/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy / Series: Слизеринский форум (http://slitherin.potterforum.ru)

Волею Времени – Насмешкою Судьбы

Zontik


Название: Волею Времени - Насмешкою Судьбы

Автор: Zontik

Бета/Гамма: Outstrip/Rose Autore

Пейринг: ГП и другие

Рейтинг: R

Жанр: Экшн/Стеб/Ангст

Тип: Джен

Размер: Миди

Статус: Закончен

Дисклаймер: Все украдено до нас Дж.Роулинг

Аннотация: Прошло десять лет с Последней Битвы. Сторона Света выиграла, но Гарри Поттер хочет, чтобы все было по-другому.

Предупреждения: AU, OOC, POV Гарри, ненормативная лексика

Тема: «Забытое прошлое»

* * *

Глава №1

На дне ещё осталось немного. Придирчиво изучаю бутылку огневиски, как ювелир камень. Смотрю сквозь тёмно-коричневое стекло. На донышке явно ещё есть моя головная боль, но пить уже не хочется. Что-то я ослаб, даже одной осилить не могу. Вот десять лет назад… О, было штук двадцать Огнедского. Золотые времена!

Бутылка врезается в стену, разлетевшись на сотни осколков и оставив на гобелене тёмное пятно. Ничего, Кричер уберет.

Более-менее рациональное мышление раздражает. Почему я не пьян? Почему у меня, гремучий дементор, всё всегда не как у людей?! Даже в спиртном отличился: вместо того, чтобы, напившись, медленно приобретать зависимость, я наоборот с каждым разом отвыкаю от алкоголя.

- Хозяин, - в комнату входит старый эльф, мой верный слуга, друг и единственный, кто знает меня настоящего последние десять грёбанных лет. - Они у дверей.

Не нужно говорить что-то ещё, всё и так ясно. Всё повторяется не первую сотню раз. Но мне кажется, что года через два я не выдержу и разнесу этих сволочей, скажем… Сектумсемпрой. А лучше Круцио. Или прямо сейчас применить массовое Империо, чтобы разом отвадить этих пиявок? Обливиэйт? Аваду Кедавру?

Вздыхаю. Мечты-мечты.

Поднимаюсь с кресла и иду в ванную, где Кричер уже стоит с полотенцем и баночкой «освежителя». Умываюсь, бреюсь, расчесываю запутанные патлы и обильно опрыскиваю шею одеколоном. Что вы, какой алкоголь, только благородный парфюм! Герой идеален, в самом деле.

Накладываю на усталое отекшее лицо разглаживающие и освежающие чары. Вуаля, красавчик! Кто скажет, что под тридцать и пьет непросыхая?

Одеваю заранее приготовленный костюм: лакированные чёрные туфли, классические брюки, белая рубашка с вышивкой и чёрной атласной лентой у воротника, темно-бордовый жилет и бархатная мантия. Прямо с обложки журнала о чистокровных снобах! Красота.

Направляюсь к дверям, где эльф протягивает золотые часы на цепочке. Как я мог забыть? Закрепляю их на жилете и убираю в карман брюк. Герой моден и пунктуален.

Ну, поехали. Кивнув Кричеру, выхожу из дома на Гриммунд-плейс. Яркие вспышки режут глаза, невольно зажмуриваюсь на мгновение. Прорываюсь через огромное стадо журналистов, кричащих невпопад:

- Мистер Поттер! О Мерлин, мистер Поттер! Скажите!.. Всего пару слов для Ежедневника! Вы прекрасно выглядите! Вы планируете посетить бал в Министерстве?! Где Джиневра Уизли?! Когда вы поженитесь или у Вас другое видение своей леди, возможно, джентльмена?! Пару слов для Ведьмополитена! Пророк, мистер Поттер! Вы выступите с речью в честь дня Победы?! Что Вы думаете о кризисе в Египте?! Вы встречаетесь с царицей?!

- Без комментариев, господа! - невозмутимо прохожу сквозь толпу. - Я очень спешу!

- Всего пару слов, мистер Поттер! Как Вы планируете провести этот день?! Вы все еще скучаете по Гермионе Грейнджер?! Вам не хватает Рональда Уизли?!

Да как они смеют?! Ну всё, это уже слишком! Сжав кулаки, аппарирую прочь.

Это место всегда встречает тишиной. Кладбище любит молчать и, кажется, приветствует лишь ветер, иногда заглядывающий в гости. Сейчас он здесь - колышет ветки деревьев, развивает стебли могильных цветов и сдувает пыль с надгробий. И я тоже, как ветер, захожу иногда, чтобы почтить память и прикоснуться к дорогому прошлому, где был не одинок.

Не спеша оглядываю могилы. Люди в них когда-то жили, ходили по земле… И умерли, обретя в ней последний дом. Смерть неизбежна, мы все когда-нибудь уйдем, кто-то в старости, кто-то в молодости… Жизнь странная штука, её не понять. Но очень жестоко разлучать близких друг другу… Чтобы один умер, а другой остался жив. И разделяющее их расстояние ужасно велико, непреодолимо, но, в то же время, его легко убрать. На самом деле это очень просто - перейти черту.

Прохожу мимо мраморных статуй - Ангела и Демона. Вот тут, в девяти шагах от них, лежат мои самые близкие. Рядом, как неделимые - два серых надгробия.

- Привет, ребята, - по-детски говорю я. - Рон, Гермиона, как вы тут?

А они так и не успели пожениться. Хоть и планировали сделать это той весной.

Очищаю каменные плиты от грязи, листвы и мха. Сейчас тоже весна. Десятая без них.

- Я скучаю.

Ветер, будто подражая, тоже тихо завывает рядом.

Никогда не восполнить их, не заменить. Поздно, мы уже слишком взрослые и жесткие. Все изменилось за десять лет, волшебный мир почти оправился от последствий войны, Мальчик-Который-Выжил стал мужчиной, героем. Почти идеальным. Усмехаюсь. Почти. Я тоже не женился, не завел детей, не стал аврором. Вместо всего этого напиваюсь как свинья, закрывшись в мрачном доме. Нет, в свет, конечно, выхожу… К сожалению, мне не позволено стать затворником полностью. Иногда посещаю министерские мероприятия, редко, но путешествую, навещаю школьных друзей, крестника, хожу по магазинам, в конце концов. И держусь своей маски везде, где не один.

- Знаете, иногда я думаю, что даже хорошо, что вы ушли вместе, молодые и добрые, - смотря на надгробия. - Я вот постарел, очерствел и стал светской сволочью.

А ля улучшенная версия Северуса Снейпа. Сдержанный, бесчувственный и саркастичный. Прекрасно отработав мимику лица и жестов я… Сросся с ними. Теперь всегда такой, не могу быть другим, даже с друзьями и Тедди. Когда кто-то находится рядом, неважно кто, автоматически подбираюсь и «держу лицо», наверно зациклен, болен этим - слишком боюсь и не хочу, чтобы меня видели уязвимым. Рон и Герм очень удивились бы, увидев меня таким - в образе гордого Лорда. Непоправимо испорченным, да.

- Простите меня, - в который раз говорю это. - С вами все было бы иначе.

Но что делать, прошлое не вернуть. За долгие годы я смирился с этим. Но все равно больно, ноет где-то внутри.

Сейчас мои дети могли бы учиться в Хогвартсе. Когда-то мы все мечтали о большой семье, но не сложилось… В реальности я не имею даже постоянных отношений. Не выходит как-то. Джинни терпела долго, я долго терпел Джинни, а потом сказал, что она нахрен не нужна мне с её рыжими кудрями и Дином в комплекте. Не хочу треугольники, не люблю геометрию. Да, вот так и проорал… Прости, Рон.

Кладу два венка из белых роз на их могилы. Провожу пальцами по гравированным именам.

- Пока, ребят. Люблю вас, до встречи.

Встаю с колен и, отряхнувшись, иду к выходу из кладбища.

Как бы я хотел, чтобы они выжили, чтобы вообще не было войны, смертей и разрушений, чтобы я не стал Избранным, чтобы ВСЕ БЫЛО ПО-ДРУГОМУ.

- Мерлин, - тихо шепчу, прикрыв глаза. - Почему всё не может быть по-другому?

Знаю, детские мысли, но здесь можно, здесь я молод как нигде, здесь всё иначе.

Резкий порыв ветра окутывает холодом и чуть не срывает мантию. Придерживая одежду рукой - не успеваю удивиться, как ветер стихает. Ну и погода весной. Впрочем, как всегда.

Глава №2

Открываю глаза и морщусь от яркого света. Потянувшись, встаю и плетусь в ванную. Заспанно щурюсь, зеваю и невидяще смотрю в зеркало - всё равно спросонья страшный. Ощупываю ближайшую полку в поисках зубной щетки. Баночка, баночка, баночка… Откуда столько? Кричер прибрался, что ли? Щётки нет. Протерев глаза и ещё раз потянувшись, смотрю на полку из черного дерева.

Хм-м-м… Похоже я еще не до конца проснулся. Устало тру правый глаз.

Хм-м-м… Тупо разглядываю флаконы и не пойму… На кой боггарт в ванной делает кровь дракона?!! Кто положил сюда мышьяк и, главное, - зачем?!

Оглядываюсь по сторонам и застываю.

Это. Не. Моя. Ванная.

За годы проживания в доме Блэков я запомнил его детально. Этот интерьер, конечно, весьма схож - всё в мрачных тонах, преобладает черный мрамор… ГДЕ Я?!

Спокойно, конечно же, я в своем доме, как иначе? Кричер просто сделал перестановку, решил обновить интерьер… Без моего ведома, но это не плохо, мне в принципе всё равно.

В итоге, умывшись, выхожу из ванной в совершенно такую же незнакомую спальню. Смешно.

Открыв большой платяной шкаф, медленно начинаю паниковать. Одежда дорогая, привычная, похожая… Но не моя, м-да.

Глубоко вздохнув, пытаюсь успокоиться. Я точно в чужом доме. Но где, зачем, у кого и почему не помню, как попал?!

Рассматриваю комнату и не нахожу своей одежды. Вынужденно одеваю имеющуюся, думая, как умудрился попасть в чужой дом полуголым… Хм, а она как раз, даже удивительно, на вид должна была быть чуть велика. Нехорошие мысли посещают многострадальную голову, и я настороженно подхожу к зеркалу у окна. И на каком-то интуитивном уровне боюсь взглянуть в него, но, пересилив странный страх, всё же смотрю на себя.

Моргана со всеми предками… Книзла за копыто, Мордреда за рога, Мерлинова борода!.. Охренеть.

Я блондин.

Упасть и не встать.

Провожу рукой по щеке, носу, волосам. Моя внешность… Другая. Глаза такие же, зелёные, черты лица вроде мои, только нос немного другой, прямее и губы уже, волосы светлые и тело… Не веряще ощупываю себя. Я стал выше! И шире в плечах.

В голову приходит шальная мысль - осмотреться ниже пояса, но отбрасываю затею, лучше не стоит, то, что делает меня мужчиной на месте, а насколько изменилось сейчас - не важно.

- Мерли-и-ин… - еще раз взглянув в зеркало. - Это чья-то шутка?

У Джорджа разыгралось воображение на почве годовщины Последней Битвы? Я выжил из ума? Это сон?

От размышлений отвлекает стук в окне - сова. Подхожу ближе и впускаю птицу. Когда отвязываю письмо от лапы, она сильно кусает мой палец. Больно! И с какой-то непостижимой эйфорией осознаю, что это - не сон.

Невоспитанный сыч улетает, а я смотрю на письмо в руке. Открыть - не открыть? Что ж, ладно. Разворачиваю конверт, адресованный какому-то Олеону Дефруа.

Мистер Дефруа,

Ваш запрос подтвержден, Вы являетесь законным и единственным наследником семьи Дефруа и вправе претендовать на всё имущество Рода. Британский филиал банка Гринготтс в полной мере принимает Ваш статус и готов открыть ранее замороженное хранилище Дефруа, а также перевести Ваши капиталы из отделения Гринготтса во Франции. Для этого Вам необходимо в удобное для Вас время посетить банк.

Рады приветствовать возвращение Вашего Рода в Британию.

Гоблинский Отдел Наследования Британского Банка Гринготтс.

Хм-м. Забавно.

Что за Дефруа? Никогда не слышал… Это такой розыгрыш? Если нет, то надо отдать письмо владельцу, все-таки, это личный документ. Глубоко вздыхаю. В доме ведь кто-то есть, правда? Конечно, какой-нибудь шутник-самоубийца, которому скоро я отвинчу голову. С подобными мыслями принимаюсь бродить по мрачному особняку.

Примерно через полтора часа окончательно понимаю, что ничего не понимаю. Здесь никого нет, отсутствуют даже эльфы. Только несчастный боггарт, притаившийся в буфете. По паутине и беспорядку понятно, что дом заброшен.

А ещё моя палочка исчезла и вместо неё на тумбочке лежит другая.

Тяжело вздыхаю. Хорошо хоть, что в Англии, а не какой-нибудь Зимбабве. Рассматриваю большую винную коллекцию в подвале, попутно пытаясь прийти в себя. Смешно звучит, если учесть то, что я, похоже, «не в себе». Француз, твою мать.

Олеон Дефруа. Мило.

Прислоняюсь лбом к холодному стеклу Совиньон. Нужно выпить.

* * *

Дождь моросит почти весь день, вызывая стойкое ощущение промозглости. И настроение такое же переменчивое, как туман за окном. Я то раздражен, то апатичен.

Решил немного прибраться, с новой палочкой на удивление комфортно. Ах, да, ведь по законам волшебства она теперь идеально подходит «мне», пусть я даже понятия не имею, кто я. Редкие колдографии ничего не говорят, так как не знаю людей на них, портреты… Это отдельная тема, их много, но они - не живые. Обычные картины. Дефруа были очень странной семьей волшебников.

Изучая особняк и попутно убирая беспорядок, дохожу до библиотеки на втором этаже. Возможно, в этой мрачной и пыльной комнате я найду ответы?

После долгих поисков, изгнания пауков и чтения, выясняю, что особняк изначально принадлежал семье Стрэйнджев - древнему чистокровному роду. Английскому. Что считался одним из наиболее богатых и уважаемых тёмных родов, но в 1805 году, из-за ареста многих членов семьи, обеднел и попал в немилость, к тому же, единственным наследником тогда была женщина, что грозило роду исчезновением. Эвелин Стрэйндж вышла замуж за французского лорда Николса Дефруа, все владения Стрэйнджев перешли к Дефруа. Позже семья переехала во Францию. Дальше записи прерываются. Не знаю, почему.

Но, надеюсь, я не в IX веке.

Устало тру переносицу. Об Олеоне Дефруа не сказано ни слова. Возможно, это сын Эвелин и Николса, может их внук, правнук… Я даже не знаю, какой сейчас год, в каком городе, на какой улице нахожусь и приехал ли этот Дефруа один. Что буду делать, если вдруг в гости явится незнакомый родственник?

Ну вот! Нельзя было, если и перемещаться в чужое тело, то хотя бы некоторые его воспоминания сохранить?!!

А что с моим настоящим телом? В нем теперь Олеон? Ничего не понимающий и не знающий. Говорящий, наверно, только по-французски. Среди толпы репортеров… Прекрасно, если вернусь назад, то проснусь в Святом Мунго! А если не вернусь? Вдруг я застрял в этом теле и времени навсегда?

Комкаю чистый пергамент и бросаю в урну.

Усмехаюсь. Жизнь, где все по-другому. Наверно, я-Олеон не участвовал в войне и уж точно не Избранный, и не знаком с Герми и Роном. Опускаю глаза. Насчет последнего… Мне жаль. Но… Возможно, все к лучшему. Это шанс, да?

Задерживаю дыхание. Нужно просто отбросить страхи и сделать шаг. В новую жизнь. Где все по-другому.

Выдыхаю. Я сам этого желал и теперь не стоит клясть привидение, что исполнило мечты.

Я попробую.

* * *

Прикинувшись ничего не знающим иностранцем, узнаю, что живу в маггловском Лондоне на Шейбр-стрит. До Дырявого Котла идти и идти, но то, что нахожусь в знакомом городе - уже большая удача. Немного покоробило то, что сегодня 4 мая 1937 года. В это время мой дед со стороны Поттеров был еще сосунком… Но это не страшно, утешаю себя тем, что я не мальчишка, а вполне привлекательный мужчина и не появился в глубокой древности.

После часа ходьбы я устал изображать блондина-идиота и был немного раздражен назойливым вниманием женского пола. Девушек приводил в восторг мой необычный, по их мнению, аристократичный вид, и почти каждая дама предлагала свою помощь в виде милой экскурсии по Лондону и сопровождения до нужного мне места. На это не было ни желания, ни времени, ни средств.

И только потом… Я вспомнил, что имею палочку и умею ей пользоваться! В самом деле, Дырявый Котел вряд ли изменился, и я могу аппарировать, как раньше. Поэтому, зайдя в нелюдимый переулок, перемещаюсь с помощью магии.

Результат довольно плачевный. Я появился на грязной улочке, сбив мусорный контейнер и чуть не раздавив кошку. Последняя, угрожающе выгнувшись и зашипев, умчалась прочь. Ладно, что меня больше никто не видел. Встаю, отряхиваюсь и привожу одежду в порядок заклинаниями, затем выхожу на широкую улицу, где стоит нужная бар-гостиница. Есть!

Войдя в Дырявый Котел, без промедления иду к волшебной стене, ведущей на Диагон Аллею. Проигнорировав предложение выпить и изучающие взгляды, вытаскиваю палочку и три раза стучу ей по красным кирпичам - стена метаморфозно сдвигается. Выйдя в магическую часть Лондона и самую известную улицу, прямиком направляюсь к Гринготтсу. Все вокруг оживленно и радостно, под стать дню - дождь прошел, на небе солнечно и ясно.

Привычно пробираясь сквозь толпу, дохожу до банка. Ничего не изменилось, этому миру свойственна поразительная постоянность. Хм, во всяком случае, гоблины были горды и самодовольны во все времена.

- Добрый день, сэр, - слышится высокомерный голос-скрежет где-то справа. - Я могу чем-то помочь?

Останавливаюсь и медленно поворачиваю голову к гоблину в бордовом бархатном костюме.

- Будьте любезны, скажите, - холодно смотря в чёрные глаза-бусинки, - где я могу уладить дела наследования?

- Здесь, сэр, - оскалившись в усмешке. - Могу я узнать Вашу фамилию?

- Дефруа, - спокойно бросаю я. Не запнувшись, ничем не выдав «своё» чужое имя. Тем временем гоблин меняется в лице, весь подбирается и произносит более почтенно:

- Добро пожаловать в Гринготтс, Лорд Дефруа. Директор ждет Вас, прошу следовать за мной.

И, развернувшись, он идет в сторону самого отдаленного коридора. Следую за ним, попутно думая, зачем для разрешения вопросов наследования требуется директор банка, разве не достаточно просто управляющего хранилищем рода?

Глава №3

Пройдя роскошный золотой коридор, мы входим в не менее дорого отделанный кабинет. Редкое черное дерево, огромные ковры, мебель, инкрустированная камнями. Забавно, вместо статуэток и прочих вещей, предназначенных для украшений, на полках лежат золотые слитки всех размеров. И наконец, взгляд падает на хозяина кабинета - верховного гоблина Гринготтса, сидящего за массивным дубовым столом. Даже в прошлой… Жизни, при всей своей известности, я не встречался с директором.

- Прибыл Лорд Дефруа, господин Гринготтс, - представляет меня гоблин и по кивку старшего покидает комнату. Директор - пожилой гоблин в темно-зеленой мантии, квадратных очках на крючковатом носу, с длинной седой бородой и волосами, убранными в хвост - радушно поднимает руки и приветливо говорит:

- Здравствуйте, мистер Дефруа, рад видеть вас! - показывая на столик в углу. - Желаете что-нибудь выпить?

- Вы очень любезны, - вежливо улыбнувшись. - Пожалуй, чаю.

Не хочу пить, но отказываться - не культурно.

- Конечно. Присаживайтесь.

Сажусь в кресло рядом. Тут же рядом появляется маленький чайный столик с сервизом.

- Благодарю, - беру чашку и делаю первый глоток, не отрывая глаз от гоблина. Последний, присев с идентичной чашкой, начинает разговор:

- Итак, Вы прибыли сюда для разморожения своего хранилища?

- Да.

В воздухе витает приятный аромат трав. Расслабляющий, успокаивающий… Это настораживает, но, кажется, всей силы моей паранойи и раздражения хватает только на то, чтобы держать лицо и не заснуть на час-другой.

- Гоблин, следящий за Вашим имуществом, уже вызван, мы уладим всё очень быстро.

- Благодарю, - вернув чашку на блюдце. - Но позвольте узнать, от чего такая честь?

Директор загадочно поблескивает глазами, и я отстраненно думаю, что он напоминает Дамблдора. Все директора одинаковы?

- Вы особый клиент, мистер Дефруа, - отхлебнув чай. - Очень редкий.

Тем временем в кабинет входит другой гоблин - в серо-черном костюме и с слегка кудрявыми коричневыми волосами.

- Вы звали меня? - рассматривая нас.

- Да, Никодем. Познакомься, это Лорд Дефруа. Лорд Дефруа, это Никодем, управляющий Вашего хранилища.

- Очень приятно, - произношу я и слышу:

- Но Род Дефруа прервался…

- Что? - опешив. Как это понимать?

- Как это понимать? - будто прочитав мои мысли, спрашивает гоблин.

- Магию невозможно понять, друзья мои, - говорит директор. - Как и спорить с ней.

Затем он встает из-за стола и продолжает:

- Для продолжения крайне важного разговора мы должны принести клятвы о неразглашении всего здесь произошедшего, - положив руку на сердце. - Пожалуйста, господа.

- Но я, как работник банка, уже при клятве, господин директор.

- Эта клятва касается не только дел Гринготтса, она нужна для неразглашения тайн лично мистера Дефруа.

- Хорошо, - так же положив руку на сердце. Двое морщинистых лиц выжидающе поворачиваются ко мне. А что я теряю, собственно? Поэтому, не медля, следую их примеру.

- Клянусь оставить в тайне всё услышанное и увиденное в стенах этого кабинета, - говорит старший гоблин. После того, как все произносят клятву, комнату окутывает золотое свечение. Пальцы на сердце немного покалывает, но дискомфорт проходит с исчезновением вспышки магии. Когда мы рассаживаемся по креслам, мистер Гринготтс берет слово первым:

- Сначала, стоит сказать, что всё услышанное покажется вам довольно… Невероятным. Это странно, да, но прошу отнестись ко всему серьезно. В помещении, как вы наверно заметили, использованы успокаивающие благовония, чтобы вы не пошли на поводу у первых эмоций и не сделали чего-то необдуманного. Простите, но я слишком стар для громких ругательств и драк. О, было дело в прошлом столетии… Я думал, что он разобьет мне нос, с тех пор и… Кх-м, но кажется, я отвлекся. С вами мы намерены говорить о всемогущей магии. Она может творить поистине удивительные вещи, даже для тех, кто способен колдовать. Например, известны случаи незапланированного перемещения во времени. Вы ведь не из нашего времени, мистер Дефруа?

Пораженно застываю. Откуда ему известно? Мерлин, не знаю, что думать. Наверно лучше подождать с доводами и послушать. Может, действительно выясню, почему и как очутился здесь.

- Нет, - качаю головой. - Я оказался в 1937 году вчера.

- Да, все верно. Понимаете, мой десять раз прадед, первый Гринготтс и основатель банка для волшебников, тоже был «пришельцем», по воле магии закинутый из прошлого в будущее. Именно он не побоялся и решил изучить произошедшее с собой странное явление, самым большим прорывом в исследованиях стала возможность узнать, когда в мире появляется кто-то в «новой жизни». Система работает на подобии документов банка Гринготтс или, скажем, по гобеленам родового древа. Мой дед, чтобы помочь таким же, как он, смог сделать так, что когда в мире и на каком-то древе появляется «инородный» член семьи, он узнавал о нем. Затем связаться с ним, объяснить положение и хотя бы немного рассказать о новой жизни, которую он не знает, - вздохнув и отпив чая. - С одной стороны это страшное явление, но с другой… Ведь магия никогда ничего не делает просто так. Понимаете? К тому же, не был бы я сейчас перед вами, если бы в мире не появился Великий гоблин Гринготтс. Возможно, не было бы банка и всего того, что есть сейчас…

После недолгого молчания, гоблин продолжает:

- Так, со времен деда, его знания передаются из поколения в поколение, и каждый Гринготтс обязан следить за изменениями населения мира, помогать избранникам магии и хранить тайну их жизни, - тяжело вздохнув и посмотрев на меня. - Теперь о сложном. Но не волнуйтесь, мы довольно опытны в подобных ситуациях. Еще скажу, что как ни странно, такие случаи в большинстве происходили в странах Востока, старушка Англия такого давно не видела, нам известны всего десять «пришельцев». Вы одиннадцатый, мистер… Прошу, позвольте мне узнать Ваше прошлое имя? И откуда Вы, если можно.

- Гарри Джеймс Поттер, - легко слетает с языка. - Из будущего. Точнее, из Британии 2007 года.

- Всесильный Арзал! - подает голос Никодем. - Это-это… Невероятно!

Директор смеётся и произносит:

- Согласен, мой друг, - открыв ящик стола и протянув из него длинный пергамент. - Возьмите, мистер Дефруа. Сейчас нам предстоит разговор о самом тяжелом - о Вас. Вашей новой жизни.

Смотрю на семейное древо рода Дефруа в руках. В самом верху, из витиеватых букв, стоит имя Олеона Дефруа.

- Видите первое имя? Олеон Дефруа появился в магическом мире, можете считать, из ниоткуда. Но формально, у него была и семья, и детство, и юность, иными словами, всю жизнь Олеона до Вашего появления в его теле, создала магия. Для Вас, Вам. Это удивительно, запутанно, но факт. Возможно, что-то из Вашей внешности осталось от прошлого тела, но в основном она изменилась, я прав?

Дождавшись кивка, гоблин продолжил:

- Хорошо, чаще всего так и случается. Магия сделала Вас соответствующим новой семье. Теперь во всех магических документах Вы - настоящий Олеон Дефруа, как по крови, так и по рождению.

Мерли-и-ин, Мерлин-Мерлин-Мерлин…

- Поэтому никто не сможет доказать, что Вы не тот, кем являетесь, что были другим и из иного времени.

Хэ-хэ, удобно.

- На древе Вы можете видеть Феликса и Гвинею Дефруа, они были последними из Рода, и на их дочери, единственной наследнице, он прервался. Но магия изменила историю. Прожив 35 лет в браке, Феликс Дефруа женится повторно, на Мирабэлле Делакур и в этом союзе рождается долгожданный сын, который может продолжить Род. Это Вы.

Я родственник Делакуров? Как ни странно, это утешает. Хоть кто-то знакомый.

- Что ж, - осторожно кашляю, - понятно. А как я буду общаться с новыми родственниками, если не знаю и не помню их? Или они меня тоже?

- Близких родственников у Вас, к сожалению или счастью, не осталось. Родители умерли еще в 1913, сводную сестру давно убили. Вообще, Род Дефруа, так сказать, ветшал в последних поколениях, детей рождалось мало. Поговаривали, что это даже какое-то проклятье… Но не бойтесь, Вы, как подарок судьбы… Магия дала прервавшемуся роду шанс. Он ведь был сильным когда-то… И темным, да. Возможно, это его и погубило, - задумчиво вздохнув. - Зло вообще имеет свойство, рано или поздно, умирать… Сгнивая.

Все одновременно отпивают полуостывший чай и предаются раздумьям. Затем верховный гоблин кашляет и продолжает странный монолог:

- Простите, снова отвлекся. Благовония весьма эффективны, - усмехнувшись. - Так вот… Что касается других родственников, их у Вас много, все чистокровные, так или иначе, связаны. Не волнуйтесь по этому поводу, Вы вполне обоснованно могли быть не знакомы, поэтому о корректировке воспоминаний можно не думать. Знаете, а Вы баловень удачи. Не каждому так везет, был например, такой случай… У несчастного в новой жизни пять братьев и семь сестер, ко всему родители и прочие родственники целехоньки. И что Вы думаете? Пришлось подправлять память всем, состыковывать факты… Трудная была работа, но слава богам, волшебство нас не оставило. Вам же легче, Вы - поздний любимый ребенок, единственный наследник, надежда Рода… Таких детей обычно учат на дому, пылинки сдувают, никому не показывают лишний раз, учат всему-всему и самому-самому, а это занимает крайне много времени. Все поверят, что Вы - правда, а если нет, то никогда не докажут обратного. Вы можете жить спокойно, - оскалившись в подобии улыбки. - Но в случае чего, обращайтесь в Гринготтс, здесь всегда помогут.

- Спасибо, - мне нечего больше ответить. Неподвижно сижу, сжимая пергамент в руках и не представляя, как понять все ранее сказанное. Как осознать ЭТО?

Не знаю, сколько мы сидим в тишине, но когда моей руки осторожно касается немного морщинистая ладонь, я будто просыпаюсь от сна.

- Вы не просто попали в прошлое, Вы попали в НОВУЮ ЖИЗНЬ. Это невероятно, потрясающе, гениально… И таким шансом следует воспользоваться. Просто примите это.

- А у меня есть другой выбор?

- Сожалею, - качая головой. - Но думаю, нет, мистер Дефруа. Ещё никто, оказавшийся в подобной ситуации, не возвращался обратно.

Тяжело вздыхаю и пытаюсь собраться с мыслями. Мистер Гринготтс возвращается к столу и складывает какие-то бумаги.

Почему, какой бы не была моя жизнь, она всегда не как у людей? Мерлин, я так устал…

Тем временем Никодем произносит:

- Давайте лучше обсудим дела наследования. Я крайне рад снова вести Ваше имущество, мистер Дефруа, я имею честь быть управляющим еще со времен Стрэйнджев. Знаете о них?

- Да, прочел сведения в семейной библиотеке.

- Прекрасно! Тогда мы можем приступить к размораживанию?

- Да… Но прежде скажите… Мистер Гринготтс, что случается с первым телом? Гарри Поттер умер в будущем?

Помедлив, старший гоблин отвечает:

- Увы, но да. Точно неизвестно, но мы думаем, что магия, подарив новую жизнь, забирает старую.

- А… Что ж, хорошо.

Интересно… Как это происходит? Как я умер? Все просто забыли обо мне? Гарри Поттера вообще не было? Или все же он умер в 2007? Надеюсь, что не последнее… Не хочу, чтобы Тедди думал, что и я его бросил.

Еще не зашел к Джорджу, не навестил старых Артура и Молли… Не успел поговорить о поставках нового Гирбиуса Невэлла - нового цветка доброго профессора Невилла. Мы ведь вместе с пьяни придумали цветку имечко… Не успел поздравить Луну с рождением второго сына… И не пришел к Макгонагалл на субботний чай. Никогда больше не приду.

Что имеем - не храним, потерявши - плачем… Это обо мне.

Гребаный Мерлин, как все хреново-то…

- Ещё чая? Не нужно расстраиваться, - подлив в чашку горячий напиток. - Понимаю, это сложно, Вам тяжело… Вы оставили кого-то дорогого? Ваша прошлая жизнь была счастливой?

Задерживаю дыхание. И делаю глоток, чтобы потянуть с ответом.

- Можете не отвечать, но… На Вашем лице боль, хотя обычно тем, кому дается новая жизнь, не хотят жить старой. По разным причинам… Чего только не было, кто-то хотел покинуть мир из-за страшных условий, издевательств, гонений, а кто-то был просто ужасно одинок.

- Сейчас не сказал бы, что моя жизнь была ужасна, но в последние годы я потерял смысл… Почти все, кто был дорог, умерли, и… Я думал, что с ними умер сам. Теперь… Не знаю, что я чувствую. Мне жаль, что я покинул маленького крестника, оставшихся друзей, но в то же время, я бы не хотел снова быть там, в той жизни, - горько усмехнувшись. - Особенно тем, кем в ней являюсь. Согласен, что это трусливо, и можно было бы пытаться как-то измениться… Но думаю, я просто не в состоянии. Жить там… Другим.

- В таком случае, мистер Дефруа, советую Вам принять подарок судьбы, - поправив очки. - И постараться стать в этой жизни счастливым.

На душе становится легче. Удивительно. Никогда не встречал такого доброжелательного гоблина.

- Думаю, Вы правы, - слегка улыбнувшись. - Спасибо.

- Возможно, Вам станет лучше, если мы найдем родство нового Вас с семьями дорогих людей прошлого? Поверьте, это помогает.

Хм-м… Родство с Роном и Гермионой? Сириусом? Родителями? Было бы замечательно!

- Мне бы очень хотелось это узнать.

Одобрительно кивнув, директор берет пергамент из моих рук и произносит:

- Это зачарованная бумага и в ней указаны все, кто состоит с Вами в семейных отношениях. Немного магии и мы с легкостью найдем желаемую фамилию, если таковая имеется. Начинаем? Говорите род.

- Уизли.

Уж с Роном я наверняка как-то связан. Гринготтс делая незнакомые движения рукой над древом, говорит:

- Да-да, есть. Подождите… - поправив очки. - Флоренц Дефруа вышла замуж за Актуруса Уизли, так же есть родство с этим родом со стороны Стрэйнджев. Давно, но тем не менее. Дальше?

- Грейнджер, - всё же рискнув спросить. Вдруг Гермиона не такая уж магглорожденная?

- Угу, хм-м… Вижу. Родство было со стороны Стрэйнджев и почти сразу вычеркнуто. Грейнджеры, видимо, были магглами.

Не смотря ни на что, я рад, пусть это было давно, но было - мы родственны!

- Блэк.

- Кхм, есть. Как со стороны Дефруа, так и со Стрэйнджев, но, как ни странно, больше с французской линии.

Не страшно! Чувствую, что настроение поднимается, я хоть немного, но связан с любимыми людьми. Рон, Герм, Сириус, Тедди…

- Поттер.

- Так… Поттеры… Есть, два столетия назад. Сирина Поттер и Карл Дефруа, брак заключен тайно.

Положительно киваю головой.

- Хм-м… Люпин.

- Сейчас… Хм, нет, к сожалению с ними Вы ещё не в родстве.

Очень жаль. А…

- Лонгботтом.

- Угу, хм… Нет, к сожалению нет.

- Лавгуд?

- Так… Да, со стороны Стрэйнджев.

Хорошо. Что ж, пожалуй… Все. Если что, узнаю родство с кем-то позже.

- Хорошо, спасибо.

- Не за что. А теперь о самом хорошем, - повернувшись к Никодему. - О денежках! Друг мой, прошу!

- Я полагаю, это бумаги моего клиента? - темноволосый гоблин подходит к столу.

- Да, здесь необходимые сведения, занеси в свиток.

- Минутку, - взмахнув рукой и подхватив маленький портфель, возникший в воздухе. Коротко просмотрев стопку пергаментов на столе директора и положив их в портфель, он достает более старые.

- Это последний отчет хранилища 735, незадолго до блокировки счета, - читая пожелтевший лист. - На тот момент имущество Дефруа составляло пятьдесят две тысячи триста семьдесят два галеона, шестьдесят три сикля и двадцать два кната.

Очень достойная сумма. Хватит на безбедную жизнь. На имущества Поттеров можно было шиковать три жизни, но это не важно. При необходимости деньги можно заработать. Пока я мимоходом думаю о возможности работы, гоблин продолжает:

- И больше, соответственно, изменений в данной сумме не было. На хранилище было получено пять заявок: от Изирды Декуар, Маркуса Дёнэ, Шивалье Монгранта, Альбуса Дамблдора и Вас. Последнюю, как понимаю, отослал мистер Гринготтс.

- Совершенно верно, - кивнув.

- Тем не менее, она признана, все прошлые заявки отклонились, так как родства с семьей Дефруа было недостаточно, замороженное хранилище могут открыть только непосредственно Дефруа.

- А… Хм-м, - перебиваю я, обретя дар речи. - А что насчет Альбуса Дамблдора? Мы родственники?

- Да, он Вам… - задумавшись. - Хм, не уверен, запамятовал, позвольте и мне взглянуть на древо Дефруа.

Взяв пергамент, Никодем так же, как старший гоблин, делает правой рукой какие-то знаки в воздухе. Затем поворачивает ко мне голову и говорит с совершенно спокойным видом:

- Он Вам племянник.

Ага?..

Дамблдор мне… КТО?

- Простите? - непонимающе смотря на улыбающегося гоблина. Директор же, отбросив все приличия, начинает истерически ржать. Никогда не слышал, чтобы гоблины смеялись… Да ещё так. Хотя я отвлекся. Они что, ИЗДЕВАЮТСЯ?!!

- Полагаю, Вы знакомы? - сквозь смех. - Да? О… И, видимо, он старше Вас? И в этой, х-ха-ха!

- Да… - качая головой. - Но сколько ему лет? И, Мерлин, мне?

О Мордред и Моргана, я совершенно забыл узнать свой возраст!

- Вам сейчас двадцать восемь, дорогой друг, - говорит директор, успокоившись.

- Мне было столько же в прошлом, - на что он утвердительно кивает. - А…

- А Альбусу Дамблдору, - хихикнув, - пятьдесят шесть. Он старше на двадцать восемь лет. Хих, понимаю, это неожиданно, но нормально. Волшебники живут долго. Так уж вышло…

Попросив древо у Никодема, верховный гоблин произносит:

- Вот… Родство с Дамблдорами показано в верхней части, посмотрите. Ваша сводная сестра, Кендра Дефруа, вышла замуж в 1879 году за Персиваля Дамблдора, от этого союза были рождены Альбус, Аберфорт и Ариана Дамблдоры.

Не может быть! Этого. Просто. Не. Может. Быть.

Тем не менее, похоже, так оно и есть. Взяв пергамент, смотрю на линию имен рядом с моим. Кендра правда моя сестра и соответственно…

Альбус Дамблдор мой племянник!!!

Сводный, но, мать его, племянник! Бред! Это просто не укладывается в голове!

- Ничего, привыкните к новой жизни, привыкните и к этому. Никто не виноват… Ничего нельзя сделать с желанием судьбы.

Скорее насмешкой.

Глава №4

Застегиваю последнюю пуговицу на рубашке и надеваю мантию. Затем спускаюсь по лестнице в холл. За два месяца дом стал привычнее. Уже не чувствую себя здесь лишним, скорее гостем у друзей - не в своем доме, но и не в чужом.

Время пролетело удивительно быстро. Пока разбирался с наследованием, посещал Министерство, обустраивал дом и исследовал Лондон 1937 года, не заметил, как свыкся с новым собой… Смотрясь в зеркало, потерял ощущение, будто нахожусь под оборотным.

Принятие новой жизни произошло плавно, без особых проблем и всего с тремя бутылками Огнедского. Ведь в целом ничего не изменилось - я остался одиноким мужчиной под тридцать, лишь неудобство в виде везде снующих репортеров исчезло. В нынешней жизни нет обязательств ни перед кем. Конечно… Вспоминать о некоторых людях грустно, но если думать, что они прошлое, больше не часть меня… То жить вполне сносно.

Нужно верить, что все наладится. Я решил использовать шанс - начал жизнь заново… Но забавно, как судьба распорядилась на мой счет… Вел себя, как чистокровный и в итоге стал им. Так же с четырех лет рос без родителей… Знаю, это незначительно, но заставляет задуматься. Хотя, наверно никому и никогда не понять, как действует и чем руководствуется магия.

Так, ладно, нужно идти. Чем быстрее закончу с покупками, тем быстрее вернусь. Не люблю покупать продукты, готовить не сложно, но возня с выбором, распределением и прочими действиями с едой угнетает. Эльфов в доме нет - при блокировке имущества Дефруа их перевели в другие роды, а у Стрэйнджев их вообще не было… Странная чистокровная семья, все-таки. Тем не менее, Никодем обещал заняться привязкой эльфов к дому, но когда появятся «свободные» создания неизвестно, поэтому пока придется справляться самому. Вперед.

Диагон Аллея как всегда встречает толпой народа, блестящими витринами и открытыми дверьми. Прохожу вдоль улицы, попутно рассматривая товары, но застываю, когда на плечо опускается чья-то ладонь. Что за?..

- Артур, дружище! - слышится веселый бас за спиной. Оборачиваюсь к незнакомцу.

- Простите? - вопросительно выгибаю бровь. Мужчина немного тушуется и радость на лице меркнет.

- О, неужели я обознался? - улыбнувшись. - Меня зовут Джейкоб.

- Не знаю таких, - холодно говорю я, двинув плечом, тем самым сбросив руку незнакомца. - И мое имя не Артур.

Я бы мог улыбнуться в ответ и говорить более дружелюбно, но не изменился, как моя жизнь. Не могу вести себя иначе. Когда кто-то оказывается рядом, тело само собой подбирается и внутри что-то сжимается, не позволяя отразить на лице никаких эмоций, кроме насмешки, вежливого спокойствия или гордого безразличия. Определенно, моя слизеринская сущность правит балом. Уже давно.

Под пристальным взглядом мужчина нервно сцепляет руки.

- Ясно, - кашлянув. - Простите, я, правда, обознался. Извините, доброго дня.

Кивнув, возобновляю шаг. Мужчина - что-то среднее между плюшевым медведем и Хагридом - остается позади, истратив хорошее настроение. И мне почти не жаль.

Смотря на витрины, вижу белокурого аристократа, идущего по улице. Никогда не подумал бы, что напомню себе Люциуса Малфоя. Осталось только сменить цвет глаз и немного отрастить волосы.

Захожу в нужный магазин - «Вкусности от Пауля Этто», сейчас он меньше, чем в моем времени, но выбор наиболее востребованной еды так же велик. Хлеб, мясо, сыр, молочные продукты, овощи и фрукты, напитки - для удобства все на отдельных прилавках с таблицами и личными продавцами-консультантами. Да, почти ничего не изменилось. Ну, разве что сам хозяин магазина - Пауль Этто - здесь, прогуливается по продуктовым рядам в белом колпаке, добродушно оглядывая прилавки. Раньше я видел только его портрет.

Первым делом решаю пойти к прилавку овощей и фруктов, закупив все необходимое, отправляюсь к ряду с мучными изделиями. Здесь есть хлеб всех видов - пшеничный, ржаной, ячменный, кукурузный… Багеты, тортильи, бриоши, бисквиты, чапати и многое другое, всех названий и не вспомнить.

- А вы гурман, сэр! Фоларские булочки отменны, - говорит продавец старику справа от меня. - Берите-берите, горячие, свежие, вкусные!

- О, да, молодой человек, пожалуй, я возьму еще пять. Знаете, мы с женой так любим пить с ними чай…

- О-о-о, шарман, шарман! - улыбаясь во все зубы и попутно упаковывая хлеб в пакет. - Держите, сэр, приятного аппетита. Приходите еще!

- Хо-хо, обязательно, молодой человек, - счастливо улыбается старичок. - Обязательно!

Когда довольный покупатель уходит, внимание продавца тут же переключается на меня:

- Сэ-э-эр! - жизнерадостно протягивает взъерошенный юнец. - Желаете приобрести что-нибудь?! Вам помочь с выбором?

- Нет. Заверните два французских багета, - ровно произношу я, смотря на молодого продавца, как на идиота.

- О, сию минуту, - подобравшись и выполняя заказ. - Прекрасный выбор.

Хм, что ж, похвально, что он больше не орет и не лыбится, как умалишенный, а то это раздражает. Один из девизов магазина: «Хорошо работать с любым клиентом» - парень справляется с ним. Видимо, прилично платят. Он напоминает мне одного из близнецов Уизли в лучшие годы - хотя, похоже, мой ровесник. Лет двадцать пять, может быть.

- Французская выпечка удается нам лучше всего, ведь это французский магазин, сэр, - весело хмыкнув и протянув мне пакет. - Пожалуйста.

- Спасибо, - собираюсь отойти, но останавливает неожиданный вопрос:

- А Вы… Француз, сэр?

Что? Я правильно понимаю - ко мне пытаются подбить клинья? Смотрю на темноволосого юн… Мужчину. О, Мерлин, в голубых глазах явный интерес.

- У Вас мука на щеке осталась, - вместо ответа говорю я и иду к другим прилавкам. Впереди мясные продукты - это требует особого внимания, мясо нужно выбирать тщательно. Никогда не любил возиться с сырым… Особенно, когда много крови. До сих пор помню ощущения от липкого месива в руках и тухлый запах - занятный был ужин у Дурслей в тот раз и, причем за испорченный продукт наказали меня, а не тетю Петунью, что купила несвежее мясо. М-да, неприятный был вечер… Морщусь от воспоминаний, но вскоре спокойно рассматриваю представленный ассортимент. Благо существуют заклинания для ликвидации запаха, а то было бы не вздохнуть. Наконец, взгляд заинтересованно падает на два куска говядины без жил. Но все равно надо посмотреть ближе, поднимаю голову, чтобы подозвать продавца, но замечаю, что его нет - прилавок на противоположной стороне пуст. Хм-м… И где же носит…

- Ох, - кто-то толкает мой локоть. - Простите. Так много народу.

- Вы правы, - смотрю на довольно добродушного с виду старика.

- Продавец ушел за какими-то савриллами… - улыбнувшись. - Ума не приложу, что это такое, но дама сделала большой заказ… Двадцать килограмм чистого мяса.

- Саврилла - это головоногий моллюск, обитающий в море, что-то вроде кальмара, а точнее, его волшебный вид. Обычно его едят в Индии и странах Востока.

Ну, вот и пригодились знания о магических существах…

- О, Вы правы, та женщина индуска, - впечатлено. - Ну надо же, спасибо за расширение знаний. Позвольте представиться, Армандо Диппет.

Пожимаю протянутую руку.

- Олеон Дефруа, - смотрю, как глаза собеседника удивленно расширяются.

- Дефруа? - с интересом разглядывая меня. - Признаться, я думал, что этот род прервался.

- Полагаю… Здесь все так считали. Я недавно приехал в Англию, а ранее жил во Франции и путешествовал.

- А сейчас решили вернуться на старую родину? - одобрительно и даже гордо.

- Совершенно верно, - кивнув и вежливо улыбнувшись. - Похоже, Вам многое известно о Дефруа? Возможно, мы связаны семейно? К сожалению, я знаком не со всеми родственниками.

- Понимаю, но нет-нет, мы с Вами не в родстве, зато мой хороший друг, думаю, достаточно близок Вам.

- В самом деле? Как интересно. И кто же он?

Но, кажется, я и так догадываюсь…

- Альбус Дамблдор. Его мать урожденная Дефруа.

- Хм, Кендра Дефруа? Полагаю да. Она моя сводная сестра.

Собеседник лишь положительно кивает, а во мне до сих пор все вопит и не может понять этот бред. Вот если бы я не помнил Дамблдора… Иногда воспоминания не приносят пользы. Да и остатки маггловского воспитания играют злую шутку.

- Ах, как чудесно, что у него нашелся близкий родственник, ведь он предполагал, что никого не осталось… А вы, видимо, просто не были знакомы.

Как здорово, что он говорит все наперед… Ничего объяснять не надо. Похоже, здесь правда нормальны такие ситуации, когда настолько близкие родственники могут быть не знакомы. Хотя… Да, все можно обыграть. Мне действительно повезло. Спасибо, Мерлин или кто ЭТО ВСЕ сделал…

- Да, я был рожден поздно… К тому же, в другой стране. Хотя, думаю, Вы и так все понимаете, - выдавив из себя доброжелательную улыбку. Кажется, это растопило все сомнения Диппета и он засиял, как солнышко. Наивный.

- Разумеется, такое сейчас везде можно встретить, - фыркнув. - Да даже у меня в семье. Сколько родственников неизвестны - никогда не сказать. Кто-то поссорился и разорвал контакты, кто-то просто не виделся, кто-то сами понимаете...

М-да, незаконнорожденный.

- Ужас! - рассмеявшись. Какой общительный жизнерадостный старичок… Точно пуффендуец. И директор Хогвартса, к тому же.

А это может быть очень полезно и выгодно, Гарри. Улыбайся.

- Желаете чего-нибудь, сэр? - слышится мелодичный женский голос. Продавщица вернулась. Показываю приглашающий жест Диппету, ведь сейчас его очередь. Он благодарно кивает и довольно произносит:

- Здравствуйте, Кэти. Мне, как всегда, полтора килограмма фрикаделек с сыром.

О-о-о… Ну, что делать, вкусы у всех различны.

- Сию минуту, сэр.

- Обожаю их, - повернувшись ко мне. - И всегда готовлю сам.

- Это замечательно, - на этот раз получается улыбнуться искренне.

Сделав необходимые покупки в мясном отделе, мы, ведя ненавязчивый разговор, вместе обходим другие лавки. Приобретя все что нужно и надежно спрятав уменьшенные покупки в карманах мантий, прощаемся уже почти друзьями.

- Было приятно познакомиться и скоротать с Вами время, мистер Дефруа, - пожимая руку.

- И мне, мистер Диппет.

- Хотел спросить, Вы не против, если я сообщу о нашем знакомстве Дамблдору? Думаю, ему это будет весьма интересно.

- Как и мне, конечно.

- Прекрасно, - улыбнувшись. - Мне бы не хотелось завершать наше общение. Возможно, Вы окажете мне честь и посетите Хогвартс? Ведь большую часть времени я провожу на службе в школе.

Как и Дамблдор, да?

- Буду рад, мистер Диппет. Много наслышан о Хогвартсе и всегда хотел побывать в нем.

- Поверьте, Вы не разочаруетесь. Это действительно удивительное здание.

- В таком случае с нетерпением жду встречи, - приподняв уголки губ. Как все удачно складывается… Хотя возможны подводные камни в лице подозрительного племянника. Но ничего, справимся и совместим приятное с полезным. И раздери меня дементор, если я упущу шанс посещать Хогвартс.

* * *

Идя по лесной тропе, думаю, что очень давно не позволял себе прогуляться по этим местам - сегодня впервые за десять лет иду от Хогсмида до школы пешком. Солнце тепло проглядывает через кроны деревьев, ветерок колышет листья, в стороне, где-то в зарослях, щебечут птицы - лес живет своей загадочной жизнью. Как здорово снова испытать это манящее ощущение, легкость внутри - умиротворение с самим собой.

Эти места навечно остались в моем сердце, они - важная часть меня самого. Хогвартс - первый настоящий дом в моей жизни. В нем я был абсолютно счастлив и в нем же, так же сильно, познал горе… В нем хочется улыбаться по-настоящему, но иногда трудно дышать от воспоминаний Последней Битвы… В нем можно вылечить душевные раны, но если перестать держаться - реально сойти с ума. Зачем магия не стерла прошлую память, как жизнь? Было бы легче… Или это мое наказание? Проклятие за то, что не ценил жизнь? К чему все эти стенания, мне все равно не понять… Нужно идти дальше, соберись, смирись, Гарри. Олеон.

Подойдя к воротам замка, возвращаю спокойствие мыслям и выражению лица. Навстречу бодро шагает Диппет, я вежливо улыбаюсь:

- Добрый день, мистер Диппет.

- Добрый день, мистер Дефруа, - улыбнувшись в ответ. - Рад, что Вы пришли. Как Вам понравились окрестности Хогвартса?

- Они великолепны, очень живописны. И погода прекрасна.

- Согласен, - кивнув. - Лето в этом году выдалось приятным. Ну, пройдемте внутрь?

- С удовольствием, - и мы идем к дверям школы. Войдя в прохладный холл и разговаривая, не спеша проходим по замку - директор показывает достопримечательности, знакомит с призраками, попутно рассказывая увлекательные, но уже известные истории замка. Ведя светский разговор с Диппетом, я не сразу даю понять, что заметил третьего человека в противоположном конце коридора. И лишь когда Дамблдор подходит ближе, обращаю на него все внимание.

- О, а вот и Альбус. - довольно говорит Диппет. - Мистер Дефруа, позвольте представить, Альбус Дамблдор. Альбус, это Олеон Дефруа.

- Очень приятно, - дружелюбно произносит непривычно молодой бывший наставник и старый племянник, изучающе оглядывая меня. Мерлин, терпения дай и разум сохрани.

- Взаимно, - также невзначай рассматриваю нового родственника. Нет длинной седой бороды, исчезли яркие странные мантии… Сейчас он с рыже-коричневыми волосами и в простой бежевой мантии. Наверно, не узнал бы его при других обстоятельствах, хотя… Голубые глаза и очки-половинки навели бы на мысли.

Сославшись на дела, и что обещал помочь чем-то оставшимся в школе преподавателям, Диппет покидает наше общество, попросив Дамблдора занять гостя, т.е. меня. Ну-ну.

Как и ожидалось, Дамблдор приглашает меня в свои апартаменты, и вскоре мы входим в кабинет трансфигурации. Будучи готовым к «семейному» разговору, я легко отвечаю на вопросы и задаю свои. Без запинки говорю, что плохо знал Кендру, что отношения ее матери с моей были, мягко говоря, напряженными, что учился на дому, редко видясь с кем-либо кроме учителей, что с совершеннолетия путешествовал по миру, особо нигде не задерживаясь, что отвык от Франции и решил переехать в старую родину и очень, ну крайне рад, что нашел близкого родственника в еще чужой Англии. А Дамблдор, в свою очередь, рассказал о своей жизни, о потере отца и матери, и о том, что к сожалению, Кендра действительно редко упоминала о Дефруа… В этом витиеватом разговоре я даже смог нормально ответить на довольно щекотливый вопрос о хранилище - почему его заморозили, раз я, наследник, был жив. Хорошо, что гоблины подсказали возможное правдивое разъяснение - было просто два хранилища. Из-за второго брака Феликс Дефруа решил разделить свое имущество - одна половина осталась с ним и новой женой Мирабэллой, другая - перешла к Гвинее и, соответственно, Кендре, после смерти последних хранилище в Англии заморозили. А во Франции конечно нет, что Вы… Ведь как же и на что бы я тогда жил? Дамблдор понимающе кивал, внимательно слушал и, похоже, правда верил…

Но с легилименцией лез все равно.

Ах ты, подозрительный бородач! Мне вдруг становится смешно, я даже проникаюсь уважением к собеседнику - вот это понимаю… Не наивный. И такой же параноик, как я - это семейное? Хах, да еще так тонко… Хорошо, что в прошлом к Мальчику-Который-Выжил частенько лезли в голову - это заставило научиться окклюменции и легилименции. Теперь я умею ставить достойный щиты, хрен пройдешь.

«Не шали, племянник» - открываю единственную мысль на обозрение. Встречаю удивленные голубые глаза, в которых загорается привычное озорство. Магический контакт исчезает, ситуация становится забавнее:

- Слушаюсь, дядя.

И сомнения вместе с напряженностью покидают комнату.

Позже мы довольно мило пьем красный чай с яблочным пирогом. Было удивительно, когда Альбус предложил свои любимые вкусности, и среди них не оказалось лимонных долек. Раньше я не представлял Дамблдора без них, но сейчас на столе печения разных видов, пирожные, вишневые тянучки, шоколад - огромное разнообразие. И из этого я сделал вывод, что позже что-то заставит сменить его мнение о сладостях, отдав большее предпочтение лимонным конфетам. Понятие не имею, что может произойти… Но не стоит загадывать, время покажет.

Мы говорим о многом, от квиддича до науки. С интересом слушаю о работах Альбуса с Николасом Фламелем и Адальбертом Уоффлингом, узнаю, что он болеет за Пушек, но квиддичу больше предпочитает кегли, любит музыку и временами пишет статьи для журналов трансфигурации.

- Вы здесь? - из-за дверей выглядывает голова Диппета. - О, как проходит беседа?

- Замечательно, Армандо, - говорит Альбус. - Присаживайтесь. Хотите чаю?

- С удовольствием, мой друг, - пройдя в кабинет и устроившись рядом на стуле. - Рад, что ваше знакомство оказалось приятным.

Взяв протянутую чашку, Диппет делает первый глоток и затем нерешительно прикусывает губу. Странный жест. Директор замирает, задумчиво разглядывая что-то в своем чае. На чаинках гадает что ли? Вроде рано еще - напиток не выпит… В комнате настает тишина. Недоуменно переглядываюсь с Альбусом - по его виду можно сказать, что он понятия не имеет, что задумал директор и весьма опасается… Чего-то. Почему нужно бояться Диппета, не укладывается в голове.

- Мистер Дефруа, - кашлянув, наконец произносит Диппет. - Исходя из знакомства с Вами, я понял, что Вы очень образованны и компетентны во многих сферах.

И что означает это восхваление?

- Не скажу, что мои познания очень обширны, - осторожно говорю я. - Но спасибо. Очень лестно.

- Скажите, Вы прибыли в Великобританию надолго? И планируете ли заняться чем-то в ближайшее время?

К чему он клонит?

- Полагаю, останусь в Британии на неопределенный срок, возможно, навсегда, - учтиво улыбнувшись. - И пока свободен от важных дел.

- Это замечательно, - встрепенувшись. - Значит, у нас есть шанс!

Ну и что ему надо?

- Хм? - выжидающе смотрю на директора, затем перевожу взгляд на весело прыснувшего Дамблдора.

- Мерлин, - довольно говорит Альбус. - При всем уважении, Армандо, но Вы никогда не умели предлагать людям работу.

- Ох, да, - усмехнувшись и опустив глаза. - Я совершенно бездарен в этом тонком деле. Но тем не менее, мистер Дефруа, я бы хотел предложить Вам должность преподавателя Защиты От Темных Искусств.

Глава №5

После поступления на работу мне открылся неограниченный доступ к посещению Хогвартса. К тому же решился вопрос о заработке, у меня нет острой необходимости в деньгах, просто хочется занять себя чем-то. Преподаватель ЗОТИ не самый худший вариант. Минерва не раз предлагала эту должность, но я отказывался - не мог принять это ТОГДА. А сейчас - почему нет? Я уже начал освежать в памяти учебный материал и готовить планы уроков. Конечно, не горю желанием обучать необучаемых подростков, но это не весомый аргумент к отказу. Мне нужен Хогвартс, ради него стоит преодолевать трудности.

Чуть позже, идя по коридору замка, слышу, как меня окрикивает какая-то дама с небольшого портрета:

- Милейший, мне велено передать, что Вас ждут в кабинете директора.

- Спасибо, леди, - благодарно кивнув, направляюсь к статуе горгульи. Как-то странно… Сейчас лето, все преподаватели заняты своими делами и их не зовут так официально в кабинет директора. Видимо, произошло что-то важное. Когда я оказался в кабинете Диппета передо мной предстает директор с кипой бумаг в руках.

- Добрый день, мистер Дефруа, - оторвавшись от чтения. - Рад, что Вы в школе, в таком случае, я могу попросить Вас выполнить одну просьбу?

- Добрый день, директор. Конечно, можете.

- Я хотел поручить это Дамблдору, но сегодня Альбус занят. Вы не могли бы посетить одного нашего будущего ученика в маггловском Лондоне? Нужно познакомить мальчика с волшебным миром и сообщить о Хогвартсе.

- Он, вероятно, магглорожденный? - спрашиваю я для приличия, играя роль чистокровного аристократа до мозга костей.

- К сожалению, подлинно неизвестно, мальчик сирота, и о его семье у нас нет данных, но он с рождения воспитывается магглами. Вас это беспокоит? Если да, то понимаю, ничего страшного, Альбус сходит за ним завтра.

- Нет-нет, я согласен. Отправлюсь прямо сейчас.

- Замечательно, спасибо, - улыбнувшись. - Сейчас выдам Вам необходимые документы.

Отобрав несколько бумаг со стола, он протягивает их мне:

- Здесь адрес, школьный список и, чтобы не возникло лишних проблем, удостоверение о том, что Хогвартс - маггловская частная закрытая школа, но на всякий случай разрешаю применить немного магии к главе сиротского приюта, для лучшего восприятия, так сказать.

- Разумеется, - взяв бумаги и небольшой мешочек из рук директора. - А это, полагаю, деньги комитета на покупку необходимых вещей.

- Совершенно верно, - кивнув. - Это средства ученику на год.

ЧТО?! Вот это - смотрю на мешочек с кулак - на год?! Да тут всего… Галлеонов пятьдесят. Может быть.

- Какое издевательство, - возмущенно смотрю на Диппета, тот лишь пожимает плечами, всем видом показывая сожаление.

- Тут я бессилен, сумма одобрена большинством.

Сдержанно киваю, чуть не разразившись гневной тирадой о чистокровных болванах, сидящих в Комитете Образования.

- Что ж, если больше ни в чем не требуется помощь, я пойду… До свидания, - направляюсь к выходу. Позади звучит ответное прощание. Спустившись из кабинета, захожу в свои преподавательские апартаменты - северное крыло замка, первый этаж. Возможно, кому-то они покажутся не очень удобными, но мне в самый раз - в окне прекрасный вид на озеро и лес, для теплоты есть личный камин - что ещё нужно? К тому же, я всегда могу переместиться в особняк.

Переодевшись в маггловскую одежду - черный костюм и плащ, перемещаюсь по каминной сети в Хогсмид - бар «Три метлы». Затем аппарирую в Лондон и только потом, трансфигурировав портфель для документов, тщательно осматриваю полученные бумаги.

- Хм, приют где-то на окраине Лондона, но вроде слышал о такой улице… - читаю. - Мальчик записан, как магглорожденный, Том… О-о…

О, НЕТ.

Нет, нет-нет-нет-нет-нет…

Том Марволло Риддл. Смешно.

Я не знаю… Просто застываю на улице, как вкопанный, и думаю, что… Раздери дементор, как же магия охренительно меня забросила… Кинула не стесняясь в самое… По самое… В самом деле, бывший Мальчик-Который-Выжил идет знакомить будущего Волдеморта с магическим миром! Какая прелесть… За что?!!

- Мерлин, пожалуйста, - горячо шепчу в никуда, зажмурившись. - Верни меня обратно… Где все хреново, но понятно.

А может и совсем не хреново… Очень даже замечательно. Голову посещает мысль, что скоро начнется война с Гриндевальдом. И это кажется не менее крышесносным и значительным, теперь знание будущего не успокаивает… Вдруг я кардинально изменил ход истории? И Дамблдор проиграет.

Мерлин-Мерлин-Мерлин-Мерлин…

- Умоляю. Верните. Меня. Обратно, - с силой сжимаю кулаки. Ну, магия, провидение, кто угодно… Пожалуйста…

- Ох, Вам плохо, сэр? - слышится участливый голос и плеча касается чья-то ладонь. Медленно открываю глаза и вижу перед собой полного лысоватого мужчину средних лет. Сейчас внутри столько эмоций, что мне хочется одновременно ударить его дружелюбное лицо, схватить за шиворот и проорать, что да, да, черт возьми, я умираю!!!

- Я врач, - внимательно разглядывая меня. - Чем я могу Вам помочь?

Просьба о яде почти срывается с губ, но вовремя сдерживаюсь. Глубоко вздыхаю. Затем ещё раз. На него сейчас жалко смотреть… А на меня, наверно, страшно. Вздыхаю снова и говорю:

- О, экскюзэ муа, прости-тье, я не знать, как найти это, - протягиваю лист с адресом. - Жара… Искать так долго!

Устало показываю неопределенный жест рукой. Мерлин, как я, правда, устал… Тем временем мужчина понимающе кивает:

- Знаю, знаю это место, не волнуйтесь. Сегодня правда очень жарко, Вам нужно охладиться, так и сознание потерять не долго. Пойдемте.

Плетусь за доктором к ближайшему кафе. Он заставляет купить холодный чай и немного посидеть за столиком в тени. И это помогает - я уже не чувствую себя таким несчастным идиотом.

Но не факт, что не являюсь им. Прикрываю глаза.

- Что ж, пойдемте, раз Вам действительно лучше, - мужчина, чье имя Джонатан Смит, поднимается и дружелюбно улыбается. Приподнимаю губы в ответ, но выходит как-то кисло.

- Пойдием-те, мистер Смит, - и тоже встаю со стула. Я мог бы говорить без акцента, нормально, ведь Франция не такая уж отдаленная страна, но не хочется… Это даже забавно, таким иностранцам можно быть иррациональными, не от мира сего. Мне подходит.

Чем дальше мы идем, тем беднее выглядит округа. Когда начинаю думать, что мы совсем куда-то не туда пришли, потому что это жутко бедный район, мистер Смит говорит:

- Вот мы и прибыли. Да уж… Не самое живописное место, но Вы же хотите усыновить кого-то, такого маленького-маленького? - улыбаясь и показывая рукой детский рост. - Как замечательно, что у ребенка будет детство. Счастливое. А Вы будете счастливым папой!

Натянуто улыбаюсь. Ага… Сыночек тот ещё будет… Томми, мать его.

- Да-да… Есть хоро-ший ма-лышь.

Он всегда умел делать меня счастливым, м-да. Так, что повеситься хочется.

- О, прекрасно, - умиляясь. - Прекрасно, надеюсь, у Вас все получится.

- Мерси, - улыбнувшись по-настоящему. В данный момент испытываю не ложную благодарность к доброму врачу. Бывают же люди…

- Ну, я пойду, раз помощь больше не требуется. До свидания?

- Досвидеин, мистер Смит, - иду к высоким чугунным воротам, ограждающим мрачное угловатое здание и пустой дворик без единого цветка. В дополнение ко всему - замечаю решетки на окнах. О… На мгновение чувствую удовлетворение. Бред, как будто справедливость восторжествовала, если стало известно, что красноглазый ублюдок жил здесь. Конечно нет, но можно еще раз задуматься почему он стал таким, каким стал. Пока дохожу до приютской входной двери, какие только мысли не посещают мою больную голову… Но войти в дом я намерен точно. Что буду делать дальше - зависит от обстоятельств.

Задушить его при удобном случае? Сразу Авадой? А что? И все проблемы устраняться… Да, убить одиннадцатилетнего мальчика будет просто. Дотрагиваюсь до палочки в кармане брюк - отзывается, она сможет, хорошо слушается. А я смогу?

* конец первой части*