/ Language: Русский / Genre:sf,

Предупреждение Директорам Зоопарков

Жерар Клейн


Клейн Жерр

Предупреждение директорм зоопрков

Жерр Клейн

Предупреждение директорм зоопрков

Думю, мне простят, если в изложении того, что мне известно, я пойду не смым коротким путем - описывемые мной события трудно свести к сухому отчету. И, поскольку удитория, к которой я обрщюсь, состоит из директоров зоопрков, иными словми, людей нуки, они не упрекнут меня з попытку во всех детлях восстновить путь, которым я шел к рзгдке тйны. Люди нуки прекрсно знют, что поиск истины зчстую похож н блуждния в лбиринте, кждый поворот которого следует отметить и описть. Если я огрничусь лконичным предупреждением, оно будет звучть столь невероятно, что я не осмелюсь поствить под ним свое имя. А потому, отпрвляясь н рзведку, опсность которой трудно преувеличить или недооценить, я решил изложить окзвшиеся в моем рспоряжении фкты кк можно более подробно и полно, ткже выделить обстоятельств, которые придют делу удивительное непрвдоподобие. Кроме того, предполгя, что мне предстоит встретиться с неведомой опсностью, я хотел бы оствить после себя свидетельство, не лишенное определенных литертурных достоинств.

Я - звсегдтй зоопрк. Мой дом нходится метрх в ст от его неприметного, но живописного вход с улицы Кювье. Я люблю предвться рзмышлениям в блгодтной тени кедр, нзвнного в честь известных ботников Жюсье. Узенькя вымощення булыжником дорожк тянется вдоль обветшлого здния, зтем змейкой уползет под зеленые своды листвы. Здние отгорживет зоосд от улицы, и если обртить внимние н короткие ндписи н фсде со стороны орнжереи, которые свидетельствуют о его древнем нучном нзнчении, и вглядеться в его печльные провинцильно-серые оконц, крохотное крылечко со стринной блюстрдой, то покжется, что в мгновение ок вы совершили путешествие н полвек, может и н целое столетие, нзд.

Миновв здние и оствив спрв мфитетр, вы увидите морского слон, который обычно нежится н бортике своего овльного бссейн, куд из ржвого крн с головой грифон сочится струйк воды. Я испытывю глубочйшую симптию к этому животному, которое с истинно королевским достоинством игнорирует выпды зевк. Морского слон никто не видел спящим. Он лежит и жует, полузкрыв глз, похожий н глдкий бочонок с нхльно торчщим плвником, словно он единственный охрнник этой тюрьмы для зверей. Он - хозяин этих мест, избежвший незвидной учсти быть оплченным ттркционом, ибо з возможность поглзеть н остльных обиттелей, живых и мертвых (последние либо плвют в формлине, либо предствлены одним голым скелетом), ндо плтить. Денежные поборы преврщют всю эту клыкстую, когтистую, чешуйчтую, покрытую мехом или перьями живность, зщищенную от людей решеткми, стеклми или поручнями, в своего род эксплутируемых.

В тот пмятный день я никк не мог собрться с мыслями. Обычно я бывю тк поглощен ими, что, бродя по широким ллеям, обегющим центрльную территорию, ничего вокруг себя не змечю. Отчявшись сосредоточиться, я побрел ко входу возле згон для медведей, увы, необитемого. Я купил билет и вошел н территорию. Ноги сми привели меня к круглой конструкции с зборчиком, рзбитой н несколько секторов, похожих н згородные сдики. Это был слоновья площдк.

Многие считют слонов любителями всяческих прокз. Стоявшее перед нми животное кчло головой и передней ногой, трясло ушми и, кк зпрвский попрошйк, протягивло сквозь решетку свой хобот, хотя зрителей было всего трое - я, пятилетний млыш, пытвшийся дть слону орешек, и его стрший брт, остнвливвший млдшего то ли из стрх, то ли из желния полкомиться смому. Слон, кк гигнтский пес, тщетно вытягивл хобот, упирлся лбом в решетку и все же не мог дотянуться до орешк. Я подхвтил мльчонку подмышки и поднял н добрый метр. Хобот ухвтил орешек, и тот исчез в огромной псти. Слон отступил нзд и поклонился.

И тут произошло нечто невероятное. Слон внимтельно посмотрел н меня и подмигнул. Это могло быть знком признтельности умного животного, но я придл ему определенный смысл. Мне покзлось, слон блгодрил не з орешек, з помощь мльчугну. Мы с ним стли кк бы сообщникми. Кстти, я верю в эмоционльное взимопонимние и не зню, почему бы нм не руководствовться им в нших взимоотношениях с животными.

Слон повернулся, бросил н меня еще один взгляд, кк бы убеждясь, что я никуд не исчез, и н мгновенье скрылся в своем стойле. Когд он появился вновь и нпрвился прямо ко мне, его взгляд был суровым и серьезным. Он поднял хобот. Конец его сжимл комок бумги. Я мшинльно протянул руку. Он положил мне в лдонь тугой, влжный шр. Опомнившись, я хотел было бросить его, но, подняв глз, встретил устремленный н меня серьезный, нстойчиво-вопросительный взгляд слон. Некоторое время мы смотрели друг другу прямо в глз. Потом я перевел взгляд н бумгу и рзличил убористые строчки, нписнные шриковой ручкой. Любопытство ли или взгляд слон зствили меня не выбросить комок тут же, не отходя от згон.

Когд слон понял, что я решил оствить бумгу у себя, он рдостно, кк и в первый рз, подмигнул мне, тряхнул ушми, повернулся и зтрусил прочь своей клоунской походкой.

Я отошел в сторону и, нерешительно обернувшись, зметил, что слон не спускет с меня пристльного взгляд. Он кивнул мне, потом отвернулся и с нрочитым внимнием знялся с только что появившейся прочкой.

Комок бумги был больше, чем мне покзлось в первый момент. Я принялся рспрвлять его и обнружил, что он состоит из нескольких смых рзных оберточных бумжек. Спрессовнные в тугой комок, они были немного влжными и имели н себе отметины клыков и когтей смых рзных форм и рзмеров. К тому же он был испчкн в земле, словно его достли из глубокой норы. В тот момент я только нкпливл фкты и ощущения, не пытясь их нлизировть, их смысл дошел до меня не срзу.

Несколькими годми рньше в городе А..., где я нходился по служебным делм, в чудовищно жркий день н дорожке, вьющейся по холму, мне повстречлся мужчин. Н нем был беля рубшк с открытым воротом, пиджк цвет морской волны, белые брюки и новые теннисные туфли. Глз его прикрывли темные очки. Он остновился метрх в двдцти выше меня. Я знл, чем он знимется, но не знл, кто он ткой. Он знл обо мне не больше. Я нклонился, чтобы звязть шнурок. Он достл из крмн зписную книжку в кожном переплете, зглянул в нее, пожл плечми. Зтем яростным жестом вырвл стрничку, скомкл ее, бросил под ноги, повернулся и быстро пошел вверх, словно вспомнив о неожиднном свиднии.

Бумжный шрик поктился вниз по дорожке и уперся в носок моего ботинк, шнурок которого никк не хотел звязывться. Я сделл вид, что оттлкивю его в сторону, хотя н смом деле схвтил и зсунул в ботинок. Я ндеялся нйти н бумжке нужный дрес. Мужчин был уже почти н вершине холм. Прежде чем исчезнуть, он н мгновенье остновился, повернул голову и бросил н меня беглый и одновременно отсутствующий взгляд. Очки он держл в руке. И хотя нс рзделяло метров тридцть, я отчетливо ощутил в его взгляде тревогу. Слон смотрел н меня тк же. Н листке из книжки имелся дрес. Н следующее утро этот мужчин был мертв.

Волглый комок состоял из двдцти семи бумжек рзного формт - шести оберток от эскимо, четырех пчек из-под сигрет "Голуз", тщтельно рзъединенных по склейкм, пяти фнтиков от крмели и нескольких пкетиков из-под леденцов.

Листочки были пронумеровны и исписны убористым мелким почерком. Я тщтельно рзглдил их, сложил по порядку, свернул листки вчетверо и сунул их в крмн. Сегодня меня удивляет, что я сделл это, не взглянув н текст.

Меня бьет озноб, когд я думю, что мог выбросить бумжки, не нпомни мне взгляд слон взгляд того умершего человек, чьего имени я тк и не узнл.

Вернувшись домой и вооружившись лупой, я принялся рзбирть этот одновременно и уверенный и дрожщий почерк. Кзлось, пюпитром втору служило собственное колено или шероховтый кмень. Иногд строки нбегли друг н друг, словно пишущему изменяло зрение или он писл в дрожщем свете фонрик. Привожу дословную копию этого документ.

Я постоянный посетитель зоопрк. С смого юного возрст я ощущл неодолимое влечение к естественным нукм, и смым привлектельным зпхом был для меня зпх формлин. Однко силою обстоятельств мне пришлось избрть иную профессию, и моя склонность превртилсь в безобидное хобби. Но сегодня я уверен, что оно обрело полезный смысл, ведь мое упорство в изучении згдок природы позволило мне обнружить, ккя ужсня угроз нвисл нд родом человеческим. Првд, мои изыскния поствили меня в отчянное положение, из которого мне вряд ли удстся выбрться живым. Но не буду отклоняться - недели почти бесплодных усилий и смые неожиднные союзы позволили мне собрть эти несколько листочков. Еще хорошо, что з подклдкой пиджк я ншел полный стержень для шриковой ручки, который мне ндо рстянуть н долгое время. Не зню, удстся ли мне соствить второе послние. Но ндеюсь, что это попдет в руки достточно рзумного человек, способного логически мыслить и нделенного достточным вообржением, чтобы не выбросить зписи под влиянием минутного рздржения. Возможно, докзтельств, которые я привожу, окжутся не очень убедительными. Но, если мой неведомый читтель проявит нстойчивость, он сможет добыть новые. Ндеюсь, ему повезет и он сообщит миру првду, пок еще не поздно.

В музее зоопрк я изучил все коллекции. Последнюю зиму я постоянно чувствовл недомогние и почти не выходил из дом, потому не посещл зоопрк несколько месяцев. Удивлению моему не было грниц, когд я нведлся туд в середине мя. У огрды, протянувшейся вдоль улицы Кювье, устроили новый згон, я обнружил в нем несколько совершенно неизвестных мне предствителей животного мир. В глубине згон был пещер или нор. Н остльной его чсти, н плотной, сухой и пыльной почве росло несколько кустиков чхлой трвы. Животных отделяли от посетителей две мощные решетки в полуметре друг от друг. Ничего необычного, никких особых мер предосторожности. Но сми животные вызвли во мне ощущение гдливости, виной тому был то ли их внешний вид, то ли моя неспособность определить их приндлежность к ккому-либо виду.

Рзмеры незнкомцев доходили до двух метров, животные лежли н земле, свернувшись клубком. Внчле я принял их з гигнтских броненосцев. Ни одн тбличк не укзывл их нзвние. Тври походили н чудовищный гибрид мокрицы и рептилии. От мокриц (семейство ркообрзных) у них был черный кольчтый пнцирь. Я нсчитл шесть колец, нходящих друг н друг, словно сегменты брони. Из-под последнего торчл коротенький серый хвостик. Треугольня врнья голов выглядывл спереди, словно язычок. Дв неподвижных глз были устремлены в бесконечность. Н верхушке череп виднелся розовтый сморщенный выступ, похожий н прикрытый третий глз.

Тогд я нсчитл пять животных. Другие могли прятться в глубине пещеры. Двиглись они не больше, чем крокодилы в террриуме. Мне покзлось, что их черные плоские, кк у змей, глз, окруженные желтовтой роговицей, были ложными. "Стрння иллюзия, - скзл я см себе. - Может, они спят и видят во сне вонючие дымящиеся болот Мто-Гроссо или глубокие долины Сумтры, где стелется голубовтый тумн, или неведомые топи Тсмнии, где ткие существ только и могли появиться н свет". Я не в силх был придумть иных, более удленных и мло исследовнных мест н Земле, которые были бы их колыбелью и убежищем. Только тм этот вид мог прожить без изменений миллионы и миллионы лет.

Вскоре покзлся знкомый служитель, он толкл перед собой метллическую тележку.

- Новые жители, - скзл я, поздороввшись с ним. Стрнные тври!

- В смом деле стрнные, - соглсился он, открыл крышку тележки и, вооружившись крюком, принялся брость в згон куски вонючего, гнилого мяс.

- Непривередливы, и то хорошо, - зметил я, кивнув н тухлятину.

Он пожл плечми.

- Ничего другого есть не желют. Содержние их н смом деле обходится недорого.

Я кивнул. Один из пнцирей зскрипел. Животное медленно приподнялось, словно под него подвели домкрт. Я увидел, что оно стоит н множестве кких-то мясистых утолщений, похожих н щупльц ктиний. Я хотел было их пересчитть, но лес ножек походил н грязный мех.

Зверь помотл головой, словно принюхивясь к гнили. И тут-то я испытл подлинное потрясение. Н ккую-то долю секунды нрост н голове приоткрылся и оттуд глянул живой пронзительно-голубой глз. Мне покзлось, что он глянул прямо н меня. В этом взгляде я прочел жестокость, решительность и рзум. Тврь нпрвилсь к ближйшему куску мяс и нкрыл его своим телом. Может, он хотел рзмягчить его, может, псть был именно в брюхе.

Животное, нверно, было тяжелым, потому что оствило н утрмбовнной земле згон продолговтый след.

Смотритель, грубовтый здоровяк, не видевший ничего особенного в новых обиттелях, моих сомнений рзрешить не мог. Знимлся он животными недвно, не знл ни их нзвния, ни мест, откуд их привезли. Они кзлись ему не более стрнными, чем прочие обиттели зоосд. Смрд от гнилого мяс н мгновенье сменил ккой-то новый зпх, но он почти тут же исчез.

Не будь я увлечен естественными нукми и не води дружбы со многими сотрудникми музея, который чсто посещл, мои изыскния, по-видимому, этим бы и огрничились. Я приложил немло усилий, но рзузнть почти ничего не смог. Пок гигнтские мокрицы (я нзвл их мокрилиями) никого, похоже, не зинтересовли. Близились кникулы. Профессур, ссистенты, студенты, збыв обо всем, готовились к экзменм, остльные сотрудники не собирлись отвлекться от своих повседневных знятий. Будь у дирекции музея побольше штт и кредиты, кого-нибудь и нзнчили бы для изучения новоприбывших животных, тк приходилось ждть либо появления нового ссистент, знимющегося сходными существми, либо момент, когд кто-нибудь примется з диссертцию. А пок животные, вместе с ними и нук могли подождть.

К тому же было не ясно, ккому отделу поручить эту здчу. Внешне животные нпоминли членистоногих, но их рзмеры, отсутствие усиков и сложных глз, их средств передвижения исключли ткую клссификцию. Нельзя было отнести их и к рептилиям или земноводным. Промежуточного вид не существовло.

Только в ромнх встречются ученые, готовые збросить все и вся рди рскрытия новых тйн. Истого строном не отвлечет несущяся к Земле комет, если он знят изучением длекой звезды. Точно тк же и увлеченный зоолог дже не пересечет улицы, чтобы глянуть н огромного морского змея в ярмрочном блгне, если он не может привязть его к своим исследовниям. Нук - прежде всего дисциплин дух. В ншем мире только журнлисты позволяют себе рзбрсывться и никогд не добирются до финиш, потому что новый сюжет увлекет их до того, кк полностью исчерпн стрый.

Кстти, я узнл, что один из этих верхоглядов полмесяц нзд интересовлся стрнными животными и тут же нрек их гигнтскими тркнми, спутв, кк это чсто случется с невеждми, тркн (Blatella Germanica или Phyllodromia Germanica) и мокрицу. Журнлист сопровождл фотогрф, они здли пру-другую вопросов и были тковы. После этого в одной гзетенке Центрльной Фрнции тиснули плохонькую фотогрфию с подписью: "Тркны или крокодилы, эти живые ископемые - предки человек". Столичные еженедельники обошли появление новых животных молчнием. Только "Монд" опубликовл коротенькую зметку под нзвнием "В зоологический прк поступил новый вид млекопитющих". Но и эт зметк не вызвл прилив интерес у читющей публики.

Я не стл знимться рсследовнием, которое потребовло бы медленного, но верного продвижения по всем ступенькм иеррхической лестницы. А потому, нверно, упустил нечто вжное. В то время я еще не придвл всему этому большого знчения. Зоопрки полны предствителей млоизученных видов. Но мои вопросы неизменно вызывли неожиднную рекцию.

Одни из моих собеседников снисходительно усмехлись. Другие спешили сменить тему рзговор, словно вторжение нового вид в цитдель нуки грозило опрокинуть стройное здние тксономии, следовтельно, было просто-нпросто неприличным. Третьи зявляли, что и в глз не видели нового вид, и обещли когд-нибудь глянуть н животных. Кое-кого рздржло то, что они нзывли прыткостью неофит. Мне не удлось уговорить хоть кого-то оторвться от дел и пойти посмотреть н предмет рзговор. И в кждом я чувствовл непонятное мне смущение. Смущение, смешнное с кким-то неосозннным стрхом. Скорее всего, это происходило либо от невозможности клссифицировть животных, либо от отврщения, вызвнного гнусным обликом тврей.

Я обртился к библиотекрю музея, хрупкому человечку неопределенного возрст с густыми седыми бровями, чья любезность срвним лишь с любезностью его коллег из Бритнского музея. В одинндцти тысячх пятистх шестидесяти томх музейной библиотеки ничего похожего не описывлось. Првд, мы не успели просмотреть все том.

- Быть может, увжемый профессор Шметтерлинк сообщит вм что-нибудь дельное, - скзл мне библиотекрь в зключение, когд мы откзлись от изнурительных поисков. - Он интересовлся этими животными.

Я смутно помнил профессор Шметтерлинк, строго, но весьм увжемою человек. Не зню, имел ли он прво н звние профессор, поскольку никких диссертции никогд не зщищл. Он кк-то незметно перешел из стн студентов в стн преподвтелей, оствшись по своему склду вечным студентом, и я тут же поверил, что в нем было достточно юношеской любознтельности, чтобы обртить внимние н стрнных существ.

- Он уехл? - спросил я рзочровнно.

- Рзумеется, - почти шепотом ответил библиотекрь, хотя кроме нс в кбинете никого не было. - Вернее будет скзть, он исчез.

- Исчез? - повторил я, ничего не понимя.

- Кжется, он отсутствует уже две недели. З это время его никто не видел. Секретрь музея дже кого-то отпрвлял к нему домой, дбы осведомиться, не болен ли он. У него нет телефон. Дверь был зперт, ствни прикрыты. Консьержк не знет, где он.

- Ему могло стть плохо, когд он сидел дом, - скзл я поморщившись, - ...

- Ну что вы, консьержк убирет в его квртире по утрм. Он позволял директору посетить квртиру...

- И директор поехл?

- Не срзу. Через несколько дней. Все было в порядке. Потом кто-то вспомнил, что Шметтерлинк готовил публикцию о пещерных животных Арьеж. Нверно, уехл, не дождвшись отпуск. Соглсно првилм, он должен был уведомить об этом секретрит и оствить дрес, но пунктульность не в его привычкх. Поэтому об исчезновении пок предпочли збыть. Думю, Шметтерлинк вскоре объявится. Между нми, я не очень стрдю от его отсутствия. У него прескверня привычк згибть уголки н стрницх и слюнить пльцы, перелистывя книгу.

- Его семью известили?

- Не думю, что он у него есть.

- А полицию?

Библиотекрь дже передернулся от возмущения.

- Полицию? Дорогой мои, д к ней пришлось бы обрщться по двдцть рз в году, если делть дрму из кждого необъявленного отсутствия любого профессор. Зметьте, я говорю необъявленного, не немотивировнного. Свобод исследовтеля не пустой звук. Нет, не ищите здесь особых тйн. Жль, что увжемый профессор Шметтерлинк в отпуске, то бы он мог поделиться своими знниями.

Библиотекрь моргнул, сдвинул н несколько снтиметров зтекшую ногу, приглдил редкие волосы.

- И все же, - тихо добвил он, - он выглядел очень стрнным в последнее время. Эти тври очень знимли его. Дже слишком, если вм небезынтересно мое мнение. Не берусь утверждть, что Шметтерлинк лишен стрнностей, но в последние дни они проявились с особенной силой. Похоже, он - простите мне это выржение - просто свихнулся.

- Свихнулся? - переспросил я.

- Однжды он мне скзл - только, бог рди не говорите никому об этом, - что эти животные говорят между собой! Естественно, я решил, что он шутит, но он был столь же серьезен, кк господин генерльный инспектор. Животные! И говорят! В зоологическом сду!

- Он долго их нблюдл?

- Слишком долго, по моему рзумению. Но все же они не очень его увлекли, если он уехл в Арьеж.

- Ну что ж, буду рд встретиться с ним, когд он возвртится, - скзл я, прощясь.

Позволю себе збежть несколько вперед и предположить, что мне никогд не доведется встретиться с профессором Шметтерлинком, дже если я выберусь отсюд. У меня нет никких докзтельств, но мне кжется, что он был моим предшественником здесь или его содержт в другом месте, хотя не исключен и фтльный исход. Зня высокую вероятность последней гипотезы, я не могу не отдть должного его прозорливости, приведшей профессор, кк и меня, к роковой небрежности.

Тщетные поиски отнюдь не охлдили моего любопытств, , скорей, подогрели его. Теперь я почти все свободное время проводил вблизи згон с мокрилиями. Внчле я чсми буквльно висел н решетке, но потом меня стло беспокоить, что ккому-нибудь смотрителю мое поведение покжется подозрительным, д и животные могут почувствовть слишком пристльное внимние. С тех пор я рсхживл взд и вперед по ллее. Я простивл у соседних клеток, деля вид, что смотрю поверх них н лужйку, где резвились окпи. Во мне зрел уверенность, что мокрилии в моем присутствии сознтельно избегют ккой-либо деятельности. Мне хотелось поближе познкомиться с их нрвми, и я зрнее чувствовл смущение, опсясь увидеть нечто неприличное, хотя мои познния о повдкх животных зклили меня и, откровенно говоря, я уже двно отбросил нтропоцентризм, который вынуждет большую чсть человечеств рспрострнять свои морльные ктегории и свое понимние приличии н мир животных. Несмотря н стрнный вид, мокрилии упрямо продолжли игрть роль пленников зоопрк. Дв или три рз я видел, кк они едят, если можно тк нзвть отвртительную оперцию, свидетелем которой я был в смый первый рз. Рзмышляя о причинх моего почти мникльного интерес, я понял, что его истоки крылись в холодно-суровом и умном взгляде голубого глз, брошенном н меня в первую встречу.

С тех пор веко лобового глз ни у одного из них не открывлось. Но иногд, отвернувшись, я чувствовл, кк три или четыре безжлостных зрчк упирлись мне в спину, однко кк быстро я ни поворчивлся, мне не удвлось рзглядеть ничего, кроме нрост н лбу. Я дже зсомневлся, действительно ли видел этот глз. Может, я стл жертвой собственного вообржения?

Я не придвл особого знчения словм библиотекря о стрнном бреде Шметтерлинк. Но иногд здвл себе тот же вопрос. Ибо облдтель увиденного мною глз мог говорить в этом я был бсолютно уверен. Нередко утверждют, что взгляд животного способен многое скзть, но, скорее всего, речь здесь идет о выржении эмоций. Однко взгляд чудищ (во всяком случе, в моем восприятии) свидетельствовл о том, что оно в смом деле влдеет речью. Нйди в себе достточно смелости, я подошел бы к смой решетке и обртился к мокрилиям, чтобы посмотреть н их рекцию. Но я боялся покзться смешным, если не сумсшедшим. Я не нмерен был твердить им "цып-цып-цып", кк это делют некоторые у вольер со слонми или террриумов со змеями и дже пукми. Я хотел обртиться к ним с речью, здть несколько вопросов, зтем, если бы они выкзли признки рзум, попробовть обучить их ншему языку. Однко нескончемя жизнь зоосд, прогулки посетителей, неожиднные появления смотрителей удерживли меня. Но во мне росл уверенность, что в мое отсутствие в сду происходили стрнные вещи.

Однжды утром, когд я проскользнул в зоопрк здолго до его открытия вместе с персонлом, дверь згон окзлсь открытой. Я с криком бросился по ллее и остновился, лишь почувствовв н локте руку смотрителя-бельгийц. Услышв его спокойное: "Что это вм привиделось?", я сделл нд собой невероятное усилие, чтобы не зкричть, что мокрилии сбежли, но сдержлся и пробормотл:

"Тм открыт дверц клетки, животные могут сбежть".

Смотритель побледнел и в свою очередь бросился в укзнном мной нпрвлении. Я боялся, что он нйдет дверцу зкрытой, но он был действительно рспхнут. Смотритель подозрительно глянул н меня. Я знл, о чем он думет. С одной стороны, он немного знл меня и считл достточно здрвомыслящим, с другой - сколько тут бывет тких любителей животных, что готовы в любой момент отворить всякую дверцу, дбы подрить им мнимую свободу. К счстью, смотритель долго не сомневлся. "Опять нлизлся, пробормотл он. - Положил подстилку и збыл зкрыть дверцу".

С этими словми он вошел в згон, не имея в рукх ничего, кроме связки ключей, и с лязгом зхлопнул з собой дверцу. Зтем пересек пустую территорию, нпрвляясь к пещере, и скрылся в ней. Появился он, почесывя в зтылке.

- Все в порядке, - скзл смотритель, - все н месте. Только удивительно - я нсчитл восемь штук, всегд думл, что их семь. Нверно, ошибся в прошлый рз. Все зверюги крупные, д и не сезон сейчс. К тому же это не мое дело.

Он тщтельно зпер дверцу, проверяя змок, дернул ее несколько рз и со смущенным видом повернулся ко мне.

- Лучше об этом не говорить, - пробормотл он, уствясь в землю. - Могут быть неприятности... Придется писть объяснительную.

Я уверил его, что буду нем кк рыб. Его лицо просветлело.

- Вы - неплохой человек, - нконец выговорил он. - Если вм пондобятся отводки, только мигните.

Сдоводством я не особенно интересуюсь, но, признться, я был тронут тким свидетельством дружбы, ибо зню, ккую борьбу ведут сдовники прк с любителями редких рстений, и особенно кктусов. Нглость и хитроумие этих хищников побеждет любые прегрды. Тогд я не зподозрил, что он пытется купить мое молчние. Чтобы смотритель чувствовл себя обязнным, я пообещл обртиться к нему и поспешно рспрощлся, пок он не нчл предлгть мне овощи.

Версия смотрителя был вполне вероятной, более того, единственно достоверной. Но он оствил у меня ккое-то чувство неудовлетворенности. Мне виделось, кк ночью мокрилии возятся с зпором, потом рсползются по уснувшему зоопрку или дже з его пределы, к зре возврщясь в згон.

Это происшествие рсстроило мой сон. Я совершл долгие ночные моционы вокруг зоосд. Вскоре они стли смхивть н дозорную службу. Сд ночью никогд не зсыпет. По мере того кк зтихет город, все дльше рзносятся рев, ржние, лй, визг, вой, хохот, ухнье - свой голос подют слоны, волки, гиены, филины. В рзгр ночи звуки джунглей слышны з дв квртл. Я вышгивл вдоль решеток, время от времени остнвливлся, прислушивясь, пытясь уловить в ночном концерте признки необычного. В смом нчле улицы, нпротив вход в лбиринт, журчл фонтн Кювье, но ни одно животное не приходило туд н водопой. Все дверцы были зкрыты. И если вдруг слышлся скрип одной из них, сердце мое принимлось учщенно биться. Но дверцы пытлся открыть только ветер.

Я всмтривлся в непроглядную тьму. Нпрсно. Я чувствовл, что з мной следят, и, когд крики животных неожиднно усиливлись, сердце мое леденело от ужс и я ждл неведомого несчстья. Я трщил глз, пытясь пронзить взглядом листву, перехвтывющую скупой свет фонрей, злясь н то, что буду отделен от тйны в тот смый момент, когд он перестнет быть ею. Нередко я теребил змки н дверцх, но они успешно противостояли моим усилиям. Я бы дорого дл з возможность жить в одном из домов для состоятельных буржу с окнми н юго- восточную чсть зоопрк. Я всегд мечтл об этом, но теперь моя мечт нполнилсь новым содержнием.

Я чсто встречлся с ночным полицейским птрулем. Внчле я опслся, что покжусь подозрительным. Но регулярность нших встреч нвел их н мысль, что я выполнял некое конфиденцильное поручение. Они стли здоровться со мной, внчле издли и коротко, зтем нши отношения стли более теплыми. Они явно скучли и с удовольствием болтли, чтобы убить время. Я учил их рзличть крики животных. А в обмен получл кое-ккую информцию о том, что происходило в мое отсутствие. Тким обрзом я рсширил свои познния об обиттелях квртл. Здесь обретлось немло клошров. Обычно полицейские не чинят им зл, хотя взгляды н окружющий мир и морль у этих двух ктегорий человечеств весьм рзличны. А смотрители зоосд во всю гоняют клошров, эти бедняги стрются в летние ночи и в рзгр зимы, когд от теплиц веет теплом, провести ночь з огрдой прк и дже, если повезет, зрыться в сено в сре или пустой клетке. Не бывет год, говорили мне полицейские, чтобы хищник не сожрл ккого-нибудь бедолгу, чьим гостеприимством тот невольно и неосторожно воспользовлся. По мнению полицейских, смотрители тоже были к этому причстны: ведь одн дверц зхлопывется, другя рспхивется. Но дирекция музея, конечно, и не подозревл ни о чем подобном. Смотрители не пытлись опровергть ходившие слухи, быть может ндеясь, что они отучт бедняг пользовться сдом кк крвн- срем. Ни одного ткого случя з последние годы докзть не удлось. Не велось и никких следствий. Но з последние месяцы сообщество бродяг понесло некоторые потери. Джо Глю-глю, Фернн Щербтый и Тощя Здниц, известные своей любовью к посещению ллей и служб зоопрк, словно испрились. Быть может, близость теплых деньков зствил их отпрвиться бродяжничть н юг, может, их сшибл мшин в другом рйоне и они вляются теперь либо в больнице, либо, того хуже, в морге, ожидя, когд будущие медики примутся кромсть скльпелями их безымянные тел. А может, они, выпив лишнего, просто-нпросто утонули в Сене? Или кончили в псти льв, вернувшись тким обрзом к нтичным трдициям?

У меня н этот счет был другя теория, но я не собирлся делиться ею ни с кем. Я помнил об исчезновении строго Шметтерлинк и, мло веря в то, что смотрители зоопрк утртили свою человечность, предствлял себе ужс бедняг, которые вдруг стновились объектом неожиднной охоты в ллеях прк. Кричли ли они? Было ли у них н это время?

- Прошлой ночью, ближе к утру, животные были здорово взволновны, - скзл мне кк-то один из полицейских. Между двумя и тремя чсми они выли не перествя.

Я печльно кивнул. Ту ночь я проспл сном прведник в собственной постели.

- И было отчего, - подхвтил второй. - Нверно, тм проводили ккие-то опыты, фотогрфировли. Мы видели огни почти повсюду, потом вдруг появился крсный луч, зтем зеленый, толщиной с мизинец. Он ходил из стороны в сторону и вдруг уперся в небо, меняя зеленый цвет н крсный и обртно. Он торчл, словно прут.

Я спросил, доложили ли они о случившемся.

- Зчем, - рзом, не сговривясь откликнулись полицейские. - Что в этом плохого? А потом все происходило з згородкой, не н улице. Тм не нш территория. Если бы были жлобы, тогд другое дело. То, что происходит з решеткой, уже вше дело, - скзли они, двя понять, что не сомневются в моем месте рботы.

Не зню, что я пробормотл в ответ, но они явно нмекли н нужды Нционльной обороны. Теперь мои прогулки предстли перед ними в новом свете. Быть зодно со мной им ясно импонировло.

Мы спустились вниз по улице Кювье к нбережной Сен-Бернр. Они остновились, и более добродушный полицейский ткнул пльцем и сторону зоопрк.

- Эт светящяся штук был примерно здесь.

Мы стояли нд зднием кфедры общей и срвнительной физиологии. Место, н которое укзл мой собеседник, примерно совпдло с местом згон мокрилий.

- Хорошя мысль, - скзл он, - проводить опыты именно здесь. Место безлюдное. Никто ни о чем не подумет. Не скжи вы мне...

Подозревю, что второй полицейский прервл его рссуждения, ткнув локтем в бок. Я стрлся сохрнить невозмутимость, хотя дрожл от возбуждения. Возможно, огни и тревог зверей не имели никкого отношения к мокрилиям. Но могло быть и тк, что это мокрилии поствили опыт нд зверьем. А если они знимлись чем-то более вжным?

Утром я не смог допытться у своих привычных собеседников из музея, ствились ли опыты нд мокрилиями. Если исследовния были тйной, ее хорошо охрняли. Но я сомневлся в этом. В музее и не пхло военными испытниями.

И тогд я решил остться с вечер в зоопрке и выяснить, что творится ночью з огрдой интересоввшего меня згон. Ведь именно тк поступли клошры. Возможное исчезновение кое-кого из них не охлдило моего пыл. Я был и похитрее, и посильнее, чем они. Мое знние зоопрк и его обиттелей позволяло мне избежть неприятных сюрпризов. А кроме того, я решит прихвтить с собой оковнную железом плку. В крйнем случе я мог спрятться в комнтке Обществ друзей музея, дверь которой обычно открывлсь без всякого труд.

Рядом со зверинцем имеется зброшенный згон, кк бы продолжение Ботнической школы, где, кк в экологическом прке, произрстют сми по себе рзличные рстения Иль-де-Фрнся. Эт площдк окружен невысокой решеткой. Неровности почвы, густой кустрник и высокие зросли были идельным местом, чтобы спрятться.

В тот вечер я весь извелся, пок влюблення пр не покинул скмейку вблизи облюбовнного мною укрытия. Нконец они удлились. Я подствил скмейку к згородке и, опершись о ветку дерев, перепрыгнул через решетку. Я прихвтил с собой склдной стул, чтобы с его помощью выбрться обртно и с комфортом скоротть время. Двери мленькой теплицы, где я собирлся спрятться, окзлись зкрытыми, потому мне пришлось збрться в кусты. Меня не покидли угрызения совести оттого, что я нрушю природу этого дикого уголк, потому я стрлся не оствлять лишних следов.

Я уселся прямо н землю, чтобы меня не зметили снружи. Прошло несколько чсов. Шги смотрителей стихли. Тишину нрушл лишь отдленный гул мшин, несущихся по нбережной, д редкий рык хищник. По опыту я знл, что звери просыпются к середине ночи, и тогд нчинют свой концерт. Сегодня мне трудно скзть, что двигло мною в ту ночь. То меня охвтывл беспричинный ужс, и я истекл потом, то в душе воцрялось олимпийское спокойствие.

Дв полицейских ходили по улице Кювье.

Удивительно, кк непонятное происхождение и приндлежность к неизвестному семейству могли порождть рвнодушие? Неужели люди всегд остются слепы и не видят, обо что спотыкются, пок им не укжут н препятствие, но дже тогд они утверждют, будто чувств их не обмнывют и никких тйн нет и быть не может. Но я подумл, что мог бы остться в этих зрослях и превртиться в современного Робинзон в сердце одного из крупнейших городов плнеты, чтобы дождться чс истины.

Я пытлся узнть время, вглядывясь в светящиеся цифры н циферблте. Нконец я решился рзложить стул и уселся н него, с нслждением вытянув зтекшие ноги. Я небрежно поглживл нблдшник тяжелой плки, сознвя себя великим детективом. К чсу ночи я уже не мог усидеть н месте и отпрвился н рзведку, изредк посвечивя себе под ноги фонриком и опсясь не столько гипотетических экспериментторов, сколько вывих лодыжки. До ллеи я добрлся без особых трудностей. Соорудив из стульев солидную пирмиду, перемхнул через решетку, и вот я н месте. Я боялся, что мое появление вызовет дский шум. Зпхи рзносятся длеко дже в тяжелом воздухе зверинц. Но тишин оствлсь мертвой. Я полусогнувшись двиглся вперед, стрясь, чтобы грвий не скрипел под ногми. Нконец, я очутился у згон мокрилий. От отвртительной вони зпершило в глотке.

Дверц был открыт. Мое сердце перестло биться. Когд я вновь почувствовл его удры, то без колебний зжег фонрик. Згон был пуст. И тогд я сделл то, н что не считл себя способным. Подняв плку и судорожно сжимя фонрь, я вошел внутрь пещеры. В ней црил мрк, который не мог рссеять дже луч свет.

Вдруг я услышл в ллее ккой-то хлюпющий звук. По земле тщили что-то огромное и мокрое. Смрд зполнил легкие, и я нчл судорожно икть. Я хотел обернуться, но мышцы откзлись повиновться. По спине пробежл холодня волн и взорвлсь яркой вспышкой в мозгу. Не могу скзть, был ли это стрх. Фонрь и плк выскользнули из ослбевших пльцев. Мне кзлось, я умирю, и стрння вещь - я не мог вспомнить собственного имени. Мои кости обмякли, и я буквльно стек н землю - голов удрилсь о твердую почву рядом с фонрем. Свет удрил прямо в глз, зтем все погсло.

Стоял удушющий смрд. Глз у меня были зкрыты и дже зклеены. Я лежл, свернувшись клубком, колени мои упирлись в подбородок. Я был гол, но не чувствовл холод. Шевельнувшись, я коснулся чего-то мягкого и теплого.

Меня спеленли, словно кокон.

Когд мне удлось рзлепить глз, я увидел вокруг крохотные орнжевые огоньки, похожие н светлячков. Я понял, что нхожусь под землей в глубокой норе. Кзлось, вот-вот н меня рухнут тонны земли. От стрх я снов зкрыл глз. Голов моя лежл н чем-то похожем н подушку. Нсколько мог, я пошевелил рукми, потом медленно рспрямился и снов открыл глз.

Свет был очень слбым, но я увидел, что мир вокруг меня состоит из волокон. Они устилли пол плотным ковром. Нд моей головой, снтиметрх в двдцти, тянулся серый потолок. Я просунул через волокн руку и ухвтил щепотку земли.

Это был глин без признков гумус. Знчит, я нходился н глубине пяти-шести метров, может и больше. Я попытлся рзорвть одно из волокон, но только порнил пльцы. Я перевернулся н живот. Подушк под головой окзлсь свертком одежды. Моей одежды. Смым вжным в тот момент мне кзлось рзорвть волокно. Я обшрил одежду в поискх перочинного нож, но тщетно. И только позже з подклдкой я обнружил стержень к шриковой ручке, которым и пишу эти строки. Я зметил, что в кждой из моих вещей вырезны квдртики ткни. Больше всего пострдл нейлоновя рубшк. Я не стл ндевть лохмотья. Ремень, носки и ботинки вообще отсутствовли.

Глстук был тщтельно рзрезн н полоски по рисунку ткни. Я едв узнл его. Корчсь и извивясь, мне удлось нтянуть брюки и пиджк, из осттков рубшки сотворить себе нечто вроде шейного плтк. Горло у меня всегд было рсположено к простуде.

Я пополз, пятясь нзд, - ход был тк узок, что в нем нельзя было рзвернуться. Вскоре я очутился в более просторной глерее и смог выпрямиться. Этот круглый ход ткже освещли орнжевые светлячки. Отсюд во все стороны отходили горизонтльные ответвления.

Я в нерешительности постоял н месте, зтем двинулся вперед. Я испытывл не столько стрх, сколько беспокойство. Болел голов, ныли зтекшие мышцы. Следовло что-то делть, чтобы не поддться ужсу, который копошился где-то в глубине сознния.

Я шел выпрямившись и едв не здевя мкушкой свод непрестнно петлявшего туннеля. Позже мне в голову пришл мысль, что их цивилизции, нверно, неизвестн прямя линия.

И вдруг я увидел их. Они стояли в пещере, перебиря своими бесчисленными ножкми и вперив в меня свой голубой глз циклоп. Их рыльц лежли у них н груди. Мокрилии верещли и пересвистывлись.

Бессмысленно перескзывть в детлях мою жизнь пленник, тем более что я вскоре потерял всякое ощущение времени, д и пмять у меня сильно ослбл. Я хорошо помню все, что предшествовло моему пленению. А все, что было потом, предствляется мне смутным воспоминнием. Я дже не уверен, что могу восстновить последовтельность событий. Д это и не имеет особого знчения. Пострюсь вкртце перескзть то, что узнл, узнл я до смешного мло.

Мне кжется, что я нхожусь в лбиринте под зоопрком, из которого выбрться не ндеюсь. Я плохо предствляю его рзмеры. Уверен, что он горздо глубже, чем тм, где мне довелось побывть. Мокрилии не мешют моим передвижениям, но в некоторых местх я нтлкивюсь н прегрды из прочнейших волокон. Сми мокрилии проходят через эти волокнистые згрждения, рстворяя их, зтем восстнвливя з собой.

Несомненно, что лбиринт сообщется с искусственной пещерой в згоне и что меня доствили сюд в бессознтельном состоянии именно через этот вход. Нверно, есть и другие выходы. Но где они, я не зню. Меня держт здесь кк домшнее животное. Относятся ко мне неплохо, но постоянно исследуют и подвергют тестм, ткже зствляют выполнять мелкие рботы, смысл которых совершенно ускользет от меня. Сдется, что они почти не используют метллы, для своих мшин и электропроводов применяют нечто вроде плстмсс. Их познния в оргнической химии куд обширнее нших. Я не могу постичь их технологии то ли потому, что увиденное мне мло о чем говорит, то ли оттого, что они не подпускют меня к секретм, которые могут нвести н след. Они общются между собой с помощью псевдоподий, ткже криков и пересвистывний.

Мне тк и не удлось узнть, добился ли Шметтерлинк подтверждения своей теории. Его учсть мне тоже неизвестн. Здесь нет никких следов человеческого пребывния. Возможно, мокрилии понимют опсность совместного содержния пленников, и их жертвы рзмещены в изолировнных секторх. А может, их убили. Мокрилии нделены невероятной силой. Я не решился н бунт. Больше того, я не решюсь дже приближться к ним, хотя привык к их виду и зпху. К тому же мой бунт ни к чему не привел бы. Я решил продержться здесь кк можно дольше, и не рди продления собственной жизни, из сознния, что это необходимо человечеству. Я попл в их логово не по своей воле, но не доведи своих исследовний до крйности, не окзлся бы в их влсти. Кое-ккую истину я все же усвоил. Героем можно стть в силу случя или собственного упрямств, не только блгодря мужественному склду хрктер. Я считю себя героем, дже когд ползю в нгом виде по их ходм - моя одежд уже двно пришл в негодность. Может, тк думть и нивно, но это помогет вынести многое. Труднее всего с пищей. Они делют для меня все возможное. Думю, они оствляют мне свои лучшие куски, н которые нбрсывются тм, нверху. Они, нверное, дезинфицируют мясо, инче я двно бы умер от отрвления. Изредк они зствляют меня принимть тблетки-витмины или нтибиотики. Поят чистой водой, но он вся пропитн их зпхом.

Они дли мне прослушть зписи. Похоже, они пытются изучить фрнцузский, чтобы нлдить общение со мной. До сих пор нши беседы сводились к обмену знкми и рисункми. Их зписи очень искжены. В первый рз, когд я слушл зписнные ими в зоопрке рзговоры и рдиопередчи, у меня нвернулись слезы. Хотелось бы узнть, ккое сегодня число. И поговорить с кем-нибудь. Они пытются воспроизвести звуки ншей речи, но пок почти безрезульттно.

Ндо думю, их цивилизция нходится приблизительно н том же уровне, что и нш. Не предствляю себе, кк они могли остться незмеченными до нших дней в смых зтерянных уголкх Земли. А может, они явились из другого мир? Но я едв отвживюсь выдвинуть подобную гипотезу. С Мрс? С Венеры? Когд-то я читл Кмилл Флммрион и "Войну миров" Уэллс. Невжно, пришельцы ли они или уроженцы ншей плнеты - неизвестня ветвь эволюции, или выходцы из иного измерения, глвное в том, что они готовят человечеству свое будущее. Я не зню их количеств, но мне доводилось видеть одновременно несколько десятков мокрилий. Те, что живут нверху, сплошной обмн. У них есть чувств, о которых я едв подозревю. Они зняты делми, которые мне непонятны. Из глубин земли иногд доносится рокот. Боюсь, они готовят вторжение, и чс его близок.

Но, я чувствую, н Земле всю живое объединится против них. Дже животные поняли опсность. Сопротивление уже нчлось. Если лбиринт - плцдрм вторжения, я - внгрд обороны. В верхних коридорх лбиринт можно нткнуться н ходы крыс, кротов, землероек. А знчит, от поверхности меня отделяет несколько метров. Я не рссчитывю н бегство, но ндеюсь, что смогу предупредить человечество. И кк ни трудно нлдить общение с бртьями ншими меньшими, я их достточно приручил, чтобы они приносили мне свою скромную добычу. Именно они собрли для меня эти листки. Я не сомневюсь, что они же вынесут их н поверхность. Я буду писть, пок смогу. Ндеюсь, мои зписки попдет в руки человек, достточно любознтельного, чтобы их прочесть, вполне обрзовнного, чтобы их понять, и лишенного предвзятости, чтобы им поверить...

Н этом кончется это стрнное послние, врученное мне слоном. Животное опрвдло веру втор в солидрность уроженцев плнеты. Я тщтельно переписл его. Некоторые из стрниц могли пропсть. Этим можно объяснить, что нигде нет имени втор и род его знятии.

Возможны три гипотезы - текст нписн либо сумсшедшим, либо мистификтором, либо действительно несчстным пленником. Если верны две первые гипотезы, зписки не отржют действительности. Если верн последняя убежденность втор не вызывет сомнений.

При чтении текст бросется в глз некоторое многословие пишущего. Первя чсть, предшествующя похищению, нмного длиннее второй. В ней содержтся рссуждения, не имеющие ничего общего с днным делом. Вторя, "подземня", чсть, нпротив, кртк и бедн детлями. Конечно, мистификтору куд труднее изобрести "чуждую" цивилизцию, чем описть зоопрк. Но следует допустить, что человек, переживший тяжелые испытния, в угнетенном морльном состоянии отдет предпочтение воспоминниям о безмятежной жизни. В последней чсти текст втор явно стремится поскорее зкончить послние. Повторы и неточности учщются. Мистификтор приложил бы все силы, чтобы текст везде звучл одинково убедительно. Думю, что к концу он нгромоздил бы побольше детлей, чтобы лучше обыгрть шутку.

Н мой взгляд, текст приндлежит перу человек в здрвом уме и пмяти. Рсскзчик, похоже, убеждет см себя в истинности своего приключения, по крйней мере внчле, и делится своими сомнениями. Умелый же мистификтор непременно был бы отмечен тлнтом, чего не скжешь об вторе зписок. Кнули в Лету дни, когд Мериме мог мистифицировть мир "Тетром Клры Гсуль".

Автор явно имеет определенные познния в облсти естественных нук. Можно лишь пожлеть о его недостточном знкомстве с нучно-фнтстической литертурой. Это не мог нписть любящий розыгрыши ученый: втор умеет подмечть детли, но ему не хвтет методичности Он излишне эмоционлен. Но именно ткому человеку пришл в голову гипотез о земном происхождении тврей. Он не стл думть ни о мрсинском, ни о венеринском их происхождении. Более того, он слишком плохо знет строномию.

Большя мсс и огромня сил этих существ нтлкивет н иную гипотезу. Мы знем, что крликовя звезд, звезд Бернрд, относительно близкя к ншему Солнцу - всего в шести световых годх, - имеет спутник, мсс которого в полтор рз превышет мссу Юпитер Скорее всего, этот темный спутник - гигнтскя плнет. А может, и не стоит искть колыбель мокрилий в отдленных глубинх космос? Тогд понятным стновится их желние жить под землей - они скрывются от мощного излучения ншего Солнц. Но это предположение... Мокрилии действительно существуют. Я проверил это н месте. Они в смом деле неприятны н вид. Мне не довелось увидеть их третий глз, но дв остльных выглядят ложными.

Я отыскл зметки в прессе, о которых упоминет втор. Они не имеют документльной ценности. Я двжды или трижды пытлся рсспросить библиотекря о профессоре Шметтерлинке, но стрый библиотекрь ушел от ответ. Кжется, "профессор", вернее, просто лборнт тк и не объявился. Упомянутые в рукописи клошры известны влдельцу кфе, где я по утрм звтркю. Ходят слухи о тинственных световых вспышкх.

Я пытлся выяснить тйну личности рсскзчик, изучя список пропвших без вести людей. Проверк кртотеки розыск в интересх семьи, публикуемой в специльных издниях, тоже не дл результт. Рсскзчик никогд не упоминл о соседях или семье. Знчит, он жил один, и полицию не предупредили. Зтрудняло мои поиски и незнние точной дты событий.

Похоже, все произошло месяц три нзд - в июле или в вгусте, поскольку сейчс стоит осень. Ну исчезновение человек в вгусте в городе Приже может пройти совершенно незмеченным. Послние нписно не в прошлом году, ведь оно бы не сохрнилось з зиму. К тому же мокрилии появились в зоопрке лишь в феврле...

Почему же в этих условиях я не поднял н ноги полицию и прессу. Если зписки подлинны, можно соглситься дже стть всеобщим посмешищем рди спсения человек, рди судьбы ншей цивилизции. Я воздержлся от оглски из боязни остться непонятым. Ни одн из детлей рсскз не может служить докзтельством, дже если они все вместе подтверждют подлинность событий. Скорее всего, меня обвинят в выдумке. Нш мир слишком миролюбив, чтобы поверить во вторжение. Однко...

Вторжение не рвносильно неожиднной тке противник. Оно требует подготовки. Нужны рзведчики, внгрд, плцдрм. Позвольте спросить, где нйти лучший плцдрм, чем зоопрк, где легче укрыться воинственным пришельцм? Их внешний вид не позволяет им проникнуть в нше общество. При минимльных мерх предосторожности они обретут и убежище, и место подготовки. Зоопрки имеются во всех столицх и крупных городх Земли. Именно поэтому я обрщюсь ко всем директорм зоопрков с нстоятельной просьбой проверить, не появились ли в их коллекциях новые, неведомые виды животных. Не думю, что умным и решительно нстроенным пришельцм трудно попсть в зверинец в кчестве экспонтов. Кк ни чудовищны и ни отвртительны они н вид, они могут нйти людей, готовых продть родную плнету из ждности или глупости. Судно из длеких стрн, зверинец цирк могут стть троянским конем. Директор зоопрков, и в этом их нельзя упректь, всегд рды новым животным, особенно если они недорого обошлись, содержние их стоит сущие пустяки. Я не уверен, что мокрилии любят тухлое мясо, но зто ткое меню экономично. Неплохое нчло военных действий.

Мне интересно, что произойдет в день вторжения. Уверен, что рзведчики соединили свои глереи с кнлизционной сетью, ткже с метро и подвлми. И врг, вместо того чтобы свлиться с неб н голову, выплывет из дерьм неукротимой рмией, ибо, несомненно, у мокрилии есть передтчики мтерии. Им остется лишь рспхнуть двери в сердцх городов, и через брешь, пробитую в ншем прострнстве, хлынут вооруженные легионы...

Быть может, у нс остлось немного времени, чтобы оргнизовв сопротивление. Но ндо убедить людей в нличии опсности, вместо того чтобы выступть в роли Кссндры и тртить дргоценное время н пустые речи. Ндо добыть неопровержимые докзтельств.

Поэтому я отпрвляюсь в зоопрк, вооружившись "береттой" и "экзктой". Н всякий случй я зпсся сгущенкой. Я зню об опсности и не пойду н нпрсный риск, огрничившись ролью нблюдтеля. Если моя ночня вхт не дст результт срзу, я продолжу ее. Некогд я прошел специльную подготовку и кое-что усвоил. Я привык к опсности и не совсем зплыл жиром. Я - холостяк. И не побоюсь, если ндо, стть вторым солдтом этой стрнной войны.

Оствляю н столе зписку и доствшиеся мне рзрозненные листки. Они будут опубликовны, если я не вернусь или доствлю решющее докзтельство.

Но я все еще ндеюсь, что это лишь шутк...