/ Language: Русский / Genre:child_det / Series: Приключения Мишеля Терэ

Мишель и машина-призрак

Жорж Байяр

Мишель и его друзья спасают от разрушения один из старинных городских районов и разгадывают тайну, скрытую в семейном альбоме...

Мишель и машина-призрак Коллекция Совершенно секретно 1995 5-85275-102-2

Жорж Байяр

Мишель и машина-призрак

1

На экране замелькали последние кадры, возникла надпись «конец».

Музыка стала громче, мягко опустился занавес. Загорелся свет.

Зал наполнился обычным гулом, и зрители потянулись к выходу.

Оттесненные друг от друга толпой, трое молодых людей встретились только на площади.

– Мне очень понравилось, – произнес старший из них, нескладный темноволосый парень. – А тебе, Мишель?

– Мне тоже, Артур, – ответил юноша лет пятнадцати с короткими кудрявыми волосами. – Если в этом клубе все фильмы на таком уровне, стоит бывать здесь почаще. Как по-твоему, Даниель?

Третий парень, круглолицый, со светлым ежиком волос, рассмеялся:

– Согласен… если будут дневные сеансы. Я лично вечером…

– Предпочитаю залечь на боковую, – говорил за него Артур.

Он направился к ближайшей стоянке, чтобы забрать мопед. А как только вернулся, Мишель едко обронил:

– Ну, ты и лентяй! Никак не мог обойтись без своего «коня»?

– Я – лентяй?! Это гнусная клевета! Знай же, о презренный, что мой достопочтенный патрон, папаша Арнольд, прикован к постели гриппом… Он меня попросил заглянуть вечерком в гараж. Один клиент должен пригнать машину, надо будет отвести ее обратно. И это ты называешь ленью? Как, по-твоему, мне выполнять сию ночную миссию – на своих двоих?

Артур работал механиком в гараже господина Арнольда в небольшом городке Корби. Мишель Терэ и его двоюродный брат Даниель Дерье учились в местной школе.

– В таком случае извини, – ответил Мишель. – Давай мы тебя немного проводим, чего одному блуждать в темноте… если, конечно, мой глубокоуважаемый кузен еще не заснул на ходу.

Даниель улыбнулся. Он уже привык, что друзья вечно подтрунивают над его любовью поспать, и ничуть не обижался.

– Глубокоуважаемый кузен ничего не имеет против. Тем более, что завтра мы не учимся и я смогу с утра поваляться. Но… мы ведь с тобой без транспорта. Это обстоятельство никак не помешает глубокоуважаемому Артуру вовремя исполнить возложенную на него миссию?

– Слушайте, вы умеете изъясняться нормальным языком, без китайских выкрутасов?! – рассердился Артур.

– Думаю, Онорина волноваться не будет, – продолжал Мишель. – Она, должно быть, десятый сон видит.

Родители Мишеля были в отъезде. Мсье Терэ, ученый-химик, уехал на конгресс в Нью-Йорк, а мадам Терэ ухаживала в Компьене за госпожой Денизой Терэ, бабушкой кузенов, так что друзья остались на попечении гувернантки Онорины.

– Ну что, да или нет? Вы со мной или домой? – осведомился Артур.

– Ладно, пошли в гараж, – решил Мишель. – Заодно по дороге обсудим дела.

Трое друзей пересекли площадь, по которой расходились группки людей. Май наполнял теплый воздух терпким ароматом. Днем шел дождь, и то там, то сям в лужах отражался свет фонарей. Время от времени тишину ночи нарушало жужжание майского жука, летящего низко над землей.

Миновав здание мэрии, ребята вышли на улицу Федэрб, которая была совершенно пустынной. Они шагали прямо по проезжей части.

– Сбор вещей продвигается неплохо, – сказал Мишель. – Думаю, наберем лотков двадцать с лишним. Глупо, что столько занимательных вещиц пылится у людей на чердаках.

По инициативе Мишеля и Даниеля в ближайшее воскресенье школьники устраивали благотворительный праздник, весь сбор от которого шел на создание киноклуба.

Они еще немного потолковали на эту тему, когда Артур вдруг остановился.

– Слушайте, все очень мило, но такими темпами мы далеко не уйдем. У меня такое предложение: я быстренько слетаю на мопеде – тут всей езды десять минут, – а вы спокойно себе пойдете пешком, и на обратном пути я вас перехвачу. Идет?

– Отлично, договорились, – согласился Мишель. – Только мы будем ждать тебя на нашей стороне моста.

Артур вскочил в седло и вскоре скрылся из вида.

Братья не торопясь двинулись дальше, болтая на ходу.

С отъезда Артура не прошло и трех минут – вдали только-только показался перекресток, которым кончалась улица Федэрб, – когда ночную тишину разорвал треск мотора.

– Еще один сумасшедший! – воскликнул. Даниель. – Слышишь, как гонит?

Откуда ни возьмись рядом с молодыми людьми возник легкий грузовичок с потушенными фарами. Он вильнул, чуть не перевернувшись – дико заскрежетали тормоза – и понесся по направлению к каналу.

– За рулем пьяный! – воскликнул Мишель. – Лететь на такой скорости и даже не включить фары!…

Но договорить ему не пришлось. Опять завизжали тормоза, затем раздался удар и крик боли. Судя по глухому урчанию мотора, грузовик продолжал свой путь.

– Наверняка сбил кого-то, – заметил Даниель.

– Боже мой… только бы не Артура… – испугался Мишель.

Ребята припустили бегом, сердца у них щемило от невыносимой тревоги. Им очень хотелось верить, что Артур успел отъехать гораздо дальше. В ушах еще стоял крик боли, объяснение которому могло быть только одно – несчастный случай. Однако грузовик как ни в чем не бывало промчался мимо.

Добравшись до перекрестка, откуда был виден мост через канал, они убедились, что не ошиблись на левом тротуаре рядом с велосипедом или мопедом лежало тело.

– Раненый! – воскликнул Мишель, ускоряя бег.

– А этот мерзавец смылся! – добавил Даниель.

Задыхаясь от страшного предчувствия, братья подбежали к пострадавшему. В мгновение ока они поняли, что это никакой не Артур, а средних лет мужчина, лежащий без сознания. Впрочем, для друзей это было слабое утешение. Мишель огляделся по сторонам и приметил фасад «Морского кафе»; в одном из окон горел свет. Дверь распахнулась, на пороге показался человек.

– Что тут стряслось? – крикнул он.

– Несчастный случай! – ответил Даниель.

Хозяин кафе пересек улицу.

Несмотря на волнение, голова Мишеля работала достаточно четко, чтобы следить за перемещением грузовика по звуку. Вот он притормаживает, замедляет ход, затем вновь прибавляет газ…

Не тратя времени на объяснения, Мишель вскочил и ринулся к мосту. Еще не добежав до канала, он пришел к заключению: яростное рычание мотора доносится с набережной.

«Дикарь какой-то… или сумасшедший, – думал парень. – Задавил человека, может быть, насмерть, и удрал. Вряд ли он видел нас с Даниелем, небось не подозревает, что имеются свидетели».

Небо заволокло тучами. Внезапно поднявшийся прохладный ветерок дул в сторону канала. Выше по течению, за мостом, темнел прямоугольник шлюза. А еще выше, возле старого завода, были пришвартованы две баржи, не успевшие вечером пройти шлюз. Завод был обнесен высокой стеной, отбрасывающей тень, в которой вполне мог укрыться беглец. Мишель отметил про себя, что треск мотора стих.

В крайнем изумлении юноша остановился, тяжело дыша.

– Что бы это значило?

Он мысленно вообразил, как шофер-лихач забился в угол кабины, а может, пристально вглядывается в черноту, высматривая погоню.

«На этом мосту, небось, меня за версту видно», – сказал себе Мишель.

Тщетно он шарил глазами по набережной. Возле самого моста темноту прорезал конус света от одинокого фонаря, но остальная часть речного порта тонула в кромешной тьме.

Мишель не долго мешкал. Он прекрасно сознавал, какой подвергается опасности. Может статься, преступник прячет машину во дворе заброшенного завода. Опасный правонарушитель, скрывшийся с места происшествия, – незнакомец без зазрения совести расправился бы с чересчур любопытным свидетелем.

Невзирая на риск, Мишель решил действовать. Поступок водителя был настоящей подлостью. Он обязан ответить за него по всей строгости; пусть будет составлен протокол, определен причиненный ущерб…

Отойдя от моста, Мишель свернул налево и спустился на набережную. Прошел мимо шлюза, мимо двух барж, на борту которых не было света.

Миновав освещенную зону вокруг фонаря, юноша погрузился во мрак.

«Он не мог далеко уйти, – проносилось в его голове. – Я непременно его отыщу!»

Несмотря на всю свою храбрость и твердость, Мишель чувствовал, что по мере того, как он углубляется в ночь, приближается к опасности, него все сильнее сжимается горло, все учащеннее колотится сердце.

2

Мало-помалу глаза Мишеля привыкли к темноте. Он различил уходящую вдаль длинную заводскую стену; справа по ней проходили острые стеклянные зубцы. Метров через пятьдесят она обрывалась перед небольшим заливом, расположенным перпендикулярно набережной, – когда-то здесь был заводской порт.

На другой стороне залива расстилались усаженные ивами луга. Соединял набережную с пастбищами разводной мост. В прежние времена – тогда еще завод действовал – мост поднимался, когда идущая по каналу баржа привозила уголь в маленький порт.

От набережной к въезду на мост шел довольно крутой подъем.

Продвигаясь вперед, Мишель вглядывался в ночную тьму. Так он оказался перед тяжелыми заводскими воротами, запертыми на два засова, которые явно давно не открывали. Для очистки совести Мишель прижался ухом к воротам. Ни шороха.

«Водителю никак было не успеть отворить ворота, завести грузовик и снова закрыть», – сказал себе юноша.

Он прокрался вдоль кирпичной ограды до угла. Разводной мост был опущен, за ним виднелись заросли ив.

«Грузовик не сумел бы одолеть подъем, – подумал Мишель. – Разве что в нем сидели пассажиры, которые затолкали его наверх».

Мишель вжался спиной в стену, его била дрожь, хотя на лбу блестели капельки пота.

«Преступник где-то в окрестностях порта, больше ему быть негде».

Усилием воли Мишель пересилил страх. Осторожно высунув голову из-за угла, он различил поросший травой газон, который тянулся во всю ширину завода, темную поверхность воды, немногим светлее спускающегося к ней луга… И ни следа грузовика.

Удивленный и разочарованный, Мишель почти машинально двинулся мимо завода – теперь вдоль его боковой стены, – вышел к маленькому порту и несолоно хлебавши вернулся к мостику.

– Как сквозь землю провалился, – пробурчал он.

Все с большим недоумением мальчик всматривался в противоположный берег, в строй тополей вдоль дороги.

– Не мог же грузовик испариться, – вздохнул он.

Ему показалось, что вдалеке, за тополями, темнеет какое-то пятно. Но он тут же вспомнил, что это всего лишь заброшенная конюшня – приземистый сарайчик из просмоленных бревен, оставшийся еще от времен, когда баржи ходили без моторов.

Как Мишель ни злился из-за непонятного исчезновения грузовика, как ни возмущался поведением водителя, он побрел обратно в «Морское кафе», отказавшись от дальнейших поисков.

Но, не в силах смириться с неудачей, он то и дело оборачивался. Тщетно. Грузовик исчез, словно по волшебству. Настоящая «машина-призрак».

«Если бы я не слышал собственными ушами, как он тарахтел по набережной, я бы предположил, что он двинулся в Фуйя», – рассуждал сам с собой юноша.

Переправившись через мост, Мишель заметил напротив закусочной черный лимузин. Все окна в доме теперь были освещены. Раненого на мостовой уже не было, мопеда тоже.

Мишель подошел к кафе и толкнул дверь; колокольчик звякнул так громко, что все находящиеся внутри мигом обернулись. Мишель сразу узнал владельца черной машины – доктора Деларуэля.

Попав после ночной тьмы в ярко освещенное помещение, Мишель невольно прищурился.

Доктор, стоя на коленях возле носилок, продолжал осмотр потерпевшего. К Мишелю подошел кузен.

– Ну что? – спросил он.

– Ничего… Грузовика на набережной нет, он исчез. Вам удалось так быстро найти врача?

– Он возвращался из Фуйя, как раз проезжал мимо, когда господин Нуаре, хозяин этого кафе, укладывал мотоциклиста на носилки.

– Носилки?

– Ну да, это кафе нечто вроде медпункта для моряков, а господин Нуаре – фельдшер.

Кузены разговаривали, понизив голос. Вскоре врач поднялся с колен и обратился к хозяину:

– Состояние пациента весьма серьезное, надо вызывать «скорую». Передайте, пожалуйста, врачу, который прибудет с бригадой, что я ограничился уколом камфары. К сожалению, ничем больше помочь не могу – меня ждут больные.

Врач сложил инструменты в большой саквояж из черной кожи и вышел помыть руки в заднюю комнату.

Хозяин снял телефонную трубку. Вновь звякнул дверной колокольчик, и все обернулись. В дверях стоял жизнерадостно улыбающийся мужчина лет тридцати. У него был слегка удивленный взгляд человека, попавшего из темноты на свет.

Ладная фигура в немного поношенном костюме, большой плоский берет…

– Что-то вы сегодня припозднились! – весело воскликнул вновь прибывший.

При виде хмурой физиономии хозяина его веселость уступила место удивлению. Он сделал несколько шагов и заметил носилки, которые прежде заслоняли от него столики кафе. Затем узнал показавшегося из задней комнаты врача.

– Ой, извините! Я не знал… Что случилось? Утопленник?

Доктор Деларуэль смерил назойливого посетителя недовольным взглядом.

– Тсс! Потише, пожалуйста! – вмешался хозяин кафе, держа в руке телефонную трубку. Мужчина совсем растерялся.

– Что случилось? – прошептал он, подойдя к ребятам.

Мишель вполголоса коротко обрисовал ему происшествие и описал машину, ехавшую с потушенными фарами.

– Как? Водитель посмел сбежать?! – переспросил мужчина. – Даже не остановился? Мишель лишь задумчиво кивнул.

– Слава Богу, что есть свидетели… – продолжал собеседник.

Но его оборвал вновь зазвеневший дверной колокольчик. В кафе вошел среднего роста мужчина в светлом спортивном костюме и фетровой тирольской шляпе. На вид ему было около пятидесяти. Его стремление казаться элегантным слишком бросалось в глаза, что было признаком не самого хорошего вкуса. Мишель обратил внимание на его манеру держать руку в кармане пиджака.

Хозяин разговаривал по телефону.

Помедлив секунду, вновь прибывший шагнул к молодым людям.

– Что-то произошло? – поинтересовался он. – Обычно кафе не работает так поздно.

Откликнулся первый клиент – мужчина в берете:

– Да… несчастный случай… какой-то лихач сбил мотоциклиста. И сбежал. Какой позор! Хорошо еще, эти молодые люди все видели.

– М-да, действительно… А в каком состоянии пострадавший?

– В довольно тяжелом. Только что вызвали «скорую», – ответил Мишель.

– Как можно так поступать? – прошептал мужчина в шляпе. – Уму непостижимо!

Мишель невольно задержал на нем взгляд – в посетителе было нечто странное. Особенно глаза, пытливо всматривающиеся в присутствующих.

Закончив разговор, хозяин подошел к ним.

– Вы уверены, что видели грузовик?

– Значит, это был грузовик? – переспросил мужчина в берете.

– Да, совсем маленький, – ответил Мишель.

– Надеюсь, вы запомнили номер? – осведомился мужчина в шляпе.

– Нет, к сожалению. Я же говорил, он ехал с погашенными огнями!

– И куда же он, интересно, поехал? Держу пари, в сторону Фуйя. Я сам как раз из тех краев… – произнес мужчина в берете.

– Нет, судя по всему, он свернул на набережную канала, – возразил Мишель.

– В Фуйя он не поехал, это я могу сказать с определенностью, – вступил в разговор врач. – На протяжении всего пути мне встретился один-единственный мотоциклист, который ехал в том направлении.

Мишель и Даниель переглянулись. Вне всякого сомнения, речь шла об Артуре.

– Ладно, если так, я, наверное, ошибся, хотя мне казалось…

– Но… если грузовик повернул на набережную, значит, он все еще там, – проговорил мужчина в шляпе, по-прежнему держа руку в кармане.

В третий раз Мишель описал свои безуспешные розыски и загадочное исчезновение машины. Доктор удалился.

– Хм… Вы уверены, что грузовик был небольшой? – произнес господин Нуаре, нахмурившись.

– На все сто, – влез в разговор Даниель.

– В таком случае я вижу одно объяснение, – продолжал хозяин кафе. – Впрочем, довольно удивительное. Хотя… кто его знает… Пожалуй, грузовик мог спрятаться на ферме у Бури. У них как раз такая же машина.

– Постойте, постойте, – произнес мужчина в берете, – вы правы! Бури – это фермер, который пасет скот на лугу, рядом с заводом?

– Верно. И, обратите внимание, они довольно редко пользуются мостом. Чаще ездят в обход по Билерской дороге – она проходит перед фермой. И все-таки прямо в голове не укладывается… Неужели Эрнест Бури способен вот так улизнуть? Разве что он повредился в уме… Хотя всякое бывает на свете!

На улице послышался скрип тормозов, и в следующее мгновенье в кафе вошли двое жандармов. Они поздоровались, коротко опросили присутствующих о происшествии, выяснили, какие были приняты меры, записали фамилии и адреса свидетелей. Двое мужчин, вошедшие в кафе уже после возвращения Мишеля, само собой, заявили, что ничего не видели, и один за другим удалились.

– По-моему, они оба коммивояжеры, – ответил господин Нуаре на вопрос бригадира. – Тот, который повыше, в берете, живет здесь месяц или два. Снимает номер в гостинице у шлюза. Когда не в разъездах, часто заходит выпить аперитив. Кажется, его фамилия Скаффер или что-то в этом роде. А другой в наших краях уже подольше, он живет в Корби, если не ошибаюсь, на улице Рам-пар.

– Вы предупредили родственников пострадавшего? – спросил второй жандарм.

– Еще не успел, – пробормотал хозяин кафе. – Не самая приятная обязанность, понимаете ли.

– Совершенно с вами согласен. Это мы возьмем на себя.

В абсолютной тишине жандармы изучили документы раненого, который все еще не пришел в себя. Вернувшись к стойке, бригадир продолжал:

– Итак, очевидное нарушение плюс неоказание помощи пострадавшему. Только попадись нам этот голубчик, будет знать, как удирать от ответственности. Впрочем, после такого столкновения на кузове непременно остались следы, так что разыскать его не составит большого труда. Мы собираемся совершить рейд по набережной, поскольку, как утверждает этот молодой человек, именно туда поехал наш негодяй.

– Мы еще нужны? – спросил Мишель.

– В настоящий момент – нет. Подробные показания мы снимем завтра. Пока можете возвращаться домой, уже поздно.

Ребята з ас обирались домой. Когда они были уже на пороге, подъехала «скорая помощь». По улице Федэрб братья двинулись к центру города.

– Слушай, а Артур!… Мы о нем чуть не забыли, – спохватился Даниель.

– Должно быть, он проскочил, когда мы были в кафе.

– Вот, наверное, гадает, куда мы подевались…

Не успели они пройти и сотни метров, как сзади послышался треск мопеда и рядом с ними затормозил Артур.

– Эй, вы, дезертиры! – воскликнул он. – Терпения не хватило дождаться друга?

– Да нет… но… – начал было Даниель.

– Что там за карусель у Нуаре? «Скорая помощь», жандармы…

– Расскажи, Даниель, – вздохнул Мишель. – Я уже не в состоянии.

Пока кузен описывал происшествие, Мишель обдумывал слова хозяина кафе. По его гипотезе выходило, что грузовик мог заехать к Бури. Якобы у них была похожая машина. Фамилия Бури казалась ему смутно знакомой, но по какому поводу он ее слышал, Мишель вспомнить не мог. Однако мальчик вполне сознавал, что его показания имеют особый вес – не улови он шум мотора на набережной, фамилия Бури не была бы произнесена.

«Это очень важное свидетельство», – твердил он про себя.

Словно прочитав его мысли, Артур подытожил рассказ Даниеля:

– Надо быть последним мерзавцем, чтобы бросить раненого на произвол судьбы! Выходит, ты, Мишель, свидетель номер один. Этому бедняге еще повезло, что вы подвернулись! По-моему, я пересекся с ним на шоссе, он ехал из Фуйя.

– А машину доктора Деларуэля ты видел? – спросил Даниель.

– Да, правда, немного позднее. Все улицы будто вымерли, даже ни одной кошки на глаза не попалось.

– А вот и нет, тебе должен был повстречаться прохожий… завсегдатай кафе, как там его, Даниель? Ну, коммивояжер, который спрашивал про утопленника?

– Скарабей, Скарафер… что-то в этом духе.

– Нет, не видел… В Фуйя ведь не одна-единственная улица. Как бы то ни было, судя по вашим словам, этого бедолагу довольно прилично задело, – вздохнул Артур.

– Вся трагедия в том, что, останься он лежать посреди дороги, его могла бы переехать другая машина, – добавил Даниель. – Такие случаи бывали.

А для Мишеля трагедией было состояние его головы. Он уже сомневался в собственном слухе. Действительно ли шум машины доносился с набережной?

* * *

На следующее утро, вопреки своим намерениям, Даниель недолго валялся в постели. Наверное, вчерашние события беспокоили его не меньше, чем Мишеля, поскольку он присоединился к кузену на кухне, где Онорина подавала завтрак, буквально ни свет ни заря.

– Я так переволновалась! – добродушно ворчала женщина; ее выговор придавал речи особую выразительность. – Вас же могли задавить, и того и другого? И родителей как раз нет!

Она на миг умолкла, ставя на стол чашки с дымящимся шоколадом и вынимая из духовки поджаренные хлебцы.

– Не считая уже того, что вся ваша история какая-то чудная. Как машина могла исчезнуть с набережной? Да и что за странная мысль – удирать этой дорогой! Насколько я помню, мост ведет на луг? То ли водитель этого не знал, то ли совсем голову потерял… то ли рассчитывал незаметно пробраться домой – если это господин Бури. Тогда он, не подумав, выбрал кратчайший путь.

Мишель счел объяснение приемлемым; впрочем, это было для него слабое утешение.

– А где двойняшки? – спросил он.

Онорина улыбнулась. К брату и сестре Мишеля, которые всюду ходили вместе, она относилась с безграничной снисходительностью и нежностью.

– Уже давным-давно позавтракали. По-моему, они затевают какой-то поход. Во всяком случае, им понадобились матерчатые сумки и какие-то инструменты, Бог их там разберет. Вроде бы отправляются к озерам, собирать травы для коллежа. УА вы им накажите, чтобы вели себя поосторожнее.

– Можешь на нас положиться, Онорина, – ответил Мишель.

Братья помогли гувернантке убрать со стола, вышли в холл и переглянулись.

– Идем? – лукаво спросил Даниель.

– Пошли! – ответил Мишель.

Они поняли друг друга с полуслова – в их планы входило наведаться к шлюзу, чтобы на месте попытаться разгадать тайну машины-призрака.

Но в саду их ожидал сюрприз.

3

Представшая перед ними картина была не лишена живописности.

Ив и Мари-Франс, двойняшки, в самом деле снарядились в поход.

Экипированы они были основательно – со всей серьезностью, свойственной их десяти годам. Оба в джинсах, водолазках и бежевых курточках, с матерчатыми сумками на боку, у одного в руке мотыга, у другой – игрушечная лопатка. При виде их в памяти всплывали часовые, выступающие в дозор.

– Ого! – воскликнул Мишель. – Ну вы и вооружились, прямо с головы до пят!

Близнецы натянуто улыбнулись. Они с опаской относились к шуточкам, впрочем, совершенно беззлобным, которые «большие» любили отпускать в их адрес.

– Можно полюбопытствовать, для чего вам инструменты? – спросил Даниель, указывая на мотыгу и лопатку.

– Мы идем собирать гербарий. – Мари-Франс встряхнула светлыми косичками.

– Здорово! – сказал Мишель.

– Учитель сказал, растения надо выкапывать с корнем, – добавил Ив, указывая на лопатку.

– Ладно, успехов вам, – завершил разговор Даниель.

– Я рассчитываю на ваше благоразумие. Повнимательнее, пожалуйста, с озерами и торфяниками!

Близнецы с некоторым раздражением кивнули – как и все дети, они не выносили, когда их наставляли, даже если находили замечания справедливыми. Взявшись за руки, брат с сестрой выбрались за калитку и зашагали по дороге, ведущей к деревне.

А Даниель с Мишелем, повторив свой вчерашний путь по улице Федэрб, вышли к каналу. Ночью опять прошел дождь, и, несмотря на солнце, воздух казался прохладным.

Поднявшись на мост, они заметили, что баржи исчезли. Набережная была совершенно пустой. По крайней мере, в районе шлюза, поскольку на другом ее конце внимание ребят привлекло занятное зрелище.

– Да это же настоящая коррида! – вскрикнул Мишель, оправившись после первого удивления. Мужчина лет тридцати, которому помогал мальчуган лет тринадцати-четырнадцати, сгонял в стадо коров и телят, голов этак десять.

Целью его, по-видимому, было переправить обезумевших, упирающихся животных через мост. [Сейчас те находились возле завода, тогда как их обычное место было на лугу – на противоположном берегу.

Особый колорит этой сцене придавала рыжая [собака со вставшей дыбом шерстью и свесившимся языком. Она лаяла, носилась большими прыжками, яростно хватала животных за ноги, приводя тех в настоящее исступление – воздух наполняло [их горестное протестующее мычание.

Позабыв о своих заботах, кузены созерцали это зрелище, довольно комичное, если бы не главные действующие лица, казавшиеся до предела измотанными.

– Я вспомнил этого мальца! – воскликнул Мишель. – То-то я все гадал, почему мне знакома фамилия Бури! Он из нашей школы, на год нас младше, его зовут Марсель.

– Точно! Давай им поможем! Или кишка тонка?

– Запросто!

И тут у Мишеля опять засосало под ложечкой. На него нахлынули все вчерашние сомнения и тревоги.

Однако встреча с Бури открывала возможность втереться в доверие» к преступнику, если, конечно, предположения хозяина кафе верны.

– Мы сразу поймем, виноват брат Марселя или нет, – рассуждал Мишель. – Нельзя же, в конце концов, едва не отправить человека на тот свет, |а потом жить себе как ни в чем не бывало!

Ребята бегом припустили по набережной. Встретили их радостно.

– Здорово, Терэ, здорово, Дерье… помочь хотите? – с улыбкой спросил младший Бури. И, не дожидаясь ответа, прибавил, поворачиваясь к брату: – Эрнест, это мои школьные приятели! На год меня старше! – И опять к ребятам: – А это мой старший брат Эрнест!

Сходство было просто поразительным. Совершенно одинаковые круглые лица, обветренные от частого пребывания на воздухе, одинаковые рабочие комбинезоны цвета хаки, одинаковые резиновые сапоги. На одинаковых светловолосых головах защитного цвета кепки. По тому, как Марсель и Эрнест говорили и особенно смотрели друг на друга, становилось ясно, что братьев связывает тесная дружба.

Все обменялись рукопожатиями. Однако надо было усмирить стадо, и срочно. Операцией руководил Эрнест.

– Вы с Марселем встаньте вон туда, руки в стороны. А мы с Мастиком погоним их с этого конца.

Услышав свое имя, собака насторожила уши и с удвоенным рвением накинулась на молодого бычка, белого с рыжими пятнами. Тот помчался прямо на Даниеля, который еле-еле успел отпрыгнуть с дороги. Земля, раскисшая после дождя, была к тому же изрядно изрыта копытами. Даниель поскользнулся, отчаянно замахал руками, выписал забавный пируэт, будто фигурист на льду… и растянулся прямо в грязи.

Крайне заинтересовавшись этой сценой, Мастик и думать забыл о главном виновнике, который улепетывал по набережной, направляясь к мосту.

– Что за черт! – воскликнул Эрнест. – Не приведи Бог, выскочит на улицу – не миновать несчастного случая.

Мишель насторожился, услышав эти слова; он заметил, что Даниель, который наконец поднялся с земли, весь перемазанный в грязи, тоже вздрогнул.

Эрнест Бури кинулся догонять бычка и развил такую скорость, что скоро обошел беглеца, который, вступив на мощеную часть набережной, сбавил ход.

– Ты слышал, что вчера вечером произошел несчастный случай, неподалеку от моста? – спросил Мишель у Марселя.

– Несчастный случай? Нет!… А что такое?

– Грузовик сбил мотоциклиста и даже не остановился!

Марсель широко разинул рот.

– Только законченный трус может так поступить! – воскликнул он наконец. – А что с мотоциклистом?

– Отправили в больницу. Кажется, он прилично пострадал.

Эрнест Бури возвращался назад, погоняя перед собой бычка – тот, удовлетворенный прогулкой, мирно семенил по дороге.

– Слушай, Эрнест, говорят, вчера вечером возле моста произошел несчастный случай. Какой-то грузовик сшиб мотоциклиста и смылся! Мерзость какая, правда?

– Несчастный случай? – спросил Эрнест. – Есть свидетели?

– Да, мы… я и брат! – ответил Мишель. Он взглянул на фермера – тот выглядел абсолютно невозмутимым.

– Это еще куда ни шло, – проворчал Эрнест. – Надеюсь, этот лихач получит по заслугам. Ладно, чего зря болтать, надо дело делать!

Ребята вернулись на свои позиции. Даниель с трудом отчистил одежду от налипших на нее комьев грязи. Мишель махал руками как семафор, ни на минуту не переставая напряженно размышлять. Упоминание о несчастном случае вроде не произвело на Эрнеста большого впечатления, но что-то уж больно быстро он закончил разговор. Конечно, у него на то имелись веские причины… И тем не менее эта поспешность выглядела довольно странно.

Наконец стадо одолело мост. Эрнест и Марсель отогнали скот в глубину луга, туда, где возвышались старые ивы с пышными подрезанными кронами.

По поросшему травой склону Даниель спустился к каналу, наскоро ополоснул руки и колени. Мишель тем временем, стоя на мосту, изучал местность. Он внимательно обследовал сухие камни склона – никаких отпечатков, кроме копыт животных. Со стороны луга картина была и того хуже: грязища по колено – будто миниатюрное море застыло в самый разгар шторма.

От моста к ферме, находившейся метрах в пятидесяти, тянулись две широкие колеи – следы трактора: их легко было узнать по густому рельефу «зимней» покрышки.

К ребятам подошел Эрнест, протянул им мозолистую ладонь.

– Спасибо за помощь, – сказал он. – Извините, не могу уделить вам много времени: день только начался, впереди еще пропасть дел.

– До завтра, в школе увидимся! – крикнул Марсель.

Эрнест подправил колючую проволоку, протянутую между двумя столбами, которые были врыты по бокам моста.

– Вроде вечером нормально держалась, – проворчал он. – Все не слава Богу.

Он удалился – могучая фигура, руки в карманах куртки. Марсель двинулся следом, а Мишель с Даниелем, терзаясь сомнениями, побрели в другую сторону.

– У меня не хватило духу сказать, что грузовик поехал сюда, – прошептал Мишель.

– А меня лично удивляет, почему он промолчал про свой грузовик. Тебе это не кажется странным? Будь я на его месте, я бы сказал: «Гляди-ка, совсем как мой!» Что ты об этом думаешь?

Понурив голову, Мишель вздохнул.

– Что я думаю? Думаю, что дорого бы дал, лишь бы не быть единственным свидетелем.

– Ничего, старина, тут не попишешь! Ты свидетель – и все дела!…

Спустившись с моста, они увидели господина Нуаре, который, стоя на пороге своего заведения, дышал свежим воздухом.

– Вы от Бури? – спросил он. – Боже, на кого вы похожи!

Последнее замечание было адресовано Даниелю, который так и ходил перемазанный в грязи.

– Вы говорили о вчерашнем?

Хозяин не сводил с ребят горящих от любопытства глаз. Его поведение было вполне естественным, однако Мишель не мог подавить невольного раздражения. И сам несчастный случай, и разговоры о нем, и свидетельские показания уже навязли ему в зубах. Важным, по сути, было одно.

– У вас есть новости о пострадавшем?

– Да. Только «скорая» отъехала, появилась его супруга. Жандармы повезли ее в больницу. Сегодня утром она опять заходила, спрашивала подробности. Кажется, все кости у мужа целы. Правда, внутренние ушибы – довольно опасная вещь… Лучше бы ему сломать ногу.

Нуаре осекся: на улице показался грузовик с жандармами. На полной скорости он промчался мимо кафе, влетел на мост и покатил по дороге в Фуйя.

– К Бури едут! – воскликнул хозяин кафе. – Через Вильер!

Сердце у Мишеля екнуло, будто он совершил предательство по отношению к фермеру и его брату. Сообщат ли им жандармы, что это он, Мишель Терэ, утверждает, что грузовик свернул на набережную?

– Кстати, вы не ответили, – напомнил хозяин кафе. – Вы поговорили с ними о несчастном случае?

– Да, конечно.

– И как они отреагировали?

– Никак, – откликнулся Даниель.

– Ты забыл, что у нас куча дел? – вмешался Мишель. – Домой пора.

– И верно. До свидания, господин Нуаре.

– До свидания.

Раздосадованный, что не сумел выудить из ребят побольше, мужчина проводил их долгим взглядом. Ничего, во время аперитива он наверстает упущенное. Может, удастся заполучить несколько дополнительных клиентов, непременно желающих знать все детали происшествия…

А Мишель с Даниелем, никуда больше не сворачивая, направились в «Маргийери». Чувствуя себя не слишком уютно в грязной одежде, Даниель поторопился сменить костюм.

* * *

Между тем у близняшек утро прошло восхитительно.

Нагруженные обильным урожаем хвоща и плауна, они шагали вперед, не ощущая усталости и не разбирая дороги.

Они петляли среди озер, которыми изобиловала долина Соммы, среди заброшенных торфоразработок… Завороженно следили за древесной лягушкой, проскакавшей к озеру и нырнувшей в воду, потешались над перепуганным куликом, взметнувшимся в воздух, – так они уходили все дальше и дальше… В то время как Мишель с Даниелем брели через город, близнецы вступили на дорогу примерно в километре выше шлюза.

Вдали, ниже по каналу, вырисовывались зубчатая кровля старого завода и маленький мост, за ним, на другом берегу, зеленел луг Бури. А совсем вдалеке виднелась сама ферма.

– Ой, гляди! – внезапно воскликнула Мари-Франс, показывая куда-то вперед.

Ив вздрогнул – сестра, кажется, была очень взволнована. Послушно посмотрев в указанном направлении, он заметил, что у фермы притормаживает серебристо-серый фургон. На миг на горизонте обозначились две фигуры жандармов – и исчезли в доме.

– Видел? – шепотом спросила Мари-Франс, словно ее голос могли услышать на таком расстоянии.

– Да, у Бури жандармы.

Двойняшки на мгновение оцепенели. Затем вздохнули и переглянулись, уже готовые рассмеяться– без всякой причины, просто погода стояла чудесная, да и утро выдалось замечательным.

Они повернулись к шлюзу спиной и двинулись вверх по течению. Через несколько шагов канал делал большую петлю. Поравнявшись с излучиной, близнецы встали как вкопанные.

4

В этом месте за рядом тополей тянулся небольшой лесок, в котором росли ольха, бузина, кусты ежевики и молодые дубы.

Двойняшкам этот лесок был прекрасно знаком. Единственная тропинка через него – даже дорога, достаточно широкая, чтобы пропустить повозку, – выводила к заброшенной ферме на лужайке, куда близнецы часто бегали.

И вот, подойдя к лесу, они заметили, что сквозь нежно-зеленую поросль пробивается легкий дымок.

– Похоже, что-то горит на ферме Нюма, – прошептал Ив.

– Или на лужайке, – добавила Мари-Франс.

Они не спускали глаз с сизой струйки, которая то разбухала в серый клубень, то наполнялась снопом быстро гаснущих искр.

– Пойдем посмотрим? – предложила Мари-Франс.

Ив колебался – он заметил, что сестра лукаво следит за ним краешком глаза. Ее вопрос был своего рода вызовом.

– Идем, – ответил он, внезапно охрипнув.

В окрестностях фермы Нюма они не раз натыкались на рыбаков или бродяг, закусывающих возле костра или прикорнувших в траве на лужайке.

Взявшись за руки, с видом конспираторов близнецы вступили на поросшую травой дорогу. Конечно, это было не более чем игрой, и все-таки их невольно пробирал страх, придававший приключению особый вкус.

В лесу стояла тишина, лишь тихонько шуршали ветки и сухая трава под лапками грызунов, бросавшихся при их приближении наутек.

Слегка запыхавшись, дети остановились в десяти шагах от лужайки, там, где заросли чуть редели. Без лишних слов они сошли с извилистой дороге и затаились в кустах.

На лужайке не было ни души.

Перед ними возвышался неуклюжий силуэт глинобитного дома под старой замшелой черепичной крышей. Длинный фасад с дверью и единственным окном. К стене прилегали двустворчатые ворота, ведущие в сарай. Близняшки прекрасно знали этот сарай. В нем до сих пор лежала огромная куча прелого сена, ее было видно сквозь щели в воротах.

– Понял? – шепнула Мари-Франс. – Кто-то развел в доме огонь!

Дым в самом деле поднимался из трубы на крыше.

– Пойдем поглядим, – позвала девочка.

По поводу этого предложения Ив мог бы сказать многое, если бы не насмешки сестры, которых он боялся больше всего на свете.

– Если хочешь, – с трудом выговорил он, стараясь не стучать зубами.

Ив не был трусом. Это было нервной реакцией, от которой не оставалось и следа, как только он (переходил к действию.

Немного путаясь в своем обмундировании, двойняшки выбрались из укрытия. Зато двадцать метров открытого пространства наши исследователи пересекли с такой быстротой, будто эта зона простреливалась из автомата.

Они вжались спиной в фасад, не подозревая, что на курточках остаются большие желтые пятна.

Все было спокойно. Но самое трудное ждало их впереди. Двойняшки решили перевести дух. Из дома не доносилось ни шороха, хотя в окне зияла дыра. Близнецы часто бывали на этой ферме и знали ее как свои пять пальцев, несмотря на запертую дверь. Существовал довольно оригинальный способ проникнуть внутрь: через врезанную в стену кладовку, решетки которой давно съела ржавчина, образовав отверстие шириной в добрых полметра. В теплое время года его заслоняла высокая трава.

– Ну что, идем? – шепнула Мари-Франс. – Может, дверь открыта…

Она первой скользнула к порогу и приличия ради постучала. Удары гулко отдались в тишине. Никого. Подергав ручку, девочка убедилась, что дверь, как и раньше, заперта. Не обмолвившись ни словом, брат с сестрой шмыгнули за дом и юркнули в бывшую кладовую.

Один за другим они выкарабкались из лаза рядом с каменной раковиной. В просторной комнате не было ни души, но в камине под обшарпанным колпаком полыхал огонь.

Двойняшки разинули рты; держась поближе к отверстию, чтобы, в случае надобности, легче было удрать, они таращили круглые глаза на длинные языки пламени, вырывающиеся из кипы бумаг.

Мари– Франс подбежала к дверям – ключ торчал в скважине. Девочка торопливо повернула его, отперла замок. А Ив тем временем устремился к очагу. Рядом с ним он приметил стопку бумаги, нетронутую огнем, выдернул из нее толстую тетрадь и с гордым видом предъявил сестре.

Это был альбом в серой матерчатой обложке, на которой печатными буквами было выведено: «Открытки». Сияющими глазами девочка созерцала находку, затем спросила не без зависти:

– И что ты собираешься с этим делать? Ив не ответил. Он быстро перелистывал страницы. На каждой – две, три или четыре открытки, заправленные уголками в прорези. Открытки лежали вперемешку: и с пейзажами, и старые поздравительные. Последние, чаще всего бледно-розовые, были украшены виньетками, золотыми рамочками, а некоторые – серебристыми блестками.

– Можно продать в воскресенье на празднике! – наконец произнес мальчик.

– Фу! Какой дурак его купит! – отозвалась девочка, немного расстроенная, что эта мысль не ей пришла в голову. С плохо скрываемым любопытством она поднесла альбом к глазам. – Ой, тут какие-то стихи!

– Смотри, шляпа! – воскликнул брат.

– Сам ты шляпа, это чепец старой девы. Гляди-ка, здесь что-то написано… «Да здравствует святая Катерина!»

Почувствовав интерес сестры, Ив воспользовался преимуществом.

– Вот увидишь, Мишель обрадуется, лишняя вещь на продажу!

Мари– Франс промолчала. Она рассматривала тонкие чепцы, отделанные мелким кружевом. В следующий миг девочка со вздохом захлопнула альбом.

– Может, его нельзя забирать, – произнесла она.

– Но… его же хотели сжечь! – запротестовал Ив.

Мари– Франс не так просто было переспорить.

– А что если позвать его? – предложила она. – Тот, кто развел огонь, наверное, где-то поблизости. Можно спросить у него разрешения. – И, не дожидаясь возражений, она крикнула: – Эй, есть кто-нибудь?

С колотящимся сердцем близнецы считали минуты. Ответа не было. Девочка снова позвала, высунувшись в окно. Без толку.

– Ты прекрасно видишь, никого тут нет, – заявил Ив. – Пойдем отсюда!

Внезапно что-то хрустнуло… казалось, звук донесся из-за дверей, соседних с камином.

Двойняшки тесно прижались друг к дружке, ни живы ни мертвы от удивления и волнения. Ив первым стряхнул с себя оцепенение. Вспомнив, что он здесь мужчина, он сделал шаг к дверям и крикнул:

– Войдите!

В данных обстоятельствах приглашение выглядело настолько смехотворным, что Мари-Франс прыснула. Ив тоже. Он подошел к дверям, собираясь было повернуть ручку, когда… у них за спиной прозвучал насмешливый голос. Дети вздрогнули с такой силой, что альбом выпал из рук девочки и упал на пол.

– Ну что, молодежь? Отдыхаем?

Одновременно повернувшись на сто восемьдесят градусов, близнецы увидели мужчину лет пятидесяти с рыболовными снастями в руке, который был им отлично знаком.

– Здравствуйте, господин Дрокур! – воскликнула Мари-Франс. – Ну, вы нас и перепугали! Мужчина расхохотался.

– Перепугал? Вот уж никогда не думал, что я такой страшный.

В господине Дрокуре действительно не было ничего страшного. Этот жизнерадостный крепенький толстяк, всегда готовый посмеяться и пошутить, работал садовником по найму, когда в его услугах возникала нужда.

– Так почему же вы испугались? – спросил мужчина. – Небось из-за огня? Довольно опасная штука в таком помещении! В сарае или на чердаке наверняка осталось сено.

– Это не мы, – возразил Ив. – Он уже горел, когда мы пришли.

Мужчина по очереди осмотрел ребят и перевел глаза на огонь, как будто пытался найти в нем ответ.

– М-да… Я тем более не разводил… я тут проходил по соседству, гляжу – дымок, дверь открыта, меня и разобрало любопытство… Но… кто в таком случае жжет эти бумаги?

Двойняшки молчали, напряженно вслушиваясь, не возобновится ли хруст. Но вокруг царила мертвая тишина.

– И все-таки это крайне неосмотрительно. Одна искра – и вся хижина вспыхнет, как факел.

Господин Дрокур приблизился к камину, поворошил носком подбитого железом ботинка лежащие с краю бумаги.

– Наверное, кто-то надумал разобрать чердак, – продолжал садовник. – Странная мысль, однако, жечь здесь свой хлам.

Он вернулся к двойняшкам, казалось, только сейчас заметив их нелепый наряд.

– И чем же вы занимаетесь в таком облачении?

Мари– Франс показала их добычу.

– Ясно, – произнес мужчина. – Даже нормального чая не заваришь. Значит, поход окончен?

– Да, мы уже шли домой.

– Я тоже, сегодня плохо клевало. Ладно, я, пожалуй, пойду отсюда. Как говорится, наше дело маленькое.

Мари– Франс подняла с пола альбом. Так до конца и не оправившись от испуга после скрипа за дверями, двойняшки без сожаления покинули ферму вместе с господином Дрокуром. Тот повернул на дорогу, в сторону шлюза.

Будь они поменьше заняты разговором, они бы заметили крадущуюся фигуру, которая выскользнула из дома и, сохраняя дистанцию, следовала за ними по пятам…

Господин Дрокур довел двойняшек почти до самого «Маргийери».

– До свидания, детки, – сказал он. – Пойду покопаюсь в саду.

Мари– Франс и Ив вошли в калитку, не подозревая, что в ста шагах от ограды остановился человек с перекошенным от ярости лицом. Он выжидал. Затем, удостоверившись, что дети живут им^н-но здесь, обошел участок кругом и удалился по направлению к городу.

Что– то с жаром обсуждая, двойняшки шагали по главной аллее. Когда они почти поравнялись с домом, Ив сказал:

– Старшим ни звука!

– Хорошо, вот приведем альбом в порядок, тогда покажем.

Они зашли в дом и направились в свою комнату.

* * *

– Ну, как ваши растения? Много насобирали? – поинтересовался Мишель, когда близнецы, умывшиеся и переодевшиеся, появились в столовой.

– Да, достаточно, – ответила Мари-Франс.

Зазвонил телефон. Мишель подошел снять трубку. Даниель заметил, как он сразу же изменился в лице.

– Это из полиции, – объяснил Мишель, возвращаясь за стол. – Они сейчас приедут, опять будут допрашивать.

Мишель уселся на место и принялся усердно разглаживать салфетку.

– О чем допрашивать? – поинтересовалась Мари-Франс.

– О несчастном случае, мы с Даниелем свидетели, – ответил Мишель.

Мари– Франс больше не задавала вопросов. У старшего брата было такое выражение лица, что у нее пропала всякая охота расспрашивать его.

Избавится ли он когда-нибудь от этой душевной мути, от этой тревоги, которая просыпалась в нем всякий раз при воспоминании о свалившейся на него ответственности?

«И чего они ко мне привязались?» – грустно размышлял Мишель.

5

Обед показался Мишелю вечностью. Скорей бы уж покончить с этим допросом! Утром, после встречи с Бури, им с Даниелем и так уже пришлось отвечать на расспросы одноклассников.

В «Маргийери», в оборудованном под мастерскую сарайчике, трудилась бригада школьников. Здесь принимались, сортировались и ремонтировались вещи, которые добывали бригады сборщиков. Работы было предостаточно. Покончив с едой, кузены отправились в сарай-мастерскую.

Длинные доски, положенные на козлы, заменяли верстак, где валялась всякая всячина: рамочки, сигаретницы, старинные блюда, подсвечники, книги, изъятые из обращения монеты, разлезшиеся сиденья и прочее старье – все, что могло заваляться в Корби на чердаках.

В мастерской стоял запах пыли, краски и воска, сильно воняло клеем, который томился в водяной бане на походной плитке.

Не успели Мишель с Даниелем приняться за работу, как в мастерскую заглянул один из их приятелей.

– Эй, Мишель, тебя спрашивают жандармы.

– Уже? – буркнул юноша. – Пойдешь со мной, Даниель?

– Одну минуточку.

Братья поплелись навстречу блюстителям порядка, проводили тех в дом, усадили в гостиной. Онорина, вся красная от смущения, принесла гостям пива.

Пока Мишель и Даниель подробно описывали вчерашнее происшествие, один из жандармов делал пометки. Когда они закончили, бригадир подвел итог:

– Итак, вы видели маленький грузовик, который, совершив наезд, повернул на набережную?

– Да, что-то типа того… Правда, на набережной я его не видел, только слышал шум. мотора. Бригадир с досадой махнул рукой.

– Хорошо, пускай так. Эта модель грузовика издает характерный шум. Или вас что-то еще смущает?

– Да нет, вроде ничего, господин бригадир, – ответил Мишель.

– А этот молодой человек, ваш кузен, насколько мне известно, все это время находился возле раненого вместе с хозяином кафе господином Ну аре?

– Совершенно верно, – ответил Даниель.

– Значит, давайте с самого начала. Вы слышали на набережной шум мотора, производимый маленьким грузовиком, который ехал с потушенными огнями?

– Все правильно, – согласился Мишель. – Правда, я слышал его очень недолго.

– Недолго? Вы хотите сказать, мотор стих вскоре после того, как машина выехала на набережную?

Мишель задумался.

– Мне кажется, звук пропал где-то в районе старого завода.

– Занятно… уже конкретная деталь. Подчеркните, Жермен, это существенно. Бригадир сделал паузу.

– Отлично, – сказал он затем. – Значит, вы бросаетесь за преступником на набережную – редкое мужество, похвально, весьма похвально – и ничего там не обнаруживаете! Ни подозрительной тени, ни машины?

– Совершенно верно.

– великолепно, просто великолепно!

У братьев мелькнула мысль, что оптимизм бригадира выглядит довольно странно. Что уж такого великолепного было в данной ситуации?

– Итак, вы доходите до конца набережной, то есть до самого моста, и по-прежнему ничего не замечаете?

– Да. Может, он на холостом ходу въехал на мост?…

Жандарм почесал нос кончиком шариковой ручки.

– Надо будет проверить… Если взять хороший разгон, эти легкие машины способны на всякие маневры.

Объяснение выглядело правдоподобным. Однако Мишеля оно не слишком убедило. Он напряг память: все-таки все стихло почти сразу после того, как машина повернула, – слишком внезапно, чтобы версия полицейского оказалась верна.

– Пожалуй, в таком случае я все равно уловил бы какой-нибудь звук, – произнес Мишель в задумчивости. – Скажем, скрип амортизаторов или шуршание шин.

Жандармы уныло переглянулись.

– Ваше свидетельство, молодой человек, небезынтересно, – продолжал бригадир, – но несколько сумбурно. Ответьте мне: вы уверены, что видели… то есть слышали, как вчера вечером по набережной проехал грузовик обвиняемого?

– Да, уверен. Я слышал шум мотора, хотя и очень недолго.

Бригадир вздохнул. Второй жандарм опять почесал нос ручкой.

Мишель не сдержался и спросил:

– А у вас есть какая-нибудь зацепка? Жандарм нахмурился.

– Возможно, мне не следует распространяться на эту тему, но раз уж тут не последнюю роль сыграли ваши показания… Так вот, сегодня утром мы обнаружили на правом переднем крыле грузовика Эрнеста Бури вмятину, надо сказать, довольно небрежно заделанную. Разумеется, по его словам, ей уже дня два или три, но слишком уж много получается совпадений…

Это сообщение отнюдь не развеяло сомнений Мишеля.

– А вы разобрались, куда исчез грузовик? – поинтересовался Даниель.

– Думаю, что да. – Жандарм выдержал паузу. – Осмотр местности приводит к единственному выводу. Обезумев от страха, Бури на всей скорости влетает на мост, затем толкает грузовик через луг. Не знаю, обратили ли вы внимание на следы трактора непосредственно возле моста. На этот счет Бури говорит уже полную невнятицу: он, мол, вчера вечером испытывал трактор, так как заменил в нем какую-то деталь – как раз когда произошел несчастный случай. Он даже показал нам старую деталь; впрочем, с тем же успехом он мог вывинтить ее неделю назад. Странно, однако, что ему приспичило проводить свои испытания прямо возле моста – как будто нарочно, чтобы уничтожить следы другой машины. Быть может, грузовика?

– Довольно неуклюжая система защиты, – вступил второй жандарм.

– А другого алиби у него нет? – допытывался Мишель.

– Нет. Якобы он до поздней ночи занимался ремонтом. Но ни мать, ни брат не могут этого подтвердить – они спали, а гараж стоит особняком. Эрнест Бури вполне мог незаметно отлучиться.

– И куда же он ходил?

– Что касается этого… В настоящий момент он все отрицает, твердит с пеной у рта, что все время оставался на ферме. – Жандарм помолчал. – В любом случае Бури зря отпирается. Как только наш рапорт попадет к следователю, тот незамедлительно выпишет ордер на арест. Так что ему деваться некуда.

Жандарм говорил без всякой злобы; он исполнял долг, а этот долг требовал найти виновного.

Он повернулся к Мишелю.

– В конечном счете именно благодаря вам, молодой человек, следствие пока продвигается довольно гладко. Далеко не всегда попадаются свидетели, показания которых заслуживают доверия.

Мишель побледнел, в горле перехватило дыхание. Комплимент бригадира был совершенно излишним. В памяти всплыли круглолицые, пышущие здоровьем симпатяги – братья Бури. Теперь-то им известно наверняка, кто навлек на них неприятности.

«Но я же не сказал ничего, кроме правды, – подумал он. – Они, наверное, никак не поймут, почему я не рассказал им, что тот грузовик свернул на набережную. Как будто я сам знаю…»

Но, как он себя ни уговаривал, ему становилось все больше не по себе. Ведь существует же какое-то объяснение исчезновению грузовика. Гипотеза жандармов выглядела довольно правдоподобно, как бы Мишель к ней ни относился. «I

– Итак, молодые люди, нам пора, – заявил бригадир, поднимаясь. – Отличное пиво. Хоть по уставу нам и не положено употреблять спиртное на службе, уж такой сегодня сумасшедший день. Извините за беспокойство.

Под тревожным взором Онорины братья проводили посетителей до калитки.

Они долго смотрели вслед удаляющемуся серебристо-серому фургону.

День был ясный, на небе ни облачка.

– Даже обидно в такую погоду сидеть в сарае, – вздохнул Даниель.

Мишель тоже вздохнул. Но по другой причине. Его все больше давило, не давало свободно вздохнуть чувство ответственности.

Вопреки всему он не верил в вину Эрнеста Бури.

Следом за братом он двинулся в мастерскую, готовясь к шквалу вопросов.

– Я бы все отдал, лишь бы обрести уверенность, – шепнул он брату уже на пороге.

– Все в конце концов образуется, виновный признается! – попытался утешить его Даниель.

– Пока я сам не пойму, каким образом исчез грузовик, я не успокоюсь!

Они вошли в мастерскую – и вся работа тут же остановилась. Их мигом окружили изнывающие от любопытства школьники.

Мишель, совсем выбитый из колеи, предоставил Даниелю возможность самому отвечать на вопросы.

День близился к концу. Только что вернулись сборщики – они тащили за собой ручную тележку, нагруженную мешками, коробками и пакетами.

– Слушай, Терэ, – сказал один из вновь прибывших, – тут тебя разыскивает какой-то малый.

– Где он?

– Вон, в саду.

Мишель, заинтригованный, вышел из сарая и заметил мужчину, вышагивающего взад и вперед по алле е – от калитки до мастерской и обратно.

Мишелю он показался смутно знакомым, он только не сразу вспомнил, где и когда его видел. Однако, когда мужчина обернулся, все стало ясно.

«Да это же коммивояжер из кафе… Даниель еще обозвал его Скарабеем».

– Вы узнаете меня? – поинтересовался мужчина. – Скаффер… Помните, вчера вечером я заходил в «Морское кафе», ну, когда сбили этого несчастного.

– Да, я вас узнал.

– Вы уж не удивляйтесь, что я к вам без приглашения, – продолжал Скаффер. – Я слышал от господина Нуаре, что вы сегодня виделись с Бури. Жандармы тоже у них побывали, я и подумал, что-то тут неладно. Бедняге мотоциклисту еще повезло, что нашлись свидетели. Но я, собственно, по другому поводу. Насколько мне стало известно, в субботу и в воскресенье вы проводите торги. Прелестная затея, мне бы хотелось вам посодействовать, насколько это в моих силах. По роду своих занятий мне случается иметь дело с устаревшими образцами товаров. Разумеется, все в отличном состоянии – с их помощью вы могли бы пополнить свои запасы.

Мишель даже растерялся. Он вежливо поблагодарил господина Скаффера за предложение, затем спросил:

– А о каких образцах идет речь?

– Да о самых разных: трикотаже, вещицах с сезонных распродаж. Я сотрудничаю сразу с несколькими торговыми домами – чтобы поменьше разъезжать. Так что в каждом городе посещаю фирмы различного профиля.

– Хорошо, я согласен, – ответил Мишель. – Мы с удовольствием примем ваши дары.

– А где вы держите свои товары, в этом сарае? – поинтересовался коммивояжер.

– Да, и здесь же их ремонтируем по мере надобности. Хотите взглянуть?

– Охотно.

Следом за Мишелем господин Скаффер вошел в сарай. Он понаблюдал за работой, дал несколько ценных советов. Казалось, его поразило количество перевязанных бечевкой свертков, которые были сложены в дальнем углу мастерской.

– И все это вы собираетесь пустить на продажу?! – воскликнул он.

– Да.

– У вас, естественно, имеется опись?

Вопрос показался Мишелю дельным, и он ответил утвердительно. Опись была необходима, чтобы распределить вещи по лоткам.

Судя по всему, «благотворительное мероприятие» вызывало у мужчины живейший интерес.

– Кстати, – спросил он, – как там пострадавший, вам что-нибудь известно?

– По словам жандармов, очень тяжелый случай. Они заезжали к нам сегодня около полудня, – ответил Даниель.

– Как бы то ни было, следствие продвигается весьма живо! Вы знаете, жандармы опять были у Эрнеста Бури… Нуаре, хозяин кафе, уверяет, будто тот арестован час тому назад.

У Мишеля потемнело в глазах. Это известие ударило его как обухом по голове. Значит, добившись у него подтверждения показаний, жандармы арестовали Бури. И сколько бы он ни внушал себе, что действовал по совести, его нестерпимо мучила вина за арест молодого фермера.

Господин Скаффер пристально взглянул на юношу.

– Вам, кажется, нехорошо? Мишель натужно улыбнулся.

– Да нет, ничего… Вчера поздно лег… немного устал*.

– Значит, завтра с утра я все принесу. Можете меня не провожать, я сам найду дорогу. До завтра!

Сделав над собой усилие, Мишель поблагодарил коммивояжера и, несмотря на его возражения, проводил гостя до калитки.

Когда юноша вернулся в мастерскую, работа стояла. Школьники обсуждали новость, которую принес Скаффер.

– Значит, брат Бури в тюрьме? – спросил один.

– По-моему, у него просто крыша поехала. Сам по себе он человек неплохой, наверное, здорово перетрухнул после аварии, – предположил другой.

– Что-то мне не верится, что это он, – пробормотал Мишель.

Он тщетно ломал голову, как бы помочь Эрнесту.

Внезапно его осенило.

– Слушайте, – сказал он, – а что если нам, независимо от полиции, поискать грузовик с помятым правым крылом? Может, это и пустая затея, но кто его знает? Марсель – наш товарищ, нехорошо бросать его в беде.

После минутного удивления план был воспринят на «ура». Было решено, что каждый из присутствующих опросит своих знакомых в поисках подобных грузовиков.

– Давайте постараемся это выяснить к завтрашнему утру, – предложил Даниель.

Возбуждение улеглось, работа вновь закипела. Часы на аббатстве только что отбили шесть, когда в парке затрещал мопед – все даже вздрогнули.

– Неужто Артур?! – воскликнул Даниель. – Что-то рановато!

Мишель с улыбкой подошел к дверям. Теперь, когда он придумал способ помочь Эрнесту Бури, у него немного отлегло от сердца.

Но улыбка застыла у него на губах, как только он получше рассмотрел седока.

«М– да… предстоит не самая приятная встреча», – подумал он.

6

Мотоциклист был не кто иной, как Марсель Бури.

Вид у парня был измученный, растерянный, глаза покраснели. Сбросив газ, он на холостом ходу подкатил к сараю.

Мишель понятия не имел, как ему следует держаться.

– Жандармы арестовали моего брата, – выпалил Марсель. – Кто-то донес на него. Он отказался сказать, кто… Но ты-то должен знать! Помнишь, утром ты говорил, что вы с Даниелем были свидетелями аварии?

– Все правильно, – согласился Мишель; сердце у него оборвалось.

– С вами был еще кто-нибудь? У Мишеля слова застряли в горле, он лишь отрицательно покачал головой.

– Значит, это ты! – бросил Марсель, побледнев от гнева. – Ты… ты…

Марсель был настолько потрясен, что не мог завершить фразу, подыскать оскорбление, соразмерное подобному преступлению.

Мишель заметил, что остальные ребята замерли, смущенно вслушиваясь в разговор, – всем было ужасно неловко.

Даниель нашелся первым.

– Ты ошибаешься, Марсель… Это не так… Давай я тебе объясню!

Марсель слегка поотпирался, но все же дал себя уговорить. Он явно немного робел перед старшими.

Даниель во всех подробностях описал происшествие, объяснил, как хозяин кафе и жандармы истолковали показания Мишеля.

– Я понятия не имел, что у твоего брата есть грузовик, – добавил Мишель.

– Эрнест не виноват! – выкрикнул Марсель. – А крыло он помял два дня назад… может, еще раньше. Да он бился Бог знает сколько раз!

– Правильно… так мы и думали, поэтому сегодня с ребятами решили, что будем искать другой грузовик с помятым крылом! – сообщил Даниель.

Марсель обвел глазами товарищей, полукругом обступивших его, и почувствовал, что выбрал неверный путь. В смятении он позволил себе выплеснуть на других свою злость и раздражение. Как-то сразу обмякнув, мальчик с облегчением осознал, что школьные приятели на его стороне, а Мишель первый среди них.

– А почему ты утром не сказал, что грузовик был на набережной? – упрекнул он Мишеля.

– Если бы Эрнест это знал, вопросы жандармов не застали бы его врасплох.

Мишелю не хотелось огорчать Марселя и говорить, что в какой-то момент он разделял гипотезу хозяина кафе и жандармов – настолько его ошарашило необъяснимое исчезновение грузовика. Разумеется, ему не в чем было себя упрекнуть, но Марселя покоробило бы подобное недоверие.

– Сам не знаю, – произнес он. – Ладно, не расстраивайся, вытащим твоего брата.

Марсель выжал из себя улыбку. Почувствовав, что ему сочувствуют и хотят помочь, он слегка взбодрился. Мальчик немного послонялся по мастерской и вскоре засобирался домой.

– Мне пора, – сказал он. – Дел навалом, мать теперь одна…

Его голос оборвался. Быстро попрощавшись, он вскочил в седло. Вскоре шум мотора растаял вдали.

– Да, история, – вздохнул Мишель. – А как мне было еще поступить? Это же мой долг: рассказать все, что видел, и оказать помощь пострадавшему…

* * *

На следующее утро Мишель проснулся первым. Погода, как и все последние дни, стояла чудесная. Распахнув окно, мальчик – правда, без обычного энтузиазма – сделал зарядку. И тут же в голову полезли мысли об Эрнесте Бури: для него, небось, дополнительная пытка – видеть солнце сквозь решетку тюрьмы.

«Ничего, если дело выгорит, скоро он выйдет на свободу», – пообещал он себе.

Покончив с туалетом, мальчик обнаружил, что, не считая Онорины, он проснулся первым. Мишель спустился на кухню. Гувернантки там не было. По-видимому, она хлопотала в другом крыле. Ми-щель снял со щитка ключ от мастерской, вышел на улицу.

Стоя перед сараем, он предпринял несколько безуспешных попыток, прежде чем ему удалось всунуть ключ в замок. Но не успел Мишель его повернуть, как ахнул от изумления. Один из тяжелых болтов выскочил из гнезда, и створка приоткрылась.

Впечатление было поразительное. Створка отворилась сама по себе, под действием собственного веса.

– Это уже слишком! – проворчал юноша.

Двери сарая были старыми. Судя по тусклой серебристой краске, их давно не красили. Тем не менее они были еще довольно крепкими. Внушительных размеров болты проржавели; от них по деревянным створкам тянулись рыжие дорожки, следы ненастных дней.

«Может, я вечером сломал замок?» – недоумевал Мишель.

Он повнимательнее присмотрелся к запорам. Чуть пошевелил замок – вылетел второй болт.

На резьбе остались частички древесины.

– Такое впечатление, будто болты вырвали, а потом вставили на место. Вчера вечером все прекрасно держалось.

Приглядевшись получше, он заметил на створке слабую царапину – ее могло оставить орудие взломщика, с помощью которого тот поддевал болты.

Мишель, ошеломленный, застыл на месте с тяжелым замком в руке.

– На что это ты засмотрелся? Мишель так и подскочил. Погруженный в свои мысли, он не заметил, как подошел кузен.

– Замок, что ли, сорвал? – продолжал Даниель.

– Как видишь… только сорвали его до меня, а потом опять приладили к дверям.

– Что?!

Мишель объяснил, как все произошло. Даниель пришел к тому же выводу.

– Значит, ночью здесь побывал какой-то „любопытный?

– Совершенно непонятно зачем, но, кажется, это факт. Ты говоришь «любопытный»? Пожалуй… Но чего ради он пошел на взлом – по-моему, это называется именно так, – неужто ему так приглянулись эти старые побрякушки?

– Ты был внутри?

– Еще нет, правильно, давай проверим… Только осторожно. Не затопчи следы, если они, конечно, есть.

Мишель распахнул двери, но остался стоять на пороге.

Ребята заглянули в сарай, осмотрелись – вроде все как обычно.

На верстаке, как и накануне, когда Мишель собственноручно запер дверь, лежали выложенные в ряд свертки.

На кирпичном полу на первый взгляд тоже не нашлось ничего подозрительного.

– Давай зайдем? – предложил Даниель.

– Давай.

Они боязливо вступили в помещение, словно где-то в уголке мог затаиться преступник, который вот-вот набросится на них. В конце концов им самим стало смешно.

– Эй, ты! Вылезай! – крикнул Даниель.

– М-да… Нашего гостя давно уже след простыл, иначе на дверях не висел бы замок.

Они подошли к верстаку. Мишель пересчитал пакеты.

– Все сходится!

– Вроде ничего не тронуто. Но более внимательный осмотр заставил их изменить мнение.

– Слушай! Их кто-то разворачивал, а потом опять завернул! – воскликнул Мишель.

– Точно! Бумага помята, и сгибы не совпадают!

С минуту пораздумав, Мишель добавил:

– Пока я одно могу сказать… Это был не вор.

– Да? И почему же, мистер Шерлок Холмс?

– Вор в жизни бы не стал заворачивать свертки. Он бы просто порвал упаковку.

– Отлично, ты меня убедил. Значит, это был просто любопытный.

– Да. Точнее, некто, желающий сохранить свое посещение в тайне.

– А чего ему бояться? – удивился Даниель. – Нашел, что искал – и сматывай удочки!

– То-то и оно! Ты хоть сам понимаешь, что попал в самую точку?

– А что я такого сказал?

– Слушай, пока четкой картины у меня нет, но вырисовывается вот что: раз этот тип по очереди пооткрывал все пакеты, а потом не поленился их завернуть, значит, он боялся, что его в два счета обнаружат.

– Обнаружат?

– Ну да! По наклейкам и списку дарителей ничего не стоит установить пропажу.

– Ну ты, старина, разлетелся!

– Ничего подобного. Представь себе, что один из дарителей по той или иной причине передумал и решил тихонько забрать свой подарок. Вот и все.

– Ну что ты плетешь! – »возразил Даниель. – Зачем ему городить целый огород, когда можно было просто обратиться к нам!

– Разумеется… только ты не учитываешь одной детали! Чтобы пойти на взлом, надо иметь серьезные основания – скорее всего, из тех, что не афишируются.

– Ну ты даешь! Надо же додуматься до такого!

– У тебя есть другое объяснение?

Даниелю пришлось признать, что нет.

Переговариваясь, ребята вертели в руках свертки. На бумаге остались следы веревки, которой свертки были перевязаны вначале. Новые узлы явно делались наспех.

– М-да… придется все проверять по описи, иначе «Пропажу не определишь, – вздохнул Мишель.

– Думаешь, имеет смысл? – спросил Даниель. – Ведь тут не ахти какие ценности.

– Может, ты и прав, просто хочется разобраться, что к чему.

– Надеюсь, ты не забыл про завтрак?

– Твоя правда… подождем, пока все соберутся.

– Будешь сообщать в полицию?

– Будь здесь папа, он бы поступил именно так. Но, на мой взгляд, первым делом надо выяснить, зачем кому-то понадобилось взламывать дверь!

* * *

После завтрака кузены вернулись в сарай-мастерскую. Таинственное ночное посещение вытеснило из головы Мишеля мысли об Эрнесте Бури.

– Расскажем остальным? – спросил Даниель. Мишель задумался.

– Если все хорошо взвесить, то лучше не стоит. Иначе новость разлетится по всей округе, начнутся всякие пересуды, а мы пока даже не знаем, пропало что-нибудь или нет.

– Но тогда надо найти какой-то предлог, чтобы устроить проверку.

– Ба, это как раз несложно… Постой… – , Скажем, что нужно по-новому рассортировать вещи из-за подарков господина Скаффера! Тем более, что это отчасти правда!

К «Маргийери» уже приближалась группа школьников. Мишель и Даниель, вышедшие встретить друзей к калитке, обратили внимание, что среди них царит странное оживление. Взволнованные голоса слышались издалека.

Среди ребят шагал старшеклассник Жан Менетрие, сам в мероприятии не участвовавший. Он-то и горячился больше всех. При виде Мишеля и Даниеля Жан замахал какой-то бумагой и, прибавив шаг, отделился от остальных.

– Видели? – Он протянул братьям листок.

Это была вырезка из «Пикардского вестника», местной газеты. Мишель и Даниель принялись читать:

НОВАЯ СЕРИЯ ПРОИСШЕСТВИЙ

Необычайное по своей дерзости ограбление было совершено в Корби. В ночь со среды на четверг на виллу, принадлежащую коммивояжеру А. Рамадону (улица Рампар, 29), проникли взломщики. Хозяин в момент преступления отсутствовал. Опрошенные соседи считают, что преступники (или преступник) пользовались легким грузовиком, поскольку приблизительно в это время они слышали характерный шум мотора. Некоторые предварительные результаты следствия, которое с обычным профессионализмом ведет бригада местных жандармов, позволяют установить связь между ограблением и наездом, произошедшим тем же вечером на канале возле моста. Напоминаем, что виновник наезда с места происшествия скрылся.

У Мишеля ком подступил к горлу. Он подумал об Эрнесте Бури. Статья подводила к следующему выводу: шофер-лихач и грабитель – одно и то же лицо.

«Эрнест Бури – грабитель! Ни за что не поверю», – пронеслось у него в голове.

– Потрясающе, правда? – допытывался Менетрие.

– Хм… Как тебе сказать… – осторожно ответил Мишель.

– Ты слышал, брата Марселя Бури арестовали – он удрал после аварии. Представляешь, какой будет скандал, если это он грабанул виллу!

Мишелю стало противно; этот ажиотаж по поводу чужого несчастья выглядел довольно неприглядно.

– Слушай, разве Марсель тебе не товарищ? Тебя очень радует, что он угодил в беду?

Менетрие в изумлении уставился на Мишеля и весь побагровел.

– Если на то пошло, это не я настучал на Бури!

Выпад был настолько неожиданным, что Мишель прикусил язык. Что тут ответить – в двух словах ведь ничего не объяснишь. Главное, совесть его чиста: он выполнил свой долг.

– Думать надо, что говоришь, – произнес он наконец.

Но тут же против воли нарисовал в воображении странную картину: вот Эрнест Бури торопливо загружает грузовик, вот мчится с потушенными фарами… и так далее.

«Бред какой», – сказал себе юноша. Он дочитал заметку до конца.

По всей очевидности, на вилле орудовал не одиночка, а целая банда преступников. За последние два месяца в районе Корби произошло около двадцати краж: нападению подверглись виллы, квартиры и магазины. По свидетельству очевидцев, каждому преступлению сопутствовал характерный треск легкого грузовика.

Мишель молча вернул статью. К его облегчению, имя Бури в ней не упоминалось. Каково сейчас Марселю и мадам Бури читать эти строки! Наверняка какой-нибудь доброхот подсунул им заметку, даже если в семье эту газету не читают.

– Правда, здорово? – спросил Менетрие.

– Я лично так не считаю.

– Да сюда съедутся самые знаменитые детективы, вот увидишь!

Мишель решил, что пора закруглять этот малоприятный разговор.

– Ладно, спасибо за то, что пришел, но уж извини, у нас работа!

– Кстати, – не отставал Менетрие, – ты еще не узнавал, сколько у ребят подозреваемых?

– Подозреваемых? – удивленно переспросил Мишель.

– Ну да, я пока с ними болтал, в уме произвел подсчет. У них на примете шесть грузовиков с помятыми крыльями. В основном у городских торговцев – как, интересно, ты думаешь предъявлять им обвинение?

– Еще раз повторяю, никого я не собираюсь обвинять. Зато теперь я почти убежден, что мы на верном пути! Эрнест Бури мог налететь на человека, на худой конец потерять голову и сбежать, но никто никогда не внушит мне, что он член воровской шайки или даже бандит-одиночка!

– Расскажи это жандармам! – хмыкнул Менетрие. – Посмотришь на их реакцию! Тоже мне, великий сыщик нашелся, как будто без тебя в полиции сидят одни дураки. На что ты вообще рассчитываешь?

– Я рассчитываю, что такие, как ты, немного укоротят свой длинный язык!

И, оборвав разговор, Мишель повел товарищей в мастерскую. Этим утром работа продвигалась туго. Был проведен обзор владельцев маленьких грузовиков, и Мишелю с Даниелем пришлось признать, что по меньшей мере в одном Менетрие оказался прав. Все они мало подходили на роль преступников.

Мишель рассудил, что, чем гадать на кофейной гуще, лучше проверить свертки. Хозяевами грузовиков можно заняться позднее.

Разделившись на пары, ребята принялись разворачивать и опять заворачивать свертки, ставя галочки в списках.

Они были настолько поглощены этим занятием, что не заметили, как на пороге возник господин Скаффер. Мишель обратил на него внимание, когда тот уже был посреди мастерской. Коммивояжер принес коробку, которую поставил на ближайший верстак.

– Вот мой вклад, – сказал он. – Не очень богато, но кое-что тут вам может пригодиться.

Мишель поблагодарил.

Господин Скаффер с тем же, что и накануне, интересом стал наблюдать за работой бригады.

– Все разворачиваете? – спросил он. – Жалость какая! Ужасно нудное занятие!

– Мы хотим добавить лоток – для ваших подарков… Приходится все перекладывать заново.

– Ясно. Жаль, я не пришел раньше – избавил бы вас от лишних хлопот. Ну ладно, я пойду, желаю успеха!

Мужчина удалился, и Мишель открыл картонку. В ней лежало четыре пары чулок…

– И это ты собрался выставлять на отдельный лоток?! – воскликнул кто-то из школьников. – Зря только все разворачивали!

Мишель не ответил. Главное было проверить списки.

Работа завершилась только после полудня. До самой половины первого бригада трудилась не покладая рук. Пройдясь по всем спискам и заново перевязав все свертки, Мишель с Даниелем застыли как два истукана: все было на месте…

Школьники разошлись на обед, и братья остались одни. Они пребывали в полной растерянности.

– Выходит, ночной посетитель – просто любопытный? – удивлялся Даниель.

– Если бы не запертая дверь, я бы решил, что болты выпали сами собой, а тут не было ни души. Хотя… совсем из головы вылетело… Поврежденные свертки…

– Судя по всему, он не нашел того, что искал.

– Значит, не исключено, что он еще вернется?

– Все может быть!

– В таком случае, ночью надо будет проследить за сараем. Жалко, нет Звонка. Привязали бы его внутри – этот пройдоха и близко бы не сунулся.

Звонком звали их сенбернара, которого мадам Терэ взяла с собой в Компьен чтобы показать знакомому ветеринару.

Братья говорили полушутя, но мало-помалу идея подстеречь ночного посетителя их захватила.

Они медленно побрели к дому, нежась в солнечных лучах, наслаждаясь небесной голубизной.

– На самом деле нужно не отпугивать вора, а выяснить, что ему понадобилось, – сказал Мишель.

– Да он наверняка сюда больше носа не покажет! Ведь того, что он ищет, в сарае нет.

– Противно, когда не понимаешь, что происходит. Чего бы ему было нас не спросить?

Ребята подошли к дому. Уже на пороге Мишель произнес в задумчивости:

– По-моему, не помешает вечером принять кое-какие меры к тому, чтобы сцапать нашего молодца и выяснить наконец что ему нужно.

– Иначе говоря, ты хочешь, чтобы я полночи не спал?

– Ничего, как-нибудь переживешь! – усмехнулся Мишель.

– Естественно, переживу… хотя сон – это здоровье, как говорит Онорина.

Братья прошли на кухню – там они ели, когда родителей Мишеля не было дома.

За обедом разговор вертелся вокруг дела Бури, но про случай с замком ребята Онорине не стали рассказывать – чтобы не подливать масла в огонь. Собственного мнения о Бури у женщины не было – она редко выбиралась из «Маргийери», и то исключительно в город за покупками. Зато на грабителей вообще ее точка зрения была весьма определенной.

– Скорее мир перевернется, чем я поверю, что земледелец сделался грабителем. Какой-нибудь городской оболтус – еще куда ни шло.

Это суждение укрепило Мишеля в решимости как можно скорее вызволить Эрнеста из его незавидного положения.

После обеда Мишеля осенило.

– Слушай, Даниель, – сказал он, когда они с братом мерили шагами центральную алле^о, – по-моему, нам надо провернуть одну штуку.

– Какую штуку?

– Если мы действительно хотим помочь Эрнесту, надо сходить к потерпевшему… этому господину Рамадону. Может, он сумеет убедить жандармов?

– Для начала нужно его самого убедить, что Бури невиновен.

– Попытка не пытка. Честно говоря, я просто не могу жить спокойно с сознанием, что бедйяга Бури сидит в тюрьме.

– А у тебя есть адрес?

– В статье говорилось, что это на улице Рам-пар. Забыл номер дома. Ничего, там спросим.

– Вместе пойдем или мне остаться в мастерской – помочь ребятам?

– Как хочешь.

– Что-то мне не слишком улыбается перспектива тащиться туда. Если ты не против…

– Ладно, договорились. В каком-то смысле так даже лучше.

Четверть часа спустя Мишель покинул «Маргийери». Настроен он был весьма бодро – впервые за несколько последних дней.

«Любопытно будет познакомиться с этим господином», – сказал он себе.

Улица Рампар была небольшой. Когда Мишель ее отыскал, часы показывали начало третьего. «Не самое подходящее время для визитов, – подумал он, – тем более к незнакомым… Ладно, была не была! В конце концов это в интересах господина Рамадона: чем быстрее поймают настоящего преступника, тем скорее он получит обратно свое добро».

Справляться у местных обитателей Мишелю не потребовалось. На калитке красивой виллы он заметил медную дощечку с нужным ему именем:

А. РАМАДОН

Торговый представитель

* * *

Мишель нажал на кнопку звонка и приготовился ждать. Вилла была окружена садом, ухоженным, но довольно безвкусным. По углам свежеподстриженной квадратной лужайки стояли фаянсовые фигурки животных: охотящаяся за мышью кошка, несуразный петух, дремлющая собака.

На первом этаже в окне шевельнулись занавески, и полированная дубовая дверь распахнулась одновременно с калиткой, которая приводилась в действие электрическим затвором.

Мишель увидел рыжеволосую девочку в джинсах и темно-зеленом свитере. Перемахнув через три ступеньки, она соскочила с крыльца. На вид ей было лет тринадцать-четырнадцать. Когда она подошла поближе, юноша разглядел бледное лицо и необычного цвета глаза: серые с голубыми пятнышками.

– Что вам угодно? – спросила она.

– Меня зовут Мишель Терэ. Могу я увидеть господина Рамадона?

– Дяди нет дома. Я Николь, Николь Марнье. Где-то я уже слышала ваше имя… Кто же мне про вас рассказывал? Ах да, жандармы. Они были вчера у нас по поводу кражи. Вы свидетель или что-то в этом роде?

Мишель насупился. Когда-нибудь этой истории наступит конец?

– Совершенно верно, – ответил он. – Ладно, не буду вам надоедать. Я, собственно, к господину Рамадону.

– Понятно… а еще я слышала, вы устраиваете распродажу. И организуете киноклуб, верно? Как интересно!

– Не один я, вся школа.

– Послушайте… не знаю даже, как сказать… короче, я всего два дня во Франции. Год провела в Англии, и, честно говоря, мне одной здесь ужасно тоскливо. Можно я буду вам помогать? Я умею рисовать, шить и печатать на машинке!

Ошеломленный таким напором, Мишель не сумел сдержать улыбки.

– Вы меня считаете дурочкой? – улыбнулась девушка. – Понимаете, в Англии у меня была очень насыщенная жизнь. А здесь я себя чувствую совсем чужой. Потому и навязываюсь в помощницы.

– Ну что вы! Я просто растерялся… ожидал застать господина Рамадона…

– Понятно. Хотите, я пойду с вами в школу… ну, туда… где вы ремонтируете вещи?

– Конечно, вы нам очень поможете.

– Только, пожалуйста, зайдите на минутку. Я черкну записку дяде, сообщу, где меня искать.

Мишель прошел в холл, из него в гостиную. Николь Марнье нашла блокнот и ручку и спросила у него адрес.

Мальчик тем временем рассматривал старую фотографию – на ней был изображен мужчина лет тридцати. Николь перехватила его взгляд.

– Это мой отец, – проговорила она негромко. – Я его почти не помню. Он погиб во время кораблекрушения, когда мне было три года. А мама… она покинула нас еще раньше.

Николь указала на другой портрет – увеличенный любительский снимок, довольно расплывчатый. Девушка ни капли не походила на родителей, но, может быть, причиной тому было качество фотографий. Значит, она сирота. Мишель почувствовал, что проникается к ней симпатией.

– Ну что, пойдемте? – предложила Николь.

Дорогой Мишель расспрашивал спутницу о грабеже. Странное дело, но девушка явно темнила, долго мялась, прежде чем ответить, словно боялась попасть впросак.

– Господина Рамадона не было дома? По крайней мере, так говорится в газете.

– Э-э… ну да, – промямлила девушка.

– Он сразу обнаружил кражу?

– Вроде. На следующий день, это уж точно.

– И тут же обратился в полицию? Николь еще больше смешалась.

– Не знаю… наверное, – проговорила она в конце концов.

– Пропало что-нибудь ценное?

– В общем, да. Кое-что из отцовских вещей, для меня они были памятью, а что касается остального – из дяди много не вытянешь. – Девушка вздохнула. – Как только стану совершеннолетней, перееду в Даур, это в пяти километрах отсюда, там у отца дом. Кажется, сейчас дядя его сдает. Всю нашу мебель запихнули в одну комнату. Я там не была с тех пор… как отец исчез. Слишком много тяжелых воспоминаний, но лучше уж там, чем здесь…

Мишелю было не по себе. Николь Марнье держалась вполне раскованно. Дядю она явно недолюбливала; тем более удивляли ее недомолвки, как только разговор касался ограбления. А самым поразительным были ее слова о тяжелой семейной обстановке – слова, сказанные человеку, с которым она знакома считанные минуты. За всем этим проступало полнейшее смятение, душевное одиночество.

Мишель перевел беседу на другую тему: он рассказал девушке о благотворительном празднике, о Даниеле и двойняшках…

– Я часто жалела, что у меня нет ни брата, ни сестры, – призналась она.

* * *

Появление Николь произвело в «Маргийери» фурор.

Мишель представил ее товарищам. Двойняшкам новая знакомая явно пришлась по душе. Не успела она приняться за починку старого кресла, как те мигом пристроились рядышком.

– Вас… зовут мадемуазель Марнье? – спросила Мари-Франс.

– Да, можно просто Николь, – ответила девушка. – А тебя?

– Мари-Франс, а это – Ив. Мы близнецы.

– Хорошо ладите друг с дружкой? Вместо ответа двойняшки расхохотались. Затем, немного подумав, девочка робко добавила:

– По-моему, в Дауре жил какой-то Марнье, вы с ним знакомы?

Николь широко открыла рот, словно ей внезапно стало не хватать воздуха. С расширившимися от изумления глазами она нагнулась к своей маленькой собеседнице.

– Это мой отец, – пробормотала она еле слышно. – Откуда ты про него знаешь?

Озадаченная такой реакцией, Мари-Франс увильнула от прямого ответа.

– Точно не помню… Где-то слышала фамилию! А он по-прежнему там живет?

Лицо Николь еще больше помрачнело.

– Нет… я давно уже сирота.

Мари– Франс покраснела, потупила глаза, не зная, как себя дальше вести. На выручку ей пришел Ив.

– Вы живете в Дауре? – спросил он.

– Нет, на улице Рампар, у дяди. Обязательно приходите в гости. А ты правда не помнишь, откуда знаешь фамилию моего отца? – настойчиво расспрашивала девушка.

Но Мари-Франс выглядела такой потерянной, что Николь уже не знала, что и думать, и, проявив великодушие, больше не стала к ней приставать. Мари-Франс схватила брата за руку и, не говоря ни слова, потащила его за собой. Вместо того чтобы вернуться к работе, Николь еще долго сидела, задумчиво глядя куда-то вдаль.

* * *

– Кладем три или одну? – спросил Ив, сидя за письменным столом в комнате, которую делил-с сестрой.

– Хм… одну. Две остальных прибережем на завтра.

– А если она потребует весь альбом… может, это ее?

– Ты видел дату на штемпеле? Эти три открытки господину Марнье – самые свежие, а им больше десяти лет. Она же тогда была совсем малышкой… Сколько ей, по-твоему, лет? Двенадцать, тринадцать?

– Может, все четырнадцать! – изрек Ив с необычайно важным видом.

– Собственно, не все ли равно? У тебя был альбом с открытками в два или три года? Ну? Как только сестра вставляла свое «ну», Ив шел на попятную.

– Ладно, – согласился он, – кладем открытку в конверт, подписываем адрес…

– И наш адрес тоже. Папа всегда так «делает, когда пишет письма. Адрес Николь – улица Рам-пар, дом 29.

– По-твоему, стоит связываться с почтой?

– Точно, давай сами отнесем. Она вернется домой – а там письмо.

– Думаешь… она не рассердится?

– А чего ей сердиться? Из-за открытки? Так на ней имя ее отца и его старый даурский адрес!

Ив сдался. И десять минут спустя, вытянув из Онорины поручение сделать в городе покупки, двойняшки, хихикая, украдкой выскользнули из «Маргийери», очень стараясь, чтобы их не заметили из мастерской – это входило в правила игры.

* * *

Через час после ухода Ива и Мари-Франс перед садовой калиткой остановилась бежевая машина. Из нее вышел мужчина в светлом спортивном костюме и тирольской шляпе.

Мужчина взглянул на измятый конверт, который держал в руке, осмотрелся и неуверенно шагнул в сад.

Удары молотка и гул голосов привели его к сараю. Он задержался возле двери, одна из створок которой была приоткрыта, и долго рассматривал деревянную поверхность. Казалось, его все больше одолевают сомнения. Наконец мужчина шагнул в проем, не вынимая левую руку из кармана.

Его появление привлекло всеобщее внимание. Ребята затихли, а Мишель с удивлением узнал в госте посетителя кафе – того, который появился вскоре после несчастного случая, незадолго до приезда жандармов. Мальчик двинулся ему навстречу.

– Это «Маргийери»?

– Да.

– Ой, дядя! – воскликнула Николь из дальнего угла мастерской.

– Значит, вы господин Рамадон? А я только что был у вас. Собирался поговорить об Эрнесте Бури.

– Об Эрнесте Бури? Не имею чести… ах, да, это молодой человек, которого подозревают жандармы… Мне не хотелось бы предвосхищать результаты следствия. Я, собственно, за племянницей…

Подошла Николь. На ее лице не было ни следа радости.

– Почему ты ушла? Приходится бегать за тобой – у нас же куча дел!

Девушка еще больше помрачнела, вздохнула, затем с преувеличенной покорностью засобиралась Домой.

– Я приду завтра, Мишель, – сказала она. – Если получится… извини.

Она принялась раскладывать по местам швейные принадлежности. Господин Рамадон, казалось, не слишком спешил, поскольку выказал живейший интерес к деятельности школьников. Он расспросил, куда пойдут вещи после ремонта, пообещал послать чек в организационный комитет. Затем негромко добавил:

– Я увлекаюсь открытками… у меня коллекция. Если у вас имеется что-нибудь в этом духе, я хорошо заплачу… прямо сейчас… чтобы не ходить на распродажу. Я не любитель больших скопищ людей.

– Открытки? – переспросил Мишель. – По-моему, у нас ничего такого нет. Нет, совершенно точно.

Реакция собеседника была поразительной. Он весь побагровел, словно через силу сдерживая клокочущее внутри раздражение, и с непонятным изумлением, даже недоверием уставился на мальчика, словно тот был отъявленным лжецом. Казалось, мужчина продолжал бы расспросы, если бы не подошла Николь.

– Ну что, пойдем? – произнесла девушка с вымученной улыбкой и отправилась прощаться с Даниелем в другой конец мастерской. А ее дядя тем временем добавил:

– В любом случае имейте в виду: я хорошо заплачу за любую старую открытку.

Он поспешно удалился; Николь нагнала его уже за калиткой. Мишель собирался было проводить гостя, но грозный вид мужчины его отпугнул. Не хватало еще оказаться свидетелем семейной сцены.

– И чего он так разозлился? – вздохнул Мишель.

– У меня такое впечатление, что Николь не больно-то жалует своего дядюшку, – заметил Да-ниель, подходя к брату.

Тут вошел Артур, и разговор вновь оживился.

– Эй, – воскликнул он, – откуда взялась такая красотка?!

– Это новый член бригады, – ответил Даниель. – Только что из Англии.

– Кстати, если мадемуазель что-нибудь смыслит в машинах, я упрошу папашу Арнольда пристроить ее в гараж!

– Слушай, Мишель, а ты заметил, что господин Рамадон все время держал левую руку в кармане? – спросил Даниель.

– А-а, так это его машина на улице? – отозвался Артур. – Ничего странного, на ней знак «ив».

– Что такое «ИВ»? – спросил Даниель.

– Инвалид войны, – ответил Артур. – У этой машины особая система управления. Я сразу обратил внимание на ключ зажигания. Вроде рычага на переднем щитке.

– Значит, дядя Николь – инвалид войны? – спросил Мишель.

– Конечно! Наверное, у него контужена левая рука. Ладно… хватит лясы точить! Дайте спокойно поработать. У меня тут пылесосы, которые разучились сосать пыль, дохлые тостеры и обогреватели, которые ничего не обогревают! А она хорошенькая… эта мадемуазель… Как ее зовут?

– Николь… Николь Марнье, – ответил Мишель.

Артур взялся за работу. День клонился к закату. Один за другим школьники расходились по домам. Когда трое друзей остались одни, Мишель рассказал Артуру о таинственном ночном посещении и о том, что кто-то рылся в пакетах.

– Но, что самое невероятное, мы все заново проверили по списку – ничего не пропало! – закончил он.

– Может, это коллекционер, который искал какую-нибудь диковинку? – усмехнулся Артур. Мишель взглянул на перечень.

– Нет у нас никаких открыток, – прошептал он. – И зачем господину Рамадону понадобилось выдумывать какую-то коллекцию?

– Какую коллекцию? – спросил Даниель. Мишель пересказал свой краткий разговор с

Дядей Николь.

– У меня такое ощущение, что он отнюдь не жаждал, чтобы племянница услышала его просьбу, – подытожил Мишель.

– У меня по поводу этого господина назрели кое-какие вопросы, – заявил Даниель.

– Ты тут не одинок! – отозвался Мишель. – По-моему, он появился в кафе чересчур скоро после несчастного случая. Впрочем, как и господин Скаффер. И почему он был так недоволен, что племянница поехала к нам?

– Может статься, он что-то скрывает и очень боится, что она проболтается, – сказал Даниель. – Если я правильно понял, Николь практически с ним не жила. Он все время отсылал ее с глаз долой… по какой, интересно, причине? Быть может, хотел избавиться от свидетеля?

– Что-то нас не туда занесло! Как-никак господин Рамадон – пострадавший, – напомнил Мишель.

– Но ты ведь сам говорил, что Николь юлила, когда ты спрашивал про ограбление, верно? – не отступал Даниель.

– Согласен, но пока нам так мало известно, что не стоит судить сгоряча.

Артур прислушивался к разговору, продолжая свою работу.

– Все это слабое утешение для бедняги Бури, – сказал он.

Трое друзей в очередной раз задумались, как доказать невиновность Эрнеста Бури.

– Единственный способ ему помочь, – вздохнул Мишель, – это найти настоящего преступника. Но как?

Проспорив добрых полчаса, они так и не пришли ни к какому решению. С этим Артур и отправился домой.

* * *

На следующее утро, когда кузены спустились к завтраку, двойняшки уже сидели за столом. Они выглядели необычайно возбужденно, хитро переглядывались и ерзали на стульях.

Мишель отлично знал эту их манеру. Брат с сестрой так торопились побыстрее разделаться с едой, что Онорине, а затем Мишелю пришлось их даже одернуть.

– Вы подавитесь! – воскликнула женщина. – Разве можно так заглатывать пищу?

Наконец с завтраком было покончено. Мишель с Даниелем сходили открыть калитку, затем вернулись в сарай. А Ив с Мари-Франс тем временем затеяли игру, основной смысл которой явно заключался в том, чтобы держаться поближе к выходу из сада.

– Опять наши сорванцы что-то затеяли, – заметил Мишель, стоя на пороге мастерской.

– Наверное, дожидаются, когда подойдут остальные, – ответил Даниель. – Держу пари, они приготовили какую-нибудь шалость.

Братья взялись за работу. Сегодня надо было отремонтировать книжные переплеты.

То по одному, то по двое – в зависимости от приятельских отношений и места жительства – стали подтягиваться другие члены бригады. Двойняшки по-прежнему вертелись возле калитки. Наконец Мишель вышел из сарая-мастерской и позвал:

– Ив, Мари-Франс, что вы делаете?

– Играем, – откликнулась девочка.

– Мы тебе нужны? – спросил Ив.

– Да нет… но…

Мишель не успел договорить – в калитке показалась Николь Марнье. Близнецы одновременно бросились к девушке и повисли у нее на руках.

До Мишеля доносились их радостные возгласы:

– Здравствуйте, мадемуазель Марнье!

– Здравствуй, Ив, здравствуй, Мари-Франс. Вы сегодня такие чопорные! Разве я не говорила – зовите меня просто Николь!

Прыгая и гримасничая, близнецы довольно бесцеремонно потащили девушку к мастерской. Та весело смеялась, но Мишелю показалось, что двойняшки явно перебарщивают. Он собрался было вмешаться, но близнецы, находившиеся уже почти у мастерской, и сами приутихли.

Они выпустили руки Николь, чтобы дать ей поздороваться со школьниками, однако держались на таком расстоянии, чтобы слышать разговор, время от времени хитро переглядываясь. По мере того как шло время, их радость и оживление меркли. Затем растерянность уступила место разочарованию. Но окружающим было явно не до того, чтобы обратить внимание на такую перемену настроения.

Вскоре, не говоря ни слова, близнецы вышли из мастерской и направились в свой «домик». В зарослях ежевики они устроили нечто вроде грота, глубиной в вытянутую руку, вход в который надежно защищала целая армия колючек.

– Ты что-нибудь понимаешь? – спросил Ив. – Почему Николь ничего не сказала?

– Может, она не поняла, от кого открытка?

– Не поняла? Там же адрес на конверте.

– Точно. Но вчера вечером она должна была найти наше письмо, в крайнем случае, ей отдал его дядя. Может, она решила сыграть с нами в молчанку?

Близнецы приумолкли. Эта гипотеза их не удовлетворяла. Они усиленно искали другое объяснение странному молчанию Николь Марнье.

– Уж Мишелю с Даниелем Николь обязательно скажет про открытку, вот увидишь, – заверила брата Мари-Франс.

– Ты так считаешь?

– Конечно! А мы сейчас сделаем вот что… пойдем и спросим у нее напрямую.

– Правильно… А то Мишель с Даниелем нам потом прохода не дадут!

В восторге от своей идеи, близнецы со всех ног припустили к сараю. Их появление осталось незамеченным. Они робко приблизились к девушке, которая продолжала начатую накануне работу – чинила обивку кресла. Заметив детей, она вздрогнула от неожиданности. Затем улыбнулась.

– Вы меня прямо испугали! – сказала она с мягким упреком.

Двойняшки обменялись взглядами, в которых читалось: «Ну же! Давай, говори!…»

– У вас такой таинственный вид, – заметила девушка. – Хотите мне что-то сказать?

– Да! То есть… – начал Ив.

– Мы нашли открытку, – добавила Мари-Франс.

– И вчера отнесли ее вам домой, на виллу господина Рамадона!

У Николь округлились глаза.

– Какую открытку?… Ничего не понимаю!

Двойняшки опять переглянулись. Либо Николь говорила искренне, либо была прекрасной актрисой.

– А почему вы не дали мне эту самую открытку днем, когда я здесь была?

– Мы хотели пошутить! – признался Ив. Девушка выглядела так ошеломленно, словно на нее вылили ушат холодной воды.

– Я очень люблю шутки, но… при чем здесь открытка?

На этот раз ответила Мари-Франс:

– На ней имя и адрес господина Марнье из Даура… Вы…

Девочка испуганно прикусила язык. Лицо Николь стало таким бледным, словно еще немного, и она потеряет сознание. Растерявшись, Мари-Франс решила позвать на подмогу старшего брата.

– Мишель! Мишель! Быстрей! При этом она бубнила себе под нос: «И что она так распереживалась из-за какой-то открытки?»

8

На зов сестры прибежал Мишель.

– Ты поранилась? – забеспокоился он. Николь Марнье удалось пересилить слабость.

– Нет, просто Мари-Франс сообщила мне оглушительную новость.

Девушка с трудом переводила дыхание. Мишель, ошеломленный, не знал, что и думать.

– Что ты еще натворила?! – набросился он на сестру.

– Ничего я не натворила! – возмутилась та. – Открытка самая взаправдашняя!

– И что же это за открытка такая? – спросил Мишель. – Может, объяснишь все по порядку?

– Пожалуйста.

И Мари-Франс поведала, как они бросили открытку в почтовый ящик господина Рамадона.

Нахмурившись, Мишель с нарастающим удивлением слушал рассказ сестры.

Узнав, что адресатом открытки был некий господин Марнье, он вздрогнул. И тут же поразился:

– Но как она очутилась у вас?

– Я как раз собиралась это спросить, – добавила Николь.

– Она была в альбоме, – объяснил Ив, словно речь шла о чем-то само собой разумеющемся.

– В моем альбоме?! – воскликнула Николь.

К группе присоединился Даниель. Но Мишель настолько запутался во всех перипетиях рассказа, что был не в состоянии ответить на вопросы кузена.

– Ну и дела, – проговорил он в конце концов. – Кажется, здесь все не так просто. Пожалуйста, еще раз с самого начала. Вот, к примеру, альбом! Где вы его взяли?

Мари– Франс и Ив переглянулись, замялись, затем девочка смирилась с неизбежным. Во всех деталях она описала приключение на ферме Нюма.

– И вы, естественно, все это время молчали! – проворчал Мишель, когда сестра умолкла.

– А альбом… у вас? – спросила Николь.

– Да, да! – закивала Мари-Франс.

– Можете показать? – продолжала девушка.

– Конечно.

Довольные, что получили передышку, близнецы помчались к дому. Николь вздохнула.

– Я страшно расстроилась, – призналась она. – Открытка была послана отцу… и…

У девушки перехватило дыхание, больше она не в силах была выжать из себя ни слова. Потупив взгляд, Мишель с Даниелем носками ботинок ковыряли пыль на полу. Наконец Николь удалось побороть смятение.

– По поводу рассказа твоей сестры, Мишель, возникает весьма существенный вопрос. Как альбом попал на заброшенную ферму?

– Где его собирались уничтожить! – с жаром вставил Даниель.

– Я вижу единственное объяснение, – ответил Мишель. – Довольно серьезное. Альбом ведь хранился у твоего дяди?

– Да…

– Похоже, что грабитель унес его вместе с другими вещами.

– Точно! – воскликнула девушка.

– А что, если бумаги на ферме жег наш беглый водитель? – предположил Даниель.

– Очень даже может быть, – кивнул Мишель.

Казалось, это открытие еще сильнее озадачило Николь Марнье.

– Что ты на это скажешь? – спросил ее Мишель.

– Я? Увы, ты упускаешь из вида некое обстоятельство… Ума не приложу, почему дядя промолчал об открытке…

– Кстати… он нас уверял, будто увлекается подобными вещами… якобы собирает коллекцию! – вставил Мишель.

– Впервые слышу, – прошептала Николь. – Прямо чудеса!

Беседу прервало появление близнецов, тащивших альбом.

Николь схватила его с такой жадностью, что Мари-Франс попятилась.

– Простите, это последнее, что осталось от отца – все остальное украли.

Девушка положила альбом на ближайший столик и, покусывая губы, стала перелистывать страницы – медленно, сосредоточенно…

Мишель отозвал Даниеля в сторону.

– По-моему, стоит наведаться на ферму Нюма, – сказал он вполголоса. – Возможно, это ничего не даст, но вдруг…

– Отличная мысль… Николь возьмем?

– Обязательно! Как только она закончит рассматривать альбом, я ей скажу.

Девушка отложила толстую тетрадь. Глаза ее слегка блестели. Она встряхнула головой и попыталась улыбнуться.

– Слава Богу, хоть он отыскался, – прошептала она.

– Я тут подумал, неплохо бы прогуляться на эту ферму, – произнес Мишель. – Хочешь пойти с нами?

– Господи… Ну конечно! Но сначала я хотела вас попросить об одном одолжении… Пусть альбом пока побудет у вас… и, пожалуйста…

Николь явно стеснялась договорить до конца. Мишель даже не пытался ее подгонять.

– Так вот, – произнесла она наконец, – по некоторым причинам мне не хотелось бы, чтобы дядя знал, что он здесь. Вы ничего не имеете против?

– Альбом твой, Николь, – ответил Мишель. – Тебе и решать.

– Спасибо большое. С удовольствием взгляну на эту ферму. Пойдемте?

Близнецы тоже отправились на прогулку, чрезвычайно довольные своей новой ролью проводников и тем, что альбом пока остается у них.

Ребята решили пройти через город, мимо шлюза, чтобы не тащить девушку по грязным тропинкам между озер.

Мишель показал Николь место, где был сбит мотоциклист. Затем вся компания вступила на проселочную дорогу. Мишель продолжал рассказывать о несчастном случае.

Когда они поравнялись со стеной старого завода, возвышающегося на другом берегу, Мишель указал на него.

– По-моему, именно оттуда доносился шум мотора.

Они шли мимо рослых тополей, тянувшихся вдоль дороги.

– Но в таком случае ему бы пришлось заталкивать машину на мост! – заметила Николь.

– С хорошего разгона грузовик сумел бал одолеть подъем, – вставил Даниель. – Такой точки зрения придерживаются жандармы.

Так, разговаривая, они продвигались вперед. Вскоре ребята услышали урчание мопеда – звук доносился с противоположного берега.

Мишель машинально скосил глаза, убедился, что набережная пуста, но, увлеченный беседой, не стал ломать себе голову.

Шум мотора нарастал; внезапно сзади пронзительно и настойчиво забибикал клаксон. Ребята вздрогнули и отскочили на обочину.

К их великому изумлению, мопед ехал не по набережной, а по проселочной дороге.

– Вы что, оглохли? – крикнул мотоциклист, обгоняя компанию.

Братья, оторопев, ничего не сказали в ответ. Слишком сильно было удивление.

– Я мог бы поклясться, что он тарахтел на другом берегу, – пробормотал Даниель.

– Я тоже, – признался Мишель.

– Это все из-за эха, – заметила Николь. – Заводская стена отражает звук и…

Мишель открыл было рот, чтобы что-то сказать, но не выдавил из себя ни звука.

– Что с тобой? – спросил Даниель.

– Николь права… Эхо! Это ужасно, просто ужасно!

– Что ужасно? – заволновалась Николь.

– Скорее всего, в тот самый вечер… ну, когда произошел несчастный случай… я так же оплошал! Получается, я дал ложные показания!

На этот раз пришла очередь его спутников разинуть рты. Близнецы меж тем шагали впереди, ровным счетом ничего не замечая.

– Честно говоря, я не очень понимаю… – начала Николь.

Мишель занервничал.

– Сейчас вам все станет ясно. До самой последней минуты я не сомневался, что слышал грузовик на набережной – в окрестностях завода… Меня обмануло эхо…

– Выходит, грузовик свернул сюда, на проселочную дорогу? – спросила Николь.

– Его вполне можно было спрятать за старой конюшней, где раньше держали тягловых лошадей.

– Значит, таинственное исчезновение получает объяснение… – протянул Даниель.

– Меня удивляет только одно, – сказала Николь.

– Что именно? – спросил Даниель. Девушка опять смутилась.

– Давайте немного пройдемся. Мне нужно еще подумать, тут нельзя ошибиться…

Ребята, заинтригованные, последовали за Николь… Интересно, что у нее на уме?

9

– Мне одно не дает покоя, – продолжала Николь. – Почему водитель выбрал проселочную дорогу, тем более в такой поздний час? Ведь это верное средство выдать себя. Махнул бы в Фуйя – чего уж проще!

Замечание было веским. Ребята не могли этого не признать.

– Может, грабитель все заранее просчитал, – сказал Мишель, – и не захотел отступать от плана? Он ведь не предполагал, что найдутся свидетели…

– Верно! Но ведь тогда Эрнест Бури здесь ни при чем и жандармы зря его держат? – сказала Николь.

– Что касается меня, то я ни секунд» не верил, что Бури грабитель, – произнес Мишель. – По-моему, мой долг – пойти к бригадиру и честно ему рассказать об ошибке!

– Может, раньше все-таки заглянем на ферму? – предложил Даниель.

Николь его поддержала.

Хотя трудно было вообразить, что на ферме до сих пор кто-то прячется, Мишель счел нелишним принять кое-какие меры предосторожности.

– Я схожу на разведку, – сказал он. – Всем нам незачем сразу там показываться.

Компания нырнула в лес, а Мишель двинулся по дороге.

Вскоре впереди показался дом.

Первое, что отметил Мишель – это отсутствие дыма из трубы. На всякий случай он прислушался, но все было тихо. С видом праздношатающегося – что выглядело наименее подозрительно – Мишель ступил на лужайку.

Он добрался до дверей – те оказались приоткрытыми – и осторожно заглянул внутрь. В комнате не было ни души, во всем доме царила мертвая тишина.

Мишель вернулся на опушку и помахал товарищам.

Первыми к дому подлетели близнецы, но на пороге застряли – как бы они ни хорохорились, им явно не хватало решимости. Затем подошли Даниель с Николь.

Никому не хотелось говорить. Ферма Нюма отнюдь не считалась страшным местом, но после недавних событий, разыгравшихся на глазах близнецов, от нее повеяло чем-то таинственным и тревожным.

Ребята вошли в дом, близнецы шмыгнули следом. Камин был пуст.

– Любопытно, – проговорил Мишель, присаживаясь на корточки. – Тут такая пылища, как будто камин сто лет не топили.

– Верно, – поддержала его Николь. – И ни клочка обгорелой бумаги.

Двойняшки залились краской. Они догадались, что старшие сомневаются в правдивости их рассказа, хотя ничего подобного вслух не было произнесено. Мишель повернулся к брату с сестрой.

– Вы уверены, что нашли альбом именно здесь?

Онемев от обиды, Мари-Франс и Ив беззвучно закивали. Наконец девочка обрела дар речи:

– Кстати, еще тут присутствовал господин Дрокур!

– Невероятно! – прошептал Даниель.

– А что, если камин почистили? – предположила Николь.

– Очень даже может быть, – поддержал ее Мишель, понимая состояние брата с сестрой. – Однако эта пыль… Разве что камин припорошили нарочно, для отвода глаз: якобы не было никакого огня… Ловко, ничего не скажешь!

Двойняшки улыбнулись и с благодарностью посмотрели на брата. Воспользовавшись тем, что старшие осматривают дом, они украдкой выскользнули на улицу.

Выйдя вслед за ними, Мишель, Даниель и Николь направились к сараю, который прилегал к дому.

– Эти двери, наверное, одного возраста с нашими в мастерской, – заметил Мишель.

– Во всяком случае, не красили их явно столько же, – прибавил Даниель. – Плюс к тому они совсем трухлявые. Сплошные трещины.

Николь приникла к трещине, пытаясь разглядеть, что лежит внутри.

– Здесь сено, – сообщила она. – Может быть, фермой еще пользуются?

Мишель обошел вокруг дома. Остальные следовали за ним по пятам. Никаких следов. Дом выглядел необитаемым.

Молодые люди вернулись в комнату, осмотрели внутренние двери. Те оказались запертыми. Одни, с непрочной задвижкой, Мишелю удалось открыть, – они вели на пыльную, прогнившую лестницу с провалившимися ступеньками…

В этот момент раздался крик:

– Мишель, Даниель!

Голос принадлежал Мари-Франс.

Одним прыжком Мишель очутился на пороге.

– Куда их опять понесло?

Даниель и Николь смотрели в сторону озер.

– Вон они, – сказал Даниель. И правда, близнецы стояли там, исступленно размахивая руками.

– Что еще там? – пробурчал Мишель. Николь и братья направились к тому месту, где малыши изображали ветряные мельницы.

– Тут в камышах горелая бумага! – выпалила Мари-Франс, когда ребята подошли поближе.

И в самом деле, раздвинув камыши, близнецы обнаружили на земле обгорелые клочки размером с монету.

– Кто-то вычистил камин и выбросил сюда золу, – уверенно изрек Ив.

– Теперь-то вам ясно, что мы были правы?! – добавила Мари-Франс. Мишель улыбнулся.

– Отлично, мадемуазель. Мы раскаиваемся. Разумеется, вы были правы. Мы признаем свое заблуждение.

Однако лица близнецов еще сохраняли выражение оскорбленного достоинства – довольно, впрочем, забавное. Николь присела на корточки и подняла с земли несколько бумажных обрывков. На них еще можно было различить почерк ее отца…

– Если бы вы не спасли альбом, – вздохнула она, – у меня бы ничегошеньки не осталось.

– Я иду в полицию! – решил Мишель. – Но этот тип, надо сказать, не дурак! Надо же придумать такое – припорошить камин пылью. Ничего, мы до него еще доберемся!

Николь с трудом оторвалась от своих мыслей.

– Я бы все отдала, только бы выяснить, кто жег эти бумаги.

Даниель, близнецы и девушка повернули обратно в «Маргийери», а Мишель отправился в полицию– давать новые показания.

* * *

– Все, что вы говорите, замечательно, – заключил бригадир, когда Мишель окончил рассказ, – но что это, по сути, меняет? У семейства Бури имеется лодка. Почему бы им не переправиться через канал и не сжечь компрометирующие бумаги в камине на ферме Нюма? Следователя, естественно, я в известность поставлю, но не думаю, что ваше свидетельство повлияет на его точку зрения.

Мишель чувствовал, как в нем закипает раздражение. Уже двадцать с лишним минут он торчал в кабинете бригадира и все это время из кожи лез вон, чтобы его убедить. И что толку!

– Прислушайтесь лучше к моему совету. Выкиньте вы эту историю из головы. Мы с ней сами прекрасно справимся. Пока Бури не признался, но не сегодня-завтра это произойдет, вот увидите.

Мишель понял, что настаивать бесполезно. Его взяла такая досада, что он даже забыл рассказать об альбоме. В самом начале беседы он вскользь упоминал о нем, но жандарм, очевидно, истолковал его слова в том духе, что коллекция открыток тоже сгорела.

Мальчик вышел из жандармерии в препаршивейшем настроении. До этого визита у него еще теплилась надежда на то, что его вмешательство изменит судьбу Эрнеста Бури, – но ничего подобного!

– Остается только одно – искать настоящего грабителя, – сказал он себе. – Если будет доказано, что этот грабитель виновен еще и в наезде на мотоциклиста, Эрнест Бури моментально окажется вне подозрений.

* * *

Едва вернувшись в «Маргийери», где его поджидали друзья, Мишель оказался в центре всеобщего внимания.

– Ну, выкладывай, что там у тебя! – торопил Даниель.

– Убедил бригадира? – спросила Николь.

– Увы! Боюсь, что нет!

И Мишель рассказал о беседе с жандармом и о тех выводах, которые сделал после нее.

– Ты рассчитываешь отыскать настоящего преступника? – переспросила Николь. – Но каким образом?

Мишель обреченно развел руками.

– В том-то и загвоздка.

Вскоре Николь собралась домой; Мишель отправился проводить ее до калитки. Он хотел кое-что уточнить.

– Прости за нескромность, но меня удивляет одна вещь в поведении твоего дяди…

– По-моему, я догадываюсь, о чем ты, – ответила девушка. – Я сама хотела тебе все рассказать. Ты имеешь в виду открытку, которую он так мне и не передал, верно?

– Да, причем в тот же день он интересовался у нас открытками на продажу.

Николь смутилась, и Мишель пожалел о своей бестактности.

– Я прекрасно понимаю, что, наверное, кажусь вам странной. Господин Рамадон – мой родной дядя, брат моей матери и мой законный опекун. Он поступил весьма благородно, взяв на себя эти обязанности после смерти отца – мне тогда было три или четыре года. Только исполняет он их, как бы это сказать… не особо себя утруждая. До самого последнего момента он не хотел, чтобы я жила у него. Сначала я воспитывалась у кормилицы, потом он отдал меня в интернат, надо заметить, очень даже неплохой. Каникулы я проводила в лагере. Он отделывался от меня всеми возможными способами. Я ведь в Корби впервые.

Мишель понимал горечь девушки. Как и все дети, она нуждалась в семейном очаге, в нежности и любви. А у господина Рамадона было довольно узкое представление о своем долге; в каком-то смысле он палец о палец не ударил для племянницы. Дядя Николь сделался еще более неприятен Мишелю.

– Мне порой приходило в голову, а не двигал ли им обычный расчет. По-моему, отец был человеком далеко не бедным… это многое бы разъяснило. Признаться, у меня даже мелькала мысль, что ограбление подстроено им намеренно, чтобы уничтожить важные для меня документы.

Мишель просто онемел от изумления. Заметив это, девушка покраснела.

– Зря я так разоткровенничалась, – вздохнула она, – просто как-то нечаянно вырвалось. Забудь, пожалуйста, все, что я тут наговорила.

– Можешь положиться на мою скромность, – заверил ее Мишель.

Николь Марнье вскоре ушла. Выглядела она все такой же подавленной. А Мишель вернулся в сарай; в голове у него бродили самые причудливые мысли.

Больше всего его смущало, что господин Рама-дон, выказав интерес к открыткам, ни слова не сказал об этом племяннице. Это только подтверждало ее подозрения. А почему он не заявил о пропаже альбома? Разве это не улика, о которой ему вроде бы следовало поставить в известность полицию?

Мишель раздумывал обо всем этом, когда заметил, что к сараю приближается высокий худой мужчина, которого он после минутного замешательства узнал.

«Ему– то что здесь нужно? Надеюсь, он не по поводу несчастного случая…»

10

Мужчина был не кем иным, как местным корреспондентом «Пикардского вестника» господином Готье.

– Все трудимся, молодые люди?

На плече у него болтался фотоаппарат.

– А я к вам – предложить свои услуги по части рекламы… кстати говоря, совершенно бесплатно. Мы дадим в газете парочку фотографий, сделаем серию статей – клиенты повалят к вам толпами.

У Мишеля отлегло от души. Если речь не идет о наезде, – визит журналиста можно было назвать вполне приятным. Господин Готье прошел в мастерскую, обвел внимательным взглядом рабочие места. По всей видимости, он искал наиболее выигрышный ракурс. Мишель заметил у него экспонометр.

Журналист сделал с десяток снимков, затем вытащил из кармана блокнот.

– По-моему, справедливости ради следует упомянуть подвижников, которые отдают свой досуг замечательному занятию. Вы мне сделаете списочек?

Мишель стал было отнекиваться, но Готье упорно стоял на своем. В конце концов, чтобы его не обижать, юноша согласился. Когда он закончил список, Даниель воскликнул:

– Ты кое-кого забыл! Николь Марнье! Мишель улыбнулся.

– Правильно, она член нашей бригады! Карандаш журналиста застыл в воздухе.

– Что это за особа? Знакомая фамилия. Местная?

Мишель в двух словах изложил историю девушки.

– Можно еще написать, что дядя Николь, господин Рамадон, обещал киноклубу чек на крупную сумму. Может, это подаст пример другим дарителям.

– Непременно напишем. Да, кстати, не могли бы вы уточнить, в котором часу начинается праздник? – допытывался журналист.

– Пока точно не скажу. Попытаюсь выяснить вечером.

– Отлично! Значит, сообщите мне вечером, часиков до восьми, идет?

– Договорились.

На этом журналист откланялся.

А Мишель и его друзья взялись за работу. Вторая половина дня прошла без особых приключений.

* * *

Только поздно вечером Мишелю удалось раздобыть нужную журналисту информацию, и он не мешкая отправился к нему домой.

Его провели в комнату, вид которой поистине поражал воображение. Там царил чудовищный хаос. Большую часть пространства занимал огромный письменный стол, по которому были разбросаны папки, подшивки газет, баночки с клеем, три или четыре пары разномастных ножниц. Развешанные по стенам фотографии кинозвезд и театральных актеров плохо скрывали выцветшие, местами оборванные обои.

Ядовито-зеленый жестяной абажур был обернут газетой – чтобы свет не слепил глаза.

Сам господин Готье с очками на лбу восседал в старинном кресле на колесиках. Он был погружен в чтение пожелтевшей от времени газеты.

При появлении юноши он поднял голову.

– А, это вы, молодой человек. Вы умеете держать слово! Чудненько, чудненько… А у меня для вас приготовлено кое-что интересненькое. Как, вы говорили, фамилия вашей подруги? Марнье?

– Да, Николь Марнье. – «Фамилия как фамилия, ничего интересного», – добавил он про себя.

Поднимаясь из кресла, журналист хлопнул ладонью по столу.

– У меня хорошая память, – сказал он. – Буквально перед вашим приходом я отыскал статью, посвященную некоему Марнье… Это случайно не ее отец?

Репортер протянул юноше газетную страницу.

Первым делом Мишель обратил внимание на фотографию, затем перешел к заметке. В ней рассказывалось о фальшивомонетчике, которого автор статьи именовал не иначе как «гениальный». Преступник подделывал банкноты, причем с таким мастерством, что несколько лет водил за нос правоохранительные органы. Когда его арестовали, он так и не выдал, где спрятал свою продукцию.

Мишель еще раз взглянул на снимок.

– Андре Марнье, – прочитал он. Вспомнив о карточке в доме господина Рамадона, мадьчик покачал головой. – Вы ошибаетесь. Этот мужчина не имеет ничего общего с отцом Николь. Я видел его фотографию. Скорее всего это другой Марнье.

Журналист кивнул.

– Однофамилец, наверное. В свое время этот процесс наделал много шума…

– Ваш Марнье жил в этих краях? – поинтересовался Мишель.

– Ему принадлежала ферма, сейчас ее называют фермой Нюма. Знаете, ветхий домишко рядом с каналом, неподалеку от озер.

Мишель чуть было не вскрикнул, но в последний миг удержался – у него возник новый вопрос:

– А эта ферма… наверное, с тех пор переменила хозяина?

– Действительно… Что-то смутно припоминаю: ее купил некий парижанин, хотел устроить там охотничий домик, чтобы охотиться на уток – в наших местах их настоящее изобилие. Но его здесь ни разу не видели. Он уже немолод – наверное, не выбирается из Парижа.

– И все-таки вряд ли этот фальшивомонетчик – отец Николь Марнье. Тот погиб в кораблекрушении. Так что речь идет о ком-то другом

– Что ж, я рад за мадемуазель. Груз прошлого– тяжкая ноша. Наш фальшивомонетчик умер в тюрьме, кстати говоря, так и не выдав никого из сообщников. Господи, упокой его душу! Впрочем, вы ведь пришли не за этим? Надеюсь, вы выяснили то, что обещали?

Мишель улыбнулся и достал из кармана листок

– Здесь время открытия.

– Чудненько, чудненько! Спасибо, молодой человек. Материал получится – просто конфетка! Вам еще отбиваться придется от покупателей!

– Будем надеяться, спасибо большое.

– Не за что, не за что! Пресса подает руку помощи кино – вполне естественная вещь…

Мишель распрощался, положив конец словоизлияниям репортера.

Дорогой его грызли сомнения. Хотя фальшивомонетчик ни капли не походил на отца Николь, подозрительными выглядели даты. Теоретически Марнье-фальшивомонетчик вполне мог приходиться Николь отцом.

«Да, но фотографии доказывают обратное. И для Николь так лучше, как говорил журналист».

Был еще альбом и тот таинственный интерес, который испытывал к нему любознательный грабитель.

«И все-таки он ничего не предпринял, чтобы помешать близнецам его унести, – уговаривал себя Мишель. – Разве что его спугнул папаша Дрокур? Выходит, это кто-то из местных, раз он боялся, что его узнают…»

Вот, оказывается, в чем кроется причина ночного визита в «Маргийери»! Оставалось прояснить еще одно темное место: каким образом преступнику стало известно, что вещи для распродажи – близнецы припомнили, что на ферме они о ней говорили, – хранятся в сарае-мастерской?

Мишель мысленно представил себе лицо Скаффера, затем Рамадона. Заподозрить первого можно было не иначе как с большой натяжкой. В «Морском кафе» он появился почти сразу после несчастного случая. Его изумление, потрясенное выражение лица – сначала он считал, что кто-то утонул, – казались искренними. Так же, как Рама-дон, он побывал в «Маргийери», видел мастерскую, свертки. Но Рамадон вызывал гораздо больше подозрений: действуя довольно топорно, он обнаружил неподдельный интерес к открыткам. И потом, почему он ни слова не сказал Николь про открытку, которую двойняшки бросили в почтовый ящик?

Мишель был слишком умен, чтобы делать выводы на основании одного-единственного факта. Вокруг мастерской крутилась такая прорва народа, что установить, кто сболтнул лишнее, сделавшись невольным осведомителем преступника, не представлялось возможным.

* * *

Вернувшись в «Маргийери», Мишель рассказал Даниелю о своем посещении журналиста.

– Надо бы повнимательнее изучить альбом, – заключил он. – Вдруг найдется какая-нибудь зацепка.

Двойняшки притащили альбом и присутствовали при его осмотре. Тексты на открытках являли собой обычный набор банальностей. «С наилучшими пожеланиями» чередовалось с «целую, до скорого» и «дружескими приветами».

– Если он чем-то и приглянулся господину Рамадону, то, ясное дело, не перепиской, – заметил Даниель.

– Смотри, какой толстенный переплет… как будто набит чем-то, – сказал Мишель. – Вдруг это тайник?

Даниель взял альбом в руки.

– Следов клея не видно.

Мишель прощупал обложку тонкой иглой – безрезультатно.

– Ас чего мы вообще взяли, что этот тип охотится именно за альбомом? – размышлял вслух Даниель. – Может, он водит нас за нос?

– Послушай, Даниель, по меньшей мере одно мы знаем точно. Мы с тобой пересмотрели все свертки – ничего не пропало. Альбома тогда в мастерской не было. Странно, не так ли?

– Допустим. Но меня волнует вот что. Не скрывает ли Николь что-то от нас? Почему она попросила взять альбом на хранение?

– А мне бы хотелось уточнить еще пару деталей. Ив, Мари-Франс, расскажите-ка еще раз, как вы нашли альбом, только с самого начала. И постарайтесь ничего не пропустить. Любая мелочь может оказаться весьма полезной.

Двойняшки напустили на себя значительный вид, насупились и в очередной раз повели рассказ о своих приключениях.

Мишель с Даниелем задавали им вопросы, просили подробнее обрисовать некоторые моменты. Когда близнецы подошли к тому, как увидели полицейскую машину и жандармов, направлявшихся на ферму к Бури, Мишель воскликнул:

– Кстати, бригадир ошибся насчет лодки! Ни Эрнест, ни Марсель не могли находиться на ферме Нюма в то время, когда горели бумаги. Ведь именно в этот момент жандармы застали их дома.

– На самом деле это ничего не доказывает, – откликнулся Даниель. – Бури могли поджечь бумаги и вернуться к себе. Впрочем, у меня есть другое предположение. Мы кое о ком забыли…

Мишель с удивлением уставился на кузена.

11

– Кого ты имеешь в виду? – спросил Мишель.

– Господина Дрокура, рыболова. Он появился в тот миг, когда близнецы услышали хруст. Может, он такой же рыболов, как и я! Услышав голоса Мари-Франс и Ива, он вполне мог выскользнуть через заднюю дверь, а потом вернуться – как раз когда они рассматривали альбом.

– Ты правда так считаешь? – прошептала Мари-Франс. – Но папаша Дрокур такой славный…

– И он так мило с нами разговаривал, – добавил Ив, – а на обратном пути развлекал рыбацкими байками.

Двойняшки продолжили свой рассказ, из которого Мишель с Даниелем не вынесли ничего нового. Версия с рыбаком требовала более тщательной проработки; впрочем, она представлялась довольно зыбкой. Время близилось к ужину, когда в соседней комнате зазвонил телефон. Мишель пошел снять трубку.

– Алло! Мишель Терэ слушает. Абонент на другом конце провода явно колебался.

– Хочу дать вам совет, молодой человек, – наконец произнес приглушенный голос. – Если вы не желаете навлечь на себя неприятности, не продавайте альбом. Вам все ясно?

– Можете не ломиться в сарай, альбом спрятан в надежном месте, – ответил Мишель.

Щелчок, трубку повесили.

Пунцовый от негодования, которое пробудил в нем неведомый шантажист, Мишель вернулся в гостиную. Вспомнив о присутствии двойняшек, он выдавил из себя улыбку, словно звонок был пустяковым. На языке у Даниеля уже вертелся вопрос, но, поймав красноречивый взгляд кузена, он все понял.

– Кстати, как насчет ужина?! – весело воскликнул он.

Возможно, двойняшек не слишком обманул игривый тон старшего брата, но они лишь заговорщицки переглянулись.

* * *

Близнецы удалились в свою комнату, а Мишель и Даниель остались в гостиной. Они любили посидеть после ужина за шахматной доской.

Но сейчас сосредоточиться на игре им удавалось с превеликим трудом: из головы у них не выходил таинственный альбом.

Через полчаса такой игры они по обоюдному согласию бросили партию.

– В поведении нашего любопытного незнакомца больше нет ничего загадочного. На ферме близнецы говорили о празднике и среди прочего упомянули, что альбом можно было бы выставить на распродажу. Преступник мог выследить их до самого дома – если, конечно, это не папаша Дрокур. А найти мастерскую и попытаться украсть открытки – это уже сущие пустяки.

– Итак, мсье запрещает продавать альбом?

– Именно! Хотя напрасно он звонил, только подсказал мне одну идейку.

– Да? Ну-ка, ну-ка…

– Так вот… главное для нас – доказать, что Бури никакой не грабитель и не беглый нарушитель. Согласен?

– Да. И что дальше?

– Для этого надо найти настоящего преступника.

– Великолепно! Сего-его.

– Что?

– Сего-его… всего-ничего, если тебе угодно. Всего-навсего найти преступника!

– Глупость какая! Так на чем я остановился? Ах да… так вот… если альбом так смущает этого типа, лучший способ заставить его выдать себя – подсунуть ему альбом!

– Чего уж проще, кладем альбом вместо сыра в мышеловку, и – хоп! – наш субчик попался! Мишель расхохотался.

– Если бы ты знал, насколько ты близок к истине! Только вместо мышеловки у нас будет праздник.

– Ого! Кажется, я начинаю догадываться…

– Мы выставим альбом на продажу, только надо устроить так, чтобы об этом стало известно заранее.

– Хочешь кинуть клиенту приманку?

– Только вот нужно что-то придумать, чтобы эта информация обязательно дошла до «клиента», как ты изволил выразиться. Не можем же мы, в конце концов, расклеить по городу афиши или орать в громкоговоритель?

– Но у тебя же есть замечательная возможность! – взволнованно воскликнул Даниель. – Газета! «Пикардский вестник»! Господин Готье нас выручит! Нужно добавить в статью список наиболее ценных товаров и среди прочего назвать альбом!

– Ура! Даниель, ты – гений!

– Я только придумал, как реализовать твою идею на практике! – запротестовал тот.

– Нечего скромничать. Ты гений, и я прямо сейчас звоню славному господину Готье!

– А не поздновато?

– Ничего… Если дело выгорит, он первым получит сенсационный материал о преступнике, так я думаю, не будет в большой претензии за поздний звонок.

– Ты собираешься выложить ему все как есть?

– Почему бы и нет? Возьму с него обещание держать язык за зубами. По-моему, тут яснее ясного, что малейшая промашка с его стороны погубит всю операцию и, в конечном счете, лишит его статьи!

– Комментарии, как говорится, излишни. Давай за дело!

– Звоню.

Прежде чем снять трубку, Мишель прислушался – Онорина на кухне возилась с посудой.

– Нашей славной хлопотунье лучше ничего не говорить.

Он набрал номер журналиста. Даниель взял отводную трубку. По ходу разговора лица кузенов все шире расплывались в улыбке.

Соблазнившись на предложение Мишеля, журналист пообещал вставить в статью упоминание об альбоме. Он срочно звонит в редакцию, чтобы информация появилась уже в завтрашнем номере.

– Вот и все, – подытожил Мишель, кладя трубку. – Сети расставлены. Остается только организовать слежку за лотком, где будет выставлено наше сокровище.

– Кстати, что будем делать, если объявится случайный покупатель?

– М-да, такое тоже не исключено! Надеюсь; эта штуковина соберет не очень много любителей.

– Ты забываешь про рекламу в «Вестнике».

– И верно… выходит палка о двух концах! Ладно, там будет видно. А отделаться от честных покупателей проще простого, достаточно таблички «продано».

– Возможно. В конце концов, на месте разберемся.

* * *

В субботу с двух часов дня в актовом зале школы вовсю кипела предпраздничная суета.

Под руководством учителей два выпускных класса устанавливали лотки, наводили глянец на прилавки.

Артур трудился вместе со школьниками. Он занимался весьма своеобразным объектом – бочкой с шарами, приготовленной специально для самых маленьких посетителей. В небольшом бочонке было проделано круглое отверстие, чтобы ребенок, сунув туда руку, мог вытащить горсть шариков. Причем диаметр отверстия, тщательно просчитанный, не позволял «клиенту» достать более десяти шариков за один раз.

У сцены возвышалась груда бумажных мешков с шариками. Артур заканчивал выводить на бочонке голубые, белые и красные полосы – он должен был издали бросаться в глаза.

Мишель и Даниель вместе с другими ребятами спешно раскладывали по лоткам пронумерованные» свертки, которые доставил из «Маргийери» грузовичок добровольца-экспедитора.

Зал жужжал, словно пчелиный рой.

Господин Массой, преподаватель естественных наук, налаживал кинопроектор. С полдюжины учеников, взгромоздись на самую верхотуру, вешали на окна черные шторы. Если бы они справились быстро, распродажу пришлось бы проводить при искусственном освещении, но это занятие оказалось весьма кропотливым, так что вряд ли они могли управиться до начала просмотра.

Над каждым лотком красовался большой плакат, извещающий о характере выставленных на торги товаров. Под руководством учителя словесности господина Меке школьники сочиняли надписи, стараясь сделать их как можно вычурнее.

Так над прилавком с кухонной утварью можно было прочитать: «Все для кудесника кухни», а над лотком с инструментами – «Сокровищница для истинного мастера».

Время от времени учителя удовлетворенно посматривали на своих питомцев. С первого взгляда было видно, что все школьники как один работают огоньком – всем хотелось, чтобы праздник удался на славу.

На самых тяжелых участках ребятам помогали сотрудники мэрии – их легко было узнать по букве «М» на фуражках.

Когда свертки были распределены по лоткам, Мишель с Даниелем устроили совещание: куда бы пристроить альбом. Он не подходил ни под одну из объявленных категорий.

– На худой конец сойдет за предмет искусства. Вполне художественная вещь!

– Хм… Пожалуй.

Чтобы альбом выглядел посолиднев, ребята решили склеить для него картонную подставку.

– Теперь полный порядок! – заключил Мишель. – Можно забирать альбом домой.

* * *

В воскресенье к самому открытию праздника, то есть к десяти утра, в зале собралась целая толпа.

Мишель, Даниель и Артур, как и остальные участники мероприятия, явились в школу заблаговременно– за полчаса до начала.

Даниель не спускал глаз с альбома, водруженного на подставку, которую он сам накануне смастерил.

Мишелю удалось подыскать себе замену за лотком, чтобы в случае появления таинственного охотника за альбомом прийти к кузену на подмогу. Не слишком углубляясь в суть дела, он наказал троим своим однокашникам – Мишель отобрал ребят поспортивнее – держать ухо востро и по сигналу бежать к нему.

Артур занял пост в кулисах, возле служебного входа, через который мог попытаться улизнуть похититель альбома.

Толпа, не останавливаясь, текла между лотками. По-видимому, посетителям хотелось удовлетворить законное любопытство, прежде чем делать выбор.

Внезапно, примерно через четверть часа после начала торгов, Даниель заметил у своего лотка молодого человека лет двадцати. Он был высокий и худой, на открытом лице проступало смущение.

Окинув взором лежащие на прилавке «предметы искусства», он ткнул пальцем в альбом.

– Сколько? – спросил он, засовывая руку в карман.

Даниель вздрогнул и взглянул на Мишеля. Тот настороженно смотрел в его сторону.

– Этот альбом продан, – смущенно улыбнулся Даниель. – Покупатель заберет его позже, он пока оставил его на хранение, чтобы не таскать с собой…

– Я хочу его перекупить, – произнес парень. – где ваш покупатель?

Даниель притворился, что шарит глазами по залу.

– Что-то не видно. Послушайте… оставьте мне имя, я дам объявление по радио, как только он появится. Может, вам удастся договориться.

– Хм… Ну, тогда…

Незнакомец что-то мямлил – предложение Даниеля явно застигло его врасплох. По-видимому, он не был готов к такому повороту дела.

– Я сейчас вернусь, – выговорил он наконец. – Только без меня его не отдавайте! Это… очень важно!

И молодой человек кинулся прочь с такой поспешностью, словно забыл выключить молоко на плите. Мишель, который тем временем сумел подобраться поближе к лотку, дал ему отойти на несколько шагов и ринулся следом за ним.

Незнакомец, казалось, совершенно не опасался:лежки. Он удалялся большими шагами, зигзага-га пролагая себе путь через толпу. Когда он добрался до выхода, Мишель насторожился. У него мелькнула мысль: уж не попался ли он сам на удочку? А что если его нарочно отманивают от лотка, где Даниель остался в одиночестве? Но, поразмыслив, юноша счел это маловероятным – вряд ли таинственный любитель старинных открыток проведал о принятых ими мерах предосторожности.

Осторожно высунувшись из-за двери, Мишель видел, как молодой человек направляется к стоящей на площади машине и нагибается к левому переднему окошку с приспущенным стеклом.

Мальчик не слишком удивился, узнав водителя.

«Рамадон! Ну-ну! Значит, уже сообщников подсылаем. Посмотрим, как мы воспримем провал…»

Слов было не слышно, но по поведению и жестикуляции молодого человека нетрудно было догадаться, что Рамадон осыпает его упреками. Энергичные жесты и кивки юноши, скорее всего*, подкрепляли усиленные оправдания в ответ на неиссякаемый град обвинений.

В последний раз протестующе и в то же время безнадежно всплеснув руками, разъяренный молодой человек торопливо зашагал прочь.

Мишель еле-еле успел отпрянуть назад. Рамадон выскочил из машины, с раздражением хлопнув дверцей.

Мальчик заторопился обратно в зал; проходя мимо Даниеля, он подал ему знак, затем пошел предупредить Артура, который по-прежнему стоял на боевом посту возле служебного входа.

Посетителей становилось все больше. Мишелю подумалось, что низкорослому господину Рамадо-ну легко будет затеряться в толпе.

Пристроившись неподалеку от лотка с «предметами искусства», мальчик наблюдал, как подозреваемый направляется туда, беспокойно озираясь по сторонам.

«И чего он боится?» – недоумевал Мишель.

Когда Рамадон остановился у прилавка, Мишель подкрался поближе, чтобы слышать разговор.

– Сожалею, господин Рамадон, но этот альбом не продается, – говорил Даниель.

– Что значит «не продается»?!

Даниель изобразил смущение и нагнулся, делая вид, что подбирает с пола табличку.

– Видите, что у меня здесь написано? Продано!

Рамадон достал из кармана носовой платок, отер лоб.

– Это немыслимо! Мне непременно нужен этот альбом, непременно! Кому вы его продали?

Даниель, уже предупрежденный Мишелем о стычке между незнакомым молодым человеком и Рамадоном, не собирался отступать от избранной тактики.

– Покупатель придет позже. Он пока оставил его, чтобы не занимать себе руки.

– Покажите его мне!

Рамадон нервничал. Последние слова он уже проорал; несколько посетителей в недоумении взглянули на него. Заметив это, Рамадон опять промокнул лоб и продолжал, понизив голос:

– Очень вас прошу, покажите мне этого человека!

Даниель сделал вид, что выглядывает кого-то в толпе.

– Легко сказать «покажите», в такой-то сутолоке, – ответил он дерзко. – Не соизволите ли подождать?

Наверное, в вопросе Даниеля прозвучала слишком явственная ирония. Во всяком случае, дядя Николь вдруг тяжело задышал, как человек, с трудом сдерживающий ярость, и двумя руками оперся о прилавок. Мишель стал продвигаться вперед, уверенный, что мужчина сейчас схватит объект своих вожделений и пустится наутек.

– Послушайте, – свистящим шепотом проговорил господин Рамадон. – Я вам настоятельно рекомендую продать его мне. Вашему покупателю вы вернете деньги. Я разговариваю пока по-хорошему исключительно из уважения к вашему мероприятию. Если желаете знать, этот альбом у меня украли… Всякий, кто его купит, становится скупщиком краденого! Мне не хотелось принимать крайние меры, но если вы будете упираться, я вызову жандармов! Тогда посмотрим, кто из нас прав!

Захваченный врасплох этой тирадой, Даниель не знал, что ответить. Мишель почувствовал, что пора вмешаться, чтобы выиграть хоть какое-то время: доводы господина Рамадона были не лишены основательности.

«А все-таки он не сказал Николь про открытку. Интересно, почему? Посмотрим, будет ли он еще угрожать! Тем более, что альбом не его, если Николь сказала правду».

Мужчина однако не намеревался сдаваться, строит ли он скандал? Осмелится ли выполнить свою угрозу?

Занятый этими мыслями, Мишель приближался к лотку. Когда до того оставалась всего пара шагов, господин Рамадон вдруг развернулся и зашагал к выходу.

– Ну как ты? По-моему, тебя здорово пропесочили!

– Да уж, – вздохнул кузен. – Как по-твоему, получится отбить альбом?

– Очень даже может быть. Если он вернется, |я все-таки спрошу, почему он не сказал Николь про открытку, которую близнецы бросили в почтовый ящик.

– А что, если он, как грозился, вызовет жандармов? Представляешь, в каком мы окажемся положении с нашим липовым покупателем!

– Не посмеет. Иначе бы он это сделал уже давным-давно…

– Куда же он подевался? Ты его видишь? Мишель тщетно искал Рамадона глазами. Кузены пребывали в тихой панике, которая все возрастала по мере того, как шло время. Но все 'было тихо-мирно. Толпа покупателей медленно струилась между оголившимися лотками.

К ним подошел господин Дрокур, чтобы переброситься парой слов, затем господин Скаффер – поздравить с успехом. Показался господин Готье с заговорщицкой улыбкой на губах.

– Пока ничего?

– К сожалению.

Николь Марнье так и не появилась.

– Наверное, Рамадон хотел расчистить себе поле деятельности, – предположил Мишель. – Может, Николь была права…

По радио объявили о начале первого киносеанса. Посетителей попросили отойти как можно дальше вглубь зала, так как экран висел на сцене. Мишель и Даниель с опаской огляделись… Рамадона нигде не было видно.

Свет потух. Засветился экран, начался фильм. Ребята держали наготове электрический фонарик.

Вдруг Мишель услышал, что его кто-то окликнул, где-то совсем рядом – негромко, чтобы не отвлекать зрителей от фильма.

– Эй, Мишель…

Мишель сделал несколько шагов туда, откуда слышался зов. Даниель, заинтригованный, проводил его взглядом. Он отвлекся буквально на несколько секунд… максимум на полминуты. Но когда его взгляд опять упал на прилавок, освещенный слабым светом проектора, мальчик вскрикнул от досады.

– Мишель… Мишель! Альбом исчез!

12

Мишелю хватило одного взгляда, чтобы убедиться в исчезновении альбома. Он не стал терять ни секунды. Входные двери заслоняли зрители; попасть на улицу можно было только через расположенный в кулисах служебный вход.

Туда– то Мишель и ринулся, Даниель следом за ним. К несчастью, в спешке Мишель зацепился ногой за подмостки и растянулся во весь рост; Даниель, не сумев затормозить, налетел на кузена сзади. Пока братья поднимались с пола, прошло несколько драгоценных секунд. В кулисах, за пультом, где должен был дежурить Артур, не было ни души.

– Наверное, Артур побежал за вором, – проговорил Мишель.

Наружная дверь была приоткрыта. Мишель с Даниелем вылетели на улицу. От вереницы стоявших машин отделился автомобиль; водитель явно очень торопился. В глаза кузенам бросился знак «ИВ».

– Рамадон, это Рамадон! – воскликнул Мигель. – Где мопед Артура?

– На площади… на стоянке! – выкрикнул Даниель.

Ребята припустили к стоянке. Но там оказалось такое количество мопедов, что поиски нужного лишали погоню всякого смысла.

– Скорее всего, он поехал домой, – предположил Мишель. – У нас, к сожалению, нет достаточных оснований, чтобы сейчас завалиться к нему на виллу…

– Знаешь, по сути, это ничего не меняет. Альбом принадлежит Николь, значит, отчасти и ему тоже. Кстати, куда запропастился Артур?

– Ну что, пошли обратно…

Сеанс близился к концу. Зажегся свет, в зале возникло обычное оживление. У лотка с «предметами искусства» Мишель с Даниелем приметили приятелей, которые, несмотря на наказ «смотреть оба», проморгали все происшествие.

– Вы случайно не видели Артура?

– Нет… он вроде был за кулисами… Ой, вон он!

Мишель повернулся в указанном направлении– и разинул рот от изумления. На фоне опущенного занавеса, который закрыл собой экран, торчала знакомая голова.

Подойдя поближе, Мишель и его брат ^убедились воочию, что из путешествия под сценой их приятель вышел с приличными потерями. Темные волосы и лицо были сплошь увешаны лохмотьями пыльной паутины. Медленно, извиваясь всем телом, Артур выбрался из узкого отверстия суфлерской будки.

– Что за дурацкая затея, – прошептал Мишель. – Для чего его туда понесло?

Выражение лица Артура, как и его поведение, мало соответствовали образу победителя. Он был в бешенстве. Спрыгнув на пол, он принялся исступленно отряхиваться.

Публику все это ничуть не взволновало. Более того, двое или трое посетителей, оказавшихся вблизи сцены, остановились похихикать над происшествием, не особо ему удивляясь.

– Чего вы меня не освободили? – буркнул Артур, подходя к приятелям.

– Откуда не освободили? – переспросил Мишель.

– Ты, верно, думаешь, я вытер всю грязь под сценой ради собственного удовольствия? На меня напал какой-то тип, ручищи как клещи. Собственно, я его даже не разглядел. Он открыл люк и как пихнет меня туда – я даже пикнуть не успел. Жуткий субъект! В общем, я настолько ошалел, что впал в какой-то столбняк. Очухался через минуту, а люк заперт.

– Знаешь, что альбом пропал?

– Нет… Это что же получается, мы так изощрялись и все впустую? Ты что-нибудь видел?

– Нет. Меня кто-то позвал – в самом начале сеанса, только свет потух… Но… кстати… кому я мог понадобиться?! – воскликнул Мишель.

Никто не ответил – по вполне очевидной причине. Кем бы ни был вор, он действовал в паре с сообщником. Тот окликнул мальчика, чтобы отвлечь его от лотка… Мишель все больше склонялся к этой мысли. В этом качестве Рамадон вполне мог использовать молодого человека, которому Даниель отказался продать альбом.

– Ты кого-нибудь подозреваешь? – спросил Артур.

– Да! Когда мы с Даниелем выскочили на улицу, Рамадон весьма поспешно выезжал со стоянки.

– Так чего мы ждем? Надо срочно идти к нему! – воскликнул Артур.

– У тебя есть предлог? Он же нас на порог не пустит, – возразил Даниель.

– Да, но мы ничего не потеряем, если попробуем, – стоял на своем Артур.

– Правильно. Можно, к примеру, справиться о здоровье Николь. Сегодня утром ее не было. Вдруг заболела? Так что идем, – решил Мишель.

Мальчик поручил приятелю присмотреть за лотком с «предметами искусства», и трое друзей ринулись к выходу. Даже после тщательной чистки одежда Артура была вся в грязных пятнах.

– Не слишком подходящий вид для визитов… Ну да ладно… Пожалуй, я прокачусь по городу – мало ли чего… Думаю, на улицу Рампар приеду одновременно с вами.

– Отлично… мы поторопимся! – ответил Даниель.

Артур скрылся из виду. Мишель с Даниелем прибавили шаг. Внутри у них все клокотало от глухой ярости. Почему, несмотря на кучу предосторожностей, они дали себя так провести? Тревожило и отсутствие Николь. Отношение Рамадона к племяннице выглядело более чем странным. Сегодня на празднике побывали все, кого ребята зачислили в ранг подозрительных; был ли среди них сообщник Рамадона?

В скором времени ребята стояли на» улице Рампар, перед виллой Рамадона. В тот миг, когда Мишель нажал на звонок, подъехал Артур.

Прошло довольно много времени, прежде чем на вилле появились признаки жизни: в окне слегка приподнялась и тут же опустилась штора.

– Нас засекли, – прошептал Артур. – Спорим, я произведу сенсацию!

Наконец раздался щелчок – калитка отворилась. Трое друзей вступили в сад, по которому были расставлены фаянсовые фигурки.

– Господи, какие страхолюдины, – шепнул Даниель. – Что за дикая мысль: так изуродовать красивый газон!

На крыльце показалась дама лет тридцати, темноволосая, полноватая, с мягкими чертами лица.

Взгляд Мишеля привлекли ее руки: казалось, они не способны были оставаться в неподвижности – пальцы все время нервно сжимались и опять разжимались.

– Здравствуйте, мадам, – произнес Мишель. – Я Мишель Терэ, это Артур Митуре, а это Даниель Дерье – мой двоюродный брат.

– Здравствуйте, я мадам Рамадон. Чем могу служить?

– Мы пришли узнать о Николь, – ответил Мишель. – Она не появлялась со вчерашнего дня и на праздник не пришла…

Он запнулся, пораженный реакцией мадам Рамадон. Глаза женщины заблестели; было видно, что только огромным усилием воли она сдерживает рыдания.

– Заходите, – прошептала она.

Смущенные ребята приняли приглашение. Они поднялись на облицованное плитками чистенькое крыльцо. Прежде чем провести гостей в салон, где царила такая же идеальная чистота, мадам Рама-дон прикрыла входную дверь.

– Садитесь, пожалуйста, – сказала она. – Извините, я на минуточку…

Внезапно оробев, кузены и Артур со вздохом присели в кресла. Странное дело, но в этой комнате с оливковыми шторами хотелось разговаривать вполголоса.

В атмосфере дома чувствовалась какая-то трагедия* Мишель не мог взять в толк, почему мадам Рамадон оставила их одних. Он прислушался: не звонит ли она мужу?

– Странно, что она ничего не сказала про Николь. Могла бы нас сразу же успокоить. Почему она этого не сделала?

13

Скоро мадам Рамадон вернулась.

Мишель догадался о причине ее отлучки. Влажные следы на лице говорили о том, что она, не сумев сдержать слез, ходила умываться холодной водой.

Ребята все больше смущались, хотя мадам Рамадон и попыталась подбодрить их, выдавив из себя улыбку.

– Итак, вы – те самые молодые люди, которые организовали распродажу? – произнесла она, стараясь, чтобы голос не дрожал.

– Да, мадам. Николь нам очень помогла, – ответил Мишель.

Лицо его собеседницы вдруг исказила гримаса, которую она с трудом подавила. Повисло мучительное молчание. Госпожа Рамадон бессильно опустилась на диван, закрыла лицо руками. Просидев так некоторое время, она вскинула голову. В глазах ее сверкала ожесточенная решимость,

– Послушайте, – сказала она еле слышно, – я на грани срыва. Кажется, вам можно доверять. Вы друзья Николь, она отзывалась о вас с большой симпатией. Я больше не в силах молчать… это одиночество… я так измучилась,… – Мадам Рама-дон замолкла, немного успокоилась, затем продолжала: – Вчера вечером Николь исчезла!

Трое друзей хранили молчание.

– Нам был анонимный звонок… Велели ни в коем случае не обращаться в полицию. Если все будет в порядке, Николь вернут. Нужно ждать новых инструкций. Если честно, я ничегошеньки не понимаю, муж, кажется, не больше моего. Во всяком случае, ничего внятного я от него не добилась.

Похищение? Мишель, Даниель и Артур растерянно переглянулись. Мадам Рамадон говорила так искренне! Либо она была искуснейшей комедианткой, либо действительно не имела ни малейшего понятия об истинном лице своего мужа и о подозрениях Николь.

Мишель пожалел, что не может задать хозяйке несколько прямых вопросов.

– Нам грозили ужасными вещами, если мы попытаемся что-либо предпринять.

– И что же вы намерены делать? – невольно вырвалось у Мишеля.

– Не знаю. Наверное, ждать и надеяться. Муж страшно подавлен. Николь нам совсем как родная. Муж очень боится, что она узнает правду, которую он так усердно от нее скрывал.

У Мишеля окрепла уверенность, что в глазах супруги Рамадон был совсем другим человеком, бесконечно далеким от того, каким являлся на самом деле. Тетушку Николь трудно было заподозрить в лицемерии. Правда, она слишком разоткровенничалась с незнакомыми людьми, но ведь она была в таком смятении… Когда человек теряет надежду и жизненную опору, ожидание подтачивает его волю. Мишель прекрасно понимал эту женщину, но решил промолчать, чтобы не нарушать доверительного тона беседы.

– Я убеждена, что Николь держат из-за ее тайны.

Мишель машинально поднял глаза на фотографию, которую ему как-то показывала Николь, – фотографию, по-прежнему стоящую в рамочке на комоде. Мадам Рамадон перехватила его взгляд.

– Кажется, Николь вам рассказывала об отце?

– Да… по-моему, ей его очень не хватает, – ответил Мишель.

– Увы! Здесь-то и кроется драма. На самом деле она едва его знала. Кстати, мсье Марнье – ее приемный отец. Очень талантливый был художник. Николь могла бы быть вполне счастлива, но, на беду, сестра моего мужа, мадам Марнье, умерла вскоре после того, как девочку взяли в дом. Тогда-то Марнье и вступил на дурную дорожку, быть может, так и не сумев оправиться от горя. Свой талант он пустил на изготовление форм для печатания фальшивых денег. Его арестовали и осудили. Мой муж был назначен законным опекуном. Он сделал все, что было в его силах, чтобы Николь не узнала об истинной судьбе того, кого она считала родным отцом. Видите эту фотографию… на ней кто-то из мужниной родни. Муж опасался, что племяннице могут попасться на глаза фотографии в старых газетах, которые очень подробно писали о процессе, и она узнает правду.

В памяти Мишеля всплыла встреча с журналистом, его рассказ о деле Марнье.

– Весьма прозорливо со стороны вашего мужа! – заметил он.

Женщина уныло кивнула.

– По-моему, Николь не понимает, насколько мы к ней привязаны. Чтобы оградить девочку от мучительного прошлого, мы с мужем отправили ее на несколько лет за границу. Она училась в пансионе, а каникулы проводила в лагере. Так мы надеялись уберечь ее от болезненных переживаний. Как она, должно быть, страдала, отлученная от родных мест! Теперь мне начинает казаться, что мы допустили ошибку…

– Вы правы, мадам, – согласился Мишель, тронутый неприкрытой печалью в голосе женщины. – Николь очень мучилась, принимая это за недостаток любви.

– Она вам сама об этом сказала? Так я и чувствовала. Возможно, правда была бы для нее менее пагубной, чем эти неловкие увертки…

Мишель терялся в сомнениях: стоит ли рассказывать женщине про открытку, которую послали близнецы? Видела ли мадам Рамадон эту открытку? Если да, то почему не сказала ни слова? Чего добивался похититель? Заполучить альбом? Тогда становилось понятным поведение господина Рамадона на распродаже, его стремление во что бы то ни стало купить альбом, затем кража…

«Но почему он не объяснил нам истинную причину? – думал Мишель. – Потому что она отличалась от той, которую он называл жене?»

Мишель решил не играть в догадки. По-настоящему важным было одно-исчезновение Николь. Только бы ее отыскать, избавить мадам Рамадон от волнений, положить конец терзаниям девушки…

– У вас есть какие-нибудь предположения?

– Хм… нет… честно говоря… может быть… Даже не знаю, можно ли… Мой муж… – лепетала мадам Рамадон. В конце концов она решилась: – Думаю, муж не будет в претензии, если я вам расскажу… только умоляю, сохраните это в секрете! Обещаете?

Трое друзей, очень взволнованные, дали слово.

– Так вот… Как я уже говорила, отец Николь был арестован и осужден. Но где спрятаны печатные формы для изготовления фальшивых банкнот и деньги, нажитые на этих операциях, так и осталось тайной. Из заключения муж получил от него два письма, которые удалось послать, минуя тюремную цензуру. Думаю, их пронесли на волю отбывшие срок заключенные. В каждое из писем был вложен запечатанный конверт с пометкой «вручить Николь в день ее восемнадцатилетия». Муж хотел исполнить волю своего шурина, ради лучшей сохранности он положил письма в свой сейф в банке. Толком я не могу ничего объяснить, но мне тут пришло в голову, что грабитель мог залезть к нам в дом за этими письмами.

Мишель обратил внимание, что Артур с Даниелем недоумевают не меньше его. Какая связь между тайно вынесенными из тюрьмы письмами и альбомом со старыми открытками? Письма – еще куда ни шло, возможно, они имеют какое-то отношение к припрятанному добру Марнье, но при чем здесь альбом?

«С трудом верится, что Николь способна притронуться к деньгам, полученным нечестным путем, – подумал Мишель. – Должно быть, этот Марнье окончательно выжил из ума, если рассчитывал на такое!»

Интересно, читал ли письма Рамадон? А что, если он искал средство прибрать к рукам «сокровища» своего шурина и с этой целью и разработал весь сценарий? Ведь, кроме него, о существовании писем никто не знал. Разве что бывшие сокамерники, которые взяли на себя роль курьеров, но они бы просто оставили послания у себя, если $ы захотели воспользоваться их содержанием…

– Что-то я слишком разболталась! – вздохнула мадам Рамадон. – Только, пожалуйста, не проговоритесь никому: помните, как это может отразиться на судьбе Николь.

– Положитесь на нашу скромность, мадам. Но… можно у вас поинтересоваться, каковы намерения господина Рамадона?

– Он совершенно извел себя… никак не может решиться…

В комнате повисло тягостное молчание. Ребята переглянулись. Разговор принимал непредвиденное направление, задача, которую они поставили перед собой, так и оставалась нерешенной. Несмотря на все старания, они ни на шаг не приблизились к пониманию истины. Ребята поднялись и стали прощаться. В этот миг зазвонил телефон. Мадам Рамадон извинилась и заторопилась из комнаты. Ребята услышали ее изумленный голос:

– Украли?… Где? А ты где сейчас?… Ладно… я тебя жду. Кто? Они здесь… Хочешь с ними поговорить? Нет? Ладно, как знаешь!

Она повесила трубку и вернулась в гостиную.

– У мужа пропала машина… ее украли… Муж удивляется, почему вас нет на празднике. У него какая-то просьба. Он зайдет к вам во второй половине дня.

Попрощавшись с мадам Рамадон, друзья удалились. Прошло довольно продолжительное время, прежде чем Даниель нарушил молчание.

– Что за выходка с украденной машиной? Думаете, это правда?

– У человека, который у меня на глазах тронулся со стоянки, был ключ от зажигания. Иначе он бы так лихо не сорвался с места!

– Минуточку, – подал голос Артур. – Вы забываете, что это инвалидка. У господина Рамадона искалечена рука; вполне вероятно, его машина заводится без ключа. Вор мог об этом знать…

– Особенно если он заодно с Рамадоном, – добавил Даниель. Мишель молчал.

– Я уже голову себе сломал, может, зря мы все валим на Рамадона, – наконец произнес он. – Даже если его жена в чем-то заблуждается, то, что она рассказала, наводит на размышления. Но если это не он… тогда кто?

Трое друзей поравнялись с развилкой улицы Федэрб – местом, где произошел несчастный случай.

– Занятно, однако, какие бывают стечения обстоятельств. Не пойди мы тогда провожать Артура…

– Как там ни крути, близнецы все равно отправились бы собирать гербарий и притащили бы этот альбом, – возразил Даниель.

– Да, конечно, и все-таки из-за моих показаний арестовали Эрнеста Бури… – не уступал Мишель.

– Кстати, не навестить ли нам Марселя? – предложил Артур.

– Хм… Далековато добираться. Может, лучше еще раз взглянуть на ферму Нюма? Помнишь, Николь говорила, что она принадлежала ее отцу, господину Марнье?

– Хочешь найти машину для печатания денег? – усмехнулся Артур.

– Нет, естественно… Но в этом доме есть что-то таинственное, особенно после истории с альбомом!

– Ладно, уговорил… пошли! – вздохнул Даниель.

* * *

Быть может, под влиянием слов Мишеля ребята, вступив на ферму, повели себя с чрезвычайной осторожностью.

– Все может случиться, так что предлагаю особо не высовываться, – предупредил Мишель. – Вдруг в доме кто-нибудь есть.

Сойдя с дороги, ребята мелкими перебежками пробирались от куста к кусту, от дерева к дереву.

– Мы выглядим как круглые дураки! Там наверняка никого нет, – еле слышно проговорил Артур.

Когда в поле их зрения оказался фасад, ребята остановились. Дверь была закрыта.

– У меня предложение, – прошептал Даниель. – Давайте воспользуемся ходом, через который лазили близнецы!

– Через старую кладовку? Отличная мысль, – поддержал его Мишель. – Только не будем все сразу рисковать. Я пойду, а если там никого нет, подам знак!

– Хорошенькое дельце, – парировал Артур. – А если там кто-то есть?

– М-да… Тогда тоже подам знак.

Не дожидаясь возражений, Мишель двинулся вперед, обогнул лужайку и оказался на задворках дома. Сюда выходило единственное окно; одна из ставен оторвалась и висела на одной петле. Стекла в окне потрескались и зияли дырами.

Мальчик в два счета оказался возле кладовой… Тут-то его и поджидал сюрприз! Ход перегораживал здоровенный ящик. Мишель попытался отодвинуть его в сторону, но безуспешно.

– Ну и дела! Видно, кто-то очень боится, что его опять застанут врасплох…

Мишель живо смекнул, что без посторонней помощи до окна не добраться. Пришлось возвращаться к Даниелю и Артуру, объяснять им ситуацию.

– Пойдемте со мной. Будете ждать снаружи.

Друзья подсадили Мишеля, и он добрался до подоконника. Осторожно заглянул в комнату – никого. Тогда он просунул руку в дыру, не без усилия повернул шпингалет. Открыть окно оказалось еще труднее: резко распахнувшись, оно наделает шуму на всю округу. А из потрескавшейся рамы, того и гляди, могли посыпаться стекла.

В конце концов Мишелю удалось проникнуть внутрь. Даниель остался под окном, привалившись спиной к стене; Артур занял пост на противоположном конце лужайки.

Мишель на цыпочках двинулся через комнату. Та была пуста. На всякий случай мальчик отпер входную дверь, вынул ключ из замка и положил его на камин.

Судя по пыли на полу, на которой были только следы Мишеля, сюда никто не заходил уже довольно давно.

«Раз здесь нечего скрывать, зачем тогда загораживать лаз?» – недоумевал юноша.

В какой-то момент он уже собирался крикнуть и посмотреть, какой будет эффект, но потом сказал себе, что, выдав свое присутствие, потеряет преимущество.

Так он и размышлял, когда скрип наверху заставил его вздрогнуть. Кто-то тихо ходил по чердаку.

Сердце Мишеля бешено заколотилось; он судорожно соображал, что предпринять. Слышал ли незнакомец стук отворяемого окна? Мишель живо прикрыл створки и стал искать, куда бы спрятаться. Единственным подходящим местом был камин, вернее, угол между его опорами и стеной. Шаги становились все отчетливее, заскрипели ступеньки. Кто-то спускался по деревянной лестнице. Мишель смекнул, что это могла быть только лестница за запертой дверью – по словам двойняшек, в первый раз, когда они очутились на ферме, именно оттуда доносился какой-то скрежет.

Не теряя ни секунды, Мишель шмыгнул за камин.

Шаги стихли. Затаив дыхание, Мишель весь обратился в слух. Раздалось приглушенное– звяканье, затем звук поворачиваемого в замке ключа. Дверь со скрипом открылась. Мишель вжался в стену. Затем осторожно высунул голову…

К нему спиной стоял Скаффер с альбомом под мышкой. Он запирал дверь на ключ.

«Все ясно… Но что такого ценного в этом альбоме?»

Мишель съежился в углу. Скаффер двинулся к дверям возле кладовой и вышел из комнаты.

«М– да… если не ошибаюсь, Скаффер отправился в сарай, – сказал себе Мишель. – Вместе с альбомом… Интересно, зачем?»

А что, если Рамадон и Скаффер сообщники?

Но где же тогда Николь?

Мишель на цыпочках подкрался к дверям, через которые вышел Скаффер. Что там, за ними?

14

Мальчик медленно повернул ручку. «Неплохо бы предупредить Даниеля», – подумалось ему.

Но главное – не упустить Скаффера… кстати, зачем он запер дверь на чердак? Что там спрятано?

Мальчик с опаской попробовал дверь – не ровен час, тоже окажется заперта. Послышался легкий скрип. Мишель почувствовал, как на лбу выступают капельки пота.

И тут створка резко распахнулась, увлекая за собой юношу, который не успел выпустить ручку. В нос ударил запах сухого сена, и в тот же миг сквозь темноту проступили контуры грузовика! Что было дальше, он разглядеть не успел. Запнувшись о порог, он едва удержался на ногах – и в этот миг кто-то стиснул ему правое запястье и резко заломил руку назад, одновременно грубо зажав рот.

Чисто инстинктивно Мишель стал отбиваться; ярость удесятерила его силы. Но противник оказался сильным, изворотливым и, несомненно, большим специалистом в своей области. Мальчик рассудил, что пытаться вырваться из этой мертвой хватки – гиблое дело, он только растеряет остаток сил. В памяти его всплыли слова Артура: «На меня напал какой-то тип, ручищи как клещи».

«Однако с виду про Скаффера не скажешь, что он такой уж силач!» – пронеслось у него в сознании.

Призвав на помощь всю свою выдержку, Мишель прекратил сопротивление, а как только почувствовал, что хватка ослабевает, изо всех сил укусил противника за ладонь. Взвыв от злобы и боли, тот отдернул руку.

– На помощь! Артур! Даниель! На помощь! На по…

Тип опять заткнул ему рот, но было поздно.

Мишель тем временем напряженно размышлял, как бы ему вырваться из хватки, парализующей правую руку. К счастью, он вовремя сообразил, что дело может кончиться вывихом, а то и переломом.

Левой рукой он попытался захватить голову неприятеля– не тут-то было. Тогда Мишель пустил в ход последнее средство: вцепился противнику в шевелюру и изо всех сил рванул… И тут же получил удар по голове, который если и не лишил его сознания, то во всяком случае прилично оглушил.

Едва соображая, что делает, Мишель всем телом рванулся вперед. Выпад был настолько неожиданным, что застал противника врасплох – тот с %рудом удержался на ногах. Мишель продолжал свой натиск. В тот миг, когда его плечо коснулось пола, он отчаянно лягнул ногой противника– и угодил ему в лодыжку: потеряв опору, тот рухнул на землю.

Почувствовав, что сжимающая его запястье хватка ослабла, Мишель высвободил руку, изо всех сил двинул локтем назад и с удовлетворением услышал, как противник застонал.

Но тут его сзади обхватили мощные руки, да так, что у юноши сперло дыхание.

В этот момент раздался голос Артура:

– Эй… Мишель! Где ты?

– Я здесь, в сарае… а-а…

Широкая ладонь опять зажала ему рот.

Но ненадолго: в сарай уже ворвались Артур с Даниелем, и началась настоящая куча мала. В самом скором времени трое друзей разбили в пух и прах неприятеля, которым и в самом деле оказался Скаффер. Теперь их недруг был обезврежен: он сидел в углу на полу, а правую его ногу цепко держал Мишель.

– Живо, надо найти, чем его связать! – приказал он.

– Вы мне еще за это заплатите! – прошипел Скаффер. – Много на себя берете!

Разинув рты, Артур с Даниелем разглядывали странный гараж, в котором стоял грузовик. Деревянные решетки образовывали прямоугольное сооружение, чем-то напоминающее африканскую хижину. Чтобы деревянные планки, скрепленные проволокой, не были заметны снаружи, к ним были привязаны пучки сена – да так ловко, что всю конструкцию было не отличить от натурального стога. На самом верху ближайшей к входным дверям перегородки имелось нечто вроде шарнира. Подойдя поближе к тому, что, по всей видимости, служило входом в сооружение, Даниель и Артур приметили на полу темную массу, которую прежде от них заслонял грузовик. Тускло поблескивающая в полумраке рыжая шевелюра могла принадлежать только Николь.

– Николь! – в один голос позвали двое друзей,

В ответ девушка лишь слабо застонала. Она была связана по рукам и ногам, а во рту торчал кляп. Артур достал из кармана нож, перерезал узлы и, не теряя времени даром, побежал к Мишелю, чтобы помочь скрутить Скаффера.

Бедняжка Николь, все тело которой онемело от долгого пребывания в неподвижности, не могла шевельнуться. Суетившийся вокруг нее Даниель с удивлением услышал, как она пробасила:

– Я охрипла: слишком долго кричала с кляпом во рту. Уже думала, меня никогда не освободят. Вы просто молодцы!

Слегка пошатываясь, девушка сделала несколько шагов, опираясь на плечи Мишеля и Артура.

– Эй, кто-нибудь… помогите открыть эту клетку! – крикнул Даниель. – Нужно приподнять решетку.

С помощью двух деревянных рогатин ребята подперли ворота, чтобы они держались в горизонтальном положении. Несколько минут – и тайник был открыт, а следом за ним и входные двери. В сарай хлынули потоки света.

– Уф-ф! Свежий воздух, наконец-то! – прошептала Николь.

Она заставила себя пошевелить руками. Запястья в тех местах, где их стягивали веревки, вспухли и болели. Бросив Скаффера в сарае, ребята вышли на лужайку.

– Значит, это Скаффер выкрал на празднике альбом, – сказал Мишель. – Но тебя он зачем по-хитл?

– А он меня и не похищал! – ответила девушка. – Я, можно сказать, сама полезла в волчью пасть.

– Как? Ты явилась сюда совершенно одна? – удивился Артур.

– Ну да! Решила, что хитрее всех. Меня взяло сомнение: вдруг в предыдущий раз мы что-нибудь упустили? А когда Скаффер поймал меня, я притворилась, что знаю гораздо больше, чем на самом деле. По-моему, этим-то я и довела его до бешенства. Никогда не видела, чтобы человек исходил такой злобой. Он обозвал меня лгуньей, отхлестал по щекам и связал – в таком виде вы меня и нашли. Да, он буквально бесился от ярости…

– Наверное, так оно все и было, – согласился Мишель. – Потеряв над собой контроль, Скаффер допустил серьезный промах. Применив силу, он уже не мог дать задний ход и выпустить тебя на свободу.

– Тем не менее у него хватило ума позвонить твоему дяде, – вмешался Даниель. – Твое исчезновение открывало прекрасную возможность для шантажа.

– Шантажа? Отнюдь не уверена, – ответила Николь не задумываясь. – Я начинаю склоняться к мысли, что дядя с ним заодно! Мое исчезновение было на руку им обоим.

Вдруг Мишель стукнул себя по лбу. Он метнулся в сарай и через пару минут вернулся.

– Если не ошибаюсь, виновник аварии найден! – заявил он. – На левом переднем крыле грузовика вмятина. Пусть Скаффер объяснит, откуда она взялась!

Внезапно молодые люди вздрогнули и насторожились. Со стороны дороги послышался шум мотора.

– Это дядина машина! – вскрикнула Николь. – Ну, что я говорила! Они сообщники!. Быстро прячемся! Дядя пока ни о чем не догадывается. Посмотрим на его реакцию. А то он увидит нас и начнет ломать комедию!

Ребята послушались девушку – правда, скрепя сердце, поскольку помнили о признании госпожи Рамадон. Стоит ли закрывать сарай? Но громкий рев мотора рассеял их сомнения – на это просто не оставалось времени. Они едва успели добежать до полянки и юркнуть в кусты так, чтобы ферма оставалась в поле их зрения.

На опушке в самом деле показалась машина Рамадона, которая резко затормозила возле входа в дом.

Из нее выпрыгнул дядя Николь – было заметно, что он очень торопится, – а следом за ним, ко всеобщему изумлению, Марсель Бури!

Впрочем, свидетелей этой сцены ожидало еще немало сюрпризов.

Прежде чем войти на ферму, Рамадон повернулся к своему юному спутнику.

– Стой возле машины. Если я крикну, со всех ног беги в город. Найди жандармов и приведи их сюда!

Марсель облокотился о крыло машины, меж тем как господин Рамадон двинулся к сараю, явно недоумевая, почему он открыт. Все его поведение выдавало крайнюю настороженность. Мишель не знал, что и думать. Неужели Рамадон так быстро отыскал свою машину… и напал на их след? И откуда взялся Марсель Бури?

Внезапно до ушей молодых людей долетели голоса.

15

– Что это за балаган? – громыхал Рамадон. – Где Николь, ничтожный ты проходимец? Где сообщник, который тебя связал?

Господина Рамадона душил гнев.

– Где Николь? Если ты прикоснулся к ней хоть пальцем, я… я…

В ту же секунду Мишель понял, что все его подозрения были напрасными. Николь растерянно взглянула на него. Она тоже осознала свою ошибку. Молодые люди выбрались из засады и направились к сараю. При виде их Марсель разинул рот от удивления, но Мишель подал ему знак молчать.

Они услышали, как Скаффер хмыкнул.

– Можете хмыкать сколько вам угодно, – продолжал господин Рамадон. – Только скажите, где Николь, и я заберу из полиции заявление о краже.

Николь не выдержала. Она бросилась в сарай с криком:

– Я здесь, дядя!… Я здесь!

Не веря собственным ушам, господин Рамадон кинулся навстречу племяннице и сжал ее в объятиях.

– Ты цела, скажи, ты цела?… Где ты пропадала? Тетя просто с ума сходит от беспокойства, а я… а. я…

– Все в порядке, дядя… Я не знала…

Смущенные этой семейной сценой, Мишель, Артур и Даниель вышли на улицу к Марселю Бури.

– Я же знал, что брат тут совершенно ни при чем! – произнес тот с гордостью.

– А как ты оказался здесь? – спросил Даниель.

– Я просто сидел дома… вдруг вижу, сюда направляется Скаффер, потом вы трое… Меня и разобрало любопытство. Ну, я сел на мопед и только въехал на мост через канал, гляжу – господин Рамадон беседует с хозяином кафе. Он только что отыскал свою машину, которую украли вовремя праздника, и спрашивал про вас. Ну, я и сказал, где вы, и…

Судя по всему, Николь все рассказала дяде, поскольку из сарая раздался голос:

– Заходите, друзья мои… Спасибо вам огромное за то, что спасли племянницу. Ну и дела, Господи Боже мой, ну и дела! Как вы обо всем догадались?

Рамадон, казалось, был абсолютно сбит с толку. Мишель поведал ему о краже альбома и последовавших за ней событиях.

– Извините меня за назойливость, – добавил он, – но почему вы так упорно стремились купить собственный альбом?

Господин Рамадон замялся. Он встретился глазами с Николь; во взгляде племянницы читалось живейшее любопытство.

– Я предпочел бы, – сказал он, – поговорить об этом позднее. – И добавил: – Кстати, милая Николь, ты должна успокоить тетю. Думаю, кто-нибудь из молодых людей согласится тебя проводить.

– Я на мопеде, – вызвался Артур. – По проселочной дороге мы в два счета доберемся до места.

– Ты так считаешь, дядя? – нерешительно пробормотала девушка.

– Конечно же, дорогая… Подумай, как волнуется твоя бедная тетя!

– Хорошо, я поеду… А ты здесь ненадолго, правда?

– Ну, естественно… только доставлю этого негодяя в жандармерию и сразу домой!

– Я тоже сейчас пойду, вот мать будет довольна! – воскликнул Марсель Бури.

Вскоре Мишель с Даниелем остались наедине с господином Рамадоном и Скаффером.

– Не удивляйтесь, друзья мои, – произнес господин Рамадон. – Сейчас вы поймете, почему я так себя вел… Но сначала пообещайте, что все останется между нами: это не только мой секрет!

Молодые люди пообещали молчать. Затем дядя Николь повернулся к Скафферу:

– Я предлагаю вам сделку, жалкий вы негодяй! Мне плевать на клад, если, конечно, он существует в природе. Я хочу одного: чтобы Николь не узнала, что стало с ее отцом. Слышите? На таких условиях, повторяю, я забираю жалобу из полиции. Вы признаетесь, что совершили наезд, и отделываетесь пустяковым наказанием. Насколько я понимаю, вы были знакомы с Марнье, иначе бы вы так упорно не охотились за альбомом. Итак, вы сидели в тюрьме? Готов спорить, у вас даже имеется письмо Марнье, которое он попросил передать мне, но которое вы, прочтя, оставили себе? На вас висит судимость, Скаффер; если делу о похищении будет дан ход, знаете, куда это нас заведет?

При этих словах братья застыли от изумления.

– Я-то тут при чем? – промямлил Скаффер уныло. – Она сама заявилась сюда, стала чего-то вынюхивать. Да еще пыталась мне запудрить мозги. Но я ей ничего не сказал: ни про отца, ни про то, где с ним познакомился.

– Надеюсь, вы говорите правду, Скаффер, это в ваших же интересах! Итак… третье письмо у вас?

– Допустим, но я его не отдам. В нем ключ к первым двум. Мне все равно крышка… но у меня нет ни малейшего желания помогать вам нагреть руки! Сколько лет я ждал этого момента, сидя в тюрьме! Я быстро смекнул, чем дело пахнет. В камере Марнье любил почесать языком. Он много чем похвалялся. Если бы в тот вечер, когда я залез к вам в дом, мне удалось забрать два других письма, меня бы здесь давно не было – ищи ветра в поле. Всю ночь со среды на четверг я бился над этой головоломкой – этим чертовым альбомом. Но без писем там ничего не разберешь. Я потерпел неудачу. Пришлось избавиться от всего, что я у вас взял, кроме альбома, разумеется, – у меня еще теплилась надежда найти разгадку. Естественно, не могло быть и речи о том, чтобы оставлять бумаги в гостинице, а уж тем более жечь их там. Марнье мне как-то рассказывал об этой ферме и о секретном гараже. В нем я и спрятал грузовик в среду вечером.

– Тем вечером, когда вы сбили несчастного мотоциклиста? – спросил Мишель.

– Да… но тогда мне было не до сантиментов. Я как чувствовал, что вокруг этого начнется катавасия! Потому-то и не поехал дальше по дороге, а спрятал машину за бывшую конюшню.

– А я решил из-за эха, что вы свернули на набережную!

– Хе-хе… Ваша трепотня в кафа здорово облегчила мне жизнь. Мне осталось только перегнать машину на ферму, и партия была окончена. Но, как назло, сюда завалилась эта пронырливая детвора в тот самый момент, когда я заканчивал жечь бумаги. Я же запер все двери… откуда мне было знать про лаз в кладовке? Хотя тут я сам виноват. Затянул это дело. Позволил себе малость вздремнуть после бессонной ночи. И проспал… иначе все бы сгорело задолго до их прихода. Если бы не рыбак, я бы их припугнул, отнял бы альбом… Все оборачивалось против меня.

– Так это вы лазили ночью в мастерскую? – спросил Даниель. – За альбомом?

– Да… Вам, молокососам, небось смешно, что „я попал впросак, – проворчал Скаффер.

– Ничего подобного, – откликнулся Мишель. – Не мы ведь начали первыми.

– Вы не могли знать, что письма лежат в банковском сейфе. Весьма благоразумная предосторожность, не так ли? – продолжал господин Рамадон.

– Вы говорите, что вам не нужен клад Марнье, а все-таки вы прочитали письма, предназначенные мадемуазель! Иначе вы бы не знали, что третье письмо – объяснение к предыдущим! Думаете меня надуть, сыграть на лучших чувствах?

– Вы заблуждаетесь, Скаффер. Письма из сейфа я забрал только вчера. После исчезновения Николь и вашего гнусного звонка! Да, вчера я их прочитал, но только ради того, чтобы избежать самого худшего, У меня уже давно закралось подозрение, что у Марнье были не все дома, но вбить себе в голову, что дочь воспользуется крадеными деньгами, – это уже слишком. Уяснили, Скаффер? Впрочем, с какой стати мне перед вами оправдываться?! И зарубите себе на носу: тайник шурина я хочу разыскать только для того, чтобы возвратить людям нечестно нажитое добро, чтобы Ни-коль не из-за чего было краснеть!

– Возвратить… возвратить… Да кто помнит сейчас про эти деньги?! Меня просто тошнит от вашей щепетильности!

Господин Рамадон побагровел от негодования.

– Наверное, вам, человеку без стыда и совести, я кажусь чудаком. Но мне лично больше по душе такое чудачество, чем то, как ведете себя вы. Порядочность нелепа только в глазах больных, господин Скаффер, в глазах тех, кто страдает гордыней, ставя себя над законом. К счастью, подобные люди всегда кончают тем, что возвращают долги обществу, за счет которого хотели устроить себе красивую жизнь. И уж поверьте, ваши взгляды не внушают мне ни капли зависти!

Скаффер ничего не ответил. Господин Рамадон вздохнул.

– Ну-ка, Скаффер, поднатужьтесь. Где альбом? Где последнее письмо Марнье?

– Сами ищите! Мне терять нечего!

Уже некоторое время Даниель вместо того, чтобы следить за разговором, обшаривал грузовик. Внезапно он торжествующе вскрикнул:

– Вот альбом! Он лежал под запасным колесом!

Мальчик протянул находку господину Рамадону. Из альбома выпал листок…

– Итак, Скаффер, вот оно, третье письмо. Вы совершенно напрасно обманули доверие своего сокамерника! – Выдержав паузу, дядя Николь продолжал: – Ладно… сейчас мы едем в жандармерию, и вы добровольно даете показания о несчастном случае. Я забираю свое заявление – и можете катиться на все четыре стороны! Но учтите, если вы попробуете выкинуть какой-нибудь финт, я волен изменить свое решение. Вам конец, Скаффер, и хоть раз в жизни примите свой проигрыш с достоинством. Я даже не требую от вас честного слова: вы, безусловно, не знаете, что это такое.

И господин Рамадон с помощью Мишеля принялся развязывать Скаффера. Тот поднялся на ноги, отряхнул одежду. Его лицо было мертвенно-бледным, глаза бегали.

– По-моему, мне лучше поехать на грузовике. Совершенно незачем напоминать жандармам о секретном гараже, ворошить дело Марнье! И потом, они увидят крыло… вещественное доказательство!

Господин Рамадон заколебался, бросив мимолетный взгляд на злоумышленника.

– Ладно, договорились, я поеду следом. Вам все равно не уйти…

Скаффер вывел грузовик из гаража, притворил сарай. Мишеля с Даниелем господин Рамадон посадил к себе в машину. Кузены обратили внимание, что Артур не ошибся в своих предположениях: для простоты управления зажигание здесь включалось обычным рычагом. Благодаря этому Скафферу и удалось так стремительно скрыться после кражи альбома на празднике.

На мосту через канал господин Рамадон высадил пассажиров: жандармерия находилась в противоположной от «Маргийери» стороне.

– Зайдите ко мне часика в три, – предложил Рамадон, – и прихватите, пожалуйста, третью открытку – она у ваших младших брата с сестрой. Мы вместе попытаемся пролить свет на эту тайну.

– Хорошо, мы придем, – заверил Мишель, переглянувшись с Даниелем. – По дороге предупредим Артура.

– Тогда до скорого!

Скаффер послушно дожидался господина Рамадона.

– Впредь будет ему наука, – заметил Мишель. – Может, изменит образ жизни.

– Будем надеяться, – вздохнул Даниель. И братья быстрым шагом направились к «Маргийери».

* * *

После полудня семейство Рамадонов вместе с Николь и молодыми людьми собралось поехать на ферму Нюма. После короткого обсуждения это решение было признано наилучшим. На трех открытках, которые Марнье упоминал в своих письмах как ключ к разгадке, в самом деле были изображены дом и лужайка под тремя различными углами.

Ребята были потрясены сияющим видом Рамадонов и Николь. Словно они разом избавились от висящей над ними смутной угрозы.

Остановившись на лужайке, господин Рамадон разложил открытки на капоте автомобиля.

Отойдя с Мишелем и Даниелем в сторонку, Николь чуть слышно шепнула:

– Тетя мне все рассказала. Теперь я понимаю, почему меня не пускали в Корби. И я ни капли не сержусь. Чтобы действовать с таким тактом, надо было очень любить меня…

Молодые люди подошли к машине, чтобы получше рассмотреть картинки. Это были фотографии, которые Марнье самолично сделал и искусно подретушировал, придав им вид невинных почтовых открыток. Ради осторожности он послал их на собственный даурский адрес. Скаффер не нашел их, так как близнецы, прочтя имя Марнье, вытащили открытки из альбома, чтобы сделать Николь сюрприз – хоть и не самый удачный.

Господин Рамадон достал из кармана два письма, которые много лет тому назад ему вручили бывшие заключенные – товарищи Марнье. Пробежав глазами начало, он отыскал нужный абзац. – Ну-ка, ну-ка… Да, вот…

«Каждую из трех картинок (каких именно, я уточню в самый последний момент, они – в альбоме) расчертить на диагонали. Затем, положив их перед собой, найти середину второй диагонали справа».

«Полученные таким образом исходные точки, – говорилось во втором письме, – соответственно нанести на землю или на фасад дома. Из следующего письма станет ясно, что делать с этими точками».

Господин Рамадон развернул третье письмо.

– Ладненько… Так-так… Вот продолжение.

«Три полученные точки соединить в треугольник. Через каждую из вершин провести прямую, параллельную основанию, так, чтобы они образовали другой треугольник. Сокровище зарыто в северной вершине второго треугольника».

Господин Рамадон отбросил шляпу.

– Как все это сложно!

Тем не менее первые три точки были найдены без особого труда – сначала на открытках, а затем и на местности, благодаря довольно простым ориентирам. Совсем другое дело оказалось провести прямые, параллельные основаниям треугольника, который был отмечен тремя колышками, подобранными тут же на земле. Тем не менее Мишель, Даниель и Артур справились с этой задачей, заменив циркуль веревкой. В конце концов искомая точка была вычислена.

На миг всю компанию охватило волнение, затем последовали первые удары лопаты. Господин Рамадон прихватил с собой целый набор инструментов. К счастью для них, почва была довольно рыхлой – из-за близости озера. Ребята вырыли яму почти в метр глубиной и полтора метра шириной, когда их лопаты наткнулись на завернутый в полиэтилен сверток, сверху заклеенный клейкой лентой. Он был приблизительно полметра в длину, сантиметров тридцать в ширину и примерно столько же в высоту.

Госпожа Рамадон и Николь пришли в лихорадочное возбуждение, что было вполне понятно.

Господин Рамадон решительно разорвал упаковку, под которой оказался металлический ящик, слегка тронутый ржавчиной. Стенки ящика были схвачены полиэтиленовой лентой. Без особого труда ящик открыли. Все, сгорая от любопытства, сгрудились вокруг дяди Николь.

Первым на глаза им попался продолговатый кожаный мешочек. Внутри его лежали две стальные пластины, на которых были выбиты лицевая и обратная сторона крупной банкноты. Работа была настолько тонкой, что оставалось только пожалеть о ее неблаговидном предназначении.

– Какой был замечательный художник, – вздохнула госпожа Рамадон. – Какая жалость, что он не сумел удержаться на правильном пути!

Со дна ящика были извлечены два завернутых в тряпку слитка золота.

– Ничего себе состояньице! – заметил господин Рамадон. – Да тут больше двух килограммов!

– Скорей неси ящик в полицию, – посоветовала госпожа Рамадон. – Чем раньше мы от него избавимся, тем лучше.

Даниель, который взял с собой фотоаппарат, получил разрешение сделать несколько снимков.

– Это немного утешит двойняшек, – сказал он. – Онорина не отпустила их с нами – и правильно сделала!

Господин Рамадон сложил пластины и золото в ящик и на скорую руку упаковал его в полиэтилен.

– Устроим сюрприз дежурному жандарму! – сказал он. – Кто со мной?

Госпожа Рамадон вопросительно взглянула на Николь.

– Поезжай, друг мой, – произнесла она. – Мы с Николь дойдем пешком. Может, молодые люди захотят нас проводить.

Мишель и его товарищи охотно согласились. Господин Рамадон уехал, а компания опять вступила на проселочную дорогу. Расставаясь на перекрестке улицы Четвертого сентября, Николь протянула Мишелю альбом.

– Сделай от меня подарок Ив и Мари-Франс, – попросила она. – Он им так нравился, а у меня с ним связано слишком много печальных воспоминаний.

– Спасибо огромное, – ответил Мишель. – Обязательно приходи в «Маргийери» вместе с господином и госпожой Рамадон. Мои родители будут очень рады познакомиться с вами.

– С удовольствием!

Они распрощались; ребята заторопились домой. На празднике вполне могли без них обойтись; они и так уже достаточно потрудились. К тому же надо было успокоить славную Онорину, которая любое незаурядное событие принимала слишком близко к сердцу.

* * *

Весть об освобождении Эрнеста Бури, которую в скором времени сообщила по телефону Николь, Мишель воспринял с ликованием.

– Теперь-то ты понимаешь, – заметил Даниель, – что самые незначительные причины могут повлечь за собой серьезнейшие последствия. Вот если бы Юпитер не разгневался на нимфу, он бы не превратил ее в скалу… Переводя на простой язык, у тебя было бы меньше забот.

Мишель был настолько сбит с толку этими мифологическими аллюзиями, что промолчал.

В углу возились близнецы, они были в восторге от подарка Николь, хотя еще немного дулись на Мишеля с Даниелем.

– Интересно, что бы они делали, если бы мы не нашли этот альбом? – прошептала Мари-Франс.

Ив придерживался такого же мнения. С этими взрослыми вечно одна и та же история!

Впрочем, какое это сейчас имеет значение! Николь и Рамадоны счастливы. Праздник удался. Марсель Бури вновь обрел старшего брата. Судебная ошибка исправлена.

А Мишель, Даниель и Артур в очередной раз помогли людям. Ведь не зря хорошим человеком называют того, кто творит добрые дела!