/ Language: Русский / Genre:other,

Звезда Человеческого Счастья

Z Катя


Катя Z

Звезда человеческого счастья

Катя Z

Звезда человеческого счастья

Начало. Это слово обрывает то, что всегда было неизвестно или его просто не было. Это слово обрывает Ничто. Смысл его не всегда понятен. Говорят: "То-то и то-то началось, тому-то пришло начало...? Но может быть это существовало уже давно за гранью отсчёта и понимания человека. Итак, начало. У этой истории, которая прокладывает себе долгий путь по страницам этой тетради, нет начала. Вы спросите: "Как так? Не может быть. Почему? Она здесь начинается." То, что здесь написаны буквы и Начало - это видимое. Но всё равно нет Начала и у неё. Всё это произошло как-то совершенно неожиданно. Я же еле успела осознать, что это произошло. Ход вещей не был нарушен действием и жизнь продолжалась. Но их суть стала видна для некоторых людей по-иному...

Итак...

Город шумел. На улицах была суета; прохожие бежали куда-то по своим делам; моторы машин ревели, издавая свои мелодии. Это был день - обычный будний день, в котором не было ничего необычного. Как всегда бывает по будням Катя с подругой отправились в школу. Они увидели опять тоже самое: много ребят, учителей, всё ту же старую оранжевую школу. Ника чувствовала, что Катя была в плохом настроении. Её ничего не удивляло - всё было до жути знакомо. Ника вновь увидела на её груди поцифик и задала себе вопрос, что же всё-таки такое - Жизнь? Её размышления прервал звонок на русский язык. Они зашли в класс, поздоровавшишь с Надеждой Николаевной и, достав из сумок учебник 10 класса, они погрузились в атмосферу школьного дня. Всё как обычно: кого-то вызывали к доске, кто-то что-то читал. Ника иногда поглядывала на Катю. Она как всегда сидела, как-то не понимая, что вокруг делается. Ника прекрасно её понимала - ей всё надоело, может быть , даже и жить. И время тянулось ужасно долго. Тоска. Ника думала: ненавижу школу. Я задыхаюсь в ней морально. Она не дает мне думать о своём. Мой внутренний мир уходит куда-то глубоко в душу. Тонет где-то там. Внутренний голос говорит мне: " Ты должна уйти отсюда живой." И дальше - тишина... Ника вновь приходит в себя, смотрит на часы - ещё целых 30 минут до конца этого адского урока. Ей становится тоскливо, жутко, плохо. Внутри неё пустота...

Внезапно всё как-то остановилось. Ника начала прислушиваться. В коридоре послышался шум бегущих ног и вдруг в кабинет ворвались вооружённые люди в масках. "Да. - Подумала она- Вот до чего я дожила - у меня уже глюки..." Но нет - это материально. Все замерли. Ника начала их рассматривать: униформа зелёного звета, перчатки, высокие кожаные сапоги. "Я их ненавижу, - сказала она себе, - они - Война." Она сжала в кармане поцифик и взглянула на Катю. Она сидела совершенно спокойно и на лище её промелькнуло какое-то подобие улыбки. Ника смотрела только на неё - на других ей плевать. Ей казалось, что она знает её лучше, чем сама она, но Ника ошиблась. В этот миг она себе показалась совершенно чужой. Ей казалось, что она её вообще не знает. Нику удивили не эти двое с оружием, а она, она, которую она знала уже много лет...

Вдруг один из них подошёл к окну напротив их парты и встал рядом с Катериной. Другой, взяв учительницу и подставив дуло пистолета к её голове, что-то говорил. Ника незнала, что - она как в тумане была тогда. Ника вдруг увидела, как Катя вскочила, выхватила из рук человека, который стоял у окна, пистолет и сиганула в окно. Может быть это было совпадением (уж слишком много их было в тот день), но в этот день пришёл повидаться со своими друзьями из 11 класса Сергей - парень, который нравился Кате. Они стояли под окнами русского языка. Когда Катя выпрыгнула из окна, Ника выскочила, сама не знея как из кабинета и кинулась по лестнице вниз - на первый этаж. Она слышала позади себя выстрелы и поэтому бежала, как ошпаренная. Когда она прибежала на то место, где стояла Катя. Она остановилась, и сердце у неё ушло в пятки. Катерина стояла в пистолетом в руке спиной к окну, а из него высунулась рука с пистолетом второго, который бросив учительницу, кинулся к окну. "Положи пистолет, иначе я убью кого-нибудь из твоих друзей", - услышала Ника. Она не отреагировала. Серж с компанией удивлённо смотрели на неё. Все, кто был вместе с ними стояли, как вкопанные. Да, этот день принёс с собой кучу неожиданностей. Ника взглянула на лицо Кати. Оно было ужасно спокойно. Ей стало страшно. Долго ещё она так стояла, и долго ещё человек говорил ей что-то, но она, казалось, ничего не соображала. На её груди весёлым блеском играл, пепеливаясь, поцифик. В кабинете уже кто-то плакал. Кто-то кричал: "Катя, не делай этого, положи оружие!" Но она не слышала этого. Она не думала о тех, кто был сейчас рядом. Внезапно она, крикнув - "Я ненавижу тебя!", - выстрелила в окно. Человек покачнулся и упал на асфальт. Другой, выпрыгнув, схватил пистолет, но Катя, выстрелив первая, ранила и второго. Глаза её расширились от ужаса. Она удивилась сама себе. Так, с оружием в руке, она долго стояла, не могла опомниться. Всё затихло. Послышались звуки сирены и милицейские подбежав к раненым, быстро схватили их. Их шеф подошёл к Кате и, взяв у неё оружие, что-то сказал ей, но она не услышала его слов. Она молча смотрела то на кровавые лужи на асфальте, то на свои руки и ей казалось, что они в крови. Катя медленно сняла с шеи поцифик и крест и бросила их на землю.

В этот момент. С двух сторон показались две лошади - чёрная и белая встали мордами друг против друга именно в том месте, куда упали оба человека. Где-то шумели голоса, крича, что-то вслед животным. Катя со страхом посмотрела на лошадей. "Белая лошадь - это Жизнь, а чёрная Смерть", - сказала она про себя. - Они стоят друг против друга, но кто из них сильней? Неужели моя смерть близка?" Белая кобыла стоит одной ногой над пропастью. Вот Земля - шар, состоящий из множества капель, перетекающих одна в другую. Внутри него какой-то цветной шар всё время вертится, не останавливаясь. Хотела бы я знать, смогу ли я жить дальше?.." Она ещё некоторое время постояла, глядя на лошадей, а когда их хозяева подошли к ним, она рванула отсюда. Она бежала, не зная куда, но прочь от этого места стрельбища. Она думала, что никогда не сможет быть пацифистом, потому что в её сознании ещё гремели те два выстрела. Ей сейчас было жутко одиного. Она хотела умереть, чтобы не видеть всё, что её окружало. Когда она подбежала к своему дому, она остановилась в нерешительности. Она не могла зайти в квартиру и посмотреть маме в глаза. Она стреляла в людей, она - 15-летняя девчонка, которую достали все эти войны и конфликты. "Нет, я не пойду туда. Прости меня, мама, но я не могу..."

Она пошла на автобусную остановку и поехала на Арбат...

Ника видела, как Катя сорвалась с места и побежала прочь, но она почему-то не могла сойти с того места, где стояла до сих пор. Скоро к ней подошли одноклассники и с ужасом стали смотреть на кровавые лужи на асфальте. Они шумели и спрашивали, как это произошло (они были в кабинете и не видели происходящего). Но Ника в забытьи стояла и смотрела в одну точку. Она не понимала Катерину. Ей было странно, что Катя взяла в руки оружие и, пойдя против своих убеждений и позиций, выстрелила из него. Катя казалась ей теперь совсем чужой, незнакомой. Эти две лошади ничуть не удивили её. Они для неё были обычными животными, случайно оказавшимися здесь. "Но как же всё могла так произойти и почему? Неужели Катя простит себе свой поступок. Но, нет. Я знаю, что она будет мучиться из-за этого - бедняжка. Мне хотелось бы знать, что она сейчас чувствует и где она?" Ника вдруг встрепенулась и оглянулась. Вокруг неё суетились ребята. Дирекция школы кричала, что есть мочи, чтобы все ученики покинули пределы школы. Все бежали из неё и отходили на безопасное расстояние. Ника взглянула на Сержа и ей показалось, что он что-то понимал, хотя не знала что. Она вместе с ребятами пошла прочь от школы.

Сержу было 17 лет. После школы он решил отдохнуть годик до армии, а после неё уже поступить куда-нибудь. Он частенько приходил к школе, чтобы поболтать со своими друзьями из 11 класса. Они валяли дурака, как маленькие дети. Впрочем, они ими и были.

В этот день он вновь пришёл к школе. "А, Серж, здорово, как дела?" встретили его друзья. "Да, ничего, прогрессируем потихоньку. Биб-биб", сказал он кому-то пробираясь к Диме. Они заболтались (была длинная перемена). Внезапно они услышали шум в кабинете русского языка и посмотрели наверх. Они увидели, как девчонка выпрыгнула из окна, как она стреляла; видели и другую девчонку, которая стояла недалеко от них. Они были очень удивлены.

Серёжа с волнением наблюдал за Катериной. В нём как-то всё сжалось и содрогнулось. Он побледнел и руки его задрожали. Он ничего не видел перед собой, кроме Катерины. Он вскрикнул, когда увидел этих лошадей. Ему показалось, что это было каким-то знаком...

Когда катя убежала, он медленно подошёл к поцифику с крестом и поднял их. Он долго держал их в руках, глядая на холодный блеск поцифика. Потом он положил их во внутренний карман на груди своей косухи и его сердце быстро забилось. Он встал с колен и подумал: "Где она?". Серж подошел к Нике и спросил: "Ты не знаешь, куда она побежала?" Он слегка покраснел, но тут же справился с собой. "Нет, - как-то резко сказала Ника, - но её нужно найти." Она с нерешительностью посмотрела на Сержа. "Я помогу", - сказал он. Ника обернулась к ребятам и громко сказала: "Пошли искать Катерину." Настя с Наташей быстро подошли к Нике и Ната сказала: "Пошли." К ним подошли Дима, Кирилл и Паша. Кто-то уже успел позвонить и Лёше: он уже был здесь. Вся честная компания пошла домой к Катерине. Узнав, что Катя домой не приходила и не звонила, ребята поехали искать ее по Москве.

Когда они стояли около Катиной двери, Катя была уже на Арбате. У неё было состояние полной отрешённости от мира сего. Она почему-то вспомнила о Курте Кобейне, о Джоне Ленноне, и ей захотелось к ним - туда - в этот мир, где нет ничего, кроме Счастья. Но она была жива, была здесь на Арбате. Катя прошла пол Арбата и села на перрила рядом с магазином "Бублики". Она сидела здесь очень долго, смотря сквозь мир своими карими глазами. Потом вдруг она разрыдалась, говоря себе, что никогда не сможет носить эту "голубиную лапу" в кольце - знак мира. Ей было тоскливо. Ей казалось, что она идёт по краю глубокой пропасти, и камни, крошась под её ногами, падают в пустоту, но она идёт и идёт вперёд - не может остановиться. Она видела позади себя чёрного жеребца, который бежит по пятам за белой кобылой, несущейся к этой пропасти. "Нет, я не хочу умирать! Я хочу жить! Я виновата перед собой, жизнь моя. Я стреляла в плоть и кровь - в человека, но я не хочу умирать. Они умерли, но я не хочу верить в это!" Она упала на колени и разрыдалась.

К ней подошёл молодой человек во всём чёрном. Он сел рядом с ней на одно колено и снял с головы черную шляпу с широкими полями. "Расскажи мне о своей печали", - сказал он ей, нежно кладя свою ладонь на её плечо. Она вздрогнула, и, подняв голову, посмотрела ему в глаза. Ах, какие это были глаза... Они были глубоки и смотрели прямо в душу. В них не было дна, они были безграничны. Голубые-голубые, как луговые незабудки, они светились каким-то лунным светом. Катя долго смотрела в эти глаза и не могла отвести своих. Он улыбнулся ей и сказал: "Я знаю, что ты хочешь знать, кто я. Ну, чтож. Я скажу тебе кто я, но при одном условии - ты не должна будешь говорить обо мне с другими людьми, только с тем, кого ты любишь или полюбишь. Я есть тот, кто спасает души людей от греха. Только не думай, что я человек белой силы. Наоборот - я верю в Люцифера. Моя философия проста: я ищу несчастных людей, и они сами выбирают для себя дальнейший путь: если человек не хочет верить во что-нибудь и смысла жизни для него нет - ну, чтож. Я как приёмник Люцифера заставляю поверить его в дъявола; если человек ещё имеет жизненные силы и ещё способен бороться, то он борется со мной и если он выходит победителем из поединка, то он продолжает жить счастливо, веруя в Христа. Такова моя роль - направлять людей по нужному или необходимому жизне-религиозному пути. Мой путь иной. Мир, в котором я живу, совершенно неясен окружающим. Ну, вот. Теперь скажи мне, как тебя зовут и расскажи о причине своих рыданий."

Он поднялся, подал ей руку, чтобы она встала и, посадив Катю рядом с собой на перрила, начал слушать её. Катя рассказала ему обо всём, что с ней произошло сегодня. Было уже 9 часов вечера, когда она закончила свой рассказ. Он был слегка удивлён её рассказом и, посмотрев на неё сказал ей: "Знаешь, Катерина, я в первый раз слышу такую историю. Обычно мне попадаются люди, которые страдают по пустякам или даже специально придумывают себе печали. Они не видят в происшедшем с ними чего-то особенного, не пытаются проникнуть в суть вещей. Но ты, как я понял, стараешься понять вещи и увидеть их не с той стороны, с какой смотрят на них другие. Ну, так вот, слушай меня. Я расскажу тебе одну историю, которая приведёт тебя к истине. Жил однажды, - начал молодой человек, - один человек. Он был бедным крестьянином. Жена у него умерла и остались двое детей: Люси и Пётр. Ему было очень тяжело справляться ведь он был один. Денег почти не было. Он отчаялся, начинал сомневаться в жизни. И вот однажды он пошёл на берег лесной речушки, возле которой у него был дом. Когда он пришёл на берег, то увидел много народу: бабы и мужики купались в речке. Он скучающим взглядом обвёл весь берег и внезапно увидел в волнах белую кобылу. Он крикнул: "Смотрите, лошадь бежит по волнам!". Люди оглянулись, но никто ничего не увидел и его посчитали сумасшедшим. Он был обижен и разочарован в людях. Но он уверовал в белую кобылу, бегущую по волнам и назвал её Жизнью. Однажды на село, где жили эти люди налетел ураган и начал сносить дома, и мужик, выйдя на улицу, сказал: "Жизнь, спаси моих детей от смерти и людей не убивай. Улетел тогда ураган и в нём Жизнь мужика. Он долго стоял, провожал глазами свою белую кобылу. Люди остались живы. И долго ещё с тех пор люди говорили с благодарной памятью о мужике. Такая вот история. Видишь, как получилось: человек поверил в жизнь сам и своей верой заставил поверить в неё своих ближних. Может, ты слишком испугалась того, что стреляла в людей, но ведь они нарушили драгоценный жизненный покой. Да, ты права эти лошади - Жизнь и Смерть. Ты сможешь жить, если поверишь в жизнь, а если нет - тебя ждёт или Смерть или вера в дъявола. Мы ещё увидимся. До свидания." Молодой человек в чёрном встал и быстрыми шагами, легко, словно летя, пошёл. Катя долго смотрела ему вслед и потом ещё долго сидела, размышляя об истории про мужика. "Да, я сделаю это. Я сделаю это, Князь Смерти. Поверь мне, я поверю в Жизнь." Она встала и пошла по Арбату.

Увидев двух лошадей: чёрную и белую, она подошла к ним и , погладив обеих по холкам, она сказала вслух: "Ты белая кобыла - моя Жизнь, а ты чёрный жеребец - моя Смерть." Она улыбнулась и пошла к метро "Смоленская". Хозяйки лошадей посмотрели на неё с удивлением, но ей было всё равно. Она сказала себе: "Жизнь." Ей больше ничего не надо было.

Было уже 11 часов, когда ребята пришли домой. Катерину они не нашли и у каждого на душе было не спокойно. Когда Ника позвонила ей домой и ей сказали, что Кати ещё нет (Мама Кати ужасно волновалась), Ника ужаснулась. "Где же она может быть?" Она набрала номер Сергея и позвала его к телефону: "Серёж, её нет дома." "Что, её нет дома. Нет, это не может быть. Но в конце концов где же она может быть? Спасибо тебе, Ник. Прощай." - Серж положил трубку. Ника поняла, что Серж был расстроен этим известием...

Серёжа не спал всю ночь. Он всё сидел и думал о Кате. "Я до сих пор не знал её. Но вот я узнал о ней то, что никогда не может быть с другими людьми. Боже, как же она не похожа на других девчонок. Катя, Катя, где же ты?"

Мама озванивала все больницы и морги и другие заведения...

Вдруг посреди ночи раздался звонок по телефону в Катиной квартире и мама бросилась к телефону: "Мама, я жива. Со мной всё в порядке. Прощай." "Катя, Катька, не клади трубку. Где ты, скажи, не клади...", но в трубке уже раздавались "и-и-и-пи-пи-и-и-и..." Катина мама разрыдалась и отец попытался ее успокоить.

Прошла ночь. Рано утром ребята вновь собрались и поехали на Арбат. Там им хозяйки лошадей сказали, что видели Катю и рассказали о её странном поведении... Серж сорвался с места и побежал вперёд. Все побежали за ним. Они дошли до "Смоленской". Стоя здесь в нерешительности, они не могли ничего решить. Так они несколько дней скитались по Москве, спрашивая на вокзалах о Кате. Но никто ничего не знал о ней.

Катя войдя в метро, поехала на вокзал и поехала в подмосковный город. Она ехала часа два на поезде и, выйдя из него, увидела очень симпатичную местность. Конец железнодорожного пути упирался в дамбу, поросшую молодыми берёзками. По бокам дороги росли ели и сосны, а внизу бархатным ковром разрослась трава. За деревьями виднелось шоссе, а за шоссе стояли маленькие кирпичные домики. Здесь было очень уютно, и Катя пошла по первой, попавшейся ей дорожке в сам город. Город был похож на любой провинциальный городок, как то: Фрязино или Подлипки. Было уже очень поздно, потому что светила Луна. Катя походила немного по городу и, устав, присела под большим дубом, росшим на одной из площадей.

Так она сидела довольно-таки долго, пока мимо проходящая женщина вдруг спросила её: "Девочка, почему ты в такое позднее время не дома? Родители наверно волнуются." Катя ей ответила: "Я из Москвы, а родителям я позвонила и сказала, что я уеду." Женщина удивилась и спросила: "А у тебя есть здесь родственники или знакомые?" "Нет, я просто приехала погулять и подумать о жизни." "Значит, философ. - Сказала женщина, улыбаясь. - Тогда пошли ко мне, раз тебе негде ночевать. Я как раз испекла торт. Ко мне дочь с внуком приедут завтра. А как тебя зовут?" "Катя." "Ну, чтож очень приятно. Будем знакомы. Меня зовут Марья Михайловна."

Катя пошла вместе с женщиной, и скоро они пришли к ней домой. Квартира Марьи Михайловны была очень уютная и чистая. Кате здесь очень понравилось. Она помогла разгрузить сумки с продуктами и легла спать на постеленную ей кровать. Она долго не могла заснуть, думала о будущем, о знакомых, о родителях. Она сказала Марье Михайловне свой телефон и та позвонила в Москву родителям и как-то успокоила их, и мама Кати успокоилась, узнав, что с дочерью всё в порядке. Она попросила её к телефону, но Катя сказала, что сейчас не в состоянии разговаривать с ней. Об этом и думала Катя, но потом заснула. На следующий день приехали дочь Марьи Михайловны и внук - 12-летнй парень. Катя хорошо с ним сладила, помогала ему делать уроки. Так продолжалось несколько дней. Мама её звонила и просила, чтобы Катя возвращалась. На 7-ой день попрощалась с Марьей Михайловной и родственниками и, походив ещё по городу, села на Московскую электричку. Она приехала в Москву в 4 часа дня и поехала на Арбат. Та она опять посидела какое-то время, познакомилась с несколькими людьми и, наконец, поехала домой. Проходя мимо школы, Катя остановилась около того окна, из которого спрыгнула неделю назад. В её голове те события ещё не совсем улеглись, но теперь она спокойно вспоминала всё это. Когда встала и хотела идти к дому, она встретила ребят, которые всё время звонили ей домой, волнуясь за неё. Первой её заметила Ника. Она шла впереди всех, думая о чём-то своём. Она как-то случайно взглянула на Катю и резко остановилась: "Катя это ты?" нерешительно сказала она. Все мигом остановились. Долго они стояли и смотрели на неё. Серёжа дольше всех стоял молча. Он не мог ничего сказать, потому что слишком долго не видел Катю и долго мучился по этому поводу. Катя, несмотря на то, что жила в доме, и её кормили, сильно похудела, потому что она не хотела, как говорят "объедать" незнакомый ей дом. Но одно осталось в ней прежнее - её глаза, вечно какие-то светлые, лучистые, смотрящие в душу. Они уже хотели подойти ближе и заговорить с ней о том, где она была и почему её не было так долго, но вдруг сзади послышался лошадиный топот и, оглянувшись, они увидели красивого вороного конягу, на котором сидел человек весь в чёрном. С другой стороны навстречу ему бежала белая лошадь. Ребята удивлённо смотрели на чёрного человека. Серж немного отошёл от ребят и встал в стороне, смотря то на Катю, то на Чёрного незнакомца. В его душе в тот момент была пустота и ничего больше. Он не мог ни думать, не смотреть по сторонам. Он видел только их двоих...

Катя слегка улыбнулась, глядя на своего знакомца с Арбата (это был именно он). Она уверенно смотрела в его голубые глаза, не опуская своих (прямо как тогда, когда она встретила его впервые). "Ну, вот, - сказал он, - вот мы и опять встретились, как я тебе сказал. Наш поединок окончился моим поражением, чему я искренне рад. Ты победила Смерть и веру в дъявола. Христос остался для тебя отцом навеки. Ну, чтож. Храм Люцифера никогда не откроет перед тобой свои двери, но ты можешь прийти на кладбище его и посидеть там в тиши замогильной мглы. Двери его будут закрыты, никто не выйдет из них, оглашая воздух шорохом шагов. Твоя тропа к этому Храму зарастёт и ты не сможешь найти её снова. Живи и будь творцом светлых дней. Будь поцифистом, ибо ты всегда, во всю свою жизнь боролась со злом и тьмой, увидив в них дъявола. На, возьми кольцо, которое всегда будет напоминать тебе обо мне и о том храме. Мы будем видется с тобой. Я говорю тебе - живи и пусть твоя Жизнь несёт тебя по просторам мироздания. А теперь мне пора. До встречи." Он ударил шпорами свого коня и умчался вдаль. Ребята с удивлением смотрели на Катю, которая гладя вдаль, улыбалась. "Я поняла тебя, Князь Смерти. Я поняла." Она подошла к белой кобыле, села на неё и только тогда заговорила с компанией: "Всё это время я видела свою жизнь и в ней всех вас. Я познала то, что никогда ещё не испытывала - что такое по-настоящему жизнь." Серж подошёл к ней протянув ей поцифик, сказал: "На, возьми. Я хранил его у себя." Катя улыбнулась и сказала: "Нет, оставь его себе. Я в душе творю мир, а он... Да, оставь его у себя. Пусть он будет твоим." Она взглянула на перстень, блестевший на её пальце. "Это главное.", - сказала она и медленно направилась домой.

Прошло немного времени. Однажды Серж зашёл в класс, где учились Ника и Катерина. Кати ещё не было. Она опаздывала. Она встретился глазами с Никой и слегка ей улыбнулся. Ника кивнула. Вдруг открылась дверь и вошла Катя. "Здравствуйте, извините за опаздание, меня задержала Жизнь." - она кивнула на окно. Серж оглянулся и увидел за окном ту белую лошадь, которую уже видел две недели назад. Прошёл школьный день, и Катя с Никой пошли домой. Катя вышла во двор, где стояла лошадь и подошла к ней, разогнав малышню, стоявшую вокруг кобылы. Она хотела уже идти, как вдруг к ней подошёл Серж. "Катя, кто Он?" Она долго смотрела на него и потом сказала: "Прости, но я не могу тебе этого сказать. Это моя тайна. Хотя я...." "Кать, я... , - он на мгновенье запнулся, но тут же сказал, - я люблю тебя." Катя слегка покраснела, но потом, справившись с собой, сказала: "Он - это человек, вылечивающий душевные раны. Тебе мне было велено судьбой сказать это, потому что ты тот человек, кого я люблю." Она спокойно смотрела на него. Он сжал её руку в своей и, обняв Катю, поцеловал её. "Она - моя Жизнь, сказала она Сержу, указывая на белую кобылу. - Она теперь твоя..."

Однако тот, кто познает свою жизнь счастлив вдвойне. Смысл его существования есть счастье жизни. Хотелось бы, чтобы люди все были счастливы и в их жизни были бы целомудренные мысли и поступки, которые приводили бы их ко благу. Пусть вечно горит звезда человеческого счастья.