/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy

Змеелов. Хроникум

Юэмэй


Юэмэй

Змеелов. Хроникум

Эпоха Дракона

— Да не трусь ты, все получится!

— Я не трушу, а просто опасаюсь. Ты же сама говорила, что эту книгу охраняет змей!

— Ну не съест же он тебя!

— А вдруг съест?!

— Он же просто змей, — неуверенно сказала Алика. Признаться, она и сама немного опасалась мифического змея. — Да и вообще, это же сказка.

— Кто сказал?..

— Не трусь, все получится…

— Только ты — первая!

— Нет ты!

— Но ведь это ты Стражница! А я обычный человек!!!

— Вот именно, меня жалко!!!

— Но ты же Стражница, ты должна меня защищать, я мирное население! А вдруг меня там съедят?!!!

Алика немного помялась.

— Ну ладно, я первая.

Они одновременно посмотрели на огромный валун с руническими надписями, за которым скрывался проход в легендарную пещеру.

— Может, все-таки не надо?.. — дрожащим голосом сказала Сельма.

— Если трусишь, можешь не идти.

— Я не трушу, я…

— Опасаешься?..

Сельма кивнула.

— Я же сказала, я пойду первая.

— А если змей правда есть и правда проснется?..

— Не забывай, я Стражница.

Признаться, голос Алики был гораздо смелее ее самой. Конечно, на простых людей тонкая струйка воды из ладони или зажженный огонек на пальце действовал потрясающе, но вот какой от них толк в реальной бою с реальным чудовищем?.. Тем более что огоньков она делать не умеет. Все, чему научилась Алика за два года обучения — выпускать из ладоней тонкие струйки воды (и то с каждым последующим упражнением струйка становилась все тоньше и тоньше) и, при некотором старании, слабо управлять эмоциями человека. Стражница!.. Даже костер собственноручно разжечь не могла…

— Ну, я иду?..

Они вновь уставились на валун.

— А что здесь написано?..

— Сельма, какая разница?..

— И все-таки?.. Вдруг там сказано, что змей уже сдох?!

— Даже не надейся. Я руны не учила.

— А может, он все-таки сдох?.. — жалобно спросила Сельма.

— Не знаю… Может, и сдох.

Сельма воспряла духом и даже нашла в себе силы улыбнуться.

— …А может, и нет.

Алика сразу поняла, что зря это сказала. Впрочем, было уже поздно. У Сельмы даже губы начали дрожать.

— Шутка. Нет никакого змея…

Она задумчиво посмотрела на валун, и, кажется, вовсе не отдавала себе отчет в том, что говорит.

— А как мы туда войдем?..

— Отодвинем валун.

Сельма с сомнением покосилась на валун, весом на вид где-то в тонны три.

— Смотри, все просто… Нам нужен рычаг.

Алика огляделась в поисках крепкой ветки или, на худой конец, просто молодого деревца, но, как назло, вокруг были одни лишь скалы, и те довольно страшные — как будто бы столбы, торчащие из земли. Детям запрещали по ним лазить. Никто и не лазил — даже перестав быть детьми.

— Рычага нет. Но ты же Стражница?..

— Заметь, я вода, а не земля…

"Хотя при моем уровне знаний нет никакой разницы", — мысленно закончила Алика, подумывая уже о том, чтобы не заходить в пещеру, но вслух этого не говоря — она сама сюда потащила Сельму, и теперь сдаваться было как-то не к лицу. Да и слишком заманчивым было приключение — отобрать у легендарного Змея старинную магическую книгу, в которой сокрыты все секреты Вселенной. Говорят, если дотронуться до книги, статуя змея, держащая ее в руках, оживет…

— А разве вода камень не точит?..

— Точит, но разве ты готова подождать лет триста?..

Сельма явно была готова, но не сознавалась. Тем более что эта была не единственная причина — Алика боялась растрачивать все силы на входе.

— И что тогда делать?..

— Давай просто пихнем камень, и все.

— Думаешь, поможет?.. — скептически спросила Сельма, но Алика уже уперлась спиной в камень сбоку и оттолкнулась ногами.

Камень поддался на удивление легко. Несколько мгновений в проходе была лишь тьма, но потом, будто бы повинуясь какому-то неслышному зову, один за другим, выплыли огненные шары, осветившие длинную узкую лестницу, уходящую куда-то вглубь.

— А м-может, не надо?.. — тихо спросила Сельма дрожащим голосом.

— Если хочешь, можешь остаться.

Алика знала, что она не останется, поэтому могла говорить эту фразу, не опасаясь того, что останется в одиночестве — наедине со Змеем.

— Нет, я пойду… Только ты первая.

— Как хочешь, — внешне безразлично пожала плечами Алика и первой ступила на ступеньки.

Что странно, чем ниже они спускались, тем светлее становилось. Как оказалось, они обе незаметно считали ступеньки — Алика насчитала четыреста шестнадцать, а Сельма — четыреста пятьдесят восемь.

Последняя ступенька — четыреста шестнадцатая или четыреста пятьдесят восьмая, — и они стоят в огромном светлом зале в белом мраморе с уходящими в разные стороны проходами. Светились сами стены, освещая…

Сельма взвизгнула, Алика, сама от себя того не ожидая, выпустила вперед струю воды, какую мог бы испустить пожарный брандспойт.

Змей даже не пошевелился.

Крадучись и готовясь мгновенно побежать обратно (несмотря на грандиозное количество ступенек), они медленно подходили к Змею. От страха у обеих отнялись языки. Впрочем, Змей стоял и не двигался.

Если бы пещера не была окружена целым ореолом мрачных россказней, Змей показался бы Алике вполне симпатичным. Здоровенная, почти четырехметровая чешуйчатая гадина с огромными янтарными глазами, окруженными красными "очками" из чешуек, и полуразвернутыми зеленоватыми крыльями красивого изумрудного оттенка. В обхват Змей был примерно такой же, как папа Алики, который никогда не отличался особенной худобой. Расцветка впечатляла: желтое брюхо и полосатая спина, да еще и белые волосы на голове — кстати, совершенно не похожей на змеиную. Скорее причудливая смесь — причем чего больше: человеческого или рептильего, сказать было сложно. У него были еще и руки — такие же полосатые, с длинными тонкими пальцами. Руки охватывали старинную деревянную шкатулку с причудливой резьбой. Крышка была откинута; в ларце лежала книга.

Книга была еще древнее, чем шкатулка и весь этот зал, и такая ветхая, что прикасаться к ней не хотелось не столько из страха перед Змеем, сколько из опасений, что книга развалится.

Сам Змей спокойно стоял у дальней стены Зала. Хвост завивался сзади.

— По-моему, он на меня смотрит, — шепотом сказала Сельма.

— Ага, еще и насмехается, — так же шепотом ответила Алика.

— Может, пойдем?.. Мы здесь были, Змея увидели, на книгу посмотрели… Я не хочу брать ее в руки!

Алика приподняла брови.

— Во-первых, слишком древняя, — сердито сказала Сельма, — во-вторых, наверняка проклятая, а в-третьих, еще и этот Змей! А вдруг и правда оживет?..

Здесь почему-то вера в старую сказку не казалась такой уж дурацкой.

Верное рассуждение…

Алика и Сельма одновременно подпрыгнули; Сельма бешено заозиралась, Алика автоматически сложила руки в рабочую позицию — мизинец, безымянный и средний пальцы сплетены, указательный и большой сложены "пистолетом".

— Кто здесь?! — хором, но все так же шепотом спросили девушки.

А то вы не знаете… Оглядитесь, осмотритесь…

Они снова поозирались, но ничего изменившегося в Зале не нашли. Разве что глаза у Змея теперь горели ярким, заинтересованным огнем.

— ЗМЕЙ?! — все так же хором взвизгнули они.

Догадливые девушки… В прошлый раз бригада почти пять минут озиралась… Да, как давно это было… Я уже заскучал, думал — неужели же теперь искатели приключений не интересуются Книгой Вечности?.. В мое время все верили, что в ней сокрыт рецепт создания философского камня… Докучали мне… Почти каждую неделю — то один умник, то сразу несколько, один раз заявился даже какой-то старик в мантии со звездами, грозил посохом с фальшивыми бриллиантами и говорил, что превратит меня в козявку, — Змей усмехнулся. — С другой стороны, я и так змея, что может быть кошмарнее?..

Похоже, Змею был нужен не столько благодарный слушатель, сколько сам факт того, что его может кто-то выслушать.

— Так ты что, не всегда был змеем?.. — заинтересовалась Алика. Она даже подалась вперед, чтобы лучше слышать и лучше разглядеть самого Змея и самое загадочное в нем — старинную книгу.

Змей снова фыркнул.

Конечно, нет. Что за бестактность! Когда-то давно я был темным эльфом… За мной девушки толпами гонялись, да… не то что сейчас…

Алике показалось, что кончик хвоста Змея дернулся.

Да, хорошие были времена… вы-то не знаете, это было еще тогда, когда даже богов в проекте не было… Ну, не всех богов, конечно, Изельда тогда уже была, — пояснил Змей, явно довольный заинтересованной публикой. Впрочем, Сельма интерес не выказывала — напротив, на ее лице явственно выделялось желание поскорее слинять из жуткой пещеры. — Но она все же не богиня, а Демиурга… да… тогда мир был такой красивый, молодой… Не знаю, конечно, как сейчас — я уже давно не был на поверхности… Но энергетические жилы очень изменились — мир, наверное, тоже… А богинь уже при мне создавали, вот. — И какие они — богини?..

Страха перед Змеем уже не было. Зато его истории — пусть и совершенно неправдоподобные, — были любопытными…

Прекрасные. Величественные. Сводящие с ума. Но, впрочем, холодные и безразличные… и не блещущие умом. А иногда и просто сумасшедшие.

— Почему это?.. — ошалела Алика.

Только абсолютная идиотка или сумасшедшая может не только найти, но и записать Знание, как уничтожить весь мир. Но она и поплатилась за это — умерла во время одного из своих экспериментов, — горько усмехнулся Змей. — Вы, наверное, знаете — Венера, богиня любви и времени… Единственная покойница в пантеоне. С тех пор некому управлять страстью, а время никогда не заворачивается в причудливые узоры… хотя у нее и было множество слуг. Она была самой лучшей. Самой грамотной, самой красивой… и самой безумной. У Алики почему-то пересохло в горле.

— Вы… любили ее?..

Я?.. Не знаю. Я был простым смертным, одним из первых творений, одним из самых доверенных — я был лично знаком с Изельдой… Но все же простым смертным. Я был ее слугой… и остался таким после ее смерти. Я упросил Изельду не сжигать ее книгу — ведь это было последней памятью о ней… и поклялся, что никогда и никому не позволю к ней притронуться…

— То есть любили.

Да, наверное.

— То есть ты живой?! — внезапно взвизгнула Сельма, видимо, очнувшись.

Это сложно назвать жизнью…

Змей грустно вздохнул, и Алика заметила, что он на мгновение прикрыл глаза. Она некоторое время смотрела на него, не отрываясь. Змей неожиданно улыбнулся.

Высокая фигура вдруг вздрогнула и заскользила по мраморному полу, будто сбросив с себя оцепенение.

Сельма взвизгнула и спряталась за спину Алики. Пальцы снова привычно сложились в позицию.

Я не собираюсь вас есть. Я вас вообще не трону — пока вы не трогаете Книгу…

Алика кивнула и выпихнула Сельму из-за своей спины.

— Ты что?! А вдруг он меня съест?!

— Если ты не заметила, он сказал, что этого не сделает.

— Ты веришь этому… Змею?!

Несколько минут они сверлили друг друга взглядами. Потом Сельма опустила взгляд и тихо произнесла:

— Извини.

— Не передо мной — перед Змеем.

— Извини, — с трудом выдавила Сельма и тут же добавила: — И все равно я его боюсь!

Это нормально. Я же "чешуйчатая гадина". — Голос так и лучился горькой иронией.

— Зато ты не похож на всех остальных, — попыталась как-то сгладить ситуацию Алика, но Сельма немедленно буркнула:

— Нет уж, мне, пожалуйста, обыденность — не хочу обрастать чешуей…

— Сельма!

— Молчу, молчу…

Не кричи на сестру, она совершенно права. Впрочем, я не мог выбирать…

— Выбирать может каждый, просто некоторые не видят этого выбора.

Змей удобно устроился на полу, Алика немедленно уселась в позу лотоса. Сельма осталась стоять.

Под пальцами сгущался туман, между бровей пролегла тонкая складка. Туман становился все темнее, причудливо завивался, пока из сизого дыма не появилась уменьшенная копия Змея.

Алика рискнула отвести руки, и дым тут же с хлопком исчез.

— Ничего не получается!

По-моему, ты просто недостаточно веришь, что у тебя получится, — неожиданно сказал Змей. — Надо думать о чем-нибудь хорошем…

— О чем, например?.. — с сарказмом спросила Алика.

Ну… Просто, о чем-нибудь хорошем, думать, что все получится…

— Хм…

Между бровей снова пролегла морщинка.

На этот раз туман сгустился быстрее. Копия Змея застыла и не дернулась, даже когда Алика убрала руки.

И о чем ты думала?..

— О том, что мама печет на обед пирожки.

Копия начала медленно вращаться вокруг своей оси и впиталась в зеленый кристалл, висящий на шее Алике.

Зачем ты это делала?..

— Теперь, если я захочу, всегда могу посмотреть снова.

Понятно…

Змей неожиданно тепло улыбнулся, а Алика подумала, что ему, навсегда запертому в этой пещере, наверное, приятно думать, что она будет о нем вспоминать.

— Алика… — тихонько позвала Сельма.

— Что?..

— Знаешь, о чем я подумала?..

— Ну?..

— Про пирожки. Мама же ждет нас к обеду!

Алика схватилась за голову.

— Черт, я и забыла! Как ты думаешь, сколько сейчас времени?..

— Много, — вздохнула Сельма.

Змей грустно на них посмотрел.

— Нам, наверное, пора… — неуверенно начала Алика.

Да, конечно, я понимаю. Заходите… если что.

— Хорошо…

И девушки бегом помчались к лестнице.

Они отдышались уже у входа в пещеру. Камень немедленно задвинулся на место.

— Алика… ты… идиотка, — не успев отдышаться, заявила Сельма.

— Почему?!

— Он же Страж Книги, он Змей, он нас съесть мог! И явно собирался! Он — плотоядное чудовище, а ты с ним мило разговаривала про заклинания!!!

Алика потупилась.

— Ну… не знаю… по-моему, он хороший…

— Может быть, и хороший, но откуда ты могла знать точно?!

— Ну… Мне так показалось, что он хороший.

— Когда кажется, молиться надо!

— Ну, у меня было такое чувство… Знаешь, такая уверенность… — смущенно оправдывалась Алика.

Сельма долго и внимательно смотрела на нее, отметив про себя, что она немного покраснела, и неожиданно сказала, вздохнув:

— Да уж… Теперь я точно знаю: все Стражницы — сумасшедшие!..

К обеду они, конечно же, опоздали. Пещера была слишком далеко от лагуны.

Прежде голый и холодный берег весна окрасила в яркие, праздничные цвета. Весь пологий, теперь он даже светился зеленым. Цвели березы, абрикосы, вишни. По маленькому прибрежному городку бегали дети, играя в салочки и что-то крича; им с удовольствием аккомпанировали собаки, весело носящиеся по улицам. Над кузней вился серебристый дымок.

Вокруг городка раскинулись поля, уже засаженные будущим хлебом. У самого горизонта виднелись корабли, выделявшиеся на ярко-синей водной глади алыми парусами с белым гербом — впрочем, его от берега было не видно.

У причала тоже стояли немногие корабли. Парусник "Волна" вообще щеголял новенькими парусами на верфях — их как раз прилаживали работники.

Денек выдался погожий; так и хотелось поваляться на зеленой травке, забежать в ближайший березовый лесок в поисках мифической ранней ягоды… Но Сельма была неумолима — они и так опоздали. Алика подозревала, что это просто месть за Змея, но говорить об этом было бесполезно.

Впрочем, Сельма зря волновалась. Их маленький домик был заперт. Краб, старый, но очень веселый цепной пес попытался вылизать им руки и уговорить поиграть с ним — не только на людей влияет весна…

Но они торопились. Искать мать в огороде или у соседки не имеет никакого смысла, тем более что корабль стоит у причала.

— Фрайм!

Они почему-то никогда не называли его "папой", как и все дети. Только просто "Фрайм". Впрочем, старый капитан, отрастивший себе уже значительное пузо, не обижался. Его все называли либо "дядюшкой", хотя племянница у него была всего одна, либо "капитаном", либо просто по имени.

— А, вот вы где, проказницы… Ну, где были на этот раз?..

— Гуляли, — коротко ответила Сельма, бросив предупреждающий взгляд на сестру, хотя Алика и не собиралась ничего говорить.

— Ага, гуляли. Ну и ладно, хорошее дело, хотя могли бы и помочь… Взрослые девки все же, а мать все одна и одна!

— А Лейм?..

— Мы с ним вместе мачту чинили. Ну что, поможете Фрайму разобрать сети?.. Завтра будет рыбная погода!

— А сегодня?..

— Не-е, штиль, толком не порыбачишь, разве что с причала, — пренебрежительно бросил Фрайль. — А эти дурни в море пошли… Завтра сети разбирать будут, мы одни в море будем!

— А можно с тобой?.. — они спросили хором, поэтому Фрайм рассмеялся и согласился. Он всегда соглашался, если они что-то говорили вместе — слишком уж гордился тем, что у него в семье родились близняшки.

— Можно, можно…

Сельма радостно улыбнулась. Она любила море, да и походы с отцом под парусом никогда не были скучными. Маленькая "Мечта", старый, еще прадедушкин, кажется, парусник, был рыбацкой шхуной, переделанной под военные цели. Лагуна была заманчивым призом для джентльменов удачи, и нападениям бухточка подвергалась не меньше чем два раза в год. Впрочем, здесь это никого не волновало. "Флот", состоящий из всех, то есть никак не меньше сотни, кораблей во главе с "Мечтой" неизменно доказывал, что добыча кусается. Конечно, против легких пиратских галер рыбацкие лодчонки все равно что мышки против котов, но… кажется, еще прапрапрадед Алики предложил установить на каждую шхуну по гарпуну, а уж вооружить моряков, и без того достаточно хороших бойцов в силу своей морской подготовки, ножами и вовсе не стоило никаких усилий (именно в то время тогдашний кузнец отстроил себе новую избу). С тех пор потребовалось только одно нововведение — обязательное присутствие хотя бы одного Стража на каждой лодке, выходящей из гавани. Одно присутствие Стража обращала пиратов в постыдное бегство, силу применять не приходилось, ведь Совет Света ясно объявил лагуну Арраэлла и, соответственно, порт Роза Ветров неприкосновенной территорией, а дураков спорить с Советом не находилось уже давно.

В качестве Стражницы Фрайм предпочитал брать свою собственную дочь — во-первых, надеялся, что регулярные тренировки скажутся на ее умениях (что было слабо связано с действительностью), а во-вторых, просто хотел чаще видеть дочерей рядом с собой. Реального толку в сражении с Алики было чуть — воды моряки не боялись.

— Значит, сейчас разбираем сети! — порадовал их Фрайм.

Разборка сетей — где-то подлатать, где-то расплести, где-то обрезать — занятие нудное и неинтересное. Впрочем, ни Сельма (ее некоторая монотонность даже увлекала), ни Алика (она знала, что спорить бесполезно) не жаловались. Без разборки сетей все равно не обойтись, в море завтра выйти надо (с погодой Фрайм никогда не ошибался), да и, к тому же, очень приятно посидеть вот так, вечерком, вдвоем и поболтать о пустяках, попеть старые морские песни, пообсуждать последние слухи о том, что сын мельника сохнет по Дженни, их младшей сестре, а сама Дженни предпочитает Акара…

Как всегда в таких случаях, вспомнить в последствии, что именно было сказано, не представлялось возможным.

Все удалось разобрать лишь к полуночи (благо, ночи уже были достаточно короткие; весь берег был усыпан парочками, и лишь одна из них перебирала сети). Вполне довольные собой и выдавшимся разговором (Сельма, раскрасневшись, созналась Алике, что Акар и ей весьма симпатичен; впрочем, оставим эту тайну им двоим), они, прихватив легкие сети, наконец побрели в сторону кроватей. Мать решено было не будить, поэтому сестры тихонько пробрались в пустую каютку с пустыми гамаками на корабле и отвернулись к стенам, даже не обменявшись положенными репликами насчет прошедшего дня.

Теперь значение имела только дележка Акара между Дженни и Сельмой.

Предстоящая баталия Алику, признаться, совершенно не волновала. Убедившись, что Сельма благополучно уснула, и понадеявшись, что ей снится что-нибудь хорошее, она выскользнула из-под тонкого одеяла, накинула только что снятое платье и выбралась из каюты.

Вся команда была на берегу; только Фрайм пьяно похрапывал на пустой бочке, установленной на корме за какими-то неведомыми Алике целями. Видеть ее никто не мог (из освещения на всем корабле была лишь масляная лампа, висящая маяком на самом верху мачты), поэтому она, нисколько не смущаясь, подобрала длинные и совершенно неудобные юбки (не преминув поблагодарить богов и Совет за то, что Стражницам дозволено носить и брюки тоже и поругав себя за то, что они остались дома), уселась на носу, подогнув под себя ноги. Привычно сплела пальцы; туман сгустился, посерел. На переносице вновь пролегла морщинка. Мать говорила, что эта морщинка придает ей одухотворенный и возвышенный вид; сестра — что она только уродует Алику. Алика верила им обеим одновременно; впрочем, это не имело никакого значения, потому что морщинка появлялась совершенно независимо от ее желания и мнения.

Тем временем туман вился, сплетался в клубки, пока не превратился в небольшой альбом с белой бумагой — Алика один раз видела такой у дочери заморского купца. Дым постепенно развеивался; альбом лежал, совсем как настоящий, на бортике рядом с девушкой, и ветер шевелил выбеленные листы.

Между пружинами был воткнут карандаш — такие были и в селении, но таскать его с собой было неудобно.

Некоторое время Алика смотрела невидящим взглядом на темную морскую воду и горящие огни других парусников, особенно отметила самый большой, "Ураганный Вихрь" (на нем было три огня — на верхушке мачты, корме и на носу, украшенном деревянной фигурой русалки). Задумавшись, пересчитала корабли, сбившись на пятьдесят седьмом.

Карандаш полетел над бумагой, постепенно вырисовывая такое непривычное на вид, но все равно симпатичное лицо, длинные серебристые волосы, резной ларец, древнюю книгу. Змей будто бы внимательно наблюдал за каждым движением карандаша. На другой стороне листы Алика тоже нарисовала Змея — только в его человеческом обличье — таким, каким она его представляла: коренастым, не слишком высоким брюнетом с глубокими голубыми глазами — такими же, как у статуи. Невольно вспомнилась старая фреска с изображением Демиурги — она нарисовала и ее тоже, хотя не была уверена, что получилось похоже.

Рисовать Венеру не имело смысла. Алика совершенно не представляла себе, какой должна быть богиня любви и времени, а смутное описание Змея — Прекрасная. Величественная. Сводящая с ума. Но, впрочем, холодная и безразличная… и не блещущая умом, — не слишком хорошо иллюстрировала образ богини…

Она нарисовала еще одного Змея, свернувшегося на полу и улыбавшегося — одними губами… и с удивлением обнаружила, что уже светает.

Едва успела убрать блокнот, как появилась разгневанная Сельма, и все закружилось в привычной утренней суматохе. Сбежать обратно в каюту и спешно заплести косу, чтобы не досталось от отца за распущенные волосы; забрать из дома брюки и рубашку (Сельма поворчала, но согласилась, что на палубе так сидеть удобнее); разбудить бравого капитана, мающегося жутким похмельем; найти его команду (это было сложнее всего); проверить сети и гарпун (как будто бы кроме них этого никто не мог сделать)…

Наконец, Фрайм скомандовал старт.

Бывалый моряк был прав — погодка для рыбалки была самая подходящая. Правда, море было покрыто тонким белесым туманом — впрочем, для этих мест это было обычное утреннее явлением.

В море было лишь несколько рыбацких шхун — большинство моряков сейчас костерили вчерашний выход, не принесший почти никаких результатов, и промывали косточки зазнайке-Фрайму, которому всегда везет. Ветер дул от берега, и "Мечта" под всеми парусами, хотя торопиться особо было некуда, шла к далеким Русалочьим фьордам. Там всегда, даже в не слишком хорошую погоду, было много рыбы — по старой легенде, они приходили сюда свитой русалочьей принцессы, которая приплывала на фьорды каждое утро и уплывала с закатом. Весь день русалка должна была сидеть на скале и ждать своего принца.

Впрочем, русалку никто не видел, хоть рыба и приходила на рассвете и уходила с закатом. Но все равно мало кто из капитанов отваживался рыбачить здесь — не столько из-за русалки, которая могла свести с ума одним своим взглядом любого мужчину или Нептуна, блюдущего честь дочери, сколько из-за многочисленных подводных скал. Но Фрайм рисковал, и ему везло. Впрочем, это сложно назвать везением — он знал все эти скалы, как свои пять пальцев — или даже лучше.

Поэтому девушки весело болтали, сидя на носу корабля и изредка стирая брызги с фигуры странной девушки. Фрайм говорил, что это и есть мечта, но опасался повторять это при жене — все, что могло говорить в пользу ее "мечтательности", так это внушительные формы. Лицо же скульптору не удалось — нос неровный, глаза разные и совершенно пустые, губы искривляет довольно дурацкая улыбка. По старой истории, до какого-то момента фигура и впрямь была прекрасной — но потом, в схватке с пиратами, подводный таран и часть носа были сильно повреждены, а фигура после этого уже не поддавалась восстановлению. Алике казалось, что лучше бы ее оторвали совсем и приставили новую, но Фрайм говорил, что так парусник гораздо ближе к легендарному прошлому и выглядит гораздо внушительнее.

На подходе к скалам Фрайм велел убрать паруса и погнал моряков на скамьи для гребцов, а сам правил маленьким кораблем. Вскоре Мечта остановилась; рыбаки завозились с сетями.

Алике и Сельме не было никакого дела до сетей, поэтому они сидели, смотрели то на рыбаков, то на туман над спокойным, изредка перекатывающимся морем.

Наверное, поэтому именно они первыми заметили крадущиеся в тумане пиратские галеры.

— Фрайм! Там…

Но было уже поздно. В борт воткнулся гарпун, моряки бросили сети, кто-то пытался заделать небольшую пробоину — к счастью, она была выше ватерлинии. Но в борт уже вгрызлись абордажные крючья.

— Сельма, в трюм, быстро! Если что — ныряй!..

Сам Фрайм тем временем выхватил длинный изогнутый меч и бросился на ближайшего захватчика.

Сельма не услышала — или сделала вид, что не услышала. Бросилась к борту, яростно откидывая крючья, пихая кого-то из пиратов в воду, а другой уже заносил меч…

По-моему, ты просто недостаточно веришь, что у тебя получится, — неожиданно раздался голос в голове Алики. — Надо думать о чем-нибудь хорошем…

О чем-нибудь хорошем… о чем-нибудь хорошем…

О чем хорошем сейчас можно думать?!

Не знаю… Хотя бы о том, что все получится…

Все получится… Все обязательно, обязательно получится… Просто не может не получиться!

А в лицо дует легкий бриз, море мирно и ласково плещется внизу, солнце тепло обнимает за плечи, а по щекам скатываются мелкие соленые капельки…

Резкий порыв ветра вырвал из косы ленту, растрепал длинные волосы…

От неожиданности она широко распахнула глаза…

Волны накатывали на пиратскую шхуну, обнимали ее, поднимались все выше и выше, окутывали мачту, и вот уже даже флаг скрыт от глаз. А вода расступается и подбирается к следующему кораблю — ведь от того остались лишь пузыри на воде…

Пиратские шхуны бросились в бегство раньше, чем волны поглотили второй корабль, моряки с которого в панике бросались в воду — прямо на острые скалы. А может, они просто заметили Алику, парящую в нескольких локтях от палубы с развивающимися на ветру, которого не было и в помине, волосами…

Вот видишь…

Она дернулась и рухнула на палубу. Моряки так и замерли — кто как был — наверное, если бы в этот момент кто-то прыгал, он так и застыл бы в воздухе. Лишь Фрайм уже ходил по палубе, вытирая окровавленный меч, усыпанный брызгами, ругал остальных за нерасторопность и награждал их хмурыми взглядами.

Он на какое-то мгновение остановился рядом с Аликой, но сразу же пошел дальше, удостоив лишь одной фразой:

— Волосы заплети.

Команда постепенно приходила в чувство. Льен уже заделал пробоину, и матросы поспешили заняться сетями. Одна сеть все-таки уплыла, что дало Фрайму новый повод раскричаться.

Рыбачили до самого заката. Уже в сумерках, когда заходящее солнце причудливо вызолотило алые паруса, а Алика чуточку пришла в себя (первое время ее сильно мутило — сказывалось энергетическое истощение), Фрайм наконец скомандовал разворот к берегу.

Больше в тот день ничего особенного не случилось — видимо, день исчерпал запас неожиданностей. Дома Алика, даже отказавшись от ужина, сваренного Лисой, ушла наверх, завалилась на тюфяк, не раздеваясь, и мгновенно уснула.

Весь следующий день потрошили и чистили вчерашний улов, который Фрайм "поровну" поделил между всеми двадцать восемью матросами, собой и Стражницей — то есть их семье досталась треть улова. Сначала Алика радовалась, но потом поняла, что лучше рыбы было бы поменьше. К вечеру она вся пропахла желтоглазкой и спинокой. У первой, как понятно, были желтые глаза, а еще желтые плавники и хвост; мясо было нежным, а костей в желтоглазке было совсем немного — только хребет, за что ее и любили. У спиноки мясо было только на спине, из-за чего рыба казалась горбатой. Чистить ее было сложно — приходилось целыми слоями снимать шкуру (потом из нее делали сапоги), да и мяса получалось немного; зато, даже сушеное, оно было очень вкусным.

Наконец, возня с рыбой закончилась (к счастью, все в этом мире имеет свой конец), тугие бочки с соленой желтоглазкой затолкали в подвал. Мать весь вечер пребывала в прекрасном настроении — еще только весна, а погреб уже отнюдь не пустой, — что, впрочем, не спасло их от огородных работ на следующий день.

Так прошла вся весна, отметившись только Весенней ярмаркой на Западных островах (ездил туда только отец и привозил всем по маленькому сувениру; Сельме досталось зеркальце, а Алике — костяной гребень). Пришла пора сева; это время ознаменовалось только тем, что Илька ненароком взорвала башню Стражей Света во время очередного тренировочного упражнения (к счастью, никто не пострадал), и покупкой очаровательной мышастой кобылки для верховой езды и упряжи — летом была возможность доехать до Радужного, небольшого города к северу от поселка.

Лето незаметно проплыло мимо, оставив за собой убранные поля и ломящиеся кладовые. Праздник урожая и вовсе прошел тихо. На празднике, подбирая упавшую ложку и, таким образом, оказавшись под ломящимися столами, Алика увидела очаровательную зеленую змейку, с интересом ее разглядывающую. Змейка оплела толстую ветку и даже чуточку подалась вперед, уставившись огромными желтыми глазами на девушку.

— А тебе разве не говорили, что так смотреть на людей неприлично?.. — шепотом спросила Алика, опасаясь забрать ложку.

Нетссс, не говорилисссс…

Только услышав этот голос, Алика вспомнила о Змее. Она спешно схватила ложку и выпрямилась, зажимая злосчастный столовый прибор так, что побелели костяшки пальцев. Огляделась — нет, кроме нее голоса никто не слышал. Даже Сельма по-прежнему жевала красное яблоко, хоть Змея слышала и она тоже. Фрайм обсуждал с кем-то из моряков, будет ли в этом году хороший зимний лов. Мать показывала Лисе способы нарезки сельдерея. Может, и не было его, этого голоса?..

Хм…

Она вздрогнула, огляделась. Никто даже не повернул головы. Она снова уронила ложку, нырнула под стол — змеи не было и в помине.

Силясь вспомнить, в каком возрасте человек особенно подвержен галлюцинациям и бывают ли голоса, которые слышат только Стражницы, она рассеянно хлебнула яблочного сока, встала и поспешила убраться подальше в сад.

В саду росли в основном плодовые деревья, но было и несколько берез. Одна из них выгнулась седлом — мечта любого подростка. Еще совсем маленькими девочками Алика и Сельма любили сидеть на этой березе и болтать о всяких пустяках. Но седло годилось не только для болтовни — оно отлично скрывало от посторонних глаз. Если ты не хочешь быть найденным, а хочешь просто посидеть спокойно и подумать о чем-нибудь своем — залез на дерево, и больше невидим для окружающих…

"И пусть говорят, что девушкам не положено лазить по деревьям", — подумала Алика, подбирая юбки и карабкаясь по скользкому после вчерашнего дождя стволу. Последний раз подтянувшись и покрепче обняв ветку, она плюхнулась на сидение… и с немалым удивлением обнаружила рядом Сельму.

— Ты же должна быть на празднике! — удивленно сказали они одновременно и рассмеялись. Впрочем, Сельма смеялась как-то невесело; Алика даже заметила на лице следы слез.

— Эй, ты чего?..

Сельма украдкой потерла глаза и деланно бодрым голосом ответила:

— Ничего. Хороший денек, правда?..

— Сельма, — укоризненно покачала головой Алика. — Кого ты обманываешь?..

Сельма отвернулась.

— Только не говори, что это ты из-за Акара.

Та всхлипнула, Алика закатила глаза. Терзания на тему того, что "ах, он ко мне безразличен" были ей незнакомы, а потому казались исключительно глупыми.

— Но все же было хорошо!

"Ну да, — про себя добавила Алика, — хорошо, пока он не подарил букетик васильков Анильте…"

— Да ладно тебе… Это же Акар! Вот увидишь, завтра вы с ним опять будете гулять по пляжу…

Алика попыталась обнять ее, но Сельма неожиданно резко вырвалась — Алика чуть не пропахала носом землю под березой.

— Нет, не будем! Ничего ты не понимаешь!..

Признаться, она действительно ничего не понимала, и еще меньше стала понимать, когда Сельма резво соскочила с березы и куда-то ушла.

"Явно будет плакать где-нибудь в другом месте", — подумала Алика, но искать не пошла. В конце концом, каждому из нас когда-нибудь захочется побыть одному…

Потом она до самой темноты сидела на крыльце и бездумно рисовала в своем блокноте Змея и его пещеру в разных ракурсах…

Из-за спины тихо подошел Фрайм, присел рядом на корточки. Алика прикрыла рукой рисунок, но это уже не имело значения.

— То есть вы с Сельмой уже и до Змея добрались, — добродушно рассмеялся Фрайм. — И где вы только еще не были?.. Ну, зато теперь я точно знаю, кого можно послать в пещеру за Книгой…

— За Книгой?! Книгой Вечности?!

— Нет, конечно… Книгой Истории. Она в проходе, за Змеем. Как раз праздник Урожая, нужно все занести в Книгу… Сходите?.. Вы с Сельмой найдете.

Алика кивнула, не став уточнять, что сначала было бы неплохо найти саму Сельму. Глубоко вздохнула и пошла искать.

Они пошли к пещере лишь на следующее утро — весь вечер Сельма где-то пропадала, а утром мрачно заявила, что надо срочно в кого-нибудь влюбиться и выкинуть Акара из головы.

План был неплох, но в поселке было не так уж много молодых людей подходящего возраста, в которых можно было бы влюбиться.

Тропинка упрямо змеилась под ногами, уводя все выше и выше. Сначала по обе стороны простирались безграничные поля, потом внезапно вырос лес (они обирали по ходу все кусты с ягодой, складывая ее частью в рот, а частью в карман), а после под ногами замелькали камни, так плотно засевшие в землю, что вытащить их, даже если бы захотелось, все равно бы не получилось. Сельма нашла на тропинке небольшой неграненый камень ярко-красного цвета. По поверхности прыгали солнечные зайчики.

— Как ты думаешь, он ценный?..

— Все может быть, — безразлично ответила Алика, втайне завидовавшая находке, но не хотевшая обижать этим Сельму.

— Ну, во всяком случае, красивый, — подумав немного, сказала Сельма и бросила камень в кошель на поясе, в котором лежало много еще разных не слишком нужных вещей.

Камень почти наверняка был ценным — ведь раньше эта тропа была двухколейной дорогой, ведущей к каменоломням, где добывали драгоценные камни. Все может быть, что когда-то давно извозчик обронил камушек по пути к поселку.

Тропинка становилась все уже и уже, пока не стала едва различима в густом дикоцветье трав. Сельма рассеянно собирала цветы и листья — чай из пустозвона спасает от звона в голове, тертые листья жженки помогает при боли в горле… Изредка она отрывалась взгляд от тропинки, и тогда он недовольно упирался в Алику, которая, как ни в чем не бывало, обдирала осенку, складывая себе в рот горстями. Впрочем, — грустно вздохнула Сельма, — Алика никогда не понимала лекарского искусства…

— Долго еще?..

— Мы же тут уже были, — буркнула Алика, косясь глазом на сестру. — А то ты сама не помнишь.

— Не помню.

— Где-то с лучину, — немного подумав, ответила Алика. — Может, чуть больше.

Они как раз вышли к старой каменоломне. Ее забросили только когда полностью истощили богатый слой. Земля не хотела отдавать свои богатства — поговаривали, что за неделю случалось по два-три обвала, в самых неожиданных местах — как раз там, где стены были покрепче. Гора будто бы предупреждала: не лезьте.

Но люди лезли. И во время очередного небольшого обвала, когда люди привычно удирали от эпицентра, из стен хлынула вода — горячая, как кипяток, а на северном склоне в считанные минуты открылся вулкан. Ураганный ветер выкидывал людей из пещер…

В бумагах написали: слой истощен, больше слоев нет, ниже только подземные озера. Это не было правдой. Откуда взялась вода, не знал никто, ведь все специалисты хором твердили, что ниже один лишь камень, с небольшими пустотами. И драгоценных камней полно. Мальчишки из соседних деревень часто лазали в каменоломню, приносили камни. Но разрабатывать гору дальше все равно никто не решался — даже когда ребятня представляла старостам рубины, горстями.

Они прошли мимо покосившегося свода. С другой стороны вверх забирала тропинка — еще более узкая и незаметная, чем та, по которой они шли раньше. Но она зато была короткая — вела вверх, потом все время вправо и вниз. На северном склоне, недалеко от старого вулкана, и располагался вход в пещеру.

Спускаться во второй раз было не так страшно, хоть и все рано жутковато. Змей каменным изваянием застыл у противоположной стены.

А я уж думал, вы не придете…

— Привет! — жизнерадостно сказала Алика.

Сельма поозиралась, но все же сдержанно поздоровалась.

— Прости, что не заходили — мы рыбу чистили…

"А еще пололи огороды, стирали белье, гоняли по двору Гавроша и занимались уймой других крайне неинтересных дел," — мысленно добавила Алика.

Вы-то хоть вообще пришли… А время?.. Время течет для каждого по-своему. Все зависит лишь от системы отсчета…

— Мы за Книгой Истории.

А, да, у вас уже осень… Проходите, — Змей отодвинулся от входа в коридор. — Там, в самом конце… Они прошли мимо Змея, и Алика невольно сжала локоть Сельмы, заметив, как заблестели ее глаза при виде Книги Вечности. Впрочем, у Алики и самой руки так и тянулись к заветному ларцу — схватить бы его и удрать…

Книга Истории была совсем не такая древняя, но тоже давно не молодая. На удивление тонкая — Фрайм, конечно, рассказывал когда-то, что Книга считывает все мысли и чувства человека и хранит их в своей памяти, а не на листах, но этой сказке мало кто придавал значение.

Сельма аккуратно взяла книгу.

Змей ждал их в Зале, свернувшись на полу.

— А на этой книге точно нет никаких заклинаний?..

Есть, конечно. Ее нельзя уничтожить. Она же предназначена для того, чтобы вечно хранить знание… И у нее это неплохо получается.

— А что это тогда за гул? — неожиданно спросила Алика.

— Какой гул?!

Змей насторожился, чуть выпрямился.

Я ничего не слышу.

— Я тоже.

Алика вспомнила змейку. Может, игра воображения?..

— Ну, ладно… Мы тогда пойдем…

Змей рассеянно помахал им вслед кончиком хвоста. Наверное, расстроился, что они так быстро ушли — у него не так уж часто бывают гости.

Они поднимались по ступенькам, а Алика все силилась вспомнить, где она могла слышать такие звуки. И вспомнила. Но только на самой последней ступеньке.

Это была вода. Она сбегала по стенам, полу и потолку, каплями и струйками умножая огромный поток, несущийся все быстрее и быстрее, никого не жалеющий, смывающий все на своем пути…

Алика резко остановилась.

— Это вода.

— Что?.. Где?..

— Вода. Там, внизу. Под каменоломнями огромные озера, наверное, своды не выдержали…

— Ну и ладно. Нас же там уже нет.

Алика и сама не понимала, какое ей дело до подтопленной пещеры.

— Но там есть Змей.

— И что?..

Алика уже не слушала.

Змей… Он же тоже… живой…

— Стой здесь.

Всего четыреста шестнадцать ступенек…

ЦЕЛЫХ четыреста шестнадцать ступенек.

Поток несся и несся вперед, сминая и смывая… пока не столкнулся с ее руками.

Вода стремилась дальше, чтобы замереть и успокоиться. Неужели ты не понимаешь, человек, что не тебе управлять стихией?..

Думай о чем-нибудь хорошем…

От неожиданности она широко распахнула глаза — и увидела Змея, ничком лежащего на земле.

И почувствовала, как безвольно опускаются руки, в лицо летят частые брызги, а за шиворот льется вода…

Она очнулась уже за пределами пещеры, лежа не земле, когда Сельма в очередной раз пыталась влить в нее отвар пустозвона. Голова и правда раскалывалась, да так, что жить не хотелось. Алика поскорее отобрала у нее кружку и жадно напилась сама, обжигая язык и губы.

— Да уж, — задумчиво произнес приятный баритон рядом. — Вообще-то я отлично плаваю…

— Я и не сомневалась, — язвительно ответила Алика, поворачиваясь к Змею… и от неожиданности даже поперхнулась.

Он был совершенно не похож на Аликин рисунок — высокий, худой, белобрысый, с короткой стрижкой и янтарными глазами с вертикальным зрачком без белков.

— Ты умеешь превращаться в человека.

— Конечно, — беззаботно пожал плечами Змей. — Вернее, не совсем. Я не змей, который может стать человеком, а человек, который может стать змеем.

— А почему ты тогда все время Змей?!

— Ну… не все время… Вот, видишь, я человек! И вообще, пей чай.

Алика хлебнула немного пустозвона и наконец почувствовала, что зелье горчит.

— Гадость какая…

— А ты до этого не замечала?..

Сельма с интересом посмотрела на Змея.

— Звать-то тебя как, Змей?..

— Э-э-э… — он задумался. — Ильмиадар Карелло Эраль де Асвен. Можно Ильм.

— Сельма. А вон то зеленое — это Алика…

Алика посмотрела на сестру многообещающим взглядом.

— Не волнуйся, это просто побочный эффект пустозвона…

— Вот спасибо! Сама эту гадость и пей…

Алика запустила кружкой в Сельму, но промазала и попала в змея. Ильм поймал кружку на лету, но с жидкостью не так преуспел и был почетно облит пустозвоном.

Потом они вместе смеялись над обескураженным лицом Ильма, любовались потрясающим закатом, лазили на соседние скалы… опоздали домой…

Ильм приехал в поселок через неделю, трактом, на скромной мышастой кобылке. Не преминул торжественно вручить Алике и Сельме по букетику луговых ромашек и напроситься к Фрайму в гости под предлогом того, что лошадь сломала ногу (нога была совершенно здоровая).

Так, с кружки пустозвона, началась Эпоха Дракона — время, когда не имело никакого значения, человек ты или Змей…

Жаль вот только, что эта Эпоха редко приходит так мирно.

Примечания

Ar'raell'I — легкий бриз (перевод с неовербала).

В данном мире повсеместно принято следующее обозначения судов: красные паруса — промысловые, зеленые — торговые, черные — почтовые, желтые — пассажирские, синие — особых поручений, коричневые — грузовых перевозок. Белыми парусами щеголяют корабли "джентльменов удачи" и военные суда — это позволяет парусникам долго оставаться незамеченными.