/ Language: Русский / Genre:sci_history,

Человек По Имени Рабл Нун

Луис Ламур


Ламур Луис

Человек по имени Рабл Нун

Луис ЛАМУР

Человек по имени Рабл Нун

Вестерн

Глава 1

Кто-то хотел убить его.

Он понял это, когда открыл глаза и уставился в узкий просвет между домами. Взгляд его остановился на светящемся окне второго этажа в здании напротив.

Из этого окна он упал.

Он лежал неподвижно и вглядывался в освещенный прямоугольник, как будто от этого зависела его жизнь.

Теперь главное - спастись. Он должен Исчезнуть, убраться отсюда, и притом как можно скорее.

Голова раскалывалась. Он коснулся ладонью лица. Руку пронзила острая боль, но он все же дотронулся еще раз. Осторожно ощупал голову... Полузапекшаяся кровь и глубокая рана на черепе. Рука упала на рубашку, пропитанную уже засохшей кровью.

Кто-то пытался убить его. И эти попытки возобновятся и прекратятся только тогда, когда его убьют. Ничего другого он не помнил.

Он с трудом повернул голову. Сначала в ту сторону, где темно, потом в другую - где свет... улица... Ему почудился шорох во тьме за домами. Кто-то, казалось, полз в темноте, намереваясь его уничтожить.

Он поднялся с земли, едва не упав, оперся о стену. Постоял, чтобы набраться сил. Он должен бежать. Ведь надо отсюда исчезнуть. Рука скользнула по бедру. Там кобура. Но она пуста. Встав на колени, он торопливо пошарил вокруг, но ничего не нашел. Значит, револьвер остался в комнате наверху. Либо он его уронил, либо его вытащили до того, как он упал из окна.

Он стал на ощупь пробираться к улице. Из дома рядом доносились музыка, бормотание голосов, приглушенный смех.

Шатаясь, он вышел на свет и остановился, тупо озираясь. Улица была пуста. Обезумев от боли, он пересек ее. Он не знал, куда идти, помнил только одно, что надо покинуть город. За домами он увидел хозяйственные постройки, загон для скота, несколько неосвещенных лачуг и побрел по высокой траве.

Он остановился и оглянулся. Погони не было. Но почему, собственно, его должны преследовать?

Он двинулся дальше. Мозг отказывался работать, измученный пульсирующей болью. Увидев перед собой одинокий красный глаз, он пошел на этот свет и тут же споткнулся о железнодорожную шпалу.

Слева поблескивали рельсы, уходившие в бесконечную тьму, справа виднелась небольшая железнодорожная станция. Он, спотыкаясь, направился было к ней, но резко остановился, сообразив, что враги будут искать его именно там.

Он стоял покачиваясь, стараясь собраться с мыслями, но не понимая, кто он и что с ним происходит.

Он вновь ощупал одежду. Пиджак из хорошей ткани. Однако тесен в плечах, и рукава, пожалуй, коротковаты.

Он оглянулся на город, по-видимому небольшой, но это ему ни о чем не говорило. Вдоль улицы вкопаны столбы коновязи. Возле них стоят ковбойские пони. Городишко, значит, находится где-то на Западе.

Когда он услышал свисток второй раз, то неожиданно понял, что приближается поезд, а значит, если он будет стоять на месте, его осветят огни. Он нырнул в траву за секунду до того, как мимо него пролетел состав.

Он стал размышлять и попытался понять, что произошло, попробовал вспомнить, кто он, и выяснить, почему его преследуют.

Поезд подтянулся к станции, и он тщательно осмотрел его. В трех товарных вагонах двери были гостеприимно раскрыты. Однако, когда он прикидывал шансы попасть в ближайший из них, послышалось цоканье копыт. Он увидел всадников. Поравнявшись с поездом, они помчались по обе стороны вдоль состава и принялись проверять все вагоны и каждую сцепку.

Он отполз подальше в траву и услышал их разговор.

- ...Теряем время. Он выглядел скверно. И крови много потерял, и на ногах едва держался. Уверяю вас, он ни за что не добрался бы до путей. Если он не остался где-то в городе, то лежит в траве и истекает кровью.

- Для новичка он оказался крепким.

- Не уверен, что он был... новичком, хочу я сказать. Бен Джениш поклялся, что попал в него. А ты когда-нибудь слышал, чтобы Бен промазал? У этого парня, должно быть, железный череп!

- Да уж наверняка он покойник... или вот-вот помрет.

Всадники повернули коней и пустились обратно вдоль дороги. Когда раздался свисток, они отъехали уже с дюжину ярдов. Он поднялся, бросился к ближайшему пустому вагону. Увидев, что один из всадников, приподнявшись в седле, стал оборачиваться, он изменил направление и кинулся к задней лесенке. Изогнувшись, он повис между вагонами, и его не стало видно. Оставался миг до того, как поезд тронется и его осветят станционные огни. Он вскарабкался на крышу вагона по лесенке, лег ничком вдоль досок, раскинув руки, чтобы удержаться.

Состав громыхнул, двинулся, снова громыхнул и начал набирать скорость. Он лежал тихо, сердце колотилось. Есть ли кто в служебном вагоне? Не увидят ли его из окон? Вагоны громыхали на стыках, скорость увеличивалась. Он полз, пока не оказался над дверью пустого вагона.

Повиснуть у края и махнуть внутрь? Если он сорвется, то упадет в стороне от путей... Но так очень легко сломать ноги или шею. Поезд шел быстро, огни станции исчезли, скоро тормозной кондуктор пойдет проверять состав.

Свесившись с крыши вагона, он заглянул вниз. Дверь была открыта и манила к себе... Он развернулся, вцепившись в доски. Спустил одну ногу, затем другую... Перебирая руками и держась лишь кончиками пальцев, он медленно опустился, перехватился за бортик крыши, резко качнул корпусом и упал внутрь вагона. Удалось!

Некоторое время он лежал, переводя дыхание. Затем поднялся и, пошатываясь, подошел к двери. Сияли звезды, ночь была прохладной. Ветер доносил запах полыни.

Он стал снова размышлять. Что с ним? Он бежит от правосудия? Или преступники те, кто так старался его найти и убить, потому что он что-то знает? Или чем-то владеет?

Сломленный усталостью, он сел у стены. Сил больше не было, он чувствовал себя слабым и опустошенным. Но он заставил себя думать.

Бен Джениш... по крайней мере, он знает одно имя. Бена Джениша послали убить его, а Джениш редко промахивался. Отсюда следует, что Джениш - мастер своего дела, значит, он убивал людей и раньше. Видимо, будет не очень трудно найти Бена Джениша, ну, и что-нибудь разузнать о себе самом. Но если Бен Джениш должен был его убить, то значит, кто-то поставил перед ним такую задачу.

О нем самом сказали, что он новичок, из этого следует, что на Западе он недавно. Если так, то зачем и откуда он прибыл? Где его семья? Женат он или холост?

Итак, это одна нить. Надо выяснить, кто такой этот Бен Джениш и как его найти. Может быть, удастся узнать что-нибудь и о себе.

Зеркальца нет, неизвестно даже, как он выглядит. Впрочем, высокого роста. "И я, безусловно, силен, подумал он, пощупав свои бицепсы. Может, и новичок, но далеко не слабак".

Он сунул руки в карманы брюк. Из правого вытащил мешочек, в котором оказалось десять золотых десятидолларовых монет и немного мелочи. Там же была плотная пачка зеленых: он не стал их считать, не к спеху. В другом кармане нашлись складной нож, белый носовой платок, водонепроницаемый спичечный коробок, клубок сыромятной бечевки и три ключа на цепочке.

В боковых карманах пиджака ничего не было, а во внутреннем оказался какой-то странный документ и два письма.

Письма были адресованы Дину Кулейну, Эль-Пасо, Техас. Он произнес фамилию вслух, но она не нашла отзвука в памяти. Было слишком темно, чтобы прочесть документ и письма, и он положил их обратно в карман.

"Ну-с, Дин Кулейн, если это вы и есть, то для человека с такими деньгами у вас определенно паршивый портной".

- Эль-Пасо... - произнес он вслух, но это ни о чем ему не говорило. Однако это была вторая ниточка. Он отправится в Эль-Пасо, в дом Дина Кулейна, и посмотрит, не узнают та его там. Да, но вправе ли он так поступать?

Мучительно обдумывая все это, в какой-то момент он вдруг отключился... В чувство его привела чья-то рука, грубо трясшая за плечо.

- Мистер! - В низком голосе звучала озабоченность. - Не бросайтесь на меня. Я вам друг, а друг, судя по толпе, собравшейся на улице, вам сейчас очень нужен.

Он вскочил на ноги. Поезд приближался к городу, мимо уже скользили огни.

- В чем дело? - спросил он. - Что случилось?

- На улице вас ждет большая толпа, мистер. Они приготовили веревку. Люди хотят вас повесить.

- Повесить меня? Меня? Почему?

- Вопросы потом. Проедем резервуар с водой, прыгайте и бегите за мной в проход у загона. Дальше кусты и тропа, идущая прямиком в каньон. По каньону держите курс на холмы. Можете бежать? Никуда не сворачивайте, пока не увидите большой валун зеленоватого цвета. За ним берите вправо и поднимайтесь на берег. Там есть тропа, идите по ней.

Поезд замедлял ход, человек, стоящий рядом, внезапно прыгнул во тьму и побежал. Он мгновенно сделал то же самое. И сам удивился натренированной легкости своего тела. Память он, может быть, и потерял, но мышцы работали исправно.

От резервуара с водой повеяло сыростью. Он ощутил и шлак под ногами, и запах пара и гари от паровоза. Он увидел огромный сарай, загоны и бросился между ними. Ночь была холодной. Он уловил запахи свежего сена и навоза.

Позади кричали:

- Обыщите поезд! Не дайте ему убежать!

Он нырнул в черный кустарник, продрался сквозь него, попал на тропу, ведущую в каньон. Там был песок. Бег замедлился, но он рвался вперед, пока сердце не захлебнулось. Он испугался и побежал тише. Для человека, получившего сильный удар по голове и чудом не умершего, он проявил замечательную выносливость.

Он тяжело шел вперед. Появился валун, он обогнул его, поднялся на берег и почти сразу попал на новую тропу, ведущую вдоль каньона, дюжиной футов выше по склону, но под прикрытием кустов.

Тропа привела его к маленькому ручью. Он опустился на колени, немного попил, а потом, поскольку не было другого пути, зашагал по воде. Когда он прошел не более четверти мили, его остановил тихий возглас:

- Сюда, вверх!

Он свернул и по скале поднялся к неизвестному доброжелателю.

Не сказав более ни слова, этот человек двинулся вперед. Он протиснулся в щель между скалами, скользнул под нависшие валуны и проник наконец в пещеру, образованную обломками крепкого песчаника.

Место было обжитым. Поленница дров у одной стены. Круг из камней, в нем почерневшая зола и уголь от старых костров.

Незнакомец собрал хворост на растопку и развел костер.

- Запах дыма нас не выдаст?

- Вряд ли. Кроме тропы, по который мы шли, сюда нет пути. Для верховых последние полмили никак не годятся. А как известно, ни один ковбой не спешится, пока его не заставят. В общем-то, этим укрытием пользуются лет сорок, и никто из чужих о нем пока не пронюхал, - сказал он, затем глубокомысленно добавил: - Лучше надеяться на то, что человек, подозреваемый в нарушении закона, окажется невиновным. И такое случается.

Незнакомец разжег костер, встал и вытер ладони о джинсы.

- Да, случается, - повторил он, с интересом глядя на своего спутника. Моя фамилия Раймс, - сказал он. - Д. Б. Раймс.

Света было достаточно, чтобы он разглядел его. Раймс был худощав и жилист, волосы песочного цвета, холодные синие глаза, острый взгляд. Видимо, он ожидал в ответ услышать имя того, кого привел за собой в убежище. Но он молчал. Раймс поглядел с удивлением, затем принес из угла кофейник.

- Вы, должно быть, важная персона, раз так их расшевелили, - сказал Раймс. - Не видел подобной активности в этом городишке с последнего налета индейцев, что было несколько лет назад.

Он не ответил, потому что не знал, о чем говорить. В голове стучало, кровь билась в висках, сказывались последствия бега. Он устал как собака, все кости ныли. Но он был настороже, не зная человека, протянувшего свою дружескую руку, и не понимая, почему тот это сделал. Он был благодарен, но не доверял ему. Что хотел этот человек? Кем был Д. Б. Раймс?

- Зачем вы им понадобились? - спросил Раймс.

- Понятия не имею... - Как объяснить, что он и в самом деле понятия не имеет, кому и что нужно. - Полагаю, я попал в неудачное место в неудачное время.

- Дело ваше. Как вас зовут?

- Зовите меня Джонас. И спасибо за помощь.

- Ерунда. Попейте-ка кофе, а я осмотрю вашу рану.

Его пальцы ощупали рану на голове Джонаса.

- Я не знаю, что это. То ли пуля, то ли удар.

- Пуля, - сказал Раймс. - Кто-то стрелял в вас.

Он принес кастрюлю. Затем склонился к углублению в скале и налил в кастрюлю воды.

Человек, назвавший себя Джонасом, внезапно испугался. Минуту-другую он, видимо, был без сознания, пока Раймс варил кофе... Было какое-то затмение... Он почувствовал холод.

Заметил ли это Раймс? Случится ли это снова? Просто упадок сил или что-то с его головой?

- Странная рана, - заметил Раймс. - Похоже, что кто-то вас преследует.

- Почему вы так считаете?

- В вас стреляли откуда-то сверху. Из окна или с балкона... Может быть, с крыши. Видимо, вы попали в засаду.

- Почему же не со скалы?

- Но ведь в вас стреляли в городе.

Неожиданно Джонас остро почувствовал, что кобура у него пустая.

- Откуда вы знаете?

Раймс взглянул на него ничего не выражающими холодными синими глазами.

- Вы появились из города. Уже в таком состоянии: шатаясь и падая. Я видел.

- Вы были на станции?

Раймс усмехнулся.

- Нет. Я сидел в высокой траве, так же, как и вы. И тоже боялся, что меня увидят. - Раймс мокрой тряпкой обтирал рану на голове Джонаса.

- Пуля попала в кость, рана очень глубокая. Похоже, вас контузило. - Он сполоснул окровавленную тряпицу. - В вас стреляли дважды.

- С чего вы взяли?

- Вижу. У вас на голове есть старый шрам. Кто-то бил вас раньше, и не однажды... А эта пуля прошла рядом. Как будто кто-то старательно целился.

Старый шрам? Может, у него их много. Он не имел понятия, как теперь выглядит и какие шрамы есть у него на теле.

- Джонас... Имя мне незнакомо, - заметил Раймс. - Может быть, поэтому я его и назвал.

- Причина хороша. Как, впрочем, и любая другая. - Присев на корточки, Раймс подбросил хворосту в костер. - Кто бы в вас ни стрелял, он не хотел, чтобы его увидели. Считал вас сильно опасным.

- Сомневаюсь.

- Похоже на то. Тут крутится много таких, из которых каждый пристрелит вас за полсотни долларов, инсценировав дуэль, например. И все будет выглядеть пристойно и благородно, а свидетели поклянутся, что был честный поединок. Но если вам устроили засаду, значит, предполагали и опасались, что вы стреляете быстрее.

Джонас не ответил. Кофе был вкусный, а теперь Раймс поджаривал бекон и живот подвело от голода. Он пошевелился.

- Ваша пустая кобура меня беспокоит, - сказал Раймс.

- Кажется, я выпал из окна. И видимо, когда падал, потерял револьвер. Или минутой раньше.

- Не помните?

- Нет.

Чуть подумав, Раймс сказал:

- Могу снабдить револьвером, в вашем положении лучше его иметь.

Раймс отошел в глубину пещеры, вынес оттуда револьвер и коробку с патронами. Затем он перебросил револьвер Джонасу, тот ловко подхватил его на лету, прокрутил барабан и положил в кобуру.

- Ну, - произнес Раймс сухо. - Вы знаете, как им пользоваться. - Он протянул коробку с патронами. - Вам они могут понадобиться. Я вижу,

- Спасибо.

Револьвер был новый, тяжесть его подействовала успокаивающе.

- Вы мне доверяете, - заметил Джонас.

Раймс усмехнулся.

- Вы во мне нуждаетесь, - сказал он. - А я в вас - нет.

- Вот как?

- Потому что, мистер Джонас, кто бы вы ни были, вы играете наугад. Не знаете, куда повернуть. Не знаете, кто ваши враги и есть ли у вас друзья и где их найти. Я нужен вам, как источник информации. Вам, похоже, досталось, Джонас. Я не видел, чтобы человек так жадно ловил каждое слово, которое может хоть что-то дать, или так вздрагивал при каждом звуке. Вы словно боитесь, что от ваших слов вот-вот нечто взорвется и ударит вас прямо в лицо.

- Предположим, вы правы...

Раймс пожал плечами.

- А мне наплевать. Если хотите получить информацию, действуйте. Помогу, чем могу. Когда-нибудь и вы мне поможете.

- Помогу ли?

Раймс слабо улыбнулся.

- Откуда я могу знать. Может, и не поможете.

Они съели бекон, подбирая кусочки пальцами со сковородки.

- Что вы собираетесь делать? - спросил Раймс.

Ему было интересно, как Джонас будет себя вести. Раймс, очевидно, любил отгадывать загадки.

- Буду искать осколки. Постараюсь сложить их вместе.

- Кто-то хотел вас убить. Они еще не раздумали. Сдается мне, вы здорово рискуете. Похоже, что вам долго придется собирать свои осколки, да и можете нарваться на новую пулю.

- А какие ваши планы? - спросил Джонас.

- Через несколько минут выберусь наверх и дам сигнал. Его примут по ту сторону долины, а потом за мной придут. Предлагаю вам отправиться с нами. Но только там, куда мы держим путь, запросто может оказаться некто, кто вас знает. - И улыбка Д. Б. Раймса стала шире. - Вот почему я вам дал револьвер.

Глава 2

Утром следующего дня, открыв глаза, человек, назвавшийся Джонасом, увидел полоску солнечного света в трещине скалы. Сначала его беспокоило, что дым от костра может быть виден, но Раймс ему объяснил, что дым, уходящий через трещину, наверху рассеивается в кустарнике, его поглощает крона нависшего над кустарником кедра.

Раймс еще спал.

Несколько минут Джонас лежал без движения, уставившись в свод пещеры. Он ощущал беспокойство. Враги слишком близко.

День отдыха и размышлений ничуть не приблизил решения проблемы. Он не помнил своего прошлого. Не знал, кто он, что с ним случилось и как себя вести дальше. Все это надо выяснить.

По этому поводу вчера у них состоялся разговор, в котором Раймс заметил:

- Некогда я знал борца-профессионала, который после удара по голове потерял память месяцев на семь или восемь. Впрочем, слышал о других, кто приходил в себя гораздо быстрее. Еще бывали такие, - добавил он, усмехнувшись, - которые помнили все, но им не хотелось, чтобы об этом узнали люди.

- Это не обо мне.

- Вам надо как-то определиться. - Раймс явно был озадачен. - Я, к сожалению, потерял свои связи и не знаю, какие незаконные формирования здесь делят власть и влияние, кроме нашего... Выясним, конечно. Но если бы тут шла война группировок, думаю, я бы об этом знал. Вы одеты как горожанин. Может, вы игрок, убивший кого-то. Но это не вяжется с тем, что вас подстрелили из засады. - Он разжег трубку. - Что вы намерены делать?

Джонас колебался, не зная, можно ли ему довериться. Но ведь этот человек помог ему, принимая искреннее участие в его судьбе.

- Вы когда-нибудь слышали о Дине Кулейне? - спросил он.

Раймс смотрел на свою трубку. Когда он поднял глаза, взгляд его по-прежнему ничего не выражал.

- Ничего не могу сказать...

- А о Бене Дженише?

- Джениш известен всем. - Раймс затянулся и бросил щепку в костер. Сдается мне, вы кое-что вспоминаете?

- Нет. Я слышал разговор у железной дороги. Может быть, я тут ни при чем.

Теперь, лежа на спине в пещере, он размышлял о вчерашней беседе. Знает ли Раймс Кулейна? И если да, то почему скрывает?

Чем больше Джонас думал, тем сильнее ему хотелось остаться одному: уединиться в тихом месте, где он мог бы мало-помалу восстановить свое прошлое, а не рисковать головой, случайно встретившись с неизвестными людьми, каждый из которых мог оказаться врагом.

Нужно время, чтобы подумать, сосредоточиться. Нужно время, чтобы попробовать вспомнить. Раймс не разъяснил ничего. Откуда он взялся и куда они сейчас направляются? Намекнул лишь, что можно встретить врага... Там или в любом ином месте.

Искренен ли Раймс? Или стремится что-то выяснить? Как Раймс оказался в том же вагоне? Разумеется, бывают случайности. Путешествующие в товарных поездах должны помогать друг другу. Это логично.

Раймс не юнец, он наверняка бывал в передрягах. Его совет верный: "Никому ничего не рассказывайте. Скажите, что у вас были нелады с законом, и пусть довольствуются этим. Людям свойственно любопытство. Но будь на вашем месте, я не сказал бы о себе ничего никому... Совсем ничего".

Он поднимался вчера вместе с Раймсом по ступеням частично естественной, а частично вырубленной вручную лестнице на самый верх, туда, где на склоне горы уложены сигнальные зеркальца.

Поросшая кедровником и полынью долина внизу казалась плоской. За ней расположились низкие неровные холмы, рассеченные каньонами.

- Там можно выйти на пятьдесят троп, - пояснил Раймс, - и большинство из них никуда не ведет, а только петляет.

Джонас посмотрел на свои ладони. Что натворили его руки? Кого-то убили? Почему его кто-то преследует? Или его руки делали что-то хорошее? Что они умеют? Может быть, это руки врача, адвоката, рабочего, ковбоя? Единственное, что очевидно, это - сильные руки.

Он прикрыл глаза. Он может никогда не узнать, кто он. Его может убить первый встречный. А если его заставят драться, как он поступит? Что же он за человек? Как все же выяснить, кто он такой? Удар по голове начисто стер записи с грифельной доски памяти. Но почему не начать жизнь заново? А если память восстановит всю картину его бед? Как двигаться вперед, если он не знает куда? Его враги могут быть повсюду. Нет. В первую очередь надо вспомнить, кто он такой.

Он натянул сапоги, встал и потопал на месте. Проверил в кобуре револьвер и потянулся за шляпой.

- Ну-с, - промолвил Раймс, откидывая одеяло, - вы не ковбой. Ковбой сперва надевает шляпу. Поднимитесь, если не возражаете, наверх, да взгляните, не видно ли кого. Я приготовлю завтрак.

Солнце стояло уже высоко. Оглядев долину, Джонас обнаружил движущееся маленькое облачко пыли. Оно приближалось.

Поднялся взглянуть и Раймс.

- Через час они будут здесь, - сказал он. - Давайте поедим.

За едой Раймс объяснил:

- Место, куда мы направимся, - ранчо. Владеет им девушка, ее папа совсем недавно скончался. Девушку зовут Фэн Девидж. Управляющего - Арч Билинг. Люди хорошие. Но на ранчо живут и другие.

- Там дают пристанище людям вне закона?

- Да. В основном на ранчо работают изгнанники. Но все не так просто. Арч Билинг - хороший человек, но у него нет оружия.

Позавтракав, они убрали кофейник и сковородку, потом вышли из пещеры. Когда начали спуск, показалась четырехколесная тележка, напоминавшая коляску. Лошади неслись рысью.

В тележке сидели двое. Раймс посмотрел в бинокль.

- На борту Фэн Девидж. Не вздумайте ухаживать за ней.

- Чья-то невеста?

- Нет... но помолвлена.

- С кем?

Они прошли пять или шесть шагов, прежде чем Раймс ответил:

- С Беном Дженишем.

- Он здесь хозяин?

- Можете держать пари, что так оно и есть. И не забывайте об этом ни на минуту. В данный момент его, возможно, нет поблизости, но есть Дейв Черри, такая же дрянь. Станете им поперек дороги - не проживете лишней минуты.

Человек, назвавшийся Джонасом, обдумал сказанное.

- Что-то это меня не особенно беспокоит, - сказал он, чуть погодя. - Я покопался в своей душе и не обнаружил в ней страха, но одно знаю наверняка. Впрочем, я уже говорил, что о Бене Дженише слышал, прячась у станции.

- Что именно?

- Это он в меня стрелял.

Раймс пристально посмотрел на Джонаса.

- Хотите сказать, что Бен Джениш стрелял в вас и промазал?

- Он не промазал. Контузил. Просто мне повезло. Раймс, лучше оставьте меня здесь. Мне не ясно, чем я помешал Дженишу. Кто-то, должно быть, нанял его, чтобы меня убить. И я буду круглым идиотом, по своей воле придя к нему, так ведь?

Тележка прогрохотала по каменистой дороге и остановилась. Пыль осела. Д. Б. Раймс подошел и поприветствовал Билинга. Джонас смотрел не на Арча, а на девушку.

- У нас мало времени, - сказал Билинг. - Забирайтесь, ребята.

- Поеду с вами только я... - начал Раймс.

- Нас двое, Раймс. Я еду тоже.

Д. Б. Раймс взглянул на него, потом на Фэн.

- Дело ваше, - сказал он и кивнул на кучу одеял в тележке. - Тогда усаживайтесь. Но держите наготове свой револьвер.

Лошади тронулись, тележка сдвинулась с места. Билинг торопился, опасаясь нежелательных встреч.

Через несколько минут Раймс спросил:

- Арч, а что, Бен сейчас в долине?

- Его нет уже две недели. Я думаю, он в Эль-Пасо.

Эль-Пасо... Город Дина Кулейна.

Человек, который назвался Джонасом и который мог быть Дином Кулейном, натянул одеяло, защищаясь от холодного ветра. Он не помнил, кто он такой, не знал, куда направляется, но теперь понимал зачем. Он ехал на ранчо, потому что там жила девушка по имени Фэн... Она едва взглянула на него.

Ну и дурак же он.

Глава 3

Он потрогал свое лицо. Сильная челюсть, высокие скулы, небрит, конечно. В карманах много денег, причем он не имел понятия об источнике их появления. Там же письма и какой-то документ: их надо очень внимательно рассмотреть без свидетелей.

Тележка прокатилась через долину и, достигнув песчаного каньона, спустилась в него. В каньоне движение замедлилось, но здесь их едва ли мог кто-нибудь увидеть. Ехали молча. Все четверо, казалось, были заняты собственными мыслями. Джонас продолжал размышлять. Итак, за ним охотятся. Кто? То ли он преступил закон, то ли перешел дорогу частному сильному лицу? Если убить его наняли бандита Бена Джениша, значит, он боится. О законе речь идти не может. Вместе с тем, возможно, его кто-то боится. Неплохо бы изменить внешность. На лице его трехдневная щетина... Тогда стоит, видимо, отрастить бороду. Это хорошая идея. Его будет труднее сразу узнать, а там он сам постарается разгадать все загадки.

Несколько раз они останавливались, давая отдохнуть лошадям. А далеко за полдень, достигнув небольшого источника, они вылезли из тележки, размялись и стряхнули с себя пыль.

Арч Билинг помог Фэн Девидж спуститься, и она подошла к ключу, бившему из скалы, набрала воды в маленькую тонкую чашку и отпила. Раймс соорудил костерок, сварил на нем кофе.

Джонас уселся на камень поодаль от всех. Воздух был прохладен, в лощинах уже сгущались тени. Послышался крик перепелки... Перепелка это или индеец? Но эхо не было, не слышно отзвука, стало быть - не индеец. Откуда он это знает? Видимо, исчезли только его имя, его история, подробности его прошлой жизни. Привычки, инстинкты, врожденная реакция остались с ним.

Фэн Девидж поглядывала на него с интересом. Мужчины редко с ней заговаривали, а этот вообще держался отчужденно. В нем угадывается внутреннее достоинство. Худощав, плечист. Не прост. Уж точно не скотовод и, безусловно, не похож на тех, кто ее окружает. Скорее всего он ученый. Загадочный тип. Двигается легко, с какой-то кошачьей грацией.

Она посмотрела на Д. Б. Раймса. Никто лучше Раймса не знает, что происходит. А он ничего не объяснил, только сказал, что незнакомца зовут Джонас. Раймс заговорил с Джонасом, подойдя к нему. Фэн прислушалась и различила слова, хотя они толковали вполголоса. Но вокруг было тихо, а звуки в пустыне разносятся далеко.

- Если хотите смыться, достану вам лошадь, - сказал Д. Б. Раймс.

- Я поеду с вами.

- Послушайте, если Джениш там...

- То я ведь получу какие-то ответы, так?

- Мистер, я вас не знаю, но вы мне по душе. Не хочется, чтобы вам прищемили хвост.

Джонас молчал, тогда Раймс продолжил:

- Не думайте, что я не понял, почему вы пускаетесь в эту авантюру. Но вы зря потратите время.

- Мне кажется, она попала в беду.

Раймс помолчал.

- Оставьте это. Только загоните себя в угол.

- Я уже выбрался из одного.

- Еще не выбрались. Отнюдь. Если б я только знал...

- Но вы не знаете. И я не знаю.

- Ну, - сказал Раймс после очередной паузы, - двоих-троих там надо остерегаться. Во-первых, Дейв Черри... Он опасен. Таков же Джон Ленг... Найдутся и другие. Так что держите ухо востро.

У Джонаса болела голова, он устал и думал о надвигающейся ночи, остро различая слабые звуки, запахи кофе, поджариваемой грудинки, кедровой смолы и полыни. Он встал, прошелся, остановился у выступа скалы. Его подташнивало, он чувствовал себя больным и опустошенным, окруженным неведомой опасностью.

Он услышал за собой легкие шаги. Это была Фэн Девидж.

- Прошу вас... вы, кажется, ранены, - сказала она. - Выпейте-ка это.

Она протянула ему чашку кофе.

- Спасибо.

Он посмотрел ей прямо в глаза, и ему понравилось то, что он в них увидел. Он взял чашку и, видя, что она не торопится уходить, сказал:

- Вам пора идти ужинать.

- Вам тоже надо поесть.

Но ни он, ни она не двинулись с места, и наконец он произнес:

- Мне нравятся сумерки, но в пустыне они слишком коротки.

- Кто вы, Джонас?

- Сам не знаю. - Он взглянул на нее поверх чашки. - Боюсь, мне нечем похвастаться. Но я действительно не знаю.

- Что это значит?

Он дотронулся до раны на голове.

- Вот... После удара я ничего не могу вспомнить. Знаю, что кто-то пытался меня убить.

- И не знаете кто?

- Вроде бы некто Бен Джениш, но я не знаю за что и почему.

- Бен Джениш! Вам нельзя ехать на ранчо. Он сейчас может там быть.

Джонас пожал плечами.

- Я делаю то, что мне кажется правильным.

- Но это безумие! Я хочу сказать...

- Мне сейчас некуда деться, а Раймс предложил поехать на ранчо. Вторая причина - это вы.

- Я?!

- Мне кажется, вам сейчас трудно.

Она взглянула на него.

- У вас и своих бед достаточно, - помедлив, она добавила: - Я владелица ранчо "Рафтер-Д".

"Рафтер-Д"! Словно луч прорезал мрак его памяти. Ему известно это тавро... Четверо убито... Трое мужчин и женщина. Убиты? Кем? И почему?

- Вы и не знали, что направляетесь на "Рафтер-Д"?

- Я не спрашивал.

Они вернулись к костру, он налил себе еще чашку кофе и получил тарелку с едой. Боль в голове притупилась. Мышцы расслабились, но усталость не уходила и нарастала тревога. Сидевшие у костра негромко переговаривались. Казалось, они кого-то или чего-то ждут.

Джонас вдруг понял, что именно беспокоит его. Ему было страшно что-то узнавать о себе. Было бы лучше всего просто уйти в ночь. Пусть все будет позади... Все, кроме девушки, имя которой Фэн Девидж. Он точно знал, что не хочет оставлять ее, и из-за этого чувствовал себя дураком, вдвойне дураком, потому что влюбился. Влюбился в девушку, которую едва знал и которая была помолвлена с самым опасным в этой округе человеком. Почему же его это не беспокоит?

Пройдя к роднику, Джонас ополоснул тарелки, отнес их в повозку. Арч Билинг стоял около лошадей, попыхивая трубкой. Раймс дремал.

Джонас услышал слабый шум... Прислушался...

- Кто-то приближается, - сказал он.

Раймс открыл глаза, тоже прислушался, затем отозвался:

- Я слышу.

Два всадника приблизились к освещенной костром площадке. Лица их в темноте были неразличимы, на сапогах одного красовались мексиканские шпоры.

- Кто это? - спросил мужчина, указывая на Джонаса.

- В бегах, - ответил Билинг. - Он пришел с Д. Б.

В световой круг вступил Раймс.

- За ним гналась полиция. Там, за горами.

- Мне это не нравится. И он мне не нравится.

Пламя костра взвилось, лошадь переступила. Говоривший был высокого роста. Его светлые усы топорщились.

- А мне плевать, что тебе не нравится, - сказал Раймс. - Я ничего у тебя не спрашивал, и мне ничего от тебя не нужно.

Человек на лошади был уязвлен, и лицо его окаменело.

- Все остальные садитесь в тележку и трогайте, - приказал он. - А этого молодчика мы оставим тут.

- Но послушай, Ленг, - начал Раймс. - Я...

- Спасибо, Д. Б., - прервал его Джонас. У него внутри все похолодело, он почувствовал, как нарастает какое-то нехорошее чувство. - Не стоит заступаться за меня. Если мистеру Ленгу угодно решить со мной какие-то вопросы, лучше это сделать здесь и прямо сейчас. Он легко может отдать Богу душу на этом месте, в данный момент. Впрочем, как в любом другом несколько позже.

Ленг почуял опасность, исходящую от незнакомца. Он впервые прямо посмотрел на Джонаса, подумав, что тот слишком решителен, хотя по внешнему виду этого не скажешь. Может, он один из наемных убийц, посланный выполнять задание?

- Никто не говорит об убийстве, кроме вас, мистер, - заметил Ленг. - Я лишь сказал, что мы вас тут оставляем. Мы вас не знаем.

- И я вас не знаю. Но намерен ехать дальше.

- Тем не менее...

- Нет, - вмешалась Фэн. Она спокойно и твердо сказала: - Этот человек ранен. Он нуждается в покое и уходе и поедет на ранчо с нами.

Ленг заколебался. Пожалуй, она права. В конце концов, если понадобится, от чужака они сумеют избавиться.

- Конечно, мам. Как прикажете.

Он повернул коня, и оба всадника исчезли в темноте.

Когда Фэн садилась в тележку, Джонас поддержал ее за локоть. Она взглянула с некоторым удивлением и сказала:

- Благодарю вас.

Билинг подхватил вожжи. Раймс забросил в тележку дорожную сумку и сел сам.

- Вы уверены, что делаете все, как надо? - спросил он.

Джонас пожал плечами.

- Уверен.

- Вас ведь могут там пристрелить.

- Полагаю, что действительно могут.

- Как видно, это вас не волнует.

- Конечно. У меня же есть своя пушка.

Тележка катилась, подпрыгивая на камнях; дорога углублялась в каньон, петляла среди валунов. Звезд видно не было, похолодало. Джонас завернулся в одеяло, потрогал револьвер и задремал.

Они проехали мимо стада, принадлежащего "Рафтер-Д", и потом пересекли узенький ручей.

Через какое-то время на хриплый окрик издалека ответил скакавший впереди Джон Ленг:

- Все в порядке, Чарли. Мы везем Д. Б. Раймса и незнакомца. Говорит, его зовут Джонас.

- Ты предупредил его, что сюда гораздо легче попасть, чем отсюда выбраться?

Когда Джонас помог Фэн Девидж спуститься с тележки, она шепнула:

- Спасибо... Будьте осторожны.

К нему подошел Раймс:

- Пойдем к бараку.

- Погодите минутку, - сказал Джонас, и Раймс чуть помедлил.

- Что это за люди? Непохоже, чтобы мисс Девидж содержала пристанище для беглецов от закона.

- Она его и не содержит. Ей принадлежит ранчо, построенное ее папашей и ставшее довольно доходным. Но он вкладывал деньги и в другие предприятия, а когда разбогател, вернулся на Восток. Некоторое время его считали железнодорожным магнатом. Он сотрудничал и со здешними землевладельцами. В конце концов он вроде бы обанкротился и умер от сердечного приступа, а Фэн приехала сюда вступить во владение тем, что осталось. Пока папаша делал бизнес на Востоке, имением управлял Арч Билинг, и тут были крупные неприятности со скотом, который часто воровали. У Билинга работал мой приятель Монтана. Монти работником был хорошим, но не гнушался и приработком на большой дороге: участвовал в ограблениях почтовых дилижансов. Он хорошо знал парней на тропе беглецов. Монти намекнул Арчу, что есть ребята, которые могут потолковать с ворами, и проблем не будет. Арч и сам знал, что местные отщепенцы нуждаются в укромном местечке, где можно отсиживаться. Когда им приходило в голову поработать, они делали это на совесть. Вот Арч и нанял ребят. А я, - продолжал Раймс, - был одним из них. Мы съездили в воровское логово и вежливо объяснили, что будет весьма неразумно с их стороны, если с ранчо "Рафтер-Д" будет исчезать скот. Начнется стрельба и так далее. С тех пор скот с клеймом "Рафтер-Д" не воруют.

Раймс небывало разговорился.

- Дело в том, - продолжал он, - что с пути истинного нас сбили мелкие неприятности, связанные с ошибками молодости. Я попал в скверную компанию, когда мне было семнадцать лет. Мы как-то решили остановить проходящий поезд и раздобыть деньжат на выпивку. Ну, так и сделали. Заставили кондуктора отдать двадцать долларов и собрались смыться. Тут из вагона высунулся какой-то умник и, разрядив пистолет в Джима Слейда, моего лучшего друга, прострелил ему кишки. Я без колебаний сделал тому мудрецу дыру в его умной голове. Но это получилось случайно, мы не хотели никого убивать. Но Джим помер, а тип, которого я пристрелил, оказалось, был агентом всесильной "Уэллс Фарго". С тех пор я вне закона. - Д. Б. Раймс раскурил свою трубку. Другие парни такие же. Мы в основном занимаемся тут коровами. Здесь наш дом. Арч знает, кто мы. А полиция сюда не суется. Да мы постоянно настороже. Но однажды сюда подвалила другая компания, точнее, настоящая банда.

- Бен Джениш?

- Он самый. Дейв Черри, Джон Ленг и кое-кто еще. Они ограбили поезд Денвер - Рио-Гранде и нуждались в убежище. Здесь они были ни к чему, поэтому мы рассчитывали, что они скоро уберутся. Они действительно сначала уехали, но беда в том, что снова вернулись. У Арча был крепкий парень, я о нем говорил - Монтана. Он Бена слегка приструнил... Сказал, чтобы Бен со своими людьми мотал отсюда, а Бен рассмеялся и нагрубил, Монти схватился за револьвер, но не успел выстрелить, потому как получил две пули. Тут Бен заявил, что намерен остаться на ранчо, и мы уже ничего не могли поделать. В то время папаша Девидж был еще жив, Арч написал ему, прося помощи. Но Девидж вскорости умер, тем дело и кончилось.

- Тогда и приехала на ранчо мисс Девидж?

- Так точно. Арчу не нравится ее сосуществование с бандитами. Но он ничего не может сделать. Всякий раз они, отправляясь на дело, кого-нибудь здесь оставляют. Недавно Бен Джениш объявил, что намерен жениться на Фэн и стать на ранчо хозяином. И Бен предупредил ее, что, если она попытается удрать, он убьет Арча.

- У Фэн Девидж есть родственники?

- Я слышал, что у нее есть дядя или двоюродный брат. А может, и тот и другой. Один живет где-то в Эль-Пасо; но они не общались со стариком и не бывали здесь. Вроде бы дядя некоторое время работал в конторе Девиджа на Востоке. Но точно мне ничего не известно. Был и какой-то зять - муж его сестры.

Раймс рассказал все, что хотел, и они с Джонасом направились к бараку. Когда Джонас и Раймс вошли в комнату, они увидели Джона Ленга, стоявшего спиной к камину. Кроме него, там находились двое. У одного были редкие седые волосы, оливковая кожа и черные, проницательные глаза. Другой - крупный, широкоплечий, с квадратной челюстью.

Один из них очень внимательно посмотрел на Джонаса и сказал:

- Я видел тебя раньше.

Джонас мимолетно взглянул на него, подобрал с чьей-то койки журнал с фотографиями красоток и принялся его перелистывать.

- Ты! - ткнул пальцем русоголовый. - Я с тобой разговариваю.

Джонас поднял глаза: несколько секунд они смотрели друг на друга в упор.

- По-моему, вы что-то сказали, - проронил Джонас. - Надеюсь, вы не ждете ответа.

- Я сказал, что видел тебя раньше.

Джонас знал, что неприятности надо встречать лицом к лицу. Он сразу почувствовал опасность.

- Не припоминаю вас, но уверен, что, если мы встречались раньше, я наверняка запомнил бы ваш запах.

Последовала тишина. Джонас говорил безразличным, обыденным тоном, поэтому его слова никто сначала не понял.

- Что ты сказал?

- Вы, похоже, нарываетесь на неприятность. Что ж, я решил пойти вам навстречу. Так вот, от вас воняет... Как от скунса.

Джонас сидел, чуть наклонившись над койкой, когда русоголовый потянулся, чтобы достать его. Левой рукой Джонас схватил рукав противника и рванул вперед, лишив того равновесия, затем резко ударил нападавшего по кадыку и швырнул на пол. Тот начал задыхаться, его вырвало.

Джонас снова раскрыл журнал и как ни в чем не бывало стал рассматривать иллюстрации.

Глава 4

Старика звали Хенекер. Он перебрасывал вилами сено, когда Джонас вошел в сарай. Работал Хенекер быстро, не обращая внимания на Джонаса. Когда тот повернулся, чтобы уйти, старик вдруг сказал:

- Поберегитесь, Кислинг убьет вас.

- Это его имя?

- Да. В перестрелках он уже убил четверых. Еще двоих, а то и троих при налетах. У вас нет шанса.

- Мисс Девидж... Ей нравится Бен?

- Ей? - Старик сердито выпрямился. - На такого, как он, она бы и не взглянула. Только его все боятся. Даже Кислинг и Черри.

- Отличная девушка.

- Будете за ней увиваться, проколю вас вилами. Эта девушка не для вас.

- Я здесь только из-за нее. Увидел ее и приехал. А вам я верю.

- Она, говорю, не для таких, как вы.

- А какой я?

Старик впился в него глазами.

- Вот что, парень, я не простак. Я вижу, что вы за тип. По сравнению с вами те парни - грудные младенцы. Если бы я поставил на них хоть фальшивый грош, я бы их кое о чем предупредил. Но они сами увидят, что они стая шелудивых койотов, впустившая к себе матерого волка.

Старик направился к выходу, а назвавшийся Джонасом удивленно смотрел ему вслед. Неужели старик прав? Неужели он хуже тех? Неужели он злодей? Если так, то что же тогда зло?

Пожав плечами, он пошагал к Загону и грудью налег на коновязь, возле которой передвигались лошади. Его внимание привлек мышастый жеребчик с черными ушами, черной гривой и черным хвостом. Насторожившись, конь внезапно повернулся.

- Пойди сюда, мальчик, - позвал тихонько Джонас, и, к его удивлению, конь подошел... покосился одним глазом и покорно встал боком.

- Все в порядке, малыш, - прошептал Джонас и протянул руку.

Конь обнюхал его пальцы.

- Вы умеете ладить с лошадьми, мистер Джонас. - Фэн подошла бесшумно, он и не слышал. - Этот конь вне закона, - сказала она, - он никого до сих пор не подпускал к себе ни на шаг.

- Он ваш?

- Приблудился к нашему табуну на зимнем пастбище. Тавро на нем, по-моему, техасское.

- "Племя чероки", - сказал Джонас, удивившись, что он это знает. Фэн взглянула на него с любопытством и предложила:

- А вы оседлайте его... Если сможете.

- Стало быть, у него нет хозяина?

- Нет.

- Вы очень красивы, мисс Девидж.

Она слегка покраснела.

- Спасибо.

Резко повернувшись, Фэн пошла к дому. Она, видимо, что-то хотела сказать, но передумала. Он смотрел ей вслед, восхищаясь ее легкой походкой и покачиванием юбки для верховой езды. Ему нельзя думать об этой девушке, чтобы не навлечь беду, с которой он будет не в состоянии справиться. Ведь он не знает, кто он и кем был раньше.

Из барака вышел Раймс.

- Вы ели?

- Нет.

- Пошли.

Они пошли к хозяйскому дому. Длинная комната, где стоял обеденный стол, находилась рядом с кухней. На окнах висели цветастые занавески, на подоконниках стояли цветы в глиняных горшках. Все сияло чистотой.

Повар-китаец расставил тарелки. Нигде не наблюдалось и признака существования Кислинга. За дверью налево виднелись книжные полки.

- Не тревожьтесь насчет Кислинга, - пробормотал Раймс. - На ранчо никакой стрельбы не будет! Таков ее приказ... И его... Имею в виду Бена Джениша.

Через минуту Джонас сказал:

- После еды я думаю прогуляться верхом.

- Тогда отправляйтесь к горам, - сказал Д. Б. Раймс. - Если умеете обращаться со скотом, то спросите у Хенекера, что сейчас надо делать. Арч утром уехал. А мы все помогаем на ранчо.

- Предположим, я просто хочу покататься?

- Тут негде, кругом стена гор. Полсотни каньонов, но все тупиковые. Впереди пятьдесят с лишком миль самой что ни на есть труднопроходимой местности. И никакой пищи.

- Я все-таки должен узнать, кто я такой.

Помолчав, Д. Б. Раймс сказал:

- Бросьте вы это. Почему не начать все сначала, будто вы только что родились на свет? Пусть прошлое хоронит своих мертвых, как кто-то сказал.

- А может, мертвые не хотят, чтобы их хоронили, или прошлое не желает их хоронить. У меня на этот счет собственное мнение.

Раймс заговорил о хозяйстве на ранчо. Отсюда после смерти Девиджа скот не увозили. Местность вокруг была необыкновенно хороша, в горах естественные загоны, а спасающиеся здесь от правосудия работники ранчо не пускают сюда чужаков. Набеги полностью исключены. У подножия гор тысячи акров хороших пастбищ, где достаточно воды.

Раймс ушел, а Джонас, погруженный в беспокойные мысли, медленно пил кофе. Знает ли о нем что-нибудь Хенекер? Где его видел Кислинг? У них могли быть ключи к разгадке, ведь он с ходу опознал тавро жеребца. Племя чероки тоже укрывает беглецов от закона. В одном сомневаться не стоит: Бен Джениш наверняка знает, почему его хотят убить.

А письма и документ... У него пока не было возможности рассмотреть их как следует.

Может, он и есть Дин Кулейн? Письма адресованы неведомому Кулейну. Но что-то ему не нравилось в этой фамилии. Может, он их украл? Или получил для передачи Кулейну? Ни одно из этих предположений не казалось ему убедительным.

Пульсирующая боль в голове все еще беспокоила его. И не давала сосредоточиться, чтобы составить какой-то план действий. Видимо, скоро тут появится и Бен Джениш. Вот тогда всем будет весело. Но как Джениш отреагирует на человека, которого он пытался убить?

В комнату вошла Фэн.

- Если справитесь с тем жеребцом, можете съездить на пастбище и посмотреть, в каком состоянии сейчас находятся бычки.

- Не знаю, - сказал Джонас. - Откровенно говоря, понятия не имею, что бывает со скотом. Я даже не в курсе, умею ли ездить верхом.

- Если объездите этого коня, значит, вы настоящий наездник. Жеребец уже сбросил Кислинга и Черри. Они не справились с ним.

В кузнице, занимавшей угол сарая, висело несколько лассо. Он выбрал одно из них и вошел в загон. Лассо лежало в руке привычно, и он подумал, что скорее всего справится.

Раймс был неподалеку, когда он приблизился к лошадям. Животные сошлись в кружок и держались настороже.

Джонас посмотрел на мышастого, протянул руку.

- Иди сюда, мальчик, - позвал он. Конь подошел.

- Будь я проклят, - пробормотал Раймс, - никогда такого не видел.

Из барака вышел Кислинг и стоял, наблюдая за Джонасом. Хенекер, только что подъехавший на гнедом пони, остановился возле Фэн.

- Вот чудеса, - сказал он ей. - Наверное, лошадь его знает.

- Но как это может быть? Он только что появился на ранчо, а лошадь мы подобрали на дальнем зимнем пастбище.

- Конечно. Я сам привел ее, - сказал Хенекер сухо. - Но все же я считаю, что лошадь его знает. Мэм, дело тут нечисто. Чертовщина. Не доверяйте этому человеку, мэм. Плохой человек.

- Конь так не думает, - возразила она.

Хенекер хмыкнул и поскакал к загону.

Человек, назвавшийся Джонасом, вывел жеребца, держа его просто за гриву, затем взнуздал и набросил на него седло. Седлал он коня с такой сноровкой, как будто занимался этим всю жизнь. И конь стоял смирно.

Когда он кончил, Фэн подошла поближе.

- Джонас, кто вы? Почему оказались в здешних местах? - спросила она тихо.

Он ответил ей так же тихо.

- Вам известно столько же, сколько и мне. Моя вторая жизнь началась примерно за полчаса до того, как я сел в поезд, где меня обнаружил Раймс. А о первой я ничего не помню.

Прыгнув в седло, он ускакал, причем мышастый даже спину не выгнул. Фэн смотрела не отрываясь. Он сидел свободно и прямо, ноги пружинили. Он будто родился в седле.

В доме ее поджидал Билинг.

- Арч, ты не думаешь, что он представитель власти?

- Каким образом?

- Очень просто. Например, он может быть маршалом. Или его могла запустить по следу какая-то фирма. Откуда ему известно тавро "Племя чероки"?

- Вы хотите сказать, что считаете его человеком судьи Паркера из форта Смит? Далековато.

- Не исключаю, что он из Денвера или Эль-Пасо.

- Мэм, он плохой человек. Ставлю свою жизнь. Говорил вам Хен, что он сделал с Кислингом?

- Кислинг сам напросился.

- А как он это устроил! Будто отшлепал мальчишку. Кислинг бросился на него, а он даже на ноги не поднялся. Сидя на месте, едва не прикончил здоровенного мужика. И знаете, что еще? Ему на все наплевать. Он на редкость холоден и равнодушен.

Несколько минут они молчали, потом снова высказался Арч:

- Нами тут помыкает Джениш со своими подонками. А вдруг этот человек нас от них избавит.

- Каким образом?

- Да это же волк-одиночка. Он явился сюда с какой-то целью, но мы не знаем, с какой. И ему все равно, как мы к нему относимся. На мой взгляд, он из тех, кому море по колено.

- Джениш убьет его, Арч.

- Неизвестно еще кто кого. Хорошо бы, они угрохали друг друга.

- Ты на это надеешься?

- Мэм, у меня никогда не было семьи. Никого из близких, кроме вас и вашего отца. Все, что мне нужно, это видеть вас здесь, на ранчо, спокойной и счастливой. И мне бы хотелось, чтобы возле вас был настоящий мужчина...

- Спасибо, Арч. - Подумав еще, Фэн сказала: - Я не хочу, чтобы его убили.

Арч посмотрел на нее.

- Мэм... не надо. Он плохой человек. Я уверен.

Человек, назвавшийся Джонасом, уехал к горам. Он расстегнул кобуру, револьвер скользнул в руку... Слишком легко и привычно.

Он спрятал револьвер. Где-то должны быть следы его прошлой жизни. Когда человек пропадает без вести, его ищут. Если кому-то он нужен или если о нем где-то знают.

Он чувствовал себя много лучше. Дожидаться Бена Джениша глупо. Надо уехать, выяснить наконец, кто он такой, что с ним произошло и почему Джениш пытался его убить.

Джон пересек долину. На великолепном пастбище бродили бычки и коровы. В общем, скот был в хорошей форме: многие животные набрали достаточный вес, а некоторые переросли и перезрели.

Воды здесь хватало. Он решил, что перед ранчо стоят две задачи. Первая - необходимость отбраковать, отгрузить и быстро продать сотни старых животных. Если их не изъять, пастбище будет перегружено и кормов не хватит. Вторая проблема - запасти корма на зиму. Если не накосить сейчас сена в достаточном количестве, трудно будет пережить зиму. Особенно плохо придется в случае обильного снегопада, когда занесет каньоны. Но похоже, нынешние работники ранчо совсем не заинтересованы в его процветании и, по-видимому, не думают косить траву и заготавливать сено. Это тяжелый труд!

Тем не менее, как подумал Джонас, ранчо можно содержать в полном порядке, располагая всего несколькими людьми. Горы естественным образом ограждают пастбища, стада всегда на виду. Нанимать людей дополнительно требуется лишь для клеймения скота.

Мышастый конь был резвым, двигались они быстро. Глядя вокруг, Джонас искал удобный путь. Склоны, поросшие лесом и кустарником, были настолько крутыми, что и пешему пришлось бы цепляться за камни и кусты, чтобы взобраться повыше.

Джонас придержал коня и пустил его вдоль подножия шагом. Если отсюда есть выход, то он прежде всего освоен дикими животными. Вот несколько оленьих следов... Откуда приходят олени?

Олени, если их не погонит пожар или буря, редко удаляются больше чем на две мили от места, где родились. Обычно спят они на открытых местах где-нибудь на косогоре, а перед рассветом пасутся недалеко от воды. Напившись и погуляв, олени продвигаются обратно, то есть выше по склону. Эта долина, видимо, родная для них, а тропа ведет куда-то повыше.

Сидя на лошади, Джонас думал о том, что, как только он дает волю своим мышцам, они действуют автоматически. Значит, надо попытаться выяснить, что он умеет делать, мало-помалу испытывая себя в разных условиях... И еще: с какой это стати мышастый конь сразу пошел к нему и так легко подчинился? Может, когда-то это был его конь? Далее: старый Хенекер решил, что он плохой человек. Так ли это? Покопавшись в своих ощущениях, он не нашел этому подтверждения. Джонас не чувствовал неприязни и вражды ни к кому. Разве плохой человек думает о своей сути? Плохие люди всегда находят себе оправдание.

Поглядывая на оленьи следы, он думал о своем. Но, когда цепочки следов пошли рядом одна с другой, Джонас заинтересовался по-настоящему. Олени всегда держатся вместе. Свежие следы присоседились к старым. И вдруг возле очередного каньона и те и другие исчезли. Джонас понял, что продолжение этой тропы надо искать над обрывом. Это знание осталось в нем, видимо, от прошлой жизни. Он вернулся назад и после настойчивых поисков обнаружил чуть заметные следы животных в просвете зарослей кедрача. Тропа огибала валун, который, казалось, загородил дорогу. Вильнув по склону, тропа уходила под сосны. И в этот момент Джонас подумал о письмах.

Глава 5

Джонас проехал в тень сосен и спешился. Он достал из кармана письма на имя Дина Кулейна, Эль-Пасо, Техас. Первое было коротким и деловым:

"Человек, которого посылаю, лучше всех. Он знает, что делать и как делать. Не вмешивайтесь и не пытайтесь с ним связаться.

Мазерби".

Второе письмо, отправленное, судя по дате и штемпелю на конверте, несколькими неделями позже, было от пинкертоновского сыскного агентства. Длинное, вроде доклада. Джонас читал:

"Наше расследование, к сожалению, оказалось безуспешным. Человек, о котором вы запрашиваете, впервые появился в Миссури, куда он, как стало известно, прибыл на товарном поезде. Он работал в Миссури на шпалорезке. Вовлеченный в драку с двумя мужчинами, жестоко избил обоих. Первая перестрелка, о коей мы имеем сведения, имела место через несколько недель в местном салуне. Схватку начал искатель приключений, который был вне закона. Доклад гласит, что в салуне при этом присутствовал скотовод, имевший позднее беседу с интересующим вас человеком, имя которого Рабл Нун. По нашим сведениям, Нун после схватки в салуне купил дорожное снаряжение, лошадь и большое количество боеприпасов, после чего он уехал. Затем, как гласит доклад, у того скотовода были столкновения с угонявшими скот бандитами. Один из его ковбоев был убит в Западной Небраске, по-видимому, когда наткнулся на неких жуликов, менявших тавро на клейменом скоте.

Рабла Нуна в округе не видели, но через несколько дней нашли труп одного из бандитов в его же хижине. В руке его был револьвер, из которого сделали только один выстрел. Еще двоих обнаружили мертвыми на равнине. Трупы были укрыты бычьей шкурой с полустертым клеймом. При них остались револьверы, их убили прямо в лицо.

Оставшиеся в живых три члена шайки перегоняли далее тридцать голов украденного скота.

Как-то под вечер, когда они сидели у костра, примерно в шестидесяти футах, из-за деревьев появился человек. Он им крикнул: "Я Рабл Нун, и я убил Максвела".

Они схватились за револьверы. Двое умерли, не успев сделать выстрела. Третий, Митт Форд, отпрыгнул в кусты и стрелял оттуда. Нун, однако же, ранил его двумя пулями, но он сумел уйти. Митт Форд говорит, что не разглядел как следует Нуна, ибо тот был в низко надвинутой шляпе и якобы перебегал от дерева к дереву. Митт мог сказать только, что тот высок, худощав и ловко владеет оружием.

Нуна, по слухам, однажды наняла в штате Монтана железнодорожная фирма, экспрессы которой систематически подвергались налетам. Во время очередного налета некто открыл огонь из кустов и убил троих налетчиков. На той линии больше не было ограблений".

И так далее и тому подобное. Джонас терпеливо прочитал до конца этот маловразумительный и сумбурный доклад. Нун контактировал, по-видимому, лишь с теми, кто его нанимал на территории от Канады до Мексики. И во всех случаях действовал в одиночку.

Описания его внешности не было, кроме сделанной Фордом, а рабочие со шпалорезки рассеялись кто куда. Скотовод заявил, что ничего о нем не знает.

Однако в примечании к докладу было указано, что упомянутый скотовод одно время перегонял стада совместно с Томом Девиджем. Они были друзьями.

Джонас сложил манускрипт и убрал во внутренний карман пиджака. Настал черед документа. Это был акт о продаже трехсот двадцати акров земли и хижины. Этот документ составлен на имя Рабла Нуна и подписан Томом Девиджем. Приложение к документу - самодельная карта крупного масштаба, показывающая, как добраться до этой собственности.

Мышастый конь отдохнул, и Джонас пустился в путь, зная о себе не более, чем он знал раньше. Зато вопросов прибавилось.

Итак, все бумаги - собственность Дина Кулейна из Эль-Пасо. Почему у Кулейна находилась купчая на имя Рабла Нуна? Может быть, Кулейн и Нун - одно и то же лицо? Сомнительно. Был он Кулейном? Или Нуном? Или не был ни тем, ни другим?

Сняв пиджак, Джонас придирчиво рассмотрел его. Рукава явно коротки, а в плечах узковат для него. Пиджак был сшит на заказ.

- Сшит на заказ, но не для меня.

Он никогда бы не надел пиджак, сидевший так скверно. Если этот пиджак не его, значит, Дина Кулейна, потому что письма адресованы ему... Или это пиджак Рабла Нуна? Почему этот акт лежит тут тоже? Возможно ли установить, кто такой Рабл Нун? Или Дин Кулейн? Или Мазерби?

Он стал разглядывать карту. Всего несколько линий на клочке бумаги. Крестиком, вероятно, отмечено ранчо, а пунктир соответствует, похоже, положению еле заметной тропы, которую он отыскал.

Почему Рабл Нун купил ранчо именно в этой местности? Что его связывало с Томом Девиджем? Ответов не было - только вопросы.

Джонас проголодался. Еду он взять с собой не сообразил, а возвращаться не хотелось. Слишком многое надо обдумать и решить. Тем более неизвестно, что его ждет на ранчо... Мог вернуться и Бен Джениш.

Он вспрыгнул в седло и направил мышастого в гору. После дюжины резких поворотов тропа спиралью пошла через лес на подъем. Здесь не было конских следов, а только отпечатки оленьих копытцев.

Время от времени в просветах между деревьями внизу виднелись постройки ранчо. Следить за тропой было трудно, она то рвалась круто вверх, то уклонялась вправо и влево. Внезапно открылся распадок, невидимый издали. Мышастый шел медленно и осторожно.

Через несколько сотен ярдов распадок расширился, превращаясь в продолговатую котловину, на дне которой струился ручей. По склонам котловины росли корявые сосны, а где-то через четверть мили на относительно ровной площадке Джонас увидел маленькую хижину.

Уединенное пристанище обдувал холодный ветер. Кому пришло в голову строиться здесь, под скалой, загораживающей солнце? В пасмурную погоду здесь скорее всего влажно и серо от облаков, в лощине эхом разносятся раскаты грома. Убежище для горького одиночества... Однако в нем есть что-то привлекательное. Джонас ощутил, что он принадлежит этому месту.

Он направился к хижине. Она была давней постройки, нависшая над ней скала укрывала ее наполовину. Рядом громоздились серые валуны. Камни хижины, грубо обтесанные и уложенные без раствора, держались, тем не менее, надежно. Чувствовалась рука мастера. Тяжелая деревянная скамья была отполирована временем. К наружной стене, в том месте, где в доме находился очаг, примыкала конюшня. Тепло таким образом шло к лошадям. Впрочем, в конюшню из хижины вел укрытый проход. Тут же громоздилась высокая поленница.

Спешившись, Джонас привязал коня к столбу. Дверь открылась от первого же толчка: он вошел.

И замер от неожиданности. Такого он не ожидал. Пол хижины укрывали шкуры медведя и пумы. На стене были книжные полки, у окна стоял письменный стол, на стойке он насчитал десяток разнокалиберных ружей. Во второй, меньшей комнате, располагалась, очевидно, кладовка, где хранилось изрядное количество консервов, муки и крупы, тут же находились боеприпасы и хозяйственная утварь. Все эти вещи никак не могли прибыть сюда по тропе из долины. Наверняка их завезли по другому, более удобному пути.

Кто-то постоянно здесь жил. А может, и сейчас живет, и этот кто-то, возможно, тот самый Рабл Нун. И эта хижина, судя по всему, именно обозначенная крестиком на карте, куплена у Тома Девиджа. В купчей говорится именно о ней.

Джонас подошел к окнам, в которые хорошо просматривались вся долина и подход к дому. Доступ к нему был только с фасада, позади - стена. Но незамеченным можно было подойти к дому с вершины горы, хотя подняться туда можно было только с противоположной стороны.

Изучив вид из окон, Джонас уселся на стул. Сидеть было удобно. Вся обстановка показалась ему удобной и привычной. Зимой, надо думать, эта лощина покрыта снегом и начисто отрезана от мира, да и летом тут спокойно и безопасно.

Джонас встал. Пора возвращаться. По прямой до ранчо недалеко, но если спускаться тем же путем, каким он поднимался, дорога займет часа два. Осталось лишь выяснить, каким путем завезено сюда все находящееся в хижине. На первый взгляд, нет другого хода в лощину, кроме как снизу по оленьей тропе. Но это не так. Ход должен быть.

Осматривая хижину снаружи, Джонас отметил, что та часть ее, с которой соединяется конюшня, построена, безусловно, раньше самой конюшни. Но лазать по окрестностям уже не было времени. Пришлось отправиться обратно тем же путем - по серпантинам оленьей тропы. Спустившись к подножию горы, Джонас помедлил в укрытии и осмотрелся, чтобы удостовериться, что никто за ним не следит. Спешившись, он уничтожил следы своего пребывания на этой оленьей тропе.

Уже сияла полная луна, когда он въехал наконец во двор ранчо "Рафтер-Д". Джонас сразу заметил, что какой-то человек встал со скамьи и вошел в барак. Был ли это Кислинг, следивший за ним? Джонас расседлал мышастого и отправил его в загон, а сам пошел к дому. Повар-китаец уже закончил мытье посуды и не обрадовался его появлению.

- На ужин вы опоздали, - сказал повар. - Что вам надо?

- Можно и кофе...

В дверях показалась Фэн.

- Иди, я сама найду что-нибудь для него.

Китаец с ворчанием удалился, а девушка достала из буфета хлеб, холодную говядину и сыр.

- Осталось немного мексиканских бобов, - сказала она. - Хотите?

- Пожалуйста, если можно.

- Хорошо прогулялись?

Он избежал прямого ответа.

- На мой взгляд, вы могли бы избавиться от четырех-пяти сотен голов скота. А то и вдвое больше.

- Мы этим не занимались с тех пор, как нет папы. Да и некоторое время до его смерти.

- Ваши пастбища сейчас в хорошем состоянии, благодаря обилию дождей и снегопаду в горах. Но на будущий год кормов не хватит, если не отправите отсюда лишний скот.

- Не знаю, позволит ли Бен Джениш.

Он посмотрел на нее в упор.

- А пошлите вы его к черту.

- Легко сказать. Нужны новые рабочие руки... А эти парни не могут показаться там, где действует закон. Если кто-нибудь узнает, что они здесь, все пропало.

- Вы слышали о человеке по имени Мазерби?

- Нет.

- А о Рабле Нуне?

- Все его знают.

Несколько минут они сидели молча. Он ел. Она вновь наполнила его чашку.

- Я многое забыл, - начал он. - Или, может быть, кое-чего никогда не знал. Поставьте себя на мое место. Не понимаю, кто я и как мне действовать. Знаю, меня хотели убить. Но хорошо бы еще выяснить, кто именно: просто головорезы или представители закона, Я думаю, лучше мне убраться отсюда в горы и оставаться там, пока не вернется память.

- Мне вас будет не хватать, - сказала она не раздумывая.

- Я впервые слышу добрые слова, я их, может быть, не стою. Никто из нас не знает, кто я сейчас и кем я стану в будущем. Меня пока что преследуют призраки.

- Тогда начинайте жить заново, - сказала она. - Какая разница, что было раньше. Можно сейчас стать кем хочешь.

- Так ли это просто? Движет ли человеком его свободная воля? Или его поведение определяется сочетанием опыта, воспитания, образования, наследственности. Мои действия интуитивны, моя плоть помнит все, мои мышцы ничего не забыли. Сознание, память - другое дело.

- Не верю, чтобы вы были плохим человеком.

- И тем не менее, когда ко мне привязался Кислинг, мгновенно сработал инстинкт самозащиты.

- Что вы намерены делать?

Он пожал плечами и допил кофе.

- Вернется Джениш, и, если будет в меня стрелять, я убью его. Или он меня прикончит. Он, говорят, по этой части мастак. А я даже не в курсе, могу ли стрелять вообще. - Джонас поднялся. - Думаю все же на некоторое время уехать отсюда и попробовать разузнать о себе. Если выясню что-то стоящее, непременно вернусь.

- Мне бы хотелось этого.

Несколько минут они спокойно разговаривали. Он извинился и вышел. Ночь была холодной, безветренной. Он стоял тихо, прислушиваясь к ночным звукам и глубоко вдыхая свежий воздух. Но покоя в его душе не было, оставались все те же самые вопросы.

Слова и взгляды Фэн Девидж легко и естественно отзывались в нем. Ему было просто с ней, в ее присутствии он чувствовал себя хорошо и свободно. Но в любой момент его жизнь могла взлететь на воздух. А вдруг он беглый заключенный? Или полиция преследует его за какое-то преступление? И кто такой Мазерби? И кто, интересно, считается "наилучшим человеком для дела"? Кто такие Рабл Нун и Дин Кулейн?

Он понял, что должен ехать в Эль-Пасо, но сначала надо вернуться в горную хижину и попробовать разгадать загадку Рабла Нуна, а также найти другую дорогу.

Но это при условии, что он останется жив...

Глава 6

Когда Джонас бесшумно встал, оделся и вывел из загона коня, на небе еще виднелись последние звезды, но восток уже посветлел. Тут-то и появился Хенекер. Старик смотрел на него с неприязнью.

- Смываетесь?

- Да.

- А как же насчет нее?

- Вы сказали, что она не для таких, как я. Может, вы правы.

- Я не это имел в виду. Я говорю о Бене Дженише. Ведь вам нужен он? Не так ли?

Человек, назвавшийся Джонасом, неспешно затянул подпругу. Он не понимал, о чем идет речь.

Хенекер, волнуясь, говорил страстным шепотом.

- Арч ничего не знает, старик Девидж советовался со мной. Я сказал, что вы единственный подходящий человек. Хотя он уже о вас все знал, и, я считаю, он уже все обдумал. По-моему, уезжая, он понимал, что уже не вернется сюда, и поэтому принял решение.

- Не понимаю, о чем вы толкуете.

Светало быстро. Джонас хотел бы уехать, пока на ранчо все спят.

- Ну ладно, - сказал старик громче. - Вы, значит, не знаете. А если кто-нибудь спросит меня, то и я ничего не знаю. Но чтобы девушка могла жить благопристойно и по-людски, вы обязаны выполнить то, за что вам заплачено.

- И за что же мне заплатили? Будь другом, напомни!

Хенекер негодующе фыркнул.

- Говорю же вам, Девидж со мной советовался. Четыре человека... Вы за них получили денежки. Надо убрать четверых: Дейва Черри, Джона Ленга, Кристобаля и Бена Джениша.

- А почему не включили Кислинга?

- Его в этот момент здесь не было. Он мелкота. Я управлюсь с ним сам.

- Вы?

Хенекер пожал плечами.

- Не считаю такие дела серьезными, - сказал он. - Бывало, такое я делал для развлечения. Хотя, - добавил он, - с Дженишем мне не справиться. На это я никогда не рассчитывал. А вот, может, Вэс Хардин мог бы?

- Ты думаешь, и я смогу?

Хенекер вновь пожал плечами.

- Вы взяли деньги и согласились. Дело времени, которое, кстати, бежит довольно быстро.

Джонас прыгнул в седло и повернул мышастого.

- Я вернусь, - сказал он и отъехал во тьму.

Позади скрипнула открываемая дверь и раздался голос Ленга:

- Кто там?

- Чужак, - ответил Хенекер. - Отправился считать скот.

Отъехав от ранчо, Джонас пустил мышастого вскачь. На этот раз он достиг хижины быстрее, несмотря на принятые предосторожности. В конюшне он завел коня в стойло, взял косу и накосил мышастому травы. Затем не без труда вскарабкался на скалу, нависающую над крышей, и пошел изучать местность в поисках дороги. Остановился он неожиданно, едва не упав с внезапно открывшегося обрыва. Бровка поросла высокой травой. Далеко внизу различалась полузаросшая тропа, ведущая к скале, на которой Джонас стоял у самого края. Он понял, что на тропе можно удержаться, только идя без обуви.

Он вернулся в хижину. Задняя стена, старой кладки, отстояла на несколько футов от скальной стенки. Нет ли там полости, получившейся в результате выветривания утеса? Такие окна часто встречаются в скалах Юты, Нью-Мексико, Аризоны, ну и здесь, в горах Колорадо.

В хижине Джонас осмотрел все заново, на этот раз очень медленно и тщательно. Отворил дверь в чулан, где висела одежда. Здесь были костюмы, джинсы, разная обувь и полдюжины шляп всевозможных фасонов. Хозяин обиталища, возможно, очень любил переодеваться. Может быть, менял внешность. Внезапно Джонас увидел на полу чулана песок. Откуда? В стене за ворохами одежды нашлась еще дверь, вернее, дверца, не более пяти футов высоты. Он отбросил задвижку и распахнул тайную дверцу. Холодное дыхание воздуха овеяло лицо. Он выглянул и в тридцати футах от себя увидел овал голубого неба. Дальше был ход в пещеру.

Разумеется, Джонас вошел в проем и тотчас нашел в пещере ворот с канатом, свисавшим в дыру. Он нагнулся и посмотрел. В колодце-расщелине, расширяющемся книзу, была подвешена на канате деревянная платформа площадью около трех квадратных футов. Значит, таким образом сюда доставляли припасы. При поднятой платформе проникнуть в хижину с этой стороны было невозможно, даже если кто-то и знал об этом. Джонас никогда не видел более совершенного тайника.

Похоже, что человек, который им пользовался, держал лошадей и там внизу, и здесь наверху. Однако не было оснований считать, что здешний хозяин когда-либо пользовался тропой, ведущей на ранчо "Рафтер-Д". Да и Джонас ее обнаружил случайно.

Он еще раз обдумал разговор с Хенекером.

Старик, несомненно, принял его за кого-то другого... За убийцу, нанятого Томом Девиджем. Старик заботился о спокойствии и безопасности дочери. Да и хотел, вероятно, избавиться от незваных пришельцев на ранчо.

Предположим... всего лишь предположим, что он Рабл Нун. Предположим, он нашел тропу не случайно, а благодаря памяти о прошлом. Затем почти машинально он встал, стянул с плеч дурно сидевший пиджак и, открыв кладовку, взял с вешалки великолепно сшитый по последней городской моде черный широкий пиджак. Пиджак сидел идеально. Стало быть, здесь вея одежда его. Дом его. В кармане купчая. Но, очевидно, Рабл Нун жил в этой хижине до того, как договор был оформлен... Возможно, купчая - часть платежа за предложенную работу или просто подарок. Тогда позволительно думать, что Том Девидж и был тем самым скотоводом из Небраски, который нанял его? Нет... в пинкертоновском докладе говорится, что скотовод - друг Девиджа.

Девидж позволял беглецам от закона останавливаться на своей земле. Рабл Нун мог быть одним из них, почему бы и нет?

Четыре человека... Он получил деньги, чтобы убить четырех человек? Он встал, подошел к окну и выглянул наружу.

Сосновую рощу пронизывали солнечные лучи, гряды гор уходили на юг и на север, насколько хватал глаз. Летом здесь хозяйничали ветер и дожди, зимой снег и морозы. Перемены происходили медленно: незаметно крошились камни, росли деревья, корни их углублялись в трещины, отчего трескались скалы. Проблема только в одном - как жить в полном одиночестве. Внизу, в долине, где суетятся люди, вопросов возникает гораздо больше.

Он подошел к книжным полкам и посмотрел на корешки книг: "Очерки о человеческом понимании" Локка, "О свободе" Милля, "Комментарии к закону" Блекстоуна и тому подобное. Способен ли человек, читавший такие книги, убивать кого-то по найму? Хорошо, пусть будет так. Но что же с ним все-таки случилось?

Пинкертоновский доклад в общих чертах обрисовывал жизнь Рабла Нуна в течение последних шести лет. А что в его жизни было до приезда в Миссури, где он пошел работать на шпалорезку? Если он был загадкой для других, то оставался не меньшей загадкой для самого себя.

Теперь Бен Джениш... Бен Джениш пытался его подстрелить. А он сам, вероятно, получил деньги за убийство Бена? А к тому же ему совсем не хочется кого-либо убивать... Или он должен был стрелять в ответ?

Да, придется вернуться в Эль-Пасо, использовать адрес Дина Кулейна и оттуда пройти по следу, ведущему в прошлое.

Он тщательно обшарил карманы одежды, висевшей в кладовке. Нет ни писем, ни документов, ни адресов... ничего. В столе много писчей бумаги, чернила и авторучки. Нашлась приходно-расходная книга с колонками цифр, которые складывались в несколько тысяч долларов. Но разобраться в записях оказалось невозможно, поскольку под колонками цифр стояли только инициалы.

Джонас нашел зеркало и всмотрелся в свое отражение. Он не имел представления о своей внешности. Лицо свое он нашел необычным. Узкий подбородок. Высокие скулы, сильная челюсть. Черты явно грубоваты, но все же привлекательны, хотя ничего не вызывало воспоминаний. Кстати, следовало поменять повязку на голове. Он ее размотал, разжег дрова в печке, согрел воды, умылся и осторожно промыл затягивающуюся рану. Вернувшись к зеркалу, он долго рассматривал старый шрам, очевидно, от сильного удара по голове. Теперешняя пуля рассекла кожу на черепе и край старого шрама. Бинт он достал из аптечки. Рана заживала, и скоро в повязке не будет необходимости. Ее вообще лучше снять, чтобы не привлекать внимания. Он ведь собирается в Эль-Пасо.

В кладовой нашелся саквояж, чтобы упаковать костюм, сорочки и все необходимое в дорогу. Затем он прошел в конюшню и, сняв сбрую с мышастого, отвязал его. Пусть отдохнет и погуляет.

У зеркала он подровнял отросшую бороду, затем начистил до блеска свои сапоги. Из запасников памяти всплыло изречение: "Если хочешь, чтобы закон оставил тебя в покое, стриги волосы и чисть сапоги". В этом был резон.

Затем он вошел в кладовую, затворил за собой дверь и направился к колодцу. Подъемный блок мог выдержать тяжесть в несколько раз больше, чем его вес, а конструкция позволяла управляться в одиночку, работая руками.

Осторожно опускаясь вниз, он рассмотрел ступеньки, давным-давно вырубленные в песчанике, а теперь уже полуразрушенные. Они вели к отверстию невидимой сверху пещеры. Сейчас там было темно, и он решил изучить ее, когда будет время. Потом.

Достигнув земли, он прислушался и вышел. Перед ним была анфилада выработанных в грубом песчанике гротов, разделенных каменными барьерами и насыпями, сформированными ветром и дождем. Под выступом кварцевой жилы начиналась тропа. Она вела к новому обрыву, у которого в трещину был воткнут шест с насечками. При помощи шеста он спустился с обрыва и угодил на тропинку, исчезающую под уклоном. Следов на тропинке не было.

Он спрятал шест в кустах и пошел, стараясь наступать на камни, чтобы не оставлять следов.

Через полмили тропа повернула, обогнула отрог хребта, и тут он увидел каменную хижину с бревенчатым загоном, где находились лошади и коровы. Вокруг бродили куры. Джонас осторожно приблизился к хижине. Оттуда вышел пожилой мексиканец, направился в загон, поймал лошадь и вывел ее наружу.

Джонас поздоровался с мексиканцем, в ответ тот просто поднял руку, а затем, ни слова не говоря, пошел в хижину и вернулся оттуда с седлом и прочей упряжью.

Теперь он окончательно убедился в мысли, что его имя - Рабл Нун и мексиканец знает его.

- Тут кто-то был? - спросил он мексиканца.

Тот в ответ отрицательно покачал, головой. Его взгляд скользнул по повязке, видневшейся из-под шляпы, но он опять ничего не сказал. Мексиканец был плотный и мускулистый старик, с лицом, покрытым шрамами.

Рабл Нун дотронулся до повязки.

- В ущелье сухо, - сказал он. - Мне повезло.

Мексиканец пожал плечами, потом указал на дом, пошевелил губами и открыл рот. Нун увидел, что у него нет языка.

Нун понял, что лошадь предназначена ему, и, подойдя к ней, подобрал поводья. Лошадь тихонько заржала, по-видимому, и она узнала его.

- Вернусь примерно через неделю, - сказал Нун, и мексиканец кивнул.

Дорога нырнула вниз, в каменистое ущелье и устремилась на юго-восток. Лошадь бежала ровно. Никаких следов на дороге не было. Через час езды Нун увидел блеснувшие в отдалении рельсы железной дороги. Он поскакал параллельно железнодорожному полотну. Через некоторое время Нун приблизился к площадке, скрытой барьером скал и кустарника. Здесь, судя по всему, часто останавливались всадники - почва была сплошь покрыта следами лошадиных копыт. Собственно, это был прекрасный наблюдательный пункт, откуда отлично просматривались находящиеся на расстоянии полумили станция и рельсы, а сам наблюдавший оставался невидимым.

Станцией, впрочем, служил товарный вагон без колес, из которого торчала печная труба. Рядом был установлен сигнал для остановки поездов. Понаблюдав некоторое время за вагоном, он понял, что там никого нет, и решил подъехать поближе. Дорога петляла среди валунов, к ней устремлялось много тропинок.

Дверь вагона была на задвижке. Нун открыл ее и вошел внутрь. Там стояли пузатая печь, ящик с дровами, скамья и валялось несколько пожелтевших журналов. Он вышел на воздух, поднял сигнал "Стоп" и стал ждать. Из засиженного мухами расписания следовало, что поезд будет через два часа. Товарный.

Было тихо. Лишь вдалеке вскрикнула птица. На горизонте виднелись снежные горы.

Наконец издали послышался шум неспешно идущего поезда.

Глава 7

Поезд замедлил ход и остановился: паровоз, два товарных вагона, три для перевозки скота и один служебный... Звякнули буфера.

Спустился кондуктор.

- Забирайтесь, - сказал он. - Мы опаздываем.

- Как насчет моей лошади?

Кондуктор взглянул на коня и показал на пустой вагон для скота.

- Загружайте, но пошевеливайтесь.

У рельсов лежал пандус, сколоченный их трех досок. Нун взял его с одного конца, кондуктор с другого. Затем Нун ввел лошадь в вагон и привязал к стойке.

В служебном вагоне топилась печь, на ней грелся кофе.

- Не желаете ли? - спросил кондуктор.

- Разумеется, да, - сказал Нун. - Буду вам благодарен.

Железнодорожник протянул ему чашку. Кофе был черный, как ночь, крепкий и горячий.

- Не могу понять, из каких вы краев, - начал кондуктор. - Я проехал по этому перегону раз пятьдесят, но никто никогда здесь не ставил сигнал "Стоп". Только вы.

- Безлюдье.

- Н-да... вот именно. Но, по-моему, тут никому в голову не приходит использовать этот сигнал.

Нун пожал плечами.

- Экономия времени. Его видно издалека.

Кондуктор допил свой кофе и пошел проверять состав.

Нун растянулся на диванчике.

Несколько часов спустя его разбудил кондуктор.

- Вы не голодны? Скоро станция, там неплохо кормят.

- Спасибо.

Была уже ночь. Паровоз пронзительно засвистел. Мелькали красные отблески в топке. Снова раздался свисток, пронзающий тьму.

Показались окраинные огни городских фонарей.

Поезд остановился у низкой платформы.

- Мы побудем здесь минут двадцать, - сказал кондуктор. - Не отходите далеко.

Нун спрыгнул вслед за ним. На станции был буфет, где несколько мужчин ужинали за длинным столом. Двое, по виду ковбои, стояли у стойки с кружками пива.

Они обернулись. Один из ковбоев что-то сказал другому, тот стал разглядывать кондуктора и Нуна.

Нун уселся за стол, поставив перед собой тарелку с куском пережаренной говядины и картофелем. Он был очень голоден.

Кондуктор проговорил, едва разжимая губы:

- Не знаю вас, мистер. Но мне сдается, что у вас сейчас могут возникнуть неприятности.

Нун не поднял глаз от тарелки.

- Все в порядке, - сказал он. - Держитесь от меня подальше. Я с ними справлюсь.

- Их двое, - пробормотал кондуктор. - И я уже месяц скучаю без драки.

- Хорошо, - сказал Нун, - если все ограничится кулаками. Когда дойдет до стрельбы, позвольте действовать мне.

У стойки негромко говорили. Вроде бы ковбои в чем-то друг с другом не соглашались. Внезапно один из них крикнул:

- Эй, вы! Вы, в черном пиджаке! Я вас откуда-то знаю!

- Возможно, - непринужденно ответил Нун. - Я там бывал.

Ковбой, похоже, выпил прилично и ничего не понял.

- Где "там"? - спросил он недоуменно.

- Там, - сказал Нун очень мягко.

Воцарилось молчание, потом кто-то засмеялся.

Человек у стойки рассердился.

- Откуда-то я вас знаю, - настаивал он.

- Не думаю, чтобы вы меня знали, - спокойно возразил Рабл Нун. Он допил кофе и встал. - Если бы знали, то держали бы рот на запоре.

Он вышел на улицу, кондуктор последовал за ним, поглядывая через плечо.

- По-моему, эти двое идут за нами, - сказал он. - Они это дело так не оставят.

- Давайте-ка сядем в поезд.

- Вы испугались?

Нун повернулся и посмотрел на кондуктора.

- Нет, не испугался, но у меня хватит здравого смысла не вступать из-за пустяков в соревнование по стрельбе с полупьяными ковбоями.

Тут раздался свисток паровоза.

Нун прошел вдоль состава, вскочил на подножку. У буфета стояли ковбои, глядя ему вслед. Кондуктор отмахивал фонарем. Поезд медленно тронулся.

Один из ковбоев побежал. Он кричал:

- Эй! Вы! Вы этим не отделаетесь!

Нун не стал слушать и вошел в вагон. Кондуктор угрюмо направился за ним.

- На что вы намекали? Что вы имели в виду, говоря, что если бы он вас знал, то держал бы рот на запоре?

- Да просто так - надо же было что-то сказать.

- Так я и подумал. - Кондуктор продолжал внимательно смотреть на Нуна.

- Забудьте об этом. - Рабл Нун растянулся на диване. - Разбудите меня, когда будем в Эль-Пасо.

- Приедем днем, - сказал кондуктор и поинтересовался: - Вы что же, из этих мест?

- Естественно, - ответил Нун и закрыл глаза. Какое-то время он еще слышал, как кондуктор шел по вагону, затем отключился и уснул.

...С поезда он слез на запасном пути, укрытом зарослями кустарника и деревьев. Он вывел лошадь, и поезд двинулся к городской станции Эль-Пасо. Кондуктор был чем-то обеспокоен и все время внимательно наблюдал за ним.

Рабл Нун и сам был озадачен. По-видимому, он ездил так не впервые и поездная бригада знала его привычки и то, что дела его требуют такой осторожности. Может быть, он выполнял тут некую "работу" для железной дороги? Или для кого-то, располагающего значительной властью...

У глинобитной хижины в зарослях он нашел колодец, около которого висело ведро. Нун набрал воды для себя и для лошади. Дверь хижины открылась нажатием руки. Внутри довольно чисто. Вся мебель состояла из кровати и буфета. В буфете - пусто, ни крошки еды. Воздух в хижине был прохладный, ее укрывали мескитовые заросли и кроны нескольких тополей.

Возле загона лежало сено. Он набрал сена для своего коня и присел в тени, чтобы лучше обдумать создавшуюся ситуацию. Когда он решил идти в город с наступлением темноты, то сразу вспомнил двух ковбоев на станции. Один из них был трезвее и слишком осторожничал, а может, был озадачен. Во всяком случае, он явно не хотел скандала.

Случайно ли они там оказались? Ничего не зная наверняка, сейчас он во всем видел нечто подозрительное. Не давал покоя взгляд осторожного типа. Он явно знал его, но не хотел привлекать внимания к этому факту.

Ладно... Предположим, кто-то знает, что он, Рабл Нун, сходит обычно с поезда в Эль-Пасо в этих зарослях и укрывается в этой избушке. Поэтому там, на его пути, у того буфета, болтается наблюдатель, обязанный, встретив его на железной дороге, передать информацию своим хозяевам или заказчикам. Предположим. Тогда эта хижина может стать ловушкой.

Он тихо сидел, надвинув шляпу на лоб.

Вот штабель дров. Для засады не приспособлен. Мескитовые заросли. Он вдруг насторожился. Возникло противное ощущение, что он - под прицелом. Если так, почему стрелок медлит? Как бы он себя вел, окажись на месте предполагаемого снайпера?

И не чудится ли ему все это?

Нун встал, вошел в хижину. Он никого не хотел убивать, но и не хотел быть убитым. Он осторожно посмотрел в окно задней комнаты и разглядел в дюжине ярдов канаву, укрытую мелколесьем. Она выглядела привлекательной, слишком привлекательной для засады. В углу комнаты на полу стоял большой глиняный горшок для воды. На постели лежало старое одеяло. Нун завернул горшок в одеяло, надвинул на него свою шляпу и выставил из окна таким образом, будто это он собирается вылезти.

Сейчас же раздался настоящий залп. Стреляли из двух, нет - сразу из трех стволов. Горшок разлетелся в руках.

Нун выскочил в переднюю комнату, чтобы увидеть человека, бежавшего к его лошади. Если лошадь захватят, ему конец. Его реакция была импульсивной и точной - он стрелял из дверного проема навскидку. Грохот выстрела еще, казалось, звучал в комнате, когда бежавший споткнулся и как подкошенный рухнул на землю.

Стало тихо. На утоптанной земле лежал мертвец. Возле него переступал копытами разволновавшийся конь. Вполголоса Нун подозвал его поближе. И тут же услышал, что позади хижины хрустит гравий. Они пришли за ним. Чалый был футах в пятнадцати. От зарослей двор отделяла конюшня. За ней - враги. Их было не меньше трех.

Внезапно он понял, что бежать нельзя. Они ждут, что он попытается смыться, и подготовились к этому.

Он отступил в угол, откуда мог наблюдать за дверью и окнами одновременно.

Отвел затвор своего револьвера, вытолкнул пустую гильзу и, вставив новый патрон, прокрутил барабан.

Он увидел тень, упавшую на окно задней комнатки. Кто-то заглядывал в комнату, но угол, где стоял Нун, оттуда не просматривался.

Другой был уже у двери. Не рванутся ли они сдуру все вместе?

- Пошли! - резко прозвучало слово. И в хижину ввалились три человека двое в окна, а один через дверь. Это было их первой ошибкой. Все трое - с ружьями, но лишь один успел разрядить свой дробовик. И то он выстрелил, уже падая, и пуля попала в пол.

Рабл Нун стрелял четырежды. В запасе осталось еще два выстрела. Нун присел на корточки и замер. Снаружи опять стало тихо, лишь затрещала сорока. Потом он услышал стук копыт. Один всадник, стало быть, удалялся.

Они не учли, что в первой комнате полутьма, а он вдобавок устроился в самом темном углу. Его было сразу увидеть невозможно. Они могли бы перестрелять друг друга. Двое лежали неподвижно, третий зашевелился и уставился на Нуна расширенными от ужаса глазами.

- Ты пристрелишь меня? - спросил он.

- Нет.

- Они сказали, что ты убийца.

- Кто сказал? Кто вас нанял?

- Они сказали, что ты убийца, подло стреляющий в спину.

- Мне не нужно стрелять кому-нибудь в спину.

- Я вижу, - согласился раненый. - Вижу, что не нужно...

- Один из ваших ушел живым, - сказал Нун. - Ускакал на лошади. Что он теперь сделает? Приведет вам подкрепление.

- Кто, он? - В голосе раненого зазвучала горечь. - Это мерзкая тварь. Он загонит коня, лишь бы удрать отсюда. Он трус!

Нун сунул револьвер на место и шагнул к раненому. Он попал в него дважды: в плечо и в ногу. Разорвав на полоски рубашку, снятую с убитого, он забинтовал обе раны.

- Ты где оставил лошадь? - спросил Нун.

Человек посмотрел на него обреченно.

- Ты хочешь увезти меня?

- Убрать покойников. Или ты собираешься давать объяснения? - кивнул он на трупы. - Ты же явился с ними меня убить, помнишь?

- Ты перехитрил нас, мистер.

Нун собрал оружие убитых и выволок трупы наружу. Он привязал каждого к лошади и приколол к их одежде по клочку бумаги с надписью: "Он пытался совершить убийство. Рабл Нун". Затем пустил лошадей вдоль железной дороги.

Раненый с удивлением наблюдал за его действиями.

- Что за бумажки ты пришпилил? - спросил он.

- Какая тебе разница, - ответил Нун и уселся рядом. - Теперь немного побеседуем.

Стрелок, седовласый, с грубым лицом и переломанным носом, взглянул на него с опаской.

- О чем разговор?

- О том, кто нанял тебя.

- А если откажусь отвечать?

Нун пожал плечами.

- Я сниму повязки с твоих ран и поеду по своим делам. Никто не узнает, где ты. Тебе, может быть, удастся пройти полмили, в чем я сомневаюсь, поскольку откроется кровотечение. Думаю, еще дотемна ты превратишься в корм для стервятников.

Стрелок лег на спину, закрыл глаза.

- Мистер, я его не знаю. Мы с ребятами сидели в притоне... салун Акме. Туда пришел человек, которого все зовут Петерсон. И все знают, что это ненастоящее его имя, но это не важно. Он сказал, что мы можем заработать по пятьдесят долларов, если учиним небольшую стрельбу. И человек, мол, этот, о ком идет речь, никому не известен. О нем никто не будет беспокоиться. Петерсон служил в конной полиции, в Эль-Пасо, его все знают. Мы видели, как он разговаривал с разными людьми, которые занимают в Эль-Пасо высокое положение. С А. Д. Фаунтейном, Мэннингзами, Макгоффином и прочими боссами. Вообще-то, сам он вроде посредника, и, коли, скажем, кому-то приспичило продать краденый скот, Петерсон может помочь. Проворачивает и другие дела в том же духе. А полсотни долларов - деньги хорошие. За такие деньги ковбой работает месяца два. Вот мы и согласились. Кто платит Петерсону, я сказать не могу. Не знаю.

Рабл Нун задумался. Рассказанное звучало правдоподобно.

- Ладно, - сказал он. - Я приведу твою лошадь, посажу тебя на нее и даже выведу на дорогу в Эль-Пасо.

Он постоял, размышляя о Петерсоне из конной полиции. Вряд ли его заставишь заговорить. Но попробовать что-то сделать можно.

Нун посадил раненого на его лошадь и вывел ее со двора. Затем вскочил в седло сам. У города он свернул с дороги в мескитовую заросль и, сделав крюк по низине, скрытно выбрался в предместье. Он двигался наугад в надежде, что интуитивно окажется в нужном месте. Но там, где он раньше бывал, может быть еще опаснее. Хорошо еще, если его не ищет местная полиция.

Нещадно палило солнце. Хотелось прилечь в тень. Голова разболелась. Но расслабляться ему никак нельзя.

Единственное, в чем он теперь окончательно уверился, что он именно Рабл Нун, наемный убийца, которого все боятся.

Что его сделало таким, он не знал, однако же сознавал, что сейчас от судьбы не уйти. Во-первых, его, несомненно, прикончат, а во-вторых, в одиночестве и без защиты на ранчо останется девушка.

Он не хотел быть убийцей, но ехал вперед в жаркий полдень, и улицы города равнодушно встречали его.

Глава 8

От главной улицы ответвлялся переулок, и он свернул в него. Проехав несколько сотен ярдов, Нун увидел большую деревянную конюшню с распахнутыми воротами. Перед ней сидел старый мексиканец. За его спиной было корыто с водой и насос.

Нун подъехал.

- У вас найдется место еще для одной лошади?

- Здесь не платная конюшня, сеньор, - сказал мексиканец. - Но если желаете...

Рабл Нун спешился.

- Это первая на моем пути, - ответил он. - И я смертельно устал, хочу привести себя в порядок. Сколько платить за лошадь и место?

- Пятьдесят центов.

- Годится. - Он последовал за мексиканцем в конюшню, где тот указал стойло. Нун завел туда коня и наложил вилами сено в ясли.

Выйдя, он дал мексиканцу пятьдесят центов и подошел с ним к корыту с водой. Мексиканец бросил ему жестяное ведро, и он накачал воды, умылся, причесался, смахнул шляпой пыль с брюк и сапог.

Старик спросил:

- Не хотите ли поспать, сеньор? Есть койка. - Он кивнул в сторону сеновала. - И никаких насекомых.

- Сколько?

Мексиканец улыбнулся.

- Пятьдесят центов.

- Ладно.

Он повернулся, чтобы идти в город, и старик заговорил снова:

- Будьте осторожны, сеньор.

- Почему ты это сказал?

Тот пожал плечами.

- Это дикий город. По железной дороге приехало много незнакомцев. Бывают перестрелки.

- Спасибо, - сказал Нун.

Солнце скользнуло за горизонт, с закатом пришла прохлада пустыни. На следующей улице бросились в глаза вывески Колизея, салуна и театра варьете. Их он обошел... Он знал откуда-то, что Колизей и заведение Джека Дойля самые популярные в городе места.

В небольшом ресторанчике Нун съел черепаховый суп и ростбиф, предварительно осушив кружку пива. Сидя за кофе, он наблюдал, как зажигались огни. Люди входили и выходили. После еды ему стало лучше, боль в голове утихла, но все равно он был встревожен и чувствовал себя вроде бы не в своей тарелке.

Он подозвал официанта, чтобы расплатиться. Невысокий человек, сидевший за соседним столиком, повернул к нему голову... и впился в него взглядом.

Нун рассчитался и вышел из зала. Ощущение тревоги нарастало. Пройдя по улице несколько ярдов, он резко оглянулся. Коротышка стоял в дверях ресторана, глядя ему вслед.

Нун свернул за угол, прошел один квартал и пересек улицу. Незаметно оглядываясь, он не видел ничего подозрительного, но беспокойство не исчезало. Тот человек им интересовался и, очевидно, его узнал. Чем скорее он сделает то, что ему нужно, и покинет город, тем лучше.

Вот салун Акме... А вот и вывеска конторы Дина Кулейна. В контору, находящуюся на втором этаже, вела отдельная лестница. В окнах было темно, казалось, там никого нет.

Он сделал вид, что уронил платок, наклонился за ним и быстро оглядел улицу. Никого не было видно, и он взбежал по ступенькам. На площадке он постучал, но никто не ответил. Дверь была заперта.

Улица оставалась безлюдной. Он вынул нож, вставил в щель его кончик, отодвинул внутренний засов, затем толкнул плохо пригнанную дверь плечом, вошел, закрыл ее за собой и прислушался.

Сквозь окна, не прикрытые шторами, проникал тусклый свет улицы. Он подождал, чтобы глаза привыкли к темноте. В комнате стояли секретер с выдвижным верхом, вращающееся кресло, еще одно кресло и кушетка. Под полкой, забитой книгами, располагался письменный стол, заваленный бумажками, рядом на полу стояла медная плевательница.

Из чуть приоткрывшейся двери высунулось пистолетное дуло. Тогда Нун понял, что именно его озадачило, как только он вошел сюда с улицы: сочетание застарелого запаха табака и свежих духов.

- Не будет пользы, если начнете стрельбу, - сказал он как можно мягче и продолжал по наитию: - Кроме того, объясните-ка мне, что вы здесь делаете?

Дверь открылась пошире, за ней стояла девушка с пистолетом, направленным на него.

- Кто вы? - строго спросила она.

Он улыбнулся.

- Заметьте, я-то не спрашиваю, кто вы.

- Ну, ладно... Что вам здесь нужно?

- Сложить кусочки картинки.

- Вы знали Дина? - спросила она.

- Только по имени. Но кто-то в меня стрелял, а такие вещи пробуждают любопытство.

- Дин не выстрелил бы в человека... Я уверена, он бы не смог.

- Никогда не знаешь точно, кто на что способен, ведь правда? Об ином плохого не подумаешь, а он тебя возьмет на прицел и выстрелит. Вот у вас пистолет.

- Я бы выстрелила, мистер. Мне приходилось стрелять.

- И убивать?

- Возможно, и так. Уточнять было некогда. Во всяком случае, Дин Кулейн в вас не стрелял. Повторяю вопрос: что вам здесь надо?

- Продолжим беседу. Человеку, стрелявшему в меня здесь, заплатили. Он профессионал.

- Рабл Нун! - воскликнула она.

- Он что, ганфайтер? Я слышал, в Эль-Пасо их много.

Девушка была молода, хороша собой и очень модно одета, но не для улицы... Во всяком случае, не для вечерних улиц Эль-Пасо. И не для прогулок возле салуна Акме в этот час.

- За чем бы вы ни пришли, - сказала девушка, - вам нечего делать в конторе. С какой это стати вы взломали дверь?

- А у вас что - есть ключ? Вам дал ключ сам Кулейн?

- Дин Кулейн был моим братом.

- Был?

- Он умер... Убит.

- Извините. Не знал, что такие дела. Извините. - Нун дотронулся до керосиновой лампы. - Не добыть ли чуточку света?

- Нет! Пожалуйста! Он убьет и меня. Рабл Нун... человек, застреливший Дина.

Нун замер, прислушиваясь к себе, но ничто в нем на это не отозвалось...

- Чтобы Нун убил женщину?! Это, знаете ли, невозможно. Задвиньте-ка лучше шторы на окнах.

Она опустила пистолет, прошла сквозь комнату и сдвинула шторы.

Нун чиркнул спичкой, поднес ее к фитилю. Они посмотрели друг на друга. У девушки были рыжие волосы, контрастирующие с темными глазами, вечернее платье, плащ, перекинутый через руку. Все это выглядело очень мило. Она была очень красива.

- Где вы взяли этот пиджак? - спросила она внезапно. Это пиджак моего брата. - Голос ее звучал холодно.

- Все, что мне известно, - сказал он, - что это чужая вещь. Я надел его впопыхах, по ошибке. Видите ли, меня тут недавно крепко ударили по голове. Удирая, я схватил этот пиджак вместо своего.

- Где это было?

- О, далеко... Вы назвали Рабла Нуна. Ваш брат его знал?

- Нет, но брат старался узнать, что это за человек. У Дина были какие-то сведения, относившиеся к Раблу Нуну. Он говорил, что должен увидеться и потолковать с ним. Кажется, он считал, что знает, где его найти.

- Вы оделись для вечеринки?

- Да. Я пришла от друзей и должна к ним вернуться. А вы-то что намерены делать? Вы так и не сказали, что вам здесь надо.

- Посмотреть, что здесь к чему.

- Зачем?

- Мэм, кто-то в меня стрелял. Прежде чем подобная попытка повторится, я хочу выяснить, кому это надо. Я подхватил пиджак Дина Кулейна в той самой комнате, где меня ранили, или поблизости от нее. Имя вашего брата единственный ключ для меня. А вас я еще спросил бы...

- О Чем?

- Что вам известно о ранчо "Рафтер-Д" - владении Тома Девиджа?

Она поколебалась, прежде чем ответить. Но она что-то знала. По-видимому, она раздумывала, как ответить.

- Я ничего не знаю о ранчо, - наконец сказала она. - Но я знакома с Фэн, дочкой Тома Девиджа. Мы вместе ходили в школу.

Нун ничего не выяснил. Правда, он шарил взглядом по комнате, пытаясь сообразить, где тут могут быть тайники, в которых укрыто что-либо ценное для него. Он торопился, так как люди, пытавшиеся его убить, наверняка знают, где его искать.

- Нам надо идти, - сказала девушка. - Меня хватятся, спросят, где я была.

- Я остаюсь, - ответил Нун.

Она улыбнулась.

- Конечно, я не могу настаивать, но позволит ли джентльмен, чтобы леди ходила в такой час одна по Эль-Пасо?

Он пожал плечами.

- Надеюсь, мэм, что я - джентльмен. Но вы пришли в контору без провожатых... И вы - с оружием.

Ее глаза сузились. Юная леди - девушка с характером.

- Если попытаетесь здесь остаться, - продолжала она, - я сделаю так, что вас арестуют. Вы проникли сюда как грабитель. Подозреваю, что вы и есть вор.

Он понял, что она сделает, как говорит, и ответил:

- Хорошо, я провожу вас.

Она сама закрыла дверь, ключ он в руки не получил. Они спустились по лестнице и пошли. За углом из здания с множеством башенок по карнизу слышались музыка и голоса. Нун довел девушку до крыльца и простился.

- Пег? - послышался возглас. - Кто это с тобой?

Со ступенек навстречу сошла хорошенькая блондинка. Она смеялась.

- Ну и Пег! Единственная девушка в городе, которая, выскочив подышать свежим воздухом, возвращается с обаятельным парнем! Ну? Вы зайдете?

- Извините, - произнес Рабл Нун. - Но мне надо идти. Я только проводил мисс Кулейн.

- О нет, не уйдете! По крайней мере, без танца со мной. Пег, ты меня представишь?

- Мандрин, - сказал Нун, - Джонас Мандрин.

- Я Стелла Маккей, - представилась она. - Для вас просто Стелла!

На лужайке стоял седовласый мужчина с сигарой. Он встрепенулся, услышав имя, Названное Нуном... И стал вглядываться в него.

Мандрин? Еще одно из имен, которое вырвалось непроизвольно. Джонас Мандрин... Не Том Джонс или Джон Смит. Не первое попавшееся. Может быть, это еще один ключик к прошлому.

Играла музыка... Он закружился со Стеллой, следя глазами за тем, что делает Пег Кулейн. Она не танцевала, а подошла к какому-то молодому человеку. Тот сразу же поглядел на него и подозвал еще двоих, находившихся в этой комнате. Теперь глазели все трое. Беда...

Он был бы дураком, если бы не понимал, что надвигается нечто весьма неприятное. Стелла трещала, он отвечал ей. Она спросила, чем он занимается; он сказал, что, мол, ищет продажное ранчо и будет разводить лошадей.

Закончив танцевать со Стеллой, Нун поневоле должен был танцевать с другой девушкой и, наконец, остался один, в стороне, и мог бы уйти, но подошел человек, который недавно курил на лужайке. Он был немолод, спокоен и выглядел респектабельно. Лицо его было доброжелательным.

- Молодой человек, - сказал он негромко. - Если хотите пережить этот вечер, то лучше вам ускользнуть незамеченным. И немедленно. - Он сделал паузу. - В конце сада - калитка. Пройдите к соседнему дому. Там открыта боковая дверь. Войдите и спрячьтесь в комнате, только не зажигайте свет.

- Там ловушка?

Джентльмен улыбнулся:

- Нет, Джонас Мандрин. Там мой дом, а я - судья Найленд. У меня вы будете в безопасности.

Музыка вновь заиграла. Нун, танцуя, не спеша двигался в указанном направлении. Приблизившись к полуоткрытой двери в кухню и не простившись с партнершей, он проскользнул к выходу из дома и побежал по саду на цыпочках.

Тут было темно, но он разглядел калитку и перепрыгнул через нее, не открывая, а лишь опершись рукой. Тут уже был участок и двор судьи. Он нашел боковую дверь, вошел в дом и оказался в комнате, где слышалось тиканье часов. Да еще едва доносилась музыка из соседнего здания, где он только что танцевал. Он нащупал стул и уселся у двери.

Через минуту Нун услышал топот бегущих ног, кто-то негромко выругался. Встав, он тихо задвинул дверную защелку.

Шаги приблизились. С той стороны кто-то дернул дверь. Тихий голос произнес:

- Не туда, ты, болван! Это дом судьи! - И шаги удалились.

Нун с облегчением опустился на стул и расслабился. На лбу его выступил пот. Он чувствовал себя еще слабым, не оправившимся после событий в Эль-Пасо. И, как ни странно, сидя уснул.

Глава 9

Очнувшись, Нун обнаружил себя ссутулившимся на стуле. Было темно, однако в другой комнате, выходившей в холл, был виден свет. Там кто-то был. Нун встал, прислушался, потихоньку прошел в холл и, оказавшись в освещенной комнате, остановился у двери.

Судья сидел за столом и писал. Он поднял глаза:

- Садитесь. Еще Минутку, - произнес он.

Закончив писать и промокнув чернила, судья снял очки.

- Полагаю, вам интересно, в чем дело, - сказал он. - И какова моя роль.

- Да.

- Вы ведь назвались Джонасом Мандрином, что меня удивило. Но чуть поразмыслив, я понял, что удивляться тут можно только тому, что вы еще живы.

- Это ничего не объясняет.

- Тогда примите это как истину. Я отношусь к вам дружески и надеюсь впредь сохранить с вами хорошие отношения. Вместе с тем, должен сказать, я был близким другом Тома Девиджа.

- Тогда объясните мне, с какой стати Пег Кулейн натравила на меня свою компанию?

Теперь судья Найленд вроде бы удивился. Бросив острый взгляд на своего гостя, он продолжал:

- И вы еще спрашиваете. Пег жадна до денег. Ей нужны эти деньги. Она и уговорила Дина начать охоту за ними. Теперь же она и все эти люди предполагают, что вы их решили опередить.

- Деньги? Что еще за деньги? Это какая-то ошибка.

- Да, но даже если ошибка, все знают, что вас послали ликвидировать Бена Джениша... О да! Я-то знаю, кто вы! Вот почему я немного опешил, услышав от вас, что вы Мандрин.

- Полагали, я назову свое настоящее имя?

- Разумеется, нет. Но не мог понять, почему Нун назвался именно Джонасом Мандрином. Если не...

- Что?

- Если между Нуном и Мандрином нет никакой-либо связи.

Нун ничего не сказал. Он не имел понятия, кто такой Джонас Мандрин, но очень хотел бы выяснить, откуда судье известно, что он - Рабл Нун.

Судья Найленд был, очевидно, весьма состоятельным. Он обставил свой дом солидной мебелью, явно приобретенной на Востоке. Удовольствие дорогое, если учесть доставку по Миссисипи. Стенные шкафы были набиты книгами - и не только по юриспруденции.

- Я был адвокатом Тома Девиджа, - сказал судья, - и продолжаю вести дела его дочери. Я знаю, когда и почему он принялся ликвидировать свои Предприятия на Востоке. Я же составил его завещание и постарался сделать, что мог, чтобы устранить Джениша с его бандой. Увы, тут я не преуспел. А Том решил нанять вас, он считал нужным действовать жестоко и не тревожить закон. Впрочем, он не рассказывал мне, когда и как он с вами поладил, а лишь информировал, что нашел подходящего человека для выполнения неприятной работы. Он сделал бы все сам, если был бы моложе. К сожалению, Том поручил расплатиться с вами по завершении дела Дину Кулейну - в тех обстоятельствах человеку весьма ненадежному. Видите ли, Том не допускал и мысли, что кто-то в курсе его финансовых дел. Он даже не допускал, что кто-то хочет быть в курсе. Но Пег все узнала. Ей показалось, что она умнее всех. А поскольку вы, якобы, знаете, где припрятаны деньги, надо убить вас, пока вы их не присвоили.

- Значит, она рассказала Дженишу, кто я такой, и зачем приехал в Эль-Пасо?

- Нет, она поручила это брату. Дин внезапно после смерти Тома исчез и с тех пор его никто не видел. Только позавчера мы получили известие, что он умер.

- И что я его убил?

- Что-то в этом роде. - Найленд взглянул вопросительно. - Разве не так?

- Не так.

Нун хотел верить, что этого быть не могло. Но, в сущности, он не знал.

- Вас в этом обвиняют.

"Так поэтому собралась толпа на станции и люди обыскивали поезд?"

- Если вы еще не уловили смысл ситуации, - продолжил судья, - то пора это сделать. Фэн Девидж не знает, что на ее ранчо спрятаны полмиллиона долларов. Ей вообще неизвестно о существовании каких-либо денег. Знал это Дин Кулейн, но он мертв. Знает Пег, но, как я думаю, она не намерена никому ни о чем рассказывать, а хочет заполучить эти деньги сама. Пег не подозревает, что обо всем знаю я, хотя, может, и догадывается.

- Как же насчет Джениша?

- Хороший вопрос. - Судья откинулся в кресле и сложил кончики пальцев. - Если не вы убили Дина Кулейна, то кто? Бен Джениш? В таком случае он, вероятно, тоже знает о деньгах.

- Тогда, - заметил Рабл Нун, - выходит, Бен Джениш знает, знаю я, вы знаете, знает Пег...

Судья слегка улыбнулся.

- Похоже, следует побыстрее вывести из игры Бена Джениша.

- Мог ли Дин точно знать, где находятся деньги?

- Нет, - уверенно сказал судья. - Дин - человек из хорошей семьи, но, став адвокатом, связался с людьми, находящимися по ту сторону закона, взялся вести сомнительные дела, пользовался приемами, несовместимыми с нашей профессией. Девидж использовал Дина в роли посредника и для прикрытия. Однако никогда ему не доверялся. Но Дин, разумеется, знал, что у Тома есть деньги.

Нун слушал внимательно, не упуская мелочей.

- Девидж был практичным человеком, - продолжал судья Найленд. - Он многое потерял на Востоке, хотя и не все, что мог потерять. И он знал, что его след взяли волки. Все, что мог, он обратил в наличность и ценные бумаги. Ему нужен был человек, умеющий умно распорядиться бумагами в частных сделках и на бирже, но не влезающий слишком глубоко в его дела. - Судья опять улыбнулся. - И не кочующий файтер.

Нун пожал плечами.

- Существуют же "укрыватели", скупщики и прочие специалисты по подобным делам.

- Они берут огромные проценты с каждой сделки. Скажем, шестьдесят центов с доллара.

"Вот оно как. Разговор откровенный. Может, судья испытывает его?"

- Но остается Бен Джениш.

- Это ваша работа, и за нее вам уплачено.

- А как насчет дочери Девиджа?

- Она получает ранчо, причем без долгов. Это все, на что она может рассчитывать. - Судья Найленд вдруг потянулся. - Такие вот дела, мой друг. Пусть я уже не судья, но у меня сохранились связи. Могу устроить так, чтобы отпали все обвинения против вас. Ну, и как следует распорядиться бумагами.

- А я ликвидирую все препятствия? И позабочусь о Дженише?

- Да. Только вы один знаете, где спрятаны деньги. Мне невдомек, почему Том вам доверял, но это факт. Короче, мы с вами нужны друг другу.

Нун мог бы посмеяться над двусмысленностью положения, но в данный момент лицо его оставалось неподвижным. Оказывается, именно он когда-то знал, где спрятаны полмиллиона долларов! И потерял память! Попробовал бы он сейчас сказать об этом судье...

- Мне кажется, прежде всего надо заняться Беном Дженишем, - повторил он. - А что делать с Пег Кулейн?

Найленд взглянул в упор.

- Я думал о ней, - сказал он. - Она может стать проблемой... если будет жива.

Нун опустил глаза, чтоб скрыть закипавший в нем гнев. Каким же человеком он был, если Найленд предлагает ему убить женщину? И каким же судьей был Найленд?.. Когда он взглянул на отставного судью, лицо его оставалось спокойным.

- Всему свое время, - заметил Нун и больше не проронил ни слова.

Он был озадачен. Ему все это не нравилось.

Полмиллиона долларов... Таких денег он не мог себе даже представить. Допустим, у Фэн будет ранчо, если он в самом деле убьет Бена Джениша... Только и всего. Он прикончит Джениша, возьмет деньги, а у нее остается ранчо. Не станет Джениша - Фэн получает свободу и ранчо.

Но, предположим, Джениш убьет его? Что тогда? И что произошло в прошлый раз? Ведь Джениш стрелял в него из какой-то засады? Как это было организовано? Выходит, все подготовили. Бена предупредил, стало быть, Дин Кулейн.

По-видимому, тот Рабл Нун, который прежде стрелял в людей, как в оленей, существовал в иной жизни. Но теперь он убивать не Желает. Если когда-либо он знал, где находятся деньги Девиджа, то сейчас не знает.

Нун встал.

- Впереди долгий путь, - сказал он.

- Будьте осторожны. Учтите, Пег хитра как лиса... И хладнокровна. Она пустила парней по вашему следу.

- Что за люди? - спросил Рабл Нун.

- Кое-кто из городских, а несколько ребят с ближних ранчо, - ответил Найленд. - Они увиваются за ней и сделают все, что угодно. Хотя некоторые из них вполне приличные парни. Так что поосторожнее... Вы поедете по железной дороге?

Нун только пожал плечами, не ответив на вопрос судьи.

- Железная дорога - это удобно, - сказал судья. - Том Девидж, знаете ли, финансировал ее строительство и привлек многих акционеров. Они стояли за него горой. Они уважали Тома.

Нун заметил:

- Мне потребуется время, судья. Джениш не дурак.

- Доставьте деньги сюда, - сказал Найленд. - Прямо ко мне, но приходите, пожалуйста, ночью. Не надо, чтобы знали о нашем знакомстве.

Нун вышел и постоял, прислушиваясь к ночи. Вдруг показалось, что все это сон и хорошо бы скорее проснуться.

Направился он не к калитке, а к замеченной ранее небольшой двери в изгороди. Выйдя на улицу, он вскоре достиг конюшни, где оставил лошадь.

Устраиваясь на сеновале, он вспомнил, что упустил возможность узнать у судьи, кто такой Джонас Мандрин. И какую роль он играет в жизни Рабла Нуна?

Глава 10

Проснулся Нун от неясного беспокойства и с минуту лежал, прислушиваясь к дождю.

Откуда-то послышался шепот:

- Сеньор! Сеньор!

- Да?

- Они ищут вас, сеньор. Вам лучше уйти.

Рабл Нун быстро встал, проверил револьвер и вошел в конюшню.

Мексиканец уже оседлал ему коня. Он не хотел неприятностей.

- Нет ли другого пути, кроме как по главной улице? - спросил его Нун.

Мексиканец присел на корточки и, водя пальцем по пыльной земле, нарисовал обходной маршрут по трущобам и закоулкам.

- Желаю удачи, сеньор, - сказал он.

На улице шумел дождь.

Мексиканец снял с гвоздя пончо.

- Возьмите. И - с Богом.

Рабл Нун достал золотую монету.

- Не трать ее несколько дней, амиго. Чтобы не догадались, откуда она.

Он выехал из конюшни, лошадь пошла среди мексиканских построек от хижины к хижине. Одетый в груботканое, изрядно засаленное пончо, защищавшее его от дождя, Нун легко мог сойти за мексиканца.

За городом Нун свернул в кустарник и к железной дороге подъехал тропой через мескитовые заросли. Дождь лил не переставая и размывал все следы.

После того что с ним произошло, возвращаться в старую хижину было нельзя. И он поехал на север к Месиле. Его вел инстинкт, следовало ненадолго спрятаться в какую-нибудь дыру, переждать некоторое время и еще раз все обдумать.

Ему хотелось посмотреть подшивки газет, где, возможно, есть какая-нибудь информация о событиях, в которых он раньше участвовал, или сведения о загадочном Джонасе Мандрине. Но так или иначе в Месиле надо вести себя очень осторожно.

В десятом часу вечера он въехал в этот тихий городок, расположенный на берегу Рио-Гранде. У салунов светились фонари. На стульях вдоль деревянного тротуара сидели люди.

Около редакции местной газеты он спешился. У входа на стуле сидел человек, поглядевший с нескрываемым любопытством на Нуна и на уставшую лошадь. Война Линкольна давно отгремела, но к одиноким всадникам в этих местах тем не менее относились предвзято.

Нун посмотрел вдоль улицы. Он с удовольствием сам посидел бы на каком-то из этих стульев, тихо беседуя с аборигенами, пока не пришло бы время ложиться спать, вдыхая прохладу.

- Приятный вечерок. Вы не работаете? - спросил Нун, как будто он не сомневался, что этот молодой человек принадлежит к отряду газетчиков.

- Это тот случай, когда отсутствие новостей - хорошая новость, ответил тот, оживившись, - Проездом?

- Точно. Я бы хотел попросить, если можно, подшивку вашей газеты за два последних года. Хочу полистать старые номера.

- Ну что ж. Впервые слышу такое. - Газетчик встал. - Не многим интересно прошлое. Может, могу чем помочь? У меня хорошая память.

Нун стоял уже у дверей.

- Хочу ощутить дух страны. Можно, знаете ли, кое-что прочесть между строк. Газета ведь помогает узнать, что вокруг происходит.

- Милости прошу. Начните вон с той подшивки.

- Вы даете в основном городские новости или публикуете перепечатку и с Востока?

- От случая к случаю. - Внимание газетчика обострилось. - Если она представляет какой-либо интерес. Обычно мы используем и восточный, и калифорнийский материал, хотя все зависит от свободного места.

Нун вошел в помещение, вынул стопку газет и уселся поближе к лампе.

Газетчика насторожило слово "перепечатка". Он понял, что незнакомец не газетчик, так на Миссисипи говорили редко. Сам газетчик в Месиле работал всего три месяца и готов уже был двинуться дальше. Газетчик смотрел, как Нун читал подшивку за подшивкой. Что он ищет?

Нун сам толком не знал, что хочет найти. Может быть, какие-то упоминания о Джонасе Мандрине или какую-либо новость, которая может пробудить его память.

Наиболее тщательно он изучал текущую информацию.

Была уже полночь, когда в глаза ему бросился заголовок: "Исчезновение". Текст был таков:

"500 долларов награды предлагается за какие-либо сведения о местонахождении Джонаса Мандрина, исчезнувшего два года назад. Тогда в Нью-Йорке были убиты жена и ребенок Мандрина. Его самого, находившегося в подавленном состоянии и обезумевшего от горя, некоторые встречали в Сент-Луисе и в Мемфисе, но затем его след был потерян.

Известный охотник на крупную дичь и стрелок-спортсмен, Джонас был учредителем и президентом компании по производству оружия "Мандрин армс" в Луисвилле, а до этого в качестве корреспондента сотрудничал в крупных газетах Старого и Нового света.

Предположение, что Джонас Мандрин умер, до сих пор остается предположением, несмотря на то что полиция обнаружила и предметы одежды, и письма названного джентльмена".

Газета в руках Нуна была пятилетней давности, а Джонас Мандрин, получилось, исчез на два года раньше. Согласно докладу Пинкертона, Рабл Нун появился в миссурийском лагере примерно через год после исчезновения Мандрина. Все как будто сходилось.

Так не был ли он Мандрином? Если да, то что его заставило сменить имя и стать Раблом Нуном - человекоубийцей?

Он уложил газеты обратно в шкаф.

Было поздно, но газетчик еще не ушел.

- Нашли, что хотели? - спросил он.

Нун снял шляпу, пригладил волосы.

- Хорошее у вас тут местечко, - сказал он. - Хотя железная дорога все изменит.

Он сел в седло и поехал искать платную конюшню.

Газетчик вошел в дом, стал листать газеты и только под утро нашел заметку о Джонасе Мандрине. Он задумался: эта информация могла кого-то заинтересовать, можно получить пятьсот долларов. Он взял лист бумаги и перо...

Глава 11

Рабл Нун проснулся в гостиничном номере в холодный утренний час. Он решил возвратиться на ранчо "Рафтер-Д" и там действовать в соответствии с обстоятельствами.

Если его звали Джонас Мандрин, это уже не имеет значения, поскольку он ничего из той своей жизни не помнит. Жена и ребенок? Возможно, амнезия защищает его от страха и горя. Но он не помнит ничего. Не исключено, что он прибыл на Запад по следу преступников. Теперь они, во всяком случае, могут его не бояться. Он их не помнит.

Любопытно было бы знать, что в связи с этим на уме у судьи Найленда. Знал ли он его как Джонаса Мандрина?

Он быстро оделся, подровнял бороду и причесался. В ресторане он наскоро позавтракал, попросил приготовить сверток с едой и поскакал из города, пустив чалого во весь опор. Ехать поездом не стоило. Если они следят за железной дорогой, то его немедленно засекут. Он менял в пути лошадей. На небольших ранчо это никого не удивляло. В общем, за чалого жеребца он получил лошадку, выглядевшую не шикарно, но, как выяснилось, чрезвычайно выносливую.

Очередное ранчо, к которому он подъехал, стояло возле ручья, впадавшего в Рио-Гранде.

Темнело. В окне горел свет, но залаяла собака и свет погасили. Он подъехал, прокричал приветствие хозяевам, сначала по-английски, потом по-испански.

Не получив ответа, он въехал во двор и снова громко обратился к хозяевам.

Послышался голос из-за деревьев:

- Что вам угодно, сеньор?

- Если не возражаете, то немного еды и лошадь взамен моей.

- Куда вы держите путь?

- В Сокорро, амиго.

Показался мексиканец. С ружьем.

- Вы можете подъехать, сеньор, но имейте в виду, что здесь, на ранчо, у моего сына винчестер.

- Вы поступаете как мудрый человек, амиго. Сейчас много плохих людей.

Нун спешился и повернул лошадь так, чтобы им легче было рассмотреть ее.

- Это хорошая лошадь, - сказал он. - Но она устала, а ехать мне далеко и у меня есть враги.

Мексиканец пожал плечами.

- О человеке можно судить по его врагам. Да, это хорошая лошадь, очень хорошая лошадь, и я вижу, что вы прибыли издалека. - Он крикнул в дом: Тарелку и чашку, мемачита, - и пригласил: - Войдите, сеньор.

- Только я возьму с собой ружье, амиго. Не возражаете?

- Конечно. - Мексиканец добавил: - Мой сын присмотрит за лошадью.

В доме Рабл снял шляпу и поклонился мексиканке, стоявшей у печи.

- Я причиню не слишком много хлопот, сеньора?

- Никаких хлопот. Садитесь, если хотите.

Бобы были горячими и сытными. Он съел две тарелки бобов, несколько лепешек и кусок мяса.

- Вы проголодались, сеньор, - заметила женщина.

Он улыбнулся.

- Вы замечательно готовите, сеньора. Я получил величайшее удовольствие. Как бы я ни был сыт, нельзя было не съесть вашего угощения. Очень вкусно!

Она просияла и вновь наполнила его чашку кофе. Он откинулся на спинку стула.

- Ваша дорога ненаезженная, - заметил он. - Или ветром заносит все следы.

Мексиканец пожал плечами.

- Песок и ветер... Знаете, как это бывает...

- Насчет своей лошади. - Нун предложил: - Я напишу вам бумагу - счет на продажу. Но если кто-то меня преследует... Не надо, чтобы ее увидели здесь. Вы понимаете?

- Вниз по реке есть скрытое пастбище, сеньор. Буду держать лошадь там.

Рабл Нун поднялся. Ему не хотелось расставаться с такими дружелюбными и простыми людьми.

- Счастливые вы, - сказал он. - У вас всего много.

- Мы бедные люди, сеньор.

- Бедные? Что вы - вы богаче, чем думаете. У вас дом, семья, немного скота, вы спокойны и сыты. Этого у меня сейчас нет. Есть только ночная дорога. - Он указал на мглу за окном и направился к двери.

Заговорил молодой мексиканец:

- Я оседлал коня. Это тоже хорошая лошадь и такая же выносливая.

- Спасибо, друг, - сказал Рабл Нун по-испански.

Все вместе вышли из дома.

- С Богом! - сказала сеньора.

Он помахал им рукой и пропал в темноте.

Недолго сопровождала его теплая атмосфера семейного дома, оставленного на дороге. Снова появилось чувство опасности. Что-то мешало ему в ночи...

Если верить старой газете, когда-то в его жизни было все: семья и собственность, свое дело. Сейчас ему, вероятно, за тридцать. Стало быть, еще молодым он стал спортсменом, охотником, преуспевающим бизнесменом. Охотился, впрочем, он и сейчас. А вместе с тем охотятся и на него.

Новая его лошадь была привычна к ночной езде и долгому пути под седлом. Можно было подумать, что ночь ей нравится. Отъехав от реки, Нун увидел отблески лунного света на рельсах железной дороги. Трещали цикады.

Вроде все было спокойно, но он много лет жил по-волчьи и сейчас на каждом шагу ждал ловушки. Не здесь, так где-нибудь там, куда он спешит, его ждут капканы, засады и пули. Так, может, попытаться исчезнуть, спрятаться в горах?

Впереди были поселки, за ними город Сокорро. Он невелик, но основан давно. Там немало хороших людей, но есть и свои бандиты. Слева по ходу Блек-Рейдж - куда совершают набеги индейцы и где спасаются от закона его нарушители.

Он пустил лошадь шагом, часто останавливая ее и прислушиваясь. Путь лежал через заросли к плоскогорью. На фоне неба, посветлевшего при восходе луны, вырисовывалась кромка гор.

Ему не удавалось отвлечься от своих несчастий. Он мусолил грустные мысли, как собака кость. Джонас Мандрин... Это имя его волновало. Какие-то еще имена и образы выплывали из подсознания, где притаилась память.

Может быть, он со временем все-таки вспомнит, где спрятаны деньги Девиджа?

Есть же какой-то тайник? Судья Найленд предполагает, что этот тайник почему-то известен девушке по имени Пег. Но почему же она не отправилась за деньгами? Кого она боится? Меня или Джениша?

Пег Кулейн хладнокровна, расчетлива и, вероятно, тверда как железо. Если придется с ней встретиться, это необходимо учитывать. По отношению к ней надо быть беспощадным.

К рассвету он был в кедровнике, на еле видной коровьей тропе. Он Полагал, что пока ускользнул от преследования, начавшегося в Эль-Пасо. Спешившись и расседлав лошадку, он пустил ее погулять по лужайке, а сам растянулся на мягкой траве недалеко от пасущейся лошади. Не глупо ли возвращаться на ранчо?! Не лучше ли найти в горах хороший родник и отсидеться возле него, пока эти люди разберутся между собой. Пусть они даже перестреляют друг друга. А когда все кончится, уехать на Восток.

Но он этого не сделает. Фэн Девидж нуждается в его помощи и защите.

Он задремал, а когда очнулся, солнце было уже высоко, но его разбудило не это. Лошадь стояла над ним, тихо фыркая. Уши ее шевелились.

Он перекатился на живот, схватил ружье и нырнул в кусты... И налетел на троих. Они такого не ждали. Не ожидал этой встречи и он.

Резко толкнув ближайшего преследователя, опрокинув его на второго, он разрядил ствол винчестера в третьего, несомненно ранив его. Это дало секунды, чтобы укрыться между камнями. Ударила пуля, брызнули осколки камня. Он выстрелил вслепую и откатился дальше/

Наступила тишина. Кустарник не шевелился. Тут он услышал смех, и издали ему крикнули:

- Можешь тут оставаться и сгнить заживо. Берем твою лошадь.

Они ждали, когда он отзовется.

Прошли минуты, он осторожно выглянул из укрытия. Никого. Прошел час. Переместилась тень ближайшей сосны. Никого.

Он вышел из-за камней и, осмотрев следы, убедился, что эти люди ушли. Решив, что он ранен, они забрали лошадь, пищу, дорожную сумку с боеприпасами и всем, что нужно в пути.

До железной дороги миль сорок. А людей можно встретить лишь в городе, потому что это страна апачей. Совсем недавно тут происходили частые столкновения с индейцами, после чего старатели и фермеры подались в Сокорро или даже дальше.

Ну что ж! Не стоит терять время! Прежде всего нужно найти воду, а затем добыть себе лошадь.

Он двинулся в чащу и пошел по звериной тропе с винтовкой наготове. Так он продвигался примерно час, иногда останавливаясь, чтобы осмотреться. Те люди знали, как он стреляет. Они не желали собой рисковать и понадеялись, что он ранен и ночь доконает его... А если он выйдет из чащи, его прикончат апачи, либо он доберется до города и окажется у всех на виду.

Он поднимался все выше в горы. Лес то теснился, то расступался. Вот уже скалы, а между ними ущелья, сходящиеся к каньонам. Спускаться к реке не стоило, потом придется начинать подъем сначала. В горах нельзя терять высоту.

Он взмок от пота и внезапно ощутил острый приступ жажды. Но в камнях не было и намека на воду. И он спешил вперед, ибо теперь время решало все.

Солнце садилось, удлинились тени; внезапно улучшилась видимость. Внизу далеко-далеко шел поезд. Нуну казалось, он различает и паровоз, и хвост дыма. Он не сомневался, что там его ждут преследователи.

Воистину сегодня был день неожиданностей. Вдруг он вышел к хижине и быстро лег на землю, чтобы его не заметила мексиканка, стоявшая лицом к нему у дверей. С ней пререкался всадник. Собак почему-то не было, только куры бродили возле кустов. Всадник повернул голову. Рабл Нун вспомнил это жесткое лицо с тонкими губами. На его поясе низко висел револьвер, а поперек седла наготове лежала винтовка. Он тронул лошадь. Мексиканка перекрестилась, глядя ему вслед.

Рабл Нун встал. Болели все мышцы. Он отчаянно хотел пить.

Мексиканка стояла, глядя теперь не вслед уехавшему, а на попугая, сидевшего тут же на жердочке. Вдруг она тихо произнесла:

- Подойдите, сеньор, опасности уже нет.

Он спокойно подошел к ней. Он доверял мексиканцам, они всегда помогают тем, кто в беде. Женщина подняла глаза.

- Панчо видел вас. Он вас видел, когда здесь был этот гринго. - Она сказала "гринго" с особым ударением. Нун ухмыльнулся.

- Вы могли бы ему намекнуть, что ваш попугай меня видит.

- Ничего я ему не скажу! Он плохой. Я знаю его - это бандит Линч Менли.

Нун невольно взглянул ему вслед. Если они вызвали Линча Менли, то они взялись за дело серьезно. Еще, значит, кое-что прояснилось и вышло из небытия. Ему знакомо лицо бандита и названо его имя. Это известный убийца. В прошлом Менли служил в королевской северо-западной конной полиции. Оттуда его изгнали за необоснованное убийство индейца. После того Линч служил охранником, нанимаясь то к скотоводам, то на рудники. Он пользовался дурной славой.

Рабл Нун напился воды из колодца. Мексиканка позвала его в дом, усадила, поставила перед ним еду и кофе. Со двора доносилось кудахтанье кур. Это было тихое, спокойное местечко.

- У вас хорошо, - сказал Нун.

Она взглянула с укором:

- Пока не явились апачи. Тогда будет плохо.

- Они заходят так далеко?

- Бывало. Их видели здесь не однажды. И кто их поймет... - Мексиканка присматривалась к нему. - Я не сказала бы, что вас, сеньор, тоже не надо бояться.

- Меня? С какой стати?!

- Когда столько людей охотятся за кем-то одним, значит, он очень опасный человек. Вас ищут по всей Рио-Гранде. Ваши приметы известны.

- Однако же вы помогаете мне.

Она улыбнулась.

- Мне нравятся мужчины, которых боятся другие мужчины. Мой муж как раз такой человек.

- Он здесь?

- Его держат в тюрьме и хотят повесить. Его зовут Мигель Лебо. - Она произнесла эти слова с вызовом.

- Я не знаю его, сеньора. Но ваш муж не плохой человек. Он не имеет права быть плохим человеком.

Она рассмеялась.

- Нет ли у вас, кстати, старого сомбреро? И серапе...

- Да! - Она уловила идею. - Хотите выглядеть иначе?

Она принесла старенькое сомбреро и серапе, знавшие лучшие времена, а заодно и гетры.

- По-испански вы говорите нормально, сеньор. Можно подумать, что вы из Соноры.

Приведенная затем пегая лошадь была не из лучших, с сильно потертым седлом. Но и лошадь и седло годились в дорогу.

Нун сбрил бороду, оставив усы с бакенбардами. Никто теперь не сказал бы, что он приезжий.

Он пустил лошадь к городу по тропе, а затем по разбитой дороге.

В городе Нун быстро нашел подходящий салун, спешился, и, привязав свою лошадь, вошел и спросил пива.

Хозяин был тучен, но двигался проворно. Один его глаз прикрывала черная повязка, зато другой смотрел зорко. В углу стоял пеон.

- Что угодно сеньору к пиву?

Нун тихо спросил:

- Вы видели мою лошадь?

- Видел. - Хозяин насторожился.

- Так вот, кроме пива... Я хочу поменять ее на пару хороших лошадей. Я здесь чужак, сеньор, и мои враги меня ищут. Но, понимаете ли, эту лошадь я взял у сеньора Лебо. Я друг сеньоры Лебо и кое-что сделаю для нее. Для того мне требуются две свежие лошади, притом хорошие, и оружие. Я в состоянии заплатить. Пегую я вам оставлю.

- Я вам доверяю, - сказал хозяин.

- Стало быть, еще пива и пару лошадей. Вы меня поняли, амиго?

Хозяин принес пиво, снял и положил на стойку свой фартук и удалился. Нуна томила жажда. Когда хозяин вернулся, он опять спросил пива. Между тем на улице перед салуном какой-то подросток уже расседлывал пегую лошадь. Он перенес седло на гнедую с белым носом и тремя белыми чулками. Рядом стояла еще одна лошадь, тоже оседланная. С луки ее седла свисал пояс с двумя кобурами. Позади седел были привязаны скатанные одеяла.

Нун покончил с пивом и положил золотые монеты на стойку. Хозяин не принял их.

- Мигель Лебо мой друг, - сказал он. - Вы хотите ему помочь?

- Дело в том, - тихо пояснил Нун, - что за мной тут охотятся, и я рассчитываю на Мигеля. Мы поможем друг другу. Но мне нужно точно знать, что сейчас делается в тюрьме. Насчет охраны и прочее...

- При тюрьме сейчас один стражник. Он свой человек. Помощник шерифа ушел домой спать. Он живет далеко. Поднять тревогу может лишь лавочник, магазин которого возле тюрьмы. Он почему-то не уважает мексиканцев, он любит только свой бизнес.

- Так... Устройте ему коммерцию. Пошлите пятерых покупателей. - Нун выложил две монеты по двадцать долларов. Пусть они покупают все, что им надо, да пусть как следует с ним поторгуются. Чтобы он не оглядывался по сторонам.

Хозяин салуна сказал:

- Идете на крупный риск...

- Сеньора меня накормила, дала мне лошадь и сказала, что муж ее хороший человек, а хороший человек должен жить.

- Его приговорило большое фермерское жюри. Все началось из-за водяной скважины, которой он владел много лет и которую у него отобрали.

- Мы его выручим. Я и вы, - сказал Нун.

Он подошел к дверям и осмотрел улицу. Вечерело. Салуны еще не заполнились праздным народом. Лошади у него были хорошие. Тюрьма находилась в двух кварталах отсюда.

- Адиос, амиго! - сказал Нун и зашагал по улице в том направлении.

Отбросив тяжелую дверь, он вошел в караулку. Было тепло, но возле печки с открытой дверцей сидел на стуле усатый стражник. Он смачно жевал табак и сплевывал в печку.

- Привет, мекс, чем могу быть полезен? - спросил он вошедшего.

- Говорят, вы очень хороший человек, - мягко ответил Рабл Нун. - И еще говорят, ничего не имеете против Мигеля Лебо.

- Действительно Лебо - хороший человек. Но это не значит, что ради него я нарушу закон. У нас тут с этим не шутят.

- А я и не шучу, - сказал Рабл Нун и достал револьвер. - Не хотелось бы пристрелить вас, амиго.

Тюремщик обиженно крякнул и замер. Спросил:

- А вы-то кто? Вы же не мекс.

- Кто поинтересуется, скажите, что приходил Рабл Нун, выпустил из камеры Мигеля Лебо и не рекомендовал беспокоить сеньору Лебо. А также пусть оставят в покое скважину, законно принадлежавшую семье Лебо. Вы меня поняли, приятель? Твердите одно: тут был Рабл Нун.

Глава 12

Мигель Лебо сидел на корточках у костра напротив Нуна и потягивал кофе. Они устроили лагерь в ложбине под соснами, недалеко от гребня хребта. Долина внизу купалась в лунном свете.

- Еще раз спасибо, амиго, - произнес Мигель. - Но все-таки интересно... почему вы это сделали?

Нун усмехнулся.

- Ваша жена очень добрая женщина. И достойная. Я нуждался в помощи, она помогла мне. Кроме того, мне не понравилось, как с вами здесь поступают.

- И все?

- Мне подумалось, что, если я выручу вас сегодня, вы меня подстрахуете завтра. Тем более, что вам ни к чему сейчас находиться дома.

- Да, здесь некоторые люди ополчились против меня.

- Предлагаю поехать со мной в Колорадо, - продолжал Нун. - Там есть одно ранчо, куда не дотягиваются руки закона и где не удивятся вашему появлению. Меня беспокоит судьба хозяйки этого ранчо. Она совсем молодая девушка. Там нужен как раз такой парень, как вы. Но предупреждаю: очень может быть, что дело придется иметь с целой сворой бандитов, а на нашей стороне - только двое стариков.

- Сделаю, что понадобится, - не раздумывая ответил Мигель.

Физически этот выходец из Соноры был крепок. И, повидав в жизни многое, был ко всему готов. Горы и лес его не пугали. Он был охотник и следопыт.

Далее все оказалось проще простого. Недалеко от Сокорро они сели в поезд - в тот самый, в котором Нун недавно ехал в Эль-Пасо, как следует отоспались в служебном вагоне и, попрощавшись с кондуктором, вышли на полустанке, откуда Нун когда-то начал путь на юг.

Пока Лебо сторожил лошадей, Нун прошелся по темному склону. На старой дороге ни одна тень не шевелилась, ночь была тихая, пахло кедровой смолой.

Днем Лебо уехал, и Нун остался один.

По старой тропе он поехал вверх - к хижине немого старика. Там было тихо. Старик мексиканец лежал на песке. Его подстрелили. Лошадей и скот увели. Спешившись, Рабл дотронулся до щеки старика. Тело лежало не менее суток.

В хижине все было перевернуто. Что тут искали? Рассчитывали найти деньги? Пришли, убили старика, увели скот и ушли прочь... Или - не ушли? Предположим, устроили засаду. Это было в их стиле.

Он не торопясь огляделся. Возможно, за ним следят с гребня горы, но это не опасно. Оттуда трудно достать его выстрелом. А к верхней хижине приведет шахта, упрятанная в пещеры и скалы. Надо надеяться, что они не подозревают о существовании тайного лифта и шахты. Старика же, похоже, прикончили, чтобы просто не мешал. Жестокое и бессердечное убийство.

Чтобы следить за хижиной и загоном, наблюдатель должен находиться на соседней вершине или на западном гребне. И кто-то, видимо, их выследил. Фактически все обнаружено - и эта хижина у подножия хребта, и ранчо в предместьях Эль-Пасо. Не исключено, что все места, где он может сейчас появиться, все его тайники - под контролем. Если этим ребятам о нем известно больше, чем ему самому, он может легко попасть в ловушку.

Отыскав лопату, Нун вырыл могилу, завернул труп старика в одеяла и засыпал землей.

Надо пробраться в шахту, подняться в хижину на горе и, если там нет засады, продумать, что делать дальше. В принципе, следует изменить внешний вид, походку, манеры и все, что можно. Нельзя же постоянно находиться под прицелом.

Лошадь сделала несколько шагов и остановилась на открытом месте. Идти к ней ему не стоило. Если кто-то с винтовкой сидит наверху, он попадет на мушку. Нельзя так рисковать.

Восточнее хижины есть недоступный взору пятачок, который просматривается только из кучи камней от подножия скалы. Маловероятно, чтобы там засел преследователь, спрятавшийся до рассвета. Вместе с тем это единственное удобное направление, чтобы проскользнуть под защиту скал.

Он позвал лошадь и, показалось, заметил на вершине солнечный отблеск. Ствол ружья?

Нун вошел в хижину и обнаружил у двери мешок моркови, с которого еще не осыпалась земля. Очевидно, старик убирал морковь, когда пришли его убивать. Он поманил к себе лошадь морковкой, а как только та подошла, схватил повод и отступил в помещение. Он пристроил на спину лошади почти полный мешок моркови, который издали напоминал пригнувшегося всадника.

Примотав к двери повод, Нун выкопал яму в полу у восточной стены, вынул пару уложенных без раствора крупных камней и таким образом быстро сделал проход. Затем выпил воды, взял ружье, отвязал лошадь и сильно шлепнул ее по крупу. Лошадь припустилась от двери, а он нырнул в дырку.

И оказалось, он прав. Хлопнули выстрелы. Лошадь скакала, роняя морковь из простреленного мешка. Нун лежал под самой скалой, переводя дыхание.

Наблюдатели скоро поймут, что их одурачили. Ну что ж, пусть собирают морковку.

Он полз от камня до камня ко входу в пещеру, держась параллельно тропе. Следов на ней не было. В пещере он потянул канат, встал на платформу и, перехватывая его, поднялся наверх.

Пыль была не тронута. Но он ничему не верил и долго прислушивался, прежде чем открыть дверь в кладовку.

Там было пусто. Но ведь никто и не знал об этом месте. Он вошел в верхнюю пещеру. Свет проникал в нее из отверстия в потолке. Не раздавалось ни звука. Лишь кровь громыхала в его висках, да билось тревожно сердце. За следующей дверью могла караулить смерть.

Теперь или позже - конец один. Но фаталистом Нун не был. Он не хотел умирать до срока, но если появится тот, кто движется абсолютно бесшумно, притом быстрее его и действует увереннее, чем он, тогда ничего не поделаешь.

Совершенно внезапно дверь распахнулась сама. Нун выхватил револьвер и готов был выстрелить, но удержался. За дверью стояла Фэн Девидж.

Она отступила, Нун вошел в хижину. Испуганная девушка была одна.

- Здравствуйте, что случилось?

- Не знаю. Но что-то произошло. Джениш вернулся на ранчо злой, как собака. Он взбешен.

- Он вошел в дом?

- Вероятно, вошел, но уже после того, как Хен, постучав в окно, вызвал меня, посадил на вашу лошадь и отправил туда, где, по его мнению, находитесь вы.

- Что с Билингом?

- Не знаю. Я послушалась Хена. Я опасалась, что Арч попытается за меня вступиться, и они его убьют. С Дженишем на ранчо прискакали чужие люди. Несколько человек, с ними девица, с которой мы учились в школе.

- Пег Кулейн?

- Да, но при чем тут она? Что случилось?

Нун подошел к окну и осмотрел тропу. Фэн, конечно, не уничтожила свои следы. Как долго их не найдут? Он взял с полки две горсти патронов и разложил по карманам.

- Охотятся за вашими деньгами, - сказал он Фэн. - Все вместе. А самая активная - Пег Кулейн. Ей принадлежит инициатива.

- Но здесь-то им что надо? Отец оставил ранчо, а денег - ни цента.

- Ничего подобного. Ваш папаша припрятал где-то на ранчо полмиллиона долларов. Об этом проведала Пег. Кстати, знает и Джениш тоже.

- А вы? Откуда вам это известно?

- Не знаю уж почему, но ваш отец мне доверял.

- Так вы знаете, где эти деньги!

- Я же сказал: не помню почти ничего. Однако никто мне не верит. Когда-нибудь, возможно, память вернется, тогда другое дело.

Она взглянула ему в глаза.

- Мне наплевать на деньги, - сказала она. - Но я люблю это ранчо, и здесь я хозяйка. Вернее, хочу стать хозяйкой.

- Так и будет.

- Вы уверены?

- Мне поручили вам помочь. Это я уже выяснил. Но пока я не вспомнил все остальное, приходится действовать интуитивно. Надеюсь лишь на инстинкт.

Они следили за тропой, а что еще оставалось делать? Он понимал, что оказался в западне, а это ему не нравилось.

Его деньги тоже не интересовали. Он потерял себя и хотел бы обрести себя снова. Кажется, он все-таки - Джонас Мандрин, но кто такой Мандрин? Амнезия, то есть потеря памяти, могла быть попыткой разума бежать от действительности. Он боялся восстанавливать прошлое, хотя очень хотел узнать, кем он был раньше. По сути же, ему был нужен шанс начать жизнь сначала.

Пока они выжидали, Нун рассказал девушке то немногое, что удалось ему выяснить за последние дни.

По-видимому, после убийства его жены, он блуждал без определенной цели и соглашался охранять скот на разных ранчо, ибо угонщики скота воплощали конкретное зло.

Внезапно он рассердился на себя. Что толку сидеть и ждать?

- Глупо дожидаться, пока нас прищучат, - решил он и зарядил винтовку и дробовик.

- Побудьте здесь, - обратился он к девушке. - Если кто будет врываться, уходите через кладовку тем же путем, что и я. Они, конечно, найдут этот путь, но не сразу. Приберегите для гостей дробовик.

Он стянул с ног сапоги и надел мокасины, найденные в кладовке.

- Джонас, или... как теперь вас зовут... - произнесла девушка, - будьте осторожны.

Он накрыл ладонью ее руку.

- Фэн, вы теперь знаете обо мне все, что я знаю сам. Не питайте иллюзий.

- Когда отец прибыл на Запад, ему пришлось схватиться с конокрадами, угонщиками скота, бандитами, враждебно настроенными индейцами, - сказала она. - Если дурные люди не понимают ничего, кроме насилия, приходится применять оружие, но наступит час, когда вы отложите его.

- Вы думаете, я могу обойтись без оружия?

- Почему бы и нет? Как я поняла, вы были и журналистом, и бизнесменом. Можете оставить ружье и взяться за перо. Все просто.

Он пошел по тропе сначала довольно быстро, затем в лесу чуть осторожнее. Прислушался. Воздух был неподвижен и чист. С вершины утеса он рассмотрел находившееся внизу ранчо.

Там - никакого движения, и в загоне нет лошадей. Эта означало, что всадники в пути.

Головная боль прошла, чувства обострились. Нун ощутил охотничий азарт. Откуда-то из-под горы донесся топот конских копыт. Он замер. Отходить можно в случае чего к скале, возвышающейся на той стороне долины. По ней тянулась диагональная трещина.

Хрустнула веточка. Передвигаясь от дерева к дереву, Нун слушал, не скрипнет ли седло, не заржет ли лошадь, не звякнет ли упряжь.

На ветру шуршали осины, но вот - посторонний звук. Он обернулся. По тропе скользил как индеец Дейв Черри с ружьем наготове.

Револьвер в руке Нуна дернулся. Лицо Дейва окаменело от шока. Нун выстрелил еще раз. Черри отступил и тяжело повалился навзничь. На его лице застыла гримаса удивления. Ружье выпало. Эхо выстрелов перекатилось по скалам.

Рабл Нун заложил два патрона в револьвер.

Глава 13

Он постоял, медленно считая до двадцати и прислушиваясь. Затем пошел дальше, бесшумно и быстро перемещаясь вдоль склона. Казалось, выстрелы оглушили окрестность. Утих даже ветер. Солнечный свет просачивался сквозь листья.

Нун чувствовал себя хорошо. Он был наготове. Дышал легко. Упругие мышцы были послушны. Он чувствовал в руке ружье и знал, что идет защищать свою жизнь.

Так сколько же их там? Конечно, Джениш и полдюжины его людей. Но одним врагом стало меньше - Черри можно списать со счета, а в команде Джениша он был одним из самых опасных. На ходу Нун инстинктивно менял прикрытия. Сочетание тени и бликов света в лесу, смещение веток, задетых при движении, могут обмануть и самого опытного стрелка.

Не было никаких сомнений, что Черри шел первым, а где-то находится конная группа.

Нун помедлил, соображая, где может быть Джениш и все остальные.

Джениш не торопился. Услышав выстрелы, он сошел с тропы и присел на обломок скалы рядом с Кислингом.

- С Дейвом кончено, - сказал он. - Нун его убил.

Кислинг взглянул удивленно.

- Ты уверен?

- Дейв должен был крикнуть. Он бы позвал нас.

- Может, он идет по следу?

- Он-то? Дейв в жизни не давал промаха. Да он и не выстрелит, если нет стопроцентной уверенности. Считайте, его уже нет. Рабл прикончил его, ребята.

Джон Ленг молча ковырял землю палкой. Чарли что-то хотел сказать и даже переступил с ноги на ногу, но передумал. "Там Рабл Нун - настоящий опытный мастер лесной стрельбы", - подумал он.

Все они размышляли о том, что никому еще не удавалось подловить в лесу Дейва Черри.

- Мы засядем здесь? - спросил Кислинг.

- Надо бы переждать, - сказал Джениш. - А хочешь, иди. Я лично позабочусь о твоей могиле... Лучше, ребята, подождем, пусть Нун пока как следует попотеет. Предоставим ему возможность потрудиться. А если он может ждать, то и мы можем.

- Как насчет судьи? Зачем он вмешивается? - спросил Кислинг.

- С ним все в порядке. Полезно иметь судью на своей стороне, - ответил Джениш, - он может понадобиться.

Кислинг чувствовал, что Джениш злится. Значит, нужно помалкивать.

Судья Найленд приехал на ранчо и долго говорил наедине с Дженишем. Он, правда, собирался побеседовать с молодой хозяйкой, но ее не было. А больше судья ни на кого не глядел. Кислингу не нравилось все это, он не любил, когда происходит что-то ему неизвестное.

Вот и сейчас немного выше, в лесу, ждет их с оружием одиночка стрелок, который обречен. Его давно следовало уничтожить, поскольку он всем мешает, а Джениш медлит и тянет время. С чего бы? Неужто Бен Джениш боится этого парня? Ведь он один, а одному за всем уследить невозможно.

- Пойду-ка я погляжу, - сказал Кислинг.

- Давай, - не взглянув в его сторону, согласился Джениш.

Кислинг заколебался. Это был чистый блеф, он не собирался идти наверх, а ждал, что Джениш велит заткнуться и ждать команды. Теперь нельзя давать обратный ход. Слово сказано. Он бы мог вернуться и сесть на прежнее место. Никто бы ничего не сказал. Но он знал, что его будут презирать. Черт побери, он сам себя наказал. Вот от какой чепухи зависит жизнь человека.

Кислинг сердито зашагал вверх по склону. В стороне от зигзагообразной тропы склон был ужасно крут. Кое-где из-под почвы лезли камни. Приходилось карабкаться, перехватывая стволы деревьев и подтягиваясь за ветки. Пот лил градом.

Какого черта! Зачем ему вообще лезть наверх? Ему ненавистен Нун, но это не значит, что надо вступать с ним в бой. Пусть Джениш сам, если сможет, управится со своим врагом. А вернуться можно другой дорогой.

Думая об этом и обливаясь потом, Кислинг, тем не менее, продирался сквозь чащу. Он, Кислинг, выхватывает револьвер нисколько не медленнее, чем Джениш. Ссориться с Беном он, правда, не собирался, в глубине души сознавая, что твердость руки и четкость прицела у него хуже. А это может кончиться очень печально, и не для Бена, а для него.

Он мало что знал о Нуне, за исключением того, что тот был ганфайтером и убивал людей. Так же, как он сам, как Черри и Ленг. И уж, конечно, не подозревал, что Нун в лесу себя чувствует как дома и лучше встретиться с леопардом, чем с таким противником.

Кислинг глядел во все глаза. Но он привык к ландшафту равнин, он умел скакать на лошади на открытой местности и участвовал в вооруженных схватках с оружием в городе или в загонах для скота. Сейчас он полагал, что движется бесшумно. Время от времени Кислинг озирался, но все равно не видел винтовочного дула, сопровождавшего его перемещения на склоне. Перебегая через небольшую полянку и будучи твердо уверен, что он невидим, Кислинг вдруг столкнулся с противником там, где за секунду до этого никого не было.

Рабл Нун стоял перед ним с винтовкой.

- Не хочется тебя убивать, - спокойно произнес он, как будто они в салуне собирались выпить по кружке пива. - Иди-ка обратно.

- Не могу. - Кислинг сам удивился своим словам. - Я сказал Дженишу, что иду за вами.

- Допустим, ты меня не нашел. Кстати, Кислинг, ты мне не нужен. Это ты меня искал. Против тебя я ничего не имею. Так что - катись.

Еще несколько минут назад такой разговор Кислингу мог бы разве что присниться. И то вряд ли.

- Оставьте в покое ранчо и убирайтесь отсюда. Все, - приказал Нун. Отец Фэн, Девидж, нанял меня для того, чтобы я выгнал вас вон. И я это сделаю, Кислинг. Я взял за это деньги, так что, по сути, у нас война с Беном. И только.

- Вы его прикончите?

- Если без этого не обойтись. А ты отправляйся назад и можешь рассказать им все, что хочешь... Лучше всего говори, что вообще не видел меня. В конце концов, это я на тебя вышел. Можешь вернуться на ранчо, взять свои вещи и отправиться из этих краев куда-нибудь подальше.

- Мне говорили, что вы никого не щадите.

- Ты, значит, будешь приятным исключением. На черта мне убивать тебя, Кислинг. У нас с тобой разные шансы. Пока ты вытащишь свою шестизарядную пушку, да наведешь ее, да... Я тебя сорок раз уложу, хоть за сорок футов.

Кислинг чувствовал, что пот стекает по его спине между лопатками. Может быть, где-то тут и в самом деле лежит куча денег. Возможно. Но трупу они не потребуются. Трупу не скажут "добро пожаловать" ни в одном доме с красными фонарями, ему нечего делать в салунах.

- Я, наверное, пойду, - согласился Кислинг. - Но хотелось бы знать, что думаете обо мне вы.

- Я думаю, что ты уже взрослый. Ребенок бы сдуру схватился за револьвер и умер.

Кислинг не стал возвращаться к Дженишу, он повернулся и побрел в чащу. Цепляясь за деревья, он в трансе спускался вниз, думая лишь о том, что теперь будет жить.

Нун следил за ним с облегчением. У Кислинга был шанс жить. Но такого шанса нет ни у Джениша, ни у Ленга. Они погрязли во зле.

Подобно призраку, Нун исчез среди листьев и веток. С места, где он затаился, тропа видна была на большом протяжении.

...Бен Джениш выругался.

- Кислинг упустил его! Этот тупоглазый не найдет и седла в освещенном сарае.

- Дай ему время, - сухо сказал Ленг. - Он же не за коровой гоняется.

Но с залитого солнцем холма не доносилось ни звука. Тени застыли.

- Ладно, - произнес Джениш. - Двинулись и мы. Ступай потише и будь готов выстрелить в любую секунду. Похоже, у нас не слишком много шансов.

Джениш пошел по тропе вперед. Он лучше других представлял себе Нуна, немало наслушавшись о нем и у ковбойских костров, и в салунах. Он знал, что Нуна надо опасаться. Его беспокоило то, что Кислинг пропал бесследно. Кислинг - не мальчик. Значит, что-то случилось. Он, правда, слишком нетерпелив.

Они продвигались, с опаской присматриваясь к каждой тени.

- Откуда мы знаем, что он наверху? - спросил Ленг.

- Фэн прошла этой тропой. Бьюсь об заклад, она его встретила или надеялась встретить. Там, вероятно, есть ход в долину, ведь в тот раз он исчез сразу после прогулки по этим местам.

Нун услышал их приближение и отошел глубже в чащу. Он чувствовал себя лесным зверем. Его успокаивала тишина и приятно было ощущать движение ветра в кронах деревьев.

Итак, когда-то он охотился на крупную дичь, владел оружейной фирмой, писал в газетах. И вот теперь выступает в роли охотника на людей. Вроде бы амнезия лишила эти деяния смысла.

Да, эти люди, Джениш со своей компанией, давно вне закона, и они его не пощадят. Могут убить и Фэн. Могут над ней издеваться, держать ее взаперти. Они - хищники. И все же ему было неприятно думать о том, что их надо убить.

Между тем времени для рассуждений уже не осталось. Надо убить или прикончат тебя. А он не хотел умирать...

Пригнувшись и слушая лесные звуки, он ждал. Дважды мелькнули тени бандитов между листвой. Чарли оказался уже так близко, что он бы его наверняка убил. Нун не выстрелил. С каждым шагом они приближались к хижине, а, значит - к Фэн Девидж. Сколько же их всего? Внизу, на ранчо, осталось с полдюжины, да несколько человек, вероятно, спешат из Эль-Пасо.

Нун попытался сообразить, как все-таки можно обойтись без стрельбы. Но это были глупые мысли, они мешали сосредоточиться.

Он поднял винтовку и затаил дыхание... Но, услышав движение позади, молниеносно бросился на землю, перекатился, сильно ударившись обо что-то плечом, вскочил на ноги и выстрелил... слишком быстро.

Он промазал, продрался сквозь кустарник и услышал, что на тропе кричат. Потом затрещали сучья. Справа раздался возглас. Голос был холоден и презрителен. Он узнал голос судьи Найленда.

- Я вырос в лесу, Рабл Нун, и с вами как-нибудь слажу! Ведите себя спокойно. Сопротивление бесполезно.

Нун увидел Голднеса, который был ранен, но, скорее всего, не очень серьезно. А вот появление судьи его очень удивило. Какого же он свалял дурака, ослабив внимание после ухода Кислинга.

Нун осторожно подался назад. Теперь понадобится вся его ловкость. Он не мог выстрелить в Найленда - тут же в ответ ударят залпом полдюжины ружей. И Найленд все это рассчитал.

Рабл Нун услышал его слова:

- Не спеши, Бен. Мы его накрыли. Ему некуда деваться.

Левая рука онемела, плечо было мокрым от крови, он, видимо, разодрал его острыми камнями.

Найленд находился где-то выше и позади него, другие же подходили от тропы. И Нун подвинулся вдоль косогора, держа направление под уклон и скользя по хвойной подстилке, пригнувшись и чуть касаясь сосновых стволов. Ему казалось, что он медленно спускается на лыжах.

Найленда не было слышно.

Нун пробрался в осинник почти ползком, затем встал на ноги, перебежал чуть вперед и упал снова.

- Вот он! Я вижу его!

Это был голос Чарли. Ленг выскочил из-за кустов ярдах в сорока и сразу поднял ружье, прицеливаясь.

Он хорошо видел Нуна на фоне молодого осинника. Нун держал винтовку в левой руке, и Джон еще помедлил, крича:

- Сюда! Я накрыл его!

Но Рабл Нун выстрелил с левой руки, что было почти немыслимо. "Ему не попасть!" - сказал себе Чарли, но земля встала боком, его ударило в грудь и он упал лицом в хвою. Затем он поднялся на колени и стал кашлять. Это был мучительный кашель, причинявший ужасную боль.

Чарли хотел позвать на помощь, но сначала пропал голос, а когда удалось закричать, боль пронзила его, как шило.

- Бен! Помоги мне!

Никто не ответил. Все искали Рабла Нуна.

Ленг нашарил рукой ружье. Ему уже не хотелось вылавливать Рабла Нуна. У него не было желания никого искать, а хотелось сесть на лошадь и ехать на ранчо. Если бы только увидеть там девушку... Фэн Девидж. Она позаботилась бы о нем.

Он встал и пошел по тропе, к лошадям. Собственно говоря, ему показалось, что он идет. Сделав всего лишь шаг, он упал. На листьях блестели солнечные пятна. Это напоминало родник в Арканзасе. Он, бывало, лежал на солнышке, как сейчас, вдыхая запах земли и травы, прислушиваясь к журчанию воды...

Попить бы, но не было сил подняться. Скоро придут и найдут его... Мама сразу нашла бы его. Она всегда быстро его находила. Она знала, что делать...

...Рабл Нун снова оказался в осиннике. Неплохое укрытие. Сейчас в него ниоткуда не попадешь. Он вскочил на ноги, пошел очень быстро, уклоняясь от низко торчащих веток. Раздался выстрел, и пуля чмокнула, вонзившись в осиновый ствол. Под ногами скользила узкая звериная тропа. Он чуть пригнулся и побежал по ней с винтовкой наготове. Плечо кровоточило, но медлить, однако, нельзя. Если он остановится - его убьют. Перескочив в новый осиновый перелесок, он чуть не свалился с ходу в узкую каменную расщелину, ведущую на гребень хребта.

Подъем был очень крут.

Пришлось карабкаться, и каждое движение причиняло чертовскую боль, а выход из расщелины все отдалялся, и из-под ног осыпались мелкие камни.

Снизу раздался выстрел. Осколки камня ударили его в щеку. Он все же достиг гребешка и, обогнув валун, лежавший на самом краю, укрылся за ним. Валун едва держался на каменистой кромке. Нун лег на спину, уперся подошвами мокасин и толкнул изо всех сил. Камень качнулся, накренился и покатился вниз. Это вызвало настоящий обвал. Внизу раздались панические крики.

Нун встал во весь рост. Можно оглядеться. Здесь начиналось широкое плоское ущелье, кое-где поросшее травой. В затененных местах лежал снег. По ту сторону низкого гребня находилась хижина.

Нун снова побежал, но плечо кровоточило и следовало беречь силы.

Взобравшись на гребень, он остановился передохнуть. Ему удалось подняться довольно высоко. Он присел у кучи валежника, откуда был виден весь проделанный им путь, вытащил платок и туго перевязал рану. Рана была несерьезной, но крови потерял много, и это пугало его.

Выждав, Нун увидел первого преследователя, который шел осторожно, но быстро. Нун аккуратно приложил винтовку, тщательно прицелился и, как на стрельбище, повел мушку, опережая движущуюся мишень на полкорпуса. Затем плавно нажал на спуск, винтовка подпрыгнула, и тот человек упал.

Опираясь на винтовку, Нун встал и, даже не оглянувшись, пошел дальше. Сейчас он был на высоте не менее одиннадцати тысяч футов над уровнем моря. Пройдя немного, Нун вынужден был остановиться, чтобы восстановить дыхание. Он оглянулся, но никого не увидел. Нун собирался уже перебраться через гребень, когда внизу, в шести-семи сотнях ярдов, появилось несколько человек.

Дистанция была велика, да и расстояния в горах рассчитывать сложно, однако он взял на мушку одну из фигур и произвел пять быстрых выстрелов. Группа рассеялась по лужайке. Кто-то упал, но снова поднялся.

Нун перезарядил ружье. Стрелял он прекрасно. Он неожиданно вспомнил Билли Диксона из Эдоб-Уоллса, который сшиб индейца с лошади. На расстоянии чуть ли не в милю... Правда, Диксон тогда стрелял из крупнокалиберной винтовки.

Нун вскарабкался наконец на гряду в том месте, откуда, по его расчету, можно было увидеть хижину. Он не ошибся, но хижину скрывал каменный выступ.

Так или иначе, преследователи идут за ним, он это знал, и теперь они особенно осторожны. Он на минуту присел и глубоко вдохнул воздух гор, холодный и чистый, разреженный на высоте. Необходимо дойти до хижины, вывести Фэн и укрыться на ранчо. Там уже, видимо, их ждет Мигель.

Значит, предстоит спуск. Неужели они захватили ранчо? Нашли ли Фэн? Надо пересечь открытую лужайку. Но и здесь уже слишком открытое место. Он почувствовал, что им овладевает страх. Нун лег на траву, перекатился под горку, там несколько десятков ярдов прошел, пригибаясь, и, оказавшись под прикрытием каменистой гряды, наконец-то распрямился.

Глава 14

Гряда разделяла сухие русла, оставленные потоками воды с ледника. По ее крутым берегам росли ели и древние сосны.

Рабл Нун продвигался по осыпи, зная, насколько она неустойчива. Можно с ней вместе сползти в обрыв. Плечо болело, повязка набухла кровью.

По старой ели метнулась белка. С ветки на ветку прыгала сойка. Идти было трудно из-за камней, бурелома и прикрытых ветками рытвин. Нога скользила на валунах, облепленных влажным лишайником. В зарослях папоротника попадались крупные грибы.

Перед тем как выйти на луг, находящийся перед хижиной, Нун постоял в еловой поросли, опираясь на ружье и всматриваясь.

До хижины, скрытой скалами, отсюда было меньше двухсот ярдов. Но на этом открытом пространстве он будет отличной мишенью.

Выбора не было. Его беспокоила Фэн Девидж. Захватили ее или уже убили? Или его там подкарауливают? Так или иначе, он должен пересечь долину и попасть в хижину.

Держа ружье наготове, Нун глубоко вздохнул и вышел из ельника. Он пошел по траве длинным и легким шагом, в любую минуту готовый упасть, выстрелить из винтовки или побежать. В свое время он хорошо бегал на длинные дистанции, но никогда не был спринтером. Правда, в спиду ему при этом не целились.

Он машинально отметил, что за ледниковой мореной слева по ходу можно выбрать удобную позицию для стрельбы, и тут же услышал, как хрустнул сучок на опушке. Там стоял человек и целился в него.

Нун прыгнул в сторону и, как олень, понесся зигзагом к прикрытию. Винтовка рявкнула, и пуля взметнула пыль впереди. Нун увидел канавку и закатился в нее, как в окоп. Тут можно было укрыться... Несколько метров он полз, ощущая, как снова мокнет рубашка от крови, затем вскочил на ноги, прыгнул вперед и, прежде чем был обнаружен, укрылся за камнем. Стреляли в него дважды. Первая пуля ударила в камень, следующая свистнула над головой.

Отдышавшись, он залег в канаве. Все поле отсюда было как на ладони. Он понимал, что им не захочется пересекать открытое место. Ему повезло.

С рукой возиться было некогда. Медленно и мучительно, стараясь не тревожить плечо, Нун пробирался в скалах, время от времени попадая на открытые места, но никто не стрелял. То ли его не видели, то ли преследователи пошли в обход, чтобы не угодить под его огонь из укрытия.

Солнце палило нещадно. Во рту пересохло. Вдобавок ко всему, перебегая по камням, он ушиб ногу. Сначала он этого не заметил, теперь почувствовал острую боль.

Очень хотелось пить. Казалось, прошла вечность. Но вначале надо сделать самое важное. Остановившись, он оглядел оставленную позади поляну. Перед глазами сперва все плыло, но он сощурился и разглядел четырех человек. Среди них не было ни Бена Джениша, ни судьи.

Нун мог бы выстрелить и убить одного или даже двоих. Но его тотчас обнаружат и моментально уничтожат.

Он рванулся вперед, не раздумывая. Пока увидят, пока приготовятся стрелять, он проскочит... И он проскочил, сделав несколько длинных прыжков, прежде чем где-то сзади Щелкнула первая пуля. Вторая попала в камень перед его ногами. Третья угодила в гальку, и он поскользнулся на ушибленной ноге. Винтовка вылетела из рук и ухнула в трехметровую щель. Нун бросился в кусты и там упал, задыхаясь. Теперь у него не было винтовки. Нельзя было терять ни секунды. Они быстро его окружат.

Почти добежав до хижины, он вскользь ударился о выступ скалы, приостановился, достал револьвер. При одном из падений он расцарапал правую руку, но пальцы работали нормально.

Дверь распахнулась, и он услышал голос Фэн.

- Нет! Нет! - кричала она.

В дверях стоял человек с широким грубым лицом и длинными прямыми бровями.

- Нун? Я - Мит Форд! Вы убили...

Он еще разговаривал, чудак. Нун выстрелил от бедра, пока этот Форд торжественно поднимал свою пушку и собирался произвести какие-то движения. Стреляя снова, Нун подумал: "Вот чертов дурак".

Форд нагнулся, чтобы поднять револьвер, выпавший за порог, и тяжело упал лицом вниз. На спине его расплывалось кровавое пятно.

Нун быстро вытащил тело наружу, а сам шагнул в хижину. Фэн захлопнула дверь, и тут же в косяк впилась пуля, посланная откуда-то издалека.

- Вы в порядке? - спросил Нун.

- Да, я в порядке. Он... только что ворвался. Он сказал, что вас убьет.

Нун подошел к стойке с оружием, снял винчестер и перезарядил свой револьвер. Не размышляя, сменил пояс, надев другой, с двумя кобурами.

- Вы ранены! - воскликнула Фэн, уставясь на его плечо и испачканную кровью руку.

Глядя на девушку, Нун осознал, как сильно он хочет выжить.

- Действительно, надо что-то делать, - согласился он, опускаясь на стул, откуда видны были окна и вход. - Мне бы попить сейчас.

- Есть кофе, - предложила она.

- Сначала воды, я думаю. Надо посидеть немного. Расслабиться. Больше всего хотелось отдохнуть, закрыть глаза, воспаленные на солнце и на ветру. Покрасневшие веки горели огнем.

- Отсюда надо уходить, - сказал он. - Здесь мы в ловушке.

- Сперва посмотрю, что у вас с плечом.

Ему понравилось, что она не трусит и не суетится. Фэн быстро принесла горячей воды, лоскуты ткани и, стащив с него рубашку, нежно промыла рану.

Перед хижиной было открытое место, и преследователи не спешили подставлять себя под пули. Вскоре они начнут стрелять, целясь в окна. Пули по хижине будут летать рикошетом, а здесь камень. Он знал, что это означает: рикошет может разорвать человека на куски.

Нун пил кофе, сидя лицом к окну. Фэн бинтовала его плечо.

Издалека раздался голос судьи Найленда:

- Нун! У вас нет шансов! Выходите, подняв руки, мы договоримся!

Нун не ответил. Пусть разговаривают, если им хочется. Ему с ними не о чем толковать.

- Мы знаем, что Фэн Девидж здесь, что вы ранены. Скажите, где этот чертов тайник и вы получите равную долю!

- Равную чему? - спросил Нун.

- Пополам, - ответил Найленд. Его голос звучал уже ближе.

Если они захотят ворваться, он уложит двоих, а то и троих, прежде чем они смогут что-нибудь сделать.

Наступило молчание. Фэн закончила перевязку. Нун рассматривал местность. Тут несколько одиноких деревьев и два-три валуна. Нападающих можно заставить понервничать.

- Фэн, - сказал он, - тут имеются джутовые мешки. Возьмите один из них и соберите какую-нибудь еду: консервы, бекон, немного кофе, муку, сухари. Так, чтобы унести с собой.

Она делала все, что он велел, не задавая вопросов.

- Флягу, - добавил он, - и возьмите побольше патронов.

- Послушайте, Рабл, - снова донесся голос снаружи. - Мы не хотим убивать мисс Девидж. Вы ставите ее в опасное положение.

- Хотите сказать, что намерены лишь ограбить ее? Так Дело не пойдет.

Он поднял винтовку и сделал три быстрых выстрела по валунам, за которыми, несомненно, кто-то сидел. Он слышал, как ударялись пули. Затем он встал и прикрыл внутренние ставни. В них были бойницы, через которые можно стрелять.

- У вас есть шанс. Выходите! - повторил Найленд. - Иначе мы выкурим вас.

Выкурят их? Гореть тут нечему. Но ветер дул в направлении дома, и если они разведут огонь и набросают смолы со скал, то дым повалит во все щели.

Нун открыл дверь кладовки.

- Уходим, - сказал он. - Они надымят.

Он помог Фэн пройти и постоял минуту, оглядываясь. Уцелеет ли это жилище?.. Все-таки он устал сверх меры и потерял много крови. Если бы не девушка, черта с два он оставил бы крепость без боя. Однако они действительно напустят сюда дыма.

Нун последовал за ней, тщательно затворив за собой двери.

Глава 15

Фэн верила ему. Об этом Нун размышлял, присев у шахты на корточки.

Она положилась на него, и он не мог ее подвести.

Явившийся ниоткуда, потерявший себя, он увидел на горной дороге девушку и с первой минуты их беды как бы объединились. Они устремились навстречу друг другу - он и она, - защищаясь от наступавшего зла.

Собственно, он находится здесь из-за нее, и теперь они оба в смертельной опасности. Он заглянул в шахту. Казалось, вот путь спасения. Но так ли?..

Преследователи знают нижнее ранчо. Они уже пытались там подкараулить его и не задумываясь прикончили немого старика. Даже если сейчас там никого нет, то лошадей не найдешь, а до железной дороги пешком идти долго. Его и Фэн перехватят по пути или дождутся на полустанке.

Он эту шахту обнаружил без особого труда. Найдут ли ее бандиты? Возможно, они уже нашли это убежище и ждут внизу. Он не исключал, что тут тоже ловушка для беглецов. Шансов у них действительно оставалось мало.

Но кое-какие есть, сказал себе Нун, вспомнив древние ступени, ведущие неведомо куда из ствола этой шахты. Снизу по ним не подняться, их разрушили камнепады и размыла вода. Но ведь не ради удовольствия кто-то рубил в очень твердом песчанике лестницу.

Тайник? Укрытие? Сквозной путь наружу?..

В одном из фонарей, висевших на стене, было немного керосина, в другом - ни капли. В углу под ними Нун обнаружил жбан с керосином, горлышко которого было заткнуто картофелиной.

Он наполнил оба фонаря керосином, снял со стены моток веревки, и подойдя к шахте, один фонарь отдал Фэн. Минуту поколебавшись, он пришел к выводу, что надо рискнуть, другого выхода нет.

Он показал ей платформу.

- Залезайте, Фэн. Тесновато, но мы уместимся.

Она заглянула вниз.

- А они нас там не ждут? - спросила она.

- Мы не опустимся до самого низа, - сказал он спокойно. - Начинается большая игра. Если хотите попытать счастья здесь, я вас оставлю. А нет - так поехали.

- Нет. Я с вами... Куда бы вы ни пошли.

На маленькой платформе было рискованно шевелиться. У темнеющего отверстия пещеры Нун остановил платформу и закрепил канат. Девушка вошла в пещеру, он внес туда фонари и жбан с керосином. Затем вновь поднялся и погрузил на платформу мешки с едой и боеприпасами. К этому времени дым шел из дома уже в пещеру.

- Найдут они нас? - спросила Фэн.

- Сомневаюсь. - Он посмотрел вниз. Ему показалось, что там, где раньше ничего не было подозрительного, в пыли теперь отпечатался след сапога. Впрочем, в полутьме он мог ошибиться.

- Вы мне доверяете?

- Да, - спокойно ответила она.

Достав охотничий нож, Нун перерезал канат. Платформа с треском рухнула и взвилось облако пыли. Канат освободился, скользнул через блок и тоже упал на дно шахты.

Фэн сжала руки от удивления. Получалось, он и она не могут теперь ни подняться, ни спуститься.

На дне шахты стояли два человека. Они задрали головы, но ничего не могли оттуда увидеть. Нун слышал их возгласы, но не разобрал, о чем они спорят.

Фэн взяла обе винтовки, а он взвалил на себя мешки с припасами, и они ступили в глубину пещеры.

Под ногами была столетняя пыль. Свет фонарей отбрасывал на стены причудливые очертания теней. Пещера была естественного происхождения, следов обитания в ней они не увидели.

Пройдя футов пятьдесят, они оказались в раструбе пещеры, куда попадал свет сквозь узкую щель, рассекавшую свод. Здесь был выложен круг из камней. Когда-то в нем жгли костер.

- Временный лагерь, - решил Нун. - Не думаю, чтобы люди жили в этой пещере, но они здесь укрывались. И где-то должен быть выход. Собственно говоря, туземцы предпочитали жить на открытых местах. Они строились на плоских вершинах холмов и на плато.

Было абсолютно тихо. Фэн пыталась представить себе людей, которые когда-то сидели у этого костра. Может быть, они здесь совершали свои обряды? Но приходили сюда только в особых случаях.

Нун подобрал в пыли окаменевший кукурузный початок. Его очистили не до конца, некоторые зерна не вылущили из гнезд.

- Интересно, где они жили, если не здесь? - сказала Фэн.

- Думаю, в предгорьях, - повторил Нун. - Но не в каньонах. Я исходил этот край, как мне кажется, вдоль и поперек. Тут есть следы поселений и на высотах. Я нашел там старые черепа. Думаю, на людей нападали и оттесняли, поэтому они стали строить жилища под нависшими скалами.

Он поднял мешки, взял фонарь и нырнул в туннель. Туннель был узким, поклажа цеплялась за стены, приходилось низко наклоняться. На протяжении ста шагов направление не менялось. В спертом воздухе стало трудно дышать. Мигал фонарь: явно не хватало кислорода. Нун вытер со лба пот.

Еще сто шагов. Еще сотня. Далеко ли они ушли от кострища? Нун полагал, что ярдов на восемьсот - девятьсот к востоку.

Еще через сотню шагов пришлось остановиться. Фонари горели еле-еле. Воздуха не хватало. По щекам Фэн струйками тек пот.

- Надо держаться, - сказал Нун. - Нет смысла поворачивать обратно.

Он поднял мешки и пошел дальше. Резко повернув, туннель вдруг расширился и стало прохладно.

- Рабл... Фонари! - воскликнула Фэн.

Фонари вспыхнули, будто их вынесли на свежий воздух. Пламя в них чуть склонилось. В то же самое мгновение Нун почувствовал на щеке легкую свежесть прохлады.

Они вышли наружу под скальный выступ, нависший над жерлом туннеля. Впереди был обрыв в узкую долину. Это место Рабл Нун никогда не видел.

По расщелине сбоку можно было подняться на плоскую гору, к роднику. Подъем показался им головокружительным. У родника виднелись следы древних кострищ и валялись черепки глиняной посуды с черно-красным рисунком.

К самой вершине горы вела очень крутая расщелина. Неверный шаг - и сорвешься. А если кто ждет тебя наверху, ты полностью в его власти.

- Будут ли нас преследовать? - спросила Фэн.

- Им нужно избавиться от нас. Мы знаем слишком много, а Бен Джениш понимает, что меня послали его убить.

- Мы можем выбраться отсюда?

- Сомневаюсь. Я сбросил канат. Надеюсь, они подумают, что с нами произошел несчастный случай, что мы - в ловушке. Если они клюнут на это, то не будут нас преследовать. Так или иначе, один человек может обстреливать этот длинный проход и остановить их, сколько бы их ни было.

- Но вы не делаете этого. Почему?

Нун пожал плечами.

- Я не хочу никого убивать, если меня к этому не вынуждают. А возможно, я надеюсь, что выход отсюда есть. - Он указал на расщелину.

Расщелина кверху суживалась до трех футов, ее заполняли обломки рыхлых пород. Позади в дымке зияла бездна каньона.

Люди, ходившие к роднику, выращивавшие кукурузу и делавшие черно-красные горшки, жили давным-давно: тогда, вероятно, подъем и спуск здесь были намного проще и безопаснее. Время сделало свое дело. Образовалась опасная осыпь. Потревожишь ее, и весь склон пойдет вниз... И тогда уже не спасешься.

Нун напился родниковой воды, вытер рот тыльной стороной ладони, и, взглянув мельком на подъем, спросил девушку:

- Полезем?

- Да, - сказала она.

- Когда начнем подъем, нельзя повернуть Назад. Спускаться будет труднее, придется лезть до конца.

- Ладно, - согласилась она.

Все же он колебался. Рабл Нун умел бороться с преступниками. В этом он не знал страха. А вот сейчас ему стало жутко. Он знал коварство таких мест, и отчетливо осознавал, насколько это опасно.

- Не странно ли? - Фэн как будто угадала его мысли. - Я так мало вас знаю, но почему-то чувствую себя в безопасности.

- Я и сам-то не очень знаю себя. Кажется, когда-то меня звали Джонасом Мандрином. У меня была своя компания.

- Можно, я буду называть вас Джонасом?

- Как вам угодно. Но нам пора двигаться. Не знаю, что наверху, хотя бандиты могли отыскать другой путь и обойти нас.

- Как же они узнают, откуда мы появимся?

Это верно, но недооценивать Найленда и Джениша нельзя. Найленд к тому же рискует в такой игре не только своей репутацией, но и жизнью.

- Идите первой, - сказал Нун. - Если что, я вас подстрахую.

Один мешок пришлось оставить. Он сложил в другой мешок все, без чего нельзя было обойтись, то есть еду на несколько дней и патроны, и укрепил мешок веревками на спине. Руки должны быть свободными.

Внезапно он услышал отдаленный звук. Безусловно, в туннеле находились люди.

Он резко повернулся к Фэн.

- Пошли.

Фэн посмотрела наверх и сказала:

- Вы идите первым... Пожалуйста.

Спорить уже было некогда. Он начал подъем, помогая себе рукой. Из-под ноги покатился камешек, и он оглянулся. Фэн была близко, он оценил ее ловкость, но позади темнела пропасть каньона. До верха было несколько десятков футов, расстояние показалось огромным. Мешок тянул его вниз, и подъем оказался круче, чем виделось снизу. Пот стекал по лицу, раненое плечо под рубашкой онемело. Хватая ртом воздух, Нун замер, чтобы передохнуть. Но цель была уже близка. Он ощутил ногой очередной упор, перенес на него весь свой вес, но порода обмякла и подалась. Нун едва успел запустить пальцы в трещину скальной стены. В каньон, набирая скорость, летели камни. И в этот момент он почувствовал руку Фэн. Она зафиксировала его ногу и он рывком подтянулся, нашел упор и расклинился в трещине. Закрепившись, он подтянул вверх Фэн. Впрочем, она цеплялась сама. Здесь они передохнули. Он снял со спины мешок, закинул его повыше. Поднялся на пару футов еще и вновь перебросил мешок вперед. Поднимаясь выше и выше и помогая Фэн, он расслышал внизу голоса. Это его подстегнуло, и он рывком одолел целый ярд, опять перекинув мешок.

Внизу заорали:

- Бен, они тут.

Он раньше не видел парня, который, приплясывая, кричал внизу:

- Бен! Бен! Мы поймали его!

- Фэн, - сказал Нун как можно спокойнее, - переползайте-ка через меня. Побыстрее...

Она подтянулась, он схватил ее за талию и буквально перекатил через себя. До верхней кромки осталось несколько ярдов.

- Вперед! - крикнул он ей. - Когда доберетесь до верха, прикройте меня огнем из винтовки.

Держа в одной руке револьвер, он продолжал, поглядывая назад:

- Им там спешить некуда.

Тот парень, который кричал, опять появился в поле зрения Нуна и глазел, задрав голову. Нун подобно ящерице замер на камне и выстрелил. Парень улетел в каньон. Его крики долгим эхом разносились по расщелине. Теперь в скалу возле Нуна ударила пуля и оцарапала камень. За ней просвистела другая. Нун прижался к скале и столкнул ногой глыбу, вызвавшую настоящий камнепад. Камни перелетали через выступы скал, внизу с площадки высунуться было невозможно. Наконец он резко перескочил через кромку и вытянул на веревке мешок. Мышцы еще сводило от напряжения, думать не было сил. Фэн лежала рядом, лицо ее сильно побледнело.

- Вы в порядке? - почти беззвучно спросила она.

- Мы не будем в порядке, - ответил Нун, - пока они все не отправятся на тот свет. Они озверели.

- Что будем делать?

- Драться. Видит Бог, мы не хотели неприятностей. Будем сражаться так, как им никогда и не снилось.

Глава 16

Полежав на траве и восстановив дыхание, он встал. Воздух был чист и прохладен. Футах в пятидесяти виднелись развалины древнего поселка. Его дома когда-то стояли впритык друг к другу в два ряда. На их месте остались прямоугольники ям с черно-красными глиняными черепками.

Это был остров под небом среди облаков. Казалось, все вокруг замерло. Ничто не нарушало тишину.

Грохот падающих камней на подъеме заставил Нуна и Фэн вспомнить об опасности.

- Я их остановлю, Фэн. А вы осмотритесь, нет ли кого-нибудь поблизости.

Нун пополз к краю площадки и обрушил по скату валун. Раздался грохот, который сопровождался криками брани. Надо полагать, это на некоторое время задержит преследователей. Хотя бы ненадолго. В здравом уме никто не рискнет подниматься под камнепадом.

Нун встал. Вот здесь они, значит, жили, эти люди, охотящиеся в джунглях. Туземцы жили общиной, придумывали законы, обеспечивающие свободу. Но свобода и цивилизация могут существовать лишь там, где закон и согласие.

Нун ковырнул носком мокасина рыхлую почву. Том Девидж оставил деньги, и вот из-за них столько людей готовы растерзать и убить его дочь и друзей. Да и уничтожить друг друга. Одни люди воюют на Западе за свободу, другие - за деньги, третьи - за власть. Слабые вручают себя попечению сильных: они начинают как подзащитные, впоследствии становясь подданными.

Нун был ранен и утомлен. Ему не хотелось драться и убегать. Но не видно конца ни тому ни другому. Фэн бродила по древнему поселению, надеясь найти спуск с горы. Нун на минуту вернулся к скату и сбросил через край еще несколько камней. На всякий случай. Чтобы там, внизу, не особенно горячились.

Надо было сориентироваться. С этой горы все казалось незнакомым.

Каньон погрузился во тьму. Внизу ничего не видно. Не слышно и голосов. Похоже, Дженишу этот край знаком лучше. Тем более Нун многого не помнит. На всякий случай он скинул вниз еще один крупный камень, вызвавший новый обвал. Когда звуки замерли, тьма поглотила каньон.

Подобрав мешок и винтовки, Нун пошел к девушке. Голова разболелась: он хотел одного - лечь и уснуть.

Фэн стояла у края площадки, прикрытого низкорослым кустарником.

- Скоро совсем стемнеет, - сказала она. - Тут ни тропы, ни следов животных. Неужели тот путь наверх только один-единственный, а они его закрыли для нас?

Он покачал головой.

- Разумеется, нет. Надо найти другой.

И они обнаружили выход через ущелье, казавшееся непроходимым. Оно поросло островерхими елями, цепляющимися за скалы. Некоторые ели были вывернуты, и корни их устрашающе торчали. Среди бурелома светились молодые березки. Сухие стволы белели в темноте, как кости.

Наступила ночь. В небе проклюнулись звезды. Почти на ощупь Нун продрался по древней тропе, поросшей осинником и кустами. Фэн шла за ним, уклоняясь от веток. Они выбрали место в зарослях у родника, настелили на мох елового лапника и молодых березовых веток.

- Мы будем спать здесь, - решил Нун.

На крохотном костерке Нун сварил кофе в банке из-под бобов. Бобы они съели холодными.

Фэн уснула мгновенно. Укрыв ее курткой, Нун улегся поодаль. Его постель была жестче, но он так устал, что это не имело значения.

Нун проснулся при первом проблеске зари. Он ужасно продрог, и мышцы стали деревянными. Девушка спала. На винтовки легла роса. Нун первым делом обтер оружие и, отойдя от бивуака на несколько шагов, прислушался к отдаленному шуму ветра в листве высоких берез. Накануне вечером, пока не стемнело окончательно, он вроде бы видел в нескольких милях внизу загон для скота на просторной поляне. Нуну показалось, что ему знакомо это место. Промелькнула тень воспоминания. И исчезла, сменившись заботами о ночлеге.

Нун вернулся и основательно проверил оружие. Следовало прочистить стволы, что он тотчас и сделал.

Проснулась Фэн.

- Вы ждете меня? - спросила она. - Сейчас я буду готова.

- Мы пойдем вниз по ущелью, - сказал Нун.

- И что будем делать?

- Я собираюсь сразиться с ними. Воевать так воевать. Мне надоело убегать.

- Я с вами. В конце концов, это моя война.

Нун не стал возражать. Все равно девушку негде оставить.

Перекусив всухомятку, они пошли вниз по тропе, совершенно заросшей молодыми деревьями.

Нун себя чувствовал лучше, но двигался с осторожностью, оберегая раненое плечо.

Через какое-то время они достигли поляны, которую Нун видел сверху. Трава тут была высокая, сочная. Возле загона виднелся бревенчатый дом. Но людей не было.

- Я знаю это место, - сказал Нун, - уверен, что знаю. Вот там колодец. В доме есть седла. У той опушки всегда паслись лошади.

- Вы тут бывали?

- Безусловно. Здесь одно из моих укрытий. Уверен, что я здесь отсиживался неделями. Кое-что, впрочем, помню нечетко.

По-видимому, сейчас он заново открывал для себя эти горы. Все предстояло расставить по местам. Возможно, хижина непосредственно над ранчо "Рафтер-Д" была его главным пристанищем, а ферма старого мексиканца служила для содержания запасных лошадей. А это ранчо расположено уже за хребтом, отсюда идут другие линии связи и снабжения. Если он не ошибается, это как бы запасной вариант.

- Ладно, - сказал он наконец. - Пойдем-ка туда и посмотрим.

Но безопасных мест не бывает. Сейчас можно наткнуться на что угодно. И на кого угодно.

Нун не пошел напрямик, а стал обходить по краю поляны. Фэн шла за ним.

Он знал, что хижина состоит из двух помещений, как принято в Техасе, соединенных крытым крыльцом. Загон ограждали длинные осиновые жерди. Да, вот и колодец. Но старика, сидевшего на скамье и чинившего конскую сбрую, он не узнал и не вспомнил.

Старик между тем не удивился.

- Привет, - сказал он. - Я вас заждался. Нужна одна лошадь или две?

- И давно вы меня ждете?

- Ну... приезжала дама. Она расспрашивала о вас. Очень приятная мисс. Она меня и предупредила.

- Пег Кулейн? - спросил он и добавил: - Она была одна?

Старик осклабился.

- Ну, какая же дама появляется в нашем краю в одиночку! Это было бы очень неосмотрительно. С ней приехали два джентльмена. Вообще-то, я бы их не назвал джентльменами, разве что из почтения к мисс. Если мне когда-нибудь доводилось видеть ночных охотников, пускающихся по совиному следу, так это были именно они. Я таких узнаю за милю, а они подъехали гораздо ближе.

- Они-то вас узнали?

Старик усмехнулся.

- Никто меня не знает. Даже вы. Но эти двое... Финн Кегл и Джерман Бейлз - действительно скверные парни. Это я знаю не понаслышке. Леди, сказал я той даме, я, к вашему сведению, не бывал за хребтом и оттуда сюда тоже никто не приезжал. Оттуда нет дорог. Я ей объяснил, что они ищут человека, о котором здесь и не слышали. У нас таких нет. А если считаете, что он пробрался оттуда, так сами прикиньте, возможно ли это. Они посмотрели на горы, посоветовались и ускакали.

- Давно это было?

- Два дня назад. Она описала вас преотлично, мистер. Даже слишком.

Старик был сутулый, небритый, лицо в глубоких морщинах. Но его руки, сплетающие ремни, двигались быстро и легко, сильные пальцы как будто играли. Комбинезон скрывал пистолеты на поясе старика, а в двух шагах за дверью стоял дробовик.

- Я поймаю двух лошадей. - Он с минуту еще постоял и добавил: - Не хотелось бы мне, мистер, вмешиваться в ваши дела, но мой вам совет: чаще поглядывайте по сторонам. Думаю, кто-то из этих людей здесь остался. С хорошим ружьем.

- Спасибо, друг.

Нун оглядел окрестность. Да, тут надо двигаться с опаской. Мест для засады хватает.

Старик был подвижен и ловок. Лассо он бросил дважды. Поймал лошадей, оседлал их, подтянул для Фэн стремена. Пока он трудился, Нун и девушка напились холодной воды и съели мяса, лепешек - всего, что вынес из дома старик, настоявший, чтобы гости поели.

Подумав, старик добавил к тому, что рассказывал раньше:

- Может, вам надо знать: та дама ищет чего-то не наугад. Сдается мне, она идет к цели по ясному следу. И беспокоится только, как бы ее не опередили.

- Вот как...

- А ее спутники спрашивали меня, нет ли в скалах укрытых хижин. Я сказал, мол, тут вся местность усеяна заброшенными постройками. Индейцы ушли, их жилье осталось. А о древесном доме им не дознаться.

Древесный дом? В мозгу Рабла Нуна будто ударил колокол. Древесный дом. Вернее - дом, упрятанный в дерево...

- Вы давно знаете это убежище? - осторожно спросил Нун.

Старик пожал плечами.

- Еще бы. Это же я его обнаружил и показал Тому Девиджу. Мы охотились на лося. Меня чем-то удивило то самое дерево, и я вернулся, когда мы лося завалили, просто из любопытства. Это сикомор, ему лет пятьсот или тысяча. Его ветви упираются в утес, там в листве ничего не видно. Но мне показалось странным, что возле самой скалы нижние ветви как будто отполированы. Кто-то по ним взбирался не раз и не два. Вот я и полез.

Старик умолк и задумался. Нун не торопил его. Но старик сам оживился.

- Там, в пещере, укрытой ветками дерева, было жилище, устроенное лет двести назад. Я нашел старый испанский топор, ржавый кинжал и уздечку старинной работы. Кто-то годами пользовался этим убежищем в те времена, когда испанцы пришли в Нью-Мексико. По-моему, это был кто-то из пришедших вместе с Риверой в 1700-х годах. Он здесь жил несколько лет. Потом сломал ногу, схватившись с гризли. С одиноким человеком все может случиться.

- Том Девидж часто здесь появлялся? - спросил Нун и пояснил старику: Это его дочь. Ее зовут Фэн.

- Я так и подумал. Вообще-то, Том редко меня навещал, но напоследок он зачастил. Ему здесь понравилось.

Старик приготовил кофе. Они вошли в хижину, сели за стол. Нельзя было уезжать, не узнав всего до мелочей. Том Девидж любил риск. Смолоду он не ладил с законом, имел повадки одиночки, всегда готового к бою. Вероятно, он, как и многие, приехал на Запад, надеясь начать здесь новую жизнь. И кто бы он ни был, он стал здесь добропорядочным предпринимателем и наживал свои деньги честно.

Так или иначе, следовало отыскать укрытие, которое старик называл древесным домом. Очень вероятно, что там и спрятаны деньги Девиджа. Наверное, об этом знает и Пег Кулейн. И она может разузнать либо вычислить, где находится тайник.

Нун не мог сказать старику, что многого не помнит и сам ничего не найдет. Вместо этого попросил:

- Может, вы пойдете туда вместе с нами?

Старик ухмыльнулся:

- Мне-то нельзя. Та мисс и парни вернутся сюда. И если меня здесь не окажется, начнутся поиски. Кто знает, чем это обернется. И вам, мистер Нун, не стоит связываться с такими бандитами, как Джерман Бейлз и Финн Кегл... Тем более сразу с обоими. Этого вам уж точно не надо.

Глава 17

Кегл и Бейлз... Он знает: они участвовали в кровавых схватках, связанных с угоном скота. Бейлз когда-то служил в охране "Уэллс Фарго". Кегл отбыл срок заключения в тюрьме в Юте. Оба наемники-профессионалы, и услуги их стоят недешево. Таких парней Нун знал хорошо. Пег их взяла с собой, чтобы справиться с Беном Дженишем? Или она их наняла для осуществления сделки. Не важно, какой...

Пока старик рассуждал и рассказывал, Нуну пришла в голову довольно простая мысль. Если они в самом деле найдут деньги, можно положить их в Денвере в банк, где они будут в целости и сохранности. Причины воевать больше не будет, а вся компания любителей острых ощущений уберется прочь. Во главе с Дженишем или как им заблагорассудится. Главное - ликвидировать саму возможность легкой добычи крупной суммы денег.

Итак, древесный дом. Прямые вопросы могут насторожить старика. Что у него на уме - неизвестно. Когда речь идет о деньгах, многие люди совершают непредсказуемое. Значит, сикомор, приникший к скале... Это уже кое-что.

Вряд ли туда ведет тропинка. В одиночку Том Девидж не мог ее проложить, да и не каждый день он ходил к тайнику.

- Я постоянно думаю, - начал Нун, - о том, как в той пещере мог жить какой-то испанец. Тем более неподалеку бродили индейцы...

Он выуживал ключ - любой ключ.

- А кто его трогал? - сказал старик. - Никто его не трогал.

- Но он жил как в тюрьме, - продолжал Нун. - Даже не мог следить за индейцами. Обзора же оттуда нет.

Старик проворчал:

- Это точно. Там трехсотлетние сосны. Стоят стеной. Ничего не видно.

- Ну, а мисс, которая мной интересовалась? Может, она уже там со своим конвоем? Не хотелось бы встретиться с ней.

- Нет, если только они не сделали круг. Я-то их отправил в каньоны. Они ищут там. Не знаю, правда, что именно.

- В таком случае, - с облегчением сказал Нун, - мы с Фэн, пожалуй, проедем туда. Но, на случай каких-то сюрпризов, может быть, не по старому следу. Как вы думаете, старина?

- Поезжайте вокруг загона, - посоветовал старик. - Том Девидж, кстати, когда беспокоился, не следят ли за ним, ездил мимо сарая и вкруговую.

- Спасибо. Мы вернемся. А если кто будет нами интересоваться, вы никого не видели.

Они сели на лошадей.

- Я выспрашивал наугад, - заметил Рабл на ходу. - Не имею ни малейшего представления, как мы туда доберемся.

Еле заметная тропа спустилась к ручью, огибавшему основание укрытого зеленью утеса. Лошади пошли по мелкой воде. Мили через полторы ручей отошел от скал. Тут стеной стояли древние сосны. Стволы их бронзовели на фоне неба. Проход между ними и скалами был неудобен для лошадей. Нун натянул повод. Но не спешился, а предоставил лошади возможность идти, как она хочет. Она пошла медленно, с остановками, выбирая места, куда ставить копыто. Лошадь Фэн двигалась за ней след в след.

Справа от выступа скалы, скрытого соснами, открылась площадка, где очевидно когда-то привязывали лошадей. Тут был сухой навоз и отпечатки копыт.

А впереди распростер могучие ветви, упиравшиеся в скалу, гигантский сикомор.

Рабл Нун спешился, прошел вперед и прислонился к дереву. Фэн повторяла его движения. Вокруг было очень тихо. И в тишине из тесно стоящих сосен к сикомору, как привидение, выехал всадник. Нун также бесшумно выхватил револьвер.

Это был Мигель Лебо.

- Мигель?!

- Они едут, амиго. Куча народу. Утром они посовещались у карты, где это место отмечено крестиком, и один сказал: "Вот куда они направились". А другой: "Значит, это там". И все вскочили на лошадей. Это была карта окрестностей ранчо. Хенекер ее знает, и он сказал мне, как ехать старой тропой напрямую. Они скоро будут здесь, амиго.

Рабл Нун обернулся.

- Слушайте меня, Фэн... Поднимайтесь и обыщите дом. Кстати, посмотрите, нет ли из него второго выхода. А ты, Мигель, укройся в этих камнях. Ствол сикомора загораживал вход в пещеру и на лестницу, позволяющую туда подниматься с земли. Нун встал на каменистый выступ и передал Фэн мешок с припасами.

Спрыгнув обратно, он присел на корточки рядом с Мигелем. Тот сдвинул сомбреро на затылок.

- Что и кто там на ранчо? - спросил его Нун.

- Сначала там не было никого и ничего, - ответил Мигель. - Потом пришел высокий блондин. Спрашивал, где сеньора. Никто ничего ему не сказал. Тогда он уехал. Похоже, в горах ему не повезло.

- Как ты сюда добрался?

- Хенекер объяснил. Да я и сам вспомнил, что знаю эти места. Мальчишкой бывал тут с отцом. Он вымывал на ручьях рассыпное золото. И, между прочим, отец говорил, что здесь, в дереве, можно прятаться.

Мигель швырнул окурок сигары.

- Кто-то подходит, - сказал он и исчез за камнями.

Подъехали пятеро. Нун узнал Пег Кулейн, судью Найленда, Джениша, Линча Менли, а пятый бандит был ему незнаком.

Пег не выглядела уставшей. Не сойдя с лошади, она бросила Нуну:

- Вам надо было меня послушаться. А теперь у вас шансов нет.

- Это как посмотреть, - ответил он холодно.

- Нас пятеро, - сказала она.

- Но каждый из вас хочет жить. И вы тоже. И каждому достаточно всего одной пули.

- Вы выстрелите в женщину?

Нун улыбнулся.

- Вы играете в мужские игры, ничего не поделаешь. Вижу перед собой четырех бандитов и девку, готовую продать лучшего друга за доллар. - Не дав ей и слова сказать и не глядя на мужчин, Нун повысил голос: - Вы получите то, что даст она вам. То есть пшик. Ваша доля уже приготовлена. Примите мое соболезнование, джентльмены...

Он чувствовал, что где-то рядом Кегл и Бейлз. Но где они? Знают ли о них судья и Бен Джениш?

Кстати, Дина Кулейна прикончить мог и сам судья. Старый коршун.

Нун не хотел Стрелять первым, но был готов к выстрелу и старался не упускать никого из поля зрения. Первый, кто двинется, получит пулю, а там уж как повезет. Он стоял во весь рост, и в руках у него было по револьверу. В правой и в левой. Как ни странно, Бен Джениш беспокоил его меньше, чем незнакомец, приехавший, вероятно, с судьей.

- Отдайте деньги, - обратилась к нему Пег, - и можете уезжать.

Нун усмехнулся. Он готов к худшему. Но пусть начинают они. Пусть кто-то откроет бал...

- Ну, ребята, вы же приехали убивать. Иначе зачем вам оружие? Кто-то промедлит и первым умрет... Может, мы все отправимся в ад. Кто из вас начнет?

Линч Менли, тронув коня, чуть-чуть отъехал. Нун рассмеялся:

- Не смоешься, Менли. Тебе не вернуться на Рио-Гранде. Я же стоял у тебя за спиной, когда ты расспрашивал сеньору Лебо. Я мог уничтожить тебя, но не стал. А теперь...

Надо заставить их спешиться, они должны задуматься, как увернуться...

- Вы, парни, забыли о существовании Арча Билинга, не так ли? И презираете папашу Хенекера. А этот плешивый старик покрепче любого из вас. Обскакал вас всех в лесу. Надеетесь, что вы пятеро на одного...

- Да он блефует, - нетерпеливо сказал судья Найленд. - Нун, не делайте из нас дураков и не будьте идиотом. Вам здесь нечего делать. Возвращайтесь в цивилизованный мир, живите как нравится, к вам нет претензий. Единственное, чего мы хотим, - покажите, где деньги.

Нун помрачнел. Он хорошо себя чувствовал и был готов ко всему, но слишком расслабился в болтовне и теряет ощущение смертельной опасности. Эти люди несут смерть. Разве можно договориться с убийцами? Дело не в том, что произойдет, а в том - как. Если он пойдет прочь, они, безусловно, выстрелят ему в спину. Все вместе и каждый в отдельности. Смешно пытаться договориться с ними. Внезапно прозвучал холодный ясный голос Фэн. Сквозь листву высунулось дуло ее винтовки.

- Рабл, я Пег беру на себя. Всажу в нее пулю, на таком расстоянии уж точно не промахнусь.

Пег замерла, лицо ее исказилось. Так воевать она не собиралась. Ей безразлично, кому влепят пулю, лишь бы не ей. Дуло винтовки Фэн ее гипнотизировало, она не могла отвести глаз от него.

- А я возьму на себя Менли, амиго, - не очень громко сказал из-за камней Мигель.

Еще один! Этого голоса никто никогда не слышал. Такого испанского акцента... Глаза судьи Найленда расширились.

- Вроде бы ясно со всеми, - сказал Рабл Нун. - Кроме судьи и тебя, Бен Джениш. На судью мне наплевать, а ты, Бен, останешься для меня. От твоей пули у меня разболелась голова... Выходит, я задолжал тебе. И, между прочим, не ты ли убил мистера Кулейна? Или это работа судьи?

Пег метнула взгляд на Джениша, тот побледнел.

- Будь ты проклят, Нун! - сказал он. - Я собираюсь...

- В любое время, - спокойно ответил Нун. - Запросто в любое время.

- Постойте! - В голосе Пег зазвенела истерика. Будь она на месте школьной подруги, она давно бы выстрелила из винтовки. А Пег не хотела умирать. - Мы уедем, - сказала она. - Этот раунд мы проиграли. Но дело на этом не кончится.

- Мотайте отсюда, - воскликнул Рабл Нун. - Все, кроме Джениша.

- Ладно, Нун, - отозвался Джениш. - Если хочешь.

- Да, хочу, - сказал Нун.

Остальные повернули лошадей и медленно ускакали. Они понятия не имели, сколько вооруженного народу сидит за деревьями, в кустах, за камнями, в пещере.

- Я стою на земле, Бен, - произнес Нун, не меняя позы. - И ты мог бы спешиться. Пускай никто потом не говорит, что я имел преимущество.

Джениш внимательно посмотрел на него и взял поводья в левую руку.

"Он перебросит ногу, спрыгнет, присядет и выстрелит из-под брюха лошади", - подумал Нун.

Джениш перебросил ногу, спрыгнул на землю, и первая пуля Нуна попала ему в бедро.

Испуганная лошадь отскочила в сторону, Джениш выругался и, поворачиваясь, прицелился.

Нун смотрел на него в упор и, только встретясь с Дженишем взглядом, выстрелил. Трижды.

Бандит лежал на земле, его револьвер - в трех дюймах. Джениш был мертв.

Мигель Лебо вышел из-за камней и опустил ружье.

- Ну и быстры вы, амиго, - сказал он.

Глава 18

Рабл Нун послал Мигеля привести лошадей, а сам взобрался по ветвям в пещеру. Фэн стояла посередине просторного помещения.

- Ничего не могу найти, - сказала она.

Нун подумал о том, что полмиллиона долларов в золоте или купюрами - это не иголка. Если их нет, то нет на самом деле. Но они должны быть где-то здесь.

Дом действительно представлял собой пещеру правильной формы, вырубленную в известняке. Тот, кто строил дом, заложил камнями проем, оставив прямоугольное отверстие для двери, открывающейся наружу. Свод пещеры был гладким. Слева в углублении стояла кровать. Справа сочилась вода, стекала и исчезала в трещине на полу.

Кроме кровати, здесь стояли стол, два стула, сделанные из сучьев сикомора, а также была полка, подвешенная на ремнях на вбитые в стену колышки. Задней стеной служила перегородка, выложенная из камней, в которой была еще одна дверь.

- Что там? - спросил Нун.

- Взгляните. Очаг, кое-какая утварь, а в потолке отверстие.

Второе помещение оказалось меньше. У очага были сложены дрова. Еще тут находились чугунные котлы разных размеров, кузнечные клещи и старомодные формы, в которых когда-то лили пули для допотопных мушкетов. Нун много лет не видел ничего подобного. А вот и пули, отлитые из свинца. Из фунта свинца можно сделать шестнадцать пуль, если он правильно вспомнил. В углу лежал ржавый мушкет, из которого не стреляли лет сто. Под отверстием, пробитым в потолке, было выдолблено две ямки. По-видимому, чтобы ставить лестницу.

Когда-то, видно, тут некто держал оборону или готовился отразить нападение индейцев.

Перегородку недавно подмазали глиной. Присмотревшись, Нун обнаружил в ней обновленную кладку и, раскачав плоский камень, без усилия вытащил его из стены. В нише лежала черная металлическая шкатулка, а в ней документы на земельные участки, купленные недавно далеко на Востоке. И несколько пачек зеленых банкнот значительного достоинства. Девушка стояла рядом.

- Фэн, - сказал он. - Тут много денег.

- Нам пора ехать, - ответила она. - Они обязательно вернутся.

Он распихал по карманам деньги и документы, а шкатулку оставил в первой комнате на столе.

Они спустились вниз. Там их ждал Мигель с лошадьми.

- Нашли что-нибудь? - спросил он.

- Не так много, как ожидали. - Нун сел в седло. - Было бы у нас хоть два старинных мушкета, тут можно было бы отстреливаться от целой армии. Пуль наготовлено уйма!

- Каких таких пуль?

- Столетней давности.

Мигель удивился.

- Мы с отцом ничего не видели. Я бы не забыл, так ведь?

Нун соскочил с лошади и вернулся к дереву. Его осенило. Он вспомнил!

- Мигель, - сказал он. - Скачи скорее на ранчо, веди сюда пару лошадей с седлами для вьюков и, если есть, захвати переметные сумы. Ты понял? Одна нога здесь, другая там.

- В чем дело? - спросила Фэн.

- Да эти мушкетные пули, будь они прокляты! Я вспомнил: они золотые!

Он влез в пещеру, поскреб ножом пулю. Она заблестела.

Вот оно, это золото.

Он спустил на канате восемь мешков, которые нашли в пещере и те, что были спрятаны за дровами.

Мигель прискакал с лошадьми и переметными сумами. Их быстро заполнили "пулями".

- Куда теперь? - спросил Лебо.

- Придется в Денвер. Поблизости банков нет. Во всяком случае, таких, куда можно сдать на хранение золото.

- Путь не близкий. Как бы нам выехать к железной дороге?

Нун стоял в нерешительности. Мигель пожал плечами и подмигнул:

- Вы называйте ставку, я только подыграю.

Лошади уже скакали. Винчестеры лежали поперек седел.

Пег Кулейн была в ярости. Бандиты молчали. Каждый думал о своем. Менли насупился. Он всякого навидался. Играя с заранее подтасованной колодой, всегда остаешься в дураках.

У того дерева слишком много укрытий, недаром Нун торчал на виду, поигрывая своими пушками. А их всего четверо. Пятеро, если считать эту мисс. Но женщины - не в счет. Им ничего не оставалось. Пришлось убраться оттуда. Понятно, что Пег хотела их наколоть, забрав все денежки до последнего цента. В этом-то Менли был уверен. Но не сомневался он и в том, что этот номер у нее не прошел бы. Тут каждый сам за себя.

Нарушил молчание Найленд:

- Я предлагаю остановиться: сварим кофе и потолкуем.

- Стоящее дело, - поддержал его Менли. - А то на душе неприятно. Бен убит.

- Ну, знаешь... - протянул судья. - Бен промахнулся в Эль-Пасо. Шлепнул бы его там, тогда не возникало бы осложнений. Бен был слишком самоуверен. Если бы он выждал минуту, все бы и обошлось. Мы бы уже пересчитали денежки и занялись своими делами.

- А что теперь? - поинтересовался рыжий, взятый судьей на подмогу.

- Поедем за ними, - решительно сказала Пег. - Осталось полдела.

- Вы говорили, там золото? - спросил Менли.

- Зять Тома Девиджа клялся, что там слитки золота. Еще и деньги, я думаю.

- С чего это он разоткровенничался?

- Видно, спьяну. Тома Девиджа он ненавидел. Кое-что потом я проверила. Он не наврал. Он хотел войти в долю.

- И что ему причитается?

- Ему? Я сразу ему сказала, что все это чушь и белиберда. Ну и послала его...

Менли развел костер. Пег думала о своем, отрешенно глядя в огонь.

После школы она поселилась у незамужней тетки в Эль-Пасо. Ей не нравился городок, она вообще не любила Запад. Ей хотелось вернуться на Восток или переехать в Европу, но не было денег. К тетке она не была привязана и не собиралась о ней заботиться. Она случайно узнала о долларах Девиджа, и это вывело ее из равновесия. Она полагала, что это шанс решить сразу все проблемы. Но в дело ввязалось чересчур много народу. Во-первых, выяснилось, что судья Найленд кое-что знает. Во-вторых, на ранчо, помимо Фэн, которую не стоило принимать в расчет, обосновалась шайка бандитов, перекрывшая, очевидно, подходы ко всем тайникам. В-третьих, вдруг появился Рабл Нун, нанятый Девиджем для охраны дочки и денег. Его следовало устранить в первую очередь. В Эль-Пасо все подготовили, но Джениш стрелял неудачно, Нун ускользнул, зато каким-то образом в тот же вечер был в перестрелке убит ее брат.

Теперь нет и Джениша. Их остается двое. Нет, четверо, если считать этих двоих бандитов.

Не глядя на судью, она думала о нем. Он очень коварен, но сейчас они должны действовать заодно.

Главная помеха сегодня, как и прежде, - Рабл Нун. Его должны взять на себя Финн Кегл и Джерман Бейлз, которых она для этого привезла из Эль-Пасо. Они прикончат Нуна и всякого, кто посмеет встать между ней и этими деньгами. К сожалению, теперь о деньгах знает и Фэн.

- Денвер, - сказал вдруг судья. - Они повезут туда деньги, чтобы упрятать их в банк. Они просто обязаны так поступить.

- Стало быть, двинутся к железной дороге, - заметил Менли. - И сядут в поезд.

- Мы будем там раньше их, - сказал Найленд. - Тропа идет на Дюранго. Они поедут не по тропе, чтобы не нарваться на нас, и мы их наверняка опередим.

- А где этот Дюранго? - спросил Менли. - Я что-то не слышал такого.

- К востоку отсюда. Городок появился вместе с железной дорогой, ему всего несколько месяцев.

- У меня на линии есть дружок, - сказал Менли.

Пег воздержалась от замечаний. Хотя они были бы кстати. Вот дурачье. Рабл Нун не рискнет явиться в Дюранго, где все и все на виду.

Судья протянул ей чашку кофе. Она поправила прическу.

- Боюсь, я не создана для таких приключений...

Судья усмехнулся.

- Почему бы вам, - начал он, - не продолжать путь в компании с нами? В Дюранго вы, в случае чего, можете подождать завершения дела, а я буду защищать ваши интересы.

"Могу держать пари, что наоборот", - подумала она, но улыбнулась:

- Благодарю вас, судья. Так и сделаем.

Они потушили костер, сели на лошадей и направили их по тропе.

Человек, стоявший среди осин футах в тридцати, позволил себе переступить с ноги на ногу и расслабиться.

Это был Д. Б. Раймс. Он наткнулся на них случайно. Ему показалось, что не стоит мешать им и обнаруживать себя. Эта компания не знает, что на ранчо побывала полиция и захватила оставшихся там бродяг. Там теперь всем заправляет Билинг и Хенекер, нанявшие новых работников. А сам Раймс пустился по следу Джениша.

Он нашел сперва тело Дейва Черри. Потом, услышав стрельбу, и самого Джениша.

- Двумя меньше, - сказал он себе.

Раймс помнил свою задачу и снова сел на лошадь, обдумал все, что услышал. Значит, они решили встретить Нуна с деньгами в Дюранго... Но Пег задумала что-то свое. Пожалуй, она обдурит своих спутников. Черта с два она будет сидеть в Дюранго и ждать неизвестно чего.

Раймс ориентировался здесь хорошо. Он выбрался на старую индейскую тропу, которая выходила к железной дороге восточнее платформы Дюранго. Проезжая по склону горы около моста Тимлера, он обнаружил много следов и сумел разобраться в них досконально только у водопоя, где всадники спешились.

Их было трое. А лошадей - пять. Две, вероятно, вьючные. Вот маленький след, это - Фэн. Вот мокасины Нуна, а у третьего сапоги на высоких каблуках и калифорнийские шпоры с большими роликами. Они отпечатались в сыром песке, когда человек присел к роднику. Этот всадник был ему незнаком, но в общем Д. Б. Раймс был доволен. Он перехватит Кавалькаду прежде, чем они доберутся до железной дороги.

Глава 19

Перед самым закатом Нун свернул с тропы в заросли. За ними оказалась полянка и лужа талой воды. Здесь они и заночевали на высоте восемь тысяч футов над уровнем моря.

Лебо разжег костер, а Нун, нарубив елового лапника, быстро соорудил шалаш.

- Далеко ли отсюда железная дорога? - спросила Фэн.

- Нет, - ответил Нун. - Успеем на поезд у Игнацио.

- Вы имеете в виду торговый пост?

- Да. Там останавливается поезд Денвер - Рио-Гранде. Пег и вся ее компания проскачут, я думаю, к Дюранго. Вряд ли они сядут в поезд. Но все пути нам постараются перекрыть, на это у них ума хватит.

Плечо болело. Нун его щадил, но уже понял, что надо показаться врачу. Это можно сделать только в Денвере.

Спустившись утром в долину, они перешли вброд реку, где вода доходила до стремени коня, а затем и другую реку у самой Тополевой промоины. По равнине к Востоку лежал путь индейцев племени юта. На юге стеной стояли горы. Нун ориентировался на пик Пьедра, который останется справа.

- Далеко еще? - нетерпеливо поинтересовалась Фэн.

- Десять миль... Может, меньше.

- Мне боязно.

Мигель сказал:

- Видите пыль? Кто-то скачет.

Впереди был отлогий подъем, а далеко позади перемещалось облако пыли.

- Вероятно, индейцы.

- Один, - возразил Мигель и повторил: - Скачет быстро.

Показалась лесная полоса вдоль Лос-Пинос. Там параллельно реке на юг шла железная дорога.

Всадник догонял их. Нун положил винчестер поперек седла.

- Как выглядит эта станция? - спросила Фэн.

- В двух милях к северу находится агентство резервации Юта. А тут, я думаю, резервуар с водой, да товарный вагон. И навес от дождя.

Помолчав, Фэн сказала:

- Я проезжала здесь несколько раз, но ничего подобного не помню.

Нун оглянулся, но всадник был слишком далеко. Зато впереди уже различались контуры резервуара с водой. Сама станция была чуть побольше товарного вагона. Деревья вдоль реки зеленели. Нун чувствовал жажду, во рту все пересохло. Но торопиться не следовало, неизвестно, что делается на станции. Лучше бы подгадать к прибытию поезда.

Платформа была пуста. Небольшой двухкомнатный дом, построенный, вероятно, совсем недавно, тоже был пуст. Миновав его, они остановились под шумящей листвой тополей. Нун спешился.

- Джонас!

Он резко обернулся, удивившись, что Фэн назвала его имя. Она сказала:

- Я же говорила, что мне хочется звать вас Джонасом. Ведь это ваше имя, не так ли?

- Да.

Он понял, что это именно так. Это его имя по праву.

- Джонас, как нам уехать отсюда без неприятностей?

- Если поезд прибудет до этой банды и если они не сидят в нем, мы выиграли. Фэн, они хотят отнять золото.

- Пусть забирают.

- Ну, нет. Пока я жив и в здравом уме, я этого не допущу. Ваш отец заплатил мне, чтобы я прикончил нескольких подонков. Но если можно вас защитить и сохранить для вас ваше добро без кровопролития, мы так и сделаем. А если отдать им сейчас ваше золото, зло разрастется и укрепится. Алчность питает алчность, а преступники набирают силу с каждой своей победой. Желая уладить все добром и не применяя силу, мы навлечем на себя и других еще большее зло. Дай Бог, чтобы все обошлось, а нет - нам придется драться.

Он замолчал. Молчала и Фэн.

День был жаркий. Ветер утих. Видимо, приближалась гроза. На юге над хребтом громоздилось иссиня-черное облако, прорезанное частыми стрелами молний. Воздух сгущался. На тихоокеанском побережье в старые времена такую погоду называли погодой землетрясений.

Нун нащупал рукоятку револьвера. Она согрелась. Он понял, что оружие скоро понадобится.

Оно понадобится, поскольку он не намерен сдаваться. Слабые и сомневающиеся уже мертвы или исчезли. Сбежал ковбой Кислинг, мертв крепкий парень Дейв Черри. Бен Джениш - великий стрелок, которого все боялись, убит.

Остались многие, обреченные. Смерть сторожила их. Смерть сторожит и его. Он это понимал. Но он знает, что ловок, решителен, быстр. Он уверен в себе. В моменты, когда приходится выхватывать револьвер, чтобы жить или умереть, он всегда хладнокровен... Ну, а сейчас? В чем дело? Ведь ничего не знаешь заранее. Он видел сильных, опасных людей, внезапно терявших веру в себя. Нервы у них сдавали без видимых причин.

Всадник скакал во весь опор... Через минуту они поняли, что он спешит. Раздался свисток еще далекого от станции поезда.

Рабл Нун провел языком по пересохшим губам.

- Расседлывай лошадей, - обратился он к Мигелю. - Пусть идут восвояси.

Мексиканец взглянул на него с удивлением.

- Выходим на платформу, амиго?

- Да.

Мигель выразительно пожал плечами. Он имел в виду, что укрытие оставлять рановато.

Они уже слышали стук копыт. И вновь засвистел паровоз. И гроза приближалась, громыхало все ближе и ближе.

Они пошли к станции, ведя в поводу навьюченных лошадей. Фэн держала винтовку обеими руками. Вот и платформа. Ударила молния, упали первые редкие капли дождя.

Нун снял переметные сумы и положил на платформу.

Вот тут-то в конце ее показались бандиты. Невозможно было понять, откуда они взялись. Менли и рыжий тощий мексиканец в широком сомбреро. На нем был двойной патронташ.

Кристобаль!

В памяти Нуна вспыхнуло: "Четыре мужчины и женщина... " Женщина? Он бы не согласился на это. Вот она - ясность. Он обязался освободить от бандитов ранчо. Его предупредили, что надо опасаться четырех мужчин и женщины. Опасаться, и только. Значит, Том Девидж имел в виду Пег Кулейн. Он знал своих врагов поименно и, вероятно, предвидел схватку за золото.

А Кристобаль... Опаснейший из стрелков, хозяйничайший в этих горах. Значит, он тут вместе с Менли.

- Можете оставить все это здесь, - издали крикнул Менли. - А нет отправляйтесь в рай. Идите и не оглядывайтесь.

- А золото мы уже переправили, - усмехнулся Нун. - У нас тут свинцовая дробь. Можете убедиться. Он достал из сумки шарик золота черного цвета. Лови!

Менли поймал шарик, поглядел и пощупал. Крикнул:

- На это не купимся, не старайтесь.

Но передал пулю Кристобалю. Поверить вранью они могли, но все же забеспокоились.

Нун ощутил, что время пришло, и сделал шаг в сторону, прикрывая собой Фэн.

- Подходит поезд! - крикнул он, выдернув револьвер. - И мы погрузим эти мешки, что бы в них ни было. А если кому охота их захватить, идите сюда. Если сумеете, возьмите прямо сейчас.

- Великий Рабл Нун. - Кристобаль пошевелил своими длинными усами. - Не верю я, что такой уж великий. Говорят, что ты лучше всего стреляешь из-за угла.

Момент настал, и нечего время терять на болтовню.

Первая пуля досталась Кристобалю, опередив его выстрел. Он был опаснее всех - холодный, быстрый и молчаливый. Он улыбался, но слишком тщательно целился, отступив назад. Он успел выстрелить, когда в него уже попала пуля. И звук выстрела потерялся в грохоте грома.

Менли тоже упал... Его свалил Мигель.

Позади кто-то выстрелил из винтовки. Оглядываться было некогда. Еще пулю в Менли, еще в Кристобаля. И третья тому, кто снова начал подниматься.

Винтовка ударила снова, как только поезд затормозил у платформы. Дождь, превратившийся в ливень, обрушился на живых и на мертвых. Кто-то из них подстрелил Мигеля Лебо. Нун стоял под дождем, перезаряжая оба своих револьвера.

Из окна поезда смотрели люди. Фэн нагнулась к раненому Мигелю. Он поднимался. Рядом с Фэн стоял человек с винтовкой. Он указал на окно станции. Под ним валялось ружье, а из окна свисал убитый судья Найленд.

С винтовкой стоял Д. Б. Раймс.

- Мистер Мандрин, - произнес он, - я представляю агентство Пинкертона.

- Сменили профессию? - еще не веря ему, спросил Нун.

- Да. Охочусь за налетчиками на поезда.

Нун подхватил огромную сумку. Раймс другую, кондуктор взял две остальные.

Они пошли к первому товарному вагону и погрузили золото; Фэн поддерживала мексиканца. Рубашка его была окровавлена, но он все же шел сам.

- Плохи дела? - спросил Нун.

Мигель покачал головой.

- Ничего. Я думаю, ничего.

- Тогда садитесь и поехали.

Состав был из трех вагонов - посредине вагон для пассажиров, а товарные сзади и впереди. В пассажирском ехали двое мужчин, очевидно, с Востока, и хрупкая седая дама, в сопровождении коренастого мужчины. Женщина выглядела аристократкой. На ней был серый дорожный костюм, глаза светились голубизной.

Когда поезд двинулся, пассажиры заговорили.

- Вот это спектакль, - сказал один из мужчин. - Железная дорога не платит вам за такие представления?

- По-моему, они малость переиграли, - заметил другой. - Многовато покойников получилось. Это уж слишком, вы не находите?

Нун и Д. Б. Раймс уложили Мигеля Лебо на скамью. Все промокли до нитки.

- Только плохо, что дождь, - не унимался первый пассажир. - Это подпортило вам постановку.

Они острили наперебой, и это выдавало их беспокойство.

- Что исполняете на бис? - спросил второй.

Еще раньше Фэн помогла Мигелю снять кожаную куртку. Его ранило в левый бок, и вся рубаха была в крови.

Седовласая женщина встала, отложив свое вышивание.

- Не могу ли помочь? - предложила она. - Я с этим знакома.

- Будьте добры, - попросила Фэн. - Я-то не очень умею...

- Молодой человек, - обратилась женщина к Нуну. - Вот там, на печурке в конце вагона стоит кастрюля. Мой муж греет себе воду для бритья. Принесите-ка ее.

Ее муж открыл саквояж и достал полотенце.

Нун скинул мокрый пиджак и первым делом обтер носовым платком револьвер.

Ехавшие с Востока умолкли, поглядывая, как женщина промывает и обрабатывает огнестрельную рану Мигелю Лебо. Пуля скользнула вдоль ребер. Рана еще кровоточила, но, в сущности, была неопасной.

Лебо, взглянув на Нуна, сказал:

- Это вы уложили Кристобаля?

- Ты его знал?

- Он был мой зять.

- Твой зять! Боже мой!

Лебо пытался пожать плечами, но задохнулся от боли.

- Дьявольщина!.. Он женился на моей сестре, но бросил ее с детьми. Он был скверный человек, горлопан. Но умел стрелять... Он всегда умел стрелять.

Нун присел к Д. Б. Раймсу. Поезд катился на юг. Скоро он повернет на восток и недолго пойдет вдоль границы. Нун откинулся, прислонил гудящую голову к плюшевой обшивке и закрыл глаза.

Слышался грохот поезда, вагон дребезжал, вписываясь в пологую кривую, присвистывал локомотив. Фэн и пожилая дама тихо беседовали между собой, а Д. Б. Раймс разговаривал с мужем этой женщины, которому не удалось побриться. Он сказал, что работает на руднике возле Сентрал-Сити и они едут на Запад присмотреть здесь себе участок земли.

- Менли получил то, что заслужил, - говорил горняк. - Он участвовал в незаконном захвате участков в Неваде. Всегда он был жуликом.

Поезд замедлил ход, и Нун открыл глаза.

- Ла-Бока, - сказал Д. Б. Раймс. - Тут только станция. Мы описали дугу и едем уже на восток.

Нун услышал шумок возле заднего вагона. Оттуда, судя по скрипу гальки и шлака у рельсов, шли несколько человек.

Лебо с измученным лицом откинулся на сиденье. Глаза его были закрыты. Фэн устроилась напротив него. Седовласая дама сидела рядом со своим мужем.

Впереди вагона звякнуло, как будто кто-то выдернул из гнезда тормозной палец. И тотчас послышался шум отъехавшего паровоза. Вагон не сдвинулся с места.

Нун прыгнул в проход и, добежав до торца вагона, увидел, что локомотив и первый вагон удаляются.

Нун соскочил на рельсы и увидел Пег Кулейн с винтовкой в руках. Возле нее стоял Финн Кегл.

Кегл выстрелил первым. Пуля вонзилась в стенку вагона в нескольких дюймах от головы Нуна. Нун отступил, и Пег из винтовки тоже промазала. Нун выстрелил от бедра. Пуля ударила Кегла вскользь, тот потерял равновесие и следующим выстрелом Нун уложил противника на гальку.

В песок и грязь перед Нуном одна за другой ушли две винтовочные пули.

Между тем локомотив с вагоном, проехав немного, остановился. Финн Кегл встал, пришлось стрелять в него снова. Кто-то открыл огонь сзади из вагона. Пег Кулейн выронила винтовку.

Нун побежал вперед и, прыгнув на заднюю площадку первого вагона, рывком открыл дверь. На полу лежал проводник с раскроенным черепом. Золото находилось здесь. Паровоз опять двинулся. Нун, заряжая револьвер, пробежал по вагону и вскарабкался на паровозный тендер.

Тут он увидел Бейлза с револьвером, направленным в голову машиниста. Посыпался уголь. Бейлз оглянулся на шум, машинист очень резко толкнул его, и Бейлз упал с поезда. С насыпи он покатился по траве и сосновым иглам лесной опушки.

Извернувшись, Бейлз вскочил на ноги. Его качнуло, и Нун, стреляя, промазал. Нун прыгнул за ним.

Лицо Бейлза было расцарапано от удара о галечную насыпь. Но он продолжал держать в руке револьвер.

- Рабл Нун, не так ли? - спросил он. - Ну, что же, нас двое: вы и я.

- Можете бросить все это и отвалить, - сказал Нун. - Тем дело и кончится.

- Шутите. Я Джерман Бейлз. Я вас не боюсь.

- Нам обоим лучше бы заняться чем-нибудь более полезным, чем эти игры со смертью, - заметил Нун. - Погибло немало разных людей.

- Рано или поздно все мы умрем. Думаю, что пришло ваше время, Рабл Нун. В салунах будут еще рассказывать, как я убил вас, стоя лицом к лицу.

- Кегл свое получил, - сказал Нун. - Теперь твоя очередь.

Они выстрелили одновременно. Нун почувствовал пулю, ноги ослабли, и он упал.

Он стрелял лежа, но Бейлз подходил, уверенно улыбаясь.

- Завтра в салунах уже обсудят первые новости, - говорил он, - новую весть о том... - Он выстрелил, и тело Нуна дернулось от новой пули. -... О том, что Джерман Бейлз убил великого Нуна. - Он говорил все медленнее и приближался.

Нун чувствовал тошноту, сосны кружились, ноги не слушались, он не мог подняться навстречу Бейлзу, не спешившему сделать последний выстрел. Солнце било ему в глаза. Под ногами Бейлза шуршала трава и скрипел гравий. Рубашка Бейлза была в крови и лицо тоже. И все-таки он улыбался. Значит, Нун крепко его зацепил. Останавливаясь для выстрела, Бейлз покачнулся и долго выравнивал ствол своего револьвера.

Слишком долго. Лежа на локте, Нун выстрелил дважды. И барабан револьвера опустел. Третьего выстрела не получилось.

Бейлз грохнулся оземь. Нун попытался сесть, но не вышло. Он лишь перекатился на гравии, ощущая пыль сорняков, и продолжал выталкивать из барабана сплющенную гильзу, чтобы вставить новый патрон.

Он наконец прокрутил барабан. Джерман глядел, мучительно усмехаясь, и бормотал свое:

- Завтра в салунах... - Он пускал ртом пузыри, голос стал еле различим. - Ну, ты хороший... стрелок... Ты убил меня...

Казалось, он еще усмехается. Но больше он ничего не мог. Душа его уже покинула тело.

Нун слышал, как кто-то к нему подошел, и почувствовал чьи-то руки.

- Да вроде бы он живой... - сказала какая-то женщина над его головой.

Лицо холодил ветерок. Открыв глаза, он увидел занавеску, обыкновенную тюлевую занавеску, отдуваемую ветром от окна.

Одна рука слушалась, он поднял ее к подбородку. Занавеску качнуло сильнее - открылась дверь.

Он узнал голос Фэн, а потом увидел ее.

- Где это мы? - спросил он.

- В Аламосе. Вам сильно досталось, Джонас.

- И давно мы тут?

- Две недели. Вас выхаживала миссис Макклейн. Она уехала прошлой ночью.

- Надо было хотя бы поблагодарить ее.

- Об этом не беспокойтесь.

Он помолчал, восстанавливая в памяти случившееся. Потом спросил о том, что его беспокоило:

- Кто стрелял в Пег Кулейн?

- Раймс. Он был поблизости и вышиб из ее рук винтовку. Она осталась жива, но потеряла два пальца.

- Мне ее что-то жаль.

- Ну уж нет. Она сама напросилась. По-моему, она слишком легко отделалась.

- Я хочу вернуться, - сказал он.

- К себе на Восток?

- Нет. Обратно на ранчо. Мне нравится там все: и люди, и хозяйство.

Не закрывая глаз, он представил себе нерастаявший снег в горах, услышал шелест травы и ржание лошадей на лугу.

- Хорошо, - согласилась Фэн. - Пусть будет по-вашему.