/ / Language: Русский / Genre:det_espionage / Series: SAS

Цейлонские парии

Жерар Вилье


Остросюжетный детектив Неофит, ЛТД Москва 1994 5-7150-0236-2 Gerard de Villiers Les Parias de Ceylon SAS-22

Жерар де Вилье

Цейлонские парии

Глава 1

Распластавшись на раскаленной скале, Эндрю Кармер па мгновение отвел от глаз тяжелый черный бинокль и вытер стекавший со лба пот. Над красными скалами стояла тяжелая, удушливая жара, какая всегда бывает после муссона. Даже порхающие вокруг бабочки выглядели измученными и часто садились на камни, чтобы отдохнуть. Эндрю казалось, что под его полотняную рубашку насыпали раскаленные угли.

И все же он не согласился бы променять это место на гостиничный номер с кондиционером и прохладным душем.

То, что он видел в бинокль, с лихвой оправдывало изнурительную поездку в глубь цейлонских джунглей, жестокую тряску на немыслимо разбитых дорогах, едва не доконавших старый «лендровер», который Эндрю за бешеные деньги взял напрокат в Коломбо.

До Хабаране дорога была хоть и узкой, но вполне проезжей. Лишь иногда Кармеру преграждали путь одинокие коровы, а один раз — недалеко от Дамбуллы — перед машиной прополз толстый питон. Но дальше шоссе, петляя, углубилось в джунгли. Теперь путь затрудняли и громадные рытвины, и ветви деревьев, свисавшие так низко, что Кармер, проезжая под ними, каждый раз инстинктивно втягивал голову в плечи.

Было начало мая. Наступал сезон тропических муссонных дождей, и грунтовое покрытие дороги местами превращалось в болотную жижу.

...Американец отложил бинокль и поднял фотоаппарат, висевший у него на шее на кожаном ремешке. Двухсотмиллиметровый телеобъектив как раз подойдет... Эндрю с лихорадочной поспешностью навел резкость и нажал кнопку спуска.

Он успел сделать еще шесть снимков — более чем достаточно. Кармер испытывал такое возбуждение, что готов был вприпрыжку побежать обратно в Коломбо, только бы побыстрее рассказать о своем открытии. Но Эндрю Кармер был человеком добросовестным и методичным. Его учили тщательно прорабатывать каждую ситуацию. Он должен подойти поближе и постараться узнать как можно больше...

Чтобы немного успокоиться, он несколько секунд наблюдал, как морские волны разбиваются о красные скалы. Перед ним простирался Бенгальский залив. Вода имела странный фиолетовый оттенок — очевидно, из-за каменистого дна. Коломбо находился всего в полутора сотнях километров отсюда, но у Кармера складывалось впечатление, будто он добрался до самого края света. Вся северо-восточная часть Цейлона оказалась почти необитаемой, почти лишенной дорог и покрытой непроходимыми джунглями.

Скала, на которую взобрался Кармер, возвышалась над природной гаванью шириной около трех миль, недоступной для мощных волн Индийского океана и углом входящей в джунгли. В пятидесяти километрах к югу лежали под водой развалины древнего индуистского храма, сползшего в океан несколько веков назад вместе с участком суши. Но паломники и по сей день приходили на берег для молитвы, уверенные, что боги живут вечно.

Эндрю встал. От жары перед глазами у него мелькали темные точки. В двадцати метрах скалы заканчивались, уступая место высокой траве и ярко-зеленым тропическим кустарникам. Американец подошел к краю каменистой площадки и начал прыжками спускаться вниз. Он сгорал от любопытства и решил не останавливаться на достигнутом.

Прямо перед ним вспорхнула стайка желто-голубых иволг, пронзительным писком предупреждавших об опасности птенцов, сидящих где-то неподалеку. Эндрю отшатнулся, но сообразив, что это всего лишь птицы, снова зашагал вперед. Ему осталось пройти не более четырехсот метров до огромной дагобы[1] из серого камня, величественно возвышавшейся среди слоновой травы. Каждый его шаг мог стать роковым, например, из-за бесчисленных скорпионов, являющихся национальной достопримечательностью и приползавших порой даже в аэропорт Катуна-Яке. Да и не только из-за них...

* * *

Притаившись за молодым манговым деревом, Эндрю Кармер внимательно разглядывал дагобу. Она ничем не отличалась от десятков других таких же сооружений, разбросанных по всей территории Цейлона. Они были сродни буддийским храмам Таиланда. Каждая дагоба считалась у буддистов святым местом. Рядом с теми, что были поменьше, часто селились верующие.

Эндрю Кармера охватило внезапное беспокойство. Он никогда не думал, что однажды окажется в цейлонских джунглях в одиночестве и без оружия... До сих пор его работа в информационно-исследовательском бюро Государственного департамента сводилась к простой сортировке официальных бумаг. И вот — первое по-настоящему интересное задание... Эндрю отнесся к нему с восторженным энтузиазмом и лишь спустя некоторое время осознал всю опасность своего положения.

Сейчас, укрывшись за стволом манго, Кармер чувствовал себя более или менее спокойно. Зато еще минуту назад он дрожал от страха, с треском продираясь сквозь заросли слоновой травы, прикрывавшей его только до пояса: ему казалось, что за ним кто-то неотступно следит... Теперь, когда до цели было уже рукой подать, весь его энтузиазм испарился, хотя неведомая опасность так и не приобрела конкретные очертания. В конце концов ему и так есть чем заинтересовать начальство... Эндрю повернул голову, пытаясь разглядеть, не затаился ли кто-нибудь в близлежащих зарослях, но так ничего и не увидел. Зато за ним сейчас вполне могли наблюдать с расстояния в несколько шагов...

Он встал, собираясь возвращаться назад. Но тут справа, метрах в двадцати, затрещали ветки. Кармер бросился на землю и затаил дыхание. Затем он осторожно поднял голову и посмотрел в направлении, откуда доносился шум.

А шум все возрастал и приближался. Казалось, кто-то шел по джунглям не скрываясь, обрывая лианы и ломая на своем пути сухие сучья, Американец облегченно вздохнул: люди с дурными намерениями так не ходят.

Внезапно из зарослей выплыла огромная серая туша, и на тропе послышалось могучее фырканье. Это был слон.

Эндрю Кармер замер от страха. Конечно, ему приходилось видеть слонов и раньше — в зоопарке Сан-Диего, да и здесь, на Цейлоне, где они встречались на каждом шагу: их использовали на рисовых плантациях или на лесоповале. Одного Кармер даже встретил в центре Коломбо. Но те слоны выглядели добродушными, как коровы на выпасе. А здесь, на этой лесной тропе, огромное серое животное казалось невообразимо страшным.

Кармер огляделся по сторонам, но не нашел ни одного дерева, на которое смог бы забраться. Слон по-прежнему стоял на тропе, слегка покачивая головой и мотая хоботом из стороны в сторону. Животное, судя по всему, было диким. Чтобы придать себе смелости, Эндрю стал вспоминать слонов из национального парка Гал-Ойя, которые настолько привыкли к туристам, что даже охотно фотографировались.

Кармер с величайшей осторожностью обошел манговый ствол. Может, слон его и не заметил... Ведь эти гиганты близоруки и нападают только по прямой. Нужно просто держаться подальше от тропы...

Вдруг прямо напротив него снова затрещали ветви, и в сплошной стене гигантских папоротников, стоявшей в десяти метрах от Кармера, образовалась темная брешь. Сначала там появилась исполинская розовато-серая голова с редкой щетиной. Мощный хобот мотался из стороны в сторону, отодвигая лианы и листву. Слон весил не меньше двух тонн. По спиленным бивням Эндрю догадался, что у животного есть хозяин, а еще через мгновение увидел человека, сидящего по-турецки на слоновьей спине. Корнак... Американец мгновенно успокоился, и ему стало стыдно за свой испуг. Чего только не нарисует чересчур развитое воображение... Эндрю оторвался от дерева и, улыбаясь, шагнул на тропу. Но в следующую секунду погонщик издал хриплый крик, нагнулся к голове животного и стал колоть его за ухом заостренной палкой. Кармер в изумлении застыл посреди тропы.

Слон поднял хобот и яростно затрубил. От этого звука у Эндрю застыла в жилах кровь. В трех метрах от себя он видел разинутую пасть с чудовищными желтоватыми зубами. Слон заметил его и тут же рванулся вперед. Кармер едва успел отскочить обратно за дерево. Жесткая щетина на боку слона лишь ободрала ему левую руку. Эндрю потерял равновесие, упал, порезавшись о какой-то острый стебель и заорал, поднимаясь на колени:

— Эй, вы что, спятили?!

Человек, сидевший на слоне, казалось, не слышал его крика. Обозленный гигант уже поворачивал вспять. Первый слон стоял все на том же месте, перегораживая тропу, на которой, чуть поодаль, стоял «лендровер» Кармера. Эндрю снова завопил, надрывая легкие. Корнак не мог его не слышать, однако он даже не повернул головы.

И тогда Эндрю Кармер понял: слонов привели с определенной целью — убить его. Манговое дерево — слабая защита: слона оно не остановит. Вне себя от ужаса Кармер бросился в направлении дагобы. Если удастся на нее забраться, он хотя бы на некоторое время окажется в безопасности.

— Help[2]! — бессмысленно закричал он на бегу. В ответ за спиной раздался топот огромных ног.

Сандалии американца скользили по траве и увязали в сырой земле. Он упал, поспешно вскочил на ноги и бросился дальше. Треск сухих стеблей становился все громче. Слон, подгоняемый громкими криками корнака, набирал скорость.

Происходящее казалось Кармеру кошмарным сном. А ведь поначалу задание выглядело таким легким и безобидным...

Наконец Эндрю выскочил на сухое открытое место. Впереди, за песчаной дюной, возвышалась дагоба. Легкие американца горели огнем, мысли от страха беспорядочно метались в голове. На мгновение он подумал, что надо бы дождаться, пока слон приблизится, увернуться от него в последний момент и тем самым выиграть время... Но он не решился остановиться и продолжал бездумно бежать.

Под ногами у Кармера задрожала земля, и когда до дагобы оставалось не больше десяти метров, мощный хобот поднял его в воздух.

Эндрю отчаянным рывком выхватил из чехла нож и попытался нанести удар по гигантскому живому отростку, перехватившему его поперек туловища. Острие на несколько сантиметров вошло в толстую серую кожу. Слон бешено взревел, поднял Кармера на четыре метра над землей и с размаху швырнул оземь. Последнее, что увидел Кармер, была надвигающаяся на него серая громада. В следующее мгновение тяжелая, как кузнечный молот, нога обрушилась на его плечо и шею. Эндрю почувствовал нечеловеческую боль, но закричать уже не смог: легкие окровавленными лохмотьями показались из раздавленной груди. Раздался ужасный хруст ломаемых костей: животное наступило на человека обеими задними ногами. Кармер был уже мертв, когда слон снова подхватил его хоботом, с дикой злобой бросил вперед, затем снова подскочил и принялся топтать бездыханное тело, напоминавшее залитую кровью тряпичную куклу.

Корнак бесстрастно руководил убийством... Когда от несчастного Кармера осталась лишь бесформенная куча мяса и костей, погонщик принялся успокаивать животное, похлопывая его по ушам и цокая языком. Ярость слона понемногу утихла, и он остановился в нескольких метрах от только что растоптанного им человека, кося налитыми кровью глазами и возбужденно размахивая хоботом.

Корнак громко отдал команду, и слон тяжело опустился на колени. Погонщик спрыгнул на землю и хладнокровно склонился над убитым.

Нужно было обладать невероятной жестокостью, чтобы приблизиться к этому месиву из костей и мяса. Голова была полностью раздроблена, череп сплющился до пятисантиметровой толщины, глаза выскочили из орбит. Кожа и клочья рубахи смешались на груди в сплошную багровую кашу. От трупа поднимался отвратительный запах.

Не проявляя ни малейшего отвращения, корнак порылся в остатках одежды в поисках документов и вскоре вытащил бумажник и перетянутый резинкой рулончик купюр, бурых от впитавшейся крови. Погонщик спрятал найденные вещи в свою набедренную повязку, на которой висел длинный кинжал, инкрустированный фальшивыми драгоценными камнями. Потом он подобрал валявшийся неподалеку бинокль и внимательно осмотрел его. Бинокль не пострадал. Он оказался совсем новым, американского производства. Такие вещи были на Цейлоне большой редкостью.

Погонщик нацепил бинокль на шею. Над трупом уже кружили крупные мухи. Вскоре на пир слетятся птицы и дикие животные.

Корнак посмотрел вокруг, проверяя, не упустил ли чего-нибудь из виду, и влез на слона, встав на его колено, как на подножку. Покачиваясь на спине спокойно идущего гиганта, погонщик с удовлетворением подумал, что выполнил работу безупречно. Если бы незнакомец успел добежать до дагобы, его трудновато было бы достать... И он, чего доброго, смог бы уехать в Коломбо — со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Корнак прищелкнул языком, и слон пошел быстрее. Погонщик издал длинный певучий крик, и в ту же минуту из-за поворота тропы появился второй слон, быстро догнав первого. То, что совсем недавно было Эндрю Кармером, осталось лежать на пропитанном кровью песке.

Проезжая мимо дагобы, корнак повернулся к ней и сложил руки, как для буддистской молитвы. Страшная смерть незнакомца не оставила в его душе ни малейшего следа. Конечно, буддизм запрещает убивать живое существо, будь то даже комар или таракан, но погонщик очень сомневался, что эта заповедь Всевышнего распространяется на иностранцев, а тем более на иноверцев. К тому же небеса всегда можно ублажить...

Глава 2

Дэвид Уайз повернулся к своему собеседнику, задумчивому толстяку в маленьких очках по имени Генри Сазерленд. Он возглавлял отдел ЦРУ, занимавшийся зоной Индийского океана.

— Покажите-ка ему фотографию, — сказал Уайз с едва уловимой иронией в голосе.

Малко посмотрел на лежавшую перед Сазерлендом толстую папку. Ее перепоясывала красная пластиковая лента с черной надписью «секретно». Все трое сидели в кабинете, расположенном на семнадцатом этаже здания ЦРУ в Лэнгли, в нескольких километрах от Вашингтона.

После громкого провала румынской операции «заказчики» из Центрального разведывательного управления надолго оставили Малко в покое, но сегодня они встретились вновь.

Генри Сазерленд порылся в папке и протянул Малко фотографию размером двадцать четыре на тридцать сантиметров. Снимок запечатлел очень красивую девушку лет двадцати пяти, с длинными светлыми волосами и овальным лицом. Она сидела в кресле, положив ногу на ногу. На ней было короткое цветастое платье, почти до неприличия открывавшее бедра. Девушка была снята анфас, смотрела непринужденно и даже несколько вызывающе. Малко положил фотографию на рабочий стол Дэвида Уайза, подумав про себя, что этот документ выгодно отличается от скучных бумаг, которыми обычно завалены кабинеты здания в Лэнгли.

— А что, очень недурна! Это ваше очередное увлечение?

Дэвид Уайз, в котором было не больше юмора, чем в паровом котле, с трудом заставил себя улыбнуться:

— Нет. Это должно стать вашим очередным увлечением. Малко стыдливо опустил глаза:

— По-моему, вы пытаетесь вовлечь меня в аморальную историю. Попрошу доплатить за вредность...

Эта шутка, похоже, понравилась Уайзу еще меньше. Каждый доллар, отпущенный на служебные расходы, он берег, как мальчуган бережет медяки в своей копилке. А Малко и так обходился ему слишком дорого. Пусть десятки тысяч долларов, уплаченные принцу Малко Линге за его «услуги», шли на благородное дело — на реставрацию фамильного замка в его родном австрийском поселке Лицен, — однако деньги все же собраны с американских налогоплательщиков...

— Сейчас Генри введет вас в курс дела, — сухо ответил Уайз. — У меня куча работы. О'кей, Генри?

Тем самым он давал Малко понять, что задание не относится к числу жизненно важных.

Коллега Уайза степенно кивнул и потянулся к папке:

— Конечно, Дэйв.

Уайз вяло пожал Малко руку:

— Желаю приятного отдыха на Цейлоне. Везет вам — на солнышке погреетесь...

Послушать его, так Малко еще должен был доплатить за удовольствие сотрудничать с Центральным разведуправлением... Понимая бессмысленность дальнейших разговоров, он встал, надел свои неизменные темные очки и последовал за Генри Сазерлендом. Они молча прошагали по коридору, зашли в лифт и также молча спустились вниз. Кабинет специалиста по Индийскому океану выглядел таким же спартанским, как и владения шефа. Исключение составляла лишь большая карта мира, утыканная разноцветными булавками.

Малко сел в единственное кресло для посетителя. Его собеседник устроился за столом.

— Итак, кто же эта очаровательная особа? — спросил австриец.

Его беспечный тон заставил Сазерленда нахмуриться. Начальник отдела раскрыл папку и торжественно объявил:

— Весьма загадочная личность. Ее зовут Диана Воранд, южноафриканка по происхождению. Последние полтора года жила в Штатах и училась в Колумбийском университете. Ни в чем подозрительном замечена не была. Потом поехала на каникулы в Мексику, в район Мериды.

— Полагаю, вы интересуетесь ею не только поэтому? — нетерпеливо спросил Малко. Чересчур многозначительный тон цээрушника вызывал у него раздражение. Тем более что знойная южноафриканка выглядела вовсе не так уж опасно — по крайней мере, по сравнению с баллистической ракетой...

Генри Сазерленд гневно сверкнул глазами.

— Может быть, вы соизволите выслушать меня до конца?

Малко рассеянно посмотрел в окно. Погода стояла прекрасная, и ему пришло в голову прогуляться по Арлингтону, прежде чем возвращаться через Нью-Йорк на свою виллу в Покипси.

— Из Мексики девушка отправилась на Кубу, — продолжал Генри Сазерленд прежним монотонным голосом, — а затем вернулась в Вашингтон. Через несколько месяцев ФБР обнаружило, что она помогла квебекским революционерам бежать на Кубу, снабжала «Черных пантер» взрывными устройствами и несколько недель прятала у себя дома кубинцев, скрывавшихся от федеральных властей... Во время следствия также выяснилось, что она осуществляла связь между кубинскими агентами, действующими на территории США и Канады.

Малко посмотрел на фотографию повнимательнее. Ни дать ни взять — манекенщица или фотомодель... Кто бы мог подумать?..

— Интересно, что же толкнуло ее на путь вооруженной борьбы? — спросил он.

Генри Сазерленд еще больше помрачнел.

— Это пока неизвестно, — проворчал он. — Но от нашего осведомителя поступили сведения, что во время пребывания на Кубе Диана Воранд встретилась со Стенли Кармайклом. И... Ну, словом, их часто видели вместе. Возможно, она даже летала с ним в Алжир, но это не проверено.

Стенли Кармайкл был одним из руководителей экстремистской группировки «Черные пантеры». Его давно разыскивали и ФБР, и ЦРУ, и все федеральные службы безопасности. Там, где он хоть ненадолго появлялся, тотчас же прокатывалась волна левого террора. В черном списке ФБР он стоял вторым — после Вельзевула.

— Может быть, ее внезапная преданность революции объясняется романтической связью с этим «благородным пиратом»? — предположил Малко.

— Гадать можно сколько угодно, — покачал головой Сазерленд. — А доказательства?

— Ну... Для начала можно было ее задержать... — иронично заметил австриец.

— Она испарилась, — смущенно признался начальник отдела. — В один из субботних вечеров пересекла мексиканскую границу и — поминай как звали...

— А мне, значит, надо объехать вокруг света и разыскать ее?

Генри Сазерленд с нескрываемым раздражением отодвинул от себя папку:

— Она на Цейлоне. В Коломбо. Нам нужно знать, что она там делает.

— И Кармайкл с ней?

— Нет, насколько мне известно.

Малко не слишком привлекало столь рутинное задание. Федеральные агентства постоянно наблюдали за двумя-тремя десятками разномастных подстрекателей и агитаторов. Это наблюдение длилось порой по нескольку лет подряд и носило довольно скучный характер.

— И что мне с ней делать? Похитить и привезти сюда?

— Вы с ума сошли! — подскочил Сазерленд. — Нас интересует только цель ее приезда на Цейлон! Выясните, чем она занимается, с кем общается... При необходимости заведите с ней знакомство...

— Насколько близкое?

Цээрушник сделал вид, что не расслышал.

— Она нам достаточно напакостила, так что ваша поездка в любом случае не помешает. Даже если окажется, что она сидит сложа руки.

Малко встал.

— Можно мне взять фотографию с собой?

— Погодите, — остановил его Сазерленд. — Вы еще не все знаете: информационно-исследовательское бюро Госдепартамента уже направило туда своего работника, человека по имени Эндрю Кармер.

Малко снова сел. Значит, без оговорок все-таки не обошлось...

— С этим Эндрю произошел несчастный случай, — бесцветным голосом продолжал Сазерленд. — Он погиб. Но его смерть не имеет видимой связи с заданием. Во время загородной прогулки его растоптал дикий слон.

— Досадное совпадение, — заметил Малко.

Лицо Генри Сазерленда сохранило прежнее бесстрастное выражение.

— Я распорядился в бухгалтерии насчет билета в первом классе. В Париже пересядете на самолет французской компании «ЮТА». Вылетаете послезавтра.

— А обратный билет? — поинтересовался австриец.

— Вы получите дополнительно две с половиной тысячи долларов дорожными чеками, — продолжал начальник отдела. — По поводу всего остального я уже говорил с...

— Знаю, знаю, — перебил его Малко. — Вы гарантируете возвращение тела на родину и присылаете роскошные венки... Но почему бы вам не поручить эту самую Диану кому-нибудь из вашего посольства в Коломбо? Сэкономили бы на моих билетах...

Генри Сазерленд отвел глаза:

— Так-то оно так... Но и сингалы, и англичане — люди очень подозрительные. Нам не хотелось бы поручать это лицам, занимающим солидные официальные должности.

Иными словами, окажись Малко в цейлонской тюрьме, никто и пальцем не шевельнет, чтобы вызволить его оттуда. Но Генри Сазерленд был здесь ни при чем: приказ исходил от Дэвида Уайза. Это рутинное задание было своеобразным штрафом за поражение, которое Малко потерпел в Румынии от полковника Соколова. На мгновение ему — в который раз! — захотелось послать все к черту, вернуться в замок к Александре и зажить в стороне от шпионских передряг.

Но замок-то был не отреставрирован... Австрийца к тому же безотчетно привлекала в этом здании новизна ощущений и экзотика далекой страны...

— Я согласен, — словно со стороны услышал он собственный голос. — Послезавтра буду на Цейлоне.

Не пожав руки Сазерленду, он вышел из кабинета, унося свернутую в трубочку фотографию Дианы Воранд и втайне надеясь, что в жизни она окажется не хуже...

Глава 3

Войдя в ресторан отеля «Гальфас», Малко решил, что его пол сделан из черного дерева, но, сделав несколько шагов, увидел, как из-под ног по паркету разбегаются полчища тараканов. Молчаливый босоногий тамил провел его за столик. Своими размерами зал напоминал готический собор, и из-за скупого освещения потолок терялся во мраке. Бесчисленные вентиляторы, висевшие на длинных проводах, вели бесконечный неравный бой с муссонным зноем.

«Гальфас», в архитектуре которого просматривались отголоски английского колониализма, считался самым фешенебельным отелем в Коломбо. Всего пятьдесят лет назад о нем говорили с таким же уважением, как о «Савойе» или «Дорчестере». Теперь же призрак покойной королевы Виктории бродил ночами по бесконечным коридорам, тоскуя по тем временам, когда сингалов здесь терпели только в качестве носильщиков...

Впрочем, даже получив независимость, Цейлон так и не смог отобрать у европейских поселенцев все их былые привилегии: единственный приличный бассейн и лучшая в Коломбо больница Фрезера по-прежнему предназначались только для белых.

Малко сел за круглый стол со скатертью, добросовестно отработавшей лет тридцать без единой стирки, и надел темные очки, сразу отгородившись от внешнего мира.

Первое впечатление от Цейлона не очень-то согревало сердце. Приземлившись в столичном аэропорту Негомбо, Малко взял такси и прямиком отправился в отель «Гальфас», расположенный в южной части города на берегу Индийского океана. На узком шоссе, ведущем из аэропорта в центр, царил невообразимый хаос. Дряхлые английские автобусы, до отказа набитые пассажирами, на каждом ухабе высекали из асфальта искры. Между ними шныряли черные угловатые велосипеды.

Комната, доставшаяся Малко, уже давно пришла в полное запустение. Стены не перекрашивались ни разу за все время существования отеля; под потолком рывками вращался чахлый вентилятор, разгонявший мошек и комаров.

Малко аккуратно развесил в шкафу свои неизменные костюмы из альпака. Порадовала его лишь памятка, которую ему вручили вместе с ключом. Оказывается, постояльцам категорически запрещается посещать ресторан без пиджака — старые британские традиции еще давали себя знать...

Снаружи «Гальфас» поражал воображение своими размерами и импозантным розовым (если смотреть издалека) фасадом, Закрытый мозаичный бассейн, напоминавший римские термы[3], был наполнен почти неразбавленной лавандовой водой... Но этим все великолепие и ограничивалось. Мебель была шаткой, посуда — щербатой. В служебном помещении сидели десятки бухгалтеров, производивших сложнейшие вычисления в толстых журналах перьевыми ручками и совершенно равнодушных к техническому прогрессу. Пишущую машинку здесь считали поистине дьявольским изобретением. Что же касается персонала, то в «Гальфасе» сто сорок один номер обслуживали пятьсот человек...

Приунывший Малко заказал буйволиный бифштекс и банку пива «Хеннекен». В такой обстановке оставалось утешаться лишь тем, что он не забыл фотографию своего лиценского замка (она всегда поднимала ему настроение) и баночку бальзама «Тигр» (от ушибов, насморка и головной боли). После возвращения с Дальнего Востока эта баночка также являлась неотъемлемой частью его багажа.

Малко уже вытаскивал последние щепки и нитки из заказанного им консервированного ананаса, когда рядом неожиданно раздался пропитый голос:

— Новый жилец, да?

К его столу только что незаметно приблизился белый — высокий, рыжеволосый, с узкими плечами и большим животом. Рубашка с короткими рукавами была расстегнута на волосатой груди, брюки покрыты жирными пятнами. Незнакомец иронично разглядывал безупречно выглаженный костюм Малко, его белоснежную рубашку и галстук, а затем протянул веснушчатую руку:

— Джеймс Кент, третий секретарь посольства.

Какого именно посольства — можно было и не уточнять: по акценту в нем сразу угадывался уроженец штата Миссури.

— Принц Малко Линге, — суховато представился австриец. — Скажите, какого черта мне порекомендовали именно этот отель?

Американец пожал плечами.

— Во-первых, рядом посольство. И потом тут все-таки лучше, чем, например, в «Тапробане»: здесь только тараканы, а там проснешься поутру, а багаж сожрали крысы...

Джеймс Кент развернул газету, которую держал в руке, положил ее на стул и сел. Поймав удивительный взгляд Малко, он усмехнулся и пояснил:

— Клопы... Здесь все так делают. Даже премьер-министр садится на газету.

Малко с ужасом определил причину ужасного зуда, который мучил его с самого начала трапезы. А он-то по наивности полагал, что это простая крапивница...

Джеймс Кент щелкнул пальцами. Один из официантов-тамилов, стоявших у двери кухни, отделился от стены и лениво направился к иностранцам, неслышно скользя по натертому паркету.

— Коньяк, — потребовал американец, когда официант подошел достаточно близко. Тот молча, с достоинством развернулся и поплыл обратно. В своем странном белом костюме он был похож на привидение. В холле и коридорах отеля стояли, сидели и даже лежали, неизвестно чего дожидаясь, десятки таких же фигур в белом.

Малко принялся разглядывать своего собеседника. Нездоровый румянец на щеках и исходивший от него запах винных паров говорили сами за себя. Вместо того чтобы расстилать на стуле газету, он мог бы просто на него дохнуть: этого не выдержал бы ни один клоп. Словом, Джеймс Кент был законченным алкоголиком. Однако нужно признать, что чернота под ногтями, пятна на брюках и потухший взгляд вовсе не характерны для сотрудников ЦРУ. И тем не менее... Даже попрошайки из беднейшего столичного района Петтах — и те знали, что Джеймс Кент, третий секретарь посольства США, руководит местным «филиалом» Центрального разведывательного управления.

Официант принес на помятом алюминиевом подносе две рюмки коньяка. Американец схватил свою еще прежде, чем поднос опустился на стол. Одним движением он опрокинул содержимое в рот и, скривившись, поставил рюмку обратно.

— Ну и дерьмо!

Слегка шокированный лексиконом дипломата, Малко невольно спросил:

— Зачем же вы это пьете?

Возмущенный Джеймс Кент перегнулся через стол:

— А вы знаете, сколько здесь стоит бутылка «Джей энд Би»? Шестнадцать долларов!

В его голосе прозвучали плаксивые нотки.

— Ни хрена тут хорошего нет, в этом Коломбо, — мрачно продолжал он. — Телевидения — и того нет! Чтоб бабу на ночь найти, чуть ли не в Сингапур надо плыть. А жратва чего стоит! Буйвол с карри, да карри с буйволом... А погода?!

Малко старался не поддаваться унынию. Он не впервые видел, до чего может докатиться американец вдали от родного дома.

— Но хоть работа-то интересная?

Джеймс Кент хотел презрительно хмыкнуть, но вместо этого икнул.

— Черта с два! Во-первых, здесь всем заправляют англичане. Кому из сингалов жить, а кому умирать — это по-прежнему решает английская королева. Русских англичане терпят, а вот нас почему-то недолюбливают. Так что не очень-то развернешься... Только и делаем, что расшаркиваемся с чумазыми да считаем русские корабли. С начала года набралось уже семьдесят восемь... А сингалам вообще на все наплевать, была бы только тарелка риса на обед... Русские и китаезы сделали из грузовиков агитационные пункты, разъезжают на них по деревням и раздают рис, сдобренный марксистской пропагандой... Ну а крестьяне жрут да посмеиваются. А заведется у кого-нибудь пара рупий — обязательно купит арак[4] и напьется до бесчувствия. Мы им как-то раз привезли цемент для строительства дамбы. Так знаете, что они с ним сделали?

Малко не знал.

— Построили еще один чертов памятник — дагобу! — кипятился Кент. — И каждый раз, когда им удается стырить еще мешок — наращивают ее дальше!

Американец обвел яростным взглядом зал ресторана, словно собираясь отомстить ни в чем не повинным официантам за загубленный цемент.

— Поедемте лучше выпьем у меня, — предложил он. — Там хоть веселее. А тут впору застрелиться...

В этом была немалая доля истины. Малко незаметно, как и подобает настоящему джентльмену, почесал искусанное клопами место и пошел к выходу.

* * *

У Джеймса Кента оказалось ничуть не веселее. От «Гальфаса» до улицы Грин-Пасс, где стояла его вилла, было не больше километра. И Малко возблагодарил за это судьбу: машина дипломата не имела ни кондиционера, ни даже вентилятора, а сиденье напоминало доску факира, утыканную гвоздями.

Издали домик Джеймса Кента с белыми стенами и красной крышей выглядел даже симпатичным. Но внутри сразу возникало ощущение головокружения: стены гостиной отливали бледно-розовым цветом, потолок — темно-коричневым. Столовая резала глаз яркой зеленью.

Кент хлопнул в ладоши, и тут же откуда-то возник темнокожий мальчик-слуга, несущий бутылку виски и два стакана. Американец опустился в пластмассовое кресло и с любопытством посмотрел на Малко.

— Итак, вас подослали к красавице Диане, — проронил он. — Повезло вам: ножки у нее что надо. Тут у всех такие ходули — страшно смотреть.

Слегка раздраженный вульгарным тоном американца, Малко отпил глоток виски и ответил:

— Я приехал еще и для того, чтобы выяснить обстоятельства гибели Эндрю Кармера. Возможно, она вовсе не случайна...

— Его вещи здесь. Хотите посмотреть? — проговорил Кент, указывая в угол комнаты. Там лежали синий полотняный чемодан и коричневый рюкзак.

— Из-за слуг я был вынужден повесить на них замки, — пояснил Кент. — Воруют, проклятые... Неделю назад мой повар нагло доказывал, что за месяц я съел двенадцать килограммов масла, представляете?

Малко не мог отвести глаз от чемодана и рюкзака. По спине у него пробежал неприятный холодок. Ведь так или иначе выходило, что он приехал на Цейлон продолжать дело, начатое беднягой Эндрю...

— Как же это с ним произошло? — спросил он.

Джеймс Кент налил виски в пластмассовый стаканчик для чистки зубов и вздохнул:

— Слон растоптал. Ох, если в вы его только видели... Точь-в-точь медуза. Похоронщикам понадобилось тридцать килограммов воска, чтоб придать ему хоть какой-то вид.

— Воска?

— Ну да. Здесь, как в Мексике, считают, что если покойник сильно поврежден, то не попадет на небеса.

— Где это произошло?

— У черта на куличках, — махнул рукой американец. — На северо-востоке, в джунглях возле Тринкомали. До сих пор не пойму, зачем его туда понесло. Если в не машина, взятая напрокат, его бы и не нашли. Но через три дня прокатчики взбесились и стали требовать свой «лендровер». А я-то понятия не имел, где он, послал их подальше. Уж не знаю, как они его отыскали. Кажется, в Тринкомали он латал колесо... Так что однажды утром они заявились в посольство и сказали, что нашли машину и Кармера. Вернее, то, во что его превратил слон. Принесли в мешке...

— Значит, вам так и не удалось узнать, что он там делал?

Кент беспомощно развел руками:

— Пес его знает! Накануне он заезжал ко мне. Сказал, что Госдепартамент поручил ему посмотреть, чем тут занимается Диана Воранд. Кстати, это мы им сообщили, что она здесь. А они в ответ потребовали составить на нее досье. Я чуть от смеха не лопнул. В Вашингтоне готовы занести в красный список всех, кто хоть что-нибудь ляпнет о президенте. Да Диану здесь все знают! Это самая шикарная девчонка в Коломбо! Ее чуть ли не каждый день можно увидеть на городском пляже. Я запросто мог познакомить ее с этим Кармером. Кажется, она археолог и пишет диссертацию по буддизму. Ну, может, и с коммунистами заигрывает, кто ее знает... Я слыхал, что она ездила на Кубу. Но если придется заниматься коммунистами, тут всей жизни не хватит: в одном советском посольстве их пятьсот человек... Не считая нелегалов.

От такой длинной тирады у Кента пересохло во рту, и он налил себе новую порцию виски, не замечая неодобрительного взгляда Малко. Вещи покойного — немые свидетели разговора — словно с укором смотрели на них из угла.

Малко погрустнел, вспомнив, как его посвящали в курс дела. Дэвид Уайз недвусмысленно дал ему понять, что цейлонское расследование — всего лишь мелкая подачка, возможность восстановить пошатнувшийся авторитет австрийца... Да и слова Джеймса Кента это вполне подтверждали. Может быть, дело и впрямь не стоит выеденного яйца?

— Кажется, она была любовницей Кармайкла, — проронил Малко.

— Ну и что? С каких это пор бабам запрещено ложиться в постель с негром?

Малко со вздохом посмотрел на Кента. Один носок дипломата сполз на щиколотку, туфли не чистились со времени последнего муссона, брюки так измялись, что казалось, будто Кент не снимает их и на ночь. От внешнего вида американца и его манеры вести беседу непременно перевернулись бы в гробу все офицеры колониального корпуса, которые облачались к обеду во фрак и тщательно брились, готовясь умереть за любимую королеву...

— Поскольку вы знаете эту особу, — сказал Малко, — то наверняка сможете мне помочь. Где она живет?

Американец зевнул.

— Черт побери, зачем же так торопиться? Ну ничего, от жары это у вас быстренько пройдет. Вот увидите: еще три-четыре дня — и вы успокоитесь. Дам я вам ее адрес, дам! Хотя вы ее, наверное, уже не застанете дома. Я видел Диану в начале недели. Она говорила, что поедет в Анура-Дхапуру измерять ногу Будды.

Малко обеспокоенно покосился на Кента.

— Что-что измерять?

Кент громко рассмеялся.

— След от ноги Будды... На вершине одной тамошней горы есть плоский след длиной около десяти метров. Буддисты говорят, что Бог оттолкнулся от этой горы, чтобы перепрыгнуть в Индию. Фигня, конечно... Но девчонке интересно.

Малко вздохнул и потер покрасневшие глаза: давала себя знать девятичасовая разница во времени.

— Послушайте, — сказал вдруг Джеймс Кент. — Я вовсе не против помочь вам. Есть тут одна девчонка, работает на нас. Мы платим ей тканью. Она знает в Коломбо всех и каждого. И довольно умна.

— Сингалка?

— Наполовину. «Бюргерша», как их тут называют. Отец — голландец, мать местная. — В маленьких глазках Кента появился похотливый огонек. — Увидите, девчонка что надо. Только упаси вас Бог... У нее есть опекун — индийский букмекер, который осыпает ее драгоценностями. Я-то ей только сигареты покупаю...

Кент залпом осушил свой стакан и встал:

— Поехали. Это совсем рядом.

Пока они сидели в гостиной, американец выпил больше половины бутылки. Малко удивлялся, как он еще держится на ногах.

Выходя, они чуть не наткнулись на человека в тюрбане и с огромной дубинкой. Кент хлопнул его по плечу, и тот показал в улыбке зубы вампира.

— Охранник, — пояснил Кент. — Всю ночь ходит вокруг дома и дубасит этой штукой по стенам. Отгоняет злых духов, а заодно и воришек. Здесь ведь, как-никак, богатый квартал...

Малко посмотрел на звездное небо. В теплом воздухе пахло плюмериями. На этой спокойной улочке, вдали от центра Коломбо, создавалось впечатление, что попал в прошлый век. Малко нехотя полез в «импалу» дипломата и устроился на жестком сиденье.

* * *

Не успел Кент убрать палец с кнопки звонка, как на пороге возник тамил в традиционном белом саронге. Дом действительно оказался совсем рядом, на узкой улице под названием Кинси-роуд. Чуть поодаль, на углу Хортон-плэйс, горели керосиновые лампы маленького ночного базарчика.

Малко и его спутник прошли в сад и зашагали к освещенной веранде.

— Добрый вечер, — сказал по-английски мелодичный женский голос.

Девушка быстро вышла из тени и остановилась под фонарем. Малко сразу бросилось в глаза ее длинное, до пят, зеленое сари. Из золотистых сандалий выглядывали пальцы с ухоженными ногтями. Малко поднял взгляд и увидел огромные черные глаза, густо подкрашенные сурьмой, с длинными накладными ресницами. С глазами резко контрастировали ярко-красные губы. Черные как смоль пышные волосы были уложены в замысловатый шиньон, из которого выглядывал шелковый платок. В ушах сверкали изумрудные серьги.

Сари плотно облегало пышную грудь и длинные ноги. Если бы не излишне заостренный нос, девушка была бы само совершенство.

Она протянула Малко руку:

— Меня зовут Свани. Входите. Джеймс говорил мне о вашем приезде.

Ее духи, похоже, служили отличным средством против клопов и прочих надоедливых насекомых. В Лондоне или Нью-Йорке Свани, возможно, вызвала бы законное негодование, но здесь, в Коломбо, Малко нашел ее очень привлекательной.

Кент почему-то все время молчал. Они прошли вслед за девушкой в комнату с темно-синими стенами, выходившую на веранду. Тусклые лампы освещали невысокий столик, где стояли на подносе бутылка арака, пиво и стаканы. Свани села на подушку и жестом предложила гостям последовать ее примеру.

В комнате пахло ладаном и отсыревшим рисом — запах, характерный для всего Цейлона. Стены были увешаны странными картинами в сюрреалистическом стиле, в которых чувствовалось явное влияние Магритта и Сальвадора Дали. Голубоглазые женщины неземной красоты, но с кровавыми ранами на теле, обнимались с мифическими животными и отвратительными уродцами.

В углу стоял мольберт с неоконченной картиной, изображающей кошачью морду и женское лицо. И у кошки, и у женщины были все те же удивительно голубые глаза.

— Нравится? — спросила Свани, с любопытством глядя на Малко.

— Очень необычно, — улыбнулся он. — Но почему у всех голубые глаза?

— Я всегда мечтала иметь такие глаза: голубые, как сапфиры, — вздохнула Свани.

Джеймс Кент уже разлил по стаканам арак. Свани подала Малко его порцию, и он невольно восхитился красотой ее изящных смуглых рук с длинными заостренными ногтями, покрытыми черным лаком. При каждом движении Свани, при каждом шорохе шелкового сари от нее веяло удивительной женственностью, которая, казалось, пьянила Кента намного сильнее, чем виски. Американец не сводил глаз с груди девушки, машинально разгрызая один фисташковый орех за другим.

— Надеюсь, вы еще не успели поужинать? — спросила Свани.

Малко поднял брови: было уже одиннадцать вечера. Но прежде чем он успел что-либо ответить, вмешался Джеймс:

— Здесь ужинают очень поздно, чуть ли не в полночь.

И сразу ложатся спать.

Он посмотрел на часы и внезапно деловым тоном произнес:

— Свани, вы должны помочь нашему другу. Прошу, как для себя. Условия вы знаете...

— Знаю, — улыбнулась девушка. — Какой же помощи вы от меня ждете?

Кент неопределенно помахал рукой:

— Вы знаете обо всем, о чем говорят в Коломбо...

— Чего здесь только не говорят...

— Скажите, — без предисловий сказал Малко, — часто ли дикие слоны нападают на человека?

Девушка покачала головой.

— Нет. Этого почти никогда не бывает. К тому же здешние слоны меньше и безобиднее своих африканских собратьев.

Наступила недолгая пауза, во время которой был слышен лишь комариный писк.

— Вы имеете в виду Эндрю Кармера, верно? — спросила Свани.

— Да. Как бы считаете, возможно ли, чтобы...

Джеймс Кент грубовато рассмеялся, перебивая Малко.

— Слон — не слишком удобное оружие! Человека в сто раз легче застрелить, чем... э-э... «заслонить»!

Свани не улыбнулась, а лишь внимательно посмотрела на Малко.

— Почему вы считаете, что его убили?

— Он выполнял задание. Ему приказали следить за Дианой Воранд. Кто знает, может, он обнаружил там что-нибудь особенное...

— Да нет там ничего! — фыркнул Кент. — Кроме захудалого буддийского монастыря...

— Буддисты? — заинтересовался Малко. — Так значит, те места вовсе не безлюдны?

Американец презрительным жестом отмел версию о буддистах в сторону:

— Остыньте, дружище... Если кто его и ухлопал, так это коммуняшки. А буддисты их ненавидят — и русских, и китайских...

— И все-таки мне бы хотелось съездить на то место, где погиб Эндрю Кармер, — сказал Малко. — Просто посмотреть. Это возможно? — Он повернулся к Свани.

— Завтра я найму для вас машину, — кивнула девушка, — и расскажу, как туда проехать. Маршрут несложный.

— А что вы можете сказать о Диане Воранд?

Свани разгрызла орешек и проговорила:

— Это очень красивая женщина. У нее много знакомых и нет недостатка в деньгах...

— Мне пора, — вдруг перебил разговор Джеймс Кент.

Малко посмотрел на Свани с некоторым смущением. Пока что девушка казалась ему какой-то далекой и неприступной. Она будто явилась из другого, параллельного мира.

— Куда же вы? — удивилась Свани. — Я приготовила ужин на троих.

Американец лукаво улыбнулся, направляясь к двери:

— У меня рандеву в «Синаноре». Я и так уже опаздываю... Увидимся завтра! — крикнул он Малко с веранды, — Приезжайте ко мне на работу, о'кей?

Под, его туфлями на дорожке зашуршал гравий и вскоре звякнула металлическая калитка. Малко испытывал довольно странное ощущение. Всего два дня назад он был в США, теперь же его окружали звуки и запахи тропической ночи, напротив сидела красивая, даже вызывающе красивая смуглолицая незнакомка... В доме Джеймса Кента все на том же месте стояли чемодан и рюкзак — вещи парня, погибшего в джунглях.

— Что такое «Сиканора»? — поинтересовался Малко, чтобы прервать неловкое молчание.

Улыбка Свани мгновенно исчезла.

— Место, где обычно развлекаются приезжие иностранцы. Женщины там уродливые, пиво отвратительное и, как везде, полно клопов. Если надолго задержитесь в Коломбо, вас непременно тоже потянет туда.

— Не думаю, — возразил Малко. — Во всяком случае, до тех пор, пока вы будете приглашать меня в гости.

— Но я смогу предоставить вам далеко не все тамошние развлечения, — улыбнулась она. — С мистером Кентом у нас чисто деловые отношения. Ну идемте же ужинать.

Она встала и вышла на веранду. Две керосиновые лампы освещали накрытый стол. На нем горели ароматные палочки, отгонявшие дымом насекомых. Подходя к столу, Малко услышал справа, в темном уголке, легкий шорох. Он глянул туда и обомлел. В полуметре от него покачивалась голова крупной кобры. Свани обернулась, увидела выражение его лица и сказала:

— Не бойтесь. Старайтесь только не делать резких движений...

Глава 4

Малко затаил дыхание. Все ночные звуки — шелест листьев, треск ветвей, отдаленные крики животных — вдруг показались ему громкими и отчетливыми. Он посмотрел на змею. Ее голова была уже в десяти сантиметрах от его руки. Обладай он даже самой лучшей в мире реакцией — кобра все равно успела бы выбросить вперед голову и вонзить в его руку ядовитые зубы.

Мысли беспорядочно прыгали у Малко в голове. В конце концов, ничто не доказывало, что Джеймс Кент действительно работает в ЦРУ и в посольстве. Если это не так, ловушка удалась на славу, Завтра утром Малко могут обнаружить на улице Коломбо умершим от укуса змеи — точно так же, как нашли растоптанного слоном Эндрю Кармера.

Звонкий смех Свани вернул его к действительности.

— Садитесь помедленнее. Кобра жалит только по моей команде. Она ручная.

Потрясенный, Малко осторожно опустился на плетеный стул. Свани склонилась к змее и протянула руку. Метровая кобра тотчас же приподнялась на хвосте и обвилась вокруг руки, поднимаясь к плечу. Малко с трудом перевел дух.

Свани села рядом с ним, снисходительно улыбаясь.

— Я одинокая женщина, и мне нужен охранник... Сива взял роль на себя. С ним мне воры не страшны.

— А вас он не может ужалить?

— Иногда случалось, — пожала плечами Свани, — если был очень зол. Но для меня это не опасно. Мой отец был заклинателем змей. В детстве он давал мне яд. От этого я чувствовала себя очень плохо, зато если Сива ужалит меня сейчас, я отделаюсь обычной головной болью.

— А если меня?

Она посмотрела ему в глаза.

— Вы умрете меньше чем за десять минут.

Девушка осторожно взяла змею за голову и сняла со своей руки. Кобра не противилась. Свани опустила ее на пол, и змея уползла в свой угол.

Малко украдкой наблюдал за девушкой. Несмотря на целомудренный наряд и сдержанные манеры, она выглядела необычайно соблазнительной. Она смотрела в небо, запрокинув голову, а Малко думал: что общего может иметь эта красавица с тайными махинациями ЦРУ? К тому же она вовсе не производит впечатление человека, нуждающегося в деньгах... Свани повернулась к нему. Он ожидал, что она что-то скажет, но она лишь молча улыбнулась.

— Вы хорошо знакомы с Кентом? — спросил Малко, нарушая затянувшееся молчание.

— Я с ним не сплю, — спокойно ответила она. — Я на него работаю.

— То есть?..

— Даю информацию о том, что здесь делают и что думают. Мои соотечественники очень болтливы и обожают судачить о политике.

Малко промолчал. Кобра, смерть Эндрю Кармера, таинственная Диана Воранд — не многовато ли загадок для такого крохотного острова, как Цейлон?

— Что ж, поужинаем? — предложила Свани.

Не дожидаясь ответа, она хлопнула в ладоши, и на веранде неизвестно откуда возник слуга-тамил — разумеется, опять босоногий. Торговцы обувью вряд ли могли сколотить в Коломбо большое состояние... Свани отдала ему какое-то распоряжение, и слуга исчез.

* * *

Небо над их головами сияло сотнями тысяч звезд, воздух сделался почти холодным.

— Попробуйте кокосового молока, — посоветовала хозяйка.

Малко с плохо скрываемым опасением взирал на стоявшую перед ним тарелку карри из устриц, но по-прежнему не решался признаться, что успел поужинать в отеле. По обе стороны от большой тарелки слуга расставил множество маленьких, наполненных огурцами в кокосовом молоке, сырым луком, твердыми, как дощечки, сушеными рыбешками с Мальдивских островов, перчеными помидорами и манговым джемом. Малко облегченно вздохнул, увидев ножи и вилки: он уже знал, что сингалы обычно едят руками. Все — в том числе и сидящий на газете премьер-министр.

Свани с явным удовольствием принялась за еду. Малко храбро последовал ее примеру, но уже через секунду почувствовал, что его желудок разрывается на части. Невероятно острое карри потекло по пищеводу, как расплавленный свинец. Со слезами на глазах, не в силах вымолвить слово, Малко схватил графин с водой. Лишь через две-три минуты огонь в его желудке погас, и он вновь обрел дар речи. К этому времени девушка уже успела вытереть свою тарелку хлебом. Малко с удивлением посмотрел на нее, не в состоянии понять, как нормальный человек может есть подобное блюдо. А он-то считал себя привыкшим к экзотической пище...

— Ваш отец, случайно, не учил вас еще и гвозди глотать? — наконец выдавил из себя австриец.

Свани от души рассмеялась:

— И почему это все иностранцы не любят наше карри? Оно так полезно для желудка...

Свани была права — такого действительно не вынес бы ни один микроб. Малко смущенно отодвинул тарелку и довольствовался только чаем. Прощай, ужин... Свани положила себе добавки. «Как это ей удается? — опять удивился Малко. — С виду такое нежное, хрупкое создание...»

— Зачем вы работаете на американцев? — спросил он. — Ведь это может для вас плохо кончиться...

— Из злости, — ответила она. — Мой дед был голландцем. — Я — полукровка, третий сорт... Как та бедная девчонка, что приходит убирать у меня в доме. Ей приходится приносить с собой свою тарелку и чашку, потому что хозяйские вещи трогать запрещено. Не будь я красивой — жила бы точь-в-точь как она. Но мне повезло: удалось сделаться шлюхой...

Она холодно улыбнулась.

— Да-да, точнее и не скажешь. Я не люблю своего покровителя, но он страшно богат. Вы о нем наверняка скоро услышите, Его зовут Сири Даранигула. Это один из самых богатых людей в Коломбо. Он подпольный букмекер. Буддизм запрещает проводить на Цейлоне скачки, но люди обожают играть. И Сири пришло в голову связываться по телексу с крупнейшими ипподромами мира. Здешнюю полицию он давно уже купил... Еще бы: у него восемьдесят работников и два зала с телексами...

— Очень интересно!

— Само собой разумеется, я ни в чем не нуждаюсь, — продолжала Свани. — Но порой мне бывает так тоскливо... Для браминов я навсегда останусь парией[5]. У меня был любимый человек — брамин. Но когда он узнал о моих белых предках, то плюнул мне в лицо и сказал, что я его позорю.

— А вам не приходила мысль уехать?

Свани покачала головой:

— Вы еще не знаете Сири. Он безумно ревнив и велит моим слугам следить за мной днем и ночью. У него десятки информаторов, и он знает о каждом моем шаге. Завтра ему доложат и о вашем визите, обо всем, что мы здесь делали и говорили... — Она перешла на шепот. — А мне так хочется самой выбрать себе мужчину... Как в Америке...

Малко захотелось заметить, что и в Америке все порой далеко не так просто... Он смотрел на Свани, которая сидела в плетеном кресле, поджав под себя ноги и чуть приоткрыв прелестный рот. Излишек косметики и характерные черты лица делали ее похожей на гетеру со старинных картин. До сих пор Малко удалось увидеть только ее лицо, затылок и ступни. После кричащей саморекламы американок строгий наряд Свани пробуждал у австрийца сладкое волнение. Он на мгновение попытался представить себе ее тело под плотными складками сари...

— У вас есть карта Цейлона? — спросил он, чтобы отогнать дерзкие мысли. — Я хочу выехать завтра, с самого утра.

Свани встала, пошла в глубину дома и вскоре вернулась с небольшой картой. Она развернула ее на столе, и Малко придвинулся поближе. Обнаженная рука девушки была совсем близко от его лица. От нее веяло тонким незнакомым ароматом. Свани слегка повернула голову к нему. В этот же момент Малко обернулся, и их лица оказались совсем рядом. Австрийцу неудержимо захотелось поцеловать ее. Девушка, казалось, тоже чего-то ждала от него.

Но напряженная пауза продлилась всего несколько мгновений.

— Это здесь, — сказала Свани, указывая острым ногтем точку на северо-востоке Цейлона, около города Тринкомали. За городом автомобильной дороги уже не было, и на сотню километров вперед простирался ничем не помеченный участок. Берег проходил прямо, за исключением одной небольшой впадины. Указательный палец Свани остановился на ней.

— Тело нашли в окрестностях этой бухты. — Девушка повернула к Малко внезапно встревоженное лицо:

— Вы твердо решили туда поехать?

Австриец удивленно посмотрел на нее:

— Конечно! Хотя бы для очистки совести. А что, это, по-вашему, опасно?

— Говорят, что на этих местах лежит заклятие, — задумчиво проговорила Свани.

Малко улыбнулся:

— Ну тогда все в порядке. Я не верю в заклятия...

Она покачала головой:

— Не нужно шутить над тем, чего не знаешь...

Девушка сложила карту и протянула ее австрийцу. Их пальцы соприкоснулись, и он опять испытал безотчетное волнение.

— Завтра утром я пришлю вам машину, — сказала Свани. — С водителем. Если хотите, можете его отпустить. Только не забывайте: движение здесь левостороннее. Добраться туда нетрудно: не доезжая Тринкомали, увидите большой перекресток с указателем «Баттикалоа». Там повернете налево, на север. И дальше — все время прямо. Дорога кончается недалеко от того места, где нашли труп.

— Там нет никакого поселения? — спросил Малко.

— Нет. Только маленький буддийский монастырь в джунглях. И слоны.

— Это я знаю...

— Будьте осторожны, — серьезно сказала девушка. — Мне будет жаль, если вы так и не успеете полюбоваться Цейлоном...

— А что там могло понадобиться этой Диане? — спросил австриец.

— Не знаю, — ответила Свани, немного помолчав.

— Вы ее хорошо знаете?

Она помедлила, словно собираясь открыть ему какой-то секрет, но лишь сказала:

— Я ее вообще не знаю и никогда ею не интересовалась. Пожалуй, Кент расскажет вам о ней лучше меня.

— Я остановился в «Гальфасе», — сказал Малко, вставая. — Номер четыреста пятьдесят шесть.

— Я так и думала, — усмехнулась Свани. — Там ведь рядом посольство. Но как вы будете возвращаться?

— А что, это далеко отсюда?

— В десяти минутах ходьбы. А может, еще и такси попадется.

Малко поцеловал девушке руку. Она отняла ее не сразу и оставалась на веранде, пока он шел через сад.

— Идите все время по Уорд-плэйс, тогда не заблудитесь! — крикнула она вдогонку.

Ему не хотелось уходить. Весь вечер Свани вела себя как-то двусмысленно. Может быть, он просто не сумел понять, чего она ждет...

На Кинси-роуд было темно и безлюдно. Ни одной машины. Малко ускорил шаг и вскоре повернул на Уорд-плэйс. Ночью жизнь в этом богатом районе полностью замирала. Вспомнив, что у него нет при себе никакого оружия, Малко на всякий случай огляделся по сторонам.

Наконец на углу Регент-стрит остановился старенький «остин». Малко устроился на сиденье, стараясь не думать о клопах, и велел таксисту ехать в «Гальфас».

Рассеянно глядя в окно на проплывающие мимо пальмы, он опять задумался об Эндрю Кармере. Убийство это или действительно несчастный случай? Малко по опыту знал, что разведслужбы принимают решение о ликвидации только в самых крайних случаях. До сих пор Цейлон считался в ЦРУ «зеленым сектором»: здесь не было ни одного крупного столкновения с силами противника. Что же может происходить здесь, в десяти тысячах километров от Европы, в стране, где десятки буддийских сект сосуществуют рядом с дюжиной левых, прокитайских и просоветских партий? Аналитики из ЦРУ по-прежнему терялись в догадках на этот счет.

Из темноты выплыла розоватая громада отеля. Малко дал таксисту пять рупий — двойную цену, с облегчением слез с продавленного сиденья «остина» и вошел в холл, встреченный равнодушными взглядами босых портье...

Глава 5

Малко зажмурился от бивших в глаза лучей солнца и с трудом поднялся с кровати. Около четырех часов утра вентилятор в номере остановился, и к рассвету Малко успел основательно пропотеть. Его окончательно разбудили старые автобусы, с грохотом тащившиеся по Галь-роуд.

Через полчаса, геройски отвоевав свой завтрак у осаждавших ресторан тараканов, Малко был готов отправиться в Тринкомали. По этому случаю он изменил своим привычкам и сменил традиционный костюм из альпака на защитный френч и походные ботинки. Он аккуратно уложил в небольшую кожаную сумку свой сверхплоский пистолет, но в глубине души надеялся, что оружие не понадобится и что его экспедиция будет носить безобидный познавательный характер. А красоткой Дианой он займется после возвращения...

Малко вышел из отеля и огляделся, высматривая обещанную машину, но увидел лишь несколько такси, на которых сидели огромные черные грачи — едва ли не самые распространенные птицы на острове. Напротив отеля, на просторной травяной лужайке, стайка смуглых ребятишек запускала бумажного змея. К Малко подошел один из портье — высокий сингал атлетического сложения.

— Желаете взять такси, сэр?

— Я жду машину, — ответил Малко. — За мной должны приехать.

Сингал щелкнул пальцами:

— Ах да, меня предупреждали. Видите ли, шофер вашей машины пробил колесо и просил вас подъехать к отелю «Тапробан». Он будет ждать вас там. — И портье поднял руку, подзывая такси.

Малко влез в «понтиак», который, наверное, видел еще первых английских колонизаторов. «Что ж, лиха беда начало», — подумал он. Найдя заказанную для него машину, ему нужно будет заехать в посольство на случай, если Джеймс Кент решит его сопровождать.

* * *

«Тапробан» находился на углу Йорк-стрит и Черч-стрит, в оживленном портовом квартале Коломбо. Такси высадило Малко прямо у входа. Он отдал водителю потрепанные пять рупий и посмотрел вокруг. Поблизости не было ни одной машины.

Малко уже собрался было войти в полутемный холл, когда из-за угла появился худющий тамил с запиской в руке. На ней значилось: «Гальфас», номер 456".

— Это я, — сказал Малко.

Тамил жестом предложил ему следовать за собой. За углом отеля стояло несколько такси. Внезапно им загородил дорогу босоногий мальчуган в драных шортах и майке:

— Рупии, сэр?

За американские доллары у местных менял можно было обзавестись рупиями по неслыханно низкому курсу. Правда, за пределами Цейлона эти бумажки можно было продать разве что на вес...

Человек, сопровождавший Малко, рявкнул на мальчугана и замахнулся кулаком. Перепуганный малолетний бизнесмен юркнул в кусты. Тамил с поклоном подвел австрийца к допотопному автомобилю неизвестной марки и изо всех сил дернул за ручку скрипучей двери. Малко плюхнулся на грязное сиденье, тут же вспомнил о клопах и с ужасом подумал, что забыл утром купить «Цейлон таймс». Вместо того, чтобы сесть за руль, водитель с важным видом принялся протирать грязное лобовое стекло еще более грязной тряпкой.

Крыша автомобиля давно раскалилась на солнце, и Малко казалось, что его окунули в кипящий котел. Вскоре, после недолгого разговора на ломаном английском, выяснилось, что перед ним не водитель, а всего лишь механик... Чтобы хоть на минуту забыть о жаре, Малко стал думать о Свани. Интересно, как бы она выглядела в шортах? А вдруг у нее кривые ноги?.. Отбросив эту невеселую гипотезу, австриец обвел взглядом Йорк-стрит. Все те же женщины в сари, мужчины в длинных одеяниях — саронгах... Почти все они были босые. На глаза Малко не попался ни один иностранец. Видимо, они просто не выходили из машин...

В зеркале автомобиля показалась приближающаяся фигура буддийского монаха. Эти монахи — «бику» — неизменно выделялись своими ярко-желтыми одеждами на фоне серой толпы бедняков. Обычно они ходили по двое, пряча бритые головы под огромными зонтами. Сингалы почтительно расступались перед ними, а в автобусах нередко можно было увидеть, как старушка уступает место такому монаху, и он со снисходительным и одновременно высокомерным видом его занимает...

Монах, которого заметил Малко, неторопливо брел по тротуару, приближаясь к машине. Вопреки обычаю, одежда закрывала ему оба плеча. Малко перевел взгляд на молодую сингалку в небесно-голубом сари, но ее вскоре заслонил грузовик.

Малко так и не понял, что заставило его опять повернуть голову влево. Он увидел, что монах стоит у машины и роется в складках своего желтого платья. Это был молодой парень с очень смуглой кожей и необычайно длинным носом. «Не иначе, сборщик податей», — подумал австриец. Во Вьетнаме и в Таиланде он вдоволь насмотрелся на монахов, паразитирующих на честных буддистах... Однако они почти никогда не подходили к иностранцам...

Внезапно монах высвободил руку из-под желтой ткани. Рука сжимала большой автоматический пистолет. Сквозь стекло Малко отчетливо увидел черное отверстие ствола, направленного ему в лицо. Отверстие казалось огромным, как туннель. Австриец инстинктивно отпрянул и ударился спиной о противоположную дверцу. Его пистолет остался в сумке на полу. Вытаскивать его было уже некогда. Все мысли мгновенно вылетели у Малко из головы, и он словно в кошмарном сие увидел, как монах нажал на спусковой крючок.

Ствол заметно вздрогнул, но выстрела не последовало. Монах отпустил палец, затем ожесточенно нажал снова — и опять безрезультатно.

Либо незадачливый убийца позабыл снять пистолет с предохранителя, либо в стволе оказался негодный патрон... Не теряя времени на догадки, Малко вцепился в дверную ручку. Ему повезло: дверь открылась почти без усилий. В тот момент, когда он выпал из машины, шлепнув ладонями по асфальту, стекло разлетелось вдребезги от первой пули. Монах стрелял, как в тире, заложив левую руку за спину и высоко подняв правую. Но он, похоже, не привык обращаться с автоматическим оружием, поскольку по инерции выпустил половину обоймы в крышу, не причинив Малко никакого вреда.

Малко скатился на дорогу и прижался к крылу автомобиля. Прозвучало еще несколько оглушительных выстрелов, затем раздался сухой щелчок, и рядом с ним ударился об асфальт темный металлический предмет. Малко окаменел: в первое мгновение ему показалось, что это граната. Но он почти сразу же разглядел, что на дороге лежит тот самый пистолет — разряженный и с отскочившей назад кареткой. Малко вскочил на ноги. Нападавший со всех ног убегал по Йорк-стрит, лавируя в потоке прохожих. Несмотря на свой длинный и довольно узкий наряд, монах передвигался довольно быстро, так как сразу же сбросил сандалии.

Скрипнув зубами от злости, Малко бросился за ним, едва не угодив под скрипучий автобус с гордой надписью «Пикадилли». Монах уже успел отбежать метров на пятьдесят. Обернувшись и увидев, что австриец его догоняет, он что-то пронзительно закричал. Малко настигал его большими прыжками, едва не сбивая с ног прохожих и не видя вокруг ничего, кроме все увеличивающегося желтого пятна.

Вдруг монах перешел на шаг, а затем и вовсе остановился. И когда до него оставалось не больше трех метров, вокруг австрийца внезапно образовалась живая стена. Два десятка сингалов с суровыми, даже враждебными лицами окружили его, ревностно защищая своего служителя культа. Монах тяжело дышал, прислонившись к витрине какой-то кустарной лавочки. Видя, что Малко все еще пытается пробиться к нему, он гневно указал на него костлявым пальцем и выкрикнул длинную непонятную фразу.

В толпе послышался злобный ропот. Она сплошь состояла из мужчин, от которых несло потом и прогорклым пальмовым маслом. На австрийца в бешенстве таращились десятки глаз.

Малко понял: еще немного — и его разорвут на части.

— Вызовите полицию, — сказал он по-английски. — Этот человек пытался меня убить.

Никто не обратил на его слова ни малейшего внимания. Глаза окружавших его сингалов по-прежнему горели ненавистью. Убедившись в том, что австрийцу не вырваться из круга, монах выкрикнул последнее проклятие и исчез за углом.

Через полминуты оттуда же появился пузатый и бородатый полисмен в защитных шортах, рубахе и панаме. Подобно английским «бобби», цейлонские полицейские не носили при себе оружия. При виде блюстителя порядка толпа загудела пуще прежнего. Многие исступленно грозили Малко кулаком. Полицейский прислушался к выкрикам и повернулся к австрийцу:

— Значит, вы пытались избить почтенного «бику»?

— Он в меня стрелял, — возразил Малко. — Я только хотел догнать его и выяснить, зачем...

Он мысленно возблагодарил судьбу за то, что не успел вооружиться своим пистолетом. Иначе его, чего доброго, могли бы повесить без суда и следствия. Кто знает, какие у них здесь законы? Решив взять инициативу на себя, Малко уверенно взял полицейского за руку:

— Поедемте со мной в «Тапробан». Там увидите, кто прав, кто виноват...

* * *

Малко едва не оборвал шнурок звонка Свани. Он задыхался от злости. Была уже половина первого, а он только вышел из полицейского участка на Квинз-стрит. Еще немного, и полицейские задержали бы его на ночь! Они, разумеется, не поверили, что простому безобидному монаху вздумалось в него стрелять. Малко тщательно обыскали и прощупали всю его одежду: едва ли не основным направлением цейлонской теневой экономики являлась контрабанда сапфиров.

К счастью, его кожаная сумка избежала конфискации: один из работников отеля «Тапребан» вернул ее австрийцу после разбирательства в полицейском участке. К тому же нашлись свидетели покушения: около машины обнаружили тот самый автоматический пистолет, а сам автомобиль был изрешечен пулями...

Из осторожности Малко не стал прибегать к помощи посольства: официально он являлся простым туристом, любителем цейлонской экзотики.

Человека, усадившего Малко в машину, разумеется, не нашли. «Настоящий» водитель с «настоящей» машиной прибыл только после обеда: у него отказал стартер. С исчезновением монаха у полиции не осталось ни одной серьезной «зацепки». Покушение было рассчитано до мелочей, и окажись стрелок чуть поопытнее, Малко уже не было бы в живых.

Дверь виллы приоткрылась, Малко отстранил слугу-тамила и зашагал по саду. Как раз в эту минуту на веранде появилась Свани — в коричневых брюках и бежевой блузке. Волосы черным каскадом спадали ей на плечи. Увидев Малко, она нахмурилась.

— Значит, вы не уехали?

Злость Малко не утихала. Он предполагал, что только Свани могла так точно рассчитать момент покушения.

— Вы ведь сами прекрасно знаете, что я не уехал, — резко произнес он. — По-моему, вы и ваша кобра — два сапога вара...

Малко снял темные очки. Его золотистые глаза сверкали недобрым огнем. Ему пришлось призвать на помощь все остатки благородного воспитания, чтобы не схватить Свани за горло.

— О чем это вы? — захлопала ресницами девушка. — И почему вы так сердитесь? Неужели водитель опоздал? Но заходите же в дом, здесь так жарко!

— Нет уж, спасибо, — проворчал Малко. — Придержите лучше свою кобру.

— Сива спит. Вот посмотрите...

Змея действительно спала, свернувшись клубком в углу веранды. Малко, видимо, застал Свани за работой: ее пальцы были испачканы краской. То ли она обладала удивительным хладнокровием, то ли Малко попросту ошибся в своих предположениях...

— Но что же все-таки случилось? — нетерпеливо спросила Свани.

Малко рассказал о происшедшем. По мере того как он говорил, девушка все больше мрачнела. Она прервала его лишь один раз:

— Вы точно помните, что у монаха были закрыты оба плеча? Это важно...

— Точно, — ответил Малко.

Она рассеянно потерла руки.

— Странно. Так одеваются только монахи из секты учителя Захира...

— Это кто такой? — поинтересовался Малко.

— Буддийский лидер, широко известный на Цейлоне. Он считает, что монахи пользуются недостаточным влиянием и выступает за активные действия. Несколько лет назад Захир толкнул своих приверженцев на захват власти. Они убили премьер-министра. Тоже, кстати, выстрелами из пистолета... Можете считать, что вам повезло. Но монахи на этом не остановятся: учитель Захир — железный человек.

— Где он живет?

— В Канди, в шестидесяти километрах от Коломбо. В монастыре.

— Пожалуй, не мешало бы его повидать, — процедил сквозь зубы Малко.

Свани покачала головой.

— Он вас не примет, и у него многочисленная охрана. Лучше найти тех, кто действовал здесь, в Коломбо.

— Как вы себе это представляете? — возразил австриец. — Найти в Коломбо монаха! А может, он вовсе и не монах, а так...

Девушка энергично помахала рукой в знак отрицания.

— Вы плохо знаете сингалов. Ни один из них не осмелится переодеться монахом. Нет, в вас стрелял настоящий «бику». Его найти трудно. Даже мне. Зато есть человек, который усадил вас в машину. Он выполнял чьи-то указания. Вот его найти можно.

— Но как? Я о нем ничего не знаю...

Свани снисходительно улыбнулась.

— Зато мне кое-что известно. Подождите, пока я переоденусь.

Она вошла в дом, и Малко, присел на плетеный стул, стараясь держаться подальше от Сивы. Он с досадой заметил, что у него немного дрожат руки.

Через пять минут Свани отодвинула занавес, служивший дверью, и появилась на веранде в роскошном сари из коричневого шелка с блестящими разноцветными нитями.

— Я отвезу вас в такое место, куда не часто попадают иностранцы, — объявила она с уверенной улыбкой.

У Малко вновь появилось подозрение. Что, если Свани все же замешана в покушении? И теперь собирается заманить его туда, откуда уже не будет обратной дороги? Её рассказ о знаменитом Захире звучал довольно сомнительно.

— Подождите-ка, — сказал он. — Если вы никому ничего не говорили, откуда эти люди узнали, как устроить мне ловушку? Кроме вас, ведь никто не знал, куда я поеду.

— Так уж и никто? — насмешливо возразила Свани. — А вы вспомните...

У Малко опустились руки. Он вспомнил, но это казалось ему невероятным!

— Джеймс Кент? Но зачем ему меня убивать?

Свани теребила застежку своей сумки, не сводя с него глаз.

— Вы только что приехали, — медленно проговорила она, — Вы еще многого не знаете.

Малко поднял голову. Девушка не отвела глаз.

— Что вы имеете в виду? — спросил австриец.

Помедлив, она проронила:

— Вчера вечером я сказала вам не все. Если бы вас убили, я бы никогда себе этого не простила... Но я боялась, что вы мне не поверите.

У Малко начало складываться впечатление, что Свани просто заговаривает ему зубы, как это хорошо умеют делать на Востоке.

— Объясните! — грубовато потребовал он. — Я не люблю намеков.

— Джеймс Кент — любовник Дианы Воранд.

Малко решил, что ослышался — настолько невероятным показался ему союз пьяницы-американца и роскошной южноафриканки, которую он видел на фотографии.

— Откуда вы это знаете?

— Знаю. Но не уверена, известно ли ему о том, что я в курсе дела.

Итак, местный представитель ЦРУ спит с возможной кубинской разведчицей... Дело пахло скандалом.

— Значит, вы считаете, что Кент — соучастник этого покушения?

— Необязательно, — пожала плечами Свани. — Но я постараюсь у него что-нибудь осторожно выведать... Кстати, вчера вечером его в «Синаноре» не было...

На этот раз Малко уже не стал выяснять, откуда ей это известно.

— А какая связь может существовать между этим монахом и Дианой?

— Понятия не имею, — призналась девушка. — Но у нас есть шанс это выяснить. Если вы, конечно, согласитесь поехать со мной, — добавила она с чуть заметной иронией.

— Я бы для начала съездил к Кенту, — неуверенно произнес австриец.

Свани скорчила неодобрительную гримасу:

— Рановато. Он испугается и станет все отрицать. Кто знает, может быть, Диана его шантажирует... А держа Кента в неведении, вы сможете использовать его так, что он даже не будет об этом подозревать.

Малко с досадой признался себе, что Свани права. Если же все это выдумки, то необычайно искусные...

— Ладно, поехали, — согласился он.

Свани тут же велела слуге поймать такси.

— Зачем вы мне помогаете? — спросил вдруг Малко. — Надеетесь хорошо заработать?

Черные глаза девушки загадочно посмотрели на него.

— Человек живет не только ради денег, — с достоинством ответила Свани.

* * *

На берегу Рабского озера, в самом центре Коломбо, тамилы заботливо купали тощих покорных коров.

Такси оказалось таким узким, что Малко и Свани невольно прижимались друг к другу. Упругое бедро девушки сквозь тонкий шелк сари буквально жгло австрийца. Их «остин» остановился на красный сигнал светофора, и к машине тотчас же подскочил продавец ракушек, вовсю расхваливавший свой товар. Но Малко было не до сувениров.

— Почему от меня решили избавиться? — пробормотал он, размышляя вслух. — А вот почему: не хотели, чтобы я отправился на место гибели Эндрю Кармера. Значит, там все же есть кое-что интересное... Это подтверждает предположения о том, что смерть Кармера не случайна...

— Не беспокойтесь, в Коломбо вам тоже будет на что поглядеть, — заметила Свани.

Малко в упор посмотрел на нее.

— Послушайте, что у вас на уме? Почему вы со мной не до конца откровенны?

Она невозмутимо сняла пылинку со своего сари:

— Я просто хочу вам помочь. И полагаю, что ответы на свои вопросы вы найдете именно здесь, в Коломбо...

Такси остановилось.

— Приехали, — сказала Свани, взглянув в окно.

Малко открыл дверцу и чуть не задохнулся: здесь стояло такое зловоние, которое не выдержал бы и хорек. Воздух был пропитан запахами гнилой рыбы и мусорных ям. Они приехали в район морского порта. Перед ними открывалась сеть узких переулков, где сидели у своих лотков торговцы всякой мелочью и бесцельно бродили тощие ребятишки со вздутыми животами. Десятки огромных грачей расхаживали по земле, взлетая только для того, чтобы не попасть под колеса машин.

— Где это мы? — спросил, озираясь, Малко.

— Это Петтах. Городской базар. Тут можно купить все: драгоценности, контрабанду, женщин... А в «воровских рядах» — то, что вчера украли в городе... Идемте.

Малко вслед за Свани вошел в ближайший переулок. С первых же шагов их окружили грязь и гул многочисленных голосов. То и дело приходилось переступать через мешки и рулоны ткани. Мимо проплывала разноликая толпа. На австрийца почти не оглядывались. Они повернули налево, потом направо, и каждая следующая улочка была как две капли воды похожа на предыдущую. Грунтовую дорогу покрывал мусор. Малко нечаянно наступил на небольшую дохлую собаку и с трудом превозмог подступившую к горлу тошноту.

— Да куда же мы идем, черт возьми? — не выдержал он.

Свани с достоинством обернулась:

— На Детский рынок. Это уже близко.

Действительно, улочка выходила на небольшую площадку, заваленную помятыми картонными ящиками. По ней бродила стайка ребятишек, пытавшихся отвоевать у грачей какие-нибудь мало-мальски съедобные огрызки. Судя по их невероятной худобе, это им удавалось нечасто.

Свани остановилась. Все взгляды устремились на ее сари: оно стоило не меньше сотни рупий, а на такие деньги местная семья могла прожить целый год.

Огромная крыса пробежала по площадке и исчезла в воре.

— Это здесь, — сказала Свани.

Она обошла ящики и направилась к темной будке без окон. Малко побрел за ней. Они открыли дощатую дверь и вошли. Когда глаза австрийца привыкли к полумраку, он разглядел внутри кучку сидевших на полу детей. Некоторые из них выглядели более-менее нормально, а другие... Малко отвернулся, увидев девочку лет десяти, чьи руки вместе с пальцами были не длиннее двадцати сантиметров. Повсюду бросались в глаза грязные бинты, из-под которых виднелись гниющие раны. Головы многих детей почти полностью облысели от лишая. Малко захотелось убраться отсюда поскорее, чтобы не видеть эти тусклые, безнадежные глаза. Мальчик шести-семи лет, у которого вместо ноги была деревянная культя, с протянутой рукой приближался к австрийцу.

— Не вздумайте ничего давать, — прошептала Свани. — Иначе они разорвут вас на части.

Она отстранила мальчугана и произнесла:

— Питти-Питти!

В ответ послышался радостный возглас. Дети расступились, и Малко увидел мужчину, носившего такое необычное имя. Это был безногий калека, сидевший на тележке с подшипниками. Его руки касались земли, а по обе стороны от тележки стояли два небольших утюга. Черные, как у всех сингалов, волосы калеки были смазаны кокосовым маслом. Широкое лицо с выпуклыми глазами наполовину заросло седеющей бородой. Увидев Свани, человек расплылся в улыбке, открывшей щербатые, гнилые зубы. Девушка присела на корточки я поцеловала его в грязную бородатую щеку. Калека с блаженным выражением лица потерся головой о ее шелковое сари. Затем он недоверчиво покосился на Малко.

— Это мой друг, — успокоила его Свани и повернулась к Малко: — Знакомьтесь: Питти-Питти. Если однажды захотите нанять ребенка, смело обращайтесь к нему.

— Нанять ребенка?!

Свани кивнула.

— Иностранцы часто берут местных детей к себе в дом, чтобы не скучать. Недорого и без хлопот. Кстати, все местные попрошайки предпочитают работать с детьми, рассчитывая на жалость прохожих. У Питти-Питти их около сотни. Утром детей забирают, вечером возвращают. Он их кормит, лечит, как умеет, следит за тем, чтобы ребенка не украли для жертвоприношения...

Малко действительно слыхал, что на Цейлоне принято освящать особо важные начинания человеческой жертвой. Случалось, что перед бетонированием опоры моста в приготовленный резервуар бросали мальчишку... И никто не замечал пропажи...

В будку вошли мужчина и женщина. После кратких переговоров с калекой они удалились, уводя с собой троих ребятишек. Перед тележкой Питти-Питти осталось лежать несколько измятых бумажек — плата за детей.

— К нему мы и шли? — спросил, поморщившись, австриец.

— К нему, — кивнула Свани.

— Странное у него имя.

Девушка улыбнулась.

— Когда он просит милостыню, то обычно кричит по-английски: «Pity, Pity!» Мол, пожалейте несчастного...

Глава 6

Калека распрямился, не сводя со Свани горящего взгляда. В свое время он, похоже, был настоящим красавцем. До сих пор у него сохранились широкие плечи, могучий торс мускулистые руки, резко контрастировавшие с его убогой тележкой.

В сарай продолжали заходить нищие, обменивая рупии на детей. Одноногого мальчика оценили в три монеты. К большому удивлению Малко, многие попрошайки целовали Свани руку.

Девушка села напротив калеки, поджав под себя ноги. Малко терпеливо ждал. Пути ЦРУ порой воистину неисповедимы. Он уже несколько раз спрашивал себя, что он делает здесь, в этом вонючем сарае, в компании безногого торговца детьми и дочери заклинателя змей... Тайная война контрразведок сплошь состояла из неожиданностей. Малко вспомнил об Александре, занятой уборкой урожая на своих фермах. На этот раз она отпустила его без скандала: слухи о необычайной целомудренности сингалок не обошли даже их маленький австрийский поселок. Слава богу, что Александра никогда не увидит Свани...

Спутница Малко встала. Раздав последних детей, калека сказал ей еще несколько слов, потом ухватился за свои утюги и, отталкиваясь ими, со скрипом выехал во двор. С дьявольской ловкостью объезжая препятствия и расчищая себе путь пронзительными криками, он свернул на боковую улочку и пропал. Свани взяла Малко под руку:

— Идемте. Мы встретимся с ним в шесть часов. Он добудет интересующие вас сведения.

— Кто — он?!

Свани снисходительно усмехнулась.

— Питти-Питти знает все, что происходит в Коломбо. Здешние нищие все видят, все слышат, знакомы со всеми уголовниками. Полицейским они никогда ничего не скажут, а вот мне доверяют полностью.

— Почему?

— Мой любовник — один из первых богачей в Коломбо. На Новый год он сзывает всех нищих к своему дому и тысячами раздает рупии. И всегда просит, чтобы деньги вручала я.

— А ваш Питти-Питти?

— Несколько лет назад я приютила его у себя. Кормила рисом и купала в своей голландской ванне. Он знает, что я тоже пария, хоть и богатая. Это нас сближает. По-моему, он немножко в меня влюблен.

Они пустились в обратный путь. Малко облегченно вздохнул, выйдя на чистый тротуар Приморской улицы. Но вместо того чтобы направиться в центр, Свани зашагала к какой-то подворотне и вошла в маленькую пыльную контору. Там сидело несколько сингалов, пересчитывающих толстые пачки купюр. Девушка подошла к заваленному бумагами угловому столу, за которым сидел худой долговязый тамил. Увидев ее, он вскочил и подобострастно поклонился. Малко с удивлением наблюдал, как девушка что-то ему повелительно говорит, а он угодливо кивает головой. Наконец она повернулась к Малко:

— Завтра у вас будет машина. Ее предоставят в ваше распоряжение на два дня. Это «лендровер». В восемь часов утра машину подгонят к моему дому.

— Отлично, — обрадовался Малко.

— Это будет стоить тысячу рупий, — добавила Свани. — Оплата вперед.

Малко чуть не поперхнулся. За десять тысяч рупий здесь можно было купить хорошего слона.

— Дороговато, — заметил он.

— Они не любят давать машины для поездок в места, на которых лежит заклятие. К тому же завтра вторник.

— Ну и что?

— Вторник здесь считают неблагополучным днем.

«Дешевле было бы нанять катафалк», — подумал Малко. К тому же, вторник...

Он вздохнул и вытащил пачку рупий. После нескончаемых прощальных речей их наконец отпустили. Свани остановила такси.

— Поедем в «Тапробан», — пояснила она. — Сейчас самое время для чая, а чай у них неплохой. Чего нельзя сказать об остальных блюдах...

После прогулки по базару австрийца больше устроил бы хороший душ и порция водки со льдом и апельсиновым соком. Выйдя из такси у входа в отель, он опасливо оглянулся по сторонам: на этом самом месте его пытались убить... Девушка заметила его волнение и засмеялась:

— Не бойтесь. Пока вы со мной, с вами ничего не случится.

— Вот как?

— Если я стану свидетелем вашего убийства, меня тоже решат убрать. Но мои друзья достанут убийц из-под земли...

Они вошли в полутемный холл «Тапробана», второго чуда столицы после отеля «Гальфас». Чайный салон располагался на четвертом этаже. Малко выбрал столик у окна, откуда был виден весь порт. В зале сидело лишь несколько сингалов в тюрбанах, ведущих неторопливую беседу.

Когда принесли чай, Малко снял очки и поднял на девушку золотистые глаза.

— И все-таки, почему вы мне помогаете?

Она отпила глоток горячего чая и спросила в ответ:

— Если бы вам завтра предстояло умереть, чего бы вам больше всего хотелось сейчас?

Малко немного смутился. Он, пожалуй, мог бы сказать Свани, что хочет провести с ней ночь, но это было бы не совсем правдой.

— Не знаю, — ответил он. — Я стараюсь не думать о таких вещах.

— Вот потому я вам и помогаю. Вы согласны пойти на риск. Мне нравятся такие люди. Вот мой покровитель, например, зарабатывает огромные деньги, но делает это тихо ж скучно. Когда-то у меня был роман с бедным вором. По ночам он лазил в чужие дома и уносил, что мог. Как я была счастлива, когда он возвращался и ложился ко мне в постель, еще дрожа от возбуждения и страха!..

Она умолкла и стала смотреть в окно, как в порту разгружают громадный теплоход.

— А что с ним случилось потом? — спросил австриец.

— Его убили.

Малко почему-то почувствовал себя неловко. Он посмотрел на часы.

— Съезжу ка я к старине Кенту. Может, это будет для него приятным сюрпризом...

Свани нахмурилась:

— Только, ради Бога, ни о чем ему не рассказывайте.

— Не беспокойтесь. До встречи.

* * *

Малко поежился от холодного кондиционированного воздуха. Кабинет Джеймса Кента находился недалеко от «Гальфаса», в небольшом белом здании на Галь-роуд. Карточка доверенного лица Госдепартамента избавила Малко от необходимости заполнять анкету, и он прошел прямиком к двери третьего секретаря. Австрийцу по-прежнему не верилось, что цейлонский представитель ЦРУ оказался замешанным в темном шпионском деле. Что ж... Малко философски рассудил, что, не будь на свете предателей, — не было бы и разведки, и его замок до сих пор оставался бы бесформенной кучей камней.

Он постучал в дверь.

— Войдите! — послышался знакомый пропитый голос.

Джеймс Кент читал «Цейлон таймс». При виде Малко на его лице появилось крайнее изумление.

— Ну и быстро же вы справились!

Малко прикрыл за собой дверь и шагнул вперед.

— А я никуда и не ездил.

Джеймс Кент отложил газету. Его рука привычно полезла в ящик стола и выудила оттуда бутылку «Джей энд Би». Американец натянуто засмеялся:

— Все равно, давайте выпьем за ваше возвращение! Между нами говоря, правильно сделали, что не поехали. Нечего там делать.

Малко смотрел на Кента, гадая, кто перед ним: чистейшей души человек или крупный специалист по самой беззастенчивой лжи.

— Я не поехал, потому что меня пытались убить.

Третий секретарь едва не пролил виски на паспорта и анкеты. Он медленно опустил бутылку, осушил стакан, вытер губы тыльной стороной ладони и пробормотал:

— Бы что, шутите?

Сейчас его голос вовсе не был похож на прежний, сиплый и насмешливый. Слова американца прозвучали холодно и трезво. Малко подумал, что Кент, пожалуй, опытный профессионал... А может, и опытный предатель.

— Нет, я не шучу, — ответил австриец.

Он уселся на стул и подробно рассказал американцу обо всем, что произошло, умолчав лишь о признаниях Свани.

— Монах... — задумчиво проговорил Кент. — Невероятно! Но зачем, черт возьми, кому-то понадобилось вас убивать?

— Видимо, затем, чтобы я не поехал в Тринкомали...

Немного помолчав, американец задумчиво произнес:

— Свани. Об этом знала только она.

Несмотря на невеселую тему разговора, Малко едва удержался от смеха.

— Я приехал за сведениями о Диане Воранд, — сказал он. — И уверен, что покушение каким-то образом связано с этой особой. Смерть Кармера тоже не дает мне покоя...

Кент налил себе новую порцию виски.

— Знаете что? — решительно сказал он. — Поеду-ка я с вами посмотреть на этот чертов монастырь. И потом забудем о нем. Раз и навсегда.

Малко напрягся. Если Кент предатель, о лучшем способе убрать слишком любознательного австрийца нечего мечтать...

— Пожалуй я начну с Коломбо, — осторожно сказал австриец. — Попробую что-нибудь разузнать о Диане у местных жителей. Кстати, у вас есть ее адрес?

Чуть-чуть помедлив, Кент ответил:

— Конечно.

Вынув из кармана связку ключей, он отпер металлический шкаф, достал коричневую папку и положил ее на стол. Малко придвинулся ближе. В папке оказались копии распоряжений Госдепартамента, шифрованные телеграммы, фотографии и небольшая карточка, отпечатанная на машинке. Кент протянул ее австрийцу. В карточке значилась дата приезда Дианы в Коломбо, отель, в котором она остановилась по прибытии, указывались места, наиболее часто ею посещаемые (следовал длинный список официальных приемов) и последний адрес: Дарли-роуд, тридцать семь.

Малко положил карточку на стол.

— Это все, что вам о ней известно?

— Да, это все. Чтобы знать больше, необходимо постоянное наблюдение, а заниматься этим некому. — Кент закрыл папку. — Я сообщу в Вашингтон о том, что с вами приключилось. Может быть, они там разберутся...

Малко очень бы удивился, если бы там, в семнадцати тысячах километров отсюда, кто-нибудь «разобрался» в подобном покушении.

— Ну что ж, до завтра, — сказал австриец, вставая.

Кент энергично пожал ему руку.

— Да, а как прошел ваш вечер в «Синаноре»? — спросил напоследок Малко.

И снова третий секретарь чуть помедлил с ответом.

— Прекрасно. Как-нибудь съездим туда вместе, не пожалеете...

«Почему он лжет?» — думал Малко. Ответ напрашивался только один: Свани говорила правду. Кент действительно любовник Дианы Воранд — женщины, которой живо интересуются агенты самых различных служб, в том числе и он — Его Светлейшее Высочество принц Малко.

Вместо экзотики Цейлон пока что преподносил ему сплошные опасные загадки...

Глава 7

Малко первым подъехал к зданию редакции «Цейлон таймс», стоящему на углу Мэйн и Дюк-стрит. Из подъезда, перекликаясь на ходу, словно горох, сыпались маленькие босоногие продавцы газет. На тротуаре высились сложенные в кучу пачки последнего номера «Цейлон таймс». Время от времени их грузили в подъезжающие грузовики.

Вскоре из остановившегося такси вышла Свани. Малко удивился, как это ей удается выглядеть свежей и цветущей даже в такую жару...

— Ну что? — Свани посмотрела по сторонам. Малко до сих пор ничего особенного не замечал. Внезапно позади них послышался скрип. Из-за пирамиды газет на мгновение выглянула чья-то голова, и Малко узнал безногого Питти-Питти.

— Ждите меня на противоположном тротуаре, — приказала девушка. Малко послушно пересек улицу, для вида купив по дороге газету. В передовой статье на восьми колонках описывался провал Тегеранской конференции стран-экспортеров нефти и выражалось удовлетворение по поводу того, что у Цейлона пока есть собственный природный запас. Заметка о покушении на Малко затерялась где-то на третьей или четвертой странице. Австриец не успел дочитать ее до конца: к нему уже шла Свани.

— Я знаю, кто посадил вас в ту машину, — объявила она. Несколько минут они стояли на краю тротуара, поджидая такси.

— Это безработный, — продолжала девушка. — Бывший докер по имени Джафна. Он живет в помещении Ассоциации молодых буддистов, около базара Петтах. Говорят, за вас ему обещали тысячу рупий.

Через десять минут они подъехали к Ассоциации. На тротуаре сидели на корточках человек двадцать тамилов и руками ели из мисок подозрительного вида рис. При появлении Свани они перестали жевать и смотрели на нее так, словно уже многие месяцы не касались женщины. В их глазах ясно читалось желание, смешанное с затаенной ненавистью к этой полукровке. Но Свани, словно не замечая их, прошла мимо и у входа в дом повернулась к Малко:

— Подождите на улице. Если он здесь, я вас позову. Все равно силой мы ничего не добьемся. — И она исчезла внутри здания.

Малко остался стоять у двери, готовый к любым неожиданностям. Сегодня, выходя из номера, он все же сунул за пояс свой сверхплоский пистолет, но пока что предпочитал не говорить об этом Свани.

Очень скоро девушка вышла, махнула Малко рукой и поспешила к ожидавшему их такси. По ее приказу водитель сразу же рванул с места.

— Его нет, — хмуро сказала она. — Но он часто ночует у брата, в булочной на шоссе Негомбо. Туда мы сейчас и едем.

Спустя несколько минут они достигли металлического моста через реку Келани-Санга. Трущобы понемногу сменялись буйной тропической зеленью, но кое-где еще встречались освещенные керосиновыми лампами глиняные хижины, в которых ютилось по пятнадцать-двадцать человек. Внезапно таксист затормозил и остановился. Заметив, что впереди на шоссе что-то происходит, Малко вышел из машины.

На дороге нос к носу стояли два автомобиля, а их водители дрались, суетливо тыча друг другу в челюсть худыми рахитичными ручонками. Вокруг них уже собралась внушительная толпа. Сингалы обожают зрелища: иные фильмы не сходят с местных экранов по полгода, А если развлечение еще и бесплатное — тут уж и говорить не приходится! Свани пришлось крепко выругать таксиста по-тамильски, чтобы заставить его объехать столпотворение. Они удалились в тот момент, когда водитель старого «мерседеса» получил некоторым перевес над хозяином такого же старого «фольксвагена», ткнув противника пальцем в глаз.

Они отъехали от центра Коломбо всего лишь на десять километров, а вокруг уже стояла сплошная стена непроходимых зарослей, едва не наступавших на дорогу. За последние двадцать минут никто не проронил ни слова. Мимо окон машины степенно проплывали огромные узловатые деревья.

Наконец такси замедлило ход.

— Приехали, — сказала Свани.

Они въезжали в довольно большой оживленный поселок. В окнах всех домиков виднелись керосиновые лампы, а напротив стоящего у дороги храма горело несколько десятков свечей.

— Булочная вон там, — указала рукой Свани.

На этот раз Малко пошел за ней: ему не терпелось вновь повидать того озорника, что вздумал использовать его в качестве живой мишени.

* * *

Булочник, жизнерадостный толстяк с лоснящимся от пота лицом, замешивал тесто, успевая отвечать на вопросы Свани и впридачу еще что-то напевать. Свани переводила его ответы Малко...

— Да, Джафна приходил сегодня после полудня. Нет, его здесь нет. Он моет слонов на реке и вернется через полчаса.

Малко и Свани переглянулись: они приехали не впустую. Брат Джафны принялся раскатывать тесто, украдкой поглядывая на Свани, что резко отрицательно сказывалось на качестве продукции. Затем он поднял голову и прибавил еще одну фразу.

Свани встревоженно посмотрела на Малко:

— До нас сюда приходил еще один человек! Он и Джафна ушли вместе...

Они выскочили на улицу. Река протекала в сотне метров от поселка. К ней вела узкая тропа. Опережая Свани, Малко побежал туда. Впереди раздался странный звук, и австриец понял, что это отчаянный рев слона.

— Там что-то случилось! — крикнула Свани.

Малко бежал во всю прыть и вскоре выскочил на маленький песчаный пляж. Перед ним текла река, берега которой представляли собой две стены из непроходимых зарослей. На пляже находились три слона. Один блаженно катался в желтоватой грязи, а два других вышли из воды и топтались на месте, поднимая хобот и печально трубя.

Подойдя ближе, Малко увидел, что между ними, уткнувшись лицом в песок, лежит человек. Не обращая внимания на слонов, австриец склонился над ним.

Из шеи лежавшего торчала круглая деревянная рукоятка. Малко перевернул тело и увидел глубоко сидящий в горле серп. Удар был столь сильным, что лезвие серпа рассекло обе сонные артерии и застряло в шейных позвонках.

Лицо убитого с широко открытыми глазами и разинутым ртом выражало крайнее удивление. Скорее всего, он так и не увидел, кто на него напал. Рука трупа еще сжимала половинку скорлупы кокосового ореха, которой он скреб слонам бока. Из страшной раны еще сочилась кровь: смерть наступила не более четверти часа назад. Не окажись их шофер таким любопытным, они, пожалуй, успели бы ее предотвратить...

Свани подошла к Малко. Успокоенные присутствием людей, слоны, перестали трубить и один за другим побрели по тропе в поселок.

Малко выпрямился и посмотрел вокруг. Пальмы-ротанги и гигантские папоротники росли так густо, что убийца мог затаиться в десяти шагах от них и при этом оставаться совершенно незамеченным.

Свани выглядела почти спокойней. За свою короткую жизнь она видела столько ужасов, что простой покойник ее уже не страшил.

— Серп, — задумчиво сказала она. — Я знаю только одного человека в Коломбо, который может совершить подобное убийство. Его зовут Лак. Ему заплатили за это триста или четыреста рупий. Он нас услышал, иначе не оставил бы оружие здесь.

— Откуда вы все это знаете? — спросил пораженный Малко.

— Я многое знаю, — вздохнула Свани.

— Значит, теперь нам предстоит найти его? — спросил австриец.

— Это не обязательно. Мне известно, на кого он работает. Скорее всего, ему заплатил Радж Бутпития.

— А кто он такой?

— Обычно он специализируется на контрабанде сапфиров. Но ему уже приходилось организовывать убийства. Это опасный человек.

— Я не удивлюсь, если вам известно и то, где его можно найти, — сказал Малко.

— Известно, — пожала плечами Свани. — Но это ничего не даст. Он тоже работает на других.

— На монахов?

— Возможно.

Они вернулись в деревню. Такси ожидало их на прежнем месте.

— Едем отсюда, — предложила Свани. — Здесь мы только зря теряем время.

Вспомнив свои утренние злоключения, Малко не стал возражать.

* * *

Такси остановилось напротив виллы Свани. Уже около десяти минут шел проливной дождь, не позволявший ничего разглядеть на расстоянии вытянутой руки. Улицы опустели. Кокосовые пальмы раскачивались от порывов океанического муссона.

Малко посмотрел на Свани, не решаясь спросить, почему она не высадила его у «Гальфаса». Девушка достала из сумочки деньги, расплатилась с водителем и повернулась к нему:

— Вы в опасности, — сказала она. — В «Гальфасе» вам могут преспокойно перерезать горло. Если вас пытались убить прямо на улице, значит, кому-то это действительно очень нужно, и этот кто-то не успокоится до тех пор, пока не осуществит то, что наметил.

Малко почувствовал невольное сердцебиение. Смерть отнюдь не казалась ему чем-то абстрактным: перед глазами стоял труп почти обезглавленного Джафны. Еще несколько часов назад парень улыбался и кланялся ему, а теперь...

— Может, мне переехать в другой отель...

Свани открыла дверцу такси:

— Лучше уже побудьте у меня. Здесь вас никто искать не станет.

* * *

В доме Свани пахло ладаном и духами. Слуги уже спали. Малко сел на стул в гостиной. Кобра, свернувшись клубком, по-прежнему лежала на веранде, похожая на музейное чучело.

Свани молча ушла в глубину дома. Малко принялся перебирать в памяти события, происшедшие за последнее время. За двое суток их случилось больше, чем он мог предположить, находясь в кабинете Дэвида Уайза, когда разглядывал фотографию Дианы Воранд. Здесь, на Цейлоне, творилось нечто необъяснимое, но, судя по трем, вернее, двум убийствам и одному покушению — достаточно серьезное.

А что, если Свани просто водит его за нос? Выбор между ней и Джеймсом Кентом не слишком воодушевлял... Почему сотрудник ЦРУ ему лжет? Кто из них говорит правду о другом?..

Малко попытался взять себя в руки. Если сомневаться во всех, ничего хорошего из этого не выйдет. Две вещи не терпели отлагательства: найти Раджа и узнать, что происходит на северо-востоке, в районе Тринкомали.

Почувствовав, что в комнате кто-то есть, австриец обернулся и испытал едва ли не самое сильное потрясение в своей жизни.

Перед ним стояла Свани. Вышитая золотыми нитками юбка по-прежнему благопристойно спадала до самых щиколоток, открывая лишь босые пальцы с покрытыми красным лаком ногтями. Но выше пояса девушка была полностью обнажена. Взгляду Малко открывалась изящная смуглая грудь с аккуратно подкрашенными сосками. Между ними на золотой цепочке висел огромный топаз.

Малко смущенно поднял глаза на ее лицо.

Свани посыпала волосы золотистой пудрой и на виске украсила их заколкой в виде бабочки. В ее ушах красовались два внушительных изумруда, а на лбу темнела традиционная «мушка».

Видя изумление Малко, девушка улыбнулась и сказала:

— Так когда-то одевались куртизанки. По-моему, у них был неплохой вкус.

ЦРУ мгновенно исчезло в густом тумане. С трудом вспомнив, что встречать женщину сидя неприлично, Малко встал, но мужчина тут же победил в нем джентльмена, и он нетерпеливо привлек Свани к себе. Он провел пальцами по шелковистой коже ее спины, почувствовал сквозь костюм прикосновение упругой груди... Но когда он уже наклонялся к ее лицу, девушка мягко отстранилась.

— М не могу провести с вами ночь, — мягко сказала она. — Я уже говорила, что за мной постоянно следят люди Сири. Но у вас был такой тяжелый день, и я нарядилась, чтобы хоть немного отвлечь вас...

Ее виноватая улыбка окончательно вывела Малко из душевного равновесия. Ему неудержимо хотелось сжать Свани в объятиях. На мгновение он представил себе, что произойдет, если он силой сорвет с нее оставшуюся одежду...

Но подобные поступки не делают чести наследному принцу, даже если он одновременно является внештатным агентом разведки.

— Я вовсе и не расценивал это как приглашение с вашей стороны, — постарался солгать он как можно искреннее. — Однако позвольте хотя бы поцеловать вам руку...

Свани протянула ему изящную руку, украшенную кольцами и браслетами. Малко почтительно коснулся ее губами, философски размышляя о том, как нелегко бывает порой сохранять светские манеры.

— Идемте, я покажу вам вашу комнату, — сказала Свани. — Кстати, по ночам Сива всегда спит около меня. И спит очень чутко...

После всех пережитых за день волнений Малко чувствовал, что уж он-то будет спать как убитый. И все же первый приз на конкурсе садистов-любителей он непременно вручил бы Свани...

Глава 8

Прислонившись к крылу «лендровера», Малко на секунду зажмурился от бьющего в глаза солнца. Его джинсы и рубашка давно пропитались потом и покрылись пылью.

Отсюда, с рыжеватой каменистой площадки, открывался великолепный вид на Бенгальский залив. Площадку окружали высокая трава и одинокие деревца. За ними возвышался серый конус каменной дагобы. Где-то поблизости должен был находиться монастырь, о котором говорила Свани.

Справа, внизу, тихая лазурная вода набегала на белый песок — идеальное место для уставших от городской суеты миллионеров...

И все же именно здесь, в этом спокойном живописном месте, нашел свою смерть бедняга Эндрю Кармер. Несмотря на яркое солнце и разноцветных бабочек, еще больше оживлявших и без того экзотичный пейзаж, Малко испытывал тягостное чувство, словно где-то рядом таилась, невидимая опасность. Ему вспомнились слова Свани: «Будьте осторожны: говорят, на этих местах лежит заклятие!»

Только этого ему еще не хватало...

Когда он ранним утром вышел из своей спальни, Свани уже встала и расхаживала по комнатам в строгом белом сари. Машину доставили точно в назначенный час. Провожая Малко, девушка вынесла из дома «винчестер» и коробку патронов.

Малко просунул руку в окно «лендровера», достал карабин и передернул затвор. Резкий металлический звук придал ему уверенности в себе. Эта штуковина намного надежнее пистолета... Австриец метр за метром продолжал осматривать землю. Что же такое необычное мог заметить здесь Кармер? Вот тут он оставил свою машину... Благодаря рассказу агента по прокату автомобилей Свани смогла нарисовать Малко довольно детальный план.

Тело обнаружили ниже, совсем рядом с дагобой. Малко на секунду пожалел о том, что не взял с собой Джеймса Кента. Тот, по крайней мере, тоже белый и тоже не верит в чудеса. Как не верят в них и шефы ЦРУ. Чтобы агент не выполнил поставленную задачу из-за дурных примет — это выше их понимания...

Малко посмотрел на часы. Уже четыре! А ведь он сел за руль еще в восемь утра... Последние сто километров его особенно утомили. За Тринкомали он, как ему и говорили, повернул налево. Первый километр оказался еще довольно сносным, но дальше шоссе превратилось в рыхлую извилистую тропу. Временами колеса «лендровера» увязали до осей и буксовали в рыжей глине. А иногда дорога на протяжении десятка километров напоминала стиральную доску: от нее ломило руки, отдавало в плечи, ухало в желудке... Вцепившись в руль, Малко боялся даже подумать о том, что произойдет, если машина вдруг сломается.

Жители последней деревушки, повстречавшейся австрийцу в пути, с изумлением и суеверным страхом смотрели, как «лендровер» сворачивает на заросшую лианами дикую тропу.

Один раз дорогу степенно перешел дикий буйвол. Это было единственное живое существо, попавшееся австрийцу за последние несколько часов, если не считать комаров, птиц и бесчисленных бабочек. Несколько раз Малко останавливал машину, выключал двигатель и прислушивался, тщетно стараясь уловить хоть какие-нибудь признаки присутствия людей. Ему казалось, что Коломбо с его шумом и будничной суетой остался где-то на другой планете...

Малко снял было свои темные очки, но тут же надел их снова: морская вода так сверкала на солнце, что было больно глазам.

Настала пора что-то предпринимать. Каменистая площадка не заключала в себе никакой загадки. Если в этих местах и скрыто что-то особенное, то оно должно находиться там, дальше, около дагобы...

Почему же его неотступно преследует это ощущение неотвратимой опасности?.. Внезапно за его спиной зашелестели листья. Малко резко обернулся и инстинктивно нажал на спусковой крючок. Выстрел разнесся на много километров вокруг. От раздавшегося грохота у австрийца зазвенело в ушах. Он со злостью и стыдом увидел, как в траву уползает крупная ящерица-игуана... В жизни ему нередко приходилось подвергаться опасности, но он не помнил, чтобы когда-либо реагировал на нее с такой нервозностью. Малко с горечью подумал, что стареет...

Серая громада каменной дагобы словно бросала ему немой вызов. Малко решил идти к ней, приблизился к краю площадки и сразу же увидел среди густой высокой травы узкую тропинку. По ней, скорее всего, и двигался Эндрю Кармер.

Австриец решительно спрыгнул с камней на тропинку. Он не хотел останавливаться на полдороге. Трава достигала такой высоты, что почти везде скрывала его с головой. Казалось, здесь солнце жгло еще сильнее, чем у подножия. Малко обернулся: «лендровер» уже скрылся из виду. Вздохнув, австриец зашагал дальше, крепко сжимая в руке тяжелый карабин.

* * *

Малко замедлил шаг и оглядел живые зеленые стены, возвышавшиеся по обе стороны тропы. Здесь начинался многоярусный лес, где лианы сплетались в невообразимо сложную паутину с висячими воздушными корнями саговников и смоковниц. Впереди тропа делала крутой поворот.

Внезапно из-за поворота донесся странный звук. Там словно работали огромные кузнечные меха. Малко прислушался. Сердце бешено стучало у него в груди. Он мысленно выругал себя за то, что сунулся в это Богом забытое место, и пожалел, что рядом нет верного и надежного человека — Элько Кризантема. В компании турка он чувствовал бы себя намного уверенней...

Положив ствол карабина на сгиб локтя, Малко двинулся дальше, но вскоре снова вздрогнул от того же звука: поблизости раздавалось могучее дыхание, переходящее в какой-то печальный стон. Австрийцу показалось, что все вокруг замерло: птицы умолкли, даже насекомые будто разом прекратили неприметную суету. Малко подумал, не начинаются ли у него от жары галлюцинации, и не лучше ли, пока не поздно, повернуть обратно... Кровь стучала у него в висках, в сердце закрадывалась необъяснимая тревога.

Вдруг впереди затрещали ветки, и из зарослей медленно вышел громадный слон, сразу загородив собой тропу. Увидев пришельца, он поднял хобот и угрожающе затрубил.

Малко остановился как вкопанный. Именно такое зрелище открылось глазам Эндрю Кармера в последние минуты его жизни... Австрийцу показалось, что он начинает терять рассудок. Малко, конечно, знал, что на Цейлоне еще встречаются дикие слоны, но по какой невероятной случайности этот слон появился именно здесь, именно сейчас — точь-в-точь как в случае с Эндрю Кармером?

«Винчестер» показался Малко детской игрушкой. Даже выпустив всю обойму, он не причинит толстокожему гиганту никакого вреда... Австриец стоял, затаив дыхание и не шевелясь. Пот заливал ему глаза, но вместо жары он чувствовал ледяной холод.

Слон не двигался с места. Он неотрывно смотрел на незваного гостя, слегка покачивая массивной головой. Малко понимал, что если слон бросится в атаку, он уже не успеет добежать до площадки, где стоит машина, а в траве от гиганта тем более не спрятаться. Превратиться в месиво под ногами слона — разве это подобающий конец для Его Светлейшего Высочества?..

Несколько минут, показавшиеся Малко вечностью, они неподвижно стояли друг против друга. Австриец боялся шелохнуться, чтобы не разозлить животное. Розовато-серая голова слона была сплошь покрыта морщинами, на месте бивней остались лишь желтоватые пеньки. Это озадачило Малко: он знал, что по спиленным бивням узнают домашних, прирученных слонов. Этот же выглядел скорее диким и агрессивным.

Малко сделал осторожный шаг назад, чтобы посмотреть, как отреагирует слон. Тот не сдвинулся с места. Австриец посмотрел по сторонам. Обойти слона по лесу не удастся: чаща казалась совершенно непроходимой. К тому же, запутавшись в лианах, он станет легкой добычей для серого великана...

Обрести хладнокровие ему помогло не что иное, как злость. Глупо отступать перед слоном, будучи почти у цели... Он внимательно осмотрел животное. Слон стоял вполоборота к Малко, косясь на него маленьким хитрым глазом.

Малко медленно присел на корточки. Его дыхание сделалось ровнее. Он почти полностью справился с волнением и чувствовал себя в хорошей форме. Он даст бой.

Глаз животного был не крупнее золотой двадцатидолларовой монеты. Малко постарался припомнить уроки стрельбы, полученные в Форт-Уэрте. Правда, по слонам в ЦРУ стрелять не учили... Малко не сомневался, что если попадет прямо в глаз, пуля проникнет в мозг и уложит слона на месте, Но если промахнется — слон растопчет его в блин, и никакой карабин уже не поможет...

Австриец тщательно вытер о джинсы вспотевшие ладони. Попасть нужно было с первого выстрела. Когда слон начнет двигаться, прицелиться уже не удастся.

Малко встал на одно колено и начал медленно поднимать «винчестер». Слон стоял на месте. Австриец продел левый локоть под ремень карабина, чтобы зафиксировать оружие, прикрыл левый глаз и выдохнул воздух. В прорези прицела отчетливо виднелись жесткие ресницы слона. Промахнуться с такого расстояния было практически невозможно.

Напрягши все мышцы, он начал нажимать на спусковой крючок.

— Стоп!

Голос за спиной прозвучал так внезапно, что Малко лишь чудом удержался, чтобы не выстрелить. Слон по-прежнему стоял не двигаясь. Малко поднялся на ноги и обернулся.

На тропе стоял буддийский монах — босой, с наголо обритым черепом, в оранжевом балахоне, закрывающем оба плеча. Лишь одна деталь отличала его от сотен других цейлонских «бику» — этот монах был белым.

Малко с изумлением уставился на него. Монах посмотрел на австрийца суровым, полным осуждения взглядом и сердито произнес по-английски, с заметным акцентом:

— Кто дал вам право убивать живое существо?

Все это было так неожиданно, что Малко не сразу нашел, что ответить.

— Кто вы такой? — спросил наконец австриец. Акцент монаха показался ему знакомым, но Малко тут же отказался от появившегося было предположения: оно выглядело слишком невероятным.

Вместо ответа белый монах приблизился к нему и протянул руку:

— Отдайте мне оружие.

Малко отвел карабин в сторону:

— Не вижу необходимости.

Ситуация становилась все более напряженной. Слон по-прежнему стоял поперек тропы...

Монах подошел еще ближе и схватил «винчестер» за ствол.

— Вы находитесь на территории буддийской общины, — злобно прошипел он. — Это святое место, где нечестивым места нет! Вы не имеете права здесь убивать!

— Я не знал, где я нахожусь, — ответил Малко, не собираясь выпускать оружие из рук. — Я просто защищался от дикого животного, которое собиралось на меня напасть...

Монах устремил на него испепеляющий взгляд:

— Лжете! Это страж нашей территории. Он на вас не нападал.

Напрашивался вывод, что все это время он следил за Малко. Австриец всмотрелся в лицо монаха. Толстые губы, широкие скулы, большие черные глаза и наголо обритый череп — в совокупности это производило довольно неприятное впечатление. Малко решил сбить его с толку.

— Вы ведь немец, — произнес Малко по-немецки, — Как вы здесь оказались?

Монах смущенно заморгал, словно его в чем-то уличили.

— Да, я немец, — признался он уже более спокойно, — но я давно принял буддийскую веру. Я живу здесь со своими братьями и провожу время в молитвах и медитации.

— Несколько дней назад в этих местах слон насмерть затоптал человека, — сказал Малко, пристально глядя на монаха. — Вам об этом известно?

Немец не отвел глаз.

— Очевидно, тот человек вел себя недостаточно осторожно, — холодно ответил он.

Это предположение можно было истолковать по-разному.

— Я хотел бы взглянуть на ваш... монастырь, — проговорил австриец. — Вы можете меня туда отвести?

— Это запрещено, — твердо ответил монах. — На посещение монастыря требуется разрешение нашего учителя.

— А где его можно увидеть?

— Его здесь нет.

Малко уже почти не сомневался в том, что монах имеет какое-то отношение к гибели Эндрю Кармера. У австрийца мелькнула мысль отвезти его под дулом карабина в Коломбо. Но он тут же распрощался с этим намерением: жители первой же деревни разорвут его на части.

— Уезжайте, — сказал монах. — Вам нечего тут делать.

Издали, откуда-то со стороны дагобы, донесся удар гонга. Глаза монаха злобно сверкнули.

— Настает время молитвы, — проговорил он. — Уезжайте и никогда сюда не возвращайтесь. Чужим здесь не место.

Малко опустил карабин. Что поделаешь... И все же существует ли какая-нибудь связь между этим монахом и Дианой Воранд? И зачем сюда приезжал Эндрю Кармер?

— Хорошо, я уеду, — сдался Малко. — Благодарю за теплый прием.

С этими словами австриец пошел прочь. Монах стоял на тропе и смотрел ему вслед. Перед поворотом Малко оглянулся: человек и слон оставались на прежних местах.

Вдали раздался новый удар гонга. Малко ускорил шаг. Может быть, он имеет дело с религиозными фанатиками? Ведь во все времена люди рубили друг другу головы и вспарывали животы во имя Христа... или Будды.

Слева, из кустов, с громким криком взлетел индийский дрозд. Предмет, на котором он сидел, сразу же привлек внимание австрийца, этот предмет, черный и блестящий, висел на ветке дерева, на трехметровой высоте. Малко взял карабин за приклад и принялся раздвигать стволом листву, спутанную с ветвями лиан. Наконец ему удалось отцепить предмет, и он вышел на тропу. Определенно, этот день был весьма удачным по части неожиданностей...

Малко держал в руке фотоаппарат «никои» с двухсотмиллиметровым телеобъективом. Аппарат отлично сохранился, лишь пластмассовый футляр немного деформировался от жары.

Австриец посмотрел на счетчик: владелец фотоаппарата отснял семь кадров. Малко взвел рычаг и нажал на спуск, затем попробовал вращать рукоятку перемотки пленки. По ее сопротивлению он понял, что пленка находится внутри.

У австрийца мгновенно возникло желание как можно скорее покинуть эти места...

* * *

Ручка двери «лендровера» раскалилась так, что обожгла пальцы. Внутри было жарко как в печи. Малко уселся за руль, слегка ошалев от зноя, подождал, пока глаза привыкнут к полумраку, и протянул руку к приборной доске, собираясь завести мотор.

И вдруг с пола донесся едва слышный шорох.

Побуждаемый только инстинктом самосохранения, Малко выскочил из «лендровера» и распластался на земле. В тот же миг с пола машины черной молнией метнулась полутораметровая королевская кобра, и ее ядовитые зубы впились в сиденье, туда, где секунду назад находился Малко. Выпустив яд и обезумев от резкого движения австрийца, змея выскользнула из машины и поползла к высокой траве.

Малко поднялся, чувствуя дрожь в коленях. Своим спасением он был косвенно обязан Свани: услышанный им шорох точь-в-точь повторял звук, производимый ее домашним охранником Сивой.

Прежде чем снова сесть в машину, австриец добрых пять минут ходил вокруг нее и ударял носком ботинка по металлическому кузову. Но других незваных гостей внутри не оказалось.

Малко сантиметр за сантиметром обследовал салон. Теоретически змея могла проникнуть внутрь через приоткрытое окно и устроиться отдохнуть на полу. Однажды в Техасе он вот таким же образом наткнулся на гремучую змею в телефонной будке. И все же это было маловероятно. Теперь Малко понял, почему монах пришел со стороны машины: перед этим он положил туда змею — еще один способ отвадить слишком любопытных приезжих... В случае «успеха» это вполне могло сойти за очередное трагическое совпадение. Кстати, Будда ведь имеет обыкновение иногда перевоплощаться в королевскую кобру...

Малко запустил двигатель, и знакомый звук немного успокоил его. Он твердо решил посетить этот монастырь, даже если для этого придется приехать сюда на тяжелом танке...

Глава 9

Джеймс Кент со злостью захлопнул дверцу холодильника:

— Три недели без масла! У местных нет валюты, чтобы его купить, а то, что присылают через посольство, разворовывают где-то в пути...

Несмотря на ясную погоду и яркое солнце, небольшой домик американца производил мрачноватое впечатление. Кому, например, могла прийти в голову нелепая мысль выкрасить потолок в коричневый цвет? От этого, пожалуй, могли испортиться нервы даже у тараканов... Голый до пояса тамил молча принес поднос со «стрингхопперзами» — национальным сингальским блюдом: нечто вроде блинов, увенчанных жареным яйцом.

Джеймс Кент понюхал чай и скорчил гримасу:

— Тьфу! Здесь все гадко, даже чай. А хлеб нужно поджаривать в духовке, чтобы из него вылезли долгоносики...

Малко подождал, пока слуга уйдет на кухню, и проговорил:

— Я все думаю о том немце-монахе... Кто же он на самом деле?

Кент развел руками и прошамкал, уплетая за обе щеки национальное блюдо:

— А черт его знает! Мне вообще-то говорили, что в буддийских монастырях попадаются европейцы, но сам я в них ни разу не бывал. Знаете, сейчас это модно, всякие снобы только и мечтают примкнуть к буддистам...

— Этот далеко не сноб, — возразил Малко.

Его плечи и руки еще ныли от езды по немыслимо разбитому шоссе Тринкомали — Коломбо. Обратная дорога заняла пять часов, и он вернулся в столицу глубокой ночью. Джеймса Кента не оказалось дома, и австрийцу пришлось переночевать в своем номере, в отеле «Гальфас», положив под подушку найденный в джунглях фотоаппарат и держа под рукой заряженный пистолет.

Он поднялся на рассвете и тут же помчался к Джеймсу Кенту, чтобы застать его трезвым. В этот ранний час Кент еще не был потерян для цивилизации и для ЦРУ. Рассказ австрийца вызвал у него неподдельный интерес. «Никон» лежал перед ними на столе. Кент пообещал, что отнесет его в посольство для проявления пленки.

— Может быть, это все же настоящий, убежденный монах? — предположил Джеймс Кент, управившись с яичницей. — В монахов-коммунистов я что-то не верю. Я здесь уже два года. Уж как мы не пытались склонить их на свою сторону! И все безуспешно. А русские?! Многие из них отлична говорят по-сингальски и ведут постоянную пропаганду. Китайцы постоянно приглашают всех местных отцов буддизм" к себе и обещают им златые горы... И тоже впустую. Монахам достаточно того, что здесь они полноправные хозяева, и их ничем невозможно соблазнить.

— Но ведь Кармера убили, — возразил Малко. — И в меня тоже стрелял «бику»...

— Вот этого я понять не могу, — признался Кент. — Прежде монахи никогда не вмешивались в дела иностранцев...

Американец, казалось, говорил совершенно искренне. Но Малко не мог поверить ему до конца: версия насчет Дианы Воранд не давала ему покоя.

— Я должен узнать, что происходит в этом монастыре, — сказал австриец. — Правдами и неправдами. И вы обязаны мне помочь...

Джеймс Кент поперхнулся чаем и резко поставил чашку на стол:

— Вы шутите! Здешние монахи всемогущи. Видели их храм на Дарли-роуд, возле Рабского озера? Два года назад это здание занимало государственное учреждение. Так вот, однажды монахи явились туда, сказали, что по их сведениям это священное место, и преспокойно заняли дом. Правительство не стало возражать и приказало чиновникам освободить помещение. Если в один прекрасный день они скажут, что посольство тоже священно, — придется убираться и нам... Так что раз уж они не хотят пускать вас в монастырь — ничего не поделаешь. Наш посол отрицательно отнесется к вашему намерению.

Малко не удовлетворился этим ответом, но появившаяся после долгой дороги усталость тяжелым грузом давила ему на плечи. Дело все больше запутывалось. Он взял со стола фотоаппарат и взвесил его на ладони.

— Давайте поскорее выясним, что здесь заснято. Может быть, это что-то прояснит, и мы сможем успокоиться?..

— Надеюсь, — угрюмо отозвался Кент, — Но я, если хотите знать, по-настоящему успокоюсь только тогда, когда сяду в самолет и покину эту дерьмовую страну.

Австрийцу надоели разговоры вокруг да около, и он решил рискнуть.

— Джеймс, — осторожно начал Малко, — я хотел бы задать вам один деликатный вопрос.

Американец нахмурился поставил чашку.

— Что значит — деликатный?

— Мне сказали, что Диана Воранд — ваша любовница...

Кент резко выпрямился.

— Какой сукин сын вам это сказал?

— Неважно. Это правда?

— Идите к черту, — пробормотал американец, в замешательстве глядя на пустую чашку. На несколько секунд в гостиной воцарилось гнетущее молчание. Наконец Кент поднял глаза.

— Ну, коль вы уже об этом знаете, не буду морочить вам голову, — устало произнес он. — Да, я с ней сплю. И могу добавить, что такой женщины у меня еще никогда не было.

Его глаза заблестели.

— Какие у нее ноги, если в вы только знали! Когда я впервые увидел ее, то сказал себе: «Джеймс, вот если бы тебе очутиться в постели с девчонкой, у которой такие ноги...» — Он внезапно умолк и покосился на Малко. — Может быть, вы примете меня за тупого самца, за похотливую свинью... Но этот идиотский климат и проклятое карри так возбуждают... А кроме старых кляч из «Синаноры» тут никого не найдешь. Надо лететь чуть ли не в Сингапур. На это у меня нет ни времени, ни денег...

— Если отставить ноги в стороны... то есть, в сторону, вы можете сказать о ней что-нибудь еще? — допытывался Малко.

— Я знаю но больше вашего, — пожал плечами Кент. — Она приехала примерно полгода назад. Появлялась на нескольких официальных приемах. Каждый раз ее платья были все короче. Сущий провокатор...

— Не кажется ли вам, что это не очень осторожно с вашей стороны? — перебил Малко. — Учитывая вашу должность...

Американец хмуро посмотрел на него.

— Да разве в таких случаях думаешь об осторожности?

Малко не хотел бередить его раны.

— Это не преступление, — заметил он. — Мата Хари тоже спала с кем хотела. Надеюсь только, что вы не говорили ничего такого, что могло бы ей пригодиться, окажись она в лагере противника...

Американец окончательно сник.

— Да вроде бы не говорил...

— Это с ней вы встречались позавчера вечером?

— Да, — ответил Кент, не глядя на Малко.

— Вы говорили ей о моей предполагаемой поездке?

— Пожалуй, мог и сказать...

Малко почувствовал, что еще немного — и от его благородного поведения не останется и следа.

— А вам не приходило в голову, что между вашим разговором и покушением на меня существует прямая связь?

Джеймс Кент покачал головой.

— Я понимаю, что поступил опрометчиво, но мне кажется, что девчонка тут совершенно ни при чем. Если она и совершила несколько глупостей из-за своих прежних убеждений, то теперь все это позади. Я даже склонен думать, что она приехала сюда с намерением отвлечься и забыть о прошлом.

Малко пристально посмотрел в лицо американца. Тот казался по-прежнему искренним. Возможно, в этом и заключалась его, Малко, главная ошибка... Что ж, тем хуже для него.

— Почему она согласилась стать вашей любовницей? — спросил ровным голосом австриец.

Кент покраснел:

— Что вы имеете...

— Будем рассуждать здраво, — бесцеремонно прервал его Малко. — Вы не красавец. И не богач. Она вполне могла бы найти себе парня помоложе. Если только Диана не спит со всеми подряд...

— Как?! — выдохнул злополучный донжуан. — Вы хотите сказать, что она близка со мной только потому, что у нее есть на это определенные причины?

Малко посмотрел на грязную рубашку американца, на его редеющие волосы, одутловатое лицо, мешки под глазами, и ему стало немного жаль этого незадачливого сотрудника посольства.

— Ничего нельзя сбрасывать со счетов, — ответил Малко. — Следует учитывать все варианты. Такова наша работа.

— Верно, — едва слышно пробормотал Кент, машинально вертя в руках чашку. — Вы правы. Я полный идиот. И понял это только сейчас. Разумеется, когда я познакомился с Дианой Воранд, у меня возникали кое-какие опасения... Но я так радовался своей удаче, что не стал задаваться вопросами. К тому же я не знал, что ее ищет ФБР. А когда узнал, у меня не хватило сил порвать с ней. Я же вам говорил — здесь, на Цейлоне, такими женщинами не бросаются. Она меня ни разу ни о чем не спросила, не заговаривала о политике, и я решил, что в Вашингтоне слегка преувеличивают. Они нередко сгущают краски... Когда вы приехали сюда, я надеялся, что ваше расследование не будет таким успешным. Но теперь я вижу, что ошибался.

— Мы еще ничего не знаем наверняка, — заметил Малко, — бывают же и совпадения. Ведь пока не доказано, что Диана Воранд связана с монахами. — Он пододвинул фотоаппарат к американцу. — Давайте для начала разберемся вот с этим.

Австриец пошел к выходу, но на пороге обернулся и добавил:

— Джеймс, я надеюсь, что увидев Диану, вы будете более сдержаны на язык...

— Не беспокойтесь, — горячо заверил Кент. — Я скорее его проглочу. Как только будут готовы фотографии, я позвоню вам в отель.

* * *

Питти-Питти протянул руку, бормоча молитву. Женщина остановилась и порылась в сумочке. Калека часто просил милостыню на этой площади, напротив суперсовременного здания Цейлонского банка. Здесь подаяния были щедрее: иностранцы легко избавлялись от медных монет, на которые почти ничего нельзя было купить... Но сегодня у Питти-Питти была дополнительная причина находиться здесь.

Он жадно вдохнул запах дорогих духов незнакомки. Ее ноги были совсем близко от его лица. Калеке на мгновение захотелось дотронуться до них рукой. Он до сих пор не мог привыкнуть к бесстыдству иностранок, особенно таких красивых, как эта... Питти-Питти со вздохом перевел глаза с короткой желтой юбки на высокую полную грудь. Внезапно он устыдился своей протянутой руки. Их взгляды на мгновение встретились. Женщина, похоже, угадала его мысли. Она вдруг покраснела, поспешно бросила в его тележку несколько монет и пошла прочь.

Монетки скатились на дорогу. Питти-Питти на минуту замер, завороженно глядя на длинные светлые волосы и стройные ноги удаляющейся женщины. Затем, злобно плюнув на тротуар и заскрипев подшипниками тележки, покатил за ней вдогонку.

Диана Воранд не спеша шагала по Йорк-стрит, вызывающе покачивая бедрами. Ей безумно нравилось чувствовать на себе горящие желанием взгляды сингалов, ежеминутно подвергаться на улице этому своеобразному молчаливому раздеванию.

Услышав пронзительный скрип заржавевших подшипников, она обернулась и увидела, что безногий калека едет за ней, петляя среди прохожих. Диана ускорила шаг.

Питти-Питти, изловчившись, стукнул утюгом молодого тамила, который загораживал ему дорогу. Тот вскрикнул и посторонился: не драться же с безногим...

Калека выбивался из сил. Тротуар Йорк-стрит был так разбит, что подшипники то и дело застревали в трещинах ж дырах. Местами асфальт размягчился от жары, и Питти-Питти казалось, что его затягивает в зыбучие пески.

Опираясь на сильные руки, он выбрался из очередного ухаба. Если бы его не попросила сама Свани, он ни за что не согласился бы на это изнурительное преследование. Для такого «получеловека», как он, это оказалось слишком тяжелым испытанием. Напрасно калека изо всех сил работал утюгами и расчищал себе путь громкими возгласами — силуэт светловолосой иностранки становился все более отдаленным.

Разумеется, он все равно ее найдет. Все попрошайки Коломбо уже предупреждены. Ей никуда не деться. Но Питти-Питти хотел справиться в одиночку, показать Свани, что она может на него положиться. Ведь красавица Свани так добра к нему. Она всегда приносит ему кокосовое масло для волос, и оно заглушает исходящий от него запах грязи и пота...

Поглощенный своими маневрами, он на минуту выпустил женщину из поля зрения, а когда вновь поднял голову, она уже исчезла.

Питти-Питти замедлил ход. Иностранка, скорее всего, зашла в одну из бесчисленных ювелирных лавок на Йорк-стрит. Потихоньку продвигаясь вперед, калека машинально заглянул в узкую темную подворотню на левой стороне улицы, перед пересечением с Принс-стрит, и в последний момент успел увидеть краешек знакомой желтой юбки.

Питти-Питти затормозил, одновременно успокоенный и заинтригованный. Он знал дом, в который вошла иностранка. Это была одна из резиденций гангстера Раджа Бутпития. Здесь печатались порнографические открытки для продажи туристам и часто хранились украденные ценности или контрабандный товар.

Что же привело красивую богатую иностранку сюда, в этот грязный бандитский притон?

У подворотни стоял мальчишка, продававший «Цейлон таймс». Питти-Питти свистом подозвал его к себе, что-то сказал на ухо, и мальчуган удалился, оставив калеке на хранение пачку газет.

Безногий вытер вспотевший лоб, отодвинулся к стене, чтобы не мешать прохожим, положил на голову газету, спасаясь от безжалостных солнечных лучей, и протянул руку:

— Pity!

Его плаксивый голос утонул в уличном шуме. Горожане равнодушно проходили мимо: нищие попадались в Коломбо на каждом шагу, и чтобы всем им угодить, не хватило бы и мешка медяков...

* * *

— Скоро мы узнаем, где скрывается тот «бику», что стрелял в вас. Он по-прежнему здесь, в Коломбо.

Свани объявила это очень спокойно, с показным безразличием. Расставшись с Джеймсом Кентом, Малко отправился к ней и застал девушку в тот момент, когда она разглядывала роскошные сари, недавно вывезенные контрабандой из Индии. Вся веранда была устлана разноцветными тканями. Торговец, высокий индус в белом саронге, сидел на корточках в саду.

Свани развернула отрез ярко-желтого шелка и приложила ткань к груди:

— Как по-вашему, мне идет?

Цвет ей действительно был очень к лицу. Но в данный момент Малко волновало не это.

— Вы очаровательны, — сказал он и добавил: — Но как мы найдем этого монаха и что будем с ним делать?

Свани отложила желтую ткань и взяла другую — красную парчу, отделанную золотом.

— Выманим его из дома, где он прячется, и похитим, — спокойно ответила она. — А потом заставим говорить...

Малко вздрогнул и покосился на торговца, равнодушно жевавшего бетель. Свани перехватила его взгляд и успокоила:

— Он понимает только хинди.

Девушка завернулась в парчовое сари и подошла к Малко.

— Это я, пожалуй, куплю. Если вам нравится...

Намек показался австрийцу более чем прозрачным, но, вспомнив об их последней встрече, он тут же поостыл.

— Чтобы мне понравиться, вам это не требуется...

— Вы на меня злитесь, правда? — задумчиво произнесла Свани, — за то, что я не согласилась провести с вами ночь... Но я уже говорила вам, что это невозможно. Сири обо всем узнает. Он не возражает против того, чтобы мы с вами встречались, но не более...

Прежде чем Малко успел ответить, она отвернулась и сделала знак торговцу. Тот поспешно подскочил и с проворством сороконожки начал сворачивать ткань в рулоны. Затем, отвесив Свани низкий поклон и пятясь к двери, он вышел из сада.

— Но вы же не заплатили! — удивился Малко.

Свани лукаво улыбнулась.

— Платит всегда Сири! Я не хочу лишать его удовольствия лишний раз поторговаться...

Она убрала ткань и села в кресло. Малко вновь принялся за горький чай. Перспектива пытать монаха его вовсе не воодушевляла. Не говоря уже о дипломатических последствиях, которые это неизбежно повлечет. Если мир узнает о том, что агент ЦРУ мучил бедного буддийского священнослужителя, в тот же день загорится добрый десяток американских посольств...

— Как же мы заставим его говорить? — не мог успокоиться австриец.

Свани, грызя орешек, небрежно ответила:

— Запрем в одной комнате с Сивой. Думаю, долго он не выдержит. А если будет упираться, — дело кончится несчастным случаем. — И она ласково посмотрела на дремавшую в соседнем кресле кобру.

Малко хотел было что-то возразить, но тут в ворота постучали. Слуга-тамил вышел из кухни, лениво побрел по дорожке и открыл калитку. Обменявшись с кем-то парой фраз, он обернулся и что-то крикнул хозяйке. Свани махнула рукой. Слуга посторонился и впустил босоногого мальчугана с живыми печальными глазами, который тут же побежал к веранде. Не обращая на австрийца ни малейшего внимания, мальчик начал что-то быстро говорить Свани. Задав напоследок несколько вопросов, она дала ему пять рупий, и обрадованный мальчишка побежал обратно. Девушка повернулась к Малко.

— Пожалуй, вам придется купить мне новые изумрудные серьги, — таинственно улыбнулась она.

— Я всегда рад сделать подарок красивой женщине, — галантно ответил принц.

— Я просила Питти-Питти проследить за Дианой. Знаете, где она сейчас?

Малко похолодел от ужасной догадки.

— У Джеймса Кента?

Черные глаза Свани торжествующе блеснули.

— Нет! У Раджа Бутпития! У человека, нанявшего того парня, который посадил вас в машину.

Малко не верил своей удаче. Итак, в цепочке появилось новое звено. Между Дианой и покушением на его жизнь действительно существует связь...

— Вы в этом уверены?

Свани скромно улыбнулась.

— Можете убедиться сами. Дом стоит во дворе, у перекрестка Йорк— и Принс-стрит. Питти-Питти ждет на углу.

Малко покачал головой.

— Но я ведь не знаю Раджа. Нет, пожалуй, я лучше разыщу Кента. Боюсь, как бы он не наделал глупостей.

Когда Малко выходил, Свани поднялась и приблизилась к нему.

— Вы со мной не прощаетесь?

Неожиданно для себя Малко поцеловал ее. Она ответила, мягко прижавшись к нему. Малко невольно обнял ее за талию, но она тут же высвободилась и чуть насмешливо сказала:

— На нас смотрит Сива. Смотрите, как бы он не начал ревновать...

* * *

Джеймс Кент, обхватив голову руками, яростно ругался. На столе перед ним стояла почти пустая бутылка виски. Четверть часа назад курьер посольства принес ему большой желтый конверт. В нем лежали фотографии, напечатанные в секретной лаборатории посла. Кент нетерпеливо вскрыл конверт, уверенный, что найдет там ответ на загадки, которые мешали ему жить с тех пор, как ФБР напало на след Дианы Воранд... Когда он увидел первую фотографию, ему захотелось швырнуть конверт в мусорную корзину, схватить пиджак и помчаться в аэропорт. Но он превозмог себя и просмотрел все остальные.

В дверь постучали.

— Войдите, — сказал Кент упавшим голосом.

На пороге появился Малко.

— Что это с вами?

Лицо американца посерело, покрасневшие глаза за стеклами очков часто моргали, мокрые от пота волосы прилипли ко лбу. Он молча протянул конверт австрийцу.

— Хорошо получились? — спросил Малко.

— Даже слишком хорошо...

Малко подошел к окну, вытащил из конверта пачку фотографий и обомлел.

На снимке были запечатлены женщина и мужчина. Женщина стояла, прислонившись спиной к стволу развесистого дерева и обняв прижавшегося к ней мужчину. Одной ногой она обхватила его бедра. Повыше виднелась задравшаяся юбка.

Малко перешел к следующим фотографиям. Они оказались еще откровеннее — женщина лежала на траве, широко раздвинув ноги. Мужчина склонился над ней, упираясь левой рукой в землю, а правой обхватив ее талию. Остальные снимки мало чем отличались от предыдущих. На последнем же мужчина стоял у дерева лицом к объективу, а женщина опустилась перед ним на колени так, что ее длинные волосы оказались на уровне его живота...

Малко в совершенном изумлении положил фотографии на стол.

Запечатленная на них женщина была не кто иная, как Диана Воранд. А в мужчине Малко узнал немца-монаха, которого он встретил на месте гибели Эндрю Кармера.

Австриец поднял голову. У Кента нервно подергивался угол рта.

— Старица Кармер получил большое удовольствие, любуясь этими картинками перед тем, как попасть под ноги слона, — криво усмехнулся американец. — Надо же, какая сука! В порту такие карточки пошли бы нарасхват...

— Мне очень жаль, — сказал Малко. — Я понимаю, что вы сейчас чувствуете.

— Лучше бы я ее вообще не знал... — прошептал Кент. — А ведь как раз сегодня мы с ней договорились встретиться...

Малко на минуту задумался.

— Нужно ковать железо, пока горячо, — сказал он наконец. — Пригласите ее сегодня к себе. Может, нам удастся припереть ее к стенке... Хотя, пожалуй, в данном случае это не слишком удачное выражение... Ну как, согласны?

— Еще как согласен! — ответил американец с недобрым блеском в глазах.

Глава 10

Диана Воранд с наслаждением встала под душ. Ванны на Цейлоне были невиданной роскошью. От прохладной воды у нее по коже побежали мурашки. Она запрокинула голову и подставила лицо под упругие струйки. Эта ванная казалась ей лучшим местом для отдыха. Здесь она любила расслабляться и думать о чем-нибудь приятном.

Тревога, сжимавшая ей сердце, начала понемногу рассеиваться. Словно помогая воде, Диана начала чувственными движениями массировать бедра и грудь. Закрыв глаза, она думала о своем любовнике, и бегущая по телу вода казалась ей горячей. Диана и сейчас словно чувствовала его руки на своих бедрах и шершавую кору дерева, которого она касалась спиной...

Ощущение было таким отчетливым, что Диана едва не застонала. Как она боялась, отправляясь к Сержу! А когда он двинулся ей навстречу в этом своем странном облачении, на Диану от томительного ожидания нервного напряжения чуть не напал истерический смех. Его бритый череп взволновал ее: теперь Серж казался еще мужественнее, чем раньше.

Подумать только! Она преодолела пятнадцать тысяч километров для того, чтобы отдаться ему...

Это торопливое объятие под открытым небом было первым, после нескольких месяцев разлуки. А чтобы приехать на Цейлон, ей пришлось хитрить, обманывать, умолять... Выходя из «Дугласа» в аэропорту Коломбо, она была напряжена, словно струна: только бы Серж согласился встретиться с ней, овладеть ею... Теперь она мечтала увидеть его обнаженным, без этого нелепого желтого балахона, где-нибудь на берегу Индийского океана...

Она негромко пропела его имя: «Серж, Серж...» Но ее мечты мгновенно растаяли. Она никогда не сможет быть с ним по-настоящему счастлива. Он душой и телом принадлежал другому, опасному миру. Однажды Серж погибнет или бесследно исчезнет. Она не знала точно, что он делает на Цейлоне: он не захотел об этом говорить.

Чудом было уже то, что Диане удалось его разыскать. Ей показалось, что Серж обрадовался. После их страстных объятий на его лице появилось мягкое, почти нежное выражение — даже самые суровые мужчины нуждаются в любви и ласке...

А ведь еще год назад Диана была примерной студенткой факультета археологии и скучала в неприветливой Америке. Из любопытства она решила провести каникулы на Кубе, хотя чтобы попасть туда, ей пришлось сначала отправиться в Мексику. Прилетев в Гавану, Диана чуть было тут же не сбежала обратно. Несмотря на яркое солнце, там царила мрачная, гнетущая атмосфера. В столице не было ни одного приличного кафе, а номера в отеле «Гавана Либре» скорее напоминали тюремные камеры. Но на второй день она познакомилась с Сержем. Резкие черты его лица, чувственные губы, холодные, непроницаемые глаза сразу покорили ее сердце. После тщедушных студентов он показался ей настоящим мужчиной — раскрепощенным, решительным, уверенным в себе. Тогда он называл себя Хорхе и присутствовал на съезде кубинской революционной партии. Он повел Диану на массовый митинг, и она своими глазами увидела Фиделя. Этот день оставил у нее необыкновенно яркие воспоминания. Тем более что в тот же вечер Серж-Хорхе впервые подарил ей свою любовь. Около одиннадцати, держа в зубах сигарету, он постучал в дверь ее номера. Полуодетая она впустила его. Серж с улыбкой показал бутылку рома и вместо приветствия произнес: «Скучно тут. Давай-ка выпьем...»

Они выпили белого рома, затем Серж грубо, без единого слова, привлек ее к себе. Они предавались любви до шести утра, почти не разговаривая. Время от времени Серж прикладывался к бутылке, потом снова толкал Диану в постель. Он овладевал ею со своеобразным сосредоточением, упрямством и силой, которых она не встречала у других мужчин. Диане казалось, что ее нервные окончания умножились в десятки, сотни раз. Когда этот почти незнакомый человек проникал в нее, она словно переносилась в другой мир, в мир поразительно острых ощущений. В ее вены словно впрыскивали обжигающую жидкость. Она кричала и извивалась, не помня себя от счастья, не задумываясь о тонких стенах и вполне возможных микрофонах. Когда Серж заснул, Диана с ужасом и восхищением обнаружила на его спине красные полосы: она исцарапала его до крови. Встав рядом с ним на колени, она принялась осторожно, чтобы не разбудить его, зализывать царапины...

Наутро она была склонна во всем винить ром. Но вечером чудо повторилось. В течение целой недели они каждую ночь любили друг друга. Днем любовники почти не виделись: Диана уходила на пляж, а Серж занимался своими таинственными делами. Ей удалось узнать о нем очень немногое: он немец, приехал на съезд из Восточной Германии. Диана решила, что он принадлежит к какой-нибудь синдикалистской партии.

Затем Серж на неделю уехал в какую-то маленькую деревню, в район Сьенфуэгоса, за сто пятьдесят километров от Гаваны. Диана выдержала три дня. По ночам она почти не спала, ворочаясь в постели в своем душном номере без кондиционера. Ее сжигала страсть к Сержу. Раньше она ни за что бы не поверила, что способна испытывать столь сильное желание. В ее родной Южной Африке было не принято придавать особое значение телесным радостям.

На четвертое утро Диана, не в силах владеть собой, села в старый переполненный автобус, ехавший в Сьенфуэгос. Серж не удивился ее приезду. Они пообедали яичницей в маленькой «кантине», затем Диане захотелось прогуляться по тростниковым плантациям. Серж грубо овладел ею на куче сахарного тростника, от которого поднимался сладковатый запах. Пожелай он сделать это прямо перед «кантиной» — она согласилась бы...

В остальное время Серж казался ей далеким, недосягаемым, почти чужим.

Через десять дней, когда для Дианы настало время возвращаться в Мексику, ее жизнь словно перевернулась. Она была страшно несчастна от мысли, что больше не увидит Сержа и по-прежнему почти ничего о нем не знает. Перед отъездом, когда они сидели в баре отеля, Диана сдавленным голосом спросила:

— Когда же мы увидимся снова?

Серж усмехнулся, заказал два фирменных коктейля «Куба Либре» и ответил:

— Никогда.

Диана оцепенела, словно ее окунули в ледяную воду. Схватив его за руку, она проговорила умоляющим голосом:

— Но почему? Если хочешь, я останусь здесь...

Диана готова была рубить сахарный тростник, мыть полы... Что угодно — лишь бы он был рядом... Завороженно глядя в черные глаза Сержа, она ждала своего приговора. Наконец он вынул изо рта сигарету и проронил:

— Но я-то здесь не остаюсь...

— Тогда я уеду с тобой. Я готова на все.

Он долго смотрел на нее, затем покачал головой:

— Ты не выдержишь.

Она судорожно вцепилась в его руку и без конца умоляла его. Наконец он ответил:

— Ладно, но тогда ты должна помогать мне в работе...

Дребезжащий телефонный звонок вернул Диану к действительности. Лишь через несколько секунд она сообразила, где находится, вышла из-под душа и подняла трубку допотопного аппарата. Звонил Джеймс Кент.

— Я хочу пригласить тебя на ужин, — сказал американец. — Один мой друг ужасно хочет с тобой познакомиться...

— Кто же?

Кент засмеялся странным, наигранным смехом:

— Увидишь. Это сюрприз. Как насчет семи часов вечера?

Одна мысль о близости с Кентом вызывала у Дианы тошноту. К тому же ей показалось, что в его тоне скрыта какая-то угроза. Ей хотелось отказаться. Но это было бы опасно... В этой новой жизни, полной страха и риска, ей редко приходилось делать самостоятельный выбор.

Сначала все происходившее казалось ей ужасно увлекательным. Люди, скрывающиеся у нее дома, бомбы, деньги, которые нужно было перевозить через границу... А главное — Серж. Они встречались с ним тайно, один раз в две-три недели. И всякий раз повторялось волшебство их первой безумной ночи. Диана жила как во сне, жила ожиданием того счастливого момента, когда Серж снова заключит ее в объятия. Ее тело подсказывало ей, что она никогда не достигнет такого блаженства с другим мужчиной... Чтобы в этом убедиться, она однажды переспала с красивым парнем, которого встретила в самолете. Результат был поистине плачевным: в сравнении с Сержем остальные мужчины казались Диане ничтожествами.

А однажды ночью ей пришлось бежать, и она внезапно поняла, что уже преодолела какой-то невидимый барьер и никогда не сможет вернуться назад. Диана давно забросила всех своих старых друзей и даже перестала писать родителям в Преторию. Вернувшись на Кубу и увидев свою фотографию на розыскном листке ФБР, Диана ощутила своеобразную гордость, смешанную со страхом.

До знакомства с Сержем она совершенно не интересовалась политикой. Теперь Диана работала на восточный лагерь. Но будь Серж самим дьяволом, она стала бы служить и дьяволу. Именно по его требованию Диана стала любовницей Стенли Кармайкла — лидера «Черных пантер». Она не обиделась за это на Сержа, но с нетерпением ждала, когда он вновь овладеет ею и тем самым «очистит» от связи с цветным мужчиной.

Настоящий кошмар начался для нее тогда, когда она, приехав в очередной раз на Кубу, узнала, что Серж уехал, и никто не знал куда. Он лишь оставил ей записку: «Уезжаю на несколько месяцев. Может быть, еще увидимся. Спасибо за все. Хорхе».

Диана едва не сошла с ума. Она принялась разыскивать его наивными, почти детскими способами, обзванивая десятки учреждений... Она и до сих пор оставалась бы на Кубе, но как-то раз человек, которого она видела с Сержем, сказал, что его видели в Алжире. Диана тут же помчалась в аэропорт. К счастью, деньги у нее были; их исправно выслали родители, не задавая лишних вопросов...

Ей понадобилось два месяца напряженных поисков, чтобы узнать, что Серж находится на Цейлоне, но где именно — неизвестно. Диане пришлось испытать крайнюю степень унижения, чтобы найти в Коломбо человека, который знал, где следует искать Сержа.

Ее появление произвело эффект разорвавшейся бомбы. Человек, к которому ее направили, требовал, чтобы она отказалась от намерения увидеться с Сержем и первым же самолетом вернулась обратно. Он клялся, что ей солгали, что немца на острове нет. Но когда речь шла о ее любовнике, Диану невозможно было ввести в заблуждение.

— Я найду его, — заявила она. — Даже если мне придется провести здесь целый год.

Злобный взгляд собеседника не испугал ее: за последние несколько месяцев Диана ко всему успела привыкнуть. Она спокойно предупредила: «Я все изложила в письме. Если со мной что-нибудь случится, у вас будут большие неприятности...»

Связной, не попрощавшись, хлопнул дверью. А через три дня в ее номере раздался телефонный звонок. Звонил Серж. Диана чуть не задохнулась от радости. Они встретились в укромном безлюдном месте на окраине города, но на этот раз страстных объятий не последовало. Серж был холоден и даже груб. Он отказался сказать, что делает на Цейлоне, и велел ей уехать. Но Диана не отступала. Распрощались они как чужие. Но затем связной Сержа сам пригласил ее к себе, причем на этот раз оказался куда более любезным. Он объяснил, что раз уж она приехала на Цейлон, то может быть Полезной своим друзьям. Серж будет ей благодарен, если она познакомится с руководителями профсоюза портовых рабочих Коломбо. Всю информацию она будет получать от человека по имени Радж Бутпития, официально — фотографа, по существу — гангстера.

Диана все поняла с полуслова и согласилась. Остальное оказалось довольно просто. На следующий день она пришла в фотоателье Раджа. Он очень быстро воспылал к ней страстью, и ей удалось сделать вид, что он ей тоже небезразличен, правда, в определенных рамках. Радж довольствовался откровенными взглядами, мимолетными прикосновениями: Диана была слишком далека от привычного ему грязного мира...

А затем появился Джеймс Кент. Она познакомилась с ним на официальном приеме. Неизвестно каким образом об этом узнал друг Сержа. Он посоветовал ей вступить с дипломатом в интимную связь — так, на всякий случай. Диане еще раз пришлось превозмочь свое отвращение. Она начала понимать, что ее тело завораживает и притягивает мужчин точно так же, как ее манит Серж...

Неделю назад связной Сержа известил ее о том, что немец согласен на встречу, но не может приехать в Коломбо. Дорога к затерянному в джунглях монастырю показалась ей бесконечной. Но она была так счастлива снова увидеть Сержа! Увы, все это кончилось трагедией для человека, выследившего их. Теперь она не знала, доведется ли ей когда-нибудь снова встретиться со своим возлюбленным. Но покидать Цейлон она не спешила.

Диана вышла из-под душа, вытерлась мохнатым полотенцем, тщательно оделась и побрызгалась духами. Внезапно ей вспомнились странные интонации в голосе Джеймса Кента. С момента ужасной смерти человека, который выследил их, она жила в постоянном страхе. Кент был загадочной личностью. Когда он выпивал, то становился совсем другим человеком: грубым, циничным, язвительным. Диану вновь охватили сомнения. В конце концов ничто не мешает ей отказаться... Но тут она опять подумала о Серже. Узнав о ее отказе, он может рассердиться: ведь она должна помогать ему. А Джеймс Кент, будучи агентом ЦРУ, может обладать очень полезной информацией...

Прежде чем уйти, она открыла чемодан и достала оттуда единственный подарок, который за все время сделал ей Серж.

* * *

Джеймс Кент положил ладони на стол, чтобы унять дрожь в руках. В маленькой гостиной стояла удушливая жара. Он не зажигал лампу, чтобы на свет не слетелись комары. На столе перед американцем стояла пустая бутылка «Джей энд Би». От выпитого алкоголя у него слезились глаза. Всякий раз, слыша на улице шум мотора, Кент невольно вздрагивал. Кто приедет первым: Малко или Диана?

Он всей душой желал, чтобы это оказался Малко. При мысли о молодой южноафриканке им овладевало дикое бешенство. Она одурачила его, как ребенка. Кент не хотел ее больше видеть, но в то же время страстно желал доказать Малко, что последнее слово останется за ним.

Звонок в прихожей застал его врасплох. Несколько секунд американец сидел неподвижно, затем тяжело поднялся со стула. Чтобы им никто не мешал, он отправил своего слугу-тамила в кино и даже дал ему пять рупий.

Поднявшись, он почувствовал, что у него закружилась голова, и ему пришлось опереться на край стола. Кент отчаянно повторял себе, что нужно сохранять хладнокровие, что только трезвый рассудок поможет ему одержать верх над Дианой. Но мысли лихорадочно путались у него в голове. Прежде чем открыть, он мысленно прошептал: «Господи, сделай так, чтобы это была не она...»

* * *

Дверь распахнулась так широко, что Диана вынуждена была отступить назад. Она мгновенно поняла, что напрасно пришла сюда. Но отступать было поздно. Она изобразила на лице улыбку и подошла вплотную к Кенту, сразу же почувствовав сильный запах спиртного. Американец притянул ее к себе, припал к губам и тут же полез под платье.

— Почему ты не зажег свет? — спросила она, пытаясь высвободиться.

— А тебе что, в темноте со мной страшно? — хмыкнул Кент.

Она принужденно засмеялась: ей было действительно страшно. Кент закрыл дверь и, пошатываясь, смотрел на Диану. В легком светлом платье она казалась ему сейчас особенно желанной. Диана заметила на столе пустую бутылку и подумала, что еще никогда не видела Кента таким пьяным. Но особенно пугал ее взгляд американца: пронизывающий и неподвижный, как у безумца.

Внезапно Кент снова шагнул к ней и схватил за талию, больно придавив большими пальцами живот. Потом он стал отталкивать ее к столу, наклоняя туловище назад. Диана начала злобно отбиваться.

— Джеймс, что с тобой?!

Лицо американца было в нескольких сантиметрах от ее лица. Он тяжело, прерывисто дышал. Если бы Диана сдалась, его ненависть и злость растаяли бы в одно мгновение. Но пока что они лишь возрастали. Он сдавил ее еще сильнее.

— Это тебе ничего не напоминает? — прошипел Кент.

— Джеймс, ты с ума сошел! — испуганно крикнула она. — Отпусти меня!

Неожиданно американец разжал руки, театрально поклонился и почти ровным голосом произнес:

— Прошу прощения. Джентльмену не подобает так обращаться с леди.

Диана взглянула на него: глаза Кента по-прежнему сверкали злобой. Внезапная перемена в его поведении не слишком успокоила ее. Она поняла, что нужно уходить, и немедленно... Вдруг Кент снова стал надвигаться на нее и срывающимся голосом крикнул:

— Да только ты не леди. Ты — потаскуха!

Он ударил ее так внезапно, что она не успела увернуться. Оглушенная, Диана упала на колени у стены. Кент поднял ее, схватив за руку, и снова с размаху ударил по лицу. Голова Дианы качнулась в сторону, она попыталась закричать, но у нее перехватило дыхание.

Американец схватил ее левой рукой за горло и начал бить головой о стену.

— Ты мне все расскажешь, стерва! — прошипел он, но вдруг отпустил и молча смотрел на нее, пока она пыталась отдышаться. Ее правый глаз распух и закрылся, на левой стороне лица темнела огромная ссадина. Джеймс Кент со злобным удовлетворением смотрел на творение своих рук.

Стараясь унять лихорадочную дрожь, Диана с трудом проговорила:

— Джеймс, что я тебе сделала? Объясни, что случилось?

Американец схватил ее за запястье и вывернул руку. Она завизжала от боли. Эта непонятная жестокость полностью подавляла ее волю, мешала думать и защищаться. Диана была готова выполнить любое требование Кента — только бы он оставил ее в покое...

Американец силой усадил ее и бросил на стол большой конверт.

— Хорошо, объясню, — злобно произнес он. — Но для начала взгляни на это.

Кент метнулся на кухню и вернулся с длинным малайским ножом в руке, с ухмылкой наблюдая, как Диана открывает конверт и достает фотографии. Девушка посмотрела на первый снимок и сразу отложила остальные. Кровь мгновенно отхлынула от ее лица. Кент острием ножа коснулся щеки Дианы. Она отшатнулась, а американец наклонился к ней.

— Отвечай! Кто этот человек на фотографиях? Чем он тут занимался? И что тебе самой нужно здесь, на Цейлоне? Иначе я выколю тебе этой штукой глаза. Я не люблю, когда из меня делают идиота...

Диана Воранд со страхом смотрела на него.

— Кто же сделал эти снимки? — упавшим голосом спросила она.

Теперь Диана думала только об одном: из-за нее Сержу угрожает опасность!.. Внезапно ее страх сменился безумной решимостью.

Кент был слишком пьян, чтобы заметить происшедшую в ней внезапную перемену.

— Тот, кто видел, как вы трахались, — злобно ответил он и дернул ее за волосы. — Ну, так кто это?

Она не ответила.

Джеймс Кент приблизил острие ножа к ее левому глазу, другой рукой держа Диану за волосы.

— Ты ведь знаешь, кто я, — сказал он тихим сдержанным голосом. — Я третий секретарь посольства, отвечающий за вопросы безопасности. Ты понимаешь, что это означает. Я могу сделать с тобой все что угодно, ничем не рискуя. В худшем случае меня вышвырнут из этой поганой страны. Ну, говори, иначе останешься без глаза...

Диана чувствовала холодное прикосновение лезвия.

— Я давно знаю, что ты работаешь на коммунистов. Значит, и он тоже с ними. Но уверяю тебя: мы его найдем и уничтожим.

До сих пор Диана еще пыталась найти разумный выход из положения. Но от этих слов все смешалось в ее голове. Она уже не боялась Кента и она хотела только одного: спасти Сержа во что бы то ни стало.

— Ну?!

— Отпусти, — сдавленным голосом проговорила Диана. — Я все расскажу.

Кент опустил нож. Его охватила буйная радость. Когда приедет Малко, все будет позади. Им останется только поехать и забрать того типа... Кент не обратил внимания на движение Дианы, которая придвинула к себе свою сумочку. Дальнейшее произошло мгновенно. Когда он увидел в ее руке «вальтер», было уже поздно. В полутьме вспыхнуло оранжевое пламя, и американец почувствовал тупой удар в плечо. Кент, несмотря на свои многочисленные недостатки, не был трусом. Он ринулся на девушку, продолжавшую стрелять...

Следующая пуля пробила ему ладонь и угодила в челюсть. Две другие попали в грудь. Сгоряча он не чувствовал боли, но левая сторона тела как-то странно онемела. Кент повернулся и бросился к двери. Диана продолжала стрелять, вытянув перед собой руку — еще две пули пролетели над самой головой американца. Он лихорадочно пытался открыть дверь, но последняя пуля из «вальтера» ударила ему в затылок. Он на мгновение замер, а затем медленно сполз на пол. Диана еще несколько раз нажала на курок, но обойма уже опустела. Сотрясаемая дрожью, девушка обессиленно опустила руку.

Джеймс Кент лежал на спине с открытым ртом. Диана с ужасом увидела, что он косится на нее. Его губы шевельнулись, но она не услышала ни слова. Когда она приблизилась к нему, американец не двигался. Его рубашка намокла от крови, кровь сочилась и из раненой челюсти, но самым страшным ей показалось это неподвижное, словно парализованное лицо и неестественно косящие глаза.

Диана разрыдалась. Пороховой дым разъедал горло, вызывая мучительный кашель. Она долго сидела на стуле, обхватив голову руками. Так вот чем закончилось ее знакомство с Сержем в гаванском отеле! Она проехала полсвета, чтобы здесь, на Цейлоне, убить человека...

Диана опустилась на колени около Кента и, преодолев страх и отвращение, приподняла его голову.

— Джеймс, Джеймс, прости меня!

Кент не отвечал. Но он был еще жив: временами по его телу пробегала судорога.

— Джеймс, я позову кого-нибудь на помощь, — всхлипнула Диана. Потерпи, я сейчас...

Она подложила ему под голову подушку и бросилась к столу за сумочкой. Внезапно ее взгляд упал на фотографии, и она остановилась как вкопанная. Мгновенно определилось главное — Серж. Нужно спасать Сержа...

Диана вытерла салфеткой глаза, убрала пистолет в сумочку, сложила фотографии в конверт и направилась к двери. Посмотрев на ходу в зеркало, она испугалась собственного отражения: под глазами от ударов американца остались фиолетовые синяки, верхняя губа треснула... Но она снова чувствовала в себе непреклонную решимость.

Чтобы выйти из комнаты, Диане пришлось оттащить тело Джеймса Кента в сторону. Она захлопнула дверь и побежала через сад. К счастью, на улице было темно...

Глава 11

Малко бросил шоферу бумажку в пять рупий и вышел из такси. Дорога из «Гальфаса» заняла около двадцати минут: движение на площади задержал старый красный автобус с двумя лопнувшими шинами. У водителя не оказалось домкрата, и человек двадцать пассажиров пытались по команде приподнять левый борт автобуса, чтобы можно было заменить колеса.

Свет на вилле Кента не горел, но машина американца стояла на месте. Малко толкнул ворота, прошел по саду и постучал в дверь. Ответа не последовало. Охваченный недобрым предчувствием, австриец повернул ручку, и дверь открылась. Однако она открылась не до конца: изнутри что-то мешало. Малко сильно толкнул дверь плечом и буквально ввалился внутрь комнаты. Найдя выключатель, он зажег свет.

У двери лежало тело Джеймса Кента.

— Джеймс!

Малко опустился на колени и увидел открытые косящие глаза. Он расстегнул намокшую от крови рубашку Кента. На груди американца зияло два темных отверстия. Приложив ухо к груди Кента, Малко услышал слабый стук сердца.

Австриец выпрямился. Куда девалась Диана? Кто стрелял в секретаря посольства? Он заметил на полу две гильзы и сунул их в карман. Главное сейчас — спасти Джеймса Кента, если это еще возможно. Ключи от машины лежали на столе, рядом с пиджаком американца.

Австриец попробовал поднять раненого, но не смог. Кент неожиданно оказался страшно тяжелым.

Тогда он подхватил американца под мышки и попытался как можно осторожнее подтянуть его к выходу. Тяжело дыша, Малко с трудом добрался до ворот. Джеймс Кент не подавал никаких признаков жизни.

Малко усадил его спиной к стене дома и открыл заднюю дверцу его «импалы». Затем неимоверным усилием он усадил американца на заднее сиденье.

К счастью, разъезжая по городу, Малко запомнил, где находится больница Фрезера. Это лечебное учреждение было предназначено только для белых, хотя в нем работали местные врачи. Спасти Джеймса могли только там.

Малко помчался по городу с максимальной скоростью, на которую была способна старая «импала». На одном из перекрестков он едва не задавил двух нищих, на другом чудом избежал столкновения с автобусом. От резкого торможения Кент сполз на пол машины и остался лежать там лицом вниз.

Через пять минут Малко остановился у больницы Фрезера — белого двухэтажного здания в виде буквы "П" — и яростно засигналил. На шум вышли две медсестры-англичанки. С их помощью Малко вытащил Кента из машины. Наконец показались два санитара-тамила с носилками...

Внутри помещение выглядело лучше, чем можно было ожидать: стены сияли белой эмалевой краской, в коридорах стояли кадки с декоративными растениями.

С носилок Кента переложили на каталку. К ним уже бежали два дежурных врача. Один из них наклонился над американцем. Пока Кента раздевали, медсестра огромным шприцем сделала ему укол в бедро. Второй врач подошел к Малке и спросил:

— Как это произошло?

Малко оглянулся на распростертое тело.

— Точно не знаю, — признался он. — Я приехал к нему и нашел его без сознания. В него стреляли.

К ним приблизился первый врач. Его лицо выражало сильное беспокойство.

— Мы попробуем прооперировать его, — объявил он на чистом английском языке. — Одна пуля задела мозг. Если нам удастся извлечь ее, не задев соседние участки, он выживет. Остальные раны не смертельны...

Он подозрительно посмотрел на Малко:

— А вы уже сообщили в полицию?

Австриец покачал головой.

— Еще не успел. Сейчас сообщу.

Врач указал на зал ожидания, расположенный справа от входа.

— Подождите там. Через час все станет ясно. Полицию предупредит наша медсестра, и вы дадите им показания прямо здесь.

Не ответив, Малко опустился в кресло. Кто стрелял в Джеймса Кента? И с какой целью? В первую очередь австриец склонен был подозревать Диану. Ему нужно срочно увидеть Свани... Встав с кресла, он подошел к толстой английской монахине, сидевшей за окошком регистратуры. Она посмотрела на него, как на Джека-Потрошителя... Малко изобразил на лице любезную улыбку.

— Не могли бы вы предупредить о случившемся посольство Соединенных Штатов, — спросил он, — и отправить кого-нибудь с запиской к человеку, у которого нет телефона?.. Я не хотел бы отсюда никуда отлучаться...

— Пожалуй, вам действительно лучше подождать здесь... — проговорила монахиня, подозрительно глядя на него. — Хорошо, я попрошу кого-нибудь из ребят.

Малко достал авторучку. Монахиня втайне ликовала, предвкушая пикантный скандальчик вроде того, что случился два года назад, когда жену бирманского посла застрелил из револьвера человек, слывший в городе ее любовником...

* * *

Диана Воранд уже добрых две минуты стучала в заднюю дверь агентства «Аэрофлота», расположенного на Принс-стрит. Дверь была закрыта, но Диана знала, что знакомый Сержа Иван Гончаров — заместитель директора агентства — часто работает допоздна. Это был единственный человек, к которому она могла обратиться. Тяжело дыша, она с судорожным всхлипом прислонилась к двери. Диана всю дорогу бежала пешком, даже не подумав поискать такси... По дороге у нее мелькнула мысль выбросить пистолет в озеро, но она тут же передумала и на всякий случай решила оставить его при себе. Диана уже собралась было постучать снова, но тут дверь открылась, и на пороге появился Гончаров без пиджака и в поднятых на лоб очках.

Увидев южноафриканку, он будто превратился в соляной столб. Спустя мгновение Гончаров, с тревогой всматриваясь в ее отекшее от побоев лицо, спросил тихим, взволнованным голосом:

— Что случилось? Зачем вы пришли?

В нескольких сбивчивых фразах Диана рассказала, что произошло, и протянула ему конверт с фотографиями. Гончаров едва взглянул на них, но этого ему было достаточно.

— Негативы у них? — сдавленным голосом прошептал он.

Она утвердительно кивнула.

Русский онемел от предчувствия катастрофы: тут было от чего прийти в ужас: миллионы истраченных рублей и усилия многих месяцев — все пропало из-за какой-то дуры, неспособной усмирить свою страсть...

В глазах русского Диана увидела дикую злобу, но она была слишком обессилена, чтобы реагировать. Если он ее убьет — что ж, тем лучше. Это многое упростит...

— Нужно предупредить Сержа, — пробормотала она.

Гончаров схватил ее за плечи и основательно встряхнул.

— Как вы посмели сюда прийти? Сейчас же убирайтесь!

Диана вдруг разразилась безутешными рыданиями. Гончаров сообразил, что в таком состоянии она может совершить любую глупость — даже пойти в полицию.

— Ладно, — сказал он, с трудом подавив ярость. — Встретимся у статуи Будды на углу Буллерз-роуд и Ред-авеню. Поезжайте туда на такси и ждите меня.

Он бесцеремонно вытолкал ее и закрыл дверь. В следующие несколько часов ему понадобится призвать на помощь весь свой опыт старшего офицера ГРУ. Если, конечно, еще можно что-то исправить...

* * *

Малко в сотый раз пересчитал все плитки на полу зала ожидания. Сидевший рядом с ним Джон Леммон, консул США, угрюмо жевал потухшую сигару. Он не особенно любил Джеймса Кента из Центрального разведывательного управления и прекрасно понимал, что убийство третьего секретаря связано с его профессиональной деятельностью.

Вот уже полтора часа Кент находился за плотно закрытой дверью операционной.

Полчаса назад консул, почти не разжимая губ, отвоевал Малко у вежливого и даже немного сконфуженного комиссара цейлонской полиции. Помощник комиссара лишь записал показания Малко и предложил ему прийти в комиссариат на следующий день для более детального разговора. Малко согласился, надеясь, что до завтра консул уладит и это.

Куда подевалась Свани? Курьер вернулся уже довольно давно. Малко дорого бы отдал, чтобы получить возможность обсудить происшедшее с компетентным человеком. Консул к этой категории явно не относился.

Внезапно в коридоре началась суета. Малко и консул вскочили с кресел и увидели, как из операционной санитары вывозят каталку с пациентом. Они поспешили туда и почти натолкнулись на хирурга в бахилах, маске и зеленом, испачканном кровью халате. Это был седоватый цейлонец с правильными чертами лица. Он мрачно посмотрел на них.

— Нам не удалось извлечь все осколки кости, попавшие в мозг.

— И что это означает? — спросил Малко.

Хирург устало прислонился к стене и закурил сигарету.

— У него очень мало шансов на спасение. Но это, возможно, и к лучшему: если он выживет, то на всю жизнь останется совершенно беспомощным инвалидом. Поврежденный мозг не поддается лечению...

— Боже мой, — прошептал консул, впервые за все время проявив хоть какие-то эмоции.

Хирург указал им палату на противоположной стороне коридора:

— Можете на него посмотреть. Но сейчас он без сознания.

— Как вы думаете, он сможет заговорить? — спросил консул.

«Хотя бы на одну минуту», — добавил про себя Малко.

— Вряд ли...

Хирург удалился. Австриец и консул тихо вошли в палату.

* * *

Диана забросила ногу на ногу и попыталась унять нервную дрожь, начавшуюся еще тогда, когда она начала стрелять в Джеймса Кента. Она никогда не курила, но сейчас испытывала жгучее желание выкурить сигарету.

— Они знают, что Серж там, — в отчаянии сказала она, — и что мы с ним знакомы. Все это дело рук того блондина. А ведь я вас предупреждала, помните? Тут и ваша вина!

Иван Гончаров с трудом сохранял хладнокровие. Если бы Диана не появилась на Цейлоне, ничего подобного не случилось бы. Теперь она представляет для них реальную опасность, и рано или поздно от нее придется избавиться... Но пока она еще может пригодиться...

— Но ведь именно вы подвергли нашего друга Сержа подобной опасности, — сурово напомнил он, — из-за своего упрямого желания встретиться с ним.

Диана Воранд молча опустила голову. У нее еще маячило перед глазами лежащее на полу окровавленное тело Джеймса Кента, и спрятанный в сумочке пистолет казался ей страшно тяжелым.

— Что же мне теперь делать? — покорно спросила она. — Как помочь Сержу?

Иван Гончаров с облегчением посмотрел на нее: она «готова». Теперь ей можно поручить что угодно...

— Посмотрим, — ответил он. — Пока что вам нужно скрыться, чтобы вас не нашла полиция.

Русский говорил медленно, чеканя каждый слог, будто плохо знал язык. А между тем английским Гончаров владел в совершенстве.

Он повернулся к Диане:

— Постарайтесь успокоиться.

— Да, вы правы, — еле слышно отозвалась она.

На несколько секунд воцарилось молчание. Иван Гончаров раздумывал, не лучше ли вывезти ее из города и ликвидировать... Застрелить из того «вальтера», из которого стреляли в Джеймса Кента. Это может сбить с толку цейлонскую полицию... Но не американцев. А ведь опасность в первую очередь представляют именно они. Особенно тот блондин, который сменил Эндрю Кармера. Если блондин найдет Диану или монаха, угрожавшего ему, он сможет подняться по цепочке до самых верхних ее звеньев. Серж, впрочем, тоже мог ошибаться, но ему Гончаров доверял полностью: восточные немцы — самые надежные союзники русских...

Гончаров положил руку на колено Дианы и мягко сказал:

— Не бойтесь. Мы выпутаемся. Но вы должны делать все, что я вам скажу. Не забывайте, что мы работаем на общее дело.

Его спокойный голос вселил в Диану уверенность. Она почувствовала к нему невольное уважение. Гончаров мало зарабатывал, подвергался огромному риску — и все это, как и Серж, только ради идеи. Диане тут же захотелось продемонстрировать и свою преданность делу, а также компетентность.

— Здесь не слишком удачное место для встречи, — заметила она.

Русский спокойно улыбнулся.

— Ничего. Здесь встречаются все тайные любовники Коломбо. Уходя, сильно хлопните дверцей и быстро удалитесь. Если за нами наблюдают, то они решат, что я ваш любовник ичто мы с вами поссорились.

— Но куда же мне идти? — обеспокоенно спросила Диана. — Я не могу возвращаться домой, меня там найдет полиция.

— Вы спрячетесь у Раджа, — сказал Иван. — Это самое надежное место в Коломбо.

— У Раджа?!

Диану передернуло. Ей до отвращения ясно вспомнился мерзкий запах, постоянно исходящий от сингала. До сих пор ей удавалось отделываться от него пустяковыми уступками...

— Да, у Раджа, — твердо повторил Иван Гончаров. — Это единственное место, где вас не найдет ни полиция, ни американцы.

Диана прикусила губу.

— Хорошо, — тихо сказала она. — Я пойду к Раджу.

— И не пытайтесь связываться со мной, — продолжал Гончаров. — Я найду вас сам. Возможно, в самом ближайшем будущем я попрошу вас об услуге — в порядке помощи Сержу.

— О, разумеется! — оживилась Диана.

Иван Гончаров улыбнулся.

— Ну, бегите. Желаю удачи.

Диана открыла дверцу машины и исчезла в темноте. Гончаров несколько минут сидел неподвижно, склонившись к рулю. Ему еще никогда не доводилось попадать в такое дерьмо. В руках профессионалов Диана не выдержит и пяти минут... И тогда сразу всплывет его связь с монахами, и ему придется поспешно собирать чемоданы.

* * *

Свани ворвалась в палату Джеймса Кента в тот момент, когда Малко уже закрывал американцу глаза. Она была одета по-европейски и почти не накрашена, за исключением глаз.

С минуту она молча стояла у кровати. Затем Свани приблизилась к Малко.

— Мне только что сообщили, — пояснила она. — Я была в гостях у друзей.

— Теперь это уже не имеет значения, — вздохнул Малко. — В течение последнего получаса его электроэнцефалограмма представляла собой прямую линию. В нем искусственно поддерживали жизнь, надеясь на чудо... Идемте. Здесь нам больше нечего делать.

В коридоре Малко рассказал Свани о том, что произошло в этот вечер. Она нахмурилась.

— Это дело рук девчонки, — уверенно сказала она. — Нужно ее найти. Я займусь этим прямо сейчас. Здесь нет ничего трудного.

Она просто сгорала от нетерпения. Малко на секунду остановился у стола дежурного, чтобы сообщить о смерти Джеймса Кента, а затем сел в «мерседес» Свани.

— Окажись вы вместе с Кентом, она попыталась бы убить и вас, — пробормотала девушка.

Голос ее звучал взволнованно, и Малко это тронуло.

— Может, это вовсе и не она, — предположил он. — Я не вижу причины для убийства. Она знает, что негативы находятся у нас. А значит, убивать ради того, чтобы завладеть фотографиями, не имеет смысла.

— Давайте найдем ее, — решительно сказала Свани. — А уж потом заставим сказать правду.

— Почему вы принимаете во всем этом такое участие? — спросил Малко. — Тут не затронуты ваши интересы, вы ничего на этом деле не зарабатываете, а вот своей жизнью очень рискуете...

— Мне скучно в Коломбо, — ответила Свани. — А ведь хочется жить полной жизнью... А что, например, вас заставляет рисковать? Вы ведь не американец...

Малко устало улыбнулся.

— Нет. Я что-то вроде наемника. Работаю на ЦРУ, чтобы восстановить свой замок. Вот и вся цель моей борьбы.

Внезапно Свани прижалась к нему, приблизила лицо и коснулась его губ. Затем она обняла его гибкой рукой за шею и поцеловала таким долгим поцелуем, что оба чуть не задохнулись. Ее короткое платье поднялось кверху, и австриец впервые увидел ее смуглые бедра. Но когда он притронулся к ним, она мгновенно напряглась и тут же отстранилась.

— Я не хочу пополнять вашу коллекцию, — проворчала она. — Если бы у меня была белая кожа, вы бы меня не захотели...

— Тогда зачем вы меня поцеловали? — спросил Малко с убийственной логикой.

Свани легким движением поправила прическу и повернула ключ зажигания.

— Потому что я, кажется, в вас влюблена.

* * *

Услышав стук в дверь, Радж Бутпития поспешно отодвинул тарелку с фасолью, пошарил под кроватью и вытащил охотничье ружье со спиленным стволом — его любимое оружие. На расстоянии в три метра оно могло произвести страшные разрушения.

В тесном фотоателье стояла невыносимая жара, но Радж давно к ней привык. Он дорожил своей каморкой: это были его законные владения, расположенные к тому же в самом центре города, в двух шагах от Йорк-стрит.

Радж крадучись спустился по шаткой деревянной лестнице и уставился на дверь, словно пытаясь увидеть пришедшего сквозь нее. Кто же мог явиться так поздно? Его знакомые обычно не стучали, а скреблись.

Бутпития перешагнул через лежащую в коридоре кучу сушеной рыбы и бесшумно приблизился к двери.

— Кто там? — спросил он по-английски. В ответ тут же раздался женский голос:

— Это я, Диана.

Радж решил, что ослышался. Диана, да еще в такое время?! Он поспешно спрятал ружье под старые газеты и кинулся к двери, жалея о том, что сейчас на нем нет квадратных очков, которые, по общему мнению, придавали ему импозантный вид.

Увидев ее лицо в шишках и синяках, он издал удивленный возглас. Девушка улыбнулась, насколько это позволяли разбитые губы:

— Ничего страшного. Кое с кем поскандалила.

Девушка начала подниматься по лестнице. Радж шел за ней, не сводя глаз с ее ног. Оказавшись наверху, Диана села на кровать, словно не замечая жадного взгляда цейлонца. Смуглая кожа Раджа блестела от пота. Он украдкой опустил на пол тарелку с фасолью и ногой задвинул ее под кровать. Ему до сих пор не верилось, что недоступная Диана среди ночи пришла прямо к нему. Девушка осмотрелась. Вокруг стояли коробки с химикатами, фотоаппараты на треногах, картонные экраны. Внезапно она почувствовала, что в ателье, как в порту, пахнет рыбой.

— У вас тут хранится рыба?

Радж засмеялся и подтащил поближе стоявшую рядом корзину.

— Но зачем вам столько? — удивленно спросила Диана.

Продолжая улыбаться, Радж взял нож и разрезал одну рыбину вдоль. Запустив пальцы ей в брюхо, он вытащил небольшой целлофановый пакетик и бросил его Диане на колени. Внутри лежали маленькие синие камешки.

— Что это?

— Сапфиры, — гордо ответил он. — Я вывожу их отсюда контрабандой. Их здесь на много миллионов рупий!

Радж был очень доволен своей изобретательностью. Но тут он сообразил, что ему совершенно нечем угостить Диану. У него не было даже банки пива. Он вдруг испугался, что она передумает и уйдет, и сел рядом с ней на кровать.

Диана повернула к нему распухшее лицо.

— Радж, я хочу вас кое о чем попросить. Можно мне остаться у вас на несколько дней?

Цейлонцу показалось, что его сердце вот-вот разорвется от волнения.

— Пожалуйста, на сколько угодно... — выдавил он.

Радж смотрел на нее горящими глазами, не решаясь продолжить разговор. Диана надеялась, что с синяками она не покажется ему слишком привлекательной... Но уже в следующее мгновение Радж несмело положил руку ей на бедро. Он до сих пор не верил своей удаче и боялся потерять драгоценное время.

По телу девушки пробежала дрожь отвращения. Ей захотелось вскочить и убежать. Но куда?..

Осмелев, Радж положил руку ей на грудь. Кровь стучала у него в висках. Если бы Диана сейчас приказала ему ограбить Цейлонский банк, он согласился бы без колебаний: цейлонец был готов на все за близость с ней.

Диана позволила опрокинуть себя на кровать. Она думала о Серже, о его сильных ласковых руках... Только ради него она терпела прикосновения грязных пальцев Раджа.

Трясущимися руками цейлонец раздел ее и улегся сверху, касаясь жирными волосами ее лица. Он не видел слез на лице девушки и овладел ею, грубо схватив руками за бедра и рыча от удовольствия.

Диана безучастно обняла его мокрый от пота торс.

Глава 12

— Сегодня вечером, — объявила Свани, — мы увидим человека, который в вас стрелял. Его зовут Рамасуги. Ему двадцать семь лет и он входит в общину учителя Захира.

Малко отхлебнул глоток арака. Крепкий напитой обжег ему горло. Он отдал бы сейчас любые деньги за бутылку «Моэт и Шандон». Увы, шампанское на Цейлоне было необычной редкостью. Малко теперь уже почти не замечал постоянно присутствующей кобры, но по-прежнему не мог привыкнуть к карри, которое готовил повар Свани.

Сегодня девушка была еще привлекательней, чем обычно. Ее стан плотно облегало нежно-розовое сари, пальцы унизывали перстни, самый маленький из которых стоил жалованья среднестатистического тамила за сто лет. У Малко давно уже не было такой прелестной союзницы. Прелестной — и недоступной... До сих пор ему были «знакомы» только ее губы и грудь. И, судя по ее поведению, никаких благоприятных перемен в ближайшем будущем не предполагалось... И все же без нее он чувствовал бы себя на Цейлоне совершенно беспомощным.

Похороны Джеймса Кента были назначены на следующий день. Их предстояло устроить тайно. Обязанности Кента теперь выполнял его заместитель — молодой выпускник Колумбийского университета, более склонный к статистическим исследованиям, чем к плащу и кинжалу. От него австрийцу ждать помощи не приходилось. А пока Вашингтон соизволит прислать ему нового помощника, он, того и гляди, умрет от очередной порции карри...

— Как вам это удалось? — спросил Малко.

Девушка горделиво посмотрела на него.

— Я очень серьезно отношусь к подобным вещам, — с удовольствием ответила она. — Его нашел Питти-Питти. Он отправил в монастырь нескольких своих малышей. Монахи не посмели выставить их за дверь. Дети сразу увидели там человека, который в вас стрелял. Остальное было очень просто: я попросила передать ему, что заявлю в полицию, если он откажется с нами встретиться.

Малко вздрогнул.

— Зачем вы впутали сюда полицию?

Свани снисходительно улыбнулась:

— Мой друг Сири ежегодно платит сто тысяч рупий начальнику полиции Коломбо. На всякий случай...

Малко с восхищением посмотрел на нее.

— Да вы, оказывается, опасный человек... Интересно, что будет, если я сверну шею вашей кобре, а потом возьму да и изнасилую вас... в порядке этнологического эксперимента?

— Вам не удастся добраться живым до аэропорта. Питти-Питти вас не отпустит.

— И как же это у него получится?

— Его нищие выколют вам глаза, разрежут вас на куски и бросят их в реку крокодилам. Нищих здесь сотни, и им нечего терять. Они живут одной лишь надеждой: воплотиться после смерти в благородное животное — кобру или слона. Малко понял, что пора переменить тему разговора.

— А как насчет Дианы? — спросил Малко. — Он уже дважды подъезжал к ее дому, но ни разу не застал.

— О ней я пока ничего не знаю, — нахмурилась Свани. — Она куда-то исчезла.

— А у Раджа вы не искали?

— К нему не так-то просто войти. Он постоянно хранит у себя драгоценности и никого не впускает. Вполне возможно, что она у него. Скоро я это выясню и опять с помощью нищих.

Малко машинально отхлебнул еще глоток арака и посмотрел на часы: половина второго. В городе стояла такая жара, что от нее высохла бы даже саламандра. Однако ему пора было ехать в посольство, чтобы послать телеграмму в Вашингтон. Накануне туда отправили фотографии таинственного монаха с целью возможного выяснения личности.

Малко поднялся с кресла.

— Мне пора в посольство. Приезжайте в шесть часов в «Гальфас». Я угощу вас чем-нибудь в баре, а потом поедем на свидание с нашим убийцей.

Он до сих пор не верил в успех: все складывалось слишком уж просто, хотя и загадок оставалось тоже немало. Что делает этот белый в монастыре, затерянном в джунглях? И почему он оберегает эти места от посещения иностранцев, используя любые способы — даже убийство? Но самое непостижимое — то, что он оказался любовником Дианы, работающей на восточный лагерь...

* * *

Иван Гончаров рассеянно просматривал список пассажиров «ТУ-154», ближайшим рейсом вылетающего в Москву. На выполнение своего замысла ему оставалось всего два с половиной часа. Любое его решение было сопряжено с огромным риском — настоящая русская рулетка... Из окна агентства он посмотрел на витрину «Пан-Америкэн», поблескивающую на противоположной стороне улицы. Может быть, у его американских коллег сейчас точно такие же проблемы?..

Офицер ГРУ начал открытым текстом что-то торопливо писать на листе бумаги: кодировать телекс в Москву было уже некогда.

От решения, которое предстояло принять Гончарову, зависела, возможно, дальнейшая судьба советского присутствия на Цейлоне. Сотрудника русской разведки переполняло чувство собственной значимости, к которому коварно примешивался непреодолимый страх: если он ошибется, ошибка будет роковой.

Гончаров надел пиджак и повязал галстук. Затем достал из выдвижного ящика, который всегда держал закрытым, черный металлический цилиндр-глушитель. Он отвинтил один край и высыпал на стол составные части — мелкие круглые прокладки с отверстиями посредине. Вынув из пакетика заранее приготовленный презерватив, Гончаров аккуратно, одну за другой, уложил в него прокладки. Получив в результате продолговатую желтую колбаску, он вставил ее обратно в корпус глушителя и привинтил крышку на место. Этот превосходный фокус позволял значительно снизить звук выстрела. Сунув глушитель в карман, Гончаров вышел из кабинета и сказал своему коллеге Валинину:

— Буду через десять минут.

Это не грозило нарушением ритма работы агентства «Аэрофлота». Во-первых, из Москвы было всего два рейса в неделю. А во-вторых, все работники агентства прекрасно знали, что подполковник Гончаров едва умеет отличить реактивный самолет от бумажного змея. Он приехал на Цейлон совсем с другой целью.

Выйдя на раскаленную солнцем улицу, Иван Гончаров позавидовал пятистам русским, сидящим в посольстве на Флауэр-стрит. Те работают открыто, пьют коктейли на приемах, любезничают с сингалами и заигрывают с китайцами... А вся грязь достается ему...

Задумавшись, Гончаров едва не упал, споткнувшись о покрытого язвами мальчугана, сидевшего на тротуаре с протянутой рукой. Русский выругался и пошел дальше.

* * *

Диана остановила старый «моррис» напротив монастыря и двинулась дальше пешком, гадая, заведется ли снова машина. На каждом ухабе из колымаги сыпались какие-то винтики... Но ничего лучшего всемогущий гангстер Радж Бутпития найти не смог.

Впервые за двое суток Диана вышла из вонючей норы сингала, и поначалу удушливый воздух города показался ей несказанно приятным. Опухлость уже сошла с ее лица, и лишь на шее еще оставались красные царапины.

Дойдя до монастырского забора, Диана вновь почувствовала панический страх и остановилась, чтобы унять дрожь в коленях.

Она постучала в деревянную дверь, и через минуту, показавшуюся ей вечностью, на пороге показался старый монах. Он подозрительно посмотрел на нее. В своем коротком платье и с распущенными по плечам светлыми волосами Диана не очень-то походила на почитательницу Будды...

— Мне нужен Рамасуги, — с трудом проговорила она.

Старик, похоже, не понимал по-английски. Диана достала из сумочки записку и протянула монаху. С трудом разобрав написанное, он кивнул, впустил девушку во двор, посыпанный песком, а сам исчез за ближайшей дверью. Диана осталась стоять под солнцем. По ее телу стекали ручейки пота. Она всей душой надеялась, что Рамасуги здесь не окажется, что его не найдут, что... Только бы он не пришел!

Диана вздрогнула: сбоку открылась одна из дверей. Все тот же старый «бику» жестом предложил ей войти. Они прошли по галерее и оказались во внутреннем дворе, устроенном в виде миниатюрного тропического сада. Под большим деревом в центре двора Диана сразу увидела незнакомого монаха с обеспокоенным лицом. Его руки прятались под складками просторного оранжевого балахона. Он с подозрением смотрел на девушку. Похоже, монах был напуган не меньше ее. Старый «бику» исчез в коридоре, оставив их наедине.

Приближаясь к монаху, Диана заметила, что ее тело не оставляет его равнодушным. Глаза Рамасуги блеснули за стеклами очков, и в этом блеске явно просматривались отнюдь не ангельские намерения.

— Я приехала, чтобы увезти вас, — объявила она.

— Куда? — Рамасуги заморгал глазами, словно сова, ослепленная дневным светом.

Диана заставила себя улыбнуться, хотя ей хотелось как можно скорее сбежать отсюда.

— Вам ничто не угрожает. Я отвезу вас на машине.

В глазах Рамасуги промелькнул интерес. Он ни разу в жизни не ездил в частном автомобиле. В этом, впрочем, не было ничего удивительного: ведь автомобиль до сих пор считался на Цейлоне большой роскошью.

— Хорошо, — согласился он.

Диана в очередной раз повторила про себя инструкции. Она словно раздвоилась. Ей казалось, что вместо нее все это проделывает другой человек, чужой и враждебный.

— Платье... — Она указала пальцем на его одежду. — Ваше платье нужно носить на одном плече...

Монах, казалось, не понимал, о чем идет речь. Диана взялась за край ткани и попыталась обнажить одно плечо, но монах возмущенно отскочил. Диана тут же отказалась от своего намерения. Какая разница... Ведь очень немногие увидят их вместе.

— Идемте, — сказала она, стараясь не смотреть ему в глаза.

Рамасуги послушно пошел за ней. Старый монах закрыл за ними ворота, они уселись в машину, и Диана начала возиться с оголенными проводами, заменявшими замок зажигания. За всю дорогу они не проронили ни слова. Диана напряженно следила за тем, чтобы не задеть никого из бесчисленных пешеходов, не видевших никакой разницы между проезжей частью и тротуаром. Рамасуги казался погруженным в глубокую медитацию, но временами все же косился на голые колени своей спутницы.

Стоящие у края дороги хижины стали попадаться все реже, и наконец по обе стороны шоссе зазеленели первобытные джунгли. До городка Канди, где располагался «родной» монастырь Рамасуги, было четыре часа езды. Некоторое время они двигались с максимальной для «морриса» скоростью — пятьдесят километров в час. Выехав на длинный прямой участок дороги, Диана внезапно затормозила и свернула на обочину. Рамасуги вопросительно блеснул стеклами очков.

— Колесо проткнулось, — объяснила Диана.

Ей казалось, что от ударов ее сердца сотрясается даже крыша старого «морриса». Несмотря на жару и на выпитый перед отъездом большой стакан арака, ее по-прежнему бил озноб.

Диана выбралась из машины. Мимо проехал на велосипеде тамил. На багажнике у него была привязана маленькая акула. Девушка дождалась, пока он скроется из виду, и наклонила сиденье вперед. Под ним лежали грязные тряпки и инструменты. Диана нагнулась и сунула руку под тряпки.

Рамасуги заподозрил неладное и повернул к ней голову. Но было уже поздно: черная трубка глушителя уже упиралась ему в грудь. Диана зажмурилась и нажала на спусковой крючок. Несмотря на глушитель, выстрел прозвучал как удар грома. Рамасуги закричал, но она продолжала стрелять и открыла глаза лишь тогда, когда обойма полностью опустела. Рамасуги повалился вперед и уткнулся лицом в приборную доску. Его очки слетели на пол. На опаленном выстрелами оранжевом балахоне расплывалось огромное кровавое пятно. Монах не двигался.

Диана бросила «вальтер» обратно под сиденье и захлопнула дверцу, но до придорожной канавы дойти не успела: ее вырвало прямо на асфальт. По желудку пробегали долгие мучительные спазмы, слезы застилали глаза. Отчаяние и негодование переполняло Диану. Ее использовали как слепое орудие, заставляя убивать именем Сержа...

У нее мелькнуло воспоминание о ранней юности, о могучих волнах, разбивающихся о берег близ Кейптауна, и она закричала, словно от удара плетью. Ей удалось успокоиться лишь через несколько долгих минут.

Дорога была пустынна. Девушка открыла правую дверцу машины, мертвый монах тотчас же вывалился наружу, ударившись головой об асфальт. Похолодев от ужаса, Диана едва не бросилась прочь, но, пересилив себя, подхватила труп под мышки и с неимоверным усилием дотащила его до канавы. Тело скатилось вниз и уткнулось лицом в землю.

В сознании девушки всплыли последние наставления Ивана Гончарова: «Главное — не оставляйте его живым, добейте его...»

Диана, словно под гипнозом, подошла к машине, снова взяла в руки «вальтер» и достала из сумочки новую обойму. Вставив ее в пистолет, она приблизилась к канаве, опустилась на колени, приставила глушитель к затылку монаха и нажала на спусковой крючок. Раздался негромкий металлический щелчок. Диана не сразу поняла, что забыла дослать патрон в ствол. Она оттянула каретку, но та застряла на полдороге: патрон перекосило. Диана принялась лихорадочно возиться с оружием, безуспешно пытаясь извлечь патрон — разбирать пистолет она не умела.

Вдали раздался шум мотора. Диана вскинула голову и увидела, что в пятистах метрах от нее из-за поворота выезжает разноцветный автобус. Девушка в панике выскочила из канавы и кинулась к «моррису». Труп Рамасуги не был виден с дороги. Истерически всхлипывая, она успела запустить мотор и тронулась с места раньше, чем ее обогнал автобус. В зеркале она с облегчением увидела, что он не остановился.

Минут десять Диана, словно автомат, ехала в направлении Канди, а затем в какой-то деревушке повернула обратно.

Уже в Коломбо девушка заметила на полу машины несколько желтых медных гильз. Ее снова охватила паника. Она резко затормозила, дрожащими руками собрала гильзы и бросила их в сумку.

«Серж может мною гордиться, — с горечью подумала она. — Он превратил меня в преступницу». Когда Иван Гончаров передал ей глушитель для «вальтера» и коробку с патронами, она поклялась себе, что при первой же возможности выбросит все это в реку, что ни в коем случае не станет стрелять в человека... Даже в Рамасуги, который проделал это не задумываясь.

И все же Диана решилась... Казалось, что Серж на расстоянии управляет ею. Теперь отступать было уже поздно. Оставалось только вернуться к Раджу, снова терпеть его домогательства и ждать, пока Серж отдаст новый бесчеловечный приказ...

Диана беспрепятственно доехала до Приморской улицы, оставила машину там, где взяла ее, и пешком углубилась в один из узких «коридоров» базара Петтах. Радж ждал ее на другой тайной квартире.

Прежде чем выйти из машины, она отвинтила глушитель и спрятала пистолет в сумочку. «Я — убийца», — стучало в ее голове. А ведь кажется, только вчера она была маленькой примерной школьницей из Претории! Только бы еще раз увидеть Сержа, прежде чем ее жизнь превратится в сплошной кошмар...

* * *

С уютной зеленой террасы отеля «Гальфас» открывался вид на Индийский океан, на его сероватые волны, разбивающиеся о портовые волнорезы. К Малко лениво приблизился официант-тамил с ничего не выражающим лицом. Полчаса назад австриец заказал лимонный сок и решил, что ему наконец-то соизволили принести... ну, если не заказ, то хотя бы известие о том, что лимонный сок закончился: в отеле постоянно чего-то не хватало. В избытке имелись лишь тамилы и тараканы.

— Мисс аск ю[6], — проговорил официант и удалился, исчерпав свой запас английского.

Малко посмотрел на часы и удивился: Свани пришла на час раньше, что было ей не свойственно. Она стояла в холле под восхищенными и осуждающими взглядами работников отеля — великолепная как царица Савская в годы своего расцвета. Убивая наповал своим невиданным сари, своими потрясающими драгоценностями, своей мудреной прической, она свысока смотрела на презренных людишек, копошащихся в «Гальфасе». За глаза ее называли «Свани-бюргершей», «Свани-потаскухой», но все же чаще всего — «Свани-что-купается-в-золоте».

Увидев Малко, она бросилась ему навстречу.

— В Рамасуги стреляли!.. — торопливо зашептала она, — но он еще жив. Едем скорее...

Малко не стал задавать лишних вопросов.

Черный «мерседес» Свани стоял у входа в отель. Девушка села за руль, и они поехали вдоль Галь-Грин, где неизменные мальчишки запускали бумажных змеев.

— Где он? — спросил Малко.

— Недалеко. В маленьком буддийском храме на Марада-на-роуд. Его нашли крестьяне у дороги, ведущей в Канди, в двадцати километрах от Коломбо. Похоже, он тяжело ранен. Надеюсь, успеем...

— Почему монах не в больнице?

— Он отказался. Чувствует, что умирает, и решил провести последние минуты в святом месте...

* * *

В небольшом саду, на некотором удалении от дороги, стояло сооружение, напоминавшее пагоду. Его остроконечная крыша держалась на четырех деревянных столбах. Посредине возвышалась небольшая серая дагоба. Вокруг, на высоких подставках, горели ароматные палочки, и их благовонный дым смешивался с запахом плюмерий, обвивавших столбы.

Малко поднялся на две ступени и заметил черный предмет, лежащий поодаль на каменном полу. Приблизившись, он увидел великолепную кобру, свернувшуюся на подстилке из мешковины. Змея была совершенно неподвижна.

— Рамасуги уже перевоплотился? — спросил. Малко.

— Нет, — улыбнулась Свани. — Это раненая кобра, которую подобрали живущие по соседству горожане. На нее, кажется, наехала машина. Люди приносят ей молоко, но она все равно скоро умрет.

Действительно, около змеи стояло несколько блюдец с молоком, в то время как многие местные малыши ни разу в жизни его не пробовали...

— Рамасуги лежит за дагобой, — сказала Свани.

Они обошли сооружение. На подстилке, прислонившись затылком к дагобе, с закрытыми глазами, бледным лицом и заострившимся носом лежал «бику». Рядом с ним на корточках сидели двое мужчин, один из которых обмахивал умирающего большим пальмовым листом. С левой стороны оранжевый балахон монаха покрылся коркой высохшей крови, смешанной с землей. Увидев Малко, мужчины с угрожающим видом поднялись на ноги. Свани успокоила их, сказав что-то по-тамильски. Они ответили на том же языке.

— Монах пока жив, — перевела Свани. — Несколько минут назад он еще говорил.

Малко пристально смотрел на «бику». Его феноменальная память никогда не подводила — это был именно тот человек, который в него стрелял.

— А врача здесь нет? — спросил австриец, — Он ведь может умереть.

Свани задала этот вопрос охранникам, выслушала их и перевела:

— Рамасуги отказывается от врача. В деревне ему наложили повязку из трав, чтобы остановить кровотечение. Он сам попросил, чтобы его привезли сюда, к этому алтарю, куда он часто приходил молиться. Монах надеется, что Будда простит его.

Услышав голоса, Рамасуги открыл глаза, посмотрел на Малко и снова закрыл их. На его лице ничего не отразилось. Казалось, он не узнал австрийца. Губы монаха судорожно искривились, как от приступа боли.

— Допросите его скорее, — не отставал Малко. — Он уже при смерти.

Отстранив одного из охранников, Свани опустилась на колени возле умирающего. Второй цейлонец продолжал невозмутимо обмахивать его пальмовым листом.

Свани осторожно тронула раненого за плечо. Он открыл глаза. Голос монаха звучал так тихо, что Малко едва слышал его.

— Он говорит, что в него стреляла белая женщина, Она приехала за ним в монастырь..

—  — Спросите, зачем он стрелял в меня, — проговорил Малко.

Свани перевела. Монах долго молчал, потом со стоном произнес несколько фраз и закрыл глаза.

— Ему приказал сделать это его учитель, — пояснила Свани. — Больше он ничего не скажет.

— Попробуйте уговорить Рамасуги, — твердил австриец, — Ему уже недолго осталось...

Действительно, монах начал судорожно цепляться руками за свое платье, его глаза затуманились, тело содрогалось.

Свани наклонилась к уху монаха и что-то долго говорила. И «бику» каким-то чудесным образом начал возвращаться к жизни. Из его рта хлынул непрерывный поток слов. На лице Свани отразилось изумление. Монах говорил без остановки, и она не перебивала его. Внезапно слова стали путаться, зазвучали тише, глаза монаха закатились, и его голова бессильно упала на грудь.

Свани выпрямилась.

— Что вы ему говорили? — спросил Малко.

— Что он должен сказать правду, если хочет получить прощение Будды и воплотиться в благородное животное — кобру, слона или корову... Я уверена, что он не солгал. Но это настолько невероятно...

Малко призвал на помощь все свое джентльменское воспитание, чтобы не схватить ее за плечи и не затрясти. Но Свани недолго томила его ожиданием:

— Приказ о вашем убийстве исходит из монастыря в Канди. За это учитель Роанна Захир пообещал монаху перевоплощение, достойное его высоких моральных качеств.

Малко решил, что ослышался.

— Но зачем учителю понадобилось убивать меня? Или буддисты больше не осуждают насилие?

Свани отошла от трупа монаха. Над ним уже кружились мухи.

— Учитель считает, что из любви к Будде убивать можно... Он один из главных духовных наставников всех местных «бику» — очень честолюбивый и влиятельный человек. Несколько лет назад один из монахов по его приказу застрелил из револьвера премьер-министра.

— Но зачем понадобилось убивать меня?

— Рамасуги этого не знал. Учитель Захир лишь сказал, что, убив вас, он послужит делу буддизма. По словам Рамасуги, какие-то иностранцы в награду пообещали достать учителю зуб Будды — самую святую из реликвий. Ради этого благородного дела Рамасуги и согласился на убийство...

Малко в недоумении посмотрел на Свани, пытаясь понять, не насмехается ли она над ним. Но девушка выглядела совершенно серьезной.

— В Канди, — продолжала она, — есть очень известный храм — Храм Зуба — в котором хранится священная реликвия всех буддистов: зуб Будды. Монахи, которые его охраняют, извлекают из этого огромную моральную и материальную пользу. Туда пешком приходят верующие со всего острова, а многие даже приезжают из Индии. Учитель Захир, как я уже говорила, отличается большим честолюбием. Если он сможет построить у себя такой же храм, то станет неизмеримо выше всех остальных религиозных наставников.

Малко не мог прийти в себя от удивления.

И сколько же у Будды зубов?

— Кажется, три или четыре. Один, например, находится у китайцев, в Пекине.

Рядом раздался шорох. Они обернулись: местная женщина принесла раненой кобре плод манго.

Малко в последний раз посмотрел на монаха, который пытался убить его. Сейчас Рамасуги казался тщедушным, морщинистым старичком. Его руки с черными ногтями покоились на груди, лицо хранило безмятежное выражение человека, принявшего муки за веру.

— Идемте, — сказал Малко.

Они спустились со ступеней, обойдя женщину, кланявшуюся кобре.

— Им уже передали зуб? — спросил австриец, садясь в «мерседес».

— Не думаю, — ответила Свани. — Его передача обычно сопровождается большими торжествами...

— Пожалуй, мне следует проехаться в Канди.

Свани, обычно такая уверенная в себе, внезапно показалась Малко растерянной.

В Канди учитель Захир обладает неограниченной властью, — заметила она. — Все «бику» преданы ему до гроба. По его приказу они готовы на все...

Малко снял темные очки.

— Но ведь ситуацию можно изменить в нашу пользу... — сказал он.

— Каким образом?

— Прибрать к рукам священную риликвию. Во что бы то ни стало...

Глава 13

В маленькой комнатке без окон на первом этаже посольства Соединенных Штатов Америки раздавалось ритмичное пощелкивание телекса-дешифратора. Малко завороженно смотрел на буквы, появляющиеся на бумажной ленте.

"Гельмут Штубен родился в Лейпциге 27 января 1934 года. Холост. В течение одиннадцати лет работает на разведслужбу Восточной Германии. С 1960 по 1964 год работал в ХЦФД — «Хильфцентрум фюр Фольксдокументен» под началом генерала Янчевича, бывшего помощника адмирала Канариса. ХЦФД снабжает фальшивыми документами всех восточногерманских агентов, забрасываемых на Запад, главным образом в Азию и Африку. В 1966 году Гельмут Штубен обнаружен в Асунсьоне (Парагвай) с парагвайским паспортом номер 39486536, выданным 7 декабря 1965 года.

23 октября 1967 года Гельмута Штубена выдворили из Аргентины по обвинению в прокоммунистической агитации. Он проживал там по временному удостоверению личности номер 946. В течение двух лет местопребывание Штубена было неизвестно, а затем его обнаружили на Кубе, где он принимал активное участие во внешней деятельности кубинской иностранной разведки, в частности, в оказании помощи кубинской агентурной сети в США и Канаде. Несколько раз ездил со Стенли Кармайклом в Алжир и другие африканские страны.

Гельмут Штубен иногда называет себя Сержем или Хорхе. Свободно говорит по английски и по-испански. Где получил образование — неизвестно.

Приметы: рост — пять футов семь дюймов, лицо овальное, брови дугообразные..."

Дальше Малко читать не стал. Чтобы узнать приметы Гельмута Штубена, ему достаточно было посмотреть на фотографии, сделанные в джунглях. Австриец даже мог бы внести в архивы ЦРУ несколько дополнительных характеристик...

Итак, цейлонский любовник Дианы — агент Восточной Германии, союзницы русских. Профессионал. В его биографии не было и намека на какую бы то ни было религиозность, в том числе и на приверженность к буддизму... И в монастыре он жил вовсе не ради возможности медитации. Постепенно все становилось на места.

Малко прошел через двор и постучал в дверь зала для совещаний. Там собрались вокруг стола военный и морской атташе, два штатских чиновника, которых Малко не знал, и Хал Дарт — сотрудник, сменивший Джеймса Кента. Все они только что ознакомились с телексом, касающимся Гельмута Штубена. Военный атташе, не взглянув на Малко, продолжал говорить:

— Я считаю, что в свете полученных фактов нам следует запросить инструкции у Госдепартамента и передать дело цейлонской полиции, сообщив ей все подробности этой истории.

Он явно не одобрял деятельности ЦРУ. Прежде чем Малке успел изложить свою точку зрения, вмешался один из штатских:

— Я не согласен, полковник. Сингалы не станут действовать против буддистов, какие бы доказательства мы им ни предоставили. А наши противники немедленно приостановят всякую деятельность... Буддисты могут сказать, что Гельмут Штубен обратился в их веру, и мы окажемся в тупике. К тому же теперь ни в каком преступлении его обвинить не удастся...

— Кстати, — перебил морской атташе, а что там у них за деятельность?

Все повернулись к Малко.

— Пока не знаю, — признался принц. — Но наверняка что-то серьезное. Иначе они бы не решились на подобные крайние меры...

Он не хотел рассказывать о зубе не только по причине отсутствия достаточной информации, а еще и потому, что своим рассказом опасался вызвать гомерический хохот среди присутствующих. И не без оснований.

— Если вы дадите мне еще несколько дней, — сказал Малко, — то я надеюсь достичь значительного прогресса в расследовании благодаря исключительно полезным контактам с местными жителями... Тогда я передам вам полное досье, а вы будете улаживать дело на том уровне, который сочтете нужным...

Приятно удивленные этими трезвыми словами, присутствующие присмотрелись к Малко повнимательнее. У него не было в зубах кинжала, а с рукавов не капала кровь. Напротив, он обладал вполне благородной и представительной внешностью. Австриец не имел ничего общего с бандитами из ОСС[7], которые предпочитали подкладывать бомбы под стол...

Морской атташе откашлялся и сказал:

— Мне кажется, принц Малко на верном пути. Пусть продолжает.

— Будьте осмотрительны, — посоветовал австрийцу один из штатских. — Остерегайтесь буддистов и не прибегайте к насильственным действиям. Иначе у нас могут быть большие неприятности с цейлонскими властями.

Малко заверил его в том, что он не притронется к буддистам даже пальмовым листком. На этом совещание закончилось.

Выходя на раскаленную от солнца Галь-роуд, Малко чувствовал себя почти счастливым. Клубок понемногу распутывался. Теперь, прежде чем предпринимать что-либо против Сержа, следовало нейтрализовать буддистов.

Только Свани могла помочь ему узнать, где находится священный зуб Будды.

Он мысленно снял шляпу перед восточными спецслужбами. Все же русские обладали дьявольской хитростью. Малко вдруг вспомнил, как обыграл его в Румынии полковник Борис Соколов, и его энтузиазм несколько поубавился. На этот раз он снова столкнулся с умелыми и беспощадными профессионалами. Ставки еще не были сделаны.

* * *

Иван Гончаров дрожал от бешенства, сидя в машине на окраине большого столичного парка Галь-Грин и представляя, какому наказанию подверг бы Диану. Он с такой силой сжимал руль своей «Волги», что на пальцах побелели суставы. С каким удовольствием он схватил бы эту девчонку за горло и смотрел, как ее глаза вылезают из орбит! Полдня он провел за пишущей машинкой, печатая для Москвы длиннющий отчет с изложением своих трудностей и подчеркивая, разумеется, что во всем виноват Серж...

Но несмотря на все свои усилия, Гончаров чувствовал, что его неумолимо затягивает в бездонную пропасть. С каждым днем ситуация все осложнялась. Теперь американцы настороже, местные власти тоже начинают действовать, и он, подпольщик Гончаров, неизбежно окажется у всех на виду.

Не говоря уже об этом проклятом учителе Захире, который поднял невероятный шум из-за смерти Рамасуги и никак не хотел успокаиваться.

Внезапно дверца машины открылась, и Диана плюхнулась на сиденье рядом с ним. Гончаров тут же тронулся с места, не включая фар. Он удостоил ее злобным взглядом, лишь объехав «Гальфас» и набрав скорость на Галь-роуд.

— Вы не выполнили мои указания, — сказал он дрожащим от сдерживаемого гнева голосом.

Диана откинулась на спинку сиденья. Под глазами у нее появились темные мешки, лицо осунулось, подбородок дрожал. Она выглядела постаревшей лет на десять.

— Простите меня, — сказала она. — Пистолет заело. Я испугалась. Мне нужно было немедленно уехать, пока меня не заметили...

Русский ударил кулаком по рулю.

— Так надо было разбить ему голову рукояткой или камнем! Он остался жив! Его привезли в Коломбо, и американскому агенту удалось с ним поговорить. Как видите, мы тоже кое-что узнали...

По железной дороге, тянущейся параллельно шоссе, показался поезд с длинными деревянными вагонами и, обгоняя их, на минуту заглушил голос Гончарова. Когда шум поезда стих, в машине раздавались истерические рыдания Дианы:

— Оставьте меня в покое! Я больше не могу! Я двое суток не спала, мне нужно отдохнуть, я не хочу больше прятаться! Вы просто чудовище!

Всхлипывая, она съежилась на сиденье. Гончаров посмотрел в зеркало: дорога была пуста. Сейчас самое время избавиться от девчонки. Он замедлил ход и остановился на обочине.

Диана быстро подняла голову, отодвинулась от русского и ухватилась за дверную ручку.

— Вы хотите меня убить! — истерически закричала она.

Ее голос срывался, зрачки были расширены. Гончаров заподозрил, что Радж пичкал ее наркотиками. У русского не было при себе никакого оружия. Если ей удастся убежать и ее подберут на дороге, — произойдет катастрофа.

— Никто вас не собирается убивать, — произнес он как можно мягче. — Просто вы доставили мне слишком много хлопот. Но у меня есть для вас и приятные новости — от Сержа.

— От Сержа?!

Диана замерла. Гончаров почувствовал облегчение: он сделал верный ход.

— Серж ждет вас, — тихо произнес русский.

Глаза Дианы сверкнули. Она отпустила дверную ручку.

— Где?

Русский ласково улыбнулся ей.

— Долго рассказывать. Я вас отвезу. Вы вместе с ним покинете Цейлон. Серж «засветился». Он отстраняется от выполнения задания. Вы, я думаю, не против провести с ним пару недель в Алжире?

С каждым его словом Диану все больше обволакивала приятная истома. Страха и усталости как не бывало. Значит, все это было не напрасно... Она уже воображала, как нежится рядом с Сержем на солнечном пляже.

— А когда мы сможем уехать?

Гончаров продолжал улыбаться все той же отеческой улыбкой.

— Очень скоро. Но прежде я хочу попросить вас о последней услуге.

Диана напряглась. Из Гончарова получился бы отличный аферист... Он умело рисовал своим жертвам необычайно правдоподобные миражи.

Опасаясь спугнуть ее, он поспешно добавил:

— Впрочем, эту услугу мне предстоит оказать не вам...

По рельсам прогрохотал еще один поезд. Когда шум стих, Диана спросила:

— Чего вы хотите?

Она была побеждена: минуту назад Иван Гончаров произнес поистине магические слова. Правда, в глубине души что-то подсказывало Диане, что это всего лишь очередная ловушка... Но ей так хотелось верить, что Серж ее ждет, что она ему по-прежнему нужна!

Русский закурил сигарету и начал:

— Все очень просто. Вам следует...

* * *

Радж Бутпития крепко прижимал к себе Диану, и его коричневая кожа резко контрастировала с ее белым, покрытым едва заметными веснушками телом. Радж почти не двигался, чтобы продлить удовольствие как можно дольше. Он овладевал ею уже в пятый раз за эту ночь, и «кошачий глаз», висевший на его груди, вполне оправдывал свою репутацию камня, восстанавливающего мужскую силу. Радж никак не мог насытиться телом Дианы.

Вечером он лихорадочно наводил в мастерской порядок: выбросил кучу старых журналов, которыми был завален пол в душевой, наспех вымыл пол...

В те редкие часы, когда южноафриканка уходила, он нервно расхаживал взад-вперед по тесной комнатке, боясь, что она не вернется. Он понимал, что она его не любит, что он ей, скорее всего, даже противен, но ему было на это наплевать.

После убогих местных проституток эта связь казалась Раджу сказочным, невероятным приключением. Одно присутствие Дианы таило в себе смертельную опасность. Радж нисколько не боялся русских и американцев, но всерьез опасался монахов. Он знал, что Диана убила «бику».

Но Радж Бутпития знал и то, что девушка сейчас более всего нуждается в нем. И пользовался этим. Овладевая ею, Радж забывал о своем страхе, Он никак не мог привыкнуть к своему неожиданному счастью. Один лишь вид красивой длинноногой Дианы, расхаживающей по его грязной лачуге в своем коротеньком платье, сводил его с ума.

Воспламенившись от какой-то невероятно сексуальной мысли, он еще крепче прижал девушку к себе. Но вместо того чтобы двигаться ему в такт, Диана слегка отстранилась, взяла его за волосы, оттянула его голову назад и заставила посмотреть себе в глаза.

— Радж, — сказала она, — нужно убить Свани Дехивелу.

Она никогда раньше не заговаривала с ним о молодой «бюргерше». Она никогда не просила его кого-нибудь убить. Радж понимал, что действовать ему придется в одиночку: ни один из его знакомых уголовников не поднимет руку на Свани, находящуюся под покровительством ее всемогущего букмекера... Но Радж колебался лишь какую-то долю секунды.

— Хорошо, — сказал он. — Я это сделаю.

Больше не было сказано ни слова, и они вновь как ни в чем не бывало занялись любовью. Радж овладевал ею с отчаянным бешенством, чтобы заставить замолчать свой страх. Южноафриканка-то уедет, но ему еще здесь жить... Он знал, что однажды нищие оборванцы Коломбо отплатят ему за убийство Свани. Но он не мог возражать Диане. Он был влюблен в нее, влюблен как шестнадцатилетний юнец в ее длинные ноги и прекрасную грудь.

Словно желая отвлечь его от тревожных мыслей, Диана крепко обняла его и впилась ногтями в шею. Впервые за все время Раджу показалось, что он для нее — не просто безликий насильник... Через несколько минут обессиленный, вспотевший, он, глядя в темноту, начал размышлять о деле. Прежде чем убить Свани, он должен встретиться с астрологом и узнать, в какой день и час ему будет сопутствовать удача. Поскольку «бюргерша» принадлежит к низшему, презренному сословию, Будда, возможно, не сочтет его поступок достойным осуждения...

* * *

Свани впервые согласилась на встречу с Малко в саду «Гальфаса». Они сели за круглый столик друг против друга.

— Мы нашли Диану, — объявила Свани. — Она скрывается в Петтахе, у Раджа Бутпития. Он не сводит с нее глаз. Но ее придется похитить...

Встревоженный Малко промолчал: ему не очень-то хотелось вступать в открытый бой с бандитами Коломбо. И что делать с Дианой, когда она окажется в его руках? О том, чтобы ее пытать, не может быть и речи, а сдать ее в полицию глупо.

— Это все? — спросил он.

— Нет. Вчера вечером Диана встречалась с русским — заместителем директора агентства «Аэрофлота». Он увез ее на машине. Куда — неизвестно, потому что мои друзья не смогли за ними проследить. Но к ночи она снова вернулась к Раджу.

Малко едва не заплясал от радости. Вот оно, наконец, недостающее звено! Скорее всего, русский и владеет зубом Будды.

— Нужно как можно больше узнать об этом человеке, — сказал австриец. — Раз уж вашим нищим все-все известно...

Свани посмотрела на него чуть-чуть свысока.

— Это уже сделано. Он живет один в маленькой квартире на Четхэм-стрит. Тамон ничего прятать не может: у него нет сейфа. Об этом рассказала его уборщица. Но примерно три месяца назад он арендовал сейф в Цейлонском банке...

Малко не мог прийти в себя от удивления. Откуда Свани известны такие детали? Ну, допустим, есть у нее эта пресловутая агентура нищих-попрошаек... Но разве этого достаточно? Не найдя ответа и на этот раз, он перестал ломать голову я стал размышлять о деле. У заместителя директора агентства «Аэрофлота» не было никаких видимых причин арендовать сейф в городе. Зная бюрократизм русских, Малко подозревал, что в советском посольстве не знают о его поступке.

Значит, зуб Будды находится у него. Вот только Малко слабо представлял себе, как будет грабить Цейлонский банк, как доберется до сейфа...

— Я хочу, чтобы вы установили наблюдение за этим русским, — сказал он, — чтобы вы знали все, что он делает.

— Этим занимается Питти-Питти, — тут же ответила Свани. — Он будет вам обо всем докладывать.

— Может, искупаемся? — предложил австриец, рассеянно посмотрев на бассейн с мозаичным дном.

Свани покачала головой:

— Не хочу. Он обо всем узнает...

* * *

Радж Бутпития быстро пересек двор, где прямо на земле сидело несколько портных, занятых работой. Лестница, ведущая к астрологу Сигирии, была расшатанной и грязной — как, впрочем, и все здание, стоявшее в глухом тупике.

В коридоре теснилось несколько пожилых сингалок с жирными нечесанными волосами, ожидавшие, когда настанет их черед поведать мудрому Сигирии о своих напастях. Они сидели на деревянных скамьях и вели негромкий разговор. В Коломбо поговаривали, что сам премьер-министр, столкнувшись с какой-нибудь особо запутанной проблемой, иногда приходит к астрологу за помощью. Гороскопы, составленные Сигирией, славились в столице своей необычайной точностью.

Радж прошел мимо сингалок и постучал в дверь.

Кабинет Сигирии представлял собой часть коридора, отгороженную фанерной стенкой. Внутри нечем было дышать от испарений непрерывно сменяющих друг друга посетителей и дыма горящих благовоний.

Мудрец был один. Он ждал Раджа. Бутпития часто доставал астрологу товары, недоступные для простого цейлонца, и этим снискал себе его благосклонность.

— Садись, сын мой, — торжественно проговорил Сигирия. — И помни, что я знаю прошлое, настоящее и будущее.

Радж робко присел на краешек табурета и стал ждать. Несколько секунд астролог сосредоточивался. Бутпития затаил дыхание. Ярко-зеленые стены кабинета раздражали его.

Он с уважением смотрел на стопки книг, возвышающиеся на столе. Стены комнатки были увешаны гравюрами, изображающими дьявола в его наиболее отвратительных и страшных обличьях. Радж жадно всматривался в лицо астролога. Обычная прическа, оспинки на щеках и европейский костюм лишали мудреца таинственности. Наконец Сигирия поднял на него глаза.

— Чего ты хочешь?

Радж объяснил. Мудрец выслушал его, не проявляя никаких эмоций. Он слыхал на своем веку и не такое. Приобретенный за годы работы цинизм позволял ему скрывать свои мысли. Но в глубине души он слегка удивился: оказывается, до сих пор он недооценивал Раджа...

— Подойди, — сказал он цейлонцу.

Радж встал и обошел стол. Астролог взял его руки за большие пальцы и окунул их в тазик, наполненный смесью жира и сажи. Затем приложил его испачканные ладони к большому листу бумаги и велел Раджу сесть на место. Заняв место за своим столом, мудрец обхватил голову руками и принялся изучать черные отпечатки. Через минуту он поднял голову и проговорил:

— Ты неосторожен. Я вижу очень большую опасность. Ты должен отказаться от своего замысла...

Радж опустил голову. При других обстоятельствах он не посмел бы ослушаться оракула. Но как объяснить такой женщине, как Диана, что он побоялся убить Свани только из-за того, что этого не советовал делать астролог? Она сразу же бросит его... До нее будут дотрагиваться чужие руки, ее будут целовать чужие губы... Эта мысль дала Раджу силу возразить Сигирии.

— О великий маг, — сказал он дрожащим голосом. — Я готов на коленях пройти все две тысячи ступеней Священной горы, чтобы искупить свою вину, но я должен совершить этот поступок, какая бы опасность мне ни грозила...

Оракул ответил не сразу. Атмосфера кабинета казалась Раджу все более гнетущей. Дьяволы со стен злобно косились на него. Наконец Сигирия бесстрастно произнес:

— Ты должен подождать до завтра. Самое благоприятное время — с четырех до пяти часов пополудни.

Радж обомлел. Нападать на Свани средь бела дня?!

— А нет ли другого благоприятного часа, великий маг? — осторожно спросил он.

Сигирия медленно и важно покачал головой.

— Нет.

Астролог закрыл глаза и словно забыл о существовании Раджа. Тот подождал еще несколько мгновений, затем низко поклонился и повернул к двери. Его остановил негромкий голос Сигирии:

— За этот мудрый совет ты должен мне тридцать рупий. Его обычный тариф составлял десять. Радж нехотя положил три измятые бумажки в стоящую на столе миску.

* * *

Питти-Питти сидел с протянутой рукой у входа в отель «Тапробан», когда к нему приблизился знакомый мальчуган и сказал, что его срочно желает видеть астролог Сигирия. Безногий тотчас же вооружился утюгами и заскрипел тележкой по многолюдному тротуару Йорк-стрит, привычно крича:

— Pity! Pity!

Городские нищие нередко оказывали Сигирии неоценимые услуги, сообщая ему подробности из личной жизни горожан, чем зачастую и объяснялась удивительная точность его предсказаний...

Глава 14

Свани подошла к зеркалу и залюбовалась собой. На ее смуглом теле еще сверкали мелкие капельки воды. Она была красива и знала об этом. Ее фигура напоминала мраморные изваяния женщин в древних храмах: тонкая талия, полная грудь, узкие бедра и плечи. Если бы не чересчур тонкий нос, ее лицо с чувственными губами и огромными черными глазами было бы воплощением совершенства.

В детстве у Свани была гораздо более смуглая кожа, но с годами голландская кровь, текущая в ее жилах, начала брать свое.

Между деревянными ставнями пробился солнечный луч и теплой полоской лег ей на бедро. С улицы отчетливо доносился городской шум.

Свани снова потянулась перед зеркалом и бросила взгляд на маленький позолоченный будильник, стоявший у кровати. Половина четвертого. Времени у нее оставалось немного. Она села напротив трюмо, заставленного перламутровыми баночками с пудрой и кремом. Свани всегда ревниво относилась к своей внешности, но в этот день ей следовало превзойти себя.

Девушка долго расчесывала длинные черные волосы, спадавшие на спину и грудь, затем разделила их прямым пробором. Она предпочла бы сделать прическу, но не хватало времени. Приколов повыше правого уха золотую бабочку с рубиновыми глазами, Свани поднялась и стала растирать тело сандаловым маслом. Эта процедура заняла целых десять минут, по истечении которых девушка превратилась в благоухающую статуэтку. Впитав масло, ее кожа приобрела сказочный шелковистый блеск.

Но это было еще далеко не все. Свани ожидала гостя, которому собиралась продемонстрировать нечто необыкновенное... Она наклонилась и вытащила из-под трюмо шкатулку для драгоценностей. Девушка тщательно отобрала подходящие для подобного случая украшения, разложила их на кровати и только тогда приступила к макияжу.

Первым делом — красная круглая точка посредине лба. Свани давно приметила, что эта деталь очень волнует мужчин. Затем — сурьма на веки, тушь на ресницы... Свани припудрила щеки, подчеркнула помадой контуры губ и сделала гримаску, обнажив белоснежные зубы.

Девушка встала и снова подошла к зеркалу, критически оглядывая себя. Любому мужчине результат ее усилий показался бы сногсшибательным. Косметика и сандаловое масло и так уже превратили ее в сказочное, нереальное создание. Но для ее гостя этого было недостаточно.

Свани осторожно открыла крохотную коробочку с желтым порошком. Это был настоящий золотой песок. Такую дорогостоящую причуду Свани позволяла себе не часто, но сегодня она припудрила порошком плечи, грудь и живот. Благодаря маслу частицы золота хорошо держались на коже, придавая телу необычайный вид. Свани улыбнулась своему отражению. Красота, богатство плюс сексуальность — кто же перед этим устоит!

Она постучала опустевшей коробочкой о ладонь, выколачивая последние золотые пылинки.

Оставалось заняться драгоценностями, солидной кучкой лежащими на кровати. Сперва Свани взяла огромный перстень с изумрудом, подаренный любовником-опекуном, и надела его на левый безымянный палец — она давно заметила, что этот камень приносит ей удачу. Отбросив назад волосы, она надела серьги, на каждой из которых было по три маленьких изумруда, обрамленных бриллиантами. Наполовину скрытые волосами, они выглядели еще восхитительнее. Наконец Свани приступила к одеванию, и первым предметом ее туалета стала тонкая золотая цепочка на бедрах, образующая треугольник спереди и сходящаяся в одну нить сзади. Девушка аккуратно нанизала на пальцы остальные перстни и кольца: рубин, два маленьких бриллианта, большие лунные камни, кольцо в виде кобры, которая обвивала почти полностью средний палец и раздвоенным языком тянулась к ладони. Правое запястье украсили два тяжелых золотых браслета.

Следующей частью «костюма» стало нечто вроде ошейника из золота и полудрагоценных камней. Свани невольно вздрогнула от прикосновения холодного твердого металла к нежной коже. Затем она застегнула на тонкой талии широкий тяжелый золотой пояс с орнаментом в виде необычайно эротичных сцен из Рамаяны. На пряжке красовалось изображение пары, совокупляющейся на глазах у маленького Будды, который, глядя на любовников, предается наслаждению в одиночестве...

Чуть пониже талии Свани укрепила второй пояс, состоящий из трех соединенных между собой золотых цепей. От его застежки к низу живота спускалась дюжина тонких цепочек.

Свани выпрямилась и опять взглянула в зеркало. Она никогда еще не надевала одновременно столько драгоценностей. Эффект получился потрясающий. Она вовсе не казалась полностью обнаженной. Многочисленные украшения кокетливо прикрывали самые интимные места ее тела и делали Свани похожей на богиню, осыпанную дарами жрецов. Стоило ей сделать шаг, и золото касалось кожи с мягким таинственным звуком, напоминающим змеиный шорох. Металл согрелся от прикосновения к телу и теперь служил Свани защитным панцирем.

Она была более чем красива. Она была изумительна и неотразима.

Девушка приблизилась к окну и выглянула на улицу. Сидевший на тротуаре калека протягивал единственную руку, надеясь получить подаяние от прохожих, многие из которых были беднее его самого... Свани представила, что произойдет, появись она сейчас в таком виде на Йорк-стрит. Сотни столичных нищих растерзают ее, перегрызут друг другу глотки ради золота...

Свани надела на щиколотку последний браслет, чуть удлинила линию левой брови и вышла из комнаты.

Ей оставалось надеть еще одно, последнее, украшение.

* * *

Малко хмуро смотрел из окон бара — с четвертого этажа отеля «Тапробан» — на корабли, пришвартованные в порту Коломбо. С самого утра все полетело кувырком. Свани позвонила и без всяких объяснений сказала, что сможет встретиться с ним только в десять вечера здесь, в «Тапробане».

Помимо чисто профессионального разочарования, Малко ощутил при этом нечто вроде ревности, словно девушка принадлежала ему на правах собственности.

Под громкие голоса болтавших в углу тамилов он допивал уже третью банку теплого пива, радуясь, что в баре хоть работает кондиционер.

Без Свани Малко ничего не мог предпринять. Как найти Диану в лабиринте улиц Петтаха? Радж — человек, у которого она скрывается — тоже недоступен. Вот разве что заместитель директора агентства «Аэрофлота»... Все утро Малко тщетно ломал голову над тем, как проверить местонахождение пресловутой священной реликвии.

Он несколько раз проходил мимо здания Цейлонского банка и мимо агентства «Аэрофлота». Он даже зашел на несколько минут в помещение расположенного напротив агентства «Пан-Америкэн»: оттуда проще было вести наблюдение. Но все это существенных результатов не дало. Оказавшись без своего всемогущего информатора, австриец чувствовал себя как рыба, извлеченная из воды.

В довершение ко всему утром на горизонте появилось несколько кораблей советского военно-морского флота. Перепуганные цейлонские рыбаки спешно вернулись на берег, спрашивая, уж не объявили ли русские войну острову... Весь персонал посольства США — от Его Превосходительства до охранников — пришел в боевую готовность и пытался раздобыть как можно больше информации о русских кораблях. Расследование Малко временно отодвинулось на второй план.

Австриец смотрел, как в порт заходит на буксире судно под советским флагом. Оно не было похоже на военный корабль. Малко внимательно присмотрелся к нему. Корабль, казалось, вот-вот пойдет ко дну: его ватерлиния находилась глубоко под водой.

Малко тотчас же забыл о своих мелких неудачах и заказал новую банку пива. У него появилась идея. Возможно, благодаря ей удастся вырваться из этого лабиринта, где смешались в кучу монахи, зуб Будды, русские агенты и Диана...

* * *

В саду послышались шаги. У Свани бешено забилось сердце. Она сидела на кровати, поджав под себя ноги, выпрямившись и повернув голову к двери. В комнате стоял запах сандала.

На веранде заскрипели половицы, дверь открылась, и на пороге стал Радж Бутпития.

По случаю предстоящего дела он оделся во все лучшее: пиджак, белые, почти чистые брюки и черные мокасины на босу ногу. Его глаза скрывались за большими темными очками.

В правой руке Радж держал что-то, завернутое в старую газету. Увидев Свани, он сбросил газету на пол. Под ней оказалось охотничье ружье со спиленными стволом и прикладом.

Свани с трудом сохраняла спокойствие: выстрел из такого ружья в упор мог запросто размозжить ей голову.

Когда она заговорила, собственный голос показался ей далеким, чужим, словно идущим из небытия.

— Здравствуй, Радж.

Бутпития шагнул вперед и остановился в трех метрах от девушки. Из-за очков она не видела его глаз, но чувствовала, что он потрясен и очарован.

Радж ожидал увидеть здесь перепуганную, умоляющую о пощаде женщину, а вместо этого нашел обнаженную красавицу, увешанную золотом.

Ноздри Раджа Бутпития расширились. Он облизнул пересохшие губы, но не опустил ружья.

— Думаешь, все это отразит пули? — спросил он.

Радж волновался, так как подозревал ловушку. Он поклялся себе выстрелить прямо с порога и убежать, но любопытство одержало в нем верх. Любопытство — и вожделение... Свани была еще прекрасней Дианы...

Девушка улыбнулась:

— Я хотела доставить тебе удовольствие...

Она знала, что говорит. Губы Раджа искривились в презрительной гримасе.

— Может быть, разжалобить? Да ты просто потаскуха!

Свани медленным грациозным движением приподнялась на кровати.

— Ну что ж, убей меня. Ведь ты за этим пришел.

Взгляд мужчины скользнул ниже, к двум тонким цепочкам на животе, опускающимся к заветному лону. Свани слегка изогнулась, зазвенев драгоценностями. Ее левая рука покоилась на бедре, правая — на золотом поясе в виде кобры. Всем своим видом она словно бросала вызов Раджу.

Их немая дуэль продолжалась не меньше минуты. Затем Радж уверенно приблизился к Свани, по-прежнему держа в руке ружье. От него пахло потом и кокосовым маслом. Девушка не шелохнулась.

Радж остановился, когда ствол ружья был всего в нескольких сантиметрах от груди Свани. Он жадно вдохнул ее запах, не сводя глаз с золотых цепочек на животе девушки.

— Ну? — сказала Свани. — Неужели ты боишься дотронуться до парии? Когда-то мой отец рыл колодцы в здешних деревнях, но ему запрещалось пить из них воду...

Он медленно опустил ружье. Радж не боялся Свани. Он мог убить ее одним ударом кулака. Перед тем, как прийти сюда, он выпил для храбрости немало арака, и теперь не слишком хорошо соображал, что делает.

Он схватил Свани за руку и притянул к себе.

Она не противилась.

Радж бесцеремонно прикоснулся к ее телу. Она напряглась, но не оттолкнула его, пока он грубо ласкал ее суетливыми пальцами. Радж хотел прижаться к ней, но ему мешали ее золотые доспехи.

— Даже перед потаскухами мужчинам все равно приходится раздеваться, — проговорила Свани с чуть заметной иронией, отворачивая голову в сторону, чтобы не ощущать зловонного дыхания Раджа.

Вдруг он резко оттолкнул ее, и она затаила дыхание, опасаясь, что слишком плохо сыграла свою роль и разозлила его. Но Бутпития лишь расстегнул ремень на брюках и начал стягивать рубашку. Одной рукой ему это сделать не удавалось, и он бросил ружье на кровать. Затем Радж снова приблизился к Свани, оттесняя ее к стене. Девушка изогнулась, словно приглашая его к любви...

В тот момент, когда Радж начал первые движения, Свани прижала голову золотой кобры к его животу и слегка надавила ей на шею. Пасть змеи внезапно раскрылась, и кривые зубы впились в тело сингала, впрыскивая под кожу смертельный яд. Убедившись, что змея сделала свое дело, Свани оттянула ее назад.

Радж издал сдавленный крик и отпрянул. На его животе виднелись две маленькие красные точки, окруженные сероватым ореолом.

Свани мгновенно наклонилась и схватила ружье. Другую руку, сжимавшую шею змеи, она отвела в сторону. Кобра бешено извивалась, рассекая воздух длинным хвостом. Золотая краска, которой она была покрыта, ничуть не мешала ее движениям. Свани выкрасила кобру так искусно, что обман можно было распознать, лишь подойдя вплотную и как следует присмотревшись...

— Ты все понял, Радж? — крикнула девушка. — Это Сива! Яд кобры уже растекается по твоим венам. Сейчас ты умрешь...

Сингал принялся лихорадочно выдавливать яд из ранки, но на коже показалась лишь капелька черной крови. Темные очки упали на пол, и Свани увидела его взгляд, обезумевший от страха.

Девушка с царственным презрением направилась к двери. Зеркало на мгновение отразило золотую статуэтку, несущую смерть в каждой руке. Она опустила кобру на пол, и та с шипением исчезла под кроватью.

— Приготовься к смерти, — ледяным голосом произнесла Свани.

Радж всхлипнул и упал на колени.

— Спаси меня! — простонал он. — Спаси...

— Умри достойно, — ответила она. — Осталось уже недолго — всего несколько минут.

Радж со стоном свалился на пол. Его лицо уже приобрело землистый оттенок. Яд постепенно добирался до сердца и легких, парализуя их работу.

Радж начал судорожно рвать на себе одежду, хватая воздух широко открытым ртом. Он уже не мог говорить. Он катался по полу, выпучив глаза, рыдая и хрипя. Спустя несколько мгновений по телу Раджа пробежала последняя судорога, и он затих.

Свани вышла из комнаты, оставила ружье на веранде и направилась в кухню. Прежде всего нужно было смыть золотую краску с Сивы, а затем позвонить в полицию и сказать, что ее кобра ужалила вора, забравшегося в дом. Благодаря большому влиянию ее покровителя ей не станут задавать слишком много вопросов...

* * *

Малко поспешно встал, увидев Свани, входящую в бар в черном шелковом сари. Она оставила в волосах золотую бабочку и не сняла с пальцев перстни. Ее макияж также показался Малко необычным для этого времени дня. Он снова почувствовал легкий укол ревности. Так вот почему она опоздала... Нет! Хороший агент из него никогда не получится.

— У вас было рандеву?

Свани посмотрела ему прямо в глаза.

— Да, у меня дома. С мужчиной. И я встретила его обнаженной.

— Я предполагал...

— Он умер.

Свани заказала официанту чай и объявила Малко:

— Я убила Раджа Бутпития.

В следующие пять минут она рассказала ему всю историю. Австриец вскипел:

— Как?! Я ждал вас здесь, а вы дома ждали убийцу? Это же безумие!

— Нет, — ответила Свани, — это была игра, хотя и опасная... — Ее голос дрожал от возбуждения. — И еще новость: Иван Гончаров, заместитель директора агентства «Аэрофлота», попросил своего механика подготовить машину. Завтра он уезжает в глубь страны.

Девушка загадочно посмотрела в глаза Малко.

— Я поеду с вами, — сказала она тихо. — Так будет надежнее.

Глава 15

Диана Воранд, находясь в душевой, замерла: ей послышалось, что из комнаты донесся какой-то скрип. Крохотная душевая размещалась в дальнем углу, и чтобы что-нибудь увидеть, нужно было оттуда выйти. Внезапно у нее перед глазами возникла четкая картина — безногий калека, догоняющий ее у Цейлонского банка. Его тележка издавала такой же металлический скрип... Диана отодвинула клеенчатую занавеску.

— Радж?

Никто не ответил.

Не на шутку встревожившись, Диана с минуту стояла неподвижно, стараясь рассуждать хладнокровно. Уходя, Радж закрыл дверь на ключ. Она знала, что один из его помощников постоянно дежурит у подворотни. В этот момент Радж, вероятно, убивает Свани... Или уже убил... Диана видела, что он взял с собой ружье. После его ухода она старалась ни о чем не думать, пыталась чем-нибудь занять себя, чтобы забыть о своей причастности к ужасному делу. Она использовала Раджа точно так же, как Серж использовал ее. И Радж был так же бессилен возразить, как и она...

Диана заставила себя негромко напеть какой-то мотив, но по-прежнему не осмеливалась выйти из-под душа — словно ребенок, прячущийся под одеялом. Скоро вернется Радж. Она должна успеть одеться до его прихода. Иначе он тотчас же воспользуется ее наготой...

С минуту Диана ожесточенно растиралась мочалкой, словно желая заранее отмыться от прикосновений Раджа.

Теперь скрип раздался совсем близко, и в тот же миг клеенчатая занавеска сорвалась с колец. Диана завизжала от страха и неожиданности.

Безногий загораживал своей тележкой выход из душевой. В левой руке он держал сорванную занавеску. Диана даже не задумалась над тем, как ему удалось подняться по лестнице и открыть дверь. Словно хищник, готовящийся напасть на свою жертву, калека пристально смотрел на нее.

Наконец Диана сообразила, что стоит перед ним совершенно нагая. Она схватила полотенце и обернула его вокруг бедер.

— Кто вы? Что вам нужно?

Она произнесла это по-английски, стараясь придать голосу спокойствие. Питти-Питти не ответил. Он не отрывал взгляда от длинных ног Дианы, наполовину прикрытых полотенцем. Калека никак не ожидал застать ее в таком виде.

Тележка со скрипом продвинулась вперед.

— Не приближайтесь ко мне! — крикнула Диана. Ей казалось, что она сходит с ума. Что делает здесь этот безмолвный уродец, пожирающий ее горящими глазами? Как он сюда вошел? Когда же вернется Радж? Диана опустила голову и увидела в глазах безногого непреодолимую, животную страсть. Только сейчас она заметила его широкие плечи и могучий торс, едва прикрытый рваной майкой.

Диана быстро вышла из-под душа, думая только о том, как бы побыстрее добраться до спрятанного под кроватью пистолета. Она уже не сомневалась, что незваный гость — сумасшедший. Возможно, он следил за ней с того самого дня, когда впервые увидел ее около Цейлонского банка...

— Дайте мне пройти! — сдавленным голосом произнесла Диана и шагнула вперед, едва не наступая на тележку. — Я скажу обо всем Раджу! Он убьет вас!

Питти-Питти обнажил почерневшие зубы в злобной улыбке.

— Радж мертв, — негромко сказал он.

Его слова как громом поразили Диану. Если Радж мертв, то покушение на Свани не удалось... И главное — теперь она осталась беззащитной!

Тележка скрипнула снова. Питти-Питти протянул руку и коснулся ноги девушки. Диана с воплем бросилась к лестнице, ведущей на балкон. Калека с удивительной быстротой развернул тележку и догнал ее в тот момент, когда она уже поднималась по ступенькам. Огромная рука Питти-Питти схватила ее за левую лодыжку, и ей пришлось остановиться, чтобы не упасть. Но в следующую секунду она яростно лягнула его в грудь, а затем в лицо. Из носа калеки потекла струйка крови.

Он невозмутимо вытер кровь ладонью, схватил Диану за вторую лодыжку и потянул назад. Девушка, едва сохраняя равновесие, содрогнулась, почувствовав, что волосы Питти-Питти коснулись ее бедер. Калека словно железными цепями приковал Диану к полу.

Диана снова закричала, и теперь в этом крике сквозил безумный страх...

* * *

Учитель Роанна Захир, сидя на своеобразном троне из множества красных бархатных подушек, пытался сосредоточиться. Но его все сильнее одолевало беспокойство, и он вздрагивал от малейшего шума. Захир был один в огромной комнате с высоким потолком и тщательно надраенным полом. На стенах висели венки из бело-розовых тропических цветов, распространявших сладкий, дурманящий запах.

В отличие от остальных комнат монастыря в кабинете учителя имелся кондиционер — аппарат американского производства, привезенный контрабандой из Индии и стоивший здесь целое состояние. А в гараже «Квинз-отеля» стоял принадлежавший Захиру «кадиллак-эльдорадо». Машину подарил ему высокопоставленный чиновник из Коломбо, занимавшийся перепродажей импортных автомобилей. Иностранные туристы и дипломаты имели право ввозить на Цейлон свои машины, уплатив чудовищную таможенную пошлину, но не имели права увозить их с собой обратно. Государство выкупало у них автомобили по официально установленным расценкам — в десять раз ниже реальной стоимости.

Так руководитель общины стал обладателем «кадиллака», ранее принадлежавшего послу одной из зарубежных стран. Это значительно повысило его авторитет: учитель давно понял, что бедность вождя — плохая приманка для народа.

Из-за длинного носа и очень темного цвета лица Захира можно было принять за тамила. На самом же деле он принадлежал к благородной касте браминов и питал воинствующее презрение к простым цейлонцам, помещая их в иерархии живых существ после коров и обезьян.

Сейчас учителю хотелось, чтобы предстоящие нескольку часов поскорее остались позади. Совсем скоро должна была исполниться его двадцатилетняя мечта: стать первостепенным политическим и религиозным деятелем. Сегодня назначена решающая встреча с необычайно важным посетителем.

Захир нервно встал, подошел к окну и погрузился в созерцание озера Канди и ярко-зеленых гор, покрытых лесом, еще не тронутым топором лесоруба. На губах Роанны Захира заиграла мечтательная улыбка. Он думал о том времени, когда Цейлон полностью перейдет в руки буддистов, когда правительство страны будет беспрекословно выполнять его указания. Чтобы этого достичь, учитель готовился заключить союз с самим дьяволом. Дьявола звали Иван Гончаров. Он был офицером-оперативником ГРУ, коммунистом и атеистом, но владел бесценной для буддистов реликвией — зубом Будды. Реликвией, которую он, учитель Захир, вскоре продемонстрирует толпам восторженных верующих.

Специально для этой реликвии он построит храм, превосходящий по своему величию знаменитый Восьмиугольный храм, стоящий рядом с монастырем.

Захир вздрогнул, услышав звонок: звенел серебряный колокольчик, висящий над дверью.

Посетитель прибыл. Учитель постарался скрыть свое возбуждение и напустил на себя суровый вид. Смерть Рамасуги должна была послужить ему неплохой разменной монетой, хоть сам Захир нисколько не сокрушался по поводу смерти бестолкового «бику», провалившего свое задание...

* * *

— Он вошел, — сказал Малко, опуская бинокль.

«Мерседес» Свани стоял на безлюдной тропе, проходившей над озером Канди. На другой стороне озера виднелись сероватые постройки обители Роанны Захира. У деревянных ворот стоял автомобиль, и его владелец только что прошел во двор, закрытый для простых смертных. Это был Иван Гончаров. Под мышкой он нес большой сверток.

— Русский принес зуб, — уверенно произнесла Свани.

Они приехали в Канди на рассвете. Сначала отправились в Восьмиугольный храм, где хранился другой зуб, но Малко увидел лишь небольшую позолоченную дагобу, окруженную оградой из резного белого камня. Посетителей держали на почтительном расстоянии от реликвии, и лишь раз в году, в крупнейший буддийский праздник, зуб выставляли для обозрения в окружении целого стада празднично украшенных слонов. В остальное время Канди был скромным стареньким городком с многочисленными чайными плантациями и гораздо более прохладным, чем в столице, климатом.

— Нужно прибрать эту реликвию к рукам, — сказал Малко. — У нас ей будет лучше.

Свани с изумлением посмотрела ему в глаза, стараясь понять, не шутит ли он.

— Это невозможно! — воскликнула она. — Они вас убьют. Это все равно что похитить в Риме святую плащаницу...

Но австриец уже принял решение. Он стряхнул с костюма пыль и улыбнулся Свани:

— Вы мне поможете?

* * *

Иван Гончаров аккуратно развернул белый шелк и достал реликвию. Она была заключена в крохотную золотую дагобу, точно такую же, как та, что располагалась в Восьмиугольном храме, только гораздо меньших размеров.

Русский протянул дагобу учителю. Захир благоговейно принял ее и поставил на красную бархатную подушку. Оба помолчали. Затем Гончаров вынул из кармана свернутые в трубку бумаги и положил их рядом с реликвией.

— Здесь документы, подтверждающие подлинность этой вещи, — пояснил русский. — Когда далай-ламе и нескольким его сторонникам пришлось покинуть Тибет, они унесли с собой этот зуб, веками хранившийся в тамошнем монастыре.

Захир слушал довольно рассеянно. Ему не терпелось остаться наедине со священным зубом. Это была лучшая минута в его жизни. Благодаря золотой дагобе он сравнялся, с величайшими религиозными вождями острова. Его лицо будто осветилось изнутри. Внезапно у него возникло ужасное подозрение.

— Как я проверю, действительно ли зуб находится внутри этой дагобы? — недоверчиво спросил он.

Гончаров улыбнулся без тени обиды и указал на тонкую границу посредине между верхней и нижней частью дагобы.

— Она развинчивается, — пояснил он. — Зуб лежит внутри, в специальной полости. Вы можете его увидеть и пощупать.

Учитель облегченно вздохнул. Гончаров продолжал:

— Мне поручено передать вам благодарность от моего руководства за помощь, которую вы нам оказали. Наша работа продолжается, и я надеюсь, что впредь наше сотрудничество будет не менее плодотворным.

— Мы сделаем все, что в наших силах, — нехотя ответил старейшина, не сводя глаз с бесценной святыни.

Ивану Гончарову не терпелось вернуться в Коломбо, чтобы проверить, покончено ли со Свани, и заняться Дианой. Атмосфера монастыря тяготила его. Будучи убежденным атеистом, он довольно неохотно союзничал с такими далекими от социализма людьми, как преподобный Захир. Низко поклонившись учителю, он вышел на улицу и с наслаждением вдохнул прохладный воздух. Старый морщинистый «бику» плотно закрыл за ним дверь и вновь погрузился в медитацию, сильно смахивающую на послеобеденную дрему.

Едва лишь машина Гончарова свернула на дорогу, ведущую в Канди, Малко и Свани устремились вперед. Малко постучал. Сонный старичок-монах приоткрыл дверь, решив, что предыдущий посетитель что-то забыл. Когда он понял свою ошибку, Малко уже успел войти. «Бику» хотел оттолкнуть его, но следом за Малко входила Свани.

— Где учитель? — спросила она у старика.

— Наверху... — пролепетал тот. — Но кто вы такие? Я должен сначала сообщить о вашем визите...

Не ответив, они начали подниматься по лестнице. Монах пронзительно закричал, поднимая тревогу. Малко понял, что через несколько минут весь монастырь поднимется на ноги.

От площадки второго этажа вели два коридора. Справа от лестницы виднелась богато отделанная дверь из темного дерева. Малко и Свани в нерешительности остановились перед ней, но тут из-за двери вышел монах в традиционной оранжевой одежде. Увидев незваных гостей, он озадаченно остановился.

— Это он, учитель Захир, — прошептала Свани.

Монах юркнул обратно в комнату, но дверь захлопнуть не успел: Малко задержал ее ногой.

Захир ухватился за шнурок звонка, злобно глядя на них.

— Кто вы такие? — крикнул он. — Кто вам позволил войти?

Малко уважительно поклонился и сказал по-английски:

— Я принц Малко. А вы, если не ошибаюсь, преподобный Роанна Захир?

Учитель, немного успокоенный светскими манерами Малко и его представительным видом, понизил голос, но сурово обратился к Свани:

— Разве ты не знаешь, что в этот храм запрещено входить иностранцам и неверующим? Зачем ты привела сюда этого человека? Что ему нужно?

Малко через плечо Захира посмотрел на стоящую на столе золотую дагобу. Затем спокойно обошел монаха и встал возле стола.

— Красивая вещица, — заметил он. — Что это?

Учитель, шурша платьем, кинулся к нему. Его худые руки ухватили Малко за пиджак. Он был на грани нервного припадка.

— Не трогайте! — воскликнул он. — Не касайтесь божественной реликвии!

Малко мягко, но решительно отстранил его. Судя по реакции монаха, в золотой оболочке на столе находился священный зуб.

Внезапно Свани предостерегающе вскрикнула. Малко обернулся. В комнату вошли три монаха — босые, бритоголовые, массивные, как японские борцы. Двое из них держали в руках кинжалы.

Захир что-то крикнул им по-сингальски и повернулся к Малко.

— Сдавайтесь! Я приказал им убить вас, если будете оказывать сопротивление.

Малко спокойно снял темные очки и не спеша, естественным движением, положил их во внутренний карман... Учитель не успел оглянуться, как австриец выхватил плоский черный пистолет. Через секунду Захир почувствовал холодное прикосновение металла к виску.

— Скажите своим людям, чтобы не подходили, — холодно приказал Малко.

В глазах Захира появился страх. Он словно окаменел. Монахи приближались. Малко сильнее прижал ствол пистолета к голове заложника.

— Внимание, — хладнокровно произнес принц. — Сейчас я прострелю вам голову.

Захир понял, что иностранец не шутит, и сдавленным голосом остановил вошедших.

— Вы преступник, — сказал он австрийцу по-английски.

Потрясенная Свани с изумлением наблюдала за этой сценой. Она никогда не думала, что такое возможно: великому Роанне Захиру угрожают пистолетом!

— Нет, я джентльмен, — сухо сказал Малко. — Иначе я бы вас уже застрелил. Вы в ответе за смерть человека, и один из ваших «бику» покушался на мою жизнь. Свани, возьмите дагобу.

Девушка немедленно повиновалась. Держа святыню в руках, она встала рядом с Малко.

— Скажите своим людям, чтобы вышли из комнаты, — приказал австриец. — Потом выйдем мы с вами. Не пытайтесь нас обмануть, и мы не причиним вам никакого зла.

Учитель что-то подавленно пробормотал монахам. Те попятились к двери.

— Вперед, — сказал Малко и ткнул Захира стволом пистолета в затылок. Тот послушно шагнул к выходу. Они спустились по лестнице и приблизились к раскалившемуся на солнце «мерседесу». Свани села за руль, положив рядом на сиденье свою бесценную ношу. Малко открыл перед Захиром заднюю дверцу.

— Куда вы меня везете? — спросил бледный как полотно учитель.

— На окраину города, — коротко ответил Малко.

Они пересекли весь Канди меньше чем за пять минут, остановившись только один раз — перед единственным в городе светофором. Увидев стоящего у перекрестка полицейского, Роанна Захир уставился на него так, словно хотел загипнотизировать. Но равнодушный страж порядка не обратил ни малейшего внимания на пассажиров «мерседеса».

— Извините, что вам придется возвращаться пешком, — сказал Малко, — но я не хочу осложнений...

Учитель задыхался от злости и возмущения.

— Вы преступник, грабитель! — негодовал он.

— А за какие услуги русские вручили вам эту реликвию? — спросил в ответ Малко.

Захир еще больше побледнел и умолк.

Вскоре машина остановилась на обочине извилистой дороги, по обе стороны которой простирались чайные плантации. Малко вышел первым и помог учителю выйти из машины. Монах завороженно посмотрел на оставшуюся в салоне золотую дагобу.

— Что вы с ней сделаете? — пробормотал он.

— Использую в благородных целях, — заверил его австриец.

В тот момент, когда машина трогалась с места, монах устремил горящий взгляд на Малко и что-то пробормотал по-сингальски.

— Что он сказал? — повернулся австриец к Свани.

— Он нас проклял, — ответила девушка, поеживаясь.

— Ну-ну, не будьте суеверны...

Дорога петляла между холмов, сплошь покрытых чайными плантациями. Малко чувствовал себя опустошенным. ЦРУ никогда не расплатится с монахами, если Захир подаст официальную жалобу... Но главное было сделано: теперь у учителя нет причин помогать русским.

На въезде в очередную деревню, у моста, над машиной пролетела стая огромных летучих мышей.

— Это плохое предзнаменование, — пробормотала Свани.

Австрийцу тоже стало немного не по себе. Почему это мыши вдруг вздумали летать днем? Внезапно он заметил сидящего под мостом мальчугана, который швырял камешки в дерево, где мыши устроились на отдых.

Малко рассмеялся.

— Честное слово, вы слишком уж суеверны!

Свани тоже увидела мальчика и принужденно улыбнулась в ответ.

Глава 16

Иван Гончаров сунул рупию в руку мальчугана, который довел его до берлоги Раджа. Без него Гончаров ни за что бы не сориентировался на узких улочках Петтаха.

Гончаров недоверчиво оглядел темный вонючий коридор и шагнул вперед. Он не спал всю ночь. Диана не давала о себе знать с тех самых пор, когда он приказал убрать Свани. Русский уже отправлял к Раджу посыльного: тот вернулся ни с чем. Что же произошло? И куда подевалась эта истеричка Диана?

На лестничную площадку выходило всего две двери. Гончаров наугад постучал в правую. Ответа не было. Русский принялся за левую, и она почти мгновенно открылась.

Кавита, проститутка, жившая по соседству с Раджем, с изумлением посмотрела на Гончарова. Обычно у ее клиентов не было ни пиджака, ни галстука. А уж тем более — шляпы. Это, скорее всего, ошибка... Она пожала плечами и начала закрывать дверь. Но русский, не менее удивленный, чем она, подставил ногу.

— Мне нужен Радж... Вы знаете Раджа Бутпития?

Кавита услышала имя и покачала головой:

— Raj dead[8].

Это было едва ли не единственное английское слово, которым она владела. Весь Петтах уже знал, что Радж Бутпития был накануне ужален коброй. Об этом даже писалось в газетах — правда, не в «Цейлон таймс».

Ивану Гончарову показалось, что небо свалилось ему на голову. Он навел на Кавиту указательный палец и переспросил:

— Raj dead?

Обрадовавшись, что ее поняли, проститутка закивала, широко улыбаясь:

— Yes, dead-dead.

Это, видимо, должно было означать «совсем мертвый».

— Диана? — спросил Гончаров, указывая на дверь Раджа.

Тут дело пошло хуже. Кавита сделала вид, что не понимает, и на все вопросы лишь качала головой. Гончаров настаивал, и она на всякий случай протянула руку. Русский положил ей на ладонь купюру в десять рупий, и она поспешила захлопнуть дверь.

Гончаров постоял еще немного на лестничной площадке, а затем спустился во двор. Пробираясь между лотками с манго, дынями и рыбой, он изо всех сил старался сохранять хладнокровие. Если Радж погиб, то где тогда Диана? Тут его пронзила ужасная мысль: она поехала к Сержу в монастырь! Это было единственное объяснение. Диана решила, что цейлонская полиция подозревает ее в убийстве Джеймса Кента, а ЦРУ разыскивает за помощь коммунистам. Одной ей было не под силу спрятаться в Коломбо.

А может быть, она просто-напросто вернулась домой? Но русский не хотел явиться к ней собственной персоной и предпочитал отправить туда кого-нибудь из посольства. Для этого нужно было сначала зайти в агентство «Аэрофлота».

Он, как всегда, вошел через заднюю дверь, но едва лишь сел за стол в своем кабинете, как на пороге появился один из его подчиненных:

— Товарищ Гончаров, тут вас уже больше часа ждет какой-то монах. Говорит, что пришел по поручению учителя Захира с очень важным делом.

— Пригласите, — сказал Иван Гончаров и надел пиджак.

* * *

Посол США встал, давая понять, что беседа окончена. Малко последовал его примеру. Посол был мужчиной огромного роста, с ясными голубыми глазами. Его манера говорить была прямой, почти грубой. Чувствовалось, что это решительный, не боящийся ответственности человек.

Высказанное австрийцем предложение его всерьез заинтересовало. На прощание посол крепко пожал Малко руку и добавил:

— Жаль, что вы выбрали разведку. Из вас мог бы получиться превосходный дипломат.

Польщенный Малко улыбнулся. Ему хотелось ответить, что в ЦРУ насчитывается очень немного светлейших высочеств и что ему принадлежит честь быть, похоже, единственным принцем, выполняющим роль «темного» агента...

Выходя, Малко в последний раз взглянул на маленькую золотую дагобу, стоящую на столе посла. Теперь-то она в надежном месте...

Дипломат проводил его до угла коридора и наконец-то задал вопрос, вертевшийся у него на языке с самого начала встречи:

— Скажите-ка, вы и вправду настоящий принц?

Малко слегка поклонился:

— Да, ваше превосходительство. Мои предки в течение нескольких веков служили австрийскому королевскому двору. Сам же я просто сменил двор...

* * *

Свани нервно курила, сидя за рулем «мерседеса».

— Ну что? — нетерпеливо спросила она, увидев Малко.

— Все прошло как нельзя лучше, — ответил он. — Давайте подождем до завтра. А сейчас нужно во что бы то ни стало разыскать Диану. Она наверняка знает подоплеку всей этой истории.

Свани завела мотор.

— Питти-Питти похитил ее и спрятал в Петтахе. Я его об этом не просила: он поступил так потому, что Диана хотела меня убить.

— Ну что ж, поедем за ней...

Они повернули на Галь-роуд, где прямо на тротуарах раскладывали свой разноцветный товар продавцы бумажных змеев. Впервые с начала операции Малко почувствовал прилив оптимизма...

* * *

Питти-Питти, казалось, не замечал вошедшую Свани. Он сидел на своем обычном месте в сарае и уже почти закончил утреннюю раздачу детей.

— Ничего не понимаю, — прошептала Свани. — Он сегодня какой-то странный... Ну ничего, скоро узнаем. Мне он лгать не умеет.

Они дождались, пока Питти-Питти отдал последнюю девочку старой оборванной тамилке и пересчитал свои рупии. Калека по-прежнему не смотрел на Свани. Она присела на корточки рядом с ним и начала задавать вопросы. Малко не понимал слов и лишь смотрел, как безногий делает энергичные отрицательные жесты. Свани повысила голос, и Питти-Питти что-то угрюмо пробормотал в ответ.

— Все в порядке, он нас отведет к Диане.

Калека выехал во двор и запетлял между прохожими. Малко и Свани двинулись за ним. Они прошли узкую улочку, увешанную искусственными цветами, и повернули на другую, где десятки женщин колдовали над какими-то огромными черными кучами. Подойдя ближе, Малко увидел, что кучи состоят из сплетенных в косы человеческих волос. Это напоминало кадры кинохроники, рассказывающие о фашистских концлагерях.

— У тамилок очень модно носить искусственные косы, — пояснила Свани. — Их делают из хлопка, а сверху покрывают настоящими волосами: так обходится дешевле.

Питти-Питти въехал в крохотную лавочку, заваленную связками кос, и исчез за занавеской. Малко и Свани вошли следом. Калека что-то быстро говорил сидевшему в дальней комнате высокому тамилу с лицом уголовника и бельмом на глазу. Всю середину комнаты занимала огромная гора искусственных кос.

— Где же Диана? — спросил Малко.

— Он сказал, что здесь... — пожала плечами Свани.

Она снова пустилась в переговоры с безногим. Атмосфера явно накалялась. В конце концов Свани закричала на тамила, и тот нехотя указал на кучу волос.

— Что?! — выдохнул Малко.

Свани продолжала задавать тамилу резкие вопросы и вскоре перевела Малко ответы.

— Он говорит, что она пыталась убежать, хотела позвать полицию, кричала... Чтобы заставить ее замолчать, он сунул ей в рот клубок волос... Она задохнулась. Тогда они спрятали труп. Питти-Питти знал об этом, но боялся признаться.

— Я хочу ее увидеть, — тихо сказал Малко.

Свани перевела. Тамил нехотя наклонился над кучей и принялся разгребать косы. Питти-Питти помогал ему, хватая волосы целыми охапками и отбрасывая их к занавеске.

Вскоре из кучи показалась босая, опухшая женская нога. Куча уменьшалась, и вскоре Питти-Питти, отодвинув в сторону очередной сноп волос, открыл живот и грудь трупа, затем освободил лицо. Зрелище было поистине ужасное. Изо рта виднелся спутанный клок волос, одна губа невероятно распухла, шея была покрыта синяками, кожа на лице приобрела жуткий фиолетовый цвет.

На плечи Малко тяжким грузом навалилось отчаяние. Пока что его операция на этом и заканчивалась. Ему хотелось только одного: побыстрее выйти отсюда, чтобы не видеть этой ужасающей картины.

— Что они собираются с ней делать? — спросил он.

— Скорее всего, привяжут к телу камень и бросят в море, — ответила Свани. — Она иностранка, а с этим здесь не шутят.

Оставив безногого в лавке, они пошли обратно по грязным улочкам Петтаха. Малко с горечью думал о том, что все же нашел Диану, как того и хотело ЦРУ. Однако ничего нового он о ней не узнал...

Оставалось сосредоточить внимание на ее загадочном любовнике — Серже.

Глава 17

Заголовок занимал всю ширину первой страницы «Цейлон таймс». Несмотря на плохое качество бумаги, Малко узнал на фотографии своего нового знакомого — посла Соединенных Штатов, пожимающего руку знаменитому учителю Бандараките — буддийскому «серому кардиналу». В своей речи учитель от лица всех буддистов благодарил Соединенные Штаты Америки за бесценный дар — священный зуб Будды. После ожесточенной атаки цейлонских фотографов святыню поместили в сейф Цейлонского банка в ожидании того момента, когда для нее построят достойный храм. Во всяком случае, теперь она была вне досягаемости Роанны Захира и его ударного отряда монахов...

Послу предстояло получить цейлонскую государственную награду, имеющую длинное непроизносимое название и не имеющую никакой ценности. В Вашингтоне работники Госдепартамента торжествующе потирали руки. Наконец-то русским отплатили их же монетой...

Малко удовлетворенно отложил газету. По крайней мере, эта часть задания ему удалась... Но было по-прежнему неясно, для чего русские разработали операцию «Зуб Будды».

Малко посмотрел из окна бара на волнорез, расположенный перпендикулярно отелю. Советское судно «Апшерон» по-прежнему стояло у причала, но по царившему на палубе оживлению было похоже, что оно вот-вот снимется с якоря. Корабль все так же оседал на пять футов ниже ватерлинии. Малко оставил на столе десять рупий и вышел. Он твердо решил отправиться в северо-восточную часть острова, как только корабль отойдет от причала. Его задание было еще далеко от завершения. Тот факт, что учитель Захир не подал на него официальной жалобы за похищение реликвии, доказывал, что монахи заключили с русскими какое-то тайное соглашение, касавшееся явно противозаконной деятельности.

Нужно было вернуться туда, где погиб Эндрю Кармер. Свани настояла на том, чтобы отправиться в поездку вместе с Малко. Он в очередной раз поблагодарил судьбу, пославшую ему такую бесценную союзницу...

* * *

Иван Гончаров проглотил подступивший к горлу комок. Его помощник только что принес ему телекс из Главного управления «Аэрофлота» в Москве. Гончарова переводили в Ташкент и по этому случаю срочно отзывали в СССР. Он был хорошо знаком с иносказаниями, к которым обычно прибегали в ГРУ, и знал, что это означает. Ему предстоит до конца своих дней сидеть в каком-нибудь пыльном кабинете и перебирать папки с розыскными данными. И он никогда больше не покинет пределы Советского Союза. И все из-за этого проклятого агента ЦРУ и его девчонки...

Он открыл выдвижной ящик стола, доставая сигареты, и его взгляд упал на штатное оружие — тяжелый пистолет Токарева. Русский задумчиво взвесил пистолет на ладони.

У него в голове начала зарождаться дерзкая идея. Что ж, если все так сложилось, он проиграет не один...

Выйдя на Йорк-стрит, он остановил такси и сказал водителю:

— В «Гальфас».

* * *

Удивленный Малко остановился на тротуаре Приморской улицы. По ней с ужасным металлическим грохотом медленно ползло диковинное сооружение: допотопный паровоз на цельнорезиновых шинах, переделанный в грузовик. Горожане давно не обращали на это чудище ни малейшего внимания, но для иностранца такое транспортное средство было, конечно, диковинкой.

На противоположной стороне улицы стоял индуистский храм с замысловатыми керамическими изваяниями. Малко решил посмотреть на него поближе. Это было все же поинтереснее, чем надоевшие конусообразные дагобы...

* * *

Иван Гончаров торопливо шагал по Приморской улице, расталкивая прохожих и не замечая этого. Он ничего не видел вокруг, кроме черного костюма Малко. Гончаров едва не упустил его у «Гальфаса»: он лишь успел увидеть, как австриец садится в такси. Потом терпеливо ждал, пока Малко выйдет из бара в «Тапробане», недоумевая, зачем австрийцу понадобилось завтракать в другом отеле...

Гончаров на несколько секунд потерял Малко из виду и ускорил шаг. Снятый с предохранителя пистолет оттягивал карман застегнутого пиджака. До сих пор Гончарову не предоставилось ни одной благоприятной возможности. В таком людном месте он рисковал застрелить заодно с Малко одного-двух цейлонцев, а за это толпа тут же разорвала бы его на части.

У русского учащенно забилось сердце: блондин в черном костюме остановился на краю тротуара, видимо, собираясь перейти улицу.

* * *

Питти-Питти по своему обыкновению просил милостыню у входа в «Тапробан», когда в отель вошел Иван Гончаров. Калека заметил выпуклость на пиджаке русского и понял, что тот вооружен. Питти-Питти стал наблюдать за ним. Гончаров нервно курил в холле, то и дело поглядывая на лифт.

Через двадцать минут Малко вышел на улицу, и русский последовал за ним. Питти-Питти тотчас же устремился вдогонку. Он знал, кем был Гончаров на самом деле, и знал, что Малко — друг Свани. К тому же, будучи косвенно виновным в смерти Дианы, калека стремился искупить свою вину.

К счастью для Питти-Питти, Малко шел не слишком быстро. Калека не знал, как помочь ему: никакого оружия у него при себе не было, а драться он, понятное дело, не мог. Никого из друзей поблизости не оказалось.

Малко остановился на краю тротуара, а русский неумолимо приближался к нему. Питти-Питти, не раздумывая, рванулся вперед, высекая утюгами искры и сбив с ног оказавшуюся на пути девочку. Безногий закричал, надеясь, что Малко услышит его и обернется, но грохот паровоза-грузовика заглушил все остальные звуки.

Малко уже шагнул на дорогу. Русский поднял пистолет. Питти-Питти, собравшись с силами, во весь опор пустил свою тележку.

Она ударила Гончарова по ногам в тот момент, когда он нажимал на спусковой крючок. Грохнул выстрел, но пуля ушла в небо. Русский упал на бок. Падая, он выстрелил еще раз, и вторая пуля отколола кусок керамики на фасаде индуистского храма. Ударившись об асфальт, Гончаров уронил пистолет в сточную канаву.

Питти-Питти разогнался так сильно, что, не удержавшись, слетел с тележки и покатился по дороге. Он не сразу сориентировался и слишком поздно увидел надвигающийся паровоз. Калека отчаянно заработал руками, пытаясь отползти, но передняя решетка паровоза зацепила его одежду, и он с диким криком исчез под колесами...

* * *

Услышав выстрел, Малко резко обернулся. Иван Гончаров уже встал и бежал прочь, не потрудившись подобрать оружие. К паровозу отовсюду бежали люди. Два мальчугана увидели оставшуюся без хозяина тележку и мигом утащили ее за угол.

Малко растолкал зевак. В том месте, где Питти-Питти попал под паровоз, на горячем асфальте расплылась лужа крови. От нищего осталась лишь кучка кровоточащего мяса, застрявшая под левым колесом. Посреди дороги остался нелепо стоять один из его утюгов. Откуда-то возникли два полицейских в шортах и панамах. Сильно побледневший машинист паровоза спрыгнул на дорогу.

Малко повернулся и пошел прочь. Никто не обратил на него внимания. Иван Гончаров сбежал, и кто-то уже прибрал к рукам его пистолет, упавший в канаву...

Глава 18

— Теперь ему хорошо: он такой же, как все люди, — прошептала Свани.

Работники похоронного бюро потрудились на славу. Они не только восстановили расплющенную грудь Питти-Питти, но и сделали ему ноги. На эти восковые конечности ему надели брюки и черные туфли. В первый и последний раз за двадцать лет Питти-Питти приобрел вид обычного здорового человека. Правда, похоронный агент долго удивлялся, за какие заслуги какому-то нищему калеке такие почести. Он хотел было похоронить его в детском гробу, где тот свободно бы поместился, но Малко рассердился и потребовал для безногого настоящий, «взрослый» гроб.

Свани со слезами на глазах погладила Питти-Питти по холодной щеке, и они с Малко вышли на улицу. Австриец посмотрел на часы. Времени оставалось немного. На рассвете «Апшерон» поднял якорь.

— Поехали, — поторопил он.

Свани села за руль «мерседеса», и Малко устроился рядом с ней. На заднем сиденье лежало два «винчестера» и целый ящик патронов.

* * *

На слоне так качало, что Малко уже начал всерьез опасаться приступа морской болезни. Зато сидящая рядом Свани, похоже, чувствовала себя здесь как дома. На спине серого великана громоздилось весьма внушительных размеров сооружение: нечто вроде паланкина с крышей из банановых листьев и с бамбуковыми циновками вместо стен.

«Винчестеры» лежали у них под ногами. Малко и Свани провели в этом домике уже около трех часов: слон — не самый быстроходный транспорт. «Мерседес» остался в деревне, где они наняли слона за две тысячи рупий, включая корнака.

Малко наклонился вперед и приподнял циновку:

— Вот и монастырь.

Над травой возвышалась уже знакомая ему дагоба. Благодаря слону они следовали не по тропе, а напрямик, по открытому пространству.

— Смотрите, — сказал вдруг австриец" протягивая руку в направлении моря.

В бухте стоял на якоре большой белый корабль. Малко поднес к глазам бинокль и торопливо навел резкость.

— Это он!

Это был «Апшерон», русское судно с ушедшей на два метра под воду ватерлинией.

— Что будем делать? — спросила Свани.

— Скажите корнаку, чтобы ехал прямо к монастырю.

Малко взял одно из ружей и приготовился к бою. Слон закачался быстрее, и через пять минут они оказались в сотне метров от серых стен монастыря. Внутри все будто вымерло. На «Апшероне» тоже не подавали признаков жизни. Это обеспокоило Малко: либо отсюда уже все ушли, либо...

— Скажите, чтобы объехал кругом.

Слон двинулся вдоль стен. Внезапно в бинокле возник необычный предмет: черный куб, стоящий на платформе с деревянной крышей справа от монастыря, ближе к морю. Платформа возвышалась на метр над землей и стояла на четырех вкопанных в землю столбах. Это сооружение заинтриговало австрийца. Присмотревшись внимательней, он увидел, что поверхность куба, обращенная к морю, утыкана короткими антеннами. Этот загадочный предмет явно не имел отношения к отправлению буддийских культовых церемоний...

— Вы что-нибудь видите?

Малко передал бинокль Свани. Слон стоял на месте, и внутри паланкина было нестерпимо жарко.

— Что это? — спросила Свани.

— Не знаю, — покачал головой Малко. — Видимо, какая-то электронная аппаратура.

— Давайте подъедем поближе.

— Боюсь, что кто-то только этого и ждет. Подождите, я сейчас спущусь.

Свани сказала погонщику, чтобы тот поставил слона на колени. Малко прыгнул на землю с биноклем на шее и винчестером в руке, присел и снова навел бинокль на таинственный черный куб.

Сначала он не увидел ничего нового, но через несколько секунд различил на нижней стороне платформы какую-то выпуклость. Малко прошел еще несколько метров, пригибаясь к земле, и опять поднес бинокль к глазам. Вокруг было тихо, если не считать жужжания насекомых. Монастырь казался опустевшим. Возможно, монахи вернулись в Тринкомали, но куда девался Серж? Он вряд ли оставил бы здесь этот слишком уж заметный предмет, зная, что сюда с минуты на минуту приедет Малко.

Теперь австриец явственно видел в бинокль коричневый предмет, спрятанный под платформой. В тот момент, когда он опускал бинокль, на «Апшероне» несколько раз вспыхнул отраженный от зеркала солнечный луч.

Малко сразу все понял. Коричневый предмет был зарядом взрывчатки, приводимым в действие на расстоянии. Серж или кто-то другой спрятался неподалеку и ждал, пока с корабля увидят Малко и подадут сигнал.

Австриец видел лишь один способ избежать ловушки. Он лег на живот, упер приклад «винчестера» в плечо, прицелился и нажал на спусковой крючок.

От выстрела у Малко зазвенело в ушах, однако он промахнулся: пуля прошла ниже цели. С деревьев взлетела стая желто-синих птиц. Слон встревоженно поднялся с колен, и Малко понял, что животное подошло слишком близко.

— Отойдите! — крикнул он Свани. — Скорее!

Дождавшись, пока слон достигнет края высокой травы, австриец выстрелил снова. На этот раз пуля ударила в черный куб. Антенны задрожали, но взрыва не последовало.

Малко вытер вспотевший лоб. Что, если Серж как раз сейчас целится в него? Он опять поднял карабин, задержал дыхание и спустил курок.

Взрыв оказался намного мощнее, чем Малко предполагал. Оглушенный ударной волной, обсыпанный землей и щепками, он несколько секунд пролежал неподвижно, прикрыв голову руками.

Черный предмет и платформа исчезли. На их месте осталась лишь дымящаяся воронка. Левая рука Малко кровоточила: в нее угодил осколок куба. Австриец осторожно встал и, держа наготове «винчестер», приблизился к воронке. Дело обстояло именно так, как он думал. Куб заминировали сильнодействующей взрывчаткой, терпкий запах которой еще витал в воздухе.

За три минуты Малко обошел кругом весь монастырь. Никого. Вернувшись на прежнее место, он осмотрел упавшие на песок обломки странного черного предмета. Металл был еще горячим. Малко разглядел почерневшие регулировочные рукоятки, кнопки, обрывки проводов, но так и не смог определить назначение взорванного ящика.

Австриец посмотрел на часы. Через несколько минут здесь будет вертолет, позаимствованный американским военным атташе у нефтяников. Пора было успокоить Свани.

Девушка спряталась за серую тушу слона. Ее волосы были покрыты пылью.

— Я думала, что наступил конец света, — сказала она.

— Для нас он действительно наступил бы, подойди мы поближе, — ответил Малко.

«Апшерон» стоял на прежнем месте. Малко посмотрел на белый силуэт корабля с легкой иронией. Русские, небось, скрипят зубами от злости и разочарования.

Откуда-то с востока донесся мерный гул. Малко повернул голову: над джунглями двигалась темная точка.

— Вот и подкрепление, — бодро сказал австриец девушке.

* * *

Атташе внимательно осмотрел обломок микросхемы и сунул его в кожаный портфель.

— Это суперсовременная аппаратура, — сказал он. — Своеобразное сочетание гониометрического маяка и станции радиоперехвата. Поэтому нам и не удавалось запеленговать ни одной транслируемой отсюда передачи. Вот почему они не хотели никого подпускать к этому монастырю... А какова ваша гипотеза, принц Малко?

Судя по этому обращению, австриец неизмеримо вырос в глазах военного атташе. Пилот вертолета и остальные пассажиры — морской атташе и сотрудник, заменивший Джеймса Кента — смотрели на Малко с нескрываемым уважением.

— Под этой скалой должны быть естественные гроты, — сказал Малко. — Русские превратили их в базу для подводных лодок. Но чтобы лодки могли заходить в них ночью, их требуется направлять по радио. Для этого русским и понадобилось заручиться поддержкой монахов... — Он указал на «Апшерон»: — Я почти уверен, что этот корабль обслуживает подводные лодки. Вот почему у него такая низкая осадка. Я предположил это сразу же, как только увидел его в Коломбо.

— Я тоже это заметил, — поспешно вставил морской атташе. — И совершенно с вами согласен. Только мне почему-то казалось, что судно работает где-то в открытом водном пространстве, ведь Индийский океан кишит советскими подводными лодками... Но давайте же посмотрим на эти гроты!

— А они стрельбу не откроют? — встревоженно спросил пилот.

Военный атташе указал на белую надпись на борту вертолета: «Братья Вильямс. Нефтяные разработки».

— Если они откроют огонь по гражданскому вертолету, это будет началом третьей мировой войны....

Пилот нехотя полез в кабину.

* * *

Вертолет обогнул вершину рыжей скалы и камнем ухнул вниз. У Малко захватило дух. Он похвалил себя за то, что не разрешил Свани лететь вместе с ними...

У самой воды пилот выровнял машину и полетел вдоль берега. Сначала никто ничего подозрительного не замечал.

Море ласково гладило красные камни на берегу. «Апшерон» находился примерно в полумиле от них.

Обернувшись, Малко увидел, что морской атташе что-то говорит, но в грохоте винта не смог разобрать слов. Офицер указывал пальцем на берег, и пораженный Малко заметил темный проход в скале. Стены коридора уходили под воду, но по форме верхнего края можно было догадаться, что размеры его огромны. Туда свободно могла войти подводная лодка, а то и две сразу... Малко завороженно смотрел на эту темную пещеру. Да, ради такого места русским действительно стоило расстаться с зубом Будды! Остальные пассажиры вертолета были поражены не меньше австрийца.

Через минуту вертолет сел у монастыря. Как только двигатель затих, все сидящие в нем заговорили одновременно.

Операция окончилась.

— Мне пора уезжать, — сказал Малко, — чтобы попасть обратно до наступления ночи. Мое средство передвижения помедленнее вашего...

И он удалился, предоставив американцам изучать изуродованные внутренности таинственного черного ящика.

* * *

Мерное покачивание слона усыпляло Малко, но он вздрагивал каждый раз, когда по паланкину ударяли низко висящие ветви деревьев. До деревни было еще не меньше двух часов езды.

Сидевшая рядом Свани выглядела отрешенной и задумчивой. На крышу паланкина упало несколько больших капель дождя. Свани тотчас же опустила все четыре бамбуковые занавески. Дождь усиливался, и вскоре джунгли заполнил мощный шум падающей с неба воды.

Свани посмотрела Малко в глаза и начала спокойно раздеваться, обнажив округлую грудь. Малко захотелось положить на нее руку, но он сдержался, помня свое позорное поражение в прошлый раз.

— В древности, — сказала Свани, — махараджи всегда брали с собой на долгую охоту по нескольку куртизанок. Вот почему паланкины обычно делают такими удобными...

Не дожидаясь ответа, она сбросила сари и предстала перед Малко совершенно обнаженной, если не считать браслетов на руках и ногах. Ее матовая кожа была гладкой как шелк. Свани ласково расстегнула рубашку Малко, провела руками по его груди и бокам. Затем расстегнула его жесткий армейский ремень и опустилась перед ним на колени, беззастенчивая, как молодая обезьянка. Обвив руками шею Малко, она заглянула в его золотистые глаза.

— Я так давно этого хотела... — призналась она.

— Вы искусно скрывали свое желание, — ответил австриец.

— Я же вам говорила: мой опекун знает обо всем, что я делаю... в Коломбо. Там у него всюду шпионы...

Она умолкла, наклонилась и поцеловала его. Малко положил руки ей на бедра. Несмотря на эту довольно необычную обстановку, он страстно желал Свани. Свани принялась раскачиваться в такт поступи слона, и вскоре это нежное и плавное покачивание превратилось в неистовые рывки. Обхватив Малко за шею, Свани бормотала какие-то непонятные слова. Заразившись исступлением девушки, Малко стиснул ее талию... Свани стонала от избытка чувств, до крови царапая Малко. Все еще содрогаясь от страсти, она уронила голову ему на плечо.

Дождь все усиливался, и вода начала просачиваться сквозь крышу. Малко смущенно подумал о том, что погонщик все слышал, но Свани это, похоже, не беспокоило. Более того, она отбросила одну из бамбуковых циновок, высунулась наружу и посмотрела на небо, не скрывая от взгляда корнака обнаженной, влажной от дождя груди.

Эпохе махараджей были свойственны свои прелести...

* * *

Асфальт на Йорк-стрит раскалился настолько, что в нем увязали подошвы. Даже городских попрошаек так разморило, что они были уже не в силах протягивать руку за подаянием.

Свани впервые сменила традиционное сари на короткое европейское платье, подчеркивавшее красоту ее смуглых ног. Восхищенные и одновременно возмущенные мужчины смотрели ей вслед, а некоторые даже плевались: на целомудренном Цейлоне голые ноги являлись прямым оскорблением национальных традиций.

Она держала в руке свой авиабилет и радовалась, словно маленькая девочка.

— Подумать только, вечером мы будем в Риме! — воскликнула она. — Как это чудесно! Я рада, что покидаю Цейлон. Пусть даже ненадолго...

Все это было следствием недавней поездки на слоне: Свани решила немного отдохнуть в Европе и вылететь тем же рейсом, что и австриец. Они расстанутся в Риме. Он полетит дальше — в Австрию, где его ждет верная, но ревнивая Александра. Может быть, он останется со Свани в Риме на день или на два. Малко захлестнула горячая волна желания. Свани была красивой и нежной, спокойной и величественной и манила к себе словно прекрасный зимний сад.

— У меня останутся самые прекрасные воспоминания о Цейлоне, — сказал Малко.

Им пришлось обойти небольшую группу тамилов, загораживавших тротуар. Малко на несколько секунд отпустил руку девушки, а затем, обернувшись, увидел ее.

Будто пораженная молнией, она стояла на том же месте, где он на мгновение оставил ее.

— Свани!

Она повернула голову — очень медленно, словно боясь, что малейшее движение причинит ей боль, и, шагнув к нему, упала на колени. Малко бросился к девушке и увидел, что на ее платье, на левом боку, расплывается кровавое пятно. Тамилы уже затерялись в толпе. Малко так и не увидел, кто же ударил Свани ножом.

— Не бросай меня, — с трудом прошептала она. Вокруг уже собирались любопытные.

— Все будет хорошо, — взволнованно произнес Малко и крикнул по-английски: — Позовите врача!

Но никто не двинулся с места. Кровь из раны Свани продолжала растекаться по горячему асфальту. Все это происходило в самом центре Коломбо, в одиннадцать часов утра! Девушка продолжала сжимать в руке свой авиабилет, но теперь он был красным от крови. Малко, опустившись на асфальт, приподнял ее голову и положил себе на колени.

— Мне больно, — прошептала она.

— Кто это сделал? — спросил австриец.

— Кто-то из людей Сири. Я же говорила, что он все знает. Наверное, он решил, что я уезжаю навсегда.

Растолкав зевак, к ним подошел полицейский.

— В чем дело?

— Вызовите «скорую», — взмолился Малко. — Иначе она умрет...

Полисмен бросился к телефонной кабине.

— Ты будешь жить! — в отчаянии повторял Малко. — Клянусь, мы тебя спасем!

Толпа увеличивалась. Всем хотелось посмотреть, как на Йорк-стрит средь бела дня от ножа убийцы умирает прекрасная девушка...

— Мне холодно, — прошептала Свани. Гримаса боли исказила лицо Малко: на улице сорокаградусная жара, а девушке холодно... Он понял, что она при смерти.

Свани судорожно сжала руку Малко.

— Все обойдется, вот увидишь, — лихорадочно твердил он.

Девушка подняла руку, державшую билет, и попыталась что-то сказать, но сирена «скорой помощи» заглушила ее слова. Завизжав тормозами, машина остановилась у края тротуара. Из нее выскочили два санитара с носилками.

Огромные глаза Свани неподвижно смотрели в небо. Санитары в нерешительности остановились перед иностранцем, державшим у себя на коленях голову сказочно красивой мертвой девушки.

— Она умерла, — тихо произнес Малко.

Небритые лица санитаров не выражали никаких эмоций, и Малко внезапно возненавидел эту яркую от солнца, но такую жестокую страну...

Санитары молча положили тело на носилки и втолкнули их в машину.

Малко с горечью подумал, что больше никогда никакие силы не заставят его приехать на Цейлон.