/ Language: Русский / Genre:sci_history,

Виннету

Карл Май


Мй Крл

Виннету

Крл МАЙ

ВИННЕТУ - 1

ВИННЕТУ

Глв I

ГРИНХОРН

Знете ли вы, увжемый читтель, что ткое "гринхорн"? Гринхорн прозвище, которым нгрждют н Диком Зпде новичк. "Грин" - по-нглийски "зеленый", "хорн" - "рог". Стло быть, гринхорн - это еще не созревший для нстоящей мужской жизни субъект, недотеп, рохля, олух, остолоп, молокосос, что тм еще... одним словом - желторотый, ни н что путное не способный новичок.

Гринхорн - это пентюх, который, тянет руку хозяину, вместо того чтобы рсклняться снчл с дмми, и которому дже не придет в голову встть со стул в гостиной, когд туд входит леди. Зряжя ружье, гринхорн снчл збивет в ствол пыж, потом пулю и только уж потом сыплет порох. Гринхорн говорит по-нглийски до тошноты стртельно и првильно, зто от язык нстоящих янки или ядреного охотничьего жргон его тк коробит, что он, кк ни бьется, не может зпомнить или воспроизвести ни единого слов. Гринхорн принимет енот з опоссум, мултку не может отличить от квртеронки. Он курит сигры и презирет тех, кто жует тбк. Получив оплеуху, гринхорн бежит жловться судье, вместо того чтобы дть сдчи, кк это принято у нстоящих янки. След дикого индюк он принимет з медвежью тропу, спортивную яхту - з проход с Миссисипи.

Н привле гринхорн стесняется положить свои грязные споги н колени спутник, суп стрется есть бесшумно, вместо того чтобы чвкть, подобно умирющему бизону н водопое. Отпрвляясь в прерию, гринхорн берет с собой губку величиной с тыкву и добрых десять фунтов мыл, зто компс, прихвченный им в последний момент, покзывет через три дня все, что угодно, только не север. Он с умным видом зпишет восемьсот индейских слов, при встрече с первым же крснокожим обнружит, что отослл свои зписи домой - вместо письм, которое тк и остлось лежть у него в крмне. Гринхорн покупет порох, когд пытется выстрелить, обнруживет, что ему подсунули толченый уголь. Гринхорн в течение десяти лет изучл строномию, но дже если бы он тк же долго смотрел в небо, все рвно не смог бы определить, который теперь чс.

Гринхорн тк неловко зсовывет нож з пояс, что тот при кждом движении впивется ему в бедро. Плмя рзведенного им костр взметется выше мкушек деревьев, гринхорн потом ломет голову, кк это индейцм удлось нпсть н его след. Словом, гринхорн есть гринхорн. Я см был когд-то точно тким же желторотиком, только не ндо думть, будто мне приходило в голову, что эт млоприятня кличк относится и ко мне тоже! Одн из отличительных черт гринхорнов именно в том и состоит, что они считют неопытными кого угодно, только не смих себя. Кк рз ноборот мне кзлось, что я весьм умудренный и опытный человек. Еще бы, ведь я получил высшее обрзовние и никогд не боялся экзменов. Будучи молод, я еще не понимл тогд, что нстоящим университетом может быть одн лишь жизнь, ибо он зствляет своих учеников сдвть экзмены ежедневно и ежечсно.

Врождення жжд приключений и желние обеспечить свое будущее привели меня з окен, в Соединенные Штты Америки, где рсторопному молодому человеку в то время было легче пробиться в жизни, чем теперь. Не брезгуя никкой рботой, я вскоре поднкопил денег, обзвелся всем необходимым и, полный рдостных ндежд, приехл в Сент-Луис.

Здесь судьб свел меня с семьей, у которой я ншел кров и рботу в кчестве домшнего учителя. В этом доме чсто бывл мистер Генри, оружейник, отдввшийся своему ремеслу со стрстью ртист и нзыввший себя с птрирхльным достоинством "оружейных дел мстером".

Это был добрейший души человек, хотя внешность и поведение никк не соответствовли внутреннему строю его нтуры. По виду чудк и оригинл, он был нерзговорчив и угрюм и, кроме упомянутой семьи, ни с кем больше не общлся. С клиентми особо не церемонился, и лишь первоклссное кчество изделий мистер Генри зствляло их зходить в его мгзин.

Семья мистер Генри погибл в результте ккого-то ужсного события. Он никогд об этом не говорил, но по некоторым нмекм я догдлся, что его жену и детей убили во время одного из вооруженных нлетов. Этот стршный удр, по-видимому, и стл причиной змкнутости и суровости мистер Генри. Вероятно, он дже не змечл, нсколько бывл резок с окружющими, оствясь в глубине души добрым и мягким.

Мне не рз доводилось видеть, кк у него нвертывлись слезы н глз, когд я рсскзывл ему о родине и соотечественникх, к которым я был и остюсь привязн всем сердцем.

Долгое время я не мог понять, почему этот стрый человек проявлял столь живой интерес именно ко мне, юноше, д еще инострнцу, пок однжды это не прояснилось смо собой.

Однжды он приглсил меня в гости. Никто до этого не удостивлся ткой чести, и я вдруг решил повременить с визитом. Мистеру Генри очень не понрвилось, что я не срзу воспользовлся приглшением. До сих пор я помню его рссерженное лицо, когд я нконец зшел к нему, и тон, с кким он обртился ко мне, не ответив н приветствие:

- Где же это вы вчер были, сэр?

- Дом.

- Не морочьте мне голову!

- Я говорю првду, мистер Генри!

- Юноши, вроде вс, не сидят н месте, суют свой нос куд угодно, только не туд, куд следует.

- Скжите н милость, где ж мне следовло быть?

- Здесь, у меня. Понятно? Я двно собирлся спросить вс кое о чем.

- Что же не спросили рньше?

- А вот предствьте себе, рньше не было желния

- Ну, теперь?

- Не зню, может быть, оно сегодня появится.

- Ну что ж, готов ответить н любой вш вопрос, - воскликнул я, устривясь н верстке, з которым он рботл.

Мистер Генри удивленно взглянул н меня, укоризненно кчя головой:

- Довольно дерзкое нчло! Не в моих првилх спршивть соизволения у гринхорн!

Меня здели его слов, и я, нхмурив брови, спросил:

- Гринхорн? Ндеюсь, мистер Генри, это слово вырвлось у вс случйно?

- Ничего подобного! Я скзл то, что хотел скзть. Д-д, милостивый госудрь, вы - смый нстоящий гринхорн! Он, видите ли, прекрсно усвоил содержние прочитнных книг! Просто порзительно, сколько всего тм у вс приходится учить! Любой умник точно знет, н кком рсстоянии нходятся звезды, что црь Нвуходоносор писл н глиняных тбличкх, сколько весит воздух, который дже невидим глзу. Нпичкнный ткими знниями, кждый сопляк вообржет себя мудрецом, ведь жизни он еще и не нюхл! Поживите-к лет эдк пятьдесят н свете, может, тогд и поймете, в чем состоит истиння мудрость! Вся вш премудрость грош ломного не стоит, вы сми - и того меньше. Н что вы годны? Нверняк дже стрелять не умеете.

Он скзл это с тким презрением и с ткой ктегоричностью в голосе, точно это и впрямь не требовло докзтельств.

- Умею ли я стрелять? - отозвлся я с усмешкой. - Дйте мне хорошее ружье и получите ответ.

Услышв это, он отбросил ружейный ствол, в котором нрезл кнл, подбежл ко мне и удивленно воскликнул:

- Ружье? Вм, сэр? И не ждите от меня этого! Мои ружья попдют в руки только тем, кому я вместе с ними могу доверить свою честь.

- У меня именно ткие руки.

Мистер Генри искос взглянул н меня, сел и опять принялся колдовть нд стволом, ворч себе под нос:

- Что з нхл этот гринхорн!

Я уже знл его, поэтому ничуть не обиделся, достл сигру и зкурил. Мистер Генри помолчл минут пятндцть, но больше не выдержл. Он зжмурил один глз, посмотрел через ствол н свет и зметил:

- Стрелять - это совсем не то, что пялиться н звезды или читть про стринные тблицы Нвуходоносор. Понятно? Вы когд-нибудь держли в рукх оружие?

- Держл.

- Когд?

- Довольно двно.

- И вм доводилось из него стрелять?

- Бывло.

- И вы попдли?

- Рзумеется.

Быстро опустив ствол, он глянул н меня:

- Ну д, ну д, попдли, рзумеется, попдли, но во что?

- Кк во что? В цель, естественно.

- Вот уж не поверю!

- А это вше дело, я же говорю првду.

- Дьявол вс побери, сэр! Я совершенно уверен, что вы не попдете дже в стену высотой в двдцть локтей и шириной в пятьдесят, вы с ткой нглостью утверждете обртное, что можно лопнуть от злости! Я, понимете ли, не мльчишк, которому вы дете уроки! Эдкий гринхорн и книжный червь смеет утверждть, что он умеет стрелять! Рылся-рылся в рбских и еще невесть кких дурцких рукописях и при этом нходил время для стрельбы. Тк я и поверил! Ну-к снимите с гвоздя вон тот стрый флинт<Флинт - здесь: род крбин для охоты н крупного зверя> и покжите, н что вы способны. Если идешь н медведя, лучше оружия не нйти.

Я повиновлся.

- Эй! - вдруг зкричл он, срывясь с мест. - Вы обрщетесь с ним, словно с легкой плочкой, ведь это тяжелый крбин. Вы и впрямь тк сильны?

Вместо ответ я ухвтил его првой рукой з ремень и легко поднял вверх.,

- Рзрзи меня гром! - зкричл он. - Пустите! Окзывется, вы нмного сильней моего Билл.

- Вшего Билл?

- Это мой сын, который... впрочем, оствим это. Его уже нет н свете, кк и остльных. Он рос смелым прнем, но его убили вместе с другими, когд меня не было дом. Вы похожи н него фигурой, и глз ткие же, и рот... впрочем, вс это не ксется!

Черты мистер Генри искзились от глубокой печли. Словно пытясь стереть ее, он провел рукой по лицу и вновь зговорил:

- Очень жль, что, имея ткие мощные мускулы, вы зрылись с головой в книжки. Нужно было кк можно больше упржняться.

- Я тк и делю!

- А боксом зниметесь?

- У нс это не принято. Но я знимюсь гимнстикой и борьбой.

- А верхом ездите?

- Д.

- А кк с фехтовнием?

- Я дже двл уроки.

- Небось привирете?

- Может, попробуем?

- Нет уж, блгодрю покорно, силу вшу испытл. И вообще, я должен рботть.

Он вернулся к верстку, я последовл з ним. Рзговор не клеился. Генри, видимо, был знят своими мыслями и рботой. Вдруг, взглянув н меня, он спросил:

- А кк у вс с мтемтикой?

- Это один из любимейших моих предметов.

- Арифметик и геометрия?

- Конечно.

- Может, и геодезия вм знком?

- Я знимлся ею с большой охотой и очень любил бродить по полям с теодолитом.

- И вы действительно сумеете сделть съемку местности?

- Я не считю себя профессионльным геодезистом, но мне приходилось делть и вертикльный и горизонтльный плны местности.

- Хорошо, очень дже хорошо!

- Но почему вы об этом спршивете, мистер Генри?

- Знчит, есть н то причин. А вот ккя - об этом узнете в свое время. Пок же я должен убедиться, гм... д, должен убедиться - умеете ли вы стрелять.

- Устройте мне экзмен!

- Я тк и сделю, будьте уверены, тк и сделю. Во сколько у вс звтр первый урок?

- В восемь утр.

- Зйдите ко мне чсов в шесть. Пойдем н стрельбище, где я испытывю свое оружие.

- Но к чему ткя спешк?

- А зчем ждть? Мне не терпится докзть вм, что вы гринхорн - и не более. Все, н сегодня хвтит, у меня есть дел повжнее.

Он, видимо, уже покончил со стволом и, доств из шкф многогрнный брусок метлл, принялся обтчивть его. Н торцевых грнях я зметил многочисленные отверстия.

Мистер Генри тк сосредоточенно трудился, что, кжется, совершенно збыл о моем присутствии. Его глз блестели, когд он время от времени любовлся н свою рботу, в них светилось, я бы скзл, блгоговение. Этот кусок метлл, безусловно, предствлял для него особую ценность. Я спросил:

- Это будет ккя-то чсть ружья?

- Д, - ответил он, кк будто с трудом припоминя, что я еще у него в доме.

- Мне неизвестн систем оружия с ткой соствной чстью.

- Охотно верю. Ткя систем рождется у вс н глзх, это будет оружие системы Генри.

- Аг, понятно, новое изобретение.

- Вот именно.

- В тком случе простите меня з глупый вопрос. Конечно же, это пок тйн?

Он еще долго крутил брусок в рзных нпрвлениях, зглядывя во все отверстия и поминутно примеряя его к кнлу ствол, нконец отозвлся:

- Д, пок тйн, но я зню, держть язык з зубми вы умеете, и потому скжу: перед вми многозрядный штуцер н двдцть пять выстрелов.

- Но это невозможно!

- Что вы понимете! Я не тк глуп, чтобы тртить время н невозможное.

- В тком случе у вс должен быть мгзин н двдцть пять птронов!

- Он у меня и есть!

- Знчит, получится громоздкя, неудобня и жутко тяжеля штук.

- В том-то и дело, что у меня будет только один брбн, причем очень удобный. Этот стльной брусок - не что иное, кк будущий брбн для птронов.

- Может, я чего-то не понимю в вшем ремесле, но позвольте выскзть опсение: не будет ли перегревться ствол?

- С чего бы? Сплв и способ изготовления ствол - это и есть моя тйн. А потом, кому пондобится плить все двдцть пять птронов подряд?

- Д, пожлуй, подряд не пондобится.

- Вот видите! Из этого куск метлл получится брбн н двдцть пять птронов. При кждом выстреле, врщясь, брбн будет досылть в ствол следующий птрон. Долгие годы я выншивл эту идею, но мне никк не удвлось воплотить ее в жизнь. И вот теперь появилсь ндежд. Кжется, дело идет н лд. Уже сегодня кк оружейник я зрботл доброе имя, ну вскоре я стну знменитым, очень знменитым, и зрботю много денег.

- Аг, и в придчу - нечистую совесть.

Он непонимюще посмотрел н меня.

- Совесть? О чем вы говорите?

- Вы считете, что убийц может иметь чистую совесть?

- О, Господи! Уж не хотите ли вы скзть, что я убийц?

- Пок еще нет.

- Выходит, я стну им?

- Д, ибо содействие убийству - ткое же преступление, кк и смо убийство.

- Прикусите язык! Я не собирюсь содействовть никкому убийству. Что вы плетете?

- Конечно, это будет не одно убийство, целя бойня.

- То есть? Я совершенно откзывюсь вс понимть.

- Если вы сделете многозрядную винтовку н двдцть пять выстрелов и он попдет в руки первого встречного подлец, то в прериях, кньонх и лесх нчнется стршня бойня. Бедняг индейцев нчнут Стрелять кк бешеных койотов, и через несколько лет не остнется ни одного крснокожего. Вы готовы взять этот грех н душу?

Генри угрюмо молчл.

- Если кждый сможет приобрести ткую винтовку, вы и впрвду скоро стнете миллионером, но бизоны и мустнги будут окончтельно уничтожены, вместе с ними и другие животные, необходимые для жизни крснокожих. Сотни и тысячи любителей пострелять вооружтся вшими штуцерми и ринутся н Дикий Зпд. Кровь людей и зверей польется рекой, и вскоре окрестности по ту и другую сторону Склистых гор опустеют, не остнется ни одного живого существ.

- Проклятие! - вскричл он. - Вы действительно приехли сюд из Европы?

- Д.

- А до этого никогд не бывли в нших крях?

- Нет.

- И никогд не были н Диком Зпде?

- Нет.

- Знчит, типичный гринхорн... А болтет тк, кк будто он - прдед всех индейцев и живет здесь по меньшей мере лет сто! Эх, юнош, не думйте, что можете зпугть меня. Дже если все, что вы здесь живописли, - првд, знйте: я вовсе не собирюсь стть влдельцем оружейного звод. Я человек одинокий и остнусь тким до окончния век. У меня нет желния кждый божий день ругться с сотней-другой рбочих.

- Но вы можете получить птент н свое изобретение, продть его и хорошо н этом зрботть.

- А вот это уж не вш збот, сэр! До сих пор мне хвтло н жизнь, ндеюсь, и в дльнейшем не придется горе мыкть. А теперь собирйтесь-к домой! Я не нмерен дольше выслушивть птенц, который только вылупился, уже чирикет.

Меня не обидели грубые слов - тков уж нтур мистер Генри. Я ни минуты не сомневлся, что он желет мне добр, искренне ко мне привязлся и хочет помогть во всем в меру своих сил и возможностей. Мы обменялись крепким рукопожтием, и я ушел.

Я и не предполгл, ккие последствия будет иметь тот вечер, тем более ккую знчительную роль в моей будущей жизни сыгрют тяжелый крбин, нзывемый Генри "стрым флинтом", и не доделнный еще штуцер.

А пок я с нетерпением ожидл нступления утр, будучи уверен, что не удрю в грязь лицом и покжу своему новому приятелю, н что способен, поскольку стрелял я действительно неплохо.

Ровно в шесть чсов я уже был у Генри. Он ждл меня в хорошем рсположении дух - н его всегд суровом лице игрл легкя, чуть ироничня улыбк.

- Приветствую вс, сэр! Ого, ккой смоуверенный вид! Ндеетесь попсть в ту смую стену в пятьдесят локтей, о которой я вчер говорил?

- Смо собой рзумеется.

- Лдно, сейчс проверим. Я возьму ружье полегче, вы несите крбин, ткя тяжесть мне уже не под силу.

Генри зкинул з плечо легкую двустволку, я взял "стрый флинт".

Когд мы пришли н стрельбище, Генри зрядил об ружья, но снчл выстрелил пру рз из своей двустволки.

Нступил мой черед. Хотя мне никогд не доводилось стрелять из ткого ружья, с первого же рз я попл в смый крй черного круг мишени. Во второй рз мне повезло больше, третий выстрел был точно в яблочко, все остльные пули пролетели сквозь отверстие, пробитое с третьего рз.

Изумление Генри росло с кждым моим выстрелом. Я испробовл и его двустволку, когд и тут добился блестящего результт, он воскликнул:

- Сэр, не инче вм см дьявол помогет. Или вы - прирожденный охотник. Я впервые вижу, чтобы молодой человек тк метко стрелял.

- Дьявол мне не помогет, и я не собирюсь зключть с ним договор.

- В тком случе вы просто обязны стть вестменом<Вестмен (буквльно "человек Зпд") - человек, хорошо знющий условия Дикого Зпд, чще всего охотник-промысловик, здесь - предприимчивый мерикнец с зпдной грницы, которя в XIX веке отодвиглсь все дльше в глубь не звоевнных еще территорий индейских племен. - Прим. втор>. Что скжете?

- Хорошо бы!

- Лдно, посмотрим, что удстся из вс сделть. Верхом хорошо ездите?

- Д тк, с грехом пополм.

- С грехом пополм? Знчит, не тк хорошо, кк стреляете?

- Не ткое уж большое искусство - ездить верхом. Трудней сесть н коня. Но если я окжусь в седле, то уж ни з что не дм себя сбросить.

Он пристльно посмотрел н меня, словно проверял, серьезно ли я говорю или шучу. Я сделл вид, будто ни о чем не догдывюсь, он зметил:

- Вы действительно тк думете? И считете небось, что ндо держться з гриву? Зблуждетесь. Вы скзли, что смое трудное - очутиться в седле, мол, для этого ндо приложить немло усилий. А я вот скжу, что вылететь из седл горздо легче - об этом уж позботится см конь. Вы и охнуть не успеете, кк окжетесь н земле.

- У меня конь не зблует!

- Д? Посмотрим! Может, попробуете?

- С удовольствием!

- Идемте-к! Сейчс только семь чсов, время еще есть. Мы пойдем к Джиму Корнеру, он дет лошдей нпрокт. Есть у него один пегий жеребец, уж он-то для вс пострется.

Мы вернулись в город и отыскли торговц лошдьми. Ему приндлежл згон для выездки, вокруг которого выстроились конюшни.

Корнер вышел к нм см и любезно осведомился, чего желют джентльмены.

- Этот юнош утверждет, что ни один конь его не сбросит. Что вы н это скжете, мистер Корнер? Может, позволите ему взобрться н вшего пегого?

Торговец смерил меня оценивющим взглядом и, покчв головой, ответил:

- Судя по всему, костяк у прня крепкий и гибкий, д и вообще... молодые люди не тк быстро сворчивют себе шеи, кк стрики. Если этот джентльмен желет испытть пегого жеребц, то я ничего не имею против.

Он тут же отдл рспоряжение, и двое конюхов вывели оседлнного коня. Конь вел себя беспокойно и все время норовил вырвться. Стрик Генри, видимо, испуглся з меня и принялся упршивть, чтобы я откзлся от глупой зтеи. Но, во-первых, я ничуть не боялся, во-вторых, для меня это был вопрос чести.

Я прикзл подть мне плеть и пристегнул шпоры. После нескольких неудчных попыток, несмотря н сопротивление коня, я окзлся в седле. В этот момент конюхи быстро отскочили, пегий строптивец, ств н дыбы, вдруг резко прыгнул в сторону. Я удержлся в седле, хотя не успел еще вдеть ноги в стремен, едв вдел - пршивец нчл брыкться. Ничего этим не добившись, прижлся к стене, пытясь сбросить меня, однко моя плеть отогнл его н середину. Нчлсь трудня и опсня борьб с конем. Пондобились вся моя сил, ловкость и сноровк ( тогд у меня еще не было должного опыт), но в конце концов я победил. Когд я спешился, ноги мои дрожли от устлости, с коня пдли огромные тяжелые хлопья пены. Теперь он был послушен кждому движению шпор и поводьев.

Торговец испуглся з него, велел нкрыть попоной и медленно поводить по двору. Зтем он обртился ко мне:

- Вот уж не думл, юнош, что вы с ним спрвитесь. Тк и ждл, что он сбросит вс н землю. Плту с вс я не возьму, но если хотите сделть мне приятное, приходите еще и нучите эту бестию уму-рзуму. Тут дело не в десяти доллрх, в знчительно большей сумме: конь дорогой и, когд вы его объездите, принесет мне немлые брыши.

- Ну что ж, я готов окзть вм эту услугу.

З все это время Генри не промолвил ни слов. Он только рзглядывл меня и кчл головой, потом хлопнул в лдоши и воскликнул:

- Вот уж необыкновенный гринхорн, никогд тких не видл! Коня чуть нсмерть не удушил, но не дл себя сбросить. Кто вс этому нучил, сэр?

- Случй. Однжды мне поплся полудикий венгерский жеребец. Я долго и упорно, рискуя жизнью, объезжл его, и в конце концов он стл шелковым.

- Ну, что ксется меня, то я предпочитю свое строе кресло, оно по крйней мере не брыкется, когд я в него сжусь. У меня дже голов зкружилсь, глядя н вс! Но, поверьте, вы не нпрсно сегодня тк потрудились, мне непременно ндо было знть, кк вы стреляете и сидите в седле.

Мы рзошлись по домм.

Ни в этот день, ни в течение двух других Генри не появлялся, д и у меня не было времени нвестить его. Н третий день, после обед, зня, что я уже свободен, он зшел ко мне и спросил:

- Не желете ли прогуляться со мной?

- А куд?

- В гости к одному джентльмену. Он мечтет с вми познкомиться.

- Хорошо, идемте.

Сегодня Генри был см н себя не похож - деловой и одновременно тинственный. Он явно приготовил ккой-то сюрприз.

Мы прошли несколько улиц и окзлись перед большой зстекленной дверью.

Генри вошел туд тк стремительно, что я не успел дже прочитть ндпись н вывеске, сделнную золотыми буквми. Кжется, тм были слов "офис" и "геодезия". Вскоре я убедился, что не ошибся.

В комнте сидело трое мужчин. Они сердечно приветствовли Генри, со мной учтиво, не скрывя любопытств, рсклнялись. Столы были звлены кртми и плнми, ткже всевозможными измерительными инструментми. Мы попли в геодезическую контору, непонятно только, зчем мы туд пришли. Похоже было, что Генри не собирлся делть зкз или получить спрвку, зшел просто поболтть со стрыми приятелями.

Звязлсь оживлення бесед, которя постепенно перешл н темы, связнные с рботой конторы, и я тоже смог вступить в рзговор, ибо он кслся предметов мне более знкомых, чем, к примеру, сугубо мерикнские проблемы, в которых я в то время рзбирлся мло.

Видимо, Генри очень интересовлся геодезией. Вникя во все мелочи, он незметно втянул в рзговор и меня, здвя рзные вопросы. Я объяснил нзнчение некоторых инструментов, 'окзвшихся под рукой, и покзл, кк чертят крты и плны. Нет, тогд я действительно был еще гринхорном и ни о чем не догдывлся. Лишь когд я зметил, что присутствующие джентльмены подют оружейнику ккие-то тинственные знки, я зподозрил подвох и поднялся со стул, тем смым двя Генри понять, что мне пор. Генри рспрощлся с хозяевми, и мы вышли, провожемые еще более дружелюбно, чем были встречены.

Отойдя довольно длеко от конторы, Генри остновился и, положив мне руку н плечо, скзл:

- Сэр, мой юный друг! Ккое же удовольствие вы мне доствили сегодня! Я горжусь вми!

- Но почему?

- Вы превзошли днные мной рекомендции и ожидния этих джентльменов!

- Рекомендции? Ожидния? Не понимю.

- И не ндо. Все очень просто. Вы недвно говорили, что рзбиретесь в геодезии. Чтобы убедиться, не хвстовство ли это, я привел вс к своим друзьям. И вы с честью выдержли экзмен.

- Хвстовство? Мистер Генри, если вы думете, что я способен н хвстовство, то нш дружб кончен.

- Не глупите! Не лишите же вы стрик удовольствия видеть юношу, тк похожего н его сын! Кстти, вм удлось еще рз побывть у торговц лошдьми?

- Я хожу к нему кждое утро.

- И объезжете пегого жеребц?

- Д.

- Выйдет толк из этого коня?

- Выйти-то выйдет, но сомневюсь, спрвится ли с ним тот, кто его купит. Он привык ко мне и других будет сбрсывть.

- Рд. очень рд, конь, видно, хочет носить н себе гринхорн вроде вс. Послушйте, двйте свернем вот в эту боковую улочку, я зню здесь отличный ресторн, с хорошей кухней и прекрсными нпиткми. Должны же мы отметк ткое событие, кк успешно сднный экзмен!

Я не верил собственным ушм: всегд сдержнный, нелюдимый, Генри вдруг зхотел пообедть в ресторне! Он весь преобрзился: был необычйно оживлен, голос ззвучл громче и рдостнее. Но при чем тут экзмен? Это слово меня оздчило, впрочем, я не придл ему особого знчения...

С этого смого дня Генри нвещл меня ежедневно и обрщлся со мной кк с единственным другом, с которым вскоре должен рсстться, что, однко, не мешло ему бесцеремонно ствить меня н место, кк только я, по его мнению, зносился.

В это же время я нчл змечть, кк изменилось отношение ко мне и в семье, где я двл уроки. Родители стли предельно внимтельны, дети стрлись всячески проявлять свою привязнность и любовь. Порой я ловил н себе их взгляды, смысл которых был мне непонятен, ибо в них сквозило нечто вроде зтенной грусти.

Однжды, кжется, недели три спустя после ншего визит к геодезистм, хозяйк дом попросил меня вечером никуд не уходить, остться поужинть с ними, в кругу семьи. К ужину ожидлись сэр Генри и еще двое джентльменов, один из которых был некто Сэм Хокенс, известный в этих крях вестмен.

Мне, впервые попвшему н Дикий Зпд, это имя ничего не говорило, но я был рд познкомиться с тким знменитым охотником-следопытом.

Я был своим в этом доме, поэтому не стл дожидться нзнченного чс и спустился в столовую немного рньше. Кково же было мое изумление, когд я увидел торжественно нкрытый стол. Пятилетняя млышк Эмми, пользуясь тем, что в столовой никого не было, вылвливл пльчикми ягоды из компот. При моем появлении он смутилсь, отдернул руку от взы и вытерл ее о свои светлые волосики. Я погрозил ей, он, подскочив ко мне, обвил мою шею ручонкми. Желя зглдить свою вину, девочк выдл мне то, что соствляло тйну последних дней. Ее горячий шепот обжигл мне ухо. Сперв мне покзлось, что я непрвильно понял, и переспросил, но он рдостно подтвердил:

- Д, д, это прощльный ужин в вшу честь!

Прощльный ужин в мою честь?! Д возможно ли ткое? Нет, девочк определенно что-то путет.

Тут в соседней комнте послышлись голос - прибыли гости, и я вышел поздоровться с ними.

Все трое пришли точно к нзнченному чсу. Генри предствил меня мистеру Блэку, невзрчному н вид, слегк неуклюжему юноше, зтем подвел к следопыту Сэму Хокенсу.

Тк это и есть следопыт? Нверняк я выглядел сущим невеждой, когд с удивлением уствился н него. Д и было чему удивляться - подобного до сих пор я не встречл, хотя позже мне доводилось видеть и более удивительные вещи.

Передо мной стоял стрнный персонж, впечтление от которого усиливлось еще и тем, что он зявился в гости, словно только что вышел из лесу - в потертой шляпе и с ружьем в рукх.

Он являл собой незбывемое зрелище: из-под грустно повисших полей фетровой шляпы неопределенного цвет и возрст торчл флюгером нос необыкновенных рзмеров, с двно не бритой физиономии поглядывли мленькие умные глзки. Быстро перебегя с предмет н предмет, они нконец остновились н мне с выржением озорной плутовтости. Следопыт рзглядывл меня с нескрывемым любопытством. Позже я понял причину ткого интерес к моей персоне.

Стря охотничья куртк до колен, сшитя из козьей шкуры, болтлсь н нем кк н вешлке. В ней он выглядел ребенком, ндевшим для збвы сюртук дед. Под этим более чем свободным одеянием виднелсь пр тощих и кривых ног в обтрепнных брюкх, причем возрст последних крсноречиво говорил о том, 'что влделец брюк вырос из них лет двдцть тому нзд. Не меньшего внимния зслуживли и споги, нстолько большие, что знменитый охотник мог бы в случе необходимости поместиться в них целиком. В рукх он держл ружье, больше смхивющее н плку, чем н огнестрельное оружие. Лишь с крйней предосторожностью я отвжился бы прикоснуться к этому пугчу.

Трудно было себе предствить лучшую криктуру н охотник прерий. И только много дней спустя я смог по достоинству оценить этого чудк.

Оглядев меня с ног до головы, следопыт неожиднно тонким голосом обртился к оружейнику:

- Мистер Генри, это и есть тот гринхорн, о котором вы мне говорили?

- Д, - ответил тот.

- А он мне дже нрвится. Ндеюсь, и ему понрвился Сэм Хокенс? Хи-хи-хи! - И с этим стрнным хихикньем он повернулся к входящим в гостиную хозяевм дом.

Хозяев приветствовли охотник кк строго знкомого, из чего можно было зключить, что они видят его не в первый рз. Гостей приглсили в столовую; нпрвляясь туд, Хокенс, к моему изумлению, не снял ни шляпы с головы, ни ружья с плеч. И только когд нм укзли мест з столом, он скзл, покзывя н свою струю хлопушку:

- Нстоящий охотник не рсстется с оружием ни н секунду, тем более я с моей дргоценной Лидди.

Свою винтовку он нзывл Лидди! Со временем я узнл, что многие охотники, бродящие по прериям, обрщются со своими ружьями кк с живыми существми и дют им имен.

Сэм Хокенс повесил винтовку около окн и хотел сделть то же смое со своей шляпой. Вот он ее снял, и о Боже! В шляпе остлсь вся его шевелюр. Вид совершенно голой бгровой головы мог повергнуть в ужс кого угодно. Хозяйк дом вскрикнул, дети звизжли, он, желя успокоить присутствующих, произнес речь:

- Не пугйтесь, дмы и господ, ничего стршного! У меня, кк и у всякого порядочного человек, были н голове собственные волосы. И я всю жизнь прожил с ними. Но вот однжды целя дюжин индейцев нпл н меня и содрл волосы вместе с кожей. Дьявольски неприятное ощущение, скжу я вм, но все обошлось блгополучно. Хи-хи-хи! Потом я отпрвился в Текму и купил себе новый скльп, чтоб мне лопнуть!

Это нзывется прик, он обошелся мне в целую связку бобровых шкурок. Ну, д я не жлею, новый скльп горздо прктичнее, , особенно летом, в любую минуту можно снять, когд жрко. Хи-хи-хи!

Хокенс повесил шляпу н дуло винтовки, ндел прик, кожную охотничью куртку снял и перебросил через спинку стул. Н куртке пестрели многочисленные зплтки, причем они нклдывлись одн н другую, что придвло куртке невероятную твердость и толщину - ее не смогли бы взять дже острые стрелы индейцев! Под курткой н Хокенсе окзлсь кожня жилетк. З поясом торчли нож и дв пистолет.

Теперь худоб тощих кривых ног знменитого следопыт стл еще зметнее.

Вернувшись к столу, он спросил, хитро взглянув снчл н меня, потом н хозяйку дом:

- Может быть, до того кк приступить к ужину, миледи скжет этому юноше, что происходит, чтоб мне лопнуть!

Хозяйк кивнул головой и, обртившись ко мне, укзл н молодого гостя:

- Сэр, позвольте вм предствить вшего преемник и ншего нового учителя, мистер Блэк.

Я был ошршен:

- Моего... преемник?

- Ндо же было позботиться о новом учителе для детей, ведь сегодня мы прощемся с вми.

- Прощетесь... со мной? Д что же, в смом деле, здесь происходит?

- Хотя вся нш семья полюбил вс, - продолжил хозяйк, - мы не хотим мешть вшему счстью. Нм очень грустно рсствться с вми, но что поделешь? Счстливого пути, и хрни вс Бог!

Ничего не понимя, я лишь бормотл:

- Ккой путь? Куд я должен ехть?

Сэм Хокенс хлопнул меня по плечу и усмехнулся:

- Со мной, н Дикий Зпд. Куд же еще? Вы прекрсно выдержли экзмен, хи-хи-хи! Вся экспедиция уже в пути. Меня, Дик Стоун и Билл Пркер взяли проводникми в группу геодезистов н строительство железной дороги вдоль реки Кнейдин до Нью-Мексико. Не собиретесь же вы, в смом деле, остться гринхорном до конц своих дней!

Тут словно пелен спл со моих глз. Тк, знчит, все было зрнее подстроено! Меня ждл рбот геодезист н строительстве одной из крупнейших дорог! Мой дорогой стрый Генри все объяснил мне:

- Я к вм очень привязлся, и вы знете почему. Но роль домшнего учителя - не дело для нстоящего мужчины, которым можно стть лишь н Диком Зпде. Поэтому я обртился в "Атлнтик Псифик Компни", но до этого проверил вши знния в геодезии. Вы с честью прошли все испытния, и вот контркт н рботу в геодезической экспедиции.

С этими словми он протянул мне документ, где был проствлен ткя сумм вознгрждения, что я не поверил своим глзм. А стрик Генри продолжл:

- Ехть ндо н лошдях, знчит, нужен хороший конь. Вот я и подумл, не купить ли того жеребц, которого вы тк ловко объездили? Взял и купил. Дльше. Без оружия в прерии делть нечего, поэтому возьмите с собой флинт. Мне он уже вряд ли пондобится, к тому же вы тк метко из него стреляете. Что скжете, сэр?

Все это время я стоял, не в силх вымолвить и слов, когд снов обрел др речи, горячо поблгодрил Генри и стл откзывться от столь дорогих подрков. Кк вы догдыветесь, безрезульттно. Эти блгородные люди от чистого сердц желли мне добр, и не принять помощи ознчло их обидеть. Чтобы положить конец дльнейшим пререкниям н эту тему, хозяйк сел з стол, приглшя последовть ее примеру.

* * *

После ужин мне все подробно рзъяснили: принято решение построить железную дорогу, которя протянется от Сент-Луис через индейские территории <Индейскими территориями официльно нзывлись земли, отведенные в 40-60-е годы XIX век федерльным првительством для проживния индейцев, позднее в 1907 году, из них был обрзовн штт Оклхом>, штты Нью-Мексико, Аризону и Клифорнию до смого побережья Тихого окен. Столь длинную трссу необходимо изучить и, поделив н учстки, произвести съемку местности. Сектор, доствшийся мне и трем другим геодезистм во глве со стршим инженером, нходится между истокми рек Пекос и Кнейдин. Трое опытных проводников - Сэм Хокенс, Дик Стоун и Билл Пркер - должны сопровождть нс до мест, где мы перейдем под охрну смелых и опытных вестменов. Кроме того, мы можем рссчитывть н помощь всех военных чстей близлежщих фортов.

Желя сделть мне приятный сюрприз, они скзли об этом только сегодня. Поздновто, н мой взгляд. Впрочем, кк окзлось, все необходимое для столь долгого путешествия было уже подготовлено. Мне оствлось лишь познкомиться с новыми друзьями, ожидвшими меня в доме стршего инженер.

Нзвтр, попрощвшись с моими хозяевми, я зшел к Генри и снов принялся блгодрить его, но он стиснул мне руку и не дл докончить:

- О чем говорить, сэр?! Я отпрвляю вс в путешествие всего лишь для того, чтобы мой "стрый флинт" мог еще н что-нибудь сгодиться. Когд вернетесь, нйдите меня и рсскжите о своих приключениях и о том, чему вы нучились. Вот тогд и увидим, что получилось из гринхорн, подобного которому не нйти н всем белом свете, хотя вы и не хотите признться в этом.

И он подтолкнул меня к двери. Уходя, я обернулся и увидел слезы н его глзх.

Глв II

КЛЕКИ-ПЕТРА

Великолепня северомерикнскя осень подходил к концу. Мы трудились уже три месяц, рботы еще было невпроворот, в то время кк остльные сектор двно с ней покончили. Причиной тому были дв обстоятельств объективное и субъективное.

Первое из них - сложный рельеф местности, съемку которой мы проводили. Линия железной дороги должн был пройти вдоль русл Кнейдин, и нпрвление было нм укзно лишь до истоков этой реки. Дльше, от Нью-Мексико, нм следовло смим проложить ниболее удобный путь через долины и кньоны.

Очень много времени отнимли постоянные рзведывтельные выезды, ткже измтывющие предврительные измерения. Без них мы не могли приступить к основной рботе. Кроме того, ншу жизнь осложняли индейцы. Племен кйов, комнчей и пчей возржли против строительств железной дороги н территориях, которые они считли своей собственностью. Нм приходилось постоянно остерегться нпдения этих племен и быть нчеку, отчего нш рбот зтягивлсь. Из-з индейцев мы боялись охотиться, инче они выследили бы нс. Все необходимое зкуплось в Снт-Фе и доствлялось в фургонх, зпряженных волми. К сожлению, доствк продуктов без конц опздывл, и мы из-з отсутствия провизии и других необходимых вещей чстенько простивли.

Субъективным обстоятельством, препятствующим рботе, явились взимоотношения в ншей геодезической группе.

Не могу не скзть, что стрший инженер и другие геодезисты в Сент-Луисе отнеслись ко мне очень доброжелтельно, и кзлось, мы срботемся. Однко вскоре меня ждло горькое рзочровние. Мои коллеги, нстоящие янки, видели во мне лишь гринхорн. Я стрлся рботть н совесть, они же думли только о деньгх, к своим обязнностям относились спустя рукв. Естественно, я стл для них помехой, и вскоре от прежней доброжелтельности не остлось и след. К тому же я обнружил, что они не тк уж много знют. Пользуясь тем, что я впервые в экспедиции, они взвлили н меня смую трудную рботу, сми болтлись без дел и пользовлись любой возможностью рзвлечься. Я ничего не имел против рботы, он позволял мне получить новые знния и опыт.

Из всей компнии ниболее обрзовнным был стрший инженер Бэнкрофт, но, кк окзлось, он любил выпить. В Снт-Фе н нши фургоны погрузили несколько бочонков бренди, и с тех пор нчльник экспедиции интересовлся больше их содержимым, чем измерительными приборми. Нередко он по полдня влялся пьяным где-нибудь в кустх. К сожлению, з бренди должны были плтить все, включя и меня, тк что трое геодезистов - Риггс, Мэрси и Виллер, дбы деньги не пропдли дром, пили с Бэнкрофтом з компнию. Понятно, что и эти джентльмены не всегд были в нилучшей форме. Ккя уж тут рбот? Поскольку я спиртного в рот не брл, то выходило, что в основном рботл я один, в то время кк они пьянствовли или отсыплись. Более сносно, чем другие, ко мне относился Виллер, ибо у него хвтло ум понять, что я один отдувлся з всех них.

Немногим лучше были и остльные члены ншей группы. Нм выделили для охрны и помощи двендцть вестменов. Они ждли нс уже н месте рбот. Пончлу я относился к ним с огромным увжением, однко позже убедился, что имею дело с людьми весьм безнрвственными.

К счстью, в течение трех месяцев не произошло ничего ткого, что зствило бы меня искть у них зщиты, что до помощи, то тут можно смело скзть: здесь кк н подбор собрлсь компния смых отъявленных бездельников во всех Соединенных Шттх. Поэтому с дисциплиной у нс было из рук вон плохо.

Бэнкрофт, коменднт лгеря и стрший по должности, изобржл из себя большого нчльник, но его никто не слушл. Нд ним открыто смеялись, он в ответ сыпл ужсными проклятиями, но все кончлось бренди, которым он вознгрждл себя з труды. Риггс, Мэрси и Виллер ни в чем ему не уступли и пили с ним нперегонки. Вот тк и получилось, что я рботл з всю группу, и при этом мне еще приходилось считться с их честолюбием, ведь подчиняться столь молодому и неопытному человеку, кк я, для них было оскорбительным. Будь я поглупее и говори с ними в прикзном тоне, нрвлся бы лишь н нсмешки, но я вел себя осторожно, кк умня жен, которя тк умеет упрвлять упрямым мужем, что он об этом и не догдывется. Эти необузднные, грубые люди, обзывя меня гринхорном, тем не менее подчинялись мне и при этом были убеждены, что действуют исключительно по собственной воле.

Неоценимую помощь мне окзывли Сэм Хокенс и дв его товрищ, Дик Стоун и Билл Пркер. Это были в высшей степени порядочные люди, глвное, опытные, умные и смелые следопыты-рзведчики, слв о которых недром простирлсь тк длеко. Они больше держлись меня и сторонились других, однко с оглядкой, стрясь не здевть остльных.

Конечно, глвной моей опорой был Сэм Хокенс. Несмотря н свою чудковтость, он пользовлся всеобщим увжением в группе, хотя его и недолюбливли. Сэм всегд приходил мне н помощь, деля это в своей полусерьезной-полунсмешливой мнере.

Постепенно между нми устновились отношения, которые нпоминли отношения опекун с подопечным. Хокенс взял меня под зщиту, не спршивя моего н то соглсия.

Для меня, новичк, он, опытный вестмен, был непогрешимым обрзцом, его поступки - единственно верными. Пользуясь любым случем, он преподносил мне теоретические и прктические уроки того, что должен знть и уметь кждый, отпрвляясь н Дикий Зпд.

Сегодня, не погрешив против истины, я должен признть: высшими премудростями этой нуки я овлдел знчительно позже, в общении с Виннету, с Сэмом же нучился зм, без которых уроки высшей школы пропли бы дром.

Сэм собственноручно сплел лссо и к тому же см со своей лошдью добровольно стл объектом для моих упржнений. Когд петля, брошення мной, нмертво обвивл цель ( потом это получлось уже при кждом броске лссо), он искренне рдовлся и, удовлетворенный, с трудом освобождясь от петли, поучительно змечл:

- Великолепно! Прекрсно, мой юный друг! Ндеюсь, однко, что моя похвл не вскружит вм голову, ведь учитель время от времени вынужден хвлить дже смого глупого ученик, если хочет, чтобы тот добился успехов. Скольких воспитл я н своем веку, и все они учились прилежней и были куд понятливей вс. Если тк дело пойдет и дльше, то лет эдк через шесть-семь уже никто не осмелится нзвть вс гринхорном. Но не пдйте духом, ведь и дурку случется добивться тких же успехов, что и умному, иногд и перещеголять его, чтоб мне лопнуть!

Все это он говорил очень внушительно - в педгогических целях, я делл вид, будто всерьез воспринимю его слов, хотя в глубине души знл он вовсе тк не думет. Полезней всего для меня были прктические советы Сэм и обучение нвыкм, без которых не выжить в прерии. Если бы не Хокенс, вряд ли я ншел бы время для упржнений с лссо, ведь рбот поглощл меня целиком. Впрочем, мы держли нши уроки в тйне от всех, выбиря место подльше от лгеря, чтобы никто не мог нс видеть. Этого требовл Сэм Хокенс, когд я однжды спросил его - почему, он ответил:

- Д все из-з вс, сэр! Вы тк неловки и неумелы, что я умер бы со стыд, если бы нс увидели эти типы. Теперь понятно почему? Хи-хи-хи! Примите это к сведению!

Вот тк получилось, что нвыкми вестмен я овлдел втйне, и никому из ншего окружения и в голову не могло прийти в случе опсности рссчитывть н мою физическую силу или умение влдеть оружием и лссо.

Несмотря н все перечисленные сложности, рбот все-тки продвиглсь, и нконец ее остлось примерно н неделю. З это время, по ншим рсчетм, мы должны были выйти к грнице соседнего сектор. Об этом следовло известить соседей, послв гонц, что мы обычно и делли, когд возникл необходимость связться с ними. Бэнкрофт зявил, что поедет см под охрной одного из нших вестменов.

В воскресенье, с утр порньше, Бэнкрофт собрлся в путь. Перед этим, отпрвляясь в дльнюю дорогу, следовло обязтельно выпить н посошок. Смо собой рзумеется, в выпивке принял учстие вся бртия. Не приглсили только меня, Сэм Хокенс, Дик Стоун и Билл Пркер от приглшения откзлись. Кк я и ожидл, попойк зтянулсь и зкончилсь только тогд, когд Бэнкрофт уже лык не вязл. Остльные не отствли от него и тоже были крепко пьяны. О поездке не могло быть и речи. Зхмелевшя компния, кк обычно, збрлсь в кусты, чтобы проспться.

Что было делть? Теперь пьянчуг не добудишься до полудня, гонц выслть необходимо. Получлось, что ехть, кроме меня, некому. Н поездку уйдет по меньшей мере дня четыре, знчит, рбот снов встнет, никто плец о плец не удрит. Пок я обдумывл все это, собирясь посоветовться с Сэмом, он вдруг укзл рукой н зпд:

- Сэр, вм не придется ехть, можно все передть через вон тех двоих, которые едут сюд.

Посмотрев в укзнном Сэмом нпрвлении, я увидел двух всдников. Это были белые. В одном я узнл строго проводник, который уже не рз приезжл с известиями из соседнего сектор, рядом с ним ехл незнкомый мне молодой мужчин, одетый инче, чем принято н Диком Зпде. Всдники приблизились к нм, и незнкомец спросил мое имя. Кк только я нзвл себя, он дружелюбно посмотрел н меня:

- Тк вы и есть тот молодой человек, который делет здесь всю рботу, в то время кк остльные бездельничют? Вм нверняк известн моя фмилия, я - Уйт.

Это был нчльник соседнего, зпдного, сектор, по отзывм - человек весьм энергичный. Именно к нему мы и собирлись отпрвить гонц.

Его приезд был вызвн, без сомнения, ккой-то веской причиной. Он спешился, пожл мне руку и осмотрелся. Увидев спящих в зрослях гуляк и рядом с ними бочонок из-под бренди, он с понимнием и укоризной покчл головой.

- Пьяные?

Я кивнул.

- Все?

- Д. Мистер Бэнкрофт собрлся ехть к вм, вот и выпили н посошок. Сейчс рзбужу его.

- Погодите! - прервл он. - Я хотел бы поговорить с вми без свидетелей. Отойдем в сторону и не будем пок будить их. Кто эти трое, что стояли с вми, когд мы подъехли?

- Это Сэм Хокенс, Дик Стоун и Билл Пркер, нши проводники, люди, вполне зслуживющие доверия.

- Ах, Хокенс, этот чудк. Он честный млый, я слышл о нем. Пусть все трое пойдут с нми.

Я выполнил его просьбу и поинтересовлся:

- Вы здесь по собственной иницитиве, мистер Уйт, или произошло что-то серьезное?

- Отнюдь. Хотелось только убедиться, все ли здесь в порядке, и зодно поговорить с вми. Н ншем секторе мы уже все зкончили, тут, кк я вижу, рботы еще непочтый крй.

- Виной тому сложный рельеф. Я собирюсь...

- Зню, зню! - прервл он меня. - Мне все известно. Если бы не вы, Бэнкрофт все еще топтлся бы в смом нчле сектор.

- Ну, не совсем тк, мистер Уйт. Уж не зню, кто ввел вс в зблуждение, будто я один рботю, тк что из чувств спрведливости...

- Спокойно, сэр, спокойно. Посыльные регулярно ходили от нс к вм и обртно, тк что мне известно истинное положение дел. Очень блгородно с вшей стороны, что вы вступетесь з этих пьянчуг и лодырей, но мне хотелось бы знть првду. Рз уж вы скромничете, придется рсспросить Сэм Хокенс.

Мы нпрвились к плтке. Уйт, усевшись перед ней н трву, жестом предложил нм сделть то же смое, и принялся рсспршивть Сэм Хокенс, Стоун и Пркер, которые без обиняков выложили ему всю првду. Все мои попытки вступиться з товрищей Уйт моментльно пресекл, советуя не тртить нпрсно слов.

Узнв все, что требовлось, Уйт попросил покзть нши чертежи и мой дневник нблюдений. Я мог бы не выполнить его просьбу, но мне не хотелось обижть хорошего человек, к тому же я чувствовл, что он рсположен ко мне.

Уйт очень внимтельно просмотрел мтерилы и поинтересовлся, не я ли втор чертежей. Я не стл отпирться, тк кк действительно ни один из ншей веселой компнии не сделл н них ни одной черточки, не вписл ни одной буквы.

- Из дневник не понять, сколько рботы выполнил кждый в отдельности. Пожлуй, вы слишком длеко зшли в своем достойном похвлы чувстве товриществ, - скзл Уйт.

Посмеивясь, Сэм посоветовл:

- Згляните к нему в крмн, мистер Уйт. Возможно, тм нйдется нечто жестяное, ткое, знете, в чем бывют срдины. Срдин, првд, двно нет, но зто есть кое-что бумжное. По-видимому, личный дневник, если не ошибюсь. Тм-то уж нверняк все описно инче, нежели в официльном отчете, где он пытется покрыть нердивых товрищей.

Хокенс знл, что я веду зписи для себя и держу их в жестянке из-под срдин. Мне стло досдно, что он выдл мою тйну. Уйт попросил покзть мои личные зписи. Что ж мне оствлось делть? Д и зслужили ли мои коллеги, чтобы я покрывл их, один ндрывясь н рботе, в то время кк они лишь пьянствовли д посмеивлись ндо мной?

Мстить я не собирлся, но и Уйту не хотелось противоречить. Я отдл дневник с непременным условием, что он никому не рсскжет о его содержнии. Зкончив чтение, Уйт вернул мне его со словми:

- В принципе, я должен взять эти зписки с собой и передть нчльству. Вши коллеги - негодяи, не стоящие ломного грош, вм ндо оплтить рботу з троих. Впрочем, это дело вше, но советую припрятть получше этот дневник, он нверняк еще пригодится. А теперь двйте рзбудим этих слвных джентльменов.

Поднятый им шум рзбудил "джентльменов", и они выползли из зрослей, всклокоченные, с опухшими лицми. Бэнкрофт со злости, что его рзбудили, принялся было брниться, но притих, узнв, что приехл мистер Уйт. Стрший инженер, по своему обыкновению, для нчл предложил выпить, что с его стороны было весьм опрометчиво. Пользуясь случем, Уйт прочел ему ткую проповедь, которой тот отродясь не слыхл. Некоторое время Бэнкрофт оздченно молчл, потом вдруг подскочил к Уйту и, схвтив его з плечо, зкричл:

- Сэр, кто вы ткой?

- Я - Уйт, стрший инженер соседнего сектор.

- И кто-нибудь тм комндует вми?

- Думю, что нет.

- То-то, я - Бэнкрофт, стрший инженер этого сектор, и никто не впрве тут комндовть мною, уж тем более вы, мистер Уйт!

- Ну что ж, - спокойно возрзил мистер Уйт, - мы рвны, и никто из нс не впрве прикзывть другому, но мой долг - укзть н ошибки и недостойное поведение, если они нносят вред общему делу. Вы ищете смысл жизни н дне бочки с бренди, д и вши подчиненные, все шестндцть человек, лежли мертвецки пьяные, когд я приехл сюд дв чс нзд.

- Дв чс нзд? Вы уже столько времени здесь нходитесь?

- Рзумеется. Я успел уже посмотреть чертежи и узнть, кто их делл. Вы тут жили кк в рю, всю рботу взвлили н одного человек, к тому же смого молодого из вс.

Услышв ткое, Бэнкрофт прошипел мне:

- Успели нстроить его против нс? Не отпирйтесь. подлый обмнщик и предтель!

- Ошибетесь, - возрзил мистер Уйт, - вш молодой коллег поступил кк нстоящий джентльмен: говорил о вс только хорошее и всячески пытлся выгородить. Тк что советую извиниться перед ним.

Бэнкрофт издевтельски зхохотл:

- Извиниться перед ним? Д ни з что н свете! Гринхорн не в состоянии отличить треугольник от квдрт, вообржет себя геодезистом! Из-з него-то мы и не успели в срок сделть рботу, ведь он только все путет и портит чертежи, теперь еще, вместо того чтобы чистосердечно признться в этом, воспользовлся случем и нговорил н нс...

Зкончить он не успел. Многие месяцы я терпеливо сносил нсмешки и издевтельств этих людей, но тут мое терпение лопнуло. Схвтив Бэнкрофт з плечо, я тк сильно сжл его, что тот вскрикнул от боли.

- Мистер Бэнкрофт, вы выпили слишком много и не успели еще проспться. Вы пьяны, поэтому будем считть, что я не слышл вших оскорблений в мой дрес, - произнес я.

- Я - пьян? Д вы с ум сошли! - звопил он.

- Д, вы пьяны и не отдете отчет в том, что говорите, не то з умышленное оскорбление я бы просто удрил вс, кк последнего негодяя. Ясно? Тк вы пьяны или нет?

Я не отпускл Бэнкрофт. Он не был трусом', д и силой его бог не обделил, но выржение моего лиц, видимо, нпугло его. Признться, что он пьян, Бэнкрофту не хотелось, но и возрзить не хвтло мужеств. Он попытлся нйти выход из неловкого положения, обртившись к нчльнику нших вестменов;

- Мистер Рэттлер, неужели вы позволите, чтобы этот человек поднял н меня руку? Ведь вы тут для того, чтобы охрнять нс!

Рэттлер, мощного сложения вульгрный тип и постоянный собутыльник Бэнкрофт, не выносил меня и с удовольствием воспользовлся случем, чтобы свести ее мной счеты.

- Нет, этого я не могу позволить, мистер Бэнкрофт. Сопляк не износил еще своих первых чулочков, уже осмеливется угрожть взрослым мужчинм, д еще в присутствии посторонних? Не смей поднимть руку н мистер Бэнкрофт, гринхорн! - он схвтил меня з плечо, точь-в-точь кк я Бэнкрофт.

Хорошо, что это сделл именно он - более достойный по силе противник, чем стрший инженер. Если я проучу его, это придст мне больше вес, чем побед нд Бэнкрофтом. Я вырвл руку и с вызовом переспросил:

- Это я-то гринхорн? Сейчс же возьмите свои слов нзд, мистер Рэттлер, инче я рзделю вс под орех!

- Что? - зсмеялся тот. - Этот гринхорн вообржет...

Он не докончил: я удрил его кулком в висок, и он тяжело, кк подкошенный, рухнул н землю.

Все ошршенно молчли, зтем один из приятелей Рэттлер в ярости проревел:

- Ко всем чертям! Мы что же, спокойно будем смотреть, кк гринхорн бьет ншего нчльник? А ну-к всыплем ему по первое число! - И он кинулся было н меня, но я выхвтил из-з пояс об револьвер и угрожюще произнес:

- Ну, кто смелый? Подходи!

Это охлдило пыл бнды Рэттлер. Они нерешительно поглядывли друг н друг, я продолжл:

- Слушйте, вы! Кто приблизится ко мне хотя бы н шг, получит пулю в лоб! Гринхорн я или нет, но спрвляюсь с дюжиной тких вестменов, кк вы!

Тут рядом со мной встл Сэм Хокенс и скзл:

- Учтите, этот юнош под моей зщитой. Я продырявлю голову любому, кто хоть пльцем тронет его. Прошу зрубить это себе н носу. Я не шучу. Хи-хи-хи!

Дик Стоун и Билл Пркер встли рядом с нми, и это произвело должное впечтление н противников. Они отступили и, бормоч себе под нос проклятия, знялись лежвшим н земле Рэттлером, пытясь привести его в чувство. Бэнкрофт блгорзумно скрылся в плтке.

Уйт смотрел н меня широко рскрытыми от удивления глзми. Покчв головой, он скзл:

- Однко, сэр, не хотел бы я попсться вм под горячую руку. Одним удром вы уложили н землю ткого громилу. Ндо же тк точно удрить. Ну и рзящя же у вс рук! Никогд ничего подобного не видел.

Сэм Хокенс весело хохотнул:

- Шеттерхэнд!<Шеттерхэнд - Рзящя Рук (нгл.), в дльнейшем к этому прозвищу присоединили словечко "олд" (стрин), тк что героя книги стли нзывть Олд Шеттерхэнд> Хи-хи-хи! Ткое воинственное прозвище у гринхорн! Прямо совсем кк Фйерхэнд<Фйерхэнд (нгл.) - Огнення (Стреляющя) Рук>, ведь этого имени удостоен опытнейший вестмен. Дик! Билл! Кк вм нрвится прозвище Шеттерхэнд?

Что они ответили - не зню, тк кк Уйт, взяв меня з руку, отвел в сторону и скзл:

- Вы мне очень нрвитесь, сэр. Может, перейдете ко мне?

- Хотел бы, но не могу.

- Почему?

- Мой долг - зкончить рботу здесь.

- Я беру это н себя.

- Вы меня не поняли. Я перестну себя увжть, если брошу рботу, не звершив ее.

- Но ведь Бэнкрофт может ее зкончить с теми тремя.

- Сомнительно, д и когд это будет?

- Подумйте, ведь вм небезопсно здесь оствться.

- Почему?

- Вы еще спршивете? Неужели вы еще не поняли, что теперь эти люди вши лютые врги?

- Может быть, и тк, но я не боюсь. И потом, своим поступком я звоевл их увжение. Теперь вряд ли кто-нибудь отвжится полезть ко мне. Кроме того, з меня стоят горой Хокенс, Стоун и Пркер.

- Дело вше. Вольному - воля. А мне бы вы очень пригодились. Но хоть проводить меня вы не откжетесь?

- Когд?

- Сейчс.

- Вы уже уезжете, мистер Уйт?

- Рзумеется, долго гостить здесь - сомнительное удовольствие.

- Но хоть перекусите перед дорогой.

- Это лишнее. У меня в переметных сумх есть все необходимое.

- Вы не проститесь с Бэнкрофтом?

- Нет.

- Но вы же приехли поговорить с ним о делх?

- О делх я поговорил с вми, ведь в них вы рзбиретесь лучше его. И еще я хотел предупредить вс, что индейцы где-то рядом.

- Вы их видели?

- Нет, но их следы попдются все чще. В это время год кочуют н юг стд мустнгов и бизонов, и крснокожие покидют свои стоянки, чтобы охотиться н них. Кйов можно не опсться, с ними есть договоренность о строительстве железной дороги, вот комнчи и пчи не знют о ншем договоре, и лучше не попдться им н глз. Мы в своем секторе рботы зкончили и покидем эти кря, тк что бояться нм уже нечего, вот вм следует поостеречься и поспешить. Здесь стновится весьм опсно... А теперь седлйте коня и спросите, не хочет ли Сэм Хокенс соствить нм компнию.

Сэм, конечно, хотел. Я отпрвился в плтку Бэнкрофт и сообщил, что сегодня рботть не буду, вместе с Хокенсом еду провожть Уйт. В ответ услышл:

- Ктитесь ко всем чертям! Может, шеи себе свернете!

Кто бы мог предположить, что это "лсковое" пожелние чуть не сбылось!

Уже несколько дней я никуд не выезжл, и мой пегий жеребец рдостно зржл, когд я принялся его седлть. Кстти, он окзлся змечтельным конем, и я уже предвкушл, кк буду рсскзывть об этом стрине Генри.

Мы неспешно ехли в блеске прекрсного осеннего утр, рссуждя о строительстве новых железных дорог и других делх, близких ншему сердцу. Уйт дл несколько дельных советов о том, кк лучше соединить нши учстки.

Около полудня мы сделли привл возле ручья, чтобы отдохнуть и перекусить, зтем Уйт с проводником отпрвились дльше, мы с Сэмом немного отдохнули, изредк переговривясь.

Пор было в путь, и я нгнулся нд ручьем, чтобы зчерпнуть воды. Вод в ручье был кристльно-чистя. И вдруг н дне я увидел следы человек и покзл их Сэму. Он долго рссмтривл их, потом скзл:

- Уйт был совершенно прв: индейцы рядом.

- Вы считете, что это след индейц?

- Д, это след индейских моксин. Что скжете, сэр?

- Д ничего.

- Но вы же должны при этом что-то предполгть, ощущть, думть, нконец!

- Думю, что здесь был крснокожий.

- То есть вы хотите скзть, что вм совершенно не стршно?

- Нисколько.

- Признйтесь, что вы встревожились.

- Тоже нет.

- Знчит, вы просто не знете крснокожих!

- Вот и узню. Они, нверное, ткие же люди, кк и мы: врги своих вргов и друзья своих друзей. Во всяком случе, я не собирюсь врждовть с ними, и, думю, мне нечего их опсться.

- Вы гринхорн, и, похоже, остнетесь им нвсегд. С крснокожими все звисит от чистой случйности, не от вшей воли. Вы убедитесь в этом н собственном опыте, и я от души желю, чтобы з дргоценный опыт вм не пришлось поплтиться ккой-либо чстью тел, не говоря уже о жизни.

- Кк по-вшему, когд крснокожий прошел здесь?

- Вероятно, уже дня дв нзд, инче его следы были бы зметны и н трве, сми видите - он нигде не примят.

- Думете, это рзведчик?

- Д, он выслеживл бизонов. Сейчс между многими племенми зключено перемирие, тк что вряд ли это военный рзведчик. Он был очень неосторожен, кк видно, молодой еще. Опытный воин никогд не ступит в ткой мелкий ручей, ведь н его дне след остется ндолго. Здесь прошел гринхорн вроде вс, только крснокожий. Хи-хи-хи!

Тихо посмеивясь себе под нос, Сэм встл, чтобы оседлть коня. Я уже привык к тому, что он постоянно нзывл меня гринхорном, и не обижлся, зня, что он желет мне только добр.

Мы могли бы вернуться прежней дорогой, но мне необходимо было рзведть трссу, поэтому мы немного отклонились в сторону и поехли прллельно уже известной дороге.

Вскоре мы выехли к широкой долине, буйно зросшей трвой. Вокруг возвышлись холмы, покрытые у подножия густым кустрником. Н вершинх темнел лес. Небольшя, всего н полчс пути, долин хорошо просмтривлсь. Не успели мы проехть и несколько шгов, кк Сэм Хокенс вдруг остновил коня и стл внимтельно вглядывться в дль.

- Аг, лдненько, вот и они! - крикнул он. - Первые в этом году!

- Что это? - спросил я, увидев вдлеке восемндцть, может, и двдцть медленно передвигющихся точек.

- Что? - передрзнил он, оживленно крутясь в седле. - И не стыдно спршивть? Ах, д чего еще и ожидть от вс? Гринхорн порой не видит дже того, что у него под носом! Ну-к, сэр, попробуйте отгдть, что это з существ передвигются вон тм, куд устремлены вши прекрсные глз?

- Попробую. Олени? Но их стд нсчитывют обычно не больше десяти особей. К тому же, учитывя рсстояние, следует предположить, что эти животные крупнее оленей.

- Олени? Хи-хи-хи! - от души веселился Сэм. - Здесь, в горх, у истоков Кнейдин? Ну и шутник вы, сэр. Рспотешили стрик, ничего не скжешь. А вот нсчет того, что эти животные крупнее оленей, тут вы првы.

- Дорогой Сэм, уж не бизоны ли это?

- Конечно, бизоны, нстоящие кочующие бизоны, первые в этом году. Првду скзл мистер Уйт - бизоны и индейцы. Мы не видели индейцев, но обнружили их следы. А бизоны - вот они перед нми во всей своей крсе. Что вы н это скжете, чтоб мне лопнуть? Хи-хи-хи!

- Едем к ним!

- Рзумеется! И что дльше?

- Я хочу посмотреть н них!

- Посмотреть? И только-то? - с неподдельным удивлением спросил Сэм. ,

- Ну д, я еще никогд в жизни не видел бизонов и хотел бы хорошенько рссмотреть их.

Меня, кк зоолог, двно интересовли бизоны. Похоже, Сэм Хокенс и в смом деле не понимл этого.

- Посмотреть, всего лишь посмотреть? Ну точно млец, подсмтривющий в дырочку з кроликми! Нет, этот гринхорн выведет-тки меня из терпения! Я лично не собирюсь глядеть н бизонов, я буду н них охотиться.

- Сегодня, в воскресенье?

У меня это вырвлось совершенно непроизвольно, но Сэм Хокенс рзозлился не н шутку:

- Умоляю, сэр, помолчите! Рзве нстоящий охотник спршивет, ккой сегодня день, видя перед собой первых бизонов? Ведь это мясо! Понимете, мясо, д еще ккое, чтоб мне лопнуть! Кусок бизоньего окорок - смое вкусное, что есть н свете, лучше, чем небесня мброзия, или кк тм ее, чем питлись боги древних греков? Я должен добыть окорок, или я буду не я! Нм везет, ветер дует в ншу сторону. И солнце светит удчно, н нш склон, вон првее густя тень. По ней мы и поедем, чтобы бизоны не срзу нс зметили. Вперед, быстрее!

Он осмотрел свою Лидди, проверил, зряжены ли об ствол, и пустил коня в глоп. Я последовл его примеру и тк же внимтельно обследовл флинт. Зметив это, Сэм осдил коня.

- Никк, вы тоже собиретесь поохотиться? - поинтересовлся он.

- Конечно!

- Выкиньте дурь из головы! Бизон - не кнрейк, которую сжют н пльчик и прикзывют ей петь. Вы и глзом не моргнете, кк они зтопчут вс нсмерть. Не рз еще взойдет солнце и не одн буря пронесется нд Склистыми горми, прежде чем вы нберетесь достточно опыт, чтобы пойти н бизон.

- Все же я попробую.

- Молчите и слушйте! - прервл он не терпящим возржений тоном, ккого я от него никогд еще не слышл. - Я не возьму грех н свою душу, ведь вы лезете прямо в псть смерти!

Я не терплю грубого обрщения и любому дл бы достойную отповедь, но это был Сэм, и я молч поехл вслед з ним, придерживясь тени, отбрсывемой лесом.

- Я вижу, их штук двдцть, - скзл Сэм уже более мягким тоном, - предствьте себе, кк несется по прерии тысяч бизонов. Мне приходилось видеть стд по десять тысяч и больше. Бизоны - хлеб для индейцев, и вот белые отнимют его у них. Крснокожие щдят животных и убивют их лишь в меру ндобности, белые же, подобно хищным зверям, опьяненные кровью, истребляют несметные стд, убивют дже тогд, когд сыты. Вскоре исчезнет последний бизон, вместе с ним и индейцы. Хрни их Господь!

То же происходит и с тбунми мустнгов, - продолжл Сэм. - До недвнего времени здесь пслись тбуны по тысяче и более голов, теперь рдуешься, увидев хотя бы сотню.

Незметно для бизонов мы приблизились к ним н рсстояние около четырехсот шгов, и Хокенс остновил коня. Животные мирно пслись, медленно двигясь по долине. Впереди шел стрый бык. Ккой же он был огромный! Нверняк выше двух метров в холке, длиной не меньше трех!

Тогд я еще не умел определять н глз вес бизон, но этот весил не менее тридцти центнеров - огромня гор мяс и костей! Увидев грязную лужу, бизон с нслждением плюхнулся в нее.

- Это вожк стд, - шепнул Сэм, - смый опсный. Идя н ткого, следует зпстись зверенным у нотриус звещнием. Я беру н прицел молодую корову, ту, что спрв з ним. Обртите внимние, куд я ей влеплю пулю - под лоптку, нискосок, смый верный способ, если не считть выстрел в глз. Но стрелять в глз, когд бык идет н вс, - н это может решиться только сумсшедший. Нмотйте себе н ус. А теперь спрячьтесь с лошдью в кустх. Кк только бизоны меня увидят, они обртятся в бегство и промчтся мимо вс. И не смейте покидть своего укрытия, пок я не вернусь.

Лишь убедившись, что я хорошенько спрятлся в кустх, Сэм покинул меня.

Я не рз читл, кк охотятся н бизонов, но все же существует рзниц между тем, что нписно в книгх, и действительностью. В тот день я впервые в жизни увидел бизонов. Животные, н которых мне приходилось охотиться, не шли ни в ккое срвнение с этими опсными гигнтми. И все-тки я не подчинился прикзу Сэм, хотя пончлу и решил только понблюдть з ними. Непреодолимое желние поохотиться было сильнее меня. Сэм решил убить только молодую корову. Для этого не нужно особой смелости. Нстоящий мужчин берет н прицел смого мощного бык!

Мой конь в беспокойстве перебирл копытми. Он тоже впервые видел бизонов, боялся и готов был обртиться в бегство. С большим трудом я удерживл его н месте, рзмышляя, кк поступить. Решение пришло смо собой.

Когд до бизонов оствлось шгов трист, Сэм пришпорил коня и пустил его вскчь. Порвнявшись с вожком, он объехл его, чтобы приблизиться к нмеченной корове. Сбитый с толку бык и не помышлял о бегстве, Сэм н скку выстрелил в корову. Он вздрогнул, голов ее поникл, но я не увидел, упл он или нет, тк кк иня кртин привлекл мое внимние.

Гигнтский вожк ошлело уствился н Сэм. Ккое же это было мощное животное! Высоко посження голов с широким лбом и короткими, но крепкими изогнутыми рогми, густя свлявшяся шерсть н згривке и груди, поднимющийся к передним лопткм мощный хребет - могучее, прекрсное создние словно олицетворяло собой первобытную стихию. Д, это был опсный противник, и тем более мне хотелось помериться с ним силой.

Не зню, то ли я отпустил поводья, то ли конь см понес, только мой пегий вдруг выскочил из зрослей и посккл нлево, не рзбиря дороги. Я же зствил его рзвернуться и погнл прямо н бык. Услышв топот, бизон повернулся, увидел меня и пригнул голову, готовясь поднять н рог и коня и всдник.

Сэм Хокенс что-то громко кричл, но у меня уже не было возможности оглянуться. Выстрелить в бык я тоже не мог, тот стоял неудобно для выстрел, д к тому же конь, не слушясь поводьев, ведомый стрхом, летел прямо н грозного исполин. Бык широко рсствил здние ноги и приготовился поднять коня н рог. Я нпряг все силы, и мне удлось свернуть пегого в сторону: он встл н дыбы и огромным прыжком пролетел нд быком, тк что удр стршных рогов пришелся в пустоту. Коня несло к луже, где нездолго до этого принимл грязевые внны бизон. К счстью, я вовремя это зметил и успел выдернуть ноги из стремян до того, кк пегий поскользнулся и вместе со мной повлился в грязь. Я тут же вскочил н ноги, крепко сжимя крбин. До сегодняшнего дня не могу понять, кк мне это удлось.

Рзвернувшись в ншу сторону, бизон неуклюже, но стремительно припустился к успевшему подняться коню. Когд бык повернулся ко мне боком, я вскинул ружье. Только несколько шгов отделяли бизон от жеребц. Я спустил курок. Гигнт змер н месте - то ли испугвшись звук выстрел, то ли потому, что пуля угодил в цель. Я выстрелил еще рз. Медленно подняв голову, он зревел, д тк стршно, что у меня муршки побежли по спине. А потом поштнулся и тяжело рухнул н землю.

Н победные кличи не было времени, потому что скквшего по другой стороне долины Сэм Хокенс преследовл бык не меньших рзмеров, чем тот, которого я только что убил. А кк известно, в скорости бизон не уступет лошди и в ярости преследует свою жертву по пятм. Конь Сэм выдохся, сккл все медленнее, и бык, кзлось, вот-вот нстигнет его.

Я поскорее зрядил об ствол и кинулся н помощь Сэму, дже не удостоверившись, мертв ли мой бизон. Хокенс зметил меня и рзвернул коня в мою сторону, совершив тем смым роковую ошибку: теперь его конь был открыт для нпдения. Нгнув голову, бизон одним мхом подцепил коня вместе с всдником н рог и, швырнув их н землю, принялся остервенело бодть.

Меня отделяло от них не менее ст пятидесяти шгов, но медлить было нельзя. Рзумеется, вернее было стрелять с более близкого рсстояния, но опоздй я н секунду, и Хокенс бы погиб. Делть нечего: дже если не попду точно в цель, то хоть отвлеку рзъяренное чудовище от моего друг. Остновившись, я прицелился быку под левую лоптку и выстрелил. Тот поднял голову, будто прислушивясь, медленно повернулся, зметил меня и бросился в мою сторону, но движения его змедлились. Перезряжя ружье, я видел крем глз, кк н меня ндвигется живя гор. Вот он уже в тридцти шгх! Рненый бизон явно терял силы и бежл все медленнее, но все же рсстояние между нми сокрщлось. Я уже отчетливо рзличл нлитые кровью глз н мощной, пригнутой к земле голове. Кзлось, см неотвртимый рок ндвигется н меня.

Вств н колено, я прицелился. Мое движение зствило бык поднять голову, его глз окзлись н уровне прицел, и я, не теряя ни секунды, выстрелил из обоих стволов. Короткя дрожь пробежл по телу, и исполин грянулся оземь. Я было бросился к кругу, но Сэм собственной персоной стоял уже рядом со мной. Слв Богу, жив!

- Вы не рнены?

- Вовсе нет! - ответил он. - Только болит првое бедро... Или левое?

- А конь?

- Бедняге уже не помочь. Он, првд, еще дышит, но бизон вспорол ему живот. Ндо бы пристрелить, чтобы бедное животное не мучилось! А что с бизоном?

- Сейчс посмотрим.

Подойдя к быку, мы убедились, что он не дышит.

- Ну и достлось же мне от этого строго рзбойник! Коров обошлсь бы со мной нежнее. Впрочем, от быков трудно ожидть, чтобы они вели себя кк изыскнные леди, хи-хи-хи!

- С чего это он вдруг тк н вс взъярился?

- А вы рзве не видели?

- Нет.

- Я зстрелил корову, но не смог спрвиться с конем и нлетел н бык. Тот и принялся з меня всерьез. Првд, я послл ему пулю из второго ствол, но это его не остновило; он принялся нпроплую ухживть з мной, я никк не мог ответить ему взимностью. Негодник тк рспояслся, что дже не дл мне перезрядить ружье, и я отбросил бесполезную железку. Двумя рукми я успешнее првил конем, чтоб мне лопнуть! Бедня кляч стрлсь изо всех сил, но это нс не спсло.

- А все потому, что вы коня повернули. Ехли бы по дуге - и не подствились бы быку.

- Гляди-к! Гринхорн, кк здрво рссуждет!

- Что ж, и от гринхорнов тоже польз бывет.

- Спрведливо. Если б не вы, лежть мне сейчс с рспоротым животом, кк и моей лошди. Пойдемте-к к ней!

Несчстное животное было мертво. Сэм со вздохом снял узду и седло:

- Придется смому стть лошдью и взгромоздить седло н спину. Вот что бывет, когд нпорешься н бык!

- Кк же вы теперь обойдетесь без коня?

- Не волнуйтесь, поймю себе ккую-нибудь лошдку.

- Мустнг?

- Д. Бизоны уже появились, знчит, вскоре жди и мустнгов.

- Я с вми, лдно?

- Конечно. И это вм ндо познть. А теперь идем посмотрим, кк тм нш бычок. Ткие мфусилы<Мфусил - библейский стрец, проживший 969 лет; его имя стло синонимом долголетия>. обычно очень живучи.

Но бык был уже мертв, и только сейчс по достоинству можно было оценить его гигнтские рзмеры.

Сэм поглядывл то н меня, то н бизон и кчл головой.

- Непостижимо, просто непостижимо, - отозвлся он нконец. - Вы хоть знете, куд попли?

- Ну и куд?

- В смое нужное место. Опсное животное! Я бы десять рз подумл, прежде чем приствть к ткому исполину. Знете, кто вы?

- Кто?

- Смый легкомысленный человек н свете.

- Ого!

- Д, д, смый легкомысленный!

- Чем-чем, легкомыслием я никогд не стрдл.

- Знчит, с сегодняшнего дня стли. Ясно? Я же строго-нстрого зпретил вм выходить из кустов и лезть к бизонм. Почему вы не послушлись?

- См не зню.

- Выходит, совершете поступки, не здумывясь? Без всякой причины? Это ли не легкомыслие?

- Думю, нет. Нверняк я о чем-то думл. И причин был.

- Ккя же?

- Вы мне прикзли, я прикзов не терплю.

- Дже если вс из добрых побуждений предостерегют от опсностей, вы упрямо лезете н рожон!

- Не для того я отпрвился н Дикий Зпд, чтобы отсиживться в кустх!

- Прекрсно! Но не збывйте: вы гринхорн, знчит, ндо быть осторожным. А коль скоро нрушили мой прикз, почему выбрли именно этого огромного бизон, не молодую корову?

- Д кк-то не по-рыцрски...

- По-рыцрски? Вы что ж, возомнили себя рыцрем, чтоб мне лопнуть, хи-хи-хи!

И он схвтился з живот, вволю нсмеявшись, продолжл:

- Чтобы стть Бяром или Ролндом<Бяр (Пьер де Террйль) - известный своей отвгой рыцрь эпохи средневековья, прозвнный "рыцрем без стрх и упрек"; Ролнд - легендрный герой, один из двендцти рыцрей короля фрнков и импертор Крл Великого, прослвившийся в битве при переходе через Пиренеи. - Прим. втор>, ндо совершить множество подвигов, потом влюбиться в бизониху и кждый день н зкте ждть свидния с возлюбленной. Тогд, может быть, в один прекрсный вечер, вы и окжетесь... желнной добычей койотов и грифов... в виде труп. Зрубите себе н носу, нстоящий вестмен никогд не рздумывет, по-рыцрски он поступет или нет, глвное будет ли польз.

- Я именно о ней думл! Ведь в быке мяс больше!

Сэм оздченно змолчл, потом произнес:

- Больше мяс? Этот гринхорн зстрелил бык рди мяс! Хи-хи-хи! Уж не сочли ли вы меня трусом з то, что я выбрл корову?

- Нет, просто подумл - блгороднее помериться силми с более опсным противником!

- И есть мясо строго бугя? Умно, ничего не скжешь! У этого бык н хребте - груз двдцти прожитых лет, и, кроме шкуры, костей д жил, в нем больше ничего нет. Мясо его уже и не мясо вовсе, дубленя шкур, не прожуешь, хоть ври целый день. Любой опытный охотник непременно предпочтет быку корову, мясо ее нежнее и вкуснее. Ох, ккой же вы гринхорн! А теперь рсскжите мне о вшей охоте н бизон, у меня не было времени нблюдть з вми.

Я подробно поведл ему обо всем, когд зкончил, Сэм вновь смерил меня оценивющим взглядом и, покчивя головой, промолвил:

- Приведите вшего коня, погрузим н него мясо.

Я отпрвился з конем. Откровенно говоря, мне было немного обидно. И не в том дело, что хотелось услышть похвлу, я ждл хоть ккого-то одобрения. А тут - ни слов. Вот, з конем послл...

Когд я вернулся, Сэм, сидя н корточкх перед убитой коровой, ловко снимл шкуру с здних ног и вырезл окорок.

- Вот, - скзл он, - н сегодняшний вечер у нс будет жркое. Погрузим мясо вместе с моим седлом н вшего сккун - ив путь. Учтите, это мясо преднзнчется только нм, д еще Дику и Биллу. Если остльным тоже зхочется полкомиться, пусть сми отпрвляются з ним.

- Если к тому времени тушу не рсклюют птицы и не сожрут дикие звери.

- Скжите ккой умник! Смо собой рзумеется, мы прикроем корову веткми и зложим кмнями, и тогд уж только медведь или другой ккой крупный зверь сможет добрться до нее.

Я срезл с ближйших кустов несколько толстых веток и нтскл кмней потяжелее. Мы хорошенько нкрыли корову, зтем нгрузили моего пегого и отпрвились в обртный путь.

- А что сделем с вожком стд?

- А что с ним можно сделть?

- Нм ничего не пригодится?

- Абсолютно ничего.

- И шкур тоже?

- Может, вы - специлист по выделке шкур? Я нет!

- Я читл, что шкуры убитых бизонов прячут в специльных тйникх.

- Вы об этом читли? Коль тк, знчит, првд. Ведь все, что пишут о Диком Зпде, - првд, чистя првд. Хи-хи-хи! Впрочем, есть охотники, убивющие зверей рди их шкур. Я см когд-то тк делл, но сейчс у нс другие плны, не тщить же эту тяжесть с собой!

Мы довольно быстро добрлись до лгеря. Окзлось, долин, где я уложил двух первых в своей жизни бизонов, нходилсь всего в получсе ходьбы от лгеря. Увидев нс возврщющихся пешком, нши товрищи пришли в удивление.

- Мы охотились н бизонов, и один из них рспорол живот моей лошди, объяснил Сэм Хокенс.

- Они охотились н бизонов... н бизонов... - доносилось со всех сторон. - Где это, где?

- В получсе ходьбы отсюд. Себе мы принесли бизоний окорок, остльное - вше. Берите, не стесняйтесь.

- Возьмем, конечно! - вскричл Рэттлер, деля вид, будто между нми ничего не произошло. - Где это место?

- Поезжйте по ншему следу, нйдете, глз-то у вс н месте, чтоб мне лопнуть!

- Много было бизонов?

- Двдцть.

- А скольких убили вы?

- Одну корову.

- Только-то! А где остльные бизоны?

- Исчезли! Можете поискть. Я не догдлся спросить, куд они нпрвились! Хи-хи-хи!

- Неужели двум опытным стрелкм удлось убить только одну корову... презрительно бросил один из них.

- Убейте больше, если сможете, сэр! Вы бы не успокоились, пок не убили бы все двдцть, д еще прочку. Впрочем, тм нйдете двдцтилетних быков, которых зстрелил этот молодой человек.

- Быки, стрые быки! - зкричли кругом. - Чтобы стрелять в двдцтилетних быков, ндо действительно быть гринхорном.

- Смейтесь, господ, смейтесь, но этот гринхорн спс мне жизнь.

- Жизнь? А кк это было? - они пристли к Сэму с рсспросми, но тот зявил:

- У меня нет желния говорить об этом, порсспросите его смого, однко змечу, вряд ли удобно отпрвляться з мясом в потемкх.

Сэм был прв, солнце клонилось к зкту, д и они уже знли мой хрктер и понимли, что я не стну рспрострняться о своих приключениях. Вот почему, быстро сев н лошдей, нши коллеги отпрвились з мясом - все вместе, тк кк не доверяли друг другу.

Среди порядочных охотников добыч, убитя одним, считется общей, но у этих людей чувство товриществ отсутствовло. Позднее я узнл, что они нбросились н корову точно дикие звери и рвли мясо н куски чуть ли не рукми, ссорясь и оттлкивя друг друг. Кждый для себя, кто сколько мог, смый лучший, смый большой кусок - себе!

Они уехли, мы освободили от ноши моего коня, и я отвел его в сторону, чтобы рсседлть и стреножить. Сэм тем временем описывл нши приключения Пркеру и Стоуну. Нс рзделял плтк, и они не зметили, кк я подошел с противоположной стороны и услышл весь рсскз Сэм.

- Поверьте, все тк и было. Этот прень прицелился в смого большого, смого сильного бык и свлил его одним выстрелом, словно стрый, опытный охотник. Конечно, я всыпл ему кк следует з "легкомыслие", но я-то зню цену ткому выстрелу!

- Я тоже, - подтвердил Стоун. - Из гринхорн получится отличный охотник-следопыт.

- И совсем скоро, - долетел до меня голос Пркер.

- Д, - скзл Хокенс, - он вестмен от рождения. К тому же эт его необычйня физическя сил! Вы видели, кк он вчер один вытянул тяжеленный воз? Где пройдет - тм трв не скоро поднимется! И тем не менее я считю, мы не должны хвлить его.

- Но почему?

- Инче он ззнется.

- Д нет, вряд ли.

- Конечно, прень он бесхитростный, и все же никогд не следует слишком хвлить человек, дже смый скромный может ззнться. А потому будем и впредь нзывть его гринхорном. У прня есть все здтки стть со временем нстоящим вестменом, но их еще ндо долго и упорно рзвивть.

- Сэм, ты хоть поблгодрил его з то, что он спс тебе жизнь?

- И не подумл!

- Ну уж это ни в ккие ворот не лезет!

- Мне все рвно, чтоб мне лопнуть! Можешь считть меня неблгодрным, но я думю о прне. Глвное, чтобы он не звжничл и оствлся тким, кк есть. Хотя, признюсь, я бы с удовольствием пожл ему руку и рсцеловл в обе щеки!

Стоун рсхохотлся:

- Целовться с тобой? Скжет же ткое! Пожть руку - куд еще ни шло, но целовться... Вот уж рссмешил!

- А что тут ткого? - обиделся Сэм.

- Д ты хоть рз видел себя в зеркле? Нет? Ну тк взгляни хотя бы н свое отржение в ручье. Зрелище млоприятное, должен тебе скзть.

- Ах, вот оно что! Хорошего же вы мнения обо мне! Знчит, я стршилище, ты, выходит, - крсвец? Не здирй нос! Дю слово, н конкурсе крсоты я возьму первый приз, ты кк рз остнешься ни с чем, хи-хи-хи! Лдно, это к делу не относится, вернемся к ншему гринхорну. Я уже скзл, блгодрить его не собирюсь, но когд мясо поджрится, он получит от меня смый лкомый кусок. И знете, что еще я звтр сделю?

- Интересно.

- Доствлю удовольствие ншему гринхорну.

- Кким обрзом?

- Дм ему возможность зркнить мустнг.

- Ты рзве собирешься н мустнгов?

- Ну д, ведь должен же я подумть о новом коне. А пок ты одолжишь мне своего. З бизонми придут мустнги. По-моему, их ндо искть в долине, по которой пройдет дорог. Если мустнги уже появились в нших крях, то скорее всего мы нйдем их тм.

Дльше слушть я не стл, обогнул плтку и подошел к трем приятелям с другой стороны, чтобы они не догдлись, что я подслушл рзговор, не преднзнченный для моих ушей.

У плтки горел костер. Н огне поджривлся огромный кусок мяс. Хокенс ловко поворчивл вертел, сделнный из толстого сук и опирвшийся н рогтины по обе стороны костр. Интересно было нблюдть з ним - тк сосредоточенно, дже с упоением он знимлся стряпней.

Но вот нши коллеги тоже привезли мясо и тоже принялись его готовить. Они рзвели несколько костров, но для всех мест не хвтило, кждый поджривл кусок лишь для себя, поэтому многим пришлось довольствовться полусырым мясом. Я действительно получил лучший кусок фунт н три и с большим удовольствием съел его до последнего кусочк. Но не спешите обвинять меня в обжорстве. Дело в том, что вестмену приходится поглощть очень много мяс, чтобы сохрнить здоровье и силу. Ведь человеку кроме белков необходимо и определенное количество углеводов, которые в городе он получет с обычной пищей. Вестмен же месяцми вынужден питться лишь одним мясом, и ему приходится поглощть его в огромных количествх, чтобы восполнить недостток углеводов.

Я знвл трппер, съевшего восемь фунтов мяс з один присест, когд я спросил его, нелся ли он, тот, икя, ответил: "Вроде бы, ведь больше нет, но если уступите кусочек от своей порции, я с удовольствием съем и его".

З ужином только и говорили, что о ншей охоте н бизонов, причем я понял, что кк только вестмены увидели убитых мной двух стрых быков, их мнение о сделнной мною "глупости" изменилось.

Утром следующего дня я сделл вид, будто собирюсь приступить к рботе, но тут появился Сэм Хокенс.

- Оствьте эти инструменты, сэр, вс ждет более интересное дело.

- Ккое?

- Потом узнете, сейчс седлйте коня, и мы едем.

- Н прогулку? Но мне ндо рботть.

- Вы уже достточно потрудились. К тому же, думю, к полудню мы вернемся, и тогд можете измерять и считть сколько вм зблгорссудится.

Предупредив Бэнкрофт, мы с Сэмом уехли. По дороге Сэм лукво поглядывл н меня, я делл вид, будто не догдывюсь о его нмерениях. Мы ехли уже проложенной нми трссой.

Долин протянулсь н четыре нглийские мили в длину и н две в ширину. Ее окружли поросшие лесом холмы, посередине бежл широкий ручей, тк что влги вполне хвтло и трв рзрослсь буйно.

С север сюд можно было попсть через кньон, с юг - по ншей трссе. Прибыв н место, Хокенс окинул рвнину зорким взглядом и двинулся вверх по ручью. Я последовл з ним.

Внезпно Хокенс резко осдил коня, спешился и, перескочив через ручей, тщтельно осмотрел примятую трву н другом его берегу, зтем снов вскочил в седло и двинулся дльше, но уже не н север, под прямым углом н зпд, тк что вскоре мы окзлись в зпдной чсти долины. Тут Сэм слез с коня и, стреножив, пустил его пстись. С момент обнружения следов он не промолвил ни слов, но по его зросшему лицу, кк солнечный луч по лесу, скользил улыбк явного удовлетворения. Он торжественно обртился ко мне со словми:

- Сэр, извольте спешиться и кк следует стреножить коня. Будем ждть здесь.

- А зчем мне его кк следует стреноживть? - спросил я, хотя прекрсно знл, в чем дело.

- А зтем, чтобы не потерять. Я не рз был свидетелем, кк в тких обстоятельствх кони убегли.

- В кких же это обстоятельствх?

- А вот подумйте!

- Мустнги?

- Кк вы догдлись? - спросил он удивленно, бросив н меня быстрый взгляд.

- Читл об этом!

- О чем?

- О том, что плохо стреноженные кони чсто убегют с дикими мустнгми.

- Черт вс возьми! Обо всем-то вы читли, ткого нелегко удивить. Вот поэтому я предпочитю людей, не умеющих читть.

- А вы хотели меня удивить?

- Д, мне хотелось преподнести вм мленький сюрприз.

- Устроив охоту н мустнгов?

- Д.

- Рзве это возможно? Одним из условий сюрприз является неожиднность, вм все рвно пришлось бы скзть мне о мустнгх еще до их появления.

- Гм, верно! Послушйте, мустнги уже были здесь.

- Это их следы вы тк внимтельно изучли только что?

- Д. Они прошли здесь вчер. Это был внгрд, что-то вроде рзведки. Знйте, юнош, мустнги - очень умные животные. Они всегд высылют небольшие отряды вперед и н флнги, у них есть свои офицеры, совсем кк в рмии, военчльник - стрый и опытный жеребец. Псутся ли они или переходят с мест н место, стдо всегд окружют жеребцы, прикрывя кобыл и жеребят, которые держтся в смой середке. Вы помните, кк обрщться с лссо?

- Рзумеется.

- Хотелось бы зркнить хоть одного?

- Конечно.

- Сэр, еще до полудня вм предствится ткя возможность!

- Блгодрю! Но я не воспользуюсь ею.

- Нет? Тысяч чертей! Почему?

- Мне не ндо коня.

- Нстоящий вестмен не смотрит н то, нужен ему конь или нет!

- Я инче предствлял себе блгородного вестмен.

- Интересно, кк именно?

- Вчер вы с горечью говорили о белых охотникх, убивющих сотни бизонов, хотя столько мяс им в жизни не съесть. Я тоже считю, что это нносит вред животным и индейцм, ведь тем смым мы лишем их пропитния. Вы соглсны со мной?

- Конечно!

- Тк же обстоит дело и с лошдьми. Не хочу нпрсно лишть свободы ни одно из этих прекрсных животных. Зчем? Мне ведь конь не нужен.

- Првильно рссуждете, сэр. Именно тк должен думть, говорить и поступть кждый человек. Только с чего вы взяли, что лишите свободы мустнг? Просто-нпросто предоствляется удобный случй н прктике проверить то, чему я вс учил. Хочу устроить вм экзмен!

- Это другое дело. Соглсен.

- Ну и прекрсно! А мне нужен хороший верховой конь. Теперь о деле. Я твердил вм много рз и еще повторяю: смое глвное - крепко сидеть в седле и резко осдить коня в тот момент, когд лссо нтянется и вы почувствуете рывок, инче слетите с коня и мустнг потянет вс з собой. Считйте тогд - конь пропл, стнете вы, сэр, жлким пешеходом, вроде меня.

Сэм собирлся еще что-то скзть, но вдруг остновился н полуслове, покзывя рукой н север. Тм н горе покзлся одинокий конь. Он медленно двиглся, поворчивя голову то в одну, то в другую сторону и втягивя ноздрями воздух.

- Видите его? - шепнул Сэм, хотя конь и тк не услышл бы нс. - Что я говорил? Вот и рзведчик, который посккл вперед, чтобы проверить, не опсны ли эти мест. Вот бестия! Видите, кк он шрит глзми по сторонм, кк принюхивется? Нс он не учует, ветер дует в ншу сторону, я нрочно выбрл это место.

Мы видели, кк мустнг пустился рысью снчл впрво, потом влево и нконец, рзвернувшись, скрылся в той стороне, откуд появился.

- Ну что скжете, сэр? - спросил Хокенс. - Зметили, кк умно он провел рзведку, кк использует кждый куст, чтобы не быть н виду, чтобы ветви прикрыли его от чужого взгляд! Индейский рзведчик не сделл бы лучше.

- Зметил. Просто порзительно!

- Теперь он вернулся и доклдывет своему четвероногому генерлу, что путь свободен. Но тут они ошибются! Хи-хи-хи! Держу при, не позже чем через десять минут они будут здесь. Ндо приготовиться к встрече.

- Кк?

- Скчите быстро н тот крй долины и ждите тм, я отпрвлюсь в другую сторону и укроюсь в лесу. Когд тбун приблизится, я пропущу его мимо себя и поскчу вдогонку. Лошди помчтся н вс, вы выскочите из укрытия, и они повернут нзд. Тк и будем гонять их, пок не высмотрим пру подходящих коней. Тогд постремся их здержть, я выберу себе лучшего, второго отпустим. Соглсны?

- Вы еще спршивете! Я ведь ничего не понимю в этом деле, вы мстер, и я буду во всем следовть вшим укзниям.

- Вот именно! Вы првы! Немло мустнгов я зркнил, немло объездил, тк что слово "мстер" кк нельзя более подходит. А теперь - з дело, время не ждет, инче не успеем укрыться.

Мы сняли путы с лошдей и рзъехлись в рзные стороны. Сэм - н север, я - н юг, в смый дльний конец долины.

Я понимл, что тяжелый и длинный крбин будет стеснять мои движения, и с удовольствием избвился бы от него, но вспомнил глвную зповедь вестмен: с оружием можно рсстться лишь в том случе, если бсолютно уверен в безопсности. Сейчс же в любую минуту мог появиться или индеец, или ккой-нибудь зверь, поэтому я только попрвил ремень н плече, чтобы во время скчки флинт не бил по спине.

Мне не терпелось увидеть мустнгов. Остновившись н опушке лес, примыкющего к долине, я свернул лссо петлями и удобно пристроил под првой рукой, чтобы в любой момент можно было метнуть его, не збыв, конечно, привязть конец веревки к луке седл. Другой крй долины был тк длеко, что мустнгов я зметил бы лишь после того, кк Сэм погонит их в мою сторону. Прошло около получс, и вот вдли покзлось множество быстро приближющихся темных точек. Снчл они были величиной с воробья, потом с кошку, собку, теленк и, нконец, обрели свои истинные рзмеры. Н меня в диком испуге летели мустнги.

Кк прекрсны эти. животные! Пышные гривы и хвосты рзвевлись по ветру, мелькли стройные ноги, земля дрожл от топот копыт. В тбуне было около трехсот голов, впереди мчлся сивый жеребец, достойный того, чтобы зркнить его и приручить. Однко никому из охотников прерий не пришло бы в голову ездить н лошди светлой мсти - он слишком зметн.

Пор и мне покзться мустнгм. Я выехл из-з деревьев н открытое прострнство.

Увидев меня, вожк тк резко остновился, будто его рнили в грудь. Лошди громко и тревожно зржли, кк по комнде "кругом", повернули нзд, и сивый жеребец снов окзлся впереди. Мустнги стремительно понеслись н другой конец долины, я не спеш двинулся з ними; торопиться было некуд, теперь Хокенс снов погонит их н меня. Хотя лошди остновились передо мной лишь н крткий миг, мне почудилось, что среди них бежл один мул. Конечно, я мог и ошибться, следовло присмотреться получше. Покзвшееся мне мулом животное нходилось в первых рядх, срзу з вожком, видимо, кони не только считли его рвным себе, но в их иеррхии он знимл не последнее место.

Через некоторое время животные помчлись снов в мою сторону, и все повторилось. Теперь я мог хорошенько приглядеться к ним. Ошибки быть не могло, среди мустнгов нходился один мул - сврсый, с темной полосой вдоль спины, он совсем неплохо смотрелся, хотя голов и уши у него были великовты. Мулы менее прихотливы и более выносливы, чем лошди, в горх они не испытывют головокружения. К сожлению, животные эти очень упрямы.

Иной рз они скорее умрут, чем сделют шг вперед, дже если не нвьючены и впереди дорог глдкя, кк стол. Не хотят, и все тут!

Снов и снов рссмтривл я привлекшее мое внимние животное и с кждым рзом открывл в нем все больше и больше достоинств. Ккя резвость, ккя грция в движениях, ккие блестящие, умные глз! Словом, мул мне понрвился, и я решил его изловить. Возможно, он убежл от хозяин и отпрвился вслед з кочующим тбуном мустнгов, где и остлся.

Хокенс снов погнл лошдей н меня и приблизился нстолько, что я уже его видел. Мустнги, потоптвшись н месте, свернули в сторону, мы - з ними. Тбун рзделился, мул же остлся рядом с вожком, тем смым подтверждя свою необыкновенную выносливость и резвость. Я нцелился туд, где был мул, и понял, что Сэм собирется сделть то же смое.

- Обходите их, я слев, вы спрв: - крикнул он мне.

Пришпорив коней, мы вскоре нгнли мустнгов, прежде чем те достигли опушки лес. Лес - не совсем подходящее место для скчки, поэтому мустнги повернули нзд, пытясь проскочить между нми. Чтобы не допустить этого, мы с Хокенсом рвнули нвстречу друг другу, мустнги бросились врссыпную, точно стйк куропток, н которых нпл ястреб. Вожк и мул, оторввшись от остльных, все же успели вырвться. Мы бросились вдогонку. Крутя лссо нд головой, Сэм зкричл:

- Эй, юнош! Что же вы делете? Хотите зркнить сивку? Хи-хи-хи!

Я попытлся объяснить свой змысел, но его громкий смех зглушил мои слов. Итк, он решил, что я охочусь з вожком? Ну, лдно, уступлю ему мул.

Хокенс уже был около мул. Лссо взлетело, петля обвилсь вокруг шеи животного. Теперь следовло осдить коня, чтобы удержться в седле при рывке нтянувшегося лссо. Сэм еще недвно учил меня этому. Он тк и сделл, но чуть змешклся, и от мощного рывк его конь свлился. См Хокенс, перевернувшись в воздухе, грохнулся н землю. Конь тут же вскочил, нтяжение лссо немного ослбло, мул вдохнул полной грудью и помчлся вдль, увлекя з собой коня Сэм, ибо лссо было приторочено к луке седл.

Я кинулся к Сэму н помощь, но тот уже поднялся н ноги, ругясь н чем свет стоит:

- Рзрзи меня гром! Они убегют от меня, дже не попрощвшись, чтоб я лопнул!

- Вы не сильно ушиблись?

- Нет. Слезйте скорее и дйте мне своего коня!

- Зчем?

- Догнть беглецов. Ну, слезйте быстрей!

- И не подумю. Вы снов кувыркнетесь, и мы лишимся двух коней!

И я припустил з мулом, который усккл уже длеко и мог бы вообще скрыться, если бы не конь Сэм. Тот не очень торопился и все время менял нпрвление, что, естественно, сдерживло мул, поэтому я нгнл его без особого труд. Ухвтившись з лссо, которым он был связн с конем, я снчл слегк отпустил мул, см с двумя конями посккл позди, постепенно зтягивя петлю. До определенной степени мне удвлось упрвлять мулом, от ослбляя, то нтягивя лссо, и я зствил его, сделв полукруг, приблизиться к Сэму Хокенсу. Теперь петля с ткой силой зхлестнул шею животного, что бедняг не мог вздохнуть и рухнул н землю.

- Держите крепче, пок я не схвчу этого негодник, потом отпускйте! - зкричл Сэм.

Он подскочил к мулу и, несмотря н то, что тот здорово брыклся, встл рядом с ним и скомндовл:

- Двй!

Я отпустил лссо, мул получил возможность вдохнуть и подняться н ноги. В этот момент Сэм вскочил ему н спину. От ужс мул н мгновенье окменел, потом, придя в себя, принялся сккть, пытясь сбросить всдник. Чего он только не вытворял! Кидлся в стороны, пдл то н передние, то н здние ноги, выгибл спину, словно рзъяренный кот. Но Сэм сидел крепко.

- Ему не сбросить меня! - крикнул Сэм. - А сейчс он прибегнет к последнему средству. Подождите здесь, вскоре я вернусь, он стнет кк шелковый!

Увы, Сэм ошибся. Мул вовсе не собирлся убегть вместе с ним. Он вдруг бросился н землю и принялся ктться, угрожя переломть седоку все ребр. Пришлось Сэму быстренько соскочить. Я вынужден был спешиться и, схвтив тщившийся по земле конец, обвил лссо дв рз вокруг ствол ближйшего дерев. Стряхнув нстырного всдник, мул вознмерился умчться прочь, но не тут-то было: зтянувшяся петля снов сдвил шею, и упрямое животное свлилось н землю.

Сэм Хокенс, нгнувшись, ощупл свои ноги и ребр, потом с кислой гримсой произнес:

- Отпустите этого дьявол, нм с ним не спрвиться, чтоб мне лопнуть!

- Еще чего! Не позволю, чтобы ндо мной взял верх скотин, отцом которой был не джентльмен, простой осел. Я его приструню. Смотрите!

Я отвязл лссо от дерев и, широко рсствив ноги, встл нд мулом. Почувствовв, что петля ослбл, упрямец нбрл воздух в легкие, вскочил, и я окзлся у него н спине. Теперь все искусство зключлось в том, чтобы кк можно сильнее сдвить его бок ногми. Одной рукой я ухвтился з лссо у смого основния петли и ждл, когд мул утомят прыжки и уловки, уже опробовнные н Сэме. Кк только он попытлся броситься н землю, я зтянул петлю и сильно сжл коленями бок строптивц, удерживя его н ногх. Это был трудня борьб. Я взмок, с мул тоже пот ктил грдом, с губ пдли крупные хлопья пены.. Он постепенно слбел, остервенелое пончлу фыркнье перешло в короткий кшель, и в конце концов, обессиленное животное рухнуло подо мной. Бедняг лежл н земле без движения, с зктившимися глзми.

Нконец-то я смог перевести дыхние. Кзлось, еще немного, и все мои силы лопнут, кк струны. Сэм был в восторге:

- О небо, у вс больше сил, чем у этой скотины! Если бы вы могли сейчс увидеть свое лицо!

- А что в нем ткого!

- Глз вот-вот выскочт из орбит, губы рспухли, того и гляди брызнет кровь.

- Ничего особенного, ткое бывет с гринхорном, когд он не позволяет себя сбросить, в то время кк опытные ловцы мустнгов летят н землю, д еще отпускют собственного коня н прогулку по прерии.

Добряк Сэм состроил жлкую гримсу и примиряюще произнес:

- Ох, и не говорите, сэр! Уверяю вс, что ткое может случиться дже с смыми опытными вестменми Дикого Зпд. А вм везет. И вчер, и сегодня.

- Ндеюсь, что и впредь удч не оствит меня. А вот о вс ткого не скжешь. Кк тм ноги и ребр?

- Не зню. Кк-нибудь н досуге соберу их и посчитю, пок пускй бренчт вперемешку. Ткой дьявол мне еще не попдлся! Думю, теперь он, точнее он, ведь эт скотин женской породы, будет блгорзумнее.

- Нверняк. Смотрите, кк бедняжк измучен, дже жлость берет. Пусть отдохнет, потом ее оседлем, и вы поедете н ней домой.

- А если он опять взбрыкнет?

- Не бойтесь! Похоже, он уже смирилсь, и вы зполучили змечтельную лошдку.

- И я тк считю. Знете, мне он срзу приглянулсь. А вот вы нцелились н сивку. Очень глупо с вшей стороны.

- Вы уверены в этом?

- Еще бы, конечно, глупо!

- Я не об этом. Вы действительно думете, что я выбрл сивого жеребц?

- А то кого же?

- Тоже мул.

- Првд?

- Д, хоть я и гринхорн, но зню, что сивый вестмену ни н что не сгодится. Мул мне срзу понрвился. Помогите мне поднять его н ноги.

Мы подняли мул. Он стоял смирно, хотя дрожь сотрясл все его тело, и не упирлся дже тогд, когд мы нчли седлть его. Сэм вскочил в седло, и мул повел себя кк хорошо объезженный конь.

- Видно, у нее был когд-то хороший хозяин. И хороший к тому же нездник. Знете, кк я ее нзову?

- Ну и кк же?

- Мэри. Когд-то у меня был лошдк с тким именем, не буду изобретть другого.

- Знчит, мул - Мэри, винтовк - Лидди?

- Ну д, очень милые имен, не првд ли? Послушйте, окжите мне еще одну услугу.

- Ккую?

- Не рсскзывйте никому о том, что здесь произошло. По гроб жизни буду вм блгодрен.

- Ккие могут быть рзговоры! Все и тк ясно, - понимюще соглсился я.

- Д я о другом. Эт бнд в лгере со смеху помрет, если узнет, кк именно Сэм Хокенс стл облдтелем своей очровтельной Мэри! Уж они меня со свету сживут, если вы об этом рсскжете.

- Что вы ткое говорите! - прервл я его. - Вы - мой учитель и друг, рзве я не понимю.

В его мленьких, луквых глзкх блеснул слез.

- Д, сэр, я вм друг, - рстроглся он, - и был бы счстлив, если бы и вы испытывли ко мне теплые чувств.

Крепко пожв ему руку, я ответил:

- Могу доствить вм это удовольствие, дорогой Сэм. Будьте уверены, что я люблю вс тк, ну... кк любят доброго почтенного дядюшку! Вс это устривет?

- Вполне, сэр, вполне! Я в восторге, я счстлив, я сгорю от желния прямо здесь, не сходя с мест, докзть свою признтельность. Скжите, что мне сделть? Хотите, к примеру, я съем свою Мэри прямо сейчс, н вших глзх, вместе со всеми потрохми, с костями и шкурой? Или, может быть, вы предпочитете, чтобы я змриновл свой прик и слопл? Или вот еще...

- Хвтит, хвтит, милый Сэм! - зсмеялся я. - Избви Бог, я не хочу потерять друг. Ведь в первом случе вы нверняк лопнете, во втором умрете от несврения желудк, ему вшего прик не вынести. Вы уже сделли для меня много хорошего, и вм еще не рз предствится случй докзть свою любовь. А пок пощдите бедную Мэри, зодно и себя. И двйте поспешим в лгерь, мне еще ндо порботть.

- А что же вы здесь делли - прохлждлись? Если уж это не рбот, то я просто не зню, что тогд нзывть рботой, - зворчл Сэм.

С помощью лссо я привязл коня Дик Стоун к своему седлу, и мы двинулись в лгерь. Мустнги двно исчезли, мул был нстолько смирен, что Сэм не уствл его хвлить:

- Он прошл школу, эт Мэри, и очень хорошую школу! С кждым шгом убеждюсь, что у меня будет отличня верховя лошдк. Вот сейчс умниц Мэри понемногу вспоминет все, что когд-то умел и что в стде мустнгов у нее вылетело из головы. Похоже, у нее есть не только темпермент, но и хрктер.

- А если еще и нет, то у вс он пройдет отличную выучку, ведь для этого он не тк стр.

- Сколько ей лет, кк вы думете?

- Смое большее - пять.

- Я тоже тк считю, потом устновлю точно. Спсибо вм з Мэри, если бы не вы - не видть мне ее. Смотрите, кк получилось - з ткое короткое время вы нучились охотиться и н бизонов, и н мустнгов.

- Н Диком Зпде нужно быть готовым ко всему. Ндеюсь, что нучусь охотиться и н других зверей.

- От всей души желю всегд выходить победителем из тких схвток, кк вчер и сегодня. Особенно вчер, ведь вш жизнь висел н волоске. Срзу видно гринхорн: подпустил бизон вплотную и лишь потом выстрелил ему в глз. Виднное ли дело? Вот они, неопытность и легкомыслие гринхорн! Советую впредь быть более осторожным и не тким смоуверенным! Охот н бизонов - опснейшее дело, и только одн вещь н свете опснее ее.

- Ккя?

- Охот н медведя.

- Черного с желтой мордой?

- Вы имеете в виду брибл? Это смех один! Брибл нстолько добродушен и спокоен, что его можно нучить стирть и вышивть глдью. Я говорю о гризли, сером медведе со Склистых гор. Нверное, читли о нем?

- Читл.

- Не дй вм Бог встретиться с ним! Громдин, н две головы выше человек, если встнет н здние лпы. Щелкнет зубми, вместо головы фрш. А уж свиреп! Не успокоится, пок не рзорвет врг в клочья.

- Или врг - его!

- Ого! Глядите, он опять хорохорится! Уж не путете ли вы огромного свирепого гризли с мленьким безобидным енотом?

- Отнюдь. Я понимю, он опсен, но нет н свете диких зверей, которых нельзя одолеть. В том числе и гризли.

- Вы и это ншли в книжкх?

- Конечно.

- Гм, сдется мне, книжки - глвня причин вшего легкомыслия. Вроде бы вы, сэр, человек рзумный, чтоб мне лопнуть, но боюсь, у вс хвтит ум пойти н серого медведя, кк вчер н бизон.

- Если ндо будет, пойду.

- Ндо? Глупости! Что вы имеете в виду? Кждый волен поступть кк сочтет нужным.

- Нпример, трусливо бежть? Вы об этом подумли?

- Д, но это совсем не трусость - убегть от гризли. Ноборот, нпдть н него - верное смоубийство.

- Я иного мнения. Если зверь зстнет меня врсплох, если не будет времени для бегств, придется обороняться. А если он бросится н моего товрищ, приду н помощь. Впрочем, считю себя впрве и без особой н то причины просто поохотиться н серого медведя, хотя бы для того, чтобы испытть себя. К тому же, говорят, медвежьи лпы - лкомство, кких мло.

- Честное слово, вы неиспрвимы, мне стршно з вс. Молите Бог, чтобы не пришлось поближе познкомиться с этими лпми! Хотя и в смом деле вкус у них отменный, куд тм вчершнему бизоньему окороку.

- Не стоит зрнее тк из-з меня трястись. Скжите, здесь водятся гризли?

- Думю, водятся. Хотя они и живут преимущественно в горх, но иногд спускются по рекм в долины.

Гризли - близкий родственник вымершего когд-то пещерного медведя и, пожлуй, больше приндлежит доисторической эпохе, чем ншему времени. Он достигет порой десяти футов в высоту, и позже мне доводилось убивть экземпляры весом в столько же центнеров. Серый великн облдет ткой силой, что способен бежть, держ в псти оленя, жеребенк или молодого бизон. Только всдник н резвом и сильном коне может ускользнуть от него. Невероятня сил, безумня хрбрость и необыкновення выносливость делют его прктически неуязвимым. Для индейцев одолеть гризли - подвиг из подвигов.

Ни Сэм, ни я пок еще не знли, д и знть не могли, что уже н следующий день этот опсный зверь встретится н ншем пути. Рзговор прекртился см собой, потому что мы подъехли к лгерю, который з нше отсутствие был перенесен вперед. Бэнкрофт с тремя геодезистми взялся з дело, чтобы хоть под конец покзть, н что он способен. Нше появление вызвло всеобщий переполох.

- Мул, мул! - кричли со всех сторон. - Откуд вы его взяли?

- Нм его прислли, - серьезно отвечл Сэм.

- Не может быть!

- По почте, в бндероли з дв цент. Хотите увидеть обертку?

Кто-то зсмеялся, кто-то рзозлился, но шутк Сэм попл в цель, и к нм больше не приствли с рсспросми.

Не зню, рсскзл ли Сэм о нших приключениях Дику и Биллу. Время поджимло, и я срзу же по возврщении энергично взялся з съемку, блгодря чему мы быстро продвинулись вперед и вышли к долине, где вчер я вступил в единоборство с бизонми. Вечером, по окончнии рбот, я спросил Хокенс, не помешют ли нм бизоны, ведь тм они проложили себе тропу. Пок по ней прошел только передовой отряд, но вскоре может пожловть и все стдо.

- Не думю, сэр, - ответил тот. - Бизоны ничуть не глупее мустнгов. Спугнутые нми рзведчики вернулись и предупредили остльных, тк что стдо вероятней всего выберет другой путь.

С первыми лучми солнц мы перенесли нш лгерь к подножию холмов. Нм пришлось обойтись без помощи Хокенс, Стоун и Пркер. Сэм решил объездить свою Мэри, и двое товрищей вызвлись помочь ему в этом.

Геодезисты и я знялись устновкой вешек, в чем нм помогли несколько вестменов Рэттлер. См же он от нечего делть слонялся с остльными головорезми по окрестностям. Нконец мы достигли мест, где оствили туши убитых быков. Я был немло удивлен, не обнружив строго бык, когд подошел поближе, то зметил широкий след, тянущийся от мест, где лежло животное, к ближйшим зрослям: трв был примят н ширину двух локтей, будто по ней тщили что-то тяжелое.

- Что з черт! - вскричл Рэттлер. - Ничего не понимю! Когд вчер мы брли отсюд мясо, я точно видел - об бык мертвы, выходит, один из них был еще жив!

- Вы тк думете?

- Ясно! Мертвый бык не ушел бы!

- Его мог кто-то уволочь.

- А кто?

- Индейцы, нпример. Мы тут недлеко обнружили следы индейцев.

- Глядите-к ккой умный гринхорн! Бык уволокли индейцы! Д откуд здесь взяться индейцм?

- Этого я не зню.

- Может, они с неб свлились? А я уверен - бизон еще был жив, собрвшись с силми, он потщился в зросли и тм сдох.

И Рэттлер со своими людьми кинулся по следу, уверенный, что я поспешу з ними. Но мне ндо было рботть, куд подевлся бык, меня совершенно не интересовло.

Едв я успел взяться з вешку, кк услышл испугнные крики, зтем дв или три выстрел и голос Рэттлер:

- Н деревья, живо н деревья! По деревьям он не умеет лзть.

"Кто это не умеет лзть по деревьям?" - недоумевл я, но тут из зрослей выскочил один из людей Рэттлер. Он несся, не рзбиря дороги, огромными скчкми, кк человек, охвченный смертельным стрхом.

- Что случилось? - спросил я громко.

- Медведь, огромный медведь гризли! - зикясь, кричл он и, не остнвливясь, помчлся дльше.

Тут донесся душерздирющий крик:

- Помогите! Помогите! Он схвтил меня! А----!

Тк вопить мог только человек, перед которым рзверзлись врт д. Видно, ему угрожл огромня опсность, и нужно было спешить н помощь. А я свой "стрый флинт" оствил в плтке, поскольку он мешл в рботе. И это вовсе не было легкомыслием, ведь по идее нс охрняли вестмены. Вернуться в плтку з оружием? Но тогд медведь успеет рспрвиться со своей жертвой. И я побежл кк был: с ножом и двумя револьверми з поясом. Рзве это оружие против серого медведя?

Я бросился в зросли. След вел дльше, к месту, где нчинлись деревья. Именно туд медведь оттщил строго бизон, тем смым зтерев свои следы.

Это были стршные минуты. Позди меня кричли бегущие к плткм з оружием геодезисты, впереди орли вестмены, и весь этот шум покрывли вопли человек, попвшегося медведю в лпы. С кждым шгом я приближлся к месту рзыгрвшейся тргедии, и вот услышл рычние медведя. Нет, не рычние, фыркнье, ибо и этим он отличется от остльных медведей: в ярости или от боли он по-особому фыркет и сопит чсто и громко.

И вот я у цели. Передо мной - рстерзння туш бизон, н деревьях вестмены, орущие дикими голосми, несмотря н то, что пребывли в относительной безопсности, ибо еще никто не видел, чтобы гризли лзл по деревьям.

Тут же з полуобглоднным быком я увидел вестмен, которого нстиг медведь. Бедняг тоже пытлся злезть н дерево, но не успел. Он ухвтился обеими рукми з нижний сук и дже, подтянувшись, лег н него животом, но тут подоспел гризли, и поднявшись н здние лпы, стл рвть когтями его ноги и спину. Одного взгляд было достточно, чтобы убедиться - вестмен уже не спсти. Я мог убежть, и никто бы меня не упрекнул, но стршня кртин зствил меня действовть. Я схвтил одно из брошенных вестменми ружей - оно окзлось незряженным. Тогд я, перепрыгнув через тушу бизон, ннес медведю удр приклдом по голове. Ружье рзлетелось в щепки, но я все-тки отвлек внимние гризли, и он повернул ко мне голову, но не рывком, стремительно, кк это делют хищники из породы кошчьих, медленно, словно недоумевя: кто это смеет нпдть н него? Сверля меня своими мленькими глзкми, он, кзлось, рздумывл, прикончить ли первую жертву или схвтить новую.

Это промедление окзлось для меня спсительным. Я понял, что у меня есть один-единственный выход. Вырвв из-з пояс револьвер, я выпустил четыре пули прямо ему в глз и тут же отскочил в сторону, зжв в руке нож. Промедли я хоть секунду, мне пришел бы конец, тк кк ослепленный зверь тут же оствил свою жертву и бросился н меня, вернее, н то место, где я только что стоял. Не обнружив тм никого, медведь принялся искть меня, грозно сопя и в бешенстве колотя лпми по воздуху. Кк сумсшедший, крутился он волчком вокруг себя, рвл когтями землю, прыгл во все стороны, длеко выбрсывя лпы, чтобы дотянуться до меня.

В конце концов, может быть, нюх и привел бы его к цели, но он был чересчур рзъярен. А вскоре боль зствил его збыть обо мне и зняться своими рнми. Гризли принялся протирть глз, фыркя и щелкя зубми. В мгновение ок я окзлся рядом с ним и всдил ему нож между ребер. Он бешено змолотил лпми, но я успел отскочить. Нверное, дож не дошел до сердц, и у него оствлись еще силы. Минут через десять он ослбел от потери крови, сел и опять принялся тереть глз, я снов ннес ему несколько удров ножом. Н этот рз они были удчней: гризли попытлся встть н здние лпы, но вдруг звлился н бок, по телу пробежл дрожь, и зверь вытянулся.

- Слв Богу! - зкричл Рэттлер с дерев. - Опсность миновл!

- Уж вы-то пострлись обезопсить свою персону, - скзл я. - Теперь можете слезть.

- Нет, нет! Снчл проверьте, он совсем мертв?

- Это лишнее.

- Нет, нет, обязтельно проверьте! Вы не предствляете, кк живучи эти бестии!

- Хотите убедиться, проверяйте сми. Я же всего-нвсего гринхорн, вы - известный вестмен.

Я подошел к несчстному, все еще висящему н суку. С искженного ужсом лиц н меня смотрели остекленевшие глз.

- Отпустите ветку, сэр! - скзл я. - Я сниму вс.

Он не ответил и ни одним движением не подтвердил, что понял мои слов.

Н просьбу спуститься и помочь мне слвные вестмены отрегировли не рньше, чем я перевернул медведя, докзв тем смым, что он мертв. Лишь после этого они осмелились слезть, и мы с трудом сняли истерзнного медведем человек. Он не дышл. Ужсня смерть товрищ, видимо, не слишком взволновл остльных, тк кк они тут же кинулись к медведю, рссмтривя его и удивляясь. Рэттлер удовлетворенно произнес:

- Вот и поменялись местми: снчл медведь хотел нс съесть, теперь мы съедим его. Эй, помогите скорее снять шкуру, отведем окороков и лп!

Вынув нож и присев н корточки, он собрлся было зняться этим, но я скзл:

- Вот если бы вы пустили нож в ход, когд медведь был жив, - другое дело, теперь поздно. Не трудитесь.

- Что? - вскричл он. - Уж не вы ли помешете мне отрезть мясо н жркое?

- Именно я, мистер Рэттлер!

- По ккому прву?

- Медведя повлил я.

- Ложь! Не стнете же вы утверждть, что гринхорн смог убить ножом гризли? Это мы несколько рз выстрелили в него, когд увидели.

- ... А потом рзбежлись и збрлись н деревья? Д, это првд, бсолютня првд.

- Но в конце концов медведь сдох от нших пуль. Он уже едв дышл, когд вы принялись колоть его ножом. Ясно?

И он опять нгнулся нд медведем. Я снов крикнул:

- Сейчс же отойдите, мистер Рэттлер, инче придется вс проучить!

Рэттлер успел всдить нож в тушу гризли. Я сгреб его в охпку - тк кк он сидел н корточкх - и швырнул в сторону. Рэттлер с громким треском угодил в дерево. Не зню, что трещло - дерево или кости негодяя. Выхвтив из-з пояс зряженный револьвер, я приготовился. Рэттлер тяжело поднялся и, со злобой глядя н меня, прошипел:

- Ты еще пожлеешь об этом! Второй рз нпдешь н меня. Третьего не будет! - И он двинулся ко мне с ножом в руке.

Я поднял револьвер, предостерегя:

- Еще шг, и пущу вм пулю в лоб! Бросьте нож! Стреляю н "три"! Рз, дв...

Он не бросил нож, и я бы выстрелил в него - нет, не для того, чтобы убить, но уж руку с ножом прострелил бы нверняк, чтобы зствить увжть себя, - кк вдруг рздлся чей-то голос:

- Вы что, спятили? Остновитесь!

Посмотрев в ту сторону, откуд доносился голос, мы увидели, кк из-з деревьев вышел человек. Был он мл ростом, одет кк индеец - в кожные штны и охотничью куртку, тк что трудно было определить, белый это или крснокожий. Пожлуй, все-тки белый, хотя лицо его сильно обгорело н солнце. Голов незнкомц был непокрыт, темные волосы спусклись до плеч, з поясом - нож, в рукх - ружье. Умный взгляд темных глз выдвл в нем незурядного человек, и, несмотря н физический недостток - горб, фигур не выглядел смешной. Известно, что только глупые люди позволяют себе смеяться нд физическими недостткми других. Увидев незнкомц, Рэттлер зкричл:

- Эй, это еще что з чучело? Никогд не видл н прекрсном Зпде тких крликов и уродов!

Незнкомец смерил его взглядом с головы до ног и спокойно, с достоинством ответил:

- Блгодрите Бог з то, что он нгрдил вс здоровым телом. Но тело - не смое вжное в человеке, многое звисит от сердц и души, и вот тут я не уступлю вм.

Он сделл презрительный жест рукой, зтем обртился ко мне:

- Природ нделил вс большой силой, сэр. Не кждый может тк легко отшвырнуть ткую тяжесть. Приятно было посмотреть!

Пнув медведя ногой, он добвил:

- Вот з кем мы охотились! Жль, не получилось.

- Вы хотели убить его?

- Д. Обнружив вчер следы медведя, мы упорно преследовли его, когд нстигли, окзлось, что все уже кончено.

- "Мы"? Тк вы не один, сэр?

- Со мной еще дв джентльмен.

- Кто они?

- Предствлю их вм, кк только узню, кто вы ткие. В этих местх ндо соблюдть осторожность, встречются ведь рзные люди, причем больше плохих, чем хороших.

И он вырзительно взглянул н Рэттлер и его подчиненных, зтем опять обртился ко мне:

- Впрочем, джентльмен видно издлек. Я слышл вш рзговор и соствил собственное мнение.

- Сэр, - ответил я, - мы ведем геодезическую съемку. Нс четверо, один стрший инженер, трое проводников и двендцть вестменов для охрны.

- Гм, что ксется охрны, сдется мне, вы в ней не нуждетесь. Итк, вы - геодезисты. А что з съемк?

- Проклдывем трссу для железной дороги.

- Он пройдет по этой территории?

- Д.

- Вы ее купили?

Взгляд незнкомц стл колючим, тон неприязненным. Видимо, у него был причин спршивть об этом, поэтому я вежливо пояснил:

- Меня включили в геодезическую экспедицию, и мое дело - съемк.

- А остльное, знчит, вс не ксется? А должно бы. Территория, н которой вы нходитесь, является собственностью индейцев, конкретно - пчей из племени месклеро. И я точно зню, они эту землю не продвли и не уступли ни н кких других условиях.

- А вм-то что з дело? - крикнул Рэттлер. - Не збивйте голову чужими проблемми! Подумйте лучше о своих!

- Что я и делю, сэр! Ведь я тоже пч, д к тому же месклеро.

- Вы? Ну знете, нужно быть слепым, чтобы не рзглядеть в вс белого.

- И все же вы ошибетесь! Обо мне нужно судить не по цвету кожи, по имени. Меня зовут Клеки-Петр, что н языке пчей ознчет Белый Отец.

Рэттлер, должно быть, уже слышл это имя. Он сделл шг вперед и издевтельски произнес:

- Ах, Клеки-Петр, бклвр, известный учитель пчей! Ккя жлость, что вы горбун. Вот уж крснокожие небось нсмехются нд вми.

- Ошибетесь, сэр! Я привык з свою жизнь к издевтельствм рзных негодяев, тогд кк умные люди не позволяют себе этого. А теперь, когд я узнл, кто вы ткие и что здесь делете, могу вм открыть, кто мои товрищи. Впрочем, лучше я вм их предствлю.

Он крикнул что-то по-индейски в сторону лес, и н его зов оттуд вышли две колоритные фигуры. Это были индейцы, кк мне покзлось - отец и сын.

Стрший был чуть выше среднего рост, могучего телосложения. От его фигуры веяло блгородством, движения свидетельствовли о большой физической силе и ловкости. Лицо типичного индейц, хотя черты его были не столь резки, кк это обычно бывет у крснокожих. Спокойный и дже мягкий взгляд, исполненный ккой-то тихой, внутренней сосредоточенности, должно быть, выделял его среди соплеменников. Голов индейц был непокрыт, темные волосы стянуты в узел, подобно шлему, в котором торчло орлиное перо - знк отличия вождя. Одежд его состоял из штнов с бхромой, змшевой охотничьей куртки и моксин. Все одеяние выглядело лдным и прочным. Н поясе висел нож и несколько узелков с необходимыми для охотник мелочми. Н шее я зметил мешочек с "лекрствми" (об этом мешочке я еще скжу позже) и трубку мир с мундштуком из священной глины. В рукх индеец держл двустволку, деревянные чсти которой были искусно укршены серебряными гвоздикми. Эт двустволк, нзвння впоследствии "серебряной", прослвил потом его сын Виннету.

Одежд юного индейц отличлсь несколько большей изыскнностью: моксины укршл щетин дикобрз, швы штнов и куртки были прошиты тонкой крсной нитью. Н его шее тоже висели мешочек с "лекрствми" и трубк мир. Кк и отец, он был вооружен ножом и двустволкой, длинные, до плеч волосы стянуты в узел н мкушке. Перьев я не зметил. Любя женщин позвидовл бы тким прекрсным, густым, иссиня-черным волосм. Черты светло-коричневого с легким бронзовым оттенком лиц юноши отличлись еще большим блгородством, чем у отц. Кк потом окзлось, мы были с ним одного возрст.

С первого взгляд юный индеец произвел н меня глубокое впечтление. Чувствовлось, что это хороший человек и выдющяся нтур. Мы испытующе рзглядывли друг друг, и вдруг мне покзлось, что в его серьезных темных, брхтных глзх промелькнул симптия ко мне.

- Вот мои спутники и друзья, - скзл Клеки-Петр, предствляя снчл отц, потом сын. - Это Инчу-Чун, Доброе Солнце, вождь месклеро и верховный вождь всех племен пчей. А это его сын - Виннету, совершивший, несмотря н свой молодой возрст, столько добрых дел, сколько десять воинов не совершют з всю жизнь. Слв его прогремит по всей прерии и Склистым горм.

Слов Клеки-Петры прозвучли несколько высокопрно, но, кк я позже убедился, были спрведливы. Рэттлер издевтельски зсмеялся:

- Этот молокосос уже нделл столько дел? Именно нделл, это нверняк воровство, рзбой и грбеж. Мы-то уж знем. Все крснокожие грбят и воруют.

Это было тяжкое оскорбление, но трое пришельцев сделли вид, что не рсслышли. Они обступили медведя и принялись его осмтривть. Клеки-Петр нгнулся, внимтельно обследовл рны и скзл, обрщясь ко мне:

- Он сдох от удров ножом, не от пуль.

Видимо, из укрытия он видел, что произошло, слышл ншу с Рэттлером ссору и теперь подтвердил, что я прв.

- А это мы еще посмотрим! - нпыжился Рэттлер. - Что ты понимешь в медвежьей охоте, горбтый бклвр? Снимем шкуру с медведя и увидим, ккя рн окзлсь смертельной. Я не дм себя обмнуть гринхорну!

При этих словх Виннету тоже склонился нд медведем, ощупл его рны и спросил н хорошем нглийском языке:

- Кто бросился н него с ножом?

- Я.

- Почему мой юный белый брт не стрелял?

- При мне не было оружия.

- Здесь лежт ружья!

- Они не мои. Те, кому они приндлежт, побросли их и злезли н деревья.

- Идя по следу медведя, мы услышли испугнные крики. Уфф! Белки и скунсы злезют н деревья при появлении врг, мужчин же должен сржться; если он отвжен, то победит смого сильного зверя. Мой юный белый брт отвжен, почему его здесь нзывют гринхорном?

- Потому что я впервые н Диком Зпде и совсем недвно здесь.

- Бледнолицые - стрнные люди. Юношу, который с ножом бросется н стршного гризли, нзывют гринхорном, те, кто со стрху лезут н деревья и воют тм от ужс, считют себя опытными вестменми. Крснокожие спрведливы, у них мужественный не может нзывться трусом, трус отвжным.

- Мой сын првильно скзл, - подтвердил отец, его нглийский был немного хуже. - Этот бледнолицый уже не гринхорн. Тот, кто убил серого медведя, хрбрый герой. А если он к тому же спс других, то зслуживет блгодрности, не оскорблений. Хуг! Я скзл!

Кк велик был рзниц между моими белыми коллегми и презиремыми ими индейцми! Чувство спрведливости склонило крснокожих к свидетельству в мою пользу, что требовло немлого мужеств: ведь их было трое, они выступили против вестменов. Но это не испугло индейцев, и они спокойно, с достоинством, медленным шгом прошли мимо нс. Мы последовли з ними. Инчу-Чун увидел вбитые в землю вешки, остновился и, обернувшись ко мне, спросил:

- Что это знчит? Бледнолицые хотят измерить эти кря?

- Д.

- Зчем им это?

- Чтобы построить дорогу для огненного коня.

Выржение спокойной здумчивости исчезло с лиц строго индейц. В нем згорелся гнев.

- Ты пришел с этими людьми? - спросил он.

- Д.

- Ты измерял вместе с ними?

- Д.

- И тебе плтят з это?

- Д.

Смерив меня презрительным взглядом, он с упреком обртился к Клеки-Петре:

- Ты говоришь нм крсивые слов, но они лживы. Вот мы увидели бледнолицего с отвжным сердцем, искреннего и честного, спросив, что он здесь делет, выяснили: з деньги ворует ншу землю. Бледнолицые могут выглядеть хорошими или плохими, но внутри они все одинковы.

Должен признться, что в тот момент я ничего не сумел скзть в свое опрвдние. В душе я испытывл стыд, тк кк вождь был прв.

Во время схвтки с медведем геодезисты со стршим инженером укрылись в плтке и нблюдли оттуд в щелочку з происходящим. Звидев нс, они вышли и, с недоумением поглядывя н неизвестно откуд взявшихся индейцев, принялись рсспршивть, кк удлось спрвиться с медведем. Рэттлер отрезл:

- Мы зстрелили его, и н обед будут медвежьи лпы, вечером окорок.

Трое гостей взглянули н меня - неужели промолчу? Я не вытерпел:

- Медведя не зстрелили, это я зколол его ножом. Вот эти люди признли мою првоту, но пускй Хокенс, Стоун и Пркер, когд вернутся, рссудят нс. Пусть они скжут свое слово, пок я никому не позволю прикоснуться к медведю.

- Ккого дьявол! Буду я еще прислушивться к их мнению! - взорвлся Рэттлер. - Пойду со своими людьми и освежую медведя, кто нм зхочет помешть, получит дюжину пуль в живот!

- Не кипятитесь, мистер Рэттлер, не то лопнете! Я вших пуль не испугюсь, не то что вы медведя, и зпомните: меня не згоните н дерево. Впрочем, я рзрешю вм отпрвиться н ту полянку, но лишь для того, чтобы предть земле вшего товрищ. Нельзя же его тк оствлять.

- Кто погиб? - испугнно спросил Бэнкрофт.

- Д Роллинс, - ответил Рэттлер. - А погиб из-з чужой глупости, мог бы и уцелеть.

- Кк это? По чьей глупости?

- Он вместе с нми бросился н дерево и уже почти вскрбклся, но тут прибежл этот гринхорн и рздрзнил медведя. Тот в ярости бросился н Роллинс и рзорвл его н куски.

Это был уже ткя нгля ложь, что я от возмущения в первый момент потерял др речи. Опомнившись, спросил Рэттлер:

- Вы уверены в этом, сэр?

- Д! - И он вытщил револьвер, приготовившись к нпдению.

- Вы нстивете н том, что Роллинс мог спстись, я помешл ему?

- Д.

- А рзве медведь не схвтил его еще до меня?

- Ложь!

- Что ж, придется зствить вс скзть првду.

Выбив левой рукой у него револьвер, првой я ннес ткой сильный удр в скулу, что Рэттлер отлетел н шесть шгов. Вскочив н ноги, он выхвтил нож из-з пояс и кинулся н меня, рыч, кк рзъяренный зверь. Отрзив удр, я со всей силы стукнул его кулком по голове, и он без сознния рухнул у моих ног.

- Уфф, уфф! - удивился Инчу-Чун, збыв н миг об обычной индейской невозмутимости, но в следующее мгновение его лицо снов приняло непроницемое выржение.

- Олд Шеттерхэнд! - вырвлось у геодезист Виллер. Я изготовился отбить нпдение дружков Рэттлер, однко ни один из них не решился подойти ко мне, хотя злоб душил их.

Отвги у этих трусов хвтило лишь н то, чтобы вполголос посылть мне проклятия.

- Мистер Бэнкрофт, - потребовл я, - хоть рз призовите Рэттлер к порядку. Он все время ищет со мной ссоры. Добром это не кончится. Отошлите его, если вы этого не сделете, то уйду я.

- Ого, сэр, неужели это тк серьезно?

- Д, серьезно! Вот его нож и револьвер, не отдвйте ему, пок не успокоится, инче, смею вс зверить, я буду зщищться и просто пристрелю его. Можете нзывть меня гринхорном, но я зкон прерии зню: того, кто угрожет ножом или револьвером, позволено убить н месте.

Я говорил только о Рэттлере, хотя имел в виду и остльных "слвных" вестменов. Рзумеется, они все поняли, но промолчли.

Инчу-Чун обртился к инженеру:

- Мое ухо слышло, что среди бледнолицых ты имеешь прво прикзывть. Тк ли это?

- Д, - ответил Бэнкрофт.

- Я должен поговорить с тобой.

- О чем?

- Узнешь. Но ты стоишь, мужчины во время рзговор должны сидеть.

- Ты хочешь быть ншим гостем?

- Это невозможно. Кк я могу быть твоим гостем, если это ты нходишься н моей земле, в моем лесу, в моей долине и в моей прерии? Пусть белые мужчины сядут. А что з бледнолицые идут сюд?

- Это нши люди.

- Пусть сядут с нми.

Сэм, Дик и Билл возврщлись с прогулки. Будучи опытными вестменми, они очень удивились, увидев индейцев, и еще больше обеспокоились, узнв, кто те ткие.

- Кто этот третий? - спросил меня Сэм.

- Это Клеки-Петр, Рэттлер нзывет его бклвром.

- Клеки-Петр, бклвр? Я слышл о нем, чтоб мне лопнуть. Тинствення личность. Белый, но уже двно живет среди пчей. Он вроде миссионер, хотя и не священник. Я рд его видеть. Прощупем его немного! Хи-хи-хи!

- Если он позволит.

- Не укусит же он меня! Б, д тут еще что-то произошло?

- Д, и очень серьезное.

- Говорите же!

- Мне пришлось сделть то, от чего вы меня вчер предостерегли.

- Точнее! Я от многого вс предостерегл.

- Я встретил гризли.

- Кк? Что? Где? Вы шутите?

- Ни в коем случе. З этими кустми, в лесу. Он зтщил туд тушу строго бык.

- Сто тысяч чертей! И ндо же было этому случиться кк рз тогд, когд меня не было в лгере! Кто-нибудь пострдл?

- Д, погиб Роллинс.

- А вы? Что делли вы? Держлись в сторонке, кк я советовл?

- Д.

- Првильно! Хотя что-то не верится.

- Придется поверить. Я держлся нстолько в стороне, что он ничего не смог со мной сделть, я всдил ему нож между ребер.

- Вы в своем уме? Нпли н него с одним ножом?

- Д, у меня не было ружья.

- Нет, это уже ни в ккие ворот не лезет! Этот гринхорн специльно берет с собой тяжелый крбин н медведя, когд тот появляется, убивет его ножом. Это же нрочно не придумешь!

- Рэттлер утверждет, будто не я уложил гризли, он.

И я рсскзл другу, кк все произошло - и о медведе, и о ссоре с Рэттлером.

- Ну и легкомысленный прень! - вскричл Сэм. - Никогд в жизни не видел серого медведя, идет н него, кк н строго пуделя! Немедленно хочу поглядеть н добычу! Дик, Билл, пошли посмотрим, ккую глупость выкинул опять нш гринхорн!

В это время очнулся Рэттлер, и Сэм бросил ему:

- Послушйте, мистер Рэттлер, вы опять пристете к моему юному другу. Если вы дотронетесь до него еще хоть рз, я уж пострюсь, чтобы этот рз был для вс последним. Зпомните, мое терпение кончилось. - И он торжественно удлился с друзьями.

Лицо Рэттлер искзилось яростью, он с ненвистью взглянул н меня, но промолчл, хотя готов был взорвться, кк мин, в любую секунду.

Об индейц и Клеки-Петр уселись рядом н трве, инженер устроился нпротив, но рзговор не нчинли. Ждли возврщения Сэм и его приговор. Вернулся он довольно быстро и еще издлек зкричл:

- Ккой дурк снчл стреляет в медведя, потом убегет? Если не хочешь вступть с ним в схвтку, то нечего и стрелять, только рздрзнишь. Оствьте его в покое, и он не нпдет. Тк кто же убил медведя?

- Я! - поспешно вскричл Рэттлер.

- Вы? А чем?

- Пулей.

- Првильно, все сходится!

- Я тк и думл!

- Верно, медведь сдох от пули.

- Знчит, он мой! Слушйте, добрые люди. Сэм Хокенс н моей стороне, торжествовл Рэттлер.

- Ну конечно, ведь вш пуля чиркнул медведя по голове и оторвл кончик ух, от чего гигнт н месте скончлся. Хи-хи-хи!

Досыт нсмеявшись, Сэм продолжл:

- Если и впрвду в медведя стреляло несколько человек, то все они со стрху промзли. Только одн пуля прилскл его по уху, других следов нет. Зто имеются четыре огромные ножевые рны: две около сердц и две прямо в нем. Кто его зколол?

- Это сделл я.

- Вы один?

- Один!

- Знчит, медведь - вш, точнее, вм приндлежит шкур, мясо - всем нм. Поделите мясо вы, тков обычй Дикого Зпд. Что скжете, мистер Рэттлер?

- Чтоб вс черт побрл!

Здыхясь от проклятий, Рэттлер нпрвился к фургону, где стоял бочонок с бренди, плеснул в сткн и злпом выпил. Ну вот, теперь он будет пить, пок не свлится с ног.

Спор был зкончен, и Бэнкрофт обртился к вождю, чтобы тот изложил свою просьбу.

- То, что я хочу скзть, - не просьб. Это прикз, - гордо произнес Инчу-Чун.

- Вы не впрве прикзывть мне, - высокомерно ответил стрший инженер.

Н мгновение лицо вождя вспыхнуло гневом, однко он сдержл себя и спокойно ответил:

- Мой белый брт, ответь мне, но по совести. Тм, где живет белый брт, у него есть свой дом?

- Д.

- И сд перед ним?

- Д.

- Стерпел бы мой белый брт, если бы сосед нчл строить дорогу через его сд?

- Нет.

- Мест по ту сторону Склистых гор и н восток от Миссисипи приндлежт бледнолицым. Кк бы бледнолицые посмотрели н то, если индейцы пришли туд строить железную дорогу?

- Мы бы выгнли их.

- Мой брт прв. Но бледнолицые пришли н нши земли, ловят нших мустнгов, убивют нших бизонов, ищут у нс золото и дргоценные кмни. И вот теперь еще собирются строить длинную-длинную дорогу, по которой побежит огненный конь. И новые тысячи бледнолицых приедут сюд, чтобы отнять у нс последнее. Тк кк же мы должны поступить?

Бэнкрофт молчл.

- Неужели мы совсем беспрвны? Вы нзывете себя христинми и все время говорите о любви, сми нс грбите и убивете, требуя в ответ покорности. Вы говорите, что вш Бог - добрый отец всех крснокожих и белых людей, но отец он только для вс, для нс же - отчим. Рзве вся эт стрн не приндлежит крснокожим? Вы отобрли ее у нс, что дли взмен? Нищету, нищету и еще рз нищету!

Вы гоните нс все дльше, збиря все нши земли. Мы здыхемся в тесноте. Почему вы тк делете? Нужд зствляет? Смим земли мло? Нет, это все вш ждность. Тм, где вы живете, хвтит мест для всех, для многих миллионов, крснокожий, зконный хозяин этой стрны, должен ютиться н жлком клочке земли. Клеки-Петр рсскзывл мне о вшей священной книге - Библии. В ней скзно, что у первого человек было двое сыновей, и один из них убил другого, кровь убитого взывл к небесм о мщении. Не тк ли происходит и с нми - крснокожими и белыми бртьями? Вы - кины, мы - вели, чья кровь взывет к небесм о мщении. Вдобвок ко всему вм бы еще хотелось, чтобы мы покорно позволяли себя убивть. Нет, мы будем зщищться! Нс гонят с нсиженных мест все дльше и дльше. Кзлось, здесь мы ншли нконец отдых и пристнище, но вот вы вновь приходите и нчинете проклдывть путь для огненного коня. Рзве у нс не ткие же прв н свой сд, кк у тебя н твой? Действуя по вшим зконм, мы должны были бы истребить всех вс. Мы тк не делем, только хотим облдть теми же првми, что и вы. Но окзывется, у вших зконов дв лиц, и вы выбирете то из них, которое вм выгодней. Ты хочешь строить здесь дорогу, спросил ли ты ншего рзрешения?

- Это излишне.

- Почему? Рзве это вш стрн?

- Д, я тк считю.

- Нет, он приндлежит нм. Рзве ты купил ее у нс?

- Нет.

- Рзве мы подрили ее тебе?

- Мне - нет.

- И другим тоже. Если ты честный человек и приходишь сюд строить дорогу для огненного коня, то первым делом должен спросить того, кто тебя послл, имеет ли он прво, и должен потребовть докзтельств. Но ты этого не сделл. Я зпрещю вм дльше мерить ншу землю.

Последние слов Инчу-Чун произнес с особым нжимом, в них слышлсь суровя решимость. Меня его речь потрясл. Много книг читл я об индейцх, но в них они изобржлись совсем другими. Инчу-Чун говорил н чистом нглийском языке, ргументция и логик его речи свидетельствовли о ясном уме. Быть может, это зслуг бклвр Клеки-Петры?

Положение было в высшей степени зтруднительное. Будь стрший инженер честным человеком, он признл бы спрведливость обвинений вождя. Но мистер Бэнкрофт честным человеком не был, поэтому принялся выкручивться, пытясь опрвдть нше присутствие. Вождь легко прижл его к стене своей железной логикой, и тогд стрший инженер в рздржении обртился ко мне:

- Сэр, вы рзве не слышите, о чем идет речь? Скжите же свое веское слово.

- Блгодрю покорно, мистер Бэнкрофт, но я геодезист, не двокт. Мне прикзно делть измерения, не произносить речи.

Инчу-Чун решительно отрезл:

- Не ндо слов. Я скзл, что больше вс тут не потерплю, и хочу, чтобы уже сегодня вы возвртились туд, откуд пришли. Мы с моим сыном Виннету сейчс уйдем и вернемся з ответом по истечении времени, которое бледнолицые нзывют чсом. Если вы покинете ншу землю, мы остнемся бртьями, в противном случе я выкопю топор войны. Я Инчу-Чун, вождь всех пчей. Я скзл! Хуг!

"Хуг" - восклицние индейцев для придния большей убедительности словм, и ознчет оно то же, что и "минь", "я скзл" или "д будет тк".

Инчу-Чун встл, вслед з ним поднялся Виннету. Они медленно удлялись и скрылись з поворотом. Клеки-Петр остлся. Инженер обртился к нему з советом, кк поступить. Стрик ответил:

- Поступйте кк знете, сэр! Я соглсен с вождем. Крснокожих жестоко и плномерно уничтожют. Но я белый и понимю, что сопротивление бесполезно. Если сегодня вы уйдете отсюд, звтр придут другие и зкончт вше дело. Но хочу предостеречь вс. Вождь не шутит.

- Куд он пошел?

- З ншими лошдьми.

- Рзве вы н лошдях?

- Рзумеется. Мы спрятли их, когд преследовли медведя, тк кк н гризли не охотятся верхом.

Он встл, тем смым двя понять, что дльнейший спор бессмыслен. Мне очень хотелось порсспросить его, и я осмелился с ним зговорить.

- Сэр, позвольте я провожу вс. Мне хотелось бы поговорить с вми об Инчу-Чуне и Виннету. Они очень зинтересовли меня.

См он тоже крйне знимл мои мысли, однко я воздержлся от вопросов.

- Хорошо, сэр, идемте, - ответил он. - Когд-то я оствил мир белых, и ни с одним из них больше не общлся, но вы мне понрвились. Пройдемся вместе.

Из короткой беседы я понял, что имею дело с человеком необыкновенной судьбы, хотя он очень неохотно говорил о своем прошлом. Зто см здвл много вопросов.

Немного отойдя от лгеря, мы сели под деревом. Беседуя с ним, я не сводил глз с его вырзительного лиц, н котором жизнь оствил глубокие следы. Это были следы сомнений и утрт, збот и нужды. Сколько гнев, тревоги и отчяния выржли, вероятно, эти глз, которые сейчс были ясны и спокойны, кк ровня глдь лесного озер.

Выслушв мой рсскз, он слегк кивнул головой и скзл:

- О себе могу зметить одно: после долгой внутренней борьбы я обрел покой, оствив свет и людей, побывл в рзных стрнх и, нконец, окзлся н Диком Зпде, где племен крснокожих ведут отчянную борьбу з выживние. Я знл, что битв проигрн, что им грозит полное уничтожение и не в моих силх спсти их. Однко я мог хотя бы облегчить их стрдния. Я пришел к пчм и поселился у них, узнл и полюбил этих блгородных людей, их обычи, добился их доверия и сегодня могу с рдостью нблюдть первые плоды своей деятельности. Молодой человек, мне бы хотелось, чтобы вы познкомились с Виннету. Он - мое творение, я особенно горжусь им. Этот юнош нделен большими способностями. Будь Виннету сыном ккого-нибудь европейского ристокрт, он стл бы великим полководцем или знменитым политическим деятелем. Но он - сын индейского вождя и рзделит учсть своего нрод. Мое единственное желние - быть рядом с ним до смой смерти, сопровождть его во всех делх, оберегть от коврных превртностей судьбы. Он - мое духовное дитя, и я люблю его больше себя смого, если получится, что пуля, преднзнчення ему, попдет в мое сердце, я умру счстливым.

Клеки-Петр умолк, опустив голову. До глубины души взволновнный его исповедью, я лишь молч пожл ему руку - любые слов были бы лишними. Он понял и поблгодрил меня крепким рукопожтием. После долгой пузы он тихо спросил:

- Кк случилось, сэр, что я открылся перед вми? Я вижу вс в первый и, может стться, в последний рз. Может, см судьб нм уготовил эту встречу? Мне кк-то стрнно грустно сегодня, но эт грусть светля. Ткое нстроение испытывешь осенью, когд опдют листья. Интересно, кк опдет последний лист моей жизни? Тихо и спокойно или его сорвет вихрем до времени?

Погрузившись в тихую, безотчетную грусть, он смотрел вдль, н долину. По ней к нм приближлись верхом Инчу-Чун и Виннету, ведя коня Клеки-Петры в поводу. Мы поднялись и нпрвились в лгерь, добрвшись туд одновременно с индейцми.

Рэттлер, весь крсный и опухший, стоял, прислонившись к фургону, и осоловелыми глзми поглядывл в ншу сторону. Пок мы отсутствовли, он успел здорово нлизться, тк что теперь едв держлся н ногх. А нсупленный мрчный взгляд делл его похожим н бык, готового броситься н противник.

Вождь и Виннету спешились и подошли к нм.

Что решили мои белые бртья: они остнутся или уйдут? - спросил Инчу-Чун.

Стрший инженер попытлся покончить дело миром.

- Дже зхоти мы уйти, - скзл он, - мы не сможем этого сделть, ведь ндо вести порученное дело до конц. Сегодня я вышлю посыльного з рспоряжениями и после его возврщения смогу дть ответ.

Это было неплохо здумно, ведь, пок посыльный будет ездить туд и обртно, мы успеем зкончить рботу.

Но вождь решительно откзлся:

- Я не нмерен ждть тк долго. Белые бртья должны дть ответ немедленно.

В это время Рэттлер, нполнив сткн бренди, двинулся к нм нетвердыми шгми. Я подумл, что он змышляет что-то против меня, но он приблизился к индейцу и невнятно пробормотл:

- Если индейцы выпьют со мной, мы исполним их волю и уйдем, инче нет. Пусть нчинет молодой, вот тебе огнення вод, Виннету!

И он протянул сткн, но Виннету жестом откзлся.

- Кк, не хочешь выпить со мной? Д ведь это оскорбление! Тогд я выплесну все это в твою погную физиономию, крснокожий! Умойся бренди, если выпить не хочешь!

И прежде чем мы опомнились, он выплеснул сткн в лицо молодому пчу. По индейским обычям подобное оскорбление крется смертью. И Рэттлер тут же, првд не столь сурово, был нкзн. Виннету ннес ему кулком в зубы ткой удр, что тот рсплстлся н земле и с трудом поднялся н ноги.

Я готов был уже встть между ними н случй, если нчнется дрк, но Рэттлер лишь бросил грозный взгляд н молодого пч и с проклятиями отошел к фургону.

Виннету отер лицо лдонью с невозмутимым видом.

- Я вновь спршивю вс, - спросил вождь, - но уже в последний рз. Уйдут ли белые бртья сегодня же из долины?

- Нм нельзя этого сделть, - прозвучл ответ.

- Тогд уйдем мы! Но отныне между нми войн.

Я попытлся было их остновить, но тщетно. Все трое вернулись к лошдям. И тут рздлся голос Рэттлер:

- Прочь отсюд, крснокожие собки! А з оплеуху зплтите мне сейчс же!

С неожиднной для его состояния прытью Рэттлер схвтил ружье и прицелился в Виннету. Индеец стоял прямо под пулей. Все произошло слишком быстро, спсения не было.

В ужсе вскричв: "Уходи, Виннету, быстро уходи!" - Клеки-Петр рвнулся и прикрыл собой молодого индейц.

Рздлся выстрел. Клеки-Петр схвтился рукой з сердце, покчнулся и упл, кк подкошенный. В ту же секунду упл и Рэттлер, сбитый моим удром. Желя предотвртить выстрел, я бросился к нему, но опоздл. Поднялся шум, и только об пч не проронили ни звук. Они опустились н колени рядом с Клеки-Петрой, отдвшим жизнь з своего воспитнник, и в молчнии осмтривли рну. Пуля прошл через сердце, кровь текл ручьем. Я поспешил к ним. Глз Клеки-Петры были зкрыты, лицо бледнело с кждой минутой.

- Положи его голову себе н колени, - попросил я Виннету, - если он откроет глз и увидит тебя, ему легче будет умирть.

Юный индеец молч повиновлся. Ни один мускул не дрогнул н его лице. Он неотрывно смотрел н умирющего друг. Клеки-Петр медленно открыл глз, и счстливя улыбк озрил его лицо при виде склонившегося Виннету.

- Виннету, о мой сын Виннету, - прошептл он, слбея.

Его угсющий взгляд принялся кого-то искть и остновился н мне.

- Остнься с ним... - скзл Клеки-Петр. - Будь ему верен... продолжи... мое дело.

- Я сделю тк. Клянусь!

Клеки-Петр сложил руки в молитве. Судорог прошл по всему телу, кровь в последний рз с силой брызнул из рны, голов откинулсь. Он скончлся.

Виннету бережно опустил н трву голову умершего и медленно встл. Он вопросительно взглянул н отц.

- Тм лежит убийц, я сбил его с ног, - скзл я. - Он вш.

- Огнення вод! - Только эти слов произнес вождь, но сколько же презрения в них зключлось!

- Я хочу быть вшим другом и бртом. Я иду с вми! - вырвлось у меня невольно, но вождь плюнул мне в лицо:

- Пршивый пес! Вор, укрвший ншу землю! Вонючий койот! Только осмелься пойти с нми, я убью тебя!

Будь н его месте кто-нибудь другой, он получил бы достойный ответ кулком, я же оствил оскорбление безнкзнным. Он впрве считть меня вргом, пришедшим н чужую землю, я зслужил это обвинение. А кк быть с клятвой, днной умирющему? Но и нвязывться индейцм я больше не мог.

Белые стояли в молчнии, ожидя, что предпримут пчи. Те, ни рзу н нс не взглянув, усдили труп Клеки-Петры н коня, привязли, потом вскочили н своих коней и, поддерживя мертвое тело, удлились. Ни слов угрозы, ни слов о мести, они дже не взглянули н нс. И это было невыносимо. Уж лучше бы они пригрозили нм смой лютой смертью!

- То, что произошло, - ужсно, но это лишь нчло. Конец может быть стршнее, - отозвлся нконец Сэм Хокенс. - Пьяный негодяй все еще без сознния после вшего удр. Что с ним делть?

Не ответив, я вскочил н коня и усккл. Мне хотелось остться одному, хоть немного успокоиться и осмыслить происшедшие в последние полчс события. Только поздним вечером, опустошенный и уствший телом и душой, я вернулся в лгерь.

Глв III

ВИННЕТУ В НЕВОЛЕ

В мое отсутствие лгерь перенесли к тому месту, где я убил медведя. Десять мужчин с трудом перетщили тушу из-под ветвей к костру.

Несмотря н позднее время, никто не ложился, и только Рэттлер отсыплся после пьянки. Хокенс освежевл медведя, но к мясу не притронулся.

Когд я вернулся в лгерь, мленький вестмен подошел ко мне и спросил:

- Куд же вы подевлись, сэр? Мы с нетерпением ждем вс. Уж больно хочется отведть медвежтинки, без вшего рзрешения мы не можем рзрезть тушу. Я только помог мишке рздеться. Костюмчик сидел н нем кк влитой, ни единой морщинки, хи-хи-хи! Не обессудьте, пожлуйст. А теперь вм решть, кк рзделить мясо. Хотелось бы зжрить кусок перед сном.

- Делите по вшему усмотрению, - ответил я, - мясо приндлежит всем.

- Лдно, но позвольте зметить, что смое вкусное - это лпы. Н свете нет ничего вкуснее медвежьих лп. Првд, им положено полежть некоторое время, пок в них не зведутся черви, - только тогд они приобретут отменный вкус. К сожлению, мы тк долго ждть не можем, боюсь, пчи испортят нм пир. Поэтому желтельно немедленно зняться ужином и еще сегодня приготовить лпы. Если уж помирть, тк хоть после ужин, вкусно поев нпоследок. Вы соглсны, сэр?

- Конечно.

- Ну и прекрсно, тогд пор брться з дело. С ппетитом у нс все в порядке, если я не ошибюсь.

И Сэм взялся з дело: рзделл лпы и рзрезл их н куски, кждому по штуке. Мне достлсь лучшя чсть от передней лпы. Я звернул ее и отложил в сторону, тогд кк остльные спешили зжрить свои порции. Я был стршно голоден после трудного дня, но и думть не мог о еде. Я все еще переживл ужсное убийство Клеки-Петры. Кзлось, что я сижу вместе с ним и слушю исповедь блгородного человек, слышу слов, полные предчувствия близкой смерти. В смом деле, тк глупо оборвлсь его жизнь. И кто это сделл?! Пьяный мерзвец! Вот он лежит, убийц, все еще пьяный до бесчувствия. Рэттлер был мне противен. Думю, что именно чувство гдливости было причиной того, что пчи не рспрвились с убийцей н месте.

"Огнення вод", - бросил с глубоким презрением Инчу-Чун. Двумя словми вождь вырзил и обвинение, и упрек.

Единственным, хотя и слбым для меня утешением было то, что Клеки-Петр умер, кк и хотел - н рукх у Виннету, от пули, преднзнченной для его любимого воспитнник. Но почему именно меня просил Клеки-Петр, чтобы я остлся с Виннету и продолжил дело, нчтое белым учителем? Почему я? З несколько минут до кроввого события Клеки-Петре кзлось, что мы больше никогд не увидимся, что жизненный путь не приведет меня к пчм, потом он вдруг потребовл клятву, которя непременно должн был связть меня с этим племенем.

Почему я тк быстро дл умирющему свое соглсие? Из жлости? Вполне возможно. Но был и другой повод. Виннету произвел н меня огромное впечтление, кк никто до сих пор. И хотя мы были ровесникми, он во многом превосходил меня - я это срзу почувствовл. Достоинство, гордость, чистот помыслов, отблеск душевной муки, которые я рзглядел н его лице, спокойня уверенность в кждом движении - все это потрясло меня. Поведение обоих вождей вызывло чувство глубокого увжения. Другие люди, и крснокожие и белые, бросились бы н убийцу и тут же рспрвились с ним. Эти двое дже не взглянули н него, ни млейшим жестом, ни выржением лиц не покзли, что происходит в их душх. Нсколько же они превосходили нс!

Мои товрищи уплетли медвежьи лпы, я все сидел, погруженный в рздумья, пок Сэм Хокенс не вернул меня к действительности:

- Что с вми, сэр? Вы не голодны?

- Голоден, но не в состоянии есть.

- Вот кк? Предпочитете скорбные рзмышления? Должен предупредить очень вредня привычк. И меня потрясло сегодняшнее происшествие, но вестмен обязн уметь спокойно относиться к подобным случям. Не зря Дикий Зпд нзывют "землей кроввой темной". Поверьте, кждя ее пядь пропитн кровью, тот, чей нос столь деликтен, что не выносит зпх крови, пусть лучше сидит дом и пьет лимонд. Не принимйте все близко к сердцу и рзрешите зжрить для вс кусок медвежьей лпы.

- Спсибо, Сэм, я не смогу есть. Вы уже решили, кк нм поступить с Рэттлером?

- Д, мы говорили по этому поводу.

- Ккое будет нкзние?

- Нкзние? Вы считете, что его ндо нкзть?

- Безусловно.

- И кк именно? Может, прикжете отвезти его в Сн-Фрнциско, Нью-Йорк или Вшингтон и предть суду з убийство?

- Ерунд! Мы здесь олицетворяем влсть, которя должн его судить, руководствуясь зконми Зпд.

- Что вы, гринхорн, можете знть о зконх Зпд? Может, вы специльно прибыли сюд из Строго Свет, чтобы игрть роль глвного судьи? А может, Клеки-Петр приходится вм родственником или другом?

- Отнюдь.

- То-то! Првд, Дикий Зпд руководствуется собственными, незыблемыми и особыми зконми: око з око, зуб з зуб, кровь з кровь, кк в Библии. Здесьможно кзнить убийцу без суд и следствия или же созвть суд, который вынесет приговор и немедленно приведет его в исполнение. Тк здесь избвляются от мерзвцев, мешющих жить честным охотникм.

- Двйте созовем ткой суд.

- Для этого необходим обвинитель.

- Им буду я!

- Н кком основнии?

- Я не смогу допустить, чтобы убийство остлось безнкзнным.

- Вы рссуждете, кк гринхорн. В роли обвинителя выступить можно только в двух случях: во-первых, если убитый был вшим близким родственником или другом, но вы только что скзли, что это не тк; во-вторых, если бы вы были этим убитым, хи-хи-хи! Неужели мы имеем дело со вторым случем?

- Сэм, шутки здесь неуместны!

- Зню, зню! Я хотел лишь уточнить, что убитый имеет неоспоримое прво требовть нкзния убийцы. Но у вс ткого прв нет, тк же кк и у нс, тм, где нет обвинителя, нет и судьи. Поэтому мы не можем судить его.

- Знчит, Рэттлер не будет нкзн?

- Ну уж нет! Я совершенно уверен, он понесет нкзние от рук пчей.

- И мы вместе с ним!

- Вполне вероятно. Вы думете, мы избежим рспрвы, если убьем Рэттлер? Ошибетесь. Мы вместе рботем, вместе попдем в плен и вместе погибнем. Не только его, но и нс пчи считют убийцми, и когд нчнут мстить, то рспрвятся со всеми.

- Дже если мы избвимся от него?

- И тогд тоже. Нс просто перестреляют, не спршивя, с нми он или нет. А кким обрзом вы хотели бы избвиться от него?

- Прогнть, и все.

- Мы обдумывли ткое решение, однко, во-первых, мы не имеем прв прогонять его, во-вторых, нм нельзя поступть тк из сообржений предосторожности.

- Не понимю! Если чье-то общество меня не устривет, я рсстюсь с этим человеком! Что же, и дльше терпеть присутствие негодяя и пьяницы, который причиняет нм все новые и новые беспокойств?

- К сожлению, д. Рэттлер, кк и я, Стоун и Пркер, был ннят н рботу, и только те, кто его ннимли и плтят, могут его прогнть. Мы обязны неукоснительно следовть букве зкон.

- По отношению к человеку, который изо дня в день попирет зконы, не только человеческие, но и божеские!

- Именно тк! Он негодяй, вы совершенно првы, но мы, вестмены, в днном случе олицетворяем влсть и не имеем прв нрушить ее предписния. Но дже если отбросить эту проблему, что, по-вшему, предпримет Рэттлер в случе его изгнния?

- Это его дело!

- И нше тоже! Тогд нм угрожет месть с его стороны. Пусть остется с нми, легче будет з ним присмтривть. Будучи изгнн, Рэттлер стнет кружить поблизости, кому хочется получить пулю в спину? Ндеюсь, я вс убедил?

Говоря это, Сэм взглядом укзл н приятелей Рэттлер, которым мы не доверяли и которые при попытке выгнть Рэттлер, скорее всего, горой встнут з него. Поэтому я ответил Сэму:

- Вынужден соглситься с вми, но боюсь, пчи будут непременно мстить нм.

- Несомненно, будут, тем более что мы не услышли от них ни слов угрозы. Они вели себя очень гордо, но и необыкновенно умно. Зметили? Если бы они зхотели немедленно отомстить, то погиб бы только Рэттлер - если бы, конечно, мы им не помешли. Но пчи ополчились против нс всех, поскольку Рэттлер - один из нс. Мы для них врги, отнимющие их землю. Если их плн удстся - готовьтесь к мучительной смерти. Увжение, которым пользовлся Клеки-Петр, требует двойной, дже тройной мести.

- А все из-з пьяницы! И к нм, конечно, пожлуют целые полчищ пчей.

- Рзумеется! Все звисит от того, когд они пожлуют. К черту рботу, и немедленно бежть - только тк можно спстись.

- Может, мы все-тки успеем зкончить?

- Сколько дней вм потребуется?

- Дней пять.

- Гм! Нсколько мне известно, поблизости нет стойбищ пчей. До ближйших селений дня три пути. Итк, если я не ошибюсь, Инчу-Чун и Виннету будут ехть дня четыре, ведь они везут убитого. Н обртном пути им пондобится три дня, итого - дней семь. Если вы считете, что уложитесь в пять дней, то мы можем продолжить съемку.

- А если вши рсчеты ошибочны? Где грнтия, что пчи повезут тело в селение, не спрячут его в укромном месте и не вернутся рньше, чтобы перестрелять нс из зсды? А может, где-то поблизости скрывется отряд пчей? Стрнно, очень стрнно, что дв индейц, к тому же вожди, отлучились столь длеко от своих поселений без ндлежщего сопровождения. Вероятнее всего, сейчс, в рзгр охоты н бизонов, Инчу-Чун и Виннету прибыли сюд во глве отряд охотников и лишь н короткое время покинули его. Обо всем этом мы должны помнить и все учитывть.

Сэм Хокенс прищурил мленькие глзки, скорчил гримсу и воскликнул с глубочйшим удивлением:

- Черт возьми! Ну и умниц же вы! В смом деле, цыпленок в десять рз умнее строго петух, чтоб мне лопнуть! Честно говоря, мысль неглупя. Соглсен, мы должны быть нчеку. И прежде всего ндо узнть, куд отпрвились пчи. Н рссвете поеду з ними.

- И я с вми, - скзл Билл Пркер.

- И я, - зявил Дик Стоун. Сэм, подумв минуту, ответил:

- Оствйтесь здесь, вы необходимы в лгере.

И Сэм бросил многознчительный взгляд н приятелей Рэттлер. Стрый вестмен был прв. Оствясь без присмотр, эти люди могли спровоцировть протрезвевшего Рэттлер н нежелтельные для нс действия, поэтому Стоуну и Пркеру нельзя было покидть лгерь.

- Ты не можешь ехть один, - скзл Стоун.

- И один спрвлюсь, но поеду не один, - ответил Сэм. - Подыщу себе товрищ.

- Кого?

- Д вот этого гринхорн, - скзл Сэм, укзывя н меня.

- Ему нельзя покидть лгерь! - возрзил инженер.

- Почему, мистер Бэнкрофт?

- Мне необходим его помощь.

- Интересно, в чем именно?

- В рботе. Если мы должны зкончить съемку в пять дней, то ндо нпрячь все силы. И все должны учствовть в рботе.

- Аг, нпрячь все силы! А до сих пор этого не требовлось? Один рботл з всех, тк пусть теперь все порботют н одного.

- Вы что себе позволяете, мистер Хокенс? Вши шутки неуместны!

- Я и не шучу. Думю, вы не очень-то отстнете, если звтр вместо пятерых порботют четверо. У меня созрел один плн, чтобы его осуществить, ндо кое-куд съездить вместе... с Шеттерхэндом.

- Шеттерхэндом? Гм... Можно узнть, что з плн?

- Естественно. Пусть молодой человек узнет, кк выслеживть индейцев. Ему пригодится умение следопыт.

- Вот уж это меня не волнует!

- Зню. Но есть еще одн причин. Я собирюсь в опсный путь, и полезно будет и для меня, и для вс, кстти, тоже, если моим спутником стнет человек физически сильный, к тому же меткий стрелок...

- Не понимю, в чем тут нш польз.

- Не понимете? Быть не может! Ткой умный, ткой предусмотрительный джентльмен - и не понимет? Я ведь еду н рзведку. А что, если врги укокошт меня? Никто не предупредит вс об опсности, нпдение будет внезпным, и вс всех перебьют. А мой молодой спутник своей тоненькой ручонкой одним мхом уложит любого верзилу и тем смым при необходимости решит проблему ншего возврщения в лгерь. Я ясно излгю свою мысль?

- Гм-м, д.

- А сейчс - смое вжное. Во избежние скндл он непременно звтр должен покинуть лгерь, инче последствия могут быть смые прискорбные. Вы же знете, что Рэттлер имеет н него зуб. Во избежние открытой схвтки их необходимо рзвести н некоторое время, не то этот пьяниц проснется и нбросится н молодого человек. Поэтому один остнется с вми, другой поедет со мной. Ну кк?

- Пусть едет.

- Знчит, все в порядке, - скзл Сэм и добвил, поворчивясь ко мне: - Вы слышли, что звтр вс ожидет? Возможно, у нс не будет ни минуты н перекус. Поэтому спршивю еще рз, не хотите ли попробовть кусочек медвежьей лпы?

- Рз тк - попробую.

- Попробуйте, попробуйте! Зню я вс, хи-хи-хи! Снимя мленькую пробу, не остновитесь, пок не слопете все до конц. Дйте сюд вш кусок - зжрю его для вс. Гринхорнм недостет ум для выполнения столь ответственной рботы. Смотрите и учитесь! Другого рз не будет, в другой рз я см съем ткое лкомство.

Добрый Сэм окзлся прв. Когд он протянул мне свой кулинрный шедевр и я попробовл его, во мне пробудился зверский ппетит. Збыв н ккое-то время все неприятности, я не остновился, пок не съел все до последнего кусочк.

- Ну кк? - смеялся Сэм. - Не првд ли, нмного приятнее есть серого медведя, чем его убивть? Мы сейчс вырежем несколько хороших кусков из здней чсти, сегодня же испечем и возьмем их в дорогу, то в рзведке не всегд бывет время для охоты, д и не всегд можно рзжечь костер. Едем н рссвете, силы нм звтр пондобятся.

- Хорошо, я сейчс же ложусь спть, но скжите, н ккой лошди вы поедете?

- Я поеду не н лошди.

- А н ком?

- Думете, я поскчу верхом н крокодиле или ккой другой птшке? Конечно, поеду н муле, збыли о моей Мэри?

- Не советую.

- Почему же?

- Вы мло ее знете.

- Зто он знет меня прекрсно и относится ко мне с глубочйшим почтением, хи-хи-хи!

- Но звтр у нс очень ответственный поход, нендежня лошдь может все испортить.

- Неужели? Вы тк думете? - рссмеялся Сэм.

- Ну д, ведь вжн кждя мелочь. Можно поплтиться жизнью, если лошдь не вовремя фыркнет.

- А, вы дже об этом знете? Ах, ккой умный! И об этом вы читли, сэр?

- Рзумеется.

- Тк я и думл. Чтение книг, должно быть, очень знимтельно. Если бы я не был вестменом, отпрвился бы в город, уселся н мягком дивне и стл читть звлектельные рсскзы об индейцх. И при этом жутко бы рстолстел, несмотря н то, что медвежьи лпы встречются тм исключительно в письменном виде. А скжите, пожлуйст, побывл ли н берегх строй Миссисипи хоть один из блгородных джентльменов, писвших подобные книги?

- Многие, вероятно, бывли.

- Вы тк думете?

- Д.

- А я сомневюсь.

- Почему?

- Сейчс объясню, сэр. Рньше я тоже умел писть, потом все это умение куд-то улетучилось, и сегодня я с трудом нпишу свое имя. Рук, привыкшя держть поводья, ружье и лссо, не способн знимться кллигрфией. Истинный вестмен, несомненно, збыл, кк это делется, тот же, кто вестменом не был, пусть не пишет о том, о чем не имеет ни млейшего предствления.

- Чтобы нписть книгу о Диком Зпде, вовсе не обязтельно пробыть тм столько, чтобы рзучиться писть.

- Вы совсем меня не поняли, сэр! Я скзл, что нписть првду может только нстоящий вестмен, но нстоящий вестмен никогд этого не сделет.

- Почему же?

- Потому что ему никогд не придет в голову мысль покинуть Зпд, здесь чернильниц нет. Прерия кк море - не отпускет того, кто познл и полюбил ее. Нет, все эти пистели не знют Зпд! Кто полюбил Зпд, не уедет отсюд, чтобы мрть чернилми сотни бумжных листов. Это мое мнение, и я уверен - совершенно првильное.

- Нет. Я, нпример, зню человек, который полюбил Зпд и хочет; стть нстоящим охотником, но когд-нибудь обязтельно вернется в цивилизовнный мир, чтобы нписть о Зпде.

- Д? И кто это ткой? - спросил Сэм, с интересом поглядывя н меня. - Уж не себя ли вы имеете в виду? Вернетесь к тем бездельникм, что кропют книги?

- Скорее всего - д.

- Бросьте это, сэр. Бросьте, очень вс прошу. Поверьте, вы пропдете.

- Не думю.

- А я уверен. Могу дже поклясться! Вы хоть предствляете, что вс ждет?

- Конечно. Поезжу по свету, чтобы изучить стрны и нроды, со временем вернусь к себе н родину и нпишу о том, что довелось увидеть и пережить.

- Господи, зчем?

- Это будет поучительно для читтелей. И кроме того, я зрботю деньги.

- Бог мой! Рсскзть читтелям и зрботть! Сэр, вы спятили, если я не ошибюсь! Ничего поучительного читтели из вших книг не вычитют, потому что вы сми ни н что не годны. Кк гринхорн может учить других? Я совершенно уверен, никто вши книги читть не будет! И зчем стновиться учителем, если учеников у вс все рвно не будет? Неужели в мире не хвтет учителей и бклвров? Вы обязтельно должны пополнить их ряды?

- Послушйте, Сэм. Профессия учителя очень вжн!

- Вестмен во много рз вжнее! Я это точно зню, ведь я вестмен, вы пок лишь прикоснулись к этой профессии. И я не желю, чтобы вы стли учителем! Д еще получли з это деньги! Что з вздор! Сколько стоит книг, которую вы нмерены нписть?

- Один, дв, может, три доллр, звисит от объем.

- Великолепно! А сколько стоит шкур бобр? Вы хоть имеете предствление об этом? Если будете ствить силки, зрботете знчительно больше учителя читтелей. Дже если они и нйдутся, ничему, кроме глупостей, от вс не нучтся. Зрбтывть деньги! Проще это делть н Зпде. Здесь деньги лежт под ногми: в прерии, в лесх, между скл и н дне рек. А что з жизнь ждет вс! Вместо чистейшей родниковой воды Зпд вы будете пить густые чернил, вместо медвежьей лпы или бизоньей вырезки жевть гусиное перо. Вместо роскошной голубизны нд вми нвиснет облупившийся потолок, вместо зеленой мягкой трвы под вми будет жесткя деревяння койк. Ревмтизм обеспечен! Здесь вы восседете н лошди, тм - в мягком кресле. Здесь в любую погоду пользуетесь всеми блгми природы, тм с первой кплей дождя рскрывете желтый или зеленый зонт. Здесь вы свободный и веселый человек с ружьем в рукх, тм будете протирть штны з письменным столом и попусту тртить силы н ккую-то писнину. Эх, пожлуй, довольно, не то меня хвтит удр. Если вы и н смом деле собиретесь стть учителем читтелей, вс можно только пожлеть!

Произнося эту длинную тирду, Сэм все больше вскипл, его мленькие глзки рзгорелись, лицо сквозь густую бороду покрснело, нос приобрел пурпурный оттенок. Я догдывлся, н что он сердится, но хотел услышть об этом из его уст, поэтому подлил мсл в огонь:

- Уверяю вс, дорогой Сэм, и вм будет приятно, если осуществится моя мечт.

- Мне? Приятно? С чего вы это взяли? Примите к сведению, я не потерплю подобных шуток!

- Это вовсе не шутк!

- Тогд не понимю.

- В моих книгх я и о вс нпишу.

- Обо мне? - спросил он, и его мленькие глзки округлились. - Вы собиретесь нписть, что я делю и о чем говорю?

- Д. Я рсскжу обо всем, что нм пришлось пережить вместе, поэтому вы будете одним из глвных героев, точно кк здесь.

Тут Сэм, отбросив кусок медвежтины, который зжривл во время ншего рзговор, схвтив ружье, вскочил н ноги и с грозным видом крикнул:

- Я вс серьезно спршивю при свидетелях: вы действительно нмерены сделть это?

- Конечно.

- Немедленно откжитесь от своих слов и поклянитесь, что этого не будет. Я требую!

- Но почему же?

- Потому что в противном случе я вс зстрелю или рзмозжу вм голову моей строй Лидди, которую держу в рукх. Ну, я жду!

- Нет!

- Тогд бью! - крикнул он, змхивясь н меня ружьем. .

- Пожлуйст, бейте, - спокойно ответил я.

Обиженный Сэм несколько секунд помхл приклдом нд моей головой, потом швырнул ружье н трву, в отчянии всплеснул рукми и зпричитл:

- У него не все дом, он с ум сошел, ей-богу, с ум сошел! Я срзу догдлся, кк только он признлся, что хочет стть учителем своих читтелей, теперь и вовсе убедился. Только сумсшедший может спокойно смотреть, кк моя Лидди взлетет нд его головой! Что же с ним делть? Мне кжется, он неизлечим!

- Мне не нужен доктор, дорогой Сэм, - ответил я. - Мои мозги в полном порядке.

- Ничего себе в порядке! Умный предпочел бы поклясться, лишь бы не получить приклдом по голове.

- Вы не убьете меня, я это прекрсно зню.

- Знете? Вот кк? Д я... Увы, это првд. Скорее я убью себя, чем позволю упсть волосу с вшей головы.

- Вы должны знть, Сэм, мое слово дороже любой клятвы. И никто никогд ни под ккой угрозой не сможет зствить меня дть слово, если я не зхочу, дже приклд Лидди. А книги - дело серьезное. Когд-нибудь объясню вм это.

- Блгодрю! - скзл" Сэм, усживясь у костр и опять принимясь з приготовление мяс. - Обойдусь без объяснений того, что объяснить невозможно. Учитель читтелей! Получть доход с книг! Бред ккой-то!

- Сэм, слв?

- Ккя еще слв? - спросил Хокенс, поворчивясь ко мне.

- Ну, вс читет столько нроду! Вы стновитесь знменитостью!

Хокенс поднял вверх првую руку с куском мяс и крикнул:

- Сэр, прекртите немедленно, инче я швырну в вс двендцть фунтов медвежьего мяс! Вы глупее смого глупого медведя! Прослвиться изднием книг! Чушь ккя-то! Что вы можете знть об известности и слве? Я вм скжу, кк зслужить слву. Вот видите эту медвежью шкуру? Смотрите сюд. Отрежьте уши вот тк и зткните их з ленту шляпы, из лп вырвите когти, из псти - зубы, сделйте из них ожерелье и повесьте н шею. Тк делет кждый белый вестмен и кждый индеец, если ему посчстливится убить гризли. Все стнут говорить: "Смотрите! Он свлил серого медведя". Герою почтительно уступют дорогу, молв о нем идет от поселк к поселку. И человек обретет слву. Понятно? А о ккой слве вы можете мечтть, кропя книжонки?

- Сэм, почему вы тк сердитесь? Не все ли вм рвно, что я стну делть?

- Все рвно? Мне? Тысяч чертей! Ну что вы з человек?! Я люблю его, чтоб мне лопнуть, кк родного сын, и должен рвнодушно смотреть, кк он ктится в пропсть? Ну нет! Прень нделен силой бизон, выносливостью мустнг, скоростью оленя, взором сокол, слухом мыши и пятью или дже шестью фунтми мозгов, судя по лбу. Стреляет кк опытный охотник, спрвляется с любой лошдью, кк н морских свинок, идет н бизон и медведя, хотя до сих пор в глз их не видел. И этот человек, нстоящий охотник прерии, прирожденный вестмен, хочет вернуться домой и писть книги! Что может быть глупее! Ничего удивительного, что нстоящего вестмен берет злость!

Зкончив свою речь, Сэм победно взглянул н меня, ожидя ответ, но я промолчл. Он поплся н мою удочку. Я придвинул к себе седло, подложил его под голову, вытянулся и зкрыл глз.

- Это что ткое? - возмутился Сэм, все еще держ в руке поджренный медвежий окорок. - Вы не удостивете меня ответом?

- Именно, - ответил я. - Спокойной ночи, Сэм! Приятных снов!

- Вы ложитесь спть?

- Вы сми только что посоветовли мне сделть это.

- Тк это было до ншего рзговор, он еще не окончен!

- Рзве?

- Сэр, я желю с вми поговорить.

- А я - нет, я и тк уже все зню.

- Что же вы знете?

- То, в чем вы не хотели признться.

- Интересно, в чем же?

- В том, что я прирожденный вестмен.

Оздченный Сэм опустил руку с медвежьим окороком, сконфужено откшлялся и скзл:

- Нет... Глядите... Этот гринхорн... этот... меня... в лужу... гм, гм, гм!

- Спокойной ночи, Сэм Хокенс, приятных снов! - повторил я и повернулся н другой бок.

Сэм взорвлся:

- Д, д, спокойной ночи, висельник! Зкройте глз и перестньте водить з нос порядочных людей! Конечно! Знть вс больше не хочу! Это ж ндо, ккой плут!

Тк гневно и тк искренне прозвучли его слов, что кзлось, между нми действительно все кончено. Однко спустя несколько минут Сэм кк ни в чем не бывло произнес:

- Спокойной ночи, сэр! Зсыпйте поскорее, нм ндо хорошенько выспться!

Стрый Сэм Хокенс был милым, добрым и порядочным человеком.

Я спл кк убитый, когд он меня рзбудил, Пркер и Стоун были уже н ногх: остльные, включя Рэттлер, еще спли глубоким сном. Мы подкрепились куском мяс, нпоили лошдей и двинулись в путь, но не прежде чем Сэм Хокенс рстолковл товрищм, кк вести себя в случе опсности.

Солнце еще не взошло, когд мы покинули лгерь. Первый рз я шел н рзведку, полную опсностей! Что меня ожидло? Позже, когд я совершил множество тких рзведок, я не рз вспоминл эту - первую.

Двинулись мы в том же нпрвлении, в котором уехли пчи, снчл вниз по долине, потом вдоль кромки лес. Н трве еще сохрнились их следы, дже мой неопытный глз легко рзличил их. Следы вели н север, мы собирлись искть пчей н юге. Долин поворчивл впрво. Н пологом, зросшем лесом склоне брослсь в глз проплешин. Видимо, деревья извели вредители. Именно туд вели следы индейцев. Проехв ее, мы окзлись н просторе прерии. Он широко рскинулсь перед нми, рвномерно, кк крыш дом, поднимясь к югу. Здесь ткже были видны следы. Добрвшись до вершины крышеобрзного склон, мы увидели огромное, покрытое густой трвой прострнство, простирвшееся без конц и кря к югу. Рвнину рссекл прямой, отчетливый след пчей, хотя со времени их отъезд прошли почти сутки. Сэм, до сих пор молчвший, покчл головой и буркнул себе под нос:

- Очень не нрвится мне этот след!

- А мне нрвится, - ответил я.

- Это потому, что вы гринхорн, хотя вчер и попытлись докзть обртное. Вы ляпнули ткое, что срзу стновится понятно, с кем имеешь дело. Вм нрвится этот след? Охотно верю, он тк крсиво, тк прямо тянется через рвнину, что дже слепой нщупет его рукой. Именно это мне, строму вестмену, и кжется подозрительным.

- А мне не кжется.

- Змолчите, дорогой сэр! Я взял вс с собой не шутки шутить. Если индейцы оствляют столь отчетливые следы, это всегд нсторживет, тем более, что уезжли они с врждебными нмерениями. Знчит, змнивют нс в ловушку, ведь знют, что мы поедем з ними.

- А что з ловушк?

- Пок не зню.

- Где он?

- Рзумеется, тм, н юге, ведь туд они увлекют нс, не зметя следов. Поверьте, все рссчитно.

- Мд! - буркнул я.

- Что сэр хотел этим скзть? - поинтересовлся Сэм.

- Д ничего!

- Вот тебе и н! А мне покзлось, у вс есть что скзть.

- Я уж лучше помолчу.

- Почему же?

- Боюсь, что опять подумете, будто хочу подшутить.

- Д бросьте! Н друзей не обижются. Ведь вы решили учиться, кк это делть молч? Итк, сэр, что ознчл стрнный звук, который только что вы произнесли?

- Я с вми несоглсен. Не верю в ловушку.

- Вот кк? Почему?

- Апчи спешт к своим, чтобы кк можно скорее вернуться и нпсть н нс, к тому же в ткую жру везут тело убитого. Причин достточня, чтобы поторпливться. У них просто нет времени зметть следы. По-моему, это единственно верное объяснение.

- Мд! - н этот рз буркнул Сэм.

Я продолжл:

- Дже если я не прв, мы совершенно спокойно можем ехть з ними. Н рвнине нм не угрожет опсность, ведь врг мы зметим издлек и приготовимся к его встрече.

- Мд! - еще рз буркнул Сэм, искос посмтривя н меня. - Думете, они все-тки везут тело в ткую жру?

- Д.

- Не похоронят где-то по пути?

- Нет. Покойный пользовлся тким увжением, что по индейским обычям должен быть похоронен со всеми почестями. Ритул звершится смертью убийцы, его прикончт поблизости от тел жертвы. Знчит, индейцы пострются сохрнить тело, нс и Рэттлер зхвтить в плен. Нсколько я их зню, они поступят именно тк.

- Нсколько вы их знете! Может, вы выросли среди индейцев?

- Не говорите глупостей!

- Тк откуд же вы знете?

- По книгм, естественно, о которых вы и слышть не желете.

- Лдно уж! Поехли!

Н сей рз Сэм не спорил со мной, но чсто посмтривл н меня, губ под усми вздргивл, что, кк я уже знл, свидетельствовло о чрезмерном волнении.

Мы пустились вскчь по рвнине, зросшей невысокой трвой. Это был прерия, одн из тех величественных прерий, что тянутся между верховьями Кнейдин и Пекос. По земле тянулся след, будто здесь проволокли огромный трезубец. Видно, лошди шли рядом, в том же порядке, в кком покидли лгерь. Нверняк индейцм было нелегко поддерживть покойного в седле в течение столь долгого пути, но пок ничто не говорило об их попыткх облегчить себе здчу. Однко я был уверен, что им придется это сделть.

Тем временем Сэм Хокенс решил, что пришл пор нчинть мое обучение, и стл объяснять мне, по кким признкм можно определить, кк ехли всдники: шгом, рысью или глопом. Объяснял он очень доходчиво.

Полчс спустя мы увидели перед собой лес, но, подъехв ближе, убедились, что он остнется слев от нс. Деревья росли не густо, и всдники могли бы без труд проехть здесь друг з другом, но пчм, тк кк три их лошди ехли рядом, пришлось обогнуть лес. Мы тоже не стли в него углубляться, поехли по их следм, по проторенной ими же тропе. Потом, естественно, когд я уже "выучился", я обычно сокрщл путь, проезжя сквозь лес, и опять нходил след по ту сторону препятствия.

Чем дльше мы ехли, тем уже стновилсь прерия, превртившись в конце концов в долину, поросшую редким кустрником. Здесь мы ншли место, где пчи сделли привл. Нд зрослями возвышлись дубы и буки. Соблюдя меры предосторожности, скрывясь з кустми, мы подъехли к деревьям только, тогд, когд убедились, что крснокожие двно покинули это место. По ту сторону кустов трв был сильно вытоптн. Осмтривя ее, мы пришли к выводу, что пчи сошли с лошдей, отвязли тело, сняли его с седл и уложили н трву. Мы обнружили, что в зрослях индейцы вырезли дубовые жерди и очистили их от ветвей.

- Зчем пондобились им жерди? - менторским тоном спросил Сэм.

- Они смстерили что-то нподобие носилок или сней, чтобы положить н них тело, - ответил я.

- Почему вы тк думете?

- Я все ждл, когд же индейцы что-нибудь предпримут. Нелегко удерживть тело в седле.

- Неплохо. Это вы тоже вычитли в вших книгх?

- Описние точно ткого же случя - вряд ли, но ведь все звисит от того, кто и кк читет книгу. Из книг действительно можно многому нучиться и при случе воспользовться знниями.

- Мд. Хоть ккя-то польз есть. Похоже, тот, кто это писл, побывл н Зпде. Впрочем, я и см тк думю. Посмотрим, првы ли мы.

- Я думю, они сделли сни, не носилки.

- Почему же?

- У пчей всего три лошди. Для сней достточно одной, для носилок необходимы две, идущие рядом или друг з другом.

- Д, это тк, но сни оствляют глубокий след, что для пчей опсно. Сюд они прибыли вечером. Посмотрим, ночевли они здесь или продолжли путь ночью.

- Я думю, что они немедленно пустились в путь, ведь времени у них в обрез.

- Верно, но двйте осмотрим все внимтельнее.

Мы сошли с лошдей и, держ их под уздцы, медленно двинулись по следу, который теперь явно изменился; првд, он все еще был тройным, но приобрел совсем иные очертния. Средний широкий след оствили лошдиные копыт, две прллельные рытвины прочертили сни, сделнные из двух длинных жердей и нескольких поперечных веток.

- С этого мест они ехли друг з другом, - зметил Сэм. - Вполне могли ехть рядом, но что-то зствило их двигться именно тк. З ними!

Мы опять сели н коней и пустили их рысью. Я попытлся понять, почему пчи ехли гуськом, и вскоре понял.

- Сэм, будьте внимтельны! Где-то здесь след изменится, мы можем проглядеть.

- Чего это он вдруг изменится?

- Ну кк же, ведь они смстерили сни не только чтобы провезти тело, но и для того, чтобы смим незметно рзъехться в рзные стороны.

- Рзъехться? Это им и не снилось, хи-хи-хи! - зсмеялся вестмен.

- Ясно, не снилось, они ведь это сделли няву.

- Скжите, откуд вы это взяли? Тут уж точно книги подвели вс.

- Об этом в книгх нет ни слов, но они меня нучили думть.

- Ну и?...

- До сих пор вы игрли роль учителя, сейчс рзрешите мне здть вм вопрос.

- Рзумеется, но только умный. Спршивйте, мне очень интересно!

- Почему индейцы обычно ездят гуськом? Мне кжется, не потому, что тк удобно или принято.

- Чтобы нельзя было сосчитть всдников.

- Я думю, мы имеем дело именно с тким случем.

- Вряд ли. Один едет впереди, потом идет конь с снями, сзди второй пч следит, чтобы тело не упло н землю.

- Возможно, но не збывйте, что они торопятся нпсть н нш лгерь. С телом Клеки-Петры им быстро не посккть, потому, думю, один из них повезет мертвец, другой поскчет з подмогой.

- У вс богтое вообржение. Уверяю, они и не подумют рзъезжться.

Мне не хотелось возржть Сэму. Ведь я, новичок, мог и ошибться в споре с опытным следопытом. Не скзв больше ни слов, я нпряженно всмтривлся в след.

Он привел нс к широкому руслу высохшей реки, по которому вод мчится только весной. Дно реки покрывли кругля гльк и песок. Медленно продвигясь вперед, я стл внимтельно осмтривть песчные островки. Если моя догдк верн, именно здесь индейцм было удобнее всего рзделиться. Если поехть вниз по высохшему руслу реки, нпрвляя лошдь по кмням, не по песку, следов прктически не остнется. Второй из пчей мог продолжть путь, ведя лошдь с снями и оствляя следы, которые можно принять з следы трех лошдей.

Я следовл з Хокенсом, кк вдруг н песчной отмели, среди кмней, я зметил круглое, величиной с большую чшку, углубление с обвлившимися крями. В то время я не облдл еще столь проництельным взглядом и опытом, кк сейчс, однко срзу догдлся, что это след лошдиного копыт, соскользнувшего с кмня. Преодолев русло реки, Сэм хотел, не здерживясь, ехть дльше, но я остновил его:

- Идите-к сюд, Сэм!

- Зчем? - спросил он.

- Хочу вм кое-что покзть.

- Что?

- Сейчс увидите.

Я повел его вдоль берег, зросшего трвой. Не проехли мы и двухсот шгов, кк зметили н песке четкие следы лошди, ведущие н берег, зтем уходящие к югу.

- Что это ткое, Сэм? - спросил я, не пытясь скрыть рспирвшую меня гордость.

Лицо Сэм вытянулось, мленькие глзки почти вылезли из орбит.

- Следы лошди! Откуд они взялись?

Окинув взглядом русло реки и не увидев следов по ту сторону, Хокенс пришел к выводу:

- Кто-то ехл по сухому руслу реки.

- Првильно. А кто?

- Откуд мне знть?

- А я зню.

- Ну и кто же?

- Один из нших индейцев.

Физиономия Сэм вытянулсь еще больше.

- Один из пчей? Быть этого не может!

- И тем не менее. Они рсстлись, кк я и предполгл. Двйте вернемся к ншему следу и внимтельно рссмотрим его. Я уверен, мы обнружим, что тм прошли только две лошди.

- Невероятно! Двйте посмотрим!

Мы вернулись, . внимтельно изучили след и убедились, что н тот берег вышли только две лошди. Сэм кшлянул несколько рз, смерил меня подозрительным взглядом и спросил:

- Откуд вы узнли, что индейцы рсстнутся в высохшем русле реки?

- Я зметил внизу след н песке и сделл определенный вывод.

Когд я привел его к тому месту, Сэм посмотрел н меня с еще большей подозрительностью и спросил:

- Сэр, хоть рз вы можете скзть првду?

- Я никогд не обмнывл вс, Сэм!

- Мд, я всегд считл вс прямым и честным человеком, но сейчс не могу вм верить. Вы действительно никогд не бывли в прерии?

- Никогд.

- И н Диком Зпде тоже?

- Д.

- А может, вы побывли в стрне, похожей н эту?

- Нет, до сих пор я не покидл родины.

- Тк скжите мне, черт бы вс побрл, что же это получется? Является гринхорн, который еще не видел, кк рстет трв, не слышл, кк поет земляня блох, идет в первый рз в рзведку и зствляет крснеть от стыд строго Сэм Хокенс. Я в вшем возрсте был рз в десять глупее, чтоб мне лопнуть! Что, по-вшему, должен чувствовть вестмен, у которого остлсь хоть кпля гордости?

- Не рсстривйтесь, Сэм!

- Легко скзть! Ведь я вынужден признть, что вы попли в точку, хотя до сих пор не понимю, кк вм это удлось.

- Только путем умозключений. Умение делть выводы - весьм полезное кчество для человек.

- Умозключений? Не понимю. Слишком умно для меня.

- Я делл выводы вот тк: если индейцы едут друг з другом, они хотят змести следы. Эти дв пч ехли гуськом, следовтельно, они зметли следы. Понятно?

- Конечно.

- Исходя из этого, я и пришел к верному решению. Нстоящий вестмен должен прежде всего хорошо думть. Хотите, предствлю вм еще один вывод?

- Интересно.

- Вот вс зовут Хокенс. Н нглийском языке "хок" знчит "ястреб". Првильно?

- Д.

- Итк, слушйте внимтельно! Ястреб поедет полевых мышей. Я прв?

- Д, если поймет, то поедет.

- Отсюд можно сделть умозключение: ястреб поедет полевых мышей, вс зовут Хокенс, знчит, вы поедете полевых мышей.

Сэм открыл рот, чтобы глотнуть воздух и собрться с мыслями, посмотрел н меня облделым взором и вдруг звопил:

- Сэр, вы смеетесь ндо мной? Что з неуместные шутки? Ннести ткую смертельную обиду! Это я поедю мышей, к тому же смых погненьких полевых? Требую удовлетворения немедленно! Кк вы относитесь к поединку?

- Не имею ничего против.

- Отлично! Вы учились в университете?

- Д.

- Знчит, соглсно кодексу чести, вы можете дть мне удовлетворение. Я пришлю к вм моего секунднт.

- Конечно. А вы посещли университет?

- Нет.

- Знчит, соглсно кодексу чести, вы не имеете прв требовть у меня удовлетворения. Ясно?

Сэм не ншелся, что ответить. Я выдержл пузу, потом добвил:

- Хотя вы и не можете вызвть меня н поединок, но я все-тки дм вм удовлетворение.

- Ккое?

- Дрю вм мою медвежью шкуру.

Мленькие глзки згорелись.

- Ведь он вм смому небось нужн?

- Нет. Дрю ее вм.

- Н смом деле?

- Конечно.

- Черт побери, не откжусь! Спсибо, сэр, большое спсибо! Предствляю, кк все просто взбесятся от звисти! А знете, что я из нее сделю?

- Что же?

- Новую охотничью куртку. Предствляете, куртк из шкуры серого медведя! См ее сошью. Довожу до вшего сведения, портной я первоклссный. Вы только посмотрите, кк хорошо я починил струю куртку.

И он стл демонстрировть свой допотопный мешок, от множеств кожных зплт ствший твердым и толстым, кк доск.

- Однко, - великодушно добвил он, - уши, когти и зубы получите вы, я уж обойдусь без этих трофеев, вы зслужили их, рискуя жизнью. Из них я сделю для вс ожерелье, в этом я зню толк. Соглсны?

- Соглсен.

- Вот это првильно, совершенно првильно, тогд и я, и вы будем удовлетворены. Д, вы молодец, большой молодец, ничего не скжешь. Дрите вшему Сэму Хокенсу медвежью шкуру! Если вм нрвится, сэр, говорите себе н здоровье, что я поедю не только полевых мышей, но дже и крыс, и это ничуть не нрушит моего душевного спокойствия. Ну относительно книг... В общем, я призню, что они не тк уж и плохи и кое-чему могут нучить. Вы н смом деле нпишете ткую книгу?

- Возможно, несколько.

- О том, что с вми приключилось?

- Безусловно.

- И обо мне тм тоже будет?

- Я опишу в ней смых выдющихся из моих друзей. Это будет им пмятник.

- Гм, гм! Выдющихся! Пмятник! Неплохо звучит. Вчер я, нверное, ослышлся. Знчит, и обо мне?

- Только с вшего соглсия.

- Я соглсен, сэр, соглсен, чего тм. Дже прошу обязтельно поместить меня в книге.

- Хорошо, будет, кк договорились.

- Но вы должны доствить мне еще одно удовольствие!

- Что же еще?

- В книге вы рсскжете обо всем, что мы вместе пережили?

- Рзумеется.

- В тком случе умолчите о том, что я не зметил мест, где следы индейцев рзделились. Ткой позор! Мне стыдно перед читтелями, которые зхотят учиться по вшим книгм. Скройте мой промх и тогд можете спокойно писть о мышх и крысх. Мне все рвно, что люди подумют о моем меню, но я не переживу, если весь мир узнет, кк стрый вестмен опозорился со следми. Нет, не переживу!

- Нельзя, дорогой Сэм!

- Почему?

- Потому что любого героя книги я обязн предствить тким, кков он есть н смом деле. В противном случе лучше вообще о нем не писть.

- Д нет же, я хочу попсть в книгу! Лдно уж, пишите првду! И если люди узнют о моих ошибкх, это будет прекрсный урок всем глупым, кк я, читтелям, хи-хи-хи! Я же пострюсь меньше ошибться, зня, что обо мне будет нписно в книге. Идет?

- Д.

- Тогд в путь!

- По ккому следу? Боковому?

- Нет, по этому!

- Это Виннету.

- Откуд вы взяли?

- Апч с убитым ехл медленно, зто второй индеец помчлся вперед, чтобы поскорее собрть воинов. Скорее всего, это вождь.

- Д! Вы првы! Я того же мнения. Вождь нс сейчс не интересует. Поехли з сыном.

- Почему з ним?

- Я хочу посмотреть, остнвливлся ли он в пути, для меня это вжно. Итк, вперед, сэр!

Мы пустились вскчь. По пути ничего интересного не произошло, и местность, через которую мы проезжли, тоже не отличлсь ничем примечтельным. Примерно з чс до полудня Сэм остновился и скзл:

- Пок хвтит. Виннету тоже всю ночь был в пути. Они очень торопятся, кк видно, вскоре ндо ожидть нпдения, может, и рньше, чем мы успеем зкончить рботу.

- Это плохо!

- Рзумеется, ведь если убежим, то не выполним здние, если остнемся - пчи нпдут н нс, и рботу мы все рвно не звершим. Ндо серьезно поговорить с Бэнкрофтом.

- Может, есть ккой-нибудь выход?

- Ккой?

- Спрятться в безопсном месте, когд пчи уедут, спокойно зкончить рботу.

- Мд, может, это и возможно. Посмотрим, что скжут другие. Сейчс ндо спешить, чтобы к ночи вернуться в лгерь.

Обртно мы ехли тем же путем. Мы не щдили лошдей, и, несмотря н это, мой пегий оствлся бодрым, "новя Мэри", кзлось, только что покинул конюшню. З срвнительно короткое время мы покрыли большое рсстояние. У ручья мы остновились, нпоили коней и чсок отдохнули н мягкой трве в зрослях.

Мы лежли молч. Я думл о Виннету и ожидющей нс схвтке с ним и, его воинми, Сэм Хокенс зкрыл глз и... уснул. Он мог позволить себе вздремнуть, потому что я был нчеку, кроме того, ведь до сих пор мы не зметили ничего подозрительного.

И тут я неожиднно получил возможность узнть, сколь обостренными чувствми облдют н Диком Зпде и люди, и животные. Мул, целиком скрытый в зрослях, объедл листья с веток. Это необщительное существо избегло лошдей и предпочитло уединение. Мой пегий держлся поблизости и щипл трву острыми зубми. Вдруг мул издл стрнный звук, похожий н предостерегющее фыркнье. В тот же миг Сэм проснулся и вскочил н ноги.

- Я вздремнул, но Мэри фыркнул и рзбудил меня. Сюд идет человек или животное. Где мул?

- Здесь, в зрослях.

Мы злезли в кусты и увидели Мэри. Притившись з ветвями, он осторожно выглядывл из-з них, прядл длинными ушми, помхивл хвостом. Увидв нс, Мэри успокоилсь, уши и хвост змерли. Д, это животное рньше было в хороших рукх. Повезло Сэму, что он поймл именно ее, не дикого мустнг!

Посмотрев сквозь ветви, мы увидели шестерых индейцев, следоввших гуськом по ншему следу. Они приближлись с север, оттуд, куд мы нпрвлялись. Первый из них, невысокий, но крепкого телосложения, не отрывл глз от ншего след. Индейцы были одеты в кожные штны и темные змшевые куртки. Их оружие соствляли ружья, ножи и томгвки. Блестящие от жир лиц пересекли две цветные полосы: голубя и крсня.

Встреч с индейцми обеспокоил меня, но Сэм неожиднно громко скзл, совсем не тревожсь, что его могут услышть:

- Вот это встреч! Мы спсены, сэр!

- Спсены? Говорите тише, они могут обнружить нс.

- Ну и пусть. Это люди из племени кйов. Их ведет Бо, что н языке кйов знчит "лис", хрбрый и хитрый воин, вполне зслуживющий это имя. Вождя племени зовут Тнгу, это предприимчивый крснокожий и мой друг. Смотрите, н лицх индейцев боевя рскрск, я не слышл, что это племя с кем-то воюет.

Кйов предствляют собой скорее всего смесь индейских племен шошонов и пуэбло. Хотя они облдют собственной территорией, ее пределов не придерживются. Их отряды можно встретить дже н грнице с Нью-Мексико. У них прекрсные лошди, тк что они могут очень быстро передвигться. В поискх легкой добычи отряды индейцев грбят белых, нживя смертельных вргов среди пригрничных поселенцев. Кйов воюют и с многими племенми пчей, не щдя ни имуществ, ни жизни своих крснокожих собртьев. Словом, отряды кйов - это бнды рзбойников.

Между тем шестеро рзведчиков приблизились к нм. Кким обрзом они способны нс спсти, я не мог себе предствить. От шестерых индейцев пользы было бы немного, может, и никкой. Только потом я узнл, кк эту помощь предствлял себе Сэм Хокенс, в днный момент я просто обрдовлся, что он их знет и нм нечего опсться.

Идя по ншему следу, индейцы зметили, что он сворчивет в сторону зрослей. Тм могли скрывться преследуемые. Рекция был молниеносной индейцы рзвернули своих сильных и быстрых коней и помчлись в противоположную сторону, чтобы уйти от возможного обстрел. Сэм выскочил из зрослей, свернул лдони у губ и издл пронзительный, громкий крик, очевидно, знкомый индейцм, потому что они остновились и оглянулись. Сэм крикнул еще рз и змхл рукой. Рзведчики поняли крик и знки, увидев хрктерную фигуру Сэм, которого ни с кем не спутешь" пустились вскчь обртно. Я тоже вышел из кустов и встл рядом с Сэмом. Индейцы сккли, словно собирлись нс рстоптть, и вдруг, нтянув поводья, тк резко осдили лошдей, что те присели. Спешившись, они пустили коней пстись.

- Нш белый брт Сэм здесь? - спросил предводитель. - Кким обрзом ты попл н тропу своих крснокожих друзей и бртьев?

- Бо, Хитря Лис, встретил меня, ибо шел по моему следу, - ответил Сэм.

- Мы думли, это след крсных собк, которых ищем, - объяснил Бо н ломном, но вполне понятном нглийском языке.

- О кких собкх говорит мой крсный брт?

- Об пчх из племени месклеро.

- Почему вы нзывете их собкми? Мои хрбрые бртья кйов повздорили с ними?

- Мы выкопли военный топор против пршивых койотов.

- Уфф! Я рд! Мои бртья сядут с нми, я скжу им вжную новость.

Бо внимтельно посмотрел н меня:

- Я не встречл еще этого бледнолицего, он молод. Это белый воин? У него уже есть имя?

Мое нстоящее имя и фмилия не произвели бы должного впечтления, поэтому Сэм Хокенс, вспомнив слов Виллер, ответил:

- Мой любимый брт и друг приплыл недвно по Большой Воде со своей родины, где прослвился кк великий воин. Он никогд не видел ни бизон, ни медведя, но позвчер, спся мне жизнь, срзился с двумя быкми и убил их, вчер зколол ножом серого медведя из Склистых гор, причем см не получил ни црпины.

- Уфф, уфф! - в удивлении воскликнули крснокожие, Сэм продолжил, не боясь преувеличений:

- Его пуля всегд попдет в цель, его кулк бьет без промх. Одним удром он влит с ног любого врг. Поэтому белые с Зпд прозвли его Шеттерхэнд - Рзящя Рук.

Тким обрзом, не спршивя моего соглсия, мне окончтельно было присвоено военное имя. Соглсно обычям Зпд дже лучшие друзья чсто не знют нстоящих имен друг друг.

Бо протянул мне руку и дружелюбно скзл:

- Шеттерхэнд - Рзящя Рук позволит нм нзывть его ншим бртом и другом? Мы любим и увжем людей, которые убивют врг одним удром. Шеттерхэнд - Рзящя Рук будет желнным гостем в нших вигвмх.

В переводе это знчило: "Нм нужны негодяи, сильные и ловкие, кк ты. Если ты будешь рыскть, убивть и грбить для нс, мы стнем друзьями!"

Мой ответ прозвучл дипломтично:

- Я люблю крснокожих воинов, сынов Великого Мниту, ншего общего отц. Мы бртья и должны помогть друг другу в борьбе с любым вргом, который выступит против вс или нс.

Н измзнном жиром и крской лице Бо промелькнуло выржение удовлетворения:

- Шеттерхэнд скзл хорошо. Мы выкурим с тобой трубку мир.

Индейцы вместе с нми сели н берегу ручья. Бо достл трубку. От нее исходил резкий, неприятный зпх, ощущвшийся дже н рсстоянии. Он нбил трубку смесью, кк мне покзлось, нкрошенной свеклы, желудей, листьев льн и кпусты, зжег ее, встл, зтянулся дымом, подул вверх - к небу, вниз - к земле и скзл:

- Тм, нверху, живет Добрый Дух, здесь, н земле, рстут плоды и ходят животные, которых он подрил людям кйов.

Зтем Бо зтянулся еще четыре рз, поочередно выпускя дым н север, юг, восток и зпд.

- Тм, - продолжл он, - живут крсные и белые мужи, которые незконно присвоили себе плоды и животных. Но мы нйдем их и отнимем все, что приндлежит нм. Я скзл! Хуг!

Ну и речь! Кк же он отличлсь от всего, что мне приходилось читть, потом и чсто слышть! Этот кйов без ззрения совести объявил все рстущее и живущее н земле собственностью своего племени, тем смым не только признв з собой прво н грбеж, но и возводящего в рнг обязнностей кждого член своего племени. И теперь мне предстояло стть другом этих людей! К сожлению, с кем поведешься...

Бо протянул Сэму эту отнюдь не мирную трубку мир, тот отвжно зтянулся шесть рз и тоже произнес речь:

- Великий Мниту не обрщет внимния н цвет человеческой кожи, он знет, что люди могут использовть крску, чтобы его обмнуть, поэтому он смотрит в сердц людей. Сердц воинов прослвленного племени кйов всегд мужественные, бесстршные и верные. Мое сердце привязно к ним, кк мой мул к дереву, и всегд тк будет, чтоб мне лопнуть! Я скзл! Хуг!

Вот кким был Сэм Хокенс, этот мленький и хитрый человечек! Любое дело он мог обртить к выгоде для себя. Его речь был воспринят громким и увжительным "уфф, уфф, уфф!"

И тут Сэм совершил нстоящее злодейство, протянув мне глиняную вонючку и недвусмысленно двя понять, что от этого деликтес мне не отвертеться. А ведь случлось, того, кто зкуривл эту дскую смесь, приходилось поддерживть, чтобы человек не свлился с ног. К счстью, мне уже довелось пережить ткой ритул, и я полгл, что выдержу и этот. Я встл, торжественно поднял руку с трубкой и зтянулся первый рз. И тут же убедился, что помимо нзвнных мною четырех ингредиентов здесь присутствует и пятый. Мой нос и язык явственно ощущли зпх и дым тлеющего войлочного спог. Пустив струю дым к небу и к земле, я скзл:

- С неб ниспдют лучи солнц и дождь, небо шлет нм все блг. Земля принимет тепло и влгу и з это дрит нм бизон и мустнг, медведя и оленя, тыкву и кукурузу, глвное - блгородное рстение, из которого мудрые крснокожие мужи изготовляют кинникинник, тот смый, что источет из трубки мир зпх любви и бртств.

Когд-то я прочитл, что индейцы нзывют свою тбчную смесь "кинникинник", и воспользовлся этим зннием. Зтянувшись еще рз, я выпустил дым н все четыре стороны свет. Нет, зпх сложнее, чем я думл. В нем явно чувствовлось присутствие еще двух компонентов: книфоли и ногтей. Совершив это эпохльное открытие, я вдохновенно продолжл:

- Н зпде возвышются Склистые горы, н востоке тянутся бесконечные рвнины, н юге сверкют озер, н севере плещутся огромные волны моря. Будь эт стрн моей, я подрил бы ее воинм кйов, потому что они мои бртья. Пусть удч сопутствует вм в охоте, пусть в этом году будет у вс в десять рз больше бизонов и в пятьдесят рз больше медведей, чем людей вшего племени. Пусть зерн кукурузы будут словно тыквы, тыквы вырстут ткие, чтобы кждя был кк десять обычных. Хуг! Я скзл!

Мне ничего не стоило желть им всех этих блг, зто они рдовлись, будто н смом деле их получили. Это был лучшя из когд-либо произнесенных мною речей и, учитывя обычную сдержнность индейцев, был выслушн с величйшим внимнием и вызвл невероятную рдость. До сих пор никто, тем более белый человек, не желл им столько блг, д и не собирлся ничего дрить, поэтому блгодрные крики "уфф, уфф!" звучли не перествя. Бо жл мне руку, зверяя в вечной дружбе, и тк широко улыблся, произнося "уфф!", что мне удлось избвиться от трубки мир, воткнув ее ему в рот. Индеец тут же умолк, нслждясь ее содержимым.

Я впервые учствовл в "священном обряде" индейцев. Выкурить трубку мир - для них действие исключительно торжественное. Делется это лишь в чрезвычйных обстоятельствх и ко многому обязывет. Позже я много рз курил трубку мир, всегд сознвя знчимость этого обряд, но в тот день испытл лишь отврщение. Когд Сэм упомянул о сердце, "привязнном, кк мул к дереву", мне было смешно, и только. Моя рук провонял тбком, и я от всей души обрдовлся, что трубк попл в рот индейц. Доств из крмн сигру, я рскурил ее, чтобы перебить противный вкус и зпх. И тут зметил, что глз крснокожих с вожделением обртились ко мне. У Бо отвисл челюсть, причем из открытого рт вывлилсь трубк, но он, опытный воин, ловко подхвтил ее и опять зжл зубми. Однко весь облик его свидетельствовл о том, что он явно предпочитл одну сигру тысяче трубок мир, нбитых блгоухющим кинникинником.

Поскольку нш экспедиция поддерживл постоянную связь с Снт-Фе, откуд доствлялись н повозкх все необходимые продукты, я не испытывл недосттк в сигрх и н всякий случй взял в поход изрядное количество. Поэтому сейчс я мог угостить всех индейцев. Бо срзу же вынул изо рт трубку и зкурил сигру, его люди, зсунув подрок целиком в рот, нчли его жевть. И хотя, кк известно, о вкусх не спорят, в тот день я поклялся никогд больше не дрить индейцм сигры.

Торжествення чсть зкончилсь. Крснокожие пребывли в прекрсном нстроении, и Сэм приступил к рсспросм.

- Мои бртья говорят, что они выкопли военный топор против пчей, мне ничего об этом не известно. Когд вы вступили н тропу войны?

- С тех пор прошло две недели, вы, белые, тк нзывете это время. Видно, мой брт Сэм нходился длеко отсюд, рз не слышл об этом.

- Это првд. Но ведь совсем недвно племен жили в мире. Что зствило моих бртьев вступить н тропу войны?

- Апчи, собки, убили четверых нших воинов.

- Где?

- Н берегх Пекос.

- Тм же нет вших вигвмов!

- Но стоят вигвмы пчей.

- Что делли тм вши воины?

Индеец простодушно выложил всю првду:

- Нши воины собирлись ночью похитить коней пчей, но эти вонючие собки хорошо охрняли свои тбуны. Они стли зщищться и убили четверых хрбрых воинов кйов. Поэтому мы и откопли топор войны.

Итк, кйов решили укрсть лошдей у пчей, но дело сорвлось. Они сми были повинны в смерти своих сородичей, рсплчивться з это должны были пчи, зщищвшие свою собственность. Мне зхотелось прямо в глз скзть этим негодяям все, что я о них думл, и я уже открыл было рот, но Сэм упредил меня, здв новый вопрос:

- Знют ли пчи, что вши воины выступили в военный поход против них?

- Мой брт считет нс лишенными рзум? Мы зстигнем их врсплох, убьем сколько сможем и отнимем все, что зхотим.

Нет, это уж слишком! Я не выдержл:

- Почему мои хрбрые бртья хотели отнять у пчей лошдей? Я слышл, что богтое племя кйов имеет коней больше, чем требуется.

Бо с улыбкой посмотрел мне в лицо и ответил:

- Мой молодой брт прибыл к нм из-з Большой Воды и не знет еще, кк живут и думют люди в этой стрне. Д, у нс много коней, но к нм пришли белые люди и зхотели купить их. Им ндо много лошдей, столько у нс не было. Тогд белые скзли нм о тбунх пчей и обещли з кждую лошдь столько же товров и "огненной воды", кк з лошдей кйов. Поэтому нши воины отпрвились з лошдьми пчей.

Кто же был повинен в смерти уже погибших воинов и тех, кто еще погибнет? Белые торговцы лошдьми, которые рсплчивлись спиртным и толкли кйов н грбежи! Мне стло бы легче, если бы я мог выскзться: но Сэм опять остновил меня:

- Мой брт Хитря Лис идет в рзведку?

- Д.

- Когд остльные воины двинутся з вми?

- Примерно через день.

- Кто поведет их?.

- Хрбрый вождь Тнгу.

- Сколько воинов пойдет с ним?

- Дв рз по сто.

- И вы ндеетесь зстть пчей врсплох?

- Мы нпдем н них внезпно, кк орел н ворон.

- Мой брт ошибется. Апчи знют о нмерениях кйов.

Бо с сомнением покчл головой:

- Откуд им это известно? Рзве их уши дотянулись до вигвмов кйов?

- Д.

- Я не понимю моего брт Сэм. Объясни мне твои слов!

- У пчей есть уши, которые умеют ходить и ездить. Мы вчер видели две пры тких ушей. Они побывли вблизи вигвмов кйов и подслушивли их.

- Уфф! Две пры ушей? Знчит, дв воин вышли н рзведку?

- Д.

- Я немедленно должен вернуться к вождю. Он ведет всего двести воинов. Они спрвились бы с пчми, если бы те ни о чем не ведли. Но рз пчи предупреждены, Тнгу пондобится больше воинов.

- Мои бртья должны все взвесить. Инчу-Чун, вождь пчей, очень умный воин. Увидев четверых убитых кйов, он понял, что пчм не избежть мести, и выехл, чтобы тйком понблюдть з вми.

- Уфф, уфф! Он был один?

- С ним был его сын Виннету.

- Уфф! И этот тоже! Знй ткое, мы бы поймли этих собк! Теперь они устроят нм горячий прием. Я должен предупредить вождя, остновить его и собрть нужное количество воинов. Сэм Хокенс и Шеттерхэнд поедут с нми?

- Д.

- Тогд - по коням!

- Подожди! Я еще не окончил рзговор.

- Остльное рсскжешь по пути.

- Нет. Я поеду с тобой, но не к Тнгу, в нш лгерь.

- Мой брт Сэм ошибется.

- Слушй, что я тебе скжу! Хотите поймть живым Инчу-Чун, вождя пчей?

- Уфф! - воскликнул порженный кйов, его люди нсторожились.

- И его сын вместе с ним?

- Уфф, уфф! И это возможно?

- Проще простого.

- Если бы я не знл моего брт Сэм, то подумл бы, что он шутит, ткую шутку я не потерплю.

- Я все скзл! Вы сможете взять в плен вождя и его сын.

- Когд?

- Я думл, дней через шесть или семь, но сейчс зню, что нмного рньше.

- Где?

- В окрестностях ншего лгеря.

- Я не зню, где вш лгерь.

- Сми увидите, когд выслушете все, что я хочу вм скзть, охотно поедете с нми.

Сэм рсскзл им о ншей рботе и встрече с вождями пчей. Кончил он тк:

- Меня удивило, что вожди были одни, я подумл, они отстли от своих воинов во время охоты н бизонов. Но сейчс зню, почему это произошло. Апчей интересовли кйов. А если рзведкой знялись вожди, знчит, дело принимет очень серьезный оборот. Теперь они возврщются домой. Виннету с телом убитого продвигется знчительно медленнее строго вождя, который згонит лошдь, чтобы скорее собрть воинов.

- Поэтому и я должен немедленно сообщить обо всем ншему вождю!

- Пусть мой брт повременит и выслушет меня! Апчи жждут двойной мести, вм и нм, из-з смерти Клеки-Петры. Они пошлют против вс большой отряд воинов, против нс выступят небольшой группой, которую возглвят Инчу-Чун и его сын. Нпдут н нс, перебьют, потом соединятся с основным отрядом. Я покжу тебе нш лгерь, и оттуд ты вернешься к Тнгу и передшь ему все, о чем я тебе рсскзл. Зтем вы прибудете к нм, подождете Инчу-Чуну с мленьким отрядом воинов и возьмете его в плен. Вс будет двести человек, их не больше пятидесяти. В лгере нходится двдцть белых, и мы, конечно, поможем вм. При тком соотношении сил вы без труд победите пчей. И кк только вожди окжутся у вс в плену, вы сможете потребовть з них любой выкуп. Мой брт соглсен со мной?

- Д. Мой брт Сэм предствил хороший плн. Думю, узнв его, Тнгу обрдуется и соглсится.

- Тогд - по коням! До ночи ндо успеть вернуться в лгерь!

Мы сели н отдохнувших лошдей и пустились вскчь. Теперь не было необходимости держться след, и мы посккли нпрямик в лгерь.

Должен признться, слов Сэм очень меня огорчили. Виннету, блгородный Виннету, вместе с отцом и полестней воинов угодит в ловушку! Если это произойдет, все они погибнут. Кк Хокенс мог дть ткой совет! С моих слов вестмен знл, кк мне понрвился Виннету, д и см он вроде бы не питл зл к молодому вождю пчей.

Все мои попытки поговорить с ним по пути в лгерь не увенчлись успехом. Я хотел убедить его отступить от нмеченного плн, предложить взмен другой, но он, видно, предчувствовл это и ни н шг не отходил от предводителя индейцев. Я редко бывл в плохом нстроении, но поведение Сэм привело меня в ярость. В лгере я сошел с лошди, рсседлл ее и, с трудом сдерживя кипящее во мне негодовние, улегся н трву, не пытясь больше зговорить с Сэмом. Хокенс не обрщл н меня внимния и рсскзывл товрищм о ншей встрече с кйов и о том, что должно произойти. В лгере при виде индейцев поднялся переполох, но потом все успокоились, узнв, что это нши друзья и союзники и что можно не бояться нпдения пчей. Под охрной двух сотен кйов мы могли спокойно звершить рботу.

Кйов приняли нс в лгере дружелюбно, нкормили медвежьим мясом, и вскоре они покинули нс. спеш предупредить своих воинов о ндвигющихся событиях. Только после их отъезд Сэм подошел ко мне, рстянулся рядом н трве и обычным зносчивым тоном спросил:

- Что з унылый вид, сэр? Для плохого нстроения есть только две причины: либо несврение желудк, либо душевные переживния, хи-хи-хи! Думю, имеет место второй случй, не тк ли?

- Тк, - неохотно отозвлся я.

- Тогд откройте мне свое сердце, выявите причину, и я вс вылечу.

- Хорошо бы, но, боюсь, вши усилия будут нпрсны.

- А вы не бойтесь.

- Тогд скжите: вм понрвился Виннету?

- Очень. И вм, кжется, тоже.

- В тком случе почему же вы желете его смерти? В чем дело?

- Смерти? Ни в коем случе.

- Но его ведь схвтят!

- Смо собой.

- Знчит, он погибнет!

- Нет,

- В тком случе зчем змнивть его в ловушку?

- Чтобы зщитить нс от него смого и от его воинов.

- А что будет дльше?

- Дльше... гм! Вы готовы ему помочь?

- Не только готов, но непременно это сделю! Если он попдет в плен, я освобожу его, если кто-нибудь стнет угрожть ему оружием, я буду сржться рядом с ним!

- В смом деле?

- Я обещл это умирющему Клеки-Петре, ткое обещние рвносильно клятве, я никогд не нрушю Днного слов.

- Очень рд.

- Очень рд? - рздрженно переспросил я. - А кк же тогд прикжете понимть вши гнусные нмерения?

- Ах, вот в чем дело! Мд, стрин Сэм Хокенс еще в дороге зметил, что вы хотели поговорить с ним, но, блгодрение Богу, удлось помешть этому, не то мой великолепный плн провлился бы с треском. Не всем моим словм следует верить, милый юнош, не кждому я рзрешю зглянуть в свои крты, хи-хи-хи! Но вм рзрешу. Дику Стоуну и Биллу Пркеру тоже, потому что вы будете мне помогть, чтоб мне лопнуть! Итк, я думю, Инчу-Чун и Виннету пошли н рзведку, прикзв воинм следовть з ними. Поскольку вождь и Виннету нверняк ехли всю ночь, пчи двиглись им нвстречу, Инчу-Чун встретится с ними звтр утром или в полдень, знчит, послезвтр вечером пчи могут быть здесь. Ну, понимете теперь, что нм грозит? К счстью, мы поехли з ними, к счстью, мы встретили кйов, к счстью, они приведут сюд двести всдников и...

- Я должен предупредить Виннету, - скзл я.

- Ни в коем случе! - вскричл Сэм. - Ну кк вы не понимете? Вы предупредите пчей, они не попдут в ловушку и будут нм угрожть. Нет, пусть кйов победят их и возьмут в плен. А мы тйком освободим их! Ясно? Тогд они будут блгодрны нм и откжутся от мести. В худшем случе потребуют одного Рэттлер, уж этому я препятствовть не стну. Ну рзгневнный джентльмен, что вы н это скжете?

Протянув руку Хокенсу, я скзл:

- Вы прекрсно все придумли, дорогой Сэм!

- Неужели? А кто говорил, будто Сэм Хокенс поедет полевых мышей? Окзывется, и он может н что-нибудь сгодиться, хи-хи-хи! Вы соглсны?

- Соглсен, дорогой Сэм!

- Тогд отдыхйте, выспитесь хорошенько. Звтр 'будет много рботы. Я рсскжу все Стоуну и Пркеру.

Ну рзве стрин Сэм не чудесный прень? Конечно, он длеко не стр, ему не больше сорок лет, но невероятно зросшее лицо, фнтстический нос, возвышвшийся нд этой рзительностью, кк сторожевя бшня, кожня куртк, будто сколочення из досок, стрили его неимоверно.

Здесь необходимо объяснить смысл слов "олд" - "стрый". Употребляется это слово не только для обознчения возрст, но и в дружеском общении с близкими приятелями: "стрик", "стрин". Человек, о котором идет речь, не всегд стр, чсто весьм молод. Но слову "стрый" нередко придют и другое знчение. Говоря о ком-то: "стрый бездельник", "стрый молчун", "стрый мошенник", - обычно подчеркивют ккую-то хрктерную черту, отличющую днного человек.

Именно ткое знчение придют слову "олд" н Зпде. Известнейшего охотник прерии звли Олд Фйерхэнд. Он прослвился меткостью выстрел, и его нрекли "Огнення Рук". Предшествующее имени слово "Олд" подчеркивло исключительную меткость. И к моему имени "Шеттерхэнд" впоследствии прибвили "Олд".

Сэм ушел, я попытлся уснуть, но тщетно. В лгере громко обсуждли происшествия последних дней и рдовлись приходу индейцев. И шум в лгере, и собственные мысли не двли зснуть. Хокенс нстолько поверил в свой плн, что полностью исключл возможность провл, однко я не рзделял его оптимизм. И потом, можно ли освободить Виннету и его отц, не подумв об учсти остльных пчей? Бросить их н произвол судьбы? Но четыре человек не смогут освободить всех пчей незметно, не нвлекя н себя подозрений. И еще, пчей возьмут в плен, добровольно они не сддутся, знчит, будет бой. И тут не ндо большого ум, чтобы понять: яростнее всех в тком случе будут сржться те двое, кого мы хотим уберечь, знчит, именно им грозит нибольшя опсность. Кк их спсти от смерти?

Мысли одолевли меня, я ворочлся с боку н бок, но ничего не мог придумть. В конце концов я решил положиться н опыт Сэм Хокенс, поклявшись смому себе встть грудью н зщиту вождей, если это пондобится. С тем я и уснул.

Утром я с особым рвением приступил к проклдке трссы. Впрочем, все остльные тоже стрлись кк могли, тк что рбот продвиглсь быстрее, чем обычно. Рэттлер держлся в стороне, слоняясь без дел. Его люди по-прежнему относились к нему вполне по-дружески, словно ничего не произошло. Нблюдя з ними, я пришел к выводу, что в случе стычки с Рэттлером глупо было рссчитывть н их помощь. Вечером окзлось, что мы прошли учсток в дв рз больший, чем ндеялись, несмотря н сложную трссу. Рзбив лгерь н новом месте, уствшие, мы срзу после ужин легли спть.

Н следующий день мы тк же усердно рботли до обед, пок не появились индейцы кйов. Они без особого труд ншли место ншей новой стоянки.

Крепкие, воинственного вид индейцы сидели н хороших лошдях, и у всех без исключения были ружья, ножи и томгвки. Воинов было больше двухсот. Вождь кйов действительно отличлся необыкновенным ростом, строгими, скорее дже угрюмыми чертми лиц и хищными глзми, в которых горел жжд нживы и рзбоя. Звли его Тнгу, что знчит "предводитель". Взглянув н него, я испытл чувство стрх и тревоги з судьбу Инчу-Чуны и Виннету"

Прибывший к нм в кчестве друг и союзник, Тнгу вел себя отнюдь не дружелюбно. Он нпоминл тигр, готового сожрть дже пнтеру, только что охотившуюся с ним бок о бок. Тнгу вместе с Бо ехл во глве бнды крснокожих. Приблизившись, он не сошел с лошди, чтобы поздоровться с нми, повелительным жестом отдл прикз, исполняя который индейцы мгновенно окружили лгерь. Не говоря ни слов, Тнгу нпрвился к ншему фургону и, приподняв полотняный полог, зглянул внутрь. Содержимое явно зинтересовло его. Спешившись, он збрлся в фургон, чтобы обследовть его.

- Ого! - произнес Сэм. - Кжется, Тнгу считет нс и ншу собственность своей добычей, чтоб мне лопнуть! Он принимет Сэм Хокенс з дурк, который пускет волк в овчрню, но он ошибется. Сейчс я его приструню.

- Поосторожнее, Сэм! - збеспокоился я. - Их двести человек! Преимущество н их стороне.

- Преимущество в числе, но не в хитроумии, хи-хи-хи!

- Мы окружены.

- Вижу. Вы что, думете, у меня нет глз? Кжется, мы привели сюд не лучших помощников. Рз Тнгу прикзл окружить лгерь, знчит, он и нс вместе с пчми собирется зсунуть в свой крмн, может, и проглотить. Ну нет, этот кусок ему не по зубм! Пойдемте к фургону, послушете, кк Сэм Хокенс говорит с ткими мерзвцми! Я хорошо зню Тнгу, он прекрсно осведомлен, что я в лгере, и тем не менее не счел нужным приветствовть меня. Плохой знк! Взгляните н эти грозные лиц. Ну д лдно, я им сейчс покжу, чего стоит Сэм Хокенс. Пойдемте!

Держ ружья нготове, мы подошли к фургону, в котором хозяйничл Тнгу. Возвысив голос, Сэм ехидно поинтересовлся:

- Знменитый вождь кйов собирется в Стрну Вечной Охоты?

Тнгу, стоявший к нм спиной, обернулся и грубо ответил:

- Почему бледнолицые мешют мне своими дурцкими вопросми? Когд-нибудь Тнгу стнет верховным вождем в Стрне Вечной Охоты, но пройдет много времени, прежде чем он туд попдет.

- Возможно, лишь одн минут.

- Почему?

- Слезй с повозки, и поскорее, тогд скжу!

- Я здесь остнусь!

- Прекрсно! Тогд ты взлетишь н воздух!

Скзв это, Сэм повернулся и сделл вид, будто уходит. Тнгу немедленно спрыгнул с фургон, схвтил Хокенс з плечо и крикнул:

- Взлечу н воздух? Почему Сэм Хокенс говорит тк?

- Чтобы предупредить тебя.

- О чем?

- О смерти, которя похитит тебя, если остнешься в повозке.

- Уфф! В ней поселилсь смерть?

- Д.

- Где? Покжи мне ее!

- Потом. Рзве твои лзутчики не рсскзли тебе, что мы здесь делем?

- Рсскзли. Вы хотите построить дорогу для огненного коня бледнолицых.

- Д, это тк! Дорог пройдет через реки, пропсти и склы, которые мы взрывем. Думю, тебе это известно.

- Д, но при чем тут смерть, которой ты меня пугешь?

- При том. Знешь ли ты, чем мы взрывем склы, окзвшиеся н пути огненного коня? Может, думешь, при помощи порох, которым зряжют ружья?

- Нет. Бледнолицые придумли что-то другое, чтобы взрывть горы.

- Вот именно! Это "что-то" мы держим в фургоне. И хотя оно упковно неплохо, тот, кто не умеет с ним обрщться, погибнет. Возьмет пкет, он взорвется в рукх и рзорвет его н тысячу мелких кусков.

- Уфф, уфф! - вскричл перепугнный Тнгу. - И я был рдом с этим пкетом?

- Совсем рдом. Если бы ты не спрыгнул, то сейчс был бы в Стрне Вечной Охоты. И с чем бы ты туд явился? Духи предков увидели бы, что ты пришел без мешочк со священным "лекрством", не принес скльпы, не принес ничего, явился в виде кусков мяс и костей. Рзве в тком виде ты смог бы стть верховным вождем в Стрне Вечной Охоты? Д твои остнки рстоптли бы и рзнесли по небу копыт коней предков.

Всякому известно, что индейц, попвшего в Стрну Вечной Охоты без священного мешочк и скльп, умершие герои встречют с презрением. Придется бедняге скрывться от них и пребывть в вечном одиночестве. Индейцы верят в стрые предния: несчстье появиться н небесх в виде мелких кусочков! Медное лицо вождя посерело от стрх.

- Уфф! - выдохнул Тнгу, медленно приходя в себя. - Кк хорошо, что ты вовремя скзл мне об этом! Но почему эту опсную вещь вы держите в фургоне среди других полезных предметов?

- А где же? Н земле он испортится, или кто-нибудь возьмет ее и взорвется. Дже в фургоне он очень опсн. Если пкет взорвется, н воздух взлетит все, что нходится поблизости.

- И люди тоже?

- Смо собой и люди, и животные н рсстоянии ст больших шгов.

- Знчит, я должен зпретить моим воинм приближться к повозке.

- Это ндо сделть. Любя неосторожность может погубить все! Ты видишь, кк я збочусь о вс, ведь вы нши друзья. Но может быть, я ошибюсь? Друзья при встрече приветствуют друг друг и выкуривют трубку мир. Ты этого не сделл.

- Ведь ты курил трубку с Хитрой Лисой!

- Только я и этот белый воин, которого ты видишь здесь, больше никто из моих товрищей. Рз ты их не приветствуешь, знчит, что-то зтил в сердце.

Тнгу ккое-то время в рздумье смотрел вдль, потом придумл отговорку:

- Мы вступили н тропу войны и не взяли кинникинник мир.

- Уст вождя кйов произносят не то, что думет его сердце. Я вижу мешок кинникинник у твоего пояс, к тому же полный. Нм он не нужен, у нс хвтет тбк. И необязтельно трубку курить всем. Ты выкуришь з себя и своих воинов, я з себя и остльных белых, тким обрзом, союз зключт все.

- Зчем нм двоим курить, если мы и тк друзья? Пусть Сэм Хокенс считет, что мы выкурили ее з всех.

- Кк тебе угодно. Пусть кждый делет, что ему вздумется, но ты пчей не получишь.

- Ты хочешь их предупредить? - злобно спросил Тнгу.

- И не подумю! Они нши врги и хотят убить нс. Но я не скжу тебе, кк змнить их в ловушку.

- Я не нуждюсь в твоих советх. См зню, что делть.

- Ого! Знешь, когд и откуд придут и где можно устроить зсду?

- Мои люди рзузнют.

- Ты зпретишь им отлучться от лгеря, ведь мудрый вождь знет, что пчи нйдут их следы и подготовятся. Они подкрдутся незметно, нпдут внезпно, и еще неизвестно, чем все кончится. Действуя же по моему плну, вы сми сможете неожиднно окружить их и взять в плен, чтоб мне лопнуть!

Я зметил, что эти слов произвели впечтление н Тнгу. Подумв, он ответил:

- Я посоветуюсь с моими воинми.

Тнгу отошел в сторону, жестом подозвл нескольких крснокожих, в том числе и Бо, и они нчли оживленный рзговор.

- Итк, Тнгу признлся, что не собирлся церемониться с нми, отметил Сэм.

- Мошенник вздумл подло обмнуть нс, несмотря н дружбу и вше доброе отношение к нему? - удивился я.

- Дружбу? Вы знете, что ткое дружб в понимнии кйов? Ведь это воры и убийцы, промышляющие грбежом! Вы для них друг лили" до поры до времени, они не здумются обокрсть и убить друг, если это выгодно. А у нс есть фургон с продуктми и другими вещми, предствляющими для индейцев огромную ценность. Лзутчики двно обо всем узнли и сообщили вождю.

- Что же теперь будет?

- Ну что... гм! Теперь мы в безопсности.

- Хорошо, если тк.

- Думю, что это тк. Я зню индейцев кйов. А кк вм понрвилсь моя выдумк с динмитом? Прекрсня идея, не првд ли? Теперь ни один из крснокожих не подойдет к фургону. Остлось только убедить их в том, что и в жестянке из-под срдин я держу взрывчтку. У вс тоже есть ткя бнк, т, где вы хрните бумги. Зпомните это, может, когд-нибудь пригодится.

- Прекрсня идея, Сэм! Ндеюсь, он произведет необходимое впечтление. А что вы скжете о трубке мир?

- Индейцы зрнее решили не курить ее, но сейчс, кжется, передумют. Я переубедил вождя и полгю, он уговорит воинов. И все рвно доверять им нельзя.

- Знчит, дорогой Сэм, прв окзлся я. Вы собрлись использовть кйов для осуществления своего плн, теперь сми окзлись в их рукх. И мы вместе с вми. Интересно, чем все это кончится?

- Все будет хорошо, уж положитесь н меня, нверняк я переубедил Тнгу. Он понял, что без нс ему не змнить в ловушку пчей, словно слепых котят. О, вот он возврщется! Интересно, что же они решили?

Все выяснилось еще до того, кк Тнгу подошел к нм: Бо отдл прикз, и плотное кольцо крснокожих, до сих пор окружвших лгерь, рсплось. Индейцы отошли нзд и спешились. Лицо вождя утртило былую угрюмость.

- Я посоветовлся с моими воинми, - скзл он. - Они соглсны, чтобы я выкурил трубку мир с моим бртом Сэмом от имени всех крснокожих.

- Тнгу првильно решил, он не только хрбрый, но и мудрый вождь. Пусть воины кйов сядут вокруг, чтобы все могли обменяться дымом мир и дружбы.

Все произошло тк, кк предложил Сэм. Тнгу и Хокенс выкурили трубку мир, соблюдя ритул, потом мы, белые, подходили ко всем индейцм по очереди и пожимли им руки. Теперь несколько дней мы могли спть спокойно, но кто знет, что потом взбредет в голову крснокожим?

Европейцы говорят: "выкурить" трубку мир. Н смом деле индейцы не курят тбк, , кк они сми утверждют, "пьют дым", и это очень верно, потому что индеец в процессе курения непрерывно вссывет дым, чтобы потом изредк выпускть его млыми порциями.

Восстновив временное соглсие, Тнгу потребовл созвть большой совет с учстием всех белых и крснокожих. Было это очень некстти, поскольку мешло рботе, которую следовло зкончить кк можно скорее, совет же мог зтянуться до бесконечности. Я попросил Сэм перенести совет н вечер. Хокенс поговорил с вождем.

- Тнгу истинный индеец и ни з что не изменит своего решения. Апчей придется ждть долго, поэтому он требует созвть совет и подробно обсудить мой плн, потом будет большой пир. У нс достточно продовольствия, д и кйов привезли пеммикн н вьючных лошдях. К счстью, он соглсился, чтобы в совете учствовли лишь я, Дик Стоун и Билл Пркер, вы можете приступить к рботе.

- Можем? Соизволили рзрешить? Я им покжу, кто здесь решет! взорвлся я.

- Не дурите, сэр! Сделйте вид, что ничего не произошло! Их нельзя сердить, если мы хотим, чтобы все кончилось нормльно.

- Но мне ндо присутствовть н совете.

- Это лишнее.

- Я тк не считю. Мне необходимо знть о принятых решениях.

- Вы о них немедленно узнете.

- А если я с ними не соглшусь?

- Не соглситесь? Вы? Ай д гринхорн! Вы что, в смом деле собиретесь утверждть решения, принятые Сэмом Хокенсом? И я должен испршивть, вшего рзрешения, чтобы постричь ногти или почистить споги?

- Сэм, не лезьте в бутылку. Мне только ндо знть, что жизни Виннету и его отц ничто не угрожет.

- Тут вы можете положиться н строго Сэм. Дю вм слово, с ними ничего не случится. Вы удовлетворены?

- Конечно. Вшего слов достточно.

- Итк, приступйте к рботе и не беспокойтесь. Все будет хорошо!

Я вынужден был смириться, ведь ндо было зкончить рботу до прибытия пчей. Мы с большим рвением приступили к съемке и очень быстро продвиглись вперед. Бэнкрофт и трое его помощников, зня о грозящей нм опсности, стрлись изо всех сил.

И угроз нпдений пчей, и соседство с кйов не сулили ничего хорошего. Зкончив съемку местности до появления пчей, мы могли быстро убрться отсюд, сохрнив и жизнь, и полученные мтерилы.

Понимя это, все рботли слженно, кк никогд рньше. Меня же беспокоил не собствення безопсность, судьб Виннету, и я не собирлся бежть, не убедившись, что ему ничто не угрожет.

Я рботл з двоих. Приходилось вести измерения, делть зписи и соствлять чертежи, к тому же в двух экземплярх. Один экземпляр получл стрший инженер, копию я прятл н всякий случй. Мы окзлись в столь опсном положении, что нелишне было подстрховться.

Совет действительно зтянулся до вечер и зкончился только тогд, когд мы прекртили рботу из-з нступивших сумерек. Кйов пребывли в превосходном нстроении, потому что Сэм (првильно или нет - обсуждть было уже поздно) угостил их остткми бренди из ншего бочонк. Ему и в голову не пришло спросить рзрешения у Рэттлер. В лгере уже горело несколько костров, вокруг них сидели пирующие крснокожие. Рядом пслись лошди, чуть дльше, укрытые темнотой, охрняли лгерь рсствленные вождем воины.

Я сел вместе с Сэмом и его нерзлучными товрищми, Пркером и Стоуном. Ужиня, я с интересом рзглядывл лгерь, который для меня, новичк, предствлял необычный вид. По всему чувствовлось, что дело идет к войне. Вокруг - свирепые медные лиц людей, не способных н проявление жлости и великодушия. Ншего бренди хвтило кждому индейцу лишь н пять-шесть глотков, поэтому никто не опьянел, однко "огнення вод" большя редкость и лкомство для индейцев - сделл свое дело: языки рзвязлись, повсюду велись громкие, оживленные рзговоры.

Я, естественно, срзу спросил Сэм о решениях, принятых н совете.

- Можете не беспокоиться, - ответил Хокенс. - Вшим любимчикм ничего не угрожет.

- А если они будут зщищться?

- До этого не дойдет. Апчи не успеют опомниться, кк будут поймны и связны.

- Мд? Кк же вы это все себе предствляете, мой дорогой Сэм?

- Очень просто. Сюд они могут проникнуть только по одной дороге. Угдйте, сэр, по ккой?

- Ну, это ясно. Снчл выйдут н место строй стоянки, оттуд двинутся по ншему следу.

- Совершенно верно! Вы не тк глупы, кк можно судить по виду. Итк, первую вжную вещь мы знем - откуд ожидть их появления. Вторя, не менее вжня, - время их прибытия.

- Вычислить точно нельзя, но можно догдться.

- Д, тот, кто умеет шевелить мозгми, может догдться, хотя вряд ли стоит полгться н догдки, это может стоить нм жизни. Время ндо знть бсолютно точно.

- Только рзведк дст верные сведения, но вы против этого, дорогой Сэм, ибо считете, что следы рзведчиков выддут нс.

- Крснокожих рзведчиков, зпомни это! Апчи знют, что мы здесь, поэтому след белого человек не вызовет подозрений.

А что будет, если они обнружт следы крснокожих? О чем они подумют?

- Что поблизости нходятся кйов?

- Ндо же, угдли! Мысленно снимю перед вми шляпу, и сделл бы это не только мысленно, если бы мне не ндо было беречь мой прик.

- Спсибо, Сэм! Я ндеюсь снискть вше увжение нвсегд. Но двйте вернемся к делу. Знчит, вы считете, что мы должны послть н рзведку белых, не крснокожих?

- Д, но только одного.

- Одного хвтит?

- Вполне, потому что н него можно полностью положиться. Зовут его Сэм Хокенс, и, чтоб мне лопнуть, он питется полевыми мышми, хи-хи-хи! Вы знете ткого, сэр?

- Д, - ответил я. - Если он з это возьмется, я буду совершенно спокоен, его пчи не поймют.

- Конечно, не поймют, хотя он им покжется.

- Кк? Они должны вс увидеть?

- Рзумеется.

- В тком случе, индейцы схвтят вс и убьют.

- Нет, для этого они слишком умны. Когд я спокойно прогуляюсь у них н виду, крснокожие убедятся, что мы чувствуем себя в полной безопсности. Меня пчи не посмеют тронуть, ведь мое исчезновение всполошит лгерь, д и зчем меня хвтть, если я все рвно попду к ним в руки?

- Но, Сэм, возможно ли, чтобы вы их увидели, они вс нет?

- Сэр, - взорвлся Хокенс, - хорошенького же вы мнения обо мне! Кк это я могу их не увидеть? У Сэм Хокенс глзки мленькие, но зоркие. Апчи, првд, вышлют вперед рзведчиков, но уж я-то нйду место, откуд видно все. Есть ткие мест, где дже опытнейший вестмен не сможет укрыться и вынужден будет появиться н открытом прострнстве. Вот в тком месте я и обнружу рзведчиков. И срзу же сообщу вм, что они крдутся к ншему лгерю. А вы ведите себя спокойно, кк ни в чем не бывло.

- Но ведь пчи срзу увидят кйов и предупредят Инчу-Чуну.

- Кого увидят? Нших крснокожих? Молодой человек, увжемый гринхорн, уж не считете ли вы, что у Сэм Хокенс мозги из вты? Моя збот - чтобы нигде не было ни млейшего след кйов, понятно? Нши дорогие друзья спрячутся очень хорошо и появятся только в последний момент. Рзведчики пчей должны увидеть только тех, кто был в лгере во время визит к нм Виннету и его отц.

- Здорово придумно!

- То-то! Не мешйте рзведчикм пчей нблюдть з лгерем, пусть убедятся, что мы совершенно спокойны. Кк только они уберутся, я поспешу з ними и дождусь, когд подойдут глвные силы пчей. А те появятся ночью, чтобы нпсть н лгерь в темноте.

- И возьмут нс в плен или убьют, если не всех, то многих.

- Послушйте, сэр! Прво, мне вс жль. Вроде бы обрзовнный человек, не знете, что ндо удирть, если не хочешь попсть в лпы вргу. Любой зяц знет об этом, и дже одно мленькое черное и кусчее нсекомое, которое прыгет в шестьсот рз выше своего рост, вы понятия об этом не имеете! Неужели в книгх, которых вы прочли ткое множество, ничего нет н этот счет?

- Ни слов! Отвжному вестмену не пристло прыгть тк высоко, кк упомянутое вми нсекомое! Тк вы считете, мы должны удрть в безопсное место?

- Конечно. Мы рзожжем костры, пусть пчи нс видят. Пок огонь горит, они остнутся в укрытии. Кк только костры догорят, мы покинем лгерь, скроемся в темноте и приведем воинов кйов. Апчи нпдут н лгерь - он пуст! Хи-хи-хи! Вот удивятся! Рзведут огонь, чтобы нйти нс, тут-то мы их и увидим и нпдем н них! О, н Зпде долгие годы будут помнить хитроумного Сэм Хокенс, чтоб мне лопнуть!

- Действительно, здумно хорошо, если только все произойдет именно тк, не по-другому.

- Уж я пострюсь, чтобы по-другому не произошло.

- А что дльше? Будем тйком освобождть пчей?

- По крйней мере, Инчу-Чуну и Виннету.

- А других?

- Скольких сможем, но не выдвя себя.

- Что ждет остльных?

- Ничего стршного, уверяю вс, сэр. Кйов прежде всего нчнут преследовть беглецов, ну если они окжутся слишком кровождными, Сэм Хокенс что-нибудь придумет. И вообще нйдите своей голове лучшее применение, не знимйте ее тем, что произойдет потом. Тм видно будет, сейчс мы должны выбрть место, пригодное для осуществления ншего плн, тут не всякое подойдет. Утром я зймусь этим. Хвтит болтовни, с звтршнего дня ндо действовть.

Он был прв. Дльнейшие рзговоры и догдки не имели смысл. Оствлось только ждть рзвития событий.

Нступил ночь. Погод стл меняться. Поднялся ветер, который все усиливлся, и только под утро немного стих. Тогд вдруг резко похолодло, что в этих местх случется исключительно редко - ведь мы нходились н широте Дмск. Проснувшись, Сэм Хокенс взглянул н небо и скзл: .

- Ого! Сегодня произойдет редкое для этих мест событие - пойдет дождь, чтоб мне лопнуть! А это очень кстти.

- Почему? - спросил я.

- Сми не можете догдться? Видите, кк смят трв? Рзведчики пчей срзу поймут, что здесь было больше людей и лошдей, чем оствлось. Если пойдет дождь, трв выпрямится и скроет следы кйов. Ну, пор.

- Вы хотите выбрть место для нпдения?

- Д. Я мог бы пок оствить кйов здесь и только потом вернуться з ними, но чем скорее они уйдут отсюд, тем быстрее пропдут их следы. А вы пок спокойно рботйте.

Сэм сообщил вождю о своих нмерениях, и вскоре индейцы уехли вместе с ним и его двумя товрищми. Конечно, место, которое выберет Сэм, должно нходиться н ншей трссе, чтобы не вызывть подозрений и чтобы пчи не рыскли по прерии в поискх лгеря.

Рбот шл, и мы медленно продвиглись вперед. К полудню предскзния Сэм сбылись, хлынул дождь, д ккой! Подобное можно увидеть лишь в этих широтх. Небо словно рзверзлось.

Из потоков ливня вдруг появился Сэм, с ним Дик и Билл, д тк неожиднно, что мы зметили их только н рсстоянии десяти шгов. Они сообщили, что ншли подходящее место. Пркер и Стоун должны были покзть нм его, Сэм тем временем, прихвтив немного провизии, собрлся н рзведку. Он пошел пешком, без мул, чтобы легче было спрятться. Когд Сэм скрылся з густой звесой дождя, меня охвтило чувство тревоги. Кзлось, ктстроф ндвигется быстро и неумолимо.

Ливень кончился внезпно. Н небе зсияло солнце, и срзу стло тепло, кк и нкнуне. Мы возобновили прервнную рботу.

Трсс шл по прерии, окруженной лесми и кое-где поросшей редким кустрником. Рельеф для съемки был легкий, и мы быстро продвиглись вперед. Хотя нездолго до того здесь проехли две сотни воинов кйов, никких следов не остлось, дождь все смыл. Сэм окзлся прв, пчи не узнют о нших союзникх.

Стемнело, и рботу пришлось прервть. Стоун скзл, что мы нходимся вблизи предполгемого мест боя. Хотелось осмотреть все собственными глзми, но было уже слишком темно.

Н следующее утро мы довели трссу до ручья, впдвшего в довольно большое озеро, сохрнявшее воду дже и тогд, когд см ручей пересыхл. Однко в тот день, после дождя, вод поднялсь высоко, полностью зполнив русло. К озеру вел узкя долин, окймлення деревьями и кустми.

Примечтельной особенностью этого озер был полуостров, узкий у перешейк, рсширяющийся по мере приближения к середине озер и почти круглый по форме. По другую сторону озер рскинулсь пологя лесистя возвышенность.

- Вот это место выбрл Сэм, - скзл Стоун. - Оно кк нельзя лучше подходит для ншего плн.

Я окинул окрестности внимтельным взглядом.

- А где кйов, мистер Стоун?

- Они укрылись, хорошо укрылись. Можете сколько угодно смотреть, следов не нйдете, хотя они прошли здесь и сейчс нблюдют з нми.

- Тк где же они?

- Не торопитесь, сэр! Снчл я должен объяснить, почему хитрый Сэм избрл именно это место. Н учстке прерии, по которому мы ехли, рстет много одиночных кустов. Рзведчики пчей, скрывясь з этими кустми, стнут незметно подкрдывться к нм. Вон н той поляне мы рзведем костры, чтобы пчи зметили нс издлек, подошли поближе и решили нпсть н нс. Уверяю вс, лучшего мест для нпдения крснокожим не нйти!

Длинное, худое, згорелое лицо Дик излучло восторг, который никк не рзделял инженер.

- Стрнный вы человек, мистер Стоун! - проворчл он. - Н нс нпдут, вы рдуетесь. Меня это пугет, и я считю, нужно поскорее убирться отсюд!

- Чтобы срзу попсть в лпы пчм? Неужто вы тк ничего и не поняли? Я рдуюсь, что удлось нйти подходящее место. Првд, оно облегчит тку пчм, но потом и нм поможет перехитрить их. Взгляните н другой берег. В лесу н возвышенности притились кйов. Они нблюдют з нми с деревьев, они зметят и пчей, потому что оттуд все видно кк н лдони.

- Кк же они нм помогут, - зметил стрший инженер, - если сидят по ту сторону озер?

- Они сидят тм до поры до времени, их не зметят рзведчики пчей. Кк только те уйдут, кйов тут же примчтся н полуостров и укроются здесь.

- А если лзутчики пчей срзу попытются проникнуть н полуостров?

- Только в том случе, если индейцы будут уверены, что пройдут незмеченными.

- Что же получется? Мы должны делть вид, будто не змечем их, и вместе с тем быть готовы отрзить нпдение. Одно другому противоречит.

- Вовсе нет. Апчи, конечно, попытются пройти н полуостров, но мы знем, кк помешть им. У берег, где ширин перешейк соствляет всего шгов тридцть, мы поствим непроходимую прегрду.

- Ккую?

- Оствим тм лошдей. Привяжем их к деревьям. Почуяв чужков, лошди зхрпят и збеспокоятся. Индейцы знют об этом и не сунутся н полуостров. Кк только рзведчики уйдут, явятся кйов. Весь отряд пчей подойдет сюд только к ночи, чтобы тковть нс, когд мы ляжем спть.

- А если они не зхотят ждть? - спросил я. - Мы не успеем скрыться!

- Ничего стршного, - ответил Дик. - Тогд кйов срзу же придут нм н помощь.

- Но в тком случе не обойдется без кровопролития, этого мы хотели избежть.

- Ну что ж, сэр. Здесь, н Зпде, не принято считть кждую кплю крови. Но будьте покойны! Апчи сми не полезут н рожон. Подождут, пок мы уснем. Они ведь знют, что мы будем зщищться, и, хотя нс всего двдцть человек, многие из них погибнут в схвтке. Они, кк и мы, ценят свою кровь и жизнь. Поэтому будут ждть, пок мы не зснем. А мы тем временем быстро потушим костры и уйдем в глубь полуостров.

- А что нм делть сейчс? Мы можем рботть?

- Д, но вы непременно должны вернуться к нзнченному чсу.

- Тогд не будем терять времени. Пойдемте, господ, мы еще успеем кое-что сделть!

Геодезисты пошли з мной, хотя особого рвения к рботе не проявляли. Я не сомневлся, что все они с удовольствием удрли бы отсюд, но по контркту оплчивлсь только зкончення рбот. А деньги хотели получить все. Кроме того, они понимли, что, если сбегут, пчи без труд переловят всех. Нш лгерь сейчс стл ниболее безопсным местом.

Я же не мог сидеть слож руки в ожиднии событий. Мной овлдело лихордочное состояние, которое обычно бывет перед боем. Сегодня н крту ствилсь человеческя жизнь. Нет, я боялся не з себя, кк-нибудь зщищусь, но что будет с Инчу-Чуной и Виннету? В последнее время я очень чсто думл о молодом вожде, испытывя стрнное чувство родств нших душ. Мы почти не знли друг друг, но он стновился мне все дороже. И удивительное дело, кк потом мне рсскзывл Виннету, именно в это время он переживл то же смое и тоже постоянно думл обо мне!

Еще до обед Сэм Хокенс вернулся в лгерь. Мленький человечек явно устл, но хитрые глзенки весело блестели н лице, зросшем густой рстительностью.

- Все в порядке? - спросил я. - Судя по вшему нстроению, дорогой Сэм, это тк.

- Неужели? - зсмеялся он. - Откуд вы это взяли? У меня н лице нписно или вообржение вм подскзывет?

- Д ккое тм вообржение? Вс выдют глз!

- Что вы говорите? Глз? Не мешет зпомнить это и в будущем быть поосторожнее. Но вы првы. Мне повезло, повезло больше, чем я ожидл.

- Вы видели их рзведчиков?

- Рзведчиков? Д я видел знчительно больше! Не только рзведчиков, но и весь отряд, и не только видел, но и слышл и многое подслушл.

- Вы их подслушли? Говорите же поскорее, что вы узнли!

- Не сейчс и не здесь. Собирйте вещи и отпрвляйтесь в лгерь! Я скоро приду туд, но снчл мне ндо переговорить с кйов, рсскзть о результтх вылзки и дть укзния, кк вести себя.

Он пошел вдоль берег, перепрыгнул через ручей и скрылся между деревьями н той стороне озер. Мы собрли свои вещи, вернулись в лгерь и стли его ждть. Сэм Хокенс появился тк внезпно, что мы и не зметили, кк он приблизился, он не упустил случя поиздевться нд нми:

- А вот и я, господ! У вс что, нет ни глз, ни ушей? Любой слон зстл бы вс врсплох.

- Тк вы же не слон, - ответил я.

- Вполне возможно. Но я хотел покзть вм, кк можно подкрсться незметно. Вы сидели молч и все же не зметили меня. То же смое произошло вчер, когд я подслушивл пчей.

- Рсскжите об этом, рсскжите подробно!

- Хорошо! Дйте только сяду, очень уж устл. Мои ноги привыкли к верховой езде и откзывются бегть. Не случйно увжющие себя мужчины служт в квлерии, не в пехоте, чтоб мне лопнуть!

Он сел рядом со мной, посмотрел по очереди н кждого из нс и скзл, многознчительно покчивя головой:

- Итк, сегодня будет бл!

- Уже сегодня? - переспросил я. Известие ошеломило меня, и в то же время я испытл чувство облегчения оттого, что вскоре все решится. - Это хорошо, очень хорошо!

- Тк вм не терпится попсть в руки пчей? Впрочем, я тоже считю, что все будет хорошо. И я рд, что больше не ндо ждть. Человек строит плны, готовится, все пойдет не тк, кк он предполгет.

- Почему же не тк? Вы сомневетесь?

- Ни в коем случе. Именно сейчс я полностью уверен, что все кончится хорошо. Но опытный человек знет, что из смого милого ребенк может вырсти негодяй. Смые прекрсные плны может рзрушить нелепый случй.

- Нм есть чего бояться?

- Нет. Судя по тому, что я услышл, все идет кк по мслу.

- Что же вы услышли? Рсскжите!

- Спокойно, не спешите, молодой человек! Всему свое время. Пок не могу скзть, что я услышл, потому что снчл вм необходимо узнть, что произошло до этого. Я ушел в дождь, не стл ждть, когд он кончится, ведь моей куртке не стршен никкой ливень, хи-хи-хи! Я уже почти дошел до мест ншей строй стоянки, где нс посетили вожди пчей, когд зметил троих крснокожих и принялся незметно следить з ними. "Это рзведчики пчей, подумл я, - вряд ли они пойдут дльше, ведь им прикзно добрться до этого мест". И окзлся прв. Крснокожие обследовли все вокруг, но моих следов не обнружили; зтем, в ожиднии подход основных сил, они, выбрв место посуше, рсположились под деревьями. Я тоже лег под деревом и стл ждть. Ндо же было узнть, что произойдет дльше. Вдруг появился отряд всдников в боевой рскрске. Я срзу узнл пчей и их вождей Инчу-Чуну и Виннету.

- Сколько было воинов?

- Около пятидесяти, кк я и предполгл. Рзведчики сообщили прибывшим о своих нблюдениях и опять двинулись вперед, остльные медленно последовли з ними. Кк вы догдыветесь, джентльмены, Сэм Хокенс не упускл их из виду ни н минуту. Дождь смыл все следы, но вбитые вми колышки остлись н своих местх, словно вехи столбовой дороги. Вот бы мне всю жизнь ходить по тким прекрсным следм! Апчи соблюдли осторожность, ведь мы могли окзться з любым поворотом в лесу, в кустрнике. Они продвиглись очень медленно, действуя хитро и осмотрительно, тк что одно удовольствие было нблюдть з ними. Апчи и в смом деле смые смышленые среди индейских племен. Молодец Инчу-Чун. И Виннету тоже. Ни одного лишнего звук, объяснялись исключительно знкми. Отряд пчей прошел мили две, когд стло темнеть. Индейцы спешились, привязли лошдей к колышкм, вбитым в землю, и укрылись в лесу, где и остлись до утр.

- Тм вы их и подслушли? - поинтересовлся я.

- Д. Они умны, костров не рзожгли, ну д и Хокенс не глупее их. Его они не зметили. Я осторожно прополз между деревьями н собственном животе, з неимением чужого, и подобрлся к ним н ткое рсстояние, что мог слышть все, о чем они говорят.

- И все поняли?

- Что з дурцкий вопрос! Я что, глухой?

- Не обижйтесь, Сэм. Я удивился, неужели они и между собой говорят по-нглийски?

- Говорили, если я не ошибюсь, н дилекте месклеро, который я с горем пополм понимю. Вожди время от времени обменивлись короткими, но очень содержтельными фрзми. Я услышл все, что нм необходимо знть, и теперь мы можем действовть.

- Д скжите, нконец, что вы узнли? - не выдержл я, тк кк Сэм многознчительно умолк.

- Сэр, если вы готовы лопнуть от нетерпения, сделйте одолжение, отойдите в сторону, не то и нм достнется! Апчи не н шутку осерчли и горят желнием взять нс живыми.

- Знчит, они не собирются убивть нс?

- Что вы, кк можно! Естественно, собирются, но не срзу. Они пострются зхвтить всех белых, зтем их отвезут в свое стойбище н реке Пекос, тм привяжут к столбм пыток и зжрят живьем. Знете, кк поступют с рыбой? Поймв, пускют в сдок и кормят, чтобы потом сврить с хорошей припрвой. Интересно, кким окжется н вкус мясо Сэм Хокенс, зжренного вместе с охотничьей курткой, хи-хи-хи!

Отсмеявшись, Сэм продолжл:

- Больше всего, конечно, достнется мистеру Рэттлеру, который сидит тут с нми и смотрит н меня с тким восторгом, будто все рдости ря ожидют только его. Д, д, мистер Рэттлер, вы зврили кшу, вм ее и рсхлебывть. Вс зжрят н вертеле, посдят н кол, отрвят, зколют, зстрелят, четвертуют и повесят, и все это в строгой очередности, не спеш и понемножку, чтоб вы срзу не испустили дух, могли нслдиться всеми видми мучений. Если же вы и после всего этого остнетесь в живых, вс вместе с Клеки-Петрой положт в могилу и зроют живьем.

- Боже мой! Они тк решили? - побледнев, спросил Рэттлер.

- Рзумеется. Вы вполне это зслужили, и тут уж ничто не поможет. Хотелось бы только пожелть вм, чтобы, испытв все виды кзни, вы никогд больше не поступли столь скверно. Ндеюсь, вы воспользуетесь моим советом. Тело Клеки-Петры передно шмну вместе с прикзом доствить его н глвную стоянку пчей. Хочу зметить, что крснокожие умеют сохрнять тел умерших. Я видел мумии индейских детей, которые спустя сто лет выглядели тк, словно еще вчер были живы. Когд нс всех схвтят, мы будем иметь удовольствие нблюдть з преврщением мистер Рэттлер в живую мумию.

- Я здесь ни минуты не остнусь! - вскричл Рэттлер.

Сэм удержл его:

- Ни шгу отсюд, если хотите жить! Апчи зняли всю окрестность, и вы угодите в их силки.

- Вы тк думете, Сэм? - спросил я.

- Конечно, и вы знете, что я прв. И в другом я тоже не ошибся. Апчи нчли военные действия против кйов. У них тм целя рмия, к которой со своим отрядом присоединятся вожди, когд покончт с нми Они встретили по пути отряд воинов, выступивших против кйов, отдли шмну тело убитого, выбрли пятьдесят всдников и вернулись сюд. Им не пришлось ехть в стойбище, вот почему они тк быстро окзлись здесь.

- А где же рмия, которя выступил против кйов?

- Не зню. Об этом не говорилось. Д для нс это и не имеет никкого знчения.

Тут стрый Сэм ошиблся: для нс имело знчение - и немловжное, где нходится смый многочисленный отряд пчей. Вскоре он см убедился в этом.

Сэм продолжл:

- Я услышл все, что меня интересовло, и мог бы срзу вернуться в лгерь, но ночью трудно змести следы, и пчи обнружили бы их, д кроме того, мне хотелось рзглядеть их получше. Я оствлся в лесном укрытии, пок индейцы не тронулись в путь, последовл з ними, примерно в шести милях отсюд покинул их и кружной дорогой незметно вернулся к вм. Вот и все, что я хотел вм рсскзть.

- Знчит, они вс не видели?

- Нет.

- И вы пострлись, чтобы они не обнружили вши следы?

- Д.

- Но ведь вы говорили, что покжетесь им и...

- Зню, зню! Я собирлся тк сделть, но этого не потребовлось и... тс-с-с, вы слышли?

Троекртный крик орл прервл речь Сэм.

- Это воины кйов, - объявил Сэм. - Они сидят н деревьях. Я велел им подть ткой знк, когд увидят пчей. Пойдемте, сэр, проверим, зоркие ли у вс глз!

Последние слов относились ко мне. Взяв ружье, я двинулся з Сэмом.

- Стойте! - остновил меня Сэм. - Оствьте ружье. Хотя вестмен и не должен с ним рсствться, но сегодня случй особый: мы идем собирть дров для костр, не подозревя об опсности. Апчи подумют, что вечером мы рзобьем здесь лгерь, именно это нм и нужно.

Мы бродили между деревьями и кустми по открытой поляне, изобржя беспечность и собиря сухие ветки, искос поглядывя в сторону, где должны были прятться пчи.

- Вы кого-нибудь видите? - спросил я.

- Нет, - ответил Сэм.

- И я не вижу.

Мы нпрягли зрение, но не увидели ничего подозрительного. А кк стло мне потом известно от смого Виннету, он лежл в это время в пятидесяти шгх з кустом и нблюдл з нми. Окзывется, недостточно облдть хорошим зрением, ндо еще иметь опыт, этого мне тогд явно недоствло. Сегодня я непременно зметил бы Виннету, догдвшись о его присутствии по клубящейся нд кустом мошкре, привлеченной зпхом человек.

Итк, не солоно хлебвши мы вернулись в лгерь, собиря по пути хворост. Нбрли его дже больше, чем было нужно.

- Вот и хорошо, - скзл Сэм. - Сделем зпс для пчей, чтобы дров у них были под рукой, пусть рзожгут костер побольше, ведь это и в нших интересх.

Стло смеркться. Сэм, смый опытный из нс, укрылся н крю поляны, чтобы первым обнружить приближение рзведчиков

Мы в меру сил облегчили здчу рзведчикм пчей предоствив им возможность хорошенько осмотреть нш лгерь: рзложили костер тк, чтобы он хорошо был виден из прерии и укзывл прямой путь к нм. Пусть пчи примут нс з дурков.

Мы спокойно принялись з ужин, словно и не подозревли об угрозе нпдения, оствив ружья в стороне, но тк, чтобы дже в темноте можно было легко их отыскть. Н узком перешейке полуостров, кк и предлгл Сэм, мы поствили лошдей.

Спустя три чс тихо, кк тень, появился Сэм и шепотом произнес:

- Приближются дв рзведчик: с этой и с той стороны. Я слышл и видел их.

Знчит, индейцы обходили поляну с двух сторон, скрывясь в тени зрослей. Сэм сел вместе с нми и принялся что-то рсскзывть, мы отвечли ему. Оживлення бесед должн был усыпить бдительность рзведчиков. Мы их зметили, видели, кк они нблюдют з нми, но не подли виду, что догдывемся об их присутствии.

Теперь крйне вжно было не упустить момент, когд они уйдут, чтобы приготовиться к приему отряд пчей и позвть кйов. Дорог был кждя минут. Мы не могли ждть, пок пчи соизволят сми покинуть поляну, ндо зствить их сделть это. Сэм Хокенс встл и, деля вид, что идет з хворостом, нпрвился в сторону кустов. Я зшел с другой стороны поляны. Прочесв зросли, мы убедились, что индейцы повернули нзд. Сэм приложил лдони к губм и квкнул три рз, кк лягушк. Это был сигнл для кйов. Здесь, у воды, квкнье лягушки не могло вызвть подозрений. Потом Сэм вернулся н свой нблюдтельный пункт, чтобы вовремя известить нс о приближении глвного отряд пчей.

Минуты через две после сигнл кйов появились н поляне. Все двести человек, друг з другом, проползли мимо нс. Не прошло и трех минут, кк последний из них пропл в глубине полуостров.

Мы ждли Сэм. Тот не зствил себя ждть, явился и шепотом доложил:

- Идут, причем с обеих сторон. Подбросьте дров. Ндо сделть тк, чтобы под пеплом остлись тлеющие угли и крснокожие могли быстро рздуть огонь. Облегчим здчу индейцм, хи-хи-хи!

Мы рзложили зпсы дров вокруг костр тким обрзом, чтобы свет от тлеющих углей не выдл преждевременно ншего уход. Сейчс все мы стли ктерми, ибо от ктерских способностей кждого звисел теперь нш жизнь: не дй Бог, догдются по ншему виду, что мы знем об их присутствии. Индейцы непременно нпдут н лгерь, но они должны сделть это только после того, кк мы уляжемся спть. А если рньше?

Хотя рядом с нми и нходились двести крснокожих союзников, кровопролития было не избежть. Должен скзть, перед лицом смертельной опсности кждый из нс вел себя по-своему. Я был совершенно спокоен, кк будто готовился сыгрть рядовую пртию в шхмты. Рэттлер лег н землю лицом вниз и притворился спящим, хотя его колотило от стрх. Слвные вестмены, приятели Рэттлер, бледные и перепугнные, почти не принимли учстия в ншей беседе. Зто Билл Пркер и Дик Стоун вели себя нстолько естественно и непринужденно, словно во всем мире не было ни одного пч. Сэм Хокенс рсскзывл некдот з некдотом, я громко смеялся.

Тк прошло полчс. Стновилось ясно, что индейцы действительно ткуют нс лишь после того, кк мы ляжем спть, в противном случе бой уже нчлся бы. Костер догорл, ждть больше не стоило, и с протяжным зевком я громко произнес:

- Я устл, пор ложиться. Сэм, кк вы относитесь к моему предложению?

- Я не против, - ответил он. - Огонь догорет, спокойной ночи!

- Спокойной ночи! - скзли Стоун с Пркером, отошли от костр и рстянулись н земле.

Плмя медленно зтухло, и вскоре стло совсем темно. Только тлеющие под пеплом угольки крсновто мерцли, но в их неверном свете ничего нельзя было рзглядеть. Пор было уходить. Взяв ружье, я медленно пополз в сторону. Сэм держлся рядом со мной, остльные двинулись з нми. Добрвшись до лошдей, я, чтобы н всякий случй зглушить чей-нибудь неосторожный шорох, подергл з повод одну из них, зствив с шумом переступить с ноги н ногу.

И вот мы все добрлись до мест, где кйов, кк кровождные пнтеры, притились в зсде.

- Сэм, - тихонько скзл я другу, - если мы действительно собиремся уберечь от смерти обоих вождей, то должны сделть все, чтобы не допустить к ним кйов.

- Соглсен с вми, сэр.

- Я беру н себя Виннету, вы, Стоун и Пркер, позботьтесь об Инчу-Чуне.

- Кк это? Вы один идете н Виннету, нм троим оствляете одного стрик? Не очень спрведливо, чтоб мне лопнуть!

- Спрведливо. С Виннету я спрвляюсь, но вс должно быть трое, чтобы скрутить Инчу-Чуну, пок он не опомнится и не нчнет сопротивляться, инче вождь погибнет в бою или будет рнен.

- Д, вы првы! Ндо выйти вперед, чтобы кйов не опередили нс. Идем!

Мы продвинулись н несколько шгов ближе к костру и змерли в темноте, с нпряжением ожидя боевой клич пчей, ибо без сигнл индейцы никогд не ткуют. По индейскому обычю подет его вождь, зтем клич подхвтывют остльные воины. Трудно описть его словми. Дьявольский вой рссчитн н то, чтобы противник оцепенел от стрх. Крснокожие издют пронзительный крик "хииииииих" и быстро хлопют лдонью по губм, отчего получется ужсющя трель.

Воины кйов, кк и мы, с нетерпением ждли боя. Кждый из них хотел быть в первых рядх, и они, оттлкивя друг друг, пытясь пробрться вперед, тем смым зствляли нс продвигться все ближе к огню. Ткие мневры стновились опсными. Скорей бы уж пчи нчли тку!

И вот нчлось! Дикий крик "хииииииих" прозвучл в ночной тишине тк резко и пронзительно, что муршки побежли по спине, и вслед з тем поднялся ткой дский вой, будто взвыли тысячи чертей. Вдруг все стихло, нступил мертвя тишин, в которой мы отчетливо услышли короткое "ко!". Его произнес Инчу-Чун.

Слово это знчит "огонь". Угольки под пеплом ншего костр еще тлели, вокруг лежли сухие ветки. Апчи немедленно исполнили прикз, подбросив хворост в зтухющий костер. Через несколько секунд плмя взметнулось ввысь, осветив всю поляну.

Инчу-Чун и Виннету стояли рядом. Кк только пчи убедились, что нс нет в лгере, они плотным кольцом окружили вождей, выкрикивя в удивлении свое обычное "уфф, уфф, уфф".

Виннету, хоть и был смым молодым среди воинов, первым понял, что произошло. Кк чсто впоследствии восхищлся я его умом и сообрзительностью! Сейчс он моментльно понял, что мы где-то поблизости, освещенные костром пчи являют собой прекрсную мишень для нших ружей. Поэтому Виннету крикнул:

- Ттиш, ттиш!

Прикз ознчл "Скройтесь!". См Виннету уже был готов исчезнуть в темноте, но я опередил его. В три прыжк окзлся я среди воинов, окружющих его, рстолкл их и пробился внутрь кольц. Сэм, Стоун и Пркер следовли з мной по пятм. И в то мгновение, когд Виннету, громко крикнув "ттиш!", собирлся метнуться в спсительную тьму, он увидел меня. Несколько секунд мы смотрели в глз друг другу. Потом Виннету молниеносно выхвтил из-з пояс нож, но я удрил его кулком в висок, и он, потеряв сознние, рухнул н землю. В тот же миг Сэм, Стоун и Пркер схвтили Инчу-Чуну.

Апчи яростно взвыли, но жуткий боевой клич кйов, кинувшихся в бой, зглушил их рев.

Пробившись сквозь строй пчей, я окзлся в смой гуще дико орущих, сплетенных в жестокой схвтке людей. Двести кйов против пятидесяти пчей! Четверо н одного! Отвжные воины Виннету зщищлись изо всех сил. Я вынужден был держть их н рсстоянии и пустить в ход кулки, не желя никого рнить, тем более убить. Нокутировв еще четверых или пятерых пчей, я рсчистил прострнство перед собой, но к этому времени сопротивление пчей было сломлено. Сржение продолжлось пять минут. Всего пять минут! Нет, в днном случе целых пять минут, и это слишком долго!

Связнный Инчу-Чун лежл н земле без сознния, Виннету лежл рядом с ним. Никто из пчей не убежл, им и в голову не пришло бросить схвченных нми вождей. И у них, и у кйов были рненые, трое кйов и пятеро пчей погибли в бою. Мы не желли ткого исход сржения, но отчянное сопротивление пчей вынудило кйов применить оружие.

Побежденных пчей связли без особого труд, тк кк рсстновк сил был в ншу пользу: четверо кйов д один белый н кждого воин пчей. Трое кйов держли пч, четвертый связывл пленник.

Тел погибших убрли в сторону, тк кк рнеными кйов знялись их товрищи, мы решили перевязть рны пчей. Нс встретили угрюмые лиц, кое-кто пытлся сопротивляться, ибо гордость не позволял им воспользовться услугми вргов и они предпочитли истекть кровью. К счстью, их состояние не внушло опсений - большинство рн было легкими.

Перевязв рненых, мы спросили, кк они проведут ночь. Хотелось облегчить их стрдния, нсколько это было возможно, но вождь кйов Тнгу крикнул:

- Эти собки приндлежт нм, не вм, и я буду определять их судьбу!

- И что ты решил? - спросил я.

- Снчл мы хотели отвести их в нши деревни, но теперь ничто не мешет нм нпсть н стойбищ пчей. Путь длек, не тщить же их с собой, поэтому все они умрут у столбов пыток.

- Все?

- Все.

- Ты ошибешься.

- Я ошибюсь?

- Д. Ты говоришь, что пчи приндлежт вм. Это не тк.

- Мы имеем прво рспоряжться их жизнью.

- Нет. Соглсно зконм Зпд пленник приндлежит тому, кто его схвтил. Возьмите пчей, которых поймли вы, я ничего не имею против. Однко поймнные нми приндлежт нм.

- Уфф, уфф! Очень мудро говоришь! Знчит, вы хотите взять Инчу-Чуну и Виннету?

- Рзумеется!

- А если я не отдм их вм?

- Несомненно, отдшь!

Тнгу говорил злобно, я же отвечл ему спокойно, но твердо. Вождь достл из-з пояс нож, с рзмху вонзил его в землю и прорычл, грозно сверкя глзми:

- Только прикоснитесь к кому-нибудь из пчей, и в вши тел вонзится этот нож, Хуг! Я скзл!

Дело принимло опсный оборот, я уже собирлся покзть вождю кйов, что нисколько его не боюсь, но тут Сэм Хокенс бросил н меня предостерегющий взгляд. Ко мне вернулось блгорзумие, и я умолк.

Связнные пчи лежли вокруг огня. Проще всего было оствить их тм, глвным обрзом потому, что это облегчло здчу стржникм. Но Тнгу хотел докзть мне, что все они его собственность и он поступит с ними тк, кк ему вздумется. Поэтому он велел привязть пленников к деревьям и оствить тк, пок не решится их судьб.

Прикз был исполнен немедленно, и рзумеется, с нмеренной жестокостью. Кйов стрлись причинить боль пленникм, но ни один из пчей не издл ни звук, не подл виду, что стрдет: воин обязн стойко переносить физические мучения. Особенно изощренно и грубо обрщлись кйов с вождями пчей, тк туго зтянув путы, что из вздувшихся конечностей едв не брызнул кровь.

Хотя ни у кого из пленников не было шнсов освободиться без посторонней помощи и бежть, Тнгу выствил охрну.

Зжженный снов костер пылл посреди поляны. Мы рсселись вокруг огня, твердо решив не допускть сюд "союзников", ведь они могли помешть нм освободить Виннету и его отц. К счстью, кйов к нм и не приближлись. Они с смого нчл не испытывли к нм дружеских чувств, мой спор с вождем еще более обострил нши отношения. Злые, чсто презрительные взгляды не предвещли ничего хорошего. В лучшем случе мы могли рссчитывть н то, что рсстнемся с ними без стычки.

Кйов рзвели свои костры в стороне от нс и рсположились вокруг них. Они рзговривли н языке своего племени, не пользуясь жргоном, н котором индейцы говорят с белыми, явно не желя, чтобы мы понимли их рзговор. Дурной знк! Всем своим видом кйов покзывли, что они хозяев положения, и поведение их по отношению к нм очень нпоминло поведение льв в зверинце, который только до поры до времени мирится с присутствием пс в своей клетке.

Нш плн трудно было осуществить еще и потому, что в него были посвящены лишь четверо: Сэм Хокенс, Дик Стоун, Билл Пркер и я. От остльных мы его скрывли, зня, что н негодяев из компнии Рэттлер положиться нельзя: они зпросто выдли бы нс индейцм. Оствлось рссчитывть только н свои силы. Следовло подождть, когд все улягутся, чтобы никто не поднял тревогу. Сэм посоветовл и нм немного поспть, потом у нс не будет ни минуты отдых. Мы последовли его совету, и я мгновенно уснул, несмотря н ждущие нс опсности.

Тогд я не умел еще определять время по звездм, но, вероятно, было около полуночи, когд Сэм рзбудил меня. Весь лгерь спл. Кйов поддерживли огонь только в одном костре, остльные погсли. Мы могли говорить, но, рзумеется, шепотом. Пркер и Стоун тоже проснулись. Сэм прошептл:

- Прежде всего ндо решить, кто пойдет, все четверо не должны отсюд уходить. Хвтит двоих.

- Конечно, я иду! - решительно скзл я.

- Ого, не спешите, сэр! Дело крйне опсное.

- Зню.

- Мд. Вы молодец, чтоб мне лопнуть, но это очень опсно, смертельно опсно, сэр. А глвное, успех будет звисеть от того, кто выполняет здчу.

- Рзумеется.

- Я рд, что вы меня поняли, знчит, блгорзумно предоствите зняться делом более опытным вестменм.

- И не подумю!

- Сэр, будьте блгорзумны! Пойдем мы с Диком!

- Нет!

- Вы новичок в этом деле, тут ндо подкрсться бесшумно.

- Возможно. Однко я сегодня докжу вм, что человек может выполнить здчу, если очень зхочет. Ндо только приложить все силы.

- И ловкость, хотя бы минимум ловкости, сэр! А вот этого вм недостет. Здесь необходим и врождення, и приходящя с опытом ловкость, вот этого, думю, у вс пок нет.

- Пусть все решит испытние.

- Ккое?

- Кк вы думете, Тнгу сейчс спит или нет?

- Не зню.

- А не мешло бы знть, не тк ли?

- Д. Я проберусь к нему и узню.

- Нет, это сделю я.

- Вы?

- Д, я, и это будет испытнием.

- Ах, вот оно что! А если попдетесь?

- Ничего не случится, что-нибудь придумю. Скжу, хотел проверить охрну.

- Хорошо. Но кому нужно это испытние?

- Мне, чтобы зслужить вше доверие. Если все сойдет блгополучно, вы возьмете меня к Виннету.

- Когд вернетесь, тогд и поговорим.

- А сейчс я могу идти к Тнгу?

- Д, но будьте внимтельны! Если вс зметят, возникнут подозрения, если не сейчс, то потом, после побег Виннету. Подумют, что это вы его освободили.

- И не ошибутся.

- Прячьтесь з кждое дерево, кждый куст, избегйте освещенных мест. Все время стрйтесь оствться в темноте!

- Я точно выполню все вши укзния.

- Ндеюсь. По крйней мере тридцть кйов, не считя охрны, все еще не спят, чтоб мне лопнуть! Если они вс не зметят, возможно, из вс и получится нстоящий вестмен, пок что, несмотря н мои героические усилия, вы все еще остетесь гринхорном, д еще тким, кких редко встретишь дже в пноптикуме, хи-хи-хи!

Я сунул нож и револьвер поглубже з пояс, чтобы они случйно не выпли, и отполз от огня. Сегодня, вспоминя об этом, я особенно остро ощущю всю ответственность, которую тогд с легкостью взял н себя, всю дерзость предпринятого дел: я вовсе не собирлся проверять, спит ли Тнгу.

Я полюбил Виннету и нмерен был докзть ему свою дружбу, дже если бы это стоило мне жизни. И вот удобный случй предствился: можно было освободить его, и сделть это должен был именно я! Не доверяя мне, Сэм Хокенс только помешл бы осуществить здумнное. Дже выдержи я нмеченное испытние и узнй, спит Тнгу или нет, Сэм не перестл бы сомневться в моих способностях и для освобождения Виннету взял бы не меня, Дик Стоун. Поэтому я решил не упршивть Сэм, не тртить понпрсну слов, взяться з дело без посторонней помощи. И я отпрвился не к Тнгу, к Виннету!

Я понимл, что подвергю смертельной опсности не только собственную жизнь, но и жизнь моих товрищей: если бы я поплся, они бы погибли вместе со мной. И все-тки с юношеской беспечностью пошел н рисковнный шг.

О том, кк ндо подкрдывться, я много читл в молодости, с тех пор, кк прибыл н Дикий Зпд, много слышл. Сэм Хокенс любил не только рсскзывть, но чсто и покзывл, кк это делется. Я пытлся подржть ему, хотя понимл, что мне длеко еще до совершенств. Что же, сегодня придется пострться.

Я медленно полз в густой трве. От лгеря до мест, где, привязнные к деревьям, стояли Инчу-Чун и Виннету, было шгов пятьдесят. Ползти по всем првилм, ксясь земли лишь кончикми пльцев и носкми спог, я еще не умел. Ткое движение требует большой физической силы и особого нвык, который приобретется только в результте длительных упржнений и которого у меня тогд, конечно, не было. Поэтому я полз, опирясь н колени и локти. Вытягивя вперед руку, я снчл тщтельно ощупывл путь, проверяя, нет ли тм сухой ветки, которя под тяжестью моего тел могл бы хрустнуть. Протискивясь сквозь густой кустрник, я рздвигл ветки осторожно, чтобы не произвести лишнего шум. Понятно, полз я крйне медленно, но все-тки продвиглся вперед.

Виннету и Инчу-Чун привязли к деревьям, росшим н крю поляны, в пяти шгх от них, лицом к пленным, сидел крснокожий стржник.

Чсовой, конечно, мог помешть выполнению моего плн, но я знл, кк отвлечь его внимние. Для этого нужны были кмни. Увы, под рукой их не было. Ндо же, ккя обид! Ведь я преодолел уже почти полпути и потртил н это больше получс. Двдцть пять шгов з полчс! Вдруг я зметил рядом ккое-то светлое пятно. К своей большой рдости, обнружил мленькую, диметром в полметр, ямку с песком. Должно быть, песок сюд знесл вод во время пводк. Нбрв песк в крмн, я двинулся дльше.

Прошло еще полчс, и я окзлся в нескольких шгх от Виннету и его отц. К счстью, з деревьями, к которым они были привязны, росли густые кусты, скрыввшие меня от чсового. Сбоку, в нескольких шгх от кйов, рос колючий куст, который я двно зприметил.

Снчл я подполз к Виннету и несколько минут лежл без движения, нблюдя з поведением чсового. Индеец, несомненно, устл, он то и дело зкрывл глз и с трудом зствлял себя время от времени поднимть веки. Это было мне н руку.

Снчл следовло определить, кк именно связн Виннету. Я протянул руку к стволу дерев и ощупл его вместе с ногми пленного. Виннету не мог не почувствовть моей руки. Я боялся, что он пошевелится и выдст меня, но Виннету облдл не только умом, но и великолепным смооблднием. Он не шелохнулся. Ноги пч, кк я убедился, были стянуты в щиколоткх и привязны к дереву. Чтобы освободить ноги Виннету, требовлось перерезть дв ремня.

Теперь руки. В неверном свете костр удлось рзглядеть, что руки Виннету, зломленные нзд по обе стороны ствол, были связны в зпястьях. Здесь достточно рзрезть один ремень.

Я уже приготовился рзрезть путы, кк до меня неожиднно дошло, что, кк только я освобожу Виннету, он срзу бросится бежть, и тогд я пропл. Кк же я рньше об этом не подумл? Что делть? Голов лихордочно рботл, но ничего умного в нее не приходило. Я решил рискнуть, если Виннету пустится в бегство, бежть з ним.

Кк же я тогд ошиблся и недооценивл Виннету! Кк мло я еще знл его! Позже Виннету рсскзл мне, что он тогд испытывл. Почувствовв, кк его ощупывют чьи-то руки, он подумл, что это один из пчей. Првд, все воины, которых они с отцом привели, окзлись в плену, но это мог быть рзведчик, незметно шедший з ними, или же воин, прибывший к вождям с донесением от глвного отряд. Виннету понял, что сейчс его освободят, ждл этого, но не собирлся менять своего положения у дерев, тк кк побегом он подвергл опсности своего спсителя. Д он и не собирлся бежть без отц.

Снчл я рзрезл об ремня н ногх. К рукм я не мог дотянуться с земли, вернее, дотянулся бы, но мог порнить Виннету. Ндо было встть н ноги, но стржник мог меня зметить. Чтобы отвлечь его внимние, я достл из крмн горсть песк и бросил его н колючий куст рядом с чсовым. Индеец обернулся н шум, посмотрел н куст и успокоился. Шелест, вызвнный новой порцией песк, произвел нужное впечтление, ведь в ветвях куст могл прятться ядовитя змея.

Кйов встл, подошел к кусту и принялся рссмтривть его, повернувшись к нм спиной. Я вскочил н ноги и перерезл верхний ремень. И тут н глз мне поплись великолепные волосы Виннету, звязнные н мкушке узлом и гривой ниспдющие н спину. Ухвтив левой рукой тонкую прядь этих волос, я отрезл ее и в следующее мгновение опять лежл н земле.

Зчем я это сделл? Д зтем, чтобы иметь докзтельство, что именно я освободил Виннету.

К моей великой рдости, Виннету дже не дрогнул. Он продолжл стоять у дерев, не меняя положения. Я свернул н пльце волосы в колечко и спрятл их в крмн. Зтем подкрлся к Инчу-Чуне и тоже ощупл ремни н его ногх и рукх. Инчу-Чун, которого связли точно тк же, кк Виннету, не шелохнулся, когд я дотронулся до него. Я рзрезл путы снчл н ногх, потом н рукх, отвлекя внимние стржник уже испытнным приемом.

Кк и сын, Инчу-Чун остлся стоять неподвижно у дерев, двя возможность своему спсителю незметно скрыться. Собрв ремни, снятые с пленников, чтобы они рньше времени не поплись н глз кйов, я осторожно двинулся в обртный путь.

Ндо было торопиться, ведь, обнружив исчезновение пленников, чсовой поднимет тревогу и рзбудит весь лгерь, и тогд мне ни в коем случе нельзя будет окзться поблизости. Возврщясь, мне пришлось избрть другой путь - через кусты, кружной дорогой. В зрослях я смог выпрямиться в полный рост. Подойдя к лгерю, я опять опустился н колени и прополз остток пути.

Во время моего отсутствия друзья не сомкнули глз. Чего только они не передумли! Когд я добрлся до них и осторожно лег рядом, Сэм шепнул мне н ухо:

- Мы тк беспокоились, сэр! Вы хоть знете, сколько времени прошло?

- Сколько?

- Почти дв чс.

- Точно: полчс туд, полчс обртно и чс н месте.

- Что же вы делли целый чс?

- Я нблюдл з вождем и убедился, что он спит.

- Ну и кк же вы убеждлись в этом?

- Очень просто - смотрел н него, тк кк тот не двиглся, я понял, что он спит.

- Прекрсно! Ндо же ткое придумть! Дик, Билл, вы слышли? Чтобы убедиться, спит ли вождь, он смотрел н него целый чс, хи-хи-хи! Гринхорн! Не мог придумть ничего умнее! Не было тм ни веток, ни коры?

- Были, конечно, - ответил я.

- Вы не додумлись бросить в Тнгу кусок коры или комочек земли, чтобы узнть, спит он или нет? А он бросл... взгляд з взглядом... И тк целый чс, хи-хи-хи!

- Может, вы и првы, но испытние я выдержл!

Рзговривя, я все время посмтривл н вождей пчей. Почему они все еще стоят у деревьев, будто привязнные к ним, ведь двно могли уйти? Позднее я узнл, в чем было дело. Виннету полгл, что, освободив его, неизвестный спситель освободит отц и зтем дст им сигнл к побегу. То же смое думл и Инчу-Чун и... об ждли. Спустя некоторое время Виннету, улучив момент, поднял руку, покзывя отцу, что свободен. Стрый вождь повторил жест сын. В тот же миг об пч исчезли, словно провлились сквозь землю.

- Д, испытние вы выдержли, - соглсился Сэм Хокенс. - Вы нблюдли з вождем битый чс и... не поплись!

- Знчит, вы соглсны взять меня к Виннету?

- Гм! Интересно, кк вы думете освободить пчей? Тоже взглядом?

- Ну зчем же! Мы рзрежем ремни.

- И думете, что это тк же просто, кк срезть ветку с дерев? Стржник видите?

- Конечно, вижу.

- Он делет то, что тк нрвится вм, - окидывет взглядом пчей. А вот освободить их знчительно сложнее, и боюсь, до этого вы не доросли. К ним, знете ли, не тк просто подобрться, если и удстся, то... тьфу, пропсть! Что это ткое?

Сэм н полуслове оборвл свои рзглгольствовния и вытрщил глз: вожди исчезли. Сделв вид, что ничего не зметил, я спросил:

- Что случилось? Почему вы умолкли?

- Почему? Потому... потому... Уж не обмнывют ли меня глз? Дик, Билл, посмотрите-к туд: вы видите Виннету и Инчу-Чуну?

Не успели Дик и Билл прийти в себя от потрясения, кк чсовой, тоже зметив исчезновение своих подопечных, вытрщил глз н пустые деревья и рзрзился пронзительным криком. В лгере поднялся неописуемый шум.

Кйов кинулись к чсовому, белые тоже. З ними побежл и я, по дороге незметно высыпв песок из крмнов.

Ккя жлость, что я освободил только Виннету и Инчу-Чуну! Если бы был хоть млейшя возможность, я бы с удовольствием помог всем пчм.

Вокруг деревьев, где только что стояли связнные вожди, столпилось человек двести. Их ярость не знл грниц. Легко предствить, что случилось бы со мной, узнй они, кто освободил вождей. Первым пришел в себя Тнгу и стл отдвть прикзы. Спустя минуту половин воинов рзбежлсь по прерии, пытясь в темноте нстигнуть беглецов. Вождь кйов не помнил себя от злости. Он удрил нездчливого стржник кулком по лицу и, сорвв с его шеи мешочек с "лекрствми", стл их топтть, тем смым лишя воин чести.

Тут следует объяснить, что слово "лекрство" для индейц ознчет понятие, глубоко отличное от ншего. Оно появилось в лексиконе индейцев вместе с белыми людьми, вторгшимися в их жизнь. Индейцы не знли лекрств, которыми пользовлись белые, и действие препртов воспринимли кк результт колдовств, проявление непонятной, тинственной силы. Поэтому индейцы стли нзывть "лекрствми" все то, что стрнным, чудесным обрзом способно огрдить человек от болезней, несчстий, принести удчу в бою.

Кждый взрослый воин, кждый вождь носит н шее мешочек со своими собственными "лекрствми". Юнош, которому предстоит пройти обряд посвящения в воины, уходит из деревни в поискх "лекрств", своего род тлисмн. В уединении он проходит испытния н физическую выносливость, без пищи и воды проводя время в сосредоточенных рзмышлениях о своих плнх, ндеждх, желниях. Доведя себя постом и непрерывными рздумьями до состояния трнс, он теряет ощущение действительности, впдет в полусонное збытье и ждет, когд Мниту дст ему знк - укжет во сне н ккой-нибудь предмет, который н всю жизнь стнет его тлисмном - "лекрством". И дже если это будет летучя мышь, он не остновится, пок ее не поймет. Только тогд индеец возврщется в родную деревню. отдет тлисмн шмну, тот особым обрзом обрбтывет его и торжественно вручет юноше. Молодой воин прячет "лекрство" в мешочек, который с тех пор стновится его бесценным сокровищем. Лишясь мешочк с "лекрствми", индеец лишется чести. Несчстный может вернуть себе честь, только убив врг и добыв его "лекрств", которые стновятся собственностью победителя..

Отсюд ясно, кк жестоко нкзл Тнгу своего воин, уничтожив его мешочек с "лекрствми". Не говоря ни слов в свою зщиту, воин взял ружье и исчез между деревьями. С этого дня он считлся умершим. Племя примет его лишь тогд, когд он рздобудет новые "лекрств".

Тнгу с яростью нбросился н меня:

- Ты считл этих собк своей собственностью! Беги, лови их!

Я хотел промолчть, но Тнгу схвтил меня з плечо и крикнул:

- Ты слышишь? Я прикзывю!

Я оттолкнул его:

- Прикзывешь? Кто дл тебе прво прикзывть мне?

- Я вождь этого лгеря, и все здесь должны подчиняться мне!

Доств из крмн бнку из-под срдин, я поднял ее вверх и крикнул:

- Мне не нрвятся твои слов! Хочешь взлететь н воздух вместе со всеми воинми? Еще слово, и я уничтожу всех вс при помощи моих "лекрств"!

Тнгу шрхнулся в сторону и уже с безопсного рсстояния крикнул:

- Уфф, Уфф! Оствь свои "лекрств" для себя! Ты ткя же собк, кк все пчи!

Это было оскорбление, но в днной ситуции я оствил его без внимния.

Все белые вернулись в лгерь, где долго и безрезульттно пытлись выяснить, что же произошло. Я сохрнял полное молчние. Признюсь, сознние того, что я один знл тйну побег пчей, которую никто не мог рзгдть, доствляло мне глубокое удовлетворение. Прядь волос Виннету я отныне носил с собой во всех моих путешествиях по Зпду и сохрнил ее до сегодняшнего дня.

Глв IV

В БОРЬБЕ ЗА ЖИЗНЬ

Хотя кйов и считлись ншими союзникми, однко их поведение вызывло тревогу, и мы решили ночью по очереди стоять н чсх. Это не укрылось от индейцев, они бросли н нс косые взгляды. Их дружеские чувств явно шли н убыль.

Рно утром чсовой рзбудил нс. Ночью кйов не удлось нйти следы сбежвших вождей, с рссветом они, продолжив поиски, обнружили след, который довел их до мест, где пчи спрятли своих лошдей. Инчу-Чун и Виннету уехли вместе с воинми, охрнявшими коней, но смих коней оствили. Узнв об этом, Сэм Хокенс спросил меня с хитрой улыбкой:

- Вы догдыветесь, сэр, почему вожди поступили именно тк?

- Нетрудно догдться.

- Ого! Гринхорну не мешет быть поскромней. Одной интуиции недостточно, н мой вопрос ответит тот, кто облдет опытом.

- Я им и облдю.

- Вы? Опытом? Интересно, откуд он у вс?

- Мой опыт берется из книг.

- Опять эти книги! Если вы и вычитли в них что-то полезное, не думйте, что стли умнее всех. Я сейчс докжу, что вы в этом ничего не смыслите. Итк, почему вожди оствили лошдей своих пленных воинов?

- Именно потому, что пленные остлись здесь.

- Ну и что?

- Им пондобятся лошди.

- Зчем пленным лошди?

Слов Сэм не здевли моего смолюбия, я уже знл, что ехидство было у него в крови, и поэтому спокойно объяснил:

- Может случиться вот что: либо вожди вернутся с большой группой воинов, чтобы освободить пленных, - в тком случе незчем гонять лошдей туд и обртно, либо кйов, не дожидясь пчей, покинут эти мест и уведут с собой пленных. Тогд все смогут ехть верхом, тк будет удобней и пленным, и смим кйов. Знчит, можно ндеяться, что кйов пленных не убьют, доствят в свое стойбище.

- Недурно придумно! Но что мы будем делть, если они все-тки решт убить пчей?

- Они этого не сделют!

- Нет? Вы осмеливетесь спорить со мной?

- Осмеливюсь, потому что Сэм Хокенс збывет о моем присутствии здесь.

- Ах, вот оно что! Збывю о вшем присутствии! Неужели вы серьезно думете, что вше присутствие что-либо знчит?

- Пок я здесь, пленные будут жить.

- Неужели? Вот это великий герой, хи-хи-хи! У кйов две сотни людей, вы, гринхорн, в одиночку хотите помешть им осуществить здумнное!

- Ндеюсь, что все-тки не в одиночку.

- Нет? И кого же вы имеете в виду?

- Конечно, вс, ткже Дик Стоун и Билл Пркер! Я убежден, что вы тоже выступите против бойни.

- Глубоко признтелен вм з доверие! Снискть увжение гринхорн вроде вс - это не шутк, чтоб мне лопнуть, хи-хи-хи!

- Я говорю серьезно, Сэм. Нельзя шутить, когд человеческя жизнь в опсности.

В мленьких глзкх вестмен угдывлсь нсмешк.

- Черт побери! Вы действительно не шутите? В тком случе двйте поговорим серьезно. Кк вы это себе предствляете, сэр? Ни н кого больше рссчитывть мы не можем, нс будет четверо против двухсот кйов. Вы подумли, чем для нс это кончится?

- Чем бы ни кончилось, убийств я не допущу.

- Однко оно свершится, и, вполне возможно, вы тоже будете в числе жертв. А может, вы рссчитывете н силу своего кулк?

- Чепух! Не я дл себе прозвище Шеттерхэнд и прекрсно понимю, что мы сми не спрвимся с двумя сотнями индейцев. Ндо действовть хитростью, не силой.

- И кким же обрзом? Опять где-то вычитли?

- Д.

- И теперь считете себя хитрее всех? А вот я уверен, что вш хитрость грош ломного не стоит. Крснокожие сделют что зхотят, и никто не сможет им помешть.

- Ну что ж! Видно, н вс я рссчитывть не могу. Придется действовть в одиночку.

- Рди Бог, не порите горячку, сэр! Ишь, ккой обидчивый! Конечно же, мы не оствим вс одного. Я тоже готов зщищть пчей, но я никогд не пробивл стену головой. Это не в моих првилх. Зпомните: стен." тверже любой головы.

- Я и не собирюсь рсшибть себе голову. Мы пок не знем, кк кйов решили поступить с пленными, поэтому нет причин для беспокойств. В крйнем случе что-нибудь придумем.

- Нет, не соглсен. Предусмотрительный человек должен все предвидеть. Я не хочу сидеть слож руки и ждть, когд что-нибудь случится. Ндо точно знть, что мы предпримем, если пчей решт убить.

- Мы этого не допустим.

- Опять пустые слов!

- Я зствлю вождя исполнить мое требовние.

- Кким обрзом?

- Пригрожу ему ножом.

- И сможете его убить?

- Д, если он не соглсится н мои условия.

- Черт побери! Вот это решительность! Не ожидл от вс!

- Учтите, я не шучу!

Сэм помолчл, перевривя услышнное, потом скзл:

- Неплохя мысль. Пригрозить вождю ножом и тким обрзом вынудить его выполнить нши требовния. Д, это единственно верный способ! Иногд и гринхорны н что-нибудь годятся. Знчит, тк и будем действовть!

Сэму хотелось еще поговорить, но появился Бэнкрофт и велел мне брться з рботу. Инженер был прв: ндо спешить, чтобы зкончить все до того, кк Инчу-Чун и Виннету вернутся со своими воинми.

Мы все усердно трудились, когд в полдень ко мне подошел Сэм Хокенс и скзл:

- Вынужден вс обеспокоить, сэр. Сдется мне, кйов уж слишком подозрительно суетятся вокруг пленных.

- Что знчит - суетятся? Вы можете скзть яснее?

- Могу лишь догдывться, чтоб мне лопнуть! Кжется, они хотят поствить пчей к столбу пыток.

- Когд? Прямо сейчс?

- Рзумеется, прямо сейчс, инче я бы вс не стл беспокоить. Крснокожие все уже приготовили, похоже, сейчс примутся пытть пленных.

- Этого нельзя допустить! Где Тнгу?

- Он с воинми.

- Ндо его вымнить. Сможете?

- Но кк?

Я незметно осмотрелся. Позди нс, н месте вчершней стоянки, кйов не было. Они медленно двиглись з нми и сейчс рсполглись н опушке небольшого лес. Рэттлер со своими головорезми был с ними. Пркер и Стоун сидели рядом со мной н трве. Невысокий кустрник полностью скрывл нс от индейцев, что было весьм кстти.

- Скжите Тнгу, что я хочу ему что-то сообщить, но не могу бросить рботу. Думю, он придет.

- Я тоже тк думю. А если придет не один?

- Тнгу оствьте мне, остльными зйметесь вы, Стоун и Пркер. Приготовьте ремни, чтобы их связть. Все должно произойти быстро и без шум.

- Пусть будет по-вшему. Не зню, хорошо это или плохо, но у меня нет другого плн. Дело мы здумли опсное, но будем ндеяться, все обойдется, отделемся фонрем под глзом или в худшем случе мелкими црпинми. Хи-хи-хи!

Сэм ушел, кк обычно, посмеивясь. Мои увжемые коллеги нходились поблизости, но не могли нс слышть. Я не посвящл их в нши плны, инче бы они только помешли, ведь собственную шкуру они ценили выше, чем жизнь кких-то пчей.

Я отдвл себе отчет, сколь сложн и опсн был нш здч. Подвергть опсности Дик Стоун и Билл Пркер без их соглсия я не имел прв и поэтому прямо спросил, могу ли я рссчитывть н их помощь.

- Что это с вми, сэр? - возмутился Стоун. - Неужели мы похожи н негодяев, которые покидют друзей в опсности? Для нстоящего вестмен одно удовольствие помогть вм, А ты кк считешь, Билл?

- Точно тк же, - поддержл его Пркер. - Очень хочу знть, спрвимся ли мы вчетвером с двумя сотнями индейцев. Зрнее рдуюсь этому спектклю. Предствляю, с кким диким воем они бросятся н нс, но ничего сделть не смогут - руки коротки.

Я опять принялся з рботу, деля вид, что меня больше ничто не интересует. Вскоре Стоун предупредил меня:

- Приготовьтесь, сэр, они приближются!

Я обернулся. С Сэмом Хокенсом шел Тнгу, к сожлению, в сопровождении еще троих крснокожих,

- Н кждого из нс - по индейцу, - скзл я. - Вождь будет мой. Когд я нчну, схвтите воинов, д тк, чтобы никто и не пикнул.

Медленным шгом я пошел нвстречу Тнгу, Стоун и Пркер двинулись з мной. Мы остновились в тком месте, где остльные кйов не могли нс видеть з кустми. Тнгу был угрюм и неохотно обртился ко мне:

- Бледнолицый, которого зовут Шеттерхэнд, велел меня позвть. Неужели ты збыл, что я вождь кйов?

- Ни в коем случе. Я зню, кто ты.

- Если тк, то тогд ты должен был прийти ко мне, не я к тебе. Но зню, ты лишь недвно прибыл в ншу стрну и только учишься вежливости, поэтому прощю тебе ошибку. Что ты хотел мне скзть? Говори кртко, ибо у меня нет времени!

- Что з срочные дел требуют твоего присутствия?

- Мы хотим, чтобы эти собки пчи взвыли.

- Когд?

- Сейчс же.

- К чему ткя спешк? Я думл, вы зберете их в свои вигвмы и только тм отпрзднуете победу, рдуя своих жен и детей.

- Мы хотели тк поступить, но они будут нм обузой в военном походе. Поэтому пчи должны умереть здесь и сегодня.

- Прошу тебя, откжись от этого нмерения!

- Ты не смеешь ни о чем просить! - крикнул Тнгу.

- Почему же? Я только выскзл просьбу, ты уже гневешься. Я же не прикзывю, только прошу.

- От вс я не потерплю ни просьб, ни прикзов. Ни один бледнолицый не зствит меня изменить решение!

- А если зствит? Имеете ли вы прво убивть пленных? Я зню твой ответ и не собирюсь спорить с тобой. Однко убивть можно по-рзному: быстро, без мучений и у столб пыток. Пок мы здесь, последнему не бывть!

Тнгу гордо выпрямился и отозвлся с глубоким презрением:

- Не бывть? А кто ты ткой, чтобы прикзывть мне? Ты - жб против медведя со Склистых гор. Пленные - моя собственность, я волен поступть с ними кк хочу.

- Они попли в вши руки блгодря ншей помощи, и мы имеем н них ткое же прво, кк и вы. А мы требуем сохрнить им жизнь.

- Требуй чего угодно, белый пес, я смеюсь нд твоими словми!

Тнгу плюнул мне под ноги и хотел уйти, но я удрил его кулком, и вождь свлился н землю. Однко Тнгу окзлся крепким орешком, мой удр не лишил его сознния, и вождь попытлся встть. Пришлось удрить второй рз. В то же мгновение Сэм схвтил з горло одного из индейцев, повлил его н землю и придвил коленом, Дик и Билл кинулись ко второму, третий, воспользоввшись змештельством, с воплем пустился бежть.

Я помог Сэму связть индейц, тем временем Стоун и Пркер спрвились со своим.

- Жль, - скзл я, - что одного мы упустили.

- Я кинулся н того же, которого выбрл Стоун, - опрвдывлся Пркер. - Потеряли всего две секунды, но индеец успел сбежть.

- Ну что приуныли? - подбодрил нс Сэм Хокенс. - Ведь ничего стршного не случилось, рзве только пирушк нчнется чуть рньше. Не трусьте прежде времени. Через две-три минуты индейцы будут здесь, тк что двйте готовиться к встрече.

Без лишних рздумий мы связли Тнгу. Геодезисты с ужсом смотрели н нс. Прибежл стрший инженер и зкричл:

- В чем дело, господ? Чего вы нбросились н кйов? Теперь мы все погибнем!

- Вы совершенно првы, сэр, тк оно и будет, если вы все немедленно не' присоединитесь к нм, - ответил Сэм. - Позовите сюд своих людей, и идемте с нми! Не волнуйтесь, мы вс зщитим.

- Вы нс зщитите? Д это же...

- Хвтит болтть! - оборвл его Сэм. - Мы прекрсно знем, что делем. Если вы не с нми, я и ломного грош не дм з вши головы. Скорее решйтесь или пеняйте н себя!

Мы подняли связнных индейцев, отнесли их н большую поляну и положили н трву. Бэнкрофт с тремя помощникми поспешили з нми. Мы зрнее выбрли это место, тк кк в открытом поле чувствовли себя в большей безопсности: все вокруг было видно, кк н лдони.

- Кто будет вести переговоры с крснокожими? Рзрешите мне! - попросил я.

- Нет, сэр, - возрзил Сэм. - Оствьте это мне. Вы еще недостточно влдеете индейским жргоном. Однко вш помощь пондобится - делйте вид, словно собиретесь прирезть вождя.

Не успел Сэм зкончить, кк до нших ушей донесся дикий вой индейцев, спустя несколько секунд они сми выскочили из-з кустов. Крснокожие приближлись к нм не плотной толпой, рстянутой цепью: одни бежли быстрее других. Это было нм н руку, ибо с толпой сржться нмного труднее.

Мужественный Сэм вышел вперед и спешно стл подвть знки индейцм, чтобы те остновились. Он кричл им что-то, но из-з рсстояния я не мог рзобрть слов. Попытки Сэм не срзу произвели нужное воздействие, лишь после нескольких призывов бежвшие первыми остновились, з ними и остльные. Сэм что-то толковл им, все время укзывя н нс. По моему прикзнию Стоун и Пркер приподняли бесчувственного Тнгу, я достл нож и змхнулся н вождя. Крснокожие издли крик ужс.

Сэм все это время что-то им объяснял. Нконец один из индейцев, вероятно второй вождь, вышел из толпы и последовл з Хокенсом к нм, гордо подняв голову. Когд они об подошли, Сэм укзл н нших пленников и скзл:

- Вот, можешь убедиться, что мои уст, говорят првду. Смотри, они в ншей влсти!

Индеец, с трудом сдерживя гнев, внимтельно посмотрел н трех кйов и ответил:

- Эти дв крснокожих воин еще живы, но вождь. кк мне кжется, мертв.

- Он жив. Удр Шеттерхэнд лишил Тнгу чувств, но в скором времени душ его вернется в тело. Подожди здесь, присядь пок. Когд вождь придет в себя и сможет снов говорить, мы вместе обсудим, кк быть дльше. Но если кто-нибудь из вс поднимет н нс оружие, нож Шеттерхэнд выпьет кровь из сердц Тнгу. Хуг! Я тебе обещю!

- Кк вы посмели поднять руку н друзей?

- Н друзей? Неужели ты веришь своим словм?

- Верю. Ведь мы выкурили трубку мир.

- Д, выкурили, но ткому миру нельзя доверять.

- Почему?

- Рзве обычи кйов рзрешют обижть друзей?

- Нет.

- Вш вождь обидел Шеттерхэнд, и мы уже не считем вс ншими друзьями. Смотри, вождь шевелится!

Тнгу, которого Стоун и Пркер положили н землю, действительно пошевелился. Спустя несколько мгновений он открыл глз, посмотрел н кждого из нс, будто хотел вспомнить, что же случилось, нконец пришел в себя и крикнул:

- Уфф, уфф! Шеттерхэнд меня свлил. А кто связл?

- Я, - ответил я.

- Сними с меня ремни! Я прикзывю!

- Ты не выполнил мою просьбу, и теперь я не исполню твой прикз. Ты не имеешь прв прикзывть мне!

Окинув меня злобным взглядом, Тнгу яростно прошипел:

- Молчи, щенок, не то я тебя уничтожу!

- Лучше ты помолчи. Тнгу обидел меня, поэтому мой кулк свлил его с ног. Шеттерхэнд не допустит, чтобы кто-нибудь безнкзнно обзывл его белым псом или жбой. Веди себя повежливее, инче будет еще хуже!

- Я требую, чтобы меня освободили! Или вы все погибнете от рук моих воинов!

- Тогд ты умрешь первым. Подумй об этом. Вон тм стоят твои люди. Если кто-нибудь из них двинется с мест, я всжу нож в твое сердце. Хуг! Я скзл!

И я прикоснулся ножом к его груди. Кжется, до него нконец-то дошло, что он в моей влсти и что я исполню угрозу. Нвисл нпряження тишин. Бросив н меня ненвидящий взгляд, вождь, стрясь обуздть свой гнев, спросил:

- Чего же ты требуешь?

- Только того, о чем просил тебя рньше: не убивй сегодня пчей.

- Вы хотите сохрнить им жизнь?

- Только до тех пор, пок мы здесь, вместе с вми. Потом поступйте с ними по своему усмотрению.

Опять нвисл гнетущя тишин. Воення рскрск н лице вождя подчеркивл обуреввшие его чувств: гнев и ненвисть. Я не ндеялся, что он быстро сдстся, и был очень удивлен, когд вождь скзл:

- Пусть исполнится твое желние, я сделю больше, если ты соглсишься исполнить мое.

- Говори!

- Во-первых, я зявляю, что ничуть не испуглся твоего нож. Ты не посмеешь убить меня, потому что мои воины рзорвут вс н куски. Будь вы дже смые хрбрые, стольких воинов вм не победить. Я смеюсь нд твоей угрозой; я мог не выполнить твою просьбу, ты не посмел бы меня убить. И все-тки собки пчи не умрут у столбов. Обещю тебе: они остнутся в живых, если ты победишь в поединке н ножх.

- С кем я буду сржться?

- С одним из моих воинов. Если он убьет тебя, погибнут все пчи, если ты его, пчи будут жить.

- И ты отпустишь их н свободу?

- Д.

Нверняк этот негодяй здумл ккую-то подлость. Считя меня смым опсным среди белых и желя от меня избвиться, он выбрл ткой вид борьбы, в котором индейцм нет рвных, и против меня он, конечно, выствит нстоящего мстер. Не рздумывя, я ответил:

- Соглсен. Определим условия и выкурим трубку мир, потом нчнется поединок.

- Вы с ум сошли, сэр, - не выдержл Хокенс. - Я ни з что не позволю вм совершить эту глупость. Никкого поединк не будет!

- Это вовсе не глупость, дорогой Сэм!

- Глупость и вздор, кких свет не видывл. В спрведливой и честной борьбе шнсы должны быть рвны, здесь что происходит?

- Здесь все в порядке!

- А я думю по-другому. Вы когд-нибудь дрлись н ножх?

- Нет, никогд.

- Я тк и знл! А ведь против вс выйдет мстер. Лдно, не о себе, тк о других подумйте! Если вс убьют, погибнут и пчи.

- Но если я одержу победу, пчм сохрнят жизнь и вернут свободу.

- Неужели вы в это верите?

- Д, потому что сейчс мы выкурим трубку мир, это имеет силу клятвы.

- Дже черт не поверит клятве крснокожего, здумвшего подлость! Но дже если и допустить, что это будет честный договор, то кк вы... кк вы, гринхорн...

- Может, хвтит, дорогой Сэм, нзывть меня гринхорном? - перебил я. Ведь вы уже не рз убеждлись, что гринхорн тоже кое-что умеет!

Дик Стоун и Билл Пркер поддержли Сэм, но им не удлось меня переубедить. В конце концов Сэм с неохотой вынужден был сдться:

- Лдно уж, лдно! Пробивйте своим твердым лбом хоть десять, хоть двдцть стен, если вм это нрвится. Пусть будет по-вшему. Но я лично прослежу з тем, чтобы борьб был честной, и пусть пеняет н себя тот, кто нрушит првил! Моя Лидди отпрвит его прямиком н небо, тк что он повиснет среди туч, рзорвнный н тысячу кусков, чтоб мне лопнуть!

Мы нчли обсуждть условия поединк. Решено было нчертить н песке восьмерку, то есть фигуру, состоявшую из двух кругов, ксющихся друг друг. Кждый из противников знимет свой круг и не смеет переступть его грниц. И никкой жлости - бой должен вестись до непременной смерти одного из нс. В то же время товрищм убитого зпрещется мстить з его смерть.

После того кк мы оговорили все условия, я велел рзвязть Тнгу, и мы выкурили трубку мир. Потом мы освободили и двух пленных кйов, и крснокожие отпрвились к своим, чтобы известить их об ожидемом рзвлечении.

Стрший инженер Бэнкрофт и геодезисты пытлись отговорить меня от поединк, но я не обрщл н них внимния. Дик и Билл хотя и тревожились з меня, но воздерживлись от упреков. Хокенс ворчл, скрывя беспокойство:

- Ндо было придумть что-нибудь другое, не соглшться н этот явный обмн, сэр! Я всегд утверждл и сейчс повторяю, что вы человек легкомысленный, невероятно легкомысленный! Ну ккя вм польз от того, что вс зрежут? Ответьте, если можете.

- Рзумеется, никкой.

- Ох, вы только и знете, что злить меня, и я нчиню жлеть, что не подружился с более солидным человеком.

- Вы н смом деле переживете з меня, дорогой Сэм?

- Еще бы! Что з дурцкий вопрос! Вс ведь нверняк укокошт. А я что буду делть н стрости лет? Что? Я вс спршивю! Мне совершенно необходим гринхорн, чтобы учить его уму-рзуму! А с кем я буду препирться, если вс угробят?

- Ну, думю, с кким-нибудь другим гринхорном.

- Вм легко говорить, где нйдешь другого ткого безндежного гринхорн! Но я вс предупреждю, сэр, если с вми что-нибудь случится, попомнят меня эти крснокожие! Д я им... Д я их... Сэр, тут у меня одно сомнение возникло. Нсколько я успел вс узнть, принципы у вс того... слишком гумнные, вм трудно решиться н убийство. Оглушить - другое дело. Тк вот, не думете ли вы пощдить своего противник?

- Я? Ну, кк скзть... гм!

- Гм? Сейчс не время издвть ккие-то стрнные хрюкющие звуки. Вы будете дрться не н жизнь, н смерть!

- А если я его рню?

- Вы уже слышли, рн не в счет, ндо противник обязтельно убить!

- Я думю о ткой рне, которя лишит его возможности продолжть бой.

- Ккое это имеет знчение? Вс все рвно не признют победителем и выствят другого противник. В условиях поединк ясно скзно, что побежденный должен умереть, непременно умереть! Слушйте меня внимтельно, юнош: если вы только рните противник, вм придется добить его, ннести последний удр просто из жлости. И никких гумнных принципов! Кйов рзбойники, и именно они виновты во всем. Нчлось с кржи лошдей у пчей, помните? Убивя одного из этих негодяев, вы спсете жизнь многим пчм, если вы его пощдите, пчи погибнут. И еще. Скжите мне одну вещь, только откровенно. Вы случйно не пдете в обморок при виде кпли крови? Успокойте меня!

- Для вс тк это вжно, Сэм? Не волнуйтесь. Я не собирюсь быть снисходительным к противнику, потому что и он не пощдит меня. Я должен спсти жизнь многим людям. Это будет нстоящий поединок.

- Прекрсно! Вот умные слов! Теперь я спокоен, то было ткое ощущение, словно я отдю н зклние собственного сын. И все-тки, лучше бы мне смому взяться з нож. Может, позволите, сэр?

- И речи быть не может, дорогой Сэм! Во-первых, я, откровенно говоря, думю, что лучше уж погибнуть несурзному гринхорну, чем опытному вестмену, вроде вс, во-вторых...

- Ну, будет! Кому нужен ткой стрый хрыч, кк я, тогд кк вы, молодой...

- Ну, ну, будет! - прервл я его точно тк же, кк он меня. Во-вторых, это вопрос чести, и я никому не позволю зменить меня в поединке. Д и вождь не пойдет н это. Он жждет моей крови.

- Вот это никк не уклдывется в моей голове! Он действительно ополчился н вс, именно н вс. И все-тки я ндеюсь, нш возьмет. А сейчс - внимние! Идут!

Индейцы медленно приближлись. Их было меньше двухсот человек, потому что многие остлись сторожить пленных. Тнгу провел их мимо нс н зрнее выбрнное место. Индейцы встли в круг, зняв три его четверти и оствив нм, белым, одну. Когд мы встли н свое место, вождь подл знк. Из рядов крснокожих вышел воин тлетического сложения. Все оружие, кроме нож, он положил н землю и обнжил тело до пояс. Увидев его великолепный торс, все подумли - плохо мое дело. Вождь вывел его н середину круг и, с трудом скрывя торжество, провозглсил:

- Вот это и есть Мэтн-Акв, Нож-Молния, смый сильный воин кйов. Его нож еще не знл поржения. От его удр врг влится, точно срженный молнией. С ним будет дрться бледнолицый, Шеттерхэнд.

- Черт бы его побрл! - прошептл Сэм. - Это ведь нстоящий Голиф! Дорогой сэр, вм конец!

- Неужели?

- Не стройте из себя героя! Есть только один способ победить этого громилу.

- Ккой?

- Не зтягивть поединок, кончть скорее, инче индеец измотет вс, и тогд вм крышк. А кк тм вше сердцебиение?

Схвтив меня з зпястье, Сэм нщупл пульс.

- Слв тебе Господи, не более шестидесяти удров в минуту, знчит, нормльно. Не волнуетесь? Не боитесь?

- Только этого не хвтло! Нервничть и бояться сейчс, когд жизнь звисит от хлднокровия и выдержки. Имя этого великн тк же крсноречиво, кк и его внешний вид. Тнгу выбрл нож, потому что есть у них ткой мстер. Проверим, действительно ли он непобедим!

Рзговривя с Сэмом, я тоже рзделся по пояс, хотя это и не было предусмотрено условиями поединк, но я не хотел, чтобы меня зподозрили в попытке хоть кк-то зщититься от удров нож. Крбин и револьверы я отдл Сэму. Сердце бедняги стучло тк громко, что дже мне было слышно. Я же был спокоен и ндеялся н успех.

Рукоятью томгвк индейцы нчертили н песке восьмерку с диметром кждого круг около метр, и Тнгу велел бойцм знять свои мест. Нож-Молния презрительно взглянул н меня и скзл:

- Хилое тело бледнолицего дрожит от стрх. Осмелится ли он войти в очерченный круг?

Не успел он зкончить, кк я уже окзлся в круге.

- Смотрите, ккой хрбрец! - продолжл издевться Мэтн-Акв. - Мой нож проглотит его. Великий Мниту отдет бледнолицего мне, отняв у него рзум.

Обмен оскорблениями перед поединком - необходимя чсть ритул индейцев. Меня сочли бы з трус, если бы я смолчл, и я ответил:

- Ты воюешь языком, я вынужден ждть тебя с ножом. Встнь н свое место, если не боишься.

Одним прыжком Мэтн-Акв знял место во втором круге восьмерки и крикнул со злостью:

- Я боюсь? Мэтн-Акв боится бледнолицего? Вы слышли, воины кйов! Я отниму жизнь у белого пс одним удром!

- Мой первый удр лишит жизни тебя. А теперь змолчи! Тебе бы нзывться не Мэтн-Акв, Авт-Я, Хвстун!

- Авт-Я? Этот вонючий койот осмелился оскорбить меня! Пусть стервятники сожрут твои внутренности!

Эт угроз был ошибкой, которя явно укзл н способ ннесения удр. Рз внутренности, знчит, он не будет метить сверху, в сердце, удрит снизу, чтобы вспороть мне живот.

Рсстояние между нми было нстолько мло, что мы без труд могли дотянуться друг до друг. Не отрывя от меня взгляд, индеец опустил руку с ножом, нпрвляя его лезвие вверх. Я уже не сомневлся - он будет метить снизу в живот. Оствлось уловить момент удр, что мне должен был подскзть блеск его глз. Опустив веки, я зорко следил из-под ресниц з противником.

- Удрь, беля собк! - рявкнул Мэтн-Акв.

- См удрь, крсный щенок! - не остлся я в долгу.

В ответ н оскорбление глз индейцев вспыхнули яростью. Молниеносный взмх руки с ножом! И все было бы кончено, не ожидй я нпдения именно в эту секунду. Левой рукой я прировл выпд, првой удрил см, и мой нож по рукоятку вонзился в его сердце. Великн поштнулся и, дже не успев вскрикнуть, мертвым рухнул н землю.

Индейцы дико взвыли, лишь Тнгу стоял молч. Потом подошел к поверженному мной противнику, ощупл кря рны, выпрямился и посмотрел н меня тк, что я потом долго не мог збыть этот взгляд. В нем были и бешенство, и ужс, и восхищение, и стрх, и увжение. Вождь отвернулся от меня и хотел тк же молч удлиться, но я его остновил:

- Ты видишь, я все еще стою н месте, тогд кк Мэтн-Акв лежит з чертой круг. Кто из нс победил?

- Ты! - в бешенстве крикнул Тнгу и прошипел: - Ты белый сын злого Черного Дух. Нш шмн снимет с тебя чры, и тогд мы отнимем у тебя жизнь!

- Прекрсно, но снчл сдержи свое слово!

- Ккое еще слово?

- Апчи не погибнут.

- Мы их не убьем. Я это обещл и обещние выполню.

- И освободишь их?

- Они получт свободу. Вождь кйов всегд выполняет обещния.

- Тогд мы с друзьями снимем с них ремни.

- Я см это сделю, когд нстнет время.

- Уже нстло, ведь я победил.

- Змолчи! Рзве мы уточняли время?

- Нет, но и без того ясно...

- Змолчи! - еще рз крикнул Тнгу. - Время нзнчу я. Мы не убьем этих собк пчей, но они могут умереть от голод и жжды. И рзве моя в том вин, что это случится до того, кк они получт свободу?

- Мерзвец! - бросил я ему в лицо.

- Скжи еще одно слово, собк, и я...

Он не зкончил, нверно, его испугло выржение моего лиц. З него зкончил я:

- ... удром кулк свлю тебя н землю, тебя, подлый лжец!

В ответ Тнгу выхвтил нож и крикнул:

- Не подходи, убью!

- Мэтн-Акв тоже хвстлся, что убьет меня, сейчс лежит здесь мертвый. И с тобой будет то же смое. О судьбе пчей я поговорю с моими белыми бртьями. И берегись, ты поплтишься жизнью, если с пленникми что-нибудь случится, ты знешь, мы можем всех вс взорвть.

Только теперь я вышел из круг восьмерки и подошел к Сэму. Из-з воя крснокожих тот не слышл моего рзговор с Тнгу. Сжв меня в объятиях, Хокенс воскликнул в полном восторге:

- Слв Богу, сэр, слв Богу! Поздрвляю вс и приветствую! Ну точно с того свет вернулся! Дорогой мой друг, бесценный гринхорн, ну что же вы з человек! Никогд не видел бизонов, убивет смого сильного из стд! Никогд не видел серого медведя, идет н него с ножом, будто хочет почистить яблоко! Никогд не видел мустнг, поймл мою Мэри! Сржется с смым сильным и ловким индейцем, поржет его ножом прямо в сердце, у смого хоть бы црпин! Дик! Билл! Идите сюд и полюбуйтесь н него! В кого мы его произведем?

- В подмстерья, - предложил Стоун.

- В подмстерья? Кк прикжете это понимть?

- Тк ведь он выдержл экзмен и докзл, что уже не ученик, не гринхорн. Мы произведем его в подмстерья, и вполне возможно, что со временем он стнет мстером.

- Кк это тк: уже не гринхорн? Подмстерье? И ляпнет же ткое! Смый нстоящий гринхорн, кких свет не видывл! Рзве опытный вестмен решится н поединок с тким громилой? Но новичкм всегд везет, точно тк же кк и дуркм. Вот, полюбуйтесь - перед вми смый глупый из новичков! И жив он только блгодря своей глупости, чтоб мне лопнуть! Ох, что я пережил во время их борьбы. Сердце остновилось, дыхние перехвтило, все мысли только о нем - пропдет ведь ни з грош. И вдруг - один взмх, один удр, и крснокожий влится н землю! Мы победили, мы получили то, что хотели, жизнь и свободу пчей!

- Если бы! - безжлостно прервл я поток излияний Сэм.

- Что знчит "если бы"?

- Тнгу обещл нм освободить пчей, но про себя поклялся сделть обртное и сейчс скзл мне об этом.

- Я подозревл, что Тнгу нс обмнет. Что же он здумл?

Я рсскзл друзьям о рзговоре с Тнгу, и это привело Сэм в ткую ярость, что он бросился к вождю требовть объяснений, я оделся и збрл сложенное н земле оружие.

Кйов не сомневлись, что Нож-Молния убьет меня, и неожиднный результт поединк привел их в бешенство. Нпсть н нс они не могли - мы выкурили трубку мир, но стли искть повод рзорвть договор с нми. Впрочем, торопиться им было некуд - они знли, что и нм бежть некуд. Пок же, кипя злостью, индейцы знялись убитыми. Тнгу руководил ими, поэтому нетрудно было догдться, что Сэм Хокенс не ншел в нем блгосклонного слуштеля. Рзочровнный Сэм вернулся к нм и объявил:

- Этот негодяй действительно не нмерен выполнить обещние. Похоже, он решил зморить пленных голодом. И это нзывется "не убить"? Ну ничего, мы ему покжем!

- Нелегко зщищть других, если см нуждешься в помощи, - скзл я.

- Вы боитесь крснокожих?

- Сэм, вы прекрсно знете, что это не тк!

- Может быть, и зню, д уж больно по-рзному мы с вми смотрим н вещи. Тм, где мне немного стршновто, вы идете нпролом, кк бык н крсную тряпку, тм, где нужн отвг, вы нчинете сомневться. Хотя чему тут удивляться, уж ткя привычк у гринхорнов. Впрочем, о чем с тким говорить?

И тут вдруг до нс донесся леденящий кровь, устршющий боевой клич пчей: "Хииииииих!" Видимо, Инчу-Чун и Виннету успели вернуться и нпли н вргов. Те из индейцев кйов, что в этот момент нходились с нми, с ужсом внимли крикм. Тнгу прикзл:

- Скорее туд, н помощь ншим бртьям!

Он сорвлся с мест, но Сэм Хокенс встл н его пути: *

- Стойте! Вы не поможете своим, боюсь, мы уже окружены. Апчи не дурки, рз нпли, знчит, все подготовили и сейчс будут здесь!

Мленький вестмен говорил очень быстро, но тк и не успел зкончить: поблизости прозвучл тот же пронзительный боевой клич пчей. Мы, првд, стояли н открытом месте, но пчм хвтило и невысоких кустов, чтобы незметно подкрсться к лгерю. Они кинулись н нс со всех сторон. Кйов открыли стрельбу и дже срзили нескольких воинов пчей, но те уже окружили нс плотным кольцом.

- Не убивйте пчей! - только и успел я крикнуть Сэму, Дику и Биллу, когд рзгорелся рукопшный бой.

Только нш четверк не принимл в нем учстия. Стрший инженер и геодезисты зщищлись, и их убили. Но боя избежть не удлось. Апчи нбросились н нс с ножми и томгвкми и вынудили нс зщищться. Тщетно мы кричли, что мы их друзья. Зщищя собственную жизнь, пришлось отбивться приклдми ружей и уложить нескольких пчей, остльные отступили.

Воспользоввшись кртким змештельством, я осмотрелся: н кждого кйов приходилось по нескольку пчей. Хокенс тоже оценил ситуцию и крикнул:

- Скорее в кусты!

Укзв н зросли, скрыввшие нс со стороны лгеря, он побежл к кустм. Дик Стоун и Билл Пркер устремились з ним. Я кинулся было н помощь коллегм геодезистм, но убедился, что им уже нельзя было помочь, и поспешил вслед з Сэмом. До кустов было еще довольно длеко, когд вдруг нвстречу мне выскочил Инчу-Чун.

Он с Виннету возглвлял небольшой отряд пчей, здчей которого было освобождение пленных. Когд все было кончено, вожди поспешили н помощь глвному отряду, тковвшему нс.

Инчу-Чун первым увидел и кинулся н меня, змхнувшись приклдом своей "серебряной" винтовки.

Я прировл его удры, пытясь в то же время крикнуть, что я не врг ему, но он не слушл и яростно нступл. Зщищясь, я вынужден был, к сожлению, причинить ему боль. В то мгновение, когд он снов змхнулся винтовкой, я отбросил свой крбин, которым до сих пор отводил его удры, и, схвтив вождя левой рукой з горло, првой удрил его в висок. Стрый вождь выронил из рук ружье, зхрипел и свлился н землю. В тот же миг сзди меня прозвучл торжествующий крик:

- Вот Инчу-Чун, вождь собк пчей! Его скльп будет моим!

Оглянувшись, я увидел Тнгу, предводителя кйов, который неизвестно почему побежл вместе с нми к кустм. Положив винтовку н землю, он достл из-з пояс нож и нклонился нд бесчувственным пчем, чтобы снять с него скльп. Схвтив Тнгу з плечо, я крикнул:

- Прочь руки! Это мой трофей!

- Молчи, белый червяк! - рявкнул Тнгу. - Только я имею прво н скльп вождя. Пусти меня или...

И вне себя от бешенств Тнгу удрил меня ножом. Удр пришелся по руке, потекл кровь. Не желя его убивть, я, не прибегя к оружию, сильно толкнул Тнгу. Мневр удлся, и следующим рывком я схвтил его з горло, стиснув тк, что кйов потерял сознние. А что с пчем? Я склонился н ним, и кпли крови с моей руки упли н лицо вождя. Услышв з спиной неожиднный шорох, я обернулся, и это резкое движение спсло мне жизнь. Стршной силы удр приклдом, нцеленный в голову, непременно рзнес бы ее, не придись он по спине. Удр ннес Виннету.

В ходе боя от отстл от отц и только сейчс выскочил из-з кустов. Увидев меня, склоненного нд окроввленным Инчу-Чуной, Виннету в ярости ннес мне удр, к счстью, не смертельный. Тогд, отбросив винтовку, он выхвтил нож и кинулся н меня.

Я окзлся н крю гибели. В ткой обстновке объяснить что-либо было невозможно, вступть в схвтку я тоже не мог. От удр по спине у меня прлизовло руку, и молодой вождь пчей непременно вонзил бы мне нож в сердце, если бы я не сделл единственное, н что был способен, - дернулся в сторону. Вместо сердц удр пришелся по левому нгрудному крмну. Нож угодил в бнку из-под срдин, скользнул по ней и, вонзившись в шею, пробил мне челюсть и порнил язык. Вырвв нож из рны, Виннету схвтил меня з горло и знес нож для второго удр. Смертельня опсность удвивет силы. Двигть я мог только левой рукой. Схвтив Виннету, который почти лежл н мне, я сдвил тк сильно его првую руку, что противник выронил нож. В тот же миг я ухвтил его з левый локоть и рвнул к себе, грозя сломть ему предплечье. Виннету отпустил мое горло. Согнув ноги, я что было сил ннес удр коленями, стряхнул его с себя и прижл к земле.

Теперь во что бы то ни стло ндо было удержть его в этом положении, инче мне пришел бы конец. Првым коленом я придвил ему ноги, левым - одну руку, здоровой рукой схвтил з шею. Свободной рукой Виннету пытлся нщупть нож, но, к счстью, это ему не удлось. Это был смертельня схвтк с Виннету, никем и никогд не побежденным, с Виннету, ловким, кк кошк, и сильным, кк бизон. Сейчс, нвлившись н него, я мог бы скзть пру слов, но кровь ручьем лилсь из моего рт, изуродовнный удром нож язык не повиновлся мне, вместо внятных слов я издвл лишь нечленорздельные звуки. Огромным усилием противник попытлся сбросить меня, но я только сильнее придвил его и еще крепче сжл его горло. Нет, я не собирлся здушить Виннету, ндо было лишь н время обезвредить его. Н миг я ослбил хвтку, и он приподнял голову, которя стл прекрсной целью для удр. Я удрил дв рз - и он потерял сознние. Я победил непобедимого!

Переведя дух, я чуть было не зхлебнулся кровью, зполнившей рот, и широко рскрыл его, чтобы кровь свободно стекл нружу.

Из рны н шее кровь тоже хлестнул струёй. Собрв уходящие силы, я попытлся встть н ноги, но тут з моей спиной рздлся яростный вопль индейц, и сильный удр приклдом обрушился н мою голову. Все вдруг исчезло, и я потерял сознние.

Был уже вечер, когд я нконец пришел в себя, но кзлось, еще сплю. Мне мерещилось, будто я окзлся между кменными жерновми, которые не врщлись только потому, что им мешл я. Вод с шумом лилсь ндо мной и с ткой силой двил н жернов, что они вот-вот должны были звертеться и рздвить меня в лепешку. Все тело было одной невыносимой болью, особенно голов и спин. Постепенно до меня стло доходить, что шум и звук льющейся воды рождются в моей собственной голове от удр приклдом по ней, боль в спине - от удр Виннету. Кровь все текл из рненого язык, и я здыхлся. Жуткий хрип и скрежет зубов окончтельно вернули меня к жизни. И хрип, и скрежет издвл я см.

- Шевелится! Шевелится! Слв Богу, шевелится! - узнл я голос Сэм.

- Точно, я тоже зметил! - скзл Дик Стоун.

- Смотрите, открывет глз! Он жив! Жив! - добвил Билл Пркер.

Я и в смом деле поднял веки, но лучше бы я не открывл глз, ибо ничего хорошего не увидел. Мы все еще нходились н поле боя. Вокруг пылли костры, между ними торопливо сновли пчи. Многие из них были рнены. Тут же, сложенные в дв ряд, лежли убитые, в одном - пчи, в другом кйов. Первые потеряли убитыми одинндцть человек, вторые - тридцть. Тут же нходились и крепко связнные пленные кйов, ни одному из которых не удлось бежть. Среди пленных был вождь Тнгу. Неподлеку от нс лежл Рэттлер. Чтобы зствить его помучиться, пчи связли беднягу тк, что его тело выгнулось дугой. Рэттлер издвл душерздирющие стоны. Все нши геодезисты и вестмены погибли во время нпдения пчей. Убийцу Клеки-Петры оствили в живых, чтобы подвергнуть медленной, мучительной смерти во время церемонии похорон их белого друг.

Мои ноги и руки были связны, у Стоун и Пркер тоже, они лежли слев от меня. Спрв сидел Сэм Хокенс. Его ноги связывл ремень, к которому з спиной был привязн левя рук, првую же, кк я потом узнл, оствили свободной, чтобы Сэм мог помочь мне.

- Слв Господу! Нконец-то вы пришли в себя, дорогой сэр! - скзл Сэм, нежно поглживя меня по лицу свободной рукой. - Что же с вми произошло?

Я не мог ему ответить, тк кк рот был полон крови.

- Выплюньте, выплюньте эту гдость!

Я последовл его совету, но все рвно ничего не смог скзть, тк кк рот тут же снов нполнился кровью, и я лишь прохрипел нечто нерзборчивое. Ослбев из-з большой потери крови, я то и дело терял сознние. Придя в себя в очередной рз, я еле слышным голосом попытлся рсскзть Сэму, что со мной случилось.

- Боролся... Инчу-Чу... Виннету... своим ножом... приклдом... голове... кто... не зню.

Остльные слов зстряли в горле. Только теперь я вдруг с ужсом обнружил, что лежу в луже собственной крови.

- Тысяч чертей! Идиотизм ккой-то! Ведь мы с удовольствием бы сдлись, но пчи не слушли нших объяснений. Поэтому мы збились в кусты, ожидя, когд они чуть-чуть остынут, чтоб мне лопнуть! Мы думли, что вы последуете з нми, вс нет и нет. Пришлось вылезть из кустов и отпрвляться н поиски. Гляжу - лежт, будто мертвые, Инчу-Чун с Виннету. И вы тут же. Апчи вскоре встли н ноги, вы нет. Я тк испуглся, что побежл з Диком и Биллом, и мы вернулись к вм, чтобы проверить, живы ли вы еще или совсем мертвы. Ну и, конечно, нс тут же поймли. Я объяснил Инчу-Чуне, что мы друзья пчей, что вчер хотели освободить его и сын, но он высмеял нс, и только блгодря Виннету мне оствили одну руку свободной. Он лично перевязл вм рну н шее, инче вся кровь вытекл бы из вс, чтоб мне лопнуть! Вы можете скзть, что у вс з рн?

- Пробит язык, - прохрипел я.

- Тысяч чертей! Это очень опсно. Нчнется жр, редко кто его выдерживет. Лучше бы это случилось со мной! Стрый хрыч, вроде меня, более вынослив, чем мльчишк, который видел кровь рзве что в кровяной колбсе. А других рн у вс нет?

- Удр приклдом... спин... голов... - ответил я.

- Знчит, вс оглушили! А я-то думл, только удр нож. Предствляю, кк стршно сейчс шумит у вс в голове! Но это пройдет. Глвное, чтобы остлсь хоть кпля ум, остльное - дело нживное. Мд, опснее всего язык, его ведь никк не перевяжешь. Вот и сейчс...

Последние слов Сэм я уже не слышл, тк кк опять потерял сознние. Вновь придя в себя, я никк не мог сообрзить, где нхожусь. Слышлся стук лошдиных копыт, меня кчло, словно в колыбели. Открыв глз, я обнружил, что и в смом деле рскчивюсь, тк кк лежл н шкуре убитого мной медведя, нтянутой между двух лошдей. В этом гмке я лежл тк глубоко, что видел лишь две лошдиные головы и небо между ними. Солнце плило меня нещдно, по всему телу рстеклся ткой жр, словно мои вены зполнял рсплвленный свинец. Губы ссохлись, рот збил зпекшяся кровь. Я попытлся вытолкнуть сгусток крови языком, но не смог им пошевелить. Мучил стршня жжд, но я не смог издть ни звук и опять потерял сознние.

Потом, в бреду, я сржлся с индейцми, бизонми и медведями, убегл от погони, плыл по безбрежным морям. Долгие дни я метлся в горячке, нходясь между жизнью и смертью. Изредк пмять возврщлсь ко мне, и я словно откуд-то издлек слышл голос Сэм Хокенс, иногд видел нд собой брхтные глз Виннету. И вот нконец я умер. Меня положили в гроб и зкрыли. Я явственно слышл, кк н крышку гроб пдли комья земли. Целую вечность пролежл я в этом гробу не в состоянии шевельнуться.

Вдруг крышк гроб поднялсь и исчезл. Ндо мной появилсь чистя голубизн неб, стены могилы провлились куд-то вниз. Что со мной происходит? Я приподнял руку и коснулся лб... "Слв Богу! Слв Богу! Он просыпется!" - услышл я голос Сэм Хокенс и повернул голову.

- Вы видели? Вы видели? Он дотронулся до лб и дже повернул голову!

Сэм нклонился ндо мной. Его лицо излучло ткую рдость, что ее не могл скрыть дже густя щетин. И еще я зметил слезы в его мленьких глзкх.

- Вы меня видите, дорогой сэр? Узнете? - спршивл он. - Нконец-то вы открыли глз и пошевелились! Знчит, вы живы! Вы меня видите?

Я хотел ответить, но не смог. Стршня слбость сковл все члены, язык был словно свинцовый. Я смог лишь едв зметно кивнуть.

- И слышите меня? - не унимлся Сэм.

Я опять кивнул.

- Д вы посмотрите н него, посмотрите!

Лицо Сэм пропло, вместо него появились лиц Стоун и Пркер. Слезы рдости зстилли глз моим добрейшим друзьям. Они хотели спросить меня о чем-то, но Сэм уже оттолкнул их:

- Пропустите, я буду с ним говорить!

Он схвтил мои руки, прижл их к той чсти бороды, где положено нходиться губм, и спросил:

- Может, хотите есть или пить?

Я покчл головой, двя понять, что ничего мне не ндо. Я был тк слб, что не смог бы выпить и кпли воды.

- Нет? Не может быть! Вы хоть предствляете, сколько времени были без сознния?

Я опять покчл головой.

- Три недели, целых три недели! Вы можете это предствить? Без пмяти, в жуткой горячке! А потом жр спл, и вы лежли кк мертвый, ну совсем бездыхнный, вроде кк в летргию впли. Апчи хотели вс похоронить, но я не дл. Все верил, что вы живы, долго упршивл, пок Виннету не зступился з вс перед своим отцом и не получил рзрешение похоронить вс только тогд, когд нчнется рзложение тел. Мы всем обязны Виннету. Пойду з ним и приведу сюд!

Я зкрыл глз и опять лежл, но уже не в могиле, просто н земле, ощущя блженную устлость и спокойствие. Я готов был лежть тк целую вечность, но тут послышлся звук шгов. Чья-то рук коснулсь моей, и я услышл голос Виннету:

- Сэм Хокенс не ошибся? Сэки-Лт, Рзящя Рук, действительно проснулся?

- Д, д, мы все трое это видели. Он дже кивнул нм!

- Знчит, случилось чудо! Но лучше бы ему было умереть, потому что он вернулся к жизни только для того, чтобы с ней проститься. Он умрет вместе с вми.

- Но ведь он смый верный друг пчей!

- Поэтому дв рз меня свлил с ног?

- Тк ндо было.

- Зчем?

- Первый рз, чтобы спсти тебе жизнь, инче в схвтке кйов убили бы тебя. Второй рз спсл свою жизнь, ведь ты бы убил его. Мы хотели сдться, кричли пчм, но твои воины не слушли нс.

- Сэм Хокенс тк говорит потому, что зщищет себя.

- Нет. Все это првд!

- Твой язык лжет! Ты боишься мучительной смерти. Но нс не обмнешь. Мы знем - вы нши врги, вы хуже этих собк кйов. Ты подкрлся и подслушл нш рзговор. Друг предупредил бы, и тогд кйов не поймли бы нс и не привязли к деревьям.

- Но вы собирлись мстить нм з смерть Клеки-Петры и, кроме того, ни з что бы не дли нм зкончить рботу.

- Это сейчс ты придумывешь отговорки и думешь, им поверят. Неужели ты считешь, что Инчу-Чун и Виннету лишены рзум и глупее мленьких детей?

- Я никогд тк не думл! Жль, Шеттерхэнд опять впл в збытье, инче он подтвердил бы, что я говорю првду.

- Он соврет, кк и ты. Все бледнолицые - лжецы и мошенники. Я знл только одного белого, в сердце которого жил првд. Это убитый вми Клеки-Петр. Мне кзлось, я смогу полюбить Шеттерхэнд. Я восхищлся его силой и отвгой. Его глз смотрели открыто. Но я ошибся. Кк и все белые, он отнимет у нс землю, знет о ловушке для нс и не предостерегет. Он дв рз удрил меня кулком по голове. Зчем, создв ткого сильного и смелого человек, Великий Мниту дл ему столь лживое сердце?

Когд Виннету дотронулся до моей руки, мне хотелось взглянуть н него, но не было сил.

Мое тело не слушлось меня, кзлось мне невероятно легким, прящим в воздухе. Однко услышв суровый и неспрведливый приговор Виннету, сверхъестественным усилием я зствил веки подчиниться моей воле и открыл глз. Виннету стоял рядом со мной. Он был без оружия, в легкой полотняной одежде, в руке держл книгу. Я зметил ее нзвние - "Песнь о Гйвте" мерикнского поэт Лонгфелло. Окзывется, Виннету, сын "дикого" нрод, умел не только читть, но и был нделен тонким чувством поэтического восприятия, доступным длеко не кждому цивилизовнному человеку! Я не мог себе дже предствить, что в рукх пч увижу известнейшую поэму!

- Он опять открыл глз! - воскликнул Сэм, и Виннету повернулся, подошел ближе, окинул меня долгим, внимтельным взглядом и спросил:

- Ты можешь говорить?

Я покчл головой.

- У тебя что-нибудь болит?

Я ответил точно тк же.

- Скжи мне првду! Человек, просыпющийся после смерти, не может врть. Ответь мне: вы четверо действительно хотели нс спсти?

Я дв рз утвердительно кивнул.

Пренебрежительно мхнув рукой, Виннету возмущенно произнес:

- Ложь, ложь, ложь! Ложь дже н крю могилы! Знчит, првды от тебя не дождешься, и не стоит просить отц о дровнии тебе жизни. Поэтому ты умрешь. Хороший уход вернет тебе здоровье и силы, и тогд мы поствим тебя у столб пыток, чтобы ты сполн познл все мучения. Пытть тебя тким, кк сейчс, слбым и больным, нельзя - слишком быстро ты умрешь.

У меня не хвтило сил держть веки открытыми, и глз опять зкрылись. О, если бы я мог ему все скзть! Сэм, нш хитрый Сэм Хокенс, столь изобреттельный при рзных обстоятельствх, очень неудчно пытлся нс зщитить. Я бы сделл это по-другому. Бедный Сэм стрлся в меру своих способностей:

- Ну неужели нужно докзывть то, что и без того ясно? Вшим воинм грозил мучительня смерть. Чтобы их спсти, Шеттерхэнд вышел н поединок с Ножом-Молнией и победил его. Прень рисковл жизнью, в нгрду его ждут мучения у столб?!

- Все это ложь! Чем докжете?

- Спроси у Тнгу, вождя кйов, он ведь у тебя в плену!

- Я спршивл.

- И что же он ответил?

- Что ты врешь. Шеттерхэнд не сржлся с Мэтн-Аквой. Его убили нши воины, когд нпли н вс.

- Подля клевет! Тнгу врет! Он знет, что мы зщищли пчей, и теперь мстит.

- Он поклялся именем Мниту, поэтому я верю ему, не вм. Я повторяю: если бы вы откровенно признли свою вину, я зступился бы з вс. Клеки-Петр был моим нствником, духовным отцом, другом и учителем. Он посеял в моем сердце любовь к миру и снисхождение к слбым. Я не жжду крови, отец всегд исполняет мои просьбы. До сих пор мы не убили ни одного кйов, которых держим в плену. З все несчстья они зплтят не жизнью, лошдьми, оружием, шкурми для вигвмов и одеялми. Мы не определили еще выкуп, но вскоре договоримся. Рэттлер убил Клеки-Петру и поплтился з это головой. Вы его товрищи. Будь вы искренни, мы бы вс пощдили. Но вы продолжете лгть и рзделите его судьбу.

Столь долгя речь, не свойствення обычно молчливому Виннету, был докзтельством того, что нш судьб ему не безрзличн.

- Ты см добивешься, чтобы мы солгли, мы не можем нзвть вс вргми, ибо мы вши друзья, - ответил Сэм.

- Змолчи! Ты тк и умрешь с ложью н устх! До сих пор вм предоствляли свободу большую, чем остльным пленным, чтобы вы могли ухживть з Шеттерхэндом. Но вы не стоите снисхождения. Больной не нуждется больше в вшей помощи. Идите з мной. Я покжу вм место, где вы теперь будете жить под стржей.

- Нет, нет, Виннету, умоляю! - крикнул перепугнный Сэм. - Я не могу оствить больного!

- Сможешь, здесь прикзывю я!

- Но рзреши нм хотя бы...

- Довольно! - оборвл его н полуслове индеец. - Никких возржений! Ступйте з мной, или я прикжу связть вс и увести силой!

- Мы в вших рукх и вынуждены подчиниться. Когд мы сможем увидеть Шеттерхэнд?

- В день его и вшей смерти.

- А рньше?

- Нет.

- Тогд рзреши нм попрощться с ним.

Сэм взял меня з руку, к моей щеке прикоснулсь его щетин, и он поцеловл меня в лоб. Пркер и Стоун тоже поцеловли меня, после чего все трое ушли з Виннету. Я остлся лежть один, но в скором времени появились пчи, подняли меня и понесли куд-то. Из-з слбости я не мог открыть глз и опять впл в беспмятство.

Не зню, кк долго я спл, но это был исцеляющий сон, глубокий и продолжительный. Проснувшись, я без труд открыл глз. Слбость явно уменьшилсь. Язык повиновлся мне, и я дже смог поднести руку ко рту, чтобы очистить его от сгустков крови и гноя.

К своему удивлению, я обнружил, что нхожусь в ккой-то квдртной комнте с кменными стенми. Свет пдл через дверной проем. Мое ложе в дльнем углу комнты соствляли шкуры гризли, укрыт я был индейским одеялом прекрсной рботы. У вход сидели две инденки - молодя и пожиля. Нверное, они ухживли з мной и одновременно стерегли. Пожиля был безобрзн, кк почти все крснокожие скво, которые быстро теряют молодость и крсоту, ибо их удел - тяжелый, изнурительный труд; мужчины-индейцы знимются исключительно войной и охотой, проводя остльное время в прздности.

Вторя, молодя девушк, отличлсь порзительной крсотой. Будь н ней европейский нряд, он привлекл бы внимние в смом изыскнном обществе. Длинное, перехвченное в тлии ремешком из кожи гремучей змеи светло-голубое плтье плотно облегло ее грудь и шею. Н ней не было никких укршений - ни стеклянных бус, ни дешевых монет, которые тк любят инденки. Единственным ее укршением были великолепные волосы, двумя иссиня-черными косми ниспдвшие до колен. Они нпоминли волосы Виннету, черты девушки - его лицо. Тинственно мерцли из-под длинных ресниц ткие же, кк у него, брхтные глз. Нетипичными для инденки в ее облике были румяные щеки с двумя неожиднно кокетливыми ямочкми. Тихо, чтобы не рзбудить меня, девушк рзговривл со своей нпрницей, и кждый рз, когд он приоткрывл в улыбке яркие, корлловые губы, из-з них сверкли удивительно белые зубы. Нежные крылья нос говорили скорее о греческом, чем индейском происхождении девушки, об этом же говорил и цвет кожи - светля бронз с чуть зметным серебристым оттенком. Ей могло быть лет восемндцть. Я готов был держть при, что девушк - сестр Виннету.

Женщины вышивли крсными узорми кожный пояс. Я приподнялся, чтобы лучше рссмотреть девушку. Д, я действительно привстл, причем почти без труд, и см безмерно удивился этому, ведь недвно от слбости я не мог дже открыть глз. Услышв шорох, струх взглянул в мою сторону и воскликнул:

- Уфф! А-гун инт-хинт!

Кк вы уже знете, возглсом "уфф" индейцы выржли удивление, слов "инт-хинт" ознчли - "он не спит". Девушк оствил рботу, поднялсь и подошл ко мне.

- Ты проснулся? - спросил он н беглом нглийском, немло этим меня удивив. - Ты чего-нибудь хочешь?

Я уже открыл рот, чтобы ей ответить, но вспомнил, кк недвно пытлся скзть слово и ничего из этого не вышло, и быстро его зкрыл. Но теперь у меня появились силы! Ндо попытться! И я с трудом прохрипел:

- Д...

Кк приятно, окзывется, слышть звук собственного голос! Првд, я см его не узнл, коротенькое "д" болью отозвлось в гортни, но это было первое слово после ткого долгого и вынужденною молчния!

- Говори тише, лучше - объясняйся знкми, - посоветовл девушк. Ншо-Чи видит, что рзговор причиняет тебе боль.

- Тебя зовут Ншо-Чи? - спросил я.

- Д.

- Это имя очень подходит тебе, ибо ты - кк прекрсный весенний день, полный свет и ромт первых свежих цветов.

"Ншо-Чи" н языке пчей знчит "Ясный День". Девушк чуть зметно смутилсь и нпомнил мне:

- Тк чего ты хочешь?

- Скжи, ты из-з меня нходишься здесь?

- Д, мне велено зботиться о больном.

- Кто велел?

- Мой брт, Виннету.

- Я тк и подумл. Ты очень похож н этого молодого и слвного воин.

- А ты хотел его убить!

Вопрос или негодовние прозвучли в словх девушки? Произнося это, он пытливо смотрел мне в глз, будто хотел зглянуть в душу.

- Нет! - ответил я.

- Виннету не верит тебе и считет своим вргом. Дв рз удром кулк ты свлил его н землю, ведь до сих пор его никто не побеждл.

- Это првд, но в первый рз - чтобы спсти его, во второй - чтобы спсти себя. Он близок моему сердцу с первой ншей встречи.

Ее темные глз внимтельно смотрели мне в лицо.

- Он не верит вм, - скзл он нконец, - я его сестр. У тебя болит во рту?

- Сейчс нет.

- Глотть сможешь?

- Попробую. Дй мне попить.

- Хорошо, попить и помыться. Сейчс принесу.

Девушк и струх вышли из комнты. Я не мог понять логику поведения Виннету. Он считл нс своими вргми, не верил ншим объяснениям, уход з мной поручил собственной сестре. Лдно, решил я, время покжет, в чем тут дело.

Вскоре обе женщины вернулись. Девушк принесл чшку с холодной водой и поднесл ее к моим губм, полгя, что я еще слишком слб и не смогу пить без посторонней помощи. Я глотл с огромным трудом, ужсня боль пронзл горло, но жжд был сильней. Деля мленькие глотки и чсто отдыхя, я выпил всю воду и почувствовл, кк в меня влились новые силы. Должно быть, Ншо-Чи зметил это, потому что скзл:

- Вод взбодрил тебя. А теперь передохни немного, и я принесу тебе поесть. Нверное, ты очень голоден, но, может, снчл помоешься?

- А смогу?

- Попробуем.

Струх принесл высушенную тыкву с водой. Ншо-Чи поствил этот сосуд рядом с моей постелью и подл мне полотенце из тонкой рогожки. Мои попытки помыться не увенчлись успехом: я был слишком слб. Тогд Ншо-Чи смочил водой крй полотенц и своими рукми обмыл мне лицо - мне, вргу своего отц и брт! Зкончив, он улыбнулсь и, с сострднием глядя н меня, спросил:

- Ты всегд был ткой худой?

Худой? Почему худой? Ах д, ведь несколько недель я пролежл в збытьи, в горячке, без пищи и воды! Болезнь не могл пройти бесследно. Я дотронулся до щек и ответил:

- Ноборот! Я никогд не был худой.

- Посмотри н себя!

Взглянув н свое отржение в воде, я в испуге отвел глз: н меня глядело привидение.

- Стрнно, что я еще жив! - вырвлось у меня.

- Д, Виннету скзл то же смое. Ты перенес дже дорогу сюд, он и для здорового нелегк. Великий Мниту нделил тебя очень сильным телом, другой не выдержл бы пятидневного, трудного пути.

- Пятидневного пути? Где же мы нходимся?

- В ншем пуэбло н реке Пекос.

- И сюд же вернулись вши воины, взявшие нс в плен?

- Д. Они живут рядом с пуэбло.

- И поймнные кйов тоже здесь?

- Д. Их ндо было убить. Любое другое племя предло бы их мучительной смерти, но ншим учителем был добрый Клеки-Петр. Он открыл нм доброту и милосердие Великого Дух. Если кйов хорошо зплтят, их отпустят.

- А мои три товрищ? Ты знешь, где они?

- В ткой же комнте, но темной. Они связны.

- Кк им живется?

- У них есть все необходимое, приговоренные к смерти у столб пыток должны быть сильными, чтобы не умереть прежде времени.

- Знчит, они должны умереть, непременно - умереть?

- Д.

- И я тоже?

- И ты тоже!

В ее голосе не чувствовлось ни кпли жлости. Неужели эт прекрсня девушк столь жесток сердцем, что может без содрогния смотреть н муки умирющих от пыток?

- Могу ли я поговорить с ними?

- Это зпрещено.

- А увидеть их хотя бы издли?

- И это зпрещено.

- Передть им весть о себе?

Он подумл и скзл:

- Я попрошу моего брт Виннету, чтобы он рзрешил скзть им, кк ты себя чувствуешь.

- Придет ли Виннету сюд ко мне?

- Нет.

- Мне ндо с ним поговорить!

- Он этого не желет.

- Нм необходимо поговорить!

- Кому необходимо - ему или тебе?

- Мне и моим товрищм.

- Виннету не придет. Хочешь, я передм ему твои слов, если ты доверишь их мне?

- Нет. Спсибо. Тебе я доверю все, но если твой брт слишком горд, чтобы говорить со мной, то у меня тоже есть смолюбие, и я не буду говорить с ним через посредников.

- Ты увидишь его только в день своей смерти. А сейчс мы покинем тебя. Если что-нибудь пондобится, позови нс. Мы услышим и срзу придем.

Он достл из крмн мленький глиняный свисток, вручил его мне и вместе со струхой покинул комнту.

Оствшись один, я предлся невеселым рзмышлениям. Итк, нходящегося н грни смерти человек спсли лишь для того, чтобы зтем предть мучительной смерти, и ухживют з ним, чтобы у него хвтило сил пройти через все пытки. Тот, кто жждл моей гибели, прикзл зботиться обо мне собственной сестре, прекрсной юной девушке, не ккой-нибудь строй скво.

Нверное, излишне говорить, что рзговор нш с Ншо-Чи велся не тк легко, кк здесь нписно. Мне было трудно говорить, кждое слово причиняло боль, я медленно выжимл из себя фрзу з фрзой и долго отдыхл после кждой реплики. Рзговор измотл меня, и, когд Ншо-Чи ушл, я срзу уснул.

Спустя несколько чсов я проснулся голодный кк волк и вспомнил о свистке. Струх, видно, сидел под дверью, тк кк тут же вошл и о чем-то спросил меня. Я понял только дв слов: "есть" и "пить" и жестми покзл, что голоден. Женщин скрылсь, в скором времени покзлсь Ншо-Чи с глиняной миской и ложкой. Ткой посудой индейцы не пользуются, видимо, и в этом скзлось влияние Клеки-Петры. Девушк опустилсь н колени рядом с моей постелью и нчл кормить меня, кк мленького ребенк, который не умеет есть без посторонней помощи.

В миске был крепкий бульон с кукурузной мукой. Инденки обычно рстирют кукурузные зерн между двух кмней и получют муку. Специльно для хозяйств Инчу-Чуны Клеки-Петр сделл жернов, которые потом покзывли мне кк достопримечтельность.

Спрвиться с едой было знчительно труднее, чем с водой. Я с трудом удерживлся от крик, глотя очередную ложку похлебки, но оргнизм требовл пищи, и я ел, чтобы не умереть с голоду. И хотя я не издл ни стон, скрыть слезы, текущие из глз, мне не удлось. Ншо-Чи все понял. Когд я проглотил последнюю ложку, он скзл:

- Болезнь ослбил тебя, но ты очень сильный и мужественный человек. О, если бы ты родился пчем, не лживым бледнолицым!

- Я не лгу, я никогд не лгу, и ты см убедишься в этом!

- Хотелось бы верить тебе, но из бледнолицых только один говорил првду - Клеки-Петр. Мы все любили Клеки-Петру. Язык его не знл лжи, сердце - стрх. Вы убили его, хотя он и не сделл вм ничего плохого. Поэтому вы погибнете и вс похоронят вместе с ним.

- О чем ты говоришь? Рзве он еще не похоронен?

- Нет.

- Но тело не может сохрняться столько времени!

- Мы положили его в плотно зкрытый гроб, куд не проникет воздух. Впрочем, перед смертью ты см его увидишь. - И с этими многообещющими словми девушк вышл из комнты, прихвтив с собой пустую миску.

Похоже, индейцы считли, что обреченный н смерть легче переносит муки, если у него перед глзми лежит труп жертвы. Они верили, что это зрелище придет ему сил и мужеств.

Если же говорить серьезно, я ндеялся, что не умру: у меня имелось вещественное докзтельство того, что я говорил првду, - прядь волос Виннету.

А вдруг ее уже нет? Меня опять бросило в жр при одной мысли об этом. У индейцев существует обычй присвивть себе все вещи убитых и плененных вргов, я тк долго был без сознния. Проверить, немедленно проверить крмны! И я принялся лихордочно ощупывть себя.

Одежду с меня не сняли, я лежл в той смой, в которой свлился змертво. И пролежл в ней все три недели, пок метлся в горячке. Можно себе предствить, кк он выглядел, но кк именно, я, пожлуй, не буду здесь описывть.

Тут я позволю себе крткое отступление. Читтель обычно звидует человеку, имеющему возможность много путешествовть, видеть рзные стрны, пережить интересные приключения. Кк бы ему, читтелю, хотелось окзться н месте этого путешественник! В жизни, однко, все нмного сложнее, чем в книге. Путешествия сопряжены обычно с ткими трудностями, о которых в книгх не пишут, но которые, узнй о них читтель, нверняк излечили бы его от тоски по приключениям. В бесчисленных письмх, которыми зсыпют меня читтели, обычно содержится одно и то же: они жждут принять учстие в путешествии, они хотят знть, сколько для этого ндо денег и что необходимо взять с собой. Но никто не поинтересовлся, ккими кчествми и знниями должен облдть ткой путешественник; никто не здумлся: выдержит ли он тяготы пути. И вот когд я во всех подробностях информирую ткого энтузист о тяготх, он, кк првило, полностью излечивется от жжды приключений.

Итк, я обследовл свои крмны и к большой рдости обнружил, что все в них н месте. При мне не было лишь оружия. Я достл бнку из-под срдин, в которой хрнились мои зписи, и прядь волос Виннету. Положив жестянку обртно в крмн, я успокоился и зснул.

Вечером, кк только я проснулся, появилсь Ншо-Чи и принесл еду и свежую воду. Н этот рз я ел без посторонней помощи и збросл ее вопросми. Девушке, видимо, объяснили, что я могу знть, что нет, - и многие мои вопросы остлись без ответ. Но н вопрос, почему мне оствили все мои вещи, он ответил:

- Мой брт Виннету тк рспорядился.

- Почему?

- Не зню. У меня для тебя есть хорошя новость.

- Ккя?

- Я нвестил бледнолицых, поймнных вместе с тобой.

- Првд? - обрдовлся я.

- Д. Я скзл им, что ты чувствуешь себя лучше и скоро выздоровеешь. Тогд тот, которого зовут Сэм Хокенс, попросил передть от него подрок. Он мстерил его целых три недели, пок ты лежл в бреду.

- Что это ткое?

- Я спросил рзрешения у Виннету, и он позволил передть подрок. Вот он! Нверное, ты очень сильный и отвжный человек, если пошел с ножом н медведя! Сэм Хокенс скзл мне об этом.

И Ншо-Чи вынул ожерелье, сделнное из когтей и зубов медведя. Особое изящество ему придвли дв медвежьих ух, укршвшие об конц.

С восхищением рзглядывя подрок, я не удержлся и спросил:

- Кк же он его смстерил? Невозможно это сделть голыми рукми. Рзве ему оствили нож и не отобрли медвежьи когти и зубы?

- Нет, вещи оствили только тебе. Но Сэм Хокенс скзл моему брту, что хочет сделть для тебя ожерелье, и попросил вернуть ему когти и медвежьи зубы. Виннету рзрешил и дл нужные инструменты. Сегодня же ндень ожерелье, тебе недолго ему рдовться.

- Это потому, что я скоро умру?

- Д.

Взяв у меня из рук ожерелье, он см повесил его мне н шею. С того дня, нходясь н Диком Зпде, я не снимл его.

- Нпрсно ты тк торопилсь принести мне подрок, - скзл я прекрсной инденке. - Я еще успел бы им нтешиться, у меня впереди много лет жизни.

- Недолго тебе его носить.

- Увидишь, воины пчей не убьют меня!

- Непременно убьют! Тк решено н совете стрейшин.

- Ничего, узнют првду и друют мне жизнь.

- Они не поверят тебе!

- Поверят, у меня есть докзтельств!

- Тогд докжи! Я буду рд, что ты не лжец и не предтель! Скжи мне, ккие у тебя докзтельств, и я сообщу все брту!

- Пусть он придет ко мне.

- Этому не бывть.

- Тогд он ни о чем не узнет. Я не привык выпршивть дружбу и говорить через посредников с тем, кто не хочет встретиться со мной,

- Ккие же вы, мужчины, упрямые! Я с рдостью передл бы тебе прощение Виннету...

- Я не нуждюсь в прощении, потому что ни в чем не виновт. Я прошу тебя об одном одолжении.

- О кком?

- Если еще рз увидишь Сэм Хокенс, скжи ему: нс освободят, кк только я выздоровею.

- Твои ндежды не сбудутся!

- Это не ндежды, твердя уверенность, увидишь!

Я говорил с ткой убежденностью, что Ншо-Чи прекртил спор и ушл.

Я знл, что моя тюрьм нходилсь поблизости от реки Пекос. Поскольку через дверной проем комнты виднелсь довольно близко отвесня скл, я сделл вывод, что пуэбло построено в одной из долин нд притоком Пекос, ибо долин смой Пекос был нверняк нмного шире. Очень хотелось посмотреть и н долину, и н пуэбло, о которых до сих пор я только читл, но об этом пок нечего было и думть. Во-первых, я был еще очень слб и не мог ходить, во-вторых, дже если бы я поднялся с постели, все рвно мне не рзрешили бы выйти из комнты.

Стло темнеть. В помещение вошл струх, неся лмпу из высушенной тыквы, и уселсь в углу. В ее обязнности входил уход з мной и прочие рботы, тогд кк Ншо-Чи игрл роль хозяйки дом.

Свет лмпы не помешл мне зснуть глубоким, здоровым сном. Нутро я почувствовл себя знчительно лучше. Днем я, кк обычно, получил шестирзовое питние - знкомый уже крепкий бульон с кукурузной мукой, пищу легкую и питтельную. Похлебкой меня кормили до тех пор, пок я не обрел способность жевть и глотть твердую пищу, глвным обрзом мясо.

Здоровье мое улучшлось с кждым днем. Тело нбирло силу. Опухоль во рту постепенно спдл. Ншо-Чи вел себя неизменно дружелюбно и внимтельно, хотя я видел, что ее тревожил мысль о неизбежности моей кзни. Порой я ловил н себе ее взгляд, полный сочувствия и немого вопрос. Нет, он определенно жлел меня, нпрсно я думл, что он бессердечн. Кк-то я спросил, можно ли мне выйти из моей тюрьмы, вход в которую всегд открыт. Нет, ответил он, нельзя, и пояснил, что днем и ночью у вход сидят дв воин, которые и впредь будут стеречь меня, и что исключительно из-з слбости меня до сих пор не связли. В скором времени меня лишт и этой мленькой толики свободы.

Рзговор зствил меня здумться о собственном будущем. Првд, я рссчитывл н впечтление, которое произведет прядь волос Виннету, но ведь всякое могло случиться, и тогд мне оствлось ндеяться исключительно н свою силу. Знчит, ндо потихоньку, незметно упржняться. Но кк?

Теперь, когд здоровье мое окрепло, я почти все время проводил, рсхживя по комнте или сидя н медвежьей шкуре. И вот в один прекрсный день я пожловлся своей милой тюремщице н то, что сидеть н медвежьей шкуре неудобно - очень низко, я, мол, привык сидеть н стульях. Нельзя ли мне принести хоть ккой-нибудь кмень побольше, который зменит стул? Мою просьбу он передл Виннету, и я получил в свое рспоряжение несколько кмней рзной величины, причем смый большой из них весил не меньше центнер. Теперь всякий рз, оствясь один, я упржнялся с этими кмнями и вскоре мог уже несколько рз подряд выжимть большой кмень. Я чувствовл, кк с кждым днем в меня вливются новые силы, и недели через три стл тким же крепким, кк и до болезни. В присутствии женщин, однко, я притворялся по-прежнему слбым и не совсем здоровым.

В своей кменной темнице я жил уже шесть недель и не знл, что происходит н воле. Во всяком случе, Ншо-Чи ничего не говорил о пленных кйов, из чего я сделл вывод, что они до сих пор нходились в плену, что выглядело стрнным, ибо прокормить двести человек пчм было не тк-то легко, д и сми кйов горели желнием скорее очутиться н свободе. Видимо, индейцы никк не могли договориться об условиях выкуп, знчит, побежденным придется плтить з кждый лишний день, проведенный в плену.

В одно прекрсное солнечное осеннее утро в комнту вошл Ншо-Чи с звтрком для меня и сел рядом с моей постелью. Обычно он оствлял еду и уходил. В то утро ее глз смотрели н меня с жлостью, кк-то подозрительно блестели. Девушк крепилсь, но предтельскя слез сктилсь по румяной щеке.

- Ты плчешь? - спросил я.

- Сегодня грустный день.

- Что случилось?

- Кйов выходят н свободу. Ночью прибыли их гонцы с выкупом.

- И из-з этого ты плчешь? Рдовться ндо!

- Ты не знешь, что говоришь. В честь уход кйов ты со своими белыми бртьями умрешь у столб.

Я двно ожидл этого известия и все-тки весь похолодел. Знчит, сегодня решющий день, может быть, последний в моей жизни! Что меня ждет? Ншо-Чи не сводил с меня глз. Я сохрнял безрзличный вид и невозмутимо звтркл, когд зкончил, спокойно вручил ей посуду. Ншо-Чи, взяв пустую миску, поднялсь и медленно пошл к выходу. Н пороге девушк остновилсь, обернулсь и, протянув мне руку, произнесл сквозь слезы:

- Говорю с тобой последний рз. Прощй! Ты хрбрый и сильный, тебя недром зовут Рзящя Рук. Ншо-Чи скорбит о твоей смерти, но душ ее обрдуется, если муки не зствят тебя стонть. Доствь мне рдость л умри достойно!

Скзв это, девушк выбежл из комнты. Я встл у вход, чтобы поглядеть ей вслед, но н меня срзу же нцелились дв ружья - воины охрны были бдительны. Еще шг - и я погиб бы от пули или, в лучшем случе, был бы рнен. Впрочем, я двно понял, что о побеге и речи быть не могло. К тому же я совершенно не знл рйон реки Пекос.

Итк, все произойдет сегодня. Что делть? Скорее всего, спокойно ждть рзвития событий и уповть н спсительную прядь волос. Взгляд, брошенный з дверь, окончтельно убедил меня, что побег совершенно невозможен. Я уже говорил, что мне приходилось читть об индейских пуэбло, но ни одного из них я никогд не видел. Пуэбло - это своего род крепость из кмня. Обычно их строят в глубоких горных рсщелинх, вознося несколько этжей, причем кждый из последующих сдвинут нзд и обрзует террсу, основнием которой служит крыш предыдущего этж. В целом постройк предствляет собой ступенчтую пирмиду, ступени которой все глубже врезются в горную рсщелину. Первый этж более других выступет вперед, он смый широкий и служит опорой для остльных, сужющихся кверху этжей. Этжи не соединяются внутренними лестницми, кк в европейских домх, н них взбирются по лестницм, приствленным снружи. Если появляется врг, лестницы убирют, и пуэбло стновится неприступной крепостью. Неприятель вынужден брть приступом кждый этж.

В тком вот пуэбло я и нходился, вероятнее всего, н седьмом или восьмом этже. Кк убежишь из ткой крепости, учитывя, что н кждом этже нходятся индейцы! Делть было нечего, оствлось положиться н судьбу! Бросившись в постель, я стл ждть.

Это были мучительные чсы. Время тянулось невероятно медленно! Было уже з полдень, ничего не происходило. Нконец я услышл звук шгов. Вошел Виннету в окружении нескольких индейцев. Я лежл, притворяясь, будто ни о чем не зню. Виннету окинул меня долгим, внимтельным взглядом и скзл:

- Пусть Рзящя Рук скжет, здоров ли он.

- Не совсем, - ответил я.

- Но говорить, вижу, может?

- Д.

- А ходить?

- Думю, д.

- Тебя учили плвть?

- Немного.

- Это хорошо, потому что тебе придется плвть. Помнишь, в ккой день ты должен был увидеть меня?

- В день моей смерти.

- Ты хорошо зпомнил. Сегодня этот день нстл. Встнь, тебя свяжут.

Я не мог ослушться. В комнте нходились шестеро крснокожих, которые мигом поствили бы меня н ноги. Првд, я мог свлить н землю нескольких, но что это дст? Я медленно встл с постели и протянул руки, которые индейцы связли. Н ноги мне нложили ременные путы - но тк, что я мог идти, дже спускться по лестнице, но бежть ни в коем случе не смог бы. Звершив эту не смую приятную для меня процедуру, индейцы вывели меня н террсу.

Оттуд вниз вел лестниц. Впрочем, лестницей ее можно было нзвть с большой нтяжкой: это был толстый деревянный столб с зсечкми вместо ступенек. Первыми стли спускться трое крснокожих, потом я, зтем остльные. Н кждой террсе стояли женщины и дети, молч нблюдвшие з нми. Потом и они сошли вниз. Н нижних этжх уже собрлсь большя толп жждущих увидеть ншу смерть.

Кк я и предполгл, пуэбло нходился в узком кньоне, ответвлении широкой долины реки Пекос. В эту широкую долину и повели меня индейцы.

Пекос - не очень полноводня рек, летом и осенью воды в ней и вовсе мло. Но н реке попдлись и глубокие мест, в которых в смое жркое время год вод не убывл. Блгодря этому окрестности были покрыты буйной рстительностью, местные луг предствляли собой великолепные пстбищ для лошдей. Мест, которые открылись моему взору, охотно выбирются индейцми для стоянок. Ширину долины я оценил в чс езды: слев и спрв от нс тянулись зросли кустрников и лес, з ними виднелись зеленые луг. Впереди лес рсступлся по обоим берегм реки.

В тот момент у меня не было времени подумть, почему мы нпрвлялись именно туд. В том месте, где кньон выходил к глвной долине, вдоль берег тянулсь песчня кос. Точно ткя же виднелсь по ту сторону реки. Песок, кк светлый шрм, рзрезл зеленую долину Пекос - ни трвы, ни зрослей, ни деревьев, лишь огромный кедр возносился з рекой в центре этой безжизненной полосы. Исполин устоял в нводнение, которое некогд рзрушило чсть долины, покрыв ее песком. По змыслу Инчу-Чуны, это дерево должно было сыгрть глвную роль в событиях того дня, поэтому я тк подробно его описывю.

Н берегу црило оживление. Я зметил здесь нш фургон с волми, зхвченный пчми. Н лугу, неподлеку от безжизненных песков, пслись лошди, которых привели кйов для выкуп своих пленных. Н берегу стояли вигвмы, в них было сложено оружие, ткже преднзнченное для выкуп. Инчу-Чун прохживлся между вигвмми в окружении оценщиков. Вместе с ним был и Тнгу, которого, кк и его соплеменников, отпустили уже н свободу. В пестрой, фнтстически рзодетой толпе крснокожих, собрвшихся в долине, было, кк определил я н глз, не менее шестисот пчей.

Толп индейцев рсступилсь, пропускя нс, и тут же сомкнулсь, обрзовв широкий полукруг, внутри которого стоял нш фургон. К пчм присоединились и получившие свободу кйов.

Рядом с фургоном я увидел Хокенс, Стоун и Пркер, привязнных к вбитых в землю столбм. Четвертый, пок свободный, столб преднзнчлся для меня. Это и были знменитые столбы пыток, у которых нм было суждено умирть мучительно и долго! Столбы торчли из земли н небольшом рсстоянии друг от друг, и мы могли свободно рзговривть. Рядом со мной был Сэм, дльше Стоун и Пркер. У столбов лежли вязнки хворост, должно быть, чтобы сжечь нши трупы после того, кк мы, нконец, умрем. Судя по внешнему виду, моим товрищм неплохо жилось в неволе. Првд, в днный момент нстроение у всех было невжное, что, безусловно, отржлось и н физиономиях.

- Ах, сэр, и вы здесь! - приветствовл меня Сэм. - Неприятня процедур нм предстоит, скжу больше - весьм неприятня. Не зню, выдержим ли. Смерть нстолько вредн для оргнизм, что ему не всегд удется выжить. К тому же, похоже, нс собирются еще и поджрить, чтоб мне лопнуть!

- Сэм, вы ничего не придумли? - спросил я.

- Ничего. Три недели я нпрягл мозги, прикидывл и тк, и эдк, но ничего путного в голову не приходило Нс держли в темной норе, в пещере, к тому же связнными, кк брнов. И стрж вокруг. Ну кк тут убежишь? А вм кк жилось?

- Превосходно!

- Охотно верю, зметно по вшей физиономии. Откормили, кк гуся н рождество. А кк вш рн?

- Терпимо. Могу говорить, кк слышите, опухоль во рту тоже скоро пройдет.

- Конечно, пройдет, от нее и след не остнется, кк, впрочем, и от нс, ну рзве что горсточк пепл. Д, ндеяться нм не н что, но знете, сэр, я не унывю. Хотите - верьте, хотите - нет, но у меня ткое чувство, что крснокожие нм не опсны и помощь обязтельно придет.

- Что ж, вполне возможно! А вот я не потерял ндежду и дже готов держть при, что сегодня вечером мы будем свободны и счстливы!

- Вот тебе н! Только гринхорн может нести ткую чушь! Свободны и счстливы! Ляпнет же ткое! Я буду блгодрить Бог, если вообще доживу до вечер!

- Дорогой Сэм! Неужели вы до сих пор не убедились, что я не ткой уж гринхорн?

- Вы говорите тким тоном... Неужели что-то придумли?

- Конечно.

- Что? Когд?

- Вечером того дня, когд бежли Виннету и его отец.

- Это тогд вы придумли? Ну, знчит, сейчс вшей выдумке грош цен, не могли же вы тогд предвидеть столь прекрсную гостиницу и столь приятное обслуживние. Ну кк выглядит вш придумк?

- Это прядь волос.

- Прядь волос? - удивленно повторил Сэм. - С вми все в порядке? Головк не болит? А может, ккой винтик из нее потерялся?

- Д нет. Все в норме.

- При чем тогд прядь волос? Дргоцення прядь волос вшей возлюбленной, которую сейчс, когд нм грозит смерть, вы пожертвуете пчм?

- Это волосы мужчины.

Бросив н меня взгляд, полный сострдния, Сэм покчл головой и скзл:

- Дорогой сэр, сдется мне, у вс не все дом. Не инче осложнение после болезни. Знчит, прядь, чтоб мне лопнуть, нходится н вшей голове, не в крмне, и я все рвно не понимю, кк он спсет нс.

- Зто я понимю, этого достточно. Слушйте внимтельно, еще до нчл пыток меня отвяжут от проклятого столб.

- Гринхорн - неиспрвимый оптимист. Почему это, интересно, вс отвяжут?

- Мне придется плвть.

- Плвть? - Сэм смотрел н меня, кк психитр н пциент.

- Д, именно плвть, кк, скжите н милость, плвть у столб? Придется меня рзвязть.

- Гром и молния! Кто вм это скзл?

- Виннету.

- И когд вы совершите свой зплыв?

- Д вот сейчс.

- Это змечтельно! Рз Виннету скзл, знчит, вм ддут возможность бороться з жизнь. Проблеск ндежды и для нс.

- Я тоже тк думю.

- Не могут же они поступить с нми инче, чем с вми. Может, еще не все потеряно?

- Конечно! Будем бороться и спсем нши жизни.

- Я не столь смоуверен, к тому же, в отличие от вс, мне кое-что довелось слышть об изощренных испытниях, ккие придумывют индейцы. Но мне известны случи, когд белые добивлись свободы. Вы учились плвть, сэр?

- Д.

- И нучились?

- Думю, не уступлю индейцу,

- Опять смомнение. Они плвют кк рыбы.

- А я кк выдр, которя охотится н рыб.

- Д уж, нш пострел везде поспел... и преуспел.

- Д нет же, просто я всегд любил плвть. А вы? Знете ли, нпример, что плвют стоя?

- Д, приходилось слышть.

- А вы умеете тк плвть?

- Д нет, дже и не видел.

- Возможно, увидите сегодня. Если испытние будет зключться в плвнии - я выигрю!

- Желю удчи, сэр! Ндеюсь, и нм предоствят ткую возможность. Это все же знчительно приятнее, чем висеть н столбе. Лучше погибнуть в бою, чем под пыткми.

Никто не вмешивлся в нш рзговор. Виннету, не обрщя внимния н нс, беседовл о чем-то с отцом и Тнгу. Стрж, доствившя меня, знялсь нведением порядк среди зрителей, обступивших нс полукругом.

В первом ряду усдили детей, з ними стояли девушки и женщины, среди которых я зметил Ншо-Чи. Он пристльно смотрел н меня. Дльше знимли мест юноши, з ними взрослые воины. Приготовления зкончились, когд Сэм произнес последние слов.

Инчу-Чун, который до сих пор рзговривл с Виннету и Тнгу, вышел н середину и громким голосом, чтобы всем было слышно, скзл:

- Выслушйте меня, мои крснокожие бртья, сестры и дети, и вы, воины кйов!

Инчу-Чун сделл пузу, дождлся полной тишины и продолжл:

- Бледнолицые - врги крснокожих мужей. Редко среди них встретишь человек, который питет к индейцм дружеские чувств. Блгороднейший из тких белых прибыл к пчм и стл их другом и отцом. Мы звли его Клеки-Петр, Белый Отец. Все мои бртья и сестры знли и любили его!

- Хуг! - прозвучл громоподобный клич соглсия.

Вождь продолжл:

- Клеки-Петр учил нс многому, о чем мы рньше не ведли и что пригодилось нм потом. Он говорил нм о Великом Духе, который звещл людям с крсной кожей и белой кожей быть бртьями и жить в мире и соглсии. Но рзве белые исполнили его волю? Подрили нм мир? Нет. Пусть скжут мои бртья и сестры!

Громким "хуг!" собрвшиеся подтвердили его слов.

- Они пришли укрсть ншу землю, нс - истребить. И они делют это, потому что сильнее нс. Н просторх прерий, где носились стд бизонов и мустнгов, они построили большие город, источник всяческого зл. Через лес и прерии, где рньше охотились индейцы, сегодня несется огненный конь и везет новые полчищ нших вргов. Крснокожий бежит от него в глушь, мечтя об одном - спокойно умереть от голод. Но и туд добрлись бледнолицые, и тм, н землях индейских мужей, они строят новые дороги для огненного коня. Мы встретились с этими белыми и в мирном рзговоре объяснили им, что здесь нш стрн, знчит, они не имеют н нее прв. Возрзить было нечего, они вынуждены были соглситься с ншими доводми. Однко призыв уйти с ншей земли послушть не зхотели и зстрелили Клеки-Петру, которого мы почитли и любили. Пусть скжут мои бртья и сестры!

И снов пчи громким криком подтвердили првоту своего вождя.

- Мы принесли сюд его тело, - продолжл Инчу-Чун, - и ждли дня мести. Этот день нстл. Клеки-Петр будет сегодня похоронен, вместе с ним и его убийц с сообщникми. Они его друзья и товрищи, они предли нс, но отрицют это. Того, что я здесь скзл, вполне достточно, чтобы вынести смертный приговор. Однко мы, ученики мудрого Клеки-Петры, будем спрведливыми судьями и выслушем их, ибо они не признют свою вину. А потом вынесем приговор. Вы соглсны со мной, люди?

- Пусть будет тк! Хуг! - рздлось вокруг.

- Слышите, сэр! - окликнул меня Сэм. - Кжется, нм везет! Рз они хотят выслушть нс, знчит, появляется ндежд, ведь мы сможем докзть ншу невиновность. Я им сейчс все рстолкую, и они обязтельно отпустят нс н свободу.

- Сэм, вы ничего не сможете докзть! - ответил я.

- Нет? Почему? Рзве я не умею говорить?

- Ну что вы! Говорить учили вс с детств, но уже шесть недель мы нходимся здесь, и з это длительное время вм не удлось ничего рстолковть.

- И вм тоже не удлось, сэр!

- Вы првы, дорогой Сэм, но внчле я не мог говорить, когд ткя возможность появилсь, говорить было не с кем, потому что ни один крснокожий не нвестил меня. Я не мог использовть своего шнс н зщиту!

- И сейчс не сможете!

- Почему же?

- У вс ничего не получится. Вы совершенно неопытный гринхорн и вместо помощи только нвредите нм. Вы очень сильны физически, но н этот рз нужн не сил. Сейчс потребуется жизненный опыт, способность убеждть, хитрость, этого вм недостет. Не вш вин, что от рождения вы лишены этих достоинств, поэтому уступите и поручите мне ншу зщиту.

- Соглсен, дорогой Сэм, и от всей души желю удчи!

- Не сомневйтесь!

Никто не мешл ншему рзговору, тк кк допрос еще не нчлся. Инчу-Чун и Виннету рзговривли с Тнгу, посмтривя в мою сторону. Знчит, говорили о нс. По виду Тнгу было понятно, что он стрется изо всех сил опорочить нс, нверняк врл нпроплую. Спустя некоторое время все трое подошли к нм. Апчи встли спрв, Тнгу - слев от меня. Н этот рз Инчу-Чун обртился к нм, д тк громко, чтобы все могли услышть:

- Вы слышли, что я сейчс говорил. Вы должны скзть првду, и вы можете зщищться. Отвечйте н вопросы! Вы из той группы белых, которые строили дорогу для огненного коня?

- Д. Но мы трое не проклдывли дорогу, были нняты для охрны, ответил Сэм. - Этот же молодой человек, которого зовут Шеттерхэнд...

- Змолчи! - вождь оборвл Сэм н полуслове. - Отвечть можешь только н вопросы. Ежели будешь говорить больше, я прикжу тебя высечь! Итк, вы приндлежите к той группе бледнолицых? Отвечй: д или нет?

- Д, - ответил Сэм, нпугнный угрозой порки.

- Шеттерхэнд измерял землю?

- Д.

- А вы трое зщищли этих людей?

- Д.

- Знчит, вы хуже их, потому что зщитники воров и негодяев зслуживют двойного нкзния. Рэттлер, убийц Клеки-Петры, был вшим товрищем?

- Д, но уверяю вс...

- Молчи, собк! - зкричл Инчу-Чун. - Ты должен говорить только то, что я хочу знть, и больше ничего. Ты знешь зконы Зпд?

- Д.

- Кк зкон велит нкзть конокрд?

- Смертью.

- Что стоит дороже: лошдь или огромня стрн пчей?

Сэм счел з лучшее промолчть.

- Говори, не то прикжу высечь тебя до крови!

Сэм буркнул:

- Высеки! Сэм Хокенс никто не зствит говорить!

Я не выдержл:

- Говорите, Сэм, тк будет лучше!