/ Language: Русский / Genre:sf_space / Series: Лестница в небо

Тень мессии

Иван Кузнецов

Землянин Геннадий Павлов, ставший одним из галактических Наблюдателей, по-прежнему хочет отомстить убийце своего учителя — элианину Итени Рину. Ранее он считал, что враг его бесследно исчез, — но внезапно узнал: преступник скрывается на одной из колонизированных элианцами планет. Землянин решает отомстить, не ставя в известность Наблюдателей, — и попадает в расставленную врагом ловушку. Теперь ему предстоит схватка с сильным, загадочным и безжалостным противником. И помощи ждать неоткуда. Ведь многие из Наблюдателей выступают за официальную выдачу преступившего закон Геннадия элианцам — да и остальные что-то не спешат приходить на помощь землянину…

Иван Кузнецов

Тень мессии

Глава 1

Волшебник в изумрудном городе

Геннадий Павлов

Кольнуло в сердце — несильно, по-своему даже приятно. Воздух словно сделался плотнее, и его стало немного не хватать. Я судорожно сглотнул. Не успел. Совсем чуть-чуть. Или обойдется? Второй укол, на этот раз правее. По позвоночнику пробежал холодок. Появилась сосущая боль в желудке. Заслезились глаза. Нет, не сейчас. Хотя бы еще пару часов!..

Я сбросил внешний пси-щит. Прохладная пустота немедленно наполнилась разноцветицей чужих чувств — приторный пряный аромат, не вызывающий ничего, кроме тошноты. Рефлекторно я попытался восстановить барьер, и в легкие вонзилась третья игла.

Терпеть. Недолго осталось. Если приступ случится на лайнере… кому-то придется умереть: или мне, или трем тысячам элиан.

Нет, не пойду на такое. Даже ради Вселенной. Незаменимых нет. Найдут на мое место другого. Выкрутятся как-нибудь…

Эмоциональная какофония была едва выносимой. Я закрыл глаза, но стало еще хуже. На барабанные перепонки почти физически давили обрывки чужих мыслей.

Я вновь уставился на осточертевшую за двое суток полета розовую с серебристыми прожилками дорожку — единственный статичный объект в пассажирском салоне третьего класса. Дорожка вилась между асимметричными рядами кресел и, если расфокусировать взгляд, становилась объемной, превращалась в скользящую экзотичную змею. Но по крайней мере она не заходилась в безумном танце, подобно голограммам на стенах. Не взрывалась, как потолок, бесконечным иллюзорным фейерверком. И не пульсировала абсолютно несъедобными цветовыми переливами в отличие от одежд большинства элиан.

Уродцы. Уродцы, слишком далеко продвинувшиеся по эволюционной лестнице.

Судорожным движением я схватил широкие очки стереовизора, несколько секунд вертел их, потом бросил назад в фиксатор. Со стороны немотивированная экспрессия, должно быть, выглядела по-идиотски, но элиане люди тактичные, без серьезного основания чужими тараканами интересоваться не будут.

Дьявол, почему на внутренних рейсах нет радорианских фильмов?! От элианских стереозаписей с их сверхдетализацией и цветовой насыщенностью мгновенно начинала кружиться голова.

Я вернулся к изучению розовой ленты.

Раскаленные спицы исчезли столь же внезапно, как появились. Неведомый колдун вуду то ли наигрался, то ли давал жертве передохнуть. Только бы продержаться до посадки. На планете будет легче, да и, случись приступ, жертв можно избежать…

Лайнер неспешно выползал на стационарную орбиту. До стыковки с транспортной платформой оставалось не больше часа: ментальный советник, даже закуклившись, успевал давать короткие ответы на незаданные вопросы. Минут пять уйдет на саму стыковку. Затем погрузка в шаттл. Я в третьем классе, значит, еще не менее получаса потеряю, пока первый-второй классы расползутся по транспортникам. Потом спуск, потом…

Долго! Как же долго! Почему нельзя было лететь в первом отсеке?! Придумали бы легенду, оформили документы, объясняющие, почему нормальный здоровый мужик летит в условиях, созданных для стариков и детей.

Время почти застыло. Не будь риска срыва, я бы замедлил собственное восприятие, сократил часы ожидания до минут. Не будь риска срыва…

От пси-вибраций, излучаемых соседями, ныли зубы: предвкушение встреч, маршруты турпоездок, неведомые водные лабиринты то ли Сиби, то ли Сипи, какие-то графики и математические выкладки, обосновывающие необходимость… Розовая дорожка. Есть только розовая дорожка. Мира вокруг не существует. Только розовая дорожка…

Стыковка с пересадочной станцией прошла в точном соответствии с графиком. Секунда в секунду. Лайнеру предстояла дозаправка и техосмотр, пассажирам — волокита с пересадкой в спускаемые модули.

В предвкушении скорой свободы и новых впечатлений — как я понял, большинство были выходцами с других планет, — психосферы элиан пошли вразнос окончательно. Я уже собирался рискнуть и восстановить пси-щит, пока срыв не случился по естественным причинам, но тут створки двери, ведущей из салона в посадочный шлюз, наконец раскрылись, и над ними сплелась голограмма, приглашающая проследовать к выходу. Голос диктора подтвердил — пора на выход. Витиеватых благодарностей за сделанный выбор и рекомендаций в дальнейшем летать кораблями «нашего космофлота» не последовало. Только традиционное пожелание удачи.

Пассажиры выстроились в неровную цепочку, после короткой заминки деловито заструившуюся наружу. Кресла в салоне стояли змейкой, и влиться в общий поток не составило труда. Задержек при посадке в транспортники тоже не возникло. Серебристая капля, словно не удержавшись, сорвалась с тонкого стебля-коридора, выраставшего из серо-стального диска орбитальной платформы. Выпустила короткие жесткие крылья и после недолгого глиссирования начала плавный пологий спуск.

Перегрузки, несмотря на частичную компенсацию, давили ощутимо. Однако напряжение пси-поля немного спали, и я целиком погрузился в созерцание панорамы Элии. Почему-то элиане и радориане иллюминаторы недолюбливали. И если на судах радориан они в минимальном объеме присутствовали, то у элиан окно из прозрачного пластика находилось лишь в кабине пилотов. Вот во флаерах или на станциях — другое дело. Прозрачные панели во всю стену, прозрачный пол и потолок… Казалось бы, в чем принципиальная разница: если есть на орбитальной платформе, почему не прорубить на лайнере? Однако факт оставался фактом. А поскольку шаттлы проходили по категории кораблей, окружающие красоты приходилось наблюдать на широком мониторе, транслирующем изображение с наружных камер.

Впрочем, неземная красота все равно завораживала. Изумрудная страна. Причудливый светофильтр элианской атмосферы дарил планете едва заметный светло-зеленый отлив, избавиться от которого не могли ни густая синь изогнутого подковой озера, ни склеенные в гигантскую сирингу ярко-красные трубки зданий, ни сверкающая полоса монорельса. Казалось, даже воздух светился бархатным малахитовым светом. И передать это мягкое внутреннее свечение было не под силу ни станционному имитатору на Ааре, ни монитору пассажирского салона.

Посадка — на мой взгляд — вышла жестковатой. Шаттл торопливо пробежался по космодрому. Остановился. Выплюнул на светло-серое поле дугу трапа. И… Я споткнулся и едва не потерял равновесие. Шедший за мной элианин крепко схватил меня за плечо, не давая упасть. Мы обменялись улыбками.

В состоянии легкой ошалелости, я кое-как спустился на поле. В компании других пассажиров дотопал до широкого одноэтажного здания — наша посадочная колея оказалась крайней, и идти было всего ничего. Но и за это время я успел покрыться мелкими капельками пота: нещадно палило стоящее в зените солнце.

Внутри здания было не так жарко, хотя назвать воздух прохладным язык не поворачивался. Рядом с моим багажом — единственной сумкой с изменяемой геометрией и, по последней провинциальной моде, текучей оранжевой поверхностью — уже стояла молодая элианка в ослепительно зеленой с широким воротом рубашке. Выпирающие ключицы, тоненькая, будто высушенная шейка и узенькое с острым подбородком лицо вызывали непреодолимое желание накормить контролершу как следует. Правда, по элианским меркам, уточнил внутренний библиотекарь, худобой девушка не страдала.

Когда я подошел, она покончила с шаманскими танцами вокруг сумки и, отложив ручной сканер, занялась мной вплотную.

В следующие пять минут я взмок сильнее, чем после прогулки под тропическим солнцем. Больше всего пугала невозможность сделать что-либо в случае форс-мажора. Невидимые иглы ощутимо покалывали в груди, и отсрочка, выгаданная на лайнере за счет сброса пси-щита, подходила к концу.

Будь я в нормальном состоянии, неприятности не грозили бы даже потенциально. В конце концов, заподозри контролерша мою чужеродную сущность, я мгновенно это почувствую и проедусь по мозгам так, что она и розового слоника примет за полноправного элианина.

Но то в нормальном состоянии. Сейчас же любая сколь-нибудь серьезная манипуляция с пси-полем спровоцирует начало приступа. И тогда… Неизвестно, что произойдет тогда. Последствия приступов, как и их протекание, радовали разнообразием. Однако, как правило, все заканчивалось печально — для окружающего мира. Впрочем, учитывая, где я нахожусь, для меня тоже все скорее всего закончится.

Индивидуальная карта на секунду прилипла к плоской коробке служебного компа. Машина включила меня в информационную сеть Элии, перекачала часть данных в общий банк, что-то с чем-то сверила и с готовностью подтвердила — все в порядке.

Элианка задала пяток дежурных вопросов, дважды как бы невзначай скользнула прохладным пси-щупальцем по психосфере. Неожиданно умело. После чего поблагодарила за стоическое терпение, посетовала, к моему удивлению — совершенно искренне, на эти надуманные формальности при современном-то развитии техники и пожелала легкого пути.

За время разговора она ни разу не улыбнулась, но и не скатилась в подчеркнутую корректность. При этом веяло от нее искренностью и какой-то… естественностью, что ли?

А потому, выходя из регистрационного пункта, я, несмотря на пережитую нервотрепку, почувствовал душевный подъем и желание немедленно заняться работой. Есть, есть за кого бороться!

Спешить, однако, не стоило. Работа предстояла кропотливая, в чем-то занудная, а главное, надежды покончить с ней за пару дней не было. Что ж, никто и не говорил, что быть уникумом легко.

По-прежнему чувствуя себя не в своей тарелке, я не спеша прошествовал к трехэтажной конструкции. Огромные желто-коричневые диски, нанизанные на широкие оси, напоминали свежеиспеченные блины. Мне нужен третий — верхний, стоянка флаеров.

Напиток не понравился: кислый, вяжущий, рассчитанный на идиота вроде меня, позарившегося на местную экзотику. Я с сомнением поглядел на небольшую овальную дощечку, заменяющую тарелку. Тонкую, чуть вогнутую, испещренную малозаметными, но глубокими надрезами, дабы экологически чистый сок, сочащийся из свеженарезанного фрукта, не стекал на стол. Плод, хитро нарубленный четырехгранными пирамидками, обильно посыпанный черными зернышками и скрытый под невысоким слоем пенки лимонного цвета, внушал вполне оправданное подозрение. Ибо в отжатом виде служил основой для только что отвергнутого напитка. Фрукт назывался «сви» и наряду с музеем аграрного искусства служил одной из двух достопримечательностей поселка сельского типа, в котором я решил на денек задержаться.

Музей, как и полагается добропорядочному туристу, я посетил еще вчера. С мрачным видом поглазел на группу элиан, занимавшуюся сбором урожая, но на деликатное предложение присоединиться и прочувствовать всю прелесть аграрного искусства лично ответил решительным отказом, сославшись на плохое самочувствие.

Идея живого музея показалась мне не лишенной смысла. Заменить экспозицию инструментов и картинок, изображающих пашущих в поте лица предков, группой энтузиастов, наглядно демонстрирующих, как все было… Наверное, для элиан современных это выглядело познавательно. Да и почему не потратить пару часов, помогая актерам в их нелегком занятии? И руками поработаешь, и мини-лекцию от инструктора выслушаешь. Тем более что основными посетителями музея под открытым небом были учащиеся младшего и среднего школьного возраста.

Элиан постарше было четверо. Двое следили за малышней, еще двое стояли чуть поодаль и наблюдали за процессом сбора фруктов с таким вниманием, словно их отцы и отцы их отцов ничем, кроме сбора фруктов, в своей жизни не занимались, и теперь новое поколение готовилось поддержать семейную профессиональную традицию на высшем уровне.

Отстояв с четверть часа у музея-театра, я отделился от кучки элиан и сбежал в низину, где притулился небольшой, в два десятка строений, поселок. Большая часть зданий — скромные одноэтажные коттеджи. Кроме них — гостиница с ресторанчиком, обязательная для каждого поселения библиотека, стоянка и автономная метеостанция.

Планов на вторую половину дня не имелось. Отправиться в путь предстояло завтра с утра, и я, вновь нацепив маску добропорядочного туриста, заказал в ресторанчике традиционные для здешних краев блюда и десерт из плодов все того же сви…

Добавление пенки и сладких черных зернышек совершеннейшим образом изменило вкус фрукта. Я смел светло-сиреневые пирамидки за минуту, взял еще одну порцию, расправился с ней столь же быстро и после короткой внутренней борьбы не отказал себе и в третьей. Ее я лопал вдумчиво, тщательно пережевывая каждый кусочек. Подмакнув последним ломтиком остатки пенки, я покидал подносики то ли в мойку, то ли в утилизатор, мимолетно пожалел, что не могу выразить восхищение повару, подобравшему столь верное сочетание ингредиентов, и поднялся на третий этаж к себе в номер.

С номером совершенно неожиданно возникли проблемы. За две недели пребывания на Элии я успел привыкнуть к тому, что номера в гостиницах за час-другой собираются в той конфигурации, в которой желает клиент. Но то в крупных городах. В поселке же гостиница могла предложить лишь готовые комнаты. И тут свою черную роль сыграло неизбывное элианское стремление к творчеству и разнообразию. Нет у элиан такого понятия, как типовой гостиничный номер. Каждый — неповторим и уникален. И различия, к сожалению, не в деталях…

Сначала я искал ванну. Не душ с массажем и тонизирующим облучением, а нормальную ванну. Аналоги таковой нашлись в пяти номерах из тридцати. Причем один из них был занят. Остальные четыре… Остапом Бендером, возмущавшимся облезлыми коврами, я перестал ощущать себя после посещения второго. Зайдя в последний, понял, что выбирать придется по принципу наименьшего зла.

Две комнаты были отвергнуты сразу и бесповоротно. Голограммы там сплетались в узоры совсем уж немыслимой расцветки, так что после минутного пребывания шла кругом голова. Я не эксперт по пространственному дизайну, но у меня сложилось впечатление, что комнаты оформлял не слишком опытный мастер, ибо даже по элианским меркам подобная разноцветица смотрелась бездумно избыточно.

Третий номер устраивал всем, кроме кровати. Спокойно спать на подобной конструкции смог бы разве что йог. Нет, изогнуться так, как предписывали выпуклости и впадины на гелевом матрасе, я бы сумел, но хоть на минуту расслабиться в подобной позе… А администратор вполне искренне отрекомендовал это порождение мебельной промышленности как весьма полезное для ног и спины.

Последний кандидат на временное пристанище — квадратная, четыре на четыре метра, комната не имела окон. На их месте располагались две панорамные стереокартины. На одной ветер вяло покачивал пихтообразные деревья. Другая транслировала в режиме реального времени океан. Судя по темно-зеленому, почти черному небу, в ближайшее время в номере предстояло разыграться буре.

Скрепя сердце я остановился на этом варианте. Несмотря на меняющийся узор пола и ощущение, что ковер выдергивают из-под ног. Несмотря на влажный нагретый воздух, дующий из скрытых картинами кондиционеров. Несмотря на излишне резкий запах псевдохвойного леса.

Решающим аргументом стала робкая надежда, что грядущая буря принесет морскую свежесть и прохладу. Она и принесла. Правда, к ним добавился кислый аромат водорослей, который не то чтобы сильно раздражал, но воздух явно не озонировал. Хорошо хоть запаховый имитатор оказался простеньким и смешивать композиции не умел. А потому водоросли почти мгновенно вытеснили пихту…

Поднявшись в номер, я тщательно запер дверь и с помощью миниатюрного наблюдательского компа намертво заблокировал электронный замок. На всякий случай просветил помещение и убедился, что в мое отсутствие систем слежения никто не наставил. Беглое сканирование ближайшего будущего в районе входной двери показало, что как минимум в течение часа открыта она не будет. Вот и славно.

Строго-настрого наказав ментальному библиотекарю предупредить меня, если возникнет потенциальная угроза, я включил воду, скинул одежду и дал отбой маскпленке. Кожу немедленно закололо. Несильно, но это было только началом. По мере того как моментально обесцвечивающаяся масса стекала на пол, по телу распространялся зуд. Спустя пару минут, когда мой камуфляж окончательно превратился в полупрозрачную бесформенную кучу, чесаться хотелось невыносимо.

Застонав, я едва ли не вывернул психосферу наизнанку и буквально вытолкнул сознание наверх, в прохладные объятия синего тумана. Немного полегчало. На автомате я плюхнулся в ванну и принялся яростно втирать в кожу водостойкий крем, в бешеных количествах закупленный мною уже на Элии.

Крем этот рекомендовалось применять при обширных ожогах, и помимо всяких там целебных составляющих он содержал анестезирующую компоненту. Дозировка, правда, была рассчитана на элиан, а потому слой выходил вдвое толще, но зато спустя десять минут я уже вытянулся в широком бело-зеленом желобе, заменяющем ванну. Красота!

Я поэкспериментировал с панелью управления и остановился на режиме «Горный ручей, нижний слой». Следующие полчаса я просто лежал, ощущая, как быстрый поток скользит по спине, и ни о чем не думал.

В конце концов необходимость в синем тумане отпала, и сознание вновь заполнило тело. Кожа уже не чесалась, но от анальгетиков частично онемела и слегка побаливала.

Я выбрался из ванны, вытерся, высушился, босиком прошлепал в комнату и уставился в здоровенное двухметровое зеркало. Урод уродом. Нет, не радорианин, конечно. Даже в чем-то и на человека похож. Но увидь я такого мутанта на улицах родного города, немедля начал бы звать на помощь.

К забросу на Элию Наблюдатели готовили меня долго и со вкусом. И начали с попыток слепить из землянина существо, которое, пусть издали, было бы похоже на коренного элианина.

Лепили долго, в несколько приемов. Почти безболезненно, хотя ощущение дискомофорта от полученного результата преследовало и по сей день. После всех перестроек и обработок я вытянулся сантиметров на пять, при том что весил теперь едва ли больше пятидесяти килограммов. Грудь тощая, руки-ноги как спички, живот ввалился, череп не кожей — пергаментом обтянут, словно в концлагере сидел.

Метаболизм тоже перестроили: ешь не ешь — не поправишься; как все вошло, так и выйдет. Зато сердцебиение за сто ударов в минуту, и кислорода вдвое больше надо, чтобы нормально себя чувствовать.

Кости и суставы подрихтовали. Вместе с моторикой. Как будто какой конвертер внутри поставили, чтобы старые рефлексы с перестроенным организмом совместить. Ощущения странные: двигаешься нормально, словно бы даже грациознее, но при этом абсолютно точно знаешь, что раньше двигался иначе. Сюр.

Но больше всего мордашке досталось. Видеть в зеркале вместо своей харизматичной физиономии жуткую помесь человека с пришельцем… бр-р, врагу не пожелаешь.

Однако, к сожалению или к счастью, полностью переделать меня Наблюдатели не смогли. И в ход пошли высокие технологии. Пленка, покрывающая мое тело, по словам Олега — одна из вершин развития наблюдательской техники. Малоприятная помесь живой ткани и всякой нанотехнологичной дряни, она весила как кольчуга, но, облегая мой видоизмененный скелет, окончательно преображала человека в элианина. При этом до известной степени умудрялась обманывать рентген и сканирующую аппаратуру, выдавая меня за инопланетянина.

Проблем живой маскхалат создавал несколько. Во-первых, он медленно, но верно переваривал эпидермис, вызывая нарастающий зуд, терпеть который удавалось два-три дня от силы. Во-вторых, наблюдательскую кожу надо было кормить. Обычной человеческой, ну или элианской пищей — белки, жиры, углеводы. После того как, нажравшись и усвоив полезное, маскхалат выдавит излишки — проще говоря, нагадит, — за кожей следовало убрать. Кошмар, короче. Хорошо, ухаживать за питомцем требовалось нечасто: примерно раз в те же самые два-три дня.

Ухмыльнувшись, я отошел от зеркала и присел на край кровати.

Как же все изменилось. Не представляю, чтобы год назад я позволил пилить себе кости и таскал этого полуживого паразита вместо плаща.

Всего год назад… До Эрона. До Кии. В прошлой жизни… Нет ничего более далекого, чем прошлое.

Я раскатал на полу кусок водонепроницаемой ткани, подхватил ком псевдокожи, пресек ее попытки взобраться по руке и вновь облепить тело и свалил бесцветную массу на подстилку. Пошарив в сумке, выудил три кормовых батончика — сплошные витамины и калории, чтобы ваши домашние любимцы росли толстыми и пушистыми…

Кожа поглощала пищу не спеша. Вдумчиво. Без суеты. Гадость редкостная. Хотя чем это я недоволен? Слюни не пускает, не чавкает — и то ладно.

Последний темно-желтый кусочек исчез в утробе ручного паразита. Я выждал положенные полчаса, поднял маскхалат, несколько раз его встряхнул и кинул на пол. На импровизированной пеленке остались крупные желеобразные капли. Хорошо — без цвета и запаха.

Скатав ткань и спустив ее в утилизатор, я растянулся на кровати и уставился в потолок. Точнее, в стык потолка и стены: кровать имела небольшой наклон справа налево, зачем — непонятно.

Вечерний океан мерно плескался над головой. Шуршали элианские пихты. Зуд утих окончательно. До очередного приступа оставалось не меньше недели, и в эти минуты я был почти счастлив. Иногда для счастья надо совсем немного — чтобы нигде не болело.

Приступы начались через полгода после киянских событий. Точно определить их природу и фактор, послуживший катализатором, Наблюдатели не смогли. Возможно, количество просто перешло в качество. Возможно, деструктивные способности Теней не сочетались с синим туманом. Возможно, мое сознание не могло в полной мере контролировать то, что в него загрузили… Не знаю.

Это и болезнью нельзя было назвать. Во время первого срыва я даже не понял, что произошло. А в полной мере оценить масштабы смог лишь в прошлом месяце на Сейне — планете, с которой началось элианское турне.

Наблюдатели специально подгадали, чтобы приступ случился после начала операции. Давали понять, к чему он может привести не на их изолированной планете, а в обычном, населенном живыми существами мире. Впечатление было сильным.

Больше всего психосрыв походил на попытку удержать шарик на острие иголки. Как бы ни был искусен жонглер, как бы ни старался, наступает момент, когда равновесие теряется. Можно качнуть иголкой, выгадывая несколько лишних секунд, побежать в сторону, куда заваливается шарик, но потом он все равно соскользнет, сорвется… и следом обрушится лавина. Пси-поле, связывающее все организмы, вдруг вздыбится, зайдется в короткой судороге, а затем начнет рваться на лоскутки. По безбрежному океану, ветвясь, побегут трещины, вымораживая жизнь уже в нашем мире.

Еще несколько дней простоит зеленой мертвая трава. Деревьям и вовсе отпущен немалый срок — пройдут месяцы, прежде чем кто-то поймет, что внутри крепкого с виду ствола — труха. А вот огненно-красные жучки, только что копошившиеся на неровных стенках огромного улья, обрушатся шелестящим водопадом сразу. И шуршание зверьков в траве мгновенно замолкнет. Упадет иссиня-черная, с ладонь, птица…

Приступ походил на шторм, разметавший рать жизнеформы на Кие. Но тогда пси-ураган калечил сознания существ, разрывал их связь с реальностью и друг с другом. Однако даже он не способен был убить. А еще я мог его контролировать…

Две недели назад, сразу после посадки, я взял флаер, забрался в глушь, благо открытых заповедников на планете хватало, и сбросил накопившееся напряжение — глыбу, уже качавшуюся от малейшего дуновения; глыбу, способную похоронить под собой небольшой город.

Что служит спусковым механизмом, обрушивающим лавину, я так и не понял. Срывы случались примерно раз в месяц. Если активно манипулировать пси-полем — чуть чаще, если не нырять в туман без крайней нужды — чуть реже. До очередного приступа у меня оставалась дюжина дней, и за это время надо было многое успеть…

Киянские разборки вышибли из колеи надолго. После сражения с жизнеформой, спасения из обжигающего зева ядерного взрыва и перемещения в мир Наблюдателей я оказался выжатым досуха. Способности к чтению потока событий и более или менее точному восприятию психосфер вернулись далеко не сразу.

Потом Олег познакомил меня с Тенями. При первой же встрече словечко из телесериала всплыло в памяти и приклеилось к новым союзникам намертво. Нет, на пауков они похожи не были. Они вообще ни на что не были похожи. Просто сгустки черноты, что в визуальном, что в пси- диапазоне. Бесформенные объемные тени, которые даже не парили — перемещались в пространстве, исчезая в одном месте и появляясь в другом. Тени, умеющие очень многое…

Чуть позже случился первый приступ. Однако, несмотря на срывы, следующие с мрачной регулярностью, Наблюдатель заговорил об Элии как о новом фронте, на котором жизнеформе предстояло дать бой.

Случайность или нет, но именно родина элиан оказалась в центре внимания враждебного миропорядка. Темпы роста опухоли опережали прогноз. Возникла опасность, что, не вмешайся мы немедленно, личинка Паразита растворится в элианском социуме, и извлечь ее хирургическим путем не удастся. Пойдут ли Наблюдатели до конца, станут ли искоренять заразу крайними методами… Почему-то выяснять не хотелось. После киянской мясорубки теплые чувства я к элианам растерял, но все-таки люди. Пусть и не совсем.

Внедряли меня со всей тщательностью. Как результат на Элию я добирался с тройной пересадкой и едва не сорвался в лайнере. Но все-таки дотерпел. А через пару дней, после успешной пси-разрядки, меня уже переполнял оптимизм. Казалось, с отточенной в мире Наблюдателей пси-техникой и каким-никаким багажом опыта ликвидация Паразита много времени не займет… На деле вышло иначе.

Локация эмиссара жизнеформы шла ни шатко ни валко. Первую неделю я просто летал с континента на континент, пытаясь обнаружить инородное вмешательство в пси-поле. И даже несколько раз обнаружил. Однако при ближайшем рассмотрении выяснилось, что выхватывал я не самого Паразита и даже не его агентов, а лишь эхо их действий. Причем не настолько сильное, чтобы выйти на сам источник.

В конце концов мне все же удалось сесть твари на хвост и выловить достаточно четкий пси-след. Еще неделя поиска — и вот я лежу на кровати в пустой трехэтажной гостинице крошечного поселка и смотрю, как по штормящему океану психополя убегает серебристая дорожка ртутных пятен. Строго на восток. К столице северного континента — Лис.

Глупо получилось. Вместо того чтобы мотаться на флаере над лесами и морями, достаточно было проверить крупнейшие города планеты. В том, что в мегаполисе дорожка закончится у логова Паразита, я почему-то не сомневался. Но это будет только завтра, а сейчас, перед дракой — я перевернулся на бок — надо хорошенько отдохнуть.

То, что немедленной схватки не предвидится, я понял на подлете к городу. Ртутная дорожка инфицированного пси-поля становилась все шире и наконец растеклась в серое пятно, покрытое едва различимой сетью прожилок. Пятно размером с Лию.

Первая мысль (неужто весь город?!) на поверку оказалась ошибочной. Ни плотности, ни толщины пленке чужого порядка не хватало. Влиять на большинство жителей Паразит не мог.

Однако для того, чтобы скрыть свое местоположение, серебрянки хватило. Сколько я ни вглядывался в однородную серую поверхность, выделить участки с повышенной концентрацией жизнеформы не удалось. Оставалось надеяться, что при ближайшем рассмотрении в маскировке обнаружатся изъяны.

Оставив флаер на стоянке общественного транспорта, действующей по принципу «подходи и бери», я потратил три часа, бессистемно бродя по улицам и стараясь выискать узловые точки в сером покрове. Как и следовало ожидать, решить проблему с наскока не удалось; только проголодался.

Тяжело вздохнув, я решил приступить к планомерной осаде. Зарегистрировавшись в гостинице — на этот раз проблем с номером не возникло: требуемую комнату слепили на глазах, — я основательно перекусил и, на ходу изучив схему движения капсульных поездов, начал объезд города.

Систематизация исследований оказалась штукой полезной. Потратив несколько дней, я достоверно выяснил, что в пригороде Паразита нет и, судя по бледной, с прорехами, ауре, присутствие инфицированных там минимально. Значит, надо искать в центре. С учетом числа жителей — задача непростая. Но никто и не говорил, что спасти целую расу легко.

Разбив город на условные сектора, я занялся тралом. В лучших традициях старорусского крестьянства: уходил затемно, возвращался в сумерках, съедал двойной ужин, падал замертво. Непрерывное сканирование здорово выматывало, но альтернативы ему не было.

Глухо. Свернуть направо. Глухо. Еще сотня шагов. Пустота.

Я вздохнул и нырнул в парковую зону, по границе которой совершал обход. Остановился у автомат-кафетерия. Взял стакан тоника. Присел на лавку, потерся о спинку, заставив ее принять удобную форму, и принялся наблюдать за узловым разъездом. Сердце екало.

Дорожные развязки у элиан — болезненное порождение фантазии каскадера. Или голливудского режиссера. Я понимаю, город большой, население за тридцать миллионов, но вот чтобы так доверять свою жизнь автоматике в совершенно безобидной ситуации…

Четыре разноцветных ручья стекались к широкому ромбу развилки, дополнительно рассеченному двойным крестом однонаправленных магистралей. В радиусе примерно ста метров от ромба подъезжающие машины покорно переходили под управление местного транспортного компьютера. Компьютер мудро разводил потоки по ромбу, чтоб и побыстрее, и без аварий.

Все бы ничего, но, кроме машин, над дорогами скользили турбоплатформы. И вот ими, когда поток шел плотный, комп распоряжался необычно. Давал форсаж на опорные двигатели, подбрасывал в воздух и заставлял по пологой дуге проноситься в паре метре над рядами обычных машин. Так сказать, экономно использовал пропускную способность полотна.

Видимо, был час пик, и развилка напоминала невысокий пульсирующий фонтанчик. Авто сновали туда-сюда, турбоплатформы то и дело вспархивали, едва не задевая впередиидущие машины, и с ювелирной точностью приземлялись на зарезервированную для них дырку в трафике.

Сначала сверхчеловеческая точность, позволяющая жонглировать машинами, восхищала. Потом зарождался иррациональный страх и отторжение. Было в этом доверии железяке что-то нечеловеческое. Правда, я и сам сейчас целиком и полностью зависел от наблюдательской электроники, как зависел от нее на Эроне и Кие. Но то военные операции! Крайность сама по себе. А здесь… вот так просто вверять себя в руки калькулятора-акробата изо дня в день… Психи. Хотя наверняка система с ног до головы оттестирована, и девятки после запятой в коэффициенте надежности болтаются до шестого-седьмого знака.

Я допил тоник и уже собрался было продолжить обход, когда почувствовал слабое дуновение пси-поля. Легкий бриз стороннего интереса к своей скромной персоне.

Время стремительно загустело. Пространство уже привычно рассыпалось на кадры. Зашевелился, скручиваясь в тугие жгуты, туман, и только тут, перед стремительным взлетом сознания наверх — в мир пси-океана, я понял, что происходит.

Ко мне шла девушка. Обычная элианская девушка. И интерес у нее был вполне мирской…

«Легкого пути», — сказали тысячи одинаковых девушек в тысячах вариантов будущего. Я растерялся и задергался в поисках решения. Внешне это выразилось в том, что сверхсекретный агент Наблюдателей, готовый спасать планету от инородного монстра, тупо смотрел на приближающуюся к нему элианку и не знал, что делать.

Будь на ее месте саблезубый танк или, на худой конец, взвод спецслужбистов, разговор вышел бы короткий. Но как отшить инопланетную девушку, просто желающую познакомиться с парнем?!

— Легкого… — начала девушка, и я ударил. Хлестнул пси-плетью своей воли, коверкая чужое сознание: «Занято. Он тебе не нравится. Уходи. Он тебе не нужен. Не сейчас».

Девушка остановилась словно вкопанная. Рот полуоткрыт, глаза пустые, психосфера…

Идиот! Она же обычная… Да сделай же что-нибудь!

Пока меня спасал альтернативный временной поток. Все-таки думал и действовал я в эти секунды в разы быстрее. Но время шло, и застывшая столбом элианка с отсутствующим взглядом не могла не привлечь внимание.

Я ошибся с дозировкой. Не рассчитал силу. Импульс-приказ, которым я наградил девушку, отличался от мягкого внушения, как отличается пощечина от хука боксера- тяжеловеса. Будь на месте элианки телепат посильнее, он по крайней мере остался бы в сознании. Но она была обычной девушкой — не владеющей техникой экранирования, не посещавшей пси-курсы молодого бойца, лишь желающей познакомиться с парнем…

Идиот!

Самое страшное — я совершенно не представлял, что теперь делать. Какие-то способы ускоренной психореабилитации наверняка существовали, но мне-то их откуда знать?!

Пробив толщу океана, я выскользнул назад в наш мир. Рывком вызвал синее клубящееся облако. Обволок худенькую неподвижную фигурку и попытался собрать мозаику разбитого разума. И в очередной раз убедился, насколько все-таки проще разрушать.

Кусочки чужих воспоминаний, мыслей, чувств — переплетенные, склеенные, то парящие на самой поверхности, то неожиданно ныряющие вглубь… Запутался я моментально. Выловил несколько нитей, отвечающих за восприятие и обработку поступающей информации. Свил воедино и замкнул на гаснущую психосферу…

Девушка завыла. Тонко. Жалобно. Она не шелохнулась, только ярко-карие глаза, по-прежнему глядящие в пустоту, сделались влажными. И сразу всколыхнулось пси-поле. Потоки внимания со всех сторон. Дьявол!

Я вкатил элианке порцию пси-анестезии, от чего она потеряла сознание и как стояла тростинкой, так и свалилась на рубчатую, травянистого цвета дорожку. По-моему, поза не изменилась и после падения. Но мне уже было не до того. Светиться рядом с коматозницей не хотелось совершенно.

Согласно футурологическому прогнозу, у меня оставалось не более восьми секунд. Зато сразу два маршрута отступления. На всякий случай я снова вызвал туман и накинул ментальную шапку-невидимку. Ни запомнить мою внешность, ни даже разглядеть как следует случайный элианин бы не смог. Да и, столкнись мы лбами, скорее всего не посмотрел бы в мою сторону.

Я петлял по улицам почти полчаса, втрое больше необходимого. В конце концов, буквально приказав себе не дергаться заскочил в кафетерий, взял какую-то белую массу, по вкусу и консистенции напоминающую подслащенный творог, и начал через силу есть. Меня трясло.

Успокоиться. Надо успокоиться. Ты побывал на десятке планет. В тебя стреляли из лазеров. Ты сражался с мерзким чудовищем и элитными элианскими войсками. Несколько раз висел на волосок от смерти. Чего ты так волнуешься? Ничего с этой девушкой не будет. Элианская медицина наблюдательской уступает, но им же не из кусочков девочку сшивать?! А уж с психикой кто-кто, а элиане работать умеют. На это я насмотрелся и на Эроне, и на Кие. Не о чем волноваться! Не. О. Чем!

Творожок закончился. Дрожь не утихла. Я смотрел на семейку: средних лет элианин с двумя детьми уплетали выстроенный из зефира замок с желатиновым озерцом в центре. Идиллия…

Ну почему?! Почему этой дуре вздумалось подойти именно ко мне? Мало ей было пятнадцати миллионов лиян мужского пола?! На экзотику потянуло?..

Я отставил стул, резко поднялся и зашагал назад, к парку. С озлоблением подумал: «Преступник всегда возвращается на место преступления». Но желание взглянуть на место трагедии хотя бы краем глаза, узнать, чем все закончилось, было сильнее меня.

Разумеется, я ничего не увидел. Парк выглядел так же, как до встречи с девушкой: пустая скамейка, машины, играющие в салки на разъезде, автоматический кафетерий… «Скорая помощь» (или что там у элиан ее заменяет?) успела приехать, погрузить пациентку и отбыть.

Неожиданно я успокоился. Все закончилось как закончилось. Хорошо ли, плохо, но закончилось.

Пройдя до конца тропинки, я свернул на аллею, и вдруг внутренний библиотекарь, уже с неделю никак себя не проявлявший, подал сигнал — что-то не так. Угрозы нет, немедленной реакции не требуется, но пройти мимо, оставив без внимания, нельзя. Никаких уточнений не последовало. И, развернувшись, я медленно побрел в обратную сторону, прислушиваясь к ощущениям. На первый взгляд, все то же самое… Спохватившись, я переключился в пси-диапазон и замер. Серебристое покрывало, ставшее привычным за дни проживания в столице, исчезло. Точнее, оно висело за окраиной парка и на противоположном его конце, но вот там, где я встретился с девушкой, его не было. Зато на освободившемся месте парила сетка блестящих антрацитовых прожилок.

Некоторое время я искал объяснение феномену. Затем призвал синий туман, спрессовал его в подобие гигантского веера и, убедившись, что поблизости никого крупнее птичек нет, взмахнул, пытаясь разогнать серую муть.

Назвать эффект ошеломляющим — преувеличение, но он был налицо. Ртутную пленку как ветром сдуло. Лишь кое-где на водной глади остались блеклые, почти прозрачные пятна.

Я перебегал с одного края парка на другой, пока грязная пленка не закончилась, а потом еще с час бродил по улицам и экспериментировал с разгоном нависших над элианами пси-туч.

В конце концов мне удалось приноровиться, и, сменив веер на рапиру, я занялся исследованиями. Вскоре выяснилось, что однородный на первый взгляд покров далеко не однороден. Чаще всего пси-лезвие рассекало густую массу, не встречая ни малейшего сопротивления. Но отдельные комья приходилось буквально продавливать, наваливаясь всем весом. Такие я старался обходить, дабы лишний раз не привлекать внимания. Все-таки элиане колебания пси-поля чувствовали неплохо, да и Паразит сидел где-то неподалеку.

Впрочем, очистка города от скверны в задачу не входила. Проведя на улице добрую половину ночи и объехав полгорода, мне удалось более или менее точно обозначить район логова Твари. В месте, где затаился Паразит, серая муть, с виду такая же, как в соседних районах, держала удар куда лучше.

Исследования здорово затруднял тот факт, что выпущенные мной чувствительные усики намертво вязли в сгустках зараженного поля. А потому провести сколь-нибудь масштабное сканирование не удавалось. Пришлось возвращаться в гостиницу, рассудив, что «утро вечера мудренее».

И мудрость предков подтвердилась на все сто. Поднявшись спозаранку без малейших следов сонливости — все-таки перестройка организма имела определенные преимущества, — я аккуратно нанес на карту города результаты вчерашних изысканий. Оказалось, инфицированная зона с повышенной плотностью пленки не так велика, и обход много времени не займет. Да и сомнений, что я почувствую присутствие Паразита, оказавшись неподалеку, не было.

Однако обход не понадобился. Выведя перечень зданий в карантинном районе, я уставился на вторую строчку. Губы непроизвольно растянулись в улыбке. Так-так, вот где собака зарыта…

Теперь все встало на свои места. Кусочки мозаика из прошлого и настоящего собрались воедино. Захват на Эроне, элитный гарнизон на Кие… Вот откуда ноги растут. Я не спеша выделил на экране: «Административный центр службы внутреннего планетарного контроля. Управление внешней разведки».

Полдня я ходил вокруг да около, давая наблюдательскому компу возможность оценить крепость сети, сквозь которую предстоит прошмыгнуть. Заодно и убедился в насыщенности ртутного пси-покрывала.

Прогноз оказался малоутешительным. Цитадель элианских спецслужб закрывали все мыслимые и немыслимые системы защиты, контроля и сканирования. Комп заявил, что шанс обмануть датчики и проникнуть внутрь незамеченным есть. И я немного скис: впервые наблюдательская машинка сообщила, что не может гарантировать успешное выполнение задания.

Я углубился в парк, нашел безлюдное местечко и присел на одинокую скамью. Вокруг вились крошечные, со стрекозу, птички — еще капелька элианской экзотики, насколько мне было известно, за пределами Элии эти пичуги не приживались.

Между тем яркий желто-зеленый вихрь пушистых крох явно проявлял ко мне интерес. Эри, кажется, так звали птах, были эмпатами, причем исключительно чувствительными. Вроде бы раньше их использовали как поисковых собак или что-то в этом духе, а по маршрутам миграций и ареалам обитания составляли своеобразную карту психосферы планеты. Позже подобные методики то ли признали недостаточно точными, то ли нашли какую-то замену… Тем не менее мода на эри до сих пор не сошла. За время пребывания на планете я неоднократно видел детей с похожими на объемные рулоны клетками, сотканными из мелкоячеистой сетки. Да и любую зону отдыха наводняли живые изумрудно-золотистые эскадрильи.

Сейчас птички нашли более интересное занятие, нежели без толку метаться между деревьями. С едва слышным писком они резвились вокруг меня и разве что в рот не лезли. Видимо, существ со столь экзотической психосфсрой им раньше встречать не приходилось.

Я так и не понял, какие эмоции вызываю у суетливых малявок. Их собственное психополе лихорадочно пульсировало, трепетало и беглой дешифровке не поддавалось. В конце концов я просто пугнул стайку, послав короткую пси-волну угрозы. Возбужденная живая волна немедленно схлынула и растаяла среди деревьев.

Вот и чудно. Пошумели и хватит, пора о деле подумать.

После получаса размышлений я понял, что выбора-то особо нет. Или выдать силовую вариацию в киянском стиле, или попробовать замаскироваться под одного из посетителей, сделав ставку на то, что наблюдательская электроника переиграет элианскую.

В первом случае шанс разобраться с Паразитом и смыться до того, как элиане поймут, что произошло, был достаточно велик. К тому же мне не терпелось опробовать перенятые у Теней трюки в боевых условиях.

Второй вариант вообще оставлял элиан в неведении относительно моего визита. С другой стороны, если пропускная система обнаружит подмену, на меня начнут охоту сразу и всей толпой. Дилемма…

Комп ничего ценного подсказать не смог: сослался на большое количество переменных факторов. У меня мелькнула мысль — открыть прямой канал связи с наблюдательским кораблем на орбите: может, что подскажут. Но выходить на связь мне разрешили в единственном случае — когда потребуется срочная эвакуация.

Поломав голову еще с четверть часа, я все же решил остановиться на плане с подменой. В конце концов, случись так, что меня раскроют, все сведется к первому варианту. Жертв, правда, будет побольше… Зато в случае успеха удастся обойтись без них.

На мгновение меня пронзило острое ощущение абсурдности происходящего. Я, один-одинешенек, стою на чужой планете в двух шагах от самой защищенной элианской цитадели, в которой сидит неуязвимая для Наблюдателей Тварь, и рассуждаю — гибель скольких охранников допустима. Словно неуязвимый герой компьютерной игры, желающий набрать побольше очков на прохождении миссии…

Ощущение ушло столь же быстро, как появилось. Я хмуро посмотрел на наползающие с запада облака. Сегодня в Лие ожидался дождь. Темные, почти черные тучи с редкими серо-зелеными просветами странным образом сливались с разлитой в пси-диапазоне однотонной ртутной пленкой.

Вздохнув, я покинул парк, некоторое время искал удобную точку для наблюдения, а потом просто ждал — под разверзнувшимся зевом небес, обрушившим на город холодный ливень.

Поток элиан, покидающих сросток зданий, был жиденьким. Иногда небольшими группами, чаще поодиночке они выскальзывали из дверей и отправлялись на расположенную неподалеку стоянку. Лишь двое или трое решились, несмотря на буйство стихии, закончить рабочий день прогулкой через парк.

Я всматривался в маленькие фигурки. Едва ощутимо касался их невидимым щупальцем, стараясь оценить совместимость психосфер. Прицеплял пси-жучков на тех, кто более или менее подходил, а затем долго стряхивал с чувствительного щупа моментально налипающие комья грязи: тянуться приходилось издалека, буквально продираясь сквозь вязкое болото, созданное жизнеформой. В голове при этом почему-то вертелось: «Свинья везде грязь найдет».

Поток элиан понемногу сходил на нет. Простояв контрольные десять минут, я вернулся в гостиницу. Переоделся, плюхнулся в кресло и принялся восстанавливать в памяти слепки чужих психосфер. Тщательно, с максимальными подробностями.

В итоге кандидатур для смотрин оказалось пять. Мысленно я поднялся над гладью океана. Вызвал туман. Ориентируясь по прицепленным к элианам буйкам, протянул сквозь пространство тонкие нити. Сопоставил пси-картинку и карту города. Первый кандидат жил совсем неподалеку…

По меркам элианской столицы дом был роскошный. Неплохо живут элианские контролеры. Интересно, за что такое полагается? За вредность или за выслугу лет?

До рассвета оставалось не более трех часов, когда я закончил объезд. Старался подобраться поближе и осторожно зондировал кандидатов на замещение. Двух отмел сразу — жили они полновесными элианскими семьями на десяток персон, с детишками и родителями, а массовая коррекция сознаний в мои планы не входила. Еще одного кандидата пришлось отвергнуть из-за несовместимости психосфер, выявленной при ближайшем рассмотрении. Наверное, я смог бы ее обойти, но лишний раз рисковать не хотелось. Оставшаяся парочка меня устраивала в равной степени, и контролер, проживающий в особняке, был выбран исключительно из-за смутной ненависти пролетария к буржуям.

Проникнуть внутрь труда не составило, несмотря на закрытые двери и сигнализацию — вещь для Элии почти уникальную.

Наблюдательский комп подтвердил, что последняя преграда пала. Я неслышно взбежал по витой лестнице на второй этаж, где контролер спал невинным сном праведника. Телепатом он оказался приличным, но никакого значения это уже не имело. Погасив чужое сознание, я разделил мыслеток на активную и пассивную часть — трюк, которому меня специально обучали при подготовке к внедрению. Замкнув бодрствующую часть сознания на себя, что гарантировало долгий беспробудный сон, я сосредоточился на воспоминаниях элианина. Одновременно моя вторая кожа начала трансформацию, копируя внешность инопланетника.

Кусочки чужой памяти, обрывки переживаний текли сквозь меня нескончаемым потоком. Паутина коридоров здания… Проверка на проходной… Коллеги… Знакомые… Привычки… Текущая работа… События последних дней…

Несмотря на предельно ускоренное восприятие, предрассветное часы пролетели вмиг. Если бы мне предстояло провести в здании Контроля весь день, я бы сразу махнул рукой. Выдавать себя за другого на протяжении часов — задача невыполнимая. К счастью, требовалось лишь войти без шума. Остальное опционально.

Найдя две идентификационные карты — немедленно взломанные и скорректированные наблюдательским компом, — я переоделся в униформу контролера и внимательно изучил свое отражение. От прежней личины сохранились лишь общие черты. Я вырос на пару сантиметров и слегка располнел. Небольшая коррекцию психосферы… Готово. Теперь при беглом, и даже не очень беглом, сканировании отличить меня от забывшегося мертвым сном прототипа не смог бы никто. Остальное сделает наблюдательская техника. Должна сделать.

Покинув дом, я сел в легкую двухместную турбоплатформу, включил навигатор и попытался расслабиться хотя бы на время поездки. Разумеется, безрезультатно.

Машина вплыла на трехъярусную стоянку в сотне шагов от здания Контроля, и кишки словно скрутило в сжатую пружину. Хорошо, искусственная кожа не позволит прорваться на поверхность мелкой дрожи и капелькам пота.

Первая зона сканирования начиналась прямо за воротами стоянки. Комп сообщил, что система защиты считала Данные с конфискованных у элианина идентификаторов. Одновременно поступил сигнал от живой киберкожи — зафиксировано мягкое облучение. Видимо, проверка на наличие оружия и прочих запрещенных предметов. Никакого продолжения, однако, не последовало, и я благополучно добрался до бело-голубого бриллианта здания.

У входа образовалось небольшое столпотворение, но к тому времени, когда я подошел ближе, пробка успешно рассосалась. Вот и чудненько: чем меньше случайных встреч, тем лучше.

Полноценная проверка поджидала внутри, сразу за многостворчатыми воротами. Внешне совершенно незаметная, она обернулась настоящим электронным штормом. Волны техноактивности, неожиданно высокие, прокатывались одна за другой, пока я регистрировался и шел через проходную. На бесконечные сорок секунд элианская и наблюдательская техника сошлись в незримом поединке. Мне же ничего не осталось, кроме как обливаться потом.

Я почти сразу переключился на чтение потока событий, но желанной определенности это не принесло. Киноленты будущего рвались, переплетались друг с другом. В большинстве я проходил пропускной пункт без проблем, но в некоторых…

Закончилось все внезапно. Раскадровки, в которых наблюдательский комп терпел фиаско, разом исчезли. Я прошел в просторный холл и временно окосел. Такого засилья голографии мне не встречалось нигде. Яркие многокомпонентные объекты прорастали друг сквозь друга, мерцали, создавая странные цветовые аккорды. Казалось, еще немного — и невесомые призраки обретут плоть, породят музыкальную симфонию, смогут ворваться в наш мир…

Я поймал себя на том, что замедлил шаг. Мысленно чертыхнулся и двинулся в сторону кабинета, где работал скопированный элианин. Вокруг вновь сгустился невидимый туман. Пока тело поднималось на лифте, шло по короткому коридору, прикладывало пластинку идентификатора к сенсорной панели кабинета, сознание парило над безбрежной водной поверхностью, пытаясь высмотреть среди ртутной глади твердый серебристый кристалл.

Местная тварь совсем не походила на киянского Паразита. Тот разрывал поверхность океана видимым за километр безобразным серо-коричневым горбом и даже не пытался скрыть свое присутствие. Здешний же гад выдавать себя наотрез отказался.

Очередной тычок пси-щупальца результатов не дал. Тягучая жижа, не оказав ни малейшего сопротивления, поддалась. Да где же ты, где?

Я вошел в кабинет. Вместе с прототипом в отделении работали семь элиан. Но двое, кажется, пребывали в разъездах. И еще один пока не подошел.

Пожелав удачи обоим начальникам, я прошел к своему месту. Поприветствовал сидящую рядом женщину — высоченную, тощую, как жердь, с горящими раскосыми глазами. Насколько удалось разобраться в чужих воспоминаниях, она была кем-то вроде секретарши и одновременно решала вспомогательные административные вопросы.

Ответила дама по элианским меркам весьма сухо. Начальники тоже дальше показного дружелюбия не пошли. Судя по всему, популярностью в коллективе скопированный элианин не пользовался. Вот и замечательно, меньше разговоров — меньше шансов проколоться.

Я вставил пластинку идентификатора в комп, запустил стандартный набор служебных программ и понял, что зашел в тупик. Если имитировать повседневное поведение в той или иной степени удавалось, то шансов подменить контролера на рабочем месте не было никаких. Надо импровизировать!

Кресло, только-только принявшее оптимальную для моей позы форму, разочарованно скрипнуло. Если верить чужой памяти, разрешения покинуть кабинет по нужде, как и уведомления вышестоящих, не требовалось. Гуманоиды здесь работали серьезные — отлучались лишь по необходимости и по коридорам не бегали. А значит, раз человек выходит — есть повод.

Путь до туалета я проделал настолько медленно, насколько вообще было возможно. Пару раз желал удачи идущим навстречу контролерам. И тыкался, тыкался в илистую мглу в надежде увидеть перламутровую жемчужину. Впустую.

И что теперь делать? Возвращаться в кабинет — бессмысленно и опасно. Хотя бы потому, что концентрироваться на поиске притаившегося за углом Паразита и одновременно отыгрывать роль я не смогу. Бродить по коридорам в надежде, что удастся обнаружить гада раньше, чем мое поведение сочтут неестественным? Можно попробовать. Но все попытки тихого ювелирного сканирования пока заканчивались ничем. Только тыкался, как слепой котенок… Попытаться разогнать серые тучи, оставив Паразита без маскировочного покрова? Тоже вариант. Однако ни о какой скрытности после подобного фокуса говорить не приходится: разряд такой силы почувствует любой мало-мальски сильный телепат, а многие еще и запеленгуют источник возмущения. Что же делать?..

«Ладно тебе бояться, — хулигански шепнул внутренний голос. — Пока эти телепатишки сообразят, что да как, ты до твари уже доберешься и быстренько ее нашинкуешь. Выскочить из здания проблем не составит. А уж за Наблюдателями дело не станет — подцепят телепортером, и ищи ветра в поле. За пару минут управишься».

Хуже всего — некоторый резон в словах искусителя был. Все-таки мне не крепость предстояло штурмовать. В полной боевой выкладке контролеры по зданию не ходили, а без нее большой угрозы не представляли. Способность же давить местные охранные системы наблюдательский комп уже продемонстрировал. Кроме того, у меня имелась глушилка, доказавшая свою эффективность еще на Кие. Так что помочь элианам в борьбе автономная защита никак не могла.

Для очистки совести я потратил еще несколько минут на поиск альтернатив. Но то ли оттого, что делал это нехотя, то ли потому, что лучших вариантов не было в принципе, ничего толкового в голову не пришло. Значит, будем пробиваться грубой силой.

Глубоко вдохнув, я перебросил сознание наверх, в мир океана. Поднялся еще выше, вплотную подойдя к грани, за которой начиналось иное измерение — мир Наблюдателей. Неизвестно, насколько сильным должен быть импульс, необходимый для разгона серой мути. У меня будет только одна попытка, и ошибиться бы не хотелось…

Выдохнув, я пробил несуществующий барьер и обрушил поток жидкого тумана вниз.

Удар был страшен. Впервые со времен сражения на Кие я использовал энергии такого уровня. Несмотря на приличный багаж опыта, несмотря на год тренировок у Наблюдателей, несмотря на то, что в этот раз я контролировал процесс полностью, а не болтался во время пси-бури как маркитантская лодка, тряхнуло сильно. На мгновение отдача даже выбросила меня в обычный мир. Но в следующую секунду я уже снова висел над вспенившимся океаном и в полной мере пожинал плоды силового подхода.

Ртутную пленку смело в радиусе нескольких километров. В эпицентре, вокруг меня, блестящие лоскутки, не успев разлететься, вспыхнули ярко-синим химическим огнем. Волна голубого пламени, мгновенно зарождавшаяся там, где жидкий туман соприкасался с серебрянкой, раздувающимся пушистым кольцом покатилась по серому льду. И следом раздался вопль. Короткий жуткий вскрик, когда обжигающий синий жгут хлестнул по психосферам двух сотен элиан, находящихся в здании.

Разряд оказался куда мощнее, чем я ожидал. Смертельной опасности он не представлял: все-таки удар пришелся по площади. Да и не было в нем пси-компоненты, напрямую разрушающей сознание. Он скорее походил на неожиданный ураганный порыв ветра, сбивающий ничего не подозревающего человека с ног. И все же разверзнувшееся болото чужой боли поглотило меня на несколько мгновений. А когда я наконец стряхнул липкие объятия, комп выдал короткий предупредительный укол: защитные системы здания активированы.

Однако цель была достигнута. Прозрачность к воде не вернулась, но в этом и не было необходимости. Рядом со мной, всего в трех десятках метров, висел твердый, переливающийся перламутром кристалл. Похоже, и водопад тумака, и вспыхнувшее следом пламя он просто проигнорировал. Или… Нет, отсюда не видно, надо подойти ближе. Все равно До твари рукой подать.

Я рванул вперед. Необходимость скрываться отпала, сейчас все решала скорость. Глушилка дзынькнула, сообщая, что отработала штатно, и линия техноактивности, до того плавающая на небывало высоком уровне, обвалилась в ноль. После уничтожения ртутной массы предвидение тоже заработало на полную. Пусть теперь попробуют меня остановит

Коридор разветвляется. Поворот направо. Двери одно из кабинетов раскрываются — эта система слишком примитивна, чтобы уснуть под действием глушилки, — однако элианин даже носа высунуть не успевает. Размашистым удар ледяного хлыста срываю с телепата пси-броню, короткий неотразимый укол — на пару часов инопланетник обездвижен.

На лифтовой площадке пылают несколько огоньков чужие сознания. Кажется, кто-то из элиан вооружен. Я не даю противникам ни единого шанса: просто обрушиваю еще один водопад тумана. На этот раз прицельно. Пышущие ж ром шарики не гаснут, но мгновенно теряют в яркости.

Выбегаю к лифту. Так и есть: три тела замерли в нелепых позах. Мужчина и две женщины. Мужчина все еще сжимает пистолет.

Подбираю оружие — авось пригодится.

Лифт на прикосновения к сенсорной пластинке не рeaгирует. То ли заблокирован, то ли его система оказалась более чувствительна к электронному параличу, нежели та, что контролирует двери. Остается лестница. И… первое препятствие.

Несколько секунд комп безуспешно пытается разблокировать застывшие створки. Впустую — блокировка механическая. Я за это время успеваю погасить еще два огонька сознания: элиан так и тянет покинуть свои кабинеты. Ладно, механическая, так механическая. Коли начали действовать грубой силой, почему не продолжить? Тень!

Почему-то я всегда мысленно проговариваю это слово. Словно читаю заклинание, взываю к мистической силе. Наверное, в этом есть доля правды. Осознать, прочувствовать то, чем с видимой легкостью управляю, разум отказывается до сих пор. Прав был Олег во время первого разговора на его планете. Не уступающая Наблюдателям раса оказалась совсем чужой. И искусство, которому меня обучили, не принадлежало до конца нашему миру, пусть я и мог контролировать процесс.

Черные струйки — невесомые, но осязаемые — стекли по правой руке и свились в пульсирующий полуметровый клинок. Подул ветерок.

Не мудрствуя лукаво, я четырьмя широкими взмахами вырезаю неровный квадрат посреди сомкнутых створок. Ни малейшего сопротивления. Тьма равнодушно проглатывает пластик на пути следования. С таким же безразличием она сожрала бы бронированные листы, с таким же безразличием поглощает, судя по легкому бризу, воздух.

Выбив обрезки двери, я рассеиваю клинок и бросаюсь наверх, судорожно сжимая и разжимая кулак. Запястье, к которому была привязана Тень, ломит так, будто сунул руку в прорубь. Искусственная кожа сморщилась и побледнела, край рукава пожух.

Взбегаю по вьющейся спиралью застывшей ленте транспортера, заменяющего лестницу. Выпускаю еще одну струю концентрированного холода. Посреди океана вырастает айсберг, внутри которого застыли несколько искорок-сознаний. Сверяюсь с пси-картой… Кажется, нужный этаж. Черт, тяжеловато все-таки совмещать пси-рисунок и реальный мир.

Длинный коридор. Полтора десятка дверей. Нужная где- то в конце. Странно, Паразит по-прежнему не выражает ни малейшей заинтересованности моими действиями. На Кие все было иначе.

Туман скручивается вокруг меня в защитный кокон. Новый поток, мощнее того, что разогнал серую пелену, готов обрушиться на противника, стоит только убрать плотину, возведенную разумом.

На долю секунды останавливаюсь перед предпоследней дверью. Не эта — следующая! Десяток быстрых шагов. Тень!

Не дожидаясь, пока нити совьются в безобразный палаш, я швыряю растрепанный черный клубок в глянцевые розовые створки. Ударом ноги расширяю проем, выбивая изорванные Тенью обломки пластика. Ныряю в образовавшуюся дыру.

Кабинет. Обыкновенный кабинет. Волнистый стол со скругленными углами, цветом и фактурой похожий на малахит. Стены ему под стать. Несколько стереокартин. Высокое, до потолка, разлапистое растение. Округлый аналитмодуль, напоминающий яичный желток. И никого. Ни одного живого существа.

Попытка вновь сосредоточиться на океане ничего не дает. Все верно. Я стою там, где и должен стоять: в метре от инородного кристалла. Сгусток чужого пси-поля высокой, высочайшей концентрации прямо передо мной. Вот только носителя у него нет. Нечего уничтожать… Но как? Как такое возможно?! Сознание без носителя существовать не может…

Словно по наитию протягиваю щупальца тумана. Коснуться Паразита — сама мысль об этом вызывает отвращение, но вместе с тем я ощущаю странную притягательность, правильность подобной попытки. И в следующий миг мир выворачивается наизнанку.

«Привет. Я — Геннадий. Человек с планеты Земля… Эй, не молчи, это невежливо. Когда с тобой здороваются, надо отвечать… Ты глухой или тупой?! А… Понял! Ты не можешь ответить. Ты лишь прошлое. След, выдавленный в пространстве мыслей… Но я найду тебя, слышишь! Мы обязательно встретимся. В настоящем. В будущем…»

…Первая мысль — бредовая: «Я превратился в статую». Секунду спустя окаменению нашлось объяснение: при контакте с кристаллом я выключился, и второй коже пришлось исполнять роль фиксирующего каркаса, дабы не дать мне шлепнуться мордой об пол. Мудрая все-таки у Наблюдателей техника.

Вернув псевдокоже мягкость, я привалился к стене. На нижних этажах билась сирена экстренного оповещения. По зданию, совсем рядом, сновали элиане. Но сейчас это казалось таким мелким, не важным… Встряхнись, Гена! Надо действовать! Твоя находка важна, и Олег наверняка оценит ее по достоинству. Однако перво-наперво надо отсюда выбраться.

Окончательно сбросив сонную хватку наваждения, я отлип от стены и попытался оценить обстановку.

С начала забега прошло около двух минут. Выходит, в прострации я пребывал минуту с лишним. Многовато, хотя и не критично.

Я с запозданием подумал, что мог завязнуть в иллюзорном болоте на больший срок. И элиане, обыскивающие здание, наткнулись бы на живую статую, так и не вышедшую из транса. Впрочем, все хорошо, что хорошо кончается. Просто в следующий раз надо осторожнее лапать непонятные пси-образования… Черт, там видно будет. А пока надо сматываться.

Я вновь взмыл над океаном. С некоторым трудом — все-таки общение с кристаллом не прошло бесследно — поднялся к барьеру, разделяющему слои психополя. Со второй попытки пересек невидимую границу. Загреб жидкий туман, свернул его в гигантскую ледяную свечу и поджег.

Столб ослепительного белого света уперся в небо, обрушился вниз. По океану побежали дорожки серебряных блесток.

— Нужна эвакуация.

— Невозможно. — Ответ пришел практически мгновенно, создание прямого канала пси-связи я отрабатывал на тренировках неоднократно. — Сильные вторичные возмущения. Выйди из зоны девиаций.

Вода едва заметно засветилась, меняя цвет. Словно пролили фосфоресцирующую краску, стараясь нарисовать на поверхности неровные кольца — красное, желтое, зеленое.

Красное близко — в полусотне метров, правда, вероятность успешного фокуса в этой зоне — процентов тридцать. До зеленого, со стопроцентной гарантией перемещения, метров триста. Ну что, Нео, успеешь добежать до телефонной будки?

Столб света, видимый любому мало-мальски сильному телепату, выдал меня с головой. И что хуже, указал местоположение с завидной точностью. Судя по тому, как лихо рванули ко мне огоньки-элиане, чужаки разобрались в ситуации сразу.

На принятие решения оставались буквально секунды. Я по-ковбойски крутанул отобранный пистолет. Учитывая расчистившиеся горизонты предвидения и преимущество во владении техникой пси-боя, можно просто прорубиться через толпу спешащих ко мне инопланетников.

Вода взорвалась обжигающими брызгами. Я рефлекторно парировал пси-атаку, едва успев заморозить кипящие капли. Дьявол, слияние с кристаллом вымотало сильнее, чем показалось поначалу. Да и элиане настроены решительно. Нет, надо уходить другим путем. Без скафа, в отсутствие идеального контакта с психополем драка может закончиться плохо. Один случайный выстрел или пропущенная пси-оплеуха — и выноси межгалактического героя. Тогда… пройдем там, где нас никто не ждет?

Я бегом обогнул стол и бросился к дальней стене кабинета. Хорошо, комната с кристаллом оказалась угловой. Вторая кожа спешно перестраивалась, собираясь в уродливые высокие подошвы. Не до эстетики! Убиться — не убьюсь, но без дополнительной амортизации шанс покалечиться есть. Тень!

На этот раз времени сплетать из тьмы оружие не было. Я просто развернул черное полотнище перед собой и, продолжая удерживать его на расстоянии, с разбегу прыгнул вперед. Прямо на стену.

Защитная кожура здания оказалась слоистой и толстой: метра два, не меньше. А вот разглядеть, из чего она состоит, я не успел. Тень играючи прорвала армированную стену, я пролетел через прогрызенный туннель и понесся вниз. Успел убрать черноту за секунду до касания с лужайкой. Болезненный толчок. Перекат. Вскочить и заковылять в сторону парка. Быстрее. Быстрее!

Впервые я порадовался уродливой маскировке под элианина, ради которой был вынужден похудеть. Пожалуй, с прежним весом ни перестроенная мышечная система, ни вылепленные из искусственной кожи чудо-подошвы не спасли бы. Лодыжка и так болела нестерпимо. Все-таки человек не блоха: звучит гордо, но для высоких прыжков не приспособлен.

Набрать спринтерскую скорость не получалось. Несмотря на сорокаградусную жару, меня колотил озноб: слишком большую пришлось вызвать Тень. Однако даже боль, пронзавшая ногу при каждом шаге, не могла выдавить из головы возникший только что идиотский вопрос: «Не убери я Тень — долетел бы до центра земли? Точнее, Элии?»

Между тем тучи над головой сгущались. Раскадровки будущего с небольшими вариациями предлагали одну и ту же перспективу. Я ковыляю в сторону парка, а в спину палят из лазеров.

На принятие контрмер оставалось секунд тридцать — время, необходимое элианам, чтобы выйти на огневую позицию. Быстро работают, гады.

Менять курс было поздно. Я уже достиг красной зоны и к началу стрельбы успел бы войти в желтую. К сожалению, попадание в нее прыжка не гарантировало. И даже предвидение не могло внести ясность: действия Наблюдателей оно учитывало редко — как в свое время объяснил Олег, запутав все научной терминологией, какие-то там интерференционно-синергетические эффекты. Значит, оставалось одно.

Аккуратный пси-толчок — и незримая плотина сложилась, позволив водопаду жидкого тумана обрушиться на граненый сталагмит здания Контроля. Я постарался максимально расширить фронт удара, однако силенок не хватило.

Гирлянда огоньков потускнела, но два… нет, три телепата сумели частично отразить поток деструктивного пси-излучения. Причем один из них во всех вариантах будущего успевал открыть огонь. Правда, секунд десять я выиграл. А это уже почти зеленая зона. Почти.

Попытка точечного пси-удара по стойкому оловянному солдатику успеха не принесла. После массированного прорыва тумана по океану ходили высоченные буруны, и атаковать индивида прицельно не получалось. Удалился я прилично, для Тени будет далековато… Видно, перестрелки не избежать. Чертовы Наблюдатели, чего они тянут?!

Я перевалил за середину желтой зоны, когда элианин вынырнул из дверей. Как ему удалось обойти аварийную блокировку, при том, что глушилка по-прежнему держала электронику в коме, — загадка. Однако вместо того чтобы сразу начать стрельбу, чужак что-то неразборчиво крикнул. Я не обернулся и выиграл еще десяток метров.

По-видимому, элианин решил, что я собираюсь скрыться в парковой зоне. Перейдя с шага на легкую рысь, он пробежал метров двадцать, а затем трижды выпалил мне в спину. По-прежнему никак не реагируя — предвидение показывало, что разряды пройдут мимо, — я изо всех сил ковылял прочь. Элианин замедлил шаг, и ветки будущего опасно соединились, показывая, что на этот раз инопланетник не промахнется.

Я резко обернулся, вскинул трофейный пистолет и выпустил длинную, в полмагазина, очередь. Элианин проворно распластался на газоне. По-видимому, активной оперативной работой он не занимался, а потому, даже не огрызнувшись в ответ, пролежал несколько секунд впустую.

Еще десять метров позади. И еще десять. Ну же, совсем немного осталось! Вереницы кадров вновь соединились, и теперь уже пришлось падать мне. В этот раз инопланетник отстрелялся отменно. Ну, почти. Тонкое дерево за моей спиной переломилось. Земля на том месте, где я только что стоял, взорвалась комьями. Широкие стебли стремительно чернели и судорожно съеживались от касаний пламени.

Я пальнул еще пару раз, аккурат над головой чужака. Попытался выдать короткий спринт. Но на третьем шаге охнул и снова шлепнулся в траву. Травма оказалась серьезнее, чем думалось вначале. Несмотря на псевдолангетку, заботливо вылепленную искусственной кожей, двигаться становилось все труднее…

Грудь сдавило. Тело бросили в котел с кипящей водой и одновременно начали счищать кожу, используя наждак вместо мочалки. Спазм в животе… Вдох-выдох. Вдох-выдох.

Я поднялся. На одной ноге допрыгал до кресла. Ненавижу телепортацию с сопутствующими ей эффектами. Но Элия с дурацким кристаллом, инопланетным снайпером и умопомрачительными цветами осталась позади.

Легкий стук — и дверь, обыкновенная деревянная дверь со слегка изогнутой позолоченной ручкой, открылась. Олег, выбравший внешность элианина, неслышно прошел в каюту. Взял из вазы на столе очищенный плод, напоминающий формой грушу.

— Уничтожил? — Иллюзорная оболочка Наблюдателя деликатно надкусила иллюзорный фрукт.

— Не-а. Я мрачно смотрел на этот фальшивый до абсурда процесс. — Но можешь порадоваться: тварь вконец обнаглела. Теперь у меня есть ее пси-слепок.

— И что ты собираешься делать? — В глазах Наблюдателя мелькнула искорка иронии.

— Ногу лечить. — Я выглянул в широкое панорамное окно. Посмотрел на крохотный зеленый шарик Элии, оставшийся далеко внизу. — Потом вы вернете мне родную морду, рост и вес.

Я перевел взгляд на Олега и непроизвольно усмехнулся.

— А потом мы соединим сознания в радостном экстазе, подключимся к навигационным системам, и я, используя слепок личности Паразита, проведу корабль туда, куда вам не было доступа. В чужое пространство.

Глава 2

Сад четырех звезд. Итени Рин

— Снижайся. — Тонкая защитная пленка прикрыла лицо.

— Рано. Не удержу высоту. — Беспокойства в голосе пилота не было, он просто констатировал факт.

Шторм, продолжавшийся третьи сутки, и не думал стихать. Он только-только входил в силу. Судорожно подрагивая, грузовой флаер медленно продавливал упругую воздушную стену. Трясло немилосердно. Помочь не могли ни пилот высшей, десятой, категории, ни штучная, прямо со стапелей, машина, на которую претендовали представители двух десятков ведомств. Но Айя успела первой. У меня все чаще складывалось впечатление, что она может почти… Флаер провалился в очередную яму, и я сжал губы.

— Что со связью?

— Без изменений. Первая группа ждет, когда подлетим поближе. Они по-прежнему поддерживают связь со второй. Канал внутристанционный, внешнего выхода нет, но сигнал стабильный. Третья группа не отвечает.

— Ясно. Тогда мы готовимся к высадке. Выжидать смысла нет. А ты забирай, кого сможешь, и возвращайся — нас вытащит второй спасатель.

— Если хорошо зацепимся, я подежурю до их прибытия. Но хорошо зацепиться нам вряд ли удастся, — безжалостно констатировал пилот.

Флаер начал снижаться. Порывы ветры превратили плавный спуск в дерганое полупланирование-полупадение. С подобным буйством стихии раньше сталкиваться не приходилось, и компенсировать мастерством отсутствие практики удавалось лишь частично. Бури Кии казались сейчас почти безобидными.

Кия… Такая далекая. Планета-перепутье. Планета, открывшая новый мир, полностью изменившая жизнь…

Контуры исследовательского комплекса проступали на сканере все четче. Разглядеть что-либо на обзорных экранах было невозможно: ночной ливень даже нити молний размывал в неясное зарево.

Болтанка чуть поутихла. То ли ветер на этой высоте отличался постоянством, то ли пилот приноровился к безумству стихии.

— Итени, вам придется прыгать. Опускаться ниже опасно: если тряхнет, рискую задеть здание. Высота небольшая; главное, на крыше… — Пилот осекся. Осознал, что учить оперативника поведению на местности не стоит.

— Понял. Повиси такт, надо разобраться с площадкой.

Я повернулся к десантникам.

— Все слышали? Цепляемся эластонитями и прыгаем. Внизу крепим якорь, спускаемся внутрь. Дальше по обстановке.

— Пойдем тут. — Тил, подменявший штатного аналитика, указал на темную полоску чуть правее красного ожога разлома. — Люк завалило. Даже если расчистим дорогу, скорее всего придется взрывать. А здесь, — он увеличил изображение изуродованной крыши, — слой изоляции не такой толстый. К тому же, по словам научников, в помещениях верхнего этажа левой секции потолок частично обвалился. Проще будет пробиваться.

— Без взрывов не обойтись?

— По такой погоде не вижу вариантов. — Тил смотрел на меня с легким вызовом: выкладки аналитика редко ставились под сомнения. Даже главой группы. — Теоретически можно закрепить эластонити на крыше и спуститься по боковой стене. Но не в такой шторм. Да и не уверен, что разбить обзорные панели будет проще. Они стенам в прочности не намного уступают…

— …А значит, будем пробиваться с крыши, — закончил я. — На позиции. Сбрасываемся тройками. Первая: Итени, Сети, Аний. Тил, остаешься, координируешь высадку и погрузку.

Я тщательно закрепил страховочные ремни. Вызвал кабину пилотов.

— Мы готовы. Снимите внешнюю блокировку и постарайтесь держаться ровнее.

Синий огонек на статус-панели сменился белым. Приоритет управления грузовым шлюзом передан нам. Я коснулся сенсора, и двойные перекрещенные лепестки створок скользнули в стороны.

В следующий миг, несмотря на страховку, меня едва не сбило с ног. Потоки воды хлынули в отсек. Ветер нещадно тряс, стараясь вырвать из паутины лент.

Я вывел усилители на максимум и увеличил жесткость ремней. Тряска немного уменьшилась. Комп иллулиара, синхронизированный с центральным компом флаера, спроецировал на лицевую панель изображение скрытого пеленой дождя комплекса. Попасть гарпуном в подсвеченную на карте точку — не самая сложная задача.

Надежно впиться в твердую поверхность удалось со второго раза. Порыв ветра снес первый гарпун далеко в сторону. Анию понадобилось три попытки.

Зафиксировав трос, я скользнул в пасть урагану, и тот с готовностью подхватил жертву, добровольно бросившуюся к нему в объятия. Меня закружило вокруг оси. Трос вибрировал с такой силой, что мелькнула иррациональная мысль — выдержит ли он нагрузку? Видимость по-прежнему была нулевой. Лишь комп скрупулезно отсчитывал каждый пройденный участок.

В конце скольжение замедлилось: фиксатор сжал челюсти плотнее. Тяжелый толчок — и я по колено погрузился в воду. Гладкая каплевидная крыша переломилась и просела точно посередине. Во впадине собралось небольшое озерцо: не прошло и полтакта, как водная стихия заявила права на владение неподатливым кусочком суши.

Рядом приземлились Аний и Сети. Даже на расстоянии вытянутой руки я различал лишь смутные контуры фигур. Сориентировавшись, мы двинулись к точке, где предстояло заложить заряды. путешествие вышло короче, чем ожидалось: помог излом. Останься крыша неповрежденной, при таком ветре пришлось бы ползти на четвереньках.

Глубина озера увеличивалась с каждым шагом. Когда мы вышли к линии разлома, вода доходила до пояса. Отмеченная еще на флаере темная полоска оказалась неровной трещиной — достаточно глубокой для установки в нее зарядов.

Работать пришлось на ощупь. Чтобы пробиться сквозь водную завесу, мощности встроенного в иллулиар прожектора не хватало, а от сканеров в таких ситуациях мало пользы. Впрочем, минирование вслепую — не самая сложная задача. Беспокоило другое: не обрушит ли взрыв всю крышу, а не только нужный нам фрагмент. По оценке аналитмодуля запаса прочности у конструкции хватало, да и заложенные заряды были направленного действия, и все же…

Поверхность под ногами дрогнула, последовал едва уловимый толчок. Озеро почти мгновенно обмелело — вода хлынула в образовавшуюся пробоину.

Пролом получился идеальным, в точном соответствии с расчетами. Я спрыгнул в пенящуюся воронку: ливню оказалось по силам создать небольшой водопад. Оперативники скользнули следом.

Теперь, когда мы пробили проход, с флаера должна десантироваться вторая группа. Но у них своя задача, у нас своя — пробиться сквозь завал и вытащить замурованную в лабораториях нижнего уровня небольшую группу научников. А затем, если будут хоть какие-то шансы, постараться расчистить шахту и спуститься вниз, к третьей группе, в момент катастрофы изучавшей внутренние створки почки.

* * *

Сигнал бедствия прорезал плотную завесу бури две сотни тактов назад. Работал аварийный автомат-передатчик: как выяснилось позже, центральную антенну снесло почти сразу.

Команду пришлось собирать на ходу. Спасателей среди нас не было, выбирали из тех, кто имел военную подготовку. Первый отряд из десяти элиан, включая пилотов, отправили сразу. Вторая группа, многочисленная и куда лучше экипированная, вылетела следом с пятидесятитактовой задержкой.

Полностью разобраться в ситуации удалось лишь на подлете, когда установили связь с полуразрушенной станцией. Землетрясение началось совершенно неожиданно, без сопутствующих возмущений в коре, на которые могли бы среагировать детекторы сейсмоактивности. И динамика развития существенно отличалась от канонической. После второго толчка, последовавшего спустя доли такта за первым, почву под станцией рассек длинный безобразный шрам. И здание начало складываться пополам.

К катастрофическим последствиям это не привело, все-таки станция изначально рассчитывалась на противостояние ударам стихии, но несколько элиан оказались намертво заблокированы в отсеке. Впрочем, если не повторятся толчки, каких-то сложностей с их вызволением не предвиделось.

Куда меньше повезло троим элианам, оказавшимся в нижнем шлюзе шахты. Надежды на то, что узкий канал окажется неповрежденным и научники смогут выбраться сами, почти не было. Как и возможности шахту расчистить.

А учитывая, что еще до начала землетрясения исследовательская группа пробыла внизу полсотню тактов, ситуация становилась критической. Так долго рядом с почкой не выдержит ни один телепат. Разве что Айя… Я тряхнул головой. Не до того.

Ствол подъемника для спуска оказался непригоден. Подземные удары и последующее проседание здания деформировали его не сильно, но платформу и выводящие на этажи двери искорежили. Выжечь их было можно, но пришлось бы повозиться. И потом, наша задача не столько пробиться самим, как-никак оперативники — справимся, сколько найти подходящий маршрут для эвакуации засыпанных на нижнем уровне элиан, у которых ни иллулиаров, ни подготовки. Значит, надо искать другой путь.

С аварийной лестницей дела обстояли немногим лучше. Твердая металлопластиковая спираль угрожающе кренилась, но форму держала. А главное, несмотря на небольшую деформацию, протиснуться удалось даже в иллулиарах. До второго уровня спустились без проблем. Дальше хода не было: путь перегородила та самая пробка, что отсекла нижний этаж лаборатории от остальной части здания.

Пробиться через завал оказалось сложнее, чем думалось вначале. Взрывать преграду пришлось в два приема, а после — спешно сооружать подпорки из подручных материалов. Окончательно решила проблему здоровенная тяжелая плита, выбитая из покрытия пола землетрясением. Вдвоем с Анием мы выдрали ее окончательно и поставили на ребро, подперев оставшийся без надежной поддержки потолок. Дабы подпорка не ходила ходуном, Аний вбил в небольшой просвет обломок пластиковой обшивки, а затем лазером расплавил его в подобие связующего раствора. Насколько крепко он свяжет импровизированную подпорку с потолочной пластиной и выдержит ли конструкция даже слабый толчок, сказать было сложно.

Несмотря на обрушение части коридора, энергопитание подавалось по-прежнему. Уцелевшие лампы светили ровно и ярко.

Второй завал, непосредственно блокирующий выход из лабораторий, начинался в нескольких шагах. Ни в какое сравнение с предыдущим он не шел, однако створки дверей блокировал на удивление надежно. Словно специально сооружали.

На вскрытие ушло чуть больше такта. Взрывчатка не понадобилась, хотя пришлось пару раз выстрелить из плазмера, чтобы перерубить сорванную трубу холодильного агрегата, намертво вошедшую в стену косой распоркой. Дальше завал разбирали вручную, полагаясь на усилители иллулиара. В конце концов Сети выломал створки заклинившей двери.

Нас ждали. Пожалуй, впервые со сдачи экзаменов в академии я пожалел, что работаю во внешней разведке. Букет эмоций, обрушившийся на нас, невольно заставлял почувствовать себя чуточку значимее. Сожаление было мимолетным: я прекрасно понимал, что проделанная работа по сложности и значимости уступает оперативно-полевой деятельности; и все же видеть столь яркую неподдельную благодарность раньше не приходилось. Есть в работе спасателей и светлая, легкая сторона.

Эвакуация много времени не заняла. Аний запрыгнул в пролом потолка, сбросил вниз эластонить и по очереди поднял научников. Пока никаких осложнений не возникло. Некоторые проблемы ожидались разве что с погрузкой на флаер — все-таки местные в отличие от нас ходили без иллулиаров. Но как-нибудь вытянем.

Я выслушал краткий доклад второй тройки оперативников. Со своей задачей они справились быстрее и уже ждали нашу группу в точке высадки. Поручив Анию выводить вызволенных из плена научников, я знаком приказал Сети следовать за мной. Оставалась минимальная надежда, что ствол шахты, ведущий к почке и замурованным элианам, не поврежден.

Нам пришлось раскидать еще один завал, куда основательней предыдущего. На расчистку пути ушло тактов десять. Тем временем на крыше началась погрузка на флаер. Пока вызванные погодой трудности удавалось преодолевать.

Ведущая к внешнему шлюзу шахты площадка оказалась неповрежденной. Даже аппаратура работала в штатном режиме. Судя по контрольной панели, пробитый в толще пород канал также почти не пострадал. Лифт функционировал штатно… Как такое возможно, когда трещина в коре едва не разорвала здание пополам, а коридор за моей спиной в руинах?! И если дорога для отступления цела, почему группа не поднялась наверх?

Я запустил тестирование системы контроля и вызвал платформу. Чуть помедлив, комп сообщил, что приказ принят к исполнению. Аналитмодуль выдал длинный список проблемных систем, однако все они были помечены как «рекомендуемые к дополнительной проверке — незначительные неполадки». Странно. Невероятная удача!

Негромкий ровный тон сообщил, что платформа поднялась наверх. И в этот момент ожил передатчик:

— Итени, это Тил. Три такта назад второй флаер вышел на связь. Я доложил обстановку. И только что поступил приказ отходить.

— Что? Почему… Свяжись с ними. Сообщи, что ствол шахты чистый, лифт функционирует штатно, спуск никакой опасности не представляет.

— Итени… Подожди, идет передача… — Стиснув губы, я привалился к стене. Поймал недоуменный взгляд Сети, также слышавшего разговор. — Итени, они подтвердили — вам следует немедленно уходить. Спуск в шахту категорически запрещен. Это оговорили особо.

— Чей приказ?

— Координатора проекта Сиини.

— Она на втором флаере? — Я не сумел скрыть удивление.

— Нет, второй флаер работает ретранслятором — связывает нас с центральным комплексом.

— Какие-то комментарии, поясняющие категоричность, есть?

— Нет.

— Ясно. Приказ принят.

— Уйдем и бросим их? — Сети смотрел на меня с вызовом.

— Ты все слышал.

— Координатора проекта Сиини здесь нет. — Голос Сети был холоден.

Мгновение я колебался. Субординацию в абсолют я не возводил, и нарушать ее доводилось. Правда, при других обстоятельствах. Но и сейчас причины были весомые. Айя… что же ты знаешь такое, чего не знаем мы? Почему отдала такой приказ?..

— Я есть. Уходим. Это приказ.

— Итени, личное отношение к координатору Сиини не препятствует исполнению долга? — Издевка в словах Сети почти утонула в злости. Не на меня и даже не на Айю. На ситуацию.

— Не препятствует. — Я двинулся следом за Сети.

Мы миновали лаборатории и вышли к пролому в потолке. Сети подпрыгнул, зацепился за край и рывком забросил тело наверх. И в этот момент пол качнулся.

Новый удар стихии был куда сильнее предыдущих. Жуткий режущий звук — и по стене прямо передо мной побежала трещина. Я успел метнуться в сжимающийся провал за мгновение до того, как вздыбился пол. Оказавшись этажом выше, вскочил. Сети припал на колено, толчок сбил его с ног. Мы рванули к лестнице. Первый уровень, второй… С диким хрустом лестница переломилась у основания и начала заваливаться набок. Сети успел протиснуться на третий уровень, я оказался этажом ниже.

Безжалостная сила продолжала рвать здание. Стены трещали, рвались на глазах. Потолок справа от меня осыпался, похоронив под собой коридор. И почти сразу здание погрузилось во тьму: судорога земли все-таки нарушила энергоснабжение.

— Лифт, — коротко выдохнул Сети.

Я бросился налево, на ходу вскидывая плазмер. Возможно, мне удалось бы разжать судорожно стиснутые створки вручную, но рисковать, теряя время, не хотелось. Вихрь пламени смел хлипкую преграду, и я оказался у входа в смятую, изорванную трубу. Сверху посыпались обломки: Сети тоже не стал тратить время на возню с перекошенными створками.

Увечья, нанесенные шахте землетрясением, неожиданно выступили на нашей стороне. По крайней мере не пришлось искать, за что цепляться при движении наверх — стены покрывали глубокие трещины.

Выигранные мгновения оказались решающими. Очередной удар обрушился на здание, едва я вывалился в коридор верхнего, пятого, этажа. Предсказать, что случилось бы, окажись мы в этот момент в лифтовой шахте, — не сложно.

Под ногами зачавкала вода. Темная жидкость доходила до лодыжек, в свете фонарей кипели невысокие буруны.

Однако выбраться на этаж оказалось полдела. Я не успел сделать и нескольких шагов, как плиты пола, до того героически принимавшие на себя всю разрушительную мощь стихии, наконец не выдержали. Коридор впереди просто провалился. Раздался громкий мокрый шлепок. На миг лишившись опоры, водная масса обрушилась вниз.

Мы оказались на небольшой, уцелевшей волей удачи площадке. Впереди провал, сзади смятый ствол лифтовой шахты. По бокам пара дверей.

— Итени, трещина расширяется. В течение такта здание начнет заваливаться на бок. — В голосе Тила звучало напряжение.

— Тил, видишь нас на сканере? Мы не успеем пробиться на крышу. Попробуйте расчистить дорогу. Мощности орудий должно хватить. Постарайтесь, чтобы дырка получилась аккуратной и нас не похоронило под обломками.

— Принято. Сделаем.

— Удачно получилось, — негромко проговорил Сети, поймал мой вопросительный взгляд и уточнил: — Что в шахту не пошли.

— Удачно, — эхом отозвался я. Вцепился в матовые, поглощавшие свет фонаря дверные створки. — Вскрой вторую. Если прожгут крышу в соседних помещениях, выиграем время.

— Надо было уточнить зону атаки. — Сети рывком раздвинул перегородки.

— Судя по водопаду, шторм не стихает. А при такой болтанке все равно точно не прицелятся. Никакие стабилизаторы не помогут. Хорошо, если в нас не попадут…

— И опять нам остается полагаться на удачу, — закончил Сети.

Потолок впереди озарила яркая короткая вспышка. Посыпались оплавленные клочья изоляции, осколки плит. Короткая очередь легла аккуратно, с минимальным разбросом — к сожалению, в точности над провалившимся участком. Впрочем, расстояние небольшое, допрыгнуть можно.

Мелькнула серебристая лента эластонити. Негромкий хлопок — и гарпун вгрызся в плиты пола этажом ниже.

— Ты первый. — Я хлопнул Сети по плечу.

Тот выполнил прыжок четко, как на тренировке. Несколькими рывками подтянулся до проема в потолке и растворился в дождевом водопаде. Я последовал за ним.

Прыжок, захват, фиксация. Эластонить держала вес уверенно. Успеть бы только… Гулкий удар — и стена понеслась ко мне. По крайней мере таким было первое ощущение. Здание накренилось и начало проседать. Завибрировал фал. Я изогнулся и полоснул лазерами активной поверхности, стараясь перерубить трос как можно ниже. Получилось не очень удачно: подо мной остался обрубок примерно в рост длиной. Я принялся судорожно подтягиваться. Если зажмет в выжженном туннеле — конец.

Проем, словно уловив страх, начал с треском сжиматься. Обугленная пасть умирающего строения стремилась не упустить добычу. Я почти сложился пополам и сумел найти опору для ног на краю пролома. Форсаж усилителей. Толчок. Я буквально вылетел на крышу. Схлопывающаяся воронка громко шамкнула, и ногу защемило пластиковым двузубцем. На мгновение показалось, что с лодыжкой придется распрощаться, но мощности иллулиара хватило, и мне удалось вывернуться.

Гул перешел в грохот. Здание окончательно утратило форму и неотвратимо скользило в земляную ловушку. Все это я видел краем глаза: почти сразу детали растаяли в пелене дождя. Мир сузился до поблескивающей в свете встроенного фонаря эластонити.

Четверть такта спустя выяснилось, что подъем на флаер не менее труден, чем полоса препятствий позади. Трос, более не закрепленный на одном конце, превратился в маятник со мной и Сети в качестве груза. С каждым порывом ветра амплитуда увеличивалась, и полтакта спустя все, что я мог, — цепляться за серебристую ленту, стараясь не упасть.

— Тил, вытягивайте нас. Сами не поднимемся, качает слишком сильно.

— Работаем. У стандартных движков мощности не хватает. Пытаемся перекинуть трос на стационарный транспортный. Держитесь пока.

Держитесь… Держимся. Я попытался разглядеть хотя бы фрагмент разворачивающейся под нами драмы, но, кроме смутных темных контуров, ничего не увидел. Возможно, и они были оптическим обманом. Грохот не стих, но стал почти неразличим за мокрым шипением ливня. Продолжала нарастать качка.

Прошло тактов пять, прежде чем оперативникам на флаере удалось скормить эластонить стационарному подъемнику. На сам подъем, правда, ушло не больше такта. Сети, все это время висевший чуть выше меня, едва успел откатиться в сторону, когда нас рывком втянуло в утробу транспортного отсека.

Я выпрямился, слегка оглушенный калейдоскопом событий, аналога которым в моей практике раньше не было. Тил возился с подъемником. Таит, десантник из второй тройки, помогал Сети подняться. Люк за нами бесшумно закрылся, и разом навалившаяся тишина оглушила сильнее воя сирены. Я убрал маску.

— Где остальные?

— В главном отсеке. — Тил наконец остановил движок. — Все нормально. Стресс, но не до шокового состояния. Все- таки какая-никакая подготовка есть. Обошлось без ранений. Так что возвращаемся домой. Второй флаер уже лег на обратный курс.

— Хорошо, что не пришлось его дожидаться. — Я через силу улыбнулся.

— Да, неплохо, — без всякого выражения пробормотал Тил.

Ночное небо. Бесконечная бездонная пустота. Одинокая блеклая звездочка, висящая почти в зените, выглядит неуместной и лишней.

Но ее одиночество — иллюзия. Присмотревшись, пытливый наблюдатель обнаружит трех сестер выцветшего огонька. Правда, для этого ему придется забраться повыше и дождаться, пока последние закатные всполохи окончательно погаснут во мгле.

Сияние одной из сестренок ярче. Настолько яркое, что, если смотреть пристально, кажется, будто точка распухает в мерцающий шарик. Ее легко найти, хотя она едва выглядывает из-за горизонта. А вот вторую сестру обнаружить куда сложнее. Для этого надо развернуться к белому маячку спиной и долго вглядываться в потемневшую кромку, где земля и небо едины. Тогда, если повезет, удастся разглядеть бледную… не звездочку — ее тень, притаившуюся на самой границе спящих стихий. Последнюю из сестер найти немного проще. Нужно встать так, чтобы парящая в выси искорка оказалась чуть позади, а ее пылающая родственница — слева, тогда тусклый огонек последней видимой с Аури звезды, робко выглянув из-за горизонта, подмигнет наблюдателю.

Но и это лишь иллюзия. На этот раз порожденная разумом, забывающим, что элианину всегда видна лишь часть целого. Звезд больше. Где бы ни находился наблюдатель, ему будет открыта только часть небосвода. Остальное спрячет в своей тени планета. Однако на Аури эта иллюзия приобрела странный, немного пугающий окрас. Пугающий размахом и легкостью, с которой чужой мир воплотил свою прихоть в жизнь.

Четыре звезды. Иногда яркие, пробивающиеся сквозь легкую завесу облаков. Иногда едва различимые. Но их всегда четыре. В любое время года, в каждый момент из любой точки планеты видны лишь четыре звезды. Вздумай наблюдатель совершить кругосветное путешествие, и небесное полотно будет меняться. Одни огоньки нырнут, зароются в землю. Другие выскользнут навстречу любопытному путнику. Но их всегда будет четыре.

— Не понимаешь, как такое возможно? — Айя стояла на пороге обзорной площадки. — Или пытаешься представить архитектора, сумевшего без изъяна выложить мозаику?

— Архитектора даже не пытаюсь. Мне и более простые вещи непонятны. — Я обернулся, выдержал короткую паузу. — Например, как ты умудряешься ходить так, что я этого не слышу.

— Иногда объяснить и принять простые вещи труднее сложных. — Интонации неуловимо менялись с каждым словом. Как всегда, Айя выделила подтекст изящнее меня. — Не знаю, веришь ли ты мне…

— Есть сомнения? — Вопрос вырвался непроизвольно.

— …но приказ о вашей немедленной эвакуации, — Айя восклицание проигнорировала, — никак не связан с последовавшим обрушением здания. Предсказывать динамику землетрясений я не умею… Даже искусственных, — добавила она.

— Тогда почему не дала нам шанс спуститься? Особенно после того, как выяснилось, что серьезных поломок нет, и техника функционирует нормально.

— Функционирующая техника стала решающим аргументом. — Айя подошла к прозрачному куполу. — Неужели не очевидно?

— Ты решила, раз исследовательская группа не поднялась при работающем лифте, значит, они не в состоянии этого сделать? Но это не объяснение. В конце концов, существует множество полутонов между «не в состоянии сделать» и «мертвы»! Они могли углубиться в почку дальше контрольной зоны — все научники нарушают ограничения, — а землетрясение повредило шлюз. Не уверен, что диагностическая аппаратура видит этот участок…

— Видит. Если предупреждения не было — шлюзовой блок пострадал не больше лифта;

— Даже если видит. Они могли просто быть без сознания. В коме капсуляции. Мало ли вариантов?!

— Итени, — Айя оторвалась от созерцания зарождающегося рассвета, — ты ничего не почувствовал там, внизу, на площадке?

— Нет… Ничего необычного. — Переход вышел неожиданным.

— Итени, ты прав… Возможно, был бы прав… — Айя запнулась. — Не важно. — Она вдруг замолчала. Потом продолжила прежним ровным голосом: — Ты упускаешь главное: землетрясение явилось результатом деятельности исследовательской группы. Виновата почка. Точнее, исследователи, спровоцировавшие почку на столь бурную реакцию. Пусть не намеренно, но… землетрясение — это внешняя сторона. В первую очередь почка пыталась устранить раздражитель — оказавшуюся под землей группу. — Айя смотрела мне в глаза. — Они были мертвы, Итени. Задолго до вашей высадки. Но даже если… — Ее взгляд вдруг сделался отрешенным, по психосфере прокатилась ледяная волна. — Нет, об этом позже. Тебе лучше отдохнуть. Ночью будет не до сна. А у меня появилось дело. Извини. Не получилось поговорить. — Айя резко развернулась и быстрым шагом покинула кабинку.

Я недоуменно смотрел ей вслед. Даже когда закрылись прозрачные створки. Даже после того, как стихли шаги и едва слышно прошуршал лифт. Странная вышла беседа, обрывочная. И вдвойне странная, если учесть, что инициатором разговора была Айя.

Я постоял еще немного, без всякого удовольствия разглядывая полоску рассвета — ярко-желтую, с едва заметными вкраплениями охры. Затем вернулся в комнату. Несмотря на спасательную операцию, выпившую все силы, спать не хотелось. Я посетил гигиеническую камеру и растянулся на кровати, вглядываясь в родное небо Элии: стереопроекция затягивала потолок и стекала на стены.

Элия. Сколько времени прошло? Семь, нет, уже восемь суток. Восемь суток в чужом мире растянулись, казалось, на арк. Как тогда, на Кие…

Эрон. Далир. Кия. Разорвавший пыльную бурю столб пламени, стремительно распухающий в уродливое завораживающее соцветие… Тогда погибли многие. Друзья, знакомые, боевые товарищи. Но я вернулся. Вопреки логике и здравому смыслу.

Мне так и не удалось найти объяснений случившемуся. Понять, как я выжил в той схватке. Почему Кэлеон Рат Канги — координатор смешанной оперативно-боевой группы Аара — не смог нанести последний удар.

Но имя радорианина я узнал много позже. После возвращения на Элию. После того, как стал сотрудником внешнего Контроля.

Семь арков ушло на переподготовку. Несмотря на то что меня определили в оперативно-тактический отдел, Айя настояла на дополнительном курсе обучения: специальность — аналитик. Разумеется, стать аналитиком высокого уровня, приблизиться к ведущим специалистам я бы не смог, положи на это хоть всю жизнь. Мотивы, побудившие Айю прогнать меня через расширенный курс аналитподготовки, так и остались загадкой.

Дальше последовала короткая стажировка в отделе общепланетарного наблюдения. Не сказать, что мне не нравилось. Многие нюансы анализа и методики обработки данных открылись с новой стороны. Да и в самом процессе сведения фрагментов знания воедино, сплетения их в единую картину была своя, незнакомая ранее эстетика. Просто я чувствовал себя… на чужом месте.

— Контролер Рин, контролер Сиини зайдет в ваш кабинет в течение десяти тактов. — Голос диспетчера оторвал от просмотра очередной сводки.

Контролер Сиини? Айя?! Она покинула Элию больше арка назад, и никакой информации о ее возвращении не проходило даже по каналам Контроля.

Айя… После Кии мне казалось, между нами возникло нечто… Не знаю. Это не любовь была, не резонанс, не композиция, а какая-то… общность. Схожесть в чем-то трудноуловимом. Схожесть, роднившая сильнее остального.

Позже ощущение ушло. В период переподготовки и стажировки мы виделись не чаще двух-трех раз в арк, несмотря на то, что работали в одном здании. Потом она покинула Элию… И вот, вернувшись и даже не сообщив об этом внутренней информслужбе Контроля, решила зайти в мой кабинет, хотя всегда могла вызвать к себе?

Ждать десять тактов не пришлось. Дверь пиликнула, уведомляя о посетителе: Айя — в строгом светло-сером костюме, оттеняющем ее ауру — ореол переливающегося перламутром света. Такой я видел ее впервые.

— Легкого пути, Итени. — Напускной официоз, строгость, капелька иронии, интерес, довольство, радость, веселость… дальше не прочесть. За время нашего общения я привык к тому, что не успеваю оценить больше половины эмо- импульсов, кроме случаев, когда Айя специально растягивала пси-пакет. Ничего не поделаешь — издержки гениальности. Не могла она свободно общаться с телепатами ниже десятого уровня. Да и не уверен, что даже те все понимали.

— Легкого пути, контролер Сиини. — Я вытянулся и коротко отсалютовал.

— Чем занимаешься? — Айя со всей серьезностью отсалютовала в ответ, указала на кресло и села сама. Дежурный вопрос не предполагал развернутого ответа. Или предполагал? Как всегда в ее присутствии чувство легкости и необычайной свободы портило ощущение собственной неуклюжести.

То, что Айя могла в буквальном смысле видеть меня насквозь, подхватывая как плавающую на поверхности мысль, так и, при небольшом усилии, глубинные воспоминания, я прекрасно сознавал и никакого дискомфорта не испытывал. Но, кроме того, мне постоянно казалось, будто Айя вкладывает в слова больше, чем удается понять.

— Изучаю аномалию на побережье. Зона спонтанной пси-деформации. Если верить банкам данных, феномен уникальный.

— Покажи. — Показалось, или в ее голосе мелькнул неподдельный интерес?

— Показывать особо нечего. — Я перевел аналитмодуль в режим демонстрации стереограмм. — Двое суток назад биостанция в районе Китани зафиксировала массовый психоз у ари. Гигантская стая металась неподалеку от побережья, атаковала других птиц и даже нескольких элиан, оказавшихся в том районе. По предварительному заключению, скачкообразное изменение плотности пси-поля перегрузило рецепторы. Сверхчувствительность свела птах с ума. Досталось не только им. — Я переключил несколько слайдов. — Вот что случилось в предполагаемом эпицентре спонтанной пси-деформации.

С такт Айя изучала стереограммы. Зрелище и впрямь завораживающее. Жутковатое, но завораживающее. Как расставленная архитектором мироздания четверка звезд.

Круг. Неровный, с несколькими короткими асимметричными лучами, вырывающимися из сердцевины. Зона, из которой выпили жизнь. Десяток зверьков, одинокая птица, разноцветная крупа жучков и мошкары. Даже деревья и низкая неуступчивая трава, малочувствительная к колебаниям пси-поля, не избежали печати смерти, чей оттиск пригвоздил их к земле. Панорамные снимки с флаера впечатляли куда сильнее детальной съемки подробностей.

— И какие соображения? — Айя откинулась в кресле, перевела задумчивый взгляд со стереограммы на меня.

— Пока дальше спонтанной деформации пси-поля дело в объяснениях не пошло. Местность достаточно пустынная. До ближайшего населенного пункта тактов двадцать лету. Плотной сети наблюдения нет. Установить в таких условиях что-то…

— Понятно. А стая ари там откуда?

— Здесь как раз ничего необычного. В это время года они периодически мигрируют вдоль побережья и дальше, на острова. Четкого маршрута миграции нет, вернее, он постоянно меняется, но два-три раза в декаду ари оказываются в том районе. Не повезло птицам…

Да, еще одна странность. На месте происшествия побывали и биологи, и телепаты. Когда обследовали окрестности, обнаружилось, что пси-деформация ввергла в безумие не всех ари. По грубой оценке — процентов двадцать стаи устояло. У кого-то порог чувствительности был пониже, кто-то облюбовал местечко вдали от эпицентра. Так вот, из этих двадцати процентов почти стотысячной стаи уцелело лишь несколько сотен особей. Остальных разорвали сошедшие с ума собратья — крошками весь лес усыпан. И это при том, что ари неагрессивны и к самоедству не склонны. А тут повальное убийство… И как безумцы отличали нормальных особей от себе подобных — непонятно. Пси-структуры по предварительному заключению специалистов у них практически идентичны.

По окончанию рассказа Айя словно в ступор впала. Долго, не меньше такта, смотрела на меня, потом еще раз пролистала стереозаписи.

— Не знаю. Ничего не смогу подсказать. Странно это, Итени. Кусочки похожи на отдельные феномены, но вместе… Не понимаю, как свести их вместе. И чем вызвана так называемая, — легкая насмешка, — деформация пси-поля? Странно. Но, — она отставила сенсорную панель аналитмодуля и повернулась ко мне, — оставим это. Я пришла проинформировать, что ты включен в состав исследовательской группы планеты Аури. С вводной, — на стол легла пластинка информ-носителя, — ознакомься как можно быстрее. Когда закончишь, подходи в мой кабинет, обсудим детали. Тогда же получишь полный пакет данных.

И еще — подумай, кого взять с собой. Нужно четыре-пять звеньев оперативников — больше не дадут. Категория не ниже седьмой, обязательно сработавшихся. Выбирай из внешней разведки и местных силовиков. Из наших в самом крайнем случае: мне не хочется ослаблять Контроль. Особенно сейчас. Все. Буду ждать резюме. — Айя поднялась и, послав на прощание совсем уж малопонятную эмоциональную волну, вышла из кабинета.

Обзорные экраны заполнила ночь. Сигнальные огни комплекса и подсветка посадочного поля космодрома окончательно растаяли несколько тактов назад. Казалось, флаер застыл, безнадежно завяз в бескрайней топи тьмы. Время тоже застыло, превратилось в пустые цифры на экранчике иллулиара.

Я сгорбился в узком противоперегрузочном кресле и разглядывал тонкую сухую веточку, втиснувшуюся между магнитными пластинками подошвы и теперь робко выглядывающую из-под пыльного темно-зеленого ботинка. В отсеке царила тишина. Судя по вялому течению психосфер, члены команды занимались самоанализом. Лишь изредка то по одной, то по другой пси-оболочке пробегали искорки — попытка бегло оценить состояние остальных. Убедившись, что безмолвное тягостное ожидание наложило печать на всех, энтузиаст затихал и вновь погружался в собственные мысли. Бесконечный круг, который при желании можно разорвать одной-единственной фразой.

Однако желания не было. Обсуждать грядущую операцию не хотелось. Потому я молча разглядывал сухую веточку, безуспешно пытаясь понять, зачем Айе понадобилась эта экспедиция.

О цели меня уведомили за три десятка тактов до взлета. После чего два из них я потратил на решение поставленной задачи: составить оперативно-тактическую триаду для оказания силовой поддержки в случае необходимости. Кроме оперативников, в состав группы вошли трое ученых, триада телепатов и Айя — «для осуществления общего руководства». И ни одного аналитика.

Возможно, стороннему наблюдателю состав показался бы сбалансированным (хотя как объяснить отсутствие аналитгруппы?). Но на практике подобный баланс означал либо отсутствие четких задач, либо полную неопределенность, незнание того, с чем предстоит столкнуться.

По-видимому, в этот раз имели место оба обстоятельства. Правда, вполне объяснимые, учитывая, куда мы направлялись.

Пунктом назначения была почка. Та самая почка, которая, по словам Айи, устроила землетрясение, разрушившее исследовательский комплекс. Та самая почка, рядом с которой пропала группа ученых. Срочность вылета и малочисленность группы удивляли. Вдвойне странными были выданные инструкции, по сути, сводящиеся к сопровождению телепатов и ученых. Почему-то мне казалось, что у триады схожий приказ. В нашей разнородной компании троица научников выглядела наиболее естественно, но вот какую цель преследовала Айя? И не являлись ли ученые таким же придатком, как и мы? Только с иной ролью: консультантов и по совместительству ходячей библиотеки…

Флаер начал плавно снижаться. Бушевавший несколько дней шторм за прошедшие сутки растерял задор и бессмысленную мощь. Нет, ветер не стих, и беспросветный ливень по-прежнему сек интерметаллидный корпус, но теперь это было лишь эхо, отголосок вчерашнего разрушительного безумства.

Зоны погодных аномалий облепили Аури бесформенными нашлепками. Проще было указать регионы относительной стабильности, нежели перечислить районы непрогнозируемых метеоявлений. Научники исследовали этот феномен с момента основания поселения. Однако ни классические модели, ни неожиданные конструкции вроде попыток связать местоположение аномалий и почек объяснить капризы погоды не смогли.

Флаер прекратил снижение, заложил вираж и замер. Темноту рассекла широкая ферия света. Я уставился в обзорный экран.

Под нами расстилалось выбеленное прожектором мутное неспокойное озеро. Безобразная кривая пасть, попытавшаяся вчера проглотить здание, полностью скрылась под водой. Сам комплекс, вернее, то, что от него осталось, выглядывал жалким истрепанным островком. Тускло поблескивала вывороченная опорная колонна.

Столб света медленно, словно боясь причинить боль неосторожным касанием, заскользил по изломанному телу здания. Затем флаер дернулся и по короткой глиссаде пошел вниз. Завис у самой воды. Осторожно приблизился к искалеченному комплексу и наконец плюхнулся в грязную глинистую жижу.

— С прибытием. — Особой радости в голосе пилота не было. Вчера он в подробностях наблюдал, как стихия равнодушно увечит комплекс, и возвращение на место катастрофы настроения не поднимало.

Изображение на обзорных экранах сменилось. Картинка с внешних камер уступила место серии снимков подводной части здания. Судя по легкой размытости, съемка велась в ультразвуке, пока флаер кружил над разрушенным комплексом. После настал черед модели, выстроенной на основе информации с широкодиапазонных сканеров. Достоверность модели была, очевидно, не стопроцентная, часть реконструкции — сплошные темные пятна, но ключевой фрагмент виден четко.

— Пойдем здесь, — чуть суховато проговорила Айя. На экране появилась светло-зеленая змейка. Заползла в реконструкцию и шустро заскользила, рисуя маршрут. — В надводной части путь чист. В подводной, — змейка сжалась и нырнула в затопленную часть комплекса, — предстоит преодолеть завалы здесь и здесь. — Змейка ткнулась в два черных пятна. — Первый легко обойти справа: прорежем стену и сделаем небольшой крюк, со вторым придется повозиться. Дальше просто. — Змейка двинулась по светлому туннелю и уперлась в большой пузырь. — Вскрываем дверь и попадаем в транспортный отсек. Лифтовая шахта, ведущая к почке, осталась почти неповрежденной. Во всяком случае, спуститься сможем. Дальше по обстоятельствам. Вопросы?

Как ни странно, серьезных затруднений не возникло. Если не считать стотактовую возню со вторым завалом. Но даже там работа была не столько сложная, сколько кропотливая.

Флаер вплотную подплыл к торчащей из воды колонне. Перебраться на нее большого труда не составило: использовали апробированные днем ранее гарпуны. Марш-бросок также не доставил хлопот. Иллулиар обеспечивал хорошее сцепление с мокрой поверхностью, а диаметр колонны был достаточно велик. Так что до широкого проема, обнаруженного еще с флаера, добрались быстро — даже научники продвижение не замедлили. А вот внутри здания скорость упала. Роль пола здесь исполняли стены, идущие под углом градусов в тридцать. Развороченные, с провалами, ведущими в полости, — все, что осталось от смятых комнат.

Вскоре вода поднялась до груди, потом накрыла с головой — и стало чуть легче. Риск провалиться сошел на нет, и движение если не ускорилось, то по крайней мере стало размереннее. Правда, зона видимости сократилась до минимума: мешала глинистая взвесь.

На преодоление первой преграды ушло меньше десяти тактов: удалось найти небольшую прореху в полу. Расширить ее до нужного размера труда не составило. Карбидная крошка, выпущенная из водомета со сверхзвуковой скоростью, без труда резала твердый пластик.

Дальше шел относительно ровный участок. Мы просто спускались по полуразрушенному коридору. Где-то на середине возникла заминка. Раздробленный испытательный стенд выбил двери одной из лабораторий и вонзился в противоположную стену, перегородив коридор. Приподнять его удалось только втроем: мешало отсутствие опоры; на попытки закрепить в новом положении ушло еще несколько тактов.

Найти путь в обход второго завала не удалось. Пробка из земли, расколовшихся плит и вырванного с корнем фрагмента стены, развернутого под неестественным углом, блокировала единственный проход к лифтовой площадке. Чередуя резку с грубой силой, дважды воспользовавшись направленными зарядами, мы умудрились пробиться через завал, избежав обвала.

Короткий туннель вывел к сомкнутым прозрачным створкам. Помещение с лифтовой шахтой в центре, по невероятному стечению обстоятельств, избежало затопления. И это создавало определенные трудности. Разрушь мы створки — и резкий перепад давления мог нарушить хрупкое равновесие истерзанной конструкции над нами. Попытка постепенно заполнить комнату водой была обречена на неудачу: учитывая глубину шахты, процесс затянулся бы надолго. К тому же неизвестно, как прореагировала бы на затопление почка. Пришлось монтировать на двери вакуумную камеру, подключаться к системе блокировки дверей и по одному протискиваться через портативный шлюз.

К тому времени, когда в помещение проник последний член команды, пол скрылся под тонким слоем воды. Беглый осмотр показал, что генератор серьезно поврежден и восстановить подачу энергии не удастся. Окончательно выкорчевав искореженную лифтовую платформу, я занялся исследованием шахты. Самое удивительное, что беспощадная мощь землетрясения обошла ее стороной. Ствол был деформирован и местами сужался вдвое, но, учитывая, во что превратился комплекс, можно сказать — почти не пострадал.

В итоге мы разделились. Двое остались наверху: держать связь с флаером, следить за данными телеметрии и при необходимости работать с аналитмодулем. Остальным предстояло спуститься вниз.

Сам спуск трудностей не представлял. Сбросить трос, закрепить карабин — дело нехитрое. Но… у погибшей исследовательской группы проблем со спуском тоже не было. Почему почка отреагировала столь бурно, не ясно до сих пор. Как не ясно, повторится ли реакция вновь. Если у Айи и были догадки, она держала их при себе.

Последовала стандартная процедура напыления биопленки, почти не изменившаяся со времен Кии. Разве что состав бактериологической смеси оптимизировали. И использовать пришлось не шлюзовую биокамеру, а баллоны с живым репеллентом.

На то, чтобы покрыть друг друга ровным серым слоем, ушел не один десяток тактов. Процедуру предстояло повторить по окончании спуска. На вопрос: зачем терять время сейчас, научник, заканчивавший развертку аналиткомплекса, ответил, что, возможно, восприятие почки обострилось, и без биослоя она почует нас еще в шахте; так что лучше свести риск к минимуму.

Первыми пошли телепаты. За ними пара научников и Сети. Потом настал мой черед. Айя спустилась последней.

Группа оказалась в крохотном предшлюзовом отсеке. Двери пришлось открывать вручную; хорошо, что они оказались незаблокированными. В тесном переходнике нам с трудом удалось выкроить немного места. Повторное опыление биосмесью прошло быстрее. Уже заканчивая возню с баллонами, я обратил внимание, что легкий гул — фоновые вибрации пси-поля — исчез. Телепаты погасили свечение наших психосфер.

Вскрыть внешние створки шлюза оказалось непросто. Листы брони накладывались, входили друг в друга и какое-то время сопротивлялись даже разрядам плазмера. В конце концов я выжег одну из пластин и, до предела форсировав иллулиар, с трудом раздвинул уцелевшие лепестки.

— Я первая. — Айя тронула мое плечо.

— Вряд ли будет разумно…

— Это не обсуждается. — Она оттеснила меня в сторону. — Готовность. Идем тихо. Никаких активных действий даже в критических обстоятельствах. Иначе погибнут все.

Детекторы в режим пассивного сканирования, фонари погасить.

— Цель-то какая? Нас так и не проинструктировали. — Сети говорил ровно, хотя видимое спокойствие давалось нелегко. Понять его было не сложно — оперативников десятой категории не так много, и вслепую они не работают… раньше не работали.

— Цель… — задумчиво протянула Айя. — Ваша цель — обеспечить прикрытие группы. Большего не требуется.

— Обеспечить прикрытие без возможности активных действий? — Тональность голоса Сети не изменилась, однако сам факт продолжения разговора говорил о многом. Если руководитель не разъяснил приказ, значит, имеет на то основания, и дополнительные расспросы все равно ни к чему не приведут…

— Постарайтесь, — отрезала Айя.

Она осторожно двинулась вперед. Я последовал за ней. Туннель был узкий, идти можно только цепочкой. Из освещения — люминесцентная разметка под ногами. Ну и сонар вырисовывал неровные контуры стен, избавляя от ощущения пустоты вокруг.

Спустя десяток шагов коридор резко свернул налево. А еще через несколько Айя остановилась. Разметка обрывалась прямо перед ней, дальше на карте отмечен обрыв. Термограф неуверенно рисовал пышущее жаром облако. Гигантская пещера по форме напоминала чуть приплюснутый шар. По краям жарче, в центре пылает врастающая в потолок колонна. Остальное пространство — размазанная аморфная масса. Но это на термографе, а так — непроглядная тьма.

— Нашла трос, — тихо проговорила Айя. — Спустимся вниз, там оборудована площадка. Рассчитана на четверых. Идут Итени, Дайн и Улин. Остальные ждут здесь.

Айя скользнула вниз. Я встал на ее место. Тусклая ферия троса, заметная лишь от самого края, вонзалась в отмеченную мерцающим маркером площадку на дне пещеры — неожиданно далекую.

Я присел, зафиксировал трос в стандартном карабине иллулиара и попытался разглядеть хоть что-то за границами тонкой светло-зеленой рамки периметра. Безуспешно.

Прошел почти такт, прежде чем Айя скомандовала: «Следующий». Спуск отнял у меня вдвое меньше времени, однако, учитывая разницу в подготовке, можно сказать, Айя показала достойный результат.

Подошвы спружинили о мягкое покрытие. Я расстегнул крепление, отошел к самому краю смотровой площадки, освобождая место, и передал эстафету Дайну. Айя была права. Более или менее комфортно на платформе могли разместиться трое. Даже вчетвером, пожалуй, будет тесновато.

При приземлении Дайн чиркнул мне коленом по шлему. Айя молчала: то ли ждала второго научника, то ли вела переговоры по индивидуальному каналу с кем-то из оставшихся наверху…

— Странно, — тишину разорван голос Дайна. — Кажется, электроника в порядке. Но батареи пусты.

— И как такое возможно? — Улин, успевший в конце спуска потоптаться по всем троим, оторвался от широкодиапазонного сканера, смонтированного на краю площадки. — Они полдекады работают.

— Не знаю, сейчас попробую запитать от иллулиара. — Справа от меня мигнул огонек. — Есть. Тестирую… Блок памяти цел. По крайней мере будет понятно, что здесь произошло…

— Куратор Сиини, где они? — Вопрос Улина прозвучал неестественно громко. — Мы же весь путь прошли за предыдущей группой. Дальше некуда идти. А тел нет…

— Не знаю, — чуть отстраненно проговорила Айя. — Дайн, закройте данные блока памяти от прочтения и перешлите мне. Сам блок изымите.

— Почему? — В голосе научника звучало неподдельное изумление. Выдержкой Сети он не обладал. — Вероятно, там сохранилась запись…

— Выполняйте приказ.

Что-то неуловимо изменилось — знакомое ощущение, похожее на пси-контакт.

— Улин, сканер работает? — Я неожиданно уловил эмоциональный всплеск со стороны Айи, бессознательный импульс, пробившийся сквозь каркас воли и вязкое болото белого шума, в котором нас прятали телепаты. Легкий, едва уловимый привкус страха, чудовищный пресс напряженного ожидания и… то самое ощущение невероятного, абсолютного родства, направленное вовне.

На миг я уловил чужую и одновременно такую близкую логику в решениях Айи. Все ее действия — приказ о немедленной эвакуации из разваливающегося комплекса, прерванный предрассветный разговор, эта экспедиция, заблокированный модуль памяти — показались ясными и единственно верными…

— Сканер в порядке. Питание подвел. Запустить? — Судя по голосу, Улин был сбит с толку. Необходимость шифровать записи он, как и Дайн, не видел.

— Не стоит… Просто используй как прожектор. Режим максимально щадящий. Фильтр на ультрафиолет выставь, фокусировку убери.

— Понял-понял. Не первый раз.

Статус-панель сканера засветилась, а затем гигантскую пещеру наполнил слабый желтый свет. Охватить все пространство прожектор не мог, но и от высвеченной панорамы сбилось дыхание. Я впервые увидел почку изнутри.

— Аури открыли чуть более пятнадцати арков назад. Освоение началось двумя арками позднее. На данный момент численность колонии — сто двенадцать элиан. В течение арка планируем удвоить.

— Немного. — Я смотрел, как невзрачная серо-голубая планета медленно дрейфует по стереограмме.

— Безусловно, — почти весело согласилась Айя. — К сожалению, мы пока не можем выдать информацию не только в широкое пользование, но и под грифом «секретно». Можно сказать, знанием об этом мире обладает минимально возможное количество элиан. Пилоты, глава снабжения, несколько руководителей научных секций, члены Совета и, собственно, колонисты.

— Не понимаю. Вы хотите увеличить численность колонии почти на треть за счет тактического боевого состава. С какой целью?

Айя задумчиво разглядывала стереограмму. Я молчал, ожидая разъяснений. Выданный информпакет краткостью бил все рекорды.

— Не на треть. — Айя наконец прервала молчание. — Полетят не только воины. К тому же примерно половина вернется на Элию через поларка-арк.

— Следовательно, мне надлежит остаться на Аури…

— Не обязательно, — перебила Айя. — Скорее всего нет.

— Тогда… — Я замолчал. Приказ выглядел все более странным. К чему гонять элитный оперсостав туда-обратно? Прямой угрозы нет, до сих пор колония благополучно обходилась без помощи спецвойск. Выступить в качестве эскорта, сопровождающего особо ценный груз? Нелепо. Тогда…

— Скорее всего вы понадобитесь на третьем этапе исследований. Но по порядку, ты помнишь Кию?

Вопрос не предполагал ответа, но Айя держала нарочитую паузу, дожидаясь моей реакции.

— Помню. — Я старался ответить максимально сухо, и на вербальном уровне это удалось, но по психосфере, несмотря на все старания, прошла едва заметная вибрация.

— Это хорошо. — Айя, без сомнения, прочитала эмоциональную вспышку. — Меня прежде всего интересует, помнишь ли ты подробности проводимых там исследований жизнеформы? Точнее, саму жизнеформу?

Мне показалось, на этот раз я сохранил психосферу без изменений, однако Айя едва заметно улыбнулась.

— Помнишь. И даже до сих пор чувствуешь… Что ж, это упрощает. Говоря кратко, на Аури обнаружена жизнеформа, аналогичная киянской. Разница в степени развития. Если на Кие она находилась в зачаточном состоянии, то на Аури, по оценке биологов, почти родилась. Или вылупилась. Или расцвела. — Ирония была адресованная научникам, а точнее — их выводам. — Материалов собрано немало, просмотришь позднее. Наибольший интерес представляют сложные органические образования — так называемые почки, расположенные в коре планеты.

Стереограмма планеты сменилась серией разноцветных картинок — реконструкция объектов на основе широкодиапазонного сканирования. Почему-то первой возникшей ассоциацией был плод сви: тонкая плотная кожура, пористая волокнистая мякоть и бесформенное твердое ядро. Единственная разница: согласно показаниям сканеров, в «мякоти» почек имелись небольшие полости и даже короткие псевдотуннели. Ниоткуда начинающиеся и никуда не ведущие. По крайней мере на первый взгляд.

— Если рассматривать почки как единый организм, мы имеем многокомпонентную замкнутую систему, все или почти все подсистемы которой являются симбионтами.

На данный момент развернуто три научно-исследовательских комплекса, занимающихся непосредственно изучением почек. С учетом глубины, на которой находятся объекты, и некоторой специфики метеоусловий Аури понадобилась долгая подготовительная работа, которая была завершена лишь несколько дней назад. Теперь мы собираемся заняться почками вплотную. И вот здесь помощь оперативно-тактического состава может оказаться неоценимой.

— Для чего? Научникам нужна охрана? Биообъекты внутри почек активно агрессивны?

— Возможно. Но дело не только в этом… — Айя внезапно сбилась. — На месте разберемся. После того, как укомплектуешь состав, материал по Аури изучи предельно внимательно. Особенно в той части, что касается жизнеформы. И еще, — Айя выдержала паузу, — ты был на Кие, ты видел жизнеформу своими глазами. Тщательно вспомни свои впечатления — от посещения полигона, от обнаруженной тобой пещеры. Вспомни и сравни с тем, что есть в информпакете. Выкладки и измышления ученых можешь просмотреть, но особо на них не концентрируйся. Только факты. Факты и сравнение их с собственным впечатлением от жизнеформы Кии. Это главное.

Айя замолчала, разглядывая радужную стереограмму. То ли обдумывала, стоит ли что-то добавить, то ли ждала моей реакции. Потом чуть резковатым движением погасила висящую в воздухе проекцию.

— Пока все, Итени. Работай. В первую очередь — опер- состав. Срок — сутки. На Аури отправляемся максимум через четыре дня.

— Удачи, контролер Сиини.

— Да, забыла сказать… — Слова Айи настигли меня на пороге, за мгновение до того, как я коснулся сенсора. — У планеты Аури есть еще одна уникальная черта: это первый мир, к которому нам удалось проложить курс самостоятельно, без участия Наблюдателей. Не знаю, насколько поможет тебе этот факт при сравнении жизнеформ Кии и Аури, но в любом случае он заслуживает внимания. Удачи, Итени Рин.

Больше всего меня потрясло макраме из красных с белоснежными прожилками сосудов, вырастающих из пола и тонущих в темноте у свода пещеры. Живые эластонити ветвились, разбегались и вновь соединялись в единую сеть, пульсируя в такт беззвучным ударам живого насоса.

Внизу сосуды сплетались в огромные клубни — дрожащие, готовые вот-вот лопнуть и расплескаться слизистыми обрубками. Но затем судорожные сокращения прекращались, чтобы через полтакта повториться вновь.

Сморщенная серая пленка перебитыми крыльями вырастала из стен, прикрывая три гигантские колбы — чудовищную пародию на сердце. Ровный, без единой трещины или выступа пол устилала низкая грязно-бурая трава. Плотные плоские стебли взбирались по пульсирующему живому конгломерату, растекались лужицами плесени, перепрыгивали на крошащийся камень, карабкались все выше и выше. Иногда трава прорастала прямо сквозь живую ткань. В таких местах стебли становились багровыми, расцветали пушистыми белыми колючками.

Самое странное, что эта неестественная, чуждая картина казалась гармоничной, хотя и незаконченной. Будто скульптор остановился на середине работы. Что-то было лишним, чего-то не хватало…

— Зародыш. Пока только зародыш, — одними губами прошептала Айя. Но я услышал.

Время исчезло. Конус света медленно скользил по периметру пещеры. А мы зачарованно смотрели на растекшееся перед нами существо.

Я не сразу уловил изменение. Что-то произошло. Возникло легкое пси-давление — не опасное или вызывающее дискомфорт, в чем-то даже приятное. Все равно как на небольшой глубине ощущать над собой толщу воды. Попытка локализовать источник успеха не принесла.

— У вас все в порядке? — В голосе Сети скользило легкое беспокойство. — Что-то странное с пси-фоном.

— Все нормально, я контролирую ситуацию, — ответила Айя чуть раздраженно. — Не пойму, — добавила она спустя полтакта. — Странно.

Бледно-желтое пятно неожиданно прыгнуло вниз.

— Смотрите, — возбужденно проговорил Улин. К своему стыду, даже после указания я не сразу разглядел то, что заметил научник: почти утонувший в темной поросли короткий пластиковый туб.

— Похоже на контактный сканер. — Дайн высмотрел находку одновременно со мной. — Выходит, они все-таки попытались подойти поближе, прозондировать эту штуку. И в этот момент началось землетрясение…

— Кто им право давал? — сквозь зубы процедила Айя. — Третья фаза исследований. Только пассивный сбор информации. Только пассивный.

— Они хотели как лучше. — Улин выглядел раздраженным. — И они заплатили за ошибку…

— За ошибку заплатил институт! — резко прервала его Айя. — Не знаю, что эти энтузиасты пытались сделать, но именно их действия спровоцировали реакцию почки и, как следствие, обрушение корпуса.

— Это пока неизвестно, — вяло возразил Дайн. И прибавил неуверенно: — Надо бы проверить, может, они еще живы.

— Проверить? — В голосе Айи звучал лед. Слова падали острыми колючими кристаллами. — Хочешь составить им компанию? Или вызвать еще один толчок, чтобы здание окончательно просело и похоронило нас под собой?

Дайн промолчал, да сказанное и не требовало ответа. Айя протиснулась к прожектору.

— Собираемся. Здесь нам делать больше нечего. Блоки забрали. Вероятно, по ним удастся реконструировать последовательность действий исследовательской группы и понять, что именно послужило катализатором реакции почки.

— А… — просипел Улин. Ткнул пальцем вперед. Словно ребенок, которому при новом ярком впечатлении не хватает слов, чтобы выразить всю гамму чувств. Я перевел взгляд с Айи на расплескавшуюся лужу света, сместившуюся вглубь и немного вправо от утопленного в траве сканера.

Заметить, что именно привлекло внимание Улина, на этот раз оказалось проще. И я сразу понял, почему научнику не хватило слов.

Подсвеченный участок живого серого занавеса расслаивался. Более плотная кожистая основа проминалась, образуя углубление, а тонкая полупрозрачная пленка накрывала его воздушным, невесомым полотном. И на полотне был отпечаток — неуклюжий, небрежный, но отчетливый слепок элианина. С изломанными в нескольких местах конечностями и непомерно раздувшейся головой.

— Будто элианин в шлеме, — с интересом проговорил Дайн. — Как у природы такое получа… — Он вдруг замолчал. «И если остался шлем, то куда делся скаф?» — Я до боли сжал губы, поймав себя на том, что едва не задал вопрос вслух. В следующее мгновение в навалившейся тишине я услышал едва различимое: «Абсорбирован. Нервная ткань важна для структуры. Перенять — использовать. Вода, кальций — лишнее».

Я вздрогнул. Почувствовал тяжелый, давящий взгляд. Обернулся. Айя смотрела на меня в упор, хмурилась, но я почему-то был уверен, что сейчас она испытывает не злость или раздражение, а что-то сродни любопытству и… одобрению? Впрочем, на командные интонации столь неожиданный пакет эмоций не повлиял.

— Возвращаемся. Немедленно. Это приказ. — Айя буквально схватила Дайна за плечо и подтолкнула к тросу. — Порядок следования: Дайн, Улин, я, Итени. Вперед.

Щелкнул карабин, и Дайн медленно заскользил наверх. Прожектор Айя погасила лично. Однако Улин продолжал таращиться в темноту. И лишь с четвертой попытки сумел закрепить в замке трос, когда пришла его очередь подниматься.

Обратный путь проделали в полном молчании. Научникам было не по себе; психосферы вибрировали нервными, давящими волнами, и они даже не пытались это скрыть. Айя закрылась, на пси-уровне я едва ощущал ее присутствие. Оперативникам, дожидавшимся наверху, о находке не сообщили, так что им оставалось только гадать, чем именно вызван подобный настрой. А я… я словно впал в легкий транс.

Увиденное вызвало странное эмоциональное расслоение. Я никогда не считал себя особо впечатлительным, да и по ходу оперативной работы всякое бывало. Потому чувствовать сильную подавленность повода вроде не было. С другой стороны, все то, с чем я сталкивался до высадки на Кию, выглядело понятным и объяснимым. Однако Кия и Аури исказили привычную реальность, сбили крепкие надежные маяки, на которые опирался разум при осмыслении действительности. Но хуже всего было взявшееся ниоткуда ощущение: то, что произошло с исследовательской группой, правильно.

Как только я пытался найти в пользу этой версии хоть какое-то, пусть нелепое, обоснование, накатывала гадливость и чувство ирреальности. Но стоило немного расслабиться, и успокаивающий туман — «все хорошо, так и должно быть» — вновь обволакивал сознание.

Поведение Айи тоже вызывало тревогу. Ее эмоциональной спектр и раньше бывал малопонятен, но когда дело касалось жизнеформы, я переставал чувствовать линию ее поведению окончательно… Нет! Меня словно схватили за плечи и вырвали из водоворота псевдологических рассуждений. Айя права! Она знает, что делает. Нельзя подвергать сомнению!

По лифтовой шахте поднялись без затруднений. Смонтированный на дверях шлюз отработал штатно. Купание в мутной темной воде, короткая возня уже на поверхности: взобраться на обрушившуюся колонну научникам оказалось труднее, чем спуститься. Погрузка во флаер много времени не заняла. Пилоты, видимо, уловив наше настроение, от расспросов предпочли воздержаться.

Во время перелета никто также не проронил ни слова.

* * *

— Что ты об этом думаешь? — Униформа Айи чуть сбилась, волосы слегка растрепаны. Впервые на моих глазах она позволила некоторую вольность во внешнем виде. Однако вопрос был задан бойко, стоило дверным створкам сомкнуться за моей спиной.

— О том, что случилось с институтом, или о том, что видел под землей? — Я попытался привести мысли в порядок, максимально сосредоточиться. Последнее удалось только отчасти. Не помогли ни многоарковая подготовка, ни психоэмоциональный тренинг. На подлете к поселению на меня вдруг накатила чудовищная всепоглощающая усталость. Опустошение. Осталось одно желание — запереться в одноместной комнатке, перевести себя в состояние полусна и отключиться на сотню тактов. Но у контролера Сиини были другие планы. Сразу по приземлении она изъяла записи сканеров, засадила научников за отчет, а мне велела переодеться и явиться к ней в кабинет. Ни выбора, ни отсрочки предложение не предполагало.

— И об этом в том числе, — охотно согласилась Айя, опускаясь в кресло. Я присел следом. — Просто поделись впечатлениями о том, что считаешь важным.

Поделиться впечатлениями о том, что считаю важным? О перемолотом, затопленном институте, об исчезнувшей группе, оставившей на слизистой перепонке жизнеформы прощальный след, о странном поведении Айи?

— Абсорбирован. Нервная ткань важна для структуры. Перенять — использовать. Вода, кальций — лишнее. — Слова вырвались сами. Выскользнули непрошеными змейками и сорвались с языка, несмотря на вбитую в любого оперативника привычку контролировать каждую интонацию, каждое слово.

— Вот даже как. — Взгляд Айи сделался отрешенным. — Не ожидала… — Она словно спохватилась и продолжила прежним бодрым голосом: — Это все? Внизу, на платформе, когда Сети спросил, все ли у нас в порядке, ничего необычного не почувствовал?

— Давление. Психопресс. Не очень плотный. Как воздушная подушка. — Я запнулся, подыскивая более точное определение.

— Интересно. — Айя сплела пальцы и уставилась на зеркальную поверхность стола. — Сегментированное восприятие в сочетании с высокой автономностью. Выходит, Ильяр был прав, а я ошибалась. Обидно.

— Контролер Сиини, — в горле неожиданно пересохло, — что происходит?

— О чем именно ты хочешь спросить? — Мне показалось, Айя забавлялась, что совершенно не вязалось ни с ее статусом, ни с ситуацией.

— Вы понимаете в происходящем больше любого научника. И тем не менее не делитесь знанием ни с ними, ни… со мной.

— Имею право. — Айя откинулась в кресле и посмотрела на меня с некоторым разочарованием. — Но это было утверждение, а не вопрос.

— Кто такой Ильяр и что за суждение он вынес на мой счет? — В глубине заворочался и вновь улегся тягучий комок раздражения.

— Какая разница? — Теперь Айя не скрывала разочарования, наоборот, демонстративно выставляла его напоказ. — Наблюдатель, контактирующий с группой элиан, в которую вхожу и я. Это пустой вопрос, Итени. У нас почти не осталось времени, а ты по-прежнему отторгаешь… концентрируешь внимание на несущественных деталях. Не Наблюдатели тебя сейчас волнуют.

— Если вы знаете, что меня волнует, почему не расскажете суть сами? — Я все-таки разозлился. Прилив эмоций даже вытеснил ощущение непоколебимой уверенности в правоте Айи.

— Если я буду говорить за тебя, ты останешься там же, где и теперь, — в тон ответила Айя. — Ильяра это не устраивает, и здесь я с ним солидарна.

Я молчал. Какого вопроса добивается от меня Айя? Что за иносказания? Мы не дети. Вокруг гибнут элиане, а она играет словами. Чего ради? Или… Ощущение правоты собеседницы вновь накрыло с головой. Но в этот раз оно было не самодостаточным, а словно подталкивало к чему-то, давало подсказку, разобрать которую никак не получалось. Она права. Если она права, значит, действительно нужно спросить. Спросить правильно. Спросить о важном. О чем?

Поток продолжал нести меня, пытаясь вырвать из устоявшегося ассоциативного круга, из стандартных образов и связей. В словах женщины была логика. Не обычная, не такая, какой привыкли пользоваться мы, но не менее четкая и устойчивая в плане причинно-следственных связей. Иная гармония. Похожая на…

— Абсорбирован, — механически произнес я и сразу понял, что угадал. — Нервная ткань важна для структуры. Откуда я это знаю и что в точности эти слова значат?

Айя улыбнулась. Немного жеманно. Как совсем юная девочка.

— А вот на эти вопросы я отвечу немного позже. Сначала самой надо разобраться. Я вовсе не всеведущая, как твой бывший куратор привык думать. Детали процесса, с которым нам пришлось столкнуться, не до конца понятны. Да и в целом ситуация нетипичная, а у меня слишком мало опыта, чтобы немедленно сделать выводы. Надеюсь, запись со сканеров поможет разобраться. Отдыхай пока. Завтра вернемся на крейсер, надо провериться на корабельном диагносте.

— На крейсер? — с удивлением переспросил я.

— Сначала на орбитальную платформу, — немного рассеянно ответила Айя. Казалось, после «правильного» вопроса ее заняли мысли, не имеющие ко мне прямого отношения. — Тамошний персонал выпросил что-то у снабженцев — закинем по пути.

— Что за проверка на корабельном диагносте? — прозвучало чуть резковато, но стремление уйти от ответа выглядело нелепо.

— Просто очередная попытка собрать материал. — Айя махнула рукой. — Обычное тестирование, ничего экстраординарного. Меня интересует, что за давление ты испытывал рядом с жизнеформой. Направление поиска известно, но для уточнения деталей нужна техника.

— А здесь подобное тестирование провести нельзя? — вдруг уперся я, вполне сознательно нарушая субординацию.

— Нельзя. Наше оборудование не подходит, нужно наблюдательское. А оно установлено на корабле. Транспортировка запрещена. Еще вопросы есть?

— Есть. — Я в упор посмотрел на собеседницу. Отступать не хотелось. Раз нарушил субординацию — надо идти до конца. Тем более что происходящее касалось меня напрямую. — Что означает «у нас почти не осталось времени»?

Айя молчала почти такт, потом глухо бросила:

— Контролер Итени Рин, вы свободны. Сто тридцать тактов на отдых. Рекомендую поспать перед стартом.

Я хотел возразить и обнаружил, что не могу произнести ни слова. Не желаю произносить. А несколько мгновений спустя осознал, что стою на пороге кабинета.

И тут я услышал бесплотный шепот, как тогда, в пещере с жизнеформой: «Нельзя иначе. Не получается. Не позволит».

Шепот стих. Зеленые лепестки с едва слышным шелестом сошлись за спиной, и я остался один посреди коридора.

Глава 3

Корректор. Геннадий Павлов

Пространство дрожит от напряжения. Выматывающая вибрация нарастает, становясь невыносимой. Но стоит крику прилипнуть к губам, как дрожь стихает, накатывает тишина, и лишь редкие, едва заметные всплески напоминают, что ничего не кончилось, что до следующей волны остались считанные мгновения. И так без конца.

Прыжок. Еще один. Еще…

Никто и никогда не перемещался в таком ритме. Никто не совершал невозможного. Даже Наблюдатели, всемогущие Наблюдатели, на такое не способны. Я первый!

Спустя час эта мысль уже кажется мелкой, ненужной. К концу следующего хочется одного — чтобы все прекратилось. Любой ценой. Ну, хотя бы коротенькая передышка? Хоть на чуть-чуть…

Прыжок. Еще один. Еще.

Звезды, галактики, туманности сливаются в разноцветное панно, крутятся бесконечным калейдоскопом. Только одна деталь неизменна: жемчужина, серебристым пламенем пылающая впереди. Маяк, чьи лучи с трудом пробиваются сквозь, казалось, непреодолимый барьер, выстроенный чужим порядком, — барьер, поглощающий даже свет психосфер. Но я вижу ее. Я иду на свет.

Новый поворот — и опять тупик. Корабль, словно рыбка, раз за разом бьющаяся в стекло аквариума в надежде вырваться из прозрачной тюрьмы. Хищная рыбка, способная разбить преграду. Тень! Широкая темная мантия накрывает крейсер. Которая уже по счету… Не важно. Плевать, что едва не теряю сознание, когда скручивающая мышцы судорога прокатывается по телу. Главное, сгусток тьмы способен пробить заслон иномирья.

Очередное перемещение приближает нас к жемчужине. Всего на шажок, но за этим шажком будет еще один, и еще…

Я лежу на кровати. Купаюсь в объятиях нежной обволакивающей перины. В голове пустота, приятная, безмятежная. Ни о чем не надо думать. Ничего не надо вспоминать. Хочется, чтобы так было всегда — в настоящем, в будущем, в прошлом. Всегда.

— Полегчало? — Я с трудом повернул голову. Олег, сгорбившись, сидел рядом на стуле с низкой спинкой. Светлый пиджак, брюки, желтый галстук… Пустое, все это иллюзия. Нет никакого Олега, и стула нет, и даже кровати. Интересно, на чем я лежу на самом деле?

— Не особо. — Собравшись с силами, я перевернулся на бок. — Где мы?

— На месте. Ты справился, пробился в закрытую зону. Сейчас корабль заканчивает коррекцию орбиты. Планета под нами техноактивна. Элианская колония.

— Замечательно. — Я с трудом свесил ноги с кровати. Ломота понемногу утихла. Разгоняя ватный туман отупения, вяло зашевелились мысли. — Долго я был в отключке?

— Несколько минут.

— Что? — Я вздрогнул. — Всего-то? Мне казалось… Странно. — Шум в голове стих окончательно. — Раньше подобные напряги выключали надолго.

— Привыкай к новому статусу. — Олег улыбнулся. — Тебя теперь сложно выключить надолго.

— Хорошо, если так, а то полежалки в регенераторе уже задолбали. — Во фразе должно было сквозить безразличие, однако сердце екнуло, и к горлу подскочил комок. Приятно, черт возьми, когда отмечают твой внутренний рост. Есть в злоключениях и светлая сторона. — Еще бы польза от моих штурманских потуг была.

— Ты ведь до конца понимаешь, что сделал? — В глазах Олега искорки веселья. — Ты трассу проложил. Теперь мы сможем создать здесь точку отсчета, ориентир для перемещения в эту часть космоса напрямую, за один прыжок.

— А смысл? С элианской колонией мы разберемся и сами. Зачем тащить боевую эскадру?

— Уничтожать элиан нет необходимости… — По коже пробежала дрожь. Фантом — визуальная оболочка Наблюдателя — не обладал психосферой, и читать эмоциональную составляющую Олега я не мог. Приходилось, как и раньше, довольствоваться старательно прорисованной мимикой и интонациями. Но иногда до меня долетали… не знаю — не эмоции, а осколки ощущений, что ли? Отголоски времен, когда Наблюдатели были существами из плоти и крови, эхо их чувств. И сейчас реакция на мои слова была яркая, словно на миг призрак вновь вступил в мир живых… Досада, безысходность… Страх?

У Наблюдателя? Чушь! Не бывает такого!

— …на данный момент они не представляют даже потенциальной угрозы. Геннадий, мы в зоне трансформированного мира. Эпицентр здесь. Отсюда идет распространение волны изменений. Ни мы, ни наши агенты не могли проникнуть в этот район. Оставалось лишь бороться с распространяющейся инфекцией. Но теперь мы можем уничтожить очаг заражения. Или по крайней мере изолировать его.

— Так… оно там? Внизу, на планете? — От возбуждения у меня перехватило дыхание.

— Нет. — Олег вновь улыбнулся. — Но это не столь важно. Главное, мы смогли оказаться внутри отгороженной зоны. Дальше нам помогут.

— Кто?! — Удивление было неподдельным.

— Те, кого ты называешь Тенями. — Олег едва не смеялся.

— Тьфу. — Я разочарованно фыркнул. — Я уж думал, еще какие неизвестные науке божества объявились. А почему Тени просто не проломили барьер? У меня же получилось.

— Не так просто проломить этот барьер, — задумчиво протянул Наблюдатель. — Надо иметь ориентир, что-то, способное задавать направление. До твоей серебряной жемчужины ничего подобного не было. Кроме того, у нас с Тенями сложные отношения. И взаимодействовать нам труднее, чем тебе с любым из нас.

— Баланс сил во Вселенной ясен. — Я вздохнул. — И каков следующий шаг? Что ты там говорил про создание точки отсчета?

— Паразит. Очень сильный. Почти поглотивший планету. — Пол сделался прозрачным, Олег указал на серую, изъеденную грязно-синими проплешинами планету, съежившуюся под нами. — Психосфера планеты больна, практически разрушена, но даже уцелевшей части хватит для навигации. Если Паразит перестанет фонить.

— Круто. — Губы невольно растянулись в полуусмешке-полуулыбке. — Мне предстоит пополнить коллекцию скальпов, или обойдемся ядерной боеголовкой с орбиты?

— Не обойдемся. — И снова Наблюдатель выдал вспышку псевдоэмоций, на этот раз слабую и совсем уж чужую. Я уловил только один оттенок — безысходность. Опять. — Будь жизнеформа подобна киянской, обошлись бы аннигиляторами. К сожалению, здесь другой уровень: вся планета больна. Паразит хорошо поработал, глубоко проник. Чтобы уничтожить метастазы, пришлось бы буквально разрезать планету на части.

— А я-то что могу сделать? По логике, мне так же точно придется каждую опухоль персонально выжигать? Вряд ли получится быстрее.

— Получится, — безапелляционно заявил Олег. — Ты можешь подключиться к его нервной системе напрямую — слияние. Со скафом, с кораблем, с Паразитом — увидишь, для тебя разница небольшая. После этого…

— Что значит для меня? — Я перебил Наблюдателя резковато, но сказанное мне почему-то не понравилось.

— Ты на такое способен. Мы и элиане — нет. Ты был способен на это даже на Кие, просто тогда не было необходимости.

— А сейчас необходимость появилась? Что же, интересно, изменилось? — Вопрос вышел хамоватым, но ощущение недоговоренности не покидало.

— Теперь в твоем распоряжении Тень. С ее помощью ты можешь впрыснуть яд, который разом накроет созданную Паразитом сеть. Подключишься к жизнеформе и запустишь отравленный пси-поток в распределенную психосферу Паразита. Этого должно хватить.

— Должно?

— Возможно, твоих сил не хватит. Трудно сейчас оценить… Но в любом случае ты нанесешь серьезный удар, надолго внесешь дисбаланс в поле Паразита, нарушишь его целостность. И мы сможем считать родную психосферу планеты — те остатки, что жизнеформа не успела поглотить и преобразовать. Для формирования точки отсчета этого будет достаточно.

— Бросим все силы на создание точки. Догоним и перегоним… — пробормотал я себе под нос. Потом добавил бодрее: — Но идея с отравлением мне нравится. Есть в ней эдакая убийственная изящность — заразить заразу. Кто с мечом придет… Да, определенно, мне нравится. Местоположение гада уже вычислили? Точнее, одного из гадов.

— Пси-поле почти не читается. Но с большой долей вероятности элиане развернули исследовательский комплекс поблизости от крупного метастаза. Пока мы уточняем детали, у тебя есть время отдохнуть.

— Я готов. — Странно, но я действительно чувствовал себя прекрасно. За время беседы организм полностью оправился от перегрузок. Более того, придавившее нервное напряжение тоже растворилось без остатка. То ли само, то ли при незаметном вмешательстве Олега.

— И все-таки отдохни. Хотя бы еще часок. — Наблюдатель, уподобившийся заботливому родителю, — то еще зрелище. Я рассмеялся.

— Да, сэр. Принято к исполнению!

Олег улыбнулся и вышел из комнаты. Тактичные они — Наблюдатели. Я бы на его месте взял и исчез из-под носа. Из чистого озорства.

Пилотирование катера — занятие легкое и совершенно не интересное. В этом я убедился быстро. Подозреваю, держи я в руках штурвал, процесс доставил бы куда большее удовольствие. Увы, штурвала не было, только поглощающее все внимание слияние. Не то чтобы оно мешало закладывать виражи и, вися вниз головой, разглядывать окрестности, но удовольствия от выкрутасов никакого. Трудно получать удовольствие, когда в ушах звенит от напряжения, да еще периодически накатывают воспоминания о пилотировании корабля сквозь барьер. Безоговорочно же доверять автопилоту не стоило. По крайней мере так сказал Олег. Что-то там где-то могло засбоить от вражьих козней, случись таковым быть.

Впрочем, ничто не предвещало долгого полета. Шустрость наблюдательской техники подкупала. Несмотря на то что катер шел далеко не на предельной скорости, пункт назначения приближался на глазах. На голограмме. Визуально не было видно ни черта. Облачность простирались едва ли не до самой земли. Моросящий дождь тоже не добавлял четкости. Сканеры рисовали картинки в стиле раннего импрессионизма, и разглядывать их желания не было.

Вот и оставалось — вести катер по карте и ждать, пока синяя и красная точки совместятся в плоскости икс-игрек.

В конце концов катер завис над объектом на километровой высоте, тщательно просканировал пространство внизу и, сообщив, что все тихо, камнем рухнул вниз.

Однако удара оземь, как и ожидалось, не последовало. Вектор движения чудо-техника меняла играючи, умудряясь сводить перегрузки к нулю.

До поверхности оставалось полсотни метров, когда кораблик счел нужным остановиться. Корпус сделался прозрачным, хотя особой нужды в этом не было: слияние позволяло смотреть изображение с визоров, да еще и как-то хитро укладывать его в мозг. Все-таки сферический обзор человеку не свойственен.

С минуту я разглядывал открывшийся вид. Потом недоуменно хмыкнул. Добро пожаловать в будущее, сынок. Сегодня в программе экскурсии высокотехнологичные руины, сделанные из еще не изобретенных на Земле материалов. Хотя нет, руины — слишком сильное слово. Просто-напросто выстроенное элианами здание вырвали с корнем и повалили набок. Судя по длине вывороченной из грунта колонны, работал матерый стоматолог.

Недоумение усиливало озеро, почти скрывшее уложенную на лопатки конструкцию. Посреди водоема, что ли, станцию строили?

Катер медленно пошел на спуск. Я долго выбирал место для посадки, но так и не придумал ничего лучше, чем приводниться неподалеку от торчащей колонны. Маска скафа привычно легла на лицо. Плазмер после недолгих раздумий я решил оставить. На непонятный крайний случай есть активная поверхность. Атак хватит и Теней.

Выбравшись на крышу маленького суденышка, я разорвал слияние, спрыгнул в воду и в три гребка преодолел расстояние до выдранной сваи. Вскарабкаться на колонну удалось со второй попытки. Рысцой пробежав десяток метров, я запрыгнул в широкую дыру и снова плюхнулся в воду. Побарахтавшись, зацепился за какую-то скобу и, найдя опору для ног, потратил несколько минут на сканирование здания — сначала с помощью детекторов, потом в пси-диапазоне.

Тишь да гладь. Техноактивность нулевая. Психическая тоже близка к нулю — какая-то травка в воде плавает. И вот это уже странно. Сосредоточившись, я выпустил ворох пси-щупалец и тщательно изучил разрушенную станцию. Пусто. Ни малейших признаков Паразита. Неужели Олег ошибся?

Я сплел щупальца в одно и начал медленно погружать его в землю — все глубже и глубже. Что-то червеобразное, растения… Ох! Я инстинктивно дернулся. Все равно что, опуская руку в кастрюлю со свеженалитой холодной водой, коснуться раскаленного дна. Тварь притаилась в полусотне метров под землей. И тварь меня заметила. Правда, как ни странно, попытки атаковать или хотя бы разглядеть попристальнее не последовало.

Времени на анализ поступков инопланетного гада не было. Мало ли что у этой дряни на уме. Железо надо ковать пока горячо! Я соскользнул в воду, врубил прожектор и торпедой понесся сквозь здание. Где возможно, протискивался в разнокалиберные щели, если же с ходу путь не находился, вызывал Тень и прорезал себе дорогу.

Все-таки люди по натуре приспособленцы. Не сказать, что ощущение ледяной хватки от срывающихся с рук сгустков тьмы стало приятным, но по крайней мере ломота до костей прошла.

По преодолении половины пути меня ждал сюрприз. Скаф радостно сообщил: обнаружен туннель — пробуренная в грунте скважина. Чтобы догадаться, кем и зачем она пробурена, большого ума не требовалось.

Я скорректировал маршрут так, чтобы оказаться у ее основания, и спустя несколько минут уперся в некое подобие шлюзового отсека. Примолкший после пилотирования через барьер ментальный библиотекарь ожил и сухо поведал, что шлюз представляет собой переносную вакуумную камеру, используемую элианами для подводных работ. Затем, помедлив, добавил: камера смонтирована на стандартной дверной панели с фабричный индексом — последовал набор цифр. В такие минуты мне казалось, что неведомый советчик издевается. Впрочем, свою основную функцию он исполнил исправно, снабдив инструкцией по использованию элианского шлюза.

Пока я протискивался сквозь плотные складки камеры, возник резонный вопрос: а откуда здесь взялся шлюз? Не найдя вразумительного ответа, я, истекая ручьями воды, ввалился в комнату. Подозрения, что шлюз стоит неспроста, усугубили подсохшие, но явственно различимые подтеки на полу. Высокая влажность не дала лужам испариться, и, судя по всему, это была не просочившаяся сквозь щели вода. Куда убедительнее выглядела версия, что лужи натекли с аквалангистов, соорудивших на дверях вакуумную камеру. Интересно, где эти аквалангисты сейчас?..

Я остро пожалел, что оставил плазмер в катере. Не то чтобы неведомые дайверы пугали, но… Дьявол, какие дайверы?! Не телепортировались же они сразу внутрь! А окрестности вокруг комплекса я сканировал. И флаеров, помнится, не обнаружил. Так что если аквалангиеты и были, то сплыли. Правда, возможен вариант, что они там, внизу, в логове Твари, а когда надумают возвращаться — подадут сигнал, и за ними прибудет транспорт. Но в такие сложные схемы верится слабо. Хотя осторожность, конечно, не повредит.

Я вновь выпустил пси-щупальца и подошел к лифтовой шахте. Транспортная пластина выворочена, зато у края скважины закреплен трос. Последние сомнения, что этим путем до меня уже кто-то прошел, рассеялись.

Осторожно, дабы случайно не потревожить Паразита, я прозондировал пси-пространство впереди. Вроде никого. Тогда вперед.

Лихо съехав по тросу, я оказался в крохотной комнатенке, напрямую соединенной со шлюзом. Видимо, заклинившие створки стали преградой на пути моих предшественников. И аквалангисты разобрались с заклинившей дверью при помощи разрядников.

Я провел рукой по оплавленной поверхности. Ментальный библиотекарь, продолжая издеваться, сообщил модель плазмера, из которого были произведены выстрелы. Может, по окончании всей этой заварушки податься в эксперты- криминалисты?

Узкий, аккуратно пробуренный туннель до конца не просматривался. По-прежнему никакого освещения, только ветвистая двухполосная разметка на полу. Сразу видно, элиане наносили.

Погасив прожектор, я некоторое время играл с настройками сканеров, подбирая нужную комбинацию. Идти с обычным фонарем не хотелось: слишком уж приметное существо — ходячий маяк. В итоге искомое сочетание было найдено. Проецируемая на маску картинка вышла непривычной, все-таки информация с детекторов вещь специфическая, но четкой. По крайней мере галька на полу видна. Масксистему скафа я активировал еще в катере, так что засечь меня было проблематично.

Чувствуя себя не то представителем клана ниндзя, не то персидским ассасином, я двинулся дальше. В слепке мира, собранном по показаниям сканеров, по-прежнему не было ничего примечательного. Только понемногу росла температура. Интересно, с чего бы? Может, там какой разлом и магма на поверхность выходит?

«Ага, — поддакнул внутренний голое, — а посередине, на окруженном лавой островке, в ожидании героя сидит Паразит». От столь критического отношения к собственным предположениям я поморщился. Уже не первый год в космосе, через столько прошел, а все подхожу к реальности с мерками компьютерных игрушек.

Коридор изогнулся, а затем начал стремительно расширяться. Судя по детекторам, туннель вливался в огромную, под сотню метров в диаметре, пещеру. И разметка обрывалась в двух десятках шагов. Даже сквозь пси-щиты я ощущал неторопливую пульсацию. Инопланетный гад совсем близко. Жаль, реконструированное изображение стало смазанным — деталей не разглядеть. Включить свет, что ли? Демаскировка уже не важна, в любом случае бой пойдет в пси-пространстве…

Сделав еще несколько шагов, я встал посередине коридора, врубил прожектор на полную и одновременно перенес сознание в мир океана.

Самое удивительное, Паразит на подобную бесцеремонность никак не прореагировал. И это меня спасло, потому как в следующие несколько секунд та часть, что осталась в бренном теле, хлопала глазами, напрочь забыв о том, где находится. Первая ассоциация — гигантский желудок, вторая — сердечная сумка мутанта. На этом ассоциативный ряд закончился.

Я опомнился, сосредоточился на чтении потока событий, потом на колебаниях психосферы.

Тишина. В ближайшем будущем ничего не происходило. Гнездившиеся в чужеродной твари насекомые не бросались в атаку. Вяжущая волна измененного пси-поля не пыталась утащить на дно. Налетел порыв горького ветра — поток внимания, идущий от безобразной горной гряды, выросшей посреди прозрачных волн. Мерзкое, сшитое из лоскутков плоти существо бросило в мою сторону ленивый взгляд и вновь утратило к незваному гостю интерес.

По идее, мне следовало обрадоваться. Все складывалось идеально, и возможность нанести удар первым осталась за мной. Однако я разозлился. Заметить подобравшегося к твоему ложу убийцу, зевнуть и перевернуться на другой бок… Любой бы убийца разозлился. Тень!

По руке пробежал холод. Сгусток тьмы на мгновение появился и тут же исчез. На голову будто вылили ушат сжиженного азота. В глазах потемнело. Расплавленный лед стремительно разъедал череп, торопясь вцепиться в мозг холодными пальцами. Стиснув зубы, я сконцентрировался на пси-пространстве. Тень уже была там. Трепетала над поверхностью океана рваным куском ткани. Теперь важно сделать ее плотной, достаточно плотной, чтобы…

Возникший ниоткуда смерч подхватил меня и швырнул в объятия волн. В последний момент я вырвался из колючей хватки. Горная гряда больше не была уродливой спящей громадиной. На глазах она трансформировалась в монолитный перламутровый кристалл. Похожий на тот, что остался на Элии, только в сотни раз больше. Выходит, не нравится Паразиту Тень…

Я сбросил бесполезную оболочку, представлявшую собой слишком уязвимую мишень. И меня неожиданно захлестнуло чувство свободы — острое, ни с чем не сравнить. Блаженство. Легкость. Наслаждение полетом. Парить над океаном, сбросив оковы формы. Вечно. Пусть даже если океан отравлен иномирьем…

Эйфорию сменила ненависть. Как он посмел?! Изгадить прохладные прозрачные воды своей грязью… Но теперь все кончено. Ненависть таяла, уступая место новому чувству. Свобода. Свобода и Власть. Как тогда, год назад на Кие. Не нужно сдерживаться. Не надо думать о том, что невиновные могут пострадать. Невиновных здесь нет. Есть враг, который должен быть уничтожен.

Я протянул сотни невидимых щупалец, зачерпнул, вобрал в себя вязкую, похожую на ртуть воду. Тонны воды. Всю, до которой смог дотянуться. Густой коктейль цвета расплавленного свинца поднялся гигантским столбом, послушно закружил, сворачиваясь в чудовищный торнадо. Я не стал тянуться к верхнему слою пси-поля, просто перешагнул очередную границу, и туман появился вокруг и внутри меня.

Эстетствовать с ювелирными психотехниками не было ни времени, ни желания. Я на мгновение прикоснулся к раскачивающемуся столбу, превращая водное торнадо в громадный гротескный айсберг, и резко толкнул его в сторону кристалла. Вновь сосредоточился на Тени.

Иглы боли, поглощающей сознание. Как в первый раз, на крейсере, когда Кэл вытаскивал меня с элианской станции. Кэл… Ненависть вспыхнула с новой силой. Это ты убил Кэла! Отродье… Тень наливалась чернотой. Еще чернее. Еще!

Тварь взвыла. Ветер метался над океаном, в бессильной ярости пытаясь укусить мое бесплотное тело. Затем сделал неуклюжую попытку отвести скользящий к кристаллу айсберг. Слишком поздно. Мгновение спустя ледяная скульптура, изваянная сумасшедшим мастером, врезалась в сияющий бриллиант.

Больше всего меня удивило то, что кристалл выдержал. Брызнули миллионы обжигающих осколков. Айсберг утратил плотность и развалился, на глазах превращаясь в однородный кисель. По серебристой броне Паразита побежали трещины. Блестящие жемчужные пластины откалывались от монолита, падали в пенящиеся волны. Напряжение пси- поля заметно уменьшилось, ураган сменился легким бризом. И все-таки тварь устояла… Замечательно.

Трепещущая Тень окончательно обрела плотность и ничем не отличалась от тех, что появлялись в обычном мире. Струя тумана змеей обвилась вокруг вылепленного из мрака клубка. Синее с черным… Я вздрогнул. Мне вдруг стало страшно. Иррациональный животный ужас. Что-то было неправильно, неестественно. Но что именно — не понять.

Беспричинный страх нарастал. Желание бросить все и бежать вытеснило другие мысли, стало почти непреодолимым. Прохладные синие струи переплелись с дымящейся тьмой. Они не слились, но стали единым целым. И это было страшнее любой твари.

Не должны, они никогда не должны быть вместе…

Рефлекторно, без малейшего участия сознания я схватил клубок, моментально развернувшийся в хлыст, и полоснул им по израненному кристаллу. Толстая, сшитая из двухцветных нитей анаконда впилась в выщербленный монолит и начала стремительно втягиваться внутрь. Паразит вновь взвыл. И одновременно я почувствовал облегчение. Вырвавшийся из подсознания дикий страх присмирел, а потом и вовсе растворился, превратившись в дымку воспоминаний.

Океан ожил, взорвался серией гейзеров. Вода бугрилась волнами, выраставшими до небес и секунду спустя опадавшими. Пси-яд делал свое дело.

Желание смотреть на результат труда почему-то пропало. Я вернул сознание в тело. Повертел головой, приходя в себя.

Внешне ничего не изменилось. Лохмотья плоти по- прежнему пульсировали. Кровь текла по сшивавшим препарированную багровую плоть сосудам. Ни орд насекомых, ни пресловутых саблезубых крыс. Почему-то на этот раз Паразит не бросил полчища симбионтов в бой. Мне оставалось только уйти. Необходимости разрушать физическую оболочку твари не было. Да и не справиться одними лазерами. Мысль же повторно вызвать Тень внушала резкое, до тошноты, отвращение.

Я сделал шаг назад, и в этот момент кристалл лопнул.

События мира волн предвидение отлавливало через раз, однако среагировать я успел. Все-таки ситуация оставалась напряженной, и колебания пси-пространства я отслеживал даже после возвращения в тело. Однако наспех вскинутый щит не спас. Вернее, он выполнил задачу — отразил ту часть излучения, что способна навредить напрямую. Вот только основу хлынувшего через меня потока составляла вовсе не разрушительная стихия.

Воспоминания, ощущения, рудиментарные мысли, преломленные через призму чужого восприятия, обрушились пси-лавиной, норовя прилипнуть, найти пристанище в моей памяти. Зарождение, рост, сородичи, сеть, протянувшаяся меж звезд…

Не знаю, была ли тварь в полной мере разумной. Скорее всего нет, иначе я бы просто не выдержал, не сумел переварить информационно-эмоциональный заряд, которым на прощание угостил Паразит. Но и примитивных размытых картин, выстроенных чужой нечеловеческой логикой, хватило. Ощущение было, как от пропущенного прямого в голову. На какое-то время я просто выключился, пытаясь хоть как-то отфильтровать и выкинуть кусочки чужого сознания из головы…

Вокруг вода — темная вода, рассекаемая широким лучом света. Поверхность совсем близко, надо только оттолкнуться от дна. Пока разум сражался за сохранение собственной индивидуальности, тело под чутким руководством скафа преодолело большую часть обратного пути. Вот и знакомая скоба, за которую цеплялся перед началом погружения. Главное, найти упор, а уж подтянуться и выбраться через рваную трещину двухметровой ширины — плевое дело.

Низкие волны без особой охоты шлепали по грязному железному стержню. По-прежнему моросил дождь. Капли падали на прозрачную пленку, закрывающую лицо, и соскальзывали, не оставляя даже влажной дорожки. Совсем как тогда, на Эроне — планете, где все началось…

Я лежал у основания колонны, подложив руку под голову, и смотрел в небо. В темное, затянутое тучами небо. Скрытый покрывалом невидимости катер, ожидая команды, балансировал на морщинистой поверхности озера. Интересно, как он относится к понижению в статусе? Из орбитального корабля стать озерным яликом — это, считай, как полковника разжаловать в рядовые.

Очередной срыв, убивший все живое на полсотни метров вокруг, закончился полчаса назад. К накатившей опустошенности примешивалась легкая эйфория. Ничего не хотелось делать, никуда не хотелось идти. Только лежать и смотреть в темное, затянутое тучами небо. Жаль, я не мог себе этого позволить.

Близился рассвет, и надо было что-то решать. Тянуть дальше нет смысла. И это должно быть мое решение. Связаться с Олегом — все равно что просто улететь. Затеи он не одобрит и будет прав.

Наверное, мне тоже следовало внять голосу разума. Но… Картинка стояла перед глазами. Четкая, яркая, словно все произошло здесь и сейчас: изуродованное тело Кэлеона, раненый элианин и мое обещание найти и закопать его при первой возможности. Кажется, судьба таковую предоставила…

Среди тонн вылитого Паразитом информационного шлака, без разрешения осевшего в моей памяти, — странная сцена. Очень трудно разобрать детали: инопланетный гад воспринимает гостей совсем иначе, нежели человек. И все- таки понять происходящее можно.

Элиане, восемь особей. Двое светлые-нужные-родные, остальные бесцветные-нужные-близкие. Один из родных — правящий-альфа… сложно передать отношение. Любовь, обожание, верность — все не то. Второй — агрессор-служитель-звено… переход, мост, связь… Снова отсутствует подходящее слово, но это и не важно! Спектр, в котором Паразит воспринимал пси-поле, отличался от моего, однако сомнений не осталось — с агрессором-служителем мы уже встречались. Убийца Кэлеона вновь оказался на моем пути. На планете, затерянной в измененном пространстве.

Первым побуждением было вернуться на корабль и рассказать все Олегу, после чего… А собственно, будет ли после? Я выполнил задачу — уничтожил Паразита, расчистил площадку для создания пресловутой точки отсчета. Миссия завершена. Следует отступить, перегруппироваться, собрать силы для массированного удара по оплоту иномирья. Не время для сведения счетов. Война вступает в решающую фазу. В конце концов, выяснить отношения можно и после победы.

«Подумай, — шепнул внутренний голос, — как бы поступил Кэлеон? Нарушил бы он дисциплину ради удовлетворения своих желаний, сколь бы благородны они ни были? Да и так ли праведно твое стремление? Да, элианин убил Кэла, но это был их бой. Да, сейчас он выступает на стороне врага, но осведомлен ли он об этом? Он обычный солдат, выполняющий приказы. Почему ты готов бросить все, пойти наперекор воле Наблюдателей, лишь бы вцепиться ему в горло? Почему?»

Я медленно поднялся. Прыгнул в воду. Взобрался на борт катера. Подождал пару секунд, давая скафу возможность избавиться от следов мокрых объятий озера. Сел в единственное кресло. Убрал маску и с минуту тер руками лицо.

Все правильно. Все верно. Я не должен ставить месть во главу угла. Мстить вообще глупо. Только… Только я не могу просто взять и уйти. Нельзя отказываться от такого подарка, невероятного стечения обстоятельств! Другого шанса может и не быть.

Катер прыгнул в небо и, оставляя шлейф срывающихся капель, стремительно набрал высоту. До центральной исследовательской станции элиан сорок минут лета. Сколько времени уйдет на поиск убийцы, сказать сложнее. Но, в конце концов, это же научно-исследовательский комплекс, а не нашпигованная системами уничтожения военная база. Так что за пару часов всяко управлюсь. Заодно и узнаю, что это за альфа, от которого местный Паразит без ума. Вот, кстати, и оправдание самовольной вылазке, коли Наблюдатели призовут к ответу.

Через четверть часа раздался первый тревожный звоночек. Комп сообщил, что мы попали в зону действия широкополосного радара, не гражданского и даже не стандартного военного образца. Пробить маскировочный полог ему не светило, но наличие техники такого класса само по себе говорило о многом.

Еще через десять минут катер снизился до предела и дальше шел буквально в метре над землей, покрытой невысокой сочной травой. Вторая система слежения элиан не уступала первой в классе, но работала в весьма специфическом диапазоне, что затрудняло ее подавление. Вдобавок уже на подлете пришлось сбросить скорость. Третий радар — по сути, сканер — был рассчитан на выявление именно таких низколетящих аппаратов. Тем не менее в итоге защитные системы удалось обмануть.

После посадки я выждал контрольные пять минут, подхватил плазмер и выбрался наружу. Катер, едва различимый на расстоянии вытянутой руки, подождет тут. Мне же предстоял трехкилометровый марш-бросок. Луга, пышная роща, форсирование невысокого холма… Дальше видно будет. Активную маскировку на максимум, детекторы в режим повышенной чувствительности — и вперед.

К моему удивлению, подлететь к станции незамеченным было куда сложнее, чем подобраться вплотную на своих двоих. Наземная система слежения, конечно, присутствовала, но в изощренности заметно уступала тройному радарному кольцу. У скафа ушло буквально несколько секунд на оценку уровня угрозы и выработку контрмер. Даже не пришлось включать глушилку, что радовало — желания сообщать о своем прибытии, пусть и косвенно, не было никакого.

Пока комп просчитывал безопасный маршрут, я с ноткой восхищения пялился на тусклую стального цвета нить, вырастающую из комплекса и уходящую в небо. Такую штуку я видел впервые: на Ааре космического лифта нет, а на Эроне если и был, на глаза не попадался. Как и на Элии. А здесь, поди-ка, связали наземную и орбитальную станции. Жаль, не довелось увидеть, как убегает в бесконечную высь каретка…

Расчет траектории закончился, и, изрядно попетляв, я подобрался к гладким травянистого цвета стенам. Непривычный оранжево-желтый рассвет уже затопил основание неба. Интересно, как белое солнце будет выглядеть в зените? И еще интереснее, когда у здешних элиан начинается рабочий день.

Я осторожно обошел здание по периметру. Надежды увидеть незапертую дверь или окно не было, но, если верить снимкам из космоса, здесь есть какая-то пристройка, соединенная с центральным зданием. И рядом с ней небольшой закуток…

Пристройка оказалась высоким одноярусным ангаром. Закуток тоже был на месте — глубокая ниша метров пять шириной, заставленная баллонами и массивными, в мой рост, контейнерами. Хорошее у наблюдательских камер разрешение…

Обследовав импровизированный склад, я обнаружил небольшой просвет. Если переставить один из баллонов, можно протиснуться к самой стене. Баллон, зараза, попался тяжелый, но с помощью скафа взять вес — не самая сложная задача. Я бочком пробрался в созданное углубление, расширил пси-сферу, пытаясь понять, что на той стороне. Вроде тихо. Техноактивность умеренная, и шанс, что мой трюк останется незамеченным, есть. Тень!

Все так же боком я сделал шаг, и узкая ледяная пасть, вытянувшаяся вдоль правой руки, проглотила кусок стены.

Я оказался внутри ангара. Несколько флаеров — экзотические модели, не припомню, чтобы такие значились в реестре, пара вездеходов, турбоплатформы.

Полоска тьмы, удовлетворившись подачкой, исчезла. Выгрызенный участок был вовсе не таким незаметным, как хотелось бы. С ходу его, правда, не увидят — машины загораживали обзор, — но при обходе помещения заметят наверняка. Значит, надо действовать быстро.

Я расширил сферу пси-видения, пытаясь накрыть все здание целиком, выявить, где находится существо, к которому пришел в гости. Однако психополе было слишком рыхлое, и выловить нужный пси-силуэт среди сотни других не удалось. Нырок в мир океана четкости не добавил. Яд, впрыснутый в Паразита, только-только набирал силу, и разобрать детали среди пенящихся грязных волн не получалось. Осталось одно — устроить обход здания с последовательным сканированием каждого блока.

Впрочем, на пси-штучках свет клином не сошелся. Можно поступить иначе — добраться до ближайшего терминала, просмотреть список персонала и выяснить, где проживает убийца. После чего нанести визит в личные покои.

Выпустив сотканные из тумана щупальца, я быстрым шагом направился к коридору, ведущему в главный корпус. Притихший было ментальный библиотекарь неожиданно проснулся и начал сыпать советами, по большей части дельными. В сочетании с прогнозом ближайшего будущего путешествие по просыпающемуся зданию проходило без сучка и задоринки. Траектории элиан лежали как на ладони, и избегать нежелательных столкновений не представляло труда.

Ближайший терминал, работа с которым не сулила неприятностей, находился далековато — пришлось пересечь почти весь комплекс. Зато, согласно футурологическому прогнозу, ни один элианин отираться поблизости не будет. По крайней мере в ближайшие несколько минут.

Комп скафа играючи обошел систему идентификации. Общая информация… Личный состав… Оперативно-тактическая группа… Губы скривила злорадная усмешка. Попался, элианский мачо.

Итени Рин — местный верховный главнокомандующий. По служебной лестнице поднялся, видимо, в связи с успехами на эроно-киянском фронте. Ну, посмотрим, чего ты стоишь, Итени Рин. Допрашивать пленников и убивать при поддержке Твари все горазды.

Так, где же тебя искать? Место проживания… Блок… Комната… Общая планировка здания… Ага, двумя этажами выше, но в этом же крыле. Текущее местоположение… Дьявол! Я едва не выругался вслух и с изумлением уставился на стереоэкран. Итени Рин покинул комплекс более шестисот тактов назад. Место назначения — орбитальная платформа Аури. Текущее местоположение можно уточнить, связавшись с орбитальной платформой Аури. Послать запрос? Отбой!

Я вырубил терминал и бросился назад к ангару. Да что же это творится?! Неуловимый Джо какой-то. Теперь все начинать сначала. «Это твой шанс, — вновь воззвал голос разума. — Возвращайся на корабль, посоветуйся с Наблюдателями».

Ну уж нет. Вот так бросить дело на полпути… Назвался груздем — полезай в кузов. Я выписал крюк, избегая встречи с троицей элиан, и благополучно добрался до вырезанной в стене щели. Остановился, пытаясь прикинуть план дальнейших действий.

Орбитальная платформа — не исследовательская станция. Подобраться к ней втихаря всяко сложнее, да и обшивку не прорежешь. Вернее, прорезать-то можно, но шансов остаться незамеченным ноль целых ноль десятых.

Пробраться на элианский космодром и, попытавшись выдать себя за кого-то из своих, угнать один из челноков? Нереально.

Попробовать организовать нештатный подъем лифта, заодно и насладиться панорамным видом планеты? Тоже глупость — сразу вычислят, по массе или еще как-нибудь. Комп, конечно, может попробовать выдать меня за что- нибудь безобидное, но если у элиан будут хоть какие-то подозрения, достаточно просто остановить лифт. И будешь ты висеть между небом и землей в лучших традициях олимпийских богов, и сбежать-то будет некуда.

Я протиснулся в вырезанный проем. Вернул баллон на место.

К сожалению, вариантов нет: надо лететь на катере, а там смотреть по обстоятельствам. Или бросать все и возвращаться на корабль в слабой надежде, что Олег снизойдет до моей прихоти и поможет с проникновением на станцию. Ну и раскладец — как ни крути, проиграешь.

По размеру орбитальная платформа Аури существенно уступала той, что брали штурмом Кэл со товарищи, и не шла ни в какое сравнение с ааровской: в поперечнике от силы метров сто, высота вчетверо меньше — всего два жилых яруса. По виду — консервная банка с окошками. Чтобы сардины не скучали!

На некотором удалении от станции парил тяжелый боевой крейсер. Еще один находился на противоположной стороне планеты — его в расчет можно не брать. Интересно, где сейчас наблюдательский корабль и засек ли он выход катера из атмосферы? А если засек, почему никак себя не проявил? Мог бы и на связь выйти, черта с два элиане передачу перехватят.

Почему-то в предстоящей авантюре меня больше всего пугал выход Олега на связь и вынужденная необходимость что-то невнятно мямлить в свое оправдание.

Между тем ситуация складывалась явно не в мою пользу. И станция, и крейсер находились в режиме боеготовности. До сих пор катер успешно прятался от радаров дальнего обнаружения, однако клинча не избежать, и прогнозы комп выдавал малоутешительные. В зависимости от траектории и скорости сближения вероятность быть обнаруженным колебалась от двух до семи процентов. Второй раз наблюдательская техника не гарантировала результат. И это пугало.

«Возвращайся! Брось эту идиотскую затею и возвращайся!» — Внутренний голос увещевал вполсилы, словно смирился с неизбежным.

Что же делать-то?.. Я встряхнулся. Что делать, что делать — дело делать! Девяносто восемь процентов успеха! Любой оперативник оценит подобный расклад как исключительно удачный. Зажрался ты с вседозволенностью, обеспечиваемой наблюдательскими компами. Пора руками и головой поработать.

Катер, повиляв, лег на оптимальную траекторию. До станции оставалось полчаса лета. Допустим, все пройдет гладко: мы подлетим незамеченными, я выйду в открытый космос и подплыву к платформе. Дело за малым — попасть внутрь. Какие есть варианты? Разрез корпуса мгновенно обнаружит электроника. Аварийка автоматически изолирует отсек, поскольку возникнет разгерметизация. Придется резать перегородки, что опять приведет к разгерметизации и новой блокировке. К тому же если повреждению корпуса еще можно найти какое-то объяснение — мало ли, шальной метеорит попал, — то разрушение аварийных перегородок — иное дело.

А может, бог с ней, с маскировкой? Ну, произойдет на глазах элиан что-то непонятное, и что они сделают? Мне хватит нескольких секунд, чтобы вплотную подобраться. В отличие от поверхности здесь, на орбите, пси-поле не так загажено. Во всяком случае, накрыть станцию одним ударом скорее всего удастся. А дальше просто совершу обход в поисках нужного закаменевшего тела. Ничего сложного.

Некоторое время я обдумывал идею. Что-то в ней было не так, смущала какая-то мелочь, словно существовал неучтенный фактор. Однако найти достойную альтернативу за время полета мне так и не удалось.

Катер постепенно сбрасывал скорость. Орбитальная платформа, пару минуту назад видимая лишь на экранах, висела теперь буквально в паре километров. Судя по всему, несчастливые два процента на нашу долю не выпали. Сканеры станции и барражирующего вдали крейсера оказались бессильны.

Я опустил маску, после недолгого колебания закрепил за спиной плазмер. В плане разряднику места не было, но кто его знает.

Уже готовясь включить вакуумный насос — вырвавшееся из кабины облако газа могло выдать положение корабля, — я вдруг заметил небольшую странность. Ангары не были утоплены в тело платформы. Транспортные модули пухлыми наростами торчали наружу примерно на три четверти. Странная конфигурация… Новая мысль обожгла голову: а ведь это шанс! Система контроля капсул не связана со станционной. Если проникнуть в один из модулей, то, пожалуй, удастся пробраться через него на станцию. Без шума и пыли.

Но стоит ли маяться дурью? К чему такие сложности? У тебя достаточно силы, чтобы выключить персонал прямой пси-атакой. С электроникой разберется комп, в крайнем случае пожжешь автоматику из плазмера. В конце концов, способности нужны для того, чтобы ими пользоваться. Пусть радориане крадутся, шарахаясь от каждого шороха. Ты-то давно перешел на другой уровень.

После долгого колебания я все же остановился на втором варианте, убедив себя тем, что, случись аварийке модуля поднять тревогу, все равно все сведется к силовому противостоянию.

Когда до станции оставалось около сотни метров, катер замер. Вернее, уравнял вектор скорости с вектором скорости станции. Выныривая из-под крыла корабля, я чувствовал себя крайне неуютно. Скаф, конечно, тоже Наблюдатели ваяли, но масксистема у него в сравнении с катером хилая.

Однако обошлось. Проплыв стометровку секунд за десять, я приземлился точнехонько у основания транспортного модуля и намертво вцепился в отполированную поверхность цвета изумрудов и перламутра. Осторожно, дабы случайно не улететь, сместился вправо. Что ж, посмотрим, стоила ли овчинка выделки.

Тень полуэллипсом вытянулась вдоль тела. Я вновь боком, стараясь максимально уменьшить площадь разрушаемой поверхности, шагнул внутрь модуля. В последнюю секунду сообразил заткнуть проем за собой еще одной Тенью. Кусок мрака исправно поглотил вырвавшийся из кабины воздух. Теперь кристаллизующееся облако рядом со станцией не появится. Вряд ли кто ведет постоянное наблюдение за окрестностью, но береженого бог бережет.

Несмотря на то что транспортный модуль рассчитан на шестерых элиан, свободного пространства было едва ли не меньше, чем в моем одноместном катере. Статус-панель кораблика мерцала, указывая на повреждения обшивки и недопустимо низкий уровень кислорода.

Выждав пару минут, я убрал Тень, запечатавшую проем. Выпустил пару пси-щупалец и, придерживаясь за кресла, неспешно продефилировал в сторону шлюза. Заблокирован он не был, а потому никаких проблем с проникновением на территорию станции не возникло. Приятным грузом навалилась тяжесть искусственной гравитации.

Перед тем как двинуться дальше, я осторожно прозондировал психофон. Вроде все тихо. На станции около десятка элиан, но все заняты делом, никто никуда не бежит. Автоматика открытие шлюза наверняка зафиксировала, но, вероятно, не сочла чем-то из ряда вон выходящим и давать тревожное оповещение не стала. Тем лучше.

Я двинулся по центральному коридору, опоясывающему станцию. Среди первой троицы встреченных мною элиан убийцы не оказалось. Короткая прицельная пси-оплеуха — и тела в состоянии глухого нокаута распластались в креслах прямо на рабочих местах. Еще парочка колдовала над какой- то установкой размером в полкомнаты. Им повезло меньше — шлепнулись на пол.

К этому времени у меня зародились нехорошие подозрения. Повторно просканировав станцию, я убедился, что оставшиеся в сознании элиане находятся уровнем выше. Проблема была в том, что ни один из них не обладал аурой, сколь-либо похожей на ауру Итени Рина.

Поднявшись на лифте, я перешел на рысь и уже без особой щепетильности отправлял элиан в сонно-коматозное царство. Пробежка закончилась у небольшой обсерватории. Внутри двое, остальные в отключке. А чужака, за которым я прилетел, нет. Нет, и все тут!

Малахитовые створки распахнулись. Немолодой худющий элианин в светлом комбинезоне начал поворачиваться на звук, да так и нырнул с кресла на пол в бессознательном состоянии. Другой, с волосами, напоминающими траву футбольного поля, успел обернуться, удивиться, открыть рот, после чего застыл неуклюжим изваянием. Неудивительно — не каждый день в дверном проеме увидишь призрака, тем более призрака, умеющего воздействовать на моторные функции.

Я не стал копаться в памяти чужака, просто погрузил в транс, заставив отвечать на вопросы.

— Сколько элиан на станции?

Молчание. То ли транс слишком глубоким получился, то ли чужак сохранил остатки воли.

— Сколько элиан на станции? — Я усилил нажим.

— Десять. — Губы пленника едва шевелились.

— Где Итени Рин? — Молчание. — Где Итени Рин?!

— Не знаю…

— Врешь! — Я хлестнул обжигающей пси-плеткой. — Где Итени Рин? Знаю, он был здесь! Где он сейчас?!

— Корабль… Улетели… сто тактов назад… — Глаза живой куклы закрылись. Напрягшееся тело расслабилось и осело на расписанный витиеватым узором пластик.

Захотелось взвыть. Ощущение бессилия пополам с яростью охватило с головой. Что же это за изощренное издевательство?! Догонялки… Я выругался, пинком отправил легкий полупрозрачный стул в свободный полет. По руке прокатился холодок, неожиданный, но в этот раз почти приятный. Я скрутил явившуюся без команды Тень в хлыст и крест- накрест разрубил ни в чем не повинную дверь. С размаху опустил кулак на гладкую поверхность, расколов тонкую пластину. Полегчало.

Привалившись к стене, я попытался расслабиться и сообразить, что делать дальше. Неуловимый убийца словно чувствовал, что за ним началась охота. Дважды ускользнуть из-под носа — это надо суметь. С другой стороны, отступать ему больше некуда. Разве что корабль прыгнет до того, как мне удастся пробраться на борт.

Я поймал себя на мысли, что рассматриваю следующий шаг — проникновение на крейсер — как само собой разумеющийся. Сомнения ушли. Мне бросили вызов да еще дважды посмеялись в лицо. Такое не прощается.

Рассеяв Тень, свисавшую с руки и проевшую в плите глубокую канаву, я направился в центр управления. Перво-наперво надо выяснить, на каком из двух кораблей находится убийца.

На поиски центра ушла пара минут. Пришлось спуститься на нижний уровень и поиграть с системой идентификации: в отличие от остальных помещений зал оказался заблокированным. С трудом втиснувшись в кресло, рассчитанное на субтильных элиан без бронекостюмов, я замкнул контур управления на комп скафа и погрузился в изучение бортового журнала.

Копаться в отчетах не пришлось: четвертая сверху запись поведала о прибытии на орбитальную станцию троицы элиан, среди которых значился и Итени Рин. Следующее сообщение — незначительная коррекции режима работы системы жизнеобеспечения в связи с увеличением числа элиан. Следующее: делегация покидает платформу и отравляется на «Каиль-один» — тяжелый крейсер дальнего радиуса. Выходит, на станции они пробыли меньше четырех часов…

Я развернул динамическую карту околопланетного пространства, выстроенную радарами станции. «Каиль-один» парил в двух сотнях километров, венчая кончик оси планета-станция-корабль. «Каиль-два» находился на теневой стороне планеты. Интересно, что за корабли такие? Никак не вспомню… И библиотекарь, зараза, молчит. Впрочем, не суть, работать можно. Одно плохо — опять придется рисковать, подбираясь к дремлющей стальной туше вплотную. Или все же попробовать выдать себя за одного из здешних сотрудников? Сесть в транспортный модуль, заставить комп транслировать элианскую морду и элианский голосок вместо моих, найти оправдание срочности перелета…

Нет, не нравится мне эта идея. Все равно как если бы в космическом лифте поехал: случись что, и окажусь абсолютно беспомощным. Конечно, если элиане наблюдательский катер засекут, положение будет немногим лучше. Весовые категории кораблей разные, и не факт, что разницу удастся компенсировать технологическим преимуществом. Но тут хотя бы какие-то варианты остаются… Рещено! Летим на катере, а тактику проникновения на борт обдумаем на месте.

Я поднялся, собираясь разорвать контакт и стереть следы пребывания на платформе, и тут возникла неожиданная мысль. С минуту я перебирал способы ее воплощения, но так и не придумал ничего лучше, чем действовать в лоб.

Окончательно подчинив станционные системы, я разблокировал боевую секцию. Подробных схем «Каиль» в архиве не было, но и краткого анализа хватило, чтобы вычленить жизненно важные узлы. На программирование лазерных батарей ушло четверть часа. Теперь по команде извне они превратят корабль в слепую цельнометаллическую болванку, не способную даже следить за окружающим пространством, не то что полноценно вести бой. А при таком раскладе драться в космосе вряд ли придется — только абордаж в лучших традициях флибустьерства.

Возвращение на катер прошло без заминки: прыжок, короткий полет, касание, захват. Рассчитав оптимальный курс с учетом подготовленного удара в спину, я начал неспешный разгон в сторону спящего гиганта.

Вспышка. Грохот. Плита справа взрывается, оплавленные осколки пластика липнут к скафу. Вкатываюсь в тесную, два на три метра, каюту. Разворачиваюсь, собираясь нырнуть обратно, в огненный водоворот. Поздно: легкий гул — и очередная аварийная перегородка разрубает коридор, отсекая меня от десантников. Плазмер ее не возьмет — проверено. Защитники получили очередную отсрочку. Которую уже по счету?..

Все пошло не так, нелогично, неправильно. Наблюдательская маскировка вновь переиграла элианские сканеры. Мы подошли вплотную перед тем, как батареи станции безвольно развернулись в сторону союзника и разом полыхнули, отправляя гиганта в предсмертную кому.

Вот только крейсер не захотел играть свою роль и биться в агонии.

На ответную реакцию у него ушли считанные секунды — залп, мгновенно раскаливший фронт станции добела, запуск двигателей, которые, по расчетам, должны были стать грудой металлолома…

Катер успел нырнуть кораблю под брюхо, прилипнуть к гладким чешуйкам брони. На то, чтобы выбраться наружу и прорезать многослойную обшивку сотканным из тьмы скальпелем, у меня ушло не больше минуты. Я нырнул в утробу крейсера, перебросил плазмер в левую руку и привычно взмыл в мир океана…

Океана не было. Вместо него расстилалась пустыня — пыльная растрескавшаяся земля, кое-где припорошенная песком. Призванный туман на глазах терял прохладную невесомую легкость и осыпался струйками рыжих песчинок.

Я знал, что вне планет пси-поле отличается от того, что у поверхности. Оно разреженнее, слабее. Но здесь измененной оказалась сама структура психопространства, само качество.

Нет, работать было можно, хотя и с трудом. Некоторое усилие — и струйки песка потекли в моем направлении, собираясь в привычные уже щупальца. И все же это был не мой мир — чужая реальность, живущая по чужим законам… А потом я почувствовал взгляд.

Кто-то искал меня — источник возмущений, вторгшийся в размеренный поток событий. Кто-то, не уступающий по силе Паразиту, столь же отвратительный, но странным образом знакомый. Я завернулся в песчаный кокон, закрылся всеми мыслимыми способами; и хотя полностью стряхнуть поток внимания не удалось, создалось впечатление, что сфокусироваться на мне тварь не может.

Оставив пси-пространство в покое, я переключился на видение будущего и застонал. От ровных четких кинолент остались жалкие обрывки с размытыми кадрами.

На миг меня охватил страх. Ощущение беспомощности было столь ярким, что захотелось бросить все, прыгнуть в катер и завопить в голос, требуя немедленной эвакуации. Потом пришла злость — не спортивная, необходимая для победы над равным противником, а жгучая, мгновенно поглотившая с головой. «Чего боишься? — шепнул внутренний голос. — Этот элианин с трудом смог взять тебя на Эроне! А ведь с ним был взвод бойцов и телепатов. Они готовили операцию. Напали неожиданно. Но даже этого хватило едва- едва! Сейчас другая ситуация. Команда крейсера даже не поняла, что произошло. Никто не знает, что ты уже на борту. Не знают, кто ты. Да и сравнивать Геннадия Павлова времен Эрона с тобою нынешним — глупо: самый совершенный во Вселенной скаф, контроль над пси-полем, способность вызывать тьму, от которой нет защиты… Черт возьми, да ты только что уничтожил облепившего целую планету Паразита! Кого тебе бояться? Кого?!»

Ствол плазмера выписал восьмерку и замер в нейтральной полусредней позиции.

Плевать на взгляд чудовища, плевать на пески. Никто меня не остановит. Итени Рин, я иду.

…Возвращаться в заблокированный коридор не имело смысла. Да и не факт, что защитники не оставили какой-нибудь сюрприз перед тем, как упала аварийная переборка. Черт возьми, тяжело воевать без возможности чтения событий. И как только воины в течение тысячелетий умудрялись?..

Холодный темный силуэт врезается в стену, прокладывая дорогу. Ныряю в нерукотворную арку. Потом в следующую. Не обязательно ломать перегородку, можно вот так, переходя из каюты в каюту, обойти ее стороной.

Третья по счету комната похожа на предыдущие как две капли воды. Пожалуй, хватит: пластину, перекрывшую коридор, я миновал.

Песчаные щупальца пси-зрения с трудом отрываются от иссушенной почвы, исследуют пространство впереди. Никого. Жаль, радиус такого обзора не превышает десятка метров. Поддерживать форму на большем расстоянии не удается: гротескные щупы рассыпаются под тяжестью собственного веса.

Касаюсь сенсора — глухо. Дверь каюты заблокирована. Черное лезвие рассекает намертво сомкнутые створки. Высовываю плазмер в дыру и наугад даю очередь. Тишина. Выглядываю — никого. Сдав без боя очередной редут, защитники отступили. А что им остается? Один раз они попытались стоять до последнего и потеряли сразу четверых. Дальше боевики только отходили, пытаясь поймать меня в наспех выстроенные ловушки и вот так, аварийными перегородками, замедляя продвижение.

Определенный успех тактика приносила. В двух хаотичных перестрелках удалось зацепить только одного защитника и один раз зацепили меня. Правда, лазерный луч броню не пробил.

Интересно, сколько элиан по ту сторону баррикад? Вряд ли на крейсере, бесцельно болтающемся на орбите, держали полный боевой расчет и батальон спецназовцев в придачу. Дежурный состав для посудины такого класса — человек пятнадцать-двадцать. Из них сносных вояк максимум с полдюжины. Плюс парочка со станции: женщину исключим. Четверо, а то и пятеро погибли. Выходит, осталось всего ничего, на одну-единственную попытку. Неудивительно, что враг бежит, бежит, бежит…

Только куда ему бежать? Очевидно, элиане решили, что я стараюсь прорваться в рубку. Учитывая, что моя задача не перехитрить, а стереть врага с лица земли, именно туда мне и нужно прорываться. Встретиться лицом к лицу и покончить с убийцей. Жаль, высадился неудачно. Да еще не сразу это понял. Теперь вот приходится переть через весь корабль в хвостовой отсек, там подниматься наверх и снова пилить через весь корабль уже в кабину пилотов.

Центральный, прямой как стрела коридор раздваивается. Дальше широкий кормовой отсек и служебный лифт — кратчайший путь наверх. Именно этим путем пошла бы группа захвата, и наверняка именно его будут защищать. Вот и славно.

Щупальца по-прежнему не чувствуют врага. Неужели даже не попытаются удержать лифтовую площадку? Линия техноактивности разваливается на серию узких пиков — боевые киберы и наверняка мины. Придется чуть сбавить темп.

Несколько глубоких вдохов, сосредоточиться перед рывком… Вперед!

Потолок вспыхивает, тает, пожираемый огненной волной. В прыжке ухожу от ответного залпа, вскакиваю и прилипаю к стене. Пять автоматов — три сгорели, два остались. Маскировку скафа раскрыли чуть быстрее, чем хотелось. Видимо, пока я бился с охраной, аналитические системы смогли частично разложить полог невидимости на составляющие и скорректировать поведение киберов.

Но автоматам это не помогло. Из уцелевшей парочки опасен только дальний, до другого метра три, не больше. Правда, между нами стена, но какое это имеет значение? Тень! Копье тьмы срывается с кончиков пальцев, наискось — снизу вверх — прошивает переборку и, слизнув прилипшего к потолку кибера, растворяется.

Мой черед действовать. Посмотрим, чей комп быстрее отдаст команду лазерам… Неожиданно как током прошило: да что же я делаю, к чему эти ковбойские дуэли? Ведь все просто, просто до отвращения. Тень!

Истрепанный черный парус разворачивается в воздухе. Ваять из него оружие нет необходимости. Расширив вырезанный из тьмы щит до двухметрового квадрата, выхожу на середину коридора. Ничего не происходит. Остается чинно приложить к плечу приклад и, ориентируясь на показания сканера, прицелиться в элианский зонд.

Не знаю, расценил ли он Тень как врага, однако даже если так, тьма сожрала коротковолновое излучение с тем же равнодушием, с каким поглощала вещество. Давлю на спуск и одновременно убираю щит. Взрыв, дымящиеся капли металла, покрывающие бледно-желтый пол оспинами. Еще несколько выстрелов сжигают мины. Путь к лифту свободен.

С трудом удается сдержать смешок: все, время битв закончилось. Возможность выставить перед собой непробиваемый барьер отнимает у чужаков даже призрачные шансы. Исход любого сражения предопределен.

Осматриваю помещение. Ничего интересного — две двери, ведущие, по-видимому, в двигательный отсек, прозрачный тубус лифтовой шахты. Платформы на этаже, естественно, нет, но она и не особо нужна. Осторожное прощупывание пси-пространства не дает никакого результата. Впрочем, это ничего не значит. Если элиане затаились на верхней палубе, я могу просто не дотянуться.

Накатывает удушливая волна. Снова возникает ощущение тяжелого давящего взгляда. Я поплотнее запахиваюсь в пси-кокон и подхожу к широкой пластиковой трубе. А затем что-то происходит… Волна изменений, зафиксировать которую не способны самые чувствительные приборы, проходит сквозь меня, заставляет содрогнуться безжизненную пустыню психополя. И одновременно очищаются киноленты будущего.

Одна кинолента.

Тень послушно сворачивается и тает. Как загипнотизированный касаюсь сенсорной панели. Короткий всплеск техноактивности — и лифтовая пластина опускается передо мной.

Подъем занимает полторы секунды. Третья палуба. Сканеры скафа фиксируют только одного противника. Пси-щупальца по-прежнему хватают лишь пустоту. Впрочем, попытки обнаружить засаду скорее рефлекторны — в проложенной колее событий неожиданного нападения не произойдет.

Двойная дверь в кормовой отсек также разблокирована. Створки почти мгновенно всасываются в стены и потолок. Короткий ветвящийся коридор. Темная тяжелая расцветка. Давящий свинцовый воздух. Поток предвидения снова мутнеет, дробится на ручейки, которые почти мгновенно поглощаются вязким зараженным пси-полем. Но это и не важно, теперь не важно.

Я смотрю на размытый полупрозрачный силуэт. Почти нечитаемая психосфера, сложная многоуровневая защита. Нечто подобное я видел у элианина-убийцы на Кие. Но структура пси-брони у стоящего напротив меня существа на порядок продуманнее. Что ж, рано или поздно мы должны были встретиться.

Поток воспоминаний. Переплетающиеся и рвущие друг друга образы.

Сожженные тела десантников и океан, взрывающийся струями гейзеров. Эрон.

Шпажист, сумевший ускользнуть от рыцаря и едва не поймавший его в ядерную ловушку. Кия. Серый туман, накрывший город, и невидимый перламутровый кристалл, висящий посреди комнаты, — тонкая ниточка, позволившая проложить дорогу в закрытое пространство. Элия.

Правитель, альфа, любовь-обожание-верность. Аури.

Погоня за убийцей, погруженная в кому станция, узкая бледная мордочка с блестящими глазами на экране терминала… И вновь пси-пространство Эрона. Телепаты, тщетно стремящиеся сбежать от волны холода, и спасшая их мерзость с розовой кожицей и десятками ножек…

Воздух, до того буквально липнувший к скафу, неожиданно становится невесомым. Пропитывавшая его грязь собирается вокруг стоящего передо мной призрака, свивается в сотню тонких серебристых щупалец, распустившихся вокруг элианки экзотическим цветком.

Накатывает сладостное и в то же время тошнотворное ощущение. В этом шевелящемся клубке есть своя, иная красота. Соединиться с ним, быть его частью… и тогда удастся выйти на новый уровень, стать чем-то большим, чем был до сих пор, несмотря на все дарованные Наблюдателями возможности.

Я с трудом подавляю желание броситься вперед, погрузится в объятия серебряной актинии. Закидываю плазмер за спину. Тень!

Очарование исчезает столь же внезапно, как появляется, стоит первым каплям тьмы стечь с пальцев. Тусклые пластины пола покрываются оспинами. Тень разделяется надвое — трехметровую ферию, обвивающуюся вокруг правой руки, и полуметровые когти, венчающие перчатку левой. По телу пробегает холодок. Уже совсем не страшный.

Ощущение бесконечной безнаказанной силы. Желание стереть противника из реальности. Особенно этого. Именно этого! Губы сами собой кривятся в ухмылке.

— Легкого пути, Айя Сиини, полномочный представитель иномирья… Вот и свиделись, морской таракан.

Я остановился в пяти метрах от элианки — оптимальная дистанция для начала атаки. Серебряные нити напряглись, развернулись куполом, заполнив всю плоскость коридора. Они непрерывно шевелились, создавая иллюзию движения, хотя с момента моего появления элианка не шелохнулась.

Я ждал хоть какой-то реакции. Любая фраза, любое действие послужили бы сигналом к началу боя. Однако безмолвная, плывущая под накидкой невидимости фигура оставалась неподвижной.

Тень-ферия изогнулась, поднялась до уровня головы. Я слегка развернул корпус — идеальная стойка. Ну же, сделай что-нибудь!

— Последнее желание есть? А то чувствую себя убийцей, хотя у меня есть все основания выставить счет за причиненный моральный ущерб.

Молчание. Ладно, сама напросилась. В конце концов, это ей мой скальп нужен. Когда-нибудь мы все равно бы встретились, и хорошо, что это произошло сейчас.

Я нанес прямой выпад чуть пониже груди, прямо в средоточие тонких щупалец. Те среагировали мгновенно, метнувшись навстречу черному хлысту. А в следующий миг размазанный силуэт дернулся, уходя с линии атаки.

На какую-то долю секунды черная и серебристые струны сплелись, образовав причудливый конгломерат…

По коридору прокатилась судорога. Пространство коротко скривилось от боли, и ее эхо впилось в тело раскаленным обжигающим лезвием. Глаза застлала колкая пелена. Кажется, на какой-то миг я потерял сознание…

Спасло меня то, что элианку тряхнуло еще сильнее. От тенеферии остался обрывок метра в полтора. Щупальцам, правда, тоже досталось: те, что схватили хлыст тьмы, сгорели, соседние пожухли и теперь медленно осыпались серыми хлопьями. Оставшиеся собрались в три толстых жгута и метнулись в мою сторону. Слишком поздно. Я успел прийти в себя и вскинуть руки, закрываясь тенями от сверкающих клинков.

Новая судорога реальности оказалась куда слабее предыдущей. И вновь серебристые нити сумели поглотить клинки из мрака, осыпавшись остывшим пеплом.

Тень! Тень! Тень! Я отпрянул назад и без особых изысков метнул серию вызванных клочков тьмы. Перед элианкой соткался зеркальный щит, сумевший переварить первые два укуса, но третий комок черноты частично пробил защиту и вскользь прошелся по ключице.

Поток предвидения неожиданно расчистился и выдал короткий, едва ли на полсекунды, прогноз. Но и его хватило, чтобы развернуть перед собой сплетенный из мрака парус, и лазеры элианского скафа отработали впустую.

Я наудачу толкнул вперед полотно тьмы, нырнул в пси- пространство, с усилием закрутил песок в подобие торнадо и швырнул в высеченного из эбонита паука. Без толку. Вихрь развалился на полпути. Однако жгучие крупинки оставались неподвижными буквально несколько мгновений, затем метнулись в мою сторону, собираясь в гигантские шипастые шары.

Подняв бурю, я разметал подобие песчаного цепа. Вернулся в реальность, отметил, что элианка отбила брошенную Тень. Отпарировать очередной серебристый хлыст, восстановить ферию… Серия коротких хлестких ударов, после каждого из которых я восстанавливал обрубок до нужной длины.

Элианка отступила. Вновь разрядила лазеры. И снова предвидение предупредило об угрозе. Похоже, все действия, не связанные с прямым манипулированием силой, предсказывались даже в изломанной реальности.

Я окончательно сосредоточился на прямом бое, лишь отбиваясь от нарастающих по интенсивности пси-атак. Работать с изувеченным психополем было трудновато, а для этой гадины оно — родная стихия. Зато шанс достать элианку Тенью есть. И, кажется, белые волокна она восстанавливает медленнее, чем я тьму.

Продолжая наращивать темп, я хлестнул тенеферией по ногам, затем провел прямой укол в шею. Свободной рукой смахнул щупальца, свернул Тень в спираль и на предельной скорости выдал серию размашистых ударов, раскидывая серебристые нити. На долю секунды элианка осталась без защиты, и лазеры выплеснули очередь невидимых стилетов.

Элианка качнулась, сделала несколько шагов назад. В конце коридор разветвлялся, и она оказалась на небольшой ромбовидной площадке метра три по диагонали. Я последовал за ней.

Понять, насколько удачно отработала активная поверхность, было невозможно. Элианка, чьи движения до того по скорости почти не уступали моим, чуть сбавила темп. Однако было ли это следствием ранений, обманкой или подготовкой к очередному маневру… Плевать! Я сильнее! Надо просто продавить ее защиту.

Мы едва не сошлись в клинче: габариты площадки не позволяли вести полноценный фехтовальный поединок. С трудом избежав контакта с размахренными жгутами, я полоснул элианку по бедру. Довольно глубоко.

Черно-белый хоровод замедлился. Ну что, гадина инопланетная, остались у тебя в запасе трюки? При нынешнем раскладе шансов никаких. Не важно, сколько Теней ты сумеешь отразить, исход предрешен.

Короткий круговой удар, элианка нырнула под темный клинок, и жгуты хлестнули меня по ребрам, сталкиваясь с черной броней. Вновь посыпался серпантин. Выпад — слишком высоко. Еще один — низковато. Обманный финт, водопад хлопьев — и очередное касание, на этот раз по шлему. Еще чуть-чуть…

Элианка отпрянула. Во время вальса на крохотной площадке мы несколько раз поменялись местами, и сейчас она оказалась в проеме коридора. Мне стало смешно. Неужели попытается убежать? Повернуться спиной в такой ситуации…

С потолка, отсекая меня от противницы, бесшумно упала толстая непрозрачная пластина. Еще одна аварийная перегородка? Я же ее на части одним ударом… Резкий толчок сбил с ног. Пол и потолок поменялись местами. Я влип в одну стену, в другую. Тенеферия беспомощно заметалась, оставляя на гладкой поверхности рваные раны. Еще один переворот — и очередной удар плечом. Болезненный, несмотря на усилия скафа. Да что же это творится…

«Опасность! Смерть!» — завопил внутренний голос, и почти сразу предвидение выдало корежащиеся стенки бетономешалки, в которую превратился отсек. Единственное, что я мог сделать, — выставить очередной пожирающий материю щит на пути новой угрозы и попытаться удержать его в нужном положении. Последнее было непросто, учитывая, что верх и низ ежесекундно менялись местами, а я болтался в центрифуге подобно тряпичной кукле.

Ударил ветер. Именно ударил: давление упало столь сильно, что я почувствовал толчок, несмотря на болтанку и изоляцию скафа. Стены вспыхнули ядовитым химическим пламенем. Поползла вверх температура. А секунду спустя отсек начал разваливаться.

Тяжелые бесформенные обломки, связанные тягучими нитями раскаленного металла, медленно расползались в стороны. Когда нити, не выдержав, лопались, очередная уродливая глыба стремительно уносилась в пространство, мгновенно пропадая из виду. Ветер стих — оставшийся воздух вырвался на свободу. И вдруг скачком остановилось время. Нет, не остановилось, но замедлилось в десятки раз.

Я попытался сменить позу, и мышцы взорвались острой скручивающей болью. В отличие от восприятия тело не желало переходить на новый уровень скорости. Зато ожил примолкнувший было ментальный библиотекарь: «Первая фаза — сброс аварийной перегородки для изоляции центральных отсеков крейсера. Вторая фаза — аварийный отстрел основного двигательного отсека. Третья фаза — активация вспомогательных двигателей, маневрирование. Четвертая фаза — лазерно-лучевая атака сброшенного аварийного отсека с целью уничтожения индивида. Пятая фаза — пуск ракет с кластерными боеголовками…»

Да что же ты молчал все это время?! Невысказанный вопрос библиотекарь проигнорировал. Но мне-то, мне-то что теперь делать? Советник прекрасно объяснил происходящее, но не подсказал решения проблемы. Полностью закуклиться, завернуться в Тень? Если стационарные боевые лазеры, разрезавшие стенки отсека, не смогли пробить щит, вряд ли это удастся и ядерным боеголовкам. Надо просто завернуться… А дальше? Не смогу же я сидеть под оболочкой тьмы вечно. Буду болтаться в голом космосе, с крейсера обязательно засекут и…

Постой, у тебя есть время. Уйма времени. Замедление растянуло секунды в минуты, а ракетам, даже если они уже выпущены, надо долететь. Спокойно все обдумай… Черт, да что тут думать?!

Я нырнул в пустынное разреженное пси-поле. Глубже, еще глубже. К самому барьеру, за которым начинался мир Наблюдателей. Приблизившись вплотную, я открыл аварийный канал связи — ослепительный поток пси-излучения, вспыхнувший подобно маяку. Не заметить его Олег не мог. На то, чтобы локализовать меня в пространстве и переместить на корабль, много времени не уйдет. Интересно только, заметила ли вызов элианская дрянь. И если заметила, сможет ли что-то предпринять?

Границы предвидения так и не расширились дальше полутора-двухсекундной зоны. Внутри нее — тишь да гладь. Покореженный фрагмент двигательного отсека продолжал неторопливый по меркам ускоренного восприятия дрейф. Я прилип к полу, изо всех сил цепляясь за высеченные Тенью борозды. Попытался разглядеть элианский крейсер и, естественно, не преуспел. Замечательная ситуация…

«А чего ты хотел? — съехидничал внутренний голос. — Наглый, самоуверенный тип, решивший, что схватил бога за бороду. Полез, куда не следует, ни минуты не задумываясь над возможными последствиями. Да еще и дурака валял по ходу дела. Результат соответствующий». «В следующий раз буду осторожнее», — буркнул я в ответ. Разговаривать с самим собой, пусть мысленно, — последнее дело, но иногда приходится. Для самоуспокоения. Правда, на этот раз самоуспокоиться не удалось. Внутренний голос немедленно воспользовался промашкой в формулировке: «В следующий раз? Думаешь, он будет — следующий раз. Или в связи с верой в собственную неуязвимость страх окончательно потерял? Или надеешься, что Наблюдатели доберутся до тебя раньше ядерных боеголовок? Это пространство для них чужое, фокус, который они провернули на Кие и Элии, здесь с такой же легкостью не пройдет».

Самое странное, ни малейшего волнения я не испытывал. Просто не испытывал, и все. Вместо него была железобетонная уверенность — ничего страшного не случится. Обойдется. Так или иначе образуется само собой.

Ожидание не затянулось. Ракеты так и не вошли в зону предвидения. Спазм, холод, темнота… и залитые мягким опаловым светом стены с ненавязчивым орнаментом. Маска стекла с лица, я глубоко вдохнул наполненный пряным ароматом воздух и неожиданно чихнул. Олег, на этот раз в смокинге и при бабочке, вальяжно развалился в кресле, закинув ногу на ногу. Высшее, блин, существо…

Одна из стен то ли стала прозрачной, то ли на нее транслировали изображение с внешних камер. Наблюдатель кивнул в сторону чернильной пустоты. Черноту разорвала короткая вспышка.

— Блок уничтожен. — Олег посмотрел мне в глаза. — За полсекунды до взрыва корабль ушел в прыжок. Здорово ты их напугал.

Я молча стаскивал скаф. Смотреть в глаза иллюзии — что может быть проще и глупее? Однако делать этого почему-то не хотелось.

— Дурацкое выражение «уйти в прыжок». — Оставив скаф на полу, я натянул джинсы. В последнее время желание облачиться в земную одежду хоть на пару часов стало необоримым. То ли ностальгия проснулась, то ли потянуло к корням. — Надо говорить «прыгнул» или «переместился». Действие же мгновенное, никакой протяженности нет.

Я замолчал. Олег сцепил пальцы на коленке и продолжал в упор меня разглядывать.

— Нашел я элианина зомбированного. Точнее, элианку. Ту самую, по пси-следу которой мы прилетели сюда. Которая деформирует психополе их родной планеты.

— Айя Сиини. Негласный руководитель службы внешнего контроля Элии, — безо всякого выражения проговорил Олег. — И как ты на нее вышел?

Я немо воззрился на Наблюдателя.

— Айя Сиини, говоришь. — Волна ярости моментально смыла стыдливое ощущение вины. — Ты с самого начала знал и ничего не сказал?! Какого черта! Я горбачусь на вас два года, именно я проложил дорогу в закрытое пространство, а ты даже не счел нужным сообщить об этой дряни?!

Олег снова кивнул, на этот раз в мою сторону. Я машинально проследил за его взглядом и почувствовал легкий холодок беспокойства. Правая рука была по локоть затянута клубящейся черной перчаткой. Тонкие нити срывались с пальцев и таяли, не долетая до пола. Я поймал себя на мысли, что не только пропустил момент вызова Тени, но даже не почувствовал ее присутствия. Ломота, ледяное прикосновение — ничего не было.

Секундная концентрация — и сгусток тьмы исчез.

— Извини, — буркнул я. — Вырвалось.

— И давно у тебя вырывается? — Олег неожиданно поддержал каламбур.

— Первый раз, кажется. Ну, может, второй. — Я снова чихнул. — Точно. Элианка, кстати, не единственная, кого я хотел… В общем, в компании с ней оказался ублюдок, убивший Кэлеона. За ним и гнался. И главное, почти зажал в угол, когда повстречался с этой тварью-контролершей. Как выяснилось, мы уже знакомы: операцией на Эроне тоже она руководила… Так почему ты ничего не сказал?

Наблюдатель откинулся на спинку кресла, закинул руки за голову. Бабочка чуть съехала набок. Безупречная имитация…

— Мне будет непросто ответить.

— Не сомневаюсь, — злорадно подтвердил я, — но ты все-таки попробуй.

— Попробовать? — Олег тяжело вздохнул. — Как тебе удалось убежать с корабля?

— Убежать? — Я хохотнул. — Мне совсем чуть-чуть не хватило. Я эту дрянь раза три цеплял и наверняка добил бы, если б не фокус с отстрелом двигателей. Будущее здесь почти не читается. Когда сработала аварийная блокировка, я решил, что они просто пытаются меня задержать; тем более подобный трюк проворачивали пару раз. Ну а истинная суть происходящего дошла только после того, как вволю покувыркался в сброшенном отсеке. На этот раз стерве повезло.

— Говоришь, добил бы… — задумчиво протянул Олег. — А что с Паразитом?

— А что с ним должно быть? — Презрительный смешок вышел излишне наигранным. — Пришел, увидел, победил. Технологии пси-отравления ты научил, за реализацией дело не стало. А что, были какие-то сомнения? И, кстати, ты по- прежнему не ответил на вопрос, почему мне ничего не сказали про Айю ни перед высадкой на Элию, ни перед тем, как отправить на свидание со здешним Паразитом?

— Первую половину объяснить проще: нам нужна была ниточка, ведущая сюда. Захвати мы Айю на Элии, эта зона космоса так и осталась бы закрытой.

Я фыркнул и, ухмыльнувшись, мотнул головой.

— Однако вторая причина не менее важна. — Олег оставил мое кривляние без внимания. — Я надеялся до последнего оттянуть вашу встречу.

— Серьезно? — Я вложил в вопрос столько сарказма, сколько было возможно. — Что же тогда не помешали пойти на абордаж? Ни за что не поверю, что вы не отслеживали перемещение катера.

Короткая, едва уловимая пульсация, словно невидимая волна, на миг исказившая мир вокруг. Прыжок?

— решение принимал не я, и остановить тебя было не в моих силах. — Ни выражение лица, ни поза Наблюдателя не изменились, и все же я почувствовал — что-то не так, хотя по инерции не удержался от очередной подколки.

— У, как пафосно… Кто же, если не ты? — спохватился я. — Мы что, ушли в прыжок?

Еще одна судорога пространства. Что за спешка такая?

Образ Олега неожиданно сломался. По смокингу пошла рябь, черты лица поплыли, словно совершенную иллюзию подменили картинкой полудохлого телевизора.

— Что происходит?!

Очертания Наблюдателя вновь стали четкими. Лишь лицо по-прежнему оставалось растопленной восковой маской.

— Время, — одними губами прошептал Олег.

— Что?.. — В голове взорвалась крошечная бомба. Информационный пузырь лопнул, и брызги моментально впитались в серое вещество. Объяснение, приправленное эмоциональной радугой и смысловыми акцентами, прочно разместилось в клеточках мозга.

Несмотря на ускоренное восприятие, осмыслить пси- пакет я не успел. Меня поглотила темнота, тут же сменившаяся горным пейзажем.

Короткое падение. Толчок, спружинить… Ноги поехали по гладкой наклонной поверхности. Я вывернулся и упал на бедро, судорожно задергался, пытаясь найти опору. Через десяток метров скольжение замедлилось, а потом и вовсе прекратилось.

Я осторожно перевернулся с живота на спину и сел. Горка оказалась длинной и довольно крутой — градусов под сорок. Пожалуй, равновесие удалось бы сохранить, не будь перемещение столь неожиданным. Хотя какая теперь разница. Главное — не поехал дальше.

Встав на четвереньки, я пополз вверх по склону. Замечательная картина: полуголый босой человек на карачках штурмует гору. По ходу слалома снег набился в джинсы, однако вытряхивать его не имело смысла. Все равно извалялся с ног до головы, да и температура никак не выше минус десяти. К тому же, начни я дергаться, провалился бы в холодную колючую перину. Даже странно, почему не ушел по шею в снег при падении.

Подъем занял пять минут от силы. Причем три из них ушли на последние пару метров — слегка припорошенную ледяную линзу, на которую и довелось приземлиться. Однако небольшой запас времени имелся: перестроенный организм был устойчив к перегреву и переохлаждению. В конце концов, несколько раз соскользнув, я разозлился, вытянул тенекогти и вырезал во льду своеобразную лесенку.

Маскконтейнер валялся в шаге от места приземления и в отличие от меня по склону не съехал. Вскрыв мимикрирующую пленку, я уперся покрепче и с трудом извлек ненавистный бесцветный ком. Стянул джинсы, оставшись в чем мать родила, и осторожно выпрямился, позволяя псевдокоже облепить тело. На этот раз процесс шел дольше обычного, да и результат не радовал — потяжелел килограммов на сорок.

Кроме фальшкожи, в контейнере обнаружился плотный комбинезон с подогревом, подобие жилетки и хорошо знакомый комп, пригодный для скрытой носки. И все. Ни оружия, ни скафа, ни завалящего маскхалата. Уроды! Я выругался вслух — ни малейшего облегчения. Хотелось крушить все вокруг, а лучше набить Олегу морду. Но крушить было нечего, а о встрече с Наблюдателем оставалось только мечтать.

Протанцевала снежинка, за ней еще одна. Судя по закрывшей полнеба туче, до полноценного снегопада оставались считанные минуты. Запихав джинсы в опустевший контейнер и подмяв стенки, я сел на него верхом и, оттолкнувшись, покатился вниз.

К моменту, когда я зарыл импровизированные сани у подножия холма, поднялась настоящая метель. Несмотря на теплые объятия киберкожи и высокотехнологичную одежку, идти в буран по равнине — сомнительное удовольствие. Но выбора не было — два километра до шоссе и около пяти до ближайшего городка. Один плюс: через четверть часа никаких следов мягкой посадки не останется, да и те, что оставлю я, сотрутся. Интересно, метель Олег тоже учел?

Еще раз выругавшись, я разрубил Тенью одинокое, ни в чем не повинное деревце, сверился с компом и побрел сквозь колкую зыбкую пелену к автомагистрали.

Глава 4

Идущий. Итени Рин

— Блокируй!

Серая пятислойная переборка срывается с потолка и с мягким стуком уходит в пол. Оператор выполнил команду без малейшей заминки. Сколько мы выиграли? Полтакта, четверть?

— Отходим к лифту, там модули внутренней системы безопасности, добавим свои и заминируем площадку. — Продолжая удерживать под прицелом аварийную перегородку, я бегу по коридору.

— Чем они перегородки режут? — шипит Сети. — Эта третья, и до сих пор ни одного взрыва.

— Не знаю. — Вопрос не нуждался в ответе, но в подобном положении важно просто услышать чужой голос. Тем более что психосферы закапсулированы, и передать волну поддержки попросту невозможно.

Хвостовой отсек невелик, но пространство для маневра есть. Попробовать зацепиться здесь? Нет, не стоит. Защитная система увеличит шансы, но вряд ли ее помощь будет решающей. Выгоднее подняться наверх и попытаться удержать шахту — лучшая позиция для последнего боя, к которому я мысленно начинаю готовиться…

Решение о немедленном возвращении на Элию Айя сообщила будничным тоном сразу после того, как я покинул медотсек. Уточнять, является ли оно следствием результатов обследования, или внезапный отлет был запланирован заранее, я не стал. И правильно сделал. Спустя несколько тактов оператор «Каиль» сообщил, что предварительная подготовка к прыжку завершена. Мелькнула мысль — не нашли ли научники способ сокращать время расчета прыжка. Учитывая, что курс на Аури был проложен в обход Наблюдателей, идея казалась не такой уж невероятной.

И все же версия о том, что корабль готовился к прыжку заранее, выглядела правдоподобнее. Интересно, не вернись мы на борт, переместился бы крейсер? Или «Каиль» готовился к прыжку именно с учетом нашего возвращения?

Как бы то ни было, покинуть орбиту Аури мы не успели.

Сигнал внутреннего оповещения: предварительная подготовка к прыжку завершена, экипажу занять места согласно штатному расписанию. Я одернул форму, вышел в коридор, и в этот миг пол качнулся и, казалось, сделался скользким, стараясь вытечь из-под ног.

Я отступил к стене, оперся спиной о теплую шероховатую поверхность, сцепил руки на затылке и слегка присел. Движения были проделаны механически, без участия сознания — вбитая за арки обучения последовательность действий при резком маневрировании. Непонятно лишь, что заставило оператора без предупреждения закладывать виражи, от которых не спасали даже компенсаторы?

Долго гадать не пришлось, очередной сигнал внутреннего оповещения — полная боеготовность, в экстренном порядке занять места согласно вахтенному расписанию, прямая атака корабля. Следом ожил коммуникатор:

— Личному составу крейсера, не связанному с прямым управлением кораблем, явиться в арсенал. Такт на экипировку. Возможно вторжение чужаков на борт крейсера. — Айя чуть сбилась в формулировке, вряд ли ей доводилось отдавать подобные приказы раньше.

На то, чтобы добраться да арсенала, ушло полтакта. Сети уже облачался в тусклый серо-зеленый иллулиар. Кроме него, в блоке еще двое — члены экипажа «Каиль». Створки сзади вновь дернулись в стороны. Быстрые шаги за спиной… Закрепить маску. Связь, анализатор, координатор, система наведения…

Я подхватил плазмер, выскользнул в коридор.

— Итени Рин. Вероятный вектор атаки?

— Первый уровень, носовой отсек, первый-третий блоки. Значительные разрушения корпуса, разгерметизация, система наблюдения выведена из строя. В данный момент отсек изолирован. — Едва уловимая пауза. — Численность нападавших неизвестна. По косвенным данным, — Айя снова сбилась, — от одной до семи особей.

— Принято. — Вслед за Сети я оказался на лифтовой платформе.

Аварийный сброс на предельной скорости — присесть, смягчая резкое торможение. Короткая перебежка, нырок в ближайший каюту. Развернуться, высунуться ровно настолько, чтобы держать коридор под контролем.

Пока все тихо. Движения воздуха нет, следовательно, носовой отсек по-прежнему изолирован. Платформа унеслась наверх и вернулась еще с четырьмя десантниками — моя команда, та, что отбиралась на Элии. Еще семеро элиан, ждущие транспортировки, — члены экипажа. Уровень подготовки третий, максимум четвертый. По сути, обязательный военный курс. Значит, все будет зависеть от нашей шестерки.

Выдвигаемся. Если доберемся до аварийной переборки прежде, чем ее вскроют, — получим преимущество. Это важнее, чем дождаться подкрепления. Тем более что польза от него не велика.

Один из индикаторов, предупредительно мигнув, светлеет — незначительное изменение давления.

— Повторная разгерметизация, — сухо сообщает Айя. — Блокируем блоки с первого по шестой.

Еще одна аварийная перегородка встает между нашей группой и врагом. На преодоление первой у неизвестных агрессоров ушло меньше такта. Значит, времени в запасе почти нет. Шестой блок находится у основания центрального коридора.

Сзади подтягивается оставшаяся четверка. Троим приказано остаться наверху.

Обтекаем плавный изгиб стены и втягиваемся в широкий по корабельным меркам коридор. На противоположном конце — светло-серая пластина. У нас остается полтакта на то, чтобы занять позицию. Мгновение я размышляю, не выгоднее ли остаться на месте, потом отдаю команду двигаться вперед. У нас есть преимущество: как бы быстро ни действовали нападающие, на разрушение перегородки уйдет время, и это даст нам возможность открыть огонь первыми. Возможность, которой необходимо воспользоваться.

Преодолев половину расстояния до барьера, рассредоточиваемся. Четыре каюты по обе стороны коридора дают неплохое укрытие. Попытайся противник приблизиться — будет как на морской глади. Вряд ли он, конечно, бросится в прямую атаку, но позиционный бой хорош уже тем, что даст возможность понять, с кем мы имеем дело. Кроме того, мы находимся на самом краю очередного сегмента. И в экстренном случае сможем вновь разделить себя и нападающих.

Несколько боевых киберов на стены и потолок.

— Итени Рин. Оператор, по команде используйте аварийную блокировку один-три.

— Принято. — Медленный глубокий вдох. Ждать…

Снова мигает индикатор, сигнализируя об изменении

давления. Но сейчас в его услугах нет необходимости, я и сам слышу, как с шипением вырывается воздух. В верхней части серой пластины появляется узкая трещина. Нет, не трещина — разрез. Идеально ровный, в палец толщиной.

Следующий разрез рассекает переборку почти перпендикулярно первому, третий, косой, идет почти у самого пола. Будто кто-то гигантским лезвием вырезает дверь. Быстро, с невероятной легкостью. Словно перед ним тонкий пластолист, а не композитная многослойная перегородка. И все это в полной тишине. С запозданием смотрю на показатели сканера. Пусто. Температура постоянна, излучение не фиксируется. Не лазеры, не плазма…

Четвертый разрез сделан небрежно, косая черта соединяет верхнее и нижнее рассечения. Перегородка с глухим звуком проседает, и легкий ветерок сразу превращается в ураган. Серая плита, качнувшись, проваливается внутрь… и вал пламени накрывает коридор.

Самое страшное — я даже не вижу, кто ведет огонь. Ни в одном из доступных сканерам диапазонов противник не фиксируется четко. Размытое бесформенное пятно — источник вторичных возмущений, по которым и удается определить, что коридор не пуст. Визуально… Кажется, я уловил какое-то движение, прозрачную тень… Но уверенности нет.

Успеваю отпрянуть, и цепь разрядов разносит пластиковую дверь каюты. На карте разом гаснут две точки. С потолка моросит огненный дождь: то, что осталось от киберов и обшивки.

— Одновременно. — Зажав спусковую клавишу, высовываюсь в коридор и наискось рассекаю пустоту плазменной ферией. Сети делает то же самое. Следом присоединяются остальные. Пространство вскипает. И вновь я улавливаю странное даже не движение — деформацию в танцующем перед нами вихре огня. И тут же Сари, продолжая стрелять, плавно заваливается на бок.

— Блокировка!

Тяжелая панель соскальзывает с потолка, отсекая нашу группу от бушующего пламени. Поздно, не успели. Альн по стене сползает на пол. Голова сваливается на плечо, потом на грудь. Лицевая панель развернута к потолку, будто шлем держится на тонкой эластонити. Пластины иллулиара в районе горла расплавлены.

— Отходите, — отстраненно произносит Айя. — Минируйте и отходите к двенадцатому блоку, к следующей перегородке. Вам надо задержать его на такт.

— Кто нападающие? — Я и сам не знаю, к чему этот вопрос. От безысходности? Кто-то убивает элиан на моих глазах, а я даже не могу понять, кто именно.

— Не знаю, — резко отвечает Айя. — Выполняйте.

Мы отступаем. Перегруппировываемся. Снова отступаем. Оба раза события развиваются одинаково: разваливающаяся на части переборка, выстрелы в пустоту в тщетной надежде зацепить невидимого врага, блокировка коридора.

Первый раз выходим без потерь, во второй цепляют Сети. Лазерный луч рассек бедро — болезненно, но неопасно.

Местные держатся хорошо, для их уровня подготовки даже великолепно. Но после потери четверых десантников в прямом столкновении иллюзий не остается. Кем бы ни был противник, ни остановить, ни даже толком задержать его продвижение мы не в силах.

Восемнадцатый блок — последний. Дальше хвостовой отсек и лифтовая шахта, куда, по-видимому, и пробивается враг. Нам остается подняться наверх и попытаться использовать выгодное положение, получить хоть какое-то тактическое преимущество в последнем бою…

— Отходите на верхнюю палубу, блокируйте лифтовую шахту, Итени Рин, в зал управления, — скороговоркой командует Айя.

Связь неожиданно прерывается. Точнее, освобождается канал, резервированный за Айей.

— Сети — координатор до моего возвращения. — Сказано это было главным образом для членов экипажа.

Пока платформа летит вверх, я переключаюсь на внутри- корабельную сеть и пытаюсь установить местоположение контролерши. Ничего. Она вышла из зоны слежения. Но зачем? Обнаружила, что противник каким-то образом подключился к нашей системе? Тогда почему не сообщила остальным?

Я вдруг ощущаю странное волнение. Следом приходит полузнакомое ощущение неправильности происходящего. Что-то не так. Что-то, не связанное ни с боем, ни с невидимым противником, ни со смертью товарищей… Нахлынувшие чувства не столько яркие, сколько вязкие, обволакивающие. И взять их под контроль никак не удается.

Вбегаю в зал управления, на ходу поднимая маску. Кроме меня, в комнате находятся двое. Координатор «Каиль» обмяк в коконе кресла, слившись с кораблем в единое целое. На мое появление он никак не реагирует. Оператор, отслеживающий ситуацию с помощью мониторов и стереопанели, резко оборачивается. Иллулиара на нем нет, но наплечная кобура с легким плазмером морщит униформу.

— Где Айя? — Стоит задать вопрос, и липкие объятия поглотившего меня эмоционального фона немного ослабевают.

— Контролер Сиини находится на прямой пси-связи с координатором. — Оператор смотрит на меня с явным беспокойством. — Вам приказано ни во что не вмешиваться и находиться в зале управления до новых распоряжений.

Едва сдерживаюсь. Что происходит, почему Айя не проинструктировала меня лично? Почему я должен находиться здесь, а не вместе с остальными?

— Контролер Сиини прокомментировала приказ? — Мой голос звучит ровно. Психосфера, насколько ее контролирую, также не меняется ни в одном оттенке.

— Нет.

Я внезапно понимаю, что сидящий напротив элианин не просто находится в состоянии чудовищного напряжения, он явно чего-то боится. Иррациональное ощущение неправильности скачком усиливается.

— Что происходит, кто на нас напал? — Сейчас эти вопросы кажутся не важными. Мне приходится прикладывать усилия, заставляя себя произнести их вслух.

— Неизвестно. — Оператор старается говорить спокойно, но получается у него весьма посредственно. — Орбитальная платформа, которую вы посетили до прибытия на крейсер, нанесла лучевой удар по кораблю. Восстановить удаленный контроль над станцией не удалось, персонал на вызовы не отвечает. Пришлось атаковать. Не знаю, насколько велик нанесенный нами ущерб, но повторной атаки не последовало. Почти сразу после нападения поступило сообщение о нарушении целостности корпуса. Потом вышел из строя значительный сегмент внутрикорабельной сети наблюдения и контроля. Дальше вы знаете.

Я слушаю оператора и не слышу. Слова гаснут в стене безразличия. Лазерная атака со стороны собственной платформы, по палубам которой я ходил утром, нарушение целостности корпуса… Не важно. Все это было не важно. Не существенно. Бессмысленно.

— Как давно контролер Сиини покинула помещение? — Болезненный хват эмоциональных щупалец, не дающий сосредоточиться на словах собеседника, ослабевает. Этот вопрос правильный.

— За такт до вашего прихода. — Вибрации страха в психосфере оператора усиливаются.

За такт… Выходит, команду отходить Айя отдала уже после того, как покинула помещение. Сейчас она может быть где угодно, даже у аварийных эвакуационных катеров. И снова я ощущаю странное умиротворение. Так и должно быть. Безопасность Айи слишком важна. Она не может подвергать себя риску. Для этого есть мы. Уйти с корабля — лучшее решение…

Пол вздрагивает и вновь пытается выскользнуть из-под ног. Я буквально падаю в свободное противоперегрузочное кресло.

— Выполнено, — негромко, но отчетливо говорит координатор, не открывая глаз. — Уничтожить.

— Угроза вторжения ликвидирована. Медбригаду в отсек три-двадцать, — хриплый шепот Айи врывается в шлем.

На этот раз сопротивляться эмоциональному потоку нет ни сил, не желания. Приказ оставаться в зале управления теряет последний смысл. Волна, вселяющая ощущение правильности, сминает плотину, возведенную за долгие арки обучения. Субординация, дисциплина, подчинение приказам вышестоящего — все это не имеет никакого значения…

Я вновь осознал себя лишь после того, как опустил тело Айи в утробу регенерационного блока. Самым сложным было — стянуть иллулиар, не потревожив открытые раны. Не лазеры, не плазма, не взрывчатка. Казалось, кто-то небрежно рвал иллулиар, не обращая внимания на то, что вместе с пластинами брони сдирает и плоть. Я почти физически ощущал боль женщины, когда острая кромка задевала искромсанное тело.

Все это время Айя пребывала в сознании, но почти не реагировала на окружающий мир. Психосфера не читалась. Вместо нее Айю окружала серебристая пленка, гасящая любые направленные на установление пси-контакта усилия.

Капсула регенератора закрылась. Полтакта длиной в арк — и предварительное заключение диагноста: состояние пациента стабильное, угроза для жизни исключена, разрабатывается индивидуальный курс лечения с учетом специфики повреждений.

Я наконец убрал руки с прозрачно-зеленой панели регенерационного блока. Попытался поглубже вдохнуть и почувствовал, как меня наполняет бесконечное, опустошающее облегчение. Ощущение неправильности истончилось столь же внезапно, как возникло, оставив после себя бесцветную невесомую пустоту.

В следующий миг крейсер «Каиль-один» совершил прыжок, возведя между нами и агрессорами незримый, но абсолютно надежный барьер из миллионов звезд и планет.

Айя вызвала меня двое суток спустя. Я только-только успел разобраться с отчетностью и получить выговор за неисполнение прямого приказа в боевой обстановке. Точнее, этот факт был отмечен и зафиксирован в личном деле, вместе с рекомендацией пройти курс психологической реабилитации. Степень же ответственности и строгость взыскания предстояло определить непосредственному руководителю — Айе Сиини. Странно, восстанавливая в памяти события, я понимал, что действовал в нарушение основных инструкций. И не просто в нарушение, в самих действиях не было логики. Подобного рода срыв произошел впервые и в ретроспективе выглядел нелепо. Вероятно, без помощи специалистов-эмпатов действительно не обойтись…

То, что произошло с Айей, так и осталось загадкой. Корабельная система наблюдения вышла из строя, как и фиксирующая аппаратура иллулиара. Удалось восстановить лишь общую последовательность действий: блокировка и отстрел центрального двигательного отсека, разворот, лазерная и ракетная атака сброшенного блока. Переход…

Нас подобрал «Адель-три» — клон корабля, на котором моя команда уходила от преследования радориан на Эроне, того, что перемололо оружие Наблюдателей. Наблюдателей ли? События последних арков все меньше и меньше вписывались в сложившуюся картину мира, где существует только одна высшая раса, помогающая своим молодым собратьям.

После эвакуации «Адель» доставил нас на Элию. Потрепанному «Каиль» предстояло ждать ремонтника или тягача. Самостоятельно на вспомогательных и маневровых двигателях он добрался бы до ближайшей орбитальной верфи не раньше, чем через арк-полтора.

Последний раз я видел Айю во время погрузки портативного регенерационного модуля на «Адель». Потом просто не было возможности. Сразу после посадки начались осмотры, отчеты, допросы. Ничего экстраординарного, но на двое суток я фактически оказался отрезанным от внешнего мира. Да и свободного времени едва хватало даже на зыбкий пятидесятитактовый сон.

Новый кабинет руководителя контроля выглядел скромнее предыдущего. В первую очередь по размерам. Впрочем, и в интерьере присутствовал крайний минимализм: яркий розовый стол со скругленными углами, аналитмодуль, несколько стульев — и все. Ни стереокартин, ни декоративных растений. Простейший двухслойный орнамент, классическая серо-зеленая гамма. Разве что широкое, в полстены, окно, выходящее на парковую зону, немного скрашивало унылую обстановку. Почему для разговора была выбрана эта комната, сказать сложно. Как и то, чем не устроил Айю ее старый кабинет.

— Легкого пути, Рин, садись, — буднично произнесла Айя, едва я переступил порог.

Полностью избавиться от последствий ранений не удалось, несмотря на усилия регенерационного блока. Униформа контроля сидела мешковато. По-видимому, Айя не стала заниматься подгонкой, а просто взяла на размер больше. При движениях под одеждой проступали небольшие припухлости — фиксирующие повязки.

— Как ощущения от первого взыскания за профессиональную некомпетентность?

На мгновение я сбился. То, что Айя находится в состоянии легкого перевозбуждения, заметить было несложно. Вероятно, пришлось принять стимуляторы.

Вообще подстегивать нервную систему после таких ранений — не лучшее решение. Особенно с учетом того, что курс лечения явно не был завершен. Но даже с поправкой на стимуляторы формулировка выглядела излишне экспрессивной и немного детской, что ли. Под стать хаотичным переливам психополя…

Я вдруг понял, что меня смущало. Последние арки психосфера Айи была либо закрыта пси-щитом, либо выглядела абсолютно нейтральной, без единого эмоционального всполоха — ложная гамма прятала истинную ауру. Но не сейчас. Вокруг женщины кипел разноцветный водоворот, утонуть в котором мог и более искушенный, нежели я, телепат. Правда, следом пришла мысль, не является ли вихрь декорацией, столь же надежно, как и пси-щит, скрывающей внутреннее состояние.

Правда, непонятно, к чему эта игра. Да и после того, что произошло на Аури, сочетание «профессиональная некомпетентность» выглядело смешным, донельзя наигранным.

— Форма взыскания оставлена на ваше усмотрение. — Я поймал себя на мысли, что мне не нравится начало разговора. Мой поступок на крейсере сейчас казался вдвойне абсурдным. Прямое нарушение приказа… Ради чего? Ситуация к тому никак не располагала.

— Обойдемся устным выговором. — Глаза Айи блеснули. Мне показалось, происходящее ее веселит. — Ведь подобного больше не повторится, Итени Рин?

— Нет. — Я постарался ответить максимально сухо.

— Надо же, — весело проговорила контролерша, — два дня не виделись, а уже такая перемена. Ты автономнее, чем казалось поначалу. Хорошо.

Она с неожиданной теплотой улыбнулась, и я почувствовал, как снова тону в многослойном пряном пси-букете ее чувств.

— Не обращай внимания, Итени. — Она попыталась придать лицу серьезное выражение и внезапно рассмеялась. — Прости, ничего не могу поделать. Двойная доза кенци. Для моей комплекции и в здоровом состоянии многовато, а уж сейчас… Но иначе я бы и до кабинета не дошла. А мне надо было тебя увидеть. Обязательно. Иначе все закончилось бы плохо… Не обращай внимания. — Она провела рукой по

5-Тень мессии лбу. — Да, с отчетностью ты уже разобрался. Вернешься к себе — посмотри последние сводки; тут без нас много интересного случилось, быстро не перескажу… мысли путаются. И еще от меня информпакет, я надиктовала, пока меня склеивали…

— Я вызову медиков. — Когда Айя упомянула кенци, я почувствовал кислинку во рту. Химические соединения на его основе входили в состав боевого коктейля для экстренных случаев. Когда ранения значительно влияют на функционалку, когда некуда отступать.

Наркотик почти полностью блокировал болевые ощущения, а затем организм начинал сжигать себя, увеличивая скорость психомоторных реакций за счет гормонального вброса. Длилось это состояние несколько десятков тактов, потом наступала жестокая расплата.

Насколько я помнил, после применения подобных коктейлей требовался курс восстановительной химиотерапии. В отдельных случаях последствия нервного форсажа оказывались необратимыми. Как бы то ни было, за всю свою практику я ни разу не прибегал к препаратам этого класса. Но зачем его использовала Айя?!

— Не надо, сами придут. — Женщина вяло махнула рукой. — Я вызвала заранее. Еще… два такта у нас есть. Ты не задал главного вопроса, Итени.

— Какого вопроса? — Я напрягся, пытаясь понять, говорит ли Айя про медиков всерьез. Потом активировал уником. — Итени Рин. Медбригаду в комнату девятнадцать-одиннадцать. Срочно.

— Опять приказы нарушаешь? — насмешливо проговорила Айя. — Говорю же, вызвала заранее.

Новый эмоциональный всплеск был настолько сильным и неупорядоченным, что мне пришлось напрячься, отражая пси-волну. В каком бы состоянии ни находилась Айя, пси-потенциал у нее был невероятным.

— Но как хочешь. Тогда завтра… нет, через день… — Она уставилась на стену за моей спиной. — Уже идут. Оперативно… Ах, мы же на девятнадцатом, медблок рядом совсем… Все забываю, что кабинет не тот… Итени, информпакет просмотри сразу. Все внутри. Через день зайдешь. К ночи ближе, раньше не сумею…

Дверь откатилась в сторону.

— Иду, иду. — Айя, поднимаясь, качнулась. Шагнула навстречу троице элиан в синей форме медицинского персонала. — До блока сама дойду. — В этот раз ее голос звучал твердо. А еще я заметил, что вместо пульсирующей аляповатой психосферы вокруг Айи вновь разлилось тяжелое марево цвета ртути.

Распластавшись, элианин дважды выстрелил. Вскочил, подволакивая сломанную ногу, сделал несколько шагов и исчез. Я остановил запись. Слово «исчез» не совсем корректное, правильнее сказать, вышел из зоны действия системы наблюдения, а еще точнее — совершил локальный переход. Никаких доказательств тому не было, и все-таки в этом суждении я был уверен.

Версия о нелинейном перемещении пришла в голову не мне одному и прорабатывалась аналитическим отделом как одна из основных. Если это можно было назвать проработкой. С другой стороны, что аналитикам оставалось?

Тиги Стин родился на Сейне — среднего размера колонии, основанной около трехсот арков назад. По крайней мере именно это имя было указано в идентификационной карте, которой он пользовался во время своего пребывания на Элии. Сейчас данные проверялись, но скорее для выстраивания объемной картины. Вряд ли кто-то всерьез рассчитывал, что элианин, вторгшийся в здание Контроля, действительно окажется Тиги Стином, ни разу не покидавшим родную планету.

Тиги Стин прибыл на Элию незадолго до нашего отлета на Аури. Первое время он не предпринимал никаких активных действий. Просто искал… Что? Здесь твердых версий у аналитиков не было. Как не было обоснованных предположений, каким способом проводился поиск.

Тиги Стин не задерживался дольше суток на одном месте. При этом маршрут его путешествий случайным не являлся. Если последовательно соединять линиями города, в которых элианин задерживался, получалась графическая развертка нехитрого поискового алгоритма, известного со времен университета. Подобные алгоритмы использовались для быстрого поиска заданной области на поверхности трехмерного объекта — в данном случае шара, в роли которого выступала Элия. Куда труднее было понять, чем выделялась искомая область.

В какой-то момент Тиги Стин обнаружил то, что его интересовало. А может быть, отказался от выбранной стратегии или перешел к решению иной задачи. Единого мнения по вопросу «Почему был прерван поисковый алгоритм?» не было. Ясно одно: внимание Тиги Стина привлекло здание Контроля. Но вот то, что случилось потом, плохо поддавалось объяснению.

К настоящему моменту было ясно, что за несколько сотен тактов Тиги Стин каким-то образом сумел радикально, вплоть до коррекции скелета, изменить собственное тело. Для него не составило труда проникнуть в дом одного из сотрудников Контроля, за несколько мгновений полностью парализовать сознание владельца — телепата восьмого уровня, скопировать его внешность и идентификаторы личности.

Тиги Стин без единой заминки прошел сквозь все системы контроля, попал внутрь одного из самых охраняемых зданий планеты и словно потерял разум. Во всяком случае, с предыдущими, осмысленными, действиями его дальнейшее поведение сочеталось слабо.

Зарегистрировавшись и пройдя в кабинет, элианин покинул его, а спустя несколько тактов почти вся электроника в здании вышла из строя. Одновременно комплекс попал под сильнейший психопресс. Поток пси-излучения не был сконцентрирован ни на ком персонально. Фактически вокруг и внутри здания на пси-уровне была создана зона нестабильности, расшатывающая психополя, нарушающая их естественное течение.

Каким образом возник подобный феномен и какое отношение имел к нему Тиги Стин, точно выяснить не удалось, хотя ряд гипотез телепаты-аналитики предложили. Затем элианин вывел из строя несколько сотрудников, прорвался в кабинет Айи, где пробыл чуть меньше двух тактов, после чего разрушил одну из стен и выпрыгнул наружу. Вероятно, при приземлении он повредил ногу, хотя, учитывая высоту, повезло, что вообще смог двигаться. Тем не менее Тиги Стину почти удалось добраться до парковой зоны… и камеры наблюдения его потеряли.

Я отхлебнул тоник, подцепил с плоского зеркального подноса ломтик сви, сжевал, не чувствуя вкуса, и прикрыл глаза. Сосредоточиться не получалось. Вспыхнувший поначалу энтузиазм угас. Какой смысл пытаться выявить новые детали, если до меня тематику поработал аналитический отдел Контроля? Не дело оперативника оспаривать умозаключения аналитиков. Никакой опыт, никакой свежий взгляд со стороны не помогут. Аналитики же не берутся состязаться с воинами в боевой и тактической подготовке! Нет, заниматься загадками их задача, наша — просто выполнять приказы.

Я отодвинул неглубокое жесткое кресло, подхватил высокий стакан с пенящимся коктейлем, поднялся и вышел на веранду. Присел на широкие ступеньки.

Стена тишины. Бесконечная, уходящая в обе стороны и подпирающая небо. Казалось, протяни руку, и пальцы упрутся в холодный металл. В доме, да и на веранде, стена почти не ощущалась: ровный яркий свет, дробящийся в пятислойном орнаменте стен, тихое потрескивание висящих над анализатором стереограмм, легкий скрип деревянных пластин пола — я специально отказался от звукопоглощающих покрытий — создавали ощущение заполненного жизнью пространства…

Изменение в окружающем мире я почувствовал почти сразу. Только поначалу не мог понять, в чем именно оно состоит. Потом вдруг осознал, что изменился не окружающий мир, а я сам. Вернее, мое видение действительности.

Любопытно, почему я не ощущал этого в городе. Видимо, сказалась нагрузка последних дней. А может, мой порог чувствительности слишком высок, и пси-шум от окружавших меня элиан полностью забивал восприятие. Но стоило оказаться одному в небольшом загородном доме, принадлежащем Контролю, и на меня навалилась пустота.

Самое странное — я по-прежнему видел психополя существ, гнездившихся в норах, деревьях и траве. Даже четче, чем раньше. Но вместо того, чтобы слиться с живым копошащимся мирком, стать частью множества, я чувствовал его непонятную, отталкивающую чужеродность. Клубящийся, свитый из множества завихрений пси-фон казался пустым и бессмысленным.

Сперва я решил, что виной тому стресс и все то же напряжение. Но время шло, и давящий пресс пустоты становился лишь сильнее. А к середине ночи, выйдя на веранду, я почти физически ощутил выросшую вокруг дома стену…

Похоже, и в самом деле придется записываться на реабилитационный курс. В конце концов, что необычного в помощи эмпатов? Никому же не придет в голову отказываться от помощи медиков в случае серьезных травм? Или придет? Я вспомнил, как сидел на другой, совсем не похожей на эту веранде с перевязанной рукой, не желая использовать регенерационный модуль.

За что я тогда себя наказал? За небрежность и самоуверенность при скалолазании? И тогда упрямился, и сейчас. Любой радорианин счел бы подобное глупостью. Если осознал и запомнил свою ошибку, к чему дополнительные физические тяготы? Нерационально… А потом из рощи вынырнула турбоплатформа, пассажирами которой были Аон и Айя. Айя…

Я бесцельно вглядывался в ночную мглу. Тучи полностью скрыли небо, и разглядеть что-то, кроме силуэтов деревьев, было попросту невозможно. Легкий ветерок осторожно погладил по руке. Я пригубил тоник. Айя… Вчера мы виделись несколько тактов, и за это время мое отношение к собственной провинности вновь сменилось на противоположное.

Я по-прежнему понимал недопустимость нарушения приказов, видел определенную… поспешность в своих действиях, но называть их нелогичными или бессмысленными… Абсурд. Безопасность Айи — что важнее этого? Нет ничего удивительного в том, как я действовал. В том, что старался свести к минимуму риск для ее жизни. Да, возможно, мое вмешательство оказалось избыточным, но откуда мне было знать? Имел ли я право оставаться на месте, если от моих действий хоть что-то зависело? Очевидно — нет. Даже странно, что мне казалось, будто я ошибался.

Айя… Что она имела в виду, когда говорила о главном незаданном вопросе? Что могло закончиться плохо, если бы наша встреча не состоялась? Вряд ли сказанное было лишено смысла. Даже учитывая действие кенци.

Я почувствовал легкий толчок. Как на Аури. Ощущение незавершенности. Что-то надо сделать. Интересно… Я расслабился и попытался найти причину. Кажется, не здесь — в доме. И незавершенность связана с просмотренными сводками.

Одним глотком опорожнив стакан, я поднялся и неожиданно ощутил прилив энергии, возбуждение, желание и готовность немедленно заняться решением любой, даже непосильной задачи. Вернувшись в дом, я перевел аналитический модуль в активный режим. Считаешь, там, где поработали эксперты, догадкам места нет? А если прислушаться к внутреннему голосу?

Запустить модель, воссоздающую события, сбросить временную линию в ноль. Пройдем все этапы повторно. И сосредоточимся не только на внешнем, но и на внутреннем. Возможно, интуиция выделит в недавних событиях то, что упускает разум.

Я замедлил скорость воспроизведения и, глядя на плывущие картинки из-под полуприкрытых век, прокрутил запись-реконструкцию еще раз. Ничего. Интуиция, проявившая интерес к идее перепроверки сводок, на отсмотренный фрагмент никак не отреагировала. Значит, дело не в нем. Придется пройтись по деталям. Начнем с узловых… с конца. Новый внутренний толчок был несильным, но все же достаточно выраженным — не спишешь на воображение.

Вторжение в здание Контроля. Подделанный идентификатор личности. Встреча элианина с другими сотрудниками… Пустота. Никакой реакции.

Следующий шаг. Деактивация всех систем. Пси-взрыв… Даже не толчок — касание, слабое, неуверенное. Кажется, здесь что-то существенное, пусть не имеющее решающего значения. Что? Выбитая электроника? С похожим феноменом я однажды уже сталкивался — на Кие, во время атаки поселения радорианами. Аналитики это отметили и предположили, что и при вторжении в здание Контроля была задействована схожая технология.

Кто стоял за действиями на Кие? Айя уверена — Наблюдатели. Тогда логично предположить, что проникновение в здание — их идея. Так? Пустота. Или… Нет, кажется, показалось. Если я и прав, интуиция не сочла необходимым фокусировать на этом внимание.

Пси-взрыв. Еще один аргумент в пользу того, что Наблюдатели принимали участие. Для того чтобы создать деформацию такого масштаба, понадобилась бы не одна триада, да и со столь необычной техникой искажения пси-поля сталкиваться не приходилось. Но в первую очередь, конечно, впечатляет размах. Даже Айя не сумела бы добиться подобного эффекта, а она заметно сильнее любого телепата, с которым мне приходилось сталкиваться.

Дыхание сбилось. Грудь словно обжег раскаленный уголек. После осознания мысль казалась очевидной, но настолько неожиданной, что раньше попросту выпала из рассмотрения. Эрон. Лежащие в коме телепаты. Развалившиеся триады, не способные остановить одно-единственное существо — погибшего на Кие элиноида. Мог ли чужак создать зону пси-искажения такого масштаба? Возможно. И его смерть не вычеркивает вариант из рассмотрения. Если у Наблюдателей существует методика, позволяющая за арки поднять пси-силу индивида до сопоставимого с элиноидом уровня… В любом случае все сходится к тому, что за акцией стоят Наблюдатели. Ведь так?

Снова теплое касание. То ли согласие, то ли одобрение рассуждений. Но вместе с одобрением — отчетливая неуверенность. Что-то не так. Или думаю не о том, или в логическую цепочку вкралась ошибка… Допустим. Отложим пока этот фрагмент. Перейдем к кульминации.

Элианин перемещается по зданию. Точка следования определена — кабинет Айи. Кратковременное бездействие — и побег…

Интуиция молчала. С логикой тоже было неладно. На этом отрезке она просто терялась. Почему Тиги бросился к кабинету Айи лишь после блокировки электронных систем и пси-взрыва? Да, система охраны в активном состоянии не впустила бы его внутрь, но что мешало ему заблаговременно подняться на нужный этаж и лишь потом вывести аппаратуру из строя? Сэкономил бы время, избежал случайных столкновений на пути следования. И главное, не ясно, зачем он стремился в кабинет и почему оставался внутри на протяжении двух тактов.

Резкий, чувствительный удар. Здесь. Ключевой момент, на котором надо сосредоточиться. Развязка. Только вот… Я несколько раз был в кабинете Айи и сейчас тщетно пытался вычленить какие-то присущие ему специфические особенности.

Типовая комната. Классический интерьер. Стандартная аппаратура… Или элианин пытался перехватить контролера Сиини на рабочем месте? Основная версия аналитиков, по их же признанию, не выдерживающая серьезной критики. Отлет на Аури не был большой тайной. Если акцию действительно контролировали Наблюдатели — информация об отсутствии Айи наверняка имелась в их распоряжении. Донести ее до исполнителя было несложно. Но даже если Наблюдатели ни при чем, обнаружив, что контролер Сиини отсутствует, Тиги Стин должен был немедленно покинуть комнату — задержка увеличивала риск перехвата. Получается, искал он не Айю.

Тогда что ему понадобилось? Использовать личный терминал? Бессмысленно. К хранилищу данных можно подключиться с любого внутреннего терминала, был бы допуск. Персональные данные аналитического модуля? Учитывая, что мы покидали Элию на значительный срок, Айя наверняка отзеркалировала наработки на центральный модуль и очистила свой. Стандартная практика. Что остается?

Я вздохнул. Плеснул еще тоника. Сжевал последний ломтик сви. Идей не было. Интуиция молчала. Хорошо, пропустим. Пока мотивация Тиги Стина не ясна; понять, почему он задержался, в кабинете невозможно. Тогда последний этап — побег. Разрушение стены, прыжок, бег, перестрелка, исчезновение.

Разрушение стены. Стереозапись, отчет экспертов. Тип кластерного заряда… Не установлен.

Не установлен? С некоторым удивлением я раскрыл полный текст и после первых же строк почувствовал, как в груди с новой силой вспыхнул знакомый обжигающий уголек. Гладкий срез, отсутствие следов термической обработки… Крейсер «Каиль». Неизвестные нападающие, сумевшие разрушить внешнюю броню, рассекающие аварийные перегородки… Дополнение: «В ходе поиска фрагменты разрушенного объекта не обнаружены».

Я откинулся на спинку кресла. Как такое возможно? Не могла же часть стены просто исчезнуть? Да еще без выделения энергии. На крейсере нападающие действовали куда рациональнее — аккуратно вырезали проход. С другой стороны, учитывая толщину внешних стен здания, выбить выпиленный фрагмент было бы не так просто… Нет, невероятно!

Повинуясь внезапному импульсу, я подключился к общепланетарной сети, подтвердил полномочия и запросил местонахождение крейсера «Каиль», на котором мы вернулись с Аури. Стыковка с ремонтным судном… сопровожден к платформе… Верфь номер… Текущий статус — оценка повреждений. Предварительный анализ не завершен. Данные первичного осмотра доступны. Оперативно.

Я открыл отчет техников.

Отсутствие двигательного отсека, для замены требуются модули… Значительное разрушение корпуса, список недееспособных узлов — последствия лазерной атаки. Для замены требуются… Я пропустил приличный кусок текста. Пробоина в первом сегменте, предположительно использован кластерный заряд типа «шип». Любопытно… И даже не тем, что элианин, проводивший осмотр, допустил ту же ошибку, что и я. Оценка заряда означала — осмотр проводили не только техники, но и военные. И это в первый день после помещения корабля в ремонтный блок.

Кто-то спустил директиву сверху. Не Айя — она пребывала в полубессознательном состоянии. Тогда кто?.. Не важно. Интуиция молчит, а значит, тратить время на поиск не стоит. А вот что думают техники и военные об изуродованных переборках?..

Внутренним увечьям крейсера уделялось куда меньше места. И никто не потрудился рассортировать их по группам. Сожженная обшивка стен, оплавленные двери, рассеченные перегородки, выбитая электроника — все шло сплошным текстом. Скорее всего эту часть отчета еще не успели привести в соответствие стандарту.

«…в индивидуальных блоках один-четырнадцать — один-шестнадцать фрагментарное разрушение стен. Для восстановления необходимы обшивочные плиты…»

Мягкий толчок. Фрагментарное разрушение стен, значит? И никаких подробностей там, где они так важны.

После недолгих колебаний я запросил прямой канал связи с орбитальной верфью. Полномочия пришлось подтверждать трижды. Только после этого меня соединили с оператором. Мне показалось, просьба — пригласить к терминалу техника, проводившего осмотр «Каиль», — его слегка разозлила. И ведь понимал, что если сотрудник Контроля озадачивает подобным поручением, значит, имеет на то основания, а все равно не смог подавить эмоциональную вспышку до конца.

Техник прибыл через шесть с половиной тактов. Сбившаяся униформа, влажные волосы и ярко выраженная нервозность. Ну да, у некоторых элиан сейчас ночь, а ночью они в отличие от контролера Итени Рина спят. Впрочем, отвечал техник бодро, разве что чересчур обстоятельно, и спустя несколько тактов все сомнения развеялись. Пожелав легкого пути, я разорвал соединение и уставился в опустевший экран терминала.

Итак, стены в каютах были разрушены тем же способом, что и стена в кабинете Айи. Ни следов нагрева, ни обломков. Почему пострадали только три каюты — предположить несложно. Вероятно, нападающие были не столь неуязвимы, как казалось нам. И, встретив отпор, решили сменить тактику — обойти очередную перегородку, вместо того чтобы прорубаться сквозь нее.

Как бы то ни было, связь между нападением на крейсер и вторжением в здание Контроля стала явной. Если добавить в эту цепочку Кию… Обжигающий укол. Интуиция считала, что связь не просто есть, ее наличие — узловой элемент!

И все-таки… все-таки цепочка выглядела непрочной. Не хватало целостности. Если действовала одна и та же группа, почему при атаке крейсера не использовались системы электронного подавления или пси-техника? Кто рядовые исполнители — радориане, элиане? Почему их было так мало, тогда как на Кию высадили несколько полноценных звеньев? И что сделала Айя…

Грудь сковала ледяная боль. Неправильно. Айя ни при чем. Не о ней надо думать. Она действовала единственно возможным образом. Нельзя критиковать. Нельзя анализировать. Сочтет нужным — сама расскажет. Сосредоточься на другом…

Я сморгнул, попытался собраться с мыслями. И понял, что это вряд ли удастся. Накатила теплая дурманящая сонливость. Развеять ее было несложно, но стоило ли? Завтра в полдень мне надо отбыть в столицу, а до рассвета всего ничего. Стоило немного отдохнуть, тем более что все возможное знание я выбрал…

Еще двадцать тактов, потраченные на изучение отчетов. Ни нового озарения, ни самого слабого укола интуиции. Разве что, сравнивая напоследок внешность Тиги Стина времен прибытия на Элию и внешность сотрудника контроля, которую скопировал Тиги, я ощутил даже не давление — тень давления. Но понять, к чему относится подсказка, так и не смог. Субъект, выбранный для копирования, напоминал Тиги весьма отдаленно. Единственное, что было очевидно, — Наблюдатели располагали технологией, позволяющей копировать индивида на лету. С высокой, высочайшей степенью точности. Отличить фальшивку от оригинала не смогли даже сканеры. Самые чувствительные на Элии.

* * *

Флаер я вызывать не стал, ограничился турбоплатформой. До магистрали было недалеко — тактов десять неспешной ходьбы. Ничто не мешало вызвать машину к дому, но мне хотелось прогуляться и проверить вчерашние ощущения.

После первых же шагов по стелющейся, влажной после утреннего дождя траве я понял — все осталось по-прежнему. За ночь отторжение даже усилилось.

Я поймал себя на том, что непроизвольно ускоряю шаг. Хотелось поскорее вырваться из давящих объятий пустоты, нырнуть в утробу салона и перенестись в город, где стекло, пластик и толпа избавят от ощущения увечной, больной пустыни.

Я вспомнил университетские годы, загородный дом, принадлежащий внешней разведке, прогулки по перелеску. Далекое и на удивление чужое прошлое. Жизнь Итени Рина, которого больше не было.

И все-таки происходящая со мной трансформация настораживала. Я попытался сосредоточиться, понять, чем именно вызвано столь резкое неприятие, и обнаружил, что анализировать реакцию на психоактивность нет никакого желания. Все равно что копаться в дурно пахнущей гнилостной массе.

Единственное, что было очевидно, — непрерывное пси-верещание зверьков и ровный податливый фон растений не создавали структуру, частью которой я бы себя чувствовал. Непривычное, ни на что не похожее состояние. Я вспомнил, как однажды в академии иллулиар снарядили бракованным дыхательным фильтром. Впоследствии выяснилось, что это тоже часть тренировки, но тогда… Легкие работают, исправно поступают все новые и новые порции смеси, однако вдох не приносит облегчения. Пустой газ, не способный насытить кровь, бесцельно наполняет грудь. И постепенно движения замедляются, глаза застилает пелена, и остается одно желание — стянуть маску ради одного-единственного глотка воздуха… Чем-то похоже на нынешние ощущения. Я мог вдыхать и выдыхать пси-вибрации леса, но полноценно дышать ими не получалось. И в отличие от той тренировки смесь психополей не только не питала, но и носила отчетливо ядовитый аромат,

В конце концов я не придумал ничего лучше, чем закрыть психосферу, ограничив восприятие на пси-уровне. Малоприятное состояние — ничуть не лучше, чем ходить с заклеенными глазами. Но по крайней мере оно не вызывало отторжения.

К месту встречи турбоплатформа прибыла в назначенное время с точностью до четверти такта. Судя по плавному размеренному скольжению, водитель выехал заблаговременно. Что ж, пунктуальность всегда в цене. Даже если она избыточна.

Добирались до Лии долго. Я даже пожалел, что отказался от флаера. В итоге, когда я переступил порог здания Контроля, сумерки медленно поглощали город. Длительная проверка — после вторжения процедура идентификации была существенно расширена — я прошел в кабинет, запустил терминал и подключился к внутренней сети Контроля.

Будучи за городом, новостные сводки я не отслеживал. Рассудил — случится событие, требующее немедленной реакции, со мной свяжутся по уникому. Да и отсутствовал я не арки, а немногим более суток. Однако первая же строка заставила задуматься — так ли я был прав. По решению Совета со вчерашнего дня весь боевой флот Элии переведен в режим повышенной готовности. Как значилось в записи — в учебно-тренировочных целях.

Такое бывало и раньше, режим повышенной готовности не предполагал кардинального изменения в графиках патрулирования и тем более массовых перемещений между системами. Да и энергозатраты на кораблях, насколько я помнил, возрастали незначительно. Более того, учитывая события последних арков, масштабные учения выглядели уместно. В том числе и в целях демонстрации боеготовности.

Только вот не сходились они с отчетом о ремонтных работах на «Каиль». Точнее, сходились, но иным образом, нежели пытался представить Совет. Военный эксперт, прибывший на верфь в первый же день, оценка повреждений, проведенная в рекордные сроки… Не сомневаюсь, восстановительные работы уже начались, и через пол-, а то и треть арка крейсеру суждено вернуться в строй.

И эта спешка в сочетании с мнимыми учениями позволяла сделать единственно возможный вывод — военные стремились максимально усилить флот. А значит, учебная готовность в любой такт могла стать готовностью боевой. Означало это одно: Совет считал, что элианским колониям что-то угрожает. Не столь явно, чтобы патрулировать пространство в режиме перехвата, но достаточно, чтобы показать — мы готовы отреагировать на угрозу в любой момент. Осталось понять, от кого исходит угроза…

Я просидел у терминала до лунного треугольника. Большинство сотрудников покинули здание. Ночная мгла плотно сжала мерцающий россыпью огоньков металлопластиковый кристалл. Я искал бы объяснения и дальше — понять скрытый слой знания пока не удавалось, — но задерживаться было неприлично. Айя не уточнила время, но пользоваться предоставленной свободой не стоило. Да и не хотелось пользоваться.

Главный медицинский центр столицы и Элии находился неподалеку. Я даже не стал вызывать турбоплатформу. Пропускная система оказалась куда проще нашей. Правда, у блока Айи пришлось задержаться: помещение охранялось, причем не только автоматикой.

— Легкого пути, Итени. — Улыбка и вполне искреннее дружелюбие не помешали Сети пройтись по мне портативным сканером.

— Легкого пути, не ожидал тебя увидеть. — Я и впрямь был немного сбит с толку. Присутствие охраны — безусловная необходимость, но почему к моему приходу дежурил Сети? Совпадение? Сомнительно. Впрочем, у Айи, несомненно, были веские основания. — Контролер Сиини у себя? — Вопрос бестолковый, но иногда надо соблюдать формальности.

— Да, она ждет. — В голосе Сети проскользнула нотка… обиды? Или показалось?

— Хорошо. — Я коснулся сенсора, и дверь сложилась гармошкой.

— Легкого пути, Итени Рин. — Айя полусидела-полулежала на кровати. Вместо униформы — бактерицидная накидка. Несмотря на свободный крой, было очевидно — повязок под ней нет. Удивительно. Восстановиться полностью за два дня? При том, что курс лечения прерывался?

И странно, на этот раз Айя выглядела не только здоровой, но и отдохнувшей. По крайней мере никаких последствий ранений, равно как и эффекта от использования кенци.

— Легкого пути, контролер Сиини. — Мне показалась, в глазах женщины мелькнул веселый огонек. Ее взгляд сфокусировался на чем-то за моей спиной. Я шагнул вперед, и сложившаяся дверь с негромким шуршанием развернулась.

— Пропустим формальную часть, — деловым тоном проговорила Айя. — Состояние удовлетворительное, ни в чем не нуждаюсь, лечение идет успешнее, чем ожидалось, с завтрашнего дня перехожу с интенсивной терапии на общеукрепляющий курс.

Прищурившись, она скользнула по мне взглядом. На пси-уровне я не заметил ни малейшего движения, но на миг ощутил полузнакомое мягкое касание. Оно отличалось от тех, которыми награждала интуиция при правильной догадке. Чуть суше, чуть шершавее. И все-таки сродство было очевидно.

— Тебе, вижу, отдых на пользу не пошел. — Айя сморгнула. — Что-то случилось?

Я поколебался, раздумывая, стоит ли говорить про пустоту. И неожиданно пересказал свои ощущения. Быстро, четко, словно репетировал речь заранее.

Рассказ не произвел на Айю ни малейшего впечатления. Даже показалось, что к концу она успела заскучать.

— Не обращай внимания, — посоветовала контролерша, когда я закончил. — Скоро пройдет. Или по крайней мере привыкнешь. Не ты один через это прошел.

Я посмотрел на Айю с удивлением, ожидая каких-либо разъяснений или комментариев, однако их не последовало. Более того, я обнаружил неспособность и нежелание выспрашивать подробности. Что сочла нужным, Айя сказала. Айе надо верить. Если бы она могла передать большее знание — настоящее, полезное, — передала бы…

— В любом случае, — подытожила женщина, — в нашем положении на другом надо сосредоточиться. Инициатива Совета — провести масштабные учения флота — впечатлила?

— И против кого планируются учения? — Я кратко поделился соображениями, упомянул ремонт «Каиль» и вытекающее суждение о реальной внешней угрозе.

— Против кого, пока неизвестно, — задумчиво проговорила Айя. — Единственное, что могу сказать, полномасштабных боевых действий Совет не планирует. Они рассматривают акцию как показательную…

— В ответ на какие действия Радора?

— Радора? — Айя посмотрела на меня с удивлением.

— Не Наблюдателей же планируется запугать. А Дзорт и Арц не представляют сколь-либо серьезной угрозы. Да и, насколько я разбираюсь во внешней политике Элии, серьезных противоречий у нас с ними никогда не было.

— Подожди, Итени. — Айя потерла лоб, она выглядела сбитой с толку. — Почему ты вообще запросил текущий статус «Каиль»?

— Пытался разобраться в инциденте: вторжение в наш комплекс и предшествовавшие этому события.

— И к каким же выводам ты пришел? — Айя оживилась и вместе с тем словно растерялась еще больше.

Я сжато пересказал цепочку рассуждений, опуская малозначительные детали. Про неестественно обостренную интуицию решил пока не упоминать.

— То есть ты пришел к выводу, что за всем этим стоят Наблюдатели, управляющие небольшой смешанной группой, в которую входят радориане, элиане, землянин, возможно, представители Дзорта и Арца? А цель их действий для тебя неочевидна?

— Цель их действий просто неизвестна. Мне. Полагаю, она была как-то связана с элиноидом. Но после его гибели на Кие предсказать новый вектор деятельности… — Я отрицательно покачал головой.

Айя глядела на меня с таким видом, будто я только что озвучил абсолютно нелепое умозаключение. А потом вдруг рассмеялась, охнула, непроизвольно схватилась за бок. Видимо, ткани восстановились не полностью, что не помешало зародиться новой волне смеха.

— Итени, прости… Я просто… была уверена. Прости. — Ее голос разом сделался серьезным. — Я не сомневалась, что ты все понял еще на «Каиль». Теперь твои попытки разобраться в происшедшем выглядят иначе. Прости.

— Что я должен был понять на «Каиль»? — Почему-то обиднее всего показались не собственное недомыслие и смех, а то, что я разочаровал Айю.

— Землянин. Элиноид. Там, на «Каиль». Я думала, ты понял, с кем сражался. Почувствовал присутствие. Вы же несколько раз виделись, разговаривали, ты даже его психосферу читал. Я и представить не могла, что во время боя на борту «Каиль» ты не понял, кто тебе противостоит. Особенно после посещения почки на Аури. Получается, сродство было не полным… И тем не менее, когда я потеряла сознание, ты оказался рядом первым. Любопытно… — Айя смотрела сквозь меня и скорее рассуждала вслух, чем апеллировала ко мне. — Но теперь это не важно. — Ее взгляд снова сфокусировался.

— Как?.. — То, что с такой легкостью сообщила Айя, сломало все мои построения. Более того, ощущение собственной глупости и никчемности было как никогда ярким. — Каким образом он выжил на Кие?! Я видел снимки, там же все выгорело…

— Очевидно, его забрали. Тем же самым способом, каким забросили радориан на станцию Далир. Признаюсь, я тоже считала элиноида погибшим. Понимаешь, локальное перемещение не всегда применимо. Есть некоторые ограничения, и в той ситуации на Кие они присутствовали… Нам так казалось. Но либо Наблюдатели их преодолели, либо мы переоценили значимость некоторых факторов. Как бы то ни было, элиноид выжил и продолжает вмешиваться в течение событий.

— Выходит, Тиги Стина тоже выцепили с помощью локального перемещения; правы были аналитики, предложившие версию. — Я говорил и чувствовал поверхностность своих суждений. Но слова Айи и, главное, будничный тон превратили землю под ногами в песок. — Если сродные ограничения внутри здания соблюдались, понятно, почему он пытался выбраться наружу.

— Скорее всего, — охотно согласилась Айя. — Однако суждение представляет научный, не практический интерес. Меня куда больше занимает вопрос: был ли Тиги Стин элианином? К сожалению, сейчас на него ответить невозможно, хотя к исследованиям я привлекла, кого могла.

— Не элианин? Тогда кто — землянин? Способный полностью трансформироваться в одного из нас, подделать психосферу, обойти все системы слежения и идентификации?

— Не обязательно полностью, — немного невпопад ответила Айя. — Да и не настолько он от нас отличается… Тем более что проблема смены внешности перед ним не стояла. Но ты прав, наша беспомощность перед Наблюдателями поражает. — В голосе женщины проскользнуло раздражение. — Ничего, недолго осталось. Если все сделаем правильно… Итени, оставим эту тему. Сейчас я не могу сказать больше, да и фактов, подтверждающих предположение, не имею. Возможно, все гораздо проще, и Тиги Стин в самом деле элианин, действующий по указке Наблюдателей. Эксперты работают, шанс установить истину есть.

— Удалось выяснить, что он делал в вашем кабинете? — Я задал вопрос и сразу почувствовал, что сделал ошибку. Неправильный вопрос. Такой мог задать прежний Итени Рин, избавиться от которого следовало как можно быстрее.

— Не важно, — резко перебила Айя. — Лучше подумай, зачем он прорвался на борт «Каиль».

— Хотел… — Я запнулся. Версии всплывали одна за другой и большей частью выглядели нелепо. Мне вспомнился поглощаемый темной кляксой «Адель»; очевидно, на этот раз уничтожение корабля не было целью. Попытка получить доступ к хранилищу данных корабля? Наиболее вероятно. Какого рода информацию он хотел заполучить?.. Не важно. Не в моей компетенции. Иные варианты?.. Нет, остальное маловероятно…

— Думаю, он хотел убить нас. — Не дожидаясь ответа, произнесла Айя. — Тебя и меня.

Наверное, мое смятение читалось не только в психосфере, но и на лице. Во всяком случае, Айя не стала дожидаться ответа и сочла нужным прокомментировать:

— Тебя — за Эрон и Кию, меня — по просьбе хозяина.

— Хозяев? Наблюдателей?

— Хозяина. — Айя натянуто улыбнулась. — Сказать по правде, нам повезло. К такому повороту событий я была не готова. Аури представлялась безопасным местом.

— Но зачем Наблюдателям?.. — Договорить я не успел, другая мысль полностью захватила сознание. — Ты не должна находиться здесь. Опасность слишком велика. Следует…

— Итени! — буквально выкрикнула Айя, и я словно с головой погрузился в озеро с ледяной водой. На смену пришло ощущение необычной легкости. Парения. Я ничего не должен был делать. Инициатива неразумна. Импровизация вредна. Логика — пережиток прошлой жизни. Я должен делать то, что скажут, не больше и не меньше. — Итени, — повторила женщина мягче, — ситуация изменилась. Немедленной угрозы нет. Более того, землянин допустил ошибку. Существенную. И теперь у нас появилась возможность закончить конфликт в свою пользу.

Она помолчала и словно нехотя добавила:

— Я не уверена… Складывается впечатление, что Наблюдатели по какой-то причине не могут избавиться от землянина. Он — результат какого-то сложного эксперимента, приведшего к не спрогнозированному, необычному результату. Я даже допускаю, что никакой цивилизации землян не существует, и элиноид уникален. В чем именно состоит его ценность для Наблюдателей… Не знаю. Но в какой-то момент его поведение начало нести в себе угрозу. Слишком серьезную, чтобы игнорировать ее дальше.

— Ваши заключения основаны?..

— Заключений не так много, — не дала договорить Айя. — В основном информация, полученная непосредственно от Наблюдателей. К сожалению, информация не исчерпывающая.

— Наблюдатели не дают уточнений. — На этот раз она даже перебивать не стала — просто начала отвечать на вопрос до того, как он был озвучен. — Не стоит переоценивать мою значимость для них. Не сомневаюсь, я не единственная, с кем они поддерживают прямой контакт.

— Флот привели в состояние повышенной готовности по указке Наблюдателей?

— Нет, — устало произнесла Айя. — Они здесь ни при чем. Итени, на этом лучше остановиться. На твою стабилизацию ушло слишком много сил. Мне надо отдохнуть и подумать. Да и тебе лучше переработать полученное знание. Несколько дней у нас есть, а дальше… Не знаю, что будет дальше. Я очень надеюсь, что Наблюдатели сделают правильный выбор. Но, как бы то ни было, скоро все закончится. Будешь уходить — пригласи Сети. Да, совсем забыла… не важно. — Речь Айи неожиданно стала сбивчивой. — Удачи, Итени. Я свяжусь с тобой в ближайшее время. Пока отдыхай.

— Удачи, Айя Сиини.

Выйдя из блока, я передал Сети просьбу Айи, ощутив мимолетный укол ревности. Иррациональный, но такой естественный.

Ночное небо очистилось. Полный бледно-зеленый диск неторопливо скользил за своим юрким братом. Прошлый Итени Рин наверняка потратил бы несколько тактов, созерцая вечную погоню двух лун. А мне надо выполнить наказ Айи — проанализировать ситуацию с учетом полученного знания.

Я направился к служебной стоянке Контроля, чувствуя необычайный прилив энергии. Ощущение чужеродности окружающего мира ушло. Более того, реальность приобрела большую, чем когда-либо, глубину. Новые краски, незаметные ранее слои… А еще мне казалось, что пространство пропитала прозрачная серебристая дымка. Скрытые в полутьме предметы словно покрылись эмалью. В воздухе вспыхивают крохотные искорки. Стоило сосредоточиться на деталях, и мир становился прежним. И все же я не сомневался — это не игра воображения. Однако природа явления меня совершенно не интересовала. Почему-то я был уверен — его присутствие естественно. А остальное не важно.

Сообщение от Айи пришло на седьмой день. Приветствие, время встречи и обширный пакет данных — как выяснилось, доставленная кораблем-курьером подборка сводок с Аури.

Я бегло проглядел материал, заинтересовался, вернулся в начало и начал прорабатывать сводки плотнее. К сожалению, оценить информацию в полной мере было невозможно. Не хватало квалификации, да и общими знаниями об экосистеме планеты в нужном объеме я не обладал.

После нашего отлета и без того капризная природа взбесилась. Словно Аури была пронизана сетью климатических контроллеров, и систему перевели в режим саморазрушения. Побережье и ряд остров ушли под воду. Распространяющиеся с невиданной скоростью циклоны принесли полярный холод. Непрекращающиеся ливни, землетрясения в несейсмоактивных районах, вулканическая активность, не укладывающаяся ни в одну из существующих моделей… В конце первой части доклада высказывалось осторожное сомнение в необходимости дальнейшего расширения колонии.

Вторая часть была посвящена инциденту на орбитальной станции. Ничего нового. После того, как Айя сообщила, что за нападением на крейсер стояли землянин и Наблюдатели, большинство противоречий развеялись сами собой. Приемы, использованные при атаке станции, не отличались от тех, что применялись в здании контроля. Пси-атака, манипулирование вычислительными и управляющими системами… Приходилось признать: наша информационная защита и системы внутреннего контроля перед Наблюдателями бессильны. Большая удача, что «Каиль» выдержал лазерный удар…

Третий, совсем короткий блок заинтересовал больше. В нем рассказывалось о разрушении участка стены центрального исследовательского комплекса на Аури. Характер повреждений не оставлял сомнений — землянин или действующая с ним в связке группа высаживались на планету. Что они нашли или пытались найти в здании, сказать сложно. Вряд ли чужаки долго находились внутри. Тут никакие системы маскировки не помогут. Одно дело — внезапная атака, другое — попытка пройти незамеченными по огромному комплексу, в котором проживают десятки элиан. Да и системой наблюдения здание оснащено.

Впрочем, вряд ли агрессоры ушли ни с чем. Кия, Элия, «Каиль» показали — деликатностью марионетки Наблюдателей не отличаются. И последовательность их действий прекрасно согласовывалась со словами Айи. Мишенями были мы, и убийцы просто шли по следу: комплекс, орбитальная станция, крейсер. Что ж, с этой частью все ясно. А разобраться в причинах природных катаклизмов мне, очевидно, не под силу. Остается принять к сведению…

На этот раз я вызвал служебный флаер. Я не стал устанавливать заказу высокий приоритет: особой спешки не было. Потому машину должны были подогнать к полудню.

До отлета оставалось немного времени, и я вновь повторил пешую прогулку через перелесок. Захотелось перепроверить впечатления недельной давности.

Пустоту я почувствовал сразу. Подступило легкое удушье. Разреженная пси-атмосфера липла влажными маслянистыми хлопьями. Ощущение, будто плывешь по грязной речке, не способной удержать на поверхности тело, не покидало почти такт. А затем разом отступило.

Нет, пустота никуда не исчезла. Пси-дыхание по-прежнему было затруднено, но вместе с тем на смену брезгливости и неприятию пришла спокойная обволакивающая снисходительность. Теперь я понимал — психополе вокруг просто неполноценное, недоразвитое. Существа, формирующие столь бедную ауру, вызывали сочувствие, хотя находиться рядом с ними по-прежнему было немного неприятно. Но вместе с тем я знал совершенно точно: ситуацию можно исправить. Как?.. Я не эксперт в области пси-преобразований, и тем не менее уверенность в том, что окружающая флора и фауна не достигли наивысшей точки развития, только усиливалась. Надо запомнить это ощущение. Возможно, Айю оно заинтересует…

Перелет в Лию занял вчетверо меньше времени, чем наземное путешествие. Я прибыл точно к назначенному сроку. Третья смена закончилась тактов сорок назад. Мне думалось, Айя специально выбрала время так, чтобы не пересекаться с выходящими сотрудниками, однако в здании ее не было. Я послал запрос в информаторий Контроля и с удивлением воззрился на результат. Последние пятьдесят тактов Айя Сиини пребывала в центральном комплексе физического развития Лии. Удивительно. У нас были свои тренировочные залы, оснащенные не хуже общедоступных. Единственное объяснение — Айе понадобился доступ к каким-то достаточно редким, специфическим тренажерам. Правда, не исключено, что она хотела встретиться с одним из тамошних инструкторов. Хотя, с другой стороны, она всегда могла вызвать эксперта к себе…

Я оказался прав в обоих предположениях. За контролером Айей Сиини был зарезервирован блок четыре-два-два — тренировочный зал для занятий фериями. Кроме нее, в зале находился только один элианин — Ирейн Лири. Имя показалось мне смутно знакомым, но вспомнить его обладателя удалось лишь на подходе к залу. Что неудивительно — прошло немало времени с тех пор, как я изучал информпакет, в котором фигурировал мастер ферий.

Ирейн был персональным тренером землянина-элиноида на Ааре. Не знаю, вернулся ли он на Элию сразу после киянской операции, когда землянин якобы погиб, или Айя вызвала его только сейчас. Скорее первое, иначе его бы попросту не успели вызвать с Аара.

Я не стал заходить в основной блок — остался в тренерском. Широкое, во всю стену, окно позволяло наблюдать за происходящим в зале, а огромный стереоэкран транслировал виртуальное пространство, в котором проходило занятие.

Айя и Ирейн, одетые в плотные комбинезоны и глухие шлем-маски, казалось, полностью ушли в сконструированную имитаторами реальность. Правда, на подходе к блоку я почувствовал даже не касание — едва уловимую пси-вибрацию. Словно случайно задел контрольную сеть сканера. Однако никакого продолжения не последовало.

— Айя, вы слишком спешите, — с заметным сожалением сипло проговорил Ирейн. — Незачем так вкладываться в удар. У вас в руках не дубина, а раскаленная струна, способная рассечь элианина пополам. Не нужна здесь сила: ферия все сделает за вас. Еще раз.

Айя отступила на несколько шагов, остановилась в центре бледно-желтого круга имитатора. Ирейн сделал то же самое. Я перевел взгляд на стереопанель. Две безликие фигуры на плато, висящем над бездной.

— Начали.

Взметнулись огненные нити. Пересеклись и развалились на неравные части. Теперь нить одного из бойцов была вдвое длиннее.

— Айя, — устало проговорил Ирейн. — Вы путаете спешку и скорость. Вместо того чтобы начать движение вовремя, вы замедлили удар. Какой в этом смысл? Движение должно быть максимально резким. Но не поспешным. А вы слишком рано начинаете замах. Мне остается дождаться, когда ваша ферия наберет скорость, и контратаковать. — Ирейн сделал короткий рубленый мах. — Заметьте, точка контакта на вашей ферии расположена по центру, на моей — у самого конца. Вы потеряли половину струны, я — десятую часть. Фактически бой закончен. На исходные. Еще раз.

Я присел на низкий стул с мягкой монолитной спинкой. Любопытно. Никогда не увлекался фериями и не знал, что ими увлекается Айя. Тем не менее комбинация, которую раз за разом повторяли фигурки, явно не относилась к базовому курсу. С каждым повтором обмен ударами становился все более и более затяжным. Однако особого оптимизма в голосе Ирейна не было.

— Айя, вы опять перекручиваете ферию за счет предплечья. Это неправильно идейно. Слишком большая амплитуда маха — вы просто не успеете вернуться в позицию. Запомните, все вращения идут только через кисть. Попробуем снова.

Через три десятка тактов движения Айи начали замедляться. Спустя еще десяток она отступила и подняла руку. Сняла маску.

Я поднялся, прошел в помещение с имитаторами.

— Легкого пути, Айя Сиини. Легкого пути, Ирейн Лири. Итени Рин, внешний Контроль.

— Еще несколько тактов, Итени. — Дышала Айя тяжело. — Слушаю. — Она повернулась к Ирейну.

Мастер ферий сбросил настройки имитаторов, заблокировал считывающие устройства и лишь потом ответил:

— Что сказать? Контролер Сиини, мое мнение не изменилось. Считаю, вы напрасно углубляетесь в столь сложные техники, не освоив до конца базис. Несомненно, вы изучали разновидности ближнего боя и, насколько я могу судить, достигли определенных успехов. Несомненно, вы занимались фериями ранее. Но этого недостаточно. Вы пытаетесь переносить приемы и логику рукопашного боя на ферии. Иногда получается, чаще — нет. — Ирейн вздохнул и, видимо, решив идти до конца, продолжил: — Но хуже всего ваше желание перейти к комплексным приемам, перепрыгнуть сразу несколько этапов обучения. Безусловно, вы способны за считанные дни выучить пять-шесть комбинаций и основные продолжения в ответ на контрдействия противника. Но что будет, если он опровергнет одну из этих вариаций, сымпровизирует или даже просто ошибется? Вы не сможете воспользоваться его ошибкой именно из-за плохо освоенных основных элементов.

Ирейн умолк и с неожиданно просящей интонацией добавил:

— Айя, вы же умница. Вы схватываете все на лету. У вас отличная физподготовка и немалый опыт. Зачем это рваное обучение? Я готов заниматься с вами каждый день. За несколько арков вы в состоянии усвоить и отточить основы. Вы молоды, впереди целая жизнь. Куда спешить?..

— Ирейн, в течение полутора десятков арков вы ставили технику боя на фериях землянину Геннадию. — Айя проигнорировала вопрос. — Чем ущербна его манера ведения боя?

Мастер ферий помрачнел.

— Мне трудно добавить к изложенному в отчетах. Некоторая однообразность действий, отсутствие импровизации… — Он помолчал, потом качнул головой. — Все. Технически Геннадий находится на одном уровне со мной. Почему вы спрашиваете?.. — Ирейн вдруг умолк и удивленно посмотрел на меня.

— Итени, прошу, дождись меня в коридоре, — тихо проговорила Айя. — Вспомнилось. — Она сделала шажок, оказавшись между мной и Ирейном. — Еще хотела уточнить по поводу…

Я вышел. Прислонился к стене и ощутил жгучее необъяснимое раздражение, почти ненависть. На то, чтобы успокоиться, ушел почти такт. Попытка понять, что вызвало такую реакцию, успеха не принесла. Чувства возникли из ниоткуда, и я сразу провалился в бурлящий водоворот. Десантник десятой категории…

Дверь втянулась в стену. Айя быстрым шагом покинула зал.

— Пойдем, — отрывисто бросила она. — Как неудачно получилось… Забыла, что он сенс. На пси-уровне тебя закрыла, а тут забыла… Впрочем, он вряд ли что-то понял. Надо в следующий раз быть осторожнее…

— Он пытался меня зондировать?

— Не пытался… — Айя вздохнула, продолжила уже спокойно: — Не важно, не обращай внимания. Скоро все нормализуется. Просто в нынешнем состоянии тебе лучше с сенсами не общаться.

— Не знал, что ты увлекаешься фериями. — Я счел неэтичным продолжать расспросы.

— Раньше увлекалась. Еще до Контроля. — Айя улыбнулась. — Чем я только не увлекалась… Иногда даже жалею, что отказалась от той жизни. Глупо…

Улыбка исчезла.

— Извини, что не перенесла встречу. Сегодня вечером тренировка не планировалась, у Ирейна случайно образовалось окно.

— Хочешь вызвать землянина на бой? — Шутка вышла примитивной.

— Нет, — весело проговорила Айя. — Это было бы безрассудно. Да и откуда у радориан ферии?

— У радориан?

— Через несколько дней в составе спортивно-туристической делегации мы отбываем на Гарт.

— Цель? — Я знал ответ.

— Землянин. — Айя остановилась и посмотрела мне в глаза. — Надо закончить начатое. На Гарте ему бежать некуда, а нам помогут.

— Радориане? — Мне удалось сдержать скептическую нотку.

— Наблюдатели.

Глава 5

Тень и пламя. Геннадий Павлов

Если видел один радорианский город, значит, видел их все. Раньше я считал подобные высказывания чистой воды выпендрежем, но для Гарта они оказались справедливы на все сто. Никогда не думал, что чужая планета способна вызвать лишь сонную зевоту.

На третий день пребывания я начал откровенно скучать. К концу недели свел вылазки из напичканного техникой номера к минимуму. А на исходе месяца от каждодневного однообразия разве что на стену не лез.

Поначалу я хоть как-то развлекался тщательным соблюдением маскарада — все-таки территория врага, пусть потенциального, — потом надоело. Никто меня не выслеживал и не собирался по поимке снимать скальп. Псевдокожа позволяла сливаться с толпой, а комп, работающий в режиме пассивной защиты, успешно давил попытки высветить сканерами мою истинную суть.

Сканеров, надо признать, на Гарте было много. Однако абсолютную надежность комп подтвердил еще на Элии и с тех пор никаких поводов для сомнений не давал. А потому беспокойство вызывали лишь две вещи: запрет Олега выходить на связь и участившиеся пси-срывы. И если первое волновало постольку-поскольку — никаких сомнений, что в ближайшее время меня заберут, не было, — то второе доставляло определенное неудобство. Хорошо, Гарт заселили не шибко плотно, а разного рода вылазки на природу у местного населения оказались в чести. Так что раз в неделю я брал напрокат флаер, забирался подальше в горы и превращал очередной акр земли в лишенную жизни снежную пустыню. А потом часами лежал на колкой перине, вглядывался в прозрачное небо, пытаясь высмотреть знакомые узоры созвездий, и смаковал образовавшуюся внутри пустоту.

Психосрыв высасывал все силы — не физические, я по-прежнему оставался в идеальной форме, но вот мыслей, эмоций и желания что-либо делать не оставалось. Долгожданная плата за нарастающее давление, которое в конце концов невозможно сдержать…

Я легко ушел от очередного разряда, избежал контакта с твердым жгутом, вознамерившимся хлестнуть по ногам, и провел плотный прямой в область сердца.

Десять и восемь. Одиннадцать. Индикатор эффективности из оранжевого сделался желтым. Похожий на кальмара тренажер негромко прогудел и затих. М-да, детский лепет. Даже на предельных настройках я вырубал спрута минуты за полторы.

В принципе можно было заказать спецмодель, такие в каталогах наличествовали, но не хотелось лишний раз светиться. Одно дело — добропорядочный любитель, уделяющий полчаса в день вялому спаррингу в попытках согнать лишний жир, другое — некто, возжелавший в качестве партнера элитную игрушку военных академий. Радориане с их параноидальной тягой к контролю и порядку заинтересовались бы обязательно. Даже доступный рядовым гражданам кальмар, будучи подключенным в сеть, регулярно посылал короткие сводки о проведенных тренировках. Как говорилось в инструкции: «Для оптимизации тренажера и последующей конструкционной доводки». Пришлось взламывать нехитрую защиту и на лету править отосланное. Для конспирации. Вряд ли на Гарте есть гении рукопашного боя, набирающие одиннадцать баллов за полторы минуты.

Закончив избиение кальмара, я запустил профилактическое тестирование и еще раз забрался в капсулу «внешней очистки». Желание вымыться в нормальном душе было непреодолимым, однако в городишке на две тысячи имелась лишь одна секция комфорта. Потому приходилось без особого удовольствия валяться в чистящей пене и ждать, когда наконец случится очередной пси-приступ. Задерживаться на этом островке цивилизации хоть на минуту дольше необходимого я не собирался.

Благоухая ароматами этера и шни — те немногие, что не вызывали головокружения, — я вернулся в комнату. С ненавистью посмотрел на псевдокожу, сожравшую на завтрак килограмм мяса и два здоровенных пакета печенья. В голове всплыло: «Потребности надо удовлетворять». В такт моим мыслям прозрачно-серая масса тихо буркнула и начала вдумчиво гадить. Процесс этот занимал не менее четверти часа, так что с уборкой можно было не спешить.

Высосав бутылку сладкого мятного напитка, я распаковал третий пакет с печением, припасенный для себя, и плюхнулся на диван. За что уважаю радориан, так это за мебель. Никаких тебе элианских игрищ с геометрией и кушеток шириной в полметра. Все основательно, в меру мягко, в меру упруго, расцветка глаз не режет, и что главное — никакого запаха! Видимо, предполагалось, что хозяин надушит перину в соответствии с личными пристрастиями. Щас.

Поваляться в свое удовольствие не удалось. Смотреть по стереопанели оказалось решительно нечего. С подобным раскладом давно следовало смириться, однако привычка пощелкать каналами въелась еще на Земле, и избавиться от нее было не просто.

Перевернувшись на бок, я некоторое время смотрел в огромное, почти во всю стену, окно. Моросил дождь. Мелкие холодные капли на долю секунды прилипали к прозрачному пластику и срывались вниз, не оставляя мокрого следа. Кроме дождя и изломанной линии далеких белоснежных облаков, с кровати был виден лишь едва различимый шпиль. Догадаться о его функциях возможным не представлялось.

Я прикрыл глаза, но тут псевдокожа негромко чавкнула, и дрему сняло как рукой. Бесцельно потаращившись на унылую серую завесу, я нехотя поднялся, скинул прожорливого кибермутанта с клеенки и спустил отходы в утилизатор.

До рассвета оставалось часа три, до пси-срыва не менее шести. Заняться было решительно нечем. Хоть, как вчера, поднимайся в обсерваторию и любуйся на трилуние, гарантирующее белые ночи даже при обложенном облаками небе. Или еще разок навалять кальмару?

Комната качнулась, поплыла перед глазами. Совсем чуть-чуть. Будто кто-то перемешивал пси-пространство чугунным черпаком и случайно зацепил мою психосферу, закованную во все мыслимые защитные оболочки. Некоторое время я прислушивался к ощущениям, борясь с желанием вынырнуть на поверхность океана, но продолжения не последовало. Странно. Кто бы это мог быть? Сколь-нибудь сильных телепатов среди радориан нет. Наблюдатели? Слишком вульгарно. Элиане? Откуда бы им здесь взяться…

Я присел на край кровати и в сотый раз вызвал в памяти сообщение Олега. Ни малейшей концентрации не требовалось. Слова, интонации, эмоциональное наполнение всплыли мгновенно, стоило подумать о послании чуть «громче» обычного.

Свежий взгляд ничего нового не добавил: слиться с обществом, на связь не выходить, никуда нос не совать, ждать. И тонна технической информации о Гарте — первой планете желтого солнца, колонизированной радорианами около тридцати лет назад.

Ждать… Потрясающая рекомендация! После всего, что я для них сделал, Наблюдатели даже не снизошли до объяснений. А ведь пакет, судя по информационной насыщенности, готовился заранее. Выходит, и заброска на Гарт не была импровизацией. Но тогда почему они ничего не сказали?! Совсем ничего! И почему я не должен выходить на связь? Со связью никаких проблем не возникло даже в зараженной зоне. Опасались, что кто-то смог бы перехватить трансляцию?

Чушь! Элиане — единственная раса, обладающая кое-какими пси-способностями. Но даже их мутантша Айя мне уступала, что уж говорить о пропасти между элианами и Наблюдателями. Так что будь желание, заэкранировали бы канал. Да и нет элиан на Гарте.

Кто остается? Тени? Но они не телепаты, по крайней мере в обычном понимании. Паразит? Черт возьми, я лично прикончил тварь, облепившую целую планету, причем на ее территории. Здесь он мне не ровня…

Дьявол! Я в последний момент перехватил черный стилет, непроизвольно выскочивший из руки и едва не расцарапавший пол. Рассеял его в воздухе. Думай! Может, раскол в среде самих Наблюдателей. Ну, там, двухпартийная система — и одна из партий неожиданно взалкала моей крови?

Нет, ерунда. Уж об этом Олег мог предупредить прямо, он-то всяко против меня не играет. Да и не верю я в двухпартийные системы и рыночную экономику у сверхрас. Вот не верю, и все!

Черные когти вновь вытянулись и растворились секунду спустя. М-да, нельзя нервничать по пустякам. Но обидно же! Наверняка причина есть, наверняка она весомая. Можно сколько угодно злиться на Олега, но глупо считать, что его действия не имеют под собой оснований, веских оснований… И ментальный библиотекарь, сволочь, не желает подсказывать. Затих, как будто его и нет.

Некоторое время я ломал голову над проблемой, не преуспел и, в очередной раз рассеяв тенелезвия, решил переключиться на что-нибудь более конструктивное. Тем более что неумолимо приближался рассвет.

Скинув мягкую, почти невесомую накидку, заменявшую халат, я плюхнулся в объятия псевдокожи. Через пару минут поднялся, постоял неподвижно, позволив кибернетическому симбионту внести косметические изменения, широко зевнул и отправился примерять очередную униформу. В отличие от элиан жители Гарта предпочитали менять одежду три раза на дню. Каких-то объективных неудобств подобная практика не доставляла, но некоторая психологическая чужеродность свежей одежды поначалу ощущалась.

Сегодня мне достался строгий темно-фиолетовый костюм и утепленный водооталкивающий плащ. С учетом погоды совсем не лишний.

На ходу сжевав булочку со сладким ноздреватым наполнителем, отдаленно напоминающим сыр, я заказал флаер, получил уведомление — свободные машины имеются только на юго-восточной стоянке, и выскользнул из номера.

По времени я подгадал удачно. Радорианский распорядок дня здорово стимулирует выработку чувства времени. С одной стороны, местный час пик — явление специфическое и не шибко приятное. С другой — шляться по городу в гордом одиночестве не стоит. Вряд ли на праздношатающегося бездельника немедленно обратят внимание, но от существ, анализирующих информацию с домашних тренажеров, можно ожидать всего.

Предрассветные зимние часы — удачное время для прогулки. День короткий, ночь длинная, и многие выходят из дому затемно. Многие, но далеко не все.

В кластерном составе, идущем на юго-восток, кроме меня, оказалось четверо. Трое вскоре перешли в соседнюю камеру, минуту спустя отделившуюся, и я остался со старичком- радорианином наедине. Впрочем, слово «старичок» попутчику не вполне подходило. Скорее это был местный аксакал, старец, познавший добро и зло, мудрый и добрый.

В сравнении с элианами радориане на долгожителей не тянули. Несмотря на регенераторы, пусть не столь совершенные, как у Наблюдателей, искусственно выращиваемые органы и развитую сеть медучреждений. Сто — сто двадцать лет полноценной жизни — и стремительный коллапс в течение следующего десятка. Против природы не попрешь.

Аксакалу, по оценке ментального библиотекаря, пару дней назад стукнуло сто двадцать два. Сидеть бы ему дома, в кресле-качалке, потихоньку начиная раскачиваться. Ан нет, спешит куда-то. Совсем как рядовой пенсионер на старушке Земле, вставший пораньше, чтобы занять очередь в кассу оплаты коммунальных услуг.

— Долго дождю идти? — неожиданно осведомился старик.

— Простите? — Вопрос напрочь выбил меня из колеи.

— За что? — Теперь сбитым с толку, казалось, выглядел аксакал. Ментальный библиотекарь немедленно указал на некорректное употребление слова «простите». Оказывается, радориане подобным образом его не использовали.

— Ничего-ничего, — поспешил я загладить ошибку; мысли мелькали с субсветовой скоростью. — Не смотрел утренний прогноз.

— Как же так? — делано удивился аксакал. — Метеоролог, а утренний прогноз не смотрите.

Старик кашлянул, что должно было изображать смешок. Несмотря на напряжение, я не удержался от улыбки. Стало быть, есть вещи, неизменные и на другом конце Вселенной. Например, точность метеосводок.

— Не работаю в метеослужбе, — поспешил откреститься я и по тому, как сложились складки на лице собеседника, понял, что опять промазал.

— Куда же едете? — искренне удивился старикан. — В юго-западной секции только метеокомплекс, если память по-прежнему со мной…

Рефлекторно я чуть не влепил аксакалу пси-плюху, чтобы выбить всю подозрительность вместе с воспоминаниями последних минут. Вовремя опомнился и попытался взять себя в руки. Вспомнилась элианка в парке, тонкая струйка слюны, стекающая из уголка рта, полустон-полувой… Немедленно поднялась волна раздражения. На себя, на ситуацию, на мир в целом… В последний миг я перехватил почти успевшую материализоваться Тень. Еще тебя не хватало!

Внутренняя борьба длилась долю секунды, и заминки в диалоге не возникло. В итоге я не придумал ничего лучше, как выдать аксакалу правду. Или по крайней мере ее часть.

— На стоянку еду. Свободных флаеров нет… рядом с гостиницей. — На этот раз подсказчик предупредил вовремя, кинув картинку шевелящего губами радорианина: «Так куда же едете, если свободных нет». Пришлось исправлять ошибку на ходу. — Приходится на юго-западную тащиться.

— Так вы не местный! — мгновенно оживился старик. — И, предположу, на Гарте недавно?

Любопытный аксакал, присосавшийся профессиональным вампиром, разонравился окончательно. Надо было отвечать, а как — непонятно. Я даже не знал, насколько часто сюда прилетают командированные радориане и насколько моя принадлежность к ним будет естественна.

Снова закружил крошечный пси-вихрь, стянутый на талии черной нитью. В конце концов, не обязательно виртуозно править старичку воспоминания, достаточно просто стереть кусочек памяти и погрузить субъекта в неглубокий сон. Тем более в его возрасте сон вдвойне полезен.

Я повернулся к аксакалу и высвободил сдерживаемую темной уздечкой силу. Добавил в пси-импульс несколько черных волокон — простая надежная методика. Старик обмяк и завалился на бок. Пришлось подхватить и поудобнее устроить на сиденье. «Дыхание и сердцебиение в норме, — подсказал ментальный библиотекарь. — Старика обнаружат через две с половиной минуты».

Отлично, мне добираться всего минуту с хвостиком. Живем!

Я нахохлился и, ежесекундно поглядывая на спящего радорианина, стал ждать остановку.

«Регистрация подтверждена. Бронирование мест осуществляется в соответствии с положением турнира. Разрыв», — небольшой стереоэкран потемнел и выдал уныло-серую заставку, подчеркивая, что разговор окончен. Мне тоже задерживаться не следовало — радориане ждут! Хотя слово «ждут» слишком громкое. С чем в мире будущего точно научились бороться, так это с очередями. А может, и не боролись с ними. Может, врожденная ненависть к очередям — особенность радорианской психики? Как бы то ни было, три десятка инопланетян смиренно дожидались, пока освободится терминал. Я успел дойти до двери, прежде чем один из чужаков поднялся и направился к кабинке. Вот она — культура потребления услуг.

На выходе я чуть не столкнулся с парочкой, спешивший чуть более, нежели полагается высокоразумным существам.

Мы синхронно скорчили гримасы извинения. Вернее, за меня ее скорчила киберкожа. Самое смешное — радориане и правда были сконфужены: эмоциональная волна прошла четкая. Насколько же у них все-таки развита система свой- чужой. Будь на моем месте элианин, и ухом бы не повели.

На лифтовой платформе стояли трое. Пришлось немного потесниться. Поднявшись на полсотни метров к ближайшему кластернику, я в последнюю секунду заскочил в единственный свободный вагончик.

Как ни просчитывали радорианские аналитики грядущее, как ни оптимизировали работу городских служб, но с наплывом туристов Гарт сражался из последних сил. Что неудивительно. Для планеты с населением в двадцать миллионов, пять из которых жили в столице, лишние девятьсот тысяч — изрядная нагрузка. Особенно если учесть, что больше половины нахлебников прибыли в течение последних десяти дней. Спасло планету только техническое ограничение в виде пропускной способности космопортов. Разом доставить толпу изголодавшихся по спорту туристов транспортники не могли в принципе — некуда садиться.

Кластерник разорвало на два неравных лоскута. Передний нырнул вниз, а короткий хвост полетел дальше. Первые несколько дней столичные кластерники изрядно нервировали. В отличие от своих провинциальных собратьев они работали так, как и должны были работать. То есть разваливались и склеивались при каждом удобном случае.

Много ли надо радорианскому городку в сто тысяч жителей с их-то сверхупорядоченным укладом? Несколько десятков основных магистралей, составы подлиннее, вагоны повместительнее. И — вуаля, метро двадцать пятого века в действии. Разве что кружит состав не в плоскости, а в пространстве, то забираясь на крыши небоскребов, то проваливаясь под землю. Совмещает функции поезда и лифта, так сказать.

Но это в провинции, а здесь… Здесь все иначе. Столичный радорианский метрополитен представлял собой клубок монополос, точнее, мононитей, по которым без перерыва летали пухлые металлические черви. Вагончики были максимум пятиместные, а зачастую и индивидуальные, размером чуть больше лифтовой платформы с единственным сиденьем. Делился такой червяк охотно и с завидной регулярностью. Системы стабилизации, по совместительству — двигатели, стояли едва ли не в каждой второй капсуле, и сев в тридцатиметровую змею, на выходе вполне можно было оказаться в пятиметровом обрубке. От подобных метаморфоз по первости не покидало ощущение ирреальности. Потом привык.

В остановках я поначалу тоже путался. Вернее, путал их с посадочными точками. Когда состав постоянно дробится и идет к цели разными маршрутами в зависимости от загруженности трасс, предугадать, каким именно путем проследует твой вагон, невозможно. Как невозможно предсказать — на какой посадочной точке придется сойти. Потому остановки и посадочные точки пришлось разделить.

На маршрутной карте отмечены именно остановки, по которым все и ориентируются. На деле же их не существует. Это условные точки в пространстве, вокруг которых расположены несколько посадочных платформ — каждая на своей линии. Выбираешься из состава и пилишь пешком.

Добираться от посадочной площадки до «остановки» недолго — минуту-полторы. Но вот ориентироваться в этих транспортных хитросплетениях с непривычки тяжело. Вылезешь и начинаешь тупо соображать — в какую сторону идти, надо ли подняться или, наоборот, спуститься. Не развито у землян трехмерное мышление, ох, не развито. Особенно применительно к транспорту.

В этот раз повезло: мой кусок состава прошел удобным маршрутом.

На площадке было холодно: полсотни метров до земли (шестьдесят два метра семнадцать сантиметров немедленно поправил библиотекарь) и хлесткий порывистый ветер.

Куцый хвост из нескольких вагончиков нырнул в широкую черную трубу, и я остался один. Почему-то уходить не хотелось. Удивительно! Я существо теплолюбивое, и хотя двадцатиградусный мороз особого дискомфорта не вызывал, в другое время обязательно нырнул бы в теплые объятия гocтиничного комплекса, на крыше которого очутился. Но не сейчас. Вместо этого я подошел к ограждению — тонким тройным перилам, расположенным не в высоту, а косо в ширину так, что обзор не загораживали, но поднырнуть или перевалиться через них было непосильной задачей.

Никакого особого вида с площадки не открывалось. Несмотря на немалый рост, гостиничная свечка была едва ли не самым низким зданием в округе. Радориане вообще тяготели к компактному проживанию в высотках. Уж не знаю, чем они при этом руководствовались. Понятно, в крупных городах Радора каждая пядь на счету, но тут-то пустая планета, места — строй не хочу. К чему экономить? Неужели им и впрямь комфортнее в многоэтажных стрелах, царапающих небо?

В лицо впилась мелкая снежная крупа. Я рефлекторно прикрылся рукой и, мысленно взвыв, принялся рассеивать черную перчатку-ловушку на манер тех, что используют хоккейные вратари. В очередной раз Тень выскочила быстрее, чем я о ней подумал. Надо как-то завязывать с этим автоматизмом. Жаль, Наблюдателей нет поблизости. Наверняка Олег присоветовал бы какую-нибудь проверенную годами методику…

Несмотря на быструю победу над темной половиной, созерцательное настроение ушло безвозвратно. Я быстрым шагом проследовал к ближайшему лифту и после пары пересадок, немного поплутав по коридорам, добрался до номера.

Скинув плащ, я отключил подогрев и сунул руки в гигиеническую камеру. Как сказали бы в рекламе: «Радорианская пенка чистит и дезинфицирует, убивая все известные микробы». Заказав в автомате сугубо гартовский напиток — горячий настой из трав и плодов местного дерева, — я уселся в широкое, чуть жестковатое кресло и запустил комп. Надо же посмотреть, какие места на стадионе достались и все ли оттуда будет видно.

Заканчивалась пятая неделя пребывания на гостеприимной планете, куда меня спешно телепортировали без всяких объяснений. Новостей от высокоразвитых доброжелательных Наблюдателей по-прежнему не было. После инцидента с проницательным старичком в капсульнике я пережил пси-срыв (на удивление скоротечный и не вызвавший обычного состояния легкой депрессии), спешно перебрался в столицу и на всякий случай принялся заметать следы.

Спустя пару часов Реттор Ирд исчез, а на его месте возник Варрон Карт Сташ — молодой любитель тризахвата с Бигора — третьей по величине радорианской колонии, прибывший на Гарт развеяться, отдохнуть душой и заодно поболеть за любимую команду.

Наблюдательский комп обеспечил новым комплектом электронных документов, что-то где-то подправил — и вот я уже вполне легально резервирую место на стадионе. Дело за малым — уточнить, где находится стадион, что представляет собой место и каковы основные правила тризахвата. А то вдруг завяжется беседа с соседом по лавке…

Удовлетворить любопытство оказалось проще простого. Турнир продолжительностью в восемь дней начинался послезавтра. Третий этап двенадцатиаркового кубка Радора… или чемпионата. Кто этих радориан разберет?

Гарт представляли две команды. Вообще у меня сложилось впечатление, что планета всерьез рассчитывает занять высокое место. То ли обычные колониальные амбиции, то ли при переселении с Радора тайно вывезли тамошних лучших игроков…

Первая попытка разобраться в сути игры повергла в уныние. Все-таки радориане при всей их любви к рациональности и порядку страдают какими-то жуткими заморочками. Как можно играть в игру, насчитывающую под сотню основных правил и столько же толкований и разъяснений? И главное, как такой вид спорта мог быть популярен в народе?! Ну не могут нормальные болельщики учить всю эту муть, дабы врубиться в игровой процесс. Им при просмотре хочется расслабиться, а не морщиться, вспоминая пункт семь третьего подраздела пятой главы общего свода правил. Сверхсложные игры неизбежно должны чахнуть на стадии зарождения. Нет у них шанса на популярность!

Я нашел историю возникновения тризахвата и обалдело уставился на стереопанель. Тризахват не зародился стихийно. Он являлся восхитительным примером (так и было написано — восхитительным) игры, разработанной с учетом психологических и физиологических особенностей современного (!) радорианина, предназначенной для гармоничной реализации физического и интеллектуального потенциала.

Я было похихикал над столь откровенной рекламной агиткой, потом посмотрел цифры — и смеяться расхотелось. То ли ужасное тоталитарное правительство Радора напрочь подделало всю статистику, то ли игра и впрямь пользовалась успехом. Увлекался ею в среднем каждый девятый радорианин, что позволяло с переменным успехом бороться за первые места в рейтингах с футуристическим вариантом «Формулы-1» для флаеров и чем-то вроде зимней легкой атлетики.

Вздохнув, я снова погрузился в витиеватые описания розыгрыша. Стоило разобраться хотя бы в основах.

До вершины холма остается немного. Шаг. Еще шаг. Давление слева. Это лишь уловка, но я делаю вид, что купился на трюк. Развернуться, выставить щит… Волна насекомых возникает из пустоты. Кажется, сам воздух состоит из мелких чешуйчатых гадин. Свет меркнет. Черный кокон отрезает меня от окружающего мира и секунду спустя взрывается, сжигая пространство вокруг. Легкий пряный бриз. Больше нет ни насекомых, ни давления. Шаг. Еще шаг.

Склон оседает, и холм начинает стремительно проваливаться, словно был пуст изнутри. Не страшно. Во сне нельзя разбиться, упав с высоты, — это я знаю с детства. И все равно обидно. Обидно, что трепещущие за спиной темные крылья не могут удержать в воздухе. Обидно, что никакая сила в этом мире не способна научить летать, и даже достигнув предела, даже выйдя за рамки доступного человеку, я по- прежнему прикован к земле.

Приземление безболезненно. Так и должно быть. Боль — тоже редкий гость в снах. Проскользив, как заправский сноубордист, по шелушащемуся склону, останавливаюсь на дне котлована. Осталось совсем чуть-чуть — пересечь неровную тридцатиметровую площадку и подняться по противоположной стене. Не до конца — где-то до середины. Надо только пересечь площадку. Пройти мимо стоящего на ней человека.

Он похож на меня. Только скаф не синий, а почему-то красный. И нет огромных черных крыльев за спиной. И шлема нет…

Я подхожу к двойнику, и он протягивает руку. Молча. С самого начала наша встреча была неизбежна, и мы оба это знаем. Протягиваю руку в ответ. Касание. Ощущение бесконечной безысходной тоски…

Всхлипнув, я судорожно втянул воздух. Волосы мокрые, лицо тоже. Интересно, от пота или от слез? Который уже раз эта дрянь снится? Пятый? Нет, кажется, шестой. Но в предыдущих версиях не было двойника в красном.

Черт, когда все закончится, выставлю Наблюдателям счет. Пусть оплачивают психиатра и бессрочный отпуск где- нибудь на Мальдивах. Или лучше на Канарах? Интересно, чем они отличаются… «Мальдивские острова находятся в Южной Азии, в Индийском океане…» — перед мысленным взором развернулся стилизованный глобус. Застонав, я сел и принялся трясти головой. Мальдивы подождут. Прежде всего надо будет вывести из головы шептуна-всезнайку. Раньше только языком молол, а теперь еще и картинки показывает. Хотя и без картинок голоса в голове не к добру.

Кое-как приведя себя в порядок и покормив нательного биомутанта, я запаковался в куртку и включил терморегуляцию. Радориане легко переносили холод, и подогрев врубался с запозданием.

До начала игры, на которую мне выдали электронный пропуск, оставалось около трех часов. Заняться было нечем, и я решил проделать хотя бы часть пути на своих двоих. Тем более что полноценно побродить по высотным переходам столичных небоскребов раньше не удавалось.

Пару минут я выбирал прогулочный маршрут. Стадион находился на самой окраине города, и расстояние внушало некоторые опасения. А ну как все болельщики разом ломанутся, и возникнет пробка? С одной стороны, постоять в настоящей инопланетной пробке — опыт неоценимый. Буду на старости лет внукам рассказывать: «В пробках? Стоял. В Москве стоял, в Петербурге стоял, на Радоре стоял. Ну, не на самом Радоре, конечно, — на Гарте… Что такое Гарт? Это планета такая. Далеко-далеко отсюда… Да, дальше Юпитера. И Урана дальше…» М-да.

Я передернул плечами и прислушался к ощущениям. Стоять в пробке не хотелось. Ни на Гарте, ни даже на Радоре, представься такая возможность. А потому пяток остановок я все-таки проехал. Спрыгнул на длинную, лепестком, площадку. Отсюда до стадиона минут сорок ходьбы. Жаль, особых достопримечательностей в этом районе не водилось: помесь зоопарка с террариумом, выставка голографических репродукций памятников радорианской архитектуры да сам стадион — по совместительству спортивный музей.

После недолгого колебания я решил начать экскурсию с зоопарка. До сих пор познакомиться с неземной фауной не удавалось, если не считать за таковую Паразита. На станции, Ааре и Кие зверья просто не водилось, на Эроне и Элии было не до него. А ведь интересно — угадали наши фантасты, режиссеры и мультипликаторы хоть одну из инопланетных тварей? Найдется в радорианском зоопарке Склис, Шай-хулуд или распускающий кислотные слюни Чужой?

Как ни странно, зоопарк находился под землей. Сориентировавшись при помощи компа, я заскочил в лифт, спустился с высотной посадочной площадки на грешную землю, обогнул цилиндрическую башню небоскреба и обомлел. Прямо передо мной стоял аккуратный двухэтажный коттедж нежно-розового цвета. Справа и слева металлопластиковые свечки, а между ними коттедж. Розовый! Дизайном он заметно отличался от земных и элианских, но само его наличие в мое видение радорианской цивилизации не вписывалось никак.

Не удержавшись, я запросил городскую информационную сеть и после несложных ухищрений выяснил, что это не мираж и не декорация, а «дом индивидуального пользования», в котором проживают шесть родственных особей. Список прилагался, и я немедленно развернул его, ожидая увидеть ударников труда или космических первопроходцев, чьи заслуги перед Радором неоценимы. На худой конец, владельцем домика должен был оказаться столичный мэр, президент планеты или просто самый влиятельный радорианин Гарта. Ничего подобного. Из шести особей трое были детьми, двое — родителями, а один — родственником второй линии одному из родителей. Коэффициент веса — грубо говоря, статус — ненамного выше среднего… Какого черта?! Не в лотерею же они этот домик выиграли!

Я убил четверть часа, пытаясь разобраться в вопросе, и окончательно зашел в тупик. Если верить официальным данным, семья захотела поселиться не в небоскребе, а в индивидуальном коттедже, подала заявку, выполнила социальный норматив и спустя девять арков въехала в свежевыстроенный дом.

Коттеджей подобного типа в столице Гарта насчитывалось около трех десятков. Подавляющее большинство предпочитали обычные квартиры…

Надо же, прямо идиллия получается. Надоело жить в квартире — переезжай в личный домик. Остальные, проживающие в квартирах, видимо просто не хотят, а так бы тоже давно перешли на евростандарт. Как же, как же.

Впрочем, разумного объяснения феномену я так и не нашел. Потоптался несколько минут, зачем-то выпустил пси-щуп и прозондировал дом. Никого. То ли родители на работе, дети в школе, то ли всей семьей на пикник выехали…

На мгновение в глазах потемнело. Желудок болезненно сжался… а затем я вновь нырнул под спасительный пси-экран, капсулируя обнажившуюся на миг психосферу. Вокруг завертелась и лишь после заметного усилия растаяла широкая лента Тени.

Я прислушался к ощущениям — тихо. Мимолетное дуновение чужого внимания исчезло столь же внезапно, как появилось. Странно. Зацепить меня за те нескольких секунд, в течение которых я ослабил (не убрал!) пси-маскировку, могли только Наблюдатели. Но им-то зачем? Они всегда могут выйти на связь обычным образом или через прямой пси-канал. Я отвечу — выбора все равно нет, коротать остаток жизни на Гарте в мои планы не входит. Тогда к чему игры с психолокацией? Или это была не психолокация, а что- то иное? Не успел разобрать…

Как бы то ни было, пес, вздумавший взять след, преуспел лишь частично. Уверен — я выпал из фокуса до того, как установили мое точное положение. Теперь главное — не стоять на месте, ибо что-то не верится в добрые намерения анонимных сыщиков.

Я быстренько пересек дорогу, точнее, просто забетонированный участок перед коттеджем, и сразу увидел приземистый по радорианским меркам восьмиэтажный комплекс, на подземном уровне которого располагался зоосад. Отметившись в регистрационной кабинке, я спустился на пневмоплатформе и неожиданно оказался в довольно пестрой и неоднородной по возрасту толпе радориан.

Не знаю, входило ли кормление экзотических зверушек в обязательную программу каждого жителя мегаполиса, или не я один убивал время перед матчем, но народу было — не протолкнуться. Около половины — дети, что хоть как-то объяснимо, но вот откуда повальное увлечение зверьем у взрослых?

Вписавшись в размеренно текущий поток, я медленно дрейфовал по залам. Большинство комнат были небольшими и состояли из коридора метровой ширины и собственно вольеры, закованной в армированный пластик, с толстенными двойными перегородками. У меня сложилось впечатление, что они способны выдержать очередь из плазмера, не то что ярость отдельно взятого хищника. Но, как выяснилось, с хищниками в зоопарке не густо. Склисов тоже не было, никто не капал ядовитой слюной и не грозился проглотить стометровый харвестр.

Три четверти экспонатов были либо рептилообразными бегающими и ползающими тварями, либо мышеподобной мелочью, разглядеть которую в естественной среде обитания толком не удавалось — шмыгали в траве туда-сюда по своим мышиным делам. Мелькнула мимолетная мысль: а не вытащить ли их поближе к стеклу при помощи пси-гипноза? Но тут я сам на себя разозлился — всякому разгильдяйству есть предел. Розовый домик уже просканировал из любопытства — чуть не вляпался во что-то непонятное…

Погрузившись в тяжелые думы, я на автопилоте прошел несколько залов, не обращая должного внимания на их обитателей: все равно ничего особо интересного не было. Из размышлений меня вывел жуткого вида мутант, похожий на заплесневелое, поросшее мхом сердце гиганта. По крайней мере, пульсировало оно как сердце, только медленно — ударов двадцать в минуту. Вырастал метровый уродец прямо из земли и мое появление отметил смачным плевком багровой жижи. Клякса продержалась на стекле буквально секунду, после чего соскользнула, не оставив следа. Стоявший за моей спиной радорианин пары лет от роду радостно залопотал что-то неразборчивое.

Следующий зал был посвящен насекомым. Его я пересек почти бегом. Вспомнился киянский террариум, где обитал Паразит. Местным тварям по шкале гадливости он, конечно, давал сто очков вперед, но и здесь ощущения малоприятные.

В последних залах демонстрировали что-то рако- и паукообразное. Метровых арахноидов, жаждущих отложить яйца в людей и радориан, не наблюдалось. Все какая-то мелюзга, похожая на морских рачков.

В итоге зоогалерею я покидал с ощущением потраченного впустую времени. А потому стереопанель на выходе взбесила особенно сильно. Подобие бегущей строки рекомендовало посетить зоовыставки, где представлены высокоорганизованные и крупногабаритные формы жизни. Далее следовали адреса и режимы работы. Трудно сказать — злился я на коварных радориан или на собственную глупость (ведь мог изучить выставочную программу!), однако последствия вышли неожиданными и крайне неприятными.

К дурной привычке Тени выскакивать, когда не просят, я потихоньку начал привыкать, но тут она превзошла себя. Темный ятаган материализовался на какую-то долю секунды и аккуратно рассек зазывающую в дружественные зоопарки двухметровую информпанель.

Вряд ли у кого-то из находившихся поблизости радориан был хоть малейший шанс увидеть Тень. Я и сам поразился скорости, с которой эта дрянь проделала свое черное дело. Только вот последствия ее действий предстояло расхлебывать мне.

К чести конструкторов стереопанели, их детище вовсе не собиралось искрить и взрываться от столь грубого обращения. Экран просто погас. Без шуму и пыли.

Я немедленно уловил плотный поток интереса — несколько радориан заметили внезапное отключение панели. Пора было убираться подобру-поздорову. Я выпустил легкий давящий пси-покров, слегка оглушив окружающих меня чужаков. Дозу выдал щадящую — с такой ни уснуть, ни тем более потерять сознание. По действию больше похоже на сильный транквилизатор — должна поубавить резвость в реакции на окружающий мир.

Несмотря на простоту и легкость операции, пси-поле завибрировало так, будто я шарахнул по радорианам в полную силу. Всевидящее око вновь развернулось в мою сторону — едва успел нырнуть под зеркальные слои психозащиты. Кто же ты все-таки такой, что играешь с пси-структурами на уровне Наблюдателей?.. Разберемся чуть позже. Сейчас не до тебя.

Пулей вылетев из зала, я на ходу вывел на комп карту комплекса и кратчайшим путем выбрался на поверхность. Сердце колотилось, как у пойманной синицы. Завязывать надо с этими приключениями. Черт с ним, с музеем архитектуры. Не хватало вляпаться в какую-нибудь историю. А Наблюдатели тоже хороши — не могли научить, как эту долбаную Тень при необходимости блокировать. Мучайся теперь…

Чуть не вприпрыжку я добежал до ближайшей транспортной развязки, сел в первый же попавшийся капсульник и с тремя пересадками — для конспирации — добрался до стадиона. Причем все время казалось, что вот-вот появится патруль местных дружинников и устроит разбирательство по поводу порчи общественного имущества. И это после Эрона, Кии, Элии и прыжка в закрытую зону. Спаситель Вселенной… Смех и грех. Однако поделать с собой я ничего не мог.

Трясучка накрыла с головой и не желала отпускать. И ведь даже окружающий мир не просканировать: снова та штука в пси-пространстве прицепится. Оставалось полагаться на комп, показывающий, что техноактивность в пределах нормы. Олег, сволочь наблюдательская, свидимся — ты мне за каждую нервную клетку, за каждую каплю выпитой крови ответишь…

Стадион напоминал матрешку — огромные каменные кольца, вложенные друг в друга. По размерам он превосходил все виденные мной спортивные сооружения, включая пресловутый «Стат де Франс», раза в полтора минимум.

Мое кольцо было вторым по величине и располагалось в двух шагах от игрового поля. Я было обрадовался, но, как выяснилось, виповость места на радорианских стадионах не нужна в заводе. Поудобнее устроившись в своей ячейке — небольшой квадратной клетушке, отделенной от соседей глухими перегородками, — я обнаружил, что места для болельщиков оборудованы полноценной голографической системой с эффектом присутствия. Тут же нашлась инструкция, подробно разъясняющая, как правильно оный эффект создавать.

С системой я разобрался быстро, благо отпахал на радорианских тренажерах невесть сколько часов. Как ни странно, по качеству картинки здешний иллюзион не уступал боевым. Разве что отсутствовал навороченный спецкостюм с динамической подкладкой, имитирующей удары под дых и прочие перегрузки. Вместо него десяток датчиков для упрощения навигации.

Облепив себя с ног до головы, я поковырялся в настройках — увеличил до предела чувствительность и скорость реагирования на команды. Прикрыв дверцу и окончательно отгородившись от окружающего мира, я запустил имитатор и полетал пару минут в тестовом режиме над пустой площадкой. Попутно в голову пришла мысль — стоило ли переться на стадион, если все в итоге свелось к закрытой кабинке и виртуальному пространству? Хотя какая теперь разница — не возвращаться же. Интересно, какой процент радориан предпочитает смотреть игру вживую, а не парить над полем?

Я поерзал в кресле, устраиваясь поудобнее, и приготовился наблюдать первый в жизни межпланетный матч.

* * *

Холодный ветер ударил в лицо. Я вдохнул полной грудью и шагнул навстречу неуютной гартианской зиме.

Три с половиной часа. Три с половиной часа! Но теперь, слава богу, все позади. Пытка под названием «матч по три- захвату» закончилась.

Радорианские болельщики организованно набивались в поджидавший капсульник и в отличие от меня несчастными отнюдь не выглядели. Наоборот, что-то обсуждали, жестикулировали и, по-видимому, заново переживали отдельные эпизоды игры. Нет, все-таки если радориане и братья по разуму, то братья двоюродные. Чтобы тащиться с подобной зануди, надо иметь весьма специфическую психику.

Я сунул руки в карманы. В общем вагоне, пожалуй, не поеду. Смакование нюансов розыгрышей меня добьет. Да и народу битком набьется. А то, что я перестал испытывать к радорианам отвращение, вовсе не означает, что я воспылал к ним любовью. Прогуляюсь лучше по свежему воздуху, а как отойду — подъеду пару остановок. Тем более под конец игры в груди возникло стеснение, и жизнь стала совсем не в радость.

Я на глазок прикинул, где находится гостиница. Пересек стоянку, попутно любуясь турбоплатформами — три десятка лакированных киберлошадей, переливающихся всеми оттенками красного. Даже стойла остались, разве что на смену грубо сколоченным деревянным конструкциям пришла разметка, сделанная на земле фосфоресцирующей краской. Любопытно, кто в далеком прошлом заменял радорианам лошадей?..

Пройдя с полдюжины кварталов, я поймал себя на мысли, что возникший на стадионе дискомфорт и не думал исчезать. Напротив, ощущение стало четче и потихоньку теряло физиологическую составляющую, становилось все более похожим на ненавязчивые подсказки ментального библиотекаря. Разве что никакой конкретики не было.

Остановившись на очередном перекрестке, я попытался распробовать ощущение, но единственное, чего добился, — беспокойство превратилось в навязчивую тревогу.

Я свернул направо и едва не перешел на бег трусцой Дискомфорт усилился. Сидящий внутри советчик предупреждал о смутной угрозе, наотрез отказываясь ее конкретизировать. Дернул меня черт прогуляться. Не понравилось видите ли, с радорианскими болельщиками общественный транспорт делить. Интеллигент в маминой кофте…

Мелькнула мысль — а может, не поздно вернуться назад? Вряд ли толпа полностью рассосалась. Слиться, раствориться, стать маленьким и незаметным… Я фыркнул. Рассуждаю, будто на меня вновь началась охота. Между тем все, что есть на руках, — ниоткуда взявшееся ощущение беспокойства, вяло нарастающее, но никак не конкретизированное. Нет, я далек от того, чтобы не доверять ощущениям. Они меня не раз спасали, да и подсказки ментального библиотекаря, кем бы он ни был, зачастую оказывались полезны. И все же на каждый чих интуиции не наздравствуешься. И бросаться в бега лишь потому, что где-то что-то происходит, — преждевременно. Надо разобраться.

Я свернул налево — на точно такую же улицу с точно такими же зданиями. Радорианские кварталы не только отличались идеальной выверенной геометрией улиц, но и местами были похожи как две капли воды. Градус беспокойства остался прежним. Выходит, грядущее событие не столь опасно и не столь неотвратимо, как взрыв ядерных зарядов на Кие. Уже что-то. Кстати, почему это я не работаю с предвидением?

Я сосредоточился, попытался разделить будущее на ленты возможного и сразу понял — все куда серьезнее, чем казалось поначалу.

Самое неприятное — ничего интересного в вероятностном поле высмотреть не удалось. Это-то и пугало. Никаких атомных бомб, флаеров с группами захвата или завалящего радорианского блюстителя порядка, спрашивающего прописку. Горизонт был чист. Точнее, то, что от него осталось.

Изменился сам характер предвидения. Глубина сократилась в разы. Я с трудом читал события в десятиминутнои зоне. Дальше… Ерунда какая-то. Обрыва, как на Кие, не было — киноленты сливались в мутное, бессмысленное болото. Что за чертовщина? Кто-то научился давить мою способность к прозрению? Кто? Существо, пытавшееся высмотреть меня в пси-пространстве? Паразит, Тени, Наблюдатели? Кто?!

Я до того увлекся попытками разложить размытую зону на отдельные потоки, что не сразу уловил еще одну перемену. А когда наконец заметил — заволновался не на шутку.

Ручейков событий становилось меньше с каждым мгновением. Да, они по-прежнему уносились вперед, дробились бесконечным множеством кадров, но с каждой секундой поток вариантов, истекающий из устья реки «сейчас», становился слабее.

Очередной перекресток. Я могу пойти налево, а могу вперед. Могу даже подождать. А вот поворота направо нет, как нет пути назад. Почти бегом я пересек пустую улицу. Что происходит?!

Я петлял между домами, нырял в переходы, обгонял одиноких прохожих. И с каждым шагом болото неопределенности подползало все ближе. Десятиминутная зона предвидения сократилась до девяти минут, потом до восьми…

Я буквально запрыгнул в капсульник, проехал две остановки, соскочил на посадочную площадку, взлетел на лифте на крышу средней руки небоскреба, вновь нырнул в утробу железной змеи. Кажется, наступление хаоса замедлилось, и даже ручейков-вариантов как будто прибавилось… Надолго ли?

Еще четверть часа я нарезал круги, петли и спирали. И хаотичные маневры начали давать первые результаты. Тиски, сжимающие будущее, сначала остановились, а потом начали медленно сдавать под напором свежевыкроен- ных вероятностных лент. Переходящая в страх нервозность потихоньку сходила на нет. Но ощущение, что на меня неторопливо наводят орбитальную лучевую пушку, до конца не ушло. Хорошо хоть способность трезво мыслить вернулась.

Я перескочил на очередной капсульник, идущий в центр, и попытался привести мысли в порядок. Чего я, собственно, струхнул? Понятно, что неизвестность пугает куда больше реальной угрозы. Тем паче сужение спектра предвидения неприятно само по себе. С другой стороны, ничего страшного так и не произошло. Да и не факт, что нельзя выходить за границу просматриваемого будущего. Возможно, и нет там ничего травмоопасного…

Я еще раз сверился с компом. Техноактивность завышена самую малость: вероятность слежки близка к нулю. Замечательно. Остался главный вопрос — что теперь делать? Оставить все как есть или перестраховаться? Сменить личину, перебраться в другой город. Дальше… Дальше ждать. В конце концов, должны же чертовы Наблюдатели рано или поздно выйти на связь?!

Я прикинул, как лучше провернуть трансформацию, и решил начать с гостиницы. Вернусь как Варрон Карт Сташ, спокойно создам новую личность, выберу подходящий город, а там — на флаер, и ищи ветра в поле. Немного паранойи не помешает.

До гостиницы я добрался без приключений. На всякий случай покружил по окрестностям, сбивая со следа гипотетических преследователей и отслеживая техноактивность. Ничего нового — все тот же чуть завышенный фон. Немного странно — но мало ли? К тому же все равно непонятно, что с ним делать. А, прорвемся.

Поднявшись в номер, я тщательнейшим образом исследовал комнаты — вдруг какие устройства слежения подбросили. Ничего не обнаружил, заказал легкий ужин и занялся органопластикой.

Спустя час из зеркала на меня смотрел солидный немолодой радорианин. Еще крепкий, пусть и страдающий худобой. С тяжелым выдающимся лбом и длинными тонкими пальцами. Эдакий профессор Мориарти в радорианской постановке. Чем-то он мне даже нравился.

Новые документы и идентификационные карты комп сгенерировал без проблем. Вписал новорожденного в базы данных социальных служб. Плотная проверка фальшивку, разумеется, выявит, но моя задача в том и состоит, чтобы плотной проверки избежать.

Я включил новостной канал и склонился над подносом. Чашку с тягучим соком местного растения пока в сторону. Хлебец туда же. Я пододвинул миску поближе и занялся прикладной инопланетной кулинарией. Мелко порубленное мясо, утопленное в постном соусе, покрылось сначала желтой, потом белой пыльцой. Есть оригинальные радорианские специи я так и не научился — от некоторых воняло жженой резиной, после других час щипало язык, третьим могли бы радоваться только китайцы с их стремлением к острой пище. Единственный выход — заказать что-нибудь нейтральное и, как пишут в кулинарных книгах, добавить соль-сахар по вкусу. Жаль, сахара на Гарте я так и не обнаружил…

«Последние результаты тризахвата… — Я зачерпнул ложкой густую смесь и принялся осторожно жевать. Неплохо. Вполне съедобный гуляш. — …напомним, что на матче присутствовали… — Хрустнула сухая прессованная лепешка — радорианский аналог хлеба. — …а также представители Элии…» Меня как током прошибло. Я вскочил, едва не перевернув стул. На экране показывали переполненный стадион с высоты птичьего полета. Комментатор не счел нужным тратить на чужаков лишнее эфирное время.

Элиане… Какого?.. Нет, не может этого быть… Я судорожно хлопнул по сенсору, активируя терминал. Места на стадионе… Прибывшие за последний месяц корабли… Таблицы и списки выныривали из архива, разворачивались и таяли, сменяя друг друга. Дважды приходилось подключать наблюдательский комп — система отказывалась выводить служебные данные. Элианский транспортник… Пассажиры… Регистрационные карты, голограммы…

Ублюдки! Я едва удержался, чтобы не сорвать со стены пленку экрана. Вынырнувшая из небытия Тень, съедая отполированное покрытие, слоем копоти покрыла пол. Подпрыгнула, свилась в текучую ленту Мебиуса и разрубила ни в чем не повинный диван. Побежала трещиной по стене. Нет, но каковы наглецы… Да уймись ты!

Я перехватил контроль над тьмой и заставил ее убраться. Опустился на чудом уцелевший стул, критически оглядел картину разрушений. Остались от номера рожки да ножки…

Плевать, не до него сейчас. Итени Рин… Опять Итени Рин. И эта дрянь с щупальцами, заманившая меня в ловушку на крейсере. Остальные… Я на несколько секунд прикрыл глаза — нет, остальных не знаю. Черт возьми, да что же это такое?! Национальный спорт у них, что ли, — охота на землянина?!

Я резко поднялся. Ладно, если за всем стоят элиане — это многое упрощает. Не совсем, правда, понятно, как им удалось блокировать мое предвидение — видать, снова паразитовы штучки, — но по крайней мере теперь есть определенность. И пора с этой шушерой кончать. Хватит беготни. Вы почти победили на Эроне, перехитрили меня на Кие и чудом выкрутились на корабле. Но всякой удаче есть предел. Сколько вас там прилетело? Пятнадцать? Ну, может, кто из местных присоединился… В любом случае пересчитать по пальцам. Тем более Гарт — не Эрон, здесь элианам точно не рады, и в действиях они скованы по рукам и ногам. Одно непонятно — как им удалось меня найти?

Я прекратил мерить комнату шагами и привалился к стене.

Итак, что мы имеем? Элиане каким-то образом узнали мое местоположение. Кто бы им мог подсказать? Наблюдатели? Вряд ли, они на моей стороне. Да и в случае чего разобрались бы сами. Паразит? Странно. Мне казалось, возможности твари в нашем мире не столь велики, да и на Гарте его присутствие не ощущалось. Тени? Уж эти к элианам точно никакого отношения не имеют. Новая сила? Дьявол, какая новая сила?! Прямо вот под каждым кустом по сверхрасе сидит!

Ладно, я тряхнул головой, будем считать, Паразит каким-то образом меня учуял, передал цепным псам подсказку, и они побежали рвать добычу на куски. Только не по зубам вам добыча.

Я подошел к зеркалу. Профессору Мориарти придется подождать. Если элиане и впрямь пытались поймать меня после матча, значит, им известны имя и внешность Варрона Карт Сташа. Что ж, посмотрим, что они будут с этим знанием делать.

Черты лица начали течь. Обратная трансформация заняла меньше минуты — псевдокожа помнила предыдущую форму. Ну вот, совсем как новенький, осталось выбрать поле битвы.

Я вывел на экран терминала городскую карту. Для перехвата идеально подошло бы пустынное место. Минимум контрольных систем, оперативный простор… Значит, пригород. Осталось замотивировать мою поездку туда, дабы не вызвать лишних подозрений. Какие у нас тут объекты?.. Я ухмыльнулся. Как нельзя лучше. Посадочная площадка для флаеров. Свободные машины общественного пользования в наличии. Замечательно. Почему бы Варрону Карт Сташу не сделать вид, что он собирается совершить вояж по воздуху?

Я отключил терминал. Еще раз окинул взглядом разгромленный номер. Хихикнул. Н-да, все-таки, как ни крут, не могут земляне вести себя культурно в галактическом сообществе. Смех и грех.

Я натянул куртку, включил термообогрев и выскользнул в коридор.

Я успел сделать буквально несколько шагов, когда зона предвидения вновь начала сужаться. Совсем медленно, как высохший воздушный шарик, не способный надолго удержать гелий. Однако страха не было. Теперь, когда источник угрозы известен, смешно бояться. Чтобы расправиться с элианами, достаточно форы в несколько секунд.

«Не переоцениваешь себя, супермен? — ехидно поинтересовался внутренний голос. — На корабль ты ворвался в полном боевом облачении, и закончилась драка не в твою пользу. А сейчас ни скафа, ни плазмера, ни контроля над психополем. Что помешает узкомордым нашинковать тебя в капусту?»

Что помешает, что помешает?.. Я спустился на первый этаж. На секунду задержался перед отполированной бордовой дверью. Ухмыльнулся изломанному размытому отражению. Везение не может длиться вечно. В прошлый раз этим гадам удалось выкрутиться, но ошибок больше не будет. По- pa ставить точку в затянувшемся противостоянии с агентами Паразита.

Я вышел на улицу и быстрым шагом направился к посадочной площадке. Странно — ширина потока предвидения в этот раз осталась прежней, сократилась лишь глубина чтения события. Все тот же слегка завышенный фон техноактивности. Неужели элиане и впрямь научились дурить наблюдательский комп?

Первую посадочную площадку я, после секундного колебания, миновал. Доехать этим маршрутом можно, но с пересадкой. Причем конечная остановка выведет прямиком к флаерам, и элианам придется либо уничтожать капсульник, либо атаковать на взлете. Оба варианта слишком шумные — все-таки охотники не дома. Потому паразитовы прихвостни могут отказаться от нападения, а то и выкинуть совсем уж неожиданный фортель, что невыгодно. Мне нужно максимально упростить противнику задачу, втянуть в прямое противостояние, в котором у него не будет ни единого шанса. А значит, топаем дальше. Через пару кварталов будет еще одна посадочная платформа. Если ехать от нее, после выхода из капсульника до стоянки флаеров минут пятнадцать ходьбы. Район не самый оживленный, отличное место для перехвата. По крайней мере я бы брал объект именно там.

Ждать стального червяка не пришлось. Капсульник подкатил к станции, едва подошвы ботинок коснулись багрового квадрата посадочной зоны. Я неторопливо шагнул в один из первых вагонов, благо ехать предстояло до конечной, привалился к спинке сиденья и отрешенно уставился в окно.

Капсульник рванул вперед — американские горки в радорианском исполнении: вверх-вниз, ускорение-торможение, легкие толчки — очередной хвостовой сегмент отстрелен на боковую ветку. Я вдруг почувствовал, что впадаю в дрему, и едва не рассмеялся. Удивительное существо человек — инкогнито на чужой планете, по следу идет лучший спецназ во Вселенной, а он решил прикорнуть. Эх, Гена, Гена…

Я сел поудобнее. С другой стороны, что сейчас можно сделать? Толковый план на коленке не состряпаешь. Да и не нужен он. Мои действия будут целиком определяться тактикой противника. Главное, чтобы горизонт будущего не придавил к земле. Заглянуть дальше, чем на десять минут, уже не удавалось. Не сомневаюсь, к началу драки не останется и их. Впрочем, сам хвастался, что хватит и нескольких секунд…

Капсульник остановился, я вынырнул из теплой пилюли вагона. В лицо хищно впилась ледяная крошка. Снежная буря потихоньку набирала силу. Сражение в метель… Романтика.

Я спустился на тротуар — посадочная платформа служила придатком к мосту и «висела» в десятке метров над землей. Комп предупредительно пискнул. Ого, а техноактивность-то подросла. И пики на кривой знакомые появились — элианская сканирующая аппаратура. Стало быть, все идет по плану. И самое смешное — элиане думают точно так же.

Стараясь держаться поближе к домам, хоть как-то прикрывавшим от ветра, я засеменил к стоянке флаеров. Нормальное желание теплолюбивого человека поскорее вырваться из-под пяты непогоды.

Я прошел примерно треть пути. Зона предвидения сократилась до четырех минут.

Ничего. Ни выскакивающих из-за угла десантников в маскхалатах, ни выстрелов с ионного или еще какого спутника. Выходят на позиции?

Половина пути — и две с небольшим минуты предвидения. Чего они тянут?

Вновь подросла техноактивность. Я оставил позади еще один квартал и потерял двадцать секунд глубины просматриваемого будущего.

Еще несколько шагов. Кажется, тут направо.

Скрипит снег. Совсем как на Земле. Странно все-таки: меня вот-вот попытаются убить, а я совершенно не волнуюсь, думаю о всякой ерунде. И даже не задаюсь вопросом, как действовать, если зона предвидения схлопнется в точку. И что я буду делать, оказавшись посреди радорианского города в окружении трупов элиан в случае победы. Хреновый из меня оперативник. Супергероем быть куда проще…

Я свернул за угол. Стиснутая широкими тротуарами улица с однополосным движением. Машин нет, далеко впереди, ссутулившись, плетется старенькая радорианка. Стоянка флаеров совсем близко. Надо перейти по узкому, с рещетками вместо перил, мосту. Поток событий становится все короче, тает в завесе пыли. Минута, пятьдесят секунд, сорок…

Зачем-то останавливаюсь перед выходящей на мост лестницей с высокими ребристыми ступеньками. Метель стирает очертания конструкции. Если не вглядываться, кажется, что лестница уводит прямо в низкое колючее небо.

Тридцать секунд.

Ступеньки проглатывают шаги. Ни звука, ни вибрации. Радориане строят на совесть. Двадцать семь секунд.

Смотрю вниз на огромные угольно-черные трубы транспортных пневмопроводов, над которыми и проложен мост. Ветер отвешивает чувствительную пощечину. Без киберкожи, пожалуй, заработал бы обморожение. А может, и не заработал бы, кто его знает — мой организм, десяток раз перекроенный и перешитый Наблюдателями. Смаргиваю крошечную льдинку, прилипшую к прикрывающей глаза прозрачной пленке. Двадцать пять секунд.

Шаг. Еще один. Противоположный конец моста скрыт снежной пеленой. Но это не страшно. Я все равно вижу, как достигаю его во всех вариантах событий.

Почти во всех. Тонкие махрящиеся нити свисают по краям основного потока. И в этих ветвях я лежу, привалившись к жесткой оградительной сети. Кровавое месиво вместо туловища, метель, стирающая язычки пламени…

Набираю в легкие побольше воздуха. С силой выдыхаю. Скафа нет, усилить подачу кислорода в шлем не удастся. Ничего, перебьюсь как-нибудь.

…Восемь, девять, десять — я спотыкаюсь и делаю неловкий пируэт, стараясь сохранить равновесие. А затем сетка передо мной взрывается.

За три секунды снайпер выстрелил четыре раза. И еще дважды, пока я кубарем катился по заснеженной лестнице. Последний выстрел элианин делал с упреждением — просек, что я каким-то образом ухожу с траектории. Сообразительный.

Оставшиеся ступеньки я преодолел прыжком. Приземлившись, перекувыркнулся через плечо и залег за метровым каменным парапетом. Новых выстрелов не предвиделось, и я получил небольшую передышку.

Все-таки элиане меня перехитрили. Варианта со снайпером я не ожидал, привык, что мы на тренировках бегали с плазмерами наперевес. Причем неприятна была не сама угроза — читать, будущее и уходить с линии атаки не сложно, — раздражала полная невозможность ответить. Я даже не знал, где эта сволочь засела. Приблизительное направление установить мог, но и только. Впрочем, даже вычисли я гнездо, ситуация патовая. На расстоянии нескольких сотен метров Тень бесполезна. Значит? Значит, надо отступать.

Некоторое время я полз на четвереньках под прикрытием каменной изгороди и молил о том, чтобы не столкнуться с радорианином, вздумавшим прогуляться в снегопад. Не столкнулся. До ближайшего дома оставалось полсотни метров, когда предвидение подтвердило — добегу без приключений. Резкий рывок, пять секунд отчаянного спринта — и я прижался к гладкой пепельно-серой стене.

Первый раунд завершился вничью. При ином раскладе можно было бы смело утверждать — победа за мной. Противник поставленной цели не добился, а фактор внезапности безнадежно утрачен. Только вот то же самое можно сказать про меня. Уклоняться от боя в мои планы никак не входило. И главное — непонятно, что дальше. Свернутся элиане или попытаются довести дело до конца.

Уровень техноактивности скакнул вверх. Да так, что я даже не понял, за счет чего столь резкий рост. Однако предвидение подсказало — не время ломать голову над загадкой. Пройдет двадцать секунд — снег вскипит, а затем начнет таять и камень. Лазер, причем лазер стационарный: те, что на скафах, по мощности и близко не стояли.

Мерзкий расклад. Совсем мерзкий. Лазер — не плазмер: от луча не увернешься. Дергайся — не дергайся, а комп наведения скорректирует положение ствола — и гори, дружок, синим пламенем. Но это полбеды, в конце концов, закроюсь Тенью — способ проверенный. Плохо то, что я опять не мог понять, откуда исходит угроза. Ни одного элианина в поле видимости, а куда ни беги — хоть вперед, хоть назад, — все равно с разницей в секунду накрывают… Флаер! Впервые со времен ядерных зарядов на Кие ментальный библиотекарь отвесил подсказку-оплеуху.

Я замотал головой. Не видно ни черта. Вместо неба — живая снежная круговерть. От ветра закладывает уши. Флаер может висеть на высоте километра, а может в трех десятках метров. Без разницы, все равно не разглядеть.

Но делать, делать-то что?! Уподобиться черепахе, втянуться под панцирь тьмы и попробовать добежать до ближайшего сооружения с крышей? Вариант. Только он опять ничего не дает. Отступят элиане, и ищи ветра в поле. Заставить флаер спуститься? Как?! Держась у самой стены, я перешел на бег трусцой. В этом варианте выиграю максимум времени.

Пятнадцать секунд до атаки. Дьявол, ну надо же, как этим гадам с погодой подфартило! Было бы солнышко, посмотрел бы я, как они запляшут.

Десять секунд. Меня вдруг обожгла простая и очевидная мысль. Чего, собственно, выдумывать? Достаточно нырнуть в пси-океан и вырубить пилота флаера. Плевать, какая у него защита, оставшегося времени с лихвой хватит на преодоление любого психоблока. Олег, правда, выкидывать всякие пси-штучки запретил. Только что мне остается?

Я вспомнил тяжелый, давящий пси-взгляд и мысленно поежился. Олег был прав, кто-то искал меня, и намерения у этого кого-то были явно недобрые. С другой стороны, угроза от элиан здесь и сейчас, а гипотетический некто неизвестно где и вряд ли прибежит по первому колебанию пси-поля. Да и в крайнем случае отобьюсь как-нибудь. Судя по тому, что он так и не смог меня засечь, — возможности чуда-юда не беспредельны.

Пять секунд. Надо решаться. Стиснув зубы, я резко остановился и нырнул вперед, вверх, вширь.

Мир океана. Мертвая спокойная вода. Пси-пространство Гарта оказалось куда устойчивее и стабильнее, нежели элианское.

Стараясь не касаться водной глади, я выбросил пучок тоненьких, микронных пси-усиков — чувствительную паутинку, моментально опутавшую реальность вокруг. И понял, что совершил ошибку. Ни точность в действиях, ни осторожность спасти ситуацию не могли. В пси-пространстве моего появления ждали.

Океан застыл. Мгновенно. Волны, не успевая улечься, превращались в причудливые ледяные статуи. Я коснулся твердой поверхности и почувствовал легкое жжение. Среда не просто сопротивлялась манипуляциям, она была ядовита. А затем я вновь почувствовал чужой, высасывающий силы нечеловеческий взгляд.

И все-таки срисовать распределение пси-потенциалов я успел. Несколько тысяч добропорядочных радориан, десяток элиан… Разбираться в объемной композиции не было времени — сейчас мне нужен только один чужак. Тот, что ведет флаер.

Три секунды. Я накинул стальную пси-удавку на пилота, пустил по ней шоковый разряд и… словно врезал кулаком по монолитной гранитной плите. Элианин, выводящий флаер на позицию, был полностью закрыт. И это была не его заслуга: где-то поблизости сидела триада — телепаты высочайшего уровня, с такими раньше сталкиваться не приходилось. А еще от них тянуло знакомым гнилым душком. Паразитовы прихвостни — оттуда, видно, и сила.

Две секунды. Без особой надежды я послал еще один удушающий импульс. Кажется, стена чуть дрогнула. Бесполезно. Без прямого манипулирования пси-полем долбить ее можно часами. Не будь сковавшего океан льда, я бы поднял цунами и разметал щит за несколько мгновений. Не будь сковавшего океан льда… Возможно, мне и удалось бы его растопить, окажись в запасе время. Но времени, к сожалению, не было.

Секунда. Я ускорил бег. Придется блокировать лазерный луч напрямую. Ненавижу элиан с их трюками… И тут в голове вспыхнуло простое, но надежное решение — даже странно, что не подумал о нем раньше, — планета в закрытой зоне космоса, гибнущий от тенеяда Паразит. А ведь фокус можно повторить!

Мне не пришлось сосредоточиваться, фокусировать внимание на технике. Все получилось само собой. Это было так… естественно. Я вновь вцепился в наброшенную на пилота удавку и, пропитав синий туман отравленными черными каплями, послал очередной пси-разряд.

Гранит вспыхнул ослепительным белым пламенем. Я добавил еще чуть-чуть тьмы и неожиданно ощутил странную вибрацию. Антрацитовые нити набухли, зазвенели, пытаясь вырваться из рук, и… Не до конца осознавая, что делаю, я рванул свитое из Тени лассо и соединил мир океана с нашей реальностью. В следующий миг черная вынырнувшая из небытия змея обвилась вокруг меня и рванула в небо.

На какое-то трудноуловимое мгновение в пелене снегопада образовался идеально ровный туннель, соединивший меня и пилота флаера. Мне даже показалось, что я увидел сверкающее тело стальной птицы. Затем холодный снежный серпантин вихрем ворвался в пробитый Тенью просвет и скрыл разрубленную надвое машину. Одновременно, мигнув, изменилась картина будущего — ни кипящего тротуара, ни обугленной головешки моего тела. Что ж, одним меньше.

В глазах на секунду потемнело, и земля едва не выскользнула из-под ног. Я рефлекторно взмахнул руками, пытаясь сохранить равновесие.

Ледяной панцирь, скрывший океан, пошел трещинами. Кто-то продолжал перетасовывать психополе, меняя его свойства с легкостью, недоступной ни элианам, ни мне. Причем масштаб изменений был таков, что отдача вызвала слабость в коленках.

Тень, не дожидаясь команды, вновь выскочила из ниоткуда и принялась плести вокруг меня сложный узор. Не без усилий я заставил ее исчезнуть. Путь свободен, надо двигаться. Хотя куда? Тот, кто играет пси-полем, за меня зацепился — скрыться теперь вряд ли удастся. С другой стороны, где-то поблизости затаились еще полдюжины элиан, с которыми надо бы разобраться. Да и стоять столбом посреди улицы глупо.

Короткая пробежка — и я остановился на перекрестке. После случившегося продолжать движение к стоянке флаеров было бессмысленно. Но альтернатива — все то же стояние на месте, поскольку в зоне двадцатисекундного прогноза ничего интересного не происходило.

А снегопад все усиливался. Ветер поутих, но разглядеть хоть что-то можно было лишь на расстоянии в несколько шагов. Дальше пухлые хлопья сливались в молочно-белую шаль, полностью скрывшую город. Хорошо элианам — идут по приборам, и капризы природы им совсем не помеха, а мне остается ориентироваться на предвидение и… Я осторожно выглянул в мир океана.

Тяжелые неповоротливые льдины степенно скользили по прозрачной воде. С грохотом сталкивались, раскалывались и вопреки законам физики уходили на дно. Чудно. Однако работать можно. Выходит, заблокировать основные взаимодействия в пси-среде надолго не удается. Или неведомый маг выманивал меня наверх, готовясь сделать новый финт?

Я уловил концентрированный поток намерения-действия. Похоже, элиане пустились во все тяжкие. Даже после промахов снайпера и потери флаера группа захвата не собиралась отступать. Тем проще для меня и хуже для них. Интересно только, где их морской таракан — Айя Сиини. Присутствие паразитового прихвостня не ощущалось. Неужели решила понаблюдать со стороны?

Но пока не до нее. На соседнюю улицу вылетела турбоплатформа. Внутри двое… нет, трое. На следующем перекрестке они остановятся, рассыплются цепью и попытаются превратить меня в пережаренный бифштекс. С их точки зрения план неплох. От меня до перекрестка метров семьдесят. Они меня видят, я их нет. Время на перегруппировку есть… Но все равно странно. Казалось бы, после сбитого флаера могли сделать выводы. Нет, лезут на рожон.

Самое смешное, мне даже над контрмерами не надо задумываться. Достаточно повторить трюк с флаером — дождаться, когда машина выскочит из-за высотки, поймать пассажиров в прицельную пси-сетку и выпустить на волю Тень.

Я сделал пару шагов от стены, остановился на границе с проезжей частью. Не то чтобы угол атаки существенно вырос, но все-таки. В конце концов, совсем уж расслабляться не стоило, какое бы преимущество ни давали привитые Наблюдателями способности.

Элианская турбоплатформа сбавила ход, готовясь к развороту. До момента, когда она окажется в зоне досягаемости, оставалось тринадцать секунд. Уйма времени.

Я сосредоточился на сканировании пси-поля. Троица в турбоплатформе — вероятно, боевики. Прикрыты неплохо все той же триадой телепатов. Руки чешутся промывателям мозгов навалять, но распылять силы не лучшая идея. Все равно никуда не денутся, вырублю десантников, а потом и до них очередь дойдет. Снайпер… Снайпер свернул позицию и ушел. Шустрый малый.

Итак, шестеро элиан поблизости. Кроме них, в операции участвуют еще трое — снайпер и парочка типов в километре отсюда. Кто такие — непонятно, то ли оперативный командный центр, то ли так, следы за товарищами подчистить. И над всеми, над каждым висит липкий гнилостный аромат. Похоже, Паразит стянул на Гарт свою элитную гвардию. Забавно. Выходит, не много у него квалифицированных слуг.

Турбоплатформа вылетела на перекресток. Крутнулась, начиная резкое торможение. И в этот момент я метнул Тень. Вернее, ослабил связывающие ее путы.

Тьма хлынула в наш мир широким бесформенным потоком. В нескольких метрах от машины он неожиданно, без всякого участия с моей стороны, разделился на восемь или девять лопастей, мгновенно превративших турбоплафторму в изодранную жестянку. Психосферы находившихся внутри бойцов погасли одновременно.

Я унял дрожащую от возбуждения тьму, и снежинки свились в крошечный смерч, спеша заштопать прореху в холодной колючей шали.

Вот и все. Время битв и впрямь закончилось. Пусть я не полубог, но уж герой, не уступающий героям мифов, точно.

Правда, урок, преподанный элианам, не закончен. Надо дожать триаду. Чем меньше у Паразита останется прихвостней, тем лучше. Всем. Включая элиан.

Я успел почувствовать движение. Тщательно скрываемый поток внимания-действия. А в следующее мгновение меня вышвырнуло из мира океана.

Я не успел понять, что произошло. Словно стоял у окна на верхнем этаже небоскреба и рассматривал лежащий под ногами город, а затем кто-то рывком опустил жалюзи перед самым носом. Поливариантное будущее, до того просматриваемое на двадцать секунд вперед, разом расплылось в разноцветное масляное пятно.

Сзади!

Несмотря на сверхчеловеческие рефлексы и ускоренное в разы восприятие, я не успел развернуться. Не успел отпрыгнуть и даже вскинуть руку, закрывая голову. Я даже не успел вызвать Тень. Только Тень не нуждалась в моем вызове. Черный трехметровый щит возник за моей спиной, встав на пути невидимой угрозы.

Я крутнулся на месте, вскинул руки, затянутые в дымные угольно-черные перчатки. И увидел, как тонкие белесые нити рвут на части казавшуюся неразрушимой завесу.

Ладонь обожгло, когда я перехватил скользкое, молочного цвета щупальце, целящее в горло. Антрацитовая перчатка рассыпалась, но и белый червь превратился в грязно-серую дымку, мгновенно подхваченную ветром.

Я отпрянул, вырастил короткую — метра полтора — ферию и смахнул пучок щупалец потоньше. Все-таки попытки прорваться сквозь темный щит высасывали из кальмара немало сил. Жаль только, что от щита почти ничего не осталось — дырка на дырке. А я до сих пор не мог понять, кто мой противник.

Будь на мне скаф, установить, с кем имею дело, не составило бы труда. Но скафа не было, а наблюдательский комп для активного сканирования не годился. Выход в мир океана по-прежнему был блокирован, а снегопад мог с успехом скрыть не то что одного человека — армию, стоящую в паре десятков метров. Но как, как кто-то смог подобраться ко мне незамеченным в обход предвидения?!

Я подпитал барьер свежей порцией тьмы и срубил чересчур активное щупальце, попытавшееся обогнуть защиту. Неужели снова та элианка — морской таракан? Но почему я ее не чувствую?

Туман! Дьявол, пусть океан закрыт, но ничто не мешает прощупать пространство на низком пси-уровне.

Я спешно свил из клубов синего дыма щуп, бросил его вперед и чертыхнулся. Мир вокруг был пропитан точно таким же туманом, чей фронт начинался буквально в шаге от меня — однородная среда, в которой щуп просто растворялся.

Плита тьмы вновь раскололась, пропустив сразу полдюжины щупалец. На этот раз они были заметно толще и двигались активнее. Я метнул слепленный наспех клубок тьмы, отмахнулся тенеферией и едва успел пригнуться, уходя от уцелевшего червя.

Я стиснул зубы. Надо что-то менять, иначе достанут. Сейчас или через несколько секунд — вопрос времени. Я не вижу противника, без скафа у меня нет преимущества в скорости, скорее наоборот. Несомненно, тьму мне вызывать легче, чем месяц назад, но и противник явно сильнее.

Будь кальмар видимым, я мог бы сконцентрировать Тень в узкий поток и продавить чужую защиту. Или по крайней мере не растягивать собственную чернильную завесу. Но спрут успешно скрывался в снежной пелене, а значит… Значит, надо менять место боя.

Я начал отступать к противоположному краю тротуара. Мелькнула мысль — пересечь трехметровую полосу одним рывком, но рисковать было ни к чему. Да и здорово мешали сугробы, доходящие уже до колена. Я восстановил развалившийся щит тьмы и заключил себя в огромную трехметровую полусферу, нижний край которой уходил под землю и в такт моим шагам проедал глубокую борозду. Плевать. Не до нюансов. Зато обойти меня с флангов теперь не так-то просто.

Однако изощряться в тактике противник не стал. Третья атака была куда мощнее предыдущих. Серебристая субстанция увязла в смоле внешней защиты лишь на долю секунды. А затем, собравшись с силами, устремилась вперед.

Тенеферия метнулась на перехват, обвила опаловый поток и рассыпалась хлопьями сажи. Я успел вскинуть руки, и тьма вспухла вокруг ладоней за мгновение до того, как в них впилась ядовитая змея.

Свет померк. Исчезли цвета и звуки. Осталось дикое, нечеловеческое напряжение. И ощущение, что я прикасаюсь к гигантской плотине, отделяющей наш мир от иной, абсолютно чуждой реальности. Пронизывающая все существо вибрация, давление, способное раздавить Вселенную… И все- таки Тень устояла.

Лазеры! Калейдоскоп предвидения по-прежнему выдавал хаотичные бессмысленные узоры, но подсказка вновь была четкой, почти осязаемой. Жаль, совсем не осталось сил.

Вязкая маслянистая пленка возникла всего в нескольких сантиметрах от лица. Выставленный вслепую щит вышел совсем хилым — много тоньше того, что растаял под напором жемчужного потока. Но его хватило.

Я отступил на шаг и уперся спиной в холодную отполированную стену. Ноги ватные, руки трясутся. Если бы не киберкожа, в эту минуту выполнявшая роль псевдоскелета, я бы, наверное, упал.

Вставшая на пути спрута Тень высосала даже не силы — душу. Я уже привык к тому, что каждый новый вызов проходит все легче. Но в этот раз пришлось выложиться по полной. Сейчас меня можно было брать голыми руками.

И все же вместе с опустошением пришел бестолковый оптимистичный настрой. Лазеры. Лазеры! Нет никакой потусторонней твари, пытающейся прорваться в наше пространство. Нет неведомого монстра, привезенного элианами специального для моего уничтожения. Не знаю — та ли это стерва, с которой столкнулся на корабле, или кто-то из ее сородичей со схожими способностями, но против меня бьется элианин. Всего лишь элианин! И судя по тому, что вместо новой атаки щупалец последовал залп из лазеров, враг тоже сражается на пределе. Не может поддерживать заданный им самим темп.

Я с трудом отлип от стены. Пока противник не собрался с силами, надо действовать. Заставить себя переставлять ноги, заставить вызвать еще одну Тень. Пусть новый лоскут тьмы будет ломким, не способным противостоять атакам кальмара — не важно. Пока не важно.

Я подцепил трепещущие клочья мрака — все, что осталось от предыдущих щитов, — склеил их в единое широкое полотно и, с головой завернувшись в черный саван, шагнул сквозь стену здания.

Раньше я никогда не интересовался толщиной стен радорианских конструкций. А потому для верности прошел метров пять, прежде чем сбросил пожирающий материю кокон. Оказалось, необходимости в таком запасе не было. Я очутился в просторном, скупо освещенном зале — что-то вроде склада. Стройные ряды расположенных в шахматном порядке голубых и оранжевых контейнеров превращали помещение в гигантскую доску. Чудно.

Плащ тьмы я скинул вовремя. Еще один шаг — и зацепил бы край куба цвета перезрелого апельсина. И еще неизвестно, чем бы это закончилось: мало ли какая токсичная гадость внутри. Впрочем, отвлекаться на ерунду не следовало.

Дрожь чуть-чуть поутихла, и я принялся бочком отходить подальше от проделанной в стене дыры. Пурга с ревом врывалась в прорубленный лаз. Происходящее на улице по- прежнему не разобрать, но достать меня снаружи теперь невозможно. Хочешь продолжить бой — входи внутрь. А внутри… Внутри я увижу противника своими глазами. Сражаться вслепую — совсем уж гиблое дело.

Комп встревоженно куснул кожу: очередной скачок техноактивности — сработала сигнализация. Точнее, система общего контроля сообщила о значительном повреждении несущей стены.

Все это скороговоркой выплюнул ментальный библиотекарь. И тут же добавил: с учетом погодных условий ожидаемое время прибытия аварийных служб сорок минут — час, поскольку разрушение, по оценке системы, не несет прямой угрозы безопасности здания.

Проем на мгновение потемнел. Будь у меня плазмер — врезал бы не задумываясь. К сожалению, плазмера не было, а метать Тень наугад не хотелось. Шанс, что она пробьет защиту чужака, минимален, а парировать встречную атаку мне вряд ли удастся. Надо выждать.

Я сделал еще одну попытку выйти в мир океана и неожиданно почувствовал, что захлопнувшаяся перед носом дверь заперта не так надежно, как показалось вначале. Будь немного времени, не сомневаюсь, мне удалось бы подобрать ключ или просто сорвать ее с петель. Но передышки мне не дали.

Едва различимый в сумерках склада призрак мелькнул в проеме и, на секунду замерев, заскользил в мою сторону. Видел я его не столько благодаря острому зрению — элианские хамелеоны зримо переигрывали радорианских, — сколько из-за копошащихся бледных червей, облепивших фигуру. Выглядела живая жилетка омерзительно.

Один из червей выбрался из общего клубка, сполз с руки призрака и, раскачиваясь, медленно протянулся в мою сторону. Я подождал, пока гадина достигнет трехметровой длины, стянул Тень в узкий хлыст и снес уродцу голову.

В следующий миг призрак, казалось, растаял. Разрубленный червь рывком достиг прежней длины и, размазавшись от скорости, метнулся вперед. Я рефлекторно парировал. Тень рассыпалась, белая гадюка утонула в серой вспышке, вновь вытянулась в длину и попыталась вцепиться в ногу. Слишком низко. Я отбросил белесый хлыст коротким движением, отступил на полшага, парировал атаку в область сердца и рубящий удар по ключице, вернулся в исходную оборонительную позицию.

Смешно. Две силы, способные изменить мир, вновь приняли облик ферий. Да, затраты на новые вызовы в этом случае умеренные, и манипулировать знакомыми объектами проще, но все равно… Смешно.

Впрочем, такой расклад меня устраивал. Уж чему-чему, а фехтованию на фериях меня обучали долго и со вкусом. Наблюдатели… неужели они смогли и это предвидеть?

Финт, обманка, укол в предплечье. Я слегка развернул корпус, обозначил ложную контратаку и еще раз ополовинил червя. Призрак немедленно разорвал дистанцию.

Мелькнула мысль — подобным образом можно измотать противника. Уже трижды ему приходилось восстанавливать живой хлыст из короткого обрубка, в то время как я каждый раз сохранял Тень почти целиком. Если продолжить размен, рано или поздно мне удастся накопить достаточно сил для завершающей атаки, которую не остановит никакой щит. Вопрос — сколько на это потребуется времени?

Серия быстрых уколов. Я вынужденно отступил. Эта сволочь отжимала меня к контейнерам. Лишала пространства для маневра. Неплохая тактика, а при нынешнем раскладе удачная вдвойне. В скорости я явно проигрывал, и, если отступать будет некуда, защиту просто сомнут, несмотря на незатейливый арсенал приемов.

Призрак выдал неожиданно сложный каскад движений и едва не провалился на развороте. На миг появилась возможность нырнуть под перламутровую ферию и полоснуть самоучку по ребрам, но я сдержался. Неизвестно — удастся пробить живую броню или нет, а раскрыться придется. Лучше не рисковать. Перекрутив Тень, я воспользовался промашкой противника и отхватил от червя приличный кусок.

Ко мне окончательно вернулась уверенность. Не важно, кто скрывается за броней невидимости, — продавшаяся Паразиту элианка или еще какой слуга нового порядка. На одном темпе ему меня не одолеть. Слишком велика разница в классе. Попытайся противник усложнить бой — сам начнет ошибаться, а базовая техника чересчур примитивна, чтобы доставить неприятности.

Я сделал вид, что повелся на очередной финт, и в последний момент вывернул кисть, выбрасывая Тень вверх. Белая змея бессильно впилась в черную полоску в считанных сантиметрах от лица, зато я оказался буквально в метре от призрака. Отклонившись назад, я перенес тяжесть тела на левую ногу и полоснул клинком тьмы по шевелящейся кольчуге.

Удар отдался болью в руке, но эта боль была приятной. Призраку пришлось куда хуже. Размытая фигура отпрянула. Черви, принявшие на себя удар, тянули слепые головы в мою сторону.

Я ухмыльнулся. На плывущем, едва различимом силуэте появилась широкая, в ладонь, полоса — Тень вырвала из скафа приличный кусок. Вот и конец маскировке. Интересно, насколько глубока рана?

Я попытался развить успех, но призрак сумел удержать дистанцию и даже поймал меня на противоходе. Пришлось демонстрировать чудеса гибкости, уходя от укола в плечо.

Короткая пауза. Призрак замер, обдумывая следующий ход. А затем, потеряв всякую осторожность, очертя голову бросился в атаку.

Смена ритма была настолько неожиданной, что после первой же связки я едва не пропустил косой рубящий удар снизу вверх. У меня ушло почти две секунды на то, чтобы подстроиться под заданный темп и перейти от глухой обороны к атаке.

Не знаю, рассчитывал ли противник ошеломить меня или просто пошел ва-банк. Как бы то ни было, вести бой в таком режиме он не мог. Не хватало ни техники, ни практики. Обрывочные движения оборачивались все новыми дырами в и без того не идеальной защите.

Вот белая ферия прошла слишком высоко. Вот слишком поспешный нырок и на миг открывшееся бедро. Вот призрак недоработал предплечьем, и дуга, описанная червем, вышла слишком короткой.

Будь на мне скаф, поединок давно бы завершился. Но скафа не было, и разницу в скорости приходилось учитывать. Да и смысла рисковать не было. Рано или поздно призрак допустит серьезную ошибку, тогда все и закончится.

Словно в ответ на мою мысль размытая фигура выдала сложный каскад приемов. Как по учебнику: выпад, кистевой финт, ложная атака в корпус… Все правильно. Вот только на первом элементе противник не сумел правильно выйти на удар ногами. Попытался компенсировать быстрым вращением, потерял позицию и начал проваливаться на собственной обманке… Сейчас! Ошибки в классических комбинациях опровергаются классическим образом. Даже придумывать ничего не надо.

Я шагнул навстречу, развернул корпус и коротким рубленым движением сбил червя. Призрак дернулся, попытался закрыться тем обрывком, что остался. Я сместился в сторону и внешне небрежным движением махнул тенеферией. В какой-то момент черная и белая струны переплелись, затем я резко рванул Тень вниз и вбок. Широкий, опасный для исполнителя мах. На долю секунды я остался без защиты — слишком далеко ушла тенеферия. Только чего бояться, если в руках призрака остался тридцатисантиметровый огрызок? Вернуться в позицию — дело нескольких мгновений. А потом прямая атака, отразить которую невозможно…

Я успел заметить, как прямо передом мной из ниоткуда возник серебряный клинок, и, кажется, попытался уклониться…

Живое лезвие вошло в грудь. Глупо, поймали, как ребенка. Заставили забыть, что ферии лишь форма, а исходные силы способны проявиться в любом месте по желанию того, кто способен ими манипулировать. Как глупо…

Время остановилось. Я ожидал обжигающей боли, потери сознания, раскрывшейся под ногами зубастой глотки гигантского червя. Ничего. Я по-прежнему стоял на радорианском складе, передо мной в нелепой позе застыла элианка Айя Сиини, а мягкая податливая сосулька, Пробившая меня насквозь, стремительно втягивалась под кожу.

Попытка сдвинуться с места успеха не принесла. Казалось, меня намертво вморозили в пространство. Допустим. А как насчет Тени? Я потянулся к протекающему сквозь меня потоку тьмы, почувствовал, как заныли зубы. Боль была не физической, да и вряд ли это можно назвать болью. Скорее искажение восприятия: какая-то часть меня не желала иметь ничего общего с Тенями. Я решил не обращать на нее внимания.

В воздухе неторопливо разлилась бесформенная чернильная клякса. В отличие от меня и элианки разрушительная сила не была связана ни временем, ни законами физики. Сгусток тьмы вытянулся, затвердел, превратившись в длинное антрацитовое копье. Миг — и Тень прошила элианку насквозь, сделалась жидкой и подобно серебристой сосульке начала всасываться в плоть. Я не стал церемониться — Паразита следовало выжечь дотла.

На смену зубной боли пришел зуд. Покалывание тысяч маленьких иголок. Шуршание, постепенно перерастающее в однообразный гул.

Я ощутил беспокойство. Проблема не в том, что я превратился в живую статую, не в замершем на стоп-кадре мире. Нечто большое. Далекое и близкое одновременно. Странно. Мысли… нет, сам способ мышления казался чужим. Я попытался собраться. Бесполезно. Пам-там, там-пам. Однообразный ритмичный стук несуществующих барабанов не давал сосредоточиться. Лишал жизнь всякого смысла. Пам-там, там-пам. Даже неослабевающий зуд не имел больше никакого значения.

Приди в себя. Очнись. Не поддавайся! Ты должен… Должен ли? И кто такой я?.. А, помню! Я — Геннадий Павлов. Человек с планеты Земля. Человек — это звучит гордо. А гордыня — это смертный грех…

Слова превратились в набор букв. Только задумаешься, а они рассыпаются на кусочки алфавита. Альфа-бета. Или вита? Вита ностра, а еще ностра бывает коза. Не важно. Ничто уже не важно. Пам-там, там-пам… Тень, ты меня слышишь? Тень?! Нет ответа. Даже послушная тьма не желала являться засыпающему хозяину. Я разозлился. Тень — моя! Вселенная может гореть синим пламенем, но Тень — часть меня и обязана подчиниться!

Пам-там, там-прабн. Барабаны внезапно сбились с ритма. Пелена дремы растерянно дрогнула. Попыталась снова убаюкать, утянуть на дно мягкого теплого болота. Но было поздно. Тень! Тень! Тень!

Мир раскололся. Чем-то это походило на поливариантное будущее, пропущенное через призму предвидения, только проще и сложнее одновременно.

Две реальности. Два Геннадия Павлова — силуэт, вырезанный из черной бумаги, и фигурка из жидкого белого пламени. И за каждым след, уходящий далеко в будущее, — последствие сделанного выбора. Какого выбора?!

Видение дрогнуло. Подернулось рябью. Два Геннадия Павлова повернулись ко мне лицом. И в следующий миг свет и тьма соединились.

Меня прошил разряд тока. Бесконечная, неистощимая энергия. Хотелось бежать, возводить и рушить дворцы, забивать кулаками гвозди… Да что угодно! Лишь бы не сидеть на месте.

Возбуждение накатило и схлынуло. Я все еще пребывал в состоянии окаменения. Остановившееся время не желало ускорять ход. Черт возьми, и сколько мне так висеть?!

Словно в ответ на мысленный выкрик пси-поле отозвалась глухой напряженной вибрацией. Я скептически посмотрел на дверь, блокирующую выход в мир океана. Пропущенный через меня разряд не исчез бесследно. Я не чувствовал ни усталости, ни напряжения. Каждый мускул, каждая клетка тела наполнены энергией и готовы к работе. Что мне чужие барьеры?

После второго удара дверь разлетелась в щепы. Я взмыл вверх, попытался привычно охватить многоголосицу сознаний окружающих меня существ и застыл, глядя на приближающуюся волну.

Это и волной-то нельзя было назвать. Даже цунами, способное смывать города, казалось нелепой беспомощной пародией. Пенящийся вал поднимался до неба. Облако водной пыли катилось на полшага впереди и почти достигло места, где я оказался.

Времени на раздумье не было. Никакой пси-щит, никакой экран не смогут противостоять наступающей стихии. Тень?.. Впервые я почувствовал неуверенность — способно ли совершенное оружие остановить надвигающуюся угрозу? Отступать назад в тело было бессмысленно: удар такой силы не просто погасит сознание — перемолотит личность как Жернов. Остается одно — вперед наверх, в мир тумана, где сама структура психополя не допускает разрушительного шторма, в мир Наблюдателей.

Короткий полет, собранная в кулак воля, сверхусилие, необходимое для преодоления границы… и мягкие, пушистые объятия. Успел.

Водный горб дополз до места, где я стоял, и не найдя цели, рассыпался мириадами соленых брызг. Волны пониже, раздосадованные тем, что жертва ускользнула, слепо рыскали, сталкивались и расходились, покрывшись коростой пены. И вдруг разом улеглись. Поверхность океана стала гладкой, как туго натянутая простыня. А потом вода снова пришла в движение, закручиваясь в бесконечную, до самого горизонта, спираль. Океан будто просел под тяжестью собственного веса. И с каждым мгновением чудовищный водоворот разевал пасть все шире и шире. Казалось, еще немного — и гигантская воронка дотянется до дна.

Ощущение чужого присутствия. Я вслушался в пробегающие по туману вибрации.

— Олег? — Молчание. Ладно, работать с туманом не впервой. Прячься — не прячься, найду.

Я начал уплотнять синее марево и с удивлением обнаружил, что некогда податливая дымка стала скользкой и не желала принимать нужную форму. Что-то новенькое.

Попытки взять стекленеющую субстанцию под контроль окончились ничем. Разозлившись, я решил отказаться от идеи тонкого манипулирования и просто врезал по причудливым хрустальным переплетениям сгустком самой грубой из доступных на этом слое пси-энергий.

Тишина раскололась. Завораживающие переливы, звон тысяч легчайших воздушных колокольчиков. Пси-пространство пело песнь Гарта. Миллиарды психосфер. Радориане, живущие на планете, и пассажиры лайнера, выходящего на орбиту. Струящиеся изумрудные мелодии элиан и жесткий режущий раскат двух послов Дзорта. Негромкая, похожая на завывания ветра мелодия фауны, привыкшей выживать в условиях вечной зимы, и неожиданно бодрые, почти веселые аккорды небогатой гартианской флоры. Но меня интересовали не они.

Лиловая, сливающаяся с туманом опухоль не желала отзываться. И структура этого не принадлежавшего планете образования была до боли знакома. Все-таки Наблюдатель. Наблюдатель ли? Я всматривался в кристалл, едва различимый на фоне друз хрусталя, в которые превратился туман. Что-то с ним было не так. Он походил на Олега и в то же время чем-то неуловимо отличался.

— Кто ты? — Молчание. Я протянул тонкий пси-щуп и наткнулся на стену иссушающего холода. Такого не было даже при первых болезненных контактах с Тенями. Хрупкая бирюзовая нить рассыпалась, и ледяной вал покатился в мою сторону.

Я растопил кристаллы вокруг, создав щит из жидкого стекла. Касание. Я рефлекторно отпрянул от едких клубов пара. Рассыпались мутные уродливые осколки, застыли пластины, покрытые безобразными слюдяными наплывами. Холод медленно сковывал окружившую меня сферу жидкого пламени. Слишком медленно.

Внешнее давление слабело с каждым выигранным миллиметром. Ледяной фронт не выморозил огненный шит и до середины. Я поднапрягся и почти отодвинул реку пламени на исходный рубеж. Теперь уже волны холода нахлынули с новой силой, и отступать пришлось мне.

Еще несколько толчков — и стихии застыли в равновесии.

Несомненно, Наблюдатель, если это действительно был он, владел пси-преобразованиями на порядок лучше меня. Только вот сама структура тумана препятствовала активным действиям, несущим разрушение. И сформировать достаточный для преодоления моей зашиты поток энергии противник не мог. Иное дело уровнем ниже… Краешком сознания я «покосился» на водоворот, продолжающий раздирать океан. Путь к отступлению был отрезан. Пат.

Я поймал себя на мысли, что совершенно не переживаю по поводу происходящего. Высший межгалактический разум пытается выжечь мозги, тело пустой оболочкой осталось где- то далеко в физическом мире, а мне все равно. Черт возьми, надо что-то предпринимать, противостояние не может продолжаться до бесконечности. Пусть в мире тумана время течет в сотни раз медленнее, все равно рано или поздно дружки элианки доберутся до склада, где шел бой, и тогда…

— Долго в молчанку играть будем? — Я решил катнуть пробный шар. — Могу я с Олегом поговорить?

— Вектор деятельности, называемый Олегом, признан ошибочным. — Пси-голос Наблюдателя был хриплым, скрежещущим. Так в мультфильмах говорят роботы, у которых закончилась смазка.

— А твой, стало быть, верен? — Признаться, я не ждал, что эта дрянь снизойдет до разговора. — И что в отношении меня планируется — лоботомия?

— Фрагментация личности и последующее уничтожение тела.

— Достаточно откровенно. — Мне вдруг стало страшно. Безразличная констатация приговора, помноженная на механический голос судии, пробилась сквозь анестезирующее облако апатии. — Могу я спросить — почему?

— Вектор деятельности, повлекший твою трансформацию, ошибочен. — Давление холода не ослабевало. — Ликвидация последствий вынужденная.

— Ликвидация последствий, значит. — Сверхновой вспыхнула ярость. Чистая, концентрированная, направленная исключительно на собеседника. — А если я не соглашусь?

— В согласии нет необходимости. — В скрипе железных челюстей мне почудились сочувствующие нотки и… Я безуспешно попытался найти человеческую аналогию. Дисбаланс, неуравновешенность, незаконченность… В отличие от идеального, гармоничного на всех уровнях восприятия Олега с этим Наблюдателем что-то было не так. Дьявол! Нет времени копаться в нюансах психологии сверхсуществ!

— Это ваше последнее слово? — Молчание. Что ж, ублюдок, сам напросился. Ненависти — коктейлю из ярости и страха — легко придать форму.

Черный огонь вспыхнул до того, как я произнес заветное слово. Тень, похожая на гигантскую птицу, едва проявившись, без колебаний ринулась на врага. Легко пробила ауру пламени и ледяную корку. Расправив крылья, понеслась вперед, разъедая пропитанный синей дымкой стеклянный лес… И врезалась в вырезанную из черной бумаги стену. Новые сгустки тьмы вынырнули из небытия. Дрожа и кривляясь, метнулись к Наблюдателю и утонули в бездонной завесе.

— Бесполезно, Геннадий, — с какой-то нарочито грустной ноткой проговорил робот-палач.

Я замедлил хоровод тьмы. Кристалл Наблюдателя был почти полностью скрыт за черным барьером. Вот теперь действительно пат. Пат до тех пор, пока на складе не объявятся элиане…

Что остается? Рискнуть и попытаться прорваться сквозь водоворот? Закрыться в капсулу Тени… а дальше? Как только я окажусь в своем теле, меня просто размажет пси- прессом, и никакие блоки не помогут. Надо устранять причину водоворота — Наблюдателя, спрятавшегося за неразрушимой стеной. Вопрос — как? Тень поглощает Тень — в этом я только что убедился. Любые пси-игры заведомо обречены на неудачу. Дипломатию эта сволочь разводить не намерена. Что остается? Что?!

— И почему моя трансформация была ошибочной? — Вопрос вышел каким-то пришибленным.

— Борьба с жизнеформой признана нецелесообразной, — охотно пояснил Наблюдатель. — В твоем существовании больше нет необходимости.

— Необходимости?! — Вьющаяся вокруг меня Тень встрепенулась, ожидая приказа, но я сдержался. — А просто вернуть домой нельзя было?! Не забрасывать на эту чертову планету, не травить элианскими псами, а просто перенести на Землю и оставить в покое?!

Еще не закончив фразу, я почувствовал, что попал в точку. В контексте событий, предшествовавших переброске меня на Гарт, слова робота выглядели лишенными логики. Не могли Наблюдатели вот так просто взять — и передумать!

Ухватившись за крошечную зацепку, мысль понеслась дальше. Допустим, Наблюдатели и впрямь решили от меня избавиться. Но в чем тогда роль элиан? Все их потуги, включая белые щупальца паразитки, выглядели смешными в сравнении с той силой, что демонстрировал нынешний противник. Да со способностью манипулировать Тенями он мог убить меня в любой момент! Пока я сплю… да просто пока смотрю в другую сторону! Неужели и впрямь не сумел обнаружить? Чушь! Элианам понадобилось несколько дней, чтобы сесть мне на хвост, а Наблюдатели им не уступают ни в мыслительных способностях, ни в технике. Но тогда как объяснить всю эту кутерьму?

— Ты там не уснул часом? — ехидно осведомился я, когда пауза начала затягиваться. Молчание. Почему же этот засранец не отвечает? Никогда не поверю в наличие у него стыда и совести.

Еще несколько песчинок упали на дно стеклянной колбы. Время, время!

— Скажи хоть, почему вы решили сдаться на милость Паразиту.

Ответа вновь не последовало, зато ощущение дисгармонии в поведении Наблюдателя усилилось. Будь в запасе вечность, возможно, мне удалось бы докопаться до истины. Но ни вечности, ни даже полвечности не было. А значит, надо прорываться. Сквозь холод и сквозь водоворот. Вернуться в тело, а там будь что будет. Альтернативы все равно нет.

Я начал перестраивать огненную сферу, готовясь к спринтерскому рывку. И вдруг почувствовал чувствительный укол. Ментальный библиотекарь не оставил меня и в верхних слоях пси-поля? Нет, прилетевшая подсказка отличалась от тех, что подкидывал советчик-всезнайка. Понять бы еще, что колючая невнятица значит. Еще один тычок.

Возвращаться в тело рано? Альтернатива есть? Я мысленно зашипел. Ощущение — как если бы на тело выплеснули ведро расплавленного воска. И самое гнусное, ожог следовало понимать как согласие. Что же меня ожидает, если ошибусь…

«Договориться? Спросить? О чем?» Я попытался сузить область поиска. Никакой реакции. «Надавить, отогнать, уничтожить?» Касание раскаленного клейма… неуверенное. И не понять — то ли прав лишь отчасти, то ли неверно расставляю акценты.

Я постарался расслабиться, если это понятие вообще было применимо к нынешнему состоянию. Раствориться. Стать частью Гарта. Частью пси-поля. Как учил Олег… Пам-там. Меня передернуло. Проклятые барабаны никуда не делись. Лишь поутихли, стали едва слышными. Ненавижу… На этот раз кипяток плеснули прямо в лицо. Я едва не заорал от боли, спасло отсутствие рта. Барабаны? Они тут при чем?

Преодолевая отвращение, я попытался вслушаться в ритм. Пам-там. Там-пам. На этот раз звук был куда громче Терпи, терпи…

Пам-там. Там-пам. Мне показалось, или хаотичные удары обрели ритм? Жесткий, энергичный, не имеющий ничего общего с тем, что уводил в болото сна.

Пам-там. Там-пам. Совсем рядом. Громко. Четко. В последовательности есть логика. Чужая. Непонятная и вместе с тем такая близкая. Еще чуть-чуть. Еще удар или два — и я смогу прочитать мелодию. Заставлю барабаны сыграть нужную мне.

Пам — кусочки мозаики встали на свои места. Там — закорючки нот облепили нотный стан. Пам. Ритм!

Я понял, почувствовал, осознал, увидел… Не подобрать понятия — все время выходит лживо. Все аналогии лживы. Слово изреченное есть ложь. Ложь. Не дожить, а дожить. Положено — ешь… Тень!

На этот раз я не дал себе рассыпаться на бессвязные мыслеформы. Я стал частью ритма. Изменил себя, изменив тем самым гармоники барабанной дроби. А затем вывернулся наизнанку, исторгая звуки вовне.

Смерч получился худеньким, почти безобидным. Больше всего он походил на стройную статуэтку, выточенную из цельного куска оникса. Изящная фигурка, перетянутая в талии серебряным ремешком, с ожерельем жемчужных бус. Там, где он касался заиндевевшего тумана, податливая субстанция рассыпалась, оставляя после себя отливающие перламутром облачка.

Достигнув барьера, и без того тоненький столбик вытянулся еще больше, заключил Наблюдателя в кольцо. Хлипкое — коснешься, и двухцветная змейка разорвется, осыплется дождем фольги и сажи.

На мои действия Наблюдатель никак не отреагировал. Окружавший его щит также не претерпел изменений. Я потянул за хвост вихря-змейки, заставил ее сжаться.

Тьма коснулась тьмы. Как и в прошлый раз, Тени слились, утонув друг в друге. Затем пришел черед серебра.

Судорога Наблюдателя была столь сильной, что даже я почувствовал отголосок чужой боли. Там, где серебряные нити коснулись барьера, монолитная антрацитовая поверхность покрылась сморщенными серыми чешуйками, словно обычная стена, едва прикрытая высохшей, облупившейся краской.

Пам-там! Там-пам! Я заставил барабаны звучать громче. Теперь это был не просто военный марш — боевой клич, способный обратить противникам бегство.

Нити стали толще. Закружили быстрее. И с каждым новым витком циркулярная пила все глубже входила в казавшийся неразрушимым щит. Возник и улегся снегопад пепла: вальсирующая с белыми нитями Тень, учуяв доступную добычу, не жуя, глотала серые хлопья.

— Олег был прав. — Несмотря на все новые волны боли, голос Наблюдателя не изменился ни на йоту. — Ты действительно уникум. Удержать в себе два противоречащих принципа… Жаль, это ничего не изменит.

Я не ответил, продолжая затягивать удавку.

— Ты не успеешь, Геннадий. — В механическом скрежете мне почудилась снисходительная жалость. — Совсем немного. Будь Тень одна, ей понадобились бы месяцы. Теперь, после того как трансформация вступила в активную фазу, хватит и дней.

— Хватит на что?! — Вступать в дискуссию было глупо, но я не сдержался.

— На поглощение. — Сочувственные интонации были невыносимы, главным образом потому, что я верил в их искренность. — Нельзя прикоснуться к тьме и остаться незапятнанным. Тем более что ты проецировал Тень в десятки раз чаще, чем того требовали обстоятельства. Ты уже не в состоянии ее контролировать.

Землянин, когда ты последний раз по-настоящему чувствовал, по-настоящему жил? Не ненавидел, не злился… испытывал эмоции, не связанные с разрушением? Когда? Не вспомнишь — осталась только пустота. Будь время, Тень выжгла бы тебя изнутри. День за днем. Кусочек за кусочком.

Уже сейчас из твоих поступков уходит логика. С каждым днем поведение становится все более хаотичным. Нет последовательности, нет морали, нет страха и жалости. Кукла которую дергают за нити случайные прохожие. И это только начало. Вслед за целостностью и чувствами ушли бы мысли, стерлись привычки, растаяли воспоминания. Последним сгорело бы тело — исход один.

Впрочем, это не важно. От нескольких месяцев агонии ты отказался, инициировав активную трансформацию. Живший в тебе зародыш скоро окрепнет, и тогда…

— С каких пор во мне живет зародыш?!. — Вопрос вырвался сам, и внезапно я понял, что знаю ответ. Правду, выбивающую из-под ног последнюю опору. — Кия…

— Нет. — Теперь в голосе Наблюдателя была усталость. — Раньше. Станция на Ааре — огненный зал с мечущимися огнями. Позже, на Эроне в лабораториях Дзорта, произошло закрепление. Там ты впервые встретился с жизнеформой лицом к лицу. Там брошенное в тебя семя получило подпитку. Остальное — Кия, Аури, элианка Айя — лишь подстегивало развитие эмбриона. Последний шаг…

Договорить он не успел. Серебряная змейка совершила еще один оборот, и скрывавшая Наблюдателя скорлупа беззвучно раскололась. Тень, заметившая брешь в обороне противника, метнулась вперед, втянулась в образовавшуюся трещину. А затем одна из узловых точек психополя Гарта, только что бывшая вместилищем сознания Наблюдателя, взорвалась.

Удар был страшен. Невесомый податливый туман, хрупкий даже в замороженном состоянии, приобрел твердость стали. Я почувствовал себя мошкой, по глупости опустившейся на наковальню. А секунду спустя молот ударной волны расплющил меня в тонкий кровавый блин.

Опора, за которую цеплялось сознание, исчезла. Короткое падение, мокрый шлепок — и соленые объятия. Меня вышвырнуло с верхнего слоя пси-поля, и вывернутый наизнанку океан с радостью принял жертву.

Ослепший и оглохший, я судорожно забарахтался в ловушке водоворота. Верх-низ, плотно-разреженно — все ориентиры утратили смысл. Не знаю, удалось бы мне выбраться, или бушующая стихия окончательно расплела бы личность на составляющие. Однако ангел-хранитель не собирался проводить чистый эксперимент, хотя и церемониться не стал — дал увесистого пинка под зад, протолкнув меня еще дальше.

Новое падание — и жесткая посадка в камере-одиночке, в сравнении с которой самый тесный карцер — бескрайнее поле.

Воздух с хрипом ворвался в наполненные свинцом легкие. Колени подогнулись. Я успел выставить руки и только благодаря этому не хлопнулся мордой об пол. Прислонился щекой к холодной шершавой поверхности и почему-то с сожалением отметил, что киберкожа не передает тактильные ощущения со стопроцентной точностью.

Какой-то кусочек сознания, не утративший до конца связи с действительностью, отметил, что готовый раздавить меня пси-пресс почему-то не желает опускаться.

Шуршание — и глухой удар. Я скосил глаза и обнаружил распростершуюся рядом элианку. Вот она — внеземная романтика. Два тела, лежащие рядом… Дьявол. Надо идти… Или ползти. Спрятаться куда-нибудь, пока не нагрянули ее дружки. В таком состоянии меня никакие Тени не спасут…

Измученное тело сковал холод. На глаза опустилась черная повязка, которую всемогущий иллюзионист немедленно сорвал, демонстрируя, что для смены декораций истинному мастеру достаточно одного удара сердца.

Я лежал на спине на мягкой белоснежной подушке. Такая больше подошла бы великану — не менее полуметра в высоту и пару метров в ширину.

Я с трудом приподнялся на локтях. Олег сидел в кресле напротив. Нога на ногу, руки скрещены на груди. Темно-синий костюм и дурацкий, отливающий золотом галстук. Милый, заботливый Наблюдатель, учитывающий каждую деталь, догадавшийся перевернуть меня при телепортации лицом кверху… Ладно, Олежка, сейчас поговорим…

Я со стоном перевернулся на бок. Суставы скрипели при каждом движении. Что там у Булычева подсыпали роботам в смазку — алмазную пыль? Олег молча следил за моими поползновениями. Сейчас, дорогой, сейчас. Только сяду…

Я наконец занял условно вертикальное положение. Глубоко вдохнул. Черт возьми, что я собираюсь сделать? Зачем? Что этим докажу? Логичные безответные вопросы. Плевать.

Надоело. Устал думать.

Левая рука взлетела в воздух. Тень стекла по предплечью, перебралась на запястье и, сорвавшись с пальцев, изломанной молнией метнулась к Наблюдателю. Впустую. На долю секунды перед ним возник плоский черный квадрат, впитавший разряд.

Я с трудом сполз с подушки. Кое-как выпрямился. Перед глазами прыгали разноцветные пятна. К горлу подкатила тошнота. Желудок сжался, во рту вкус кислятины. Сейчас- сейчас, разберемся. Блоки, значит, умеешь… Ну, это мы уже проходили. Барабанщики, ау, сыграем марш?

Поймать ритм удалось с третьей попытки. На этот раз однообразный стук не вызвал наркотическую нирвану — только головокружение. Олег, так и не переменив позы, безучастно смотрел на белую кобру, которую я, как заправский фокусник, вытащил из-за пазухи. Змея не спеша поплыла по воздуху, беззвучно разевая пасть. Вокруг, выбирая момент для атаки, роилось облако мошкары — Тень сама выбрала обличье, а я был не в состоянии придать ей новую форму. Да какая, в сущности, разница…

Наблюдатель не шелохнулся. Он оставался недвижимым до последней секунды, а когда змея оказалась на расстоянии вытянутой руки, просто поднялся и шагнул ей навстречу. Костюм из синего сделался черным, поглотил назойливых насекомых. Змея, распахнув пасть, впилась в темный силуэт. Олег сделал еще один шаг, и скользкое опаловое тело втянулось в развернувшуюся на месте Наблюдателя бездну. Ни серых хлопьев, ни проявившихся трещин. Костюм, помедлив, вернул себе цвет индиго.

Я тупо смотрел, как Наблюдатель смахивает с лацкана пиджака несуществующую пылинку. Голова пустая-пустая. Прежние хозяева выехали, а новых не завезли. Можно сдавать внаем…

— Высказался? — Олег склонил голову набок. — Или попробуешь еще раз?

Я молчал. Говорить не хотелось. Вообще ничего не хотелось. Вызов змеи высосал остатки сил, а издевательская легкость, с которой Наблюдатель избавился от твари, — желание что-либо делать.

— Это хорошо. — Олег отступил и снова опустился в кресло. — Присядь, скоро полегчает.

— Ты знал заранее, — прошептал я одними губами. — Ты просто кормил меня на убой. Я — неудачный эксперимент маньяка.

Олег покачал головой.

— Дурак ты, Геннадий. Какой же ты все-таки дурак… Сядь! — Я плюхнулся на подушку. Тело отреагировало на команду раньше, чем сознание успело воспротивиться.

— Что он сказал? — Интонация, с которой был задан вопрос, подразумевала абсолютное подчинение.

— Что я сгорю. — Во рту пересохло. — Что ты намеренно подсадил в меня зародыш Паразита. Растил его, холил и лелеял… Что я делал не так?! — Я сорвался на крик. — С самого начала я беспрекословно вам подчинялся! Поступал так, как говорили… За что, Наблюдатель? Почему ты обязал меня умереть?

— Надо понимать, словам тех, кто пытается тебя убить, ты веришь безоговорочно? — Олег сцепил пальцы, сгорбившись, наклонился вперед.

— Зачем ему врать? — просипел я.

— Действительно, зачем? — Олег изогнул бровь, изображая удивление. — А ты не задался вопросом, зачем он пытался тебя убить и, главное, почему ему это не удалось?

— Убирал отходы производства. За вектором, чья деятельность признана ошибочной. — Вторую часть вопроса я предпочел проигнорировать. В голове понемногу прояснялось. Тело перестало быть мешком с костями. А ведь и правда легчает…

— А он не объяснил, зачем эта возня понадобилась? Элиане, личное вмешательство самого, — Олег сделал ударение на слове, — Наблюдателя? Не проще было оставить тебя на Гарте? Сидел бы там, никому не мешал, сгорал потихоньку. — В голосе звучала откровенная издевка.

— Значит, не проще. — Я скрипнул зубами.

— Значит, не проще, — эхом отозвался Олег. — Осталось догадаться — почему? И ради чего он подключил элиан? Мог бы, к примеру, взять и телепортировать тебя на орбиту планеты. Как думаешь, долго бы ты в открытом космосе протянул?

— Тебя там почему не было?! — вновь выкрикнул я. — Почему бросил меня на этом чертовом Гарте?!

Олег посерьезнел.

— На деле эти вопросы связаны. — Он рассеянно потер уголок губ. — Вектор моих действий действительно признали ущербным. — Олег криво улыбнулся. — У нас ведь демократия, Геннадий. Демократия, доведенная до абсолюта. После твоего нападения на элианский крейсер и столкновения с Айей Сиини, вектор действий… гм… оппозиции был признан корректным. Все, что я успел, — отправить тебя на Гарт и максимально осложнить реализацию намерений наших противников.

— И что дальше? На меня продолжат охоту или в многодневном диспуте тебе удалось переубедить политических противников?

— Нет. — Олег прищурился. — Политических противников ты уничтожил на Гарте. И тем самым вернул мне способность вмешиваться. После чего я спас тебя от коллапса пси-поля и выдернул с планеты.

— То есть с моей помощью ты вновь дорвался до власти? — Я почувствовал, как внутри снова поднимается волна гнева. Наблюдатель поморщился.

— Геннадий, прямое нападение на тебя — жест отчаяния. После того, как ты отбился от Айи, выбор был невелик. Отступить, вернув мне… право руководить, или, уничтожив тебя лично, попытаться реализовать свою логику. В случае успеха моя деятельность лишалась смысла. — Олег замолчал, потом словно нехотя добавил: — У него и времени-то в запасе не было. Промедли еще немного, и я в любом случае вернул бы утраченную позицию.

— Почему ты рассказываешь это только сейчас? Почему не предупредил заранее? — Я сам не заметил, как снова оказался на ногах. Олег пожал плечами.

— Наши решения не дискретны, и мы не действуем в рамках да-нет-логики. Когда два вектора вступают в противоречие, на обе стороны накладываются ограничения. И чем значимее конфликт, тем жестче рамки. Я мог забросить тебя на Гарт и дать совет, как затруднить лоцирование, но не описать ситуацию в целом. Уничтоженный тобой… Наблюдатель сообщил название планеты элианам, но был не в силах помочь в прямом поиске. До того, как ты сцепился с Айей, он вообще не мог вмешиваться напрямую.

— Свежо предание. — Я скривился. — Неясно только, как вам удается сделать хоть что-то, постоянно вставляя друг другу палки в колеса.

— У нас редко возникают разногласия, — с тоской, словно приходилось объяснять очевидное, произнес Олег. — В большинстве случаев оптимальные решения видны сразу. К сожалению, бывают исключения. Геннадий, поверь, я делал все от меня зависящее. Ты — ключевой элемент. Если с тобой что-то случится, мой выбор, мое существование станут бессмысленны.

— Мой выбор, мое существование… Достали! Господи, как же вы достали. — Усталость и головная боль, переходящая в тошноту, накатили вновь. — Один хочет слепить карманного спасителя, другие — содрать кожу живьем… Верни меня домой! Не хочу. Надоело. Не хочу подыхать за ваши идеалы. У меня свой дом — планета Земля. Мне еще жить и жить… Не хочу, понимаешь!

— Ты не сможешь убежать, — едва слышно проговорил Олег. — И ты не сможешь жить как прежде. Яйцо разбилось, цыпленок выбрался в большой мир. Ему не спрятаться, не забиться в осколки скорлупки.

— Я не цыпленок, и Земля — не яйцо.

— Верно. Но это лишь осложняет. Геннадий, нельзя войти в одну реку дважды.

— В мое отсутствие сборник афоризмов прочитал? — Я скрипнул зубами. — Надо понимать, отказ окончательный?

— Ты не отдаешь себе отчета…

— Верни!.. — Я согнулся пополам и рухнул на колени. Психосрыв накатил неожиданно. Гнездившаяся в висках боль выплеснулась наружу. Вихрь пси-деформации распух, врезался в барьер, окружавший Наблюдателя, взвыл, пытаясь расколоть невесомую стенку.

Меня вырвало. Спина мгновенно покрылась липким потом. Тело била крупная дрожь. Глаза кололо так, что хотелось вырвать их с мясом. Ни разогнуться, ни тем более подняться на ноги не было сил. Еще один приступ тошноты — и я едва удержался от того, чтобы не растянуться на полу.

Не знаю, сколько это длилось. Минуту или час. Когда я пришел в себя, то обнаружил, что сижу, обхватив колени и прислонившись спиной к кровати-подушке. Шторм улегся. Олег с задумчивым видом изучал ноготь большого пальца.

Я закашлялся. Вместо блаженной пустоты, остающейся после психосрыва, в ушах звенел многоголосый писк комариной стаи.

— …ни. — Горло сдавил спазм.

Олег перевел взгляд с ногтя на меня. Лживое сочувствие в несуществующих глазах.

— Верни, — прошептал я одними губами. — Верни домой.

— У нас почти не осталось времени, Геннадий.

— Верни, прошу…

— Ну что мне с тобой делать?.. — Наблюдатель поднялся, сунул руки в карманы брюк. — Эх ты, карманный спаситель…

— Верни… — Веки склеились сами, и милостивая пустота позволила наконец упасть в свои объятия.

Глава 6

Проводник. Итени Рин

Явления природы — данность. Эту простую истину дети усваивают от родителей еще до группы первичной социализации. Испытывать негативные эмоции — недостойно, а испытывать их в отношении природы просто глупо. Ни изменить, ни как-то повлиять на погодные явления невозможно. Более того, погоду прогнозируют с высокой достоверностью уже на протяжении нескольких тысяч арков, и всегда можно подготовиться к тому, что ожидает вне дома.

Вдвойне нелепо предъявлять претензии к погоде мне — оперативнику, прошедшему спецподготовку, побывавшему на двух десятках планет и видевшему вещи, в сравнении с которыми погодные аномалии выглядят мелкими неудобствами. И все же… Я прикрыл лицо. Колючие, твердые, как стекло, крупинки ударили в перчатку и осыпались, стоило ветру ослабить напор. Спохватившись, он рванул вновь, прижался к самой земле, загребая новую порцию ледяной картечи.

Не люблю холод. Не люблю метель и поземку. На Элии с ними редко столкнешься — близость к солнцу, иной наклон оси… Гарту повезло меньше. Хотя меньше ли? Радорианам прохладный климат подходит как нельзя лучше. И даже зима, подобная этой, не доставляет больших неудобств.

Я снова закрыл лицо и, невольно ссутулившись, быстрым шагом пересек смотровую площадку на крыше посольства. Вызвал лифт. Привыкать к местной погоде лучше заранее, чтобы потом не отвлекаться по мелочам. Тем более если есть время. А время у меня пока есть…

Насколько я помнил из университетского курса, Гарт — ничем не примечательная радорианская колония. Тип — ближе к четвертому, хотя радориане классифицируют планету как универсально пригодную. В остальном — обычная развивающаяся колония, полностью перешедшая на самообеспечение, но пока не вносящая значительного вклада в развитие Радора.

Как оказалось, реальность отличалась от учебных пособий в худшую сторону. Четвертый тип обернулся самым неприятным вариантом — холодом и обильными снегопадами, хотя для оперативной работы условия благоприятные. Двадцать миллионов радориан. Четверть проживает в столице, половина — в пяти крупных городах, оставшаяся четверть — в двух десятках городов поменьше. Стандартная пропорция для активно осваиваемой планеты.

Уровень техноактивности комфортный. Системы индексирования и оповещения развиты куда лучше систем безопасности и контроля. Конечно, работу с радорианами легкой не назовешь, но если сравнивать не с Эроном или Дзортом, а с другими радорианскими колониями, Гарт, пожалуй, один из самых удобных вариантов. В теории. А на практике… На практике не видно — в каком направлении сделать первый шаг.

Мы прибыли тремя независимыми группами. Семеро — аналитический отдел и триада телепатов — сразу отправились в элианское посольство. Маска — комиссия по проверке эффективности деятельности элианского представительства. Пятеро действовали от лица комитета здравоохранения. Декларированная цель — исследование феномена популярности тризахвата, приобретение опыта организации и проведения межколониальных турниров. У оставшейся тройки легенды были индивидуальными. Мне досталась роль сотрудника центра физического развития Лии — поклонника тризахвата, желающего лично наблюдать игру.

Пятнадцать элиан, которым предстояло найти на чужой планете существо, способное принимать любой облик. Пятнадцать элиан, которым запрещалось контактировать между собой. Группы были полностью автономны. Объединиться предстояло только на последнем этапе — уничтожении объекта.

Иллюзий не было: шансы захватить объект живым близки к нулю. Шансы уничтожить… Я бы не взялся их оценить. Выйти на элиноида, вписавшегося в общество, вычленить его среди двадцати миллионов радориан — почти невыполнимая задача. Однако у аналитиков было иное мнение.

В зале совещаний собрались семеро. Просторная комната могла вместить втрое больше, но общий сбор сочли нецелесообразным.

Триада аналитиков, сбившаяся в кучку на дальнем конце стола, переговаривалась вполголоса. Тэн Аен, поглощенный созерцанием далекой горной речки на огромной, во всю стену, стереопанели, в обсуждении не участвовал. Психолог, эмпат, специалист по разумным — он, несмотря на приписку к аналитгруппе, с самого начала держался особняком. Личный выбор.

Айя, занявшая кресло рядом с Тэном, казалось, полностью ушла в себя. Со дня прибытия на Гарт она произнесла едва ли десяток слов, выходящих за рамки официоза.

Сети, сидевший напротив Айи, рассеянно разглядывал то вычурные серо-зеленые карнизы, то унылый индустриальный пейзаж за окном.

Семь элиан, собирающихся переиграть Наблюдателей и их агента. Странно. С большинством я не был знаком до вылета на Гарт, но сейчас казалось, что мы — не просто объединенные общей задачей индивиды. Непривычная, но приятная эмоциональная связь, установившаяся с первых же тактов совместной работы, сплела нас в единое целое — организм, которому под силу если не все, то очень многое.

— Легкого пути. — Я опустился на стул справа от Сети. Айя удостоила меня мимолетного взгляда и снова уставилась на сплетенные пальцы.

— Все в сборе. Начинаем, — негромко проговорил Тэн. Любопытно. Обычно заседания ведет вышестоящий по должности, однако Айя почему-то решила нарушить привычный порядок. Неожиданно.

Ивс Лин шумно выдохнул. Первым должен был выступить он. Собственно, все и зависело от аналитиков. Именно им предстояло найти розовую песчинку среди миллионов подобных.

— С поверхностной детализацией, — буркнула Айя до того, как глава аналитгруппы успел произнести первое слово. — Разобраться в вашем отчете не каждый сможет.

— Мы здесь делом занимались, а не документы оформляли.

Ответ прозвучал резко, но всплеска неприязни я не уловил. Более того, пришедший от Ивса пси-импульс был сродни нарочитому ворчанию, безобидному и по форме, и по сути. Аналитик вздохнул.

— Итак. В первую очередь отмечу, что представленная модель в большой степени носит размытый, вероятностный характер. Сказывается недостаток исходных данных и нечеткая психологическая модель разыскиваемого субъекта. Кроме того, в наших рассуждениях имеются допущения. Мы считаем, что субъект находится на Гарте инкогнито, не имеет союзников среди местного населения и скрывает свою сущность. Прошу рассматривать дальнейшие выкладки с точки зрения этих постулатов.

Ивс сделал паузу.

— Изначально нам был известен лишь день, — он покосился на Айю, — когда элиноида-землянина доставили на планету. Мы проверили транспортный архив. В тот день на Гарт не приземлялся ни один транспортник. Неизвестно, каким образом землянин был сброшен на планету — спускаемый модуль или локальный переход… Сейчас это не так важно. Важнее было установить предполагаемую зону высадки. Мы исходили из того, что Наблюдатели старались максимально облегчить социальную адаптацию агента и минимизировать риск его раскрытия. Столицу исключим. В силу специфики социальной организации крупные радорианские города — не лучшее место для агента без опыта работы. Мне не хотелось бы вдаваться в детали, — Ивс чуть напрягся, — они подробно изложены в отчете, но по совокупности столицу исключим.

Мелкие поселения, как и города в фазе активного строительства, также неудобны. Случайных радориан там нет, появление нового лица будет слишком заметно. Если добавить специфические рабочие графики и жесткую административную структуру — это не вариант.

Элиноиду-землянину, высаженному на Гарт, оптимально подошел бы город средних размеров, в значительной степени встроенный в экономическую и социальную жизнь планеты. Таких семь, но Этр с большой вероятностью можно исключить. Крупный промышленный и горнодобывающий центр собирает большинство ранее названных недостатков.

Остаются шесть городов с суммарным населением более девяти миллионов радориан. Однако задача поиска в заданных условиях не так сложна, как кажется. Мобильность радориан по сравнению с нами или дзортианами достаточно низка. В течение пяти дней с момента прибытия субъекта на

Гарт в гостиничных комплексах отобранных городов зарегистрировались лишь сто сорок семь радориан. Конечно, нельзя исключать возможность нестандартного решения проблемы проживания, но, учитывая долговременный характер пребывания на планете, вероятность типового решения достаточно высока.

Предварительная фильтрация лиц, попавших в поле внимания, проста. Мы исходили из трех основных вариантов: либо субъект попытается в течение одного-двух дней удалиться от зоны высадки, покинув город, либо останется на значительный промежуток времени, либо будет менять город проживания раз в шесть-восемь дней. Последнее маловероятно, поскольку изначально землянин не находился под давлением служб контроля.

Ивс остановился, сделал несколько мелких глотков из длинного желтого туба. Пока он говорил, у меня возникло странное ощущение. Казалось, я слышал речь прежде и сейчас просто вспоминал рассказ. Каждое произнесенное слово будто высвечивалось в памяти холодным серебристым светом, но прочитать суждение до того, как оно озвучивалось, никак не удавалось…

Ивс отставил тоник и со свистом втянул воздух.

— Не вдаваясь в подробности — они в отчете — нам удалось сократить исходную выборку до двенадцати радориан в четырех городах. Логика перемещения остальных отличалась от той, что я изложил ранее.

— Как отслеживались перемещения? — Сети оторвался от созерцания скупой заоконной панорамы.

— Отчетность радорианских транспортных компаний общедоступна, и отследить перемещение отдельных лиц не представляет труда, — охотно пояснил Ивс. — Предполагалось, что дальнейшие попытки сузить круг поиска встретят определенные затруднения, но нам сопутствовала удача. — Аналитик коснулся сенсорной панели, и над столом повисло изображение молодого радорианина. Ничем не примечательная внешность, средний рост, по радорианским меркам — худощавый. Единственное, что обращало на себя внимание, — крайне низкое качество стереограммы, скрадывающее мелкие детали.

— Реттор Ирд. — Ивс заставил фигуру медленно вращаться. — Был нашим главным подозреваемым. Можно только догадываться, каким образом элиноиду удается менять внешность в столь широком диапазоне, тем не менее… — Аналитик сложил руки за спиной.

— Что послужило доказательством… Почему вы отвергли?.. — Мы с Айей начали говорить одновременно. На лице Ивса на мгновение отразилось довольство.

— По совокупности причин. — Ивс начал с ответа на мой вопрос. — Кроме того, к вынесению вердикта в большой степени причастен аналитик Аен. По его мнению, действия Реттора Ирда не соответствуют…

— Скорее наоборот. — Тэн Аен прервал аналитика, но прервал так мягко, что со стороны казалось — просто подхватил и развил суждение. — Важно не то, что действия Реттора Ирда выходили за рамки действий, характерных для радориан. Куда интереснее, что они удачно вписывались в психологическую модель землянина. Взять, к примеру, тренажер для спарринга, выписанный из столицы… Впрочем, я ухожу от основной линии, — добавил Тэн извиняющимся голосом, интонация была подобрана безупречно. — Продолжайте. — Он перевел взгляд с меня на Ивса.

— На вопрос куратора Сиини ответить проще. — Ивс перевел взгляд с Тэна на Айю. — Мы не отвергали предположение о том, что Реттор Ирд — искомый субъект. Просто в какой-то момент он исчез. Выпал из поля зрения контрольных систем Гарта. По крайней мере тех, к которым мы имеем доступ. — Аналитик отхлебнул тоник. — Незадолго до нашего прилета Реттор Ирд взял во временное пользование флаер и… растворился среди многих. Ни имя, ни идентификационный код больше не фиксировались. Флаер был повторно сдан в общее пользование здесь, в столице. А дальше… Дальше мы вступаем в зыбкое поле догадок и предположений.

— Вы решили, что землянин сменил личину. — Айя говорила утвердительно.

— Да. И мнение аналитика Аена, — Ивс счел необходимым обособить психолога, — совпадает с нашим. Нельзя исключить, что землянин укрылся в тени, но вероятность этого достаточно низка.

— И вам удалось установить личность, в которую перевоплотился землянин, — вновь констатировала Айя.