/ / Language: Русский / Genre:det_espionage / Series: ОСС 117

В нейстральной стране

Жан Брюс


Жан Брюс. Под страхом смерти Канон Москва 1994 5-88373-022-1

Жан Брюс

В нейтральной стране

1

Юбер проснулся, будто его кто-то толкнул, все его мускулы были напряжены. Он прекрасно знал, что означают эти судороги, сжимающие затылок, поскольку уже много раз испытывал это ощущение. Ему угрожала непосредственная опасность.

Напрягая слух и зрение, он приподнялся на полке, левой рукой нащупав дверь купе. Заперта... И тут струйка холодного воздуха подсказала ему, откуда грозит опасность. Глухой непрерывный стук колес на стыках рельсов вдруг стал громче. В узкое купе проникал неяркий свет.

Юбер инстинктивно прижался к стене. Его взгляд не отрывался от светлого прямоугольника окна, выделявшегося в темноте. Он лихорадочно соображал, пытаясь понять...

В окне купе появилась тень, и в то же мгновение весь поезд стал сотрясаться от адского грохота. Состав въехал на очередной металлический мост.

Рефлекс отбросил Юбера к стене. В верхней части окна, в свободном пространстве, образованном опущенным стеклом, одна за другой блеснули три короткие вспышки.

В следующую секунду тень взобралась наверх. Все закончилось, а Юбер остался жив.

Он сидел неподвижно, словно окаменев, до тех пор, пока поезд не проехал мост и стук колес не стал опять нормальным. Только тогда он отбросил одеяло, нащупал босыми ногами ступеньки лестницы и спустился с полки на пол. Через опущенное стекло врывался ледяной воздух, от которого он вздрогнул. Юбер поискал рукой задвижку на двери, закрытую им перед тем, как лечь спать – задвижка была на месте. Он осторожно подошел к окну и закрыл его, затем взглянул на светящийся циферблат своих часов: половина шестого...

Время и оставшийся позади мост навели его на мысль, что состав, вероятно, проехал Содертальге. Через полчаса будет Стокгольм.

Юбер выждал несколько минут в темноте. У него было вполне четкое представление о том, что произошло, но по соображениям безопасности он совершенно не торопился проверять справедливость своих предположений.

Он вернулся к двери и стал искать под подушкой верхней полки карманный фонарик. Затем включил его, предварительно полуприкрыв лампочку пальцами, и осмотрел верхнюю полку. Она оказалась неповрежденной, и он перенес внимание на нижнюю полку. Три маленькие дырочки остались в простыне в том месте, где должна была находиться грудь человека, если бы он лежал на этой полке. Юбер сразу же поздравил себя с тем, что потрудился занять самую верхнюю из трех полок. Обычно, если человек едет в купе спального вагона один, он из лености устраивается на нижней полке. Тип, стрелявший снаружи в полку, рассчитывал как раз на это.

От ярости к лицу Юбера прилила кровь. Хорошенькое начало для дела!.. Стоило принимать столько предосторожностей, чтобы приехать в Стокгольм, не привлекая внимания! Противник уже знал о нем и пытался убрать еще до того, как он прибыл на место.

Возможно, была допущена ошибка, но Юбер твердо знал, что не он допустил ее. Он не принимал в подготовке никакого участия. Утечка могла произойти только в Париже. Несколько часов, проведенные в бюро служб Штата Верховного Главнокомандования Объединенных Вооруженных Сил НАТО в Европе, оставили у него очень плохое впечатление. Разведывательные службы, в принципе объединенные для полного сотрудничества, только и думали, как бы сохранить при себе важнейшие секреты вместо того, чтобы честно взаимодействовать с союзниками. Обменивались они только разведданными пятого сорта, которые каждый смертный мог узнать два дня спустя, читая газеты.

Юбер выключил фонарик и сел на нижнюю полку, чуть не ставшую для него смертельным ложем, когда дверь задрожала от ударов. Он заворчал, как будто только что проснулся, и бросил по-французски:

– Да...

Он узнал монотонный голос проводника:

– Стокгольм через двадцать минут. Господин пассажир должен одеться.

Юбер не мог удержаться от улыбки: он еще не привык к шведской манере разговаривать. Шведы не знают «выканья» и употребляют или фамильярное «ты», или третье лицо. Ему очень захотелось ответить, что «господин проводник был очень любезен, что разбудил его», но ему помешал голос, зазвучавший вновь:

– Не мог бы господин пассажир открыть мне дверь, чтобы позволить возвратить ему паспорт?

Произошедший инцидент сделал Юбера осторожным. Он снова сунул руку под подушку и вытащил свой «люгер». Затем, прижавшись спиной к стене, отодвинул левой рукой задвижку, включил свет и улыбнулся проводнику, спрятав пистолет за спиной.

– Господин пассажир хорошо выспался?

– Превосходно, – уверил Юбер.

Он бросил «люгер» на полку, сел на него и протянул руку за паспортом.

– Господин пассажир как раз успеет одеться и умыться, прежде чем мы прибудем в Стокгольм.

Юбер с улыбкой поблагодарил его и закрыл дверь.

Он весело смотрел на французский паспорт, выданный ему в бюро Штаба Объединенных Сил НАТО. Теперь его звали Юбер де Бассанкур, он был журналистом, едущим в Швецию с целью сделать репортаж для агентства Франс-Пресс. По всем правилам паспорт был должным образом «состарен». Страницы, предназначенные для виз, украшали печати, указывавшие, что обладатель документа совершил многочисленные поездки по Европе и бывал даже в Южной Америке. Юбер закрыл паспорт и положил его во внутренний карман пиджака, висевшего на крючке. Затем взял графин, стоявший на столе, и выпил воды, чтобы смочить пересохшее от жары горло.

Он умылся, почистил зубы, побрился и оделся.

Занимаясь туалетом, он не переставал размышлять о покушении. Во время поездки он по привычке всегда держался начеку, постоянно наблюдая за своими попутчиками. Ни один не показался ему подозрительным. Если противник узнал о его выезде еще в Париже, у него было много благоприятных возможностей избавиться от Юбера во время долгого путешествия. Однако на него напали на шведской территории, в самый последний момент. Из этого он сделал вывод, что не являлся объектом слежки и что агенты противника в Швеции, очевидно, получили информацию от своих коллег во Франции. Но этот вывод не давал решения проблемы. Юбер рассчитывал прибыть в Стокгольм в полной безопасности и спокойно поработать хотя бы первое время, сохраняя полную свободу действий в выполнении порученного ему задания. Теперь он был раскрыт, а это означало, что надо менять всю тактику. Противник быстро узнает о своей неудаче и захочет исправить ошибку, из-за чего Юберу придется каждую секунду быть настороже. С самого момента приезда в шведскую столицу он должен будет заметать следы, т.е. расстаться с образом Бессанкура и появиться под другим именем и в другом обличье.

Уже некоторое время поезд заметно сбавлял ход. Шумный перестук колес на многочисленных стрелках сообщал, что скоро вокзал. Юбер обмотал шею шарфом и опустил стекло, чтобы выглянуть наружу.

Его взгляду предстали заснеженные предместья Стокгольма, укутанные густой ночной темнотой. Юбер знал этот город, в котором бывал в конце войны. Вот уже два года шведская столица стала своего рода центром советского шпионажа в Северной Европе. Соответствующие органы Штаба НАТО неоднократно посылали по этому поводу ноты шведскому правительству, но службы безопасности этой традиционно нейтральной страны, казалось, не очень волновались. То ли из-за недостатка средств, то ли по какой-то другой причине, но они бездействовали. Генеральный Штаб Атлантического Союза в конце концов начал серьезно беспокоиться и известил ЦРУ. Получив приказ действовать, мистер Смит выбрал Юбера и дал ему карт-бланш в поисках агентуры противника и ее уничтожении, если последнее будет возможно.

Состав медленно подъехал к вокзалу. Юбер поднял стекло, закрыл чемодан и надел свое толстое дорожное пальто. Затем, убедившись, что ничего не забыл, вышел из купе.

В коридоре столпилось уже много пассажиров, готовившихся выходить. Накануне, в вагоне-ресторане, Юбер узнал, кто из них кто. Несколько шведов, несколько немецких бизнесменов и две или три пары туристов.

Шумно выпустив пар, поезд замер у перрона. Держа в руке чемодан, Юбер пошел к выходу и по пути дал проводнику обычные чаевые.

Снаружи было очень холодно. В огромном застекленном зале вокзала стоял водянистый туман, из-за которого было трудно дышать. Юбер отдал свой билет и прошел к выходу на площадь перед вокзалом. Здесь его должен был ждать местный агент ЦРУ. Юбер совершенно не знал этого человека. Ему сообщили только номер машины, к которой он должен был подойти, и пароль для водителя.

В морозном воздухе носились хлопья снега. Перед вокзалом стояла длинная вереница такси, постепенно увозивших сошедших с поезда пассажиров. Было шесть часов пять минут.

На специально отведенной площадке стояло несколько частных машин. Юбер подошел и посмотрел на номера, но не нашел тот, который искал. Он вернулся назад и остановился на тротуаре. Вскоре одна за другой уехали машины. Прошло еще десять минут. Юбер остался единственным пассажиром Северного экспресса, не уехавшим со стокгольмского вокзала.

Его снова охватила тревога. После неожиданного покушения, едва не стоившего ему жизни, теперь вот опаздывал его контакт. Решительно, с самого начала все шло из рук вон плохо...

На ярко освещенной площади, где остались только несколько автобусов, восстанавливалась тишина. Юбер был очень недоволен. В Стокгольме у него был второй контакт, но в столь ранний час он не мог с ним связаться. Конечно, человек, который должен был за ним приехать, мог задержаться по не зависящей от его воли причине. Например, у него вполне могла сломаться машина... Юбер решил подождать до половины седьмого.

Он не хотел оставаться на свету, подставляясь чужим взглядам. Скорее всего покушавшийся на него спрыгнул с поезда на ходу задолго до вокзала, как только состав достаточно замедлил ход. Но это всего лишь предположение... Неизвестный вполне мог доехать до конечной станции. Юберу совершенно не нравилась роль дичи, которую он вынужденно должен был играть. Нет ничего приятного в борьбе с противником, о котором ничего не знаешь, даже лицо.

Он прошел в буфет и заказал чашку кофе. Гарсон с красными от бессонной ночи глазами часто поглядывал на электрические часы, висевшие над стойкой, в ожидании скорой смены. Юбер выпил обжигающий кофе и хотел расплатиться французскими франками, но гарсон сказал, что не может принимать иностранную валюту и показал, где находится обменный пункт: в другом конце кассового зала. Юбер отправился туда и обменял франки на кроны. Вернувшись в буфет расплатиться, он увидел, что часы показывают шесть часов тридцать минут.

Он вышел из вокзала и остановился на широком тротуаре, чтобы осмотреть площадь. На другом ее конце только что тронулся автобус, увозивший нескольких рабочих. Ни одной частной машины.

Юбер понял, что должен выходить из ситуации своими собственными силами. Он вспомнил адрес гостиницы, где жил несколько недель во время своего пребывания в Стокгольме в конце войны, и решил отправиться туда...

Он уже направлялся через площадь к автобусной остановке, когда увидел такси, которое, разбрызгивая грязь, ехало на стоянку. Снег по-прежнему валил хлопьями. Юбер сделал таксисту знак подъехать к нему. Прежде чем сесть в машину, он бросил:

– Скансен-Отель, Норр Малар Странд.

Он хлопнул дверцей – и машина тронулась с места. Водитель развернулся, чтобы ехать в сторону Строма, затем, выехав на набережную, свернул направо, на мост, за которым начиналась Норр Малар Странд.

Над городом нависли плотные снеговые облака, сумрак был густым, что характерно для северных ночей. Пройдет еще добрый месяц, прежде чем запахнет весной. В это время года здесь светает не раньше десяти часов утра.

Мост был пуст и плохо освещен. Машина, шурша колесами, ехала по растаявшему снегу, превратившемуся в жидкую грязь. Вдруг она дернулась и наткнулась на заграждение тротуара. Шофер поставил ее на тормоз и повернулся к Юберу, выражая мимикой сожаление:

– Пусть господин простит меня, но кажется, лопнула шина.

Он вышел из автомобиля и пошел к его задней части. Юбер сидел, погрузившись в свои мысли. Вдруг водитель открыл дверцу со стороны тротуара:

– Если господин спешит, ему лучше продолжить путь пешком. Здесь работы на добрую четверть часа...

На секунду Юбер заколебался. Насколько он помнил, до Скансен-Отеля осталось минут десять ходьбы. Он решил пройти оставшийся путь пешком.

Он поднялся с сиденья и согнулся пополам, чтобы выйти... В ту секунду, когда его голова и широкие плечи появились из дверцы, он вдруг ощутил опасность и изо всех сил бросился вперед на заснеженный тротуар. Тяжелый разводной ключ ударил его по бедру вместо головы и не причинил особого вреда. Юбер упал животом в грязь и хотел сразу же подняться, но земля была скользкой и ноги не нашли нужной опоры. Он ударился о парапет и едва успел поднять ноги, чтобы отразить новую мощную атаку странного таксиста. С силой отброшенный назад, нападающий упал навзничь на землю. Юбер ухватился за парапет и встал. Почти в ту же секунду шофер тоже вскочил на ноги. Юберу хотелось пустить в дело свой «люгер», но он понимал, что это было бы неосторожно. Он не мог начинать свое пребывание в Стокгольме со стрельбы по живой мишени. План противника был ему абсолютно ясен: оглушив Юбера, он сбросил бы его с моста в рукав реки, соединяющейся со Стромом.

Опираясь на парапет, Юбер, ждал новой атаки. Таксист, тяжело дыша, осторожно подходил, как боксер, ищущий просвет в защите. Юбер бросил ему по-немецки:

– Оставь, если не любишь холодные ванны. Я готов считать, что встреча закончилась вничью.

Вместо ответа человек бросился на него, занеся тяжелый ключ для удара. Классическим приемом дзюдо Юбер скрестил руки, сумел захватить локоть и запястье противника и безжалостно вывернул его руку. Все-таки, земля была слишком скользкой для этого вида борьбы. Ноги таксиста заскользили, и Юберу пришлось его отпустить.

Не теряя времени, он отвесил упавшему жестокий удар по ребрам. Неизвестный взвыл от боли, откатился к машине и нырнул под ее дно в сточную канаву, полную грязи, ускользнув от Юбера, намеревавшегося добить его...

Юбер отступил к парапету перевести дыхание. Противник не шевелился и оставался невидимым. Ситуация вдруг показалась Юберу комичной, и он засмеялся. По всей очевидности, таксист был вооружен, но не имел никакого желания пользоваться своим оружием. Он хотел совершить «чистое» убийство, столкнув затем жертву в Стром, так, чтобы впоследствии невозможно было установить, оглушили ее перед тем, как сбросить в воду, или погибший разбил себе череп при падении.

Но теперь все было поставлено под вопрос. Противник, лежавший плашмя под машиной, не мог вылезти из-под нее, не оказавшись на несколько секунд в неудобном положении, что стало бы для него роковым.

Прислонившись, к парапету, Юбер дышал полной грудью. Снег продолжал ровно падать. В пучках желтого света, идущего от уличных фонарей, вились снежинки.

Юбер счел, что шутка слишком затянулась. Решив забрать свой чемодан из машины и уйти, он осторожно подошел к машине и нагнулся, стараясь поставить ноги подальше от такси. Тем не менее, ему пришлось сунуть торс в салон автомобиля. Он взялся за ручку чемодана и почувствовал, что его схватили за лодыжки и резко рванули вперед. Он отскочил назад, чтобы избежать перелома ног, и тяжело упал на спину в брызгах воды. Противник продолжал тянуть его изо всех сил. Он поднял колени, чтобы упереться в машину и вырваться из тисков противника.

В этот момент на мост с Норр Малар Странд въехал автобус. Яркий свет фар выхватил из темноты такси. Юбер почувствовал, что хватка противника слабеет, и воспользовался этим, чтобы освободиться и выйти из пределов его досягаемости. Когда автобус проехал, он встал. Чемодан упал в снег. Юбер поднял его, твердо намереваясь уйти, не дожидаясь продолжения. Он промок с головы до ног и был весь в грязи. Отряхнувшись, как мокрая собака, он двинулся по мосту. Инстинкт заставил его вовремя обернуться: нападающий, выкатившийся из-под машины, бежал к нему, потрясая разводным ключом. Юбер подумал, что имеет дело с сумасшедшим. Юбер в последний момент бросил ему под ноги чемодан и встретил мощным ударом кулаком по макушке.

Звучный гневный голос заставил его обернуться.

– Стоять! Руки вверх!

Юбер подчинился. Это был полицейский, затянутый в форму, похожую на адмиральский мундир. Юбер недовольно почувствовал, что «таксист» встает у него за спиной. Полицейский вытащил свой пистолет.

– Что здесь происходит?

Уверенный, что напавший так же мало расположен объясняться со шведской полицией, как и он сам, Юбер выдумал совершенно идиотскую историю, которая могла показаться правдоподобной именно из-за своей абсурдности.

– Господин полицейский не должен сердиться, – сказал он. – Мы с господином таксистом боремся ради развлечения... Он утверждает, что шведы лучшие спортсмены, чем французы, и намного сильнее их: Я не согласен с этим мнением, и мы заключили пари.

Полицейский выглядел ошеломленным. Юбер словоохотливо продолжил:

– Очень досадно, что господин полицейский помешал нам, – я одерживал верх...

Затем, с новым энтузиазмом предложил, показывая на блюстителя порядка пальцем:

– А может быть, господин полицейский согласится стать нашим арбитром? Мы начнем сначала.

Полицейский ответил сердито, даже без тени юмора:

– Прекратите... И больше не начинайте. Иначе я буду вынужден вас задержать.

«Таксист», до сих пор ничего не сказавший, счел нужным заявить:

– Как будет угодно господину полицейскому. Я только хотел защитить национальную честь.

Полицейский поморщился и спросил:

– Ваши документы.

Юбер достал свой паспорт и отдал его полицейскому, который, сделав несколько заметок в своем блокноте, вернул документ Юберу и протянул руку к «таксисту». Тот объяснил:

– Пусть господин полицейский не сердится, но я забыл документы дома. Я могу оставить в залог машину, если это будет необходимо.

Юбер снова развеселился. Если полицейский решит забрать «таксиста», одним противником будет меньше. Но у полицейского был скучающий вид. Возможно, он возвращался домой после ночного дежурства и вовсе не собирался работать сверхурочно.

– Ладно, можете быть свободны, – резко объявил он и ушел твердым шагом.

Юбер был немного разочарован, однако решил встретить неудачу, не драматизируя ее, и любезно улыбнулся своему противнику:

– Ну?.. Что будем делать теперь?

– Убирайся... Все равно жить тебе осталось недолго.

Юбер рассмеялся и сделал два шага вперед, чтобы поднять свой чемодан. Распрямляясь, он выбросил свой кулак в челюсть псевдошофера, который свалился без сознания.

Юбер вышел на тротуар убедиться, что полицейский идет своей дорогой. Приближалась машина. Он быстро затащил свою жертву за такси, потом приподнял ее и бросил на пол перед задним сиденьем. Затем закрыл дверцу и сел за руль.

Доехав до Норр Малар Странд, Юбер остановил такси у тротуара недалеко от Скансен-Отеля, вышел, вытащил противника из задней части машины и усадил за руль, положив его голову на руки... Затем он выключил фары, включил габаритные огни, взял свой чемодан и пошел в обратную сторону. Он отказался от мысли поселиться в Скансен-Отеле.

2

Юбер прошел пешком вверх по Норр Малар Странд с намерением достичь старого города, видневшегося на другом берегу Странда, покрытого льдом. Он дошел до ратуши, большие куранты которой показывали семь часов десять минут, прошел в обратную сторону по мосту, где дрался несколько минут назад, продолжил путь по набережной, пересек железнодорожные пути и ступил на следующий мост.

Падавший снег становился все более густым. Юбер дрожал в своей мокрой одежде. В США он как-то участвовал в соревнованиях по, борьбе в грязи. После сегодняшней схватки он тоже был в грязи по уши.

Он вошел в первую попавшуюся гостиницу и объяснил подозрительно смотревшему на него консьержу:

– Я приехал шестичасовым экспрессом и немного прошелся пешком, чтобы не беспокоить рано утром моих шведских друзей, но поскользнулся и упал в лужу. Я бы хотел снять на час номер с ванной. Это возможно?

Лицо служащего просветлело:

– Конечно. В это время года такие инциденты случаются очень часто. Если господин хочет, я могу почистить его пальто, пока господин будет мыться.

Юбер отдал ему пальто, и его проводили в номер на втором этаже, где царило приятное тепло. Он разделся, принял горячую ванну, потом сменил одежду и обувь. Пожалуй, следует купить пару калош, которые зимой носят все шведы, подумал он.

Около девяти часов он вышел в своем почищенном и почти сухом пальто. Можно было бы остаться в этой гостинице, показавшейся ему комфортабельной, но пришлось бы заполнять карточку, а он хотел замести следы. Он знал, что в Стокгольме легко снять меблированную комнату в частном доме. Именно это надо было и сделать.

Следуя по узкой и плохо вымощенной улочке, он наткнулся на кондитори[1], которая только что открылась. Юбер вошел в зал, сел рядом с батареей отопления, улыбнулся официантке, симпатичной высокой женщине с красными щеками, одетой в традиционные для ее профессии черную юбку и белую блузку, и заказал пирожные и кофе. Он с аппетитом поел и, увидев, что уже половина десятого, решил выйти на свой второй контакт, который ему дали на случай, если он не встретится с первым. Он прекрасно помнил имя и адрес: Бервальд, магазин сорочек, Агус Гатан, дом 12. Он попросил официантку проводить его к телефону и закрылся в кабине. Найдя номер в справочнике, набрал его на диске. Гудок, щелчок и низкий мелодичный женский голос, пробудивший в его памяти смутные воспоминания, сказал:

– Алло, я слушаю...

– Можно поговорить с господином Бервальдом?

В наушнике трубки послышался приятный горловой смех.

– Господина Бервальда не существует. По крайней мере, пока... Я Карин Бервальд.

Ошеломленный Юбер секунду не мог прийти в себя. Его все-таки могли бы предупредить, что это женщина. Он кашлянул и произнес условную фразу:

– Я приехал сегодня утром из Парижа и привез вам привет от Пьера и Жаклин.

– Отлично... Пьер и Жаклин предупредили меня о вашем приезде. Пять дней назад я получила от них письмо на трех страницах.

Это был нужный отзыв. Успокоившись, Юбер продолжил:

– Я бы хотел с вами встретиться. Можно зайти сейчас?

В ее голосе послышалась досада:

– Мне очень жаль, но я не могу вас принять раньше девяти часов вечера. Адрес вы знаете?

Юбер недовольно ответил:

– Конечно. Но я позволю себе настаивать на как можно более ранней встрече.

– До девяти часов вечера никак невозможно. Войдете в проход слева от магазина и подниметесь на второй этаж. Там только одна дверь. Позвоните, и я вам открою.

Юбер начинал нервничать. Дела шли все хуже. Он продолжал настаивать:

– Друг, который должен был встретить меня на вокзале, не приехал. Это меня беспокоит.

Короткая пауза, потом Карин Бервальд медленно произнесла:

– Я очень сожалею, но поверьте, это не каприз. Приходите сегодня вечером, в девять часов...

Разъяренный Юбер ответил:

– Ладно. Постараюсь быть точным.

Он повесил трубку и вернулся в зал. Официантка раскладывала под стеклянным прилавком пирожные. Он улыбнулся и сказал, не сводя глаз с ее туго натянутой на груди близки:

– Я приехал в Стокгольм сегодня утром. Я французский журналист, буду делать репортаж о Швеции. Нельзя ли попросить вас об одной услуге.

Улыбка открыла белые зубы молодой женщины.

– Меня зовут Улла, – ответила она. – Господин журналист может меня просить о чем угодно. С губ Юбера чуть не вырвалась дерзкая реплика, но он вовремя сдержался.

– Мое имя Юбер де Бессанкур. Я вам объясню... Мой репортаж будет посвящен условиям жизни в современной Швеции. Поэтому я хотел бы жить не в гостинице, где ничего не узнаешь, а в доме. Мне бы очень подошла меблированная комната в типично шведском доме.

Молодая женщина засмеялась и, обойдя прилавок, подошла к Юберу.

– Господину журналисту повезло. Думаю, я смогу предложить то, что он хочет.

Она вытянула руку в сторону витрины, указывая на старый дом на противоположной стороне улицы.

– Я живу напротив, – сказала она, – у тети. Ее зовут Катерина Нистром. Мы как раз сдаем комнату.

На резной двери дома красовалась табличка «CAFE О RUM». Юбер знал смысл этого выражения. Оно означало, что в доме сдается комната и в оплату входит завтрак.

– Можно посмотреть? – спросил он.

Она кивнула, прошла вглубь зала и кого-то позвала. Вышел одетый в черное мужчина с сонным лицом. Она что-то быстро объяснила ему, потом пригласила Юбера следовать за собой. Они перешли улицу и зашли в дом напротив.

Если снаружи дом выглядел старым и ветхим, интерьер был комфортабельным и современным. Тетя Уллы оказалась старой женщиной с морщинистым лицом и рыжими волосами. Юбер ей как будто понравился, и она попросила племянницу показать ему комнату. Выходившая на улицу комната пришлась Юберу по вкусу. Теплая и уютная, она была обставлена мебелью из светлого дерева. В углу за занавеской находился умывальник. Юбер осведомился о цене и принял ее, не торгуясь. Когда девушка собралась уходить, он остановил ее жестом, смущенно улыбаясь.

– Опыт научил меня, что к иностранцу в любом уголке мира относятся с некоторой настороженностью. Я подумал, что для успешного ведения работы мне нужно смешаться с остальными людьми. Вы не могли бы купить в одном из магазинов Стокгольма одежду моего размера?

Просьба, казалось, удивила ее, но после короткого раздумья она согласилась:

– Конечно, могу.

– Я дам вам мой размер и деньги, – продолжал Юбер. – Еще мне понадобится перекись водорода.

Она сразу поняла и засмеялась.

– Совершенно верно, – подтвердил Юбер. – У меня не такие светлые волосы, как у ваших соотечественников.

Он дал ей денег и сказал, что хочет отдохнуть, а его заказ она может принести во второй половине дня.

– Господин журналист может на меня рассчитывать, – сказала она. – Все это кажется мне очень забавным.

Юбер посмотрел ей вслед и процедил сквозь зубы:

– А мне – нет.

3

Юбер подошел к концертному залу, чей импозантный фасад с колоннадой произвел на него сильное впечатление, когда чувство тревоги, не покидавшее его с того момента, как он пересек Стром, приобрело вдруг необыкновенную четкость. За те годы, что он занимался этой опасной профессией, Юбер приобрел своего рода шестое чувство, которое называл инстинктом опасности. Он хорошо знал все его проявления. Эта тяжесть между лопатками, ощущавшаяся в тот момент, плюс особое напряжение спинных мускулов предупреждали о «хвосте». За ним велась слежка.

А ведь он думал, что оторвался от противника. Одетый как швед, в коричневой фетровой шляпе на обесцвеченных волосах и в очках в стальной оправе, он рассчитывал, что сможет затеряться в толпе жителей Стокгольма. А теперь был вынужден признать, что противник оказался более сильным и опасным, чем он полагал. Юбер взглянул на часы: без десяти девять. Улица Агус Гатан совсем рядом, но теперь не могло быть и речи о том, чтобы идти туда, не избавившись от любопытного, следовавшего за ним по пятам.

Он шел, не меняя шага. На первом перекрестке повернул направо и воспользовался этим, чтобы незаметно взглянуть назад. На тротуарах было еще слишком много прохожих, чтобы он мог заметить преследователя. Тогда Юбер решил уйти как можно дальше от центра города, чтобы найти пустую улицу, где можно действовать.

Он обошел парк, закутанный в снежное одеяло, и направился в северное предместье, не оборачиваясь. «Хвост» не должен был догадаться, что его засекли.

Прошагав около десяти минут, Юбер, наконец, нашел то, что искал: узкую, плохо освещенную улицу, с одной стороны которой был парк, а с другой жилые дома, довольно далеко отстоявшие друг от друга. Он незаметно ускорил шаг. Между редкими фонарями были удобные темные провалы. Скоро улица свернула влево, и на несколько мгновений Юбер оказался вне зрительного поля преследователя, да еще как раз в темном месте. Он воспользовался этим, одним прыжком перемахнул через ограду и углубился в парк, где спрятался за сосной, согнувшейся под грузом снега, накопившегося на ее ветках. Там замер и стал ждать...

Прошло всего секунд тридцать, и появился человек. На нем была темная фетровая шляпа, надвинутая налицо, и широкое пальто с меховым воротником. Он был низеньким и коренастым.

Снег на тротуаре растаял, по следам ничего угадать невозможно, но Юбер опасался, что взгляд неизвестного упадет на покрывавший лужайку белый ковер, на котором хорошо сохранились отпечатки его ног. Нет, вроде бы пронесло... Через несколько метров человек замедлил шаг, явно находясь в смятении: он потерял след и не знал, как себя вести. Юбер опасался, как бы «хвост» не вернулся назад, но тот выбрал противоположное решение и побежал вперед, надеясь догнать свою дичь на первом перекрестке.

Юбер вышел из укрытия, перелез через ограду на улицу и широкими шагами пошел следом за противником, который теперь сам стал объектом слежки, не догадываясь об этом. В двухстах метрах дальше находился перекресток. Догадавшись, что неизвестный остановится, Юбер замер в тени. Больше минуты прошло без всяких действий, потом тот человек повернулся и стал с интересом смотреть в парк...

Юбер улыбнулся. Тип начинал понимать, что объект слежки оторвался и спрятался в парке. Если этот дурак совершит ошибку, войдя в парк...

«Дурак» ошибку совершил. Юбер увидел, как тот миновал металлические ворота, расположенные на углу, и осторожно пошел по аллее, обсаженной соснами. Юбер снова перелез через ограду и шмыгнул под деревья, примерно наметив себе маршрут, чтобы догнать маленького человека в широком пальто.

Юбер осторожно двигался между деревьями, скользя от куста к кусту, время от времени останавливаясь и прислушиваясь. В этой снежной феерии невозможно было пройти совершенно незаметно: для этого надо было одеться в белое. Но его противник находился в таком же положении. Юбер увидел его стоявшим на круглой площадке, откуда лучами расходились дорожки.

Справа от Юбера к небу поднимались несколько сосен. Обойдя их, он смог бы незаметно подойти к человеку сзади и оглушить его. Бесшумно, осторожно ставя ноги на снежный ковер, он начал маневр...

Он обошел первую сосну, потом вторую. В эту секунду сноп снега, упавший с веток, приковал его к месту. Ветра не было, и для этого внезапного снегопада было одно объяснение. Замерев, напрягая все мускулы, Юбер ждал продолжения. Ждать ему пришлось недолго... В следующую секунду ему на спину свалился тяжелый груз и перед его глазами мелькнул блеск стали, нацеленной ему в грудь. Юберу удалось остановить кинжал, когда лезвие пронзило его одежду. Затем он на секунду расслабил мускулы, что позволило освободиться от парализовавшего его захвата и перейти в контратаку. Быстро развернувшись, он выбросил колено, как ядро, в низ живота противника. В борьбе такого рода позволены все удары... Голова человека была всего в нескольких сантиметрах от него и сначала он увидел только одно: широко раскрывшийся рот, откуда готов был вырваться крик боли. Жестоким ударом головой он сломал напавшему на него нос и загнал крик ему в горло. Потом он без труда взял кинжал, потому что противник был полуоглушен. Дав ему упасть на снег и сцепив свои руки на его затылке, он нажал пальцами на кровеносные сосуды. Юбер очень любил этот захват – малоизвестный, но невероятно эффективный: прекращение поступления крови в мозг означало почти мгновенную потерю сознания. Он почувствовал, что человек обмяк в его руках и отяжелел. Придержав его и осторожно положив на снежный ковер, он взяв кинжал за лезвие, использовав его рукоятку, как дубинку.

Схватка была короткой и практически бесшумной. Бросив быстрый взгляд назад, чтобы убедиться, что ему не грозит непосредственная опасность, Юбер быстро обыскал карманы своей жертвы. Как и следовало ожидать, там не оказалось ничего интересного: сигареты, зажигалка, несколько мелких вещей, немного мелочи, но ни единого документа.

Человек, нейтрализованный им, был не тем, от кого он оторвался несколько минут назад. Да, эти люди были хорошо организованы и не жалели сил... слежка была продублирована, и, идя за первым, Юбер не заметил, что второй идет за ним.

Он взял кинжал за рукоятку, готовясь закончить «чистку». На его жертве было темное пальто, почти такое же, как на нем, но на голове кепка, которую Юбер надел вместо своей шляпы и продолжил обход группы сосен.

Теперь надо было идти на риск. Покинув укрытие, он спокойным шагом направился к невысокому человеку в широком пальто, который принял его за своего сообщника.

– Закончил?

Юбер что-то буркнул в знак согласия и подошел поближе, готовый броситься в атаку. Никакого снисхождения. С самого начала противник вел борьбу насмерть, и Юберу приходилось принимать правила игры. Его рука с кинжалом ударила маленького снизу вверх. Одновременно он схватил его левой рукой за воротник, чтобы удержать, вынул лезвие и снова ударил, целясь в сердце Не было ни единого крика. Юбер дал ему упасть, вернулся к первому и, взвалив его на плечи, отнес на круглую площадку.

Он положил его на тело маленького человека в широком пальто, уперся коленом в спину, взялся руками за плечи и резко рванул их назад, чтобы сломать позвоночник. Затем он тщательно вытер рукоятку кинжала, оставшегося в груди маленького, поднял руку второго и сжал его пальцы на ней. Он встал, осмотрел сцену и разбросал ногой снег вокруг тел.

Так шведская полиция решит, что была драка и участники убили один другого. По крайней мере Юбер надеялся, что она так решит.

Теперь надо было уходить. Следы человечка в широком пальто, пришедшего по дорожке, отпечатались достаточно четко. Юбер с удовлетворением заметил, что они длиннее и шире, чем его собственные, и пошел пятясь, аккуратно ставя ноги в отпечатки.

Выйдя из парка, он быстро пошел наугад и десять минут бродил по городу, часто меняя направление, чтобы быть уверенным, что оторвался от любого «хвоста».

Полностью убедившись в этом, он вернулся в центр, вошел в первую попавшуюся телефонную кабину, стоявшую на углу пустынного перекрестка, и набрал номер Карин Бервальд. Было десять часов, и она, очевидно, волновалась...

Она сняла трубку сразу же. Юбер назвался и объяснил:

– Прошу прощения за опоздание. На моем пути встретились два зануды, от которых я с трудом отделался. Я могу прийти сейчас?

Она ответила со вздохом облегчения:

– Жду вас. Когда?

– Минут через десять – пятнадцать. До скорого...

Он повесил трубку и быстро зашагал, но заблудился и был вынужден спросить дорогу у возвращавшегося домой железнодорожника.

Агус Гатан оказалась широкой спокойной улицей, застроенной зажиточными домами. Юбер пошел по нечетной стороне. По пути встретились несколько запоздавших прохожих и проехали мимо три машины. Наконец он дошел до дома 12, скользнул в тень, прислонился к двери и стал наблюдать за окрестностями. Мимо прошел мужчина, уткнувшийся носом в воротник своего пальто и не заметивший его. Дом был современным, со строгими и четкими линиями. Почти на всех этажах горел свет. На первом находился магазин, очевидно, принадлежавший Карин Бервальд. Витрину закрывали железные ставни. Слева был проход, отделявший этот дом от соседнего.

Понаблюдав некоторое время, Юбер перешел через улицу и вошел в проход. Через несколько метров он нашел справа дверь, ведущую на лестницу, освещенную слабой лампой, и осторожно поднялся, почти прижимаясь спиной к стене, чтобы иметь возможность смотреть и вниз, и наверх.

На площадке второго этажа от увидел дверь из покрытого лаком дерева, украшенную табличкой с инициалами: К.Б.

Юбер бесшумно подошел и прижался к ней ухом. До него доносилась тихая музыка, возможно, из радиоприемника. Голосов не было.

Он решительно нажал пальцем на кнопку звонка.

Дверь открылась почти сразу, и в полумраке прихожей Юбер увидел женщину, показавшуюся ему красивой. Он узнал низкий мелодичный голос:

– Что вы хотите?

– Я приехал сегодня утром из Парижа и привез вам привет от Пьера и Жаклин.

– Вы мне уже звонили?

– Да, дважды. В десять утра и...

Она засмеялась и перебила:

– Проходите... Здесь очень сильные сквозняки.

Она заперла дверь и прошла впереди него в современную гостиную, обставленную с превосходным вкусом. Здесь он увидел ее при ярком свете. Она была одета в пижаму-комбинезон из толстой черной фланели и оказалась гораздо более красивой, чем показалась ему вначале. Вдруг в его мозгу словно что-то щелкнуло. Он был уверен, что встречал ее раньше... Его брови сдвинулись, взгляд стал острее.

– Вы неразговорчивы, – сказала она.

Он ответил:

– Позвольте на вас посмотреть.

Она перестала смеяться, но в ее прекрасных темных глазах оставалась насмешка. Юберу показалось, что она издевается над ним.

Он стал неторопливо рассматривать ее. Она была довольно высокого роста, и фланелевая пижама облегала пышные формы ее тела. У нее была походка королевы... Настоящая римская аристократка. Густые и тяжелые черные волосы собраны в пучок на затылке. Темные глаза миндалевидной формы, ресницы длинные и густые, брови тоже густые и четко вырисованные. Выступающие скулы привносили странную нотку в вытянутое лицо. Нос прямой и длинный, ноздри широкие. Высокий лоб, полные губы, ослепительно белые зубы.

Закончив осмотр, Юбер почувствовал себя сбитым с толку. Профессия требовала иметь хорошую зрительную память, и он никогда не забывал лица и фигуры людей, с которыми встречался. Черты лица ему ничего не напоминали, тело казалось знакомым... Может быть. Чем больше он смотрел на нее, тем больше убеждался, что никогда раньше не видел, однако его не покидало ощущение, что он знал ее давно.

Она снова засмеялась и спросила:

– Закончили? Я могу пошевелиться?

Он утвердительно кивнул головой.

– Да, прошу вас.

Она повернулась к нему спиной и, подойдя к бару из красного дерева, достала бутылку и стаканы. Юбер думал только о странном чувстве, испытываемом им. Он сделал несколько шагов к столу, на который она поставила стаканы и бутылку, и резко спросил:

– Скажите откровенно... Вы меня знаете?

Она опять рассмеялась, потом спросила двусмысленным тоном:

– Нет. А что?

– У меня такое чувство, что мы давно знакомы.

Она погрозила ему пальцем.

– Я очень часто слышу эту песенку.

Он разозлился.

– Если бы я собирался вас соблазнить, то не стал бы прибегать к этому приему. Это очень серьезно.

Она перестала смеяться и сухо сказала:

– Я много слышала о вас от мистера Смита и очень не люблю, когда надо мной смеются. Вы никогда не забываете лица. Если бы мы встречались раньше, вы бы меня узнали. Вы здесь не за тем, чтобы ухаживать за мной. Флирт и работа плохо сочетаются... Я поняла, что с самого приезда у вас начались неприятности. Я вас слушаю...

Она взяла сигарету и чиркнула зажигалкой. Юбер заметил, что она не предложила ему закурить, хотя, по идее, должна была это сделать... если только не знала, что он не курит.

– Могли бы угостить и меня, – сказал он.

Она вздрогнула и удивленно посмотрела на него.

– Мистер Смит мне говорил, что вы не курите.

– Верно, – сказал. – Не курю.

Он взял стакан виски, который она протягивала ему, отпил несколько глотков и саркастическим тоном спросил:

– Могу я снять пальто, или вы сразу припишете мне грязные намерения?

Она густо покраснела, помогла ему снять пальто, взяла шляпу и вышла в коридор повесить их на вешалку. Вернувшись, жестом предложила ему сесть в кресло и села напротив.

– Я вас слушаю.

Юбер отрицательно покачал головой.

– Нет, – сказал он. – Это я вас слушаю... поймите, с момента приезда сюда на меня совершили три покушения. Это сделало меня подозрительным... Я хотел бы, чтобы вы объяснили мне вашу роль в игре.

Вынув сигарету изо рта, она ответила язвительным тоном:

– Я не получала инструкций откровенничать с вами.

Юбер поднялся.

– Тогда, – сказал он, – мне здесь больше нечего делать. Дело началось плохо. Я веду смертельную борьбу и не хочу рисковать напрасно... Я не доверяю вам до конца и постараюсь не иметь с вами контактов. Я справлюсь один...

Он был уже в дверях, когда она окликнула его спокойным голосом:

– Вернитесь... Мы оба продемонстрировали самолюбие.

Юбер неторопливо вернулся и сел в кресло. Она начала объяснять:

– Я живу в Стокгольме около шести месяцев. Направил меня сюда мистер Смит. Я купила магазинчик, находящийся на первом этаже... Старалась завязать знакомства во всех слоях общества шведской столицы, особенно в самых сомнительных кругах. Я могу дать вам много сведений, чтобы облегчить вашу задачу. Имена и адреса...

Юбер невозмутимо спросил:

– Вас мне дали в качестве второго контакта на случай, если не состоится встреча с первым... Встреча не состоялась. Я бы хотел знать, кто должен был встретить меня сегодня утром на вокзале и почему он не приехал.

Она ответила без колебаний:

– Этого я вам сказать не могу, потому что не имею связи с другими агентами ЦРУ в Стокгольме. Я в некотором смысле изолирована... Возможно, это означает, что у мистера Смита особые планы насчет меня. Он не хотел подвергать меня риску быстрого провала.

– Как он вам сообщил о моем приезде?

– В подвале у меня есть личная рация... Я могу вам ее показать, потому что она поступит в ваше распоряжение. Также я могу поддерживать связь через посольство. Сама я туда никогда не хожу... Есть буфер...

– Меня, – сказал Юбер, – прислали сюда, чтобы уничтожить, если это возможно, советскую шпионскую сеть в Северной Европе. Я уже знаю, что эти люди хорошо организованы. Если я еще жив, то не потому, что они допустили ошибку... Их предупредили о моем приезде. Пока я не знаю, где произошла утечка, здесь или где-то еще, но обязательно узнаю...

Она стала агрессивной:

– Я под подозрением?

Она смотрела на него со странной нежностью, потом засмеялась и сказала своим красивым мелодичным голосом:

– Я бы не хотела попасть в число ваших врагов... Догадываюсь, что вы безжалостны... Если бы вы меня подозревали, то задушили бы без разговоров.

– Вы правильно догадались, – ответил Юбер. – В делах такого рода надо сначала убивать, а потом разбираться. Это единственный способ сохранить свою шкуру...

– А вы очень дорожите своей шкурой?

– Не очень, – ответил он, – иначе выбрал бы себе другую профессию... Но эта работа мне нравится, и я хочу как можно дольше заниматься ею. Теперь расскажите мне, что вам известно об организации противника.

Она посерьезнела, и ее голос стал суше:

– В течение года Швецию наводняет все возрастающий поток советских туристов. Я их видела и могу вас заверить, что из них туристы, как из мясника дипломат. Все рослые красивые парни со стальными мускулами. О мозгах говорить не будем. Мозг в другом месте, они только выполняют приказы. Я почти уверена, что один из центров организации находится в туристическом агентстве «Ландснорр»: все советские туристы приезжают через его посредничество. Управляет агентством некий Жорж Мазель, выдающий себя за француза.

– Выдающий себя? – переспросил Юбер.

– Я с ним познакомилась, – объяснила Карин, – мы даже стали добрыми друзьями... Я уверена, что он такой же француз, как и я... Очень красивый мужчина и необыкновенно умный. Думаю, он столь же «сентиментален», как вы... Примерно неделю назад я послала мистеру Смиту его фотографию и отпечатки пальцев... Надеюсь, скоро получу ответ. Если он уже имел дело с нашей службой, мы узнаем, кто он на самом деле.

Она замолчала, откинулась на спинку кресла и улыбнулась. Юбер спросил:

– Это все?

Она улыбнулась шире и ответила:

– Пока все. Теперь ваш черед рассказывать.

Он молчал добрую минуту, снова разглядывая ее с ног до головы. Чувство, что он встречал ее раньше, и невозможность вспомнить, где именно, продолжали раздражать его. Наконец он начал непринужденным тоном:

– Я, кажется, говорил вам, что приехал в Стокгольм сегодня утром шестичасовым поездом. Около половины шестого, когда поезд въехал на мост Содертальге, противник появился в первый раз. Субъект, возможно, лежавший на крыше вагона, опустил стекло купе, в котором находился один я, и начал стрелять. К счастью для меня, он ошибся полкой... и зря потратил три пули. Заключительная часть путешествия прошла без проблем. Выйдя на центральном вокзале, я ожидал увидеть указанную мне машину... Машины не оказалось. Я подождал полчаса, потом сел в такси и поехал в Скансен-Отель на Норр Малар Странд, где прожил несколько недель в конце последней войны. На мосту таксист остановил машину, утверждая, что спустило колесо. Он высадил меня и попытался оглушить. Мы дрались, как собаки. По всей очевидности, он хотел сбросить меня в воду... Вмешался полицейский, и мне пришлось показать документы. У «таксиста» их, разумеется, не оказалось... Воспользовавшись наступившей передышкой, я оглушил его, доехал на такси до Скансен-Отеля, где и оставил машину вместе с типом, и ушел в старый город, зная, что там легче спрятаться. В одной гостинице, название которой не помню, я смог помыться и почистить одежду, а около девяти часов зашел в кондитори, позвонил вам, и ваш ответ привел меня в ярость.

Она объяснила мягким голосом:

– Днем ко мне должен был зайти Жорж Мазель. Я не знала, когда точно, и не хотела подвергать вас риску нежелательной встречи.

– Он пришел?

Она отрицательно покачала своей прелестной головкой:

– Нет. Позвонил во второй половине дня и перенес встречу на завтра.

Юбер продолжил рассказ:

– После утренних инцидентов у меня не было никакого желания поселяться в гостинице. Официантка кондитори, хорошенькая блондинка, отзывающаяся на имя Улла Нистром, сдала мне меблированную комнату в доме, в котором живет со своей теткой. Дом 27 по Остер Гатан. Улла работает в кондитори напротив своего дома.

Карин засмеялась.

– Доверие установилось?

Он вопросительно поднял брови, и она весело пояснила:

– Вы только что назвали мне адрес своего убежища. Случайно?

– Я никогда ничего не делаю случайно, – уверил Юбер.

– Понимаю, – сказала она.

Во взгляде Юбера блеснул жесткий огонек.

– Вы чрезвычайно умны! Просто чудо какое-то... Продолжаю мою историю... Почти весь день я спал, поручив белокурой Улле купить мне одежду местного производства и перекись водорода, чтобы осветлить мои волосы. Без десяти девять я был совсем рядом с вашим домом, если точнее, возле концертного зала, когда почувствовал «хвост». Детали я опускаю... В общем, я немного прогулялся к северному предместью и сумел из дичи превратиться в охотника. В тот момент, когда я хотел напасть на следившего за мной типа, на меня набросился второй... Пришлось убить обоих. Не волнуйтесь, я устроил небольшую сценку... Надеюсь, полиция проявит добрую волю. А теперь дайте мне адрес агентства «Ландснорр». Уверен, что завтра утром мне понадобятся его услуги.

Взгляд темных глаз Карин потемнел еще больше.

– Смотрите, – сказала она, – как бы они неорганизовали вам путешествие в ад.

Юбер ангельски улыбнулся.

– Это одна из немногих стран, где я еще не бывал. Охотно съезжу... Как я могу сохранить контакт с вами?

Она указала своей изящной ручкой на телефон.

– Вы уверены, что они его не прослушивают? – спросил Юбер.

Она удивилась.

– Не вижу причин, почему они стали бы подозревать меня. До сих пор я вела себя крайне осторожно.

Юбер пожал своими широкими плечами.

– Как знать. Ладно, пускай будет телефон... Все равно после нескольких звонков мы узнаем, прослушивается он или нет.

Он поправился с жестокой улыбкой:

– Возможно, вы уже не сумеете этого узнать.

Она возвратила ему улыбку. Она начинала казаться ему симпатичной. В принципе, Юбер терпеть не мог работать в подобных операциях с помощниками женского пола. Хотя, эта казалась нетрусливой и до сих пор вела себя так, что становилось ясно – нервы у нее крепкие. Он взял бутылку виски, налил свой стакан, подняв его и прошептал:

– За наш успех.

Она осталась ледяной. Он осушил стакан, потом поднялся с довольной улыбкой:

– Я очень счастлив, что познакомился с вами, Карин.

Она расслабилась и тоже встала.

– И я счастлива встретиться с вами, Юбер.

Он забеспокоился:

– Мой размер обуви вы тоже знаете?

Она поморщилась, покраснела и ответила:

– Может быть. Мистер Смит мне много о вас рассказывал. Если, конечно, я не ошибаюсь... Думаю, вы Юбер Бониссор де Ла Бат. Верно?

Он подошел к ней вплотную, прищемил подбородок молодой женщины и целомудренно поцеловал ее в лоб.

– От вас ничего не скроешь, девушка.

Его удивило выражение ее лица. Она спросила прерывающимся голосом:

– Это так вы обычно целуете женщин?

Их лица были совсем близко. Он дышал ее дыханием, она – его. Стоя так, он видел только ее глаза... и тут он ее узнал. По его телу пробежали мурашки, сердце остановилось, а потом забилось быстрее. Ему пришлось сделать над собой неимоверное усилие, чтобы не выдать себя. Она захотела поиграть, тем хуже для нее. Он обнял ее и цинично сказал:

– Я знаю массу способов целовать женщин. Когда у вас окажется несколько свободных часов, дайте мне знать... А пока могу показать вам образец моего умения.

Юбер прижал свои губы к ее; сначала она ответила на его поцелуй, потом резко оттолкнула его и отступила на два шага. Ее глаза горели, и Юбер понял, что она ревнует. Зная, к кому, он не смог удержаться от смеха.

Карин быстро вернула свое хладнокровие и сухо сказала:

– Если вам больше нечего сказать, можете уйти.

Он перестал смеяться, вышел в прихожую, обернулся и почти грубо спросил:

– Вы хорошо знаете Мазеля?

Она вызывающе посмотрела на него.

– Да. Очень хорошо.

– Совсем хорошо?

– Почти... И надеюсь полностью узнать его завтра.

Ему захотелось влепить ей пощечину и напомнить, как в самом начале разговора она ему сказала, что флирт и работа плохо сочетаются, но он вовремя вспомнил, что все это произошло по его вине. Он спросил, взяв себя в руки:

– Он за вами ухаживает?

Карин еще не совсем пришла в себя и оскорбилась:

– А вас это удивляет?

Ему больше не хотелось шутить.

– Нет. Просто хочу знать. Если он предложит вам свидание для «окончательного» знакомства, найдите предлог не встречаться с ним в Стокгольме. Возможно, он вас куда-нибудь увезет из города...

Она поняла и расслабилась.

– Думаете, агентство «Ландснорр» не единственная их база в Швеции?

– Совершенно верно, – подтвердил он. – Этот тип меня очень интересует... Я бы хотел иметь возможность поговорить с ним в тихом месте. Думаю, вы сможете облегчить мою задачу.

Ее пальцы с накрашенными ногтями пригладили прядь на виске.

– Сделаю все, что в моих силах, – уверила Карин.

Она проводила его до входной двери и подождала, пока он наденет пальто и шляпу.

– Когда будете мне звонить, – сказала она, – продолжайте ссылаться на Пьера и Жаклин. Так будет проще. В любом случае я теперь узнаю ваш голос.

Он застегнул пальто, открыл дверь. Затем взял ее за плечи, привлек к себе и снова поцеловал. Она позволила ему это сделать, потом встревоженным голосом приказала:

– Уходите.

Юбер вышел, не упорствуя, спустился во двор, удостоверился, что на улице все спокойно и ушел быстрым шагом.

Он больше не думал об опасном задании, которым занимался. Он размышлял о том, что пластическая хирургия – чудесная наука, стоящая на службе шпионов всех стран и обоих полов. Ему потребовалось около получаса, чтобы узнать, и то лишь по глазам, единственную женщину на свете, которую он никогда не мог забыть: Мюриель Савори.

4

Около полуночи Юбер без происшествий дошел до Остер Гатан. Несмотря на поздний час, старый город был очень оживлен, и он принял некоторые элементарные предосторожности, прежде чем идти в дом: дошел до конца улицы и резко повернул назад. Несколько хорошеньких девушек в меховых манто зазывающе смотрели на него, но что он отвечал любезной улыбкой. Он открыл дверь дома 27 ключом, переданным ему пожилой дамой с рыжими волосами, и поднялся по лестнице.

В доме было тихо и темно. Юбер не знал, в каких комнатах спят пожилая дама и ее племянница. Он бесшумно вошел к себе, закрыл ставни, задернул шторы и включил свет.

Его сердце тотчас сделало скачок, и к лицу прилила кровь. К нему кто-то заходил и обыскивал вещи... Он был в этом абсолютно уверен.

Юбер подошел к своему чемодану, лежавшему на столе, и удостоверился, что аккуратно положенные в замок волоски исчезли.

Трудно было поверить, что виновник – квартирная хозяйка, пожилая дама с рыжими волосами. То, что она пришла в комнату после ухода, было нормальным, так поступают все квартирные хозяйки, но вскрыть замки чемодана – совсем другое дело...

Юбер открыл чемодан и осмотрел его содержимое. Он уже давно взял себе привычку особым образом укладывать одежду и личные вещи. В принципе, ни один обыск не мог пройти незамеченным. На первый взгляд, все было в порядке... Однако быстрой проверки оказалось достаточно, чтобы понять, что вещи были вынуты из чемодана, а потом аккуратно уложены обратно. Его «люгер» был на месте. Он взял его и проверил магазин. После одного крайне неприятного приключения, произошедшего с ним из-за того, что он не заметил, что магазин его пистолета пуст, он стал очень осторожен в этом вопросе.

Сейчас самое бы время лечь спать, но серия инцидентов, нарушивших спокойствие его жизни начиная с утра, стала серьезно его беспокоить. До сих пор ему не удалось сделать ни одного, или почти ни одного, шага, который не был бы известен противнику. Значит, теперь они знали его адрес... Тем хуже для них. Раз он не может спать, лучше уйти.

Сунув пистолет в карман, он поменял ботинки на другую пару – с резиновыми подошвами, одним ударом сплющил шляпу и, свернув ее в трубку, положил в карман. Чтобы произвести немного шума, на несколько минут включил воду, потом лег на кровать, заскрипевшую пружинами, и выключил свет.

Он посмотрел на светящийся циферблат своего хронометра и подождал пять минут, неподвижно лежа в темноте. Наконец, бесшумный, как кошка, вышел из комнаты и направился в туалет, расположенный в глубине коридора, в задней части дома.

Окошко туалета выходило во двор и было достаточно большое, чтобы в него можно было пролезть. Он встал на унитаз, надеясь, что тот выдержит его 80 кило. Двор предстал в виде черного колодца, в котором ничего нельзя было рассмотреть. Подняв глаза, Юбер заметил затянутое тучами небо, слабо освещенное огнями города. Он высунул наружу голову и руки и стал ощупывать стену с обеих сторон от окна. Земля находилась метрах в четырех ниже и прыжок был возможен, но спрыгнуть бесшумно ему бы не удалось. На его полных губах появилась улыбка, когда левая рука нащупала трубу водостока, закрепленную на стене примерно в тридцати сантиметрах от окна. Как раз то, что нужно...

Он осторожно повернулся и лег лопатками на подоконник, а потом стал нетерпеливо подтягиваться. Сидя так, что в доме оставались одни ноги, он крепко взялся правой рукой за трубу и продолжал вылезать наружу, ставя ноги туда, где до того были его ляжки. Теперь ему оставалось лишь съехать по трубе.

Сначала он убедился, что труба достаточно прочна, чтобы выдержать его. Если она сломается во время спуска и он упадет, то лучше уж прыгнуть самому, чем тянуть еще и кучу металла. Держась обеими руками, он снял ноги с подоконника и заскользил по трубе...

Он без труда достиг земли и несколько секунд стоял неподвижно, ожидая, пока его глаза привыкнут к темноте. Все было тихо. Затем пересек двор, высоко поднимая ноги, чтобы не споткнуться о какой-нибудь предмет.

Зайдя в туалет в конце дня, когда серый день еще освещал город, он смог хорошо разглядеть местность. Двор, где он находился, имел только один выход – через дом Катерины Нистром. С другой стороны относительно низкая стена отделяла его от двора дома, фасад которого, очевидно, выходил на улицу, параллельную Остер Гатан, именно туда Юбер и наметил выйти, если это было возможно...

Действуя так, он не только хотел вернуться в город, не привлекая внимание «хвоста», возможно, стоявшего перед домом. Оборот, который приняли события, требовал от него найти запасной выход на случай, если противник атакует его в доме.

Юбер дошел до стены, сложенной из бутовых камней, и поднял руки, чтобы взяться за гребень. Это ему не удалось. Он отступил, и его глаза, привыкшие к темноте, различили верхушку стены. Тогда он взял короткий разбег и прыгнул изо всех сил, подняв руки вверх. На этот раз у него получилось... Он легко подтянулся и спрыгнул с другой стороны.

Двор, где он теперь оказался, был примерно того же размера, что и первый. Дом, стоявший перед ним, не был частным, как дом Катерины Нистром, и коридор позволял выйти на улицу, минуя жилые помещения.

Он нашел дверь, открывшуюся от его толчка, и попал в коридор, освещенный голой лампочкой. Слева навощенная лестница вела на верхние этажи. Бесшумно ступая на резиновых подошвах, Юбер прошел вперед и довольно улыбнулся, увидев, что нет консьержа. Затем быстро вышел наружу и оказался на улочке, невероятно похожей на Остер Гатан. Сориентировавшись, он с самым естественным видом пошел по забрызганному грязью тротуару.

Ледяной ветер заставил его достать из кармана шляпу, вернуть ей форму и надеть. Возле собора он встретил группу пьяных моряков, распевавших во все горло. Он пересек Стром, пройдя по Парламентскому мосту.

На другой стороне моста он остановился за телефонной кабиной и несколько минут наблюдал за дорогой, по которой только что пришел. Мимо прошла торопившаяся пара, проехали несколько такси, но не было ни одной подозрительной фигуры. Он снова тронулся в путь, совершая широкие круги в качестве дополнительной предосторожности.

Так он дошел до Кунгс Гатан, не получив ни удара по голове, ни пули. Было от чего быть довольным...

Пройдя в тени двух высоких башен, стоявших по обеим сторонам улицы, он замедлил шаг, зная, что приближается к туристическому агентству «Ландснорр».

Витрину агентства закрывал железный занавес. Юбер пришел сюда с намерением проникнуть внутрь, но на первый взгляд возможности для этого были невелики.

Юбер перешел на другую сторону улицы и осмотрел металлический занавес. Не видно никакого замка. До соседнего дома примерно метр. На узком отрезке стены, образовывавшем угол здания туристического агентства, Юбер нашел небольшое окошко, защищенное обычной металлической решеткой, которую легко взломать. Он подошел к краю тротуара, посмотрел налево, потом направо. Было чуть больше часа ночи, и весь квартал спал. Он достал из кармана крепкий нож, снабженный различными аксессуарами, в том числе маленькими кусачками, достаточно крепкими, чтобы перекусить металлическую проволоку.

За пять минут он сумел очень чисто снять прямоугольник решетки, который положил к ногам. Затем он убрал нож и достал авторучку, один конец которой заканчивал промышленный алмаз. Снова убедившись, что на улице никого нет, Юбер вырезал в оконном стекле кружок довольно точной формы диаметром сантиметров в двадцать, снял шляпу, сунул в нее кулак и резко ударил. Круглый кусочек отвалился и без особого шума упал с другой стороны. Он снова убрал шляпу в карман.

Юбер развеселился. Из различных дел, которыми ему приходилось заниматься в силу своей профессии, он больше всего любил играть во взломщика. Еще раз оглядевшись вокруг, он сунул руку в круглое отверстие, и стал искать рукой задвижку. Через несколько секунд путь был свободен...

Он схватился за подоконник и, оттолкнувшись ногами, подтянулся. Забравшись в окно по пояс, он секунду-другую прислушивался. Никакого подозрительного шума... Затем пополз дальше и, не найдя никакой опоры, упал, вытянув вперед руки.

Он едва не ударился головой о стул, который упал под его весом с жутким грохотом. Вскочил, покрытый потом, вытащил свой «люгер» и снял его с предохранителя...

Когда биение сердца вернулось в нормальный ритм, Юбер услышал ровное тиканье настенных часов. Не считая этого знакомого звука, все было тихо.

Юбер закрыл окно, убрал оружие в карман и достал фонарик, который прикрыл левой рукой, прежде чем включить.

Он находился в узкой комнате, служившей, по всей очевидности, складом рекламных изданий, необходимых для успешной деятельности любого туристического агентства: многочисленных раскладных книжечек с завлекающими обложками и роскошных буклетов, превозносящих красоты Швеции.

Он подошел к двери, вышел, закрыл ее и пропустил немного света между сжатыми пальцами. Большую комнату разделяла надвое стойка из покрытого лаком дерева, над которой возвышалась решетка с окошками.

Со стороны улицы полдюжины клубных кресел стояли вокруг низких столиков, заваленных туристическими брошюрами. Отделение для служащих было обставлено лакированной мебелью, стоявшей перед окошками. Именно в эту часть комнаты и вошел Юбер. В нескольких метрах справа еще одна дверь. Юбер подошел к ней. Этот зал его нисколько не заинтересовал: если в агентстве и были интересные документы, то только не здесь.

Он открыл дверь, и луч фонарика осветил чистую деревянную лестницу. Юбер стал осторожно подниматься по ней. На середине лестница совершала полный поворот и заканчивалась квадратной площадкой на втором этаже, в центре которой стоял широкий стол с двумя креслами по бокам. В обе стороны шел коридор. Юбер провел лучом света по помещению, бегло осматривая его. Он насчитал три двери, все со стороны улицы. Та, что была в середине и выходила прямо на площадку, имела табличку «ДИРЕКЦИЯ».

Дверь открылась от легкого толчка. Юбер закрыл ее, максимально плотно загородив пальцами лампу фонарика, и прошел к окну. Стекло закрывал тяжелый цельный деревянный ставень. Юбер внимательно осмотрел его и убедился, что благодаря ему снаружи не будет виден никакой свет. После этого он убрал пальцы с фонарика...

Комната была обставлена современной металлической мебелью. Широкий рабочий стол, покрытый молескином, на котором стояла лампа с зеленым абажуром и письменный прибор. И ничего больше... Или директор «Ландснорра» был очень оккуратным человеком, или у него было не слишком много работы. У стены, сзади письменного стола, располагались металлические шкафы. Юбер не любил эту мебель: открывать ее было намного сложнее, чем деревянные шкафы. Однако он пришел сюда для того, чтобы сделать поверхностный осмотр... На стенах висели репродукции картин французских импрессионистов. Центр кабинета занимали повернутые к столу два больших глубоких кресла из зеленой кожи, будто ожидавшие, когда в них сядут. Чуть дальше находилась металлическая картотека на колесиках. К картотекам Юбер питал особую слабость. Он опустился перед ней на колени, чтобы осмотреть замок. Да, замок оказался, что называется, «с секретом», но вскрыть его не представляло труда. Юбер расстегнул пальто, потом пиджак и начал возиться с железной пряжкой брючного ремня. Щелчок – и плоская пряжка раскрылась, как шкатулка, в пальцы Юбера упал маленький инструмент странной формы, один конец которого заканчивался шкифом на шарнире.

Юбер наставил луч фонарика в замок и по меньшей мере тридцать секунд сидел неподвижно, глядя в одну точку и хмуря брови, потом на мгновение опустил веки, давая отдых глазам, взял инструмент и стал медленно поворачивать шкиф в разные стороны... Послушные пальцам Юбера из него появились штырьки, похожие на зубья расчески. Он вставил инструмент в узкую замочную скважину и попытался открыть дверцу, не взламывая ее. Ему пришлось еще несколько раз крутить шкиф, прежде чем замок открылся...

Юбер поднял крышку картотеки, сжав в зубах кожаный ремешок своего фонарика, и стал просматривать карточки одну за другой.

Он знал, что начал утомительную и долгую работу, но времени у него было много...

Ознакомившись со всеми карточками на "А", он перешел к "Б". Там его ждал маленький сюрприз. Его глаза заблестели, когда он наткнулся на картонный прямоугольник, на котором было написано красивыми буквами: БЕРВАЛЬД КАРИН.

Сведения о дате и месте рождения, адрес магазина – Агус Гатан, 12, потом, в графе общая информация, напечатанный на машинке текст:

«Женщина высокого класса. Очень умная. Очень ловкая. По всей вероятности, политических убеждений не имеет. Беспринципна. Можно использовать ее любовь к роскоши. Малосентиментальна, но неравнодушна к мужской красоте. Предпочитает высоких сильных мужчин. При должной обработке может быть полезна для агентства».

Юбер улыбнулся, довольный тем, что узнал мнение противника о Карин Бервальд, поставил карточку на место и продолжил обыск.

Он закончил работу только через час. Больше знакомых имен не встречалось, но все увиденные фамилии он прочитал и тихо повторил вслух, чтобы вспомнить, если услышит их в будущем.

Затем закрыл картотеку, запер замок и вынул свой инструмент, сосредоточив внимание на металлических шкафчиках за письменным столом. Ему не пришлось менять комбинацию своей отмычки, чтобы открыть замок. Все замки были одной системы. Он просмотрел одно за другим досье, стоявшие на полках, но ни одно из них не показалось ему интересным. Однако, он досмотрел их до конца.

Заперев шкафы, он сел на угол стола подумать. Он полностью отдавал себе отчет в том, что ему понадобилось бы минимум сорок восемь часов, чтобы обыскать в одиночку весь дом. Если агентство «Ландснорр» действительно служило прикрытием для базы советской разведки в Северной Европе, то где-то в нем должны были лежать спрятанные важные документы. Правда, по словам Карин, псевдо-Жорж Мазель вовсе не был дураком. Он, наверняка, знал свое ремесло досконально.

Юбер встал на ноги и машинально взглянул на копии картин, висевших на стенах, Затем стал приподнимать их одну за другой и под третьей нашел то, что надеялся найти: дверцу встроенного в стену сейфа.

Эта находка не очень помогла ему: у Юбера не было инструментов для вскрытия бронированной двери этого типа, несомненно, снабженной сложным замком. Он с сожалением опустил картину. Достав из кармана «люгер», Юбер вытер его платком, подошел к кожаному креслу, стоявшему ближе к окну, и сунул руку между сиденьем и спинкой. Пустое место, в котором он мог свободно шевелить пальцами, было достаточно большим. Он положил туда «люгер», и не как попало, а совершенно определенным образом. Убедившись, что его работа не оставила следов, он распрямился, собираясь уйти.

Он взялся за ручку двери, когда от шума шагов на лестнице у него застыла в жилах кровь. Кто-то шел наверх, и отсутствие предосторожностей показало, что неожиданный гость не знает о присутствии в агентстве Юбера.

Быстрый и гибкий, как кошка, Юбер развернулся и бросился к металлическому столу. Он повернул вращающееся кресло, скользнул под стол в свободное место, предназначенное для ног и, к счастью, достаточно просторное, чтобы поместиться там целиком, вернул кресло в первоначальное положение и быстро выключил фонарик.

Тяжелые шаги приблизились. Дверь открылась, и комнату залил свет.

Юбер, находившийся в крайне неудобном положении, не строил никаких иллюзий насчет имевшихся у него шансов выкрутиться. Если вошедший захочет сесть за стол, это будет катастрофа...

Юбер бесшумно передвинулся так, чтобы оставить возможно большую свободу действий рукам. Характерный звук успокоил его и одновременно наполнил радостью. Эта серия щелчков... Вошедший открывал сейф. Тут Юбер горько пожалел, что расстался с «люгером». Сейчас был самый момент достать его и воспользоваться сложившимися обстоятельствами. Без оружия это было чистым безумием... Расстояние от стола до сейфа было слишком велико.

Щелчки прекратились, и наступила тишина. Дверца явно осталась открытой. Шорох бумаги. Юбер кипел от ярости. Он собирался отбросить всякую осторожность и выскочить, несмотря на риск, но сухой хлопок приковал его к месту. Неизвестный закрыл дверцу. Юбер пошевелил плечами, борясь с онемением, и раздвинул руки, готовый действовать.

Вращающееся кресло медленно отодвинулось, появились ноги в темных брюках и резиновых галошах. Ждать дольше не имело смысла... Юбер уверенным движением схватил лодыжки и изо всех сил дернул их на себя...

В комнате раздалось ужасное русское ругательство. Теперь Юбер был уверен в национальности своего противника. В минуты смертельной опасности всегда ругаются на родном языке. Крепче сжав руки, он рванул вперед, головой между ног врага, заставляя того отступить на кресло, которое с грохотом перевернулось. Юбер поднял голову и нанес неизвестному страшный удар в низ живота, от которого тот снова завопил. Затем, отпустив его лодыжки, он бросился на сходившего с ума от боли человека и схватил его за горло. Он безжалостно вдавил пальцы в глазные кровеносные сосуды. Почти сразу неизвестный перестал вопить, пару секунд молча побарахтался, потом обмяк... Тогда Юбер узнал его.

Это был милый шофер такси, так любезно встретивший его по приезде.

Он распрямился, стащил свою жертву с перевернутого кресла и уложил на ковер. Его взгляд упал на стол, и он увидел толстую пачку банковских билетов... Рядом с деньгами лежали ключи. Юберу всегда было противно хладнокровно убивать человека, особенно если тот находился в беспомощном состоянии, но борьба, в которой он участвовал, была борьбой насмерть. Каждый уничтоженный противник был очком в его пользу. Проявлять жалость было самоубийственно. Когда Юберу приходилось убивать, он старался по крайней мере делать это чисто. Он опустился на колени перед лежащим человеком, перевернул его на живот и сломал позвоночник своим излюбленным способом.

Не надеясь на удачу, он стал его обыскивать и, разумеется, не нашел ничего интересного. Ни единого документа, удостоверявшего личность. Он встал, взял со стола связку ключей и направился к сейфу.

Когда в начале войны Юбер, тогда федеральный агент, поступил в распоряжение УСС[2], он в течение трех месяцев проходил обучение в разведшколе, где в числе прочих необыкновенных предметов его научили открывать сейф, не зная шифра. Более сотни раз он стоял за экраном, слушая переключение ручек, пока его слуховая память не развилась до такой степени, что он мог механически воспроизвести движения, которые знал только по звуку. К сожалению, ему редко приходилось применять на практике приобретенные знания, и он не был уверен, что все получится... Однако, следовало попытаться.

Он поднял картину, сконцентрировал всю свою чувствительность в кончиках пальцев и взялся за первую ребристую ручку. Он закрыл глаза, перенесясь в тот момент, когда, сидя под столом, слушал, как открывает сейф человек, которого он только что убил. На третьем щелчке он остановился и взялся за вторую ручку... Всего их было четыре. Закончив с последней, он сделал паузу, давая разрядку перенапряженным нервам. Затем найдя в связке ключ от сейфа, он вставил его в замок и повернул. Дверца открылась, и «приятная неожиданность» оказалась такой сильной, что к лицу Юбера прилила кровь и потемнело в глазах.

В сейфе была только крупная сумма денег.

Юбер не имел ничего общего с героями романов, которые, чтобы не оскорбить мораль читателя, проявляют так называемую честность. Юбер был честен в том смысле, что никогда не взял ни гроша у частного лица. Все эти деньги, наверняка, предназначались для раздачи агентам враждебной разведки. Разумеется, Юбер мог бы, взяв их, отправить в американское Казначейство, но Казначейство не знает, что делать со своими долларами, а реальные расходы Юбера во время заданий всегда превышали суммы, выплачиваемые ему. Без малейшего угрызения совести он сгреб деньги и положил на стол рядом с первой пачкой. Поскольку ему пришлось совершить убийство, имело смысл закамуфлировать дело под банальный грабеж.

Рассовав деньги маленькими пачками под рубашку, он решил, что пора освободить помещение. Но прежде он достал платок, тщательно вытер места, где мог оставить свои отпечатки пальцев, потом, даже не взглянув на лежавший на ковре труп, вышел из комнаты, оставив свет включенным.

Он мог воспользоваться ключом убитого, чтобы выйти нормальным путем, но предпочел выйти тем же способом, каким вошел, и без проблем оказался на абсолютно пустынной Кунгс Гатан. Сунув руки в карманы, он пошел насвистывая, довольный своей экспедицией.

Он по привычке сделал несколько крюков, чтобы убедиться, что за ним нет слежки, быстро перешел через Стром и вернулся в старый город.

Он секунду колебался, возвращаться ли ему в дом по Остер Гатан или проделать в обратном порядке акробатические упражнения, с помощью которых он выбрался несколько часов назад, Он выбрал более простой путь, несомненно, из-за усталости.

Свернув на узкую улочку, он замедлил шаг. Было весьма вероятно, что противник установил постоянное наблюдение за домом, но если они все равно знали, где он живет, хитрить было бессмысленно. Юбер даже веселился, представляя себе смятение противников, которые увидели бы его возвращавшимся в столь поздний час, хотя не видели, как он вышел...

Мужчина, прислонившись к двери в нише, казалось, дремал. Юбер остановился, чтобы удостовериться, что он его не видел, затем пересек улицу широким пружинистым шагом, прижимаясь к стенам.

Тип действительно спал сидя. Юбер подумал, что сможет вернуться к себе, не привлекая внимания, но это был еще один враг, а Юбер вел войну...

– Спишь, скотина? – бросил он по-русски.

Человек подскочил и, заикаясь, ответил тоже по-русски:

– Нет... Не сплю. Он не выходил.

Он с силой тер глаза. Наконец, его взгляд остановился на лице Юбера, и он остолбенел от изумления. Его рука с быстротой молнии метнулась к левой подмышке, но Юбер это предвидел. Он остановил на лету руку человека и влепил ему в лицо удар кулаком, способный оглушить быка. Голова бедняги с силой ударилась об дверь, прислонившись к которой он стоял. Не теряя времени, Юбер развернул его и сломал позвоночник прежде, чем тип успел прийти в себя.

– Четыре – ноль, – прошептал он, потирая руки.

Он повернулся, собираясь идти к себе. Его взгляд машинально скользнул по фасаду и остановился. Он не верил своим глазам: в его комнате горел свет. Он точно помнил, что выключил его, уходя. Решительно, нельзя ни минуты побыть в покое...

Он перешел через улицу, открыл дверь, тихо закрыл ее и на цыпочках направился к лестнице. Поднявшись на второй этаж, он удвоил бдительность. Касаясь пальцами стены, он дошел до двери своей комнаты и резко распахнул ее. В комнате было темно...

Юбер сильно скривился. Весь этот кавардак начинал действовать ему на нервы. Ведь не приснилось же ему...

Он вошел, закрылся на задвижку и прислонил к двери наклоненный стул. В конце концов, у Уллы или ее старой рыжей тетушки вполне могло возникнуть желание нанести ему ночной визит. Надо выяснить это утром...

Он разделся, спрятал деньги под матрац, надел пижаму и лег в постель, решив спать.

5

Когда Юбер проснулся свежим и отдохнувшим, в комнате еще было темно. Взгляд на светящийся циферблат хронометра сообщил ему, что уже десять часов утра. Отбросив одеяло, он одним прыжком вскочил, открыл окно и раздвинул ставни. Снаружи был день, если это можно было назвать днем... С низкого неба лился жалкий серый свет, превращающий город в одну массу, из которой выделялись только несколько красных фасадов на Остер Гатан.

Улица была оживленной и шумной, все магазины открыты. Через широкое стекло витрины кондитори Юбер увидел фигуру Уллы Нистром, обслуживавшей клиентов.

Озноб вовремя напомнил, что температура на улице никак не подходит для того, чтобы высовываться наружу в пижаме. Он зябко закрыл окно и по совету Уллы дернул за шнурок, чтобы ему принесли завтрак. Затем убрал стул, блокировавший дверь, и отодвинул задвижку.

Сняв пижамную куртку, Юбер стал умываться. Он брился, когда дверь открылась без стука и вошла странная маленькая женщина – Катерина Нистром.

– Господин де Бессанкур хорошо выспался?

Юбер ответил чуть насмешливо:

– Господин де Бессанкур провел ночь довольно неплохо. Госпоже Катерине Нистром снились хорошие сны?

Она странно засмеялась, поставила поднос на стол, повернулась к нему и стала разглядывать без всякого смущения.

– Разве такой молодой человек, как вы, может не произвести впечатления на женщину моего возраста? Конечно, мне снились сны...

Юбер повернулся и посмотрел на нее. Она напоминала персонаж из кукольного театра. В ее огненных волосах торчали папильотки из разноцветного шелка. Круглое лицо, морщинистое, как печеное яблоко, выражало хитрость, лишенную снисходительности. Глаза необычного оттенка голубого цвета казались фарфоровыми; глаза куклы. Высохшие руки утяжелялись многочисленными кольцами сложной работы. Он неожиданно спросил непринужденным тоном:

– Ночью в мою комнату кто-то заходил. Это были вы?

Секунду она стояла ошеломленная, нахмурив брови, потом рассмеялась:

– Нет... Если бы я была сомнамбулой, характер моих снов, наверняка, толкнул бы меня на это, но я не сомнамбула...

Ее смех стал немного язвительным.

– Может быть, это была моя племянница? Вы ей очень симпатичны. Она могла испугаться, что вы недостаточно плотно укрыты.

Юбер тоже засмеялся, хотя не был убежден в правоте ее предположения.

– Не знаю, – сказал он. – Кто-то включил свет.

Она резковато перебила его:

– Лучше садитесь завтракать. Кофе остынет... Простите, у меня много дел...

Она ушла, семеня. Когда за ней закрылась дверь, Юбер сел за стол и поел с хорошим аппетитом. Его продолжало занимать ночное вторжение в его комнату. Он решил спросить объяснение у Уллы.

Закончив завтрак, он оделся, вынул из-под матраца деньги, взятые из сейфа агентства «Ландснорр», сложил их в пакет и тщательно заклеил его. Он написал адрес: госпоже Карин Бервальд. Стокгольм, Агус Гатан, д. 12.

Еще не было одиннадцати часов, когда он вышел на улицу, пересек ее и вошел в кондитори. Улла пошла ему навстречу с самой очаровательной своей улыбкой. Юбер пожалел, что у него нет времени заняться ею так, как она того заслуживала. Он жестом отказался сесть за столик, на который она показывала, и сказал:

– Я уже позавтракал, спасибо. Я просто решил поздороваться с вами.

Его внимание ей польстило. Он внезапно спросил:

– Скажите мне честно, вы заходили ко мне в комнату ночью?

Она густо покраснела, бросила на него возмущенный взгляд и, отступив на шаг, запротестовала:

– Если это шутка, могу заверить, что считаю ее очень дурного вкуса.

Она казалась искренней или же была первоклассной актрисой. Он изобразил смущенную улыбку и извинился:

– Простите. Сегодня ночью кто-то вошел в мою комнату и включил свет. Я спросил вашу тетю, а она сама предположила, что это могли быть вы.

Улла снова окаменела, потом подняла правую руку к волосам и с задумчивым видом поправила несколько прядей.

– Это серьезно? – спросила она.

– А похоже, что я шучу?

В голубых глазах молодой женщины мелькнул страх, потом она вздрогнула, стиснув зубы, посмотрела ему за плечо и прошептала:

– Извините, у меня много работы.

Не добавив больше ни слова, она повернулась на каблуках. Несколько разочарованный, Юбер вышел и направился к собору, где, как он знал, можно сесть на автобус, идущий к Кунгс Гатан.

Он остановился у первого киоска, купил «Стокгольм Тиднинген», сунул газету в карман, и только сев в автобус, развернул и стал читать.

На второй странице он нашел короткое сообщение муниципальной полиции об обнаружении в центре парка на севере города двух трупов. Личность убитых не была установлена. Первые заключения позволили полиции сформулировать версию о сведении счетов между двумя «малопочтенными субъектами, живущими вне рамок общества». В тот момент, когда один из них был заколот, он сумел сломать своему противнику позвоночник. Таким образом, погибли оба. Юбер позволил себе улыбнуться.

На третьей странице его взгляд упал на заметку, которая произвела на него эффект холодного душа.

Статья была озаглавлена: «Загадочная кража машины».

По словам редактора «Стокгольм Тиднинген», в старом городе, на Норр Малар Странд перед Скансен-Отелем было обнаружено такси. Владелец машины не найден. Днем это дело было связано с рапортом полицейского. Возвращаясь домой с дежурства рано утром, он заметил двух дравшихся мужчин. Они, очевидно, вышли из такси, номер которого соответствовал номеру машины, найденной перед Скансен-Отелем. Полицейский проверил документы одного из дравшихся. Паспорт был на имя Юбера де Бессанкура, французского журналиста, будто бы приехавшего в Стокгольм этим же утром. В завершение редактор писал, что нет никаких сомнений, во всяком случае лично для него, что указанный субъект предъявил полицейскому фальшивые документы, а когда блюститель порядка ушел, оглушил несчастного таксиста и сбросил его в Стром. На всякий случай, добавлял он, полиция активно ищет псевдо-Юбера де Бессанкура.

Почти оглушенный, Юбер медленно сложил газету и убрал ее в карман. Решительно, дела шли лучше и лучше... За двадцать четыре часа он спасся от нескольких покушений и сумел свести счеты с четырьмя слишком любопытными типами, а теперь им заинтересовалась еще и местная полиция. Есть от чего подать в отставку...

Он достал из кармана очки в стальной оправе, купленные накануне, и водрузил их на нос. Он был почти уверен, что если сейчас встретится со вчерашним полицейским, тот его не узнает, но лучше не искушать дьявола...

У Почтамта он вышел, отправил пакет Карин, потом, не торопясь, пошел к Кунгс Гатан в агентство «Ландснорр».

Юбер прекрасно понимал, что этот способ действий мог показаться безумным многим, даже самым смелым людям. Но он шел на это, все хорошо продумав. То, как его встретили в Стокгольме, и все происшедшее затем наводили его на мысль, что из-под наблюдения противников ему не уйти, что бы он ни делал. Единственным выходом было уехать из Швеции и вернуться обратно через несколько недель с новой «легендой». И не давать о себе знать ни разведслужбам Штаба Верховного Главнокомандования Объединенных Сил НАТО в Европе, ни ЦРУ. Кто-то предал его, в этом не было никаких сомнений. Юбер не любил служить мишенью, и раз уж обстоятельства поставили его на открытое место, он предпочитал нанести удар первым.

Подойдя к агентству, он увидел каменщика, вставляющего новую решетку в окно, через которое он влез ночью. Он с улыбкой остановился возле рабочего и сказал с понимающим видом:

– Хорошая предосторожность!

Каменщик покачал головой, пожал плечами и ответил:

– Понимаете, они иностранцы и не знают, что в Стокгольме нет грабителей.

Юбер ушел, не став продолжать разговор. Слова рабочего навели его на мысль, что руководитель агентства «Ландснорр» не счел нужным предавать огласке ночные инциденты.

Он уверенно вошел в агентство и захлопнул дверь.

Там было несколько туристов, получавших информацию. Юбер подошел к свободному окошку и обратился к девушке со строгим лицом, окруженным светлыми прядками волос, говоря с фламандским акцентом:

– Я бельгиец. Мне бы хотелось, чтобы вы составили для меня маршрут, позволяющий осмотреть Швецию за две недели. Я, знаете ли, не богат, но все же хочу совершить эту поездку в достаточно комфортабельных условиях.

Девушка выслушала его с большим вниманием, кивнула, открыла ящик и, достав из него несколько папок, пустилась в объяснения, которые Юбер не слушал. Он решил выдвигать всевозможные возражения до тех пор, пока раздраженная сотрудница не вызовет директора.

Ему не пришлось прибегать к этому плану. Не прошло и двух минут с его прихода, как зазвонил стоявший перед девушкой телефон. Она сняла трубку, ответила: «Да, господин директор», послушала несколько секунд, странно посмотрела на Юбера, потом встала и извинилась:

– Прошу господина туриста подождать. Я сейчас вернусь...

Она направилась вглубь зала и вышла в дверь, за которой была лестница, ведущая на второй этаж. Юбер стал спокойно ждать, разглядывая потолок. Он подумал, что, очевидно, сидящим наверху за приходом и уходом клиентов позволяла следить оптическая система.

Девушка скоро вернулась, подошла к окошку и сказала, не садясь:

– Я не могу дать вам исчерпывающие сведения. Будет лучше, если вами займется лично господин директор.

Юбер показал, что польщен вниманием.

Она открыла дверцу в конце стойки и знаком попросила его пройти. Внизу лестницы она объяснила:

– На площадке вы увидите дверь с табличкой «Дирекция». Постучите и входите...

Юбер поблагодарил и стал подниматься по ступенькам. Заблудиться он не мог...

На площадке никого не было. Как ему сказала девушка, он постучал и вошел.

У окна стоял высокий блондин с резко высеченными чертами лица. Одет он был как швед, но костлявое лицо наводило на мысль, что его предки были, скорее, поляками.

Мужчина твердым шагом подошел, щелкнул каблуками и поклонился на шведский манер.

– Добро пожаловать. Я к вашим услугам...

Он закрыл дверь, и Юбер услышал, как повернулся в замке ключ. Никаких иллюзий оставаться не могло... Юбер непринужденно опустился в кресло, спрашивая себя, является ли этот человек Жоржем Мазелем, о котором ему рассказывала Карин Бервальд. Описание, данное молодой женщиной, к нему не подходило... Хотя, ее представления о мужской красоте могли измениться после того, как она прошла через руки пластического хирурга...

Тип обошел письменный стол и сел во вращающееся кресло, жалобно скрипнувшее под его весом. Затем, без предисловия, чувствуя уверенность в себе, он открыл ящик, достал оттуда огромный «маузер», положил его на стол и сказал, показывая свои острые зубы:

– Добро пожаловать, месье де Бессанкур. Сказать по правде, я не надеялся, что вы придете ко мне добровольно. Впрочем, вы поступили правильно, нам нужно многое сказать друг другу...

Юбер выслушал это молча. Он любил решительных людей и предпочитал такую прямолинейную манеру говорить уловкам, которые заставили бы их потерять время. Он тоже улыбнулся. Его улыбка была жестокой, как волчий оскал, и настолько сдержанной, насколько возможно.

– Месье Жорж Мазель?

Костлявое лицо мужчины не выразило никакой реакции. Он неподвижно просидел несколько секунд и ответил своим суровым голосом:

– Он самый. Давайте поговорим о деле... Я следил за вами с самого вашего приезда в Стокгольм. Отдаю должное вашим способностям и особенно вашей «эффективности». Мы вас недооценили... Но будьте уверены, что больше этого не повторится. Мы заплатили дороже, чем было допустимо. Теперь ваша очередь платить.

Юбер скрестил свои нервные руки на коленях и весело спросил:

– Вы в этом уверены?

Хозяин кабинета убрал улыбку.

– Абсолютно. Вы очень скоро убедитесь в этом... Если я говорю с вами так откровенно, на это есть причина. Вы понимаете, что это означает?

Юбер изобразил большую веселость и засмеялся.

– Я не так глуп, – сказал он. – Позвольте мне подумать, что вы в очередной раз ошиблись.

Он перестал смеяться, распрямился в кресле и серьезно сказал:

– Если этого предисловия вам достаточно, давайте перейдем к делу. Я вас слушаю...

Юбер с удовлетворением отметил, что в серых глазах Жоржа Мазеля блеснул огонек раздражения. Если удастся заставить его потерять хладнокровие, все пройдет легче. Он сухо повторил:

– Я вас слушаю.

Мазель взял «маузер» и поднял его, наставив на Юбера.

– Не думайте, – сказал он, – что я проявляю ненужный садизм, прося вас объективно рассмотреть ваше положение. Сейчас идут последние часы вашей жизни. Прежде чем наступит ночь, вы станете трупом. Но до того мы должны уладить один маленький вопросик. Прошлой ночью вы проникли в этот кабинет, откуда похитили наш оборотный капитал в сумме около миллиона крон. Это слишком большая сумма, чтобы мы могли ее вам подарить.

Он замолчал, нажал пальцем на кнопку звонка, потом, не выпуская из руки оружия, встал и открыл дверь. В кабинет один за другим вошли два амбала, похожие на несгораемые шкафы; оба держали правую руку в непомерно раздутом кармане. Они прислонились к стене, глядя на Юбера, как на земляного червяка, которого собирались раздавить. Это было в стиле добрых традиций, и Юбер не смог удержаться от смеха.

– Ваши парни слишком похожи на киношных гангстеров.

Жорж Мазель остался равнодушным к такому юмору.

Он сел на свое место, положил «маузер» на стол и продолжил:

– Мои сотрудники, присутствующие здесь, проводят вас до места, где вы спрятали деньги. Когда вы вернете их, вы совершите небольшое путешествие за город, не имеющее ничего общего с поездкой, организовать которую вы просили мою служащую.

Юбер фыркнул:

– Вы принимаете меня за идиота?

Костлявое лицо Мазеля напряглось, взгляд стал угрожающим.

– Что вы хотите сказать?

Юбер откровенно расхохотался.

– Вы не получите эти деньги. Я уложил их в пакет и отправил его сегодня утром по почте. Стокгольм, до востребования, на мое имя.

Лицо Мазеля приняло землистый цвет; он глубоко вздохнул и сказал, пытаясь улыбнуться:

– Не имеет никакого значения. Раз дело обстоит так, мы ликвидируем вас прямо сейчас и заберем деньги, воспользовавшись вашими документами.

Голос Юбера стал невероятно сладким:

– Я сказал, что послал их на свое имя, но это не значит, что пакет адресован Юберу де Бессанкуру. В любом случае, у меня нет никаких документов на это имя.

Он театральным жестом поднял руки и добавил:

– Обыщите!

Мазель сделал жест, и двое профессиональных убийц подошли к Юберу, который не пошевелился, грубо схватили его за плечи и вытащили из кресла. Юбер поднял руку и сказал светским тоном:

– Одну минуту, друзья. Позвольте...

Он снял очки, неторопливо сложил их и положил на стол перед «маузером», после чего поднял руки вверх.

Оба типа буквально набросились на него и стали опустошать карманы. Он неуверенно запротестовал:

– Эй... Потише. Вы мне порвете одежду.

Потеряв терпение, один из амбалов влепил ему пощечину. Юбер не мог позволить бить себя. Его кулак молнией вылетел вперед, и наглец, поймав его челюстью, отлетел к стене, которая и остановила его полет. Юбер отступил назад и принял боевую стойку.

– Я готов вести разговор, – сказал он, – но не намерен терпеть пощечины. Если это повторится, начнется большая драка.

Мазель явно занервничал, а Юбер испугался, что слишком перегнул палку. Но директор агентства «Ландснорр» усилием воли вернул себе невозмутимую маску и приказал своим подручным:

– Спокойнее. Мы не торопимся.

Юбер любезно предложил:

– Если хотите, я могу сам все выложить из карманов. Могу даже раздеться догола, чтобы доставить вам удовольствие.

Он снова удобно уселся в кресло.

Мазель казался сбитым с толку. Юбер достиг цели, поставленной себе: своим поведением заставить противника поверить, что в рукаве у него спрятан крупный козырь. Однако, он полностью сознавал опасность, которой подвергался. Мазель раскрылся и теперь не согласится засчитать раунд как ничью и отпустить его. Мазель не будет колебаться в выборе между секретными фондами организации, равными миллиону крон, и жизнью Юбера.

– Месье де Бессанкур... или как вас там, вы сумасшедший.

Юбер улыбнулся.

– Это исключительно ваше личное мнение, милостивый государь.

Мазель продолжал:

– Обещанное мною путешествие вы совершите немедленно, Но вместо чистой смерти от пули в затылок, вас подвергнут жесточайшим пыткам... Мои люди настоящие мастера в этом деле. Ни они, ни я не торопимся. Это будет длиться часами... Может быть, несколько дней. Вам все-таки стоит подумать.

Юбер незаметно опустил руки вдоль ляжек так, что их закрыли подлокотники кресла. Поскольку его жест не вызвал никакой реакции, он стал медленно продвигать правую руку за спину, потом, скривившись, обратился к Мазелю:

– От этих типов за спиной у меня бегут мурашки. Они мешают мне думать... Я бы предпочел их видеть.

Мазель, не усмотрев в просьбе ничего подозрительного, сделал подручным знак встать рядом с ним. Пальцы Юбера уже пролезли между подушкой и спинкой, где прошлой ночью он спрятал свой «люгер». Он не имел ни малейшего желания дать себя увезти «в путешествие». Вдруг он заявил убежденным тоном:

– Послушайте, Мазель, давайте выложим карты на стол. Будьте хорошим игроком, признайте себя побежденным и ограничимся этим... Ваша организация раскрыта... Вы не сможете пробыть в Стокгольме даже двадцати четырех часов. Убив нескольких ваших людей, я действовал в рамках законной самообороны. Я не профессиональный убийца и не желаю вашей смерти. Меня удовлетворит ваш отъезд из страны.

Какое-то мгновение взгляд Мазеля выражал крайнее удивление, потом по его лицу пробежала тень.

– Я думаю, – сказал он, – что вы все-таки немного не в себе. Вы в нашей власти, и никто не сможет вырвать вас из нее. С той секунды, как вы ступили на мостовую Стокгольма, вы непрерывно находились под нашим наблюдением. Я прекрасно знаю, что вы ни с кем не вступали в контакт.

Юбер возразил язвительным тоном:

– А как вы объясните, что я вышел на агентство «Ландснорр»?

Этот пункт, конечно, волновал Мазеля, но тот решил не обращать на него внимания.

– Вы лишь получили отсрочку в исполнении смертного приговора, – сказал он.

– Точно так же, как и вы, дорогой друг, – ответил Юбер. – Я повторяю свое предложение... Вы покидаете Швецию, а я убираю оружие.

Мазель затрясся от нервного смеха.

– Вы совершенно ненормальный, – сказал он. – Вы в одиночку ввязались в безнадежную борьбу против многочисленной и хорошо отлаженной организации. На что вы надеетесь? Вы нанесли нам довольно чувствительные удары, согласен, но это не может продолжаться. Теперь мы прекрасно поняли, что вы упрямый тип, и мобилизуем крупные силы.

Юбер насмешливо рассмеялся:

– Мобилизуем? Этого еще не произошло?

Мазель закусил губу.

– Я плохо выразился. Это уже сделано, раз вы здесь.

Юбер прикрыл веки, чтобы спокойно посмотреть на обоих горилл, чья бдительность, как ему показалось, притупилась. Действительно, амбалы вытащили руки из карманов. Во время прерванного обыска они успели убедиться, что он не вооружен. К тому же эти субъекты слишком верили в силу своих мускулов. Пальцы Юбера коснулись холодной стали «люгера», оставшегося на месте. Он осторожно ощупал пистолет, потом взялся за рукоятку и стал его вытаскивать. Самое время... Мазель понял, что дискуссия ни к чему не приведет, и приказал раздраженном тоном:

– Возьмите его и посадите в фургончик.

Юбер вскочил, держа в руке пистолет.

– Минутку! – скомандовал он. – Руки вверх! Первого, кто рыпнется, превращу в труп!

Этот неожиданный ход произвел эффект разорвавшейся бомбы. Ошарашенные убийцы без разговоров подняли руки. Мазель попытался схватить свой «маузер», неосторожно положенный на стол, но Юбер оказался проворнее и завладел им раньше.

Он принял огорченный вид и с сочувствием сказал:

– Решительно, вы оказались не на высоте. Мне очень хочется уехать первым же поездом и сказать моим начальникам, что это задание лишено интереса. Вы просто мальчики из хора. Не понимаю, кто вас учил специальности.

Он, пятясь, шел к двери. Ни один из трех противников не казался расположенным что-либо говорить. Юбер продолжал насмехаться:

– Я делаю вам новое, совершенно честное предложение: возвращайтесь в школу, на сколько нужно, ну, скажем, на годик, а когда будете готовы, давайте мне знать.

Юбер сунул «маузер» в карман, чтобы освободить левую руку, прислонился к стене и открыл дверь, которую Мазель после прихода своих «сотрудников» забыл запереть на ключ. Он широко распахнул ее и любезно посоветовал:

– И главное: не изображайте из себя героев. Если попытаетесь помешать мне выйти, я взорву эту халупу. Насколько я успел заметить, вы не нуждаетесь в рекламе...

Он одним прыжком перескочил порог и бросился к лестнице, по которой сбежал боком, прижимаясь спиной к стене. Он беспрепятственно спустился вниз, убрал в карман свой «люгер», прежде чем открыть дверь, ведущую в агентство, любезно улыбнулся обернувшимся на него служащим, извинился перед старой дамой, оказавшейся у него на пути, и вышел на улицу.

Низкое небо было красивого фиолетового цвета. Холодный воздух показался Юберу бальзамом. Мимо проехало свободное такси, но он предпочитал возвратиться на автобусе. Он прошел сотню метров, и тут мускулы его спины напряглись. Юбер резко обернулся, не желая по-глупому погибнуть на улице. Сзади стояли двое полицейских в своей красивой форме; один из них наставил на него пистолет.

– Господин де Бессанкур? У нас есть ордер на ваш арест. Прошу без сопротивления следовать за нами в полицейский участок...

Юбер расслабился, вежливо поклонился и ответил:

– С удовольствием, господа.

И, не обращая внимания на ошеломленные физиономии полицейских, отдал им «люгер» и «маузер».

6

Молчание затягивалось. Оно успокаивающе действовало на Юбера, неподвижно сидевшего на стуле. Его глаза привыкли к ослепляющему свету направленной ему в лицо лампы. Он четко видел невысокую фигуру, сидящую по другую сторону полированного стола, – полковника Эриха Мольде, начальника шведской службы контрразведки. В кресле справа небрежно развалился помощник Мольде капитан Ларс Викен, задумчиво смотревший на Юбера. С другой стороны от стола, за особым столиком, сержант-стенографист сидел наготове, занеся карандаш над блокнотом.

Кабинет был просторным, и в нем царило приятное тепло. Проведя несколько часов в крайне неудобной камере, Юбер оценил его по достоинству. Он не спешил и не испытывал желания ни брать слово первым, ни торопить события.

Наконец, полковник Эрих Мольде пошевелился и стал набивать трубку из резного дерева, которую затем тщательно раскурил. Несмотря на ослепляющий свет, направленный в глаза, Юбер мог следить за жестами полковника, стараясь понять по ним характер человека, с которым, по всей вероятности, ему придется очень много общаться в ближайшие часы.

Капитан Ларс Викен по-прежнему оставался неподвижным и не сводил с Юбера свой задумчивый взгляд, как будто старался загипнотизировать его или проникнуть в его мысли.

Гортанный голос полковника Эриха Мольде внезапно разорвал тишину, к которой все уже начали привыкать.

– Насколько мне известно, – сказал он, – вы бегло говорите на нашем языке.

Юбер принял скромный вид.

– Скажем так: я его хорошо понимаю и говорю достаточно правильно, чтобы быть понятым.

Полковник Мольде посмотрел на капитана Ларса Викена, который ответил ему хитрой улыбкой. Мольде заговорил вновь, обращаясь к Юберу:

– Вы приехали в Швецию под именем Юбера де Бессанкура, французского журналиста. В день вашего приезда работники спального вагона заметили, что одна из полок в вашем купе пробита пулями. Получив информацию об этом, мы направили на место нашего офицера – специалиста по баллистике. По его заключению, стреляли снаружи. Мы полагаем, что те пули предназначались вам...

Полковник замолчал, ожидая ответа. Юбер неопределенно махнул рукой и заявил с непринужденным видом:

– Совершенно не понимаю, о чем вы говорите. Сплю я очень крепко, в купе был один. Если кто-то развлекался, паля в одну из трех полок, то доказательством того, что он стрелял по пустой, является мое присутствие здесь. В любом случае, я ничего не слышал... Это явно какая-то ошибка. Последнее время я жил очень спокойно и, уезжая из Парижа, не оставил там ни одного разъяренного рогоносца. И, наконец, я не понимаю, как факт покушения на меня оправдывает мой арест на стокгольмской улице и мое присутствие перед вами.

Капитан Ларс Викен впервые вышел из своей невозмутимой неподвижности и рассмеялся. В его смехе не было даже намека на насмешку, и Юбер не разозлился. Полковник Мольде продолжил без малейшего раздражения:

– Сойдя с поезда в шесть часов на центральном вокзале, вы прождали там более получаса, скорее всего кого-то, кто должен был вас встретить... Этот кто-то не приехал. Вы сели в такси, а десять минут спустя сотрудник полиции, возвращавшийся домой с ночного дежурства, увидел, как вы ожесточенно деретесь с шофером того такси. Этот человек до сих пор не найден, и мы вполне можем предъявить вам обвинение в убийстве.

Юбер засмеялся.

– Предъявляйте, если можете, – ответил он. – Однако, замечу вам, что я предъявил документы без возражений, тогда как у моего противника их не оказалось. Если хотите знать мое мнение, я считаю, что это такси ему не принадлежало.

– Так! Так! – сказал Мольде. – И как вы это объясните?

Юбер неопределенно махнул рукой:

– Никак. Я думаю, что какая-нибудь мафия приняла меня за другого... Такое случается. К сожалению, я не смогу написать об этом в моем репортаже... Мне никто не захочет поверить... Меня сочтут трепачом.

Ларс Викен вступил в разговор, убежденно заявив:

– Здесь вас никто не считает трепачом, господин де Бессанкур. Мы уже составили себе представление о том, кто вы такой. Думаю, вы сейчас пошли по ложному пути. Будьте уверены, мы не испытываем к вам никакой враждебности, но наша служба, руководимая присутствующим здесь полковником Мольде, призвана защищать внутреннюю безопасность Швеции.

Постарайтесь понять нас правильно. Если вы будете продолжать отрицать очевидное, мы будем вынуждены рассматривать вас как преступника. И напротив, если вы подтвердите правду, уже известную нам, самой большой неприятностью, ожидающей вас, станет предложение в кратчайший срок покинуть Швецию. Из двух зол надо выбирать меньшее.

Юбер ангельски улыбнулся.

– Вы рассуждаете, как Христос, – сказал он, – но я не люблю проповеди. Я не настолько глуп, чтобы не догадываться, о чем вы думаете. И все же, я не могу ради вашего удовольствия придумать историю, которой никогда не было в действительности.

Мольде терпеливо продолжил:

– Вы вошли в контакт с молодой женщиной по имени Карин Бервальд, являющейся владелицей магазина сорочек на Агус Гатан. Наша служба очень интересуется действиями этой женщины. Сегодня утром вы отправились в агентство «Ландснорр», находящееся в настоящее время в центре нашего внимания. Кроме того, прошлой ночью на Остер Гатан, в нескольких шагах от дома, где вы поселились, обнаружен труп. Несмотря на отсутствие документов, наша служба смогла установить личность этот субъекта. Это был мастер на все руки, состоявший на службе у мощной шпионской организации, действующей в нашей стране.

Юбер громко расхохотался.

– Если я правильно понимаю, вы пытаетесь повесить на меня второе убийство?

Ему ответил капитан Ларс Викен:

– Вы совершенно правильно понимаете.

Юбер перестал смеяться и совершенно серьезно запротестовал:

– К сожалению для вас, я всю ночь провел в своей комнате в доме 27 по Остер Гатан. Обе Нистром могут это засвидетельствовать.

Ларс Викен саркастически хохотнул:

– На вашем месте, – сказал он, – я бы не был так спокоен. Мы твердо уверены, что значительную часть ночи вы провели вне дома.

Юбер отметил это, но внешне никак не прореагировал. Теперь он спрашивал себя, не шведская ли контрразведка нанесла ему ночной визит? Он пожал плечами, и язвительно заметил:

– Я слышал о методах, обычно применяемых секретными службами. Убежден, что если вы захотите, то сможете добиться для меня смертного приговора за убийство. С этого момента я отказываюсь отвечать на ваши вопросы. Я французский гражданин... Я требую, чтобы послу моей страны в Стокгольме немедленно сообщили о моем аресте.

Полковник Мольде, не рассердившись, ответил:

– Мы известим посла Франции, когда сочтем нужным, но не раньше. Ваше поведение ясно показало, что этот разговор ни к чему не приведет. Я дам вам время подумать... Я прикажу отвести вас в камеру.

Юбер без колебаний встал.

– Уж лучше это, – сказал он. – Разговор с вами меня утомляет...

Ларс Викен поднялся, взял Юбера за руку и подтолкнул к двери.

Они вышли из кабинета в широкий коридор и направились к лестнице. Им навстречу тяжелым решительным шагом шел высокий мужчина в штатском; его светлые волосы были коротко острижены бобриком. Юбер сразу узнал его и быстро повернулся к капитану Викену, чтобы спрятать лицо. Слишком поздно. Мужчина остановился в нескольких шагах от них и громко сказал по-английски:

– Черт побери! Чтоб я сдох, если это не старина Юбер Бониссор де Ла Бат... Что вы здесь делаете, дружище?

Викен отодвинулся с радостной улыбкой, и вновь пришедший заметил наручники на запястьях Юбера. Он замер с открытом ртом, и его недоверчивый взгляд перешел на Викена, который иронично спросил:

– Вы знаете этого человека, Мераак? А мы безуспешно пытаемся установить его личность... Мы собирались передать его криминальной полиции с обвинением в совершении двух убийств.

Юбер понял, что упрямиться дольше не имеет смысла. Вновь пришедший был Торф Мераак, офицер норвежской разведки. Юбер и он работали вместе в последние месяцы войны над делом о предательстве в одной из групп норвежского Сопротивления. Он спрятал досаду и с улыбкой сказал:

– Добрый день, Торф. Счастлив тебя видеть.

Торф Мераак громко засмеялся и сильно шлепнул Юбера по спине.

– Чертов шутник! – сказал он. – Хотел бы я знать, в какую новую неприятность ты влип.

Ларс Викен любезно предложил:

– Может быть, вернемся к Мольде? Там нам будет удобнее разговаривать.

Не теряя времени, он освободил запястья Юбера от наручников и положил их в карман. Они вместе вернулись в кабинет полковника Мольде, который с удивлением смотрел, как они входили. Викен объяснил:

– Мы встретили в коридоре капитана Мераака. Думаю, он сможет нас просветить относительно подлинной личности нашего арестованного.

Норвежский офицер пожал Мольде руку и сказал, оборачиваясь к Юберу:

– Я познакомился с этим человеком в конце войны. Он тогда состоял в УСС. Мы вместе работали...

Юбер вымученно улыбнулся:

– Судьба против меня. Мне кажется, наступил момент откровенно объясниться.

Он сел на стул, с которого встал несколько минут назад, и продолжил:

– Меня зовут Юбер Бониссор де Ла Бат, это верно. Я работаю на ЦРУ и выполняю здесь задание. Сразу уточню, что это задание не направлено против Швеции. Мне поручено выявить и, если возможно, уничтожить советскую шпионскую организацию, обосновавшуюся на вашей территории.

На прямоугольном лице Мераака расцвела широкая улыбка. Невозмутимый Ларс Викен посмотрел на полковника Мольде, у которого был недовольный вид. Юбер непринужденно продолжал:

– Я не строю никаких иллюзий насчет того, что произойдет дальше. Вы вежливо проводите меня до границы... Но это не решит вашу проблему. Шпионская деятельность противника на вашей территории очень беспокоит Генеральный штаб Атлантического Союза. Позволю себе сказать, что вам посылали многочисленные ноты, но безрезультатно. Я никого не хочу судить, но вы должны признать, что нейтралитет, доведенный до такой точки, дает ЦРУ право вплотную заинтересоваться этим делом. Если вы выдворите меня, приедут другие агенты. Вы не сможете этому помешать.

Полковник Мольде запротестовал:

– Даже угольщик хозяин в своем доме. Мы ни от кого не собираемся выслушивать нотации... Наша страна традиционно нейтральна, и тот факт, что нам удалось остаться в стороне от двух мировых войн, доказывает, что эта политика хороша. Мы служим шведскому народу, а шведский народ хочет мира.

Юбер извинился:

– Я прекрасно понимаю вашу точку зрения, полковник, но чтобы оставаться нейтральным, нельзя помогать одному из двух противостоящих блоков. Русские шпионы обосновались в вашей стране, как у себя дома. Они организовали в Стокгольме своего рода руководящий центр своих служб для всей Северной Европы. Генеральный штаб НАТО не может больше терпеть подобную ситуацию. Если допустить, что начнется война, этого предлога будет достаточно, чтобы оккупировать вашу страну. В конфликтах подобного рода не может быть никакого миндальничания. Я не прошу вас помогать мне вышвыривать русских. Я прошу только обоюдности. Вы никогда не убедите меня, что не знаете о советской деятельности у вас. Сделайте вид, что не знаете о моей, и Генштаб НАТО будет доволен.

Голос Мольде стал саркастическим:

– В общем, вы хотите, чтобы я позволил вам продолжать убивать людей в Стокгольме, закрывая на это глаза.

Юбер решительно кивнул.

– Я не вижу другого способа действовать. Они сами четыре раза пытались убить меня. Я действовал в рамках законной самообороны... Рассматривайте это как простую операцию по очистке.

Викен рассмеялся:

– У вас удивительно образные выражения!

Юбер серьезно посмотрел на него.

– Я здесь не для того, чтобы вести разговоры о философии. Ваша страна поддерживает с моей традиционно дружеские отношения. Повторяю: я не прошу у вас никакой помощи. Только нейтралитет.

Он повернулся к норвежцу и спросил:

– Что ты об этом думаешь?

Капитан Торф Мераак вздрогнул и шагнул вперед, подняв руку.

– Позвольте... У меня есть предложение. Я в Швеции примерно по той же причине, что и мой друг. Я пользуюсь привилегированным положением в том смысле, что Норвегия и Швеция связаны общими интересами, и потому мы, так сказать, кузены, если позволите так выразиться. Я предлагаю компромисс... Моего друга Юбера отпустят на свободу и позволят продолжать свое дело, но так, чтобы это не нарушало общественный порядок. Эту свободу действий вы ему дадите при условии его согласия работать совместно со мной. Моя помощь будет ему полезна, а ваша служба успокоится, поскольку я буду его контролировать.

Викен кивал головой, показывая, что это решение представляется ему привлекательным. Полковник Мольде, проявлявший куда меньший восторг, возразил:

– Арест вашего друга не мог остаться незамеченным. Если мы его выпустим, то вне всяких сомнений навлечем на себя гневные протесты из советского посольства.

Мераак хитро улыбнулся.

– Вы не обязаны его отпускать официально. Никогда не следует делать дело наполовину. Дайте ему средство оставаться незамеченным... Вы это можете... Всю ответственность я беру на себя.

Мольде усмехнулся:

– Под вашу ответственность! Ошибаетесь, Мераак... Если возникнут неприятности, отчета потребуют у меня, а не у вас.

Юбер раздраженно прищелкнул языком и сухо заметил:

– Вы, полковник, кажется, боитесь протестов советской стороны, но будьте уверены, что, если вы меня вышлете, через очень короткое время Атлантический Союз поставит ваше правительство перед выбором: или вы ликвидируете советские шпионские сети, действующие на вашей территории, или дружеские до сих пор отношения со странами-членами НАТО серьезно испортятся. Для вас единственный способ избежать неприятностей – принять предложение моего друга Мераака. Что касается меня, я согласен.

Капитан Ларс Викен подошел к своему начальнику и сказал:

– Может быть, господин полковник, вам стоит посоветоваться с МИДом?

Мольде раздраженно махнул рукой.

– Бесполезно! Они не примут никакого решения и скажут, что это мое дело. Поскольку Мераак дает мне необходимые заверения, я могу принять его предложение. Викен, вы займетесь деталями. Не забудьте передать пресс-коммюнике, сообщающее об аресте де Бессанкура. Доработайте план у себя в кабинете... Я вам доверяю.

7

Сидя один в комнате с выкрашенными в белое стенами, Юбер читал «Стокгольм Тиднинген», когда в коридоре послышались решительные шаги, остановившиеся перед дверью, которая сразу же открылась. Это был капитан Торф Мераак, чье лицо с румянцем во всю щеку освещала радостная улыбка.

Юбер встал со стула и подошел к нему пожать руку.

– Привет, викинг! – сказал он. – Ты за мной?

Мераак раздавил своей лапищей пальцы Юбера, сдержавшего гримасу, и сел на узкую белую кровать, жалобно заскрипевшую под его весом.

– Да, – ответил он, – за тобой. Ты слишком долго бьешь баклуши.

– Ровно сорок восемь часов, – сказал Юбер. – Как я тебе?

Торф Мераак критически осмотрел его и высказал свое мнение:

– Немножко расплылся. Не понимаю, зачем врач засадил тебе столько желатину под подбородок. С пухлыми щеками и здоровыми ушами ты и так имел вид толстого любителя пива.

Юбер взял с ночного столика зеркало и посмотрел на себя. Хирург – друг Мераака – мгновенно изменил его лицо инъекциями желатина под щеки, подбородок и в мочки ушей. Это было безопасно, а самое приятное – не навсегда. Через две-три недели желатин постепенно рассосется, и лицо вернет свой первоначальный вид. Юбер очень надеялся, что через две-три недели уже покинет Швецию. Он провел рукой по начавшей отрастать щетине, которую хотел отпустить до размеров бородки. Мераак вынул из кармана черный кожаный бумажник и протянул его Юберу.

– Вот новые документы, – сказал он. – Теперь тебя зовут Гуннар Виммерби; ты шведский подданный, родился в Стокгольме в 1918 году, по профессии архитектор-пейзажист. Прошлое и все остальное придумай себе сам. Впрочем, вполне вероятно, что тебе это не потребуется.

Юбер раскрыл бумажник и внимательно осмотрел лежавшие в нем документы: удостоверение личности, водительские права, членскую карточку столичного теннисного клуба и несколько адресованных Гуннару Виммерби писем безобидного содержания в конвертах со старыми датами.

– Прекрасно, – сказал он. – Пошли?

– Пошли, – ответил капитан. – Я заплатил по твоему счету. Деньги вернешь, когда сможешь.

Юбер надел пальто и надвинул на оттопырившиеся уши шляпу. Мераак открыл дверь, и он пошел следом за ним.

Они вышли из клиники через парк, разбитый сзади нее, и оказались на улочке, где Мераак оставил свою машину.

– На заднем сиденье лежит чемодан. В нем сменное белье. Юбер уже думал о другом. Он рассеянно поблагодарил и сказал:

– Мне нужно встретиться с Карин Бервальд. Сейчас девять часов – удачное время, чтобы навестить ее.

Мераак завел мотор, и машина тихо тронулась с места. Поколебавшись несколько секунд, он ответил:

– Я не мог давать тебе советов, но, поскольку ты все равно вынужден терпеть мое присутствие, ты меня все-таки выслушаешь. На твоем месте я бы воздержался от идиотских поступков... В принципе, противник убежден, что ты временно вышел из игры. Тебе лучше заниматься делом в одиночку и избегать ненужного риска.

Юбер удивился:

– Отправляясь к Карин Бервальд, я ничем не рискую. С ее помощью я могу связаться со Службой. Я убежден в ее лояльности.

Мераак ехал медленно, направляясь к центру города. Он остановил машину перед красным светом и заявил звонким голосом, который хотел смягчить:

– Не сердись, что я настаиваю, но Карин Бервальд мне хорошо известна. Я установил за ней наблюдение с того момента, как приехал в Стокгольм. Она поддерживает очень тесные отношения с типами из агентства «Ландснорр».

– Она делает свою работу, – сказал Юбер. – Повторяю тебе: я ей полностью доверяю.

Красный свет сменился зеленым. Мераак тронул машину с места. Он бросил на Юбера взгляд сбоку и спросил:

– Ты ее хорошо знаешь? Ты с ней уже работал?

Юбер странно улыбнулся.

– Да, – ответил он, – и часто... Тогда ее звали не Карин Бервальд. Могу тебе сказать по секрету, что именно я привел ее работать в ЦРУ.

– Это ничего не доказывает, – отозвался Мераак упрямым тоном. – Каждый раз, когда я работал с женщинами, у меня из-за них бывали одни неприятности. Конечно, они могут оказать большие услуги... но их надо всегда остерегаться... и говорить им только то, что необходимо. На твоем месте я бы не пошел.

Настойчивость норвежца начала раздражать Юбера, и он сухо отрезал:

– Я не прошу тебя ехать вместе со мной. Доеду один.

Мераак нахмурил брови, потом, поскольку они находились уже недалеко от Агус Гатан, прижал машину к краю тротуара и остановил ее.

– Слушай и не психуй, – сказал он. – Я тебе уже говорил, что поставил Карин Бервальд под наблюдение. Двое моих агентов сняли квартиру на параллельной улице, откуда могут следить за окнами твоей подружки. Я попрошу тебя только об одном... Пошли со мной к моим ребятам и послушай их отчет о том, что произошло в последние двое суток. Потрать на это десять минут, а потом делай что хочешь.

Юбер согласился без восторга.

– О'кей, – сказал он. – Но только, чтобы доставить тебе удовольствие...

Мераак снова завел мотор. Они проехали мимо Агус Гатан, потом норвежец свернул на следующую улицу. Через сто метров он остановил машину и открыл дверцу, чтобы выйти.

– Это здесь. Ты идешь?

Юбер вышел на тротуар перед многоэтажным бетонным зданием современной постройки. Мераак открыл дверь и повел Юбера по широкому вестибюлю к лифту.

На шестом этаже Мераак, за которым следовал Юбер, прошел по ярко освещенному коридору, остановился перед дверью в его глубине и нажал на кнопку звонка.

Юберу вдруг стало не по себе, и он понял, что из-за двери за ними наблюдают.

– Кто здесь? – спросил голос.

Торф Мераак встал перед дверью на свету, и голос сказал:

– А, это вы?

Шум неторопливо открываемого замка – и дверь открылась. Юбер вошел в квартиру следом за Мерааком и оказался перед высоким тощим типом с узкими плечами, чье измученное лицо окружала густая светлая шевелюра, падавшая прямыми прядями до лопаток. Мераак представил их друг другу:

– Свен Хортен, художник в свободное время... Гуннар Виммерби, друг.

Свен посмотрел на Юбера своими блестящими глазами со Смущающей пристальностью и спросил:

– Настоящий друг?

Мераак рассмеялся.

– Самый что ни на есть настоящий.

Хортен закрыл дверь и запер ее на все замки. Мераак, как будто у себя дома, прошел впереди них в большую комнату, где царил неописуемый беспорядок. В углу возле широкого окна молодая женщина в хлопчатобумажной пижаме ретушировала стоявшую на мольберте картину. Она обернулась в тот момент, когда вошел Юбер. Женщина была такой же худой и такой же светловолосой, как мужчина. Ее изможденное лицо, блестящие глаза и слишком красные щеки навели Юбера на мысль, что она, очевидно, туберкулезница. Мераак снова начал представления:

– Вания Хортен, жена Свена. Гуннар Виммерби, «очень настоящий» друг.

Вания Хортен посмотрела на Юбера ничего не выражающим взглядом и вяло протянула руку Мерааку.

– Здрасте, босс. Пить хотите?

Мераак встал перед полотном и нахмурил брови.

– У вас очень неплохо получается.

Юберу картина показалась жуткой, но он воздержался от высказывания своего мнения. Впрочем, женщине на это, кажется, было наплевать.

– Что нового за два дня? – спросил Мераак.

Свен ответил тягучим голосом:

– По Бервальд?

– Разумеется.

– Ничего по-настоящему нового. Она продолжает принимать типов из «Ландснорра». Когда вы позвонили, я наблюдал. У нее как раз кто-то есть.

Мераак оживился:

– Ты не мог сказать раньше? Надо посмотреть...

Свен провел их через прихожую в большую кухню, погруженную в темноту. Именно оттуда странные помощники Мераака шпионили за Карин Бервальд...

Свен Хортен дал им по биноклю и сказал с ноткой гордости:

– Мне удалось осуществить свой план, шеф. Позавчера я смог проникнуть к ней и установить микрофон. Теперь мы сможем услышать весь их разговор.

– Ты ас, Свен, – похвалил Мераак.

Они стояли у окна. Юбер чувствовал, как его возмущение усиливается, но он достаточно хорошо владел собой, чтобы не показывать этого. Через очень чистые стекла они четко видели стоящий метрах в тридцати дом, где жила Карин. Свен объяснил:

– На втором этаже, второе окно справа. Оно освещено...

Юбер поднес бинокль к глазам, настроил его и без труда нашел окно, указанное Свеном, которое показалось ему очень близким. Сначала он увидел Карин, одетую в черную фланелевую пижаму, в которой принимала его несколько дней назад. Потом он испытал шок...

В нескольких шагах от Карин сидел мужчина. Это был директор агентства «Ландснорр». Юбер услышал ворчание Мераака:

– Ну, Свен... где твой микрофон?

Послышался треск, и в комнате зазвучал искаженный усилителем женский голос:

– Если это будет продолжаться дальше, Густав, я прерву с вами все отношения. Вы не можете вечно подозревать меня. Никак не могу понять, почему вы по-прежнему не доверяете мне. Я сообщила вам о приезде того агента ЦРУ, как только сама узнала об этом. Идя навстречу вашему желанию, я «сдала» вам человека, который должен был встретить его на вокзале, чтобы ему пришлось сразу же войти в контакт со мной. Если вы считаете, что этого недостаточно, я предпочитаю прекратить работу с вами...

У Юбера остановилось сердце. Все его тело застыло, как будто окаменело. В подобных обстоятельствах он запрещал себе думать, чтобы не вынести поспешного суждения. Он прекрасно знал по своему опыту, какие комедии приходится иногда играть секретному агенту, и не исключал такого объяснения поведения Карин. В окулярах бинокля молодая женщина нервно расхаживала по комнате туда-сюда. Юбер перенес внимание на того, кого считал Жоржем Мазелем, а Карин называла Густавом. На его тонких губах играла жестокая улыбка, а прямоугольное лицо дергалось от нервных тиков, как будто Густав боролся с желанием рассмеяться. Его голос, передаваемый через микрофон, сменил голос Карин:

– Вы напрасно так разволновались. Лично я вам доверяю... Но я работаю не один. Мы не можем забыть, что вы кадровый сотрудник ЦРУ. Мы признаем, что вы оказали нам услуги, но не можем не обращать внимания на то, что произошло с момента приезда этого субъекта. Мы потеряли четверых наших людей из числа самых лучших. Кроме того, он похитил наши секретные фонды, а на следующий день пришел в агентство и стал надо мной издеваться.

Он скривился от злости и продолжил, понизив тон:

– Никогда не забуду эту шутку, которую он со мной сыграл. Я поклялся убить этого типа и убью его. Кажется, он уже двое суток находится в руках шведской службы безопасности, но мы не смогли получить никакой информации.

Юбер слегка изменил настройку бинокля, чтобы посмотреть на Карин. Она стояла в углу комнаты, хмуря брови. Снова зазвучал ее голос, искаженный микрофоном до такой степени, что Юбер его не узнавал:

– Секунду, Густав... Вы сказали, что он захватил ваши фонды?

Мужчина со злостью подтвердил:

– Да. Полностью... У нас в кармане не осталось ни единой кроны. Нам пришлось срочно запросить помощи у руководства. Это наверняка наделает много шуму...

Снова заговорила Карин:

– Вы можете мне назвать точную сумму, похищенную у вас?

Юбер быстро перенес внимание на советского шпиона, чье лицо застыло.

– Почему... – начал он.

Потом, фальшиво отвлеченным тоном:

– Один миллион двести пятьдесят тысяч крон.

В усилителе раздался нервный смех. Успокоившись, Карин сказала:

– Подождите секунду, пожалуйста.

Юбер увидел, как она вышла из комнаты, и воспользовался этим, чтобы опустить бинокль и посмотреть на Мераака, стоявшего рядом с ним, плечо к плечу. Мераак не шевелился, продолжая наблюдение. Юбер опять поднес бинокль к глазам. Густав достал сигарету и нервно прикуривал ее. Затем он принялся барабанить пальцами по подлокотнику кресла, бросая частые взгляды на дверь, оставленную Карин открытой. Молодая женщина вернулась, неся в руке пакет из темной бумаги, который Юбер сразу же узнал. У него сжалось горло, и он выругался от злости.

Карин положила пакет на низкий столик, стоявший справа от кресла, в котором сидел ее собеседник. В усилителе снова зазвучал ее голос:

– Я получила этот пакет вчера. Прислал его мне Бессанкур. В нем миллион двести пятьдесят тысяч крон наличными и короткая записка, предписывающая мне сохранить деньги в надежном месте. Это и есть ваши секретные фонды?

Она разорвала обертку, и показалась пачка купюр.

Мужчина побледнел, вскочил, бросился к деньгам и накрыл их ладонью, как будто хотел защитить от нового исчезновения. Слегка хрипловатый голос Карин произнес:

– Можете проверить, все ли на месте.

Мужчина сел, подтянул столик к себе и стал быстро проверять содержимое пачек, пролистывая их пальцем.

Юбер весь дрожал, его лицо горело, и он чувствовал, что в нем поднимается ужасная ярость. Если бы он оказался в квартире Карин, то убил бы ее без колебаний.

Директору агентства «Ландснорр» потребовалось добрых пять минут, чтобы убедиться, что вся сумма на месте. Он убрал деньги в пакет, изобразил улыбку и сказал:

– Я вами доволен, Карин. Этот жест снимает с вас все подозрения в глазах руководящего комитета нашей организации. Вы оказали нам неоценимую услугу...

Карин ответила веселым тоном:

– Не подумайте, что я хочу воспользоваться ситуацией, но если мне не изменяет память, вы мне должны определенную сумму. Мы договаривались, что мои услуги будут оплачиваться...

Русский шпион засмеялся:

– А вы не теряете реализма, – сказал он. – Сколько?

Голос Карин смягчился:

– Вы забыли? Мы говорили о двух тысячах крон...

Он раскрыл сверток, вынул из него две пачки по тысяче крон каждая и протянул их молодой женщине. Она взяла деньги и положила на полку книжного шкафа. Когда она возвращалась, Юбер заметил, что ее красивое лицо стало озабоченным.

– Я бы хотела кое-что выяснить, – сказала она. – Вы мне сказали, что Бессанкур пришел в агентство и стал над вами издеваться. Как это произошло?

– Войдя к себе в кабинет около девяти часов, я обнаружил перед пустым открытым сейфом труп одного из наших агентов. В досье и картотеке кто-то покопался. Я сразу же подумал, что эта работа – дело рук вашего друга. За то время, что мы занимаемся им, я успел по достоинству оценить его и предположил, что он вполне может вернуться посмотреть на результат. Я принял меры, чтобы меня немедленно предупредили, если он вдруг сунется в агентство. Он пришел под видом бельгийского туриста и пошел ко мне следом за служащей, прекрасно зная, что делает... Во время своего ночного визита он спрятал в кресле пистолет и выхватил его в нужный момент, чтобы выкрутиться.

Карин прижала ладони к щекам. Она казалась потрясенной.

– Господи!.. Одна я знала, что в то утро он собирался пойти в агентство. Он поймет, что произошла утечка. Это жестокий и безжалостный человек... Шведская полиция недостаточно сильна, чтобы удержать его в тюрьме. Он убежит и первым делом явится сюда, чтобы убить меня. Я должна уехать... Спрятаться...

Она металась по комнате, потеряв все свое хладнокровие. Внезапно остановившись, сердито сказала:

– Я укладываю вещи и сажусь в первый же поезд... Я должна убраться из Швеции.

Густав нахмурил брови, успокаивающе поднял руку и ответил:

– Потише, моя дорогая. Вы теперь работаете вместе с нами и можете оказать нам новые услуги. Ваши страхи кажутся мне обоснованными, но покидать страну не нужно. Мы можем отвезти вас в убежище... Я сегодня же вечером отвезу вас в одно надежное место.

Карин недолго помолчала, потом снова стала беспорядочно ходить по комнате, возбужденно протестуя:

– Нет!.. Я не согласна! Я сделала ошибку, что ввязалась в эту авантюру. Ничего, выкручусь одна.

Густав встал. Его лицо было суровым, взгляд жестоким.

– Вы поедете со мной, – сказал он. – Это приказ...

Она отступила, показывая свое взволнованное лицо. Потом ее плечи опустились, и она сдалась:

– Дайте мне время одеться и собрать чемодан...

Она ушла в свою спальню, а Густав с улыбкой снова опустился в кресло.

Юбер шагнул назад. Он дрожал и чувствовал, что не может произнести ни слова. Мераак невозмутимо отошел от окна, положил бинокль на стол и сказал Свену:

– Выключи. Теперь надо решать...

Он подошел к Юберу и взял его за плечи. Юбер вздрогнул, как от разряда электрического тока. Мераак прошептал:

– Тяжело, да? Я понимаю... Но надо действовать. Ты слышал, они уедут через несколько минут. Он хочет увезти ее в «надежное место».

Он хохотнул:

– Мы проследим за ними. Ты поедешь со мной на моей машине, Свен и его жена на своей. Таким образом мы сможем организовать сменную слежку. Путешествие может оказаться долгим...

Большим усилием воли Юбер сумел взять себя в руки. Когда он отвечал, его голос был холодным и твердым:

– Ты прав, Торф. Надо ехать...

8

Сидя в машине рядом с Мерааком, Юбер оставался мрачным и молчаливым. Было холодно, но небо, хотя и облачное, не грозило снегопадом. Красивая ночь, темная и благоприятная для охоты на человека.

В пяти метрах впереди, напротив дома 12, стоял маленький приземистый «зингер» спортивной модели. Возможно, это была машина Густава. На другом конце улицы, невидимый для Юбера и Мераака, стоял автомобиль Хортенов, повернутый к ним капотом на случай, если «зингер» развернется.

Чтобы разбить молчание, становившееся тягостным, и отогнать мрачные мысли, терзавшие его, Юбер прошептал:

– Этот «зингер» должен быть очень быстрым. Если водитель даст полный газ, мы отстанем.

Мераак саркастически рассмеялся и ласково погладил ладонью руль своего «ситроэна».

– Не беспокойся, – сказал он, – я установил на ней газотурбинную силовую установку. Так что она дает сто сорок без труда.

– А они? – буркнул Юбер. – Хортены?

– У них довоенный «мерседес», но он еще быстрее, чем эта. Не порть себе кровь, они не оторвутся. Кроме того, Хортен и я знаем этот район, как собственный карман.

Он вздрогнул, коснулся руки Юбера и сказал, понизив голос:

– Вот они.

На тротуар вышла Карин Бервальд, за ней Густав, несший чемодан. Они не торопясь сели в маленький кабриолет. Юбер воспользовался этим, чтобы спросить:

– Кстати... Как в действительности зовут этого типа? Густав или Жорж Мазель?

Мераак потянул стартер. Мотор заурчал. Он включил первую скорость и ответил:

– Он называет себя Жоржем Мазелем, но если Карин наедине зовет его Густавом, мы можем делать то же самое... Густав красивое имя, ты не находишь?

Юбер не ответил. «Зингер» тронулся с места, и Мераак, подождав несколько секунд, поехал следом.

– Едем прямо, – сказал он. – Нам повезло...

Ему сразу же пришлось заметно прибавить скорость, чтобы не отстать. В конце улицы они проехали мимо большого «мерседеса», в котором сидели Свен и Вания Хортен. Юбер обернулся и увидел, как мощная машина семьи «художников» буквально вылетела на противоположный тротуар при развороте.

«Зингер» на большой скорости ехал к северо-восточному предместью. Мераак следовал за ним на приличном расстоянии, и его манера вождения полностью успокоила Юбера. Норвежец знал свое дело.

Вдруг Мераак на секунду включил задние фонари «ситроэна» и убрал ногу с педали газа, чтобы притормозить. Через пять секунд большой «мерседес» обогнал их, Мераак дал ему оторваться на сотню метров, прежде чем снова нажал на газ, приноравливаясь к его скорости. Если Густав поглядывал назад, его не могло насторожить присутствие сзади одной и той же машины.

Дома становились все реже. Они следовали по почти пустынному бульвару. Указательная табличка сообщила Юберу, что они едут в сторону Уппсалы. Скорость все увеличивалась. Стрелка спидометра дрожала между 100 и 110. Мераак весело заерзал на сиденье:

– Отлично! Вот это гонка...

Короткая вспышка задних фар «мерседеса» – и Мераак прибавил газу, чтобы занять место впереди.

120... 130... Они обогнали громоздкий «мерседес», притормозивший, пропуская их, Мераак выключил фары. «Зингер» ехал в двухстах метрах впереди.

Юбер с трудом проглотил слюну. Если бы он сам сидел за рулем, то не испытывал бы никакого страха, но не любил быть пассажиром в машине, несущейся в полной темноте на такой скорости. К счастью, сугробы на обочинах четко определяли края шоссе.

Взгляд назад. «Мерседес» тоже ехал с выключенными фарами.

Скоро они достигли маленького городка Сундбиберг, по которому пронеслись, почти не сбавляя скорости. При выезде из городка они увидели огни «зингера» на шоссе на Уппсалу. Густав стабильно ехал на скорости не меньше 120 километров в час.

– Слушай, Торф, – сказал Юбер, – если мы наткнемся на полицейских...

Мераак непринужденно ответил:

– Не остановимся. Все очень просто.

Он резко затормозил и нагнулся вперед, чтобы лучше видеть поворот, в который надо было вписаться. Взвыли шины, потом автомобиль выровнялся и вновь понесся вперед.

До Сигтуны Юбер и Мераак не обменялись больше ни словом. Въехав в спящий город, «зингер» скрылся с глаз. Мераак прибавил скорость и сказал, повысив голос:

– Нельзя, чтобы они оторвались именно здесь. Тут две возможные дороги...

На повороте одной из улиц они увидели маленький кабриолет, поворачивавший на перекрестке налево. Мераак притормозил и шумно перевел дыхание.

– Густав едет не в Уппсалу, – сказал он. – Или я ошибаюсь, или он приведет нас на берега Малара. Я правильно сделал, что оставил в багажнике мое рыболовное снаряжение. Ты любишь рыбалку, Юбер?

– Нет. Предпочитаю охоту.

Мераак ответил звонким смехом и резко повернул, чтобы не потерять «зингер», уже набравший скорость.

Они проехали по мосту; на другой его стороне дорога стала узкой и очень извилистой. Юбер обернулся и увидел темную массу «мерседеса», в свою очередь проезжавшего по мосту.

Десять минут спустя они пересекли Энкопинг, по-прежнему следуя за кабриолетом Густава, уводившим их к Вастераасу – красивому городу на берегу озера.

Примерно за пятнадцать километров до Вастерааса «зингер» резко сбавил ход, заставив Мераака затормозить, и свернул на дорогу, уходившую в густой сосновый бор к озеру.

Мераак подал короткий сигнал задними фарами «ситроэна», чтобы предупредить опасно приблизившегося Свена Хортена, и повернул за «зингером».

Дорога, уходившая в лес, была заснежена, и маленькому кабриолету пришлось заметно сбросить скорость. Юбер посмотрел на стрелку спидометра «ситроэна», опустившуюся до 40. Мераак, склонившись к рулю, вдруг сказал:

– Я знаю этот район. Через пять километров мы выедем к озеру возле Лохья – маленькой рыбацкой деревушки, где есть довольно удобная гостиница. Если наша парочка остановится там, ситуация усложнится. Раз они оба тебя знают, тебе придется спрятаться...

Юбер не ответил. Он сильно сомневался, что Густав везет Карин Бервальд в гостиницу, открытую для первого встречного. Узкая дорога выделывала замысловатые зигзаги между одетыми в белое величественными соснами. Зрелище было великолепным, но Мераак не имел времени любоваться им: управлять машиной на обледеневшем снегу было очень трудно. Каждый новый поворот таил в себе опасность, усугублявшуюся к тому же глубокой колеей, оставленной телегами.

Наконец, бор стал реже, и в просвете между деревьями Юбер увидел вдали слабо поблескивающий серебристый ковер озера Малар.

Мераак ругнулся. Юбер посмотрел на «зингер» и едва успел заметить, как он сделал резкий поворот и исчез в подлеске.

Мераак предупредил Хортена вспышкой задних фар и стал сбавлять скорость, не используя тормоза. Через несколько секунд они подъехали к дороге, на которую свернул «зингер». На плохо отесанном столбе на углу висел почтовый ящик. Юбер вышел, вынул из кармана фонарик и направил его в землю, прикрыв пальцами лампу, прежде чем включить. На красном почтовом ящике были черные буквы: ПОМЕСТЬЕ ТРИДЕ. Частная собственность.

Юбер на всякий случай направил луч фонарика на прорезь ящика и увидел, что он пуст. Он вернулся в «ситроэн» и сказал, закрывая дверцу:

– Ты знаешь поместье Триде?

– Не", – ответил Мераак, – но если они отправились туда, то проведут в нем ночь. Это упрощает задачу. Доедем до деревни и остановимся в гостинице.

Он собрался тронуться с места, но Юбер жестом попросил его подождать и предложил:

– Лучше, чтобы мы приехали туда не вместе с Хортенами. Заранее знать нельзя, но если мы сделаем вид, что незнакомы с ними, это может пригодиться.

– Отличная идея, – сказал Мераак. – Я их предупрежу.

– Не надо, я схожу, – сказал Юбер.

Он дошел по снегу до «мерседеса», остановившегося метрах в тридцати сзади. Свен опустил стекло со своей стороны, и Юбер, положив руку на дверцу, объявил:

– Они свернули направо в частное владение, где наверняка останутся на ночь. Мераак и я доедем до деревни и остановимся в гостинице. По стратегическим причинам нам лучше приехать туда порознь и вести себя так, будто мы не знакомы. Подождите полчаса и тоже приезжайте в деревню. Хорошо?

Свен Хортен кивнул и улыбнулся:

– Хорошо. Можете на нас положиться...

Вания, откинувшаяся на спинку сиденья, казалась спящей. Юбер махнул на прощанье рукой и вернулся в «ситроэн». Мераак завел мотор и только перед въездом в деревню включил фары...

Дорога выходила прямо к озеру, потом, свернув под прямым углом, шла вдоль берега. Внизу на коротких волнах, разбивавшихся о скалы, плясали рыбацкие лодки. Очень далеко, на середине озера, блестели огоньки, похожие на звезды. Мераак, заметивший любопытство Юбера, объяснил ему:

– Многие рыбаки работают по ночам. В этой стране, особенно в это время года, границы между днем и ночью очень размыты.

Деревня насчитывала десятка два низких домов. Они выехали на круглую площадь, где фары выхватили приземистую церквушку и колокольню с куполом в виде луковицы.

Мераак остановился перед двухэтажным деревянным зданием, весь первый этаж которого был освещен. Над дверью скрипела железная вывеска. В свете фар Юбер разобрал: ГОСТИНИЦА «МАЛАР».

Когда Юбер вышел из машины, на пороге появился пузатый человек в меховом колпаке, над дверью гостиницы зажглась большая лампа, осветившая место. В бутоньерке толстяка был значок со словом «НИ», доказывавший, что он принадлежит к той части шведов, которая пытается ввести в оборот «выканье». Юберу это понравилось. Он не любил в обращении третьего лица.

– Нам нужны два номера, – сказал он, – кроме того, мы не ужинали...

Толстяк любезно ответил:

– Нет ничего проще. Здесь вам будет так же удобно, как в любом стокгольмском отеле.

Он сказал Мерааку, чтобы тот объехал гостиницу и поставил машину на стоянку. Юбер взял чемоданы и пошел за хозяином. Двойная дверь защищала вход в большой зал со стенами из лакированных бревен. В камине горело огромное полено; бар предлагал богатый выбор разноцветных бутылок. За простыми деревянными столами, поставленными в два ряда, потягивая пиво, мирно беседовали пять или шесть мужчин. Справа на допотопном механическом пианино стояло чучело волчьей головы. Почти все стены занимали фотографии рыбаков, державших в руках крупную добычу. Некоторые снимки имели подписи.

Пришел Мераак, и хозяин гостиницы предложил показать им комнаты. Они прошли в низкую дверь в глубине зала и поднялись по великолепной деревянной лестнице, поразительно чистой, если учесть грязь на улице.

Гостиница оказалась гораздо более крупной, чем могло показаться снаружи. Они прошли по коридору, где через равные интервалы висели большие огнетушители.

– Вы будете жить рядом, – сообщил хозяин. – Полагаю, вы хотели именно этого...

Он открыл две соседние двери и включил в комнатах свет. Юбер вошел в первую. Комната была довольно маленькой. Он скривился, заметив, что кровать покрыта только дином – странной периной, служащей одновременно простыней и одеялом. Кровать стояла рядом с окном с двойной рамой, щели в которой были заткнуты большими кусками ваты. В изголовье висела толстая веревка, заканчивавшаяся поясом, продетая в металлическое кольцо. Юбер знал это приспособление, встречавшееся во всех деревянных гостиницах северных стран и служившее средством эвакуации в случае пожара. Он положил чемодан на стол и вышел по просьбе хозяина, собиравшегося показать ему, где находится туалет.

Десять минут спустя Юбер и Мераак спустились. Им накрыли стол у камина. Они принялись за закуску, когда снаружи донесся шум мотора. Хозяин гостиницы поспешил встретить вновь прибывших и вернулся со Свеном и Ванией Хортен, казавшимися совершенно продрогшими. Согласно договоренности они смотрели на Мераака и Юбера как на совершенно незнакомых людей. Хозяин провел пару в ее комнату.

Ужин прошел спокойно. В качестве фирменного блюда им подали превосходные форели. Юбер только воздержался от того, чтобы прикасаться к соусу, оказавшемуся не чем иным, как сладким кремом Шатийи...

Свен и Вания Хортен спустились вниз и поужинали за соседним столиком. Закончив ужин, Юбер и Мераак заказали кофе, потом норвежец стал обхаживать хозяина, чтобы получить стаканчик коньяку. После чисто символического сопротивления тот налил им алкоголь в фаянсовые чашки. Мераак пригласил его за их стол и стал ловко расспрашивать о «туристах», живущих в деревне. Хозяин доверительно сообщил, что почти все остальные постояльцы гостиницы советские «дипломаты». Мераак и Юбер обменялись быстрым взглядом. Открылась дверь, и Юбер, поднесший к губам стакан, чуть не поперхнулся: вошедший был одним из подручных Густава, с кем Юбер имел дело в бюро агентства «Ландснорр».

Юберу, изменившему лицо, не грозило, что тот его узнает. Он увидел, как этот человек махнул рукой группе псевдодипломатов, а потом направился к бару и снял с доски ключ. Юбер точно запомнил место нахождения ключа, чтобы затем посмотреть номер комнаты. Человек скрылся за дверью, ведущей на этаж, к комнатам.

Другие клиенты позвали хозяина, чтобы получить новую порцию пива. Юбер воспользовался этим, чтобы сообщить Мерааку:

– Тип, который только что вошел, один из убийц на службе Густава. Это он влепил мне пощечину, когда они хотели меня обыскать, а я в ответ дал ему по зубам. Мы попали в осиное гнездо.

Мераак тихо кивнул головой, показывая, что понял. Юбер продолжил так же шепотом:

– Мы можем кое-что вытянуть из этого типа. Надо выйти, чтобы обсудить это с Хортеном.

Мераак встал, шумно отодвинул стул и громко сказал, чтобы слышали его помощники, заканчивавшие ужинать.

– Я хочу немного размять ноги. Пойдешь со мной к озеру?

Юбер тоже встал.

– Охотно, – сказал он. – Давай дойдем до поворота дороги. Оттуда открывается великолепный вид...

Они прошли через зал, взяли ключи с доски и поднялись в свои номера за пальто. Заодно Юбер увидел номер комнаты, ключ от которой взял амбал из команды «Ландснорра». Это был номер 6.

Юбер жил в 8-м, Мераак – в 9-м. Значит, почти соседи.

Они оделись и спокойно вышли.

* * *

Прислонившись к гигантской сосне, стоявшей на берегу озера, Юбер и Мераак молча ждали. По небу бежали черные облака, гонимые ледяным ветром. В двадцати метрах от них выходившая из леса дорога нарисовала на снегу черный угол. Слева, внизу, стоявшие в естественной бухте рыбацкие барки глухо ударялись друг о друга, подталкиваемые короткими волнами.

Мераак, куривший трубку, прикрывая ладонью ее головку, вдруг прошептал:

– Кто-то идет. Должно быть, Свен...

Юбер посмотрел в сторону деревни. Там двигалась темная фигура. Подойдя к повороту, человек остановился. В ночи прозвучал тихий свист. Мераак вынул изо рта трубку и тоже свистнул.

– Это он, – сказал норвежец.

Свен Хортен обернулся, чтобы убедиться, что за ним никто не следит, потом быстро подошел к сосне, где стояли Юбер и Мераак.

Когда он приблизился, Мераак с беспокойством тихо спросил:

– Нас заметно с дороги?

– Нет, – ответил Свен, – но будьте осторожнее с вашей трубкой.

Юбер отступил на шаг. Хортен прислонился к сосне между ним и Мерааком и сказал:

– Вы мне велели подождать полчаса, прежде чем ехать в деревню. Я использовал это время, чтобы понаблюдать за поместьем Триде, коль скоро моя машина стояла в укрытии чуть дальше. Я зашел поглубже в лес и сумел увидеть дом. Это старая двухэтажная усадьба с башенками. Почти во всех окнах свет, играет музыка. Они там, кажется, не скучают.

Мераак удивился:

– И никакой охраны?

Свен ответил с тихим смешком:

– Есть. Меня чуть не сожрала собака. Пришлось сломать ей хребет. Поганая зверюга...

– Неприятная история, – заметил Юбер. – Найдя труп, они поймут, что в поместье кто-то побывал...

Свен снова засмеялся:

– За кого вы меня принимаете? Покончив с псиной, я взвалил ее на плечи, унес и зарыл в сугроб на обочине дороги. Ее найдут только весной...

– Отлично, Свен, – сказал Мераак. – А кроме собак?

– Забора нет. По крайней мере, незаметно... Не думаю, что они нарыли в снегу ловушек. Они, должно быть, чувствуют себя здесь в полной безопасности.

Мераак пробурчал:

– Теперь надо выработать план действий. Мы сюда приехали не только для того, чтобы «мочить» собак.

Юбер решительно сказал:

– Надо захватить того парня, которого я узнал в гостинице.

Он объяснил Свену:

– Это тип, что вошел, когда мы уходили. Он член группы из «Ландснорра», профессиональный убийца. Я уже имел с ним дело в агентстве... Надо будет отвезти его в спокойное место и допросить.

Мераак возразил:

– Ты слишком увлекаешься. Он наверняка поднялся наверх, чтобы лечь спать. Как, по-твоему, мы сможем вытащить его из гостиницы, не поставив на ноги его дружков?

Лицо Юбера осветила жестокая улыбка.

– Нет ничего легче, – уверил он. – Действуйте так, как я вам скажу. По возвращении в гостиницу ты, Торф, предложишь мне сходить на ночную рыбалку. Я откажусь под предлогом сильной усталости и скажу, что хочу поспать. Тогда ты возьмешь свои удочки и пойдешь один. Хортен придет через четверть часа после нас. Он тоже скажет хозяину, что хочет пойти порыбачить. У вас есть все необходимое, Хортен?

Тот ответил:

– Да, в машине... В этой стране рыбалка национальный спорт, и мы всегда возим с собой снаряжение в качестве алиби.

– Прекрасно, – ответил Юбер. – Вы поедете на вашей машине и найдете Мераака в месте, о котором условитесь с ним. Можете рыбачить, сколько душе угодно... Я вас только прошу за несколько минут до четырех утра быть перед северным фасадом гостиницы. В этот момент все, наверняка, будут спать... Я передам вам упакованный тюк. Сигнал: свист, который вы используете между собой.

Мераак не выразил восторга:

– Ты же сам говорил, что этот тип профессиональный убийца. Он должен быть начеку. Если твой план сорвется, в доме начнется тарарам. Очень маленький фейерверк.

Юбер спокойно улыбнулся и ответил:

– Фейерверка не будет. Когда тип попадет вам в руки, он будет безобидным, как рыба из озера. Мне только понадобится дубинка...

– Я дам вам свою, – предложил Свен. – Постарайтесь не потерять, я ей очень дорожу.

9

Бросив последний взгляд на светящийся циферблат своего хронометра, показывавшего без пяти четыре, Юбер поднял браслет повыше и натянул рукав. Затем он бесшумно открыл дверь своего номера и выскользнул в коридор. Он собрался закрыть ее, но звук отпираемого замка и шарканье тапочек за спиной заставили его отскочить обратно в номер; он быстро закрыл дверь.

Кто-то прошел мимо и закрылся в туалете. Эта задержка усложняла дело... Хортен и Мераак уже должны были ждать в «мерседесе» под окнами северного фасада. Юбер боялся, что они потеряют терпение, если ожидание слишком затянется.

По мере того как шли секунды, раздражение Юбера возрастало. Ему пришлось прождать добрых пять минут, прежде чем человек, так несвоевременно справлявший нужду, вышел из туалета в сопровождении шума спущенной воды. Юбер услышал, как он прошел в свою комнату, шаркая ногами.

Довольно далеко стукнула дверь.

Юбер подождал еще минуту и предпринял новую вылазку. Общий на целый этаж туалет представлял из себя серьезную помеху: Юбера в любую секунду могли застать в коридоре...

Он тихо закрыл дверь своего номера и скользнул вдоль стены, держа под мышкой картонку размером приблизительно сорок на тридцать сантиметров.

Его рука, пробегая по стене, нащупала дверь соседнего номера. Следующей была та, что нужно.

Подойдя, он прижался к двери ухом. Из комнаты слышался ровный громкий храп. Убийцы тоже должны иногда спать, что делает их похожими на простых смертных.

Юбер вынул из кармана миниатюрный электрический фонарик в форме карандаша, включавшийся простым нажатием на его конец. Тихо встав на колени, он направил слабый свет в замочную скважину. Все так, как он и думал... Ключ остался в замке, чтобы помешать незваным гостям войти.

Осторожно, чтобы ни на что не наткнуться, Юбер стал просовывать картонку под дверь в довольно широкую щель. Он тщательно разместил ее под замком, затем достал тонкий карандаш и сунул в замочную скважину, чтобы вытолкнуть ключ внутрь. Он действовал не спеша; все нервы напряглись от опасения, что он может провалить дело.

Глухой удар... Ключ упал. Готовый вскочить на ноги и убежать, Юбер снова прижался ухом к двери. Спящий продолжал храпеть в том же ритме. Успокоившись, он подвинул картонку к середине двери, где щель между створкой и паркетом была Шире, и медленно вытянул ее.

Когда появился ключ, его лицо осветилось улыбкой. Он взял его, прислонил картонку к стене, проверил, что дубинка Свена свободно выходит из рукава, вставил ключ в замок и с тысячей предосторожностей повернул его.

Он попал в комнату без проблем и, довольный собой, в шутку подумал, что когда будет слишком стар, чтобы работать по своей основной специальности, у него останется возможность стать грабителем. Затем он запер дверь и вставил ключ на место. Осторожно ставя ноги в ботинках на резиновой подошве, он направился к кровати, которую смутно различал возле окна. Она стояла точно так же, как и его.

Человек по-прежнему храпел с полным спокойствием. Резким движением руки Юбер вытащил из рукава дубинку и нагнулся, чтобы поточнее заметить голову на белой подушке. Его глаза привыкли к темноте, и он легко рассчитал расстояние. Подняв руку с дубинкой, он тихо позвал:

– Эй, урод! Тебя спрашивают внизу.

Тип перестал храпеть, издал нечто вроде икания и попытался встать, любезно подвинув голову навстречу обрушившейся дубинке. Глухой удар – и тишина...

Для большей уверенности Юбер повторил удар, стараясь все же бить не слишком сильно, поскольку в его намерения вовсе не входило проламывать противнику череп.

Подойдя к окну, он открыл его. Холодный воздух был приятным. Юбер высунулся и тихо свистнул. Ему ответил такой же свист: Хортен и Мераак были на месте. Он отступил на шаг и нащупал пояс, заканчивавший висевшую на кольце веревку, в принципе, предназначенную для эвакуации клиентов в случае пожара. Застегнув пояс под мышками лежавшего без сознания человека, он подтащил его к окну, взял веревку. Приспособление действовало. Подняв противника достаточно высоко, Юбер вытолкнул груз в окно и, понемногу отпуская веревку, стал его опускать.

Когда веревка ослабла, он понял, что «тюк» прибыл по назначению. Затем он перелез через подоконник и спустился на руках.

Свен и Мераак уже отвязали пленного и тащили его в стоявший рядом «мерседес». Юбер знал, что пружина возвращает веревку назад, как только прекращается натяжение. Подождав, пока Свен и Торф закончили погрузку, а норвежец сел за руль, он отпустил пояс. Тот стрелой взлетел вверх. В доме прозвучал сухой щелчок. Юбер в три прыжка подбежал к машине, вскочил в нее, и «мерседес» сразу отъехал.

Он сидел рядом с Мерааком. Свен сзади держал в руке «маузер» – простой довод, призванный успокоить пленного, когда тот очнется. Они выехали из деревни на небольшой скорости, направляясь в сторону, противоположную Энкопингу.

Миновав последний дом поселка, Мераак прибавил газу и сказал:

– Прекрасно, старина. Как ты это сделал?

Юбер рассказал, потом забеспокоился:

– Ты знаешь, куда едешь?

Мераак покачал головой:

– Да... Я хорошо знаю район. В километре отсюда мы свернем на лесную дорогу. Надеюсь, даже при таком снеге по ней удастся проехать. Там есть хижина лесорубов, которая сейчас пустует. Тип может орать, сколько хочет, его никто не услышит.

Юбер рискнул сделать замечание:

– Когда его дружки заметят его исчезновение, они начнут поиски, а колеса оставят след на дороге...

Мераак посмотрел в окно на небо.

– Сейчас пойдет снег. Утром наши следы занесет.

Легкие хлопья уже начали виться в воздухе. Юбер подумал, что если снег будет слишком сильным, трудно будет вернуться, но это, в общем-то, не имело значения... Если «мерседес» не сможет проехать, они его бросят и пойдут пешком.

Скоро они свернули на дорогу, указанную Мерааком. Это было нечто вроде тропинки для телег, и Юбер забеспокоился, как себя поведет на этой скользкой и опасной дороге «мерседес». По всей очевидности, Мераак отлично водил машину... Он в одну секунду нашел подходящий режим работы двигателя и удерживал его, несмотря на постоянные заносы, швырявшие машину от одного края дороги к другому.

Так они ехали добрую четверть часа, потом выехали на широкую поляну, в центре которой стояла хижина из бревен.

Из осторожности Мераак остановил машину в конце дорожки.

Их пленник очнулся. Свен заставил его выйти и шагать к хижине, угрожая «маузером». Только тогда они заметили, что он бос и одет в одну ночную рубашку. Юбер усмехнулся:

– Так он может подхватить насморк. Мне надо было взять его ботинки и пальто.

Мераак засмеялся:

– Перебьется!

– Надеюсь, – ответил Юбер.

Дверь хижины была закрыта на простую деревянную щеколду. Хортен остановился одновременно с пленным. Юбер прошел вперед, открыл дверь и направил луч фонарика внутрь. Единственная комната была просторной. В центре стоял грубо вытесанный деревянный стол, в углу несколько табуреток, у дальней стены, за столом, возвышался каменный камин в форме пирамиды, достигавший потолка.

– А здесь неплохо, – отметил Юбер, входя.

Он повернулся и сказал Свену:

– Оставайся тут и не давай этому типу двигаться.

Снежная ванна для ног поможет ему освежить память.

Мераак вошел в дом. Он привык к таким хижинам и сразу направился к шкафу, стоявшему слева от камина, достал из него ацетиленовую лампу, привел ее в рабочее состояние, зажег и повесил на крючок над столом. В одном углу хижины возвышалась до потолка стопка дров. Юбер решил:

– Надо развести огонь.

Мераак помог ему. Они вместе уложили в камин поленья, сверху положили мелкие щепки, создав своего рода башню с пустым пространством посередине. Мераак щелкнул зажигалкой, и тотчас затрещал огонь.

Юбер подошел к двери, посмотрел на поведение пленного, которого Свен держал на мушке своего «маузера». Амбал дрожал всем телом. В одной полотняной рубашке, доходившей ему до колен, он, конечно, не мог чувствовать себя комфортно. Юбер совершенно спокойно спросил его:

– Как тебя зовут?

– Улоф.

– Улоф... Как дальше?

– Просто Улоф.

Юбер рассмеялся.

– Как хочешь. Это не имеет никакого значения... Просто надо же тебя как-то называть. До сих пор мы тебя звали убийцей, амбалом, подручным, типом... Теперь будем звать Улофом. Ноги-то не очень замерзли?

Улоф ответил ругательством. Юбер стал еще любезнее:

– Главное, не беспокойся... Когда они совсем замерзнут, мы их тебе согреем. Мы только что развели в камине огонь.

Улоф выругался, потом ответил:

– Можете меня пытать, я ничего не знаю... Я ничего не скажу...

Юбер протянул руку к Свену:

– Дай мне твой пистолет.

Свен подчинился. Юбер посмотрел на дверь хижины и позвал:

– Мераак!

Норвежец отозвался, и Юбер спросил:

– Здесь можно стрелять, или это потревожит соседей?

Мераак разразился звонким смехом:

– Вот еще!.. До ближайшего дома десять километров.

По поляне разнесся оглушительный звук выстрела. Улоф осторожно нагнулся и осмотрел дырку, проделанную пулей в его рубашке между раздвинутыми ногами, в каких-то десяти сантиметрах ниже одного очень чувствительного места. Юбер крайне любезным тоном велел:

– Раздевайся. Я хочу посмотреть, как ты сложен.

Поскольку тот не выполнил приказ достаточно быстро, он жестко повторил:

– Снимай рубашку, идиот, или я наделаю в ней дырок!

Улоф не знал, была ли точность первого выстрела случайной или нет. Он предпочел не дожидаться подтверждения и, быстро сняв рубашку, отбросил ее в снег на несколько шагов от себя. Юбер присвистнул и заметил:

– Неплохо... Бедра, правда, широковаты, а ноги кривоваты. Тебе в другую морду, от баб отбою бы не было!

Повысив голос, он сухо приказал:

– Лечь!

Улоф сделал шаг назад, напрягая мускулы.

– Без глупостей! – сказал Юбер. – Лечь!

Улоф снова шагнул назад, и Юбер понял, что он сейчас попытается убежать. Он поднял пистолет и нажал на спусковой крючок. За выстрелом последовал вопль. Улоф упал на колени с разорванным плечом. Бросив последний взгляд на Юбера, не сдвинувшегося с места, он лег в снег на живот. Он лежал напротив двери, и Юбер на секунду обернулся, чтобы убедиться, что огонь в камине разгорается.

– Смотри внимательнее, – сказал он пленному. – Ты можешь там согреться...

Улоф не ответил. Юбер не торопился. Он произнес нормальным голосом, как будто говорил о самой обычной вещи:

– Покатайся по снегу...

Улоф не пошевелился.

– Покатайся по снегу, – повторил Юбер.

Улоф лежал неподвижно, закрыв глаза. Юбер повернулся к Мерааку, стоявшему, прислонясь плечом к дверной притолоке, и спросил:

– У тебя есть запасные магазины?

– Не беспокойся, – ответил Мераак. – В машине их добрый десяток.

Юбер прицелился в голое тело лежащего на снегу человека и стал палить без перерыва. У Улофа вдруг сдали нервы, и он принялся кататься. Юбер преследовал его выстрелами, стараясь, чтобы пули попадали рядом и на него падали брызги.

Потом он крикнул по-русски:

– Стой!

Улоф остановился. В магазине оставался последний патрон. Юбер попросил Мераака:

– Дай мне твой пистолет.

Поменявшись, Юбер шагнул к Улофу.

– Закуски съедены, – сказал он, – сейчас приступим к главному блюду. Мы тебя привезли сюда не только ради удовольствия заставить покататься по снегу. Я просто хотел дать тебе понять, что ради достижения наших целей мы готовы применять любые методы. Я знаю, кто ты... Ты входишь в группу, служащую руководителю туристического агентства «Ландснорр». Мы знаем, что это агентство звено в цепи советского шпионажа в Северной Европе. Совершенно очевидно, что в этом бизнесе ты пятое колесо в телеге... Это я к тому, чтобы ты вбил себе в голову, что в игре ты имеешь очень относительную ценность и что мы без колебаний уберем тебя, если будешь упрямиться.

Улоф немного приподнялся и бросил Юберу:

– Да пошел ты на...

Юбер ответил с самым серьезным видом:

– Не имею ни малейшего желания отправляться по этому адресу, мой мальчик. Если это в твоем вкусе, то в хижине есть несколько бревнышек подходящего размера... Ты подал мне идею. Надо будет попробовать...

Улоф вскочил и закрыл руками ту часть своего тела, которой угрожала опасность. Юбер повернулся к Мерааку и Свену:

– Ведите его в дом. Думаю, самое время его согреть...

Когда он снова посмотрел на Улофа, тот удирал со всех ног и уже пробежал пять или шесть метров. Юбер не торопясь прицелился и выстрелил. Раненный в левую ногу, Улоф нырнул головой в снег, взвыв от боли.

Мераак и Свен сходили за ним и притащили в дом, каждый за одну руку. Юбер вошел следом за ними.

– Положите его к огню, – сказал он.

Мераак сделал Свену знак отойти и сам занялся этой операцией. Уложив человека на пол из утоптанной земли перед огнем, норвежец выпрямился и сказал Юберу:

– Теперь позволь действовать мне. Я имею некоторые познания в медицине. Его надо подлечить...

Юбер согласился кивком головы. Мераак сладким голосом обратился к Улофу:

– Нельзя допустить, чтобы твои раны воспалились. Лучший известный способ воспрепятствовать этому – прижечь их раскаленным железом. Это больно, но если ты покрепче стиснешь зубы, все пройдет хорошо.

Он взял железную кочергу, приставленную к камину, и сунул ее в сильно пылавший огонь. Ацетиленовая лампа освещала комнату резким пляшущим светом. Казалось, Улоф ужасно мучается. Из плеча и ноги текла кровь. Вдруг он сдался:

– Я вам расскажу все, что знаю, но при одном условии.

Юбер сурово отозвался:

– Никаких условий!

– Тогда я ничего не скажу, – бросил Улоф.

Мераак пошевелил железным крюком в огне.

– Через несколько минут раскалится докрасна, – сказал он, – и мы сможем начать его лечить. Мне его очень жалко.

Свен сел на деревянный табурет, поставив его так, чтобы ничего не упустить из предстоящего зрелища. Юбер сел на угол стола. Они молчали. Мераак вынул кочергу, конец которой был красным от жара. Он распрямился, поставил ногу на живот Улофа, чтобы не дать ему вырваться, и стал медленно подносить краснеющий конец кочерги к ране на плече.

Физиономия пленного как будто растаяла. Меньше чем за секунду его голое тело покрылось сильным потом. В тот момент, когда раскаленное железо должно было коснуться его, он завопил:

– Нет... Только не это! Я скажу...

Остановив движение, Мераак медленно повернулся к Юберу.

– Что ты об этом думаешь?

Юбер пожал плечами.

– Можно попробовать, – ответил он. – Положи эту штуку в огонь, чтобы она не остыла.

Мераак так и сделал. Юбер слез со стола и встал перед пленным.

– Ты знаешь Карин Бервальд? – спросил он.

Улоф закрыл глаза и глухо ответил:

– Да.

– Она работает на вашу организацию?

– Да.

– Как давно?

Улоф открыл глаза, посмотрел на Юбера, заколебало и, морщась, ответил:

– Точно не знаю... Впервые я ее увидел месяц назад.

Юбер невозмутимо продолжал:

– Это она сообщила вам о прибытии агента ЦРУ по имени Бессанкур?

Улоф ответил без колебаний:

– Да... Я был там, когда она говорила это Густаву. Она потребовала за это две тысячи крон.

Юбер стиснул зубы, чтобы совладать с поднимавшейся в нем яростью. Он произнес прерывающимся голосом:

– А также назвала вам имя местного агента ЦРУ, который должен был встретить Бессанкура...

– Да. Это я его ликвидировал.

– Как звали того типа?

Расширившиеся глаза Улофа выразили удивление.

– Не знаю. Густав показал мне его на улице.

Юбер, казалось, потерял интерес к этому вопросу и резко спросил:

– Кто такой Жорж Мазель?

– Так себя называет Густав.

– А Густав кто такой?

Улоф выглядел смущенным. Юбер обратился к Мерааку:

– Посмотри, горячая твоя железка?

Улоф быстро сказал:

– Густав Францен. Он босс.

Юбер раздраженно вздохнул.

– Слушай, урод, ты начинаешь меня утомлять. Мне надоело задавать тебе вопросы... Теперь ты будешь говорить без перерывов. Расскажешь все, что знаешь, а если остановишься, мы дадим тебе попробовать горячего железа. Расскажи мне об агентстве «Ландснорр» и поместье Триде.

Мераак вынул кочергу из огня. Красный конец дрожал перед лицом Улофа. Он отшатнулся назад и быстро сказал:

– Цель агентства «Ландснорр» – облегчить передвижение советских агентов по Северной Европе. Одновременно Густав Францен отдает приказы и дает средства для работы агентам, обращающимся к нему. Это все, что я знаю. Я никогда не был посвящен в основные секреты...

Юбер это знал. Он продолжил:

– А поместье Триде?

Перед испуганным взглядом Улофа Мераак небрежно поигрывал кочергой, острие которой было великолепного красного цвета. Улоф ответил сдавленным голосом:

– Это основная база организации. Агенты отдыхают там между двумя заданиями. Еще там меняют внешность и документы тем, у кого возникли трудности. Там сейчас много людей.

– По этой причине, – спросил Юбер, – агенты сейчас живут в гостинице?

– Да, – ответил Улоф.

Юбер подумал и быстро спросил:

– Как можно проникнуть в поместье Триде? Допустим, советский агент, незнакомый Густаву и другим, по какой-либо причине придет попросить убежища. Как он будет действовать?

– Не знаю, – сказал Улоф.

Юбер жестоко улыбнулся и тихо сказал, обращаясь к Мерааку:

– Раны мешают ему думать. Надо прижечь их...

Мераак быстрым движением приложил раскаленное железо к раненому плечу пленного. Хижину наполнил жуткий вопль. Свен Хортен с отвращением зажал уши. Мераак убрал железо. Юбер настаивал:

– Постарайся вспомнить.

Искаженное лицо Улофа заливал пот. Он пробормотал:

– Я хочу пить.

– Пить нечего, – сказал Юбер. – Если будешь себя хорошо вести, мы дадим тебе пригоршню снега. Ну, поторапливайся...

Улоф с трудом проглотил слюну.

– Есть пароль, меняющийся каждый день. Существует способ его рассчитать.

Он подыскивал слова, хмуря брови, но без особого мыслительного усилия:

– Это имя святого, чей праздник приходится на день, число которого получается прибавлением к сегодняшнему числу той же цифры.

По всей очевидности, он повторял заученный наизусть урок. Юбер и Мераак переглянулись, потом Юбер достал из кармана записную книжку и открыл ее на странице календаря:

– Я приведу пример, – сказал он, – а ты скажешь, прав я или нет... Сегодня 29 марта. Судя по своим словам, я должен прибавить двадцать девять дней...

Он быстро отсчитал пальцем и продолжил:

– Получается 27 апреля. Святой Фернан. Правильно?

– Да, – ответил Улоф. – Сегодня «Святой Фернан»...

Юбер посмотрел на него.

– А какой был позавчера?

Улоф без колебаний ответил:

– Святой Марк.

Юбер проверил. Он прибавил к 27 марту 27 дней и получил 23 апреля, день святого Марка. Этого было достаточно. Он продолжил:

– Допустим, что какой-нибудь человек явится сегодня в поместье Триде и назовет пароль: «Святой Фернан». Что произойдет после того, как он войдет в дверь?

Улоф смотрел на него, хмуря брови, явно стараясь понять. Он ответил неуверенным голосом:

– Ну... его допросит босс. Густав сейчас там, значит допрашивать будет он. После проверки, если все в порядке, гостю дадут убежище и все, что он попросит.

Юбер потер руки, посмотрел на Мераака и сказал:

– Думаю, достаточно. Остается только опустить занавес... Давай выйдем, мне надо тебе сказать пару слов.

Мераак поставил кочергу у камина, протянул свой пистолет Хортену, по-прежнему сидевшему на табурете, и следом за Юбером вышел из дома. Юбер взял его за руку и отвел на середину поляны.

– Я постараюсь проникнуть в поместье, – сказал он.

Мераак без энтузиазма отозвался:

– Я догадался... Но подумай хорошенько. У тебя где-то один шанс из десяти выкрутиться... Густав тебя допросит, и если ты не расскажешь ему достаточно убедительную историю, тебе конец.

Юбер беззаботно махнул рукой.

– Ты мне поможешь придумать правдоподобную историю. А если не получится... тогда начнется драка.

– Ты будешь совсем один, – продолжил Мераак, – а мы даже не знаем, сколько человек живет сейчас в поместье.

Юбер повернулся и встал к Мерааку лицом.

– Я буду не совсем один. Ты и Свен останетесь поблизости... Если у меня возникнут проблемы, я постараюсь наделать побольше шуму... Я могу на тебя рассчитывать, Торф?

Мераак выдержал его взгляд.

– Можешь, но ведь мы оба не дети. Думаю, нам лучше предупредить полковника Мольде.

Юбер раздраженно отмахнулся.

– Оставь в покое эту мокрую тряпку. Он или ничего не сделает, или будет вставлять палки в колеса. Его интересует только одно: как избежать скандала. А я твердо намерен устроить скандал.

Мераак неуверенно протестовал:

– Юбер, не забывай, что Мольде вернул тебе свободу действий на определенных условиях. По идее, я должен следить за тобой, чтобы все прошло хорошо.

Юбер рассмеялся.

– Ты правильно сказал: по идее.

Он на секунду замолчал, потом сердито добавил:

– Разумеется, ты свободен, Торф. Если не хочешь мне помочь, я пойду один.

Мераак положил руку ему на плечо.

– Я с тобой, Юбер. Я тебя не брошу... С Мольде я постараюсь все уладить потом.

Он повернулся к хижине и сказал:

– Я позову Свена, а того типа бросим подыхать здесь...

Юбер вздрогнул.

– Ну нет! – возразил он. – Мы не оставим его агонизировать здесь несколько часов.

Лицо Мераака замкнулось, и он сухо спросил:

– А что ты хочешь делать? Не можем же мы отвезти его назад в гостиницу?

– Конечно, нет... Есть один способ. Единственно возможный...

Он выразительным жестом показал на «маузер».

– Я не согласен, – сказал Мераак.

Он казался смущенным, и Юбер пытался его понять. Норвежец глухо произнес:

– Это будет убийство.

Юбер расхохотался:

– Прости, но я тебя не понимаю. Ты предпочитаешь оставить его здесь умирать на медленном огне? Я собираюсь оказать ему услугу. Давай без сантиментов!

Он решительным шагом пошел к хижине. Мераак догнал его и схватил за руку:

– Я не хочу, чтобы ты убивал этого типа.

Юбер почувствовал, что у него в горле встал комок. Он с силой оттолкнул норвежца и сказал:

– Я тебя не понимаю, Торф. Не заставляй меня искать причины твоего поведения. Если бы я был садистом, я бы сделал так, как предлагаешь ты. Этот тип будет подыхать здесь целые сутки... Будет жутко мучиться... Поэтому с ним надо кончать. Мы не можем оставить ему ни единого шанса. Если его дружки найдут его раньше, чем он умрет, наш план провалится. Это необходимо, Торф. Я все сделаю сам...

Мераак устало махнул рукой и промолчал. Юбер вошел в хижину и сказал неподвижно сидевшему Хортену:

– Вас зовет Мераак. Идите к нему.

Хортен подчинился. Юбер обошел стол и нагнулся к Улофу, спрятав свое оружие.

– Посмотри внимательно на этот камин, – сказал он двусмысленным тоном.

Заинтригованный, Улоф подчинился. Юбер быстро приставил к голове бедняги дуло пистолета, выстрелил и, закрыв глаза, распрямился.

С порога он увидел Мераака и Хортена, смотревших на него с осуждением. Это поведение, которое он не понимал, его сильно раздражало. Он захлопнул дверь ударом ноги и пошел к ним.

– Не будем больше терять время.

Он спохватился:

– Лучше спрятать труп. Незачем оставлять следы.

Мераак сказал Свену:

– Займись этим... В снег...

Юбер помог донести тело до края поляны, противоположного от дороги, по которой они приехали. Они вырыли руками яму в снегу, уложили в импровизированную могилу труп и тщательно завалили его. Свен заметил:

– Это ничего не даст. Если сюда забредут волки или лисы, они его выроют и сожрут.

Юбер холодно ответил:

– Если это спасет их от голодной смерти, значит дражайший Улоф хоть раз послужит доброму делу...

Они вернулись в хижину. Падавший снег становился все гуще. Свен предложил:

– Надо бы погасить огонь...

Юбер согласился и предоставил ему сделать это. Он присоединился к Мерааку, который тем временем сумел развернуть машину. Юбер сел рядом с норвежцем на переднее сиденье.

– Свен сейчас придет, – сказал он. – Ты подумал об истории для меня?

Мераак держал руки на руле, уставившись в одну точку Он ответил равнодушным тоном:

– Да. Скажешь, что сошел в Осло с советского корабля. Ты должен был выполнить в Норвегии задание, но обстановка для тебя ухудшилась, и ты был вынужден уйти через границу в Швецию. Сегодня ночью ты переплыл через озеро Малар в рыбацкой лодке. Поместье Триде тебе указали на случай, если тебе придется уходить от норвежской полиции в Швецию. Ты попросишь приютить тебя до тех пор, пока не появится возможность переправить тебя в Россию.

Когда вернулся Свен и сел в машину, Мераак тихо тронулся с места на первой скорости и продолжил:

– Теперь перейдем к деталям... Задавай все вопросы на засыпку, которые сможешь придумать...

10

Было что-то около восьми часов. Падал густой снег, сметаемый порывами ветра. Юбер на секунду остановился у почтового ящика возле входа в поместье Триде, потом, сунув руки в карманы и втянув голову в плечи, решительно пошел к дому.

Мераак все организовал в рекордный срок. Он сводил Юбера к одному рыбаку, работавшему на шведскую контрразведку в качестве осведомителя. Тот согласился заявить, если его спросят, что ночью перевез по озеру с запада на восток иностранца, заплатившего норвежскими кронами. Кроме того, имея примерно то же сложение, что Юбер, он согласился уступить ему свою одежду. Так что к поместью Триде Юбер направлялся одетым, как настоящий рыбак с озера Малар, не имея при себе ни одной бумаги, ни единого предмета, даже часов, чтобы по возможности уменьшить риск быть разоблаченным.

Он с трудом шагал, ослепляемый снегом, когда его мускулы напряглись, предупреждая об опасности.

Юбер знал, это – собаки, и достал из кармана крепкий шведский нож, уступленный ему рыбаком вместе с одеждой. Держась начеку, готовый отразить нападение, он продолжил путь, никак не изменив походку.

Угроза становилась четче. Вдруг он увидел тень, быстро промелькнувшую перед ним.

Он знал, что лучший шанс остаться невредимым – это идти ровным шагом, не показывая страха. Собака пробежала мимо, не напав на него... Это подтверждало сделанное ранее предположение. В темноте можно было различить вторую собаку, третью... Он посмотрел по сторонам и увидел, что окружен целой сворой. Собаки эскортировали его молча, не проявляя враждебности.

Побуждаемый любопытством, он резко остановился. Результат не заставил себя ждать... Вокруг него раздалось раздраженное рычание. Он увидел приближающиеся оскаленные пасти, уставленные на него горящие глаза и тогда снова пошел нормальным шагом, не делая резких движений. Рычание прекратилось, и собаки тронулись с места, приноравливая свой шаг к его...

Несмотря на это, он по-прежнему крепко сжимал в руке нож. Он понимал, как были выдрессированы собаки. Волкодавы эскортировали до господского дома любого вошедшего в поместье человека, а при малейшей попытке остановиться – набрасывались на него...

Наконец, Юбер достиг конца дорожки и на секунду заколебался, в каком направлении идти. Сосновый бор заканчивался здесь, образуя прямой угол. Впереди была неизвестность... Рычание собак заставило его снова тронуться с места... Он пошел прямо и скоро увидел слабый свет, падавший, вне всяких сомнений, из освещенных окон дома. В этот момент, словно подчиняясь таинственному приказу, собаки хором залаяли. Они предупреждали о приходе чужого... Пройдя еще метров пятьдесят, Юбер оказался у крыльца, заваленные снегом ступеньки которого вели к двустворчатой деревянной двери под сводчатым козырьком. Юбер поднялся, бросив последний взгляд на свору волкодавов, замершую внизу: их число превышало дюжину. Он взялся рукой за медный молоток в форме химеры с омерзительной мордой, но не успел им стукнуть... На уровне его лица открылось окошко, и через металлическую решетку спросили по-шведски:

– Кто вы?

Юбер уверенно ответил:

– Святой Фернан. Я пришел попросить убежища.

Окошко закрылось с сухим хлопком. Послышался шум резко отодвинутого засова, и дверь со скрипом отворилась.

Юбер скользнул в образовавшуюся щель и оказался в огромном холле, в глубине которого находилась ведущая наверх каменная лестница. По обеим сторонам как символическая стража стояли средневековые доспехи. Пол был выложен большими каменными плитами.

– Поднимите руки.

Юбер повернулся к открывшему ему человеку и под угрозой револьвера «смит-вессон» поднял руки.

Высокий крепкий мужчина был одет в вельветовые брюки и кожаную куртку с воротником из бараньей шкуры. Его левую щеку от уха до угла рта пересекал глубокий шрам. Она не был враждебен... Ощупывая одежду Юбера, он спросил:

– Оружие есть?

– Нет, – ответил Юбер. " Успокоившись, человек убрал револьвер и стал более любезным:

– Кто вы?

– Мое имя Петер Ханко. Я приехал из Норвегии, где у меня были неприятности. Мне пришлось перейти границу, и сегодня утром я приехал в Лохью, переплыв озеро на рыбацкой лодке. Здесь есть начальство?

– Иди за мной, – сказал человек. – Я тебя провожу...

Он повел его к монументальной лестнице и попросил подняться, пропустив его вперед. На втором этаже человек снова пошел первым, ведя Юбера по темному коридору. Он остановился перед дверью, постучал и сказал, повысив голос:

– Гость, шеф. Он назвал пароль...

– Пусть войдет.

Юбер узнал голос Густава. Он вошел в большую комнату, обставленную старинной мебелью, уверенный, что директор «Ландснорра» не сможет его узнать благодаря изменениям, которые претерпело его лицо. Но все же первые минуты Юбер держался настороженно.

Густав, одетый в домашнюю куртку, курил огромную сигару. На антикварном столике, превращенном в бюро, стояла на три четверти пустая бутылка русской водки и стакан из граненого хрусталя. Юбер услышал, как за ним закрылась дверь. Густав, неподвижно стоявший перед высоким камином, в котором горел огонь, долго осматривал его с ног до головы, потом спросил:

– Вы назвали пароль?

– Да, – ответил Юбер. – Святой Фернан... План предусматривал, что я могу оказаться в затруднительном положении, и мне указали это поместье.

– Расскажите, что с вами произошло.

Юбер протянул руку к бутылке водки и с улыбкой спросил:

– Можно?

Ответа не последовало. Густав открыл буфет и достал стакан, который протянул Юберу. Тот налил себе большую порцию и мелкими глотками выпил напиток хорошего качества, согревший его. Потом он прислонился к столу и стал рассказывать свою историю...

Закончив, он почувствовал, что выиграл партию. Густав расслабился, и недоверчивость, не скрывавшаяся им вначале, исчезла. Однако, поскольку он не переставал его разглядывать, Юбер решил принять дополнительную предосторожность. Нахмурив брови, изображая старание припомнить, он медленно сказал:

– Простите, товарищ, но у меня такое чувство, что я вас где-то видел раньше.

Густав выразил искреннее удивление, потом рассмеялся и ответил:

– Вполне возможно. Я много разъезжаю.

Он подошел к столу, наполнил стаканы, отпил и продолжил:

– Вы приехали в очень неудачный момент. Мне будет трудно не только обеспечить ваше возвращение на родину, но, боюсь, я даже не смогу надолго оставить вас здесь.

По его лицу пробежала тень, и он продолжил, понизив голос:

– В последние дни у нас возникли неприятности. Агент американского ЦРУ приехал в Стокгольм и задал нам много работы. В данный момент он находится в руках шведской полиции по обвинению в убийстве, но шум, поднятый этой историей, нанес нам серьезный ущерб. Власти этой страны закрывали глаза на нашу деятельность до тех пор, пока все шло тихо. В последние два дня нам пришлось приостановить деятельность нашего туристического агентства в Стокгольме. Я решил из осторожности укрыться здесь... Нужно немного подождать, чтобы быть уверенными, что буря прошла без особого урона. А пока мы поселим вас в этом доме. Я покажу вам вашу комнату. В принципе, ваша свобода передвижений ничем не ограничена, но на практике вам лучше не выходить. Собаки, охраняющие парк, иногда бывают не в настроении, а с другой стороны, вам не стоит появляться в деревне.

Юбер улыбнулся:

– Мне безразлично. За последние дни я достаточно находился по свежему воздуху, так что мне не повредит немного посидеть в комнате.

Густав нажал кнопку на столе. Они одновременно осушили свои стаканы. Когда Юбер ставил свой, в дверь постучали. По разрешению Густава вошел человек, и Юбер безо всякого удовольствия узнал его. Это был напарник Улофа, с которым он имел дело в кабинете Густава в агентстве «Ландснорр».

– Это Лаврентий, – представил Густав. – Он поступает в ваше распоряжение. Лаврентий, ты займешься размещением нашего товарища Петера Ханко. Дашь ему все необходимое.

Юбер простился с Густавом и последовал за Лаврентием. Миновав большую каменную лестницу, они пошли по другому коридору, в который выходило много дверей. Некоторые из них явно были прорублены недавно. Лаврентий остановился перед одной из них, достал связку ключей, открыл ее, включил свет и сказал Юберу:

– Вот твои владения, товарищ. Что тебе нужно?

Юбер вошел, бросил взгляд на комнату, обставленную простой современной мебелью. В углу на стене висел умывальник. Юбер ответил:

– Предметы туалета и тапочки, если возможно.

Через оставшуюся открытой дверь долетел женский смех. Юбер вздрогнул. Этот смех он узнал бы из тысячи... Видя, что Лаврентий смотрит на него, он подмигнул ему и тихо попросил:

– И, если можно, женщину.

Огромное тело Лаврентия сотряс сильный смех. Он пожал своими широченными плечами и ответил:

– Здесь всего одна женщина, но она не про твою честь. Это добыча шефа.

Он вышел в коридор и добавил:

– Через пять минут я все принесу.

Оставшись один, Юбер почувствовал груз усталости, накопившейся с ночи. Он решил поспать. В его намерения не входило форсировать события... Он разделся и влез под одеяло. Лаврентий принес ему то, что он просил, и сразу же ушел. Юбер выключил свет и заснул, стараясь прогнать раздражающий образ Карин Бервальд. Пытаясь отвлечься, он заставил себя думать о сокровище организации «Ландснорр», об ускользнувшем от него миллионе двухстах пятидесяти тысячах крон, которые он надеялся «вернуть».

* * *

Он проснулся, как от толчка, с неприятным ощущением, что в его комнате кто-то есть. Не шевелясь и стараясь сохранять ровный ритм дыхания, он осторожно приоткрыл глаза.

В окно без ставен проникал тусклый серый свет. Возле кровати стояла фигура, наклонившаяся к нему... Его сердце подскочило в груди. Это была Карин Бервальд, молча рассматривавшая его.

Чтобы избежать этого опасного для него рассматривания, Юбер, ворча, повернулся, стараясь сделать это как можно естественнее. Почему молодая женщина пришла посмотреть на него? Неужели у Густава возникли сомнения относительно личности Петера Ханко? Это было тревожно.

Карин быстро вышла. Он услышал слабый скрип двери, потом щелчок осторожно отпущенного язычка замка. Он подождал несколько секунд, потом повернулся и осторожно открыл глаза.

Комната была пуста. Судя по идущему через окно свету, было около полудня. Его желудок ныл от голода, и он решил встать и сходить поесть.

Он быстро умылся и с помощью принесенной ему бритвы постарался придать трехдневной щетине вид бородки. Затем оделся, сунул ноги в тапочки и вышел из комнаты.

Пройдя по коридору до лестницы, он спустился в холл. Тип со шрамом, открывший ему дверь утром, сидел в кресле и читал газету. Неожиданно он поднял голову и стал молча смотреть на Юбера, который остановился на нижней ступеньке и спросил, потирая живот:

– Я жутко проголодался, товарищ. Ты не мог бы мне показать, где кухня?

Человек собирался ответить, но тут открылась дверь слева от лестницы и появилась улыбающаяся Карин Бервальд в своем комбинезоне из черной фланели.

– Вы Петер Ханко, последний прибывший? – спросила она. – Я Карин Бервальд. Проходите сюда, я скажу, чтобы вам принесли поесть.

Юберу удалось улыбнуться. У него почему-то перехватило горло. Она прошел следом за ней в большую столовую.

– Хорошо поспали?

Он ответил утвердительным бурчанием. Она рассмеялась тем смехом, что действовал Юберу на нервы.

– А вы неразговорчивы, – заметила она. – Вы меня остерегаетесь?

Он решил для большего удобства сыграть «неотесанного медведя» и ворчливо ответил:

– Я остерегаюсь всех людей вообще, а женщин в особенности.

Она перестала смеяться, и ее прекрасное лицо застыло.

– Извините, – сказала она, – я не стану дольше надоедать вам своим присутствием. Я схожу на кухню отдать распоряжения...

К его облегчению, она ушла. Если кто и мог узнать его, несмотря на изменившееся лицо, то только она... Он подошел к окну, выходившему в парк за домом. Снег, деревья, снова снег и снова деревья. Малопривлекательный пейзаж. В сотне метров от дома быстро пробежала собака.

Через пять минут после ухода Карин Лаврентий принес полный поднос, поставив его на стол перед Юбером и сказал:

– Когда закончишь, поднимись к шефу. Он хочет тебя видеть... Дорогу найдешь?

– Да, – уверил Юбер. – Не беспокойся.

Еда по шведской моде состояла из большого количества сэндвичей со сладким пористым хлебом, похожим на бисквит. Юбер не особенно любил эту пищу, но, проголодавшись, съел за милую душу все, что находилось на подносе.

Он до последней капли выпил бутылку темного пива и вышел из столовой, чтобы отправиться к Густаву.

Что ему нужно? Юбер не особенно беспокоился... если бы Карин его узнала, она бы, наверняка, подняла тревогу немедленно. Он неторопливо поднялся по лестнице и пошел по коридору.

Сидевший за столом Густав читал газету. Он принял Юбера холодно, предложил сесть и недовольно сказал:

– Сегодня ночью в деревне произошел инцидент. Загадочно исчез один из наших людей. Исчез бесследно. Дело усложняется тем, что один из постояльцев той же гостиницы, кажется, утонул этой ночью в озере. Некто Гуннар Виммерби. Он будто бы пошел на рыбалку с другим туристом. Я велел расследовать эту историю.

В дверь постучали. Густав встал и открыл сам. И тут Юберу показалось, что ему на голову рушится весь дом. Стоявший на пороге человек был хозяин гостиницы...

Раздумывать не было времени. В любом случае дело провалилось. Юбер разогнался и со всей силой бросился к двери. Ему удалось нанести Густаву мощный удар в ухо, но огромного хозяина отбросить не сумел. Он завопил, зовя на помощь. Юбер попытался провести прием дзюдо, чтобы избавиться от него, но Густав, пришедший в себя, набросился на него сзади. От удара дубинкой по голове у Юбера посыпались из глаз искры. Он почувствовал, что у него подкашиваются ноги, и упал на колени, в то время когда удар ногой в живот добил его.

11

Юбер очнулся от удара, показавшегося ему ужасным. Ошеломленный, не в силах понять, что с ним случилось, он сначала увидел перед собой только быстро вращающийся огненный шар, похожий на искусственное солнце. Потом огненный круг расширился, мало-помалу теряя свой блеск. В прямоугольном пространстве, возможно, комнате, появились нечеткие человеческие фигуры, словно из китайского театра теней. Все это продолжало вращаться перед мутным взглядом Юбера, и казалось, что вращается сам мозг в черепе.

Затем все остановилось после нескольких толчков, и Юбер услышал радостный голос:

– Работает, шеф! Видали, как он дернулся? Прямо, как рыба в сковородке...

Юбер, приходивший в себя, понял, что говорят о нем. Глаза болели и были полны слез, мешавших четко различать, что его окружает. Он инстинктивно хотел поднять руку к лицу и удивился странному сопротивлению, которое встретило это движение. Попробовал пошевелить всем телом – результат тот же. Он расслабился, решив подождать сколько нужно, чтобы возвратилось ясное восприятие окружающего мира.

Юбер снова слышал звучавшие вокруг него голоса, но никак не мог разобрать смысл слов. Потом он различил Густава, прислонившегося к стене возле закрытой двери. Он также узнал Лаврентия стоявшего на коленях на полу из утоптанной земли, держащего руки на черной коробке, казавшейся сделанной из пластмассы. Из этой коробки выходил провод, тянувшийся к нему. Он попробовал проследить за ним, но был вынужден отказаться... В глазах стоял туман. Он перенес внимание на другой конец комнаты и увидел там огромную фигуру владельца гостиницы, сидевшего верхом на садовом стуле, покрашенном в красный цвет. Он подумал, что Мераак и он сам были слишком неосторожны при хозяине гостиницы «Малар».

Когда его взгляд обрел достаточную остроту, он опустил глаза на себя, чтобы увидеть, в каком он состоянии, и замер, пораженный... Он был готов ко всему, но это... Противники надели на него средневековые доспехи, похожие на те, что украшали холл. И тут Юбер все понял. Его взгляд вернулся на Лаврентия и бакелитовую коробку, которую он безошибочно узнал. Это был трансформатор, подключенный к электросети и соединенный проводом с доспехами, надетыми на него.

Хитро. Парализованный металлическим панцирем, он не имел возможности защищаться и был вынужден терпеть разряды тока, включаемого Лаврентием. Он помотал головой слева направо с единственной целью: убедиться, что для полного реализма ему не надели шлем.

Густав смеялся. Снова зазвучал голос Лаврентия:

– Повторить, шеф?

Густав поднял руку и ответил веселым тоном:

– Нам некуда спешить, Лаврентий. Наш друг пришел в себя... Мы этим воспользуемся, чтобы немного поболтать с ним.

Юбер чувствовал, что к нему возвращается уверенность в себе. Электрический удар не причинил ему особого вреда. Он с усилием выговорил:

– Я готов вас выслушать.

Суровое прямоугольное лицо Густава не предвещало ничего хорошего. Он повернулся к хозяину гостиницы и сказал с саркастическим смешком:

– Слышишь, Аарон? Он готов нас выслушать...

Аарон тоже рассмеялся, стул под ним мрачно заскрипел.

Оттолкнувшись от стены, Густав подошел к Юберу:

– Ты здорово посмеялся над нами, а? Теперь наш черед смеяться... Полагаю, ты успел оценить свое положение. Видишь ли, мы очень ленивы. Пытать людей обычными способами не вызывает у нас отвращения, но утомляет. Хорошо, что мы живем в век электричества... Хитро, а?

Юбер выразил искреннее восхищение:

– Скажите лучше: гениально! Я обязательно возьму это на вооружение.

Густав ударил его по губам. Юбер сожалеюще улыбнулся:

– Не утомляйтесь. Лучше попросите Лаврентия включить контакт...

Густав с застывшим лицом отступил на два шага, глубоко вздохнул и сумел улыбнуться.

– Вчера вечером ты остановился в гостинице нашего друга под именем Гуннара Виммерби. Ты приехал вместе с типом по имени Торф Мераак. Этот тип уехал из гостиницы, и мы не успели его схватить. Ночью был похищен один из наших агентов. Мы уверены, что похитили его ты и твой друг. А теперь рассказывай и поживее.

Юбер сделал вид, что раздумывает, потом очень естественным тоном спросил:

– Что конкретно вы хотите знать?

Густав повернулся к Аарону, который, казалось, сильно веселился, и улыбнулся:

– Вот видишь, парень становится разумным.

Его ледяные глаза уставились на Юбера, и он произнес, чеканя слова:

– Я хочу знать, к какой организации ты принадлежишь и зачем пришел сюда?

Юбер поморщился и ответил:

– Поверьте, мне очень жаль... но я не могу ответить на эти вопросы.

Лаврентий заворчал:

– Подключить его?

Густав отступил и ответил:

– Давай.

Юбер увидел, как Лаврентий поворачивает ручку трансформатора. В ту же секунду ему показалось, что его тело разрывается. Ему в ноздри ударил запах паленого мяса, и он потерял сознание, думая, что для него все кончено.

Когда он пришел в себя, его первой мыслью было не показывать этого. Его подбородок касался ворота доспеха. Он стал лихорадочно соображать, чтобы выработать план действий, прекрасно понимая, что не сможет долго выдержать удары тока. Надо было что-то придумать...

Он медленно подвинул голову и стал мотать ею. Нахмурив брови, он уставился широко раскрытыми глазами в одну точку перед собой. Его хлестнул голос Густава:

– Хватит?

Он утвердительно кивнул, несколько раз вздохнул и сказал глухим голосом:

– Хватит... Я отвечу...

Он сделал вид, что борется с последними угрызениями совести, и продолжил сдержанным тоном:

– Я принадлежу к службе полковника Мольде... шведской контрразведке.

Густав нетерпеливо махнул рукой.

– Знаю. Переходи к следующей главе... До сих пор Мольде оставлял нас в покое. Что случилось?

– Мольде никогда не был сторонником создания вам неприятностей, – ответил Юбер. – Но в последнее время вы были слишком неосторожны... действовали слишком открыто... Разведслужбы Главного Командования Объединенных Сил НАТО в Европе встревожились. Генштаб Атлантического Союза слал нашему правительству ноту за нотой. Мольде был вынужден действовать... без восторга, как вы понимаете...

Взгляд Густава выражал определенную настороженность. Он спросил:

– Это ты и твой приятель похитили нашего товарища прошлой ночью?

– Да, – сказал Юбер. – Мольде просил нас внедриться в вашу организацию. Для этого нужно было узнать пароль. Мы вытащили Улофа из постели посреди ночи и увезли его на машине по дороге на Энкопинг. Не доезжая до города мы остановились, заставили Улофа выйти в придорожную канаву и поставили его перед выбором: получить пулю в лоб или сказать нам способ проникнуть сюда... Излишне вам говорить, что если бы он отказался, мы бы не стали его убивать. Мольде строго приказал: никакого кровопролития... Улоф раскололся... назвал нам пароль... и как рассчитать день. Мы доехали до Энкопинга, где передали его ребятам из нашей службы, которые увезли его в Стокгольм. Сейчас он должен быть в одиночке...

История, кажется, прошла. Во всяком случае, она была правдоподобной, и если Густав не получил информации, противоречащей его, то вполне мог принять ее.

– А что стало с Мерааком?

Юбер поднял брови и ответил:

– Понятия не имею. Он довез меня до поворота на поместье, а что он делал потом, я не знаю... В принципе, он должен был оставаться в гостинице. Может, что заметил насчет хозяина...

Он посмотрел на Аарона, Густав тоже. Толстяк заявил:

– Вполне возможно... Он смылся около десяти часов на своей машине, оставив чемодан.

Густав выглядел недовольным. В его отношении к Юберу не было никакой враждебности. Он нервно спросил:

– Что конкретно известно о нас? Ты читал ноты, присланные генштабом НАТО?

Юбер охотно ответил:

– Нам известна роль агентства «Ландснорр». Вам в любом случае придется его ликвидировать...

Густав странно смотрел на Юбера и вдруг предложил:

– А если мы договоримся?

Юбер вздохнул:

– Я только этого и хочу. Мольде, конечно, тоже... Он терпеть не может скандалы, но вынужден представить рапорт, показывающий, что он что-то сделал. Если вы хотите поладить, то надо придумать достоверную историю. Нужно, чтобы генштаб НАТО был убежден в том, что ваша организация уничтожена. По крайней мере была вынуждена покинуть Швецию. Для вас это было бы отличным выходом... Вы могли бы организовать все снова на новой основе.

Густав хитро улыбнулся:

– То, что ты сказал, очень неглупо. Как ты себе это представляешь?

Юбер сделал вид, что размышляет, потом ответил:

– Надо создать у них впечатление ликвидации по всем правилам. Я полагаю, что вы используете типов, без которых вполне можете обойтись... Так делают все шпионские сети. Ими надо пожертвовать... И еще: найти одного человека, в ком вы абсолютно уверены, чтобы выдать его за руководителя сети. В общем, риск невелик. При нынешнем законодательстве они получат максимум два-три года тюрьмы, и то необязательно... После этого НАТО оставит шведское правительство в покое, и Мольде будет доволен.

Густав стал расхаживать по комнате, заложив руки за спину. Неожиданно он остановился перед Юбером:

– Твое предложение очень привлекательно. Лично я готов пойти на это... Но я должен быть уверен, что здесь нет никакого подвоха. Можем ли мы доверять тебе? Вот в чем вопрос.

Юбер принял ангельский вид.

– Вам решать, – сказал он. – Я готов сделать все, о чем вы попросите... Как бы то ни было, вы не обязаны принимать решение немедленно. Можете подумать день или два...

Густав расслабился, потер подбородок, повернулся к Лаврентию и приказал:

– Отключи свою штуку.

Лаврентий явно огорчился, но выполнил приказ. Он отключил трансформатор от сети, потом отсоединил провод, закрепленный на одной из поножей надетых на Юбера доспехов. Аарон встал и поставил стул в угол комнаты. Густав сказал:

– Попробуй походить. Мы поднимемся в мой кабинет, чтобы продолжить этот разговор.

Юбер попробовал поставить ногу вперед. Шарниры доспехов немного заржавели, но он смог сделать шаг.

– Я бы предпочел, чтобы вы сняли с меня эти железки.

Густав покачал головой.

– Нет. Мы снимем их только после того, как придем к соглашению. Если хочешь, Лаврентий поможет тебе дойти.

– Ладно, – ответил Юбер.

Лаврентий подошел, чтобы поддержать его, и все направились к двери. За ней был подвал со сводчатым потолком, заставленный ящиками. Проходя по нему, Юбер незаметно поглядывал на ящики. Вне всяких сомнений, в них находилось оружие.

Они дошли до винтовой лестницы, и подъем по ней, ступенька за ступенькой, стал для Юбера тяжелой работой. Лаврентий подталкивал его сзади, и доспех издавал жуткий лязг. Наконец, они вошли в холл за монументальной лестницей. В ту же секунду во дворе громко залаяли собаки. По лицу Густава пробежала тень беспокойства. Часовой у парадной двери встал и взял со стола автомат. Густав сказал ему, повысив голос, чтобы быть услышанным:

– Посмотри, что там случилось... И приходи в мой кабинет доложить.

Явно занервничав, он сказал Аарону, замыкавшему группу:

– Помоги Лаврентию отнести Виммерби наверх, так мы выиграем время.

Двое мужчин подняли Юбера и втащили наверх, поставив там на ноги и подтолкнув в коридор, ведущий к кабинету Густава.

Они сделали несколько шагов, когда снаружи раздался страшный грохот. Юбер обернулся и увидел на лицах противников страх. Ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы скрыть поднявшуюся в нем радость. Это должен быть Мераак, решивший активно действовать.

После нескольких секунд оцепенения к Густаву вернулось хладнокровие.

– Аарон и Лаврентий, за мной. Виммерби не убежит...

Они повернулись и побежали вниз по лестнице.

Юбер благоразумно вернулся к углу стены и площадки. Снаружи шла перестрелка. Со своего наблюдательного поста Юбер увидел, как меченый быстро вбежал в дом и захлопнул тяжелую дверь. Он хотел заблокировать ее тяжелым металлическим прутом, но холл как будто взорвался. Юбер видел, как массивная дверь разлетелась на куски, а несчастный портье рухнул мертвым. По звуку, предшествовавшему взрыву, Юбер определил что нападавшие использовали базуку.

Им вдруг овладело возбуждение. Юбер решил войти в игру, но как избавиться от тяжелых лат, парализовавших его движения... Он собирался отступить в коридор, чтобы скрыться от чужих взглядов, когда увидел Карин, появившуюся на другом конце коридора. Она сделал ему знак подойти к ней... Он без колебаний пошел. Выстрелы трещали, создавая невероятный резонанс под высокими потолками дома. Карин открыла дверь, впустила Юбера и быстро закрыла ее.

– Давай я сниму с тебя это.

По тону Юбер понял, что она его узнала. Чтобы убедиться, он спросил:

– Ты знаешь, кто я?

Карин уже освобождала его от доспехов. Бросив на него влажный взгляд, она пожала плечами.

– Бедный дурачок. Мне задать тебе тот же вопрос?

Юбер ничего не ответил. События торопили, и сейчас не было времени затевать дискуссию. Совершенно очевидно, что Мюриель, она же Карин Бервальд, предала, но если она его узнала, почему не сказала противнику, кто он такой на самом деле?

В несколько минут она сняла с него латы. Едва возвратив себе свободу движений, он потребовал:

– Найди мне оружие. Любое.

Карин бессильно развела руками.

– У меня ничего нет, и я не знаю, где его найти...

Он повернулся к ней спиной и пошел к двери. Карин подбежала и преградила ему путь.

– Нет, Юбер, не уходи. Тебя могут убить... Доверься мне. Я выведу тебя из дома через заднюю дверь, и мы спасемся.

Он жестоко улыбнулся.

– Ты меня плохо знаешь, Мюриель. Я не бросаю друзей.

Она отошла, освобождая ему путь, потом взяла за руку и сказала дрожащим голосом:

– Я выполняла приказы мистера Смита, Юбер. Я не хочу, чтобы ты думал, будто я могла тебя предать...

– Мы поговорим об этом потом. Один совет: не пытайся меня одурачить, а то я убью тебя без колебаний...

Смертельно побледнев, она открыла дверь и прошептала:

– Я знаю, Юбер.

Он вышел в коридор. На стенах висело старинное оружие. Он схватил обоюдоострую секиру и побежал к лестнице.

Перестрелка затихла. Последние выстрелы прозвучали в тот момент, когда он выбежал на площадку. Он увидел стоящего посреди холла Мераака, прижимающего к бедру автомат, и отскочил назад, крича:

– Не стреляй, черт возьми! Это я...

И быстро добавил:

– Юбер.

Ему ответил громкий хохот. Он осторожно вернулся на прежнее место. По лестнице бегом поднялся Хортен. Внизу на плитах лежали пять трупов: Густав, Аарон, Лаврентий, портье и еще один, которого Юбер не знал.

Хортен, державший автомат наготове, подбежал к нему, крича:

– Еще кто есть?

– Не знаю, – ответил Юбер.

Он повернулся к Карин, которая сразу ответила:

– Были, но я не знаю, куда они делись.

Хортен возбужденно спросил:

– А с этой что будем делать? Ликвидируем?

– Нет. Она моя... Мы увезем ее с собой.

Хортен, кажется, огорчился. Он явно вошел во вкус бойни.

Юбер взял Карин за руку и повел к лестнице. Мераак ждал их внизу, оставаясь начеку.

– Странно, – сказал он, – я был уверен, что народу здесь окажется больше.

– Дай мне оружие, – сказал Юбер, – и мы обойдем весь дом снизу доверху.

Мераак протянул Юберу «маузер», магазин которого тот проверил. Они решили, что Хортен останется в холле, в то время как Мераак и Юбер обыщут одну за другой все комнаты. Юбер предложил:

– Карин нас проводит. Она знает Дом...

Им потребовалось добрых полчаса, чтобы осмотреть дом от чердака до погребов. Дойдя до помещения, где Юбера пытали электричеством, они были вынуждены признать очевидное: в усадьбе поместья Триде больше никого не было...

Мераак заинтересовался складом оружия и взрывчатки, занимавшим большой погреб. Сильно возбужденный, он сказал Юберу:

– Закончим дело взрывом дома. Что ты об этом думаешь?

Юбер равнодушно пожал плечами.

– Взрывай, если хочешь. Это не моя усадьба.

– Идите к Хортену, – сказал Мераак, – я займусь этим сам.

Юбер и Карин поднялись. Свен стоял на том же месте, глядя на пять трупов, лежавших на полу.

– Ничего не нашли? – спросил он.

– Нет, – ответил Юбер. – Они удрали.

Он повернулся к молодой женщине:

– Сколько человек ты здесь видела?

– Я точно не знаю, – сказала она. – Думаю, десятка два.

Хортен распалился:

– А все-таки было здорово... Но какие трусы в этой банде. Наверное, они смылись через заднюю дверь, решив, что нас целый батальон.

Юбер не ответил. В его голове родилась одна идея. Он направился к двери и сообщил:

– Я загляну в кабинет Густава.

Карин бросилась за ним:

– Я с тобой.

Они поднялись на второй этаж. В коридоре Юбер спросил ее, не оборачиваясь:

– Почему ты не осталась внизу?

Она сердито ответила:

– Я не доверяю тому тощему дылде. Он сгорает от желания всадить в меня целый магазин.

Юбер вошел в кабинет. В одном из ящиков стола он нашел связку ключей, позволивших ему открыть массивный деревянный шкаф, где, как он думал, Густав хранил свои досье. К его огромному удивлению, шкаф оказался пустым. Он обыскал всю комнату, но не нашел ничего, что могло бы привлечь его внимание. Он раздраженно обратился к своей спутнице:

– Послушай, Карин, ты должна знать...

Она со злостью перебила его:

– Меня больше не зовут Карин.

Он ответил с такой же злостью:

– Я буду называть тебя Карин до тех пор, пока не буду уверен, что действительно нашел Мюриель. Это ясно?

Лицо молодой женщины заострилось. Она заломила руки и запротестовала:

– Клянусь тебе, что я только выполняла приказы мистера Смита.

– С этим мы разберемся позже. Ты должна знать, где Густав хранил свои досье.

– Откуда я могу знать? Я приехала сюда только вчера... Он со мной не откровенничал.

Через открытую дверь до них донеслись голоса: их звали. Юбер в сильном раздражении вышел из кабинета, таща за собой Мюриель. Мераак, стоявший в холле рядом с Хортеном, объявил:

– Все готово. Там были взрыватели с часовым механизмом. Я подключил один к ящику с взрывчаткой. Надо сматываться.

Юбер уже сбежал по ступенькам, когда Мюриель воскликнула:

– Я не могу ехать в таком виде. Я должна одеться...

Юбер заколебался и спросил Мераака:

– У нее есть время?

Мераак помедлил, потом уверенно заявил:

– Конечно. Я поставил механизм так, чтобы взрыв произошел через час.

Мюриель побежала в свою комнату, а Юбер присоединился к двоим мужчинам. Норвежец предложил:

– Она придет сама. Надо забрать базуку, которую мы бросили во дворе. Машины стоят в начале дорожки...

Они спустились с крыльца. Было четыре часа дня, и уже стемнело. Дул ледяной ветер, поднимавший снежную пыль. Хортен нашел и поднял базуку. Юбер, шагая следом за Мерааком, насчитал на дороге с десяток трупов собак, наверняка перебитых автоматными очередями.

«Ситроэн» и «мерседес» стояли один за другим на опушке леса. Мераак бросил автомат на заднее сиденье и недовольно сказал:

– Надо было тебе позволить Хортену пристрелить эту суку. Не понимаю, зачем она тебе нужна...

Юбер ответил нейтральным тоном:

– Я не обязан давать тебе объяснения. Я забираю ее с собой и все...

Пришел Хортен со своим арсеналом. Он уложил все в «мерседес» и завел мотор. Мераак, стоя перед своей машиной, молча смотрел на дом. Юбер подошел к нему и спросил:

– Как ты узнал, что я попал в беду?

Мераак невозмутимо объяснил:

– Сегодня, в девять утра, я позвонил капитану Викену и сказал ему, что мы остановились в гостинице «Малар». Он заорал, что ее хозяин входит в команду «Ландснорра». Я потихоньку смотался, уверенный, что дело закончится плохо, и остановился в Энкопинге. Хортен, оставшийся в гостинице, увидел, как тот отправился сюда. Он приехал предупредить меня. Тогда я решил немедленно вмешаться, чтобы спасти твою жизнь, если еще не поздно.

– Ты, правильно сделал, – сказал Юбер. – Хозяин гостиницы узнал меня, и я пережил неприятные минуты. Мне удалось выправить положение, и тут появились вы...

Мераак пошел к «мерседесу». Юбер последовал за ним, испытывая смутное беспокойство из-за задержки Карин. Он спросил Мераака:

– Ты уверен, что ей ничего не грозит?

Мераак ударил ногой по заднему колесу «ситроэна», как будто хотел убедиться, что оно хорошо накачано. Он недовольно ответил:

– Я поставил взрыватель на час, но не могу тебе сказать, хорошо ли работает часовой механизм.

Именно в эту секунду земля вздыбилась, и они вздрогнули от мощного взрыва. Юбер инстинктивно бросился за машину, чтобы укрыться... Дом взлетел на воздух.

Над лесом разнесся адский грохот, повсюду падали камни. Без ума от ярости, Юбер схватил Мераака за горло и закричал:

– Ты специально сделал это, подлец! Ты поставил взрыватель не на час... Ты знал, что она погибнет.

Мераак молча отбивался. Юбер чувствовал, как в нем поднимается желание убивать. Он почувствовал, как его схватили за плечо, и попытался высвободиться. Это был Хортен.

– Ну, ну!.. Не собираетесь же вы убить друг друга.

Юбер сумел взять себя в руки. Он дрожал, как лист. Мераак, по-прежнему молча, отступил на шаг. Вдруг до них донесся сдавленный голос:

– Ну и короткие у вас часы!

Юбер почувствовал, что сейчас упадет. К ним, спотыкаясь, бежала Мюриель. Она совсем не выглядела рассерженной.

– К счастью, я собираюсь не так медленно, как большинство женщин, – уверила она.

Она глубоко вздохнула, заставила себя улыбнуться и поочередно указала рукой на две машины:

– В какую мне сесть?

Мераак ответил совершенно изменившимся голосом:

– В «мерседес», с Хортеном.

Она решительно возразила:

– Я сяду в ту, в которой поедет Юбер.

Юбер открыл заднюю дверцу «ситроэна».

– Садись сюда, – сказал он.

Она скользнула внутрь и упала на сиденье. Юбер обошел машину и сел впереди. Мераак занял место за рулем, не продолжая спор, и развернулся. Юбер, к которому вернулось хладнокровие, бросил довольным тоном:

– А теперь – в Стокгольм.

12

Юбер пропустил Мюриель и в свою очередь вошел в просторный кабинет. Не отпуская дверь, часовой, провожавший их, снисходительно сказал:

– Садитесь и ждите. Господин военный советник скоро придет...

Он закрыл дверь. Мюриель села в одно из больших кресел из светлой кожи, стоявших перед письменным столом. Юбер остался стоять у двери, осматривая декор. На стене перед ним висел портрет президента в окружении звездно-полосатых флагов. Слева два больших окна, через которые в комнату шел свет. Напротив них огромная рельефная карта стран Северной Европы. Юбер сел в кресло рядом с креслом Мюриель.

– Ты знаешь, кто здесь военный советник? – спросил он.

Она натянула юбку на колени, расстегнула жакет своего костюма и покачала головой.

– Ни малейшего представления, – сказала она. – Мои инструкции строжайше запрещали мне приходить сюда.

Юбер чувствовал себя неловко. Через несколько минут он, наконец, узнает, предала его Мюриель или нет. Он старался не думать о том, что должен будет сделать, если военный советник посольства США в Стокгольме не подтвердит версию молодой женщины.

Неожиданно дверь резко распахнулась.

– Хелло! – бросил голос с четкостью, оставлявшей желать много лучшего. – Как поживают влюбленные?

Юбер понял, кто это. Он встал и с радостным лицом направился навстречу вошедшему:

– Хелло, Баг, старая перечница! Какого черта ты тут делаешь?

Они добросовестно стиснули друг другу руки. Не переставая жевать свою вечную жвачку, Баг объявил:

– Я слышал, что у тебя возникли трудности, и приехал на подмогу.

Он отстранил Юбера, подошел к неподвижно сидевшей Мюриель и, согнувшись пополам, пылко поцеловал ее руку.

– Дорогая, – прошептал он, – кладу к вашим ногам мое восхищение.

Юбер рассмеялся:

– Подбирай свое восхищение и садись. Нам надо серьезно поговорить.

Баг сузил глаза за стеклами очков и сказал Мюриель:

– Он все такой же ревнивый.

Затем обошел стол и сел за него. Он не изменился: то же худое вытянутое лицо с резкими чертами, те же коротко подстриженные бобриком светлые волосы. Он поправил на носу очки и заговорил деловым тоном:

– Приступим... Я вас слушаю.

Юбер остался стоять. Он положил руки на спинку кресла, в котором сидела Мюриель, и сказал, указав на нее кивком:

– Сначала я хотел бы узнать правду о поведении вот этой. С самого моего приезда...

Баг явно сдерживался, чтобы не расхохотаться. Мюриель энергично вмешалась:

– Одну секунду, Юбер. Я не могу слышать, когда ты так говоришь обо мне... Я все расскажу сама.

Она посмотрела на Бага и объяснила:

– Он не хочет верить, что, выдав его команде «Ландснорра», я выполняла инструкции мистера Смита.

Баг откинулся на спинку и начал фыркать. Он хлопнул себя по ляжкам, потом, чтобы не подавиться, выплюнул жвачку, приземлившуюся в двух метрах от стола в корзину для бумаг, наконец, положив ладони на стол, ответил с куда более четким произношением:

– Настоящий святой Фома. Понимаю, старина, что ты обижен... Я предупреждал Смита, но это был единственный способ провести дело успешно... Если бы ты приехал сюда незаметно, установление контакта заняло бы у тебя безумно много времени. А получив наше предупреждение, те взяли бы организацию встречи на себя, что и произошло, да?

У него был такой простодушный вид, что Юберу захотелось швырнуть ему что-нибудь в физиономию. Мюриель продолжила:

– Мне приказали не только предупредить их о твоем приезде, но и полностью вести игру на стороне противника. Поэтому я сочла нужным отдать им трофей, присланный тобой. После этого они уже не могли во мне сомневаться.

Юбер перевел дыхание. Он был взбешен, как и всякий раз, когда мистер Смит с легкостью распоряжался его жизнью, но факт, что Мюриель не предала по-настоящему, наполнил его радостью. Он великодушно махнул рукой и сказал:

– Ладно, не будем об этом больше. Дело закрыто.

Он подтвердил эту фразу шлепком по макушке Мюриель, голова которой невольно качнулась вперед, и продолжил:

– Итак, рапорт... Проделанная работа кажется мне вполне успешной... Агентство «Ландснорр», служившее руководящим центром шпионажа противника в Северной Европе, ликвидировано. Их главная база – поместье, расположенное между Энкопингом и Лохьей на берегу Малара, уничтожено. Я лично убил пятерых их людей. Капитан Мераак из норвежской секретной службы убил примерно столько же, в том числе директора агентства «Ландснорр», который, по нашим предположениям, одновременно был руководителем сети.

Мюриель подскочила в своем кресле и, повернувшись, взглянула на Юбера.

– Что ты говоришь? – спросила она. – Директора «Ландснорра» там не было...

Юбер замер с открытым ртом, потом, придя в себя, спросил:

– Это был не Густав Францен?

– Да нет, дурачок! Я же тебе сказала еще при первой встрече, что директор агентства некий Жорж Мазель, ничего общего с Густавом Франценом не имеющий. Густав был его помощником.

Оставив пораженного Юбера, она обратилась к Багу:

– Я послала мистеру Смиту фотографию этого Мазеля и его антропометрические данные. Вы сумели что-нибудь найти?

Баг продолжал веселиться. Он открыл ящик, вынул из него фотографию и подтолкнул ее по столу к подошедшему Юберу.

– Юбер его хорошо знает, – сказал он.

Юбер взял фотографию, изменился в лице и взорвался:

– Черт побери!.. Это Грегори.

Баг искренне рассмеялся.

– Да, Грегори! – подтвердил он. – Мы его легко узнали... Почему я сюда и приехал. Я думал, что, имея дело с таким противником, ты будешь нуждаться в помощи... Но он струсил.

Он взял себя в руки и продолжил более серьезным тоном:

– По крайней мере, я так полагаю. Я приказал провести расследование и могу тебя уверить, что он спешно уехал из страны через несколько часов после твоего ареста шведской полицией. За этим скрывается какой-то маневр. Мы должны его понять...

Юбер казался окаменевшим. Его брови сдвинулись, лоб пересекли глубокие морщины. Он задумчиво потер подбородок, подошел к окну, потом резко обернулся. Его лицо расслабилось. Как будто потеряв интерес к делу, он объявил веселым тоном:

– Через четверть часа я должен встретиться с Мерааком у полковника Мольде, чтобы уладить дело в местном плане. Прошу прощения, но надо идти. Думаю, Мюриель лучше остаться в посольстве. Здесь она будет в безопасности. Если найдется еще одна свободная комната, я бы предпочел тоже провести следующую ночь здесь.

Мюриель встала, привела в порядок волосы на затылке и сказала Багу непринужденным тоном:

– Я думаю, готовить две комнаты вовсе необязательно. Хватит одной.

Баг с большим достоинством уверил:

– Именно так я и представлял себе дело.

Он встал и направился к двери:

– Я вас ненадолго оставлю. Когда вернешься от Мольде, Юбер, будь любезен зайти ко мне. Если у тебя там возникнут трудности, звони без всяких сомнений.

Он вышел и закрыл дверь. Мюриель и Юбер долго смотрели друг на друга, ничего не говоря, потом она медленно подошла к нему и раскрыла объятья.

Их соединил бесконечный поцелуй. Наконец Юбер нежно отстранил ее и прошептал:

– Я думаю, мы имеем право на шестинедельный отпуск. Что, если мы проведем его вместе?

Мюриель нахмурила брови:

– Шесть недель это сколько ночей?

– Подсчитай сама, у меня нет времени.

Она шагнула назад, щелкнула пальцами и сказала, как будто сделала невероятное открытие:

– У меня появилась великолепная идея, Юбер. Давай проведем эти шесть недель за полярным кругом. Шесть недель сплошная ночь.

Он сделал вид, что раздумывает.

– Боюсь, я не выдержу. Мы договоримся вечером. Прости, меня ждет Мольде...

* * *

Закрыв дверь, Юбер поздоровался с Мерааком, уже сидевшим в кабинете, потом пожал руку Мольде и Викену. Он посмотрел на Мераака и спросил:

– Я опоздал?

Mepaaк запротестовал:

– Да нет, старина, это я пришел раньше. Я только что закончил рассказ о наших приключениях. Полковник Мольде очень жалел, что мы взорвали дом... Я ему объяснил, что мы не могли поступить иначе. У нас не было людей...

Норвежец заговорщицки подмигнул Юберу. Тот принял скучающий вид и подтвердил:

– Да, полковник, это действительно очень неприятно, но мы не могли этого избежать.

Он на секунду замолчал, потом спросил начальника шведской контрразведки:

– Думаю, вы уже провели обыск в агентстве «Ландснорр»? Нашли что-нибудь интересное?

Мольде ответил со смущенным видом:

– Мы только опечатали помещение и собирались поехать туда сейчас вместе с Мерааком. Если хотите присоединиться...

Юбер отклонил приглашение:

– Не думаю, что это имеет смысл. Теперь, когда советская сеть обезглавлена, мое начальство считает себя удовлетворенным. Если Мераак хочет, пусть едет. Думаю, он хорошо знает помещение и может послужить вам проводником.

Мераак рассмеялся.

– За два месяца я раз десять заходил в агентство «Ландснорр», но все-таки не знаю дом досконально.

– Францен, наверное, узнал тебя перед тем, как отдать концы? Должно быть, он тебя проклял...

Мераак жестоко хохотнул:

– Еще бы ему меня не узнать! Он по меньшей мере пять раз принимал меня в своем директорском кабинете на Кунгс Гатан. Он очень компетентно руководил всем делом...

Юбер спросил:

– Меня смущает одна вещь. Мне говорили, что директора «Ландснорра» звали Жорж Мазель.

Мераак уверил:

– Густав Францен действительно называл себя Жоржем Мазелем.

Юбер не отставал:

– Ты слышал о некоем Грегори?

Мераак вздрогнул, нахмурил брови, почесал затылок и ответил:

– Грегори... Как выглядит этот тип?

Юбер охотно проинформировал его:

– Он красивый малый. Примерно метр восемьдесят пять ростом, вес девяносто кило, примерно моего сложения... Лицо вытянутое, с выступающими скулами. Суровое лицо. Квадратная челюсть, кожа матовая. Глаза темные, монгольского типа, с длинными, как у женщины, ресницами. Этот Грегори очень красивый и очень умный парень... Не знаешь такого?

Полковник Мольде открыл рот.

– Но... – начал он.

Мераак перебил его:

– Нет, я не знаю того, о ком ты говоришь. Сделай одолжение, напиши мне его словесный портрет. Я поищу в архивах моей службы...

Неожиданно заторопившись, он пошел к двери:

– Пойдем, Юбер, я думаю, у полковника Мольде много работы.

Юбер не пошевелился. Он медленно достал из-под пиджака «маузер», который Мераак дал ему в холле усадьбы поместья Триде.

– Этот пистолет принадлежит тебе, – сказал он, – и я хочу вернуть его тебе сейчас...

Мераак остановился спиной к двери. Их разделяло примерно четыре метра. Юбер с «маузером» в руке направился к норвежцу. Сделав два шага, он споткнулся, зацепившись за край ковра, потерял равновесие и нырнул вперед, взмахнув левой рукой, пытаясь удержаться на ногах. В стенах комнаты грохнул оглушительный выстрел. Юбер тяжело упал, перевернулся и стал быстро подниматься. У Мольде и Викена одновременно вырвался изумленный крик. Сраженный пулей в лоб, Мераак упал на колени, потом рухнул, как сноп.

Ошеломленный Юбер встал и тупо уставился на вылетевший у него из руки «маузер», ствол которого еще дымился. Мольде пришел в себя и проявлял признаки сильного испуга.

– Какой ужас! – сказал он. – Как это получилось?

Юбер с подавленным видом бессильно развел руками.

– Совершенно дурацкий несчастный случай, – ответил он. – Моя нога зацепилась за ковер, и палец непроизвольно нажал на спусковой крючок. Никогда не прощу себе...

Мольде бросился к двери, перешагнув через еще теплое тело Мераака, открыл ее, выбежал в коридор и стал звать на помощь. Викен подошел к Юберу и быстро прошептал:

– Не бойтесь, я могу подтвердить, что это был несчастный случай. Я все понял.

Формальности расследования закончились быстро. Тело увезли в морг, полковник Мольде продиктовал стенографисту рапорт о «несчастном случае», который затем подписали Викен и Юбер. Освободившись, Юбер простился с полковником Мольде, попросив у него разрешения продлить срок своего пребывания в Стокгольме на сорок восемь часов на случай, если норвежские службы потребуют дополнительных объяснений.

Капитан Викен проводил Юбера до выхода на улицу. Прежде чем расстаться, Юбер спросил:

– Вы можете уточнить мне роль четы Хортенов в этом деле?

– Она совершенно ясна, – ответил Викен. – Свен и Вания Хортен принадлежат нашей службе. Мы откомандировали их в распоряжение Мераака. Я продолжаю им полностью доверять.

– Вы знаете, где живет Мераак?

Викен заколебался, потом, взяв Юбера за руку, посмотрел ему в глаза:

– Честно говоря, нет. Может быть, вам поможет Свен. Думаю, он сейчас у себя...

Юбер равнодушно махнул рукой.

– Я даже не знаю, зачем спросил вас об этом. Простое любопытство.

Не отпуская руку Юбера, Викен увел его по тротуару и, когда убедился, что часовой у двери не может их слышать, спросил, понизив голос:

– Я не прошу вас отвечать. Я прекрасно знаю, что Мераак погиб не при несчастном случае. Вы умышленно ликвидировали его, потому что поняли, что он с самого начала обманывал вас и на самом деле работал на противника. Он знал Грегори так же, как его знала наша служба...

Юбер расслабился. Он пожал Викену руку и дружески ответил:

– Вы отличный парень, Ларс. Это вы должны возглавлять шведскую контрразведку... Мольде лучше пасти коров. Час назад я узнал, что Грегори был настоящим Жоржем Мазелем, Он покинул Стокгольм через несколько часов после моего ареста вашей полицией. Я знаю, почему... Мераак, знавший мое настоящее имя, сообщил это ему. Грегори знает меня... Не так давно мы боролись один против другого в США. Грегори очень умный тип, не какой-то там громила. Он хитер, обладает богатым воображением и предпочитает дракам маневры. Он, видимо, понял, что его сеть провалилась и он не сможет долго продержаться. Он поручил Мерааку обманывать меня, как вы сказали. Очевидно, Грегори указал ему, как нужно действовать, чтобы я покинул Швецию живой, здоровый и убежденный в том, что уничтожил группу «Ландснорра». Для этого нужно было пожертвовать несколькими второстепенными агентами. Это в порядке вещей. Густав Францен получил повышение, но не знал, что заплатит за него своей жизнью. Я начал подозревать Мераака в Лохье, когда он, непонятно почему, стал противиться ликвидации члена группы, которому мы развязали язык...

Он саркастически хохотнул.

– Должно быть, Мераак заранее подсказал ему, что нужно говорить, и пообещал сохранить жизнь. Признания этого типа были частью истории, придуманной Грегори. Через несколько недель Грегори или кто-то другой вернулся бы в Швецию, чтобы организовать новую сеть. Наверняка, так и будет, но одурачить нас они не смогли.

Из здания вышел дежурный и обратился к ним:

– Капитан Викен, вас зовет полковник Мольде.

Викен пожал Юберу руку.

– Надеюсь, мы еще увидимся до вашего отъезда.

– Я тоже надеюсь на это, – сказал Юбер. – Во всяком случае, я останусь здесь еще на сорок восемь часов, как мы и договаривались.

И он сел в машину, предоставленную в его распоряжение Багом.

Десять минут спустя он остановился в доме, где жила чета Хортен, поднялся на лифте и позвонил в дверь их квартиры. Вания спала, а Свен принял его очень радушно.

– Я повсюду ищу Мераака, – сказал Юбер. – Вы знаете, где он живет?

– А вы не знали? В этом же доме, этажом выше. Дверь номер восемь. Хотите, я провожу вас?

– Нет, – отказался Юбер, – не стоит...

Хортен остановил его, когда он уже выходил.

– Он всегда оставляет мне запасной ключ от своей квартиры. Я дам вам его... Если он спит, можете ради шутки напугать его, только будьте осторожны: он всегда кладет под подушку пистолет.

Юбер рассмеялся, словно услышал необыкновенно веселую шутку, взял ключ и вышел. Он поднялся на один этаж по лестнице, вошел в квартиру и закрылся.

Квартира состояла из одной комнаты, ванной и кухни. Юбер принялся методично обыскивать помещения.

Он безрезультатно осмотрел мебель и принялся за кровать, когда его наметанный глаз заметил, что шов на матраце нашит недавно... Работа любителя... Мерааку следовало затереть новую нитку, чтобы сделать ее незаметной. Он достал свой нож, вспорол матрац в этом месте, сунул внутрь руку и наткнулся на бумажный сверток. Вытащив его, он присвистнул от удовольствия, разрезал веревку и лихорадочно развернул темную оберточную бумагу. Внутри лежали секретные фонды организации «Ландснорра». Наверняка все: миллион двести пятьдесят тысяч крон. Юбер не счел нужным пересчитывать. Он сунул пачки одну за другой между рубашкой и телом, убрал постель и покинул квартиру. Он отдал ключ Хортену, сказав, что не застал Мераака, потом спустился по лестнице и сел в свою машину. Весело насвистывая бодрый марш, он завел мотор и пулей сорвался с места, направляясь в посольство, где его с нетерпением ждала Мюриель.