/ Language: Русский / Genre:sci_history,

Антигитлеровская Коалиция В Годы Второй Мировой Войны Роль ЛендЛиза В Победе Над Общим Врагом

Андрей Морозов


Морозов Андрей (2)

Антигитлеровская коалиция в годы Второй Мировой войны (Роль ленд-лиза в победе над общим врагом)

Морозов Андрей

Антигитлеровская коалиция в годы Второй Мировой войны

Роль ленд-лиза в победе над общим врагом

Морозов Андрей: ...в Великой Отечественной войне военная помощь США и Великобритании стала горошиной упавшей на одну из двух весов военного счастья при том, что на чашах уже лежали совершенно одинаковые пудовые гири тоталитарных империй. Поддерживая СССР, высшие англо-американские политические круги преследовали долгосрочные цели увеличения своего влияния в континентальной Европе. Весы, на которые упала горошина, еще долго раскачивались вместе с линией фронта, и каждое колебание их стоило многих тысяч человеческих жизней. Как это не прискорбно, но трудовой и военный подвиг рабочих и солдат стран антигитлеровской коалиции послужил частным политическим интересам.

Hoaxer: Книга публикуется в авторской редакции.

Содержание

Предисловие

Часть 1. Политическая ситуация до и после 22 июня 1941 года. Формирование антигитлеровской коалиции

Часть 2. Первые соглашения о ленд-лизе. Начало поставок

Часть 3. Маршруты ленд-лиза

Часть 4. Качественный, количественный и сравнительный анализ военных поставок по ленд-лизу

Заключение

Примечания

Предисловие

На протяжении последних пятидесяти лет появлялись самые разные оценки в отношении боевых действий англо-американских войск и военно-технической помощи СССР со стороны союзников во время Второй Мировой войны. Объективностью они, как правило, не отличались. В периоды охлаждения отношений между СССР и США в советской прессе принят был взгляд на ленд-лиз, как о подачку, которая не сыграла никакой существенной роли в победе СССР над Германией. О том, что Вторая Мировая война включала в себя что-то еще, кроме Великой Отечественной, старались не упоминать на широкой публике. Когда же отношения начинали походить на добрососедские, и прессе для создания дружественных настроений требовалось что-то объединяющее, обе стороны тут же вспоминали о ленд-лизе, полярных конвоях, "Виллисах", "Студебеккерах" и американской тушенке. С наступлением так называемой "гласности" абсолютно ничего не изменилось. С 1991-го года две точки зрения имеют место одновременно. Одна, о незначительности поставок и плохом качестве поставляемого, о малых масштабах военных операций на западных фронтах бытует в прокоммунистических и националистических кругах. Другая, о бескорыстной помощи Соединенных Штатов Америки в огромных размерах, о том, что США и Великобритания - истинные освободители Европы, будоражит умы прозападно настроенных политиков и историков. Действительно же объективного анализа, изначально не ориентированного на конкретный результат, заранее заданный политическим воззрениями анализирующего, не проводилось. Вряд ли результаты такого анализа могут быть опубликованы для широкой общественности, ибо история, а уж, тем более, военная история в современной ситуации очень эффективный инструмент политического давления на массы.

Часть 1. Политическая ситуация до и после 22 июня 1941 года. Формирование антигитлеровской коалиции

Первоначально Великобритания и США рассматривали СССР как угодно, но только не как союзника в войне с Германией. Коммунизм лидерам ведущих капиталистических держав ни чуть не ближе, чем национал-социализм. Что же касалось заманчивой идеи стравить Гитлера и Сталина, изначально направив вектор агрессивности фашизма на восток, то она потерпела крах, когда 17 сентября советские войска вошли в Польшу с востока и двинулись навстречу немецкому вермархту вовсе не для того, чтобы с ним сразиться, а для того, чтобы разделить Польшу надвое. Вступившая в войну 3 сентября Великобритания могла надеться только на Францию. Советский Союз же был вскоре исключен из Лиги наций за нападение на Финляндию. Западные державы всерьез обсуждали возможность отправки экспедиционных сил для поддержки финнов, параллельно поставляя им вооружение и технику. Поставки были довольно скромные, но небольшой финской армии вполне хватало. К тому же с поставками танков и другого тяжелого вооружения проблем не было - к примеру, значительная часть танкового парка финской армии представляла собой трофеи, взятые в ходе все той же Зимней войны с СССР. В ответ на все эти демонстративные акции СССР не спешил помогать западным демократиям, когда 10 мая 1940 года немцы начали против них "блицкриг". Велик был соблазн ударить в тыл Гитлеру, пока его краса и гордость - танковые и моторизованные дивизии прокладывали себе дорогу на Париж, но два серьезных довода "против" перевешивали.

Первый - кампания на Западе шла очень удачно для немцев. Знаменитые бельгийские форты были захвачены парашютистами с невероятной быстротой, английский экспедиционный корпус, устремившийся отбивать ложное наступление в Бельгии, был отрезан и прижат к морю. Другой удар был направлен в обход укреплений неприступной "Линии Мажино", через Арденны (местность на границе Бельгии и Франции). Шансов на победу у союзников оставалось все меньше (Уже 22 июня с Францией было подписано перемирие).

Второй довод против - собственная неготовность СССР к войне. Если, как утверждает В. Суворов в своей книге "День М", Советский Союз готовился начать войну в июле 1941, то начало ее за год до этого срока сулило бы полный провал. К тому же захват немцами Дании и Норвегии в апреле 1940 года дополнительно указывали на намерения Гитлера продолжать экспансию на Запад. Последовавшая затем кампания немецкой армии на Балканах, захват Крита и высадка немецкого корпуса в Африке подтвердили это. Гитлер старался лишить британцев всех плацдармов в Европе и средиземноморье. Так как промышленная мощь оккупируемых стран была невелика, а в случае с Африкой вообще практически равнялась нулю, эти действия были на руку Москве. Пока Германия тратила человеческие и материальные ресурсы на их захват, СССР мог готовиться к войне дальше и даже немного помогать Германии точно так, как он это и делал.

А война с Германии с союзниками в конце 1940 - начале 1941 требовала значительных усилий. Убыл в Африку спасать разгромленных Итальянцев любимчик Гитлера храбрый и талантливый генерал Роммель, получивший Рыцарский крест за прорыв к Шербуру (Неприятно думать, что было бы, окажись Роммель на русском фронте в 1941-м году, если он с довольно слабыми силами воевал на суше против Великобритании и США до мая 1943-го года и делал это далеко не безуспешно). В жуткую резню попали сброшенные на Крит немецкие парашютисты. Они все же захватили остров, но с такими крупными потерями в людях и технике (транспортных самолетах), что немецкое командование вынуждено было отказаться от проведения подобных операций{1} (Опять же, неприятно думать, что произошло, окажись погибшие несколько тысяч парашютистов вместе со своими живыми товарищами по оружию в транспортных самолетах где-нибудь неподалеку от Москвы в декабре 1941). Наконец, 1773 самолета потерянные немцами в воздушной "Битве за Британию" в 1940-м уже не могли подняться в воздух, управляемые погибшими в этой битве опытными пилотами{2}. (А ведь общая цифра немецких самолетов сосредоточенных против СССР 22 июня 1941 года - около 3500 машин, включая разведчики, связные и транспортные самолеты, а также самолеты союзников Германии. Потерянные же над Англией были, в основном, истребителями и бомбардировщиками, то есть представляли собой реальную ударную силу).

После всех сражений 1940 года промышленность Германии продолжала работать в режиме мирного времени, часть немецких дивизий были расформированы, часть переведена на штаты мирного времени. Если война против СССР и была в замыслах Гитлера, то для внешнего наблюдателя ее подготовка была не заметна. Никаких выгод Сталину от заключения союза с англичанами не было, англичане это прекрасно понимали, поэтому и не были назойливы в подобных предложениях. Тем более что к власти в Англии пришел Черчилль, консерватор старой закалки, человек ненавидевший коммунизм не меньше, чем фашизм, если не больше. У него, по его собственным словам, до 22 июня 1941 года не было уверенности, что СССР вступит в войну на стороне Великобритании.

К началу лета 1941 года стало окончательно ясно, что война Германии и Великобритании находится в той же фазе, в которой находилась во время Наполеоновских войн. Образно выражаясь - "битва льва и крокодила". Как и наполеоновская Франция Германия одерживала победу за победой на сухопутных театрах военных действий, но на море продолжал господствовать английский флот. Единственным средством борьбы с англичанами после провала воздушного наступления на Англию осенью 1940 года ("Битва за Британию") стали подводные лодки. Будучи построенными в достаточных количествах они могли перекрыть военные, промышленные и продовольственные поставки из британских доминионов. В последствии Черчилль именно в немецких подводных лодках признавал единственную серьезную угрозу для Британии за всю войну. На 1 сентября 1939 года немцы располагали лишь 57 подводными лодками, но их выпуск в ходе войны серьезно увеличился, и до 8 мая 1945 года в строй ступило 1113 подводных лодок (Из общего числа в 1170 в боевых действиях приняло участие 863){3}. Таким образом, Гитлер ступил на тот же путь, что и Наполеон, только Наполеон ввел "континентальную блокаду", стремясь прекратить ввоз английских товаров в европейские страны, а Гитлер начал неограниченную подводную войну, пытаясь перекрыть поставки в Англию. Главное, что в обоих случаях сухопутная армия оставалась не задействованной (за исключением Африканского корпуса, в котором находились летом 1941 года лишь 2 немецкие дивизии - 1 легкая и 1 танковая). Применение ее напрашивалось само (как и в случае с Бонапартом) - Россия, но ни один здравомыслящий человек не мог себе представить, что Гитлер решится на такую авантюру, как нападение на СССР. Война на два фронта была знакома немцам, и мало кто желал повторения бедствий 1917-1918 годов. Однако подстегиваемый легкими победами в Европе и рвением штабных генералов (вроде Йодля и Кейтеля) Гитлер все же решился и 22 июня толкнул равнодушных друг к другу (это как минимум) Сталина и Черчилля в союзнические объятия. Нападение же Японии на американскую военно-морскую базу в Пирл-Харборе 7 декабря 1941 года сделало невозможным дальнейшее самоустранение США от Мировой войны. Черчилль не скрывал своей радости, узнав о японской атаке. Теперь к его услугам был и "арсенал демократии", США, и достаточно советского "пушечного мяса" на службе той же "демократии". Костяк антигитлеровской коалиции окончательно сформировался.

Часть 2. Первые соглашения о ленд-лизе. Начало поставок.

Очевидно, что ни о какой демократии речи и быть не может, если какая-то одна страна становится арсеналом этой демократии. Великобритании пришлось выбирать между поражением и оккупацией в случае победы Германии и американской военной помощью. Из двух зол англичанами было выбрано меньшее, и 11 марта 1941 года президент США Рузвельт подписал "Закон о ленд-лизе"(от англ. lend одалживать и lease - аренда), созревавший в недрах администрации с осени сорокового (с момента начала "Битвы за Британию"). По этому закону устанавливался следующий порядок расчетов за поставки:

- материалы уничтоженные или утраченные во время войны, а также ставшие непригодными для дальнейшего употребления оплате не подлежали;

- материалы, оказавшиеся после войны пригодными для гражданских потребностей, оплачивались полностью или на условиях долгосрочного кредита;

- недополученные до конца войны материалы страна-заказчик могла приобрести, и американское правительство обещало кредитовать оплату;

- США имели право истребовать уцелевшие военные материалы назад.

На первый взгляд предприятие было для Соединенных Штатов было явно убыточным, но при более полном анализе вырисовывается совсем иная картина.

Что касается Англии, то к моменту начала официальных военных поставок весной 1941 года она уже перестала быть независимой державой, способной вести войну за счет собственных ресурсов. К началу 1941 г. ее финансовые ресурсы были почти истощены. Если бы ее оставили одну, ей пришлось бы сосредоточить все силы на экспорте товаров, и она лишь номинально оставалась бы в числе воюющих. Это не устраивало президента Рузвельта: он хотел, чтобы Англия была мечом в руках Америки, пока сама Америка не вступит в войну. Поэтому британцам поставляли все необходимое для жизни страны, чтобы они могли вести войну, не заботясь, как говорится, о хлебе насущном. Что же касается оплаты поставок, то американские власти лишили Англию ее золотого запаса и заграничных капиталовложений, ограничили ее экспорт. Американские бизнесмены проникли на рынки, прежде бывшие английскими. Экономика Англии была нацелена только на войну. Известный экономист Кейнс охарактеризовал это так: "Мы перестали умело хозяйничать, но зато спасли себя и помогли спасти весь мир". Фактически, благодаря ленд-лизу Англия почти до конца войны создавала о себе ложное представление как о великой державе.

Военная помощь Англии шла тоже весьма своеобразная. Так, например, первый символический "жест доброй воли" - передача 50 эскадренных миноносцев британскому флоту был скорее сдачей металлолома. Лишь несколько кораблей оказались пригодными к использованию по своему непосредственному назначению. Флот США просто избавлялся от старых кораблей. Точно так же американцы избавились и от танков М3 - своего первого и не особенно удачного эксперимента области постройки средних танков. М3 (он же - "Генерал Грант", или просто "Грант") получился медлительный, с высоким силуэтом, 76-мм пушку, из-за отсутствия опыта танкостроения, разместили не в башне, а в выступе корпуса, что резко сократило угол обстрела. Машина по всем основным параметрам уступала советскому Т-34 и немецкому Pz-IVF2, однако выпуск M3 все же начали и изготовили 6 258 машин, из которых 1386 отправились по ленд-лизу в СССР{4}. Остальные же по большей части достались англичанам, так как до ноября 1942 года крупных наземных операций американцы не вели и танки им самим были практически не нужны. Поставленные же англичанам М3 впервые вступили в бой уже 26 мая 1942 года, в Африке, где и показали все свои уязвимые места, хотя за счет относительно мощной пушки смотрелись неплохо на фоне английских машин.

Вместо поставок в Англию самолетов, США развернули на ее территории часть своих ВВС и, вступив в войну с Германией, начали операции вместе с английскими ВВС. Кроме того, начались совместные разработки в области авиации и авиапроизводство, в котором должна была совместиться промышленная мощь США с опытом самолетостроения и боевого применения самолетов, накопленного британцами. США выигрывало на этом намного больше, чем стоили поставляемые американцами материалы для британской промышленности. США получали Британские острова в качестве авиабазы, опыт британских пилотов и авиаконструкторов, стоивший большой крови, и возможность постепенно вводить в бой формируемые авиационные части под прикрытием работающей в полную силу авиации англичан. Результатом совместных конструкторских изысканий стал истребитель P-51 "Мустанг" с английским мотором фирмы Роллс-Ройс. Этот лучший истребитель западных союзников строился большой серией и, что интересно, в Советский Союз не поставлялся.

Поставки Советскому Союзу, тоже на первый взгляд совершенно убыточные, на самом деле полностью соответствовали долгосрочным устремлениям США. Так, например, больше всего кораблей было передано Тихоокеанскому флоту СССР, который в соответствии с достигнутыми договоренностями должен был участвовать в войне с Японией{5}. Поставки же остальной военной техники мало отягощали промышленность США. (Подробнее см. Часть 4 "Качественный, количественный и сравнительный анализ военных поставок по ленд-лизу") К примеру, в СССР не поставлялись самолеты стратегической бомбардировочной авиации и дальние истребители. Союзники не спешили доверять "Сталинским соколам" секреты своих "Летающих крепостей" (в частности прицелы для бомбометания). Приходившие же самолеты были или устаревшими моделями английских "Спитфайров" и "Харрикейнов", или не нашедшими своего места в "войне авианосцев" на Тихом океане истребителями P-39, P-40.(Подробнее там же) Если говорить кратко американцы помогали Советскому Союзу только в той степени, в которой могли это делать, чтобы ни в чем не нуждаться ни самим, ни снижать поставок в Англию.

Часть 3. Маршруты ленд-лиза

Морские конвои для Великобритании

Самым главным маршрутом военных поставок в Англию была, естественно, Атлантика. Сначала одиночные суда, а потом и конвои, скоростные и тихоходные, устремились к Британским островам. 11 декабря 1941 года Италия и Германия объявили войну США и это окончательно развязало руки немецким подводникам. Уже в январе 1942 года подводные лодки адмирала Деница появились у американского побережья и нанесли довольно ощутимые удары по судоходству. Англичане, уже давно страдавшие от атак немецких субмарин, рекомендовали американцам ввести систему конвоев, и вскоре Атлантический океан превратился в огромное поле боя между немецкими подводниками и самолетами и кораблями союзников. Победа в постоянном соревновании техники и тактики, далась союзникам нелегко. Только в первом полугодии 1942 года (самый результативный период для немцев) подлодки потопили 397 судов общим тоннажем более двух миллионов тонн (потери союзных моряков - 5000 человек). За это была заплачена довольно скромная цена - 7 подлодок и 300 человек их экипажей{6}. Однако, не смотря на такие успехи, "жирные годы" для "волчьих стай" заканчивались. Патрульные суда и самолеты, оснащенные локаторами, все чаще загоняли немецкие лодки под воду. Атаки происходили все реже и становились намного более опасными. Начиная с мая 1943 года потери Кригсмарине неуклонно росли, и в конце войны из-за сильной противолодочной обороны редкая подлодка возвращалась из первого боевого похода. До конца боевых действий было потоплено 783 германские лодки, на которых погибло 32 000 моряков (из общего числа подводников - 39 000). Союзники потеряли от атак "волков" ок. 2000 военных кораблей и торговых судов водоизмещением 13,5 млн. тонн (погибли 70 000 военных моряков и 30 000 моряков торгового флота){6}. Ценой невероятных усилий им все же удалось отстоять свои атлантические коммуникации - грузы продолжали исправно прибывать в Англию.

Второй крупной транспортной артерией западных союзников был путь из США через Тихий океан в Австралию и Новую Зеландию и оттуда через Индийский океан и Красное море в Египет. Этим путем снабжались припасами и подкреплениями из британских доминионов (Австралия, Новая Зеландия) английские войска воевавшие в Африке, а в порту Александрии формировались конвои для транспортировки грузов через Гибралтар. С мая 1943 года и до конца войны лодки стран "оси" уничтожили в Индийском океане 149 судов общим тоннажем 925 042 тонны. Из 45 немецких лодок посланных в этот регион только 16 смогли дойти до новых портов базирования{6}, что обеспечило лишь временный успех.

Северные конвои для СССР

Первый северный конвой вышел из Англии 21 августа 1941 года под прикрытием авианосца, двух крейсеров, пяти эскадренных миноносцев и трех тральщиков. Конвои, обозначавшиеся литерами "PQ"(по инициалам П.К. Эдвардса, английского морского офицера, занимавшегося планированием конвоев) шли из английских портов через Исландию, оккупированную союзными войсками, в Мурманск, обозначенные же "QP" - обратно. До конца 1941 года в обоих направлениях прошло 13 конвоев, в том числе 9 из них - в СССР. Первоначально потери были конвоев были незначительными, но Гитлер настоял на переброске в северные районы дополнительных сил. Активизировались немецкие подводные лодки и авиация. Первым их крупным успехом стало потопление английского крейсера "Эдинбург"(11 500 тонн, потоплен подлодкой U-456 30.04.42), который возвращался из Мурманска с грузом советского золота в оплату поставок по ленд-лизу. С 24 по 30 мая немецкая авиация потопила пять и повредила 4 транспорта из крупного конвоя PQ-16(30 судов), всего - 114 000 тонн. Кроме того, авиаударам подвергся сам Мурманск.

Следующий конвой - PQ-17, покинувший Исландию 27 июня 1942 года, стал жертвой политических игр Черчилля вокруг ленд-лиза и понес огромные потери. На борту 35 транспортов этого конвоя находилось 297 самолетов, 594 танка, 4246 грузовиков и тягачей, а так же 156 000 тонн других грузов(общая стоимость грузов конвоя -700 млн. долл.). Охранение конвоя составляли 4 крейсера, 3 эскадренных миноносца и 2 британские подлодки. Немцы же сосредоточили в Норвегии мощнейший линкор "Тирпиц", два "карманных" (малых) линкора - "Адмирал Шеер" и "Лютцов" и тяжелые крейсера "Адмирал Хиппер" и "Принц Евгений". Получив данные о крупных силах немецких надводных кораблей, британское Адмиралтейство не решилось использовать для защиты PQ-17 собственные линейные корабли и крейсера. Конвою было приказано рассредоточится, после чего транспорты были фактически лишены охраны и предоставлены самим себе. За три дня непрерывных атак немецких подлодок и авиации конвой потерял 22 корабля (водоизмещением 142 518 тонн), т.е. более 60 % состава, и 99 316 тонн ценных военных грузов. Еще три транспорта было потеряно на обратном пути.

Из следующего конвоя PQ-18, отправившегося из Англии 2 сентября 1942 года в составе 40 судов, было потоплено 13 транспортов. Такие высокие потери, понесенные конвоями по вине Адмиралтейства, дали ему повод прекратить проводку конвоев и начал отправку одиночных судов. Это только усугубило ситуацию. Из 13 транспортов прорвались только 3 и поставки через Мурманск были остановлены до декабря 1942 года{6} (На самом деле потери стали лишь поводом, чтобы отозвать транспорты, понадобившиеся союзникам для высадки войск в Северо-Западной Африке. Освободились корабли именно к декабрю, когда десантная операция в Африке уже была завершена.).

В январе-марте 1943 года ситуация улучшилась. Из 48 транспортов двух конвоев в Мурманск прибыли 40, однако вскоре англичане снова прекратили проводку конвоев, мотивируя это увеличившейся угрозой со стороны немецких подлодок и авиации (В очередной раз союзники пренебрегли просьбами СССР о новых поставках, перебросив транспорты в Средиземное море для десантных операции на Сицилии и в южной Италии, и оставив Советский Союз без помощи в преддверии летней кампании). Только после специального обращения Советского правительства поставки были возобновлены в ноябре 1943 года и продолжались до конца войны без значительных потерь. Благодаря значительно усиленной противолодочной борьбе к концу 1944 года погибли все 26 немецких лодок, действовавших в северных широтах, а из 250 судов полярных конвоев августа 1944 - апреля 1945 было потоплено только два{6}.

Другие поставки в СССР

Значительная часть военной техники и грузов поставлялась в СССР более безопасными путями - через Аляску, Сибирь и Дальний Восток, а так же через Иран. В Иране же осуществлялась сборка самолетов и автомашин, доставлявшихся туда в разобранном виде на кораблях. Для того, чтобы обеспечить безопасность перевозок и построить сборочные заводы, союзники оккупировали Иран). 25 июля 1941 года в страну вступили с юга британские войска, а с севера - советские. Потери британцев в столкновениях с регулярной армией Реза-шаха Пехлеви составили 22 человека убитыми и 42 ранеными. Советские потери неизвестны. Позднее небольшая территория на юге страны (порт Бушир, провинция Фарс) досталась американцам.

Ленд-лизовские грузы шли в порты северной оконечности Персидского залива: Басра, Хорремшехр, Абадан и Бандар-Шахпур. Сухопутный путь из этого района был в то время один - из Бандар-Шахпура по Трансиранской железнодорожной магистрали через Ахваз и Кум до Тегерана. Мало-мальски развитой транспортной сети между пограничными портами Ирака и Ирана не существовало. В ходе подготовки к приему ленд-лизовских грузов порты в Хорремшехре, Бандар-Шахпуре и Басре были реконструированы. От Ахваза спустилась на юг к Хорремшехру железнодорожная нитка с ответвлением к иракскому селению Танума (на левом берегу Шатт-эль-Араб, напротив Басры). Американская строительная фирма "Фолспен" проложила от Танума шоссе через Хорремшехр и Ахваз на север Ирана. Автомобильная техника прибывала в виде сборочных комплектов - в ящиках, и машины собирали прямо на берегу. В порту Хорремшехр выросли авиа- и автосборочный заводы, в порту Бушир и в Басре - автосборочные. Работали на них местные жители - арабы и персы, администрация состояла из американцев и англичан, принимали продукцию советские военные специалисты. Платили местным рабочим мало, и качество сборки поначалу было очень низким. Советские военспецы настояли на улучшении условий труда и жизни рабочих, и повышении их квалификации. Были построены барачные городки, налажены быт и питание, оплата труда стала сдельной, а за брак начали здорово штрафовать. Очень скоро производство наладилось{7}.

Из Бушира первые 50 грузовиков Dodge отправились в СССР 23 февраля 1942 года. Путь оттуда был намного длиннее, чем из северных портов Персидского залива. Через Ширазский проход в горах Загрос и город Исфахан колонна двинулась на дальний северо-запад страны, в Иранский Азербайджан. На отрезке Миане-Тебриз прошла высокогорные перевалы и прибыла на территорию СССР через советскую и иранскую Джульфу - пункт на границе Ирана и Нахичеванской АССР.

Перегон автомобилей более чем на 2000 км через горы и перевалы, по дорогам и без них оказался делом чрезвычайно сложным. В пути происходила обкатка, а машины шли гружеными до предела - везли запчасти, оружие, продукты, медикаменты. Титаническими усилиями за первую половину 1942 года удалось проложить по территории Ирана разветвленную систему дорог, построить пункты питания, отдыха и технической профилактики, наладить охрану колонн и мест стоянки, что было немаловажно - на дорогах свирепствовали банды и подстрекаемые немцами дикие племена кашкайцев{7}.

Пока в Персидском заливе главенствовали англичане, в СССР приходило 2000 автомобилей в месяц, хотя был установлен план - сдавать в день 120 машин. В марте 1943 года надзор за Трансиранской железной дорогой и портами Персидского залива взяли на себя американцы. С середины года заработали сборочные предприятия в местечках Эш-Шуайба (на юго-западе от Басры, Ирак) и Андимешк, что на Трансиранской железнодорожной магистрали. Сразу поток увеличился - с юга стало поступать до 10 000 автомобилей в месяц. Только автосборочный завод в Андимешке отправил в СССР около 78 000 машин. Всего же южным путем СССР получил две трети ленд-лизовских автомобилей.

С удалением фронта от границ СССР этот путь потерял свое значение, и в 1945 году грузы пошли через Черное море. Сборку автомобилей в Иране и Ираке стали сворачивать, предприятия демонтировать. 15 октября 1944 года был выведен личный состав из советского военного лагеря в Эш-Шуайбе. 24 октября прекратили свою деятельность советские приемщики в Басре. В ноябре 1944 года были собраны последние автомобили в Андимешке, тогда же было ликвидировано советское представительство в Бандар-Шахпуре.

Кроме того, сборкой ленд-лизовских машин занимались и предприятия в самом СССР. Горьковский автозавод занялся сборкой американских автомобилей уже с ноября 1941 года. Даже когда летом 1943-го ГАЗ сильно разбомбили, работа продолжалась прямо под открытым небом. В октябре 1944-го сборочное оборудование и техперсонал были отправлены в Минск, где заняли помещения отвоеванного у немцев авторемонтного завода "Даймлер-Бенц" (будущий МАЗ). Первые 50 грузовиков этого предприятия пошли на фронт уже в ноябре 1944 года. Сборкой "ленд-лиза" занимались также московские заводы ЗИС и КИМ - там же и ремонтировали вернувшиеся с фронта машины{7}.

Часть 4. Качественный, количественный и сравнительный анализ военных поставок по ленд-лизу

Стрелковое оружие и артиллерия

Советский Союз получил по ленд-лизу из США, Великобритании и Канады 151 700 стволов стрелкового оружия и 9400 артиллерийских орудий и минометов{8}. По сравнению с цифрами советского производства за годы войны, ок. 20 млн. и более 530 тыс. соответственно, это очень немного. От производства западных союзников это составляет еще меньший процент. Только стрелкового оружия Великобритания и США произвели ок. 22 млн. единиц{9}. Однако эти грузы все же оказали влияние на ход войны, так как они оказались в СССР в самый тяжелый начальный период войны, когда формируемые в советском тылу воинские части остро нуждались в оружии и противотанковых пушках. Советская военная промышленность, переброшенная в глубокий тыл, еще не набрала обороты, а снаряжение, имевшееся в армии на 22 июня, уже досталось в качестве трофеев стремительно наступавшей немецкой армии. В дальнейшем СССР не приходилось рассчитывать на крупные поставки подобного рода. Война США с Японией на островах Тихого океана не требовала больших масс танков, но исправно поглощала запасы легкого оружия. Кроме того, поставки подобного рода уже выполнили свою функцию - помогли спасти СССР от новых поражений, а союзников - от нашествия немецкой армии, что освободилась бы с Восточного фронта в случае победы.

Что касается технических характеристик поставленного в СССР стрелкового оружия и артиллерийских орудий, то они ни чем не превосходили аналогичные советские образцы. Советское оружие было намного проще и неприхотливее.

Бронетанковая техника

Всего за годы Второй Мировой войны СССР получил по ленд-лизу ок. 20 000 единиц бронетанковой техники, что составляло от нашего производства около 16% танков, 12% САУ и 100% бронетранспортеров. В том числе:

Американские танки: легкий М3А1 "Стюарт" - 1676 шт., легкий М5 - 5 шт., легкий М24 - 2 шт., средний М3 "Грант" - 1386 шт., средний М4А2 "Шерман" (с 75-мм пушкой) - 2007 шт., средний М4А2 (с 76-мм пушкой) - 2095 шт., тяжелый М26 - 1 шт.

Английские танки: "Валентайн" - 3782 шт., из них канадских 1388 шт., "Черчилль" - 301 шт., "Кромвель" - 6 шт., "Тетрарх"- 20 шт, "Матильда" II.

Американские самоходные установки: ЗСУ (зенитная самоходная установка) М15А1 - 100 шт., ЗСУ М17 - 1000 шт., САУ (самоходная артиллерийская установка) Т48 - 650 шт., САУ М18 - 5 шт., САУ М10 - 52 шт.

Английские бронетранспортеры: "Универсал Керриер" - 2560 шт., из них канадских - 1348 шт.

Американские бронетранспортеры: М2 - 342 шт., М3 - 2 шт., М5 - 421 шт., М9 - 419 шт., Т16 - 96 шт., М3А1 "Скаут" - 3340 шт., LVT - 5 шт.

А так же 115 американских бронированных ремонтно-эвакуационных машин М31 и 25 английских мостоукладчиков "Валентайн-Бриджлейер".

Основными поставляемыми типами танков были легкий М3А1(в СССР отправились ок. 12% из 13 499 произведенных "Стюартов"), средние М3(ок. 22% из 6 258), М4А2(ок. 8% из 48 071), "Валентайн"(ок. 45% из 8275), и так называемые "пехотые" танки "Черчилль"(ок. 5% из 5 640) и "Матильда" (ок. 36% из 2987). Если рассматривать только эти основные модели, то получается что из 84 730 построенных танков СССР получил 12331 или ок. 14,5%{4}, то есть немногим меньше, чем составляло отношение ленд-лизовской бронетехники к советскому производству. Довольно странная пропорция, если учесть, что большая часть немецких танковых сил с самыми лучшими танками и самыми подготовленными танкистами находилась всю войну на Восточном фронте, а Западному фронту доставались лишь жалкие крохи. При таком положении союзники должны бы были отправлять в СССР как минимум 40-50% произведенных танков. Однако, сопоставив приведенные процентные соотношения с ходом боевых действий на Западном фронте, можно получить объяснение тому, почему этого не происходило.

Самый высокий процент поставленных танков - 45 процентов, среди английских средних танков "Валентайн" и 36 процентов, среди английских же пехотных танков "Матильда". "Валентайны" в СССР поставлялись ранних моделей, серьезно уступавших советскому Т-34 и немецкому PzIVF2. "Матильды", так же шедшие по ленд-лизу в начале войны, были тихоходны (макс. скорость 24км/ч) и сравнительно слабо вооружены. Единственным достоинством последних было сильное бронирование. 36 процентов "Матильд" и 45 процентов "Валентайнов" с английских заводов уходили в мясорубку Восточного фронта в 1941-1943 годах только потому, что до конца 1942 года союзники имели против себя всего лишь две немецкие и две итальянские танковые дивизии в Африке, к которым с конца 1942 года до мая 1943 года прибавилась только одна танковая дивизия и один батальон "Тигров". Стоило начаться операциям на Сицилии и на юге Италии летом и осенью 1943 года, как процент поставок танков в СССР резко упал. Из легких танков М3А1, производившихся в США лишь 12% процентов оказались в СССР, а из "Шерманов" лишь 8%. То есть в годы наибольшего военного производства в США в советский союз поставлялся меньший процент производимых танков, чем во время Английских поставок 1941-1943 годов, когда Англия находилась в куда более сложной ситуации, чем США в 1944-1945 годах. На первый взгляд несколько странно.

В случае танка М3А1 все вполне объяснимо - его производство было свернуто в июле 1943 года, а мощности отданы под новую, улучшенную, модель - М5. На Западном фронте такие легкие машины, как М3А1 и М5 в 1943 году еще могли использоваться, но на Восточном летом сорок третьего такой танк ждала верная гибель в первом же бою. Название, данное М3А1 в СССР - БМ-7 иначе как "Братская могила на семерых" танкистами не расшифровывалось. Тонкая броня, слабая пушка, двигатель на высокооктановом бензине - все оправдывало этот мрачный юмор. Естественно, что после снятия М3А1 с производства СССР отказался от него и танков М5 поступило только 5 штук - пробная партия, еще раз подтвердившая бессмысленность дальнейших закупок.

Что касается среднего танка M4A2 "Шерман", то эту довольно неплохую машину, приближавшуюся по характеристикам к советскому Т-34, американцы поставлять не спешили даже производя ее в количествах, сопоставимых с тридцатьчетверкой (за годы войны было произведено ок. 55 000 различных моделей Т-34). Почему? Ответ прост. Как известно, победа в войне состоит из многих слагаемых. Превосходства в военном искусстве, превосходства в качестве и количестве техники, превосходства в качестве и количестве людских ресурсов и, главное, в том, какой уровень потерь перенесет народ, не запросив мира. Превзойти немцев в военном искусстве было для западных союзников весьма проблематично. Африканская кампания это доказала - Роммель успешно оборонялся и контратаковал при соотношении сил 5:1 в пользу союзников{10}. И это в голой пустыне. А впереди была гористая Италия и Франция с бесконечными лесами и "живыми изгородями" зеленого кустарника. Превосходства в качестве людских ресурсов и техники тоже не было. Машин, аналогичных, к примеру, немецким "Тиграм" у союзников так и не появилось, а голодный немец, озлобленный ночными бомбежками англичан и дневными авианалетами американцев, воевал намного злее и отчаяннее простого американского парня, привезенного с тихой фермы в Техасе. Жертвовать людьми так же, как закаленные многовековыми междоусобицами европейские державы, Америка не могла, в этом плане американская армия была намного прихотливее даже британской, поэтому оставалось только собрать максимально большую армию и пригнать на поле боя как можно больше техники. Именно поэтому 92% процента "Шерманов" остались у союзников. Это были самые совершенные модели "Шерманов", в том числе лучшая американская модель - М4А3Е8 и лучший британский вариант "Шерман Файрфлай", они в СССР не поставлялись. Воевавшие на Восточном фронте "Шерманы" обычных модификаций имели менее мощные пушки и более слабое бронирование.

Президент Рузвельт, выступая в поддержку военных поставок Великобритании и Советскому Союзу, сравнил ленд-лиз с пожарным шлангом, который лучше одолжить соседу, пока огонь с его дома не перекинулся на твой. После такой зажигательной речи поведение союзников с поставками военной техники выглядит весьма неприглядно. Получается, увидев, что огонь чуть приостановлен, они отобрали шланг, чтобы ради забавы погонять по своему газону любимую собаку, а пожар пусть сосед тушит дальше как хочет. Ведь уже осенью 1942 года многочисленным и полностью укомплектованным техникой бронетанковым силам союзников в Африке противостояли две-три немецкие танковые дивизии, в которых насчитывалось по всего 20-30 танков вместо 150-200(!). А на Восточном фронте в это время кроме всех остальных танковых и моторизованных дивизий рейха (около 20) воевали еще и элитные дивизии СС, усиленные десятками, а то и сотнями новейших танков, постоянно и регулярно пополняемые отборными кадрами. Всего несколько таких дивизий (уже основательно обескровленных и потрепанных на там же Восточном фронте) зимой 1944 года в Арденнах сломали оборону союзников и едва не обрушили весь Западный фронт.

Если бы американцы поставляли нам хотя бы 30-40% техники, как это делали англичане в начале войны, боевые действия на Западе в 1943-1944 годах развивались бы совершенно по-другому. Очевидно, что количество поставляемых танков определялось не тем, сколько и каких войск противника находится по другую сторону фронта на Востоке и на Западе, а тем, может ли очередной танк, отправленный на Запад спасти от смерти хотя бы одного американского солдата, или он простоит всю войну в пробках на дорогах, запруженных такими же танками и еще множеством грузовиков, джипов и бронемашин.

Автомобильная техника

Поставки в СССР американских автомобилей уже много лет являются козырным тузом в рукавах тех историков, что доказывают решающую роль ленд-лиза в победе СССР над Германией.

Американцы поставили нам 359 000 грузовиков, 44 000 джипов (командирских автомобилей Willys MB и Ford GPW (General Purpose Willys)) и 3 700 000 шин. Отчет Наркомата военной торговли, помещенный в "Правде" 11 июня 1944 года, подробно подсчитывает помощь каждой из стран: США, Великобритании и Канады. Хотя грузы продолжали поступать еще целый год, можно представить себе их объемы. Так, Великобритания на 30 апреля 1944 года успела поставить 5239 автомобилей и бронетранспортеров, Канада - 3410 . Американцы отправили за то же время несравнимо больше - 206 000 автомобилей.

Автомобили поступали 50 моделей - 26 американских, канадских и английских фирм. Производителей комплектующих частей было намного больше: только стандартные задние фонари выпускали пять разных заводов.

Больше всего в Советский Союз попало американских грузовиков US 6 - около 152 000 экземпляров. Их выпускали две фирмы, Studebаker и RЕО. "Студеры", как фронтовики прозвали эти грузовики, оказались самым подходящим транспортом для суровых фронтовых условий (в частности, из-за меньшей степени сжатия они были менее чувствительны к качеству бензина).

Общее же число поставленных в СССР по ленд-лизу автомобилей составило 477 785 штук, не считая запчастей, которых хватило бы для сборки не одной тысячи машин.

Однако, оценивая объем американских поставок в 478 тысяч автомобилей, следует помнить, что только в 1941 году в США было произведено 3.8 млн легковых и 1.1 млн грузовых автомобилей. На поставки в СССР приходится около 1% всего американского автопроизводства за годы войны, т.е. еще меньше, чем в случае с танками.

Хватило ли 478 000 машин нашей армии и тылу? Очевидно, что нет. Обделяли ли себя этими поставками американцы? Могли ли поставлять больше, если бы хотели? Ответ на эти вопросы, как ни удивительно, дают мемуары немецкого мастера диверсий Отто Скорцени. Многие подготовленные им разведывательные группы, заброшенные на трофейных джипах в американский тыл зимой сорок четвертого во время наступления в Арденнах, были разоблачены потому, что диверсанты в американской форме сидели в них по четыре пять человек, в то время как сами американцы без особой нужды больше чем по двое не ездили!{11}

Даже на войне американец не расстался с личным транспортом, а простой советский солдат по большей части мерил дороги Европы простыми кирзовыми сапогами, а в атаку вместо бронетранспортера ехал десантом на "закорках" танков.

Корабли{5}

Первые предложения союзников о поставке кораблей и катеров относятся к сентябрю 1941 г., когда глава советской военной миссии в Великобритании контр-адмирал Николай Харламов в письме начальнику управления кораблестроения ВМФ инженеру-контр-адмиралу Николаю Исаченкову сообщил, что "фирма "Канадиан пауэрс бот компани" предлагает изготовить для СССР 100 торпедных катеров, по 25 катеров ежемесячно. Это предложение стало предпосылкой для заказа и поставки в Советский Союз 202 торпедных катеров. По английской лицензии американскими фирмами "Аннаполис яхт ярд" и "Хершов" в Бристоле и Комдене строились катера типа "Воспер" конструктора Скотт-Пейна. Они отправлялись в СССР в собранном виде. Фирма "Электрик бот компани" (ЭЛКО), не имевшая права продавать Советскому Союзу готовые катера, поставляла полные комплекты частей корпусов и механизмов, а также технические средства и необходимую документацию. В СССР на судостроительном заводе с участием американских специалистов производилась сборка катеров. Торпедные катера типа "Хиггинс" строились в Новом Орлеане.

Только Северный флот, на котором в июне 1941 г. было всего два торпедных катера, к 1945 г. пополнился 47 американскими катерами типа "Воспер" (А-1), "Хиггинс" (А-2) и ЭЛКО (А-3). Кроме того, из США в 1943-1945 гг. поступило 43 десантных судна специальной постройки, которых советский флот фактически не имел, хотя потребность в них была велика (более 100 десантных операций разного масштаба провел флот в годы войны).

Поставлялись и так же охотники за подводными лодками типа "SC" (по советской классификации типа БО-2), строившиеся на 26 верфях США. Для сравнительно небольших кораблей длительный переход через штормовую Северную Атлантику был весьма нелегким и опасным делом. Тем не менее, принятые советскими экипажами большие охотники своим ходом преодолевали океан, показывая образцы морской выучки и стойкости. Всего ВМФ СССР получил 78 "охотников" (СФ-36, ТОФ-32, БФ-4, ЧФ-6). На Черное и Балтийское моря корабли доставлялись по внутренним водным путям.

Поставка из США противоминных кораблей - тральщиков, которые особенно нужны были флоту, началась с кораблей типа "АМ" ("амики"), строившихся на верфях Тампа, Вильяметте, Мадисонвилла и Лорейна (из 34 полученных по ленд-лизу тральщиков типа "АМ" в состав Северного флота вошло 10, в состав Тихоокеанского - 24). По ленд-лизу было получено и 43 тральщика типа "YMS" (УМС). Кроме того, Англия передала Советскому Союзу в 1942-1944 гг. 10 тральщиков типа "MMS" (ММС) водоизмещением 260 тонн, оборудованных электромагнитным и акустическим тралами. Приемка кораблей осуществлялась в Мурманске и Архангельске.

Пожалуй, единственными переданными по ленд-лизу относительно крупными кораблями (водоизмещение - 2300 тонн, против 50 тонн у поставленных СССР катеров и 200-600 тонн у охотников и тральщиков) были 28 фрегатов типа "PF" или "Такома" - по советской классификации типа "ЭК" - эскортные или сторожевые корабли. Они вошли в состав Тихоокеанского флота. Основная масса кораблей, предназначенных для этого флота, передавалась американцами советским морякам на военно-морской базе Колд-Бей (юго-западная оконечность полуострова Аляска). Общее руководство обучением экипажей и передачей кораблей возглавлял командир военно-морского отряда "3294" (подразделение "Хула-2") капитан Вильям Максвелл. С рядом технических устройств, прежде всего с радаром и гидролокатором, а также с автоматизированной системой управления электромагнитного трала советские моряки знакомились впервые. Обучение велось в учебных кабинетах на берегу, а затем непосредственно на кораблях. Всего в Колд-Бей было подготовлено 12 400 офицеров и матросов советского флота, которые с весны 1944 г. до сентября 1945 г. приняли от союзников 215 кораблей общей стоимостью 228 млн. долл. (в ценах 1946 г.).

В результате поставок по ленд-лизу советский флот ощутимо пополнился 520 импортными кораблями и судами, различным вооружением и техникой. Кроме кораблей и самолетов (см. подраздел Авиация) ВМФ СССР получил от союзников много другой техники и запасных частей. Так, из Англии для советского флота было отправлено 555 радиолокационных станций различного назначения, а из США 641. Поставки радиолокационной техники являли собой особенно ощутимую помощь: в начале войны корабельный состав флота имел единственную радиолокационную станцию, установленную на черноморском крейсере "Молотов". Англия передала Советскому Союзу для флота 329 гидролокаторов типа "Асдик". "Полученные нами ультраакустические приборы (гидролокаторы) резко отличались в лучшую сторону от подобных наших станций" - так оценивал эту технику заместитель начальника Управления связи ВМФ СССР инженер-капитан 1 ранга Гусев.

Примечательным в поставках кораблей нашей стране является то, что самый крупный военный корабль во время Второй Мировой войны был отправлен в СССР не союзниками, а Германией. В мае 1940 года в Ленинград прибыл проданный Советскому Союзу недостроенный тяжелый крейсер (водоизмещение - 19 040 тонн), получивший у новых хозяев название "Петропавловск"(1 сентября 1944 года переименован в "Таллинн"){12}. Продавая корабль, немцы отнюдь не ущемляли своих интересов. Для морской войны с Англией крейсер был пригоден мало - для этого лучше подходили подводные лодки, а к началу войны с СССР его все равно достроить не успевали. Оставалось только одно - продать крейсер русским, чтобы они достраивали его сами, а потом захватить корабль у причала вместе со всем Советским Балтийским флотом, когда в Ленинград ворвутся передовые немецкие части. Союзники, отправляя в СССР малые корабли и катера, так же строго соблюдали свои интересы. Например, торпедные катера, корабли для рейдов на близко расположенные прибрежные коммуникации противника, были им не нужны, потому и отправлялись в СССР. Тральщики союзников тоже оставались без работы объем минных постановок на одном Балтийском море сравним со всеми минными полями, установленными и немцами и союзниками и японцами на всех остальных морях за всю войну. Поэтому и они шли на экспорт. Основными "рабочими лошадками" морской войны у союзников были противолодочные и эскортные корабли. Они пришли в СССР только к концу войны, когда союзники уже "царствовали" на морях и им больше требовались корабли огневой поддержки и транспорты для высадки десантов (которые они и изымали из состава полярных конвоев). Союзники всегда соблюдали свою выгоду - за счет поставок из США особенно пополнился Тихоокеанский флот. В результате ленд-лиза здесь количество сторожевых кораблей в 1945 г. по сравнению с началом войны увеличилось в 4-5 раз. Это диктовалось обязательством СССР, данным на Ялтинской конференции трех держав, вступить в войну с Японией не позже трех месяцев после победы над Германией. Бесполезно сравнивать поставки военных кораблей в СССР и собственное военное судостроение США периода войны. Союзники не передали СССР ни одного крупного корабля, в то время как в США за время войны только авианосцев было построено 137, включая 23 тяжелых водоизмещением по 33 000 тонн и девять по 13 000 тонн{13}.

Авиация

В годы войны западные союзники поставляли Советскому Союзу боевые и транспортные самолеты самых различных типов. Всего было получено 18 300 самолетов{8} (из них 14 126 американских, остальные - английские{14}). В основном это были истребители (ок. 13 800), но поставлялись так же и бомбардировщики, и транспортные машины. Авиация военно-морского флота получила 2158 самолетов{5}, остальные - армейская авиация и авиация ПВО (противовоздушной обороны).

На начальном этапе войны основным поставщиком самолетов в силу территориальной близости была Великобритания. Уже в первые месяцы войны начались поставки истребителей "Харрикейн". Воздушные бои над Англией осени 1940 года показали, что эти истребители по всем параметрам уступают немецким Ме-109E по всем основным параметрам. К моменту же прибытия "Харрикейнов" в СССР немецкие ВВС уже получали Ме-109F, еще более совершенный самолет. Равные "Мессершмиттам" "Спитфайры" англичане поставлять не спешили, избавляясь за счет ленд-лиза от ненужного лома. Когда же, наконец, "Спитфайры" появились в СССР (южным путем, через Иран), оказалось, что это в основном машины прошедшие ремонт. Очевидно, что англичане, имевшие потери в авиации значительно меньшие, чем СССР за счет того, что большая часть немецкой авиации была сосредоточена на Восточном фронте, просто отправляли Советскому Союзу все ненужные старые машины, на которых английские пилоты в воздушном бою имели мало шансов. На Восточном фронте машины до "старости" просто не доживали, а советские пиилоты, оставшиеся после погрома 22 июня без самолетов не смотрели в зубы дареным коням. Надо заметить, что на Западном фронте, над Ла-Маншем и над Францией, в 1941-1942 годах велась воздушная война престижа. Расквартированные здесь немецкие элитные истребительные части занимались обороной воздушного пространства Рейха от редких налетов английской авиации. Победы и потери в воздушных боях становились не столько фактором общей победы, сколько выгодным материалом для пропаганды по обе стороны. Именно сюда в первую очередь направлялись новейшие немецкие самолеты - последние модели Ме-109 и первые выпущенные Fw-190. Англичане в свою очередь, чтобы не допускать излишних потерь, так же старались держать на передовой только части оснащенные новой техникой, а поскольку их производственные мощности не так сильно пострадали, как у СССР, и исправно снабжались американскими материалами, то устаревшие машины они вполне могли отдавать "советам". На момент погрузки на транспорты эти машины еще, может быть, и были хоть чуть-чуть "конкурентноспособны" на Восточном фронте, но после долгого пути морем, сборки, испытаний, перегона и обучения пилотов, техника устаревала еще больше.

Американцы, начавшие поставки авиации позже англичан, тоже не упустили своей выгоды. Запустив перед вступлением в войну в серию самолет P-39 "Аэрокобра", они пришли к выводу, что эта машина не находит себе применения ни в их авиации, ни в Британской. США на Тихом океане требовались палубные истребители и истребители сопровождения, а P-39 на эти роли подходил плохо. Англичане перестали закупать его, потому что и им он был "не ко двору" лучшие свои стороны эта машина показывала на малых высотах, а бои над Ла-Маншем и Северной Францией шли на средних и больших. Идеально P-39 подходили только для Восточного фронта, куда и отправились в количестве 4 952 штук вместе с более поздней модификацией этого самолета - P-63 "Кингкобра" (2 400 штук){14}. Заметим, что из общего числа произведенных P-39 (9 584 самолета) это составило более половины. К тому добавились и 2 134 самолетов P-40, поставленных в СССР в 1941-1944 годах, то есть в то время, когда самолеты этого типа вытеснялись с Тихого океана.

В тоже время самолеты, удачно попавшие в схему воздушной войны союзников, такие как P-47 "Тандерболт" и P-38 "Лайтнинг" в СССР крупными партиями не поставлялись (пришло всего лишь 195 "Тандерболтов" в 1944-1945 годах, при чем в 1945-м только 5). Собственно, Советскому Союзу такие машины не требовались (они были идеальны в качестве истребителей сопровождения для дальних высотных бомбардировщиков, а таких бомбардировщиков у СССР было мало, и использовались они, в основном ночью, без сопровождения), но вот истребители Р-51 "Мустанг", машины универсальные, могли бы пригодится, тем более, что и выпускались в достаточных количествах и по характеристикам были на уровне лучших немецких машин. Но, однако же, союзники, как и в случае с танками "Шерман" поставлять в СССР высококачественную технику не спешили, мол, самим не хватает. Нехватка бывает разная, и вот несколько цифр, наглядно иллюстрирующих, распределение военных усилий в области авиации: Советский Союз произвел за годы Великой Отечественной войны 115 600 самолетов{8}, Германия - около 100 000, Великобритания -ок. 169 000 и США - ок. 300 000{15}, при том, что из 91 925 потерянных Германией самолетов не менее 2/3 были сбиты именно на Восточном фронте{2}. И основные силы немецких ВВС большую часть войны находились именно там, однако Англия и США поставляли Советскому Союзу ровно столько самолетов, сколько позволяли им понятия о том, какого численно перевеса им будет достаточно, чтобы без больших потерь выиграть войну на своем, Западном фронте. Не трудно посчитать, что поставки в СССР составили менее 5% от американского производства, и чуть больше 10% от советского при том, что на советскую авиацию пришлось гораздо больше "работы" - ок. 0,53 сбитого немецкого самолета на один построенный советский, в то время как у союзников это соотношение ок. 0,065. Данные расчеты пренебрегают исключением потерь от огня зенитной артиллерии и соотношениями между типами построенных самолетов, но вполне наглядны для того, чтобы показать, насколько была облегчена победа в небе союзным пилотам, и насколько она была трудна для советских. Даже если прибавить к немецким ВВС японские и итальянские, коэффициент уничтоженного противника, приходящегося на один самолет у союзников не достигнет и трети советского.

Для того чтобы яснее представить себе мощность американской военной промышленности в годы войны надо вспомнить, что Советский Союз не производил крупносерийно четырехмоторные самолеты, они ему просто были ненужны - гораздо больше требовались обычные истребители, штурмовики и двухмоторные фронтовые бомбардировшики, в вот Англия и США строили воздушных гигантов крупными сериями - B-17 "Летающая крепость" - 12 726 штук, B-24 "Либерейтор" - ок. 19 000 штук, "Ланкастер" - 7 374 штуки, B-29 "Суперкрепость" - 4 574 штуки{16}. Затраты на постройку такого самолета в 10 раз превышают стоимость истребителя, а следовательно только с учетом этих 4 типов самолетов затраты на 469 000 построенных союзниками машин всех типов можно пересчитать примерно как затраты на 862 000 одномоторных самолетов. И это без учета двухмоторных машин, которых у союзников было больше чем у СССР.

Таким образом ленд-лизовские поставки самолетов только на фоне советского или немецкого производства выглядят внушительно. В сравнении же с собственным военным производством США - более чем скромно.

Прочие поставки в СССР

Помимо вооружения, боеприпасов и разнообразного военного снаряжения США, Великобритания и Канада поставляли в Советский Союз, сражающийся с гитлеровской Германией, большое количество товаров промышленного и сельскохозяйственного назначения. Здесь союзники скупились гораздо меньше, но при этом опять же соблюдали свои собственные интересы, свято придерживаясь правила - то, что может пригодится нам, должно остаться у нас, хотя обычно именно эти поставки приводят как пример "бескорыстной союзнической помощи".

За годы войны из США, Великобритании и Канады по ленд-лизу и в рамках советских заказов было поставлено 2586 тысяч тонн авиационного бензина и светлых бензиновых фракций. В Советском Союзе импортный авиабензин и светлые бензиновые фракции использовались почти исключительно для смешивания с советскими авиабензинами с целью повышения их октанового числа, так как советские самолеты были приспособлены к использованию бензинов с гораздо более низким октановым числом, чем на Западе. Поставленный по ленд-лизу авиабензин вместе со светлыми бензиновыми фракциями составил 46,7% от советского производства 1941-1945 годов. Автобензина в СССР в 1941-1945 годах было произведено 10923 тысяч тонн (в том числе в 1941 году - 2983 тысячи тонн), а из США было получено по ленд-лизу 242,3 тысячи тонн, что составило лишь 2,8% от общего советского производства за время войны (за вычетом производства за первую половину 1941 года). Правда, действительная роль американского автобензина была несколько выше из-за более высоких октановых чисел. Кроме того, Соединенные Штаты построили в Советском Союзе крупные нефтеперерабатывающие заводы в Куйбышеве, Гурьеве, Орске и Красноводске, что резко увеличило отечественное производство горюче-смазочных материалов{17}.

Надо ли говорить, что союзнические армии в Европе снабжались горючим на порядок лучше. Недостаток бензина в СССР стал очевиднее всего, когда армия пополнилась большим количеством автотранспорта и самолетов и перешла в наступление. Однако здесь Запад предпочел буквально залить бензином собственную армию, что медленно ползла вверх по итальянскому сапогу и готовилась высадиться во Франции, нежели помочь топливом Советскому Союзу.

По ленд-лизу же в СССР было поставлено 622,1 тысяч тонн железнодорожных рельсов. Это составляет около 56,5% от общего объема производства железнодорожных рельсов в СССР с середины 1941 года до конца 1945 года. Если же исключить из подсчета рельсы узкой колеи, которые по ленд-лизу не поставлялись, то американские поставки составят 83,3% общего объема советского производства. Если же исключить из подсчетов производство за вторую половину 1945 года, то ленд-лиз по рельсам составит 92,7% от общего объема советского рельсового производства. Таким образом, почти половина железнодорожных рельсов, использованных на советских железных дорогах во время войны, поступила из США. Еще более заметной была роль поставок по ленд-лизу в сохранении на необходимом уровне численности советского парка локомотивов и железнодорожных вагонов. Выпуск магистральных паровозов в СССР изменялся следующим образом: в 1940 году - 914, в 1941 - 708, в 1942 - 9, в 1943 - 43, в 1944 - 32, в 1945 - 8. Магистральных тепловозов в 1940 году было выпущено 5 штук, а в 1941 - 1, после чего их выпуск был прекращен до 1945 года включительно. Магистральных электровозов в 1940 году было произведено 9 штук, а в 1941 году - 6 штук, после чего их выпуск также был прекращен. По ленд-лизу же в СССР в годы войны было доставлено 1900 паровозов и 66 дизель-электровозов. Таким образом, поставки по ленд-лизу превосходили общее советское производство паровозов в 1941-1945 годах в 2,4 раза, а электровозов - в 11 раз{17}.

Производство грузовых вагонов в СССР в 1942-1945 годах составило в сумме 1087 штук по сравнению с 33096 в 1941 году. По ленд-лизу же было поставлено в общей сложности 11075 вагонов, или в 10,2 раза больше советского производства 1942-1945 годов{17}.

Приведенные выше данные красноречиво свидетельствуют о важности поставок железнодорожного транспорта и материалов для СССР. Однако так ли были критически необходимы эти материалы самим США. Там военные перевозки осуществлялись, в основном, морем, в отличие от Советского союза, где железная дорога была не только главной транспортной артерией, но и одной из главных целей немецкой авиации. Железные дороги были для США второстепенным транспортом, по сравнению с морским, да и к тому же железные дороги в США не находились в зоне боевых действий и не требовали постоянного восстановления. Иначе, СССР вряд ли получил бы такое количество железнодорожного транспорта, ибо в области "первостепенного" для себя транспорта союзники действовали совершенно по-другому. Например, они легко лишали ленд-лизовские конвои грузового тоннажа, как уже было описано в Части 3. Маршруты ленд-лиза, в подразделе Северные конвои для СССР.

Далеко не бедствовавшая американская промышленность, не подвергавшаяся ударам с воздуха и с суши, свободно могла поделиться с советской частью оборудования (особенно если учесть, что за поставки СССР все же платил, и платил золотом). Еще в 1939-1940 годах советское руководство разместило заказы на импортное оборудование для производства артиллерийского вооружения. Потом эти заказы, размещенные в основном в США, были поставлены в СССР в рамках ленд-лиза. А именно в специальных станках для артиллерийского производства в годы войны в СССР была наибольшая нужда. Всего же из США в СССР в годы войны было поставлено 38100 металлорежущих станков, из Великобритании - 6500 станков и 104 пресса. В Советском Союзе в 1941-1945 годах было произведено 115400 металлорежущих станков, то есть всего в 2,6 раза больше поставок по ленд-лизу{17}. Если пользоваться стоимостными показателями, то роль западных станков покажется еще значительнее - они были на порядок сложнее и дороже советских. Однако если при этом учитывать, что значительную часть работ на заводах выполняли отнюдь не кадровые рабочие со стажем, которые могли справиться с такой техникой, а подростки и женщины, то ситуация резко меняется. Вряд ли в годы войны к каждому третьему станку можно было поставить квалифицированного мастера, а, следовательно, сомнительно, чтобы производительность этой техники была равна простым и дешевым советским станкам, на которых мог работать и довольно поверхностно обученный новичок.

Важное значение для Советского Союза вообще и для Красной Армии в частности, имели ленд-лизовские поставки продовольствия. Можно уверенно утверждать, что 1943-1945 годах отечественное сельское хозяйство, абсолютно разоренное войной, было не в состоянии прокормить многомиллионную армию. Острейший продовольственный кризис разразился в 1943 году, когда и без того крайне скудные нормы выдачи продовольствия были негласно сокращены почти на треть. Поэтому продовольственные поставки к середине 1944 года потеснили в советских заявках металлы и даже некоторые виды вооружения. В общем объеме ввезенных в конце войны грузов продовольственные заняли свыше 25% тоннажа. По калорийности этого продовольствия из расчета норм военного времени должно было хватить на содержание 10-миллионной армии в течение более чем трех лет{17}.

Союзники поставляли в СССР, в основном, консервы и зерно, однако собственные войска баловали куда больше. Так, например, на захваченных в июне 1942 года английских складах крепости Тобрук (в Африке) немцы обнаружили консервированных омаров, ананасы и канадское пиво "Черная лошадь"{10}.

Заключение

Конечно, союзники не устояли бы перед немецкой армией, не участвуй в войне СССР, да и Советскому Союзу пришлось бы очень и очень туго без ленд-лиза, это трудно отрицать, но если беспристрастно анализировать цифры поставок, то ленд-лиз выглядит вовсе не как акт "бескорыстной союзнической помощи". Это всего лишь выгодное использование сложившейся ситуации с целью затягивания войны между Германией и СССР, что подтверждается высказываниями высоких чиновников стран-союзниц:

Уинстон Черчилль, английский премьер-министр: "Я бы хотел видеть германскую армию в могиле, а Россию - на операционном столе..."{18}

Гарри Трумэн, вице-президент, а, за тем, президент США: "Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии. И пусть они убивают друг друга как можно дольше..."{18}

Трумэн оказался провидцем. Помогать обеим сторонам, а вернее то помогать одной стороне, то не помогать ей, помогая таким образом другой, было вдвойне прибыльнее. СССР до 1973 года выплачивал долги по ленд-лизу и все равно стался должен 674 миллиона долларов, а обескровленная войной Германия влезла в огромные долги во время ее восстановления по "Плану Маршалла". Особенно показательны цифры общих расходов США по ленд-лизу. Они составили с 11.03.1941 по 1.08.1945 более 46 миллиардов долларов:

Великобритания - 30 269 млн. долл.

СССР - 9 800 млн. долл.

Франция - 1 406 млн. долл.

Китай - 631 млн. долл.

Латиноамериканские страны - 421 млн. долл.

Другие страны - 424 млн. долл.{19}

Из этого следует, что Советский Союз, принявший на себя всю мощь удара большей части немецких армий, получил лишь ок. 21% всей военной помощи, в то время как на страны Британского содружества ок. 65%. Таким образом в Великой Отечественной войне военная помощь США и Великобритании стала горошиной упавшей на одну из двух весов военного счастья при том, что на чашах уже лежали совершенно одинаковые пудовые гири тоталитарных империй. Поддерживая СССР, высшие англо-американские политические круги преследовали долгосрочные цели увеличения своего влияния в континентальной Европе. Весы, на которые упала горошина, еще долго раскачивались вместе с линией фронта, и каждое колебание их стоило многих тысяч человеческих жизней. Как это не прискорбно, но трудовой и военный подвиг рабочих и солдат стран антигитлеровской коалиции послужил частным политическим интересам.

Примечания

Рыцарский крест (Полностью - Рыцарский крест Железного креста) - высшая военная награда Германии. Степенями Рыцарского креста были Рыцарский крест с дубовыми листьями, Рыцарский крест с дубовыми листьями и мечами, Рыцарский крест с дубовыми листьями, мечами и бриллиантами.

Волчьи стаи - группы немецких подводных лодок, наводившиеся на цели по радио и атаковавшие крупные союзнические конвои ночью из надводного положения.

Кригсмарине - немецкий военный флот.

Литература

1. "Мировая война 1939-1945", М. 2000

2. М. Спик, "Асы люфтваффе", Смоленск 1999

3. К. Дениц, "Подводный флот рейха", Смоленск 1999

4. И. Шмелев, "История танка 1916-1996", М. 1996

5. В. Краснов, "Ленд-лиз для ВМФ СССР"*

6. М. Курушин, "Стальные гробы рейха", М. 1999

7. А. Митяев, Д. Орлов, Журнал "4х4"(2'99), статья "Ленд-лиз или как мы союзникам шланг показали", сайт www.club.4x4.ru*

8. "Военно-исторический журнал" 4'91

9. В. Н. Шунков, "Оружие вермархта", Минск 1999

10. Л. Кох, "Лис пустыни. Генерал-фельдмаршал Эрвин Роммель", Ростов-на-Дону 1999

11. О. Скорцени, "Секретные задания", Ростов-на-Дону 1999.

12.С.С. Бережной, Г.А. Аммон, "Героические корабли Российского и Советского военно-морского флота", М. 1990

13. Н.И. Белавин, "Авианесущие корабли", М. 1990

14. "Военно-исторический журнал" 2'91

15. В.Н. Шунков, "Авиация люфтваффе", Минск 2000

16. И.А. Андреев, "Боевые самолеты", М. 1992

17. Харламов, "Промышленный и сельскохозяйственый ленд-лиз"*

18. Н. Уорвол, "Войска СС. Кровавый след", Ростов-на-Дону 2000

19. Н.Г. Андронников, А.С. Галициан, М.М. Кирьян и др. "Великая Отечественная война 1941-1945: Словарь-справочник"