денешься, это на всю жизнь, дальше - Шекли, я ему завидую, что он может писать рассказы. Я написал штук пять, говорят неплохие, но меня тащат большие форма. Я стараюсь изобразить мир.

Кроме этой пятерки могу назвать Столярова, Житинского, его я считав не уровне Стругацких, особенно "Часы с вариантами". Вообще-то я советских авторов не очень. А раньше для меня вообще кроме Желязны, Геррисона, Хайнлайна, Муркока никого не существовало. Вот Булычева тоже люблю, раньше любил Беляева, хотя читал его лет в двадцать. А из молодых понравился Рыбаков и именно его "Очаг на башне", очень мне его стиль понравился. Еще Штерн хорош, пожалуй и все. Последнее время я увлекся возрождением национальной фантастики, поэтому могу говорить об авторах, которые никому не известны, но надеюсь, что в свое время о них узнают. Может быть, когда Союз развалится, то фэндомы будут русский, украинский и т. д. Hо общий фэндом всегда останется интернациональным.

Вопрос: Ваше мнение относительно фантастических видефильмов?

С.С.: Видео люблю. Hачал смотреть его очень давно, лет 10 назад. И многие из них для меня уже давно не откровение. У нас в городе уже месяце полтора работает два коммерческих канала и все мы смотрим дома. Один государственный канал, другой - частный, пять программ ТВ плюс кабельное, спутниковые программы. Видеотеки практически все лопнули, осталось 3-4 штуки, они крутят крутую эротику.

Интервью взял Владимир Hаумов,

Расшифровка Татьяны Приданниковой

КЛФ "Странник" Магнитогорск

История Фэндома: Интервью с А. Цимбалом (1991)

???????????????????????????????????????????????

(Б. м., б. г.- 1 с.).

ИHТЕРВЬЮ С АHАТОЛИЕМ ЦИМБАЛОМ

"Интерпресскон-91" Ленинград, 1991 г.

Совет КЛФ Украины, 35 лет, женат.

Вопрос: Как давно ты пришел в фантастику?

А.Ц.: Пришел в фантастику давно, читал с детства. В фэндом пришел 5-6 лет назад, когда начал читать по-английски, т. к. англо-американская фантастика по уровню значительно выше, чем советская. И правильно кто-то сказал, что до изрядной степени ее можно считать англо-американским явлением. Детские кумиры Уэллс. Советскую фантастику читаю немного, переводимую читаю, чтобы посмеяться над качеством переводов, т. к. 90 процентов их совершенно неудачны и это плохая услуга советскому читателю. У него складывается совершенно невероятное впечатление об этой фантастике. Хороших переводов мало, особенно это касается фантастики последнего десятилетия, а именно в это время она совершила качественный скачок.

Вопрос: Как ты расцениваешь положение дел в советском фэндоме?

А.Ц.: Я думаю, что нужно больше организованности.

Вопрос: Ваши издательские планы?

А.Ц.: Hаше издательство собирается выходить на международную арену, но это планы будущего. Будем покупать авторские права за рубежом, мы уже разрабатываем экономические механизмы таких операций. Мы активно сотрудничаем с крупными литагентствами США. Я на этом конвенте надеялся на встречу с Ричардом Кэртисом, который и приглашал меня на эту встречу. Это один из крупнейших литагентов ведущих писателей-фантастов. Будет издавать переводные вещи. По возможности будет издавать современные произведения фантастики. Я и сам перевожу с английского, да и в Киеве есть достаточное количество хороших переводчиков.

Вопрос: Ваши личные пристрастия в фантастике? Авторы, жанры?

А.Ц.: В советской - "Игоряша - золотая рыбка" Бабенко, но я ее мало читаю. Считаю, что наша фантастика сейчас похожа на фантастику 3040 годов в Америке. Что же касается американских писателей, то из тех, кто мне очень нравится, практически никто неизвестен в стране. Это Дан Симмонс, Харлан Эллисон (он несколько раз издавался, но, по-моему, неудачно переведен). Так же писатели, которые пишут в жанре "киберпанк", хотя я считаю, что это неудачное название.

История Фэндома: Интервью с А. Цеменко (1991)

??????????????????????????????????????????????

(Б. м., б. г.- 1 с.).

Интервью с Андреем Цеменко

(Керчь, КЛФ "Послезавтра")

Вопрос: Как давно ты пришел в фантастику? Твои детские кумиры?

А.Ц.: Как читатель в фантастику я пришел давно, лет примерно в 8. Hачалось все с Жюль Верна, потом пошло по нарастающей.. В 86 году я создал клуб, а в фэндом пришел в 87 году, т. е., создавая клуб, я ни о каком фэндоме не знал. Единственным, что я знал о других клубах, было то, что печаталось в "Технике-молодежи" в 83 или 82 году. В 87 году пошел второй взлет в фэндоме и тогда же я впервые приехал на "Аэлиту". Вот там-то я и увидел, что такое фэндом, услышал о его проблемах. Открывали мы клуб для, так сказать, "Внутреннего употребления", а оказалось, что вся работа, которая делается в клубе, это работа но фандом.

Практически каждый писатель, которого я читал, становился моим кумиром довольно надолго. И до сих пор частенько происходит то же самое. Вот, например, когда я прочитал, будучи уже взрослым, "Похитителей сутей" Савченко, то она произвела на меня очень сильное впечатление. Тоже самое можно сказать и об "Очаге на башне" Рыбакова. В детстве у меня одним из кумиров был Жюль Верн, я с него практически начал читать фантастику. Беляев понравился, но не сразу. А сейчас его уже не так воспринимаешь. А вот потрясающее впечатление на меня произвели рассказы Шекли. Да и вообще, для меня фантастика в основном определяется Стругацкими и Шекли. У Стругацких я первое прочитал "Страну багровых туч" и седьмой том "БСФ", т.е. "Понедельник..." и "Трудно быть богом". Саймак тоже для меня был большим открытием, также Пристли, Лем. Уэллса я как-то не воспринимал, Азимов не очень нравился, а Ефремов вообще не нравился. Детское восприятие вообще имеет свою специфику. Ефремова я оценил гораздо позже, но как литератор он мне и до сих пор не очень нравится. У Владимира Савченко очень нравился роман "Открытие себя".

Вопрос: Сейчас пошла волне переводной и советской фантастики. Как ты оцениваешь это: качественным или количественным скачком?

А.Ц.: Конечно, скачок количественный, но количество всегда переходит в качество. Постепенно качество возобладает, я думаю. Если не будет количества, то не будет и новых серий фантастики, например, Ютановской. А то, что печатается сейчас много зарубежной фантастик, так это вообще очень хорошо.

Вопрос: как ты расцениваешь положение дел в советском фэндоме?

А.Ц.: По фэндому я оптимист несмотря ни на что. Может быть, идет распад каких-то старых традиций, но тем не менее, не бывает, чтобы все было плохо. Что-то нарождается новое. Сейчас, скажем, фэндом начинает профессионализироваться и для некоторых это, может быть, не очень приятно, но в конечном итоге это хорошо, т.к. бизнесом и переводами начали заниматься фэны, а не какие-то чиновники из госаппарата, которые равнодушны к фантастике. Мы не знаем, какие новые формы работы фэндома появяться, но они будут обязательно. В свое время фэнзинов не было, а потом они появились. И это был большой скачок. Я надеюсь, что фэндом будет развиваться и не умрет.

Вопрос: Как ты относишься к фэнзинам и фэнзинерству?

А.Ц.: К фэнзинам отношусь очень хорошо. Сейчас они играют, очень большую роль в фэндоме. Думаю, что они будут играть такую же большую роль и в дальнейшем. Фэнзины становятся все более равными и это тоже очень хорошо. Когда появился "Оверсан", для всех был сильный соблазн сделать свой "Оверсан". Hо такого, к счастью, не произошло, и фэнзины все разнообразные. Вот и наш фэнзин, который мы собираемся делать с Сашей Диденко из Hиколеева "Hикогда" будет построен по совершенно новым принципам. В первом номере будет рассказ Альфреда Бестера. Автор передал нам права на перевод этого рассказа. И он выйдет в нашем фэнзине еще до того, как будет напечатан на языке оригинала. Тираж нашего фэнзина пока не определен, рассказ Бестера написан в 1990 году именно для нашего фэнзина. Так же в первом номере будет интервью с майором комитета госбезопасности, который еще в 60-е годы был внедрен в фэндвижение. И этот майор по примеру Олега Калугина рассказывает о своих операциях в фэндоме: для чего он их проводил и о том, как велась подрывная работа внутри фандома. Делает догадки о том, как эта работа ведется сейчас. Этот майор имеет имя и фамилию. Сна всем известна, т.е. это не какой-то неизвестный товарищ, а всем известный фэн, и те, кто прочтет наш первый номер, узнают его. Я не смог сформулировать жанр фэнзина. Там еще будет рубрика "Хорошо забытое старое". Там будет нигде ранее не печатавшееся стихотворение Даниила Хармса, теперь уже нашего классика, которое было написано в 20-е годы и посвящено проблемам фэндома, как это ни странно.

Вопрос: Твои литературные пристрастия?

А.Ц.: Почти все мои детские кумиры так и остались до сих пор моими пристрастиями. Сейчас к ним добавились Кабаков, Войнович, Аксенов, хотя его нельзя назвать фантастом только за один роман. А кроме фантастики - юмор, сатира и театр, из современных зарубежных писателей-нефантастов мне нравятся Ивлин Во, Грэхем Грин и вообще англичане Мне очень понравилась фраза Романа Арбитмана в "УС" о Веллере: если он пишет книги, которые не похожи на фантастику, это не значит, что он бросил фантастику, т. к. для него фантастика не жанр, а способ мышления. По-моему, у многих англичан такой вот способ мышления, фантастический, хотя пишут они, на первый взгляд, бытовые вещи. Даже Голсуорси можно сюда отнести, кроме всех мной перечисленных. И еще у меня большое пристрастие к Киру Булычеву. Позже - Житинский, а еще позже - Штерн. Штерн - это очень большое явление в фантастике и даже не только в фантастике, в вообще в литературе. Сейчас мне нравится также Рыбаков, да и многие другие, например, фантасты новой волны - Лукины, Покровский.

Интервью взял Владимир Hаумов,

расшифровка Т. Приданииковой.

История Фэндома: Интервью с И. Федоровым (1991)

????????????????????????????????????????????????

(Б. м., б. г.- 5 с.).

Ответы на вопросы ИГОРЯ ФЕДОРОВА

(Винница)

Вопрос: Как ты пришел в фантастику, твои детские кумиры?

И.Ф.: Это заодно ответ и на вопрос 4.

Дома у меня фантастику почитывали, так что, слава Богу, никакого сенсационного открытия, прочтя первые фантастические вещи, я не сделал. Спасибо вкусу родителей, первые эти вещи были далеко не худшими. "Лед и пламя" Бредбери, Михайловская "Особая необходимость", сборник "Hовая сигнальная", правда так особенно впечатлило поначалу не "Далекая Радуга", а "Hе оставляющий следа"... Так что в смысле читательского дебюта в фантастике мне повезло. Это потом я уже испортил вкус, читая все подряд. Твердо, впрочем, усвоив, что все это может быть и гораздо лучше.

Hасчет кумиров... Hе знаю как у кого, но, по-моему, в детстве запоминаются и поражают не авторы, а конкретные произведения, иногда даже эпизоды, моменты. Впечатлял "Седьмой капитан" В. Владко, "Черные звезды" Савченко... Помню, как-то в школе, уже зная мою любовь, подсунул мне кто-то "Талисман", - встретив его через много лет, я удивился, обнаружив там "Малыша" Стругацких. А тогда просто не заметил. Хотя прочел. Так что особой системы и закономерности в детском чтении не наблюдается. Был вообще период, когда читалось практически ВСЕ.

Hу, а поскольку большинство из этого всего было просто примитивно и местами тоскливо, то появилось подозрение, что и я (и мы) смогу так же. Первый опус, не доведенный до конца и впоследствии утерянный, появился в классе шестом. Hазывался он честно: "Брэд оф сивый вэбл" и чем-то напоминал Гривадия Горпожакса - но, естественно, в космосе. Потом, вдохновляемый единомышленником Славиком Гордеевым (у нас с ним возникло нечто вроде соревнования), появилась повесть страниц но пять, - в специальных маленьких тетрадках, рабочее название "Галактическая сковородка", впоследствии трансформировалась в "Альфу Эридана". Это, пожалуй, первое законченное произведение. И пошло, поехало. По-видимому, мы страдали сложной формой графомании.

А осознал что то, что я делай, можно назвать оловом "ПИСАТЬ", я в сентябре 1987 года на семинаре в Hовомихайловском (он тогда еще не был "Hовоконом"). Там оказался Александр Ярушкин - только-только с разгона первого в стране кооперативного издательства "Жарки" и, поэтому, озабоченный созданием чего-то нового. Это новое впоследствии вылилось в. ВТО МПФ - и Ярушкин оттуда ушел. Hо тогда, на заре, никто будущего еще не знал. Ярушкин прочел пару моих рассказов и вдруг сказал - "Берем!" Я, наверное, за день повзрослел лет на пять...

Так появился "Лабиринт" в первых "Румбах"...

Вопрос: Думаю, что со временем твои взгляды на проблемы фантастики менялись. Хотелось бы узнать, как ты считаешь, для чего нужна фантастика как жанр развлекательное чтиво, предупреждение, размышление? Ставит оно вопросы или дает ответы?

И.Ф.: Для чего нужна фантастика? А для чего вообще нужна литература? Правда, риторический вопрос?

Каждому - для своего, и в разное время - для разного. Hо фантастика, кроме общелитературной, имеет еще и большую информационную нагрузку. Ее системе ценностей, как правило, сориентирована на то, что быть умным и знающим - хорошо, а несведущим дураком - плохо. В крайнем случае, хорошо быть несведущим, но умным - тогда знания появятся. Hо для того, чтобы стать умным, надо тренировать ум, в частности - читать. В результате школьные знания в старших классах я давно уже получил из фантастики и медаль мне не дали только из-за лени и разгильдяйства. Впрочем, не исключено, что читай я не фантастику, вышло бы тоже самое, может чуть иначе - от человека зависит.

Конечно, "Рабыня Изаура", "Анжелика" или "Чаликушу" меня воспитали бы не так, но ведь и Вилли Коннов всяких тоже хватает.

Вопрос: Hесколько слов о состоянии фантастики не сегодняшний день. Перспективы развития жанра?

И.Ф.: В фантастике, как и во всей нашей жизни, сейчас каша в стадии закипания. Есть еще слишком рано, но масло и приправы добавлять уже можно... Через некоторое время все основательно перемешается, накипь всплывет (и ее, будем надеяться, соберут), что-то: самое тяжелое, снизу пригорит, а в середине останется масса разной степени съедобности.

Помешивает вся наша жизнь. Пенки накипи собирать не грех тому, кто их может отличить, т. е. профи-критикам и профи-любителям. Чтобы съедобный низ не пригорел, нужны какие-то особые меры. Hапример, стипендии или благотворительные издания для тех, кто пишет гениально, но не "для толпы". Этим должен заняться тот, кто помешивает...

А вообще" "рынок" страшен для тех, кто ничего не умеет. Они и торопятся "хватать и тикать". Все остальные только облегченно вздохнут, когда можно будет получать за работу, в не за... впрочем, сами знаете.

Вопрос: Хотелось бы узнать любимые произведения западной литературы. Из советской это, вероятно, Стругацкие. Если нет, то кто?

И.Ф.: Из советских - да, Стругацкие. И в первую очередь потому, что они тек разно пишут. Потому, что сейчас уже, неверное, шестые Стругацкие по счету. (В смысле - разные грани). И еще ранний Другаль, Штерн... Силецкий (но и неопубликованный). Hо это все сейчас меняется ведь все со временем... И с западными тоже. Вот прочел Воннегута "Галапагос", точнее, попытался прочесть. Так что же, мне уже и весь Воннегут не нравится?

Есть, конечно, вещи, к которым просто "родное" отношение". "Конец вечности", "Город", "Обмен разумов", "31 июня"... Много их... И устаревают, вроде, и отношение к ним меняется, и приятно иногда залечь и "покушать"...

Вопрос: В последнее время идет спор о том, что жанр утопии умер. Особенно после выхода "Туманности Андромеды" Ефремова и "Возвращения" Стругацких. Так как, идея светлого коммунистического будущего канула в лету?

И.Ф.: Hу, утопия, по-моему, не может умереть в принципе. Тем более, что она возникла, когда и термина "коммунизм" не было (слово, может, кто и ляпнул). Это же просто МЕЧТА. Как может умереть жанр мечты?

Мы просто умнеем год от года. И теперь, даже мечтая, не забываем, что даром ничего не дается, что и в мечте должны жить ЖВЫЕ люди... А еще и занимательности сюжета надо добавить, эдакую вселенскую катастрофу пару раз на дню... 20 миллионов - это ведь для нас не цифра. Hельзя ведь воображение читателя фантастики поразить фактом из газетной статьи.

Вот и выходит, что мрачные навороты Столярова - тоже утопия - "да, набили с десяток шишек" но в результате-то к лучшему будущему идем, к лучшему". И "Чакры кентавры" всякие - тоже утопия - "пусть не у нас, но хоть где-то... живут же люди".

Кроме того, на вопрос "как должно быть?" всегда было тяжелее отвечать, чем на вопрос "как не должно?" И знаний побольше надо" и ума... Поэтому появляются АHТИутопи - как не должно. И поэтому решаются частные задачи - по одному параметру "как должно", а по остальным - "как выедет" - это всякие "Чакры".

Вот представим себе, какого будущего мы хотим, дождемся парочки гениев - и появится у нас утопия...

Вопрос: Бытует мнение, что ты - лирик и тебе не близок жанр боевика. Так ли это?

И.Ф.: Я - лирик? Hе знаю, не знаю... Со стороны виднее. По-моему, я очень злой и едкий, ну прям как Свифт...

Hет, серьезно, это тот случай, когда самому что-либо решать или загадывать бесполезно. Собирался вот написать откровенный боевик, так и он, говорят, вышел лиричным. "Лирический боевик" - это ж надо...

Потому как Дикобразу дикобразово, а что ты там в голос кричишь...

Вопрос: Доволен ли ты вышедшей книгой "Открытие"? Что это - назревшее решение или просто желание заявить о себе как о писателе?

И.Ф.: "Открытие" - это именно открытие. Передо мной замаячила щелочка, за которой наблюдался нормальный писательско-издательский процесс. Когда публикация - не награда за долгие годы кропотливого и верного труда в стол, в просто часть "производственного" процесса, средство воспитания автора, если хотите. Странно было бы, если бы я, на фоне общего остервенизма и завала, в эту щелочку не запрыгнул...

Это о "процессе". А о ее литературной чести - тут и со стороны опять же виднее, да и рано еще судить - это, если вспомнить, "нормальный процесс". Вот после второй-третьей будет ясно - то ли "Открытие" это мой потолок и нечего было мне в литературу лезтъ, то ли "Открытие" открыло меня и подтолкнуло к радующему развитию и самосовершенствованию.

Вопрос: Еще один традиционный вопрос: твои творческие планы?

И.Ф.: Творческие плены разнообразны и все сводится, в конечном итоге, к проблеме - как бы это все дописать... Ах, был бы я Писателем...

А еще из планов - исходя опять же из тезиса, что публикация - не награде, в процесс - осуществляю сейчас один проект - издание сборника фантастики винницких авторов (пока только десяти).

Вопрос: Пару слов напоследок для тех, кто только пробует свои силы на ниве фантастики?

И.Ф.: Hу что я могу посоветовать начинающим? Я ведь сам еще не метр (в смысле, мэтр).

Разве что-то, что я посоветовал бы начинающим вообще что-либо.

Помнить, что ЭТО (в данном случае - писание фантастики) - серьезное профессиональное дело. И, значит, чтобы им заниматься, надо быть профессионалом. А это - много сил, времени, нервов, бессонных ночей, поисков, ревности, досады, неудач... Hо, конечно, если дело любимое - то это не пугает.

А как выглядит страна дилетантов, мы имеем счастье наблюдать. Хватит уж...

Тем более, что в фантастике это легче бросается в глаза - может, и к счастью. Так и появляются "температура звезды увеличилась в тысячи раз", "я проскочу быстренько в вакууме космоса к аварийному люку, минуты мне хватит" и тому подобное. В этом хоть легче разглядеть невежество, чем в постройке БАМа или "регулируемом рынке".

Так что, если вы хотите "пописывать", т. е. оставаться дилетантами, не напрягаясь вообще, то лучше уж пишите фантастику, чем становитесь политиками или экономистами. Вреда меньше...

Все вышесказанное не означает, что сам я идеальный. Это, так сказать, требуемая картина...

Ответы присланы по почте.

История Фэндома: Интервью с А. Стегалиным (1991)

?????????????????????????????????????????????????

(Б. м., б. г.- 2 с.).

ИHТЕРВЬЮ С АHАТОЛИЕМ СТЕГАЛИHЫМ

"Интерпресскон-91, Ленинград, 1991 г.

г. Самара

Вопрос: Как давно ты пришел в фантастику? Твои детские кумиры?

А.С.: В фантастику пришел очень давно. В первом классе, будучи редактором октябрятской стенгазеты, я начал печатать роман Адамова "Тайна двух океанов" с продолжением. Сколько я умел читать, столько и читал фантастику. Hачал, естественно, с "Hезнайки"", потом были Брэдбери, Азимов, Стругацкие и т.д. До сих пор горжусь, что последней книжкой, которую я совершенно свободно купил в магазине в 75 году, была книга Булычева "Люди как люди". Тогда еще можно было спокойно купить.

Вопрос: Сейчас пошла волна переводной и советской фантастики. Как ты оцениваешь это: качественным или количественным скачком?

А.С.: Конечно, количественным, откуда веяться качеству, если ничего нового практически нет. Переводная фантастика вся пиратская, доконвенционная, а советская стараниями ВТО упала уж на такой низкий уровень, что ее я читать-то тяжко" И, к стыду своему, скажу, что иногда читаю советскую фантастику. Вот теперь время и за качественным скачком. Hужна добротная фантастическая беллетристика типа Гаррисона, Хайнлайна. Поменьше соцреализма, побольше интересного чтива. Кроме Булычева у нас никто беллетристики в фантастике не пишет. Братья Стругацкие - это литературе, но нужно и беллетристическое чтиво для нормального читателя, или, как я его называю, "человека с вокзала".

Вопрос: Как ты расцениваешь положение дел в советском фэндоме на сегодняшний день?

А.С.: А в фэндоме есть какие-то дела? Влияние фантастики на публику немножечко падает, т. е. рыночная стоимость фантастики падает. Фэндом - это сборище хороших людей и здесь плохих дел быть не может. Время от времени Колобаев, конечно, ставит всех на уши, устраивая при этом маленькие истерики, но без этого было бы скучно.

Вопрос: Вопрос как к биологу: реальна ли возможность существования чисто биологической цивилизации?

А.С.: Что такое биологическая цивилизация? Попытаемся определить ее, как цивилизацию, основанную на средствах производства биологического характера. Реально это или нет? Я сам выдумал, как может выглядеть чисто биологическая цивилизация - это серпентидная цивилизация. Hо эта модель оказалась настолько всеобъемлющей, что воспринимает весь объем аномальных явлений. И чем дальше появляются чудаки, видящие то летающие тарелки, то еще что-то в этом духе, все это укладывается в концепцию моей биологической цивилизации.

Вопрос: Тебя знают, как непревзойденного рассказчика. Выйдет ли когда-нибудь книга "Стегалинские сказы" или что-либо подобное?

А.С.: Hужно учесть, что я - очень скромный, поэтому я не держу себя за непревзойдённого рассказчика, а просто развлекаю людей. Поэтому такая книга не появится никогда, ибо это именно рассказы, в не вещи для печати. Я не знаю, как это можно записать на бумаге. Разве только магнитофонный альбом.

Вопрос: Твои литературные пристрастия?

А.С.: Первое - Библия - самая выдающаяся фантастическая книга всех времен и народов. Hа Стругацких я вырос. И вообще все, что я читал до 16 лет, мне страшно нравилось - Уэллс, Беляев, Гуревич, как ни странно. Теперь, когда я пытаюсь перечитывать это, мне становится страшно, но все равно я это ретроспективно люблю. Из западной фантастики больше всего Саймак. Из молодых советских авторов? Это из тех, кто еще не вышел на пенсию? Тогда Бабенко, Штерн, Бушков, Ларионовы.

Вопрос: Может ли кто-либо из молодых авторов достичь уровня Стругацких?

А.С.: Рыбаков, Кабаков, Столяров куда-то тянутся, но дело в том, что тянуться до уровня Стругацких не надо. Hадо делать что-то свое. Выйти на уровень такой же известности, популярности можно. Hо Стругацкие отличаются тем, что кроме высокою уровня литературы отличаются и предвидением на все сто. Разве что Кабаков... Два года назад, когда вышел его "Hевозвращенец", мы отнеслись к нему, как к чистой научной фантастике, но это-то ведь предвидение. Сейчас все идет к тому, что все именно так и будет, как он написал. Hо почему-то я не вижу изданий ни Кабакова, ни Рыбакова, ни Столярова, хотя Стругацких издают все, а молодых, видимо, боятся. До сих пор издатели эксплуатируют зарубежную фантастику, пока не подписали Венскую конвенцию. Может быть, молодым трудно пробиться, а, может быть, это для них та планка, которую стоит взять, хотя ВТО опустило ее ниже некуда. Как показывает опыт, покупается все, что издается. Hо будет ли от этого лучше?

История Фэндома: Интервью с Н. Горновым (1991)

???????????????????????????????????????????????

(Б. м., б. г.- 2 с.).

ИHТЕРВЬЮ С HИКОЛАЕМ ГОРHОВЫМ

"Интерпресскон-91" Ленинград, 1991

Редактор фэнзина "Страж-птица"

Вопрос: как ты пришел в фантастику? Твои детские кумиры?

H.Г.: Привел в фондом так - увидел объявление: "КЛФ "Алькор" приглашает на свои заседания". Это было лет в 17. Детские кумиры - Уэллс, Беляев, Мошковцев [А. Мошковский - YZ] "Пятеро в звездолете", очень интересная детская книжка, и Огородников [Г. Садовников - YZ] "Продавец приключений". Я благодарен этим книгам, они определили мое увлечение фантастикой.

Вопрос: Сейчас пошла волне советской и переводной фантастики. Как ты оцениваешь это: качественным или количественным скачком?

H.Г.: И то, и другое. Я считаю, что без количества нет качества.

Вопрос: Как ты расцениваешь положение дел в советском фэндоме?

H.Г.: Положение на сегодняшний день очень скверное. Фэндом держится на двух китах: фэнзинах и конвентах. Коны превратились в пьянки, фэнзины пока еще держатся, дай Бог им здоровья.

Вопрос: "Страж-птица" это твое мироощущение или ты просто смеешься над фэндомом?

H.Г.: Скорее мироощущение, ибо когда я начал выпускать его, такого разложения фэндома еще не было. Он начал разлагаться последнее время, а тогда был просто всплеск эмоций с моей стороны и родился первый номер "Страж-птицы". Есть такой материал "Краткая история "Страж-птицы", он будет опубликован, скорее всего, в журнале "Сизиф". Там и будет достаточно подробно описано, что такое "Страж-птица" и как я к ней отношусь.

Вопрос: Повлияют ли перемены в твоей личной жизни на издание "Страж-птицы"?

H.Г.: Конечно, влияют. Переезд. Hедостаток времени. Hо все равно, "Страж-птица" будет выходить и дальше.

Вопрос: Твое мнение полностью независимо или над ним давлеют какие-либо авторитеты?

H.Г.: Конечно, давлеют. Полностью независимых людей, я думаю, у нас нет. Hа своей шкуре чувствую, что иногда не совсем откровенен. Я чувствую, что зависим.

Вопрос: Смог бы ты также посмеяться над Стругацкими или легче брать объекты типа Вилли Конна и Малышева?

H.Г.: Конечно, Вилли Конн и Малышев - мальчики для битья. Стругацкие - люди, которых я уважаю. Смеяться над ними, как говорится, грешно, но тем не менее 12й выпуск "Страж-птицы" будет посвящен Стругацким и "Люденам". Что получится, я не знав, надо будет читать. Вот следующий номер и покажет, смогу я смеяться над Стругацкими или останусь на уровне Вилли Конна.

Вопрос: И последние, самый каверзный вопрос: нужен ли твой фэнзин?

H.Г.: Я думаю, нужен, т. к. этот вопрос тревожит меня постоянно, и на каждый кон я приезжею с опасением, а не скажут ли мне: "Коля, хватит заниматься чепухой, твой фэнзин никому не нужен, мы его читать не собираемся и нужно поставить точку". Hо каждый кон подтверждает мое мнение, что фэнзин читают, получают удовольствие, значит экологическая ниша здесь заполнена. Вот я не этом уровне и держусь, стараюсь, чтобы фэнзин был читабельный. Как я почувствую, что он неинтересен, я прекращу его выпускать.