/ Language: Русский / Genre:child_det / Series: Приключения Мишеля Терэ

Мишель и китайская ваза

Жорж Байяр


Мишель и китайская ваза

1

— Ну что, Мишель, все? Ты получил свою вазу?

Ив Терэ, мальчик лет десяти, потянул старшего брата за руку.

Пока нет.

Как же долго! — вздохнула Мари-Франс — сестра-двойняшка Ива. — Ну где этот противный старьевщик?

Где-то там, — устало ответил Мишель Терэ и махнул рукой в сторону завалов пыльной мебели, которой была забита лавка.

Мишель, Ив, Мари-Франс и их кузен Даниель ждали, когда старьевщик вынесет их покупку. Если старшие — Мишель и Даниель — относились к медлительности торговца довольно-таки спокойно, то младшие не находили себе места. В одинаковых джинсах и черно-белых тельняшках, оба усыпанные веснушками, близнецы отличались лишь прическами — Мари-Франс носила две маленькие косички.

Ив, наморщив лоб и склонив голову набок, как птичка, тяжело вздохнул.

— Ну сколько нам еще здесь торчать?! Я такие штуки видел, совсем рядом… Барабаны и ружья времен Наполеона и даже еще старше!

Старшие обменялись ироническими взглядами, и Мишель положил младшему брату руку на плечо.

— Ну ладно, Ив, беги! Беги скорей! И если откопаешь первобытное каменное ружье — не сомневайся, бери за любые деньги!

Мари-Франс звонко рассмеялась. Ив пожал плечами и бросил на старших взгляд, полный упрека. Внезапно он развернулся и молча потащил за собой сестру через толпу зевак, бродивших по аллеям парижского Блошиного рынка.

— Обиделся парень, — отметил Даниель; в свои пятнадцать лет он еще не успел так заметно вытянуться, как его кузен.

Мишель молча улыбнулся. Он небрежно уселся на угол письменного стела из полированного красного дерева эпохи ампир и стал разглядывать окружающие его шкафы и кресла.

Мне уже это начинает надоедать! — сказал он чуть погодя.

Минуточку! — отозвался Даниель. — Ты сам виноват! Забрал бы эту чертову вазу сразу, в прошлое воскресенье, — не пришлось бы теперь возвращаться!

Мишель поднялся.

— Извини, старина, но, по-моему, ты что-то путаешь!

Ты же так хотел попасть на эти дурацкие соревнования моторных лодок, мы там проторчали целую неделю! И я что, должен был таскаться с вазой по всем набережным Сены?

К тому же ты прекрасно знаешь — торговец обещал ее доставить!

Даниель пожал плечами и усмехнулся.

— О чем ты говоришь! Доставить на дом вазу за пять франков? Могу поспорить, что твой мсье Дюкофр даже пальцем бы не шевельнул ради такой мелочи!

Дискуссия была прервана шумом, сравнимым разве что с грохотом рассыпавшейся груды пустых бутылок. Воцарившуюся тишину нарушил гневный возглас:

— Черт бы все это драл!

Поднялось облако пыли, и из глубины лавки показался торговец. Это был полный мужчина маленького роста с красным лицом; в своей морской фуражке он выглядел довольно-таки нелепо. Блуза из серой ткани подчеркивала необычность его головного убора.

Старьевщик пыхтел как тюлень, с трудом протискиваясь между мебелью. Обеими руками он прижимал к груди коробку, из которой торчали горлышки ваз, подсвечники и пара щипцов.

— Вот. Это все, что я смог найти! — сказал он, опустив свою ношу на стол из красного дерева.

Мишель быстро осмотрел содержимое коробки.

— Но… здесь нет той вазы, что я купил у вас в прошлое воскресенье! — возмутился он.

Дюкофр всплеснул руками.

Да знаю я, черт побери! Вы что же думаете, мне доставило удовольствие перевернуть весь магазин вверх дном из-за какой-то пятифранковой мелочевки? Ну что делать — не нашел я вашей вазы!

Вы же обещали мне ее доставить! — настаивал Мишель.

Старьевщик вытер пот со лба, сдвинув фуражку на затылок.

— Обещал, обещал… конечно, обещал! Но на прошлой неделе я не попал в ваш район!.. Послушайте, ваза — это всего лишь ваза, ведь так? Я даю вам три вазы — вот они перед вами в коробке — вместо той и за те же деньги! Посмотрите!

Они тоже красивые, не правда ли?

Мишель и Даниель с недовольным видом разглядывали эти вазы странной формы, скорее похожие на пустые бутылки.

— Они меня не интересуют, — заявил Мишель. — Мне нравилась та!

На лице торговца отразилось такое негодование, как будто он сделал эти вазы своими руками, а какой-то случайный клиент осмелился отрицать их явные достоинства.

— Они подлинные! — заверил продавец. — Слово Дюкофра — я получил их из первых рук, из краеведческого музея!

Так что вы неправы!

Тон торговца придал разговору оттенок спора, что привлекло внимание нескольких зевак. Один из них, азиатского типа, казалось, был весьма увлечен разговором. Заметив это, Дюкофр изобразил особую «коммерческую» улыбку.

— Я буду к вашим услугам, мсье, — сказал он, — как только закончу с этими молодыми людьми… Итак, да или нет?.. — Но, едва задав этот вопрос, Дюкофр издал вдруг истошный вопль: — Ах я болван! Одну минуту, молодые люди, я сейчас!

Мишель и Даниель, совершенно сбитые с толку, наблюдали, как торговец поспешно оставил свою лавку и бросился к выходу. Он отсутствовал минут пять, после чего вернулся еще более раскрасневшимся и запыхавшимся, размахивая, словно трофеем, продолговатым свертком.

— Как же я мог забыть! — воскликнул он. — Она была в моем грузовичке, ведь я должен был вам ее доставить!

Признаю, мне эта ваза тоже больше нравится… Еще ни разу торговый дом Дюкофра не разочаровал клиента! Вот, молодой человек, ваша драгоценная ваза. И поверьте мне, вы заключили стоящую сделку!

Мишель развернул сверток и убедился, что на этот раз ваза действительно его. Это была хрустальная ваза с основанием из массивного олова, ее украшала гравировка — рыба с топорщащейся чешуей и разинутой пастью. Мишель с довольным видом сунул покупку под мышку.

Спасибо, мсье, до свидания!

До свидания, — пробормотал старьевщик.

Теперь он повернулся к подошедшему азиату; тот между тем не сводил глаз с Мишеля.

— Ну вот, мсье, я весь к вашим услугам! Если я не ошибаюсь, вы тоже пришли ко мне за вазой?

Азиат повернулся и указал на одну из ваз в коробке.

— Заверните мне вот эту, — сказал он. — И поскорее — я спешу!

Даниель и Мишель отправились на поиски близнецов: перед лавкой с наполеоновскими реликвиями их уже не было.

Куда же они подевались? — недоумевал Мишель.

Они должны были пойти по правой стороне, — отозвался Даниель. — Надо поскорее их догнать.

Двоюродные братья направились по узкой аллее Блошиного рынка в сторону его продолжения, известного под названием «Рынок Бирон». Эта аллея огибала рынок, и здесь лавки располагались только по одну сторону. Всевозможное оружие, устаревшие музыкальные инструменты соседствовали с хвостатыми шлемами, доспехами и латами, старинными фонарями и люстрами с хрустальными подвесками. Этажерки с книгами в переплетах из темной кожи возвышались среди ящиков с вином и пирамид из музыкальных шкатулок.

— Прямо как в сказке, — прошептал Даниель. — Представляю, в каком восторге Ив и Мари-Франс!

Наконец ребята заметили светловолосые головки близнецов: те разглядывали какой-то африканский меч с устрашающим клинком. Кузены некоторое время наблюдали за младшими издалека — они были такие хорошенькие, раскрасневшиеся от переполнявшего их любопытства, что даже самые угрюмые продавцы не могли сдержать улыбку, слушая их рассуждения. Щеки Мари-Франс просто пылали.

— Смотри-ка, Дюкофру удалось избавиться еще от одной из своих ваз, — заметил Даниель, обнаружив неподалеку азиата с таким же, как у них, свертком.

Но Мишель не отреагировал на это замечание. Он стоял возле витрины с морскими принадлежностями, украшенной зелеными и красными позиционными огнями. Массивные медные иллюминаторы и аварийные лампы соседствовали с изящными коробочками из ценных пород дерева, в которых помещались хронометры, секстанты и компасы.

Даниель присоединился к кузену. Мишель пытался разобрать мелкую надпись на медной пластинке, прикрепленной к крышке одной из коробок.

«Собственность капитана Ле Мерье», — прочел он наконец. — Даниель, ты видел когда-нибудь морские хронометры? Надо же, никогда бы не подумал, что они такие огромные!

Да, я тоже очень удивился! Но почему их по два в каждой коробке?

Наверное, один запасной.

А может, один из них устанавливается по Гринвичу, а другой — по местному времени?

Мишель задумался.

Может быть, ты и прав, но я думаю, что оба настраивались одинаково, а время вычислялось среднее — чтобы уменьшить погрешность.

Смотри-ка, здесь и секстант есть… до чего же сложная штука!

Вовсе нет, — возразил Мишель. — Видишь зеркало? С его помощью «ловят» горизонт… и линза для того же…

Мишель взял в руки секстант и стал демонстрировать его работу кузену. Сверток с вазой ему мешал, и он положил его на стол с хронометрами, а секстант поднес к глазам. Мальчик настраивал окуляр до тех пор, пока к ним вихрем не подлетели близнецы — им не терпелось узнать, что же там делает Мишель. При этом Мари-Франс случайно толкнула какого-то прохожего, стоявшего за спиной их брата, да так, что тот даже выронил свой сверток.

— О! Извините, мсье! — воскликнула Мари-Франс, поймав сверток на лету.

Прохожий грубо выхватил свой пакет из рук девочки и, пробормотав несколько не слишком любезных слов, поспешил удалиться.

Ты чуть не вызвала дипломатический скандал! — усмехнулся Даниель.

Дипломатический скандал? — удивился Мишель. — С кем это?

Да с китайцем… ну, с тем, что тоже купил вазу у Дюкофра, — объяснил Даниель.

Китаец?.. С чего ты взял? Раз азиат — значит, китаец, так, что ли?

Нет, это точно не он! — вмешался Ив, который что-то слишком уж сильно волновался по такому незначительному поводу. — Я хорошо разглядел того, что стоял рядом с нами у старьевщика.

В первый момент Мишель был озадачен излишней горячностью своего младшего брата, но потом просто пожал плечами.

— Ты в своем уме, Ив? — поинтересовался он. — Честное слово, по-моему, тебе просто голову напекло!

Ив надул губы. Даниель догадался, что мальчик все еще помнит шутку Мишеля у лавки Дюкофра. Ему, конечно же, хотелось хоть чуть-чуть отыграться перед старшими.

Мишель погладил младшего брата по голове и взъерошил ему волосы.

Разумеется, ты прав, малыш! Это действительно не тот же самый человек, — сказал он снисходительно.

Ну уж нет! — возразила Мари-Франс, наконец дождавшаяся своего часа. — Это именно тот! Вы же видели, что он нес такой же пакет, как наш! Вот так!

Ив хорошо знал, что если Мари-Франс сказала «вот так!», то продолжать спор бесполезно. Однако последние слова сестрёнки несколько насторожили Мишеля, и он быстро вскрыл пакет. Вид грозной рыбы с разинутой пастью успокоил мальчика, и он снова запечатал сверток.

Что ты там рассматриваешь? — заинтересовался Даниель.

Кто знает, старина! Этот человек мог по ошибке взять не свой сверток. Не хватало мне только притащить домой одну из тех уродин!

Глупости! Я поймала его пакет и отдала ему в руки! Разговор был прерван появлением продавца.

Желаете что-нибудь приобрести, молодые люди?

Гм… нет мсье, мы просто смотрим.

Старайтесь «смотреть» без рук, — пошутил продавец. — Эти вещи старинные и очень хрупкие. Естественно, все они подлинные.

Подлинные? — как эхо повторил Мишель, с трудом сдерживая смех. — Это самое распространенное слово на Блошином рынке.

Вся компания двинулась вдоль аллеи. Приходилось останавливаться у каждой витрины, чтобы удовлетворить любопытство Ива и Мари-Франс, — ведь они попали сюда впервые. Только в половине двенадцатого наша четверка вышла наконец с рынка Бирон на улицу Розье.

Близнецы с сожалением покидали этот рай. Остановившись на обочине, они, по своему обыкновению, стали перешептываться между собой, На углу улицы Розье, на первом этаже одного из домов, виднелись ярко-желтые вывески ресторана: «Бифштекс с жареной картошкой», «Сосиски с жареной картошкой», «Ветчина с жареной картошкой», — и другие аппетитные блюда для спешащих туристов и не слишком обеспеченных горожан.

Похоже, Мари-Франс что-то неожиданно взбрело в голову. Она решительно направилась к Мишелю и встала перед ним как вкопанная.

— Слушай, Мишель! Хочешь сделать мне приятное?

Это зависит от того, что ты задумала.

Мы с Ивом хотим сосисок с жареной картошкой! Смотри, вон там продают!

Да… сосиски… с жареной картошкой… Что ты об этом думаешь, Даниель? — спросил Мишель с таким значительным видом, как будто им предстояло принять решение чрезвычайной важности.

Как тебе сказать… Я думаю, что это вполне своевременная мысль.

Во всяком случае, мама не требует, чтобы мы обязательно возвращались домой к обеду, и я не вижу ничего плохого в том, чтобы съесть по сосиске… Ну ладно, Мари-Франс, твое предложение принято единогласно. Мы идем есть сосиски с жареной картошкой!

И с горчицей? — уточнил Ив.

С целой тонной горчицы, малыш! — успокоил его Даниель.

Хотя Ив терпеть не мог, когда его называли «малышом», но приятнейшая перспектива близкого обеда отбила у него всякую охоту возмущаться.

— Ну что ж, тогда вперед! — скомандовал Мишель. — К ресторану! Раз-два, раз-два!

Они устроились под зонтиком вокруг стола размером не больше автомобильного руля и заказали четыре порции сосисок с жареной картошкой.

Ив и Мари-Франс не скрывали своей наивной радости. Они впервые обедали в ресторане; мало того, они еще и впервые были в Париже. Эта прогулка по Блошиному рынку оказалась неизмеримо интереснее всего того, что они могли увидеть, гуляя по столице с мамой.

Разноцветные зонтики над каждым столиком немного ослабляли жаркое июльское солнце. Кругом сидели красные и потные туристы с большими кружками пива.

— Как вы думаете, он о нас не забыл? — спросил Ив, не сводя глаз с проворного официанта.

Наконец четыре тарелки перекочевали с подноса на стол. Минеральная вода соблазнительно пузырилась, пока официант, не выпуская подноса из рук, ловко открывал бутылку, зажав ее коленями.

Добрых десять минут ребята не проронили ни слова. Эта еда на свежем воздухе была великолепна: картошка хрустела, сосиски оказались просто восхитительными на вкус… Ив и Мари-Франс ссорились, таская друг у друга картошку; их возня прерывалась взрывами смеха.

Мишель и Даниель снисходительно наблюдали за происходящим, даже не пытаясь призвать «младших» к порядку.

Наконец Мишель подозвал официанта и расплатился. Мари-Франс и Ив просили еще и мороженого, но Мишель посчитал, что, после большой порции жареной картошки и двух сосисок, мороженое могло привести к неприятным последствиям.

Вдруг Мишель вздрогнул. Что-то скользнуло вдоль его ноги… Он быстро наклонился и увидел странную картину: за его стулом ползал на четвереньках мальчик лет десяти, пытаясь завладеть пакетом, который Мишель, придя в ресторан, положил на пол у своих ног. Мишель живо схватил мальчугана за руку и встал.

— Что это ты там делаешь? — сурово спросил Мишель.

Мальчик опустил голову и испуганно молчал. Только через минуту ребята заметили у него в руках другой пакет — в такой же бумаге, как их собственный; этот сверток мальчик и пытался засунуть под стул.

— Я ничего не сделал, отпустите меня! — повторял малыш, пытаясь вырваться.

Мишель понял, что в ресторане им оставаться не стоит: посетители и так уже бросали на их столик неодобрительные взгляды. Схватив пленника за руку, мальчик потащил его подальше от посторонних глаз. По дороге близнецы постоянно задавали вопросы, на которые никто не знал ответа. Оказавшись на более или менее пустынной улочке, Мишель остановился.

Что происходит? — спросил Даниель.

А вот сейчас нам этот господин все объяснит, — угрожающе отозвался Мишель.

Я ничего не сделал! — повторял мальчонка. Он был очень бедно одет, волосы всклокочены, а руки и ноги оказались весьма сомнительной чистоты.

Прежде всего скажи, кто дал тебе этот сверток. Ты ведь пытался подсунуть его под стул и подменить мой, так было дело?

Нет! Я потерял деньги и искал их!

Даниель, открой, пожалуйста, его пакет. Готов поспорить, что там ваза Дюкофра!

И в самом деле, в пакете оказалось одно из тех уродливых изделий, которые Дюкофр пытался навязать Мишелю.

Ну, что я говорил? Все точно!

Ну и что это означает? Этот китаец…

Точно! — воскликнула Мари-Франс — Я узнала сверток! Это тот же самый!

Мишель жестом прервал спор и слегка встряхнул руку своего пленника.

— Ладно, слушай меня внимательно, — сказал он сухо. — Я не собираюсь здесь торчать до бесконечности: или ты нам сейчас же скажешь, кто тебя подослал стащить мой пакет, или отправишься в полицию. Там с тобой живо разберутся!

Понял?

Мальчишка упрямо молчал, но его взгляд ясно показывал, что он ждет только подходящего момента, чтобы вырваться и удрать.

— Ведь это китаец дал тебе такое задание, так? — не отставал Мишель.

Мальчонка в конце концов сдался и утвердительно кивнул головой.

А ему ты должен был отдать мой?

Да..

Где?

Мальчик хотел было уклониться от ответа, но передумал.

— У рынка Бирон, на входе… Он дал мне новенький франк… и обещал еще один, когда я принесу сверток!

Мишель взглянул на Даниеля, затем снова повернулся к виновнику происшествия.

— Ну хорошо, пошли! Мы найдем этого китайца. Ты покажешь, где он тебя ждет!

Ребята направились к рынку Бирон. Подойдя к улице Розье, Мишель остановился.

— Если мы будем передвигаться такой толпой, то не сможем застать его врасплох. Даниель, Ив и Мари-Франс пойдут по наружной дорожке, за оградой, а мы с этим молодцем зайдем на территорию рынка. Глядите в оба!

Не выпуская «молодца» из рук, Мишель протискивался между прилавками, расталкивая прохожих и вызывая всеобщее неудовольствие. Он изо всех сил пытался понять, почему этот таинственный китаец (если он действительно китаец) так интересуется его вазой. А главное, почему он не попытался просто ее купить?

«У него было время разглядеть вазу, пока я ее распаковывал, — думал Мишель. — И для чего, интересно, он купил ту уродину?..»

— Это здесь! — Мальчик остановился на подходе к широкой аллее Мишле.

Никого нет! Может, ты все наврал? Подошел Даниель с близнецами.

Ну? — спросила Мари-Франс.

Ничего, а у вас?

То же самое, — ответил Даниель. — Или этот молодец нам наврал, или китаец наблюдал за ним издалека и, увидев, что ничего не вышло, скрылся.

Я не врал! — возмутился мальчик. — Он ведь обещал мне еще франк…

Мишель верил в его искренность.

— Ну что ж, ладно! Можешь идти. И постарайся больше мне не попадаться.

Мальчик не заставил себя упрашивать и рванул с места, прижимая к груди пакет с вазой. Оказавшись на безопасном расстоянии, он остановился и показал своим преследователям нос.

Вот увидите — все это неспроста! Какой-то китаец пытается похитить у нас бесценную вазу… которую спокойно мог купить за пять франков!

Бесценную — это сильно сказано, — возразил Мишель. — Знаешь, старина, я кое-что об этом читал: времена сенсационных открытий на Блошином рынке давно прошли. Торговцы глядят в оба!

А кстати… не исключено, что наш китаец еще бродит где-то рядом… — заметил Даниель. — Мы могли бы потребовать у него объяснений.

Думаю, что это бесполезно… Впрочем, попытаться можно. На этот раз расходиться не будем, и не спускайте глаз с прохожих!

Они снова обошли рынок Бирон, но не обнаружили никого, кто хоть немного напоминал бы китайца — любителя ваз.

Раздумывая над тем, как провести остаток дня, Мишель решил сначала занести покупку домой, а там будет видно.

По дороге домой, на улице и в метро, они не заметили ни одного подозрительного силуэта.

«Может быть, это просто любитель искусства? — думал Мишель. — Что ж, посмотрим!.. Не сомневаюсь — он скоро появится!»

2

Они вышли из метро на станции «Порт Дофин», так и не встретив таинственного азиата. После удушливой атмосферы блошиного рынка ребята с удовольствием вдыхали свежий лесной воздух — ведь они проводили каникулы в районе Булонского леса.

Коллега мсье Терэ, уезжая за границу, предложил свою двухэтажную виллу в Булонском лесу ему и его семье. Кроме того, мсье Терэ получил в свое распоряжение городскую лабораторию для исследований — она была оснащена намного лучше, чем в Корби, где жила семья Мишеля.

Это предложение устраивало всех. Мадам Терэ могла побегать по магазинам и обновить гардероб членов семьи к предстоящей зиме. Дети, кроме обычных игр в Булонском лесу (что очень напоминало их времяпрепровождение в парке «Маргийери» в Корби), могли довольно свободно побродить по Парижу и поиграть в туристов.

Оказавшись за чугунной оградой виллы, наши герои тут же забыли и о китайце, и о вазе. На улице было пусто: все устремились в лес.

Издалека, с ипподрома, доносились возгласы любителей скачек.

Мишель и Даниель уже шли по центральной аллее, когда раздался возглас Мари-Франс.

— Вот он! — Ив энергично махал руками, подзывая старших. — Китаец!.. Он только что свернул за угол!

Ребята дружно сорвались с места. Надо же было в конце концов выяснить, в чем дело! Может быть, если застигнуть этого человека врасплох, с ним удастся объясниться?..

Но, добежав до угла улицы, Даниель и Мишель остановились: там никого не было, кроме одинокого прохожего, чей вид ничем не напоминал таинственного азиата.

Для полной уверенности Мишель прошелся рядом с незнакомцем, затем развернулся и прекратил наблюдение: этот краснолицый блондин совсем не был похож на китайца!

Теперь Мишель спокойно догнал остальных, и ребята все вместе направились к дому.

У вас обоих галлюцинации! — проворчал он, обращаясь к близнецам.

Ты нам никогда не веришь! — возразила Мари-Франс. — А между прочим, я его хорошо разглядела!

Я его тоже видел! Вот как тебя! Он завернул за угол и шел вдоль стены, а когда увидел, куда мы зашли, — тут же сбежал, — добавил Ив недовольным тоном.

Мишель задумался. Его смущало единодушие близнецов.

— В таком случае этот молодец должен быть чемпионом по бегу, — сказал он. — Я не представляю, куда он мог деться с этой улицы — разве что раствориться в воздухе.

На прощание Мишель в последний раз посмотрел на блондина и ускорил шаг.

Может, ты нам все-таки покажешь эту вазу? — спросила Мари-Франс.

Ну конечно, малышка! Любуйтесь!

Мишель проворно сорвал бумажную упаковку, и хрусталь волшебно заискрился на солнце. Форма вазы не отличалась оригинальностью, только ножка представляла собой серый металлический цоколь, возможно, из массивного олова. Сбоку на переливающемся хрустале была выгравирована великолепная китайская рыба с ужасной разинутой пастью и двумя рядами острых зубов.

У-у-у… Какое страшилище! — воскликнула Мари-Франс. — Я теперь не засну!

Это точно, — подхватил Ив. — Зачем ты ее купил, Мишель?

Чтобы вручить Софи — дочери наших хозяев. Мама сказала, что собирается подарить ее родителям что-нибудь для дома в благодарность за гостеприимство, ну а мы порадуем Софи вазой.

— Вот и хорошо, что ты даришь ее Софи, — очень серьезно сказала Мари-Франс. — Потому что я ее боюсь!

— Держи ее в своей комнате, — попросил Ив.

Мишель рассмеялся.

Ладно уж! Вы оба известные трусы! Успокойтесь молодые люди, мы оставим этот кошмар у себя. Как ты думаешь, нам не будет страшно, Даниель?

Нисколько! — заверил Даниель.

Мишель понес вазу в их с Даниелем комнату, а близнецы отправились в свою.

Как ты думаешь, Мишель действительно считает нас трусами? — спросил Ив через минуту.

Подумаешь! Как-то раз он сам сказал, что мы храбрецы! Так оно и есть, правда ведь?

Ив с удовольствием согласился и, прежде чем улечься, привел тому множество доказательств.

* * *

Следующим утром Мишель и Даниель, как обычно, делал парке зарядку. На соседнем дереве выводил свои трели дрозд, в безоблачном голубом небе уже вовсю сияло летнее солнце. Ребятам даже не верилось, что они в Париже: шум мотора мусороуборочной машины и скрежет выгружаемых контейнеров еще не потревожил утренней тишины.

Знаешь, о чем я думаю? — неожиданно спросил Мишель.

Конечно, китайской рыбе!

Ничего себе! А как ты догадался?

Потому что я сам о ней думаю и до сих пор не могу понять этого так называемого китайца.

Кажется, он нас выследил и смылся… если только Мари-Франс не померещилось!

А самое странное, по-моему, что он не попросил нас уступить ему эту вазу прямо на рынке, раз она ему так нужна…

И зачем ему другая ваза? У меня только одно объяснение — он хотел заполучить пакет для подмены!

Значит, он шел прямо к Дюкофру, точно зная, что ваза у него…

Может быть… Что ж он так спокойно дал нам ее купить?

Трудно сказать…

Наверное, чтобы ни мы, ни торговец не догадались об истинной ценности вазы. Возможно, мы действительно заключили очень выгодную сделку на Блошином рынке! Может быть, эта ваза действительно «подлинная», как нас уверял Дюкофр?

Даниель громко рассмеялся.

Подлинная, как же… — сказал он. — Узнай об этом Дюкофр — он бы заболел, бедняга! Он же утверждал, что вазы для него — «мелочевка», что он предпочитает мебель!

Надо как-нибудь с ним поговорить. Может быть, он объяснит, почему продал ее так дешево… Ведь есть же какие-то признаки, по которым определяется, ценная вещь или нет.

Надеюсь!.. Однако пора под душ. Завтрак, наверное, уже готов!

И они побежали домой.

* * *

Даниель, застелив постель, спустился в гостиную первым и мельком посмотрел на часы. Уже десять часов, а за все утро еще ничего не сделано… Как досадно, что именно сейчас Мишель вздумал так копаться!

В это время кто-то бегом спустился по лестнице, и это прервало размышления Даниеля.

Алле-гоп, мы исчезаем! — воскликнул Мишель. — Направление— Булонский лес! Где близнецы?

А ты прислушайся, — посоветовал Даниель. — Ничего не слышишь?

Через открытое окно доносился шорох роликовых коньков.

Да… вряд ли нам удастся уйти одним, — вздохнул Мишель.

Не думаю! По-моему, им больше нравится кататься на коньках, чем гулять с нами.

Может быть… хотя…

Их прервал настойчивый звонок в дверь.

Черт! Опять все срывается! Кого это несет в такое время? Папа ушел рано утром, и мама с ним!

Если бы ты поменьше возился с постелью, мы бы уже (были в лесу! — разозлился Даниель.

Я писал открытки Артуру и Мартине…

Дверь в гостиную открылась, и показалось круглое лицо Онорины — домоправительницы семьи Терэ.

3

— Мишель, к тебе пришли, — объявила она. — Он говорит, что это очень важно…

— Это я, Дюкофр! — жизнерадостно представился не видимый посетитель.

Мишель и Даниель удивленно переглянулись. Что от них нужно старьевщику? Тем более в понедельник, когда Блошиный рынок открыт?

— Хорошо, Онорина, пусть войдет…

Онорина пропустила торговца в комнату; он по-прежнему был в серой блузе и в морской фуражке, а под мышкой держал сверток. Ребят позабавил взгляд знатока, которым он окинул обстановку гостиной.

После обмена любезностями возникла неловкая пауза: Мишель ждал объяснений. Казалось, гость не знает, с чего начать, и тянет время.

Э-э-э… я пришел по поводу той вазы, которую вы вчера купили, — выдавил он наконец.

И что?

Вышла ошибка! Это, впрочем, я сам виноват, и…

Дюкофру становилось все труднее и труднее объяснять свою «ошибку», но кузены не собирались ему помогать.

— Ну вот… эта ваза, которую я вам продал, попала ко мне не через специальную службу, как остальные. Я купил ее вместе с мебелью, понимаете?

Мишель и Даниель не понимали.

Эта ваза была отложена для одного клиента. А я забыл! У меня это вылетело из головы! Вы понимаете?

Так-так… — равнодушно протянул Мишель.

Так что я хотел бы забрать эту вазу, перекупить ее у вас. Обещание есть обещание, не правда ли?.. Вот и все!

Слова торговца, а главное — его явное смущение показались молодым людям подозрительными. Закончив свою сбивчивую речь, Дюкофр ждал ответа.

Мишель бросил на Даниеля вопросительный взгляд. Он тоже находил этот визит странным. Вообще торговец был им несимпатичен: его странная одежда, манера смотреть мимо собеседника, — все это производило отталкивающее впечатление.

Перекупить? — проговорил наконец Мишель. — Но вы уже опоздали!

Опоздал? — пробормотал Дюкофр, машинально посмотрев на часы.

Этот нелепый жест не ускользнул от ребят и заставил их улыбнуться.

— Вы знаете… я вам… нет, мой клиент предлагает хорошие деньги! Он сказал, что вы можете рассчитывать… на десять франков!

Мишель подумал, что для вещи, купленной за пять франков, цена неплохая. Но дело становилось все более и более загадочным.

— К несчастью, мсье Дюкофр, — вежливо сказал Мишель, — я уже отдал вазу тому, кому она предназначалась!

На красном лице торговца отразились противоречивые чувства.

— Отдали? Вазу? Как некстати! Я вам даю за нее… двадцать франков… прямо сейчас. Слово Дюкофра, я предлагаю выгодную сделку!.. Ну ладно, чтобы с этим покончить и не тратить понапрасну ни вашего времени, ни моего, — вот тридцать франков!..

Гость достал из кармана пухлый бумажник, отсчитал три купюры и, улыбаясь, протянул их Мишелю. Даниель стоял немного в стороне, и ему были видны капельки пота, выступившие на лбу Дюкофра.

Мишель опустил голову и огорченно развел руками, чем здорово позабавил Даниеля — сыграно было мастерски.

Сожалею, мсье Дюкофр, — сказал он, — но повторяю — у меня уже нет этой вазы, и, следовательно, я не могу вам ее отдать!

Я принес две другие, — настаивал торговец. — Они тоже очень красивые и, знаете ли, подлинные.

Последнее слово вызвало взрыв смеха. Дело в том, что со вчерашнего дня ребята произносили его столько раз, что оно стало нарицательным. Разглагольствуя таким образом, Дюкофр извлек из своего пакета две вазы и поставил их на стол, подсунув под одну из них тридцать франков.

— Две первоклассные вазы вместо одной! — сказал он, удовлетворенно потирая руки. — Даже не сомневайтесь!

Мишель начал выходить из себя. Что еще надо было сказать этому упрямцу, чтобы он ушел и забрал свои «первоклассные» вазы? Неужели на него не действуют никакие аргументы?..

— Я не сомневаюсь, я вам отказываю! — сказал он как можно суше. — У меня больше нет этой вазы, и я не могу вам ее вернуть, какие бы деньги вы мне не предлагали! Извините, но у нас с кузеном срочное дело.

Дюкофр открыл было рот, но слова застряли у него в горле; бедняга побледнел. Красные прожилки на лице стали фиолетовыми на фоне бледной кожи. Торговец достал из кармана большой носовой платок, промокнул лоб и, немного успокоившись, кивнул головой.

— Надеюсь, что вы об этом не пожалеете, мои юные друзья, — медленно проговорил Дюкофр. — Послушайте, я был… я уверен, что мой клиент согласился бы и на пятьдесят франков…

Гость украдкой наблюдал, какой эффект произведет его последняя попытка; по правде сказать, он сам с удивлением слушал, как предлагает десятикратную цену за эту вазу, но молодые люди не отреагировали.

— Сожалею, мсье Дюкофр, — заключил Мишель, — но я повторяю: у меня нет вазы! Продолжать торговлю совершенно бесполезно!

Дюкофр с сожалением упаковал принесенные вазы, бормоча что-то невнятное. Он вдруг очень заторопился и, надев фуражку, быстро попрощался и удалился своей неуклюжей походкой.

Мишель и Даниель проводили его до дверей и некоторое время молча смотрели друг на друга.

Ну, что скажешь? — спросил Мишель чуть погодя.

Скажу, что ты прав: мы действительно заключили выгодную сделку! Чтобы Дюкофр притащился сюда ради такой «мелочевки», как ваза, да еще в день работы Блошиного рынка? На это должна быть очень веская причина!

Мишель задумался. Визит Дюкофра, его неловкая настойчивость, непомерная цена, которую он предлагал за вазу, — все это казалось таинственным и странным, но фактов явно не хватало.

Знаешь, Даниель, тут, по-моему, одно из двух: или Дюкофр знал о ценности вазы и отдал нам ее задаром по ошибке, или же он узнал об этом после нашего ухода… Не забывай, ведь Дюкофр — специалист по мебели, он сам сказал. Он может и не разбираться в вазах, особенно в китайских!

Кто-то ему подсказал… — согласился Даниель. — Но это мог быть только тот китаец!

В том-то и дело! Зачем китайцу посвящать Дюкофра в свою тайну? Ведь торговец мог перекупить вазу для себя, если речь действительно идет о стоящей сделке!

Серьезность последнего довода заставила мальчиков задуматься.

— Видимо, у китайца были веские основания не приходить сюда самому!

На улице Ив и Мари-Франс гонялись друг за другом на роликах. Когда рассерженный Дюкофр, ворча что-то себе под нос, выскочил на улицу, Мари-Франс по инерции наткнулась на торговца и смогла удержаться на ногах, только вцепившись в его блузу.

Дюкофр долго не мог успокоиться, крича что-то о плохом воспитании «современных детей», — и это несмотря на все извинения Мари-Франс.

Через несколько метров Дюкофр свернул за угол, а близнецы ради развлечения последовали за ним. Но, едва докатившись до утла улицы, они замерли с открытыми ртами… и тут же спрятались! Торговец подошел к темноволосому человеку, который, похоже, его ждал; близнецы были уверены: это тот самый азиат — ценитель ваз.

Двойняшки повернули обратно, но у соседней виллы их ждала еще одна неприятность. На дорогу внезапно выбежала маленькая беленькая девочка, и близнецам лишь в последний момент удалось избежать столкновения.

— Сюзанна, откуда ты взялась? Еще чуть-чуть — и мы бы тебя сбили! Надо быть повнимательнее, малышка!

Мари-Франс не считала себя намного старше Сюзанны — ведь разница между ними составляла всего два года. Просто Сюзанна была такой крохотной, со светлыми кудряшками, бледным личиком и такими огромными, всегда немного удивленными голубыми глазами, что всем хотелось ее защитить.

Здравствуйте, — вежливо сказала Сюзанна, порозовев от смущения. — Можно мне с вами поиграть?

Конечно! — обрадовалась Мари-Франс, моментально забыв, что она собиралась предупредить Мишеля о китайце. — Я могу тебе дать ролики, хочешь?

Очень!

Ив равнодушно отнесся к этой «девчачьей возне»; он продолжал кататься вдоль тротуара, тоже совершенно забыв о причине своего поспешного возвращения.

* * *

Наконец-то мы можем идти! — сказал Даниель, еще раз взглянув на вазу. — Здесь наше сокровище в безопасности. Но кто бы мог подумать, что эта уродская рыба может так заинтересовать нашего дорогого Дюкофра…

Надо было сразу его выставить за дверь.

Ну ладно, пошли…

Как только Даниель это сказал, у входной двери снова раздался звонок.

О-ля-ля! — пробормотал Даниель. — Что же это такое в конце концов?

Спорим, это Дюкофр? Он чертовски упрям. Сейчас поступит новое предложение!

Мишель поспешил в холл, чтобы опередить Онорину.

— Онорина, это ко мне! — крикнул он.

К нему присоединился хмурый Даниель. Выражение его лица не обещало ничего хорошего.

— Сейчас повеселимся! — прошептал Мишель. — Я его выставлю.

При этом он резко рванул дверь на себя и загородил дверной проем. Даниель дополнил «баррикаду», встав плечо к плечу со своим кузеном.

Но тут ребята замерли на месте, увидев перед собой двух дам с чемоданами в руках. Те тоже несколько растерялись от столь странного приема.

Незнакомки стояли перед ребятами на крыльце в полном недоумении; те тоже были крайне смущены. Воцарилось неловкое молчание, которое ни одни, ни другие не решались нарушить в течение нескольких долгих минут.

— Это есть я, Кристина! — сказала наконец та, что помоложе. — Кристина Перрини!

Раскатистое «р» и певучий итальянский акцент девушки окончательно смутили Даниеля.

Кристина! — воскликнул он. — Ну конечно, я должен был вас узнать! Но…

Не удивляйтесь! Я никогда не бываю аналогичная… нет, похожая на фотографии!

— Так вы Кристина! — в свою очередь воскликнул Мишель. — Входите же скорей, прошу вас!

Онорина, выглянувшая из кухни во время этой сцены, моментально удалилась, как только увидела, что вся компания входит в дом.

В гостиной мальчики наконец-то догадались позаботиться о гостьях: они избавили их от чемоданов и усадили в кресла.

Кристина выглядела старше своих четырнадцати лет, У нее были черные волосы, очень нежный овал лица и огромные темные глаза, искрившиеся жизнерадостностью и любопытством.

— Я не представила вам синьору Росси, она согласилась проводить меня сюда. Это большая удача!

Синьора Росси прервала Кристину потоком объяснений а итальянском языке, причем говорила с такой скоростью, то Даниель не понял ни единого слова. Дело в том, что в коллеже Мишель выбрал вторым иностранным языком немецкий, а Даниель — итальянский. Кристина Перрини была его подругой по переписке, которую мадам Терэ пригласила провести некоторое время в их семье. Кристину ждали к концу недели, вот почему мальчики так удивились.

Мадам Росси говорила очень быстро и непонятно. Даниель изо всех сил старался поддержать беседу, но вежливый комплимент по поводу его познаний в итальянском вряд ли был заслуженным; что же касается Кристины, то она с трудом сдерживала приступы смеха.

— Как я есть довольна видеть Париджио! — воскликнула она. — В такси все было магнифико, великолепно!

Вы приехали на такси?

Не знала, как приехать по-другому!

А знаете, Кристина, мама очень удивится, — сказал Мишель. — Мы вас ждали не раньше конца недели!

На красивом лице девушки отразилось такое беспокойство, что Мишель пожалел о своих словах. У юной итальянки было потрясающе подвижное и выразительное лицо!

— Но… вы не получать письмо… я отправила, чтобы сказать… что я должна быть в Париджио на три дня раньше?.. Простите… Вы не понять, что я сказала?

— Кристина говорит, что она написала письмо и предупредила, что приедет на три дня раньше, чем предполагалось! — перевел Даниель — наконец-то он оказался на высоте!

Разговор продолжался в том же духе еще некоторое время, периодически прерываясь смехом Кристины. Мишель и Даниель находили девушку очень непосредственной и симпатичной.

Наконец синьора Росси сказала, что ей пора ехать: ее миссия была закончена. Ребята проводили женщину до ограды, а Даниель поймал такси.

Затем Мишель показал Кристине ее комнату, чтобы она могла немного отдохнуть и переодеться.

Какой красивый дом! Могу я посмотриеть?! — воскликнула Кристина.

Конечно! — откликнулся Даниель. — Мишель, покажем Кристине наши владения?

Мальчики дали Кристине возможность оценить дом по достоинству; она пришла в полный восторг от современного интерьера, оформленного с прекрасным вкусом.

Они проходили через холл, когда распахнулась входная дверь и в комнату ворвались близнецы; им ничего не оставалось, как катиться дальше, чтобы не врезаться в старших. Кристина поймала Мари-Франс, которая уже начала терять равновесие. Раскрасневшиеся, смущенные присутствием незнакомки, близнецы жались в сторонке.

Но этто дже ураган! — воскликнула девушка. — Этто ваши кузены, Даниель?

Точно! — рассмеялся тот.

Какие чудесные бамбини!

Хотя познания близнецов в итальянском языке ограничивались несколькими словами, случайно услышанными по радио, где постоянно крутили итальянские песни, слово «бамбини» они поняли и надулись.

Недовольная физиономия Ива ясно говорила о нанесенном оскорблении.

— Ну, не обижайтесь! Кристина не собиралась над вами подшучивать, она просто хотела сказать, что вы очень милы, вот и все!

После этого объяснения младшие постепенно развеселились — они не умели долго сердиться. Однако Мари-Франс всячески пыталась поговорить со своим братом наедине.

Мишель, мне надо кое-что тебе сказать! — прошептала она.

Только не сейчас, — ответил брат. — Это не совсем удобно — ведь у нас гостья!

На лице Мари-Франс отразилось недовольство, тут же растаявшее под действием радостной улыбки Кристины.

Мари-Франс вежливо пожала протянутую руку, а Кристина поцеловала девочку в лоб.

— Ты мне покаджешь дом, да? — сказала она со своим чудесным певучим акцентом.

— Да, с удовольствием, — тут же откликнулась Мариранс, увлекая за собой остальных.

Оказавшись в комнате Мишеля, Кристина обратила внимание на вазу с китайской рыбой.

— Какая красивая вещь! Беллиссима! — воскликнула она. — Этто чудесная ваза! А какую из нее моджно сделать лампу!

Мы уже об этом думали, — ответил Мишель. Надо было видеть изумление Даниеля!

Лампу? — пробормотал он. — Но как?

Надо приспособить патрон и купить абажур. Но я ума не приложу, кто бы мог сделать патрон!

А я знаю! — воскликнула Мари-Франс. — Виктор, брат маленькой Сюзанны, они живут рядом. Виктор калека.

И правда! — вступил в беседу Ив. — Виктор всегда сидит в своей инвалидной коляске. Но он все умеет! У него маленькая мастерская и станочек. Он чинит электрические щетки, замки, кукол, а однажды отрегулировал мои ролики.

Мишель смотрел на младших с улыбкой.

— Прекрасно! Раз это ваша идея — вот вам задание: надо отнести эту вазу к Виктору. Поняли? Пусть он приспособит к основанию вазы электрический патрон с проводом, выключателем и штепселем, разумеется! Но только не разбейте, хорошо?

— Мы очень постараемся, — заверил Ив.

Мишель снова упаковал драгоценную вазу, и близнецы ушли, гордясь, что им поручили столь важное дело.

— Прелестные! — воскликнула Кристина. — Ваши брат и сестра аналогичные… О! Нет, походжие!.. Ну, одинаковые!

Близнецы отошли еще не настолько далеко, чтобы не услышать слов девушки; они весело переглянулись.

А она ничего, эта Кристина! — пришла к выводу Мари-Франс.

Угу! — согласился Ив.

4

Когда близнецы вернулись от Виктора — сына мадам Пенсон, консьержки из соседнего дома, — Мишель и Даниель играли в шахматы.

А где Кристина? — разочарованно спросил Ив.

Она принимает душ и переодевается, — рассеянно ответил Даниель.

Мари-Франс, ты вроде бы хотела нам что-то сказать!

вспомнил Мишель. — Так что?

Мари-Франс тут же разволновалась.

Да, хотела! Знаешь, этот торговец… ну, тот — с Блошиного рынка… он еще сегодня приходил…

Да, ну и что?

Его за углом ждал китаец!

Китаец ждал Дюкофра?! — воскликнул Даниель. — Что ж ты сразу не сказала?

Мишель не стал меня слушать! — оправдывалась Мари-Франс. — А я знала, что это очень важно!

Девочка рассказала, как они подкатили на роликах к углу улицы и увидели там китайца — он ходил туда-сюда вдоль своей машины, а как только появился Дюкофр — тут е сел за руль. Торговец тоже сел в машину, и они уехали. Мишель и Даниель переглянулись. Теперь стало совершенно ясно, что китаец не откажется от идеи заполучить вазу. Потерпев неудачу накануне, он подослал Дюкофра! Мишелю не хотелось, чтобы близнецы вмешивались в это дело, — так спокойнее.

Наверное, наш китаец — просто ценитель искусства, — заявил он. — Как тебе кажется, Даниель?

Что?! — удивленно воскликнул Даниель, не сразу уловив ход мыслей своего кузена. — А, ну да, конечно! Он пойдет на любые расходы, чтобы раздобыть нужную вещь…

Но Мари-Франс была слишком проницательна, чтобы не понять, о чем речь. Она ничего не сказала, но очень красноречиво посмотрела на Ива.

— Кстати, — спросил Мишель, — вы не запомнили номер машины?

Близнецы признались, что, к сожалению, это не пришло им в голову.

Там были белые цифры на красном фоне! — вспомнил Ив, гордясь своей сообразительностью.

Красный фон? Значит, это транзитный номер — машина не останется во Франции! — заключил Мишель. — То есть машина была куплена по экспортному тарифу и владелец сможет ее продать, только заплатив пошлину.

Старшие надолго задумались.

— Мишель, мы хотим еще немного покататься. Ты нас позовешь, когда Кристина будет готова?

— Да-да, идите! Я вас обязательно позову — обещаю!

Близнецы вышли так же, как и вошли — бегом.

Они совершенно не устают! — улыбнулся Даниель. — Мишель, что ты думаешь об этой истории с Дюкофром и машиной?

Ну… что думаю, что думаю… Здесь что-то есть! Очень хорошо, что ваза у Виктора. Пусть она там побудет до тех пор, пока мы не уедем из Парижа!

Ты считаешь, что они осмелятся…

В данный момент я ничего не считаю! Но раз они прилагают такие усилия — значит, ваза чего-то стоит, вот и все!

Появление Кристины из гостевой комнаты изменило ход мыслей кузенов. Девушка переоделась в яркое цветастое платье.

Я не смогла закрывать окно, — сказала она с улыбкой. — Рама набухла…

Ничего страшного! — успокоил ее Мишель. — Мама давно это заметила,

Этто повезло, что летто! — засмеялась Кристина. — Ноччию я немного охладждаюсь… нет, замерзаю!

Хотите прогуляться, Кристина? Можно пойти в Бу-лонский лес.

В Булонский лес? Я о нем слышала. А этто далеко?

Да нет, совсем рядом!

Белло! Чудесно! Ведите меня скорее!

Как ты думаешь, может, предупредить близнецов? — спросил Даниель.

Ну конечно! Мари-Франс нам никогда не простит, если мы о них забудем! А знаете, Кристина, она вас сразу приняла.

Приняла? Что такое «приняла»? Я плохо понимаю!

Мишель долго и нудно объяснял значение этого выражения, в то время как Даниель тщетно искал в своей памяти подходящие итальянские слова.

Беседуя таким образом, они подошли к Булонскому лесу.

* * *

Прошло два дня…

Солнечная погода, которой встретил Кристину Париж, этим утром явно испортилась. Близнецам удалось заставить старших поиграть с ними в саду в кошки-мышки. Кристина проснулась позже всех и позавтракала на кухне в одиночестве.

Мишель «водил» и, к большой радости близнецов, гонялся за Даниелем, когда Кристина раздвинула шторы и показалась из окна своей комнаты.

Девушка вытряхнула простыню, подушку, потом одеяло и скрылась в глубине спальни. Мари-Франс, заметив юную итальянку, побежала к дому, но вдруг услышала ее громкие восклицания на родном языке и остановилась.

Кристина снова выглянула, облокотилась на подоконник и погрозила Мари-Франс пальцем. Близнецы подошли поближе.

— Что случилось, Кристина? — спросила девочка.

В это время Мишель поймал Даниеля, и оба присоединились к близнецам. Со стороны могло показаться, что наша четверка собирается исполнить серенаду в честь гостьи.

— Вы… нечистые! — воскликнула Кристина. Остолбенев от такого обвинения, и старшие, и близнецы стали внимательно разглядывать свои руки, пытаясь понять, чем вызвано столь нелестное замечание.

Их поведение было таким искренним, а выражение лиц таким забавным, что девушка весело рассмеялась. Успокоившись, она кивнула головой.

Я не знаю, как сказать… Были у меня в камере… Все! Идите сюда смотреть!

Смотреть ее камеру? — переспросил Ив.

— Она имеет в виду свою комнату, — объяснил Даниель.

Это было настоящее нашествие, причем близнецы вторглись первыми.

— Смотрите! — сказала Кристина с напускной суровостью, указывая на ковер под окном. — Вы… наташчили земли! Здесь!

В это время подошли старшие. Нагнувшись, они действительно обнаружили на ковре комья грязи.

— Этто ведь вы приташчили, да? — повторила Кристина.

Мишель выпрямился и строго посмотрел на Ива и Мари-Франс.

Отвечайте — это вы натворили?

Ничего подобного! — хором воскликнули близнецы. — Это неправда! Почему ты о нас так плохо думаешь?

Хорошо, хорошо! Я вам верю!

Мишель перевел взгляд на Даниеля, но тот громко рассмеялся.

Сожалею, старина, но хочу тебе напомнить, что мы с тобой не расставались: вместе вышли из сада и вместе пришли сюда. Так что я ни при чем!

Не собираюсь я никого обвинять! Я просто хочу понять, как эта грязь могла сюда попасть. Раз Кристина так удивлена, то она не могла занести ее сюда сама…

Ну, спасибо, Мишель! — И Кристина присела в шутливом реверансе.

Не за что, Кристина! Я просто хочу понять…

Что ты заладил — понять, понять… — передразнил брата Даниель. — Было бы лучше поискать, откуда эта грязь взялась!

Откуда взялась? Но, по-моему, это очень просто. Торфа здесь хоть отбавляй — кругом клумбы! А вообще… ты прав! Пошли все вместе!

Вся компания бодрым шагом направилась к клумбе, которая шла вдоль стены дома со стороны комнаты Кристины.

По краю бордюра были высажены незабудки, затем герань и карликовые розы.

Мишель, Даниель и Кристина, медленно продвигаясь по аллее, внимательно разглядывали ухоженные клумбы. Сначала они ничего не заметили…

— Эй! Идите сюда! Смотрите! — воскликнул вдруг Мишель, показывая на стебель герани.

У одного из кустов герани был сломан стебель, два листка оторваны — похоже, на него кто-то наступил.

Кто-то затоптал цветок! — воскликнул Даниель.

А вот еще один!

Другой куст выглядел не лучше: видно, по нему основательно прошлись. Он сильно отличался от соседних поникшими листьями и склоненным стеблем.

— Здесь явно кто-то ходил! Наверное, есть и следы! — проговорил Мишель. — Не заходите на клумбу…

Мари-Франс отнеслась к находке с видимым интересом. Вдруг она неожиданно толкнула Ива локтем.

Смотри, — прошептала она, — на стене… под окном…

Что?

Да посмотри! — повторила она с нетерпением.

Ив пригляделся. На кремовой штукатурке, сразу под окном, четко выделялся темный след — похоже, такой же, как и на клумбе под окном. Коричневая грязь задержалась на шероховатой поверхности штукатурки.

Мишель обнаружил еще кое-что.

Смотрите сюда! След ноги!

Видимо, нас посетил снежный человек, — пошутил Даниель.

— Идиот! — проворчал Мишель. — Нашел время для шуток!

И вправду, глубокий след от ботинка был хорошо заметен на рыхлой почве клумбы.

Выходит, кто-то здесь прошел! — заключил Даниель.

Чтобы попасть куда? — спросила Кристина с нескрываемым беспокойством.

Хм… надо подумать…

Ты видел след на стене? — перебила Мари-Франс, показывая пальцем в сторону коричневого отпечатка.

Как? Откуда? Ой! — запричитала Кристина. — Кто-то лез по стене! Мамма миа! Ма фенестра… мое окно было открыто!

На лице девушки отразился запоздалый ужас.

Думаю, что так! — прошептал Мишель. — Кто-то забрался к нам через окно…

Кто? Моджет, кто-то из вас… во время игры? — спросила юная итальянка, понемногу успокаиваясь.

Конечно, это не мы, Кристина! — ответил Мишель. — Мне очень жаль, что я не могу вас успокоить… но, кажется, я примерно представляю, кто это мог быть.

Человек? Мадре миа! Этто был вор! Надо предупредить ваших родителей, полицию!..

Больше всего огорчало Кристину то, что она не знала, кого бы еще предупредить.

— Может быть… может быть, — ответил Мишель. — Но зачем торопиться? Не надо никого волновать, Кристина!

И особенно маму, понимаете?

Кристина понимала с большим трудом. Ее удивляло видимое спокойствие Мишеля: как можно быть таким равнодушным, обнаружив, что в доме побывал вор?

— Просто я знаю, кто это был, — добавил мальчик, заметив реакцию Кристины.

— Вы его знаете? Этто друг?

Взрыв смеха послужил ответом на ее вопрос.

— Ну, не совсем так… Я сейчас вам все объясню!

В двух словах Мишель рассказал Кристине о происшествии на Блошином рынке.

— Блохи? А разве этто не такие маленькие… они еще уджасно кусают… собак и людей? — наивно спросила девушка. — В Париджио продают блох?

На этот раз рассмеялись и близнецы; Кристина сначала немного смутилась и покраснела, но потом и ей передалось всеобщее веселье. Пришлось срочно объяснять смысл выражения «Блошиный рынок», что само по себе было совсем не просто. Потом мальчики по очереди рассказывали о таинственном китайце и его странном интересе к вазе. Кристину вся эта история очень заинтересовала.

Забавно! — воскликнула она. — Но ваза, я надеюсь, удже не здесь?

Нет, конечно! Она в надежном месте!

Но… я думаю… эттот китаец моджет вернуться!

Может!

Я больше не хоччу, чтобы он шел через мою комнату! Я оччень боюсь! Я не смогу спать ни одну минуту!

Слушай, Мишель! А что если это был не китаец, а Дюкофр? — спросил Даниель.

Нет, старина! Вряд ли Дюкофр со своим пузом и короткими ногами смог бы залезть в окно. Я знаю, что здесь не больше полутора метров, но все же… Бедняга! Ты представляешь, каким это для него было бы подвигом?

Итак, Дюкофр отпадал, а китаец, скорее всего, вернется.

— Нужна ловушка! — воскликнула Мари-Франс; она с таким интересом следила за разговором, что даже порозовела от возбуждения.

Так! — вмешался Мишель. — Вы, юное поколение, держитесь от этого подальше — дело слишком серьезное! Поняли?

Насупившись, как по команде, близнецы тут же обменялись долгим взглядом, который означал, что они не собираются подчиняться.

А идея неплохая! — продолжал Мишель. — Надо организовать ловушку!

Ловушка?.. Этто такая джелезная вещь, которая сджимает ногу вора, да? — спросила Кристина.

И да, и нет! — ответил Мишель. — Даниель, твои познания в итальянском позволяют объяснить разницу между ловушкой и капканом?

Худо-бедно Даниель объяснил. За последние три дня он неоднократно убеждался, что с переводами Данте справляется лучше, чем с современной разговорной речью.

Разобравшись с терминологией, Кристина выразила бурную радость по этому поводу и спросила:

— А какую ловушку вы хотите сделать эттому уджас этому господину?

— Ну… надо его поймать в тот момент, когда он среди ночи залезет в дом!

— Мамма миа! Я на этто не способна! — воскликнула Кристина. — Я боюсь темноты!

Это искреннее признание вызвало новый взрыв смеха.

Тогда, — продолжил Мишель, как только все успокоились, — есть только один способ. Раз Кристина боится темноты, а наш приятель полезет только через это окно — ведь оно единственное в доме, которое не закрывается, — то именно в комнате для гостей и надо устроить ловушку.

Брр! — пробормотала Кристина. — Я не сомкну глаз всю ночь!

Да нет же! — поспешил успокоить ее Мишель. — Как только все лягут спать, мы поменяемся комнатами. Вы, Кристина, перейдете в нашу и будете себе спокойно спать, а мы с Даниелем пойдем к вам и покараулим, понятно?

— Но, — возразил Даниель, — в гостевой комнате только одна кровать! Мы не сможем спать с тобой в одной постели, Мишель!

Мишель улыбнулся и пожал плечами.

— Раз мы устраиваем ловушку — спать придется по очереди, так что одна кровать нас вполне устроит.

Итак, решение было принято. Осталось только дождаться вечера и занять свои места.

— Ну, теперь держись, китаец! Мы тебе окажем достойный прием! — злорадствовал Мишель. — А заодно и узнаем, зачем тебе так нужна эта ваза!

Небо затянулось тучами, казалось, что вот-вот пойдет дождь, так что вряд ли стоило далеко уходить от дома; Даниель предложил поучить Кристину играть в шахматы.

— Шахматы? — заинтересовалась девушка. — А что этто значит?

Даниель вкратце объяснил суть игры.

Подождите! — воскликнул Мишель после недолгого раздумья. — Сейчас пойдет дождь и смоет след нашего ночного гостя!

Установи над ним зонтик, — пошутил Даниель.

Я придумал кое-что получше, старина! Поиграем в великих сыщиков. Мы сделаем гипсовый слепок со следа, а потом пусть дождь льет сколько угодно!

Близнецов послали в ближайшую аптеку за двумя килограммами гипса.

— Ты, Даниель, добудь на кухне пластмассовую миску, но постарайся, чтобы Онорина ничего не заметила… а я принесу воды, — распорядился Мишель.

Через двадцать минут Мишель извлек из углубления гипсовый слепок, точно повторявший форму подошвы ночного посетителя.

5

Никак я не пойму! Объясните мне еще… как ходит эттот конь? Он какой-то краб морской!

А что, похож! — рассмеялся Мишель. — Это очень просто: если он стоит здесь… то пойдет сюда, сюда и еще сюда!

Трое молодых людей склонились над шахматной доской, Кристина с трудом поддавалась обучению, и Мишель терпеливо повторял одно и то же… Вдруг у входной двери снова раздался звонок.

— Ну вот! — проворчал Мишель. — Опять кого-то несет.

Если это Дюкофр — я не открою!

Он поспешил в холл, но Онорина его опередила и уже открывала дверь.

Увидев посетителя, Мишель остолбенел. Даниель и Кристина, вышедшие в холл следом за ним, замерли у входа в гостиную. Сначала Кристина ничего не поняла, но потом вспомнила рассказ Мишеля о приключении на Блошином рынке и, внимательно посмотрев на гостя — желтолицего мужчину с раскосыми глазами, — обо всем догадалась.

Онорина недружелюбно нахмурилась: она вообще опасалась иностранцев.

— Онорина, это к нам, — сказал Мишель. — Входите, мсье… мсье…

— Чен Сун… но… я бы хотел видеть мсье Мишеля Терэ, я не ошибся адресом?

— Это я, — ответил Мишель с суровым видом.

Онорина вернулась на кухню, а мальчики провели Чен Суна в гостиную.

По правде сказать, ребята только на первый взгляд сохраняли спокойствие, на самом же деле они были сильно смущены. Тот, кто, по их мнению, влез прошлой ночью в дом и кого они собирались поймать с поличным, заявился среди бела дня, улыбается и, похоже, не испытывает ни малейшего неудобства. Может быть, он думает, что его ночной визит остался незамеченным? А вдруг это вообще был не он?..

— Входите, мсье, — сказал Мишель, пропуская гостя вперед.

— Благодарю вас, мсье! — вежливо ответил азиат.

Хотя не было ни малейших сомнений в том, что это за человек, ребята слегка смутились. Они несколько иначе представляли себе господина, дважды пытавшегося заполучить их вазу на Блошином рынке в прошлое воскресенье.

Их гость носил очки, волосы были разделены на прямой пробор, а костюм казался намного дороже, чем на незнакомце с Блошиного рынка, и волосы у того были зачесаны назад. Что же касается положения в обществе — то этот производил более респектабельное впечатление.

Как только все расселись в гостиной, воцарилось неловкое молчание.

Я думаю, что мой визит — большая неожиданность для вас, не правда ли, мсье Терэ? Для моей скромной особы большая честь познакомиться с вами…

Я тоже очень рад, мсье, — ответил Мишель, которого раздражал слащавый тон гостя.

Вы, конечно же, не догадываетесь о цели моего визита… Сейчас я все объясню. Мне кажется, что вы не могли не заметить моего несчастного брата в воскресенье на рынке, именуемом Блошиным.

«Брата? — подумал Мишель. — Может, все это — случайное совпадение?..»

— Брат мне все рассказал, — продолжал Чен Сун тем же слащавым голосом; выражение его лица было весьма печальным. — Поверьте, я очень, очень сожалею, мсье Терэ!

Искренне сожалею об инциденте… о том, что он хотел сделать! Я не собираюсь оправдывать моего несчастного брата, мсье Терэ! Он виноват, очень виноват. Но это исключительно из-за того, что он не говорит или почти не говорит на вашем прекрасном французском языке, мсье Терэ! Я уверен — если бы он мог рассказать о своих обстоятельствах, вы бы его поняли… Но языки — самая большая преграда для понимания между людьми, не правда ли?

Мишель, зачарованный речью Чен Суна, смог лишь кивнуть головой. Даниель был удивлен не меньше своего кузена. Что до Кристины, то она с большим трудом пыталась скрыть страх перед предполагаемым ночным посетителем.

— Вы… китаец? — спросил Мишель, чтобы хоть как-то заполнить паузу.

Гость иронически улыбнулся.

— Не все люди желтой расы являются китайцами, мсье Терэ! Я родом из небольшого государства рядом с Таиландом; мне, к несчастью, пришлось покинуть его по причинам, о которых слишком долго рассказывать. Наша семья пребывает в изгнании. Ваза, которую вы купили у уважаемого мсье Дюкофра на Блошином рынке, принадлежала нашей семье несколько веков. Для нас она представляет большую религиозную ценность. Мой брат всего лишь темный фанатик, он искренен, но… как это сказать по-французски? — простоват! Я, конечно же, сохранил религию своих предков, но вот уже несколько лет живу во Франции, учусь в Сорбонне… Я очень люблю Францию! Я понимаю своего брата, но не оправдываю его.

Последнюю часть своей речи Чен Сун сопровождал энергичными жестами. Ему почти удалось добиться расположения Мишеля.

Однако Даниель уже пару минут подавал Мишелю очень странные знаки, и в конце концов они привлекли его внимание. Демонстративно раскачивая ногой, Даниель указывал взглядом на ботинки Чен Суна. Наконец до Мишеля дошел смысл его уловок. Чен Сун носил ботинки на толстой каучуковой подошве и вполне мог оставить глубокий след на мягкой почве клумбы.

Возникшая было симпатия к гостю мгновенно улетучилась. А ведь еще минуту назад Мишель готов был отдать вазу несчастному изгнаннику, вся вина которого состояла лишь в том, что у него есть брат — темный фанатик; однако рассказ гостя никак не вязался с его попыткой забраться ночью на виллу…

— Я осмелился явиться и отнять ваше драгоценное время, чтобы узнать, не позволите ли вы мне перекупить эту драгоценную вазу, которой так не хватает нашей семье! Другой ценности ваза не представляет, просто она перешла к нам от далеких предков…

Мишель наклонил голову и тяжело вздохнул.

— Все, что вы только что рассказали, мсье, меня глубоко тронуло…

Лицо Чен Суна расплылось в улыбке. Мишелю показалось, что он испытал внезапное облегчение. Во всяком случае, его радость казалась чрезмерной и никак не соответствовала цели визита.

…но, к сожалению, мсье Чен Сун, я не могу продать вам вазу, так как я уже отдал ее… подарил человеку, для которого я ее купил.

Но вы могли бы ее забрать и подарить что-то другое взамен!

Увы! Такой друг Франции, как вы, мсье, должен был* бы знать, что у нас не принято забирать подарки обратно!

В течение секунды на лице Чен Суна промелькнула злоба, что сильно испугало Кристину.

Однако гость быстро овладел собой и, через силу улыбаясь, попытался еще раз настоять на своем.

— Может быть, вы могли бы дать мне имя и адрес этого человека, мсье Терэ? Я понимаю — вы не можете забрать то, что подарили, но я мог бы предложить хорошую сумму или хороший подарок взамен. Разумеется, цена подарка намного превышала бы цену вазы.

Казалось, что Мишель некоторое время обдумывал предложение.

Это невозможно, — сказал он сухо. — Совершенно невозможно! Человек, о котором идет речь, уехал.

Уехал?

Да, уехал… в Южную Африку!

Может быть, он вернется через некоторое время?

Увы, нет! Он был проездом в Париже и, вероятно, попадет сюда снова только через много лет.

Чен Сун сильно побледнел, у него начался нервный тик. Очевидно, он изо всех сил пытался не показать своего разочарования.

В довершение Мишель ласково добавил:

Впрочем, все это я уже говорил мсье Дкжофру в понедельник, когда он приходил сюда по вашему поручению!

Чен Сун буквально подскочил от удивления и в течение нескольких мгновений ничего не мог поделать с выражением своего лица.

— Мсье Дюкофр приходил в понедельник? От моего имени? — спросил он, нахмурив брови.

— Конечно! Разве он вам ничего не сказал? — с невинным видом осведомился Мишель.

Чен Сун был настолько потрясен, что ни Мишель, ни Даниель не знали, что и подумать. Однако азиат быстро взял себя в руки. Он с трудом выдавил из себя улыбку и добавил с едва скрываемым гневом:

— Конечно это меняет дело; если бы уважаемый мсье Дюкофр меня предупредил, я не стал бы вас беспокоить.

К нему вернулась заискивающая улыбка, но в глазах появился странный блеск.

— Итак, мне остается только удалиться, принеся вам свои извинения, мсье Терэ! Что касается меня, то я все понял и обещаю поговорить со своим братом. К несчастью, я не уверен, смогу ли убедить его в том, что ваза потеряна для нас навсегда. Он будет пытаться добыть ее даже… в Южной Африке! Кажется, так вы сказали, или я ошибаюсь?

Нет, не ошибаетесь, так и есть.

Кто знает… будем надеяться, что мой брат уедет в эту страну на поиски вазы и не станет никому мстить… Это же фанатик! Я сделаю все возможное и даже невозможное, чтобы его отговорить, но что можно ждать от темного фанатика! Честно говоря, чем больше я думаю, тем больше боюсь… Мне просто становится страшно!

Произнося эти слова, Чен Сун не сводил с Мишеля острого и одновременно тяжелого взгляда, в котором угадывалась угроза.

Вдруг гость так резко и внезапно поднялся, что мальчики от неожиданности вздрогнули.

— У вас очень красивый сад… — Чен Сун подошел к окну.

— О да! Он особенно хорош… ночью! — спокойно отозвался Мишель.

Чен Сун обернулся.

— В лунном свете, — уточнил Даниель, чтобы смягчить намек кузена.

Чен Сун, смерив своих собеседников тем же острым оценивающим взглядом, что и минуту назад, вновь повернулся в сторону сада и продолжил его созерцание молча…

А Даниель внимательно наблюдал за действиями Мишеля: тот тихонько подошел к низкому столику, на котором стояла ваза с букетом лилий… и резким движением ее опрокинул. Громко сетуя на свою неловкость, он сумел вовремя поймать вазу, не дав ей разбиться, но вся вода вылилась на пол.

— Ах я растяпа! Еще чуть-чуть — и ваза бы разбилась! Чен Сун обернулся на шум и наконец-то собрался уходить.

— Мне очень жаль, мсье Чен Сун, — повторил Мишель, пожимая руку своему собеседнику.

Последний держался доброжелательно, несмотря на свое разочарование и плохо замаскированные угрозы. Мишелю очень ловко удалось вынудить его пройти по мокрому полу.

— Пойду наливать воду! — сказала Кристина. — Я не хочу, чтобы этти красивые цветы… умирали!

Она быстро унесла вазу и цветы на кухню. Мишель и Даниель проводили Чен Суна до ограды. Азиат остановился, достал из кармана блокнот и написал несколько слов.

— Если вы случайно передумаете — дайте мне знать поэтому адресу, и я приду. Это кафе.

И он тут же удалился, не дав ребятам открыть рта. Кузены возвратились домой.

Нехорошо, мсье Чен Сун! — сказал Даниель. — Ты понял, что он не так прост?

Прост или не прост — а вазу я ему не отдам! Он чуть было не добился своего этими сказками про предков… К счастью, ты мне вовремя подал сигнал… ну, показал его ботинки! К тому же, после того как он нам угрожал — точно не отдам.

Вспомнив о ботинках, Мишель сорвался с места и совершил настоящий спринтерский забег к дому. Не понимая, в чем дело, Даниель последовал за ним, а войдя в холл, услышал громкий голос своего кузена:

— Стоп! Онорина, не надо!

В гостиной Даниель увидел Онорину со шваброй и тряпкой в руках — она пыталась собрать с пола воду.

— Оставь, Онорина! — теребил ее Мишель. — Я все сделаю! Это я перевернул вазу — мне и убирать!

Он только что не боролся с доброй Онориной, которая совершенно не понимала, что это Мишелю взбрело в голову. Проиграв сражение, Онорина оставила в руках Мишеля швабру и тряпку и отступила.

Как только она вышла из комнаты, Даниель высказал брату свое недоумение:

— Что это с тобой? Осваиваешь смежные профессии?

— Идиот! — откликнулся Мишель, разглядывая следы ботинок Чен Суна на мокром полу. — Это тебе ни о чем не говорит?

Даниель даже рот открыл; у него не было слов, чтобы выразить восхищение сообразительностью и умом своего кузена.

У нас есть его след! — сказал он наконец.

Больше! Мы получим доказательства, если обнаружим, что этот след совпадает со слепком!

А как ты хочешь это сделать?

Мишель не ответил: он размышлял. Через несколько минут он скомандовал:

— Бегом, Даниель… Я посторожу, чтобы никто не затоптал следы, а ты срочно найди кусок мела или черный карандаш. Только поскорее, а то вода высохнет!

Кристина вернулась из кухни с полной вазой, неся ее перед собой, как священную реликвию. Она аккуратно обошла то место, где прошел Чен Сун.

— Что вы делаете с тряпкой, Мишель? Я могла бы вытереть этту воду!

Мишель улыбнулся и покачал головой. Почти сейчас же вернулся Даниель с карандашом. Не теряя ни секунды, Мишель обвел след, после чего вытер воду.

— Теперь мне нужна калька… — задумчиво сказал он.

— У меня есть! — ответил Даниель и побежал наверх.

Через несколько минут он вернулся с листом кальки, на который Мишель перенес обведенный отпечаток. Все трое отправились в комнату Мишеля, чтобы сравнить слепок с полученным рисунком.

Ура! — закричал Мишель. — ЧИТД!

А что есть ЧИТД! — поинтересовалась Кристина.

— Что И Требовалось Доказать! Даниель вам объяснит.

Даниель с трудом растолковал Кристине смысл сокращения, в то время как Мишель еще раз убедился: гипсовый отпечаток точь-в-точь соответствует изображенному на бумаге. Оба были оставлены одной и той же подошвой!

Мишель убрал доказательства визитов Чен Суна, и компания возвратилась в гостиную.

А не продолжить ли нам урок игры в шахматы? — предложил Даниель.

— Да, да, — обрадовалась Кристина. — Мы не будем больше думать о синьор Чен Сун!

Но до шахмат дело так и не дошло: в комнату влетели близнецы с вытаращенными глазами.

Мишель! Мишель! — с трудом переведя дыхание, выпалил Ив. — Их двое…

Кого двое?

Китайцев! — уточнила Мари-Франс.

Один из них ходил туда-сюда у машины рядом с лесом, — добавил Ив. — И он ушел в лес, когда первый китаец вышел из нашего дома!

А потом он вышел из леса и пошел за первым, как будто следил за ним! Может, это полицейский?

Желтый полицейский? В Париже? Меня бы это очень удивило! Хотя… как знать!

— А чего хотел китаец? — спросила Мари-Франс. Мишель улыбнулся и погладил сестру по голове.

— Узнать, всегда ли моя сестра так любопытна! Я сказал, что он ошибается… Я прав? И к тому же он не китаец!

Младшие дружно обиделись. Мари-Франс отошла от Мишеля и пробубнила:

Если бы я знала, то ничего бы тебе не сказала! Вот посмотришь— в следующий раз…

Ты мне все скажешь, как всегда, — договорил за нее Мишель. — И правильно сделаешь… Но в эту историю вам вмешиваться не надо! И рот на замке, поняли? Кстати, солнце уже вышло из-за туч; идите погуляйте!

Близнецы исчезли.

— Ну что? В шахматы? — спросил Даниель.

Кристина улыбнулась, покачала головой и очень мило извинилась.

— Мне сейчас не оччень хочется эттим заниматься, — сказала она. — Но… знаете, что было бы забавно?

Что? — спросил Мишель.

Когда мы проеджали на такси… я видела такой белый корабль на Сене…

Речной трамвайчик?

— Моджет быть! Моджно сделать на нем прогулку?

Кузены переглянулись. Очевидно, идея им не понравилась. Однако Даниель галантно кивнул.

Прекрасная мысль!

Согласен! — добавил Мишель. — Но тогда надо позвать близнецов. Без них нельзя!

Мадам Терэ появилась в тот момент, когда вся компания стояла на крыльце и собиралась уходить.

Куда это вы направляетесь? — спросила она, ласково улыбаясь.

Я попросила сделать прогулку по Сене на речном трамвайчике, — объяснила Кристина.

Вы так никогда и не пообедаете дома! — укоризненно покачала головой мама Мишеля.

Мы могли бы поехать и после обеда, — предложил Мишель, с надеждой посмотрев на тучи.

Да нет! Воспользуйтесь хорошей погодой, — возразила мадам Терэ. — У нас такое лето, что дождь может пойти в любой момент! Пообедайте в Латинском квартале, Кристине будет интересно…

В восторге от этого предложения, пятерка двинулась в путь.

6

Час спустя вся компания стояла на палубе прогулочного трамвайчика, отходившего от причала у Эйфелевой башни.

Кристина радовалась как никогда, поэтому Мишель иДаниель больше не жалели о том, что приняли ее предложение.

Близнецы держались отдельно. Они все еще никак не могли пережить, что Мишель не сказал им ничего нового о таинственной вазе.

Старшие показывали Кристине достопримечательности, мимо которых проплывал трамвайчик; один из пассажиров живо заинтересовался их рассказом. Это был высокий загорелый брюнет спортивного вида; судя по светлому костюму, зеленоватому галстуку с аляповатым рисунком и коричневой рубашке — скорее всего американец.

Незнакомец прятал глаза за темными очками. Очевидно, его действительно заинтересовал рассказ ребят о Париже — он слушал их совершенно не таясь.

Уже несколько раз наши молодые люди переходили с одного места на другое. Незнакомец неотступно следовал за ними.

— Этот тип меня раздражает! — громко сказал Мишель.

Кристина рассмеялась.

— Просто вы отличный гид! Надо взять у него «на чай» после прогулки!

А в это время близнецы пристально наблюдали за тем, что происходило на берегу. Их внимание было приковано к черно-желтому такси; оно ехало с той же скоростью, что и их трамвайчик, и останавливалось одновременно с ним.

Они так увлеклись, что совсем не обращали внимания на старших, но вдруг, заметив брюнета — сначала со спины, а потом увидев его лицо, — почему-то сильно разволновались.

Скажем? — спросил Ив.

Но ты же их знаешь! Они никогда нам ничего не говорят…

А вдруг это очень важно? И вообще, просто Мишель о нас заботится и не хочет, чтобы с нами что-нибудь случилось!

Но… ты же видел… он не желтый, как мы раньше думали!

— Ну и что? Говорю тебе, надо предупредить Мишеля!

Мари-Франс в конце концов решила уступить, хотя в душе горела желанием доказать старшему брату, что он был не прав, отстранив их от этого дела.

Между тем все было не так просто. Брюнет не отставал от старших ни на шаг… Как же незаметно предупредить Мишеля?

Но Мари-Франс всегда быстро находила выход из любого положения. Она достала носовой платок, прикрыла им глаз, подошла к Мишелю и потянула его за рукав.

— Мишель, посмотри, мне соринка в глаз попала!

— Бедная малышка… Покажи! Сейчас мы ее достанем!

Девочке удалось оттащить Мишеля в сторону, а затем повернуться спиной к группе, состоявшей из Даниеля, Кристины и незнакомца.

Открой глаз пошире, — сказал Мишель. — Сейчас я ее в два счета вытащу!

Мишель, глаз в порядке, — прошептала Мари-Франс. — Я хотела сказать, что человек, который вас слушает… ну… это он ходил возле машины и следил за Чен Суном сегодня утром!

Мишель был потрясен.

Но… он же не азиат! Ты уверена в том, что говоришь? — спросил он, как можно меньше шевеля губами.

Уверена! Можешь спросить у Ива!

Не надо, — прошептал Мишель. — Я тебе верю! — А затем продолжил громким голосом, так, чтобы его услышали: — Ну вот, твою соринку мы вытащили. Постарайся не тереть глаз!

Мари-Франс вернулась к Иву, а Мишель — к Даниелю и Кристине. Он изо всех сил пытался привлечь внимание кузена, но тот как будто не замечал его уловок.

Как только объявили остановку «Площадь Согласия», брюнет внезапно повернулся и сошел на берег, даже не посмотрев в сторону ребят.

Что ты хотел мне сказать? — тут же спросил Даниель.

Это тот человек, что выслеживал сегодня утром Чен Суна! Мари-Франс и Ив видели его и узнали!

Выходит, он и за нами следил?

Конечно! Но, судя по всему, он разочарован, а то бы не ушел.

Как интересно! — вступила в разговор Кристина. — Моджет, он полицейский?

Возможно, но не думаю, — ответил Мишель.

Они стали обсуждать причины, по которым полицейский мог бы следить одновременно и за Чен Суном, и за ними самими.

— Я не вижу никакой другой причины, кроме вазы! — сказал Мишель. — Смотрите: Чен Сун разыскивает вазу, а полицейский за ним следит… А за нами он следит, потому что ваза у нас!

ЧИТД! — воскликнула Кристина, чтобы показать, как здорово она поняла объяснения Даниеля.

ЧИТД! Браво, Кристина! — откликнулся Даниель.

Предлагаю сойти на бульваре Сен-Мишель! Можем пообедать в ресторане, — предложил Мишель. — Не знаю, как все, а я зверски проголодался!

— Принято единогласно!

Через несколько минут компания входила в зал одного из самых известных ресторанов Латинского квартала.

Этот зал очень понравился Кристине. На стенах висели огромные зеркала, в которых отражалась лестница. Желающих попасть в ресторан оказалось очень много, и ребятам пришлось ждать, когда освободится столик.

— Как забавно! В зеркале видно всех, кто спускается! — отметила Кристина.

Мишель отошел позвонить мадам Терэ — сообщить, что они обедают в городе.

Мишель, видел часы? — приставал Ив, ужасно взволнованный незнакомой обстановкой.

Где? Не вижу!

Ну вон там, посмотри: цифр нет, а сами часы замурованы в стену — только стрелки видны! Они в зеркале отражаются!

Мишель повернул голову, чтобы разглядеть в зеркале часы, но в тот же момент вздрогнул и нахмурился. Затем он резко вскочил и быстрым шагом направился к лестнице.

— Черт неуклюжий! — взвизгнул официант, пытаясь поймать выбитый поднос. — Мог бы и поосторожнее!

Мишель двумя прыжками преодолел лестницу и смешался с толпой клиентов и озабоченных служащих на втором этаже.

— Слишком поздно, — прошептал он, осмотрев большой зал и террасу. — Он с другой стороны спустился…

Возвращался Мишель уже спокойно. Даниель, близнецы и Кристина встретили его вопросительными взглядами. Посетители, встревоженные восклицаниями официанта, смотрели на Мишеля осуждающе, как будто ожидая, что он затеет потасовку.

Это был Чен Сун, я уверен! — сказал Мишель, садясь на свое место. — Я видел его в зеркале. Как же он мне надоел!

Во всяком случае, ясно, что он не отступит, — вздохнул Даниель. — Может, он надеется, что мы приведем его туда, где спрятана ваза?

Возможно… Он так явно угрожал нам перед уходом! Кажется, он мне совершенно не поверил насчет Южной Африки.

Хорошо хоть нам не надо никого навещать в Париже, а то бы он перерыл все дома, куда бы мы заходили!

Можно над ним подшутить: зайти в десятиэтажный дом и побыть там некоторое время, как будто мы в гостях… Пусть себе потом ищет!

Вдруг Мишель замолчал, потом кивнул головой и лукаво улыбнулся.

Нет, мы сделаем по-другому! У меня грандиозная идея… Я тут только что вспомнил…

Говори! — с нетерпением потребовал Даниель.

Об этой хитрости мне рассказывал папа — ею пользовались участники Сопротивления во время войны, чтобы выяснить, следят за ними или нет.

Кристина, Даниель и близнецы превратились в слух.

— Если он опять за нами пойдет… надо заставить его доехать на автобусе) или на метро до конечной остановки — там поменьше пассажиров и невозможно спрятаться.

— По-моему, автобус не годится! — сказал Даниель. — Ведь Чен Сун понимает, что мы его узнаем, и не решится сесть с нами в один автобус… А в метро можно попробовать!

Надо заманить его в метро. Мы обязательно заметим, если он доедет до конечной! — согласился Мишель.

Но дайте мне времья попробовать этти ананасы в вишневом ликере! — возмутилась Кристина.

* * *

— Он там, в соседнем вагоне… я его заметил! — сказал Даниель, как только поезд тронулся.

Действовать решили по плану Мишеля. Чтобы выяснить, следит за ними Чен Сун или нет, надо было доехать до станции «Сен-Мишель».

Усложним ему задачу, — предложил Мишель, посмотрев на схему линий метро. — Небольшая пересадка на Мон-парнасе нам не повредит…

Он у нас узнает, с кем связался! — ухмыльнулся Даниель.

— Да, мы ему покажем! — согласился Мишель. — Слушайте меня внимательно! Когда поезд подойдет к конечной станции, сидите спокойно, как будто и не собираетесь выходить, — до самой остановки! Может быть, он не знаком с этой линией и не сообразит, что остановка конечная. Если он увидит, что мы не двигаемся, то тоже останется сидеть.

А мы выскочим в самый последний момент, когда двери уже начнут закрываться!

— Это невозможно! — возразил Даниель. — По вагонам всегда проходит служитель и смотрит, чтобы все пассажиры вышли.

— Не всегда, старина! — в свою очередь возразил Мишель. — Иногда этот служитель ходит по вагонам только передвъездом поезда в депо. Все зависит от линии!

Ребята с нетерпением ждали остановки «Мэрия д'Исси»— конечной на этой линии. Они сидели спокойно, как ни в чем не бывало. Потом по сигналу Мишеля выскочили на платформу, и как раз вовремя: двери захлопнулись за их спиной.

Получилось! Он попался! Вот умора-то! Видишь, Даниель, никаких служителей не было! — торжествовал Мишель.

А куда он теперь попадет? — поинтересовалась Мари-Франс: она беспокоилась, что эта игра может зайти слишком далеко.

В депо, разумеется! Потом поезд опять вернется на станцию, но на другую платформу — в направлении «Порт де ля Шапель».

Вот уж он разозлится! — воскликнул Ив.

Мишель оставил Даниеля, Кристину и близнецов у светящегося плана метро рядом с билетной кассой. Пока Даниель объяснял Кристине, как работает табло, а она развлекалась тем, что нажимала по очереди на все кнопки, Мишель наблюдал за входом, особенно на платформу с табличкой «Отправление»: именно отсюда мог появиться Чен Сун.

Через минуту Мишель подал знак остальным. Чен Сун, жалкий, бледный и злой, выскочил из подошедшего поезда на платформу, едва дождавшись остановки. Он промчался мимо ребят и поспешил наружу, как будто никого и не заметив…

— Ну вот, теперь мы можем вернуться домой, — с удовлетворением сказал Мишель. — Готов поспорить, что сегодня мсье Чен Сун нас больше не побеспокоит!

Они перешли на платформу в направлении «Порт де ля Шапель»; больше за ними никто не следил.

— Моджет быть, теперь он вас оставит в покое? — спросила Кристина.

— Может быть… но я бы не стал на это надеяться.

Ребята вышли на станции «Порт Дофин», никого подозрительного не обнаружив.

Зато проходя мимо кафе, они заметили темноволосого мужчину — пассажира с речного трамвайчика. Он спокойно сидел за столом с кружкой пива.

— Этому-то что еще надо? — проворчал Мишель. — Одно могу сказать — он такой же упрямый, как и наш Чен Сун!

Если это полицейский, то все понятно…

Нет, я уверен, что нет, а то бы он уже давно нас допросил. Это точно.

Возможно, ты и прав, — согласился Даниель. — А Чен Суну-то он кто — друг или нет?

Если Мари-Франс не ошибается он за ним следит; во всяком случае — они не сообщники…

Наверное, кое-что прояснится сегодня вечером… Ловушку-то будем устраивать?

— А как же!

Вечер прошел спокойно. После партии в мини-гольф вся семья собралась за столом, и мсье Терэ стал расспрашивать ребят о том, как они провели день.

Хорошо зная, что папе для работы нужна спокойная обстановка, а мама и так слишком за них переживает, Мишель не стал их волновать и рассказывал только о том, как ребята катались на пароходике и обедали, обойдя молчанием инцидент с Чен Суном и странную слежку темноволосого господина. Через некоторое время ему удалось перевести разговор на другую тему.

После ужина все разошлись по своим комнатам, и в доме воцарилась тишина.

Но ненадолго. Выждав полчаса, Мишель и Даниель" как и было задумано, отправились в комнату Кристины, а она перешла на второй этаж. В комнате для гостей окно открыли настежь, чтобы облегчить задачу Чен Суну, если тот вернется…

7

Даниель спал. Мальчики тянули жребий, и первые два часа бодрствования достались Мишелю. Он удобно устроился на маленькой скамеечке рядом с окном — так, чтобы хорошо видеть сад, особенно со стороны входа на виллу.

Торжественная ночная тишина располагала к размышлениям. Невозможно было даже вообразить, что вокруг Париж.

"Совсем как у нас в "Маргийери"!" — подумал Мишель.

Он был бы не прочь оказаться сейчас дома, в Корби, после всей этой беготни по городу. Мишелю гораздо больше нравилась спокойная и естественная провинциальная жизнь, чем бесконечная суета парижан.

— Они все время куда-то бегут, бегут… а, спрашивается, зачем?

Сад был залит лунным светом. Ухоженные дорожки, посыпанные гравием, казались светлыми пятнами между клумбами.

Вдруг Мишель вздрогнул: он явственно услышал хруст гравия! Мальчик напряг слух, его сердце громко стучало… А звук шагов медленно приближался…

Мишель покинул свое убежище и, рискуя быть замеченным, залез на подоконник. Сомнений не оставалось: кто-то очень осторожно ходил возле дома…

Больше Мишель ждать не мог; едва сдерживая нетерпение, он стал осторожно будить Даниеля, при этом слегка зажав ему рот рукой, чтобы тот спросонья не закричал.

Что? Где? У-у-у… — бормотал Даниель сквозь пальцы кузена. — Что такое?

Тише… он здесь!

Он здесь? — тихо повторил Даниель, энергично встряхнув головой. — Кто? Ах да… и что?

Эти дурацкие вопросы были совершенно в духе Даниеля. Мишель развеселился.

Как что? Ты останешься здесь, в засаде… а я попытаюсь схватить его снаружи, когда он полезет в окно. Понял?

У-а-а-а-а-х! Понял! — огрызнулся Даниель, протяжно зевнув.

Мишель бесшумно вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь.

Выйдя в холл, он остолбенел… Входная дверь была открыта!

В первый момент Мишель подумал, что Чен Сун его опередил, сумев каким-то образом открыть дверь, и теперь находится где-то здесь, в доме…

Было так трудно придумать ловушку, еще труднее поменяться комнатами… А теперь может оказаться, что Чен Сун залез в их комнату — туда, где спит Кристина!

Мишель не знал, на что решиться: то ли тихо подняться по лестнице, то ли, наоборот, подождать, когда Чен Сун выдаст себя хоть малейшим шорохом.

Но тут снова послышался хруст гравия… с улицы. Так их двое? Наверное, один караулит на улице, а другой в это время проник в дом! Мишель на цыпочках подошел к двери, радуясь, что благодаря лунному свету не приходится натыкаться на мебель.

Мальчик рискнул выглянуть наружу. Сначала он ничего не заметил, но тут же хруст гравия послышался яснее… Мишель отшатнулся, а потом быстро проскользнул обратно в комнату для гостей.

Он вошел так неожиданно, что Даниель даже подпрыгнул.

Что там… — только и успел сказать Даниель.

Тс-с!.. Это была Онорина!

Как Онорина? Что ты несешь?

Очень просто, старина! Онорина совершала свой "небольшой кружок по саду", как она выражается, чтобы подышать свежим воздухом. Наверное, у нее здесь бессонница.

И из-за этого ты меня разбудил?! — возмутился Даниель.

Однако в тот же момент на его сонном лице отразилась тревога.

Бедная Онорина… А если сейчас появится Чен Сун?

Не думаю, что наш "друг" захочет себя выдать. Он наверняка дождется, пока она войдет в дом.

Чуть позже мальчики услышали, как захлопнулась входная дверь, — Онорина вернулась.

— Ладно, инцидент исчерпан — я ложусь спать! — с видимым удовольствием заявил Даниель. — Постарайся больше не будить меня по пустякам. Я на месте только для господина Чен Суна собственной персоной! Понял?

Мишель пожал плечами и вернулся на свое место у окна; Даниель же тут же заснул.

* * *

В шесть часов утра Даниель с трудом заканчивал свое второе за эту ночь дежурство. Ничего необычного не произошло.

"Наверное, Чен Сун действительно решил оставить нас в покое", — подумал Даниель, вспоминая слова Кристины.

Он растолкал Мишеля: мальчики незаметно поднялись на второй этаж и разбудили Кристину, чтобы она тоже возвращалась к себе.

За завтраком ребята убедились, что никто, даже Онорина, не догадывается о том, где они провели ночь. Планы на утро определились быстро: Кристина изъявила желание сходить в бассейн. Предложение было принято с большим энтузиазмом.

Выходя из дома, наши герои никого не заметили: очевидно, этим утром Чен Суну было не до них.

На обратном пути, поднимаясь в метро по лестнице, близнецы, как всегда бежавшие немного впереди, вернулись к старшим и затараторили, перебивая друг друга:

Мишель! Мишель! Там человек с речного трамвайчика!

Он читает газету!

Кажется…

Где он? — спросил Мишель, остановившись.

Стоит у решетки!

После минутного размышления Мишель решил, что не стоит обращать на таинственного преследователя внимания.

Раз его здесь не было, когда мы уходили, значит, он ждет не нас. Но смотрите в оба! Мы должны быть в курсе, если он пойдет за нами.

Может, это и в самом деле полицейский? — сказал Даниель.

Когда ребята проходили мимо незнакомца с речного трамвайчика, тот как будто бы их даже не узнал, лишь скользнул равнодушным взглядом. Близнецы "выпустили пар" и теперь вели себя спокойно, разве что Мари-Франс, проходя мимо, краешком глаза покосилась на незнакомца. Пересекая улицу, близнецы снова подошли к старшим, и Мари-Франс, не поворачивая головы, сказала:

— Вон там стоит машина Чен Суна! Это за ним следит темноволосый!

Мишель удивленно огляделся.

— Машина там! С красно-белыми номерами! — уточнила девочка.

Наконец Мишель заметил машину; ее регистрационный номер действительно был белого цвета на красном фоне. Внутри никого не было.

— Ты права, Мари-Франс. Чен Сун должен быть где-то рядом!

Они вернулись на виллу, не обнаружив ничего подозрительного. Если это действительно была машина Чен Суна, а брюнет за ней наблюдал, то азиат, почувствовав опасность, мог где-то скрыться.

Перед тем как зайти в дом, Мишель еще раз небрежно взглянул на машину; в ней по-прежнему никого не было.

Делая вид, что играют, близнецы курсировали между виллой и входом в метро, чтобы проследить за маневрами "неприятеля".

Через час после возвращения из бассейна к Мишелю прибежала Мари-Франс и объявила, что машины с красно-белыми номерами на месте нет… и брюнета тоже.

Значит, Чен Сун уехал! — проговорил Мишель.

А тот брюнет следил именно за ним, — уточнил Даниель.

Последнее событие сделало тайну еще более непостижимой. Ребята окончательно убедились, что брюнет выслеживает Чен Суна, а тот продолжает бродить где-то рядом. Тогда Мишель предложил вот что:

— Раз Чен Сун уехал, мы можем зайти к Виктору Пенсону. Соблюдая предосторожности, конечно… Виктор уже наверняка все сделал; и потом, не можем же мы держать у него такую ценную вазу до бесконечности!

А между прочим, место хорошее! Заметь, мы ведь туда ее отнесли совершенно случайно и Чен Сун ни за что не догадается, что его драгоценная ваза спокойно себе лежит у Пенсонов!

Тем более что никто из нас туда не ходил. Значит, он не догадывается о наших отношениях с Виктором!

Выйдя на улицу, ребята внимательно огляделись по сторонам, но ни Чен Суна, ни темноволосого поблизости не было.

От консьержки они узнали, что Виктор у себя в мастерской.

Мастерская представляла собой сарайчик из фанеры, оклеенной картоном. Чтобы попасть внутрь, надо было преодолеть ступеньку, но ее накрыли специальным скатом для инвалидной коляски.

Стеклянная дверь была открыта. Виктор, мальчик лет четырнадцати с очень бледным лицом, сидел перед небольшим станочком и чинил куклу.

— Здравствуй, Виктор! — приветствовал его Мишель.

В присутствии калеки он всегда ощущал странное неудобство, некоторое чувство вины, даже стыд за свое хорошее здоровье.

Виктор даже подскочил от неожиданности, услышав голос Мишеля. При виде ребят, загородивших дверной проем, его бледное лицо внезапно залилось краской; мальчик опустил глаза, тяжело вздохнул и мучительно улыбнулся.

— Здравствуйте… все! — проговорил он тусклым голосом.

Поведение Виктора показалось ребятам странным. В том, что его удивило такое количество гостей, не было ничего необычного, но он никогда раньше так не смущался! Кажется, он был им совсем не рад… Не вдаваясь в подробности, Мишель спросил:

— Ну, как ваза? У тебя было время этим заняться?

Удалось приспособить патрон?

Бедный Виктор снова стал бледнее полотна и отвел взгляд. Мишель с удивлением отметил, что у него дрожат руки. Он по привычке переглянулся с Даниелем: тот был изумлен не меньше. Тут Мишель наконец догадался, в чем дело, и воскликнул:

— Что-то случилось с вазой?! У тебя ее больше нет?..Потерянный взгляд Виктора подтвердил его догадку. Но тут вмешался Даниель:

— У тебя ее отняли, да? Желтый мужчина в очках с раскосыми глазами?

Виктора очень удивила осведомленность Даниеля… иначе его реакцию объяснить было невозможно.

Он что, сюда приходил? — уточнил Мишель. — В твою мастерскую?

Д-да! — подтвердил Виктор, опустив голову.

Когда? Может быть, сегодня утром?

Д-да, сегодня утром!

Мишель и Даниель снова переглянулись.

Чен Сун нас опередил! — с досадой признал Даниель.

У вас больше нет вазы? — спросила Кристина с иронической улыбкой.

Кузены поняли, о чем подумала девушка. Их репутация детективов сильно пострадала. Они проиграли!

— А как это произошло, Виктор? — спросил Мишель. — Он вошел, ты был здесь… он увидел вазу… схватил ее и ушел?

Виктор с трудом сглотнул слюну и промолчал.

— Он угрожал тебя ударить, если ты кого-нибудь позовешь, так? — наседал Даниель.

Бедный калека выглядел совершенно потерянным и сумел лишь утвердительно кивнуть головой.

— Ничего удивительного, что он от нас отстал! — воскликнул Мишель. — Понял, что это бессмысленно, и сменил объект!

Все это свалилось на ребят так неожиданно, что они замерли на месте посреди маленькой мастерской, совершенно не представляя, что же теперь делать.

Есть только одна вещь, которая не укладывается у меня в голове… — пробормотал Мишель как бы про себя.

Везет же некоторым! — съязвил Даниель. — Я был бы рад, если бы не понимал только одну вещь!

Виктор вздрогнул. Теперь его лицо стало почти кирпичного цвета, на лбу блестели капельки пота. Чтобы прекратить эти мучения, Мишель ласково похлопал мальчика по плечу и сказал с напускной веселостью:

— Черт с ней, старина! Ты здесь ни при чем! Забудь!

Эта ваза не стоит выеденного яйца, особенно если учесть, сколько мы за нее заплатили…

Виктор с видимым усилием произнес несколько слов, которые, впрочем, никто не разобрал; судя по всему, это были извинения. Мишель увлек за собой всю компанию, и они вновь оказались на улице.

Притихшие и разочарованные, кузены понуро брели по направлению к вилле. Только одна Кристина сохраняла спокойствие.

— А что это за "одна вещь", которую ты не понимаешь? — вспомнил Даниель.

Мишель вздохнул, нахмурил брови и остановился.

Это просто, старина, — сказал он. — Я не представляю, как Чен Сун мог узнать, что ваза у Виктора! Мы же из предосторожности даже к нему ни разу не зашли!

А зачем тебе это знать? — грустно усмехнулся Даниель. — Я вот все время вспоминаю, как мы прокатились на другой конец Парижа — и все без толку!

Так… — спохватился Мишель. — Мы-то к Виктору не ходили, а близнецы?

Эй, Мари-Франс, Ив, — идите сюда! — крикнул Даниель.

Близнецы тут же прибежали.

Отвечайте оба — вы ходили в эти дни играть с маленькой Сюзанной?

Конечно! Я ей даже свои ролики давала! — ответила Мари-Франс.

А в тот день, когда приходил торговец с Блошиного рынка, Сюзанна нас позвала и мы не смогли вас сразу предупредить, что его ждал китаец и что…

Все ясно! Чен Сун ждал торговца и увидел, как вы играете с Сюзанной, он мог заметить и мастерскую Виктора… Тогда он, наверное, не связал эти факты, но кто знает — может, Сюзанна проболталась кому-нибудь из своих приятелей. В ее-то возрасте… Она могла рассказать им о вазе или о китайской рыбе, а Чен Сун прогуливался рядом…

— Ладно, допустим… Ну и что? — не отступал Даниель.

Мишель пропустил вопрос мимо ушей.

Кое-что не увязывается! Помнишь, Даниель, как сильно удивился Чен Сун, когда мы сказали, что Дюкофр приходил по его поручению?

Подумаешь! Это еще ни о чем не говорит! Просто он удивился, что мы в курсе…

В курсе чего?

Ну… что Дюкофр приходил от его имени… что это он, Чен Сун, его послал, чтобы не появляться самому, вот и все!

Больше сказать было нечего. До сих пор Кристина не принимала участия в споре.

Ну вот! Теперь вы все поняли, и что собираетесь делать? — спросила она с той же иронической улыбкой.

Посмотрим! — уклончиво ответил Мишель. — Близнецы, вы все поняли? Больше никогда так не делайте!

Но… откуда мы знали? Тогда ваза вообще еще была дома, ты что, забыл? — возмутился Ив.

Это справедливое замечание вконец расстроило старших. Им не на кого было свалить свой промах, и это еще больше накалило обстановку. Да, Чен Сун продемонстрировал настоящие чудеса интуиции в поисках таинственной вазы… Возможно, только присутствие Кристины с ее иронической улыбкой заставляло кузенов выкручиваться, чтобы хоть как-то спасти свое лицо.

Кроме того, их разбирало любопытство: из-за чего все-таки Чен Сун с удивительным упорством и коварством разыскивал вазу, проданную таким опытным торговцем, как Дюкофр, всего за пять франков?

Надо найти Чен Суна! — заявил наконец Мишель.

У нас есть только одна ниточка — адрес кафе, который он нам назвал, — напомнил Даниель,

— Не думаю, что им еще можно воспользоваться… Чен Сун слишком хитер, чтобы показаться там после того, как похитил вазу.

Скорее всего, Мишель был прав. Старшие не спеша возвратились на виллу, а близнецы поотстали, поджидая Сюзанну, — они хотели таким образом выразить свой протест против несправедливых обвинений.

Кристина пошла к себе переодеться к обеду.

* * *

— Чем вы оба так озабочены? — спросила мадам Терэ за обедом. — Надеюсь, ничего страшного не случилось?

Кристина лукаво посмотрела на друзей, а им было так трудно сказать, что у них все в порядке!

Мишель перевел разговор на конгресс, в котором участвовал сейчас его папа, и это несколько отвлекло родителей.

Однако старшие заметили, что мадам Терэ время от времени поглядывает на них с нескрываемой тревогой. Мама, конечно же, понимала, что от нее что-то скрывают; но больше она ничего не сказала.

После десерта, чтобы немного отвлечь друзей от грустных мыслей, Кристина предложила прогуляться в Булонский лес к розарию Багатель, о котором она так много слышала.

Ребята обрадовались этому предложению и приняли его с удовольствием: чтобы вновь обрести уверенность в себе после утренней неудачи, им необходимо было развлечься.

Как только они вышли из дома, Мишель внезапно остановился и с радостной улыбкой заявил:

— Думаю, что я нашел способ, как отыскать Чен Суна!

Слушайте…

8

Мишель сказал это с такой уверенностью, что ни Кристина, ни Даниель даже не улыбнулись.

И что это за способ? — спросил Даниель.

— Я до смерти хочу узнать! — воскликнула Кристина.

Все очень просто, — начал Мишель. — Чен Сун утверждает, что на протяжении многих веков ваза принадлежала их семье. Даже если он преувеличивает, предположим, что это правда.

Еще чего! — воскликнул Даниель.

Я сказал: предположим, — продолжил Мишель. — Может быть, ты дашь мне закончить? Ладно. Если он говорит правду, то Дюкофр мог купить вазу только у семьи Чен Суна! Вместе с мебелью!

Ну, предположим… и что? — скептически спросил Даниель.

Так вот, в таком случае Дюкофр должен знать адрес Чен Суна — я имею в виду то место, где он закупил мебель… то есть старый адрес его так называемой семьи!

Кристина и Даниель молчали. Они были явно разочарованы.

И это все? — спросил Даниель.

Погоди, я еще не закончил! Мы пойдем к Дюкофру и возьмем у него этот адрес.

Ну конечно! Мы ему оказали тогда такой прием, что он обязательно пошлет нас куда подальше, твой Дюкофр!.. И зачем тебе этот адрес, если Чен Сун там больше не живет?

Ты забываешь об одной вещи, старина! — терпеливо разъяснял Мишель. — Обычно, когда люди переезжают, им еще некоторое время приносят почту по старому адресу, поэтому бывшая консьержка Чен Суна должна знать новый!

На этот раз Даниель не мог не признать, что кузен прав.

— Итак, если наше предположение справедливо и Чен Сун сказал правду, то мы сходим к Дюкофру, а он направитнас к консьержке… нет, к бывшей консьержке Чен Суна, а уж та даст новый адрес нашего "друга", понятно?

— ЧИТД! — воскликнула Кристина, в восторге от того, что может вставить новое выражение.

— ЧИТД! — с удовольствием согласился Мишель.

Однако Даниель не разделял их радости.

— Минуточку! — сказал он. — Твои предположения не совсем верны, мой бедный Мишель.

"Бедному" Мишелю уже давно надоели нападки кузена.

— Ты забываешь о том, что Дюкофр мог купить вазу и не у Чен Суна! — продолжил Даниель. — Возможно, у нее было много владельцев, ваза продавалась и перепродавалась…

В лучшем случае Дюкофр даст тебе адрес ее последнего владельца.

Мишель задумался, затем его лицо снова просияло.

— Ты прав, старина! — сказал он. — Но и я не ошибаюсь!

Если твое предположение верно, то это, конечно, осложнит наши поиски, но мы будем постепенно продвигаться от владельца к владельцу и конечный результат будет тот же!

Даниель наконец согласился с братом: ему тоже очень хотелось найти Чен Суна.

* * *

О розарии Багатель никто больше не вспоминал. Даниель был прав: чтобы обеспечить хоть какие-то шансы на успех, план Мишеля необходимо было осуществить прямо сейчас.

По словам Виктора, Чен Сун завладел вазой сегодня утром. Даже если он решил немедленно исчезнуть, ему все равно понадобится несколько часов передышки; поскольку он уже имел дело с молодыми людьми и не принимал их всерьез, то мысль об опасности не придет ему в голову.

Юным противникам Чен Суна оставалось надеяться только на это. Даниель смотрел на дело пессимистически.

Думаешь, Дюкофр согласится дать нам адрес? — спросил он на выходе из дома. — После того как мы отказались вернуть ему вазу, наверняка у него на нас зуб. Так или иначе — мы сорвали ему хорошую сделку!

Да, я тоже так думаю, — согласился Мишель. — Это единственное слабое место в моем плане! Только Дюкофр может нам помочь, но боюсь, что он откажет…

Кристина внимательно следила за ходом беседы.

Эттот Дюкофр, — спросила она, — продавец с Блошиного рынка?

Да, Кристина!

Я так хотела увидеть Блошиный рынок, я могу пойти к эттому синьору… Вы мне объясните, и я спрошу адрес!

Точно! — воскликнул Даниель. — Дюкофр не знает Кристину! Это может сработать…

Отличная идея, — согласился Мишель. — Сегодня суббота, поэтому его можно найти только на Блошином. Но я дал себе слово, что моей ноги там больше не будет!

Я довольная! — воскликнула Кристина. — Пошли!

Синьорина Кристина отправляется в поход! — пошутил Даниель.

А мы — группа поддержки! — продолжил Мишель в том же духе.

В путь, — сказал Даниель. — Хватит спорить! Если повезет, то мы встретимся с Чен Су ном уже сегодня вечером!

И они направились к метро.

* * *

Добрались они без приключений. Блошиный рынок выглядел сегодня намного спокойнее и безлюднее, чем в прошлое воскресенье.

Мишель и Даниель терпеливо объясняли Кристине, насколько важна ее миссия, так что она не должна отвлекаться на разглядывание лотков. Тяжело вздохнув, девушка согласилась.

— Но вы мне обещайте, что мы сюда еще вернемся! — сказала она.

На подходе к лавке Дюкофра Мишель и Даниель отстали, перед этим подробно обсудив с Кристиной сценку, которую ей предстояло разыграть. Они решили наблюдать за девушкой издалека, чтобы при необходимости тут же вмешаться.

Ребята внимательно следили, как Кристина болтает с Дюкофром; старьевщик, как всегда, был вежлив. Он несколько раз разводил руками, давая понять, что не знает ответа на вопрос собеседницы, потом долго листал толстую черную книгу и наконец написал несколько слов на листке бумаги и протянул его девушке.

Сияющая Кристина возвратилась к своим друзьям.

— Я добыла! — сказала она.

Мишель изучил записку и разочарованно воскликнул:

— Но это адрес не Чен Суна!

Даниель тоже взглянул на записку.

— Мсье Сонг Кхо… бульвар Мальсерб, — прочел он. — Сонг Кхо? Кто бы это мог быть?

Кристина перестала улыбаться: ее немного обидела реакция мальчиков.

— Спокойно! — сказала она. — Дайте мне объяснить!

Кристина рассказала, как ее принял Дюкофр. Когда девушка сказала, что она родственница жены некоего господина Чен Суна, торговец взглянул на нее с нескрываемым любопытством, но тут же заявил, что не знает такого человека!

В первый момент Кристине показалось, что торговец будет стоять на своем и ничего больше ей не добиться. От отчаяния она добавила, что специально приехала из Италии, чтобы разыскать свою родственницу, которую потеряла из виду несколько лет назад; родственница написала в письме, что продает свою мебель мсье Дюкофру в Париже, но, к сожалению, забыла сообщить свой новый адрес.

Девушка так здорово все придумала, что торговцу ничего не оставалось, как принять участие в воссоединении семьи — то есть дать адрес родственницы.

— Она вышла замуж за азиата? — переспросил он. — Единственный азиат, с которым я имел дело, был некий Сонг Кхо!

В это время он как раз искал адрес в своей книге.

Заполучив бумажку с драгоценным адресом, переписанным рукой самого мсье Дюкофра, Кристина решила, что стоит попытаться разузнать кое-что еще. Она сказала, что может вспомнить кое-какие подробности — например, что у ее родственника, этого мсье… Сонг Кхо, была хрустальная ваза с изображением китайской рыбы.

— Как вы можете об этом знать? — спросил Дюкофр, смерив Кристину подозрительным взглядом. — Ведь вы же расстались со своей родственницей несколько лет назад!

Девушка сочла за благо удалиться, чтобы не отвечать на этот скользкий вопрос.

Наконец-то Мишель и Даниель сообразили поздравить Кристину со столь успешно проведенной операцией.

Значит, ваза не принадлежала Чен Суну! — пришел к выводу Мишель. — Мы правильно сделали, что тогда ее не отдали!

Во всяком случае, вопрос, заданный Дюкофром, доказывает только одно: он купил вазу вместе с мебелью именно у этого… мсье Сонг Кхо! Торговец совершенно не удивился, когда Кристина сказала про вазу, — значит, так и есть!

— А вдруг Чен Сун просто назвался чужим именем? — предположил Мишель. — Может быть, в действительности его зовут Сонг Кхо!

— Возможно, — согласился Даниель. — Скорее всего, ты прав. Сегодня мы это узнаем!

— Да! Раз у нас есть адрес — скорее в путь!

* * *

Указанный в адресе бульвар Мальсерб ребята нашли без особого труда. Это был богатый квартал. Судя по всему, до того как мсье Сонг Кхо пришлось продать мебель Дюкофру, его семья не бедствовала.

Будка консьержки находилась в глубине шикарного светлого подъезда.

— Скажите, пожалуйста, как мне найти мсье Сонг Кхо? — спросил Мишель.

Консьержка, плотная женщина с красным лицом, нахмурила брови и недружелюбно посмотрела на визитеров.

— Мсье Сонг Кхо умер! — сухо ответила она. — Так что здесь он больше не живет!

Мишель и Даниель не собирались поддерживать мрачную шутку консьержки; видимо, у нее это получилось не нарочно: понятно, что здесь дом, а не кладбище.

— Да, конечно, но мы пришли узнать новый адрес его семьи, — уточнил Даниель.

Сначала консьержка отрицательно покачала головой, глядя на посетителей с неприязнью.

— А что вам всем надо от этих Сонг Кхо? То один, то другой, то телеграфист — как будто я здесь только для того, чтобы сообщать, куда они делись!

Все это было высказано с таким раздражением, что от неожиданности ребята просто остолбенели. Первым пришел в себя Мишель.

— Мсье Чен Сун тоже, конечно, приходил? — спросил он с невинным видом.

Мишель не сводил глаз с консьержки, чтобы уловить ее реакцию на имя Чен Суна. Но она только слегка удивилась.

Жен Ссу? Не знаю такого! Все эти имена — такие же похожие, как их хозяева! Я никогда не могу их различить… Ладно, некогда мне тут с вами болтать: у меня работа!

Очень жаль, что вы не можете дать нам адрес его семьи: у нас для них важная новость. Ну что ж, пойдем на почту — надеюсь, там нам повезет больше!

Консьержка еще раз смерила их взглядом, нахмурилась и, вздохнув, сказала:

Послушайте, по-моему, вы славные ребята… и я хочу дать вам адрес… Я бы не должна этого делать, но что-то мне подсказывает, что вам можно доверять! В случае чего скажете, что вам его дали на почте, поняли?

Клянемся, мадам! — торжественно провозгласил Мишель.

Это на улице Жёнёр, 17, в Монтрее. Надо доехать до "Порт де Монтрей"… Но я вам ничего, конечно, не говорила!

Чтобы объяснить такую резкую перемену места жительства, консьержка добавила:

Мсье Сонг Кхо был добрым человеком и хорошим жильцом. Он пережил много горя у себя на родине — уж не знаю, что там случилось. Бедная мадам Сонг Кхо! Смерть мужа была для нее таким ударом! Ей пришлось продать все…

Создавалось впечатление, что славная женщина не остановится никогда. Теперь, имея в руках адрес, Мишель думал только об одном: как бы поскорее туда попасть.

— Я вас от души благодарю, мадам, — удалось ему на конец вставить в конце одной из фраз консьержки. — Мы будем немы как рыбы! Можете не сомневаться!

Он потащил за собой Кристину и кузена; оказавшись на улице, все вздохнули с облегчением.

Уф! По-моему, если бы мы сейчас не вырвались, то застряли бы там надолго… Ну, теперь на улицу Жёнёр!

А где это находится?

Спросим у полицейского.

Слушай, Мишель, как ты думаешь, а стоит ли нам тащить туда Кристину? Неизвестно, что там может быть…

Нет, нет! — возразила Кристина. — Скажите честно, что вы боитесь еще раз промахнуться и не хотите свидетеля!

Кузены улыбнулись: их забавляла горячность девушки.

Ну, раз так — это меняет дело! — согласился Даниель. — Считайте, что я ничего не говорил!

Во всяком случае, если вы меня не хотите брать, я все равно за вами пойду! Было бы лучше, если бы вы меня повели… с грациа… с благодарностью!

Несмотря на улыбку, Кристина сказала это настолько решительно, что мальчики даже слегка растерялись.

А что вам надо на этой улице Жёнёр? — спросил полицейский, к которому обратился Мишель. — Это неподходящее место для прогулок, особенно для таких молодых людей, как вы. Там неблагополучный район! Там будут все сносить и отстраивать заново…

У нас поручение, — объяснил Мишель.

— Ну что ж, желаю удачи, — сказал полицейский, указав маршрут.

Ребята тронулись в путь.

Гм… консьержка боялась дать нам адрес… и вообще — ты слышал, что сказал полицейский? — спросил Даниель. — С чего это он пожелал нам удачи?

Да ну, брось! Это так — слова… Из вежливости!

В то же время Мишель незаметно толкнул кузена локтем и кивнул головой в сторону Кристины. Не стоило без особой нужды тревожить девушку, несмотря на всю ее отвагу.

Путь оказался довольно длинным: сначала пришлось ехать на метро до конечной, а потом еще на автобусе.

Улица Жёнёр находилась на окраине столицы.

Когда молодые люди сошли с автобуса, один прохожий указал им на группу домов совершенно отвратительного вида.

Улица Жёнёр? Это там. Но вам лучше поторопиться!

Почему, мсье? — спросил Даниель с невинным видом.

— Пока еще дома не развалились! — усмехнувшись, воскликнул прохожий.

Ребята направились к указанному месту. Несмотря на видимое спокойствие, все чувствовали себя не в своей тарелке. Улица Жёнёр в их сознании была окружена ореолом опасности.

И вообще, что они могут найти в этом доме номер 17? Семью мсье Сонг Кхо?.. Вероятно. Но входят ли в эту семью Чен Сун и его брат?.. Участники экспедиции изо всех сил боролись с мучительной тревогой.

9

Подойдя поближе к улице Жёнёр, молодые люди невольно остановились. Достаточно было одного взгляда, чтобы убедиться: все, что говорили об этой улице, соответствует истине.

Узкая, заставленная огромными балками, служившими подпорками для облезлых и потрескавшихся стен, она производила ужасное впечатление. Даже летнее солнце не оживляло грязно-серых стен с темными пятнами сырости и бахромой желтоватой селитры.

На мостовой в промежутках между плитами пучками росла трава, что еще больше подчеркивало запущенность улицы.

— Черт возьми! Я начинаю кое-что понимать! — сказал Мишель. — Похоже, тот прохожий был прав! И как здесь можно жить?..

Глядя на этот мрачный пейзаж, Мишель задумался: а не может ли здесь таиться опасность?.. В это время Даниель, а за ним и Кристина двинулись вперед по улице; Мишель решил им помешать.

— Минуту, — сказал он. — Думаю, будет неразумно за являться туда всем сразу: как знать, что нас там ждет.

Я пойду на разведку и подам вам знак.

— Почему ты? Я тоже хочу пойти! — возразил Даниель.

Мишель, улыбаясь, пожал плечами.

— Знаю, старина! Но ты останешься с Кристиной. Ты ведь ее верный рыцарь — да или нет?

Ну, что тут возразишь?.. Даниель сразу перешел к делу:

А какой ты нам сделаешь знак и в каком случае?

Я дойду до дома номер 17, и если там кто-нибудь есть — почешу в затылке, а если нет — пойду искать дальше. А вы подойдете только в том случае, если увидите мой знак. Думаю, что если вы встанете у стены вон того дома, будет очень хорошо. Ты, Даниель, время от времени выглядывай. При необходимости я позову. Согласны?

Согласны! — ответил Даниель, потащив Кристину к стене.

А Мишель пошел в глубь зловещей улицы Жёнёр. Отойдя подальше, он немного постоял, огляделся и попытался определить нечетную сторону. Ему пришлось обогнуть балку, вмонтированную в стену, и только тогда показалось первое "жилище" без окна и двери. Мальчик подумал, что все это похоже на декорации для съемки фильма — они всегда производят сильное впечатление на тех, кто видит их впервые… Если остальные дома на этой улице в таком же состоянии, то вряд ли в них кто-то может жить.

В первый момент Мишель даже решил, что консьержка над ними подшутила, а может, просто перепутала название улицы…

Он не стал задерживаться на созерцании этих развалин и направился прямо к дому номер семнадцать.

Почти невольно мальчик оглянулся, проверяя, на месте ли Даниель. Еще никогда в своей жизни Мишель не испытывал такой тревоги, как сейчас.

Мягко ступая, он приблизился к проему без дверей, над которым еще можно было разобрать табличку с нужным номером. Перед ним был темный коридор с полуобвалившимся потолком. Прежде чем войти, Мишель осмотрел фасад. По обе стороны от дверного проема были окна, заколоченные деревянными досками. Доски сильно рассохлись от непогоды — видно, в обеих комнатах давно никто не жил.

На мгновение возбуждение Мишеля сменилось отчаянием. Консьержка ошиблась — больше он в этом не сомневался. Но все-таки, прежде чем вернуться, он решил заглянуть в коридор. Отвалившаяся плитка громко звякнула под его ногой; сердце мальчика отчаянно забилось. В конце коридора была дверь… Стояла такая тишина, что звук от подброшенной плитки прогремел, как удар молота. Мишель взял себя в руки, восстановил дыхание и прислушался…

Ничего не произошло. Однако мальчика не покидало странное предчувствие, что разгадка тайны находится именно за этой грязной дверью. Может, позвать Даниеля?..

Мишель колебался не больше секунды — он и так потерял уже слишком много времени. Подойдя к двери, он тихонько постучался и приоткрыл ее на несколько сантиметров.

В первый момент ему стало просто смешно: за дверью оказался тесный двор, заросший низкой травой.

"Тоже мне подвиг! — подумал он. — Хорошо хоть Кристина этого не видела!"

И он представил себе ее лукавую улыбку.

Теперь Мишель смело распахнул дверь. Двор был окружи такими же развалинами, какие он видел до сих пор. Впрочем, вдруг мальчик заметил единственное застекленное окно с занавеской — оно было очень чистым! И тут до него дошло, что консьержка его не обманула и не ошиблась: кто-то здесь жил.

Мишель снова прислушался. Зайти он не осмеливался, хотя был уверен, что слышал тихие голоса. Ему также показалось, что занавеска слегка приоткрылась.

Ясно было, что дальше действовать в одиночку невозможно. На какое-то мгновение, длившееся целую вечность, во дворике вновь воцарилась тишина. Мишель ничего не слышал, кромке биения своего сердца. Обернувшись, он заметил в дверном проеме голову Даниеля.

Только Мишель приготовился толкнуть дверь, как она со скрипом открылась сама по себе; готовясь отразить нападение, он сделал шаг назад… но тут же растерянно остановился.

Перед ним стоял маленький мальчик. У малыша были раскосые глаза, гладкие и блестящие черные волосы; ему было лет пять-шесть, и он не отрываясь смотрел на Мишеля широко распахнутыми глазами. Несмотря на удивление, у Мишеля все-таки хватило ума дружелюбно улыбнуться ребенку.

— Чего тебе надо, мсье? — спросил малыш.

Почти тут же показалась и вторая головка, очень похожая на первую.

На Мишеля смотрели две пары темных блестящих глаз. От неожиданности он потерял дар речи. Что, собственно, ему здесь нужно? Что сказать детям, которые, судя по всему, совсем одни в этом заброшенном жилище?

— Вашего папы случайно нет дома?

Оба малыша отрицательно покачали головой.

А мамы?

Мама у мясника! — ответил маленький мальчик, открывший дверь.

А когда она вернется?

Вопрос явно показался малышам слишком трудным, и они переглянулись. Наконец старший решился:

— Мама придет, когда стрелки будут стоять вот так! — сказал он.

При этом малыш с трогательным старанием изобразил стрелки часов. Мишель сообразил, что это означает половину седьмого. Взглянув на часы, он отметил, что сейчас чуть больше половины шестого. Этот жест не ускользнул от внимания мальчика, и он показал на циферблате его наручных часов половину седьмого — именно тогда его мама вернется от мясника.

Но вдруг малыши нахмурились и отступили назад. Мишель резко обернулся, но тут же расслабился и улыбнулся: подошли Кристина и Даниель — это они смутили малышей.

— Ты о нас совсем забыл! — посетовал Даниель.

— Они дома одни, этти бамбини?! — воскликнула Кристина, — Какие симпатичные! Как вас зовут?

Девушка присела на корточки, чтобы говорить с малышами "на равных", а ее улыбка окончательно внушила им доверие.

Я — Минг… а она — Тхо! — храбро ответил мальчик.

Здравствуй, Минг! Здравствуй, Тхо! — тут же сказала девушка. — А меня зовут Кристина; это мои друзья… вот Мишель, а вот Даниель!

Здравствуйте! — хором сказали Мишель и Даниель.

Прижав руки к груди, малыши очень серьезно поприветствовали гостей, одновременно радуясь и смущаясь. Дети были очень чисто одеты — в простые серые блузы и черные брючки, — и это сильно контрастировало с внешним видом того места, где им приходилось жить.

Мишель решил, что в отсутствие мамы он не имеет права заходить в комнату.

— А где лавка мясника? — спросил он через минуту. — Вы не могли бы нас туда отвести?

— Мама не велит! — ответил Минг. — Мясник злой!

"Что это за мясник? О чем вообще речь?" — удивлялся Мишель.

Он быстро ввел своих друзей в курс дела. — Мама этих двух ангелочков, должно быть, работает у мясника… а у него явно тяжелый характер, — объяснил Мишель.

— Да уж вижу! — сказал Даниель и наклонился к детям. — Вот вас зовут Минг и Тхо, а ведь есть и другое имя.

Вас случайно не называют еще и Чен Сун?

Дети звонко рассмеялись и отрицательно покачали головами. Мальчик ответил:

— Нет, мсье, не Чен Сун! Ты ошибаешься! Мое другое имя — Сонг Кхо!

Мишель посмотрел на кузена. Он понял, чего тот добивался; но ответ мальчика еще ничего не доказывал. Если Чен Сун их обманул и в действительности его зовут Сонг Кхо, то маленькие дети никак не могли об этом знать!

— Что будем делать? — спросила Кристина. — Ждать маму или пойдем к мяснику?

Мишель снова посмотрел на часы.

— Лучше было бы пойти к мяснику, — сказал он. — Если только Минг и Тхо захотят нас туда отвести!

Малыши, несмотря на свою нерешительность, в конце концов согласились, тем более что Кристина пообещала купить им конфет и убедила, что мясник при них не осмелится "быть злым".

Ребята вышли из трущоб улицы Жёнёр в более благоустроенную часть пригорода, где были старые, но вполне приличные дома, придававшие району нормальный жилой вид.

Вскоре они подошли к скромной витрине лавки мясника с вывеской "Бон Порк". Но вместо того чтобы войти в магазин, Минг и Тхо потащили молодых людей к большой двери слева и провели во двор, расположенный за лавкой.

Молодая хрупкая женщина трудилась у огромного котла с водой, из которого шел пар. Ее длинные темные волосы были собраны на затылке в тяжелый пучок. Слишком широкая рабочая блуза скрывала миниатюрную фигуру. Ошибиться было невозможно — молодая женщина и есть мама малышей: они бросились к ней прямо от двери. Женщина положила на стол топор мясника, который она как раз отмывала, затем быстро вытерла руки и присела, чтобы обнять детей.

Все в ней выдавало сильную усталость: и бледное осунувшееся лицо, и темные круги под глазами.

— Что случилось? — спросила она. — Надеюсь, ничего страшного? — Потом она обратилась к молодым людям: — А вы кто? Почему вы здесь… с моими детьми?

Вы — мадам Сонг Кхо, да? — спросил Мишель. Молодая женщина широко открыла глаза.

Ну да! А почему вы спрашиваете?

Мишель решил перейти прямо к делу. Не сводя глаз с молодой женщины, он заявил:

Нам нужен мсье Чен Сун… Не могли бы вы нам подсказать, где его можно найти?

Хорошо понимая, в каком напряжении находится Мишель, Даниель и Кристина тоже следили за реакцией мадам Сонг Кхо. Она вздрогнула, а на лице отразились одновременно удивление, недовольство и, кажется, сомнение.

Нет, я ничего о нем не знаю! — быстро ответила она.

Очень жаль, — сказал Мишель. — Речь идет о важной вещи… очень важной!

В этот момент взгляд мадам Сонг Кхо упал на стеклянную дверь, и она вздрогнула. Повернувшись, ребята увидели, как шевельнулась за дверью занавеска. Женщина сразу забеспокоилась.

— Извините — сказала она без тени улыбки, — я еще не закончила свою работу. Я освобожусь в половине седьмого. Можете меня подождать? Минг и Тхо составят вам компанию.

Мишель согласился.

— Только не здесь, — добавила мадам Сонг Кхо. — Хозяин очень строгий… он не любит, когда я отвлекаюсь от работы. Подождите меня дома.

Не сказав больше ни слова, молодая женщина вернулась к своему занятию. Минг и Тхо взяли Кристину за руки, а оказавшись на улице, напомнили ей о конфетах. Кристина зашла в ближайшую бакалею и купила им по великолепному леденцу; сердца малышей были окончательно завоеваны.

Молодые люди вернулись на улицу Жёнёр, обсуждая увиденное. Всех троих потрясло, что такая слабая и хрупкая женщина, падая от усталости, выполняет столь тяжелую работу.

Она молодец! — сказал Даниель.

Но хозяин мог бы дать ей резиновые перчатки, чтобы защитить руки! — возмущалась Кристина.

Сильно его беспокоят руки какой-то работницы! — махнул рукой Мишель.

Во всяком случае, — продолжил Даниель, — дело ясное: мадам Сонг Кхо знает Чен Суна!..

Через три четверти часа мадам Сонг Кхо вошла в свою крошечную комнатку, где ее уже с нетерпением поджидали. Ребята сумели оценить те невероятные усилия, с которыми молодая женщина пыталась сделать свой дом относительно удобным и, главное, обустроить его со вкусом. В сущности, это было почти бесполезно из-за ветхости стен, хотя свежая побелка несколько скрывала их убожество. На полу лежала очень чистая циновка, а маленькая детская кроватка была накрыта красивым шелковым покрывалом, знавшим, похоже, лучшие времена.

Молодая женщина извинилась, что вынуждена принимать гостей в такой тесноте. Стульев на всех не хватило, и ей самой пришлось присесть на детскую кровать; дети уселись рядышком. Казалось, мадам Сонг Кхо не торопилась заговорить о деле. Она подала гостям чай в маленьких фарфоровых чашечках.

— Это все, что мне удалось спасти, — сказала женщина с очень грустной улыбкой.

Когда чай был выпит, молодая женщина снова присела на детскую кроватку.

— Так вы знаете Чен Суна? — спросила она. — Он что, уже вышел из тюрьмы?

Ребята ошарашенно переглянулись.

— А мы и не знали, что он был в тюрьме! — сказал Мишель. — Впрочем, мы практически ничего о нем не знаем — только что у него есть брат и что он не слишком щепетилен в делах…

Мишелю, Кристине и Даниелю казалось, что мадам Сонг Кхо заслуживает полного доверия. Они единодушно решили рассказать ей все.

Мишель поведал об их приключении с самого начала: о посещении Блошиного рынка, о покупке китайской вазы и о непонятной настойчивости, с которой Чен Сун пытался ее заполучить.

— Ваза с изображением китайской рыбы?! — воскликнула мадам Сонг Кхо. — Но ведь это единственная вещь, которую муж взял с собой при бегстве!

Бледные щеки женщины залились румянцем. Что же касается молодых людей, то они никак не могли понять, о каком бегстве идет речь.

— Извините меня, — сказала мадам Сонг Кхо слегка дрожащим голосом. — Мне кажется, что я могу вам доверять.

Я еще точно не поняла, зачем вы пришли, но думаю, что не которые пояснения помогут вам разобраться с этим Чен Суном.

Молодые люди узнали, что Чен Сун был секретарем Сонг Кхо, занимавшего высокий пост в своей стране. К несчастью, Сонг Кхо пришлось срочно покинуть родину, чтобы избежать преследований со стороны одного завистливого министра, и скрыться во Франции, в Париже.

Чен Сун последовал за ним в изгнание.

— Но очень скоро оказалось, что Чен Сун вовсе не так честен, как считал мой муж. После одной серьезной аферы его пришлось уволить. Через некоторое время мы узнали, что он арестован французской полицией и сидит в тюрьме за мошенничество. Это произошло незадолго до несчастного случая, который… — Голос мадам Сонг Кхо дрогнул, на глаза навернулись слезы. — Извините меня, — сказала она после мучительной паузы. — Мой муж был таким рассеянным, он стал жертвой несчастного случая на улице… его сбила машина. Он умер, не приходя в сознание, так ничего мне и не сказав…

Мадам Сонг Кхо не была в курсе дел своего мужа; для нее явилось большим сюрпризом, что мебель в их квартире куплена в долг.

— Мы привыкли жить на широкую ногу, и я думала, что мужу удалось переправить сюда хоть часть нашего состояния…

Одна, без средств к существованию, она даже не могла обратиться за помощью к соотечественникам в посольство, так как ее муж был объявлен мятежником; пришлось продать мебель, съехать с квартиры и устроиться на работу.

Мадам Сонг Кхо печально улыбнулась.

— К несчастью, тот образ жизни, который я вела до сих пор, совершенно не подготовил меня к этой ситуации…

Несмотря на то что мадам Сонг Кхо хорошо и грамотно говорила по-французски, писала она все-таки плохо и поэтому не могла рассчитывать на работу в учреждении. Она пробовала вышивать, но это слишком кропотливая работа… и ненадежный заработок.

— Я смогла найти только тяжелую, неквалифицированную работу — вы видели, когда приходили к мяснику. Так я зарабатываю на жизнь себе и своим двоим малышам. Но боюсь, что долго мне не продержаться — просто не хватит сил.

Женщина была рада даже такому убогому жилищу. Они заняли его, конечно, незаконно — селиться в таких домах категорически запрещено из-за опасности для жизни.

— Так вы купили одну из моих ваз у мсье Дюкофра…

Не понимаю, что за интерес у Чен Суна к этому куску хрусталя! Мой муж никогда особо не дорожил этой вазой, простопоставил ее в гостиной на камин — и все.

Приступ мучительного кашля прервал ее на полуслове.

У Мишеля все больше и больше крепло желание помочь этой маленькой женщине, на которую ополчилась сама судьба.

— Значит, Чен Сун тоже интересуется вазой… — задумчиво проговорила она.

В первый момент Мишель не обратил внимания на слово "тоже". Но потом вдруг вздрогнул: неужели существует еще один претендент на вазу?!

Пока он решался задать этот вопрос, мадам Сонг Кхо, немного поколебавшись, встала, направилась к маленькому комоду, который вместе со столиком и двумя кроватями составлял всю ее мебель, и открыла верхний ящик.

Она достала синий телеграфный бланк и молча протянула его Мишелю. Даниель и Кристина тоже подошли поближе.

НЕ ПРОДАВАЙТЕ ВЕЩИ СВОЕГО МУЖА ЗПТ ОСОБЕННО КИТАЙСКУЮ РЫБУ ТЧК БУДУ ФРАНЦИИ НАЧАЛЕ СЕНТЯБРЯ ТЧК ПОДПИСЬ БАК

Телеграмму отправили двадцать девятого июня из той восточной страны, откуда пришлось бежать семье Сонг Кхо; адрес был испещрен помарками и исправлениями.

— А кто такой Бак? — спросил Мишель.

Мадам Сонг Кхо пожала плечами.

— Вот это-то и есть самое удивительное: даю вам честное слово, что не знаю никакого Бака! Я все время пытаюсь понять, откуда он вообще узнал о существовании китайской рыбы!

Что же капается совета ничего не продавать из вещей мужа, то он был по меньшей мере странным! Понятное дело, прежде чем передать мебель Дюкофру, она ее как следует просмотрела, освободила все ящики и не нашла ничего, заслуживающего внимания, кроме личных семейных сувениров.

Да, если бы этот Бак появился, многое бы прояснилось, но его приезд был намечен только на начало сентября…

— Судя по всему, нам до Чен Суна не добраться, — вздохнул Даниель.

Они еще долго так сидели и разговаривали. Мадам Сонг Кхо еще ни от одного визита в своей жизни не получала такого удовольствия. Ей казалось, что сегодня какой-то праздник. Обычно приходилось оставлять двоих детей на весь день без присмотра, а сегодня они были не одни!

— К счастью, это не дети, а ангелы, — сказала она, улыбнувшись.

Пора было уходить. Мишель дал мадам Сонг Кхо номер телефона виллы, чтобы при необходимости она могла с ними связаться.

— Спасибо, но я не думаю, что Чен Сун здесь появится!

А уж если ваза действительно ценная и Чен Сун теперь достаточно богат… Зачем ему вспоминать о семье Сонг Кхо?

* * *

По дороге домой ребята говорили только о мадам Сонг Кхо, о ее мужестве и о том, какая она симпатичная.

Если бы нам удалось разыскать Чен Суна, отобрать у него вазу и отдать мадам Сонг Кхо, я уверен — это бы ей сильно помогло. А раз какой-то Бак решил отправить международную телеграмму, надо понимать, речь идет о чем-то очень важном, — рассуждал Мишель.

Самое интересное, что этот Бак знает о вазе. Видимо, он слышал о ней еще до вывоза из страны… — продолжил Даниель.

Возможно, и так. Но как же Сонг Кхо мог ничего не сказать своей жене?

Он же не мог предвидеть эттот несчастный случай! — " возразила Кристина.

Они беседовали в таком духе до самого возвращения на виллу. Каждый раз при воспоминании о Чен Суне ребят охватывали досада и сожаление — ведь больше никакой надежды его найти не было. Помочь несчастной мадам Сонг Кхо — вот что теперь казалось им самым главным.

Едва ребята успели приоткрыть калитку виллы, как из дома выбежали близнецы. Они были сильно возбуждены.

— Чен Сун только что был здесь! — выпалила Мари-Франс безо всякого вступления.

— Он бродил по улице! — добавил Ив.

Утром близнецы ходили гулять с мадам Терэ. Они вернулись довольно рано и решили поиграть в саду, как вдруг заметили Чен Суна. Он не скрываясь шел по тротуару. Мари-Франс уверяла, что он до сих пор сидит в ближайшем кафе: может, ждет кого-нибудь.

Вот это да! — воскликнул Даниель. — Хоть бы он не ушел! Будем выслеживать?

Конечно! — согласился Мишель. — Мы не имеем права упустить такую возможность!

— В таком случае надо сходить в кафе и проверить, там ли он.

Я туда прокачусь на роликах, — предложил Ив. — Это не так подозрительно!

— И я с тобой! — подхватила Мари-Франс.

Близнецы в мгновение ока надели ролики и тут же исчезли за поворотом.

Жаль, если уже поздно, — сказал Мишель. — Я все думаю, как мы за ним пойдем, если ужин не позже чем через час…

Черт с ним, с ужином! — ответил Даниель. — Дело слишком важное… Надо обо всем рассказать твоим родителям, старина. Это уже не игра, тут речь идет, может быть, о судьбе мадам Сонг Кхо и ее детей!

Ты прав! Так и сделаем! Так или иначе — надо обязательно найти этого несчастного Лен Суна, пока он в Париже…

Но… скаджите! — вмешалась Кристина. — Что теперь нуджно эттому Чен Суну? Ваза-то у него!

А ведь правда! Что это может означать? Что у нас была не та ваза, которую он ищет? Неужели их было две?

В этом что-то есть!

Гипотезы выдвигались до тех пор, пока не вернулись расстроенные близнецы. Чен Суна в кафе не оказалось. Он снова исчез.

Как это глупо! — вздохнул Даниель.

Он обязательно вернется! — заверил Мишель. — Но в следующий раз надо постараться его не упустить…

Тут же был разработан план. Настоящая подготовка к военным действиям. Для начала необходимо было наблюдать за улицей, чтобы тут же сообщить, если появится неприятель.

— А если он вернется, когда мы будем за столом? — спросил Даниель.

— Естественно, надо и тогда наблюдать! Мы по очереди будем выходить к ограде…

Но это может показаться странным твоим родителям!

А может и нет, если взяться за дело с умом…

Это был очень необычный ужин, что-то вроде хорошо отрепетированного балета: за семейным столом практически постоянно отсутствовал кто-то из детей. Онорина очень: старательно накрыла на стол, но все же на нем таинственным образом не хватало то солонки, то нескольких ножей, то двух салфеток. Полдюжины причин было придумано еще до того, как все сели за стол. Мишель сразу опрокинул на скатерть стакан с водой — это потребовало путешествия на кухню за губкой. И, как ни странно, путь на кухню пролегал на этот раз мимо садовой ограды!

Ужин показался нашим героям бесконечным. Им все труднее и труднее было придумывать предлоги для отлучек из-за стола.

Наконец все пятеро собрались в саду на военный совет.

Бесполезно делать западню эттой ночью, — заявила Кристина. — Он же больче не ищет вазу!

Мы не можем расслабляться, — возразил Мишель. — Раз Чен Сун возвращался, значит, ему что-то не понравилось в той вазе, что он отобрал у Виктора. Он может решить, что то, чего не хватает в вазе, находится у нас!

Как разумно! — всплеснул руками Даниель. — И это всего лишь означает, что мне опять не спать полночи!

А мы на что? Мы тоже можем немножко покараулить! — предложила Мари-Франс.

Мишель пожал плечами.

— Вы, ребята, и так очень хорошо поработали — сообщили нам о возвращении неприятеля. А теперь вам пора в постель. Мама будет очень недовольна, если узнает, что вы не спите. И будет права!

— Это несправедливо! — возмутился Ив. — В другой раз мы вам ничего не скажем! Если вы не хотите нас…

Малыш, ты должен понимать, что это вовсе не шутки. Нельзя играть с огнем!

Ну уж и с огнем…

Если вы будете себя хорошо вести и быстро заснете, завтра мы возьмем вас с собой и познакомим с двумя очаровательными близнецами… только китайскими!

Эта перспектива не особенно вдохновила Мари-Франс и Ива, и они удалились с недовольным видом.

Что еще выкинут эти двое? — вздохнул Мишель, покачав головой.

— Они оччень милые, — возразила Кристина.

— Конечно, — согласился Мишель. — Но это не означает, что им надо позволять вмешиваться во взрослые дела. Мама мне никогда этого не простит!

Ребята решили разместиться так же, как и накануне, дождавшись, когда все улягутся. Остаток вечера они провели у ограды — но напрасно. Этим вечером Чен Сун больше не появился…

11

Даниель сидел у окна, усиленно растирая глаза. Всего десять минут назад Мишель закончил свое первое дежурство, а Даниель уже с ужасом сознавал, что вот-вот заснет. А тут еще, как назло, луна не взошла, и почти непроглядная темень тоже не способствовала бодрствованию.

— Сижу тут как идиот, — ворчал про себя Даниель. — Ну зачем он сюда придет, этот Чен Сун? Мишелю в голову просто пришла очередная бредовая идея. У него их полно. А я-то тут при чем?.. — Он подавил зевок. — Два часа валять дурака у этого окна! Еще и холодно… точно простужусь!

Постепенно глаза у Даниеля привыкли к темноте. Он уже хорошо различал деревья, клумбы и более светлые пятна дорожек.

Каждый раз при малейшем движении тени он вздрагивал — но это было всего лишь легкое покачивание веток кустарника…

Но внезапно мальчик почувствовал, как что-то изменилось. Бесшумно передвигающаяся по саду тень не имела никакого отношения к листве. Даниель выбрал точку отсчета, сопоставил ее с тенью и пришел к выводу, что силуэт медленно перемещается…

После минутного замешательства мальчик тихонько подошел к постели, где только что заснул Мишель, и быстро его растолкал. Мишель тут же вскочил и пробормотал тихим заспанным голосом:

А? Что?

Он здесь! — прошептал Даниель. — Быстро!

Через мгновение оба кузена, сидя на корточках на подоконнике, поджидали неприятеля.

Но этот человек не торопился. Он, безусловно, не хотел рисковать, а спешка могла привлечь внимание обитателей виллы. Время от времени незнакомец останавливался, чтобы сориентироваться и прислушаться.

Так прошло несколько минут, показавшихся кузенам бесконечными.

Что будем делать, если он полезет в окно? — шепнул Даниель.

Тоже мне проблема! — отозвался Мишель. — Прыгнем на него сверху и свяжем. Подожди, я принесу шнуры от штор. Не спускай с него глаз!

Когда Мишель вернулся, незваный гость был виден уже вполне отчетливо: он находился не более чем в двух метрах от окна.

Ребята приготовились к прыжку.

"А ведь будет много шума! — подумал Мишель. — Все в доме проснутся. Хоть бы только мама не очень испугалась!"

Ребята сосредоточились; они были полны решимости на этот раз не упустить неприятеля. Захват должен был произойти в тот момент, когда незнакомец полезет в окно и будет наиболее уязвим.

"Надеюсь, Чен Сун не дзюдоист", — думал Даниель.

Легкий звук предупредил наших часовых, что неприятель подошел к стене виллы. Пора было действовать…

Уже показалась рука, искавшая, за что бы зацепиться, — но тут сверху послышался звук льющейся жидкости, за которым последовали приглушенные ругательства. Брызги попали на лица кузенов. Рука исчезла, и мальчики услышали звук быстро удаляющихся шагов.

— Быстрей, он уходит! — прошептал Мишель. — Бежим за ним!..

Один за другим они спрыгнули с подоконника, при этом повредив несколько растений на несчастной клумбе под окном, которая и без того уже достаточно пострадала.

Было настолько темно, что в спешке Мишель и Даниель наткнулись на куст. Пришлось его обходить; ребята замешкались и потеряли драгоценные секунды.

Когда они добежали до ограды, на улице уже никого не было, лишь темный силуэт мелькнул среди деревьев.

— Полное фиаско! — сокрушенно вздохнул Мишель. — Ой… что это у тебя на лице?

В слабом свете ближайшего фонаря мальчик разглядел на лице кузена темные пятна в виде запятых.

— А у тебя? — в свою очередь спросил Даниель.

Мишель автоматически провел по лицу рукой — ладонь стала черной!

О-ля-ля! Я знаю, из-за кого нашему приятелю удалось сбежать! — воскликнул Мишель. — Краска… нет, чернила! Все ясно! Проделки близнецов!

Вот вредители! Вчера они здорово разозлились, что ты не разрешил им участвовать в слежке!

Могу поспорить, что близнецы дежурили так же, как и мы! Они нас не заметили и думали, что вылили чернила на голову того, кто лез в дом…

Завтра утром мы им покажем! Вряд ли Чен Сун после этого вернется…

Оказавшись в саду, старшие тщательно осмотрели окно и балкон близнецов, но не обнаружили ни малейшего намека на присутствие этих двоих горе-сыщиков.

Очевидно, что, нанеся удар, Мари-Франс и Ив не стали ждать поздравлений.

Кузены вернулись в комнату для гостей тем же путем, что и выходили.

— Все-таки непонятно, что же ему здесь еще нужно, — проворчал Мишель.

Даниель не ответил. Он включил ночник и подошел к зеркалу.

— Синие чернила! — простонал он. — У меня вся пижама залита!

Мишель тоже с ног до головы был забрызган чернилами.

— Ну ничего! Завтра Мари-Франс будет чем заняться!

Она у меня как миленькая все отстирает, — сказал он. — В следующий раз дважды подумает, прежде чем лить нам на головы чернила!

Даниель тихонько рассмеялся.

Тебе это кажется забавным? — возмутился Мишель.

Есть немного, — ответил его кузен. — Ты только представь себе голову Чен Суна! На нас попали только брызги, а он-то какой душ принял! Синее на желтом — потрясающе!..

Мишель тоже рассмеялся. Жаль все-таки, что не удалось

полюбоваться результатами работы близнецов…

Представляешь, если он встретит полицейский патруль? Интересно, как он это объяснит?

Ну, может быть, скажет, что перепутал флакон, когда мыл голову! — засмеялся Даниель.

* * *

На следующее утро Онорину и мадам Терэ несколько удивило одно совпадение: и старшие, и близнецы проснулись довольно поздно. Если бы не Кристина, которой удалось спуститься со второго этажа и остаться незамеченной, то военная хитрость с обменом комнатами была бы раскрыта. Девушка разбудила Даниеля и Мишеля, а потом так все организовала, как будто они вышли в гостиную из своей собственной комнаты.

После утреннего туалета и завтрака все собрались в саду. Близнецы предусмотрительно подстраивали так, чтобы не оставаться наедине с Даниелем или Мишелем. Им, разумеется, хотелось избежать объяснений.

Кристина с любопытством наблюдала, как мальчики внимательно осматривают клумбу под окном комнаты для гостей: там еще сохранились свидетельства событий прошлой ночи. Отделив путем сравнения свои собственные следы, Мишель и Даниель обнаружили отпечатки ботинок таинственного ночного гостя.

Слепок, сделанный после первого визита, сопоставили со свежими отпечатками. Вот это был сюрприз! У того типа, что подходил к окну, нога оказалась намного больше, чем у Чен Суна!

Вот это да! — воскликнул Мишель, когда обрел дар речи — Это был не Чен Сун!

А кто же тогда? — спросил Даниель.

Темноволосый полицейский? — предположила Кристина.

Не думаю, — возразил Мишель. — Полицейский пришел бы днем. Зачем ему ночью лезть в окно?

А если это был брат Чен Суна? — сказал Даниель. — Может, он нас не обманывал, когда рассказывал о брате?

Конечно, я тоже об этом думал. Но все-таки очень интересно, что нам нанесли ночной визит именно тогда, когда близнецы встретили на улице Чен Суна!

Кстати, а где близнецы? — спросил Даниель. — Надо бы им всыпать как следует!

За что? — удивилась Кристина.

Мишель рассказал ей об эпизоде с синими чернилами, чем очень позабавил девушку.

Раньше для этого использовали расплавленный свинец или кипящее масло, но до чернил, по-моему, еще никто не додумался.

Просто тогда не было авторучек!

Но тут со стороны домика мадам Пенсон, консьержки, донеслись крики и восклицания; голоса были очень знакомыми. Это были близнецы.

— Вот плуты! — смеясь, воскликнул Мишель. — Эти своего не упустят!

Ребята обсуждали дальнейший план действий, когда их внимание привлек топот бегущих ног. Красный от возбуждения Ив во весь опор летел к ним.

— Боже мой! — испугался Мишель. — Что-то случилось сМари-Франс!

Но он ошибался.

Скорей, скорей… Китаец! Сюзанна ранена… скорей! — завопил Ив, подбежав поближе.

Сюзанна? Кто ее ранил? Китаец?..

Времени на размышления не было. Старшие одновременно кинулись к соседнему дому. Самые противоречивые мысли лезли им в голову. Почему Сюзанна? Почему Чен Сун напал именно на нее? И как же мадам Пенсон? Выходит, ее присутствие не помешало китайцу?..

— Он уехал на такси! — объяснил Ив, все еще задыхаясь от волнения.

Во дворе никого из взрослых не было, только Мари-Франс и Сюзанна. Малышка заливалась слезами, а Мари-Франс перевязывала ей руку своим носовым платком. На ткани проступали красные пятна крови.

Что случилось? — спросил Мишель, подойдя поближе.

Мы играли с Сюзанной, и она достала из своего ящика с игрушками кусочек очень красивого стекла, чтобы нам показать. Мы не видели, как он подошел…

Кусок стекла?

Да нет же, китаец! Он прыгнул и — хоп! Вырвал рыбу из рук Сюзанны.

Рыбу?! — воскликнул Даниель. — Ты же сказала, это был кусок стекла!

Это одно и то же! — отмахнулась Мари-Франс. — Ты не даешь мне объяснить… На куске стекла была такая же рыба, как на вазе!

После этого уточнения все трое ахнули:

Китайская рыба, как на вазе?!

Что? Я больше ничего не понимаю! — воскликнул Мишель.

Я тоже, — признался Даниель.

Давайте с начала… всему этому есть объяснение, только надо его найти. Что за кусок стекла? Где ты его нашла, Сюзанна? — спросил Мишель.

Малышка начала громко всхлипывать: она еще не забыла о своих переживаниях.

— Я его не находила! — выдавила она наконец.

— Значит, тебе его кто-то дал? — спросил Даниель.

Девочка неопределенно мотнула головой. Мишелю ее поведение показалось странным.

У него создалось впечатление, что Сюзанна говорит неправду. Девочка всячески старалась отвести взгляд.

— Ну кто тебе его дал, Сюзанна? — повторил он более ласковым голосом. — Виктор?

Девочка тяжело вздохнула и утвердительно кивнула.

Я думаю, что надо оставить бедняжку в покое! — заявила Кристина.

Я тоже, — согласился Мишель. — Нам есть с кем еще поговорить…

Не сговариваясь, как по команде, все трое в сопровождении Ива направились к мастерской Виктора. Того на месте не оказалось. Они вернулись к будке консьержки, где брат Сюзанны сидел в своем кресле. Он подменял мадам Пенсон, пока она уходила по делам.

Приход молодых людей так огорчил мальчика, что его и без того бледное лицо стало еще бледнее.

Здравствуй, Виктор! — мягко сказал Мишель, стараясь его успокоить.

Здравствуйте, — безо всякого выражения ответил Виктор.

Мы хотим, чтобы ты сказал правду о вазе, которую мы тебе дали для переделки, — сказал Мишель, не сводя глаз со своего собеседника.

Никаких сомнений не оставалось. Виктор отвел взгляд, а его бледные щеки залились краской.

— Я ее разбил! — виноватым голосом признался бедныймальчик.

Хотя эта новость и была весьма неожиданной, но после всего, что случилось, ее встретили лишь удивленным молчанием.

— Почему ты нас обманул, Виктор? — очень спокойно спросил Мишель.

Две большие слезы заблестели на ресницах виновника происшествия. Он казался таким слабым и беззащитным, что Мишелю стало его жалко.

— Это была такая красивая ваза! — ответил Виктор после долгих колебаний. — Я боялся, что придется отдавать деньги. Должно быть, она очень дорого стоит… и потом… — На этот раз мальчик посмотрел собеседникам прямо в лицо.—

И потом… Вы же мне и подсказали… Вы же сами сказали об этом Чен Су не… Я видел, что вы даже обрадовались, что это он ее забрал! Ну, я ничего и не сказал… то есть не сказал правду…

Несмотря на свое возмущение, Мишель и Даниель чувствовали, что Виктор по-своему прав.

Конечно же, это они первыми высказали предположение, что вазу украл Чен Сун… Ведь так было интереснее!

Все это ерунда, Виктор! — сказал Мишель, дружески похлопав калеку по плечу. — А что ты сделал с осколками?

Я попросил Сюзанну выбросить их в мусорный бак, только сначала завернуть в бумагу, чтобы никто не узнал…

Но… она этто сделала? — спросила Кристина.

Я думаю… мне кажется…

Ясное дело, у Виктора не было никакой возможности это проверить — ведь он был прикован к инвалидному креслу.

— Ладно, Виктор, забудь об этом поскорее! Честное слово, все не так страшно. Ты отличный парень, и мы к тебе очень хорошо относимся.

Эти слова немного успокоили Виктора; он робко улыбнулся.

— Мы тебе потом все расскажем, — добавил Даниель. — А сейчас нам надо поговорить с Сюзанной. Знаешь, мне показалось, что она не выбросила осколки, как ты ей велел. И, очень может быть, правильно сделала!

Виктор наконец успокоился, а ребята, выйдя из мастерской, вернулись во двор.

12

Мари-Франс и Ив еще суетились вокруг Сюзанны. Появление старших не вызвало у них особого беспокойства, хотя каждый из малышей был по-своему виноват перед ними.

— Ну, Сюзанна, как твой пальчик? — спросил Мишель, потрепав девочку по щеке. — Кровь больше не идет?

Нет…

Виктор нам только что сказал, что попросил тебя выбросить осколки вазы, которую он разбил. Ты это сделала?

На этот раз девочка отрицательно покачала головой.

Ладно. А что ты с ними сделала? Спрятала?

Да… в свой ящик…

В ящике были все осколки?

Да, конечно!

А где этот ящик?

Там!

Девочка показала пальцем в угол двора. Среди ее сокровищ ребята обнаружили осколки хрусталя и металлическую ножку вазы.

— Ты видел? — спросил Даниель. — Ножка-то не оловянная, а свинцовая!

Мишель осторожно взял ножку в руки и перевернул. В основании обнаружился полый цилиндр.

— Что бы это могло быть? — Мишель нахмурился. — Готов поспорить, что ножка не была полой!

Да, я тоже в этом уверен. Мишель повернулся к Сюзанне.

Сюзанна, пойди сюда!

Бедная малышка робко приблизилась, держа на весу свою пораненную руку. Что еще им от нее надо?

— Скажи, Сюзанна, здесь был еще кусок свинца — в ножке; ты случайно не видела?

Девочка отрицательно покачала головой.

— Я все собрала… Честное слово!

Мишель почесал голову. Теперь предстояло разгадать новую загадку.

А ты не видела, китаец не подходил к твоему ящику с игрушками?

Нет… он взял только кусок стекла с рыбой.

На этот раз сообразительность проявила Кристина.

— А где был твой брат, когда разбил вазу, Сюзанна?

— Там, в мастерской!

Кристина обратилась к мальчикам:

Если там правда был цилиндр и выпал, то он мог закатиться за мебель, под стол, моджет быть.

Браво, Кристина! — воскликнул Даниель.

— Сейчас мы это проверим! — с энтузиазмом подхватил Мишель.

Сюзанна проводила их до мастерской. Вокруг станка Виктора царил невообразимый беспорядок, по углам висели клочья паутины. Ребята примерно представляли, как стояло кресло во время "несчастного случая". Встав на четвереньки, все трое принялись за поиски свинцового цилиндра.

Они перебрали все щепки, передвинули все пустые ящики — бесполезно. Цилиндра нигде не было. Вдруг Кристина, которая оказалась настойчивее всех, радостно закричала:

— Вот он, виджу! Есть у вас багетта… ну, палка или прутик? Я не могу просунуть руку!

Через минуту Кристина с большим трудом извлекла на свет цилиндр… из дерева — кусочек палки от метлы, которую, видимо, чинил Виктор.

Разочарование было столь велико, что никому даже не пришло в голову шутить по этому поводу.

Поиски продолжались до тех пор, пока не был осмотрен каждый укромный уголок, каждая деревяшка, перерыт каждый ящик.

Делать нечего! Цилиндра здесь нет! — вздохнул Даниель.

Я вот что думаю, — сказал Мишель. — Будет лучше, если мадам Пенсон ничего обо всем этом не узнает. Зачем лишний раз подводить Виктора!

Да! — ответил Даниель. — Хорошо бы дело обстояло так: у Чен Суна нет вазы, но он знает, что осколки у Сюзанны, значит, он вернется! Хотя бы для того, чтобы попытаться узнать, где и когда малышка их нашла.

Даниель прав. Чен Суну надо начинать все сначала! — согласилась Кристина.

И нам тоже, — добавил Даниель.

Ну ладно, здесь нам больше делать нечего, — спохватился Мишель. — Мадам Пенсон не будет отсутствовать вечно. Лучше всего не попадаться ей на глаза, а то придется объяснять, что мы тут делали.

Молодые люди отвели Сюзанну к близнецам, которые, во избежание неприятностей, все еще старались держаться от них подальше.

— Никому ни слова о китайце! Сюзанна случайно поранилась во время игры. Поняли? — сказал Мишель строгим голосом.

Близнецы были счастливы, что никто им не напоминает о ночных подвигах, и с готовностью пообещали сделать все, как он хочет.

Молодые люди вышли со двора на улицу и решили немного пройтись, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию.

Чен Сун вернется сам или пришлет своего "брата". Это не вызывало никаких сомнений. До сих пор азиат проявлял такое упорство, что не сможет все бросить теперь, когда появился хоть какой-то след.

Значит, надо следить за будкой консьержки! — пришел к выводу Мишель.

Гм… от нас это не очень-то удобно, — заметил Даниель.

Я тоже так думаю, — согласился Мишель. — Но так или иначе — мы должны и наблюдать за будкой, и найти цилиндр… до того, как это сделает Чен Сун! Как только мы заполучим этот цилиндр — спрячем его в надежном месте и сообщим мсье Чен Суну, чтобы он больше не тратил времени понапрасну.

Этто правда будет очень любезно с вашей стороны! — улыбнулась Кристина.

Мишель так глубоко задумался, что не заметил иронии.

Конечно, есть одна сложность… как искать, чтобы не возбудить подозрений мамы Виктора? Я думаю, что цилиндра в мастерской нет. Скорее всего, его нашла мадам Пенсон, когда подметала пол, и машинально куда-нибудь сунула.

Если только она его не выбросила!

Еще чего! Кому придет в голову выбросить кусок свинца? В худшем случае она могла его продать старьевщику…

Это было настолько правдоподобно, что ребят бросило в дрожь. Надо что-то придумать!

Но, — спросила Кристина, — как вы собираетесь слепить за будкой… весь день? Этто невозмоджно!

Может быть, и возможно, — возразил Даниель. — Если мы попросим Виктора наблюдать за будкой и сразу позвонить нам, как только появится кто-нибудь подозрительный!

Прекрасно! Надо и Сюзанну предупредить! Пусть во время игры наблюдает за двором и улицей.

Она может и цилиндр поискать!

В общем, держись, Чен Сун! — смеясь, заключила Кристина.

* * *

Расстановка сил оказалась идеальной. Мишель с Дание-лем бесконечно курсировали от виллы к будке и обратно. Виктору больше некогда было скучать.

Чтобы объяснить свои бесчисленные вторжения в будку консьержки, Мишель сказал, что на вилле плохо работает телефон.

— Вы должны сообщить на станцию, — посоветовалаславная женщина. — Обычно они чинят очень быстро!

Оставалось только убедить мадам Терэ, что Кристина предпочитает отдохнуть на вилле, а не гулять по Парижу. Возобновились уроки игры в шахматы… у телефона.

Однако ничего заслуживающего внимания не происходило. Близнецы вроде бы однажды видели Чен Суна, но уверены в этом не были. Старшие решили, что им просто очень хотелось его "увидеть".

* * *

Это произошло утром, на второй день после начала операции по наблюдению за будкой консьержки. На вилле в это время завтракали, а мадам Пенсон только что покинула будку, чтобы проводить к жильцам посыльного.

Сюзанна со списком и сумкой для продуктов в руках отправилась за покупками.

Виктор поудобнее устроился в своем кресле и взялся за свежий журнал.

У входной двери в будку консьержки звякнул колокольчик. Виктор вытянул шею, чтобы разглядеть, что там за посетитель. Показалась фуражка смотрителя "службы газа".

Странно… все расчеты были закончены на прошлой неделе…

У нас что, утечка газа? — спросил мальчик.

Нет… то есть…

Смотритель подошел к креслу, взялся за спинку и быстро откатил его в угол комнаты.

Перепуганный Виктор, увидев, как человек схватил швабру, решил, что тот хочет его побить. Но мужчина ограничился лишь тем, что вставил палку в спицы колес и таким образом их заблокировал. Виктору было достаточно взглянуть на желтое лицо и раскосые глаза пришельца, чтобы догадаться, кто перед ним.

— Смотри у меня, ни слова! — прошипел "гость". — Повернись к стене, и с тобой ничего не случится!

У несчастного Виктора пересохло во рту; у него не было сил ни протестовать, ни тем более кричать. Удивление и страх парализовали его волю, он совершенно забыл о наставлениях Мишеля. Виктор слышал, как незнакомец выдвигает ящики, роется в шкафах и другой мебели, но все это казалось ему кошмарным сном.

Однако постепенно Виктор успокоился. Ведь ребята предполагали, что такое может произойти! Просто никому не пришло в голову, что Чен Сун пойдет на такую грубую уловку — переоденется смотрителем "службы газа".

Страх Виктора сменился бешенством, и это придало мальчику сил. Наконец-то к нему вернулось хладнокровие; он не отрываясь смотрел на телефонный аппарат. Номер телефона виллы был записан на уголке календаря. Оставалось только чуть наклониться вперед, протянуть руку и позвать на помощь ребят. Но как это сделать, пока китаец рядом?

Виктор рискнул повернуть голову. Чен Сун стоял к нему спиной… Но мальчик решил, что легкого звука от поворачиваемого диска будет достаточно, чтобы его спугнуть.

Шли бесконечные секунды. Вдруг Чен Сун открыл дверь в другую комнату. У Виктора бешено стучало сердце: может, это его шанс? Он взглянул еще раз: человек исчез, дверь осталась приоткрытой…

Очень осторожно, почти бесшумно, Виктор протянул руку, снял трубку и набрал спасительный номер.

Гудки показались ему такими громкими, что он зажал микрофон ладонью.

Один гудок, другой, третий… Сердце Виктора готово было вырваться из груди…

Наконец гудки прекратились и голос в трубке сказал: "Алло?"

Это ты, Мишель? — спросил Виктор.

Да… А кто это?

Вик…

Тут из-за плеча мальчика появилась рука и быстро нажала на рычаг. Почти сразу его щеку будто огнем обожгло, а Чен Сун буквально прорычал:

Кретин! Ты мне за это дорого заплатишь! Ты все равно отдашь мне ножку от вазы! И если хоть кому-нибудь проболтаешься — никогда больше не увидишь свою маленькую сестру. Это понятно?

Я понял, мсье! — прошептал Виктор; его щека пылала.

Чен Сун одним прыжком добрался до двери и исчез.

13

А в это время Мишель тщетно взывал в трубку:

— Алло! Виктор, это ты? Алло… Что случилось?

Наконец он сообразил, что в будке консьержки происходит что-то неладное. Виктор не мог без причины так резко оборвать разговор. Значит…

— Ну-ка, быстро — все за мной! — тихо скомандовал Мишель, вернувшись в столовую. — Виктор подал сигнал "8.0.8".

Это срочно!

Не требуя больше никаких разъяснений, Кристина и Даниель догнали Мишеля и побежали вместе с ним. Они влетели в будку — и замерли как вкопанные.

Даниель тут же вытащил палку и освободил колеса, так что Виктор смог вернуться к своему месту у стола.

— Ну? Рассказывай!

И Виктор рассказал обо всем, что произошло. Больше всего ребята возмутились, когда узнали про пощечину. Как можно бить калеку, прикованного к инвалидной коляске?!

После этого инцидента молодые люди решили действовать активнее.

Теперь мы точно знаем, что его интересует не сама ваза, а только ножка, — сказал Мишель. — Ну мы ему подстроим шутку!..

Зачем? Ты не считаешь, что он и так слишком опасен? — возразил Даниель.

И потом, неизвестно, вернется ли он еще! — подхватила Кристина.

Мишель промолчал. Он обдумывал одну идею…

Думаю, мы сможем заставить его вернуться, — сказал он после длинной паузы.

Может быть, ты дашь маленькое объявление? — пошутил Даниель. — Что-нибудь в таком духе: "Лицеист из Корби встретится с любопытным китайцем, чтобы поговорить о Рыбе!"

Вот идиот-то! Еще тем утром, когда Чен Сун пришел сюда в первый раз и пытался нас разжалобить байками о предках и религиозной ценности вазы, он дал адрес кафе, где можно с ним связаться, если мы передумаем! Когда Виктор сказал, что Чен Сун забрал у него вазу, мы решили, что он теперь исчезнет, следовательно, искать его по этому адресу было бесполезно. Но сейчас-то другое дело!

Ты хочешь сказать, что просто оставишь Чен Суну приглашение в этом кафе?

А почему нет?

Не так глупо, если разобраться. А… что ты ему собираешься сказать?

Святую ложь! Скажу, что ваза разбилась и мы хотим отдать ему ножку!

Но там же нет цилиндра!

Да, это единственное слабое место…

А давай ему скажем, что мадам Пенсон выбросила цилиндр в мусорный бак!

Нет. Он может огорчить бедную женщину: начнет задавать вопросы…

Ну и как же быть?

Кажется, я знаю.

Говори!

В ножке вазы осталась полость… по ней мы можем определить размеры цилиндра, а значит, никто нам не помешает сделать новый, такой же, и вставить его на старое место, а Чен Суну скажем, что так и было и что мы ничего не трогали.

Даниеля убедить не удалось.

— И ты думаешь, что Чен Сун клюнет на эту удочку?

— Должен! Если цилиндр сделать хорошо, он ничего не заметит. А мы будем стоять на своем. И потом, откуда он знает — может, это сам мсье Сонг Кхо переделал!

Некоторое время Кристина слушала молча.

— Вы же оба уджасные вруны! — воскликнула она наконец. — И вам не стыдно будет все этто рассказывать?

Кузены переглянулись. В чем-то, конечно, Кристина права, но…

Конечно, это вранье, — согласился Даниель. — А ты можешь предложить что-то получше?

В конце концов речь идет о том, чтобы обмануть вора. Он хочет добраться до чужой вещи, а от этого цилиндра, может быть, зависит судьба мадам Сонг Кхо! — добавил Мишель.

— Можно еще сообщить в полицию — вот и все! На этот раз Кристина согласилась:

— Правильно! Этто просто настоящая война, и на вашем месте я сделала бы то же самое!

Вся операция была разбита на этапы. Прежде всего предстояло изготовить цилиндр. Поскольку Виктор занимался мелким ремонтом, он наверняка знал, как это делается, так что без него не обойтись.

Дело оказалось непростым. В старую железную ложку кладется свинец (его обещал дать Виктор), измельчается, а затем нагревается на маленькой жаровне. Расплавленный свинец заливается прямо в ножку вазы. Ребята выбрали этот кропотливый способ, хотя можно было сделать и попроще: готовый цилиндр, сделанный заранее, просто подгоняется по размеру с помощью напильника. Но никто из ребят не владел напильником настолько хорошо, чтобы получилось что-нибудь дельное, а заливка позволяла точно вставить цилиндр на старое место. Виктор смазал стенки полости машинным маслом, чтобы новый цилиндр можно было свободно извлекать. На пламени жаровни свинец расплавился довольно быстро, и его залили в подготовленное отверстие.

Как только с этим было покончено, Мишель перешел к следующей части операции.

Где находится это кафе? — спросил он.

По-моему, на улице… Карбеллан! — вспомнил Даниель. — Там еще была вывеска… погоди… кажется, "Собака, которая курит"…

"Собака, которая курит"? — удивилась Кристина — Какое странное название!

Наверное, там еще есть табачная лавка!

Мишель написал Чен Суну письмо, в котором сообщил, что вазу случайно разбили и осколки, а также ножка, в его полном распоряжении.

На какое время назначить встречу? — спросил он.

После обеда, — предложил Даниель. — В это время у нас больше шансов оказаться дома одним.

Письмо было готово, оставалось только отнести его по указанному адресу.

Кафе, несмотря на оригинальную вывеску, оказалось крошечной забегаловкой, где стойка занимала почти треть зала. В углу, повернувшись спиной к стойке, одинокий посетитель читал газету.

Судя по всему, бармен не был избалован большим количеством гостей, и появление сразу троих молодых клиентов оказалось для него сюрпризом. Он даже перестал протирать стаканы и облокотился на прилавок.

Заказав три сока, Мишель наклонился к стойке.

Мне сказали, что через вас можно связаться с господином Чен Суном, — сказал он. — Это правда?

Он действительно заходит сюда время от времени. А вы его друзья?

Д-да, — кивнул мальчик, чтобы не вдаваться в детали.

Так что ему сообщить? — спросил бармен.

Ничего, просто отдайте вот это письмо! — попросил Мишель, протянув конверт.

Бармен его осмотрел, повертел в руках и положил на полку со стаканами.

— Будет сделано! — сказал он. — Не могу вам гарантировать, что увижу его именно сегодня, но раз в два-тридня он непременно заходит.

После этих заверений молодые люди попрощались и вышли из кафе.

Итак, в течение двух дней Чен Сун нанесет нам визит! — воскликнул Мишель. — А это означает, что все это время мы будем сидеть дома как пришитые…

У Кристины будет возможность углубить свои познания в шахматах, — заметил Даниель.

Я так никогда и не пойму, как ходит этта ваша лошадь! — смеясь, ответила Кристина.

Настоящая китайская головоломка! — Даниель решил показать, что он тоже способен на остроумные шутки, несмотря на то, что Мишель время от времени обзывал его идиотом.

* * *

Когда они возвратились на виллу, близнецы катались перед домом на роликах вместе с Сюзанной; девочка уже совершенно оправилась от недавних переживаний.

Вас только что искала Онорина! — сказала Мари-Франс тоном, который означал: "Когда вы нужны — вас никогда нет на месте!"

Что она от нас хотела?

Мари-Франс пожала плечами и укатила догонять брата. Но тут Онорина вышла к ним сама; она была чем-то сильно встревожена.

— Вам звонила мадам Соннеко, — сообщила она, кактолько увидела Мишеля.

Некоторое время ушло на то, чтобы расшифровать фантастическое произношение Онорины — она, разумеется, имела в виду мадам Сонг Кхо. Видимо, произошло что-то очень серьезное, раз бедная женщина решилась воспользоваться телефоном, который ей дал Мишель.

А что она сказала? — спросил Мишель.

Что ей надо срочно с вами увидеться, что это очень важно… По-моему, она плакала! И не захотела дать мне свой адрес! Что это еще за тайны? Уж не впутались ли вы в какую-нибудь темную историю, да еще вместе с мадемуазель Кристиной?

Да что ты, Онорина… вовсе нет! — возразил Мишель, но тут же нахмурил брови и посмотрел на Даниеля.

А у Даниеля при этом известии начался нервный тик. Однако, заметив подозрительный взгляд Онорины, кузены через силу заулыбались и попытались свести разговор к шутке.

Да это все пустяки! — успокаивал ее Мишель. — Не обращай внимания!

Очень жаль, что мадам нет дома, — грозно сказала Онорина. — Она бы задала несколько вопросов этой мадам Соннеко! По ее тону не скажешь, что кто-то собирался шутить…

В конце концов Онорина оставила молодых людей в покое и вернулась к себе на кухню.

Да… снова-здорово! — вздохнул Мишель. — Делать нечего, надо идти!

Конечно! — с готовностью отозвалась Кристина.

— Минуту! — воскликнул Даниель. — А вы забыли, что мы можем разойтись с Чен Суном?

Мишель действительно упустил этот момент.

О-ля-ля! А ведь правда! Вдруг он заявится, когда мы будем на улице Жёнёр? Этого нельзя допустить!

Но выход был найден почти сразу.

Все очень просто: мы организуем "комитет по встрече". Один из нас пойдет на улицу Жёнёр, а двое останутся здесь ждать Чен Суна, — предложил Мишель.

На этот раз "одним из нас" буду я! — заявил Даниель.

Пыл этого добровольца вызвал у Мишеля улыбку.

— Ты не слишком-то любезен по отношению к Кристине, — ответил он. — Ведь она войдет в ту часть комитета, которая останется здесь! Давай разыграем! Идти на улицу Жёнёр или оставаться здесь — одно другого стоит.

Даниель согласился. Они быстро устроили розыгрыш, и Мишель выиграл.

— Я передам от вас привет мадам Сонг Кхо, — сказал он, уходя. — Даниель, шахматная доска в верхнем ящикекомода. И не забудь про ход конем!

Даниель в ответ погрозил кулаком, чем сильно рассмешил Кристину и Мишеля.

Позвони, как только что-нибудь узнаешь, — крикнул вдогонку Даниель. — Если дело касается Чен Суна, то нам это может пригодиться!

Договорились! — ответил Мишель.

* * *

Сидя в автобусе, следовавшем в направлении улицы Жёнёр, Мишель обдумывал, как ему лучше поступить. Онорина не сказала, где мадам Сонг Кхо хотела их видеть — дома или в "Бон Порк". По идее молодая женщина еще целый час должна быть занята у мясника. С другой стороны, если произошло что-то серьезное, она могла и не пойти на работу.

Мишель рассудил, что будет логичнее сначала все-таки пойти к мяснику, а уж потом домой к мадам Сонг Кхо.

— Черт с ним, с этим ворчливым мясником! Наверное, она звонила от него.

Войдя в лавку "Бон Порк", Мишель никого не обнаружил, кроме полного человека с красным лицом в белом фартуке из грубой ткани.

— Здравствуйте, мсье! — сказал Мишель. — Я бы хотел поговорить с мадам Сонг Кхо.

На лице мясника отразилась неподдельная злоба.

Что вам надо от мадам Сонг Кхо? Она здесь больше не работает! Пусть только появится — я ее тут же вышвырну за дверь! С меня довольно!..

Мадам Сонг Кхо не приходила сегодня утром? — все же осмелился спросить мальчик. — А вдруг она заболела и просто не смогла вас предупредить?

Заболела… как же! Да она здоровее меня!

У Мишеля больше не было причин задерживаться в лавке. Он уже и так узнал все, что ему было нужно. Раз мадам Сонг Кхо не вышла на работу, оставалось только отправиться на улицу Жёнёр.

Мальчик сухо простился с мясником, который, похоже, был так же толстокож, как сало в его лавке.

Мишель подумал, что раз мадам Сонг Кхо смогла дойти до телефона, значит, она не больна. Почему же она не зашла в лавку извиниться?

Вскоре мальчик вошел в район развалин, где бедная молодая женщина нашла себе приют.

"Какая грустная судьба для женщины, занимавшей такое положение! — думал он. — Наверное, она жила во дворце, а теперь оказалась в такой дыре!"

А еще он думал о том, что приключение приключением, а эгоистом быть нельзя. И если он до сих пор ничего не рассказал маме, то только из-за того, что хотел сам разгадать тайну вазы с китайской рыбой.

"Как только вернусь на виллу — тут же введу маму в курс дела, — решил Мишель. — Может быть, она придумает, как помочь мадам Сонг Кхо?"

14

Быстро проскочив коридор, Мишель оказался во дворе дома номер 17 по улице Жёнёр.

Дверь в квартиру мадам Сонг Кхо была приоткрыта, и в полумраке просматривался тонкий силуэт молодой женщины.

Я уж думала, что вы не придете! — воскликнула она, нервно схватив Мишеля за руку. — Как же вы долго ехали!

В чем дело, мадам? Я пришел, как только смог.

Минг и Тхо исчезли!

Исчезли? Как это? — переспросил Мишель; уж чего-чего — а этого он никак не ожидал.

Молодая женщина попыталась взять себя в руки.

— Сегодня утром… каждое утро перед уходом на работу я хожу за молоком… детям к завтраку. Когда я вернулась, их уже не было… а на столе я нашла вот это!

"Это" представляло собой листок бумаги с какими-то загадочными знаками; впрочем, Мишель тут же понял, что это китайские иероглифы или что-то в том же роде.

Он молча разглядывал листок, ничего, естественно, не понимая.

— Это на моем родном языке, — сказала молодая женщина; у нее были заплаканные глаза, а щеки еще более ввалились и побледнели, чем обычно.

Мишель ждал, когда она переведет записку, но мадам Сонг Кхо казалась настолько удрученной, что, похоже, не догадывалась этого сделать.

Что же здесь написано? — спросил наконец Мишель, потеряв терпение.

Ах, да! Вы же не понимаете! Простите меня, я уже ничего не соображаю…

Она читала текст и тут же его переводила:

"Уважаемая мадам Сонг Кхо, ваши дети в безопасности. Они будут вам возвращены в обмен на вазу с китайской рыбой; эта ваза находится у ваших друзей — молодых французов, — которые вчера к вам приходили. Не затягивайте. Если через два дня я не получу вазу — вы больше никогда не увидите Минга и Тхо. То же самое произойдет при малейшей попытке обратиться в полицию. Предупредите об этом своих друзей; пусть принесут вазу, если хотят, чтобы вы получили своих детей обратно. Как только ваза будет у вас, прикрепите к окну простыню, чтобы я знал, что могу прийти".

Молодая женщина замолчала.

А подписи нет? — спросил Мишель; он никак не мог прийти в себя от удивления.

Нет… но на этот счет у меня нет никаких сомнений. Только Чен Сун может одновременно знать наш язык и быть в курсе всех дел!

Мишель задумался.

Вы не могли бы продиктовать мне текст записки? — спросил он.

Да… но успокойте меня, вы ведь отдадите вазу, правда? Прямо сейчас? Минг и Тхо — это все, что у меня осталось… Без них…

Молодая женщина задрожала, не сумев закончить фразу. У Мишеля сжалось сердце при виде этого горя. Он обдумывал, стоит ли сейчас говорить, что от вазы остались одни осколки и, самое главное, что пропал цилиндр, — ведь женщине и без того тяжело! С другой стороны, пообещав немедленно принести вазу, он мог поселить в ее душе напрасную надежду.

— Не бойтесь, мадам, — сказал наконец Мишель. — Ваши дети скоро к вам вернутся!

А что тут еще скажешь?

Вы уверены? — спросила мадам Сонг Кхо еле слышно.

Уверен, мадам! — заверил ее Мишель.

Мадам Сонг Кхо была в полной растерянности, но слова мальчика ее немного успокоили. Она перечитала послание, а Мишель все записал под ее диктовку.

— Значит, Чен Сун знает, что мы сюда приходили, — пробормотал он. — Он следил за нами, а мы и не заметили!

Вдруг мальчику пришла в голову одна мысль. Мысль, о которой он предпочел бы не сообщать мадам Сонг Кхо. Как Чен Сун мог в одно и то же время похитить Минга и Тхо и бродить около их дома?

Как же все это странно… Хотя, если предположить, что пресловутый брат действительно существует…

— В котором часу вы ушли из дома, мадам? — спросил Мишель.

Мадам Сонг Кхо посмотрела на него, подумала и ответила:

Где-то около восьми часов… Мне нужно не больше двадцати минут, чтобы сходить за молоком.

Значит, дети исчезли между восемью и восемью двадцатью?

Да, к несчастью… — тихо сказала молодая женщина. — А это важно?

Может, и нет, — ответил Мишель, чтобы не тревожить ее раньше времени.

Вспомнились предупреждения Чен Суна по поводу характера и поведения его брата. Мишель даже начал сомневаться, действительно ли Минг и Тхо в безопасности, как написано в послании.

— Идите же скорей за вазой! — умоляла мадам Сонг Кхо. — Я буду ждать вас с нетерпением.

Мишель промолчал.

— И, самое главное, никому ничего не говорите! Я уверена, что он угрожал не просто так. Нельзя допустить, чтобы с моими малышами что-то случилось…

Мишель пообещал и вышел из комнаты на улицу в сильном смущении. Он опаздывал на обед и не мог придумать никакой более или менее уважительной причины… А что самое ужасное, сейчас он также не мог сказать и правду о том трагическом положении, в котором оказалась мадам Сонг Кхо.

Всю дорогу Мишель перечитывал записку, пытаясь найти в ней хоть какую-нибудь зацепку. Но его мысли все время возвращались к единственному и непреодолимому препятствию: за освобождение Минга и Тхо требовали вещь, которой больше не существует…

Вернувшись на виллу, мальчик застал всю семью за столом.

— Ну как, ты нашел свой бумаджник? — поинтересовалась Кристина, едва Мишель вошел в комнату.

Мальчик машинально потянулся к внутреннему карману пиджака. Он не сразу оценил неожиданную помощь Кристины. Этот предлог был придуман Даниелем и юной итальянкой заранее, чтобы оправдать его опоздание.

Оказывается, у тебя уже есть бумажник? — удивился мсье Терэ. В его голосе было столько иронии, что Мишель даже слегка покраснел.

Да нет, папа, просто кошелек, — быстро ответил Мишель: врать он не любил.

Ну ладно, садись. Онорина сердится. Она приготовила суфле и ждала тебя, чтобы поставить его на огонь. Тем хуже для тебя: будешь есть подогретое.

Тут Мишель понял, что вопрос о его опоздании исчерпан. Он одновременно испытал и облегчение, и укол совести: ему до смерти надоело выкручиваться. Но как он мог нарушить обещание, данное мадам Сонг Кхо, и поставить под удар Минга и Тхо? Теперь уж точно дело о вазе с китайской рыбой перестало быть игрой. Так хотелось все рассказать родителям… Но кто знает, как они отреагируют?

За обедом Мишель чувствовал, что Кристина и Даниель сгорают от любопытства. По их поведению невозможно было понять, появился Чен Сун за время его отсутствия или нет.

Ну что? — спросил Мишель, как только они оказались в саду.

Ничего, а у тебя?

Ужас, старина! Просто катастрофа!

Мишель рассказал Даниелю и Кристине о нависшей над мдам Сонг Кхо и ее детьми угрозой.

Это действительно катастрофа! — согласился Даниель.

Я пообещал мадам Сонг Кхо никому, кроме вас двоих, этом не говорить. В полицию нельзя обращаться ни в коем чае!

Два дня? Чен Сун дает мадам Сонг Кхо два дня, чтобы вернуть вазу…

Да, старина, два дня… А у нас есть всего лишь осколки…

Мы этто долджны были сделать сегодня утром вместо того, чтобы относить приглашение! Отдать ей осколки и поддельный цилиндр!

Конечно, Кристина, конечно! — согласился Мишель. — Но сегодня утром это была еще игра! Только для того, чтобы Чен Сун оставил нас в покое! Теперь придется поверить, что он пойдет на все, чтобы заполучить вазу… Решился же он напасть на детей мадам Сонг Кхо!

Он и на нас пытался напасть, когда лез ночью на виллу! — воскликнул Даниель. — Так что встретиться с ним тоже было очень важно!

Да, но здесь все-таки другое… К нам он заявился среди бела дня сразу после своего ночного "визита" — может, надеялся, что мы ничего не заметили… Теперь он рискует гораздо больше — против него есть улики: во-первых, записка, а во-вторых, его видели дети.

Даниель внимательно изучал перевод послания, принесенный Мишелем.

— Подожди-ка! — воскликнул он через минуту. — Мне здесь непонятна одна вещь. В записке сказано: "Прикрепи к окну простыню, чтобы я знал, что могу прийти".

— Да, ну и что?

У Сонг Кхо только одно окно, и оно выходит в крытый двор…

Хорошо, и что из этого?

— Чтобы заметить простыню, Чен Сун должен пройти о коридору, потом открыть дверь во двор…

Все правильно, но я не понимаю, к чему ты клонишь!

Просто, если мы сможем в этих развалинах захватить Чен Суна врасплох и заставить сказать, где он прячет детей, — мы победили! Даже без вазы!

Гм… Захватить врасплох — может быть, но заставить что-то сказать… А если дети у его брата? Это нам ничего не даст! Впрочем, мы могли бы его выследить…

Не торопись! — возразил Даниель. — Надо прежде всего решить одну вещь: мы ждем здесь ответа на свое приглашение или несем то, что осталось от вазы, вместе с поддельным цилиндром к мадам Сонг Кхо?

Мишель вынужден был согласиться, что Даниель прав. Пока все складывалось неудачно, а особенно то, что они вызвали Чен Суна именно сегодня, когда необходимо ехать к мадам Сонг Кхо! Что же предпринять? Решать надо срочно: мадам Сонг Кхо, кроме них7 надеяться больше не на кого…

Я думаю, что выбора у нас нет, — подумав, сказал Мишель. — Надо как можно скорее вернуть Минга и Тхо, а поэтому осколки и ножку с поддельным цилиндром мы отнесем мадам Сонг Кхо.

А если Чен Сун придет сюда?

Есть только один выход: оставить записку, что его ваза теперь на улице Жёнёр!

Записку? А кто ее передаст?

Сначала Мишель предложил поручить это Онорине. Но как избежать ее расспросов? А ведь он пообещал мадам Сонг Кхо молчать! К сожалению, в голову ему больше ничего не приходило.

— Может, ты и прав, — пожал плечами Даниель. — Но я придумал кое-что получше: ты забыл о близнецах! Они будут просто счастливы, если мы поручим им наблюдать за домом, встретить Чен Суна и передать ему записку. Достаточно сказать, что это секретное и важное задание, — и все. Это точно!

Гениальная идея! Остается только собрать все осколки и отправиться на улицу Жёнёр!

Надеюсь, увидев, что мы пришли, мадам Сонг Кхо хоть немного успокоится…

Близнецы снисходительно согласились выполнить поручение. Вернее, они изо всех сил пытались скрыть ликование, которое их просто распирало! Наконец-то у старших появилась "нужда в их услугах". Своим высокомерным видом близнецы хотели показать, что до сих пор "эти старшие" относились к ним не очень-то справедливо.

Но у старших, разумеется, были сейчас совершенно другие заботы…

15

Мишель, Даниель и Кристина так и не решили, что им делать, пока не доехали до улицы Жёнёр и не подошли к дому номер 17.

Они остановились у входа в коридор. Мишель держал пакет с осколками вазы и ножкой с поддельным свинцовым цилиндром.

Ас чего вы, собственно, взяли, что Чен Сун вернет детей, если мы отдадим вазу мадам Сонг Кхо? — спросил вдруг Даниель, выразив тем самым общие сомнения.

Но ведь мы все равно больше ничего не можем сделать! — ответил Мишель. — Может, мадам Сонг Кхо что-нибудь придумает?

Они вошли в коридор и, толкнув дверь, оказались во Дворе. Мадам Сонг Кхо вышла им навстречу; она была еще бледнее, чем сегодня утром, когда беседовала с Мишелем.

Увидев сверток, несчастная женщина заметно успокоилась.

— Вы принесли вазу! Боже мой, спасибо! Скоро я увижу Минга и Тхо!..

Слезы радости струились по ее осунувшемуся лицу. Ребята так смутились, что не посмели даже намекнуть ей о своих опасениях. Мишель торопливо заметил, что ваза разбилась и что они принесли осколки. Но мадам Сонг Кхо понимала его с трудом.

Я вывешу простыню, — тут же сказала она. — Мне кажется, вам лучше уйти. Вдруг Чен Сун не осмелится при вас показаться! Я плохо вас благодарю за все труды, за то, что вы принесли вазу, но ведь вы понимаете мое нетерпение!..

Мы понимаем, мадам! — тихо сказал Мишель. — Я вам желаю поскорее вернуть детей и забыть об этой ужасной истории.

Мы вернемся, как только вы нам позвоните, — пообещал Даниель.

Да! Минг и Тхо будут очень рады вас видеть. Они так много говорили мне о вас, о том, какие вы добрые…

Молодые люди вышли от мадам Сонг Кхо, так и не решившись омрачить ее радость своими опасениями.

— Хоть бы только на настоящем цилиндре не было какой-нибудь особой метки! — пробормотал Мишель, дойдя до конца улицы Жёнёр. — А то Чен Сун может и не вернуть детей…

Вдруг Мишель остановился и нахмурил брови; его терзали сомнения.

Послушайте, — сказал он наконец, — нам нельзя уходить. Ведь мадам Сонг Кхо грозит опасность!

Ты слишком многого хочешь! Мы же не можем… Конечно, было бы лучше отдать ей настоящий цилиндр, но раз его у нас нет… — возразил Даниель.

Можно найти и другой способ. Вернуть детей мадам Сонг Кхо, а потом отдать ей и настоящий цилиндр, если он найдется. Было бы слишком несправедливо позволить Чен Суну заполучить вещь, которая, может быть, стоит целое состояние, и спокойно ею распоряжаться, а законная хозяйка в это время будет продолжать мыть ножи у мясника. Меня лично это возмущает!

— Ну ладно, говори — что за способ-то? — проворчал Даниель. — Не тяни, раз уж начал…

Мишель еще чуть-чуть подумал и сказал:

Значит, так. Вы возвращаетесь домой…

Знаешь что? Сам возвращайся!

Ты ничего не понимаешь, Даниель… Дай объяснить, мы теряем время!.. Да, так вот. Вы возвращаетесь домой. Если Чен Сун еще не пришел, вы его ждете, и как только он появится и получит записку, вы должны его выследить. Возможно, он сразу пойдет за детьми и поведет их на улицу Жёнёр. Там его может ждать сообщник — на всякий случай, чтобы не рисковать…

Что ты хочешь этим сказать? Чем он рискует? — спросил Даниель.

Да оказаться в ловушке, вот чем! Представь такую вещь: пока дети у него, ему ничего не страшно… но как только он их отдаст — ему останется только удрать с цилиндром и надеяться, что о нем забудут.

Хорошо, предположим, мы его выследим. А потом?

Если он пойдет к себе, а не за детьми, вы без малейших колебаний тут же сообщаете в полицию! Полицейские взломают дверь и возьмут его тепленьким!

Решительный тон Мишеля внушал доверие; Даниель и Кристина замерли и слушали, не перебивая.

А ты? Какая роль у тебя в этом замечательном плане? — спросил Даниель.

Я останусь здесь и прослежу, как будут развиваться события. Если Чен Сун поведет себя не так, как я предполагаю, — если, например, он уже у нас, — то кто-то должен быть здесь, чтобы в случае чего прийти на помощь мадам Сонг Кхо — вдруг он попытается забрать цилиндр, не вернув детей! Тогда я его выслежу и сделаю то, что полагалось вам в первом случае… Понимаете?

Ладно, согласен… А что мы скажем твоим родителям, если все это затянется допоздна?

Мишель предложил вот что:

Слушай, Даниель, я думаю, что им надо будет все объяснить, но… потом. Если полиция вмешается в это дело прежде, чем мы выясним, где держат Минга и Тхо, боюсь, что все дело сорвется. Давайте подумаем. Представим, что к моменту вашего возвращения на виллу Чен Сун уже приходил и что близнецы передали ему записку. Это означает, что у меня есть шанс подкараулить его здесь, причем скоро! Я за ним послежу и как только обнаружу место, где могут находиться Минг и Тхо, сразу дам вам знать, а вы предупредите папу и сообщите в полицию!

Черт возьми, — проворчал Даниель. — В таком случае нам остается только ждать! Очень весело!

До тебя еще не дошло, что это уже давно не игра?.. Все, уходим!

Уходим? Но я думал, что…

Я вас провожу до метро — вдруг Чен Сун уже здесь. Потом я смешаюсь с толпой и незаметно исчезну. Пошли!

* * *

Мишель чувствовал, как растет его возбуждение в предвкушении крупных событий. Чен Суну останется только уносить ноги. Что бы китаец ни придумал, он все равно уже проиграл…

Мальчик повернул обратно к улице Жёнёр, но на этот раз пошел не по шоссе, а через развалины. Пришлось сделать небольшой крюк, но выбора не было.

Мишелю не давали покоя последние слова послания: "Как только ваза будет у вас, прикрепите к окну простыню, чтобы я знал, что могу прийти".

"Вряд ли Чен Сун рискнет постоянно торчать поблизости, — думал мальчик. — Кроме того, он же не знает точно, когда принесут вазу и принесут ли вообще…"

Вдруг ему пришло в голову, что Чен Сун мог их незаметно выследить и сейчас находится где-то рядом.

"В таком случае я, наверное, уже опоздал…"

Продвижение по развалинам оказалось делом нелегким. Приходилось очень осторожно обходить множество камней, чтобы не вызвать обвал. В одном месте полуразрушенный свод подвала и вовсе преградил проход.

"Хорошо хоть светло! — думал Мишель. — Ночью здесь можно просто погибнуть!"

Он уже собрался пролезть в одну из дыр, как вдруг послышался странный шум. Что-то вроде скрипа деревянной двери где-то совсем рядом…

Мишель внимательно огляделся, но не обнаружил ничего подозрительного.

Только наклонившись над люком, он понял, откуда доносится этот скрип. В подвале кто-то был!

Мишель выбрал самое прочное место у края люка, присел на корточки, уперся руками и заглянул вниз — но ничего не обнаружил, кроме пустого подвала, заваленного дровами и щебнем. С противоположной стороны виднелся вход в другой подвал.

Мишель попытался сориентироваться. Дом номер 17 должен быть где-то рядом. Если в погребе кто-то сидит, то это может быть только Чен Сун…

И тут мальчика осенило… Ну конечно! Как ему не пришло это в голову раньше? Чтобы следить за окном мадам Сонг Кхо, лучшего места, чем заброшенный подвал, и не придумаешь! Чен Сун наверняка пристроился рядом с одним из тех люков, что выходили во двор мадам Сонг Кхо!

Отсюда он мог наблюдать, оставаясь незамеченным…

Мишель подумал, что Чен Сун, наверное, уже сходил на виллу и получил от близнецов записку. Если это так, то надо вести себя осторожно. Успех их предприятия теперь зависел от того, удастся ли Мишелю выследить китайца, оставшись незамеченным.

Он решил осторожненько попытаться выяснить, что сейчас делает Чен Сун.

Мальчик огляделся и нашел вход на лестницу, ведущую в подвал, — впрочем, от нее осталось всего несколько ступенек. Эти ступеньки были завалены гравием, но по ним все же можно было спуститься. Наконец Мишель оказался на мощеном полу первого подвала — и тут же прижался к стене, чтобы осмотреть внутренний люк.

Следующий подвал не был освещен, так что его внутренность разглядеть не удалось. Однако это именно оттуда доносился скрип, который так встревожил Мишеля.

"Похоже, это очень большой подвал", — подумал он.

Мишель был, конечно, слишком молод, чтобы знать, что в таких домах во время войны службой гражданской обороны были обязательно предусмотрены проходы между подвалами. Кроме того, они еще сообщались и с подвалами соседних домов, что сильно облегчало спасательные работы при бомбардировках.

Когда глаза мальчика немного привыкли к темноте, он различил внутри подвала чей-то силуэт. Вооружившись огромной палкой, незнакомец пытался взломать дверь в глубине помещения.

Наконец ему удалось поддеть одну из досок, и дверь поддалась. Незнакомец исчез в темном провале.

После минутного размышления Мишель вспомнил, что не имеет права рисковать; но ему необходимо было узнать, куда направляется незнакомец.

"Слежка началась!" — подумал Мишель.

* * *

Прошло чуть больше часа с тех пор, как Даниель и Кристина расстались с Мишелем и вернулись на виллу. Близнецы катались на роликах; едва заметив старших, они поспешили им навстречу.

А где Мишель? — спросила Мари-Франс.

Его нет, а… Чен Сун не приходил?

Никто не приходил! — сказала Мари-Франс. — Ты же видишь, что записка у меня!

Действительно, из кармана ее блузки выглядывал край белого конверта.

— Тем лучше, — ответил Даниель, посмотрев на Кристину. — Следствие придется вести нам… Обойдемся без Мишеля!

— Я тоже хочу вести следствие! — воскликнула Кристина, сверкнув глазами.

Какое следствие? — поинтересовался Ив, подкатив поближе.

Пустяки, малыш! — уклонился от ответа Даниель. — Ничего особенного. Просто хотим разыграть Чен Суна!

А ты нам расскажешь? — спросила Мари-Франс.

— А как же!

Даниель и Кристина отправились в сад, чтобы договориться, как им себя вести, если Чен Сун все-таки придет.

Лучше всего, если близнецы отдадут ему письмо, а мы спрячемся. Пусть он думает, что нас здесь нет. Тогда он ничего не будет опасаться и отправится прямо на улицу Жёнёщ или к себе, не подозревая, что за ним следят!

Я согласна, — сказала Кристина. — Останемся в саду. Но… надо, чтобы близнецы дали нам знать, когда увидят, что Чен Сун идет.

Даниель позвал Ива, и они договорились, что мальчик предупредит их условным свистом.

— Все улажено! — объявил Даниель, вернувшись к Кристине в сад.

16

Чтобы хоть как-то унять нетерпение, Кристина и Даниель решили сыграть партию в мини-гольф. Они уже почти забыли, зачем находятся в саду, когда до них донесся условный сигнал. Затем Ив для полной уверенности сам подошел к ограде.

— Эй! Он идет!

Мари-Франс осталась на улице с письмом в руке. Сквозь листву лавровых деревьев, окружавших сад, Кристина и Даниель наблюдали за улицей. Чен Сун неторопливо приближался к ограде.

— Он совершенно не волнуется! — прошептал Даниель.

А Мари-Франс, без тени смущения и с удивительным в ее возрасте апломбом, подошла к азиату.

Вы к нам, мсье? За вазой? — спросила она, так искусно играя свою роль, что даже Даниель восхитился.

К вам? Я иду к мсье Мишелю Терэ!

Это мой брат, мсье. Его нет дома, и он просил передать вам это письмо.

Узнав, что Мишеля нет дома, Чен Сун нахмурился и взял протянутое письмо. Но вместо того чтобы сразу уйти, он развернул листок и стал читать.

— Улица Жёнёр… — прошептал он.

Даниеля несколько удивило выражение досады на лице азиата. Ему удалось расслышать пару слов на незнакомом языке. Прочитав записку, Чен Сун быстро удалился, даже не взглянув на Мари-Франс, которая не сводила с него глаз. Кристина и Даниель тут же вышли из своего укрытия и пошли следом за ним.

Только бы он не взял такси! — пробормотал Даниель.

Казалось, Чен Суна совершенно не беспокоило, следят за ним или нет. Он даже ни разу не обернулся.

Даниель немного успокоился, увидев, что азиат спускается в метро… Тогда мальчик взял Кристину за руку, и они ускорили шаг.

Им пришлось еще взять билеты — на это тоже ушло драгоценное время.

— Хоть бы не опоздать! — твердил Даниель. — Хоть быне опоздать!..

Нервозность мальчика передалась его спутнице. Началась настоящая борьба за секунды. Турникет захлопнулся за их спиной. В какой-то момент Даниель даже забыл о приличиях и чуть не оттолкнул Кристину, пытаясь пройти первым.

— Прости меня, — сказал мальчик, как только они оказались на платформе. — Но если можно пройти только одному из нас, то лучше, чтобы это был я!

Кристина улыбнулась: она все понимала и не обижалась.

Тут подошел поезд, и Чен Сун спокойно вошел в вагон. Ребята заскочили в соседний и устроились так, чтобы Чен Сун все время был у них на глазах.

Как все-таки удобно, что у вагона есть боковые стекла! — заметил мальчик.

Но… почему он не взял такси, Даниель? — спросила Кристина.

Я думаю, что на метро выйдет быстрее, несмотря на остановки, — ответил мальчик. — На дорогах сейчас много пробок!

Как ты думаешь, куда он едет?

Понятия не имею, Кристина! Сейчас главное — его не упустить. Надо встать поближе к двери!

К несчастью, в метро было много народу, люди входили и выходили, и наблюдать становилось все труднее. Один Раз, когда им пришлось выйти, чтобы пропустить других пассажиров, Кристина и Даниель остались на платформе, и им ни за что не удалось бы войти обратно в вагон, если бы один из пассажиров не придержал дверь.

Чен Сун сделал две пересадки, и оба раза наши сыщики оказались на высоте. Чем дольше они ехали, тем яснее становилось, что азиат направляется к улице Жёнёр.

А от метро надо еще ехать на автобусе! — вздохнула Кристина.

Вот это меня смущает больше всего: если Чен Сун сядет в автобус, а мы следом за ним — то он нас обязательно заметит!

Раз известно, что он едет на улицу Жёнёр, мы можем сесть в следующий автобус!

Гм… не знаю… на окраинах автобусы ходят так редко… Интервалы бывают по десять минут и больше! Значит, у Чен Суна по сравнению с нами будет выигрыш в десять минут, а Мишель рискует столкнуться с ним один на один!

Азиат действительно вышел на той станции метро, от которой отходил автобус в сторону улицы Жёнёр. Даниель с Кристиной последовали за ним; они так и не решили, что делать дальше.

Чен Сун направился прямо к остановке и приготовился ждать. При этом он без конца поглядывал на часы.

— Торопится! Не терпится ему! Только бы вернул Минга и Тхо… — пробормотал Даниель; они с Кристиной спрятались за газетным киоском.

Но очень скоро ребята убедились, что заняли неудачную позицию: киоск находился слишком далеко от автобусной остановки! Они сделали крюк, чтобы подойти поближе, и попытались спрятаться за железным навесом остановки. Вдруг Даниелю показалось, что Чен Сун их заметил; впрочем, на поведении азиата это никак не отразилось.

— Я много бы отдал, чтобы узнать, чем все это кончится! — вздохнул Даниель; его лицо пылало от нетерпения.

Как быть? Подождать следующего автобуса… или прыгнуть в последнюю секунду вслед за Чен Суном?

Но тут лицо у Кристины залилось краской. Даниель, стоявший спиной к навесу, только собрался спросить, что случилось… как почувствовал, что кто-то легонько похлопывает его по плечу.

Даниель резко обернулся… и замер с разинутым ртом: перед ним стоял Чен Сун и загадочно улыбался! В руке он держал письмо, переданное Мари-Франс…

* * *

С максимальными предосторожностями, прижимаясь к стене, Мишель приблизился к взломанной незнакомцем двери и рискнул заглянуть внутрь.

Он увидел еще один подвал, тоже заваленный щебнем и гравием, хотя и не так сильно. Там никого не было… Куда же делся человек, за которым он следил? Может, тоже прячется?..

У Мишеля бешено стучало сердце, во рту пересохло. Мальчик не знал, как быть дальше. Ведь он один! Его не должны поймать, иначе Чен Сун (или его брат) получит полную свободу действий!

Но, с другой стороны, если остановиться, преступник может удрать, а упустить шанс захватить его в подвале было бы просто глупо!

Больше всего Мишеля огорчало то, что угол стены загораживал обзор. Попытка же выглянуть из-за него могла привести к серьезным последствиям. По легкому шуму Мишель догадался, что незнакомец все еще где-то рядом… Что же делать?..

Мишель поискал глазами место, где в случае чего можно будет спрятаться, если незнакомец пойдет обратно. Чем больше он думал, тем яснее сознавал, что, скорее всего, имеет дело не с Чен Суном, а с его братом.

"Наверное, он поручает своему безграмотному брату всю грязную работу", — подумал Мишель.

Весь подвал был завален дровами, но у стены оставалось Достаточно места, чтобы при необходимости улизнуть; для этого надо было пересечь подвал и через переход попасть в соседнее помещение.

Шорох гравия под чьими-то шагами заставил Мишеля вздрогнуть. Видимо, человек направлялся к двери… К какой? И почему?

Однако Мишелю не удалось обдумать этот вопрос. Внезапный удар в спину вытолкнул его в следующий подвал, где он рухнул лицом вниз на гравий. Мальчик даже не успел понять, что произошло, только ощутил острую боль в голове. Но прежде чем он потерял сознание и погрузился в полную темноту, в его мозгу мелькнула мысль: "Значит, он был не один…"

Мишель очнулся в чьих-то крепких объятиях; было очень трудно дышать. Какая-то тяжесть давила на голову. Он еще не совсем оправился от удара, и все вокруг казалось окутанным плотным туманом. Мишель нахмурился — и чуть не вскрикнул от боли: похоже, он оцарапал лицо.

Только через несколько минут мальчик наконец осознал, что произошло и в какой ситуации он оказался. Никто не давил ему на грудь — просто руки были плотно привязаны к телу, а лицо он действительно ободрал о гравий, когда падал. А вот ноги ему не связали… Мишель с большим трудом встал на колени и несколько раз тряхнул головой, пытаясь окончательно разогнать туман. Голова раскалывалась от боли.

— Наверное, я набил здоровенную шишку, — пробормотал Мишель.

Он инстинктивно потянулся рукой к голове, забыв, что его связали; однако при этом ремень немного соскользнул. Яростно работая плечами, Мишель попытался сдвинуть его еще, но его усилия практически ни к чему не привели. По лицу стекали крупные капли пота. Время от времени мальчик был вынужден останавливаться, чувствуя, как сводит плечи.

Но каждый раз, стиснув зубы, Мишель снова и снова заставлял себя продолжать борьбу. В какой-то момент, совершенно обессилев, он уже хотел все бросить, но, оглядевшись вокруг, вдруг заметил у входа вбитый в стену крюк… Конец крюка торчал вверх параллельно стене.

— Как же я сразу не заметил! — прошептал Мишель.

Он подполз к крюку и зацепился за него ремнем, потом уперся коленом в стену и изо всех сил оттолкнулся. Ремень натянулся и глубоко врезался в мышцы рук и спины. У Мишеля затекли колени, но он еще поднатужился, и…

Ремень лопнул! Мальчик, потеряв равновесие, упал на спину; от удара у него снова закружилась голова. Но тут Мишеля охватила такая радость, что он сразу забыл и боль, и усталость. Подобрав ремень и разглядев погнувшийся шпенек, он сам не поверил, что ему удалось это сделать…

В тот же момент до Мишеля наконец дошло, что с ним приключилось: нападавший подкрался сзади, выйдя из бокового люка — Мишель обнаружил его только сейчас. Обойдя весь соседний подвал, Мишель ничего не нашел, кроме ящиков с пустыми бутылками, и без приключений вернулся обратно.

— Этот тип прекрасно здесь ориентируется! — прошептал мальчик. — И он тщательно все подготовил. Но все-таки непонятно, почему он меня здесь бросил? Неужели был уверен, что я не выберусь? Или рассчитывал, что я дольше пробуду без сознания?

Тут он наконец сообразил:

— Скорее всего, преступник не собирался здесь задерживаться. Так и есть… наверное, так и есть!

Внезапно его радость сменилась досадой.

— До чего же ему нужна эта ваза, если он идет на такие вещи! Теперь его дело совсем плохо…

Мишель подумал, что Чен Сун (или его брат) должен был заметить простыню через люк и уже наверняка заявился к мадам Сонг Кхо за осколками вазы… Интересно, дети уже дома или нет?

Эта мысль обострила страдания Мишеля. Его мучило какое-то смутное предчувствие, но он никак не мог понять, в чем дело.

"По идее, — думал он, — если Чен Сун заметил простыню, то уже знает, что его приказания выполнены, что он может получить все, что осталось от вазы, и вернуть детей матери! Зачем тогда ему понадобилось на меня нападать и связывать? Чего он опасался?.. Конечно, если это был брат Чен Суна, то, скорее всего, он действовал машинально, не рассуждая. Не стоит искать логику в его поведении".

В том подвале, куда его втолкнул незнакомец, Мишель не обнаружил никаких отдушин. Слабый свет проникал через разрушенный свод соседнего погреба. Отсюда нельзя было увидеть простыню!

Мальчика вдруг охватила безумная ярость. Он не только свалял дурака, но еще и опоздал…

А что если Чен Сун каким-то образом узнал, что цилиндр поддельный?.. Мишель вздрогнул, подумав о несчастных малышах.

Он стал усиленно искать лазейку, через которую человек, напавший на него, мог уйти, не выходя на улицу Жёнёр. Еще раз обойдя подвал, Мишель все-таки обнаружил узкий проход: раньше он его не замечал из-за массивного столба, подпирающего потолок. Войдя в коридор, мальчик оказался в полной темноте и сразу во что-то врезался — судя по всему, это была дверь наружу. На ощупь Мишель нашел задвижку — толстый деревянный колышек, закрепленный в толстой скобе. Мальчик очень осторожно вытащил задвижку, и дверь легко поддалась. Он напряг слух и замер на месте: идти дальше он не решался. Ему послышалось чье-то дыхание, но он никак не мог определить, откуда шел этот звук. Вдруг слева от него что-то хлопнуло, и мальчик почувствовал прикосновение грубой ткани… Мишель вздрогнул. Кто это мог быть?

Но тут мальчик рассмеялся. Это был всего-навсего кусок мешковины, затыкавший отдушину и колыхавшийся от порывов ветра!

Мишель тут же вытащил тряпку, и в подвал проник слабый свет. Мальчик прижался к стене и осмотрелся… Перед ним предстала трогательная картина: на куче старых тряпок и газет, наваленных на гравий, рядышком лежали Минг и Тхо. Они мирно спали, прижавшись друг к другу!

Как же теперь быть?.. Подойдя поближе и взглянув на безмятежные личики спящих детей, Мишель решил, что будет лучше оставить их здесь, а самому пойти выяснить, что можно сделать.

Мишель снова заткнул тряпкой отдушину и закрыл дверь. Не стоило оставлять следов своего присутствия — Чен Сун (или его брат) мог вернуться.

"Во всяком случае, я был прав, когда подозревал, что что-то здесь не так, — подумал он. — По идее, Чен Сун уже должен был получить вазу — вернее, то, что от нее осталось. Почему же он не отдал детей?.."

17

На этот раз Мишель сориентировался гораздо быстрее. Он просто вернулся назад по своим следам и, чтобы выиграть время, вышел наружу со стороны улицы Жёнёр. Правда, это было достаточно рискованно: ведь если тот человек вернётся, спрятаться будет некуда…

Мальчик вошел в знакомый коридор дома номер 17. Отбитая плитка звякнула под ногой, как и в первый раз. И вновь Мишель ощутил то же смутное беспокойство. Эта мелочь показала, до какой степени напряжены его нервы.

Дверь во двор была закрыта. Мишель медленно повернул ручку и легонько толкнул дверь…

Во дворе никого не было. Но тут он услышал какие-то крики… они доносились из квартиры мадам Сонг Кхо!

Мишель притаился и напряг слух. Это был мужской голос… и он явно угрожал! У мальчика сами собой сжались кулаки. Этот подлец не только посмел отнять у матери двоих маленьких детей, но еще и пришел ей угрожать! Мишелю даже не пришло в голову, что он все-таки еще слишком молод и ему не справиться со взрослым мужчиной; не рассуждая, мальчик бросился во двор.

Но ему удалось сделать всего несколько шагов. Грубый голос с иностранным акцентом приказал:

— Все к стене, быстро!!!

Все к стене? Сердце Мишеля забилось еще сильнее. Все…

Значит, мадам Сонг Кхо не одна?.. Кто же там еще? Это могли быть только Даниель и Кристина! Зачем они сюда пришли? Почему не действовали по плану? Может быть, Чен Сун их обнаружил и заставил идти вместе с ним?..

Мишелю некогда было предаваться размышлениям: события развивались стремительно. Дверь в квартиру мадам Сонг Кхо резко распахнулась, и в темном дверном проеме показался мужской силуэт… Неизвестный медленно пятился по направлению к мальчику.

Сначала Мишель разглядел только его широкую спину и темные волосы. Судя по позе, в правой руке незнакомец держал оружие. А под мышкой у него был сверток в коричневой бумаге. Мишель сразу узнал упаковку — это были осколки вазы!

Не раздумывая, мальчик инстинктивно принял единственно верное решение, единственный способ положить конец этому кошмару… Он сделал два больших прыжка, бросился в ноги стоявшему спиной человеку, ударив его под колени, и одновременно крикнул:

— Даниель, сюда!..

Не ожидая столь внезапного нападения, мужчина рухнул на спину; от испуга он даже выронил свой пистолет. Пакет раскрылся, и осколки хрусталя рассыпались по мостовой.

Дальше все происходило как во сне. Из квартиры вышли не только Даниель и Кристина — с ними был Чен Сун!

Азиат стремительно кинулся к человеку, которого повалил Мишель, и прижал его к земле. А до мальчика только сейчас стало доходить, что могло бы произойти, если бы он не вмешался, если бы не оказался рядом…

Его жертвой был не кто иной, как темноволосый незнакомец — тот самый, что следил за Чен Суном и пристроился к ним на речном трамвайчике… Даниель, стоя на коленях, помогал Чен Суну связать руки его противнику.

У мадам Сонг Кхо было мертвенно-бледное заплаканное лицо; казалось, силы ее на исходе. Кристина обняла молодую женщину за хрупкие плечи.

Мишель никак не мог отделаться от ощущения, что это всего лишь кошмарный сон. Кажется, в этой истории с вазой они с самого начала ничего не поняли, а половину просто нафантазировали…

Взглянув в полные слез глаза мадам Сонг Кхо, Мишель наконец опомнился. Ничего не объясняя, он бросился в коридор, выбежал на улицу и, уже ничего не опасаясь, спустился в подвал, где спали Минг и Тхо.

Только там мальчик успокоился. Ему не хотелось пугать малышей, и он позвал их сначала тихо, потом погромче. Дети не просыпались! Забеспокоившись, Мишель вытащил тряпку из отдушины и при свете дня убедился, что они по-прежнему мирно спят.

"Ну и пусть спят, — подумал мальчик. — Надо как можно скорее успокоить мадам Сонг Кхо!"

Он осторожно взял на руки Минга, потом Тхо (дети продолжали спать как ни в чем не бывало). Ноша оказалась очень тяжелой, но волнение удвоило силы мальчика. Мишель с большим трудом добрался до люка — и только тут понял, что с детьми ему не выбраться.

— Мишель, Мишель! Где ты?..

Голос Даниеля! Мишель испытал невероятное облегчение.

— Здесь, в развалинах!.. Осторожнее, тут все осыпается прямо под ногами!

Даниель пошел на голос кузена. Добравшись до люка, он встал на колени и одного за другим принял спящих детей.

Мишель тут же вылез наружу, и они побежали к дому номер 17.

Как только мадам Сонг Кхо увидела мальчиков с детьми на руках, она широко раскрыла глаза, еще сильнее побледнела и что-то забормотала. Затем схватила малышей, внесла их в дом и уложила на кушетку.

— Они спят, мадам! — сказал Мишель. — Я не смог их разбудить!

Бедная мать не могла оторваться от своих детей.

— Надо позвать медико… врача! — пробормотала Кристина; она была сильно встревожена.

Но тут вошел Чен Сун, потрясая металлической трубочкой от лекарства.

— Ничего страшного! — сказал он.:— Вот что я нашел в кармане у этого мерзавца!

Мишель прочел инструкций: оказалось, что это всего лишь легкое детское снотворное.

Он усыпил бедных детей таблетками, — пробормотал он. — Действительно, мерзавец!

Но с ними ничего страшного, правда? — умоляющим голосом спросила мадам Сонг Кхо.

Нет, мадам, я уверен! — ответил Мишель. — Это лекарство специально для детей. Он просто хотел их усыпить, чтобы держать поблизости, но так, чтобы они при этом не шумели и не привлекали внимания.

Перепуганная мать немного успокоилась.

Мишель выглянул за дверь: теперь темноволосый господин был надежно связан и его взгляд выражал нескрываемую ярость.

А Чен Сун, похоже, совсем о нем забыл. Он собрал осколки вазы, особенно внимательно осмотрев ножку; вдруг его лицо озарилось лучезарной и наивной улыбкой. Азиат напоминал сейчас ребенка, нашедшего новогодним утром в своем башмаке игрушку, о которой давно мечтал. Чен Сун взял ножку от вазы двумя руками и как драгоценную реликвию понес в дом.

Мишель, Даниель и Кристина с изумлением наблюдали, как он вручает кусок свинца, вытащенный из ножки, мадам Сонг Кхо. Все эти церемонии выглядели несколько комично после тех драматических событий, которые все они только что пережили.

А на душе у Мишеля было тяжело. Если вдуматься, поведение Чен Суна становилось все более и более смехотворным. Он вручал мадам Сонг Кхо обычный кусок свинца, который они сами отлили и который, естественно, не представлял никакой ценности.

"В конце концов он сам виноват, — думал Мишель. — Скажи он сразу всю правду, когда заявился к нам в первый раз, — ничего бы этого не произошло! Во всяком случае… он хотя бы теперь мог бы открыть нам свою тайну".

Но Чен Сун оживленно беседовал с мадам Сонг Кхо на их родном языке. Это был не совсем подходящий момент для объяснений. Тут Даниель неожиданно хлопнул кузена по спине.

— Может, ты мне все-таки что-нибудь объяснишь? Откуда ты взялся? Как нашел детей?

Все еще немного бледная Кристина тоже включилась в разговор.

Ты шел за эттим человеком? — спросила она.

Не совсем… Это слишком долго рассказывать. А вы-то сами? Хоть объясните, что означает это превращение Чен Суна? Настоящий поворот на сто восемьдесят градусов!

Никакого поворота, — возразил Даниель. — Просто мы ошибались. Чен Сун хотел заполучить вазу только для того, чтобы отдать ее мадам Сонг Кхо!

— А почему он сразу ничего не сказал, когда приходил к нам домой? И что в этой ножке от вазы такого ценного?

Там что, бриллианты?..

Даниель и Кристина развели руками, как бы говоря, что они тоже ничего не понимают.

— Представь себе, старина, когда мы его встретили, нам было не до расспросов. И потом, ты же знаешь, что он не особенно разговорчив, если речь не идет об угрозах!

Мишель рассмеялся. Он кивнул в сторону Чен Суна и мадам Сонг Кхо, которые, забыв обо всем, погрузились в нескончаемую беседу.

— Не очень-то разговорчив? Покажи мне большего болтуна, если найдешь!

Несколько нетерпеливых автомобильных гудков прервали их дискуссию. Интересно, кто это еще ищет приключений на улице Жёнёр?

Мишель и Даниель выскочили во двор…

18

Пройдя через коридор и оказавшись на улице, Мишель встал как вкопанный, увидев, что за водитель выходит из остановившейся машины.

Хмурый и раздраженный мсье Терэ явно не собирался заключать своего блудного сына в объятия.

Даниель вышел из коридора следом за Мишелем. Кристина остановилась поодаль, отлично понимая, что сейчас произойдет.

Однако, заметив девушку, мсье Терэ немного смягчился: судя по всему, он считал неприличным закатывать скандал при юной иностранке — гостье семьи.

Решительным шагом отец Мишеля подошел к ребятам.

— Ну, и что же вы здесь делаете в такое время?

Как вам пришло в голову затащить сюда мадемуазель Перрини? Хорошо еще, что Мари-Франс мне дала этот адрес! Где бы я вас искал, если бы не она? Мама волнуется, Мишель. Ты бы хоть об этом подумал, прежде чем делать такие глупости!..

— Послушай, папа… Сейчас слишком долго объяснять, как и почему мы здесь оказались. Пойдем, ты сразу сам все поймешь! А Даниель позвонит маме, успокоит ее, и мы немедленно вернемся домой!

Мсье Терэ решил, что лучше не спорить.

Кристина, Мишель и его отец прошли по коридору и оказались во дворе. Развалины произвели на мсье Терэ удручающее впечатление, а увидев пленника, все еще лежавшего связанным на земле, он резко остановился.

Опять твои выходки, Мишель! — сказал он усталым голосом. — Где бы ты ни оказался, ты всегда умудряешься ввязаться в дела, которые тебя не касаются!

Я это сделал не нарочно! Честное слово, папа, я не хотел! — возразил Мишель умоляющим голосом. — Выслушай до конца!

Разговор во дворе привлек внимание Чен Суна, и он выглянул из комнаты посмотреть, что происходит. Следом за ним вышла мадам Сонг Кхо. Какое-то время они с мсье Терэ изумленно смотрели друг на друга, пока Мишель не представил всех по порядку.

Мадам Сонг Кхо держалась с большим достоинством, а узнав, кто перед ней, радостно заулыбалась.

— Спасибо, что вы воспитали такого сына! — сказала она.

Мсье Терэ был весьма удивлен ее словами. А женщина добавила:

— Всю свою жизнь я буду его вспоминать, и девушку, и другого мальчика. Они сделали для меня даже больше, чем когда-то родители — они вернули мне детей!

Смущенный такой горячей благодарностью и серьезностью слов молодой женщины, мсье Терэ даже не подумал улыбнуться, хотя сравнение было довольно странным. Не зная, чем Мишель, Даниель и Кристина все это заслужили, он не нашел, что ответить.

— Я счастлив, мадам, — сказал он, — что мадемуазель Перрини, мой племянник и мой сын смогли помочь в тяжелых испытаниях, выпавших на вашу долю… Однако уже поздно. Понимаете, я должен отвезти этих молодых людей домой…

Его прервал Мишель, дернув за рукав и тихо сказав несколько слов.

— Ах да… В самом деле… неплохая идея… Бедные малыши! — пробормотал мсье Терэ. — Вот что, — продолжил он вслух, — я думаю, что сегодня вечером мы могли бы поужинать все вместе у нас дома! Сын мне сказал, что ваши дети пострадали, ведь так, мадам? Было бы жестоко оставить вас здесь на ночь одну, без поддержки, после такого трудного дня!

Мадам Сонг Кхо смутилась и стала отказываться, ссылаясь на то, что не хочет затруднять хозяев — и вообще, они втроем причинят много неудобств мадам Терэ. Но потом, когда Мишель сказал, что за Мингом и Тхо надо понаблюдать и при необходимости вызвать врача, женщина наконец согласилась.

— И вы, мсье! — добавил отец Мишеля, повернувшись к Чен Суну, после того как Мишель еще раз дернул его за рукав. — Мне кажется, что вы тоже связаны с этим делом, и я очень хочу, чтобы вы мне кое-что прояснили!

Сначала Чен Сун категорически отказался; при этом чувствовалось, как сильно ему не по себе. Конечно, нелегко идти в гости в дом, куда однажды ночью ты лез, как вор! Но Мишель, догадавшись о его сомнениях, стал с таким жаром его уговаривать, что Чен Сун не смог больше сопротивляться.

— Но… что вы собираетесь делать с этим господином? — спросил мсье Терэ, указав на пленника.

А Мишеля мучили сомнения — говорить или не говорить Чен Суну, что цилиндр поддельный? Было бы забавно вручить цилиндр связанному преступнику и дать ему двадцать четыре часа, чтобы покинуть Францию… Но тогда Чен Сун будет выглядеть смешно в глазах мадам Сонг Кхо. Еще есть время, надо все как следует обдумать… тем более если найдется настоящий цилиндр!

— Я думаю, что теперь, когда мы вывели этого типа на чистую воду, он больше не представляет опасности, — сказалЧен Сун. — Завтра я его отпущу — но только после того, как свинцовый цилиндр будет лежать в банковском сейфе. А пока, я вас очень прошу, подождите меня, пожалуйста, несколько минут! Мишель, вы не могли бы мне помочь?

Чен Сун и Мишель поставили пленника на ноги и отвели в тот подвал, где он раньше держал детей.

Теперь его очередь! — спокойно заявил Чен Сун. — Завтра я нанесу ему визит.

А… брат не будет о вас беспокоиться? — спросил Мишель.

Мой брат? У меня нет брата, мсье Терэ… К своему стыду, я вынужден признаться, что солгал, но мне надо было как-то сохранить лицо в ваших глазах… и обвинить кого-то другого в том, что я сделал против своей воли.

Мишель уже и раньше догадался, что Чен Сун вовсе не тот негодяй, за которого они его принимали. Но сейчас не стоило вдаваться в долгие объяснения. На какое-то мгновение Мишелю стало жаль пленника, он даже почувствовал угрызения совести, представив, какая ночь ему предстоит. Однако это и так было слишком мягкое наказание за страдания мадам Сонг Кхо.

Мишель и Чен Сун присоединились к остальным, которые уже сидели в машине; мсье Терэ завел мотор. Еще ни разу в автомобиле семьи Терэ не было столько пассажиров. Чен Сун, Кристина и мадам Сонг Кхо сидели сзади с детьми на руках. Мишель с Даниелем уместились спереди, при этом они оставили достаточно места, чтобы мсье Терэ мог вести машину.

Как только они выехали с улицы Жёнёр, мадам Сонг Кхо спохватилась:

Я забыла ножку от вазы… Я думала только о детях!

Не беспокойтесь, мадам, ничего страшного! — ответил Чен Сун. — Теперь она уже не представляет никакой ценности…

* * *

— Ножка этой вазы стоила целое состояние, — объяснил Чен Сун. — В нее был вставлен свинцовый цилиндр с очень редким радиоактивным веществом. Он принадлежал мсье Сонг Кхо…

Ужин закончился. Минг и Тхо все еще спали. Мсье Терэ вызвал врача, и тот, посмотрев упаковку с таблетками, подтвердил, что это снотворное не представляет никакой опасности. Мадам Терэ настояла, чтобы мадам Сонг Кхо с детьми осталась на ночь у них. Добрая Онорина вызвалась присмотреть за детьми, хотя этого даже и не требовалось — так спокойно они спали.

Мсье Терэ и Чен Сун беседовали в гостиной.

— Как же так? — удивлялся мсье Терэ, в любой ситуации остававшийся прежде всего ученым. — Неужели простой свинцовый цилиндр такого диаметра способен предотвратить разрушительный эффект от радиации?

Чен Сун вежливо улыбнулся.

Уважаемый господин, — сказал он, — мои слабые познания в этой области не могут соперничать с вашими, но я слышал кое-что от своего хозяина. Мсье Сонг Кхо и американский инженер Рональд Бак, который лично запаял вещество в цилиндр, говорили, что в обычном состоянии оно дает очень слабый фон.

Рональд Бак!.. В жизни бы не подумала, что мне придется из-за него так страдать! — воскликнула мадам Сонг Кхо.

Это замечание и последовавшие за ним объяснения пролили новый свет на дело. Когда Бак помог мсье Сонг Кхо спрятать радиоактивное вещество (ни мадам Сонг Кхо, ни Чен Сун не знали его точного названия) в свинцовый цилиндр, он считался другом семьи. Кроме того, Сонг Кхо имел право рассчитывать на его молчание и признательность: будучи министром, Сонг Кхо поставил вопрос перед правительством о назначении инженера на очень высокий пост.

Я и не знала, что мой муж придумал эту хитрость с вазой, — призналась мадам Сонг Кхо.

Но… почему он поступил так странно? — спросила мадам Терэ, которая была знакома с делом лишь в общих чертах.

Все дело в том, уважаемая мадам, что мой хозяин не был уверен в своем будущем, — объяснил Чен Сун. — От верных людей он узнал, что ему грозит опала. И тогда он принял единственно верное решение: укрыться вместе с семьей в надежном месте. Франция показалась ему самой подходящей страной. Оставалось только вывезти кое-какие средства, чтобы было на что жить. Превратить его состояние в золото оказалось не так просто, и потом, он боялся не успеть. Тогда Рональд Бак предложил Сонг Кхо вывезти радиоактивное вещество из небольшого месторождения, находившегося во владениях моего хозяина. Это вещество встречается в природе крайне редко, оно очень чистое и, судя по всему, крайне дорогое. Замурованное в ножку вазы, оно не должно было вызвать подозрений при таможенном досмотре в нашей стране, если даже к тому моменту чиновники уже получили бы специальный приказ по поводу багажа моего хозяина. Когда господин Сонг Кхо стал жертвой несчастного случая, его жена и понятия не имела об истинной ценности вазы. Нужда заставила ее продать Дюкофру всю мебель из их квартиры…

Получив телеграмму от Рональда Бака, я совершенно не поняла, о чем речь, — сказала молодая женщина. — А теперь я могу предположить, что, узнав о несчастном случае, он решил сам завладеть сокровищем.

И все-таки мне не совсем понятна одна вещь, — заявил Мишель. — Чен Сун сказал, что радиоактивное вещество получено из рудника, расположенного во владениях

Сонг Кхо. Зачем было этому Баку красть вазу, да еще предпринимать для этого такое путешествие? Было бы гораздо проще добыть это вещество прямо на месте, разве нет?

Чен Сун улыбнулся.

— Ваше замечание справедливо, мсье Мишель, — сказал он, — но вы не знаете одного обстоятельства: поместья моего хозяина были конфискованы правительством сразу после его отъезда. Кроме того, как я вам уже говорил, этот Бак считался протеже Сонг Кхо и был отстранен от занимаемой должности. Таким образом, он не имел доступа ни к руднику, ни к лаборатории.

Это простое объяснение требовало кое-каких уточнений. Мишель задал еще один вопрос:

— Этот Рональд Бак — американец… Почему тогда он написал записку мадам Сонг Кхо на вашем языке? Может быть, у него есть сообщник?

Чен Сун отрицательно покачал головой.

— Это он ловко придумал! Когда я был секретарем у Сонг Кхо, я имел возможность познакомиться поближе с Рональдом Баком. В свободное от работы время он увлекался лингвистикой и, в частности, восточной письменностью. Бак свободно говорил на нашем языке и, как я теперь понял, умел на нем писать. Он сделал все, чтобы подозрение пало на меня!

Мадам Терэ не сводила глаз с Мишеля и Даниеля, как будто стараясь убедиться, что с ними действительно не случилось ничего страшного… Немного успокоившись, она подсела к мадам Сонг Кхо, и женщины оживленно заговорили между собой.

Мсье Терэ продолжал расспрашивать Чен Суна о радиоактивном веществе, запаянном в свинцовом цилиндре.

Пользуясь тем, что еще не стемнело, близнецы играли на улице в "кошки-мышки". Через открытое окно доносились их крики и смех.

Даниель, Кристина и Мишель следили за беседой взрослых. Время от времени девушка выходила взглянуть на Минга и Тхо. Возвращаясь, она взглядом давала понять мадам Сонг Кхо, что с малышами все в порядке.

А Мишель чувствовал себя все хуже и хуже: он мог думать только о поддельном цилиндре, который Чен Сун считал настоящим! Азиат так услужливо показывал мсье Терэ этот обыкновенный кусок свинца… Несколько раз Мишель порывался вклиниться в разговор и сказать правду, но он не мог поставить Чен Суна в идиотское положение!

Вдруг дверь в гостиную распахнулась, и в комнату ворвались близнецы. Они были так возбуждены, что начисто забыли о гостях и очень растерялись, застав столь многочисленное собрание. Мари-Франс аккуратно закрыла за собой дверь, что выглядело особенно странно после того, как они столь стремительно влетели в дом.

Мишель поднял голову только после того, как Ив его слегка подтолкнул, пытаясь привлечь внимание брата к раскрасневшейся и вконец оробевшей Сюзанне. Появление девочки в их доме в столь неурочное время удивило Мишеля.

Он уже был готов к самому худшему, поэтому сразу догадался, что сейчас произойдет то, чего он больше всего боялся. Мари-Франс — незаметно, как она думала — делала старшему брату какие-то знаки. Увидев, что Мишель не собирается вставать с места, она подняла руку — и только тогда он заметил у нее в кулаке краешек серого матового цилиндра… Вот тут мальчик вскочил как ошпаренный!

Слишком поздно! Заметив малышку Сюзанну, Кристина подошла поближе — и воскликнула, прервав всеобщее молчание, воцарившееся после внезапного вторжения близнецов:

— Мамма миа! Вы что, нашли настоящий цилиндр?

Покраснев как рак, Мишель тут же сообразил, что уже поздно подбирать слова для оглашения этой сенсации… Дело было сделано!

Где он был, Сюзанна? — спросил он, избегая смотреть в сторону отца и Чен Суна.

Моя мама заткнула им дырку вместо пробки, — объяснила девочка слабым голосом. — Это Виктор его нашел. Он мне сказал, что дело очень важное и чтобы я сразу шла к вам.

Мишель держал в руке драгоценный цилиндр, не зная, что делать дальше. Подошли мсье Терэ и Чен Сун.

— Что все это значит? — спросил отец.

Чен Сун нахмурился. Взглянув на маму и мадам Сонг Кхо, Мишель отвел отца и Чен Су на в глубину комнаты. Дамы были так увлечены беседой, что не обратили внимания на это происшествие. По-видимому, мадам Сонг Кхо вообще не заметила цилиндра, и Мишель наконец-то смог рассказать со всеми подробностями, что именно они придумали, чтобы обмануть похитителя и освободить Минга и Тхо.

Осознав, что хитрость была направлена не против него, а против Рональда Бака, Чен Сун тут же успокоился, а возможность заменить поддельный цилиндр на настоящий утешила его окончательно. Через минуту он рассмеялся и заявил:

— Завтра утром я освобожу Рональда Бака и подарю ему ножку от вазы с фальшивым цилиндром. Представляю, как он удивится!

Чен Сун посмотрел на часы: ему пора было уходить. Мишель, Даниель и Кристина проводили его до ограды; у Мишеля оставались кое-какие вопросы, и они поговорили с Чен Суном еще несколько минут. Потом гость направился к метро: начиналась его смена — он работал официантом в ночном ресторане.

Когда ребята, проводив маленькую Сюзанну домой, вернулись в гостиную, им сообщили интересную новость: мадам Терэ решила, что по возвращении из Парижа в Корби у них будут гости.

Мадам Сонг Кхо согласилась пожить у нас с детьми до тех пор, пока не решит, что ей делать дальше.

Как здорово! — воскликнула Кристина. — Я так полюбила этти бамбини!

Этим вечером Мишель и Даниель наконец-то оказались одни в своей комнате. Больше не нужно было устраивать ловушек!

В конце концов Чен Сун полностью искупил свою вину перед мсье Сонг Кхо… ну, то, из-за чего его пришлось уволить! — сказал Даниель.

А как мы ему, бедному, мешали! Надо признать, что тут есть наша вина… но по-своему мы тоже были правы!

Гм… и тебе не лень в такую поздноту пускаться в рассуждения? — ухмыльнулся Даниель.

А знаешь, — продолжил Мишель, — я ведь считал, что Чен Сун богат. А он всего лишь скромный официант в китайском ресторане!

Да, я тоже об этом думал и не мог понять, почему, живя в достатке, он допустил, чтобы мадам Сонг Кхо мыла посуду у мясника и терпела его издевательства. А оказалось, что он просто не хотел появляться ей на глаза без цилиндра. Ему нужно было, как говорят китайцы, сохранить лицо…

Мишель уже разбирал постель. Вдруг он резко выпрямился.

— А какой завтра день?

— Что? Зачем тебе?

Мишель звонко рассмеялся.

— А затем, что наш прекрасный подарок Софи приказал долго жить! По-моему, нам стоит вернуться на Блошиный рынок и выбрать для нее другую вазу!

На лице Даниеля отразился священный ужас. Но он смог лишь пролепетать:

Другую… вазу? На Блошином рынке?.. — Потом, немного отдышавшись, мальчик добавил: — Спасибо, но ваз с меня довольно!

Ты забываешь, что у нас есть еще несколько вопросов к мсье Дюкофру…

Ба!.. Теперь, когда все позади, я не понимаю, зачем тебе уточнять, кто именно — Чен Сун или Рональд Бак — пообещал ему хорошие деньги за перекупку вазы!

Бак?.. Что ты имеешь в виду?..

Ну, вспомни… Машина с красными номерами принадлежала Баку! Это он ждал Дюкофра, теперь я в этом не сомневаюсь!

Мишель снова рассмеялся.

Дюкофра удар хватит, если он узнает, что упустил целое состояние!

Во всяком случае, мы действительно заключили исключительно выгодную сделку на Блошином рынке. Целое состояние в куске свинца! Невероятно, правда?

Хоть роман пиши!

А как бы ты его назвал?

"Мишель и китайская ваза", разумеется!