/ / Language: Русский / Genre:det_espionage, / Series: SAS

Золото Реки Квай

Жерар Вилье


Жерар де Вилье. Золото реки Квай. Рандеву в Сан-Франциско Фонд Ташкент 1994 Gerard de Villiers L'or de la Riviere Kwai SAS-10

Жерар де Вилье

Золото реки Квай

Глава 1

Крик геккона раздался совсем рядом, заставив Понга Пуннака вздрогнуть. Толстая ящерица взгромоздилась на стелу на самом солнцепеке в метре от Понга, притаившегося в зарослях кустарника, усеянного ярко-красными дикими орхидеями. В смутном волнении таец сосчитал, сколько раз крикнула ящерица: четное количество предвещало несчастье, нечетное — удачу.

После того как глухой замогильный голос прозвучал в восьмой раз, над кладбищем повисла тишина, прерываемая лишь мурчанием илистых вод реки Квай, чье быстрое течение с двух сторон огибало небольшой остров снизу. Добравшись до него, Понг Пуннак спрятал сампан[1] в высокой траве примерно в полумиле от кладбища.

Понг Пуннак поглядел на ящерицу, словно умоляя ее прокричать еще хотя бы разок, но та снова улеглась, и ее крупные шаровидные глаза подернулись сероватой пленкой.

Время было полуденное, и солнечные лучи падали отвесно на ряд одинаковых надгробий, тянувшихся на несколько сот метров. Дикие цветы придавали праздничный вид этому месту, которое иначе выглядело бы мрачновато.

Чтобы убить время, Понг Пуннак пытался разобрать надпись, выгравированную на доске, рядом с которой он прятался; несмотря на то, что прошло много лет, буквы оставались четкими: «Уинстон Стилвелл, сержант, вторая королевская йоркширская бригада, 9 января 1946 г.».

Храбрость не мешала Понгу Пуннаку быть человеком суеверным. В окружении всех этих мертвецов он испытывал тревогу, хотя мертвецы были не так опасны, как те живые, которых он выслеживал.

Мало кто в Таиланде знал о существовании этого огромного некрополя. Небольшой остров посреди реки Квай оказался на поверку кладбищем с прямоугольными аллеями, пересекавшимися на протяжении одного километра, и видневшимися кое-где корнями баньяна, которые не удалось выкорчевать даже бульдозерами.

Прямоугольные стелы, возвышавшиеся над землей сантиметров на двадцать, походили друг на друга, как две капли воды. И на каждой из них были начертаны лишь имя, звание и дата смерти.

Семь тысяч человек спали здесь вечным сном. Англичане, голландцы, американцы, умершие между сорок вторым и сорок шестым годами от дизентерии, лишений или японской пули. Прибыв пешком из Сингапура на прокладку железной дороги Сингапур — Рангун, они гибли тут тысячами. Один только мост через реку Квай стоил трех тысяч жизней. После войны союзники разыскали затерянные в джунглях могильные холмы и собрали останки воинов у моста. Зачастую мало что удавалось найти, и в могилы укладывали лишь кучки костей.

Вниз по течению было второе кладбище — уже на материке — с восемью тысячами могил. И между двумя кладбищами высилась заменившая сооружение японцев металлическая конструкция моста, которая дважды в день содрогалась от проезжавших мимо поездов.

Могилы, затерянные в джунглях, в ста тридцати километрах от Бангкока, посещали редко, разве что порой наведывались старые товарищи по оружию, пришедшие поглазеть на мост, или люди, для которых эти кресты мало что значили...

Как, например, для Понга Пуннака. Если отбросить суеверные страхи, ему было в высшей степени наплевать на тысячи мертвецов, покоившихся у него под ногами. Он не спускал маленьких живых глаз с человека в белой рубашке и черных очках, который присел около воды у северной границы кладбища.

Время от времени тот бросал взгляд на надгробные камни, и Понг тут же ложился пластом за кустарником, служившим ему укрытием. Понгом постепенно овладевал животный страх, ведь никто не знал, что он здесь. В отличие от большинства тайцев, худых, как щепка, и с мальчишескими бедрами, он был довольно полным, и дорогой костюм из легкой ткани. Сидел на нем плотно.

Внезапно у извилины, там, где река, достигала ширины метров в двести, появилась большая джонка с палубой, покрытой гофрированным железом; джонка плыла прямо к ожидавшему ее человеку. Она пристала к песчаному берегу, и из нее выпрыгнули два высоких худых северных тайца, в которых чувствовалась китайская кровь. Тут же еще один тип, хоронившийся за человеком в белой рубашке, вышел из своего укрытия и направился к вновь прибывшим. Сердце сжалось в груди Понга Пуннака. Не обращая внимания на пот, стекавший на глаза, он, словно зачарованный, следил за открывшейся ему сценой. Он видел, как из рук в руки переходили пачки денег. Понг был так поглощен своим занятием, что подскочил, когда совсем рядом с его ухом вновь раздался крик геккона.

Реакция последовала незамедлительно. Все четверо повернулись на крик и увидели лысый череп подскочившего Понга. В ту же секунду он услышал повторный крик геккона и гортанный возглас на своем языке:

— Убей его!

Человек в белой рубашке рванулся к Понгу Пуннаку. Остановившись в нескольких метрах от зарослей кустарника, он выбросил вперед правую руку, и в воздухе сверкнул блестящий предмет.

Понг Пуннак покатился, словно кролик. Когда нож вонзился в толстую ящерицу, по-прежнему сидевшую на могильном камне, Понг был уже в пяти метрах от кустарника. Геккон, получивший смертельный удар, издал протяжный вопль, до ужаса напоминавший человеческий: вопль ребенка под пытками.

Несмотря на тридцатипятиградусную жару, по спине Понга потек холодный пот, и таец припустился еще быстрее. У него было тридцать секунд, чтобы добраться до сампана на другом конце кладбища.

Человек в белой рубашке, на ходу вытащив нож из агонизирующей ящерицы, бросился за Понгом Пуннаком.

Понг Пуннак бежал, пригнувшись, петляя между могилами и каждую секунду ожидая, что нож воткнется ему в спину.

Ни он, ни его преследователь не заметили тощей фигуры человека, осторожно высунувшегося из зарослей, окаймлявших кладбище. Тщедушного старого тайца в рваной шапке и ветхой выгоревшей одежде. Крик ящерицы потревожил его послеобеденный сон.

Старик с любопытством следил за погоней. На кладбище, за которым он присматривал за смехотворно маленькое жалованье — его выплачивали раз в два года, — никогда ничего не происходило. И слава Богу. Единственное, что он делал, — это пропалывал себе уголок между двумя могилами и засевал маком, который продавал потом крестьянам из долины.

Он увидел трех человек около большой джонки и направился к ним узнать, в чем дело.

* * *

Преследователь оказался проворнее Понга Пуннака. Почти в самом конце кладбища таец обернулся и увидел белую рубашку в десяти метрах позади себя. Времени сесть в лодку у него не оставалось. Охваченный ужасом, он сунул руку за кольтом.

Пальцы ткнулись в пустую кожаную кобуру. Револьвер, по всей вероятности, выпал, когда Понгпрятался за могильным камнем. В панике Понг Пуннак единым махом пересек последний спуск к реке и по лодыжки увяз в песке. Упав на четвереньки, он почувствовал удар и жгучую боль: треугольное лезвие ножа воткнулось ему в правый бок. К счастью, падая, он оттолкнул неприятеля, который был легче его. Их молчаливое единоборство продолжалось несколько секунд, пока наконец Понг, которому страх придал силы, не одержал верх. Удар наотмашь пришелся противнику по горлу. Его очки отскочили в сторону, и сам он, захрипев, ослабил хватку.

Понга Пуннака вырвало прямо на белую рубашку, он встал и, пошатываясь, добрался до сампана. Лодка показалась Понгу Пуннаку тяжелой, как свинец, но ему все же удалось столкнуть ее в воду и рухнуть на дно. Когда его противник поднялся на ноги, лодка, подгоняемая течением, быстро удалялась от берега.

В полуобморочном состоянии таец закрыл глаза. В его воображении пронеслись разноцветные птицы. Через пальцы, сжимавшие рану, лилась кровь, и ее струйка текла вдоль бедра. Понг подумал, что у него не хватит сил достичь восточного берега. В этот час на реке Квай никого не было. Мимо все быстрее проносились ее берега. Через три километра он разобьется о пороги Бор-Плоя — подводные скалы, доходившие до поверхности реки. Нечеловеческим усилием воли Понг Пуннак сумел взять в руки весло и начал грести. Свой небольшой сизого цвета «датсун» он спрятал чуть повыше, у дороги. До заболоченного берега таец добрался примерно за пять минут. Боль была такой нестерпимой, что он больше не думал о возможных преследователях. Ему казалось, словно раскаленное железо раздирало его печень.

Шлепая по грязи на четвереньках, утопая в тине, он все же нашел тропинку через беспорядочное нагромождение обхвативших деревья лиан и высокую прибрежную траву. Пустой сампан подхватило течением. Согнувшись от боли и постанывая, Понг рывками продвигался вперед.

Но вот Понг Пуннак раздвинул лианы, вспугнув при этом обезьяну, и выбрался на безлюдную дорогу. В зарослях высокого тростника он слегка отдышался и хотел было спрятаться здесь до захода солнца. Но ему нужно быть в Бангкоке, нужно рассказать об увиденном. Понг Пуннак чувствовал, что не протянет до вечера. Целых пять мучительных минут он тащился до машины. Наконец со вздохом облегчения Понг рухнул на горячее сиденье.

Его руки так дрожали, что прошла минута, прежде чем он завел машину.

«Датсун» тронулся с места. Понг вел одной рукой, навалившись на руль и сжимая рану. Перед глазами у него мелькали огни. Кровь стекала на ноги. Он всхлипнул, когда подумал, что до Бангкока сто двадцать пять километров. Ему туда не добраться. Через четверть часа он проехал мимо деревушки. Останавливаться бессмысленно. Там нет ни врача, ни телефона. И преследователи легко его там разыщут.

Дорога змеилась вдоль русла реки между покрытых зарослями холмов. Нет никакой возможности определить, гонятся ли за ним. Таец умело рассчитывал один вираж за другим, надрывая мотор, не снижая скорости и не сводя глаз с вьющейся ленты шоссе. Боли Понг уже не чувствовал, но тело внизу словно онемело. Он не решался дотрагиваться до раны. Джунгли неожиданно сменились ровной, изрезанной рисовыми полями саванной. Дорога покидала уходившую к югу, к Малайзии, долину реки Квай. Теперь до Бангкока — добрую сотню километров — пейзаж не изменится.

В полубессознательном состоянии Понг еле увернулся от груженного бамбуком большого грузовика. Теперь дорога шла прямо. Понг бросил взгляд в зеркало и увидел далеко позади точку. Другую машину.

Кровь все сильнее ударяла в виски. «Датсун» вилял из стороны в сторону. Как сквозь туман Понг Пуннак все же различил надпись у дороги: Канчанабури — 1 километр.

Канчанабури — поселок большой, и там есть телефон. «Датсун» свернул на прокаленную солнцем главную улицу. Нигде не было видно ни единой души. В поисках телефона Понг Пуннак затормозил у китайского магазинчика-ресторана. Он с трудом остановился и подозвал голого мальчугана.

— Телефон, — пробурчал таец.

Малыш показал на стену за стойкой, заваленной тропическими фруктами, бананами и бутылками кока-колы, и пустился наутек.

Понг Пуннак уже не сомневался, что не доберется до Бангкока.

Он едва поднялся с сиденья: крови натекло так много, что его штаны приклеились, и на заду образовалось большое неприличное пятно. Казалось, он никогда не пройдет нескольких метров, отделявших его от телефона. Наконец левой рукой таец снял трубку, правой нащупывая в кармане двухбатовую монету. Но телефон работал так, что достаточно было снять трубку и вызвать междугородную.

Понг Пуннак набрал 110. К счастью, телефонистка отозвалась сразу. Отрывистым голосом он назвал нужный номер.

— Скорее, — проговорил Понг, — я ранен. Пропустите меня без очереди, ладно?

— Ладно, — согласилась телефонистка.

Прильнув ухом к трубке, Понг слышал треск на линии и голос девушки, старательно вызывавшей 32341 в Бангкоке.

Прошла целая вечность. По зову мальчика примчался китаец и испуганно уставился на человека в окровавленной одежде с упавшими на лицо волосами, который стоял, вцепившись в телефон.

— Соединила, — радостно сообщила Понгу Пуннаку телефонистка.

Он открыл было рот, но услышал короткие гудки: занято. Не желая в это поверить, он не выпускал из рук трубку и кричал «Алло! Алло!».

Телефонистка вежливо сказала:

— Как освободится, я вас снова соединю. Вы ведь номер шестнадцать в Канчанабури?

Однако Понг Пуннак слышал только монотонные гудки. Он не обратил внимания на то, что за его спиной хлопнула дверь. Китаец хотел закричать, но, вспомнив о своей семье, быстро выскочил наружу, увлекая за собой внука.

На центральной телефонной станции в Бангкоке мисс Петти Удорн услышала приглушенный крик, от которого у нее в жилах застыла кровь.

В ста километрах от нее Понг Пуннак умирал: треугольное лезвие ножа раздирало ему сердце.

Убийца в белой рубашке вынул нож и со сладострастной дрожью вонзил его пониже. Понг Пуннак дергался в агонии и уже не сопротивлялся. Однако убийца продолжал наносить удары, не давая телу опуститься на землю. Но вот он повернул свою жертву, сжал левой рукой горло и воткнул нож прямо над пупком. Вращая нож в ране, он не вынул его до тех пор, пока Понг не сполз вниз. Когда труп уже валялся за стойкой, человек в белой рубашке наклонился и несколькими ударами искромсал Понгу лицо, едва не вырвав глаз. Он сожалел, что враг умер так быстро. Убийце, хотелось наказать Понга еще сильнее за то, что тот его облевал.

Уходя, убийца пнул его ногой и со злости продырявил мешок с рисом. Потом повесил трубку и огляделся.

На улице и в магазинчике никого не было. Он вернулся к трупу, быстро обыскал его, потом отпихнул грузное тело в сторону и выпрямился. Взгляд убийцы за черными очками с треснутым стеклом был непроницаем. Не спеша он вложил свое оружие в кожаный футляр на правой ноге, вышел из лавки и сел в старую американскую машину, стоявшую за «датсуном» Понга Пуннака. Машина двинулась по направлению к Бангкоку.

Через несколько минут китаец опасливо вышел из своего убежища и сразу же бросился к продырявленному мешку с рисом. Он пронзительным голосом позвал жену, чтобы та помогла собрать рис. И лишь подобрав последнее зернышко, китаец бросил взгляд на труп. Он обыскал его и переложил себе в карман три банкнота по сто батов, которые не взял убийца.

И только потом послал внука в полицию на другой конец поселка.

Глава 2

Огромный лайнер скандинавской авиакомпании «Кнут Викинг» начал спускаться на усеянное огнями летное поле. Было десять минут второго. В самолете царила почти полная тишина. Двигатели работали на малых оборотах, и слышался лишь свист воздуха, обтекающего фюзеляж. Зажглись плафоны, в громкоговорителе зашуршало, и звонкий голос стюардессы произнес:

— Господа, через несколько минут мы сделаем промежуточную посадку в Ташкенте, столице советского Узбекистана, где пробудем около часа. Будьте так любезны пристегнуть ремни и не курить. Температура за бортом — шесть градусов по Цельсию.

Пассажир на переднем сиденье, выведенный из состояния приятной дремоты, резко выпрямился и с чувством некоторой тревоги нагнулся к иллюминатору: агенту Центрального разведывательного управления США всегда бывает не по себе, когда он приземляется на советской территории. Похитить его тут ничего не стоило.

Разумеется, в списке пассажиров рейса 971 Копенгаген — Бангкок скандинавской авиакомпании упоминался лишь Его Светлость князь Малко Линге, австриец знатного рода. Во всяком случае, добросовестный сборщик информации разузнал бы, что князь Малко был также кавалером ордена серуфинов, графом Священной Римской империи, почетным и действительным членом суверенного Мальтийского ордена.

Ничего общего с привычным образом агента разведки. Но внешний вид был обманчив. Его Светлость князь Малко был одним из выдающихся сотрудников отдела особо важных операций Центрального разведывательного управления, другими словами, рыцарем плаща и кинжала, причем кинжала немного больше, чем плаща.

Это не мешало ему на самом деле принадлежать к древнейшему австрийскому роду и владеть прославившимся в истории замком Лицен около Вены, откуда рукой подать до австро-венгерской границы. Два эти факта были тесно связаны между собой: Малко работал в ЦРУ, чтобы привести свой замок в надлежащий вид и, со временем удалившись на покой, доживать там свой век. Но замок походил на бочку Данаид...

Малко, потянувшись, оторвался от мягкого кресла и расправил свой темный костюм из альпаки. Карин, восхитительная стюардесса в салоне первого класса, проходя, наклонилась к нему:

— Пристегните, пожалуйста, ремни, мсье.

Она была тонкой и изящной, как саксонский фарфор. И прехорошенькой!

Малко потихоньку ухаживал за ней от самого Копенгагена. Но безуспешно. Стоило ему намекнуть на их предстоящее пребывание в Бангкоке, как Карин показала ему правую руку с обручальным кольцом. Это была единственная досадная нота в его путешествии, которое было бы чудесным, не ожидай Малко в конце дела, имеющие мало общего с туризмом.

На борту лайнера скандинавской авиакомпании Малко даже обнаружил свою любимую водку.

Самолет тряхнуло: с опущенными закрылками он летел низко над кварталами Ташкента. Малко поглядел на часы: они показывали двадцать минут третьего (по нью-йоркскому времени). Разница — одиннадцать часов. Из Нью-Йорка он вылетел накануне рейсом 912; пробыв в пути всю ночь, он приземлился в Копенгагене в девять часов утра. Хорошо еще, что удалось подремать в комнате отдыха, которую предоставили пассажирам скандинавского авиалайнера.

Половину земного шара за один перегон! Мало того, в Нью-Йорке бушевала снежная буря, как в Гренландии, а в Бангкоке стояла жара в тридцать пять градусов.

Это Дэвид Уайз, его шеф, разыскал новый рейс скандинавской авиакомпании Нью-Йорк — Бангкок прямиком через Ташкент и Копенгаген: перелет через всю Россию, трансазиатский экспресс, так сказать. По сравнению с прежним рейсом через юг, с бесконечным числом остановок — в Париже, Бейруте, Тегеране, Карачи, Калькутте, — это был настоящий рай. Не говоря уже о сэкономленном времени. А для Малко была дорога каждая минута.

Как ни баловала его Карин любимой водкой да одеялом для ног, забыть страшные документы, которые показали ему в Вашингтоне, Малко не мог.

Вдруг он ощутил еле заметный толчок: стопятидесятитонный лайнер коснулся посадочной полосы. У Малко слегка защемило сердце, когда он увидел бомбардировщики «Бизон» с красной звездой. Пассажирский лайнер остановился рядом с огромным русским четырехмоторным реактивным самолетом, новым ИЛ-112. Теперь прилететь в Россию ничего не стоит.

Все-таки на душе у Малко было неспокойно, когда он протягивал паспорт пограничнику в зеленой фуражке, который собирал у пассажиров удостоверения личности. Золотистые глаза Малко встретились с глазами русского, и князь вышел.

Высокая блондинка в синем из Аэрофлота повела пассажиров к небольшому строению, где на полотняном плакате красовалась надпись: «Добро пожаловать в Ташкент!» Мощные прожекторы освещали ряды русских самолетов.

Аэровокзал выглядел несовременным и уродливым. На втором этаже толстая тетка, словно сошедшая со страниц романов * Достоевского, продавала чай. Был тут даже беспошлинный магазин, где торговали за доллары. Создавалось впечатление, что ЦРУ и КГБ больше не нужны.

Успокоившись, Малко приобрел две бутылки водки и фунт икры и подремал в жестком, словно деревянном, кресле до тех пор, пока не объявили посадку на скандинавский авиалайнер. Несмотря на поздний час, зеваки через заграждение с любопытством глазели на иностранцев.

Выезжая на взлетную полосу, скандинавский авиалайнер миновал ряды синих ИЛов. Впереди пассажиров ожидали Гималаи и другой конец Азии. Как только самолет поднялся в воздух, большинство из них вновь уснули. Но не Малко. Несмотря на удобное кресло, он не находил себе места. Он наклонился к иллюминатору, но ничего не было видно, кроме звезд и большого черного пятна внизу. Теперь они пролетали над Афганистаном. Через шесть часов Малко прибудет в Бангкок, где пропал его старый друг Джим Стэнфорд. Дэвид Уайз буквально схватил Малко за шкирку и сунул в скандинавский самолет, он даже предоставил Малко служебную машину, которая довезла его до аэропорта Кеннеди. Неслыханная роскошь! ЦРУ с ходу тратило полмиллиона долларов на какое-нибудь заятное приспособление, но ехать в машине с шофером, если ты не принадлежишь к руководящему звену...

Внезапно Малко охватила странная тревога. В Бангкоке его ждало необычное дело. Страшное, сбивающее с толку, оно выходило за рамки обычных служебных дел. Малко припомнил, как Дэвид Уайз в своем скромном кабинете, освещенном одной-единственной встроенной в потолок лампой, направлявшей пучок света в глаза посетителя, объяснял ему сложившуюся ситуацию. Кабинет располагался на семнадцатом этаже, и от ледяного ветра, дувшего со скоростью сто двадцать километров в час, дрожали толстые стекла. Просто жуть!

Дэвид Уайз протянул Малко папку с несколькими газетными вырезками и прямо в лоб спросил:

— Вы ведь знали Джима Стэнфорда?

Малко прищурил золотистые глаза, и ему взгрустнулось. Пришло на память прошлое, его первые шаги на поприще агента спецслужб. Малко встретил Джима Стэнфорда после войны у общих друзей в Нью-Йорке. Они сразу прониклись симпатией друг к другу.

Джим был звездой героический эпохи ОСС, неугомонного предшественника ЦРУ. Три года Джим играл в прятки с японцами в непроходимых джунглях Бирмы, Таиланда и Малайзии. Переданные им сведения спасли тысячи жизней. Он говорил по-тайски, по-китайски, по-малайски и на полдюжине местных диалектов и знал Юго-Восточную Азию не хуже Вашингтон-сквер.

В то время у Малко и в мыслях не было посвящать себя работе в спецслужбах. Со своим пристрастием к красивым вещам и с капиталом, которым он располагал, Малко скорее предпочел бы профессию антиквара или дизайнера.

Но к концу вечера Джим Стэнфорд отвел его в сторону и неожиданно сказал:

— Есть одна организация, которая сейчас на подъеме. Она может предоставить нечто захватывающее людям вроде вас.

Речь шла о ЦРУ. Малко виделся с Джимом и потом. Тот познакомил его с уймой секретных военных и штатских чинов. И везде за него ручался. До такой степени, что Малко пребывал в легком изумлении. Американец объяснил ему тогда: «В те два года в джунглях я выжил лишь благодаря тому, что всегда знал, кому можно и кому нельзя доверять».

Удивительная память Малко, его обаяние и тот факт, что он убежал от коммунистов, довершили дело. Он мог бы сделать административную карьеру, но предпочел более увлекательный мир агентов, выполняющих черную работу.

Джим Стэнфорд направлял его первые шаги и рекомендовал на первые задания. Они время от времени переписывались и всегда радовались друг другу при встрече: их связывало взаимное расположение. Они принадлежали к одной породе людей. Независимых искателей приключений. Джим был не профессиональным шпионом, а одним из последних великих авантюристов. Впрочем, по окончании войны он не вернулся в США, а, женившись на очаровательной тайке, заделался продавцом шелка в Бангкоке и в этой области очень скоро заткнул за пояс местных торговцев. Частично благодаря связям, которые он сохранил с туземным населением. Его дом в Бангкоке стал своеобразным музеем тайского и кхмерского искусства, собранием диковинок, от посещения которого оставались в восторге антиквары всего мира.

Джим Стэнфорд.

Малко закрыл глаза, и перед его взором предстала высокая стройная фигура приятеля, его посеребренные виски и постоянно насмешливое выражение лица. Малко виделся с ним два года назад в Нью-Йорке, куда Джим приехал с намерением открыть магазин. От этой мысли он в конце концов отказался, напуганный ритмом нью-йоркской жизни, и отправился на самолете в свой обожаемый Таиланд. Перед отлетом он позавтракал с Малко на 42-й улице в небольшом бистро с террасой, что является в Нью-Йорке редкостью. Джим казался счастливым и спокойным.

— Коммерция — тоже вещь интересная, — сообщил он Малко. — С разведкой я завязал. Теперь я домосед...

Малко поднял глаза на Дэвида Уайза.

— Что случилось с Джимом Стэнфордом?

— Он исчез. Вышел, как обычно, утром на прогулку, и никто его больше не видел. Нашли только его машину. В прекрасном состоянии. В ста двадцати пяти километрах от Бангкока. И с тех пор ничего. Ни тебе требования выкупа, ни найденного тела. Местная полиция понятия не имеет, в чем дело.

Исчезновение агента — всегда плохой знак. Однако, как ни странно, особого беспокойства Малко поначалу не выказал. Разве могло что-нибудь случиться с Джимом Стэнфордом, непобедимым Джимом Стэнфордом? Джим, по-видимому, не до конца превратился в домоседа. Дело тут было нечисто: явно не обошлось без секретных служб. Раз попал в эту компанию, увязнешь, хочешь ты этого или нет. Даже если ты продаешь шелк.

— Вас не затруднит проехаться в Бангкок? — вежливо осведомился Дэвид Уайз.

Малко вздрогнул.

— Но в Таиланде полно наших людей, — запротестовал он. — Им сподручнее заняться этим делом. Вопрос сугубо локальный. Нужны сведения на месте, контакты. Бангкокскому отделению и карты в руки, разве не так?

— Не так.

Дэвид Уайз протянул Малко пачку фотографий.

— Взгляните.

Малко чуть не выронил снимки из рук. Потом в ужасе уставился на них, как зачарованный. На всех снимках было одно и то же. Женщина лет пятидесяти в луже крови на плиточном полу кухни. Раны были страшные. Голова наполовину отрезана от туловища, спина и ноги с глубокими порезами. Перед снимком, на котором было запечатлено то, что было раньше лицом, Малко закрыл глаза. Невыносимая картина. На последней фотографии виднелся топор, самый обыкновенный, с деревянной ручкой. На нем можно было различить пятна крови. Малко с отвращением отложил снимки.

— Кто это?

Лицо Дэвида Уайза оставалось непроницаемым.

— Сестра Джима Стэнфорда. Ее убили двое суток назад. Через три дня после исчезновения брата. Без какой-либо видимой причины. Ее дачный домик в пригороде Лос-Анджелеса даже не обыскали. Сестра Джима Стэнфорда жила там одна. Убийца или убийцы не оставили никаких следов. Как нам удалось установить, они явились в девять вечера и тут же уехали — на машине. Соседи видели черный «понтиак». Вот и все. ФБР бросило на это дело пятьдесят своих сотрудников, но я уверен, что они ничего не найдут. Разгадка этого убийства — в Бангкоке. Так что это не локальный вопрос, как вы только что сказали.

— А жена Джима?

Малко вспомнил фотографии, которые показывал ему Джим. Высокая тайка с правильными красивыми чертами лица.

Дэвид Уайз вздохнул.

— В этом-то и вся загвоздка. И волоса на ее голове не тронули. Я тут же навел справки.

— Почему тогда убили сестру?

Дэвид Уайз закурил.

— Кабы я знал! Просто ума не приложу. И со страхом думаю о последствиях. Несчастную отнюдь не случайно убили сразу после исчезновения брата. В нашем ремесле таких совпадений не бывает. И тут я подумал о вас. Ведь Джим Стэнфорд в опасности, и мне кажется, потребуются большие усилия, чтобы спасти ему жизнь. Хотя, может, уже поздно. Есть и еще одна причина: Джим уже несколько лет не работает на спецслужбы, но в свое время он оказал нам услуги, так что я не в состоянии бросить его на произвол судьбы. Однако я не в состоянии и просить полковника Уайта отложить все и заняться поисками Джима Стэнфорда. Мне нужен человек со стороны, который посвятил бы себя только этому.

— Кто такой полковник Уайт?

— Руководитель нашего отделения в Бангкоке. Он будет помогать вам в пределах возможного. Но у него своих дел по горло.

И Дэвид Уайз, как обычно, пожелал Малко успеха, что не помешает тому в один прекрасный день сломать себе шею. Перед тем, как распрощаться, у зеленой двери своего кабинета Дэвид Уайз добавил чуть менее официальным тоном:

— Ваша Светлость, постарайтесь найти Джима живым. Это потрясающий человек. Если бы вы знали, сколько он сделал во время войны!

«Потрясающий человек», — повторил про себя Малко, когда двери лифта бесшумно открылись.

На этот раз Малко не стал обсуждать сумму вознаграждения.

И вот теперь под убаюкивающий гул мотора он пытался привести в порядок свои мысли. Почему похитили Джима Стэнфорда, убили не жену, а сестру, которая проживала в тысячах километров от Таиланда? Какая связь между ними? По сведениям ЦРУ, сестра Джима не имела никакого отношения к секретным службам.

Если ему удастся установить, как соотносятся между собой убийство и похищение, он продвинется далеко вперед.

Но плясать ему было не от чего. Сначала надо будет узнать, жив ли Джим и есть ли способ его спасти. Если вспомнить, как зверски убили его сестру, было от чего содрогнуться. Так или иначе, от этой смеси тайны и беспричинной на вид жестокости так и разило Азией. Но Малко знал, что в Азии ничего не бывает беспричинным.

Под крыльями скандинавского авиалайнера уже простирался Пакистан, когда прекрасная Карин положила на колени Малко меню. «Последний европейский обед перед Сиамом», — подумал он.

Он с умилением прочитал, что скандинавов обслуживала «Шэн-де-Ротиссер» — самая старая кулинарная фирма в мире.

Пять минут спустя, полностью проснувшись, он уже ложечкой намазывал икру на хлеб. Чтобы запить икру, он взял полбутылки «Моэт-и-Шандона» 1961 года.

А ведь это был еще завтрак. Он наелся икрой и даже не тронул закуску из копченой сельди и лосося.

Скандинавы взялись за дело серьезно. Это походило на завтрак толстосума у «Максима» в старое доброе время. Да, профессия агента спецслужб имела и свои хорошие стороны. А Малко любил пожить на широкую ногу. Всегда могло случиться, что женщина, которую он сжимал в объятиях, окажется последней, как и обед, который он сейчас переваривает.

Пока самолет со скоростью девятьсот шестьдесят километров в час летел над Индией, Малко подремал. Погружаясь в сон, он чувствовал, как нежные руки Карин развертывают салфетку у него на коленях. Икра превозмогла все его тревоги.

Открыв глаза, Малко решил, что не до конца проснулся. Азиатка в облегающем длинном оранжевом сари, роскошном и строгом, с замысловатой прической и большими раскосыми глазами наклонилась к нему с подносом в руках.

— Мы скоро приземлимся в Бангкоке, — на безупречном английском проговорило видение. — Приготовьтесь, пожалуйста.

Скандинавская авиакомпания преподнесла сюрприз: на последнем участке пути на работу заступила тайская стюардесса. Чтобы пассажиры постепенно свыклись с Юго-Восточной Азией.

Малко поглядел в иллюминатор: внизу на необозримом пространстве раскинулись покрытые густыми джунглями холмы Бирмы, местами пересеченные серебристыми лентами рек. Огромный лайнер спускался плавно. В Бангкоке он приземлился точно по расписанию: в десять утра.

Малко пошел побриться и освежить лицо одеколоном. Потом надел черные очки. Не из кокетства и не из-за солнца, а чтобы скрыть от людей свои золотистые глаза, металлический текучий блеск которых слишком хорошо запоминался. А это досадная примета для секретного агента.

Приземление было безупречным: самолет мягко опустился на посадочную полосу аэродрома Дон-Муанг.

Стюардесса объявила:

— Мы приземлились в Бангкоке. Сейчас пять минут одиннадцатого по местному времени. Скандинавская авиакомпания желает вам счастливого пребывания...

Несмотря на ранний час, жара стояла неимоверная. Несколько маявшихся в аэропорту индусов уныло поглядывали на вновь прибывших.

«Конвер-850» китайской авиакомпании с оглушительным ревом поднялся в воздух.

— Щит в холле возвещал: «Добро пожаловать к нам в год туризма!» Для Малко в этих словах заключалась невыразимая ирония. На всякий случай он захватил с собой чемодан с двойным дном, где припрятал автоматический плоский пистолет, с которым никогда не расставался при выполнении своих заданий. Оружие, которое можно носить под смокингом, и не походить при этом на уголовника. Однако Малко терпеть не мог им пользоваться.

Малко никто не ждал. Зачем лишний раз светиться? Миновав таможню, он на секунду остановился в нерешительности. Его окружили таксисты, которые оспаривали друг у друга право везти Малко в город.

Малко выбрал самое чистое такси, для вида поторговался и, добившись скидки в двадцать батов, забрался в машину.

В Бангкок вела прямая дорога с рисовыми полями по обе стороны. Изредка за окном мелькали полуголые тайцы, которые вместе со своими буйволами копошились в черноватой грязи, словно разыскивая неизвестно что.

Бангкок. Малко никогда его не видел, но побывавшие там коллеги рассказывали о нем удивительные вещи. «Рай земной», — говорили они.

Пока же за окном тянулась мрачная равнина. Они проехали мимо большого грузовика с цистерной, который, сорвавшись с моста, валялся колесами вверх в тине канала.

Потом через дорогу перешел молодой бонза в шафрановом одеянии с котомкой за спиной, и таксист резко затормозил. Тайцы очень набожны, и бонзы этим пользуются: на тридцать миллионов населения в Тайланде тридцать тысяч бонз.

Такси понадобился целый час, чтобы добраться до предместий Бангкока. Уличное движение стало более интенсивным и не в меру запутанным. Бангкок был грязным оживленным городом, растянувшимся на немыслимо большое расстояние: друг за другом непрерывно следовали одинаковые улицы с труднопроизносимыми названиями, пересеченные круглыми площадями, и машин на них было видимо-невидимо. Беременной женщине в такси вполне хватило бы времени разродиться, да не одним ребенком, а целым выводком.

Бангкок был переполнен магазинами, ресторанами, лавками без витрин, где торговали прямо у входа. И храмами. Куда ни глянь, всюду храмы. Их оранжевые, зеленые или разноцветные крыши возникали на каждом углу. Тайцы строили и строили их без конца.

Такси пересекло несколько каналов. Половина города находится на воде. Юго-восточная Венеция. В каналах течет желтоватая вода с дурным запахом, в которой местные жители моются и куда выливают нечистоты, и при этом долго живут. В то же время иностранец сразу бы загнулся, пригуби он только эту воду, служащую настоящей питательной средой для микробов. Загадочное явление иммунитета.

Они пересекли железнодорожный переезд и выехали на улицу Рамчадамри. Значительно более изысканную, с роскошными магазинами. Напротив здания БОАС находился отель «Ераван», где Малко зарезервировал себе номер. Четырехэтажное V-образное строение.

Малко едва ступил в холл, как восхитительная тайка в длинном саронге подошла к нему и, подняв к лицу руки, с чарующей улыбкой низко поклонилась.

— Добро пожаловать, — сказала она звонким голосом.

Это было так не похоже на американские отели, где вам швыряют под ноги ваш багаж, если у вас не совсем новый «кадиллак».

Малко ответил улыбкой. Необыкновенно красивая девушка, на редкость обаятельная, с высокими скулами и большими черными глазами.

— Меня зовут Нальманех, — сказала она бархатным голосом, — в мои обязанности входит встречать посетителей. Если вам что-нибудь будет нужно, обращайтесь ко мне.

Подобный прием способен вызвать инфаркт у клиентов, не равнодушных к женским прелестям. Однако Малко очень скоро убедился, что в Таиланде все женщины улыбаются мужчинам, но это ровным счетом ничего не значит.

Его номер с окнами, выходившими на теннисные корты, находился на четвертом этаже. Отличный кондиционер, ковер во всю комнату и современная ванная. Если бы по коридорам наверху, где не было кондиционеров, не бегали блеклые ящерки, отель ничем не отличался бы от европейского.

Малко распаковал чемодан и развесил свои костюмы из альпаки. Бассейн в небольшом экзотическом садике манил его к себе, но Малко удовольствовался душем. Потом, несмотря на жару, он надел белую рубашку, галстук и синий костюм. Это уже вошло у него в привычку: он ненавидел неряшливость и питал нежность к старым англичанам, которые, обедая в одиночестве в джунглях, надевали смокинг...

Перед тем, как отправиться к полковнику Уайту, он вынул панорамную фотографию, которую всегда возил с собой: его замок в Лицене. Отпечатанная недавно, она демонстрировала последние достижения реставраторов — огромную каменную лестницу, выходившую со второго этажа непосредственно во двор. Как было в семнадцатом веке.

Глава 3

Такси высадило Малко в середине Силом-роуд, оживленной улицы, выходящей на Суривонг-роуд, с ресторанами и ночными кафе. Здание «Эр Франс» было как раз напротив. В холле висело объявление: «ЭР АМЕРИКА. Чартерные рейсы».

Необычная транспортная компания, работающая на заказ, но без единого клиента, чьи грузы привозили в Дон-Муанг ночью в накрытых брезентом грузовиках Вооруженных Сил США.

Компания занимала целиком третий этаж. Малко толкнул дверь, и его сразу взяли в клещи двое охранников в штатском. Один из них не слишком вежливо осведомился, что Малко нужно. Смилостивились они лишь после того, как Малко предъявил им удостоверение Государственного департамента — фальшивое, разумеется, — и спросил, нельзя ли переговорить с полковником Уайтом.

«Эр Америка» гудела, как улей. Через стеклянные двери Малко видел тарахтевших, как пулемет, машинисток и людей, склонившихся над огромными картами. Полное впечатление, что тут и впрямь авиакомпания. Разве что охранники у входа портили картину.

Полковник Уолтер Уайт ожидал Малко за своим письменным столом. Великан, волосы ежиком, огромные ручищи, одет в штатское. Предосторожность совершенно излишняя. Уайт так проникся духом Уэст-Пойнта, что даже голым не терял военной выправки.

Да и вообще, при росте метр девяносто блондину с голубыми глазами трудно не обратить на себя внимание в стране, где у мужчин рост метр шестьдесят.

Полковник Уайт расщедрился на почти дружескую улыбку и решительное рукопожатие.

— Добро пожаловать в Бангкок, — сказал он глухим голосом. — Надеюсь, путешествие прошло хорошо.

И тут же его рот скривила гримаса боли, а левая рука прижалась к желудку, словно на проявление любезности он истратил последние силы. Малко сел и бросил на него встревоженный взгляд.

— Проклятая страна, — проворчал Уайт. — Опять напичкали меня ядом...

Вот уже два года, как полковник Уайт вел неравную безнадежную борьбу с тремя врагами, располагавшимися в таком порядке: дизентерия, москиты и коммунисты. Дизентерия не давала ему вздохнуть. Он испробовал практически все европейские и китайские снадобья — и никакого толку.

ЦРУ доверило ему руководство своим отделением в Бангкоке, потому что оно занималось не собственно разведывательной работой, а борьбой с партизанами, то есть тем делом, в котором Уайт считался докой. Однако Уайт считал дни, оставшиеся ему до возвращения в Северную Каролину. Будь его воля, он бы жил в дезинфицированной стеклянной камере.

Какое-то время Малко не беспокоил его, ожидая, пока боль стихнет. Рухнувший в кресло полковник изрыгал проклятья, стискивая руками ремень своих брюк. Чтобы как-то завязать разговор, Малко, показав на маленькие черные коробки, завалившие письменный стол, спросил:

— А это что такое, полковник?

— Радиоприемники, — пробормотал тот между ругательствами. — Китайцы подсовывают их местным жителям. Эти штуковины принимают только Пекин. Мы эти приемники скупаем потом у населения. По доллару за каждый. Добираем до тысячи и вышвыриваем в море. Вот чем я тут занимаюсь...

— Интересно, — сказал Малко.

Уайт постепенно оживал. Вот он выпрямился, и его маленькие серые глазки недружелюбно уставились на Малко.

— Кстати, а что это вы сюда приехали? Мне сообщили о вас телексом, но без каких-либо подробностей.

— Мне поручено дело Джима Стэнфорда, — сказал Малко. — Я займусь его поисками.

Уайт сочувственно покачал головой, и на его лице проступила гримаса отвращения.

— Вот болваны! Я им уже сто раз докладывал, что Стэнфорд гниет в земле.. Но эти безмозглые вашингтонские ослы думают, что знают лучше. Ну что ж, в добрый час...

Он взял сигарету «Конг-тип» (единственная уступка местным обычаям) и, не предложив Малко, закурил. Затянувшись разок и слегка успокоившись, он сказал:

— Ума не приложу, зачем они вас сюда прислали. Ничего сделать уже нельзя. Джим Стэнфорд мертв. Скорее всего его разрезали на куски или расчленили живьем — в этом эти мерзавцы поднаторели.

— Почему вы так решили? — мягко спросил Малко.

Уайт испепелил его взглядом.

— Я был во Вьетнаме и хорошо изучил их методы.

— Почему же тогда не нашли тело?

— Тело найдется, — уверил Уайт, поднимая глаза к небу. — А может, и не найдется. Здесь нет бюро находок, а джунгли большие. Так что сам по себе этот факт ничего не значит.

Поигрывая со своими черными очками, Малко задумчиво глядел на Уайта. Такого приема он не ожидал. Уверенность Уайта действовала ему на нервы.

— Но если Джима Стэнфорда похитили, этого нельзя просто так оставить, — стоял на своем Малко.

На этот раз его собеседник ухмыльнулся в открытую.

— Похитили! Но тогда бы потребовали выкуп... И присылали бы его по частям, чтобы показать, что с ними шутки плохи. Шесть месяцев назад тут приключилась история с одним индусом. Жена так долго собирала деньги, что индуса вернули не целиком... Нет, поверьте мне, Джим Стэнфорд мертв, мертвее не бывает. Жаль, он, судя по всему, был неплохой парень. Кремень. Настоящий американец. Не надо было ему оставаться в этой проклятой стране.

— А что произошло с его сестрой?

Уайт отмахнулся.

— Не говорите ерунды. Простое совпадение. Его жена по-прежнему шляется по Бангкоку как ни в чем не бывало. Каждое утро торгует шелками на Суривонге, в двух шагах отсюда. И никто ее пальцем не тронул.

Логика у военных безупречная. Однако какое-то шестое чувство подсказывало Малко, что случай со Стэнфордом будет посложнее.

— Но зачем его убивать? — спросил он. — Он уже не работал на спецслужбы.

Полковник Уайт пожал плечами.

— Почем я знаю! У азиатов ненависть тлеет долго. А Джим навлек на себя ненависть немалого числа людей — с сорок пятого года.

Разница во времени начинала сказываться. Малко уже клевал носом. В наглухо закрытом кабинете полковника Уайта было в меру тепло, и глубокие кожаные кресла навевали сон. Чтобы немного встряхнуться, Малко попросил:

— Расскажите, по крайней мере, что тут случилось. Мне ведь предстоит распутывать это дело.

— Все очень просто, — нехотя промолвил Уайт, закуривая новую сигарету. — В прошлый вторник Джим Стэнфорд вышел из дома, чтобы немного прошвырнуться вдоль реки Квай: он частенько там гулял. К вечеру Джим не вернулся, и жена сообщила в полицию. У моста около Канчанабури нашли его машину в хорошем состоянии — и никаких следов самого Джима. Я узнал об этом из газет на следующий день и поставил в известность Вашингтон. Мне тут же телеграфировали, чтобы я нашел Джима Стэнфорда. Как будто мне больше нечего делать.

— Я прибыл сюда, чтобы снять с вас эту заботу, — сухо сказал Малко.

Его золотистые глаза приняли зеленоватый оттенок, а это не сулило ничего хорошего. Эгоизм полковника задевал его лучшие чувства. Хотя что взять с этих военных...

— Согласен, но не делайте глупостей. Тут все не так просто Вот заладил!

— И он ни разу больше на нас не работал? — спросил Малко.

— Когда я прибыл сюда два года назад, Вашингтон попросил его связаться с некоторыми влиятельными китайцами в Сингапуре и доложить мне о результатах, — с кислым видом признался полковник Уайт. — Как раз тогда Малайзия получила независимость. Надо было помешать им наделать глупостей. Должен вам сказать, что Джим собрал первоклассные сведения. Благодаря ему мы смогли устранить двух-трех молодчиков. Но с тех пор у нас с ним не было никаких дел. По крайней мере, мне ни о чем не известно. А мимо меня это бы не прошло.

Надо думать.

— Впрочем, — продолжил Уайт, — это не значит, будто я ничего не делал, чтобы найти Джима Стэнфорда. Получив распоряжение из Вашингтона, я сразу взялся за поиски. С привлечением всех средств, которыми располагал.

— И каков результат?

— Никакого, чего греха таить. Сперва мы решили, что тут замешана женщина. Но это маловероятно. Стэнфорд не пожертвовал бы всем, что имел. Ведь он вел самую выгодную торговлю шелком в Бангкоке. Я запросил осведомителей, и они мне за хорошую плату предоставили самые фантастические сведения. Например, будто я сам послал Джима с секретным поручением в Малайзию.

— Но послушайте, — перебил его Малко, — разве вы не работаете рука об руку с тайской службой безопасности?

Полковник Уайт воздел глаза к небу.

— Сразу видно, что вы тут человек новый. Ох уж эти мне тайцы! Они нас всего лишь терпят. Они считают, что мы тут слишком примелькались. У меня такое впечатление, что они служат сразу двум господам. Что ни спроси, они никогда ничего не знают. И в деле Джима то же самое. Вы слышали о службе внешней и внутренней безопасности на улице Пленчитр? Так вот, они только тем и занимаются, что треплют мне нервы. И зря. У меня такое предчувствие, что скоро у них появится немалая нужда в моих ребятах. В прошлом месяце коммунисты угробили на северо-востоке около сотни деревенских старост. И это только начало. В Таиланде везде партизаны. На провинцию Бури-Рам нельзя положиться. Раньше такого не было. Теперь и юг поднимается. А там джунгли такие густые, что, протянув руку, вы ее уже не увидите. И спасибо, если вам ее не откусит какой-нибудь зверь. Вы видели здания, которые строят по всему Бангкоку? Настоящий бум. Но это только внешняя сторона. Все это обеспечивается долларом. Стоит нам отсюда убраться, как все рухнет.

Полковник умолк, с трудом переводя дух, и Малко воспользовался этим, чтобы вернуться к интересовавшей его теме:

— Но в итоге у вас появилось какое-нибудь объяснение исчезновения Джима Стэнфорда?

Выпустив дым, Уайт признался:

— Нет. Это мог быть кто угодно. Мы ведь в Азии. Люди здесь то и дело переходят из одного лагеря в другой. Режут друг другу глотки, потом мирятся, чтобы сразу же снова взяться за старое. Вот вам, к примеру, такая головоломка. В конце войны Джим Стэнфорд приложил все усилия, чтобы покончить с партизанами Куоминтанга, которые все время шастали через таиландскую границу в Бирму, Лаос и Китай. Так вот, теперь они на содержании у китайцев с Тайваня, которые все еще надеются завоевать Китай до конца этого века; у Пекина, который считает, что в случае необходимости сможет без особых затрат устроить здесь заваруху, натравив этих ребят на горные тайские деревни; наконец у самого тайского правительства, полагающего, что если сюда попрут китайцы, партизаны образуют первый эффективный заслон. Ну, что вы на это скажете?

Малко ничего на это не сказал. Тем временем полковник продолжал гнуть свое.

— Джима могли убрать тайцы, потому что тот слишком много знал; или эти заразы китайцы, потому что Джим был единственным белым, которому доверяли китайские миллиардеры в Сингапуре; или из мести эти молодцы из Куоминтанга; или конкурент, торгующий шелком.

— Конкурент не стал бы убивать сестру Джима в США, — возразил Малко.

— Пусть так, пусть так, — уступил Уайт. — Но и без конкурента предположений достаточно.

— А если мне через вас обратиться за помощью к тайским спецслужбам? — предложил Малко.

Полковник чуть не проглотил сигарету.

— А почему не к гадалкам из Ват Пхра Кео[2]?

Малко резким движением нацепил очки.

— Выходит, нет никого, кто бы мог мне помочь хотя бы немного прояснить ситуацию?

Уайт посмотрел на него с жалостью и одновременно с раздражением и сказал:

— Во всяком случае, на улице Пленчитр нет. Вот вам пример того, что происходит в этой стране. Некоторое время назад они пришли ко мне и сказали, что на северо-востоке партизаны-коммунисты вооружены русскими тяжелыми вертолетами, и если я раздам деревенским пулеметы и пообещаю вознаграждение, те их собьют...

Полковник вздохнул.

— Я и дал. И обещал двести тысяч батов за каждый сбитый вертолет.

Его голос сорвался от ярости.

— Знаете, что они сделали? Они сбили два наших вертолета — из «Джолли Грин Файентс» Сикорского. И мне пришлось заплатить двести тысяч батов. Тайцы с улицы Пленчитр сказали, что в противном случае в деревнях потеряют веру в белых и переметнутся к коммунистам...

После того как полковник поведал о своих злоключениях, в комнате воцарилось молчание. Подумать только, ведь Таиланд — дружественная страна.

Однако Малко прибыл сюда не для того, чтобы гоняться за партизанами. Тропический климат уже начал его тяготить. Да и пессимизм полковника Уайта не поднял Малко настроения. Веселенькое занятие — искать человека в незнакомом городе с двухмиллионным населением, не зная местного языка и не имея ни малейшей зацепки. Малко оторвался от кресла.

— Если я правильно понял, мне остается только настрочить небольшое объявление в «Бангкок пост», ищу, мол, Джима Стэнфорда, живого или мертвого, так, полковник?

— Нет.

Выговорившись, полковник Уайт несколько успокоился.

— Вы на меня не обижайтесь, я уже свихнулся из-за этой стервы дизентерии. Я дам вам кое-кого в помощь. Свою личную секретаршу. Это тайка, которая превосходно говорит по-английски, и потом, она отнюдь не глупа. По крайней мере, она покажет вам, где тут что, а там, глядишь, и вообще пригодится. А то здесь у нее только и дел, что ухаживать за ногтями.

Малко чуть было не отказался. Он уже начинал сердиться. Выходит, прибыв сюда с официальным заданием ЦРУ, он мог заручиться помощью одной лишь секретарши. По всей вероятности, полной дуры. Ему даже не предоставили телохранителя. Нужно было прихватить с собой двух своих приятелей, Криса Джонса и Милтона Брабека.

— Ладно, познакомьте меня с вашей секретаршей, полковник, — устало произнес Малко. — Она хоть скажет, где я могу поесть и не отравиться.

Дергающая боль снова скрутила полковника, и он не успел ответить на колкость. Он лишь нажал кнопку на письменном столе, и вскоре в дверь постучали.

— Прелестная девушка, сами увидите. Только ни в коем случае не сердите ее, — предупредил Уайт. — Она полностью усвоила западный образ жизни, она и университет окончила в Лос-Анджелесе. Да входите же!

Дверь отворилась, и на пороге возникло очаровательное создание. Секретарша полковника Уайта была по тайским меркам девушкой высокой — выше, чем метр шестьдесят, — и одетой с несомненным изяществом. В оранжевую блузку из натурального шелка, плотно облегающую грудь, и юбку-саронг, на десять сантиметров не доходящую до колен и обтягивающую изогнутую линию округлых бедер. Ногти на руках девушки, пожалуй, несколько великоватых для ее фигуры, были длинные и серебристые. Наверняка она не слишком часто печатала на машинке. На безымянном пальце ее левой руки сверкал камень, который, если только он был настоящим, тянул на сто тысяч долларов. С пробку от графина. Лицо, чуть холодное и надменное, было очень светлым и гладким, как галька. Ничего общего с маленькими чувственными полными лицами тайцев. Лишь пухловатые губы могли выдать, что таилось в этом тихом омуте.

Малко, которого не привлекали дебелые женщины, тут же был сражен.

Девушка грациозно поклонилась, с чуть заметной улыбкой поднеся руки к лицу. Однако ее взгляд оставался серьезным.

— Типпи, — сказал Уайт, — позвольте представить вам князя Малко. Это наш коллега. Ищет Джима Стэнфорда. Думаю, вы могли бы ему помочь. Все интереснее, чем печатать на машинке.

Он положил свою крупную руку на плечо Малко.

— Ее настоящее имя — Тепен Раджбури. Она знает множество людей в Бангкоке. Надеюсь, вы поладите.

Девушка поклонилась Малко до земли, приветствуя его на старинный лад. Какой-то миг он видел длинные черные с синим отливом волосы, спускающиеся да плечи. И тут же его потрясло ее лицо, внезапно озаренное пугающим светом живого ума.

— Добро пожаловать, — прощебетала она. — Я чрезвычайно польщена.

Девушка мило сюсюкала. Она продолжала стоять перед Малко, слегка наклонившись, опустив глаза и приоткрыв рот, показывая великолепные зубы.

Никогда еще женщина не приветствовала Малко так церемонно.

Он не хотел уступать ей в вежливости. Подойдя к девушке, он взял ее правую руку и поцеловал кончики пальцев, делая ставку на свое якобы незнание светских манер, которые не позволяли целовать руки девушкам. Тепен чуть отстранилась, и в ее прищуренных глазах сверкнуло удивление. В ЦРУ руки ей целовали явно не часто. Орлы полковника Уайта скорее шлепали ее по заду. Малко спросил себя, что такое изящное создание делало в этом вертепе.

Скрестив руки на груди, она с покорным видом ждала, не спуская, однако, глаз с Малко и как бы препарируя его сантиметр за сантиметром.

— Вы не позавтракаете со мной? — вежливо предложил он. — Я в этом городе впервые и просто не знаю, куда сунуться.

Девушка покосилась на полковника Уайта.

— Если полковник позволит, — мило проговорила она.

Уайт издал грубоватый смешок.

— Полковник, Типпи, позволит все что угодно. На ближайшие дни вы полностью переходите в распоряжение князя Малко. Впрочем, я уверен, что вы поладите. — Уайт подмигнул. — Типпи обожает европейцев да американцев, хотя упрямо отказывается вкусить с ними наслаждение, ведь так, Типпи?

— Так, полковник, — проворковала Типпи.

Малко перехватил ее взгляд и внезапно понял, почему время от времени азиаты забавляются тем, что живьем сдирают шкуру с американцев.

Распростившись с Уайтом, Малко вышел из кабинета следом за девушкой. На ходу она подхватила сумку из крокодиловой кожи, которая стоила десятилетнего жалованья государственного служащего, и провела Малко к лифту. В лифте Малко счел нужным уточнить:

— Я приглашаю вас, мадемуазель, без всякой задней мысли. Я прибыл в Бангкок работать и не ожидал, что полковник Уайт предоставит мне такую приятную сотрудницу.

Девушка улыбнулась.

— Полковник знает, что я девственница, и это его раздражает, — без обиняков объявила она. — Вот он и подсовывает меня всем своим случайным знакомым в надежде, что им удастся покончить с моей девственностью, которая так его огорчает.

Малко не знал, куда ему деваться. Тепен Раджбури прекрасно говорила по-английски, акцент скрадывало лишь небольшое сюсюканье. Кроме того, девушка, видимо, не была лишена чувства юмора.

Он почесал себе шею.

— Если позволите, я буду называть вас Тепен? Так лучше, чем Типпи.

— Как хотите, — ответила девушка, выходя из лифта.

По какому-то неуловимому признаку Малко догадался, что попал в точку.

Они вышли на Силом-роуд. Малко в нерешительности остановился на тротуаре. Квартал со всеми этими барами, над которыми красовались вывески на английском языке, пользовался явно дурной репутацией. Тепен искоса поглядывала на Малко, спокойно ожидая, когда тот примет решение.

Могла ли такая удивительная покорность быть искренней? Малко поглядел на большой китайский ресторан с красной витриной, который находился как раз напротив здания «Эр Франс».

— Там как, ничего? — спросил он.

Тепен состроила милую гримасу.

— Это один из лучших ресторанов Бангкока. Хон Тхиен Лао. Если только вам понравится кухня.

— А самой-то вам нравится?

— Временами. Но раз уж он рядом, пойдем.

Они пересекли улицу и вошли в почти пустой зал, где царил полумрак. С уверенным видом Тепен расположилась за самым лучшим столиком.

Как принято в Бангкоке, в помещении было холодно. Минуты через две Малко чихнул, и девушка засмеялась.

— Я читала в «Бангкок уорд», что коммунисты нарочно так отрегулировали кондиционеры, чтобы все простужались, — заметила она. — Может, это и правда, поди узнай.

Малко покосился на девушку. Шутит она или нет? Странные люди эти тайцы. Всегда веселы и приветливы. С улыбкой принимают самые трагические вещи. Таиланд — последний бастион Запада в Юго-Восточной Азии, и тем не менее город выглядит мирным и спокойным.

— Что вы думаете об исчезновении Джима Стэнфорда? — спросил Малко, склоняясь над меню на китайском и тайском языках, где перечислялись три с половиной сотни самых различных блюд. Уму непостижимо.

— Это страшно, — совсем тихо ответила девушка. — Он был славным человеком. Я часто покупала у него шелк, это тут, рядом.

— Был? — переспросил Малко. — Вы думаете, он мертв?

Тепен подняла испуганный взгляд.

— Я... я этого не говорила.

И, чтобы скрыть смущение, она занялась меню.

— Хотите суп из акульих плавников и утку в кисло-сладком соусе? Это фирменные блюда.

Малко было все равно. Он никак не мог сосредоточиться. Что же все-таки могло стрястись с Джимом Стэнфордом? Первое знакомство с Бангкоком разочаровало Малко. Он рассчитывал сразу взять след и с помощью ЦРУ начать целенаправленные поиски. Вместо этого он болтался по городу в компании с секретаршей. Несмотря на свое пристрастие к красивым женщинам, Малко чувствовал себя неловко. Он рассеянно проглотил густой и безвкусный суп и посмотрел на Тепен, которая тем временем смаковала кожицу утки, политой очень острым коричневым соусом. В отличие от китайцев, она ела очень изящно, понемногу откусывая и отпивая чай маленькими глотками. Словно по мановению волшебной палочки, стол тотчас же оказался заставлен маленькими тарелками с дымящимся содержимым подозрительного вида и соусами всевозможных расцветок. Плюгавый, похожий на мокрицу парень в засаленной куртке неутомимо тащил и тащил новые яства. Когда он появился снова, нагруженный еще тремя блюдами, Тепен пронзительно закричала на него по-тайски. Не меняя выражения лица, он развернулся и отправился восвояси. Девушка разразилась смехом.

— Он корчит из себя идиота перед иностранцем. Как будто мы заказывали двадцать блюд. Не надо позволять им садиться на шею!

— Вы знаете то место, где Джима Стэнфорда видели в последний раз? — спросил Малко, чьи мысли были заняты другим.

— Конечно. Это в ста тридцати километрах от Бангкока, около железнодорожного моста через реку Квай. Там нашли его машину.

— Туда трудно добраться?

Она бросила на него мрачный взгляд и выпустила коготки.

— Совсем не трудно. Дорога хорошая. Вы что думаете, вы в стране дикарей?

Малко поклялся, что совсем не представляет ее себе с двумя кольцами в носу. Тепен рассмеялась.

— Где мы можем нанять машину?

Тепен скромно потупила глаза.

— Можно поехать на моей, если вы не против.

Малко заплатил три сотни батов — цены тут были баснословные, — и они вышли. Немного похолодало. С севера дул ветерок, разгоняя тяжелый запах с реки.

Пройдя несколько шагов, Тепен остановилась перед голубым «мерседесом». Старый индху выскочил из дома, чтобы открыть дверцу. Девушка вытащила из сумки двухбатовую монету и с презрением бросила старику:

— Эти индху отвратительны. Клянчут деньги, а потом отдают их в долг тайцам под сто процентов в месяц. У нас говорят: если встретишь индху и кобру, убей сначала индху.

Малко в недоумении уселся рядом с девушкой.

В этой стране, где «фольксваген» стоит три тысячи долларов, машина с откидным верхом должна быть на вес золота. А так как жалованье секретарши составляет две тысячи батов в месяц, у Малко вдруг возникли сомнения относительно целомудрия прекрасной Тепен. Он не мог удержаться и спросил:

— Это шикарное чудо-юдо собственное?

— Папа подарил его мне на совершеннолетие, — объяснила она.

Оранжевая юбка открывала смуглые стройные ноги. Тепен обратила на Малко свое гладкое простодушное лицо.

— Дома мне было скучно. И я решила пойти работать. Так я чувствую себя более свободно.

Он понял вдруг, что брильянт на ее правой руке наверняка настоящий.

В Бангкоке полно секретарш-миллиардерш, которые, получив премию, делают вам подарок стоимостью в десять таких премий.

«Мерседес» уже пробирался вперед по Суривонг-роуд. В Бангкоке движение левостороннее, а в остальном действовал закон джунглей. Сжав губы и беспрерывно сигналя, Тепен Раджбури с трудом пробивала себе дорогу. Очень скоро Малко убедился, что прогулка в машине вместе с секретаршей полковника Уайта с лихвой заменила сауну.

Съежившись на сиденье, он ждал, что они вот-вот в кого-нибудь врежутся, и по спине у него потек холодный пот. Ведь, кроме всего прочего, место рядом с водителем самое опасное. Очень скоро они выехали на широкую улицу Рамы IV, которая вела мимо богатых вилл на север. Здесь движение было не таким оживленным. В тот самый момент, когда Малко немного расслабился, машина резко затормозила, и его бросило на ветровое стекло.

Какой-то крытый трехколесный мотоцикл, громыхая, перерезал «мерседесу» дорогу.

— Вот уже три года правительство собирается запретить эти сам-ло, но их владельцы каждый раз являются к королю и дают ему золото.

Сам-ло — бич Бангкока: мотоциклы, превращенные в трехколесные такси, открыто игнорирующие все правила уличного движения и распространяющие зловоние своими двухтактными двигателями.

Вскоре Бангкок остался далеко позади. Дорогу на Канчанабури окаймляли рисовые поля, где толклись черные буйволы. Местность была равнинной, и стояла убийственная жара. «Мерседес» пересек реку, где купались девушки в строгой одежде — саронгах. Более строгой, чем у Тепен, юбка которой задиралась все выше и выше. Непроизвольное бесстыдство девственности. При этом лицо Тепен оставалось безучастным и холодным. Впрочем, Малко, который из-за жары сидел, приклеившись к сиденью, вовсе не обуревали эротические мысли.

Частных машин на дороге поубавилось, но их сменили вереницы грузовиков «ниссан» и «тойота» с самыми разнообразными грузами; грузовики ехали, совсем не соблюдая правил, в самый последний момент уклоняясь от столкновения. Малко несколько раз закрывал глаза, когда «мерседес» проскакивал между двумя ревущими чудовищами. Тепен спокойно объяснила:

— Тайцы — фаталисты. И они стараются не ронять себя ни в чьих глазах.

Махнув рукой, Малко задремал. Еще одно странное задание. Что он делал на этой захолустной дороге вместе с восхитительной девушкой, с которой куда лучше было бы провести время в постели?

Он проснулся, когда Тепен объявила:

— Подъезжаем.

Пейзаж изменился. Справа от дороги возвышалась сплошная зеленая стена непроходимых джунглей. Слева несла свои быстрые желтоватые воды река Квай. Два болотистых берега полого спускались вниз.

На другой стороне виднелся все тот же ряд покрытых джунглями холмов.

На западе уже закатывалось большое красивое солнце. Между рекой и холмами приткнулось зеленым пятном небольшое рисовое поле. Окружающая природа была на редкость прекрасной и дикой.

Вдали показалась металлическая конструкция моста. Знаменитого моста через реку Квай.

Тепен притормозила.

— Что Джим Стэнфорд делал в этом захолустье? — спросил Малко.

— Он бывал здесь довольно часто, — пояснила девушка. — Прогуливался по кладбищам. Тут и нашли его машину, правда, точного места я не знаю.

— Вы говорите, по кладбищам?

Тепен рассказала Малко историю кладбищ реки Квай. Впрочем, они уже подъезжали к первому, расположенному на материковой части справа от дороги. Тепен остановила «мерседес», одернула юбку и застыла в ожидании.

— Давайте пройдемся по кладбищу, — предложил Малко.

Они вышли из машины и толкнули калитку. Кладбище было огромным, ухоженным, с четкими рядами аллей и разбросанными тут и там куртинами диких тропических цветов.

Минуты через три за их спинами возник старый сморщенный таец, который недолго думая протянул руку, принимая их за туристов.

Пока Тепен объяснялась с ним, Малко молча мерил большими шагами аллею. Довольно мучительное зрелище представляли собой одинаковые могильные плиты с европейскими именами здесь, в джунглях.

У черта на куличках.

— Знает он что-нибудь? — спросил Малко.

Сторож, однако, ничего не знал. Не знал Джима Стэнфорда, не слышал о его исчезновении и не видел ничего подозрительного. Тепен отделалась от него двадцатью батами. Малко все больше испытывал разочарование.

— Возвращаемся в Бангкок? — облокотившись о машину, спросила девушка. — Или искупаетесь?

Неизвестно откуда взявшиеся мальчишки обступили «мерседес», изумленно показывая пальцами на глаза Малко.

— Они никогда не видели таких светлых глаз, — объяснила Тепен. — У вас удивительные глаза. Даже я поражена, — с легким акцентом добавила она, сдерживая волнение.

Но у Малко и в мыслях не было любезничать.

— Вы сказали, что здесь есть и другое кладбище, — напомнил он. — Почему бы нам не сходить туда тоже?

Тепен вздохнула.

— На том кладбище вы увидите не больше, чем на этом. А попасть туда не просто. Надо переплыть реку на сампане. Там никто не бывает.

— Вы хотите сказать, что и Джим Стэнфорд там не бывал?

— А чего ради ему там бывать?

Возможно, из-за раздражения, которое проскользнуло в ее голосе, Малко настоял на своем. Тепло глядя на нее своими золотистыми глазами, он сказал:

— Поедем туда, Тепен, я ничего не хочу оставлять без внимания. Эти ребята помогут нам найти сампан.

Девушка завязала долгую беседу по-тайски. Один из мальчишек побежал и через несколько минут привел двоих взрослых, которых явно пришлось разбудить. Один из них держал в руках хлопчатобумажный саронг, который он протянул Тепен. Та моментально обернула его вокруг бедер. Саронг доходил до лодыжек. Она стянула с себя юбку и бросила в машину.

— В сампане придется сидеть на корточках, — объяснила она.

По запруде через большое рисовое поле вслед за двумя тайцами они спустились к берегу реки. Босиком, в крестьянском саронге, Тепен как бы сразу забыла о манерах человека, ведущего западный образ жизни.

На камнях валялось несколько беспризорных сампанов. Тепен быстро сговорилась о цене с рыбаками, наняв лодку за двадцать батов. У Малко отлегло от сердца. Скрестив ноги, он уселся в пропахший рыбой сампан. Когда Тепен села напротив него, он тут же понял, почему она надела саронг.

Тайцы с силой налегали на весла, гребя против течения. До небольшого острова посреди реки Квай они добрались минут за двадцать. Пристав к берегу и вытащив сампан на сушу, рыбаки как ни в чем не бывало улеглись досыпать.

Малко с Тепен направились вверх по тропинке, которая неожиданно быстро вывела их на кладбище. Оно было совсем не таким ухоженным, как то, первое. Плиты, к которым они вышли, подточила вода, и надписи невозможно было прочитать.

Гриф тяжело поднялся в воздух и метра через два снова опустился на землю, с любопытством поглядывая на людей.

Тепен непроизвольно сжала руку Малко.

— Мне это место не по душе, — тихо сказала она. — О мертвецах тут не особенно заботятся. Это наверняка их злит, и они часто бродят здесь привидениями.

Как и все тайцы, она без труда совмещала буддизм с культом предков. Университет в Лос-Анджелесе изгладил из ее памяти не все тайское. В Таиланде перед каждым домом стоит миниатюрная пагода на подставке, на которую регулярно возлагают дары «дорогим покойникам», дабы те ни в чем не нуждались.

Малко же в данную минуту было не до суеверий. Ведь именно тут исчез Джим Стэнфорд и именно тут была единственная возможность взять след. В Азии белые бесследно не пропадают. Разве что случается чудо.

— Сторожа тут нет? — спросил Малко.

Тепен поглядела по сторонам.

— Может, и есть. Дрыхнет где-нибудь в укромном уголке. Сюда ведь никогда никто не приходит.

— Давайте его поищем.

И они бок о бок направились по главной аллее. Время от времени девушка пронзительно выкрикивала какое-то непонятное междометие.

Но все без толку.

Несмотря на влажную жару, Малко зазнобило. За исключением Арлингтонского кладбища, он ни разу не видел места, источающего такую пронзительную печаль. Несчастные покойники! Те, за кого они дрались, давно о них забыли.

Тепен остановилась возле рощицы палисандровых деревьев. На лбу у девушки проступили капельки пота.

— Никого.

— Давайте еще поищем, — не отступался Малко.

И они снова зашагали по кладбищу. Они бродили более получаса, все больше потея, сгоняя с места ящериц, змей и даже паука-птицееда величиной с блюдце, который проскочил у Малко между ног.

— Укуси он вас, — мягко заметила Тепен, — вы бы даже с кладбища уйти не успели.

Милая зверюга, нечего сказать.

Совершенно без сил, Малко остановился, вытер лоб и снял очки. Блузка прилипла к телу Тепен, и через нее проступал бюстгальтер. Для тайки грудь у нее была крупная.

Малко все это надоело. Он уже готов был отправиться восвояси. Дохлый номер. И тут метрах в трехстах слева он увидел двух медленно кружащих грифов. Внезапно один из них камнем упал вниз, следом за ним второй. И оба исчезли из виду.

— Пойдем, — сказал Малко.

Перепрыгивая через могильные плиты, он поспешил туда, где исчезли хищные птицы. Когда он подошел поближе, один из грифов тяжело поднялся в воздух, но другой остался на месте. Его клюв был погружен во что-то бесформенное, окруженное полчищем мух. Труп лежал в яме, закрытый решеткой. Пересиливая отвращение, Малко нагнулся и тронул рукой что-то липкое и холодное. Он поднял мертвеца за плечи и перевернул. Тепен приблизилась и расширенными от ужаса глазами взглянула на труп.

Это был старый, на редкость тщедушный таец с лицом, запачканным землей. Земля забивала и его рот, широко раскрытый в безмолвном крике. Состояние тела не позволяло определить, есть ли рана. Казалось, какой-то человек, превосходящий его силой, сунул голову старика в рыхлую землю и держал, пока тот не задохнулся.

— Ну вот, — грустно сказал Малко. — Девять шансов из десяти, что этот старик присутствовал при похищении Джима Стэнфорда. По крайней мере, теперь мы знаем, что без насилия не обошлось. Этот несчастный слишком много видел.

В глазах Тепен блестели слезы. Низким, сдавленным от волнения голосом она прошептала:

— Да... Какой ужас!

Малко спросил:

— А как получилось, что этот труп не обнаружили раньше?

Тепен покачала головой.

— Сюда никто никогда не приходит. А грифы смогли его учуять, только когда он начал разлагаться. Мы сами сколько времени ходили тут без толку.

Пусть так. Но и тайская полиция, по-видимому, не слишком утруждала себя расследованием исчезновения Джима Стэнфорда.

— Ну что, уезжаем? — спросила Тепен.

В ее голосе чувствовалось беспокойство.

— Минуточку.

Глядя на мост, Малко размышлял. Японцы построили его в месте, где река Квай была наиболее узкой и ее ширина достигала ста метров. Потом, обогнув остров, река расширялась и уже величественно несла свои воды дальше. Какая трагедия приключилась здесь несколько дней назад? Даже обнаружив здесь труп сторожа, Малко не хотел покидать кладбище. Как будто собирался найти что-то еще.

Он принялся медленно обходить аллеи, с удвоенным вниманием вглядываясь в маленькие параллелепипеды из белого камня с их надписями. Тепен молча шла следом. Время от времени Малко отодвигал ветки деревьев и смотрел на землю, не зная сам, что он ищет. Кладбище больше походило на тропический сад. Орхидеи и магнолии придавали ему праздничный вид. Полевому берегу шел крестьянин, погоняя дюжину буйволов. Солнце опускалось за холмы. Через час долина реки Квай погрузится во мрак.

— Пойдем, — сказал Малко. — Скоро стемнеет.

Они разыскали двух рыбаков, переплыли через реку и вновь уселись в машину. Небо теперь приобрело кроваво-красный оттенок.

— Какого черта вы работаете на ЦРУ? — неожиданно спросил Малко. — Это занятие не для девушек.

— Мой отец — влиятельный политик, — объяснила Тепен. — Он знал американских военных, которые нуждались в надежном человеке. А мне было интересно.

Опять за окном замелькали саванны и рисовые поля. На этот раз Тепен вела машину помедленнее, и Малко задремал. Глаза он открыл, лишь когда они подъехали к зданию БОАС. «Ераван» был напротив. Малко заметил, что Тепен была босой. Юбка снова поднялась, но она ее уже не одергивала. Ее стыдливость решительно отодвигалась на второй план.

— Выпьете вина? — предложил Малко.

— Нет, я не хочу себя компрометировать, — сказала Тепен. — Ведь здесь отель. Подумают, что я вышла из вашего номера.

Но видя, что Малко обиделся, она быстро добавила:

— Однако я надеюсь, что буду иметь удовольствие принимать вас у себя дома.

Малко вышел из «мерседеса». Силы у него сдавали. Сказывались жара и недосыпание. И еще мучило чувство полной тщетности его стараний. Он словно бился головой о стену. По-видимому, кроме них с Дэвидом Уайзом, судьбой Джима Стэнфорда никто не интересовался.

На прощанье он поцеловал Тепен руку.

— Завтра утром я хочу навестить мадам Стэнфорд. Поедете со мной?

— Конечно, я заскочу за вами в десять прямо сюда.

Бросив взгляд на отъехавшую машину, Малко вошел в холл.

Он мечтал о кровати, как собака — о кости. В холле его встретила служащая отеля в облегающем фиолетовом саронге, еще более красивая, чем та, что была утром. Если бы не таинственное исчезновение Стэнфорда, приятней Таиланда для Малко и места не было бы.

После тридцатипятиградусной жары на улице прохладный номер показался Малко раем. Вспомнив о дизентерии полковника Уайта, он решил не пить холодной воды из термоса, лег и тут же заснул. Перед сном у него мелькнула мысль о Тепен. Что скрывалось за равнодушным выражением ее гладкого лица?

Глава 4

С Сукхумвит-роуд, широкого проспекта, тянущегося в восточном направлении, «мерседес» свернул налево, на узкую дорогу; с одного краю к ней подступал болотистый канал, над которым возвышались богатые виллы, а с другого жались убогие деревянные домишки.

Внезапно «мерседес» как бы очутился посреди поля, если не считать огромного депо белых автобусов, разъезжавших по Бангкоку, которое выглядело неуместно между двумя тщательно ухоженными парками. Дорога была грунтовой, и машина подняла облако пыли.

Маленький деревянный мост разрезал канал. «Мерседес» проехал по раскачивающимся из стороны в сторону доскам моста и остановился на небольшой круглой площадке.

После сутолоки Сукхумвит-роуд здесь царила удивительная тишина. А ведь расстояние до проспекта по прямой составляло менее двухсот метров.

Тепен Раджбури приглушила мотор и показала Малко на решетку прямо перед ними.

— Вот дом Джима Стэнфорда, — сказала она. — Там, за решеткой. Звоните и входите. Я подожду здесь.

Малко поглядел на девушку с некоторым удивлением.

— А почему вы не хотите пойти со мной?

Тепен улыбнулась.

— Думаю, Сириме Стэнфорд сподручней будет говорить с вами наедине.

— Где же вы будете ждать? — спросил Малко.

Никакого бистро поблизости, разумеется, не было. Одни только роскошные особняки, скрытые густыми зарослями.

Солнце уже сильно припекало. Тепен лукаво улыбнулась и показала на обнесенный оградой участок, похожий на пригородный сад с тенистыми плюмериями.

— Я постою там, в тени, — сказала она. — Потом придете за мной.

Она захлопнула дверцу «мерседеса», толкнула калитку, направилась по тропинке и, весело помахав рукой, исчезла за дверями.

Малко пересек площадку, открыл ворота дома Джима Стэнфорда, и ему тут же пришло в голову, что Тепен над ним подшутила. Перед ним стоял храм, вернее, несколько храмов, расположившихся кругом. Зеленая и оранжевая черепица крыш блестела на солнце, а брус на конце изящно загибался, образуя замысловатые арабески, как это и бывает в таиландских храмах. Все сооружение оставляло впечатление удивительной красоты.

Малко прошел через лужайку, безукоризненную, как газон в Оксфордшире, и, приблизившись, увидел вдруг, что здание построено из темного дерева, вероятнее всего, из тикового.

Малко поднялся по трем мраморным ступеням крыльца, пересек веранду и остановился перед открытой дверью. Звонка не было. И ни единой души кругом. Дом казался безлюдным.

Малко вошел в холл с полом из белого и черного мрамора. Потолок поддерживали витые деревянные колоннады. В глубине широкая деревянная лестница выводила на галерею второго этажа. В полумраке Малко различил такую же галерею на третьем этаже. В доме пахло сандалом, но нельзя было определить откуда.

Малко вдруг почувствовал, что за спиной у него кто-то стоит. Он резко обернулся и оказался нос к носу с босой тайкой в длинном саронге и с замысловатой прической на голове.

— Мисс Стэнфорд? — спросил Малко.

Служанка молча улыбнулась и жестом пригласила Малко следовать за ней.

Она босиком пошла впереди через еще одну прихожую, чрезвычайно напоминавшую музей. Везде стояли нефритовые и каменные будды, статуэтки из дерева и золота, были выставлены драгоценные предметы.

Из прихожей они попали в гостиную.

Здесь было так же прекрасно. Если не считать современной люстры, все в комнате было двухвековой давности. Тщательно натертый воском паркет, деревянная обшивка стен, поднимающаяся к потолку, низкий квадратный столик, несколько черных деревянных кресел и диван с сиреневым покрывалом.

Из ниши на Малко загадочно глядели две метровые статуи бирманских девственниц. Ошеломленный такой красотой, Малко сел. Он немного знал толк в восточном искусстве и догадывался, что любой музей мира не пожалел бы миллионов, чтобы завладеть этими чудесами.

В доме царила полная тишина. Служанка исчезла и вскоре вернулась с небольшой жаровней, которую она разожгла и поставила у ног Малко, чтобы отгонять комаров. Кондиционера тут не было, а от улицы комнату отделяла лишь тонкая проволочная решетка. Дом находился всего в двух минутах езды от «Еравана». И тем не менее это был другой мир, другой век.

А ведь Джим Стэнфорд родился в Виргинии!

Малко услышал вдруг легкое скольжение чьих-то ног, и мелодичный голос произнес по-английски:

— Вы, по-видимому, и есть князь Малко Линге?

Этот же голос час назад разговаривал с ним по телефону. Полковник Уайт дал Малко домашний номер Джима Стэнфорда.

Малко представился, упомянув о том, что встречался с Джимом в США.

— Да, я знаю, — холодно сказала супруга Стэнфорда. — Джим говорил мне о вас. Так вы в Бангкоке?

— Могу я встретиться с вами? — спросил Малко.

Она даже не поинтересовалась зачем. Все тем же безучастным, равнодушным голосом она, не задавая вопросов, пригласила Малко прийти через час и повесила трубку.

Как будто ей было совершенно наплевать, придет он или нет. Она, однако, должна была догадаться, что Малко прибыл в Бангкок не для того, чтобы любоваться кхмерскими храмами.

Странно все это.

Он быстро встал. Жена Джима Стэнфорда оказалась удивительной женщиной: одного роста с ним, черные как смоль волосы зачесаны назад и собраны в необычную прическу; стройная, тонкая, как былинка, она носила облегающее китайское платье из шелка с разрезом чуть выше колена. Особенно необычно выглядело лицо. Губы и пухлый подбородок выдавали тайку, но широкие миндалевидные глаза и выступающие скулы свидетельствовали о китайских предках. Ее возраст трудно было определить: ей можно было дать как тридцать, так и все пятьдесят. Кожа у жены Стэнфорда была на редкость гладкая, очень светлая, почти прозрачная.

Покорный Малко склонился над ее длинными пальцами с заостренными ногтями, покрытыми темно-красным, почти черным лаком.

— Вы, я полагаю, Сирима Стэнфорд? — спросил он.

Она изящно наклонила голову.

— Да.

Мадам Стэнфорд села напротив и, прошуршав шелком, положила ногу на ногу. Вблизи по некоторым деталям: серебристым прядям, прячущимся в черной массе волос, морщинкам около рта, слегка пергаментной коже рук и особенно по печальной глубине направленного на Малко взгляда — можно было сделать вывод, что ей далеко за сорок. Но и такая, как есть, мадам Стэнфорд была способна утереть нос порядочным и некоторым менее порядочным женщинам.

Сложив руки на коленях, она ждала, когда Малко заговорит.

Чтобы как-то разрядить атмосферу, Малко изрек банальность:

— Когда вы вошли, я как раз любовался вашей коллекцией. У вас тут чудные вещи...

Мадам Стэнфорд вздохнула.

— Джим... мой муж очень любил эту старину. На собирание всего этого он потратил двадцать лет жизни. Тут есть такие вещи, которых теперь не найти. Например, второго такого будды из Локбури, что стоит за вами, нет нигде в мире.

Малко поморщился.

— Почему вы говорите про мужа «любил»?.. Вы думаете, он мертв?

Ее черные непроницаемые глаза слегка расширились.

— Ну разумеется! Иначе где же он? Он дал бы о себе знать. Прошла целая неделя, как он исчез.

— А если его похитили?

Она чуть иронически подняла брови.

— Похитили? Кто?

Малко взглянул на мадам Стэнфорд — уж не насмехается ли она над ним, — и заметил:

— Вы не можете не знать, что Джим, с которым я познакомился в США, был одним из лучших агентов американских спецслужб. И что он активно сотрудничал с ЦРУ.

Длинными тонкими пальцами мадам Стэнфорд стряхнула с платья невидимую пылинку.

— Конечно, я знаю. Но это было так давно... В последнее время Джим вел размеренную спокойную жизнь. Он делил время между своей коллекцией, магазином и посещениями фабрикантов шелка у нас в квартале.

Как если бы ее разбередило воспоминание о недавнем прошлом, мадам Стэнфорд вынула из шкатулки сигарету и эбеновый мундштук и наклонилась к Малко, вытащившему зажигалку.

— Хотите «Бенсон»? Джим курил только их. Ах, какая я плохая хозяйка, — непринужденно проговорила она. — Что вы будете пить? Вы, наверно, притомились после столь долгого путешествия? Виски, чай? Намана? Это освежающий лимонный сок, наш национальный напиток.

Хорошее воспитание не позволило Малко попросить водки. Он наугад назвал наману. Мадам Стэнфорд позвала служанку. Та появилась на пороге и поклонилась до земли. Ее хозяйка отдала короткое приказание и вновь обернулась к Малко.

— Князь, почему вы решили, что мой муж жив? И почему вы так близко к сердцу приняли его исчезновение?

Малко поблагодарил ее ласковым взглядом золотистых глаз, но все же, решив отбросить всякие церемонии, сказал:

— Мадам Стэнфорд, я работаю на ЦРУ и в Бангкок прибыл специально за тем, чтобы выяснить, куда делся Джим. — И добавил: — Пока у меня нет доказательств, что Джим мертв, я буду думать, что Джим жив. Я так усердно взялся за эту... работу еще и потому, что считаю Джима своим другом.

Она покачала головой.

— Задача трудная, почти невыполнимая. Таиланд — не такая цивилизованная страна, как США. Тут можно и не найти никаких следов моего мужа, даже если он мертв.

Она говорила все тем же монотонным голосом. Малко внимательно поглядел на мадам Стэнфорд. Ее прекрасное суровое лицо не выдавало ни малейшего волнения. Черные глаза смотрели в пространство.

— Расскажите, как все было, — попросил Малко.

Она беспомощно развела своими длинными руками.

— Все, что знала, я рассказала полиции. В тот день в девять утра Джим уехал отсюда в своей «тойоте». Он предупредил, что посетит нескольких фабрикантов в Банкруа, а потом заедет на кладбище у реки Квай и вернется в конце дня. Кажется, он собирался приобрести в Канчанабури небольшой барельеф.

Немного помолчав, она добавила:

— И с тех пор я его не видела...

Ее голос слегка дрогнул. Эту железную женщину тоже, значит, проняло!

— Выходит, исчезновение мужа вас не встревожило? Но ведь это ужасно!

На чувственных губах женщины заиграла слегка насмешливая улыбка.

— В сорок пятом я три месяца провела в джунглях около Кьенг-Мая, меня тогда выслеживали японцы. Там я и познакомилась с Джимом, и мы решили пожениться. Я знаю, что если он не вернулся, значит, он мертв.

Получается, ей больше сорока. Малко уже собирался ответить, но внезапно застыл, разинув рот: на пороге с подносом в руках появилась служанка, но вместо того, чтобы подойти, она вдруг, раскачиваясь, заскользила по полу на коленях. Добравшись до Сиримы Стэнфорд, она поклонилась до пола, положила поднос на стол и удалилась точно таким же образом. Не удержавшись, Малко спросил:

— Это что, в мою честь?

Веселый огонек мелькнул в глазах хозяйки.

— Пао у меня уже пятнадцать лет. Она прислуживает, как в древние времена. Увы, американцы испортили прислугу...

Забавно. Социальное благополучие, оказывается, в высшей степени подрывает нравственные устои.

Сирима Стэнфорд взяла стакан, и Малко последовал ее примеру. Смакуя холодный напиток, он размышлял. У него создавалось впечатление, что эта женщина что-то от него скрывает.

— Какие у вас предположения относительно того, кто мог похитить или убить вашего мужа?

— Никаких!

Ее реплика прозвучала как выстрел.

Малко попробовал опровергнуть ее доводы.

— Он вел опасную жизнь, наживал себе врагов. Может, это месть?

— Думаю, все враги Джима уже на том свете, — мягко возразила мадам Стэнфорд. — И уже несколько лет он вел спокойный образ жизни. Так что я не вижу причин...

Что-то в поведении Сиримы Стэнфорд настораживало Малко. Конечно, тут надо принимать во внимание пресловутую восточную невозмутимость, но все же... Временами ему казалось, что хозяйка чувствует себя не в своей тарелке. Как будто она была не рада его приходу. А ведь он дружил с Джимом и теперь приехал к нему на выручку.

Пока он сидел, погрузившись в размышления, в комнате появился большой бело-розовый попугай. Он облетел вокруг Малко и сел на диван рядом с мадам Стэнфорд.

— А вот и Джими. Лучший друг Джима. Каждый вечер они гуляли вместе в саду. С тех пор, как Джим исчез, попугай почти не ест. Боюсь, как бы не сдох.

Казалось, судьба попугая волновала ее больше, чем судьба мужа.

— Не могло ли какое-либо событие в жизни вашего мужа повлечь за собой его внезапное исчезновение? Не сочтите меня бестактным, но чего на свете не бывает. Он мог сбежать, например.

Мадам Стэнфорд и глазом не моргнула.

— Это полностью исключено, — произнесла она ровным голосом. — Я уже сказала вам, что Джим вел самый обычный образ жизни, у него не было тайн. Ведь ему уже было около пятидесяти.

Малко чуть не сказал «вот именно», но сдержался: это было бы неделикатно.

— Я думаю, что Джим мертв, — заключила мадам Стэнфорд. — Это ужасно, но надо смотреть правде в глаза. Может, его тело вообще никогда не найдут.

Малко поднял голову: миндалевидные глаза смотрели на него с неуловимым выражением. Она изменила положение тела, хотя ни на сантиметр не сдвинулась с места. Она как бы стала непринужденнее, расслабилась. Неподвижные, обтянутые платьем бедра пробрала дрожь. Попугай тяжело пролетел в глубь комнаты и там замер.

Атмосфера в тихой комнате словно наэлектризовалась. Малко вдруг понял, что эта женщина лжет. В эту минуту она была готова на все, лишь бы отвлечь Малко от того дела, которое привело его сюда. Она предлагала ему себя, пусть сдержанно, с умом, но предлагала. И на первый взгляд, без всякого повода. После нескольких минут безмолвного напряжения она со свойственным ей изяществом поднялась. Пронзительный взгляд черных глаз прошил Малко насквозь.

— Я в вашем распоряжении, князь. Но мне надо заняться делами мужа. Предупредите меня, если что-нибудь узнаете.

Беседа подошла к концу. Малко наклонился к руке прекрасной хозяйки дома, покосившись на ее тонкие, чуть выступающие из-под платья бедра. Ее тело распространяло очень тонкое благоухание. Малко спросил себя, какая сила могла бы поколебать эту женщину.

Словно по мановению волшебной палочки появилась служанка. Малко прошел по мраморному полу и вновь очутился на лужайке. На душе у него было неспокойно. Поглядев ему вслед в большое окно гостиной, мадам Стэнфорд закрыла решетку.

«Мерседес» стоял на прежнем месте. Но без Тепен. Малко толкнул маленькую деревянную калитку, за которой она исчезла, и вошел в сад, где между кустами вилась тропинка. Тепен сидела спиной к нему на деревянной скамейке в глубине сада перед толстым, обвитым лианами деревом.

Он тихо подошел к девушке сзади и оторопел. В дупле дерева с неисчислимыми корнями виднелся небольшой алтарь. С дерева странными плодами свисали красные деревяшки, вырезанные в форме мужского члена. Размером от базуки до банана. Все вырезанные одним и тем же способом с множеством натуралистических подробностей.

Такие же плоды в стоячем положении торчали из рыхлой земли. Один — огромный — лежал на небольшой тележке.

Их было несколько десятков: некоторые выцвели на ветру, другие выглядели совсем свежими.

Невероятное зрелище!

Тепен повернулась. Девушка была как всегда серьезна, но когда она увидела выражение лица Малко, в ее глазах зажегся лукавый огонек.

— Не подумайте чего, — сказала она. — Это храм.

Она показала Малко на алтарь, где горело множество курящихся ароматных палочек и маленьких восковых свеч.

Малко слегка озадаченно поинтересовался:

— Какому же божеству возведен этот храм?

В Австрии такие вещи девушкам не показывали. По крайней мере, на людях.

— Сюда приходят, чтобы излечить бесплодие или половое бессилие, — объяснила Тепен. — Молятся, и если получают просимое, приносят вырезанный своими руками благодарственный дар.

В общем, небеса помогают в любви.

Девушка взглянула в золотистые глаза Малко и внезапно покраснела.

— Вас долго не было, — быстро промолвила она.

— Я хотел дать вам время помолиться.

— Мне не о чем просить, — немного сухо возразила Тепен.

Без дальнейших словопрений она уселась в «мерседес».

— Поеду в отель немного отдохну, — подал голос Малко. — Мне надо пораскинуть мозгами.

Девушка отвезла его в «Ераван». На прощанье она предложила:

— Не хотите потом прийти ко мне домой пропустить стаканчик? Я пришлю шофера, чтобы вам не брать такси.

Малко с радостью принял предложение. Проводив глазами «мерседес», который отъехал от крыльца «Еравана» и, повернув на Рамчадамри, он сел в такси.

— Пленчитр-роуд, 126, — сказал он таксисту.

Здание тайской службы безопасности находилось в пятистах метрах от Синема-Сиам, но идти пешком не хотелось. Полковник Уайт устроил ему свидание с занимавшим у тайцев аналогичный пост полковником Макассаром.

Такси остановилось перед современным строением, окруженным старыми деревянными домами. Снаружи нипочем не догадаться. На вид обыкновенное административное здание. Но холл буквально кишел полицейскими в форме и фуражках на американский манер, тщедушными как на подбор. Висевшие у них на боку кольты казались громадными. Стоило Малко произнести имя полковника Макассара, как лица разгладились. Позвонив по телефону, дежурный сделал Малко знак следовать за ним, и они направились по длинному грязному коридору. Все двери были закрыты и без табличек.

Провожатый Малко постучал в одну из дверей, посторонился, впуская Малко, и закрыл за ним дверь. В крошечной комнате с кучей папок в углу со страшным шумом работал старый кондиционер Каррье, прицепленный с грехом пополам к единственному окну.

Полковник Макассар встал и через стол протянул Малко мягкую, как медуза, руку. Вид у маленького толстяка был необычным для тайца: бритая, как у бонзы, голова, большие оттопыренные уши, волевая складка у крупного рта и черные глаза, обведенные сверху густыми бровями. На рубашке под мышками проступали пятна пота, а брюки закручивались на плетеных мокасинах.

Он окинул Малко зорким взглядом, словно хотел запечатлеть его в памяти. Впрочем, если тайские службы работали как надо, Малко наверняка уже сфотографировали.

Малко опустился на деревянный стул, бывший, должно быть, свидетелем многих допросов.

— Полковник Уайт рассказал мне о цели вашего приезда в Бангкок, — начал полковник Макассар на превосходном английском. — Добро пожаловать в нашу страну. Поручение, которое дало вам ваше правительство, может, разумеется, заключаться лишь в сборе официальных сведений. О действиях иностранного агента на таиландской территории не может быть и речи.

— Речи об этом быть не может, — подчеркнул Малко.

«Эр Америка» и «Дизайн Тай» занимались, конечно же, лишь вполне тривиальными вещами: борьбой с партизанами, не очень интенсивными бомбежками, политическими убийствами. Беседа, начатая в подобном ключе, обещала принести свои плоды.

— Ваша служба, полковник, уже, наверное, расследовала дело об исчезновении Джима Стэнфорда? — спросил Малко.

Полковник Макассар возвел глаза к небу.

— Увы, нет, уважаемый, это не по моей части. Дело вела полиция. Впрочем, безрезультатно. По просьбе полковника Уайта я запросил досье. Вот оно, вы можете его пролистать.

Он протянул Малко тонкую розовую папочку. С бьющимся сердцем Малко раскрыл папку и замер от неожиданности: в папке лежали пять листов, отпечатанных на машинке по-тайски. Он поднял глаза на полковника. Тот с невозмутимым видом выдержал его взгляд.

— Таиландская полиция предприняла все возможное, чтобы найти Стэнфорда, которого в Бангкоке очень уважали, — отметил полковник. — Что, впрочем, она сделала бы для любого из наших сограждан.

— Естественно, — отозвался Малко.

— Но мы не обнаружили никаких следов, — заключил полковник Макассар. — Я очень сожалею.

— Следовательно, вы приходите к выводу, что Стэнфорд мертв? — в тон ему ответил Малко.

Полковник Макассар удрученно покачал головой.

— Утверждать доподлинно я не берусь, но это очень вероятно. У нас в стране еще много насилия.

— Но зачем надо было убивать Джима Стэнфорда?

Таец неопределенно хмыкнул.

— К нашему прискорбию, мы каждый день имеем дело с убийствами. Может, его хотели ограбить. Стэнфорд был человеком богатым.

— Но он, я думаю, не прогуливался с сейфом на плечах. И потом, — с подковыркой спросил Малко, — если ограбили, зачем же прятать труп?

— Да, конечно, труп... — задумчиво произнес полковник, как если бы это в первый раз пришло ему в голову.

Для начальника службы внешней и внутренней безопасности он казался до странности простодушным.

— Дело об исчезновении Джима Стэнфорда закрыто? — для очистки совести осведомился Малко.

— Конечно, нет. Дело закроют лишь после того, как обнаружат тело. Так положено.

Полковник не сказал, что именно он предпримет для его обнаружения. Это, судя по всему, не входило в его компетенцию.

Некоторое время они сверлили друг друга глазами. Тишину прерывало лишь жужжание кондиционера. Напустив на себя кроткий вид, полковник сочувственно вздохнул.

— Я был бы рад вам помочь, уважаемый, памятуя о дружбе, которая связывает наши страны...

Малко решился на последнюю попытку.

— Вы, несомненно, в курсе, полковник, что Джим Стэнфорд выполнял в свое время важную разведывательную миссию; не думаете ли вы, что кто-то захотел ему отомстить?

В праведном гневе полковник вытаращил глаза.

— У нас мирная страна, — сказал он. — Очень, очень мирная. Что вспоминать о делах минувших! Если бы к исчезновению Стэнфорда приложили руку иностранные агенты или изменники, мы бы об этом знали. Могу со всей ответственностью заявить, что мы полностью владеем ситуацией.

На состязаниях по вранью полковник Девин Макассар заграбастал бы все призы.

Малко поднялся с широкой улыбкой на устах, не собираясь отставать в лицемерии.

— Благодарю вас, полковник, за действенную помощь... Таец, не моргнув глазом, ответил сердечным рукопожатием.

Вот что значит настоящие джентльмены. Полковник даже вышел из-за стола, чтобы проводить посетителя. В потертой рубашке и мятых брюках он походил на доброго дядюшку. Макушкой он едва доставал Малко до плеча. Проведя Малко через длинный коридор до вестибюля, полковник откланялся.

Китаец-бакалейщик, чья лавка соседствовала со зданием национальной безопасности, быстро отвел глаза, когда Малко проследовал мимо него. В конце концов, полковник Макассар мог быть вовсе не таким безобидным, каким казался на первый взгляд. Малко рвал и метал. С тех пор, как он прилетел в Бангкок, он только и делал, что бился головой о стену. Джима Стэнфорда словно вообще никогда не существовало. Жена считает Джима мертвым, полковник Уайт тоже. Тайской полиции, по-видимому, совершенно наплевать на его исчезновение.

Тротуар был таким неровным, что Малко все время приходилось смотреть себе под ноги, чтобы не упасть. Прямо перед ним в виде вычурной пагоды высилось здание отеля «Сиам Интернешнл», а напротив отеля — огромный кинотеатр «Рекс».

Там крутили индийский фильм, дублированный на тайский язык, и Малко чуть не заглянул туда, чтобы немного побыть в холодке. Но тут ему в голову пришла идея. Он остановил такси и через десять секунд уже катил к Суривонг-роуд.

* * *

Магазин Джима Стэнфорда был невелик, но вид имел роскошный. Он располагался в двухэтажном доме, чуть в глубине улицы. В магазине кругом лежали шелка и сновали элегантные дамы, в большинстве своем иностранки. Малко спросил у продавщицы-тайки, где дирекция, и через заднюю комнату его провели на второй этаж.

За стеклянной перегородкой сидела молодая белокурая девушка. Приятное лицо с пухлыми губами и синие насмешливые глаза. Малко представился сотрудником консульства, расследующим исчезновение американского подданного, и объяснил цель своего прихода. Лицо девушки судорожно сжалось.

— Это ужасно, — прошептала она, — мы его так любили. Что с ним стряслось?

— Именно это я и хотел бы выяснить, — сказал Малко.

Он приступил к девушке с расспросами. Та очень скоро разговорилась. Выяснилось, что она приехала из Новой Зеландии шесть месяцев назад.

— Работает ли здесь кто-нибудь еще, кроме тех, кто сейчас внизу? — поинтересовался Малко.

Подумав, новозеландка ответила:

— Вроде бы нет. А почему вы спрашиваете?

— Просто так, — ответил Малко. — Не было ли в жизни Джима Стэнфорда чего-нибудь особенного, что могло бы навести нас на след?

Девушка покачала головой.

— Мне хотелось бы вам помочь, но я, право, не знаю... он приходил сюда каждое утро, в полдень отправлялся на массаж, а потом возвращался и занимался счетами или посещал фабрикантов шелка.

Маленький огонек зажегся в мозгу Малко. Еще одна неизвестная подробность из жизни Джима: массаж. То, что рассказывали Малко о таиландском массаже, собственно к массажу имело весьма отдаленное отношение.

— А вы не знаете, куда он ходил делать массаж? — осторожно спросил он.

Девушка нахмурилась и с сомнением в голосе ответила:

— Кажется, к Такаре Онсен.

— Спасибо.

Он поднялся. Золотистые глаза Малко явно привлекли к нему внимание девушки. Она тут наверняка скучала. Какая жалость, что у него нет времени приударить за ней. Новозеландка, словно угадав его мысли, протянула Малко визитную карточку, где на скорую руку написала свое имя и номер телефона.

— На случай, если вы захотите еще о чем-нибудь меня спросить, — пояснила она, потупив взор. — Мне бы так хотелось, чтобы Джима Стэнфорда нашли...

— Ладно.

От толстушки исходила здоровая животная чувственность. Ее взгляд говорил, что для Малко она готова расшибиться в лепешку. Даже предоставить в его распоряжение саму себя.

Малко положил карточку в карман. Девушка проследила, как он спускался по лестнице, и на ее губах заиграла мечтательная улыбка: какой мужчина!

У Малко не было времени шляться по Суривонгу вдоль витрин торговцев шелками. У него было свидание с Тепен. Таксист выколотил из него десять батов за то, что довез до «Еравана». В холле его ждал шофер, которого прислала Тепен. Швейцар показал ему на Малко, и тот решил перенести сеанс массажа на более поздний срок, тем паче что он не представлял себе, где искать Такару Онсен. Усевшись на заднее сиденье «мерседеса», Малко расслабился.

* * *

Они проехали почти весь город по бесконечным улицам с такими названиями, что впору было сломать язык. Железнодорожный переезд пересекал Паом Йотнин-роуд прямо посреди города, и им пришлось десять минут пережидать товарный состав. Наконец они добрались до богатых северных кварталов. Водитель свернул в аллею и остановился у деревянных ворот.

Тепен поджидала его в облегающих, как перчатки, черных эластичных брюках и прозрачной нейлоновой блузке. Дома вид у нее был другой.

— Добро позаловать, завтрак вас здет.

Когда она говорила так, ей можно было дать не больше четырнадцати. Малко последовал за ней в дом, почти такой же красивый, как у Джима Стэнфорда. Весь из дерева, заставленный статуэтками и буддами. Стол накрыли в небольшой столовой, примыкавшей к просторной гостиной.

— Я приготовила для вас настоящую тайскую еду, — сказала Тепен.

После наманы, которую они тут же и выпили, Малко с Тепен сели за стол. По тайскому обычаю, все блюда подали одновременно, кроме супа, который появился последним.

Малко положил себе кусочки рыбного филе, приправленного очень острым соусом, походя убедившись, что тайцы за столом не пользуются ножом. Обходятся вилкой и ложкой.

В крошечных чашечках подали обжигающий и очень крепкий чай. Тепен пила его так, словно это холодное молоко. Потом она протянула Малко небольшую пиалу — суп.

На вкус суп был восхитительным, пикантным, жирным. Малко его похвалил.

— В состав супа входит более сорока различных трав, — пояснила Тепен. — Сама бы я его не приготовила. Кухарка тратит на него целые дни.

Малко покачал головой. Под языком он вдруг почувствовал инородное тело и разгрыз его.

В следующий миг он сделался фиолетовым. Из глаз покатились две крупные слезы. На ощупь он схватил чашку с чаем, единым махом опорожнил ее и, обжегшись еще больше, впервые в жизни позволил себе грубо выругаться в присутствии дамы. Хорошо еще, что на немецком...

У него было такое чувство, что он проглотил расплавленное железо. Дьявольская штуковина спускалась по пищеводу, оставляя за собой огненно-жгучий след.

Давясь от смеха, Тепен кликнула служанку, которая тут же прибежала с большим графином воды. В спешке схватив графин, Малко облил рубашку. Все еще задыхаясь, но уже немного придя в себя, Малко спросил:

— И часто вы покушаетесь на жизнь своих гостей?

— Это всего лишь перчинка, — с возмущением проговорила девушка. — Вот, смотрите.

Она подцепила у себя в супе такой же оранжевый шарик и спокойно разгрызла его, ничуть не изменившись в лице. С отвращением выпив еще один графин воды, Малко поклялся, правда, с некоторым опозданием, что впредь будет питаться одними консервами. Теперь он начинал понимать полковника Уайта.

Уменьшить жжение во рту не смогла даже мякоть кокосового ореха. Наконец они вышли из-за стола и направились в гостиную.

Тепен придвинула небольшой бар на колесиках.

— Взгляните, — сказала она. — У меня тут живет пьянчужка чинк-чок.

Она осторожно приподняла бутылку виски, и Малко увидел небольшую свернувшуюся в клубок ящерицу. Ящерица даже не пошевелилась.

— Она поселилась в баре три месяца назад, — сказала девушка, — и питается только каплями, стекающими с бутылки. Она целыми днями мертвецки пьяна.

Ящерица и на самом деле, казалось, пребывала в состоянии полного блаженства. Малко потрогал ее за хвост, но она даже не соблаговолила открыть глаза, не проспавшись еще после очередной порции виски.

Чтобы немного прийти в себя, он попросил принести еще один большой стакан наманы. Расположившись поудобнее на диване рядом с Малко, Тепен наблюдала за ним краем глаза.

Неожиданно она повернулась к нему и прошептала:

— Вы такой милый.

Разволновавшись, она сюсюкала еще больше.

— С чего это вы вдруг?

— Вы такой нежный, у вас удивительные глаза. Я никогда таких не видела. Я бы не хотела, чтобы с вами случилось несчастье.

Малко вздрогнул.

— А почему со мной должно случиться несчастье?

— Ваша профессия сопряжена с риском, а Бангкок — город опасный, — только и сказала она.

Тепен рассеянно поигрывала своим крупным брильянтом. Внезапно она наклонилась к Малко и выдохнула:

— Поцелуй меня.

Не дожидаясь ответа, Тепен подставила лицо. Сделала она это довольно неловко, но с большим пылом. Она прильнула к Малко, сидевшему в своем альпаковом костюме. Но тут же, резко отстранившись, бросила:

— Совсем с ума сошла.

Она быстро встала и поправила прическу. Ее гладкое лицо вновь обрело непроницаемый вид.

Малко встал. Тепен — девушка занятная, но он прибыл в Бангкок не для того, чтобы забавляться с начинающей сотрудницей спецслужб, девственницей с миллиардным состоянием.

— Мне нужно кое-что узнать, — начал он. — Вам случайно не известно, где находится массажное заведение Такары Онсен?

Девушка замерла. Ее лицо словно окаменело. Прикусив губу и надменно вздернув подбородок, она с неподражаемым презрением проговорила:

— Смотрю, вы время зря не теряли. Спросите в своем отеле, там наверняка знают. У меня что-то разболелась голова, я скажу своему шоферу, чтобы он отвез вас домой.

Она повернулась и, даже не попрощавшись, вышла из комнаты.

Так ничего толком и не поняв, Малко очутился в «мерседесе». Он смутно подозревал, что Тепен воспылала к нему любовью.

Только этого не хватало.

Швейцар в «Ераване» и правда рад был услужить Малко. Начал он с того, что предложил цветные порнофильмы и пять почти наверняка нетронутых девочек.

Малко было известно, что Бангкок кишел массажными заведениями, которые наверняка оказывались домами свиданий. Но ему и в голову не приходило, что там действительно можно было делать массаж.

— Заведение Такары Онсен в двух шагах отсюда, первый тупик направо за зданием БОАС, на Рамчадамри. Больше ста батов не платите, разве что соблазнитесь на массаж особого рода, — добавил, подмигивая, швейцар.

Малко поблагодарил и снова вышел на пекло.

Глава 5

Когда Малко вышел из ворот «Еравана», таец, стоявший перед торговцем вразнос, продававшим китайский суп, быстро доел свою порцию, бросил торговцу бат и двинулся следом за ним. В белой рубашке, брюках из синтетики, босиком и в черных очках, он походил на конторского служащего, одного из тех, что чуть поодаль, у ипподрома, ждали автобус.

И при этом Са-Май был одним из самых опасных убийц в Бангкоке. Особенно ценимым за то, что полиция не располагала о нем никакими сведениями, так как он ни разу не попадался.

Первое убийство он совершил почти случайно. Он убил тогда проститутку с Ярават-роуд, которая подняла Са-Мая на смех из-за его слишком темной кожи. В Таиланде тоже встречаются расисты. Са-Май изодрал ее треугольным ножом, который сварганил из рессоры грузовика. Парень он был сноровистый.

Вопли умирающей девицы разбудили в нем смутное наслаждение и уверенность в том, чтоон обладает способностью, которой лишены другие. До тех пор Са-Май был обычным хулиганом и ограничивался воровством и мордобоем. Но тут, войдя в раж, он очень медленно воткнул нож проститутке в живот над самым пупком, и ее глаза совсем закатились.

Потом, каждый раз, когда он занимался любовью, воспоминание об этом убийстве многократно усиливало его наслаждение. Но у Са-Мая и в мыслях не было, что он садист.

Профессиональным же убийцей он стал из-за денег. Са-Май был падок на женщин, но некрасив, слишком смугл и без двух передних зубов. Поэтому он решил, что единственный способ завоевать сердца миниатюрных развязных девиц, которые прогуливались рука об руку по Нью-роуд в эластике, обтягивающем ягодицы, — это купить мотоцикл «Судзуки».

Он нашел себе такой по случаю за десять тысяч батов. Сумма баснословная для Са-Мая, который больше стобатового банкнота в руках не держал. Его первая сделка принесла ему две тысячи батов, которые он тут же внес за мотоцикл. Торговец пообещал, что, заплатив еще три тысячи, Са-Май сможет его забрать, а оставшуюся сумму принесет потом. Са-Май спал и видел, когда это приобретение выделит его из среды жалкой, ничтожной шпаны.

Несмотря на постоянный голод, он экономил даже на еде. Обходился супом с корицей и трижды в день китайской лапшой.

Человек в толпе в двадцати шагах от Са-Мая, не спускавшего с него глаз, как раз и предоставлял тому случай заполучить эти три тысячи батов.

Он не сомневался, что добудет их без особого труда: убить для него было пара пустяков. Каждое утро он по полчаса точил свой обоюдоострый нож и осторожно укладывал его в кожаный чехол, закрепленный на правой ноге под самым коленом.

* * *

Малко пересек улицу на зеленый свет и направился в проход справа от здания БОАС. Преследовавший его Са-Май незаметно смешался с толпой.

Широтой плеч Са-Май превосходил большинство своих земляков. Крестьянин с востока страны, он, прежде чем заявиться пешком в Бангкок, немало повкалывал в поле.

Огромное объявление — красные буквы на черном фоне — гласило: Такара Онсен, массаж, турецкие бани. Вход в массажное заведение был зажат между антикварным магазином и ларьком для продажи сувениров. Малко толкнул стеклянную дверь и очутился в холле, выложенном плиткой, как и бывает в бане. За столом под табличкой, где на тайском, китайском и английском языках значились цены, сидела сильно накрашенная девица в кимоно. Она заученно улыбнулась Малко и протянула брошюрку.

— Выбирайте, сэр.

На каждой странице красовалась фотография девушки с именем и номером, а сверху короткая, очень выразительная надпись по-английски: «Меня зовут Лили. Побыв со мной, вы уже никогда меня не забудете» или «Я молода и одинока. Почему бы вам не прийти ко мне?»

Массаж открывал неведомые горизонты. Сотрудница заведения терпеливо ждала. Малко вернул брошюру и положил на стойку стобатовую бумажку.

— Мне бы девушку, у которой брал сеансы массажа мой друг Джим Стэнфорд, — спросил Малко. — Он мне рассказывал о ней много хорошего.

Выражение лица у девушки не изменилось. Она мгновенно спрятала деньги — так муравьи утягивают в муравейник кузнечика — и объявила:

— Мисс Петти, номер двадцать второй.

Тут же из-за приотворенной двери выскочил крошечный таец и сделал Малко знак следовать за ним. Они двинулись по коридору, где пахло паром и одеколоном. У одной из дверей таец остановился и почти затолкнул Малко в комнату.

Молодая тайка стояла между ванной и массажным столом. Очень маленькая, почти миниатюрная, в черепаховых очках и черных сапогах, доходящих до колен, белой мини-юбке и очень коротком с поясом кимоно, достаточно открытом, чтобы заметить, что девушка обходится без бюстгальтера.

Она встретила Малко всегдашним тайским приветствием и, подойдя, принялась ловко стягивать с него рубашку. Через несколько секунд Малко остался в одних трусах. Все с тем же безучастным видом тайка решительным движением сняла с него и трусы. Малко не успел даже покраснеть. Ему тут же пришлось залезть в ванну, наполненную голубоватой ароматной теплой водой. Не дав ему вздохнуть, девушка стала намыливать его толстой натуральной губкой — так обтирают лошадь. Уставившись в пространство, она тем не менее не пропускала ни одного места и особенно задерживалась на животе. Расслабившийся Малко заметил, как под кимоно набухли две острые груди. Однако смотрела массажистка по-прежнему равнодушно. И за все время не произнесла ни слова.

Наконец она отбросила губку и, взяв большое полотенце, подала Малко знак выйти из ванны. Вытирала она его так же тщательно, сантиметр за сантиметром. И Малко вновь оказался посреди комнаты в чем мать родила.

С серьезным видом, словно священнодействуя, девушка взяла Малко за руку и уложила лицом вниз на обитый клеенкой массажный столик. Малко опустил нос на горячее полотенце. В следующий миг он взвыл, решив, что ему на спину обрушился потолок.

Ребром руки, коротко и быстро, мисс Петти лупила его что было мочи по спине. Била как каратистка, обладающая по меньшей мере черным поясом. Била от всей души...

Он попытался встать, но новый удар по затылку пригвоздил его, почти без сознания, к столу. На долю секунды он даже подумал, что попал в ловушку и девушка намеревается его угробить, — так болезненны были ее удары. После приключений в Карибском море он не доверял баням и пресловутому отдыху в компании со сказочными существами.

Теперь она уже не била, а одну за другой щипала ему мышцы твердыми, как сталь, пальцами. Потом мисс Петти потянула каждый сустав, едва их не вывихнув, каждый палец на ногах и принялась неторопливо массировать ему затылок. Первое приятное ощущение. Она стояла рядом, и ее круглое бедро касалось его лица. Малко поднял голову и заговорил:

— Вы знаете Джима Стэнфорда?

Вместо ответа она ткнула его носом в полотенце. И хлоп! Снова-здорово! Теперь она ритмично стучала ему ребром руки по голове. Малко, совсем без сил, застонал от боли. Пытка неожиданно прекратилась. Еле живой, Малко открыл глаза. Несмотря ни на что, он вроде бы успокоился. Мисс Петти, не раскрывавшая доселе рта, улыбнулась и спросила:

— Ну как, сэр?

Она явно готовилась переключиться на другого клиента, но все же поинтересовалась на плохом английском:

— Особый массаж хотите? Это будет стоить еще сто батов. Деньги пойдут заведению, — поспешила она добавить.

Малко, у которого все тело ломило от усталости, схватил штаны и вытащил две стобатовые бумажки.

— Это вам, — сказал он. — Вы сделаете мне то же, что делали моему другу Джиму Стэнфорду.

Он так никогда и не узнал, что сыграло решающую роль: деньги или имя Стэнфорда, — но на этот раз на губах мисс Петти заиграла искренняя улыбка.

— А, Джим, классный мужик!

Но она тотчас же приняла рабочий вид, вынула из шкафа два аппарата размером с пачку сигарет и прикрепила их на тыльной стороне ладоней. Потом нажала на каждом из них на кнопку, и те загудели, как электропила.

Девушка вновь уложила Малко на стол, но теперь на спину. Она расстегнула пояс своего кимоно и, когда наклонялась, ее маленькие круглые груди касались Малко. Как только ее руки дотронулись до его живота, он понял, что у мисс Петти вибромассажные устройства на батарейках. Японского производства.

Малко очень скоро застонал. Проворные пальцы спускались по его телу все ниже и ниже. Потом левая рука медленно заскользила вверх, проходя через все чувствительные точки.

Малко издал хриплый звук: теперь правая рука мисс Петти, добравшись до цели, еле шевелилась, но вибрация аппарата возбуждала нервные окончания словно миллионами булавочных уколов. Никогда еще Малко не испытывал подобных ощущений. Он попытался притянуть к себе девушку, но та с безучастным видом отстранилась. Обе ее руки задвигались быстрее. Не предваряя своих действий лаской и не зная передышки.

Малко вспомнился сад тысячи пыток. Но вдоль его позвоночника уже поднимались теплые волны. Наслаждение пришло внезапно. Такого сильного Малко не знал. Вытянувшись дугой, он закричал, увертываясь от ее пальцев. Но девушка, как искушенный мастер, отпустила Малко, лишь когда он откинулся в изнеможении, вцепившись пальцами в край белого стола. Когда он вновь открыл глаза, ему показалось, что белый потолок сияет всеми цветами радуги.

Мисс Петти натянуто улыбнулась. Запахнув кимоно, она уже снимала свои дьявольские приспособления и укладывала их в шкаф. Потешился — и будет.

— Вы хорошо знаете Джима Стэнфорда? — спросил Малко, с трудом переводя дух.

Мисс Петти в тревоге нахмурилась.

— Не очень, сэр.

Она являла собой пример редкой профессиональной добросовестности.

Малко уверил ее, что никогда не испытывал такого наслаждения. Однако пришел он сюда не для этого. Девушка смотрела на Малко, не совсем понимая, что ему надо. Она перебирала в уме все самые ужасные извращения, которыми он мог страдать.

— Я хотел бы с вами поболтать, — не отставал Малко.

Она покачала головой.

— Не здесь. Мне некогда. У меня много работы. Сегодня вечером, если вам угодно. Приходите в «Три королевства».

Она решила, что «массаж» так разохотил Малко, что он не может остановиться.

Из последовавших объяснений Малко понял, что мисс Петти работает еще и в кабаре, за деньги танцуя с посетителями. Малко договорился, что придет в кабаре вечером: никакой иной возможности переговорить с ней у него не было.

Он оделся, поклонился мисс Петти, расплатился с девушкой внизу и, слегка одуревший, выбрался на улицу. На что только не приходится идти, лишь бы добыть нужные сведения.

Он поймал такси и поехал в «Эр Америка».

* * *

Са-Май успел лишь прихватить пакет с лоснящимися от жира креветками, бросить два бата уличному торговцу и тоже прыгнуть в такси. На его удачу, на Печвури-роуд такси Малко остановилось на красный свет.

У входа в «Эр Америка» Малко столкнулся с двумя бритоголовыми типами в штатском. С первого взгляда было ясно, что они из морского ведомства. Весь Бангкок знал, что «Эр Америка» — на самом деле филиал ЦРУ. Более тайные операции проводились в другом помещении — пошивочной мастерской «Дизайн Тай», набитой самыми блестящими специалистами американских спецслужб, — центре по вербовке двойных, тройных, а иногда и четверных агентов, всегда готовых продаться тому, кто больше заплатит.

У кабинета полковника Уайта Малко, к своему удивлению и радости, заметил Тепен, которая сушила ногти на клавиатуре пишущей машинки.

Она холодно приветствовала его и тут же отвернулась. Она не переварила еще его массаж. Как бы дразня ее, Малко подошел и одарил Тепен чарующей улыбкой.

Девушка согласилась сменить гнев на милость.

— Ну и как ваш массаж? — кисло спросила она.

Ревнивая, как дюжина тигриц. Прямо конец света.

— Я ожидал большего, — предусмотрительно ответил Малко. — Все это без души. А вот о нашем обеде я сохранил самые лучшие воспоминания...

Тепен с сомнением поглядела на Малко, уж не шутит ли он. Золотистые глаза излучали ласку. Тепен сразу растаяла.

— Если я вам понадоблюсь... — вырвалось у нее.

— Во всяком случае, я с большущим удовольствием приглашаю вас нанести мне ответный визит. Но сегодня вечером я, к несчастью, занят, у меня деловое свидание.

Ему не к чему было брать Тепен с собой в «Три королевства». Как бы она не выцарапала мисс Петти глаза! Увидев, однако, что Тепен огорчилась, он поспешил добавить:

— Если только мы не сможем увидеться попозже...

— Поздно вечером я свободна, — уверила его Тепен.

Очевидно, работа в «Эр Америка» не отнимала у нее много сил.

— Тогда в полночь в баре отеля, если вы не боитесь испортить себе репутацию.

Испепелив его взглядом, Тепен сухо сказала:

— Я извещу полковника Уайта о вашем приходе.

Глаза полковника Уайта покраснели от усталости. Три пустых чашки от кофе стояли одна в другой на письменном столе. Полковник был небрит.

— Я не спал уже двое суток, — проворчал он. — Крупные неприятности. Один из моих парней вляпался в историю с опиумом. Тайцы говорят, что они его просто-напросто расстреляют. Придется потратить кучу денег. Мало того, они довели до моего сведения, что партизаны, вооруженные автоматами, появились на юге. Никто не знает, как к ним попадают автоматы. И потом, со следующего месяца грузовики с бомбами для Саттахипа[3] могут передвигаться только ночью. Чтобы никто не судачил... Вот такие хорошенькие новости.

Убрав с кресла кучу папок, Малко сел и сказал:

— Я думал, таиландское правительство очень сильно настроено против коммунистов.

Уайт пожал плечами и выплюнул жвачку в пепельницу в паре метров от него.

— Тайцы сами по себе, — разочарованно произнес он. — И всегда готовы переметнуться к противнику. Символом их политики мог бы стать флюгер. Сегодня они нас терпят. Не более того. Но уже ставят на китайцев. Хотя гоняют их по лесу и раздирают слонами партизанских главарей, которых мы им передаем. Тут Азия, отсюда пошел обычай рассуждать по спирали. Ничто не бывает ни достаточно простым, ни достаточно истинным. Кстати, вы уже разыскали своего Джима Стэнфорда?

Малко рассказал о том, что сделал, и о трупе у реки Квай. Полковник покачал головой.

— Это ничего не значит кроме того, что старик был свидетелем убийства или похищения Стэнфорда.

— Сегодня вечером я, может, что-нибудь выясню, — заявил Малко. — Я нашел девушку, которая, судя по всему, хорошо знала Стэнфорда.

— Ума не приложу, чем я могу вам помочь, — проворчал Уайт.

— Если Джима и впрямь похитили, то они упрятали его где-нибудь в джунглях. Тут потребовалось бы много времени и людей.

Малко не стал настаивать. Полковнику было явно наплевать на судьбу Джима Стэнфорда. Малко встал и откланялся. В коридоре он заметил Тепен, по-прежнему полировавшую себе ногти. Тяжелая все-таки жизнь у богатых девушек!

Выйдя из «Эр Америка», он немного прогулялся по Суривонг-роуд. Опускалась ночь. Кругом раздавался треск мотоциклов. Почти на каждом шагу попадались китайские или тайские ресторанчики, распространявшие ароматы, смешанные со зловонием каналов и разлагавшихся отбросов. Местами ультрасовременные здания чередовались с низкими черными деревянными домишками. На украшенной статуей короля огромной площади, на перекрестке улиц Рамы IV и Рамчадамри, Малко сел в такси. Он не решился подниматься по широкому проспекту до «Еравана» пешком. После массажа ноги его не слушались.

В отеле он разделся, принял душ и улегся в постель. На душе у него кошки скребли.

Если не считать разбитого сердца молодой девственницы, похвастаться ему было пока нечем, совсем нечем.

* * *

Ярават-роуд выходила на Нью-роуд. В двух шагах от реки и «Ориентала», самого старого отеля в Бангкоке. Здесь на одном квадратном километре соседствовало около пятисот ночных кафе, одно невзрачней другого.

Он прошел метров пятьдесят по неосвещенной улице, и за это время к нему раз двадцать приставали проститутки, выползавшие из всех темных углов. «Три королевства» располагались в нижнем этаже современного здания. Обшитый галунами швейцар, поклонившись до земли, открыл обитую дверь, из-за которой пахнуло холодом. Здесь всюду были кондиционеры.

Зал тонул в полумраке. Лишь один синий прожектор освещал филиппинский оркестр на высокой эстраде. В глубине зала, у бара, парами или маленькими группами в ожидании толпились девицы.

Малко привели к столику, где он погрузился в изучение меню. Он сильно сомневался в съедобности того, чем потчевали в подобного рода забегаловках, и потому заказал лишь бутылку «Шам-аля», калифорнийского шампанского. Бутылку, по крайней мере, откроют в его присутствии. Это произведет благоприятное впечатление на мисс Петти. Он не просидел и пяти минут, как рядом с ним возникла из темноты высокая худая китаянка неопределенного возраста в серой одежде — мама-сан, отвечавшая за девушек.

— Вам не скучно в одиночестве, сэр? — спросила она на превосходном английском. — Не желаете ли, чтобы прелестная юная девушка составила вам компанию, потанцевала бы с вами? У нас есть тайки, малайки, китаянки. Китаянки чуть подороже — сто батов за час. Они все прекрасно воспитаны.

Эвфемизм, означавший, что самыми опасными венерическими болезнями они не страдают.

Малко улыбнулся. Все это было в порядке вещей.

— Мне кажется, я знаю одну из работающих здесь девушек, мисс Петти. Она сейчас тут?

— Пойду узнаю, — ответила мама-сан. — По-моему, она еще ни с кем не пошла. Я вам ее тотчас же пришлю.

Зал был еще на три четверти пуст. Несколько пар обедали в глубине. Малко нарочно пришел пораньше, чтобы мисс Петти не перехватил какой-нибудь другой «поклонник».

Китаянка исчезла в темноте, и полминуты спустя маленьким благоухающим призраком появилась мисс Петти. В совершенно ином обличии: никаких тебе очков, волосы опущены на плечи, строгое белое кимоно заменено на мини-платье цвета электрик, туго обтягивавшее уже знакомые Малко маленькие груди.

Девушка радостно вскрикнула при виде бутылки, которую как раз открывал официант.

Шампанское!

Не стоило портить ей настроение и объяснять, что такое настоящее шампанское. Мисс Петти пригубила пенистую жидкость, и ее глаза загорелись. Усевшись, она поставила бокал и задумчиво бросила:

— Вы очень богаты, сэр.

Малко предусмотрительно уклонился от обсуждения этого вопроса. Мисс Петти продолжала свою мысль:

— Здешние посетители всегда заказывают виски, а я терпеть не могу виски. Вы не американец?

Потребовалось около четверти часа, чтобы, перемежая английские слова китайскими, объяснить ей, что такое Австрия. Для мисс Петти любой с нераскосыми глазами был американцем. После третьего бокала «Шампаля» молодая тайка, пришедшая в очень веселое расположение духа, наклонилась к Малко и шепнула:

— Меня зовут не Петти. Мое настоящее имя — Сирикит, как у королевы. Хотите, называйте меня Сирикит.

Спустя полчаса бутылка была пуста, а Сирикит — в дупель пьяна. Ей во что бы то ни стало приспичило танцевать. Привлекательная сдержанность, которую она демонстрировала в массажном заведении, полностью улетучилась. Сирикит танцевала с Малко так, словно собиралась заняться с ним любовью прямо на танцевальной площадке.

Но, увы, он пришел сюда не за этим.

Вернувшись за столик, Малко заказал еще одну бутылку, наполнил бокал Сирикит и затронул нужную тему:

— Я ищу Джима Стэнфорда. Вы ведь его знаете?

Сирикит утвердительно икнула.

— Да, классный мужик. Мне он очень нравится.

Из последовавшего затем бессвязного разговора Малко уяснил, что Джим Стэнфорд был завсегдатаем массажного заведения. Причем заказывал значительно более сложные процедуры, чем те, которые выпали на долю Малко. После двадцатипятилетнего пребывания в Азии человек имеет право быть требовательным.

Сирикит вдруг нахмурилась.

— Но с тех пор, как он стал якшаться с этой китайской шлюхой, он почти к нам не приходил.

Малко навострил уши. Это что-то новое. Он налил Сирикит еще немного «Шампаля», но та уже отвлеклась от Джима Стэнфорда.

— Мама-сан меня заругает, — захныкала она. — Нам нельзя пить спиртное. Меня вышвырнут с работы...

«Шампаль» не придал ей оптимизма. Малко вытащил из бумажника и сунул в руку Сирикит стобатовую бумажку. И прошептал ей на ухо, что будет заботиться о ней до конца своей жизни. Это была ужасная ложь. Но Сирикит успокоилась. Малко решил воспользоваться случаем.

— А кто эта нехорошая китаянка? — коварно спросил он.

Сирикит презрительно сплюнула.

— Шлюха. Она хуже белой. Однажды она мне сказала, что я слишком желтая и не должна заговаривать с ней первой.

Злоба исказила детские черты Сирикит. Где только не гнездится расизм...

— А где эта девица? — спросил Малко.

Сирикит бросила на Малко гневный взгляд.

— Вам понадобилась эта шлюха?

И она снова замкнулась в себе. Малко положил Сирикит руку на бедро и принялся доказывать ей, что она стоит десяти тысяч китаянок. Значит, у Джима Стэнфорда была любовница. Разумеется, она могла не иметь никакого отношения к его исчезновению. Однако полковник Уайт ничего о ней не знал, а мадам Стэнфорд скрыла от Малко сам факт ее существования. Во всяком случае, это была первая трещина в стене, о которую Малко бился головой со времени своего появления в Бангкоке.

Он должен узнать, кто эта неведомая китаянка.

Малко налил себе «Шампаля», опорожнил бокал, подавая пример Сирикит, и как бы вскользь спросил:

— А как зовут эту китаянку?

Как ни странно, Сирикит, казалось, ничего не знала об исчезновении Джима Стэнфорда. Она, очевидно, не читала газет.

Последовало недолгое молчание, после чего Сирикит швырнула бокал на пол и, перекрывая шум оркестра, пронзительно закричала:

— Вы врете, врете! Вы сами хотите переспать с этой шлюхой!

Она принялась поносить Малко на чем свет стоит. Ему было неловко. Еще хорошо, что он не понимал по-тайски.

Рассерженная мама-сан появилась немедленно. Она сказала Сирикит одну только фразу, та сразу успокоилась и, зашмыгав носом, опустила голову. Мама-сан извинилась перед Малко.

— Мисс Петти слегка притомилась. Думаю, ей лучше пойти поспать. Я пришлю вам мадемуазель Лауру.

Это не входило в намерения Малко. Мама-сан схватила Сирикит за локоть и железной рукой подняла со стула. Та бросила на Малко отчаянный взгляд, ион, ухватившись за предоставившуюся возможность, наклонился к девушке и шепнул ей на ухо:

— Где вы живете? Я хочу еще вас увидеть.

Увлекаемая мамой-сан, Сирикит, слегка поколебавшись, бросила:

— В отеле «Вьенг-Тай». Около университета «Таммассат».

Через мгновение маленький зад, обтянутый зеленым шелком, исчез в темноте. В «Трех королевствах» за дисциплиной следили неукоснительно.

Малко попросил счет. На деньги, которые он заплатил за две бутылки «Шампаля», в Европе он мог бы купить ящик «Моэт-b-Шандона». Зато он напал на след. Будет весьма забавно, если Джим Стэнфорд просто убежал со своей любовницей — седина, так сказать, в бороду, бес в ребро. Однако оставался труп на кладбище у реки Квай. Умыкая подружку, свидетелей не убивают. И как тогда объяснить зверское убийство сестры Джима Стэнфорда?

Малко поспешил встать, пока мама-сан не прислала ему другую красотку. Зал заполнялся, так что маме-сан нетрудно будет ее пристроить. Малко попытался высмотреть Сирикит, но ту уже куда-то уволокли. Завтра утром он отправится на поиски отеля «Вьенг-Тай», хотя Сирикит, конечно же, не поднимется в восемь часов.

После прохладного кабаре улица показалась ему печью, а ведь это время года считается холодным... Ни одного такси не было видно, да и швейцар куда-то запропастился. Малко подошел к краю тротуара. Какой-то человек двинулся к нему через улицу и, приблизившись, слегка толкнул. Малко машинально пробормотал по-английски извинение и ступил на мостовую.

Дальнейшие события произошли в один миг. Женский крик заставил Малко обернуться. Вся сцена тут же запечатлелась в его мозгу. У входа стояла Сирикит. Это она кричала. Человек, толкнувший Малко, находился за его спиной и в правой руке держал что-то блестящее. Отвернувшись от девицы, он продолжил движение руки, прерванное ее криком.

Быстрый, словно молния, нож метил в сердце Малко.

Малко инстинктивно нырнул вперед, падая на ладони. Боль пронзила ему бок, и он покатился по земле. Оружия у него не было: свой пистолет он оставил в отеле.

Человек, пырнувший его ножом, бежал по направлению к Нью-роуд. На пороге «Трех королевств», как сирена, вопила Сирикит.

Малко пощупал левый бок: рука сразу стала липкой от крови. Его пиджак как распороли бритвой — от подмышки до бедра... Недолго думая, Малко со всех ног бросился за обидчиком, ведь тот был от него всего в нескольких метрах.

— На помощь! — прокричал он.

Но белый, преследующий местного жителя в Бангкоке в одиннадцать часов вечера, вряд ли мог рассчитывать на помощь.

Человек с ножом повернул направо. Малко чуть не попал под сам-ло, толкнул зазевавшуюся проститутку и продолжил преследование. Незнакомец пробежал мимо большого здания почты и скрылся в переулке, ведущем к Чаупхрае, широкой реке, пересекавшей Бангкок. В переулке было темно, как в туннеле. На светлом фоне реки Малко различил смутный силуэт, тут же исчезнувший во тьме.

Малко прислонился к ближайшей стене. Это походило на ловушку. Там ему могли перерезать горло или превратить в решето. Малко осторожно отступил к Нью-роуд, косясь на темный переулок. Все кругом, казалось, замерло.

Малко остановился в нерешительности. Внезапно у него закружилась голова. В левом боку закололо. На углу пришлось, чтобы не упасть, облокотиться о витрину индийского ювелирного магазина.

Рядом с белым, который стоял один, качаясь, словно пьяный, затормозило такси. Малко поднял руку и рухнул на сиденье.

— Отель «Ераван», — проговорил он, погружаясь в полубессознательное состояние.

Когда они проезжали мимо ярко освещенного отеля «Рама», Малко бросил взгляд на рану. Нож скользнул вдоль ребер, глубоко порезав бок. Рубашка превратилась в красную тряпку, и кровь продолжала течь. Не закричи Сирикит, нож воткнулся бы ему в сердце.

* * *

В столь поздний час в холле отеля никого не было, кроме Тепен, с мрачным видом восседавшей на одной из скамеек.

Все кружилось перед глазами у Малко. Он боялся, что потеряет сознание прямо в холле. Он прижимал левую руку к боку, чтобы остановить кровь и в то же время не показать, что он ранен. Малко подошел к портье и попросил ключ от своего номера. Тепен была уже тут как тут.

— Вы сильно опоздали, — сердито сказала она.

Малко повернулся, и по его лицу пробежала судорога. Тепен вдруг осознала, что с ним что-то не то.

— Что случилось? — воскликнула она. — Вы такой бледный.

— Пойдемте, — прошептал Малко. — Я все объясню.

Он взял Тепен под руку, и под неодобрительным взглядом портье повлек ее к двери левого лифта.

— Куда мы? — вскричала Тепен, когда двери лифта закрылись.

Малко, закрыв глаза и втянув ноздри, облокотился о стену кабины и сказал слабым голосом:

— Ко мне. Меня хотели убить.

Он показал перепачканную кровью левую руку. Тепен вскрикнула и ничего больше не сказала.

На четвертом этаже Малко, пошатываясь, вышел из лифта.

Ноги его не слушались. Пустынный коридор казался бесконечным. Малко успел войти в номер и увидел, как кровать поползла ему навстречу.

— Малко, Малко, вы падаете, — услышал он исступленный крик Тепен.

* * *

Когда Малко пришел в себя, он лежал на кровати в одних трусах. Над ним склонилась встревоженная Тепен. Он открыл глаза. Тепен тут же отстранилась, и ее лицо снова приняло равнодушное выражение. Вся левая сторона у Малко была закрыта полотенцем и обвязана купальным халатом. Боль, однако, не утихла.

— Я... я вас раздела, — пробормотала девушка, — я хотела остановить кровь.

— Спасибо, — еле слышно проговорил Малко.

— Я позвала одного знакомого врача, он скоро придет, — продолжала Тепен. — Что все-таки с вами произошло?

Корчась от боли, Малко перевернулся на живот и рассказал о том, как на него напали у выхода из кабаре. Сидевшая в кресле Тепен покачала головой.

— Может, это никак не связано с вашим делом. Тайцы очень обидчивы. Каждый день кто-нибудь кого-нибудь пыряет ножом только за то, что тот его толкнул. Мы поссорились с Камбоджей из-за пограничного инцидента четырехсотлетней давности.

— Но это он меня толкнул, — с негодованием возразил Малко.

Импровизированная повязка остановила кровь, но Малко чувствовал большую слабость.

В дверь постучали. Тепен пошла открывать. На пороге появился толстенький, хорошо одетый таец с черной сумкой в руках. Он недоуменно переводил взгляд с Малко на Тепен, решив, видимо, что причиной трагедии является ревность. Девушка быстро заговорила с ним по-тайски, и он покачал головой. Потом положил сумку и подошел к Малко. Тепен нервно курила, пока он отковыривал испачканное кровью полотенце. Они обменялись несколькими не понятными для Малко фразами, и Тепен спросила:

— Полагаю, в больницу вы не хотите?

— Тогда уж сразу в морг...

— Он говорит, что вы потеряли много крови. Нужно переливание, и вас нельзя оставлять этой ночью одного. Он сейчас наложит швы.

Следующие четверть часа он испытывал невыносимую боль.

Не будь рядом Тепен, он бы ревел, как иерихонская труба... Всякий раз, когда аграф впивался ему в тело, Малко подавлял стон. В этой стране наркоз считался роскошью, предоставляемой исключительно членам королевской семьи. Наконец, запах эфира засвидетельствовал окончание пытки. Врач закрыл рану широким куском розового лейкопластыря и жестами велел Малко лечь на правый бок и не шевелиться.

Он сказал что-то Тепен, и та перевела.

— Вы два дня не должны переворачиваться.

Таец уже закрыл сумку с инструментами. Исчез он так же незаметно, как появился.

Как только за врачом захлопнулась дверь, Тепен предстала перед Малко с упрямым выражением на лице.

— Врач сказал, что вам нужна сиделка. Я бы осталась, если вы пообещаете, что не тронете меня пальцем...

Малко было как раз самое время этим заниматься!

— А я думал, что вы испортите себе репутацию, если вас увидят у меня, — насмешливо сказал Малко.

— Так оно и есть, — холодно ответила Тепен, — но раз уж я поднялась к вам в номер... Так что, обещаете?

— Обещаю все, что вам угодно.

— Впрочем, — заключила девушка, — я буду ложиться одетой.

И своим обычным благовоспитанным тоном добавила:

— Теперь вам надо поспать. Врач придет завтра утром.

В левом боку у Малко словно толкалась чья-то огромная рука. Боль отдавалась даже в плече. Малко еле ворочал языком, во рту было сухо, как в долине смерти, и в висках стучала кровь. Он хотел было сказать «спокойной ночи», когда вдруг в его затуманенном сознании промелькнула мысль. Перед его глазами вновь возник убийца, пристально смотрящий на Сирикит, прежде чем нанести ему удар.

Над Сирикит нависла смертельная опасность. Теперь Малко был в этом уверен. Сирикит могла опознать убийцу. И она единственная знала отгадку. Малко еще не догадывался, в чем тут соль, однако не приходилось сомневаться, что раз на него напали, значит он на правильном пути. Малко ни секунды не сомневался в том, что это не случайно.

Выходит, оставалось только одно: срочно найти Сирикит.

Ах, проклятье!

Малко попробовал встать, но у него тут же закружилась голова, и ему пришлось снова откинуться на подушку. Резким движением он отдернул одеяло.

— Что вы делаете? — воскликнула Тепен, которая как раз укладывалась в соседнюю кровать.

— Встаю, — покачиваясь, сказал Малко. — Мне срочно радо уйти. Это вопрос жизни и смерти.

Он натянул штаны, но тут же без сил рухнул на стул.

— Не подадите рубашку? — прошептал он.

— Вы с ума сошли. Сейчас же ложитесь в постель.

На мгновение они замерли друг перед другом. Потом Тепен попыталась подтащить Малко к кровати, но он вырвался.

Ему удалось добраться до шкафа и вынуть рубашку. У него раздирало весь бок, пока он напяливал ее на себя. По лбу струился холодный пот; еще немного, и Малко бы упал. Тепен подскочила и довела его до стула.

— Вы сейчас потеряете сознание.

Золотистые глаза налились кровью. Малко поглядел на Тепен и сказал:

— Тепен, вы мне нужны, прямо сейчас. Я не смогу сам вести машину.

Девушка в гневе топнула ногой.

— Но послушайте, куда вы собрались?

— В отель «Вьенг-Тай». Спасти человека, которому из-за меня угрожает опасность...

— А вы не можете позвонить?

Малко покачал головой.

— Нет, и у меня нет больше времени на разговоры. Тем хуже, возьму такси.

Он вытащил из недр своего чемодана плоский пистолет и сунул за пояс. Тепен испуганно следила за его движениями. Малко натянул пиджак. Он еле стоял на ногах. Тепен нагнала Малко, когда тот уже схватился за ручку двери.

— Постойте, я с вами.

В холле Малко был вынужден выпустить руку Тепен, но как только они очутились в темноте, царившей на стоянке, он всем телом оперся на девушку. Хорошо еще, что «мерседес» стоял недалеко.

Малко бросил взгляд на часы: полтретьего.

— Где этот отель? — спросила Тепен.

— Около университета. Это все, что я знаю.

Тепен отъехала от «Еравана» и повернула налево. Улица Рамчадамри была пустынна. «Мерседес» несся со скоростью около ста тридцати километров в час. У вокзала Хуа Ламфонг, поворачивая направо, в китайский квартал, чтобы сократить путь, Тепен едва не задавила двух нищих, которые спали прямо на мостовой.

Днем этими переулками — ухабистыми и людными — никто не ездил. При каждом толчке Малко подавлял стон. Некоторые ямы достигали в глубину тридцати сантиметров. Свет фар выхватывал из темноты силуэты отскакивавших в сторону пешеходов. По ночам в эти кварталы отваживались заезжать разве что полицейские машины.

Неожиданно они выскочили прямо на широкую площадь, и Малко узнал королевский дворец. Они находились совсем рядом с рекой, на севере города. Тепен обратилась к прохожему, который показал на узкую, плохо освещенную улицу.

Две минуты спустя они остановились перед довольно обветшалым домом с красной вывеской: отель «Вьенг-Тай».

На темной улице никого не было, но в отдельных окнах и в вестибюле горел свет. У Малко тут же возникло предчувствие беды.

— Спросить надо некую Сирикит, — объяснил он. — Думаю, это ее настоящее имя. Она массажистка и еще работает в «Трех королевствах».

Тепен напряглась, но вслух ничего не сказала. Поддерживая Малко, она вошла в вестибюль, где воняло кислым китайским супом. Несколько тайцев удивленно на них взглянули. Один из них подошел и сказал по-английски:

— Свободных номеров нет, сэр, все занято.

Тепен ответила ему по-тайски. Малко уловил имя Сирикит и увидел, как изменился в лице таец. С расширенными от ужаса глазами Тепен повернулась к Малко.

— Ее только что зарезали.

— Она умерла?

Тепен перевела. Таец покачал головой и коротко ответил:

— По-видимому, она умирает. Сейчас с ней врач.

— Мне надо ее видеть, — сказал Малко.

Чинить препятствий таец не стал. Тепен помогла Малко подняться по узкой лестнице на четвертый этаж. За открытыми дверями мелькали испуганные лица. «Вьенг-Тай» служил чем-то вроде семейного пансиона для девушек из кабаре. Дверь в комнате Сирикит на четвертом этаже была распахнута настежь. Малко вошел первым, и ему чуть не стало плохо.

Сирикит лежала на кровати в глубине комнаты. Это был настоящий кошмар. Ее зарезали в постели. Кровь из страшной раны на горле — почти от одного уха до другого — пропитала простыни. Врач засунул в зияющую дыру старое полотенце, но рана продолжала кровоточить.

Лицо девушки было словно из воска. Если бы не легкое подрагивание век, ее можно было считать мертвой. По комнате распространялся запах крови. Малко протиснулся к кровати и, наклонившись, позвал Сирикит.

На третий раз она открыла остекленевшие глаза. Узнала ли она его? Девушке явно оставалось жить несколько минут. С перерезанной сонной артерией редко кто выживает.

— Сирикит, — сказал Малко, — мне нужно имя китаянки. Любовницы Джима Стэнфорда. Это из-за нее вас хотели убить.

Сирикит лежала молча, с открытыми глазами. Малко повторил свой вопрос. На этот раз губы девушки шевельнулись, но он ничего не услышал.

Превозмогая боль в боку, Малко наклонился еще ниже и прильнул ухом к губам Сирикит. Девушка выдавила несколько тайских слов, которых он не понял. Те немногие английские слова, какие она знала, Сирикит, по-видимому, забыла. Малко выпрямился и позвал Тепен.

— Скорее, переведите, что она говорит.

Теперь уже Тепен, дрожа, как осиновый лист, склонилась над умирающей.

Губы Сирикит снова шевельнулись. Тепен медленно переводила.

— Она говорит о каком-то человеке, Са-Мае. Я плохо разбираю...

— Китаянка, — заволновался Малко, — спроси имя китаянки.

Тепен задала вопрос по-тайски. С бьющимся сердцем Малко глядел на губы Сирикит.

— Ее зовут Ким Ланг, — сказала Тепен. — Она упомянула Куала-Лумпур. О, Малко, я сейчас упаду в обморок.

Тепен и правда была еще бледнее Сирикит. Она рухнула на стул, и на ее лбу проступили капельки пота. Сирикит вдруг вскрикнула, широко раскрыла рот, и ее голова соскользнула набок. Глаз она так и не закрыла.

Малко не надо было подходить ближе, он и так видел, что Сирикит умерла.

— Они вызвали полицию? — спросил Малко.

Тепен перевела ответ.

— Они ждали, пока она умрет.

Как же деликатны эти добропорядочные люди!

— Спросите, что тут произошло.

Все оказалось просто. В отель прошмыгнул человек, которого видел только швейцар, да и то мельком. Никто не обратил на него внимания: девушки часто принимали своих любовников по ночам. Но спустя некоторое время вопли Сирикит разбудили весь отель. В ужасе забившийся за стойку ночной портье видел убийцу только со спины: крепкого телосложения азиат в светлой рубашке.

Убийца высадил дверь и нанес девушке один-единственный удар, пока та спала, разморившись от спиртного, выпитого с Малко.

Так что благодаря «Шампалю» она не слишком мучилась. Грустная ирония судьбы.

Малко вытащил из кармана пять банкнот по сто батов и протянул Тепен.

— Попросите их не рассказывать о нашем визите полиции.

Поджарый таец, должно быть, владелец отеля, засунул деньги в карман. Обещая все что угодно. Малко с Тепен поспешили вниз. Когда их «мерседес» заворачивал за угол, они услышали полицейскую сирену.

В машине Малко почти потерял сознание. Рана снова открылась, и через повязку сочилась кровь.

В голове у Малко все перемешалось. Почему его пытались убить? Какую тайну заключало в себе исчезновение Джима Стэнфорда? Почему мадам Стэнфорд не тронули и пальцем? Малко понимал, что, ответив на этот последний вопрос, он разрешил бы загадку.

— Ким Ланг, — вслух повторил он.

Надо найти китаянку по имени Ким Ланг, которая живет в Малайзии, в Куала-Лумпуре. Это несложно.

— Высадите меня? — спросил Малко.

Тепен припарковала машину.

— Я остаюсь с вами, — решительно проговорила она.

— Хорошо, — сказал Малко. — Тогда завтра вы отвезете меня в Куала-Лумпур. Позвоните своему эскулапу, пусть он сделает мне укол, чтобы я на людях не свалился вам на руки.

Остолбенев от неожиданности, она даже не нашлась, что ответить. Портье явно был возмущен до глубины души, когда увидел, как они в обнимку, словно двое влюбленных, вошли в холл. Тепен выдержала его взгляд. На глазах у всех она погружалась в трясину порока. Такое, во всяком случае, создавалось впечатление.

Малко заснул сразу, как только положил голову на подушку.

Глава 6

Ким Ланг пошла по дурной дорожке, потому что родилась под несчастливой звездой. Как раз в год Тигра. А в Китае родиться в год Тигра все равно что в Индии родиться парией. Ни один уважающий себя мужчина не женится на девушке, которая родилась под этим знаком. Любой астролог скажет вам, что такой брак приведет к самым ужасным последствиям. Никакой другой знак не сочетается со знаком Тигра, если речь идет о женщине. Самый лучший знак — Кабан. Но тут уже Ким Ланг ничего не могла поделать.

В двадцать пять лет она поняла, что никогда не сможет достойно выйти замуж. Традиции оставались живучи даже в Гонконге, куда она убежала. Она попробовала работать. Честно. В мастерской по изготовлению париков. Но на третий день ее изнасиловал хозяин, который потом передал ее своему компаньону, объяснив, что у него с ним все общее.

И везде Ким Ланг сталкивалась с одним и тем же. Уж очень она была красива.

Потом она вступила на поприще певички. Хотя голос у нее был не ахти.

В общем, на жизнь она себе зарабатывала. На три четверти тем, что пила с посетителями кабаре, в которых выступала, — от Сингапура до Гонконга. До связи с Джимом Стэнфордом. То, что она переняла от старух-китаянок, содержательниц публичных домов, сослужило ей наконец хорошую службу. Она привязала Стэнфорда к себе. С ясной головой, со знанием дела и предельным хитроумием. Ни малейшего наслаждения она не испытывала, тем не менее Джим, несмотря на всю свою опытность, не сомневался, что нет никого чувственнее Ким Ланг. Ее крики слышали все в том небольшом доме, где они встречались с Джимом Стэнфордом. Иногда бывает дико видеть, какое значение придает некоторым вещам пятидесятилетний мужчина.

Ким Ланг не упускала ничего, что могло бы упрочить ее власть. Ко времени их знакомства Джим курил опиум. Она освободила его от этого порока, устроив незабываемую сцену, когда она разбила вдребезги его трубку из слоновой кости. В тот день Джим так ее издубасил, что она два дня не вставала с постели. Но опиум он с тех пор курить бросил. Ким Ланг прекрасно знала, что опиум отвращает от любовных утех.

Перед свиданием с Джимом она пропитывала каждый сантиметр тела дурманящим ароматом. И особенно она следила за тем, чтобы не дать ему очухаться. Наедине с ним Ким Ланг вела себя, как кошка в период течки после трех месяцев воздержания. Где только они ни занимались любовью: на лестницах, в сампане, плывя по каналу, и даже в сам-ло: у нее был знакомый водитель.

Надо сказать, что Ким Ланг была удивительно красивой женщиной, какими могут быть только китаянки, да и то не часто. С почти прозрачной кожей, длинными тонкими руками и ногами и чертами лица, редкими из-за примеси монгольской крови. Ким Ланг научила Джима Стэнфорда всяческим способам извлекать наслаждение из ее совершенного тела. Сама же она, казалось, никогда не пресыщалась любовными ласками.

Но Джим Стэнфорд еще больше, чем тело, любил ее лицо. Иногда он часами глядел, как она спит. В его памяти запечатлелась каждая черточка ее лица.

За шесть месяцев Джим стал другим человеком. Он витал в облаках, все время думая о том, когда же вновь встретится с Ким Ланг. Вечерами, когда она пела в «Трех королевствах», Джим все три часа сидел в зале над блюдом китайской лапши. Ким Ланг упросила маму-сан, чтобы Джим мог приходить к ней прямо в артистическую уборную. Неслыханная привилегия, которая позволяла заниматься любовью с Джимом прямо в сценическом наряде — черном узком прямом платье, отделанном стразами.

Ким Ланг уже не знала, куда складывать платья. Джим специально для нее заказывал самые изысканные туалеты у лучших портных в Банкруа. Он тайком переправился через бирманскую границу за стоившим небольшого состояния рубином, который преподнес ей в день рождения.

Однажды она повздорила с Джимом и не пустила его к себе. Тогда Джим, как бешеный, взломал дверь, избил Ким Ланги взял ее силой. Она оставалась холодной и безучастной. Всю ночь Джим пытался возбудить ее чувства. На заре он ушел, хлопнув дверью, чтобы вернуться два часа спустя с золотым ожерельем, тянувшим на килограмм.

Ким Ланг соизволила принять подарок. И тут же к ней вернулся весь ее пыл.

В один прекрасный день Джим понял, почему она отвадила его от опиума. Но поезд уже ушел.

Ким Ланг не желала бросать карьеру певицы. Она выезжала в Гонконг, Малайзию, Сингапур, даже в Джакарту. Для Джима Стэнфорда это была пытка...

«Каравелла» авиакомпании «Тай Интернешнл» быстро оторвалась от взлетной полосы аэродрома «Дон-Муанг» и взяла курс на юг. Рейс 405 Бангкок — Сингапур с остановкой в Куала-Лумпуре, куда они прибудут в одиннадцать тридцать — через два с половиной часа, проведенных в комфортабельном авиалайнере.

Как только самолет поднялся в воздух, Малко отстегнул ремень, который терся о его бок, вызывая безумную боль. Рана ныла немилосердно. Он проспал пять часов и чуть не прозевал места на рейс 405. Конкурирующая с «Тай Интернешнл» компания МСА[4] работала на старых «кометах», перекупленных у БЕА. У этих самолетов была одна досадная привычка — время от времени падать. Да и были они не такие комфортабельные, как «каравеллы». Малко, который на пути в аэропорт раз десять был на грани обморока, передохнул наконец немного в глубоком кресле и при почти полной тишине: двигатели находились в задней части самолета.

В отличие от многих других азиатских авиакомпаний, перевозивших пассажиров на всякой рухляди, тайская использовала лишь сверхсовременные авиалайнеры.

Им не удалось купить билеты в первый класс, но туристский шириной кресел не уступал первому. А для Малко с его раной это было самое главное.

У двух молодых стюардесс в длинных тайских сари улыбки не сходили с уст. Тепен даже незаметно ущипнула Малко, когда он слегка засмотрелся на обтянутые желтым шелком округлые формы девушек. Как и всем другим пассажирам, ему дали орхидею.

Недалеко от него китаянка в платье цвета электрик покусывала свой цветок.

«Каравелла» бесшумно скользила над Китайским морем. В салоне без конца мелькали два стюарда и две стюардессы, следившие за тем, чтобы пассажирам было хорошо и удобно. Малко перепали веер и журналы на французском, английском, китайском и даже на его родном немецком языке. Не обошли его и улыбками. Впору было забыть о боли.

Через час после взлета подали еду. В каком-то невероятном количестве. И всю европейскую. Малко в первый раз встречал приличную еду на самолетах восточных авиакомпаний. Даже французское вино, которое в Бангкоке было на вес золота, здесь давали бесплатно и сколько захочешь. Малко выпил немного больше обычного, чтобы заглушить боль в боку. А такой омар сделал бы честь и «Тур д'Аржан». Еда сыпалась как из рога изобилия. Стюардесса носила все новые и новые блюда. Как в китайском ресторане.

Стюардесса так огорчилась, когда увидела его все еще полную тарелку, что Малко заставил себя приналечь на особую тайскую карликовую кукурузу размером с мизинец.

Он сдался, когда принесли десерт: виноград, мякоть кокосового ореха, сыр, печенье и необычные плоды, похожие на громадные грейпфруты, но очень сладкие.

— Так нельзя. «Тай Интернешнл» разорится, — сказал он.

— Разве вы не знали, что «Тай Интернешнл» — лучшая авиакомпания в Юго-Восточной Азии? — гордо заявила Тепен. — Теперь вы понимаете, почему люди, летящие в Сингапур или Джакарту, предпочитают нас старым «Электрам» компании «Га-руда», которые опаздывают в среднем на пару суток, и летающим гробам «кометам» малайско-сингапурской авиакомпании?

Во всяком случае, «Руайял Орчид Сервис» свое название оправдывала.

После обильной еды Малко задремал, и боль слегка отпустила. Малко надеялся, что до наступления вечера он приблизится к разгадке исчезновения Джима Стэнфорда. Было бы забавно обнаружить его в Куала-Лумпуре, безумно влюбленного, со своей китаянкой. К сожалению, в этот вариант не вписывались три мертвеца.

На всякий случай Малко захватил с собой свой плоский пистолет.

«Каравелла» пошла на снижение.

— Мы сядем в Куала-Лумпуре через полчаса, — сказала Тепен.

Морские просторы внизу сменились холмами, покрытыми лесом, с более светлыми пятнами плантаций гевеи. Остров Пенан оставался справа. С этой же стороны лежал Индийский океан, с другой — Китайское море. Самолет продолжал снижаться. Казалось, он парит в воздухе. «Каравелла» приземлилась так мягко, что они не сразу сообразили, что уже едут по посадочной полосе.

Современное здание аэропорта в Куала-Лумпуре, столице Малайской Федерации, выглядело как с иголочки. Стюардесса предложила им заказать номер в гостинице.

— А вы не знаете, где выступает некая Ким Ланг? — обратился к ней Малко. — Китайская певица.

Стюардессе понадобилось всего пять минут, чтобы разузнать про китаянку: та пела в отеле «Мерлин», лучшем в Куала-Лумпуре.

— Тогда закажите мне номер в «Мерлине», — попросил Малко.

— Два номера, — уточнила Тепен.

За шесть малайзийских долларов таксист в полчаса довез их до города. Если это можно было назвать городом. Куала-Лумпур — огромный парк с несколькими разбросанными тут и там красивыми высотными зданиями в футуристическом стиле, с небольшим китайским кварталом в центре и вокзалом в форме мечети.

«Мерлин» был современным отелем, расположенным в стороне от других, посреди тропическоголеса. Малко бросилась в глаза большая фотография Ким Ланг в парчовом платье. Сердце у него екнуло. Ким Ланг была несказанно красива. Малко навел справки у портье: певица жила в боковой пристройке на двадцать втором этаже.

Их поместили на пятнадцатом. В роскошных апартаментах с окнами на храм. У Малко, стоило ему простоять пять минут, кружилась голова. Тем не менее он заявил Тепен:

— Я пойду к этой Ким Ланг, а вам лучше остаться здесь.

Глаза Тепен засверкали.

— Это еще почему?

— Так будет лучше.

Малко побаивался, как бы молодая ревнивица чего-нибудь не натворила. Лифт довез его до двадцать второго этажа. Дверь тут была одна — тяжелая створка из массивного красного дерева. Малко два раза постучал перстнем.

Изнутри до него донеслись непонятные восклицания. Малко смело повернул ручку и вошел.

Крохотная прихожая вывела прямо в большую комнату с белым ковром во всю длину. Огромные синие стекла создавали впечатление, будто ты в небе. На тахте азиатка в черном шелковом халате приводила в порядок ногти. Малко решил, что это и есть Ким Ланг. Девушка подняла на Малко изумленный взгляд и застыла с кисточкой в руке.

— Что вам надо? — сухо спросила она по-английски.

— Но вы ведь позволили мне войти, — искренне удивился Малко.

— Я позволила войти не вам, а коридорному, — прошипела Ким Ланг. — Убирайтесь сейчас же.

Ким Ланг была очаровательна. Тонкое лицо, как на камее, высеченной из нефрита, от которого она унаследовала твердость. Лицо безумной красоты. Большие темные глаза метали молнии. Она глядела на Малко как на выползшего из дивана таракана.

Китаянка встала, и ее халат на секунду распахнулся, открывая ноги до самого живота. Под халатом ничего не было. Ким Ланг запахнулась и, дрожа от ярости, направилась к Малко. Он закрыл за собой дверь и теперь стоял в ожидании посреди комнаты.

— Так уберетесь вы или нет? — налетела она на него.

Она подскочила к Малко, так что тот мог различить запах ее духов. Может, у нее и были какие-нибудь недостатки, но холить себя эта Ким Ланг умела.

— Если вы хотите меня видеть, приходите вечером на спектакль.

— Сдается мне, что и здесь вы разыгрываете спектакль, — тихо сказал Малко.

Обойдя рассвирепевшую фурию, он спокойно уселся на тахту. Уселся без приглашения: его очень мучила рана. Пусть хоть потолок обрушится ему на голову! Малко теперь было не до хороших манер.

В один прыжок Ким Ланг добралась до чемодана на стуле. Она сунула в него руку, вытащила черный автоматический пистолет — «беретту» — и наставила на Малко.

Неприятный холодок пробежал у него по спине: пистолет был на взводе. Твердой рукой Ким Ланг целила ему в живот. Памятуя, что лучшая защита — это нападение, Малко бросил:

— Вы хотите убить меня, как Джима Стэнфорда?

На секунду К им Ланг остолбенела. Потом прищурила глаза и, не опуская пистолета, прошептала:

— Кто вы такой? Откуда вы знаете Джима Стэнфорда?

Судя по тону, Джим Стэнфорд нужен был ей как прошлогодний снег, но в ее глазах стоял страх.

— Я друг Джима, — сказал Малко.

Он решил играть в открытую.

— Что вам здесь надо?

— Я ищу Джима. Я думал, он с вами. Вы ведь знаете, что он исчез? — с деланным простодушием спросил Малко.

Китаянка немного опустила пистолет, не выпуская, однако, его из рук.

— С чего вы все это взяли? — раздраженно бросила она.

— Он очень вас любит, не так ли? Вы такая замечательная пара.

Ким Ланг взвизгнула, как пила.

— Вы с ума сошли. Он лысый и старый. А посмотрите на меня!

Милый характерец.

— Но он богатый, — возразил Малко.

Пышные пухлые губы Ким Ланг сжались в тонкую полоску. Китаянка подошла к Малко и с силой ткнула пистолетом ему в шею. Рука ее дрожала.

— Грязный шантажист, — прошипела Ким Ланг. — Зачем вы сюда приперлись? Я могла вы всадить пулю вам в башку. Потом бы сказала, что вы хотели меня ограбить.

Малко чуть отодвинулся. От этой мегеры можно было ожидать чего угодно. Трудно поверить, что великий Джим Стэнфорд мог влюбиться в такое вот...

— Я не шантажист, — холодно возразил Малко. — И думаю, у вас возникли бы крупные неприятности, вздумай вы убить агента американских спецслужб при исполнении им своих обязанностей. Джим исчез. Мы полагаем, что он в опасности, и пытаемся его спасти.

Черты прекрасного лица Ким Ланг исказились. Она отскочила от Малко, как от змеи. Но Малко увидел, как побелел ее палец, нажимающий на курок пистолета, и быстро присел. Раздался оглушительный выстрел, и пуля вонзилась в стену за его спиной. Потеряв равновесие, Ким Ланг упала на Малко, и тот успел ударить ее по запястью и выбить пистолет. Несмотря на боль в боку, Малко вскочил первым.

Во взгляде Ким Ланг сквозили ненависть и одновременно растерянность. Малко поднял пистолет и положил его на стол; нагибался он с трудом, как семидесятилетний старик.

— Почему вы хотели меня убить? — спросил он.

Его голос все же немного срывался.

Ким Ланг покачала головой и пробормотала:

— Не знаю. Это нервы. Я нажала на курок, когда вы сказали, что Джим в опасности. Переволновалась, наверно.

Еще один претендент в чемпионы среди лжецов.

Вновь обретя хладнокровие, она напустила на себя неприступный вид и медленным движением запахнула халат. Но на этот раз не наглухо, выставляя напоказ основание непривычно крупных для китаянки грудей.

— Что случилось с Джимом? — спросила она.

— Я думал, что узнаю это от вас, — сказал Малко. — Когда вы видели Джима в последний раз?

Малко быстро пересказал историю исчезновения Джима, умолчав, однако, о покушении на его, Малко, жизнь.

Ким Ланг уселась, высоко задрав ноги, и из мегеры превратилась в хрупкую, слащавую бабенку.

— Я уже целый месяц его не видела. С тех пор, как уехала из Бангкока. До Куала-Лумпура я пела в Пенанге и Сингапуре.

— Он не давал о себе знать?

— Нет.

— И вас это не удивило?

Ким Ланг решительно покачала головой.

— Мужчины иногда такие странные. Сегодня, кажется, они души в вас не чают, а завтра, глядишь, уже забыли о вашем существовании. У Джима старая жена. Я подумала, что он вернулся к ней.

В ее голосе было столько яда!

Малко понял, что больше ничего от нее не добьется. В ее поведении было, однако, что-то странное. И, как ни крути, она действительно пыталась его убить.

Однако не прятала же она Джима в кармане халата! Без труда можно было проверить, появлялся ли он в отеле.

— Я вижу, вы не можете мне помочь, — сказал Малко. — Придется мне возвращаться в Бангкок.

Ким Ланг поднялась и, как бы предлагая себя, направилась к Малко. Она подошла совсем близко, и Малко почувствовал, что ему ничего не стоит ее обнять: она бы не воспротивилась.

— У вас удивительные глаза, — прошептала Ким Ланг.

— По вашей милости я чуть было не остался с одним.

Ким Ланг нахмурилась, но тут же, сделав над собой усилие, снова расплылась в улыбке.

— Я вернусь в Бангкок через три дня, — сказала она. — Мне будет приятно вас увидеть. Даже если вы не найдете Джима.

— Кто для вас Джим Стэнфорд? — спросил Малко.

— Он ухаживал за мной. С большой настойчивостью, нужно сказать, — не моргнув глазом, ответила Ким Ланг.

Ответила с невозмутимой серьезностью.

— Вы... вы были его любовницей?

Ким Ланг оскорбленно замкнулась в себе.

— Я уступила ему один раз. Скорее из жалости. Ему так хотелось.

— Вы лжете, — спокойно сказал Малко. — Вы уже давно любовница Джима. Почему вы не говорите правды?

С красивых губ Ким Ланг сорвалось непристойное слово. Она бросилась на Малко, изрыгая китайские и английские ругательства. Красные ногти мелькнули в воздухе, и правую щеку Малко как ожгло. Ким Ланг тут же подняла ногу, целя Малко коленом ниже пояса. Малко в последний момент увернулся и попытался ухватить ее за запястья. Выставив ногти, Ким Ланг возобновила атаку. Ее глаза излучали ненависть. Она в упор плюнула Малко в лицо.

В раздражении он отпихнул ее так сильно, что Ким Ланг растянулась на тахте. Халат снова распахнулся. Но Малко было не до эротики. Он едва успел выскочить за дверь, а то тигрица уже готовилась снова на него наброситься.

На лестнице Малко, выдохшись, на мгновение остановился. Бок болел нестерпимо. Малко осторожно пощупал щеку: она кровоточила. Дай Ким Ланг волю, она бы разодрала его в клочья.

Раздосадованный, Малко направился в свой номер. Он терялся в догадках, ведь гнев Ким Ланг мог иметь вполне законные основания.

Пусть у Джима Стэнфорда была любовница. Не все же мужчины, у которых есть любовницы, исчезают неизвестно куда. Малко не представлял себе, каким образом китаянка могла быть замешана в истории с исчезновением Джима.

* * *

Тепен одетой лежала на постели. Увидев Малко, она вскочила.

— Вы хотели ее изнасиловать! — осуждающим тоном воскликнула она.

Нет, решительно, у нее навязчивая идея.

Малко потратил пять минут, объясняя, что женщина царапается не только тогда, когда покушаются на ее честь. Немного успокоившись, Тепен занялась его ранами.

— Нам здесь больше делать нечего, — сказал Малко. — Мы можем улететь завтра утром.

И он пересказал ей свой разговор с Ким Ланг.

— Не понимаю, зачем вам понадобилась эта шлюха, — сердито пробурчала Тепен.

Малко вздохнул.

— Я должен проверять каждую версию.

* * *

«Каравелла» компании «Тай Интернешнл» тихо скользила над Китайским морем. Ясное небо было усыпано мириадами звезд. После обильного ужина Тепен с Малко отдыхали, отведя назад спинки кресел. Тепен, озябнув, накрыла свои колени и колени Малко одеялом.

Несколько минут они сидели молча, не шевелясь.

— Почему вы так хотите найти Джима Стэнфорда? — тихо спросила Тепен.

Ее вопрос разом вывел его из благодушного состояния.

— Потому что мне за это платят. И потому что он мой друг.

— Джим Стэнфорд мертв, — заявила Тепен. — Вы зря теряете время. Лучше вам поехать со мной на север, в Чиангмай, Там мои родные места.

— Мы поедем туда потом.

— Потом только вас и видели.

И она отодвинулась от него, обиженно надув губы.

— Я не знаю, что буду делать в Бангкоке, — признался Малко. — У меня нет никаких предположений. Вообще, кажется, я единственный, кому небезразлична судьба Джима.

«Каравелла» начала спускаться. Они подлетали к Бангкоку. Тепен поднялась и, оставив свою сумку, отправилась в туалет. Малко, покраснев в душе, быстро открыл ее сумку и осмотрел содержимое. Если бы в эту минуту его видел отец, он бы перевернулся в гробу. Ничего Малко не нашел. Ни единого документа, лишь какие-то записи на тайском, которого Малко не знал.

Она вернулась еще красивее обычного и как раз вовремя: чтобы пристегнуть ремень.

— "Тай Интернешнл" желает вам хорошо провести время в Бангкоке, — прощебетала несколько минут спустя стюардесса в саронге.

Колеса мягко коснулись земли. Малко вздохнул. Начинать приходилось практически с нуля. Он здесь уже четыре дня и по-прежнему не знает, где Джим Стэнфорд, жив ли они даже почему он исчез. Полный туман. Более того, у него создавалось впечатление, что все ему лгут. Или это типично азиатская привычка, или всем, с кем он имел дело, было что скрывать.

Результаты не обнадеживали.

* * *

Малко сидел на берегу Чаупхраи на террасе отеля «Ориентал» и размышлял, созерцая течение вод широкой реки.

Вдоль берега скользил груженный сушеной рыбой крохотный сампан с тайцем в рыбацкой шляпе.

Малко находился в угнетенном состоянии духа. В Бангкоке он задыхался. Эта терраса была единственным местом в городе, где из-за близости реки можно было хотя бы дышать. Но его расследование не продвигалось. Оно явно зашло в тупик.

Полковник Уайт отправился по делу куда-то на северо-восток страны.

От мадам Стэнфорд нет ничего нового.

От Тепен тоже помощи с гулькин нос.

Начинаешь думать, был ли когда-нибудь вообще на свете Джим Стэнфорд. Но ведь на жизнь Малко действительно покушались. И Сирикит убили. В «Бангкок пост» Малко прочел информацию об этом убийстве. В три строчки. Личность убийцы не установлена. Случайностью все это не назовешь. Значит, он, сам того не ведая, напал на след. Но Малко только зря ломал себе голову: он не понимал, кому он мог стать поперек дороги.

Похитителям Джима Стэнфорда?

Но он никак не мог догадаться, кто эти люди.

Ким Ланг?

Она вела себя странно, но Малко не видел, какая ей выгода от всей этой истории.

Малко заплатил за питье. Тепен ждала его у себя. Теперь он может себе позволить небольшой отдых. Хотя из-за своей раны он был мало склонен к любовным играм.

Показав ждавшему перед отелем таксисту бумажку, где Тепен написала по-тайски свой адрес, Малко опустился на сиденье. Рана заживала, но эта жара уже сидела у него в печенках.

Им потребовалось больше сорока пяти минут, чтобы пересечь город с его сумасшедшим уличным движением.

* * *

Тепен обняла Малко и посадила рядом с собой.

— Мы одни в доме, — сказала она, — у прислуги сегодня выходной.

Несколько минут они любезничали друг с другом, сидя на тахте. Тепен не давала повода для чего-нибудь более серьезного. Когда он положил руку на ее грудь, обтянутую тонким шелком блузки, она на секунду замерла, но тут же выпрямилась: ее щеки пылали, взгляд сверкал.

— Хотите, мы съездим в Ват-По? — спросила она.

— А что это такое?

— Храм Зари. Один из самых красивых в Бангкоке. Он стоит у реки.

Малко посмотрел на широко распахнутые деревянные двери. Дом был набит произведениями искусства.

— В доме никого нет, как же вы все это оставите? Тепен рассмеялась.

— Воры никогда не обкрадывают благородные семейства. Они обкрадывают американцев.

— Почему?

— Не знаю. Так повелось. У нас кого попадя не обворовывают: не принято.

Удивительная страна.

— Но помилуйте, — не сдавался Малко, — ведь всякое может случиться. Ну, к примеру, очень бедный вор влезет в дом с голодухи.

Тепен пригладила волосы.

— В этом случае вещи у воров перекупают. По дешевке. Ночью вещи приносят назад, а хозяева оставляют деньги в конверте.

— Еще того лучше. Но как воров находят?

Тепен пожала плечами.

— Очень просто. В Бангкоке есть люди, которые знают все, что где происходит. Пой, например, хозяйка портового бара «Венера». Однажды Пой вернула кхмерский барельеф, который уже отправился в Камбоджу. Она может возвратить все что угодно, потому что знает всех бандитов в городе.

Пой. Малко запомнил это имя. Может, ему надо подступиться к делу с этой неожиданной стороны. Если Пой возвращала ворованные вещи, может, она возвратит и пропавшего человека. Вопрос упирался бы только в цену.

Со спокойной совестью Малко дал отвезти себя в Ват-По.

Глава 7

Огромный матрос-швед с взлохмаченными волосами, перепачканными пивом, сидел прямо на танцевальной площадке, обхватив лицо руками и не обращая внимания на насмешки и пинки, которыми его походя награждали танцующие. Две девочки-тайки лет по пятнадцати, обнявшись так, словно одна из них была парнем, в эластичных штанах в обтяжку и шелковых блузках, которые скорее подчеркивали, чем скрывали грудь, не отягощенную бюстгальтером, приблизились к шведу. Одна из них, давясь от смеха, как раз засовывала ему за шиворот прихваченный из стакана кусочек льда, когда Малко пересек последнюю ступеньку лестницы, ведущей в зал.

Направо от входа находился бар, где кантовались педики и неисправимые пьянчужки, а напротив — оркестровые подмостки. Весь остальной зал, если не считать небольшой танцевальной площадки, занимали тесные ряды столиков. Освещение наводило на мысль о светомаскировке. В дыму, при свете желтых ламп, нельзя было даже различить, что происходит в глубине зала.

Швед встряхнулся, быстро встал, шатаясь, ухватил девушку за волосы и влепил ей такую пощечину, что та пролетела через всю танцплощадку и врезалась в заставленный стаканами стол.

Швед некоторое время топтался на месте. Вторая же девушка принялась, перекрывая шум оркестра, осыпать шведа ругательствами, стараясь, однако, держаться на расстоянии. Швед шагнул к ней, схватил за блузку и сорвал ее с девушки. Вид маленьких острых грудей тотчас его успокоил. Он разразился громовым смехом, как муху размазал по столбу официанта, который сделал вид, будто собирается вмешаться, и снова улегся досыпать прямо на танцплощадке.

Пострадавших девушек отвели в гардероб, и снова зазвучал рок.

Малко добрался до бара. Зал был переполнен. Надо сказать, что самые отчаянные моряки со всего света считали «Венеру» как бы Меккой всех пороков, местом, наиболее веселым от Калькутты до Гонконга. Притон, подобный бару «Венера», расположенному на берегу пересекавшей Бангкок Чаупхраи, у порта, на втором этаже старого деревянного дома, можно увидеть только в давнишних реалистических фильмах. За месяц там отправляли на тот свет с полдюжины посетителей.

Вышколенные официанты тут же выкладывали трупы на площадь перед доком, чтобы у владельцев бара не было неприятностей, или, раскачав, сбрасывали прямо в реку.

Официант в куртке, грязной, как совесть политикана, провел Малко к столику у танцплощадки, где уже сидело несколько матросов с девицами. Его любимой водки не было, и Малко заказал сингальское пиво. Когда официант принес пиво, Малко взял его за локоть и шепнул на ухо:

— Я хотел бы переговорить с Пой.

Тот недоверчиво глянул на Малко.

— Вы ее знаете?

— Она ждет меня, — ничуть не растерявшись, уверил его Малко.

— Я ей передам, — ответил официант и исчез в дыму.

Все кругом пили пиво. Рок-оркестр играл так, словно ему платили за децибелы. Впрочем, танцоры танцевали сами по себе. Они танцевали бы точно так же под Моцарта или грегорианское пение. Присосавшиеся к рослым скандинавским морякам маленькие тайки обменивались скабрезными шутками и подзуживали своих кавалеров, твердя им, что пиво разбавлено. Время от времени один из них совал руку куда не надо и откупался от пощечины лишь пригоршней батов. Этим принято было заниматься потом.

Впрочем, большинство девиц между двумя танцами напропалую флиртовали друг с другом, обмениваясь долгими искусными поцелуями.

Девица на другом конце стола улыбнулась Малко. Потом подошла и устроилась прямо у него на коленях. От нее воняло жареной рыбой и пачулями. В полумраке, самым непристойным образом раскачиваясь на Малко, она прошептала:

— Хотите, потанцуем? Вы мне приглянулись.

Кроме всего прочего, она была пьяна в стельку. Видя, что Малко никак не реагирует на ее кавалерийские упражнения, она, недолго думая, схватила его руку и сунула себе в вырез блузки, прижимая к маленькой, но совершенной по форме груди. Ей не было и пятнадцати.

Малко выручил гонг. Внезапно и по причине, о которой история умалчивает, какой-то датчанин швырнул свой стакан прямо в физиономию одной из девиц-недомерок. Оркестр послушно прервал свою игру, и с танцплощадки послышался визг. Отважная подруга Малко ринулась на помощь обиженной.

Столь обычный инцидент быстро замяли, и Малко с ужасом увидел, что к нему вновь устремилась его искусительница, но тут сзади послышался резкий низкий голос:

— Вы хотели со мной поговорить?

Малко огляделся: никого. Он даже подумал, не подмешали ли в пиво наркотик, но голос раздался снова прямо за спинкой его стула.

— Вы что, оглохли?

Малко опустил глаза и увидел «ее».

Карлицу.

Ростом не больше метра, с довольно красивым, типично китайским лицом, накрашенными глазами и губами, в плотно облегающем фигуру платье из черного шелка с глубоким декольте. Из-за несоразмерно маленьких ступней она казалась крупнее, чем была на самом деле.

— Вы Пой? — опешив, спросил Малко.

— Допустим, ну и что?

Она обошла его стул и, забравшись на перекладину, уселась к нему на колени. Тут, видно, было так принято.

— Ты хотел меня видеть? — промолвила карлица. — Надеюсь, я тебя не разочаровала.

Ее гортанный английский едва можно было понять.

Разразившись скрипучим смехом, она забормотала ему на ухо такие непристойные предложения, что Малко не знал, куда деться.

— За все про все пятьсот батов, — заключила карлица. — И еще две маленькие...

Малко покачал головой. Пой нахмурилась.

— Так ты не за этим явился?

И она спокойно выложила другой набор омерзительных предложений, перед которыми увеселения жителей Содома и Гоморры показались бы детскими шалостями. На этот раз Малко положил конец ее безудержной фантазии.

— У меня к вам дело, — сказал он, — на тысячу долларов.

Пой прищурилась и как бы осела на его коленях.

— Тысячу долларов США?

— Тысячу долларов США.

Карлица нервно задрыгала не достававшими до земли ножками и ласково погладила его черный костюм из альпака.

— Они у вас при себе?

— Да, — с некоторой тревогой подтвердил Малко.

Ведь он был в баре «Венера», где за неоплаченное пиво перерезали глотку.

— А что я должна сделать? — недоверчиво спросила Пой.

— Я слышал, вы знаете весь Бангкок. Это правда? — проронил Малко.

— Вы убежали из тюрьмы? Дезертир?

Он покачал головой и крикнул, чтобы перекрыть шум оркестра:

— Нет. Мне нужны сведения. Конфиденциальные.

Она резко соскочила с его колен и взяла Малко за руку. Ощущение было ужасное. Сила взрослого человека в детской ручонке. Пой повлекла его в глубь зала, к месту, облюбованному пьяницами. С десяток посетителей, развалившись за столиками, балдели от пива. Пой стряхнула двоих, на один освободившийся стул уселась сама, на второй кивнула Малко.

— Что вы от меня хотите?

Наступал решающий момент.

— Я ищу Джима Стэнфорда, — сказал он. — Я один из его друзей. Думаю, он еще жив и находится где-то в Бангкоке.

Изменившись в лице, она ответила не сразу. Глаза выдавали страх. Медленно она проговорила:

— А с чего вы решили, будто я знаю, где находится Джим Стэнфорд?

Малко пожал плечами.

— Мне сказали, что вам известно все, что происходит в Бангкоке, и вы можете отыскать любую пропавшую вещь. Это так?

— Так, — после некоторого колебания признала она своим необычно резким низким голосом. — Но я не знаю, что случилось с Джимом Стэнфордом.

Малко тут же почувствовал, что она лжет. Слишком уж она струхнула. Значит, дело действительно нечисто.

— Тысяча долларов, — повторил он, — и все останется между нами.

Подмигнув Пой, мимо в обнимку с матросом проследовала девица, которая тут же исчезла за маленькой дверью. Новая орава матросов горланила в баре. Пой положила свою крохотную ручку на руку Малко и, дыхнув перегаром, сказала:

— Тысяча долларов — деньги хорошие. Я попробую. Я знаю одного человека, он, возможно, что-нибудь слышал. Но с ним опасно связываться.

Карлица бросила на Малко странный взгляд.

— Вы и впрямь готовы выложить тысячу долларов за то, чтобы узнать, что случилось с Джимом Стэнфордом?

— Да.

Лишь бы она не повесила ему лапшу на уши. Однако он бродит в потемках, и у него нет иного выхода. Приходилось полагаться на карлицу.

— Мне ни к чему знать ваше имя, — сказала Пой. — Вот что вы должны сделать. Сзади во дворе есть комнаты. Вы пойдете туда с одной из здешних девушек. Как только я что-нибудь узнаю, я приду. Никто ничего не должен заподозрить. И чтобы потом я вас никогда не видела. Идет?

— Идет.

— Покажите деньги.

Малко под столом вытащил пачку пятидесятидолларовых банкнот. Пой скользнула по ним рукой, соскочила со стула и поспешила к группе девушек у оркестра. Вскоре, перебросившись шутками с посетителями, шлепнув по заду одну из своих девушек, она двинулась обратно в сопровождении высокой блондинки с большим пучком волос и в синем, перетянутом на талии, платье с напуском.

Блондинка улыбнулась, и Пой по-английски объяснила Малко:

— Дайте ей сто батов и делайте все так, как если бы вы были обычным посетителем.

Она тут же оставила их и запрыгала на танцплощадке, да так, что замелькали обтянутые черными чулками ноги. Создавая, так сказать, непринужденную обстановку.

Блондинка уже вела Малко за руку к небольшой дверце, за которой чуть раньше исчезла другая пара. Дверь вела на наружную деревянную лестницу. Они очутились в тускло освещенном дворе. В темноте Малко различил такси, в котором двое занимались любовью. Водитель тем временем дремал за рулем.

У подножия расшатанной лестницы нес вахту маленький старичок. Они с девицей обменялись несколькими фразами, и та повела Малко по скрипучим ступенькам в коридор, куда выходило с десяток дверей. Девица открыла третью.

Малко оказался в комнате, где вся обстановка состояла из кровати и черного от грязи умывальника. Перегородки между комнатами доходили лишь до половины стен, что позволяло получить достаточно точное представление о том, что делалось рядом.

Малко с отвращением опустился на край кровати. Никогда прежде, даже спасаясь от убийц в Австрии, он не бывал в таком загаженном месте. Если бы ему не надо было во что бы то ни стало спасти Джима Стэнфорда, он бы не пробыл здесь и минуты. Девушка глядела на него и улыбалась. Во избежание осложнений он сразу протянул ей сто батов, которые она засунула за корсаж. В благодарность она, мобилизовав все свое знание иностранных языков, сказала по-английски:

— Ты классный мужик.

Что безусловно означало комплимент. Девушка присела у кровати и расшнуровала Малко ботинки. Потом сняла с него носки и аккуратно сложила на стуле.

Малко попытался отстоять брюки, но тайка, что-то невнятно бормоча и посмеиваясь, завладела ими тоже и сложила на стуле. Малко не спускал с них глаз, ведь там лежала тысяча долларов. Оружия он не захватил: ни к чему привлекать к себе внимание, случись в баре облава или какая-нибудь заваруха.

Столь же проворно девушка стянула с него и все остальное. При виде повязки она состроила огорченную мину. В этой пристройке обходились без кондиционеров, и тут царила такая же влажная жара, что и снаружи. Сама же девушка не сняла даже туфель. Малко очень скоро понял почему. Первый же укус москита заставил его подпрыгнуть на кровати. Его партнерша огорченно констатировала:

— Москиты плохие.

Тут был форменный рассадник москитов. Потом комнату пересек огромный крылатый муравей... Для любовных утех обстановка была не самой благоприятной. Девушка, однако, стремилась непременно отработать свои сто батов. Несколько раз Малко мягко ее отстранял, но она со смешками тут же вновь шла на приступ, вооружившись чуть более затейливой лаской и восклицая по-английски «ах, негодник, ах, негодник». Девушка явно терялась в догадках, какими еще извращениями удовлетворить этого белого. Скорее из вежливости, Малко потрогал ее платье. Поразительно, но всюду рука его нащупывала толстый слой подложенного материала, сама же девушка была кожа да кости.

Наконец, притомившись, девушка успокоилась. Она объяснила Малко, что ее зовут Чьенг Май. Потом коснулась его глаз и сказала:

— Классные, классные.

Видя, что этот странный посетитель не собирается заниматься тем, чем занимались в комнатах рядом, она принялась с остервенением охотиться на москитов. Ее громкие шлепки отзывались во всем доме, и соседи, должно быть, недоумевали, каким таким новым сладострастным играм они предавались.

Малко посмотрел на часы: он здесь уже тридцать минут. Шум оркестра сюда едва доносился. Карлица не подавала никаких признаков жизни. Может, она задумала тут его порешить. Все же тысяча долларов — двадцать пять тысяч батов — большой соблазн. Малко вдруг осознал, что никто не знает, где он находится. Даже Тепен, у которой он одолжил «мерседес», якобы для того, чтобы повидаться с полковником Уайтом. Труп же его быстренько сплавят в грязные воды Чаупхраи.

Чьенг Май глядела на него с любопытством. Малко улыбнулся ей. Улыбка была у них едва ли не единственным средством общения.

Вдруг на лестнице поднялась какая-то кутерьма. Послышались чьи-то спорящие голоса. Потом раздался быстро приближавшийся стук высоких каблуков по коридору и женский вопль. Пронзительный, надсадный. Малко схватился за одежду. Чьенг Май вскочила и закричала что-то по-тайски.

Сильный удар сотряс деревянную дверь. Потом Малко услышал крик Пой:

— Откройте!

Крик перешел в ужасное бульканье.

Малко чуть не высадил филенку, забыв, что дверь открывалась внутрь. Он с трудом сдвинул ее с места, так как дверь держало что-то тяжелое. Это была Пой, карлица, с неподвижным взглядом вцепившаяся в ручку.

Малко выругался.

Длинный нож пронзил карлицу насквозь, пригвоздив к двери. Рукоятка торчала из левой лопатки. Удар был мастерским. Внезапно Пой выпустила ручку. Лезвие резануло чуть дальше, и карлица испустила нечеловеческий крик, отдирая грудь от двери. Ее ручонки царапали дерево.

Малко подскочил и поддержал ее под мышки. За его спиной Чьенг Май вопила по-китайски и по-тайски. Люди выходили из комнат — полуголые девицы, тщедушный американец в майке с рукавами...

Преодолевая отвращение, Малко оторвал нож от двери, одновременно оттаскивая Пой назад. Потом осторожно положил карлицу на бок. Из ужасной раны ключом била кровь. Не нужно быть врачом, чтобы понять, что Пой при смерти.

— Кто ударил вас ножом? — спросил Малко.

Пой открыла глаза и попыталась что-то сказать. Малко наклонил ухо к ее губам и услышал невнятные слова, переходившие в хрип.

Пой не шевелилась, взгляд ее потух. Ее мертвое тело, казалось, стало больше. Чьенг Май пронзительно взвизгнула и с лицом, залитым слезами, встала перед карлицей на колени. При виде трупа американец в очках и полосатых трусах, выскочивший из соседней комнаты, издал крик. Малко вернулся к постели и быстро оделся. Он был зол как собака. Над ним словно насмехались: как только он должен был вот-вот что-то узнать, незнакомец наносил удар. Перерезал горло Сирикит и прикончил Пой явно тот же человек, что пытался убить и его. Человек, который знал, что случилось с Джимом, — в этом Малко не сомневался. Растолкав девиц, он ринулся вниз по лестнице. На нижней ступеньке он споткнулся о распростертое тело. Старик-таец, который показал им, в какую комнату идти, валялся теперь на спине с изрезанным лицом.

Малко бегом пересек двор и толкнул ворота. За его спиной уже поднялся гомон.

«Мерседес» стоял недалеко. Малко сел за руль и поехал. Тайской полиции он не боялся, но он так спешил, что запутался в лабиринте улочек и дважды заезжал в тупик на берегу реки. Он помнил советы Тепен. Она проинструктировала Малко, когда давала ключи от машины.

— Будьте внимательны. В Бангкоке ездить опасно. Если вы кого-нибудь собьете, тотчас же уезжайте. Потом вы обсудите все с семьей потерпевшего. Не дай Бог, вы задавите бонзу, это стоит сто тысяч батов. А если обыкновенного тайца — только десять тысяч. За иностранца, кобру и индху платить ничего не надо.

Поэтому Малко очень внимательно следил за дорогой. Добраться до бара «Венера» оказалось делом непростым. Несколько километров он ехал вдоль реки на юг по Нью-роуд, которая с какого-то места начала называться Чароунг-рунг. На бар он наткнулся почти случайно, поворачивая налево во все улочки подряд. Бар выходил на площадь, зажатую между доками и портом. Самый настоящий притон. Теперь почти так же трудно было выехать обратно к центру города. Наконец Малко выбрался на большой проспект. Он пребывал в мрачном расположении духа. Пой убили практически на его глазах. Если бы вместо того, чтобы валандаться с Чьенг Май, Малко вернулся в бар, он бы увидел того, кто разговаривал с карлицей. Убийцу.

Лишь спустя некоторое время, уже на улице Паттанг, проезжая вдоль рвов, опоясывавших королевский дворец Читтлада, в совершенно безлюдном месте, он вдруг спросил себя, уж не преследует ли его сам-ло, дважды проскочивший на красный свет.

Малко инстинктивно замедлил ход. Это могло означать только одно: убийца или убийцы гонятся за ним по пятам.

Эта мысль и испугала и обрадовала Малко.

Наконец-то он перестанет бороться с призраками и столкнется лицом к лицу с теми, кто знает правду о Джиме Стэнфорде. Малко был без оружия, но любопытство превозмогло страх.

Он дал себя догнать. В смотровое стекло он увидел, как увеличивается в размерах маленький сам-ло. При свете фонаря Малко заметил сидящего на заднем сиденье мужчину, чье лицо было скрыто во тьме.

Малко притормозил на красный свет. С обеих сторон дороги двумя темными пятнами выделялись наполненные зловонной водой рвы вокруг королевского дворца.

«Мерседес» остановился. Сам-ло сбавил ход, но продолжал ехать слева от машины. Сейчас Малко увидит лицо преследователя. Глядя в смотровое стекло, Малко не спускал глаз со светлого пятна в сам-ло. Все последующее произошло мгновенно. Сам-ло тронулся с места, хотя свет по-прежнему был красным, пассажир спрыгнул на землю и резко дернул за ручку дверцы «мерседеса».

От неожиданности Малко не успел взяться за руль. Нападавший схватил его за плечо и выволок из машины. Малко упал на теплый еще асфальт к ногам незнакомца и увидел, как в руках у того сверкнул нож. Отчаянным усилием Малко удалось увернуться. Таец бросился на него сверху, и они покатились на заросшую травой обочину. Малко что было мочи вцепился в руку с ножом. Он навсегда запомнил сладковатый тошнотворный запах, исходивший от тела нападавшего. Сам-ло исчез, и «мерседес» стоял на перекрестке один.

Двое мужчин боролись молча. На несколько секунд Мал ко оказался сверху и благодаря этому смог вывернуть противнику запястье и отшвырнуть нож в сторону. Внезапно противник вырвался, отступил на метр и в странном положении присел, горизонтально выставив обе руки.

«Каратэ», — успел подумать Малко.

С хриплым криком незнакомец бросился вперед. Ребром ладоней он ударил Малко по голове над ушами. У Малко словно мозги перевернулись. Оглушенный, он опрокинулся навзничь, с горечью подумав о часовом в будке метрах в пятистах выше по улице, мимо которого он только что проехал.

Через секунду Малко полетел в ров. Он открыл рот и заглотнул теплой воды вместе с землей. Захлебываясь и кляня себя за неосторожность, он исчез в черной жиже.

Изрыгнув струю грязной воды и слизи, Малко пришел в себя. Он лежал в темноте около рва. Вокруг него двигались и говорили по-тайски какие-то люди. Мощная лампа, прежде чем нацелиться на Малко, осветила всю сцену, и он с неподдельным изумлением узнал силуэт Тепен, стоящей около солдата с автоматом.

Малко с трудом приподнялся на локте. Мокрая рубашка и брюки прилипли к его телу. С него сняли пиджак, а галстук развязали. Ныла шея, и рана, должно быть, снова открылась, так как в боку сильно кололо.

Малко не понимал, что случилось. Он был уверен, что не сумел бы выкарабкаться из рва сам. И что делала здесь Тепен? Видя, что Малко пошевелился, она опустилась рядом с ним на колени.

— Вам лучше, Малко?

Она сюсюкала больше обычного. От волнения.

— Как вы сюда попали? И кто вытащил меня? — пробормотал он.

Тепен покраснела.

— Я ехала следом за вами от отеля. Думала, вы собираетесь подцепить себе девку. Я увидела, как на нас напали, и помчалась к будке за солдатом. За это время нападавший на вас убежал.

— Вы его узнали?

Она покачала головой.

— Нет. Потом солдат выстрелил, но промахнулся.

Малко тихо выругался. Еще один промах. Пой мертва. В который уже раз он очутился в тупике!

Подошел солдат и помог Малко подняться. Несмотря на жару, Малко весь дрожал. Остановившиеся любопытные вновь расселись по своим машинам.

— Вы можете вести "мерседео? — спросила Тепен.

— Попробую.

— Езжайте следом. Мы отправимся ко мне. Солдату я сказала, что завтра вы явитесь в полицию.

Он сел в «мерседес», все еще стоявший на перекрестке. Тепен на небольшом «датсуне» поехала впереди. Через пять минут они уже входили к ней домой.

В глубине души Малко был благодарен девушке за ее ревность. Без Тепен он бы сейчас покоился на дне грязного рва. И покоился бы до второго пришествия. Тут Малко принюхался к себе, и его чуть не стошнило. От него воняло так, будто он вывалялся в навозной яме.

Большой дом был пуст и темен.

— Мои родители в Паттае, — объяснила Тепен. — Мы тут вдвоем.

Она взяла Малко за руку и повела на второй этаж в комнату с кондиционером. Малко ринулся в ванную и начал раздеваться. Повязка была вся в крови. Он не решился ее снять, боясь снова вызвать кровотечение. Он не слышал, как подошла Тепен.

На ее гладком гордом лице проступила нежность.

— Снимите повязку, — распорядилась она. — Вы валялись в грязной воде. Рану надо промыть.

Тепен вытащила несколько пузырьков из аптечки и принялась отковыривать грязный пластырь. Когда она наконец все сделала, Малко почувствовал себя другим человеком. Тепен вымыла его и наложила чистую повязку. Вот только ужасно болела голова. Кончиками пальцев, пропитанными тигровой мазью, Тепен медленно массировала ему виски.

Наконец она уложила его в постель. Малко так устал, что, ничего уже не соображая, тут же закрыл глаза.

Проснулся Малко от ощущения, что на него смотрят.

Он открыл глаза. Над ним склонилось прекрасное лицо девушки, такое же серьезное и холодное, как и во время первой их встречи.

Однако вопреки обыкновению, Тепен тщательно накрасилась: углы глаз были непомерно вытянуты вверх, как на старых японских гравюрах, губы — тонко очерчены карандашом. Поднятые длинные волосы, утыканные нефритовыми булавками, образовывали замысловатую прическу. Пальцы заканчивались надетыми на них золотыми чехольчиками, придававшими рукам фантастический вид.

На ней был алый саронг, роскошный и целомудренно закрытый, хотя и подчеркивавший ее формы.

— Так в прошлом веке готовили себя замужние женщины, — тихо сказала она. — Вам нравится?

Малко окончательно проснулся.

— К чему такой парад? — спросил Малко, хотя уже знал ответ.

— Сегодня я хочу принадлежать вам, — с серьезным видом заявила Тепен. — Я вас люблю. Я полюбила вас сразу.

Закрыв глаза, она легла рядом с Малко. Он сам обнял ее, в последний момент увернувшись от булавок, чуть не выколовших ему глаза.

Малко странным образом разволновался. Все-таки не каждый день в засекреченном шпионском мире встречаешь такую девушку.

Они долго лежали обнявшись. Ни единого звука не проходило через толстые деревянные стены. Запах и тепло девушки проникали в Малко постепенно, как опиум, заставляя отступить боль в голове и боку. Он поглядел на Тепен, стараясь угадать, какие мысли рождаются за этим гладким выпуклым лбом. Временами ему казалось, что имеет дело с глупенькой лесной птахой, но иногда он замечал, как в ее миндалевидных глазах загорались грозные огоньки живого ума.

Тепен выскользнула из саронга и предстала перед Малко нагой. Она сама прильнула к нему и сжала его с неистовой силой.

Потом, не давая ему опомниться, она вцепилась своими золотыми ногтями Малко в грудь. Он почувствовал, как судорожно содрогается ее тело. Она закричала каким-то чужим голосом и еще сильнее прижалась к нему, бормоча тайские слова.

Она не отпускала его несколько долгих минут. Потом резко подняла голову и поцеловала золотистые глаза Малко.

— Теперь ты мой, — прошептала она. — Я тебе помогу, но не надо никому об этом говорить. Никому.

И не без гордости Тепен добавила:

— В нашей семье я первая отдалась белому. Будь жив мой дед, он бы избил меня до смерти.

Радикальное средство, чтобы избежать нежелательной связи. «Хорошо, — подумал Малко, — что бронхит раньше срока унес жизнь старика».

Чуть позже, ощущая неловкость, он все же спросил Тепен:

— А как ты рассчитываешь мне помочь?

— Я отправлюсь с тобой завтра в бар «Венера», — ответила она. — И мы найдем человека, убившего Пой. Ты ведь этого хочешь?

Они так и заснули обнявшись. Малко с тревогой думал, не рыщет ли по дому мстительный пращур, готовый смыть кровью нанесенное семье оскорбление. Постоянно одни и те же вопросы не давали Малко покоя. Почему его хотели убить? Почему лгала мадам Стэнфорд?

Он сказал себе, что завтра же снова свяжется с ней. Если снова подступить к ней с вопросами, она может расколоться.

Глава 8

В крохотной телефонной кабинке отеля «Ераван» было жарко. Малко подождал, пока телефон продребезжит пять раз, и в задумчивости положил трубку. Было восемь часов, и мадам Стэнфорд должна бы уже приехать домой. Новозеландка сообщила ему, что та ушла из магазина в семь, и шофер повез ее на виллу.

В любом случае мог бы ответить слуга. Наверно, телефонистка не так его соединила. Малко повторил номер мадам Стэнфорд и снова стал ждать.

Опять раздались долгие продолжительные гудки. На этот раз Малко решил не вешать трубку до двадцатого гудка. Нельзя устоять перед телефоном, который звонит и звонит.

После восьмого гудка послышался щелчок. Потом легкое потрескивание, словно человек на другом конце провода ждал, пока заговорят.

— Мадам Стэнфорд? — спросил Малко.

— Да.

Голос звучал как с того света. Искаженный, почти неслышный. Не зная, что и думать, Малко продолжил:

— Это князь Малко Линге. Я хочу прийти рассказать о своем расследовании исчезновения вашего супруга.

После довольно долгого молчания мадам Стэнфорд произнесла уже более твердо:

— Не сейчас. Сейчас я не могу с вами встретиться.

И она повесила трубку, не дав Малко возразить. Озадаченный, он вышел из кабины. С мадам Стэнфорд было что-то не так. В ее голосе Малко почувствовал страх.

А с чего бы ей бояться прихода Малко?

Он прошелся вдоль бассейна, ломая себе голову над этой новой тайной. Кого и почему боялась мадам Стэнфорд?

Получалось прямо по Кафке: без всякого видимого повода люди убивали, лгали, дрожали от страха. Тут явно было что-то такое, что мешало событиям развиваться в надлежащем русле.

Малко отбросил сомнения. Он поднялся в свою комнату, сунул за пояс плоский пистолет, бросил взгляд на свой талисман — фото замка — и вышел вон.

На такси он доехал до пересечения Сукхумвит-роуд и дороги к вилле Стэнфордов. До самой виллы оставалось метров триста. Черный канал выглядел зловеще. В старых деревянных домах на левом берегу мерцали керосиновые лампы. Люди, сидевшие у домов, молча провожали Малко взглядом.

Он пересек мостик и остановился около храма с фаллосами. Прямо перед ним был дом Джима Стэнфорда. Малко огляделся. Ни людей, ни машин не было видно. Из парка доносились крики африканской жабы. Малко подошел к решетке и посмотрел внутрь. В доме царила темень.

Ворота открылись без труда. Малко притворил их за собой. Он действовал по наитию. В парке Малко, прячась за большими деревьями, стал подкрадываться к дому. Оставалось надеяться, что сокровища мадам Стэнфорд не стережет дюжина немецких овчарок.

Без помех Малко добрался до крыльца, через которое он входил в дом в прошлый раз, и в смущении остановился.

В конце концов мадам Стэнфорд не приглашала его в гости. А если она была с любовником? Или просто спала? Присев, Малко на несколько минут замер, размышляя над тем, как ему поступить. Малко казалось, что он совершает оплошность. Завтра он придет к мадам Стэнфорд в магазин и попробует ее разговорить.

Все газеты без каких-либо комментариев известили об убийстве Пой. Поговаривали, что это сведение счетов.

Малко уже подходил к газону, когда донесшийся из дома звук заставил его застыть на месте.

Приглушенный крик.

Малко вернулся и прильнул ухом к двери. На этот раз не оставалось никаких сомнений. Крики, по-видимому, доносились сверху. Слабые, словно приглушенные кляпом. Они повторялись примерно каждые тридцать секунд.

Малко быстро обошел дом. На левой стороне здания он нашел то, что искал: одна из деревянных дверей была просто прикрыта. Он распахнул ее и сразу попал в темное помещение. Сжимая пистолет, он во тьме на ощупь двинулся к лестнице. Крики, теперь более громкие, по-прежнему доносились сверху. Стонала женщина.

До сих пор паркет не скрипел. Однако, чтобы уберечь себя от возможной случайности, Малко разулся и дальше уже скользил по натертому деревянному полу босиком. Так он добрался до холла, куда выходили лестница и верхние галереи. К счастью, его удивительная память помогла ему сориентироваться в доме, где он был всего лишь раз.

Стоны не утихали. Они звучали через равномерные промежутки времени, так что Малко на секунду засомневался, уж не занимается ли мадам Стэнфорд просто-напросто любовью.

Внезапно случилось непредвиденное.

Локтем Малко зацепился за руку метровой статуэтки. Покачнувшись, она рухнула вперед. Шум от ее падения на мраморный пол заглушил вырвавшееся у Малко ругательство.

Словно взорвалась граната!

Бедная статуя с ужасным грохотом разлетелась вдребезги. Затаив дыхание, Малко присел за лакированным комодом и стал ждать, что произойдет, на всякий случай направив ствол своего пистолета в сторону лестницы.

Никакой реакции.

Стоны стихли. Наверху теперь не раздавалось ни звука. Малко подождал три минуты и на четвереньках пополз по лестнице. Каждую секунду ожидая пули в лоб. Теперь он не сомневался, что в доме неладно.

Беспрепятственно Малко достиг последней ступеньки, осторожно поднялся и надел ботинки. Он решил, что крики шли из-за самой дальней двери, и направился прямо туда.

Приблизившись, он приложил к ней ухо. Ничего не было слышно. Полная тишина.

Рука Малко нащупала в темноте выключатель, который, судя по всему, зажигал свет в коридоре. Тянуть время Малко было ни к чему. Он тихо взялся за ручку двери, повернул ее, зажег свет и, толкнув ногой дверь, прижался к стене.

Он успел различить трех азиатов, полукругом стоящих около двери. Один держал короткоствольный пистолет, вероятно, кольт марки «Кобра», у двух других в руках ничего не было. Малко видел их какую-то долю секунды. Человек с пистолетом выстрелил в стеклянный колпак на лампе, лампа разбилась, и все сразу погрузилось во тьму. В то же мгновение тот, что стоял ближе, нырнул Малко в ноги.

Все произошло в один миг. Словно каменная глыба обрушилась Малко на затылок. На самом деле это один из противников ударил его ребром ладони. Малко нажал на курок и тут же получил сильнейший удар в печень.

Желчь подступила к горлу. Пошатываясь, Малко попытался подняться, но последовал еще и удар в висок, после которого он совсем отключился. Через какое-то мгновение почувствовал, как один из азиатов перешагивает через него, но сил задержать его уже не было.

* * *

В комнате по-прежнему царил мрак. С тяжелой головой и горьковатым привкусом во рту Малко поднялся и зашарил по стене в поисках выключателя.

Малко зажег свет и замер озадаченный. Он находился в небольшой, отделанной лепниной, комнате с картинами на стенах и двумя великолепными шкурами пантеры на полу; всю мебель составляли большая низкая кровь и ширма.

Мадам Стэнфорд лежала на кровати. Совсем голая. Ее руки и ноги были привязаны шнурами к спинкам кровати, рот и глаза заклеены двумя широкими коричневыми полосками лейкопластыря. Одежда валялась на одной из шкур. Малко посмотрел на кровать и оцепенел: рядом с женщиной он увидел два оголенных провода.

Малко поднял с пола пистолет и, опасаясь самого худшего, подошел к постели. Склонившись над безжизненным телом, он обнаружил, кроме красных точек, которые электроды оставили около сосков, еще и мелкие, почти не видимые невооруженным глазом порезы, испещрившие грудь.

Мадам Стэнфорд дышала носом — тяжело и нервно.

Как можно осторожнее Малко отодрал пластырь с глаз и был поражен ее взглядом — взглядом измученной пытками женщины. Взглядом потерянным, отчаянным, но и непреклонным, который немного смягчился, когда мадам Стэнфорд узнала Малко. Однако, как только он отодрал пластырь с ее рта, первыми ее словами были:

— Я же сказала, чтобы вы не приезжали.

Она произнесла это почти обычным своим голосом. Удивительная все же женщина.

Повозившись с веревками, Малко развязал мадам Стэнфорд.

Если не считать небольших морщинок на животе, у нее было тело тридцатилетней женщины. Уже развязанная, мадам Стэнфорд продолжала лежать неподвижно, на том же самом месте, словно забыв, что она голая.

Потом она подняла правую руку и начала осторожно массировать грудь, но тут же вскрикнула от боли.

— Что случилось? — спросил присевший на край кровати Малко. — Вы ранены?

— Перец. Они втерли мне перец. Не дотрагивайтесь до меня.

Малко только сейчас заметил, что у его ног валялось несколько раздавленных желтых перчинок, подобных той, что он в свое время так неосторожно разгрыз.

Почему мадам Стэнфорд подвергли таким ужасным пыткам? Те же ли это люди, что изрубили топором сестру Джима?

Малко хотел, чтобы она скорее заговорила, объяснила наконец все эти тайны, все эти страшные преступления. Из-за чего собственно разгорелся сыр-бор?

Но мадам Стэнфорд только и сказала тихим голосом:

— За ширмой стоит маленький шкафчик. Откройте его и принесите то, что там лежит.

Малко послушался и возвратился с серебряным подносом, красивейшей трубкой, лампой и баночкой. Полный набор курильщика опиума.

Приподнявшись на локте, мадам Стэнфорд взяла с подноса спички и зажгла лампу. Потом длинной стальной иглой открыла коробку, подхватила толстую каплю размером с рисовое зерно и подержала ее над пламенем. Шарик надулся и запузырился, переливаясь всеми цветами радуги.

Малко уже видел, как курят опиум, но его всегда очаровывала сама процедура. Мадам Стэнфорд живо поместила горячий опиумный шарик в головку курительной трубки, поднесла ее к пламени и глубоко вдохнула.

Теперь слышалось лишь слабое потрескивание опиума. Мадам Стэнфорд сделала несколько небольших затяжек, чтобы ничего не терять. Потом откинулась назад, как можно дольше задерживая дым в себе, и наконец выпустила его маленькими клубами.

Через несколько секунд мадам Стэнфорд повторила операцию, не обращая на Малко никакого внимания.

Она выкурила подряд шесть трубок. Выражение ее лица постепенно менялось. Она расслабилась, впалые щеки округлились, пустой совсем недавно взгляд засверкал. Движения приобрели уверенность. Но вот она положила трубку на поднос, поднос — на пол и задула лампу.

Потом поднялась и ушла, должно быть, в ванную комнату. Через некоторое время мадам Стэнфорд появилась вновь уже в черном шелковом купальном халате. Она села на кровать лицом к Малко и спросила:

— Что вам надо?

Малко взглянул на нее с некоторым изумлением.

— Как, но ведь эти люди вас пытали! У меня такое впечатление, что я подоспел вовремя.

Мадам Стэнфорд слегка улыбнулась, обнажая зубы.

— Они бы меня не убили. А боль очень быстро забывается.

— Почему они вас мучили?

Словно не расслышав вопроса, мадам Стэнфорд сухо спросила:

— Зачем вы сюда пожаловали?

Малко поведал ей о покушении на свою жизнь и о смерти Пой.

— Теперь я уверен, что ваш муж жив, — заключил он. — Вы должны помочь мне его отыскать.

Мадам Стэнфорд медленно покачала головой.

— Джим мертв.

Опустив глаза вниз, она, казалось, забыла про Малко. Тот возобновил атаку:

— Вы знаете людей, которые вас пытали?

Мадам Стэнфорд пожала плечами.

— Это не имеет никакого значения.

— Но что они хотели узнать?

— Не ваше дело.

— Почему вы лжете?

Она посмотрела на него в упор.

— Я не лгу. Просто вы задаете мне вопросы, на которые я не желаю отвечать.

— А те своими пытками заставили вас говорить? — рассердившись, спросил Малко.

— Нет, — спокойно ответила мадам Стэнфорд. — Никто не заставит меня говорить. Это не получилось даже у японцев.

Малко не сомневался, что так оно и было.

Вдруг ее голос дрогнул. Она схватила Малко за лацканы пиджака и, приблизив свое лицо к лицу Малко, выдохнула:

— Уезжайте, улетайте из Таиланда. Умоляю вас. Не пытайтесь больше искать Джима. Вас убьют. Это глупо.

— Вы ведь знаете, что он жив?

Мадам Стэнфорд в отчаянии покачала головой и закричала:

— Нет, я ничего не знаю. Но вы уезжайте, прошу вас. Джиму уже никто не поможет. Даже я...

Малко был потрясен. Совсем рядом с ним было худощавое чувственное тело прекрасной мадам Стэнфорд. Словно прочитав его мысли, она пододвинулась ближе, симулируя обморок. Искушение было велико, но он решительно его отверг.

— Позвольте мне вам помочь, — проговорил Малко. — Вы в опасности. Вас пытают, чтобы вытянуть что-то из вас. Я могу вас защитить. Вы знаете, что на самом деле случилось с Джимом.

— Нет.

Мадам Стэнфорд пристально взглянула на Малко. Они были одного роста. Вдруг в ее взгляде зажегся странный огонек, и она обвила руками шею Малко, увлекая его на кровать. Она была на удивление сильной и отлично знала, чего хотела.

Ее тело было твердым, словно из дерева, словно всю жизнь она только и делала, что занималась физкультурой.

Мадам Стэнфорд улеглась на Малко сверху, она обращалась с ним так, словно он был ее рабом. Все время глядя Малко в глаза, она с бешеной яростью терлась о него, словно боролась — не на жизнь, а на смерть.

Потом, стоя на коленях на развороченной постели, мадам Стэнфорд снова взяла трубку и сделала глубокую затяжку. Она помолодела лет на двадцать. Малко недоумевал.

— Мне нравятся ваши глаза, — неожиданно сказала она. — Я никогда таких не видела. Из-за них меня к вам и потянуло. Хотя, может, тут виноват опиум.

— Почему вы...

— Теперь вы убедились, что Джим мертв? — спросила она. Значит, даже это она рассчитала! Под ее насмешливым и в то же время отчаянным взглядом Малко быстро оделся. Он со всей ясностью понял, что мадам Стэнфорд использовала его в своих целях. Как ни посмотри.

Замерев на кровати, она промолвила:

— За двадцать лет я ни разу не наставила Джиму рогов. Теперь он мертв, теперь другое дело.

Заладила одно и то же. Успевший одеться Малко чувствовал себя дурак дураком рядом с этой голой женщиной, с которой он только что предавался любви.

— Теперь уходите, — бросила она.

Малко сделал последнюю попытку.

— Послушайте. Клянусь, я никому не проговорюсь. Но скажите, чего хотели от вас эти люди.

— Какие люди?

Гиблое дело. Малко дал проводить себя до лестницы. Мадам Стэнфорд надела свой черный халат, снова превратившись в светскую до мозга костей даму. На лестничной площадке она зажгла свет и спустилась вниз вместе с Малко.

При виде разбитой статуи она вскрикнула:

— Это вы...

— Нечаянно, — сказал Малко. — Я готов возместить.

Это было уже чересчур. Но надо же держать марку.

Мадам Стэнфорд уныло покачала головой.

— Такое нельзя возместить. Это Дакини кхмерского периода. Другой такой не найти. Джим раздобыл ее на северо-востоке, в Конгкхае. Я была там с ним.

Печальная тень пробежала по ее лицу, когда она глядела на осколки статуи.

— Джим очень любил свою коллекцию, — заметил Малко.

— Он никогда бы не расстался ни с одной вещью, — подтвердила мадам Стэнфорд. — Иногда нам приходилось ограничивать себя во всем, чтобы купить то, что ему приглянулось.

И без какого-либо перехода она протянула Малко руку для поцелуя.

— Прощайте. Уезжайте из Бангкока. И бросьте искать Джима.

Она закрыла за ним дверь. Малко пересек погруженный во тьму газон, надеясь в душе, что его обидчики уже далеко.

Он все больше терялся в догадках. Решительно никто не хотел, чтобы он отыскал следы Джима Стэнфорда. А кое-кто шел на убийства, лишь бы помешать Малко. Мадам Стэнфорд прибегла к не менее действенному средству.

Но зачем ее пытали? Какая тайна связывала ее с тремя незнакомцами? Не многие мужчины так быстро оправились бы после подобного обращения. Ей же довольно было шести трубок опиума и Малко, чтобы забыть о случившемся.

Что-то, однако, тут было не так. Нападавшие легко могли его убить. А они его только оглушили. В то время как накануне он лишь чудом избежал смерти. Почему?

И если Джим Стэнфорд был еще жив, почему он не давал о себе знать?

Закрывая ворота, Малко оглянулся на дом. Дом стоял темный. Мадам Стэнфорд почивала вместе со своей тайной.

Следуя вдоль пустынного канала, Малко сказал себе, что у него оставалась лишь одна возможность: найти человека, который убил Пой. Найти и заставить его заговорить.

Неожиданно для себя он вышел на шумную, блистающую огнями Сукхумвит-роуд. Черная дыра небольшой аллеи за его спиной излучала тревогу. Это был другой Бангкок, таинственнее, загадочнее, чем посещаемые туристами большие улицы, Бангкок, в который Малко не удавалось проникнуть.

Рядом затормозило такси. Малко протянул водителю — старому китайцу в фуражке, как у Мао, — десять батов и адрес Тепен.

Теперь на очереди бар «Венера».

Глава 9

«Мерседес» ехал вдоль отвратительного канала, окруженного деревянными лачугами. Тепен направилась в бар «Венера» по не знакомой Малко дороге через китайские кварталы. Ее красивый лоб пересекала глубокая морщина. Вместе с облегающими брюками из синего эластика она, несмотря на жару, надела блузку с глухой застежкой и короткие сапожки.

Когда машина остановилась на небольшой площади перед «Венерой», Малко стало совестно.

— Вы и впрямь хотите пойти со мной? Это может быть опасно.

Глядя в зеркало, Тепен поправила волосы и спокойно проговорила:

— Один вы ничего не добьетесь.

Ее поведение сильно изменилось с момента их близости. Робость и сдержанность улетучились, и Малко обнаружил новую Тепен, твердую и решительную. Теперь она почти не сюсюкала.

Группки матросов и девиц заполнили всю в табачном дыму лестницу. Несмотря на смерть Пой, все шло своим чередом. Никто, очевидно, не узнал Малко. Официант посадил их с Тепен за столик в глубине зала недалеко от пьянчужек, и Малко заказал два пива.

В баре было все так же шумно. Рок-оркестр на подмостках надрывался для равнодушной публики. На танцплощадке матросы лапали девиц. Официант принес пиво, и Тепен, задержав его, обратилась к нему по-тайски. С неизменным выражением на лице он покачал головой и был таков.

— Он говорит, что ничего не знает, — перевела Тепен. — Но он лжет.

Через некоторое время Малко отправился в бар и попытался завязать разговор с барменом. Но стоило ему упомянуть об убийстве, как тот демонстративно переменил тему. Это был худющий таец с маленькими оспинками на лице и завитыми напомаженными волосами. На все он отвечал заученной ангельской улыбкой. Он ничего не видел, ничего не знает.

К столику Малко вернулся как раз вовремя, чтобы вырвать Тепен из лап огромного моряка-датчанина, который хотел сунуть ей под молнию брюк десятидолларовую бумажку, избегая тем самым сложностей объяснения на двух языках. Малко вежливо вернул ему банкнот, и тот, слишком пьяный, чтобы затевать потасовку, отправился попытать счастья за соседним столиком.

— Я говорила с девушками, — сказала Тепен. — Они ничего не знают. Но одна мне сказала, что бармен наверняка видел человека, с которым встречалась Пой. Так или иначе он знает все. Мало того, он был любовником Пой, и она отдавала ему все свои деньги.

Малко хотел было объяснить разницу между сутенером и любовником, но передумал. Эта непробиваемая стена приводила его в отчаяние.

— Надо бы его прижать, — предложила Тепен. — Я узнала, где он переодевается. За баром есть крохотная комнатка, там он обделывает свои делишки. Там он и с Пой по вечерам виделся.

Было начало второго ночи. От нечего делать они наблюдали, как маленькие тайки с самым невинным видом флиртовали, целовались друг с другом под изумленными взглядами скандинавских матросов и, распахнув блузки, смотрели, чья грудь больше. Но при этом они обрушивали град ругательств на мужчин, если те лезли руками куда не надо. Девицы были бесстыжие, как макаки. Время от времени они посматривали на Малко, адресуя ему широкие улыбки и выпячивая грудь. Тепен в конце концов не выдержала:

— Может, пока ждем, побалуетесь. Недорого: пятьдесят батов плюс расходы на пенициллин.

Малко уверил ее, что подобная мысль даже не приходила ему в голову. «Вот разве что га совсем юная малышка, тонкая как бамбук, с длинными волосами и огромными нефритовыми глазами...» — подумал он, но вслух эту оговорку не высказал.

К трем часам бар «Венера» почти опустел. На танцплощадке покачивались две пары. По мере того, как посетители покидали зал, официанты ставили стулья на столы. Малко с Тепен уже заказали по шестой кружке пива, которое они время от времени выливали под стол, где образовалась довольно грязная лужа.

Они потанцевали, но Тепен очень скоро пришлось усесться на место, потому что руки мужчин так и норовили приклеиться к синему эластику: уж больно у нее был сексуальный вид.

Но вот Тепен толкнула локтем отупевшего от дыма и шума Малко. Глаза у него так болели, что, несмотря на почти полную тьму, пришлось надеть очки.

— Бармен уходит.

Таец действительно уже стягивал свою белую куртку. В баре никого не оставалось. Бармен исчез за маленькой дверью, расположенной за баром. Малко и Тепен тут же вскочили и двинулись через зал. Половина музыкантов уже складывали свои инструменты. Один лишь гитарист играл Бог весть что для последних пар. Малко спокойно прошествовал за бар, открыл дверь и вошел в маленькую комнату.

* * *

Бармен в розовых кальсонах и майке с длинными рукавами держал в руках штаны. При виде Малко он закричал:

— Нет, сэр, сюда нельзя.

Тепен вошла следом за Малко. Ее решительное лицо с правильными чертами больше чем когда-либо казалось высеченным из твердого и гладкого куска мрамора. Отрывистым голосом, какого Малко еще не слышал, она обратилась к бармену по-тайски. По мере того, как она говорила, гнев на лице бармена сменялся непритворным страхом. Качая головой, он быстро-быстро затараторил. Потом натянул штаны, скрестил руки и, визгливо крича, подступил к Малко. Тепен не спускала с него зловещего взгляда.

— Он говорит, что ничего не видел, — перевела она, — что он всего лишь бармен и что полиция его уже допрашивала, что мы должны оставить его в покое, что он много работал и устал.

— Предложите ему денег. Сто долларов.

Тепен перевела. Бармен затряс головой.

— Он не хочет. Я уверена, что он лжет. Пой говорила ему все. Наверно, он сам и привел убийцу.

Тепен подошла к бармену вплотную и, отчеканивая каждое слово, тихо заговорила. Явно сдрейфив, бармен изменился в лице.

Он начал жалобным тоном оправдываться, но Тепен сразу перебила его и задала еще вопрос. Он что-то пробормотал, но ответ, судя по всему, не удовлетворил Тепен, потому что та тут же, без предупреждения, двинула ему ногой по бедру.

Бармен пронзительно завопил. Малко уже потянулся за пистолетом, чтобы защитить девушку, но увидел, что бармен, даже не помышлявший о защите, отступил к стене, преследуемый Тепен, которая колотила его почем зря.

Как с цепи сорвалась!

В довершение всего она со всего размаху дала ему пощечину и стукнула ногой в живот, отчего бармен согнулся пополам.

Потом Тепен вновь задала свой вопрос. Бармен по-прежнему молчал, и она приподняла его голову за прямые волосы. Затем прошептала что-то прямо ему в лицо. Мал ко увидел панику в глазах бармена, пробормотавшего какие-то слова в ответ.

Тепен отпустила его, и он упал. Не глядя больше на бармена, Тепен повлекла Малко к выходу, бросив на ходу:

— Он сказал все, что знал. Пойдемте.

Прикрывая за собой дверь, Малко бросил взгляд на охваченного страхом бармена. Тот как раз поднимался на ноги. Очевидно было одно: страх навел на него не Малко, а нежная сюсюкающая Тепен.

Тепен уже вышла на лестницу. И только в машине объявила:

— Бармен знает убийцу Пой, но не знает, где тот живет. Любовница убийцы занимается стриптизом в китайском предместье. Мы едем туда.

Едва не задавив какого-то пропойцу, она нажала на газ. Малко спросил:

— Что вы ему сказали? Он чуть не умер от страха.

С чуть заметной улыбкой Тепен пожала плечами.

— Я умею разговаривать с такого рода людьми. Меня научил отец. Их стоит только напугать...

— Вам это явно удалось.

— Это было несложно. Он трус. Он боялся говорить, потому что убийца — опасный человек.

— Получается, что вы еще опаснее.

Тепен разразилась не совсем искренним смехом.

— Не говорите глупостей.

Малко оставил эту тему. Еще одна тайна, Бангкок ими так и кишел.

Очень скоро с широких проспектов они свернули в маленькие грязные улочки. Тайские иероглифы сменились китайскими вывесками, и все заведения, несмотря на поздний час, были открыты.

Тепен припарковала «мерседес» возле кинотеатра.

— Это там.

Вход был так загажен, что Малко подумал, туда ли они попали, но Тепен уже покупала билеты. Они забрались вверх по деревянной лестнице, где воняло прогорклым опиумом и кислым китайским супом. Зал на втором этаже был погружен в темноту.

Билетер посадил их в третьем ряду. Спектакль уже давно начался. Две девушки извивались в огромных лапах плюшевого орангутанга, у которого без конца мигали глаза — две электрических лампочки. В зале почти никого не было. По крайней мере, зрителей. Потому что не просидели Малко с Тепен и пяти минут, как изо всех сил зачесались: клопы, тараканы и блохи пошли на приступ.

Малко едва успел ухватить какого-то зверя, карабкавшегося по штанине. Форменный ужас. Да и деревянные сиденья были не удобнее электрического стула в тюрьме «Синг-Синг».

Занавес на сцене опустился и снова поднялся. Из-за кулис выкрикнули:

— Мисс Чен По Чу, исполнительница восточных танцев.

Старый патефон, который использовали для музыкального сопровождения, заиграл, и Тепен шепнула Малко на ухо:

— Это она.

Мисс Чен По Чу появилась в пятнистых, под шкуру пантеры, бюстгальтере и трусиках. Лицо у девушки было опухшим, а во рту виднелось несколько гнилых зубов.

Немного подергавшись, она сняла бюстгальтер и принялась вертеть кружочки, прикрывавшие соски.

Увы, на шестом повороте один из них оторвался и полетел на пол. Нимало не смутившись, Чен По Чу продолжала свои телодвижения с одним кружочком до тех пор, пока не кончилась музыка, после чего она поклонилась и убежала со сцены.

Снова занавес. Из-за кулис опять что-то выкрикнули. На этот раз на сцене выстроились двенадцать голых девушек. Заскрипела иголка патефона, и раздались звуки военного марша. К удивлению Малко, девушки не затанцевали, а застыли по стойке «смирно». Все зрители разом встали. И Малко, которого потянула за рукав Тепен, тоже.

— Спектакль кончился, — шепнула она.

Опешивший Малко узнал национальный тайский гимн. Девушки стояли прямо, словно аршин проглотили. Что ж, быть националистом — так во всем. Наконец пластинка кончилась, и зрители потянулись к выходу. Кроме Малко и Тепен, которые вскарабкались на эстраду и прошмыгнули за кулисы.

Артистических уборных тут не было. Девушки одевались в углу, завешанном старыми декорациями. Малко с Тепен прибыли как раз вовремя, чтобы лицезреть, как мисс Чен По Чу натягивает китайское платье с такими же пятнами, как и на ее сценическом костюме. Рядом переодевались другие исполнительницы стриптиза.

Тепен взяла Малко за локоть.

— Здесь слишком много народа, лучше мы пойдем за ней.

Малко с Тепен снова спустились в зал, и спустя две минуты китаянка прошла мимо них к выходу. Немного подождав, они тоже сбежали с лестницы.

Свернув направо, Чен По Чу быстро шла по улице. К ней привязался какой-то тип, но она послала его куда подальше. Малко с Тепен перебежали на другую сторону улицы. Долго им идти не пришлось. Чен По Чу вошла в ресторан под открытым небом. Кухня находилась у входа, и на каждом столике горела керосиновая лампа. Ужинали тут человек двадцать.

Чен По Чу подошла к столику, где в одиночестве сидел мужчина. Завидев китаянку, он поднял голову, и у Малко екнуло сердце: он узнал незнакомца, который дважды на него нападал и который, несомненно, убил и Пой, и Сирикит. Этому человеку была известна правда о Стэнфорде.

— Это он, — сказал Малко.

Чен По Чу села. Она явно пришла поужинать. После выступления всегда хочется есть.

— Нам спешить некуда, — сказала Тепен.

Она потащила Малко к кинотеатру. Мимо проезжало такси, Тепен его остановила и завела долгий разговор с шофером. Тот подал немного вперед и, встав почти у самого ресторана, выключил мотор.

— "Мерседес" он видел, — объяснила Тепен, — а стоящее такси никаких подозрений у него не вызовет. Все проститутки в квартале работают в такси — из экономии. Поэтому белому тут никто не удивится.

Тепен сунула двадцать батов шоферу, дремавшему за рулем. Обнявшись, чтобы все выглядело более правдоподобно, они ждали. Малко часто поглядывал в окно. Все, казалось, шло нормально. Незнакомец с Чен По Чу уписывали китайскую лапшу.

Наконец они поднялись. Мужчина надел черные очки и взял китаянку под руку. Они свернули направо и остановились у края тротуара. Дождались сам-ло и сели. Тут же тронулось с места и такси с Малко и Тепен. Убийца Пой на них даже не взглянул.

Они довольно долго ехал и по почти пустынным улицам, потом выбрались из китайского квартала, пересекли Нью-роуд и спустились к южной окраине Бангкока. Но вот сам-ло очутился на улице Чок-Ран перед зеленой неоновой вывеской: «Ферст-отель». Незнакомец и Чен По Чу исчезли за дверями отеля. Такси притормозило чуть дальше.

* * *

«Ферст-отель» звезд с неба не хватал и если чем и славился, так это тараканами и клопами. Отель содержали несколько американских негров, осевших в Бангкоке после демобилизации. Сюда пускали любого человека — и мужчину, и женщину, — способного выложить на стойку сто батов. В комнатах, сдаваемых поденно, негры организовали прибыльную игру в покер. Владельца-тайца они отправили на антресоли с неисчерпаемым запасом выпивки и вели дела по своему усмотрению.

Разумеется, багаж вновь прибывших перетряхивался в первые десять минут после их прихода, и ценные вещи тут же перепродавались на блошином рынке на улице Яравай. Зато в этот отель можно было заявиться под руку с двумя тринадцатилетними девочками, и никто не позволил бы себе на этот счет никаких неуместных замечаний; можно было и попросить у ночного портье немного опиума.

И все были довольны. Чтобы жить в мире с полицией, содержавшие отель американцы время от времени сдавали ей какого-нибудь третьеразрядного хулигана.

Портье не удивился, увидев элегантную пару — тайку и белого. Проститутки из роскошных кабаре хорошо одевались и работали с богатыми клиентами. Девушка попросила комнату.

— На ночь?

— Да.

— Тогда двести батов.

Мужчина расплатился. Все как обычно.

В этом отеле карточек не заполняли. Китаец взял ключ и пригласил обоих подняться по лестнице, освещенной одной голой лампочкой. Лифта в отеле не было, тем более кондиционера. В лучших номерах работали трехскоростные вентиляторы «Мицубиси».

Портье довел их до третьего этажа и открыл дверь номера с одной кроватью, двумя стульями, крохотным умывальником и множеством ящериц, гонявшихся за тараканами.

Тепен втолкнула Малко в комнату и наклонилась к уху ночного портье:

— Чен По Чу уже вернулась?

Китаец посмотрел на нее с некоторым недоверием. Он никогда не видел Тепен, выглядевшую все же слишком элегантно для проститутки из китайского квартала.

— Ты ее знаешь?

— Дурак ты, что ли, конечно знаю, — сказала она. — Мы сейчас вместе жрали. А потом я подцепила этого фрукта.

— Ах, так, — успокоился китаец. — Чен Ло Чу только что вернулась. К себе в шестой, как водится.

Тепен сунула в ладонь старика десять батов.

— Спасибо. Завтра к ней заскочу. А то она мне бабки задолжала.

— Она раньше двенадцати не выходит, — сказал китаец, — но я к тому времени сменюсь.

Подмигнув, она закрыла дверь и обратила к Малко сверкающий взор.

— Человек, которого вы ищете, в шестом номере. Он проведет там ночь.

Малко сел на кровать, раздавив таракана. Сложности пока оставались. Неосторожно было являться прямо в отель. Но Малко еще больше боялся, что незнакомец проскользнет у него между пальцев. Теперь приходилось полагаться на случай. Малко многое бы дал, чтобы рядом с ним сейчас оказался верный Кризантем. Человек незаменимый при таком раскладе. Сталкиваться с убийцей в отеле нельзя. Если только пойти за ним следом в надежде на то, что он выведет на Джима Стэнфорда или на тех людей, которые заварили всю эту кашу.

Вентилятор на потолке со скрежетом закрутился. Тепен закрыла окно, выходившее в вонючий двор. Отовсюду просачивались посторонние шумы. Над ними на страшно скрипучей кровати совокуплялась какая-то пара. Слышались крики, стоны. По коридору, напевая, прошла женщина. В соседнем номере резались в покер.

— Делать пока нечего, — сказала Тепен. — Давайте ложиться. Этот тип останется тут на ночь.

— Ложиться?

Малко бросил взгляд на заскорузлое от грязи покрывало, серые залатанные простыни. Но Тепен уже стягивала блузку через голову. Присев в кровати на колени, она показала Малко на дыры в стене и двери.

— Посмотрите-ка, китаец сейчас придет. И если мы не будем лежать в кровати, он заподозрит неладное.

Малко разинул рот.

— Неужели все это вас не стесняет?

Тепен покачала головой и еле заметно улыбнулась.

— Здесь я всего лишь шлюха из китайского предместья.

Слово «шлюха» она произнесла с явным удовольствием и снабдила его соответствующим жестом. Обстановка отеля явно накладывала свою печать на эту девушку из благородного семейства, которая лишь два дня назад рассталась со своей девственностью. Добросовестный психоаналитик порадовался бы. Малко подумал, что, прильни сейчас китаец глазом к дырке, он бы остался доволен.

Тепен не переставала болтать, хотя во время первой их близости не раскрывала рта. Но ее прекрасное лицо по-прежнему выглядело безучастным.

Настоящий монолог, как в театре.

Когда она умолкла, чтобы перевести дух, Малко спросил:

— Что ты говорила?

Она прижалась к Малко и зашептала ему на ухо по-английски. Малко подпрыгнул.

— У кого ты научилась этим словам?

— У сестер, — прошептала девушка. — Но я не знала, что они значат.

Малко долго лежал, вперив взгляд в темноту, и не мог заснуть. Решение всех проблем поджидало его в нескольких шагах. Ставней в номере не было, и клопы разбудили его чуть свет.

Тепен со спокойной совестью дремала у него на плече. Отель беспокойно гудел, продолжая жить своей жизнью. Малко вдруг захотелось встать и пойти попросить помощи у полковника Уайта. Но Бог его знает, где сейчас американец. К тому же Малко так не любил этих твердолобых солдафонов.

В конце концов он заснул, мысленно благодаря сестер, просветивших Тепен.

Глава 10

В дверь постучали. Робко-робко. Малко, который уже собирался надеть рубашку, повернулключ, уверенный в том, что стучит Тепен, с утра заступившая на пост в холле отеля.

В дверном проеме стоял мужчина. Сначала Малко увидел лишь раскрытый в широкой улыбке рот без нескольких зубов.

Малко тут же опустил взгляд: в руке незнакомец держал пистолет, немецкий парабеллум.

Ствол торчал в десяти сантиметрах от живота Малко. Незнакомец все с той же улыбкой начал нажимать на курок. Правая рука Малко мигом поднялась и схватила пистолет прямо под рукояткой. Раздался двойной щелчок: это одновременно щелкнули курок и поднятый Малко предохранитель.

Малко с незнакомцем словно окаменели. Таец еще раз изо всех сил нажал на курок, не понимая, в чем дело. Он опустил взгляд на свое оружие, и в тот же самый момент рубашка Малко обмоталась вокруг его лица. Таец попытался сорвать ее левой рукой, но мощный удар в солнечное сплетение отбросил его в коридор. Не выпуская парабеллума, он опрокинулся навзничь. Когда он поднялся, дверь снова была закрыта. На какое-то время он заметался, стараясь на ощупь снять предохранитель.

Но тут таец услышал шум: по лестнице, громко болтая, поднимались двое. Он спрятал парабеллум за пояс под рубашку. Са-Май не привык пользоваться огнестрельным оружием. Это и спасло Малко. Профессионал глядел бы туда, куда целился, а не в лицо своей жертве.

Отпихнув в сторону поднимавшихся по лестнице, Са-Май скатился по трухлявым ступенькам вниз. Значит, ночной портье оказался прав: из преследователя он превратился в преследуемого.

Са-Май бегом пересек холл отеля и выскочил вон. На улице он замедлил шаг, смешался с толпой, потом на ходу запрыгнул в сам-ло.

Малко вновь открыл дверь, пряча пистолет в перекинутом через руку пиджаке. В коридоре, однако, никого не было. Он склонился над лестничной клеткой, но и там никого не увидел. Тогда он засунул пистолет за пояс и, беспокоясь за Тепен, сошел вниз.

Тепен с утра дежурила в холле. Они решили, что так будет лучше всего, ведь окно их комнаты выходило на улицу. Малко посмотрел на часы: одиннадцать. Время шло медленно.

Холл был пуст. Дневной портье, уставившись в свою газету, не обратил на Малко никакого внимания. В этот час «Ферст-отель» походил на любой другой. Двое девушек, весело щебеча, не слишком усердно мели пол. Они поглядели на Малко снизу вверх и прыснули со смеху.

Он вышел на улицу. Тепен как сквозь землю провалилась. Нехотя он возвратился к себе в номер и, держа пистолет под рукой, одетым растянулся на кровати.

Тепен в конце концов должна дать о себе знать. Если только с ней ничего не случилось. Кто-то в отеле сообщил о них убийце, и тот явился прямо в номер.

Прошли два часа. Бесконечно долгих. Малко уже минут двадцать наблюдал, как две ящерицы, кружась, оспаривали друг у друга остатки дохлой стрекозы, когда в дверь вдруг постучали. Из осторожности он крикнул, не вставая с постели:

— Кто там?

— Вас к телефону, сэр.

В номере аппарата не было.

Малко встал, подкрался к двери и прислушался. В коридоре кто-то тяжело дышал.

— Сейчас спущусь, — прокричал Малко, предусмотрительно отойдя в сторону.

По всему свету разбросаны кладбища, где почиют в мире агенты, забывшие об этой элементарной предосторожности.

Он услышал удаляющиеся шаги. Скрипнула лестница. Прижавшись к стене, Малко резко открыл дверь. Удивленный портье повернулся и изобразил на своем лице улыбку.

Малко спустился следом за ним. Телефонная трубка лежала на столе. Малко поднял ее с некоторым трепетом.

— Малко?

Знакомый голос Тепен. Она словно слегка запыхалась.

— Да. Где вы?

— На Лунной пристани. Приезжайте сюда. Я знаю, где этот человек. Скорее берите такси.

— А где эта Лунная пристань? — спросил немного встревоженный Малко.

— Позовите портье, я ему объясню.

Китаец внимательно выслушал Тепен и повесил трубку. Потом он подал знак Малко выйти вместе с ним на улицу. Такси нигде не было.

Вдруг китаец зачесал голову, с сожалением пожал плечами и сказал:

— Надо же, забыл, как это место называется...

Китаец не сводил с Малко своих маленьких хитрых глазок. Он уже сделал вид, что возвращается в отель. Старая гнусная образина. Хорошо еще, что Малко успел познакомиться с азиатскими обычаями. Он вытащил из кармана двадцатибатовую бумажку и показал старику:

За деньги тот готов был достать луну с неба. Рядом остановилось такси, и старик подробно объяснил шоферу, куда ехать.

Подумать только, Мао Цзэдун с помощью одной пресловутой красной книжечки решил сделать восемьсот миллионов китайцев бескорыстным и...

Такси поднималось на север вдоль реки, запруженной грузовыми судами, — их как раз разгружали. Потом такси повернуло на Нью-роуд, где они попали в чудовищную пробку, которая никак не хотела рассасываться. Не один раз Малко спрашивал себя, уж не отправил ли их китаец нарочно не в ту сторону.

— Может, теперь припомните?

С таксистом говорить бесполезно. Из всех английских слов он знает только «да» и «сколько». Они проехали мимо огромного храма, дважды повернули и в результате выехали на очень грязную улицу, которая упиралась прямо в реку. Такси остановилось, и шофер широко улыбнулся Малко. Тот даже не успел подумать, как будет по-тайски «Лунная пристань». К такси подскочила Тепен, бросила водителю десять батов и вытащила Малко из машины.

— Я думала, вы уже не приедете, — вздохнула Тепен.

— Где он?

— В доме около канала. Я знаю, как туда доплыть. Я следовала за ним с тех пор, как он выбежал из отеля. К счастью, меня он не заметил. Мне повезло: когда он сел в сам-ло, я успела поймать другой.

Малко рассказал ей, как на него напали. Лицо Тепен сжалось, и она судорожно вцепилась в его руку.

— На этот раз мы у цели, — сказал он. — Так где этот человек?

— Он сел в моторную лодку, — объяснила Тепен. — Что-то вроде речного такси. Я дождалась, когда лодка вернется. Они все сюда возвращаются за пассажирами. За пятьдесят батов лодочник сказал мне, куда он его отвез. Это в трех километрах отсюда. В Тхонбури, там, где канал протекает через сплошные джунгли.

Тхонбури — городок-спутник Бангкока на западном берегу Чаупхраи. Запутанный лабиринт каналов с множеством свайных построек.

На этот раз Малко, как гончая, взял след. Джим Стэнфорд — похищенный или мертвый — должен находиться там, куда направлялся этот человек. Но действовать следовало с большой осмотрительностью.

— Я предупрежу полковника Уайта, — решил Малко. — Мы не должны ехать туда одни. Где тут телефон?

— Там, в ресторане, — показала Тепен.

Если только это можно было назвать рестораном. У входа в темный зал кучка малышей в лохмотьях просила милостыню — здесь, в Бангкоке, вещь редкая. Малко с Тепен вошли в ресторан. Телефон стоял на столике. Девушка заказала две кока-колы, пока Малко звонил. Конечно, с точки зрения конспирации так делать было нельзя, однако вряд ли в этом захолустье хорошо знали английский.

Соединили его с полковником Уайтом мгновенно. Малко кратко объяснил ситуацию и рассказал, где он находится.

— Вы и прямь нашли Джима Стэнфорда? — недоверчиво спросил Уайт.

— Думаю, да, — ответил Малко. — Во всяком случае, я нашел людей, которые из кожи вон лезут, чтобы мне помешать. Не останавливаются даже перед убийством. Поэтому я не хотел бы идти туда один. Тем более что прямая стычка рискует вызвать недовольство ваших приятелей.

— Я подъеду через час, — после некоторого раздумья сказал Уайт. — Тайцев я предупрежу.

Малко повесил трубку. Тепен глядела на него влюбленными глазами. Он слегка поцеловал ее в губы. Мальчишки, тыча в них пальцами, тут же заверещали.

— У нас в стране никогда не целуются на людях. Это страшно неприлично, — объяснила Тепен.

В ожидании Уайта они уселись на террасе ресторана. Лунная пристань представляла собой один из главных причалов, откуда можно было отправиться в Тхонбури, а также вниз или вверх по течению Чаупхраи.

Большие речные джонки-автобусы останавливались тут каждые десять минут и высаживали толпы крестьян. Богачи и бонзы нанимали причудливого вида удлиненные сампаны-такси с до блеска надраенными автомобильными моторами, соединенными прямо с вращающимся валом винта. Эти сампаны мчались, как стрелы, по желтой поверхности реки, оставляя за собой широкий белый кильватер, как у скутера. Большинство пассажиров закрывались от солнца большими цветными зонтами, что придавало движению на реке праздничный вид.

На Чаупхрае кипела жизнь. Здесь было все: от грузового судна до крохотного сампана со старой крестьянкой с кормовым веслом в руках. И змеи, которые, правда, не бросались в глаза. Тут находилось самое сердце Бангкока. Все окрестные земледельцы привозили в сампанах рис и птицу и, продав, отправлялись восвояси.

Грязная вода текла очень быстро по всей более чем трехсотметровой ширине реки. Множество народа копошилось с обеих сторон в деревянных лачугах на сваях.

К берегу подъехало такси, и из него вышли трое: полковник Уайт, маленький таец в очках и еще один белый. Малко двинулся им навстречу. Уайт представил своих спутников:

— Капитан Касесан из тайской службы безопасности, лейтенант Джойс от нас.

Серые глаза Джойса — смуглого коренастого здоровяка с бритым черепом — без конца бегали.

Уайт сразу спросил:

— Где Джим Стэнфорд?

Малко еще раз кратко пересказал всю историю, опустив убийство Пой. Полковник покачал головой и повернулся к тайцу:

— Что вы об этом думаете, капитан?

— Нам следует арестовать человека, покушавшегося на жизнь вашего коллеги, — уклончиво ответил тот. — Таиланд — не разбойничий притон.

— Хорошо, пошли, — заключил Уайт.

Малко шепотом предупредил о присутствии Тепен и о той роли, какую она сыграла.

— Надо же! — расхохотался Уайт. — А я за все время не смог даже заставить ее напечатать хотя бы одну букву. Когда вы мне ее вернете, я заброшу ее на парашюте к партизанам.

Тепен низко поклонилась вновь прибывшим — ни дать ни взять идеальная секретарша.

Вся их небольшая компания направилась к деревянному причалу. Они наняли большую джонку с блестевшим на солнце мотором и объяснили лодочнику, куда плыть. Мотор затарахтел, и они поплыли, пересекая быстрое течение реки.

Кое-где у берега мылись люди, некоторые даже мылили голову. Женщины купались в саронге, мужчины — голыми. Лодка поднялась по течению Чаупхраи примерно на километр — до показавшегося слева канала.

— Это там, — сказала Тепен.

Четверо ее спутников, мокрые от брызг, ее даже не услышали. Их лодка то и дело сталкивалась с большими, груженными лесом или углем, джонками, и их всех окатывало водой. В маленьком канале они чуть замедлили ход.

Канал окаймляли жилые дома и магазинчики, подходившие прямо к реке. Местные жители не обращали внимания на эту компанию, принимая их за туристов.

— Взгляните, королевские лодки, — показала Тепен.

На левом берегу канала они увидели навес, из-под которого выглядывали расписные, пышно украшенные носы джонок, на которых раз в год две сотни гребцов везли короля Таиланда праздновать окончание жатвы.

Дальше вдоль канала пейзаж менялся. Дома встречались уже реже, и были они маленькие и обветшалые. Кругом раскинулись джунгли с тонкой сетью протоков. Что-то вроде огромной трясины. И при этом расстояние до Бангкока по прямой составляло всего два километра.

Тепен распорядилась повернуть налево, в узкую протоку с густой тропической растительностью по бокам. Куча голых ребятишек со смехом и гиканьем ныряли под лодку.

— Но куда, черт возьми, мы плывем? — вспылил весь забрызганный грязной водой Уайт.

— Это в миле отсюда, — Тепен опустила глаза.

Порой протока сужалась, и приходилось нагибаться, чтобы мокрые ветви не хлестали по лицу.

Они миновали мастерскую по изготовлению джонок. Рабочие, прервав свои занятия, поглядели на проплывающую лодку. Места, обычно посещаемые туристами, остались позади.

Малко странным образом волновался. Близилось, наконец, завершение его трудов. Он никогда бы не подумал, что найдет Джима Стэнфорда в этом речном лабиринте.

Внезапно Тепен дала знак сбавить ход.

— Подъезжаем, — сказала она. — Это в том большом доме. Мы сейчас проплывем мимо него. Смотрите в оба.

Она могла и не предупреждать.

За мангровыми деревьями им предстало удивительное видение. Американский дом колониальной эпохи, дом-призрак, словно сошедший с рисунков Адамса. Расположенное за лужайкой трехэтажное строение из темного дерева с вычурной лепниной, балконами и закрытыми деревянными ставнями. Фантастическое видение посреди джунглей. По соседству — единственное здание, маленький разрушенный храм, отданный на откуп обезьянам и лианам.

Кто мог выстроить это необычное жилище? Какой-нибудь мизантроп или тоскующий по родине американец, постаравшийся воссоздать атмосферу своей страны?

Тропические травы заполонили заброшенный сад, но еще угадывалась тропинка, ведущая от трухлявой пристани к крыльцу, чьи перила отваливались, обвитые лианами.

Все ставни были закрыты, и дом не подавал никаких признаков жизни. Сампан продвинулся чуть дальше и остановился за джонкой с огромными тектоновыми бревнами.

— Дом выглядит заброшенным, — сказал Уайт.

— Убийца вошел туда, — заявила Тепен. — Лодочник не мог ошибиться. Тот человек вышел из лодки около храма, но потом пересек лужайку.

Полковник Уайт вопросительно взглянул на тайца. Капитан Касесан пожал плечами.

— Я не знаю, чей это дом. Мы можем зайти посмотреть.

— Не слишком ли это опасно? — засомневался Малко.

— Нас четверо, — заметил Уайт. — И все вооружены. А этот человек один. Пойдемте.

Судя по тону, он был уверен, что идти туда без толку.

Тепен распорядилась, чтобы лодочник повернул лодку и причалил к пристани. Тот так и сделал и заглушил мотор. Острый нос сампана врезался в илистый берег. Малко выпрыгнул первым и тут же бросился в сторону, прячась за толстым мангровым деревом. Дом не внушал ему доверия. Стояла тишина, прерываемая лишь журчанием воды и птичьими криками.

Полковник прыгнул следом, за ним лейтенант Джойс. Тепен осталась в сампане.

Лейтенант сделал лишь пару шагов по тропинке, повернул голову, чтобы увидеть, идет ли Уайт, и тут же упал, от бедра до плеча прошитый пулями, одна из которых поразила его в сердце. Он почувствовал страшную боль и, не успев толком ничего сообразить, упал замертво.

Длинную очередь выдал пулемет, притаившийся за ставнями деревянного дома.

Полковник Уайт тут же нырнул в высокую траву сада с автоматическим кольтом в руке. Капитан-таец погрузился в воду канала, так что торчал только нос. Малко крикнул из-за мангрового дерева:

— Тепен, отчаливайте, быстро.

Испуганный лодочник завел мотор, и сампан резко отплыл от берега.

Что бы ни говорили о полковнике Уайте, но трусом он не был. Он поднял голову и, подобравшись, помчался к покрытому лианами старому каменному барельефу. Он бежал со всех ног, моргая, словно это предохраняло его от пуль. Малко вскочил почти одновременно с Уайтом.

Пулемет снова затарахтел. Листья над головой Малко, изрешеченные пулями, упали на землю. Потом пошла стрельба по Уайту. Тот выпалил наугад. Над одним из ставней поднялось облачко пыли.

В свою очередь выстрелил и Малко. Тоже впустую. Его оружие было слишком легким для подобного боя. Малко обернулся: капитан Касесан выбрался из воды. Лежа на спине, он что-то быстро говорил в небольшой радиопередатчик с антенной. Потом подполз к Малко. В суматохе он потерял очки, но выглядел совершенно невозмутимым.

— Я вызвал подкрепление, — сообщил таец.

Малко сжал зубы. Подкрепление могло прибыть слишком поздно. Засевшие в доме десять раз успеют смыться. Следовало как можно скорее проникнуть внутрь.

За деревянными ставнями ничто, казалось, не шевелилось. Малко, таец и Уайт одновременно бросились вперед, что чуть не закончилось плачевно для Малко. Пулемет, по-видимому, целил в дерево, за которым он прятался. Сноп пуль просвистел вокруг головы Малко. Он еле успел пригнуться к земле, зато двое других, воспользовавшись случаем, продвинулись еще на двадцать метров.

От дома их отделяло еще метров тридцать. Полковник Уайт выкрикнул:

— Окно слева от крыльца!

Низ ставня был выдран. Пулемет застрочил, и оттуда поднялся голубой дым. Но на этот раз Малко и капитан Касесан тут же выстрелили, дав полковнику Уайту добежать до крыльца, за которым он уже мог укрыться.

— Вас убьют! — заорал Малко.

Словно в ответ опять затарахтел пулемет.

Малко привстал на колено и выстрелил. Ему страстно хотелось узнать, кто прячется в доме. И это желание было сильнее страха смерти.

Теперь Малко под прикрытием огня, который вели Уайт и таец, бросился вперед и достиг крыльца. В самом Бангкоке попасть под пулеметный огонь — безумие какое-то.

Внезапно крики с канала заставили его обернуться. Он увидел большой серый катер речной полиции, на палубе которого стояли несколько человек. В доме тоже увидели катер. Пулемет дал очередь, прошив корпус судна, и тут же замолк.

С катера ответили две автоматические винтовки. Потом еще два пистолета. Зазвучала настоящая канонада. По всему фасаду полетели щепки.

Потом снова воцарилась тишина. Малко, Уайт и таец несколько секунд подождали, затем полковник схватил большой камень и бросил в ставень. Теперь они находились достаточно близко, чтобы видеть дуло пулемета.

Пулемет на несколько сантиметров отодвинулся, но очереди не последовало.

Малко с Уайтом одновременно вскочили на крыльцо. Американец плечом вышиб дверь, и они нырнули в темноту дома, не думая об опасности.

Тошнотворный запах сырости ударил Малко в нос, страшного же ничего не случилось. Малко осторожно поднялся. В полумраке он различил брошенный пулемет. Уайт быстро открыл один из ставней. К ним тут же присоединился капитан Касесан с пистолетом в руке.

Малко склонился над пулеметом с горячей еще казенной частью и подавил возглас удивления. Это был «намбу», оружие быстрого боя калибра 5,5, оставшееся после второй мировой войны. В стороне валялся открытый ящик с лентами.

Горстка вооруженных до зубов тайцев осторожно продвигалась по саду. Капитан Касесан что-то им прокричал, и они рассыпались вокруг дома. Малко открыл два других ставня и обратился к Уайту:

— Взгляните!

В углу комнаты лежали два матраса, груда консервов, пустые консервные банки, небольшая спиртовка и несколько бутылок. Малко, нагнувшись, что-то подобрал и сунул в карман.

— Здесь некоторое время жили, — заметил он. — Может, Джим. Попробуем его найти. Он не должен быть далеко.

Они с полковником Уайтом выбежали из дома. Заброшенный сад продолжался и за ним, постепенно переходя в джунгли, куда вела еле приметная тропинка. Малко с Уайтом бросились по ней в лес.

Везде им попадались тайцы в штатском, шлепавшие по болотистой земле. Метров через пятьдесят Малко выскочил на берег новой протоки. Как раз вовремя, чтобы заметить моторную лодку, пробиравшуюся через заросли. Лодку с одним-единственным человеком на борту. Через какой-то миг лодка скрылась в джунглях.

Уайт с капитаном-тайцем подбежали к Малко.

— Кто-то только что уплыл вон туда, — сказал Малко. Таец кивнул.

— Мы перехватили его у канала Мон. Но в противоположную сторону отплыла еще одна лодка. Ее засекли мои люди.

Все трое вернулись в дом. В помещении наверху тайцы обнаружили полный ящик патронов и разобранные «намбу» в превосходном состоянии с необходимыми боеприпасами. А также следы довольно длительного пребывания людей в этом заброшенном доме.

Малко и полковник Уайт побежали следом за капитаном Касесаном к каналу, по которому они сюда приплыли. Рядом с катером стояло маленькое сверхбыстрое судно с двумя штатскими на борту. Сампан с Тепен покачивался чуть поодаль. Малко, Уайт и Касесан прыгнули в лодку, и та мгновенно тронулась с места. Малко успел подать Тепен знак плыть за ними. Подплывая к навесу с королевскими джонками, капитан Касесан выкрикнул приказание, и лодка повернула направо, в крохотную протоку, извивавшуюся между двумя плоскими, покрытыми зеленью берегами.

Огибая торчащие из воды стволы деревьев и мели, они неожиданно выплыли в широкий канал чуть ниже небольшого моста у деревни. Было время базара. На канале стояли десятки джонок, груженных съестными припасами, а также лодки-ресторанчики с крошечными жаровнями для разогрева пирожков с креветками, жареных лягушек и рисовых лепешек. Тощий полицейский восседал на большой, прикрепленной к понтону, барже и регулировал движение на реке.

К нему капитан Касесан и обратился. Последовала короткая беседа, во время которой полицейский продолжал повелительными жестами управлять лодками. Потом он указал в сторону реки.

— Тот человек проплыл здесь минуты три-четыре назад, — перевел Касесан, — в сторону Чаупхраи.

С адским грохотом скоростная лодка отправилась дальше, чуть не перевернув кильватером джонку с ананасами, владелец которой бросил им вслед поток ругательств. Сампан с Тепен держался сзади.

Сидя на носу лодки, Малко глядел во все глаза. В который уже раз этот таинственный убийца обводил его вокруг пальца. А только на него Малко мог рассчитывать в своих поисках. Конечно, Малко столкнулся с делом, значительно более важным, чем исчезновение бывшего секретного агента. Но какая связь была между этим исчезновением и найденным в доме оружием? Дело было нешуточное: без серьезной причины по людям из пулемета не стреляют. Даже в Таиланде.

Полковник Уайт за десять минут, казалось, постарел на десять лет. Перекрывая рев мотора, он прокричал Малко:

— Завтра Джойс должен был отправиться в краткосрочный отпуск к жене в Токио.

Проклятье.

Малко спросил:

— Ну что, вы теперь убедились, что мы не зря разыскиваем Джима Стэнфорда?

Полковник пожал плечами.

— Я знаю только, что лейтенант Джойс умер. Это факт. И что мы нарвались на людей, занимающихся незаконной торговлей оружием. Эти пулеметы — с японских складов, сохранившихся с последней войны. Такими же сейчас на юге воюют партизаны. Я не вижу, при чем тут Джим Стэнфорд. Я даже не уверен, что он был в этом доме.

— А как быть с этим? — спросил Малко и протянул Уайту пустую помятую пачку от сигарет. — Много вы знаете тайцев, которые курят «Бенсон энд Хедж»? Когда я был у жены Джима, она предложила мне эти сигареты, сказав, что ее муж курил только такие.

Ответить полковник не успел. Касесан закричал, показывая пальцем на плывущее впереди суденышко с человеком в белой рубашке. В это самое мгновение тот обернулся.

Все трое отчетливо увидели, как он повернул рукоятку скорости. Его сампан рванулся вперед.

— Это он! — одновременно воскликнули Малко и Уайт.

До Чаупхраи оставалось не больше сотни метров. Сампан с преступником достиг реки и повернул направо, к порту. Если ему удастся оторваться, они скоро потеряют его в лабиринте морских пакгаузов выше по течению от отеля «Ориентал».

Капитан Касесан вытащил длинноствольный пистолет, но Малко жестом его остановил.

— Этот человек нужен нам живым.

На этот раз Уайт решительно поддержал Малко.

Они тоже свернули на Чаупхраю. В это время движение было самым интенсивным. Тяжелые речные автобусы переплывали реку по диагонали, перевозя чиновников из Тхонбури домой. Десятки скоростных джонок носились взад-вперед как угорелые.

Преступник держал курс к отелю «Ориентал», перед которым стояло большое грузовое судно — с него разгружали кокосовые орехи. Преступник с каждой секундой отрывался все больше. Сжав зубы, Малко следил за тем, как увеличивается расстояние между ними.

Еще пять минут — и убийца спасется. Причалив к берегу, он окажется в тридцати метрах от Нью-роуд, где без труда сможет скрыться. Сейчас, в четверть первого, из контор валом валил народ.

Вдруг капитан Касесан издал победный крик: большой серый патрульный катер выплыл из-за грузового судна, медленно поднимаясь вдоль правого берега реки. Катер шел наперерез сампану, которым правил убийца.

Капитан Касесан встал и, размахивая пистолетом, три раза выстрелил в воздух. Реакция последовала незамедлительно: убийца, уверенный в том, что стреляют по нему, отчаянно заметался из стороны в сторону, чем и привлек к себе внимание патруля.

Прожектор на полуюте замигал. Вооруженный моряк с громкоговорителем перевесился через перила и окликнул человека в сампане. Сампан стрелой пронесся мимо патрульного катера. Катер сделал разворот, в спешке опрокинув в воду речное такси с тремя бонзами.

Ужас! Три желтых пятна на реке. Хорошенькое начало. Тем более, что патрульный катер, разворачиваясь, загородил дорогу лодке с преследователями.

Побагровев, полковник Уайт разразился потоком брани. Рулевой их лодки в последний момент уклонился от столкновения с носом военного судна, пытавшегося короткими гудками пробить себе дорогу, и повернулся к капитану Касесану в ожидании указаний.

Преступник повернул в другую сторону. Теперь он плыл к берегу Тхонбури, прямо на храм Зари, огромную каменную пирамиду у самой реки.

— Надо его перехватить, — закричал Малко, — иначе он уйдет.

Касесан перевел.

Лодка дрожала от работавшего на полную мощь мотора. Теперь расстояние между ними сокращалось.

И тут случилась беда. Прямо перед носом неожиданно возникла пузатая джонка, совершенно убежденная в том, что уступать дорогу должна не она. Малко успел увидеть впереди на джонке спокойное, круглое как луна, женское лицо. Нос сампана тут же разлетелся на куски, и Малко упал в воду, а за ним все остальные, кто был в лодке. Сампан сразу же затонул, увлекаемый на дно тяжелым мотором. Передняя часть джонки по инерции проплыла дальше, и пассажиры бросились на корму, чтобы увидеть, чем все кончилось.

И тут случилась беда. Прямо перед носом неожиданно возникла пузатая джонка, совершенно убежденная в том, что уступать дорогу должна не она. Малко успел увидеть впереди на джонке спокойное, круглое как луна, женское лицо. Нос сампана тут же разлетелся на куски, и Малко упал в воду, а за ним все остальные, кто был в лодке. Сампан сразу же затонул, увлекаемый на дно тяжелым мотором. Передняя часть джонки по инерции проплыла дальше, и пассажиры бросились на корму, чтобы увидеть, чем все кончилось.

Пятеро человек барахтались в реке. Малко предпочел не думать, что могло оказаться в этой вонючей воде, в которой он даже не различал своих рук: такая она была мутная.

Вскоре он услышал крики и поднял голову: Тепен спешила на выручку. Малко изо всех сил плыл к сампану, застрявшему поперек реки. Полковник Уайт, ругаясь и жестикулируя, уцепился за лодку и чуть ее не перевернул, затаскивая на борт свои девяносто пять килограммов. Капитан Касесан и Малко залезли в лодку вслед за полковником. Сампан с убийцей в это время почти достиг причала Ват-По. Не дожидаясь двух своих подчиненных, еще не вылезших из воды, капитан Касесан судорожно показал лодочнику на человека в белой рубашке. Но как тот ни выжимал из мотора скорость, до Ват-По они добрались лишь через три минуты после того, как лодка с преступником причалила к берегу.

Малко первым ступил на пристань; поскользнувшись, он еле удержался на ногах и тут же бросился к храму. Касесан — следом. Двое послушников взглянули на них с удивлением: обычно люди приближались к священным местам с большим благоговением. Капитан так резко обратился к ним, что их лица стали такого же цвета, как и одежда. Один из них дрожа указал на здание.

Трое преследователей ринулись туда. Группа туристов сгрудилась перед алтарем, утыканным палочками и украшенным большим буддой с потрескавшейся позолотой. Почти все белые. Сразу было видно, что убийцы среди них нет.

Первым его заметил Касесан: убийца прятался за статуей будды. Размахивая пистолетом, Касесан выкрикнул что-то по-тайски. Убийца тут же повернулся и нырнул в толпу. Малко успел его узнать. Это был все тот же человек, который увязался за ним сразу после приезда Малко в Бангкок.

Туристы завопили от страха. Са-Май нацелил свой парабеллум на двух американок, стоявших у него на пути. Одна из них смело замахнулась на Са-Мая сумкой. Тот выстрелил в упор. Женщина отскочила назад и с большим красным пятном на шее медленно скатилась по стене. Ее подруга завизжала так, что прибежали бонзы из соседнего храма. Воспользовавшись паникой, убийца пробрался к двери, загораживаясь американкой, как щитом, от зажатых в толпе Уайта и Касесана. Протиснуться наружу удалось поначалу только Малко.

Чуть ли не целая армия высадилась из патрульного катера и перерезала дорогу к реке.

За убийцей бежал Малко, чуть дальше — другие.

Убийца попал в клещи.

Ват-Арм состоял из дюжины маленьких одноэтажных строений и чего-то вроде пирамиды Хеопса из покрытых кусками раковин и керамики гранитных глыб; на вершину этой пирамиды, возвышавшейся над землей примерно на сотню метров, вели четыре отвесных лестницы.

После некоторого колебания Са-Май побежал к главной из них. Он уже лез по каменным ступеням, когда гнавшийся за ним Малко бросился вперед и ухватил его за правую ногу над самой лодыжкой. Вцепившись в каменные перила, Са-Май отчаянно вырывался. Изловчившись, он лягнул Малко в шею.

Боль заставила Малко выпустить ногу убийцы; впрочем, он тут же подумал, что тому теперь не уйти. Высвободившись, убийца начал карабкаться вверх на четвереньках: такой крутой была лестница. Тут с пистолетом в руке подоспел запыхавшийся капитан Касесан. Посмотрев наверх, он удовлетворенно улыбнулся.

— Попался.

Громким голосом он подозвал патрульных. По четырем сторонам храма поднимались лестницы, на разных площадках соединявшиеся между собой.

Малко полез по скользким ступенькам. Тайский офицер — за ним. Туристы в растерянности толпились внизу, убежденные, что присутствуют при какой-то религиозной церемонии.

Запыхавшись, Малко добрался до первой площадки и быстро обежал ее кругом.

Никого. Убийца продолжил свое безнадежное восхождение. Малко увидел, как тот поднимается по второй, почти вертикальной лестнице. Только бы не закружилась голова: выше второй площадки поручней уже не было. Малко посмотрел вниз, и по спине у него побежали мурашки. Люди внизу казались совсем маленькими. Бангкок же отсюда выглядел великолепно. На противоположном берегу реки вырисовывались зелено-золотые крыши двух других храмов.

Касесан, ловкий, как обезьяна, лез по другой стороне. Остановившись, он пронзительно выкрикнул по-тайски длинную фразу. Потом выхватил пистолет и выстрелил в воздух. Убийца прицелился в офицера. Раздался сухой щелчок: кончились патроны. Тогда он изо всех сил швырнул пистолет в Касесана. Малко увидел его безумное лицо. У убийцы не было теперь оружия и не было никаких шансов спастись.

— Постойте, — закричал Малко. — Мы не будем стрелять.

Сердце Са-Мая колотилось в груди. Он проклинал себя за то, что попался в ловушку. Он не хотел ни о чем думать, пока оставалось еще несколько ступенек, которые могли отдалить его от преследователей.

Са-Май посмотрел вниз и в нескольких метрах от себя увидел ожесточенное лицо капитана Касесана. Са-Май всхлипнул. Теперь он понимал, что у него никогда уже не будет мотоцикла. Ничего не будет. Сначала его будут пытать в камере службы безопасности, а потом, завязав глаза, ему выстрелят в спину из автомата.

Не надо было убегать; останься он до последней секунды у пулемета, его бы убили на месте, и он, по крайней мере, не мучился бы.

Забравшись на последнюю ступеньку, Са-Май рухнул на каменный край. Рядом кривляющееся лицо буддийского бога Гаруды, высеченного из одной каменной глыбы, словно насмехалось над ним. У Гаруды, в отличие от Са-Мая, были крылья.

Над Са-Маем высилось небо. Без крыльев он не мог добраться до соседних храмов. Он был в отчаянии. Снизу доносились крики. У Са-Мая появилось искушение сдаться, спокойно сойти вниз, передохнуть, заговорить. Теперь ему было на все наплевать. Он не хотел умирать. Потом перед глазами возник образ американца, падавшего в саду.

— Сволочь, — закричал капитан Касесан. — Я тебе сам все ногти повырываю.

Са-Май задрожал. Его беззубый рот расползся в нервной гримасе. Он пополз прочь от лестницы, по которой взбирался офицер. В мозгу Са-Мая созрел почти невыполнимый план. Если он быстро обежит круглую узкую площадку, то сможет напасть на противника с тыла, столкнуть его в пустоту и спуститься той же дорогой. Его самого скроет каменный шпиль Ват-Арма.

Са-Май догадывался, что его хотят взять живым. Иначе его давно бы пристрелили. Может, они и сейчас не станут стрелять. Тогда если он спустится вниз, у него появится шанс добежать до Чаупхраи. Плавал он превосходно, и коварную грязную реку предпочитал пыткам.

Са-Май начал двигаться по кругу. Однако на четвереньках он полз недостаточно быстро. Тогда он осторожно поднялся, вцепился в шероховатую стену и стал как можно быстрее пятиться задом. Высота достигала здесь ста метров. Сезон дождей только что кончился. Тропическое солнце еще не полностью высушило старые камни Ват-Арма. Са-Май, который не хотел смотреть вниз, чтобы не закружилась голова, не увидел под ногой маленькое зеленоватое пятно мха.

Его правая нога, продолжая движение, скользнула в пустоту. Какое-то мгновение Са-Май, наполовину свесившись с площадки, сохранял равновесие. Его ногти царапали гранит. И вдруг он неожиданно сорвался вниз. Охваченный страхом, он начал кричать, лишь пролетев несколько метров, но крик был так ужасен, что двое бонз, которые с другого конца храма не могли его видеть, бросились на колени.

Люди внизу отхлынули, как муравьи от огня.

Са-Май вопил до тех пор, пока не коснулся истертого ногами миллионов паломников каменного покрытия.

* * *

Капитан Касесан закрыл досье Са-Мая и поднял глаза на сидевших против него Малко и полковника Уайта.

— Это все, что мы знаем, господа, — сказал он. — Судимостей у Са-Мая не было. По нашим данным, это простой сопляк, хулиган, каких полно в Бангкоке, промышлявший случайными заработками и мелкими кражами, иногда сутенерством. Кажется невероятным, чтобы он мог быть замешан в серьезном деле.

— И тем не менее... — ввернул Малко.

— Тем не менее, — эхом отозвался таец, — пока он не подпускал нас к дому, его товарищи успели убежать. Мы не обнаружили никаких следов. Нет основания предполагать, что Джима Стэнфорда держали там пленником. Однако совершенно очевидно, что мы вышли на важную перевалочную базу торговцев оружием, а это непосредственно задевает интересы нашей безопасности. Мы намерены заняться этим делом со всей решительностью.

Обращаясь к полковнику Уайту, таец добавил:

— Я буду держать вас в курсе...

Изящный способ дать понять, чтобы американцы не совали нос куда не надо.

Малко с полковником откланялись. На улице Пленчитр они переглянулись. У Малко осталось такое впечатление, что он побывал в затхлом подземелье. Уайт провел рукой по ежику волос и прищурился от палящего солнца.

— Вы что-нибудь понимаете? — спросил он.

— Нет, — с сожалением признался Малко. — И все-таки я не сомневаюсь, что Джим Стэнфорд жив и что эти два дела связаны между собой. Именно мои попытки найти его и привели к заварухе.

— Странно, однако, при чем тут японские пулеметы... — задумчиво заметил Уайт.

— И правда, странно, — согласился Малко.

У него уже начали возникать кое-какие идеи, но он предпочел попридержать их у себя. Он вынул пачку от сигарет «Бенсон энд Хедж» и показал Уайту.

— Не забудьте о сигаретах. Не так давно Джим Стэнфорд был еще жив.

Полковник Уайт вдруг согнулся пополам. Новый приступ дизентерии. Малко овладело отчаяние. Опять приходилось начинать с нуля. Или почти с нуля. А ведь цель была так близка. Искать Джима Стэнфорда в запутанном лабиринте Тхонбури немыслимо. Это даже тайцам не под силу.

— Я не уеду из Бангкока, пока не найду Джима Стэнфорда, — твердо сказал Малко.

— Тогда снимите виллу. На год, — держась рукой за живот, проворчал Уайт.

После этих язвительных слов Уайт предложил Малко отвезти его в отель «Ераван». Начиналась ночь, и Малко отклонил предложение, решив пройтись пешком. Ему нужно было подумать. И забыть о том, что если бы он ухватился за лодыжку Са-Мая чуть покрепче, то продвинулся бы сейчас в этом деле гораздо дальше...

Глава 11

Растянувшись на матрасе около гостиничного бассейна в тропическом мини-саду, Малко, чтобы не поддаваться отчаянию, читал «Бангкок пост».

Мадам Стэнфорд скрывалась от него. На все телефонные звонки она заставляла отвечать, что ее нет дома. То же самое в магазине на улице Суривонг. Впрочем, зачем она ему? Малко был уверен, что мадам Стэнфорд не заговорит. Но он также был уверен, что она знает если не место, где находится ее муж, то, по крайней мере, причину его исчезновения.

Спустя неделю после своего приезда Малко не сомневался в одном: благодаря Пой, карлице, он был почти у цели. Однако ему и сейчас было невдомек, что именно он должен был тогда узнать. И кто натравил на него убийцу. Двойной агент из заведения полковника Уайта? Мадам Стэнфорд? Китаянка? Кто-то неизвестный? Словно существовал заговор молчания, мешавший Малко докопаться до правды об исчезновении Джима Стэнфорда и убийстве его сестры.

Кому это могло быть на руку?

Утром он провел еще один час в кабинете полковника Уайта. Тот снова повеселел; он испытывал на себе новое средство против дизентерии: дифосфат хлороквина. Полковник сообщил Малко, что тайцы прочесали каналы Тхонбури и ничего не нашли. Но там сотни джонок, и все не обыщешь.

Малко не связывался с Дэвидом Уайзом с момента приезда. Тот наверняка места себе не находил. Но что Малко мог ему сообщить? Ведь он не продвинулся в своем деле ни на шаг.

Лишь одна Тепен по-настоящему помогла Малко. К несчастью, все пошло коту под хвост. Теперь она вновь вернулась на свое рабочее место в «Эр Америка». Но по вечерам они ужинали вместе. Хотя бы одно утешение. Став его любовницей, Тепен распрощалась со стыдливостью. С высоко поднятой головой она шествовала в час ночи по холлу «Еравана». И все же ей нельзя было задерживаться. Вернувшись в Бангкок, родители требовали, чтобы она ночевала дома.

Малко вновь углубился в «Бангкок пост». Он проглядывал по диагонали четвертую страницу, когда его взгляд упал на рекламный вкладыш. Дирекция «Трех королевств» объявляла о сольном концерте исполнительницы современных китайских песен Ким Ланг.

Малко в задумчивости положил газету и машинально перевел взгляд на одну из миловидных официанток в длинном саронге.

Ким Ланг...

Со времени поездки в Куала-Лумпур он ни разу о ней не вспомнил. Невозможно связать ее с исчезновением Джима. И все же Малко не покидало чувство тревоги. Почему Ким Ланг приняла его за шантажиста? Что она утаивала? И почему она держала под рукой заряженный пистолет на взводе?

Она поддерживала с Джимом Стэнфордом значительно более тесные отношения, чем хотела показать. Малко сразу же принял решение: он посетит ее сегодня вечером. Может, что-нибудь выведает.

Успокоившись, он обратился к более приятной теме. Его идиллия с Тепен была восхитительна. Никогда еще он не встречал женщины столь привлекательной, столь жаждущей доставить наслаждение, и это при всей внешней холодности. Малко предпочитал не думать о будущем. Временами огоньки, сверкающие в глазах Тепен, пугали его. Ее ревность превосходила все мыслимые пределы. Каждый раз, приходя в «Ераван», она на всякий случай испепеляла взглядом дежурную по отелю. Дело доходило до того, что несчастная больше не осмеливалась улыбаться Малко, а это для тайки было верхом невежливости...

Если бы Тепен догадалась о его коротком приключении с мадам Стэнфорд, она бы разорвала его на части.

Чтобы прогнать черные мысли и спастись от жары, Малко нырнул в бассейн.

* * *

Несмотря на японскую акустическую систему — настоящую передвижную лабораторию, — слабый голосок Ким Ланг доходил лишь до третьего ряда столиков. Она начала свое пронзительное пение с «Захода солнца на Гайтане». С таким же успехом она могла бы петь «Марсельезу» или цитаты из Мао. Публика состояла целиком из загулявших американцев, более занятых прелестями работающих в кабаре девиц, чем лирическим искусством, и самих этих девиц, у которых одно лишь упоминание имени Ким Ланг вызывало нервный шок, но ее выступление позволяло повысить плату за бутылку «Шампаля», так что в результате никто не прогадывал.

Однако в этот вечер за Ким Ланг внимательно следил по крайней мере один зритель. Малко. С несколько, правда, унылым видом. Не было больше хорошенькой Сирикит, скрашивавшей своим щебетом его пребывание в «Трех королевствах». Чтобы не дать повода для разговоров и не обидеть маму-сан, ему пришлось согласиться на компанию лаоски с круглым и хитрым лицом, к счастью, молчаливой, как рыба. Однако под разными предлогами она подзывала к их столу своих коллег, которые радостно кудахтали при виде его золотистых глаз. Малко даже грешным делом подумал, не собирается ли она потом содрать с них за показ деньги. Как в зоопарке. В Азии чего только не бывает.

От Тепен он ушел очень рано, уклонившись даже от близости, сказав, что из-за раны у него поднялась температура. Тепен поцеловала его и проводила до такси.

Кончив свои трели, Ким Ланг поклонилась публике и под жидкие аплодисменты и непотребный шум скрылась за кулисами.

С улыбкой, как бы извиняясь перед лаоской, Малко встал и пробрался между столиков к красной двери, которая вела за кулисы.

Найти артистическую уборную Ким Ланг труда не составляло. Ее имя было написано аршинными буквами на трех языках.

Малко хотел было постучать, но передумал: ему в голову пришла внезапная мысль. Китаянка никуда не денется. На его стороне был эффект неожиданности, которым он должен воспользоваться. Он быстро вернулся на свое место за столиком. В пять минут, благодаря лаоске, он узнал все, что надо. Все вечера китаянка покидала «Три королевства» сразу после выступления. Не страдая от ревности, лаоска рассказала Малко, что благосклонность Ким Ланг стоила сумасшедшие деньги: более двухсот пятидесяти долларов. И она еще выбирала, кого предпочесть.

— Послушайте, — сказал Малко, — Ким Ланг мне очень приглянулась, но мне неловко говорить с ней здесь. Проще было бы отправиться следом за Ким Ланг к ней домой.

Лаоска засмеялась. Малко тем временем продолжал. Не согласится ли она подойти с ним к такси у кабаре и объяснить водителю, чтобы тот поехал за машиной, в которую сядет Ким Ланг, когда выйдет?

Девушка согласилась. Малко оплатил «Шампаль», оставил сто батов лаоске, которая первой направилась к выходу. Как и просил Малко, она посадила его в такси, объяснив водителю, что от него требуется. Машина стояла чуть дальше, в темноте, и от дверей «Трех королевств» нельзя было разглядеть, кто в ней сидит.

Ждать пришлось недолго. Уже через три минуты появилась Ким Ланг в плотно облегающем зеленом шелковом костюме. Швейцар подогнал такси, в которое Ким Ланг и села, не обращая ни на кого внимания.

— Давай! — сказал Малко своему шоферу.

Пока все шло как по маслу. Но чего он таким образом добьется?

Они ехали около получаса по пустеющим улицам. В конце концов такси Ким Ланг остановилось перед неказистым трехэтажным деревянным домом, явно не подходящим для щедро оплачиваемой певицы.

Малко остановил свое такси метрах в трехстах дальше от дома Ким Ланг. Заплатив, он посмотрел, как оно тронулось с места и довольно далеко свернуло вправо. Только тогда Малко возвратился назад. Квартал был незнакомый. С другой стороны дома окаймлял канал Сатхон, самый большой в Бангкоке, который пересекал город до улицы Рамы IV.

В этом захолустье не проживал ни один европеец, и Малко почувствовал себя неуютно. Запоздалый сам-ло притормозил около него и, не слишком настаивая, проследовал дальше. Метрах в трехстах от Малко из еще открытого китайского ресторана доносилась визгливая музыка. И нигде ни одной живой души.

Дверь дома китаянки была приоткрыта. Малко толкнул ее, дверь бесшумно открылась. За ней темнел коридор. Малко подождал. Но все, казалось, спало. Свет ни в одном окне не зажегся.

Дверь Малко оставил открытой, чтобы хоть немного видеть. Несмотря на эту предосторожность, он споткнулся на лестнице и с бьющимся сердцем замер. Малко не очень хорошо представлял себе, что он ищет. Но ему вовсе не улыбалось, если его тут застукают.

Он принялся медленно подниматься вверх, держась вплотную к стене, чтобы не слишком скрипели ступеньки. Так он добрался до второго этажа. Прямо перед ним из-под двери пробивалась полоска света. Единственный признак жизни в спящем доме. Значит, комната китаянки выходила окнами на канал.

Неожиданно Малко растерялся. Он ведь пришел сюда без определенного плана действий, в расчете на авось. Теперь он колебался, идти ли дальше. Постучать в дверь Ким Ланг? И что дальше? Опершись о стену, Малко размышлял. Время от времени по каналу проплывал сампан, и до Малко доносился шум голосов. Но в комнате китаянки не раздавалось ни единого звука. Она, однако, не спала: свет продолжал гореть. Постепенно его глаза привыкли к темноте. Благодаря окну, выходившему на канал, на лестничной площадке было не так темно.

Малко долго стоял неподвижно, и у него затекли ноги. Он попытался отойти чуть в сторону. Но тут, как на грех, его правая нога задела за пустую металлическую коробку, и та загрохотала, словно гром.

Так, по крайней мере, показалось Малко.

Он притих и затаил дыхание. Вдруг сердце у него заколотилось: дверь перед ним медленно, миллиметр за миллиметром, начала открываться.

Готовый к любому повороту событий, Малко положил руку на рукоятку пистолета. Вдруг он понял, что его силуэт опасным образом выделяется в идущем изнутри рассеянном свете. Не сводя глаз с дверей, Малко переместился на полметра в сторону и снова оказался в темноте.

Тишину прорезал тихий шепот:

— Джим?

Малко остолбенел. Сначала он решил, что ему показалось. Но нет, он отчетливо слышал: Ким Ланг тревожным голосом позвала «Джим».

На Малко нахлынула волна радости. Со времени его приезда в Бангкок это простое слово служило первым очевидным доказательством того, что предчувствие не обмануло Малко. Джим Стэнфорд был жив.

Не говоря ничего, Малко непроизвольно шагнул вперед. В это мгновение лестничную площадку осветило: Ким Ланг нажала на выключатель.

Несколько нескончаемых секунд они стояли друг против друга. Все чувства по очереди проступали на лице китаянки: гнев, ненависть, удивление, страх. А под конец оно приняло выражение безграничного коварства. Ким Ланг быстро отступила назад, и Малко решил, что сейчас она захлопнет дверь перед самым его носом.

Но теперь их соединяло вырвавшееся у Ким Ланг слово. По высокой фигуре она в темноте признала в нем европейца. Значит, Ким Ланг ожидала увидеть Джима Стэнфорда.

Джима Стэнфорда, в смерти которого были убеждены все. В том числе и Ким Ланг.

— Можно мне войти? — спросил Малко.

После Куала-Лумпура они с Ким Ланг не виделись. Если только она не заметила его в ночном кабаре, что было маловероятно. Она молча приоткрыла дверь пошире, впуская Малко в комнату. На Ким Ланг было бледно-голубое кимоно, косметику она стерла, накладные ресницы сняла. Ей можно было дать лет восемнадцать. Но глаза, которые она не спускала с Малко, горели суровым огнем. Малко почувствовал, что Ким Ланг мучит сомнение, какой тон ей с ним принять. В конце концов она выбрала грубый.

— Что вы делаете здесь в такой час? — сердито спросила Ким Ланг. — Шпионите за мной?

Малко покачал головой.

— Слово «шпионите» тут не подходит. Вы единственный человек, через которого я могу связаться с Джимом Стэнфордом. И поэтому я пришел к вам снова.

Она посмотрела на него исподлобья.

— И встали в темноте за дверью?

— Я не знал, как поступить, — сознался Малко. — В Куала-Лумпуре вы приняли меня не слишком любезно.

— И сегодня я приму вас не лучше, — сухо бросила Ким Ланг.

На этот раз Малко позволил себе улыбнуться.

— Джима вы приняли бы лучше, не так ли? Вы спутали меня с ним...

Она покачала головой и села на низкий диван рядом со стереофонической установкой. В небольшой, хорошо обставленной комнате было уютно — в тайском доме это большая редкость. За дверью виднелась маленькая ванная с сушившимся бельем.

Не дожидаясь приглашения, Малко уселся в большое плетеное кресло напротив китаянки.

— Вы заблуждаетесь, — неожиданно сказала Ким Ланг. — Джима Стэнфорда я сегодня не ждала.

Она старалась говорить как можно убедительнее. Малко посерьезнел.

— Может быть, не сегодня, но ждали. Вы, наверно, единственный человек в Бангкоке, который его еще ждет. Не считая меня. Все, с кем я встречался, уверяли меня, что он мертв.

Выражение ее лица оставалось безучастным. Малко отдал бы одно крыло своего замка, лишь бы узнать, что на самом деле связывает Ким Ланг с Джимом Стэнфордом.

— Я не знаю, где Джим, — раздраженно сказала китаянка. — Не знаю даже, жив ли он.

— Вы имеете обыкновение принимать у себя призраков?

Ким Ланг не ответила. Опустив глаза, она уставилась на тщательно напедикюренные пальцы ног. По каналу, весело треща мотором, проплыл сампан. Малко поменял тактику и как можно ласковее произнес:

— Ким Ланг, я друг Джима. Я не знаю, что с ним случилось, а вы знаете. Надеюсь, вы тоже его друг. Скажите мне, где он, я хочу ему помочь. И могу.

Ким Ланг подняла голову. Ее руки нервно теребили крохотный платочек. Чуть ли не умоляюще она прошептала:

— Я вам верю... Но я не могу вам ничего сказать. Сегодня не могу. Сейчас вам надо уйти, и поскорее. Если вы останетесь, то подвергнете опасности и себя, и меня. Уходите скорее.

— Но почему? — продолжал упорствовать Малко. — Почему?

— Уходите, уходите, — ломая себе руки, воскликнула Ким Ланг. — Завтра я все вам скажу, клянусь.

Малко встал. В чем причина столь внезапной паники? Китаянка и впрямь казалась испуганной. Она взяла Малко за руку и усадила на кровать рядом с собой. Вдыхая запах духов Ким Ланг, он видел, как трясутся ее губы. Ким Ланг наклонилась к нему, словно их могли услышать, и прошептала:

— Никому не рассказывайте, слышите, никому, что вы сюда приходили. Иначе мы никогда не увидимся. И вы ничего не узнаете. Вы клянетесь?

— Клянусь, — сказал Малко.

Ее черные, расширенные от ужаса глаза буравили лицо Малко, словно пытаясь узнать, правду ли он говорит. Эта женщина ни капельки не походила на мегеру из Куала-Лумпура. Ее острые груди натягивали кимоно, сама она выглядела беспомощной, хрупкой, беззащитной. И на редкость красивой. Когда Ким Ланг поднялась, Малко смог оценить изящество и стройность ее фигуры.

— Приходите завтра в это же время, — шепнула она. — Смотрите, чтобы за вами никто не следил, и никому не говорите, куда идете.

После некоторого молчания она добавила, отчеканивая каждое слово:

— Я скажу вам, что случилось с Джимом Стэнфордом.

Потом открыла дверь, чтобы посмотреть, нет ли кого-нибудь на лестничной площадке, и, словно сожалея, что сказала лишнее, подтолкнула Малко к выходу.

Вбирая в себя влажный воздух пустынной улицы, Малко подумал, уж не приснилось ли ему все это. Он посмотрел на номер дома и медленно пошел пешком, раздираемый противоположными чувствами. Несмотря на радость, он испытывал некоторое беспокойство. Как и прежде, у него было впечатление, что люди манипулируют им в своих интересах, что он находится в таинственном, как у Кафки, мире, где все лгут. Часто без разумной причины.

Только на улице Рамы IV он поймал такси, которое за двадцать батов довезло его до «Еравана». Вместо работавшего круглые сутки массажного заведения, куда его жаждал привезти шофер.

Печально взглянув на снимок своего замка, Малко вновь принялся за головоломку: чего так боялась Ким Ланг? Где на самом деле Джим Стэнфорд? А тут еще эта стрельба на канале. Тот, кто дергал за веревочки, хладнокровно шел на убийство, чтобы помешать Малко вовремя добраться до заброшенного дома.

Малко дорого бы заплатил, чтобы прямо сейчас наступил завтрашний вечер. В глубине души он решил сдержать обещание, которое дал Ким Ланг. Он никому ничего не скажет. Слишком со многими странностями ему довелось столкнуться в начале своего расследования. Теперь Малко никому уже не доверял. На этот раз он хотя бы узнает, на чьей стороне Ким Ланг.

Если, разумеется, выберется из переделки живым.

Глава 12

Малко прошел прогулочным шагом от улицы Рамы IV, несколько раз проверяя, нет ли хвоста. Для пущей безопасности из «Еравана» он поехал сначала в «Ориентал». Пройдя через сад к реке, он сел в джонку, которая возила туристов по Чаупхрае.

Малко сошел на Лунной пристани и оттуда поехал на такси. Он был уверен, что ни одно судно за джонкой не следовало.

Никто не знал, что у него свидание с китаянкой.

Ни полковник Уайт, занятый борьбой с партизанами (после перестрелки на канале Малко его даже не видел). Ни капитан Касесан со своими людьми из тайской службы безопасности (они тоже не подавали признаков жизни, должно быть, не шибко продвинувшись в деле с незаконной торговлей оружием). Ни даже Тепен, которая второй вечер подряд томилась в ожидании Малко. Она не поинтересовалась, где он был в прошлый вечер, и ее спокойствие не предвещало ничего хорошего. На этот раз он отговорился встречей со старыми друзьями из ООН, такими, как он выразился, занудами, что Тепен с ними было бы неинтересно.

На темной улочке Бангкока Малко был один как перст. Со своим пистолетом. Малко по опыту знал, что огнестрельное оружие изредка спасает жизнь людям его профессии.

Впрочем, из предосторожности Малко оставил в отеле письмо для Тепен, в котором объяснил, где он и почему. Так что, в крайнем случае, за него можно было бы отомстить. Вообще-то Малко плохо себе представлял, как нежная Тепен придет вырывать его из лап опасных убийц.

Малко посмотрел на часы: два часа ночи. Если все идет как задумано, Ким Ланг должна была возвратиться полчаса назад. Ведь ее выступление кончалось в час.

Он медленно поднялся по узким деревянным ступенькам и остановился на лестничной площадке. Прямо перед ним под дверью светилась слабая полоска. Отступать было поздно. На секунду Малко спросил себя, не окажется ли он сейчас нос к носу с Джимом Стэнфордом. Эта история такая странная, что случиться могло все что угодно.

В последний момент он вдруг представил себе лицо полковника Уайта, когда тот узнает, что пропал еще и Малко. Наверно, тогда он наконец поверит, что дело стоит расследовать.

В животе у Малко что-то сжалось, когда он тихо постучал.

Почти тут же дверь распахнулась, и он увидел улыбающуюся Ким Ланг. Больше в комнате никого не было. Ким Ланг двумя руками потянула его к себе как долгожданного дорогого гостя. На этот раз на ней было не кимоно, а надетая на голое тело блузка в крупную дырочку, как в рыбацких сетях — блузка позволяла видеть ее грудь во всей красе, — и оранжевая юбчонка из толстого шелка, с трудом достающая до середины бедер. Вздумай она прогуляться в таком виде по Бангкоку — даже с «конским хвостом» на голове и с простодушным взглядом своих больших глаз, — бунта бы не миновать. Однако после Сан-Франциско Малко не верил, что у китаянок несравненная красота может сочетаться с порядочностью.

Ким Ланг уселась на кровать и притянула Малко к себе. На маленьком столике стоял поднос с бутылками. Похоже, его хотят обработать. Малко внутренне напрягся.

Она поставила пластинку с китайскими песнями и предложила:

— Виски?

— Спасибо, — сказал Малко. — Вы обещали мне все рассказать. Я вас слушаю. Я пришел сюда не пить.

Он поигрывал с очками, стараясь не глядеть на Ким Ланг. Встряхнув «конским хвостом», она еще ближе пододвинулась к Малко и с надутым видом подняла на него свои большие простодушные глаза.

— Почему это вы, белые, всегда спешите и всегда такие грубые? — спросила она. — Все равно я пока еще не могу вам ничего рассказать. Не раньше, чем через два часа, вот тогда...

У Малко вырвался возглас нетерпения.

— Что за шутки, Ким Ланг? Я пришел сюда узнать про Джима Стэнфорда. Если вам нечего мне сказать, прощайте.

И он попытался встать с кровати. Китаянка тут же присосалась к нему, как облитый духами осьминог. Она вся пропиталась французскими духами, которые в Бангкоке должны были стоить баснословные деньги.

От прикосновения этого теплого гибкого тела, предлагавшего себя, у Малко помутился рассудок. Почти против его воли рука Малко обхватила грудь под натянутой сеткой. Ким Ланг тут же опрокинулась навзничь, увлекая за собой Малко и прижимая его тело к своему. Никто бы не выдержал такой атаки. Завершила Ким Ланг свое нападение в высшей степени мастерским поцелуем. Одновременно она ловко стянула с него пиджак, развязала галстук, расстегнула рубашку.

Прямо многорукий Шива.

Малко вскочил и, с трудом переводя дыхание, оттолкнул Ким Ланг. Он опять ничего не понимал. Наивно было рассчитывать на то, что, затянув в постель, Ким Ланг заставит его забыть, зачем он сюда пришел.

— Что за муха вас укусила? — грубо спросил он. — К чему эта комедия?

Но Ким Ланг продолжала его раздевать. Ткнувшись рукой в пистолет, она вскрикнула. Она вынула его из-за пояса и положила рядом с бутылкой виски. Потом, отпустив Малко, она стянула через голову свою серебристую сетку и предстала голой до пояса.

Прямо искушение святого Антония.

Малко зря только напрягал свои мозги. Он по-прежнему ничего не понимал. Вовсе не страсть влекла Ким Ланг к этой блестящей демонстрации своих прелестей. Чтобы лишний раз в этом убедиться, Малко дал ее руке скользнуть вниз по своему животу. Она тут же откинулась со стоном. Однако физиологические следствия не соответствовали этой реакции.

В эту секунду, похолодев, Малко понял: вот-вот что-то должно произойти. Может, это подтолкнет ход событий. Он решил подыграть Ким Ланг. Косясь, однако, на пистолете трех метрах от кровати.

— Что это пришло вам в голову заняться со мной любовью? — спросил он безмятежным тоном.

На коленях, голая, положив руки на бедра, Ким Ланг сказала:

— Я хочу близости с каждым мужчиной, который ко мне подходит. Чтобы они потом помнили обо мне всю жизнь.

Ее глаза горели, будто бы от страсти. Прямо не знаешь, кому в Бангкоке отдать пальму первенства как самому лучшему лгуну.

Ким Ланг стоило бы вместо пения обратиться к драматическому искусству.

— А Джим? — спросил Малко, чтобы она ничего не заподозрила.

— Подождите, — сказала Ким Ланг с загадочной улыбкой, — я же сказала, через два часа...

Она снова повисла у него на шее. На этот раз Малко не сопротивлялся. Что бы она там ни замышляла, через это придется пройти. Но его голова была занята более серьезными вещами, Ким Ланг поднесла палец к губам и пошла выключить патефон.

Покачивая бедрами, она вернулась к кровати и устроилась рядом с Малко. Со смехом, словно понарошку, она прижала руки Малко к постели.

В мозгу Малко прозвучал сигнал тревоги. Желание, что он испытывал, было не ахти какое, но и оно тут же исчезло, несмотря на то, что китаянка продолжала свою игру.

Дернувшись, Малко попытался высвободиться, но Ким Ланг навалилась на него всем своим телом. Малко встретился с китаянкой взглядом и мгновенно понял, что желанием тут и не пахнет.

Вдруг дверь в комнату резко распахнулась. Отчаянным усилием Малко сбросил Ким Ланг на пол и потянулся к подносу, где лежал пистолет.

Слишком поздно! Несколько человек разом бросились на Малко. Его ударили по голове, и на несколько секунд он отключился. Когда он пришел в себя, четверо азиатов с бесстрастными лицами, одетые одинаково, в штаны и белые рубашки, держали его за руки и за ноги. Ким Ланг, облачившаяся в свое голубое кимоно, глядела на Малко с презрительной ухмылкой.

Один из противников ткнул Малко коленом в шею, другой сидел у него на животе. Малко попробовал пошевелиться, но ему удалось лишь двинуть кончиками пальцев. Тогда он решил поберечь силы на потом. Он не понимал, зачем Ким Ланг нужно было ломать эту комедию.

Еще одна тайна, которая, впрочем, скоро раскроется. Китаянка с недоброй улыбкой на губах склонилась над Малко. В ее правой руке что-то сверкнуло.

Малко увидел бритву, и холодок ужаса пробежал по его спине. Выполняя задания, он часто думал о смерти и порой видел ее вблизи под самыми страшными обличьями, однако чтобы тебя живьем, на южнокорейский манер, разрезали бритвой, — это был уже перебор.

Ким Ланг произнесла что-то по-китайски, и один из ее сообщников отодвинулся, пропуская молодую женщину к кровати.

— Ну что, господин американский агент, — зло сказала Ким Ланг, — придется вам отправиться на тот свет, не вкусив радости моей любви...

Глаза Малко позеленели.

— Не знаю, почему вы хотите меня убить, — промолвил он, — но вы за это поплатитесь.

— Дурак, — ухмыльнулась Ким Ланг. — Я вас убью, и никто ничего не узнает. Завтра я покину Таиланд навсегда. А через несколько дней в канале отыщут ваш труп. Кастрированный. Никто и голову ломать не станет. Все решат, что вас пришили из ревности.

Она пододвинулась, наклонилась к Малко, опустила левую руку на его живот, в то время как правая с душераздирающим скрипом открыла бритву.

— Прошлый раз, в Куала-Лумпуре, вы застали меня врасплох, — сжав зубы, выдала она. — И теперь я сама вызвалась казнить вас, своим способом. Но вас бы все равно убили.

— А что с Джимом Стэнфордом? — спросил Малко.

Он хотел выиграть время, а заодно удовлетворить свое любопытство, ведь за полученные сведения ему придется заплатить довольно дорого.

— Сейчас вам будет не до Джима Стэнфорда, — сухо отрезала Ким Ланг.

Малко почувствовал холод стали, и у него непроизвольно вырвался сдавленный крик, тело выгнулось дугой и покрылось гусиной кожей.

Но тут словно тайфун «Дора» ворвался в комнату. В окне показался чей-то силуэт. Этот человек прыгнул на спину одного из китайцев, державших Малко за ноги. Уже через секунду китаец схватился за горло: струя крови из сонной артерии хлынула на патефонную пластинку. Еще трое влетели в комнату через дверь и ринулись на других китайцев. Малко увидел, как поднимается бритва в правой руке Ким Ланг, и закричал. Китаец, сидевший у его головы, со всего размаха ударил его по горлу, и глаза Малко заволокла тьма. Он только успел подумать, что так никогда и не узнает, целым он умер или без головы.

Когда Малко открыл глаза, он по-прежнему лежал на той же кровати. Он хотел подняться, но тут же почувствовал, что руки и ноги у него туго стянуты шнуром.

Он увидел склонившееся лицо — лицо Тепен. Но совсем незнакомой Тепен. Гладкое лицо было холодным, как у статуи, убранные назад и стянутые резинкой волосы еще сильнее подчеркивали суровость его черт. Никакая краска не подчеркивала линию глаз.

Такого Малко был уже не в силах выдержать. Он снова закрыл глаза.

Все это превращалось в кошмар. Но Тепен спросила:

— Ты ранен?

Голос казался значительно менее суровым, чем взгляд. Малко вновь открыл глаза и в третий раз за день испытал потрясение. Двое мужчин перетаскивали безжизненные тела приятелей Ким Ланг. В том, что стоял к нему лицом и отдавал распоряжения, Малко узнал одного из незнакомцев, пытавших мадам Стэнфорд.

Увидев выражение лица Малко, Тепен сказала, указывая на этого человека:

— Познакомься, капитан Патпонг из службы внутренней и внешней безопасности.

Таец вежливо поклонился и вышел, волоча за собой труп. Тепен обратилась к другому тем же властным тоном, каким говорила с барменом в баре «Венера».

Тот тоже вышел. Ким Ланг — ни мертвой, ни живой — в комнате не было.

Малко остался с Тепен, сидевшей рядом на кровати. Судя по всему, она и не собиралась его развязывать, лишь рассеянно открывала и закрывала бритву Ким Ланг.

— Будь добра, объясни, что происходит, и развяжи меня, — сказал Малко.

Теперь уж он точно ничего не понимал. Ни бельмеса.

С недоброй улыбкой на лице она объяснила:

— Мой отец — генерал Раджбури. Шеф службы безопасности. Я работаю вместе с ним.

— Что?

Ну, это уж слишком! Тепен — ищейка! Дело оборачивалось настоящим фарсом.

— Ты хочешь сказать, что работаешь на тайскую службу безопасности, а полковник Уайт ничего не знает? — спросил Малко.

— Да.

Мало Уайту дизентерии, у него еще секретарша — двойной агент. Эта новость его доконает.

— А что ты делаешь здесь? Как ты меня разыскала?

— Я пошла в отель. Соскучилась по тебе, вот дура-то. Там мне передали твое письмо. Тогда мне пришлось ехать сюда.

— Пришлось?

— Да. Я приказала своим людям вмешаться лишь после того, как ты закричишь. Пришлось тебя спасать, ничего не поделаешь!

— А ты знала, что намеревалась сделать эта гарпия?

Улыбка Тепен становилась все более угрожающей.

— Я догадывалась. У нас в стране это обычный способ избавиться от человека.

Малко совсем запутался.

— Но на кого, в конце концов, ты работаешь?

— Я же сказала: на тайскую службу безопасности. И на полковника Уайта, — добавила она с усмешкой.

— Почему ты хотела, чтобы меня оскопили, и почему ты меня не развязываешь?

Медленно, ледяным тоном она проговорила:

— Я вот думаю, не докончить ли мне то дело, которое начала эта китайская дрянь.

У нее в руках сверкнуло лезвие бритвы. Малко, совсем растерявшись, смотрел на Тепен.

— Но ты мне только что сказала...

Тепен наклонилась к его лицу.

— Скажи-ка мне вот что. Ты клялся мне в верности, что же ты тогда делал в постели этой потаскухи?

Малко в изнеможении закрыл глаза. Выходит, в одну и ту же ночь по прямо противоположным мотивам его решили убить сразу две женщины. И после этого люди смеют утверждать, что Азия — рай для мужчин.

— Ты прекрасно знаешь, почему я пошел к Ким Ланг, — сказал он. — И я вовсе не занимался с ней любовью.

— Потому что не успел.

Ситуация была такой неправдоподобной, что Малко совершенно перестал бояться. Равнодушным тоном он спросил:

— И ты могла бы вот так хладнокровно лишить меня жизни?

Она непринужденно кивнула.

— Это проще пареной репы. Мне стоит лишь объявить, что, к несчастью, я вмешалась слишком поздно. Ведь ты всего-навсего иностранный агент. Никто бы тебя особенно не оплакивал.

Милое дело! Но раз до того дошло, Малко решил выведать все до конца.

— Значит, ты спала со мной по поручению твоего папочки? Чтобы держать меня на приколе?

Вместо ответа она со всего размаха влепила ему пощечину, заехав рукояткой бритвы по челюсти.

— Ты меня что, за шлюху принимаешь? Я тебя люблю... К сожалению.

Малко закрыл глаза и стал ждать. Он понимал, что Тепен готова вот-вот выполнить свою угрозу. Он был на волоске от смерти.

Вдруг Малко почувствовал, что лезвие бритвы перерезало веревку на его ногах. Тепен заявила:

— Я даю тебе отсрочку, но не думай, что я тебя простила. У нас в Таиланде нельзя безнаказанно издеваться над женщиной. Знаешь, что сделает мой отец, если узнает, что ты мне изменил?

Не дожидаясь ответа, она любезно пояснила:

— Он прикажет привязать тебя к дереву и содрать с тебя живого шкуру.

Вот что значит фамильная честь!

Освободившись от веревок, Малко благоразумно удержался от каких-либо проявлений нежности, пока Тепен не отложила бритву. Он как можно быстрее оделся: в одежде было как-то спокойнее.

— Может, теперь, когда мы помирились, — сказал он, — ты мне объяснишь, в чем тут дело? Где Джим Стэнфорд?

— Это единственное, чего я не знаю, — мрачно ответила Тепен, — но твоей потаскухе это известно.

— Он жив?

— Увы, жив.

Холодная рука сжала сердце Малко. Ему хотелось закричать: пусть Тепен замолчит, пусть не говорит того, о чем он подозревал с момента схватки на канале.

Она поглядела на него с жалостью.

— Да, увы. Ты знаешь, почему исчез Джим Стэнфорд?

— Нет.

— Джим зверски убил или распорядился убить одного из наших людей, следившего за ним, — печально сказала Тепен. — Он руководит незаконной продажей оружия бунтовщикам.

— Джим?

Малко недоверчиво взглянул на девушку. Он никогда не думал, что дело зашло так далеко.

— Этого не может быть! Вас ввели в заблуждение.

— Все так и есть. Джим Стэнфорд скрылся, чтобы мы его не арестовали или не пристрелили после того, как он убил нашего сотрудника.

— А кто убил его сестру?

— Люди моего отца, — призналась Тепен. — Чтобы отомстить за лейтенанта Понта Пуннака.

— Так это вы!

Перед глазами у Малко вдруг встала фотография нещадно изуродованной сестры Джима.

— И довольны, наверно?

— Нет, — тихо сказала Тепен. — В этой истории все так ужасно.

— Но зачем вообще Джим Стэнфорд пошел на предательство? Он что, заделался коммунистом?

— Нет, ему нужно было делать подарки этой дряни. Она из него веревки вила.

— Но Стэнфорд — очень богатый человек, — взорвался Малко. — Глупость какая! Я видел у него вещи, стоящие десятки тысяч долларов.

— Это правда, — грустно подтвердила Тепен, — но Джим Стэнфорд никогда бы не расстался ни с одним предметом из своей коллекции. Даже для того, чтобы спасти себе жизнь. Он предпочел продавать коммунистам шелк, получать за него пулеметы и за бешеную цену сплавлять их партизанам на юге. Китайцам-то было все равно. Им было важно, чтобы оружие попадало на юг. А кто мог это устроить лучше Джима Стэнфорда? Знаменитого Джима Стэнфорда, американского агента. Человека выше всяких подозрений.

Малко сидел словно оглоушенный.

— Почему вы пытали его жену? — спросил он.

— Потому что она наверняка знает, где Стэнфорд. Но она его еще любит. И не захотела нам ничего сказать.

— А почему ее-то вы не убили?

— Джим свою жену разлюбил. Ему было бы наплевать. И потом, несправедливо вот так убивать тайку, женщину моего народа.

— Следовательно, — заключил Малко, — ты с самого начала помогаешь мне отыскать Джима Стэнфорда, чтобы сподручнее было отправить его на тот свет.

— Да, — Тепен опустила глаза. — Мы хотели, чтобы ты сам докопался до истины. Чтобы ЦРУ не обвинило нас в том, что мы оговорили Джима из бог весть каких мстительных побуждений.

Малко обхватил лицо руками. Он хотел спать, он устал, и им овладело неодолимое отвращение. Получается, что все его усилия должны были лишь способствовать гибели старого друга, который сам оказался предателем.

— Почему же, — спросил он, — меня хотели убить еще до того, как я связался с Пой?

Тепен покачала головой.

— Са-Май работал на Джима Стэнфорда. Мы думаем, приказ убить тебя отдала его жена. Понимаешь, кроме нас, ты единственный, кто искал Джима. И у тебя было больше шансов его найти, чем у полиции. Пой, например, никогда бы не стала иметь дела с нашим сотрудником.

— Пойдем отсюда, — сказал Малко. — Сил больше нет. Я приехал из такого далека, чтобы спасти Джима...

В ее взгляде, казалось, появилась жалость.

— Я тебя понимаю. Но он сделал много зла.

— Значит, — заключил Малко, спускаясь по лестнице, — жизнь Джима пошла насмарку только из-за того, что он встретил алчную шлюху, поднаторевшую в любовных делах?

— Все не так просто, — вздохнула Тепен, — ведь сегодня вечером приказ убить тебя отдали не Джим и не мадам Стэнфорд.

Глава 13

Ким Ланг сидела на корточках на полу, ее голубое кимоно было разорвано, лицо позеленело, волосы упали на глаза. Рядом с ней находились двое голых по пояс тайцев в шортах. Между ними стоял вмурованный в цементный пол стол из тикового дерева. Стены высотой в человеческий рост покрывала сверкающая белизной фаянсовая плитка. Голая лампочка освещала комнату. От тяжелого липкого тепла першило в горле.

Когда в сопровождении Малко и Тепен вошел полковник Макассар, двое тайцев разом вскочили.

Макассар подошел и встал перед Ким Ланг. Она сидела не шевелясь, склонив голову на грудь. Полковник медленно притянул ее к себе за волосы. Китаянка вздрогнула.

— Где сейчас Джим Стэнфорд? — ровным голосом спросил полковник.

Ким Ланг покачала головой.

— Не знаю.

Он нетерпеливо щелкнул языком.

— Не придуривайся. Ты понимаешь, где находишься? Никто тебе уже не поможет. Так что говори.

Малко чуть ли не с жалостью взглянул на изможденную Ким Ланг. В подвале здания на улице Пленчитр, где обосновались тайские спецслужбы, можно спокойно угробить человека, и никто ничего не узнает.

— Как тебя зовут? — спросил полковник.

— Ким Ланг.

Китаянка отвечала вялым голосом, почти не двигая губами.

Кимоно распахнулось, и на ее правом бедре Малко увидел синяк с блюдце. Допрос с пристрастием уже начался.

Малко нашел полковника Макассара все таким же вежливым и простодушным. При виде Тепен тот поклонился до пояса. Значит, это был не сон.

— Кто приказал тебе стать любовницей Джима Стэнфорда?

Китаянке этот вопрос задавали, должно быть, в сотый раз. Ким Ланг глухо ответила:

— Никто.

Полковник Макассар спокойно поднял Ким Ланг за волосы и наотмашь ударил ее по лицу. После второго удара голова Ким Ланг врезалась в стену, и с губ китаянки сорвался стон.

— Но послушайте... — промолвил Малко.

Он не переносил, когда били женщину. Даже если она сама покушалась на его жизнь.

— Помолчите, — прошептала Тепен. — Не надо ему мешать.

— Кто приказал тебе стать любовницей Джима Стэнфорда? — повторил Макассар.

— Никто.

На этот раз ее голос слегка дрогнул. Полковник резким движением схватил китаянку за горло и заорал:

— Ах ты, лживая шлюха! Мне все известно. Тебя наняли коммунисты. Но я хочу услышать это от тебя. Так кто, говори!

Он кричал почти в упор, выпятив челюсть. Покачав головой, Ким Ланг сползла вдоль стены вниз.

— С чего вы это взяли? — шепнул Малко на ухо Тепен.

— У нее не нашли ни одной ценной вещи, и она ничего не продавала. Мы уже давно за ней следили. А ведь Джим Стэнфорд дарил ей прекрасные украшения. Куда она их девала? И потом, все четверо китайцев, которые тебя чуть не убили, — коммунисты.

Полковник отошел от Ким Ланг и отдал распоряжение одному из своих подручных. Тот выбежал из комнаты.

— Раздевайся, — по-английски приказал полковник, — и поторапливайся.

Он повторил свое приказание по-тайски. Тут же второй его подручный бросился на Ким Ланг и одной рукой сорвал с нее кимоно. Ким Ланг осталась стоять голой. Все ее тело было в кровоподтеках и синяках. Она скрестила руки ниже живота. На какую-то долю секунды Ким Ланг подняла голову и встретилась взглядом с Малко. Тот непроизвольно опустил глаза: ему было не по себе. Он наклонился к уху Тепен, решив прервать допрос, но Тепен не дала ему и рта раскрыть.

— Полковник Макассар знает, что делает, — сказала она вполголоса. — И не забывайте, что он спас вам жизнь. Если вы не в состоянии этого выносить, уйдите.

В эту минуту возвратился помощник полковника с небольшой корзиной из ивовых прутьев, в которой лежали деревянные щипцами сантиметров тридцать длиной.

— Ты уверена, что не хочешь нам ничего сказать? — еще раз спросил полковник.

Потом он пролаял приказание. Двое тайцев набросились на Ким Ланг и кожаными ремнями привязали ее за руки и ноги к деревянному столу. Глаза Ким Ланг были закрыты, а на груди проступили капельки пота.

Один из тайцев открыл корзину. Полковник сам взял щипцы, покопался ими в корзине и, подобно фокуснику, вытаскивающему из шляпы кролика, выхватил яростно извивающуюся светлую живую ленту.

Змея!

Схваченная двумя деревянными лопатками чуть ниже головы, рептилия в бешенстве выбросила свой язык и натянулась как струна. В длину тело змеи, покрытое светло-желтыми и каштановыми полосами, достигало пятидесяти сантиметров.

— Смотри, шлюха, — грозно проговорил полковник. — Это коралловая змея. Если она тебя укусит, ты сдохнешь за минуту. Ну что, будешь теперь говорить?

У Малко по коже пробежали мурашки. Он уже слышал раньше о коралловых змеях, самых опасных в мире, живущих и на суше, и в теплых реках.

— Я ничего не знаю, — ответила китаянка бесцветным голосом.

От страха у нее отвисла челюсть, сама она вся посерела и однако же продолжала упрямо твердить:

— Я ничего не знаю.

Полковник отступил на шаг и осторожно швырнул змею на распластанное тело. Ким Ланг издала нечеловеческий вопль и начала извиваться. Змея скользнула по ее животу, проползла по бедру, возвратилась назад и соскочила на пол. С невероятным проворством полковник Макассар ухватил ее своими щипцами. На этот раз он подошел еще ближе к столу и почти обмотал ужасную змею вокруг шеи девушки. Змея хвостом хлестнула Ким Ланг по уху, и та сдавленно застонала.

Она широко раскрыла глаза и вся как бы съежилась. Змея заползла на лицо, потом дергаясь опустилась на шею и грудь и вдоль бедра соскочила на землю.

Как только змея оказалась внизу, у Ким Ланг начался нервный припадок. Ее тело ходило ходуном, на губах выступила пена, она беспорядочно выкрикивала что-то по-тайски и по-китайски, в отчаянии натягивая ремни. Искаженное страхом лицо приняло землистый оттенок. Она дышала неровно, прерывисто, судорожно, как при сердечной недостаточности.

Полковник Макассар снова поймал змею щипцами и медленно поднес к столу. Рептилия устала и уже почти не вырывалась. Тогда полковник поступил по-другому. Не выпуская змеи, он положил ее Ким Ланг в ложбинку между грудями. Плоская треугольная голова змеи оказалась в нескольких сантиметрах от губ китаянки. Со своего места Малко мог видеть, как молниеносно ходит туда-сюда раздвоенный змеиный язык. Ким Ланг выпучила свои помутневшие глаза, содрогнулась всем телом и, совсем обезумев от страха, забормотала что-то нечленораздельное.

— Взгляни-ка, — сказал полковник, — теперь змея уж точно тебя укусит. Так тебе и надо, раз ты не желаешь говорить.

Крошечная пасть миллиметр за миллиметром подбиралась к пухлым губам девушки, которые еще недавно целовали Малко.

Ким Ланг не удалось выдавить из себя ни единого звука, но одно слово она как бы выдохнула. Полковник на несколько сантиметров отодвинул змею, чей хвост медленно стегал китаянку по груди.

— Будешь говорить правду? — спросил он.

Китаянка сдавленно ответила, и полковник приподнял змею. Как только липкая живая лента перестала касаться Ким Ланг, она разразилась потоком слов. Тайских и китайских, не понятных для Малко.

Девушка то и дело прерывала рассказ всхлипываниями, словно моля о пощаде.

Полковник задал вопрос, и, так как она немного помедлила с ответом, хвост змеи тут же дотронулся до ее правого бока. Пронзительно завизжав, китаянка еще быстрее начала выкладывать все, что знала. Теперь уже ничто не могло бы ее остановить.

Полковник, притомившись, бросил змею в корзину, которую сразу же закрыли. Продолжая слушать китаянку, он повернулся к Малко с Тепен.

— Откровения этой особы представляют интерес для органов безопасности. Я предпочел бы выслушать ее наедине.

Эти слова явно предназначались Малко. Бросив сострадательный взгляд на китаянку, он в сопровождении Тепен вышел из камеры. Его тошнило.

* * *

Когда они остались вдвоем с Тепен, Малко взорвался:

— Полковник поступает бесчеловечно. Какой смысл бороться с коммунистами, если вы сами используете те же методы? И потом, если бы змея укусила Ким Ланг, вы бы остались с носом. Мертвая, она бы вам уже не пригодилась.

Тепен натянуто улыбнулась и наставительно проговорила:

— У коралловых змей есть одна особенность: у них очень маленький рот. По существу, они могут укусить человека лишь в некоторые, строго определенные, места. Между пальцами, например, или в губу. Иначе крохотной змеиной пасти не за что ухватиться. Ким Ланг не очень-то и рисковала.

Малко потерял дар речи. Он ожидал чего угодно, только не этого. Ловко придумали. Разве что жертва сойдете ума от страха. Вот уж поистине, изобретательность людей желтой расы не знает границ. Рядом с ними палачи из гестапо и НКВД выглядели животными, лишенными воображения.

Спустя полчаса полковник Макассар вернулся к себе в кабинет. Его глазки сверкали от радости. Малко с Тепен деликатно ждали, когда он заговорит. Он слегка пригладил как всегда потную рубашку и уселся в кресло.

— Я узнал все, что хотел, — объявил он. — Эта девушка действительно оказалась очень полезной. Как и вы, милейший, — обратившись к Малко, добавил он.

— Но почему, несмотря на свои подозрения, вы не арестовали ее раньше, — поинтересовался тот, — не дожидаясь, пока она покусится на мою жизнь?

— У Ким Ланг малайский паспорт, а Малайзия — дружественная страна. Без явных доказательств мне было бы трудно обвинить ее в связях с коммунистами, тем более что не представлялось возможным уличить ее в каком-либо конкретном преступлении.

— А теперь? — Малко готов был сквозь землю провалиться. Полковник зажег сигару, потом вытащил из ящика стола бутылку и три стакана.

— Давайте выпьем за наш общий успех, — сказал он.

Малко вежливо обмакнул губы в «Меконге». Вонючем, приторно сладком и терпком. Под стать самому полковнику.

— Это печальная история, — задумчиво начал тот, — которая подтверждает, что даже самые надежные люди не застрахованы от неверного шага. С Ким Ланг все просто. У нее родственники в Китае, в провинции Сычуань. Однажды на нее вышли люди из коммунистической шпионской организации. Ей приказали стать любовницей Джима Стэнфорда, если она не хочет, чтобы у ее семьи или у нее самой были неприятности. Он должен был потерять из-за Ким Ланг голову. Задание было плевое, если учесть разницу в возрасте и красоту девушки. Когда Джим Стэнфорд клюнул, они приступили ко второй части плана. Ким Ланг приказали, чтобы она требовала себе с каждым разом все более дорогие подарки. Чтобы поставить Джима Стэнфорда в безвыходное финансовое положение. Именно по их приказу Ким Ланг два-три раза делала вид, что хочет с ним порвать. Надо было проверить, как прочно ее любовник сидит на крючке.

— Дьявольский план, — вздохнул Малко.

Полковник сочувственно кивнул.

— И он удался. За шесть месяцев Джим Стэнфорд истратил на Ким Ланг больше денег, чем мог себе позволить, и оказался совсем на мели. Тогда «те» вступили с ним в контакт. Китайцы предложили задорого покупать у него шелк. На тридцать процентов дороже обычной стоимости, и это когда со сбытом товара дело обстояло плохо. Джим закрыл на это глаза, так как у него, подталкиваемого разорительными требованиями любовницы, не было иного выхода, хотя он понимал, что это заманчивое предложение таило в себе ловушку. В последний момент он обнаружил, что за шелк он должен был платить оружием. И тут как бы случайно на это оружие объявился покупатель на юге страны, почти в Малайзии. У коммунистов, таким образом, все прошло как по маслу: они смогли без всякого риска снабжать партизан оружием. Джима знали по всей стране. Он без особых хлопот проходил через полицейские кордоны. Притом что все другие каналы, через которые к партизанам поступало оружие, нам удалось перекрыть. На этой стадии, предупредив нас, он еще мог выйти из игры. Но тогда он терял Ким Ланг.

— Но как же вы все-таки на него вышли? — спросил Малко. — Раз он был выше всяких подозрений.

Полковник загадочно улыбнулся.

— Бангкок — город маленький. В конце концов здесь все всегда всплывает наружу. К несчастью для Джима Стэнфорда. И потом, он слишком зачастил на юг.

— Как вы намерены поступить с этими китайцами?

Полковник опять ответил улыбкой.

— Это уже наша забота. Не слишком афишируя свои намерения, мы лишим их возможности причинять нам вред. Или немного подождем. Кто знает!

Малко в задумчивости уставился на свой стакан.

— Как вы думаете, Джим Стэнфорд догадывался, что Ким Ланг его предавала?

Полковник выпустил великолепное кольцо дыма и неторопливо промолвил:

— Не знаю, по-моему, не догадывался. Иначе бы его спасла гордость. Во всяком случае, мне хочется так думать. Я крайне сожалею, что все так получилось.

— Однако вы убили его сестру самым... самым зверским образом, — вставил Малко.

Полковник Макассар бессильно развел руками.

— Мы не должны были этого делать, — признал он. — Эту оплошность мы совершили в порыве гнева. По приказу Джима Стэнфорда убили нашего очень ценного сотрудника. Его всего изуродовали. В тот момент мы думали, что до самого Джима Стэнфорда нам уже не добраться. Мы не могли оставить это убийство безнаказанным.

— Но эта женщина ничего не знала о деятельности своего брата.

Таец взглянул на Малко с некоторым состраданием.

— Вы должны бы знать, милейший, что мы тут не в бирюльки играем. Или ваши коллеги, к примеру, никогда не жертвуют агентом для достижения своих целей?

Крыть Малко было нечем. Он вспомнил, как за ним самим охотились убийцы из его родного ведомства и из аппарата Гелена. Как раз перед тем, как он слишком успешно завершал свою миссию.

— Как вы думаете, Джим Стэнфорд еще в Таиланде? — спросил Малко. — Ведь это страшный риск, хотя он и хорошо знает страну.

Полковник в задумчивости водил пальцем по столу. Потом он поднял глаза на Малко, и в них первый раз за время их разговора мелькнуло что-то человеческое.

— Думаю, он еще в Таиланде, хотя бы просто потому, что любит нашу страну, — сказал полковник. — Он провел здесь двадцать лет жизни. Да и куда ему податься! Впрочем, не знаю. Ким Ланг ничего нам про это не сказала. Думаю, ей и нечего сказать. Когда человеку угрожают коралловой змеей, он все готов выложить.

— Вы будете продолжать искать Стэнфорда?

— Нет. Он больше нам не опасен. И я не хочу рисковать своими людьми. Пусть все останется как есть. Он много сделал для нашей страны во время войны с японцами. И потом, он до самой смерти не забудет, что из-за него убили сестру. Над ним и так уже сгустились тучи. На первых порах его спрячут китайцы, которые поставляли оружие. Те самые, что были с ним в старом доме в Тхонбури. Но далеко он не скроется. Они его тоже бросят. Им теперь с ним опасно связываться. Если вы его найдете, он ваш.

Волнение полковника не было наигранным. Малко поблагодарил его кивком головы. Всегда унизительно оказаться на стороне предателя.

— А эта молодая китаянка? — спросил Малко.

На это полковник ответил коварным смешком.

— Вас так интересует ее судьба? Ну что ж, вы сами увидите. Пытать мы ее больше не собираемся. Ни к чему. Она сказала все, что знала. Вообще-то она всего лишь шестерка.

Малко привели в подвал, где допрашивали Ким Ланг. Она все еще лежала привязанной на деревянном столе. Два ее мучителя сидели у ног китаянки. Полковник распорядился развязать Ким Ланг. Ремни развязали, и она свалилась на пол. Один из ее мучителей вышел, принес одеяло и расстелил его на полу. Он грубо закатал в него голую, без сознания, Ким Ланг и завязал сверток с обеих сторон. Тайцы взяли его под мышки и вышли из камеры.

Тепен, Малко и полковник последовали за ними.

Во дворе стоял грузовичок с брезентовым кузовом. Тело Ким Ланг, как куль, швырнули внутрь, и один из тюремщиков уселся сверху. Другой сел за руль. Полковник вместе с Малко и Тепен занял место в своем «датсуне».

Они проехали по Пленчитр-роуд, свернули направо, на Сойчид-роуд, а потом в лабиринт маленьких улочек у зеленоватого канала. И в конце концов остановились перед довольно невзрачным домом.

На улице было мало народа. Никто не обратил внимания на большой сверток, который два тайца потащили на второй этаж. Вслед за полковником Малко с Тепен поднялись по лестнице. Макассар открыл им другую дверь, и они очутились в темном помещении. Полковник включил свет, и Тепен удивленно вскрикнула: в боковую стену было вделано огромное стекло размером два на три метра.

— Это зеркало без амальгамного покрытия, — ровным голосом пояснил полковник Макассар.

За зеркалом находилась просто обставленная спальня, где двое подручных полковника свалили Ким Ланг на кровать, после чего вышли, затворив за собой дверь.

— Что вы задумали? — спросил заинтригованный Малко.

— Тише, это сюрприз, — сказал полковник. — Простите, но я должен вас на некоторое время покинуть. Никуда не уходите.

Полковник прошел в соседнюю комнату, и Малко услышал, как он говорит по телефону, однако не понял о чем: разговор, разумеется, велся по-тайски.

Малко покорно уселся на не слишком удобную софу. Рядом с Тепен, которая напустила на себя такой же загадочный вид, что и полковник.

За зеркалом без амальгамного покрытия, на кровати, закрыв глаза, неподвижно лежала Ким Ланг. Нельзя было сказать, мертва она, без сознания или просто спит, измученная допросом.

Прошло около получаса, и они услышали шаги на лестнице.

Тепен наклонилась к Малко и зло сказала:

— Сейчас увидишь, что сделают с твоей шлюхой.

Оба они уставились в зеркало. Китаянка так и не шелохнулась.

С лестницы донесся шепот, потом дверь в комнату Ким Ланг резко распахнулась.

В проеме появилась женская фигура. Несмотря на черные очки, Малко тотчас же узнал мадам Стэнфорд, более элегантную и соблазнительную, чем когда-либо, в своем грежевом пальто. В правой руке она держала черную сумочку. Мадам Стэнфорд не торопясь закрыла дверь и сняла очки. Никогда еще Малко не видел, чтобы чье-нибудь лицо дышало такой злобой. Губы и глаза вытянулись в две тонких линии, черты застыли в гримасе ненависти, подбородок трясся.

Мадам Стэнфорд подошла к кровати и схватила Ким Ланг за плечо. Китаянка открыла глаза и издала крик, которого Малко за стеклом не услышал. Он лишь видел, как шевелились ее губы. Она попыталась встать, но мадам Стэнфорд снова толкнула ее на кровать.

Ким Ланг замерла, словно зачарованная. Мадам Стэнфорд наклонилась и изо всех сил влепила ей пощечину, оставив на щеке Ким Ланг отпечаток своей руки. Потом, выпрямившись и беспощадно глядя на свою жертву, она несколько минут поносила ее на чем свет стоит. Губы мадам Стэнфорд шевелились, глаза горели ненавистью. Через стекло до Малко доносился лишь глухой гул.

Мадам Стэнфорд вдруг открыла сумку, вытащила черный пистолет — «беретту» — и не спеша взвела курок.

Сложив руки на груди, Ким Ланг скрючилась на кровати. Страх так сковал ее, что она не в силах была даже закричать. Мадам Стэнфорд выставила вперед руку, как в тире, и выстрелила. Первая пуля попала Ким Ланг в правую ногу. Китаянка вскрикнула и попробовала подняться. Мадам Стэнфорд выстрелила снова.

Малко увидел, как в груди у китаянки появилось кровавое отверстие. Потом другое — над пупком. Китаянка повалилась вперед. Мадам Стэнфорд выстрелила еще дважды в спину — из позвоночника Ким Ланг полетели осколки костей. Страшная судорога прошла по ее телу, и она сползла на пол.

Малко бросился к выходу, но столкнулся с полковником Макассаром, который твердо, хотя и с вежливой улыбкой, ткнул своим револьвером ему в живот.

— Не вмешивайтесь, — прошептал он. — Тут простая ревность. Я сообщил мадам Стэнфорд, где она может найти женщину, погубившую ее мужа. Мадам Стэнфорд поступила так, как и подобает настоящей жене.

В эту самую минуту раздался еще один выстрел, но уже с улицы. Оставив своего собеседника, полковник бросился на лестничную площадку и сбежал по ступенькам вниз. Малко — за ним.

Мадам Стэнфорд стояла около «тойоты», а у ее ног валялся труп мужчины. Она еще держала пистолет, из которого убила Ким Ланг. Полковник подскочил и вырвал оружие из ее рук. Она не сопротивлялась, только с ошалелым видом прислонилась к машине.

— Кто это? — спросил таец, показывая на труп с ужасной раной на виске.

— Мой шофер, — пробормотала мадам Стэнфорд.

Вокруг машины уже толпился народ. Полковник в ярости воскликнул:

— Но почему вы его убили?

— Я была так раздражена, — ответила мадам Стэнфорд, — и у меня оставалась еще одна пуля.

* * *

Полковник Уайт был весь зеленый, под стать своей форме. И в первый раз не из-за дизентерии. Малко пункт за пунктом проинформировал его, чем кончилось дело Стэнфорда. У американца язык отнялся. Он перемежал рассказ Малко горестными стонами, а выслушав все до конца, ударил кулаком по столу:

— В этой проклятой стране все гниет и разлагается. Она испортила даже такого человека, как Стэнфорд. От этой сырости и жары можно свихнуться.

Потом, успокоившись, он добавил:

— Тяжко думать, что наших ребят из спецкорпуса уложили из пулеметов, проданных Джимом Стэнфордом.

— Тяжко, — согласился Малко, — но тут мы ничего не можем поделать. У меня нет причин ставить под сомнение слова тайцев.

Уайт печально покачал головой.

— Им доставило удовольствие пересказывать вам, именно вам, всю эту историю. Я уверен, малышка кое-что скрыла. Непросто было бы ей явиться ко мне и объявить об измене Джима Стэнфорда. Другое дело, если вы сами докопаетесь...

— Может быть, — согласился Малко. — Как бы то ни было, моя миссия окончена. Я улетаю послезавтра утром рейсом Бангкок — Копенгаген — Нью-Йорк. Я больше не хочу искать Джима Стэнфорда.

— Я тоже, — грустно сказал полковник Уайт. — Но если мне о нем сообщат, я буду вынужден что-нибудь предпринять.

— Тяжелый выдался денек, полковник, — заключил Малко.

— Тяжелый, — отозвался американец.

Прощальное рукопожатие теплотой не отличалось. Все портила висевшая над ними тень Джима Стэнфорда.

Глава 14

Перекресток у Саванкалоке-роуд в миле от аэропорта Дон-Муанг, на севере Бангкока, как обычно, запрудила беспорядочная масса самых различных транспортных средств, и все старались выбраться из затора. Сам-ло, грузовики, белые автобусы и даже несколько повозок с буйволами смешались в один запутанный клубок. Полицейский, такой тщедушный, что ему можно было дать лет четырнадцать, с философским видом глядел из-под большого зонта на всю эту кутерьму, посасывая початок карликовой кукурузы. Стояла такая жара, что ему не хотелось лезть разбираться.

Вскоре на рисовом поле, зажатом между Саванкалоке-роуд и единственной железнодорожной колеей, началась какая-то суматоха. Крики, брызги. С ленивым любопытством полицейский бросил взгляд в ту сторону. Два буйвола бодались, топчась в грязной воде; мальчишка, пытаясь разнять, лупил их толстой бамбуковой палкой и оттаскивал друг от друга за хвосты. Одно из животных внезапно успокоилось и затрусило к яме с водой, куда, довольное, и плюхнулось. Но другой буйвол остался стоять на месте, с ревом поводя мордой и тяжело дыша. Вдруг, тряся своими двумя тоннами, он полез через ров на дорогу. Полицейский потянулся к кобуре. В Бангкок он переехал недавно. У себя на севере он часто видел взбесившихся буйволов. Опасные, как стадо слонов, они все сметали на своем пути.

Полицейский быстро взвел курок и закричал, чтобы предупредить людей. Опустив голову и выставив рога, буйвол мчался прямо к затору на перекрестке.

Удар пришелся по небольшой синей «тойоте». Рога пробили тонкую жесть, как лист бумаги, пропоров водителя. Запутавшись рогами, буйвол в бешенстве тряханул машину. Пассажирка с визгом вылетела вон. Буйвол обратил свою ярость на нее, топча и поддевая рогами. Полицейский в ужасе увидел, как рог проткнул шею женщины. Он встал посреди дороги на колено, тщательно прицелился и выстрелил. Пуля попала животному в плечо, рана оказалась неглубокой и лишь еще больше его разозлила. Бросив покореженную «тойоту» и растоптанный труп женщины, буйвол ринулся дальше.

Поднялась паника.

Люди выпрыгивали из машин и разбегались кто куда. С жутким лязгом столкнулись два такси, окончательно перегородив улицу.

Теперь буйвол набросился на оставленные машины, протыкая их рогами и лягая. Одно сам-ло он превратил в кучу железа; владелец, оставшийся без мотоцикла, дающего ему средства к существованию, в отчаянии ломал себе руки. Высунувшись из-за автомобиля, полицейский выпустил еще несколько пуль и два раза угодил в истекавшее кровью животное. Буйвол, однако, попался сильный, как черт. Он лишь остановился и огляделся в поисках новой жертвы. Пустые машины его, очевидно, больше не привлекали. Вдруг взгляд буйвола упал на небольшой грузовик «датсун» с водителем за рулем. Полицейский увидел, как буйвол перешел на мелкую рысь, и заорал шоферу, чтобы тот убегал.

Слишком поздно: буйвол достиг цели, когда водитель только открывал дверцу. Выскочить он не успел. Удар рогов разбил кузов в щепы. Буйвол, стряхнув с головы деревяшки, атаковал шофера, когда тот спрыгивал на землю. Острый рог пробил ему бедро и, оглушенного, отбросил далеко в сторону.

Животное упрямо вернулось к грузовику и набросилось на дверцу. С такой яростью, что застряло рогами в покореженном листе железа. Буйвол затоптался на месте, заревел и тут внезапно успокоился.

Полицейский только этого и ждал. Он обогнул грузовик и, вытянув руки, всунул дуло кольта в ухо буйволу.

Выстрел и мычание смертельно раненного животного слились в один звук. После секундной судороги буйвол рухнул на землю, так и не высвободив застрявшей головы. Полицейский, которого все еще пробирала дрожь, глянул в грузовик, и его глаза полезли на лоб.

От толчка один из ящиков раскрылся, и его содержимое вывалилось на дорогу. Полицейский увидел тщательно завернутые в промасленную бумагу стволы пулеметов. Одиннадцать штук. А таких ящиков было два десятка. Водитель грузовика по-прежнему лежал метрах в десяти от своей машины, и из его раны хлестала кровь. Полицейский подскочил к нему и с помощью ремня наложил пострадавшему жгут.

Люди возвращались к своим машинам, прикидывали, какой потерпели ущерб, кричали, протестовали. Хвосты автомобилей в неописуемом беспорядке тянулись на несколько километров во все четыре стороны.

Раненый открыл глаза и увидел фуражку полицейского. По лицу стража порядка он сразу все понял. Сдерживая стон, он попытался встать, но тут же опять рухнул на землю. Тогда он левой рукой притянул полицейского к себе и прошептал:

— Получишь десять тысяч батов, если будешь держать язык за зубами.

Десять тысяч батов — это двухлетнее жалованье. Полицейский заколебался, но в эту минуту на перекрестке остановилась машина с четырьмя его коллегами.

Десять тысяч батов на пятерых — за такие деньги не стоило мараться. Он выпрямился и громко позвал других полицейских.

* * *

— Мы знаем, где Джим Стэнфорд будет находиться завтра в десять часов, — сказал полковник Макассар. — Хотите заняться этим сами или мы возьмем дело в свои руки?

Малко сидел напротив полковника в его кабинете на улице Пленчитр. На сердце у него скребли кошки. Он проделал такой далекий путь, чтобы участвовать в облаве на своего старого приятеля. Лучше все же не выносить сор из избы. Последовать примеру тайцев. Мадам Стэнфорд арестовали за непреднамеренное убийство из ревности. И условно освободили из-под стражи. Она проведет несколько месяцев в тюрьме или опять-таки отделается условным наказанием.

Ким Ланг покоилась на коммунальном кладбище Бангкока. Никто не востребовал ее тело. Малайцам, очень щепетильным, когда дело касалось подданных их страны, оставалось лишь выразить свое сожаление по поводу преступления на почве ревности.

— Полковник, — сказал Малко. — Я беру Джима Стэнфорда на себя. Вы о нем больше не услышите.

Макассар развалился в кресле.

— Вы нам очень помогли, и я вам признателен. Поэтому я предоставляю вам свободу действий. Все же я прошу вас взять с собой мадемуазель Раджбури. И еще я вас прошу покинуть нашу страну сразу же после того, как будет улажен вопрос с Джимом Стэнфордом. Я даже позволю себе сообщить вам, что самолет скандинавской авиакомпании отправляется послезавтра в десять часов утра пейсом из Бангкока в Копенгаген и Нью-Йорк через Ташкент. Этот рейс самый лучший.

Он заглянул в бумагу на своем столе.

— Из Копенгагена в Нью-Йорк этот же самолет отправится в восемнадцать часов. В Нью-Йорк вы поспеете к ужину. Удивительный прогресс, вы не находите? Кто бы мог подумать, что настанет время, когда из Бангкока в Нью-Йорк, не пересаживаясь из самолета в самолет, можно будет долететь за сутки? Я даже взял на себя смелость забронировать для вас место в первом классе. Этот самолет летает раз в неделю.

Малко поблагодарил полковника за заботу. Прищурив глаза, полковник Макассар с улыбкой глядел на Малко.

— Мы не можем допустить присутствия на нашей земле иностранного агента, — добавил он. — Люди полковника Уайта работают в тесном контакте с нами. А вы сами по себе. До свидания, князь. Надеюсь увидеться здесь с вами уже при иных обстоятельствах.

Он нажал на кнопку, и через несколько секунд в кабинет вошла Тепен.

— Я прошу вас не оставлять нашего друга вплоть до его отъезда, — сказал полковник Макассар.

На этот раз обошлось без «меконга». Малко раскланялся достаточно холодно. Неприятно, когда тебя объявляют персоной нон грата. Вместе с Тепен он вышел из кабинета.

Ее «мерседес» стоял во дворе. Уже залезая в машину, Малко схватился за голову.

— Полковник ведь не сказал, где мне завтра искать Джима Стэнфорда.

— Я знаю, где искать, — сказала Тепен, — и знаю, как мы на него вышли.

Она поведала ему историю с буйволом. Водитель все рассказал, чтобы сохранить себе жизнь. Оружие, найденное в грузовике, составляло лишь малую толику того запаса, который они обнаружили в сарае в Тхонбури. Водитель должен был на следующий день приехать на грузовике к реке Квай на свидание с Джимом Стэнфордом. Оружие принадлежало ему.

Потом, погрузив пулеметы в джонки, их должны были переправить по реке на юг.

У Малко сжалось сердце, когда он подумал о пожилом уже человеке, который, все потеряв, прятался в джунглях, преследуемый своими друзьями.

«Мерседес» пробирался по запруженным машинами улицам.

Тепен, вопреки обыкновению, молчала. Перед зданием «Эр Америка» она вдруг повернулась к Малко:

— Если ты не хочешь послезавтра уезжать, я все устрою. Мой отец — очень влиятельный человек. И даже полковник Макассар не сможет воспротивиться его приказу.

— Зачем мне тут оставаться?

Темные глаза Тепен еще больше потемнели.

— Чтобы жениться на мне.

Мольба в ее взоре мешалась с ненавистью. Малко понял, что ему надо выиграть время. Теперь он уже знал, на что способны таиландские женщины.

— Я не могу ответить вот так сразу, — сказал он. — Сперва мне надо покончить с делом Стэнфорда.

Не отступая, она дотронулась до его руки.

— Оставайся. Мы будем счастливы. Я тебя люблю.

— Но что я буду делать в этой стране? — возразил Малко.

Но Тепен тут же отмела его возражение.

— У меня хватит денег на двоих. Потом ты найдешь чем заняться. Да это и неважно. Я хочу, чтобы прежде всего ты занимался мной. Я говорила о тебе с отцом. Он согласен, чтобы я вышла за тебя замуж. Это, знаешь ли, редкий случай.

Малко не знал, что сказать. Тепен — прекрасная молодая женщина, и она любит его. Приоткрыв рот, Тепен с детским упрямством ожидала ответа.

— Мы еще вернемся к этому, — сказал Малко. — Сейчас мне нужно повидаться с полковником Уайтом. Ты меня лучше подожди.

Узнав о двойной игре Тепен, шеф американских спецслужб в Бангкоке окрестил девушку «коброй».

* * *

Как всегда, глаза полковника Уайта были красны от усталости. Его рубашка на этот раз не отличалась чистотой. Он то и дело прерывал рассказ Малко своим брюзжанием. Когда Малко закончил, полковник криво усмехнулся.

— Вы правда думаете, что тайцы решили даровать Джиму Стэнфорду жизнь? Скажи на милость, какое благородство! Этот мерзавец Макассар навешал вам лапшу на уши.

И он осуждающе поднял палец.

— Вы их не знаете. Они еще в своем уме и не хотят обагрить руки в крови такого человека, как Джим Стэнфорд, хотя бы и предателя. То же самое с Сукарно в Индонезии. Этот шарлатан развалил всю страну, но он фигура неприкосновенная, освободитель родины. В сорок пятом Джим заставил китайцев убраться из Куоминтанга. Вообще-то тайцы — народ неблагодарный, но есть еще в Бангкоке люди, которые разорвут Макассара на части, покусись он на жизнь Джима Стэнфорда. Даже после этой истории с оружием. Потому-то тайцы искали его спустя рукава и отыгрались на его сестре.

— Так я и говорю, что они нам его отдают, — возразил Малко.

Уайт покачал головой.

— Да, но чтобы мы сами пустили его в расход. Вместо них. А вы готовы это сделать?

Последовало долгое молчание, прерываемое лишь треском сам-ло и криками торговцев вразнос, — в Бангкоке эти звуки служат как бы фоном.

— Да, — сказал полковник Уайт, — мы должны его ликвидировать, причем по нескольким причинам.

Он поднялся и показал на большую настенную карту Таиланда за своим столом.

— Видите эти кружки? Это партизаны на юге. Без Джима Стэнфорда их бы не было. На прошлой неделе трое наших попали в засаду. Всех их убили из пулеметов, которые поставил партизанам Джим Стэнфорд. Я не могу ему этого простить. Но есть и другая причина. Если мы его не ликвидируем, тайцы станут нас шантажировать. Они и так всеми силами стараются взять нас под свой контроль. Когда им понадобится нас нейтрализовать, они вытащат на свет божий историю с Джимом Стэнфордом и обвинят нас в укрывательстве предателей. Я поплачусь за это карьерой, а нашим спецслужбам будет нанесен серьезный урон. Завтра утром вы отправитесь на берег реки Квай и вернетесь оттуда один. Это приказ. Иначе я возьмусь за дело сам.

Он выдвинул ящик стола к, вытащив тяжелый пистолет, протянул его через стол Малко.

— Возьмите.

— Спасибо, — сказал Малко. — Я вооружен.

Некоторое время они сидели молча, потом Уайт сказал:

— Я не могу поступить иначе, князь. Я здесь руковожу службой безопасности. Когда-нибудь я приду на могилу Джима. И не для того, чтобы плюнуть. Потому что настоящее не перечеркивает прошлого. Но сейчас другого решения нет.

Малко наклонил голову.

— Я сделаю все, что надо. А в понедельник утром я улетаю. Полковник Макассар меня выпроваживает. Так что мы видимся в последний раз.

Уайт встал и протянул руку.

— Удачи вам. Вам предстоит грязная работенка. Впрочем, в нашем ремесле это случается нередко.

Он проводил Малко до двери и посмотрел ему вслед. Там, где оставалась Тепен, было пусто.

* * *

Некоторое время спустя Малко размышлял, сидя у бассейна в отеле «Ераван». Никогда еще за свою карьеру секретного агента он не шел на хладнокровное убийство. Даже доктору Брандао в Бразилии он оставил шанс, которого тот, впрочем, не заслуживал. Матерый был человек. Десятилетняя работа агента не сводит на нет выработанные за десять веков представления. Он не собирался убивать Джима Стэнфорда. И пусть его самого потом обвинят в измене.

— О чем ты думаешь? — спросила сидевшая рядом Тепен.

— О завтрашнем дне.

Малко вдруг почувствовал, что сыт по горло своей работой. Он наблюдал за изящным, высокомерным и все же полным обаяния лицом Тепен. С такой женщиной у него началась бы новая жизнь.

— Ты могла бы жить в Европе? — спросил он ее прямо в лоб.

Тепен расхохоталась.

— Я не переношу холода. Не переношу больших городов. И тут я у себя дома.

Малко не настаивал. Он не представлял себе, как бы он остался жить в Бангкоке до конца своих дней. Так что теперь ему предстояло протянуть время до завтра. Он заказал себе водки с твердым намерением напиться.

* * *

Водитель грузовика от самого Бангкока не раскрывал рта. Это явно был сотрудник службы безопасности.

Стояло раннее утро, но на рисовых полях уже копошились крестьяне в широкополых шляпах.

План был прост: водитель один подойдет к Джиму Стэнфорду, а Малко с Тепен тем временем подберутся к месту свидания на кладбище с другой стороны. Когда Джим увидит, что водителя подменили, будет уже поздно.

Малко захватил с собой пистолет, однако твердо решил, что не воспользуется им. Джим наверняка согласится исчезнуть. Особенно когда узнает о смерти Ким Ланг. В Вашингтоне Малко сам объяснится с Дэвидом Уайзом. И пусть он получит нагоняй.

За всю дорогу Тепен не проронила ни слова. Ее черные очки скрывали усталое после ночи лицо. Страстно предаваясь любви, Тепен угомонилась лишь на заре.

Они остановились на выезде из Канчанабури, и Малко с Тепен спрятались сзади среди пустых ящиков, которые должны были сойти за груженные оружием. Водитель остался один. Всей душой Малко желал, чтобы Джима предупредили и он не явился на свидание.

Грузовик резко затормозил. Впереди показалась металлическая конструкция моста. У Малко неприятно защемило сердце. Здесь так или иначе должна была окончиться его миссия. Тепен с тайцем перекинулись вполголоса несколькими словами, и водитель ушел.

— Через пять минут пойдем и мы, — сказала девушка. — От моста вниз по течению полковник велел спрятать для нас сампан.

Сразу за Канчанабури начинались холмы. Речная долина резко сузилась и дорога вилась между двумя стенами джунглей.

За весь путь им не встретилось ни одной машины, лишь иногда их провожал равнодушным взглядом присевший у обочины крестьянин.

Покрытый легкой дымкой, показался остров, где располагалось кладбище. Не говоря ни слова, водитель остановил грузовик и выключил мотор. Тишину прерывали лишь журчание реки да крики обезьян и птиц.

На противоположном берегу двое мальчишек пронзительными криками погоняли стадо буйволов. Солнце поднялось уже высоко над холмами, но в девять утра жара была еще сносной.

Все так же молча таец спустился к топкому берегу, где, как и в прошлый раз, лежали сампаны. Малко с Тепен остались в машине. Таец быстро столкнул лодку в желтую воду и принялся грести. За пять минут добравшись до другого берега, он исчез в густой растительности и, появившись вновь лишь через несколько минут, украдкой дал им знак, что путь свободен. Машина стояла в ложбине, и с кладбища их не было видно.

Малко с Тепен спрыгнули на землю и побежали к берегу на небольшую отмель с сампанами.

Тепен на этот раз была в брюках. Малко устроился на носу, а она взялась за весло. Времени, чтобы переправиться через реку, у нее ушло не больше, чем у их водителя. Малко опустил руку в воду: она была теплой. Не иначе, как здесь кишмя кишели пиявки и крокодилы.

Когда они причалили, тайца уже не было. Вообще-то Джим Стэнфорд должен был ждать на другом конце островка, метрах в пятистах отсюда, у северной оконечности кладбища. К счастью, холмистая местность защищала их от посторонних взглядов. Да и за тропическим кустарником легко было спрятаться.

Когда Тепен спрыгивала на землю, Малко заметил, что одежда у нее на животе оттопырилась. Тепен была вооружена.

Кладбище они пересекли без приключений. Солнце с каждой минутой палило все сильнее. Наконец они добрались до большой рощи палисандровых деревьев, последнего возможного укрытия в сотне метров от плоского, как ладонь, остроугольного мыса.

Таец уже был тут. Он стоял в ожидании у крайних могил. Резко крикнул попугай, и они вздрогнули. Птица тяжело пролетела мимо с ящерицей в клюве.

Нервы были напряжены до предела. Облака, скрывавшие солнце, внезапно рассеялись, и на голову Малко словно потек расплавленный чугун. Во рту у него пересохло, в висках стучала кровь. Лицо Тепен как окаменело.

Вдруг сердце Малко учащенно забилось: на краю кладбища появился высокий мужчина, который, видимо, шел снизу, с реки, — европеец в рубашке с короткими рукавами и в штанах. Несмотря на бороду, Малко тут же узнал Джима Стэнфорда. Размеренным шагом тот направился к неподвижно ожидавшему его тайцу, взял его за руку и повел за могильный камень, где оба они присели на корточки спиной к Малко и его спутнице. Нельзя было терять ни секунды: Джим быстро обнаружит подмену. Малко решился. Наклонившись к уху Тепен, он прошептал:

— Я пойду, а ты стой тут.

Тепен опустила голову и тихо сказала:

— Поцелуй меня.

Губы у нее были сухие и горячие. Она тут же отстранилась и подтолкнула его вперед.

Толстый геккон глядел на них, взгромоздившись на могильную плиту. Потом он нырнул в кусты, и Тепен проводила его глазами.

Малко показалось, что он добирался до места, где находился Джим Стэнфорд, целую вечность. Тот сидел к нему спиной, оживленно беседуя с тайцем. Неожиданно он обернулся, и они с Малко уставились друг на друга. Несказанное удивление отразилось на лице Стэнфорда.

Их разделяло не более пяти метров. Малко поразили морщины вокруг глаз Джима и выражение усталости и обреченности на его лице.

Джим Стэнфорд медленно встал, направляя на Малко японский парабеллум.

У Малко даже и в мыслях не было вынуть оружие. Показывая, что у него в руках ничего нет, Малко выкрикнул:

— Не стреляйте, Джим.

— Малко!

Американец опустил пистолет и тихим голосом повторил: «Малко». Таец не сдвинулся с места. Несколько секунд Малко и Джим стояли друг против друга, потом Малко сказал:

— Джим, я все знаю. Ким Ланг мертва. Она работала на коммунистов. Полковник Уайт послал меня убить вас.

Невыразимая печаль появилась в глазах Джима Стэнфорда. Он на секунду закрыл глаза и прошептал:

— Каким же я был дураком! Я догадывался, но не хотел верить. Порой она была такой нежной, такой ласковой.

— Джим, — перебил его Малко, — я не собираюсь вас убивать.

Американец невесело улыбнулся.

— Это уже не имеет большого значения.

— Исчезните куда-нибудь, — взмолился Малко. — Вы ведь знаете страну как свои пять пальцев. Начните жизнь сначала. Никто не станет вас преследовать.

Джим Стэнфорд открыл было рот, чтобы ответить, но за спиной Малко вдруг послышался шорох. С быстротой молнии Джим оттолкнул Малко назад.

Раздался выстрел, и Малко увидел, как Джим с гримасой боли согнулся пополам и схватился за живот. Новый выстрел — и Джим упал. Малко в ярости перекатился на другой бок и, выхватив пистолет, выпалил наугад в том направлении, откуда стреляли. Послышался приглушенный крик.

Крик женщины.

Бледная, как смерть, Тепен с большим кровавым пятном на правом плече стояла, облокотившись о могильную плиту. На земле рядом с ней валялась «беретта».

— Почему ты хотела убить Джима? — заорал Малко.

Он засунул платок между ее блузкой и раной. Тепен открыла глаза.

— Я хотела убить не его, а тебя, — пробормотала она. — Но он меня увидел.

— Меня? Но почему?

— Потому что ты уезжаешь, — призналась Тепен.

Выходит, Джим Стэнфорд его спас. Видя, что жизнь Тепен вне опасности, Малко поднял пистолет и вернулся к американцу. Таец из службы безопасности по-прежнему сидел на корточках с непроницаемым видом, словно сфинкс. Джим дополз до могильной плиты и прислонился к ней спиной. С его губ стекала розовая пена. Закашлявшись, он выплюнул сгусток крови. Его рубашка на груди была красной от крови и прилипла к телу. Малко расстегнул ее и едва сумел скрыть смятение. Первая пуля Тепен, пробив желудок, вероятно, застряла в печени, а вторая угодила в правое легкое. Шанс выжить у Джима оставался крохотный, да и то при немедленной операции.

— Мне так и так крышка, — с трудом проговорил Джим Стэнфорд. — Но скажите, как вы здесь очутились. И кто эта девушка, которая хотела вас убить?

Малко вкратце поведал ему о своем пребывании в Бангкоке. Не забыв упомянуть о роли Тепен.

Джим перебил:

— Я никогда не пытался вас убить. Это моя жена. Она боялась, что вы узнаете правду. Простите меня, Малко. Са-Май работал на нее тоже. Мне не следовало брать его в сообщники. Это убийца, хладнокровный и опасный убийца. Но теперь уже поздно говорить об этом.

Он шевельнулся и тут же вскрикнул от боли. Малко попытался поднять его за плечи.

— Пойдемте со мной, вас вылечат.

Джим покачал головой.

— Нет, мне каюк. Я слишком стар, чтобы бегать по джунглям. Я свое отбегал при японцах.

— Но почему вы не уехали из Таиланда? — воскликнул Малко.

Джим слабо улыбнулся.

— Я был привязан к Ким Ланг. Мне нужны были деньги, чтобы ее сохранить. Уже давно я знал об одном очень старом складе оружия японской армии. Надо было только найти покупателя. В моем положении одной сделкой больше, одной меньше — роли не играло. Заключить ее мы должны были сегодня. И я бы уплыл по реке — с золотом, которого бы хватило для новой жизни. Судьба, однако, распорядилась по-другому.

Лицо пожилого американца стало таким же серым, как гранит, на который он опирался. На секунду Джим прикрыл глаза, но потом открыл их снова.

— Я надеялся начать новую жизнь с Ким Ланг. Но чтобы в пятьдесят соревноваться с двадцатилетними, приходится очень дорого платить.

На небе теперь не было ни облачка, и солнце палило немилосердно. По лицу Джима Стэнфорда струился пот, в уголках губ мешавшийся с кровью.

Его руки нервно двигались. Он тихо сказал:

— Окажите мне последнюю услугу, Малко. Похороните меня здесь. Место есть, никто не придет сюда меня искать. Мне всегда нравился этот уголок. И никто ничего не узнает.

Малко присел рядом. Взгляд Джима стекленел.

— Я обещаю, — произнес Малко.

У него перехватило горло.

Джим хотел поблагодарить, но смог выдавить из себя только хрип. Он сжал руку Малко, и его глаза закатились. Пальцы в последний раз судорожно сжались. Его сердце забилось с перебоями и тут же остановилось. Тело скользнуло в сторону, и Джим застыл, раскинув руки.

* * *

До ушей Малко доносилось слабое журчание реки. Облака снова заволокли солнце. Чуть поодаль с криками гонялись друг за другом обезьяны. Малко наклонился и закрыл мертвому глаза. С бородой Джим казался очень старым, одним из тех мудрых старцев, которые усаживают себе на колени внуков.

Малко поднялся, отряхнулся и не спеша подошел к Тепен. Он испытывал сейчас лишь бесконечную печаль. Таец шел следом за ним. Он тоже пригодился, когда они вдвоем ворочали тяжелые гранитные плиты, вросшие во влажную землю. Малко положил тело Джима Стэнфорда в тени, но вокруг него уже кружились мухи. Тепен стояла в нескольких шагах, среди диких орхидей. Она то и дело всхлипывала. Наконец им удалось расчистить достаточную дыру, чтобы можно было протиснуть туда труп. Малко бросил прощальный взгляд на старого друга и столкнул его тело в яму.

Они управились за десять минут. Камень поставили на место. Ничто не могло привлечь внимания посторонних. Малко бросил в яму пистолет Джима. Какое-то время он стоял, глядя на крест и запечатлевая в памяти надпись: «Ральф Кейт, капитан, 31 королевский бронетанковый корпус, 7 июня 1945 г.».

Он оставлял Джима Стэнфорда в достойной компании.

На огромном кладбище царил мир. Через несколько дней наступало Рождество. Бесснежное Рождество при температуре тридцать пять градусов в тени.

Малко обнял почти лишившуюся чувств Тепен. Таец проворно работал веслом, пока они пересекали реку в обратном направлении. Всю обратную дорогу голова лежавшей в горячке Тепен покоилась на коленях Малко. Когда они уже подъезжали к Бангкоку, она прошептала:

— Прости меня. Я знаю, ты хотел спасти Джима Стэнфорда.

Малко погладил ее волосы.

— Ничего. Ему, наверно, лучше там, где он сейчас.

Грузовичок остановился перед зданием на улице Пленчитр.

Малко вылез, оставив девушку на сиденье. Таец по-прежнему сидел за рулем. Уже выйдя, Малко взял руку Тепен и поцеловал кончики пальцев.

— Прощай, Тепен, — сказал он и ушел, не дожидаясь ответа.

Он сел в первое попавшееся такси.

* * *

Малко читал «Бангкок пост» в зале ожидания аэропорта Дон-Муанг. Его глаза были прикованы к заметке на третьей странице. Сообщение малайского агентства. Официальный представитель американского посольства в Куала-Лумпуре заявил: «Из достоверных источников стало известно, что Джим Стэнфорд, исчезнувший месяц назад, был убит, когда он выполнял задание спецслужб своей страны».

Затрещал громкоговоритель.

— Пассажиров рейса 972 скандинавской авиакомпании приглашают на посадку к выходу номер три.

Малко уже вставал, когда пожилой таец в хлопчатобумажном саронге подошел к нему с небольшим свертком в руках. Ничего не говоря, он сунул Малко сверток и удалился. Малко развернул бумагу лишь четверть часа спустя, удобно устроившись в салоне самолета. Он еле сдержал возглас восхищения. В свертке был великолепный Будда из золотого слитка высотой в двадцать сантиметров. Превосходно выполненный. В свертке лежала записка от мадам Стэнфорд с одним-единственным словом: «Спасибо». Вот уж поистине, вести распространяются по Бангкоку молниеносно.

Авиалайнер быстро поднимался в чистое небо. Таиланд внизу уже представлялся большим зеленым пятном. Неожиданно раздался голос стюардессы:

— Справа вы можете увидеть реку Квай.

Пилот слегка накренил огромный самолет. Пассажиры прильнули к иллюминаторам, любуясь выделявшейся на фоне зеленых джунглей серебристой лентой.

Малко с тяжелым сердцем отвернулся.