/ / Language: Русский / Genre:sci_history, / Series: Вместе с Россией

Честь И Долг

Егор Иванов

Роман является третьей, завершающей частью трилогии о трудном пути полковника Генерального штаба царской армии Алексея Соколова и других представителей прогрессивной части офицерства в Красную Армию, на службу революционному народу. Сюжетную канву романа составляет антидинастический заговор буржуазии, рвущейся к политической власти, в свою очередь, сметенной с исторической арены волной революции. Вторую сюжетную линию составляют интриги У.Черчилля и других империалистических политиков против России, и особенно против Советской России, соперничество и борьба разведок воюющих держав. В книге широко использованы документы, свидетельства современников и малоизвестные исторические материалы.

Ивнов Егор

Честь и долг

Пролог

Дв с половиной год — от вгуст 1914-го до янвря 1917-го бушует нд миром плмя империлистической войны. Н тысячекилометровых фронтх, рзделивших Европу и Азию, сгорют миллионы человеческих жизней. Миллионы людей рсстреливют друг друг пулями, шрпнелью, грнтми, огнеметми и душт отрвляющими гзми.

Вместе с дымом пожрищ и облкми пыли, поднятой взрывми, рссеивется у миллионов вер в богов, идолов, имперторов и королей, ндежд н спрведливость, уверенность в незыблемости того порядк, з который переливчтые дудки и свистки унтер-офицеров зовут н смерть.

С кждым выстрелом, с кждой кплей крови, пдющей н пронзенную железом землю, в сейфы бнков льются реки фунтов, мрок, фрнков, доллров, рублей империлов… Поток денег стремится н счет тех, кто зтеял, рзжег, поддерживет этот пожр рди своей нынешней и будущей выгоды.

Стрекочут, словно огромные стльные срнчуки, пулеметы, перечеркивют небо трссы пуль и снрядов, под огромными грушми воздушных шров и в утлых эроплнчикх болтются пилоты, корректируя огонь тк, чтобы убить кк можно больше людей…

Но если бы был ткой эростт, из корзины которого можно объять взором весь Стрый Свет, Ближний и Средний Восток, окены, полные хищных субмрин, — то величествення и жуткя пнорм открылсь бы с высоты. Стли бы видны рзломы, волны от которых очень скоро вызовут нстоящий тектонический сдвиг в жизни нродов.

В тучх, собирющихся нд континентми, копится энергия грндиозной очищющей грозы. Первые ее молнии в феврле 1917-го потрясут устои всего «цивилизовнного» и «нецивилизовнного» обществ и сбросят оковы смодержвия в России.

Смый мощный ее рзряд в десятки миллионов человековоль в ноябре того же год рзделит всю историю человечеств н две чсти — нчнется социлистическя эр.

Очги священного огня революции вспыхнут снчл в столице Российской империи — Петрогрде, зтем — по всей России и перекинутся н Европу, Азию, Африку, Америку. Огонь революции згорится в сердцх всех спрведливых и честных людей во всем мире…

Этот плнетрный рзлом подготовил и нпрвил н блго человечеств пртия большевиков во глве с Лениным.

1. Могилев, ноябрь 1916 год

Генерльного штб полковник Алексей Алексеевич Соколов следовл из Петрогрд в Ствку для предствления верховному глвнокомндующему по случю нового нзнчения. Боевому рзведчику смертельно ндоели комндировки с инострнными корреспондентми и союзническими военными гентми в действующую рмию, куд его постоянно нпрвлял бывший нчльник Генерльного штб, теперь военный министр Беляев. Тем более что полковнику Соколову по выслуге лет уже двно подошл очередь принимть полк, с чем связывлось и производство в генерлы. Однко Соколов, пробыв много лет вне строевой службы, из коих дв год в тылу неприятеля и в военной встрийской тюрьме, считл, что не нкопил достточного опыт военного руководств в условиях нынешней войны. Взять н себя прямую ответственность з жизнь нескольких тысяч солдт он пок не хотел и просил использовть его в штбной рботе н тетре военных действий.

Ходтйство полковник было удовлетворено. Верховный глвнокомндующий, по общему мнению офицерского корпус, не много утруждющий себя прямыми обязнностями вождя рмии и флот, все же не выпустил из своих рук нзнчений в строй и штбы. Хорошо помня Соколов, црь нзнчил его помощником генерл-квртирмейстер штб Зпдного фронт.

В силу всех этих причин поезд мчл Алексея Алексеевич через ноябрьскую мглу из Питер н юг, в Могилев. В столице и империи много говорилось о рсстройстве путей сообщения, однко пссжирские поезд, кк ни стрнно, продолжли следовть строго по рсписнию. Точно в 8 чсов 15 минут вечер экспресс прибыл к плтформе Могилевского вокзл.

Знкомый поручик фельдъегерской службы Алексндров любезно доствил Соколов н кзенном втомобиле в Ствку, рсположенную в центре город. Через полчс полковник вышел из мотор у дом губернского првления, откуд гржднскя дминистрция двно был выселен в ккой-то чстный особняк и где рзмещлось упрвление генерл-квртирмейстер штб верховного глвнокомндующего. Это смое центрльное, смое глвное место Ствки, по сути дел, ее мозг — ведь в этом двухэтжном доме живут и рботют нчльник штб генерл-дъютнт Михил Всильевич Алексеев, его првя рук генерл-квртирмейстер Михил Сввич Пустовойтенко и несколько генерлов и полковников Генерльного штб, ведющих рзличными делопроизводствми упрвления. Здесь же есть и рбочий кбинет Верховного глвнокомндующего госудря Николя Алексндрович, в котором црь ежедневно, когд бывет н своей Ствке, выслушивет доклды Алексеев, фктически выполняющего всю рботу з верховного.

Живет црь рядом, в доме губернтор, отделенном от штб лишь воротми и двором. Через площдь с сдом чернеющих по-зимнему лип помещются упрвления дежурного генерл, морское, нчльник военных сообщений и квртир директор дипломтической кнцелярии.

Отметив рсторопность дворцовой полиции и жндрмов, Алексей поднялся по высокой скрипучей лестнице н крыльцо. Брвый полевой жндрм приветствовл полковник, стл во фрунт и снял с него шинель. Чугуння литя лестниц о трех мршх вел н второй этж. Соколов поднялся и был проведен к дежурному штб-офицеру Генерльного штб, которым окзлся его двнишний коллег полковник Пвел Алексндрович Бзров. Они обнялись по-приятельски. Бзров не видл Соколов еще с довоенных времен, когд служил в Берлине военным гентом, Алексей отпрвился через Гермнию в свою, столь зтянувшуюся, неглсную комндировку. Пвел Алексндрович отметил новые резкие черточки, появившиеся н лице строго сослуживц, седину н вискх. Он немло удивился спортивности и подтянутости его фигуры, молодцевтости всего облик и веселому блеску глз после всего пережитого Алексеем Алексеевичем в встрийских тюрьмх.

— Друг милый! — скзл Бзров после первых приветствий. — Знятия у нс идут до семи с четвертью, когд нчльство и офицеры уходят н обед, с обед лишь немногие возврщются… Впрочем, генерл-квртирмейстер, может быть, зйдет через чс, после своей обычной вечерней прогулки… Тк что, друг милый, Алексей Алексеевич, выбирй один из двух лучших отелей: «Метрополь» или «Бристоль», где квртируют глвы миссий союзных стрн, и рсполгйся н отдых, звтр поутру, к десяти, являйся к Пустовойтенке…

Соколову претило видеть лицемерные лиц союзников, цену «дружбы» к России которых хорошо знл, и он отпрвился в «Метрополь», хотя в «Бристоле» и рзмещлось штбное офицерское собрние, где ему ндлежло столовться. Чтобы рзмяться после тесноты купе, он обошел центр этого типично губернского город. От российской обыденщины его отличло лишь то, что по случю пребывния здесь госудря тротуры и мостовые были ккуртно очищены от снег и присыпны песком, д н кждом шгу попдлись либо господ офицеры, либо чины дворцовой полиции, жндрмерии, просто полиции или филеры нружного нблюдения.

Дождь, нчвшийся в Петрогрде, продолжлся и в Могилеве. К десяти чсм вечер, несколько продрогнув, Соколов вернулся в тепло дом губернского упрвления. Пустовойтенко тк и не пришел после зтянувшегося обед и, возможно, кинемтогрф, который он, кк выяснилось, очень любил. Алексей зглянул в кбинет Бзров. Пвел Алексндрович уютно рсположился з блестящим медным смовром и обрдовлся случю рзделить вечернюю трпезу со стрым другом. Денщик мгновенно принес еще один прибор.

Бзрову очень хотелось услышть из уст смого Алексея рсскз о его приключениях после того момент, когд он в Берлине в июле 1914-го вручил ему пспорт «Лнг». Соколову пришлось по возможности удовлетворить любопытство коллеги. Тем более что Пвел Алексндрович ведл теперь вместе со Склоном и Стховичем 5-е делопроизводство, это — вооруженные силы Гермнии, Австро-Венгрии и Турции, здесь же собирлись сведения о ходе военных действий н Блкнском и Средиземноморском тетрх.

Дежурный штб-офицер явно не был перегружен обязнностями. Из ппртной зходили рз дв с дешифровнными телегрммми н имя Алексеев, которые Бзров ккуртно собирл в ппку для доклд, д один рз их прервли, принеся н подпись полковнику шифровку в Петрогрд.

Смовр поблескивл в лучх электрической лмпы, сткны полнились ромтным чем, рзные зкуски н столе свидетельствовли о богтом ссортименте Могилевских гстрономических лвок.

Вспомнили кого и куд из сослуживцев по довоенному Генерльному штбу рзбросл судьб з эти годы. Естественно, посудчили о ближйшем нчльстве.

Змкнутый Бзров н глзх оттивл, Алексей чувствовл его возрствшую симптию и позволил себе открыться в некоторых суждениях, могущих быть принятыми з крмолу. Но и Пвел Алексндрович без оглядки ответил ему тем же. Многое нкипело и у него н душе.

Словно по молчливому уговору, об не кслись личности верховного глвнокомндующего, однко резко осуждли никчемность и гнилость устновленного смодержвного порядк. В их рзговоре не было ничего необычного — не только в интеллигентской или промышленно-купеческой среде критиковлись особенно в последний, 1916 год бездрность и стрческий мрзм црской дминистрции и высших военных. Дже в офицерской ксте, трдиционно длекой от политики, непечтно брнили двор, првительство, интенднтов, тупых стртегов и подлых союзников.

Н общем мрчном фоне Соколову довольно светлым предствлялся вторитет нчльник штб, фктического верховного нчльник действующей рмии генерл Алексеев. Он служил когд-то под его нчлом в Киевском военном округе и знл, рзумеется, что генерл от инфнтерии, генерл-дъютнт свиты его величеств Михил Всильевич Алексеев родился в ноябре 1857 год в трудовой небогтой семье, окончил Тверскую гимнзию и Московское юнкерское училище, откуд был выпущен в пехотный полк. Что он получил боевое крещение в Турецкой кмпнии, зтем 11 лет служил в строю, окончил Акдемию Генерльного штб, снов служил в строю и вернулся в кдемию профессором.

В японскую войну Алексеев покзл свои способности, будучи генерл-квртирмейстером 3-й Мньчжурской рмии…

Соколов помнил, кк в его бытность нчльником рзведки штб Киевского военного округ комндовл этим штбом Алексеев, кк однжды столкнулись мнения военного министр Сухомлинов и генерл Алексеев, когд в 40 верстх от Киев в год смерти Столыпин проходили мневры. Их хотели покзть госудрю. Сухомлинов предложил огрничиться нступлением, нчв его с 5–6 верст, чтобы оствить больше времени для прдов и торжеств. Комндующий округом Ивнов, нстроенный и горячо поддержнный Алексеевым, зявил н это министру: "Вше высокопревосходительство, пок я комндую войскми округ, я не допущу спектклей вместо мневров…"

Соколов хотел узнть у Бзров, близко нблюдвшего Михил Всильевич, не испортил ли влсть Алексеев. Ему было тем более интересно соствить для себя подробную хрктеристику генерл-дъютнт, првой руки цря н войне, что он помнил недвнюю историю с перехвченным письмом, рсскзнную ему Бтюшиным, из которой явно вытекло учстие Алексеев в зговоре против цря и возможность возведения его в военные диктторы России…

В ответ н свой деликтный вопрос он услышл нстоящий пнегирик Михилу Всильевичу.

— Когд н псху госудрь неожиднно принес и вручил Алексееву погоны и ксельбнты генерл-дъютнт, стрик был стршно рстрогн, хотя и ворчл в ответ н поздрвление: "Не подхожу я! Не подхожу…" — рсскзывл Бзров. — Но это был единственный случй в формулярном списке генерл, свидетельствующий, что у него появилсь «рук» н смом верху, — пошутил полковник и продолжл: — Если в помещении штб ты встретишь седого коренстого генерл, быстро и озбоченно проходящего мимо, но приветливо и добро улыбющегося тебе, — знй, что это Алексеев.

Если ты в рбочей комнте увидишь генерл, который без фнберии и смодовольств выслушивет офицер, — знй, что это Алексеев.

Если ты встретишь генерл в Ствке, у которого удивительня пмять, ясность и простот мысли, — это Михил Всильевич. Он все время рботет неутомимо, выполняя и свою рботу, и рботу верховного и дже генерл-квртирмейстер, который без него был бы полным нулем…

Он облдет природными военными способностями, быстро ест, мло спит и почти непрерывно трудится, кк пчелк, в своем незтейливом кбинете, где, не торопясь, вникя во все детли, слушет доклды, изучет обстновку и рботет нд доклдом верховному…

Соколов внимтельно слушл эти излияния и все хотел невинным вопросом нтолкнуть Пвл Алексндрович н более релистические оценки. Словно подслушв его мысли и докзв тем смым, что существует возможность передчи мозговой энергии н рсстоянии, Бзров понизил голос и продолжл уже без энтузизм:

— Одного я не могу взять в толк — почему Михил Всильевич не нстроен н победы… По секрету тебе скжу, друг милый, что однжды мне выпл здушевный рзговор с Алексеевым в присутствии Пустовойтенко… Сидел я тогд у Михил Сввич в кбинете зпоздно, вспоминли довоенную жизнь, потом — неизвестно отчего — революцию 1905 год. Вдруг вошел Алексеев в нкинутой н плечи шинели, покзл рукой, чтоб сели, и просил продолжить беседу. Скзл, что его кбинет выстудили, когд он гулял, пок протопят хотел бы побыть у нс.

"О чем речь?" — поинтересовлся нштверх. Ответили, что поминли стрые, рспрекрсные довоенные времен.

"Д, нынешние — совсем невеселые", — печльно скзл Алексеев. Тут черт меня дернул, и я бухнул генерл-дъютнту: "А будущие лучше ли?"

"Если бы бог дл знть это!.. Или предостерег от серьезных ошибок…" здумчиво вымолвил Михил Всильевич. А Михил Сввич, зня нбожность нчльник, решил, видимо, подмзться к нему.

"Верующие не должны смущться ошибок, ведь они знют, что все будет испрвлено в любом случе божественной волей…"

"Верно вы скзли, Михил Сввич, действительно только и живешь ндеждой н эту высшую волю. А вы, нверное, и не очень веруете?" обртился Алексеев ко мне.

"Ккой рзведчик не верит в свою судьбу?" — попытлся я отделться шуткой.

Алексеев помолчл, словно перевривл мои слов, зтем убежденно, проникновенным голосом скзл:

"А я верую, глубоко верую в бог, не в ккую-то слепую судьбу. Вот вижу, зню, что войн кончится ншим поржением, что мы не можем кончить ее чем-нибудь другим, но, вы думете, меня это охлждет хоть н минуту в исполнении своего долг? Нисколько, потому что стрн должн испытть всю горечь своего пдения и подняться из него рукой божьей помощи, чтобы потом встть во всем блеске своего богтейшего нродного нутр…"

"Вы верите в богтейшее нродное нутро?" — здл вопрос Пустовойтенко.

"Я не мог бы жить ни одной минуты без ткой веры. Только он и поддерживет меня в моей роли и в моем положении… Я человек простой, зню жизнь низов горздо больше, чем генерльских верхов, к которым меня причисляют по положению. Я зню, что низы ропщут, но зню и то, что они тк испкощены, тк рзврщены, тк обезумлены всем ншим прошлым, что я им ткой же врг, кк вы, Михил Сввич, кк вы, кк мы все…"

"А рзве мы не одержим победы вкупе с ншими союзникми?" — бросил я.

"Нет, союзникм ндо спсть только себя и рзрушить Гермнию. Вы думете, я им верю хоть н грош? Кому можно верить? Итлии, Фрнции, Англии?.. Нет, бтюшк, вытерпеть все до конц — вот нше преднзнчение, вот что нм предопределено, если человек вообще может говорить об этом… Алексеев помолчл, потом продолжл без нших вопросов, кк свое, глубоко нболевшее: — Армия нш — нш фотогрфия. Д это тк и должно быть. С ткой рмией, в ее целом, можно только погибть. И вся здч комндовния свести эту гибель к возможно меньшему позору. Россия кончит крхом, оглянется, встнет н все свои четыре медвежьи лпы и пойдет ломить… Вот тогд, тогд мы узнем ее, поймем, ккого зверя держли в клетке. Все полетит, все будет рзрушено, все смое дорогое и ценное признется вздором и тряпкми".

"Если это тк неотвртимо, то, может быть, лучше сейчс же принять меры к спсению смого дорогого?" — поднял голову Пустовойтенко.

"Мы бессильны спсти будущее, никкими мерми этого нм не достигнуть. Будущее стршно, мы должны сидеть слож руки и только ждть, когд же все нчнет влиться… А влиться будет бурно, стихийно. Вы думете, я не сижу ночми и не думю хотя бы о моменте демобилизции рмии после прекрщения военных действий? Ведь это же будет ткой поток дикой отвги рзнуздвшегося солдт, которого никто не остновит. Я доклдывл об этом несколько рз в общих выржениях; мне говорят, что будет время все сообрзить и что ничего стршного не произойдет: все тк рды будут вернуться домой, что ни о кких эксцессх никому и в голову не придет… А между тем к окончнию войны у нс не будет ни железных дорог, ни проходов, ничего — все износили и изгдили своими собственными рукми…"

Пессимистические рзмышления Михил Всильевич прервл стук в дверь. Жндрм из охрны нштверх доложил, что кбинет готов.

"Зболтлся я с вми, — вздохнул генерл-дъютнт и пошел к себе со словми: — Ндо рботть…"

А Пустовойтенко сгоряч выдл мне секрет нчльник: "Вы думете, он будет сейчс рботть? Нет, после тких бесед у Михил Всильевич всегд одно только желние: помолиться". Я подумл тогд, что Алексеев, нверное, не рз уже вел ткие горькие беседы со своим ближйшим сотрудником… А может быть, и не только с ним одним!

Слушя этот искренний рсскз коллеги о нстроениях нчльник штб верховного глвнокомндующего, Алексей вспомнил о еще большем фтлизме цря. С горьким чувством подумл он и о том, что в стрнные руки вручил бог судьбу смодержвия и России. Бог — ведущий стрну к революции?!

Н этом рзговор по душм кончился. Ординрец доложил, что вернулся генерл-квртирмейстер и просит гостя, если он еще не устл, зйти к нему. Алексей покинул рзбитого печлью Бзров и перешел н другую сторону коридор, где помещлись кбинет и личня комнт Пустовойтенко.

Простот Алексеев и всего штб нложил отпечток и н его ближйшего сотрудник. В рбочей комнте Михил Сввич, которого Соколов до того совсем не знл, не было никкой обстновки. Лишь н столх рзложено множество крт. Когд открывлсь дверь, пропускя Пустовойтенко из его спльни в кбинет, Алексей успел зметить, что и тм стоял только железня походня кровть, три чемодн подле нее и н стене прибит небольшой деревенский рукомойник.

Михил Сввич окзлся еще молодым, мленьким и ккуртным генерлом, с великолепно подстриженными и рсчеснными бкенбрдми. Серебряные погоны и ксельбнты его блестели мтовым блеском. Водянистые глз не смотрели прямо н гостя, мимо него — в прострнство.

Встретил Алексея Пустовойтенко сухо и неприветливо. Монотонным голосом поприветствовл, дождлся ответного приветствия и, усдив посетителя н ккой-то венский стул, окзвшийся под свисющими со стол листми десятиверстных крт, уныло стл излгть прогрмму н звтршний день. Дворцовому коменднту уже доложено, что полковник Соколов прибыл в Могилев и теперь ндо ждть, приглсят ли его н црский звтрк или обед, или црь его примет в кбинете в губернторском доме. Передл и желние Алексеев увидеть своего строго сослуживц звтр, после доклд госудрю. Рзговор, кроме служебного общения, явно не получилось, и Алексей отклнялся.

2. Лондон, ноябрь 1916 год

Кэтти Уйлс было жлко рсствться с милым Лондоном. Хотя он и был лишен сентиментльности, но всегд тосковл по родному городу. Особенно когд покидл его ндолго. Отпуск, предоствленный ей Сикрет интеллидженс сервис после успешно звершенной рботы в Приже, подошел к концу. Кэтти улыбнулсь воспоминниям: Приж есть Приж. Дже в военное время.

Очровтельные мужчины, теряющие голову от секс и крсивых слов, полулегльные роскошные ресторны для богтых людей, тетры и блет, от которого он всегд был без ум. Приж остлся зконодтелем мод. И теперь, когд юбки поползли вверх, Кэтти могл демонстрировть крсивые ноги.

Что и говорить, он пожил тм весело. А быть нчеку и отдвть отчет своим поступкм нучил ее роль гентессы СИС.

Вчер ее вызвл дмирл Холл, который в крткой беседе сообщил, что он нпрвляется в Россию, в рспоряжение полковник Нокс. Кэтти понял, что нчинется новый этп служебной крьеры. Кким он будет? Что з человек, которого ей придется вербовть? Молод или стр? Крсив или уродлив?

В юности он выступл в врьете. Тм ее и звербовли люди из СИС, обртив внимние н крсоту, ум, природные ртистические днные Кэтти. Сейчс, к тридцти годм, он сохрнил стройность, зжигтельность и крсоту молодости. Всегд склоння к внтюрным приключениям, он кк будто ншл себя в этой рботе.

Никто не двл ей больше двдцти двух — двдцти трех лет. Огромные серые глз, белозубя обятельня улыбк, постояння жизнердостность не оствляли никого рвнодушным. Ее долго изучли, прежде чем предложили серьезную рботу. Кэтти считл, что ей здорово повезло, и блгодрил судьбу з выпвшее ей счстье. Но в первый же день, когд ей рзъяснили методы рботы, Кэтти понял, что нвсегд должн оствить мысль о нстоящей любви. Мечту о любви зменили деньги, комфорт, путешествия.

Иногд ее охвтывло щемящее чувство одиночеств. Но он быстро спрвлялсь с ним. У нее был сильный хрктер. Кждый рз, двя новое здние, ей внушли, что поручение это крйней вжности для блг Бритнской империи. Это двло Кэтти стимул гордиться своей рботой. Новое здние не пугло ее. Он много слышл о России, но никогд не бывл в ней.

Летом он прочитл в гзете «Тйме» о русском рзведчике, бежвшем из встро-венгерского плен. Он возврщлся тогд кружным путем в Россию через Лондон и был облскн покойным лордом Китченером. Было бы интересно, если бы судьб свел их. Если он и впрвду ткой, кк о нем писли, то можно было бы гордиться этим знкомством. Но если все русские — кк этот рзведчик, то трудно будет рботть с ними.

Ее мысли опять вернулись к Ноксу. Он очень увжл своего птрон и привязлсь к нему з несколько лет совместной рботы до того, кк он уехл в Россию.

— Не поддвйся мимолетному чувству, не теряй рссудк, всегд помни, что твой поклонник — это твой противник, — неоднокртно нствлял ее Нокс. Тогд из тебя получится нстоящий рзведчик…

Вещи были уже собрны, и Кэтти ждл приезд кэб. Ей предстоял долгий путь в неизвестную Россию.

В ожиднии кэбмен Кэтти выглянул в окно и зпечтлел в пмяти дв ряд ккуртных домов с микроскопическими гзонми перед ними, сквер с полдюжиной вязов, детей, гуляющих с гуверннткми…

Н душе стло горько и больно, что он теперь долго не увидит всего этого.

3. Могилев, ноябрь 1916 год

Утром, когд от дождя остлись лишь нвисшие мокрым свинцом небес, губернский город выглядел чуть веселее. Тренькли без нужды трмви, носились в рзные стороны штбные моторы. Обывтели с дльних улиц чуть ли не с рскрытыми от изумления ртми пугливо штлись по тротурм.

Соколов пересек площдь и окзлся вновь у дом губернского упрвления. Другой, рзбитной жндрм впустил его через знкомую уже клитку, снов высокя лестниц крыльц. Вестовые при входе приняли его шинель и фуржку, по знкомой лестнице он поднялся н второй этж. Алексей Алексеевич встретил здесь много стрых знкомых еще по Дворцовой площди, среди них — полковник Склон, ведущего делопроизводство вместе с Бзровым, полковник Асснович, бывшего военным гентом в Копенггене, теперь зведоввшего Бюро печти Ствки. Почти всех, кого он видел здесь в кбинетх, Соколов не только хорошо знл — был уверен во взимной симптии. Поэтому отбоя не было от приглшений н обед в штбное собрние.

Но глвным событием, которое ждло его, было переднное скороходом по телефону приглшение прибыть н высочйший звтрк в 13 чсов 15 минут, форм одежды обыкновення, при оружии.

Алексеев перенес из-з этого свидние с Соколовым н вечер. Он тоже должен был идти н црский звтрк, хотя нштверх, экономя свое время, выговорил себе прво посещть его через день, не ежедневно, кк хотел монрх. Конечно, придворные немло изумились ткому неблгорзумному решению. Впрочем, они уже перестли удивляться отсутствию светскости у нчльник штб цря Алексеев мог, нпример, брякнуть, отвечя н вопрос цря, рботет ли кто из штб в его кбинете, когд он в отъезде: "Никк нет, вше величество! Он ткой неуютный, неудобный!" Истинный цредворец изогнулся бы в поклоне и проворковл что-то нежное вроде: "Кк можно, вше величество, он для нс священен и неприкосновенен", но этот Алексеев! Что ждть от мужлн?!

Михил Всильевич предупредил Соколов, что следует ндеть зщитный китель, орден с мечми — упси бог без них! — шшку без револьвер и коричневую перчтку н левую руку. В чс дня ндо быть в доме цря.

Пошли они вместе. Прные нружные чсовые у губернторского дом сделли "н крул" при виде генерл-дъютнт. Полковник нзвл себя внизу у скороход, отметившего его в списке. Тм же внизу стоял солдт сводного пехотного полк в позе чсового, но без оружия. Поднялись н второй этж и попли в небольшой зл, где уже толпились приближенные цря. Одну из стен укршли прные портреты Алексндр III и Мрии Федоровны в первые годы их совместной жизни. Другим укршением зл служил рояль.

Многие бросились приветствовть Алексеев, и Соколов тктично отошел, чтобы не мешть его беседм. Среди присутствоввших он узнл гофмршл, генерл-мйор свиты Влдю Долгоруков, князя и светского жуир, флигель-дъютнт Нрышкин, грф Ттищев, интимного друг цря, до войны состоявшего от его имени при Вильгельме… Нчльник конвоя Грббе, дмирл Нилов — собутыльник цря, доктор Боткин стояли в группе с великими князьями Сергеем Михйловичем и Георгием Михйловичем.

К Алексею почему-то подошел министр двор, тощий и рссыпющийся н чсти грф Фредерикс, и принялся нудно рсскзывть, что он состоит в офицерских чинх 60 лет, в генерльских — 35 лет и 25 — министр его величеств. Что з верную службу он зслужил не только высшие орден, но и уникльные нгрды — портреты трех госудрей с бриллинтми — Алексндр II, Алексндр III и нынешнего. Зтем прижимистый стрик поведл, что во избежние похищения или потери бриллинтов из портретов он сделл у Фберже точную копию нгрды с фльшивыми кмнями и носит теперь ее вместо подлинной, зпрятнной длеко и ндежно.

— Кково?! — покрутил он хилой грудью с портретми н ней, словно стря кокетк вырезом н плтье.

После этой стрнной исповеди министр двор отошел и встл подле дверей, ведущих в црские комнты.

Алексеев оторвлся от своих великосветских почиттелей и вновь подошел к Соколову. Но не тут-то было. Ккой-то свитский генерл, худощвый, высокого рост, но с узкой низкой тлией, с лысиной н продолговтой голове и в отличие от других свитских голобритый — без усов и бороды, подошел к нштверху и мило поздоровлся с ним. Алексеев предствил ему Соколов, когд генерл в кзчьем бешмете отошел, тихо шепнул полковнику: "Это брт цря, великий князь Михил Алексндрович!"

С особым любопытством посмотрел Алексей вслед великому князю, вспомнив срзу слухи, ходившие в Петрогрде в офицерской среде о том, что кое-кто прочит Михил Алексндрович з его либерльные, чуть ли не демокртические взгляды в конституционные монрхи взмен Николя и Алексндры.

Когд из столовой вышел мленького росточк дворцовый коменднт Воейков, зять Фредерикс, и по-приятельски кивнул снизу вверх долговязым великим князьям, которых он, очевидно, уже сегодня видел, общество без особого чинопочитния стло рзбивться н две шеренги. Воейков обошел всех, поздоровлся и с Соколовым.

Бесшумно рстворились двери, у которых стоял Фредерикс, все смолкло, и появился црь. Он был в форме Ширвнского полк — в суконной рубхе, брюкх зщитного цвет и в спогх с крсными отворотми.

Соколов в своей шеренге был восьмым. Црь снчл переговорил с Сергеем и Георгием Михйловичми, стоявшими ближе, зтем двинулся вдоль строя.

Пок црь не спеш приближлся к нему, Алексей мог близко рссмотреть того, кому присягл, словно Отечеству, "не щдить живот своего". Николй Алексндрович Ромнов не вышел ростом и сттью. Довольно првильные черты лиц его нельзя нзвть крсивыми, желто-тбчный цвет бороды и усов с рыжиной выглядели просто крестьянскими. Довольно толстый нос, голубые невырзительные глз, лишенные интерес и мысли, кзлись просто кменными.

В душе у полковник Соколов не шевельнулось ничего святого, не поднялось трепетного волнения, когд смодержец подошел к нему. Алексей поймл себя н мысли, что он уже инче, чем четыре год нзд, когд впервые предствлялся ему, смотрит н этого человек.

"Вот я и лишился иллюзий!" — отметил мысленно Алексей, внешне еще больше подтянувшись и брво выпятив грудь с многочисленными военными нгрдми.

Црь остновился подле полковник, в кменных его глзх можно было уловить вопрос.

— Помощник генерл-квртирмейстер штб Зпдного фронт полковник Соколов! — отрпортовл Алексей Алексеевич.

— Помню, гуср, тебя и твою победу н конкур-иппике в двендцтом году, — скзл црь с глупой улыбкой. Или он только покзлсь ткой Алексею теперь? Громдные длинные брови Николя еще больше поднялись в вопросе:

— А где знки орден Белого Орл, который я тебе пожловл тому дв месяц нзд з хрбрость? — уствился он н орден Соколов.

Алексей не ожидл ткого поворот, но ншелся и скзл истинную првду:

— Вше имперторское величество, знки орден купить я не посмел, кзенные еще не прислли!..

Црь полуобернулся к Фредериксу, следоввшему з ним по пятм:

— Рспорядитесь!

И зтем, без переход, вновь поднял глз н рослого Соколов:

— Поздрвляю тебя генерл-мйором!

Соколов точно молния удрил, он онемел. Мгновение длилось вечность, пок Алексей пытлся вспомнить ккую-либо формулу блгодрности. Нконец зстрявшие в пмяти откуд-то слов: "Повергю глубокую блгодрность з высокомилостивую оценку моей рботы!" — вырвлись из его уст.

Госудрь, кзлось, и не ждл их. Он подл нконец свою руку, слбо ответил н пожтие Соколов и перешел к фрнцузскому предствителю при штб-квртире российской рмии, однорукому генерлу По.

Фредерикс тоже поздрвил Соколов. Только теперь Алексей понял, что имел в виду стря рзвлин, когд столь долго плел что-то об орденх и нгрдх. Министр нмекл н то, что Соколов мог бы и см купить знки орден, коль скоро о нгрждении было объявлено, не ждть, когд они поступят к нему з кзенный счет.

Шествие цря вдоль строя продолжлось. Гофмршл князь Долгоруков шел з министром двор и укзывл по крточке, которя белел у него в рукх, кому куд сесть. Место цря отмечено в ней крсными чернилми, словно кровью.

Соколов еще не пришел в себя от неожиднности, кк окзлся з столом между двумя генерлми, судя по свитским вензелям, членми имперторской фмилии.

Сложные чувств бурлили в его душе. Конечно, это был рдость, ибо ккой солдт не мечтет стть генерлом. Он двно уже понял, что присягл н верность Отечеству, не лично црю, но элементрное чувство человеческой блгодрности оттеснило н время убеждение, что импертор — просто ничтожество, неспособное не только руководить огромным и великим госудрством и его нродми, но не поднимется своим уровнем мышления выше бтльонного полковник Преобрженского полк. Вместе с жлостью к России, имевшей во глве этого упрямого и недлекого солдфон, испытыввшего вредное влияние жены, недобросовестных советчиков, покровительствоввшего рзным проходимцм, звучл еще в душе Алексея привычня нот послушния нчльникм, нот верности долгу, верности символм госудрственной влсти знмени, гербу, гимну… Соколов сознвл, что он служит в рмии хотя и формльно, но предводительствуемой этим лицом, в его рукх сосредоточен огромня смодержвня влсть, символом которой он является в глзх 150 миллионов своих подднных.

Соседи по столу не донимли новоиспеченного генерл внимнием, он см, боясь нрушить придворный этикет, не скзл им ни слов, лишь мехнически отмечл трибуты црского звтрк. Его смущли вин, нливемые лкеями в солдтской форме в четыре серебряные с позолотой стопки, стоявшие у кждого прибор. Скрывя чувств, бушеввшие в его душе, Алексей остереглся много пить вин, опсясь сделться излишне рзговорчивым. Он с нетерпением дожидлся окончния звтрк, боясь, что црь или кто-либо еще вновь обртит внимние н него. Однко «вгустейший» хозяин, по првую руку от которого сидел Алексеев, слев — великий князь Михил, бесконечно моловший ккой-то гврдейский некдот, слв богу, больше и не посмотрел н Соколов.

Через чс с четвертью звтрк зкончился, все зкурили. Црь первым встл из-з стол, перекрестился и вышел в зл, з ним вышли все и снов стли, кк до звтрк. Николй поговорил еще о чем-то с великими князьями, обошел всех, подвя руку, и отпрвился в кбинет, сделв общий поклон.

Алексеев взял под руку Соколов и, поклонившись Воейкову, нпрвился с ним вниз по лестнице.

— Пойдем ко мне, я приготовил для тебя новые погоны… — шепнул он н ухо Соколову.

4. Цюрих, конец октября 1916 год

Осень в стринном городе н берегу Цюрихского озер мягк и тепл. Солнце еще греет вовсю, рек Лиммт плвно ктит свои воды из озер, не ндо тепло одевться, дже когд идешь н гору, близкую к городу, — Цюрихберг ведь он всего кких-то 679 метров нд уровнем моря.

В воскресенье город Цюрих, рскинувшийся между сверкющими белизной Альпми и голубизной вод, вытянувшихся, словно брошенный срцинский меч, у их подножия, особенно крсив. Будничня сутолок финнсового, промышленного, студенческого центр зтихет. Почти в безмолвии и безлюдье, нрушемом лишь тренькньем редких трмвев, идущих по воскресному рсписнию, и по полуденным звоном колоколов, призывющих прихожн н молитву, н первый плн выступют громды исторических здний. Гросмюнстер, Большой собор XI столетия с двумя колокольнями, стринный Мюнстерский мост… Он ведет к святя святых почти для кждого швейцрц — к Бирже, где рядом Фруенмюнстеркирхе — церковь женского собор с ее знменитыми стенми и колокольней, возведенными в XII веке… Большой город н првом берегу реки Лиммт с его извилистыми, кривыми и узкими средневековыми улочкми, зстроенными тк, что верхний этж дом выступет нд нижним, почти совсем перекрывет путь солнечным лучм. А от их отсутствия — сырость и зловоние, плесень н древних бревнх…

Знкомые, не спеш идущие в ткой прекрсный осенний день н прогулку, при встрече друг с другом н улице вежливо в знк приветствия поднимют свой котелок или шляпу…

Шляпу снимли и перед известным русским эмигрнтом Влдимиром и его женой Ндеждой Ульяновыми, которых знл кждый социл-демокрт Цюрих. Ульяновы спешили из Большого город, чтобы ехть к другим русским эмигрнтм — Хритоновым — и вместе подняться в лес н Цюрихберге.

Бодрый и энергичный Влдимир Ильич, одетый в неизменное демисезонное пльто, крепкие горные бшмки и мягкое кепи, бережно поддерживл под руку Ндежду Констнтиновну. Он был рд свободному дню и очень хорошо умел использовть для отдых от нпряженной рботы редкие чсы прогулок. Ндежд Констнтиновн, еще не совсем опрвившяся от болезни и угнетення стойким эмигрнтским безденежьем, но улыбющяся и рсцветшя от возможности побыть с Володей почти целый день рядом, без дел, без книг, переписки, рефертов и подготовительных зписей; они вышли н конечной остновке трмвя. Здесь, в новом отдленном предместье, их под большим кштном уже ожидли товрищи по эмигрции — Рис Борисовн Хритонов и ее муж, Михил Михйлович.

Хритоновы тк же долго, кк и Ульяновы, жили в эмигрции. Рис вступил в пртию в 1905 году, в том же году учствовл в революции в Николеве, был рестовн и в 1907 году вынужден был уехть з рубеж. В Гермнии и Швейцрии он рботл швеей н фбрикх, ктивно учствовл в рбочем и женском движении, был членом цюрихской секции большевиков. «Ильичи», кк нзывли Ульяновых Хритоновы, очень ценили Рису, ее остро клссовый подход к жизни и революционный опыт. Михил Михйлович был тоже большевиком, добрым и слвным человеком. Он с удовольствием выполнял поручения Влдимир Ильич.

Минут н приветствия, и вот уже пологя, извилистя дорог-троп мимо крсивых, ккуртных и ухоженных коттеджей, живописно пристроившихся к склону горы, ведет Ульяновых и Хритоновых вверх, к лугм и зрослям пышной южной сосны н вершине Цюрихберг. Впереди, кк всегд, Ндежд Констнтиновн, стройня и легкя, несмотря н свои сорок семь и болезни, шгл в ногу с тридцтилетней Рисой.

Влдимир Ильич и Михил сзди, полной грудью вдыхя воздух, нпоенный слдковтым, почти одеколонным ромтом сосны.

— Ндежд Констнтиновн, — в который рз уговривл Рис, — может быть, все-тки соглситесь переехть к нм из вшего мрчного и шумного Большого город? Ведь и улицы тм — в гору и с горы, кривые, в полдень свет не увидишь… А у нс совсем свободн светля и тихя комнт… Вот только н трмве в центр ехть ндо, тк — все удобно…

— Спсибо, Речк, — с доброй, немного стрдльческой улыбкой откзывлсь Крупскя, — хорошую вы нм комнту предлгете, уютную, прекрсную… Но ведь нм ндо жить поближе к библиотекм. Во-вторых, нм хочется жить в швейцрской рбочей семье, чтобы поближе видеть и хорошенько понять, кк и чем живут здесь рбочие… А в-третьих, людей к нм много ходит — прктически все большевики, что в Цюрих попдют, д и множество социл-демокртов — все к нм… В центре принимть их удобнее, тм много мленьких кфе, ресторнчиков дешевых… Потом учтите — у нс и корреспонденция большя, по многу рз придется почтльону к вм н четвертый этж злезть — глядишь, и збстовку объявит… Словом, беспокойство вм!..

— Что вы! — горячо отозвлсь Рис. — Мы только рды будем…

— Не хотел я, но придется еще один ргумент привести, — с извиняющейся улыбкой взял спутницу з локоть Ндежд Констнтиновн. — Ведь Ильич прибыл из Австрии в Швейцрию кк политический эмигрнт, по специльному рзрешению швейцрского првительств. Он нходится под особым нблюдением швейцрской полиции, и ему полезнее поселиться в семье швейцрц, нежели русских эмигрнтов… Для вс это тоже лучше, — тктично объяснил Ндежд Констнтиновн. — Двйте я вм рсскжу, кк мы жили здесь у некой фру Прелог… Весьм, весьм любопытны некоторые черты цюрихского «дн», с которыми мы в этом пнсионе познкомились…

Хритонов стрлся идти в ногу с Ильичем — это помогло ему ловить кждое слово спутник, успеввшего не только говорить, но и зорко оглядывть окрестности — обширные луг, полные ромтных трв и душистых осенних цветов.

— Влдимир Ильич, — спршивл Хритонов, — не привлекли ли вше внимние сттьи и зметки из "Бернер тгвхт" одинндцтого, триндцтого и четырндцтого сего месяц? Это о сепртном мире?..

— Вы имеете в виду сообщение "Подготовк сепртного мир", передовую "Слухи о мире" и зметку "К сепртному миру"? — спросил Ильич. — Не только привлекли, но и дли повод для рзмышлений!

— А рзве возможен сейчс сепртный мир, Влдимир Ильич? — удивился Хритонов. — Ведь говорят, российское посольство в Берне выступило с решительным опровержением, фрнцузы приписли рспрострнение подобных слухов тому, что "немец гдит"!

— Рзумеется, — хмыкнул Влдимир Ильич, — возможен обмн и со стороны России, которя не может признться в ведении переговоров о сепртном мире. Д и Гермния может обмнуть, попытться рссорить Россию с Англией незвисимо от того, ведутся ли переговоры и нсколько успешно.

Тем увлекл Ильич, его глз сильнее зискрились, ему было интересно вслух выскзть мысли, «проговорить» их перед тем, кк они лягут н бумгу и превртятся в стройную сттью или книгу.

— Чтобы рзобрться в вопросе о сепртном мире, дорогой Михил Михлыч, мы должны исходить не из слухов и сообщений о том, что происходит теперь в Швейцрии. Фкт переговоров докзтельно устновить невозможно. А исходить нужно только из непреоборимо устновленных фктов политики. Войн порожден империлистическими отношениями между великими держвми. То есть — борьбой з рздел добычи, з то, кому скушть ткие-то колонии и мелкие госудрств. Причем н первом месте в этой войне стоят дв столкновения.

Ильич выделил слово «дв» и продолжл, видя в Хритонове внимтельного слуштеля:

— Первое — между Англией и Гермнией. Второе — между Гермнией и Россией. Эти три великие держвы, эти три великих рзбойник н большой дороге являются глвными величинми в нстоящей войне, остльные несмостоятельные союзники…

Хритонову хотелось бы спросить, кк же Фрнция? Но он не зхотел прерывть Ильич.

Ульянов чуть помедлил, его мысль рботл стремительно, пропускя детли, которые не нужны были единомышленнику.

— Нряду со столкновением рзбойничьих «интересов» России и Гермнии существует не менее, если не более глубокое столкновение между Россией и Англией. Здч империлистской политики России, определяемя вековым соперничеством и объективным междунродным соотношением великих держв, может быть кртко выржен тк: при помощи Англии и Фрнции рзбить Гермнию в Европе, чтобы огрбить Австрию (отнять у нее Глицию) и Турцию (отнять Армению и особенно Констнтинополь!). А зтем при помощи Японии и той же Гермнии рзбить Англию в Азии, чтобы отнять всю Персию, довести до конц рздел Китя и тк длее…

Хритонову срзу стл ясн суть многих исторических процессов, протекющих у него н глзх.

Широкя прежде троп сузилсь, и Хритонов видел, кк крутил головой его жен, и понимл, что Рисе очень хотелось бы идти рядом с ними и слышть то, о чем тк стрстно говорит Ильич. Он стрлсь слушть и Крупскую, и одним ухом — Ульянов. Влдимир Ильич лукво поглядывл н Ндежду Констнтиновну, которя, видимо, уже слышл или читл это. Он знл, что теперь Ленин оттчивет свой нлиз до предельной ясности и убедительности.

— И к звоевнию Констнтинополя, и к звоевнию все большей чсти Азии цризм стремится векми. И тут сильнейшим его вргом долгое время был Англия.

Рзумеется, Ленин не мог удержться от того, чтобы не ннести удр по «оборонцм».

— Нестерпимо слушть «социлистов», толкующих о "зщите отечеств" или о "спсении стрны", кк это делет Чхеидзе. Нестерпимо слушть Кутского и компнию, толкующих о демокртическом мире, будто не знют, что зключить его теперешние и вообще буржузные првительств не могут. Все они опутны сетью тйных договоров между собой, со своими союзникми и против своих союзников, причем содержние этих тйных договоров не случйно, не только "злой волей" определено, звисит от всего ход и рзвития империлистской внешней политики.

— Войн есть продолжение политики, — четко сформулировл Ильич двно выношенную мысль. — И политик тоже «продолжется» во время войны!..

Слуштелю доствляло нслждение следить з ходом ленинской мысли. Он кк бы приобщлся к великому в политике, нчинл думть вместе с Лениным, впитывя силу его железной логики. Ему рдостно было гореть в том могучем революционном плмени, которое источл Ильич и которым он восплменял своих сортников.

— Цризм жждет отнять всю Польшу у Гермнии и Австрии! Но хвтит ли силы? И позволит ли Англия? — с убийственным сркзмом говорил Ленин. Отнять Констнтинополь и проливы! Добить и рздробить Австрию! Но хвтит ли силы? Позволит ли Англия?..

Если нельзя взять большего в Европе, тогд возьмем, что можно! продолжл свой нлиз Ленин. — Англия «нм» сейчс ничего дть не может. Гермния нм дст, возможно, и Курляндию, и чсть Польши нзд, и, нверное, Восточную Глицию…

Троп сделлсь совсем узкой: дв человек еле могли идти рядом. Хорошо, что все движение по ней сейчс нпрвлялось в гору, туд, где н вершине среди сосновых ветвей зблистли стекл террсы безлкогольного ресторнчик. Мленькие группы жителей Цюрих, обычно семейные, неторопливо поднимлись в гору. Дети резвились, взрослые шли чинно и степенно. По их виду нельзя было определить социльное положение, ибо и рбочий клсс и мелкя буржузия одевлись одинково.

Ильич продолжл убежденно выскзывть свои доводы, спрведливость которых спустя год-дв полностью подтвердили документы из тйных рхивов.

— Вполне возможно, — неожиднно ровным тоном, словно профессор н кфедре, скзл Ильич, — что мы звтр или послезвтр проснемся и получим мнифест трех монрхов: "Внимя голосу возлюбленных нродов, решили мы осчстливить их блгми мир, устновить перемирие и созвть общеевропейский конгресс мир…" — Здумчиво прошел несколько шгов и кк бы подвел итоги: — Кков бы ни был исход днной войны, окжутся првы те, кто говорил, что единственный социлистический выход из нее возможен в виде гржднской войны пролетрит з социлизм. Окжутся првы те русские социл-демокрты, которые говорили, что поржение цризм, полный военный рзгром его есть меньшее зло "во всяком случе". Ибо история никогд не стоит н месте, он идет вперед и во время теперешней войны; и если вперед, к социлизму, пролетрит Европы не сможет перейти теперь, то вперед, к демокртии, Восточня Европ и Азия пошли бы семимильными шгми только в случе полного военного рзгром цризм.

Ндежд Констнтиновн, Рис и Михил шли, словно звороженные силой ленинской мысли. Все прелести швейцрской природы, рсстилвшийся внизу мирный, нейтрльный город — крсивые и уютные обитлищ сытых буржу, невидные из ткой дли трущобы полуголодного пролетрит, голубизн вод и небес — все померкло перед глвным вопросом — войн и социлизм, о которых говорил Влдимир Ильич.

Непривычня ходьб вверх по узкой кменистой тропинке в тяжелых горных бшмкх рзрумянил лиц и вызвл жжду. Кстти окзлся ресторнчик, где Ульяновы и Хритоновы во время прогулок выпивли по сткну воды и покупли дешевый швейцрский шоколд с орехми. Тк нзывемя «голубя» плитк стоил здесь, в нейтрльной богтой стрне, всего пятндцть снтимов. Для эмигрнтов, считвших в своем тощем бюджете кждый снтим, шоколд был отнюдь не лкомством, весьм клорийным питнием.

Из зрослей мягкой южной сосны, покрывших мкушку Цюрихберг, открывлся чудесный вид н город и озеро. Беззвучно бежит внизу трмвйчик, люди почти не видны, дом и кирки стоят словно игрушечные, нд всем горизонтом господствуют белоснежные вершины Бернского Оберлнд, Юры, Шврцвльд, словно отделяя своей изломнной сияющей полосой зелень земли от голубизны ясного неб.

Здесь, н вершине горы, Ульяновы и Хритоновы обычно рсходились в рзные стороны. Влдимир Ильич и Ндежд Констнтиновн имели свои излюбленные уголки, и Рис с Михилом стрлись не нрушть покоя «Ильичей».

Но сегодня Михилу не хотелось рсствться.

— Влдимир Ильич, что вы думете в связи с сепртным миром о полякх и других нциях, борющихся з смоопределение? Ведь это, очевидно, один из основных вопросов социлистической революции…

Ильич остновился, чтобы перевести дух, он был готов рзвивть свои мысли, но вмешлсь Рис Борисовн:

— Миш, ты не дешь Влдимиру Ильичу отвлечься от его повседневной рботы! Перестнь приствть со своими вопросми!

— Что вы! Что вы! — предостерегюще всплеснул рукми Ндежд Констнтиновн. — Вы же знете, кк любит Влдимир Ильич проверять свои мысли в любой удитории — и в кружке, где полдюжины человек, и перед сотней рбочих и пртийцев… Не беспокойтесь, вопросы Миши — особенно о смоопределении — это оселок, н котором Ильич оттчивет умение подходить к демокртическим требовниям вообще…

— Д! Д! И еще рз — д! — весело и озорно зблестел глзми Ильич. Если вы встете н позиции смоопределения нций, кк одной из форм демокртии, знчит — вы социлист и большевик! Если нет — извольте идти к оппортунистм, смотрите нзд, не вперед! Обрщйте тогд свои взоры н Англию, Фрнцию, Гермнию, Итлию, то есть н те стрны, где нционльно-освободительное движение лежит в прошлом, не н Восток, Азию, Африку, колонии, где это движение лежит в нстоящем и будущем…

— Двйте лучше смотреть сейчс н Цюрихское озеро! — шутливо предложил Ндежд Констнтиновн. — Кк оно крсиво!

— Великолепно! — подтвердил Влдимир Ильич. И в рздумье добвил: Сколько же нм остлось жить н его берегх?..

5. Могилев, нчло декбря 1916 год

Соколов убыл из Ствки к месту службы через дв дня после того, кк Алексеев неожиднно получил от цря "отпуск для лечения" и, недоумевющий этой «милостью», отпрвился в Крым.

В тишине и уюте отдельного купе, которое полглось генерлу, под ритмический стук колес Соколову думлось особенно хорошо. Он снов и снов вспоминл рзговоры в Ствке с Бзровым, Ассновичем, Склоном, беседу с Алексеевым и встречу с Гурко, в которой испрвляющий должность нштверх явно чего-то не договривл. Поезд мчл Алексея через присыпнные снегом лес, болот и поля Белыя России в Минск. Кзлось бы — смое время было продумть многие вопросы, связнные с Зпдным фронтом, выяснившиеся в Ствке, но пмять не отпускл от себя то тревожное предчувствие огромных событий, которое еще больше усилилось от крткого, пятидневного пребывния в Могилеве. Это ожидние грндиозного переворот отодвинуло рдость от получения генерльского чин и нзнчения н крупную штбную должность, которя не только двл известную влсть и влияние, но и знчительно рсширял видение пнормы событий.

Фкты и недомолвки, слухи, которые он услышл в штб-квртире рмии, следовло обдумть. Бзров явно нмекл н свое учстие в тйном обществе тип декбристского и весьм осторожно зондировл соглсие Соколов н присоединение. В ккой-то момент Алексею Алексеевичу дже покзлось, что з этим приглшением мячит фигур смого нчльник штб верховного глвнокомндующего, но он тогд отбросил эту мысль — уж очень верноподднно выступли в беседе с ним Алексеев и Гурко. Теперь же ему припомнилсь и хитринк под нсупленными бровями мужиковтого генерл-дъютнт, прочимого в военные диктторы. Всплыли в пмяти и другие приметы.

Ндо было сопоствить все нкопившееся з последние недели и определить свою позицию. Он всегд хотел иметь свою точку зрения дже по менее вжным вопросм, чем этот, не шрхться из стороны в сторону.

Ясно, что ходившие в Петрогрде в среде офицерств слухи о зговоре военной верхушки против бездрного цря и его кмрильи имели почву под собой. В одном из первых рзговоров Бзров скзл, что многие в Ствке и Петрогрде прочт Алексеев в военные диктторы при млолетнем цре Алексее Николевиче и регенте великом князе Михиле Алексндровиче. Нмекнул и о возможности того, что црь и нследник вместе с импертрицей Алексндрой Федоровной будут схвчены офицерми н одном из глухих перегонов Могилев Црское Село и н броненосце вывезены куд-нибудь з грницу, чтобы освободить трон для Михил. Не исключется ткже, что н роль госудря всея Руси может претендовть дядя цря, великий князь Николй Николевич. Он продолжл оствться популярным в рмии и гврдии, несмотря н бездрные поржения в нчле войны, когд он был верховным. Ндеялись и н конституцию н мнер нглийской.

"Любопытно, — рзмышлял Алексей, — для кого выйдет толк из зреющего в Ствке зговор — для отдельных групп борющихся или для всей стрны, и дворцовый переворот послужит детонтором нродной революции?" А что он неизбежн — в этом его убеждл стринный друг, инженер Михил Сенин, двно примкнувший к большевикм. Недвно, в бытность свою в Петрогрде, Соколов виделся с Сениным — тот рботет сейчс н меднокотельном зводе "Лнгензипен и K°" — и они долго говорили о будущем России.

Небывлый рзмх збстовок, когд лишь в одном октябре в Петрогрде бстовло 180 тысяч рбочих, укзывл н подъем революционных нстроений. По службе в Генерльном штбе Соколов знл и о брожении в действующей рмии и зпсных чстях, стоящих в рзных городх империи. И вот теперь — почти прямое приглшение его смого к учстию в зговоре против цря… По-видимому, очень рзвернутом.

Бзров рсскзывл, что связь думских оппозиционеров с офицерством существовл двно. Еще после японской войны Алексндр Ивнович Гучков обрзовл кружок, в соств которого вошли Свич, Крупенский, грф Бобринский и предствители офицерств во глве с генерлом Гурко. Примыкл к кружку и генерл Поливнов.

Бзров дже покзл коллеге две телегрммы, хрнившиеся им в особой ппке. В первой Гучков телегрфировл нчльнику штб: "…Крйне необходимо переговорить с вми, сделть вм доклд о всех сторонх деятельности Центрльного военно-промышленного комитет и получить вжные для комитет вши укзния. Рссчитывю в ближйшее время приехть к вм, но легкие осложнения в ходе болезни мешют мне приехть скоро. Рзрешите моему зместителю, члену Госудрственной думы Алексндру Ивновичу Коновлову, который отлично ведет дело, приехть к вм в ближйшие дни для ознкомления вс с положением дел и получения вших укзний". В тот же день Алексеев ответил ему: "Буду очень рд. Лучше, если возможно, н этой неделе, после четверг или в нчле следующей".

Среди учстников конспирции он нзывл ткие «лучшие» умы среди военных, кк Брусилов, Гурко, Крымов, Корнилов, Колчк… Он говорил, что лишение свободы Николя совсем не сложное дело. Это дже не обязтельно делть в Ствке. Достточно зхвтить его врсплох, влстно предъявить ультимтум, чтобы он исполнил все. Особенно если ему будет неясн учсть его сын, которого он любит, пожлуй, единственно из всех своих близких смой преднной любовью. Но нужн уверенность, что те, кто пойдет н эту кцию, встретят полную поддержку офицерств. Ткой переворот, полгют зговорщики, будет удчной формой предупреждения нродного движения, новой пугчевщины. Поэтому нижних чинов ни в коем случе нельзя втягивть в политику. И этим, дескть, нынешние конфиденты отличются от их предшественников декбристов, которые вывели н площдь войск…

При воспоминнии об этом срвнении Алексей мрчно усмехнулся. Он поствил бы нынешних мятежников в рмии н одну доску скорее с убийцми Пвл Первого, не декбристми.

Эт попытк огрничить, связть Николя по рукм и ногм все более и более кзлсь Соколову ккой-то новомодной игрой. Хороши кдеты и «общественность», вдохновляющие подобную выдумку. Они смертельно боятся и ненвидят свой нрод. Хоть Гучков и писл Алексееву — и это тоже знл Бзров: "Нши способы обоюдоостры и, при повышенном нстроении нродных мсс, особенно рбочих мсс, могут послужить первой искрой пожр, рзмеры которого никто не может ни предвидеть, ни локлизовть", — н смом деле плны зговорщиков ткой перспективы явно не предусмтривют.

Соколов знл, что снбжение столицы сознтельно дезоргнизуется и военно-промышленными комитетми и земгором, во глве которых стояли эти же конспирторы: Гучков, Коновлов, Львов, Терещенко. Он был уверен, что весь тк нзывемый "Прогрессивный блок" в Госудрственной думе ткже был змешн в зговоре против Николя Ромнов. Все тот же всезнющий Бзров говорил ему, что военный эксперт Думы полковник Энгельгрд уже двно устновил связь с генерлом Гурко через его брт, член думской комиссии по обороне.

"Ну и широко же рскинули они свои сети, — думлось Алексею. — Но рди чего они хотят зменить Николя Ромнов Михилом Ромновым? Нверное, чтобы влствовть смим и продолжть эту войну, которя опостылел и солдтм, и рбочим, и крестьянм?.. И хотя сейчс будущий военный дикттор Алексеев и все, кто зодно с ним, фктически проигрывют кмпнию з кмпнией для компрометции режим, взяв влсть в свои руки, они будут воевть до победного конц, выгодного гучковым, коновловым, терещенкм и энгельгрдм…

А где стоишь ты? — спросил себя Соколов. — Н чьей стороне твоя шпг, офицер? Ведь ты присягл црю и Отечеству? Тогд почему сейчс, когд тебе твои товрищи говорят, что они соствили зговор против монрх, ты не вступил с ними в борьбу и не отдл жизнь з цря? От стрх? Или от соучстия с ними?"

Тяжелый кмень лежл н душе у Алексея. Еще несколько лет нзд он смело ринулся бы н изменников, предупредил бы цря, встл бы з него горой… Что же сковло его волю, его решительность теперь? Может быть, следует примкнуть к тем, кто хочет этих перемен? Ведь они тоже присягли црю, верховному глвнокомндующему, но хотят убрть его, кк помеху, с пути России.

И снов Алексей вспомнил ночь перед кзнью в встрийской военной тюрьме. Уже тогд он пришел к выводу: его присяг был клятвой н верность Отечеству, родному нроду, чстичкой которого он был и будет, но не человеку, послвшему н убой миллионы людей. Сейчс этот вывод снов утвердился. Он не с црем, но и не с зговорщикми. Ведь они хотят убрть одного и зменить его другим, оствив нетронутыми все корни, из которых рстут Зло, Тщеслвие, Звисть. Он не стнет н сторону смодержвной влсти, олицетворенной рыжевтым полковником с кменными глзми. Но он и не будет с теми, кто решил вместо полковник посдить н трон квлерийского генерл[1] и вершить все по-прежнему под прикрытием конституции. Одну ткую конституцию — Октябрьский мнифест 1906 год — Соколов хорошо помнил.

Он уже знл, что смодержвию удлось здушить революцию, потому что рмия в ту пору не был с нродом.

Теперь против смодержвия был не только верхушк рмии. Вся мсс оргнизовнных и вооруженных людей кипел и бурлил, тяготилсь войной и безысходностью. Пойдет ли рмия з зговорщикми или нйдутся иные вожди от этого, считл Соколов, звисит теперь судьб России.

Его решение было принято бесповоротно. Он остнется со своим нродом и пойдет с ним через любые испытния. А то, что они предстоят в скором времени, трубил и кричл вся обстновк н фронте и в тылу: в окопх, где солдты откзывлись воевть и где все больший вторитет звоевывли большевистские гитторы; н зводх, где, несмотря н дрконовский режим милитризции, множилось число збстовок и збстовщиков, в том числе политических; в деревне, где в ответ н притеснения урядников и помещиков нчинл взлетть по ночм "крсный петух".

Нзревл грндиозный взрыв, он уже вспыхивл зрницми н горизонте 17-го год.

6. Москв, нчло декбря 1916 год

Алексндр Ивнович Коновлов, директор првления Товриществ мнуфктур "Ивн Коновловъ с Сыномъ", коллежский секретрь, член Обществ содействия успехм опытных нук, состоящего при Московском университете и Московском техническом училище, член Московского отделения Совет торговли и мнуфктур, председтель Российского взимного стрхового союз, учрежденного в 1903 году, член Московского втомобильного обществ, член Московского биржевого обществ, член Московской конторы Госудрственного бнк, член высочйше учрежденного комитет Московского музея приклдных знний и прочя, и прочя, с удовлетворением проснулся в своем московском доме. Долгое пребывние в Питере не то чтобы утомило его столичной сутолокой, но ввергло в ткой ритм жизни, что потребовлось приостновиться и обдумть свои дльнейшие плны. Лучше всего это было сделть в Москве, где печные дымы милее и здоровее, нежели петербургское центрльное отопление, воздух суше и чище. Вообще-то нглийский стиль жизни господин коллежского секретря, первосттейного московского миллионщик, требовл любви к тумнным прошпектм Петербург, несколько схожим в осеннюю непогоду с окутнным смогом Лондоном. Однко купеческие и мнуфктурщицкие корни не отпускли и от медлительной Москвы.

А перед решющими политическими событиями, которые должны доствить России конституционную монрхию тип нглийской, следовло эти корни укрепить, взлелеять. Ибо экономическя мощь Москвы может очень и очень помочь ктивному члену Обществ содействия успехм опытных нук в борьбе з влсть и з получение влиятельного пост в будущем првительстве "общественного доверия".

"Сэр Алексндр", кк иногд мысленно он себя нзывл, не стл облчться с утр в шлфрок московских бр, энергично сделл сокольскую гимнстику, косясь в зеркло н довольно кругленькое брюшко, которое следовло согнть, чтобы окончтельно стть похожим н сын Альбион.

Окунув свое бренное тело в прохлдную внну и нтерев кожу до крсноты мхровым полотенцем из Ливерпуля, хозяин мнуфктур и рзнообрзных кций оделся в строгий костюм с полостыми брюкми, кк в Сити, и отпрвился н звтрк. По нглийскому обычю он выходил в столовую строго одетым. "Хэм энд эгг"[2] был проглочен быстро, зеден овсянкой и зпит чем с нглийским джемом. Все это было чисто по-бритнски.

Три громдных окн с полукружьем поверху выходили во двор, к кретному срю, половин которого был теперь преврщен в грж. Хозяину приятно было нблюдть от своего столик, стоявшего у центрльного окн, з тем, кк шофер Ивн, по-нглийски — Джон, нмывл бок нового втомобиля «роллс-ройс».

Большя чсть подоконников и приоконного прострнств пол, вплоть до тройной рки н двух колоннх, отделявшей от окон глвную чсть огромной столовой н мнер лоджии, был зствлен орнжерейными рстениями, кк это видел Алексндр Ивнович в путешествиях своих по Англии. Стены столовой, отделнной пилястрми, укршл коллекция стринного холодного и огнестрельного оружия, со вкусом скомпоновння с щитми рзной формы.

Алексндр Ивнович через официнт передл своему новому личному секретрю Григорию, привезенному из Питер и теперь дожидвшемуся пробуждения хозяин в передней, приглшение пройти в кбинет.

Кбинет тоже был обствлен по-нглийски, в стиле чиппендейл, исполненном знменитым мстером конц XVIII век Робертом Адмом. Миллионщику-нгломну были по душе китйские влияния в этом стиле, лковые росписи и орнменты. Коновлов укрсил свой кбинет стринным китйским фрфором, китйскими дргоценными коврми. В его подсозннии, когд он рботл в окружении этих вещей, чсто всплывл мысль о том, что хорошо бы вместе с Англией рзделить Китй, который в скором будущем стнет огромным рынком для товров, производимых мнуфктурми "Т-в Коновловъ и С-нъ", и поствщиком первоклссного дешевого сырья.

Но сейчс его одолевли сугубо московские дел. Войдя в кбинет, где уже ждл Григорий, Алексндр Ивнович тяжко вздохнул, совсем по-русски перекрестился и уселся в мссивное кресло со звериными мордми н подлокотникх. Гриш пристроился н стульчике с овльной спинкой. Алексндр Ивнович пронзительно посмотрел н своего секретря. Нельзя скзть, чтобы он не доверял ему. Гриш испрвно поствлял Коновлову информцию, когд рботл у Мнус в бнке. Он был деятельным бртом, хотя и без всяких степеней, в строй мсонской ложе, демонстртивно рспущенной в 15-м году для отвод глз охрнного отделения. З вжные зслуги Алексндр Ивнович приблизил к себе Григория и дже предложил ему место своего личного секретря. Тот и в этом кчестве опрвдл доверие птрон — хорошо шпионил и вынюхивл новости, которые некоторые из бывших бртьев особенно стрлись скрыть. Но, глядя в преднные глз Григория, видя его подобострстие и вечное желние услужить, проництельный Коновлов все-тки не до конц доверял своему секретрю. "Ведь если он предвл з деньги своего прежнего птрон — Мнус, то з более крупную сумму он может продть и меня!" думл Алексндр Ивнович и был недлек от првды — Гриш служил не только ему. Он был звербовн в свое время лично нчльником Московского охрнного отделения полковником Мртыновым, считлся особо ценным гентом и осведомлял Мртынов о всех шгх своего птрон в петербургских делх. Полковник Мртынов был совсем не прост и хотел знть не только то, что ему положено, то есть московские дел, но и ситуцию в столице, слухи, сплетни, предположения…

Прежде чем нчть, Гриш прокшлялся. Он всегд говорил с хозяином елейно-исктельно и ничего не мог с собой поделть.

— Алексндр Ивнович, вы поручили мне собрть сведения о московском грдончльнике генерле Шебеко и его глвнончльствующем генерле Мрозовском. Кк я понял, это необходимо для того, чтобы устновить, нсколько эти дв господин способны воспрепятствовть общественности со стороны Москвы осуществить смену глвы црствующего дом?

Коновлов подивился сметливости этого млого, поскольку ничего ткого ему не говорил. Знчит, Гриш см пришел к првильному выводу о своем поручении. Н всякий случй Алексндр Ивнович подтверждть не стл, но дл понять, что приготовился слушть.

— Новый грдончльник, Вдим Николевич Шебеко, вступил в должность совсем недвно — не прошло еще и год. Он генерл, в прошлом гврдейский офицер, флигель-дъютнт. Служил он вице-губернтором в Гродно или Ковно, зтем в Сртове в той же должности и губернтором в Гродно. Человек он придворной склдки…

"Знчит, бездельник!" — подумл Коновлов.

— …Прекрсно воспитнный, с нлетом нгломнств при врожденном русском брстве и легко зметном верхоглядстве…

"Неужели есть и ткие любители Англии?" — мелькнуло у Коновлов.

— …Все взятое вместе, когд не ксется служебных вопросов, очень рсполгет московское высшее общество к генерлу. К полиции, жндрмерии, к политическому розыску он, по своим привычкм и воспитнию, относится с презрением…

"Это вполне нс устривет!" — подумл Алексндр Ивнович.

— …Несмотря н военную форму, он не походит н нстоящего военного. Он скорее джентльмен в элегнтном мундире, — продолжл Гриш, демонстрируя неплохое знние человеческой нтуры. — Генерл, кк говорят, производит очень приятное впечтление. В том числе и своей внешностью: лет пятьдесят, выше среднего рост, штен с проседью, усми и бородкой црской склдки…

"Д у него язык похож н профессионльный полицейский!" — с оттенком беспокойств подумл Коновлов, но тут же вспомнил, что Гриш юрист по профессии, и успокоился.

— …Если генерл Шебеко — воплощенный тип дминистртивного «млденц», — доклдывл Григорий, — то его шеф, глвнончльствующий генерл Мрозовский, весьм критически относится к новому грдончльнику, неудовлетворенный его поверхностным отношением к делу…

— Эту трещину ндо рсширить! — буркнул Коновлов, и Гриш мгновенно все понял.

— Я пострюсь, Алексндр Ивнович, вбить клин между ними, д еще и полковником Мртыновым, поскольку близко знком с одним из чиновников из окружения Шебеко. А этот чиновник весьм пдок н деньги…

Коновлов понял нмек, достл из крмн сюртук чековую книжку и втомтическую ручку-мерикнку, ндписл чек, протянул его Грише.

— Десять тысяч рублей хвтит н первых порх?

— Более чем достточно, Алексндр Ивнович! — спрятл чек тронутый щедростью птрон Гриш.

— Все ответили н приглшения к сегодняшнему обеду? — спросил Коновлов.

— Строительный подрядчик Кононов лежит в ревмтизме, остльные сообщили, что будут непременно, — доложил Григорий.

— И ты приходи, — рзрешил птрон. — Д понблюдй, кто кк будет регировть н мои речи… Понял?

— Не премину-с! — угодливо склонился Григорий.

— Д, вот еще что! — спохвтился Коновлов. — Н всякий случй проследи, чтобы прислуг не вертелсь у дверей, где мы будем рзговривть, то вдруг кто-нибудь из них, не ровен чс, служит и полковнику Мртынову…

— Прослежу-с!..

7. Петрогрд, нчло декбря 1916 год

Стрший фейерверкер[3] Всилий Медведев, квлер полного Георгиевского бнт, то есть всех степеней Георгиевской медли для нижних чинов и унтер-офицеров, получил в ноябре легкое рнение н Северном фронте, где в состве Сибирского корпус держл оборону его бтрея. Геройством и умом Всилий очровл нчльство полевого лзрет и получил отпуск в Петрогрд н неделю. Это было весьм кстти, поскольку зпсы нелегльной литертуры у него кончились, и ему не только ндо было возобновить их, но и повидться с товрищми, впитть в себя то, чем живет сейчс большевистскя оргнизция.

В Петрогрде, в Новой деревне, у строго друг и сортник, рбочего Алексндров, он получил явку н Сердобольской улице, в доме 35. Здесь жили супруги Пвловы, в квртире которых регулярно собирлось н свои зседния Русское Бюро ЦК РСДРП, происходили совместные собрния этого руководящего пртийного оргн и Петербургского комитет большевиков. Алексндров предупредил Всилия о необходимости строжйше соблюдть все првил конспирции, ибо охрнк в последние недели просто зверствовл, проводя по нводкм провокторов одну з другой «ликвидции» подпольных оргнизций и техник.[4]

Сдясь н 20-й номер трмвя у Блтийского вокзл, Всилий по привычке проверил, нет ли з ним «хвост», и н всякий случй знял позицию поближе к двери н здней площдке прицепного вгон. Трмвй мгновенно зполнился до откз, люди повисли н подножкх, один пристроился н «колбсе» сцепного устройств. Все это было внове Всилию, который двно не был в столице. Многие другие приметы хозяйственной рзрухи поплыли у него перед глзми, когд трмвй тронулся и медленно поктился по Лермонтовскому и Троицкому проспектм к Технологическому институту, через Згородный и Литейный — н Нижегородскую и Нюстдскую улицы. Первый снег прибрл грязь и неопрятность. Витрины многих мгзинов, ломившиеся до войны от товров, теперь были пусты или зколочены фнерой, змзны белой крской изнутри. У булочных и мясных лвок стояли длиннющие хвосты суровых, плохо одетых женщин. Среди пешеходов было очень много солдт зпсных полков, рсквртировнных в Питере. Теперь, под вечер, они явно бесцельно флнировли по улицм, ищ дешевых рзвлечений. Среди них было много ходячих рненых, с рукми н перевязи, кк у Всилия, или с плочкми и костылями.

По мере удления от Литейного нищет и рзрух все громче зявляли о себе. Штуктурк многих домов осыплсь, обнжив бревн. Нынешняя неухоженность былых щегольских проспектов и улиц Снкт-Петербург все сильнее брослсь в глз. Сойдя н остновке у Выборгского шоссе, Медведев удвоил осмотрительность, внимтельно вглядывясь в прохожих, изучя мест, где могут зтиться полицейские креты.

Соглсно првилм конспирции Всилий шел по четной стороне. А вот и дом номер тридцть пять… Не здерживясь, прошел мимо него, особенно внимтельно рзглядывя пятиэтжное здние с мнсрдми, небольшим плисдником и подъездом под железным полукруглым нвесом с чугунными столбикми. Никких признков зсды незметно, знвеск н нужном окне отогнут точь-в-точь, кк описывл Алексндров. Однко не ндо торопиться.

Стрший фейерверкер с четырьмя «Георгиями» н шинели спокойно шел дльше. Прохожие с симптией смотрели н его знки геройств. "Ндо снять, решет Всилий, — то привлекешь излишнее внимние".

Улучив момент, когд н улице не было встречных, он переколол нгрды с шинели н гимнстерку. Дойдя до Головинской улицы и не зметив ничего опсного, Всилий повернул нзд и перешел н нечетную сторону. Еще внимтельнее фронтовик присмтривлся к детлям обстновки, помня предупреждения Алексндров, что полицейские ищейки в последние недели словно сорвлись с цепи. Не исключен возможность провл и н конспиртивной квртире Пвловых…

Нконец сумрк подъезд, в котором днем не горит ни одн лмп домовлделец явно экономит керосин. Легкий условный стук в дверь квртиры номер четыре. Тишин. Снов постучл.

8. Москв, нчло декбря 1916 год

…Дже рди московских купеческих обычев, когд обедли в дв чс дня, Коновлов не стл изменять своей нгломнии и «блгородству» положения коллежского секретря. Он приглсил богтейших людей торгово-промышленного сословия Москвы для серьезного рзговор н прдный обед к семи чсм. Его влияние и вторитет были тк высоки, что собирться гости нчли уже с шести чсов, желя перемолвиться словом с смим Алексндром Ивновичем еще до обед.

К двухэтжному особняку в конце Большой Никитской, боком выходящему н Кудринскую площдь, прибывли креты, вто, немные экипжи. Все окн дом светились электричеством, фонри у подъезд под железным нвесом н литом чугунном кружевном крнизе тоже ярко сияли. Англизировнный швейцр в серых пнтлонх и белых чулкх почти все время держл дверь открытой.

В числе первых гостей зсвидетельствовл свое почтение хозяину дом хромоногий и густобородый городской голов Челноков. Следом з ним прибыл подтянутый князь Георгий Евгеньевич Львов, председтель Всероссийского союз земств и городов, кндидт в председтели министерств общественного доверия, «нзнченный» еще в прошлом году н собрнии «общественности» у Прокопович. Зтем дружно стли приезжть купцы и промышленники: Прохоров, текстильный фбрикнт, бртья Брсуевы из торгово-промышленной пртии, Линозов и Мнтышев — нефтяные короли, Третьяков — мнуфктурист и бнкир, Крючков и Крбсников — торговцы, известный московский присяжный поверенный Мурвьев, ректор Московского университет Мнуйлов, весьм близкий к финнсово-экономическим кругм. Дже групп финнсистов, врждебня Коновлову и ориентирующяся н Поплвского, был здесь.

В числе последних, но тоже здолго до семи чсов, прибыли председтель губернского земств Грузинов, Вкул Морозов и Пл Плыч Рябушинский, фктический глв всей московской хозяйственной жизни. Рябушинский, кк было известно Коновлову, выржл откровенную рдость по поводу того, что Алексндр Ивнович теперь переселился в Петрогрд, потому что не хотел делить ни с кем свою влсть нд Москвой и торгово-промышленной Россией. Словом, весь цвет купеческой Москвы собрлся у Коновлов. Группки гостей то сбивлись, то переливлись одн в другую в большом четырехоконном зле с зерклми в простенкх. Официнты внесли н подносх рюмочки «Смирновской» для ппетит, млюсенькие кнпе.

Консольные, крсного лк с бронзой чсы рботы нглийского мстер Дниэля Квйр отзвонили семь рз, двери в столовую рспхнулись. Было нкрыто пять круглых столов н восемь кувертов кждый. Н столх веджвудский фрфор, гвоздики из Ниццы, доствленные через новый порт Ромнов н Мурмне. Рссживлись куд кто хотел, без предврительного хозяйского рспределения. В лучх электрической люстры и десяти бр сверкло столовое серебро, выполненное по рисунку нглийского рхитектор Роберт Адм. Многие из гостей, богтейшие среди богтых москвичей, в душе позвидовли королевской роскоши, которой Алексндр Ивнович обствил свою жизнь. Но дело прежде всего, и чувство досды было быстро подвлено. Тем более что из кухни доносились чудеснейшие ромты.

В суровое военное время, когд лкоголь был официльно зпрещен, з простейшими продуктми выстривлись у московских лвок длиннющие очереди женщин в плткх и мужчин в ношеных пльто и шинелях без погон, "лучшие люди" Москвы готовились вкусить н Большой Никитской, 57, обед из двендцти блюд.

Н первое подвли суп прозрчный из телячьей головки по-нглийски и суп-пюре из курицы, к ним пирожки слоеные с мозгми, выпускные яйц в рковинх. Официнты, специльно ннятые н этот вечер из «Прги», ловким движением нполняли рюмки гостей хересом, мдерой, мрслой, белым портвейном — по выбору.

Хозяин дом со своего мест в углу з крйним столом внимтельно нблюдл, кк гости принялись з еду, и не спешил с речми. Он решил дть нсытиться кк следует, зтем н добрый сытый желудок излгть им то дело, рди которого он позвл.

Вторым появился вреный окорок молодого вепря, к нему — што-лфит, сн-жюльен, медок, портер, эль, портвейн крсный из подвлов хозяин.

Гости еще не рзговорились, хотя некоторые из них, особенно Рябушинский и Челноков, звертели головми, нцеливясь н возможных собеседников.

Рзнесли мйонез из цельного судк, нполнили к нему рюмки рейнвейном, мозельвейном, шбли, бургонским и сотерном.

Постепенно в зле нрстл гул сытых голосов.

Подли грибы в сметне, особым обрзом сохрненные жреные молодые боровики, посыпнные перцем и зеленью. К грибм — што-д'икем, го-сотерн, млг, мускт-люнель, токйское, рейнвейн.

Было уже ясно, что обед удлся, хотя внешне никто из гостей не выржл особого восторг. Но Коновлов зорким глзом увидел несколько чрезвычйно довольных лиц, смковвших вино и кушнья.

Шеф-повр учел нгломнию хозяин и включил в меню пудинг по-нглийски с пюре из кштнов. Нлили к нему слдкое вино.

Кзлось, пуншем гляссе из мрскин зкончится обед, но официнты предложили после него жркое фзн с слтом, зтем компот из свежих ягод и фруктов.

Лишь когд подли торт, з ним должны были последовть сыр, фрукты, кофе и чй, к которым в мленькие рюмочки официнты принялись рзливть коньяк и ликеры, Коновлов встл. Говор голосов мгновенно стих. "Знчит, все-тки вполглз нблюдли з мной!" — решил хозяин. Его некзистя фигур в безупречном фрке, ослепительно белом жилете не очень высоко поднимлсь нд столом. Мленькие глзки нд одутловтыми щекми выглядели совсем не по-нглийски.

— Дорогие друзья и коллеги! — нчл он. — Позвольте мне выскзть некоторые сообржения по поводу ншего сегодняшнего и звтршнего положения.

Нрисовв смыми черными крскми нынешнее положение России, Алексндр Ивнович предрек революционное движение в смом скором времени.

— Только глубокий птриотизм и понимние целей войны сдерживют до поры до времени рбочий клсс, — проникновенно говорил он. — Что ксется крестьянской мссы — то здесь нлицо все признки нрхии.

Н другой день после мир, — вещл он, — у нс нчнется кровопролитня внутренняя войн…

Слуштели нсторожились, многие дже отложили свои десертные ложечки в сторону и повернулись лицом к хозяину, демонстрируя углубленное внимние.

— Весь ужс этой войны будет в том, что он стнет протекть стихийно, без плн, без ккого-либо центрльного руководств. Это будет бунт, нрхия, стршный взрыв исстрдвшихся мсс. В России уже сейчс нет никкого првительств. При первых же революционных взрывх влсть окончтельно рстеряется и бросит все русское общество н произвол судьбы. Вот почему все, кто сознет неизбежность того, что ждет нс после войны, должны подумть о смозщите, об ослблении грозных последствий нрхии. Спсение в одном — в оргнизции себя, с одной стороны, в оргнизции рбочих — с другой. Если мы будем смотреть н оргнизцию рбочих врждебно, мешть ей, — мы будем лишь содействовть нрхии, содействовть собственной гибели. Объявляя в ткой момент рбочим войну, мы рискуем обртить всю русскую промышленность в рзвлины. Н првительство ндеяться нечего. Мы окжемся лицом к лицу с рбочими, и тут, бесспорно, — их сил и нше бессилие. Не лучше ли в тком случе путь соглшения хотя бы с теми силми из рбочей и интеллигентной среды, которые готовы к этому…

Гробовя тишин стоял в обеденной зле. Не звякнул ни одн ложк, не рздлся ни один шорох. Видно было, что слов умного миллионщик произвели громдное впечтление н московских толстосумов.

— …Необходим путь трезвых уступок кк с одной, тк и с другой стороны. Фбрикнты и зводчики, боящиеся Примирительных кмер кк нового институт российской жизни, сми не сознют той ужсной опсности, перед которой они окжутся после войны.

Длее Коновлов решил скзть о роли военно-промышленных комитетов в первые дни мир.

— Првительство поствило своей целью во что бы то ни стло рзрушить формировния торгово-промышленной общественности. Но првительство, очевидно, плохо предствляет, что ждет нс в промышленной жизни н другой день после войны, — говорил Алексндр Ивнович внимтельным гостям, — и не понимет роли, ккую должны сыгрть военно-промышленные комитеты. Эти комитеты мобилизовли промышленность, и они же должны демобилизовть ее. Без определенного плн демобилизции, который могут вырботть только торгово-промышленные круги через военно-промышленные комитеты и никто, кроме них, эт демобилизция превртится в нрхию. Он выбросит н мостовую десятки, сотни тысяч людей. Со всеми ужсными последствиями для нс и для общественного спокойствия. И првительство, и многие фбрикнты и зводчики относятся отрицтельно к рбочим группм при военно-промышленных комитетх, к их лидеру — Кузьме Гвоздеву. Они не понимют, что рзгонять эти группы преднных нм рбочих — знчит вооружть против нс. Между тем в момент нрхии они могут очень пригодиться…

Зпугивния Алексндр Ивнович, столь ясно вырженные, произвели впечтление почти н всех гостей. Коновлов отклнялся н все стороны и сел, ккуртно подбросив флды фрк.

Несколько мгновений црил мрчня тишин. Но вот поднялся тщедушный, с бородкой клинышком н продолговтом лице, с двумя рхитичными, по-зячьи крупными передними резцми Рябушинский и визгливо подхвтил тему, рзвитую Коновловым.

— Все звисит от нс, все в нших рукх! — гордо выпятил он нижнюю губу. — И мы должны быть глубоко блгодрны любезнейшему Алексндру Ивновичу, — поклон в сторону Коновлов, — з его стремление оживить пульс московской общественной жизни, з внесение в нее большей определенности и системтичности. Нш борьб з министерство "общественного доверия" нстоятельно требует этого.

— Я буду прдокслен, — зявил Рябушинский. — Когд все общество ругтельски ругет Протопопов, ствшего во глве министерств внутренних дел, я хвлю этот кт слбости ншего првительств: ведь несколько месяцев нзд нельзя было и подумть, что в соств министерств войдет ккой-никкой, предствитель общественных кругов — товрищ председтеля Госудрственной думы.

Рябушинский змолчл н мгновение, обдумывя, что можно скзть еще. В обрзоввшуюся пузу вступил Коновлов и с мест бросил:

— Кпитулируя перед обществом, влсть сделл колоссльный неожиднный скчок. Смое большее, н что можно было рссчитывть, — это нзнчение ккого-нибудь либерльничющего бюрокрт. И вдруг — октябрист Протопопов, по существу чуждый бюрокртическому миру. Ведь он где-то и нш председтель съезд метллургистов, землевлделец и влделец крупных пкетов кций… А после министр-октябрист не тк уж стршен для влсти будет и министр-кдет. Быть может, через несколько месяцев мы будем иметь министерство Милюков и Шингрев!

Првильно скзл Пл Плыч: все звисит от нс, все в нших рукх! Хозяин поднялся от стол и тем смым дл сигнл к окончнию обед. Гости потянулись в зл, где дв официнт держли подносы с шмпнским и коньяком.

Небольшой кружок обрзовлся вокруг Коновлов. Под видом обсуждения политического положения он продолжл двть укзния московской верхушке.

— Предстоящя сессия Госудрственной думы должн быть решительным нтиском н влсть, последним штурмом бюрокртии, — решительно выскзывлся хозяин дом.

Хромоножк Челноков и худой мленький князь Львов с упоением внимли Коновлову. Челноков дже гордо обвел взглядом зл, словно говоря: "Вот с кким великим человеком мы стоим рядом! Полюбуйтесь!"

— Госудрствення дум должн быть поддержн столь же решительными зявлениями из общественной среды: земств, городских дум, городского и земского союзов, военно-промышленных комитетов, торгово-промышленного клсс, рзличных обществ… Влсть не может не дрогнуть. Более блгоприятный момент для штурм влсти едв ли повторится, — продолжл Коновлов.

— Алексндр Ивнович совершенно прв! — вклинился в беседу Львов. Влсть стрнно рстерялсь перед продовольственной нрхией. И военное положение н днный момент весьм млоблгоприятно. О кком-либо компромиссе с првительством не может быть и речи. По дресу его председтеля в Госудрственной думе может быть только одно: "Долой!", "Вон!", "Под суд!"…

Алексндр Ивнович с удовольствием уступил смые крмольные речи другому, см предусмотрительно отошел в сторонку и примкнул к другому кружку, где центром был Вкул Морозов. Коновлову было известно, что Вкул сейчс торгуется с одной мерикнской фирмой, стрясь продть подороже свои текстильные фбрики. Алексндр Ивнович не одобрял этого — ведь после взятия влсти буржузией всякя крупня недвижимость должн еще больше дорожть.

Вообще же в этот свой приезд к родным пентм Алексндр Ивнович был доволен: темпертур в общественной жизни второй столицы знчительно нклилсь, консервтивня Москв зметно полевел, от былого монрхического нстроения не остлось и след. Ему кзлось, что нкл был дже выше, чем в 1905 году. Не исключено, что н ближйших выборх в городскую думу дже кдеты могут окзться для Москвы слишком првыми.

Об этом же шл речь и в кружке Вкулы.

— Я бы никогд не подумл, если бы не слышл собственными ушми, — с ндрывом и злобой говорил Морозов, — что смые темные круги зговорили языком непримиримых революционеров! До тких решительных выводов, до кких доходят у нс в первопрестольной, не доходят пок ни в Петрогрде, ни в провинции…

Вкул подергивл себя з бороду и говорил не перествя:

— От првительств не ждут уже ничего хорошего. О нродных низх и говорить нечего — это сплошня восплення рн. Стршно стновится з звтршний день. Прв Алексндр Ивнович, скзв, что нм нужно уметь упрвлять ими. Мы хорошо помним девятьсот пятый год, помним, н что способны московские низы, доведенные до отчяния и ярости…

— Москв не может и не хочет молчть! — вступил в беседу ректор университет Мнуйлов. — Весьм покзтельно, что до сих пор шнсы социл-демокртов в Москве стояли очень низко, кроме узкорбочих кругов и незнчительной кучки интеллигенции. Пртии ЭСДЭ для Москвы не существовло. Но вот новейший фкт, — Мнуйлов поднял нзидтельно плец, — об эсдекх зговорили положительно в птрирхльных москворецких кругх — у Рогожской и Преобрженской зств. А ведь Рогожскя — это строобрядцы! Звучит кк шутк, но смысл этой шутки слишком опсен для првительств. Ясное дело, все эти круги с социл-демокртми не имеют ровно ничего общего. В отношении социльной прогрммы эсдеков они, конечно, более чем непримиримы. Но в политической прогрмме социл-демокртов есть один пункт, который они считют необходимым нпомнить првительству. Этот пункт — свержение смодержвия и устновление свободы вероисповедния. Кк будто кто-то н строобрядцев теперь ведет гонения!..

Алексндр Ивнович внимтельно слушл сентенции Мнуйлов и стрлся их зпомнить, чтобы рсскзть в Петрогрде среди своих единомышленников о нетерпении Москвы.

Вместе с тем мысли Алексндр Ивнович текли своим путем. Недвно во фрнцузском посольстве он столкнулся с великим князем Михилом Алексндровичем н зкрытом просмотре одной легкомысленной фильмы. Одетый в кзчью форму, Михил произвел н присутствующих очень приятное впечтление. Высокого рост, с крсивым, хотя и несколько продолговтым лицом, нделенный воспитнием обятельными мнерми, от природы — хорошим хрктером, великий князь вполне мог быть прекрсным конституционным монрхом. Он говорил тогд совершенно откровенно о недосттке снрядов, о необходимости улучшить трнспорт и продовольственное дело, о своем недвнем пребывнии н фронте сделл только одно змечние: "Слв богу, тмосфер тм лучше, чем в Петербурге!" Коновлов и его единомышленники двно пришли к выводу, что Михил Алексндрович — смый спокойный и нименее смондеянный из всех великих князей. Уж он-то, будучи конституционным монрхом, никогд не стл бы влезть в дел министерств.

"Но не ошибемся ли мы в великом князе? — думл иногд Коновлов. Может быть, он хорош, пок лишь кндидт в конституционные монрхи? А когд сядет н трон, не взыгрют ли в нем смодержвные струнки? Д и не очень он умен, не то что великий князь Дмитрий Пвлович, смя ясня голов и смый большой нглофил среди Ромновых…"

Гости стли постепенно рсходиться. Они по очереди подходили к хозяину и трясли блгодрно его руку. Нескольким Коновлов еле зметно кивнул н двери кбинет, предусмотрительно рстворенные.

Нконец остлись только Рябушинский, Челноков, Львов, Грузинов, Мнуйлов и Гриш. Они удобно рсположились по креслм и н дивне. Стрый кмердинер привез стеклянный столик н колесикх, вывезенный еще до войны из Англии. Н столике дымились чшки крепчйшего кофе и чуть плесклись мленькие рюмочки с коньяком. Рябушинский откзлся от кофе, и ему немедленно был доствлен чшк чя. Нчлся рзговор среди своих.

Сошлись н следующей прогрмме: конфликт првительств с Госудрственной думой неизбежен; ни н ккие уступки и соглшения ни Прогрессивный блок, ни президиум Думы "in corpore"[5] не пойдут; следовтельно, не подлежит сомнению, что Госудрствення дум будет рспущен. В случе роспуск Думы объединенное большинство ее членов объявит этот кт недействительным. Зседния Госудрственной думы продолжтся в Москве, в чстном помещении.

Гости с удовлетворением приняли приглшение Алексндр Ивнович провести ткие зседния в его подмосковном имении. Хозяин не остновило дже то, что собрвшяся в ею згородном доме нелегльня Госудрствення дум обртится к стрне с воззвнием, в котором укжет, что првительство умышленно ведет Россию к поржению, дбы зключить союз с Гермнией и с ее помощью водворить в стрне рекцию и окончтельно ннулировть кт 17-го октября. Рспрострнение ткого воззвния в действующей рмии брл н себя Алексндр Ивнович Гучков, при содействии известных ему офицеров строевых и зпс. Противопрвительственную пропгнду решили возложить н штбс-кпитн Котельников, получившего ряд боевых нгрд з свою службу охотником[6] в Можйском полку и широко воспеввшегося в гзетх. Котельников был выбрн глвным обрзом з то, что еще до войны слвился кк один из смых ярых членов кдетской пртии. Кроме того, он был московский миллионер и землевлделец Сртовской губернии, охотно жертвоввший большие суммы н дело «революции», то есть кдетм, эсерм и меньшевикм…

Длеко з полночь гости рзошлись. Остлся один Гриш, он должен был доложить хозяину о том, кто и кк воспринимл откровения Коновлов.

— Алексндр Ивнович! — с восторгом выдохнул он. — Вы пробудили дух римского гржднств! Полня побед! Дже купцы из группы Поплвского — вши бывшие недруги — говорили, рсходясь, что у вс смя светля голов во всей первопрестольной, "Вс ндо слушть"!

9. Петрогрд, нчло декбря 1916 год

Дверь открылсь медленно. Н пороге Мш — Мрия Георгиевн Пвлов, стрый товрищ, вместе с которым десять лет тому нзд Всилий вступл в пртию.

— Всилий! Вот не ждли!.. Здрвствуй, проходи скорее! — рдостно встретил его хозяйк квртиры. — Д ккой же ты вжный! Эк, сколько у тебя лычек!.. Верный слуг црю? А?!

Рослый, широкоплечий стрший фейерверкер снял ппху, обнжив седеющую черную шевелюру, рсстегнул шинель, и Мш снов хнул, увидев полный Георгиевский бнт.

— Митя! Смотри, кким стл нш Всилий! — крикнул он в комнту. Рскрыв объятия, с порог двинулся н Медведев скулстый, с пышными усми, узкоглзый Дмитрий Андреевич. Он был немножко похож н Горького, знл это и легкими штрихми — вроде горьковских усов и волжского окнья — еще подчеркивл это. Алексей Мксимович был его стрым знкомцем — Дмитрий Алексндрович был тот смый сормовский рбочий, который скзл Горькому о Ленине: "Прост, кк првд!" Он еще в 1899 году вступил в РСДРП, был одним из создтелей Нижегородской и Сормовской оргнизции пртии. Теперь Пвлов рботл модельщиком н Ижорском зводе, его квртир служил местом сборов Русского Бюро ЦК.

Стрые друзья крепко обнялись.

— Ты вовремя пожловл, ерой! — прищурил темные глз Дмитрий Алексндрович. — Сегодня у нс собрние Русского Бюро вместе с Петербургским комитетом. Вот ты и рсскжешь, кк рспропгндировл рмию…

Пвлов лсково потрогл Георгиевские медли и удивился:

— Поди ж ты! Хрбрец ккой, окзывется, нш большевик! Вы все ткие гитторы н фронте?

— Приходится стрться! — улыбнулся Всилий. — Если хочешь иметь вторитет у солдт… Трусов и пникеров никто не стнет слушть, вот если неробкий человек говорит о том, что войну кончть ндо — его слушют…

— Првильно объясняешь… — рзвел рукми Пвлов. — А теперь прошу перекусить с дороги. Тм, — кивнул он н комнту, — все стрые товрищи собрлись, и еще подойдут…

Хозяин пропустил гостя вперед. Брвый фронтовик предстл перед очми членов Русского Бюро ЦК, Петербургского и Выборгского комитетов РСДРП Злуцкого, Скороходов, Чугурин, Шутко, Кюров, Свешников, Лобов и Нрчук. Пртийцы рсположились вокруг стол, н котором кипел смовр и стояли взочки с вреньем, сушки, нрезнный хлеб и тонкие сткны н стеклянных блюдцх. В комнте оствлось еще довольно мест н клеенчтом дивне и венских стульях для тех, кто должен прийти позже. Нстенные чсы пробили семь.

Громкие приветственные возглсы встретили Медведев. Все дружно уствились н Георгиевские медли Всилия, поглядывли с легкой иронией н его погоны. Всилий, не смущясь, пил чй, нлитый ему хозяйкой, с удовольствием зкусывл куском хлеб, нмзнным вреньем. Его голубые глз весело улыблись стрым друзьям и сортникм.

— Если и млдшие офицеры против цря, то революция победит! — рздлся з его спиной голос. Это вошел Полетев. Прибыли еще двое товрищей, незнкомых Всилию. Легкий общий рзговор постепенно угс, лиц посуровели.

Позже всех пришл Елен Дмитриевн Стсов. Он только в ноябре смогл выбрться из сибирской ссылки н побывку в Петрогрд, вынужден был стть под глсный ндзор полиции и почти полдня отрывлсь и от «неглсного» ее ндзор, чтобы не привести с собой филер к Пвловым.

Елену Дмитриевну срзу же посдили н председтельское место, нлили горячего чю. Стсов блеснул стеклми пенсне н Всилия, но не скзл ни слов. Воцрилось молчние.

— Товрищи, — негромко обртилсь Елен Дмитриевн к собрвшимся. Ншу сегодняшнюю встречу протоколировть не будем, поскольку он не формльня, , тк скзть, вспомогтельня. Нм ндо обсудить политическую ситуцию и нметить плн действий н ближйшее будущее. Следует лучше подготовиться к 9 янвря и продумть, что приготовят рбочие смодержвию к годовщине Кроввого воскресенья… Кто просит слов?

Встл Ивн Чугурин, тонкий, нервный, с првильными чертми лиц, ккуртным пробором темных волос, в черной косоворотке. Всилий двно звидовл Ивну, что тому посчстливилось пройти курс революционных нук в ленинской школе в Лонжюмо, под Прижем. Именно тм Ивн превртился из плехновц, оппортунист в верного ленинц. Теперь Чугурин был секретрем Выборгского и членом Петербургского комитетов РСДРП.

— Кризис нрстет, нстроение мсс н зводх и фбрикх боевое, консттировл Чугурин. — Есть возможность переход к широким революционным действиям. К годовщине 9 янвря мы должны призвть питерский пролетрит к политической збстовке с устройством митингов. Н этот рз мы должны рзвернуть выступление вширь и вглубь вплоть до решительного сржения с смодержвием!

При нрстющем с кждым днем недовольств, — продолжл с горящими от возбуждения глзми Чугурин, — большевики должны быть готовы выдвинуть революционные лозунги: "Долой црскую монрхию!", "Долой войну!"… Нш прогрмм, которую мы изложили в только что выпущенной листовке, глсит…

Ивн Дмитриевич достл из нгрудного крмн ккуртно сложенный листок и, не зглядывя в него, процитировл кк собственные слов: "Прежде всего ндо рсчистить дорогу для свободного шествия, уничтожив црскую монрхию и учредив демокртическую республику, осуществив в ней все гржднские свободы, дв крестьянм землю, добившись 8-чсового рбочего дня…"

— Првильно! — рздлись голос.

— В этой листовке мы рекомендуем рбочим и солдтм ткие формы борьбы… — продолжл Чугурин, кивком головы ответив н поддержку. Устривйте митинги н зводх, в кзрмх, н улицх. Выносите резолюции с требовниями прекрщения войны, свержения црской монрхии, увеличивйте число своих сторонников, идите н улицы во имя тех же лозунгов!

— Ндо решительнее выступть против предтелей рбочего дел, гвоздевцев, которые зовут нс, рботющих в тылу, под знмен буржузии н продолжение войны, — добвил Ивн. — Я прошу выскзть вши пожелния, товрищи!

Стсов предоствил слово Скороходову.

— Сейчс рхивжно привлечь к гитции среди рбочих и солдт группу межрйонцев, ткже некоторые группы левых эсеров и меньшевиков, словом, всех тех, кто причисляет себя к интернционлистм, — скзл секретрь Выборгского комитет. Его интеллигентное лицо в овльных железных очкх было словно озрено жром революции. Он говорил сдержнно, но глубокя революционня стрсть прорывлсь в его словх. — Мы не збыли об оппортунистических колебниях этих оргнизций. И все же рбочие, которые идут з ними, все решительнее выступют з мир в отличие от эсеровской и меньшевистской интеллигенции, стоящей н плтформе оборончеств.

Кк член Петербургского комитет я могу сообщить, что глвное в общении с рбочими, — продолжл Скороходов, — это печтное слово. Ему мы уделяем первостепенное внимние. З последнее время — октябрь и ноябрь — нми выпущено множество гзет, брошюр и книг.

Скороходов сел. Елен Дмитриевн достл листок бумги и прочл слов Ленин:

— "…Громдную рботу рзвернул Петербургский комитет ншей пртии. Для России и для всего Интернционл это — поистине обрзец социл-демокртической рботы во время рекционной войны, при смых трудных условиях. Рбочие Питер и России всеми силми поддержт эту рботу и поведут ее дльше; энергичнее, сильнее, шире по тому же пути".

Всилий Влдимирович Шмидт, секретрь ПК и руководитель профсоюз метллистов, предложил нпрвить группу гентов Русского Бюро ЦК РСДРП (б) в крупные промышленные центры стрны.

— Ндо помочь ншим товрищм в подготовке стчек и демонстрций к 9 янвря. Революционный взрыв нзрел, о дворцовом перевороте чирикют уже все воробьи н зборх.

Кк-то срзу все вдруг зговорили, взволновнные сообщениями товрищей, но Стсов лукво блеснул глзми з стеклми пенсне, постучл ложечкой по сткну с чем.

— Товрищи, товрищи, не впдйте в нрхию!..

10. Петрогрд, нчло декбря 1916 год

Миллионщику и "общественному деятелю", почетному члену высочйше утвержденного комитет помощи рненым и увечным воинм Коновлову был приятн роль блгодетеля, но хотелось, чтоб о его милосердии говорили гзеты. "Слишком большие вклды я делю, д больно мло пишут о них", думл он, усживясь в вто. Проехться по госпитлям, нвестить рненых тким был его плн н сегодняшнее утро. А потом гзеты, гзеты и гзеты.

В сопровождении свиты, с непременным Гришей он через некоторое время уже входил в здние госпитля Финляндского полк н Всильевском острове.

Попечитель, светские дмы-птронессы во глве с грфиней Пниной, корреспонденты встречли его у вход. Гришин телефонный звонок не пропл дром. Этот бывший студент-белоподклдочник привык к подобным кциям своего шеф, знл, что делть. Он всегд устремлялся з Алексндром Ивновичем, предупреждл его желния. Гриш стрлся стть его тенью, знть о кждом шге Коновлов, о его письмх, связях, нмерениях. Это тк ценилось охрнным отделением.

В одной из плт Гриш встретился с глзми сестры милосердия. Из тысячи глз он узнл бы их срзу. Первым желнием было подойти. Но глз смотрели строго и неприветливо, они прикзывли не подходить. "Почему он здесь? А кк же ее мечт — петь? Куд делся Соколов? А может быть, они рсстлись?"

Чего бы он только не дл, чтобы эт женщин приндлежл ему. Он вспоминл их последнюю встречу. Тогд он не понимл его. Но, может быть, сейчс поймет? Ведь он поднялся очень высоко, и возможности рстут с кждым днем.

Эт мысль зствил его сделть несколько шгов в ее сторону.

— Нстя, ккя неожиднность! Я тк рд!..

Чтобы не привлекть внимние, Нстя вышл в коридор. "О чем с ним говорить?" Он тоже вспомнил о том вечере в ресторне «Эрнест», о чувстве презрения, которое тогд испытл к нему. "Но ведь время идет, может, он теперь совсем другой, жизнь и не тких ломет?"

— Здрвствуй, — скзл он просто. — Я смотрю, ты стл общественным деятелем… Уже близок к Коновлову… — В ее голосе прозвучл нсмешк, но Гриш не почувствовл этого. Нпротив, в ее словх он усмотрел другое: он зметил его продвижение, знчит, оценил, понял.

Коновлов и свит прошли мимо и стли спускться вниз. Гриш отклнялся. Сидя в мшине Коновлов, он поймл себя н том, что не прислушивется к рзговору, зтеянному шефом с грфиней Пниной, членом ЦК кдетской пртии. Анстсия опять звлдел им.

11. Петрогрд, нчло декбря 1916 год

— А теперь, я думю, будет интересно послушть товрищ георгиевского квлер, который имеется в нших рядх, — объявил вдруг Стсов и с улыбкой посмотрел н Всилия. Медведев, не ожидвший ткого подвох со стороны Елены Дмитриевны, встл, рспрвил гимнстерку под ремнем и несколько мгновений собирлся с мыслями. Ведь он совсем не готовился к выступлению, дже не предполгл, что попдет н ткое вжное собрние.

— Армия готов к революции, — неожиднно для себя нчл он говорить глдкими фрзми, хоть срзу в листовку или проклмцию. — Солдтские мссы не верят в победу, — продолжл Всилий. Крем глз он зметил, что Стсов принялсь нбрсывть что-то в блокнотике… "А вдруг, — мелькнул мысль, он зписывет мое сообщение, может быть, оно дойдет и до Ильич?"

— Среди солдт нрстет желние скорее окончить войну. Солдты не верят првительству, видят одну измену и предтельство. Отношение и офицеров к првительству и црю ткже смое отрицтельное. Тут свою роль сыгрли и оппортунисты, и буржузные пртии, и оргнизции тип Земгор, военно-промышленных комитетов и другие. Но призыв покончить с войной исходит только от нс — большевиков. Ндо скзть, что и соств офицерств сильно изменился. Н смену выбитым стрым офицерм, дворянм по преимуществу, пришли новые офицерские кдры из интеллигенции, мелкой буржузии и других слоев. Из-з большой убыли унтер-офицерского соств комндовние вынуждено грмотных солдт готовить н млдшие комндные должности, и нм преподют военную нуку… А он нм пригодится и в революционных боях…

Глядя н лычки Всилия, многие откровенно улыбнулись его словм, Медведев продолжл:

— Лиц комндного соств сми выскзывют, дже в присутствии нижних чинов, ткие мысли, з которые не тк двно крли кждого кк преступник. Нстроение всех, кк солдт, тк и офицеров, — открыто оппозиционное не только по отношению к првительству, но и особенно к импертрице Алексндре Федоровне. Ее не стесняются ругть смыми последними словми, и не нйдется никого, кто ее зщитил хотя бы н словх. Достется и смому верховному глвнокомндующему, бтюшке црю. Крйне врждебно в рмии отзывются о министре внутренних дел Протопопове, хотя он и привез из Стокгольм предложение гермнцев о сепртном мире. По "солдтскому телегрфу" приходят сообщения об нтивоенных и нтипрвительственных выступлениях целых полков и учебных комнд. Нблюдются случи откз идти в бой — ткое было дже в ншем Сибирском корпусе, считющемся особенно ндежным, в Новопехорском, Белогрйском и Корсунском полкх. Говорят о восстнии солдт в Кременчуге, где поднялось свыше шести тысяч нижних чинов. Они рзоружили крульную комнду, зхвтили винтовки этпной роты, рзрушили гуптвхты и освободили почти тысячу рестовнных солдт. Когд прибыл комнд для их усмирения, были убитые и рненые с обеих сторон. Две тысячи солдт рзбежлись по лесм и стли дезертирми, несколько десятков были предны военно-полевому суду и рсстреляны. В Жмеринке н рспределительном пункте пять тысяч солдт устроили демонстрцию и присоединились к бстоввшим рбочим. В Гомеле в волнениях н рспределительном пункте приняли учстие четыре тысячи солдт. Армия поистине перестл быть опорой режим. К тому можно добвить, что в мршевых бтльонх, доствляющих подкрепление н фронт, все больше рбочих, они в первые же дни стновятся ктивными гитторми в окопх…

Всилий умолк. Он мог бы и продолжть, но суть и тк уже был ясн.

— Спсибо, товрищ Медведев, — поблгодрил его Елен Дмитриевн. — В Петрогрде в зпсных полкх тоже ширятся революционные нстроения. Однко тм ведут рботу и буржузные оппозиционеры. Мы должны это учесть и противопоствить првду большевистских лозунгов слденькой болтовне оппортунистов.

Зтем обсудили вопрос, кк лучше объяснить рбочим отношение большевиков к предложениям немцев о мире. Решили издть проклмцию, которую и поручили нписть Ивну Чугурину.

Пвлов рсскзл, что гвоздевцы нмеревются вывести рбочих н уличные демонстрции 14 феврля, в день открытия Госудрственной думы, для ее поддержки. Он предложил бойкотировть ткие выступления, вместо них пропгндировть мссовые митинги и демонстрции 23 феврля в Междунродный день рботницы.[7]

Поговорили и о более мелких делх. Поздним вечером стли рсходиться. В квртире окзлось дв выход, один из них вел к огородм. Это было исключительно удобно.

Всилию перед уходом в повязку н првой руке збинтовли несколько десятков листовок и проклмций, которые он должен был взять с собой н позиции.

— Не тяжеловто ли тебе будет? — спросил его Дмитрий Алексндрович.

— Клди больше, рн скорее зживет от ткого лекрств! — улыбнулся Всилий. Он действительно почувствовл прилив сил, встретившись с товрищми, убедившись в мощном подъеме и близости революции.

12. Петрогрд, середин декбря 1916 год

Послы короля Бритнии Бьюкенен и Республики Фрнции Плеолог вышли из кбинет российского министр инострнных дел, что в зднии у Певческого мост. Они только что впервые встретились в ведомстве незбвенного Сзонов с нзнченным вчер н его пост Николем Николевичем Покровским. Об посл испытывли одинковое чувство удовлетворения, которое еще больше сближло их, стрых друзей по Блкнм, где они много преуспели в нтирусских интригх до великой войны. И Бьюкенен, и Плеолог з последние недели приложили много сил, чтобы убрть Штюрмер, бывшего одновременно и премьером, и министром инострнных дел. Рзумеется, бритнский посол обделывл свои дел в полной тйне через гентуру СИС и ее глву в Петрогрде сэр Смюэля Хор, экспнсивный фрнцуз чуть ли не в кждом слоне, где он бывл, клялся свлить этого "немецкого кмергер", кк тогд нзывли Штюрмер, хотя он не был немцем по крови, только по фмилии.

Глвня новость — см Покровский покзлся им хорошего свойств. Шестидесятилетний бывший госудрственный контролер выкзывл полную преднность Антнте. Естественно, что кк только послы узнли о нзнчении шеф внешнеполитического ведомств, они нвели о нем необходимые спрвки.

Советники и секретри, побеседовв со своими русскими знкомыми, немедленно доложили, что тридцть пять лет Покровский был знят финнсми и госудрственным контролем, но его никогд не коснулсь дже и тень подозрения в кзнокрдстве. О делх внешних и дипломтии у него нет никкого предствления. "Оно и хорошо, — синхронно подумли послы. — Легче будет склонять его к интересм Бритнии и Фрнции и опутть комплиментми".

Новый министр — человек осторожный, умный и трудоспособный. В личных отношениях — высоких кчеств, душевный и скромный, с известной долей нсмешливого луквств. Состояния у него нет, он обременен большой семьей и жизнь ведет простую и приличную. "Это уже довольно плохо, — ткже одинково решили послы, — ибо женщину ему, нверное, не подствишь, д и в мхинции не увлечешь".

Но все рвно, Покровский был лучше, чем злодей Штюрмер, про которого говорили, что он своим креслом премьер обязн Рспутину. Првд, слухи эти возникли с подчи послов, но в конце концов и сми союзные дипломты глубоко поверили, что все тк и было…

Теперь, когд швейцр в богтой ливрее выпустил союзников-послов н Дворцовую площдь, их встретил солнечный день, довольно редкий для декбрьского Снкт-Петербург, легкий морозец и приятное похрустывние снежк. Возносилсь в голубое небо Алексндрийскя колонн, и дже темно-крсный фсд Зимнего не кзлся столь мрчным, кким он выглядел под серым небом.

Послы решили пройтись по Миллионной до своих особняков и отпустили экипжи с секретрями. Бьюкенен и Плеолог были не только любителями прогулок. Они хотели н воздухе обсудить последние события, которые нчинли стремительно рзворчивться.

— Никогд не обрщл внимния, — вдруг скзл Плеолог, сворчивя к Эрмитжу, — что Зимний дворец словно окршен кровью!..

— Мой друг, в вс говорит литертор, будущий член Фрнцузской кдемии! — польстил Плеологу Бьюкенен, отлично зня о литертурных претензиях коллеги. Один из гентов сэр Хор двно приносил фотокопии со стрниц дневник фрнцузского посл.

Польщенный фрнцуз, чтобы перевести рзговор в интересоввшее обоих русло, обртился к новому обрзу. Атлнты из сердбольского грнит, укршющие портик Нового Эрмитж, привлекли его внимние.

— Рзве что только эти мужи поддерживют теперь дом Ромновых!

Сухой и чиновный ум Бьюкенен порзился живости вообржения фрнцуз, что бритнский посол и не преминул отметить вслух. Плеолог был пдок н лесть, дже грубую, и не увидел з нею подготовку строго друг к выуживнию сведений.

Кк истинный дипломт, Бьюкенен не спешил приступть к сути дел, стрясь «рзогреть» говорливого Морис.

— Кк вм понрвился мистер Покровский, мой дорогой Плеолог? улыбнувшись тк, словно он произносит слово "чииз",[8] спросил бритнский посол.

— Судя по его зявлению, он поддерживет цря кк тлнт! — продолжл нвеянный Эрмитжем обрз фрнцузский посол. — Он не типичный русский, вынес Плеолог ктегорическое суждение.

— А кк же вы себе предствляете типичного русского? — снов улыбнулся в седые с желтизной усы сэр Джордж.

— Многие русские, я скзл бы, почти большинство русских, нстолько нрвственно неурвновешенны, что они никогд не довольствуются тем, что у них есть, и ничем не могут нслдиться до конц, — зтрторил посол, сев н любимого коньк. — Им постоянно нужно что-то новое, неожиднное; нужны все более сильные ощущения, более сильные потрясения, удовольствия более острые. Отсюд их стрсть к возбуждющим нркотическим веществм и грубому лкоголю, ненсытня жжд впечтлений и большой вкус к отступлениям от морли…

Бьюкенен внимтельно слушл и, хотя, кк гордый бритт, ни в грош не ствил ни один нрод, кроме своего, которому все должны повиновться, не мог рзделить оценки фрнцузского посл; русские солдты, по сути дел, спсли Фрнцию от рзгром в первые дни войны.

Плеолог между тем продолжл источть крсноречие.

— Я уже кк-то говорил вм, милорд, что у русских нет точного предствления о прострнстве, что они вообще довольствуются неопределенными рсчетми, приблизительными цифрми. Не менее смутно и их предствление о времени…

"Ого, ты судишь, мой друг, о русских по их великим князьям и ристокртии, с которой слишком любишь общться, — думл сэр Джордж. — Если бы ты был поближе знком с ткими русскими промышленникми, кк Коновлов, Терещенко, Путилов, вероятно, очень скоро изменил бы свое мнение…"

— Эт неспособность предствить себе отношения между фктми во времени еще больше чувствуется у безгрмотных, соствляющих мссу. И этим змедляется вся экономическя жизнь русского нрод…

"Недлекие люди эти фрнцузы, — шгл с вежливой улыбкой н губх бритнский посол, внимтельно слушя глльские излияния. — Если бы это было тк, то Россия не выросл бы з считнных дв десятилетия в мощную промышленную держву, предствляющую уже грозную конкурентную силу смой Бритнии. Еще немного, и он пойдет рзвивться, кк Соединенные Штты. Если ее не остновить смутой, не столкнуть ее динмичную буржузию с дворянством, землевлдельцми, зинтересовнными в гермнском рынке, то он стнет опснее и Гермнии, и Фрнции…"

"Пор переводить его н более рельные рельсы, то фрнцузский локомотив умчит бог знет куд…" — решил Бьюкенен и подбросил топливо в нтирусский огонь Плеолог:

— Я соглсен с вми, мой друг, что русские — пессимисты. Я недвно обедл с Коковцевым и Путиловым. Бывший председтель совет министров, соперничя в пессимизме с крупнейшим промышленником, говорил: "Мы идем к революции", Путилов возржл ему: "Нет, мы движемся прямо к нрхии!" Путилов прибвил к этому, что русский человек не революционер, он нрхист. А это — большя рзниц. Если у революционеров есть воля к восстновлению, то нрхист думет только о рзрушении…

— Кстти, вм не сообщли вши великосветские друзья, что н днях будет убит Рспутин?.. — спокойным тоном, словно речь шл о рядовом спекткле, звершил вопросом свои построения Бьюкенен.

— О д, слухи об этом носятся буквльно в воздухе… — подхвтил кость Плеолог. — Брон Врнгель, дъютнт его высочеств великого князя Михил, брт цря, рсскзл мне, что неоднокртно доклдывл своему шефу о скндлх в Думе, о негодовнии имперторской семьи против стрц Григория Новых…

— Зовите его лучше Рспутиным, кк все, — перебил коллегу Бьюкенен.

— …Врнгель говорил Михилу со слов всей дворянской элиты и о том, что положение могло бы быть спсено дружным выступлением всей имперторской семьи против црицы. Если великие князья in pleno[9] зявят госудрю об опсности, о необходимости уступить общественному мнению, то гроз рзрзится без молнии. Но црский брт снчл ответил н это шуткой, он предложил дъютнту тотчс поехть к Рспутину и поговорить с ним, но зтем серьезно и печльно скзл: "Мне лучше нписть госудрю, хотя я и не умею письменно выржть свои мысли…" Бедняг не только не способен их выржть н бумге, но и устно! Зто брон покзывл мне черновик, который он подготовил вместе с Мклковым для Михил… Это, по сути дел, был плтформ всей ристокртической и либерльной оппозиции… Они хотят, чтобы брт цря предъявил ее смодержцу.

— Хм, я слышл об этом документе, — пробурчл своим бсом Бьюкенен и после небольшой пузы, необходимой ему для рзмышлений — говорить или не говорить, — изрек: — Ндеюсь, дорогой коллег, вы соглситесь со мной, что великий князь Михил мог бы быть идельным регентом или конституционным монрхом в этой стрне… Он не столь упрям и не одержим идеей смодержвия, кк его венценосный брт…

Английское посольство и его гентур двно уже вели рботу в этом нпрвлении. Теперь глв бритнской миссии хотел скоординировть свои действия с союзником.

— Д, его высочество мне весьм симптичен. Для России нужен именно ткой влститель — здоровья некрепкого, ум невыдющегося, неиспрвимый оптимист, человек, не искушенный в политических интригх… При нем эт огромня империя явно не стл бы претендовть н внешнюю экспнсию, ее легко было бы сделть вечным стржем и противовесом Гермнии… Михил был бы вполне упрвляем, — выскзл свою точку зрения Плеолог.

Н углу Мошков переулк их приветствовл господин из пролетвшего мимо вто, в котором Бьюкенен узнл князя Путятин, коменднт црскосельских дворцов. Об посл поклонились, хотя мотор и след простыл.

— Князь квртирует здесь неподлеку у брт, — проявил осведомленность Бьюкенен. — В его квртире, в доме двендцть — вот тут, с првой стороны, в доме с пилястрми, чсто собирется цвет петербургской оппозиции…

Фрнцузский посол, желя проявить большую осведомленность, поведл коллеге, что еще 1 ноября в Ствку к црю приехл великий князь Николй Михйлович и после нпряженного рзговор, в котором он от имени и мтери, и сестры цря, и других членов семьи Ромновых предупреждл Николя о том, что трон нкнуне новых потрясений, вручил письмо, в котором призывл двоюродного брт освободиться от влияния "темных сил", имея в виду Рспутин. Бьюкенен выслушл это с видимым интересом, хотя знл знчительно больше, причем от смого Николя Михйлович, чсто быввшего в нглийском посольстве и бывшего з его столом исключительно искренним. Конечно, не виски и джин рзвязывли язык великому князю во время встреч с послом Бритнии. Тезк цря искл поддержки у Бьюкенен в своих интригх, которые он вел в ндежде воссесть н российский престол хотя бы и с помощью нгличн.

Сэр Джордж не только знл, но и см способствовл тому, чтобы письмо сходного содержния нпрвил црю и великий князь Георгий Михйлович. Он проявил немлую зботу, чтобы великие князья Кирилл Влдимирович и Николй Николевич — ткже претенденты н российский престол — тогд же побывли в Ствке и упршивли Николшу дть стрне "ответственное министерство", ответственное не перед црем, перед Думой, и тем смым превртить империю в конституционную монрхию, выпустив революционный пр из котл, грозящего взрывом.

Бьюкенен немло дивился экспнсивности и явной неосведомленности фрнцузского посл, который не мог или не хотел связть воедино все фкты и слухи, нполнявшие декбрьский, предрождественский Петрогрд. Но Бьюкенен внимтельно слушл.

Послы продолжли свой путь и были теперь недлеко от Мрморного дворц. Сослвшись н своего осведомителя из «передовых» кругов, Плеолог отметил, что и другие социльные силы готовятся не к фрзе, к решительной схвтке с смодержвием. Особенно ктивн здесь социл-демокртическя пртия и, в чстности, ее крйне левя фркция — большевики.

К удивлению Бьюкенен, знния посл Фрнции окзлись поверхностны — он утверждл, что столпми движения являются три депутт Госудрственной думы — Чхеидзе, Скобелев и Керенский, явно переоценивя двокт Керенского.

Посл Бритнии больше всего волновло бурно рстущее рбочее движение в России и влияние Ленин, ншедшего убежище в Швейцрии. Его экономические и политические советники точно подсчитли, что з истекший год збстовки достигли небывлого подъем. Было отмечено соглсно сведениям депртмент полиции 273 крупные стчки. И две трети из них происходили в Петрогрдском и Московском промышленных рйонх, тм, где особенно жестоко и изощренно действовли полиция и охрнк. Это сильно беспокоило нгличн. Подстегивя события, они спешили с перестновкми н вершине пирмиды влсти, лишь бы вся пирмид не был обрушен рбочим и крестьянским сословиями.

Плеолог, не змечя, что "стрый друг" слушет его вполух, коснулся еще одного предмет, который весьм зинтересовл его коллегу. Спрв были видны кзрмы Пвловского полк, и, словно получив от них ккие-то флюиды, Плеолог перешел к рсскзу о положении в Петрогрдском грнизоне.

— Я недвно был в Мриинском тетре н блетх "Египетские ночи", «Ислмей» и «Эрос». В нтркте мне зхотелось курить, и я отпрвился в вестибюль ложи министр двор. Тм я встретил генерл, нзовем его В. Он великолепный птриот, и мне удлось недвно окзть ему услугу. Тк вот, я спросил его, верно ли, что рмия в столице серьезно зржен революционной пропгндой. Предствьте, милорд, этот доблестный вояк соглсился. Он скзл буквльно следующее: "Действительно, дух грнизон Петрогрд нехорош. Недвно, нпример, когд случились беспорядки н Выборгской стороне, солдты откзлись стрелять в бунтовщиков. Военные влсти хотят нпрвить н фронт все эти зпсные полки и комнды, зменив их ндежными… Ндо было бы нчинть с всеобщей чистки — ведь их, этих нендежных, прежде всего слишком много…"

Генерл нзвл ужсющую цифру, у русских, нверное, слишком много солдт. Бедный Приж! Мы считем кждого рненого, чтобы вновь послть его н фронт, здесь, в российской столице и ее окрестностях, то есть в Црском Селе, в Пвловске, Гтчине, Крсном Селе, Петергофе, прохлждется не менее четверти миллион солдт! Они почти ничему не учтся, ими безобрзно комндуют. Солдты в Петрогрде скучют и рзврщются. Если они и служт для пополнения кдров, то не действующей рмии, смой нстоящей нрхии! И кто это придумл?! Следовло бы оствить в столице лишь тысяч 30–40 отборных войск и гврдии д полстолько кзков… — зкчл головой фрнцуз и возбужденно выплил: — Вы знете, милорд, мой брвый генерл зкончил н очень пессимистической ноте: "Если бог не избвит нс от революции, то ее произведет рмия!"

Тщедушный Бьюкенен еле поспевл з рзгорячившимся экспнсивным фрнцузом. В знк соглсия он непрерывно кивл крупным носом, торчщим из-под кркулевого пирожк, делвшего его профиль похожим н петушиный. Они почти дошли уже до нглийского посольств.

Будучи хорошо воспитн, сэр Джордж приглсил коллегу н чшку чя, зня, что тот приглшения не примет и помчится соствлять шифровку своему президенту о новом российском министре инострнных дел и о том, что сэр Джордж Бьюкенен полностью рзделяет его идеи о необходимости более энергичной помощи оппозиционным кругм.

Мистер Бьюкенен не стл нстивть н своем приглшении, ему тоже не терпелось обсудить с мистером Хором, полковником Ноксом и советником О'Берни мысли, возникшие у него во время прогулки с коллегой. Эти мысли были о том, что ндо бы ктивизировть фронду против цря в великокняжеских и великосветских слонх.

Не збыл он и промышленников, среди которых довольно близкими ему были Рябушинский и Путилов. Что ксется Коновлов и Терещенко, то молодой генерльный консул в Москве Брюс-Локкрт, любимец всего посольств, уже двно, еще до их переезд в Петрогрд, передл этих господ н связь бритнской рзведке кк перспективных политических деятелей.

Збот у Бьюкенен в эти горячие дни, когд все в столице чувствовли приближение чего-то огромного, волнующего, необыкновенного, было много. Он дже не пошел провожть своего друг до фрнцузского посольств, смым теплым обрзом рсклнялся с ним у подъезд собственной резиденции.

13. Северный фронт, мыз Олй, декбрь 1916 год

Поручик Федор Шишкин не торопясь шел по грязному и мокрому ходу сообщения от своей землянки к штбному блинджу комндир бтльон. Он был звн н вечерний "сткн чя". Здесь в промозглую приблтийскую зиму, когд вместо сухого российского снег с небес не перествя сыплся мелкий дождь, горячий чй с доброй порцией рижского бльзм не только скршивл скуку позиционной войны, но и спсл многих офицеров от простуды.

Из мелкой кнвы ход сообщения Федор ступил в глубокий ров окоп и чуть не нскочил н двух солдт, торчвших рядом со ступенькой в бруствере, н которой стоял третий солдт, с нрочитой стртельностью прильнувший к смотровой бойнице.

— Что происходит? — строгим голосом осведомился поручик. Он лишь несколько дней нзд получил новый чин, и требовтельность его от этого несколько рзыгрлсь.

— Гзовый нблюдтель, вше блгородие! — ответил фигур, отрывясь от бойницы и блеснув белкми глз.

— А что, гнилыми яблокми не пхнет? — нмекнул поручик н инструкцию, в которой солдтм рзъяснялись рзличные примеры зпхов боевых гзов. Зпх яблок, ознчвший смерть от удушья, особенно не уклдывлся в сознние.

— Никк нет, вше блгородие! Д его под дождем немец и не пустит… покзл служивый свои познния в химическом деле.

Рядом с нблюдтелем в нише, полной сухого хворосту, стоял бнк керосин, неподлеку меж двух столбов висел кусок рельс. Удрми по нему солдты оповещлись в случе гзовой тки. А зжженный хворост должен был горячим воздухом поднять гзы нд землей.

Федор хотел спросить, что делют еще дв солдт, но противно кпнуло з воротник, и поручик поспешил в тепло. Он прошел несколько трверсов окоп и свернул в ход сообщения, ведущий к штбной землянке. Под сырым курляндским небом ему вспомнилось другое чепитие — почти четыре год тому нзд у советницы Шумковой.

Когд Алексей Соколов в тот вечер ушел от Шумковых, кто-то рсскзл, что он в молодые годы служил в Митвском гусрском полку… А теперь до Митвы рукой подть — д только он с другой стороны фронт, с немецкой. И мог ли Федор мечтть тогд — всего четыре год тому нзд, — что в двдцть лет стнет поручиком в действующей рмии.

Его горячему желнию стть офицером помогл войн. Уже в первый ее месяц обнружился недостток в офицерх. Срзу после гимнзии, летом 14-го год, Федор попл в Орниенбумскую школу прпорщиков. З четыре месяц из "революционно нстроенной личности", кк его нзывли друзья по кружку, Федор превртился в "чин военного ведомств". В феврле 1915 год он уже ндел золотые офицерские погоны, хотя знний получил не больше, чем их было у унтер-офицер мирного времени — высочйшим прикзом производство офицеров шло по сокрщенным срокм. И вот теперь Северный фронт.

Прпорщик — чин военного времени. Но для тех, кто беспрерывно нходился н позициях, срок выслуги очередной звездочки предельно сокртился. И Федор не зсиделся в прпорщикх и подпоручикх. Он был хрбр. Хорошо делл свое дело. Ему, кроме того, везло — пули и осколки летели мимо.

Он шел по скользкому ходу сообщения и в темноте, когд не могли видеть солдты, зпускл руку под нкидку-мкинтош, чтобы лсково поглдить третью звездочку н погоне. Дже липкие грязные стены кнвы, к которым прислонялся, поскользнувшись, не слишком бесили его. Он, словно со стороны, любовлся смим собой. Среднего рост, лдно скроенный молодец, в хорошо пригннной шинели, всегд опрятный и подстриженный. Недвно он стл рстить ткие же точно усы, кк у полковник Соколов, порзившего тогд, у Шумковых, вообржение юного гимнзист. Но усы отчего-то хорошо росли только нд првой стороной губы, нд левой — с ккими-то проплешинми. Шишкин очень переживл ткую нездчу, но ндеялся, что, когд усы стнут подлиннее, густот обеих сторон срвняется. Н всякий случй он чще теребил именно левый ус — вдруг д рзбудит тм корешки волос.

Ход сообщения нырнул под елочки небольшой рощицы н холме и зкончился. Дльше можно было идти по мягкой хвойной подстилке. Дождь превртился в мокрый снег. В темноте возник бесформенный бугор, от которого потянуло печным дымком.

Еще несколько шгов, и ниже уровня земли збрезжил слбый свет, пробиввшийся через щель неплотно прикрытой двери. Восемь ступенек вниз, привычный поклон в три погибели перед низкой дверцей, и приятное тепло срзу охвтывет Федор. Первя комнт штб бтльон — для телефонов и пешей связи. Потолок довольно высок — смый рослый человек его не ксется дже в ппхе. Н дощтом столе — четыре фонических телефон беспрерывно пищт «ти-ти-ти», телефонист при них спокойно читет зсленную книжку.

Дв свободных от дежурств телефонист и четыре солдт связи спят н нрх у противоположной стены. Денщик и дв других солдт возятся у чугунной плиты, ствя чйники, рзогревя большую кстрюлю с супом из офицерской кухни. Один из солдт подошел к поручику помочь ему снять мокрую и грязную нкидку и влжную шинель, другой солдт и денщик н миг оторвлись от плиты, вытянувшись перед офицером по стойке «смирно». "Продолжйте!" кивнул им Федор.

З тонкой дощтой перегородкой — собственно штбня комнт, он же обитлище комндир. Яркя пятндцтилинейня керосиновя лмп зствляет жмуриться всех входящих. От этого Федор не срзу рзглядел, кто здесь уже собрлся. Но глз быстро привыкли, слух еще рньше уловил короткие словечки «дю», «углом», хрктерные для зртного «шмен-де-фер», попросту «шмоньки». Нд чистым сосновым столом, с которого были убрны топогрфические крты, возвышлсь грузня фигур лихого кртежник кпитн Орлов, с несколько покрсневшим и припухшим от поклонения Бхусу лицом. Рядом с ним кзлись мелкими и щуплыми кпитн Крылов, комндир роты Шишкин, подпоручик Чепоров и прпорщик Злюкин, об 4-й роты. Подпоручик Чепоров был тоже стрстный игрок и гуляк, но ему не везло ни в кртх, ни в чинх. Он регулярно спускл в «шмоньку» все свое жловнье. Что же ксется производств, то он уже двжды был рнен, обретлся по нескольку месяцев в лзретх и из-з этого пропустил несколько сроков выслуги.

Прпорщик Злюкин, бывший присяжный поверенный, только недвно прибыл из Москвы, из Алексндровского училищ, где прошел ткой же ускоренный четырехмесячный курс, кк и Федор. Но его хрктер вполне отвечл фмилии, и устновить с ним приличные отношения Федор тк и не сумел, хотя по возрсту был к нему ближе всех.

Комндир бтльон, подполковник Румянцев, словно добря хозяйк, сидел подле другого стол у ярко нчищенного медного смовр, уютно пыхтевшего, и ждл ужин. Еще двое-трое офицеров свободно рсположились н тбуретх в рзных концх комнты. Особенный уют ей придвл походня кровть комндир, зстелення ковром, из-под которого выглядывли белоснежня подушк и простыня. Крхмльное белье в этой низкой землянке с дощтыми стенми, отстоящей всего н полверсты от окоп, нд которым посвистывли пули, срзу вызывло мысли о том, другом мире, где люди их круг по-прежнему обедют в ресторнх, пользуются комфортом квртир и гостиничных номеров, рзвлекются в тетрх и синем.

Денщик принес н трелкх колбсу, коробочку срдин и хлеб.

— Господ, кто желет ужинть? — гостеприимно повел рукой подполковник. Федор невольно сглотнул слюну, и Румянцев зметил это.

— Трелку поручику, — прикзл он денщику. Остльные стли ждть только чя.

Пок с щелкньем ложились н деревяшку крты, среди сошедшихся вокруг смовр офицеров звязлся рзговор о недвних событиях в Петрогрде, когд в ночь н 17 декбря в юсуповском дворце был убит Рспутин. Хотя еще велось дознние, но в воздухе уже носились смые рзнообрзные слухи об убийцх грфе Феликсе Юсупове, великом князе Дмитрии Пвловиче и Пуришкевиче.

— Действительно, собке собчья смерть! — со смком выскзлся комндир 2-й роты штбс-кпитн Курицын.

— Противно все это! — отрывясь от только что принесенного суп, скзл подполковник. — Я не верю во влияние Рспутин…

— Тк, по-вшему, Рспутин не причинил зл монрхии? — всплеснулся от крт Орлов. Кк истинный игрок, он мог обдумывть свои ходы и одновременно вести зстольную беседу. — Я вс не понимю, Алексндр Алексндрович! щелкнул он кртой.

— Но ведь все ясно, господ! — отложил ложку в сторону Румянцев. — Убив Гришку, господ гврдейцы ничему не помогли… Положение в тылу ухудшется с кждым днем. В Петрогрде — серьезные зминки с продовольствием, грфик н железных дорогх нрушется… Довольствие в войскх все хуже и хуже… То, что нзывют "чехрдой министров", этим ктом не остновить, ибо госудрь не имеет к тк нзывемой общественности никкого доверия… А тузов, способных к упрвлению Россией, в колоде, которя тм, в Питере, — не нйти, хоть двдцть рз ее перетсуй…

— Но это позор, позор, позор, когд монрхия гибнет из-з сибирского конокрд и хлыст! — вдруг взвизгнул нчльник комнды грендеров поручик Рознов. Худой, с испитым лицом, лысый в свои тридцть лет, он иногд кк-то неожиднно вскидывлся и нчинл бурно излгть свои мысли.

— Извините, пожлуйст! А что же вот тк сидеть и ничего не делть, кк мы, когд монрхия гибнет?! Но теперь… теперь я вм говорю, что монрхия гибнет и мы вместе с нею, с нми Россия! Вы знете, что в Петрогрде зпретили двть в синем фильму, где покзывлось, кк Георгиевскя дум возлгет н госудря Георгиевский крест? Потому что едв нчнут покзывть, кк из зл, из темноты, обязтельно голос: "црь-бтюшк с «егорием», цриц-мтушк с Григорием!.."

Подпоручик Чепоров тоже отвлекся от крт и хотел скзть свое, но Рознов не дл:

— Подождите, я зню, что вы скжете… Вы скжете, что все это непрвд, про црицу и Гришку Рспутин! Зню, зню, что непрвд! Непрвд! Только пошлые дурки могут поверить в то, что ее истеричное величество могл спть с этим вонючим мужиком… Но не все ли рвно, я вс спршивю?! Кто будет докзывть истину Кя Юлия: "Жен Цезря вне подозрений!"? А тут не подозрение, тут… — Он вскочил со своего тбурет и опять упл н него. Тк просто сидеть нельзя, мы все идем к пропсти…

— Чего ты рзбушевлся, Николич? — спокойно и рссудительно изрек Крылов, обернувшись от стол с кртми. — Ну и убили Гришку! Звтр мы во второй линии должны идти в нступление, может, кого из нс недосчитют… Он истово перекрестился.

— Вот, если эту крту убьют, и меня звтр убьют! — зявил Злюкин с глубоким убеждением и верой в мистику.

Орлов держл бнк. Он рявкнул комндно н прпорщик:

— Ты мне зупокойной службы не устривй! Я тебе крты не дм, фендрик ты эткий! Я вот три войны прошел и только один рз рнен, никогд не згдывл… Смерть и жизнь в воле человек, не крточного черт… Зхочешь жить и будешь жить! А нюни рспустишь, кк бб, тк срзу и пойдешь н тот свет! Ну, двть, что ли, крту? Только без дурков!..

— Двй!

— Без приметы?

— Двй без нее!

Орлов выбросил ему крты. Злюкин открыл «дмбле» и взял бнк.

— Во! Жив буду! — с облегчением скзл он. — Я ведь все-тки згдл!

— Ну и дурк! — рссердился Орлов. — Кк бб стря! — и в сердцх рссыпл колоду.

Кртежники поднялись нливть себе чй из смовр. Федор уже двно, под рзговор, не зметил, кк съел суп и ковырял вилкой котлету. Политик не знимл его теперь тк стрстно, кк в шестндцть лет, и он решил посвятить себя целиком службе. Но жизнь влстно вторглсь в зтхлую рмейскую политичность бунтми солдт, бртниями целых чстей с немцми и встрийцми, крмольными слухми и рзговорми о целях этой войны. Поручик чувствовл недовольство своих солдт, он знл о появлении нелегльной литертуры в окопх и в резервных чстях, видел, кк бурлил офицерский корпус, кк рзмывлись монрхические устои. Все чще и чще он здумывлся нд словми большевик Всилия, скзнными н той пмятной ему сходке у Шумковых: военную нуку ндо изучть для революции, для клссовой борьбы.

"Где-то теперь Всилий?.. Неужели приблизилось то великое и грозное, к чему готовили себя социл-демокрты, большевики?! — думл Федор. — Ведь тогд срзу придется выбрть, н ккую сторону бррикды вствть — с рбочими, солдтми и крестьянми или с офицерством, не желющим революции, перемены устоявшихся порядков…"

Мысли Федор, кк и весь зстольный рзговор, прервл дежурный телефонист. Он открыл дощтую дверь из дежурки и обртился к Румянцеву:

— Вше высокоблгородие, вс комндир полк к телефону просят!

Подполковник вышел. Через минуту он вернулся с недоумевющим выржением лиц.

— Непонятно, что происходит?.. Комндир полк спршивет, все ли бтльоны выйдут, кк нмечено, сегодня в девять к исходным позициям у мызы для тки? Я ему: "Тк точно! Офицеры все у меня, сейчс пойдут поднимть роты к походу", он опять злдил: "Выйдут ли точно?" Нет! Что-то тм у них в штбе нечисто… Почему-то не первый полк, нш должен нчинть тку звтр…

— Жлко брость крты! — зтрещл колодой, лежщей у сткн чя, Орлов. — Но служб есть служб. — Он пропустил мимо ушей змечние комндир бтльон о том, что почему-то их третий полк нзнчен теперь открывть нступление.

Все пошли знимться кждый своим делом перед предстоящим выходом.

В девять вечер роты построились. Румянцев обошел строй, поговорив с офицерми и стрелкми о нзнченном нступлении и коротком — пятндцть верст — походе к позициям. Бтльон вышел, кк было прикзно, в девять. Румянцев, верхом, пропустил все роты мимо себя, зтем рысью пустил коня в нпрвлении штб полк. Отсутствовл он недолго — бтльон не успел еще пройти и двух верст по грязной дороге. Вернувшись, Румянцев прикзл стрелкм связи собрть к нему господ обер-офицеров. Когд нчльники рот и другие офицеры стли подходить к сухому пригорку, н котором остновился Румянцев, подполковник тихо, почти шепотом, чтобы ничего не донеслось до ординрцев, держвших лошдей, сообщил пренеприятнейшее известие: первый полк откзлся идти в нступление. Ясно, что именно поэтому глвня здч возложен теперь н их полк, в том числе и н их слвный бтльон…

Тяжело вздохнув, Румянцев добвил и подробности: первый полк, стоявший в двух верстх от третьего по другую сторону шоссе, откзлся в нзнченное для сбор время выйти из землянок, построиться, чтобы идти и знять с вечер позиции для предстоящей тки. Их депутты объявили, что теперь стрелки нступть вообще не будут, могут только обороняться. Более того, первый полк рзослл гитторов во второй и четвертый с предложением присоединиться к ним, но неудчно. Служки-фельдфебели рестовли бунтовщиков и препроводили их в штб дивизии. Тм сейчс дым идет коромыслом — полно рсследовтелей. А молодой генерл, недвно принявший полк, откзвшийся теперь идти в нступление, зстрелился с горя.

Федор выслушл сообщение комндир с двойственным чувством. Он был поржен тким близким и рельным признком скорой революции. Ведь если боевя чсть — целый полк — дружно откзывется выполнять прикз комндовния — это ознчет не просто чстичное рзложение боевого дух, но симптом прлич всей рмии. Поручик, не совсем изживший рдикльные взгляды гимнзической молодости, и рдовлся ткому грозному толчку, и боялся его.

"Что есть честь, что ткое долг офицер и птриот?!" Этот вопрос спзмом сжл его мозг. Федору было тем труднее, чем меньше он чувствовл себя своим в офицерском собрнии, среди стрших комндиров…

14. Лондон, середин декбря 1916 год

"Вллийский мг",[10] тк нзывли в бритнской столице Дэвид Ллойд Джордж, только что перебрвшегося в новую резиденцию н Дунинг-стрит, 10. До этого он несколько месяцев пребывл в должности военного министр, которую знял после тргической гибели лорд Китченер н крейсере «Гэмпшир» вблизи Оркнейских островов. А еще рньше он был министром вооружения Бритнии и в этом кчестве должен был отпрвиться вместе с Китченером в Россию н борту этого крейсер. Однко "псхльное восстние" ирлндцев в Дублине дло основние премьеру Асквиту обртиться к Ллойд Джорджу с тким укзнием: "Мой дорогой Ллойд Джордж! Ндеюсь, вы нйдете возможным зняться Ирлндией… Нет никого другого, кто мог бы достигнуть окончтельного решения проблемы". Почему мистер Асквит именно нкнуне отъезд в Россию обртился с тким предложением к министру-вллийцу, покрыто мрком неизвестности. Однко оно спсло жизнь Ллойд Джорджу, поскольку н борту крейсер «Гэмпшир» его в момент взрыв не окзлось.

С другой стороны, "вллийский мг" был действительно мстером компромиссов, и лучше него никто не мог выигрть время з столом переговоров. Гзеты срвнивли министр с незменимой пожрной комндой. Ллойд Джордж принял н себя эту миссию "примирить все пртии Ирлндии". Провидение в лице совершенно конкретных персон хрнило его для еще более высоких дел. И теперь они свлились н него в форме поручения короля сформировть в кчестве премьер новый военный кбинет Великобритнии.

Бывший рдикл и борец з нродное счстье — кк его прослвили гзетчики — почтительно поцеловл руку монрх в Букингемском дворце, предствляя новый соств министерств. Впервые Бритния получил премьер, который не был «сэром», не имел титул и слвился тем, что в детстве испытл нужду и бегл босиком. Именно ткой человек окзлся остро нужен теперь Бритнской империи. Ибо империя и ее метрополия нходились в глубоком кризисе.

Долго шел Ллойд Джордж к тому, чтобы сделть своей квртирой особняк н Дунинг-стрит, 10. Честолюбие и "ветер перемен" нд империей, в которой "никогд не зходило солнце", привели его, сироту мелкого рендтор и племянник-воспитнник сельского спожник, в честь которого он принял одну чсть своей фмилии — Ллойд, — в высокую политику, где он сделлся одной из крупнейших величин первой половины XX век.

Н Дунинг-стрит он уже квртировл однжды в доме под номером одинндцть, где по той же трдиции селились кнцлеры кзнчейств, то бишь министры финнсов Великобритнии. С 1908 год исполнял он эту должность вплоть до создния военного кбинет. И теперь, проходя мимо низенькой двери этого особняк с зкопченными стенми, он вспоминл, ккя чудесня тмосфер был в нем до войны, когд по утрм к кнцлеру кзнчейств, прослвившемуся в Лондоне не только умом и нпористостью, но и седеющей львиной гривой и опереточным плщом, собирлся поболтть цвет бритнской интеллигенции.

Бернрд Шоу и Герберт Уэллс, Чрли Чплин и другие звезды ртистического и литертурного небосвод столицы империи чувствовли себя здесь кк дом, хотя министр финнсов и в дружеских беседх всегд держл иницитиву в своих рукх, был неистощимым импровизтором. Он дже стрые некдоты умел рсскзывть тк, что они обретли новые, еще более веселые подробности.

С содрогнием и зпоздлой блгодрностью к жене премьер-министр вспоминл, кк з этой дверью он упршивл свою Мэгги остться с ним, не уходить и не рзрушть семью, когд бульврные листки трепли его репутцию, обсуждя мурные похождения кнцлер кзнчейств кк рз нкнуне принятия прлментом бюджет, Мэгги удлось уговорить, скзв, что ее уход повлияет н его шнсы стть премьер-министром, зодно и дв слово не флиртовть больше с дмми свет и «полусвет».

"Кк ловко я их всех тогд провел!" — рдовлся теперь Ллойд Джордж, припоминя, кк н суд против гзеты «Пипл», зтеянный им по поводу диффмции, прибыли в крете кнцлер кзнчейств и… супруг кнцлер. А ведь вся бульврня пресс пророчил скорый отъезд Мэгги из Лондон и был недлек от истины… "Мужчины дют женщинм обещния, чтобы тут же нрушить их, кк, впрочем и политики!" — не без юмор подумлось премьер-министру в это декбрьское утро, когд он в своем теплом крылтом плще, в сером цилиндре и под зонтом вернулся с утреннего моцион.

Констебль бодро слютовл премьеру, вывернув мокрую от дождя лдонь низннку у переднего козырьк своей кски. От резкого движения струйк воды сктилсь н воротник его форменного мкинтош. Медным кольцом, кчвшимся меж зубов в псти льв, Ллойд Джордж стукнул о медную нковленку. Одностворчтя дверь отворилсь.

Хозяин дом проследовл мимо полицейского в ярко освещенный холл, отделнный темно-крсным деревом и укршенный грвюрми, изобржющими сцены охоты. Ничего, что свидетельствовло бы о высоком положении хозяин дом, здесь нет. Это скорее вестибюль зжиточного буржу. Единственное, что может в этом холле привлечь внимние, — мленькие тблички поверх вешлок для шляп: «лорд-кнцлер», "лорд-кнцлер кзнчейств", "госудрственный секретрь по инострнным делм", "министр торговли", "военный министр"… Они покзывли, что в днном случе обычня внешность и скромность обмнчивы.

Особняк и его флигель, выходящие окнми н Сент-Джеймский прк, обеспечивли достточно мест и комфорт для зседний кбинет в смом широком состве и дже для многолюдных пртийных дискуссий…

Ллойд Джордж сбросил н руки мжордом плщ, цилиндр и мокрый зонт, демокртично улыбнулся из-под усов и нпомнил, что он через полчс ожидет лорд Мильнер и строго друг, сэр Уинстон Черчилля. Дворецкий склонился в четко отрботнном поклоне. А премьер-министр с сожлением отметил про себя, что пок еще нельзя взять и в этот дом, кк когд-то в соседний номер одинндцть, — прислугу чисто вллийского происхождения. Ведь тогд было бы исключительно удобно отдвть слугм комнды н вллийском языке, которого нгличне не понимют, д и вообще землякм можно окзывть больше доверия, к тому же они и служт не з стрх, з совесть…

Любя опор очень нужн именно сейчс Дэвиду Ллойд Джорджу. Во-первых, он очень боялся звистников и их стремления свергнуть кк можно скорее его првительство. Это был глвня збот — укрепиться, окрепнуть и прочно обосновться н долгие годы в этом особняке. Для этого он и позвл сегодня двух динмичных деятелей — министр своего кбинет лорд Альфред Мильнер и человек, который жждл войти в првительство, но чья дурня слв н этот рз подвел его и блокировл все усилия друзей сделть его хотя бы второстепенным министром — сэр Уинстон. Уинни сильно подмочил свою репутцию несчстным концом Дрднелльской оперции, когд он хотел выхвтить из-под нос у русских проливы и осрмился вконец. Првд, специльной прлментской комиссии удлось по подскзке влиятельных друзей Черчилля и прежде всего его друг и зступник брон Нтниел Ротшильд козлом отпущения сделть бывшего премьер Асквит, в котором н третий год войны обнружили вдруг порзительное отсутствие кчеств, необходимых глве кбинет военного времени. И все же из Адмирлтейств Черчиллю пришлось уйти.

С сочувствием и одновременно с оттенком злордств — Уинни по своему темперменту и уму не уступл нынешнему хозяину Дунинг-стрит, 10, но, очевидно, был более смоуверен и не тк рельно оценивл политическую ситуцию, — "окянный вллиец", кк нзывли его врги в Лондоне, подумл, что сейчс, в это трудное время, Черчиллю приходится нходить утешение в семейной жизни и… живописи.

Кк-то Уинни скзл Дэвиду от души: "Живопись — это великое утешение. Он помогет мне переживть ужсное время после уход из Адмирлтейств".

"А кк ловко он использует свои збвы с мольбертом… Весь Лондон мечтет увидеть сэр Уинстон в его усдьбе, одетого в длинную, до колен, кремовую блузу и рисующего неплохие пейзжи… А сколько портретов его секретря Эдди Мрш, н котором Черчилль прктиковлся, кк н модели — уж лучше бы взял нтурщицу, кк-никк веселее, — думл любвеобильный Ллойд Джордж, — гуляет по столице. Некоторые чудки-коллекционеры уже плтят з них бешеные деньги. Х-х, потомок герцог Мльборо зрбтывет н жизнь живописью!.. Но Уинни хитер, кк лис! Подумть только: в гости к людям влиятельным он приезжет с мольбертом, ссылясь н свою неутоленную стрсть. Но, утверждя, что он не может одновременно и говорить, и рисовть, вытскивет из ящик вместе с плитрой толстенную рукопись, ккуртно перепечтнную н мшинке, в которой содержтся его опрвдния по поводу Дрднелльской оперции… Тк ловко использовть испчкнный крскми мольберт для большой политики может только Уинни! Предлгть людям вместо беседы с ним читть эту бркдбру!..

Может, он и сегодня придет со своим мольбертом? Вот будет потех! Я зствлю его рисовть портрет Мильнер!"

Все эти мысли мгновенно промелькнули в ясном мозгу премьер, обрмляя довольно простые здчи, которые Ллойд Джордж преследовл, приглшя оствшегося не у дел политик. Премьер просил прийти сэр Уинстон зтем, чтобы в его лице получить ходтя и зступник у всемогущих Ротшильдов, во-вторых, чтобы дть ему понять: кк только появится млейшя возможность премьер включит его в соств своего кбинет.

Лорд Мильнер Ллойд Джордж позвл ткже в ндежде опереться н него. Ведь сэр Альфред олицетворял собой смые «имперские» круги првящего клсс Великобритнии и был известен кк один из лидеров крйне првых.

Другой зботой хозяин особняк было то, что гермнцы еще 12 декбря обртились к првительствм нейтрльных держв с нотой, в которой выржли готовность "немедленно приступить к мирным переговорм". Берлин в своем документе подчеркивл победы и мощь центрльных держв, об основе возможных мирных переговоров говорил в смых тумнных выржениях.

Антнт рзгдл игру гермнского кнцлер Бетмн, соглсовнную с верховным комндовнием. Это был мнимо миролюбивый жест гермнской дипломтии, который, в случе отклонения его Антнтой, позволил бы обвинить ее в зтягивнии войны. Откз от рссмотрения гермнской ноты подготвливл объявление немцми беспощдной подводной войны, о которой в Англии ходили смые жуткие слухи. Во-вторых, в случе соглсия Антнты боши могли бы использовть мирные переговоры для внесения рзлд в стн союзников, может быть, и зключить сепртный мир с кем-либо из держв сердечного соглсия з счет других ее членов.

В Лондоне было известно, что зондж нсчет сепртного мир уже проводился между Берлином и Црским Селом, между встрийцми и русскими. Поэтому проблем гермнской «мирной» ноты срзу же вызывл к жизни и другую острую проблему — положение в России. Сэр Смуэль Хор, глв бритнской рзведки в Петрогрде, и посол его величеств сэр Джордж Бьюкенен слли тревожные телегрммы об угрозе выход России из войны, о непорядкх в столице, о своем учстии в зговорх против нездчливого монрх — Николя Ромнов.

"Вообще же, — думл Ллойд Джордж, идя подлинному коридору к своему кбинету, — Россия предствлял для Великобритнии не одну, целый комплекс проблем. Его следовло глубоко и всесторонне обсудить с сэром Уинстоном и грфом Альфредом". Тут гибкий ум премьер сделл неожиднный скчок. Его вдруг буквльно обожгл мысль о грфском достоинстве Мильнер. Этот нглый выходец из Гессен-Дрмштдт уже в 1895 году получил нглийское дворянство, в 1901-м — бронский, спустя год — грфский титул! Воспоминние об этом больно укололо мистер Дэвид. Ведь он з многие годы своей службы королю в рнге министр, теперь — премьер тк и не удостоился чести преклонить колено под рыцрским мечом, удром которого по плечу подднный его величеств приобретет прво н дворянский герб и голубую кровь… Вот что знчит служить стрне и монрху, не лично Ротшильдм, кк это успешно делл всю жизнь Мильнер, понял "вллийский мг" и решил ствить теперь н верную крту.

Воссев в кресло резного дуб у своего письменного стол, премьер подвинул чистый лист н бювре и взялся з перо. Он здумлся и стл мшинльно рисовть зтейливые виньетки.

"Итк, сэр Альфред Мильнер и Уинстон Черчилль. Об джентльмен учстники нгло-бурской войны. Мильнер дже в числе вдохновителей. Ведь речь шл тогд о несметных сокровищх Южной Африки, о том, кк поскорее отобрть их и у буров, и у чернокожих хозяев, кк поскорее прибрть к рукм возможно большие земли и дже целые стрны.

В 1897 году сэр Альфред стл верховным комиссром Бритнской Южной Африки. Вместе с Сесилем Родсом он рзжигл в империи и метрополии шовинизм, смое злобное проявление которого в Англии нзывется джингоизмом. Мильнер и Родс более других были ответственны з ту войну. Может быть, они д чертов ристокрт Уинни ответственны и з эту?.." — пришло в голову премьеру.

"Англо-бурскя войн родил великие имен и идеи, — текл мысль Ллойд Джордж, — которые до сих пор, к сожлению, еще не вполне оценены… Взять хотя бы зщитный цвет хки, ведь он появился, кк и многие способы мскировки, именно в ту войну… Бездымный порох, пулеметы, шрпнель, рзрывные пули «дум-дум», полевой телегрф и дже военный синемтогрф — все уже было н полях сржений в Африке н рубеже веков. Колючую проволоку и трншеи впервые применили буры, рвно кк и рссыпной строй… Но кк мло уроков извлекли из той войны нынешние генерлы. Ведь именно тогд весь мир узнл о губительном действии пулеметов, но дже в нчле этой войны квлерия ходил в тки сомкнутым строем!.. Потребовлсь целя летняя кмпния 1914 год, чтобы н обеих сторонх фронт поняли роль пулеметов и хоть немного изменили тктику квлерии! Очевидно, это врожденное свойство генерлов — оглядывться нзд, н времен своей молодости, не смотреть вперед… Не видеть те ростки будущих войн, которые прорстют из прошлых… Неужели тк будет всегд и психологию генерлов, вечно озирющихся нзд, невозможно никкими жертвми переделть?!"

Рук Ллойд Джордж исписл один лист бумги виньеткми и потянулсь з другим. Новое белое поле несколько изменило нпрвление мыслей премьер. Он нрисовл сигру и к ней пририсовл кругленькие щечки Уинни.

"Сэр Уинстон мог бы, конечно, стть ценным членом првительств, потекли мысли премьер, — ведь он один из ниболее змечтельных людей ншего времени… И я мог бы нстоять, преодолеть сопротивление Бонр Лоу, еще рз зявив ему, что Черчилль будет опснее кк критик ншего првительств извне, кк член кбинет он был бы менее опсен. Но я, нверное, првильно сделл, когд «поддлся» и не включил Черчилля в првительство. Ведь его импульсивный и неурвновешенный хрктер в кбинете возбуждл бы всех, его мнения обсуждлись бы, Уинни смог бы быстро нбрть очки и соствить конкуренцию мне в кресле премьер… К счстью, и другие консервтивные министры, кроме Бльфур, единоглсно и решительно выступили против учстия Черчилля в првительстве. Хорошо, что мистер Ротшильд не нстоял н его включении — он очень внимтельно следит з его крьерой и помогет ей… Нверное, я пок его больше устривю… Хотя неизвестно, ккие шнсы семья Ротшильдов дл сэру Уинстону — ведь он бсолютно был убежден, что получит портфель в моем кбинете.

Х-х, бедняг тк рзволновлся, огорчился и вспыхнул злобой н обеде у Смит, когд узнл от Бивербрук, что "новое првительство будет очень рсположено к нему, тк кк в его соств вошли все друзья сэр Уинстон". Бедняг Уинни схвтил пльто и шляпу, в гневе покинул зстолье друзей".

Глв кбинет пририсовл к бульдожьим чертм лиц Уинни цилиндр и фрк, к фрку — брюки с шелковым лмпсом, вместо ног — якоря.

"Почему же консервторы тк ожесточены против него? Ведь он в целом успешно подготовил флот Бритнии к войне, будучи первым лордом Адмирлтейств?" Кк истый политик, Ллойд Джордж принялся нлизировть чужие ошибки, чтобы н них нучиться не совершть своих. Было полезно ткже соствить реестр положительных кчеств сэр Уинстон, чтобы, когд придет время и Черчилля будет уже трудно удерживть вне првительств, хорошо ргументировть необходимость его введения в кбинет. А что ткой момент нступит, Ллойд Джордж не сомневлся — ведь сэр Уинстон был яркой личностью н бесцветном, в общем, фоне нглийских политикнов.

"Итк, хорошо известно и, слв богу, еще действует то обстоятельство, что политическое прошлое сэр Уинстон приводит в негодовние его стрых пртийных товрищей. Милый Уинни никогд и ничего не делет нполовину. И когд он вышел из своей пртии и осудил свои прежние взгляды, его сркзм еще долго двл себя чувствовть — когд нчлся рзгром консервторов, он неблгородно открывл по ним ургнный и смертельный огонь. Дже когд был объявлен войн и опсность вынудил все пртии к примирению, консервторы не могли збыть или простить переход Черчилля в лгерь их вргов. Если бы он оствлся лояльным членом той политической семьи, в которой вырос, его неудчня идея с Дрднелльской оперцией был бы оствлен без внимния и другя жертв выдн нроду для утоления его гнев. Но ошибки Черчилля помогли консервторм нкзть его з измену. Кнут для Уинни был сплетен из тех оскорблений, которые он бросл см когд-то, но им рзмхивли не мстители, верные долгу птриоты…"

Премьер достл чистый лист бумги и зписл этот эпитет «кнут», "не мстители, но верные долгу птриоты". Зтем он вложил листок в ппку, где собирл мысли для будущих мемуров.

И снов его думы повернулись к Черчиллю.

Все признют, что Черчилль — человек блестящий и тлнтливый, смелый, неутомимый рботник. Но, спршивется, почему, несмотря н это, у него больше поклонников и меньше сторонников, чем у ккого бы то ни было другого политического деятеля Англии? Почему сэр Уинстон не вызывет и еще менее умеет сохрнить з собой привязнность ккой-либо группы людей, общины или город?

Нверное, объяснение в том, что ум Черчилля, предствляющий собой мощный мехнизм, имеет ккой-то непонятный дефект, который мешет ему всегд действовть искренно. И когд этот мехнизм нчинет рботть с неиспрвностью, см его сил приводил к ктстрофе не только его смого, но и тех людей, с которыми он рботл. Вот почему все чувствуют себя весьм нервно, рботя с ним.

"Вот почему с ним ндо держться осторожно, очень осторожно! — решил Ллойд Джордж и потянулся з своей трубкой, лежвшей в пепельнице. Премьер привычно сунул чубук в рот и поднялся — нпольные чсы фирмы Нортон пробили одинндцть. Вот-вот должны появиться Мильнер и Черчилль. Бесед предстоял вжня — о судьбх империи, Ллойд Джордж уже почти нстроился н нее. Внчле он решил принять гостей здесь, в своем личном кбинете, но передумл: большой рзговор требует и соответствующей обстновки. Премьер решил перенести его в зл зседний кбинет. Поднявшись от стол и зстегнув н верхнюю пуговицу визитку, Ллойд Джордж энергичными шгми отпрвился в зл. Он любил это помещение и все девять лет, которые судьб подрил ему быть в этом зле н рзных креслх, мечтл только об одном премьерском. Теперь фортун в лице истинных хозяев Бритнии посдил его и н это место посередине стол, вручил изящный деревянный молоточек зморского, колонильного дерев, стуком которого объявлялось принятие решений.

С председтельского мест зл выглядел не тк, кк прежде с министерского. Новое величие появилось в нем, хотя он и остлся весьм скромным, лишенным помпезности. Стены — тм, где они свободны от книжных шкфов, — белые. Этот цвет принял теперь для Ллойд Джордж символ торжественности. Четыре коринфские колонны подпирют по углм высокий потолок. В кмине ярко пылет огонь, прогоняя янврскую стужу. Н кминной доске — бронзовые чсы; выше них — портрет первого хозяин Дунинг-стрит, 10, лорд Уолпол.

Подле кмин — ведерко крсной меди, полное угля.

Ноги премьер бесшумно ступют по темному ковру, он подходит к стоящему в центре зл длинному столу, покрытому зеленым сукном. Вокруг стол стулья из крсного дерев, против кждого стул н сктерти — бронзовя литя чернильниц со стльным шеффилдским пером. Против кресл премьер лежит деревянный молоточек. Ллойд Джордж окидывет взглядом комнту — по углм стоят удобные кресл. Н одноногих, словно цветок кувшинки, столикх лежт журнлы…

"Пожлуй, лучше сидеть не з столом — будет очень официльно, рсположиться в креслх — лкеи подвинут их поближе…" — решет премьер.

15. Петрогрд, декбрь 1916 год

Прекрсный новый пятидесятисильный «роллс-ройс», тип "Сильвер Гоуст" "Серебряный Дух", только что доствленный из Англии через Архнгельск коллежскому секретрю Коновлову, стоял у подъезд дом номер 31 н Фурштдской. Его лтунные ручки, петли, рожки сигнлов, мленькие фонрики у лобового стекл весело блестели, нчищенные стртельным шофером. Тончйшя змш подушек был готов принять в свое лоно седок. Мягкость сидений удчно сочетлсь с двойными рессорми здней оси, создввшими нстоящий королевский комфорт. Алексндр Ивнович потому и зкзл себе ткой втомобиль, что услышл — бритнское королевское семейство пользуется только произведениями фбрики компньонов Роллс и Ройс. И он не прогдл. Авто было действительно чудом бритнской техники. Впрочем, и дороговизны. Одно только шсси стоило полторы тысячи фунтов стерлингов — целое состояние. Кузов седн, выполненный з особую цену лучшим кретником Мнчестер Джозефом Кокшутом, рботвшим н Роллс и Ройс, стл произведением искусств. А что знчили все эти тысячи фунтов стерлингов з нглийский комфорт по срвнению с десяткми миллионов рублей, которые "сэр Алексндр" згреб н военных поствкх?

Алексндр Ивнович Коновлов дже в привычкх и мнерх стремился походить н нгличнин. Но черты лиц — рсплывчтые, мягкие, с довольно широкими скулми — выдвли его чисто слвянское происхождение.

В своей нгломнии Коновлов доходил до того, что считл весьм полезным для России именно нглийский кпитл. Его проникновение в Россию Алексндр Ивнович обосновывл тем, что нглийский кпитл помогет создвть в стрне новые зводы, шхты, фбрики. Тким обрзом, пропгндировл свой взгляд коллежский секретрь, Англия содействует экономическому процветнию России. Гермнский же кпитл звливл и звливет Россию дешевой продукцией своих зводов и фбрик и тем убивет российскую промышленность. Это был подход ярого сторонник войны до победного конц, типичного предствителя недльновидной российской буржузии, которя в своекорыстии и не догдывлсь, что одной из глвных целей союзницы России в мировой войне — Англии — было ослбление России, преврщение в смую нстоящую колонию инострнного, прежде всего нглийского, кпитл, рзделенную и рзодрнную н отдельные чсти. Но тковы уж были эгоистичные взгляды Коновлов, что он не желл змечть политические релии, все яснее и яснее бившие в глз. К тому же его нгломнию искусно рзжигли комплиментми снчл Брюс Локкрт в Москве, зтем посол Бьюкенен, которому сэр Роберт, генерльный консул Великобритнии в первопрестольной, передл свой конткт с Коновловым, когд тот переехл в Петербург.

Огромного рост бородтый швейцр в ярко-синей ливрее без угодливости рспхнул перед Алексндром Ивновичем зеркльную дверь подъезд. Директор првления Товриществ мнуфктур "Ивн Коновловъ с Сыномъ" еще не привык к этому человеку-гигнту и несколько тушевлся внутренне, проходя мимо него. Известный миллионщик и общественный деятель, депутт Госудрственной думы, председтель Совет российского взимного стрхового союз, и прочя, и прочя — только несколько дней тому нзд стл постоянным жителем Снкт-Петербург. Рзумеется, он и рньше бывл и живл подолгу в столице, но теперь, ввиду бурных политических событий, нчинвших нворчивться, словно снежный ком, Коновлов не мог себе позволить оствться неторопливым московским обывтелем, нблюдвшим издлек действие н глвной сцене. Ведь он был одним из режиссеров зговор против Николя Второго. Упрвляющий снял в фешенебельном рйоне Петрогрд — н Фурштдской — квртиру для птрон. Алексндр Ивнович прикзл перевезти кое-что из любимых вещей с московской Большой Никитской — и политическое переселение состоялось.

Выходя из своего подъезд, господин коллежский секретрь мшинльно бросил взгляд н другую сторону улицы. Дом через три от него, н углу Фурштдской и Воскресенского, жил другой Алексндр Ивнович, тоже зговорщик, действительный сттский советник Гучков, член Совет учетного и ссудного бйк, член Особого совещния по объединению мер по обороне госудрств, председтель исполнительной комиссии по сооружению кнлизции и переустройству водоснбжения, и прочя, и прочя…

"Ндо бы позвонить Алексндру Ивновичу… Может быть, он дом, и я мог бы зхвтить его в своем вто н встречу…" — промелькнуло в уме Коновлов. Но шофер уже отворил дверцу лимузин, и Коновлов прямо из теплоты подъезд нырнул в нтопленное спиртовой печкой чрево «роллс-ройс».

Денек был серенький, нчинло смеркться. Дворники хорошо рсчистили Фурштдскую, и вто плвно зскользило по торцм.

В переговорную трубку Коновлов скомндовл шоферу держть н Морскую, к Азово-Донскому бнку.

"Вовремя я стл петербуржцем, — рзмышлял Алексндр Ивнович, мягко покчивясь н подушкх сиденья. — Грядет великое потрясение, и нш лож должн все рычги првления збрть в свои руки".

Коновлов вдруг вспомнил ни с того ни с сего, кк четыре год тому нзд принимли его в мсонское общество нового тип, не имеющее ни трибутов трдиционного мсонств, ни обрядов, ни мистических целей. Здчи ложи, нзвнной для конспирции "Верховный совет нродов России", были чисто утилитрными: ндо было создть межпртийный штб крупных дельцов, политиков, профессуры и интеллектулов для того, чтобы вырвть влсть у Ромновых и по-нстоящему рспорядиться ею.

Приятно было вспоминть, кк перехитрили охрнку, объявив «уснувшей» рзбухшую, потерявшую весь боевой пыл и знимвшуюся лишь мистическими песнопениями д сплетнями профрнцузскую ложу «Возрождение». Ндо было очиститься от болтунов и гентов охрнки, проникших в ряды бртств. Ндо было убрть всю тетрльщину и риторику, сделв кристльно чистым политический центр, который предотвртил бы нродную революцию, оргнизовл бы нтиск н смодержвие с тем, чтобы бескровно зменить его прлментрной монрхией или дже буржузной республикой…

"Рзумеется, — думл в чреве своего вто Коновлов, — совершенно зконспирировться не удлось, оргнизция быстро рзрослсь до трех сотен членов, но что это з люди! Цвет деловой, военной, чиновной и интеллектульной России! Слв богу, удлось привлечь дже некоторых трудовиков и меньшевистских лидеров рбочего сословия — этого блестящего говорун Керенского, Чхеидзе, кое-кого из эсеров…"

"Роллс-ройс" доехл до конц Фурштдской, рзвернулся вокруг сквер и мимо родового особняк Игнтьевых и других ристокртических гнезд, в том числе и дом 20, где обитл Родзянко, устремился в центр город.

"До чего же это было своевременно — объединить влияние предствителей всех пртий стрны, военных и гржднских чинов, дже предствителей гврдии, чтобы общими усилиями рсштть трон упрямого Николя Алексндрович, не желвшего поступиться ни н йоту влстью в огромной империи…" — теснились мысли в голове московского миллионер, ствшего теперь в Петрогрде вдохновителем многих интриг и политических комбинций.

Неизвестно отчего Коновлову вдруг вспомнился и его протеже Некрсов. Он приметил тлнты и фнтичную тягу вверх, к влсти, у молодого профессор Томского технологического институт двно — когд в конце 1907 год тот прошел по кдетскому списку в III Госудрственную думу. Алексндр Ивнович сблизился с Николем Виссрионовичем еще в строй, недееспособной ложе "Полярня звезд", постепенно приближл его к себе и питлся блестящими идеями профессор не только в политической жизни Москвы, но и в финнсовых делх н московской и петербургской биржх. З это Коновлов стл продвигть Некрсов со ступеньки н ступеньку и в новой, нынешней ложе, пок буквльно з несколько месяцев не привел Николя Виссрионович к посту генерльного секретря "Верховного совет нродов России".

Теперь ему стло жль, что он упустил момент и н прошлом конвенте ложи не подготовил переизбрние Некрсов, — его место знял этот пронырливый Керенский, который, словно лсковый теленок, двух мток сосет: его смого, Коновлов, д Гучков в придчу. Хорошо еще, что не проскочил н это место Алексндр Ивнович Гучков — он-то рзгдл бы зкулисные дел Коновлов, который н мнер бритнских финнсистов был особенно рсположен именно к тйной влсти.

Алексндру Ивновичу взгрустнулось и о Москве — кк хорошо было тм провертывть большие дел. Один только Пшк Рябушинский мог быть серьезным конкурентом. А здесь, в Питере, см черт ногу сломит в рсстновке политических и финнсовых сил. Хорошо еще, что, покуд в Питере судили д рядили, московскя оргнизция кое-что успел провести свое. Ведь именно они, москвичи, н квртире тяготевших к меньшевикм Кусковой и Прокопович еще в 15-м году отрботли список будущего министерств "общественного доверия", которое ндлежло создть после перехвт влсти у вконец рзложившейся динстии.

Алексндр Ивнович вновь с удовольствием повторил про себя этот список: князь Львов — х-х, нш москвич и мой человек — министр-председтель; министр инострнных дел — почтеннейший Милюков, хотя и петербуржец и не мсон, но любимец общественности; министр торговли и промышленности — он см, Коновлов; министр земледелия — Шингрев; военный министр — хм, хм, пролз Гучков; юстиции — Мклков или Нбоков; труд — Лутугин. Првд, кк-то неожиднно в рсклд прошлого, 15-го год втерся теперь пресловутый Керенский… Ну что же, ведь он теперь стл вместо Некрсов секретрем "исполнительного комитет" петрогрдской ложи и имеет прво в силу своего рнг н влиятельную должность в првительстве… Нверное, кк двокту, ему следует отдть министерство юстиции, пронеслсь комбинция в мозгу Коновлов.

Вспоминя нескольких собртьев из соств ложи, мысленно перебиря биогрфии ее влиятельных деятелей, коллежский секретрь ехидно усмехнулся во мрке своего вто. "Вот удивилсь бы вся эт черносотення швль, которя вопит о зговоре жидо-мсонов и зря проедет нши купеческие деньги, если бы узнл о чистейшем првослвном, отнюдь не иудейском вероисповеднии членов "Верховного совет нродов России". Что бы они звопили тогд?!"

Небольшой зтор в движении здержл вто н несколько минут у особняк грф Орлов-Двыдов. И снов Коновлову пришло н ум, что здесь сейчс, может быть, идет собрние военного отделения ложи. Ведь именно в этом скромном доме почти непрерывно шл теперь обрботк офицеров из гврдейских и других полков, рсквртировнных в Петрогрде. Сюд приглшлись и высокопоствленные военные, прибыввшие н побывку в Питер из действующей рмии. Всех их вербовли в бртство.

"Ндо бы сегодня нсыпть соли н хвост Гучкову, чтобы он быстрей поворчивлся со своими солдфонми, — неприязненно подумл мнуфктур-советник о толстопузом и устом крикливом конкуренте в борьбе з влсть. — Нродный бунт, который мы пытемся здушить всеми средствми, поди, вспыхнет рньше, чем мы успеем прочно взять вожжи в свои руки".

"И вообще пор переходить от слов к делу! А то болтют во всех слонх о зговоре военных… Охрнк испрвно доносит это, очевидно, Протопопову, тот — црю, — и все дело может быть провлено в одну минуту…" — рзмышлял Коновлов, словно «рзогревя» себя к тому зседнию, н которое он сейчс ехл. Совет ложи имел быть в конторе ее видного член Михил Михйлович Федоров, действительного сттского советник, шттского генерл по чину, в финнсовом мире — председтеля совет Азово-Донского бнк, одного из богтейших бнков России.

"Роллс-ройс" выехл к Летнему сду, проследовл мимо нглийского посольств.

"Милый, милый Бьюкенен, — подумлось Коновлову, когд в окне промелькнул трехэтжный темно-крсный дом бритнского посольств. — Кк он суетится сейчс, помогя нм… Но мы сми должны решить больной вопрос России, уж зтем используем всю финнсовую мощь Великобритнии, ее помощь военным снряжением — и опрокинем гермнц. Кстти, переворот никоим обрзом не должен быть связн с именем бритнского посл… Не збыть скзть Терещенке, чтобы он через полковник Трнгидля предупредил посл и военного гент Бритнии о нмеченной дте — очевидно, сговоримся, что будем решть перед псхой…"

В густых сумеркх н Дворцовой площди открылись дв крыл рки величественного Глвного штб. В свете уходящего дня не было видно шестерки коней, несущих колесницу бог войны — Мрс. Коллежскому секретрю пришло в голову неприятное сообржение: "Неужели толстый Гучков скоро воссядет здесь в роли военного министр?" Потом Коновлов вспомнил, что военное министерство помещется совсем в другом месте — н Искиевской площди, — и ему стло от этого чуть легче.

Когд проехли сквозь рку н Морскую, взгляд выделил новое здние Азово-Донского бнк.

"Довольно внушительно снружи и чем-то неуловимо нпоминет здние Английского бнк", — мелькнуло в уме Коновлов.

У глвного подъезд стояли моторы, креты, извозчичьи пролетки. Тротур перед боковым, директорским подъездом был очищен от снег еще лучше, чем перед глвным. Авто остновилось против него, у рки ворот, из которой был вход в служебные помещения. Верный нглийским привычкм, хозяин не выходил из мшины, пок шофер, обежв экипж, не рспхнул перед ним дверцу…

"Жди здесь!" — коротко рспорядился Коновлов и уверенно проследовл в подъезд, дверь которого предусмотрительно рспхнул бдительный швейцр. Лкировнные нглийские ботинки миллионер, почти не коснувшись петрогрдской грязи, ступили н ковровую дорожку. Московскя шуб н бобрх и бобровя, с брхтным донцем шпк небрежно сброшены н руки грдеробщик. Подъемня мшин плвно возносит коллежского секретря н одну из глвных финнсовых вершин Петербург — третий, директорский, этж Азово-Донского бнк. У выход из лифт н ковровой дорожке в коридоре птрон встречет Гриш.

Через мленькую дверь, открытую для него Гришей, Коновлов попдет прямо в директорский кбинет, покзвшийся ему необычно мленьким, но тут через рку он увидел четырехстворчтые широченные двери. Убрнные в стену, они превртили кбинет и обширную приемную в уютный зл.

См Михил Михйлович, хозяин кбинет и крупнейший кционер бнк, примостился у смых дверей. В кжущемся беспорядке рсположились бртья. Н смом же деле они рсселись в соответствии со своими интересми и тяготениями.

Гучков сидел поближе к Федорову — нверное, уже двно здесь, и обделывл ккие-нибудь дел для своего Учетного бнк. Керенский — н председтельском месте, ведь он, кк генерльный секретрь ложи, ведет ее. Терещенко, весьм продувной, несмотря н молодость, воротил-схрозводчик, небрежно откинулся в кресле рядом с Мклковым — петрогрдским поверенным москвичей Пшки Рябушинского и его брт. С этими двумя, Терещенкой и Мклковым, ухо ндо держть востро… "Грф Орлов-Двыдов здесь, — отмечет Коновлов. — Он особенно нужен будет сегодня, когд я потороплю нше военное отделение…"

Были здесь и Некрсов, Ефремов, князь Львов… "Дже стрый князь Оболенский приплелся, нивный дурчок. Что ему до влсти — ему бы все игрть и игрть, во что — все рвно, денег н любые игры хвтит!" — думет Коновлов.

Он сделл общий поклон и уселся недлеко от Керенского в кресло, которое преднзнчено явно ему, кк особо увжемому брту. Говор зтихет, все глз обртились н генерльного секретря.

16. Северный фронт, мыз Олй, декбрь 1916 год

В ночь удрил легкий морозец. Землю прихвтило твердью, и снег зскрипел под спогми. От луны было довольно светло. Вяло идущие роты глухо стучли по деревянным нстилм дороги, ведущей к позиции.

Шгх в пятидесяти от Федор, едущего по обочине рядом с ротным, двиглсь и дышл своей единой мссой, словно ккое-то огромное чудовище, его рот. Не было ни смех, ни шуток, кк обычно во время поход. Федор знл, что все думют сейчс об тке, которя предстоит утром, и у многих нет в душе дже искры ндежды, что они доживут до следующего вечер. Поручик принимл учстие в боях, где потери доходили до четырех пятых. Он думл о том же, что и солдты. Дыхние смерти, не слбый курляндский мороз, холодило ему теперь лицо.

"Может быть, и не убьют? — мелькнул вдруг среди черных предчувствий светля мысль в голове Федор. — Ведь полтор год я уже н позициях, бог миловл… Нет, могут все-тки теперь убить!.." — опять зсосло под ложечкой.

Глядя н колонну солдт, безропотно идущих к рубежу, который через несколько чсов рзделит мертвых и живых, Федор подумл: ккя же сил ведет в бой их, объятых ужсом и протестом против смерти?! Трусы ли те стрелки первого полк, что откзлись идти в нступление? Ведь многим из них грозят рсстрел и кторжные рботы. Может быть, они хрбро выскзли протест против нсилия и против своего уничтожения н поле брни, хотя знли, что их ожидет пуля от собственных товрищей по дивизии, которым звтр прикжут рсстрелять бунтовщиков? Воистину неисповедим душ человеческя.

Послышлся голос бтльонного комндир: "Господ офицеры!" От конц колонны покзлсь групп всдников. В неверном свете луны было плохо видно, но Федор решил, что это высокое нчльство. Тк оно и окзлось.

— Бтльон, смирно, рвнение нпрво! Господ офицеры! — резко, кк н црскосельском прде, прозвучл комнд бтльонного.

— Здорово, молодцы-сибиряки! — пробсил подъехвший нчльник дивизии.

— Здр жел, вше превосходит-ство! — дружно гркнули стрелки.

— Спсибо з молодецкую службу! — В тоне генерл прозвучли льстивые нотки.

— Рды стрться, вше превосходит-ство! — в один голос ответили вторя, третья и четвертя роты.

Квлькд тронулсь дльше, но тут нчльник дивизии увидел кпитн Крылов и подъехл к нему. Офицеры вытянулись в седлх, приняв положение «смирно». Генерл протянул руку кпитну Крылову, зтем и Федору.

— Блгодрю вс, господ офицеры, з то, что вши солдты проявили стойкость и верность присяге! — рстрогнным голосом обртился генерл к Крылову.

— Не стоит блгодрности, вше превосходительство! — чуть иронично позволил себе ответить кпитн. — Еще впереди нступление. Кк-то оно сложится!

— Все рвно спсибо! — тряхнул головой генерл. — Хоть з то, что зрз первого полк н вс не перекинулсь…

Мимо стли проходить роты второго бтльон.

— Здорово, молодцы! — рявкнул генерл.

— Здр жел, вше превосходит-ство! — стройно донеслось в ответ.

— Спсибо з молодецкую службу!

— Рды стрться, вше превосходит-ство!

Генерл со своим штбом посккл вперед, и теперь оттуд доносилось "здр жел" и "рды стрться".

Крылов тронул лошдь и, когд порвнялся с Федором, зло бросил ему:

— Смотри-к, ккой добрый генерл сделлся! Перед нми зискивть стл, что не поддлись примеру первого полк…

— А вы не думете, Николй Андреевич, что это только первя лсточк? осмелился спросить Федор.

— С вшими взглядми вм видней! — поддел его кпитн. У Федор отпло желние комментировть события. Поручик понял, что его либерльные нстроения уже были предметом обсуждения.

Чс через дв групп офицеров, в которой был и Федор, немного опередив свой бтльон, спешилсь н второй линии окопов олйской позиции. Было еще темно, лун по-прежнему бросл свой зыбкий свет н широкую — с версту болотистую рвнину, покрытую снегом. Н той стороне чернел лес, в котором сидел немец. Эту долину предстояло пересечь ткующим бтльонм.

Румянцев и комндир четвертого бтльон взяли своих ротных и вышли в первую линию, чтобы н месте определить грницы учстков, знимемых ротми, высмотреть ориентировочные пункты для тки.

Стоя в окопе, поручик внимтельно рзглядывл белесую долину, спускющуюся от высокого берег, где теперь рсположился его полк, но тк ничего и не смог высмотреть. Очевидно, с тким же результтом проходил и рекогносцировк бтльонных комндиров. Недолго посовещвшись, офицеры рзошлись. Федор ншел солдтскую землянку, в которой были стрелки его взвод. Унтер-офицер держл специльно для него место н нрх, покрытых соломой. Федор прилег не рздевясь и провлился в сон. Проснулся он оттого, что его осторожно трясли з плечо.

— Вше блгородие! — зботливо, словно няньк, говорил унтер. Прикзно нчть тку!

Сон еще словно песком присыпл глз, но сознние уже включилось. Федор вышел из землянки н свежий морозный воздух. Нчинлся рссвет. Где-то спрв грохотл ртиллерия. Но здесь было еще тихо. Денщик Прохор с кувшином в рукх выскочил вслед з поручиком. Федор поплескл себе н лицо холодную, с ледком, воду. Он его освежил.

До блиндж, где поместился штб бтльон, было рукой подть. Поручик спустился под железобетонную плиту, лежщую поверх нктов бревен, и очутился в просторном помещении.

Румянцев с перекошенным от злости лицом говорил по телефону. Бросил трубку, не говоря ни слов, и схвтился з ппиросы.

— Мерзвцы, кретины безмозглые! — дл он выход своему рздржению. Кк же можно среди бел дня без ртподготовки нчинть тку н открытом месте?! Ведь от нших окопов до немецкой линии целую версту ндо идти, немец сидит нверху, н тком же высоком берегу, и будет плить из пулеметов! Д еще и проволоки черт знет сколько он нкрутил перед своими окопми д блинджей нстроил!.. Вот тебе и генерльские комплименты! Нверное, в первом полку ншлись умные люди!..

Обычно сдержнный, подполковник пересыпл кждое слово своего монолог отборной кзрменной ругнью, дресовнной не только генерлу, но и повыше. Собрвшиеся ротные и взводные с сочувствием слушли своего комндир.

Снов рздлся зуммер телефон. Румянцев мхнул рукой Крылову: "Сними!"

Кпитн послушл и доложил:

— Нчльник дивизии прикзл немедленно нчинть нступление!

Орлов простуженно шмыгнул своим крупным носом:

— Вероятно, мы будем производить демонстрцию, нступть стнут соседи спрв! — выскзл он предположение.

— Демонстрция, демонстрция… — злобно повторил подполковник и покрыл втор этого предположения, вместе с ним бог, душу, немцев, штбных, генерлов, союзников, интенднтов и всех тыловых крыс многоэтжным дресом из существительно-глгольно-прилгтельных конструкций.

Потом он встл, опояслся ремнем с ндетой н него кобурой револьвер, перекрестился и скзл:

— Прости мне, господи, что поведу н бессмысленный убой моих стрелков, ки скот ккой!.. Кк я им в рожу-то гляну, когд в тку подниму?!

— Не в первый рз, господин полковник… — отозвлся кпитн Крылов. Мы можем смотреть им в глз — ведь с ними идем, не в блинджх с генерлми остемся!

17. Петрогрд, декбрь 1916 год

Холодным нглийским поклоном Коновлов приветствовл собрвшийся штб буржузной рмии, готовившейся к похищению скипетр и держвы у дом Ромновых, безрздельно влдевших ими трист лет. Господ зговорщики рдушными, любезными, очровтельными улыбкми встречли своего собрт. З спиной Коновлов явственно вырисовывлись кпитлы и промышлення мощь первопрестольной Москвы, и с ним следовло считться. К тому же он был одним из смых деятельных оргнизторов ложи, никогд не скупился, когд ндо было пожертвовть десятки тысяч н блгое дело. О его щедрости ходили легенды. Говорили дже, что он дет деньги Горькому н издние гзеты "Новя жизнь", отмеченной явным меньшевистским креном.

Коновлов срзу же сделлся центром всего собрния. Его ждли. Некрсов тут же предоствил ему слово.

— Меня беспокоят слухи, которые рспрострняются по Петрогрду относительно зговор гврдейских офицеров против Николя Алексндрович, по-хозяйски без предисловий выскзл Коновлов продумнное в втомобиле. Чтобы нс не опередили црь и Протопопов, следует мксимльно ускорить подготовку к делу. Глвную рботу ндо совершить до псхи. Алексндр Ивнович, — обртился он к Гучкову, — рсскжите, кк обстоят дел с военными?

Обрюзгший, устый Гучков, одетый в отличие от других господ в нглийский френч цвет хки, ткого же цвет брюки, в светло-коричневых кргх и ботинкх н толстой подошве, н несколько секунд здумлся, собирясь с мыслями. Потом вздохнул, кк провоз, трогющийся с мест.

— Алексндр Ивнович прв… — выдохнул он. — Ндо нзнчть срок переворот. Инче может быть поздно — либо Николй Ромнов что-нибудь придумет, либо рзрзится нродня революция, кроввый бунт, который отнимет у нс все то, что мы можем получить в результте переворот.

— Првильно! — горячо подлся в сторону Гучков молодой Терещенко. У него всегд н щекх — то ли от чхотки, то ли от отменного здоровья горели крсные пятн, кк у купчих н кртинх Кустодиев. Теперь эти пятн от возбуждения просто пылли. — Алексндр Ивнович првильно говорит, что нм пор прекртить пустые мечтния. Плебс нс опередит, д к тому же, кжется, эти большевики успешно рзжигют мссу…

Гучков ндул недовольно щеки. Он не любил, когд его прерывли. Терещенко понял и отпрянул нзд, в свое кресло.

— Я готов доложить бртьям, кк склдывется обстновк в военных кругх, — грозно пробсил Гучков. — Я и Терещенко склонили прктически всю верхушку рмии споспешествовть ншему делу. Во-первых, получено соглсие генерл Алексеев. Подозревю, что из-з встреч со мной и особенно из-з ншей переписки госудрь удлил его якобы по болезни в Крым. Х-х, коротко хохотнул Гучков. — Но Всилий Иосифович Гурко, исполняющий должность нчльник штб Ствки, полностью нш человек. Он всей душой предн идее змены Николя Алексндрович его бртом Михилом и устновления конституционной монрхии вроде нглийской… Генерлы в Ствке поручили предствлять их в Петербурге в момент смены влсти генерлу Крымову. Мы договорились, что Алексндр Михйлович Крымов в нчле мрт будет комндировн в Петрогрд, чтобы стть во глве военной чсти ншего бртств. Длее. Генерлы Рузский и Куропткин выскзлись блгожелтельно. Брт Терещенко встречлся с Брусиловым. Этот популярный герой скзл ему: "Если придется выбирть между црем и Россией — я пойду с Россией". Тк что Юго-Зпдный фронт не будет противодействовть нм…

Общие положения, изрекемые Гучковым, Коновлов знл и, не вслушивясь в них, рзглядывл убрнство двух соединенных помещений бнк. Коллежскому секретрю было удобно нблюдть и з игрой нстроений н лицх присутствующих.

Нконец Гучков зговорил вполне конкретно.

— Есть несколько вринтов военного плн, — грозно вымолвил он, словно подозревя сопротивление. Но никкого протест не отрзилось н лицх бртьев.

— Действовть в Црском Селе или Ствке опсно. Могут вступить в дело неучтенные силы в виде чстей или офицеров, верных импертору. Поэтому Гурко или Алексеев, если его удстся вернуть из отпуск-ссылки, должны вымнить цря из Црского Сел снчл в Ствку, чтобы изолировть его от Алексндры Федоровны. Зтем, после крткого пребывния в Ствке, откуд Николй Ромнов может все же быстро связывться с Алексндрой, Протопоповым или верными ему людьми по прямому проводу, его следует снов услть оттуд и доствить н рену действия. Тковой я предлгю одну из железнодорожных стнций н пути следовния црского поезд в Новгородской губернии. Тм, в одном из бывших ркчеевских поселений, рсположен гврдейскя чсть, с которой связн князь Дмитрий Вяземский, сын известного член Госудрственного совет, бывшего упрвляющего уделми, потерпевшего в свое время з либерлизм. Молодой Вяземский — уполномоченный Крсного Крест, кмер-юнкер, он стоит во глве летучего снитрного отряд, созднного н средств Петербургского бегового обществ…

— Вы имеете в виду-с не ту ли дивизию, которя тк чсто отступл, что получил нзвние "Петербургского бегового обществ"? — ехидно спросил двокт Керенский, тощий, сутулый, с угревтым носом и короткой прической торчщих черных волос.

Гучков грозно посмотрел н него, но не удостоил ответом, хотя брт Керенский и был генерльным секретрем ложи. Все тоже сочли выпд Алексндр Федорович з неуместную в серьезных делх шутку. Но что было взять с крснобя-двокт!

— Отряд князя входит в соств того рйон, которым я имею честь руководить и, следовтельно, осуществляю тм полное влияние, — продолжл Гучков. — Помимо того, следует к середине мрт вызвть в Петрогрд те чсти, комндиры которых верны нм и могут положиться н своих солдт. Это требуется для стрховки переворот в столице и Црском Селе, где ндлежит рестовть импертрицу, объявить цревич Алексея црем, великого князя Михил Алексндрович регентом при млолетнем цре… С этой целью предполгется для нчл уговорить цря поочередно перевести в столицу гврдейские квлерийские полки н отдых и для поддержния порядк, зпсные чсти, среди которых сильн большевистскя гитция, вывести н фронт или в другие город. Дело облегчется тем, что Протопопов стоит н ткой же точке зрения в отношении петрогрдских зпсных полков и готов подыгрть нм. Кроме того, црь хотел бы ввести в Петрогрд столь любимый им гврдейский экипж, не подозревя, что нтипрвительственное нстроение мтросов и офицеров этого экипж созрело еще до войны. Во время моего свидния с генерлом Гурко, — доклдчик нжл н слово «моего», — Всилий Иосифович обещл, что сознтельно не выполнит прикз цря и нпрвит в Питер именно те чсти, которые мы ему укжем…

— А есть что укзывть? — осведомился сухонький князь Львов, воодушевленный донельзя тем, что его прочт в премьеры будущего првительств. Он все время лез с нзойливыми вопросми и многознчительно тряс бородкой по любому поводу. — Поможет ли генерл Крымов? — добвил он второй вопрос.

Гучков сдержл свою врожденную грессивность из увжения к сединм будущего министр-председтеля, но суровым тоном изрек:

— Господ, очевидно, есть смысл более подробно объяснить роль генерл Крымов в нших рботх… Извольте знть, что с июля 16-го год, когд с генерлом впервые встретился брт Терещенко, Крымов буквльно горит ншей идеей. Крымов — один из немногих генерлов, которые из великой любви к родине не побоялись прямо вступить в ряды ншей небольшой группы решившихся н госудрственный переворот… Он неоднокртно приезжл в Петрогрд и убеждл сомневющихся, что медлить дльше нельзя… Он и его военные друзья вполне сознвли, кк и мы, что если не взять н себя руководство дворцовым переворотом, то смену влсти произведут нродные мссы. А мы прекрсно понимем, ккими последствиями и ккой гибельной нрхией это может грозить России… Теперь, я повторяю, генерл Крымов вызвн из Румынии в Петрогрд н нчло мрт, чтобы возглвить воинские чсти, которые пойдут з хрбрым генерлом…

Терещенко смоуверенно прервл Гучков:

— Очевидно, в предврительном порядке, для подготовки думцев к перевороту генерл Крымов н один-дв дня приедет с фронт?.. Этот энергичный человек один стоит целой дивизии. Хотя и известный грубиян и мтерщинник…

— Я могу продолжть? — неприязненно рявкнул н молодого конкурент в лидеры толстяк Гучков, его щеки грозно ндулись.

— Извольте, Алексндр Ивнович! — поклонился со своего мест Терещенко. — Я приношу извинения собртьям з то, что все время вс прерывю…

Гучков поспешил зхвтить поле сржения.

— Я не скзл еще о том, что гврдия в Петрогрде нендежн для првительств. Оппозиционные гврдейские офицеры собирются для обсуждения текущего момент не только в слоне грфини Шереметьевой и в интимных кружкх, о чем знет депртмент полиции. Нет, господ гврдейские офицеры особенно те, что зчстили в дом ншего увжемого грф Алексндр Антольевич н Сергиевской, — Гучков вырзительно посмотрел в сторону грф Орлов-Двыдов, — ведут ншу рботу в зпсных чстях Преобрженского и Пвловского полков. Они хотят взять н себя роль декбристов и вывести эти полки н Дворцовую площдь для вооруженного двления н влсть. Они соединятся здесь с Литовским и Семеновским полкми, зтем рестуют првительство в Мриинском дворце и отддут себя в рспоряжение Госудрственной думы. Госудрь дже у гврдейского офицерств и солдт не пользуется вторитетом "священной особы", кким пользовлся рньше. Престиж его влсти никогд еще не пдл тк низко, кк теперь, и мы обязны этим воспользовться.

— Я должен поведть вм о "морском плне" переворот, — выплил Гучков, боясь, что его снов перебьет Терещенко. — Его тоже следует принять во внимние. И учесть…

— Что же это з "морские плны"? — снов оживился князь Львов.

— Сейчс, господ, — збыв в возбуждении о трдиционном обрщении «бртья», збсил Гучков. — Я коснусь этой комбинции, которя может оствться резервной н тот случй, если «сухопутный» вринт провлится. В среде морского офицерств есть определення оргнизция, которя может способствовть дворцовому перевороту или см совершить его. Поэтому мы должны держть ее под своим контролем и не двть им воли. Собственно, есть несколько морских кружков, нити от которых тянутся к рзным кругм общественности — нчиня от великокняжеской среды до кругов думских и земских. Тк, один из плнов зреет в морском Генерльном штбе, где его пружиной, ключ от которой в ншей ложе, является кпитн первого рнг, помощник нчльник штб грф Кпнист…

— Это не брт ли член Госудрственной думы? — здл вопрос Мклков.

— Воистину он… — скороговоркой ответил Гучков и принялся излгть длее: — Смое вжное, что моряки в Ствке могут опирться н ту чсть "гврдейского экипж", которя нпрвлен туд для несения охрны импертор. Последней кплей неудовольствия руководителей этого кружк, переполнившей чшу их терпения, стл история с несостоявшейся кндидтурой их любимого морского министр Григорович н пост председтеля Совет министров.

— Что з история? Почему ничего не зню? — опять вылез Львов, которого особенно возбудили слов "председтель Совет министров".

— Григорович был вызвн в Ствку по иницитиве цря. Нш неустойчивый верховный влститель нмечл его н этот пост, что сделлось широко известным в Ствке. Моряки обрдовлись, думя, что будут иметь столь высокого ходтя по их делм. Но госудрь не только ничего не скзл Григоровичу о нмечвшемся нзнчении, но здл просто дурцкий вопрос: у вс имеются доклды? Х, кк будто црь см и не вызывл морского министр для доклд…

Бртья с глубоким внимнием слушли сообщение «военного» руководителя ложи. Они хорошо понимли, что в плнируемом ими перевороте роль рмии будет исключительно велик. Если офицерство остнется верным Николю, то всякя фронд будет рздвлен железным кулком рмии, в судьбх зговорщиков смым мягким нкзнием стнет ссылк в Сибирь. Новоявленные "спсители отечеств" всерьез плнировли использовть «декбристские» нстроения определенных слоев офицерств, чтобы рмия был н их стороне, не н стороне Николя. Поэтому сообщение о рзличных проектх дворцового переворот в гврдейской, военной и морской верхушкх вызывло у них уверенность в блгоприятном исходе дел.

Гучков зкончил свой доклд и змолчл. Пузой воспользовлся Коновлов. Он предложил глву военно-морского зговор Житков приглсить н зседние военной ложи в особняк Орлов-Двыдов и послушть о готовности моряков к перевороту. В собрнии военных бртьев должны быть выбрны ткже пользующиеся вторитетом лиц, коих следует нпрвить к высшим военным нчльникм н фронте. В момент переворот эти послнники должны обеспечить спокойствие рмии в то время, когд нчнутся события в тылу.

После слов Коновлов нступило молчние. Все понимли, что глвные события приближются. Их грозовой хрктер пугл многих бртьев. Но збрезжившя н горизонте влсть неудержимо мнил дже смых робких.

Пузой воспользовлся хозяин. Михил Михйлович Федоров нжл н кнопку электрического звонк — все в его бнке было электрифицировно, — и официнт в строгом черном фрке вктил тележку с чшкми кофе и чя, бисквитми. Вслед з ним другой принялся обносить гостей подносом с рюмкми коньяку.

— Нет ли виски с содовой? — спросил Коновлов, когд он выбрл чй и откзлся от коньяк.

— Минуточку-с!.. — ответил прыткий официнт, и несколько мгновений спустя фбрикнт-нгломн получил огромный, словно вз, сткн, в котором был любимя им пропорция виски, воды и льд.

18. Северный фронт, мыз Олй, декбрь 1916 год

Офицеры вышли в окоп. Было уже светло, и немец, зметив оживление в стне противник, открыл ртиллерийский огонь из тяжелых орудий. Поручик хотел было отпрвиться к своей роте, но не успел. Дорогу прегрдил целя групп офицеров во глве с комндиром полк, спешщя к блинджу. Федор посторонился, но его глз встретили ккой-то беспомощный и молящий взгляд полковник, которым тот оглядывл всех офицеров бтльон.

— Выводите роты з линию, господ! Вы хоть вид сделйте, хоть с пригорк в долину сойдите! — униженным тоном скзл комндир полк.

— Мы сейчс идем в тку, господин полковник! — брезгливо ответил Румянцев.

— Тк выведете?! — с недоверием и ндеждой, не змечя презрительных нот в голосе комндир бтльон, воскликнул полковник.

— Господ, нчинйте! — кивнул своим офицерм подполковник. — А вы пройдите в блиндж! Обстрел сейчс усилится… — небрежным жестом приглсил полковник комндир бтльон. Словно услышв его, тяжелый немецкий снряд снес неподлеку сосну, тк что всех зсыпло мелкими острыми щепкми. Штбные чины полк отпрвились в блиндж, но полковник вытщил бинокль из футляр и встл к брустверу, изучя позицию противник. Его лицо приняло спокойное, деловое выржение. Федор понял, что «подъезжние» к бтльону было вызвно не трусостью, боязнью не выполнить прикз нчльник корпус. А может быть, и рстерянностью от того, что всегд послушные солдты вдруг вырзили мссовый протест против войны.

Однко рзмышлять Федору было некогд.

— Теперь нш черед, пошли! — скомндовл он группе связи и стрелкм взвод.

— Погодь минутку, вше блгородие! — тронул его один из солдт, в котором Федор узнл одного из смых бойких стрелков роты, Михил Косоруков. Поручик повернулся к нему, думя, что у Михил есть ккое-то срочное сообщение.

Н то место, куд они секунду нзд должны были вылезти через мерзлый бруствер окоп, упл снряд и поднял в воздух комья черной пойменной земли.

— Вот теперь можно! — спокойно скзл Косоруков. — Небось сми учили, что дв снряд в одно и то же место не попдют!..

Федор вспомнил уроки, которые двл солдтм, и ему стло теплее от того, что они тк быстро сумели приложить теорию к жизни. "А ведь это приложение спсло, пожлуй, сегодня и меня, и его смого!" — мелькнуло в мыслях у Федор.

Сктившись в долину с высокого берег, Федор пробежл шгов сорок и, здохнувшись, упл в снег. Рядом с ним попдли и солдты.

Все поле было покрыто чернеющими н снегу пехотинцми. Кто только что упл, кто поднимлся в перебежку, кто и зтих нвечно, получив свою порцию свинц или кртечи.

Не было ни мыслей, ни чувств. Федор поднялся и снов побежл, пок хвтило воздух. Потом снов упл в снег, остудив рзгоряченное лицо. Опять перебежк и снов лицом в снег.

Вдруг что-то тяжелое, словно огромня птиц, прошелестело в воздухе, и з спиной рздлся грохот рзрыв. Ему сопутствовл длительный яркий свет.

"Стреляют осветительным! Вот до чего дошло! Сжют чем придется, не выбиря снряд!.." — пришло в голову поручик. И тут же новый рзрыв теперь впереди.

Выручй, теория вероятности попдния! Федор сделл рывок и сктился в воронку от второго снряд, прежде чем третий рзорвлся н том смом месте, которое он только что покинул.

— Проклятое болото! — услышл он голос Косоруков. Михил тоже окзлся в этой воронке.

Переведя дух, Федор вновь устремился вперед. Михил поднялся первый и бежл по рыхлому снегу, блнсируя своей трехлинейкой. Теперь рзрывы остлись где-то позди, зто стло слышно посвистывние пуль и пощелкивние их о землю. Солдт впереди стло зметно меньше, их группки словно тяли от жркого пулеметного огня. И перебежки стли реже.

Вдруг вся кртин впереди исчезл, словно скрытя белой звесой. Дорогу прегрдил небольшой вл, который создвл мертвое прострнство. Пули свистели нд головой, но не взбивли снег рядом с Федором. Поручик оглянулся. Высокий берег долины, где рсполглсь линия только что покинутых солдтми окопов, зстлл дым рзрывющихся немецких снрядов. Противник явно усилил згрдительный огонь. Косоруков, окзвшийся снов рядом с ним, поднял н штыке свою ппху, и немецкя пуля пронзил ее тут же нвылет. Михил всунул плец в дырку, повертел им и не без юмор произнес московским говорком:

— Што же, теперь голов не зпотеет!

В укрытии у вл скпливлось все больше солдт, вскоре к ним присоединился см комндир бтльон Румянцев, сопровождемый телефонистми с ппртом.

Солдты уже присмотрели лощинку, ведущую от вл в сторону немецкой позиции. До немецких окопов оствлось еще шгов трист. Пять рядов колючей проволоки, свернутой в спирли Бруно, были совершенно не тронуты огнем русской ртиллерии, весьм слбым и редким. Немецкие пули и снряды по-прежнему густо неслись нд холмистой грядой, з которой нкпливлось все больше и больше солдт.

Румянцев рзослл стрелков связи по ротм с прикзнием доложить обстновку. Его телефонисты все время пытлись связться со штбом полк, но ппрт молчл. Нчли возврщться связные.

— Кпитн Крылов рнен, — доложили Румянцеву.

— Прпорщик Злюкин рзорвн снрядом, — доложил другой.

Федор вспомнил, ккую рдость н лице Злюкин он увидел вчер вечером, когд крты «скзли» прпорщику, что он остнется жив.

— Убит нчльник грендерской комнды, — продолжли звучть доклды связных, — третья рот потерял половину соств, четвертя — две трети…

Румянцев писл рспоряжения в полевой книжке, отрывл листки и рссылл их со стрелкми связи. Он то и дело спршивл телефонист, не попрвил ли кбель его нпрник, ушедший несколько минут нзд. Деревянный ящик молчл. Но вдруг он ожил писком «ти-ти-ти».

— Испрвили, вше высокоблгородие, — и телефонист протянул трубку бтльонному.

Отозвлся полковой дъютнт Глумков.

— Передйте полковнику, что удр пропдет… Немецкя проволок не поврежден, и если мы дже подойдем к ней, то под огнем пулеметов преодолеть не сможем! А где четвертый бтльон? — спросил Румянцев.

— Немец стршный згрдительный огонь ведет, — сообщил Глумков. Четвертый бтльон никк к первой линии подойти не может… А вы хоть бы до немецкой проволоки дотщились!..

— У нс много потерь! — коротко отрезл Румянцев. — А до немецкой проволоки еще трист шгов!

— Но нчльник корпус требует продолжть тку!

Румянцев зло и горячо стл докзывть бессмысленность этой губительной зтеи. Глумков не взял н себя смелость продолжть ткой рзговор, подозвл комндир полк. Полковник принялся убеждть Румянцев вывести стрелков из укрытия и тковть немецкие позиции. Комндир бтльон стоял н своем.

— Ну хорошо! — ответил нконец полковник. — Я переговорю с нчльником дивизии. Вызовите меня через полчс…

Бтльонный был зол. Н глз ему поплся лежщий н снегу Федор.

— А вы что здесь рзлеглись?! — рявкнул подполковник. — Кпитн Крылов унесли рненого, он здесь лежит, отдыхет!.. Немедленно в роту, принять комндовние!

Федор словно ожгли кнутом. Он подхвтился и, не скрывясь, в полный рост побежл в том нпрвлении, где, по предположениям, было больше всего стрелков его роты. И лишь когд пуля чиркнул его по фуржке, пролетев буквльно н волосок от головы, поручик согнулся в три погибели и перешел н шг.

Н своем пути Шишкин увидел нстоящую мешнину из рот всего бтльон. Но потери окзлись меньшими, чем о них рпортовли взводные. Федор принялся собирть своих людей.

Группы солдт лежли в мертвой зоне холмистой гряды почти через рвные промежутки. Стрелки курили, вели неторопливые рзговоры, словно н бивуке. Они считли, что сделли всю свою рботу, которую нчльство определило им совершить сегодня. Поручик чувствовл, что поднять их в новую тку будет невозможно. Д и ктегоричного прикз бтльонного н этот счет, слв богу, не было.

Солнце уже поднялось высоко, и снег под его лучми искрился по-рождественскому. Небо очистилось от облков, и этот контрст между вчершним мокрым снегом с дождем и сегодняшним веселым солнцем создвл нстроение ндежды и умиротворения. Кк будто не было и обстрел, и перебежек по чистому полю под пулями и осколкми снрядов, свежих воронок и лежщих фигурок по всему полю.

До Федор, чье ухо з годы войны привыкло к грохоту боя и нучилось рзличть з ним человеческую речь, донесся обрывок рзговор солдт. Рссудительно излгл что-то высокий и костлявый, с рябинкми н лице стрелок.

— Что об этом говорить, рзве ншего брт спршивют?! Я дом учился, кждый день к Николю Ивновичу ходил отдельно. Очень он меня з способности любил, я ведь ко всему сильно способный. Не то что ккое простое, и чсы починить смогу. Все понимл и то теперь понял, что н войне не ткие ноне люди нужны… Бессловесные… Вот и я в пехоте, что пес н охоте. Н своре сижу, ничего не вижу… А для чего нм, к примеру, н немецкие окопы лезть, д еще через проволоку эту проклятую?! А?

— Не тоскуй, прень, нечего томиться. Сколько твоей судьбы уйдет смые пустяки… Молод ты больно. Войн, вот он, весь мир рушит, тк одн-то душеньк, ровно семечко в мешке, не ворохнувшись, до господ бог доедет, ли жив остнешься… Жизнь-то сберечь трудно, но можно. Ты и сбереги, — отозвлся бородтый солдт.

— А нм чево? Терять ее, что ли?! — вступил в рзговор мленький солдтик в мешковтой шинели и явно большой для него ппхе. — Небось нши господ помещики и спекулянты рзные все остнутся живы, нс всех дурков немцы побьют д с голоду поморят…

— Первый полк првильно сделл! — снов вступил высокий, с оспинкми. Они большевиков послушли, те знют, что делть…

"Однко, — подумл Федор, — что-то рзговорились "серые герои"! Но в общем они и првы! Рзве можно посылть полки в нступление н пулеметы и проволоку без подготовки грендерми и ртиллерией ясным днем?!"

В его мысли проник визгливый голос мленького солдтик:

— Хоть бы конец войны или бы конец свет! Терпели-терпели и ожидли осень — может, змирение выйдет. Ан опять нет мир. Мы ткуем, нс двно уж поджидют и истребляют кк нсекомую тврь, нчльству ншему з это нгрду дют… Пущй и дурь нш просветлеет…

Федор хотел было рявкнуть н смутьян, но тут от бтльонного прибежл стрелок связи и передл зписку:

"Прикзно отводить роты. Чстями и незметно от немцев. Румянцев".

Федор отдл необходимые комнды, и рот цепью нчл отходить к окопм. Немцы прекртили обстрел. Не то они решили сберечь снряды, не то отдвли должное безрссудному порыву русских войск.

Молч шли солдты мимо своих товрищей, рспростертых мертвыми н снегу. Убитым или рненым окзлся кждый второй. Но, кк стло известно позже, не н всем Рижском фронте нступление прошло тк бессмысленно и неудчно. Хорошо действовли лтышские чсти Ббитской группы. С ночи были выслны рзведчики и грендеры, проделны проходы в проволочных згрждениях противник, и неожиднной ткой зхвтили н рссвете две линии немецких окопов.

6-й Сибирский корпус ткже сумел продвинуться, уничтожив ртиллерией проволоку немцев. Комндующий 12-й рмией Рдко-Дмитриев прекртил нступление и отдл прикз "прочно утвердиться н знятых новых позициях".

"Выигрв прострнство, — говорилось в его прикзе, — мы сокртили нш фронт н 5 верст, выдвинувшись вперед н 2–5 верст". Столь млый успех стоил русским войскм двдцть три тысячи убитых, рненых и пленных. В реляции говорилось ткже о причинх неудчи: неучет климтических и топогрфических условий, бессистемня ртиллерийскя подготовк, отсутствие рзведки, связи и взимоотношения отдельных родов войск.

Оперция имел еще один результт: дже в сибирских чстях, считвшихся особенно ндежными и дисциплинировнными, вспыхивли революционные выступления.

19. Петрогрд, декбрь 1916 год

Естественно, при официнтх бртья деловых рзговоров не вели, судчили о погоде, о приближвшейся межсоюзнической конференции в Петрогрде, о том, что Мнус из прогермнской клики опять схвтил через Кшесинскую огромный подряд н ртиллерийские снряды. Чисто деловое совещние крупных кционеров бнк. Пуз освежил господ, и когд официнты унесли чшки, все взоры обртились к Алексндру Ивновичу Коновлову. Некоторые из гостей знли, что вчер он дл обед в честь Кузьмы Гвоздев, бывшего рбочего-метллист, меньшевик-ликвидтор, знимвшего пост председтеля Рбочей группы при Центрльном военно-промышленном комитете. Групп эт был сугубо оборонческя, ее создли для того, чтобы рбочя ристокртия помогл бнкирм и фбрикнтм успешно, без срывов, выполнять военные зкзы и рзлгть рбочее движение изнутри.

У Алексндр Ивнович после виски со льдом зпершило в горле. Он солидно откшлялся и стл доклдывть. Только что кзвшееся здумчивым и дже печльным полное бритое лицо Коновлов озрилось внутренней энергией и силой.

Видно было, что Гвоздев и гвоздевцы — его любимое детище.

Коновлов еще здолго до войны получил в купеческих кругх известность своими филнтропическими збвми. Он строил для своих рбочих больницы, школы, библиотеки, оргнизовывл блготворительность. Все это создвло ему слву дельц европейской склдки и приносило популярность. А глвное — очень неплохой брыш, поскольку его рбочие трудились знчительно нпряженнее и ккуртнее. С момент создния военно-промышленных комитетов Коновлов и обожвший его молодой Терещенко, взявшие руководство ВПК в свои руки, стли носиться с мыслью создть "пролетрскую рмию" под своей комндой.

Цель здесь был двоякя: во-первых, нлдить отношения с рбочими в оборонной промышленности, чтобы они, не дй бог, не бстовли. Во-вторых, тким путем окзть двление н првительство, чтобы оно пошло н уступки Думе, и, нконец, предупредить подлинную нродную революцию, которую, кк они хорошо видели, готовили большевики.

Алексндр Ивнович открыто инструктировл Кузьму Гвоздев. Теперь он собирлся кое-что рсскзть о своей с ним беседе.

— Любезные бртья, — нчл он в блгоговейной тишине, — вчер вечером я был в рботе с ншим дорогим Кузьмой Антоновичем. Вы знете, что он возглвляет тот небольшой слой рбочих, которых мы еще можем повести з собой. Он выскзл очень серьезную озбоченность бурной гитцией, которую рзвертывют в последнее время большевики в пользу нродной революции…

— Особенно богопротивно, что т смя борьб клссов, которую гвоздевцы прекртили в силу своего птриотизм, снов рзгорется через збстовки и демонстрции, — вмешлся неожиднно Федоров. Его суховтое лицо с оклдистой бородой, весь строобрядческий облик купц-бнкир дышл прведным гневом против рзрушителей-большевиков и рбочих мсс, следующих з ними, не з гвоздевцми. — Извините, Алексндр Ивнович! — обртился он к Коновлову, и тот соглсно кивнул ему.

— Я тут веду небольшой учетик-с по поводу збстовок, — продолжил Михил Михйлович, доствя зписную книжку. — И вот, извольте-с! В истекющем году число стчек возросло до полутор тысяч — и это в рзгр великой войны-с! Один миллион двести тысяч збстовщиков! Это — цифр-с! Хотя полиция и громит большевиков и в хвост и в гриву, двести семьдесят три стчки чисто политических — с требовнием прекрщения войны и свержения смодержвия-с. 70 процентов-с от всех стчек — в обеих столицх и их окрестностях! Это уже попхивет революцией-с! Кк бы вы не переборщили с Гвоздевым, Алексндр Ивнович! Ведь неизвестно, куд его понесет!..

— Вполне известно, Михил Михлыч! — зверил Коновлов Федоров и из-под бровей оглядел всех собрвшихся — поверили ли ему? — Если бы не гвоздевскя рмия, революция был бы еще ближе… Меньшевики и трудовики, он кивнул н сутулого, худого, глдко выбритого Керенского, — единственные из рбочего сословия, кто еще может быть использовн нми для предотврщения нродного бунт, новой пугчевщины.

— Господ! — вмешлся Гучков, жждвший стть лидером переворот. — Мы зтем и пускем вперед военных, дбы они не только проложили дорогу ншему првительству, но и воспрепятствовли выступлениям черни, тому, что вы нзывете нродными волнениями…

Порыв всеобщей злости против нродной революции снов сплотил всех присутствующих и покзл истинную цель их объединения. Хозяин слон зметил их беспокойство и снов двжды прикоснулся к звонку. Снов появились официнты, и смышленый ярослвец без просьбы со стороны Коновлов принес ему новый сткн виски со льдом и содовой.

Опять пошли рзговоры о зкзх, кциях, приобретениях. Коновлов не учствовл в общем рзговоре. Он снов здумлся нд будущим, кк бы просмтривл зново всю структуру оргнизции перед решющей схвткой, чтобы не подвело никкое звено. "Рзумеется, — думл он, — Гучков, Терещенко, Некрсов и Керенский — видные члены Верховного совет. И мсонские конвенты не случйно вручили им мндт н руководство. Но что стоили бы все их полномочия без моих кпитлов и умения выбирть людей, которые сми иногд не подозревют, что служт именно мне?.. — горделиво пришел к выводу Алексндр Ивнович. — Ведь и князь Львов, и будущие министры — только пешки в моих рукх…"

Он тяжело вздохнул. "Кк я устл связывть все эти рзноцветные нити в один тугой узел, прясть, словно пук, путину, в которую попдутся Николй и Алексндр Ромновы. Ну что ж! Великя цель достойн средств! Ндо поторопиться, то — не ровен чс — госудрь зключит сепртный договор с Вильгельмом д обрушит н нс вкупе с корпусом жндрмов верные ему полки…"

Допив сткн виски и со стуком ствя его н столик, Алексндр Ивнович поднялся.

— Поспешть нм ндобно, гспд хорошие! — по-московски кя, резко произнес он, снов обртив н себя всеобщее внимние. Говор смолк. Бртья почтительно проводили его глзми, вств со своих мест. Коновлов от двери сделл общий поклон и вышел. Стли собирться и остльные.

20. Лондон, середин декбря 1916 год

Без звук отворяется дверь, и мжордом провозглшет: "Лорд Альфред Мильнер!"

Ллойд Джордж изобржет смую рдушную улыбку н лице и спешит к двери. Из нее появляется устый лысый господин в придворном мундире со звездой и лентой через плечо. Гость ощеривет из-под усов в холодной вежливой улыбке верхние крупные зубы.

"Этот выскочк и спть, нверное, ложится в кмергерском мундире", — с неприязнью к стремительной крьере гессенского выходц думет Ллойд Джордж. Премьер и министр подчеркнуто дружески пожимют друг другу руки. Сэр Альфред при этом думет, что он смотрелся бы в кчестве премьер куд лучше, чем приемный сын спожник из Уэльс.

Шестидесятилетний лорд Мильнер неторопливо усживется в кресло поблизости от кмин, укзнное ему хозяином дом.

Сэр Уинстон не зствил себя ждть. Словно буйвол, он вломился в хорошо знкомый ему зл, опередив доклд о нем мжордом. Слуг, не успев и рт рскрыть, только рзвел рукми н пороге. Невоспитнность потомк герцог Мльборо имел и тйный смысл. Он хотел покзть и премьеру Ллойд Джорджу, и министру Мильнеру, что он в этом зле совсем свой, и только немного времени отделяет его от момент, когд сэру Уинстону будет приндлежть здесь постоянное кресло.

Недружелюбный, угрюмый взгляд лорд Мильнер зметно потеплел, будучи обрщен н Черчилля. Срзу стло видно, и это отметил Ллойд Джордж, что об они знчительно более близки друг другу, чем хотели бы это покзть.

После обмен приветствиями Ллойд Джордж позвонил в бронзовый колокольчик, который он предусмотрительно зхвтил со стол. Вошл секретрь и любовниц премьер-министр Фрэнсис Стивенсон с потертым кожным чемоднчиком, в котором члены кбинет по трдиции носят свои деловые бумги. Премьер принял чемоднчик, положил его себе н колени и прихлопнул лдонью.

"Вот тк он, нверное, хлопет Фрэнсис по зду", — хулигнски подумлось сэру Уинстону, хрнившему верность своей обожемой Клементине.

Секретрь-стеногрфистк удлилсь, покчивя бедрми в короткой, по новой военной моде, юбке.

— Джентльмены! — улыбнулся Ллойд Джордж, покзв крепкие белые зубы крестьянин. — Я очень хотел бы выслушть вши оценки нынешнего положения и обсудить ситуцию, склдывющуюся в России.

— Ншей постоянно присутствующей опсности! — подхвтил сэр Альфред, лукво посмотрев при этом н сэр Уинстон. Ведь он нпомнил знменитое изречение Черчилля в бытность его первым лордом Адмирлтейств. Првд, тогд это кслось гермнского флот, но теперь было вполне применимо к отношениям с империей Российской.

Черчилль не принял шутку. Он не мог простить ни Ллойд Джорджу, ни Мильнеру, что они вошли в првительство, его, умного, дльновидного, динмичного, оствили з бортом кбинет. Кк ни хитри, но он чувствовл себя сейчс в зле зседний препротивно. Хозяин дом догдлся, кк улучшить его нстроение. Он двжды звякнул колокольчиком, и официнт во фрке вктил тележку с нпиткми и сигрми. Тм же был поствец с трубкми и жестяня бнк с трубочным тбком от Днхилл.

Черчилль плеснул н дно грушеобрзного бокл своего любимого «Хеннеси», и горестные склдки, идущие из уголков рт к подбородку, несколько рзглдились.

— В Европе дел идут плохо! — вырзил свое мнение премьер. — Сржение н Сомме стло кроввым и ктстрофическим провлом Антнты. Мы отвоевли только ничтожный клочок фрнцузской земли, потеряв более 250 тысяч убитыми. Генерл Хейг ничего не смог сделть с бошми. Более того, первые три десятк тнков, з которые тк ртовл сэр Уинстон, окзлись весьм несовершенны и ничего не изменили в ходе боев…

— Сэр, я протестую против ткого бездрного использовния этого оружия будущего, — вскочил со своего кресл экспнсивный Черчилль.

— Я тоже верю в тнки и не утртил эту веру от одного чстичного провл, — успокоил его Ллойд Джордж. Черчилль уселся снов.

— Итк, джентльмены, н Зпдном фронте тупик, Америк еще не вступил в войну, он колеблется, и, по-видимому, следовло бы предпринять все усилия, чтобы втолкнуть ее в дело… — Премьер посмотрел н лорд Мильнер, словно спршивя его рзрешения.

— Рзумеется, у сэр Реджинльд Холл[11] нйдутся средств для этого, приподнял усы нд белыми зубми грф.

— …Н Восточном фронте Румыния, которую мы ткже втрвили в войну вопреки желнию русских, терпит поржение з поржением. Внутри ншей собственной стрны усиливется брожение рбочего сословия. Ирлндский пожр не потушен, хотя 15 мятежников и их вожк Кейзмент кзнены!

— Что же ксется России… — премьер вновь хлопнул лдонью по чемоднчику, — то тм положение рзвивется тк, что хуже некуд. Николй Ромнов ищет сепртного мир с Гермнией и вот-вот сумеет о нем договориться… Низшие городские слои бунтуют, и рбочий клсс устривет крупные збстовки, несмотря н введение чрезвычйного положения и милитризцию промышленности. Н фронте имели место случи бртния русских солдт с гермнцми. И резидент СИС мистер Смуэль Хор, и нш посол сэр Джордж Бьюкенен сообщют о возможности мятеж российского плебс, который способен окзть неблгоприятное воздействие н нших фбричных рбочих…

Лорд Мильнер нхмурился, услышв о России.

— Дорогой сэр! — обртился он к хозяину дом, обрезя конец сигры. Не могли бы вы несколько подробнее поведть нм о поискх сепртного мир русских с Гермнией?! Ведь это может иметь ктстрофическое влияние н позиции ншей империи не только н Зпдном фронте, но и по всему земному шру, тм, где нши интересы резко стлкивются с русскими…

— Милорд! — с подчеркнутым увжением повернулся к нему Ллойд Джордж. Здесь хрнятся депеши сэр Смюэля Хор и сэр Джордж Бьюкенен из Петрогрд, ткже ншего генерльного консул в Москве сэр Роберт Брюс Локкрт. Я могу их вручить вм для чтения, но положение в России столь волнует меня, что я хотел бы вм рсскзть их сейчс…

— Видно, мло кровопускния устроили тевтоны русским в летние кмпнии 14-го, 15-го и прошлого, 16-го год, — мрчно изрек Черчилль, не дожидясь, пок премьер продолжит свое сообщение.

— Я поржен, — лицо лорд Мильнер приобрело еще большую жестокость, почему мы с этими слвянми вообще имеем дело. Ведь они, кк негры, способны только рботть н блго белой цивилизции. Их двно следовло бы колонизировть! Думю, что одним из блгих результтов этой великой войны и будет ткя колонизция. Эту империю — исторический нонсенс — следует рсчленить н глвные, ниболее богтые ее чсти, превртить в бритнский протекторт и колонии…

Сэр Альфред явно знесло. Хозяин дом не ожидл ткого откровенного имперского поворот рзговор. Д и ситуция, когд Россия сковывл своими действиями немцев н Восточном фронте и не позволял им рзгромить Антнту н Зпдном фронте, не двл основний Мильнеру говорить тк, словно о готтентотх у себя в губернторстве Кпской провинции. Поэтому Ллойд Джордж вежливо, но твердо взял слово.

— Нши службы имеют отрывочные сведения о том, что в сентябре — ноябре прошлого год, то есть буквльно н днях, Россия имел конткты с Гермнией в Швеции, — ровно, без эмоций стл говорить Ллойд Джордж. — Вот телегрмм Грэя ншему послу в Петрогрде, который «прохлопл» эти конткты.

Премьер вынул лист криптогрммы, лежвшей сверху в чемоднчике, и прочел:

"По сведениям из одного ответственного источник, недвно в Швеции, при посредничестве князя Вреде, нчлись переговоры между гермнским госудрственным деятелем и русским, возврщвшимся из Лондон".

— Устновлен ли русский, ведший переговоры? — резко бросил Мильнер.

— Это, конечно, не Протопопов? — поинтересовлся Черчилль, обнруживя знние предмет, почерпнутое не только из гзет. — Ведь встреч Протопопов с Врбургом имел место знчительно рньше? Не првд ли?

— Нет, этот господин не устновлен, хотя определенно ясно, что это не Протопопов! — ответил премьер срзу н дв вопрос. — Могу добвить, что, по сведениям СИС, конткты для подготовки сепртного мир русских с немцми осуществляются и в Швейцрии, и в Днии. Кнлы ткого род н предмет мир есть у цря Ромнов и через Стокгольм…

— Единственное, что пок известно точно, тк это то, что условия, предлгемые теперь Гермнией России, стли более тяжелыми, чем в прошлом году, когд военное счстье было н стороне России. Сейчс Берлин по-прежнему стремится пересмотреть грницу с Россией в Приблтике в свою пользу, отторгнуть от России Польшу. Россия получит в обмен н это лишь прво свободно проводить флот через Проливы. Немцы предлгют ткже Петербургу крупный зем и компенсцию в Глиции. Турция может потерять свои европейские влдения, после смерти Фрнц-Иосиф его империя будет рздроблен…

— Боюсь, что кмнем преткновения в сепртных переговорх стнет польский вопрос, — вмешлся Мильнер, и Ллойд Джордж понял, что, кроме грубого империлизм и колонилизм, у этого верного слуги бритнской короны тоже есть кое-ккие знния острых проблем европейских воюющих держв, не только фрикнских или зитских…

— Д, вы првы, милорд! — подтвердил Ллойд Джордж. — Црь не хочет терять выгодных позиций для прыжк в Европу. А немцы упорствуют — слв богу — н пользу Бритнской империи. Тупиц Гинденбург нстивет н созднии после войны Польши под гермнским протектортом, ввел мобилизцию в гермнскую рмию дже н территории «русской» Польши. Это тк возмутило цря, что он пок остыл с сепртным миром…

— Но дипломтический зондж по этому вопросу продолжется! — возмущенно ввернул Черчилль.

— Д, и он вызывет резкую ктивизцию думской оппозиции црю, спокойно, словно приглшя собеседников умерить свой пыл, продолжил Ллойд Джордж.

— В кком же нпрвлении господин премьер предлгет воздействовть н оппозицию и н цря, чтобы добиться выгодных империи результтов? — поднял бровь Мильнер.

— Нш глвня здч, — поднял нзидтельно плец премьер, — любыми средствми не допустить выход России из войны! Вот послушйте, что предскзывет сэр Смюэль…

В этот момент зигрли курнты кминных чсов, и нежный звонок оповестил джентльменов о том, что нстл чс дня — время ленч для всякого увжющего себя бритнц.

Ллойд Джордж, кк хозяин дом, поднялся первым и рдушно приглсил гостей в столовую.

В просторном зле со сводчтым крестовым перекрытием, обшитом дубовыми пнелями и устлнном огромным, в осьмую футбольного поля ковром, было тепло, уютно и приятно пхло зморскими фруктми. Экономный у себя дом, грф Мильнер устремился к взе с бннми, чуть сгорбленный сэр Уинстон — к столику, н котором в хрустльных крфх искрились в свете многосвечовых люстр и бр рзличные нпитки.

Хозяин дом, словно пй-мльчик, уселся н свое место и положил слфетку н колени. Гости рсположились по првую и левую руку от него.

Официнт подл слт.

— Итк, н чем мы остновились?.. — нпомнил премьер о долге госудрственного деятеля всюду думть о делх. — Мистер Хор отмечет вызывющие действия русских првых и предскзывет три возможных исход в России. Первое — переворот, возглвляемый Думой, рмией, одним из великих князей, который приведет к созднию нового, конституционного, то есть звисящего от общественности, не цря, првительств. Однко Хор считет Думу неспособной пойти н решительные действия, хотя в российском прлменте есть оппозиционные круги, которые готовы н переворот. Они плнируют удлить цря и црицу, посдить н трон мленького нследник, регентом при нем сделть брт цря великого князя Михил Алексндрович… — с трудом произнес нборы русских имен Ллойд Джордж.

Черчилль опять вмешлся, пережевывя кусок холодного ростбиф:

— Это не тот ли дылд, который искл убежищ в Англии после того, кк црь рссердился н него з моргнтический брк с грфиней Брсовой?

— Именно он, — подтвердил премьер и добвил: — Кжется, СИС устновил с ним неплохой конткт в Лондоне, его грфиню прямо-тки взял н содержние. Известно, что брт цря горит желнием знять русский трон и готов пойти н любые уступки, чтобы добиться этого…

— Что еще полгет мистер Хор? — холодно здл вопрос Мильнер, которого явно зинтересовл ситуция, склдывющяся в России.

— Он считет, что в известной степени нельзя исключить, что црь пойдет н уступки общественности, кк это было во время революции 1905–1907 годов.

— Боюсь, что это исключено, — отложил свою слфетку лорд Мильнер и знялся бнном.

— Может быть, — отозвлся премьер и, пристльно глядя н грф, выскзл глвное сообржение: — Смое стршное, что может быть, это прогрессирующее ухудшение положения в России, может случиться, что и црь, и Дум будут сметены нродным негодовнием.

— Что же делть, джентльмены?! — вопросительно обвел глзми собеседников Черчилль. — Бритния никогд не оствлсь безучстной перед лицом угрозы…

— Скоро в Петрогрде состоится очередня союзническя конференция… бросил мысль Ллойд Джордж.

Мильнер тут же подхвтил ее:

— Господин премьер-министр! Кк член военного кбинет я мог бы возглвить бритнскую делегцию в Петрогрд. Мне было бы очень интересно лично проинспектировть, в кком состоянии нходятся нши русские союзники, и услышть н месте о способх, кковыми можно было бы убрть Николя и Алексндру Ромновых с пути, по которому русский нрод пойдет к демокртическим институтм прлментризм…

— Джентльмены! — учтиво обртился сэр Уинстон к присутствующим. Блгодрю вс з информцию. Можете рссчитывть ткже и н меня в осуществлении великих целей, к которым стремится Бритнскя империя.

Сэр Уинстон поковырял вилкой в седле бршк, поднного н звтрк, отрезл кусок и, не донеся его до рт, словно что-то вспомнив, обртился к Ллойд Джорджу:

— Сэр! Польский вопрос, кк известно, может служить вжным орудием посрмления России, если поляков превртить в верных друзей Англии. Но будет ли вш военный кбинет проводить соответствующую политику в отношении других зпдных слвян? Я имею в виду Богемию, Морвию, Словкию и юго-слвянские земли? Естественно, что сейчс, во время войны, мы широко используем эмигрнтов из этих стрн для целей рзведки и пропгнды… Очевидно, уже сейчс следует подумть, что мы будем делть с этими нродми после войны. Ни в коем случе их нельзя отдть под влияние России, ккой бы блисттельной победой эт войн ни зкончилсь.

Видимо, после войны следовло бы создть цепь из этих госудрств, которя нглухо отделил бы Россию от Европы и способствовл бы ее экономическому удушению… — зкончил Черчилль и положил кусочек брнины в рот.

Премьер-министр, слушя эту тирду, нстолько увлекся вырженной в ней мыслью, что дже перестл жевть. Один Мильнер методично рботл сильными челюстями, его крупные уши двиглись в ткт зубм. Но эти уши ткже не пропустили ничего существенного.

Глз Ллойд Джордж зблестели — он очень любил яркие и острые мысли собеседников, которые позволяли и ему блеснуть осведомленностью и прекрсной пмятью.

— Я помню, сэр Уинстон, — обртился он к Черчиллю, отложив н время вилку, чтобы в экстзе не рзмхивть ею и не нрушть првил хорошего тон, — я помню, что еще в ме 15-го год профессор Мсрик нпрвил ншему госудрственному секретрю по инострнным делм зписку под зглвием "Незвисимя Богемия". Он предложил создние "демокртической и конституционной чехословцкой монрхии" в состве Морвии, Богемии, Силезии и словцких рйонов Венгрии. Профессор проводил несколько иную мысль, чем вш, именно, что подобное госудрство в сочетнии с будущей незвисимой Сербо-Хорвтией послужило бы эффективным брьером для проникновения Гермнии н Ближний Восток. Джентльмены из Уйтхолл сочли тогд эту идею несколько преждевременной, хотя и плодотворной. Они передли документ своему соседу сэру Реджинльду Холлу…

— И что стрин Реджи? — спрвился Черчилль, которому не терпелось продемонстрировть, что он по-прежнему в обойме крупных политиков, хотя временно и не у дел.

— Я могу доверительно сообщить своим стрым друзьям, — Ллойд Джордж зговорщически нклонился, кк бы деля их своими соучстникми, — чехи окзывют нм ниболее ценную помощь из всех нционлистических оргнизций, имеющих своих предствителей в Лондоне. Недвно, нпример, мы нзнчили глвой нглийской рзведки в США мистер Уйзмен. Тк председтель Чехословцкого нционльного совет Мсрик срзу передл ему н связь группу своих людей в Америке, нсчитывющую свыше восьми десятков гентов!

— Вот это подрок мистеру Холлу! — довольно осклбился из-под усов лорд с змшкми плебея. Но тут же посуровел.

— Кк бывший подднный гермнских госудрей, — вствил Мильнер, — я очень хорошо понимю господин Мсрик. Однко у сэр Реджинльд в этой связи есть проблем, которую трудно решить…

Черчилль, считвший себя экспертом в вопросх тйной войны потому, что в свое время военно-морскя рзведк, возглвлявшяся дмирлом Холлом, служил ядром Сикрет интеллидженс сервис и подчинялсь ему, кк первому лорду Адмирлтейств, нсторожился, не желя пропустить и словечк, связнного с секретными оперциями. Он ндеялся вернуться в политику, секретные службы всегд соствляли вжнейшую детль госудрственного мехнизм Великобритнии.

Ллойд Джордж, изобржвший иногд из себя простчк и "вллийского весельчк", тоже сделлся серьезным. Речь шл об очень вжных вещх. Сэр Альфред, зметивший особый интерес к его словм, ндулся от вжности.

— Дело в том, что в Богемии, Морвии и н словцких землях действует рзветвлення оргнизция, симптизирующя России. Если люди, соствляющие ее сеть, не перейдут н службу бритнской короне, то эффективность действий господин Мсрик резко снизится…

— Тк в чем же дело? — удивился Черчилль, ткже отложив свою вилку. Двйте купим их или пообещем дть им то, что они хотят!

— Дело не тк просто, — покчл головой Мильнер. — Ключи к деятелям этой оргнизции — в российском Генерльном штбе. До войны встро-венгерскими делми ведл в нем некий Соколофф. Именно он и некоторые его подчиненные знют всех друзей России и их возможности н чешско-словцких землях…

— Необходимо дть здние Ноксу звербовть этого русского офицер! не дожидясь, пок Мильнер зкончит, вмешлся Черчилль. Его бурный темпермент делл его иногд крйне невоспитнным человеком, почти не джентльменом.

— Друзья мои! — обртился хозяин дом к гостям. — Двйте зкончим звтрк, милорд, — он поклонился Мильнеру, — решит с сэром Реджинльдом чисто технические вопросы.

Черчилль понял, что премьер сознтельно отодвигет его от контктов с Холлом, которые способны дть дргоценную информцию, и зметно погрустнел. Хозяин увидел это и решил немного его подбодрить.

— Джентльмены, з сигрми я предлгю обсудить плн, кк провести сэр Уинстон н официльный пост в кбинете…

Лорд Мильнер скзл: "Брво!", мистер Черчилль быстро потянулся к ящику с сигрми.

21. Петрогрд, декбрь 1916 год

Генерл Монкевиц встретил Сухопров н лестнице в зднии Генерльного штб и скзл, что у него есть к нему неотложное дело.

Приглсив Монкевиц к себе в кбинет, Сухопров и предствить себе не мог, ккой рзговор его ждет. Просидев минуту-две в рздумье, генерл стл спокойно излгть то, что его привело сюд.

— Я пришел к тебе кк к другу, хотя понимю, что в любую минуту ты можешь выствить меня з дверь. Но я дошел до крйнего состояния, поэтому прошу выслушть меня, — скзл он, и его рскосые глз вдруг пошли еще больше в рзные стороны, тк что Сухопров не знл, в ккой из них ему смотреть.

Волнуясь, генерл поведл, что н приеме в нглийском посольстве он познкомился с прекрсной девушкой. Он нгличнк.

— Не буду рсскзывть тебе о ншем ромне. Мы были счстливы, — пылко продолжл он, — пок он не признлсь мне, что ее семья бедствует. Они едв сводят концы с концми. А теперь несчстье — у нее умер отец. То небольшое поместье, которое у них было, пришлось зложить. Н рукх у мтери еще двое детей. Об этом знют в посольстве, знют и о ншей связи.

Николй Августович поднялся и нчл ходить по кбинету. Все говорило о его крйнем волнении.

— Все против нс и ншей любви. Недвно ей был предложен большя сумм з сведения об встро-венгерской гентуре, если он сумеет их достть. Он в отчянии, умоляет помочь ей, зня, что у меня большие связи в этой облсти. Австро-венгерским производством теперь ведешь ты. Прошу тебя, помоги мне.

— Д кк вы смеете предлгть мне ткое!.. — возмутился Сухопров.

Но Монкевиц, кзлось, не слышл его. Он говорил искренне, горячо, не обрщя внимния н протест Сухопров.

— В стрне црит хос, в рмии нет дисциплины. Контроля почти никкого, — голос Монкевиц вдруг перешел н шепот. — Ты должен понять, ведь и у тебя большя семья. А тебе будет обеспечен огромный вклд в швейцрском бнке.

Сухопров оцепенел от этих слов: "Это же предтельство, измен, подумй о долге и чести офицер!" — хотел скзть он. Но Монкевиц кк будто прочел эти мысли.

— Мне уже не о чем думть. Моя судьб связн с ней нвеки. Если мы рсстнемся, мне хоть пулю в лоб. Но когд все иделы уничтожены, можно подумть и о себе… Что будет с нми — неизвестно. Я понимю, ты честен. Но, кк рзведчик, ты ведь способен видеть горздо дльше и глубже… Не могу торопить тебя с ответом, — шептл генерл, кося глзми. — Но не считй меня предтелем. Я верно служил России. Но где он теперь, что с ней будет звтр? И о себе подумй. Моя жизнь — в твоих рукх.

Перед Сухопровым сидел человек, совершенно незнкомый ему, хотя он прослужил с ним рядом много лет. Бескровное лицо покрывли кпельки пот. Кзлось, душ еле теплилсь в нем. Но ккя же эт душ? Жлкя и ничтожня. Сухопрову вдруг предствилось лицо Соколов, он вспомнил те переживния, которые выпли н его долю. И еще рз подивился и восхитился его мужеством. "Нет, — подумл он. — С ткими, кк Соколов, Россия пойдет дльше. Ценой предтельств они не будут покупть себе счстье".

Теперь он презирл Монкевиц, но ничего не ответил ему. Он понимл, что приход Николя Августович не случен. Нчлсь ккя-то крупня игр, он, Сухопров, не хотел быть в ней пешкой. Он встл и открыл дверь кбинет, покзв Монкевицу, что рзговор окончен.

22. Црское Село, 31 декбря 1916 год

Последний день тысяч девятьсот шестндцтого год выдлся тихим и псмурным. Не звывл ветер в оголенных ветвях деревьев црскосельских прков, не мел метель. Но и солнце совершло свой путь з плотным знвесом серых облков. Псмурное нстроение црило и в душе Николя Ромнов.

С утр он принял в своем кбинете н первом этже Алексндровского дворц доклды Кульчицкого[12] и Фредерикс. После звтрк зшел нверх к Алексею, рук которого, ушиблення несколько дней нзд, стл попрвляться. Рно пообедл по-семейному. Кк всегд, сотрпезничл дежурный офицер. В этот день был любимый Николй Пвлович Сблин, преднный друг и комндир имперторской яхты «Штндрт».

В четыре чс прибыл с доклдом нчльник Генерльного штб — ничего приятного не сообщил. З ним притщился премьер князь Голицын, тоже не утешил.

А прздник был большой, церковный — суббот по рождестве Христовом и пред богоявлением. В шесть чсов Николй и Алексндр отпрвились в Федоровскую церковь. Госудрь любил общться с богом, когд живл в Црском, именно в этом хрме. Его пять золотых глв, сто четырндцть древних икон, врезнных в стены и не имеющих риз, мелодичня гмм из десяти специльно подобрнных колоколов — все вызывло умиление в его душе, соделывло мир, дровло блгость. Дже в эти тяжелые дни.

Николй был ревностным богомольцем. Его поклонение богу было основно н убеждении в том, что он упрвляет всем миром, видимым и невидимым, что нет ткой облсти бытия, в которую бог, кк вездесущий, не проникет. И поэтому иконы, лтрь, црские врт, кдил и кждение — все доствляло црю удовлетворение, успокивло.

В предновогоднюю ночь охрн дл своевременно знть нстоятелю собор о предстоящем моленье цря. Кк только Николй вступил в церковь, нчлсь служб. В полной тишине священник и дьякон совершли кждение вокруг престол, в глубине лтря возносились клубы кдильного дым, символизирующего веяние дух святого нд неустроенной землей.

Церковь, доступ в которую рзрешен, кроме членов црствующего дом, лишь некоторым чинм двор и их семьям, сегодня, в предновогоднюю ночь, полн. Особенно рьяные молельщики встют н колени. Среди опустившихся долу — и импертриц. Но црь остется н ногх.

Глубокий бс священник гремит: "Слв святей, и единосущней, и животворящей, и нерздельной троице, всегд, ныне и присно и во веки веков!" Хор голосов отвечет: "Аминь!"

Црь — неплохой знток церковной службы, отмечет непогрешимость пстыря и блголепие хор, с удовольствием вдыхет фимим, исходящий от кдил. Церковня символик нпоминет ему прочно усвоенные еще в детстве от воспиттеля Победоносцев догмы о том, что торжественное нчло всенощного бдения укзывет н близость божью к первым людям — Адму и Еве, невинности прродителей в рю, не знвших ни стрдний, ни мучений совести. А во время кждения рспхнуты црские врт потому, что были открыты для людей врт ря…

Но вот црские врт зкрывются в знк того, что прродители лишились рйской жизни. "Опять же потому, что свободу, днную им при творении, они утртили, отдвшись соблзну дивол…" — по привычке думет Николй.

"Грех гордости лишил людей близости божией, — тянутся его мысли, словно дым из кдил, — они стли пленникми грех и смерти и были изгнны из ря… А я что? Ккой грех совершил я, если господь ниспослл н меня испытния? Тяжкя войн рсштывет мой трон, безумня «общественность» словно с цепи срывется, нследник болен, Аликс все более делется неупрвляемой, господи! Что же это ткое?!"

Дьякон выходит из лтря, чтобы произнести еще более густым бсом, чем отец-нстоятель, ектенью:

— Миром господу помолимся — в мире со своею душою, с богом и ближними…

"С ккими ближними в мире? — думет Николй. — Великие князья нступют с требовниями "ответственного перед Думой" министерств, Дмитрий, Николй Михйлович и Феликс Юсупов — душегубы, змешны в убийстве святого и доброго Григория!.. Что же теперь будет, ведь стрец нпророчил, что мы в силе, пок он рядом! А теперь?!"

Священник нчинет молитву, но Николй, мшинльно следя з ней, с душевным стоном ведет свою собственную: "Внуши, боже, молитву мою и не презри моления моего. Вонми ми и услыши мя. Возскорбех печлию моею, возскорбех печлию моею и смятохся. Сердце мое смятеся во мне, и боязнь смерти нпде н мя, стрх и трепет прииде н мя, и покры мя тьм. Аз к богу воззвх, и господь услыш мя".

"Господи помилуй, господи помилуй!" — поют певчие.

После молитвы н душе Николя Ромнов делется легче, но нендолго. Он вспоминет, кк вчер явился с визитом бритнский посол, опять требовл нступления н фронте, нмекл н недовольство в Англии крутыми мерми против общественности, жлел Сзонов. "Бог с ним! Отпрвлю Сзонов послом в Англию, пусть тм милуется с погным прлментом и с Жоржи, который уже потерял всякую корпортивность монрхов! Д ниспошлет господь свою милость!"

Звучт стихи пслмов, после кждого под своды церкви вместе с фимимом уносится троекртный припев "Алилуйя!". И опять символик вместе со словми молитв будит в цре веру в то, что спсение и блженство посылется людям только з исполнение воли божией, з хождение по зповедям божиим, не по стопм нечестивых…

"Проклятый Родзянко, — думет Николй. — В который рз лезет со своими всеподдннейшими доклдми о якобы грозящих беспорядкх, просит, дже требует удления Протопопов, который один и есть вернейший и предннейший слуг… Предлгет рзные сомнительные меры. Хорошо я ему скзл: "Я сделю то, что мне бог н душу положит". Нет, ндо не прервть н время зседния Думы, совсем рспустить ее… Поручить нписть мнифест об этом ндо Мклкову… Кк это Родзянко скзл о нем н мои слов, что этот по крйней мере не сумсшедший, — "совершенно естественно, потому что сходить не с чего". Д-. Ндо крепко обдумть весь плн дльнейших действий… А прежде всего ндо Петрогрд с окрестностями выделить из Северного фронт в Особый военный округ и нделить его глвнокомндующего чрезвычйными полномочиями… Пожлуй, ндо поторопиться! Очень тревожные известия доклдывет Глобчев…"

Прошл мля ектенья, прозвучли покянные пслмы. Священник вышел к нроду, кдит иконостс, клиросы, молящихся и весь хрм. Хор слдко поет ветхозветные стихи: "Изведи из темницы душу мою…"

— …Не уклони сердец нших в словес или в помышлениях луквствия: но избви нс от всех ловящих души нш… — доносятся блголепные слов до слух Николя Ромнов, но мозг его, рзбереженный мрчными мыслями, уже не приемлет скзочности происходящего, ищет выход из рельности, доложенной нчльником Петрогрдского охрнного отделения генерлом Глобчевым. Хорошя пмять Николя вытлкивет словно н поверхность из клубов фимим, источемых кдилом, неприятные фкты:

"Нстроение в столице носит исключительно тревожный хрктер. Циркулируют в обществе смые дикие слухи, кк о нмерениях првительственной влсти, в смысле принятия рзличного род рекционных мер, тк рвно и о предположениях врждебной этой влсти групп и слоев нселения, в смысле возможных и вероятных революционных нчинний и эксцессов… Одинково серьезно и с тревогой ожидют, кк рзных революционных вспышек, тк рвно и несомненного якобы в ближйшем будущем "дворцового переворот", провозвестником коего, по общему убеждению, явился кт в отношении "пресловутого стрц".

"Неужели прв Глобчев, когд делет вывод, что политический момент нпоминет кнун 905-го год? Хм-хм. А дльше он писл: "…кк и тогд, все нчлось с бесконечных и бесчисленных съездов и совещний общественных оргнизций, выносивших резолюции, резкие по существу, но, несомненно, в весьм млой и слбой степени выржвшие истинные рзмеры недовольств широких нродных мсс стрны…"

"А дльше что тм было у Глобчев? Ах, д, о либерльной буржузии. Он, видите ли, верит, что првительствення влсть должн будет пойти н уступки и передть всю полноту своих функций кдетм кк чсти Прогрессивного блок, и тогд н Руси "все обрзуется". Левые же будто бы утверждют, что нш влсть н уступки не пойдет, чем неизбежно приведет к стихийной и дже нрхической революции.

"Вижу, господ, вижу, что творится… — рзмышляет Николй Ромнов под слов молитвы. — Но колея, проложення господом, ведет меня прямо против вс, окянные. Вот погодите! Ежели теперь через болгрского послнник Ризов в Стокгольме удстся договориться с Вилли о сепртном мире, я выброшу в корзину для бумг прикз, который мне подсунул двендцтого декбря молодой Гурко, что, дескть, следует воевть вместе с союзникми до победы, и издм мнифест… Кк милые проглотят змирение все эти «блоки», зтем в нгйки их, в Сибирь!.. Слв богу, моя гврдия и рмия не зтронуты этой скверной… Добрый Алексеев скоро вернется из отпуск, нверное, он кое-что понял, и не будет теперь якшться со всеми этими гучковыми… Но ндо опсться нгличн!.. Ндо скзть Протопопову, чтобы внимтельно смотрели, с кем звязывет связи и кого обхживет этот мерзкий стрикшк Бьюкенен. Но виду нельзя подвть, что я зню их богопротивные плны нрушить святой порядок н Руси! Не бывть конституции! Побольше бы верных людей, тких, кк Протопопов, кк князь Голицын… Господи, блгослови и услыш мя!"

Под влиянием привычной и прздничной тмосферы всенощной тревоги Николя постепенно рссеивются, мысли текут по божественному руслу.

"Все в воле божьей! — богобоязненно подумл Николй и снов утвердился в своем неиспрвимом фтлизме. — Бог дст, все устроится и в Петрогрде, и н фронте, и с союзникми…"

23. Петрогрд, янврь 1917 год

Все эти дни Сухопров думл о Монкевице. Он понимл, что для рзведки генерл — конченный человек. Может, он и не осознвл, но его крепко держли в рукх нгличне. Сухопров верил в искренность слов своего сослуживц, когд тот говорил о любви к прекрсной нгличнке. Но что з нгличнк? Любовь ли это?

Теперь он ждл следующего шг своего невидимого противник. Кким он будет? Кто стоит з этой прой? Доклдывть нчльству он не собирлся. Рзговор происходил недине. Докзтельств никких. Единствення возможность пок — нблюдть игру. Теперь он ждл. Монкевиц появился неожиднно.

Кзлось, ккой-то недуг мучил его. Он выглядел плохо — бледный, осунувшийся, с темными кругми вокруг глз. Сухопров понял его немой вопрос. Но что он мог ему ответить?

— Возьмите себя в руки. Если бы я не знл вс тк двно, то рзговривл инче, — решительно произнес он.

— Уже поздно отступть. Из рзговор с ней я понял, что в этой игре здействовны ткие силы, которым трудно противостоять. Ей дли понять, что в это дело вовлечены очень высокие люди. Их руки зпчкны двно. Они могут решиться н любой шг, — простонл Монкевиц.

— Кто же эти люди? Вы хоть попытлись узнть? Что они зтеяли? Ведь хоть кпля совести и элементрное человеческое достоинство у вс еще остлись? — спросил Сухопров.

— При чем здесь совесть, достоинство?.. Он мне скзл, что у нее будет ребенок. А тут шнтж, двление н нее. Подумй, ведь ты ничем не рискуешь. У тебя смого дочь н выднье, д еще в ткое смутное время… Большя сумм денег тебе не повредит. Если мы этого не сделем, то сделют другие. Нс просто сметут с пути, — убеждл Сергея Викторович генерл.

Горячя волн протест охвтил Сухопров.

— Неужели вы считете, что з деньги русский рзведчик будет торговть своей совестью? Ведь рзведк — это святя святых!

— Д тебя просто устрнят и посдят н твое место того, кто возьмется з это дело.

Сухопров усмехнулся:

— Вши хозяев не понимют глвного: знние фмилий гентов и друзей ничего им не дст. Тк что вы ходите впустую. Вм ничего не дождться.

Монкевиц ошеломленно смотрел н него. Получлось, что и его любовь, и деньги, н которые он тк рссчитывл, — все обречено н провл? Уж не шутит ли Сухопров?

Сергей Викторович встл из-з стол, покзл Монкевицу н дверь рукой и демонстртивно спрятл ее з спину. Они были уже не друзья и сослуживцы, врги.

24. Могилев, янврь 1917 год

Полковник Асснович поднялся по высокой лестнице с белыми блясинми н крыльцо бывшего губернского првления, теперь штб, вошел в нтопленную прихожую и сбросил бекешу н руки дежурного военного жндрм. "Ох! И трудную же здчу предстоит решить!" — покряхтел он, поднимясь н второй этж по литой чугунной лестнице.

— Всилий Иосифович у себя? — спросил он дежурного штб-офицер и получил утвердительный ответ.

— Вше высокопревосходительство, рзрешите?! — приоткрыл он дверь кбинет Алексеев, чью должность и комнту временно знимл генерл Всилий Иосифович Ромейко-Гурко. Моложвый, некрупный генерл с чуть волчьими чертми лиц оторвлся от крт, рзложенных н столе, бросил быстрый взгляд н вошедшего.

— Милости прошу! — отозвлся он.

Гурко остлся сидеть з столом, продолжя рзглядывть одну из крт с ннесенной н нее обстновкой.

— Прошу сдиться! — резко приглсил он, не отрывя глз от крты.

Асснович придвинул венский стул к верхнему обрезу широкого лист трехверстки, свисвшей со стол словно сктерть.

— Мне нужн вш помощь, — без долгих рссуждений скзл полковник, речь идет об успехе ншего общего дел…

— Слушю вс, Петр Львович! — нсторожился Гурко.

— Я вм уже доклдывл в минувшем ноябре, что мне не удлось привлечь к ншей оргнизции новоиспеченного генерл Соколов, — печльно вымолвил Асснович… — Хотя он и мой стрый коллег и товрищ…

— Полноте, не стоит рсстривться из-з этого, — покровительственно посмотрел н полковник Гурко.

— Д нет! Это большя потеря для нс, ведь Соколов решителен, смел и умен! — отметил Асснович.

— Тк з чем же дело стло? — удивился генерл. — Если он тк нужен нйдите путь к его сердцу, бумжнику или желудку… А если проку в нем видите мло — не связывйтесь… — Генерл опустил свой взор н крту, двя понять, что рзговор утерял для него интерес.

Петр Львович помолчл, обдумывя, кк бы половчее продолжить, потом мхнул рукой и решил говорить, кк получится:

— Дело в том, что полковник Нокс и генерл Вильсон потребовли от меня безусловного исполнения их пожелния… — выплил Асснович.

— А что з пожелние? — снов нсторожился Гурко.

— Они требуют, чтобы мы рди приближения победы нд гермнцми передли им всю ншу гентуру и симптизирующих нм слвянских деятелей Австро-Венгрии н связь бритнским резидентм…

— Вот кк?! — удивился Гурко. — И зчем им это тк вдруг пондобилось?

— Мистер Нокс утверждет, что это позволит Бритнии поддержть мтерильно те нционльные оргнизции, которые готовы выступить против Гермнии и Австрии, подрывя дунйскую монрхию изнутри…

— А рзве ткя рбот сейчс не ведется? — снов изумился генерл.

— Ведется-то он ведется, но мы вместе деремся с гермнцми, вот куд повернут союзники эти оргнизции — один бог знет! — ответил Асснович.

— А при чем здесь генерл Соколов? — снов здл вопрос Гурко.

— Он и его люди знют всех доверенных лиц и нционльных деятелей в землях чехов и словков. Но без прикз нчльник штб верховного глвнокомндующего они никому и никогд не переддут своих дресов.

— Но ведь вы тоже, кжется, имели отношение к рзведке? — не без грессивности спросил генерл.

— Д, но я вел рботу в Копенггене против вргов, опирясь н тех, кто колеблется, Соколов и его офицеры сотрудничли с друзьями и боролись против пнгермнизм не только рди России, но и рди освобождения чехов и словков от гермнского и встрийского зсилья… — принялся объяснять полковник.

— Не вижу большой рзницы… — хмыкнул Гурко. — Звербуйте офицеров, рботвших с Соколовым!

— Без его комнды они не переддут ни одного дрес, по хрктеру они ткие же упрямые, кк и их нчльник…

— Тк что же вы хотите, Петр Львович? Чем я-то могу помочь? Ведь я не рзведчик и, кк исполняющий должность нчльник штб верховного глвнокомндующего, прямой прикз ткого род Соколову дть не могу!

— Что вы, Всилий Иосифович! — воспользовлся величнием по имени-отчеству полковник. — У меня есть плн, кк згнть этого упрямого осл в ловушку, прижть к стене и зствить выполнять все мои укзния…

— Кк же вы этого хотите добиться? — зинтересовлся генерл. — Или это секрет вшей профессии?

— Вм его можно открыть… Тем более вся зтея звисит от вшего соглсия и учстия… Нижйше вс прошу вызвть Соколов из Минск, где он служит, и нпрвить его в Петрогрд в кчестве эксперт российской делегции н имеющую быть в столице союзническую конференцию… Это нужно и для того, чтобы Нокс и Вильсон, которые, без сомнения, будут учствовть в рботе конференции, смогли бы поближе познкомиться с Соколовым…

Генерл по-прежнему вопросительно смотрел н Асснович. Тот продолжл, чуть поеживясь под его взглядом:

— Соколов должен обязтельно побывть у вс, и вы лично вручите ему этот секретный пкет для передчи в руки военного министр генерл Беляев…

Асснович вынул из ппки довольно толстый кзенной синей бумги конверт с четырьмя сургучными печтями по углм и одной в центре. Н лицевой стороне пкет кллигрфическим почерком штбного писря был выведен дрес: "Петрогрд, его высокопревосходительству военному министру в собственные руки". В левом углу крсовлсь ндпись "строго секретно", сделння типогрфским способом.

Гурко протянул руку и взвесил пкет н лдони:

— Толстяк! — оценил генерл. — А что внутри?

— Не извольте беспокоиться, всякие штбные бумги! Но ничего действительно секретного!

— Тк зчем тогд огород городить? — пытлся сообрзить генерл.

— Слушйте длее-с, вше высокопревосходительство! — Асснович зговорщицки снизил громкость голос. — По дороге в Петрогрд мой человек тйно изымет у Соколов пкет, и господин генерл окжется уголовным преступником, утртившим кзенный секретный пкет. Кк тковой, он подлежит немедленному военному суду и рзжловнию…

— Знчит, вы хотите, чтобы Соколов рзжловли? — удивленно спросил Гурко.

— Не совсем тк, вше высокопревосходительство! — поморщился Асснович н недогдливость генерл, не способного понять простейшую интригу.

— Нет, когд Соколов вынужден будет доложить вм о пропже конверт, вы ему посоветуете обртиться ко мне для того, чтобы я улдил добром это дельце…

— Я должен учствовть в бнльном шнтже, милостивый госудрь?! Лицо Гурко побгровело, он сжл лежвшие н крте кулки, но сдержлся.

— Вше высокопревосходительство! Для пользы дел-с! — угодливо поклонился Асснович.

— Ни в коем случе! — отрезл генерл. — Ищите себе другого исполнителя, я ктегорически откзывюсь!

— Хорошо, хорошо! — н ходу изменил плн полковник. — Вы только вручите для передчи этот конвертик, тм я уже позбочусь!

— А что, другим способом нельзя зствить Соколов делть то, что нм требуется? — почти спокойным, но еще не совсем остывшим тоном вопросил генерл.

— Нет, он крйне упрям и смолюбив… Под чужую дудку он плясть не стнет… Если же будет убежден в пользе, то выполнит любое поручение.

— Д, втрвливете вы меня в грязную историю, — стрдльчески сморщил лицо Гурко.

— Что вы, вше высокопревосходительство! Вы входите в историю, к тому же всемирную! Шуточное ли дело здумли верхи ншей слвной рмии — н перепрве через бурный поток — сменить лошдей! — Асснович перефрзировл известную нглийскую пословицу: "Н перепрве лошдей не меняют!" Он нрочно польстил Гурко, чтобы уйти от неприятного рзговор о шнтже и переключить внимние генерл н более возвышенные темы.

— Полноте, полноте! — осдил его Гурко. — Еще неизвестно, что из этого выйдет!

— Все известно! — убежденно возрзил полковник. — Россия стнет конституционной монрхией и победит Гермнию! Госудрь Михил Алексндрович щедро вознгрдит российскую рмию з великий подвиг — открытие дороги смым лучшим силм госудрств для его возвеличения. А вы стнете военным министром, — грубо льстил Асснович.

— Улит едет, когд-то будет! — не поддлся Гурко, но несколько помягчл и постепенно стл успокивться. Этого-то и ндо было Петру Львовичу. Полковник понял, что нзнченную Всилию Иосифовичу первую чсть роли тот сыгрет, что ксется второй ее чсти и других ролей зговор против Соколов — придется порботть дополнительно.

Полковник поднялся, щелкнул кблукми, желя отклняться. Он демонстртивно положил синий конверт н стол перед Гурко.

— Когд? — брезгливо мхнул генерл рукой н пкет.

— Чем скорее, тем лучше… — склонил голову Асснович.

25. Цюрих, 9(22) янвря 1917 год

Влдимир Ильич всегд легко сбегл и поднимлся по узкой, крутой, с винтовыми поворотми темной лестнице дом н Шпигельгссе. Здесь, в квртире спожного мстер Кммерер, семья Ульяновых снимл комнту. Всегд легко, но не сегодня, когд исполнялсь годовщин рсстрел Николем Кроввым демонстрции в 1905 году, ствшей нчлом первой русской революции. Горечь от гибели рбочих и их семей, шедших н милость к бтюшке црю, крестьян, восствших против помещиков, утрты сотен боевых товрищей-революционеров все это печлью теснило грудь, требовло выход в энергичном действии. Хорошо, что сегодня предстояло ткое рельное действие: швейцрские молодые сторонники Циммервльдской левой во глве с боевым руководителем "Союз молодежи" Вилли Мюнценбергом приглсили Влдимир Ульянов выступить н митинге молодежи в Нродном доме.

В Цюрихе много молодежи — и не только швейцрцев. В здешний немецкоговорящий университет и политехникум поступили многие десятки молодых людей из Австрии и Гермнии, спсвшиеся от мобилизции н войну. Среди них были и революционные элементы, чуждые социл-шовинизму… Им полезно узнть првду о войне и революции. Первой русской революции… Много в Цюрихе молодых инострнных рбочих, уже долго живших и трудившихся в Швейцрии, обогщющих швейцрскую буржузию, и без того нживвшуюся н военных поствкх обеим воюющим сторонм… Их души ткже хорошо бы зтронуть.

Через низкую дверь со стеклом — в переулок, спускющийся с горки к центру. Здесь, в некоторых уголкх Шпигельгссе, нд прохожим нвисют вторые и третьи этжи стрых кменных домов, дющих кров людям чуть ли не с XVI век… А вот и улиц пошире, торговя, многолюдня. Многоязычн речь прохожих — немецкя, фрнцузскя, итльянскя…

Услышв многоголосие и многоязычие торговой улицы Цюрих, Влдимир Ильич улыбнулся. Он вспомнил собственную квртиру. Поистине интернционльное собрние у плиты: в двух комнтх хозяев швейцрцы, в одной — жен немецкого солдт-булочник с детьми, в другой — ккой-то итльянец, в третьей — встрийские ктеры, в четвертой — мы, россияне. Но никким шовинизмом дже и не пхло. Рзве стнешь менять комнту н лучшую, хотя он и тесня, неудобня, темня, ее окн смотрят во двор, где смердит целый день колбсня фбричонк… Впустить свежего воздух можно лишь поздней ночью!..

"Д, ндо, пожлуй, порньше, до открытия библиотеки, выходить вентилировть легкие н нбережную вместе с Ндей — очень хорошо думется, д и обсудить можно новые идеи, возникшие перед сном…"

Вот и Нродный дом — мссивное, длинное, светло-желтое здние с бшней, похожей н змковую. Скты крыши крснеют излюбленной в Цюрихе черепицей. Редкий ряд деревьев н тротуре простирет свои ветви до третьего этж. Этот дом — собственность Швейцрской социл-демокртической пртии. "Когд еще у ншей пртии будут свои дом — ткие же добротные, вместительные, с обширными злми?" — думлось иногд Ильичу при посещении столь кпитльной штб-квртиры швейцрских товрищей.

Оживленно сегодня у глвного подъезд, выходящего н площдь Гельвеция. Молодые люди собирются н митинг, посвященный первой русской революции. Ульяновых уже ждут верный друг русских эмигрнтов, секретрь Швейцрской социл-демокртической пртии Фриц Плттен и Вилли Мюнценберг, вожк молодежи, Бронский из большевистской секции и ее секретрь Михил Михйлович Хритонов с Рисой Борисовной…

Стремительной походкой, нэлектризовнный предвкушением боевого политического митинг, доклд о революции, Ильич входит в зл. Гул голосов стихет, и улыбки, приветственные возглсы молодых швейцрцев, эмигрнтов, студентов, рбочих обрщены к Ульянову. Крупскя сдится в зле рядом с Рисой — ей оствлено место в первом ряду.

Вилли Мюнценберг, рослый стройный блондин, отмеченный божьей печтью лидерств н лице, подождл, пок усядутся молодые люди, вошедшие в зл срзу после Ильич, и предствил доклдчик:

— Нш русский товрищ, Вольдемр Ульянов, член Швейцрской социл-демокртической пртии и политический эмигрнт из России, любезно соглсился сделть нм доклд о революции 1905 год. Товрищ Ульянов свободно влдеет немецким языком, и переводчик ему не нужен… В конце зл у нс сидит товрищ, который может переводить н фрнцузский для тех, кто еще плохо овлдел ншим языком… — Переводчик встл, поклонился. — Итк, нчинем, сейчс кзнчей "Союз молодежи" пустит по рядм кружку, куд всякий желющий может сделть взнос в фонд помощи политическим эмигрнтм. Клдите лучше серебро или бнкноты, чтобы медяки не слишком утяжелили сосуд, — пошутил председтель. Ответом ему был дружный молодой смех.

Внешне неброский, выглядевший стрше своих лет, встл из-з стол президиум Ленин. Внимние всех срзу привлекли его глз — умные, острые, прищуренные, с кким-то особенным огоньком. Одет он был скромно — в несколько потертый костюм-тройку, недорогую рубшку с темным глстуком, ккуртно нчищенные штиблеты. Гость обвел своим острым взглядом зл, лсково улыбнулся молодежи и сердечно поздоровлся. От его улыбки и взгляд люди срзу потянулись к нему душой.

— Юные друзья и товрищи! — нчл Влдимир Ильич. — Сегодня двендцтя годовщин Кроввого воскресенья, которое с полным првом рссмтривется кк нчло русской революции.

Ульянов нрисовл вырзительную кртину этого дня в Петербурге, зчитл несколько мест из петиции рбочих.

— Испытывешь стрнное чувство, когд читешь теперь, — он выделил удрением слово «теперь», — эту петицию необрзовнных, негрмотных рбочих, руководимых птрирхльным священником. Невольно нпршивется прллель между этой нивной петицией и современными мирными резолюциями социл-пцифистов, то есть людей, которые хотят быть социлистми, н деле являются лишь буржузными фрзерми…

Зл впитывл кждое слово Влдимир Ульянов. Он рсскзывл молодым интернционлистм Цюрих о том, что до 22 (по строму стилю 9) янвря 1905 год революционня пртия России состоял из небольшой кучки людей. Тогдшние реформисты, точь-в-точь кк теперешние, издевясь, нзывли истинных революционеров «сектой». Несколько сотен революционных оргнизторов, несколько тысяч членов местных оргнизций, полдюжины выходящих не чще рз в месяц революционных листков, которые издвлись глвным обрзом з грницей и контрбндным путем, с невероятными трудностями, ценой многих жертв пересыллись в Россию, — тков был ктив революционной социл-демокртии России до 22 янвря 1905 год. Это обстоятельство формльно двло огрниченным и ндменным реформистм прво утверждть, что в России еще нет революционного нрод.

В течение нескольких месяцев кртин совершенно изменилсь. Сотни революционных социл-демокртов «внезпно» выросли в тысячи, тысячи стли вождями двух-трех миллионов пролетриев. Пролетрскя борьб вызвл большое брожение, чстью и революционное движение в глубинх пятидесяти-стомиллионной крестьянской мссы. Крестьянское движение ншло отзвук в рмии и повело к солдтским восстниям, к вооруженным столкновениям одной чсти рмии с другой.

— Особенно интересно срвнить военные восстния в России 1905 год с военным восстнием декбристов в 1825 году, — рсскзывл Ильич. — Тогд руководство политическим движением приндлежло офицерм, именно дворянским офицерм; они были зржены соприкосновением с демокртическими идеями Европы во время нполеоновских войн. Мсс солдт, состоявшя тогд из крепостных крестьян, держлсь пссивно.

История 1905 год, — подчеркивл энергичным жестом Ленин, — дет нм совершенно обртную кртину. Офицеры, з небольшим исключением, были тогд нстроены или буржузно-либерльно, реформистски, или контрреволюционно. Рбочие и крестьяне в военной форме были душой восстний; движение стло нродным…

Во всяком случе, — продолжл Ленин, — история русской революции, кк и история Прижской коммуны 1871 год, дет нм непреложный урок, что милитризм может быть побежден и уничтожен лишь победоносной борьбой нродной рмии. Недостточно только проклинть, «отрицть» милитризм, критиковть и докзывть его вред. Глупо мирно откзывться от военной службы — здч зключется в том, чтобы сохрнить в нпряжении революционное сознние пролетрит и готовить его лучшие элементы к тому, чтобы в момент глубочйшего брожения в нроде они стли во глве революционной рмии…

Доклд Ленин продолжлся уже около чс. Но, несмотря н то, что в зле были в основном молодые, нетерпеливые и подвижные люди, сил ленинского слов и мысли были тковы, что никто не шелохнулся.

Ильич подходил к звершению своего доклд.

— Несомненно, формы грядущих боев в грядущей европейской революции будут во многих отношениях отличться от форм русской революции, — укзывл он. — Но, несмотря н это, русскя революция — именно блгодря своему пролетрскому хрктеру в том особом знчении этого слов, о котором я уже говорил, — остется прологом грядущей европейской революции. Несомненно, что эт грядущя революция может быть только пролетрской революцией и притом в еще более глубоком знчении этого слов: пролетрской, социлистической и по своему содержнию. Эт грядущя революция покжет в еще большей мере, с одной стороны, что только суровые бои, именно гржднские войны могут освободить человечество от иг кпитл, с другой стороны, что только сознтельные в клссовом отношении пролетрии могут выступить и выступят в кчестве вождей огромного большинств эксплутируемых…

Нс не должн обмнывть теперешняя гробовя тишин в Европе, убежденно провозглсил Ильич. — Европ чревт революцией. Чудовищные ужсы империлистской войны, муки дороговизны повсюду порождют революционное нстроение, и господствующие клссы — буржузия, и их прикзчики првительств, все больше и больше попдют в тупик, из которого без величйших потрясений они вообще не могут нйти выход.

Подобно тому, кк в России в 1905 году под руководством пролетрит нчлось нродное восстние против црского првительств с целью звоевния демокртической республики, тк ближйшие годы кк рз в связи с этой хищнической войной приведут в Европе к нродным восстниям под руководством пролетрит против влсти финнсового кпитл, против крупных бнков, против кпитлистов, и эти потрясения не могут зкончиться инче, кк только экспроприцией буржузии, победой социлизм…

Ленин немного помолчл, потом скзл сердечно и глубоко по-человечески:

— Мы, стрики, может быть, не доживем до решющих битв этой грядущей революции. Но я могу, думется мне, выскзть с большой уверенностью ндежду, что молодежь, которя рботет тк прекрсно в социлистическом движении Швейцрии и всего мир, что он будет иметь счстье не только бороться, но и победить в грядущей пролетрской революции!

Необычйный для этого зл гром плодисментов потряс стены Нродного дом Цюрих.

26. Петрогрд, нчло янвря 1917 год

Этот день был для Нсти смым обычным: перевязки, лекрств, чтение и нписние писем. Письм в об конц передвли одно и то же: стрдния, любовь, мечту вернуться скорее нзд, домой, — письм бесхитростные, чистые, порой нивные. Этот поток непрекрщющихся дел отгорживл Нстю от ее собственных дум и переживний. Теперь только редкие приезды Алексея приносили ей счстье. Он жил этими встречми. После его отъезд он тысячу рз воскрешл их, вспоминл всякие мелочи этих дней. Всякя мелочь вырстл в горздо большее — любовь и стрх з него.

Всякий рз, когд он уезжл, ей кзлось, что жизнь остнвливется. Но проходил день, и жизнь брл свое. Рбот зствлял ее выходить из личного тесного мирк.

Вчер случилось вжное событие. Агш попросил ее укрыть в квртире Соколовых сбежвшего от военно-полевого суд солдт. Он нмекнул Нсте, что т знком с ним.

Агш привел гостя поздно вечером. Нстя срзу узнл его — это был Всилий. З большевистскую гитцию среди солдт зпсного полк выступить против войны он был рестовн, но сумел бежть. Медведев рсскзл Нсте о нстроениях среди солдт, о тех стршных условиях, в которых им приходится воевть, — о голоде, холоде, болезнях.

Нстя живо предствил, что было бы, если бы Алексей столкнулся здесь с Всилием. Об волевые, мужественные, сильные духом, но пок еще не друзья по борьбе. Хотя из рзговоров с Алексеем он понимл, что многое им уже пересмотрено, нрвствення переоценк ценностей произошл. Знл Нстя и о том, что недлек тот день, когд этот брьер может и рухнуть.

Всилий не собирлся долго оствться у Соколовых. Он скзл, что его ждет пртийня рбот и что через несколько дней у него будет ндежня явк.

Нстя очень серьезно относилсь к своей рботе в госпитле. Он никогд не откзывлсь дже от смых тяжелых дежурств. Многие знли, что он жен генерл, и удивлялись ее стремлению ничем не выделяться среди других.

Был конец рбочего дня, он одевлсь, чтобы идти домой, кк прибежл зпыхвшяся няня и скзл, что ее внизу ждет молодой брин. "Алеш!" промелькнуло у нее в голове, и он бросилсь вниз.

Гриш много рз проигрывл в своем вообржении эту встречу. И кждый рз он зкнчивлсь по-рзному. Он не знл, чего он больше боится презрения, безрзличия или гнев. "Все едино, — думл он. — Почему же судьб тк неспрведлив ко мне? Я недурен, богт, многого еще достигну, что может дть Соколов Анстсии, чем он лучше?"

Григорий тк и не рзобрлся, з что тк полюбил Нстю. Крсивых женщин много. Доступных, особенно во время войны — еще больше. Но только к ней его безудержно влекло. Д и кто может ответить н этот простой вопрос, почему один любит другого?

В мысленной схвтке с Соколовым он считл себя достойнее. Он ненвидел его и звидовл ему. Эт звисть рождл смые низменные чувств, он остро желл смерти Соколов. Он готов был см рстерзть Алексея, лишь бы Нстя остлсь одн. А уж он сумеет ее утешить и стть опорой и другом.

Н ее лице он не увидел ни презрения, ни безрзличия, ни гнев — одно лишь рзочровние. Глз не стли строгими, они погсли. Гриш скзл, что в прошлый рз они не сумели поговорить, поэтому он взял н себя смелость, дождлся конц ее дежурств, чтобы увидеться.

Они шли по нбережной. И порой ему кзлось, что из всего поток слов, который он выплескивет, он не слышл ничего. Кроме короткого «д», «нет», «прекрсно» — ответов не было. Что же ей еще скзть? О Коновлове он знет, о плнх н будущее он все сообщил. О своих чувствх он говорить пок боялся.

Кое-что он сумел и выяснить. Соколов — н фронте. Он теперь генерл. Генерл, не может зпретить жене рботть в этой грязи и тк уствть.

Это был скорее монолог, чем дилог. Кждый думл о своем. Нстя переживл досду, которую не сумел, кк ей кзлось, скрыть. Он тк двно не видел Алешу и тк ндеялсь, что увидит именно его. Поэтому он не обрщл внимния н Гришину болтовню. Вдруг он вспомнил, что дом ее ждет Всилий. Это тоже рдость. Лицо ее осветил улыбк, и он скзл, что очень спешит. Эт неожидння смен нстроения удивил Гришу. Он остновил извозчик. Сидя с ней рядом, пытлся рзгдть перемену в ее нстроении. Ее, нверно, кто-то ждет. И уж, конечно, не Соколов. Но этому кому-то он тоже не собирлся уступить ее.

Прощясь с ней, он решительно спросил:

— Мы почти не поговорили. Ты очень спешишь? Смогу я тебя кк-нибудь повидть? — Голос Григория прозвучл тоскливо и просительно, глз излучли нежность.

Нсте почему-то стло жль его. Тк и он, ндеющяся н счстье с Алексеем, вечно ждет… А где оно, счстье?! Вечня рзлук.

— Непременно! — односложно бросил он Грише и скрылсь в дверях дом.

27. Црское Село, нчло янвря 1917 год

"Воистину, не дл господь мир в нынешнее рождество, — рзмышлял верховный глвнокомндующий и госудрь всея Руси, сидя з псьянсом в своей любимой бильярдной Алексндровского дворц. — И под эту уютную крышу, в тепло семейного очг пробрлись беспокойство и нервозность… Но что же я могу сделть? Кк спрвиться с грозящими трону и милой семье опсностями, выползющими, словно чудовищ в стршной скзке, н кждом шгу?" Тягостные думы, чередой проносящиеся в мозгу смодержц, ни одной склдкой, ни морщиной не ложились н бесстрстное лицо Николя Ромнов.

"Слв богу, что мне удлось вырвться из Ствки, получив телегрмму о смерти друг… Впрочем, я иногд ловлю себя н мысли, что это мерзкое убийство принесло и моей душе некоторое успокоение — слишком много стли говорить о том, будто он близок с Аликс, «околдовл» дочерей и окзывет влияние дже н меня! Кков подлец! Но жль бедную женщину — он тк верил в его волшебные руки, в то, что он способен своей молитвой остновить кровотечение у Алексис, снять боль у бедняжки!.. Но если эт жертв угодн богу, то не следует роптть!" Крты псьянс ложтся одн к другой, сходятся в стройную систему. Смодержец нчинет думть о том, что это судьб посылет ему знк, что все будет хорошо.

Он словно проигрывет в пмяти синемтогрфическую ленту последних дней. Снчл Могилев, звтрки с вжными и немногословными генерлми, прибывшими н военный совет для утверждения плнов кмпнии 17-го год. Их взгляды, пронизнные звистью, недоверием, презрением, когд они обрщены друг н друг, нчинют светиться смиренным подобострстием — когд смотрят н него, помзнник божьего, кому кждый из них присягл н верность… Нудные всегдшние рзговоры о недосттке снрядов, орудий, винтовок, пулеметов. Кжется, ккие-то новые нотки появились у генерлов — в опрвдние собственных неуспехов они теперь ссылются н плохое продовольственное снбжение войск. Но в ншей мтушке-России всего вдоволь и с избытком — ндо только взять и доствить!.. А для этого есть и министерство путей сообщения, и упрвление военных сообщений при штбе Ствки — тк чего же еще они хотят?..

Николй оттолкнул от себя крты, несколько крт упли н ковер. Резкое движение перебило неприятные мысли. Вспомнилось, кк хороши были рньше рождественские прздники. А теперь они грустны. Он, Ники, и Аликс никогд еще не были тк одиноки среди своих… Их омрчет свр в црском семействе, но строптивые родственники в отместку не получили н этот рз от глвы фмилии и его супруги рождественских подрков… Вспомнился полк и мневры. А от этого мысли перескочили вновь к рождеству.

В мнеже Конюшенной чсти, где устроен новогодняя елк для господ офицеров и низших чинов црскосельского грнизон и куд он, смодержец, в прошлом гуср, приходил ежедневно с семьей и свитой для поздрвления чстей и рздчи подрков, тк остро и слдко пхло конским нвозом и лошдиным потом. "Ах, кк хороши были денечки, когд он служил в полку. Комндовл эскдроном! Никких збот, дурков генерлов и стрых глупых министров, зто веселые полковые прздники, попойки, поездки в блет, к Мтильде! Ах, Мтильд! Немного нйдется женщин столь обворожительных! Везет же теперь Сергею!"

Николй встл, подкрутил ус, улыбнулся и зкурил ппиросу, оствшуюся еще от зпс, прислнного султном, потом подошел к бильярду, весь стол которого был звлен кртми с тетр военных действий.

"И не поигрешь теперь! — с горечью подумлось ему. — Вот уже пробежл почти целя неделя нового год, что дльше?! Вроде бы Аликс немного успокоилсь от душевных мук, ннесенных ей гибелью друг… Все тк низко! Тк противно знимться этим сыском виновных в убийстве, читть перехвченные письм и телегрммы… Ну хорошо, выслли Дмитрия и Феликс, но другие-то родственники успокоились или нет?! Боюсь, что нет, рз лезут ко мне со всех сторон с советми, советми, советми!.. Ну, дядюшку Михйлович, хоть он и великий князь, прогнл в Грушовку,[13] чтоб не болтл по слонм д не лез ко мне с непрошеными рекомендциями. Но всех болтунов и нхлов не вышлешь из двух столиц! Что-то ндо делть! Что-то ндо делть!"

Николй ккуртно погсил ппиросу в серебряной пепельнице и вышел из личных покоев рзмяться в злы дворц. Воздух здесь чуть отдвл зпхом хорошо нвощенного пркет, мсл стрых кртин и придворных духов, впитвшихся в ткнь обивки мебели и оконных знвесей.

В просторном портретном зле, слев у окн, глз привычно отметил огромное полотно, изобржвшее в рост более чем в нтурльную величину прпрббку Ектерину Великую, прикзвшую построить этот дворец для внук Алексндр. Кзлось, что он вот-вот понимюще подмигнет своему потомку, под троном которого нчли явственно ощущться толчки миротрясения. Николй постоял перед портретом и пошел дльше — в полукруглый зл. Движение несколько рзвлекло его и рссеяло от нехороших мыслей. "Все в воле божьей!" — привычно решил он.

Но что-то тянуло его, не двло, кк рньше, полного освобождения от тревог. Оно влекло к бумгм, к доклдм, чего рньше госудрь з собой не змечл.

"Д, ндо посмотреть доклд нчльник Петербургского охрнного отделения Глобчев… Бумг со вчершнего утр лежит н столе, и может быть, в ней есть ответ н все вопросы?!"

Резко повернувшись н кблукх, Николй быстрым шгом идет в бильярдную и извлекет из синего фельдъегерского конверт с сургучом листки всеподдннейшего доклд генерл Глобчев.

Быстро пробегются глзми хвстливые фрзы о том, что "н основнии добытого через секретную гентуру осведомительного мтерил", "ряд ликвидции и ослбления сил подполья…", и црь переходит к сути. А суть вопиет громким голосом, который резкой болью снов отдется в мозгу смодержц.

По слухм, перед рождеством были зконспирировнные совещния членов левого крыл Госудрственного совет и Госудрственной думы. Постновлено ходтйствовть перед высочйшей влстью об удлении целого ряд министров с знимемых ими постов. Во глве списк стоят Щегловитов и Протопопов.

Рук цря, читющего эту крмолу, словно сжимет эфес сбли или рукоятку нгйки, которыми он хоть сейчс попотчевл бы бунтовщиков.

А доклд Глобчев мучительно бьет по нервм.

— Никогд никому не отдм скипетр… — шепчут побелевшие от злости губы монрх.

Чтение было стршным, но увлекющим. Отдельные мысли вполне совпдли с нстроением смого импертор.

"Неспособные к оргнической рботе и переполнившие Госудрственную думу политикны… способствуют своими речми рзрухе тыл… Их пропгнд, не остновлення првительством в смом нчле, упл н почву устлости от войны; действительно возможно, что роспуск Госудрственной думы послужит сигнлом для вспышки революционного брожения и приведет к тому, что првительству придется бороться не с ничтожной кучкой оторвнных от большинств нселения членов Думы, со всей Россией".

"Хм, слишком пессимистические выводы!" — проносится в голове у Николя, зтем он спохвтывется: "А рмия! Что Глобчев пишет об рмии? Уж рмия-то будет з меня! Кк в 905-м! Ведь тогд только рмия спсл трон! Иногд мне кзлось, что все уже кончено, но офицеры — молодцы, и брвые солдты здвили-тки тогд крсного зверя! А все были против — рбочее сословие, мещнство, «общественность» — все эти студенты, пустозвоны-профессор, двоктишки… Только миля моей душе рмия нвел порядок! А теперь?" — и тут же глз его нходит искомое:

"В действующей рмии соглсно повторным и все усиливющимся слухм террор широко рзвит в применении к нелюбимым нчльникм, кк к млдшим, тк и обер- и штб-офицерм…"

"Ккя чепух! — оценивет Николй этот пссж охрнного отделения. Ничего они точно не знют! Ндо зпросить Гурко, чтобы предствил сводку военной жндрмерии, д усилить ее корпус под предлогом борьбы с немецким шпионством… А чем же зкнчивет генерл?" И вновь црь обрщется к документу, но читет его не столь внимтельно, кк прежде, — дурные слов об рмии лишили его доверия все жндрмское творчество.

"Нте-к, выкусите, — просыпется в Николе Ромнове гврдейский полковник-збияк, и он склдывет кукиш, который обрщен неведомо к кому. Армия меня не выдст! Он вся — нчиня с Алексеев и кончя последним солдтом и кзком — поможет мне сломть шею революционной гидре! Кк в 905-м году!"

Николй зкрывет документ, медленно вклдывет его в сфьяновую ппку и еще несколько минут стоит неподвижно у письменного стол. Его мозг перевривет прочитнное. Зтем смодержец решительно нпрвляется к двери.

28. Петрогрд, янврь 1917 год

Прошл неделя, прежде чем Гриш решил зйти к Нсте в госпитль. Все не клеилось у него. Коновлов был не в духе. Кк секретрь, Гриш был рссеян, не тк рьяно исполнял служебные обязнности, чем нвлек н себя гнев шеф.

Он дошел дже до того, что збывл его связывть по телефону с нужными людьми, не вызывл вовремя мшину. Много других грехов допускл Гриш, что совершенно не соизмерялось с нгломнскими привычкми Коновлов быть точным во всем. "Уж не зболели ли вы, любезнейший? Если будете дльше продолжть тк служить, то поищите другое место", — зметил он.

"Рсторопность, услужливость, угодливость, точность — без этих черт ты ничего не достигнешь", — не рз повторял себе Гриш. Но кк быть с Нстей? Эт любовь кк тяжелый кмень. Он рзрушет все.

Он проклинл себя з то, что не ухживл з ней рньше. Ведь он ее знл еще до их знкомств с Соколовым. Но тут он вспоминл себя в те дни. Нет, ткой конкуренции он тогд не выдержл бы. Слишком молод и глуп он был. Это не теперь, когд он нмного моложе Соколов, д и денег у него знчительно больше, целый кпитл. Чсто вспоминя их прогулку по нбережной и внезпное изменение нстроения Нсти, он подумл, что у Соколов есть соперник. Именно к этому счстливцу тк и стремилсь он.

Никому из своих друзей Гриш не признлся бы, что вечерми прогуливется около Нстиного дом в ндежде ее встретить. Д никто бы и не поверил, что ткя стрсть могл охвтить верного слугу Коновлов. Лишь посмеялись бы.

И вот он опять в вестибюле госпитля. Он не просит, чтобы ее позвли, он предпочитет неожиднность. С цветми в рукх он готовится к объяснению.

Прождв чс после нмеченного срок, он спрвился у сестры милосердия, которя проходил мимо, н рботе ли Соколов? В ответ ему скзли, что Соколовой нет, их известили, что он зболел.

Гриш взял извозчик и подъехл к знкомому дому. Выйдя из пролетки, он нчл прохживться взд и вперед по тротуру, не зня, н что решиться. Цветы утртили свою свежесть, но Гриш этого не змечл. Коновлов велел ему быть сегодня к 8 вечер, но он уже н все мхнул рукой. Предчувствие ккой-то беды нвисло нд ним.

Около подъезд остновились снки. Из них вышл худенькя женщин и нпрвилсь в подъезд. Извозчик остлся ждть. Через пять минут дверь подъезд открылсь, и покзлись двое — высокий господин с чемодном в рукх и дм. В дме Гриш без труд узнл Нстю, мужчин кого-то смутно нпоминл ему, но только не Соколов.

И вдруг он вспомнил чепитие у тйной советницы Шумковой. Рзговор шел об рмии. Он, тогд еще студент, что-то докзывл собрвшимся, спорил с Соколовым… Вот тогд он и видел этого мужчину, хотя тот теперь одет, кк брин. Это же Всилий. "Но ведь он — большевик!" — вспомнил Гриш. Ккя же тут связь: рбочий-большевик и жен генерл? Григорий и рньше подозревл связь Нсти с большевикми. Об этом чстенько нмекли Шумковы после змужеств Анстсии. Шумковы удивлялись, кк это полковник Генерльного штб умудрился жениться н девице из рбочей среды, д еще сочувствующей большевикм. Откровенно говоря, госпож советниц звидовл тому, что Нстя сделл ткую пртию.

Гриш зподозрил, что в чемодне у «господин» подпольня литертур, Анстсия-генерльш — удобное прикрытие для Всилия.

Д, тут было нд чем подумть. Порботв с Мнусом, Коновловым, будучи плтным гентом охрнки, Гриш влдел методми шнтж и интриг. Вжно было проверить, знл ли Соколов о подпольной рботе жены? Вдруг он стл любовницей Всилия? Ведь от этих простолюдинок можно ждть чего угодно. Что будет, если передть все это дело в полицию? В этом доме нверняк прячут подпольную литертуру. Если не он, то тетушк испугется и все рсскжет. Но что это дст? Неприятности Алексею, потеря Нсти. А если только припугнуть? Нет, он не пойдет н рзрыв с Алексеем, ткую ничем не проймешь, если собой прикрывет человек, объявленного в розыск полицией.

Взвесив все это, он дже почувствовл гордость з Анстсию. Бывют же ткие! И тут же сник. Нет, не нужны ей будут его деньги, богтство.

Что же делть? Он совсем змерз н улице, но тк и продолжл ходить с увядшими цветми около дом, потом бросил их и пошел к подъезду.

Проводив Всилия н конспиртивную квртиру и договорившись с ним о новой встрече, Нстя прошл несколько квртлов пешком. Проверил, нет ли слежки, взял извозчик и поехл домой. Нкнуне Алеш прислл письмо, в котором писл, что скоро будет в Петрогрде, поэтому он решил: Всилию лучше будет переехть н другую квртиру.

Выйдя н площдку из лифт, он увидел Гришу. Нстя рстерялсь. Вид его был жлок. "Я пришел нвестить тебя, мне скзли, что ты больн, рзреши мне войти", — попросил он.

Отдвя пльто и шляпу горничной, он срзу признл в ней ту худенькую молодку, которя приехл н извозчике.

"Д тут целый зговор!" — подумл он, и чувство былой уверенности вернулось к нему. Нстя попросил нкрыть стол для чя и приглсил Гришу.

Он понимл, что что-то серьезное кроется в появлении Гриши у нее дом, но иницитиву в рзговоре не проявлял. Гриш от чя откзлся.

— Я пришел скзть тебе многое, — нчл он. Но, увидев взлетевшие от изумления брови, продолжл уже не тк уверенно. Он был ему не только желнн, но и дорог, из-з этих большевиков у нее обязтельно будут неприятности.

"Нет, ндо решиться и скзть все", — подумл он.

— Сегодня я приезжл к тебе в госпитль скзть, что двно люблю тебя. Но не потому я позволил себе побеспокоить тебя дом, я видел, кк ты выходил из дом с Всилием. Тебе грозит опсность, я решил тебя предупредить. Зня, что Всилий большевик, мне нетрудно было понять, что у него в чемодне нелегльня литертур. Если ткя женщин, кк ты, прикрывет его, тк знчит, было что прикрывть.

Нступило молчние. Он поднялся и собирлся уже прощться. Но Нстя остновил его.

— Твою любовь понять я могу, но второе — всего лишь игр твоего вообржения. Тут ты ошибся. Это не Всилий, мой двний друг, которого я проводил н вокзл. С большевикми не имею ничего общего, тк что твои стрхи нпрсны… А теперь двй пить чй, — весело добвил он.

— Если ты понял первое — мою любовь к тебе, то что же мне ответишь?

— Ты же знешь, Григорий, что я люблю только Алешу, что его я буду ждть вечно. Я верня жен, — Нстя перестл улыбться.

Он смотрел н нее молч, понимл, что он говорит првду, и это злило.

Почему он вечно одн? Вечно в ожиднии? Войн войной, но ведь есть и другя жизнь — веселя, легкя, крсивя. Он мог бы создть ей ткую жизнь. А Соколов? Этот человек нвсегд остнется для него вргом. Вргов ндо убирть с дороги. Это он тоже хорошо усвоил…

С этим убеждением он ушел.

29. Могилев, янврь 1917 год

Генерл-мйор Соколов получил предписние срочно явиться к временно испрвляющему должность нштверх генерлу Ромейко-Гурко. В Могилеве он здержлся нендолго — здесь ему было прикзно выехть в Петрогрд для учстия в кчестве военного эксперт русской делегции в рботе межсоюзнической конференции и ее предствителя при лорде Мильнере. Делегции Англии, Фрнции и Итлии должны были собрться в столице России 29 янвря по строму стилю. Пмятуя о несчстье с лордом Китченером, случившемся по дороге в Россию в ме 1916-го, н этот рз прессе было прикзно молчть. Лондон демонстртивно не стл сообщть в Петербург о мршруте и точных срокх прибытия бритнской делегции.

Во время короткого прием у генерл Гурко, скзвшего несколько слов о его здчх в Петрогрде, временно испрвляющий должность нштверх вынул из стол синий конверт с пятью сургучными печтями и вручил Соколову, прося об услуге — передть в собственные руки военному министру. Что-то в поведении нштверх покзлось опытному рзведчику Соколову чуть искусственным, но он отнес это к позерству молодого генерл, сын известного русского военчльник. Всей рмии было известно, что Всилий Иосифович хотел зтмить слвой своего прослвленного отц и дже иногд слишком суетился рди этого.

Для хрнения конверт Соколов получил нпрокт в кнцелярии штб плоский портфель с особо тонкими стльными стенкми нподобие переносного сейф и секретными змкми. До отход петрогрдского экспресс еще оствлось время, и Алексей успел обойти стрых друзей в рзличных делопроизводствх штб. Встретил в коридоре он и Асснович. Петр Львович был кк никогд рнее любезен. Рзумеется, не миновл Соколов и отделение генерл-квртирмейстер. Михил Сввич Пустовойтенко обрдовлся, увидев коллегу, и огорчился, узнв, что Соколов сегодня в вечер должен отпрвиться в столицу.

— Жль, что у вс тк мло времени, — покчл он седой головой. Подумл и спросил: — В купе, рзумеется, вы будете ехть один? Поезд воинский?

— Тк точно, вше превосходительство, — ответил Алексей, недоумевя, зчем ткие детли пондобилось знть генерл-квртирмейстеру. Тут же все объяснилось.

— Я зню вс з человек ккуртного, поэтому могу доверить копии вжных документов для прочтения. Здесь, к сожлению, у вс нет уже времени ознкомиться с ними, знние их очень нужно вм по должности. Рнее мы не могли их вм выслть с фельдпочтой, копии же для сведения сделли. В купе и почитете, зпершись. В Петрогрде вы их просто сддите под рсписку в кнцелярию военного министерств для уничтожения.

— Спсибо, — ответил тронутый внимнием Пустовойтенко Соколов и получил из рук генерл точно ткой же синий кзенный пкет, но без сургучных печтей и кких-либо ндписей.

Вечером штбной мотор доствил генерл Соколов н Могилевский вокзл. Н плтформе, подходя к своему пульмну, Алексей встретил полковник Мрков, с которым до войны служил в одном отделении Глвного упрвления Генерльного штб и дже знимлся в одной комнте. Првд, особой симптии к Мркову Алексей не испытывл, но кк бывшего сослуживц приглсил в свое купе после отход поезд попить чйку. Кзлось, Мрков только и ждл этого приглшения. Он обещл обязтельно зйти.

Алексей по привычке внимтельно осмотрелся в купе, поймл себя н этом и улыбнулся — теперь, н своей земле, ему уже не угрожли беды и нпсти, кк в нелегльных поездкх. Можно было и рсслбиться. Тем более что генерльское купе пульмн рсполгло к покою и отдыху. Дв мягких брхтных дивн, ндрення лтунь ручек, поручней и других метллических чстей. Крсное полировнное дерево двери и стен, брхтные знвески н окне, вишневый мягкий ковер. Кнопк электрического звонк для вызов проводник, другя — официнт. Мленькя электрическя лмпочк под кремовым шелковым бжуром н откидном столике.

Соколов ккуртно повесил шинель, когд поезд отошел от дебркдер вокзл, достл из сквояж домшние тпочки, несессер и плоскую кзенную кожную сумку, тяжелую и скрипучую. Пришел проводник, спросил, когд постлть постель и когд официнту подть его превосходительству чй. Соколов скзл, чтобы не беспокоились, он позвонит, когд что-то будет нужно, спть он ложится поздно.

Чтобы никто случйно не помешл рботть нд бумгми, он зкрыл дверь цепочкой.

"Посмотрим, что з чтение дл мне Михил Сввич в дорогу!" — подумл он, открывя с трудом змки портфеля и доствя синий пкет без печтей. Перед ним лежло письмо и ккой-то документ. Письмо было толстое, почерк писрский. Алексей читл внимтельно, рзмышлял нд некоторыми стрницми, где неизвестный втор, скорее всего офицер, излгл очень дельный плн солдтской революции. Он призывл явно не к мятежу или верхушечному перевороту, но к объединению сил солдт и рбочих. Особенно порзил Соколов призыв, обрщенный к нижним чинм: "…нйти смих себя, оргнизовться, стть руководящей силой движения и перевести все местные рзрозненные вспышки в одно общее восстние рмии, укзв восстнию определенную, конечную цель, вполне продумнную стртегию и тктику и ндлежщие оргнизционные формы. Если эт здч не будет своевременно и ндлежще выполнен, если революционня рмия и после войны не пойдет дльше рзрозненных стихийных вспышек, бунтов и мятежей, то, быть может, н долгие годы зктится перед Россией зря победоносной революции…"

В письме говорилось и о военной нуке, которой должны овлдеть восствшие мссы. Эти слов были точь-в-точь ткими, ккие выскзл еще перед войной н молодежной сходке у Шумковых большевик Всилий. Соколов видел теперь воочию, что большевики не сидели все эти годы слож руки, упорно готовили своих комндиров для восстния. Видимо, обсуждение проблем, зтронутых в документе, велось социл-демокртми и в военное время.

"…С помощью восствшей рмии восствшему нроду нетрудно будет смести дотл всю ту мерзость, которя теперь црствует и хозяйничет в России.

Июнь 1916 г.

Действующя рмия.

П.Шров".

Соколов кончил читть, отложил в сторону крндш, которым по привычке ствил глки подле смых смелых пссжей документ, и потянулся до хруст в суствх.

"Вот это д! Ничего себе бомбу приготовили господ революционеры! Ткя взорвет не только великого князя или госудря, но весь строй, все првительство и его систему. И что же по этому поводу думет рмейское нчльство?!" — склонился он вновь нд бумгми. Следующим в синем конверте лежло "Обрщение военного министр Беляев к вр.и.д. нштверх ген. Ромейко-Гурко от 6 янвря 1917 год. № 501".

Здесь крндш явно был не нужен Алексею. Он быстро пробежл глзми строки:

"Милостивый госудрь Всилий Иосифович.

Препровождя для сведения вшего высокопревосходительств копию доствленного депртментом полиции и появившегося в революционных кругх "Письм с фронт" невыясненного пок втор, н случй, если ознченное письмо вм пок еще не известно, имею честь поствить вс в известность, что, по моему мнению, содержние нзвнного письм в связи с некоторыми другими сведениями свидетельствует, во всяком случе, о том, что революционные элементы уже приступили или по крйней мере приступют к использовнию нстоящего положения госудрств для плномерной оргнизции в рмии всех нендежных ее элементов… Я предложил ознкомить с содержнием ознченного письм стрших воинских нчльников, однко не ниже комндиров ополченческих корпусов и нчльников зпсных бригд, тк кк при более широком рспрострнении нзвнного письм едв ли можно рссчитывть н сохрнение в полнейшей тйне его содержния…

…Прошу принять уверение в совершенном увжении и тковой же преднности,

М.Беляев".

"Ай д "мертвя голов"! — подумл Соколов о военном министре, уже двно носившем в генштбистских кругх, теперь и во всем офицерском корпусе это прозвище, происходившее от глдкого лысого череп генерл и его глубоко зпвших темных глзниц. — Ай д "мертвя голов"! Оценк-то письму дн вполне првильня. Только что же тк плохо рботет депртмент полиции — ведь н письме стоит дт "Июнь 1916 год", лишь через полгод военный министр нпрвляет его фктическому глвнокомндующему! Ну и бюрокртия! С ткими темпми действительно можно дождться не только бунтов в войскх, но и смой революции!"

Алексей опять поднялся с дивн, вложил документы в синий конверт и зпер в плоский портфель. Портфель был немедленно вложен в сквояж и отпрвлен в сетку для мелкого бгж. З окном стоял непроницемя темнот. "Д ведь поздно уже", — решил генерл.

Письмо не выходило у него из головы. Но теперь Соколов уже знл, что нряду с рзрствшимся нродным революционным движением был еще один отряд обществ, который плномерно, из-з угл тковл смодержвие. Это буржузия. Его друг Сенин, ссылвшийся н вождя большевиков, очень ясно определял этот процесс: "Пролетрит борется н бррикдх, буржузия крдется к влсти!"

Соколов смотрел в темень з окном, и ему предствились сполохи пожров. Поезд быстро мчлся в ночи — все ближе к Анстсии, к дому, к тетушке…

30. Црское Село, нчло янвря 1917 год

Николй вышел из бильярдной в коридор, где в свете плфонов мерцли золотом блюд, н которых преподносили ему хлеб-соль в его путешествии по России в год 300-летия дом Ромновых. Этот блеск всегд вызывл у него ссоцицию с верноподднническим блеском глз русского нрод. Душ его немного успокоилсь, и он спросил рп, дежурящего у дверей, где сейчс нходится ее величество. "В комнте у великих княжен!" — последовл ответ. Николй Алексндрович попросил рп приглсить црицу в ореховую гостиную. "Этот рзговор не для детских ушей", — решет Николй.

"Вечно он лезет н глз, этот бесстыдный др фрнцузского президент! — возмущенно думет црь, входя в гостиную импертрицы и отводя глз от висящего н смом видном месте гобелен "Мрия-Антунетт и ее дети" с кртины Вижэ-Либрен. — Не ншли ничего лучшего преподнести Аликс, кк изобржение королевы, которой чернь отрубил голову! Эти нглые фрнцузы вечно суются невпопд! А может быть, это нмек?"

Шурш шелкми, в гостиную вплывет импертриц.

— Ты звл меня, солнышко? — кокетливо улыбется сорокпятилетняя женщин, высокя, довольно грузня, но не полня, с зчеснными нверх волосми, с крупными жемчужинми в ушх, выглядящя стрше своих лет.

— Д, мй дрлинг! — тянется ей нвстречу Николй. — Я хотел с тобой поговорить о политике, дети…

— Это не для их нежных ушей, — резко выскзывется Алексндр и уютно устривется в кресле тк, чтобы свет пдл из окн сзди и не высвечивл нчинющую бгроветь кожу нос и щек. Николй остется н ногх. Он принимется мерно рсхживть по злу, резко выбрсывя, словно квлерийские комнды, свои мысли.

— Мй дрлинг! Мы должны продумть сейчс ншу политику. «Общественность» совершенно взбесилсь. Бьюкенен и Плеолог ведут себя нелояльно. Я дже хочу нписть Жоржи в Лондон, чтобы он, кк король, зпретил этому прохвосту якшться с оппозицией. Может быть, я потребую его отозвть, но все рвно остнутся все эти жулики ноксы, хоры и другие… К сожлению, мы не успели договориться в прошлом году о мире с Вильгельмом, теперь это уже невозможно. И Вилли и дедушк Фрнц объявили теперь всю Польшу под верховным влдычеством Гермнии, они хотят тм взять рекрутов н войну с нми — это не по-джентльменски и просто подло. Теперь я тоже буду хитрить с ними, кк и они с нми…

— Но, солнышко, может быть, все-тки есть ккой-нибудь шнс н мир с Гермнией и Австрией?! Ведь нм тк нужно здушить оппозицию, он, судя по доклдм Глобчев и Курлов, рстет кк н дрожжх!

— Нет, дрлинг! Я пришел к выводу, что выход из войны нм сейчс опснее ее продолжения. Во-первых, Антнт стл бы ншим открытым и злейшим вргом, предъявил бы к уплте все нши финнсовые векселя… Ты помнишь, кк крутился Брк, когд ездил в Англию, Фрнцию и Америку! Погные ростовщики тк и вцепились в него мертвой хвткой! Только подумй! Бритнские шейлоки потребовли от нс перевезти им в кчестве грнтии весь нш золотой зпс!.. Якобы рди укрепления фунт стерлингов во время войны. А то, что влится нш рубль, им н это нплевть!

Нет, конечно, змирение с Берлином будет ознчть для нс финнсовый крх и дже 10, 100 миллирдов золотых мрок не спсут нс… — нервно дергется н ходу обычно флегмтичный Николй. — Второе. Ты помнишь, кк этот нглец Бьюкенен подбивл нс уступить оствшуюся половину Схлин Японии з то, что ее дивизии прибудут н Зпдный фронт для спсения Верден? Я его тогд оборвл, но нельзя исключить, что, если мы выйдем из войны одни, союзники подговорят японцев и те нпдут н нс н Дльнем Востоке. Это было бы ужсно!

И, конечно, сепртный мир сплотил бы воедино всю нынешнюю оппозицию, дл бы ей козыри н руки! Нет, сейчс я н него не пойду! Поэтому-то я и издл 12 декбря прикз, в котором поствил все точки нд «и»…

— Но, солнышко! Нельзя тк срзу обрывть доброе дело! Пусть нш послнник в Стокгольме ведет по-прежнему рзговоры с болгрином Ризовым, худ от этого не будет! А я в письмх к дяде Густву[14] и дтскому Христину пожлуюсь н Вилли, что он срывет хорошую возможность укрепить нши монрхии и противодействовть черни… Но рди бог, не ходи кк мятник перед глзми!

— Ты всегд прв, мй дрлинг! — ответил Николй и присел н стул подле ширмы, опершись локтем о хрупкий столик. Вынув портсигр, он спросил рзрешения жены зкурить и со вкусом вдохнул дым турецкого тбк. — Сейчс глвное — нйти верных людей в првительстве, которые сумеют переломить в ншу пользу все построение вргов. Я спокоен з рмию…

— Солнышко! А ты помнишь шшни Алексеев с этой скотиной Гучковым? Гучков нчинял тогд всякими мерзостями Михил Всильевич.

— Что ты, дрлинг! Михил Всильевич дл честное слово, что переписки и встреч у них не было. Только Гучков писл ему, это не зпретишь…

— Нет, нет! Ндо отделться от Гучков, но только кк? Теперь военное время — нельзя ли придрться к чему-нибудь ткому, н основнии чего его можно было бы зсдить в тюрьму? Вообще-то ему место н суку высокого дерев рядом с Кедринским[15] — з его ужсную речь в Думе… Я бы еще спокойно и с чистой совестью сослл Львов, Милюков и Поливнов… Нм нужен кнут! Будь тверд, покжи влстную руку! Сокруши их всех… Ты влдык, ты хозяин земли русской… Будь львом в борьбе против кучки негодяев и республикнцев…

Николй почувствовл, что сейчс может нчться истерический припдок у супруги. Он резко встл и твердо скзл:

— Д-д! Я скоро покжу им кулк! Протопопов доклдывет мне обо всем, что готовится. Я их упрежу! Пок немцы н русской земле, я никких реформ проводить не буду.

С восхищением Аликс смотрит н своего обожемого Ники. А он, поместившись между нею и гобеленом «Мрия-Антунетт», выглядит молодцом, совсем тк, кк в день объявления войны Гермнии, в Зимнем н молебне.

— Д, моя рмия, мои офицеры — они-то уж будут твердо з меня!.. Кк в 905-м, когд нс уберег господь!.. Еще одно усилие, хотя бы мленький успех действующей рмии против гермнцев, и я могу продолжить переговоры о мире, зтем свернуть шею оппозиции…

31. Поезд Могилев — Петрогрд, янврь 1917 год

Непрерывной чередой текли думы Алексея. Вгон скрипел и кчлся, словно корбль. Послышлся стук в дверь. Официнт предложил сткн чю и легкий ужин. И почти вслед з ним, не успел еще щелкнуть мссивня ручк, вошел полковник Мрков. Он был темен волосом и лицом. В его стльного цвет глзх просвечивл жестокость, он весь кзлся крепко сбитым, волевым комндиром. Вгон кчнуло, Мрков оперся о стену, и н укзтельном пльце его левой руки блеснул мссивный золотой перстень-печтк.

Алексей предложил ему сесть, см, поднявшись, нжл кнопку вызов официнт. Человек в белых перчткх принес господм офицерм широкий поднос с ужином, н который они перествили и ненчтые до сих пор сткн чя и снедь для Соколов.

Пок официнт рсствлял все н столике, звязлсь бесед, кк водится, о прежних сослуживцх. Вспомнили полковник Энкеля, который служил теперь военным гентом России при союзном првительстве Итлии. Генерл Монкевиц по-прежнему служил в Петрогрде, в Генерльном штбе. Сухопров получил производство в полковники, Склон — в генерлы.

Когд н столе в свете уютного светильник жемчугом стл переливться сочня ветчин, зискрился в сткнх дымящийся чй, зжелтело мсло рядом с ппетитной хрустящей корочкой фрнцузской булки, бесед чуть приостновилсь. Соколов интуитивно почувствовл, что Мрков внутренне нпрягся. Алексей решил, что он готовится скзть ккую-нибудь неприятную вещь, и зхотел зрнее рзрядить ситуцию.

— Влдимир Алексндрович, погоди, я достну сейчс зветную фляжку… улыбнулся он Мркову. Тот соглсно кивнул.

Алексей повернулся к бгжной сетке, чтобы достть сквояж, и в полировнной деревянной пнели, словно в зеркле, увидел отржение Мрков. Тот с удивительным проворством отщелкнул верхнюю чсть перстня и высыпл в сткн Соколов ккой-то порошок.

Рекция Алексея был молниеносной. Мрков мгновенно окзлся схвченным з горло крепкой рукой и удром втиснут в угол купе между окном и стенкой. В грудь ему уперся ствол брунинг.

— Что ты бросил в сткн? Яд? — резко зстучли слов, словно удры по голове Мрков.

— С-снотворное! — зикясь и не помня себя, прошептл он. Рук Соколов крепче сдвил ему горло.

— Н кого ты рботешь? Н немцев? — Мрков стл здыхться.

— Мне прикзл Асснович! — еле мог он ответить.

— Что?! Что прикзл?! — Рук чуть отпустил Мрков.

— Изъять у вс пкет с печтями…

— Зчем?

— Не зню… — прохрипел Мрков, но рук снов стл сжимть ему горло. — По-видимому… вс хотят шнтжировть…

— Если хотите жить — изложите н бумге скзнное вми, — рук чуть отпустил горло, но в глз Мркову смотрело дуло мленького пистолет.

— Вы… вы не посмеете убить офицер, — побледнел Мрков. Хорошо зня Соколов, полковник понимл, что тому трудно будет спустить курок и лишить жизни того, с кем годы просидел в одной комнте.

— Вы недооценивете меня! — резко бросил Алексей. — Вы не офицер, мрзь, предтель офицерской чести! Если вы не нпишете то, что я требую, я уничтожу вс и предствлю все, кк необходимую смооборону от немецкого шпион! А сткн чя со снотворным и открытый перстень н вшей руке все это подтвердит. Ну?!

— Отпустите! Я тк не могу писть! — взмолился Мрков. Он был потрясен и готов писть что угодно, лишь бы Соколов не сломл ему шею в тесном купе.

Держ Мрков н мушке, Алексей снял одной рукой поднос с ужином и поствил его н брхтный дивн у двери. Зтем тк же достл сквояж, вынул из него книгу, зхвченную в дорогу, открыл тяжелую кожную обложку и прикзл, покзывя н крндш, лежщий рядом с лмпой:

— Пишите здесь, н чистом листе…

Мрков помссировл шею, н которой стли проступть синяки, дрожщей рукой взял крндш и вывел под диктовку генерл, по-прежнему держвшего его голову н мушке, первые слов:

"Я, полковник Мрков, подтверждю, что 16 янвря 1917 год совершил нпдение н генерл-мйор Соколов с целью звлдеть кзенным пкетом, скрепленным пятью сургучными печтями, для передчи его полковнику Ассновичу. Предполгю, что нсильственное изъятие пкет н имя военного министр Беляев, доверенного генерл-мйору Соколову вр.и.д. нштверх генерлом Гурко для передчи г-ну военному министру в Петрогрде, должно быть совершено с целью последующего шнтж господин генерл-мйор Соколов.

Для зхвт письм мною был применен снотворный порошок, высыпнный в чй его превосходительств генерл-мйор Соколов. Сей документ соствлен и нписн собственноручно мною, полковником Мрковым, для удовлетворения генерл-мйор Соколов, в чем приношу ему ткже свои извинения.

16 янвря 1917 год,

Генерльного штб полковник Мрков".

Соколов принял книгу с документом и убрл пистолет во внутренний крмн френч. Мрков, кзлось, вместе с волей к сопротивлению потерял и физические силы. Он обмяк и кк куль обвис н брхтном дивне, то и дело потиря горло и прокшливясь. Соколов холодно смотрел н него. Он успел спрятть книгу в сквояж и, взяв сткн с чем, принесенный для Мрков, сделл несколько глотков. Он был зол. Опсность, блеснувшя кк молния, мгновенно вывел его из блгодушного состояния. Он был готов действовть и сржться, но перед ним сидел рсслбленный полковник, н которого противно было смотреть.

— Выпейте своего зелья и идите отоспитесь! — прикзл он Мркову. Полковник отпил половину сткн, желя еще рз докзть своему победителю, что он покушлся не н жизнь его, только н конверт, о содержнии которого он, по его словм, не имел предствления. Зтем поднялся и нетвердыми шгми подошел к двери.

— Звтр с утр придете ко мне, я вм скжу, что ндлежит делть! снов прикзл Соколов. Он тщтельно зпер дверь з Мрковым, нкинул цепочку и отодвинул язычок двери тк, чтобы он не могл открыться. Зтем поужинл, вызвл официнт и, открыв дверь нполовину, передл ему поднос с посудой и щедрые чевые.

— Позовите проводник нкрыть постель, — попросил он.

Официнт проявил искреннюю рдость по поводу доброты генерл, и через минуту появился ткой же блгожелтельный проводник. Н всякий случй Соколов сел в угол, где только что был Мрков, но ничего подозрительного в действиях проводник не обнружил. "Прислуг поезд, кжется, не змешн", — с облегчением подумл он, рздевясь. Но брунинг положил н всякий случй тк, чтобы он был под рукой.

Алексей долго не мог зснуть в эту ночь. Перед его мысленным взором проходил то поединок с Мрковым, то вспоминлось "Письмо с фронт" с его последовтельной логикой революции. Поступок Мрков отржл всю глубину пдения многих предствителей офицерств. Это проклятя войн рзлгет Россию, губит ее… Пророчество неизвестного втор письм о конце войны и нсилии, нступление революции, в которую верит, словно в бог, Нстя, поистине могло быть только приближено ткими, кк Асснович и Мрков.

Алексей понимл, что ккя-то влиятельня оргнизция открыл "сезон охоты" н него. В их игре сделн только первый шг. Он нпряженно рзмышлял о причинх этой игры.

А что з цели преследовл Мрков? Он выполнял поручение Асснович… Почему Асснович? Алексей вспомнил, что совсем недвно его звлекли в зговор против цря. Почему именно его? Почему именно вокруг Соколов плелсь ккя-то крупня интриг?

Ему пришли н ум нмеки некоторых стрых сослуживцев о зговоре. "Может быть, здесь рзгдк сегодняшних событий? — предположил Соколов. — Но, во-первых, я не комндую чстью, которую мог бы повести н дворцовый переворот, во-вторых, я недостточно влиятельное лицо, чтобы уж тк непременно нужен был в зговоре. Я не рсполгю никкими военными кнлми прямой или родственной связи с высокими персонми. Впрочем… Может быть, кому-то и зчем-то требуются мои кнлы связи с Болгрией и Чехией, возможно, и с Веной? Может быть, кое-кто из зговорщиков желет получить именно эти связи для своих личных целей? А может быть, они хотят с их помощью зключить сепртный мир с дунйской монрхией?

Это уже вторя попытк подход ко мне, и теперь Мрков может пострться убрть меня, кк свидетеля его поржения и невыполненного здния. Он н это вполне способен… Придется и н родной земле не збывть об осторожности, тем более что выстрел в меня может быть легко приписн проискм гермнской или встрийской рзведок, о которых стло тк модно говорить…" — думл Алексей.

"Кк же мне теперь построить контригру? — рзмышлял он дльше. — Ведь они н этом не остновятся… в этой связи — что именно скзть Мркову, когд он звтр придет ко мне? А придет ли он вообще? Сможет ли он после ткого поступк появиться перед моими глзми? Ведь Мрков — человек смолюбивый и жестокий. Для него это не просто неудч, опсный провл. Пожлуй, он все-тки придет, потому что девться ему некуд. Его рсписк, если я дм ей официльный ход, поствит под удр всю оргнизцию, этого Мркову не простят. Пожлуй, в его интересх скзть, что он и не пытлся выкрсть письмо, потому что… я все время был не один, случйно кто-то ехл со мной. А потом? В Петрогрде? Ведь он должен довести дело до конц знчит, и в Питере он предствляет опсность. Только бы эт грязня возня не коснулсь Нсти! Вообще-то я нужен им живой. Поэтому опсность в Петрогрде может исходить только от Мрков — он зхочет устрнить меня вообще. В поезде он вряд ли решится н что-либо серьезное, ведь поезд воинский. Ну что же — предупредим его и об этом.

Теперь о контригре. Я могу противопоствить им только выдержку — ндо держть ухо востро, ибо з смым невинным шгом любого человек, вплоть до смых высших сновников, может скрывться нчло провокции. И прежде всего — сдть пкет Беляеву немедленно по прибытии. А тм видно будет… кк они после этого будут строить тктику…"

Возбуждение Соколов постепенно проходило. Кк у всякого здорового человек, у него после резкого подъем всех сил для отржения опсности нступл устлость, клонило в сон. Он повернулся н бок, уткнулся носом в брхтную спинку дивн и зснул. Сон его был крепок и восстновил силы.

Утром он тщтельно побрился, легко позвтркл и, глядя в окно н зснеженный пейзж, крем глз не выпускл из поля зрения и входную дверь. Чсов в одинндцть рздлся осторожный стук.

— Войдите, — громко, спокойным голосом приглсил Соколов.

Дверь открылсь вбок, и вошел нпряженный, кк струн, Мрков. У порог полковник вытянулся по стойке «смирно» и, кк положено по уству, приветствовл генерл.

Соколов жестом покзл ему н дивн. Он не хотел нчинть рзговор первым и выжидл, когд полковник хоть что-то скжет.

Мрков нчл с извинения, но оно звучло тк злобно, что Соколов усмехнулся.

— Господин полковник, я вм нзнчил эту встречу не для того, чтобы слушть пустые слов. Я полгю, что необходимо предупредить вс не делть более необдумнных шгов в отношении меня. Особенно в ближйшие дв дня, пок я не вручу блгополучно пкет господину военному министру. Я не позволю ствить мою честь под сомнение. Стреляю я пок неплохо…

— Но я… — пытлся что-то скзть Мрков.

— Можете считть это последним предупреждением перед тем, кк я спущу курок… — холодно перебил полковник Соколов, и его глз блеснули стлью. — Не вздумйте ткже подсылть ко мне кого-либо или стрелять из-з угл. Во время войны ткие номер неизбежно кончются кзнью через повешение исполнителя и зкзчик…

— Я клянусь! — хрипло, севшим голосом ответствовл Мрков.

— Лучше скжите-к, что вы об этом знете, — прервл его Алексей…

— Клянусь — ничего, кроме того, что Петр Львович прикзл изъять у вс тйно этот пкет. А потом вс хотели згнть в угол, н этой основе звербовть.

— Сколько человек вшей группы едет в этом поезде?

— Я один, — ответ Мрков.

— Сколько человек вс будет встречть в Петрогрде? — тк же холодно и спокойно, словно н следствии, продолжл допршивть Соколов. Мрков явно нервировл его тон.

— Только один офицер с вто из Генерльного штб…

— Вот что, господин полковник! — строго прикзл Алексей. — Сейчс вы пойдете в свое купе и никуд из него выходить не будете до прибытия в Петрогрд. Вшему поручителю доложите, что не смогли в силу обстоятельств много людей вокруг меня, д придумйте что хотите — не смогли выполнить поручение. Можете добвить ему и совет — не стремиться его выполнить, тк кк в противном случе стрничк из том Пушкин появится н соответствующем столе… — Соколов не хотел рскрывть конкретный дрес, по которому можно было бы нпрвить признния Мрков, потому что ткового еще не было. Алексей, рзумеется, не стл бы выслуживться перед црем, рскрывя зговор, тем более что это потребовло бы конткт с охрнкой, которую Соколов презирл. Не мог он обртиться з помощью и к военному руководству, тк кк догдывлся о том, что Гурко и Алексеев были крепко связны с зговорщикми и любой рпорт по инстнции зкончился бы для него плохо в тот момент, когд он попл бы к нчльнику штб или временно испрвляющему его должность. Он не знл и степени нгжировнности в зговоре военного министр генерл Беляев, хотя вполне естественно было предположить, что и он входит в его соств.

Но н всякий случй Соколов решил выскзть эту угрозу, чтобы не только нпугть Мрков, но и посмотреть его рекцию. Полковник, нходясь со вчершнего вечер в рсстройстве всех чувств, совсем пл духом.

— Вше высокопревосходительство! — зшептл он. — Только не выдвйте, только простите.

— Бог простит! — по привычке вырвлось у Соколов, и он тут же зкшлялся. Детски-озорня мысль зствил его улыбнуться: "Вот ведь кк двно в церковь не ходил, божусь! Кк бы бог и не нкзл…" — Я ничего вм обещть не буду, пок не удостоверюсь в том, что вы откзлись от преступных нмерений в мой дрес. А сейчс идите, подумйте нд тем, кк вм выпутться из этой грязной истории…

Мрков поднялся, его лицо было бледно, уши горели крсным плменем.

— Не извольте беспокоиться, вше превосходительство! — щелкнул он кблукми. — Честью офицер клянусь…

Соколов молч отвернулся к окну. З Мрковым зкрылсь дверь, и этот щелчок переключил мысли Алексея н другое. "Кк тм в Питере Нстеньк?" подумл он.

32. Петрогрд, янврь 1917 год

Мистер Нокс вызвл свою стеногрфистку Уйлс. Когд Кэт вошл, то увидел, что шеф рссержен.

— Что слышно, Кэт? Ккие сведения вы сумели добыть от этого русского? Уж не влюбились ли вы и впрямь? Подумйте о том, что скоро приедет лорд Мильнер. У нс должны быть результты… Может быть, мы сделли ствку не н того человек или вши чры уже перестли действовть? — хлестл он ее короткими вопросми.

Крсивые серые глз Кэтти готовы были нполниться слезми — тк хорошо он сыгрл огорчение.

— Нужно ждть, мистер Нокс. Пок Монкевиц готов н все. Д его друг Сухопров не дет ключей, взывет к совести и чести. Но Монкевиц сейчс длек от этих понятий. Мысленно он поселился со мной и будущим ребенком в Лондоне. Он одурмнен счстьем и стрется вовсю…

— Тк где же сведения? Я не узню вс… Тогд, в Приже, вы действовли с большим успехом… — подздорил полковник гентессу.

— Мой друг дл мне понять, что из его рзговор с Сухопровым выяснилось, что фмилии гентов — это еще не все. Я думю, з этим что-то кроется.

— Торопитесь, Кэт, время не терпит. Может быть, мне выступить в кчестве вшего друг и покровителя, устновить с ним конткт и порботть кк следует? Проникнуть смому в эти тйные пружины?

— С вшего позволения пострюсь это оргнизовть… Скжу, что вы знли моего покойного отц и хотите помочь нм.

— Отлично, Кэтти! Только не нзывйте моего имени Монкевицу. Он знет, что я — рзведчик. Пусть нш встреч будет неожиднностью для него.

В мозгу резидент прокручивлись сотни вринтов. Но одно он знл: Монкевиц нужен для того, чтобы через него выйти н Соколов. Будучи опытным рзведчиком, Нокс полгл, что он уже близок к цели.

…Выйдя н улицу, Кэтти постоял в нерешительности, рзмышляя нд словми Нокс. Ей предстоял встреч с Николем только звтр. Но он знл, нсколько требовтелен шеф, и беспокойство, проскользнувшее в его голосе, говорило о том, что следует торопиться.

"Шеф прв, — подумл он, — куд легче было в Приже. Легкомыслие, чувственность, ждность, — все игрло мне н руку, с этими русскими высокие рзговоры о долге, о чести, о России!.."

Он был очень непрост, этот русский с немецкой фмилией, ей приходилось игрть роль любящей несчстной женщины, оствшейся без средств. Он сумел не только вскружить ему голову, но и зствил полюбить себя, поверить, что его будущее может быть только с ней. Все это стоило немлого труд, тем более что Монкевиц был профессионльный рзведчик и в любой момент мог рзорвть с тким трудом сплетенную путину.

Но Кэтти был прирождення ктрис, он вживлсь в обрз мгновенно. К тому же он стреющий мужчин, жждущий любви молодой крсивой женщины. "Ндо дть ему понять, что мне грозят высылкой в Англию, я скорее покончу с собой, чем вернусь туд беременной и одн, без него. Помощь Нокс будет очень кстти". Кэтти увжл своего шеф, зня его тонкий ум и железную хвтку.

Придя домой, Кэтти позвонил Монкевицу и попросил его прийти сегодня вечером.

Окинув взглядом свою квртиру, Кэтти остлсь довольн чистотой и порядком. Тут всегд должно быть уютно. Уют притягивет мужчин, тем более одиноких. Пройдя н кухню, он нчл готовить ужин, удивляясь своему спокойствию. "Все будет тк, кк я хочу, кк должно быть. Он соглсится н встречу с Ноксом, — внушл он себе. — Ведь Нокс — друг моего отц и может помочь нм".

…И вот он уже бедня, одинокя, но вместе с тем дрожщя от счстья, припл к плечу своего обожемого Николя, пытливо зглядывет ему в глз и знет, что эту битву он выигрет.

33. Петрогрд, янврь 1917 год

Через полчс после прибытия н Вршвский вокзл Алексей блгополучно достиг здния военного министерств н Искиевской площди, где его принял Беляев, окзвшийся н месте. Соколов вручил пкет и просил нписть рсписку в получении. Военный министр, не привыкший к ткой ккуртности крупных нчльников, приятно удивился просьбе Соколов. Рсписку он нписл, и Соколов, бережно сложив документ, спрятл его в глубокий внутренний крмн френч. Со спокойной душой он мог отпрвиться теперь домой.

По Невскому штбной мотор быстро домчл его к Знменской улице. Знкомый подъезд с козырьком черного чугунного литья, дв чугунных грифон по крям, хвосты которых незметно переходили в водосточные трубы. Тмбур из черного дерев с квдртикми хрустльного стекл нверху. Слишком медленно идущий лифт, четвертый этж, квртир под номером одинндцть, глухой звук электрического звонк в недрх квртиры. Нконец — щелкнье зсовов и змков — горничня Агш с рдостным вскриком: "Брин!" — тихо отступет, пропускя его в дом.

Быстрый топот кблучков, и милое, родное существо, его жен, обнимет, целует его, помогет рсстегивть тяжелую шинель.

— Почему не дл телегрмму?! Я бы непременно встретил н вокзле…

— Рдость моя! — опрвдывлся Алексей неловко. — Тковы обстоятельств, что я не имел возможности…

Алексей, рзумеется, не стл открывть Нсте подлинной причины; он не был до конц уверен, что противник или противники не предпримут кких-либо действий против него, в том числе и вооруженных. Соколов не хотел подвергть опсности свою любимую.

С охми и хми покзлсь в коридоре тетушк Мрия Алексеевн. З те несколько месяцев, что Алексей не видел ее, тетушк сильно пострел, голов покрылсь серебром.

Рздевшись, Алексей окинул быстрым взглядом змки н двери, удостоверился в их крепости и ндежности и вместе с Нстей, которя молч прижлсь к нему, прошел в комнты. Все здесь было и знкомо, и незнкомо. Появилсь новя мебель, скромня и удобня, новые шторы н окнх, выходящих н Знменскую. Н стенх — трелки с цветочным узором.

Соколов сел н дивн, Нстя прильнул к нему и змерл, словно слушл музыку внутри его.

Тетушк хлопотл подле стол, нкрывя его прздничной сктертью, укршя новым строгим и элегнтным сервизом.

З рзговорми о житье-бытье, о Минске, о трудностях в Петрогрде Алексея не оствляло острое желние поскорее избвиться от рсписки Мрков — положить документ в свой личный сейф, который был оствлен з ним в встро-венгерском делопроизводстве Глвного упрвления Генерльного штб. Он понимл существовние рельной опсности для своих близких. Если Мрков решится н поиски своей рсписки, они могли привести его людей в квртиру Соколов. Ндо все сделть тк, чтобы Мрков или его друзья узнли о месте пребывния документ.

Сейф нходился под денным и нощным присмотром внутренней охрны. В нем по-прежнему хрнились личные бумги Соколов, связнные с его друзьями в дунйской монрхии.

Когд Нстя з десертом скзл, что собирлсь сегодня вечером нвестить своих родителей, но теперь он остнется дом с ним, чтобы Алексей мог спокойно отдохнуть, он, ноборот, предложил отпрвиться сейчс же, но по дороге зехть н минуточку в Генштб. А чтобы Нстя не мерзл н улице в извозчичьих снкх, Алексей предложил звезти ее в «Кфе-де-При», где он сможет нбрть рзных пирожных и конфет родителям. Тк и решили.

Алексей звез Нстю в кфе, и лихч помчл его по Морской улице к рке Генерльного штб. В смом зднии ему не пришлось долго придумывть ситуцию, чтобы его увидел Мрков. Он буквльно столкнулся с ним нос к носу н площдке мрморной лестницы у бюст Петр I. Будто мльчишк, покзывющий фигу своему сопернику, генерл покзл Мркову слишком хорошо тому знкомый томик Пушкин. Он не стл рзъяснять смысл своего жест. По рстерянно-злобному виду Мрков, его пристльному взгляду н книгу он понял, что поступил првильно. Похоже, полковник действительно нмечл изъятие своей рсписки и был неприятно удивлен, увидев Соколов. Мрков понял, что если с Соколовым что-то случится, то любое рсследовние в первую очередь вскроет личный сейф генерл.

Алексей поднялся нверх, нскоро поздоровлся со стрыми сослуживцми, приглсил полковник Сухопров с женой н звтршний вечер к смовру. Через пять минут лихч мчл его мимо помпезного нового здния Азово-Донского бнк к гостинице «Фрнция», где н первом этже сверкли электрическими огнями витрины «Кфе-де-При». Нстя уже поджидл его н улице, нгруження сверткми и сверточкми. Он усдил ее в снки, зкрыл полстью ее ноги, и лихч помчл их по Большой Морской, круто рзвернувшись у гостиницы.

Пронеслись мимо «Астории», Иския, мимо пмятник Петру, поднявшему н дыбы своего коня — Россию, звернули з угол Сент и по нбережной помчлись к Николевскому мосту. По военному времени фонри и в центре светили тускло, н Всильевском острове их сияние превртилось в слбый холодный огонь светлячков. Темный янврь рно опустил знвес ночи н российскую столицу, и он, словно скорбя о пвших миллионх подднных империи, превртил свои огни в мерцющие лмпды. Лишь в немногих, явно богтых домх весело горел электрический свет.

Восемндцтя линия был вообще темн, словно прифронтовя деревня. Редкие прохожие блнсировли среди сугробов, поскольку дворников н окрине было меньше, чем в центре, д и рботли они много хуже, чем в рйонх богчей.

Перевливясь с колеи н колею, лихч доствил генерл с его генерльшей к четырехэтжному дому, укзнному Алексеем. Соколов рсплтился, подхвтил хорошо упковнные цветы для тещи, купленные н Невском, и стремительно, кк несколько лет тому нзд, взбежл н третий этж. Петр Федотович стоял н площдке лестницы у рскрытой двери, и Нстя, передв ему все свои свертки, целовл его то в одну, то в другую щеки.

— Полно тебе, бловниц, не тк двно и виделись! — мягко ворчл смущенный Петр Федотович.

Соколов полуобнял тестя и повлек в квртиру.

В прихожей, ярко освещенной керосиновой лмпой, стоял Всилис Антоновн, улыбясь дочери лишь глзми. Но когд он увидел вошедшего Соколов, то улыбнулсь шире, покзв полный рот белых и ровных, словно подобрнный жемчуг, зубов.

— Дйте, бтюшк, н вс в генерльском мундире полюбовться! — пропел он Алексею. В ярком свете трехлинейной лмпы зметно было, кк родители Нсти пострели з те месяцы, которые Алексей их не видел. Пепельного цвет шевелюр Нстиного отц зметно посветлел и стл почти седой. Лицо Всилисы Антоновны покрылось сеточкой новых морщин, хотя глз смотрели молодо и весело.

Пок Нстя рздевлсь, Алексей освободил розы от бумжных оков, и пышный букет пхнул слдким ромтом лет. Всилис Антоновн с достоинством принял цветы, но не преминул оговорить зятя:

— И зчем ткой роскошный букет, небось многих денег стоит… Подумл и добвил, перекрестившись: — Ну д лдно, я его звтр к зутрене в хрм снесу д к иконе божьей мтери приствлю — ты уж не обижйся — з твое чудесное возврщение из плен, оно, видно, без зступницы не обошлось уж кк мы молились ей.

Алексей улыбнулся, спорить не стл, ккуртно повесив шинель с ппхой н вешлку, приглдил лдонью волосы и прошел в комнты.

— А где же все твои орден, бтюшк? — охнул хозяйк дом. От дочери он знл, что у Соколов вся грудь в орденх, теперь н его френче увидел только белый Георгиевский крестик д ншейный знк Влдимир с мечми.

— Что ты, мм, пустые вопросы здешь! — возмутилсь Нстя. — Двй лучше собирть н стол!

Всилис Антоновн строго посмотрел н дочь. Анстсия, хотя и был уже три год змужней дмой, словно девочк повиновлсь мтери.

Алексей устроился н знкомом дивне с вликми, прямо перед ним в крсном углу горел лмпд зеленого стекл перед киотом с иконми. Мерцли от огоньк лмпды хрустльные стекл строго буфет. Пхло лмпдным мслом и чисто вымытым полом. Все тк же комнту укршли деревянные поделки Нстиного отц.

Петр Федотович снчл присел к столу, однко жен и дочь стли нкрывть для чепития и отпрвили его принести из кухни кипевший смовр. Через минуту медный, со стершимися медлями от чстой чистки толченым кирпичом смовр был водружен н поднос рядом с медной плошкой для мытья чшек. Соколову почти не пришлось сидеть в одиночестве н дивне — стол был быстро нкрыт, и все собрлись вокруг него. Звязлся неторопливый рзговор. Алексей поинтересовлся здоровьем Холмогоровых. Всилис Антоновн ответил, что, слв богу, здоровы. Про житье-бытье рсскзл Петр Федотович. Кк водится, снчл он сообщил, что вроде бы жить можно, но потом, мхнув рукой, решил отвечть н вопрос зятя нчистоту.

— Жизнь рбочего человек стл совсем тяжелой, Алексей Алексеевич! говорил он. — Экономическое положение мссы, несмотря н огромное увеличение зрботной плты, более чем ужсно. Д что я говорю, «огромное» увеличение… Рсценки вовсе не тк уж и увеличились… У большинств рбочих, кто стоит н военных зкзх, зрплт поднялсь процентов н 50 и лишь у некоторых, особенно квлифицировнных — это токри, слесри, монтеры, мехники — н 100 или 200 процентов. Однко и цены н все продукты возросли в дв, то и пять рз.

Соколов очень зинтересовло сообщение Петр Федотович, н которого уже грозно посмтривл Всилис Антоновн, чстенько поругиввшя муж з "длинный язык". Но видя, что зять и дочь внимют Петру, сменил недовольный взгляд н просто строгий.

Холмогоров и см не понимл, что это он рзговорился, но в глзх Алексея и Нсти читл неподдельный интерес. Ему хотелось открыться родным, поделиться своими мыслями, сомнениями.

— Вот я, к примеру, — продолжл он, — член првления больничной кссы ншей фбрики… — Взгляд Всилисы, кзлось, вновь метнул молнию. "Не зносись!" — вырзительно говорил он. — И могу срвнить теперешний с зрботком рбочего человек до войны. Вот, к примеру, посуточно чернорбочий до войны получл рубль — рубль двдцть. Теперь же дв с полтиной — три рубля. Слесрь зрбтывл дв-три с полтиной, теперь четыре-пять рублей. Монтер, ежели хороший, — 3 рубля в день, теперь же — 6 рублей, и тк длее. Вроде бы получется прибвк. Но в то же время стоимость потребления увеличилсь совсем невероятным обрзом, ведь и чернорбочий, и монтер одинково едят и одевются…

Петр Федотович отхлебнул чй, с интересом повертел печенье, усыпнное орехми, и, помрчнев от дум, продолжл:

— Если до войны угол оплчивлся двумя-тремя рублями в месяц, то теперь — не менее восьми, то и двендцть отдшь, лишь бы был теплый… Обед в чйной стоил 15–20 копеек, теперь тм же, не в кухмистерской ккой-нибудь — рубль — рубль двдцть. Чй тк же — семишник з чйник — теперь же тридцть пять копеечек отдшь…

— А ты много-то не ходи по чйным, — проворчл Всилис, видимо, вспоминя ккие-то свои рзговоры.

Петр Федотович мягко взглянул н жену.

— А где же собрния устривть? У стнк, что ли, иль в котельной?.. Ну, возьмем споги. Стоили они рнее пять-шесть рублей, нынче з тридцть-сорок, если и нйдешь, то только солдтские, крденные у кзны…

Всилис опять вскинул н муж грозные очи.

— Д-д! Вся Россия в крденых спогх ходит, — с вызовом уточнил Петр Федотович. — Только рубхи одни не тк подорожли — ежели до войны 75–90 копеечек косоворотки шли, то теперь — з дв с полтиной, то и з три рубля купить можно.

— Это что же, — вмешлсь Нстя. — Выходит, если зрботок поднялся в дв рз, то все продукты повысились в цене в три-четыре рз?

— Не только это, миля, — уточнил отец. — Прибвь сюд невозможность добыть дже з деньги многие продукты питния, трту времени н простой в очередях, усилившиеся зболевния н почве скверного питния и нтиснитрных условий в жилищх — холод и сырости из-з отсутствия дров, прочие трудности и тяготы… Все вместе взятое сделло то, что рбочие уже готовы н "голодный бунт"…

Соколов сидел и рзмышлял о том, что простой русский человек, мехник-смоучк, рссуждет тк ясно и политически зрело, кк не всякий чиновник способен или дже некоторые высокомудрые господ интеллигенты. Поэтому он нисколько не удивился, лишь удвоил свое внимние, когд Петр Федотович зговорил и о политических делх.

— Если бы только экономически было тяжело, — негромко говорил он. Политическое беспрвие рбочих сделлось совершенно невыносимым и нетерпимым. У нс отняли простое прво свободного переход с одного звод н другой. Нш большевик, рботющий н зводе, говорит, что нс вообще преврщют в бессловесное стдо, пригодное лишь к обогщению кпитлистов или для бойни н войне…

— Не зговривйся, Петр! — резко выплил Всилис Антоновн. Глз ее горели огнем, грозившим испепелить супруг.

— Что вы, — успокоил ее Алексей, которого, кк это ни удивительно, уже совершенно не коробил терминология социл-демокртов. — Что вы, это очень интересно!

Видно было по его выржению лиц, что он действительно внимтельно и с интересом слушл стрстную речь Петр Федотович. Отец Нсти удовлетворенно мигнул ей обоими глзми срзу, покзывя, что и ему польстило внимние слуштелей, зятя, хотя он и в генерльской форме, он нисколько не стесняется.

Нстя улыбнулсь отцу, выржя этой улыбкой и гордость з муж, и з него — отц, з его мнеру говорить, ясно и просто. Одн Всилис Антоновн был недовольн. Рзумеется, он нисколько не сомневлсь в том, что зять не будет протестовть против выскзывний Петр хотя бы из приличия. Но всей своей женской консервтивной нтурой он противилсь кким-то пугющим переменм, о которых иногд толковли дже в очередях. Ее вполне устривл высокий зрботок муж, хотя и отдлення от его рботы, но удобня квртир, весь нлженный и спокойный быт. И когд крмольные рзговоры теперь полились в ее доме з столом, где сидели любимя дочь и зять-генерл, пусть молодой и много переживший, Всилису Антоновну коробило и пугло с непривычки. К тому же это все рсходилось с тем, чему учил в своих проповедях нстоятель церкви Блговещение пресвятой богородицы, где он не пропускл ни одной зутрени или вечерни.

Петр Федотович зметно воодушевился, почувствовв одобрение дочери и внимние зятя и, словно дрзня Всилису Антоновну, продолжл:

— Зпрещение рбочих собрний, дже в целях устройств лвочек и столовых, — это в теперешние трудные времен ккой ни есть, выход для ншего брт рбочего, — зпрет профессионльных оргнизций, преследовние тех, кто ктивно рботет в больничных кссх, зкрытие рбочих гзет — все это зствляет рбочее сословие резко отрицтельно относиться к првительственной влсти. А вот революционные социл-демокрты в ншей среде нходят почву. Мссы под их влиянием протестуют всеми мерми и средствми против продолжения войны, полностью бойкотируют и новый госудрственный военный зем, устривют уличные демонстрции и принимют резолюции…

— По поводу зйм, — неожиднно вмешлсь Анстсия, — в Петрогрде ему рукоплещет только буржузия. Из военных прибылей им легко отдть ккой-то процент н зем, потом получить свои отчисления…

"Молодец женушк, — подумл Соколов, — ты неплохо нчинешь рзбирться в процентх и кпитлх!"

Для Алексея этот рзговор не был открытием. По службе помощник генерл-квртирмейстер ему приходилось читть много служебных бумг, исходящих от военно-цензурных упрвлений дивизионных, корпусных и рмейских. Военные цензоры усиленно знимлись перлюстрировнием солдтских писем и писем из тыл н фронт и прямо доносили о революционизции солдтских мсс.

Соколов знл ткже, что циркулирующие в рмии слухи о голоде в Петрогрде достигли невероятных рзмеров, хотя они и грничили подчс с чистой фнтстикой, но кто-то определенно пускл и рздувл эти слухи. В рмии "имелись сведения", что в столице "фунт хлеб теперь стоит рубль", что "мясо дют только помещикм и дворянм", что "открыто новое клдбище для умерших от голод"… "купцы выселяют солдток с квртир, немцы дли министрм миллирд з обещние уморить возможно большее число простых людей…".

Беспокойство солдт з оствленные н родине семьи было понятно Алексею. Но т вкхнлия слухов, скзок и легенд был порожден, кк видно, не только человеческой зботой о близких, но и явной игрой н ткой струне солдтского хрктер. Кк доклдывли порой военные цензоры, з слухми иногд стояли социлисты-революционеры, меньшевики и дже кдеты.

Смовр уже остыл, но чй, хотя и негорячий, был особенно вкусен в домшнем кругу. Алексею было здесь тепло и уютно. Ему подумлось, что хорошо бы перенести эту добрую семейную тмосферу в их дом н Знменскую, где, кк он чувствовл, родители Анстсии быстро сжились бы с тетушкой. Он уже не рз говорил об этом с Нстей, но когд он попробовл зикнуться об этом Всилисе Антоновне, то получил резкий и совершенно незслуженный отпор.

"Я тебе всегд говорил, что не по себе ты дерево рубишь! Ну в чужой сд, д еще брский, я никогд не злезл и не полезу! — решительно отрубил мть. — И никогд со мной больше не говори об этом!" — прикзл он.

Нстя рсскзл об этом рзговоре Алексею, конечно, изменив форму выскзывний Всилисы Антоновны. Но Алексей догдлся. Он лишний рз подивился бескомпромиссному, крутому хрктеру тещи, ее гордости тем, что он приндлежит к рбочему клссу обществ и ни з что не хочет изменить ему. Алексей чувствовл твердость и в хрктере отц, крепко любившего дочь и с болью в душе отдвшего ее змуж з офицер, то есть з человек другого клсс. Алексей понимл и ценил ткой взгляд Холмогоровых.

Семейный вечер н 18-й линии Всильевского остров зкончился чсов в десять. Покидя добрый кров своих родственников, Алексей был переполнен теплыми чувствми к ним з Нстю — они вырстили ее ткой змечтельной. Глядя н них, он нчинл верить в рбочее сословие, в его политическую мудрость и твердость, гордость и доброту. Он увидел в них то, чего не мог увидеть уже во многих своих коллегх-офицерх.

34. Петрогрд, конец янвря 1917 год

Смя фешенебельня гостиниц российской столицы — «Европейскя» — в своих трехстх комнтх ценою от 4 до 40 рублей в сутки, во время войны двл кров руководителям союзнических миссий. В этом кчестве среди ее постояльцев числился и мистер Смюэль Хор, официльно глв бритнского Бюро информции, неофицильно — резидент СИС в Петрогрде. Естественно, что и лорд Мильнер, глву нглийской миссии н союзнической конференции, которя нчлсь в конце янвря в Мриинском дворце, ткже поселили в «Европейской». Ему отвели смые роскошные пртменты отеля. Сэру Альфреду это было очень удобно — дмирл Холл советовл ему перед отъездом во всем полгться н мистер Смюэля. Что же ксется предгрозовой ситуции в России, прощупть которую и прибыл лорд, то ее лучше мистер Хор и его сотрудников никто не знл.

Жить по соседству было очень удобно еще и потому, что мистер Хор обслуживл не гостиничня прислуг, состоявшя в знчительной чсти из гентов Петербургского охрнного и жндрмского отделений, его собствення, где большинство было кдровых офицеров бритнской рзведки. Теперь они все «присмтривли», чтобы никто лишний не лез к сэру Альфреду, прислуживли в кчестве официнтов во время его трпез с доверенными людьми, не двя русским совть нос в дел глвы бритнской миссии.

Когд же зшл речь о том, с кем из нгличн в России, кроме мистер Хор, мог бы побеседовть конфиденцильно бритнский министр хотя и без портфеля, но близкий к смым влиятельным кругм империи, резидент рекомендовл ему генерльного консул Великобритнии в Москве Роберт Брюс Локкрт.

"О, это хотя и весьм молодой, но очень осведомленный рботник ншей службы!" — отозвлся мистер Хор. Окзлось, что в связи с предстоящей в рмкх конференции поездкой лорд Мильнер во вторую русскую столицу генерльный консул был уже вызвн из Москвы в Петрогрд и обретлся в той же гостинице, только не в сорокрублевом пртменте, в номере знчительно менее дорогом, но все-тки комфортбельном.

Роберт Брюс Локкрт предствили лорду Мильнеру н звтрке в бритнском посольстве н следующий день после приезд делегции из порт Ромнов н Мурмне. Лорду не понрвились звлы военных грузов н пристнях порт, покзлсь очень тряской колея новой железной дороги от Мурмн. Лорду Мильнеру не нрвилсь Россия вообще, он покзл хорошее знкомство с критическими телегрммми и доклдми, которые посольство и резидентур нпрвляли в Лондон.

Н звтрке опытные дипломты и рзведчики хорошо поняли, ккое нстроение црит в метрополии по отношению к России. Понял это и Брюс Локкрт. Сэр Альфред обртил свое блгосклонное внимние н молодого рзведчик, он приглсил его вместе с резидентом после звтрк к себе в пртменты сделть реферт о московской и петрогрдской оппозиционной прессе. Это было весьм интересно и мистеру Хору.

В просторной гостиной, обствленной мебелью в стиле Людовик XIV, джентльмены уютно устроились вокруг кофейного столик. Бесшумно скользя по коврм, официнт во фрке и с безукоризненным бритнским пробором н рхитичной, продолговтой голове (лейтеннт секретной службы по чину), принес кофе. Мистер Хор зблговременно узнл, что сэр Альфред вывез свою любовь к этому нпитку, почти безрзличному для нстоящих нгличн, со своей первой родины — из Гермнии. Поэтому в мгзине Жорж Бормн у "пяти углов" были зкзны лучшие брзильские зерн.

Пригубив кофе, Брюс Локкрт покзл, что он згодя готовился к визиту лорд. Он вынул из крмн ккуртно сложенный сентябрьский номер гзеты "Русские ведомости", в котором был нпечтн знменитя сттья оппозиционер Мклков "Тргическое положение". Одн стрничк этого номер со сттьей Мклков стоил в столицх пять рублей, в провинции ее цен поднимлсь до пятндцти рублей.

— Это пример того, кк русскя оппозиция нчинл свою тку н цря, потряс гзетой мистер Брюс.

— Интересно! — коротко соглсился послушть перевод лорд Мильнер.

Брюс нчл читть, переводя срзу н нглийский язык.

— "…Вы несетесь н втомобиле по крутой и узкой дороге. Один неверный шг, и вы безвозвртно погибли. В втомобиле — близкие люди, родня мть вш. И вдруг вы видите, что вш шофер првить не может: потому ли, что он вообще не влдеет мшиной н спускх, или он устл и уже не понимет, что делет, и ведет к гибели и вс и себя… К счстью, в втомобиле есть люди, которые умеют првить мшиной, им ндо поскорее взяться з руль. Но здч пересесть н полном ходу нелегк и опсн; одн секунд без упрвления — и втомобиль будет в пропсти. Однко выбор нет — вы идете н это. Но см шофер не идет. Оттого ли, что он ослеп и не видит, что он слб, и не сообржет, из профессионльного смолюбия или упрямств, но он цепко хвтется з руль и никого не пускет. Что делть в ткие минуты? Зствить его нсильно уступить место? Кк бы ни были вы ловки и сильны, в его рукх фктически руль, и один неверный поворот или неловкое движение этой руки — и мшин погибл. Вы знете это, но и он тоже знет. И он смеется нд вшей тревогой и вшим бессилием: "Не посмеете тронуть!" Он прв: вы не посмеете тронуть; если бы дже стрх или негодовние вс тк охвтили, что, збыв об опсности, збыв о себе, вы решились силой зхвтить руль — пусть об погибнем — вы остновитесь: речь идет не только о вс: вы везете с собой свою мть… ведь вы ее погубите вместе с собой, — сми погубите, — довольно бойко переводил с лист Брюс, ктерски игря голосом. — И вы себя сдержите, вы отложите счеты с шофером до того вожделенного времени, когд минует опсность… вы оствите руль у шофер. Более того, вы постретесь ему не помешть, будете дже советом, укзнием содействовть. Вы будете првы тк и нужно сделть. Но что будете вы испытывть при мысли, что вш сдержнность может все-тки не привести ни к чему, что дже и с вшей помощью шофер не упрвится? Что будете вы переживть, если вш мть при виде опсности будет вс просить о помощи и, не понимя вшего поведения, обвинит вс з бездействие и рвнодушие?"

— Окзывется, русским известны втомобили и опсности, из них вытекющие? — изволил пошутить лорд. — Весьм вырзительный обрз, весьм! одобрил он иноскзтельную филиппику Мклков. — Првд, в середине фельетон этот обрз несколько рсплылся, но идея достойн всяческих похвл! Свлить Россию в пропсть?! Это бы вполне соответствовло имперским интересм!

Я уже весьм содержтельно побеседовл с сэром Джорджем н эту тему. Он мне много рсскзл о придворных кругх и высших сферх России. Но вш нлиз предствляется мне ткже вжным для понимния критического положения в этой стрне, — поощрял сэр Альфред Брюс.

Рзведчик был рд стрться. Он достл небольшой блокнот, изящно переплетенный в сфьян, и, сверяясь с ним для пмяти, стл рсскзывть господину министру о том, кк буржузня пресс постоянно «кусет» двор и дминистрцию, хотя и нходится под цензурой. Русские большие мстки обходить рзного род цензурные рогтки, говорил рзведчик и тут же приводил фкты, до которых был особенно охочь лорд-инспектор. Выводы он любил делть см.

У мистер Хор вскоре предстояло вжное свидние с осведомителем из придворных кругов. Он отклнялся со спокойной душой, обещв вернуться и доложить смые свежие новости. Резидент увидел, что Брюс Локкрт понрвился лорду и не подведет своих коллег.

Лорд Мильнер и Брюс Локкрт остлись вдвоем. Румяный и улыбчивый, белозубый, синеглзый Локкрт умел хорошо знять любого шеф. Министру, близкому к Ротшильдм, он рсскзл о положении н московской и петрогрдской биржх, о котировке кций, о курсе рубля, который блгодря стрниям нгличн-союзников резко стл пдть, приближя Россию к финнсовому крху. Лорд здл генерльному консулу много вопросов, из которых Брюс снов зключил, что с первого же дня своего приезд н Мурмн Мильнер понял всю безндежность положения России. Брюс уверенно говорил о грядущем дворцовом перевороте, зявив, что если црь не пойдет нвстречу буржузной общественности, то будет очень скоро свергнут. Лорду Мильнеру хотелось поподробней узнть именно это, и он оствил молодого рзведчик н обед, который был уже нкрыт в соседней комнте.

Тот же официнт в белых лйковых перчткх принес по желнию высокопоствленного гостя типично русский обед. Икр и пирожки, ух и пштет из дичи, жреные белые грибы и поросенок с кшей несколько примирили лорд Мильнер с Россией.

Брюс Локкрт со зннием дел рсскзывл о том, что признки общей вржды к првительству Николя Ромнов и к крйне бюрокртическому строю видны буквльно во всех слоях нселения. Не только либерльня буржузия, но дже придворные сферы зтронуты желнием переворот. Произошел сильный сдвиг влево промышленного клсс, до сей поры весьм рекционно нстроенного. Немловжным является и ткой момент: объединились рзличные общественные силы, нчиня от октябристов и прогрессистов, кончя «трудовикми», эсерми и некоторыми социл-демокртми, приндлежщими к крылу, нзывемому меньшевикми…

У лорд Мильнер был прекрсня пмять. Он никогд ничего не збывл ни цифр, ни фктов, ни обид. Перед своим визитом в Россию он внимтельно прочитл досье, подготовленные ему в министерстве инострнных дел и в СИС. Поэтому Брюсу не пришлось объяснять милорду, кто есть кто н пртийном горизонте в России.

Локкрт звершил свой крткий обзор положением в рбочем клссе, который, по его словм, был весьм зинтересовн в устновлении прлментско-демокртическо-првового порядк. Не збыл он сообщить и о состоянии рмии.

Лорд Мильнер особенно интересовло — не выльется ли недовольство в России в грндиозную социльную революцию, которя потрясет устои всего мир и скжется н роли России в войне.

Брюс рсскзл, что недвно он в тесном кружке встречлся с Керенским, чья популярность весьм рстет, нчлсь, кстти говоря, от того, что он выступл зщитником в суде нд рбочими, рестовнными во время беспорядков и рсстрел, учиненных н Ленских приискх бритнского концерн "Лен Голдфилдс". Сэр Альфред хорошо знл это дело, поскольку его птрон — брон Ротшильд — имел свои интересы в этих приискх. Тк вот, этот присяжный поверенный, член четвертой Госудрственной думы, приветствовл грядущий дворцовый переворот, но весьм отрицтельно выскзывлся о возможности нродного выступления. Присутствоввшие в этом интимном кружке господ выржли опсение, что нродное движение может попсть в крйне левое русло и это создст чрезвычйные трудности для ведения войны, ибо российские мссы рзочровлись в ней.

Положение дел в Петрогрде, что ткже было известно одному из смых пронырливых рботников бритнской рзведки в России — Локкрту, — было особенно тяжелым.

— В ктстрофическом состоянии торговля, — доклдывл Брюс, — особенно торговля продовольствием. Булочные, колбсные, молочные и другие мелкие лвки зкрывются из-з недостточного подвоз в Петрогрд нужного сырья. Сокрщют свои оперции торговцы-оптовики. Они, во-первых, побивются реквизиций, о которых были пущены слухи, во-вторых, из-з отсутствия поддержки бнков и крупных кпитлистов, которые кредитуют оптовую торговлю. В предвидении ндвигющегося кризис, может быть, и по другим сообржениям, бнки в последнее время стрются извлечь свои кпитлы из торговли, пустить их н другие гешефты и тем, рзумеется, еще более усугубляют рсстройство торговли.

Министр, близкий к бритнским финнсовым кругм, вырзил уверенность, что нибольшую предусмотрительность проявили те российские бнки, которые, кк Азово-Донской, весьм тесно связны с нглийским кпитлом.

— Мы им тк рекомендовли, сэр! — коротко отозвлся Локкрт, покзывя, что он тоже не тк прост в сложных финнсовых и бнковских оперциях. — К тому же в Петрогрде и Москве происходит вытеснение чисто русских торгово-промышленных предприятий в сфере продовольствия инострнными купцми, кои знчительно более упрвляемы нми. Особенно мы рекомендуем им сосредоточивть в своих рукх оптовую торговлю… и они успешно осуществляют нши рекомендции, — продолжил он после пузы, предчувствуя вопрос Мильнер.

Тот подумл и ничего не скзл, хотя тень вопрос остлсь у него в глзх.

— Пдение курс русского рубля, вызвнное отчсти ншими финнсовыми деятелями, — угдл ответ Брюс, — в чстности, отпрвкой русского золот в нглийский бнк в обеспечение военных кредитов России, вызвло немедленное повышение цен н пятьдесят-сто процентов.

— Это было очень хорошо сделно, мой дорогой! — воскликнул лорд Мильнер. Брюс тк и не понял, имел ли в виду министр его доклд или снижение курс рубля нглийскими союзникми. Но по всему было видно, что сэр Альфред остлся очень доволен и обедом, и беседой, и мрчными перспективми российского имперторского дом.

Теперь Локкрту предстояло зкрепить свой успех в Москве, где вскоре должен был побывть министр его величеств короля Великобритнии.

35. Петрогрд, конец янвря 1917 год

В первый же день рботы союзнической конференции Алексей Соколов столкнулся лицом к лицу с черноволосым, бородтым и прихрмывющим полковником Мезенцевым. Стрые приятели пожли крепко руки и коротко поведли друг другу, кк они очутились в роскошном мрморном Мриинском дворце — резиденции Совет министров вместо неуютных штбных блинджей и окопов. Алексей рсскзл, что Ствк нпрвил его экспертом, переводчиком, зодно и временным помощником лорд Мильнер — высшего чин в бритнской делегции. Мезенцев коротко сообщил, что недвно вновь был рнен, лечился в петрогрдском госпитле, рзвернутом в смом Зимнем дворце. Теперь же Глвное ртиллерийское упрвление, помня его службу в 15-м году, попросило стть экспертом русской делегции по ртиллерии и использовть для двления н союзников фронтовой опыт. Глядя н грудь Мезенцев, декорировнную многочисленными боевыми нгрдми, ни у кого не возникло сомнений в глубине ткого опыт.

— Ты же знешь, Алексей Алексеевич, что глвной ншей целью является, я бы скзл, «вымзживние» у союзничков поствок возможно большего количеств ртиллерии, боеприпсов и другого снряжения, — скривил презрительно рот ртиллерийский полковник. — Вот я и стрюсь докзть это господм нглийским и фрнцузским офицерм.

— А я знимюсь тем же среди нглийских и фрнцузских генерлов… Твой нчльник Мниковский меня специльно просил об этом… Только збыл сообщить мне необходимые днные.

Об невесело рссмеялись.

— Когд пойдем в военную гостиницу звтркть, я тебе их поведю, чтобы ты готовил почву убедительнее, — обещл Мезенцев.

Седой моложвый генерл с волевым лицом и боевой, слегк прихрмывющий полковник были встречены в военной гостинице, — в прошлом «Астории» исключительно любезно. Несмотря н тесноту, метрдотель ншел Соколову и Мезенцеву столик н двоих в уголке мфитетр, чуть возвышющегося нд общим злом. Зимний мягкий свет еле проникл через мтовое стекло фонря н крыше, н столикх горели уютные электрические лмпочки. Торшеры с электрическими свечкми возвышлись по углм мфитетр. О войне нпоминл только публик, одетя в военную форму. Голод в Петрогрде и воення рзрух н меню нисколько не скзывлись.

— Кк ты знешь, — вполголос рсскзывл Мезенцев Алексею, — к межсоюзнической конференции Генерльным штбом и ГАУ были приготовлены любопытные цифры, которые покзывли, что русско-румынский фронт по своему весу отнюдь не менее Зпдного…

— Нет, я не осведомлен в тких вещх, — тк же тихо ответил Соколов. Мниковский не открывл всех нших крт.

— Тк я тебе их открою, Алеш, чтобы ты вместе со мной возмутился непорядочностью нших дорогих союзников! — с горящими обидой глзми почти прошептл Мезенцев.

Он рсскзл Алексею, что н долю России приходилось свыше сорок одного процент всех вооруженных сил н европейском тетре войны. Одн Россия выствил столько солдт, сколько все стрны Антнты без Итлии. Русско-румынский фронт удерживл 54 процент всех вржеских сил. Н фрнко-нгло-бельгийском фронте было 46 процентов сил врг. Днные подтверждли, что русский фронт с меньшим количеством ртиллерии притягивл к себе ткое же количество ртиллерийских сил противник, кк и Зпдный. Русские войск с относительно небольшим количеством ртиллерии сумели тем не менее к 1916 году прорвть гермно-встрийский фронт, чего союзники, при всей нсыщенности их рмий боевой техникой, сделть не сумели.

— И учти, — приводил н пмять цифры Мезенцев, — что основной бзой снбжения русской рмии оствлись отечественные зводы. З годы войны — до ноября шестндцтого — из-з грницы мы получили лишь около десяти процентов орудий, но военное руководство никк не могло понять этой истины и уповло н союзников.

А возьмем вопрос с втомобилями! — продолжл свой печльный рсскз Мезенцев. — Ты, вше превосходительство, знешь, что современня войн требует моторов… Тк вот, вопрос с втомобилями не решен дже рзмещенными зкзми, тем более что нглийские втомобили, глвным обрзом фирмы Тльбот, млопригодны в нших дорожных условиях. Лучше было бы зкзть хотя бы тысячу мерикнских, но нгличне не рзрешют нм делть этого, блюдут интересы своих фирм. Ты, может быть, слышл, что в декбре в доклде штбу верховного глвнокомндующего нглийские втомобили были признны "совершенно непригодными". А все же предствитель ГАУ в Лондоне зкупил еще 800 тких же мшин. Кто тк глупо или преступно рспоряжется?..

— Ты нпомнил мне сейчс Милюков, он вот тк же выступл недвно в Госудрственной думе с риторическим вопросом "Глупость или измен?..", улыбнулся Алексей.

— А действительно, чего больше — глупости или измены? — возмутился опять Мезенцев.

— Сш, ты збыл еще одно состояние, в котором, к сожлению, чсто пребывют не только интенднты, но и более высокие персоны — я не укзывю пльцем, — именно: кзнокрдство!

— Ты прв, друг мой, — грустно здумлся Мезенцев.

Друзья вернулись к следующему зседнию конференции в дурном нстроении. И его отнюдь не улучшило выступление лорд Мильнер. Бритнский министр со злыми глзми в блистющем золотом придворном мундире его величеств короля Георг нгло зявил русским союзникм, что ждть помощи снряжением и боеприпсми — бессмысленное дело.

— Вы сми можете и должны производить необходимое снряжение, — с брезгливой миной н лице зявлял нглийский лорд, — ресурсы зпдных союзников не неисчерпемы… Легко удостовериться, что Россия не получил от союзников того, что он может производить см…

Соколов и Мезенцев увидели в этих словх нмек н днные ГАУ, официльно сообщенные бритнскому союзнику.

— Россия с ее огромным протяжением и рзнообрзными ресурсми, нступл Мильнер, — способн, вероятно, с экономической точки зрения стть ниболее смоснбжющейся стрной в мире…

Длее лорд принялся предъявлять своим русским хозяевм обвинения, которые были прямо списны с речей оппозиции црю в Думе. Отбросив всякие дипломтические обороты, резко и зло министр бритнской короны зявлял о првительстве своей союзной стрны, что у него "недостток оргнизции". Он упрекл в непрвильном рспределении сырья и топлив, в излишестве военных и гржднских зкзов у зпдных союзников и Японии, в неумении вести промышленность в военное время.

Лорд Мильнер прямо вмешлся во внутренние дел союзной России, предъявив ей, в чстности, требовние, словно колонильной стрне, чтобы всякий военный мтерил, поступющий из-з грницы, сопровождлся несколькими предствителями Бритнии, опытными в обрщении с этим мтерилом.

— Они должны пользовться свободой действий и возможной поддержкой при нблюдении з трнспортировнием и сборкой рзличных орудий и при инструктировнии… — уточнил Мильнер.

Соколов и Мезенцев возмущенно переглянулись. "Подумть только, словно фрикнцы в ккой-нибудь фрикнской колонии, русские люди должны подчиняться белым нглийским колонизторм!" — пронеслось у Алексея в голове. Мезенцев явно испытывл те же чувств гнев и обиды з свою стрну, з то, что российский министр инострнных дел не дл отпор нглым притязниям бритнского министр.

…Гулким эхом отдвлись под куполом прекрсной беломрморной ротонды голос инострнных делегтов, обсуждвших, когд русской рмии следует нчть нступление для подкрепления своих зпдных союзников. Уже генерл Гурко, делегировнный н конференцию, чтобы отстивть интересы русской рмии, зявил, что "Россия доныне лишен был возможности в полной мере проявить свои силы ввиду недосттк в военном снбжении", мрчные думы не покидли Алексея. Он с горечью думл о том, что опять десятки тысяч русских солдт должны отдть свою жизнь рди того, чтобы Приж и Лондон сберегли свой "цвет нции", что конц-крю войне не видно, что льются чудовищные потоки крови, людям причиняются неисчислимые стрдния, все рди интересов вот тких "белых людей", кк лорд Мильнер, примеряющий теперь свои колонильные змшки к России. Анлитический ум рзведчик, влдевшего политическими ктегориями большого мсштб, рождл горькую мысль о том, что црскя Россия вообще не был уже рвнопрвным пртнером в системе Антнты, что союзники стремились сделть из нее полуколонию.

Соколов твердо решил откзться от млоприятной чести сопровождть глву нглийской делегции в Москву, о чем его уговривл Беляев, поехть лучше с генерлом Вильсоном н фронт, где тмосфер будет, очевидно, знчительно чище.

36. Петрогрд, конец янвря 1917 год

После зкрытия конференции Алексей поехл в Генерльный штб. Ему хотелось встретиться с Сухопровым, поговорить об встро-венгерских друзьях и проверить, н месте ли томик Пушкин. Соколов чсто вспоминл свою прежнюю рботу, связнную с постоянным риском, опсностями, умением принимть молниеносное решение. Рботу ткую трудную, но и рдостную. Кждый рз он рисковл жизнью рди своего Отечеств.

Н душе у Алексея было скверно. Из-з нглой речи лорд Мильнер, требоввшего еще больших человеческих жертв и зтрт от России, из-з полного бессилия российского комндовния, не сумевшего, может быть, не желвшего дть отпор зрввшемуся нгличнину. Почему-то в его созннии связывлись воедино выступление лорд Мильнер и попытк шнтж в поезде. Для себя он сделл вывод: Англия уже строит послевоенные плны. Он хочет посеять рознь между слвянми и Россией.

Все эти мысли тревожили Соколов, бередили его душу.

С тех пор, кк Сухопров принял у него встро-венгерское делопроизводство, Алексею не приходилось с ним по-нстоящему говорить. Все не хвтло времени, тянули неотложные дел.

Встретились они рдостно, обнялись. Поговорив о делх н фронте, о союзнической конференции, Сухопров рсскзл Соколову о Монкевице. Ведь столько лет служил с ним, знл человек, не рзглядел в нем подлец.

Соколов выслушл Сухопров спокойно. Все склдывлось теперь в единую линию: Мрков — Асснович — Монкевиц — нглийскя рзведк… Цель их совершенно ясн: им нужны головы друзей России в Богемии, Словкии, н Блкнх… В средствх они не будут щепетильны. Кто же руководит всей этой оперцией? Во глве, конечно, Нокс, но нити ведут дльше — к тумнному Альбиону. Лондон не только явно собирется лишить Россию ее победы в войне, но он уже и сейчс змышляет оторвть слвянских друзей и превртить госудрств н зпдных грницх России в ее вргов.

"Лорд Мильнер, очевидно, ключевя фигур в этом деле", — решил Соколов.

Обсудив все дело с Сухопровым, они пришли к выводу, что обрщться по комнде или прямо к испрвляющему должность глвнокомндующего не имеет смысл. Ведь и Михил Всильевич Алексеев и Всилий Иосифович Гурко явно учствуют в зговоре, бритнскя шпионскя служб, совершенно очевидно, имеет прямые связи с зговорщикми, если не целиком вдохновляет их. Знчит, любой прямой и официльный путь пресечения нглийской интриги исключен. Тем более что союзники, кк всегд, действуют под мской доброжелтелей. Соколов и Сухопров решили ни в коем случе не передвть н связь нгличнм своих друзей. Они пришли к выводу, что Нокс стремится к этому для того, чтобы в острый момент нейтрлизовть, может быть — что будет еще подлее, — и выдть встро-венгерской и гермнской контррзведкм тех, кто помогет и будет после войны помогть России и слвянскому делу.

Теперь Соколов решил отпрвиться с лордом Мильнером в Москву, чтобы не только внимтельно изучить повдки и хрктер этого врг, но и пристльнее присмотреться к его связям и знкомствм. Друзья пришли ткже к выводу, что следует принять смые строгие меры, чтобы обезопсить от «любопытных», в том числе и нчльников, кнлы связи и дрес тех, кто вместе с Россией боролся против пнгермнизм.

37. Москв, нчло феврля 1917 год

Тепля вод в внне лскл худое, угловтое тело сэр Альфред. Лорд «отмокл» от нервных нгрузок прошлых дней. Неудчня конференция, упрямство русских, не хотевших идти в нступление без того, чтобы хорошо не содрть з это военными мтерилми, звтрки, обеды и приемы в посольствх, особнякх и дворцх, бесконечные рзговоры и выпршивния у богтой Бритнии рзного род помощи — все это чрезвычйно утомило господин министр.

Чуть-чуть улучшило нстроение лишь почтение к глве бритнской делегции: для его поездки в Москву был предоствлен слон-вгон одного из великих князей, в гостинице, считвшейся лучшей в Москве, отвели королевские пртменты. Комнты были крсивы, теплы и уютны. Внн огромн и глубок — больше, чем в его лондонском особняке. А см вння комнт просторн и прекрсно оборудовн. Здесь есть высокя кровть для мссж и шкфчик с рзличного род притирниями, мзями, одеколоном…

Все это рсполгло к неге и рзмышлениям, тем более что снов предстоял трудный день прдных обедов, встреч и визитов. З двое суток, отпущенных реглментом для посещения второй российской столицы, нужно было многое сделть и осмотреть.

Сэр Альфред вспоминл свои встречи в Петербурге и прикидывл, что из впечтлений включить в отчет премьеру, что и в кких крскх рсскзть птронм — бртьям бнкирм.

Посол Фрнции Плеолог, подвижный кк ртуть, покзлся ему довольно поверхностным человеком. Однко дння им русскому нроду хрктеристик зслуживл, с точки зрения лорд, смой блгоприятной оценки.

— Н ккую точку зрения ни стть, — говорил Плеолог н звтрке в своем посольстве, — политическую, философскую, нрвственную, религиозную, русский человек предстет всегд прдоксльным явлением чрезмерной покорности, соединенной с сильнейшим духом возмущения. Русский мужик известен своим терпением и фтлизмом, своим добродушием и пссивностью, он иногд порзительно прекрсен в своей кротости и покорности. Но вдруг он переходит к протесту и бунту. И тогд его неистовство доходит до ужсных преступлений и жестокой мести, до проксизм преступности и дикости.

Я не зню, — вырзительно зктывл глз Плеолог, — ни одной стрны, где семейня жизнь был бы серьезнее, птрирхльнее, более нполнен нежностью и привязнностью, более окружен интимной поэзией и увжением, кк у русских; где семейные тяготы и обязнности принимются легче; где с большим терпением переносят стеснения, лишения, неприятности и мелочи повседневной жизни. Зто ни в одной другой стрне индивидульные возмущения не бывют тк чсты, не рзржются тк внезпно и тк шумно. Хроник светских скндлов и ромнтических преступлений изобилует порзительными примерми. Нет излишеств, н которые не были бы способны русский мужчин или русскя женщин, если они решили "утвердить свою свободную личность"…

Лорд улыбнулся воспоминниям. Во всяком случе, он почерпнул из беседы с Плеологом больше, чем с собственным послом, хилым и немощным Бьюкененом. Оценки Плеолог он и взял н вооружение. С этим инструментом Мильнер подходил теперь к кждой русской душе, в том числе и к душе Николя Ромнов.

Сэр Альфред вспомнил две свои встречи с российским смодержцем. Вся мнер цря, его нежелние вести серьезную беседу о серьезных вещх порзили в смое сердце гордого лорд. Он нмеревлся очень серьезно поговорить с Николем, нмекнуть, что если верховный глвнокомндующий России не стнет выполнять пожелний бритнского посл, то Лондон вынужден будет теснее сойтись с оппозицией и окзывть ей внимние… Но условия пок не позволяли провести откровенную беседу. Подумть только! Его, глвного бритнского делегт, министр его королевского величеств, црь дже не удостоил еще личной встречи. Тридцть первого янвря, в жуткую рнь — в одинндцть чсов утр — он принял з городом, в Алексндровском дворце, скопом всех делегтов, причем послы, не глвы делегций были по протоколу поствлены впереди полукруг. А российский смодержец не удостоил их ничем, кроме бнльных вопросов: "Вы хорошо доехли?", "Вы не слишком устли?", "Вы в первый рз в России?" Подумть только, црь совершенно не окзывет внимния ему, лорду и грфу Бритнской империи, получившему свой титул з великие зслуги.

Не только у него, глвы бритнской делегции, но и у Думерг, Шлойя и всех других гостей остлось одно рзочровние от визит к русскому двору и его хозяину… "Черт побери, — зло чертыхлся кпризный лорд. — А н прдном обеде четвертого феврля?! Ведь вся торжественность выржлсь лишь в пышных ливреях, ярком освещении и серебре! Меню было прескверное, совершенно буржузное — где тут знменитя кухня русских бр?! Министр двор грф Фредерикс, смое доверенное лицо импертор, кк говорят — совершенный мрзмтик. Сидя рядом, он докзывл мне, что его род не гермнский, происходит от помернских шведов — все рвно он не кто иной, кк приблтийский брон… А чего стоят его зявления, что конференция должн был прийти к соглсию нсчет того, чтобы союзники после войны взимно окзывли друг другу помощь в случе внутренних беспорядков, сообщ боролись с революцией?! Этот стрый дурлей не ушел, окзывется, дльше Священного союз, зключенного сто лет нзд н Венском конгрессе. Воистину он отстл н целое столетие! И что это з обед, н котором хозяин говорит всего по нескольку любезных слов гостям и совершенно не желет решть никкие вопросы, рди которых делегты пересекли бурный окен.

А тут еще рест влстями тк нзывемой Рбочей группы при Центрльном военно-промышленном комитете. Брюс Локкрт явно встревожен и огорчен этим. По его словм, группу полностью контролировли его московские друзья во глве с Коновловым и Терещенко, см Челноков был готов вступиться з них, поскольку именно они и их люди должны были подорвть могущую вспыхнуть социльную революцию изнутри… Ккие же глупцы эти «охрнники»: рестовть тех, кто успокивет возмущенные мссы! Брюс скзл, что Коновлов дже телефонировл пресловутому министру внутренних дел Протопопову и смому премьеру князю Голицыну, но окзлось, что их влсть без снкции цря пустышк!..

Злые думы теснились в голове у достопочтенного лорд и тогд, когд он вышел из внны и его зворчивл в мхровые простыни кмердинер. Злым приехл он и в Городскую думу.

Здние н Воскресенской площди, где был дн прием в честь бритнской делегции, приятно порзило лорд своим русским стилем. Укршения нличники, колонки, розетки и прочее — все были из терркоты и приятно сочетлись с крсным облицовочным кирпичом стен.

Городской голов Челноков встретил лорд Мильнер н ступенях крыльц с хлебом-солью н золотом подносе: поднос гость тут же передл своему секретрю. Прихрмывя, Челноков проводил гостя по прдной беломрморной лестнице через стрельчтый вестибюль н второй этж, где последовл обед в стиле московских Гргнтю, совершенно выбивший из сил бритнского министр. Хорошо еще, что свою приветственную речь в дрес Челноков и Москвы блгородный лорд произнес в смом нчле обед и тут же вручил городскому голове знки орден Подвязки, которые король пожловл ему з зслуги. Официльно эти зслуги нзывлись "в пользу русско-нглийского союз", хотя, кк доложил королевскому министру всеведющий Брюс, этот хромоногий русский оппозиционер был попросту гентом бритнской рзведки. Првд, гентом не мелким, получющим грошовый гонорр з пустые сплетни. Нет, Челноков, кк и некоторые другие широко известные москвичи, вроде князя Львов, Коновлов, были просто откровенными друзьями молодого Брюс. Они очень возмутились бы, если бы он предложил им гонорр. Однко секретные резолюции «общественных» оргнизций, плны этих оргнизций и их руководителей — все было немедленно доствляемо Брюсу, им, в свою очередь, — в Лондон, в Сикрет интеллидженс сервис.

Прием-звтрк в Городской думе длился пять чсов. Он грозил перерсти в поздний обед, когд измученный длинными речми и обильным столом лорд покинул его и нпрвился н экскурсию в Кремль. Русскую святыню ему удлось осмотреть только мельком, снружи, потому что снов ндо было ехть н другой берег Москвы-реки, туд, где нпротив Кремля рсполглся дворец схрных королей Москвы миллионщиков Хритоненко.

Когд господин министр прибыл в дом, здесь, словно в тетре, было полно по-европейски одетых господ и дм. Его это очень удивило. Лорд ожидл увидеть русских купцов в строобрядческой одежде и в спогх.

Несмотря н постоянный зверский ппетит, тившийся в худощвом теле, сэр Альфред совершенно не мог видеть, по крйней мере еще дв чс, нкрытого стол. Его помощник Джордж Клерк сообщил это Брюсу, тот — своим близким московским друзьям — устроителям вечер. Хозяев были вынуждены соглситься, что гость удлится для отдых в отдленный и тихий покой. Но и это время министр использовл с пользой для Бритнской империи. Не успел он рсположиться в уютной гостиной, кк ему был предствлен председтель Всероссийского земского союз князь Львов, кндидт в премьеры будущего министерств общественного доверия.

Князь был спокоен, говорил сдержнно. Его седя бородк был ккуртно подстрижен. Темные глз светились умом. Из его шевелюры, несмотря н возрст, не упло, нверное, еще ни одного волоск. Изящный фрк облегл худое тело человек, явно привыкшего к верховой езде.

Господ рсположились в покойных креслх. Кроме князя, из русских был еще Коновлов. Но он держлся н втором плне, пмятуя о том, что нзвтр лорд принял приглшение побывть у него и встретиться с избрнными промышленникми. Тем не менее сэр Альфред знл, что именно Коновлов был смой влиятельной фигурой в Москве и "серым крдинлом" Львов.

Князь Львов без предисловий стл зчитывть меморндум, который он подготовил для передчи лорду Мильнеру. Предврительно он вручил см документ. Н нескольких стрничкх были нпечтны двендцть пунктов, сообщвшие цели и здчи буржузных зговорщиков. Меморндум говорил, во-первых, что войн ведется н дв фронт: против искусного и упорного врг вовне и не менее упорного и искусного — внутри. Под внутренним вргом явно имелсь в виду црскя клик и дминистрция, в том числе и охрнк. Длее ствилсь здч отделения «своих», то есть людей, понимющих и признющих нличие внутренней войны, от тех, кто не понимет или не хочет признвть рвенств внешнего и внутреннего фронтов. В-третьих, требовлось признние того обстоятельств, что побед нд внешним вргом немыслим без предврительной победы нд внутренним.

Один из пунктов извещл о нзнчении штб из десяти лиц, среди которых основня ячейк — князь Львов, А.И.Гучков, А.Ф.Керенский и А.И.Коновлов.

Воспитнному лорду вдруг зхотелось присвистнуть по-простонродному. Встреч с князем Львовым открыл нконец глз Мильнеру, для чего его повезли в первопрестольную. Москв явно сделлсь вжным центром буржузной оппозиции, ибо ее промышлення и финнсовя мощь сковывлсь смодержвным строем, и московские промышленники, торговцы и финнсисты стремились вырвть влсть у цря, петрогрдского чиновничеств и дворянств.

Меморндум укзывл, что вжным фктором успех является влияние гзет н публику, посему журнлистов необходимо подчинить штбу оппозиции, требовть их соглсовнных действий. Неподчиняющихся зствить молчть, изгоняя с рботы… "Ну совершенно бритнские методы подвления инкомыслящих!" — умилился лорд Мильнер.

Зкончив чтение и подняв н собеседник чистые глз, князь Львов подытожил, что если позицию цря в ближйшие дни не удстся изменить, то есть не удстся «мирным» путем вырвть "ответственное перед нродом" министерство, то через три недели произойдет переворот.

Лорд уже слышл этот срок, который нзывли ему и Бьюкенен, и Хор, и Плеолог. Он дже рекомендовл бритнскому послу, кк деятелю, стоящему под ярким прожектором общественного внимния, отпрвиться в ближйшие недели в отпуск, чтобы молв не связл его с изменением формы првления в России, может быть, и со смертью госудря и госудрыни. Уйтхоллу этого не ндо. Бьюкенен принял совет и отвечл, что двно хотел немного отдохнуть в Финляндии. Тм он будет и вне пределов досягемости гзетчиков, и достточно рядом, чтобы вовремя прибыть в Петрогрд, когд нчнутся вжные события…

Все это промелькнуло в мыслях сэр Альфред, пок длилсь пуз. Князь склдывл и прятл в крмн свой экземпляр меморндум. Зтем бесед возобновилсь. Милорду было очень приятно, что он велсь н великолепном нглийском языке, без переводчиков. Он дже подумл о том, что не все бритнские губернторы и вице-короли в колониях тк превосходно выржют свои мысли с оксфордским произношением. Он и см не имел тких дорогих учителей и гувернеров, кк князь Львов и миллионщик Коновлов, и в Лондоне стеснялся много говорить в высшем свете — тм не прощли простонродного произношения. Здесь, в России, он чувствовл себя спокойно. И вдруг "perfect English"![16]

Он безусловно поддержл все двендцть пунктов оппозиционной црю прогрммы, обещл господм полную поддержку в Бритнии и бритнских служб в России. Теперь он знл, что сделть квинтэссенцией своего будущего отчет Ллойд Джорджу и высоким покровителям из Сити. Нстроение улучшилось, и лорд снов обуял ппетит. Коновлов рньше Львов понял, что гость желет зкончить беседу. При первой же пузе он встл со своего кресл, и князю Львову оствлось только последовть его примеру.

Милорд гордо проследовл в зл, где был нкрыт стол для него и смых достойнейших предствителей купеческого сословия Москвы, и отдл тм должное скзочной гстрономии. Его ответный тост был крйне лестным для хозяев.

38. Москв, нчло феврля 1917 год

Едв узнв о поездке лорд Мильнер в Москву, Алексндр Ивнович Коновлов твердо решил зполучить высокого гостя к себе домой в первопрестольной. Он собирлся не только вырзить симптию предствителю Великобритнии, удивить его своими нглийскими привычкми и стилем дом. Ему нужно было дть понять Мильнеру, что русское купечество возглвляет не кто иной, кк он. Именно н него, Коновлов, союзники должны делть ствку.

Гости уже собрлись в особняке Коновлов н углу Никитской улицы и Кудринской площди, когд дв вто с бритнскими флжкми н рдиторх остновились у подъезд с ковным железным кружевом консолей.

Лорд Мильнер держлся сдержнно. Он окзывл честь московским тузм своим приездом. Его сопровождли молодой, но уже поседевший генерл русской рмии, личный секретрь Джордж Клерк и генерльный консул Роберт Брюс Локкрт.

Коновлов встретил гостей в прихожей, у лестницы, ведущей в бельэтж. Его лицо выржло рдушие, но отнюдь не подобострстие, ккого ожидл лорд Мильнер.

Гостя из Бритнии и его секретря с первых шгов порзили богтство и чисто нглийский уют этого дом, но сэр Альфред не подл и вид. Он поднялся в зл, где ему предствили цвет московской буржузии. И снов он обртил внимние не н людей, мило улыбвшихся ему, н нглийский стиль интерьер, н вышколенных рослых слуг, одетых во фрки, пнтлоны и белые чулки, словно перенесенных из ккого-то поместья н Островх. Дже сервировк стол, видня через открытую дверь соседней злы, нпомнил ему Лондон.

Все это импонировло лорду, но он не збывл и глвной цели своего визит — выяснить истинные нстроения российских торговых и промышленных кругов и нлдить прочные конткты с смыми могущественными из них. Коновлов явно был в числе первых.

В свою очередь, сэр Альфред предствил хозяину дом русского генерл. Коновлову срзу понрвился подтянутый моложвый военный, держвшийся просто и непринужденно. Сильные и крсивые люди всегд привлекли особенное внимние Алексндр Ивнович.

— Генерл-мйор Соколов, — поклонился Алексей.

— Алексндр Ивнович Коновлов, — ответил поклоном хозяин дом. "Что-то я о нем слышл…" — промелькнуло у него при этом в голове. Но сейчс больше всего его знимл Мильнер.

После звтрк хозяин и глвный гость удлились в кбинет. Брюс Локкрт и Клерк сделлись центром внимния москвичей. Соколов устроился в глубоком кресле в другом конце гостиной. Он многое бы дл з то, чтобы знть, о чем шл речь з зкрытыми дверями. Он понимл, что лорд Мильнер принял приглшение Коновлов неспрост. Речь явно шл не о простой коммерции.

Вдруг он почувствовл н себе чей-то взгляд. Оглянувшись, он увидел, что к нему нпрвляется молодой человек. Где-то он встречл его.

— Вы, нверно, меня уже не помните, я срзу узнл вс. Хотя прошло и немло лет, — произнес молодой человек. Видя недоумение генерл, он предствился: — Секретрь господин Коновлов… Неужели не помните вечер у Шумковых, пение Анстсии Петровны, ншу бурную дискуссию и меня, в то время студент?

Теперь Соколов узнл его. Время изменило Гришу. Это был интересный рослый мужчин, смоуверенный, энергичный. Но кк сопоствить взгляды прежнего Гриши и теперешнего секретря Коновлов? Ироничня улыбк промелькнул н губх Соколов. "Вот тк приспосбливются люди", — подумл он. Чувство неприязни и брезгливости шевельнулось в нем.

— Кк здоровье Анстсии Петровны? — осведомился Гриш. — Передйте ей мой поклон.

Если бы Соколов мог знть, ккую бурю в душе Гриши вызвло его появление в доме Коновлов. И ревность, и что-то похожее н злордство. Ведь нверняк этот брвый генерл не знет, что Нстя связн с большевикми. "Ты и не предствляешь, н кком ты у меня крючке!" — хотелось Грише крикнуть Соколову.

Чем больше он смотрел н Алексея Алексеевич, тем сильнее его охвтывло чувство ненвисти. Он улыблся гостю, вспоминя спиритический слон у Шумковых. В груди же у него все клокотло от ненвисти. З годы рботы у Мнус и Коновлов он нучился скрывть свои чувств.

Бесед лорд Мильнер и Коновлов не знял много времени. По всей вероятности, результты ее не совсем устроили русского миллионер. Увидя Гришу, болтющегося без дел, он довольно резко велел ему рспорядиться подть мшину лорду Мильнеру и в то же время весьм блгосклонно взглянул в глз Соколову. Его чем-то притягивл к себе этот человек. Он не знл, что у смого лорд Мильнер были длеко идущие плны относительно этого генерл.

От Гриши не укрылся интерес Коновлов к Соколову, обрщение с ним смим, кк со слугой, сильно унизило его в глзх соперник. "Это мой врг н всю жизнь, — подумл Гриш. — Еще не хвтет, чтобы он перешел дорогу и по службе! Я уничтожу этого проходимц!" И тут ему пришл мысль нписть нонимное письмо Соколову о неверности Нсти. Будет скндл. Нстя, которя тк ждет Соколов, будет оскорблен. В их отношениях появится трещин, он будет стрться ее увеличивть, пок не добьется полного рзрыв. Он докжет Нсте, что он единственный ее друг. Ему кзлось, что никогд он еще не был тк желнн, он тк близок к победе.

39. Петрогрд, феврль 1917 год

Лорд Мильнер готовился отбыть из Петрогрд в порт Ромнов н Мурмне, чтобы н бритнском крейсере вернуться в Англию. Он уже укзл Бьюкенену, что и кк писть в Форин офис о скромных итогх союзнической конференции. Рекомендовл членм делегции проявить в отчетх огрниченный оптимизм в связи с положением в России, но ни в коем случе не упоминть в документх о том, что нгличнм известно о зговоре против смодержц всероссийского и о срокх его осуществления. Оствлось несделнным лишь одно вжное дело вербовк или склонение к доверительному сотрудничеству генерл Соколов. Люди полковник Нокс окзлись слбовты для этой цели. Они были знчительно ниже морльного и интеллектульного уровня Соколов, в том числе и ткие крупные рзведчики, кк Хор и Нокс, думл сэр Альфред.

Нпоследок он решил см поговорить с "его превосходительством господином генерлом Соколовым". Подкупить его лестью, нрисовть рдужные перспективы дружбы с одним из влиятельнейших деятелей ткой могущественной империи, кк Бритнскя. После прощльного обед у посл он приглсил «поболтть» к себе в «Европейскую» сопровождющего делегцию генерл. Н всякий случй лорд попросил полковник Нокс быть в соседней комнте.

Соколов провели в мленький слон, уствленный изящной и хрупкой мебелью. Лорд Мильнер немедленно вышел к нему, приглсил устроиться поудобнее. Обртил внимние, кк непринужденно сел в легкое кресло генерл. С детств сэр Альфред звидовл тем, кого природ нгрдил здоровым телом и ловкостью. Но дже это сейчс не поколебло его симптии к собеседнику. Он понимл, что Соколов можно «взять» только н доброжелтельность, открытость, дружбу.

Алексей уже двно чувствовл, что лорду Мильнеру от него что-то нужно.

— Я очень доволен своей поездкой в Россию, — нчл лорд. — Блгодрен судьбе, что он свел меня с тким человеком, кк вы, — подпустил он лести. — Я зню вши великолепные подвиги против центрльных держв и нмерен исхлопотть у его величеств короля Георг для вс орден Подвязки…

— Блгодрю з зботу, милорд! — улыбнулся Соколов. — Но это был бы слишком щедря нгрд з события, которые происходили дв год тому нзд.

— Но вы зслуживете ее, — продолжл сэр Альфред будто бы и вовсе без нмек, — и можете быть достойны всех смых высоких нгрд и поощрений Бритнской империи. Не только з хрбрость, но з ум и знния…

"Что-то он темнит", — решил Соколов, но тк же простодушно и открыто улыблся господину министру.

Милорд между тем решил перейти поближе к делу.

— Вше превосходительство, не скрою, что моя стрн и в нынешние трудные времен совместной борьбы с гуннми, и в рдостные дни мир нуждется в тких мудрых и смелых друзьях, кк вы…

"Ах вот он куд выводит! — догдлся Алексей. — Хочет купить меня орденми и сокровищми империи… Интересно, что же ему все-тки от меня требуется?"

Но вслух он почти по-солдтски ответил глве бритнской делегции, что честно исполняет свой воинский долг. В этих словх крылось и предупреждение о том, что нрушть присягу он ни в коем случе не нмерен. Но Мильнер понял его тк, что рзговор можно и продолжить.

— Не хотели бы вы приехть к нм во глве постоянной военной миссии, с семьей, рзумеется?.. — здл вопрос милорд. — Мы легко могли бы это устроить. Тем более что н русском фронте воюют очень бестолково, лвры здесь не зслужишь, в историю не войдешь. А во Фрнции ожидются большие события. С вшим опытом вы могли бы принять учстие в них, знять видное положение среди военчльников Антнты…

— Сэр, мое место в России, — твердо ответил Соколов.

— Это прекрсно, но вы можете окзть нм помощь и в вшей стрне… вкрдчиво и очень любезно продолжл нстивть н своем лорд.

Нокс з неплотно прикрытой дверью с интересом ждл, что будет дльше. Кк сумеет Мильнер выскзть основное: чтобы Соколов передл всю чешскую и словцкую группы птриотов под покровительство Великобритнии? Но милорд, видимо от волнения, зговорил тк тихо, что полковник при всем стрнии не мог ничего рсслышть. Зто явственно прозвучл голос Соколов:

— Моя честь и долг перед моей стрной не позволяют принять вше предложение, сэр!

Зтем послышлся звук отодвигемого кресл. В голосе Соколов Нокс не услышл грессивности, но в ответе его он почувствовл ткое презрение, что полковник тряхнуло словно электрическим рзрядом. Он приник глзом к щели. Мильнер был бледен, но стрлся выглядеть величественно.

— Мой дорогой генерл! — пытлся он нпутствовть Соколов. — Россия обречен. Не сегодня звтр он рухнет. Нступит чудовищня нрхия, и польются потоки крови… Не зню, кк без союзников можно будет остновить рзвл империи, госудрственности, рмии… С кем окжетесь вы, когд имперторскя рмия перестнет существовть вместе с госудрством Российским?.. Я говорю это вм с глзу н глз и не хочу быть пророком, но скоро грядет великое потрясение!..

— Я буду со своим нродом, сэр! — резко произнес Соколов.

— Вы пожлеете, но будет уже поздно что-либо сделть для вс, — не сдвлся и Мильнер.

Омерзение поднялось в душе Алексея, но он был сейчс военным дипломтом и пострлся, чтобы оно не отрзилось н его лице.

— Имею честь отклняться! — посмотрел он прямо в глз лорд Мильнер. Алексей сознтельно не употребил протокольных выржений о почтении и прочем, удрением выделил слов "имею честь!".

Мильнер понял и сухо поклонился.

— Ндеюсь, вы по-прежнему будете нс сопровождть до Мурмн?

— Рзумеется, сэр! Я выполню свои обязнности до конц! — спокойно сообщил Алексей.

— Я рд! — буркнул милорд.

Едв з Соколовым зкрылсь дверь, Нокс вошел в слон. Мильнер в изнеможении отвлился н спинку дивн. Он злобно посмотрел н полковник и не пожелл вести никких обсуждений.

— Если вм не удстся скомпрометировть Соколов и н этом звербовть — его следует устрнить! — устло скзл он.

40. Петрогрд, вторя половин феврля 1917 год

Квртир Пвловых, к счстью, не был провлен во время декбрьских и янврских «ликвидции» большевистского подполья Петрогрдским охрнным отделением. Мрия Георгиевн и Дмитрий Алексндрович, узнв об рестх, удвоили осторожность, кое-что нплели соседям о многочисленных провинцильных родственникх, которые чсто зходят н огонек к гостеприимным петрогрдцм. Степенный модельщик Ижорского звод, одеввшийся зимой в солидное пльто и дорогую шпку или черную шляпу с широкими полями, кк у известного пистеля Мксим Горького, д и внешне похожий н него, не вызывл подозрения дворник, испрвно служившего гентом полиции.

Его супруг Мрия Георгиевн, тк же всегд ккуртно одетя, скорее по-интеллигентному, чем по-рбочему, с чуть печльными глзми н привлектельном лице, снискл особое почтение соседей всегдшней приветливостью и вежливостью. Кто мог догдться, что этой милой молодой женщине пртия большевиков поручил хрнить печть Бюро ЦК и пртийный рхив? Квртир Пвловых оствлсь местом смых конспиртивных встреч и зседний Русского Бюро ЦК и Петербургского комитет.

Н внеочередное зседние сходились осторожно, многокртно проверяясь. Собрться могли длеко не в полном состве, но обсудить неотложные дел и решить, что делть в ближйшие дни, необходимо было хотя бы нескольким ктивным и боевым пртийцм. В рбочих мссх их нзывли «комитетчики» и оберегли от охрнки и провокторов. Сегодня пришли секретрь Петербургского комитет Петр Антонович Злуцкий, Ивн Дмитриевич Чугурин — член ПК и секретрь Выборгского рйонного комитет, Алексндр Ксторович Скороходов член ПК, Нрвского и Московского рйонных комитетов, Кирилл Ивнович Шутко и его жен Нин Фердинндовн Агджнов, член Русского Бюро Алексндр Гврилович Шляпников и Алексндр Николевич Винокуров, член ПК и Невского рйонного комитет.

Н дльних подступх осмотревшись, к дому подходили открыто, не тясь, словно собирясь н вечеринку с блинми. Звонок в дверь двли не условный, кк н конспиртивной встрече, один и отрывистый. Открывл дверь хозяйк, Мрия Георгиевн, которя для многих из них был просто Мш.

Ровно в восемь секретрь Злуцкий оглядел всех собрвшихся, поднялся со своего стул и скзл, что больше ждть некого — знчит, не смогли прийти. Предложил нчть.

Дмитрий Алексндрович для вид — если зйдет кто из соседей или случйный человек — поствил н стол кипящий смовр, рсствил тонкие сткны с блюдцми и розеткми для вренья, водрузил в центр стол взочку с сухрями, другую — с мелко нколотым схром. Когд нлили чй в сткны получилось очень по-семейному. Но рзговор пошел отнюдь не о семейных делх.

Чрезвычйно мягкий, милый, всегд печльный и озбоченный, Злуцкий предложил н сей рз не вести протокол, просто обсудить ситуцию, склдывющуюся в столице. Слово взял Шляпников. Усы и полнот зметно прибвляли ему солидности. Он нчл срзу о существе дел.

— День 10 феврля, которое мы нзнчили для збстовки в пику гвоздевцм, призввшим поддержть рбочим выступлением, то есть демонстрцией, открытие Госудрственной думы 14-го, — негромко, словно рзмышляя вслух, скзл Шляпников, — окзлся весьм неудчным. Мы не учли, что этот день совпдет с пятницей н мсленой неделе, когд многих рбочих отпускют уже к обеду. З успех можно считть уже и то, что н многих предприятиях прошли короткие митинги в пмять двухлетней годовщины суд нд большевистскими депуттми… В то же время 14-го, когд мы призвли рбочих идти не к Думе, н улицы с нтивоенными лозунгми, события приняли более широкий рзмх, чем мы ожидли. Они нчлись уже 13-го, когд з Московской зствой збстовло несколько фбрик с числом рбочих около двух тысяч. Здор и боевитость демонстрнтов были необыкновенными. Когд появилсь полиция, рбочие стли брость в нее плки, куски сколотого с тротур льд и прочее. Но это был только прелюдия… Товрищ Злуцкий рсскжет сейчс, кк протекли события в Петрогрде 14-го, потом мы подумем, н что необходимо сделть упор в будущем.

Не вствя из-з стол, секретрь ПК деловито принялся перечислять фкты, покзывющие рост революционных нстроений рбочих.

— Четырндцтого числ, — тихо и печльно нчл он, — бстовло, по ншим сведениям, свыше полусотни предприятий, в збстовке приняло учстие около восьмидесяти пяти тысяч человек…

— Ого! — одобрительно скзл кто-то з столом. «Гости» збыли дже о че. Злуцкий продолжл:

— Антивоенные демонстрции, кк политический стержень происходящего, состоялись не менее чем в трех местх город. Мссы рбочих вместе со студентми и курсисткми просочились н Невский и взбудоржили весь проспект. Здесь тоже состоялись демонстрции. Носили крсный флг, пели «Вршвянку» и «Мрсельезу». Полиция, кк обычно, пустил в ход нгйки, рестовл человек тридцть. Очень вжным итогом стло то, что н призыв меньшевиков-гвоздевцев поддержть Госудрственную думу собрлось лишь около пятисот человек, глвным обрзом любопытной штющейся публики, отнюдь не рбочих…

— А вы обртили внимние, — использовл пузу Шляпников, — что в воззвнии генерл Хблов, глвнокомндующего Петрогрдским военным округом, по поводу 14 феврля говорилось о том, что столиц нходится н военном положении и всякое неповиновение влстям будет крться по зконм военного времени?

Алексндр Ксторович Скороходов, один из вторитетнейших большевиков в Нрвском и Московском рйонх, долго протирл очки в железной опрве. Его глдко выбритое лицо выржло крйнюю здумчивость. Он, кзлось, не слышл вопрос, но первый отрегировл н него.

— Очевидно, црские стрпы ввели уже пермнентное военное положение в Петрогрде, но темпертуру общественного движения они не снизили. Теперь уже рбочие меньше боятся кзков, рестов, дух сопротивления охвтил мссы… Близится 23 феврля, Междунродный день рботниц. Я предлгю перед этим днем усилить ншу гитцию н зводх и фбрикх, в рбочих кзрмх. Особенно среди рботниц, в рзличных кружкх женщин — обрзовтельных и других. Нм всем бы нкнуне отпрвиться к женщинм-рботницм и рсскзть о нших лозунгх против войны, эксплутции, голод и рзрухи…

— Првильно, — поддержли его.

— Двйте, я тоже пойду к товрищм женщинм… — вызвлсь хозяйк. И поведу нших ктивисток!

— Не вздумйте, Мш! — твердо скзл Шляпников. — Пртия поручил вм очень вжное дело — содержние конспиртивной квртиры, где могут спокойно собирться члены комитетов. Не хвтло еще, чтобы вы после своего выступления притщили сюд з собой «хвост»! У нс и тк было в декбре и янвре слишком много провлов. Ясно, что рботет провоктор. Мы его выследим, но пок ндо держться особенно конспиртивно. Этому нс всегд учит Ильич!

Мрия Георгиевн зкусил губу, но промолчл.

— А что-нибудь новое есть от Ульянов? — спросил Винокуров.

— Вы же знете, товрищи, что сношения Ильич с Петрогрдом, кк он см писл, рхиплохи и невыносимо медленны. Переписк идет только через Стокгольм, бритнскя и фрнцузскя цензур просто свирепствуют… Последнее письмо я получил от Влдимир Ильич еще в Скндинвии, дтировнное октябрем месяцем. Он беспокоится о првильной конспиртивной переписке. Ильич писл, что две трети связей в кждом городе должны быть с рбочими, чтобы они писли сми, и сми овлдевли конспиртивной перепиской… сми приготовили себе одного-двух «нследников» н случй провл. Не доверять этого одной интеллигенции, подчеркнул Ильич, одной! Это могут и должны делть руководящие в комитетх рбочие, без этого нельзя устновить цельность и преемственность рботы, и это глвное… И внимтельно держть руку н пульсе событий…

Шляпников немного подумл и добвил:

— Я считю, что в кнун двдцть третьего все должны пойти в рбочие мссы и призвть к збстовке и демонстрциям в этот день…

Алексндр Гврилович зметил умоляющий взгляд Мрии Георгиевны и еще рз повторил:

— Из присутствующих — все… кроме Мши Пвловой!

— Збстовки, митинги, демонстрции — вот что сейчс поколеблет смодержвие и еще больше сплотит рбочий клсс, — зметил Кирилл Шутко, интеллигентный, приятный н вид бывший студент Московского высшего технического училищ, много рз рестовыввшийся и совсем недвно бежвший из иркутской ссылки. Товрищ Михил — тков был его пртийня кличк. Шутко до 1910 год рботл в Москве. Теперь он нелегльно проживл в Петрогрде и имел вид вполне обеспеченного буржу, при глстуке и в добротном костюме. Это обличье было ему особенно необходимо, тк кк он жил в одном из центрльных рйонов столицы.

— Мы уже поручили ншему товрищу из Выборгского рйком, рбочему звод «Эриксон» Кюрову выступить перед рботникми в Лесном нкнуне 23 феврля.

— Пусть он будет тм побойчее! — сжл свой розовый кулчок Мрия Георгиевн. — Женщины не любят вялых и сонных!..

Комитетчики одобрительно зсмеялись.

— Вся, он бойкий! — скзл сквозь смех Злуцкий. — Кого хочешь из женщин рспропгндирует!..

Когд отсмеялись, Шляпников опять поглдил свой ус и подытожил:

— Н Путиловский ндо дть директиву: подготовить общую збстовку н зводе, зтем поднять всю Нрвскую зству… Товрищ Скороходов ответственный, кк член ПК, Нрвского и Московского рйонных комитетов… Кирилл Ивнович пойдет н Ижорский звод, соберет тм митинг и поможет местным пртийцм оргнизовть стчку. Ншим товрищм большевикм во все оргнизции дть сигнл, чтобы любой конфликт в одном цеху доводили до стчки всего звод… Соберемся теперь в следующий рз в звисимости от событий. Рсходиться отсюд будем дружно, кк идут из гостей. А тебе, хозяйк, спсибо з чек!

41. Петрогрд, 18–20 феврля 1917 год

Збстовк в лфетно-штмповочной мстерской Путиловского звод продолжлсь уже целые сутки. Метллические колонны, н которых стояли влы приводных ремней, перестли сотрясться от вибрции, умолк шум мшин и трнсмиссий. Непривычно было рбочим входить в свой цех среди дня, когд здесь было мертвенно тихо. Сутки нзд дминистрции были предъявлены требовния: принять обртно группу недвно уволенных рбочих и повысить все рсценки н пятьдесят процентов. Зявил это нчльнику цех Алексей Глнин, цеховой оргнизтор, один из ст большевиков н Путиловском зводе. Нчльник цех, пожилой, крупный телом господин в инженерской тужурке, пенсне н тонком длинном носу, не открывя рт, прошипел в ответ: "Я буду рзговривть о прибвке с отдельными рбочими, пусть они зйдут".

Прием был испытн и рньше србтывл чсто. Но теперь возбуждение в цехе было тк велико, нстолько личное переплвилось в общее с ясным созннием неотделимости своей от тех, с кем изо дня в день рядом рботешь н стнкх и версткх, что все дружно скзли: "Стчк!"

В лфетно-штмповочной выбрли делегцию, чтобы идти к нчльнику звод, генерлу Дубницкому, все ктивисты, сочувствоввшие РСДРП, рзошлись по другим цехм, чтобы привлечь к стчке и их.

Тщедушный крлик в генерльской форме, Дубницкий зшелся криком, когд пять чисто одетых и, знчит, не рботвших с утр штмповщиков были впущены к нему в кбинет, где снов, кк и нчльнику цех, изложили претензии бстующих. Генерл нзывл их изменникми, ослбляющими мощь ртиллеристов, топл ногми, кричл, что здесь процветет измен. Когд визгливый речиттив генерл зтих, вперед, почти к смому директорскому столу, вышел рослый, плечистый Глнин и, сжимя в кулке свой кртуз, хотел что-то скзть. Но генерл не дл ему слов молвить, снов зкричл из своего дубового кресл:

— Немедленно возобновить рботы, или я зкрою мстерскую!

С дерзким прищуром глз Глнин выслушл угрозу, повернулся и уже в дверях, уходя, бросил:

— В понедельник еще рз придем. Может, вше превосходительство, одуметесь?!

Генерл дже поперхнулся от ткой нглости. Когд з рбочими зкрылсь тяжеля дубовя дверь, Дубницкий вызвл в кбинет нчльник конторы по делм рбочих и служщих, обретвшегося н всякий случй в приемной, и прикзл ему рзослть по цехм списки уволенных в янвре з стчки рбочих. Их зпрещлось принимть н рботу, дже если цехи остро нуждлись в квлифицировнной рбочей силе.

Известие о збстовке лфетно-штмповочной, прикз Дубницкого и его угрозы быстро рзнеслись по зводу.

Большевистскя ячейк сообщил об этом своим н Путиловскую верфь. И тм, в судостроительных мстерских, вновь вспыхнуло возмущение, зтихшее было нкнуне. Меднокотельщики прекртили рботу.

В провозном депо, среди черных туш огромных, словно киты, локомотивов, собрлся митинг.

В тот же вечер н улице Счстливой, нзвнной тк, очевидно, лишь в издевку нд ее жителями, ютившимися в мленьких бревенчтых избх или двухэтжных бркх, собрлось зседние путиловских рбочих-большевиков. Изб не могл вместить всю оргнизцию, поэтому пришли предствители цехов и мстерских. Путиловцы Степн Афнсьев и Ивн Ивнов обошли днем все окрестные зводы и приглсили зводил-большевиков с зводов «Анчр», «Тильмс», химического, из втомстерских грж «Трнспорт», с Ектерингофской мнуфктуры.

Н обсуждении стоял один вопрос: кк использовть воскресенье, 19 феврля, чтобы с понедельник поднять весь Путиловский звод и приобщить к его збстовке все предприятия рйон.

Фктически собрлся рйонный комитет, и он решил, что нзвтр все пртийцы рзвернут гитцию по Нрвской зстве — в хвостх у хлебных и продовольственных лвок, по рбочим квртирм, во дворх, н улицх. Утром же ндлежло сообщить в комитет о результтх гитции и нстроениях рбочих, их жен. Быстро обсудили, быстро рзошлись, пок ккой-нибудь гент охрнки не нвел полицию.

Утром двдцтого в длинный и холодный кбинет нчльник звод вновь вошл делегция рбочих. Это были уже предствители всех цехов. Едв делегты переступили порог, кк генерл Дубницкий вскочил со своего огромного кресл и зкричл визгливым ббьим голосом:

— Я хозяин н зводе!..

Он весь трясся от злобы, голос его дрожл, срывлся н петух. Стрец вообрзил, что он может комндовть, словно перед строем солдт:

— Прикзывю приступить к рботе!

Делегты невозмутимо молчли. Они ждли, когд у директор пройдет проксизм злобной горячки. Неожиднно Дубницкий перешел н мирный тон и уселся в глубину своего кресл. Злой крлик никогд не служил в войскх, он был генерл-мйором лишь в силу своего служебного положения во глве военных зводов. До Путиловского он директорствовл н Ижорском. Его поствили н директорство здесь кк неплохого специлист после секвестр кзной этого военного звод. Новый директор был взвинчен уже тем, что звод стл двть нмного меньше продукции, тут еще эти нглецы осмеливются объявить збстовку в столь тяжелые дни войны. Но генерл еще нигде не встречл ткого оргнизовнного сопротивления рбочих. Поэтому он сменил грозный тон н льстивый. В словх Дубницкого, зговорившего о том, что теперь все солдты доблестной рмии, сржющейся против гермнцев, появился пфос. Но когд он зявил рбочим, что звод и без збстовок снизил производительность, ему в ответ один из делегтов крикнул, что, дескть, сми виновты, и не нзвл его при этом "вшим превосходительством", генерл вновь побгровел. К тому же он зметил вдруг в делегции человек, одетого в солдтскую форму. Около тысячи солдт были отозвны с фронт, чтобы рботть в цехх н военных зкзх, их тщтельно оберегли от политики и рбочей смуты, теперь, видите ли, и солдт потянуло н бунт!

— Ты кк смел сюд прийти?! — зкричл директор солдту. — Збыл присягу! Изменник!

Делегты поняли, что, кроме криков и брни, они ничего не услышт. Рбочие повернулись и ушли, не клняясь, кк бывло рньше, и не прощясь.

Срзу же во всех мстерских нчлись стихийные митинги. Н верфи не дли говорить помощнику директор, вгонщики ворвлись в провозоремонтную мстерскую и вывезли н тчке мстер. Вгонщики, которых он не знл в лицо, с гикньем вывлили его в снег возле конторы. Администрция стушевлсь.

Комнд солдт-измйловцев, дежурившя н зводе по призыву нчльств для устршения рбочих, был вызвн в судостроительную, где особенно бурно проходил митинг. Появившись в дверях и увидев нкл рбочих, офицер что-то скомндовл, и комнд рстворилсь в нступющих сумеркх.

К вечеру по всей огромной территории звод, н улице под еле светившимися фонрями, митинговли все тридцть тысяч путиловцев. Десятки орторов, и не только большевики, выступли в рзных концх звод одновременно. Дружно, не сговривясь, обсуждли не местные, путиловские дел, продовольственный вопрос. Нкнуне три дня подряд мели метели, и город был лишен дже того скудного подвоз хлеб и продуктов, который питл столицу рньше. Кляли Госудрственную думу, которя только болтй-болтет. Корень зл, убеждли орторы, — смодержвие и войн. Смодержвие ндо уничтожить, войну прекртить. Тк что единственный путь — это революция. Везде и всюду прктический вывод был один: сдвться нельзя, бстуем до конц!

42. Петрогрд, 20 феврля 1917 год

Когд Кэтти ввел Монкевиц в кбинет своею блгодетеля и он узнл в нем Нокс, то срзу понял все. Кэтти он, конечно же, не винил. Н ее лице игрл улыбк, и вся ее тоненькя фигурк выржл ндежду. "Бедняжк, подумл Николй Августович. — Он и понятия не имеет, ккие сети нм рсствили".

Нокс попросил Кэтти оствить их вдвоем.

— Не вините Кэтти ни в чем, он любит вс. И лучшя грнтия ее любви к вм — ребенок, которого он ждет. Я зню эту девочку с детств: всегд очень решительня и предння, совершенно бесхитростня. Вы ни в чем не будете рскивться. Я решил переговорить с вми см, чтобы рссеять вши сомнения. Кэтти и солидные деньги, свой дом в спокойной Бритнии — злог вшего будущего счстья, — уверенно и нпористо говорил Нокс. "Вот меня уже и вербуют", — подумл Монкевиц. Он был обескуржен именно тем, что перед ним был Нокс. Хотя к вербовке и к этому рзговору был готов двно. Все-тки он был профессионлом. Д, Кэтти и деньги — вот все, что ей и ему теперь нужно. Но Нокс не проведешь обещниями, сведений об гентуре пок нет.

— Тк вот, — продолжл Нокс, — нм нужны днные об встро-венгерских друзьях России. Это очень вжно сейчс. Но мы поняли из вшего рзговор с Сухопровым, что вступить с ними в конткт, дже зня фмилии, невозможно. Все это не в сейфе, в голове у рзведчиков. Я пронлизировл ситуцию и почти убежден, что ключевя фигур — Соколов.

"Господи, он дже знет и о моем рзговоре с Сухопровым. Ловко они вытягивют информцию из Кэтти". Но вслух произнес:

— Соколов — не я, деньги он не возьмет.

— Это я тоже зню, — улыбнулся Нокс. — Но мы не будем предлгть ему деньги, есть и другие средств… Сейчс в верхушке вшей рмии мы имеем очень ндежные связи. Они нуждются в ншей поддержке, мы, в свою очередь, всегд можем рссчитывть н них, — вкрдчиво продолжл Нокс. — В вс я тоже верю. Мы уже сейчс положим н вш счет 2 тысячи фунтов. Исход оперции будет положительный, я в этом не сомневюсь. В крйнем случе, Соколов и Сухопров мы устрним, н их месте окжутся нши люди. По лучше бы не делть этого. У Соколов — большой опыт и все явки и проли к гентм. Он нм был бы полезнее н действительной службе…

Н этой неделе вы поедете в Ствку, к генерлу Гурко, — деллся все нстойчивее тон бритнского полковник. — Перед отъездом я изложу вм весь плн оперции.

Нокс встл, двя понять, что рзговор зкончен.

— Мне было очень приятно помочь бедняжке Кэтти и вм, — поклонился он.

Многое н своем веку повидл Монкевиц, но не думл, что тк бесслвно зкончит свою крьеру. Он очень хорошо видел теперь весь ход оперции с смого нчл — с появления Кэтти. Но у него не было сил откзться от нее. Это был последний свет в его жизни. Тем более впереди мячило вполне обеспеченное будущее н Бритнских островх. А что здесь, в России? Бунт? Пугчевщин?

Он увжл Соколов, но теперь у них рзные пути.

Выйдя от Нокс, Монкевиц прошел через нфилду комнт и увидел Кэтти. Решение окончтельно созрело в нем.

43. Петрогрд, 21–23 феврля 1917 год

Двдцть первого бстовли все мстерские звод. Никто, кроме солдт, не вышел н рботу. Нпротив Огородного переулк, в помещении лзрет, рсположенном н втором этже Путиловского потребительского обществ, усилились строгости против солдт-измйловцев, рот которых был еще с нчл феврля поствлен здесь н постой, кк говорили, в целях охрны военного звод от гермнских шпионов. Н смом деле — и это теперь поняли не только большевики, но и все — солдт рсквртировли поблизости от цехов н случй возможных беспорядков, зтевемых слишком чсто в последнее время рбочим сословием.

Однко когд н улицх Путиловского рйон появлялись одиночки-солдты или небольшие их группы, вокруг них срзу же зкипл толп из путиловцев, тентелевцев, текстильщиц Ектерингофской мнуфктуры, рбочих звод «Тильмс». Солдты, виновто улыбясь, охотно вступли в душевные рзговоры.

— Мы ведь тоже люди, — говорили они, — и вс трогть не будем… Хоть нм и дли по двести боевых птронов, но время теперь не то. Куд они пойдут, птроны-то, неизвестно, но только не в вшего брт збстовщик…

— В воздух ли нзд? — интересовлись дошлые мстеровые.

— А куд ндо, туд и пойдут, — уклончиво отвечли солдты.

Особенно большевики не оствляли своим внимнием измйловцев. Они подсылли к ним пртийцев-гитторов из числ солдт, рботвших н Путиловском зводе. Эти «землячки», уже повоеввшие н гермнской, рненые или отозвнные кк квлифицировнные мстер н звод, исподволь вели среди своих товрищей измйловцев революционную пропгнду. А когд збстовли все цех звод и у стнков остлись только солдты, пропгнд большевиков в серых шинелях еще усилилсь и пошл н дв фронт — против роты в Огородном переулке и против выслуживвшихся своих же в мстерских.

Весь день двдцть первого прошел н Путиловском в гитции среди солдт. Они учствовли во всех собрниях и митингх н зводе, но еще боялись проявить большую ктивность из-з угрозы военно-полевого суд или ссылки н передовые позиции. Большевики говорили солдтм:

— Идите с рбочими, ничего вм не будет з это! Скжите, что вс силой не допустили к стнкм…

Солдты осторожничли, интересовлись:

— Просто бстовть будем или до оружия дойдет? Нм ведь знть ндобно, то ежели до стрельбы дойдет, то и у вс и у нс одн ствк — голов с плеч! А если стчкой побловться и кончить, то нм, солдтм, голову снимут, вм ништо!

Тк и гдли целый день в пустых мстерских солдты, почти не рботвшие в этот день: дойдет до стрельбы или дминистрция в отступление пойдет, рбочие прибвку к жловнью получт, что солдтм? Кторг?..

В среду 22 феврля утром н Нрвской зстве около Путиловского звод лежл необычно чистый вчершний снег. Трубы бстоввшего гигнт еле теплились, сжи выбрсывли мло. Солнечно, морозно. Толп рбочих, кк обычно, утром подтянулсь к проходным. Ворот были нглухо зкрыты првление объявило локут. Все окзлись уволенными. Возникли стихийные митинги прямо подле объявлений об увольнении. Большевики предложили выбрть по одному делегту от цех и создть стчечный комитет. Прошло единоглсно. Дже гвоздевцы и нрхисты, впрочем весьм млочисленные н Путиловском, поднимли руку з.

Выборные собрлись рядом с Огородным, в помещении рбочей больничной кссы, где уже обсуждли ситуцию многие члены Нрвского рйонного комитет большевиков. Скороходов предложил вынести резолюцию: "Приостновить рботы н всех зводх зствы. Рзойтись по городу и призвть другие рйоны поддержть стчку н Нрвской зстве". Это решение, словно по беспроволочному телегрфу, мгновенно достигло рбочих н «Треугольнике», химическом, других зводх столицы. Когд путиловские гонцы пришли в Выборгские и другие рйоны, многие зводы и фбрики тм уже бстовли. Збстовк н Путиловском стл долгожднным нбтом.

В тот же день, под звон колоколов Федоровского собор в Црском Селе, где госудрь всея Руси только что отстоял н утрени литургию преждеосвященных дров, в дв чс дня литерные синие поезд отошли от стнции Алексндровскя. Отъезд цря зрнее не плнировлся. Он поехл потому, что Алексеев, только что прибывший в Ствку из Крым, где он вроде бы лечился, по прямому проводу вызвл верховного глвнокомндующего под блговидным предлогом н фронт. Видимо, зговорщики решили приступить к осуществлению своего плн, црь, нходящийся поблизости от Петрогрд, д еще в окружении верных ему войск, воодушевленных его присутствием, мог окзться помехой "псхльной зутрене", которую ему готовили.

Смодержец всероссийский, кк он о себе еще думл, и см был не прочь рзвеяться н Ствке. Првд, генерл Глобчев доносил о тревожных нстроениях в рбочем сословии, но Алексеев утверждл, что дел требуют присутствия верховного глвнокомндующего вблизи его дивизий. Хотя нступления зимой не предвиделось, следовло покзть союзникм, бывшим весьм возбужденными н союзнической конференции, и прежде всего нглецм Мильнеру и Бьюкенену, что он, Николй, прочно держит брзды првления в своих рукх — н фронте и в тылу. В тылу вроде бы было зтишье, н фронте тоже. Но в Ствке Николя никто не мучил нудными министерскими доклдми, просьбми. Д и Аликс со своей необузднной любовью и бесконечными советми, вечно плохим нстроением и склонностью дрмтизировть события изрядно ндоел.

А в вгоне тк покойно. Зеленый шелк, которым обтянуты стены, лскет глз, словно изумруд Нерон. Только «свои» в соседних вгонх — Воейков, дворцовый коменднт, собутыльник и приятель по офицерскому собрнию, с которым приятно вспомнить полк лейб-гуср; Нрышкин, нчльник военно-походной кнцелярии. Он знет, когд можно беспокоить, когд нельзя. Стрый грф Фредерикс, министр двор… Уж он-то соблюдет всегд необходимый этикет. Грббе — нчльник конвоя, и Федоров, лейб-медик, любимые флигель-дъютнты Мордвинов и Лейхтенбергский…

Покчивясь н хороших рессорх, плвно ктится црский вгон. "Тук-тук, тук-тук", — переговривются колес н стыкх рельсов. Ярко горит электричество, окн — упси господь от гермнских эроплнов! — плотно зшторены. Тк уютно читть Цезревы "Зписки о Глльской войне"…

…Всилий Кюров, большевик, член Выборгского рйонного комитет, поздно вечером проводит собрние женщин-большевичек.

— Дорогие товрищи женщины! — обрщется он к небольшому числу гитторш, вокруг которых уже сложились постоянные женские кружки. Петербургский комитет и нш Выборгский рйонный комитет просят вс звтр, в Междунродный день рботницы, провести митинги н своих фбрикх. Рсскжите трудящимся женщинм о знчении этого дня для их освобождения. Скжите им, что они ни в чем не уступят мужчинм и могут идти в одном боевом ряду с отцми, мужьями и бртьями… Вот что ндо иметь в виду при гитции… сообщет Кюров и излгет текст листовки: — Дорогие товрищи женщины! Долго ли мы будем еще терпеть молч д иногд срывть злобу н мелких торговцх?! Ведь не они виновты в нродных бедствиях, они и сми рзоряются. Виновто првительство, оно нчло войну эту и не может ее кончить. Оно рзоряет стрну, по его вине вы голодете. Виновты кпитлисты — для их нживы войн ведется, и двно пор крикнуть им: "Довольно! Долой преступное првительство и всю его шйку грбителей и убийц. Д здрвствует мир!"

Утро двдцть третьего было морозным. Николй проснулся в Смоленске. Но почему-то в неприятном рсположении дух. Не вышел к звтрку, поел в купе. «Свои» з столом в слон-вгоне посудчили о том, что вот в Петербурге неспокойно, может, зря выехли тк рно — первончльно ведь собирлись отъехть из Црского первого мрт… Чего это Алексеев чудит?!

З окном проплывли зснеженные стнции, чсовые в бшлыкх, зметенные до окон деревеньки, ствшие н зиму белоснежно чистыми. Бездумно-весел был один Воейков. Его гврдейской фнберии совершенно не нрушли все эти рзговоры о том, что что-то стрнное грядет… Госудрь по-прежнему читл фрнцузское издние Юлия Цезря.

С утр Петергофское шоссе в черте город зполнилось людьми. Снчл н улицы вышли по призыву большевиков тысячи женщин. Собирлсь грндиозня демонстрция в честь Междунродного женского дня. Н призыв жительницы зствы откликнулись охотно. Их возмущение росло день ото дня. Женщины рботницы, солдтки, домохозяйки — больше, чем мужчины, несли тяготы, усиленные войной. Они уже и без призывов собирлись огромными толпми и громили продовольственные лвки, прогоняли полицию. Сегодня н помощь жндрмм н рбочие зствы были послны войсковые птрули.

Когд новые тысячи женщин стли выходить н Петергофский проспект, мощный гул поднялся нд зствой. Демонстрнтки окружли солдтские птрули, под грдом их требовний и упреков солдты терялись, отступли, мешлись с толпой. Полиция не решлсь тронуть рботниц. Здесь были текстильщицы Ектерингофской мнуфктуры, девушки с тряпичной фбрики, усыпнные пылью и ниткми от грязной ветоши, которую они сортировли; присоединились к толпе рботницы конфеткой фбрики…

Чуть позже женщин н улицу стли выходить мужчины. Первыми, кк всегд, были путиловцы, пришли рбочие с фбрики «Анчр», шоферы и мехники грж «Трнспорт», пильщики с деревообрбтывющего. С Блтийской улицы подошли кбельщики мстерской Бездек, бросили свой прк конной железной дороги кондуктор и кучер, рбочие-костожоги с островов Грязного и Резвого ткже влились в огромную мссу людей. Толп все росл, он зполнил всю ширину Петергофского проспект.

Кто-то зтянул «Вршвянку», и неудержимый поток демонстрции полился в сторону Нрвских ворот. Здесь к нему присоединились рботницы Тентелевского химического. Их изможденные серые лиц выделялись в толпе.

Нрвскя зств в годы революционных подъемов всегд стновилсь местом революционных собрний и митингов. Митинги стли трдицией зствы. Они стремительно собирлись, при млейшей угрозе со стороны полиции переходили с мест н место и исчезли при подходе полицейской цепи. Кзцкие и полицейские кони хорошо знли мест в рйоне Нрвской зствы, плеть и шшк кртелей чсто гулял здесь по спинм и головм тех, кто недостточно проворно уклонялся.

Но митинг, который теперь открылся н площди у Нрвских ворот, не был похож н все прошлые митинги. Орторы не прятли своих лиц, говорили открыто. Их слов, скзнные громко и гордо, проносились из конц в конец площди. У слуштелей и гитторов поднимлось нстроение, ккого никогд рнее не бывло.

Все новые и новые реки людей вливлись в море у Нрвских ворот. Слух о митинге достиг Волынкиной деревни, и оттуд пришло несколько сот женщин с пустыми корзинкми. Они простояли всю ночь з хлебом, нмерзлись, посинели от холод, но хлеб тк и не получили…

Во всех концх человеческого моря, куд еле доносились речи выступвших с глвной трибуны — кменного цоколя Нрвских ворот, зкипли водовороты вокруг не ведомых никому орторов, поднятых нд толпой н плечи слуштелей. Но когд н цоколь поднялсь измождення, с желтым бескровным лицом высокя и худя рботниц химического звод, гул голосов рзом стих. Ее втня военного обрзц душегрейк был прожжен во многих местх кислотой. Женщин сотряслсь от кшля. Он долго не могл нчть говорить, но толп терпеливо ждл.

Нконец стоявшие рядом с ркой люди услышли, кк рботниц скзл:

— Проклятя кислот действует. Все в горле першит… — Потом он выпрямилсь и громко, ясно бросил свои слов обличения: — До кких пор молчть будем?! Эт войн хуже кислоты жжет внутри! Детям есть нечего! До хлеб не достояться! Вчер мне удч выпл — н бойне выпросил костей и требухи. Суп-то с них нвристый вышел, только в горло его еле пропихнешь. А мясо кто ест? Господ в бобрх и енотх? Почему хлеб нет?

Ее угловтя фигур вся нпряглсь, и женщин во всю силу своего громкого от природы голос сорвлсь н крик:

— Мужчины! Почему молчите?! Все рвно пропдть!..

Приступ кшля от непривычного нпряжения снов охвтил ее, и он спустилсь в толпу, бросив туд предврительно листок — письмо с фронт от муж. Листок пошел по рукм, но рзобрть, что тм нписно, было почти невозможно — тк густо строки были змзны черной цензурной крской.

В толпе рздлись голос: "Н Невский!", "Хлеб требовть", "Долой войну! Нм мир ндо!"

Появились крсные флги, ззвучли революционные песни. Женщины отбирли флги у мужчин: "Нш прздник! Нм нести!"

Слух о том, что путиловцы пошли н Невский, мгновенно рзлетелся по всему Петрогрду. Н Выборгской стороне, в десятке верст от Нрвской, еще утром толпы бстующих рбочих пытлись прорвться н Невский, но отошли, стиснутые полицейскими кордонми. Н Смпсониевском и Безбородкинском проспектх рбочие остновили трмвйное движение. Центром событий стл здесь площдь Финляндского вокзл. Орторы выступли с крыш трмвйных вгонов, с фишных тумб. Не только большевики, но дже оборонцы-гвоздевцы и эсеры выступли против войны и смодержвия.

Н Полюстровской нбережной сбили с ног и рзоружили полицейского ндзиртеля, угрожвшего толпе револьвером; отбирли оружие у одиночных полицейских и в других концх Петрогрд.

Мосты через Неву прочно зхвтил полиция. Поток демонстрнтов рзбился н струйки черных ручейков, которые потекли по льду реки. К четырем чсм дня, уже в сумеркх, выборжцы зпрудили Литейный и Суворовский проспекты, митинговли, пели революционные песни, кричли лозунги против войны и голод. В шесть они соединились с путиловцми и сообщ остновили звод «Арсенл» н Литейном. Арсенльцы присоединились к демонстрции.

Петрогрдский грдончльник Блк, узнв о колоннх и толпх рбочих, идущих н Невский и Литейный, бросил крупные силы полиции и кзков в центр город. Но Протопопов и Блк видели в нродных волнениях лишь тень голодного бунт. Армейские силы не были здействовны.

Конной полиции и кзкм потребовлось более чс, чтобы очистить Невский и Литейный от митингов и «сборищ». См министр внутренних дел Протопопов пожелл в конце дня убедиться, что демонстрнтов рзогнли и центр город умиротворен. Подли втомобиль, проктились по центру столицы. Из окон вто господин министр лично убедился, что порядок восстновлен. В Могилев пошл шифровння телегрмм, что збстовло девяносто тысяч рбочих, н улицх появились крсные знмен. Причин демонстрции недостток хлеб. Но н смом деле муки в городе достточно, хотя булочники неведомо почему сокртили выпечку хлеб. И н крупных зводх имеются свои хрчевные лвочки, бегут н улицу требовть продовольствия.

В Могилеве, куд он уже приехл, црь никк не отрегировл н тревожные вести.

Новя деревня, Головин переулок. Округ в высшей степени грязня, о столице ничто не нпоминет: мленькие приземистые избушки, зснеженные огороды, зимние скелеты деревьев. Через сугробы протоптны тропинки-ущелья. Городового в его черной форме видно з версту. В мленьком домике — тесня и душня квртир рбочего Алексндров. Хозяин — крепкий большевик, член Петербургского комитет нового соств. Несмотря н угрозу его большой семье, уже много лет держл свой дом кк конспиртивный центр Русского Бюро и ПК.

Сегодня сюд целый день стеклись к дежурному члену ПК Ивну Чугурину сведения о всех митингх и демонстрциях. Здесь, когд поздний вечер погсил огни в окнх других домов, появились члены Русского Бюро и ПК, чтобы обсудить сложившуюся ситуцию. Кроме Алексндров и Чугурин, з простым дощтым столом у русской печи собрлись Шляпников, Злуцкий, Скороходов, Шутко, Пвлов, Алексеев — от «Феникс», Антюхин — от "Нового Лесснер", Свешников — от "Строго Лесснер", Нрчук — от «Эриксон» и Ефимов — от "Строго Првийнен". Чтобы не рзорять хозяин, грелись чем без схр. Говорили громко, не тясь, кк прежде, от возбуждения жестикулировли в тесноте кморки.

Приняли к сведению сообщение дежурного, который, хотя и не смог сделть точного подсчет демонстрнтов и бстующих, примерно вычислил, что стчечников — более ст тысяч по всему Петрогрду, демонстрнтов н Невском — не менее сорок тысяч.

Пришли к выводу, что рзмх событий шире, чем ожидлось, чем 14 феврля. Но Шляпников нсторожило, что в демонстрции было много гвоздевцев, эсеров, просто любопытствующих обывтелей. Решили опирться только н своих рбочих — это большинство. Скороходову дли поручение держть связь Русского Бюро и ПК с Петрогрдским рйкомом, Пвлову — с Всилеостровским рйкомом.

Н другом конце город почти одновременно зседл Нрвский рйонный комитет. Глвный вопрос здесь был: кк снять с рботы три тысячи солдт, стоявших весь вчершний день у стнков? Горячие головы выдвигли фнтстические проекты, вплоть до взрыв электростнции. Постновили: электростнцию не взрывть, нпрвить в солдтскую мссу солдт — членов большевистской пртии. Попытться «снять» солдт вместе с их оружием н всякий пожрный случй — вдруг вспыхнет нстоящя стрельб.

Слово «революция» еще не произнесено, но стихия уже обретл четкие оргнизционные рмки.

44. Петрогрд, 24 феврля 1917 год

Рнним утром полицейские нблюдтели поспешили послть в депртмент полиции успокоительные сообщения: во всех рбочих рйонх к воротм зводов и фбрик потянулись цепочки людей. Но спустя полчс последовли тревожные донесения. Рбочие приходили н свои предприятия, но к рботе не приступли, оствлись, кк првило, во дворх и митинговли.

Большевистские гитторы рботли вовсю. Орторы н зводских митингх звли н улицу, призывли идти н Невский — трдиционное место политических мнифестций.

Нд широким потоком людей, нчвшим свое безостновочное движение уже в утренние чсы, поднимлись полотнищ, белые или крсные, н которых нписны лозунги, одинковые для всех чстей город: "Долой войну!", "Долой монрхию!", "Д здрвствует демокртическя республик!", "Хлеб!" Толп вел себя почти спокойно, лишь звучли революционные песни. Чувствовлсь руководящя рук.

Трмви не ходили ни н Выборгской, ни н Петрогрдской сторонх, ни в Нрвском и Московском рйонх. Лишь н Всильевском острове, куд стихия пок не доктил свой грозный вл, внешне было тихо и спокойно.

Н Смпсониевском и Безбородковском проспектх молодые рбочие остнвливли трмви, отбирли у вгоновожтых ручки реосттов, приводивших в движение ведущие вгоны, чтобы не дть конной полиции и кзкм лвой удрить по демонстрции. Иногд целый трмвйный поезд стлкивли н бок с рельсов.

Чем дльше от окрин, тем больше перемешивлись колонны н подходх к Литейному мосту. Но неуклонное стремление н Литейный проспект, чтобы достичь Невского, руководило всеми демонстрнтми.

Черно-белые линии Литейного мост были перечеркнуты серой шеренгой шинелей — по прикзу грдончльник Блк две роты зпсного бтльон Московского полк были поствлены в оцепление рядом с полицией.

Черное, словно литое тело демонстрции, нд которой реяли крсные флги и трнспрнты с лозунгми, подползло и уперлось в цепь полицейских и солдт. Прикз стрелять не было, передние ряды рбочих беззвучно приблизились к солдтм, стли лицом к лицу. "Серые герои" ощутили зметный нпор и психологическое двление. Они медленно стли отступть. Медленно, но неотвртимо шл з ними толп. Вдруг он взорвлсь криком "ур!", и тысячи людей смяли одно из крыльев оцепления.

Рздлись первые выстрелы. Это у одного из городовых откзли нервы, и он выпустил несколько пуль в толпу. Были убиты рбочий и молодя рботниц. Это вызвло взрыв негодовния. Рздлся грозный гул голосов, в полицейских полетели гйки, припсенные зрнее кмни и железки. Под их грдом городовые вынуждены были отступить. Путь демонстрции н Сдовую и Невский был открыт.

Студенты и курсистки шли особой колонной. Они, кк и все, рспевли революционные песни и рзмхивли крсными знменми, неведомо кем приготовленными. Все шли к Знменской площди у Николевского вокзл.

Когд н Знменской площди стло невозможно протолкнуться, вокруг пмятник Алексндру Третьему нчлся митинг. Двящя громдня фигур цря возвышлсь нд площдью н слонообрзном коне с мссивной мордой. Конь стоял н квдртном тяжелом пьедестле. Про этот пмятник говорили, что знменитый скульптор, его создтель, зложил в нем не блгостную идею смодержвия, кк требовл црскя семья, создл обрз двящей мертвечины военно-полицейского режим. Сложили дже фрондерскую «згдку»: "Стоит комод, н комоде — бегемот, н бегемоте — обормот!.."

Теперь "обормот н бегемоте" бесстрстно взирл со своего «комод» н бурлящую толпу, плменеющие нд ней крсные флги и лозунги "Долой смодержвие!", "Долой войну!".

Госудрствення дум, где второй день шли прения по продовольственному вопросу, был окружен солдтскими крулми. Узнвя о волнениях в городе, в зле зседний шушуклись, злордствуя нд првительством. "Думскя общественность", хотя и взволновн, но был уверен, что все недовольство произрстет н чисто продовольственной почве и что вместе с првительством удстся згнть нродную реку обртно в ее тесные берег. Предствители фркций обменивлись колкостями и упрекми, «трудовик» Керенский обрушился н Милюков…

В штбе Петрогрдского особого военного округ н Дворцовой площди генерл Хблов созвл экстренное совещние. Генерл приглсил министр внутренних дел Протопопов, всех стрших полицейских нчльников и уполномоченного првительств по продовольствию Петрогрд Вейс. Было прикзно следить з рспределением муки по пекрням, з булочникми — чтобы не утивли продукт.

Генерл Беляев, военный министр, посоветовл по телефону генерлу Хблову стрелять поверх толпы из пулеметов, но тот збоялся последствий.

Протопопов см проявил ктивность и прикзл произвести ресты революционеров по предложенному охрнкой списку. «Ликвидция» большевистских оргнизций, зодно и «гвоздевских», был нмечен н ночь — "смое светлое время дня", шутили жндрмы…

Прикз стрелять отдно не было.

В Црском Селе, в Сиреневой гостиной Алексндровского дворц, госудрыня возбужденно ходил из угл в угол. Ее нервический мозг чувствовл угрозу, но он ндеялсь, что это испытние лишь подтолкнет Ники к более решительным действиям. Ее душ рзрывлсь: сын и две дочери зболели корью, теперь он не сможет поехть к Ники и внушить ему првильные действии. Телегрмм о болезни детей пошл в Могилев…

Утренний доклд Алексеев госудрю продолжлся до чсу дня, но говорили о пустякх. Вокруг, в кбинетх и коридорх, уже шушуклись о событиях в Петрогрде. В полдень пришл шифровк из столицы о том, что с утр збстовло 200 тысяч рбочих, о демонстрциях и о том, что в помощь полиции нпрвлены кзчьи чсти. После звтрк кто-то рсскзл о стычке рбочих с полицией н Знменской площди и о том, что кзки оттеснили полицию, помогли демонстрнтм.

Кк смое большое событие этого дня црь отмечет в дневнике собственное нгрждение бельгийским орденом "Военный крест". В письме Алексндре Федоровне сообщет: "Мой мозг отдыхет здесь. Ни министров, ни хлопотливых вопросов, требующих обдумывния". Никто из приближенных не рискнул доложить црю, что было уже известно из переговоров со столицей. То, что требовло от него не только обдумывния.

В письме, полученном Николем из Црского Сел, Аликс кипел против Думы: "Ты должен дть почувствовть свой кулк. Они сми просят этого. Сколь многие недвно говорили мне: "Нм нужен кнут!" Это стрнно, но тков слвянскя нтур… Твоя жен, твой оплот — неизменно н стрже в тылу… Чувствуй мои руки, обвивющие тебя, мои губы, нежно прижтые к твоим, вечно вместе, всегд нерзлучны…"

Смодержцу думлось вяло: "Слв богу, что я теперь здесь, в Могилеве… Все решения принимет Алексеев. Добрый косоглзый друг…"

45. Петрогрд, 25 феврля 1917 год

Уже в шесть чсов утр полицейские зняли мосты через Неву, Фонтнку, Обводной кнл. Чсом позже стли подходить чсти гврдии, нзнченные нчльником войсковой охрны город полковником Пвленковым и грдончльником Блком в смешнные полицейско-военные зствы. Смые большие группы перекрыли с двух сторон Алексндровский, Троицкий, Николевский и Охтинский мосты. Солдтм рздли боевые птроны. Н нбережные в рбочих рйонх были выслны смешнные военно-полицейские птрули. Но городовые в Нрвском, Выборгском и Петрогрдском рйонх уже не рисковли ходить в своей темно-синей форме и переоделись в солдтские шинели.

Рбочие собрлись, кк и вчер, по зводскому гудку, словно бы н рботу, н свои предприятия, но к стнкм не пошли. Нчлись митинги и собрния.

Н Путиловском, где продолжлся локут, рбочие стояли с утр у зпертых ворот. Они толпились вокруг большевистских гитторов, орторов меньшевиков, эсеров и межрйонцев.

Потом, словно по единому сигнлу, принялись стучть в ворот. Никто не отзывлся. Постучв немного, передние ряды нвлились н ворот и сломли их. Через несколько минут все другие входы были открыты. Черня густя мсс вылилсь н белоснежную целину нетоптного двор. В непривычной тишине смолкли бойкие голос гитторов и глдеж толпы. Пушечник Ивн Головнов, взобрвшись н фонрную тумбу, мхнул кртузом:

— Снимй охрну!

Кто-то охнул:

— Бртцы! Д ведь это революция!

Группы рбочих бежли по дорожкм, присыпнным снегом, скользили н нледях, спешили. Охрну рзоружли и зглядывли во все зкоулки — не притился ли где полицейский?

Здния зводоупрвления были пусты, лишь в одном обретлся стрик сторож. В трехэтжном зкопченном кирпичном доме, где помещлсь контор по делм рбочих и служщих, немедленно обосновлся только что избрнный рбочий комитет Путиловского звод. Генслер, Алексеев, Головнов и другие большевики срзу поствили здчу рбочим дружинм: рзоружть полицейских, устновить революционный порядок н улицх Нрвского рйон. Выполняя директиву Петербургского комитет вести гитцию среди солдт грнизон, выделили для этого пртийцев, и те, получив только что отпечтнное зводским литогрфом Ивном Огородниковым воззвние, отпрвились к знкомым солдтм. Воззвние было коротким:

"Помните, товрищи солдты, что только бртский союз рбочего клсс и революционной рмии принесет освобождение порбощенному и гибнущему нроду и конец бртоубийственной и бессмысленной войне. Долой црскую монрхию! Д здрвствует бртский союз революционной рмии с нродом!"

Ивн Огородников с теплыми еще листкми отпрвился в Орниенбум, где среди солдт — бывших путиловских рбочих — у него было много товрищей. В Стрельну к пулеметчикм поспешил Федор Кузнецов. Михил Войцеховский и Ивн Генслер пришли к солдтм-пвловцм, рботвшим н зводе, и поручили им идти в полк, вести гитцию против цря, з рбочих.

Вспомнили и о роте измйловцев, рзмещенной з Нрвской зствой. К ним отпрвился Григорий Смодед. Он призвл солдт присоединиться к путиловцм. Посовещвшись, солдты обещли нейтрлитет. В этот же день они покинули свое временное рсположение. А коновод трехтысячной группы солдт — рботников Путиловского звод, высокий и худой прень, который дв дня нзд все интересовлся, будет ли стрельб, теперь говорил своим солдтм, что ндо идти доствть оружие…

Утром 25-го н Сердобольской улице у Пвловых снов собрлось экстренное зседние Русского Бюро и ПК. Пришли Шляпников и Злуцкий, Молотов и Свешников, еще кое-кто. Сходились, по привычке тясь и проверяясь, нет ли слежки. Но уже чувствовлось в воздухе веяние свободы. Революция нчинлсь!

…В огромном городе, рскинувшемся н дв десятк верст вокруг Невы и ее притоков, бстовло трист тысяч рбочих, три четверти его немных рбов. Север столицы — Выборгский рйон с первых дней сделлся одним из глвных полей сржения с цризмом, Смпсониевский проспект — его осью, большевизировння площдь у Финляндского вокзл — эпицентром революционных толчков, сотрясвших Петрогрд. Н Выборгской стороне, тк же и н Нрвской зстве, в это утро зводы превртились в гигнтские клубы, где к семи утр рбочие собирлись, чтобы «спеться», по выржению гент охрнки, и снов двинуться н улицу.

Был еще одн причин того, что Выборгский рйон стл одним из ведущих в революции. Здесь н явочных квртирх собирлось тогд и Русское Бюро ЦК РСДРП, и Петербургский комитет, отсюд быстрее и ндежнее передвлись большевистские директивы мссм.

Уже в десять чсов утр десятки тысяч рбочих вышли н Смпсониевский проспект и другие глвные улицы Выборгской стороны. Рбочие вооружлись железными плкми, ножми, охотничьими ружьями и револьверми, купленными в оружейных мгзинх или отобрнными у полиции. К полудню осдили и рзгромили об полицейских учстк. Полицейские отошли к Алексндровскому мосту под прикрытие основных сил.

Н проспектх, особенно вблизи мостов, н стенх домов, н круглых фишных тумбх вызывюще белели листы с прикзом комндующего Петрогрдским военным округом Хблов:

"Последние дни в Петрогрде произошли беспорядки, сопровождющиеся нсилиями и посягтельствми н жизнь воинских и полицейских чинов. Воспрещю всякое скопление н улицх. Предвряю нселение Петрогрд, что мною подтверждено войскми употреблять в дело оружие, не остнвливясь ни перед чем для водворения порядк в столице".

Прикз звучл грозно, но комнды открывть огонь не было — влсти опслись повторения 9 янвря, которое могло бы произвести ужсное впечтление н союзников и н мировое общественное мнение. Скзлсь ткже и черт хрктер «волевого» и брвого генерл Хблов — нерешительность и боязнь действовть без прикз. Мимо «грозных» листков с зпретом «скопляться» и подписью генерл шли многие тысячи людей.

И вот уже Литейный проспект зполнен нродом до откз. Мрчно смотрят н демонстрнтов глзницы окон окружного суд, з спиной которого прячется тюрьм-предврилк. Глухое приземистое кирпичное здние Арсенл с редкими бойницми укрыло оружие и рботников.

Тысячи людей, обойдя по льду Невы кордон н мосту, устремляются к Невскому. Звучт революционные песни "Змучен тяжелой неволей", «Мрсельез», «Вршвянк». Нд демонстрцией реют крсные флги, лозунги "Хлеб!", "Долой првительство!" и "Долой войну!". Люди счстливы, веселый и грозный дух борьбы обуревет кждого…

…Нстя Соколов третий день жил в нервическом и рдостном возбуждении. Вчер дежурств у нее не было, и он целый день провел н улицх, зрзилсь энтузизмом людей, ходивших под крсными флгми, впитывл в себя лозунги большевиков. Ее потрясли огромня демонстрция н Знменской площди, речи орторов, стычки с полицией н Невском и Литейном. Он видел, кк демонстрнты отбивли у полиции рестовнных, кк н жндрмские дивизионы, врезвшиеся в толпу, обрушивлся грд из кусков льд, кмней, гек.

Ее душ переполнялсь восторгом, хотелось поделиться им с близкими, но Алексей был длеко. Он провожл нглийскую делегцию в порт Ромнов н Мурмне, 20 феврля буквльно от поезд до поезд побыл несколько чсов дом — блго он был рядом с Николевским вокзлом — и отпрвился в Ствку н доклд о нстроениях бритнских делегтов.

Нстя грустил, что снов долго не увидит его, но стихия нродного бунт нчл охвтывть рдостью, ндеждой и ее. Неудержимо тянуло н улицу, хотелось быть вместе с людьми, слушть орторов, плодировть им, кричть вместе со всеми волнующие слов. "Кк жль, — думл Нстя, — что Алеш не испытывет ткого прекрсного чувств освобождения, которое црит сейчс н улицх Питер! Он бы понял и пошел вместе со мной, со всем нродом…"

Тетушк Мрия Алексеевн см пропдл н улицх, тк что обменивться впечтлениями они могли лишь поздно вечером.

Сегодня, отпрвляясь н дежурство, Нстя предусмотрел, что трмвй, которым он следовл почти от дом до Шестндцтой линии Всильевского остров, может не ходить, и вышл з три чс до нчл рботы.

Через Знменскую площдь было трудно пробрться — тк плотно зпрудил ее нрод. Десятки вгонов збили трмвйные пути н прилегющих к Знменке отрезкх Невского проспект и Лиговской улицы. С Суворовского проспект, через Рождественский н площдь к пмятнику пробивлся большой отряд городовых из Алексндро-Невской чсти. Конные полицейские во глве с приством, рзмхивли нлево и нпрво тяжелыми, со свинчткой, плетеными нгйкми. Удр ткого холодного оружия, попв в голову, влил человек змертво.

Полицейский приств, кк позднее стло известно, Крылов по фмилии, особенно остервенело лупил нгйкой людей. Стоном и криком отзывлсь площдь.

В Гончрной улице, рядом с вокзлом, томились верхми кзки. Они не нпдли н демонстрнтов, офицеры, боясь влияния толпы н нижних чинов, держли сотню в некотором отдлении от митинг.

Вот приству почти удлось пробиться через толпу к крсному флгу. Он методично, словно мшин, рзмхивл тяжелой нгйкой. Сбил с ног женщину, его лошдь крупом свлил подростк. Избиение продолжлось.

Кзки не выдержли нейтрлитет. Сотня с мест в крьер удрил по полиции, стл оттеснять ее нзд в Рождественский переулок. Приств Крылов злобно окрысился н кзк, приближвшегося к нему. Но с криком "Погодь!" кзк нлетел н него. С белыми от ярости глзми опустил шшку полицейскому н погон. Брызнул фонтнчик лой крови, рзрубленное тело приств н глзх у Нсти стло оседть с коня. Толп вместе с Нстей отпрянул. Нскочили полицейские, подхвтили тело и под улюлюкнье демонстрнтов усккли прочь. Толп зкричл "ур!" кзкм, но сотню быстро-быстро отозвли нзд офицеры…

От Знменской площди Нстю вместе с демонстрнтми вынесло н Невский. Срзу з Публичной библиотекой, у Гостиного двор, дорогу колонне перегородил рот солдт под комндовнием брвых унтер-офицеров. Впереди рспоряжлся поручик. Когд демонстрция приблизилсь н десяток метров, поручик скомндовл:

— Р-рот! Н р-руку! Шгом-рш!

Ощетинившись штыкми, цепь стл ндвигться н колонну. Рбочие медленно отступили. Недвижимы остлись стоять лишь несколько человек. Нстя узнл в одном из них Ивн Чугурин, бывшего студент, профессионльного революционер, быввшего в их кружке. С железным упорством, окменев лицом, Ивн сделл шг нвстречу солдтм.

Подскочил поручик, высоко подняв обнженную шшку.

— Уходи! — визжл он. — Уходи, не то зрублю! Убирйтесь все! Нзд!

— Не уйду! — твердо скзл Чугурин. Он рвнул н себе тужурку, рубшку и обнжил феврльскому ветру грудь. Обрщясь к солдтм, он громко крикнул: — Дйте свободу! Дйте хлеб! Без хлеб и свободы я никуд не уйду!

Лицо Чугурин пылло неистовством. Воля, исходившя от него, зствил офицер опустить глз, пробормотть что-то рстерянное и вложить шшку в ножны.

— Н плечо-о! Кругом м-рш! — визгливо отдл комнду поручик. Рот повернулсь и, глухо печтя шг по снегу, ушл прочь.

Нстя, кк и вся демонстрция, змерл, увидев эту сцену, Чугурин бил нервня дрожь. Но несколько секунд спустя колонн снов устремилсь к Кзнскому собору, где н площди уже шумел митинг. Охрипшие орторы говорили почти одно и то же, но мсс людей упивлсь их словми о свободе, о свержении подлого и негодного првительств, о прекрщении кроввой войны…

С трудом добрлсь Нстя до госпитля.

…В Тврическом дворце Дум зседл меньше чс. Стрсти молчли.

Керенский и Чхеидзе, выходившие в последнее время н первый плн среди думских Цицеронов, предложили собрться в понедельник, 27-го. Общим голосовнием решили все-тки перенести зседние н 28-е. В демонстрциях по-прежнему не видели ничего чрезвычйного, ждли, что рбочие примут ультимтум Хблов и выйдут н рботу 28-го. От этого звисели и дльнейшие действия Прогрессивного блок, члены которого, в том числе и мсоны, рстерялись перед взрывом нродного гнев и возмущения. Коновлов пытлся связться со своими людьми в группе Гвоздев, чтобы несколько поумерить пыл толпы, но ему сообщили, что верховодят большевики и возможности приглушить нродное возмущение пок не видно. "Серый крдинл" ложи испуглся.

В середине дня думские деятели рзошлись, не подозревя, что н следующий день црь приостновит рботу российского «прлмент» и зседние 25 феврля стнет последним официльным в его короткой и бесслвной истории.

46. Црское Село, 25 феврля 1917 год

Беснуясь, словно тигриц в клетке, в золоченых злх Алексндровского дворц, слыш со всех сторон ншептывния придворных о нпрсности отъезд госудря в столь тяжелые дни в Ствку, о подлости рбочего сословия, зтеявшего смуту в грозные дни войны, Алексндр Федоровн все же зствил себя сесть з столик в плисндровой гостиной и собственноручно нчертть письмо дорогому Ники. Он стрлсь при этом, чтобы не слишком много беспокойств пролилось в ее строкх. Ведь Ники тк чувствителен. Он может рзволновться и нделть глупостей. Ндо его предупредить и остеречь. Фельдъегерь увез в Могилев конверт с вензелями импертрицы. В письме торопливой рукой нписно:

"Бесценное, любимое сокровище!

8°, легкий снежок — пок сплю хорошо, но нескзнно тоскую по тебе, любовь моя. Стчк и беспорядки в городе более чем вызывющи (посылю тебе письмо Клинин[17] ко мне). Оно, првд, немногого стоит, тк кк ты, нверное, получишь более подробный доклд от грдончльник. Это хулигнское движение, мльчишки и девчонки бегют и кричт, что у них нет хлеб, — просто для того, чтобы создть возбуждение, и рбочие, которые мешют другим рботть. Если бы погод был очень холодня, они все, вероятно, сидели бы по домм. Но это все пройдет и успокоится, если только Дум будет хорошо вести себя… Збстовщикм прямо ндо скзть, чтобы они не устривли стчек, инче будут посылть их н фронт или строго нкзывть".

47. Могилев, 25 феврля 1917 год

В этот день с утр Николй Ромнов был еще спокоен. Но по коридорм Ствки, особенно тм, где чще можно встретить молодых офицеров, пошли рзговоры, перескзывющие впечтления двух генштбистов, прибывших в Могилев сегодня рно утром. В Петрогрде они видели грндиозные демонстрции, крсные флги, от коллег по штбу военного округ слышли о неблгондежности чстей, посылемых против возбужденных толп нрод.

Никкие телегрммы не изменили еще устновленного рспорядк дня госудря. С 9.30 до 12.30 — доклд генерл Алексеев. Кк ни стрлся нчльник штб звести рзговор о событиях в Петрогрде, црь искусно уходил от него, переводя беседу н рзные пустяки. Он был мстер в этом деле.

После звтрк в чс — прогулк. Н этот рз в втомобиле по Бобруйскому шоссе до чсовни в пмять 1812 год. Погулял по рсчищенным для него дорожкм в лесу. Цредворцы, среди них дже Воейков, держлись в отдлении. Полгли, что црь рзмышляет нд сложной ситуцией в столице. Может быть, тк и было. Вышел из лес сумрчный. После пятичсового чя принял сентор Трегубов. Этот бывший судебный ортор числился в Ствке помощником Алексеев по гржднской чсти. Однко, з неимением вопросов по тковой, вечно отсиживлся в своей комнте и читл что ему вздумется. Алексеев и Клембовский подучили Трегубов испросить удиенции у госудря и изложить ему всю опсность современного положения. Сентор попытлся поствить перед црем дилемму: либо вступить в бой с оппозицией и революционерми, действовть быстро и решительно, либо пойти н уступки Прогрессивному блоку и тем, кто з ним стоит, допустить "ответственное перед Думой" министерство, то есть соглситься н конституционную монрхию.

Николй пожевл губми, словно с трудом подыскивя ответ велеречивому сентору, но ничего не скзл и удрученно отпустил Трегубов. К обеду он вышел совсем рсстроенный, прочитв письмо Аликс от предыдущего дня. Успокоил его немного лишь телегрмм генерл Хблов. Брвый генерл доклдывл в шифровке, что 23 и 24 феврля вследствие недосттк хлеб возникл збстовк — это црь уже знл, но новя для него цифр в 200 тысяч бстующих резнул по сердцу — и что в середине тех двух дней чсть рбочих прорвлсь к Невскому, откуд был рзогнн.

"Все-тки спрвляется Хблов", — подумл Николй и прочитл дльше, что сегодня, 25-го, новя попытк рбочих проникнуть н Невский успешно прлизуется. Прорввшяся чсть рзгоняется кзкми… В подвлении беспорядков — это слово опять почти вызвло приступ головной боли у Николя, — кроме Петрогрдского грнизон, принимют учстие пять эскдронов 9-го зпсного квлерийского полк из Крсного Сел, сотня лейб-гврдии сводно-кзчьего полк из Пвловск, и вызвно в Петрогрд пять эскдронов гврдейского зпсного квлерийского полк…

По привычке Николй срзу вспомнил отцов-комндиров, комндоввших нзвнными полкми, — н это пмять у него был феноменльня, все эти квлеристы были лихие рубки и брвые офицеры. Привычное течение мысли слегк успокоило. Тем более что сил собирлсь против мужлнов в рбочих кртузх приличня. Десять эскдронов и лейб-кзки! Они-то покжут бунтовщикм где рки зимуют!

Но беспокойство все же не проходило совсем. После обед пошел к себе в кбинет снов читть Цезря о звоевнии Гллии, но успехи лтинян н ум не шли. Просил устроить синем. Перед нчлом ленты в штбном собрнии понял нконец, что же тк беспокоило его: ведь если, по словм Хблов, в борьбе с беспорядкми принимло учстие десять эскдронов плюс восемьдесят тысяч столичных полицейских, то произошло что-то из ряд вон выходящее. Уроки 1905 год он помнил. И теперь следует крть беспощдно. Поэтому призвл Влдю Нрышкин и прикзл передть телегрмму глвнокомндующему Петрогрдским округом. Текст продиктовл см:

"Повелевю звтр же прекртить в столице беспорядки, недопустимые в тяжелое время войны с Гермнией и Австрией.

Николй".

В этот вечер дже синем не очень рзвлекл. Н сон грядущий молился долго и ревностно. Немного полегчло — ведь все в воле божьей!

Генерл Алексей Соколов пребывл все эти дни в ожиднии подвох. Он понимл, что з полковником Мрковым стоят знчительно более мощные силы, чем Монкевиц и Асснович. Алексей опслся выстрел из-з угл, ккой-нибудь крупной кверзы, вплоть до рест и зключения в грнизонную тюрьму по лживому обвинению. Он знл, что подлые люди способны н все для осуществления своих целей и устрнения тех, кто им мешл. А он явно мешл.

Вся эт сует и шушукнье по углм относительно положения в Петрогрде его мло волновли, хотя сми события стли нсторживть. Но тот мощный нродный протест, о котором говорили прибывшие из Питер офицеры, мло походил н исполнение дворцового зговор, о котором тк много говорилось прежде. Он взволновлся лишь тогд, когд при нем было упомянуто, что центром беспорядков сделлсь Знменскя площдь.

"Ведь это совсем рядом с моим домом", — подумл он, и беспокойство з Нстю, з тетушку зползло в душу.

Кк рз в субботу Соколов сделл подробный доклд о своих подопечных нгличнх Клембовскому, для которого эт проблем ткже был оттеснен н второй плн смыми свежими событиями. Однко Влдислв Нполеонович зметно нсторожился, когд Алексей упомянул о встрече лорд Мильнер в Москве с Челноковым, князем Львовым и Коновловым.

— Ты н ней присутствовл? — спросил Соколов Клембовский.

— Нет! — пожл плечми Алексей. — Лорд не взял своих русских переводчиков н эту встречу. Переводил бритнский генерльный консул в Москве Брюс Локкрт.

Клембовский зпыхтел, что служило у него признком чрезвычйного волнения, его острый ус, торчщий прямо под левым стеклышком пенсне, здерглся от тик.

— Збудь об этой встрече в Москве и не доклдывй о ней никому, посоветовл доброжелтельно генерл-квртирмейстер и прижл щеку лдонью.

Соколов понял, что попл н ккое-то больное место генерл, и продолжть рзговор об этом визите в Москву не стл.

Нчльник по секрету покзл ему телегрмму Хблов Алексееву, где генерл сообщл о том, что в течение второй половины дня 25 феврля толпы рбочих, собрвшиеся н Знменской площди — "Опять Знменк!" — тревожно подумл Алексей — и у Кзнского собор, были неоднокртно рзгоняемы полицией и воинскими чинми. "Около 17 чсов, — стояло в телегрмме дльше, — у Гостиного двор демонстрнты зпели революционные песни и выкинули крсные флги с ндписями "Долой войну!". 25 феврля бстовло двести сорок тысяч рбочих".

— Кков молодец Хблов! — увжительно отозвлся Клембовский, когд Соколов вернул ему листок. — Рзгоняет толпы бунтовщиков. А говорили, что он грозен только с виду…

— Я с ним вместе не служил, — брякнул сгоряч Соколов, и в его тоне прозвучло неодобрение. Алексей в этот момент снов подумл о Нсте, проходящей по нескольку рз н день Знменскую площдь, и снов тревог з нее зкрлсь в его сердце.

"А может быть, это т смя революция, о которой пылко говорили молодые люди и Нстя н вечеринке у советницы Шумковой?! — подумлось ему. — Но ведь уже применены войск! А вдруг они здвят революцию в колыбели?!"

Соколов рссеянно слушл, что говорил ему Клембовский, улвливя из его слов лишь те, которые относились к нродному бунту в Петрогрде. А генерл-квртирмейстер рсскзывл кк рз о том, что военные генты союзнических рмий, прикомндировнные к русской Ствке, прямо-тки утроили свою ктивность, вынюхивя рекцию офицерств н события в столице, отношение к црю, к плнируемому в ме нступлению — не сорвется ли оно из-з нродного волнения…

Чтобы избвиться от тягостных мыслей, Алексей пошел н вечерний сенс синем в штбном собрнии, объявленный для постояльцев военного отеля «Бристоль». Он вошел в зл, когд уже был потушен свет, но по особой тмосфере рболепия и притихшей почтительности понял, что госудрь и его свит нходятся ткже здесь. Военные ленты двно нскучили Алексею. Он не досмотрел дже первую десятиминутку и вышел, не дождвшись перерыв между фильмми.

Генерл порзился своей рекции н петрогрдские события: если бы не тревог з близких, он дже обрдовлся бы, узнв о революции. "Вот кк подействовл н меня жизнь и… жен! — со смешком подумл он. — Друзья Нсти, пожлуй, свергнут смодержвие, если тк дружно идут против войны… Ведь смодержвие питет войн".

Сон Алексея, обычно зсыпвшего в момент, когд его голов кслсь подушки, был тяжел и беспокоен. Он видел Знменскую площдь, цря-"обормот", под которым демонстрнты рскчивли бегемотообрзного коня, потом црящую нд толпой н Невском ккую-то прекрсную женщину во фригийском крсном колпке, кк н кртине Делкру "Свобод н бррикдх", очевидно — Революцию. Солдтики с мертвыми лицми, рзгонявшие толпу под крсным флгом, пытлись делть приемы штыковой тки в нпрвлении этой бестелесной крсвицы, которя вдруг стл увеличивться в рзмерх, поднимться нд крышми и знимть собой весь огромный Петрогрд. Потом эт женщин принял черты Анстсии, снов вошл в обычные человеческие пределы и лукво улыбнулсь ему. А потом все видение исчезло, и он проснулся в холодном поту, Думя, что сейчс увидит Нстю рядом с собой. Но это был не его до