/ Language: Русский / Genre:sf_heroic / Series: Кулл

Выбор богов

Колин Смит

Бесстрашный атлант Кулл, прежде чем сделаться державным владыкой Валлузии, немало странствовал по свету, вел жизнь, полную захватывающих приключений и сталкивался с самыми разными людьми.

Колин Смит

Выбор богов

(Кулл)

(«Северо-Запад», 1999, том 6 «Кулл и воины вечности»)

Косматые гребни волн безудержно вздымались к небесам. Жестокий шторм разыгрался внезапно. Его сопровождал злобный рев ветра, не смолкающий ни на секунду. Низкие свинцовые тучи стремительно проносились над клокочущей поверхностью моря, закрывая солнце непроницаемой завесой из облаков. Линия горизонта превратилась в сплошную беспросветную стену мрака, расчерчиваемую частыми вспышками молний. Казалось, что все безбрежное пространство Западного Океана стало одним гигантским котлом с кипящей водой. В этом ураганном пекле, вблизи затерянного острова, тонула тяжелая боевая галера. Судно все еще каким-то чудом удерживалось на плаву, но высокие крутые волны настойчиво раскачивали избитую посудину из стороны в сторону, грозя в любой момент поглотить ее в морской пучине. Многовесельный корабль, напоровшись на подводные камни, медленно переваливался с боку на бок, словно гигантское морское животное, безжалостно выброшенное на рифы. Вокруг него, в черной взбаламученной воде, среди пенистых бурунов плавали пузатые скользкие бочки, поломанные перила и множество разбитых в щепки досок. Галера, жалобно поскрипывая снастями, доживала последние мгновения. Ее такелаж, истерзанный шквальными порывами ветра, обрушившаяся на корму мачта и огромные зияющие пробоины в обнаженном днище без долгих разъяснений давали понять, что судно отправится отсюда только на морское дно.

У самой кромки грохочущего прибоя копошилась орава людей.

— Вытаскивай лодку из воды! — донесся сквозь свирепый вой ветра зычный громогласный голос Кулла. — Навались, ребята!

Ватага разбойников во главе с Куллом, стиснув зубы от напряжения, с ухающими криками выволакивала тяжелую широкую шлюпку на пологий песчаный берег.

— Давай, давай, парни…

Моряки оттащили большой глубокий челн подальше от разгневанных волн. На дне утлой посудины плавали раздувшиеся кули с запасом сушеного гороха, черный от копоти котел и мокрый ворох какого-то грязного тряпья. Разбитый нос суденышка украшал увесистый боевой топор, воткнутый в дерево чуть ли не по самую рукоять.

— Давно я такой бури не видел, — тяжело дыша, обронил высокий жилистый парень. На мочке его облупленного уха болталась крупная золотая серьга. Ветер сорвал с его головы шапку и унес куда-то вдаль.

— А чего ты, Серьга, видал, — со злостью проворчал кто-то и сердито сплюнул на землю.

Двое мужчин чуть было не вцепились друг другу в глотки, но их тут же разняли, надавав обоим крепких тумаков.

— После налаетесь, ребята, — сурово заявил Кулл. — Когда Пекун до берега доберется.

— Не сплоховал бы валузиец в эдаком пекле, — беспокойно отозвался чей-то грубоватый, с хрипотцой голос.

— Ничего, ничего, — успокаивающе произнес один из моряков. — Не впервой, справится…

Мужчины с тревогой уставились на море.

После кораблекрушения к тому месту, куда причалили остатки команды, подплывал большой, наспех сколоченный плот. Маленькие фигурки людей с длинными шестами в руках суетно копошились по разным сторонам шаткого плавучего средства. Высокая груда ящиков и разнообразного барахла, кое-как привязанная к его грубой дощатой поверхности, неотвратимо таяла, жадно слизываемая клокочущей водой. Хлипкое сооружение мотало из стороны в сторону, как невесомую бесполезную щепку, грозя в любой момент перевернуть его вверх тормашками. С берега громко закричали, махая руками:

— Сюда, Пекун, сюда, давай!

Сразу несколько человек кинулись в воду, стараясь забросить длинные концы веревок на помощь тем, кто находился на плоту.

С грехом пополам пристав к берегу, морские бродяги, без лишних разговоров, деловито и сосредоточенно высаживались на сушу. Привыкшие к трудностям мужчины, не обращая внимания на бушующие брызги соленых волн, окатывающие их с ног до головы, торопливо снимали с плота оружие, одежду, мотки веревок, кое-какие инструменты и все, что им удалось наспех прихватить с собой из трюмов гибнущего корабля. Брошенный плот тут же подхватил набежавший вал и с силой выбросил его на прибрежные рифы. Ударившись об острые подводные камни, плоский квадрат древесины с грохотом разлетелся на куски, оставив после себя только жалкую кучу раздолбанных, измочаленных бревен и досок. Отойдя подальше от черной взбаламученной воды, измученные непогодой люди без сил опускались на твердую почву, вновь обретенную под ногами после многих дней плавания.

— Капитан! — громко прокричал кто-то. — Сорока человек недосчитались! Успокой Валка их мятежные души!…

Кулл отошел в сторону, размышляя о превратностях судьбы: Что ни говори, но, в отличие от корабля, команде повезло несколько больше, и хотя не все моряки выбрались на сушу, хвала богам и за эту милость — ведь морские глубины могли с легкостью поглотить всех без остатка.

Будто читая безрадостные мысли северянина, промозглый и пронизывающий до костей ветер завыл с новой силой, словно вознамерился смести с поверхности земли все живое. Атлант глубоко вздохнул и с надеждой огляделся. Лицо его выглядело хмурым, но глаза смотрели твердо и ясно.

Увязая по щиколотку в рыхлом песке, к нему подошел шкипер галеры и, стараясь пересилить шум ветра, прокричал:

— Капитан, похоже, боги разгневались на нас, если устраивают такие суровые испытания тем, кто искренне верит в их благосклонность?

На какое-то мгновение показалось, что грохот бури стих, словно угрюмый небосвод вдруг лишился сил от столь бесцеремонной речи. Кулл встряхнул спутанной гривой черных волос, пожал широкими плечами и, наклонившись к спутнику, мудро заметил:

— Друг, прошу тебя, оставь веру в покое, ибо чистая вера никому еще не повредила…

— Кроме, разумеется, самих верующих, — лукаво изрек шкипер.

Серые глаза атланта холодно блеснули, сузившись, как у дикой кошки.

— А я говорю тебе, — сурово сказал он, положив тяжелую ладонь на плечо собеседника, — не трогай веру, шкипер, потому как не следует всерьез сетовать на тех, чьи симпатии к людям меняются так же быстро, как и цены на восточном базаре.

Толстые губы шкипера растянулись в широкой белозубой улыбке, и он, не скрывая иронии, произнес:

— О, капитан, твои слова полны тонкого знания жизни, поскольку если люди хоть чему-то и научились у светлых богов, так это умению везде и всюду открывать базары и вести бурную торговлю…

Кулл замер на месте. Он застыл, словно каменное изваяние. По лицу искушенного жизнью воина пробежала хмурая тень невеселых воспоминаний. Он недолго помолчал, затем повернулся к собеседнику и внушительно сказал:

— Послушай меня, дружище. У богов могут быть сотни причин, для того чтобы быть недовольными нами, но, однако же, этот остров все, что послано нам небом…

После таких справедливых слов ветер как будто сжалился и немного поутих.

— Да, конечно, — со смехом заявил шкипер, потирая узловатый шрам на правой щеке. — Чего-чего, а щедрость небес хорошо известна и слишком часто не знает меры…

Ответом ему были отдаленные, рассерженные раскаты гулкого грома.

Шкипера звали Заремба. Он был высок и силен, мало в чем уступая Куллу как по ширине плеч, так и в росте. Атлант недавно познакомился с ним, взяв его на борт галеры, как человека, хорошо знающего здешние воды, и уже успел понять, что на этого чернокожего мускулистого парня можно смело положиться. Его неукротимому оптимизму, веселому нраву и покладистому характеру стоило позавидовать. Заремба оказался не только хорошим знатоком своего ремесла, но и отличным бойцом, доказав это в шумной стычке с матросами Кулла, в первый же день своего появления на корабле. В том рукопашном побоище было разбито и выбито немало носов и зубов, однако после столь убедительной проверки на прочность вольные искатели приключений безоговорочно приняли его в свою команду.

— Эх, капитан, — не унимался наблюдательный и разговорчивый шкипер. — Может, я, конечно, чего-то и не понимаю в этой не слишком дружелюбной жизни. — Заремба удрученно покачал головой. — Но, по-моему, «Высокие Небеса» частенько посылают испытания тем, кто все же предпочитает больше надеяться на себя, чем на тех, кто скрывает свои божественные лики за кучерявыми облаками…

Кулл ухмыльнулся.

— Клянусь Валкой! — мрачно обронил он. — Ты болтлив Заремба, как добрая сотня женщин в гареме туранийского султана. Но в твоих словах звучит немалая доля истины. И хотя мне невдомек, чем же мы рассердили небесных покровителей, но бывает порой, что их переменчивое настроение не знает меры, а недовольство переходит всякие границы…

Шкипер молча оглядел пустынный берег и согласно кивнул.

Они высадились среди песчаных дюн, покрытых чахлой растительностью. К югу, шагах в ста от клокочущей линии прибоя, начинался лес. Ряды высоких коричневых стволов причудливо терялись в его таинственной сумрачной глубине. Те из деревьев, что стояли ближе к берегу, от постоянных ураганных порывов ветра, дующих со стороны моря, выглядели жалко. Только дикие базальтовые утесы давали им хоть какую-то надежду на выживание, заслоняя их от непогоды. Но чем дальше росли деревья от холодного, негостеприимного берега, тем ярче и гуще становилась растительность.

Острый взгляд северянина живо подмечал разнообразные детали местности. Его внимательному взору предстали изломанные вершины гор, возвышающиеся вдали. Куллу, несмотря на приличное расстояние и полумрак, удалось разглядеть, что их склоны покрыты мелким кустарником. Ближе к морю, за песчаными дюнами, насколько видел глаз, обильно разрослись плотные заросли можжевельника. Оттуда еле слышно доносился звон ручья, бегущего по камням.

Не тратя слов попусту, атлант поправил на поясе тяжелый топор, пошевелил широкими плечами, устраивая на спине поудобнее щит, и неспешным шагом направился на звук журчащей воды. Чернокожий шкипер без промедления последовал за ним.

Воины продирались сквозь колышущийся строй густого высохшего тростника, достигавшего в высоту не менее полутора метров. Тонкие тростниковые колосья широкой желто-грязной полосой отделяли границу лесного мира от морской хляби. Сухие прогнившие растения шелестели на ветру тревожными подозрительными голосами. Мокрая одежда неприятно сковывала движения. Мелкие колючки, беспрестанно цеплялись за штаны, одергивая людей назад. Щедрое переплетение поникших к земле стеблей заставляло Кулла и Зарембу то и дело спотыкаться, отчего оба воина изобретательно ругались на всю округу. Почва под ногами, набухшая от влаги, неприятно чавкала и липла к сапогам. Чем ближе подходили чужаки к прибрежной кромке леса, вдыхая запахи незнакомой растительности, тем громче и явственней становилось журчание ручья. Потом где-то совсем близко закричала невидимая птица, потревоженная незваным присутствием человека. Пернатое создание, громко захлопав крыльями, поспешило перелететь в более спокойное место.

Обнаруженный ручей был, как нельзя, кстати, поскольку запасы питьевой воды на судне давным-давно подошли к концу. А та мутная неприятная жидкость, что плескалась на дне заплесневелых бочек, источала ужасное зловоние, и даже после долгого утомительного процеживания ее невозможно было пить. Моряки уже потихоньку начали роптать, бросая косые взгляды на капитана, но так неожиданно грянувшая буря живо сбила с них спесь.

Заремба побрел обратно на берег и вскоре вернулся с остатками команды. Небогатая часть скудной поклажи, наспех снятой с затопленной галеры, была свалена в общую кучу, возле живописной груды валунов. Атлант бегло осмотрел нехитрый скарб и ничего не сказал. Свежая вода подействовала на людей благотворно, и моряки слегка оживились. Послышались грубоватые шутки и бодрый смех, указывающий на то, что усталые люди после пережитого постепенно приходят в себя.

Маленькая коричневая ящерка, обеспокоенная учиненным шумом, подняла вытянутую узкую голову из травы и тут же, углядев толпу подозрительных существ, стремительно юркнула под один из больших камней, покрытых зеленоватой коркой пушистого мха.

— Вот, глазастая, — устало проговорил один из моряков. — И не подойдешь…

— Ишь чего хотел, — беззлобно ругнулся кто-то. — От тебя же, Гримлин, за целую версту столетним пойлом несет. Ты же пропитан им насквозь, от самой макушки до кончика стоптанных подошв. Чего же тут удивляться-то…

Окружающий лес подхватил это высказывание одобрительным шелестом листвы.

— Да ты хоть с подветренной стороны подбирайся, хоть по ветру, а все одно любая птаха за лигу почует, — добавил щуплый моряк, голые по локоть руки которого украшала синяя замысловатая татуировка.

Мужчины добродушно засмеялись. Гримлин с усмешкой оглядел своих дружков, скорчил важную рожу и довольно ядовито возразил:

— Настоящему бывалому мужчине крепкий настой хорошего вина с травами никогда еще не повредил…

— Ну-ка, ну-ка, поясни нам свою мысль, — загудели мужчины.

Гримлин скорчил значительную мину и довольно связно изложил свой взгляд на вещи:

— Чего там, ребята, запах. — Он похлопал себя по грязной, изношенной до дыр куртке. — Запашок мне не помеха. Мне же не с бабой мягкой на постели биться, на белых простынях. Мне ведь с врагом подлым на топорах сражаться. А уж он-то ко мне вряд ли принюхиваться будет…

— Конечно, — задумчиво протянул кто-то. — Что он дурак, что ли, принюхиваться к тебе, враг-то твой. От твоего же душистого запашка, дружище Гримлин, не то что враг какой, любая скотина в одночасье помрет…

Моряки оглушительно заржали. Гримлин сурово насупился и твердо заключил:

— Лучше провонять на всю округу дерьмом, Плывун, чем сдохнуть раньше времени…

На это справедливое высказывание никто ничего не возразил.

После короткого обсуждения лагерь решили разбить неподалеку, в тихой лощине.

Кулл отрядил нескольких человек на охоту, и те вернулись довольно скоро, сгибаясь под тяжелой тушей убитого ими кабана.

Остаток дня провели в тесном кругу, согреваясь теплом разожженного костра. Холодный ветер, качая верхушками деревьев, внимал негромкому говору людей. Отсветы кровавого пламени ложились на их лица. Моряки вяло обсуждали случившееся событие, по-житейски довольствуясь тем, что остались целы и невредимы. И хотя буря унесла их товарищей, еще неизвестно, кому из них повезло больше, тем, чьи тела сейчас покоились на морском дне, или тем, кто продолжает вести тяжелую борьбу за существование. Жизнь, с ее бесконечными, суровыми буднями, наполненными опасностями, приучила людей не заглядывать далеко вперед. А раз уж так сложилось, то к чему думать о близкой смерти, если она все равно рано или поздно придет и возьмет свое — не сегодня, так завтра. И кто знает, может, покой морского дна гораздо лучше того, что уготовано кому-то капризной фортуной…

— Не нравится мне это место, — говорил один из моряков. — Чувствую, беда будет.

— А тебе, Пекун, в любом месте что-нибудь да не так, — ругнулся его сосед справа — здоровенный кряжистый тураниец, чью обнаженную грудь покрывали боевые шрамы, а часть лица была изуродована ужасным ожогом. — Каркаешь только, как ворона над душой.

— «Темный остров» это, — не слушая его, продолжал Пекун. — Я о нем в Дуур-Жаде премного наслышан, в таверне старого Одрика, что возле гавани. Один старик сказывал, что каждый, кто его увидит, долго не проживет…

— Чего же это он не проживет? — полюбопытствовал тураниец, сделав из фляги с вином приличный глоток. — Кто ему с этим затейливым делом помешает?

Пекун покачал головой и, тяжело вздохнув, сообщил:

— Про то старик не сказывал.

Люди приумолкли, теснее прижимаясь к костру, только треск горящих сучьев да ветер в листве нарушали тревожную тишину.

— Да ты, Пекун, и так зажился, — неожиданно хохотнул кто-то из бродяг.

Крепкий седовласый зарфхаанец ткнул приятеля локтем в бок и весело подхватил:

— Так что не пугайся особенно, Пекун, когда ненароком помрешь со страху…

Моряки радостно заржали.

Атлант, глядел на их веселые красные рожи, и желал только одного — поскорее убраться отсюда как можно подальше. К тем местам, где слышен щедрый звон золотых монет, а не угрюмый плач ветра, где звучат желанные голоса прекрасных женщин, и нет причин для беспокойства.

В отдалении шумел разгневанный прибой. Грохочущие волны раз за разом атаковали пологий берег, стремясь во что бы то ни стало, раз и навсегда, залить его морской водой. Однако здесь, в маленькой лощине, где удобно расположился отряд атланта, было относительно тихо и спокойно. Жаркое пламя костра быстро обогрело усталых путешественников, и, насытившись жареным мясом, они безмятежно уснули. Только двое часовых, сменяемые каждые два часа, бдительно сторожили их покой. Ночь прошла спокойно.

На следующее утро сквозь завесу хмурых облаков наконец-то показалось солнце, рассеяв удручающий сумрак последних суток. Перекусив на скорую руку остатками вчерашнего ужина, отдохнувшие за ночь люди быстро собрались в путь.

— Хороший денек будет, — широко зевая, сказал кто-то.

— Поглядим еще, — ворчливо буркнул Пекун, зябко поеживаясь.

— А ты поменьше сомневайся, — спокойно сказанул Гримлин, осторожно пробуя мозолистым пальцем остроту своего топора. — Глядишь, валу-зиец, и жить веселее станет…

— На что мне такая жизнь, — поморщился Пекун. — Когда ни от нее, ни от тебя — не продохнуть…

Пока мужчины беззлобно переругивались, солнце взошло уже довольно высоко. Лес постепенно оживал, щедро перекликаясь разнообразными таинственными голосами. Распределив поклажу поровну, моряки без лишних разговоров углубились в дебри таинственного острова.

Кулл, не желая оставаться в слепом неведении, хотел исследовать незнакомую землю как можно быстрее. Поскольку неизвестность порой плохо сказывается на здоровье тех, кто безоглядно полагается на благосклонность судьбы и надеется больше на слепую удачу, чем на толковый и здравый расчет.

— Валка! — Северянин сурово покачал головой. Пускай, кто угодно бездумно верит небесам, если ему недорога собственная шкура, но только не он.

Всякий, кому довелось знать Кулла, не смог бы упрекнуть его в праздном легкомыслии. Атлант обычно действовал осторожно и осмотрительно. Чутье варвара подсказывало ему, что вчерашняя буря возникла неспроста. Только полный дурак отнесся бы к такой буре без должного внимания: ведь каким бы ураганным ни был шторм, но он все же не может возникнуть на пустом месте, обыкновенно ему предшествуют хоть какие-то признаки, указывающие на то, что пора убирать паруса и задраивать люки. Одно обстоятельство особенно крепко засело в голове северянина: ничто не предвещало беды до тех пор, пока впередсмотрящий обрадованно не заорал, что видит землю на горизонте. Почти тотчас небо потемнело, и без всякой видимой причины наступила тьма, будто солнце сорвалось с привычного места и ни с того ни с сего вдруг кануло в бездну. Спустя короткое мгновение жестокий шквал ветра обрушился на корабль, заваливая его на левый борт. Яростно вспыхнула молния, вслед за ней прогремел чудовищный гром, и в тот момент атланту показалось, что весь мир сошел с ума. Боевая галера с ужасающим креном легла набок, почти касаясь мачтами черной воды. Но в следующую секунду вздыбившийся океан как невесомую пушинку бросил ее навстречу небесному своду…

Кулл встряхнул гривой волос, отбрасывая тяжелые мысли. Что проку в пустых размышлениях, из которых нельзя извлечь никакой пользы? Тем более, если у тебя лишь одни смутные предположения.

Немногие из тех, кто остался в живых после кораблекрушения, так же терялись в догадках, сокрушаясь по поводу прошедшей бури. Но в сложившихся обстоятельствах люди предпочитали во всем повиноваться своему капитану, надеясь на его удачу, невероятную силу и способность выходить из любой передряги с выгодой для себя.

Искатели приключений двигались в полном молчании. Небольшой отряд разношерстно одетых людей, среди которых были валузийцы, стигийцы, туранцы и прочие представители разноплеменных рас и сословий, осторожно продвигался вперед. Моряки шли вдоль берега ручья, поросшего речной осокой. Его извилистое русло изобретательно петляло по лесу, уводя людей все дальше и дальше от морской воды. Охотники за удачей вытянулись длинной цепочкой, и никто не бросал лишних слов. Тревога не покидала лица людей.

Вокруг множеством несмолкающих звуков шумел густой лес. Тяжелый воздух был обильно насыщен влажными испарениями болотистых водоемов, запахами дикого зверья и стойким ароматом душистой зелени. Разнообразие густой растительности, вначале радующее глаз пестротой красок, вскоре воспринималось только как утомительная помеха продвижению. Впрочем, изредка попадались большие поляны с высокой густой травой, на которых росли странные низкорослые деревья, украшенные пышными кронами вишнево-красной листвы. В одном заболоченном месте отряд наткнулся на звериный водопой. Чавкающий берег ручья украшали несколько дочиста обглоданных скелетов и грязный череп какого-то огромного животного. Из его правой глазницы торчал полусгнивший обрубок сломанного копья. Заремба с натугой вытащил оружие и задумчиво взвесил его на ладонях. Моряки молчали, с опаской озираясь по сторонам.

— Похоже, мы здесь не одни, — тихо молвил Гримлин.

— А ты что, рассчитывал на одинокий отдых в заповедном лесу? — хмыкнул Плывун, почесывая оголенные по локоть руки.

Гримлин хмуро с ног до головы оглядел весельчака и довольно зло огрызнулся:

— Когда будешь удирать отсюда, как шелудивый пес в поисках подходящей норы, не забудь напомнить мне эту шутку…

— Да уж, — мрачно изрек тураниец, — не хотел бы я быть дичью у здешних охотников…

Моряки нерешительно затоптались на месте. Кулл посмотрел на их лица и беззвучно двинулся вперед. За ним шагнул Заремба и все остальные. Через некоторое время люди вышли на одну из широких прогалин. В центре нее был разбит небольшой лагерь. Озираясь по сторонам, готовые к любой неожиданности, путники осторожно приблизились к нему и остановились, взирая на мрачную картину.

Вокруг давным-давно погасшего костра, от которого осталось большое черное пятно и несколько обугленных сучьев, в разнообразных позах, завернувшись в меховые плащи, лежали восемь мужчин. Все они были мертвы. Тут же валялась их поклажа — пустые бурдюки для воды, бесполезные сабли и щиты. По истлевшим, некогда дорогим костюмам и пятнам ржавчины, покрывающим роскошное оружие, можно было судить, что эти несчастные валяются здесь очень давно. Толстый, серый слой какого-то странного и непонятного вещества покрывал их одежду и лица. Седовласый зарфхаанец концом длинной пики слегка прикоснулся к одному из тел, и оно с сухим треском рассыпалось в прах.

Несколько томительных минут слышен был только шум ветра в кронах деревьев. Внезапно поднялась целая какофония омерзительных звуков. Казалось, тысячи огромных птиц заголосили разом, издеваясь над путниками сумасшедшим смехом. Люди резко вскинули оружие, испуганно озираясь по сторонам. Нервы у всех были напряжены до предела.

Один из моряков не выдержал и, подняв с земли суковатую палку, с силой метнул ее в заросли леса. В ответ захлопали сотни крыльев, и над верхушками деревьев взметнулся еще более яростный гомон птиц.

Отряд затаил дыхание. Ибо зрелище мертвых серых тел, высушенных неумолимым течением времени, не вселяло в моряков бодрости, навевая тоскливые мысли о бренности всего живого. Но оглушительный гвалт, нежданно-негаданно поднятый пернатыми обитателями леса, способен был свести с ума кого угодно.

Атлант повелел удвоить внимание, но его спутники и без того были настороже. Оставалось только гадать, что за странная напасть приключилась с этим лагерем и почему около десятка мужчин, навечно уснувших у костра, не съедены дикими зверьми.

Кулл неприязненно поморщился при мысли, что с ними могло случиться нечто подобное.

Морские бродяги, минуя загадочную лесную стоянку, направились дальше. Отряд прошел немногим более мили, и совершенно неожиданно заросли кончились.

Северянин стоял на живописной опушке. Отсюда хорошо просматривалась широкая равнина с темной цепью горного кряжа над горизонтом, чьи высокие неприступные вершины, утопающие в синеве небес, были покрыты снежными шапками ледников. Над грязной макушкой одной из гор курился черный столб дыма. Моряки, сбившись в плотную группу, настороженно оглядывали открывшееся пространство.

Заремба вскинул саблю и указал ею в западном направлении.

— Глядите, — крикнул он.

Посреди равнины, утыканной странными уродливыми статуями, изображающими какого-то кошмарного бога, высились остатки грандиозного каменного дворца. Его полуразрушенные, высокие стены были облицованы глазурованными плитами, ослепительно блестевшими в солнечных лучах. Остатки некогда величественной колоннады поддерживали сооружение со всех сторон. Прямо ко входу в это циклопическое строение поднималась гигантская лестница, сложенная из тысячи широких ступеней. По обеим ее сторонам стояли высокие сторожевые башни, подножия которых были в изобилии усеяны костями и черепами людей и животных.

— Не нравится мне все это, — пробормотал Пекун.

Моряки недовольно заворчали, суеверно относясь ко всякому, кто способен накликать беду.

— Заткнитесь, ребята, — сердито сказал им тураниец. — Замолчите, пока я сам не заткнул ваши глотки.

Атлант оперся сапогом на поваленный ствол дерева и долгим изучающим взглядом посмотрел на равнину.

В самом деле, чем-то зловещим веяло от этого места, но ничего явно опасного не происходило. Положив ладонь на рукоять топора, Кулл решительным шагом направился в сторону дворцовых развалин. За ним последовали его люди. Но не прошли они и половины расстояния, отделяющего их от таинственного сооружения, как земля, по которой они шли, вздыбилась и, словно по волшебству, прямо из нее появился многочисленный отряд звероподобных людей, которые с ужасающими криками набросились на растерявшихся моряков.

Застигнутые врасплох люди ожесточенно защищались, однако у нападающих было численное превосходство. Первым как подкошенный упал Пекун, не успев издать ни единого звука — длинная, черная стрела с белоснежным бархатистым оперением вошла в его левый глаз. Тураниец, увешанный бесчисленными телами врагов, свалился, хрипя проклятия, пока чья-то тяжелая сабля не перерезала ему горло. Немного в стороне, окруженные сборищем размалеванных недругов, неистово бились Плывун и Гримлин. Они подбадривали друг друга яростными боевыми криками, но не прошло и минуты, как двух старых приятелей буквально изрубили на куски. Люди падали один за другим, оглашая равнину предсмертными стонами. Кровавая бойня продолжалась недолго. Морякам не оставили шансов, их безжалостно убили одного за другим. Только возле большой каменной статуи уродливого божка, воткнутой в землю скособоченным столбом, все еще кипел жаркий бой. Волна нападающих дикарей раз за разом откатывалась от громадного разъяренного воина, чье мрачное, искаженное битвой лицо не предвещало им ничего доброго. Его широкую спину надежно защищал не менее сильный воин, кожа которого отливала удивительным черным блеском. Бисеринки пота, смешиваясь с алой кровью, бесшумно падали на землю, отсчитывая быстротечные секунды жизни. Прикрывшись щитами, атлант, и чернокожий шкипер яростно отбивались от наседающей толпы дикарей. Кулл рубил направо и налево. Его тяжелый топор, свистя над головами неприятелей, очерчивал вокруг атланта небольшую часть свободного пространства, достаточную для приличного взмаха топора. Заремба, благодаря природной гибкости, ни в чем не уступал северянину, ловко расправляясь со своими дико горланящими противниками. Множество трупов в самых невероятных позах валялось вокруг. Тем же из врагов, кому посчастливилось немногим больше своих мертвых собратьев, медленно отползали в сторону, освобождая место для новых покойников. Смерть пожинала свою жатву, охотно принимая к себе души тех, кто торопился в ее холодные объятия.

Первая волна нападающих мало-помалу иссякла. Не желая больше понапрасну терять своих сородичей, дикари поспешно отступили. В тесном кругу, окруженные со всех сторон враждебными взглядами, остались стоять два огромных воина, их разодранная в клочья одежда была щедро забрызгана кровью. Тяжелое дыхание противников с хрипом вырывалось из полусотни глоток. Раздался резкий гортанный выкрик, и воздух почернел от плотных охотничьих сетей, сотканных из толстых грубых веревок, обильно пропитанных какой-то пахучей клейкой дрянью. Пара гигантов не успела ничего предпринять, их буквально забросали этим нехитрым, но эффективным оружием, полностью обездвижив.

Все было кончено, битва стихла. Низкорослые, мохнатые победители торжествующими криками огласили равнину. А уже через мгновение на Кулла и Зарембу навалилась целая куча озлобленных существ, желающих поквитаться за убитых товарищей. Атлант поджал колени к груди и скрючился от боли, стараясь прикрыть наиболее уязвимые места. Шкипера лупили особенно зверски, видимо за удивительную черную кожу и белозубый оскал, но он стойко сносил тяжкий град ударов и жуткий мордобой. Вволю натешившись над беззащитными пленниками, их крепко-накрепко опутали веревками и, надавав подбадривающих пинков, резко поставили на ноги. Ссора из-за оружия, вспыхнувшая при дележе добычи, была быстро улажена наиболее сильными представителями своего народа. При этом чужеземцам вновь крепко досталось: их и на этот раз не забыли щедро попинать ногами по ребрам и наградить злобными зуботычинами. В какой-то момент атланту удалось извернуться и от всей души въехать сапогом в лицо одного из обидчиков. Заремба тоже не остался в стороне, и его кучерявая голова протаранила живот наиболее старательного молодца. Тут уже началась настоящая свалка, и каждый дикарь норовил опустить свой кулак на головы строптивых пленников. Если бы не резкий окрик предводителя, возможно, двух здоровяков забили бы до смерти.

Главарь что-то повелительно вскричал, и пришельцев оставили в покое. Оба воина медленно поднялись с колен и, шатаясь из стороны в сторону, распрямили спины. Несмотря на кровавые подтеки и обильные синяки, они возвышались над толпой дикарей, как два здоровых колоса среди пожухлых сорняков. Тяжелые липкие сети, чьи многочисленные концы находились в руках победителей, надежно удерживали их на месте. Звероподобные люди о чем-то коротко посовещались, оживленно размахивая руками. Их покрытые густой шерстью тела и разукрашенные боевыми рисунками лица выглядели отвратительно. Часть туземцев подобрала убитых и раненых соплеменников и ушла в сторону леса. Оставшиеся, гудя пчелиным роем, окружили пленников. Самый рослый из них выкрикнул что-то гортанное и указал Куллу в сторону дворца.

— Капитан, эта скотина хочет, чтобы мы двигались к той позолоченной лачуге, — хрипло сказал шкипер.

— Неужели? — свирепо огрызнулся северянин. — А я-то думал, что нас сейчас обнимут как желанных родственников после долгой разлуки!…

На разбитой скуле Зарембы расцвел багровый синяк. Кулл выглядел не лучше. Но оба израненных воина были полны решимости при первой возможности вцепиться в горло врага.

Под бдительным присмотром пленников повели к руинам дворца. Позади остались окровавленные останки убитых моряков. В высоком небе, прямо над ними уже медленно кружили стервятники, казавшиеся с земли черными точками.

Когда двух связанных воинов подвели к подножию высоких каменных стен, можно было увидеть, что возле ворот этого загадочного сооружения стоит высокий и худой как жердь человек в черной мантии. Весь его облик говорил о том, что он является здесь не только жрецом, но и очень важной особой. Множество амулетов и каких-то странных маленьких позолоченных табличек с затейливыми письменами украшало его одежду. Голова была увенчана золотой диадемой, из-под которой выбивались пряди седых волос. Жестокое выражение лица этого человека не предвещало ничего хорошего.

Как только пленники очутились возле него, почтенный старец ткнул костлявым пальцем в широкую грудь Кулла и заговорил с ним на шемском наречии. Впрочем, слова звучали несколько странно, благодаря гортанным звукам и необычному акценту:

— Вы умрете! — Голос звучал непреклонно. — Ваши жизни будут отданы Великому Чангу.

При звуках этого имени звероподобные люди вскинули вверх оружие и торжествующе заголосили. Когда дикари успокоились и стало тихо, Кулл невозмутимо произнес:

— Рано или поздно, жрец, мы все умрем.

Ответ прозвучал как удар кинжала.

— Вы — рано!

— Не слишком ли ты много болтаешь, старик? — взревел Кулл, удерживаемый сплетением многочисленных веревок. Дикари изо всех сил пригибали его к земле. Несколько из них бросились к атланту, стараясь утихомирить его ударами тяжелых дубинок.

— Смотри сам не подохни раньше времени, — свирепо прорычал атлант, сплевывая кровь наземь.

Старец не шелохнулся. Его хладнокровие и железная выдержка способны были вызывать подлинное уважение. Жрец спокойно посмотрел на северянина и бесстрастно пояснил:

— Такова воля Единственного и Непогрешимого Бога, повелевающего нашими жизнями…

Дикари вновь радостно загалдели, обратившись размалеванными рожами в сторону храма. Взирая на расшумевшийся народец, Заремба, не скрывая откровенной насмешки, сказал:

— Э, старик, нам ничего неизвестно про вашего дорогого Чанга. Но сдается мне, что кое-кому из вас не помешало бы научиться самому распоряжаться собственной судьбой, чем следовать чужим повелениям. Или, может быть, у вас для этого не хватает ума и сил? Тогда мы могли бы одолжить вам немного и того и другого…

Физиономия жреца помрачнела.

— Что ты можешь знать о наших силах, пришелец? О нашей жизни, традициях и обычаях?…

— Нам нет дела до ваших обычаев, — сохраняя насмешливый тон, ответил Заремба, — Мы лишь потерпели кораблекрушение вблизи вашего острова и ничем вам не угрожали…

— Вы, возможно, и нет, — недовольно ответил жрец. — Но бесчисленные враги тянут свои жадные руки к нашему священному и свободному острову, и нам ничего не остается, как защищаться, чтобы спасти себя от их посягательств.

— Откуда ты знаешь, враги мы или нет? — спокойно произнес Заремба. — На нас что, печать поставлена, отличающая простых людей от тех, кто угрожает вашему благополучию?

Желтое, высохшее лицо старика исказилось хищной гримасой. Он проницательно взглянул на Кулла, молчаливо наблюдавшего за их коротким, но важным разговором. Взгляды северянина и старца встретились. После многозначительной паузы жрец произнес, медленно цедя слова сквозь остатки зубов:

— Да, ты прав, чужеземец, кто может знать на самом деле, враги вы или нет? Но душа этого человека, — он вновь ткнул пальцем в грудь Кулла, — полна необузданными желаниями, и он способен натворить немало бед. — Старый жрец нахмурился. — Я не ведаю, кто вы и каково ваше предназначение в этом мире. Но я знаю одно, тот, кто способен повелевать судьбами мира, прольет немало крови. А там, где кровь и власть, — там и вражда. Разве не так?

Холодные, колючие глаза жреца насмешливо сощурились. Разговор был исчерпан. Пленников, под охраной внушительной толпы, отвели в полуподвальное, сырое помещение, без устали указывая им дорогу наконечниками копий. Пока чужаков приковывали железными цепями к стене, Кулл встретился глазами с большой серой крысой. Ее голодные собратья острыми хищными глазами посматривали на свою будущую пищу, чьи подавляющие размеры обещали им долгое пиршество. Один из дикарей перехватил взгляд северянина и радостно засмеялся, кивнув своим приятелям на стайку омерзительных грызунов и атланта. Орава дикарей оживленно затараторила между собой, весело и жизнерадостно скалясь друг другу.

Кулл равнодушно отвернулся от них, хотя внутри у него все клокотало от ненависти.

Гулко захлопнулись двери. Короткое эхо беззвучно разбилось о сырые стены, и наступила полная тьма, как будто каменный мешок, в который засунули пленников, находился на дне самого глубокого колодца. Казалось, в мире не осталось ничего, кроме густого липкого мрака и невеселых мыслей. Атлант несколько раз попытался освободиться от крепких оков, напрягая все свои недюжие силы, однако тяжелые звенья цепей только скрипели, лязгали, но не поддавались. Мускулы на его руках вздувались огромными буграми, готовые вот-вот лопнуть от непомерного напряжения, но нет — все было тщетно, местные кузнецы неплохо владели своим ремеслом и отлично знали рудное дело. Вконец обессилев, северянин вытянулся на холодном полу. Почти тотчас по нему довольно шустро пробежала здоровенная крыса, Кулл молниеносно ухватил ее за шкирку и с силой отбросил в сторону. Ударившись о стену, мерзкое животное издохло, не издав ни звука. В кромешной темноте активно запищали, не оставив мертвую тушку грызуна без внимания.

Время шло незаметно. Никто к ним не приходил, не появлялся, не приносил никакой еды и тем более свежей воды. Воины время от времени подбадривали друг друга какой-нибудь грубоватой шуткой, понимая, однако, что дела их плохи. Крысы наглели и донимали их все больше и больше, настойчиво подбираясь к лакомой добыче.

Прошло немногим более трех суток, по крайней мере, так подсказывал Куллу его подведенный от голода желудок. Неожиданно возле запертых дверей, ведущих в их тюремную клетку, зазвенело оружие, послышался чей-то предсмертный вскрик, затем тяжелый засов упал, и в помещение ворвалось несколько звероподобных людей. В руках у них ярко горели факелы, и Кулл, щуря глаза от света, не сразу разобрался, кто перед ними стоит.

— О, если я не ошибаюсь, то нас сейчас освободят, — насмешливо, произнес Заремба. И хотя чернокожий шкипер по-прежнему сохранил богатое чувство юмора, время, проведенное им в холодном каменном каземате, не прошло для него бесследно. Он выглядел не лучшим образом, да и голос звучал уже не столь иронично.

— Вы пойдете с нами, — коротко повелел один из звероподобных людей, не обращая никакого внимания на тон чернокожего шкипера. — Нам нужно торопиться, пока не появилась охрана.

По местным меркам говоривший был очень высок, но все же он не доставал Куллу до плеча. Атлант обратил внимание, что узор на его лице во многом отличается от того, что он видел несколько дней назад на лицах тех дикарей, что так безжалостно перебили его отряд.

Пленников быстро избавили от тяжелых цепей. Кулл с удовольствием потер освобожденные руки и, поднявшись во весь свой гигантский рост, с хрустом распрямил широкие плечи.

Заремба мягко поднялся на ноги и шутливо заметил, что если на этом священном и свободном острове так быстро заковывают и расковывают пленников, то со свободой здесь все обстоит не так уж и плохо. Низкорослый предводитель ничего не ответил и сделал знак следовать за ним. Маленький отряд без лишних слов отправился в путь.

Они долго шли по узким и длинным коридорам, то довольно глубоко опускающимся в глубь острова, то поднимающимся куда-то к самой поверхности земли. Атлант окончательно сбился со счета — так много поворотов и лестниц им пришлось миновать. Наконец, чужеземцев привели в светлое просторное помещение. После мрачного подземелья могло бы показаться, что они очутились в раю. Их спасители, не проронив более ни звука, удалились.

Кулл не спеша осмотрелся. Они находились в просторной комнате со сводчатым потолком, пол и стены которой были украшены шкурами убитых животных. Две мягкие кушетки располагались возле небольшого бассейна с чистой водой. Вблизи окна возвышался тяжелый книжный шкаф, рядом с которым в полном беспорядке были разбросаны книги. Цилиндрические светильники из меди, под разными углами выступающие из стен, наполняли помещение мягким рассеянным светом. В дальнем углу, за полупрозрачной занавеской, на маленьком изящном столике, атлант разглядел несколько глиняных статуэток, изображающих каких-то странных птиц с длинными клювами.

— Неплохое жилье, — заметил чернокожий шкипер, с любопытством озираясь по сторонам.

— И очень гостеприимные хозяева, — мрачно добавил атлант, усаживаясь на одну из кушеток, покрытую дорогим ковром. Хрупкое резное сиденье жалобно скрипнуло, готовое вот-вот развалиться на части от такой тяжести, но тем не менее все же выдержало вес Кулла, и он с удовольствием вытянулся на ней. Заремба равнодушно пнул изношенным сапогом пару солидных фолиантов и устало опустился на свободное сиденье.

Не успели они расположиться поудобнее, как большие, украшенные сложным орнаментом двери, ведущие в соседнюю комнату, со скрипом распахнулись, и на пороге возникло еще одно звероподобное создание. Узкие плечи и впалая грудь свидетельствовали о его физической немощи. Черты сморщенного лица скрывал невероятно красочный рисунок. Впрочем, для двух громадных чужаков он уже не блистал новизной.

— Вы можете войти, — тихим бесцветным голосом произнес этот странный обитатель дворца, указывая на открытые двери.

В следующей комнате, куда они были приглашены, на небольшом возвышении сидела ослепительной красоты женщина. Вокруг нее стояли многочисленные слуги и грозная охрана. Ее яркая красота сразу же привлекала внимание. Четкие линии тонкого благородного лица, белокурые волосы и пышное одеяние резко выделялись на фоне окружавших ее существ, некоторые из которых больше походили на ужасных монстров, чем на разумных людей.

— Я рада приветствовать вас, — мягко сказала она, когда Кулла и Зарембу усадили на мягкие подушки.

Атлант и его приятель спокойно ожидали дальнейших действий, поскольку болезненные синяки и обильные кровоподтеки не вызывали особого желания находить общий язык с теми, от кого неизвестно чего можно ожидать. Несмотря на трое суток, проведенных в сыром подземелье, оба бывалых воина держались молодцами. Кто другой, возможно, давно свалился бы с ног от усталости, но только не они. Ни здоровенный варвар с севера, ни чернокожий громила с юга не подавали никаких признаков не только слабости, но и плохого настроения.

Вначале им вернули оружие. Каким образом оно появилось здесь — оставалось загадкой.

— Какая разница, хладнокровно подумал Кулл, кто с кем, когда и против кого воюет на этой проклятой земле. Но если дикари, убившие его людей и захватившие их добрые клинки, связаны с этой красавицей, тем хуже для нее. Если же нет, то пути местных интриг и здешних темных связей их не касаются. Поэтому Кулл и Заремба не задавали лишних вопросов, ибо привычная тяжесть топора на поясе вселяла некоторую надежду на то, что им доверяют и ожидают от них того же.

Две разодетые рабыни осторожно поставили перед ними низенький столик с обильными яствами. Парочка широкоплечих гигантов успела подметить, что обе недурны собой. Заремба даже как-то внутренне подтянулся, перекинувшись взглядом с одной из девиц. Внушительная фигура Кулла также не была обделена вниманием.

Пока они жадно угощались, запивая предложенную пищу прохладным вином, красавица не произнесла ни одного слова. Но ее беспокойные пальчики, теребившие край дорогого платка, подсказывали наблюдательному человеку, что она с нетерпением ожидает конца их трапезы.

Наконец с едой было покончено. Хозяйка хлопнула в ладоши, и столик немедленно унесли. При этом Заремба ухватил небольшую чашу с миндальными орешками и поставил ее перед собой. Его глаза красноречиво говорили, что первому, кто пожелает отнять у него сладости, он без всякого сожаления отрубит не только руки, но и голову. От свиты, окружающей молодую женщину, отошел человек в белом одеянии. Его бесхитростное лицо выглядело открытым и честным, вызывая искреннее чувство симпатии и расположения. Он уселся напротив двух сытых воинов и без всяких предисловий рассказал им о том, что было причиной их кораблекрушения.

— Вам надлежит знать, — голос обладал мягким звучным тоном, — что остров, на котором вы очутились, со всех сторон окружен древним волшебством. Невидимые границы этого волшебства опоясывают берега острова широкой полосой свирепых штормов. Должно быть, вам сопутствуют боги, ибо редко кому удавалось преодолеть стихию, оберегающую эту землю от тех, кто хотел бы высадиться здесь.

Кулл молча переглянулся с Зарембой.

Рассказчик как ни в чем не бывало продолжал:

— Ваш корабль попал в сети таинственных сил, охраняющих этот остров от чужаков, и только поэтому вы очутились тут. Только один верховный жрец Макуда владеет секретами этих магических сил. В подземельях его храма находятся древние механизмы, возможно, именно они помогают ему поддерживать чары колдовства вокруг острова. Доступ к этим механизмам имеют только особо приближенные жрецы, и еще никому не удалось проникнуть в их тайну. Все, что есть на этом острове, подвластно повелениям черных последователей Макуды. Растения и животные, земля и вода, люди и их имущество, дворец на равнине, к которому вас привели, — все является собственностью жрецов Великого Чанга. Все находится в их власти…

На мгновение в комнате повисла тишина. Все словно ожидали немедленного проявления той власти, о которой только что говорили. Но ничего неожиданного не произошло. Речь рассказчика неспешно потекла дальше.

— Те, кто противится деяниям жрецов, — умирают таинственной смертью. Их неподвижные тела, покрытые серым налетом, сохраняются долгое время, служа суровым предостережением каждому, кто осмелится противостоять Макуде. При взгляде на этих несчастных у любого нормального человека пропадает всякое желание вставать на пути Божественного Чанга.

Атлант вспомнил мертвецов в лесу, и его глаза загорелись холодным огнем.

Тем временем монотонный голос рассказчика сообщал своим слушателям новые подробности из местной истории.

— Множество веков жрецы храма Великого Чанга держат в повиновении наш народ. Каждый появляющийся на свет младенец проходит через обряд посвящения. Этому ритуалу подвержены все жители острова, за исключением касты жрецов.

Рассказчик перевел дыхание, собрался с силами, и негромкие, но печальные слова зазвучали снова:

— Ребенка кладут перед статуей Божественного Чанга, на мгновение человеческое дитя охватывает золотистое сияние, после чего младенца возвращают матери. Так продолжается уже не одну сотню лет, и постепенно люди стали замечать, что из поколения в поколение, все те, кто прошел через этот ужасный ритуал, вырождаются, превращаясь в опасных зверей. С каждым годом эти изменения становятся все отвратительней и ужасней. Немногие из тех, кто еще сохранил человеческий облик, пытаются противостоять черным жрецам. Однако на стороне Макуды много сторонников. К сожалению, его темные догмы находят живой отклик в душах слабых и невежественных людей — все они слепо и преданно поклоняются Великому Чангу. Мы хотим, чтобы вы помогли нам избавиться от касты жрецов и их жестоких обрядов…

Заремба, на манер купцов с далекого Востока, насмешливо поцокал языком:

— О, добрый человек, наверное, вместо неприятных поклонений Макуде у вас в запасе имеются свои обряды, и они, конечно же, пойдут вашему народу только на пользу-

Рассказчик не обладал чувством юмора, и лицо его искренне омрачилось. После недолгого молчания Кулл спокойно поинтересовался:

— Но чем же мы можем вам помочь?

Человек напротив него взглянул прямо ему в глаза.

— Вы первые люди за последние пятьдесят лет, кто прибыл сюда. У вас есть мужество и желание жить.

Кулл усмехнулся.

— А куда же вы подевали свое мужество и свои желания?

Его собеседник тяжело вздохнул, с болью посмотрел на атланта и наконец ответил:

— Наши желания, свобода и жизнь находятся в руках Макуды. И не сомневайтесь, чужеземцы, теперь вы так же подвластны жрецам Великого Чанга, как и мы…

— Неужели? — ухмыльнулся Заремба, оскалившись белыми зубами.

— Такова воля Единственного и Непогрешимого Бога…

Чернокожий шкипер подкинул миндальный орешек, ловко поймал его открытым ртом и с иронией заметил:

— Ну, да, конечно, разве можно забыть такую простую истину, ведь нам об этом уже не раз говорили…

Рассказчик непонимающе уставился на него. Заремба хотел было пояснить свою мысль, но осекся под суровым взглядом атланта.

— Хотите вы того или нет, — наконец произнес рассказчик после короткой паузы, — но теперь всем нам предстоит либо сражаться вместе, либо умереть.

Внезапно где-то за дверьми возник нарастающий шум. В комнату вбежал запыхавшийся охранник.

— Моя госпожа! — крикнул он с порога. — Стражники Макуды приближаются к твоим покоям!

Все вскочили на ноги. Красавица что-то немедленно приказала своим людям. Часть из них бросилась ко входу. Тяжелое громоздкое кресло, с которого поднялась молодая женщина, со скрипом отодвинули в сторону. Рабы откинули мягкий ковер, под которым обнаружилась тяжелая каменная плита. Когда ее приподняли, глазам предстал темный вход в подземелье.

— Скорее вниз, — прокричал чей-то встревоженный голос.

Кулл нерешительно затоптался на месте, но умоляющий взгляд красавицы заставил его подчиниться. Не медля больше ни секунды, он прыгнул вниз. За ним, черной гибкой тенью, последовал Заремба и еще несколько человек. После этого каменная плита над их головами вернулась на место, и стало тихо, как в могиле. Сверху не доносилось ни звука.

Один из щуплых островитян, прыгнувший вслед за Куллом, зажег промасленный факел, и в свете колеблющегося пламени обнаружилось, что они находятся в длинном каменном склепе, один конец которого скрывается во мраке коридора.

Какое-то время беглецы настороженно прислушивались, пытаясь различить, что происходит в комнате над ними.

— Похоже, у вашего Макуды везде есть глаза и уши, — высказался чернокожий шкипер, намекая на их торопливое бегство из покоев красавицы.

Глаза одного из звероподобных людей холодно блеснули, и он сухо заметил:

— Предатели есть повсюду…

Они прождали довольно долго, но каменная плита над ними так и не сдвинулась с места. Время томительно тянулось. Сырой недвижимый воздух и абсолютная тишина вокруг действовали угнетающе. Но люди терпеливо выжидали, когда тревога наверху уляжется и их вытащат из подземелья.

— Сдается мне, что о нас позабыли, — сказал Заремба и витиевато выругался.

Ему никто не ответил.

Наконец атлант не выдержал и резко поднялся. Вслед за ним вскочил на ноги шкипер.

— Чего мы ждем? — решительно сказал Кулл. — Нужно выбираться отсюда.

— Этот коридор никем не исследован, — ответил ему чей-то голос. — Никто не знает, куда он ведет.

— Мы уходим, — твердо произнес северянин.

Звероподобные обитатели острова о чем-то тихо посоветовались, один из них зажег новый факел и подал его атланту. Еще несколько факелов были щедро брошены к его ногам.

Заремба негромко засмеялся. Услужливая компания полулюдей молча посмотрела на него, не понимая причину веселья, но больше никто из них так и не проронил ни одного слова.

Когда неразговорчивый народец остался далеко позади, неунывающий шкипер метко заметил, что у верховного жреца Макуды есть все основания слегка недолюбливать своих подданных.

Кулл, напряженно вглядываясь в темноту, только мрачно ухмыльнулся.

Факел слабо рассеивал мрак подземелья. Каменные плиты пола, по которому они шли, были покрыты толстым слоем пыли, шероховатые стены легко осыпались, если к ним прикасались рукой.

Причудливое сплетение коридоров, глубоко вырытых в земле, вскоре превратилось в один сплошной запутанный клубок. Проплутав довольно длительное время и окончательно заблудившись, люди остановились на очередной развилке. Вправо и влево шли два узких темных коридора. Заремба, державший факел, поочередно посветил в каждый из проходов и нерешительно предложил двигаться направо. Неожиданно позади них со скрипом опустилась массивная чугунная решетка, скрытая до этого в потолке. Кулл попытался ее приподнять, но понял, что это ему не по силам. Подбросив монету, друзья решили идти по левому проходу.

Кругом стояла давящая тишина. Кроме шороха шагов, треска факела и тяжелого дыхания двух суровых громил, идущих по темному коридору, не было слышно ни звука. Внезапно пол под их ногами провалился, и в грохоте осыпающихся камней они обрушились куда-то вниз.

Им повезло, поскольку высота была небольшой. Тот, кто устроил эту западню, рассчитал все верно, не учтя только неумолимого течения времени: ловушка сработала лишь наполовину, ибо ряд копий, на который должны были наткнуться предполагаемые жертвы, давно превратился в истлевшее дерево, только с виду выглядевшее грозным оружием.

Чертыхаясь и сплевывая песок, набившийся в рот, Кулл, а вслед за ним и шкипер быстро поднялись. Заремба, потирая ушибленный бок, сердито выругался. Немного в стороне валялся факел, каким-то чудом не погасший в этом скоротечном падении. Атлант подобрал его, раздул пламя, и когда огонь достаточно разгорелся, поднял его над головой.

Воины очутились в широком коридоре с низким потолком. Пламя слегка колыхалось под воздействием слабого ветра, дующего по проходу. Держась одной из стен, друзья двинулись в ту сторону, откуда дул ветер.

Спустя какое-то время они вышли в огромный зал. Стены этого зала слегка светились. Отбросив за ненадобностью бесполезный факел, Кулл внимательно осмотрелся.

Длинный ряд тяжелых каменных статуй, вплотную примыкающих друг к другу, заполнял одну половину помещения. Оставшаяся половина была свободна, но весь ее земляной пол покрывали глубокие ямы. По всей видимости, ямы предназначались под другие статуи, которые, по каким-то неведомым причинам, так и не были установлены. Кроме того, посреди зала стояло несколько больших и глубоких чанов, наполненных черной, маслянистой жидкостью. Крепкие деревянные подпорки надежно поддерживали их в устойчивом положении.

Ни Куллу, ни Зарембе не надо было объяснять свойства этой едкой и вонючей смеси. Оба бывалых воина хорошо знали ее действие и не раз наблюдали, как с помощью нее воспламеняли не только сырую древесину, но и целые дома.

— Пожалуй, этой огненной водицей, — задумчиво сказал Заремба, — можно затопить все западное побережье, если не больше…

— Не знаю как побережье, но кое-кому не мешало бы пройти через очищающий огонь, дабы избавиться от скверны, — сурово согласился атлант.

Пройдя через зал, они оказались перед закрытыми дверьми. Кулл надавил на одну из массивных створок, и тяжелая дверь, обитая железом, со скрипом отъехала в сторону. За ней обнаружилась винтовая лестница, ведущая куда-то вниз. Оттуда доносились чьи-то разгневанные голоса. Судя по громкой ругани, там находились стражники, ссорившиеся из-за какой-то мелочи. Голоса звучали невнятно и грубо. Пара молниеносных ударов быстро утихомирила сварливых спорщиков.

Кулл сделал предупреждающий знак рукой, и некоторое время оба воина настороженно прислушивались, однако все было спокойно. Переведя дух, они двинулись дальше. Редкие светильники, спрятанные в специальных нишах, освещали их путь. Довольно быстро подземный тоннель привел друзей в обширную пещеру, искусно вырубленную в скале. Вся она была целиком заставлена множеством больших чанов, только узенькая дорожка, петляющая между ними, вела в неизвестность. В содержимом этих глубоких и грязных емкостей сомневаться не приходилось — все та же черная маслянистая жидкость доверху наполняла котлы.

По наклонному полу следующего тоннеля воины проследовали вперед и через четверть часа оказались на балконе еще одного гигантского зала. Ритмичные музыкальные звуки и глухие барабанные удары, идущие снизу, свидетельствовали о том, что в помещении происходит что-то важное. Северянин неслышно приблизился к ограждению и, свесившись через перила, заглянул вниз.

Картина, представшая его глазам, вселяла благоговейный трепет. В центре зала находилась грандиозная статуя какого-то божества, вырубленная из огромного куска камня. Жуткая голова каменного идола свидетельствовала о том, что чудовище полно беспощадной решимости убивать все живое. Короткие мускулистые ноги с огромными когтями-кинжалами были поджаты для стремительного прыжка. Казалось, что демон в любой момент готов сорваться с постамента и броситься вперед, в необузданном стремлении сокрушить все на своем пути. Его верхние конечности, вытянутые книзу, с большими кистями и короткими узловатыми пальцами, отдаленно напоминающие руки, были искусно представлены в виде алтаря. Помимо статуи, по всему периметру зала стояли странные предметы огромных размеров. Все они издавали тихое гудение. Возможно, именно они были теми древними механизмами, о которых говорил рассказчик. Множество длинных и узких желобов, по которым текла черная жидкость, были вплотную подведены к ним. Противоположные концы желобов исчезали прямо в стенах зала. По-видимому, огромные сооружения каким-то образом нуждались в масляной смеси. Впрочем, Куллу это было безразлично. Десятки светильников, пламя которых было защищено мутными полупрозрачными колпаками, озаряли обширное помещение алым сиянием. Музыкальный ритм шел непонятно откуда. Кроме темной фигуры неизвестного человека, в зале никого больше не было. Его широкое черное одеяние скрывало от глаз часть жертвенного алтаря, на котором покоилось чье-то тело. Наконец, прошептав нараспев какие-то слова, человек отошел в сторону. В его руках находился длинный золотой жезл, напоминающий копье.

Атлант заскрежетал зубами.

На алтаре находилась обнаженная девушка, только узкая набедренная повязка прикрывала ее наготу. Руки молодой женщины были скованы железными цепями. Роскошные белокурые волосы несчастной безвольно разметались по камню. Кулл узнал в ней давешнюю красавицу. Медный тесак с широким лезвием и бурыми пятнами засохшей крови лежал в ее изголовье.

— Ты предала меня, — сказал человек в черных одеждах. — Несмотря на то что я относился к тебе со всей терпеливостью. Я предоставил тебе безграничную свободу. Ты была равной мне и могла бы занять достойное место рядом со мною, но твои поступки говорят о том, что ты никогда не будешь жрицей Божественного Чанга.

Девушка ничего не отвечала, с невыразимым страхом взирая на своего жестокого мучителя.

— Те двое, что были освобождены по твоему приказанию, Мидана, очень скоро будут найдены и отданы в жертву тому, кто повелевает нашими жизнями.

Голос был тихим и невыразительным, но в нем таилась холодная жестокая нотка, не предвещавшая ничего хорошего всякому, кто рискнет встать на пути этого человека.

— Но вначале Великий Чанг примет твою жертву, женщина.

На миг в зале повисла мертвенная тишина.

— Тем самым, — заключил человек в черном, — ты искупишь свою вину перед ним…

Девушка вновь промолчала, не в силах высказать ни слова. Ее широко открытые глаза заворожено следили за действиями того, в чьей власти она сейчас находилась.

Явно наслаждаясь ужасом, который испытывала девушка, жрец медленно потянулся за медным тесаком и спокойно нараспев продолжал:

— Все, что находится в пределах этого острова, подчиняется силам жрецов Великого Чанга…

Дальнейших слов Кулл не стал дожидаться, стремительно прыгнув вниз. И хотя высота была большой, опыт и сноровка двух бывалых воинов не подвели Ни атланта, ни ринувшегося вслед за ним шкипера. Две мускулистые фигуры, казалось возникшие из ниоткуда, ошеломили последователя Божественного Чанга. Он замер, рассматривая тех, кто помешал его кровавому обряду.

Сделав знак Зарембе заняться жрецом, атлант бросился на помощь девушке. Несколько сильных ударов топором, и проржавевшие железные цепи, державшие Мидану, были разбиты.

Тем временем шкипер ринулся на черного колдуна. Макуда оказался не робкого десятка. Он ловко воспользовался торопливостью Зарембы и, отступив в сторону, чуть было не пронзил шкипера золотым жезлом, который держал в руках.

— Будьте вы прокляты, — тяжело дыша, прохрипел жрец.

Его черное одеяние взметнулось, словно два темных крыла. Послышалось певучее заклинание, после чего по залу прокатился легкий тревожный шорох, затем раздался тяжелый вздох, и каменная фигура идола как будто нехотя шевельнулась на своем месте. Однако охваченные поединком люди не обратили на это никакого внимания.

Разгневанный своим неудачным выпадом, Заремба бросился на Макуду, словно разъяренный тигр. Увлеченный заклинаниями, темный приспешник Чанга ничего не видел и не слышал, занятый только своими отвратительными действиями. Короткий взмах топора, и бездыханный некромант как подкошенный рухнул на землю.

Некоторое время тело мертвеца оставалось на месте, затем возник негромкий треск, словно горела сухая солома, и скорчившаяся фигура жреца бесследно исчезла, оставив после себя только черный плащ и жалкую пару стоптанных сандалий.

В просторном гулком зале повисла напряженная звенящая тишина, полная неведомой зловещей угрозы. Мрачное изваяние демона угрюмо и неподвижно взирало на жалких людей, в недобрый час дерзнувших проникнуть в подземные чертоги.

Кулл внимательно осмотрелся. Только сейчас он разглядел невысокий бронзовый постамент, инкрустированный драгоценными каменьями и позолотой. Он находился немного поодаль, в тени грандиозной статуи, поэтому сверху его было не видно. Вся поверхность постамента была испещрена кабаллистическими знаками, истертыми временем и частыми прикосновениями множества рук до состояния полного обветшания. Сооружение озарялось мертвенным призрачным ореолом. Вокруг него особенно тесно стояли странные предметы причудливой формы — все они издавали низкое, неприятное гудение, явственно различимое при приближении к ним. Толстенные гибкие трубы тянулись от них к постаменту, обволакивая его отвратительным змеиным клубком. Многовековой слой пыли говорил о том, что с незапамятных времен тут не было ни одного человека.

Подойдя чуть ли не вплотную к постаменту, атлант застыл в полной неподвижности, словно его вдруг неожиданно околдовали. Дикий северянин, с непритворным удивлением взирал на увиденное чудо.

На постаменте, под прозрачным светящимся куполом, в окружении голубой воды, лежал остров. Казалось, что за гранью невидимой черты остров пребывает в состоянии какого-то неувядающего и прекрасного сна. Кружевная рябь тончайших, изумрудных волн неровными кольцами сжимала его со всех сторон. Застывший под магической занавесью, заключенный под купол мир, тихо плыл в неизвестность своей судьбы. Могучий воин внимательно присмотрелся и сразу же узнал очертания знакомого побережья. На узкой песчаной косе можно было без особого труда различить останки боевой галеры. Ближе к центру на широкой равнине стоял полуразрушенный храм. У самых гор расположился большой город. По его узким извилистым улицам бродили люди. Всю оставшуюся площадь земли занимал густой темный лес.

Заремба оглушительно кашлянул. Невидимая пыль, висевшая в воздухе, мешала свободно дышать. Звук резко оборвал тишину, но, отзвучав, он как будто канул в бездонную пропасть, наполненную гулкой непроницаемой мглой, и давящая тишина вновь навалилась на плечи.

Кулл затаил дыхание, чувствуя каждым напряженным мускулом, что атмосфера в пещере буквально пропитана древним и злобным колдовством.

— Это мой остров, родина моих предков, — тихо произнесла Милана, и вспыхнувшее на миг сияние озарило ее с ног до головы. Девушка с какой-то неподдельной щемящей нежностью посмотрела на лежащую перед ней землю и с грустью прибавила: — Мы называем его «Островом, закрытым от глаз небес».

— Не слишком радостное название, — проворчал Заремба, подавая черный плащ жреца обнаженной девушке. Женщина с брезгливостью оттолкнула предложенное одеяние, предпочитая остаться в одной набедренной повязке, чем надеть на себя одежду ненавистного некроманта.

Прозрачный купол над островом мерно излучал тревожный холодный свет. Мидана указала на него рукой и негромко сказала:

— Этот волшебный купол отделяет нас от внешнего мира. Как снять наложенное заклятие мне неизвестно. Только один Макуда владел знанием древнего колдовства.

— Против темных сил магии простой человек бессилен, — спокойно заметил Заремба. — Сдается мне, что нам здесь больше делать нечего…

Люди замолчали. Все было сказано и понято без лишних слов. Обстановка в зале накалилась от непомерного напряжения, готовая в любой момент разорваться неожиданной и неотвратимой опасностью. Грозная тишина давила на плечи, заставляя людей пригибаться к земле и с тревогой озираться по сторонам. Можно было уходить, но северянин почему-то медлил, взвешивая на руке тяжелую сталь холодного оружия.

Наконец он решительно повернулся к постаменту с расположенным на нем островом, отгороженным от всего остального мира прозрачной волшебной сферой. Суровое лицо Кулла не сулило ничего доброго. Мрачно ухмыльнувшись, он твердо изрек:

— Против доброго топора не может устоять ни одно волшебство в мире.

Не раздумывая более ни секунды, атлант взмахнул смертоносной сталью и одним сильным ударом обрушил ее на светящийся купол. Зазубренное полотно добротного воинского топора, отполированное тысячами схваток, соприкоснулось с древней магией. Нестерпимо вспыхнувший огонь ослепил глаза, раздался чудовищный удар, от которого, должно быть, содрогнулось все живое в округе. В следующую секунду почва под ногами яростно вздыбилась, зал перекосило от грохота падающих с потолка камней. В мгновение ока стены придвинулись вплотную к постаменту, нависли над ним в бесконечном стремлении накрыть его сокрушительным каменным валом, но через мгновение были отброшены неведомой силой назад. Свистопляска и дикий танец освобожденных стихий продолжался недолго. Людей разбросало в разные стороны, как жалкую гроздь орехов. Постепенно оглушительный шум и адский грохот ожесточенных камнепадов утихли.

— Добрый топор против древней магии,- сплевывая песок изо рта и тяжело дыша, промычал очухавшийся Заремба. — Надо будет запомнить… Может, где пригодится, когда другого выхода не будет…

Люди медленно приходили в себя от пережитого. Кулл, слегка пошатываясь, подошел к женщине и помог ей подняться. Взглянув на постамент, северянин обнаружил, что он пуст: ни острова, ни сверкающего купола над ним больше не было. Да и сам постамент выглядел как обыкновенный оплавленный кусок большего гранитного камня, от его былой красы и магической силы не осталось и следа. Обломки покореженных предметов, придавленных тяжестью обрушившихся камней, более не гудели. Их исковерканные останки в изобилии усеивали пол гигантской пещеры, превращенной в святилище древнего божества, чье колоссальное величие было так варварски разбито и повергнуто в прах. Тонкая струйка черной жидкости медленно вытягивалась из-под обломков.

Внезапно Милана пронзительно закричала, указывая на колоссальную статую идола.

— Вы убили Макуду, — прошелестел по залу грозный голос каменного исполина. Гулкое эхо этого голоса, отразившись от стен, ширилось и нарастало, пока не перешло в жуткий рев. Одна из гигантских лап демона с хрустом приподнялась. Исчадие ада как будто разминалось, пробуя двигаться после длительной спячки. Его окаменевшая фигура постепенно видоизменялась — камень принимал вид живой плоти.

Кулл содрогнулся, когда смертоносное дыхание чудовища коснулось его лица. Понимая, что с демоном им не справиться, атлант торопливо огляделся в поисках выхода.

Чернокожий шкипер живо указал на лестницу, ведущую наверх. Северянин подхватил испуганную девушку на руки, и они бросились к ступенькам, высеченным прямо в скале.

Очутившись на верхней площадке, беглецы оказались в том самом коридоре, по которому Кулл и его приятель пришли сюда. Не мешкая они побежали дальше.

Позади яростно ревел оживший каменный идол. Его безумный гнев сотрясал почву под ногами.

Атлант оглянулся назад и, прежде чем скрыться за поворотом, успел разглядеть кошмарный образ демона, одним гигантским скачком запрыгнувшего на балкон. Увидев смотревшего на него Кулла, Божественный Чанг злобно взревел, после чего жуткими ударами своих огромных лап принялся крушить стены коридора, по которому двигались беглецы.

Воплощенное зло в образе разгневанного чудовища, проснувшееся после многовековой спячки и заточенное глубоко в недрах острова, стремилось выбраться наружу как можно скорее. И хотя проход для его огромной туши был слишком узок, его неимоверная сила и громадные лапы недвусмысленно указывали на то, что много времени ему для этого не понадобится.

Пробегая по комнате с котлами, в которых находилась черная маслянистая жидкость, Кулл остановился и опустил девушку на землю. Ничего ни понимая, красавица испуганно посмотрела на него.

— Заремба, — обратился атлант к шкиперу, — видишь подпорки?

Тот живо сообразил что к чему, и оба воина торопливо бросились к чанам. Один за другим опрокидывались огромные чаши с горючей смесью, бурлящий поток черной жидкости, пенящейся рекой, ринулся в проход, прямо туда, где находилось чудовищное создание. Жидкости было так много, что ее нарастающий поток грозил затопить все помещение.

Через некоторое время глубоко в недрах подземелья, гам, где бушевало адское создание, раздался сильнейший взрыв, потрясший остров до самого основания. Вслед за ним по запутанным коридорам лабиринта пронесся оглушительный рев охваченного пламенем демона. Земля сильно задрожала, со стен и потолка вновь посыпались песок и камни.

— Нужно уходить, — прокричал Заремба.

Кулл выбил еще несколько подпорок и замер, прислушиваясь к шуму вокруг.

В коридоре, где находился демон, все громче гудело пламя. Не теряя времени, беглецы бросилась прочь. Мидана указывала им дорогу. Грохот обваливающихся коридоров, сотрясение почвы под ногами, висевшая в воздухе пыль и жуткие вопли Божественного Чанга сопровождали их путь.

Один проход сменялся другим. За ними следовали коридоры и целая вязь темных пещер. Троица мчалась со всех ног мимо комнат и зал, заполненных странными предметами, удивительными картинами и фантастической утварью.

Мужчины и женщина неслись, словно сквозь призрачный сон, безумолку сотрясаемый яростным ревом Божественного Чанга. Казалось, само время навсегда остановилось для них и этому кошмару не будет конца и края.

Как и когда они выбежали наружу, никто из них не успел заметить.

Оглядевшись по сторонам, Кулл сразу же узнал знакомое место. Лестница, ведущая вниз, и ряд высоких сторожевых башен, с черепами возле их подножий, свидетельствовали о том, что им удалось вырваться из подземелий дворца жрецов Великого Чанга.

Быстро сгущались сумерки. Близилась ночь. Множество ярких звезд выступили на небосводе.

Звезды разгорались щедро и ярко, словно россыпь драгоценных камней, бездумно разбросанных в вышине. После подземных лабиринтов дворца эта картина показалась атланту просто великолепной.

Земля вновь содрогнулась. Одна из стен дворца, глазурованная золотыми плитами, с ужасным грохотом обвалилась внутрь здания, оставшиеся стены какое-то время еще держались, но затем и они рухнули вниз, подняв напоследок огромную тучу пыли.

Внезапно гул и грохот оборвался. Было слышно только тяжелое дыхание людей, чудом вырвавшихся из западни. Откуда-то из недр земли дошел последний затихающий рев демона, и все стихло.

Легкий порыв ветерка принес ночную прохладу. На небосклон медленно всходила Луна. С высоты тысячи ступеней остров лежал как на ладони. В серебристой лунной дорожке убегающей далеко в океан, Кулл разглядел парус одинокого корабля.

— Вы разрушили чары вокруг острова, убив Макуду! — воскликнула Мидана, указывая тонкой изящной рукой на далекую точку приближающегося судна. — Вы убили Божественного Чанга!

Огромный диск Луны бледным таинственным светом освещал весь остров.

Заремба опустился на разбитую ступеньку храма, хитро ухмыльнулся и жизнерадостно заметил:

— Сдается мне, капитан, что даже боги смертны и порой очень неплохо горят в огне.

Кулл, поправив топор на поясе, присел рядом с Зарембой, оглянулся на девушку, с восхищением взиравшую на них, и мрачно заключил:

— При чем здесь боги, друг, просто у Божественного Чанга не было выбора…