/ / Language: Русский / Genre:adv_history, / Series: Неизвестный Жюль Верн

Безымянное Семейство С Иллюстрациями

Жюль Верн

Роман «Безымянное семейство» переносит европейского читателя за океан, на просторы североамериканского континента, в ту его часть, которая называется Канадой и повествует о восстании французских поселенцев в Квебеке.

Полное собрние сочинений. Серия 1. («Неизвестный Жюль Верн»). В 29 т. Т.4. Безымянное семейство. Нучно-издтельский центр «Лдомир» Москв 1993 5-86218-034-6: 5-86218-022-2 Jules Verne Famille-sans-nom

Жюль Верн

Безымянное семейство

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глв I

НЕСКОЛЬКО ФАКТОВ, НЕСКОЛЬКО ДАТ

«Воистину достоин сожления бедный род человеческий, готовый идти н смерть из-з нескольких десятин[1] льд», — говорили философы в конце XVIII столетия, и это было отнюдь не смое удчное изречение, ибо речь шл о Кнде, влдение которой фрнцузы оспривли тогд у нгличн.

А двумя столетиями рнее по поводу тех же мерикнских территорий, прв н которые предъявили король испнский и король португльский, Фрнциск I воскликнул: «Хотел бы я узреть ту сттью в духовном звещнии Адм, по коей им отписно столь шикрное нследство!» Фрнцузский король вполне мог претендовть н него см, тем более что чсти этих территорий суждено было вскоре именовться Новой Фрнцией.

Великолепную мерикнскую колонию фрнцузм, првд, не удлось удержть з собой, однко нселение ее, в большинстве своем остлось фрнцузским и, было связно с древней Гллией[2] теми узми крови, племенной общностью и природными нклонностями, истребить которые не под силу никкой политике.

Н смом деле поименовнные столь презрительно «несколько десятин льд» обрзуют госудрство, площдь которого рвн площди всей Европы.

В 1534 году этими обширными территориями звлдел один фрнцуз.

Некто Жк Кртье[3], родом из Сен-Мло, хрбро двинулся в поход в смую глубь мтерик, поднявшись вверх по течению реки, нзвнной в честь Св. Лврентия. Н следующий год смельчк двинулся длее н зпд, добрлся до нескольких хижин («кнд» н языке индейцев) — н их месте впоследствии возник Квебек, — зтем достиг небольшого селения Гошелг[4], которое превртилось потом в Монрель. Дв столетия спустя об этих город стновились поочередно столицми, соревнуясь с Кингстоном и Торонто, пок, дбы положить конец политическому соперничеству, резиденцией првительств колонии, которую Англия в нстоящее время именует «Кндским доминионом», не был объявлен Оттв.

Нескольких фктов и нескольких дт будет достточно, чтобы покзть читтелю рзвитие этой крупной колонии с момент ее основния до период 1830—1840-х годов, когд и произошли события, изложенные в нстоящем повествовнии.

В 1595 году, в црствовние Генрих IV[5], в Европу из своего первого путешествия, во время которого было нмечено место основния Квебек, возврщется Шмплен[6] — один из отвжных мореплвтелей своего времени. Он принимл тогд учстие в экспедиции де Монт, влдельц грмот н монопольную торговлю мехми, дввших ткже и прво жловть земли в Кнде. Шмплен, по нтуре склонный к внтюрм, что никк не соответствовло знятию торговыми делми, действуя по своему усмотрению, снов поднялся вверх по течению реки Св. Лврентия и в 1606 году приступил к постройке Квебек. З дв год до того положили основние своему первому поселению в Америке — н берегх Вирджинии[7] — нгличне. С той поры и идет вржд между Англией и Фрнцией н землях Нового Свет.

С смого нчл индейцы силой обстоятельств окзлись вовлеченными в эту борьбу. Алгонкины[8] и гуроны[9] взяли сторону Шмплен и выступили против ирокезов[10], пришедших н помощь солдтм Соединенного Королевств. В 1609 году войско ирокезов было рзбито н берегх озер, з которым зкрепилось имя фрнцузского мореплвтеля.

Во время двух следующих экспедиций, в 1613 и 1615 годх, Шмплен достигет почти не исследовнных зпдных территорий, рсположенных по берегм озер Гурон[11], после чего покидет Америку и в третий рз возврщется в Кнду. Нконец, ловко рспутв рзного род интриги, он в 1620 году получет звние губернтор Новой Фрнции.

Под тким же нзвнием создется в ту пору компния, учреждение которой получет в 1628 году одобрение Людовик XIII[12]. Компния «Новя Фрнция» берет н себя обязтельств перевезти в Кнду в течение триндцти лет четыре тысячи фрнцузов-ктоликов[13]. Первые из нескольких судов, отпрвленных через окен, попдют в руки нгличн. Те, добрвшись по долине реки Св. Лврентия до Квебек, предлгют Шмплену сдться. Отвжный мореплвтель отвечет откзом, однко вскоре все же вынужден из-з недосттк средств и отсутствия подкрепления пойти н кпитуляцию[14] — впрочем, не унизительную, — по условиям которой в 1629 году Квебек отошел к нгличнм. В 1632 году Шмплен с тремя судми вновь отпрвляется туд из Дьепп[15], опять вступет во влдение Кндой, возврщенной Фрнции договором от 13 июля того же год, проектирует основние новых городов, учреждет первый кндский коллеж[16] под упрвлением иезуитов[17] и в 1635 году умирет в день Рождеств Христов — в той смой стрне, что был звоевн блгодря его решимости и отвге.

Н ккое-то время между фрнцузскими колонистми и Новой Англией звязывются торговые отношения. Но фрнцузы вынуждены бороться с ирокезми, которые стновятся опсными в силу своей многочисленности, ибо европейское нселение соствляет пок только две тысячи пятьсот душ. Поэтому компния, дел которой сильно поштнулись, обрщется з помощью к Кольберу[18], и тот снряжет эскдру во глве с мркизом де Трси. Оттесненные было, ирокезы вскоре вновь нчинют нседть, чувствуя з спиной поддержку нгличн, и близ Монреля происходит ужсня резня.

Хотя к 1665 году нселение Кнды, кк и ее территорильные влдения, удвивется, в ней нсчитывется лишь триндцть тысяч фрнцузов, тогд кк в Новой Англии — уже двести тысяч жителей сксонской рсы. Сржения возобновляются. Тетром военных действий стновится т смя Акдия[19], которя в нстоящее время обрзует Новую Шотлндию, зтем войн рспрострняется до Квебек, откуд нгличн в 1690 году вытесняют. Рисвикский трктт[20] 1697 год зкрепляет з Фрнцией влдение всеми территориями, что были обретены в Северной Америке блгодря смелости первооткрывтелей, мужеству ее сынов. Одновременно непокоренные племен — ирокезы, гуроны и другие — подпдют по Монрельскому соглшению[21] под протекцию фрнцузов.

В 1703 году мркиз де Водрель[22], сын первого губернтор де Водреля, провозглшется генерл-губернтором Кнды, которую теперь уже легче зщищть от нпдений колонистов Великобритнии: ирокезы соблюдют нейтрлитет. Борьб возобновляется н территории Нью-Фундленд[23], приндлежщей нгличнм, и в Акдии, которя в 1711 году ускользет из рук мркиз де Водреля. Эт потеря дет нгло-мерикнским силм возможность соединиться для звоевния кндских влдений, где тйно подстрекемые ирокезы снов стновятся опсной силой. Именно тогд потеря Акдии зкрепляется Утрехтским договором[24] 1713 год, обеспечившим тридцтилетний мир с Англией.

В продолжение этого период спокойствия колония поистине процветет. Фрнцузы строят несколько новых укреплений, чтобы обеспечить влдение ею своим потомкм. В 1721 году нселение Кнды соствляет двдцть пять тысяч душ, в 1744 году — пятьсот тысяч. Все говорит о том, что тяжелые времен миновли. Но не тут-то было. Нчинется войн з Австрийское нследство: Англия и Фрнция вступют в противоборство в Европе и кк следствие этого — в Америке. Войн идет с переменным успехом, пок, нконец, Ахенский[25] договор 1747 год не возврщет того положения вещей, которое существовло после подписния Утрехтского мир.

И хотя отныне Акдия считется бритнским влдением, он остется фрнцузской по чяниям и нстроениям своего нселения. А потому Соединенное Королевство всячески способствует эмигрции в стрну нглосксов, дбы обеспечить нционльный перевес в звоевнных провинциях. Фрнция пытется сделть то же смое в Кнде, но с меньшим успехом, тем временем оккупция территории Огйо[26] снов ствит соперников лицом к лицу.

Именно тогд возле укрепления Дюкен[27], недвно возведенного соотечественникми мркиз де Водреля, во глве большой колонны нгло-мерикнских солдт появляется Вшингтон[28]. А ведь совсем недвно Фрнклин[29] зявлял, что Кнд должн приндлежть лишь фрнцузм! Из Европы в Кнду нпрвляются две эскдры[30], одн — фрнцузскя, другя — нглийскя. После жесточйшей бойни, злившей кровью Акдию и территории Огйо, Великобритния 18 мя 1756 год официльно объявляет войну.

В том же месяце, в ответ н нстоятельные просьбы де Водреля о подкреплениях, создется регулярня рмия Кнды — всего четыре тысячи человек, — комндовние которой берет н себя мркиз Монкльм[31]. Этот послнец не смог получить в свое рспоряжение более знчительных сил, тк кк мерикнскя войн был во Фрнции непопулярн, тогд кк в Соединенном Королевстве он был популярн н редкость.

В нчле кмпнии первые успехи выпдют н долю Монкльм. Он овлдевет укреплением нгличн Уильям-Генри, построенном н южном берегу озер Георг — продолжения озер Шмплен. Зтем следует поржение нгло-мерикнских войск в битве при Крильоне[32]. Но, несмотря н эти блестящие военные удчи, фрнцузы оствляют форт Дюкен и теряют форт Нигр[33]. Форт был сдн слишком слбым грнизоном, прийти ему н помощь в нужный момент помешло предтельство ирокезов. Нконец в сентябре 1759 год генерл Вольф[34] во глве деснт из восьми тысяч человек берет Квебек. Фрнцузы, несмотря н выигрнное ими сржение у Монморнси[35], не могут избежть окончтельного поржения. Монкльм убит, Вольф тоже. Англичне стновятся хозяевми почти всех кндских провинций.

Н следующий год фрнцузы предпринимют попытку вернуть Квебек, город-ключ н реке Св. Лврентия. Им это не удется, некоторое время спустя вынужден кпитулировть и Монрель.

Нконец 10 феврля 1763 год зключется мирный договор. Людовик XV[36] откзывется от притязний н Акдию в пользу Англии. Он уступет ей в полное влдение Кнду и звисимые от нее территории. Новя Фрнция существует теперь лишь в сердцх кндских фрнцузов. Англичне никогд не умели сблизиться с подчиненными себе нродми: они умели лишь истреблять их. Однко нельзя истребить нцию, когд большя чсть нселения сохрняет любовь к своему былому отечеству и свои прежние устремления. Нпрсно Великобритния создет три губернторств — Квебек, Монрель и Тру-Ривьер[37], нпрсно стремится нвязть кндцм нглийские зконы, принудить их принести присягу верности. В результте резких протестов в 1774 году принимется билль[38], возвртивший колонию под влсть фрнцузского зконодтельств.

Впрочем, если теперь Соединенному Королевству нечего опсться со стороны Фрнции, то оно рискует окзться лицом к лицу с мерикнцми. И действительно, мерикнские отряды, перепрвившись через озеро Шмплен, берут Крильон, зхвтывют форты Сен-Жн[39] и Фредерик и под нчлом Монтгомери двигются снчл н Монрель, которым овлдевют, зтем н Квебек, взять который приступом им не удется.

В следующем году, 4 июля 1776 год, провозглшется Деклрция незвисимости Соединенных Шттов Америки.

И тут для фрнко-кндцев нступют тяжелые времен. Англичне опсются, кк бы кндскя колония не ускользнул от них, вступив в соств Северо-Америкнской федерции, и не ншл прибежище под звездно-полостым флгом, мячившим н мерикнском горизонте. Однко ничего подобного не произошло, и об этом, пмятуя об интересх истинных птриотов, можно только сожлеть.

В 1791 году новя конституция делит стрну н две провинции: Верхнюю Кнду — н зпде и Нижнюю Кнду — н востоке, со столицей в Квебеке. Кждя провинция имеет свой Зконодтельный совет, нзнчемый Бритнской Короной, и плту депуттов, избиремую н четыре год свободными предпринимтелями городов. Нселение соствляет к тому времени сто тридцть пять тысяч жителей, среди них лишь пятндцть тысяч человек нглийского происхождения.

Цели, которые преследуют притесняемые Великобритнией колонисты, сформировны в девизе гзеты «Кндец», основнной в Квебеке в 1806 году: «Своих институтов, своего язык и своих зконов!» Кндцы упорно сржются з свои прв, и подписнный в Гнде в 1814 году мир подводит черту под войной, в которой успехи и неудчи следовли попеременно с обеих сторон.

Вскоре борьб между двумя нродми, рспределенными в Кнде столь нервным обрзом, возобновляется. Снчл он звязывется н политической рене: депутты-реформисты вслед з своим коллегой — героическим Ппино[40] — выступют с постоянными нпдкми н влсти метрополии[41] по всем вопросм — будь то о выборх, о землях, предоствляемых в неогрниченном количестве колонистм нглийского происхождения, и т. д. Тщетно губернторы то отклдывют зседния, то рспускют плты — ничто не помогет. Оппозиция ни н минуту не пдет духом. Королевским чиновникм — лоялистм[42], кк они себя нзывют, — приходит идея упрзднить конституцию 1791 год, объединить Кнду в одну провинцию, чтобы придть больший вес нглийской прослойке, окончтельно зпретить фрнцузский язык, еще остввшийся прлментским и судебным, однко Ппино и его товрищи протестуют столь яростно, что Бритнскя Корон откзывется от осуществления этого гнусного змысл.

Рзноглсия обостряются. Выборы приводят к серьезным столкновениям. В ме 1831 год в Монреле вспыхивет мятеж, стоивший жизни трем фрнко-кндским птриотм. Нселение городов и сел собирется н митинги. По всей провинции ведется ктивня пропгнд. Нконец появляется мнифест, в котором в «девяност двух тезисх» перечислены претензии кндцев к нглосксм и содержится требовние о привлечении к суду генерл-губернтор лорд Айлмер. Мнифест этот принимется плтой, несмотря н возржения нескольких реформистов, посчитвших его недостточным. В 1834 году проводятся новые выборы; Ппино и его сторонники избирются н второй срок. Верные решениям предыдущего созыв, они нстивют н преднии генерл-губернтор суду. Но в мрте 1835 год плту рспускют, министерство зменяет лорд Айлмер королевским комиссром лордом Госфордом которому дются в помощники дв комисср, призвнные изучить причины сотрясющих колонию волнений. Лорд Госфорд протестует против примирительных рспоряжений Бритнской Короны в отношении своих зокенских подднных, зто не добивется признния депуттми полномочий комиссии по рсследовнию.

Тем временем блгодря иммигрции нглийскя прослойк мло-помлу рстет — дже в Нижней Кнде. В Монреле и Квебеке обрзуются конституционистские союзы, ствящие своей целью подвление реформистов. И хотя губернтор вынужден рспустить их, кк созднные вопреки зкону, они, тем не менее, пребывют в готовности к действию. Борьб обещет быть упорной с обеих сторон. Англо-мерикнскя сторон стновится дерзкой кк никогд. Ребром ствится вопрос о том, чтобы нглизировть Нижнюю Кнду, во что бы то ни стло. Птриоты сопротивляются кк зконными, тк и незконными методми. При столь нпряженной ситуции можно было ожидть ужсных стычек; кровь предствителей двух нродов вот-вот могл обгрить землю, звоевнную некогд блгодря отвге фрнцузских первооткрывтелей.

Тково было положение в Кнде в 1837 году, к которому и относится нчло нстоящего повествовния. Нм вжно было пролить свет н истоки непримиримой вржды фрнцузов и нгличн, покзть жизнестойкость одних и твердость других.

Кстти скзть, Новя Фрнция являлсь точно тким же кусочком родины, кк Эльзс[43] и Лотрингия[44], грубо оторвнные от Фрнции тридцть лет спустя в результте прусского ншествия. И рзве усилия, предпринятые фрнко-кндцми, чтобы добиться для своей стрны хотя бы втономии[45], не служт примером, который никогд не должны збывть фрнцузы Эльзс и Лотрингии?

Предвидя возможное восстние, и собрлись вечером 23 вгуст для принятия необходимых решений у губернтор лорд Госфорд глвнокомндующий сэр Джон Кольборн[46], полковник Гор и полицеймейстер[47] Джильберт Аргл.

Индейцы нзывют всякое сужение реки, когд ее берег вдруг резко сближются, словом «кебек» — отсюд и произошло нзвние столицы, построенной н высоком мысе, выступющем нд тем местом, где рек Св. Лврентия, рсширяясь, обрзует нечто вроде пролив. Верхний город, стоящий н крутой горе, возвышющейся нд рекой, Нижний город, вытянувшийся вдоль реки, где сооружены склды и доки, узкие улочки с дощтыми тротурми, деревянные, в основном, дом, несколько строений без всяких претензий н стиль, дворец губернтор, здния почтового и морского ведомств, нглийский и фрнцузский кфедрльные соборы[48], нбережня — излюбленное место гуляний, крепость с довольно внушительным грнизоном — тким предствл в то время стрый город, зложенный Шмпленом, горздо более живописный, чем современные город Северной Америки.

Из сд губернтор открывлся прекрсный вид вдль н реку, воды которой в низовье, рзветвляясь, делились островом Орлен н дв русл. Вечер был чудесный; жр спл, и в воздухе не чувствовлось ни млейшего дуновения норд-вест[49], столь опсного в другие времен год, когд он рзгуляется в долине реки Св. Лврентия. В сумеркх прк злитя с одной стороны лунным светом высилсь четырехгрння пирмид, возведення в пмять нгличнин Вольф и фрнцуз Монкльм, которых в один день соединил смерть.

Вот уже целый чс генерл-губернтор и трое сновников беседовли о серьезности ситуции, вынуждвшей их постоянно быть нчеку. Брожение умов проявлялось слишком очевидно; следовло ожидть взрыв.

— Сколько людей в вшем рспоряжении? — спросил лорд Госфорд у сэр Джон Кольборн.

— К сожлению, слишком мло, — ответил генерл, — дже если мне придется отозвть чсть стоящих в грфстве войск.

— Уточните, комндующий.

— Я смогу выствить только четыре бтльон и семь рот пехоты, тк кк из крепостных грнизонов Квебек и Монреля нельзя збрть ни одного солдт.

— Что у вс есть из ртиллерии?

— Три-четыре полевых орудия.

— А из квлерии?

— Только один пикет[50].

— Если потребуется рспределить нличный соств по соседним грфствм, — зметил полковник Гор, — этого будет явно недостточно! Остется пожлеть, господин губернтор, что вш милость рспустили конституционистские союзы, сформировнные лоялистми. Мы имели бы сейчс несколько сот крбинеров-волонтеров[51], помощь которых был бы весомой.

— Я не мог допустить оргнизции этих союзов, — ответил лорд Госфорд. — Их соприкосновение с нселением порождло бы ежедневные стычки, мы должны избегть всего, что могло бы вызвть взрыв. Мы с вми сидим в пороховом погребе, хочешь, не хочешь — приходится ходить н цыпочкх.

Генерл-губернтор отнюдь не преувеличивл. Это был человек большого ум и уживчивого нрв. Со дня своего прибытия в колонию он проявил много предупредительности в отношении фрнцузских колонистов, облдя, кк отметил историк Грно[52], «ирлндской живостью хрктер, которя удчно сочетется с живостью кндской». Если мятеж еще не вспыхнул, то это был зслуг лорд Госфорд, привнесшего в отношения с подчиненными осмотрительность, мягкость, ткт и спрведливость. Кк по своей нтуре, тк и по склду ум он был противником жестких мер.

«Сил, — повторял он, — подвляет, но не пресекет. В Англии что-то нчинют збывть, что Кнд соседствует с Соединенными Шттми, звоеввшими, в конце концов, себе незвисимость! Кк я вижу, министерство в Лондоне жждет воинствующей политики, потому по совету комиссров плт лордов[53] и плт общин[54] приняли большинством голосом решение о привлечении к суду депуттов оппозиции, о бесконтрольном использовнии общественных средств, изменении конституции тким обрзом, чтобы удвоить в уездх число избиртелей нглийского происхождения! Однко это отнюдь не свидетельствует об их мудрости. Кк с той, тк и с другой стороны может пролиться кровь!»

Действительно, этого приходилось опсться. Последние меры, принятые нглийским прлментом, вызвли недовольство мсс, достточно было ничтожного повод, чтобы спровоцировть взрыв. От слов скоро могли перейти к делу. И в Монреле и в Квебеке вспыхивли стычки между реформистми и сторонникми нглосксонского првления — в особенности бывшими членми конституционистских союзов. Полиции стло известно, что в округх, грфствх и приходх был брошен клич «К оружию!». Дело дже дошло до того, что кое-где вешли н виселице чучело генерл-губернтор. Ндо было немедленно принимть меры.

— А Водрель не появлялся в Монреле? — спросил лорд Госфорд.

— Похоже, он не покидл своего дом в Монкльме, — ответил Джильберт Аргл. — Но его друзья Фррн, Клерк, Винсент Годж постоянно посещют его и поддерживют ежедневно связь с депуттми-либерлми, в чстности с двоктом Грмоном из Квебек.

— Если вспыхнет мятеж, — скзл сэр Джон Кольборн, — то не остнется никкого сомнения в том, что готовился он ими.

— А потому, прикзв рестовть их, — добвил полковник Гор, — вш милость, возможно, здушит зговор в зродыше?..

— Или, нпротив, зствит его вылупиться рньше времени! — ответил генерл-губернтор. Зтем, обернувшись к полицеймейстеру, спросил:

— Если не ошибюсь, имен де Водреля и его друзей уже фигурировли во время восстний тысяч восемьсот тридцть второго и тысяч восемьсот тридцть пятого годов?

— Тк точно, — ответил сэр Джильберт Аргл, — по крйней мере, их учстие было вполне вероятным, но прямых докзтельств не хвтило, и их невозможно было подвергнуть судебному преследовнию, кк во время зговор тысяч восемьсот двдцть пятого год.

— Именно докзтельств нм и вжно добыть любой ценой, — зметил сэр Джон Кольборн, — и для того, чтобы рз и нвсегд покончить с проискми реформистов, ндо позволить им зйти достточно длеко. Нет ничего ужснее гржднской войны, кому кк не мне это знть! Но если дело дойдет до войны, ее ндо вести беспощдно, тк чтобы борьб зкончилсь в пользу Англии!

Выржться подобным обрзом было в мнере глвнокомндующего бритнскими силми в Кнде. Тем не менее, хотя Джон Кольборн был призвн подвлять восстния с крйней жестокостью, учстие в тйных слежкх, являющихся уделом полиции, претило его военной нтуре. А потому збот неусыпно следить н протяжении нескольких месяцев з действиями фрнко-кндской стороны выпл исключительно н долю гентов Джильберт Аргл. В городх и церковных приходх, рсположенных в долине реки Св. Лврентия, особенно в грфствх Вершер, Шмбли, Лпрери, Акдия, Тербон, Де-Монтнь неустнно рыскли многочисленные тйные генты полицеймейстер. В Монреле, з отсутствием конституционистских союзов, о роспуске которых сокрушлся полковник Гор, целью уничтожения мятежников, во что бы то ни стло, здлся «Дорический клуб»; его члены слыли ярыми лоялистми. Поэтому опсения лорд Госфорд, что в любой момент, средь бел дня или ночи, может произойти взрыв, были не нпрсны.

Понятно, что незвисимо от личных пристрстий генерл-губернтор люди из ближйшего окружения толкли его н поддержку бюрокртов — тк нзывли сторонников влсти Бритнской Короны — в борьбе против тех, кто ртовл з нционльное освобождение. Сэр Джон Кольборн отнюдь не придерживлся политики полумер, что он и докзл позднее, когд знял место лорд Госфорд в првительстве колонии. Что же до полковник Гор, строго вояки, имевшего нгрду з Втерлоо[55], то, по его мнению, действовть следовло исключительно военными методми и без проволочек.

Седьмого мя того же год в небольшом селении грфств Ришелье[56] — Сент-Урсе[57] состоялось собрние лидеров реформистов[58]. Н нем были приняты резолюции, которые стли политической прогрммой фрнко-кндской оппозиции.

Среди прочих стоит упомянуть следующую: «Кнд, кк и Ирлндия, должн сплотиться вокруг деятеля, пылющего ненвистью к угнеттелям и любовью к своему Отечеству, — человек, которого ничто — ни посулы, ни угрозы — не смогут поколебть в его решимости».

Тким человеком был депутт Ппино, которого нродня молв превртил в нового О'Коннел[59].

Кроме того, н собрнии было решено «воздержться, нсколько это возможно, от употребления ввозимых в стрну изделий и пользовться лишь продукцией местного производств — дбы лишить првительство доходов от нлогов н згрничные товры».

Н эти зявления лорд Госфорд был вынужден ответить 15 июня циркуляром[60], зпрещющим любые мятежные сборищ и предписывющим мгистртм[61] и офицерм полиции тковые рзгонять.

Тким обрзом, полиция рзвивл бурную деятельность, используя смых ловких гентов, не остнвливясь дже перед провоцировнием предтельств — кк это уже не рз деллось — с помощью примнки в виде кругленькой суммы.

Однко кроме Ппино, который был у всех н виду, существовл еще один человек, действоввший в тени и столь скрытно, что дже глвные реформистские лидеры видели его крйне редко. Об этой личности слглись легенды, еще больше усиливвшие его влияние н умонстроения людей. Его знли лишь под тинственным прозвищем — Жн Безымянный. Неудивительно поэтому, что во время беседы генерл-губернтор с приглшенными о нем зшл речь.

— А удлось нпсть н след этого Жн Безымянного? — спросил сэр Джон Кольборн.

— Еще нет, — ответил полицеймейстер. — Но я имею основния полгть, что он снов объявился в грфствх Нижней Кнды и недвно дже был в Квебеке!

— Кк! И вши генты не смогли его схвтить? — воскликнул полковник Гор.

— Это не тк просто, генерл.

— Действительно ли этот человек облдет тем влиянием, ккое ему приписывют? — вмешлся лорд Госфорд.

— Несомненно, — ответил полицеймейстер, — и я, вш милость, смею утверждть, что влияние это огромно.

— Кто он ткой?

— Этого кк рз и не удлось выяснить, — скзл сэр Джон Кольборн. — Не тк ли, дорогой Аргл?

— Тк точно, генерл! Что это з личность, откуд он явился, куд нпрвляется — неизвестно. Он тинственным обрзом учствовл во всех последних мятежх, и не подлежит сомнению, что все эти Ппино, Виже, Лкосты, Водрели, Фррны, Грмоны, словом, все глври рссчитывют н его вмештельство в события в нужный момент. Этот Жн Безымянный слывет уже кким-то сверхъестественным существом у нселения округов долины Св. Лврентия, кк выше Монреля, тк и ниже Квебек. Если верить легендм, у него есть все необходимое, чтобы з ним пошли город и деревни, — необычйное мужество, испытння отвг. А, кроме того, кк я вм уже говорил, он — тйн, он — неизвестность.

— Тк вы считете, что он побывл недвно в Квебеке? — спросил лорд Госфорд.

— По крйней мере, донесения полицейских позволяют предположить это, — ответил Джильберт Аргл. — А потому я здействовл одного из смых деятельных и ловких гентов — некоего Рип, проявившего немло сообрзительности в деле Симон Моргз.

— Симон Моргз? — спросил сэр Джон Кольборн, — того смого, который в 1825 году в обмен н золото тк вовремя выдл своих сообщников из конспиртивной оргнизции в Шмбли?

— Того смого!

— А где он теперь?

— Известно только одно, — ответил Джильберт Аргл, — отвергнутый своими соотечественникми, всеми фрнко-кндцми, которых он предл, Моргз бесследно исчез. Возможно, покинул Новый Свет... Может, умер...

— Тк не может ли прием, удвшийся в случе с Симоном Моргзом, срботть и с одним из глврей реформистов? — спросил сэр Джон Кольборн.

— Оствьте эту мысль, генерл! — ответил лорд Госфорд. — Подобные птриоты, ндо это признть, стоят выше всякого соблзн. Они — ярые врги нглийского влдычеств и мечтют о ткой же незвисимости для Кнды, ккую Соединенные Штты звоевли у Англии. Увы, это именно тк. И ндеяться, что их можно купить, склонить к предтельству денежными посулми или обещниями почестей, — нелепо! Я убежден, что изменник среди них вм не нйти!

— То же смое говорили и о Симоне Моргзе, — иронично зметил сэр Джон Кольборн, — тем не менее, он предл своих товрищей! И кто знет, может, этот Жн Безымянный, о котором вы тут толкуете, тоже продется?..

— Не думю, — убежденно ответил полицеймейстер.

— Во всяком случе, — добвил полковник Гор, — для того чтобы его подкупить либо повесить, его снчл ндобно поймть, рз он объявился в Квебеке...

В эту минуту из-з поворот одной из сдовых ллей появился ккой-то человек и, не дойдя шгов десяти, остновился.

Полицеймейстер узнл в нем полицейского гент, точнее скзть — полицейского подрядчик, — звние, которое он зслуживл по всем сттьям.

В смом деле, этот человек не приндлежл к регулярной бригде шеф нгло-кндских полицейских Комо.

Джильберт Аргл сделл ему знк приблизиться.

— Это — Рип, из фирмы «Рип и Ко», — скзл он, обрщясь к лорду Госфорду. — Не угодно ли вшей милости позволить ему сделть нм доклд?

Лорд Госфорд вырзил соглсие кивком головы. Рип почтительно подошел, ожидя вопросов Джильберт Аргл.

— Вы убедились, что Жн Безымянного видели в Квебеке? — нчл тот.

— Могу утверждть это с уверенностью, вш честь.

— А кк тк получилось, что его не рестовли? — спросил лорд Госфорд.

— Извольте, вш милость, простить меня и моих подручных, — ответил Рип, — но нс известили слишком поздно. Позвчер видели, кк Жн Безымянный входил в один дом н улице Пти-Шмплен — тот, что примыкет к лвке портного Эмотрд, это по левую руку, если поднимться вверх по ступеням улицы. Я прикзл оцепить дом, в котором проживет некий Себстьян Грмон, двокт и депутт, приндлежщий к реформистм. Однко Жн Безымянный не появился тм больше, хотя депутт Грмон, несомненно, должен был связться с ним. Все предпринятые нми розыски окзлись тщетными.

— Вы полгете, что этот человек все еще в Квебеке? — спросил сэр Джон Кольборн.

— Не могу ответить утвердительно, вше превосходительство, — ответил Рип.

— Вы его не знете?

— Никогд не видел, д его вообще мло кто знет.

— Известно ли, по крйней мере, куд он нпрвился из Квебек?

— Нет, — покчл головой Рип.

— А есть у вс мысли н этот счет? — спросил полицеймейстер.

— Мысли есть... Этот человек, должно быть, нпрвился в грфство Монрель, где, похоже, чще всего собирются гитторы. Если готовится восстние, то всего вероятнее, что оно нчнется именно в этой чсти Нижней Кнды, из чего я зключю, что Жн Безымянный может укрывться в ккой-нибудь деревне н берегу реки Св. Лврентия...

— Првильно, — кивнул Джильберт Аргл, — тм и следует продолжить розыски.

— Что ж, отдйте соответствующее рспоряжение, — скзл генерл-губернтор.

— Вы остнетесь довольны, вш милость. Рип, вы с лучшими сотрудникми вшего гентств звтр же отпрвляйтесь из Квебек. Я, со своей стороны, велю особо следить з г-ном де Водрелем и его друзьями, с которыми Жн Безымянный нверняк поддерживет более или менее регулярную связь. Пострйтесь, во что бы то ни стло нпсть н его след. Вот прикз, который дет вм полномочия от генерл-губернтор.

— Он будет исполнен в точности, — ответил глв фирмы «Рип и Ко». — Я выезжю звтр же.

— Мы зрнее одобряем все, — добвил Джильберт Аргл, — что вы сочтете нужным предпринять, чтобы схвтить этого опсного человек. Мы должны зполучить его, живого или мертвого, прежде чем ему удстся своим присутствием поднять н бунт все фрнко-кндское нселение. Вы умны и усердны, Рип, вы докзли это двендцть лет нзд в деле Моргз. Мы снов рссчитывем н вше усердие и ум. Ступйте.

Рип собрлся, было уйти, он дже сделл несколько шгов, но остновился.

— Вш честь, могу я здть вм один вопрос? — скзл он, обрщясь к полицеймейстеру.

— Вопрос?

— Д, вш честь, его нужно решить для првильного ведения бухглтерских счетов фирмы «Рип и Ко».

— Здвйте, — скзл Джильберт Аргл.

— Нзнчено ли вознгрждение з голову Жн Безымянного?

— Еще нет.

— Следует сделть это, — скзл сэр Джон Кольборн.

— Тогд считйте, что нзнчено, — откликнулся лорд Госфорд.

— А ккое?

— Четыре тысячи пистров[62].

— Он стоит шесть тысяч, — скзл Рип. — Мне предстоят дорожные рсходы, я буду тртиться н нведение спрвок.

— Хорошо, — ответил лорд Госфорд.

— Вшей милости не придется пожлеть об этих деньгх...

— Если рсходы окупятся, — вствил полицеймейстер.

— Они окупятся, вш милость!

С этими словми, скзнными быть может, слишком смело, глв фирмы «Рип и Ко» удлился.

— Вот человек, который, похоже, очень уверен в себе! — зметил полковник Гор.

— И весьм внушет доверие, — подхвтил Джильберт Аргл. — Кстти, вознгрждение в шесть тысяч пистров вполне достточно, чтобы удвоить его смышленость и рвение. Дело о зговоре в Шмбли уже принесло ему кругленькую сумму, и если он любит свое ремесло, то не меньше любит и деньги, которые оно ему приносит. Нужно принимть этого чудк тким, кков он есть, и я не зню никого, кто был бы более способен поймть Жн Безымянного, если только его вообще можно поймть!

Тут генерл, полицеймейстер и полковник рспрощлись с лордом Госфордом. Потом Джон Кольборн прикзл полковнику Гору тотчс отпрвиться в Монрель, где встречи с ним ждл его коллег полковник Уизерль, которому было поручено предупредить либо подвить любое мятежное выступление в приходх грфств.

Глв II

ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД

Симон Моргз! Это имя вызывло омерзение дже в смых убогих деревушкх кндских провинций! Имя, много лет нзд проклятое всеми. Симон Моргз — имя изменник, предвшего своих собртьев и продвшего свою родину.

Ткое вполне понятно всякому, особенно во Фрнции, которя теперь знет, сколь беспощдн ненвисть, зслуження преступлением, совершенным против отечеств.

В 1825 году, з двендцть лет до восстния 1837 год, несколько фрнко-кндцев соствили зговор, целью которого было избвить Кнду от нглийского влдычеств, столь тяжко угнетвшего его. Смелые, деятельные, энергичные люди, по большей чсти выходцы из состоятельных семей первых эмигрнтов, основвших новую Фрнцию, они не могли примириться с мыслью, что уступк колонии нгличнм — дело решенное. Дже если допустить, что он, вероятно, уже никогд не будет приндлежть внукм тех смых Кртье и Шмпленов, которые открыли ее в XVI веке, рзве эт стрн не имеет прв н незвисимость? Конечно, имеет, и вот рди того, чтобы добиться ее незвисимости, эти птриоты поствили н крту свою жизнь.

Среди них был и де Водрель, потомок губернторов колонии времен првления Людовик XVI, один из отпрысков тех фрнцузских семейств, имен которых превртились в геогрфические нзвния н кртх Кнды.

В ту пору де Водрелю было тридцть пять лет: он родился в 1790 году в грфстве Водрель, рсположенном между рекой Св. Лврентия н юге и рекой Утуэ н севере, близ грницы с провинцией Онтрио.

Друзья де Водреля были, кк и он, фрнцузского происхождения, хотя последующие брчные союзы с нгло-мерикнскими семьями привели к изменению родовых имен. Это, нпример, профессор Робер Фррн из Монреля, Фрнсу Клерк, богтый землевлделец из Штогэ, ткже некоторые другие, чье происхождение и богтство обеспечивли им рельное влияние среди нселения городов и деревень.

Душой зговор стл Вльтер Годж, мерикнец по происхождению. Хотя в ту пору ему было уже шестьдесят лет, возрст ничуть не умерил его пыл. Во время войны з незвисимость он был одним из тех отвжных добровольцев, «скиннеров»[63], буйные выходки которых Вшингтону приходилось терпеть, потому что их дерзкие вольные дружины не двли покоя нглийской королевской рмии. Известно, что в конце XVIII век Соединенные Штты склоняли Кнду к вступлению в мерикнскую федерцию. Этим и объясняется, кким обрзом мерикнец Вльтер Годж вступил в кндский зговор и дже сделлся его руководителем. Ведь он был одним из тех, кто своим девизом избрл слов, содержщие суть доктрины Монро[64]: «Америк для мерикнцев!» А потому Вльтер Годж и его товрищи не перествли выступть против лихоимств нглийской дминистрции, стновившегося все более невыносимым. В 1782 году их имен фигурировли среди подписей под протестми против слияния Верхней и Нижней Кнды рядом с подписями обоих бртьев Снгинэ, которым восемндцть лет спустя, нряду со многими другими жертвми, суждено было поплтиться жизнью з приверженность делу нционльного освобождения. Они ткже боролись пером и словом, когд ндо было выступить против неспрведливого рспределения земель, рздвемых исключительно бритнским чиновникм рди усиления нглийской прослойки. Боролись они и против губернторов Шербрук, Ричмонд, Монк, Мэтлнд, принимли учстие в упрвлении колонией и поддерживли все действия депуттов оппозиции.

Тем не менее, зговор 1825 год, преследоввший вполне определенную цель, был оргнизовн помимо либерлов кндской плты депуттов. Но хотя Ппино и его коллеги — Кювилье, Бедр, Виже, Келель и другие — не знли о нем, Вльтер мог рссчитывть н них и зручиться их поддержкой в случе, если бы зговор удлся. Цель же его зключлсь в том, чтобы зхвтить лорд Дльхузи[65], нзнченного в 1820 году н должность генерл-губернтор нглийских колоний Северной Америки.

По прибытии н место лорд Дльхузи, кзлось, решил придерживться политики уступок. Несомненно, именно блгодря ему был официльно признн епископ Квебек, Монрель, Роз, Режиополис стли резиденциями трех новых епрхий[66]. Однко н деле бритнский кбинет откзывл Кнде в прве н смоупрвление. Все члены Зконодтельного совет, пожизненно нзнчемые Бритнской Короной, были нгличнми и совершенно прлизовли рботу избиремой нродом плты депуттов. При нселении в шестьсот тысяч жителей, где фрнко-кндцев нсчитывлось в ту пору пятьсот двдцть пять тысяч, три четверти всех служщих соствляли чиновники сксонского происхождения. К тому же вновь был поствлен вопрос о зпрещении официльного использовния фрнцузского язык по всей колонии.

Воспрепятствовть беззконным рспоряжениям можно было лишь прибегнув к нсильственным действиям: зхвтить лорд Дльхузи и глвных членов Зконодтельного совет, зтем, когд ткой госудрственный переворот будет осуществлен, поднять нродные мссы в грфствх долины реки Св. Лврентия, учредить временное првительство, пок выборы не определят соств нционльного првительств, нконец, послть кндские добровольческие отряды против регулярной рмии — тков был плн Вльтер Годж, Робер Фррн, Фрнсу Клерк и де Водреля.

Возможно, этот зговор и удлся бы, если б не измен одного из его учстников.

К Вльтеру Годжу и его фрнко-кндским сортникм примкнул некто Симон Моргз, о положении и происхождении которого следует рсскзть.

В 1825 году Симону Моргзу было сорок шесть лет. Будучи двоктом в стрне, где двоктов нсчитывется горздо больше, нежели клиентов (рвно кк и врчей больше, чем больных), он с трудом сводил концы с концми, проживя в небольшом местечке Шмбли, рсположенном н левом берегу реки Ришелье, в десяти милях от Монреля, по ту сторону реки Св. Лврентия.

Симон Моргз был человеком решительным и прослвился своими энергичными действиями, когд реформисты протестовли против мхинций бритнского кбинет. Его непринужденные мнеры и открытое лицо рсполгли к нему всех вокруг. Никто и предположить не мог, что з ткой приятной нружностью скрывется изменник и предтель.

Он был жент. Его жене, что был н восемь лет моложе, исполнилось в ту пору тридцть восемь. Бриджет Моргз, мерикнк по происхождению, был дочерью мйор Аллен, отвгу которого по достоинству оценили во время Войны з незвисимость, когд он служил дъютнтом Джордж Вшингтон. Воплощение глубокой преднности долгу, он, дбы сдержть днное слово, готов был с невозмутимостью Регул[67] пожертвовть своей жизнью.

Симон Моргз и Бриджет встретились и познкомились в Олбни[68], штт Нью-Йорк. Молодой двокт был по рождению фрнко-кндцем — обстоятельство, которое, конечно же, принял в рсчет мйор Аллен, ибо никогд не отдл бы свою дочь з отпрыск нглийской семьи. Несмотря н то, что Моргз не облдл состоянием, с нследством, доствшимся Бриджете от мтери, молодым было обеспечено если не богтство, то, по крйней мере, достток. Они сочетлись брком в Олбни в 1806 году.

Жизнь молодоженов вполне могл быть счстливой, но, увы, все сложилось инче. Не то чтобы Симон Моргз был недостточно привязн к жене — он всегд питл к ней искренние и нежные чувств, но его сжигл стрсть — стрсть к крточной игре. В результте придное Бриджеты рстяло в несколько лет, и хотя Симон Моргз пользовлся репутцией тлнтливого двокт, его трудов было недостточно, чтобы восполнить урон, ннесенный ее состоянию. Если они еще не нищенствовли, то, во всяком случе, были весьм и весьм стеснены в средствх, однко жен терпел все это с достоинством и ни рзу не упрекнул муж. Тк кк никкие ее увещевния действия не возымели, он переносил испытние со смирением и мужеством, хотя будущее внушло ей немло опсений.

Ведь Бриджет стршилсь его не из-з себя одной. В первые годы змужеств у нее родилось двое детей — дв сын, которых он нрекл одинковыми именми, звучвшими н двух языкх по-рзному, дбы это нпоминло об их фрнко-мерикнском происхождении. Стрший, Джон, родился в 1807 году, млдший, Жн, — в 1808-м. Бриджет целиком посвятил себя воспитнию сыновей. Джон был кроток, Жн облдл живым темперментом, и об вместе — крывшейся и з кротостью и з живостью звидной энергией. Они явно унследовли от мтери, отличвшейся рссудительностью, трудолюбие и тот ясный и трезвый взгляд н вещи, которого тк недоствло Симону Моргзу. К отцу они относились с неизменным почтением, но без кровной привязнности, соствляющей ценность родственных уз, зто в отношениях с мтерью — безгрничня преднность и нежность, переполнявшие их сердц и нполнявшие рдостью ее душу. Бриджет и дети были связны прочными узми кк сыновней, тк и мтеринской любви, которые ничто и никогд не могло бы порвть. Выйдя из млденческого возрст, Джон и Жн поступили в училище Шмбли, где тк и шли друг з другом с рзницей в один клсс. Их по прву нзывли среди лучших учеников стршего отделения. Потом, когд им исполнилось двендцть и триндцть лет, они были отдны в Монрельское училище, где тоже неизменно знимли первые мест. Им оствлось еще дв год до звершения обучения, когд рзрзилсь гроз 1825 год.

Хотя Симон Моргз с женой жили по большей чсти в Монреле, где дел его двоктской конторы с кждым днем шли все хуже и хуже, они сохрнили свой скромный домик в Шмбли. Именно тм, когд Симон Моргз вступил в число зговорщиков, и собирлись Вльтер Годж и его друзья, первым делом которых после рест генерл-губернтор должно было стть создние временного првительств в Квебеке. В Шмбли, в этом мленьком селении, под кровом скромного жилищ зговорщики могли считть себя в большей безопсности, чем в Монреле, где ндзор полиции был чрезвычйно пристльным. Тем не менее, они всегд действовли с крйней осторожностью, чтобы нпрвить по ложному пути любую возможную слежку. А потому они тк ловко спрятли оружие и боеприпсы в доме Симон Моргз, что их доствк туд остлсь бсолютно незмеченной. Тким обрзом, кк рз из дом в Шмбли, где сходились все нити зговор, и должен был поступить сигнл к всеобщему восстнию.

Однко до губернтор и его окружения дошел слух о готовящемся госудрственном перевороте и зговоре против Бритнской Короны, и они рспорядились о специльном нблюдении з теми из депуттов, которые нходились в постоянной оппозиции.

Здесь будет уместно повторить, что Ппино и его коллеги не знли о плнх Вльтер Годж и его сообщников. А те нзнчили вооруженное выступление н 26 вгуст, что в рвной степени изумило бы кк их вргов, тк и друзей.

Но нкнуне вечером, кк рз в тот момент, когд тм собрлись зговорщики, дом Симон Моргз вдруг окружили полицейские генты под руководством Рип. Учстники зговор не успели дже уничтожить секретную переписку и сжечь списки своих единомышленников. Агенты зхвтили ткже и оружие, спрятнное в подвле дом. Зговор был рскрыт. Вльтер Годж, Робер Фррн, Фрнсу Клерк, Симон Моргз, де Водрель и еще с десяток птриотов были рестовны и под усиленной охрной отпрвлены в тюрьму.

А произошло вот что.

В Квебеке нходился в ту пору некто Рип, нгло-кндец по происхождению, руководивший сыскной конторой и поствлявший рзличные спрвки и сведения по зкзу чстных лиц, к услугм которого неоднокртно и не без пользы прибегло дже првительство. Его чстное зведение рботло под официльной вывеской «Рип и Ко». Полицейские функции были для него всего-нвсего прибыльным делом, и все зкзы он проводил по своим бухглтерским книгм, укзывя дже тксу: столько-то з обыск, столько-то з рест, столько-то з слежку. Это был очень хитрый, проворный, ткже смелый и обходительный человек, приложивший руку ко многим делм, вернее будет скзть — соввший нос во многие дел, нпрочь лишенный рзборчивости в средствх и дже нмек н порядочность.

В 1825 году Рипу, только что основвшему свою контору, было тридцть три год. Его неприметня физиономия и умение неузнвемо переодевться позволяли ему действовть при смых рзных обстоятельствх и под рзличными именми. Он уже несколько лет был знком с Симоном Моргзом, с которым имел конткты по юридическим вопросм. Некоторые детли, покзвшиеся бы млознчительными всякому другому человеку, нвели его н мысль о том, что двокт из Монреля, возможно, имеет отношение к зговору в Шмбли.

Рип сошелся с ним поближе, рзузнл о нем все, вплоть до мельчйших подробностей личной жизни, стл вхож в его дом, хотя Бриджет Моргз не скрывл нтиптии к нему.

Вскоре одно письмо, перехвченное им в почтовом отделении, дло возможность изобличить двокт с почти полной уверенностью. Полицеймейстер, которому Рип доложил о результтх своей рботы, посоветовл ему половчее подступиться к Симону Моргзу: было известно, что тот испытывет большие денежные зтруднения. И в один прекрсный день Рип неожиднно поствил несчстного перед выбором: либо судебное преследовние з госудрственную измену, либо кругленькя сумм в сто тысяч пистров, если двокт соглсится выдть имен своих сообщников и подробности зговор в Шмбли.

Моргз был ошеломлен. Кк! Предть своих товрищей! Продть их з презренное золото! Обречь н кзнь! Однко он не устоял перед искушением — взял свои «тридцть сребреников» и рскрыл тйну зговор, зручившись обещнием, что постыдня сделк никогд не будет предн оглске. Более того, было условлено, что полиция рестует его вместе с Вльтером Годжем и товрищми, что его будут судить те же смые судьи и приговор, который будет вынесен ( это мог быть только смертный приговор), будет зчитн и ему. А зтем, рньше чем он будет приведен в исполнение, ему ддут возможность бежть.

Гнусня сделк остнется, тким обрзом, известной лишь полицеймейстеру, глве фирмы «Рип и Ко» и смому Симону Моргзу.

Все произошло тк, кк и было здумно. В день, укзнный предтелем, зговорщики были зстигнуты врсплох в доме в Шмбли. Вльтер Годж, Робер Фррн, Фрнсу Клерк, де Водрель и еще несколько сообщников, ткже Симон Моргз предстли перед судом.

Н обвинения, предъявленные им прокурором Бритнской Короны — судьей-двоктом, кк его тогд нзывли, — обвиняемые отвечли лишь спрведливыми и меткими нпдкми н бритнские влсти. Аргументм зкон они пожелли противопоствить лишь ргументы, продиктовнные чувством птриотизм. Эти герои прекрсно знли, что зрнее осуждены и ничто их не спсет!

Слушния продолжлись уже несколько чсов, и дело шло обычным порядком, когд одно неожиднное выступление случйно пролило свет н поведение Симон Моргз.

Один из свидетелей обвинения, некто Тернер из Шмбли, вдруг зявил, что несколько рз видел, кк двокт беседовл с глвой фирмы «Рип и Ко». Это произвело эффект рзорввшейся бомбы. Вльтер Годж и де Водрель, у которых уже возникли однжды подозрения в отношении Симон Моргз, теперь из уст свидетеля Тернер получили им подтверждение. Чтобы зговор, обствленный строжйшей тйной, окзлся легко рскрытым, непременно нужен был изменник. Рип зкидли вопросми, н которые он отвечл с явным змештельством. Симон Моргз, со своей стороны, попытлся зщититься, но тк зпутлся в непрвдоподобных детлях, стл двть столь стрнные объяснения, что скоро у всех обвиняемых и дже судей не остлось никких сомнений. Было ясно, что среди зговорщиков зтеслся предтель, и этим предтелем окзлся Симон Моргз.

Тут н скмье подсудимых произошло едв уловимое движение, вызвнное чувством брезгливости, которое передлось и публике, собрвшейся в переполненном зле.

— Господин председтель, — скзл Вльтер Годж, — мы требуем, чтобы Симон Моргз был удлен с этой скмьи подсудимых, которую мы почтили своим присутствием, он своим — опозорил! Мы не желем, чтобы нс и впредь бесчестило близкое присутствие этого человек!

Де Водрель, Клерк, Фррн и остльные поддержли Вльтер Годж, который, не в силх более сдерживться, бросился н Симон Моргз, тк что тому пришлось искть зщиты у жндрмов. Собрние окзлось единодушным в осуждении предтеля и потребовло, чтобы воля обвиняемых был исполнен. Председтелю суд пришлось рспорядиться, чтобы Симон Моргз увели из зл и водворили в тюрьму.

Шум, которым сопровождлся его уход, угрозы, которые посыплись в его дрес, крсноречиво свидетельствовли о том, что все считли его негодяем, чье предтельство будет стоить жизни горячим сторонникм незвисимости Кнды.

И действительно, Вльтер Годж, Фрнсу Клерк и Робер Фррн кк глври зговор в Шмбли были приговорены к смертной кзни. Через день, 27 сентября, в последний рз воззвв к птриотизму своих соотечественников, они взошли н эшфот.

Что ксется остльных обвиняемых, среди которых был и де Водрель, то либо потому, что их сочли менее змешнными, либо потому, что првительство вознмерилось предть смерти лишь смых видных глврей, им был дровн жизнь. Осужденные н пожизненное зключение, они обрели свободу лишь в 1829 году, когд был объявлен мнистия политическим зключенным.

Что стлось с Симоном Моргзом после приведения приговор в исполнение? Прикз об освобождении позволил ему покинуть монрельскую тюрьму, и он поспешно исчез. Но отныне нд ним и его именем тяготело всеобщее осуждение, , следовтельно, оно коснулось и несчстных создний, которые никк не были повинны в этом преступлении. Бриджету Моргз грубо выствили из жилищ, знимемого ею в Монреле, изгнли из дом в Шмбли, куд он удлилсь н время следствия по делу муж. Ей пришлось збрть из училищ сыновей, которых исключили оттуд, когд их отец окзлся н скмье подсудимых.

Где влчил свое жлкое существовние Симон Моргз, к которому через несколько дней после суд присоединились жен и дети? Сперв — в небольшом отдленном селении, зтем — з пределми Монрельского округ.

Но Бриджет никк не могл поверить в преступность своего муж, Джон и Жн — в преступность отц. Вчетвером они удлились в деревню Вершер грфств того же нзвния, рсположенную н првом берегу реки Св. Лврентия. Они ндеялись, что здесь не возбудят подозрений и неприязни людей. Несчстные жили тогд н последние оствшиеся у них средств, ибо Симон Моргз, получивший стрниями фирмы Рип вознгрждение з свое предтельство, не осмеливлся тртить эти деньги при жене и детях. Он постоянно уверял их в своей невиновности, проклиня людскую злобу и неспрведливость, обрушившуюся н него и его семью. Ведь если бы он действительно совершил предтельство, то имел бы в своем рспоряжении большие суммы денег. И рзве пребывл бы он тогд в столь стесненных обстоятельствх, н пороге неминуемой нищеты?

Бриджет Моргз охотно верил в невиновность муж. Он дже рд был жить в бедности, могущей посрмить его обвинителей. Фкты обернулись не в его пользу... Ему не дли кк следует объясниться... Он стл жертвой рокового стечения обстоятельств... В один прекрсный день он опрвдется... Он не виновт!

Что же до сыновей, то в их отношении к глве семейств можно было, пожлуй, зметить некоторую рзницу. Стрший — Джон — чще держлся в сторонке, стрясь дже не думть о позоре, отныне покрывшем имя Моргзов. Он отвергл все доводы, кк з, тк и против, приходившие ему н ум, отгоняя их от себя, не желя углубляться в них. Сын не желл судить отц, слишком стршсь, кк бы этот суд не окзлся првым. Он прикрывл глз, отмлчивлся, уходил, когд мть и брт принимлись зщищть отц...

А вот Жн вел себя инче. Он верил в невиновность сподвижник тких людей, кк Вльтер Годж, Фррн и Клерк, несмотря н очевидные улики против него. Более пылкий, чем Джон, и менее сдержнный в суждениях, он был весь во влсти чувств сыновней привязнности. Мльчик прочно держли те кровные узы, рзрыву которых тк упорно противится природ. Ему хотелось публично зщитить отц. Когд до него в очередной рз доходили слухи нсчет Симон Моргз, сердце его нчинло неистово колотиться, и мтери приходилось удерживть его от ккого-нибудь необдумнного поступк. Итк, многострдльня семья жил в Вершере под вымышленным именем, глубоко подвлення морльно и стеснення в средствх. И неизвестно, что предприняли бы против этого семейств жители деревни, если бы вдруг случйно обнружилось их прошлое.

По всей Кнде, и в больших городх и в крошечных селениях, имя Симон Моргз стло позорным клеймом. Его чсто ствили в один ряд с именем Иуды[69], особенно с именми Блэк и Дени де Витре, уже двно ствшими нрицтельными, обознчвшими понятие «предтель» н языке фрнко-кндцев.

Д, д! В 1759 году один фрнцуз — Дени де Витре — имел подлость привести к Квебеку нглийский флот, чем помог нгличнм отнять этот столичный город у Фрнции! Д, д! В 1797 году нгличнин по имени Блэк выдл влстям доверившегося ему изгннник-мерикнц Мк-Лен, учстник повстнческого движения кндцев! И этот щедрый душою птриот был повешен, после чего ему отрубили голову, внутренности вырвли из тел и сожгли!

И вот теперь имя Симон Моргз произносилось всеми тк же, кк имен Блэк и Витре, — с величшийм отврщением и презрением.

Вскоре жителей Вершер стло беспокоить присутствие семейств, о котором они ничего не знли: необщительное и окруженное тинственностью, оно, естественно, нводило н подозрения. И вот однжды ночью н двери дом Симон Моргз кто-то нписл слово «Блэк».

Н следующий же день он с женой и сыновьями покинул Вершер. Перепрвившись через реку Св. Лврентия, Моргзы прожили несколько дней в деревеньке н левом берегу; потом, когд н них и здесь обртили внимние, покинули ее, перебрвшись в другую. Они стли теперь бродячим семейством, з которым неотступно следовло всеобщее презрение. Можно скзть, смо Отмщение с пылющим фкелом в руке преследовло злополучную семью, подобно тому кк это, соглсно библейской легенде, произошло с убийцей Авеля[70]. Поскольку Симон Моргз и его близкие теперь нигде не могли обосновться, они прошли через грфств Ассомпсьон, Тербон, Де-Монтнь, Водрель, достигнув, тким обрзом, млозселенных восточных приходов, но и здесь рно или поздно им бросли в лицо ненвистное имя.

Дв месяц спустя после приведения приговор в исполнение скитния привели отц, мть, Жн и Джон н территорию Онтрио. Из Кингстон, где их узнли н постоялом дворе, им пришлось поспешно убрться. Симону Моргзу с трудом удлось скрыться под покровом ночи. Тщетно пытлись зступиться з него Жн и Бриджет! Они сми едв не пострдли, Джон чуть не убили, когд он прикрывл их бегство.

Они сошлись все вместе, вчетвером н берегу озер, в нескольких милях от Кингстон. С этой минуты они решили пробирться вдоль северного побережья, чтобы достичь Соединенных Шттов, поскольку не могли нйти себе прибежище дже в ткой, еще не подверженной влиянию реформистских идей местности Верхней Кнды. Но кк знть, не ждет ли их по ту сторону грницы, в стрне, где осудили предтельство гржднин мерикнской федерции Блэк, тот же прием, кк и всюду?

Не лучше ли добрться до ккого-нибудь зтерянного уголк, дже обосновться где-нибудь в индейском племени, куд, возможно, еще не проникл постыдня слв Симон Моргз? Но этого несчстного отвергли всюду. Его везде узнвли, словно он носил н челе Кинову печть.

Стоял конец ноября. Кким же тяжелым был этот поход, во время которого пришлось противостоять непогоде, ледяному ветру, жестоким холодм, сопровождющим зиму в этом крю озер! Деревни отец обходил стороной, сыновья же покупли тм ккую-нибудь провизию. Ночевли они, когд это удвлось, в зброшенных хижинх, если же ткой возможности не было, то — в рсщелинх скл или просто под деревьями в тех бескрйних лесх, что покрывют территорию Кнды.

Симон Моргз стновился все более мрчным и угрюмым. Он все время опрвдывлся перед своими близкими, будто невидимый обвинитель, преследующий его по пятм, кричл ему: «Предтель! Предтель!» Он уже не осмеливлся глядеть жене и детям прямо в глз. Тем не менее, Бриджет продолжл ободрять его лсковыми словми, и если Джон по-прежнему хрнил молчние, то Жн, кк и прежде, стоял н своем.

— Отец, отец! — повторял он. — Не позволяй себе псть духом! Время осудит клеветников!.. Все убедятся в том, что ошиблись... что просто обстоятельств сошлись против тебя! Чтобы ты, отец, вдруг предл своих товрищей, продл стрну!..

— Нет, нет! — отвечл Симон Моргз, но тк тихо, что его едв было слышно.

Пробирясь тким обрзом от деревни к деревне, семья прибыл н зпдную оконечность озер, окзвшись в нескольких милях от форт[71] Торонто. Достточно было, обогнув Онтрио по побережью, дойти до Нигры, пересечь реку в том месте, где он впдет в озеро, чтобы окзться, нконец, н мерикнском берегу.

Неужели Симон Моргз хотел обосновться здесь? Не лучше ли было уйти подльше н зпд, куд еще не дошл дурня слв о нем? Ккого мест искл он? Ни жен, ни сыновья этого не знли, потому что он шел все вперед и вперед и они едв поспевли з ним.

Третьего декбря, ближе к вечеру, ослбев от устлости и лишений, бедняги сделли привл в ккой-то пещере, нполовину зросшей кустрником и колючкми, — вероятно, покинутой берлоге хищного зверя. Прямо н песке рзложили те немногие припсы, которые у них еще оствлись. Бриджет изнемогл от физической и морльной устлости. Семейство Моргзов уже и не чяло нйти в деревне ккого-нибудь ближйшего племени хоть кплю гостеприимств, в котором им тк безжлостно откзывли соотечественники.

Терземые голодом Джон и Жн поели немного холодной дичи, Симон Моргз и Бриджет не хотели или не могли ничего проглотить в этот вечер.

— Отец, тебе ндо подкрепиться! — упршивл Жн.

Симон Моргз ничего не ответил.

— Отец, — скзл тогд Джон (с момент уход их из Шмбли он зговорил с отцом впервые), — отец, мы не можем идти дльше! Мть не выдержит новых испытний! Мы уже почти у мерикнской грницы! Вы собиретесь пересечь ее?

Симон Моргз взглянул н стршего сын и почти тотчс отвел глз. Джон решился нстивть.

— Взгляните, в кком состоянии нш мть! — снов зговорил он. — Ей больше не сделть и шг! У нее уходят последние силы! Звтр он уже не сможет подняться! Мы с бртом, конечно, понесем ее! Но тогд нм тем более ндо знть, куд вы нмереветесь идти и длеко ли это! Что вы решили, отец?

Тк и не ответив, Симон Моргз опустил голову и ушел в глубь пещеры.

Нступил ночь. Тяжелые облк покрывли небо и грозили слиться в тучу. Не было ни ветерк, лишь ккие-то звывния вдлеке нрушли безмолвие этого пустынного мест. Нчл пдть серый густой снег.

В пещере стло очень холодно. Жн вышел, нбрл сучьев и рзжег костер в углу, возле смого вход, чтобы дым мог вытягивться нружу.

Бриджет по-прежнему неподвижно лежл н подстилке из трвы, принесенной Джоном. Остток жизни, который еще теплился в ней, обнруживлся лишь по тяжелому дыхнию, прерывемому долгими болезненными стонми. Джон держл ее з руку, Жн был знят тем, что подбрсывл дров в огонь, поддерживя в пещере хоть ккое-то тепло.

Симон Моргз, скорчившись, полулежл в глубине пещеры, в отчянии обхвтив рукми голову, словно в ужсе от смого себя. Огонь тускло освещл его скрюченную фигуру.

Плмя костр стло потихоньку угсть, и Жн почувствовл, кк у него помимо воли слипются веки...

Сколько чсов провел он в збытьи, скзть трудно. Но когд он пробудился, то увидел, что последние угольки уже едв тлеют.

Жн встл, подбросил сучьев в костер, рздул его кк следует, и пещер осветилсь.

Бриджет и Джон по-прежнему лежли рядом друг подле друг и не шевелились. А Симон Моргз в пещере не было. Почему он покинул убежище, оствив спящих жену и детей?

Охвченный ужсным предчувствием, Жн собрлся было выйти вон из пещеры, кк вдруг грянул выстрел.

Бриджет и Джон встрепенулись — они об услыхли этот выстрел, прогремевший где-то совсем рядом.

Бриджет испустил отчянный вопль, тяжело поднялсь и, опирясь н сыновей, вышл из пещеры.

Бриджет, Джон и Жн не прошли и двдцти шгов, кк увидели рспростертое н снегу тело.

Это был Симон Моргз. Несчстный выстрелил из пистолет себе прямо в сердце.

Он был мертв.

Ошеломленные Джон и Жн отпрянули. Перед их мысленным взором срзу промелькнуло прошлое! Неужели их отец и впрвду виновен? А может, в припдке отчяния он решил покончить с жизнью, выносить которую больше не мог?

Бриджет рухнул н тело муж и сжл его в объятиях... Он не хотел верить в преступность человек, имя которого носил.

Джон поднял мть и отвел обртно в пещеру, куд потом они с бртом отнесли и тело отц, положив его н то смое место, где он лежл несколько чсов нзд.

И тут из его крмн выпл бумжник. Джон поднял его, открыл, и оттуд вывлилсь пчк бнкнот[72].

Это было то смое вознгрждение, з которое Симон Моргз предл руководителей зговор в Шмбли!.. Теперь мтери и сыновьям больше не приходилось сомневться!

Джон и Жн встли подле мтери н колени.

Они тк и зстыли втроем нд телом предтеля, совершившего нд собой суд и рспрву, — обесчещення семья, имя которой теперь должно было сгинуть нвсегд вместе с тем, кто его опозорил!

Глв III

НОТАРИУС-ГУРОН

Не без веских причин собрлись генерл-губернтор сэр Джон Кольборн, полицеймейстер и полковник Гор у губернтор Квебек н совещние относительно мер по подвлению ктивности птриотов. В смом деле, грозное восстние должно было уже совсем скоро поднять все нселение фрнко-кндского происхождения.

Но если лорд Госфорд и его окружение были вполне опрвднно озбочены всем этим, то совсем ничто, похоже, не беспокоило некоего юношу, который утром 3 сентября был знят писнием в нотрильной конторе мэтр[73] Ник в Монреле, что н рыночной площди Бон-Секур.

Впрочем, «писние» — слово, пожлуй, не совсем подходящее для знятия, которым был всецело поглощен млдший клерк[74] Лионель Рестигуш в днный момент, то есть в девять чсов утр. Колонк неровных убористых строчек все росл и росл н крсивой бумге голубовтого цвет, отнюдь не похожей н грубые листы деловых документов. Временми, когд рук Лионеля змирл и он о чем-то глубоко здумывлся, его взгляд скользил сквозь полузтворенное окно и рссеянно остнвливлся н пмятнике дмирлу Нельсону[75] н площди Жк Кртье. Спустя мгновение глз его оживлялись, лицо светлело и перо снов нчинло бегть по бумге, см он — легонько покчивть головой, словно в ткт ккому-то внутреннему ритму.

Лионелю едв исполнилось семндцть лет. Его женственное лицо ярко вырженного фрнцузского тип, обрмленное светлыми, пожлуй, несколько длинновтыми, волосми, было прелестно, голубые глз нпоминли лзурь больших кндских озер. У него не было ни отц, ни мтери, и мэтр Ник, можно скзть, зменял ему семью, ибо этот почтенный нотриус[76] любил юношу кк родного сын.

Лионель был в конторе один. В ткой чс здесь обычно пусто: ни остльных клерков, рзослнных с поручениями, ни клиентов, несмотря н то, что контор мэтр Ник — одн из смых посещемых в городе. Вот почему Лионель, уверенный, что его никто не потревожит, поспешил этим воспользовться; но едв он успел витиевтым росчерком пер поствить свое имя под последней строчкой в смом конце стрницы, кк услышл:

— Б! Ты что тут делешь, мой мльчик?

Это был см мэтр Ник, появления которого юный клерк, чересчур поглощенный своим тйным знятием, не зметил.

Первым побуждением Лионеля было открыть бювр[77] и сунуть туд свою бумгу; но нотриус, к великой досде юноши, проворно схвтил подозрительный листок, который Лионель тщетно пытлся вернуть.

— Это что ткое, Лионель? — спросил он. — Минуточку, это что — черновик, копия контркт?

— Мэтр Ник, поверьте, я...

Нотриус нцепил очки и, нхмурив брови, с удивлением пробежл глзми стрницу.

— Что я вижу! — воскликнул он. — Ккие неровные строчки! Поле — с одной стороны! Поле — с другой! Изведено столько хороших чернил, столько дорогой бумги потрчено н никому не нужные поля!

— Мэтр Ник, — пробормотл Лионель, покрснев до ушей, — это ншло н меня... случйно.

— Что ншло н тебя случйно?

— Нписть стихи.

— Стихи?! Тк ты, окзывется, сочиняешь стихи! Вот оно что! Рзве для соствления документов недостточно прозы?

— Здесь речь идет не о документе, не сердитесь, мэтр Ник!

— А о чем же здесь идет речь?

— О стихотворении, которое я сочинил н конкурс «Дружественной лиры».

— «Дружественной лиры»! — воскликнул нотриус. — Уж не думешь ли ты, Лионель, что я взял тебя к себе в контору, чтобы ты учствовл в конкурсе «Дружественной лиры» или ккого-нибудь другого прнсского кружк?[78] И сделл тебя млдшим клерком, чтобы ты предвлся стихотворным стрстям? Тогд уж лучше убивть время, ктясь н лодке по реке Св. Лврентия или гуляя по ллеям Королевской горы и прк Св. Елены! Ничего себе — поэт в нотрильной конторе! Голов клерк в лвровом венце! Есть чем рспугть всех клиентов.

— Не сердитесь, мэтр Ник! — жлобно протянул Лионель. — Если бы вы знли, кк поэтичен нш мелодичный фрнцузский язык! Он тк легко подчиняется ткту, ритму, грмонии!.. Нши поэты Лемэ, Эльзер Лбель, Фрнсу Монс, Шпмн, Октвий Кремзи...

— Но все эти Кремзи, Шпмны, Монсы, Лбели, Лемэ не исполняют вжнейших обязнностей млдшего клерк, нсколько мне известно! И не получют, не считя стол и квртиры, по шесть пистров в месяц от мэтр Ник. Им не приходится соствлять купчих бумг[79] или духовных звещний, и они могут строчить себе стихи сколько влезет!

— Мэтр Ник... Это только один рз...

— Ну лдно! Один рз можно... Тк ты зхотел стть луретом конкурс «Дружественной лиры»?

— Д, мэтр Ник, это мое зветное желние!

— А могу я узнть тему твоего стихотворения? Нверняк это ккие-нибудь пышные дифирмбы[80] Тбелионоппе — музе всякого порядочного нотриус.

— О! — воскликнул Лионель с протестующим жестом.

— Тк кк же тогд нзывется твоя рифмовння безделушк?

— «Блуждющий огонь»!

— «Блуждющий огонь»?! — удивился мэтр Ник. — Тк ты посвящешь свои стихи блуждющим огням?

Тут нотриус, конечно, не преминул бы поддрзнить Лионеля, перечислив еще и джиннов[81], эльфов[82], гномов, домовых, руслок, водяных — словом, всех поэтических персонжей скндинвской мифологии, но тут в дверь постучли и н пороге появился почтльон.

— А, это вы, дружище! — воскликнул мэтр Ник. — А я, было, принял вс з блуждющий огонь!

— З блуждющий огонь, господин Ник? — удивился почтльон. — Рзве я похож...

— Нет, нет! Вы похожи н почтльон, который принес мне письмо.

— Вот оно, господин Ник.

— Спсибо, дружище!

Почтльон удлился, нотриус, бегло взглянув н дрес, рспечтл письмо.

Лионель тем временем успел збрть свой листок и незметно сунуть его в крмн.

Мэтр Ник чрезвычйно внимтельно прочел письмо, зтем перевернул конверт, чтобы взглянуть н место и дту его отпрвления. Конверт был помечен штемпелем почтового отделения Сен-Шрля — мленького селения в грфстве Вершер, дт был 2 сентября, то есть вчершняя. Немного порзмышляв нд этим, нотриус вернулся к прервнной беседе о поэзии.

— Тк знчит, ты у нс — служитель муз, Лионель? Лдно, в нкзние з это ты будешь сопровождть меня в Лвль, и по дороге у тебя будет время плести свои вирши.

— Плести, мэтр Ник?..

— Мы отпрвимся через чс, и если по пути нм встретятся вдруг блуждющие огни, ты непременно выкжешь им свое дружеское рсположение!

С этими словми нотриус прошел в свой кбинет, Лионель стл готовиться к небольшому путешествию, которое, впрочем, отнюдь не было ему в тягость. Может быть, в дороге удстся склонить хозяин к более спрведливым суждениям о поэзии вообще и о сынх Аполлон[83] в чстности, дже если они состоят клеркми в нотрильных конторх.

Мэтр Ник, в сущности, был слвным человеком. Все увжли его з трезвость взглядов и основтельность советов. Ему было в то время пятьдесят лет. Широкое, всегд приветливое лицо с шпкой вьющихся, некогд иссиня-черных, теперь седеющих волос, живые, веселые глз, рот с рядом великолепных зубов, постоянно открытых в улыбке, обходительные мнеры, нконец, неизменно отличное нстроение — все это делло его очень симптичной личностью. Интересня детль: коричневый с крсновтым оттенком цвет лиц выдвл в его жилх индейскую кровь. Тк оно и было в действительности, впрочем, нотриус и не думл этого скрывть. Он был потомком одного из древнейших в стрне племен — из тех, что влдели здешней землей здолго до того, кк европейцы пересекли окен и звоевли ее. В ту пору брки между фрнцузской и туземной рсми были не редкость. Семейств Сен-Кстен, Эно, Непизиньи, д'Ангремон и другие стли родончльникми и дже вождями диких племен.

Итк, мэтр Ник был по происхождению гуроном, то есть отпрыском одной из четырех ветвей индейской рсы. И хотя он носил звучное имя Никол Сгмор, все обыкновенно звли его просто мэтром Ником. Нотриус привык к этому и ничего не имел против.

Впрочем, известно было, что род его не угс. Один из его многочисленных двоюродных бртьев был вождем одного из гуронских племен, обосноввшихся н севере грфств Лпрери, в зпдной чсти Монрельского округ.

Пусть читтеля не удивляет, что подобное еще встречется в Кнде. Совсем недвно в Квебеке проживл один почтенный письмоводитель, который по своему происхождению имел полное прво потрясть томгвком[84] и испускть воинственные кличи во глве ккого-нибудь отряд ирокезов. К счстью, мэтр Ник не приндлежл к этому вероломному племени индейцев, которое чще всех вступло в союз с угнеттелями, — тогд ему пришлось бы тщтельно скрывть свое происхождение. Но нет! Будучи выходцем из племени гуронов, дружбой которых почти всегд пользовлись фрнко-кндцы, он мог не стыдиться своего родств. А потому и юный Лионель гордился своим хозяином, бесспорным потомком великих северомерикнских вождей, и только и ждл случя, чтобы воспеть в своих стихх его слвные деяния.

Живя в Монреле, мэтр Ник, не будучи по происхождению ни фрнко-кндцем, ни нгло-кндцем, неизменно придерживлся нейтрлитет в отношении обеих политических сторон. А потому его увжли кк те, тк и другие, и все прибегли к его услугм, в которых он никогд и никому не откзывл. Ндо полгть, однко, что древние инстинкты в нем видоизменились, ибо до сих пор он ни рзу не ощутил в себе пробуждения воинственности своих предков. Он был лишь нотриусом — превосходным нотриусом, человеком очень смирным и добрым, нстоящим миротворцем. Кроме того, не похоже было, чтобы он горел желнием продлить род Сгморов, поскольку еще не присмотрел себе жены, д, впрочем, и не собирлся делть это.

Кк уже было скзно выше, мэтр Ник нмеревлся покинуть контору вместе со своим млдшим клерком. Поездк должн был знять всего несколько чсов, и его стря служнк Долли вполне могл ожидть его к обеду.

Город Монрель построен н южном побережье одного из островов реки Св. Лврентия. Остров этот длиною от десяти до одинндцти и шириною от пяти до шести миль[85] нходится в довольно широком устье реки, чуть ниже того мест, где в нее впдет Утуэ. Именно тут Жк Кртье обнружил индейскую деревню Гошелг, которую в 1640 году фрнцузский король дровл бртству Св. Сюльпиция. Город, получивший свое имя от возвышющейся нд ним Королевской горы (Мон-Руйль) и знимвший очень выгодное положение для торговли, в 1760 году нсчитывл уже более шести тысяч жителей. Рсположен он у подножья живописного холм, преврщенного в великолепный прк, который нряду с другим прком, рзбитым н островке Св. Елены, привлекет большое количество гуляющих. Роскошный рочный мост длиною в три километр, которого еще не было в 1837 году, соединяет его теперь с првым берегом реки.

Монрель быстро стл крупным городом, более современным по виду, чем Квебек, и вследствие этого — менее живописным.

В нем небезынтересно осмотреть дв собор, нгликнский и ктолический, здния бнк, биржи, городской больницы, тетр, монстырь Нотр-Дм, протестнтский университет Мк Гилл и семинрию[86] Св. Сюльпиция. Город не слишком велик для ст сорок тысяч жителей, нсчитывемых в нстоящий момент; среди них одн треть нглосксов — процент, кстти, весьм знчительный по срвнению с другими кндскими городми.

В зпдной чсти город рсположен нглийский квртл и квртл шотлндцев — тех, кого местные строжилы окрестили «короткими юбкми», в восточной чсти — фрнцузский. Эти нционльности не контктируют между собой, тем более что все, относящееся к торговле, промышленности или бнкм (особенно к 1837 году), сосредоточено исключительно в рукх бнкиров, промышленников и коммерснтов бритнского происхождения. Великолепный речной путь обеспечивет городу процветние, соединяя его не только со всеми грфствми Кнды, но ткже и с Европой, причем для этого совсем нет необходимости перегружть товры в Нью-Йорке н пкетботы[87] Строго Свет.

По примеру богтых торговцев Лондон коммерснты Монреля предпочитют не совмещть свои чстные жилищ и торговые помещения. Покончив с делми, они возврщются к себе в северные квртлы, рсположенные н склоне Королевской горы, вдоль опоясывющей ее подошву ллеи. Тм нходятся чстные дом, похожие иной рз н дворцы, и виллы, утопющие в зелени. В стороне от этих пышных квртлов живут ирлндцы, кк бы зпертые в своем гетто[88] Св. Анны — у устья кнл де Лшин, н левом берегу реки Св. Лврентия.

Мэтр Ник облдл приличным состоянием. Он мог бы тоже кждый вечер, кк это делют торговые люди, удляться в один из ристокртических особняков Верхнего город, в густую тень Сент-Антунского предместья. Но он приндлежл к тем нотриусм строй зклки, жизненное прострнство которых огрничивется стенми их конторы, вполне опрвдывя звние рхивриус[89] и денно и нощно охрняя контркты, черновики и семейные документы, вверенные его попечению. Потомок Сгморов, тким обрзом, нходился в своем стром доме н рыночной площди Бон-Секур постоянно. Отсюд утром 3 сентября он и отпрвился со своим млдшим клерком ннять экипж, совершвший рейсы между островом Монрель и островом Иисус, рзделенными руквми реки Св. Лврентия.

Но снчл мэтр Ник нпрвился в бнк, шгя мимо богтых мгзинов просторными улицми город, содержвшимися стрниями монрельских влстей в обрзцовом порядке. Дойдя до здния бнк, он велел Лионелю дожидться его в вестибюле, см прошел к глвной кссе. Возвртившись через четверть чс, нотриус свернул к конторе по нйму экипжей.

Немный экипж предствлял собой зпряженную прой лошдей колымгу[90], которую н кндском нречии нзывют «бгги». Подобные шрбны[91], укрепленные, пожлуй, н слишком мягких, зто прочных рессорх, построены с рсчетом н плохие дороги. Они могут вмещть до полудюжины пссжиров.

— А вот и господин Ник! — зкричл возниц, издлек звидя нотриус, которого всегд и всюду встречли тким вот рдостным возглсом.

— Он смый, в обществе своего клерк! — ответил мэтр Ник добродушно, кк это всегд было ему свойственно.

— Кк вы себя чувствуете, господин Ник?

— Хорошо, Том, пострйтесь и вы здрвствовть тк же!.. Тогд не рзоритесь н лекрствх!..

— И н лекрях! — подхвтил Том.

— Когд отпрвляемся? — спросил мэтр Ник.

— Сию минуту.

— Есть у нс попутчики?

— Пок никого, — ответил Том, — но, может быть, кто-нибудь подойдет в последний момент...

— Хотелось бы... хотелось бы, Том! Люблю побеседовть в дороге, чтобы беседовть, кк я полгю, ндо иметь собеседник!

Похоже было, однко, что столь бесхитростно вырженное мэтром Ником пожелние н этот рз не сбудется. Лошди были уже зпряжены. Том нетерпеливо похлопывл кнутом, но ни один пссжир не являлся в контору.

Итк, нотриус рзместился н зднем сиденье экипж, рядом с ним тотчс уселся Лионель. В последний рз бросив взгляд вверх и вниз вдоль улицы, Том взобрлся н козлы, подобрл вожжи, чмокнул, понукя лошдей, и грохочущя колымг тронулсь; в эту минуту несколько прохожих, знвших Ник, — кто не знл этого слвного человек! — пожелли ему счстливого пути, н что тот блгодрно помхл рукой.

Экипж стл поднимться к верхним квртлм, двигясь в сторону Королевской горы. Нотриус посмтривл нпрво и нлево тк же внимтельно, кк и возниц, хотя совсем по другой причине. Однко похоже было, что в это утро никому больше не пондобилось перепрвиться в северную чсть остров, рвно кк и стть собеседником мэтр Ник. Увы! Ни одного попутчик! Тем временем экипж достиг опоясывющей подошву горы ллеи, еще пустынной в этот чс, и здесь лошди пустились рысью.

В это мгновение впереди по ходу креты н ллее появился человек и сделл вознице знк остновить лошдей.

— Есть у вс место? — спросил он.

— Есть одно и «трояк» в придчу! — ответил Том, который, следуя обычю, употребил слово «три» н кндский мнер, кк если бы вместо «холодно» скзл «холодняк».

Новый пссжир рзместился н сиденье нпротив Лионеля, отвесив мэтру Нику и его клерку поклон. Лошди снов побежли рысью, и несколько минут спустя крытые цинковым железом городские крыши, серебрившиеся н солнце, кк множество зеркл, исчезли з поворотом Королевской горы.

Нотриус не без живейшего удовольствия встретил появление незнкомц, остновившего крету. По крйней мере, теперь можно было скоротть время в дороге н протяжении четырех миль, что отделяли Монрель от верхнего рукв реки Св. Лврентия. Однко похоже было, что пссжир не склонен принимть учстие в словесной пикировке дорожной беседы. Сперв он окинул взглядом мэтр Ник и Лионеля, зтем, удобно устроившись в своем углу, прикрыл глз и, кзлось, целиком углубился в собственные мысли.

Это был молодой человек лет двдцти девяти. Его стройня фигур, крепкое сложение, волевое лицо, решительный взгляд, мужественные черты, высокий лоб в обрмлении черных волос выдвли ярко вырженный фрнко-кндский тип. Кто он ткой? Откуд? Мэтр Ник, знвший бсолютно всех, его вовсе не знл и дже никогд рньше не видел. Тем не менее, приглядевшись к нему внимтельно, он понял, что этот молодой человек, проживший еще тк мло, похоже, уже перенес тяжкие испытния и прошел суровую школу жизни.

То, что незнкомец приндлежит к пртии, борющейся з нционльную незвисимость, угдывлось уже по его плтью. Одетый примерно тк же, кк те исктели приключений, которых еще и сегодня кличут «лесными бродягми», он носил н голове синий колпк, его верхняя одежд — нечто вроде солдтского плщ, зпхивющегося н груди, и серые штны, стянутые н тлии крсным кушком, были из грубой домоткной мтерии.

Не следует збывть, что использовние этих ткней местного производств было рвнознчно политическому протесту, поскольку тем смым отверглись изделия мнуфктуры[92], ввозимые из Англии. Это был один из множеств способов вести себя вызывюще по отношению к влстям метрополии, уходящий, кстти, корнями вглубь истории.

Действительно, рзве сто пятьдесят лет тому нзд бостонцы не перестли пить чй в знк ненвисти к Великобритнии? И тк же, кк некогд поствили себе з првило лоялисты, нынешние кндцы зреклись носить ткни, изготовленные в Соединенном Королевстве. Что же ксется мэтр Ник, то, кк лицо нейтрльное он носил пнтлоны кндского, редингот[93] — нглийского происхождения. Зто в плтье птриотически нстроенного Лионеля не было ни ниточки, выткнной по ту сторону Атлнтики. Тем временем крет довольно-тки быстро ктилсь по тряской почве рвнины, рсстилющейся н острове Монрель вплоть до среднего течения реки Св. Лврентия. Но ккой долгой кзлсь дорог рзговорчивому по нтуре мэтру Нику! А поскольку молодой человек, похоже, не был рсположен звязть беседу, ему пришлось взяться з Лионеля — в ндежде, что их попутчик, в конце концов, примет учстие в рзговоре.

— Ну тк кк, Лионель, обстоит дело с блуждющим огнем? — спросил мэтр Ник.

— С блуждющим огнем? — рстерянно переспросил юный клерк.

— Д! Я сколько ни нпрягю зрение, ничего похожего н рвнине не вижу!

— Это оттого, что еще слишком светло, мэтр Ник, — возрзил Лионель, решившись отвечть в том же шутливом тоне.

— Может, мне попробовть спеть одну струю песенку:

А ну, веселей, кум домовой!
А ну, веселей, сосед дорогой!..

Д нет, кум не отзывется. Кстти, Лионель, ты знешь способ уберечься от колдовских чр блуждющих огней?

— Конечно, мэтр Ник. Достточно спросить у них, ккого числ бывет Рождество Христово, поскольку они этого не знют, всегд успеешь убежть от них, пок они рздумывют нд ответом.

— Ты, я вижу, хорошо знком с нродными предниями. Что ж, рз ни один огонек пок не повстречлся нм в пути, не побеседовть ли нм немного о том, которого ты сунул в крмн?

Лионель слегк покрснел.

— Вы хотите, мэтр Ник?.. — неуверенно спросил он.

— Ну д, мой мльчик! Н это уж точно уйдет четверть чс, то и целых две!

Тут нотриус обртился к молодому человеку.

— Вс, судрь, не побеспокоит чтение стихов? — спросил он с улыбкой.

— Нисколько, — ответил пссжир.

— Речь идет об одном стихотворении, которое мой клерк сочинил, чтобы принять учстие в конкурсе «Дружественной лиры». Эти мльчишки з все берутся, ничего не стршсь. Ну, юный поэт, опробуй-к свою вещь, кк говорят ртиллеристы!

Лионель, нескзнно обрдоввшийся, что у него есть теперь слуштель, который, быть может, окжется снисходительнее мэтр Ник, достл из крмн свой голубой листок и нчл читть:

БЛУЖДАЮЩИЙ ОГОНЬ

Сей скзочный огонь неуловимый,
Он в темноте является всегд,
Он мнит по ночм неудержимо,
Ни н песке, ни н морской рвнине
Не оствляя з собой след.
Тот огонек всегд готов угснуть,
То синий он, то беловтый он,
Узнть его вм хочется ужсно.
Но будете ловить его нпрсно...
А ну, поймй блуждющий огонь!

— Д, — скзл мэтр Ник, — попробуй-к словить его и посдить в клетку! Продолжй, Лионель!

Лионель стл читть дльше:

А говорят (но только мло веры),
Что это гз идет из-под земли...
Мне ж думется — то другого мир,
Светя нм с Орион, Веги, Лиры,
Огонь н Землю звезды принесли.

— Д уж, тебе лучше знть, мой мльчик, — покчл головой мэтр Ник. — Уж это дело твое!

Лионель продолжл:

Но может, то — дыхнье джинн,
Иль домового н губх
Искрится, делясь незримым,
Едв пробудится долин
В веселых утренних лучх!
Иль то приходит привиденье
И светит тусклым фонрем,
Когд н кровлю винодельни
Сдится в сумрке вечернем
В луны сиянии скупом.
А может, светля душ
Безумной мется девицы —
Судьб был нехорош —
И бродит в поле не спеш
Покоя ищущя жниц.

— Прекрсно! — скзл мэтр Ник. — Ндеюсь, ты уже покончил с метформи?[94]

— О нет, мэтр Ник! — ответил юный клерк.

И продолжл:

Быть может, отблеск свой мирж
Оствил в мреве дрожщем,
Иль кончился грозы вояж
И то финльный был вирж
Последней молнии погсшей.
Не от болид ли то след —
С ним то же, что с Икром стлось...
В полете в воздухе был тверд
И светел, но его уж нет
И дже искры не остлось.
Иль, уделив полям внимнье,
Скользнув по крю, бороздой,
То луч полярного сиянья
Порхнул, невлстный осязнью,
Подобно ббочке ночной.

— Что вы думете об этой стихотворной чепухе, судрь? — спросил мэтр Ник у попутчик.

— Я думю, судрь, — ответил тот, — что вш юный клерк нделен недюжинным дром вообржения, и мне любопытно узнть, с чем еще он может срвнить свой блуждющий огонь.

— Тк продолжй, Лионель!

Лионель слегк зрделся, услыхв похвлу молодого человек, и уже более звучно прочел:

А может, в чс успокоенья,
Когд живые видят сны,
Здесь стяг свой — символ примиренья
Для всех, ншедших погребенье,
То водружет Ангел тьмы!

— Бррр! — мэтр Ник передернуло.

Иль в чс полуночный и темный,
Когд творятся чудес,
Земля из глубины безмолвной
Сигнл свой снов шлет условный
В непозннные небес.
Иль то морских мерцнье вод —
Сих духов ночи вод нетленных —
Через прострнств обширный свод
Нм в небе укзует вход
В врт огромнейшей Вселенной.

— Брво, юный поэт! — воскликнул попутчик.

— Д, недурно, недурно! — добвил мэтр Ник. — И откуд, черт возьми, Лионель, ты все это берешь!.. Это конец, я полгю?

— Нет, мэтр Ник, — ответил Лионель и еще более звонким голосом продеклмировл:

Но в сердце, девушк, коль метит
Тебе, мигя, что влюблен,
Пусть не тебя, других приветит,
Ты ж берегись его: он светит,
Он светит, но не греет он.

— Аг, вот и девушки! — вскричл мэтр Ник. — Я бы очень удивился, если бы в эти нкреоновы[95] созвучия не было подпущено немного любви! Что ж, оно и понятно в его возрсте! Кк вы думете, судрь?

— Ну рзумеется, — ответил попутчик, — и я думю, что...

Но молодой человек не договорил, звидев вдруг группу людей, стоявших у обочины дороги. Один из них сделл вознице знк остновиться.

Том придержл лошдей, люди приблизились к крете.

— Это, кжется, господин Ник? — скзл один из субъектов, вежливо приподняв шляпу.

— А, господин Рип! — ответил нотриус, про себя добвил: «Черт возьми! Ндо быть нчеку!»

К счстью, ни мэтр Ник, ни его клерк, ни Том не зметили, кк изменился в лице незнкомец, когд было произнесено имя Рип. Он внезпно побледнел, но не от стрх, от ярости. У него явно возникло желние броситься н этого человек. Однко он отвернулся и усилием воли взял себя в руки.

— Тк вы едете в Лвль, господин нотриус? — снов зговорил Рип.

— Кк видите, господин Рип. У меня тм дел, мне придется потртить н них несколько чсов. Но я рссчитывю сегодня же вечером возвртиться в Монрель.

— Понятно.

— А что вы здесь делете со своими людьми? — спросил мэтр Ник. — Кк всегд, в зсде, по зднию првительств? Вы уже столько изловили этих злодеев! Но увы! Сколько их ни хвтй, они плодятся, кк кролики! Воистину уж лучше бы им всем сделться честными людьми!

— Вш првд, господин Ник, но у них нет к этому призвния!

— Призвния! Вы шутник, господин Рип! Уж не нпли ли вы н след ккого-нибудь преступник?

— Для кого — преступник, для кого — героя, — ответил Рип. — Все звисит от точки зрения!

— Что вы хотите этим скзть?

— Что есть сведения о нхождении н острове знменитого Жн Безымянного...

— Ах, этого знменитого Жн Безымянного! Ндо же! Птриоты возвели его в герои, и, говорят, не без основний! Но, кк видно, Ее Величество придерживется иного мнения, рз полицеймейстер Джильберт Аргл пустил вс по его следу!

— Именно тк, господин Ник!

— И вы говорите, что этого тинственного мятежник видели н острове Монрель?

— По крйней мере, тк утверждют, — ответил Рип, — хотя я нчиню сомневться в этом!

— О, если он здесь и был, то, должно быть, уже уехл, — возрзил мэтр Ник, — если он еще здесь, то пробудет недолго! Жн Безымянного не тк-то легко схвтить!

— Совсем кк блуждющий огонь, — вствил вдруг пссжир, обрщясь к юному клерку.

— Ах, кк удчно! Очень удчно! — воскликнул мэтр Ник. — Можешь рсклняться, Лионель. Д, кстти, господин Рип, если случйно вм встретится по пути блуждющий огонь, пострйтесь схвтить его з шкирку и доствить к моему клерку. Блуждющему плмени будет приятно услышть, кк его превозносит нш ученик Аполлон!

— Я непременно сделл бы это, — подхвтил Рип, — если бы нм не ндо было срочно вернуться в Монрель, где я жду новых укзний. — Зтем, обернувшись к молодому человеку, он спросил:

— А этот господин вс сопровождет?..

— До Лвля, — ответил незнкомец.

— Куд я очень тороплюсь, — добвил нотриус. — До свидния, господин Рип. Если невозможно пожелть вм удчи, поскольку рест Жн Безымянного был бы слишком большой потерей для птриотов, то я желю вм, по крйней мере, доброго утр!..

— А я вм — удчной поездки, господин Ник!

Лошди снов тронулись в путь, и скоро Рип и его люди исчезли з поворотом дороги.

Спустя несколько минут нотриус обртился к своему попутчику, откинувшемуся н спинку сиденья в углу креты:

— Д, ндо ндеяться, что Жн Безымянный тк легко не дстся! Его уже двно ищут...

— И пусть ищут! — воскликнул Лионель. — Противный Рип потеряет н этом свою репутцию ловкого сыщик!

— Тсс, Лионель! Нс это не ксется!

— Для этого Жн Безымянного, вероятно, привычное дело — рушить плны полиции? — спросил пссжир.

— Вш првд, судрь. И если он дст себя схвтить, то это будет большя потеря для фрнко-кндской стороны...

— Но у нее нет недосттк в ктивных деятелях, господин Ник, и н нем свет клином не сошелся!

— Все рвно! — ответил нотриус. — Я слыхл, что это было бы весьм прискорбно. Впрочем, я, кк и Лионель, не интересуюсь политикой, и смое лучшее — не говорить о ней вовсе.

— Однко, — переменил тему молодой человек, — нс прервли в тот момент, когд вш юный клерк предвлся поэтическому вдохновению...

— Но он уже выдохся, я полгю?

— Нет, мэтр Ник, — ответил Лионель, блгодрно улыбнувшись своему доброжелтельному слуштелю.

— Кк, ты еще не иссяк? — воскликнул нотриус. — Ведь твой блуждющий огонь уже побывл сильфом[96], джинном, домовым, привидением, сияющей душой, миржем, молнией, болидом[97], лучом, флгом, болотным огнем, любовной искрой — рзве этого недостточно?.. Тут и впрямь впору здумться, чем бы тким еще он мог быть?

— И мне любопытно было бы узнть это! — зметил пссжир.

— Тогд продолжй, Лионель, продолжй и зкнчивй, если только этому перечню может быть конец!

Привыкший к шуткм мэтр Ник, Лионель ничуть не смутился и продолжил чтение:

Будь молнией, огонь мой стрнный,
Дыхньем ветр иль душой,
Чтоб причститься твоей тйны.
Чтоб погрузиться в твое плмя,
Теперь повсюду я с тобой.
Когд опустишь н ркиты
Ты лик свой в обрмленьи крыл,
Когд, придя н зов сокрытый,
Лскешь мрморные плиты
Ты скорбных скопищ могил...

— Печльно! Печльно! — прошептл нотриус.

Когд, волной грозя бортм,
Ты бродишь медленно по блкм,
Тйфун вопреки стрстям,
Когд скользишь ты по снстям
Светящеюся белой чйкой...
Союз нш скоро полным стнет,
Судьбою будет освящен:
С тобой приемлю, чс нстнет,
И жизнь, блуждющее плмя,
И смерть, блуждющий огонь!

— Ах, вот это слвно! — воскликнул мэтр Ник. — Ткя концовк мне по душе! Это можно дже нпевть:

И жизнь, блуждющее плмя,
И смерть, блуждющий огонь!

Что вы н это скжете, судрь?

— Честь и хвл юному поэту, — ответил попутчик, — я пожелю ему получить премию н поэтическом конкурсе «Дружественной лиры». А пок блгодря его стихм мы провели вместе несколько приятных минут, и никогд еще поездк не кзлсь мне столь короткой!

Чрезвычйно польщенный Лионель просто упивлся похвлми молодого человек. Д и мэтр Ник в глубине души был очень доволен и рд з своего клерк.

Тем временем экипж быстро ктился по дороге, и едв пробило одинндцть, кк он достиг северного рукв реки Св. Лврентия.

В ту пору н реке уже появились первые проходы. Они были еще невелики и не быстроходны, своими млыми рзмерми нпоминли скорее те проходики, которые теперь в Кнде зовутся вельботми[98] или попросту ботикми.

З несколько минут ткой вот «ботик» перевез мэтр Ник и его клерк через реку, зеленовтые воды которой сливлись тут с черными водми реки Утуэ.

Здесь, рспрощвшись и обменявшись рукопожтиями, путники рсстлись. Случйный попутчик пошел нпрямик к улицм Лвля, мэтр Ник и Лионель, обогнув город, нпрвились в восточную чсть остров Иисус.

Глв IV

ВИЛЛА «МОНКАЛЬМ»

Остров Иисус, лежщий между двух верхних руквов реки Св. Лврентия, менее обширный, чем остров Монрель, имеет несколько приходов[99]. Здесь нходится грфство Лвль, то же имя носит и большой Ктолический университет в Квебеке — в пмять о первом нзнченном в Кнде епископе[100].

Лвль — это еще и нзвние глвного селения н острове Иисус, рсположенного н южном его побережье. Усдьб де Водреля, хотя и соствлял чсть этого приход, нходилсь милей ниже по течению реки Св. Лврентия.

Дом его, окруженный прком площдью около пятидесяти кров[101], с лужйкми и высокими дубрвми, грницей которого был высокий берег реки, рдовл глз. Кк своим общим рхитектурным видом, тк и детлями внешнего убрнств он являл собою контрст нглосксонскому псевдоготическому стилю, столь почитемому в Великобритнии. В нем преоблдл фрнцузский вкус, и если бы не быстрое и бурное течение реки Св. Лврентия у его подножья, можно, было бы предствить, что вилл «Монкльм» — именно тк он и нзывлсь — возвышется где-нибудь н берегх Луры[102] по соседству с Шенонсо[103] или Амбузом[104].

Змешнный в последних восстниях сторонников реформ 8 Кнде, де Водрель учствовл и в зговоре, которому предтельство Симон Моргз уготовило столь тргическую рзвязку — гибель н эшфоте[105] Вльтер Годж, Робер Фррн и Фрнсу Клерк, тюремное зключение для остльных зговорщиков. Несколько лет спустя, когд блгодря мнистии[106] последним был возврщен свобод, де Водрель вернулся в свое поместье н острове Иисус.

Вилл «Монкльм» был построен н смом берегу реки. Во время приливов ее волны омывли нижние ступени крыльц с изящной верндой перед фсдом. Дувший от реки ветер сохрнял свежесть и прохлду под безмятежной сенью прк позди усдьбы, что позволяло без труд переносить зной кндского лет. Любителям охоты или рыбной ловли здесь было чем зполнить время с утр и до вечер: дичь н рвнинх остров водилсь в изобилии, рвно кк и рыб в зливчикх реки Св. Лврентия, воды которой по левому берегу окймлялись вдли пышной зеленой рмой — цепью Лврентийских гор.

В этом крю, оствшемся подлинно фрнцузским, все сохрнилось тк, будто Кнд по-прежнему нзывлсь Новой Фрнцией. Нрвы здесь были те же, что и в XVII веке. Английский геогрф Рссел совершенно спрведливо писл: «Нижняя Кнд — это скорее Фрнция былых времен, когд тм црило белое знмя, укршенное лилиями». А фрнцузский пистель Эжен Ревельо отметил: «Это — место, где ншел приют стрый порядок. Это — Бретнь[107] или Вндея[108] шестидесятилетней двности, перенесення з окен. Н этом мерикнском континенте обиттель с звидным тщнием сохрнил нрвы и обычи, нивные веровния и предрссудки своих предков». Все скзнное верно еще и поныне, кк верно и то, что фрнцузский нрод сохрнил в Кнде чистоту, не приемля никкой примеси чужой крови.

Когд в 1829 году де Водрель вернулся н свою виллу «Монкльм», у него были все условия для безбедного существовния. Огромным его состояние нзвть было нельзя, но оно обеспечивло ему достток, при котором он мог бы спокойно нслждться жизнью, если бы неизбывный птриотизм не толкл его н стезю[109] политической деятельности.

К тому времени, когд нчлсь эт история, де Водрелю было сорок семь лет. Из-з рно поседевших волос он, быть может, выглядел несколько стрше своего возрст; но его живой взгляд, темно-синие с поволокой глз, рост выше среднего, крепкое телосложение, обеспечившее ему несокрушимое здоровье, симптичное и приветливое лицо, несколько гордя, но не ндмення оснк выдвли в нем змечтельного предствителя фрнцузского дворянств. Это был истинный потомок той отвжной знти, что пересекл Атлнтику в XVIII веке, сын основтелей смой змечтельной колонии по ту сторону окен, которую с непростительной легкостью фрнцузский король Людовик XV отдл во влдение Великобритнии.

Де Водрель уже лет двендцть был вдовцом. Смерть жены, к которой он питл глубочйшую любовь, стл для него невосполнимой утртой. Его жизнь отныне был посвящен единственной дочери, в которой, кк в зеркле, повторилсь блгородня и щедря нтур мтери.

В ту пору Клре де Водрель было двдцть лет. Изящня фигур, густые почти черные волосы, большие живые глз, смугля бледность лиц, немного слишком серьезный вид делли ее скорее крсивой, чем очровтельной. Ткя девушк могл скорее вызвть увжение, чем увлечь, — словом, он весьм походил н некоторых героинь Фенимор Купер[110]. Держлсь Клр по большей чсти с холодной неприступностью. Ндо отметить, что все ее существовние было посвящено единственной испытнной дотоле любви — любви к отечеству.

Действительно, Клр де Водрель был стрстной птриоткой. В период волнений 1832 и 1834 годов он внимтельно следил з всеми перипетиями восстния.

Лидеры оппозиции считли ее смой отвжной из молодых Девушек, прослвившихся своей преднностью делу нционльного освобождения. А потому, когд друзья и политические единомышленники де Водреля собирлись у него н вилле «Монкльм», Клр принимл учстие в их совещниях и, хотя в рзговор вмешивлсь редко, зто много слушл, нблюдл, знимлсь перепиской с комитетми сторонников реформ. Все фрнко-кндцы питли к ней бсолютное доверие, ибо он его зслуживл, и смое дружеское рсположение, ибо он был его достойн.

Однко с некоторых пор в этом горячем сердце поселилсь другя любовь, слившяся воедино с тем чувством, н которое ее вдохновляло отечество, — идельня, неясня любовь, которя дже не ведл, кому преднзнчлсь.

В 1831 и 1834 годх глвенствующую роль в попыткх поднять мятеж сыгрл одн тинствення личность, рисковвшя своей головой со смелостью, отвгой и бескорыстием, способными увлечь чувствительное вообржение. С тех пор во всех провинциях Кнды с восторгом повторяли имя этого человек — точнее скзть, то, что считлось тковым, поскольку его нзывли не инче кк Жн Безымянный. В дни мятежей он появлялся в смой гуще борьбы, к концу схвтки исчезл. Но чувствовлось, что, и, нходясь в тени, он не перестет действовть и, не поклдя рук, приближет будущее стрны. Влсти тщетно пытлись обнружить его убежище. Дже фирм «Рип и Ко» потерпел неудчу в своих розыскх. Впрочем, ничего не было известно ни о происхождении этого человек, ни о его прошлой и нстоящей жизни. Тем не менее, приходилось признть, что его влияние н фрнко-кндское нселение огромно. В дльнейшем вокруг его личности сложились легенды, и птриоты с нетерпением ожидли, что он вот-вот появится среди них, потряся знменем незвисимости. Деяния этого безымянного героя ншли сильный и глубокий отклик в душе Клры де Водрель. Теперь в смых сокровенных своих мыслях он неизменно обрщлсь к нему. Девушк призывл его, кк ккое-нибудь сверхъестественное существо, он всецело был поглощен этим мистическим общением. Поскольку он полюбил Жн Безымянного смой идельной любовью, ей кзлось, что теперь он любит еще больше и свою стрну. Однко он прятл свое чувство в тйникх души. И когд отец видел, кк дочь, прогуливясь в глубокой здумчивости по прку, удляется в глубь ллеи, он дже не подозревл, что он мечтет о молодом птриоте, ствшем в ее глзх символом кндской революции. Среди политических единомышленников, чще всего собирвшихся н вилле «Монкльм», встречлись узким кругом некоторые из тех, чьи родственники принимли вместе с де Водрелем учстие в гибельном зговоре 1825 год.

В числе их следует нзвть Андре Фррн и Уильям Клерк, чьи бртья — Робер и Фрнсу — взошли 27 сентября 1825 год н эшфот; зтем — Винсент Годж, сын Вльтер Годж, мерикнского птриот, погибшего з дело незвисимости Кнды. Кроме того, к де Водрелю приходил и квебекский двокт, депутт Себстьян Грмон — тот смый, у кого в доме якобы появился Жн Безымянный, о чем и поступил ошибочный сигнл в гентство Рип.

Смым горячим борцом с угнеттелями был, несомненно, Винсент Годж, которому тогд минуло тридцть дв год. Мть его был фрнцуженкой и умерл с горя вскоре после кзни муж. Чсто нходясь в обществе Клры, Винсент Годж, конечно же, не мог не прийти от нее в восхищение, зтем и не полюбить ее. Это был человек незурядной, очень приятной нружности, хотя и с мнерми пригрничного янки. С точки зрения верности в чувствх, основтельности и ндежности в поступкх Клр де Водрель не могл бы нйти себе более достойного супруг. Но молодя девушк дже не змечл его искний. Между Винсентом Годжем и ею могл быть лишь одн связующя нить — любовь к отечеству. Клр высоко ценил его достоинств, но полюбить его не могл. Все ее помыслы и устремления приндлежли другому — незнкомцу, которого он ждл и, который должен был однжды войти в ее жизнь.

Между тем де Водрель и его друзья внимтельно следили з умонстроениями в кндских провинциях. Общественное мнение тм было крйне нстроено против лоялистов. Речь теперь шл не о тйном сговоре политических лиц, кк в 1825 году, поствивших своей целью зхвт генерл-губернтор. Отнюдь нет! Это был уже всеобщий зговор, но в звулировнной форме. Для окрытого бунт достточно было, чтобы ккой-то лидер, обртившись к прихожнм во всех грфствх, призвл либерлов к восстнию. И в этом случе депутты-реформисты, де Водрель и его товрищи, несомненно, окзлись бы в первых рядх восствших.

В смом деле, никогд еще обстоятельств не были столь блгоприятными. Доведенные до крйности сторонники реформ выступли со стрстными протестми, рзоблчя мхинции првительств, объявившего, что нглийским кбинетом оно уполномочено рспоряжться общественными суммми без соглсия Предствительного собрния. Гзеты — среди них «Кндец», основнный в 1806 году, и «Мститель», более позднего происхождения, — метли громы и молнии против ктов Бритнской Короны и нзнченных ею должностных лиц. Они перепечтывли речи, произнесенные в прлменте или н нродных митингх ткими людьми, кк Ппино, Виже, Кенель, Сен-Рель, Бурдж и другие, соревноввшиеся между собой в тлнте и смелости птриотических обличений. В этих условиях достточно было искры, чтобы вызвть взрыв нродного гнев, и сторонникм реформ это было известно ничуть не хуже, чем лорду Госфорду. Тк обстояли дел, когд утром 3 сентября н виллу «Монкльм» пришло письмо, опущенное нкнуне в конторе почтового отделения в Монреле. Оно извещло де Водреля о том, что его друзья Винсент Годж, Андре Фррн и Уильям Клерк приглшены собрться у него н вилле вечером того же дня.

Де Водрель никк не мог определить, кому приндлежит почерк. Автор подпислся лишь двумя словми: «Сын Свободы». Его несколько удивило это сообщение, глвное — форм, в ккой оно было сделно. Нкнуне де Водрель виделся со своими друзьями в Монреле, в доме у одного из них, и они рсстлись, не нзнчив встречи н следующий день. Знчит, Винсент Годж, Фррн и Клерк тоже получили подобные письм, нзнчвшие им свидние н вилле «Монкльм»? Должно быть, тк оно и было, хотя следовло опсться, не кроются ли з всем этим происки полиции. Подобное опсение было вполне опрвднно после измены Симон Моргз.

Кк бы то ни было, де Водрелю оствлось лишь ждть. Когд Винсент Годж, Фррн и Клерк прибудут н виллу — если прибудут, они, конечно, рссеят все его сомнения относительно встречи, нзнченной столь стрнным обрзом. Тково было мнение Клры, когд он ознкомилсь с содержнием письм. Не отрывя глз от тинственного послния, он внимтельно изучл строчки. Ею овлдело стрнное предчувствие: тм, где отец подозревл рсствленную ему и его товрищм ловушку, он, ноборот, увидел знк некоего могущественного вмештельств в дело нционльного освобождения. Не проявляет ли, нконец, себя тот, в чьих рукх — нити нового восстния, которое он возглвит и доведет до конц?

— Отец, — скзл он, — я этому письму доверяю!

Поскольку встреч был нзнчен лишь н вечер, де Водрель пожелл съездить перед тем в Лвль. Быть может, тм он получит ккое-либо известие, которое прольет свет н згдочное письмо. К тому же в Лвле он сможет встретить Винсент Годж и обоих друзей, когд те будут высживться н остров Иисус. Он уже было рспорядился, чтобы зпрягли, но в эту минуту вошел слуг и доложил, что н виллу «Монкльм» явился посетитель.

— Кто ткой? — быстро спросил де Водрель.

— Вот его визитня крточк, — ответил слуг.

Де Водрель взял крточку и, прочтя стоявшее н ней имя, воскликнул:

— Тк это же нш слвный мэтр Ник! Он всегд желнный гость! Проси!

Минуту спустя перед Водрелем и его дочерью предстл нотриус.

— Вот и вы, мэтр Ник! — воскликнул де Водрель.

— Собственной персоной! Всегд к вшим услугм, ткже к услугм мдемузель Клры! — ответил нотриус.

И он пожл руку де Водрелю, отвесив снчл брышне один из тех церемонных поклонов, искусство которых сохрнилось, пожлуй, лишь в среде стрых чиновных служщих.

— Мэтр Ник, — снов зговорил де Водрель, — вот уж неожиднный, но от этого ничуть не менее приятный визит!

— Приятный в особенности для меня! — ответил мэтр Ник. — Кк вше здоровье, брышня?.. А вше, господин де Водрель? Вид у вс цветущий! Воистину жить н вилле «Монкльм» весьм полезно!.. Ндо будет мне зхвтить с собою н площдь Бон-Секур немного здешнего воздух, которым тк легко дышится!

— Только от вс звисит возможность зпсться им, мэтр Ник! Нвещйте нс почще...

— И оствйтесь н несколько дней! — добвил Клр.

— А моя контор, мои дел! — вскричл словоохотливый нотриус. — Ведь они не дют мне никкой возможности вкусить вольготной деревенской жизни! Првд, отнюдь не звещния!

— В Кнде сейчс живут до ткой глубокой стрости, что, в конце концов, вообще перестнут умирть. У нс столько восьмидесятилетних и дже столетних! Это переходит всякие сттистические грницы! Зто вот брчные контркты — это кк рз то, что приносит мне нибольший доход! Предствьте себе! Постойте-к! Через шесть недель у меня нзнчен встреч в Лпрери, у одного из моих клиентов — из смых лучших клиентов, можете мне поверить! Меня попросили соствить брчный контркт его девятндцтому отпрыску!

— Держу при, это нверняк мой фермер Том Арше! — откликнулся де Водрель.

— Он смый! И меня ждут именно н вшей ферме «Шипогн».

— Это змечтельня семья, мэтр Ник!

— Воистину, господин де Водрель, и зметьте, я еще длеко не покончил с деловыми документми, связнными с нею!

— Что ж, господин Ник, — скзл Клр, — весьм вероятно, что мы с вми увидимся н ферме «Шипогн». Том Арше тк нстоятельно просил нс присутствовть н свдьбе его дочери, что мы с отцом, если нс ничто не здержит н вилле «Монкльм», хотим доствить ему это удовольствие!..

— Вы доствите этим удовольствие и мне тоже! — ответил мэтр Ник. — Рзве не рдость для меня видеть вс? Только я могу вм сделть один упрек, мдемузель Клр...

— Упрек, господин Ник?

— Д! В том, что вы приглшете меня в себе в кчестве друг, но не приглшете в кчестве нотриус!

Поняв нмек, молодя девушк улыбнулсь, но почти тотчс лицо ее снов стло, кк всегд, серьезным.

— Однко сегодня, дорогой Ник, — зметил де Водрель, — вы пожловли н виллу «Монкльм» не кк друг, но кк нотриус?

— Рзумеется!.. Рзумеется! — ответил мэтр Ник. — Но не по поводу мдемузель Клры! У нее, в конце концов, все еще впереди! Все еще будет! Кстти, господин де Водрель, хочу вс предупредить, что я приехл не один...

— Кк, мэтр Ник, вы оствили вшего спутник дожидться в прихожей? Я сейчс же прикжу его просить...

— Нет, нет! Не стоит! Это всего-нвсего мой млдший клерк... мльчик, который сочиняет стишки... слыхнное ли дело? И гоняется з блуждющими огнями! Можете вы себе предствить эткого клерк-поэт или поэт-клерк, мдемузель Клр? Мне хотелось, господин де Водрель, поговорить с вми недине, потому я отослл его прогуляться по прку...

— Вы првильно сделли, мэтр Ник, но следовло бы предложить этому юному поэту чего-нибудь прохлдительного.

— Не стоит! Он у нс вкушет лишь нектр, и только нисвежйший!

Де Водрель не смог удержться от смех, слушя неиспрвимого шутник и блгур, которого знл с двних пор и чьи советы по упрвлению делми были ему всегд тк полезны.

— Я оствлю вс с отцом одних, господин Ник, — скзл Клр.

— Нет, нет, попрошу вс остться, мдемузель! — возрзил нотриус. — Я зню, что могу обо всем говорить при вс, тем более о вещх, имеющих отношение к политике... по крйней мере, мне тк кжется, хотя вм небезызвестно, что я в нее никогд не вмешивюсь...

— Хорошо, хорошо, мэтр Ник! — ответил де Водрель. — Клр будет присутствовть при ншей беседе. Только сядем снчл и будем беседовть сколько вм угодно!

Нотриус пододвинул себе одно из плетеных кресел, которыми был обствлен гостиня, де Водрель с дочерью уселись нпротив него н дивне.

— Ну-с, дорогой Ник, — произнес де Водрель, — рсскзывйте, с чем вы пожловли н виллу «Монкльм»!

— Дбы вручить вм вот это, — ответил нотриус.

И он достл из крмн пчку бнкнот.

— Деньги? — воскликнул де Водрель, не сумев скрыть своего крйнего изумления.

— Д, деньги, и немлые, хотите вы того или нет. Солидня сумм!

— Солидня сумм?..

— Судите сми! Пятьдесят тысяч пистров в отличных бнкнотх, имеющих зконное хождение!

— И эти деньги преднзнчены мне?..

— Вм и только вм!

— А кто мне их посылет?

— Не могу вм этого скзть по той простой причине, что и см не зню.

— Кково же преднзнчение этих денег?

— Этого я тоже не зню!

— А кк вм было поручено передть мне ткую знчительную сумму?

— Прочтите.

И нотриус протянул де Водрелю письмо, содержвшее всего несколько строк:

Мэтр Ник, нотриус из Монреля, соблговолите передть председтелю комитет сторонников реформ в Лвле, н виллу «Монкльм», остток суммы под окончтельный нш рсчет с конторой.

2 сентября 1837 год

Ж. Б.

Де Водрель глядел н нотриус, ничего не понимя.

— Мэтр Ник, откуд было отпрвлено это письмо? — нконец спросил он.

— Из Сен-Шрля, что в грфстве Вершер!

Клр взял письмо в руки и стл внимтельно рссмтривть почерк — не похож ли он н тот, кким нписно письмо, предупреждвшее де Водреля о визите его друзей? Но ничего подобного. Ни млейшего сходств у двух этих послний, н что девушк и обртил внимние отц.

— Не догдыветесь ли вы, господин Ник, — спросил он, — чья подпись скрывется под иницилми Ж. Б.?

— Понятия не имею, мдемузель Клр.

— И, тем не менее, вы не впервые имеете дело с этим человеком?

— Рзумеется!

— Или дже людьми — ведь в письме скзно не «мои», «нш» рсчет; это позволяет думть, что зглвные буквы относятся к рзным именм.

— Возможно, — ответил мэтр Ник.

— Я полгю, — скзл де Водрель, — что поскольку речь здесь идет об окончтельном рсчете, то рнее вы уже, видимо...

— Господин де Водрель, — прервл его нотриус, — вот что я могу и, по-моему, должен рсскзть вм!

И, сделв пузу, чтобы получше собрться с мыслями, мэтр Ник поведл следующее:

— В тысяч восемьсот двдцть пятом году, месяц спустя после суд, стоившего жизни нескольким из смых дорогих вм товрищей, господин де Водрель, вм — свободы, я получил ценную бндероль, содержвшую бнкноты н громдную сумму в сто тысяч пистров. Бндероль был отпрвлен из почтовой конторы в Квебеке и содержл письмо, соствленное в следующих выржениях: «Сия сумм в сто тысяч пистров доверяется мэтру Нику, нотриусу из Монреля, с тем, чтобы он рсходовл ее соглсно укзниям, которые будут им получены в дльнейшем. Предполгется, что он сохрнит тйну вклд, вверенного его попечению, ткже и последующего его использовния».

— И под этим стоял подпись... — взволновнно нчл Клр.

— Под этим стоял подпись Ж. Б., — кивнул мэтр Ник.

— Ткие же иницилы? — спросил де Водрель.

— Точно ткие же? — подхвтил Клр.

— Д, мдемузель. Можете себе предствить, — продолжил нотриус, — кк я был удивлен ткому тинственному хрктеру вклд. Но поскольку, во-первых, я не мог отослть сумму обртно неизвестному клиенту и, во-вторых, не собирлся извещть об этом влсти, то я положил эти сто тысяч пистров в Монрельский бнк и стл ждть.

Клр де Водрель и ее отец слушли мэтр Ник с нпряженным внимнием. Ведь нотриус скзл, что, по его предположениям, эти деньги имеют, вероятно, политическое нзнчение! И по всему видно, он не ошибся.

— Шесть лет спустя, — продолжил он, — письмом, подписнным теми же згдочными иницилми, у меня был зтребовн сумм в двдцть две тысячи пистров с просьбой нпрвить деньги в местечко Бертье грфств с тем же нзвнием.

— А кому? — спросил де Водрель.

— Председтелю комитет сторонников реформ, некоторое время спустя, кк вм известно, вспыхнул мятеж. Прошло еще четыре год, и точно тким же письмом мне было предписно отпрвить сумму в двдцть восемь тысяч пистров в Сент-Мртин, н этот рз председтелю комитет из Штогэ. И, кк вы знете, через месяц остря политическя борьб н выборх 1834 год привел к отсрочке зседний плты, сопровождлсь он требовнием отдчи под суд губернтор лорд Айлмер!

Порзмыслив с минуту нд услышнным, де Водрель обртился к нотриусу:

— Итк, дорогой Ник, вы нходите связь между политическими выступлениями и высылкой денег в дрес комитетов сторонников реформ?

— Я, господин де Водрель, — ответил н это мэтр Ник, — вовсе ничего не нхожу! Я не политик! Я простой чиновник и всего лишь нпрвлял суммы, полученные н хрнение, в соответствии с укзнными мне дресми! Я излгю фкты тк, кк они есть, делть из них выводы — это уж вш збот!

— Хорошо, осторожный друг мой! — улыбнулся де Водрель. — Мы не будем компрометировть вс. И, тем не менее, вы явились сегодня н виллу «Монкльм»...

— Чтобы в третий рз, господин де Водрель, сделть то, что я проделывл уже двжды. Сегодня, то есть третьего сентября, утром я получил уведомление: во-первых, снять остток врученной мне н хрнение суммы, во-вторых, передть ее в руки председтеля комитет в Лвле. А поскольку председтелем укзнного комитет является господин де Водрель, я и прибыл сюд, чтобы передть ему ознченную сумму с целью окончтельного рсчет. По ккому нзнчению он будет использовн, я не зню, и знть не хочу. Я передл деньги в собственные руки укзнного в письме председтеля, и если я не послл их по почте, предпочел привезти см лично, то только потому, что хотел, пользуясь случем, повидть своего друг де Водреля и его дочь мдемузель Клру.

Пок мэтр Ник излгл свою историю, его слушли, не перебивя. Теперь, выскзв все, что счел нужным, он встл с кресл, подошел к дверям, выходившим н вернду, и стл смотреть н проплыввшие вверх и вниз по реке суд.

Погруженный в свои мысли, де Водрель молчл. Его дочь тоже глубоко здумлсь. Не оствлось никких сомнений, что эти деньги, столь тинственным обрзом врученные мэтру Нику, уже употреблялись н нужды нционльного дел, кк не оствлось сомнений и в том, что они имели то же смое преднзнчение и теперь, в связи с близящимся восстнием. А поскольку прислны они были в тот же день, когд тинственный «Сын Свободы» созвл н виллу «Монкльм» смых близких друзей де Водреля, то здесь имело место, по меньшей мере, удивительное совпдение!

Бесед вскоре возобновилсь — д и кк могло быть инче при великой словоохотливости мэтр Ник? Он зговорил с де Водрелем о том, что ему было хорошо известно, — о политической ситуции, особенно в Нижней Кнде. И рсскзывл он об этом с крйней сдержнностью в оценкх, не будучи склонен — кк он не перествл повторять — вмешивться в то, что его никк не кслось. Говорил же он об этом лишь зтем, чтобы призвть де Водреля к осторожности, ибо сейчс нверняк во всех приходх грфств Монрель ндзор полицейских гентов усилился.

В связи с этим мэтр Ник дже скзл:

— Влсти особенно опсются, кк бы сейчс не явился ккой-нибудь лидер, способный возглвить нродное движение, и кк бы тким лидером не стл знменитый Жн Безымянный!

При последних словх Клр порывисто поднялсь и, подойдя к открытому окну, выходившему в прк, облокотилсь о подоконник.

— Рзве вы знете этого отвжного гиттор, дорогой Ник? — спросил де Водрель.

— Нет, я его не зню, — ответил нотриус, — никогд его не видел и дже ни рзу не встречл никого, кто был бы с ним знком! Но он существует, н этот счет нет никких сомнений!.. Я живо предствляю его себе молодым человеком высокого рост, с блгородными чертми лиц, приятным голосом — если только это не ккой-нибудь птрирх, стоящий н пороге стрости, весь в морщинх и потрепнный жизнью! С ткими людьми никогд не знешь, чего ожидть!

— Кто бы он ни был, — ответил де Водрель, — дй Бог, чтобы ему скорее пришл мысль нс возглвить, и мы пойдем з ним туд, куд он нс поведет!..

— Ах, господин де Водрель, очень может быть, что это произойдет совсем скоро! — воскликнул мэтр Ник.

— Вы тк думете? — откликнулсь Клр, быстро вернувшись н середину гостиной.

— Думю, мдемузель Клр... или... пожлуй, ничего я не думю! Тк будет блгорзумнее!

— Нет, нет, — нстивл девушк. — Говорите, говорите, пожлуйст! Что вм известно?

— Лишь то, что известно, несомненно, и другим, — ответил мэтр Ник, — что Жн Безымянный снов объявился в грфстве Монрель. По крйне мере ходят слухи... к сожлению...

— К сожлению? — переспросил Клр.

— Д, потому что если это тк, то, боюсь, ншему герою не удстся уйти от полиции. Вот и сегодня, проезжя через остров Монрель, я повстречлся с ищейкми, которых полицеймейстер Джильберт Аргл пустил по следу Жн Безымянного, и среди них — глву фирмы «Рип и Ко»...

— Кк? Рип?

— Его смого, — ответил нотриус. — Он человек ловкий и к тому же прельстился, должно быть, большим вознгрждением. Если ему удстся схвтить Жн Безымянного, суд нд этим молодым человеком — он все же, очевидно, молод! — суд нд ним неизбежен и в нционльной пртии будет одной жертвой больше!

Несмотря н все свое смооблдние, Клр внезпно побледнел и зкрыл глз. Он едв совлдл со своим сильно збившимся сердцем. Де Водрель в здумчивости ходил взд и вперед по гостиной.

Мэтр Ник, желя зглдить тяжелое впечтление от его последних слов, добвил:

— Во всяком случе, он не из робкого десятк, этот Жн Безымянный!.. До сих пор ему удвлось уйти от смых тщтельных розысков. Ну если его слишком уж прижмут, любой дом в грфстве приютит его, все двери откроются перед ним — дже дверь конторы мэтр Ник, если этот человек придет и попросит убежищ... несмотря н то, что мэтр Ник никоим обрзом не желет вмешивться в политику!

С этими словми нотриус рспрощлся с де Водрелями. Ему ндо было спешить, если он хотел возвртиться в Монрель к обеденному чсу — этому неизменному и всегд вожделенному чсу, когд он совершл один из вжнейших ритулов своего существовния.

Де Водрель хотел рспорядиться зпрячь лошдей, чтобы мэтр Ник отвезли в Лвль. Но тот, будучи человеком осторожным, откзлся. Будет лучше, если никто не узнет о его визите н виллу «Монкльм». У него, слв Богу, крепкие ноги, и лишняя миля не зтруднит одного из лучших ходоков кндских нотрильных учреждений. И потом, рзве в его жилх не течет кровь Сгморов, рзве он не потомок тех выносливых индейских племен, воины которых могли целыми месяцми идти тропой войны?

Короче говоря, мэтр Ник кликнул Лионеля, который, конечно же, гонялся по ллеям прк з священным сонмом муз, и они, поднимясь вверх вдоль левого берег реки Св. Лврентия, пошли нзд к Лвлю.

Прошгв три четверти чс, они подошли к пристни кк рз в ту минуту, когд из прибывшего «ботик» н нее сходили Винсент Годж, Клерк и Фррн, нпрвляясь н виллу «Монкльм». Когд они порвнялись с нотриусом, то поприветствовли его неизменным и рдушным «здрвствуйте, мэтр Ник!». Нконец, снов, перепрвившись через реку и проделв обртный путь в немной крете, нотриус возвртился в свой дом н рыночной площди Бон-Секур — кк рз в тот момент, когд стря служнк, миссис Долли, ствил н стол дымящуюся миску с супом.

Мэтр Ник, нпевя себе под нос:

И жизнь, блуждющее плмя,
И смерть, блуждющий огонь! —

срзу уселся в большое кресло, Лионель знял свое место нпротив.

— Не бед, — шутливо зметил нотриус, — если во время еды у тебя в глотке зстрянет несколько стихов, глвное — смотри не подвись костями!

Глв V

НЕЗНАКОМЕЦ

Когд Винсент Годж, Уильям Клерк и Андре Фррн прибыли н виллу, их встретил см де Водрель.

Клр поднялсь к себе в комнту. Через выходящее в прк окно он окидывл взором поля, окймленные длеко н горизонте цепью Лврентийских гор[111]. Мысли о тинственном незнкомце, о котором ей только что тк живо нпомнили, поглощли ее целиком. Знчит, он появился в округе. Его усиленно рзыскивют н острове Монрель... Чтобы получить приют н острове Иисус, ему было бы достточно перепрвиться через рукв реки! Но зхочет ли он просить убежищ н вилле «Монкльм»? Что у него есть здесь друзья, готовые принять его, — в этом он может не сомневться. Но ведь укрыться в доме де Водреля, председтеля одного из комитетов сторонников реформ, ознчет подвергнуть себя еще большей опсности. А что если вилл под особым нблюдением? Несомненно, тк! И все же у Клры было предчувствие, что Жн Безымянный явится сюд, хотя бы н один день, хотя бы н чс! Рзволноввшись и желя побыть одн, девушк ушл из гостиной, прежде чем туд вошли друзья де Водреля.

Уильям Клерк и Андре Фррн — об почти ровесники де Водреля — были в прошлом офицерми кндской милиции. Рзжловнные после процесс 25 сентября, отпрвившего их бртьев н эшфот, приговоренные сми к пожизненному зключению, они, кк и де Водрель, получили свободу лишь блгодря мнистии. Сторонники нционльного освобождения видели в них обоих людей действия, которые только и ждут возможности с риском для жизни принять учстие в новом вооруженном восстнии. Это были сильные, энергичные мужчины, способные переносить лишения и устлость, ствшие привычными для них во время охотничьих сезонов в лесх и н рвнинх грфств Тру-Ривьер[112] где у них были большие влдения.

Едв пожв руку де Водрелю, Винсент Годж спросил, известно ли ему, что Фррн, Клерк и см он приглшены н виллу, кждый отдельным письмом?

— Д, — ответил де Водрель, — письм, которые вы получили, кк и полученное мною, конечно, тоже подписны: «Сын Свободы»?

— Верно, — ответил Фррн.

— Нет ли здесь ккой-нибудь ловушки? — спросил, обрщясь к де Водрелю, Уильям Клерк. — Может, устроив ткую встречу, кто-то хочет зхвтить нс врсплох и с поличным?

— Зконодтельный совет, нсколько мне известно, — ответил де Водрель, — еще не отнял у кндцев прв ходить друг к другу в гости.

— Нет, конечно, — скзл Фррн, — но тогд кто же этот человек, поствивший подпись под письмом, подозрительно смхивющим н нонимное, и почему он не нзвл своего нстоящего имени?..

— Это в смом деле стрнно, — отозвлся де Водрель, — тем более что этот неизвестный, кем бы он ни был, дже не сообщил, нмеревется ли см присутствовть н этой встрече. Письмо, которое получил я, извещет меня только о том, что вы трое должны прибыть сегодня вечером н виллу «Монкльм»...

— Нши тоже не содержт никких иных сведений, — добвил Уильям Клерк.

— Если порзмыслить, — зметил Винсент Годж, — то зчем бы этому незнкомцу извещть нс, если см он не собирется быть н ншем совещнии? Я склонен думть, что он тоже явится...

— Что ж, пусть является! — отозвлся Фррн. — Мы сперв посмотрим, что это з человек, выслушем, что он имеет нм скзть, и выпроводим его, если нс что-либо не устроит.

— Водрель, — спросил Уильям Клерк, — твоя дочь знет о письме? Что он о нем думет?

— Он не нходит его подозрительным, Уильям.

— Что ж, подождем! — скзл Винсент Годж. — В любом случе, если подтель сего письм придет н эту встречу, он зхочет принять некоторые меры предосторожности, потому, конечно же, прибудет н виллу «Монкльм» лишь с нступлением темноты, что вполне опрвднно при нынешних обстоятельствх.

Тут рзговор де Водреля и его друзей переключился н политическую ситуцию, ствшую весьм нпряженной вследствие предпринятых нглийским прлментом притеснительных мер. Все признли, что ткое положение вещей не может продолжться долго. И в этой связи де Водрель сообщил, что он, в кчестве председтеля комитет Лвля, получил через посредство нотриус Ник знчительную сумму денег, несомненно преднзнченную послужить нуждм общего дел.

Во время прогулки по прку в ожиднии обеденного чс Винсент Годж, Уильям Клерк и Андре Фррн подтвердили де Водрелю то, что ему говорил и мэтр Ник. Агенты Джильберт Аргл были нчеку. Не только весь персонл фирмы Рип, но и нряды регулярной полиции прочесывли местность и приходы грфств, прилгя все силы к тому, чтобы обнружить след Жн Безымянного. Очевидно, одного только появления этого человек было достточно, чтобы вспыхнул мятеж. Вполне возможно, что незнкомец сможет просветить де Водреля и н этот счет.

Около шести чсов вечер де Водрель с друзьями вернулись в гостиную, куд спустилсь и Клр. Уильям Клерк и Андре Фррн поздоровлись с нею с отеческой нежностью, что позволяли им и возрст, и близкя дружб. Винсент Годж удовольствовлся тем, что почтительно пожл руку, протянутую ему девушкой. Зтем он подл ей руку и все перешли в столовую.

Стол был нкрыт обильный, кк это обычно бывло в те времен и в смых богтых, и в смых скромных кндских домх. Обед состоял из речной рыбы, дичи из окружющих лесов, овощей и фруктов, собрнных н угодьях вокруг усдьбы.

Во время еды бесед совсем не кслсь ожидемой всеми с тким нетерпением встречи. Лучше было не говорить об этом в присутствии лкеев, хотя они были верными слугми, двно жившими в доме де Водрелей.

Вечер после обед был тк хорош, жр сменилсь ткой мягкой прохлдой, что Клр решил посидеть н вернде. Рек Св. Лврентия лскл нижние ступени крыльц, омывя их водми прилив, которые в тени кзлись совсем неподвижными. Де Водрель, Винсент Годж, Клерк и Фррн покуривли, облокотясь н блюстрду и лишь изредк перебрсывясь вполголос словми.

Было немногим более семи чсов. Темнот нчинл зволкивть впдины речной долины. По мере того кк сумерки продвиглись все дльше к зпду, в противоположной стороне неб нчли зжигться звезды.

Клр поглядывл вверх и вниз по течению реки Св. Лврентия. Не прибудет ли незнкомец этим путем, по воде? Это кзлось ниболее вероятным, если он не хотел оствлять следов. В смом деле, небольшя лодк легко могл проскользнуть вдоль берег незмеченной под прикрытием свисющих в воду ветвей и тростников. Причлив внизу у террсы, можно было незметно проникнуть н виллу, потом покинуть ее, не возбудив ни млейшего подозрения у людей в доме.

Но поскольку существовл возможность, что тинственный гость прибудет не по реке Св. Лврентия, де Водрель рспорядился немедленно провести к нему всякого, кто явится н виллу. Свет лмпы, зжженной в гостиной, почти не просчивлся сквозь знвеси окон, зщищенных еще и мтовыми стеклми вернды. Снружи совсем не было видно, что делется внутри.

Однко если со стороны прк все было спокойно, то со стороны реки дело обстояло инче. По ней время от времени проплывли ккие-то лодки, подходя то к левому, то к првому берегу. Иногд они сближлись, сидевшие в них люди обменивлись отрывистыми фрзми, зтем лодки рсходились в рзные стороны.

Де Водрель и его друзья внимтельно нблюдли з этим сновнием лодок, причин которого им был слишком хорошо известн.

— Это полицейские генты, — скзл Уильям Клерк.

— Д, — ответил Винсент Годж, — и они нблюдют з рекой горздо ктивнее, чем когд-либо прежде...

— А может быть, и з виллой «Монкльм» тоже!

Последние слов, скзнные шепотом, не были произнесены ни де Водрелем, ни его дочерью, ни кем-либо из его гостей.

Спрв от лестницы кк из-под земли вырос прятвшийся в высокой трве под блюстрдой человек. Он поднялся по ступеням, прошел быстрыми шгми через вернду, приподнял шпку и скзл с легким поклоном:

— Я — Сын Свободы, который писл вм, господ.

Де Водрель, Клр, Годж, Клерк и Фррн, удивленные этим внезпным появлением, стрлись рзглядеть человек, проникшего н виллу тким необычным способом. Впрочем, его внешность, кк и голос, были им одинково незнкомы.

— Господин де Водрель, — снов зговорил незнкомец, — прошу извинить меня з то, что я вторгся к вм столь стрнным обрзом. Но было очень вжно, чтобы меня не увидели входящим н виллу «Монкльм», кк вжно и то, чтобы меня не видели выходящим отсюд.

— Тк пожлуйте, судрь! — ответил де Водрель.

И все нпрвились в гостиную, дверь которой тотчс зтворили.

Человек, только что прибывший н виллу «Монкльм», и был тот молодой попутчик, в обществе которого мэтр Ник проделл путь от Монреля до остров Иисус. Де Водрель и его друзья отметили про себя, кк рнее нотриус, что он, несомненно, фрнко-кндец.

Вот что он делл, рспрощвшись с мэтром Ником у въезд в Лвль.

Первым делом он нпрвился к скромной хрчевне в одном из нижних квртлов город. Тм, збившись в угол злы, он в ожиднии обеденного чс просмотрел все имевшиеся гзеты. Н его невозмутимом лице никк нельзя было угдть испытывемых им при чтении чувств, хотя гзетные полосы пестрели чрезвычйно резкими выскзывниями в дрес Бритнской Короны. Только что взошл н престол, сменив своего дядю Вильгельм IV, королев Виктория[113], и кк одн, тк и другя сторон горячо обсуждли в сттьях перемены, которые новый двор сулит в упрвлении кндскими провинциями. И хотя скипетр[114] Соединенного Королевств держл теперь женскя рук, приходилось опсться, кк бы он не окзлсь тяжелой длнью[115] для зокенских колоний.

В шесть чсов вечер молодой человек отложил гзеты и прикзл подть себе обед. В восемь он рсплтился и тронулся в путь.

Если бы ккой-нибудь шпик[116] последовл з ним, он увидел бы, кк молодой человек нпрвился к берегу реки, скользнул под сень прибрежной рстительности и зшгл в сторону виллы «Монкльм», до которой добрлся через три четверти чс. Тм незнкомец выждл удобный момент, чтобы подняться н вернду, и читтель уже знет, кким обрзом он вмешлся в беседу де Водреля и его друзей.

Теперь, сидя в гостиной при зкрытых дверях и окнх, они могли рзговривть без опски.

— Судрь, — скзл де Водрель, обрщясь к своему новому гостю, — вы не удивитесь, если я, прежде всего, спрошу вс, кто вы ткой?

— Я скзл это, кк только пришел, господин де Водрель. Я, тк же кк и все вы, Сын Свободы!

У Клры вырвлся невольный вздох рзочровния. Быть может, он ожидл иного имени вместо этого псевдоним, столь рспрострненного в ту пору среди сторонников фрнко-кндского освобождения. Неужели этот молодой человек будет тк упорно сохрнять инкогнито дже н вилле «Монкльм»?

— Милостивый госудрь, — скзл тогд Андре Фррн, — рз уж вы нзнчили нм встречу у де Водреля, то нверняк для того, чтобы сообщить вещи чрезвычйной вжности. Прежде чем нм откровенно объясниться, мы, естественно, хотели бы знть, с кем имеем дело.

— С вшей стороны было бы опрометчиво, господ, не здть мне этого вопрос, — ответил молодой человек, — с моей было бы непростительно, если бы я откзлся н него ответить. И он протянул де Водрелю письмо.

Письмо извещло о визите незнкомц, которому де Водрель и его сортники вполне могли довериться, дже «если он не откроет своего имени». Оно было подписно одним из глвных предводителей оппозиции в прлменте — двоктом Грмоном, депуттом от Квебек, политическим единомышленником де Водреля. Адвокт добвлял ткже, что если посетитель попросит н несколько дней принять его, то де Водрель может с полным доверием дть ему убежище в интересх общего дел.

Де Водрель передл содержние письм дочери, Клерку, Фррну и Годжу.

— Милостивый госудрь, — зключил он, — вы здесь у себя дом и можете оствться н вилле «Монкльм» столько, сколько вм пондобится.

— Дв дня, не больше, господин де Водрель, — ответил молодой человек. — Через четыре дня мне нужно присоединиться к моим товрищм близ устья реки Св. Лврентия. Тк что блгодрю вс з окзнное гостеприимство. А теперь, господ, прошу вс выслушть меня.

Незнкомец очень точно описл состояние умов в кндских провинциях в нстоящий момент, укзв н то, что стрн готов подняться против угнетения со стороны лоялистов и гентов Бритнской Короны. Он убедился в этом см, когд осуществлял в продолжение нескольких недель кмпнию пропгнды реформистов в грфствх верхнего течения реки Св. Лврентия и Утуэ. Через несколько дней он в последний рз пройдет по приходм восточных грфств, с тем, чтобы сплотить будущих учстников восстния, которое рзвернется от устья реки до территории Онтрио. Этому подъему мсс не в состоянии будут противопоствить достточно сил ни лорд Госфорд с предствителями влсти, ни генерл Кольборн с его несколькими тысячми крсных мундиров, и Кнд — он не сомневется в этом — сбросит, нконец, иго угнеттелей.

— Провинция, отторгнутя от своей родины, — добвил он, — это дитя, отнятое у мтери! И з возврщение его ндо неустнно и беспощдно бороться! Збывть об этом никк нельзя!

Незнкомец произносил эти слов очень хлднокровно, что крсноречиво свидетельствовло о том, нсколько он всегд и везде умеет влдеть собой. И, тем не менее, чувствовлось, что в душе его бушует плмя, что его мысли вдохновляются смым пылким птриотизмом. Пок он в мельчйших подробностях сообщл о том, что сделл и что собирется предпринять, Клр не сводил с него глз. Все говорило ей, что перед нею — нстоящий герой в котором в мечтниях своих он видел воплощение кндской революции.

Когд де Водрель, Винсент Годж, Клерк и Фррн были уже достточно осведомлены о его действиях, молодой человек добвил:

— Всем поборникм ншей втономии, господ, нужен предводитель, и этот предводитель появится тогд, когд нстнет чс встть во глве движения. А до тех пор необходимо сформировть деятельный комитет, дбы он объединил рзрозненные усилия. Не соглситесь ли вы, господин де Водрель, вместе с вшими друзьями соствить ткой комитет? Вши близкие и вы сми уже пострдли з дело нции. Это дело стоило жизни ншим лучшим птриотм, вшему отцу, Винсент Годж, вшим бртьям, Уильям Клерк и Андре Фррн...

— Из-з предтельств одного негодяя, милостивый госудрь! — вствил Винсент Годж.

— Д... негодяя! — повторил незнкомец.

И Клре покзлось, что его голос, доселе твердый, слегк дрогнул.

— Но, — добвил он, — человек этот умер.

— Рзве? — спросил Уильям Клерк.

— Д, умер! — решительно повторил незнкомец, совершенно уверенный в том, в чем, однко, никому еще не довелось убедиться.

— Умер? Симон Моргз умер?! И мне не суждено было свершить суд нд ним! — воскликнул Винсент Годж.

— Друзья! Не будем больше говорить об этом предтеле, — скзл де Водрель, — и позвольте мне дть ответ н сделнное нм предложение.

— Милостивый госудрь, — нчл он, обртившись к своему гостю, — мы готовы снов сделть то, что сделли нши близкие. Мы готовы рисковть жизнью, кк рисковли они. Итк, можете рссчитывть н нс, мы берем н себя обязтельство создть н вилле «Монкльм» центр по объединению усилий, предпринятых вми по собственному почину. Мы поддерживем связь со всеми комитетми округ и будем действовть по первому сигнлу, не щдя сил. Вы нмереветесь, кк вы скзли, уйти отсюд через дв дня, чтобы посетить восточные приходы? Пусть будет тк! По возврщении вы нйдете нс в готовности пойти з любым лидером, который поднимет знмя борьбы з незвисимость, кто бы это ни был!

— Водрель скзл от имени нс всех, — добвил Винсент Годж. — У всех у нс только одно желние — избвить ншу стрну от угнетения, обеспечить ей неотъемлемое прво быть свободной!..

— Которое н этот рз он сумеет звоевть! — подхвтил Клр де Водрель, приблизившись к молодому человеку.

Но тот вдруг нпрвился к двери гостиной, ведущей н террсу.

— Послушйте, господ! — скзл он.

Со стороны Лвля слышлся невнятный гул.

— Что это ткое? — спросил Уильям Клерк.

— Уж не нчлось ли восстние? — отозвлся Андре Фррн.

— Дй Боже, чтобы только не это! — прошептл Клр. — Еще слишком рно...

— Д! Слишком рно! — подтвердил молодой человек.

— Что бы это могло быть? — спросил де Водрель. — Слышите, шум приближется...

— Похоже н звуки трубы! — добвил Андре Фррн.

Действительно, звуки меди, пересекя прострнство, доносились до виллы «Монкльм» через рвные промежутки времени. Не нпрвлялся ли к жилищу де Водреля вооруженный отряд?

Хозяин открыл дверь гостиной и вместе с друзьями вышел н вернду.

Взгляды всех тотчс обртились н зпд. Но с той стороны не было никких подозрительных огней. Очевидно, шум доносился не с рвнин остров Иисус. И, тем не менее, до виллы долетл ккой-то гул, теперь уже более близкий, одновременно рздвлись звуки трубы.

— Это тм... тм... — скзл Винсент Годж.

И покзл пльцем н середину реки Св. Лврентия, в сторону Лвля. В укзнном нпрвлении рзличлся еще не слишком яркий свет нескольких фкелов, отржвшийся в мутновтой воде.

Прошло две-три минуты. Бркс, плывший с отливом вниз по реке, вдруг подхвтило течением у крутого берег и срзу перенесло н четверть мили вперед. В нем окзлось человек двендцть, и при свете фкелов уже нетрудно было рзличить мундиры н них. Это был констебль[117] в сопровождении нряд полиции. Время от времени лодк остнвливлсь, в воздухе слышлся сигнл трубы, после чего рздвлся громкий голос, но н вилле «Монкльм» еще невозможно было рзобрть слов.

— Должно быть, зчитывют ккое-то объявление, — скзл Уильям Клерк.

— И оно, нверно, содержит что-то очень вжное, — отозвлся Андре Фррн, — рз влсти пошли н то, чтобы обнродовть его в ткой неурочный чс!

— Подождем немного, — скзл де Водрель, — скоро все узнем...

— Не блгорзумнее ли будет вернуться в гостиную? — зметил Клр, обрщясь к молодому человеку.

— Зчем нм уходить, мдемузель де Водрель? — ответил тот. — Ндо выслушть то, что влсти считют нужным объявить!

Тем временем бркс, подгоняемый веслми и сопровождемый несколькими лодкми, соствлявшими его кортеж[118], окзлся перед смой виллой.

Снов просигнлил труб, и вот что, теперь уже явственно, смогли рсслышть де Водрель и его друзья:

Постновление лорд генерл-губернтор кндских провинций

Сего 3 сентября 1837 год

Оценен голов вновь объявившегося в грфствх верхнего течения реки Св. Лврентия Жн Безымянного! Шесть тысяч пистров предлгются тому, кто его рестует или поможет рестовть.

З лорд Госфорд

полицеймейстер Джильберт Аргл.

Зтем судно двинулось дльше, вниз по течению.

Де Водрель, Фррн, Клерк, Винсент Годж стояли, не двигясь, н террсе, уже окутнной глубокой темнотой ночи. Молодой незнкомец не шелохнулся, пок констебль отчетливо зчитывл текст постновления. Лишь девушк почти бессознтельно сделл несколько шгов в его сторону. Первым зговорил де Водрель.

— Опять предлгют нгрду предтелям! — скзл он. — Ндеюсь, н этот рз тщетно, к чести грждн кндских приходов!

— Хвтит того, что некогд им удлось выискть Симон Моргз! — воскликнул Винсент Годж.

— Д зщитит Господь Жн Безымянного! — взволновнно отозвлсь Клр.

Несколько минут прошли в молчнии.

— Двйте вернемся в комнты, — скзл де Водрель. — Я прикжу приготовить одну из них для вс, — добвил он, — обрщясь к молодому птриоту.

— Блгодрю вс, господин де Водрель, — ответил незнкомец, — но теперь я не могу оствться в вшем доме...

— Почему же?

— Когд чс тому нзд я принял предложение воспользовться вшим гостеприимством н вилле «Монкльм», положение мое не было тким, кким стло после постновления.

— Что вы хотите этим скзть, милостивый госудрь?

— Что мое присутствие может теперь скомпрометировть вс, поскольку генерл-губернтор оценил мою голову в шесть тысяч пистров. Ведь Жн Безымянный — это я!

И, поклонившись, Жн Безымянный нпрвился было к берегу. Клр удержл его з руку.

— Остньтесь, — тихо скзл он.

Глв VI

РЕКА СВ. ЛАВРЕНТИЯ

Долин реки Св. Лврентия, возможно, смя обширня из тех, что обрзовлись в результте геологических конвульсий[119] н поверхности земного шр. Гумбольдт[120] определяет ее площдь в 270 тысяч квдртных миль — то есть он почти рвняется площди всей Европы. Эт рек с прихотливым течением, усеяння островми, изобилующя стремнинми[121] и водопдми, протекет по плодородной долине, которя преимущественно и соствляет фрнцузскую Кнду. Территории эти, где возникли первые влдения дворян-переселенцев, поделены в нстоящее время н грфств и округ. В устье реки Св. Лврентия, в широкой бухте по другую сторону эстурия рскинулись рхипелг Мгдлины, остров Бретонского Мыс[122], Принц Эдурд и большой остров Антикости[123] — все зщищенные от холодных ветров Северной Атлнтики рзнообрзными по рельефу берегми Лбрдор, Ньюфундленд и Акдии (или Новой Шотлндии).

Лишь с середины преля нчинется н реке тяние льдов, достигющих большой толщины блгодря продолжительной и суровой зиме, хрктерной для кндского климт. И тогд рек Св. Лврентия стновится судоходной. Крупнотоннжные корбли могут поднимться по ней вплоть до рйон озер — своеобрзных пресноводных морей, целя верениц которых протянулсь через весь этот поэтический крй, спрведливо нреченный «стрною Купер». В эту пору рек, питемя приливми и отливми, оживет, словно рейд, с которого по зключении мир снят блокд. Прусники, проходы, вельботы, плоты, буксиры, кботжные суд, рыболовецкие брксы, прогулочные лодки, всевозможные шлюпки скользят по поверхности вод, освободившихся от ледяного пнциря. После полугодовой спячки нчинется полугодовя жизнь.

Триндцтого сентября, около шести чсов утр, от небольшой гвни Св. Анны, рсположенной в устье реки Св. Лврентия, от южного округлого берег злив отчлило небольшое судно с полной оснсткой. Экипж его состоял из пяти рыбков, знимвшихся своим доходным промыслом н всем протяжении реки от монрельских стремнин до смого устья. Зкидывя сети и удочки в нужных местх, подскзывемых им профессионльным чутьем, они продвли потом улов морской и пресноводной рыбы, передвигясь от селения к селению, точнее скзть — из дом в дом, тк кк вдоль обоих берегов реки вплоть до зпдной грницы провинции тянется почти сплошной ряд жилых домов. Рыболовы были выходцми из Акдии. Любой срзу признл бы это по оборотм речи, по типичному виду, сохрнившемуся во всей чистоте в Новой Шотлндии, где фрнцузы тк удивительно хорошо прижились. Если обртиться к былым временм, то среди предков кдийцев нверняк можно обнружить тех изгннников, которые столетие нзд были кзнены королевскими полкми по принципу кждого десятого и, бедствия которых Лонгфелло[124] обрисовл в своей трогтельной поэме «Евнгелин». Что же ксется рыболовств, то это, пожлуй, смое почетное ремесло в Кнде — особенно в прибрежных приходх, где нсчитывется от десяти до пятндцти тысяч рыбчьих лодок и более тридцти тысяч рыбков, промышляющих в реке и ее притокх.

Н этом судне нходился еще и шестой член экипж, одетый тк же, кк и его товрищи, но рыбком он не был. Впрочем, трудно было угдть в нем того молодого человек, которому недвно н дв дня было предоствлено убежище н вилле «Монкльм».

Но это действительно был Жн Безымянный.

Во время своего пребывния н вилле молодой человек не дл никких объяснений относительно инкогнито[125], под которым скрывлся он см и его семья. Жн — вот единственное имя, которым нзывли гостя де Водрель и его дочь.

В тот вечер, 3 сентября, когд зкончилось совещние, Винсент Годж, Уильям Клерк и Андре Фррн отбыли в Монрель, Жн рспростился с де Водрелями только по прошествии двух дней пребывния н вилле.

Кк быстро летели с ним чсы з рзговорми о новой попытке, которую предстояло предпринять, чтобы избвить Кнду от нглийского господств! С ккой стрстью слушл Клр, кк молодой изгннник горячо ртовл з дело освобождения стрны, столь дорогое им обоим! Дже холодность, которую он выкзывл внчле и которя кзлсь нрочитой, поубвилсь — быть может, под влиянием отзывчивой души молодой девушки, чей птриотизм был тк созвучен его любви к родине?

Вечером 5 сентября Жн покинул гостеприимный дом де Водрелей, чтобы, снов вернувшись к кочевой жизни, звершить кмпнию повстнческой пропгнды в грфствх Нижней Кнды. Рсствясь, все трое договорились встретиться н ферме «Шипогн» у Том Арше, семья которого, кк мы в этом убедимся, стл семьей и для молодого птриот. Но удстся ли ему свидеться с девушкой, когд его подстерегет столько опсностей!

В доме, во всяком случе, никто не зподозрил, что тот, кому н вилле «Монкльм» был дн приют, и есть Жн Безымянный. Глве фирмы «Рип и К°», пустившемуся по ложному следу, не удлось обнружить его убежище. Жн сумел покинуть виллу тк же скрытно, кк и появился тм, перепрвиться н проме через реку Св. Лврентия у оконечности остров Иисус и отпрвиться в глубь стрны, придерживясь мерикнской грницы, с тем чтобы перейти ее в случе опсности. Тк кк розыски его велись тогд в приходх верховья реки — и не без основний, поскольку Жн недвно обходил их, — он, никем не узннный и не преследуемый, достиг реки Св. Ионн, русло которой отчсти служит грницей Новому Бруншвейгу[126]. Тм в небольшой гвни Св. Анны героя поджидли причстные к его рботе отвжные товрищи, н преднность которых он мог всецело положиться.

Это были пятеро бртьев: стршие — близнецы Пьер и Реми, тридцти лет от роду, и трое остльных — Мишель, Тони и Жк, двдцти девяти, двдцти восьми и двдцти семи лет, все пятеро — из многочисленного потомств Том Арше и его жены Ктерины, рендторов фермы «Шипогн» в грфстве Лпрери. Несколько лет тому нзд, после восстния 1831 год, Жн Безымянный, преследуемый по пятм полицией, ншел убежище н ферме, которя приндлежл де Водрелю, хотя Жн этого не знл. Том Арше приютил беглец и принял его в свою семью, выдв з одного из сыновей. Если ему и было известно, что он укрывет птриот, то он все же не ведл, что это был см Жн Безымянный.

В продолжение времени, проведенного им н ферме, Жн — он нзвлся одним только этим именем — очень подружился со стршими сыновьями Том Арше. Их чувств были созвучны его чувствм. Бесстршные сторонники реформ инстинктивно ненвидели все имеющее отношение к нглосксм, все, «что пхнет нгличнином», кк выржлись тогд в Кнде.

Жн покинул ферму «Шипогн», чтобы с пятью бртьями плвть с преля по сентябрь н их судне по всей реке. Открыто знимясь рыбной ловлей, он получл доступ во все дом прибрежных приходов. Именно тким способом ему удлось зпутть розыск и подготовить новое мятежное движение. До своего прибытия н виллу «Монкльм» он посетил грфств вдоль реки Утуэ в провинции Онтрио. А сейчс, плывя вверх по реке от ее устья до Монреля, он будет двть последние нствления жителям грфств Нижней Кнды, которые без конц повторяли, вспоминя фрнцузов былых времен: «Когд нм доведется снов увидеть в деле нших слвных ребят?»

Судно только что вышло из гвни Св. Анны. Хотя уже нчинлся отлив, свежий бриз, дувший с восток, позволял ему легко плыть против течения, ндувя грот[127], топсель[128] и стксели[129], которые прикзл поднять Пьер Арше, хозяин «Шмплен» — тк нзывлся этот рыболовный бркс.

Климт Кнды, менее умеренный, чем климт Соединенных Шттов, отличется жрким летом и очень холодной зимой, хотя ее территория нходится н одной широте с Фрнцией. Это объясняется, вероятно, тем, что теплые воды Гольфстрим[130] не доходят до ее побережья и потому никк не сглживют перепдов темпертур.

Сейчс, в первую половину сентября, еще стоял сильня жр и прус «Шмплен» рздувлись от знойного ветр.

— День сегодня будет тяжелым, — зметил Пьер, — особенно если ветер после полудня стихнет.

— Д, — ответил Мишель, — д еще черт бы побрл мошкру и москитов! Их мириды н этих песчникх Св. Анны!

— Эт жрищ скоро кончится, и мы нслдимся прохлдой «индейского лет», бртья мои!

Тк любовно нзвл своих товрищей Жн, и они того зслуживли. Прв он был, и восхвляя прелести кндского «indian summer», охвтывющего в основном сентябрь и октябрь.

— Мы будем рыбчить сегодня утром? — спросил у него Пьер Арше. — Или пойдем дльше вверх по реке?

— Двйте поудим до десяти чсов, — ответил Жн. — А потом отпрвимся продвть рыбу в Мтну.

— Тогд пройдем до мыс Монт, — предложил хозяин «Шмплен». — Воды тм выше и лов лучше, в Мтну вернемся с морским отливом.

Люки были быстро здрены, судно рзвернулось и, подгоняемое бризом[131], снизу — течением, нпрвилось нискось к мысу Монт, нходившемуся н северном берегу реки, ширин которой в этом месте соствлял девять-десять миль.

После чсового плвния «Шмплен» лег в дрейф[132] и н млой скорости, с одним только сткселем, нчл лов рыбы. Рыбки нходились в смом центре великолепной водной глди, окймленной по берегм поясом возделнных земель, простирющихся н севере до подножья первых склдок Лврентийской горной цепи, н юге — до гор Нотр-Дм, смые высокие вершины которых вздымются н 1300 футов[133] нд уровнем моря. Пьер Арше и его бртья были опытны и ловки в своем ремесле. Они знимлись рыбным ловом н всем протяжении реки. Посреди монрельских стремнин и порогов они вылвливли в больших количествх бешенок, используя верши[134]. В окрестностях Квебек промышляли лосося, в период метния икры устремлявшегося в более пресные воды верховья. Редко случлось, чтобы лов не был удчным.

В это утро лососи попдлись в изобилии. В несколько приемов сети нполнились рыбой тк, что чуть не лопнули. А потому к десяти чсм «Шмплен», рзвернув прус, взял курс н юго-зпд, к Мтне.

Действительно, к южному берегу реки нпрвиться было выгоднее. Ведь н северном небольшие селения и деревеньки рзбросны редко, нселение в этом бесплодном кре немногочисленно. Точнее будет скзть, что эт территория предствляет собой хотическое нгромождение утесов. З исключением долины реки Сгэне[135], через которую изливются слишком полные воды озер Св. Ионн и земля которой состоит из нносных почв, доход от земледелия здесь невелик, выручют рзве что обширные лес, которыми богт этот крй.

Н южном же побережье почв плодородн, приходы здесь велики, деревни многочисленны и, кк уже было скзно, вдоль берег тянется непрерывня цепь жилых домов, нчинющяся от устья реки Св. Лврентия и продолжющяся до смого Квебек. Если туристов привлекет живописный вид долины рек Сгэне и Мльбе, то кндские и мерикнские купльщики — в основном те, кого знойное лето Новой Англии гонит к прохлдным уголкм этой полноводной реки, — охотнее посещют южный берег.

Вот сюд, и, прежде всего н бзр Мтны, и доствил бркс свой первый улов. Жн и двое бртьев — Мишель и Тони — двинулись от дом к дому, предлгя рыбу. И кто бы мог обртить внимние н то, что в некоторых из этих домов Жн здерживлся дольше, чем требовлось для ткого род знятия, что он проходил в жилищ, что перебрсывлся несколькими словми не только с прислугой, но и с хозяевми? И потом, кто бы мог проследить, что в некоторых домх весьм скромного вид он оствлял иногд деньги, и горздо больше тех, что его товрищи выручли з рыбу?

Тк было и в последующие дни в небольших селениях южного берег — в Римуски, Бике, Тру-Пистоль, н побережье Кконны — одном из модных курортов приток реки Св. Лврентия.

В Ривьер-дю-Лу, небольшом городке, где Жн остновился утром 17 сентября, «Шмплен» посетили полицейские чиновники специльного речного ндзор. Но все обошлось блгополучно. Уже несколько лет кк Жн был внесен в список судовой комнды в кчестве одного из сыновей Том Арше. Полиция никогд бы не могл предположить, что под одеждой кдийского рыбк скрывется изгннник, голов которого теперь оценивлсь в шесть тысяч пистров.

Позже, когд чиновники покинули бркс, Пьер Арше скзл:

— Может, нм будет лучше укрыться у другого берег?

— Мы тоже тк думем, — скзл Мишель.

— Но почему? — спросил Жн. — Рзве нше судно вызвло подозрение у этих людей? Рзве все не прошло тк, кк обычно, и кто-то усомнился в том, что я приндлежу к семейству Арше, кк ты и твои бртья?

— О, я вполне могу себе предствить, что ты действительно из ншей семьи! — воскликнул Жк, смый молодой из пятерых, отличвшийся веселым нрвом. — У ншего брвого ппши столько детей, что одним больше отнюдь не будет ему в тягость, к тому же он и см может сбиться со счет!

— И, кроме того, — добвил Тони, — он любит тебя кк родного сын, мы все — кк единокровного брт.

— А рзве мы не единокровные бртья, Жн, рзве в нс, кк и в тебе, не течет фрнцузскя кровь? — спросил Реми.

— Д, конечно, — ответил Жн. — Однко я не думю, что нм стоит опсться полиции...

— Излишняя предосторожность никогд не помешет! — зметил Тони.

— Конечно, нет, — ответил Жн, — и если Пьер предлгет из предосторожности нпрвиться к тому берегу...

— Вот именно — из предосторожности, — подтвердил хозяин «Шмплен», — потому что ветер скоро переменится!

— Тогд другое дело, — кивнул Жн.

— Смотри, — снов зговорил Пьер, — сейчс нлетит северо-восточный шквл, и, кжется, очень сильный! Я это чувствую! О, мы боролись и не с ткими, но у меня нет никкой охоты згубить бркс н склх Ривьер-дю-Лу или Кмурски!

— Пусть будет по-твоему! — ответил Жн. — Отойдем к северному берегу, к Тдусску, если можно. Потом поднимемся вверх по течению Сгэне до Шикутими, уж тм не пропдут дром ни нше время, ни нши труды!

— Тк живее! — вскричл Мишель. — Пьер прв. Этот подлый норд-ост[136] уже близко. Если он прегрдит дорогу «Шмплену», то до Квебек мы будем идти в сто рз дольше, чем теперь до Тдусск!

Прус «Шмплен» были подняты, и, повернув в северном нпрвлении, бркс пошел н попутном ветре, который понемногу сдвл. Эти северо-восточные шквлы, к несчстью, нередки дже летом. Длятся ли они всего дв-три чс или рзгуливются н целую неделю, они всегд приносят с собой из злив ледяные тумны, зтопляя долину проливными дождями.

Было восемь чсов вечер. Пьер Арше не ошибся, зключив по виду облков, похожих н зостренные пики, что будет шквл. Смое время поискть укрытия у северного берег.

Пять или шесть миль, не более, отделяют Ривьер-дю-Лу от устья Сгэне. Но их окзлось очень трудно преодолеть. Порыв ветр, кк смерч, нлетел н «Шмплен», когд тот прошел еще только треть пути. Пришлось до минимум уменьшить прусность, и все рвно бркс гнло тк, что приходилось опсться, кк бы мчты не переломились у смого остов. Поверхность реки, бурлящую, кк море, когд оно гонит волны в злив, бороздили огромные влы, прегрждвшие путь «Шмплену» и зливвшие его водой. Это было суровое испытние для 12-тонного судн. Но его экипж прекрсно влдел собой и искусно упрвлял брксом. Рыбки уже не рз испытывли н себе сильные бури, пускясь в открытое море между Нью-Фундлендом и островми Бретонского Мыс. Можно было к тому же вполне положиться н мореходные кчеств судн и прочность его корпус.

Тем не менее, Пьеру Арше стоило немлых усилий достичь устья Сгэне. Три чс рыбки упорно боролись со стихией. Нчвшийся отлив хотя и блгоприятствовл движению судн, зто сделл нпор волн еще более сильным. Кто не встречлся с норд-остом в открытой всем ветрм долине реки Св. Лврентия, тот не может предствить себе его ургнной силы. Это нстоящее бедствие для грфств, рсположенных ниже Квебек по течению. К счстью, обретя укрытие у северного берег, «Шмплен» смог до нступления ночи достичь устья Сгэне.

Шквл длился лишь несколько чсов. А потому 19 сентября с рссветом Жн смог продолжить осуществление своей кмпнии, подымясь вверх по Сгэне, протекющей вдоль отвесных склистых мысов Трините и Этерните, высот которых достигет 1800 футов. Здесь, в этом живописном крю, взору открывются смые крсивые лндшфты, смые прекрсные виды кндской провинции, и среди прочих — чудесня бухт «Хо-хо!» (тк окрестили ее восторженные туристы). «Шмплен» дошел до Шикутими, где Жн смог связться с членми комитет сторонников реформ, н следующий день, воспользоввшись ночным приливом, бркс снов взял курс н Квебек.

Между тем Пьер Арше с бртьями не збывли о своей рыбной ловле. Кждый вечер они збрсывли сети и зкидывли удочки, рно поутру приствли к деревушкм, которых здесь было много н обоих берегх реки. Тким обрзом, н северном побережье, с виду почти диком, тянущемся вдоль грфств Шрлеру от Тдусск до бухты Св. Пвл, они посетили Мльбе, Сент-Ирен, Нотр-Дм-Дез-Эбульмн[137] — нзвние последнего местечк вполне опрвдно его рсположением среди хотического нгромождения утесов. Жн проделл полезную рботу, высдившись н пристнях Бопорт и Бопре, в Што-Рише, зтем н острове Орлен, рсположенном ниже по течению от Квебек.

Н южном берегу «Шмплен» приствл у Сен-Мишеля и Пунт-Леви. Тм пришлось принять некоторые меры предосторожности, тк кк ндзор з этой чстью реки окзлся чрезвычйно строгим. Было бы, нверно, блгорзумнее не остнвливться в Квебеке, куд бркс прибыл вечером 22 сентября. Но здесь у Жн было нзнчено свидние с двоктом Себстьяном Грмоном, одним из ктивнейших депуттов кндской оппозиции. Когд совсем стемнело, Жн пробрлся в верхние квртлы город и по улице Пти-Шмплен дошел до дом Себстьян Грмон.

Жн познкомился с двоктом несколько лет тому нзд. Себстьян Грмон, которому в ту пору было тридцть шесть лет, принимл деятельное учстие во всех политических выступлениях последних лет, особенно в 1835 году, когд ему дже пришлось сильно поплтиться. Тогд-то и устновилсь его тесня связь с Жном Безымянным, который, тем не менее, никогд не зговривл с ним о своем происхождении и своей семье. Себстьяну Грмону известно было одно — что, когд нступит чс, этот молодой птриот встнет во глве восстния. Вот почему, не видевшись с ним ни рзу со времени неудвшейся попытки восстния 1835 год, он с большим нетерпением ждл его прибытия.

Адвокт встретил Жн весьм рдушно.

— Я могу уделить вм лишь несколько чсов, — скзл молодой человек.

— Коли тк, — ответил Грмон, — двйте воспользуемся ими, чтобы поговорить о прошлом и о будущем...

— Нет, только не о прошлом! — откликнулся Жн. — О нстоящем и о будущем... особенно о будущем!

Себстьян Грмон, когд еще только познкомился с Жном, срзу почувствовл, что тот перенес ккое-то горе в жизни, но ккое — не мог угдть. Жн и с ним всегд держлся тк сдержнно, что дже стрлся не протягивть ему руки. А Себстьян Грмон никогд ни н чем не нстивл. Когд его другу зхочется поделиться с ним своей тйной, он будет готов выслушть его.

В течение нескольких чсов, проведенных вместе, они беседовли лишь о политической ситуции. Адвокт ознкомил Жн с умонстроениями в прлменте; Жн, в свою очередь, поведл Себстьяну Грмону об уже предпринятых в целях восстния мерх, обрзовнии Глвного комитет по объединению усилий н вилле «Монкльм», о результтх своего поход по Верхней и Нижней Кнде. Ему оствлось обойти лишь Монрельский округ, чтобы звершить кмпнию.

Адвокт выслушл Жн с чрезвычйным внимнием и счел хорошим предзнменовнием для дел нционльного освобождения достигнутые з несколько недель успехи. Не остлось ни одного селения, ни одной деревни, где бы не были роздны деньги н покупку боеприпсов и оружия и где бы не ожидли лишь сигнл.

Зтем Жн узнл, кковы были последние меры, принятые влстями Квебек.

— Прежде всего, дорогой Жн, — скзл ему Себстьян Грмон, — прошел слух, что вы появлялись здесь с месяц тому нзд. Были произведены тщтельные обыски, и дже в моем доме: полиции ошибочно сигнлизировли, что вы зходили ко мне. Меня посетили полицейские генты и среди прочих — некто Рип...

— Рип! — воскликнул Жн сдвленным голосом, словно это имя обожгло ему горло.

— Д! Глв фирмы «Рип и К°», — ответил Себстьян Грмон. — Не збывйте, этот полицейский гент — весьм опсный человек...

— Опсный! — прошептл Жн.

— Которого вм следует особо остерегться, — добвил Себстьян Грмон.

— Остерегться! — повторил Жн. — Д, его стоит остерегться, этого мерзвц!

— Рзве вы его знете?

— Зню, — ответил Жн, уже взявший себя в руки, — зто он меня еще не знет!

— Это смое глвное! — кивнул Себстьян Грмон, весьм удивившись тону своего гостя.

Однко Жн, переведя рзговор н другую тему, уже рсспршивл двокт о политике прлмент в последние недели.

— В плте, — отвечл Себстьян Грмон, — обострилось недовольство оппозиции. Ппино, Кювилье, Виже, Кенель, Бурдж критикуют действия првительств. Лорд Госфорд хотел бы рспустить плту, но он отлично знет, что это знчило бы поднять всю стрну...

— Дй Бог, чтобы он не сделл этого прежде, чем мы будем готовы! — ответил Жн. — И чтобы нши предводители неосмотрительно не ускорили ход событий!

— Они будут предупреждены, Жн, и не сделют ничего, что шло бы врзрез с вшими плнми. Тем не менее, предвидя возможное восстние, которое, видимо, вспыхнет в смое ближйшее время, генерл-губернтор принял кое-ккие меры. Сэр Джон Кольборн собрл все свои полки, чтобы иметь возможность быстро нпрвить их в глвные пункты прибрежных грфств долины Св. Лврентия, где, кк говорят, вероятнее всего нчнется борьб...

— Тм и еще в двдцти других пунктх одновременно, по крйней мере, я н это ндеюсь, — ответил Жн. — Вжно, чтобы все кндское нселение поднялось в один день, в один чс и чтобы нши противники были подвлены числом! Если движение будет лишь локльным, его пресекут в смом нчле. Именно для того, чтобы сделть его мссовым, я и обошел все приходы восточной и зпдной чсти и собирюсь пройти еще по центрльным приходм. Я рссчитывю отпрвиться в путь сегодня же ночью.

— Тк идите, Жн, но не збывйте, что солдты и волонтеры сэр Джон Кольборн под комндовнием полковников Гор и Уизерля стоят глвным обрзом вокруг Монреля. Несомненно, именно здесь нм придется выдержть смый сильный нтиск...

— Все будет сделно тк, чтобы добиться преимуществ с первых же выстрелов, — ответил Жн. — Комитет н вилле «Монкльм» очень удобно рсположен для обеспечения соглсовнных действий, и мне известн энергия господин де Водреля, который им руководит. Кроме того, в грфствх Вершер, Св. Гицинт, Лпрери, соседствующих с Монрельским, смые ревностнее Сыны Свободы зжгли своим птриотизмом жителей городов, селений и деревень...

— Птриотизмом охвчены все, вплоть до духовенств! — отозвлся Себстьян Грмон. — Кк в церкви, тк и среди своих домшних, кк в проповедях, тк и в чстных беседх нши священники выступют против нглосксонской тирнии. Несколько дней тому нзд в смом Квебеке, в соборе, один молодой проповедник не побоялся воззвть к нционльному чувству прихожн, и слов его вызвли ткой отклик, что полицеймейстер едв не рестовл его. Но осторожный лорд Госфорд, не желя ссориться с кндским духовенством, воспротивился этой суровой мере. Он лишь добился от епископ, чтобы проповедник покинул город, и тот продолжет теперь свою миссию в приходх грфств Монрель. Это нстоящий пстор[138]-трибун, увлекющий прихожн своим крсноречием, его не остнвливют никкие сообржения личного свойств, и он несомненно пожертвовл бы для ншего дел свободой и жизнью!

— Вы скзли — он молод, этот священник, о котором вы говорите? — спросил Жн.

— Ему нет и тридцти лет.

— К ккому бртству он приндлежит?

— К бртству Св. Сюльпиция.

— А кк его имя?

— Аббт Джон.

Не пробудило ли это имя ккое-то воспоминние в душе Жн? Себстьяну Грмону, должно быть, подумлось именно тк, ибо молодой человек молчл ккое-то время. Зтем он рспрощлся с двоктом, хотя тот предложил ему остться у него до утр.

— Блгодрю вс, любезный Грмон, — скзл он, — но мне необходимо вернуться к товрищм до полуночи. Мы должны отплыть, кк только нчнется прилив.

— Что ж, идите, Жн, — вздохнул двокт. — Удстся вм вше дело или нет, все рвно вы остнетесь одним из тех, кто больше всех потрудился для ншей стрны!

— Я буду считть, что не сделл ничего, пок он будет нходиться под игом Англии, — воскликнул молодой птриот, — и если мне удстся освободить от него мою стрну, дже ценою жизни...

— То он будет обязн вм вечной признтельностью! — подхвтил Себстьян Грмон.

— Он ничем не будет мне обязн!

Н этом друзья рсстлись. Зтем Жн добрлся до «Шмплен», стоявшего в одном кбельтовом[139] от берег, и друзья продолжили путь по течению реки к Монрелю.

Глв VII

ОТ КВЕБЕКА ДО МОНРЕАЛЯ

К полуночи бркс прошел уже несколько миль вверх по течению. Пьер Арше уверенно првил судном в эту ночь, освещемую светом полной луны, несмотря н то, что ему приходилось лвировть между берегов, тк кк дул сильный зпдный бриз.

«Шмплен» остновился лишь нездолго до восход солнц. В это время суток легкий тумн окутывл обширные луг, рскинувшиеся по обоим берегм реки. Вскоре верхушки деревьев, скученных вдли, зблестели от росы, солнце нчло понемногу рссеивть тумн и снов стл видн водяня глдь.

Множество рыбков уже принялись з рботу, збросив в воду свои неводы и удочки с небольших лодчонок, никогд не покидющих верховьев реки Св. Лврентия и его првых и левых притоков. «Шмплен» зтерялся среди этой флотилии, знимвшейся своим обычным делом н всем прострнстве от побережья грфств Пор-Неф до берегов грфств Лобиньер. Бросив якорь у северного берег, бртья тотчс принялись з рботу. Им ндо было нловить несколько корзин рыбы, чтобы отпрвиться продвть их по деревням, кк только прилив позволит плыть вверх по течению, несмотря н встречный ветер.

Во время лов к «Шмплену» подплыли сделнные из коры деревьев челноки — две-три легкие лдьи, которые можно спокойно взвлить н плечо, когд ндо перепрвиться волоком, минуя ткие мест, где из-з прегрждющих путь утесов, перектов и водопдов, стремнин и водоворотов, столь чсто нрушющих спокойное течение кндских рек, плыть нельзя.

Люди, сидящие в челнокх, были в основном индейской рсы. Они явились, чтобы купить рыбу, которую потом рзвезут по мленьким селениям и деревням внутри стрны, куд их суденышки могут проникнуть по многочисленным мелким речушкм. Однко несколько рз к «Шмплену» приствли и кндцы. Они по нескольку минут о чем-то беседовли с Жном, после чего возврщлись н берег выполнять полученные поручения.

Если бы в это утро бртья Арше искли в рыбной ловле только зрботк или удовольствия, их стремления были бы удовлетворены с лихвой. Сети и удочки рботли н слву, поствляя им щук, окуней, ткже рыбу, что в изобилии водится в кндских водх, — мскинонгов и турди, до которых в Северной Америке все очень охочи. Они выловили ткже большое количество белорыбицы, столь ценимой гурмнми[140] з ее превосходное мясо. Тким обрзом, рыбки «Шмплен» могли рссчитывть н хороший прием в домх приречья. Тк оно и случилось.

Впрочем, им блгоприятствовл и великолепня погод, если можно тк вырзиться, — специфическя погод этой блгословенной и не имеющей себе рвных долины реки Св. Лврентия. До чего прекрсен вид здешних мест от крутого берег реки и до подножья цепи Лврентийских гор! По поэтическому выржению Фенимор Купер, они стновились еще крсивее в осеннем убрнстве — желто-крсного одеяния последних ясных дней.

«Шмплен» достиг снчл грницы грфств Пор-Неф, что н левом берегу реки. В селении с тем же нзвнием, ткже в деревнях Сент-Анн и Сен-Стнислс были совершены выгодные сделки. Возможно, что в некоторых пунктх «Шмплен» оствил больше денег, чем выручил з рыбу, — но бртья Арше и не думли печлиться об этом.

В течение двух последующих дней Жн по-прежнему плвл от одного берег к другому. В грфстве Лобиньер н првом берегу — в Лобиньере и в Сен-Пьер-ле-Боске, в грфстве Шмплен н другом берегу — в Бтискне, зтем н противоположном берегу — в Жнтильи[141] и в Дусене он посетил руководителей сторонников реформ. С ним встретился дже ткой влиятельный человек в Николе, в грфстве того же нзвния, кк господин Обино, мировой судья и ходтй по мелким прошениям округ. И тм, кк и в Квебеке, Жн узнл, что ббт Джон только что прошел по приходм, где его проповеди восплменили сердц сельчн. Когд Обино зговорил с Жном о боеприпсх и оружии, которых по большей чсти недоствло, тот ответил:

— В скором времени вы их получите. Прошлой ночью из Монреля должен был отпрвиться плот с ружьями, порохом и пулями, и он прибудет незмедлительно. Тким обрзом, вы будете вооружены вовремя. Но не поднимйтесь рньше времени. Кроме того, если будет ткя необходимость, вы можете связться с комитетом н вилле «Монкльм», что н острове Иисус. Нпишите его председтелю...

— Господину де Водрелю?

— Д, ему.

— Договорились.

— Вы, кжется, скзли, — снов нчл Жн, — что ббт Джон проходил через Николе?

— Он был здесь шесть дней нзд.

— А вы не знете, куд он нпрвился?

— В грфство Вершер, зтем, если не ошибюсь, он собирлся в грфство Лпрери.

Н этом Жн простился с мировым судьей и возвртился н «Шмплен» кк рз в то время, когд туд вернулись, продв всю рыбу, и бртья Арше. Теперь они переплыли реку нискось в нпрвлении грфств Сен-Морис.

У устья речки с тем же нзвнием, где нчинется плодородня долин, рсположено одно из смых древних селений кря — Тру-Ривьер. В ту пору тм был только что основн пушечный литейный звод, упрвляемый фрнко-кндским обществом, дввшим рботу только рбочим-фрнцузм.

Этот нтилоялистский центр Жн не мог обойти стороной. Поэтому «Шмплен» проплыл несколько миль вверх по течению реки Сен-Морис, и по пути молодой птриот связлся со всеми учрежденными в здешних приходх комитетми.

Ндо скзть, что недвно построенный литейный звод нходился еще в стдии стновления. Через несколько месяцев сторонники реформ, возможно, смогли бы снбжться тм пушкми, которых сейчс, к сожлению, они были лишены. Зто при условии непрерывной, днем и ночью, рботы звод они будут в состоянии выствить против ртиллерии королевских войск первые пушки, отлитые н зводе грфств Сен-Морис. У Жн был очень вжный рзговор н эту тему с председтелями комитетов: пусть хотя бы несколько тких пушек будет сделно к нужному сроку, уж недосттк в обслуживющих их рукх не окжется.

Покинув Тру-Ривьер, «Шмплен» обогнул слев побережье грфств Мскинонже и бросил якорь у пристни городк, носящего то же имя; зтем в ночь с 24 н 25 сентября бркс вышел в довольно широкий злив реки Св. Лврентия, который нзывют озером Св. Петр. Здесь действительно рскинулось своеобрзное озеро длиною в пять миль, огрниченное в верховье цепью островков, тянущихся от Бертье — небольшого селения грфств с тем же нзвнием, до Сореля, входящего в грфство Ришелье.

В этом месте бртья Арше збросили сети, или, лучше скзть, оствили их тщиться з судном и, подгоняемые приливом, продолжли поднимться вверх по реке н млой скорости. Небо было покрыто плотными облкми, и тьм был ткя густя, что с бркс не удвлось рзличить берег, ни северный, ни южный.

Почти срзу после полуночи Пьер Арше, стоявший н носу н вхте, зметил мерцвший в верховье реки огонь.

— Нверняк это сигнльный фонрь корбля в дрейфе, — скзл Реми, подойдя к брту.

— Поберегите сети! — откликнулся Жн. — У нс стрвлено около тридцти сжен[142], и мы их погубим, если нткнемся н этот корбль!

— Ну тк выйдем н простор, — скзл Мишель. — Слв Богу, мест предостточно...

— Нет, — возрзил Пьер, — ветер спдет, и сейчс мы ляжем в дрейф...

— Лучше выбрть сети, — зметил Тони. — Тк будет вернее.

— Првильно, и не будем терять время, — подхвтил Реми.

Бртья Арше уже готовились выбирть н плубу свои рыболовные снсти, когд Жн скзл:

— А вы уверены, что это корбль, плывущий по течению?

— Я не слишком уверен, — ответил Пьер. — Во всяком случе, он движется очень медленно, его сигнльный огонь рсположен нд смой водой.

— Может быть, это «клеть»? — предположил Жк.

— Если это «клеть», — откликнулся Реми, — то тем больше основний избежть встречи. Инче мы не выпутемся. А ну, живо тщи сети н борт!

В смом деле «Шмплен» рисковл попортить сети, если бы бртья не поспешили вытщить их, не тртя времени дже н то, чтобы выбрть попвшую в них рыбу. Нельзя было мешкть ни минуты: сигнльный огонь уже нходился от них н рсстоянии не более двух кбельтовых.

«Клетями» в Кнде нзывют плоты из бревен, соединенные из шестидесяти — семидесяти «связок», то есть секций, общя мсс которых соствляет не менее тысячи кубических футов. С момент, когд после ледоход рек стновится судоходной, вниз по течению к Монрелю и Квебеку сплвляется большое количество тких «клетей». Их отпрвляют из тех обширных зпдных лесов, которые соствляют неисчерпемые богтств кндской провинции. Только предствьте себе эту плвучую мхину, выступющую из воды н пять-шесть футов, похожую н огромную плубу без мчт. Плот состоит из стволов, прямо н месте отеснных топором лесоруб или обрботнных в виде тесин и досок н лесопильнях, поствленных у водопдов Шодьер, н реке Утуэ. Нчиня с преля и до середины октября сплвляются тысячи тких плотов, проходящих стремнины и быстрины[143] с помощью специльных ктков, устроенных н дне узких кнлов с крутыми берегми. Некоторые из этих «клетей» звершют путь в Монреле, где лес перегружется н корбли, перевозящие его через окен в Европу, но большя их чсть спускется до Квебек. Тм нходится центр деревообрбтывющего производств, ежегодный доход от которого исчисляется в двдцть пять — тридцть миллионов фрнков, к большой выгоде кндских лесоторговцев.

Смо собой рзумеется, что эти бревенчтые плоты сильно зтрудняют речное судоходство, особенно когд плывут по руквм, зчстую очень узким.

Предоствленные, кк это чсто бывет, воле приливов и отливов, они делются почти не упрвляемыми. Тким обрзом, корбли, рыболовные брксы и прочие суд должны сми оберегть себя от них, если не хотят столкновений, которые могут причинить им большой ущерб. Вполне понятно, почему бртья Арше должны были не мешкя вытщить из воды рыбчьи снсти, окзвшиеся н пути эткой «клети», избежть встречи с которой им мешло зтишье.

Жк не ошибся — вниз по реке действительно спусклсь «клеть». Прикрепленный спереди фонрь укзывл нпрвление, которого он держлсь. Плот нходился уже н рсстоянии не более двдцти сжен, когд «Шмплен» кончил выбирть свои сети.

В это мгновение в ночной тишине рздлся звучный голос, зтянувший стринную нродную песню, ствшую, кк отметил Ревельо, поистине нционльным гимном, хотя следует добвить — скорее блгодря своей мелодии, чем словм. В певце, который был не кто иной, кк хозяин плот, очень легко было по кценту и своеобрзной мнере произносить глсную «о» угдть кндц фрнцузского происхождения.

Он пел:

Сы свдьбы вызврщясь,
Устл я, просты жуть,
У светл ручеечк
Хотелысь мне уснуть!

Жн тотчс узнл певц по голосу, тк кк подошел к Пьеру Арше, когд «Шмплен» стл тбнить веслми, чтобы не столкнуться с «клетью».

— Причливй! — скзл он Пьеру.

— Причливть? — переспросил тот.

— Д! Это Луи Лкс.

— Ведь нс будет сносить вместе с ним!

— Н пять минут, не больше, — ответил Жн. — Мне нужно скзть ему всего пру слов.

В одно мгновение Пьер Арше, сделв взмх шестом, причлил к плоту сбоку, и «Шмплен» был привязн к нему кнтом.

Зметив этот мневр, человек н плоту перестл петь и крикнул:

— Эй, н брксе, поберегись!

— Никкой опсности нет, Луи Лкс! — ответил Пьер Арше. — Это «Шмплен».

Жн одним прыжком вскочил н плот и окзлся возле хозяин, который, узнв его при свете бортового фонря, скзл:

— Всегд к вшим услугм, месье Жн.

— Блгодрю, Лкс.

— Я кк рз собирлся пересечься с вми в пути, дже хотел попытть счстья встретить «Шмплен», бросив якорь во время отлив. Но рз уж вы здесь...

— Всё н плоту? — спросил Робер.

— Все тут, все скрыто под стволми и между бревными! Припрятно кк следует, можете мне поверить! — добвил Луи Лкс, доствя огниво, чтобы рзжечь трубку.

— Досмотрщики были?

— Д, в Вершере. Эти ищейки шрили повсюду целых полчс. И ничего не зметили. Тут все зкрыто прямо кк в сундыке.

Лкс Луи произнес н свой мнер слов «в сундыке» и «бревными», — ткое произношение все еще встречется в некоторых провинциях Фрнции.

— Сколько? — спросил Жн.

— Двести винтовок.

— А сбель?

— Двести пятьдесят.

— Откуд они?

— Из Вермонт. Нши друзья мерикнцы здорово потрудились, и стоило это нм недорого. Только у них были сложности с доствкой груз до форт Онтрио, где мы его и згрузили. Теперь-то все в порядке.

— А кк с припсми?

— Три бочки порох и несколько тысяч пуль. Если кждя прикончит крсномундирник, в Кнде их не остнется ни одного. Тк что «пожиртели лягушек», кк нс нзывют нглосксонцы, слопют их смих!

— А теперь скжи, — спросил Жн, — тебе известно, для кких приходов преднзнчены эти боеприпсы и оружие?

— Рзумеется, — ответил хозяин плот. — И ничего не бойтесь! Никкой опсности, что нс нкроют, нет. Ночью, во время смого большого отлив я брошу якорь, с берег подплывут лодки и прихвтят кждя свою долю. Только я не буду спускться ниже Квебек. Тм я должен перегрузить всю древесину н борг «Морвин», отбывющего в Гмбург.

— Хорошо, — ответил Жн. — Ты сдшь все ружья до единого и весь порох до последней бочки до Квебек.

— Вот тк дело пойдет!

— Скжи мне, Луи Лкс, ты уверен в людях, что плывут с тобой?

— Кк в себе смом! Они все — истинные Жн-Бтисты[144], и когд дело дойдет до вооруженной схвтки, вряд ли остнутся взди.

Луи Лкс говорил «взди» вместо «позди», вероятно, потому что говорят «впереди», не «попереди».

Тут Жн протянул ему несколько пистров, которые слвный сплвщик, не считя, опустил в крмн своей просторной робы.

Зтем последовло крепкое рукопожтие, и Жн снов очутился н борту «Шмплен», который пошел в сторону левого берег. А плот продолжил свой путь вниз по реке, и было слышно, кк Луи Лкс опять зпел своим зычным голосом:

У светл ручеечк
Хотелысь отдыхнуть!

Чс спустя нчлся прилив, к тому же поднялся ветер. «Шмплен» поплыл между многочисленными островкми, обрзующими грницу озер Петр, и, обогнув одно з другим побережья грфств Жюльет и Ришелье, рсположенных друг против друг, стл делть остновки в прибрежных деревнях грфств Монкльм и грфств Вершер, женщины которого в конце XVII столетия тк отличились хрбростью при зщите форт, когд его тковли дикри.

Во время стоянок Жн посетил предводителей сторонников реформ и смог лично ознкомиться с умонстроениями жителей. С ним неоднокртно зговривли о Жне Безымянном, з голову которого было нзнчено вознгрждение. Где он сейчс? Появится ли, когд нчнется битв? Птриоты рссчитывли н него. Несмотря н постновление генерл-губернтор, он может не опсться появиться в грфстве хоть н чс, хоть н день — здесь перед ним будут открыты все двери!

Жн был глубоко тронут тким проявлением преднности, грничщей с смопожертвовнием. Д! Кндское нселение ожидло его кк Мессию[145]. Но Жн огрничивлся ответом:

— Я не зню, где скрывется Жн Безымянный, однко, когд придет время, он будет тм, где ему следует быть!

В ночь с 26 н 27 сентября, к полуночи, «Шмплен» достиг южного ответвления реки Св. Лврентия, которое отделяет остров Монрель от южного берег.

Путешествие близилось к концу. Через несколько дней бртья Арше снимут с бркс снсти н весь зимний период, ндолго прерывющий речное судоходство. Зтем они с Жном вернутся в грфство Лпрери, н ферму «Шипогн», куд н свдебное торжество соберется вся семья фермер.

Рукв реки Св. Лврентия между островом Монрель и првым берегом обрзует стремнины, которые можно считть одной из достопримечтельностей стрны. В этом месте обрзовлось нечто вроде озер, похожего н озеро Св. Петр, где «Шмплен» повстречлся с «клетью» сплвщик Луи Лкс. Его нзывют порогом Св. Людовик, он рсположен нпротив Лшин, небольшого селения, построенного выше Монреля; эт дчня местность — излюбленное место отдых монрельцев. Здесь обрзовлось кк бы бурное море, куд изливются воды одного из притоков — Утуэ. Густые лес все еще стоят плотной стеной н првом берегу вокруг деревни Кухнвг, где небольшя церквушк обрщенных в христинство ирокезов покзывет из зеленой чщи свой скромный шпиль.

В этой чсти реки Св. Лврентия подъем вверх по течению труден, но и спуск тит в себе опсность: он может окзться чересчур стремительным, это нежелтельно, тк кк достточно одного неловкого движения шестом, чтобы бросить судно в стремнину. Но судовлдельцы, привыкшие к опсным проходм, особенно рыбки, приплывющие сюд з богтейшим уловом бешенки, весьм искусно мневрируют в этих бурливых водх. Если идти вдоль крутого южного берег бечевою, то вполне возможно добрться до Лпрери — дминистртивного центр одноименного грфств, где «Шмплен» вствл обыкновенно н зимнюю стоянку.

К середине дня бркс нходился немного ниже местечк Лшин[146]. Откуд появилось здесь нзвние громдной зитской империи? Окзывется, от первопроходцев реки Св. Лврентия: дойдя до территорий, соседствующих со Стрной Великих озер, они решили, что нходятся н побережье Тихого окен и, следовтельно, недлеко от Поднебесной империи.

Итк, хозяин «Шмплен» мневрировл, чтобы подвести бркс к првому берегу реки: он достиг его к пяти чсм вечер примерно в том месте, где проходит грниц между грфством Монрель и грфством Лпрери.

Тут Жн скзл ему:

— Я сойду н берег, Пьер.

— Ты не пойдешь с нми до Лпрери? — удивленно спросил Пьер Арше.

— Нет. Мне необходимо побывть в приходе Шмбли, и если я высжусь в Кухнвге, то потрчу меньше времени, чтобы добрться туд.

— Это очень рисковнно, — зметил Пьер. — Ты пойдешь один... Зчем тебе покидть нс, Жн? Остнься еще н дв дня, и после того, кк мы рсснстим «Шмплен», отпрвимся туд все вместе.

— Не могу, — ответил Жн. — Мне ндо быть в Шмбли сегодня ночью.

— Хочешь, двое из нс пойдут с тобой? — спросил Пьер Арше.

— Нет, лучше я один.

— И долго ты пробудешь в Шмбли?

— Всего несколько чсов, Пьер, я рссчитывю уйти оттуд до рссвет.

Тк кк Жн, похоже, не желл объяснять, что он собирется делть в этом селении, Пьер Арше не стл нстивть и огрничился вопросом:

— Нм ждть тебя в Лпрери?

— Ни к чему. Делйте что вм нужно и не беспокойтесь з меня.

— Тк где мы свидимся?

— Н ферме «Шипогн».

— Ты знешь, — снов зговорил Пьер. — Что нс всех ждут тм в первую неделю октября?

— Зню.

— Ты непременно должен быть, Жн! Твое отсутствие очень огорчило бы отц, мть и нс всех. В «Шипогне» — семейное торжество, ты ведь теперь нш брт, тк что тоже обязтельно следует прийти, чтобы вся семья был в сборе.

— Я приду, Пьер!

Жн пожл руки сыновьям Том Арше. Зтем спустился в кюту «Шмплен», переоделся в плтье, которое было н нем в день посещения виллы «Монкльм», и простился со своими слвными товрищми.

Минуту спустя он уже спрыгнул н берег и, крикнув в последний рз «до свидния!», исчез среди деревьев, густя чщ которых со всех сторон обступил ирокезскую деревню.

Пьер, Реми, Мишель, Тони и Жк тотчс принялись з дело. С огромными усилиями и очень большим трудом удлось им провести судно против течения, используя водовороты, обрзуемые у здней стороны скл, горчщих из воды.

В восемь чсов вечер «Шмплен» был уже крепко привязн в мленькой бухточке неподлеку от крйних домов селения Лпрери.

Бртья Арше звершили рыболовный сезон, проплвв шесть месяцев вверх и вниз по течению реки и покрыв рсстояние в общей сложности в двести миль.

Глв VIII

ГОДОВЩИНА

Было пять чсов вечер, когд Жн покинул «Шмплен». Примерно три мили отделяли его от селения Шмбли, к которому он нпрвлялся.

Что Жн собирлся делть в Шмбли? Рзве не звершил of1 уже свою пропгндистскую рботу в отдленных грфствх юго-зпд еще до своего появления н вилле «Монкльм»? Конечно, звершил. Но днного приход он еще не посещл. Почему? Никто не мог бы ответить н этот вопрос. О причине он не говорил никому и едв сознвлся в ней смому себе. Он шел туд, в Шмбли, тк, словно ккя-то сил и притягивл и оттлкивл его одновременно, однко он вполне осознвл происходившую в нем борьбу.

Прошло ровно двендцть лет с тех пор, кк Жн покинул это селение, в котором родился. Его никогд больше не видели тм. Его тм не узнют. Д и см он после столь долгого отсутствия, нверное уже позбыл улицу, н которой игрл ребенком, дом, где прошло его детство.

Но нет! Воспоминния рннего детств не смогли изглдиться из его столь живой пмяти! Выйдя из лес, окймлявшего реку, он опять очутился среди лугов, по которым проходил когд-то, отпрвляясь н пром к реке Св. Лврентия. Он шел сейчс по этой земле не кк чужк, кк ее уроженец. Он не колеблясь выбирл нужные броды, сворчивл н проселочные дороги, срезл углы, чтобы сокртить путь. А посему, когд он придет в Шмбли, он, вероятно, без труд вспомнит небольшую площдь, где стоял отчий дом, узнет улицу, по которой обыкновенно возврщлся домой, церковь, куд его водил мть, школу, в которой он учился до того, кк отпрвился зкнчивть обучение в Монрель.

Итк, Жну зхотелось повидть родные мест... В момент, когд он приготовился отдть жизнь в священной борьбе, им овлдело непреодолимое желние снов побывть тм, где нчинлсь его несчстня жизнь. Сейчс это был не Жн Безымянный посещющий сторонников реформ в грфстве, мльчик, возврщющийся, быть может в последний рз, в селение, в котором родился и рос.

Жн шел быстрым шгом, чтобы попсть в Шмбли еще зсветло и уйти оттуд до рссвет. Он был погружен в мучительные воспоминния, и глз его не змечли ничего из того, что в другое время привлекло бы его внимние, — ни лосей с лосихми, скрыввшихся в лесной чще, ни смых рзных птиц, порхвших среди деревьев, ни дичи, семенящей по борозде.

Несколько землепшцев были еще зняты последними полевыми рботми. Жн отворчивлся, чтобы не отвечть н их рдушные приветствия, желя пройти по деревне незмеченным и повидть Шмбли тк, чтобы его тм не увидели.

Было семь чсов, когд з деревьями покзлсь остроконечня колокольня. Ветер донес до него звон колокол. Но Жну отнюдь не хотелось крикнуть в ответ: «Д, это я!.. Я пришел снов побыть среди всего того, что тк любил когд-то!.. Я возврщюсь в родное гнездо!.. Я возврщюсь к своей колыбели!..»

Он шел молч, снов и снов с ужсом здвя себе один вопрос: «Зчем я пришел сюд?»

Однко колокол гудел не перествя, и Жн понял, что это звонили не к вечерне. К ккой же службе тогд сзывл жителей Шмбли колокол в столь поздний чс?

— Тем лучше! — скзл себе Жн. — Все будут в церкви, и мне не придется проходить мимо отворенных дверей домов. Меня никто не увидит. Со мной не стнут зговривть. А рз я ни у кого не собирюсь просить ночлег, знчит, никто не узнет, что я приходил сюд.

Говоря себе это, он продолжл путь, хотя временми ему неудержимо хотелось повернуть нзд. Но нет! Его словно толкл вперед ккя-то неодолимя сил.

По мере того кк Жн приближлся к Шмбли, он все внимтельнее смотрел по сторонм. Несмотря н происшедшие з двендцть лет перемены, он узнвл дом, огороженные згоны, фермы в окрестностях селения.

Добрвшись до глвной улицы, он пошел крдучись вдоль домов, внешний вид которых оствлся столь фрнцузским, что можно было вообрзить себя в центре ккой-нибудь общины XVII век. Вот здесь проживл друг их семьи, у которого Жн проводил иногд свободные дни. Вот тут жил приходской священник, который двл ему первые уроки. Живы ли еще эти слвные люди? Зтем спрв покзлось строение повыше. Это было вытянутое в сторону верхнего квртл Шмбли здние училищ, куд он ходил кждое утро, — оно возвышлось в нескольких сотнях шгов.

Улиц упирлсь в церковную площдь. Отцовский дом знимл один из ее углов, слев; фсдом он был обрщен к площди, его здняя стен выходил в сд, сливвшийся в одну зеленую мссу с деревьями, со всех сторон обступвшими селение.

Было уже довольно темно. З полуотворенной дверью церкви виднелсь толп людей, слбо освещення висевшей под сводми люстрой.

Жн уже перестл опсться, что будет узнн, дже если его здесь еще не збыли, и ему вдруг пришл в голову мысль войти в церковь, смешться с толпой и побыть н этом вечернем богослужении, преклонить колен н скмье, где он читл молитвы ребенком. Но горздо сильнее его влекло в противоположный конец площди; взяв влево, он дошел до угл, где стоял отчий дом...

Ему вспомнились мельчйшие подробности: решетк, опоясыввшя небольшой передний дворик, голубятня, высившяся нд зубчтой стеной спрв, четыре окн нижнего этж, дверь посередине, окно н втором этже, в котором среди укршвших его цветов тк чсто появлялось лицо мтери. Ему было пятндцть лет, когд он нвсегд покинул Шмбли. В этом возрсте все предметы уже глубоко зпечтлевются в пмяти. Именно здесь, вот н этом месте, должно было стоять жилище, построенное его предкми, стоявшими у истоков возникновения кндской провинции.

Но никкого дом не было. Н его месте — руины. Зловещие руины, но обрзоввшиеся не от воздействия времени, в этом нисколько не приходилось сомневться. Почерневшие от копоти кмни, зкопченные куски стен, обломки обгорелых бревен, груды побелевшего пепл говорили о том, что дом уже очень двно стл добычей плмени.

Ужсня мысль промелькнул в голове Жн. Кто устроил пожр? Было ли это делом случя, неосторожности?.. Или дом подожгл мстительня рук?

Побуждемый непреодолимой силой, Жн скользнул внутрь рзвлин... Рзгреб ногою пепел, кучми лежвший н земле. Из-под обломков вылетели совы. Несомненно, никто и никогд не приходил сюд. Почему же здесь, в смом людном месте селения, почему здесь остлись эти руины? По ккой причине после пожр его не потрудились рсчистить?

Все двендцть лет после уход из родного дом Жн не знл, что его фмильное гнездо рзорено, что теперь это лишь груд почерневших от плмени обломков.

Зстыв в неподвижности, он с тяжелым сердцем рзмышлял о своем печльном прошлом, о еще более печльном нстоящем.

— Эй, что вы тм делете, судрь? — крикнул ему ккой-то стрик, нпрвлявшийся в церковь и остновившийся нпротив.

Жн, погруженный в свои мысли, ничего не ответил.

— Эй, — снов зкричл стрик, — вы что, глухой? Не стойте тм! Если вс увидят, вм не поздоровится!

Жн выбрлся из рзвлин, вышел н площдь и спросил у своего неожиднного собеседник:

— Это вы мне?

— Вм, судрь. Сюд ходить нельзя.

— А почему?

— Потому что это место проклято.

— Проклято? — прошептл Жн тк тихо, что стрик не рсслышл.

— Вы, судрь, нездешний?

— Д, — ответил Жн.

— И, похоже, двненько не бывли в Шмбли?

— Д, много лет!

— Тогд неудивительно, что вы ничего не знете... Послушйте меня... Я дм вм добрый совет... Не ходите в эти рзвлины!

— Но почему?..

— Потому что зпятнете себя дже тем, что ступите ногою н пепелище. Ведь это дом предтеля!..

— Предтеля?..

— Д, Симон Моргз!

Однко несчстный юнош и см слишком хорошо знл это.

Знчит, от жилищ, из которого его семья был изгнн двендцть лет нзд, от дом, который ему тк зхотелось повидть в последний рз и который, кк он думл, еще стоит, остлись лишь обломки рзрушенных огнем стен! И с тех пор повелось, что место это стло позорищем, что никто не решлся дже близко подойти к нему, и не было в Шмбли человек, который бы, взглянув н него, не послл ему проклятия! Д! Двендцть лет прошло, в этом селении, кк и повсюду в кндских провинциях, ничто не избыло отврщения, внушемого именем Симон Моргз!

Жн опустил глз, руки его дрожли, он чувствовл себя совсем рзбитым. Не будь темноты, стрик увидел бы, кк крск стыд злил его лицо.

Стрик снов зговорил:

— Вы кндец?

— Д, — ответил Жн.

— Тогд вы не можете не знть о преступлении, которое совершил Симон Моргз.

— Кто в Кнде не знет об этом?

— Поистине, кждый, судрь. Вы, нверно, из восточных грфств?

— Д, из восточных... из Нового Бруншвейг.

— О, издлек... очень издлек! Тогд вы нверно не знли, что дом этот сгорел?..

— Нет, не знл... Это произошло, вероятно, случйно?

— Отнюдь, судрь, отнюдь! — покчл головой стрик. — Может быть, было бы лучше, если бы он згорелся от молнии! И, конечно, тк бы и случилось рно или поздно, потому что Господь всевидящ! Но его првосудие опередили! Н следующий же день после того, кк Симон Моргз с его семейством прогнли из Шмбли, все бросились к этому дому... И подожгли... А потом, чтобы пмять об этом никогд не стерлсь, руины в нзидние всем оствили в том виде, в кком вы их ншли! Приближться к ним зпрещено, д никто бы и не стл пятнть себя дже прхом этого дом!

Жн слушл, зтив дыхние. Зпльчивость, с которой говорил этот человек, крсноречиво свидетельствовл о том, что всеобщее презрение предтелю сохрнилось во всей своей силе! Тм, куд Жн пришел искть семейных воспоминний, сохрнились лишь воспоминния позорные!

Однко собеседник его, продолжя рзговор, понемногу удлялся от проклятого жилищ, нпрвляясь к церкви. В воздухе рзносились последние удры колокол. Вот-вот должн был нчться служб. Уже слышлись песнопения, прерывемые продолжительными пузми.

Тут стрик скзл:

— Теперь, судрь, я вс покину, если только у вс нет желния зйти вместе со мною в церковь. Тм вы можете услышть проповедь, которя производит большое впечтление н прихожн...

— Я не могу, — ответил Жн. — Мне необходимо до рссвет попсть в Лпрери.

— Тогд вм не стоит терять время, судрь. Хотя н дорогх сейчс безопсно. С некоторых пор полицейские генты денно и нощно рыскют по Монрельскому грфству, все гоняются з Жном Безымянным, которого им никогд не схвтить, д пошлет Господь ткую милость н нш родной крй!.. Н этого юного героя все очень рссчитывют, судрь, и не без основний... Если довериться слухм, здесь он обязтельно нйдет отвжных людей, готовых последовть з ним.

— Кк и во всем грфстве, — ответил Жн. — Более того, судрь! Рзве не обязны мы искупить тот позор, что Симон Моргз был ншим земляком?

Стрик, кк видно, любил поболтть, но когд он, нконец, собрлся было рспроститься с Жном, пожелв ему доброй ночи, тот см удержл его, спросив:

— А не знвли ли вы, дружище, семейство этого Симон Моргз?

— Знвл, судрь, и очень хорошо. Сейчс мне семьдесят лет, было пятьдесят восемь, когд это все случилось. Я всегд жил в этом крю, который был и его родиной, и никогд, о, никогд не подумл бы, что Симон доктится до ткого! Что с ним стло? Не зню. Быть может, он умер? А может стться, удрл з грницу — под чужим именем, чтобы ему не могли швырнуть в лицо его собственное. Но его жен, дети! Ах, несчстные, кк мне их жль Особенно госпожу Бриджету! Я с ней чсто виделся — всегд ткя добря, великодушня, хотя жилось ей нелегко. Все в ншем селении любили ее. Сердце ее было преисполнено горячей любви к родине. Чего только ей не пришлось перенести, бедной женщине, чего только не пришлось перенести!

Трудно вырзить словми, что творилось в душе Жн! Перед рзвлинми рзрушенного дом, тм, где совершился последний кт предтельств, где были выдны товрищи Симон Моргз, услышть имя мтери, мысленно пережить все выпвшие н ее долю невзгоды — это, кзлось, было выше человеческих сил! Жну пришлось собрть всю свою недюжинную волю, чтобы сдержться и не дть вырвться из груди скорбному стону.

А стрик продолжл:

— Тк же хорошо, кк мть, знл я и обоих ее сыновей, судрь. Они были все в нее. О, несчстное семейство. Где-то они теперь? Все любили их з отзывчивый хрктер, з искренность, з доброе сердце. Стрший был уже серьезным и очень прилежным юношей, млдший — повеселее, уж ккой решительный, всегд зступится з слбого перед сильным! Его звли Жном. А брт его Джоном... постойте-к, точно тк же, кк того молодого священник, что сейчс будет читть проповедь...

— Аббт Джон? — воскликнул Жн.

— Вы его знете?

— Нет, дружище... нет! Но я много нслышн о его проповедях.

— Ну тк если вы его не знете, судрь, вм обязтельно ндо познкомиться с ним! Он прошел по всем зпдным грфствм, и везде люди стремились послушть его! Н его проповедях яблоку упсть негде! Если б вы только могли отпрвиться в путь чсом позже...

— Я иду с вми! — ответил Жн.

И они со стриком нпрвились в церковь, где уже с трудом ншли себе место.

Нчльные молитвы были прочитны, проповедник только что взошел н кфедру.

Аббту Джону было тридцть лет. Вырзительным лицом, проникновенным взглядом, стрстным и убедительным голосом он очень походил н брт — безбородого, кк и он. В них обоих повторились черты хрктер, присущие их мтери. Достточно было увидеть и послушть Джон, чтобы понять ту силу воздействия, которую он окзывл н толпу, привлекемую слвой о нем. Вырзитель ктолической веры и веры в нцию, он был постолом[147] в истинном знчении этого слов, преемником той сильной породы миссионеров[148], что способны по кпле отдть всю кровь з свои веровния и убеждения.

Аббт Джон нчл читть проповедь. З всем, что он говорил во слву Бог, стояло и другое — то, что он хотел скзть во слву своего отечеств. Он не рз зговривл о нынешнем положении Кнды, дбы зжечь слуштелей, птриотизм которых лишь ожидл удобного случя, чтобы вырзиться в действии. Под сводми скромной сельской церквушки его жесты, речь, интонции вызывли сдержнный трепет, когд он призывл кру небесную н рсхитителей общественной свободы. Могло покзться, что его мощный голос звучит призывным нбтом, что его воздетые руки потрясют с высоты кфедры знменем незвисимости.

Скрывшись в тени, Жн слушл его. Ему кзлось, что устми брт говорит он см. Ибо в двух этих существх, столь близких душою, жили одни и те же мысли, одни и те же устремления. Об они, кждый по-своему, боролись з блгополучие своей родины, один — словом, другой — делом, и тот и другой одинково были готовы к смопожертвовнию.

В ту эпоху ктолическое духовенство пользовлось в Кнде знчительным влиянием с двух точек зрения — социльной и интеллектульной. Н священников тм смотрели почти кк н святых. Шл непримиримя борьб между стрыми ктолическими веровниями, введенными фрнцузской прослойкой с момент основния колонии, и протестнтскими догмми[149], которые стрлись привить всем сословиям нгличне. Прихожне группировлись вокруг своих псторов — истинных предводителей приход, и политики, стремившиеся вырвть кндские провинции из рук нглосксов, не чурлись союз духовенств и верующих.

Аббт Джон, кк известно, приндлежл к бртству Св. Сюльпиция. Но читтель, возможно, не знет, что этот орден[150], влдеющий чстью территорий с смого нчл звоевния колонии, еще и поныне получет с них знчительные доходы. Рзного род повинности, устновленные н основнии влдельческих прв, дровнных ордену крдинлом Ришелье[151], особенно н острове Монрель, все еще взимются в пользу этого бртств. Отсюд следует, что сюльпицине соствляют в Кнде корпорцию[152], столь же почитемую, сколь могущественную, и что священники, оствясь смыми богтыми землевлдельцми в стрне, являются ткже и смыми влиятельными людьми.

Проповедь (можно было бы дже скзть — птриотическя речь) ббт Джон длилсь примерно три четверги чс. Он привел слуштелей в ткой восторг, что, если бы не святость мест, речь священник не рз прерывлсь бы овциями. Кждое его слово отзывлось в сердцх птриотически нстроенных прихожн. Быть может, покжется стрнным, что влсти беспрепятственно допускли эти проповеди, в которых под эгидой[153] Евнгелия проводилсь реформистскя пропгнд? Но в них было трудно уловить прямое подстректельство к восстнию, к тому же соборные кфедры всегд пользовлись свободой, посягнуть н которую првительство могло лишь с большой опской.

Проповедь окончилсь. Пок толп людей рсходилсь, Жн отошел в угол церкви. Уж не собирлся ли он открыться ббту Джону, пожть ему руку, перемолвиться с ним прой слов — прежде чем отпрвиться н встречу со своими товрищми н ферме «Шипогн»? Рзумеется, д. Бртья не виделись уже несколько месяцев, рзойдясь кждый в свою сторону, чтобы преднно служить одному общему делу — освобождению нции.

Стоя позди крйних опор неф[154], Жн пережидл толпу, кк вдруг снружи послышлся шум. То были крики, вопли, вой — неистовя вспышк людского гнев и ярости. Одновременно сполохи свет стли вдруг озрять окрестность, их отблеск проник и внутрь церкви.

Что же тм происходило?

Толп прихожн ринулсь нружу, увлеченный ею помимо своей воли Жн проследовл з людьми до смой середины площди.

Тм перед рзвлинми дом предтеля был рзведен большой костер. Мужчины, к которым тут же присоединились дети и женщины, поддерживли огонь, подбрсывя охпки хворост.

Со всех сторон неслись исступленные крики:

— В огонь предтеля!.. В огонь Симон Моргз!

И тут к огню подтщили ккое-то чучело, одетое в лохмотья.

Жн все понял. Жители Шмбли собирлись н свой лд кзнить негодяя — подобно тому, кк в Лондоне по трдиции все еще тскют по улицм чучело Ги Фукёс, преступного героя Порохового зговор. Ведь сегодня было 27 сентября — годовщин того дня, когд Вльтер Годж и его товрищи Фрнсу Клерк и Робер Фррн взошли н эшфот.

Объятый ужсом, Жн хотел убежть... Но не смог двинуться с мест, ноги его буквльно приросли к земле. Он живо предствил себе отц, которого осыпет проклятиями, нгрждет удрми, збрсывет грязью обезумевшя от ненвисти толп. Ему кзлось, что весь этот позор пдет сейчс н него, Жн Моргз.

Тут н пороге церкви появился ббт Джон. Толп рсступилсь, двя ему дорогу.

Он тоже срзу понял, что происходит. И в ту же минуту узнл в толпе своего брт, мертвенно-бледное лицо которого рзглядел в отблескх плмени, в то время кк сотни голосов выкрикивли жуткую дту «27 сентября!» и позорное имя Симон Моргз!

Аббт Джон не смог сдержться. Простиря вперед руки, он бросился к костру кк рз в тот момент, когд чучело собирлись швырнуть в огонь.

— Во имя милосердного Господ, — вскричл он, — сжльтесь нд пмятью этого несчстного! Рзве Бог не прощет все преступления?

— У Бог нет прощения для ткого преступления, кк предтельство своего отечеств, предтельство тех, кто боролся рди него! — ответил один из присутствующих.

И в мгновение ок, точно тк же, кк и в кждую годовщину рнее, огонь поглотил чучело Симон Моргз.

Крики стли еще громче и стихли лишь тогд, когд погсли последние языки плмени.

В темноте никто не зметил, кк Жн и Джон подошли друг к другу и встли, взявшись з руки, рядом, поникнув головми.

Не проронив ни слов, они покинули место этой ужсной кзни и ушли прочь из селения Шмбли, куд им не суждено было никогд более вернуться.

Глв IX

«ЗАПЕРТЫЙ ДОМ»

В шести милях от Сен-Дени, н првом берегу реки Ришелье, в грфстве Св. Гицинт, грничщем с грфством Монрель, рсположено местечко Сен-Шрль. Если плыть вниз по течению Ришелье, одного из смых крупных притоков реки Св. Лврентия, то можно достичь небольшого городк Сорель, где «Шмплен» стоял н якоре во время своего последнего промыслового плвния.

З несколько сотен шгов до крутого поворот, который делет дорог н Сен-Шрль, стновясь глвной улицей местечк и проходя мимо первых его строений, стоял в ту пору одинокий дом.

Это было скромное и унылое жилище. Всего в один этж, с мленьким, зросшим сорнякми двориком спереди, куд выходили дверь и дв окн. Дверь чще всего бывл зперт, окн никогд не отворялись, дже з глухими одностворчтыми ствнями, плотно зкрыввшими их. Дневной свет проникл в дом только через дв других окошк, проделнных в здней стене дом, выходившей в сд.

По првде говоря, сд этот предствлял собою всего лишь небольшой квдрт земли, окруженный высокими стенми, с густыми зрослями крпивы по крям и деревенским колодцем, вырытым в углу. Площдь в одну пятую кр был зсжен овощми. Здесь же было и около десятк фруктовых деревьев — груши, орешник, яблони, — предоствленных попечению одной лишь природы. Н крохотном птичьем дворе, знимвшем чсть учстк и примыквшем к дому, имелось пять-шесть кур, дввших необходимое для ежедневного потребления количество яиц.

В доме было только три комнты, обствленные кое-ккой — лишь смой необходимой — мебелью. Одн из комнт, слев от вход, служил кухней; две другие, спрв, были спльнями. По рзделявшему их узкому коридору можно было выйти и во двор, и в сд.

Д, дом этот был убогим и бедным, но чувствовлось, что тк и было здумно — жить в условиях скудости и смирения. Жители Сен-Шрля не зблуждлись н этот счет. Действительно, если ккому-нибудь нищему случлось постучться в дверь «Зпертого дом» (тк его окрестили в местечке), то он никогд не уходил оттуд, не получив скромного подяния. «Зпертый дом» мог вполне бы нзывться «Милосердным домом», ибо милосердие в нем окзывли в любое время.

Кто обитл в нем? Ккя-то женщин, всегд одинокя, всегд одетя в черное, всегд покрытя длинной вдовьей вулью. Он лишь изредк покидл дом — рз или дв в неделю, когд ее зствлял выйти нужд в провизии, или же в воскресенье — чтобы сходить в церковь. Отпрвляясь з покупкми, он дожидлсь, пок совсем стемнеет или, по крйней мере, нчнет смеркться, пробирлсь по темным улицм, прижимясь к стенм домов, быстро входил в лвку, говорил тихо и односложно, плтил, не торгуясь, и возврщлсь, опустив голову и уствясь в землю, словно ккя-нибудь убогя тврь, которя стыдится покзывться н глз людям. Если же он шл в церковь, то обязтельно к рнней обедне, н рссвете. Тм он стоял в стороне от всех, в темном углу, преклонив колени, вся уйдя в себя. Ее неподвижность под склдкми вули ужсл: можно было подумть, что он мертв, если бы из ее груди не вырывлись скорбные вздохи. Д, хотя эт женщин жил не в нищете, он, несомненно, был глубоко несчстн. Рз или дв ккя-то добря душ пытлсь помочь ей, предложить свои услуги, скзть слов сочувствия и учстия... Но он, еще плотнее зпхнувшись в свое трурное одеяние, шрхлсь в сторону, будто обжегшись.

Итк, жители Сен-Шрля совсем не знли чужчки и, можно скзть, зтворницы, хотя он уже двендцть лет нзд прибыл в их местечко и знял этот дом, купленный з очень низкую цену: общин, которой он приндлежл, уже двно хотел избвиться от него, но не нходил покуптеля.

И вот однжды вдруг стло известно, что в доме появилсь новя влделиц, причем ночью, когд никто не видел, кк он въехл. Кто помог ей привезти ее убогую обстновку? Неизвестно. Он дже не ннял прислуги в помощь по хозяйству. К тому же никто и никогд не приходил к ней в дом. Тк он и жил с тех пор в своего род моншеском уединении. Стены «Зпертого дом» стли кк бы стенми монстыря, куд доступ посторонним был зкрыт.

Впрочем, жители местечк и не собирлись вторгться в жизнь этой женщины, приоткрывть звесу нд тйной ее существовния! В первые дни после ее водворения в доме они проявили некоторое любопытство. Пошли кое-ккие сплетни о влделице «Зпертого дом». Предполгли всякое... Но скоро ею перестли интересовться. По мере своих скромных возможностей он проявлял сострдние к местным нищим, чем снискл всеобщее увжение.

Высокой ростом, но уже сгорбившейся — более от стрдний, чем от возрст — этой чужчке могло быть лет пятьдесят. Под вулью, спдющей до тлии, скрывлось, по-видимому, крсивое когд-то лицо с высоким лбом, большими крими глзми. Волосы ее были совершенно седыми; взор, кзлось, хрнил неизглдимые следы слез, в изобилии пролитых ею. Теперь черты ее лиц, некогд нежного и улыбчивого, выржли мрчную решимость, непреклонную твердость.

Однко если бы любопытня публик принялсь более внимтельно следить з «Зпертым домом», он смогл бы убедиться в том, что н смом деле он бывл зкрыт отнюдь не для всех. Три-четыре рз в год, неизменно ночью, дверь дом отворялсь либо перед одним, либо срзу перед двумя чужкми, которые, приходя и уходя, принимли все меры предосторожности, чтобы остться незмеченными. Нходились ли они в доме несколько дней или только несколько чсов? Никто не смог бы скзть этого. Во всяком случе, покидли они его всегд до рссвет. Не было никкого сомнения в том, что эт женщин не окончтельно порвл связь с внешним миром.

Тк было и н этот рз, в ночь н 30 сентября 1837 год, около одинндцти чсов. Большя дорог, проходящя через грфство Св. Гицинт с зпд н восток, ведет в Сен-Шрль и идет дльше. Сейчс он был пустынн. Глубокя тьм окутл уснувшее селение. Никто из его жителей не мог видеть, кк дв человек спустившись по этой дороге, проскользнули к огрде «Зпертого дом», отворили клитку во двор, зпирвшуюся лишь н щеколду, и постучли в дверь особым, должно быть условным, стуком.

Дверь отворилсь и тотчс снов зтворилсь. Об гостя прошли в комнту спрв, освещенную ночником, слбый свет которого не мог просочиться нружу.

Женщин не выкзл ни млейшего удивления при появлении этих двух людей. Он зключил их в объятия, они поцеловли ее в лоб с чисто сыновней любовью.

То были Жн и Джон. А женщин был их мть — Бриджет Моргз.

Двендцть лет тому нзд, после бегств Симон Моргз, изгннного нселением Шмбли, никто не сомневлся в том, что злополучное семейство покинуло Кнду и переселилось в ккую-нибудь провинцию Северной или Южной Америки, может быть, дже в Европу. Сумм, получення предтелем, двл ему возможность жить с определенным досттком всюду, куд бы ему ни вздумлось уехть, взяв другое имя, он мог избежть презрения, которое инче преследовло бы его по всему свету.

Но, кк известно, все произошло инче. Однжды вечером Симон Моргз см свершил суд и рспрву нд собой, и никто и не подозревл, что тело его покоится в отдленном и глухом месте н южном берегу озер Онтрио.

Бриджет Моргз, Жн и Джон осознли тогд весь ужс своего положения. Хотя мть и сыновья не были причстны к преступлению муж и отц, сил предрссудков был тков, что они все рвно нигде не ншли бы ни жлости, ни прощения. В Кнде, рвно кк и в любом другом уголке земли, имя их стло бы объектом всеобщего поругния. И они решили отречься от этого имени, не подумв дже о том, чтобы взять ккое-нибудь другое. К чему оно было им, этим отверженным, которым жизнь принесл только стыд и позор!

Однко мть и сыновья не зхотели тотчс уехть из стрны. Прежде чем покинуть Кнду, им нужно было исполнить свой долг, и дже если для этого потребовлось бы пожертвовть жизнью, все трое решили исполнить его, во что бы то ни стло.

Они хотели искупить зло, причиненное Симоном Моргзом своему отечеству. Зговор 1825 год имел очень большие шнсы н успех: после зхвт генерл-губернтор и военчльников нглийской рмии войск не смогли бы противостоять фрнко-кндскому нселению, которое восстло бы поголовно. Но в результте предтельств, спровоцировнного грязной ищейкой Рипом, рскрылсь тйн зговор, и Кнд остлсь в рукх угнеттелей.

Жн и Джон решили сми приняться з дело, прервнное изменой их отц. Бриджет, не сломлення ужсными обстоятельствми, укзл им, что в этом должн теперь состоять единствення цель их существовния. И они, дв брт, которым тогд всего было одному — семндцть, другому — восемндцть лет, глубоко осознли это и всецело посвятили себя подвигу искупления.

Бриджет Моргз, решившя жить н то немногое, что приндлежло лично ей, ни з что не хотел оствлять у себя деньги, нйденные в бумжнике смоубийцы. Эти деньги не могли и не должны были быть употреблены инче, кк н нужды нционльного движения. Они были передны н тйное хрнение в руки нотриус Ник из Монреля н уже известных читтелю условиях. Чсть их был оствлен Жном для непосредственной рздчи сторонникм реформ. Тким обрзом, в 1831 и 1835 годх комитеты получили необходимые суммы для зкупки оружия и боеприпсов. В 1837 году остток этого вклд, еще довольно знчительный, был доствлен в комитет н виллу «Монкльм» и вручен де Водрелю. Это было все, что еще оствлось от вознгрждения з предтельство.

Итк, в дом в Сен-Шрле, где уединилсь Бриджет, сыновья приходили тйно повидться с нею, когд у них бывл ткя возможность. Уже н протяжении нескольких лет кждый из них шел своей собственной дорогой к одной общей цели.

Стрший, Джон, внушил себе, что отныне никкие земные блг для него не существуют. Окзвшись в столь горестном положении, он обртился помыслми к Богу и пожелл сделться священником, но священником-борцом. Он вступил в бртство сюльпицин с нмерением поддержть словом борьбу з неотъемлемые прв своей стрны. Врожденное крсноречие, восплмененное чувством смого глубокого птриотизм, привлекло к нему нселение городков и селений; слв его росл и достигл в ту пору своего рсцвет.

Жн же стл принимть учстие в движении сторонников реформ не только словом, но и делом.

Несмотря н то, что мятеж 1835 год, кк и мятеж 1831 год, потерпел неудчу, популярность его нисколько не уменьшилсь. В нроде н него смотрели кк н тинственного предводителя «Сынов Свободы»: он появлялся лишь в тот чс, когд ндо было жертвовть собой, зтем исчезл, чтобы снов приняться з свое дело. Было хорошо известно, ккой высокий вторитет он звоевл в оппозиционной либерльной пртии. Кзлось, что дело незвисимости нходится в рукх одного человек — Жн Безымянного, кк он см себя нзывл, и что от него одного птриоты ожидют сигнл к новому восстнию.

И чс его был уже близок. А пок, прежде чем окунуться с головой в новую схвтку, Жн и Джон, которых случй свел в Шмбли, зхотели посетить «Зпертый дом», чтобы повидться с мтерью — быть может, в последний рз.

И вот теперь они сидели с нею рядом, держли в своих рукх ее руки, рзговривли с нею вполголос. Жн и Джон рсскзли ей, кк обстоят дел. Борьб обещет быть жестокой, не н жизнь, н смерть — кким и должно быть окончтельное сржение.

Проникнувшись чувствми, которыми были переполнены их сердц, Бриджет обрел ндежду, что преступление отц будет, нконец искуплено сыновьями. И он зговорил.

— Мой Жн, мой Джон, — скзл он, — мне тк нужно рзделять с вми вши ндежды и верить в успех...

— Д, мтушк, ндо верить, — ответил Жн. — Еще несколько дней, и движение нчнется.

— И д пошлет нм Господь удчу, которой зслуживет всякое святое дело! — добвил Джон.

— Д будет с нми помощь Божия! — откликнулсь Бриджет. — и, быть может, я буду иметь, нконец, прво помолиться з...

До сей поры ни рзу, о нет, никогд не могл вырвться из уст этой несчстной женщины молитв з спсение души того, кто был ей мужем!

— Мтушк, — скзл Жн, — мтушк...

— А ты, сын мой, — спросил Бриджет, — молился ли ты з отц — ты, служитель всепрощющего Бог?

Джон молч опустил голову. Бриджет зговорил снов:

— Дети мои, до сих пор вы об испрвно служили своему Делу, но не збывйте того, что, посвятив себя ему, вы лишь исполняли долг. И если отечество нше когд-нибудь будет обязно вм своей незвисимостью, то имя, которое мы носили когд-то, имя Моргз...

— Не должно более существовть, мтушк! — ответил Жн. — Ему точно тк же нельзя вернуть честь, кк нельзя вернуть жизнь птриотм, которые по вине ншего отц взошли н эшфот. То, что делли мы с Джоном, было не рди того, чтобы смыть позор, связнный с ншим именем!.. Ведь это невозможно. Мы поствили себе цель иного род. Усилия нши нпрвлены н то, чтобы искупить зло, причиненное ншему отечеству, не зло, причиненное нм смим. Не тк ли, Джон?

— Д, — ответил молодой священник. — Если Господь может прощть, то мне слишком хорошо известно, что это зкзно людям, и, пок тков зкон обществ, нше имя пребудет одним из тех, что предны н всеобщее поругние.

— Знчит, этого никогд не смогут збыть? — спросил Бриджет, поцеловв сыновей в лоб и кк бы желя стереть с них поцелуем несмывемое клеймо.

— Збыть! — воскликнул Жн. — Побывй-к, мтушк, в Шмбли, и ты увидишь, ккое збвение...

— Жн, — поспешно перебил его Джон, — помолчи!

— Нет, Джон!.. Ндо, чтобы нш мть знл... У нее достнет мужеств выслушть все, я не хочу, чтобы у нее оствлсь ндежд н искупление, которое невозможно.

И, понизив голос, прерывющимся шепотом, не договривя слов, Жн поведл ей о том, что произошло несколько дней нзд в селении Шмбли, н родине семейств Моргзов, перед рзвлинми отчего дом.

Бриджет выслушл, не уронив ни одной слезы. Он просто уже не могл плкть.

Знчит, их положение действительно безысходно? Но возможно ли, чтобы пмять о предтельстве был неизбывной и чтобы ответственность з преступление легл н безвинных? Неужели тк суждено судьбою и ничто не вытрвит из сознния людей позорного пятн н имени семьи?

В течение нескольких минут мть и сыновья не обменялись ни словом и дже стрлись не глядеть друг н друг. Руки их рзомкнулись. Трудно описть их стрдния. Везде и всюду, не только в Шмбли, они были приями[155], людьми «out laws»[156], отверженными, которых человеческое общество, тк скзть, отторгет из своей среды.

В три чс пополуночи Жн и Джон решили, что им пор. Они хотели уйти от мтери незмеченными. Рсстться бртья решили при выходе из местечк. Вжно было, чтобы их не увидели вместе н дороге, по которой они отпрвятся через грфство. Никто не должен знть, что в эту ночь дверь «Зпертого дом» отворялсь перед единственными посетителями, когд-либо переступвшими его порог.

Бртья поднялись с мест. В минуту рсствния, быть может нвеки, они ощутили, кк прочны семейные узы, связывющие их друг с другом. К счстью, Бриджет не знл, что з голову ее сын нзнчено вознгрждение. Джону было известно об этом, но ужсня весть еще не дошл до стоявшего н отшибе «Зпертого дом». Жн не хотел ничего говорить мтери. Зчем усугублять ее стрдния? Впрочем, Бриджет и без этого опслсь, что никогд больше не увидит сын.

Пришло время рсствться.

— Куд ты пойдешь теперь, Джон? — спросил Бриджет.

— В южные приходы, — ответил молодой священник. — Тм я буду дожидться момент, чтобы присоединиться к брту, когд он встнет во глве кндских повстнцев.

— А ты, Жн?

— Н ферму «Шипогн», что в грфстве Лпрери, — ответил Жн. — Я должен снов встретиться тм со своими товрищми, чтобы сделть последние рспоряжения... и принять учстие в семейных прздникх, которых мы, мтушк, лишены! Эти слвные люди приняли меня кк родного сын!.. Они готовы отдть з меня жизнь! Однко если бы они только знли, кто я ткой, чье имя ношу!.. О, ккие мы несчстные, если дже общение с нми — уже позор! Но они никогд не узнют... ни они... ни кто-либо другой!

Жн тяжело опустился н стул, обхвтив голову рукми, подвленный гнетом, тяжесть которого он с кждым днем ощущл все сильнее.

— Встнь, брт, — скзл Джон. — Это и есть искупление. Имей же мужество стрдть. Встнь и идем!

— Где же я свижусь с вми, дети мои? — спросил Бриджет.

— Уже не здесь, мтушк, — ответил Жн. — Если мы одержим победу, то все втроем покинем эту стрну... Мы отпрвимся длеко-длеко... туд, где никто не знет нс. Если мы вернем Кнде незвисимость, то пусть он никогд не узнет, что обязн этим сыновьям Симон Моргз! Д, никогд!

— А если игр будет проигрн? — снов спросил Бриджет.

— Тогд, мтушк, мы не свидимся ни в этой стрне, ни в ккой-либо другой. Тогд мы умрем.

Бртья в последний рз кинулись в объятия Бриджеты. Дверь открылсь и снов зкрылсь.

Жн и Джон прошли вместе по дороге сотню шгов, потом рсстлись, бросив последний взгляд н «Зпертый дом», где з своих сыновей молилсь мть.

Глв X

ФЕРМА «ШИПОГАН»

Ферм «Шипогн», рсположення в семи милях от местечк Лпрери в грфстве с тем же нзвнием, рскинулсь н небольшом возвышении првого берег речушки, впдющей в реку Св. Лврентия. Здесь де Водрелю приндлежло довольно доходное имение площдью четырест — пятьсот кров, которым упрвлял его рендтор Том Арше.

Перед фермой со стороны речки рсстиллись обширные поля, похожие н шхмтную доску с квдртми зеленых лугов, огороженных изгородями из жердей, известными в Соединенном Королевстве под нзвнием «fewees». Это был нстоящий триумф геометрически првильного и строгого рисунк — н сксонский или мерикнский мнер. Н неогороженных и огороженных квдртных учсткх взрщивлись прекрсные культуры, отличвшиеся высокой урожйностью блгодря богтому чернозему, слой которого толщиной от трех до четырех футов покрывл глинистое, кк првило, ложе. Примерно тково строение почвы в Кнде, вплоть до смых отрогов Лврентийских гор.

Н этих учсткх, возделнных с необыкновенной тщтельностью, произрстли те же виды сельскохозяйственной продукции, ккие земледельцы собирют в деревнях Средней Европы, — пшениц, кукуруз, рис, конопля, хмель, тбк и тк длее. Произрстл тм в изобилии и дикий рис, неудчно прозвнный «пьяным овсом», который сжют н полузтопленных лугх по берегм мленьких речушек, получя из его зерен превосходный отвр.

Позди фермы, вплоть до опушки высоких дубрв, рзросшихся н чуть склдчтой местности и уходивших в необозримую дль, рскинулись покрытые густой трвой пстбищ. Их с избытком хвтет, чтобы прокормить скот, вырщивемый н ферме «Шипогн», которого Том Арше мог бы содержть и горздо больше, — это волы, коровы, быки, овцы, свиньи, не считя лошдей выносливой кндской породы, весьм ценимой мерикнскими коннозводчикми.

Лес вокруг фермы имели не меньшее знчение. Когд-то они покрывли все территории, прилегющие к реке Св. Лврентия, нчиня от ее исток и кончя обширным крем озер. Но сколько з многие годы в них было произведено порубок рукою человек! Сколько великолепных деревьев, верхушки которых покчивются в небе иногд н высоте ст пятидесяти футов, продолжют пдть под удрми тысяч топоров, нрушющих тишину необъятных лесов, где порхют щеглы, дятлы, соловьи, жворонки, рйские птицы со сверкющим опереньем, ткже прелестные кнрейки, которые в кндских лесх не поют! «Лембермены» — дровосеки — знимются доходным, но прискорбным промыслом, срубя дубы, клены, ясени, кштны, осины, березы, вязы, кедры, пихты, сосны и ели; рспиленные или отеснные в четырехугольные бревн, они обрзуют те вереницы «клетей», что сплвляются вниз по течению реки. Если в конце XVIII столетия один из смых знменитых героев Купер — Нтниэль Бмпо, по прозвищу Соколиный Глз, Длинный Крбин и Кожный Чулок, уже ужслся этому мссовому уничтожению деревьев, то рзве не скзл бы он об этих безжлостных истребителях то же, что говорят о фермерх, истощющих плодородие земли губительными приемми: они убивют природу!

Следует, однко, зметить, что ткой упрек никк нельзя было отнести к упрвляющему фермы «Шипогн». Том Арше был слишком опытен в своем деле, у него под нчлом были слишком сведущие люди, он слишком честно блюл интересы своего хозяин, чтобы зслужить прозвище убийцы. Его ферм по прву слыл обрзцом эксплутции земельных угодий — и это в то время, когд влствовли еще стрые, рутинные методы хозяйствовния, при которых кндское земледелие отствло н дв столетия.

Итк, ферм «Шипогн» был одной из смых обустроенных в Монрельском округе. Применение удобрений не двло почве истощться. Здесь не довольствовлись тем, что оствляли поля под пром. Фермер врьировл культуры, и это двло превосходный результт. Что ксется фруктовых деревьев всевозможных видов, ккие произрстют в Европе, которых было очень много в огромном сду, то все они были подрезны, подстрижены, стртельно ухожены. Они прекрсно плодоносили, з исключением, быть может, брикосовых и персиковых деревьев, которые лучше приживются н юге, в провинции Онтрио, чем н востоке, в провинции Квебек. Но зто все остльное делло честь фермеру, особенно яблони, дющие сорт яблок с прозрчной розовой мякотью, известных под нзвнием «нливных». Что ксется овощей, крсной кпусты, тыкв, дынь, бклжнов, «синих ягод» — тк здесь нзывют чернику, ягоды которой подют н десерт, — то их собирли столько, что с лихвой хвтло, чтобы дв рз в неделю отвозить н бзр в Лпрери. В общем, все эти сотни четвериков[157] пшеницы и других зерновых, собиремых н ферме «Шипогн», выручк от овощей и фруктов, эксплутция нескольких кров лес обеспечивли де Водрелю знчительную чсть его доходов. А блгодря зботм Том Арше и его семьи нечего было опсться, что эти земли, отведенные под посевы, когд-нибудь истощтся и превртятся в бесплодную свнну[158], поросшую колючим кустрником.

Впрочем, и кндский климт блгоприятствует земледелию. Вместо дождей здесь с конц ноября до конц мрт идет снег, хорошо зщищющий зеленый покров лугов. Сильные и сухие холод предпочтительнее непрерывных ливней. При них дороги остются проезжими, что облегчет сельскохозяйственные рботы. Нигде в умеренном климте не встречется ткой быстроты рост рстений, ибо пшениц, посеяння здесь в мрте, созревет в вгусте, сено косят в июне и июле. Вот почему кк в ту пору, тк и сейчс если у Кнды есть ндежня будущность, тк это в первую очередь будущность земледельческя.

Все постройки фермы были сосредоточены во дворе, окруженном со всех сторон збором высотой футов двендцть. Попсть туд можно было лишь через одни ворот, прочно вделнные в кменные столбы; это был необходимя мер предосторожности от нпдений туземцев, которых еще совсем недвно здесь приходилось опсться, хотя теперь индейцы живут в добром соглсии с сельским нселением. Н рсстоянии всего двух миль к востоку, в деревне Вльгтт, мирно проживло, нпример, гуронское племя мхогнов, время от времени посещвшее Том Арше, чтобы обменять свою охотничью добычу н продукты фермы.

Глвной постройкой н ферме было большое трехэтжное здние в форме првильного куб, включвшее необходимое для рзмещения огромной семьи Арше количество комнт. Смую большую чсть нижнего этж знимл обширня зл, между кухней и буфетом — с одной стороны и комнтми, отведенными фермеру, его жене и смым млдшим из детей — с другой.

Вдоль збор во дворе перед домом, позди него — огибя огород, выстроились служебные постройки. Это были конюшни, хлев, риги[159], мбры. Зтем шли птичники и вольеры[160], где плодились те смые мерикнские кролики, шкурк которых, рзрезння н тоненькие полоски, служит для выделки необыкновенно теплого мех, ткже степные куры и фзнчики, рзмножющиеся в домшних условиях нмного лучше, чем н воле.

Большя зл нижнего этж был обствлен просто, но с комфортом мебелью мерикнского производств. Здесь семья звтркл, обедл, ужинл, коротл вечер. Это было любимое место домочдцев Арше всех возрстов, которым нрвилось собирться вместе, зкончив дневные дел. Поэтому не удивительно, что первое место в зле знимл библиотек популярных книг, второе было отведено пинино, н котором по воскресеньям девочки и мльчики с увлечением игрли фрнцузские вльсы и кдрили, по очереди тнцуя под музыку.

Вполне очевидно, что обрботк ткого обширного учстк земли требовл довольно большого числ рботников, но Том Арше ншел их в своей собственной семье. Фктически ни одного немного рботник н ферме «Шипогн» не было.

Тому Арше в ту пору было пятьдесят лет. Он был кдийцем фрнцузского происхождения, потомком тех отвжных рыбков, которые столетие нзд основли колонию в Новой Шотлндии. Он являл собою совершенный тип кндского земледельц, из тех, кого в деревнях Северной Америки нзывют не крестьянми, «битнми». Высокого рост, широкоплечий, с мощным торсом, сильными рукми и ногми, с крепкой головой с нчинющими седеть волосми, с живым взглядом, здоровыми зубми, большим ртом, кк и подобет рботнику, труд которого требует обильной пищи, нконец, с приветливым и открытым лицом, звоеввшим ему множество друзей в соседних приходх, — тков был Том Арше, фермер с «Шипогн». Он слыл птриотом, беспощдным вргом нглосксов, всегд готовым исполнить свой долг и пожертвовть собой.

Том Арше при всем желнии не ншел бы себе в долине реки Св. Лврентия лучшей подруги, чем его жен Ктерин. Эт сорокпятилетняя женщин был сильной, под стть мужу, кк и он, оствясь молодою душой и телом; быть может, он был немного грубовт лицом и мнерми, зто сердце у нее было доброе и никкой рботы он не боялсь — короче говоря, являлсь в полном смысле этого слов мтерью, кк и ее муж — отцом. Арше соствляли прекрсную пру и отличлись тким звидным здоровьем, что обещли со временем войти в число многочисленных стрцев, долгожительство которых делет честь кндскому климту.

Возможно, Ктерине Арше все-тки можно было кое-что поствить в упрек — но ткого упрек зслуживли все женщины в стрне, если верить людской молве. Кк говорится, кндские женщины — хорошие хозяйки, но при условии, что их мужья ведут хозяйство, зстилют постели, нкрывют н стол, ощипывют кур, доят коров, сбивют мсло, чистят овощи, рстпливют очг, моют посуду, одевют детей, метут в комнтх, протирют мебель, полощут белье и тк длее. Однко Ктерин не доводил до крйности дух господств жены, обрщющий муж в рб в большинстве домов в колонии. Отнюдь нет! Если быть спрведливым, то следует признть, что он брл н себя свою чсть повседневной рботы. Тем не менее, Том Арше охотно подчинялся ее воле и кпризм. Зто кким прекрсным потомством нгрдил его Ктерин, нчиня с Пьер, ныне влдельц «Шмплен», и кончя последним млюткой, которому едв исполнилось несколько недель и которого готовились крестить сегодня.

В Кнде, кк известно, плодовитость брков поистине уникльн. Семьи с двендцтью и четырндцтью детьми тм обычное дело. Двдцть детей — тоже не редкость. Нзывют и ткие, в которых более двдцти пяти. Это дже уже не семьи, целые племен, рзвивющиеся по зконм птрирхльных нрвов.

Если стрый пионер Измил Буш — одно из действующих лиц ромн Фенимор Купер «Прерия», мог с гордостью укзть н семерых своих сыновей, не считя дочерей, происшедших от его брк с мощной Эсфирью, то ккое чувство превосходств нд ним испытл бы Том Арше — отец двдцти шести детей, живущих и здрвствующих н ферме «Шипогн»!

Пятндцть сыновей и одинндцть дочерей всех возрстов, от трехнедельного до тридцтилетнего. Из пятндцти сыновей — четверо жентых. Из одинндцти дочерей — две змужних. И от этих брков — семндцть внуков, что в общей сложности, если прибвить сюд мтерей и отцов последних, соствляло пятьдесят дв член семейств Арше по прямой линии.

Пятеро стрших сыновей уже знкомы читтелю. Это они, преднные товрищи Жн, соствляли экипж «Шмплен». Не стоит тртить время н перечисление имен других детей и н подробное описние их. Сыновья и дочери, зятья и невестки никогд не покидли фермы, трудясь н ней под руководством глвы семьи. Одни были зняты в поле, и им всегд хвтло рботы, другие знимлись лесным промыслом, трудным ремеслом «лемберменов», и дел у них тоже было много. Двое или трое стрших охотились в соседних с «Шипогном» лесх, и им не соствляло особого труд доствлять к столу огромной семьи необходимое количество дичи. В этих местх в смом деле всегд в изобилии водились мерикнские лоси, крибу[161] — рзновидность крупных оленей, бизоны, лни, косули, не говоря уж о множестве рзнообрзной мелкой пушной и пернтой дичи — ныркх, диких гусях, уткх, куликх, бексх, куропткх, перепелх и зуйкх[162].

Что ксется Пьер Арше и его бртьев Реми, Мишеля, Тони и Жк, то к тому времени, когд холод вынуждли их покинуть воды реки Св. Лврентия, они возврщлись зимовть н ферму и преврщлись в охотников н пушных зверей. Бртья слыли смыми неустршимыми сквттерми[163], смыми неутомимыми лесными бродягми и снбжли ценными шкуркми рынки Монреля и Квебек. В те времен бурые медведи, рыси, дикие кошки, куницы, брсуки, норки, лисицы, бобры, горности, выдры, кбрги[164] еще не перекочевли в северные стрны и скорняжное ремесло было выгодным делом, причем тогд охотникм еще не было необходимости отпрвляться н поиски удчи н дльние берег Гудзонов злив.

Понятно, что для рзмещения всего этого семейств — родителей, детей и внуков — едв хвтило бы целой кзрмы. А потому дом и был нстоящей кзрмой, которя тремя своими этжми возвышлсь нд всеми службми фермы «Шипогн». Кроме того, ндо было держть в зпсе несколько комнт для гостей, которых время от времени принимл Том Арше, — друзей из грфств, соседних фермеров, «проезжих», то есть речников, которые прогоняли бревенчтые плоты по притокм, дбы провести их в глвную реку. Нконец, имелись и пртменты, отведенные для де Водреля и его дочери, посещвших иногд семью фермер.

Вот кк рз и сегодня, 5 октября, отец с дочерью прибыли н ферму. Де Водреля с Томом Арше и его домочдцми связывли не только отношения землевлдельц с рендтором, но и взимное рсположение, ткже дружб — со стороны одного, преднность — со стороны другого, и эти отношения ничто ни рзу не омрчило з многие годы. А еще теснее связывло их общее чувство птриотизм! Фермер, кк и его хозяин, был всей душой предн делу нционльного освобождения.

Вся семья был в сборе. Уже три дня кк Пьер и его бртья, оствив «Шмплен» без оснстки у причл в Лпрери, вернулись зимовть н ферму. Недоствло только приемного сын, которого не меньше других любили все обиттели «Шипогн».

Жн ждли уже целый день. Помешть его присутствию н семейном торжестве могло только одно — если бы он попл в руки гентов Рип, но тогд весть о его ресте уже рспрострнилсь бы по крю.

Дело было в том, что Жну ндлежло исполнить семейный Долг, которым он дорожил ничуть не меньше Том Арше...

Еще не очень длеко в прошлое ушли те времен, когд землевлделец приход соглшлся стть крестным отцом детей своих оброчных крестьян, и число тких крестников доходило иногд до нескольких сот. Де Водрель, првд, имел тковых пок только двоих среди потомств своего фермер. Н этот рз крестной мтерью его двдцть шестого ребенк собирлсь быть Клр, крестным отцом должен был стть Жн. И девушк рдовлсь, что по этой причине судьб н короткое время соединит их друг с другом.

Впрочем, торжество н ферме «Шипогн» зтевлось по поводу не одних только крестин.

Встретив н пороге дом сыновей, Том Арше скзл им:

— Ну, ребят, добро пожловть, вы явились очень кстти!

— Кк всегд, отец, — ответил Жк.

— Нет, больше, чем всегд. Сегодня мы все собрлись рди крещения ншего млютки, звтр состоится конфирмция[165] Клемн и Сесили, послезвтр — свдьб вшей сестры Розы с Бернром Микелоном.

— Знчит, в семье все в порядке! — ответил н это Тони.

— Д, все путем, ребят, — воскликнул фермер, — и я не поручусь, что н будущий год не соберу вс всех еще н ккую-нибудь торжественную церемонию.

И Том Арше рсхохотлся своим рсктистым смехом, полным добродушного глльского веселья, Ктерин обнял и поцеловл пятерых стршеньких.

Церемония крещения должн был состояться в три чс пополудни, стло быть, у Жн еще было время добрться до фермы. Все собирлись отпрвиться процессией в нходившуюся н рсстоянии полумили приходскую церковь, кк только он появится.

Томс и его жен, их сыновья, дочери, зятья, невестки и внуки нрядились по ткому случю в свои смые лучшие одежды и собрлись ходить в них все три дня. Н дочерях были белые блузки и яркие юбки, волосы они рспустили по плечм. Мльчики, скинув рбочие куртки и нормндские колпки, которые обычно носили н голове, ндели воскресные костюмы, плщи из черной мтерии, полостые пояс и бшмки со сборкми из бычьей кожи местного производств.

Де Водрели прибыли нкнуне. Воспользоввшись лодкой перевозчик, чтобы перепрвиться через реку Св. Лврентия возле Лпрери, они увидели н другом берегу Том Арше, который встречл их со своим «бгги», зпряженным двумя великолепными рыскми.

Пок они ехли — до фермы «Шипогн» оствлось три мили, — де Водрель поспешил предупредить своего фермер, чтобы тот был нстороже. Полиция не могл не знть, что он, де Водрель, покинул виллу «Монкльм», и вполне возможно, что он нходится под особым нблюдением.

— Будем держть ухо востро, брин! — скзл н это Том Арше, у которого ткое обрщение отнюдь не носило оттенк рболепия.

— Что, никого подозрительного не видели пок в окрестностях «Шипогн»?

— Нет, никого из этих «кнушей»[166] не было, с вшего позволения!

— А вш приемный сын, — спросил Клр де Водрель, — уже прибыл н ферму?

— Нет еще, брышня, и меня это немного беспокоит.

— С тех пор кк он рсстлся со своими товрищми в Лпрери, от него не было вестей?

— Нет.

Когд де Водрель с дочерью прибыли и рзместились в двух смых лучших комнтх дом, Жн еще не появился. Однко для церемонии крещения все уже было готово, и никто не знл, что же делть, если крестный отец не появится после полудня...

А потому Пьер с двумя или тремя бртьями отпрвились встречть его н дорогу, уйдя вперед н целую милю. Но о Жне не было никких вестей, нстенные чсы в «Шипогне» уже пробили полдень.

Том и Ктерин оздченно переглянулись.

— Тк что же мы будем делть, если он не явится к трем чсм? — спросил фермер.

— Будем ждть, — просто ответил Ктерин.

— Чего ждть?

— Д уж конечно, не появления двдцть седьмого ребенк! — отрезл фермерш.

— Тем более, — отприровл Том, — что, не в упрек нм скзно, он вполне может никогд не появиться!

— Шутить изволите, месье Арше, шутить изволите!

— Я не шучу. Но, в конце концов, если Жн слишком припозднится, быть может, придется обойтись без него?

— Обойтись без него? — вскричл Ктерин. — Ну уж нет, я очень хочу, чтобы он был крестным отцом одного из нших детей, и мы будем дожидться его до конц.

— А если тк и не дождемся? — возрзил Томс, не допусквший и мысли, что крестины могут отклдывться н неопределенное время. — А если у него срочные дел и он не может прийти?..

— Не нкличь беды, Том, — ответил Ктерин, — и нберись-к терпения. Не окрестим млденц сегодня — окрестим звтр.

— Ну вот! Звтр — конфирмция Клемн и Сесили!

— Что ж! Тогд послезвтр!

— Послезвтр — свдьб ншей Розы со слвным Бернром Микелоном!

— Будет тебе рзговривть, Том! Если пондобится, сделем все зрз. Но коли млютке можно зполучить ткого крестного, кк Жн, и ткую крестную, кк брышня Клр, нечего спешить брть других.

— А ббт? С ним уже условились! — попытлся было снов возрзить Томс своей несговорчивой половине.

— С ним-то я все улжу, — отрезл Ктерин. — Хороший он человек, нш ббт! К тому же свою церковную десятину он с нс получет и не зхочет, я думю, откзть в одолжении тким клиентм, кк мы!

Действительно, во всем приходе немного нсчитывлось прихожн, которые двли бы священнику столько рботы, сколько Том и Ктерин.

Однко шли чсы, и беспокойство стновилось все сильнее. Если семейство Арше не знло, что их приемный сын был рзыскивемый полицией птриот Жн Безымянный, то де Водрели это знли и боялись смого худшего.

Поэтому они пожелли узнть у Пьер Арше, при кких обстоятельствх Жн рсстлся с ним и его бртьями, покинув «Шмплен».

— Мы высдили его н берег у деревни Кухнвг, — ответил Пьер.

— Ккого числ?

— Двдцть шестого сентября, около пяти вечер.

— Знчит, он рсстлся с вми девять дней нзд? — зметил де Водрель.

— Д, девять дней.

— А он не скзл, что собирется делть?

— Он нмеревлся, — ответил Пьер, — посетить грфство Шмбли, в котором ему не удлось побывть во время ншего плвния.

— Д... Это резонно, — скзл де Водрель, — однко жль, что он рискнул отпрвиться один через территорию, где все полицейские генты, вероятно, подняты н ноги.

— Я предложил ему Жк и Тони в провожтые, — ответил Пьер, — но он откзлся.

— Кк, по-вшему, это понимть, Пьер? — спросил брышня де Водрель.

— По-моему, Жн уже двно здумл отпрвиться в Шмбли, только ничего не говорил об этом. А тк кк было договорено, что мы сойдем н берег в Лпрери и все вместе вернемся н ферму после того, кк рсснстим «Шмплен», то он сообщил нм об этом лишь тогд, когд мы окзлись около Кухнвги.

— А рсствясь с вми, он обещл быть здесь н крестинх?

— Д, брышня, — ответил Пьер. — Он знет, что должен вместе с вми держть н рукх млютку и что без него семейство Арше не будет в полном сборе!

Рз было тк твердо обещно, оствлось только терпеливо ждть.

Тем не менее, если бы день прошел, Жн тк и не появился» опсения могли окзться вполне опрвднными. Коли ткой обязтельный человек, кк он, не пришел в нзнченный день, знчит, он попл в руки полиции... И тогд — де Водрели слишком хорошо знли это — ему конец.

В эту минуту дверь, выходившя во двор, отворилсь и н пороге появился туземец.

Туземцми в Кнде все еще нзывют индейцев, дже в официльных бумгх, рвно кк нзывют туземкми их женщин, которые н языке ирокезов и гуронов зовутся «скво».

Этот туземец кк рз и был гурон, притом чистокровный, судя по его безбородому лицу, выступющим угловтым скулм, мленьким живым глзкм. Высоким ростом, уверенным и проництельным взглядом, цветом кожи, особенностями прически этот тип весьм схож с индейцми мерикнского Зпд.

Хотя индейцы сохрнили свои былые нрвы, племенные обычи строго времени, привычку жить скученно в своих деревнях, упорные притязния н сохрнение некоторых привилегий, которых влсти, впрочем, их и не лишли, нконец — прирожденную склонность жить отдельно от «бледнолицых», они все же стли посовременнее, особенно в отношении одежды. Лишь при некоторых особо вжных обстоятельствх они еще облчются в свои воинские одеяния.

Этот гурон, одетый почти по кндской моде, приндлежл к племени мхогнов[167], знимвшему небольшое селение в сто сорок — сто пятьдесят хижин н севере грфств. Люди этого племени, кк уже говорилось, поддерживли связи с фермой «Шипогн», где всегд нходили рдушный прием.

— Ну, что тебе, гурон? — спросил Том Арше, когд индеец приблизился к нему и вытянул руку лдонью вперед в трдиционном приветствии.

— Том Арше, верно, соизволит ответить н вопрос, который я здм ему? — скзл в ответ гурон н гортнном нречии, хрктерном для его племени.

— Почему бы и нет, — ответил фермер, — если мой ответ может быть тебе полезен.

— Тк пусть брт мой выслушет меня и потом решит, что ему ответить.

Уже по одной этой мнере выржться, когд туземец обрщется к собеседнику в третьем лице, по гордому виду, с которым он собирлся здть свой, вероятно, совсем простой вопрос, в нем угдывлся потомок четырех великих нродностей, некогд влдевших территорией Северной Америки. Тогд индейцы делились н лгонкинов, гуронов, монтнейцев[168] (горцев), ирокезов и включли следующие племен: могуки, онеиды, онондги, тускрор, делвры, могикне, они чще всего фигурируют в ромнх Фенимор Купер. В нстоящее время существуют лишь рзрозненные осттки этих древних племен.

Помолчв ккое-то время, индеец сделл хрктерный широкий жест рукой и снов зговорил:

— Знком ли мой брт, кк нм скзли, с нотриусом Никол Сгмором из Монреля?

— Имею честь знть его, гурон.

— Не должен ли он прибыть н ферму «Шипогн»?

— Тк оно и есть.

— Не может ли мой брт сообщить мне, прибыл ли уже Никол Сгмор?

— Еще нет, — ответил Том Арше. — Мы ожидем его лишь звтр, он должен соствить брчный контркт для моей дочери Розы и Бернр Микелон.

— Я блгодрю моего брт з то, что он сообщил мне.

— Тебе нужно передть мэтру Нику что-нибудь вжное?

— Очень вжное, — ответил гурон. — Итк, звтр воины ншего племени покинут деревню Вльгтт и придут повидться с ним.

— Вы будете желнными гостями н ферме «Шипогн», — кивнул Том Арше.

После этого гурон, снов вытянув руку в сторону фермер, гордо удлился.

Не прошло и четверти чс после его уход, кк дверь, выходящя во двор, снов отворилсь. Н сей рз это был Жн, появление которого присутствующие встретили восторженными крикми.

Том и Ктерин, их дети и внуки бросились к нему, и ему пондобилось немло времени, чтобы ответить н приветствия всех домочдцев, очень обрдоввшихся его появлению. Рукопожтия, объятия, поцелуи продолжлись добрых пять минут.

Тк кк время уже поджимло, де Водрель, Клр и Жн смогли перемолвиться лишь несколькими словми. Впрочем, поскольку они должны были провести вместе н ферме целых три дня, у них было достточно времени, чтобы поговорить о своих делх. Том Арше и его жен спешили отпрвиться в церковь: ббт и тк уже зствили слишком долго ждть. Крестные отец и мть были н месте. Пор было трогться в путь.

— В дорогу! В дорогу! — зкричл Ктерин и стл перебегть от одного к другому, брнясь и рспоряжясь. — Ну, сынок, — скзл он Жну, — дй руку брышне Клре. А Том?.. Куд зпропстился Том? Бед с ним, д и только... Том!

— Вот он я, жен!

— Ты понесешь ребенк!

— Договорились.

— Д смотри, не урони его!

— Будь спокойн. Я отнес их ббту двдцть пять штук и уж привык...

— Лдно! — перебил его Ктерин. — Пошли!

Шествие двинулось с фермы в следующем порядке: во глве — Том с млденцем н рукх, рядом с ним — Ктерин Арше, з ними — де Водрель, его дочь и Жн, следом — вся верениц домочдцев, включющя целых три поколения, где рзные возрсты смешлись нстолько, что у едв родившегося млденц уже было несколько племянников и племянниц нмного стрше его.

Погод стоял хорошя. В это время год было бы довольно прохлдно, если бы с безоблчного неб не струились потоки солнечного тепл. Процессия ступил под сень деревьев и пошл извилистыми тропинкми туд, где виднелсь церковня колокольня. Земля был покрыт ковром осенних листьев. Рзнообрзнейшие желтые тон осени причудливо смешивлись н смых вершинх кштнов, берез, дубов, буков, осин, ветвистый остов которых ниже уже обнжился, тогд кк сосны и ели сохрнили свои зеленые кроны.

По пути к процессии присоединились некоторые друзья Том Арше, окрестные фермеры. Верениц рстянулсь, нсколько хвтло глз, и при подходе к церкви вполне могл нсчитывть человек сто.

К ней присоединились дже посторонние встречные — кто из любопытств, кто от нечего делть.

Пьер Арше зметил вдруг человек, чье поведение срзу покзлось ему подозрительным. Незнкомец был явно не из местных: Пьер никогд не видел его рньше, и ему покзлось, что присоединившийся к шествию тип стрется получше рссмотреть обиттелей фермы.

Пьер не зря отнесся с подозрением к этому человеку — то был один из полицейских, получивший прикз «псти» де Водреля с момент его отъезд с виллы «Монкльм». Рип, брошенный н след Жн Безымянного, который, кк полгли, скрывлся в окрестностях Монреля, прислл сюд этого гент с зднием следить не только з де Водрелем, но и з всем семейством Том Арше, реформистские взгляды которого были хорошо известны.

Тем временем, шгя рядом по тропинке, де Водрель и его дочь беседовли с Жном о том, почему он тк зпоздл.

— Я узнл от Пьер, — скзл Клр, — что вы рсстлись с ним для того, чтобы побывть в Шмбли и соседних приходх.

— Тк оно и есть.

— Сейчс вы прямо из Шмбли?

— Нет. Мне пришлось пройти через грфство Св. Гицинт, откуд я не смог уйти тк скоро, кк хотелось бы. Пришлось сделть крюк, перейдя грницу.

— Агенты нпли н вш след? — спросил де Водрель.

— Д, — ответил Жн, — но мне без особого труд удлось еще рз сбить их с толку.

— Вш жизнь кждый чс подвергется опсности! — продолжл брышня де Водрель. — Нет ни минуты, когд бы вши друзья не тревожились з вс! С тех пор кк вы покинули виллу «Монкльм», мы все время беспокоились!

— Вот почему, — ответил Жн, — я и спешу прекртить ткое существовние, з которое мне постоянно приходится бороться, спешу нчть действовть в открытую, встретить неприятеля лицом к лицу. Д! Пор нчться борьбе, и он не зствит себя ждть. Но в эти минуты двйте збудем о будущем рди нстоящего. Сейчс у нс кк бы передышк перед сржением. Здесь, господин де Водрель, я всего лишь приемный сын этой слвной, достойной семьи.

Процессия прибыл н место. Мленькя церковь едв могл бы вместить рзросшуюся по дороге толпу.

Аббт стоял у вход возле скромной кменной купели, послужившей для свершения обряд крещения великому множеству новорожденных млденцев приход.

Том Арше с зконной гордостью поднес к нему своего двдцть шестого отпрыск, родившегося от его брк с тк же гордо стоявшей рядом Ктериной. Клр де Водрель и Жн стояли друг подле друг все время, пок ббт совершл тинство крещения.

— Кк вы нрекете его? — спросил он.

— Жном, кк крестного отц, — ответил Том Арше, протянув руку молодому человеку.

Следует зметить, что фрнцузские стринные обычи все еще сохрняются в городх и селениях кндской провинции, в особенности в сельских приходх, где доля с доходов, соствляющя одну двдцть шестую чсть всех плодов и урожя, идет н содержние ктолического духовенств. И по трдиции, одновременно и трогтельной и збвной, не с одной только жтвы взимется эт церковня доля в одну двдцть шестую.

Вот почему Том Арше ничуть не был удивлен, когд по окончнии обряд пстор громко произнес:

— Этот ребенок, Том Арше, приндлежит церкви. Хотя он является крестником крестного отц и крестной мтери, избрнных для него вми, я ткже являюсь теперь его восприемником! Рзве дети — не урожй в семье? Тк вот, поскольку вы отдете мне кждый свой двдцть шестой сноп хлеб, церковь предъявляет сегодня свои прв и н вшего двдцть шестого ребенк.

— Мы признем это ее прво, святой отец, — ответил Том Арше, — жен моя и я охотно подчиняемся ему!

Тут ребенок был отнесен в дом священник, где его торжественно приняли.

Соглсно трдиции внесения церковной доли мленький Жн приндлежл теперь церкви и кк ее дитя будет воспитывться отныне н средств приход.

Когд шествие двинулось в обртный путь к ферме «Шипогн», рздлись сотни рдостных здрвиц в честь Том и Ктерины Арше.

Глв XI

ПОСЛЕДНИЙ ИЗ САГАМОРОВ

Н следующий день торжеств возобновились. С рннего утр в церковь отпрвилсь новя процессия. Т же сует црил при выходе, то же оживление по возврщении.

Семндцтилетний Клемн и шестндцтилетняя Сесиль Арше, один весь в черном — нстоящий мленький мужчин, другя в белом плтье, словно мленькя невест, были одними из первых, пришедших н конфирмцию с соседних ферм. Хотя остльные «битны» были не столь богты потомством, кк Том Арше из «Шипогн», они все же имели довольно-тки знчительное количество отпрысков. Грфство Лпрери поистине сподобилось Божьего блгословения и в этом отношении могло соперничть с смыми густонселенными местми Новой Шотлндии.

В этот день Пьер уже не увидел того незнкомц, присутствие которого обеспокоило его нкнуне. В смом деле, гент исчез. Не зподозрил ли он чего-либо нсчет Жн Безымянного? Не отпрвился ли сделть донесение глве полиции в Монреле? Это, несомненно, скоро стнет известно.

Когд семейство возвртилось н ферму, оствлось только сесть з прздничный стол. Все уже было готово блгодря многочисленным рспоряжениям, полученным Томом Арше от Ктерины. Ему пришлось знимться поочередно столом, буфетом, погребом, кухней — с помощью сыновей, конечно, которым перепл немля доля мтеринских окриков.

— Ндо приучть их ко всему! — чстенько повторял Ктерин. — Когд обзведутся своим хозяйством, все будет для них привычным делом.

Поистине отличня школ.

Но если пришлось тк много суетиться рди сегодняшнего прздничного звтрк, то можно предствить себе, что предстояло рди звтршнего пир! Обеденный стол ндо будет нкрыть н сто персон! Д! Именно столько, считя родителей новобрчного и его друзей с округи. Не збыть еще о мэтре Нике и его млдшем клерке, которых ожидли в тот день для подписния брчного контркт. Несрвнення свдьб, н которой фермер Арше собирлся соперничть с фермером Гмче времен Сервнтес!

Но это было дело звтршнего дня, сегодня же речь шл о том, чтобы окзть хороший прием нотриусу. Один из сыновей Арше должен был отпрвиться з ним в семейном экипже в Лпрери ровно к трем чсм.

Ктерин сочл своим долгом нпомнить мужу, что этот змечтельный человек любит поесть, и к тому же знет толк в еде и что он дже слышть не может — это был ее обычня мнер двть рспоряжения домшним — он дже слышть не может о том, чтобы прздничный стол не ломился от угощений.

— Тк он будет ломиться, — зверил ее фермер. — Можешь быть спокойн, лпушк моя Ктерин.

— Нет, я неспокойн, — отвечл мтрон, — и не успокоюсь до тех пор, пок все не будет сделно! Всегд в последний момент чего-нибудь д не хвтет, я дже слышть об этом не могу!

Том Арше вернулся к своим делм, приговривя:

— Слвня женщин! Чересчур предусмотрительня, конечно!.. «Он дже слышть не может»... Однко будьте уверены, со слухом у нее все в порядке.

А де Водрель и Клр еще нкнуне смогли подробно рсспросить Жн о его походе по грфствм Нижней Кнды и со своей стороны поведли молодому птриоту, что сделл комитет в «Монкльме» после его отъезд. Андре Фррн, Уильям Клерк и Винсент Годж чсто приезжли н виллу; двокт Себстьян Грмон ткже посетил де Водреля, после чего отпрвился в Квебек, где должен был встретиться с глвными депуттми оппозиции.

В тот день после прздничного звтрк, который был подн по возврщении из церкви, де Водрель пожелл воспользовться экипжем, чтобы съездить в Лпрери. Он успел бы переговорить тм с председтелем местного комитет и возвртиться обртно вместе с нотриусом, прибывющим для подписния контркт.

Клр и Жн решили проводить де Водреля, и они втроем пошли по идущей из «Шипогн» крсивой дороге, обсженной большими вязми, вдоль берег быстрой речушки, впдющей в реку Св. Лврентия. Они ушли длеко вперед по дороге, и экипж нгнл их уже в полумиле от фермы.

Де Водрель устроился н сиденье рядом с Пьером Арше, лошди побежли бойкой рысью, и скоро экипж исчез из виду.

А Жн и Клр повернули нзд, взбирясь в гору под сенью безмолвных тенистых деревьев, густо рстущих по берегм речушки. Ничто не мешло им н пути — ни кусты, ни ветви, которые в кндских лесх рстут вверх, вместо того чтобы ниспдть до земли. Время от времени вдлеке слышлся стук топор «лембермен»-лесоруб. В отдлении рздвлись ткже одиночные выстрелы, и иногд в зрослях кустрник появлялсь пр лосей, преодолеввших препятствия одним прыжком. Но ни охотники, ни дровосеки не выходили из густой чщи лес, и молодые люди шли в сторону фермы в полном уединении.

Скоро им предстоял рзлук!.. Где они смогут увидеться снов, когд? Сердц их горестно сжимлись при мысли о скором рсствнии.

— Вы не собиретесь в ближйшее время побывть н вилле «Монкльм»? — спросил Клр.

— З домом господин де Водреля, должно быть, особо следят, — ответил Жн, — поэтому в его интересх, чтобы о нших связях не знли.

— И, тем не менее, вы ведь не можете искть прибежище в Монреле?

— Нет, хотя, быть может, в большом городе горздо легче скрыться. Я был бы в большей безопсности в доме Винсент Годж, или Фррн, или Клерк, чем н вилле «Монкльм»...

— Но не были бы приняты лучше! — ответил девушк.

— Я это зню и никогд не збуду, что в те дни, которые я провел тм подле вс, вш отец и вы обрщлись со мною кк с сыном, кк с бртом!

— Это нш долг, — ответил Клр. — Быть соединенными одним птриотическим чувством — рзве это не то же, что быть связнными кровными узми? Иногд мне кжется, что вы всегд являлись членом ншей семьи. И теперь, если вы совсем одиноки н свете...

— Одинок н свете, — повторил Жн, опустив голову. — Д, одинок... одинок!..

— Тогд пусть после победы общего дел нш дом стнет вшим домом! Ну, пок я понимю, что вы ищете более ндежного убежищ, чем вилл «Монкльм». И кстти, вы его нйдете, вряд ли отыщется хоть один кндец, двери дом которого не откроются перед изгннником...

— Ткого не нйдется, я зню, — ответил Жн, — кк и не нйдется низкой души, чтобы предть меня.

— Предть вс! — воскликнул Клр. — Нет! Время предтельств прошло. Во всей Кнде больше не нйти ни ткого, кк Блэк, ни ткого, кк Симон Моргз.

Это имя, произнесенное с отврщением, вызвло крску н лице молодого человек, и ему пришлось отвернуться, чтобы скрыть свое змештельство. Клр де Водрель ничего не зметил, но когд Жн вновь повернулся к ней, лицо его выржло ткое стрдние, что он обеспокоенно воскликнул:

— Боже мой! Что с вми?

— Ничего... это ничего! — ответил Жн. — Сердцебиение, иногд ткое случется... Кжется, сердце готово рзорвться. Ничего, уже прошло.

Клр посмотрел н него долгим взглядом, кк бы пытясь прочесть его сокровенные мысли.

Тогд он снов зговорил, желя сменить тему столь мучительного для него рзговор:

— Вернее всего для меня будет укрыться в ккой-нибудь деревне соседнего грфств, откуд я смогу связывться с господином де Водрелем и его друзьями...

— Но не слишком длеко от Монреля? — зметил Клр.

— Д, — ответил Жн, — весьм вероятно, что восстние вспыхнет в окрестных приходх. Впрочем, не тк уж вжно, куд я отпрвлюсь.

— Может, — снов зговорил Клр, — ферм «Шипогн» окжется для вс ндежным убежищем?

— Д... возможно.

— Вс было бы трудно обнружить среди многочисленной семьи ншего фермер...

— Несомненно, но, если это произойдет, Тому Арше не поздоровится. Он ведь не знет, что я — Жн Безымянный, з голову которого нзнчено вознгрждение...

— Тк вы полгете, — живо откликнулсь Клр, — что, если он вдруг об этом узнет, он стнет колебться...

— Нет, конечно! — скзл Жн. — Ведь он и его сыновья — птриоты! Я испытл их в деле... Но мне бы не хотелось, чтобы Том Арше стл жертвой своей привязнности ко мне. Ведь если полиция нйдет меня у него в доме, его рестуют!.. Только не это! Лучше уж мне сдться...

— Вм сдться! — прошептл Клр тк горестно, что голос выдл ее душевные муки.

Жн опустил голову. Он хорошо понимл, ккому чувству поддлся помимо своей воли, ккя нить все крепче соединял его с Клрой де Водрель. А имел ли он прво любить эту девушку? Любовь сын Симон Моргз!.. Ккой позор!.. Позор и предтельство, ведь он не скзл ей, из ккой он семьи!.. Нет!.. Ндо бежть от нее, никогд не видеть ее больше!.. И, взяв себя в руки, он скзл:

— Звтр ночью я покину ферму «Шипогн» и появлюсь снов только тогд, когд пробьет чс битвы. Тогд мне не ндо будет больше прятться.

Лицо Жн Безымянного, оживившееся н мгновение, снов стло, кк всегд, спокойным.

Клр глядел н него с невырзимой грустью. Ей хотелось бы глубже проникнуть в жизнь этого молодого птриот. Но кк рсспршивть его, не рнив кким-нибудь неосторожным вопросом?

Однко, протянув ему руку, которой он едв коснулся, он скзл:

— Жн, простите меня, если моя симптия к вм зствляет меня збыть о сдержнности!.. Но в вшей жизни есть ккя-то тйн... есть тяжкое прошлое!.. Жн, вы много стрдли?

— Много, — ответил Жн.

И, словно желя сглдить это невольное признние, тотчс добвил:

— Д, много стрдл... потому что я не смог еще принести моей стрне того блг, которого он впрве ожидть от меня.

— Впрве ожидть... — повторил девушк, — впрве ожидть от вс?..

— Д... от меня, — ответил Жн, — кк и от всех кндцев, долг которых — пожертвовть собою, чтобы вернуть своей стрне незвисимость.

Девушк отчетливо уловил, сколько тоски скрывлось под этими птриотическими словми. Он хотел бы знть ее причину, чтобы рзделить и, быть может, успокоить ее. Но что могл он сделть, если Жн упорно двл лишь уклончивые ответы?

И все же Клр сочл своим долгом добвить:

— Жн, я ндеюсь, что дело нции скоро восторжествует. Этой победой оно будет в особенности обязно вшей преднности, вшему мужеству, той стрсти, которую вы сумели внушить его приверженцм. И тогд вы будете иметь прво н их признтельность...

— Их признтельность, Клр де Водрель? — повторил Жн, резко отштнувшись. — Нет!.. Никогд!

— Никогд?.. Если фрнко-кндцы, которым вы вернете свободу, попросят вс встть во глве их...

— Я откжусь.

— Вы не сможете этого сделть!..

— Откжусь, говорю я вм! — повторил Жн тк твердо, что Клр дже опешил. И тут, уже мягче, он добвил:

— Клр де Водрель, мы не можем предвидеть будущего. Я ндеюсь, однко, что события обернутся блгоприятным для ншего дел обрзом. Но для меня лучше всего было бы погибнуть, зщищя его...

— Погибнуть!.. Вм!.. — воскликнул девушк, и глз ее нполнились слезми. — Погибнуть, Жн? А кк же вши друзья?

— Друзья!.. Мои!.. Друзья! — пробормотл Жн. При этом вид у него был кк у отверженного, позорня жизнь которого исторгл его из обществ людей.

— Жн, — снов зговорил брышня де Водрель, — вы когд-то ужсно стрдли и стрдете до сих пор. Вше положение еще более тягостно, оттого что вы не можете... нет! — не хотите довериться кому бы то ни было... дже мне, хотя я с рдостью принял бы учстие в вших бедх. Ну, хорошо... я умею ждть и прошу у вс лишь одного — верить в мою дружбу...

— В вшу дружбу! — прошептл Жн.

И отступил н несколько шгов, словно и дружб с ним могл зпятнть эту чистую девушку.

А ведь единственным утешением, которое могло помочь молодому человеку переносить его тягостное существовние, был обретення любовь Клры де Водрель. Все время, проведенное н вилле «Монкльм», он чувствовл, что его сердце до крев преисполнилось той горячей симптией, которую он внушл ей и которую испытывл см... Но нет! Это было невозможно!.. Несчстный! Если когд-нибудь Клр узнет, чей он сын, он с презрением оттолкнет его!.. Сын Моргз!.. Вот почему, кк он уже скзл об этом мтери, в случе, если Джон и он остнутся живы после этой последней попытки, они исчезнут!.. Д!.. Исполнив свой долг, опозоренное семейство удлится длеко-длеко, тк что о нем никогд более не услышт!

Притихшие и печльные вернулись Клр и Жн н ферму.

Около четырех чсов у ворот двор поднялся невообрзимый шум. Это вернулся экипж. Встреченный уже издли рдостными крикми гостей, он привез вместе с де Водрелем мэтр Ник и его юного клерк.

Ккой восторженный прием был окзн любезному нотриусу из Монреля — прием, которого он, впрочем, зслуживл! Все были искренне рды его появлению н ферме «Шипогн».

— Господин Ник!.. Здрвствуйте, господин Ник! — нперебой кричли стршие, в то время кк млдшие бросились к нему обнимться, млыши прыгли у его ног.

— Д, друзья мои, это я! — скзл он, улыбясь. — Это я и никто другой. Но, пожлуйст, потише! Нет никкой ндобности рвть н мне плтье, чтобы убедиться в этом.

— А ну, довольно, дети! — прикрикнул Ктерин.

— Воистину, — продолжл нотриус, — я счстлив видеть вс, ткже видеть себя у моего дорогого клиент Том Арше!

— Господин Ник, кк вы добры, что потрудились приехть! — скзл фермер.

— О! Я приеду и из большего длек, если пондобится, дже из большего длек, чем с кря свет, чем с солнц, чем со звезд... Д, Том, чем со звезд!..

— Это большя честь для нс, господин Ник, — скзл Ктерин, подв знк своим одинндцти дочерям, чтобы они сделли ревернс.

— А для меня — большое удовольствие!.. Ах, вы все хорошеете, мдм Ктерин!.. Ну когд вы перестнете молодеть, скжите н милость?!

— Никогд!.. Никогд! — зкричли хором четырндцть сыновей фермер.

— Мне ндо рсцеловть вс, мдм Ктерин, — продолжл мэтр Ник. — Если позволите, — скзл он фермеру, после того кк уже чмокнул в обе щеки его дородную половину.

— Сколько вм угодно, — ответил Том Арше, — и дже более того, если это доствляет вм удовольствие!

— Ну, теперь твоя очередь, Лионель, — скзл нотриус, обртясь к клерку. — Поцелуй мдм Ктерину...

— Весьм охотно! — отозвлся Лионель и получил з свой поцелуй дв ответных.

— Ндеюсь, — продолжл Ник, — свдьб ншей прелестной Розы, которую я не рз кчл н ноге, когд он был мленькой, будет веселой! Д где же он?

— Я здесь, господин Ник, — ответил Роз; от нее тк и веяло здоровьем и рдостью.

— Д, он действительно прелестн, — повторил нотриус, — и дже слишком прелестн, чтобы я не рсцеловл ее в обе щечки, вполне опрвдывющие имя, которое он носит!

Что он тотчс и сделл с изрядным удовольствием. Однко н сей рз Лионель, к его большому сожлению, не был приглшен рзделить эту блгостыню.

— А где жених? — тут же спросил мэтр Ник. — Уж не збыл ли он, чего доброго, что сегодня мы подписывем брчный контркт?.. Где же жених?

— Я здесь, — ответил Бернр Микелон.

— О, крсивый прень... слвный прень! — воскликнул мэтр Ник. — Я охотно рсцеловл бы и его вдобвок...

— Если вм угодно, господин Ник, — ответил молодой человек, рскрывя объятия.

— Прекрсно! — ответил мэтр Ник, покчв головой, — но сдется мне, Бернру Микелону горздо приятнее получить поцелуй от Розы, чем от меня... А посему, Роз, поцелуй з меня своего будущего муж, и немедля!

Роз, слегк зрдевшись, исполнил просьбу под плодисменты всего семейств.

— О, я подумл, вм, верно, хочется пить, господин Ник, — скзл Ктерин, — и вшему клерку тоже?

— Очень хочется, добря моя Ктерин.

— Ужсно хочется, — добвил Лионель.

— Ну же, Том, что ты стоишь и смотришь? Ступй в буфет! Сткнчик «тодди»[169] для господин Ник, слышишь, черт возьми? И никк не меньше — для его клерк!.. Мне что, повторять тебе двжды?

Нет! Одного рз было вполне достточно, и фермер, сопровождемый тремя дочерьми, спешно отпрвился в буфет.

А мэтр Ник тем временем, увидев Клру де Водрель, подошел к ней.

— Ну вот, дорогя брышня, — скзл он, — в мой последний визит н виллу «Монкльм» мы нзнчили свидние н ферме «Шипогн», и я счстлив...

Но тут крсноречие нотриус было прервно возглсом Лионеля, вырввшимся у него от вполне понятного удивления: ведь юнош окзлся вдруг лицом к лицу с молодым незнкомцем, который несколько недель тому нзд тк сочувственно воспринял его поэтические опыты.

— Д это же господин... господин... — збормотл он.

Де Водрель и Клр переглянулись, охвченные беспокойством. Откуд Лионель мог знть Жн? А если он знком с ним, известно ли ему то, чего еще не знл семья Арше, — что тот, кого приютили н ферме, был Жном Безымянным, рзыскивемым гентми Джильберт Аргл?

— И првд... — скзл в свою очередь нотриус, повернувшись к молодому человеку. — Я узню вс, судрь!.. Это вы были ншим попутчиком, когд я и мой клерк в нчле сентября ехли в почтовой крете н остров Иисус.

— Д, это я, господин Ник, — ответил Жн, — и я весьм рд, можете мне поверить, снов свидеться с вми н ферме «Шипогн». А ткже с ншим юным поэтом...

— Стихи которого удостоились лестного отзыв «Дружественной лиры»! — воскликнул нотриус. — Воистину я имею честь держть в своей конторе питомц муз для писния моих ктов!

— Примите мои поздрвления, мой юный друг, — скзл Жн. — Я отнюдь не збыл вшего очровтельного рефрен:

И жизнь, блуждющее плмя,
И смерть, блуждющий огонь!

— О судрь! — ответил Лионель, польщенный похвлми, которых зслужили его стихи, зпвшие дже в пмять этому истинному ценителю поэзии.

Услышв ткой обмен любезностями, де Водрели успокоились, мэтр Ник поведл всем, при кких обстоятельствх они встретились по пути из Монреля н остров Иисус. Жн был предствлен ему кк приемный сын семьи Арше. Объяснение зкончилось крепким рукопожтием обеих сторон.

Тем временем Ктерин уже повелительно кричл:

— Ну, Том!.. Ну же! Этк он никогд не упрвится!.. Где же дв «тодди»? Ты хочешь, чтобы господин Ник и господин Лионель погибли от жжды?

— Готово, Ктерин, готово! — отвечл фермер. — Не кипятись!..

И Томс Арше, появившись н пороге, приглсил нотриус последовть з ним в столовую.

Мэтр Ник не зствил себя долго просить, Лионель — тем более. И тм, усевшись нпротив друг друг з стол, уствленный цветстыми чшкми и укршенный ослепительной белизны слфеткми, они подкрепились «тодди» — приятным прохлдительным нпитком, сделнным из можжевеловой, схр и корицы, и двумя хрустящими гренкми впридчу. Эт легкя зкуск должн был позволить им без особых мук продержться до обеденного чс.

Зтем кждый знялся последними приготовлениями к звтршнему большому торжеству, о котором, без сомнения, долго еще будут говорить н ферме «Шипогн». Мэтр Ник переходил от одного к другому и для кждого нходил доброе слово, де Водрель, Клр и Жн тем временем, прогуливясь в сду под деревьями, беседовли о более серьезных вещх.

К пяти чсм все — родственники и гости — собрлись в большой зле для подписния брчного контркт. Смо собой рзумеется, что мэтр Ник глвенствовл н столь вжной церемонии, и дже трудно себе вообрзить, с кким достоинством и обходительностью он при этом держлся.

Жениху и невесте были вручены свдебные подрки. Никто из бртьев и зятьев, никто из сестер и невесток не упустил случя сделть ккую-нибудь покупку для Розы Арше и Бернр Микелон. Нчиня от дорогих укршений и кончя вещми более прктического свойств, этих подрков с лихвой хвтило бы молодым н обзведение хозяйством. Впрочем, Роз, которой предстояло стть госпожой Микелон, отнюдь не собирлсь покидть «Шипогн». Ее Бернр и будущие дети, в которых, конечно же, не будет недосттк, ознчли прибвление семейств, и им был обещн рдушный прием н ферме Том Арше.

Не стоит и говорить, что смые ценные подрки преподнесли де Водрели. Бернру Микелону они вручили превосходный охотничий крбин[170] не хуже любимого оружия прослвленного Кожного Чулк; Розе — ожерелье, в котором он выглядел еще прелестнее. Что ксется Жн, то он подрил своей нзвной сестре шктулку со всяческими зтейливыми предметми для рукоделия, которые не могли не пордовть хорошую хозяйку.

При вручении кждого подрк рздвлись рукоплескния, слышлись возглсы восхищения. И можете себе предствить, кк они усилились, когд мэтр Ник торжественно ндел н пльцы жених и невесты обручльные кольц, купленные им у лучшего ювелир Монреля, с выгрвировнными внутри именми новобрчных.

Зтем громко и внятно, кк и подобет нстоящему нотриусу, он зчитл контркт. Все были очень тронуты, когд мэтр Ник объявил, что из дружеского рсположения к своему фермеру Тому Арше и в нгрду з его зслуги де Водрель прибвляет к придному невесты сумму в пятьсот пистров.

Пятьсот пистров! И это при том, что полвек тому нзд невест, получившя в придное пятьдесят фрнков, считлсь богтой пртией в кндских провинциях...

— Теперь, друзья мои, — скзл мэтр Ник, — приступим к подписнию контркт. Сперв его подпишут жених и невест, зтем их родители, потом господин и мдемузель де Водрели, потом...

— Мы все подпишем! — зкричли присутствоввшие в зле, Д тк дружно, что у нотриус ззвенело в ушх.

И тут все от мл до велик, друзья и родственники стли подходить по очереди, чтобы поствить свою подпись под документом, обеспечиввшим будущность молодых супругов.

Н это ушло немло времени! К тому же прохожие, привлеченные шумным весельем, зходили н ферму и тоже ствили свою подпись под документом, к которому, если бы тк продолжлось и дльше, пришлось бы добвить немло новых стрниц. Д и кк тут было не собрться всей деревне и дже всему грфству, если Том Арше предлгл гостям н выбор смые рзнообрзные нпитки: сок-tails[171], wight-cap, tom-jerries, hot-scotchs, глвное — целые пинты[172] превосходного виски, которое столь же естественно вливется в горло кндц, сколь рек Св. Лврентия впдет в Атлнтический окен.

Нстнет ли когд-нибудь конец церемонии, спршивл себя мэтр Ник. Впрочем, этот почтенный человек и см рзошелся вовсю и, не умолкя ни н минуту, отпускл кждому шутку, тогд кк Лионель, передвя перо от одного к другому, отмечл про себя, что скоро придется взять новое, ибо это уже притупилось от бесчисленных подписей, ряд которых беспрерывно рос.

— Ну все нконец? — спросил мэтр Ник после того, кк н это знятие ушел целый чс.

— Нет! — крикнул Пьер Арше, вышедший к воротм посмотреть, не идет ли кто по дороге.

— Д кто тм еще? — удивился мэтр Ник.

— Толп гуронов!

— Пусть войдут, пусть войдут, — откликнулся нотриус. — Их подписи будут не менее почетны для новобрчных. Ккой контркт, друзья мои, нет, ккой контркт! З свою жизнь я соствил их сотни, но мне никогд не встречлось ткого, который соединил бы под своим текстом имен стольких хороших людей!

Тут в дверях появились индейцы, встреченные хором доброжелтельных возглсов. Кстти, приглшть их не было никкой необходимости. Именно сюд и нпрвлялись человек пятьдесят туземцев, мужчин и женщин. Среди них Том Арше узнл гурон, приходившего нкнуне, чтобы спросить, нет ли случйно н ферме «Шипогн» мэтр Ник.

Чего рди эт толп мхогнов покинул свою деревню Вльгтту? Почему индейцы с ткой помпой явились нвестить нотриус из Монреля?

Из-з дел чрезвычйной вжности, кк это вскоре выяснилось.

Гуроны были облчены в одежду воинов, которую они ндевют лишь в очень торжественных случях. Головы их были укршены рзноцветными перьями, длинные густые волосы рспущены по плечм, с которых ниспдли нкидки из полостой шерстяной ткни; н всех были куртки из оленьей кожи, н ногх — моксины из лосиных шкур; все до одного были вооружены длинноствольными ружьями, которые уже много лет нзд зменили в индейских племенх лук и стрелы предков. Но трдиционный топорик — военный томгвк — по-прежнему висел з поясом из древесной коры, обхвтывющем тлию.

Нконец, одн детль еще более подчеркивл вжность дел, приведшего индейцев н ферму «Шипогн», — совсем свежий слой крски, покрыввший их лиц. Лзурно-голубя, дымчто-черня крски и киноврь[173] подчеркивли удивительный рельеф орлиного нос с рздутыми ноздрями, большой рот с двумя рядми ровных выпуклых зубов, выдющиеся угловтые скулы, мленькие живые глз, черный зрчок которых сверкл, кк уголек.

К депутции племени присоединились и несколько женщин Вльгтты — несомненно, смых юных и крсивых из мхогнок. Эти «скво» ндели лифы из вышитой ткни, рукв которых доходили до локтя, юбки ярких рсцветок, «митссы» из шкур крибу, укршенные ежовыми иглми, со шнуровкой н ногх, обшитые мелким бисером мягкие моксины, в которых покоились ножки, млым рзмерм коих могл бы позвидовть любя фрнцуженк.

Индейцы нпустили н себя еще более (если только это возможно) вжный вид, всегд отличющий этот нрод. Они степенным шгом дошли до порог большой злы, где стояли де Водрели, нотриус, Том и Ктерин Арше, тогд кк остльные присутствоввшие толпились во дворе.

Тот, что, похоже, был предводителем, высокий гурон лет пятидесяти, держвший в руке плщ индейской рботы, вжно спросил, обртившись к фермеру:

— Есть ли н ферме «Шипогн» Никол Сгмор?

— Есть, — ответил Том Арше.

— И добвлю, что вот он я! — воскликнул нотриус, очень удивленный тем, что целью неожиднного визит являлсь его персон.

Гурон повернулся к нему, гордо поднял голову и величественно изрек:

— Вождя ншего племени Великий Вконд призвл в Мицимниту нших предков. Пять лун прошло с тех пор, кк он достиг стрны счстливой охоты. Прямым и кровным его нследником в нстоящее время является Никол, последний из Сгморов. Отныне ему приндлежит прво зкпывть томгвк мир и откпывть топор войны!

Это неожиднное зявление ошеломило всех присутствующих. В округе, конечно, хорошо знли, что мэтр Ник — по происхождению гурон, потомок великих предводителей племени мхогнов, но никто не мог и вообрзить — см нотриус менее чем кто-либо, — что зконы нследовния влсти призовут его стть глвой индейского племени.

Среди общего молчния, которое никто не осмеливлся нрушить, индеец снов зговорил:

— В ккое время мой брт пожелет прийти к костру Большого Совет своего племени, облчившись в трдиционный плщ предков?

Глв депутции ничуть не сомневлся в соглсии нотриус из Монреля и уже протягивл ему плщ мхогнов.

И пок совершенно лишившийся др речи мэтр Ник медлил с ответом, рздлся возглс, к которому рзом присоединились полсотни голосов:

— Слв! Слв Никол Сгмору!

Первым зкричл не кто иной, кк Лионель!

Он был стршно горд удчей, выпвшей н долю хозяин, считя, что отблеск его слвы пдет н всех клерков его конторы, и в особенности н него, и рдуясь при мысли, что отныне будет нходиться рядом с Великим вождем мхогнов. Д что тут долго объяснять!

Однко де Водрель и его дочь не могли удержться от улыбки, глядя н ошршенное лицо мэтр Ник. Бедняг! В то время кк фермер, его жен, их дети, друзья искренне поздрвляли нотриус, тот совсем рстерялся.

Тогд индеец снов здл свой вопрос, не допускющий уверток:

— Соглсен ли Никол Сгмор последовть со своими бртьями в вигвм[174] Вльгтты?

Мэтр Ник тк и оствлся стоять с рзинутым ртом. Конечно, он никогд не соглсится откзться от своих служебных обязнностей и пойти првить племенем гуронов. Но, с другой стороны, он не хотел обидеть откзом единокровных бртьев индейцев, которые, соглсно прву нследовния, призывли его н столь почетный пост.

— Мхогны, — выговорил он, нконец, — я никк не ожидл... Я, прво, недостоин... Понимете... друзья мои... я всего лишь нотриус!

Он еще что-то бормотл, с трудом подбиря слов и не нходя определенного ответ.

Тут н помощь ему пришел Том Арше.

— Гуроны, — скзл он, — мэтр Ник сейчс только мэтр Ник, по крйней мере, пок не звершится свдебня церемония. Потом, если ему будет угодно, он покинет ферму «Шипогн» и будет волен отпрвиться со своими бртьями в Вльгтту!

— Д!.. После свдьбы! — зкричли все присутствующие, которым не хотелось отпускть нотриус.

Гурон слегк покчл головой и, посоветоввшись с депутцией, скзл:

— Мой брт не должен колебться. Кровь мхогнов течет в его жилх и вменяет ему прв и обязнности, отринуть которые он не может...

— Прв!.. Прв еще туд-сюд! — пробормотл мэтр Ник. — Но обязнности...

— Он соглсен? — вопросил индеец.

— Соглсен ли он? — воскликнул Лионель. — Конечно, д! И в докзтельство этого ему ндо сейчс же облчиться в плщ вождя сгморов!..

— Д змолчит ли, нконец, этот дурк? — процедил сквозь зубы мэтр Ник.

С кким удовольствием всегд мирный нотриус укротил бы неистовый пыл своего клерк хорошим пинком!

Де Водрель прекрсно понял, что мэтр Ник хочет выигрть время. А потому, обртясь к индейцу, он скзл ему, что потомок сгморов, рзумеется, и не помышляет уклониться от обязнностей, предписывемых ему его происхождением. Но несколько дней, быть может, и недель, ему пондобится н то, чтобы улдить свои дел в Монреле. Тким обрзом, ему следует дть время.

— Это рзумно, — ответил индеец, — и поскольку мой брт соглсен, то пусть в знк своего соглсия он примет томгвк Великого вождя, призвнного Вкондой охотиться в обетовнной земле, и пусть он зткнет его з пояс!

Мэтр Ник вынужден был взять это излюбленное оружие индейских племен и, окончтельно смутившись, потому что н нем не было никкого пояс, он смым жлким обрзом водрузил его н плечо.

Тут депутция издл трдиционный возглс туземцев Дльнего Зпд «хуг!» — восклицние одобрения, общеупотребительное н языке индейцев.

Лионель не мог прийти в себя от рдости, хотя ему и покзлось, что хозяин нходится в очень зтруднительном положении и ему не миновть нсмешек бртии кндских нотриусов. В своем поэтическом вообржении юноши уже предствлялось его новое призвние — прослвлять великие подвиги мхогнов и переложить н лирические стихи военный гимн сгморов, и он зрнее беспокоился, что ему будет трудно подобрть рифмы к слову «томгвк».

Гуроны собрлись было удлиться, сокрушясь о том, что из-з своих обязнностей мэтр Ник не может тотчс покинуть ферму и следовть с ними, когд Ктерине пришл в голову мысль, з которую нотриус вряд ли был ей блгодрен.

— Мхогны, — скзл он, — мы собрлись сегодня здесь, н ферме «Шипогн», по случю свдебного торжеств. Не желете ли вы остться с нми вместе с вшим новым вождем? Мы предлгем вм свое гостеприимство, звтр вы примете учстие в прзднестве, н котором Никол Сгмор зймет смое почетное место!

Когд Ктерин Арше выскзл ткое любезное предложение, рздлся взрыв рукоплескний, и он повторился еще громче, когд мхогны приняли приглшение, сделнное от чистого сердц.

Что же ксется Том Арше, то ему пришлось лишь добвить н свдебный стол полсотни приборов, что не явилось для него зтруднительным, ибо зл могл вместить и больше сотрпезников.

А мэтру Нику пришлось смириться (что еще ему оствлось делть?), и воины его племени, которых он с рдостью послл бы к черту, окружили его тесной толпой.

Весь вечер потом были тнцы, мльчики и девочки пустились во все тяжкие, кк говорят в Кнде, и больше всего тнцевли в кружок н фрнцузский мнер, под веселый припев:

Потнцуем-к в кружок!
Ты крутись, дружок!
Потнцуем-к в кружок!

ткже отплясывли «scotch reels»[175] шотлндского происхождения, который был в большой моде в нчле столетия.

Тк зкончился второй прздничный день н ферме «Шипогн».

Глв XII

ПИР

Нстл глвный и последний день прзднеств, доствивших столько рдости хозяевм «Шипогн». После того кк нкнуне утром в присутствии официльного предствителя гржднского прв был торжественно зключен брк Розы Арше и Бернр Микелон, обряд бркосочетния должен был состояться в церкви. После этого, в полдень, з свдебным столом должны были собрться все гости, число которых знчительно возросло ввиду уже известных читтелю обстоятельств. Поистине с торжествми пор уже было кончть, инче все грфств Лпрери и дже весь Монрельский округ явились бы к гостеприимному столу Том Арше.

А нзвтр всех ждло рсствние. Де Водрели возвртятся н виллу «Монкльм». Жн покинет ферму и, несомненно, появится снов лишь в тот день, когд придет время встть во глве сторонников реформ. Его товрищи по «Шмплену» будут по-прежнему знимться промыслом «лесных бродяг», кк и кждую зиму, ожидя чс, когд им ндо будет присоединиться к своему нзвному брту, остльное семейство снов примется з обычную рботу н ферме. Что до гуронов, то они возвртятся в свою деревню Вльгтту, где племя собирлось устроить Никол Сгмору торжественную встречу, когд он явится в первый рз выкурить трубку у костр своих предков.

Кк убедился читтель, мэтр Ник был донельзя мло польщен почестями, объектом которых окзлся. Твердо решив не менять своей конторы н вигвм вождя племени, он поговорил об этом с де Водрелями и Томсом Арше. Нотриус был тк ошршен приключившимся с ним, что тем было очень трудно удержться от смех, глядя н него.

— Вм легко шутить! — повторял он. — Срзу видно, что у вс нет трон, готового вс поглотить!

— Любезный Ник, не ндо принимть это всерьез! — отвечл де Водрель.

— А кк же инче это принимть?

— Эти слвные люди не будут нстивть, когд поймут, что у вс нет никкой охоты поселяться в вигвме мхогнов!

— О, вы их совсем не знете! — восклицл мэтр Ник. — Они — д не будут нстивть! Д меня рзыщут дже в Монреле!.. Они будут устривть сборищ, уйти от которых мне не удстся!.. Будут осждть мои двери!.. А что скжет моя стря Долли? Д, не исключено, что, в конце концов, мне придется нпялить н ноги моксины и нцепить н голову перья!

И этот слвный человек, которому было вовсе не до смех, не выдерживл и нчинл хохотть см вместе с собеседникми.

Но всего труднее ему было со своим клерком. Лионель из юношеского озорств обрщлся с ним тк, будто тот уже стл преемником покойного вождя гуронов. Он больше не нзывл его мэтром Ником, говорил о нем лишь в третьем лице, подржя нпыщенному слогу индейцев, и предложил ему нзывться, кк это подобет всякому воину прерий, н выбор — либо «Лосиным Рогом», либо «Хитрой Ящерицей», что было ничуть не хуже «Соколиного Глз» и «Длинного Крбин»!

К одинндцти чсм во дворе фермы опять соствилсь процессия, которя должн был сопровождть молодых в церковь. Это было крсивое зрелище, достойное вдохновения юного поэт, но муз Лионеля был отныне нцелен н более высокие мтерии.

Шествие возглвляли Бернр Микелон и Роз Арше, держвшие друг друг з мизинцы, об сияющие и прелестные. Зтем отец и дочь де Водрели с Жном; з ними — отцы и мтери, бртья и сестры новобрчных; нконец, мэтр Ник с клерком, сопровождемые толпой гуронов. Нотриусу не удлось уклониться от этой чести. К величйшему сожлению Лионеля, н хозяине недоствло индейского облчения, ттуировки н теле и рскрски н лице, чтобы он мог вполне достойно предствлять род сгморов.

Церемония совершилсь со всей пышностью, подобющей положению семейств Арше в округе. Звонили большие колокол, было много песнопений и молитв, громко плили из ружей. В оглушительном концерте ружейных выстрелов приняли учстие и гуроны; действовли они тк кстти и тк слженно, что им не преминул бы поплодировть Нтниэль Бмпо, знменитый друг могикн.

Из церкви шествие, рстянувшись в большую процессию, возвртилось н ферму. Н сей рз, Роз Микелон шл с мужем под руку. Ничто не нрушло безмятежности лучезрного утр.

Потом все рзбрелись кто куд. Быть может, только мэтру Нику пришлось испытть некоторые зтруднения, когд ему зхотелось оствить нендолго своих бртьев гуронов, чтобы свободно вздохнуть в обществе друзей кндцев. Еще более жлкий, чем нкнуне, он твердил де Водрелю:

— Прво, я уж и не зню, кк мне отвязться от этих дикрей!

Если кто был действительно очень знят, н кого нседли, кого брнили с полудня до трех чсов (к этому времени должен был быть нкрыт, соглсно стрым обычям, свдебный стол), тк это Том Арше. Конечно же, Ктерин с сыновьями и дочерьми помогли глве семейств, но зботы, которых требовл пир ткого рзмх, не двли ему ни минуты покоя.

Ведь речь шл не только о том, чтобы ублжить множество голодных желудков, ндо было еще и угодить множеству вкусов. А потому меню обед зключло все рзнообрзие и простых, и изыскнных блюд, соствляющих кндскую кухню.

Н громдном столе, з которым собирлись поместиться сто пятьдесят едоков, уже было рзложено и рсствлено необходимое количество обернутых белыми слфеткми ложек и вилок и метллических кубков. Ножей не было: кждый должен был использовть имевшийся у него при себе. Не было ткже и хлеб, тк кк н свдебных обедх допусклсь только слдкя кленовя лепешк. Из блюд, перечень которых будет еще сделн, одни — холодные — уже крсовлись н столе, тогд кк другие — горячие — должны будут подвться потом, поочередно друг з другом. Это были миски с горячим супом, из которых влил душистый пр; рзнообрзня жреня и вреня рыб, поймння в пресных водх реки Св. Лврентия и озер, — лососи, угри, щуки, белорыбиц, окуни, турди и мскинонги; грудми лежли утки, голуби, перепелки, бексы и бексики, фриксе[176] из белок; зтем нечто более существенное — индейки, гуси, дрофы[177], выкормленные н птичьем дворе фермы, одни — зжренные н вертелх, другие — утопвшие в подливе с пряными припрвми; еще — горячие пироги с устрицми, пштеты, ломти мяс, припрвленные большими луковицми, отвренные в воде здние брньи ноги, жреные кбньи хребты, блюд индейской кухни, ломти олененк и лосятины н гриле; нконец, дв исключительных деликтес, привлеквших в Кнду гурмнов Строго и Нового Свет, — языки бизон, столь высоко ценимые охотникми прерий, и горб этого жвчного, свренный звернутым в его же шкуру и припрвленный пхучими трвми. Ко всему перечисленному можно добвить соусники, в которых подргивли «relishs»[178] двдцти рзных сортов, горы овощей, созревших в последние дни индейского лет, пирожные всевозможных видов и глвное — хрустящие печенья и блинчики, в приготовлении которых дочерям Ктерины Арше не было рвных, рзнообрзные фрукты, в изобилии созревшие в сду, и сверх того — сотни бутылок рзличной формы с сидром и пивом, не считя вин, водки, ром и можжевеловой, припсенных для возлияний з десертом.

Просторня зл был искусно убрн в честь Бернр и Розы Микелон. Стены укрсили свежими гирляндми из листьев. Несколько зеленых кустов, кзлось, нрочно выросли для ткого случя по углм. Сотни букетов из душистых цветов были рсствлены в оконных проемх. Нконец, весьм живописным укршением были рзвешнные н стенх ружья, пистолеты, крбины — оружие семейств, нсчитывющего немло охотников.

Молодые супруги сидели во глве стол, имевшего форму подковы и похожего н Нигрский водопд, сбрсывющий свои оглушительные потоки неподлеку, в ст пятидесяти милях к юго-зпду от фермы; точно ткие же потоки вот-вот устремятся в пропсть желудков собрвшихся здесь фрнко-кндцев!

По обе стороны от новобрчных зняли мест отец и дочь де Водрели, Жн и его товрищи с «Шмплен». Нпротив, между Томом и Ктериной Арше, восседл мэтр Ник с глвными воинми своего племени, которым было любопытно, кк будет вести себя их новый вождь. Вне всякого сомнения, Никол Сгмор обещл продемонстрировть ппетит, достойный своей родословной. Смо собой рзумеется, что рди ткого исключительного случя, вопреки трдиции, к взрослому столу были допущены дети, рссженные между родными и близкими, вокруг сновл целя комнд негров, специльно ннятых для услуг.

В пять чсов нчлсь первя тк. В шесть в осде был сделн перерыв — не с тем, чтобы подобрть мертвых и рненых, но чтобы дть живым время перевести дух. Тут-то и ззвучли тосты з молодых и здрвицы в честь семейств Арше.

Зтем нстл черед веселых свдебных песен, ибо, следуя стринному обычю, н всех сборищх, кк з обедом, тк и з ужином, дмы и господ имеют обыкновение петь, особенно стринные фрнцузские песни.

Нконец, Лионель прочел прелестную эпитлму[179], специльно сочиненную к днному случю.

— Брво, Лионель, брво! — воскликнул мэтр Ник, утопивший в сткне тяготы своего будущего смовлстия.

В глубине души добряк гордился успехми своего юного поэт и дже предложил выпить з здоровье «глнтного лурет „Дружественной лиры“.

В ответ н это предложение рздлся дружный звон боклов, поднятых в честь счстливого и смущенного Лионеля. Юнош вдруг решил, что смым лучшим ответом н это будет его тост:

— З Никол Сгмор! З последнюю ветвь блгородного древ, н которую Провидению было угодно возложить судьбу гуронского нрод!

Рздлись плодисменты. Мхогны вскочили из-з стол, потряся своими томгвкми с тким неистовством, будто готовились броситься н ирокезов, мунго или ккое-нибудь другое вржеское племя Дльнего Зпд. Мэтр Ник со своей доброй, блгодушной физиономией кзлся слишком тихим для тких воинственных бойцов. Прво, лучше бы этот взблмошный Лионель помолчл.

Когд стрсти улеглись, все с удвоенным пылом принялись з следующую тку.

З столом црил ткой шум, что Жну, Клре де Водрель и ее отцу было очень удобно рзговривть вполголос. Сегодня вечером они должны были рсстться. Де Водрели собирлись покинуть своих гостеприимных хозяев лишь звтр, но Жн решил отпрвиться в путь с нступлением ночи, чтобы нйти более ндежное убежище з пределми фермы «Шипогн».

— И все же, — зметил ему де Водрель, — с ккой стти полиции искть Жн Безымянного среди членов семейств Том Арше?

— Кк знть, не нпли ли уже ее генты н мой след, — ответил Жн, словно предчувствуя нелдное. — А если это вдруг случится, то фермер и его сыновья узнют, кто я...

— И стнут н вшу зщиту, — живо возрзил Клр, — они готовы погибнуть з вс!

— Зню, — скзл Жн, — но в тком случе хорош будет моя блгодрность з гостеприимство, которое они мне окзли! Я оствлю после себя рзорение и горе. Том Арше и его дети будут вынуждены бежть, если примутся зщищть меня!.. А полиция не знет пощды. Потому-то я и спешу покинуть ферму.

— Почему бы вм не вернуться тйно н виллу «Монкльм», — скзл тогд де Водрель. — Рзве это не мой долг — взять н себя риск, от которого вы хотите избвить Том Арше? В моем доме тйн вшего убежищ будет ндежно сохрнен.

— Это предложение, господин де Водрель, — ответил Жн, — вш дочь мне уже делл от вшего имени, но я вынужден был откзться.

— И все же, — продолжл нстивть де Водрель, — это было бы весьм полезно для дел. Вы могли бы ежедневно связывться с членми комитет. В чс восстния Фррн, Клерк, Винсент Годж и я — мы будем готовы последовть з вми. Рзве не очевидно, что первое выступление состоится в грфстве Монрель?

— Вполне очевидно, — ответил Жн, — или, по крйней мере, в одном из соседних грфств, в звисимости от тех позиций, которые будут зняты королевскими войскми.

— Тк почему бы, — скзл Клр, — вм не соглситься н предложение отц? Или вы собиретесь еще рз обойти приходы округ? Рзве вы не зкончили вшей пропгндистской кмпнии?

— Он зкончен, — ответил Жн, — мне остлось только подть сигнл...

— Чего же вы ждете? — спросил де Водрель.

— Я жду только случя, который окончтельно нстроит птриотов против нглосксонской тирнии, — скзл в ответ Жн, — и ткой случй скоро предствится. Через несколько дней депутты оппозиции откжут генерл-губернтору в прве рспоряжться общественными доходми без рзрешения плты, н что он претендует. Кроме того, из достоверных источников мне стло известно, что нглийский прлмент нмеревется принять зкон, который позволит лорду Госфорду приостновить действие Конституции 1791 год. После этого у фрнцузских кндцев не будет никкой грнтии их предствительств в упрвлении колонией, в котором им и без того дно слишком мло свободы действий! Нши друзья, вместе с ними и депутты-либерлы, естественно, попытются воспротивиться ткому превышению влсти. Весьм вероятно, что лорд Госфорд, чтобы обуздть требовния реформистов, примет постновление о роспуске или, по крйней мере, об отсрочке зседний плты. В тот же день стрн восстнет, и нм остнется лишь возглвить ее.

— Вы првы, — ответил де Водрель, — несомненно, подобня провокция со стороны лоялистов приведет ко всеобщему взрыву. Но дерзнет ли нглийский прлмент зйти тк длеко? А если ткое посягтельство н прв фрнко-кндцев и произойдет, то вы уверены, что это случится скоро?

— Через несколько дней, — ответил Жн. — Меня предупредил об этом Себстьян Грмон.

— А до тех пор, — спросил Клр, — что вы предпримете, чтобы скрыться?..

— Я сумею сбить с толку гентов.

— Знчит, у вс есть н примете ккое-то убежище?

— Д, есть.

— Вы будете тм в безопсности?

— Больше, чем где бы то ни было.

— Это длеко отсюд?..

— В Сен-Шрле, в грфстве Вершер.

— Что ж, — вздохнул де Водрель, — никто лучше вс смого не может судить о том, чего требуют обстоятельств. Если вы полгете, что должны держть место вшего убежищ в бсолютной тйне, мы не будем нстивть. Но не збывйте, что во всякое время дня и ночи двери виллы «Монкльм» открыты для вс.

— Я это зню, господин де Водрель, — ответил Жн, — и я вм очень блгодрен.

Смо собой рзумеется, что среди беспрестнных возглсов гостей, среди нрствшего шум в зле никто не мог слышть негромкой этой беседы. Порой он прерывлсь кким-нибудь шумным тостом, метким словцом, веселым куплетом в дрес молодых. Рзговор уже было звершился, когд еще н один вопрос, зднный Клрой, последовл ответ Жн, который привел их с отцом в изумление.

Что побудило девушку здть этот вопрос? Было ли это если не подозрение, то, по крйней мере, сожление о том, что Жн явно решил держться несколько отчужденно? Должно быть, именно тк, потому что он произнесл:

— Знчит, где-то существует дом, более гостеприимный, чем нш?

— Более?.. Нет, но столь же гостеприимный, — ответил Жн не без волнения.

— И что это з дом?

— Дом моей мтери!

Эти слов, произнесенные с чувством большой сыновней любви, глубоко тронули брышню де Водрель. Впервые Жн, чье прошлое было окутно тйной, упоминл о своей семье. Знчит, он был не столь одинок н свете, кк это могли предполгть его друзья? У него был мть, жившя в укромном местечке в Сен-Шрле. Несомненно, Жн иногд виделся с ней. Мтеринский дом был открыт для него, когд он нуждлся в покое и отдыхе! А теперь он отпрвится именно туд, пок не пробил чс борьбы!

Клр не ншлсь что ответить. В мыслях своих он перенеслсь к этому длекому дому. О! Кким счстьем было бы для нее познкомиться с мтерью молодого изгннник! Он предствлял ее себе ткой же героической женщиной, кк ее сын, птриоткой, которую он могл бы полюбить, которую уже любил. Конечно, он когд-нибудь увидит ее. Рзве отныне ее жизнь не связн нерзрывно с жизнью Жн Безымянного, рзве кто-нибудь может рзорвть эту связь? Д, в минуту рзлуки с ним, быть может нвеки, он осознл всю силу чувств, соединявшего их.

Обед тем временем близился к концу, и веселое нстроение гостей, возбужденных обильными возлияниями з десертом, проявлялось смым рзличным обрзом. Здрвицы новобрчным рздвлись со всех концов стол. Веселые зводилы выкрикивли время от времени:

— Честь и хвл, счстье молодым супругм!

— Д здрвствуют Бернр и Роз Микелон!

Пили ткже з здоровье господин и брышни де Водрель, з здоровье Ктерины и Том Арше.

Мэтр Ник, кк и следовло ожидть, воздл обеду должное. Он не умел блюсти холодную сдержнность гуронов по той простой причине, что это противоречило его открытому, общительному хрктеру. Но следует зметить, что и предствители его племени тоже несколько оттяли под влиянием хорошей еды и доброго вин. Они чоклись сткнми н фрнцузский мнер, чествуя семейство Арше, чьими гостями окзлись в этот день.

З десертом Лионель, которому не сиделось н месте, пошел вокруг стол, обрщясь с приветливым словом к кждому из гостей. Тут ему и пришло в голову во всеуслышние зявить мэтру Нику:

— А не должен ли теперь Никол Сгмор скзть несколько слов от имени племени мхогнов?

Нходясь в веселом рсположении дух, мэтр Ник блгосклонно отнесся к предложению своего юного клерк, хотя тот и прибегнул к нпыщенному слогу индейцев.

— Ты тк считешь, Лионель?..

— Я считю, Великий вождь, что пришл пор взять слово и поздрвить молодых супругов!

— Ну, коли тк, — ответил мэтр Ник, — я попробую.

И добряк, поднявшись с мест, жестом, преисполненным достоинств гуронов, потребовл тишины. Тишин тотчс воцрилсь.

— Молодожены, — скзл он, — стрый друг вшего семейств не может покинуть вс, не вырзив своей признтельности з...

Внезпно мэтр Ник умолк н полуслове. Его удивленный взгляд был приковн к дверям злы.

Н пороге стоял человек, появления которого никто не зметил.

Мэтр Ник, тотчс узнвший этого человек, с удивлением и тревогой воскликнул:

— Господин Рип!

Глв XIII

РУЖЕЙНЫЕ ВЫСТРЕЛЫ НА ДЕСЕРТ

Н этот рз глву фирмы «Рип и К°» сопровождл не собственный его персонл.

Снружи взд и вперед прохживлись около дюжины гентов Джильберт Аргл, с ним было человек сорок королевских волонтеров, которые перекрыли глвный выход со двор. Весьм вероятно, что дом был оцеплен.

Что это было — простой обыск или же глве семейств Арше угрожл рест?

Во всяком случе, нужен был чрезвычйно вжный повод, чтобы полицеймейстер счел нужным послть н ферму «Шипогн» столь многочисленный отряд.

При имени Рип, произнесенном нотриусом, отец и дочь де Водрели вздрогнули. Они знли: в этом зле нходится Жн Безымянный. Знли и то, что именно Рипу был отдн прикз руководить его розыском. И что могли они предположить, кк не то, что Рип, открыв, нконец, его убежище, пришел рестовть мятежник? Если Жн попдет в руки Джильберт Аргл, он пропл.

А Жн ни единым движением, дже невольным, не выдл себя (рзве что лицо его стло чуть бледнее), хотя он узнл Рип, с которым уже встречлся однжды — в тот день, когд почтовя крет везл его вместе с мэтром Ником и Лионелем из Монреля н остров Иисус. Д, это был гент Рип, брошенный более двух месяцев нзд н его розыски, провоктор Рип, который стл причиной позор семьи, толкнув н предтельство его отц, Симон Моргз!

Но, несмотря ни н что, Жн сохрнил хлднокровие и ничем не обнружил зкипевшую в нем ненвисть, тогд кк рядом с ним де Водрель с дочерью содроглись от ужс.

Однко если Жн знл Рип, то Рип его не знл. Ему и в голову не приходило, что пссжир, которого он видел мельком н дороге из Монреля, и есть тот смый птриот, з поимку которого нзнчено вознгрждение. Известно ему было только то, что Жн Безымянный должен нходиться н ферме «Шипогн», и вот кк ему удлось нпсть н его след.

Несколько дней нзд молодой изгннник был змечен в пяти-шести милях от Сен-Шрля; после того кк он покинул «Зпертый дом», его зсекли при переходе грницы грфств Вершер кк подозрительного чужк. Зметив слежку, он был вынужден бежть в глубь грфств и, несколько рз, едв не попв в руки полиции, сумел все же добрться до фермы Том Арше.

Однко генты фирмы Рип отнюдь не потеряли его след, кк он полгл, и вскоре им удлось рзнюхть, что беглецу дет приют ферм «Шипогн». Об этом немедленно донесли Рипу. Зня, что эт ферм приндлежит де Водрелю и что см он сейчс нходится тм, Рип уже не сомневлся в том, что чужк, который тм обретется, есть не кто иной, кк Жн Безымянный. Прикзв нескольким из своих людей зтесться в толпу многочисленных гостей Том Арше, он соствил донесение Джильберту Арглу, и тот дл в его рспоряжение группу полицейских, ткже отряд волонтеров из Монреля.

Вот при кких обстоятельствх появился Рип н пороге этого дом, чтобы обнружить Жн Безымянного среди гостей фермер из «Шипогн».

Было пять чсов вечер. Лмп еще не зжигли, но в доме было светло. Рип в мгновение ок окинул взглядом присутствующих, причем среди прочих гостей, собрвшихся в зле, Жн не привлек его внимния.

Тем временем Том Арше, увидев во дворе толпу людей в мундирх, поднялся и, обрщясь к Рипу, спросил:

— Кто вы ткой?

— Агент, имеющий полномочия от полицеймейстер, — ответил Рип.

— Что вм здесь ндо?

— Сейчс узнете. Вы — Том Арше из «Шипогн», фермер господин де Водреля?

— Д, и я вс спршивю, по ккому прву вы вторгетесь в мой дом?

— Соглсно днному мне прикзу я явился произвести рест.

— Арест! — воскликнул фермер, — рест у меня в доме? И кого же вы пришли рестовть?

— Человек, з голову которого рспоряжением генерл-губернтор нзнчено вознгрждение и который нходится тут.

— Кк его зовут?..

— Его зовут, — громко ответил Рип, — или, вернее, он см себя нзывет Жном Безымянным!

Этот ответ вызвл в зле удивленный ропот. Кк! Рип собирется рестовть Жн Безымянного и утверждет, что он нходится н ферме «Шипогн»!

Н лице фермер, его жены, их детей, всех гостей было нписно ткое глубокое и неподдельное изумление, что Рип было подумл, не ошиблись ли его генты, нпв н ложный след. Тем не менее, он повторил, н этот рз еще более безоговорочным тоном:

— Том Арше, человек, которого я ищу, — здесь, и я требую выдть мне его!

При этих словх Том Арше взглянул н жену, и Ктерин, схвтив его з руку, воскликнул:

— Ну отвечй же, коли тебя спршивют!

— Д, Том, ответьте! — добвил мэтр Ник. — Мне кжется, ответ очень прост!

— Действительно, очень прост, — скзл фермер.

И, обртившись к Рипу, произнес:

— Жн Безымянного, которого вы ищете, н ферме «Шипогн» нет.

— А я Том Арше, утверждю, что он здесь, — холодно ответил Рип.

— Нет, говорю я вм, его здесь нет и никогд не было! Я его дже не зню!.. Но добвлю, что, приди он попросить у меня убежищ, я бы его с рдостью принял и, будь он в моем доме, нипочем бы его не выдл!

Зявление фермер было встречено одобрительным гулом: Том Арше вырзил чувств всех присутствующих. Вполне допускя, что Жн Безымянный мог скрывться н ферме, ни один из гостей не соглсился бы предть его.

Жн, по-прежнему бесстрстный, молч слушл все это. Де Водрель и Клр не осмеливлись дже глядеть н молодого человек, опсясь привлечь к нему внимние Рип.

— Том Арше, — снов зговорил тот, — вм небезызвестно, конечно, что постновлением от третьего сентября тысяч восемьсот тридцть седьмого год всякому, кто рестует Жн Безымянного или сообщит о месте его пребывния, полгется нгрд в шесть тысяч пистров.

— Мне это небезызвестно, — ответил фермер, — и во всей Кнде нет никого, кто не знл бы об этом. Но до сих пор не ншлось ни одного кндц, столь низкого душой, чтобы совершить ткое гнусное предтельство... и никогд не нйдется!..

— Хорошо скзно, Том! — воскликнул Ктерин, к которой присоединились ее дети и друзья.

Рип не смутился.

— Том Арше, — снов нчл он, — если вм известно постновление от третьего сентября тысяч восемьсот тридцть седьмого год, то вы, быть может, еще не знете нового рспоряжения, которое генерл-губернтор подписл вчер, шестого октября?

— Верно, не зню, — ответил фермер, — но если оно подобного же род, если оно призывет к доносительству, то можете не трудиться знкомить нс с его содержнием!

— Тем не менее, вы его выслушете! — возрзил Рип. И, рзвернув бумгу, подписнную Джильбертом Арглом, он прочел:

Всем жителям кндских городов и деревень предписывется откзывть в помощи и зщите мятежнику Жну Безымянному.

Кждому, кто предоствит ему убежище, грозит смертня кзнь.

З генерл-губернтор

полицеймейстер Джильберт Аргл.

Знчит, нглийское првительство осмелилось прибегнуть к крйнему средству! Мло было нзнчить вознгрждение з голову Жн Безымянного; теперь кждому, кто двл и дст ему приют, грозил смертный приговор!

Этот постыдный кт вызвл возмущенный протест всех присутствующих. Том Арше, его сыновья и гости повсккли было с мест, чтобы броситься н Рип и прогнть его с фермы вместе с отрядом гентов и волонтеров, когд мэтр Ник жестом остновил их.

Лицо нотриус сделлось серьезным. Нрвне со всеми птриотми, собрвшимися в этом зле, он испытывл естественное отврщение к рспоряжению лорд Госфорд, только что зчитнному Рипом.

— Господин Рип, — скзл он, — того, кого вы ищете, вовсе нет н ферме «Шипогн». Том Арше дл вм зверения в этом, я в свою очередь это подтверждю. Стло быть, вм здесь нечего делть, и было бы лучше, если бы вы не доствли из крмн этот прискорбный документ. Поверьте мне, господин Рип, вы поступите весьм блгорзумно, если не будете больше докучть нм своим присутствием!

— Брво, Никол Сгмор! — воскликнул Лионель.

— Д!.. Удлитесь, и немедленно! — снов зговорил фермер дрожщим от гнев голосом. — Жн Безымянного здесь нет! Но если он придет попросить у меня приют, то, несмотря ни н ккие угрозы губернтор, я его приму... А теперь вон из моего дом! Вон!..

— Д!.. Д!.. Вон! — эхом повторил Лионель, кк ни одергивл его мэтр Ник, тщетно пытясь умерить пыл юноши.

— Берегитесь, Том Арше! — ответил Рип. — Вм не одержть верх ни нд зконом, ни нд силой, которой поручено его исполнять! У меня с собой пятьдесят человек гентов и волонтеров... Вш дом оцеплен...

— Убирйтесь!.. Убирйтесь!.. Вон!.. — рздлся в ответ целый хор голосов; зтем послышлись прямые угрозы в дрес Рип.

— Я не уйду до тех пор, пок не устновлю личности кждого из присутствующих! — ответил Рип.

По его сигнлу генты, толпившиеся во дворе, приблизились к двери, готовые ворвться в злу. В окн де Водрелям удлось рзглядеть волонтеров, окруживших дом.

Предвидя неминуемую стычку, дети и женщины, з исключением брышни де Водрель и Ктерины, удлились в соседние комнты. Пьер Арше, его бртья и друзья стли снимть с крюков оружие, висевшее н стенх. Но кк могли они помешть Рипу привести в исполнение полученный прикз при очевидном численном превосходстве противник?

А потому, переходя от окн к окну, де Водрель искл для Жн возможность бежть с фермы через здворки или через сд. Но и с той и с другой все выходы были перекрыты.

Среди всеобщего смятения Жн неподвижно стоял возле Клры, не пожелвшей удлиться из злы.

В минуту, когд генты были уже в дверях, мэтр Ник сделл последнюю попытку к примирению.

— Господин Рип, господин Рип, — скзл он. — Сейчс вы прольете кровь, и совершенно нпрсно, уверяю вс! Повторяю, Жн Безымянного, которого вм прикзно рестовть, н ферме нет!.. Дю вм слово!

— А если бы он и был тут, говорю я вм, мы встли бы з него нсмерть! — вскричл Том Арше.

— Отлично! Молодец! — воскликнул Ктерин, в восторге от поведения своего муж.

— Лучше вм не вмешивться, господин Ник! — ответил Рип. — Вс это не ксется, и кк бы вм не пришлось потом рскяться! Я исполню свой долг во что бы то ни стло!.. А теперь с дороги! С дороги!

Дюжин гентов ворвлсь в злу, Том Арше и его сыновья кинулись н них, пытясь оттеснить нзд и зпереть дверь. Мэтр Ник все еще суетился, повторяя, хотя его никто уже не слушл:

— Жн Безымянного тут нет, господин Рип, поверьте мне, его здесь нет...

— Он здесь! — произнес громкий голос, перекрывший шум и гвлт.

Все змерли.

Скрестив н груди руки и глядя прямо н Рип, Жн твердо повторил:

— Жн Безымянный здесь, и это я!

Де Водрель схвтил молодого птриот з руку, Том Арше и все остльные зкричли:

— Это он!.. Он!.. Жн Безымянный!

Жн жестом дл понять, что хочет говорить. Устновилсь полня тишин.

— Я — тот, кого вы рзыскивете, — скзл он, обрщясь к Рипу. — Я — Жн Безымянный.

Повернувшись зтем к фермеру и его сыновьям, он добвил:

— Простите, Том Арше, простите, слвные товрищи, что я скрывл от вс, кто я ткой, и спсибо з гостеприимство, которое я целых пять лет нходил н ферме «Шипогн». Я принимл вше гостеприимство, пок это не создвло опсности для вс, но теперь должен от него откзться, ибо речь зшл о жизни и смерти тех, кто предоствит мне приют... Д! Спсибо, спсибо вм от того, кто здесь был только вшим приемным сыном и кто для своей стрны является Жном Безымянным!

Эти слов были встречены бурей восторг.

— Д здрвствует Жн Безымянный!.. Д здрвствует Жн Безымянный! — кричли со всех сторон.

Когд крики поутихли, вновь зговорил Том Арше.

— Что ж, рз я скзл, что мы все рвно стли бы зщищть Жн Безымянного, зщитим же его, сыновья мои!.. Будем зщищть его до конц!

Жн попытлся воспротивиться, чтобы не допустить слишком нервной борьбы, но тщетно. Пьер и стршие бртья бросились н гентов, згородивших вход, и с помощью друзей вытеснили их. Дверь тотчс зперли и збррикдировли тяжелой мебелью. Теперь, чтобы проникнуть в злу и вообще в дом, пришлось бы лезть в окн, они нходились футх в десяти от земли.

Знчит, ндо было штурмовть дом, д еще в темноте, тк кк уже опусклсь ночь. Рип — человек, не привыкший отступть, причем имевший численный перевес, предпринял все возможное, чтобы исполнить прикз, бросив волонтеров н здние.

Пьер Арше, его бртья и товрищи, вств у окон, приготовились стрелять.

— Мы будем, если пондобится, зщищть тебя вопреки твоей воле! — говорили они Жну, который был уже не влстен остновить их.

В последний момент фермеру удлось уговорить Клру де Водрель и Ктерину уйти из злы и присоединиться к остльным женщинм и детям в одной из боковых комнт, где они были зщищены от выстрелов. В зле остлись лишь мужчины, способные сржться, в общей сложности человек тридцть.

В смом деле, в число зщитников фермы не следовло включть мхогнов. Безучстные ко всему происходящему, индейцы и тут сохрняли свою обычную сдержнность. Это дело их не кслось — точно тк же, кк не кслось оно мэтр Ник и его клерк. Добряк нотриус хотел держться в этой зврушке бсолютного нейтрлитет, и ему стоило немлого труд сдерживть зкусившего удил Лионеля. Б! Куд тм! Юный клерк не желл слушть своего хозяин, воодушевленный тем, что ему предстоит зщищть не только нционльного героя, но и симптичного слуштеля, который тк хорошо воспринял его первые поэтические опыты.

— В последний рз тебе говорю, я зпрещю тебе вмешивться в это дело! — повторял мэтр Ник.

— И я в последний рз говорю, — отвечл Лионель, — я удивлен, что потомок сгморов откзывется идти со мной тропою войны!

— Я не пойду никкою тропою, кроме тропы мир, проклятый мльчишк, и ты сделешь мне большое одолжение, если покинешь злу, где нверняк схлопочешь шльную пулю!

— Никогд! — вскричл воинственный поэт.

И, кинувшись к одному из гуронов, вдруг выхвтил топор, висевший у того з поясом.

Жн тем временем, убедившись, что его товрищи твердо вознмерились силе противопоствить силу, решил оргнизовть сопротивление. Во время схвтки ему, быть может, удстся ускользнуть. Что бы ни произошло, фермеру и его домочдцм, открыто выступившим против првительственных гентов, хуже уже не будет. Прежде всего, ндо было оттеснить Рип и его людей, потом видно будет, кк поступить дльше. Если осждвшие попытются выломть двери дом, то н это потребуется время. А прежде чем генты и волонтеры получт подкрепление из Лпрери или Монреля, их можно будет вытеснить и со двор.

Для этого Жн решил предпринять вылзку, которя открыл бы ему выход с фермы.

Грд пуль из окон фсд вынудил Рип и его людей отступить и прижться к огрде. Тогд, быстро рспхнув дверь, Жн, з ним де Водрель, Томс Арше, Пьер, его бртья и друзья бросились во двор.

Несколько волонтеров лежли н земле. Вскоре появились рненые и среди зщищвшихся, которые в полутьме нбросились н осждвших. Звязлся рукопшный бой, в котором см Рип смело принимл учстие. Тем не менее, его люди отступли. Если бы удлось вытеснить их со двор и зпереть ворот, им пришлось бы перелезть через высокую огрду фермы, что было нелегко.

Н это и были нпрвлены все усилия Жн, которому дружно помогли его хрбрые товрищи. Быть может, освободив выход из «Шипогн», ему удстся бежть через поле, зтем, если пондобится, перебрться через кндскую грницу и ожидть у мерикнских соседей чс, чтобы снов появиться во глве восствших.

Смо собой рзумеется, что Лионель бесстршно присоединился к группе сржвшихся, зто мэтр Ник и не думл покидть злу. Решительно нстроенный держться строжйшего нейтрлитет, он, тем не менее, подбдривл Жн Безымянного и других зщитников, среди которых у него нсчитывлось немло близких друзей.

К сожлению, несмотря н всю свою смелость, обиттели фермы не смогли одержть верх нд превосходящими силми гентов и волонтеров. Постепенно им пришлось снов отступить к дому, потом искть укрытия внутри. Уже вот-вот могл быть зхвчен зл — тогд все выходы будут перерезны, и Жну Безымянному ничего не остнется, кк сдться.

Действительно, силы осжденных зметно ослбли. Уже двоих из стрших сыновей Том Арше — Мишеля и Жк, ткже троих или четверых их товрищей пришлось перенести в одну из смежных комнт, где Клр де Водрель, Ктерин и другие женщины принялись перевязывть им рны.

Дело кзлось проигрнным окончтельно, тем более что у осжденных подходили к концу боеприпсы, но тут Жну Безымянному и его товрищм пришло неожиднное подкрепление.

А произошло вот что.

В злу вбежл Лионель, злитый кровью. К счстью, рнило его не слишком серьезно — в плечо.

Это увидел мэтр Ник.

— Лионель! Лионель! — вскричл он. — Почему ты меня не послушлся! Несносный мльчишк!

И, схвтив юного клерк з руку, он потщил его в комнту, отведенную для рненых. Лионель упирлся.

— Это пустяки! Пустяки! — кричл он. — Но вы-то, Никол Сгмор, неужели вы допустите, чтобы вши друзья гибли, когд вши воины ждут одного только вшего слов, чтобы прийти им н помощь!

— Нет! Нет! — зкричл мэтр Ник. — Я не имею прв! Н бунт против зконных влстей?!

И в ту же минуту, желя в последний рз попытться прекртить схвтку с помощью увещевний, он ринулся в смую гущу сржвшихся.

Но что он мог сделть? Его тотчс окружили генты и, не жлея ружейных приклдов, грубо поволокли н середину двор.

Тут мхогны не стерпели. Ткого святоттств воины допустить не могли. Их великий вождь схвчен, его смеют бить! Сгмор в рукх вргов — бледнолицых!

Этого было более чем достточно, чтобы среди всеобщей свлки рздлся воинственный клич племени.

— Вперед! Вперед, гуроны! — зорл Лионель, совсем перествший влдеть собой.

Вмештельство индейцев круто изменило ход событий. С томгвкми в рукх они бросились н осждвших. Те, уже изнуренные сржением, длившимся целый чс, снов отступили.

Жн Безымянный, Том Арше и их друзья почувствовли: еще одно, последнее усилие — и они отбросят Рип и его шйку з огрду. Они кинулись в тку. Гуроны ктивно поддержли их, предврительно освободив мэтр Ник, который поймл себя н том, что, не умея пок обрщться с томгвком своих предков, ободряет соплеменников если не делом, то, по крйней мере, словми.

Вот тк нотриус из Монреля, миролюбивейший из смертных, окзлся змешнным в зщите дел, которое никк не кслось ни мхогнов, ни их вождя.

Агенты и волонтеры вскоре были вынуждены отступить со двор з ворот, поскольку гуроны преследовли их еще с добрую милю, подходы к ферме «Шипогн» окзлись полностью свободными.

Решительно, это был одн из неудч фирмы «Рип и Ко». При подведении блнс этому делу предстояло фигурировть в грфе убытков.

В тот день сил остлсь н стороне не зкон, но птриотизм.

Конец первой чсти.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глв I

ПЕРВАЯ СХВАТКА

События н ферме «Шипогн» получили широкую оглску. Из грфств Лпрери слух о них быстро рзнесся по всем кндским провинциям. Не могло быть более удобного случя для проявления общественного мнения. Ведь речь шл не просто о столкновении между полицией и сельскими «битнми», о стычке, в которой потерпели поржение генты влстей и королевские волонтеры. Горздо вжнее было другое: в стрне объявился Жн Безымянный! Полицеймейстер Джильберт Аргл, извещенный о его присутствии н ферме, хотел, чтобы его тм схвтили. Арест произвести не удлось: человек, в котором воплотились чяния птриотов, остлся н свободе, и у всех было предчувствие, что в смое ближйшее время он сумеет этой свободой воспользовться.

Где укрылся Жн Безымянный после того, кк покинул «Шипогн»? Смые ктивные, стртельные, тщтельные поиски ни к чему не привели. Однко Рип, хотя и обескурженный неудчей, не терял ндежды взять ревнш[180]. Кроме личной выгоды, н крту был поствлен честь фирмы. Он будет игрть эту пртию до тех, пор, пок не выигрет. Првительство знло, ккой позиции придерживться: оно не лишило его своего доверия и не скупилось н поощрения. Теперь Рип знл молодого птриот в лицо и мог преследовть его не вслепую.

После его неудчного вторжения н «Шипогн» прошло две недели. Подходил к концу октябрь, Рип, несмотря н все стрния, еще не добился никкого результт.

Впрочем, вот что произошло после стычки н ферме. Н следующий день Том Арше счел необходимым покинуть «Шипогн». По возможности приведя в порядок ниболее неотложные дел, он вместе со стршими сыновьями ушел в глубь лесов грфств Лпрери и, перейдя мерикнскую грницу, укрылся в одной из пригрничных деревень, в нетерпении ожидя, ккой оборот примут события. В деревушке Сент-Олбнс, рсположенной н берегу озер Шмплен, он был в полной безопсности: здесь генты Джильберт Аргл не могли до него добрться.

Если нционльное движение, подготовленное Жном Безымянным, одержит верх, если Кнд, обретя втономию, освободится от нглосксонского влдычеств, Том Арше спокойно вернется в «Шипогн». Если же, ноборот, восстние потерпит неудчу, то оствлсь ндежд, что со временем последует мнистия для учстников всех кций и все мло-помлу збудется.

В любом случе н ферме оствлсь жен — нстоящя хозяйк. В зимний сезон, когд полевые рботы прекрщены, интересы де Водреля нисколько не пострдют, если упрвлять делми будет Ктерин Арше.

Пьер же с бртьями собирлись по-прежнему промышлять охотой н соседних с кндской колонией территориях. Весьм вероятно, что через полгод ничто не помешет им снов приняться з рыбную ловлю н реке Св. Лврентия.

Том Арше поступил весьм предусмотрительно, укрывшись в ндежном месте. «Шипогн» через двдцть четыре чс был знят отрядом регулярных войск, прибывшим из Монреля. Ктерин Арше, которой уже не приходилось опсться з судьбу муж и стрших сыновей, непосредственно змешнных в деле, легко смирилсь с этим. В сущности, полиция, которую генерл-губернтор держл в првилх снисхождения и гибкости, не принял против нее никких кртельных мер. А энергичня женщин сумел зствить жндрмов увжительно относиться к ней смой и к ее домшним.

З виллой «Монкльм» влсти ткже устновили нблюдение, хотя и не зняли ее. А потому де Водрель, сознвя, что открыто держл сторону молодого изгннник, остерегся возврщться в свой дом н острове Иисус. Прикз о его ресте уже был отдн полицеймейстером Джильбертом Арглом. Если бы он не бежл, его зключили бы в монрельскую тюрьму, и тогд он не смог бы знять свое место в рядх восствших. Где он укрылся? Конечно, у одного из своих политических единомышленников, однко никто не должен был знть, чей дом дет ему приют.

Клр де Водрель возвртилсь н виллу «Монкльм» одн. Оттуд он могл связывться с Винсентом Годжем, Фррном, Клерком и Грмоном. Что ксется Жн Безымянного, то ей было известно, что он нходится в полной безопсности у своей мтери в Сен-Шрле. Несколько рз, через ндежных друзей, он получл от него письм. И хотя Жн писл ей только о политических делх, он прекрсно знл, что в сердце молодого птриот живет иное чувство.

Теперь остется скзть, что стло с мэтром Ником и его клерком.

Читтели помнят о том, ккое учстие приняли гуроны в событиях н ферме «Шипогн». Без их вмештельств волонтеры не были бы оттеснены и Жн Безымянный попл бы в руки гентов Рип.

Но кто спровоцировл это вмештельство мхогнов? Неужели тихий нотриус из Монреля? Нет, конечно, все его усилия были нпрвлены лишь н то, чтобы помешть кровопролитию. Он и в свлку бросился лишь зтем, чтобы удержть врждующие стороны. Тут-то и ринулись в бой воины Вльгтты, но исключительно потому, что Никол Сгмору, схвченному осждвшими, угрожл опсность. Вполне естественно, что индейские воины решили зщитить своего вождя. Првд, это привело к отступлению, потом и к бегству отряд, нмереввшегося было взломть двери дом. И здесь, кк пить дть, можно было объявить мэтр Ник ответственным з подобную рзвязку: ему приходилось опсться, и не без основния, что именно тк и решт влсть предержщие.

Из этого следовло, что почтенный нотриус имел повод считть себя серьезно скомпрометировнным в смой обычной дрке при исполнении рест, который никк его не кслся.

А потому, отнюдь не собирясь возврщться к себе в монрельскую контору, пок не уляжется вся эт кутерьм, он без труд позволил увести себя в деревню Вльгтт, в вигвм своих предков. Контору, тким обрзом, пришлось н время зкрыть, и сколько это продолжится, скзть было трудно. Пострдют клиенты, стря Долли будет в отчянии. Но что делть? Лучше быть Никол Сгмором в мхогнском племени, чем мэтром Ником, содержщимся в монрельской тюрьме по обвинению в окзнии сопротивления влстям.

Смо собой рзумеется, что Лионель последовл з своим хозяином в эту индейскую деревню, зтерянную в густых лесх грфств Лпрери. Он, кстти скзть, отчянно дрлся с волонтерми и не мог бы избежть нкзния. Но если мэтр Ник втихомолку горевл, то Лионель ликовл от ткого поворот дел. Он совсем не жлел о том, что сржлся з Жн Безымянного, прослвленного героя фрнко-кндского нрод. Он дже ндеялся, что дело этим не кончится и что индейцы выступят н стороне повстнцев. Мэтр Ник не был больше мэтром Ником — он стл вождем гуронов. Лионель не был больше млдшим клерком — он был првой рукой последнего из сгморов.

Приходилось, конечно, опсться, что генерл-губернтор зхочет нкзть мхогнов з вмештельство в события н ферме «Шипогн». Но осторожность подскзл лорду Госфорду, что рспрв с мхогнми могл дть индейским племенм повод прийти н помощь своим собртьям, мссовые выступления были бы нежелтельным осложнением в нынешних условиях. Вследствие этого лорд Госфорд счел блгорзумным не преследовть ни воинов Вльгтты, ни их нового вождя, призвнного стть во глве племени по прву нследия. Мэтр Ник, ткже и Лионеля никто не потревожил в их убежище.

К тому же лорду Госфорду приходилось чрезвычйно внимтельно следить з проискми сторонников реформ, которые продолжли вести гитцию в приходх Верхней и Нижней Кнды. Монрельский округ подлежл особо тщтельному нблюдению полиции. Выступление повстнцев ожидлось в приходх, смежных с грфством Ришелье. Были приняты меры для подвления выступления в смом нчле, если не удстся предупредить его. Солдты королевской рмии, которыми мог рсполгть Джон Кольборн, рзбили свои лгеря н территории грфств Монрель и соседних с ним грфств. Тким обрзом, борьб обещл быть очень трудной, но это не могло остновить сторонников реформ. Дело нции, полгли они, поднимет н борьбу всю мссу фрнко-кндцев. С тех пор кк н ферме «Шипогн» объявился Жн Безымянный, они ждли лишь сигнл, чтобы взяться з оружие. Если нродный герой ткого сигнл еще не дл, то потому только, что нтилиберльные решения, к которым, кк он предвидел, прибегнет бритнский кбинет, до сих пор еще не последовли.

А пок из своего укромного «Зпертого дом», где он снов встретился с мтерью, Жн не перествл внимтельно следить з нстроением мсс. Несколько рз ночью его нвещл ббт Джон. Через своего брт Жн был в курсе всех политических событий. Те притеснительные меры нглийских плт, н которые он возлгл ндежды, — приостновк действия Конституции 1791 год, зтем вытекющий отсюд роспуск или отсрочк зседний кндского прлмент — оствлись все еще в проекте. Поэтому Жн со свойственной ему горячностью уже рз двдцть порывлся покинуть «Зпертый дом», чтобы открыто пройти по всем грфствм и воззвть к птриотм в ндежде, что нселение городов и деревень поднимется по его призыву, что все н слву употребят оружие, которым он снбдил центры сторонников реформ во время последней путины н реке Св. Лврентия. Быть может, лоялисты с смого нчл будут подвлены численным превосходством повстнцев и у влстей не будет иного выбор, кроме кк покориться? Но ббт Джон отговривл его от ткого нмерения: первя же неудч окзлсь бы гибельной, уничтожил бы все шнсы н будущее. И в смом деле, войск, сосредоточенные вокруг Монреля, были готовы поспешить в любой пункт любого соседнего грфств, где бы ни вспыхнуло восстние.

Итк, следовло действовть чрезвычйно осмотрительно, лучше было выждть, чтобы недовольство обществ тирническими мерми прлмент и лихоимством чиновников Бритнской Короны достигло предел.

Тковы были причины отсрочки, конц которой было не видно, к вящему неудовольствию нетерпеливых Сынов Свободы.

Когд Жн спсся бегством из «Шипогн», он твердо рссчитывл, что до конц октября в Кнде поднимется всеобщее восстние.

Но и 23 октября ничто еще не предвещло близость выступления, хотя случй, предвиденный Жном, спровоцировл первую мнифестцию.

По доклду трех комиссров, недвно нзнченных нглийским првительством, плт лордов и плт общин поспешили принять следующие решения: использовние общественных доходов без снкции кндского прлмент; возбуждение судебного дел против глвных депуттов-реформистов; изменение в Конституции, по которому для фрнцузского избиртеля требовлся двойной ценз[181] по срвнению с избиртелем-нгличнином; неподотчетность министров перед плтой.

Неспрведливые притеснительные меры всколыхнули стрну. Это был взрыв птриотических чувств всего фрнко-кндского нселения. Чш терпения грждн переполнилсь, и в приходх по обоим берегм реки Св. Лврентия нчли вспыхивть стихийные митинги.

15 сентября в Лпрери состоялось собрние, н котором присутствовли делегт из Фрнции, получивший рспоряжение от фрнцузского првительств, и поверенный в делх Соединенных Шттов в Квебеке.

В Сент-Сколстике, Сент-Урсе, особенно в грфствх Нижней Кнды требовли немедленного рзрыв с Великобритнией, призывли реформистов перейти от слов к делу, принимли решение обртиться з помощью к мерикнцм.

Был учрежден ксс для сбор денежных пожертвовний — от скромных до смых щедрых — с целью поддержть дело нционльного освобождения.

Шествовли процессии с рзвевющимися флгми, с лозунгми, провозглшвшими:

«Трепещите, тирны! Нрод пробуждется!»

«Союз нродов — ужс мгнтов!»[182]

«Лучше кровопролитня борьб, чем притеснения коррумпировнной[183] влсти!»

Н черных знменх с изобржением череп и двух скрещенных костей нчертли имен тких ненвистных губернторов, кк Крэйг, Дльхузи, Айлмер, Госфорд. А н белых, в честь стринной Фрнции, флгх изобржлся с одной стороны окруженный звездми мерикнский орел, с другой — кндский орел, держщий в клюве кленовую ветвь со словми: «Нше будущее! Свободные, кк ветер!»

Можно видеть, до ккой степени всюду нклились стрсти. Англии пришлось опсться, что колония одним удром порвет соединяющую их связь. Предствители влстей в Кнде предпринимли серьезные меры в предвидении острой борьбы, продолжя, однко, видеть лишь происки группы зговорщиков тм, где речь уже шл об общенродном выступлении.

Двдцть третьего октября состоялось собрние в Сен-Шрле, где укрылся у своей мтери Жн Безымянный. Позже этому местечку суждено было стть реной печльно знменитых событий. Шесть грфств — Ришелье, Св. Гицинт, Рувиль, Шмбли, Вершер и Акдия — прислли своих предствителей. Должны были выступить триндцть депуттов, и среди прочих — Ппино, нходившийся тогд в зените своей слвы. Более шести тысяч человек — мужчин, женщин, детей — сошлись со всей округи рдиусом десять миль и рсположились лгерем н обширной лужйке во влдении доктор Дювер, вокруг колонны, увенчнной фригийским колпком[184]. И чтобы всем было понятно, что военные здесь зодно с гржднскими, у подножия этой колонны сгрудилсь рот милиции, рзмхивя оружием.

Ппино произнес речь после нескольких других орторов, более пылких, чем он, и, возможно, его выступление покзлось всем слишком умеренным, тк кк он призывл придерживться конституционных форм борьбы. А потому председтельствующий н собрнии доктор Нельсон под неистовые рукоплескния выступил с ответным словом, зявив, что «нстло время плвить ложки и лить из них пули!». Эту же мысль рзвил предствитель Акдии доктор Кот в тких энергичных и зжигтельных словх: «Время речей миновло! Свинец — вот что теперь пор дресовть ншим вргм!»

Тогд же под крики «ур!» и мушкетные[185] злпы милиции был принят резолюция из триндцти пунктов.

Эти пункты — тк, кк их приводит О. Дэвид в своей брошюре «Птриоты», — нчинвшиеся с подтверждения прв человек, устнвливли прво и необходимость сопротивления тирническому првительству, предлгли нглийским солдтм дезертировть из королевской рмии, побуждли нрод откзывться от повиновения мгистртм[186] и офицерм милиции, нзнченным првительством, и создвть оргнизции союз Сынов Свободы. В конце Ппино вместе с коллегми торжественно продефилировли перед символической колонной, хор молодежи дружно исполнил гимн.

В эту минуту кзлось, что воодушевление людей уже достигло погея[187]. Однко оно усилилось, когд после нескольких мгновений тишины появился еще один учстник — молодой человек с горящим взором и вдохновенным лицом. Он взобрлся н постмент колонны, возвысившись нд многотысячной толпой собрвшихся н митинг в Сен-Шрле, и в руке у него зтрепетло знмя кндской незвисимости. Некоторые узнли его. Но, опередив их, двокт Грмон выкрикнул в толпу его имя, и он стл повторять его, перемежя с возглсми «ур»: «Жн Безымянный!.. Жн Безымянный!»

Жн только что покинул «Зпертый дом». Впервые со времени последнего вооруженного восстния 1835 год он появился н публике; потом, присоединив свое имя к именм выступивших н митинге, вновь исчез... Но зто его нконец увидели, и эффект от этого был огромным.

О происшедшем в Сен-Шрле тотчс стло известно по всей Кнде. Трудно вообрзить себе вызвнный этим подъем. В большинстве приходов округ состоялись новые митинги. Тщетно епископ Монреля мгистр Лртиг пытлся успокоить умы послнием, преисполненным евнгельской кротости. Взрыв был уже близок. Де Водрель в своем убежище и Клр н вилле «Монкльм» были предупреждены об этом двумя зпискми, почерк которых им был хорошо знком. Ткя же информция дошл и до Том Арше с сыновьями, которые скрывлись в мерикнской деревне Сент-Олбнс, готовые в любой момент пересечь грницу.

В ту пору с внезпностью, хрктерной для климт Северной Америки, нступил зим. Здешние бескрйние рвнины не предствляют никкого препятствия для нлетющих из полярных рйонов шквлов, Гольфстрим, поворчивя в сторону Европы, не согревет их своим щедрым теплом. Здесь никогд не бывет, тк скзть, плвного переход от летней жры к зимнему холоду. Дождь идет почти не перествя, лишь изредк проглядывет робкий луч солнц, не дющий тепл. В ккие-нибудь несколько дней деревья, оголившись до смой последней ветки, нбрсывют н землю густой покров из листьев, который вскоре укрывет снег н всей протяженности кндской территории. Но ни шквлистые ветры, ни холод, свойственные кндскому климту, не могли помешть птриотм подняться по первому сигнлу.

В этих условиях 6 ноября в Монреле произошло первое столкновение.

В первый понедельник кждого месяц в больших городх Сыны Свободы собирлись н публичные демонстрции. В тот день птриоты Монреля хотели, чтобы их демонстрция получил особенно большой резоннс. Было условлено собрться в смом центре город, в огороженном со всех сторон стенми дворе, прилегющем к улице Сен-Жк.

Получив сведения об этом, члены «Дорического клуб» рсклеили проклмции, в которых говорилось, что нстл чс «здушить восстние в зродыше». Лоялистов, конституционистов, чиновников приглшли собрться н Оружейной площди.

Собрние птриотов состоялось в укзнный день и в укзнном месте. Тм все горячо рукоплескли Ппино. Восторженные крики вызвли и другие орторы — Брун, Гиме, Эдурд Родье.

Вдруг во двор обрушился грд кмней: лоялисты тковли птриотов. Те, вооружившись плкми и построившись в четыре колонны, выбежли нружу, бросились н членов «Дорического клуб» и быстро оттеснили их н Оружейную площдь. И тут с той и с другой стороны рздлись пистолетные выстрелы. Брун получил сильный удр, свливший его с ног, одному из смых решительных реформистов, квлеру де Лоримье, пуля пробил бедро.

Хотя члены «Дорического клуб» и были оттеснены, они не считли себя побежденными. Ободренные плодисментми чиновников, зня, что к ним всегд подоспеют н помощь крсные мундиры, они рссеялись по улицм Монреля, рзбили все стекл в доме Ппино, переломли печтные стнки в типогрфии «Мстителя», либерльной гзеты, с двних пор выступвшей з дело фрнко-кндцев.

После этой стычки птриоты подверглись ожесточенному преследовнию. Ордер н рест, подписнные по прикзу лорд Госфорд, вынудили глвных предводителей бежть. Впрочем, двери всех домов были открыты, чтобы дть им приют. Де Водрель, который тоже рисковл жизнью, вынужден был вернуться в свое тйное убежище, где с момент событий н ферме «Шипогн» его тк и не смогл отыскть полиция.

То же смое произошло и с Жном Безымянным, вновь появившимся вскоре при следующих обстоятельствх.

После кровопролитной мнифестции 6 ноября в окрестностях Монреля были рестовны несколько видных грждн, среди коих — Демрэ и доктор Двиньон из Сен-Жн-д'Ибервиля. 22 ноября отряд квлерии должен был перевозить их под конвоем. Нкнуне к одному из смых горячих приверженцев дел нционльного освобождения, предствителю грфств Шмбли Л.-М. Виже — «крсвцу Виже», кк его нзывли в рядх повстнцев, — пришел незнкомый человек.

— Кто вы? — спросил у него Виже.

— Это невжно! — ответил тот. — Пленников, зковнных в цепи, скоро повезут в экипже через приход Лонгель, и их ндо освободить!

— Вы один?

— Нет, меня ждут друзья.

— Где мы встретимся с ними?

— Н дороге.

— Я иду с вми.

Тк он и сделл. Ни у Виже, ни у его спутник не было недосттк в сподвижникх; они прибыли к въезду в Лонгель в сопровождении целого отряд птриотов, которых рсствили н постх перед селением. Но был поднят тревог, и н подмогу всдникм, сопровождвшим экипж, прибыл отряд королевских солдт. Комндир предупредил жителей, что, если они присоединятся к Виже, их селение будет предно огню.

— Здесь нм делть нечего, — скзл незнкомец, когд ему сообщили об этих угрозх. — Идемте.

— Куд? — спросил Виже.

— З две мили от Лонгеля, — ответил он. — Не стоит двть чиновникм повод учинить рспрву. Он, быть может, и тк не з горми!

— Пошли! — скзл Виже.

И об в сопровождении своих людей снов двинулись по дороге. Дойдя до фермы Трюдо, они рсположились в соседнем поле. Н рсстоянии четверти мили от них поднимлось облчко пыли, возвещвшее о приближении конвоируемых пленников.

Крет подъехл. Виже приблизился к нчльнику отряд.

— Стойте, — скзл он, — именем нрод выдйте нм рестовнных!

— Внимние! — крикнул офицер, обернувшись к своим людям. — Прибвить скорость!

— Стойте! — повторил и незнкомец.

Внезпно один из людей бросился н него, пытясь схвтить. Это был гент фирмы «Рип и К°» — он был в свое время н ферме «Шипогн».

— Жн Безымянный! — воскликнул он.

— Жн Безымянный? — повторил Виже и кинулся к своему спутнику.

И срзу же в едином порыве все восторженно зкричли.

В то смое мгновение, когд офицер отдвл своим людям прикз схвтить Жн Безымянного, здоровенный кндец выбежл с поля, бросился н него и опрокинул н землю, в то время кк еще несколько крестьян стояли з огрдой и ждли рспоряжений от Виже. Тот стл отдвть их, д тк громко, будто у него был сотня бойцов. А Жн в окружении нескольких сподвижников, решительно нстроенных кк зщитить его, тк и освободить Демрэ и Двиньон, подошел к крете.

Но тут офицер, вскочив н ноги, дл комнду стрелять. Рздлось шесть или семь выстрелов. Виже был рнен двумя пулями, но не смертельно — одн здел ему ногу, другя снесл кончик мизинц. Он ответил выстрелом из пистолет и попл нчльнику конвоя в колено.

Лошди квлерийского отряд в испуге понесли. Королевские солдты, полгя, что имеют дело с сотнями людей, рзбежлись по округе. Доступ к крете окзлся свободен, Жн Безымянный и Виже кинулись к дверцм и открыли их. Пленников освободили и с почетом проводили в деревню Бушервиль.

Но когд дело было сделно и Виже вместе с остльными стл искть Жн Безымянного, его уже не было. Несомненно, он ндеялся сохрнить свое инкогнито до смого конц стычки и никк не предполгл, что здесь окжется гент Рип. Вот почему, кк только кончилось сржение, он поспешил скрыться, чтобы никто не мог увидеть, в ккую сторону он нпрвится. Тем не менее, ни один птриот не сомневлся теперь в том, что его снов увидят в чс, когд нчнется решительный бой з кндскую незвисимость.

Глв II

СЕН-ДЕНИ И СЕН-ШАРЛЬ

День вооруженного выступления близился. Обе стороны были в боевой готовности. Где будет рен сржения? Очевидно, в грфствх, грничщих с грфством Монрель, где брожение умов быстро нбирло рзмх, вызыввший беспокойство првительств, особенно в грфствх Вершер и Св. Гицинт. Были отмечены дв богтых приход, пересекемые руслом реки Ришелье и рсположенные в нескольких милях один от другого: Сен-Дени, где реформисты сосредоточили свои силы, и Сен-Шрль, где Жн, возвртившийся в «Зпертый дом», готовился дть сигнл к восстнию.

Генерл-губернтор предпринял все требуемые обстоятельствми меры. Зхвтить его во дворце и зключить в тюрьму, зменить королевскую влсть нродной — н ткую возможность сторонники реформ более рссчитывть не могли. Следовло дже допустить, что нпдение последует со стороны чиновников. А потому их противники зняли ткие позиции, где сопротивление могло быть оргнизовно в нилучших условиях. От первончльной обороны перейти зтем к нступлению — вот н что были нпрвлены усилия птриотов. Первя побед, одержння в грфстве Св. Гицинт, повлекл бы з собой восстние нселения всего приречья, это было бы уничтожением нглосксонской тирнии н всем протяжении от озер Онтрио до устья реки Св. Лврентия.

Лорд Госфорд не мог не знть этого. Он рсполгл огрниченными силми, и их подвили бы численно, если бы мятеж стл всеобщим. Тким обрзом, очень вжно было ннести двойной удр в смом центре — в Сен-Дени и в Сен-Шрле; ткя попытк и был предпринят после происшествия у Лонгеля.

Глвнокомндующий сэр Джон Кольборн рзделил войско нглосксов н две колонны.

Во глве одной стоял подполковник Уизерль; во глве другой — полковник Гор.

Быстро снрядившись, полковник Гор выступил из Монреля днем 22 ноября. Его колонн в состве пяти стрелковых рот и отряд квлерии имел лишь одно полевое ртиллерийское орудие. Вечером того же дня он прибыл в Сорель и, несмотря н ужсную погоду, н почти непроходимую дорогу, не колеблясь пустился дльше в путь, хотя был темня ночь.

Его плн состоял в том, чтобы войти в соприкосновение с повстнцми в Сен-Шрле, перед тем рссеяв их в Сен-Дени, эти действия предврить рядом рестов с помощью сопровождвшего его депутт-шериф[188].

Полковник Гор уже несколько чсов кк покинул Сорель, когд туд прибыл лейтеннт Уэйр из 32-го полк, чтобы вручить ему депешу от сэр Джон Кольборн. Поскольку депеш был срочной, лейтеннт тотчс снов тронулся в путь, но, выбрв более короткую проселочную дорогу и воспользоввшись дилижнсом, он добрлся до Сен-Дени рньше, чем солдты Гор, и попл в руки птриотов.

Доктор Нельсон, которому был поручен оборон, допросив молодого офицер, вырвл у него признние, что королевские войск уже н мрше, что они появятся к утру, после чего сдл его под охрну нескольких человек, рспорядившись обрщться с ним, кк подобет с пленным.

Тут же были спешно зкончены приготовления к бою. Среди прочих у птриотов имелись две роты, носившие нзвния «Кстор» и «Ркетт», умело влдевшие оружием и уже блестяще проявившие себя. Под нчлом доктор Нельсон нходились Ппино и еще несколько депуттов, генерльный комисср Филипп Пко, ткже де Водрель, Винсент Годж, Андре Фррн, Уильям Клерк, Себстьян Грмон. Получив от Жн извещение, они прибыли сюд и присоединились к реформистм, не без труд ускользнув от монрельской полиции.

Клр де Водрель тоже прибыл к отцу, которого не видел с момент отъезд из «Шипогн». Вынужденный после того, кк был подписн ордер н его рест, прервть всякую связь с виллой «Монкльм», де Водрель был чрезвычйно озбочен тем, что дочь остлсь тм совсем одн, подвергясь стольким опсностям. Вот почему, приняв решение отпрвиться в Сен-Дени, он предложил ей приехть к нему туд, что Клр и сделл без колебний, не сомневясь в окончтельном успехе, поскольку во глве птриотов — он знл это — должен был стть Жн. Итк, отец и дочь де Водрели нконец-то встретились в этом местечке, где их друг судья Фромн дл им приют в своем доме.

Однко тогд же было решено принять одну предосторожность, чему Ппино, хотя и против воли, вынужден был подчиниться. Доктор Нельсон и остльные убедили мужественного депутт, что его место не н тетре военных действий — его жизнь слишком ценн, чтобы рисковть ею без ндобности. Он, тким обрзом, был вынужден покинуть Сен-Дени, с тем, чтобы переехть в безопсное место, где бы его не могли нйти генты Джильберт Аргл.

Вся ночь прошл з литьем пуль, изготовлением птронов. Сын доктор Нельсон со своими товрищми, де Водрель с друзьями принялись з дело, не теряя ни минуты. К сожлению, их снряжение оствляло желть лучшего. Ружей было немного, в основном — кремневые, чсто дющие осечку и стреляющие лишь н сто шгов. Во время плвния по реке Св. Лврентия, кк помнит читтель, Жн рздвл боеприпсы и оружие. Но поскольку в предвидении всеобщего восстния кждый комитет получил свою чсть, это оружие уже нельзя было сосредоточить в кком-то определенном пункте, кк это окзлось теперь необходимо в Сен-Шрле и Сен-Дени, где должно было произойти первое столкновение.

Тем временем в холодной темной ночи полковник продолжл продвигться вперед. Неподлеку от Сен-Дени дв здержнных им фрнцузских кндц скзли ему о том, что повстнцы не нмерены пропускть его в селение и собирются сржться нсмерть.

Полковник Гор тотчс, не дв своим солдтм передохнуть, выступил перед ними с речью, предупредив, что ждть пощды не придется. Потом, рзделив их н три отряд, он поствил один из них в небольшой роще, прикрыввшей селение с восток, другой рсствил вдоль реки, третий, тщивший з собой единственную пушку, продолжил путь по королевскому тркту.

В шесть чсов утр доктор Нельсон, Винсент Годж и де Водрель сели н коней, чтобы произвести рзведку н дороге в Сент-Урс. Темень был еще тк непроглядн, что они чуть не нткнулись н внгрд регулярных войск. Немедленно повернув нзд, всдники вернулись в Сен-Дени. Был отдн прикз рзрушить мосты и звонить во все колокол. В несколько минут птриоты собрлись н площди.

Сколько их было? Не более семи-восьми сотен, лишь немногие с ружьями, остльные вооружились косми, вилми и пикми, зто они твердо решились умереть, но не пропустить солдт полковник Гор.

Вот кк доктор Нельсон рсствил тех из своих людей, которые могли стрелять: н третьем этже кменного дом, стоявшего у дороги, — шестьдесят человек, и среди них де Водрель и Винсент Годж; в двдцти пяти шгх от него, з стенми винокурни[189], приндлежвшей доктору, — тридцть человек, и среди них Уильям Клерк и Андре Фррн; внутри примыквшего к ней мбр — около дюжины бойцов, и в их числе депутт Грмон. Остльные, вынужденные сржться холодным оружием, укрылись з стенми церкви, готовые броситься н нпдвших.

Именно в это время — около половины десятого утр — и случилось тргическое событие, которое тк никогд и не было толком объяснено, дже во время судебного процесс, состоявшегося впоследствии.

Лейтеннт Уэйр, которого вели с охрной по дороге, зметив внгрд полковник Гор, попытлся бежть, чтобы примкнуть к нему; но, оступившись, он не успел подняться и был зрублен удрми сбель.

И тогд рздлись пушечные выстрелы. Первым снрядом, выпущенным по кменному дому, убило двух кндцев, нходившихся н третьем этже, еще одного, стоявшего у окн, смертельно рнило. В продолжение нескольких минут с обеих сторон рздвлись чстые ружейные злпы. Солдты, в которых было легко целиться, дорого поплтились з свою опрометчивость и неосторожность, подствив себя под огонь этих «мужиков», кк презрительно выржлся их нчльник. Зщитникми кменного дом был убит кждый десятый из них, трое кнониров пли прямо с фитилями в руке, возле орудия, из которого стреляли. Однко снряды проделли большие пробоины, и н третьем этже вскоре стло опсно.

— Все в нижний этж! — скомндовл доктор Нельсон.

— Д, — крикнул Винсент Годж, — оттуд нм будет ближе стрелять по крсным мундирм!

Все спустились вниз, и ружейня пльб возобновилсь с новой силой. Птриоты продемонстрировли необычйное мужество. Некоторые выскочили прямо н дорогу; доктор послл к ним своего помощник, О. Перро из Монреля, чтобы тот передл им прикз отойти нзд. Срженный двумя пулями, Перро упл змертво.

Целый чс длилсь эт перестрелк, в сущности — не в пользу нпдвших, хотя они прочно зсели з огрдми и поленницми дров.

Тогд полковник Гор, видя, что боеприпсы н исходе, прикзл кпитну Мркмну обойти позиции птриотов с тыл.

Офицер попытлся сделть это, но потерял большую чсть своих людей и, нконец, нстигнутый пулей, свлился нвзничь с лошди. Солдтм пришлось унести его с поля боя.

Дело принимло для королевских войск скверный оборот. Вдруг с дороги донеслись крики, и солдты поняли, что сейчс будут окружены.

Это появился человек — тот смый, вокруг которого фрнко-кндцы всегд собирлись, кк вокруг знмени.

— Жн Безымянный! Жн Безымянный! — зкричли все, потряся оружием.

Действительно, это был Жн, д еще во глве сотни повстнцев, пришедших из Сент-Антун, Сент-Урс и Контрекер. Они перепрвились через реку Ришелье под пулями и ядрми противник, пролетвшими нд смой водой, одно из них дже рзбило весло н плоту, н котором стоял Жн.

— Вперед, «Ркетт» и «Кстор»! — воскликнул он, воодушевляя своих товрищей.

По его призыву повстнцы бросились н лоялистов. Те, кто оствлся еще в осжденном доме, ободренные этим неожиднным подкреплением, выбежли оттуд. Полковнику Гору пришлось отступить к Сорелю, оствив несколько пленных и орудие в рукх победителей. У него нсчитывлось около тридцти рненых и столько же убитых — против двендцти убитых и четырех рненых со стороны реформистов.

Тково было сржение при Сен-Дени. Через несколько чсов весть о победе рзнеслсь по соседним с Ришелье приходм, доктившись до всех грфств, рсположенных по берегм реки Св. Лврентия.

Это было ободряющим нчлом для сподвижников нционльного дел, но лишь только нчлом. И поскольку они ожидли прикзний от своего предводителя, Жн, укзывя им место новой победы, бросил клич: «Птриоты, все н Сен-Шрль!»

Действительно, кк помнит читтель, этому селению угрожл колонн Уизерля.

Чсом позже де Водрель и Жн, простившись с Клрой, которую они известили об успехе этого дня, примкнули к своим товрищм, нпрвлявшимся в Сен-Шрль.

Тм дв дня спустя должн был решиться судьб восстния 1837 год.

Это селение блгодря сосредоточению здесь реформистов стло глвной реной мятеж; сюд и нпрвлялся подполковник Уизерль с довольно знчительными силми.

А потому Брун, Деривьер, Говэн и другие оргнизовли тм сильную оборону. Они могли рссчитывть н воодушевление нселения, уже зрекомендоввшего себя изгннием из местечк одного сновного лиц, обвиненного в симптиях к нгло-кндцм. Вокруг его дом, преврщенного в крепость, предводитель повстнцев Брун и устроил укрепленный лгерь, где должны были сосредоточиться силы, которыми он рсполгл.

Тк кк рсстояние от Сен-Дени до Сен-Шрля не превышло шести миль, то ртиллерийскя кнонд был слышн в селении весь день 23-го числ. Еще до нступления ночи жителям Сен-Шрля стло известно, что королевские войск были вынуждены отступить к Сорелю. Первя побед произвел огромное впечтление. Во всех домх рспхивлись нстежь двери, птриотически нстроенные семьи выходили н улицу, охвченные рдостным ликовнием.

Лишь одн дверь оствлсь зкрытой — дверь «Зпертого дом», рсположенного у поворот большой дороги, потому длеко отстоящего от лгеря. Жилище Бриджеты, тким обрзом, меньше, чем другие дом, подверглось опсности в случе, если бы лгерь был тковн и взят королевскими войскми.

Оствшись одн, Бриджет пребывл в постоянном ожиднии, готовя в любой момент принять сыновей, если обстоятельств вынудят их искть у нее убежищ. Но ббт Джон обходил в то время приходы Верхней Кнды, призывя своими проповедями к восстнию, Жн стоял теперь во глве птриотов. Его имя передвлось из уст в уст во всех грфствх реки Св. Лврентия. Кк ни обособлен был «Зпертый дом», имя это проникло и сюд, вместе с ним и весть о победе в Сен-Дени, с которой оно было тесно связно.

Не собирется ли Жн прибыть в лгерь в Сен-Шрле, думл Бриджет, не нвестит ли он свою мть, не переступит ли порог ее дом, чтобы еще рз обнять ее, чтобы рсскзть ей, что он сделл и что собирется сделть? Конечно, это будет звисеть от ход восстния. А потому мть в любое время дня и ночи был готов принять в «Зпертом доме» сын.

Узнв о поржении в Сен-Дени, лорд Госфорд, опсясь, что победители явятся оттуд н подмогу повстнцм из Сен-Шрля, отдл прикз колонне Уизерля повернуть нзд.

Но было уже поздно. Курьеры, отпрвленные сэром Джоном Кольборном из Монреля, были перехвчены по дороге, и колонн продолжл двигться н Сен-Шрль.

Столкновение между повстнцми этого местечк и солдтми регулярной рмии стло неизбежным.

Жн Безымянный присоединился к зщитникм лгеря в Сен-Шрле 24-го числ.

Вместе с Жном туд поспешили прибыть де Водрель, Андре Фррн, Уильям Клерк, Винсент Годж и Себстьян Грмон. З дв дня до этого фермер Арше и пятеро его сыновей, покинув деревню Сент-Олбнс, пересекли мерикнскую грницу и нпрвились к Сен-Шрлю, твердо решив до конц исполнить свой долг.

Никто не сомневлся в конечном успехе — ни политические вожди оппозиционной пртии, ни де Водрель с друзьями, ни Том Арше, ни его отвжные сыновья Пьер, Реми, Мишель, Тони и Жк, ни один из жителей селения, воодушевленных мыслью, что последний удр, который положит конец нглосксонской тирнии, будет исходить именно от них.

Тем временем, прежде чем тковть Сен-Шрль, подполковник Уизерль дл знть Бруну и его товрищм, что, если те соглсятся сдться, их не тронут.

Предложение было единодушно отвергнуто. Рз лоялисты сделли его, — знчит, они чувствуют, что не способны взять лгерь силой. Нет! Им не ддут вернуться в Сен-Дени, чтобы совершить тм кроввую рспрву. Кк только появится колонн Уизерля, ее рссеют. Королевских солдт ждет новое поржение, н этот рз — полное поржение, которое упрочит окончтельную победу.

Тк думли все в рядх повстнцев.

Но ошибочно было полгть, что зщитников лгеря окзлось очень много. Нет, лишь горстк людей, хотя и отборные силы реформистов. Руководителей и бойцов, вооруженных косми, пикми, плкми, кремневыми ружьями, было не более двухсот, для отпор королевской ртиллерии имелось лишь две пушки, почти не годные к употреблению.

В то время кк все готовились к встрече колонны Уизерля, т быстро продвиглсь вперед, и ее не здерживли те препятствия, которые зим обычно создет в этих крях. Погод был холодной, земля сухой. Люди шли бодрым шгом, пушки легко ктились по зтвердевшей земле, и их не ндо было вытскивть ни из снег, ни из вязких рытвин.

Реформисты с нетерпением поджидли их, воодушевленные своей недвней победой, ободренные присутствием тких руководителей, кк Брун, Деривьер, Говэн, Винсент Годж, де Водрель, Амио, Ппино, Мршессо, Мэйнр и особенно Жн Безымянный; они, кк мы видели, с достоинством отвергли предложение подполковник Уизерля. Н его просьбу сдться и сложить оружие все были готовы ответить ружейными выстрелми, удрми кос и пик.

Однко лгерь, рзбитый н крю селения, имел некоторые изъяны, испрвить которые уже не было времени. Если с одной стороны он нходился под прикрытием реки, с другой — штбелей бревен, сложенных у дом Дебрч, то сзди нд ним возвышлся холм.

Повстнцев было слишком мло, чтобы знять этот холм. Если королевским солдтм удстся укрепиться н нем, то дом Дебрч, в котором были проделны бойницы, остнется единственным укрытием от их выстрелов. Выдержит ли он в этом случе осду и под силу ли Бруну и его товрищм будет противостоять нтиску, если они окжутся в положении осжденных?

В дв чс пополудни послышлись громкие крики. К Сен-Шрлю через поле бежл охвчення пникой толп женщин, стриков и детей.

Это были покинувшие свои мест сельские жители. Вдлеке, вдоль дороги, нд охвченными огнем домми поднимлись столбы густого дым: отмечя свой путь пожрми и рзбоем, продвиглсь вперед колонн Уизерля.

Бруну удлось остновить тех из беженцев, которые были в состоянии сржться, и, передв комндовние Мршессо, он кинулся н дорогу, чтобы собрть всех здоровых людей. Приняв нужные меры к длительному сопротивлению, Мршессо рсствил своих товрищей под зщиту бревенчтых срубов, соствлявших прикрытие лгеря.

— Здесь, — скзл он, — будет решться учсть стрны! Здесь ндо биться...

— Нсмерть! — подхвтил Жн Безымянный.

В эту минуту н подступх к лгерю послышлись первые выстрелы, и с смого нчл сржения можно было понять, что королевские солдты будут стрться действовть в выгодных для себя условиях.

Действительно, подствить себя под огонь стоявших вдоль срубов повстнцев, которые уже убили у него нескольких человек, ознчло бы со стороны подполковник Уизерля проявить неопытность. Ему, имевшему в своем рспоряжении от трехсот до четырехсот пехотинцев и всдников и дв ртиллерийских орудия, лучше всего было, зняв позиции нд лгерем Сен-Шрля, рзбить зщитников его оттуд. Поэтому он отдл прикз обойти укрепления и знять холм, рсположенный с тыл.

Этот мневр был выполнен без особого труд. Обе пушки втщили н вершину холм и поствили в бтрею. Все это произошло тк быстро, что Брун, увлекшись сбором беженцев, рссеявшихся по округе, дошел вслед з ними чуть ли не до Сен-Дени и не успел вернуться в лгерь.

Птриоты, хотя и недостточно укрытые, зщищлись с порзительным мужеством. Мршессо, де Водрель, Винсент Годж, Клерк, Фррн, Грмон, Том Арше и его сыновья — все, кто был вооружен ружьями, отвечли н огонь осждвших злпом н злп. Жн Безымянный воодушевлял их одним только своим присутствием. Он переходил от одного к другому, всех ободряя. Но ему нужно было поле сржений, нужн был схвтк, чтобы увлечь в нее смых хрбрых и срзиться с вргом врукопшную. Его порыв был сковн в этом дистнционном бою.

Тем не менее, укрепления пок держлись. Зщитники лгеря срзили не одного крсномундирник, но и сми они не обошлись без весьм чувствительных потерь. Человек двендцть из них, нстигнутых пулей или ядром, пли, одни — рнеными, другие — убитыми. Среди последних окзлся и Реми Арше, рспростертый в луже крови с простреленной нсквозь грудью. Когд бртья подняли его, чтобы унести з угол дом, он был уже мертв. А Андре Фррну рздробило плечо. Де Водрель и Винсент Годж, положив его в зщищенное от ружейных выстрелов место, вернулись н свои боевые позиции.

Но вскоре пришлось оствить это последнее убежище. Срубы деревьев были рзбиты ядрми и открыли доступ в лгерь. Подполковник Уизерль отдл прикз идти н осжденных в штыки. Нчлсь «нстоящя бойня», кк глсят повествовния об этом кроввом эпизоде фрнко-кндского восстния.

Тм пли отвжные птриоты, которые сржлись уже только приклдми, когд у них кончились птроны. Были убиты об Эбер, им повезло меньше, чем Ппино, Амио и Мршессо, которым удлось после героического сопротивления пробиться сквозь толпу осждвших. Погибли и другие сподвижники нционльного дел, число которых нвсегд остлось неизвестно, ибо много трупов унесл рек.

Среди людей, более тесно связнных с ншей историей, ткже были жертвы. Если Жн Безымянный, сржвшийся кк лев, всегд во глве своих, всегд впереди в схвтке, хорошо известный теперь и союзникм и вргм, кким-то чудом спсся, не получив ни одной рны, то другие окзлись менее удчливы. После Реми еще двоих его бртьев, Мишеля и Жк, тяжело рненных грнтой, Том и Пьер Арше вынесли из лгеря, избежв сми жестокой резни, последоввшей после победы королевских войск.

Уильям Клерк и Винсент Годж тоже не щдили себя. Рз двдцть брослись они н осждвших, с ружьем и пистолетом в рукх. В смый рзгр битвы они сопровождли Жн Безымянного до бтреи, устновленной н вершине холм. И здесь Жн могли бы убить, если бы Винсент Годж не отклонил удр, который ему чуть было не ннес один солдт из орудийной прислуги.

— Блгодрю вс, господин Годж! — скзл ему Жн. — Но, быть может, вы сделли это нпрсно. Тогд все было бы уже кончено.

И действительно, было бы лучше, если бы сын Симон Моргз пл в этом бою, поскольку делу незвисимости суждено было потерпеть крх н поле битвы у Сен-Шрля.

Жн Безымянный снов кинулся было в схвтку, кк вдруг у подножия холм увидел рспростертого н земле, обгренного кровью де Водреля.

Его сбили с ног удром сбли, когд всдники Уизерля действовли н подступх к лгерю, чтобы окончтельно рссеять повстнцев.

И в этот миг Жну Безымянному послышлся голос, который взывл к нему: «Спсите моего отц!»

Под прикрытием дым от ружейных злпов Жн подполз к де Водрелю, лежвшему без сознния, быть может, уже бездыхнному. Он взял его н руки и понес вдоль укреплений; зтем, в то время кк всдники неприятеля с неслыхнным ожесточением преследовли мятежников, ему удлось, минуя горящие дом, достичь верхнего квртл Сен-Шрля, где он укрылся под сводми церкви.

Пробило пять чсов вечер. Было бы уже совсем темно, если бы не зрево пожр, стоявшее нд руинми селения.

Восстние, ствшее победным в Сен-Дени, было подвлено в Сен-Шрле. И нельзя было дже скзть, что обе стороны сквитлись. Нет! Этому поржению суждено было иметь более основтельный результт для дел нционльной борьбы, чем той победе, принесшей рельные преимуществ. Оно убивло все ндежды, которые еще могли питть сторонники реформ.

Те из сржвшихся, кто не погиб, вынуждены были бежть, дже не успев получить рспоряжение о месте сбор. Уильяму Клерку вместе с Андре Фррном, который был только легко рнен, пришлось бежть через поле. Лишь ценой множеств опсностей им обоим удлось пересечь грницу, и они ничего не знли о судьбе де Водреля и Винсент Годж.

А что стло с Клрой де Водрель в том доме в Сен-Дени, где он ожидл вестей? Ведь теперь ей приходилось опсться рспрвы лоялистов, если не удстся бежть.

Вот о чем думл Жн, укрывшись в глубине мленькой церквушки. Хотя де Водрель тк и не пришел в сознние, сердце его билось, првд, очень слбо. При хорошем уходе его, быть может, удстся спсти. Но где и кк предоствить ему этот уход?

Необходимо, отбросив всякие колебния, сегодня же ночью перенести его в «Зпертый дом».

А «Зпертый дом» нходился недлеко — н рсстоянии не более нескольких сот шгов, если спускться вниз по глвной улице селения. В темноте, кк только солдты Уизерля покинут Сен-Шрль или когд они рсквртируются н ночь, Жн отнесет рненого в дом своей мтери.

Своей мтери!.. Де Водрель в доме Бриджеты... у жены Симон Моргз!.. Если вдруг он когд-нибудь узнет, под чей кров Жн перенес его?

Ну и что же! Рзве он, сын Симон Моргз, не был гостем н вилле «Монкльм»?.. Рзве он не стл боевым товрищем де Водрелю?.. Не он ли только что вырвл его из когтей смерти?.. Тк почему бы де Водрелю не быть обязнным жизнью Бриджете Моргз?

Впрочем, об этом де Водрель не узнет. Никто не нрушит инкогнито, под которым скрывется несчстня семья.

Плн Жн уже созрел, оствлось лишь выждть время, чтобы привести его в исполнение, — несколько чсов, не более.

Тут он мысленно перенесся к дому в Сен-Дени, где Клре де Водрель предстояло узнть о поржении птриотов. Вдруг, не дождвшись возврщения отц, он подумет, что он погиб?.. Возможно ли кк-то предупредить ее, что де Водреля перенесли в «Зпертый дом»? Спсти ее смое от опсностей, которые угрожют ей в этом местечке, отднном н отмщение победителям?

Эти беспокойные мысли не двли Жну покоя. А ккой пыткой был мысль о поржении, столь ужсном для дел освобождения нции! Все, что питло ндежды, возникшие после победы в Сен-Дени, все, что могло быть ее прямым следствием, — мятеж в грфствх, восстние, охвтившее долины рек Ришелье и Св. Лврентия, королевскя рмия, лишення своего могуществ, звоевння нконец незвисимость и мечт Жн искупить перед стрной зло, причиненное ей предтельством отц, — все это рухнуло... все!

Все ли?.. Рзве уже нет возможности возобновить борьбу? Рзве птриотизм убит в сердцх фрнко-кндцев оттого только, что несколько сот повстнцев окзлись рзбиты в Сен-Шрле? Нет!.. Жн примется з дело снов... Он будет бороться до смой своей смерти.

Хотя уже совсем стемнело, селение еще оглшлось победными возглсми солдт, н улицх, освещенных отблескми плмени, слышлись стоны рненых. Истребив лгерь, плмя перекинулось н соседние дом. Кк длеко рспрострнится пожр?.. А что, если огонь добрлся до окрины местечк?.. Если згорелся «Зпертый дом»?.. Если вдруг Жн не обнружит тм ни своего жилищ, ни мтери?

Эти опсения мучили его. Будь он один, он убежл бы в поле, добрлся до густых лесов грфств, скрылся под покровом ночи. К рссвету он был бы уже вне опсности. Но де Водрель, что стнет с ним? Если он попдет в руки королевских солдт, он погиб, ибо дже рненых не щдили в этом кроввом деле!

Нконец чсм к восьми все, похоже, успокоилось в Сен-Шрле — либо обиттели были изгнны оттуд, либо после уход колонны Уизерля они приютились в кких-то уцелевших от пожр домх. Теперь улицы были пустынны. Следовло воспользовться этим.

Жн приблизился к церковной двери. Зтем, приоткрыв ее, окинул быстрым взглядом небольшую площдь и спустился со ступеней пперти.

Н площди, полуосвещенной отблескми длекого плмени, никого не было.

Жн вернулся к лежщему возле колонны де Водрелю, приподнял его и взял н руки. Дже для ткого сильного человек, кк он, нош был довольно тяжелой, ведь рненого ндо было нести до смого поворот большой дороги, где стоял «Зпертый дом».

Жн пересек площдь и ступил н примыкющую к ней улицу.

И очень вовремя. Едв он успел пройти двдцть шгов, кк послышлись громкие голос и стук лошдиных копыт.

Это был квлерийский отряд, возврщвшийся в Сен-Шрль. Прежде чем нпрвить его н преследовние беглецов, подполковник Уизерль прикзл солдтм вернуться н ночевку в селение; здесь отряд должен был рсположиться до рссвет, и местом для бивк всдникми был избрн именно церковь.

Вскоре квлеристы уже устривлись н ночлег, приняв все же некоторые меры предосторожности против возможного нпдения: в церкви рсположились не только люди, туд же ввели и лошдей. Что и говорить о кощунстве, которому предвлсь эт опьянення кровью и джином солдтня в хрме Господнем!

Жн продолжл спускться по опустевшей улице, порой остнвливясь, чтобы перевести дух. Чем ближе он подходил к «Зпертому дому», тем сильнее стновилось опсение: вдруг он нйдет тм одни лишь рзвлины!

Нконец он вышел к повороту дороги и остновился перед жилищем своей мтери. Пожр не пошел в эту сторону. Дом стоял в целости и сохрнности, потонув во мрке. Его окн не пропускли ни млейшей полоски свет.

Жн с де Водрелем н рукх подошел к клитке, толкнул ее, с трудом дотщился до двери и постучл условным стуком.

Минуту спустя де Водрель и Жн были уже в безопсности, в доме Бриджеты Моргз.

Глв III

ДЕ ВОДРЕЛЬ В «ЗАПЕРТОМ ДОМЕ

— Мтушк, — скзл Жн, положив рненого н постель, где он и его брт обычно спли, когд приходили ночевть в «Зпертый дом», — мтушк, речь идет о жизни этого человек, он нходится под угрозой, если ему не окзть помощь.

— Я позбочусь о нем, Жн.

— Но и твоя жизнь в опсности, мтушк, если солдты Уизерля нйдут его у тебя.

— Моя жизнь!.. Рзве он чего-нибудь стоит, сын мой? — воскликнул Бриджет.

Жн не зхотел открыть ей, что ее гостем стл де Водрель — одн из жертв Симон Моргз. Это вызвло бы у нее тяжкие воспоминния. Лучше было Бриджете не знть этого. Человек, которому он двл убежище, был птриотом, и этого вполне было достточно, чтобы он мог рссчитывть н ее преднность.

Прежде всего, Бриджет и Жн подошли к двери. Прислушлись. Со стороны церкви еще рздвлись отдленные выкрики, но н большой дороге црил тишин. Плмя пожров, пылвших в верхних квртлх местечк, нчинло мло-помлу стихть, кк и крики королевских солдт. Они уже кончили поджигть, грбить и избивть. В общей сложности около двух десятков домов были преврщены в пепелище. «Зпертый дом» один из немногих избежл уничтожения. Но Бриджет и Жн всего могли ожидть от победителей утром, когд солнце взойдет нд руинми Сен-Шрля.

Впрочем, в тот вечер им еще не рз пришлось тревожиться. Кждый чс мимо «Зпертого дом» проходил птруль из солдт и волонтеров, следивший с поворот большой дороги з окринми селения. Иногд они остнвливлись. Не был ли отдн уже прикз произвести обыски, не постучтся ли сейчс в дверь полицейские, требуя отворить? В ткие минуты Жн Безымянный внутренне содроглся — не з себя, з де Водреля, з умирющего, которого могли прикончить прямо в доме мтери!..

Но его опсениям не суждено было сбыться, по крйней мере, в эту ночь.

Бриджет с сыном сидели у изголовья рненого. Все, что они могли сделть для него, они уже сделли. Но нужны были лекрств, кк их достть? Нужен был доктор, где нйти ткого, которому можно было бы доверить вместе с жизнью повстнц и тйну «Зпертого дом»?

Обнжив де Водрелю грудь, они осмотрели его. Глубокя рн, ннесення сбельным удром, пересекл нискось левую чсть туловищ. Было похоже, что он не столь глубок, чтобы здеть ккой-нибудь жизненно вжный оргн. Однко рненый едв дышл; он потерял столько крови, что мог умереть, не приходя в сознние.

Прежде всего, обмыв рну чистой водой, Бриджет стянул ее кря, нложил компресс и збинтовл. Придет ли в себя де Водрель под воздействием примочек Бриджеты и полного покоя, который обеспечен ему в «Зпертом доме», если солдты Уизерля покинут селение? Жн с мтерью дже не смели ндеяться н это.

Дв чс спустя де Водрель, все еще не открывя глз, простонл ккие-то слов. Очевидно, его привязывл к жизни единственно мысль о дочери. Он звл ее — быть может, он хотел, чтобы он облегчил его стрдния, быть может, думл об опсностях, которые подстерегют ее теперь в Сен-Дени...

Бриджет, держ его з руку, нпряженно вслушивлсь. Жн, стоя рядом, стрлся уследить, чтобы от ккого-нибудь резкого движения не открылсь рн. Он тоже пытлся уловить слов, прерывемые стонми. Не скжет ли де Водрель чего-нибудь ткого, чего не должн услышть Бриджет?..

И тут среди бессвязных звуков было произнесено имя.

Это было имя Клры.

— Тк у этого несчстного есть дочь? — прошептл Бриджет, взглянув н сын.

— Конечно... мтушк!

— Ведь он зовет ее!.. Он не хочет умереть, не повидвшись с ней!.. Если бы его дочь был рядом, ему было бы покойнее!.. Где он сейчс? Не могу ли я нйти ее... привести ее сюд... тйно?

— Привести ее? — воскликнул Жн.

— Д!.. Ее место возле отц, который зовет ее, умиря.

В это время рненый в горячечном бреду попытлся привстть с постели.

Потом с его губ вместе с тяжелым дыхнием слетели слов, крсноречиво говорившие о его мукх:

— Клр... одн... тм... в Сен-Дени!

Бриджет встл.

— В Сен-Дени? — спросил он. — Тк он оствил свою дочь тм? Жн, ты слышишь?

— Королевские солдты... в Сен-Дени... — повторил рненый, — ей не спстись от них!.. Негодяи отомстят Клре де Водрель!..

— Клре де Водрель? — повторил Бриджет. Зтем, опустив голову, прошептл:

— Де Водрель... здесь, у меня!

— Д! Де Водрель, — ответил Жн. — И рз уж он у нс в «Зпертом доме», ндо, чтобы его дочь пришл сюд.

— Клр де Водрель у меня в доме... — прошептл Бриджет. Зстыв у постели, где лежл де Водрель, он смотрел н этого птриот, пролившего кровь з дело незвисимости, н того, кто двендцть лет нзд чуть не поплтился жизнью из-з предтельств Симон Моргз. Если он узнет, в чьем доме ншел приют, чьи руки вырвли его у смерти, не ужснется ли он, не бросится ли, дже если ему придется ползти н коленях, прочь от позор быть связнным с этой семьей?

С долгим стоном из уст де Водреля снов вырвлось имя Клры.

— Он может умереть, — скзл Жн, — и нельзя допустить, чтобы он умер, не повидв своей дочери...

— Я пойду з ней, — ответил Бриджет.

— Нет! Это сделю я, мтушк!

— Д ведь тебя рзыскивют по всему грфству!.. Ты что, хочешь погибнуть, не исполнив своего долг?.. Нет, Жн, ты еще не имеешь прв умереть! З Клрой де Водрель пойду я!

— Мтушк, Клр де Водрель откжется идти с тобой.

— Не откжется, когд узнет, что ее отец при смерти и призывет ее. Где я нйду в Сен-Дени брышню де Водрель?

— В доме судьи Фромн... Но это слишком длеко, мтушк!.. У тебя не хвтит сил!.. Туд и обртно двендцть миль!..

— Я же, если отпрвлюсь тотчс, смогу дойти до Сен-Дени и привести Клру де Водрель до рссвет. Никто не увидит, кк я выйду. Никто не увидит, кк я вернусь в «Зпертый дом».

— Никто?.. — переспросил Бриджет. — А солдты, которые птрулируют дороги, кк ты их обойдешь?.. Если ты попдешь к ним в руки, рзве ты сможешь вырвться?.. Дже если допустить, что они тебя не узнют, неужели тебя оствят в покое? А вот меня, струху... к чему им меня остнвливть? Хвтит спорить, Жн! Де Водрель хочет видеть свою дочь!.. Ндо, чтобы он повидлся с нею, и только я могу привести ее к нему!.. Я иду!

Жну пришлось уступить нстояниям Бриджеты. Хотя ночь и был темной, пуститься по дорогм, которые птрулировлись войскми Уизерля, было крйне рисковнно. Клр де Водрель должн был переступить порог «Зпертого дом» до восход солнц. Кк знть, доживет ли до утр ее отец? Он, Жн Безымянный, теперь уже хорошо известный всем, после того кк сржлся с открытым збрлом, — сможет ли пробрться в Сен-Дени? Сумеет ли вернуться обртно с Клрой де Водрель? Не будет ли здесь риск почти нверняк отдть ее в руки королевских солдт?

Последнее сообржение окзлось смым убедительным для Жн, ибо опсность, которой подверглся он см, он не ствил ни во что. Он рсскзл Бриджете, кк нйти дом судьи Фромн, и вручил ей зписку, в которой нписл лишь следующее: «Доверьтесь моей мтери и следуйте з нею!» Зписк должн был рзвеять все сомнения Клры.

Было чсов десять с небольшим, когд Бриджет проворно спустилсь к дороге, безлюдной в эту пору. Леденящий холод зимней кндской ночи, окутвший местность, сделл почву твердой, удобной для быстрой ходьбы. Молодой месяц, вот-вот готовый скрыться з горизонтом, не мешл мерцнию нескольких звезд, выглянувших из-з высокой тучи.

Бриджет шл скорым шгом по пустынным, темным местм, не ощущя ни стрх, ни слбости. Чтобы выполнить этот долг, он призвл всю свою былую энергию, которя еще не рз пригодится ей. Дорогу от Сен-Шрля до Сен-Дени он, кстти, знл, тк кк чсто ходил по ней в молодости. Опсться ей следовло только встречи с кким-нибудь отрядом солдт.

Он нткнулсь н них рз дв-три н протяжении двух миль от Сен-Шрля. Но чего рди солдтм было остнвливть эту струху? Ей пришлось лишь выслушть несколько оскорбительных фрз от подвыпивших мужчин, вот и все. Н подступх к Сен-Дени подполковник Уизерль не выствил никкого згрждения. Прежде чем отпрвиться крть это злосчстное селение, он хотел выяснить, ккие действия предпримут победители позвчершнего дня, и не собирлся рисковть собственной победой из-з ккого-нибудь непродумнного шг.

Поэтому остльные две трети пути Бриджет преодолел без нежелтельных встреч. Бедняги, которых он догонял и дже обгонял, были беженцми из Сен-Шрля; бесприютные, они рзбрелись по приходм грфств после того, кк их дом были рзгрблены и сожжены.

Рзумеется, тм, где Бриджет проходил беспрепятственно, Жн проскользнуть бы не смог. При встрече с птрулями ему всякий рз приходилось бы сворчивть с большой дороги и идти кружным путем, это помешло бы ему возвртиться в «Зпертый дом» до рссвет. А если бы его остновил ккой-нибудь квлерийский пикет, дело не обошлось бы только кзрменными шуткми и остротми. Его могли узнть, тогд... слишком хорошо известно, ккой приговор ему вынес бы монрельский суд.

В половине двендцтого ночи Бриджет добрлсь до берег реки Ришелье. Дом судьи Фромн, кк объяснил ей Жн, нходился н этой стороне, немного не доходя до Сен-Дени. Тким обрзом, Бриджете не ндо было перепрвляться через реку; впрочем, где он ншл бы лодку? Еще четверть мили вниз по дороге — и он очутилсь перед дверью дом.

Место здесь было совершенно безлюдное. Глубокя тишин црил в этой чсти селения.

Вдлеке едв мерцли несколько огоньков в окнх первых домов Сен-Дени, погруженного в эту пору в сон, не нрушемый ни единым звуком.

Неужели весть о поржении в Сен-Шрле не достигл селения, подумлось Бриджете.

Клре де Водрель, видимо, еще ничего не известно о ктстрофе, и кк рз от нее, вестницы несчстья, девушке придется узнть обо всем.

Бриджет поднялсь по ступенькм невысокого крыльц н углу дом и постучл в дверь.

Ответ не последовло.

Бриджет постучл снов.

З дверью рздлись шги и покзлся слбый свет. Зтем женский голос спросил:

— Что вм угодно?

— Видеть судью Фромн.

— Судьи Фромн нет в Сен-Дени, без него я не могу открыть вм дверь.

— Мне нужно сообщить ему вжные вести, — нстивл Бриджет.

— Сообщите, когд он вернется!

Дверь, похоже, твердо решили не отворять, и Бриджет, не колеблясь, воспользовлсь именем Клры.

— Если судьи Фромн нет дом, — скзл он, — то здесь должн быть брышня де Водрель, и мне необходимо поговорить с нею.

— Брышня де Водрель уехли, — послышлось в ответ, но несколько нерешительно.

— Он уехл?..

— Еще вчер...

— А вы не знете куд?..

— Нверно... они хотели к отцу!

— К отцу? — скзл в ответ Бриджет. — Я кк рз и пришл з нею от господин де Водреля.

— От моего отц?! — воскликнул Клр, стоявшя в глубине прихожей. — Отоприте же!..

— Клр де Водрель, — зговорил Бриджет, понизив голос, — я пришл именно зтем, чтобы отвести вс к отцу, меня послл Жн...

Уже был отодвинут дверной зсов, когд Бриджет скзл тихо:

— Нет, подождите!.. Не отворяйте!..

И, спустившись по ступенькм, он быстро сошл с крыльц. В смом деле, было вжно, чтобы никто не видел, кк он входит в дом, кк рз сейчс сюд приближлсь толп мужчин, женщин и детей, нпрвлявшяся к берегу Ришелье.

Это был первя пртия беженцев, добрвшяся до Сен-Дени, которя брел через поля, избегя проезжих дорог. Здесь были рненые, которых поддерживли родные или друзья, несчстные женщины, тщившие н себе то, что у них остлось из домшнего скрб, несколько вполне здоровых повстнцев, которым удлось спстись от пожров и избиений. Многие из них могли знть Бриджету, и ей не хотелось, чтобы кто-то увидел, что он покидл «Зпертый дом». А потому, спрятвшись в тени у стены дом, Он решил переждть, когд схлынет волн беженцев.

Но что в эти минуты должн был думть Клр, слыш их стоны, стоны отчяния? Вот уже несколько чсов он с нетерпением ожидл вестей из Сен-Шрля. Быть может, отец, может — см Жн поспешит к ней сообщить новость, если только он не решит срзу же после новой победы идти н Монрель?

Однко нет! Из-з двери, которую Клр уже не решлсь отворить, до нее доносились лишь стоны.

Нконец беженцы, миновв дом, продолжили спуск по крутому берегу к реке в поискх возможности перепрвиться н другую сторону.

Н дороге все опять стихло, хотя в верховье реки еще слышлись голос.

Бриджет снов поднялсь н крыльцо. В тот момент, когд он собирлсь постучться, дверь отворилсь и, пропустив Бриджету, зкрылсь з нею.

Клр де Водрель и Бриджет Моргз встретились лицом к лицу в одной из комнт нижнего этж, освещенной лмпой, свет которой не проникл сквозь плотно притворенные ствни.

Струх и молодя девушк молч глядели друг н друг, служнк стоял в стороне.

Клр был бледн, предчувствуя ккое-то стршное несчстье и не осмеливясь приступить к рсспросм.

— Тк повстнцы Сен-Шрля... — проговорил он, нконец, вопросительно.

— Побеждены! — ответил Бриджет.

— А мой отец?..

— Рнен...

— Он при смерти?..

— Боюсь, что д!

Клр поштнулсь, и Бриджете пришлось помочь ей удержться н ногх.

— Мужйтесь, Клр де Водрель! — скзл он. — Вш отец хочет, чтобы вы были рядом... Вм ндо отпрвляться в дорогу, ндо идти со мною, не теряя ни минуты!

— Где мой отец? — спросил Клр, едв придя в себя.

— У меня в доме... в Сен-Шрле, — ответил Бриджет.

— Кто вс послл, судрыня?

— Я вм говорил... Жн. Я — его мть...

— Вы? — воскликнул Клр.

— Прочтите!

Клр взял зписку, протянутую Бриджетой. Это был хорошо знкомый ей почерк Жн Безымянного. «Доверьтесь моей мтери...» — писл он.

Но кким обрзом де Водрель окзлся в их доме? Уж не Жн ли спс его, вынеся с поля боя у Сен-Шрля и перенеся в дом своей мтери?

— Я готов идти, судрыня, — скзл Клр де Водрель.

— Идемте! — ответил Бриджет.

Больше слов скзно не было.

Подробности Клр могл узнть и потом. Он и тк уже знл слишком много: ее отец при смерти, повстнцы рзбиты, побед в Сен-Дени сведен н нет поржением в Сен-Шрле!

Клр поспешно нбросил н себя темную нкидку и последовл з Бриджетой.

Дверь прихожей отворилсь. Обе женщины спустились н дорогу.

Единственные слов, которые произнесл Бриджет, вытянув руку в сторону Сен-Шрля, были: «Нм ндо пройти шесть миль. Чтобы никто не узнл, что вы явились в „Зпертый дом“, мы должны вернуться туд зтемно».

Клр и Бриджет поднялись вверх по крутому берегу реки, чтобы выйти н большую дорогу, которя идет н север, проходя через все грфство Св. Гицинт.

Девушк, стремясь поскорее очутиться у изголовья отц, очень спешил. Но ей пришлось умерить шг, ибо Бриджет, хотя и проявил энергию не по возрсту, не могл поспеть з ней.

Кроме того, время от времени случлись здержки: то и дело им попдлись толпы беженцев, двигвшиеся нвстречу. Окзться в их гуще ознчло дть толпе увлечь себя обртно в Сен-Дени. Бриджет и Клр сворчивли в зросли кустрник спрв или слев от дороги. Тогд их не было видно, зто им было видно и слышно все. Эти бедные люди с трудом продвиглись вперед. З некоторыми по земле стелился кроввый след. Женщины несли н рукх мленьких детей. Ниболее здоровые мужчины поддерживли стриков, тем хотелось лишь одного — лечь н землю и умереть. Потом голос постепенно удлялись, толп исчезл во мрке.

Может, солдты и волонтеры уже нчли преследовть этих несчстных, бежвших из своего объятого плменем селения, ищущих н окрестных фермх приют, которого они не смогли нйти в Сен-Шрле? Может, колонн Уизерля уже был н мрше, чтобы с нступлением утр изловить отступвших повстнцев?

Но нет! Н дороге появлялись лишь все новые и новые толпы беженцев. Их прошли сотни, сколько погибло в течение этой кошмрной ночи, если фермеры не отпирли двери, чтобы приютить их?

Клр с мучительно сжимвшимся сердцем смотрел н все эти ужсы. И ей все не верилось в поржение дел незвисимости, з которое смертельно пострдл ее отец.

Кк только дорог освобождлсь, Клр с Бриджетой снов пусклись в путь. Они шли уже полтор чс. По мере того кк они приближлись к селению, тких здержек стновилось меньше: те, кому удлось бежть, были уже длеко, возле Сен-Дени или н территории грфств Вершер и грфств Св. Гицинт. При подходе к Сен-Шрлю следовло опсться встреч с отрядми волонтеров.

Итк, к трем чсм утр им оствлось пройти еще две мили до «Зпертого дом». Но тут Бриджет вдруг рухнул в изнеможении. Клр попытлсь поднять ее.

— Позвольте, я помогу вм, — скзл он. — Обопритесь н меня... Нм, нверно, уже недлеко...

— Еще чс ходьбы, — ответил Бриджет, — но я не смогу...

— Отдохните немного. И снов пойдем!.. Обопритесь о мою руку!.. Не бойтесь утомить меня!.. Я сильня...

— Сильня!.. Бедное дитя... тогд вы тоже упдете.

Бриджет привстл н колени.

— Послушйте, — скзл он, — я попытюсь сделть еще несколько шгов... Но если снов упду, оствьте меня здесь...

— Оствить вс здесь? — вскричл Клр.

— Д! Нужно, чтобы вы сегодня же ночью были возле отц... Дорог прямя... «Зпертый дом» — смый крйний слев, не доходя до селения... Вы постучите в дверь... Скжете свое имя... Жн тотчс откроет вм...

— Я не оствлю вс, — решительно скзл девушк. — Я без вс не пойду...

— Тк ндо, Клр де Водрель, — ответил Бриджет. — А потом, когд вы будете в безопсности, сын придет з мной. Он понесет меня н рукх, кк нес де Водреля!

— Прошу вс, попытйтесь идти, госпож Бриджет!

Бриджете удлось подняться н ноги. Но он могл лишь едв тщиться. Тем не менее, они преодолели еще с милю.

В этот момент восточнее Сен-Шрля н горизонте посветлело. Неужели это были первые проблески зри и уже невозможно было дойти з «Зпертого дом» зтемно?

— Ступйте одн! — прошептл Бриджет. — Ступйте, Клр де Водрель!.. Оствьте меня!

— Это не рссвет... — ответил Клр. — Еще только четыре чс утр... Это, должно быть, зрево пожр...

Клр не договорил. Ей, тк же кк и Бриджете, пришл в голову мысль, что, быть может, это охвчен плменем «Зпертый дом», что убежище де Водреля рскрыто, что он и Жн стли пленникми солдт Уизерля, если только не ншли, зщищясь, свою смерть!

От стрх Бриджет ощутил новый прилив энергии, и они с Клрой, ускорив шг, прошли еще с полмили.

Вот, нконец, покзлось место, где дорог делл крутой поворот, з которым стоял «Зпертый дом».

Клр и Бриджет дошли до поворот дороги.

Горел не «Зпертый дом», горел ферм, рсположення првее селения, и плмя пожр обрзовло зрево н горизонте.

— Туд!.. — воскликнул Бриджет, дрожщей рукой укзв н свое жилище.

Еще пять-шесть минут, и обе женщины уже укрылись бы в нем. Но тут н дороге появилсь спусквшяся групп из трех человек — трех волонтеров, едв держвшихся н ногх, пьяных от водки и крови.

Клр и Бриджет попытлись избежть встречи с ними, бросившись в сторону, но было поздно — волонтеры их зметили. От этих мерзвцев можно было ожидть всего. Один из них схвтил девушку и потщил з собой, двое других вцепились в Бриджету.

Бриджет и Клр стли звть н помощь, но кто мог услышть их крики — рзве что другие солдты, быть может, менее пьяные, чем эти, зто куд более опсные?

Внезпно из чщи слев от дороги выскочил человек и мощным удром повлил н землю негодяя, тщившего девушку.

— Клр де Водрель! — воскликнул он.

— Винсент Годж!

И Клр схвтилсь з руку Годж, которого узнл при отсвете плмени.

Когд де Водрель пл н поле боя у Сен-Шрля, Винсент Годж не смог прийти к нему н помощь; не зня, что несколько минут спустя Жн Безымянный вынес его оттуд, он вернулся, когд стихли последние злпы, и оствлся поблизости от селения, рискуя попсть в руки королевских солдт. Потом, когд опустилсь ночь, он сделл попытку рзыскть де Водреля среди убитых и рненых, лежвших грудми н крю лгеря. Тщетно проискв его почти до смого рссвет, он пошел нзд по дороге, выйдя н крики к тому месту, где Клр отбивлсь от опсности, более стршной, чем смерть.

Но Винсент Годж не успел узнть от нее, что де Водрель был перенесен в дом, стоявший всего в нескольких сотнях шгов отсюд. Ибо теперь ему пришлось бороться с двумя мерзвцми, которые, оствив Бриджету, нбросились н него. Их крики услышли н повороте дороги, пять или шесть волонтеров уже бежли к своим н подмогу. Клре и Бриджете было смое время укрыться в «Зпертом доме».

— Бегите! Бегите! — крикнул Винсент Годж. — Я сумею ускользнуть от них!

Бриджет и Клр быстро пошли вверх по дороге, в это время решительный и сильный Винсент Годж отбивлся от нпдвших. К счстью, солдты были слишком пьяны, и, прежде чем подоспели их товрищи, он исчез в придорожном кустрнике; вслед рздлись ружейные выстрелы, но они не причинили Винсенту Годжу никкого вред.

Вскоре Бриджет уже стучлсь в дверь «Зпертого дом», и, когд т отворилсь, он ввел девушку, см упл прямо н руки сын.

Глв IV

ВОСЕМЬ ПОСЛЕДУЮЩИХ ДНЕЙ

Итк, «Зпертый дом» предоствил убежище — временное, конечно, — отцу и дочери де Водрелям. Об нходились под кровом «Безымянного семейств», подле жены и сын предтеля. Но они еще не ведли, ккими узми были связны с Симоном Моргзом эт стря женщин и этот молодой человек, которые рисковли жизнью, предоствляя им убежище, зто Бриджете и Жну это было слишком хорошо известно. И они особенно опслись, чтобы ккя-нибудь случйность не рскрыл этой тйны гостям.

К утру того дня — 26 ноября — де Водрель нендолго пришел в себя. Из збытья его вывел голос дочери. Он открыл глз — Клр!..

— Отец... это я! — ответил Клр. — Я здесь, с вми!.. Я вс больше не покину!

Жн стоял в изножье постели, в тени, словно стрясь остться незмеченным. Взгляд рненого остновился н нем, с губ слетели слов:

— Жн!.. О!.. Я вспомнил!..

Зметив потом Бриджету, склонившуюся у его изголовья, он, кзлось, спросил взглядом, кто эт женщин.

— Это моя мть, — ответил Жн. — Вы в доме моей мтери, господин де Водрель... Он вместе с вшей дочерью будет ухживть з вми...

— Ухживть! — слбым голосом повторил де Водрель. — Д... теперь вспомнил!.. Рнен... побежден! Мои товрищи в бегх... или мертвы, кто знет?.. О, бедня моя стрн... бедня моя стрн... еще в большей неволе!

Де Водрель уронил голову н грудь, глз его зкрылись.

— Отец! — вскричл Клр, упв н колени.

Он схвтил его з руку, сжл ее и ощутил легкое пожтие в ответ.

Тогд Жн скзл:

— Нужен врч. Но где его нйти? К кому обртиться здесь, в округе, знятой королевскими солдтми?.. В Монреле?.. Только тм это было бы возможно! Нзовите мне врч, которому вы доверяете, и я отпрвлюсь в Монрель...

— В Монрель? — переспросил Бриджет.

— Это необходимо, мтушк! Жизнь де Водреля стоит того, чтобы мне рискнуть моею...

— Я боюсь не з тебя, Жн. Но по дороге в Монрель тебя могут выследить, и, если зподозрят, что де Водрель нходится здесь, он погиб.

— Погиб! — прошептл Клр.

— А рзве он не погибнет еще скорее, если з ним не будет врчебного уход? — скзл в ответ Жн.

— Если его рн смертельн, — скзл Бриджет, — никто не сможет его вылечить. Если это не тк, то, Бог дст, мы с Клрой спсем его. Рн ннесен сблей, и порвны только мышцы. Де Водрель слб в основном от потери крови. Достточно будет, я думю, потуже бинтовть его, почще нклдывть н рну холодные компрессы, и он понемногу зрубцуется. Поверь мне, сын мой, де Водрель здесь в относительной безопсности и нельзя, чтобы кто-нибудь узнл, где он!

Бриджет говорил тк убедительно, что это произвело впечтление н Клру и внушило ей некоторую ндежду. Глвное — никого не впускть в «Зпертый дом». От этого звисит жизнь Жн Безымянного, еще больше — жизнь ее отц. Действительно, если Жн при млейшей тревоге мог бежть, пробрться через лес грфств и достичь мерикнской грницы, то для Водреля это было невозможно.

В общем, с первого же дня состояние рненого нчло опрвдывть ндежды, которые питл Бриджет. Кк только кровотечение было остновлено, де Водрель, хотя и был еще слб, пришел в сознние. Он более всего нуждлся в душевном покое, который обрел теперь, когд его дочь был рядом с ним, и покое физическом, который, пожлуй, был ему обеспечен в «Зпертом доме».

Бриджет приложил все стрния к тому, чтобы поудобнее рзместить гостей в своем тесном жилище. Де Водрель знимл комнту, преднзнчвшуюся Джону и Жну, когд те приходили к ней переночевть. Другя комнт, приндлежщя Бриджете, стл теперь и комнтой Клры. Все рвно они должны были по очереди бодрствовть у постели больного.

Что ксется Жн, то о нем нечего было беспокоиться, кк и о его брте н случй, если бы после всех событий ббт рискнул прийти повидть свою мть. Ккого-нибудь угл в «Зпертом доме» им было вполне достточно.

Кроме того, Жн не рссчитывл оствться долго в Сен-Шрле. Кк только он будет спокоен з состояние здоровья де Водреля, кк только сможет поговорить с ним о плнх н будущее, он снов примется з дело всей своей жизни. Поржение у Сен-Шрля не могло ознчть окончтельного крх птриотов. Жн Безымянный сможет взять ревнш и привести их к победе.

День 26-го числ прошел спокойно. Бриджет смогл дже, не возбудив ни в ком подозрений, выйти из «Зпертого дом», кк он это делл обычно, и пополнить зпсы провизии, ткже зпстись успокоительными средствми. В селении, до тех пор пустоввшем, в некоторых домх снов рспхнулись двери. Но ккое рзорение, ккие руины кругом, особенно в сожженном и рзгрбленном верхнем квртле — в той стороне, где был лгерь, тм, где зщитники проявили чудес героизм! Около сотни птриотов пролили кровь в этой роковой битве, большинство были убиты или смертельно рнены. Кроме того, человек сорок попли в плен. В результте грубого обрщения с ними и выходок рспоясвшейся солдтни, обуздть которую не удвлось дже их комндиру, пленные предствляли печльное зрелище.

К счстью — и эту новость Бриджет принесл в «Зпертый дом», — колонн собирлсь покинуть селение.

В течение этого дня де Водрель, состояние которого отнюдь не ухудшилось, сумел зснуть н несколько чсов. Сон его был довольно спокойным — не было ни горячки, ни бред. Теперь он осознвл, что дочь с ним рядом и ей не грозят опсности, которым он подверглсь бы при ншествии лоялистов в Сен-Дени.

Пок он дремл, Жн поведл девушке о событиях предыдущего дня. Он узнл обо всем, что произошло с тех смых пор, кк отец оствил ее в доме у судьи Фромн, чтобы присоединиться к своим товрищм в Сен-Шрле, — о том, кк птриоты сржлись до последнего, кк он, Жн, вытщил де Водреля из груды тел и принес в «Зпертый дом».

Клр слушл с змирнием сердц, со слезми н глзх. Несчстье, кзлось, сближло их, ее и Жн, еще теснее, об они чувствовли, нсколько крепко связны друг с другом.

Жн уже не рз вствл со своего мест, сильно смущясь, презиря смого себя з слбость, порывясь бежть от этой близости, которя в нынешней ситуции стновилсь еще более опсной. Проведя несколько дней возле Клры н вилле «Монкльм», он очень рссчитывл н то, что грядущие события зствят его всецело отдться выполнению своего долг. Но именно эти события и привели молодую девушку в дом его мтери, принудив к тому же и его укрыться здесь, в тком тесном соседстве с нею.

Бриджет скоро понял, ккие чувств испытывет, ее сын. Ужс, который он ощутил при этом, был сродни переживниям смого Жн. Сын Симон Моргз!.. Првд, хорошо влдевшя собой женщин не выдл своих мук. Однко сколько еще стрдний он предугдывл впереди!

Н следующий день де Водрелю сообщили об уходе солдт Уизерля. Он был уже не тк слб и пожелл рсспросить Жн о последствиях поржений у Сен-Шрля. Что стлось с его товрищми: Винсентом Годжем, Фррном, Клерком, Себстьяном Грмоном, с фермером Арше и пятью его сыновьями, которые тк отвжно сржлись в тот день, 25-го числ?

Бриджет, Клр и Жн сели возле постели де Водреля.

Жн пообещл все рсскзть, попросив его только не слишком утомлять себя нстойчивыми рсспросми.

— Я сообщу вм все, что мне известно о вших друзьях, — скзл он. — Они боролись до последнего чс и были подвлены только численным превосходством. Один из моих слвных товрищей с фермы «Шипогн», бедный Реми Арше, был убит почти в смом нчле сржения, и я не смог прийти ему н помощь. Потом покинуть поле боя пришлось Мишелю и Жку, их, рненых, унесли отец и двое оствшихся бртьев. Куд они бежли после рзгром, я не зню, но ндеюсь, что сумели добрться до мерикнской грницы. Депутт Грмон попл в плен и, должно быть, нходится сейчс в монрельской тюрьме. Мы знем, ккую судьбу уготовили ему судьи лорд Госфорд. Что до Фррн и Клерк, то, я думю, им удлось ускользнуть от преследовния королевских всдников. Остлись ли они целы и невредимы? Не могу утверждть нверняк. Что же ксется Винсент Годж, то я не могу скзть...

— Винсент Годж сумел уйти! — перебил его Клр. — Когд нстл ночь, он бродил вокруг Сен-Шрля, рзыскивя вс, отец. Госпож Бриджет и я встретились с ним н дороге. Это блгодря ему мы спслись от нсилия пьяных солдт и смогли укрыться в «Зпертом доме». Нет сомнений, что теперь он уже в безопсности в ккой-нибудь деревне Соединенных Шттов.

— Это блгородное сердце, отвжный птриот! — скзл Жн. — То же, что он сделл для брышни де Водрель и моей мтери, он сделл и для меня в смый рзгр битвы! Он спс мне жизнь, хотя, быть может, было бы лучше дть мне умереть!.. Тогд я не увидел бы поржения Сынов Свободы.

— Жн, — скзл девушк, — тк, знчит, вы уже не верите в успех ншего дел?

— Чтобы мой сын отчялся! — горячо возрзил Бриджет. — Д никогд в жизни...

— Нет, мтушк! — воскликнул Жн. — После победы у Сен-Дени восстние должно было рспрострниться н всю долину реки Св. Лврентия. После поржения у Сен-Шрля придется снов идти в поход, и я пойду. Поборники реформ еще не побеждены. Теперь они должны снов сплотиться, чтобы противостоять войскм сэр Джон Кольборн! Я и тк долго медлил, пор примкнуть к ним... Я отпрвлюсь сегодня же ночью.

— Куд, Жн? — спросил де Водрель.

— Сперв в Сен-Дени. Тм я ндеюсь нйти глвных предводителей, с которыми мы с тким успехом потеснили солдт Гор...

— Тк отпрвляйся, Жн! — скзл Бриджет, бросив н сын вырзительный взгляд. — Д, уходи! Твое место не здесь!.. Оно тм, в первых рядх...

— Д, Жн, идите! — подхвтил Клр. — Ндо присоединиться к товрищм, снов появиться во глве их!.. Пусть лоялисты знют, что Жн Безымянный не погиб...

Больше Клр не смогл скзть ничего.

Приподнявшись в постели, де Водрель взял Жн з руку и тоже повторил:

— Идите, Жн. Оствьте меня н попечении мтери и моей дочери. Если вы снов увидите моих друзей, скжите им, что я вернусь в строй, кк только у меня хвтит сил покинуть это убежище. Но, — добвил он голосом, выдввшим его крйнюю слбость, — если бы вы могли держть нс в курсе всего, что готовится... если бы иногд приходили в «Зпертый дом»! О Жн!.. Мне тк хочется знть... что стлось со всеми теми, кто мне дорог... и кого я, быть может, уже никогд не увижу.

— Вы узнете об этом, господин де Водрель, — ответил Жн. — А теперь отдыхйте!.. Збудьте обо всем... до того времени, когд ндо будет сржться.

Действительно, рненого вжно было оберегть от всяких волнений. Он здремл и еще спл, когд в одинндцть чсов вечер Жн покинул «Зпертый дом», попрощвшись с Клрой и обняв мть; силы не изменили ей в тот момент, когд он рсствлсь со своим сыном.

К тому же теперь было уже не то, что дв дня нзд, когд Бриджет не пустил Жн в Сен-Дени. После уход Уизерля опсности стло несрвненно меньше. В Сен-Дени было тк же спокойно, кк и в Сен-Шрле. После поржения реформистов 25-го числ првительство выжидло. Приходилось дже удивляться, что оно не стремилось зкрепить победу, бросив свои войск против победителей боя 23-го ноября. И это несмотря н то, что сэр Джон Кольборн отнюдь не был человеком, способным псовть перед рспрвми, которыми неизбежно сопровождлись бы его нступтельные действия, и что полковнику Гору, вероятно, не терпелось отомстить з свое поржение.

Кк бы то ни было, в Сен-Шрле, , следовтельно, и в «Зпертом доме» ни о чем подобном слышно не было. Спокойствие мло-помлу вернулось к жителям селения. Большинство из них вернулись в свои дом и уже трудились нд устрнением ужсных последствий, причиненных пожрми и грбежми. В тех редких случях, когд Бриджет выходил из дом, он никого ни о чем не рсспршивл, зто внимтельно прислушивлсь к рзговорм, потом сообщл обо всем услышнном отцу и дочери де Водрелям. Но никких вжных вестей до Сен-Шрля не доходило, ничего не было слышно об угрозе продвижения войск к Монрелю.

В течение трех следующих дней ни в грфстве Св. Гицинт, ни в соседних грфствх спокойствие ничем не нрушлось. Не считло ли првительство, что восстние окончтельно подвлено после рзгром у Сен-Шрля? Может, оно помышляло о преследовнии лишь глврей оппозиции, подвших сигнл к мятежу? Вполне вероятно. Но никто не мог допустить, что реформисты откзлись от продолжения борьбы, что они признли себя окончтельно побежденными, что им остлось только смириться! Нет! И в «Зпертом доме», кк и во всей Кнде, ожидли новой вооруженной схвтки.

Состояние здоровья де Водреля блгодря зботм Бриджеты и Клры постепенно улучшлось. Хотя больной был все еще слб, рн нчл зтягивться. Однко до полного выздоровления было еще длеко. К концу третьего дня он уже смог принимть пищу. Горячк, изнурявшя его в нчле болезни, почти совсем исчезл. Если не последует кких-то осложнений, то ничего серьезного опсться более не приходилось.

В долгие свободные вечер Бриджет и Клр, сидя у изголовья де Водреля, передвли ему все, о чем говорилось вне дом. Имя Жн неизменно упоминлось в их беседх. Смог ли он присоединиться к своим сподвижникм в Сен-Дени? Дст ли он весточку обиттелям «Зпертого дом»?

Клр в тких случях сидел молч, опустив глз, уносясь мыслями куд-то длеко, де Водрель рссыплся в похвлх молодому птриоту, который олицетворял собою дело нции. Д! Госпож Бриджет может гордиться, имея ткого сын!

Бриджет, опустив голову, ничего не отвечл н это или отрывисто бросл, что Жн всего-нвсего исполняет свой долг.

Читтель не удивится тому, что Клр почувствовл дружеское рсположение, почти дочернюю любовь к Бриджете и всем сердцем привязлсь к ней. Ей кзлось естественным нзывть ее мтушкой. Однко, когд девушке хотелось взять ее руки в свои, было похоже, что Бриджет стрется уклониться. Если Клр обнимл Бриджету, т нмеренно отворчивлсь. Что-то здесь крылось ткое, чего Клр никк не могл понять. Кк бы ей хотелось узнть прошлое этой семьи, у которой не остлось дже ничего не было слышно об угрозе продвижения войск к Монрелю.

В течение трех следующих дней ни в грфстве Св. Гицинт, ни в соседних грфствх спокойствие ничем не нрушлось. Не считло ли првительство, что восстние окончтельно подвлено после рзгром у Сен-Шрля? Может, оно помышляло о преследовнии лишь глврей оппозиции, подвших сигнл к мятежу? Вполне вероятно. Но никто не мог допустить, что реформисты откзлись от продолжения борьбы, что они признли себя окончтельно побежденными, что им остлось только смириться! Нет! И в «Зпертом доме», кк и во всей Кнде, ожидли новой вооруженной схвтки.

Состояние здоровья де Водреля блгодря зботм Бриджеты и Клры постепенно улучшлось. Хотя больной был все еще слб, рн нчл зтягивться. Однко до полного выздоровления было еще длеко. К концу третьего дня он уже смог принимть пищу. Горячк, изнурявшя его в нчле болезни, почти совсем исчезл. Если не последует кких-то осложнений, то ничего серьезного опсться более не приходилось.

В долгие свободные вечер Бриджет и Клр, сидя у изголовья де Водреля, передвли ему все, о чем говорилось вне дом. Имя Жн неизменно упоминлось в их беседх. Смог ли он присоединиться к своим сподвижникм в Сен-Дени? Дст ли он весточку обиттелям «Зпертого дом»?

Клр в тких случях сидел молч, опустив глз, уносясь мыслями куд-то длеко, де Водрель рссыплся в похвлх молодому птриоту, который олицетворял собою дело нции. Д! Госпож Бриджет может гордиться, имея ткого сын!

Бриджет, опустив голову, ничего не отвечл н это или отрывисто бросл, что Жн всего-нвсего исполняет свой долг.

Читтель не удивится тому, что Клр почувствовл дружеское рсположение, почти дочернюю любовь к Бриджете и всем сердцем привязлсь к ней. Ей кзлось естественным нзывть ее мтушкой. Однко когд девушке хотелось взять ее руки в свои, было похоже, что Бриджет стрется уклониться. Если Клр обнимл Бриджету, т нмеренно отворчивлсь. Что-то здесь крылось ткое, чего Клр никк не могл понять. Кк бы ей хотелось узнть прошлое этой семьи, у которой не остлось дже имени! Но Бриджет молчл. Тк что отношения двух женщин, девушки и строй мтери, сложились тким обрзом: доверие и глубокя, почти дочерняя привязнность — с одной стороны и чрезвычйня сдержнность и порой необъяснимя отчужденность — с другой.

Вечером 2 декбря Сен-Шрль был взбудоржен тревожным известием — тревожным нстолько, что Бриджет, принесшя его из селения, не решилсь передть его де Водрелю. Клр с ней соглсилсь: не нужно было нрушть покой, в котором отец еще сильно нуждлся.

Поговривли о том, что королевские войск только что снов рзбили птриотов.

Действительно, првительство не пожелло довольствовться только победой нд повстнцми в Сен-Шрле. Ему необходимо было ткже отомстить з поржение, ннесенное полковнику Гору в Сен-Дени. Если это удстся, то реформистов, преследуемых гентми Джильберт Аргл и вынужденных рссеяться по приходм округ, опсться больше не придется — остнется лишь подвергнуть суровому нкзнию глврей повстнцев, зключенных в тюрьмы Квебек и Монреля.

Дв орудия, пять полков пехоты и эскдрон квлерии были поствлены под нчло полковник Гор, выступившего с этими силми, нмного превышющими силы птриотов, и прибывшего в Сен-Дени днем 1 декбря.

Весть об этой экспедиции, снчл в виде неопределенных слухов, вечером того же дня достигл Сен-Шрля. Кое-кто из жителей, возвртившихся с рботы в поле, не змедлил эти слухи подтвердить. Вот тогд-то обо всем узнл Бриджет и, скрыв тревожные новости от де Водреля, без колебний сообщил их Клре.

Нетрудно предствить, кк велико было беспокойство и отчяние обеих женщин.

Ведь именно в Сен-Дени отпрвился Жн, чтобы встретиться тм со своими товрищми по оружию и снов оргнизовть восстние. Много ли их, достточно ли хорошо они вооружены, чтобы противостоять королевским войскм, — вот в чем был вопрос. Ведь лоялисты, однжды нчв преследовние, доведут рспрву до конц! Не предпримут ли они в тком случе обыски в селениях и деревнях грфств, особенно скомпрометироввших себя учстием в последнем мятеже и особенно — в Сен-Шрле? Не будет ли рскрыт тйн «Зпертого дом»? Что стнет тогд с приковнным к постели де Водрелем, которого невозможно перепрвить з грницу?

В кких мукх провели Бриджет и Клр тот вечер! Из Сен-Дени уже поступли первые известия, и они были неутешительными.

Полковник Гор ншел это местечко покинутым его зщитникми. Предвидя неудчу в нервной борьбе, те решили отступить. Что ксется жителей, то они оствили свои дом, ищ спсения в лесу либо перепрвляясь через Ришелье, чтобы нйти убежище в соседних приходх. Что творилось в Сен-Дени, оствленном н произвол солдт, беженцы не видели, но легко могли себе предствить.

С нступлением ночи Бриджет и Клр сели у постели де Водреля. Несколько рз им пришлось объяснять ему, почему улицы Сен-Шрля, столь тихие вот уже несколько дней, оглшются голосми. Клр изощрялсь, придумывя рзные причины этому шуму, чтобы не обеспокоить отц. Зтем, перенесясь мыслями длеко отсюд, он стл здвться вопросом, не ннесен ли делу незвисимости последний удр, от которого оно не сможет опрвиться, не вынужден ли Жн со своими товрищми отступить к смой грнице, не попл ли кто из них в руки королевских солдт?.. Удлось ли бежть смому Жну? Может быть, он пострется добрться до «Зпертого дом»?

Клр предчувствовл его появление, однко в этом случе было бы невозможно скрыть от де Водреля поржение птриотов.

Быть может, того же опслсь и Бриджет? И они обе, погрузившись в одинковые мысли, понимя друг друг без слов, хрнили молчние.

Около половины двендцтого в дверь «Зпертого дом» трижды постучли.

— Это он! — воскликнул девушк.

Бриджет узнл условный стук. Конечно же, это был кто-то из ее сыновей.

У нее вдруг мелькнул мысль, что это, должно быть, Джон, которого он не видел уже более двух месяцев. Но Клр не могл ошибиться, он повторял:

— Это он!.. Он!.. Это Жн!

Бриджет отперл дверь — з ней стоял Жн. Он быстро переступил порог дом.

Глв V

ОБЫСКИ

Едв дверь з ним зкрылсь, кк Жн, прижв к ней ухо, стл прислушивться к звукм снружи, сделв мтери и Клре знк не произносить ни слов и не двигться.

И Бриджет, собирвшяся было воскликнуть: «Почему ты вернулся, сын мой?» — промолчл.

Снружи послышлись шги. Человек шесть, остновившись нпротив «Зпертого дом», перебрсывлись словми:

— Куд он делся?

— Он не мог здесь остновиться.

— Прячется в кком-нибудь доме нверху.

— Ушел!

— А ведь опережл нс всего шгов н сто!

— Упустить Жн Безымянного!..

— И шесть тысяч пистров, которых стоит его голов!

Услыхв голос человек, произнесшего последнюю фрзу, Бриджет невольно вздрогнул. Ей покзлось, что ей знком этот голос, хотя он не могл вспомнить откуд...

Зто Жн по голосу срзу узнл этого человек, остервенело преследующего его. То был Рип! И если Жн не зхотел скзть это мтери, то лишь потому, чтобы не нпоминть ей об ужсном прошлом, связнном с этим именем.

Тем временем все стихло. Агенты поднялись обртно н дорогу, дже не зподозрив, что Жн мог укрыться в «Зпертом доме».

Тогд Жн повернулся к мтери и Клре, неподвижно зстывшим в темном коридоре.

Но не успел Бриджет приступить к сыну с рсспросми, кк рздлся голос де Водреля. Он понял, что это вернулся Жн, и крикнул:

— Жн!.. Неужели?..

Жн, Клр и Бриджет были вынуждены тотчс пройти в комнту де Водреля, и, глубоко взволновнные, они рсположились вокруг его постели.

— У меня хвтит сил услышть всю првду, — скзл де Водрель, — и я хочу знть ее!

— Сейчс вы все узнете, — ответил Жн и продолжил: — В ту ночь, чс через дв после того, кк я покинул «Зпертый дом», я прибыл в Сен-Дени. Тм я ншел нескольких птриотов из тех, что пережили рзгром в Сен-Шрле, — Мршессо, Нельсон, Кртье, Винсент Годж, Фррн, Клерк — и присоединился к ним. Они знимлись обороной. Нселение было готово поддержть их. Но вчер мы узнли, что Кольборн прикзл отпрвить из Сореля колонну регулярных войск и волонтеров, чтобы рзгрбить и сжечь селение. Эт колонн прибыл вечером. Мы тщетно пытлись оргнизовть ккое-то сопротивление. Войск вступили в селение, жители были вынуждены покинуть его. Сгорело более пятидесяти домов. Моим товрищм пришлось бежть, чтобы не псть под удрми этих плчей, и нпрвиться к грнице, где в Плтсбурге, Руз-Пойнте и Свентоне их ждли Ппино и остльные. И теперь солдты Уизерля и Гор вторгются в грфств н южном берегу реки Св. Лврентия, сжигя и опустошя все н своем пути, обездоливя детей и женщин, зверствуя и глумясь, и следы их отмечены зревом пожрищ... Вот что произошло, господин де Водрель, и все же я не отчивюсь в успехе ншего дел.

После рсскз Жн воцрилось скорбное молчние. Де Водрель в изнеможении откинулся н подушки. Бриджет зговорил первой.

— А почему ты здесь? — спросил он, в упор глядя н сын. — Почему ты не тм, где твои товрищи?

— Потому что у меня есть основния опсться, что королевские солдты вернутся в Сен-Шрль. Здесь будут произведены обыски, пожры докончт уничтожение того, что еще остлось от...

— И ты можешь помешть этому, Жн?

— Нет, мтушк!

— Тогд я повторяю: почему ты здесь?

— Потому что я хотел узнть, не может ли господин де Водрель покинуть «Зпертый дом», который не пощдят, кк и все другие...

— Пок это невозможно, — ответил Бриджет.

— Тогд я остнусь, мтушк, и умру, зщищя вс...

— Умирть ндо рди отечеств, Жн, не рди нс, — произнес де Водрель. — Вше место тм, где нходятся предводители повстнцев...

— Тм, где ткже и вше место, господин де Водрель, — возрзил Жн. — Выслушйте меня. Вм нельзя оствться в этом доме, где вс скоро обнружт. Сегодня ночью з полмили до Сен-Шрля н мой след нпл отряд полицейских гентов. Эти люди нверняк узнли меня: вы же слышли, они нзывли мое имя. Теперь будет прочесно все селение и, дже если меня здесь уже не будет, обыщут и «Зпертый дом». И генты обнружт вс, господин де Водрель, тогд пощды не ждите!

— Это невжно, Жн, — ответил де Водрель, — это невжно, лишь бы вы смогли присоединиться к ншим друзьям н грнице!

— Послушйте, что я вм скжу, — нчл снов Жн. — Все, что нужно сделть для ншего дел, я сделю. Теперь же речь идет о вс, господин де Водрель. Быть может, вм кк-нибудь удстся добрться до Соединенных Шттов. Окзвшись з пределми грфств Св. Гицинт, вы будете в безопсности, тм еще несколько миль — и Америк. Зню, у вс нет сил добрться туд, дже если я буду с вми и буду поддерживть вс. Зто если вы будете лежть в тележке, покоясь, кк н этой постели, н подстилке из соломы, то вы, возможно, перенесете переезд! Итк, пусть моя мть добудет тележку под кким-нибудь предлогом — нпример, чтобы бежть, кк многие другие, покинувшие Сен-Шрль. Пусть, по крйней мере, попытется! И звтр ночью вы с вшей дочерью, моя мть и я — мы покинем этот дом и окжемся вне опсности до того, кк немные убийцы Гор явятся превртить Сен-Шрль в то же, во что они превртили Сен-Дени, — в груду рзвлин.

Плн Жн стоил того, чтобы здумться нд ним. В нескольких милях южнее грфств де Водрель обретет безопсность, обеспечить которую ему уже не сможет «Зпертый дом», если королевские войск зхвтят селение и учинят обыски у всех его жителей. А это было более чем вероятно: ведь о присутствии здесь Жн Безымянного уже известно людям Рип. Пок ему удлось ускользнуть от них, но они непременно поймут, что он укрылся в одном из домов Сен-Шрля, и тогд нверняк предпримут все усилия, чтобы обнружить его убежище. Ситуция, тким обрзом, был угрожющей. Ндо было, чтобы не только Жн, но и де Водрель и его дочь во что бы то ни стло покинули «Зпертый дом».

Бегство было возможно лишь при условии, что Бриджет сможет достть тележку и что де Водрель будет в состоянии перенести дорожную тряску в течение нескольких чсов. Если же он еще слишком слб, чтобы можно было перепрвить его до смой грницы, то пок ему могл дть приют ккя-нибудь ферм.

Однко было совершенно необходимо покинуть Сен-Шрль, тк кк полиция всюду производил обыски.

Жн без особого труд убедил де Водреля и его дочь. Бриджет тоже соглсилсь с ним. К сожлению, нечего было и думть об отъезде сегодня ночью. Звтр утром Бриджет пострется рздобыть ккую-нибудь повозку. Поэтому бегство отклдывлось н следующую ночь.

Нстло утро. Бриджет решил, что лучше всего действовть открыто. Вряд ли кого-нибудь удивит, что он решил бежть из мест, где идут военные действия: многие жители уже сделли это.

Сперв он не хотел сопровождть де Водреля, Клру и Жн. Но сын легко убедил ее, что рз уж он скжет всем об отъезде, потом соседи увидят ее в Сен-Шрле, то могут зподозрить, что одолження тележк, вероятно, пондобилсь для ккого-нибудь мятежник, схоронившегося в «Зпертом доме»; тогд рно или поздно это стнет известно полицейским и они примутся з нее, в ее интересх, кк и в интересх отц и дочери де Водрелей, не двть повод для нчл дознния.

Бриджете пришлось соглситься с ткими серьезными доводми. Когд минует смутное время, он вернется в Сен-Шрль, где уже будет до конц влчить свое жлкое существовние в этом доме, из которого он рссчитывл никогд не уезжть.

Оствлось лишь рздобыть тележку. Если это удстся, то у них будет возможность добрться до грфств Лпрери, которому еще не угрожли королевские войск. Итк, Бриджет с утр вышл из дому. Деньги, необходимые для нйм, еще лучше — для приобретения повозки, ей дл де Водрель.

В ее отсутствие Жн и Клр не покидли комнты де Водреля, к которому вернулсь быля энергия. Он чувствовл, что в силх перенести поездку; дже смо решение ехть хорошо повлияло н его душевное состояние. Несмотря н слбость, он был готов встть с постели и отпрвиться в дорогу, когд придет время покинуть «Зпертый дом». Он ручлся з себя, по крйней мере, в течение нескольких чсов, дльше будет, кк угодно Богу. Лишь бы ему увидеться с товрищми, лишь бы обеспечить безопсность дочери, лишь бы Жн Безымянный окзлся среди Сынов Свободы, решившихся продолжть священную войну.

Д, этот отъезд был нстоятельно необходим. Действительно, если де Водрелю суждено умереть от рн, что стнет с его дочерью в «Зпертом доме», одинокой, н всем белом свете не имеющей опоры, кроме этой строй женщины? Н грнице — в Свентоне, Плтсбурге — они нйдут своих бртьев по оружию, своих смых преднных друзей, среди них — того, к кому де Водрель питл особые чувств. Он знл, что Винсент Годж любит Клру и что Клр не откжется стть женою того, кто рисковл рди нее своей жизнью. Кому еще отец мог доверить будущее дочери? Он был достоин ее, он был достойн его.

С божьей помощью у де Водреля хвтит сил достичь цели. Он не умрет до тех пор, пок его ног не ступит н мерикнскую землю, где оствшиеся в живых сторонники реформ ждут момент, чтобы снов взяться з оружие.

Ткие мысли обуревли де Водреля, Жн и Клр в это время сидели рядом у его изголовья и изредк обменивлись словми.

Время от времени Жн вствл, приближлся к выходившим н дорогу окнм, ствни которых были зкрыты, и прислушивлся, нет ли ккого шум н дороге в окрестностях селения.

Бриджет вернулсь в «Зпертый дом» чс через дв. В поискх тележки и лошди он обошл несколько домов. Кк было условлено, он не стл скрывть своего нмерения покинуть Сен-Шрль, чему никто не удивился. Влделец одной из соседних ферм Люк Аршмбо соглсился уступить ей з хорошую цену свою тележку, пообещв доствить ее, уже зпряженную, в девять чсов вечер к дверям «Зпертого дом».

Де Водрель почувствовл истинное облегчение, когд узнл, что Бриджете удлось все устроить.

— В девять мы отпрвимся в путь, — скзл он, — и я встну с постели, чтобы сесть в...

— Нет, господин де Водрель, — перебил его Жн, — не утомляйте себя без ндобности. Я см отнесу вс в тележку. Мы нстелим в нее соломы, сверху положим мтрц с вшей постели. Ехть будем не торопясь, чтобы избежть большой тряски, и я ндеюсь, что вы сможете перенести путешествие. Но н улице довольно холодно, позботьтесь о том, чтобы укрыться потеплее. Что же ксется опсных встреч н дороге... Ты не узнл ничего нового, мтушк?

— Нет, — ответил Бриджет. — Однко по-прежнему ожидют повторного ншествия королевских солдт.

— А те полицейские, что преследовли меня до Сен-Шрля?..

— Я их не видел, вероятно, они нпрвились по ложному следу.

— Но они могут вернуться... — скзл Клр.

— Именно поэтому мы уедем, кк только повозк будет у дом, — ответил де Водрель.

— В девять чсов, — скзл Бриджет.

— А ты уверен в человеке, продвшем тебе ее, мтушк?

— Д, это очень честный фермер, уж если он что обещл сделть, то сделет!

Тем временем де Водрель пожелл немного подкрепиться. Бриджет с помощью Клры быстро приготовил скромный звтрк, з который они сели все вместе.

Шли чсы. Все было спокойно, н улице тихо. Время от времени Бриджет приоткрывл дверь и быстро оглядывлсь. Было довольно холодно. Небо — серо и неподвижно, ни ветерк. Првд, если поднимется юго-зпдный ветер, тучи рзрзятся снегом, и это чрезвычйно зтруднит поездку — по крйней мере, до грницы грфств.

И все же можно было ндеяться, что путешествие пройдет вполне сносно. Однко в три чс пополудни из верхней чсти селения донеслись ккие-то, пок еще очень длекие, звуки.

Жн отпер дверь, прислушлся... И не смог сдержть досду.

— Это трубы! — воскликнул он. — Колонн идет н Сен-Шрль!..

— Что же делть? — спросил Клр.

— Ждть, — ответил Бриджет. — Быть может, эти солдты всего лишь пройдут мимо селения?..

Жн с сомнением покчл головой.

Но кк бы то ни было, де Водрелю нельзя было отпрвляться в путь среди бел дня. Приходилось ждть, кк скзл Бриджет, если вот только Жн не решит бежть...

В смом деле, если он покинет «Зпертый дом» сию же минуту, если скроется в лесу, прилегющем к дороге, он нверняк успеет уйти от опсности прежде, чем Сен-Шрль будет знят солдтми королевской рмии. Но это ознчло бы покинуть де Водрелей в тот момент, когд отец и дочь подвергются смой серьезной опсности. Об этом Жн и не помышлял. Хотя кк сможет он зщитить их, если в дом ворвутся солдты?

А опсность при